Арт Богданов - Работа для Бога. Первый вздох. [СИ]

Работа для Бога. Первый вздох. [СИ] (Работа для Бога-1)   (скачать) - Арт Богданов


Работа для Бога. Первый вздох.
Арт Богданов


 Глава 1

    Первое, что я ощутил - это боль. Несильная, но жутко неприятная. Как будто отсидел ногу и кровь, ринувшаяся по венам и сосудам, жжёт и покалывает, но как можно отсидеть все тело сразу?  Мысли медленно ворочались в пустой голове, словно патока, затекавшая в огромную цистерну. Даже не мысли а какие-то образы. Попытка пошевелиться ни к чему не привела, только боль в некоторых местах стала острее чувствоваться. Веки лишь слегка дрогнули, но этого было достаточно, чтобы свет острой бритвой резанул по глазам.

   Среди мыслеобразов начали проскакивать слова, следом за словами снова тянулись образы  и ощущения к ним привязанные. Появились эмоции. Беспокойство, непонимание,  страх.

   Кто я?!  Что я?!  Где я?!  С каждым из этих вопросов появлялись новые чувства и сильнее всех стал страх. Даже паника.  Рефлекторно я постарался встать, понять, определиться, но ничего из этого не вышло. Только мысли и образы сильнее заметались в голове от очередного светового удара по глазам, словно вспугнутые мотыльки. Страх накатил с новой силой, придавливая лавиной новых вопросов.

   Андрей. За это слово я ухватился как за спасительную соломинку. Это важно. Что оно значит, я ещё не понял, но от него веяло чем-то родным. Десяток лиц промелькнул перед внутренним взором, но как то вяло и серо, а вот слово осталось. Имя. Это моё имя! Почему-то это меня успокоило. Паника отступала, как и резь по всему телу. Появились запахи и звуки. Пахло странно. Пылью и чем-то горелым. Из звуков только лёгкие шорохи и резкие громкие щелчки потрескиваний.

   Некоторое время я лежал, ощущая блаженство в теле от уходящей на задворки чувств боли во всем теле. Теперь покалывало только пальцы рук и ног. С десятой попытки я все же смог открыть глаза и сощурившись оглядеться. Надо мной висело низкое грозовое небо, иногда сверкая отсветами бесшумных молний. Тело стало слушаться лучше, но все равно я ощущал себя больным и немощным стариком.

  Я кое-как поднялся на ноги. Вокруг пологие оплавленные стенки немаленькой воронки. Метров тридцать в диаметре и десяток глубиной. Откуда я это взял, не знаю, но складывались именно такие ощущения.  Попытка пройтись не имела успеха и, запутавшись в ногах, я свалился на землю, больно ударившись. Выставленные руки просто не смогли сдержать вес тела и хоть как-то облегчить мою участь.

   Внимание! Вами получена основная характеристика «Выносливость». Добавлены шкалы «здоровье» и «бодрость»!

  Выносливость - 1

     Жизнь  - 5/10. Бодрость 1/10.

  Внимание!  Выносливость отвечает за вашу жизненную энергию и скорость регенерации. Будьте внимательны!  Смерть вне уровней приведёт к окончательной гибели.

  Приехали!  Что-то в этом было жутко знакомо, но в тоже время вызывало чувство удивления и неправильности. И что теперь делать?  Внутренний голос подсказывал, что правильным решением будет некоторое время лежать и не шевелиться. И голос разума не ошибся. Перед моими глазами медленно, но уверенно цифры начали расти, а шкалы заполняться и менять цвет от оранжевого и красного к зелёному. Повисев перед глазами сообщение резко свернулось и улетело куда-то вправо и вниз. На периферии остался только небольшой значок и две полупрозрачные полоски.

   Когда обе шкалы стали приятного зеленного оттенка я снова поднялся на ноги. В этот раз старался делать все аккуратно.

   Внимание! Получена основная характеристика «Сила». Сила отвечает за все действия, связанные с физическими нагрузками.

    И снова резануло чувство неправильности и чего-то знакомого. А ещё чего-то не хватало. Через пару шагов повысилась выносливость на единичку.

   Внимание! Добавлена основная характеристика ловкость. Ловкость отвечает за скорость передвижения и точность движений.

  Я уже перестал удивляться и принял это как данность. Тем более странностей и без этого хватало. Я был голым. Абсолютно. Все мои чувства вопили о том, что это неправильно и нужно что-то с этим решать. Пока меня не встретили другие люди, которые этого точно не поймут и не оценят.

   Внимание! Вам предложено  обучающее задание   «Первые шаги». Задача: выбраться из точки появления. Принять?  «Да/Нет». Награда: 30 опыта.

  Да. Как будто  у меня есть выход. Я поковылял к краю воронки, с трудом передвигая ноги. Сгибать я их боялся, так как сил явно маловато, а риск сильно большой. Умереть окончательно почему-то не хотелось. Хоть и было в этом предупреждении что-то сюрреалистичное. В душе была уверенность, что умереть не окончательно ещё более странно.

  По мере движения шкала бодрости слетала в красный сектор и приходилось долго стоять на месте. Зато добавили три выносливости, две силы и одну ловкость. Мысли упорядочились и теперь я думал сугубо словами, а не безымянными образами, как дите малое. Что тоже радовало. Я все ещё не помнил, кто я такой, но воспоминания пусть по капле, но возвращались. Амнезия, всплыло название, зацепив за собой запах больницы и образы людей в белых халатах.

     Подъем дался с большим трудом и с некоторыми сложностями, вроде подвёрнутой ноги.

  Получена малая травма растяжение сухожилий голеностопа. Штраф: Снижение параметра ловкость на 12%. Время действия: 3 часа.

    Странно. Обычно травмы заживают намного дольше, да и боль быстро прошла, оставив после себя лёгкую ломоту и хромоту.  Ещё одна странность в общую копилку.   И чем дальше, тем их больше. Во-первых, небо. Тяжёлая свинцовая хмарь безостановочно бурлила над головой, время от времени озаряясь яркими бликами молний, но ни грома, ни самих разрядов не было.  Так же на землю не упало ни капли дождя, ветер нёс пыль, а воздух был жарким и сухим. Я бы сказал душным, что явно не вписывалось в пейзаж. Во-вторых, сама воронка. Я оказался в эпицентре взрыва, но не пострадал. Запах гари и странные щелчки объяснялись остывающей землёй, сплавленной до состояния серо-бурого стекла.

   На верху воронки мне открылся местный пейзаж. Глино-каменистая пустыня, разбавленная отдельными проплешинами буро-фиолетовых растений с редким вкраплением зелени и охры. Самое высокое из растений, явно кустарник, не выше моего пояса. Точнее не определить, потому как местность на расстоянии сотни метров вокруг воронки была выжжена.

  Задание «первые шаги» выполнено! Награда 30 единиц опыта.

  Уровень 0. (30/100).

     Вам предложено обучающее задание «Выживальщик». Условия: 1. Найти воду.2. Найти еду. 3. Найти укрытие.  Награда: 30 опыта за каждый пункт. Принять?  «Да/ Нет».

   Все чудесатей и чудесатей. Естественно «Да». Осталось совсем ничего - найти все это. В пустыне! Думаю, та ещё задачка. Я огляделся вокруг в поисках полезных вещей. Думается мне, что еда тут только бегающая и вряд ли сама захочет пойти ко мне в котёл. Несмотря на то, что ни котла, ни огня, ни магазинов поблизости я не встречу. Из полезных предметов только спёкшаяся до состояния стекла почва. Вооружившись булыжником размером с мою голову, я с силой  приложился к краю воронки, иссечённому трещинами и сколами. После третьей попытки часть стеклянной массы разлетелась осколками, чудом не задев мою тушку. Что-то мне подсказывает, что мои 50 единиц жизни для серьёзного ранения маловато.

   С трудом отыскав пригодный для лезвия осколок, я столкнулся с новой дилеммой. Рукоятки нет и сделать ее не из чего. Сам я голый, босой и даже не простоволосый, а просто лысый. Это я определил эмпирическим путём, почесав затылок в задумчивости. Интересно, это так и надо или же у меня ранее была другая причёска?  Бровей, кстати, тоже нет, так что, скорее всего, это новоприобретённый стиль.

     Аккуратно обстучал тыльную часть моего будущего ножа и, убрав все острые грани, взялся за рукоять рукой. Вроде нигде не режет, но до эргономичности далеко.

  Первый же оазис, если так можно назвать проплешину с убогой растительностью невнятных расцветок, разочаровал до глубины души.  Никакого движения или хотя бы нор и следов. Тишина и мертвенный покой. Даже ветер не колышет траву. Растения жёсткие, суховатые с тонкими и длинными листьями. Зато пара  листьев и волокнистых стеблей неплохо заменили рукоятку.

     Стеклянный нож. Урон 12. Прочность 25/25.

     Внимание! Получена основная характеристика «Интеллект». Интеллект отвечает за все, что связано с мозговой деятельностью, обучением, информационной поддержкой и мощностью оперирования магической энергией.

   Добавлен навык «Оружейник».

   Круто. Ещё и магическая энергия какая-то.  Что тоже вызывало странное ощущение. В голове появлялись картинки, связанные со всей этой ситуацией в целом, но были они какие-то упрощённые. Первое слово, приходившее на ум - мультяшки. Что совсем не вязалось с окружающим меня миром абсолютно реальным и детальным в мелочах, что впрочем, не убавляло и не объясняло  его странностей.

    Очередная странность тут же не замедлила явиться. Далеко справа от меня небо пробил непонятный объект и, оставляя за собой инверсионный след, упал на землю. В месте пробития облачного покрова ударил яркий солнечный луч света, словно мощный прожектор, что на фоне серого неба смотрелось особенно эффектно.

    В неизвестном мире, в неизвестной точке, с неопределёнными целями, нет правильного направления движения, как и смысла двигаться, так что новая странность только добавила определённости. Теперь понятно куда идти и зачем.

    Ориентироваться на плоской равнине не так уж и просто. Нет ни деревьев, ни мха на них, чтобы определить стороны света и с солнцем при такой облачности так же проблемы. Компас сделать не из чего. Откуда я знаю такие вещи не понятно, но все же радует. Мозг постепенно восстанавливается,  заполняясь фрагментами памяти. Если поначалу я мыслил образами, затем простыми словами с рублеными фразами, то сейчас размышления стали более сложными с заковыристой терминологией, которую я начал понимать.

   Вооружившись ножом и небольшим булыжником в качестве метательного оружия я отправился в путь приблизительно прикинув где упал странный объект. Через каждые пару сотен шагов я останавливался и слегка менял курс, отклоняясь вправо на пару градусов. Ещё одно непонятное знание, но с полной уверенностью, что так надо. Правая нога толчковая, потому если идти по кажущейся прямой будешь с каждым шагом сворачивать на долю градуса влево. И в итоге будешь ходить по очень большому, но кругу.

   Через пару часов хода оазисы стали чуть ярче и больше. Пару раз я заметил кое-какое движение в кустах колючего растения. Но полной уверенности в виденном не было. Появились две шкалы «голод» и «жажда» подчёркивающие внутренние ощущения. Если с голодом можно было потерпеть то жажда уже подступила и шкала ее скатилась до половины. Выбрав оазис поперспективней я ножом попробовал откопать колодец, впрочем без особого результата, только снизил прочность ножа до половины.

   В целях эксперимента сломал один из кустов. Сухая поверхность издавала  звонкий звук словно кость, но внутри была белая густая мякоть, похожая на манку. Осторожно лизнул, в надежде  не отравиться. Пока выжидал время, рассмотрел растение более внимательно. Никаких ассоциаций кроме верблюжьей колючки в голову не приходило.

   Желаете назвать этот объект «Верблюжья колючка»? Принять: «Да/Нет»

  Очень интересно. Нажимаю мысленным усилием «да» и тут же, рядом с растением в моей руке, появляется надпись с новоприобретённым названием.

  Получен навык «Естествознание». Навык повышает количество  и качество получаемой информации при исследовании окружающего мира.

  Получена вторичная характеристика «Суть вещей». Суть вещей позволяет идентифицировать предметы и изучать их свойства, а так же взаимодействия предметов.

   Приятно, что хоть плюшку дали, потому как внутренности растения, если и были съедобными, то ничем не могли мне помочь. Вкус терпко горький с отвратительным послевкусием. Да и маловато их. С целого куста в десяток веток и размером по пояс едва наберётся сотня грам. Но вот внешняя часть меня заинтересовала. Твёрдая  и звонкая. Может пригодиться. Вооружившись двумя булыжниками, я решил расплющить пару ветвей, чтобы проверить щепки на пригодность для моих нужд.

  Получена 1 единица опыта!

 Уровень 0. (31/100)

  Не понял! Внутренний голос почему-то сильно удивился. По всему выходило, что опыт можно получить, выполняя задания от системы, либо кого-то убив. Неужели эта колючка живая?! Повторив пару ударов в тоже место, я не добился никакого результата. Зато снова получил единицу опыта, расплющив ветку в трёх других местах. Причём, дали лишь при последнем, третьем, ударе. Нужно разбираться.

  Щепки мне понравились. Тонкие,  длинные и  относительно прочные. Вооружившись парочкой щепок, я стал ковыряться в белой кашице внутренностей растения. Через минуту все стало более-менее понятно. На свет божий из каши я извлёк белёсое длинное тело червя, размерами чуть толще волоса. Глист какой-то. Я брезгливо сморщился, вспомнив, что касался этой гадости языком.

  Желаете назвать существо «Глист какой-то»? Принять: «Да/Нет»

  Э, нет! Я мысленно отказался. Сосредоточившись на паразите, я назвал его верблюжьим червём, что было воспринято системой как моё желание обозвать эту гадость. Подтверждаю. Плюс единичка к сути вещей и естествознанию. Над червём тут же появилась дополнительная надпись с показателем уровня. Единичка. Что ж, логично. Это явно не рейд-босс. Стоп! Что такое рейд-босс? В голове проноситься ряд непонятных картинок и по-прежнему мультяшных существ. Ладно, с этим разберёмся позднее. Но два вывода меня порадовали. Во-первых, жизнь тут есть и если есть черви, значит, и будут те, кто ими питается. Во-вторых, это поможет мне в прокачке. Внутренний голос, к которому я старался прислушиваться, рекомендовал не пренебрегать этим. Особенно актуально это было в свете предупреждения, что смерть вне уровней станет окончательной.

   Едва я отошёл от одного важного события, тут же случилось второе. Небеса снова разверзлись и на землю рухнул ещё один объект в лучах яркого света. В этот раз  снова правее моего курса и явно поближе. Пожав плечами, я направился в новом направлении. Не факт, что я не сбился с пути на прежнем курсе, а так есть хоть какая-то гарантия, что не промахнусь.

   За следующий час я отмахал всего пару километров. Большую часть времени занимала прокачка на проплешинах. Я не пропускал ни одной верблюжьей колючки, размочаливая стебли до состояния каши. Из самого основания особо крупного куста соорудил рукоять для ножа.

  Пейзаж вокруг стал меняться. Появились каменистые насыпи или даже огромные валуны. Флора тоже стала богаче, а вот фауна все так же не показывалась на глаза, хоть пару раз и попадались следы кого-то мелкого. То ли ящерицы, то ли мыши. Последним открытием оказался «скелетон». Растение, напугавшее меня до жути и потому заслужившее такое название. Он сильно походил на изуродованный скелет, из толстого сегментного столба во все стороны расходились дугообразные ребра ветвей, правда, направленные вверх, а не вбок. Венчала это безобразие уродливого вида коробочка, наверное, с семенами. Ребра были покрыты темно-бордовым пухом, что со стороны создавало полное ощущение остатков мяса на скелете. Жуть!

   Однако внутренности этого растения привлекли моё внимание. Густая мякоть, терпкая на вкус. Сначала я хорошо размочалил ее острыми щепками, проверяя наличие паразитов, а потом только слизнул каплю. Некоторое время прислушивался к своим ощущениям, но ничего не происходило. Затем сделал небольшой глоток этой кашицы. Шкалы голода и жажды едва заметно дрогнули в сторону увеличения.  Немного помучавшись, насобирал ещё мякоти и уже полноценно глотнул.

   Дальше пришлось дрожать и бояться. Система выдала оповещении о химическом и радиационном отравлении. Я лежал на земле, со страхом наблюдая, как снижаются мои жизненные показатели. Но через время немного отпустило. Естественная регенерация вполне справлялась с отравлением.

   Внимание!  Получена основная характеристика «Дух». Дух отвечает за все виды сопротивление всем видам урона.

   Внимание!  Получена вторичная характеристика «Иммунитет»! Иммунитет к растительным ядам +1%. Иммунитет к тяжёлым изотопам +1%.

  Обратите внимание! Процентный показатель не является абсолютным, а отображает усиление сопротивляемости от базового значения.

   Понятно. Хорошо, что предупредили. А то раскачал бы до сотни иммунитет и отлетел бы на респ от обычного грибочка. Ведь 100 % показывает лишь то, что моя печень стала в два раза эффективней, но и только.

   Я с подозрением уставился на скелетон, валяющийся рядом со мной. С одной стороны, голод и жажду он понемногу, но устраняет. А вот то, что травит меня не очень хорошо. Или все же хорошо?  Если им долго питаться, то возрастёт сопротивление от ядов и радионуклидов. Да и замены ему пока нет.

   Ещё около часа я валялся на земле, время от времени делая средний глоток внутренностей растения.  Шкала сытости заполнилась на две трети, а вот  с жаждой почти ничего не решилось. Процентов пятьдесят всего. Мало. Зато поднял дух на три единицы и довёл иммунитет до пяти процентов.

  Я все же решил двигаться вперёд. Чем дальше я продвигался, тем больше менялся пейзаж. Камни становились все больше и оазисов с растительностью также прибавилось. Я подбирал все, встреченные на пути колючки, и прямо на ходу плющил их двумя булыжниками, зажав нож подмышкой. За плечами у меня висел скелетон, который я подвесил за его ребра-ветви. Время от времени я останавливался на привал и поглощал слегка ядовитую, но все же съедобную мякоть.

    По мере движения моя голова наполнялась мыслями и образами, порой не понятными. Обрывки воспоминаний, лиц, предметов. Ещё минуту назад я о них не знал, и тут же они выскакивали как чёртик из табакерки. Хотя причём тут чёртик и табакерка, я  пока не понимал. Но думаю, раз появилось такое словосочетание, у него скоро появится и смысл.

   Ориентироваться как на местности, так и во времени было очень сложно. Я не представлял где я, как тут оказался и что делать дальше. Задание «Выживальщик» давало хоть какую-то цель, но вот выполнить его никак не получалось. Видимо, обе шкалы нужно заполнить до граничного значения.  Что, судя по окружению, задача не из самых простых. Особенно меня беспокоило отсутствие воды. Жажда убивает быстрее голода и очень ослабляет организм. Несмотря на наличие шкалы, ощущения сухости во рту говорило, что все ощущения остались прежними и настоящими. А ещё это странное небо, которое просто обязано пролиться дождём, но по-прежнему бурлит над головой, сверкая разрядами молний. И по-прежнему сухой ветер носит пыль.

   Вскоре я добрался до нового рельефа. Дорогу мне преградила каменная дюна, с гребня которой я увидел  новые и новые дюны. А вот то, что у подножия их растительность стала существенно богаче, меня порадовало.

  - «Умный в гору не пойдёт. Умный гору обойдёт. - Сказал муравей, шагая вдоль рельсы». - Хмыкнул я, подбадривая сам себя, потому как сделать это больше было некому. Внутренний голос сопротивлялся путешествию по удобной ложбине и требовал ломиться сквозь ноголомный рельеф дюн. Этому голосу я почему-то доверял, потому с тяжёлым вздохом спустился с первой дюны, чтобы тут же взобраться на вторую.

   Вскоре начало темнеть. И во весь рост встал вопрос о ночлеге. То, что я не видел живности, не значит, что ее тут нет. Мелкие шорохи по кустам и следы я замечал достаточно часто. А если есть мелочь, то будет и тот, кто ею питается.

    Вскоре нашёл огромный валун, торчавший из дюны под углом. Аккуратно подёргал его, потом так же осторожно попрыгал на нем сверху. Держится крепко и привалить не должен. Собрав ещё десяток камней, максимально доступного для моей силы веса и размера, соорудил баррикаду и забился в маленькую рукотворную пещерку. К тому времени уже почти совсем стемнело.

  Внимание!  Выполнено одно из условий задания «Выживальщик»: найти укрытие. Награда 30 опыта.

  И то хлеб. Хотя хлеб в награду был бы лучше. Но чего нет, того нет. Заснуть долго не получалось. Теснота пещерки не позволяла удобно выпрямиться и приходилось лежать в позе эмбриона.  Вокруг заметно прибавилось звуков, пугающих своей непонятностью. Внутренний голос совсем не успокаивал. Вот тот громкий и резкий стрёкот мог принадлежать обычной цикаде, а вот то тихое шуршание как мышке-полёвке, так и крадущемуся тигру. Хотя откуда в пустыне тигры? Ну, львы же в саванне обитают? И гиены. Черт, мой внутренний голос, похоже, параноик. Да и само наличие этого голоса слегка пугает. Выглядит  как  диагноз для комплекта из рубашки Пьеро и таблеток Дуримара.  Ещё бы понять, кто это! И что это за полено с длинным носом. Память, давай-ка,  восстанавливайся. Тут и без таких загадок тошно!

  С наступлением темноты пришла лёгкая прохлада. Только теперь я осознал, насколько душно и жарко было днём. Вскоре усталость взяла свое и я забылся тревожным сном, постоянно вскидываясь от очередного резкого звука или тихого шороха осыпающихся камней. Потому с наступлением утра, я с великой радостью вылез из своего укрытия. Тело ломило от неудобной позы, да и, в целом, состояние было разбитым. Даже появилось сообщение об уменьшенной регенерации бодрости.

  Внимание! Получен ежедневный бонус. Развитие - 5 очков опыта. Слава - 0.

  Хоть какая-то радость. Ещё бы понять, что за слава и с чем ее едят. Слово то понятное, но кто меня тут славить будет в этой  пустыне, где даже тараканы не живут.

   Но делать было нечего, только идти. Оставаться на одном месте - это стопроцентная смерть. Через час пути дюны стали выше и круче, но вот долинки между ними радовали. Растения  заметно преобразились в сторону разнообразия и размера. Появились следы и пару раз я слышал шуршание в блеклой, но густой траве. Однако заметить, кто его издаёт - не успел. Нашёл ещё пару скелетонов, что позволили на некоторое время замедлить падение уровня жажды и голода. Попутно я истреблял глистов, не пропуская ни единого куста встреченного на пути.

  Внимание! Получен уровень. Опыт 101/300.

  А черт!  Гадство! Все равно, если  умру теперь снесёт весь опыт и я умру окончательной смертью.

  Я тут же ринулся дробить колючки, аккуратно переставляя ноги в траве долинок. Внутренний голос твердил, что в пустынях большая часть маленьких существ ядовита, иначе они не выживут в местном биоценозе.  Успокоился я, только когда опыт перевалил за сто пятьдесят единиц. Теперь если умру, откинет к началу, но есть шанс воскреснуть. Как это все будет происходить не совсем понятно. В интерфейсе я не нашёл никаких гайдов или мануалов. Логи поднимались, но ничего нового, кроме уже прочитанных сообщений, я не находил.  Странно это все, непонятно и неестественно. Но вокруг ни одной живой души, кроме шустрой мелкой живности, которую ещё ни разу не заметил, так что задвигать претензии некому. Никаких чатов и службы поддержки. Откуда я о них знаю и почему они обязательно должны быть, тоже вопрос без ответов.

   Вскоре дюны стали ещё круче и пришлось уже искать места, где получится перебраться. Я думал, что придётся все-таки шагать вдоль линии, когда вышел к огромному каньону. Стометровый пологий склон заканчивался обрывом. Другой край каньона отвесной стеной начинался метрах в трёхстах и уходил влево и вправо на приличное расстояние. По крайней мере, я  его край не видел. А вот дно каньона меня порадовало. Во-первых, там была достаточно густая растительность и первые, встреченные мной, деревья, пусть с бурыми листьями и болезненным общим видом. Во-вторых, там была вода. Несколько мелких прудиков поблёскивали темными отсветами сумеречного света, но это куда больше, чем я мог только желать. Для меня уже лужа за счастье. А вот спуск меня озадачил. На глазок в нем метров семьдесят достаточно крутой и отвесной стены. И насколько я знал, подниматься по скале куда проще, чем слезать с неё. Я немного прошёлся влево по пологому краю, к приметной куче камня на дне каньона. Как и ожидалось, здесь относительно недавно произошёл обвал. Рельеф стены стал более рваным, а глубина уменьшилась за счёт  горы камней на дне. Такие горки были вдоль всей стены, но в этом месте она была раза в два выше остальных. Итого, мне придётся спускаться метров пятьдесят. Много и страшно. Но выхода нет. Жажда сушит рот и глотку, а шкала помаргивает оранжевым. Но торопиться нужно не спеша.

  Я вернулся в ближайшую долинку. Надёргав жёсткой травы, сплёл по-быстрому несколько верёвок. Спуску они никак не помогут, но вот мой нож нужно взять с собой, освободив руки. Я сделал небольшую петлю на конце рукояти, после чего завязал ещё одну верёвку вокруг пояса. Немного подумав, прикрутил ещё две к правому бедру. Во всю эту конструкцию и засунул нож. Залез для пробы на один из крутых утёсов дюны. Неплохо. Хлипко, но держит и не мешает. Трава жёсткая и достаточно прочная. Если делать верёвку долго и тщательно, то можно и канат до самого дна спустить и такой, что и меня выдержит, но на это уйдёт пара недель, которых у меня просто нет. Придётся рисковать. Попробовал слезть с утёса для тренировки.

  И тут же система дала мне достижение «Скалолаз». Что увеличивало силу моих пальцев на один процент. Та-а-а-ак! Пока не будем торопиться. Ещё пару часов я залезал и слезал с различных утёсов, в перерывах отдыхая и поедая внутренности скелетона.  После пятого ранга скалолаза, что дало мне дополнительно 15 % к цепкости рук, понял, что тянуть нельзя. Наверняка, жажда в красном секторе сразу же меня не убьёт, но будет ослаблять, что повышает риск сорваться, оставшись без бодрости в середине пути.

  Поехали!  Как сказал некий Гагарин и почему-то полетел. Да что с моими мозгами? Но противиться ощущениям не стал и окропил ближайший камень, за неимением автобусов и колёс. На удачу. Хоть лететь мне совсем не хотелось. Но даже если придётся, вдруг поможет приземлиться удачно.

   Спуск прошёл куда легче, чем я ожидал. В месте недавнего обвала имелось достаточно трещин и торчащих из скалы камней. Приходилось постоянно проверять их на прочность, постепенно усиливая нажим, но это лучше, чем ползти по ровному и выглаженному ветрами и дождями отвесному склону. То, что на скалах виднелись вертикальные следы эрозии, радовало. Это говорит о том, что дожди здесь все-таки бывают. А где дожди, там и жизнь.

  Слез я достаточно далеко от воды, потому помчался, перепрыгивая через осколки скал, валяющиеся повсюду.  Первый прудик меня не устроил. Мелкий, со стоячей, мутной и воняющей водой. В другое время я бы рискнул, но впереди были ещё несколько водоёмов. Я пробрался сквозь явно больную и хлипкую растительность к самому большому пруду, что заметил ещё сверху. Раздвинув нечто среднее между бамбуком и камышом, я провёл по воде рукой, разгоняя мусор и ряску. Открылась гладкая поверхность довольно чистой воды. Я припал ртом к поверхности, буквально постанывая от удовольствия. Живительная влага заполнила желудок, снимая  неприятную резь в нем.

  Внимание!  Выполнено условие задания «Выживальщик»: найти воду. Награда: 30 опыта.

  Я отмахнулся от системки, продолжая хлебать воду про запас. Наверное, потому я не заметил странного плеска в камышах.  И лишь чудом успел прикрыть лицо рукой, когда из воды выскочила огромная пасть, принадлежащая не менее огромной змее. Два длинных клыка врезались в мою руку, открывая кровотечение. Я в отчаянии рванулся в сторону, вырывая руку из пасти и ещё больше разрывая рану. Кувыркнувшись через голову, я помчался не разбирая дороги. Тем не менее, пока инстинкты гнали меня, подстёгивая животным ужасом, часть меня сохранила каплю рассудка. Правая рука сама по себе схватила нож, на ходу срезала мой убогий поясок и туго обернула вокруг руки чуть повыше локтя.

  Оглянувшись, я застонал. Фантастически огромный питон нёсся за мной, изгибаясь волной.  И если его скорость уступала моей, то совсем на немного. А вот моя бодрость вместе с кровотечением и уполовиненным здоровьем делали меня лёгкой добычей. Все, что мне осталось, это метнуться к скале. Только высота спасёт. Я уже взобрался на самую большую кучу, оказавшуюся поблизости, когда  питон пополз по ней вверх. И тут камень под моей ногой ушёл куда-то в сторону и с криком,  я покатился вниз, разбивая лицо и ломая запястье. Все!  Это конец.

   Внимание! Получена основная характеристика «Удача»! Характеристика удача отвечает за взаимодействие  вашего тела  с миром на высших уровнях Вселенной.

   Внимание, получен уровень!

   Внимание, получен уровень!

   Я отмахнулся, с ужасом наблюдая, как уходит жизнь вместе с кровью, стекающей на камни. Регенерация не справлялась.

  Идиот!  Я лихорадочно вызвал интерфейс и ввалил все полученные очки характеристик в выносливость, моментально увеличив свое здоровье и скорость регенерации. И старался не шевелиться. Даже дышал через раз, наблюдая за  шкалой здоровья. Оно все ещё сползало вниз, но уже не столь пугающе быстро. Через время все же бар здоровья остановился, подрагивая в обе стороны. Раны затянулись темной корочкой. Ещё около часа я  просто лежал на горячих камнях, не имея сил и желания двигаться. Вот только, вместе с потерей крови, вниз ушла и шкала голода. В конце концов, голод достиг своего дна и регенерация замерла на месте.

  Пришлось вставать. До сих пор, я не совсем понимал, что же произошло. И только спустившись с кучи камней, все понял. Вызванная моим неловким падением лавина привалила незадачливого охотника и особо удачный камушек, весом в полцентнера, просто сплющил голову питона. Не знаю всех тонкостей местной системы, но, похоже, это приписали мне. С другой стороны, лавину таки вызвал я. Отсюда и характеристика «Удача». Без неё такое стечение обстоятельств просто не возможно.

  Я тут же ножом распорол кожу змеи. Бело-розовое мясо не добавляло аппетита, но мерцающая зловеще красной и очень тонкой полоской шкала голода заставила поморщиться и аккуратно проглотить кусок сырого мяса. Через несколько секунд шкала дёрнулась вправо и тут же улетела влево. Понятно. Мало. Подождал ещё минуту, но значков опасности не появилось. Ещё один кусок ушёл в желудок.  Эффект тот же. Мгновенный рывок шкалы вправо и тут же падение. Снова мало. Однако можно понять. Я потерял слишком много крови. Да и повышение выносливости не проходит бесследно. Появилось стойкое ощущение зависимости этой характеристики от мышечной массы тела. А нет массы, нет и выносливости. Даже если у тебя амнезия, логика наше все. С этой мыслью я проглотил очередной кусок. Аппетит мне заменила мстительность. Ну, кто тут крутой? Кто кем обедает? А?!

  Четверть часа я набивал живот мясом того, кто хотел набить свой живот моим мясом. Вот такая вселенская карма. Делал я это аккуратно, потому как через несколько минут все же вылез значок отравления, но наученный горьким, по всем параметрам, опытом на скелетонах, я не торопился. Здоровье и голод постепенно зеленели. В конце концов, зазвучали фанфары и я стал обладателем ещё 30-ти очков опыта. Следом прилетела системка.

   Внимание!  Доступен квест «Хищник». Вооружитесь достойным оружием, что сделает вас грозой местного ареала обитания. Награда: 500 опыта.

   Легко сказать!  Конечно, у моих ног уже лежит представитель местного ареала двенадцатого уровня, но что я могу создать? Тут из травы сплести трусы уже подвиг. Я, кстати, пытался изначально сделать это. Нагота давила на мозг и внутренний голос требовал прикрыть чресла, но вот набедренная  повязка из травы немилосердно резала и саднила. В итоге, победил таки логичный эксгибиционизм, а не этичный мазохизм.

  Однако лежащая передо мной змея многое меняла. Я как мог, обрубил ей голову и стянул кожу словно носок.

   Внимание! Получен навык «Свежеватель». Теперь для получения лута не обязательно прикладывать усилия. Просто притроньтесь подходящим инструментом к мёртвой туше. Обратите внимание! От качества разделочного инструмента и навыка зависит количество и качество добычи, но туша останется. Для повышения навыка вы можете попробовать доделать то, что не сделал за вас навык.

Все это прикольно. Вот только день уже перевалил далеко за полдень. А спать на открытой местности, где живут такие монстры сомнительное удовольствие. У этого Каа, без вариантов, есть и мама с папой, и брат с сестрой, и самый жуткий зверь - тёща.

  Я потёр виски. Что-то в голове стало тесно. Много мыслей проявилось, но в абсолютно хаотичном порядке. Тёща? Самый страшный зверь? Черт! Вот внутренний голос согласно кивает и даже машет руками, сигнализируя о красном уровне тревоги, а мысли рисуют обычную женщину средних лет. И что с этим делать?

  Однако весь хаос мыслей не отменяет того, что пора прятаться. До ранга «Хищник» мне слишком далеко. И что делать с содранной кожей? И мясо! Куда его девать?

  Закрыв глаза, я расслабился, позволив вихрю мыслей увлечь меня своим потоком, растворился в них. Глина. Огонь. Соль. Дым. Жара. Снова соль. Соль. Е-323. Е-512. Смерть. Улыбающаяся во все тридцать два зуба девушка радостно предлагает купить мне смерть. Черт!

  Я вскинулся, словно снова змею увидел. Одно понятно - нужна соль, дым, жар и что-то ещё. Без «Е».

  Осторожно пробрался к воде. Жажда снова стала подступать, потому попить воды было бы не лишним, но главное это глина.  Испуганно озираясь по сторонам, я быстро напился и так же быстро наковырял со дна пластичной массы. Не знаю, насколько эта сизая масса является глиной, но под песком и илом дна нашлось только это. Пяток ходок обеспечили меня приличной кучей массы. Последние ходки я делал уже довольно смело, правда, вооружившись неслабым кирпичом. Не уверен, что он мне сильно поможет в бою, но смелости придавал изрядно.

  Под конец, я даже слегка обмылся. Раны затягивались  с невероятной скоростью и с такой же невероятной силой чесались. Я проклинал всех и вся, но старался не трогать корку, прикрывшую рваную рану на руке. Запястье уже понемногу шевелилось, так что я больше не был одноруким.

  Нарезав мяса от удава, замазал его глиной и... подвис. А дальше что? Нет, понятно, что огонь, запечь до золотистой корочки  и продать как экзотику богатому и толстому мажору-извращенцу и его шлюхе-содержанке, едва вышедшей из-под статьи Уголовного кодекса...

  Стоп! Что за на...? Мысли снова путались и метались, словно мячик для пинг-понга.

  Нужно сосредоточиться на необходимом, а не ловить по памяти все, что прилетело. Огонь. Это важно. Он отпугивает зверей. Он греет. Он убивает паразитов в еде.

  Я взглянул на небо. Поздно! В этой яме ночь наступит настолько резко, что я не успею дёрнуться. И на запах свежей крови примчатся звери пострашнее этого Каа, во главе со страшной «Тёщей». Почему-то это слово вызывало челюстные судороги и  требовало укрыться, слившись с местным рельефом. Даже змея так не напрягала. Черт! Вот бы кто-то пояснил, чем милая, в целом, женщина, может так пугать.

  Ладно, все это лирика. Я быстро откромсал несколько кусков мяса от тела змеи и обмазал их глиной. Как минимум сохранит мясо на некоторое время и перебьёт запахи, что могут привлечь  настоящих хищников. Завернув это добро в подобранный лист неизвестного растения, я, преодолевая брезгливость, ещё немного погрыз сырое мясо. Всего пятиметрового удава мне не проглотить, но шкала голода слишком шустро падала вниз. Внутренний голос списывал это на слишком завышенную выносливость. Сильному телу нужно хорошее питание, иначе оно так и останется  щепками, торчащими из доходяги. И тут я вынужден был согласиться. За пару часов моих метаний  между трупом змеи и водоёмом руки и ноги явно приобрели дополнительную массу и теперь не выглядели убогими прутиками, торчащими из торса. Хотя по-прежнему не впечатляли. Возможно, где-то и когда-то у меня рельеф был куда получше нынешнего.

 Черт! Снова лирика, а солнца хоть и не видно, но ощутимо потемнело. Нужно укрытие! Срочно.

 Я сорвался с места, поддерживая комки глины с мясом и ринулся в ту сторону, откуда пришёл. По пути лихорадочно выискивал подходящее для ночлега место. Через минут двадцать  я заметил тесный зев пещеры в пяти метрах над землёй. Уже стемнело настолько что искать что-то  другое не имело ни смысла ни резона. Я размахнулся и с силой закинул туда глиняные комки с мясом. В ответ ничего не выскочило включая бэтмана. Черт!  Мой внутренний голос по-прежнему играет со мной в странные игры. Не знаю, что это значит, но надеюсь такая высота для обитателей этого ущелья такая высота непреодолима иначе придётся проверить насколько работает система возрождения, чего очень сильно не хотелось. Я зацепился пальцами за уступы и через две минуты уже оказался внутри пещеры. Уставший разум удивился слишком ровной хоть и колючей поверхности пола пещеры, но наступившая тьма снаружи и банальное истощение затмило все остальные чувства и, забившись в самый дальний угол пещеры, я скрутился калачиком и мгновенно отрубился. Меня даже не напряг значок радиационного заражения. Во-первых, он появился не сразу и был бледно-жёлтым с оттенками салатового, а во-вторых, мне уже было на все плевать. Слишком вымотался морально, да и физически тоже. Тело требовало отдыха.

  Черт с ним, если сдохну. Хоть проверю систему респауна, а уровни снова доберу. Не впервой!  Не впервой?!  Тьма!


                                                                               Глава 2

Когда я проснулся, на улице уже рассвело, и разбудил меня солнечный свет, ворвавшийся в моё логово. Я не сразу понял, где нахожусь, однако образы прошедших двух дней в безлюдной пустыне быстро все расставили  по местам и заставили собраться лучше чашки кофе поутру.

  Внимание! Получен ежедневный бонус 9 ед. опыта. Слава +10 ( +15 ед. опыта)

Я отмахнулся от системки.

   А!  Убью за кофе!  Но в наличии только три куска мяса запакованных в глиняные комки. А вот шкала голода тревожно мигает в алом секторе на десяти процентах. Как и значок радиационного отравления.

  Какого хрена происходит?!  Я огляделся и... ох... нет, не просто ох... Это полный абзац. Мои мысли слегка собрались в кучу и не узнать внутренности БТРа я не мог. Бронетранспортёр был незнакомой модели, но все атрибуты присутствовали, хоть и в очень плачевном состоянии. Коррозия съела практически все металлические детали, превратив их в труху, но толстая броня хоть и расслоилась, все ещё держалась, как и пластиковые детали и медные. Сидение механика-водителя рассыплись вместе с самим водителем. Я брезгливо откинул в сторону пару костей и осколки черепа. Но сейчас мне не до этики и морали. Медные провода и синтетические волокна могут мне пригодиться. Снаружи ползают немалые змейки, так что этот БТР как манна небесная.

   Приборная панель была незнакомой и слишком футуристичной. Однако техника была отечественной. Откуда я это взял, не знаю и сам, но некая грубость и отсутствие изящества в сторону простоты и выносливости просто кричала об этом.

  Я порылся в куче мусора, в которую непонятно за сколько времени превратилась кабина. Большая часть оборудования, что ещё не рассыпалась сама по себе, расползалась у меня в руках. Даже медные провода стали хрупкими, а их изоляция крошилась при любом прикосновении. Это же сколько он тут стоял?!  И где это тут?!  Собрав в кучу несколько ремней, кожухов и кусков деталей я скинул их ближе к выходу.

  Выглянул наружу. Все тоже ущелье и тишина. Подо мной куча камней, знатно присыпанная наметённой ветрами почвой. И приблизительно треть БТРа отсутствует. Ее просто нет, словно ножом обрезали. Похоже, когда-то эту машину похоронило под землёй, вместе с экипажем и со временем обвал освободил часть корпуса, подставив его открытому воздуху. Та часть, что выглядывала из каменной толщи, рассыпалась в труху, в то время как остальная часть прикрытая камнем все ещё сопротивлялась.

  Что же тут произошло?  Как БТР смог оказаться на глубине сорока метров, ещё и в каменной толще?  Ядерный удар?  Возможно. Остаточная радиация, постоянно травившая меня, говорила в пользу этого. Правда, меня это не пугало. Вся эта ситуация и повышенная регенерация не позволяли воспринимать окружающий мир как нечто реальное. Игра. Вот какое слово приходило на ум. Реалистичная игра с полным погружением.

   Конечно, многое говорило против этой теории. Столь сильный реализм вокруг требовал поистине невероятных программных мощностей. Я пригляделся к срезу корпуса бронетранспортёра и смог рассмотреть отдельные крупинки  ржавчины на торце. Кусочком медной пластины расковырял расслоившийся край. Черт! Очень реалистично. Каждая крупица имеет свою уникальную форму и оттенок. Я ещё мало что помню из своей прошлой жизни, но точно уверен, что такого оборудования у нас не было и быть не могло.

  Тогда что происходит?  Случайное научное открытие?  Пришельцы прилетели с миром и своими игровыми приставками?  Настоящий апокалипсис? Вопросов много - ответов ноль. Особенно напрягало сообщение о возможной окончательной смерти при потере всех уровней.

    Однако проверять на себе это не хотелось. Как и сдохнуть от голода, который уже подступил к красной зоне и красноречиво бурчал животом. Ещё одна деталь излишне реалистичная для игры. По сути, игра должна быть развлечением и не особо нужные функции, по уму, следовало отключить. Например, бурчание желудка и позывы организма по утилизации отходов пищеварения. Даже боль была излишеством, лишавшим удовольствия от процесса. И все это присутствовало в полной мере, что сильно сбивало с толку.

   Так ничего и не решив, я все же выполнил требования организма. Мясо в глине за прошедшую ночь не прибавило в аппетитности, но выхода не было. Повысив выносливость своего то ли тела, то ли персонажа, я обрёк его на постоянный голод, пока не наберу соответствующую массу. В целом логично и возможно, даже в будущем пригодится.  Сдерживая рвотные позывы, я затолкал в себя несколько кусков мяса. После этого приступил к более детальному осмотру своего убежища.

   Все вещи были сильно истлевшими. Я не нашёл ни единой тряпки, что не расползлась бы у меня в руках. Вскоре нащупал солдатский ремень. Прорезиненная синтетика не поддалась времени, хоть и выглядела потрёпанной. Бляха из латуни уцелела, но места спайки уже не держали, потому она утратила весь свой функционал. Но кое-как я скрутил пояс медными проводами.  Особо порадовала медная пластина размером с ладонь. На неё явно что-то крепилось в истлевшем оборудовании, так как форма у неё была ступенчатой и с парой отверстий. Но немного поработать камнем, заточить край и получится неплохой нож.

   Особо порадовал композитный кожух, видимо от рации. Верхняя часть расползлась ржавой крошкой, открыв столь же непрезентабельные микросхемы. Вытряхнув остатки электроники, осмотрел находку. Получилась удобная ёмкость литрового объёма. Прямоугольная форма только в плюс, носить удобнее будет. В паре мест пошли трещины, но когда добуду огонь  легко их заплавлю. Заодно проделаю отверстия для крепления. Крышки нет, но и ее можно сообразить из обычного дерева.

  Кстати об огне. Ещё два куска мяса, которые на такой жаре скоро протухнут и давится ними совсем нет желания. Что я знаю о добыче огня? Я прислушался к внутреннему голосу, расслабившись и позволив мыслям течь так, как им хочется. Вскоре всплыло пара моментов. Огниво из железа и кремня. Не вариант. Все железо здесь в труху. Найти нормальную пластину не получалось. Похоже, даже нержавейка и та рассыпалась. А как выглядит кремень, я совсем не представляю. Вроде камень, хрупкий из него даже кроманьонцы делали оружие. Но я дитя мегаполисов. Радует, что руки растут из правильного места и за свою жизнь многим занимался, что позволит не сдохнуть в этой ситуации.

  Второй вариант был более приемлем. Две палочки трущиеся друг о друга. Если хочу развеселить всех змей в округе, то так и буду их тереть. Но есть и хитрость. Схема простая. Обычный лук, в  тетиве которого прокручивают круглую палку. После этого поступательно двигая луком можно с большой скоростью вращать стрелу или палку. Если ее вставить в другое бревно можно добыть тлеющие угольки. Но нужен ещё трут. Что-то очень сухое, тонкое и легко воспламеняемое.

   Я высунулся из своего укрытия и внимательно осмотрелся. Вроде бы тихо, но вчерашняя змейка сильно портила эту тишину. Теперь я по-настоящему боялся. И даже неподвижность пугала.

   Но здесь я ничего не высижу. Слезать было страшно, но необходимо. Первым делом я вооружился булыжником. Защита так себе, но душу согревает. Невдалеке я заметил кусты с длинными стволами. Если  выломать такой ствол, получится неплохое копье. Останется только заточить его.

    Куст меня порадовал. Древесина оказалась прочной и волокнистой. Пришлось повозиться пока смог выломать подходящий прут. Полтора метра ещё не копье, но уже и не безоружный. На вершине куста оказался какой-то пух на зонтике из веточек. Должен неплохо гореть. Для трута подойдёт лучше всего. Нарвав  этих веток побольше, я свалил их в кучу под БТРом.

   Пришло время взглянуть своим страхам в лицо. Вооружившись хлипкой дубинкой, я двинулся к месту вчерашней схватки.

  Так!  Похоже, будет весело жить. На месте, где я вчера оставил тушу поверженной змеи, не осталось и кусочка мяса. Значит, я прав и здесь хватает желающих полакомиться мясом. Однако не только это меня привлекло. На месте схватки появились несколько ярких пятен изумрудного цвета. Я подошёл поближе. Даже на камнях за одну ночь разросся ярко-зелёный мох и, где позволяла почва, подняла голову сочная трава. Странно. Такое пятно я вчера пропустить  не смог  бы при всем своём желании. Значит, его вчера не было.

  Я ткнул в ближайшую клумбу палкой и оттуда в разные стороны брызнули жуки, похожие на тараканов. Они шустро разбежались по камням, я столь же шустро отпрыгнул, от души выматерившись.

  Твою мать!  Мой опыт разбегается!  Я тут же принялся молотить палкой по отставшим тараканам. Тараканы оказались шустрыми ребятами, но я все же прибил парочку. Опыта дали крохи, но это все равно опыт. Уж лучше так, чем снова столкнутся со змеёй, размером с трубу от теплотрассы. Ещё раз пошарив по газону палкой, прикоснулся к нему рукой.

  Внимание!  Вами получено заклинание «Благословение кровью». Не требует маны. Для использования заклинания просто оросите своей кровью потенциально живое существо. Восстанавливает жизненные  силы и чистоту генома.

  Вот оно что!  Я посмотрел на зелёные пятна и тут же сопоставил их со вчерашним бегом. Именно в тех местах, где с меня хлестала кровь, теперь появилась зелёная трава и буйная растительность. Что ж не самый плохой вариант. Донором быть не особо хочется, но учитывая пустыню вокруг за пару лет смогу превратить это ущелье в джунгли и райский сад. Однако после потери крови сильно хочется кушать и если не будет мяса под рукой, рискую загнутся от голода.

   Но ещё есть жажда, которая немилосердно дерёт горло. Солнца за постоянной хмарью не видно, но как только рассвело, пришла жара. Колени тряслись от страха, но пить хотелось больше. Я, осторожно ступая,  двинулся вдоль зелёных пятен травы. Их было очень много, но большая часть размером  всего лишь с небольшой пучок. Но в некоторых местах разросся солидный газон. Пару раз прошуршав там палкой, я вспугнул белёсую многоножку противного вида и столь же отвратительную ящерицу или что-то близкое к ней. Многоножка оказалась менее проворной и подарила мне пять единиц опыта, а вот юркая ящерица одним своим сходством со змеёй напугала меня до заикания.

   К берегу пруда я подходил едва ли не ползком. На месте вчерашней схватки колосился огромный сноп ярко-зелёной растительности. Видимо кровь и близость воды значительно ускорили и усилили процесс роста. По здравому размышлению, я не стал туда соваться, а обошёл по дуге. И как оказалось, был прав на сто процентов. Возле этого оазиса жизнь бурлила. За несколько минут, что я крался по сухому камышу, стараясь ступать как можно тише и смотря на все триста шестьдесят градусов, успел засечь десяток сильных всплесков  и на мгновение поднявшихся над водой спин. Размеры этих спин внушали ужас.

   Едва я добрался до кромки водоёма, набрал в свой новый кожух воды. При всем желании дать деру, остался на месте и впрок залился водой. Шкала жажды заполнилась до предела, а я все равно вливал в себя воду. Кожух пробит в двух местах, да и испаряться на такой жаре вода будет быстро. Те пол-литра, что я смогу унести в нем, меня не спасут, а значит придётся сюда возвращаться. Возможно, уже этим вечером. Потому я, пересиливая себя, оставался на месте  и пил, пока вода не стала выплёскиваться рвотой. Только тогда набрал в кожух воды по самый верх и столь же аккуратно двинулся назад. Уже на выходе из чащи камыша едва не взвизгнул. Пришедшее сообщение при столь напряжённых нервах едва не вызвало припадок.

   Внимание!  Получена вторичная характеристика «маскировка». Получен навык «скрытность». Маскировка позволяет вам сливаться с местностью. Навык скрытность позволяет незаметно передвигаться по любым видам рельефа.

   Нервы наконец не выдержали и я ринулся бегом к спасительной пещере с БРТом. Однако никто меня не преследовал и не собирался сожрать. Видимо в той густой зелени хватало и другой добычи для местных хищников из вершины пищевой пирамиды. Воду я по пути расплескал, но то, что осталось, оказалось ниже уровня трещин, так что, в целом, ничего не потерял.

  Когда же я добрался до пещеры, мысли успокоились и разум начал работать менее суматошно, зато более эффективно.  Нужно что-то делать и срочно. Долго я столько не выдержу. Либо сойду с ума от страха или закончу в зубах тех динозавров, что обитают в местном озере.

  Больше всего угнетало одиночество. Логично было предположить, что те падающие объекты это такие же несчастные, как я и если найти их, выжить будет намного проще. С другой стороны, пустыня сверху каньона куда менее богата растительностью и водой, потому идти туда без подготовки чистое самоубийство.

  Значит нужно подготовиться к походу и не только это. Вряд ли эти люди будут сидеть на месте. Скорее всего, они как и я, двинутся в путь и есть шанс, что набредут на этот каньон. Нужно подать какой-нибудь знак, который покажет им путь. Лучше всего пойдёт костёр с густым дымом. Но зажигалки у меня нет, как огнива или лука. Тереть палочки кажется до безумия глупым занятием. И бесполезным. Значит делаем что можем.

  Я подобрал пару булыжников и стал ровнять медную пластину, поминутно оглядываясь. На такой звук может явиться кто угодно. После того как выровнял пластину, стал ее затачивать о край камня. Медь мягкий металл, потому уже через час у меня было неплохое лезвие. Старая медь удачно лопнула в одном месте, так что получился рваный, но все же острый кончик. Это уменьшило нож до размеров  указательного пальца, зато появился ещё один кусок меди с острым краем. Немного поработав над палкой и с помощью кусков проволоки, я смог создать подобие копья. Но видимо система не впечатлилась моими усилиями. Она засчитала моё изделие оружием, но квест не зачла.

  Палка с острием из меди. Урон 3-5. Прочность 30/35.

   Надо сказать, что я систему понимал, так как эта палка не впечатлила и меня. Немного повозившись, я соорудил из второго куска меди нож. С ним все было куда сложнее, потому как я старался максимально увеличить рабочую часть. Лезвие не желало держаться в деревянной рукояти, если не воткнуть ее до средины лезвия, что в итоге делало нож ещё более смешным оружием, чем палка с острием. Но упорство и труд все перетрут. В данном случае победили моё упрямство и полметра проволоки.

  Медный  самодельный нож. Урон 5-7. Прочность 40/41.

  Внимание!  Получен навык оружейник. Получено достижение «упорный».

   Однако это лучше, чем ничего. Но этого мало. Я минут пять закидывал булыжники в зев пещеры. Больше килограмма добросить не получалось, но надеюсь и этого хватит. Следом за камнями залез сам.

   Вооружившись самым крупным куском гранита, принялся крушить остатки приборной панели. Металлический каркас распушился,  пластиковое покрытие расползлось, но все же панель ещё держалась. Во все стороны от моих ударов полетели ошмётки. Глухо зазвенело стекло. В порыве вандализма, я раздолбал триплексы водителя. Стекло за столько времени стало мутным, но осколки могли сослужить службу. Урожай с панели оказался небогат, если не сказать беден. Несколько жгутов медной проводки и пара чашек с дырками от приборов. Не густо. Остальное рассыпалось в прах. Я старался найти целые детали, но выходило слабо.

  После приборной панели принялся за двигатели. Их было четыре и находились они под тем, что когда-то было креслами кабины десанта. То есть холмиками под кучей мусора.

   Через час я стал владельцем трёх стержней, изъеденных ржавчиной, пяти непонятных кусков металла, предположительно цилиндров и одной  крутой стальной дубины. Дубинка была убогой и так же изъедена ржавчиной. Толщина ее варьировалась от сантиметра до пяти. Но после испытания на прочность на остатках приборной панели победила все же дубина. Думаю, это была ось трансмиссии. Она знатно потеряла в объёме, но то, что осталось, выглядело куда грознее моей палки с кусочком меди. Система отказалась воспринимать ее как изделие и выводить характеристики. Точнее мне просто не хватало всяких навыков и стат для понимания сути своего нового орудия убийства мобов. Мобов?!

   Я снова расслабился, ловя мысль за хвост. Мобы - агрессивные существа, на которых я должен качаться, повышая свои навыки и статы. Странно. Тараканы больше боялись меня, чем желали мне навредить. Что-то не клеится.

   Ну да ладно. Есть более насущные проблемы. А именно - огонь. Не желаю больше жрать сырое мясо змеи. У меня есть сталь и есть куча камня. Неужели не смогу выбить искру и подпалить кучу пуха?

   Оказалось не смогу. Нет, искры иногда летели, как и осколки камня. Я даже поднял ловкость и силу на единичку. А ещё перебил себе лодыжку. Была у меня мысль создать под пещерой оазис. Вдруг там прорастёт что-то полезное и съедобное, но по здравому размышлению я от неё отказался. Слишком впечатлили меня шины от «БЕЛАЗа», что всплывали возле самого крупного оазиса. И тут не факт, что не приползут местные Каа проведать Маугли. Однако все вышло само собой.  Моя новая  дубинка искры высекала исправно, но вот пух загораться отказывался. А потом скользящий удар по куску гранита отбросил дубину в сторону моей ноги. И у меня под боком завтра будет неслабый оазис. Я ведь сам себе едва ногу не откромсал. Интересно, а она отрастёт?  Хотя нет. Проверять нет желания. Болевые ощущения были такими, что я просто скатился с каменной горки, добавляя благословение из носа, брови  и десятка менее ранимых мест. Однако!

  Дебаф. Что это такое я представлял смутно, но представлял. 12 часов на одной ноге. Часть меня веселилась. Она точно знала, что при такой травме двенадцать суток без ноги мне гарантированы и это при должном и профессиональном уходе. А без него я считай покойник. Гангрена адская боль и траурный марш. А тут всего 12 часов не смогу ступать на ногу. Даже боли как таковой нет, если не напрягать увеченную конечность.

  А вот другая моя часть постучала костяшками по лбу и прошептала «идиот». После чего указала на пять метров далеко не детского подъёма к пещере и напомнила про Каа.

   Вот тут я действительно струхнул. Обычно хищники выходят на охоту ночью. А уже вечереет. Моя благословенная кровь привлечёт сюда все живое, что в свою очередь притащит тех, кто этой живностью питается. Абзац!

   Некоторое время я просто лежал, оглядывая окрестности. В таком положении регенерация шла в ускоренном темпе. Или мне так казалось, но внутренний голос считал именно так. Лезть на скалу со сломанной ногой и избитым о камни телом глупая затея. Боль хоть и была куда глуше реальной или как это ещё можно обозвать, но все же была. Попытки шевелиться вызывали неприятные прострелы в повреждённых местах и не факт, что я не сорвусь от болевого шока, уже достигнув своей цели. Пещера с БТРом находилась всего в пяти метрах над землёй, но это уровень третьего этажа. Не смертельно, но и проверять, как выдержит  такую нагрузку моё тело, не хотелось. Пока было время, стоило подождать. Регенерация идёт постоянно,  и пусть дебаф будет висеть ещё двенадцать часов, через шесть я уже смогу становиться на ногу,  пусть даже с риском продлить негативный эффект. Важно вовремя сбежать при виде опасности.

   От нечего делать, я стал копаться в интерфейсе. Он был откровенно убогим, если не сказать совсем никаким. Логи сохранялись и найти я их смог, но ничего они не прояснили. Никаких вопросительных значков, что открывают вспомогательные окна с пояснениями, никаких дополнительных мануалов. Все просто дёшево сердито.

  Одно из окон открывало мои данные.

  Имя: не выбрано. Фракция: не определена. Класс: не определён.

  Пантеон: пусто. Последователи: отсутствуют.

  Выносливость - 17

  Сила - 3

  Ловкость - 2

  Интеллект - 1

  Дух -4

  Удача - 1

  Жизнь - 130/170, Бодрость - 101/170.

  Не густо. Вторая табличка описывала мои вторичные характеристики и отдельно шли навыки. Насколько я понял,  вторичные характеристики были куда важнее основных, но напрямую зависели от них. А вот навыки  уже зависели от вторичных стат и были призваны облегчить мне жизнь.  Если я раскачаю «скалолаза» до заоблачных высот, то смогу ползать по стенам не хуже человека-паука.

   Моё тело и без того стало куда выносливее и сильнее. Хотя нет, пока только выносливее. Зажившие раны за несколько часов это чудо и магия чистой воды. А вот силы мне не хватает. Булыжник больше двадцати килограмм уже не подниму, хотя на подкорке знаю, что таскал вещи и людей втрое  тяжелее. Да и с ловкостью проблемы. Часто спотыкаюсь и не могу поставить ногу туда, куда хочу. Внутренним чутьём и рефлексами знаю, как это сделать но что-то мешает как будто к ноге привязали верёвку, что хаотически дёргает ее в  произвольную сторону.

   Кроме этих трёх таблиц и короткой заклинательной базы в одно достаточно сомнительное заклятие не было ничего. Я долго пытался кликать по отдельным строчкам в надежде перейти на другой уровень информатория. Например, разобраться с силой или ловкостью. Какие параметры в одной единице?  Или в одном проценте сопротивления ядам?  Сколько организм сможет переработать за час вредных веществ или радионуклидов? Ничего.

   Я ещё долго мысленно кликал по иконкам стат и всего до чего мог дотянуться, но результата отсутствовал. Однако интерфейс однозначно стал сложнее относительно первого дня. Или мне просто кажется?  Не понятно.

  Через пару часов я решил подняться, опираясь на здоровую ногу. Остальные ушибы и ссадины зажили буквально на глазах. Корка крови отслоилась, оголив вполне здоровую кожу без намёков на рубцовую ткань шрамов или даже более бледный цвет кожи. Просто грязь. Хотя...

  Если моя кровь настолько благословенна, то возможно даже в запёкшемся виде она не совсем бесполезна?  Я  тут  соскрёб в ладонь несколько струпьев и забуксовал не зная, что с ними делать?  Я ведь голый, если не считать предметом туалета древний и потрескавшийся солдатский ремень, скрученный на животе парой толстых проводов.

   В кожухе ещё плескались остатки воды. Слишком мало для меня, но пришлось часто и мелкими глотками пить, потому как это ускоряло регенерацию. Я бы, наверное, и поел бы даже протухшее змеиное мясо, если бы оно не осталось наверху.

  Всколыхнув остатки воды, я сделал пару мелких глотков, после чего по наитию вкинул туда собранные струпья.

   Пару секунд ничего не происходило, и я уже было хотел разочарованно отодвинуть флягу подальше, как внутри зажегся свет. Тусклый и блеклый, но в сгущающихся сумерках вполне заметный.

   Внимание!  Вами изучен рецепт зелья регенерации жизни. Доступен навык алхимия.

   Интеллект +1. Алхимия +1. Суть вещей +1. Естествознание +2.

   Слабоконцентрированный эликсир восстановления жизни. Восстанавливает  2 ед. жизни на  1 мл. мгновенно и ускоряет регенерацию на 1 ед./сек. на протяжении 30 секунд.  Срок хранения: 3 суток. Откат: 20 мин.

  Интересно девки пляшут, если снизу посмотреть!  Это что я только что сотворил?  С другой стороны и не удивительно. Если моя кровь тут все благословляет, то такой результат вполне предсказуем. Вон уже под моей тушкой травка всякая зеленеет, а всего-то три часа прошло, как кровь туда попала.

   Даже под плотным покровом облаков солнце ощутимо клонилось к западу. И мне совсем не хотелось оставаться на открытой местности  в кромешной тьме. Разум рисовал Луну и яркие звезды, но все что я видел это лишь антрацитовое небо  и редкие всполохи молний, что на краткий миг освещали  пустыню вокруг. В ущелье же даже молнии не помогут. Прошлую ночь я качественно проспал, но логика подсказывала именно  такой исход наступления ночи.

   Потому, преодолевая боль и нежелание шевелить повреждённой ногой, я все же пополз к стене, а потом и по стене. Нога ныла, словно гнилой зуб, и отказывалась упираться в выступы или даже чувствовать их, но пять метров далеко не пятьдесят. Спустя пять минут и полмиллиона нервных клеток я все же перебрался через край пещеры.

   Подъем дался нелегко. Казалось бы, проползти два своих роста по достаточно рельефной стене не такое уж и сложное задание. Однако всего две руки и одна здоровая нога превратили это действо в сплошную пытку. Дважды я висел на волоске и спас меня только навык скалолаза. Когда я все же перевалился через рыжий от ржавчины край пещеры, выдохнул с облегчением. Осталось решить, что делать дальше. Голод пока не донимал, но расковыряв комок глины с моими запасами, я понял, что лишь отсрочка. От мяса ощутимо попахивало. Тут уже даже не во вкусовых качествах дело. Запросто могу загнутся от пищевого отравления. Магазинов нет, как и поликлиник с добрыми, пусть и немного продажными, врачами.

   Черт!  Все это как-то неправильно. Абсолютно все. Моя память, мои мысли, я сам. Все это сбивает с толку.

   Свесив ноги с края пещеры и одним глазом наблюдая за долиной, я снова открыл интерфейс.

  Имя: не выбрано.

  Странная надпись. Ведь у меня есть имя. Андрей. Но часть моего естества противится этому имени. Почему?

  Тёзки. Андреев много, как и Олегов, Алис и Наташ. В игре нужен ник. Оригинальный и, в какой-то мере, объёмный. Говорящий много и сразу о его владельце. Проблема в том, что даже я сам мало что знал о себе. Мало что помнил. Как тут создать ник, особенно объёмный?

   В небесах громыхнуло, что сразу же отозвалось в голове. Гром, Перун, Молния, Флэш. Нет, не то. Рокот. Вот оно.

  Открываю окно интерфейса. Фракция и класс серые и никак не реагируют на попытки их открыть, а вот в строфе имени появилась мигающая чёрточка. Мысленно вбиваю в строчку - Рокот. Есть в этом имени что-то агрессивное, предупреждающее, опасное и в тоже время справедливое. Мне это по душе. Я предупреждаю о своём приближении. Я не бью в спину, я не валюсь  на голову неожиданно. Но если я иду, то попробуйте меня остановить. То, что нужно. Хотя нет уверенности, что я соответствую этому имени.

   В небесах отозвался мой новый  тёзка. Правильное имя я выбрал. Душой чувствую, что моё. И рокот в небесах подтвердил. До этого были лишь слабые отсветы молний  и свинцового цвета бурления, но сейчас все изменилось. Небеса застыли и налились чернотой.  Молнии сверкали все яростней, почти достигая земли, но на полпути изгибаясь и ударяя в небеса. Красиво, опасно, смертоносно.

   Резко потемнело.  По моим внутренним часам до заката ещё была пара часов, даже в этом ущелье, но тьма пришла. Она была почти осязаема и будила в душе первобытные страхи. Я помимо воли забился в глубь БТРа и оттуда наблюдал за местностью. На землю упали первые крупные капли дождя, запахло озоном.

   Вдруг с небес забили каскады молний.  Внутренний голос выматерился и затих. Это было неправильно и почему-то его напрягало. А уж когда после очередного удара о землю яркой  дуги осталась призрачная фигура, затих даже я.

  Фигура впечатляла. Метров пять, не меньше, правда, какого-то болезненного вида. Вроде бы и человек, но покорёженный. Пропорции вызывают ощущение нездорового организма. То ли горбун, то ли карлик. Ага!  Карлик пяти метров роста! Не пойму кто спятил. Я или мой внутренний голос? При этом они были словно призраки, сотканные из флуоресцентного тумана. Капли дождя пролетали сквозь них, при этом слегка замедляясь и меняя траекторию.

 Ещё одна молния и одна фигура, и ещё одна. Пятеро. Все покорёженные, нездоровые, убогие, но в тоже время опасные, словно тигры перед прыжком. Их движения вызывали панику, потому как чувствовалось, что они принюхиваются. Нет, не так. И в тоже время очень похоже.

   Вдруг одна из призрачных фигур из незамысловатой позы перетекла во вспышку молнии и, в одно мгновение, оказалось в другом месте. А в ее лапах извивался мой недавний знакомый. Каа.  Змей пытался отбиваться, но я даже отсюда видел, как из него вытекала жизнь. Он становился все более вялым, пока совсем не обвис женским чулком.

   В это время остальные фигуры, потрескивая электрическими разрядами, двигались вдоль ущелья, время от времени молниеносными рывками  атакуя скрывающуюся от них живность. По долине прошёл шум бегущей от опасности живности.  Я же забился в самый дальний угол, показавшегося мне совсем миниатюрным БТРа. Такие монстры, что питаются змеями, словно червяками,  мне не по зубам. И палка с медным наконечником и дубинка, показались лишь зубочистками.

   Когда же парочка этих монстров оказалась напротив моей пещеры и стала обнюхивать место моего падения, я думал, сдохну от страха. Но эти монстры вдруг застрекотали странными голосами и кинулись друг на друга. По стенам ущелья заходили разряды молний, так что даже меня пару раз ощутимо тряхнуло и сняло больше половины здоровья.

  Внимание!  Получена характеристика сопротивление электричеству - 1 %. Маскировка +1.

   Я закопался в ржавую пыль и был не жив, ни мёртв, когда уродливая голова без глаз носа и рта заглянула в мою пещеру. Меня ощутимо тряхнуло, но в это же время вся ржавчина взвилась рыжим смерчем, прилипая к остаткам БТРа. Страшная морда  несколько мгновений вглядывалась в рыжий туман, но потом чихнула электрическим разрядом  и пропала.

  Абзац!  Нет! Не так... пи... хотя тоже не стоит. Вдруг накликаю. Черт!  Что за сумбур в голове?

   Когда голова монстра скрылась, я ещё долго не  мог  пересилить свой страх. Частью своего сознания я ощущал, что это игра и все понарошку. А вот другая часть твердила, что боль в ноге вполне себе настоящая. А ещё сообщение о настоящей смерти. Не  теперь я поднялся в уровнях и у меня в запасе есть пара смертей. Но это если верить системе, чего у меня нет. И если откинуть ощущения, чего у меня в избытке. Ради проверки стать одним из тех чулков, в кого эти твари превратили змеев, что меня пугали до дрожи в коленях?  Нет, увольте!  Лучше я тут до утра посижу.

   Но любопытство все же пересилило. Я аккуратно подполз к краю и выглянул наружу.  Призрачные монстры методично двигались вдоль ущелья, раз за разом, бросаясь в стороны. В воздухе витал запах палёной кожи травы и озона.

  Я видел сгорбленные спины удаляющихся чудовищ. В кромешной тьме, что наступила после их прихода, они смотрелись особенно жутко. Внутренний голос тут же нарисовал девочку. Чёрные волосы до пояса, белая ночнушка, белые зубы с острыми клыками. Смерть!

  Но даже эта девочка пугала меньше, чем эти спины. Было в их позах и движениях что-то болезненное и неестественное. Они пугали не своими размерами или призрачным телом. Они пугали своими рваными движениями. Возникло стойкое ощущение сумасшествия. Нормальные люди так не двигаются.

  На периферии сознания что-то заскреблось. Их нужно убить. Не из ненависти, без эмоций. Просто так нужно. В голове полыхнуло. Алые флаги с крестами и загогулинами. Такие же алые флаги со звёздами и серпами. Одни вызывали ощущение домашнего уюта, другие страха и ненависти. Одни и те же звезды, а ощущения совсем противоположные. Одни и те же цвета, а в душе гамма эмоций. Непонятных, но в тоже время логичных.

    В другой стороне каньона полыхнуло и краем глаза, я заметил как во вспышке молнии, что ударила сверху, исчезли фигуры монстров. Можно дышать спокойнее, но что-то меня злило. Что-то внутри меня.

   Звезды, серпы, луна, алое, синее, белое, жёлтое. Глупость. Вот что меня бесило!  Глупость!  Все, что осталось вокруг лишь моя вина. Не только моя... наша.

   Я тебя породил... я тебя и убью!  О чем это я?!


                                                                        Глава 3

  Новое утро застало меня врасплох. Заснуть я так и не смог. Перед глазами стояли искорёженные призрачные  фигуры.  Едва я закрывал глаза, как они тянули ко мне свои когтистые дымчатые руки и издавали нечленораздельные странные звуки своими  темными пастями. Каждый раз я вскидывался и осматривал свое убежище.

  После того как последний монстр удалился ржавчина опала рыжим облаком знатно меня притрусив но я был этому только рад. Тут же выскочило сообщение о повышенной маскировке. Похоже, именно это меня и спасло. Запах ржавчины и тлена перебил мой собственный аромат немытого тела. Ещё один косяк разработчиков.

 Я потел. Особенно когда боялся. И что там греха таить не только потел. Если бы не голодная диета, то уж не знаю как отреагировал бы мой организм на жуткую морду на входе. Моя палка и железная дубинка совсем не танцуют против такого уродца. Тут нужен полноценный БТР со всем своим боекомплектом, а не это жалкое пародия на смертельное оружие.

  Да и то!  У меня в голове крутилась мысль, что это не смерть на колёсах, а братская могила. Вот хоть убей не пойму, почему я так думаю даже когда прячусь тут. Но мои мысли  меня совсем не слушаются, а мечутся туда куда хотят.

   Когда я выглянул наружу, мне стало ещё хуже. Вчера я обильно оросил своей кровью землю вокруг моего убежища, но сегодня она выглядела так, как будто всю ночь не лил дождь. Трава подняла голову на этом месте и тут же высохла. Да и в других местах все было так же. Ещё вчера достаточно пышная растительность здорово увяла и приняла болезненный вид. Похоже, я нашёл рейд-боссов этой игры. Если же это обычные или даже мини-боссы, то я крупно попал. Пытаясь вспомнить, что я все же вчера видел, не смог разобрать уровень этих тварей. Возможно, с перепугу просто не сконцентрировался, но скорее всего наши уровни и статы просто несопоставимы. Мне не хватает навыков для определения того, что вижу. Кстати, как-то я упустил свою прокачку  в естествознании и интеллекте. Вроде бы простейшее действие - осмотреть, понять, дать название. Конечно, только по первой навыки и характеристики понимаются быстро, но это же моя будущая сила и не нужно рисковать жизнью.  Просто проблемы выживания, еды и воды выбили все мысли о прокачке и отвели из на задний план. А вот появление этих монстров быстро расставило приоритеты.

  Я спустился из своего убежища и побрёл по колено в воде. Ночью ливень прошёл знатный, залив почти все ущелье, но вот каких-то оживлённых движений от ее обитателей я не заметил. Радовало одно - здесь где бы это здесь ни было, дожди все же идут и сомневаюсь, что тучка лила только над этой расселиной. Это и объясняет более яркую фауну в отрогах дюн. Туда и почву смывает там и влага дольше держится. А вот печалило то, что с дождём приходят монстры. Судя по тому, как они появлялись в дугах молний и как этими же молниями перемещались, для них это нормальная практика. И тишина вокруг эту теорию только подтверждала.

    Я заметил десяток змеиных тел плавающих в воде брюхом к верху. К ним и пер. Это и кожа для крафта, и мясо для еды. Более мелкая живность, вроде тараканов,  монстров не интересовала, но, тем не менее, все, что имело зачатки разума и инстинктов самосохранения позабивалось в самые глубокие и укромные щели долины. Это наводило на мысль, что эти твари тут далеко не впервые. Следовательно, это их стабильные охотничьи угодья и, несмотря на всю перспективность данной местности, отсюда нужно унести ноги до следующего ливня. Иначе я тоже рискую плавать в луже к верху пузом.  По идее у меня есть запас смертей и респаун, но как это работает и работает ли вообще, проверять не хотелось. Ноющая боль в перебитой лодыжке намекала на то, что смерть может быть достаточно мучительным испытанием для моей чуткой и ранимой психики, несмотря на... тут я встал как вкопанный.

   Перед глазами пронеслись картинки из прошлого. Все ещё не внятные но вполне осязаемые. Марш-броски и огонь в груди, хриплое дыхание сотен глоток, стойкий запах пота и сальные шуточки. Кисловатый запах пороха. Стелющаяся дымка от разрывов гранат на снегу и черные пятна разбитой замёрзшей земли. От этого повеяло чем-то родным и знакомым. Не хорошим и счастливым, скорее наоборот, но все же знакомым. Армия. Вот что это. Я там был. Был одним из многих. В свете этих воспоминаний померкли мультяшные картинки, крутящихся в смерче из стали ушастых блондинов и  ухающих на замахе невероятно огромными секирами зелёных великанов. Почему-то те монстры  с огнём в глазах и на лезвии клинков вызывали меньшее опасение, чем щуплый, на их фоне, парнишка в голубом берете. Черт!  Эта амнезия меня убьёт.

   Дневная духота только забиралась в ущелье. Но уже поднимался туман от воды разлившихся прудов. Пониженная видимость сильно напрягала, но абсолютная тишина пугала ещё сильнее. Все живое попряталось и не желало выползать. Неужели эти монстры могут вернуться даже без дождя?  Черт!  Пора менять эту локацию. Обилие пищи, растительности и опыта не стоит того, учитывая какие штрафы прилетят за мою смерть.  Однако поспешно делать это тоже не стоит. Мир вне этого ущелья слишком беден и убог и насколько он протянется, не знает никто. Уходить нужно, взяв с этой локации все, что смогу и успею. Да и выработать тактику  противостояния стоит, понять статистику дождей, добыть огонь в конце концов. Я уже не говорю про то, что неплохо бы скрафтить какие-нибудь предметы, что помогут выжить в пустыне. Кожаная фляга сильно облегчит жизнь, даже если эта кожа из змеи. Потому остаюсь и сражаюсь до последнего. В первую очередь со своими страхами.

  Туман вокруг становился все гуще. Уже два десятка раз я с истеричным воплем махал куском железа и, поднимая брызги, бил воду. Нервы были на пределе. Через четверть часа в густом тумане нашёл первую тушу змеи и едва не скопытился от инфаркта. В плавном движении воды  бесшумно плывущая тушка  удава, размером с солидное сосновое бревно, заставила понервничать. Если бы я не видел, как монстры убивали этих гадов, то, скорее всего,  с диким визгом сбежал бы.  Как бы я не боялся за свою жизнь, именно эту тушу я и искал. Мне нужно мясо для жизни и кожа для крафта полезных предметов. Мне нужны его клыки, даже не знаю для чего. Просто понимаю, что нужны. С ними я сильнее, чем  без них, как бы это глупо не звучало.

   Пару раз перетянув железным прутом тушку змея,  я все же подступил поближе. Наверное, со стороны это выглядело забавно. Не знаю или не помню, что такое комедия, но именно актёра этой комедии я  сам себе напоминал. Удар и поза низкого старта. Готовый сбежать в любой момент смельчак. Смех, да и только.

   Но отхватив по пузу железным прутом, страшный змей не ринулся в контратаку, а так и продолжил плыть по мелководью, не подавая признаков жизни. Похоже, сегодня я поужинаю без экстрима. Хотя ужин без огня уже экстрим. Если в местном Каа завелись паразиты, боюсь, мне придётся пожалеть о том, что не сел на диету ещё в прошлой жизни.

   Осмелев, я протащил тушу змея поближе к пещере. Все равно никто не нападает и не стремится наложить лапу на мою добычу. А значит, я в этой локации самый смелый хищник, пусть даже система со мной не совсем согласна.

   Дотянув тушу до сухого места схватился за свой медный нож и произошло очередное чудо. Как только я прикоснулся к туше змеи кончиком лезвия,  кожа гада сама собой начала слезать. Я тупо стоял, открыв рот и обалдело смотрел, как словно женский чулок  слезает мой трофей. Магия, твою мать!

   Через пару минут по воде плыла розовая тушка змея, а на камнях валялся неслабый кусок кожи. Что дальше с ним делать я не представлял. Я даже не мог вспомнить, куда дел прошлую. Вроде бы так и оставил на камнях в месте схватки. Уж больно она огромная была, а резать нечем было. Стеклянный нож в тот момент уже давно перестал быть ножом и резать ее отказывался. Захотелось  погуглить. Гугл знает все, даже то, что не знает разведка. Шутка!  А-а-а-а!  Черт! Кто бы вылечил мою голову?!  Я порой сам себя не понимаю.

  И все же. Что делать с этой кожей?  Из неё можно скрафтить и обувь, и одёжку, но нужно правильно обработать. А вот как это правильно - вопрос открыт. В голове крутились различные варианты. Дубить - что-то связанное с древесной корой дуба. Ещё снова нужна соль. Вроде бы. Соскрести все, что осталось из мяса на коже. Это, впрочем, самое простое. Где взять соль я даже не представлял. Нет, можно конечно опорожнить мочевой пузырь, но хватит ли этого на тридцать восемь попугаев и одного слонёнка?  Что?! Черт!

   - Эй ты!  Ты как туда спустился! - Раздалось сверху. Этот голос заставил меня вздрогнуть и едва ли не на месте засолить свежесодранную кожу Каа. Слегка очухавшись, я заметил на противоположном краю ущелья три маленьких фигурки. Одна из них и орала лужённой глоткой. Туман,  пока я возился со змеёй, слегка развеялся, и видимость стала куда лучше.

   С одной стороны, другие люди это облегчение, а с другой - возможные неприятности. Как они отнесутся к моему нудизму, как мне пояснить, как я сюда попал и что тут делаю?

   - Эй!  Так как ты туда спустился?! - Повторил свой вопрос незнакомец. Вот идиот вспыхнула в голове мысль, когда я услышал как эхо заходило по ущелью.

   - Да не ори ты. - Вопреки здравому смыслу и своим же словам заорал я. - Руками и ногами по стене, так и спустился.

  - А где нормальный спуск?  - Не внял моему предостережению незнакомец. Он что не видит,  что у меня под ногами?  Хотя не мудрено. Высота  и дистанция до моего края приличные, да и туман ещё стелется, пусть и не столь густо, как с самого рассвета.

   -Не знаю. - Крикнул я, бешено вращая головой и готовясь задать стрекача при виде любой опасности. - Я с другой стороны каньона спускался. Да и не успел ничего толком исследовать.

  - Ладно. Жди нас там. Потом разберёмся. Никуда не рыпайся.

  Он что полный идиот?  Похоже да, потому как мужик не нашёл ничего умнее как начать спускаться в том же месте, где вышел к разлому. И этот олень мне говорит что делать, ещё и таким командным тоном? Я заметил его голую задницу и понял, что он такой же бедолага, как и я, так что проблемы с моим невольным нудизмом отпали сами собой. В среде голых людей инородным телом будет смотреться как раз одетый.

   В принципе, результат этой авантюры меня не удивил. Преодолев едва десять метров,  этот индивидуум сорвался и с матерным кличем об истовой, плотской и даже местами развратной любви ко всем ближним своим  рухнул на камни. Около минуты изломанная тушка лежала на булыжниках в ярко-красном обрамлении из своей собственной крови, а потом как-то мгновенно и без всяких эффектов растеклась прозрачной протоплазмой, мгновенно впитавшись в землю. Надеюсь, он набрал достаточно опыта, чтобы воскреснуть. Хоть мне он и не понравился с первого взгляда или точнее крика, все же это был человек. А в пустыне неизвестно где и когда, с амнезией и возможной шизофренией в виде активного внутреннего Альтер эго приходится ценить даже таких дебилов.  А то, что он дебил, несомненно.

   В голове тут же всплыла шутка из прошлой жизни. Половина несчастных случаев начиналась со слов: «Глянь как я умею!».  А вторая половина со слов: «Херня, смотри как надо!». Так вот похоже это тело из тех, кто всегда и везде знает как надо, даже если ничего не знает. Живут они обычно недолго, но если все же каким-то образом умудряются дожить до совершеннолетия, становятся вот такими вот командирами, у которых все подчинённые дураки и план был хорош, и командир идеален, а исполнение подкачало. Но тот мир, который я, пусть и обрывочно, но помнил был куда гуманнее к идиотам, чем эта новая реальность. И реальность ли?

   - Как он там!  - Раздался с края обрыва тонкий женский голос.

   - Немножко умер. А так все хорошо, прекрасная маркиза! - Вдруг невольно вырвалось у меня с нервным смешком.

  На моих глазах только что погиб человек, и даже внутренний голос подвис не зная, что сказать. Сообщение о возможности окончательной гибели  делало эту смерть вполне себе настоящей. И мозги, расплескавшиеся по камням, навевали грустные мысли и желание бежать куда-нибудь за горизонт. И в тоже время в реальности тела не расползаются противной слизью спустя минуту и ещё через минуту не становятся частью почвы. Так что это?  Реальность?  Игра?  Сумасшествие?  Сон?  Или я под ЛСД?  Ущипнул себя, не помогло. Постучался головой о железный прут в руке. Помогло ещё меньше. И без того больная голова заболела ещё больше и снялось десять единиц ХП. ХЗ, что  за ХП. Твою мать! Я же думал, что Гугл знает все. Оказывается некий ХЗ знает больше. Черт!  Это не голова, а какой-то бардак.

   - А можно точнее обрисовать ситуацию?  - Раздался сверху немного надтреснутый, хрипловатый мужской голос. - А то мы тут немного нервничаем.

   - Разбился он. - Крикнул я, задрав голову вверх.- Повторять его подвиг не советую.

  - А мы и не стремимся! - Прилетело в ответ.

   Умный, однако. И не борзый, как этот бывший. И женщина с ними. С ней будет сложнее всего.

   - У вас там скалы есть поблизости?- Крикнул я наверх, внимательно оглядывая округу. Минус десяток солидных питонов ещё не гарантия безопасности. Осторожность наше все.

  - Есть парочка утёсов. А что?

   - Попробуйте полазить по ним. Поднимите навык скалолаза. Какая никакая гарантия и подспорье. А я пока поищу место для спуска.

  - Не получится!  - Раздалось сверху. - Яна ещё может и осилит, но я точно нет.

  - Почему?  - Озадачился я. Ведь девушка во всех смыслах слабее. Во времена феминизма и клавиатуры она может достичь многого, но уж точно не в такой ситуации.

   - Долго объяснять!  Да и как то неудобно кричать со скалы.

  Ещё бы!  Знал бы ты, как я очкую тут внизу не был бы столь многословен. Тут в каждую минуту может выскочить что-то живое и голодное типа Каа, которого я только что разделал.

    - А в чем проблема?  - Крикнул я.

   - Мы слишком истощены. Еды нет. Силы почти на нуле.

  Знакомая история. Видимо на той стороне каньона пейзаж ни разу не круче того, что я видел. Печально. Идти в ту сторону резко расхотелось. А ведь были надежды, что там будет куда веселее. Не срослось. Значит и там такая же пустыня. Но и терять собеседников не хотелось. Мой  внутренний шизоид сведёт меня с ума. Нужны нормальные люди. И если первый переговорщик вызывал чувство отвращения, то этот был куда адекватнее. Да и девушка не раздражала. А это как минимум громоотвод в мужском обществе, как ни крути. При ней  не солидно быковать в приличном обществе. И откуда только такие слова рождаются?

 - Все равно пробуйте. А я пока найду место, где вам спустится будет удобней и безопасней.

   Пока долина заполнена водой есть шанс не убиться падая с высоты. Нет, однозначно целым не приземлишься, но все же. Это не раскидать мозги по камням, как это сделал предыдущий скалолаз.

   Обвалы происходили не по всей стене и потому в некоторых местах у самой стены скопились приличные лужи. Совсем без повреждений не отделаться, но это и не стопроцентная смерть. Если падать плашмя, то есть шанс выжить, а учитывая как у нас все заживает, то этот шанс куда выше,  чем в той реальности, что я помню. Нужно не забыть посоветовать это новым незнакомым знакомцам.

   - Что там внизу?  Я вижу лишь камни! - Крикнули сверху.

  - Иди левее. Тут под горой образовался бочаг. Если соврёшься падай плашмя. Я тебя вытащу.

  - Надеюсь. Я как бы ещё жить хочу!

  - Тогда шевели ластами! Я тоже этого хочу, но каждый звук может привлечь тех, кто хочет кушать.

  - Что все так серьёзно?

  - Спускайтесь, покажу.

   Навык скалолаза оставшаяся парочка явно не прокачивала, потому и не удивительно, что и они сорвались. Мужик дополз до метров тридцати, девчонка упала почти сразу. Хорошо хоть додумались ползти с интервалом. Мужик выжил лишь чудом. Я достал его из лужи с одним процентом здоровья и кучей дебафов. Девушка более  удачно, хоть и нелепо приземлилась. Сказалось то, что группироваться она не умела. Это ее и спасло. Входить правильно в воду можно только при достойной глубине. Мужик вошёл пьяным солдатиком, потому отхватил перелом обеих ног, позвоночника и раздробленной о  колени челюстью. Девушка же со всем же тем кличем о вселенской любви ко всем ближним и дальним упала морской звездой. Это ее и спасло, но оглушило. Хотя темперамент не погасило. Пока я ее тащил из бочажка за ногу, она вспомнила всех своих и моих родственников. Причём, занимались они тем, за что приличных людей бьют без пощады.

   Самым скромным из ее желаний было заткнуть мне мои же конечности  в ту дыру, откуда я такой прекрасный вылез, несмотря на нежелание Вселенной встречать такого уродца. Если бы  не эйфория от встречи  с другими людьми я бы ее притопил в этой луже. Вот реально взбесила. Сука!  Сука?!  Черт!  Снова меня колбасит!

   - Ты это, извини меня! - Девушка слегка пришла в себя и тут же засмущалась. Постаралась прикрыть свою наготу ладошками и локтями. И в принципе виноват был я, потому как сразу же высказал свой комплимент ее прелестям. Ну как высказал. Тупо показал, за что самому тут же стало стыдно. И даже самому немного удивительно.  Не помню точно, как было когда-то в той жизни, из которой всплывали обрывки памяти, но я чувствовал, что это существо по недоразумению названое девушкой привлечь меня не могло. Нет, было в ней что-то. Огромные голубые глаза, изящный носик и правильный овал лица. На этом прелести кончались и начинался ужас. Тело словно у жертвы голодомора. Ребра как стиральная доска с маленькой грудью, во всех местах торчат кости. А самое отвратное это причёска в стиле Мисс Скинхэд Всея Планеты. Короткий ёжик, такой же как у меня и второго несчастного. Однозначно не мой типаж, да и обстановка не способствовала интимным мыслям и все же организм вдруг взбрыкнул, высказывая свое мнение. Стыдоба-то какая!

  - Ы. Ы  тепа попхало! - Ухмыльнулся мужик тремя оставшимися зубами.

  - В смысле?!  - Опешил я.

  - Я не виновата! - Тут же потупилась девушка. - Оно само так получилось.

  - Что получилось? - Я не мог понять ее, а второй собеседник вроде бы и понимал, но дикция хромала.

  - Ну, аура эта! Она сама!

  - Ни черта не понял. Ладно, давайте убираться отсюда. Тебя как звать чудо? - Решил я оглядываясь. Уже кое-где слышались всплески. Ещё робкие, но это уже плохой знак. Тут рядом плавают туши питонов, на которых найдётся много желающих. Эх, сколько добра пропадает.

  - Яна.

  - Вот что, Яна, идёшь за мной и делаешь то, что скажу. Без вопросов. Что, где и как будем разбираться в безопасном  месте.

  В ответ девушка энергично закивала. Я же подхватил инвалида. Черт, тяжёлый-то какой. Хорошо хоть почти все дно ущелья заполнено водой, иначе до своей пещеры от этого мужика дотащил бы одни уши. Все остальное бы благословило длинную полосу долины.

   Повезло  ещё, что у меня завышенная выносливость. Сил явно недостаточно, но бодрость восполняется быстро.

  - Ай!  Что это?!  - Яна округлила глаза, когда увидела разделанную тушу питона на камнях.

  - Обед, ужин и если повезёт и не протухнет то и завтрак. - Лаконично ответил я, прикидывая высоту до пещеры, вес мужика и опасность окружающей среды.  Затишье очень быстро сменялось бурлением жизни. Прежде самые опасные и крупные твари этой локации стали пиршественным столом для их вчерашних жертв. Сейчас вылезли самые смелые и глупые, но очень скоро на званый ужин сбегутся все. Нужно занимать безопасную позицию. А вот с этим проблема. В новом знакомце  весу килограмм под пятьдесят, если не больше. Он конечно жутко истощавший и даже ниже меня на полголовы, но широк в кости и плечах. Да нет, скорее килограмм семьдесят в нем. И что делать?

  - Ыо оыми! - Похоже, мужик тоже понял свои перспективы и грозящую опасность и тут же начал бешено вращать глазами и пробовать что-то сказать. Со сломанной челюстью и остатками зубов сделать это было непросто. Но он уже кое-как мог шевелить руками, хоть тело ниже груди явно парализовано.  И все же мужик на еле шевелящихся пальцах пояснил свою идею и я тут же ее одобрил.  Я заставил девушку залезть в пещеру, страхуя ее снизу и стараясь не сильно перевозбуждаться от панорамы снизу. Вторым делом засунул в шкуру питона булыжник в пару килограмм и, затолкав его в район хвоста, раскрутив эту конструкцию, с десятой попытки таки закинул конец в пещеру, после чего пропустил второй конец шкуры подмышками инвалида. Потом как смог завязал эту конструкцию. Осталось только закинуть побольше кусков мяса в пещеру.

  Под конец вдвоём с Яной мы смогли затянуть Егора, как назвала своего спутника  девушка, внутрь убежища. Егор, как мог, старался нам помогать руками, подвывая от жуткой боли в сломанных конечностях. Он понимал, что борется за свою жизнь. Наличие шкуры, на которой его поднимали, говорило красноречивее всяких слов о перспективах того, кто останется внизу.

   Уже сверху я  со своими новыми спутниками смог оценить весь масштаб происходящего в ущелье. Вода и еда породили поистине дикое бурление жизни. Нас спасло лишь то, что в округе было полно еды из дохлых питонов и более мелкой и значит менее опасной, живности. Другими причинами я прояснить этого не мог. Я даже не знал, что в этой долине скрывается столько различного зверья. Ещё одним моментом, что удивил нас всех, стало дерево. Ну, даже не дерево, а нечто мощное и вьющееся, буквально на глазах поднимающее свои ветви из того места, где разбился Влад. Третий из прибывших. Куст рос с такой скоростью, что бамбук нервно курил в сторонке. Возле этого дерева и происходило самое сильное движение. Кто-то кого-то ловил, кто-то от кого-то убегал. Отсюда это были лишь всплески, яростное шуршание зелёной листвы и различные шумовые эффекты, но их сила и частота впечатляли.

  Вдоволь насмотревшись на внешние пейзажи, перешли к более насущным проблемам.

  - Так. Сначала едим, потом знакомимся и  рассказываем, что знаем и решаем, что делать дальше. Яна тебе придётся есть за двоих. - На правах хозяина дома распорядился я.

   - А что есть поесть?  - Нахмурилась Яна. - И почему я за двоих ем?

  - Есть будешь то, что есть. - Всунул в руки девушки я кусок розового мяса.

  - Фу! Гадость!  Что прямо так есть?! - Яна округлила глаза в удивлении.

  - Прямо так. Считай, что это модные в этом году змеиные суши прямо из Парижа. Только что лично тебе доставили на частном самолёте из лучшего ресторана.

  - Бе-е!  - Скривилась девушка. - А почему  за двоих? Тут бы одну порцию в себя пропихнуть и не вывернуть обратно.

  - Будешь жевать за Егора. А мякоть ему в рот запихивать. У него вроде как с зубами проблемы на неопределённый срок. Думаю, сутки он точно не сможет жевать самостоятельно. - Высказался я, закидывая слизкое мясо в рот. Черт. Она права - гадость редкая.

  - А почему не ты? - Девушка брезгливо скривилась и с тяжёлым вздохом повторила мой подвиг.

  - Потому что я натурал и думаю Егор тоже. Если же нет, то я его прямо сейчас выкину наружу от греха и моего голого зада подальше.

  Егор тут же энергично закивал и замычал, всем своим видом намекая на то, что натуральнее его натуралов ещё не существовало, и вряд ли будут когда-либо существовать.

   - Ну вот, видишь. Потому я думаю, он предпочтёт, чтобы еду ему пережевала девушка. Есть в этом что-то интимное, от поцелуев. Не находишь? - Назидательно сказал я.

  - Думается мне, ты просто не хочешь лишний раз эту гадость жевать. - Скуксилась девушка.

  - Может и так. Но я и без того для вас уже много сделал, а в ответ не получил даже обычного спасибо. И теперь ты требуешь сделать ещё больше, не желая вносить свой вклад на пользу общества. Если бы не я вы бы или разбились, или утонули, или  же стали пищей местной достаточно агрессивной фауны. А сейчас ты сидишь в безопасности с куском мяса в руках и что требуешь?  Мне сбегать в ближайший магазин за деликатесами?  Хотя могу тебя туда послать. - Жёстко ответил я, глядя девушке прямо в глаза.

  У меня не было никакого желания кому-то подчинятся  и уж тем более становится подкаблучником. В этой новой стае я или буду вожаком, или отправлю их к чёртовой матери в свободное плаванье. Егор пока ранен и спрос с него никакой, но начнёт быковать, разберусь не менее жёстко.

  - Прости. - Потупила взор девушка. - Я все поняла.

  Внимание! Получена основная характеристика «Харизма». Харизма определяет силу эмпатического воздействия на других разумных.

  - Тогда жуй и чтобы не сильно напрягал вкус, рассказывай. - Скомандовал я, откинув сообщение в сторону усилием воли. Сейчас я специально давил на девушку и взглядом, и голосом. Если я прав, то развитие навыков и стат происходит по мере удачного их использования. Задавлю ее волю своей и получу ещё единицу  к харизме, что потом может помочь договориться с другими попаднцами. Ведь там где трое, там и сотня.

   - Что рассказывать?

  - Все. Как попала, что помнишь, что видела, что с тобой происходило и почему.

  Яна рассказчицей была аховой, если не сказать больше. Но вскоре вырисовалась общая картинка. Появилась она, как и я, в кратере из остывающей земли. Получила те же характеристики и квесты. Жутко испугалась и долгое время просто просидела в яме, но голод и жажда выгнали девушку в пустыню на поиски лучшей жизни. На вторые сутки встретила Влада и очень обрадовалась. А затем и очень испугалась. Ведь он мог ее и бросить. Сам он, как и я, нашёл скелетон и кое-как жажду и голод оттягивал. В общем, девушка очень сильно пожелала, чтобы Влад захотел взять ее с собой. И все, что ей пришло в голову это предложить ему то, что может предложить только женщина. Тут же пришла системка о получении «ауры страсти», которая в определённый эмоциональный момент выпускала дикую дозу феромонов. Владу снесло крышу и он буквально изнасиловал девушку, чему та была бесконечно рада.

  - Ты только не думай ничего такого! - Засмущалась девушка в этот момент. - Я не шлюха какая-то. Просто у меня в воспоминаниях проснулись определённые моменты из прошлой жизни. И я точно знаю что жила за счёт мужчины, отдавая ему себя. Не со многими, а с одним. Содержанкой я была этим и жила. Тут вот тоже решила, что без мужчины не выживу и сильно испугалась. Я ведь теперь страшненькая. Худая, лысая, грязная. А раньше была очень чистоплотной и красивой. Вот и сильно захотела, чтобы Влад меня возжелал и не оставил одну погибать в этой страшной пустыне.

   В принципе достаточно логично и по-своему честно. Моя осколочная память подсказывала, что в природе это вполне нормальное явление и ничего постыдного тут нет. До определённого исторического момента женщина была едва ли не вещью, принадлежащей мужчине. Ее сила и защита зависела от отца, брата, мужа или целого рода, который мог и желал защитить ее честь. Только та женщина могла считать себя в безопасности, за которой стоял сильный мужчина, а то и не один. После, когда женщин стал защищать закон, а  большая часть работы сводилась к нажатию кнопок, рычагов и педалей,  вырос феминизм и эмансипация. Женщины вполне могли существовать без мужчины в своей жизни, хотя и тут им доставалась самая физически лёгкая работа и чистые и лёгкие кнопочки, рычажки и педальки. Однако и тогда многие женщины не могли соревноваться с мужчинами и в поисках красивой жизни предлагали себя как вещь. Похоже, Яна была именно такой. В то время общество клеймило таких, но вот цивилизация рухнула и в мир пришёл закон джунглей. Теперь феминизм снова не в моде. Я могу делать с ней, что захочу, по праву сильного, и остановить меня сможет либо моя совесть и мораль, либо другой мужчина. Совесть у меня есть, а вот у других не факт. Так что использование ауры на мне и последующий прогиб под меня девушки вполне оправдан. Жить-то каждый хочет, невзирая на то, какие карты раздала судьба.

   Изначально, даже учитывая природные потребности и ауру страсти Яны, я не собирался заниматься с ней сексом. Ну, блин, она реально страшная в таком виде, пусть и однажды из этой  тощей гусеницы появится прекрасная бабочка. Данные у девушки вполне себе достойные. Но это будет потом, а сейчас это чумазое худое недоразумение. Да и просто как-то неудобно в тесной пещерке при свидетеле удовлетворять свою похоть. Мой эксгибиционизм был вынужденным и я от него далеко не в восторге. Однако следующий рассказ резко изменил моё отношение к сексу.

   Оказалось после секса Яна получила очки опыта, как впрочем и Влад. Пусть копейки, но это совмещало приятное с полезным, и совсем не  грозило жизни и здоровью. Ну кроме тех моментов, что связаны с гигиеной и венерическими букетами. Но думаю, в мире где регенерация гасит радиацию яды и лечит переломы за несколько часов, с возможным триппером она справится ещё быстрее. И даже бонусом накинет  параметр духа.  «Ищу женщину с полным комплектом венерических заболеваний для серьёзного поднятия стойкости, духа и сопротивления природным заболеваниям. Звонить по номеру... мрак». Шизоид внутри покатывается со смеху, даже не пытаясь объяснить в чем прикол.  Этот Альтер-эг мне все меньше нравится.

   Но вернёмся к нашим баранам... точнее к проблемам и решениям. Яна во время секса с Владом кое-что вспомнила и применила опыт из прошлой жизни. В итоге опыт стал чуть выше. Появилась  ясность прямой зависимости ощущений партнёра во время финала сего действа от правильности и эффективности действий каждого из партнёров.  Вот даже как. Нет, таким я не буду пренебрегать из обычной стыдливости. Если Егор против, то пусть ночью покурит снаружи пещеры. Думаю после пары затяжек, он резко станет абсолютно толерантным в этом отношении. Таковы условия коммуналки, что поделать. Тут главное не опозорится, а то завтра курить придётся мне. Природа в этом плане сурова. Но внутренний голос скептично ухмыльнулся и уверено сообщил, что мы с ним те ещё Казановы. Тут главное помнить, что чем больше отдаёт каждый партнёр, тем выше общий результат. И если думать в первую очередь о том, как доставить удовольствие партнёру, а не себе, то прослывёшь невероятным мачо. Этим в свое время Казанова и заслужил свою славу в веках. Он думал о женщинах, а не о себе, как остальные в те времена.

   Пока Яна кормила Егора, я кое-что придумал и стал реализовывать свой план. Откромсал хвост змеи и у меня получился неплохой мешочек. Я специально отрезал шкуру так, чтобы остались две длинных и толстых лямки сверху. После этого, закинув их за плечи, пропустил подмышками и завязал на груди. Так себе конструкция, но зато руки свободны.

  - Сейчас, Егор, будем тебя лечить. Но придётся потерпеть боль. Справишься? - Спросил я, когда закончил приготовления и осмотрел  окрестности.

  Егор энергично закивал. Я снова обвязал его концом шкуры, теперь за пояс. Яну же посадил на кожу рядом. Их общего веса должно хватить, чтобы выдержать меня. Другой конец кожи вылетел наружу и, зачем-то перекрестившись, я соскользнул по ней вниз. Тут  же запрыгал по камням к ближайшей луже. Вода стремительно уходила и бежать пришлось метров пятьдесят. В луже кто-то был, но из мелочи, которая решила не связываться с голым, небритым мужиком и прыснула прочь. Я быстро упал в лужу спиной, а когда поднялся через долгих полминуты, позади появилась приятная тяжесть. Сработало.

  Радоваться не стал, а ринулся в обратный путь.  Шкура была скользкой, мешок с водой давил на плечи,  но это все равно быстрее и безопаснее, чем карабкаться по отвесной стене. Сверху раздался невнятный мат Егора и писк Яны, а шкура под руками начала съезжать. Черт!  Но вот уже край и я быстро зацепился за него. Пронесло!

  План был хорош. Моя выносливость позволила мне совершить этот забег без остановок на восстановление бодрости, что в данный момент - смерти подобно. Однако я не учёл того, что эта выносливость и достаточно регулярное и обильное питание укрепили и развили моё тело и выдержать вес здорового мужика с двадцаткой литров воды за спиной, ещё и активно дёргающегося на кожаном канате для моих новых спутников то ещё испытание. Егор дохлая нулёвка, не понятно чем питавшаяся все эти дни, пусть он и изначально был массивным человеком, невзирая на малый рост. Яна уже первого уровня, но хрупкая и миниатюрная. В ней самой весу от силы килограмм сорок. Ошибочка вышла. В следующий раз нужно думать головой получше. Этот новый мир ошибок не прощает и стремится тебя сожрать, едва ты оступился. Ничего, сейчас Егора вылечим и как стая станем сильнее. А вскоре не мы будем бояться этот мир, а он нас.

   И тебя вылечим, и меня вылечим!  В голове появился бородатый мужичек с посохом и в меховой одежде, почему-то с перевязанной челюстью. Может и тебе, Царь-батюшка, «слабоконцентрированного эликсира регенерации здоровья» отлить?!  Или у тебя своя чарка водки есть?  Вот кто мне объяснит, о чем шепчет шиза


                                                                            Глава 4.

  Едва я перевалился через край пещеры, о себе дала знать местная игровая система.

  Внимание! Вам доступна классовая характеристика «Ускорение». Ускорение позволяет работать с темпоральными полями. Обратите внимание!  Классовые характеристики являются индивидуальными и ограничены в количестве. Замена выбранных индивидуальных характеристик на данный момент не возможна. Выбирайте осторожно. Выбрано 0/3. Принять: «Да/Нет».

   Хм... сложный вопрос. Если выбор ограничен, да ещё и без возможности отката. Нужно к этому делу подходить очень осторожно. Не факт что, свернув сейчас окно, предложение  от системы не пропадёт и потом  у меня будет возможность принять решение, в более спокойной обстановке. Однако сейчас я слаб и любая кроха силы на вес золота. Ускорение звучит совсем не плохо. Что-то мне подсказывает из прошлой жизни, что скорость в большинстве случаев куда опаснее или удобнее  грубой силы. Решено, беру!

  - Рокот, ты чего завис? - Яна потрясла меня за плечо.


                                                                                      Глава 5

   Торн разбудил меня через пару часов. Немного пообщавшись, мы решили Яниэль не будить и не ставить ее в караул. Толку от неё будет маловато. Женщины во многих вопросах куда ответственнее мужчин, но только не в тех, которые они просто не могут понять. И уж тем более правильно повести себя в экстремальной ситуации.

    Я осмелел и снова  свесил ноги  с края пещеры. Так на меня повлияло наличие оружия в руках. Внутренний голос недовольно хмурился и подсказывал что это очень опрометчивое состояние.  В прежней жизни на этом соскальзывали молодые сопляки, что почувствовав в руках оружие, начинали мнить себя богами. Но где-то внутри   я вполне осознавал  и контролировал   ситуацию. В этой ночной  тишине изредка прерываемой берущим за душу предсмертными  криками или скрипами.  После явления местных молниеносных тварей остальные обитатели казались безобидными зверушками. Потому особого пиетета я не испытывал. Да и после Варфоломеевской ночи устроенной местными рейд-боссами, я особо никого не боялся. Лев не будет ловить тараканов. Он будет  охотиться на достойного его рациона зверя. Потому я не особо переживал по поводу хищников. Всех, кто был крупнее самой глубокой норы в округе, выбили призраки. Потому моя смелость совсем не была бездумной и безумной.

  В этот момент я размышлял над своими действиями как лидера. Сваливать отсюда нужно. Это без вариантов. На этом месте мне просто везло, но от меня ничего не зависело. Мясо подарили мне удача и монстры, которые с такой же лёгкостью сделают меня своим мясом. Потому нужна локация, где мы сможем развиваться и нормально жить.

    Изначально я планировал пойти вдоль ущелья поверху в поисках лучшей жизни. Но тут было слишком много минусов. Даже если мы сможем пробиться к новому кусту, что за это время дорос почти до средины  скальной стены и это облегчит подъем. Но сильно усложнит все дело тем, что  там много живности. Часть из неё вполне безобидна, но вот остальная часть под вопросом. Дальше, куда хуже. Наверху нет воды и пищи. Влезть на эту отвесную стену с полным мешком воды та ещё задача даже для меня. Мои спутники тоже не справятся. Они даже спуститься не смогли без падения.

  Запасы готовить не как. В голове всплывали определённые знания, которые в данной ситуации ничем не помогали. Мясо без соли и прямого жаркого солнца не сохранить. Кочевники когда-то вялили конину потом лошадей под седлом своего же коня. Но у меня нет ни коня, ни желания жевать потное мясо. Внутренний голос был сильно против такого подхода к рациону.

   Потому оставался единственный выход - идти по ущелью в поисках более подходящего и глубокого схрона для наших тушек.

  Немного пометавшись между различными безумными вариантами, я все же решил идти с боем сквозь местную фауну. Риск скалолазания куда выше, чем остальные варианты. С этой мыслью я и разбудил Торна на следующую смену караула. С принятым решением и спалось слаще.

   Через пару смен меня встретило утро решающего дня. Ноги тряслись, но судьба гнала вперёд. Без этого мы просто загнёмся тут, подобно кроликам, забившимся в тёмную нору.  Этого я точно не желал.

   Потому я решился идти вдоль ущелья. Если вне его жизни нет, то останется бороться за эту территорию с местной фауной.  Однако из   тесной пещеры, ограниченной контурами непонятного БТРа крепость не отстроить.  Я видел тех, кто нам противостоят, резвясь в грозовых облаках. Сдерживать их кистенём или железной дубинкой это все равно, что бросаться на атакующий танк с букетом цветов.

   Утро пришло внезапно. Только край неба посветлел и ночной шум сменился вялыми повизгиванием, как тусклое солнце, скрытое мощными облаками заглянуло в наше ущелье. Я нёс собачью вахту, третью за эту ночь. Не скажу, что это вымотало меня физически, но морально было тяжело. Бремя лидера. Где-то там, в прошлой жизни, все это можно было списать на цифры и непредвиденные потери. Но сейчас все куда честнее, проще и изящнее. Лидер за неправильное решение платит своей шкуркой, наравне со всеми подчинёнными и идёт впереди строя, показывая пример остальным.

  Именно этим я и занимался с самого утра.

  - Я иду впереди!  - Коротко распорядился я, как только мы спустились из безопасной пещеры. - Яниэль, ты за мной. Торн, прикрываешь тыл. Вопросы?!  Нет?!  Тогда, вперёд!

  Торн уже к утру вполне восстановился и мог выполнять обязанности замыкающего.  Яниэль мы оба не доверяли ни грамма, потому всунули ее в середину строя, не зная, зачем нам этот балласт. Но переглянувшись все поняли. Вдвоём шансы выжить выше процентов на тысячу. Но после такого никто из нас не сможет смотреть другому в глаза. Есть моменты, когда проще сдохнуть, защищая глупую женщину, чем потом жить с этим бременем до конца жизни. Возможно, эта мораль подходит не для всех людей и времён, но мы с Торном друг друга поняли без слов и комментариев в чате.

    Едва мы выдвинулись по моей команде  вдоль стены, из ближайших кустов вылетело нечто среднее с жуком и пауком. Четвёртый уровень. Я тут же опробовал кистень и  о хитин насекомого-переростка размером с хорошего алабая. В итоге  в две оружные руки ушатали инсекта. Яниэль, как и положено девушке, сначала тупила, потом визжала, созывая родственников этого членистоногого уродца.  Пришлось проверять себя на прочность, потому как семья у этого инсекта нашлась очень быстро.

  Больше всего я хотел убить Яниэль. Очень хотел. Дважды едва сдержался, чтобы не притушить эту сирену с локтя или с ноги. По взгляду напарника понял, что и он едва сдерживает столь же нежные чувства к нашей нимфе. Тем не менее, мы встали стеной, не пропуская к ней паукообразных монстров, раз за разом, разбивая их хитиновые псевдо-что-то. Как забойщик я, оказывается, вполне хорош, а вот как энтомолог так себе.

   - Если не заткнёшься я тебя... - Торн не сдержался, и я едва успел перехватить его руку.

  - Не бери грех на душу. - Вполне серьёзно сказал я. - Лучше оставим ее одну, а сами дальше пойдём.

  - Не бросайте меня, мальчики!  - Тут же завизжала Яниэль.

  Твою мать!  Мы ещё километра не прошли. И до неё реально не доходит, что тишина спасает жизнь. Я поймал себя на мысли, что хочу втулить  ей в челюсть или бросить здесь же. Лишь бы она не раздражала своей тупостью и желанием ее трахнуть. У неё, благодаря моим усилиям и крови, волосы за ночь отросли на ладонь и стала она симпатичнее на порядок. Вот только такое ощущение, что отрастая, волосы питались  её мозгом. Сто раз объясняли, что нужно заткнутся и не орать. И тем не менее, любой камешек или червячок размером со  пожарный рукав, у неё вызывал бурную реакцию и столь же бурные децибелы.

   Отмахавшись от очередной стаи жуков, больше похожих на ночные кошмары Ридлли Скотта мы снова выдвинулись вперёд. Все это время, по моему приказу и с согласия моего же внутреннего голоса, мы жались к правой стене ущелья. Рельеф вдоль неё был ноголомным, но во-первых, он прикрывал фланг и контролировать приходилось только три стороны, а во-вторых, взбираясь на очередную кучу битого камня, что валился сверху,  можно было осмотреться и прикинуть наши шансы на выживание при следующем рывке. В-третьих, все привалы мы делали на вершинах таких куч, что усиливало нашу обороноспособность.

  А ещё у меня в душе проклюнулось новое чувство, антагонист того, что я испытал в то время, когда едва не убил Яниэль. За мной шли люди, доверив свои жизни моему чутью и моей силе. Где-то внутри просыпался герой, который был готов порвать любой шланг с зубами, чтобы это чувство собственного достоинства и значимости сохранить.

  Всего километр пути, а я уже пятёрка, Торн - тройка и только Яниэль по-прежнему нелепый, но симпатичный баззер тревоги эстонского производства. В смысле выла она долго и протяжно, но тогда, когда предупреждать уже поздно. И никакие воспитательные работы не помогали.

  Меня это дико бесило и так же сильно озадачивало. Неужели человек не может понять простейших принципов выживания в экстремальных условиях. В тот момент, когда мы с Торном падём под ударами местной фауны, этой сирене останется выть считанные секунды. И всё же, каждый раз она кивала и божилась, что все поняла и это было в последний раз. Но стоило только из ближайших кустов появиться первому же таракану, пусть даже безобидному, как срабатывал рефлекс и по округе разносился трубный глас, оповещая о приближении Армагеддона. Мрак. Может действительно придушить ее будет проще?!

    Ещё три километра мы шли с переменным успехом. Моя тактика приносила плоды, но местная фауна не становилась дружелюбнее.  Каждый из нас уже получил неприятные дебафы. Однако меня спасала завышенная выносливость, потому и танковать приходилось именно мне. Подняв уровни, Торн тоже все свободные очки характеристик вкидывал в выносливость. Сейчас вопрос выживаемости  в приоритете.

  - Рокот, не находишь что местность стала немного странной?  - Спросил Торн, проломив хитин очередной уродливой  твари.

   Я оглянулся и присвистнул. А ведь он прав!  Все, что мы видели до этого, было бурого фиолетового или багрового оттенков, а сейчас нас окружала зелень всех возможных вариаций.

  - Я открыт к предложениям!  - Только и успел сказать я.

   Как вдруг на сцену выперся новый персонаж.

   - Приветствую вас, земляне! - Заголосил он, не уступая по децибелами нашей Яниэль. - Мы ждали этой встречи!

   Я глянул на Торна, он - на меня. Клиника! Без вариантов. Особенно если учесть, что встречающий был одет в некое подобие гавайского парео из листьев. Но не это смутило. Смутил дикий и явно накуренный взгляд. Юноша лет семнадцати, совсем не отдавал отчёт своим действиям.

   Тут же мимо него пронеслась ящерица размером с телёнка и, стреляя языком во все стороны,  устремилась к нашей группе.

   С влажным хрустом мой кистень прибил голову этой твари  к земле. Торн не стал отсиживаться в стороне и парой взмахов превратил эту голову в некое подобие конструктора «Юный патологоанатом». Даже Яниэль не успела включить сирену. Все произошло слишком быстро.

   - Что вы наделали?!  - Из-за спины парня в травяной юбке выскочило юное чудо лет четырнадцати, в столь же непрезентабельном наряде. - Вы зачем Мотю убили?!

   Двинутся! У этого чудовища есть имя?!  А вот то, что произошло дальше, меня повергло в шок. Девчушка  жестом заядлого хищника  вскрыла себе вены своими же зубами и струю крови направила на ящера, у которого от головы осталось лишь невнятное месиво.

  - Мотя, ты только не умирай!  Пожалуйста! Я очень прошу!  - Твердило как мантру это чудо в купальнике из листьев.

  - Мотя, пал смертью храбрых!  - Закивало второе чудо мужского пола в травяной юбке. - Хороший был друг!

  Немного подумав, он  отцепил от своей юбки какую-то хрень и закинул ее в рот. При этом разжёвывая это нечто, его лицо приобретало все более благостные  черты. Нарик что ли?!

   А вот Мотя, даже лишившись башни, вдруг зашевелил лапами, а после этого и стал непостижимым образом собирать свою башку в кучку. Магия, твою  мать!

   - Не обижайте Мотю, он хороший!  - Заявило чудо в травяной юбке.

  - Приветствую вас, земляне! - Затянул свою волынку ее напарник.

   - Изыди, торчок!  - Рыкнул Торн.

   - Не смейте!  - Вдруг взвизгнула девица, что обнимала ящера.

    Внимание! Получен дебаф «проклятие берегини». - 35 % регенерации здоровья. Срок: 5 суток.

  Ничего себе прокляла?!  А если убить, эффект спадёт?!  Я уже поднял руку, но понял, что не смогу. Девчушка была милая, открытая, а главное - чистая. Откуда всплыли эти характеристики я не понимал и не знал, и знать и понимать не хотел. Я понял одно  - любая тварь, чтобы тронуть эту девочку должна будет переступить через мой труп. И труп Моти. Ящер, хлебнув крови девушки, тут же ожил и снова стал улыбаться во все стороны словно Мавроди предлагая купить некие акции. Вот  точно знаю, что за такое нужно убивать, но Лилин не позволяет. Вдруг ещё раз проклянёт?

   Черт!  Если у неё сходная аура с аурой Яниэль, то убью обоих! Я такой гормональный штурм точно не выдержу!

  - Вы что тут делаете?  - Спросил я девчушку, которая была аж третьего уровня.

  -  А что не видно?  Живём мы здесь. - Та, несмотря на свой юный возраст, была серьёзна и уверена в себе, чего не скажешь про ее упоротого напарника.

  - Уверена, что тут безопасно? - Я скептично приподнял бровь.

  Девчонка некоторое время смотрела на меня очень так по-взрослому.

  - А ты ведь не плохой, да?!  И Мотю убил, потому что испугался?

  - Что-то вроде того. - Хмыкнул я наблюдая как это  мини-динозавр становится на задние лапы и что-то выпрашивает у торчка. Похоже и Мотя не против употребить ту гадость что жуёт Илир. Скорее всего, потому он и такой улыбчивый как для ящера.

  - Пошли за мной. - Девчушка потянула меня к стене, а затем откинула в сторону достаточно густой жгут лиан. Мы с Торном присвистнули. Нам открылся коридор, правда заваленный камнями так, что остался узкий лаз сейчас аккуратно прикрытый щитом из  переплетённых веток какого-то куста и травы. Но по краю чётко были видны остатки железобетонных перекрытий.

   - С другой стороны есть такой же туннель, но его мы не смогли разобрать. Сильно большие камни.

  - Что думаешь? - Я обернулся к Торну.

  - Далеко идёт коридор?  - Вместо ответа спросил он у Лилин.

  - Далеко, но мы туда не ходим. Много обвалов, темно и страшно. А все что нужно есть рядом, так что сидим у входа. Вы останетесь с нами?  Оставайтесь!  У нас вот есть укрытие, и еда тоже есть. Но одним нам страшно.

   Судя по поведению Илира-торчка ему вот совсем не страшно. Ходит и улыбается как блаженный. Яниэль с ним о чем-то шепчется. Видимо эта девчушка среди них старшая и ее тяготит такая ответственность. Хотя чему удивляться, если она ещё совсем ребёнок.

   - Нужно смотреть. - Ответил наконец-то на мой вопрос Торн. - Учитывая БТР в скальной породе и этот тоннель, то похоже тут были какие-то бункеры или бомбоубежища. Очень большие или целый комплекс таких укреплений. А ущелье результат землетрясения или чего-то такого же мощного. Например, ядерного удара с глубинной боеголовкой.

   - Лилин, как вы вообще сюда забрались?  - Лично мне привиделось падение моих соратников с приличной высоты. Поверить в то, что эта девочка могла преодолеть такой склон я ещё как-то мог, но тот торчок совсем не впечатлял. Он едва по ровной поверхности ходил, не спотыкаясь о каждый встреченный камень.

   - Там дальше есть пологий спуск. - Лилин  махнула рукой вдоль ущелья. - Спускаться сложно, но ведь не быть же полным идиотом и пытаться слезть по отвесной стене?!

  А она сама непосредственность!  То есть мы все идиоты, а она нет. Хотя если рассуждать здраво, то так и есть. Влад и его мозги на камнях яркое тому подтверждение. Да и изнутри всплыла фраза: «Устами младенца глаголет истина». А истина проста. Ребёнок в обществе наркомана  получил некую силу, что позволяет таких как я прессовать  и проклинать, при  этом создал оазис и нашёл отличное убежище?  «И кто после этого лох!?»  - ехидно спросил внутренний голос. И я не знал, что ему ответить. Действительно кто?!

  Лилин выглядела куда лучше нас вместе взятых и даже ее друг торчок не вызывал отвращения. Ну да - клоун. Но и только. Наготу прикрыл,  еду и укрытие нашёл, пусть и с чужой помощью. Но ведь до сих пор жив и достиг пятого уровня в отличие от  той же Яниэль....

   Стоп!  Как пятого!?  Я тут монстрам головы откручиваю и тоже пятый!  Как это чудище смогло добиться таких высот?  По всему выходит, что он даже подтереть себе зад не в состоянии. И все же - пятый?!  Не может быть!

    - Лилин, как давно вы тут с Илиром?  - Спросил я елейным голосом.

   - Дней пять, а что?

   - Да так?  Просто интересно почему вас ещё не съели.

   - Меня не трогают. Я  получила какую-то ауру дружелюбия.  Даже большие такие змеи на меня не кидаются.

   Ещё бы!  Черт!  И снова аура!  Но тут я был полностью «за». Хотя было немного обидно, что меня снова использовали применив какие-то ауры. Но тут не сильно расстраивает, так как защитить это чудо сам Бог велел.

   - А Илир?  Его тоже не трогают?

  - Я Мотю попросила его охранять пока Илир  качается.

  - Мотю?  Попросила?  - Опешил я глядя на этого монстра. Хотя должен признать выглядит он впечатляюще и куда здоровее остальных монстров. Даже удавы, что так меня пугали, были какими-то ущербными, даже если я не мог чётко сформулировать, почему складывалось именно такое ощущение. Мотя же выглядел вполне жизнерадостно, несмотря на то, что ещё полчаса назад его голова напоминала фарш.

  - А как качается твой друг?  - Спросил Торн, пока я размышлял.

  - Он вдохновение получает! - Непонятно, но вполне серьёзно ответила Лилин.

  - Чего?  Грибы жрёт, что ли?  - Похоже, Торн вполне разделял моё отношение к торчку, но ведь пятый уровень. Пятый!!!

  - Если останетесь, то все сами поймёте. У него уже восьмой ранг вдохновения. - Лилин явно не хотела нас отпускать и пыталась подкупить, чем только можно, но я и без этого решил, что лучшего места пока не найти. Тоннель обещал огромные перспективы, а главное легко перекрывался парой камней. Вот это считай готовая база с возможностями расширения. Один часовой на входе и все могут спать спокойно, если конечно из глубины не полезут ещё какие-нибудь монстры. Но раз пока не съели эту милую парочку, то есть шанс что во тьме никто и не живёт.

  - Не бойся! - Утешил я девчушку. - Мы остаёмся. Ты только сними свое проклятие с нас.

  - Ой, простите!  - Она мило засмущалась. - Я ещё не привыкла к этому. Оно само как-то получается.

   Ещё около часа мы ходили по владениям этой парочки и слушали их историю. Лилин приземлилась почти рядом с ущельем  и тут же наткнулась на него. Илир вышел на день позже. Оба, как и мы,  не помнили своего прошлого, но память возвращалась рывками и кусочками мозаики. Илир нашёл в дюнах какой-то гриб и с голодухи его попробовал. С тех пор и сидит на галлюциногенах. Что у него за вдохновение и как это работает обещала показать позже, потому как сейчас этот нарик именно его и набирается. Сомнительно, но приходится верить.

   Лилин ещё в прошлой жизни  любила всю живность и растения, потому очень быстро получила класс «берегиня». Это что-то вроде хилера широкого профиля. У неё в классовых характеристиках числилось «исцеление», «дружелюбие» и «хранитель душ». В первый же день она изранила ноги о камни и изучила благословение кровью и с тех пор благословляла все и всех. Когда на неё напал Мотя она вместо того, чтобы бежать начала его жалеть. Он ведь был сам сильно ранен и голодал долгое время. В итоге всё-таки укусил девчушку, но ее кровь и на него как-то особенно повлияла. Он сильно изменился и стал ходить за девушкой словно приклеенный, а она получила характеристику «дружелюбие». Теперь почти все монстры ее игнорировали.

  Илир оказался не совсем бесполезным кадром и именно он нашёл тоннель. Я не совсем понял, о чем говорила Лилин, но выходило, что отец Илира в прошлой жизни был геологом и парень тоже готовился идти по стопам отца, так что кое-что понимал в геологии, но причём тут песни я не сильно понял. Лилин обещала все прояснить чуть позднее.

   Питались они разными корнями орехами и грибами что начали расти в зоне влияния берегини. Эта местность стала ее садом и именно тут она чувствовала себя намного сильнее, чем за пределами зелёной зоны. Там ее силы значительно слабели. Зато в этой зоне у неё только ежедневный бонус в это утро был в пятьдесят единиц опыта. Мотя был их боевой единицей и частенько притягивал в зубах червячка или таракана, за что его Лилин ругала и тут же благословляла кровью жертву. Мотя обижался и потом таскался за Илиром. Похоже, они оба торчали от одних и тех же грибочков.

   Мы сходили и посмотрели на спуск. В целом ещё одна массивная трещина в скальной стене. Часть скалы осыпалась, создав вполне доступный подъем. Далеко не приличная дорога, но и по стене не придётся лезть. Это место мне нравилось все больше, особенно в свете появления призрачных рейд-боссов.  Удобные подходы, хорошая обороноспособность и сад с нормальными растениями. Лилин дала нам пару орехов размером с мой кулак, какой-то корешок со вкусом моркови и пару листьев лопуха. Все это вполне съедобно, хоть и далеко не деликатес. Если приправить наше мясо, то получается вполне себе нормальная еда. Однако соли не хватало.

    Убежище мне тоже понравилось. Все лучше, чем наш БТР. Видимость без фонарей конечно почти нулевая дальше полусотни шагов от входа, но это решаемо. Нас теперь целая толпа и огонь добыть и важно, и главное можно. Даже если придётся палочки тереть. В пять пар рук это не так уж и сложно. Этим я и озадачил остальных.

  В округе оказалось достаточно много сухостоя, из которого и получились дрова. Ещё бы достучаться до сознания нашего геолога, чтобы он показал, где можно достать кремень. По идее это достаточно распространённый минерал, вот только как он выглядит, я совершенно не представлял.  Когда в тоннель накидали приличную охапку дров  уже начало темнеть. Скорее всего, наше ущелье тянется строго с юга на север, так как световой день до неприличия короткий. Либо сейчас зима, но судя по жаре тут о зиме и слыхом не слыхивали.

    Пока мы собирали с Торном дрова и рвали траву на циновки, оставили Яниэль вместе с Илиром под охраной Моти. Эта парочка тут же спелась, в итоге Яниэль тоже стала вести себя слегка пьяно. То глупо хихикала, то пыталась сделать серьёзный вид, как будто все нормально и она трезвее стёклышка. Мрак.

   Я с неодобрением глянул на Лилин.  Именно она заведовала всем тем, что тут росло. Трава буквально зеленела под ее подошвами, но вот что странно никто ни на кого не нападал. Это работала аура берегини и даже хищники в зелёной зоне просто мирно грелись на камнях. Странно было видеть пару пауков размером с футбольный мяч рядом с двухметровым   питоном. И именно она могла уделить чуть больше своей магии определённым растениям. Как это работает она сама не совсем понимала. В интерфейсе едва сумели разобраться и вписать имена, на дальнейшие эксперименты их не хватило.

   Потому мы с Торном сели у входа в убежище и стали добывать огонь в четыре руки.

Я взял самые сухие, но крепкие палки и в одной вырезал ножом небольшую лунку, в которую вставил вторую ровную и круглую. После чего стал вращать последнюю  между ладоней. Когда я уставал, эстафету подхватывал Торн.

  - Да ну его в задницу!  - Выдохнул Торн через час. - Может мы что-то не так делаем?!

   Я ещё пару минут на морально-волевых продолжал попытки, хотя уже сам понял, что не выйдет ничего толкового. Уже стало серьёзно темнеть и пора уходить в убежище. Аура аурой, но ночь это время хищников и испытывать свою удачу на прочность совсем не хочется.

  - Ладно, все в укрытие.  Мало ли ещё ночью дождь пойдёт. С таким небом заранее предсказать что-то сложно.  - Махнул я рукой зрителям наших с Торном мучений. Хотя истинный интерес к нашим потугам проявлял только Мотя. Он постоянно лез под руку и что-то вынюхивал. И что странно, он явно превосходил в разумности обычную животину. Тем более ящерицу, пусть и переростка.

  В тоннеле было темно хоть глаз выколи, но возле входа ещё можно было кое-что рассмотреть. Мы быстро завалили лаз камнями и оставили на страже Мотю. Сами же на ощупь расползлись по циновкам. Ширина коридора была метра четыре, так что расположились вполне комфортно.

  - Лилин ты там хотела показать, что за вдохновение такое у Илира. - Сказал я девчушке.

  - Да, сейчас. Илир давай, как ты умеешь. Только постарайся хорошо. Зрителей много, значит и опыта дадут больше.

 Не понял!  Какой опыт за зрителей?

  И тут раздался звук. Похоже, парень загудел в нос, сначала на одной ноте, потом слегка стал играть тональностями. Его голос становился все сильнее и громче. И тут вдруг в мелодию вплелись совсем другие звуки, совершенно не свойственные  голосовым связкам человека. Стало казаться, что резонируют  сами стены. Вокруг робкими бледными  вспышками света стали проявляться танцующие снежинки. Мелодия набирала мощь, и искр становилось все больше. В такт мелодии они набирали  скорость, собирались в стайки и тут же начинали кружить в грациозном танце света. Через минуту музыка гремела различными инструментами целого оркестра,  а в центре коридора, освещая все вокруг, голубоватым светом крутился смерч из искр, что выводили различные зигзаги и фигуры. Завораживающее зрелище.

   И вот тут встала с циновки Яниэль. Как и у Илира ее глаза были закрыты, а на лице блуждала загадочная улыбка с оттенками детской радости. Девушка, сделав пару шагов, вошла в смерч и, уловив момент и ритм, стала танцевать с ним. Не знаю, что это было, но это было потрясающе!   Девушка даже в таком виде была красивой и грациозной, а сейчас буквально растворившись в музыке  и танце, стала по истине прекрасной. Огни приняли девушку, обволакивая ее собой и гармонично вписываясь в ее движения. Мы с Торном переглянулись в сполохах этой светомузыки. Одновременно удивлённые и восхищённые. Вот тебе и наркоман с глупой блондинкой!  Лилин тоже сидела, открыв рот от восхищения и даже забыла, что следует дышать.

   Когда музыка стихла и, тая в воздухе погасли огоньки, мы ещё долго сидели и молчали, а в центре коридора в тусклом свете из огоньков, облепивших тело девушки, замерла Яниэль в пластичной и страстной позе. Очень страстной и привлекательной!  Черт!  Нужно держать себя в руках!

  -  У нас появился фонарик. - Как то глупо хихикнул  практичный Торн, явно тоже смущаясь своим восхищением.  Но ведь он прав на все сто!

  - Ой, что это?!  - Очнулась Яниэль и пискнула, как только увидела искры у себя на коже. Тут же попыталась их стряхнуть и это у неё получилось. На коже искр не убавилось, но вот в воздух взвилась целая стайка снежинок, которые правда тут же растаяли. Девушка замерла уйдя в себя и что-то считывая с интерфейса.

  - Ой, мальчики, а мне тут дали уровень и классовые характеристики «страсть» и «вдохновение»! И стал доступен класс - Муза! Брать?!  Рокот, я хочу-хочу!  Можно, да?!

  Не дождавшись моего ответа, девушка тут же расплылась в улыбке.

  - Я теперь муза. Круто, да?!

  - Ты теперь наш фонарик. - Сурово свёл я брови. - А ещё раз примешь эти грибы, будешь ночевать с Мотей на коврике у дверей! Ясно?!

  - Так вдохновение. Илир говорил...

  - Нам и одного торчка хватит.

  - Я не торчок. - Обижено буркнул Илир, разом протрезвевший. - Грибы так воздействуют на сознание. Без них вдохновение набирается на порядок медленнее. А я боец аховый. Вот и развиваюсь, как умею.

  А он не безнадёжен.

  - Ладно, всем спать. Мотя на страже. Завтра с утра, на трезвые головы будем думать, что делать.

   Разбудило меня рывком и, похоже, не одного меня. Вскинулись все вместе и стали очумело оглядываться по сторонам. Я тут же уловил странный и до боли знакомый запах. Запах отличного коньяка и табачного дыма. Тут же нашёл его источник, так как в коридоре значительно посветлело. Свет с багровыми тревожными оттенками лился прямо с потолка  и в этом зареве я увидел человека, сидящего на вычурном резном то ли стуле, то ли троне. Дорогущий костюм-тройка с белоснежной рубахой и черные лаковые туфли. Лёгкая небритость  только добавляли шарма незнакомцу. Весь его вид был каким-то франтоватым, но в тоже время хищным и вызывающим тревогу. Закинув ногу на ногу, этот франт в одной руке держал сигару, а в другой, пропустив между пальцами ножку, широкий коньячный бокал с янтарной жидкостью. Сюрреализм, да и только! Кто впустил сюда этого босса итальянской мафии?

   - Вы кто?  - Сдавленным голосом пискнула Яниэль. И я ее мог понять. От этого человека исходила мощная энергетика, которая заставляла робеть даже меня.

  - Можете звать меня Люцифер. - Ответил тот низким грудным голосом после долгой паузы, во время которой он придавил нас всех своим взглядом.

  Абзац!!!


                                                                       Глава 6

 - Сатана?!  - Яниэль округлила глаза, уставившись на пришлого.

  - У каждого из вас есть лишь по одному бесплатному вопросу. Вы свой использовали. Желаете оплатить второй вопрос?  - Невозмутимо ответил франт и внимательно посмотрел на Яниэль, да таким взглядом, что девушка тут же подавилась следующим вопросом и просто отползла подальше от этого страшного человека. Человека ли?

   Мои мысли резко ускорились, подгоняемые необычностью ситуации. В голове словно дамбу прорвало. Нет, воспоминаний больше не стало, но появилось стойкое ощущение, что такой цейтнот для меня вполне нормальное явление и именно в такие моменты я умею и обучен работать с КПД в сто десять процентов. На подкорке сформировалось решение, ещё не осмысленное мозгом, но уже толкающее меня на действие, хотя  от моего пробуждения до данного момента реакции прошли считаные секунды.

   - Всем молчать!  Заорал я не своим голосом, невольно прибавив в посыл и некую силу, которую невольно ощущал, но не использовал до этого момента.

  Так вот как у Лилин это происходит, да и у Яниэль тоже.

  Внимание!  Получена основная характеристика «Интуиция». Интуиция отвечает за качество связи основного сознания с подсознанием. Так же усиливает связь всех органов чувств с подсознанием и  ускоряет обработку полученных данных.

  Внимание!  Получена Аура Лидера.  При использовании ауры подчинённые доверившие свои жизни вождю не могут в течение минуты противится воли лидера. Приняв приказ лидера последователи увеличивают свои основные характеристики на 10% умноженных на ранг ауры. Отказавшиеся получают проклятие лидера и уменьшают свои основные характеристики на 10%.

  Харизма +1.

  От всей этой простыни я мимоходом отмахнулся, соображая, что делать дальше. От моего крика остальные спутники даже присели и стали удивлённо переглядываться.

  - Молчать!  - Взвыл я сиреной, пытаясь выиграть фору во времени. - Горло выгрызу тому, кто хоть звук проронит!

   Люцифер скептично хмыкнул и тут же придавил меня взглядом. Скрипнув зубами, я встал на ноги и тупо уставился на него. Нужна фора во времени, чтобы моя покалеченная память сформировала нормальное решение в столь экстремальной ситуации при полном информационном голоде.

  Я усмехнулся и расслабился. Сейчас важно поймать мысль за хвост и не отдавать инициативу этому хлыщу.

  - Лидер. - Хмыкнул дьявол. - Это должно быть интересно.

  Он со скучающим видом отпил коньяка и тут же сделал затяжку, чтобы тут же выпустить в меня струю дыма. Вот сука!  Это же равносильно посылу по эротическому маршруту. Спокойно, Рокот, спокойно!  Фора. Это  все фора.

  Наконец-то мысли сформировали  некое подобие решения. Этот хлыщ может нас раздавить в один щелчок, но не делает этого. Почему?  Потому что не может!  У нас есть по одному бесплатному вопросу. Это значит, он пришёл давать ответы. Почему?  Потому, что всем и всегда что-то нужно от других. Вся наша жизнь это игра в покер, где все блефуют,  раздувая щеки и используя других для своих целей, при этом стараясь казаться важнее и сильнее, чем есть на самом деле. Так было, так есть, так будет. И раз этот франт тут сидит, значит, не столько он нам нужен, сколько мы ему. Он может угрожать, обещать и даже убить кого-то, но все это лишь уровни блефа. Мы нужны ему!  А значит, у нас есть рычаги влияния. Главное правильно разыграть партию.

  - Ответ не полный!  - Рыкнул я, сопротивляясь ауре незнакомца. Последнее время эти ауры начали меня подбешивать, потому сопротивление не составило труда.

  - Что?  - Опешил тот, едва не подавившись очередной затяжкой сигары.

  - Ответ не полон!  - Рыкнул я. - Имя не открывает сути вопроса. Вопрос был - кто вы, а не как вас зовут. У меня был один бесплатный вопрос. Я бесплатно ответил на ваш. Теперь у меня два вопроса. Мы все ждём ответ на первый.

  Получен навыки «доминант», «торговец», «плут».

   Харизма +5.Интуиция +3. Интеллект +5.

   - Лидер!  - Как-то сокрушённо покачал головой Люцифер. - С вами тяжелее всего, но всегда интересно. Хорошо я отвечу. Я искин-контролёр следящий за правилами и ходом выполнение вашей работы.

  - Ответ не полон! - Жёстко ответил я.

  -   Когда стало понятно, что ваша цивилизация обречена на вымирание, Старшие приняли решение дать вам шанс и потому создали условия для возрождения цивилизации. Я  создан для контроля за процессом возрождения и соблюдения всех правил. Я не могу просто так помогать каждому из вас без платы или же отдельным избранным. Потому мне придали имя Люцифер. Это лучше всего отражает мою суть. Каждый из вас может обратиться ко мне за помощью, но я просто обязан превратить ее в сделку с дьяволом и взять больше, чем отдал. При этом если будет возможность я постараюсь не выполнить условия сделки.

  Вы должны развиваться сами. Таковы условия эволюции в природе. Ответ полон. Лимит информации по данному вопросу исчерпан. Подтверждаю доступность двух вопросов у лидера.

   Отлично. Один ноль в нашу пользу. Вот только реальной пользы ноль целых ноль десятых. От его полного ответа вопросов стало ещё больше. Я смотрел в его улыбающуюся физиономию и чувствовал как в душе просыпается нечто первобытное и необузданное.

  Внимание!  Доступна классовая характеристика Ярость. Сила, ярость и непреклонность витязя способна вселить ужас в противников и подвигнуть на великие поступки соратников и последователей. Все боевые и основные характеристики +20%. Принять: «Да/Нет» Выбрано: 2/3

  Да. Сейчас мне нужна каждая крупица силы! Чувствую это решающая битва в моей жизни.

  Получен уровень!

  Все в интуицию! Не понял!  Что-то сильно много очков характеристик отсыпали. Черт!  Сейчас не до этого!  Сейчас важно задать правильные вопросы. Их слишком мало чтобы осознать все, что с нами происходит. А остальные смотрят на меня как бараны на новые ворота. Даже Торн тупит. Но хоть молчат все.

   - Мне нужны правила игры в полном объёме. Предыстория, основные цели, предпосылки к возникновению игры и ее основные правила для игроков.

   - Нет никакой игры. Есть лишь задание которое вы должны выполнить для обретения определённой награды которая будет по частям выдаваться в процессе. - Лукавый лукаво усмехнулся.

  - Ответ не полный!  - Снова походил с козырной карты я.

 - Ответ достаточно полон в контексте заданного вопроса! - Люцифер лучился дружелюбием и снисхождением. Сволочь!   Один - один. И даже с ровным счётом  я чувствую, что проигрываю по очкам.  Но я не сдамся просто так.

   - Мне нужны условия работы как и предыстория будущей работы.  Казуистика не принимается. Если начнёшь вилять, мы тебя все пошлём на хрен! Не думаю, что твои хозяева одобрят такой результат.

   - Хорошее решение, но не стоит пробовать играть против меня!  - Усмехнулся Люцифер.

  - Это мне решать! - Я тут же подключил новую ауру берсеркера.

  Люцифер пару мгновений  смотрел на меня, а потом просто щёлкнул пальцами, словно отвешивал шалбан и меня, резким ударом непонятной силы, унесло вглубь коридора. Мотя офигевше взвизгнул, когда моя тушка пронеслась мимо него и, поднимая пыль, упёрлась в кучу камней.

   Ни хрена! Хотел бы убить - убил бы!

   Я поднялся и, шатаясь, попёр вперёд. Сказать, что мне было хреново, значит сильно приукрасить моё состояние.  Вся спина превратилась в сплошной синяк. Все тело болело.  Не сильно, но практически везде. Краем сознания я понимал, что в прошлой жизни после такого полёта выживали редко. Сказалась задранная выносливость.

  - Мне нужен ответ на мой вопрос!  - Буквально выплюнул я в лицо этому хлыщу, и столь же яростно сдерживая желание втулить ему в челюсть. Мудак!

  - Хорошо!  - Согласился Люцифер.

   - Давай. Жги бард, твою мать!  - Это все, что смог выдохнуть я, перед тем как упасть на пол.

   - Около восьми веков назад у вашей цивилизации закончилось природное горючее. До этого ваши ученные нашли способ добывать энергию из альтернативных источников.  Все они были довольно посредственными и не решали основной проблемы. До тех пор пока группа физиков не открыла некую энергию эфира или физического вакуума.

    Некоторое время ваши теневые лидеры пробовали держать ситуацию под контролем и распространять дармовую энергию по заоблачным ценам. Это пару лет спасало вашу цивилизацию. Но  сам прибор, который изобрели ваши ученные, был пусть и дорогим по материалам, но с лихвой окупался в течение пары лет. Однако эти ваши учёные подобно неандертальцам и прочим древним племенам оседлали то, что совсем не понимали. То, что они назвали энергией эфира, было им не подвластно и имело свои побочные эффекты.

  То, из чего они начали качать энергию, не было ни материей, ни энергией как таковой. Это было нечто совершенно другое и неизвестное вашей физике. Назовём это первоосновой! На данный момент наиболее  подходящее название из вашей культуры это мана.

    Когда человечество начало выкачивать ее из того места, где ей положено быть и превращать в нечто совершенно не естественное, вроде обычного электричества и тепла  началось ваше падение.  Первооснова  держит на себе все мироздание, а вы по своей глупости начали её откачивать,  превращая в обычную энергию. И самым хлипким  и подверженным изменениям оказалась  обычная жизнь.  Мало того, что без достаточного количества первоосновы жизнь начала угасать, так ещё и огромные  отходы при  обработке этой энергии  стали прорываться в обычное пространство. И то, что приносит пользу на своём месте, в месте, где ему  быть не положено, приносит огромный вред.

    В итоге  прибор распространился по всей планете. Его ставили в транспорт и бытовые приборы. Он был везде и отовсюду выкачивал первооснову.  Сам прибор был сложной конструкцией из драгметаллов,  электронных плат и для работы требовал воду, которую в процессе испарял. Изначально даже считалось, что он работает на воде и только потом люди поняли, что энергия берётся из ниоткуда. А точнее из другого измерения мироздания.

   Поначалу  вред от прибора не чувствовался. Мир ещё долгое время жил и считал, что пришёл золотой век. Однако вскоре жизнь стала угасать. Вначале возле огромных стационарных станций. Ученные забили тревогу, но было поздно. Джин вырвался из бутылки. А у людей отсутствовали альтернативы. Без энергии жизнь на планете, перенаселённой без всякой меры, грозила масштабной войной всех против всех. Ожиревшее на дармовой энергии человечество все меньше смотрело на звезды и все больше придавалось играм и наслаждениям. Развитие технологий и дармовая энергия сделали свое дело. Восемьдесят процентов человечества не занималось ни чем, кроме развлечений и самолюбования.

  Но пришёл час расплаты. Критическая масса первоосновы в вашем измерении начала убивать все живое.  Ученные посчитали это эффектом сходным с радиацией. Мелкие приборы запретили а вокруг больших создали зоны отчуждения, где обслуживающий персонал заменили управляемые роботы и дроны. Но это не помогло. Земля умирала без первоосновы. Все большие территории превращались в пустыни.  А выпущенная в мир первооснова начала убивать все живое. Смертность и мутации несовместимые с жизнью просто зашкаливали.

  В мире поднялась паника, закончившаяся локальными войнами за ещё живую территорию. Но снова человечество не вняло стону мироздания и не отказалось от дармовой энергии эфира.  На ещё живых территориях начали строить небоскрёбы полей для еды, а укрываться   в подземных бункерах. В то время люди считали, что мощная  железобетонная стена с вкраплениями свинца может остановить  излучение первоосновы. Они не понимали, что для этой субстанции нет преград и законов в вашем слое вселенной.  Через время оказалось, что выжили лишь десятки из тысяч городов-полисов. В них ещё  теплилась жизнь, в то время как остальной мир умирал.

   Мутации достигли своего предела  и часть живых существ смогла выжить в новом мире, став чем-то другим. Они  научились питаться новой субстанцией. Они стали элитой нового мира.  И это ускорило его падение. В конечном итоге города-полисы вскрыли свои арсеналы  и, в отчаянной попытке выжить за счёт остальных, развязали глобальную войну.  В попытке решить проблему эфирной энергии науки резко скакнули вперёд, но так и не добились успеха. Зато сильно подрастили  арсеналы своих полисов. Что привело  к скоропостижной гибели даже таким мелким оплотам цивилизации. Даже те космические станции, которые ваш вид успел построить, были в большинстве своём сбиты противниками. На данный момент в космосе кружатся всего четыре станции, и две из них давно не подают признаков жизни.

   Через сотню лет по вашему летоисчислению ваша цивилизация потеряла все приобретённые навыки во время своей эволюции  и забыла свою историю.

   Теперь этим миром правят те, кто смог мутировать  под новые условия существования. Их осталось совсем немного по сравнению с вашей популяцией на момент  начала краха цивилизации. Но эта популяция продолжает поддерживать работу  генераторов энергии эфира и нашла другие источники питания.

   В этот момент Люцифер замолчал и артистично затянулся сигарой, запив все это дело очередным глотком коньяка. Мы с Торном невольно сглотнули. Я уже ненавижу этого урода. Поймав взгляд Торна и Илира понял, что я не одинок в своих чувствах. Лишь девушки ничего не замечали, забившись за наши спины.

  - Вот здесь нужно кое-что уточнить. - Продолжил своё повествование Люцифер. - В момент рождения вселенной,  каждая ее частичка получила свой импульс. В этот же момент рождения вселенная могла умереть, став лишь ещё одним упорядоченным взрывом. Но именно в этой вселенной все пошло немного не так. Тут появилась жизнь. Частичка хаоса, что затерялась в условиях предсказуемого порядка.  Так родился разум.  И вы лишь ступень в его эволюции.

  Разум как понятие определяется  свободой воли, то есть частичкой хаоса внедрённой в изначально упорядоченное движение. Даже я не являюсь разумным с точки зрения вселенной. Я могу испытывать некие эмоции, свойственные человеку, но изначально я подчиняюсь строгим  алгоритмам, вложенным в меня создателями.

      Но в этой вселенной есть определённая градация разума, даже если она не видна некоторым особям. Бактерия по сравнению с вами не является разумной, но, тем не менее, она несёт в себе частичку хаоса и свободы воли,  потому никто и никогда не сможет предсказать, в какую сторону она поползёт и в какой момент начнёт делиться. Это относится и к вам, и к Старшим расам. Между вами почти такая же пропасть в понимании друг друга. Вы для них что-то вроде пчёл, что должны приносить пользу. Именно поэтому я был создан по вашему подобию и направлен сюда с целью возродить вашу цивилизацию.

      Здесь снова нужно сделать отступление. Первооснова и создала разум. Вам были переданы знания от Старших рас в том виде, в котором вы в состоянии их понять. Душа, реинкарнация,  грехи, заповеди, эволюция. Все это законы вселенной, в которой обитает ваш разум. Ваша душа или же астральное тело и состоит из маны и ее же вырабатывает каждый день. Ваши переживания и эмоции, познание нового,  все это процесс выработки маны и наполнения ею того слоя реальности, в котором живут Старшие расы. Они же и отбирают излишки в свою пользу. Если говорить аналогиями, то вы для них те же пчелы, что приносят мёд. Ваша планета лишь улей для вашей жизни. И сейчас этот улей перестал выполнять свою функцию и вместо прибытка стал поглощать накопленную ману в своих целях. А кому нужны пчелы, которые не хотят работать, а только жрут мёд?  Правильно. Никому. К тому же колония как таковая стала вырождаться. Потому я здесь.

  Пчела не сможет понять пасечника, потому как их уровни разума несопоставимы и виляния задом человека для пчелы лишь некое природное явление, ни к чему не обязывающее. Но если создать робота, подобного пчеле с определёнными алгоритмами, то можно управлять роем. И я такой робот, а вы будущие матки колонии. Ваша задача возродить планету и цивилизацию. Ваша награда возможность эволюционировать  в новую сущность вне стандартной цепи реинкарнаций и накопления душой первоосновы для нового рывка в эволюции.

  Ваши тела были слегка модифицированы. Им придали возможность сохранять ману и использовать ее в своих целях. Так же была создана конфигурация прямого пополнения души маной. Сейчас это выражено как накопление очков опыта. Как таковой смерти нет в вашем понимании. Ваше астральное тело, как и любого живого существа, в процессе развития накапливает первооснову. В момент смерти часть ее уходит во вселенную, а часть остаётся в астральном теле, которое на другом слое реальности формирует новое тело. Вам это знание преподнесли как систему реинкарнаций и грехов.  Вся эта теология направленна на придание вашей цивилизации и виду правильного пути развития в условиях нашей вселенной. Заодно такой порядок вещей выгоден Старшим расам, так как при этом колония приносит максимальную пользу и выгоду пасечнику.

   Убивая мутантов, то есть единицы, что мутировали и поглощают ману, вы сами можете поглощать их накопления. Все это тоже выражено в очках опыта и вашем будущем развитии. Это и есть ваша основная задача. Очистить планету от мутировавшей и паразитирующей фауны и заменить ее здоровой жизнью, что будет заполнять маной астрал планеты.

   Но ни один пасечник не будет содержать убыточный рой. Все делается на перспективу. В местный астрал поместили некий накопитель, к которому вы все имеете доступ. Поток маны из  него зависит от вашего уровня и количества пользователей этим потоком. К тому же запас маны в нем огромен, но конечен. То есть у вас у всех  образовался стимул быть сильнее и избавится от конкурентов. Нежизнеспособные и паразитирующие особи Старшим не нужны. На планету внедрили десять тысяч личинок будущих богов. Сколько из вас выживет и дойдёт до конца - Старшим все равно. Даже если это будет всего один мощный бог местного пантеона. Ваша основная цель возродить нормальную жизнь на вашем уровне разума и по окончанию маны в накопителе вы перейдёте на силу веры в вас ваших последователей, которые будут добровольно жертвовать свою силу веры и ману вам. Кто не справится, умрёт окончательно.

  Каждая ваша смерть для воскрешения тела требует модифицированную ману в виде опыта, отсюда и штрафы. И чем сильнее вы развили  свой аватар и астральное тело, тем больше опыта нужно для восстановления. Потому со смертями будьте аккуратнее.

  В конце вас ждёт награда в виде перехода на новый уровень разумности, но и штраф за провал столь же грандиозен. Вы можете снова упасть до уровня бактерии и потом веками накапливать ману в душе, пытаясь подняться до уровня мыши-полёвки.

   Основные характеристики это ваш стратегический запас маны, который вы вольны вложить в развитие ваших тел. Можете развивать физическое тело, а можете астральное.  Классовые характеристики, сами классы, а так же навыки - это уже ваши личные таланты. Их развитие зависит только от вас. Глупо будет учить талантливого художника играть на скрипке. Он никогда не станет великим, в то время как обучаясь по профилю может достигнуть небывалых высот. По этому же принципу реализовано развитие ваших тел. Каждый из вас станет тем, кем должен стать и кем станет достойным своего дара.

   Теперь об основных задачах. Вы должны убить всех мутантов, что паразитируют на мане, возродить человечество и планету и остановить сто двенадцать все ещё работающих станций, которые до сих пор качают ману. Остатки человечества разделились на два класса. Один из них стал вечно живущими призраками, что обитают в небесах и поддерживают работу станций. Вторая группа более человекоподобная и обитает в различных бункерах и поселениях. Они мутировали под окружающую среду, но не стали бессмертными призраками. Ваша кровь способна вернуть этих туземцев мутантов в изначальный облик и на их базе возродить человечество. Призраков надлежит уничтожить, но для этого вам нужно стать куда сильнее.  У вас есть фора в том, что призраки от долгой жизни сошли с ума и сильно просели в интеллекте, но все же не потеряли основные инстинкты. Есть и убивать всех, кто опасен.

   Пока Люцифер вещал я превратился в слух. На языке вертелись тысячи вопросов, но задавать их не было смысла. Дьявол прямо сказал, что будет всегда оборачивать ситуацию в свою сторону. Остальные тоже не слишком стремились перебивать гостя. Девушки из-за страха, парни похоже быстро въехали в ситуацию. Даже торчок Илир был предельно сосредоточен. Нет, он точно не безнадёжен.

   -  Почему все оформлено как игра? - Задал вопрос я.

  - Ваш лимит вопросов исчерпан!  Желаете оплатить следующий вопрос?  - Усмехнулся Сатана. Ага, сейчас!  Только шнурки поглажу!

  Торн понял меня с полувзгляда.

   - Почему наша работа и существование в новом мире оформлена как игра в ММОРПГ? - Повторил он, слегка видоизменив вопрос. Сечёт тему!  Видимо приходилось разводится со склочной женой.

    - Вы технократическая цивилизация и привыкли оперировать цифрами и пользоваться датчиками. Ваше же новое тело, по сути автомобиль, набитый аппаратурой и системами вооружения. Интерфейс лишь помогает понять суть происходящих процессов. А задание оформлено в игру, потому как у вашей расы это была первая попытка создания нового мира с пониманием баланса и развития. То же самое вам и предстоит сделать с этой планетой. Это уже не первый случай самоуничтожения младших рас, так что вы не первые, и не вы последние.

   Черт!  Маловат объём информации, а ещё один ответ ушёл. И Люцифер явно не намерен его развивать.

  - А почему именно мы?! - Вдруг вперёд вылезла Лилин.

  Я на неё зло зыркнул и девчушка, пискнув, скрылась за спиной Илира.  Но слово сказано, да и не такой уж пустячный вопрос. Сейчас я решил выбивать полный ответ любой ценой. И дьявол это понял, потому как ехидно так усмехнулся и снова картинно затянулся сигарой.

   - Как я уже говорил, смерти как таковой не существует. Есть лишь подъем и падения по эволюционной лестнице. Сейчас в астрале планеты скопилось больше шести миллиардов душ, которым просто не хватает сосудов для возрождения. А в свете последних событий, постигших вашу цивилизацию, очень большой процент этих душ сильно просел в энергетическом плане. Потому были отобраны наиболее сильные души, ещё сохранившие энергию и уже близкие к следующему этапу эволюции.  Как оказалось вас не так уж и много таких. Едва десять тысяч наскребли, что для размеров целой планеты очень мало. Ведь выживут из вас едва ли несколько процентов. На данный момент двенадцать процентов личинок потеряли свои аватары. Они потеряли ману и ее не хватит для возрождения в аватаре будущего бога, но вполне смогут возродится обычным человеком. Вы тоже можете сделать свой выбор и сейчас же умереть.  Уйдёте в астрал почти без потерь. Но кто рискнёт, станет либо сильнее, либо потеряет все.

   Даже к вам я пришёл только в тот момент, когда шанс на выживание вашей группы превысил пятьдесят процентов. Ответ полный. - Люцифер снова ехидно уставился на меня. Вот гад. Если сейчас дёрнусь, то снова напугаю Мотю своими полётами. А это больно.

   Минус четыре вопроса, а их становится все больше. Остальные смотрели на меня, стоящего напротив дьявола и молчали.

   - На какую помощь от системы мы можем рассчитывать при выполнении задачи? - Спросил я и кивнул Илиру. Тот, мгновение подумав, повторил вопрос.

    - Вы всегда можете вызвать меня на помощь. Как система контролирующая процесс изменения ваших тел, я слышу всех и всегда. Но предупреждаю сразу - для вас это очень нежелательный исход. Я просто обязан взять больше, чем отдам. Старшие расы желают, чтобы выжили лишь самые стойкие и жизнеспособные особи. Таков Закон.

   Ещё по всей планете раскиданы тысячи артефактов для вас. Часть из них станет вашим оружием или инструментом, часть просто подарит новые силы или знания. Ищите и обрящете.

    Иногда, для толчка развития вас или всего мира, я буду выдавать вам задания-квесты. Для этого вам просто нужно создать или попасть в определённые условия. Награда и штрафы к заданиям также будут прилагаться. Принимать квест или нет решать вам. Ответ полон.

   Люцифер встал с кресла и оно тут же исчезло, просто растворившись в воздухе.

  - И запомните. Несмотря на моё зловещее для вашего понимания имя и обещание обмана вместо помощи я поставлен следить за вами и я же заинтересован в благополучном исходе вашей работы. Как и Старшие расы, которые меня создали. Потому не воспринимайте нас как зло. Мы как добрый отец, что бьёт ремнём неразумное чадо в воспитательных целях. Тяжёлые условия выполнения задачи сломят слабых, но сильные станут только сильнее.

  - Последний вопрос. - Пошёл в ва-банк я. - Я заработал второй вопрос, но ты его обыграл и отнял. Вопрос прост. Почему мы почти ничего не помним из прошлой жизни?

  Дьявол замер внимательно рассматривая меня.

  - Согласен. Но вопрос был получен таким же образом. Тем не менее, я могу ответить тебе, Лидер, если ты согласен на малую плату. После ответа твоя память будет восстанавливаться медленнее, чем у других в течение тридцати суток.

   Черт!  Вот жук. А стоит ли оно того?!  Все же информация об этом не крайне важна.

  - Я согласна оплатить этот вопрос!  - Вдруг звонко крикнула Лилин.

  Мы все с удивлением глянули на берегиню.

  - Я согласна оплатить! - Твёрдым голосом повторила она.

  - Плата принята. Вся ваша память из всех прожитых жизней хранится в астральном теле. Именно душа формирует основу вашего характера. Но без тела она значительно отличается от той личности, в которую вы превращаетесь, возродившись в теле. Сейчас же ваши тела искусственно воссозданы, а значит абсолютно чисты. Вы получили усиленный канал связи со своей душой для работы с манопотоками и развитием астрального и реального тел. Потому ваша память из последней жизни, что лежит на самом верхнем слое, постепенно просачивается в мозг, занимая свое положенное место. После заполнения объёма и развития мозга вы сможете заглядывать и  в память из прошлых жизней. Но делать этого не советую. Для психики вашего нынешнего тела это вредно. Можете сами себя запутать. Ответ полон.

  И не дожидаясь нашего согласия Люцифер исчез вместе с багровым свечением. А в почти  полной тьме коридора освещаемого лишь кожей нашей музы остался витать запах


                                                                                               Глава 7

   Когда Люцифер покинул наше общество, все вздохнули свободнее. Несмотря на его заверения и достаточно убедительные доводы в своём миролюбии, незримая аура этого существа давила на психику тяжёлым прессом.

  - Лилин!  - Рыкнул я, как только отошёл от влияния дьявола. - Какого дьявола ты творишь?  Я ведь предупреждал, что выгрызу глотку любому, кто откроет рот без моего приказа!  Хочешь проверить, насколько я правдив в своих словах?!

  На самом деле я откровенно лгал, потому, как всем своим существом понимал, что не смогу обидеть эту юную  девочку. Более того, я точно знал, что за неё и Яниэль сдохну без всяких сожалений и сомнений.  Это была моя суть, которую я ощутил во время диалога с Люцифером.  Но в этом я никогда и никому не сознаюсь, потому как должен тащить этих людей мимо смертельных ловушек. И самое страшное и сложное - я однажды вынужден буду убить одного или нескольких из них на благо группы. И именно потому я должен вести себя с ними как злобное существо без чувств и эмоций.  Чем меньше свобод я им оставлю, тем меньше глупых мыслей родится в их головах и тем меньше слабостей они сами же себе позволят, расслабившись. В обычное время расслабление заканчивается мелкими неприятностями, которые можно пережить и забыть. В это время и  в этой ситуации, в которых мы оказались, это неминуемая смерть.

  Потому, я в лёгких отсветах кожи Яниэль надвигался на маленькую девчушку, словно айсберг на «Титаник».  Похоже, поверили все. Илир и Торн невольно дёрнулись на перехват. Молодцы мужики. Заодно и вас проверим на прочность. Я должен знать чего стоят мои будущие сержанты.

  - Назад, духи!  - Рявкнул я, невольно подключив ауру.

  Илир отшатнулся, но устоял, Торн упрямо пёр вперёд, сжав кулаки. Яниэль слегка притухла в своём свечении. Лилин осталась стоять с гордо поднятой головой. Молодец, девочка!  Уважаю силу духа тех, кто слаб телом!

  Я в неярком свете рванулся вперёд. Удар ногой в лодыжку и тут же локтём в солнечное сплетение. Мгновенный разворот и второй локоть врезается в тыльную сторону шеи. Илир сдавленно хрюкнул и упал на пол. Отталкиваюсь ногой от его тела, заодно припечатывая его к полу. Однозначно минус один. Жить будет, но ещё долго будет хромать и корчиться при глубоких вдохах.

  Торн оказался опаснее. Не на много, но его стойка говорила о минимальной боевой подготовке. Боксёр.  Хороший спорт, но не мой уровень. Вбитые правила боя на уровне рефлексов в реальном бою больше мешают, чем помогают. Рывок, подкат, удар стопами обеих ног по ногам противника. Проворот на спине и тут же сдвоенный удар стопами ног в падающее тело. Я даже не заметил как включил ускорение и Торн ещё не успел приземлиться, как сдавленно крякнув, улетел во тьму коридора. Минус два. Слабоваты парни. Нужно подтянуть. Глаза застлала простыня сообщений, которые я усилием воли отмёл.

   Лилин приглушённо пискнула, когда я приблизился, но осталась стоять с гордо поднятой головой. Плохо! Для всех нас.

  Я наотмашь ударил ее по лицу. Хрупкую девушку от моей пощёчины просто снесло с ног. В этот момент я сам себя ненавидел. Но так нужно. Разброд в наших рядах нас убьёт. Пусть лучше ненавидит меня, чем ослушается приказа того, кто приучен выживать. Откуда я это знаю, сам не помню. Но моя школа жизни гораздо разнообразнее той, которую прошла эта девчушка и другие мои спутники. И судя по стонам из темноты, парням тоже придётся ее постигать на своих рёбрах. Как в свое время постигал я.

  - Ещё раз ослушаешься меня и я тебя убью лично!  Поняла меня?!  - Навис над рыдающей берегиней я. - Сопли убери!  Этот мир не терпит слабаков! И выжить мы сможем, только сплотившись в единый кулак!  Ты слышала дьявола. Уже почти полторы тысячи человек ушли в астрал. Хочешь стать одной из них?  Я устрою это своими руками!  Но если ты по своей глупости утащишь в астрал других, я тебе обещаю, что найду тебя даже там и заставлю пожалеть о содеянном!  Ты меня поняла?!

  Я рычал, подключив «ауру лидера»! Гром моего голоса разносился по коридору, теряясь во тьме или же возвращаясь зловещим эхом.

  - Прости, Рокот! - Всхлипнула Лилин, но встала на ноги вопреки всему. - Так было нужно. Ты прав во всем. И мы не можем тебя потерять. Тебя и твой опыт!  А я не хочу помнить то, что вспоминаю о прошлом!

  В словах Лилин было столько горечи и боли, что я невольно опешил. А ещё в них было нечто совершенно  не свойственное подросткам. Горечь пережитого. Старость души. Если бы не тесбр голоса и само знание того с кем я говорю я решил бы что мой собеседник умудренная жизнью старуха.

  - Что это значит?! - Я снова надавил на девушку аурой лидера не столько из нужды, сколько провоцируя Торна и Илира. Одновременно я контролировал пространство, не желая пропустить повторную атаку ребят. Нужно проверить их на силу воли и умение переступать через боль, идти до конца, ради тех, кого нужно защищать. Похоже, Илир спёкся, несмотря на свой достаточно высокий уровень, а вот Торн молодец! Уже крадётся по-над стенкой. Не совсем спортивный ход - нападение в спину, но именно это меня порадовало. Парень просчитал ситуацию и понял, что в лоб меня не одолеет. Во всех ситуациях, к которым мы по старой, пусть и отрывочной, памяти воспринимали это как подлость. Но это новый мир, где право на жизнь нужно выгрызать зубами.

  - Говори!  - Рыкнул я.

  Лилин вздрогнула и всхлипнула, но ответила твёрдым и ровным голосом.

  - Задумайся, почему вашим телам лет по двадцать пять, а моему - всего четырнадцать?  Да потому, что я умерла в этом возрасте!  Я жила там, куда даже полиция без броневиков не суётся. Моя мать была наркоманкой, а ее дружки любили за дозу для неё развлекаться со мной. Как думаешь, я сильно хочу это вспоминать?!   Я стала берегиней только потому, что никому и никогда не желала такой жизни! Я спасалась только тем, что любила бездомных животных. Таких же брошенных и ненужных, как и я. Точнее они спасали меня. Только они меня любили. Мотя был верным псом без родословной, что погиб за меня, когда банда наркоманов меня насиловала и убивала. Это было первое, что я вспомнила! Их безумный смех и удары по всему телу! Он умер за меня!  Его забили ногами на моих глазах, пока меня насиловали во все возможные места!

  Лилин кричала!  Торн присел у стены и закрыл уши руками. Илир даже не пытался шевелиться, после моего экстремального массажа. Только Яниэль стояла и смотрела взглядом, который пугал даже меня. Ее кожа сверкала алыми искрами, словно девушка вот-вот готова сгореть и разлететься в пепел. Именно ее свет освещал все вокруг, пусть тусклым, но светом.   Только я стоял и ничего не чувствовал. В душе поселилась пустота. Я... кто я?  Я всегда был защитником и... убийцей. Но я защищал таких, как она!  В последнее время их стало так много.  Смерть!  Много смертей.

   Отсветы пламени играют на осколках стекла в небоскрёбах.  Рядом что-то взорвалось и впередиидущего парня срезало шрапнелью.

-  У них  артиллерия и лазерганы! - С лёгким шипением раздаётся в моем ухе.

- Сапы, где дроны?!  - Ору я в эфир. - Требуется поддержка с воздуха! Задавите дронов противника в квадрате два-двенадцать! Срочно!

  - Рокот, у нас потери!  Сапов выбили! Поддержки не будет!  - Надрывный крик в ухе захлёбывается яростным воплем и тихими всхлипами.

  - Рокот... вы... води людей...

  - Я... - Яркая вспышка  раскидывает нас в стороны.

   Когда я смог собрать глаза в кучу, то увидел, что мои ноги ниже колена просто отсутствуют. Медблок комбеза перетянул обрубки конечностей и потому я ещё жив. Дроны Хаттов прорвали периметр, а их ДРГ выбили всех наших сапов. Это конец полиса. Мы проиграли свой последний небоскрёб. Это смерть всей колонии!  Хатты взяли нас! Даже если выстоит бункер. А он не выстоит без нас.

  - Все будет хорошо!  Милая!  Ты только не умирай!  - Ворвался шёпот в уши, как только прошли первые признаки контузии. Рядом со мной лежала женщина средних лет  и обнимала труп девочки-подростка. Часть черепа девушки срезало лазером и тут же запекло рану. Она выглядела как живая, если бы не отсутствующий кусок головы.

  Я попытался подползти к ним,  но не успел. Очередной дрон пролетел над нами. Мой комбез скрывал инфракрасный контур моего тела, но гражданские не имели таких.  МТБЗ, размером всего с палец, вылетел из жужжащей винтами машины смерти и ударил в лежавшую на обочине парочку. Термобарический взрыв превратил их тела в обжаренные до хрустящей корочки скелеты. На рефлексах я попытался вжаться в землю, но волна пламени в одно мгновение сожгла мою руку и выжгла глаза и лёгкие.

  - Ещё один Страж! Живучие собаки!  - Раздался голос сквозь вату контузии.

  После, лишь секундный гул заряжающегося конденсатора лазергана и тьма...

  Очнулся я, обнимая рыдающую Лилин в своих объятьях, а у самого по щёкам катились слезы. Хорошо, что во тьме их никто не видит. Лидеру такие слабости не по карману.

  - Рокот, ты сволочь! - Прошипел из тени Торн. Он так и не решился напасть, пока я обнимал Лилин.

   - Ты даже не представляешь какая! - Рыкнул я. - Теперь всем спать. Хватит на сегодня впечатлений.

 На самом деле я хотел разобраться в той простыне сообщений, что меня присыпала  все это время. Теперь механика развития тел стала основной  задачей для выживания группы. Если это и есть наше оружие, то я просто обязан разобраться и изучить матчасть. Без этого солдат не солдат.

  Народ неохотно расползся по своим циновкам, насторожено поглядывая на меня. Для них тоже ночь выдался насыщенным и возражений не последовало.  А я открыл все, что смог в интерфейсе и стал изучать.

  Имя: Рокот.

  Уровень - 6

 Фракция: не определена. Класс: Витязь.

  Пантеон: пусто. Последователи: отсутствуют.

  Выносливость - 17

  Сила - 3

  Ловкость - 2

  Интеллект - 7

  Интуиция - 12

  Дух - 5

  Харизма - 7

  Удача - 1

  Жизнь - 170/170, Бодрость - 169/170.

 Классовые характеристики:

  Ускорение - 1

  Лидерство - 1

  Ярость - 1

  Дополнительная классовая характеристика: Тень - 0/50

 Теперь я понимал, почему я выбрал это имя. Это был мой позывной в такой далёкой прошлой жизни. Он делал меня мной. Тем, кто я есть.

   Доступен новый класс.  Воин ночи-ассасин. Во тьме они обретают свою силу. Тьма их лучший и верный союзник. Во тьме ассасин обретает свою силу. Классовая способность: «Тень» -  +5%*ранг тени ко всем основным и боевым характеристикам  в тёмное время суток или в помещениях без света. 

   Для получения четвертой классовой характеристики требуется вложить 50 очков свободных характеристик.  Вложено: 0/50.

  Так. Все интереснее. Получается, что за каждый уровень мне дают по одному свободному очку для распределения. У кого этих характеристик больше, тот и сильнее. Насколько я знал удачи и интуиции ни у кого из моих спутников нет. А это плюс два очка на каждый уровень. Вот тут возникает второй вопрос - куда их лучше вкладывать?  В основные статы или в классовые?  Четвертая характеристика приятная плюшка, но такой ценой!

   Здесь стоит дважды подумать, прежде чем раскидывать очки характеристик. По крайней мере, первое время я точно не буду создавать новый класс, хоть ассасин выглядит очень соблазнительно.

   А может стоит?  Все эти мысли роились в голове, перемешиваясь с кучей вопросов и попыткой выстроить чёткий план развития нашей команды для выживания. Пятьдесят процентов это слишком мало.  Я ворочался с боку на бок и не мог заснуть. Да и травяная циновка на лучшее ложе для успокоения мыслей. Остальные, похоже, легли только по моему приказу и сами не могли заснуть.

  - Рокот. - Раздался голос Торна из тьмы.

  - Ну.

  - Ты из спецов?

  - Похоже на то. Помню все ещё мало конкретных событий, но моя смерть была в бою.

  - Спасибо.

  - За что спасибо? - Возмутился Илир. - Этот  псих мне ребра сломал.

  - Дурак ты, Илир. Это он тебя погладил. Когда работают спецы, то пара сломанных рёбер это совсем не о чем. Их обучают бить один раз. И я рад, что один из профи в нашей команде, а не против нас.

  Я хмыкнул. Торн мне нравился все больше. А Илир просто молод. Повзрослеет - поймёт, что я действительно сдерживал себя. На десяток сантиметров в сторону или немного другой угол удара и он смог бы рассмотреть свои лопатки без зеркала. А вот замечание Торна меня порадовало.

  - Ты тоже понял?

  - Понял. Но ты уверен, что он не лгал? Не зря же дьяволом представился. Если это все совсем не то, чем кажется?

  - Например?

  - Ну, игра как игра. Кто-то из богачей  тотализатор устроил в виртуале и сидит смотрит на то, как мыши бегают по лабиринту. Или эксперимент ученных.

  - Слишком мощная детализация. Я помню мало, но на уровне подсознания ощущаю, что такие технологии для нас запредельны. К тому же мои воспоминания о смерти подтверждают его слова. Я помню защиту полиса и нападение Хаттов.

   - О чем вы Торн?! - Возмутился Илир в очередной раз. - Он ударил Лилин. Обычную девочку. У нас было все хорошо, пока вы не пришли. А сейчас одни проблемы!

  - Успокойся, мальчик. - Нравоучительным тоном осадил его Торн. - Не будет нас, придут другие. Грядёт война. И война не столько с мутантами, сколько среди таких же, как мы. И драться мы будем насмерть за право владеть маной и верующими. Потому как от них теперь будет зависеть наша жизнь. И не хочешь сдохнуть, слушай того, кто обучен выживать в агрессивных условиях. Лилин вылезла вперёд, причём дважды. А ей всего четырнадцать. Как думаешь, кто умнее и опытнее?  Она или взрослый армеец из спецвойск?

  - Это наши вопросы. - Надулся парень. - Мы имеем на них право.

  - А ты жить хочешь?  - Решил вмешаться я.

  - Что и меня убьёшь? - Черт!  Похоже, я переоценил Илира, но ему всего семнадцать. Однако лечить его от этой наивности нужно и срочно.

  - Если нужно будет для блага группы - да, убью! Любого из вас!  - Я добавил в голос металла. - Я знаю одно. Одиночки не выживают, потому люди всегда строят социум для защиты себя и своих близких. И этот социум всегда избавляется от тех элементов, которые тянут его на дно и делают слабее. Кто будет вредить группе, умрёт окончательной смертью от моей руки. За остальных умру я сам, но сделаю все для того, чтобы они жили. Тебе ясно, Илир?!

  - Более чем! - Все ещё обижено ответил парень, но уже без возмущения. Девчонки просто молчали. До них стало доходить, что в этом мире без сильного плеча им не выжить. Раньше все было размыто и странно. Мир пугал своей непонятностью, но сейчас, когда стали понятны предстоящие задачи и проблемы, он просто давил на мозг. Даже мне. Я во всю старался выработать план дальнейшего развития, но информационный голод все это превращал в убогое месиво предположений и решений «методом тыка». Совсем не мой стиль.

      - Рокот, думаю, нет смысла дальше валяться. - Торн кивнул в сторону входа в наше убежище. Замуровали мы его качественно, но оставили отдушины для воздуха. Мелкие щели, в которые сможет пролезть только завтрак для чуткого Моти. И сквозь эти щели стал пробиваться робкий свет. Утро пришло.

-  Думаю, ты прав. Всем подъем!  - Скомандовал я и первым гибким движением взлетел с циновки. - Всем на выход. Пять минут на утренний моцион, а затем общий сбор и расстановка задач на день.

   Мы с Торном разобрали завал и вылезли наружу.

  - Мальчики налево, девочки - направо!  - Дал отмашку я и сам пошёл в ближайшие кусты. Неожиданно из них на меня вылетело нечто размером с собаку, а по виду родственник Моти, шестого уровня. Минус половина здоровья и прокушенное бедро. Ударом по голове железной дубинки я сбил противника с ног. Дальше подключился Торн. Его кистень замелькал со скоростью винта коптера, кроша тело монстра.

  - Ты как?  - Спросил он, когда ящер перестал шевелиться. Точнее, он все ещё шевелил остатками конечностей, но уже не представлял угрозы.

  - Норма!  - Процедил я сквозь зубы, пытаясь вернуть на место кусок мяса из бедра, что неопрятно отвис в сторону. Кровь залила ногу и ладони, но регенерация решала этот вопрос. Жить буду.

   - Отставить разделятся!  - Крикнул я.

  - Какой ужас!  - Лилин подбежала ко мне и приложила руки к ране. Ее ладошки осветились золотистым сиянием. По ноге пошло приятное тепло, кровь резко замедлила свой бег по ноге, а боль смыло тёплой волной. Я лишь сидел и скрипел зубами.

   - Значит так! - Сказал я, когда спазмы в горле от боли прошли. - Двигаемся только группами. Я с Яниэль и Торном. Илир, ты с Лилин и Мотей. Ящер и аура берегини вас защитят от нападений. На сегодня основная задача - дрова, вода, добыть огонь. Еда уже есть.

   Я кивнул на ящера. Пнул бы его ногой, да боялся, что снова рана откроется. Выносливость запредельная для обычного человека, но переломы и глубокие раны заживают далеко не сразу.

  - Собираете грибы, ягоды, травы. Все что съедобно или полезно. И снова укрываемся в пещере. Будем думать, что делать дальше. Илир, начнёшь качать свое вдохновение раньше вечера, начну качать на тебе навык садиста. Понял?!

  Дождавшись утвердительного кивка парня, отправил всех по очереди в проверенные и перекрытые другими кусты. Вода была далековато, но с Торном и Яниэль, я кое-как дохромал. Рана была глубокой, но уже неопасной. Просто боль была дикой, но в целом я справлялся. Воды и кое-каких дров принесли к входу за три ходки с выходом за пределы оазиса. В это время в самом оазисе ребята насобирали каких-то корешков грибов и ягод.

  Я же по пути срывал различные травы и растения и давал им названия. Вне оазиса это работало раз через три. Некоторые травы или кусты приходилось тщательно изучать перед тем, как появлялся интерфейс  с предложением названия. Другие уже были кем-то названы. Причём, когда появлялся интерфейс, выскакивали уже готовые названия и  дважды выскочили названия на иностранных языках. Один раз вроде бы на-испанском,  в другой какие-то иероглифы. Похоже, естествознание не только мой конёк. Но десяток растений я все же обозвал. Естествознание возросло на две единицы, интеллект и суть вещей  на единицу. Быстрый кач заканчивается. Дальше придётся пахать все больше и больше, ради каждой единички стат. Но это естественно.

   Часа через три мы собрались у входа в убежище. Разобрали заваленный вход и затащили туда все добро, что получилось собрать. Практичные девчонки нарвали огромные стога сена для матрасов и других нужд. Мы же с мужиками больше упирали на дерево. Дров оказалось много, но вот самого огня не было. Илир оказался более чем посредственным геологом, а может просто ничего не вспомнил из того, что учил, но и он не мог понять, где искать кремний.  Его класс «Менестрель» просто позволял находить полости в теле породы по звучанию и отклику, когда он начинал резонировать и вызывать звуки из окружения. Все это он делал интуитивно, на уровне подсознания, но саму интуицию почему-то не получил.

   Я решил не рисковать и, собрав все необходимое для нашего существования, приказал укрыться в убежище. В этот раз оставили чуть больший простор для воздуха и света, а сами расположились у входа. Мотя довольно чавкал остатками родственника, обильно приправленными моей кровью и был единственным довольным своей участью существом в нашей группе. Остальные расселись на камнях или охапках травы и с кислыми лицами жевали сырое мясо, заедая его отвратительный вкус не менее отвратительными лопухами или грибами. Только кислые ягоды кое-как разбавляли вкус всего этого, но их было предельно мало, потому использовали их как приправу вместо соли. Только Лилин ела орехи и траву. Мясо ей вешало неслабый дебаф проклятия.  У нас появился первый в этом мире веган.

   - Итак, объявляю мозговой штурм. - Сказал я, когда все доели свои порции. Мяса было много, но аппетита никакого, потому заняло это действо всего ничего по времени. - По традиции  первым выступает со своими мыслями самый младший. Лилин?

  - Что?  - Не поняла меня девочка.

  - Говори, что думаешь! Без обиняков  и страха. В этом суть штурма. Даже самые глупые,  на первый взгляд, мысли,  могут оказаться гениальным прозрением. Как думаешь, что нам делать дальше?

   - Думаю, надо искать других людей и строить город. Дома, больницы, школы. А ещё нужно всем рассказать про Люцифера. Он же сказал, что явился только к тем, кто перешагнул порог выживаемости в пятьдесят процентов. Теперь там ходит куча людей, что ничего не знают о том, что происходит на планете. Они все погибнут, просто не зная, что надо делать и от кого прятаться. Все вроде.

  Мы с Торном переглянулись. Тот пожал плечами. Мол, а что ты хотел от берегини?  И в правду что?  Ей даже мясо яд.

   - Илир?

   - Надо качаться. Я, кажется, играл в эти игры и был крутым игроком. Чем больше времени проводишь в игре, тем ты сильнее. Тут все на время завязано и строгий расчёт. Каждое заклинание или скил становится сильнее после каждого удачного использования. Я потому и качаю вдохновение грибами. Так время экономится, а я становлюсь сильнее. И ещё. Играть нужно правильно. За класс. Если ты дамагер, не нужно качать бафы и если наоборот, не стоит качать заклинания, что наносят урон. Узкая специализация даёт больше.  О!  Понял!  Прости, Рокот!  Ты был прав. Сила в группе. Ты у нас воин, Лилин - хилер. Судя по всему, Яни у нас бафер. Так вроде Музы работали. Правда, там они работали с Творцами. Похоже, она бафер для меня. Я тоже вроде бафер. А она бафер для баферов.

  - Погоди!  - Осадил я парня, который явно разошёлся, оседлав волну воспоминаний. - Поясни!

  - А!  Вы же нубы!  Ну, это... есть классы. Последнее время игры стали от них избавляться, но не вышло. То есть названия-то убрали. Типа расширили сеттинг. Но в тактике боев все осталось. Она ведь не с потолка упала. В общем, есть несколько классов. Одни - танки. Их задача держать урон и защищать остальных, более слабых телом. Хилер лечит и держит группу. Воин, рейнджер и маг  - дамажат. Короче, убивают врага, пока танк стоит под стрелами. Ну и роги. Типа разбойники, ниндзя, ассасины. Они под невидимостью ломают тактику врага. Диверсанты, короче. Так что, как ни обзови, а тактика не меняется. Ну, ещё есть ханты или охотники. Это анти-роги. Контрразведка. Еще есть дебаферы, что ослабляют противника и глушат их всякими абилками.  Все в общем.

  - Ничего себе расклад. - Хмыкнул Торн. - Я через слово понял. Муть какая-то.

  - Да нет, Торн. Парень прав. - Я усмехнулся, заметив в неярком свете, как Илир зарделся от гордости. - Тактика вполне жизнеспособная. И более того, вполне применяемая нашими спецами. Выглядит по-другому, но так и работает. Бронетанковые - держат позиции, в то время как авиация и артиллерия выносит позиции противника. Мобильные ДРГ и снайперские двойки вносят хаос и кладут командный состав в могилки, а контра ищет и выбивает ДРГ противника. Тыловики ставят в строй выбывших и усиливают тех, кто провалил линию фронта или ареал влияния. РЭБ и ДРГ иногда подрабатывают дебаферами, ослабляя дух противника и сея панику. Так что ничего нового Илир не сказал, но напомнил, что правильная тактика - залог успеха. Спасибо, парень.

  - Да не за что!  - Зарделся Илир.

  - Яни?

  - А!  Что!?  Я ничего? Рокот, только не бей! - Девушка была под впечатлением от прошедшей ночи и моего поведения. Потому вела себя слегка неадекватно. Весь день молчала и дёргалась от каждого звука. А меня стала бояться.

  - Ясно!  Торн?

  - Вляпались мы, брат.  Я тоже вспомнил свою смерть и это подтверждает слова дьявола. Я был строителем и строил эти самые бункеры и небоскрёбы полей. Энергии было много, а живой земли капля.  Моё дело - техника, но и по строительству нахватался по верхам, благодаря специфике деятельности. Про игру говорил тебе,  больше чтобы себя разубедить. Умер я от голода. Как и вся моя семья. Питался всякими улитками и червями на био-фермах. Но все отдавал детям, которых и похоронил. Серая лихорадка. Мутация. Теперь понимаю  ее причины.

    Как полезному кадру мне дали место в бункере, но я отказался. Жить просто стало не за чем. Вот и ушёл тихо и мирно в подворотне. Этилового спирта хватало. Его гнать при наличии энергии можно много и из чего угодно. А так, я неплохой механик и кое-что понимаю в стройке и архитектуре. Можешь на меня рассчитывать в этом, но я не воин. Нет, вмазать могу! И не отступлюсь от своего. Но как боец  - я так себе.

  - Что думаешь по Люциферу?  Ты много сделал для группы. Твоё мнение далеко не последнее. Другой взгляд на проблему может избавить от проблем все войско.

  - Кое-какие непонятки есть, но все что он сказал укладывается в логику моей физики и образования.  Даже больше скажу. Я понял многое, просто развив его мысль. Не все и не уверен, что прав, но есть кое-какие наработки.

  - Мозговой штурм для этого и нужен. Поясни, что понял всем.

  - У меня жена и тёща были ведьмами. Да не смотри ты на меня так!  - Хохотнул он, увидев мой ошарашенный  взгляд. - Я сам прагматик и циник. Но отрицать очевидное, пусть даже оно не влезает в рамки узаконенной науки - это быть таким же узколобым дятлом, что сожгли Бруно. Я сам не верил, но сотню раз убеждался, что есть нечто большее, чем мы видим глазом и приборами. Люцифер это просто подтвердил. Я немного обмозговал и многое понял.

  - Например?

  - Например - уровни. Для игры это понятно. Так как бы интереснее и так уже было. Вопрос в том, почему дизайнеры игры выбрали именно такой путь развития?  Может, потому что, как ты сказал, он естественен?   Классы игры вполне сходны с родами войск. А что если Люцифер прав и мы сами того не зная сделали первый шаг на пути к  Богу. К первому уровню развития в нечто новое и создали новый мир с балансом и развитием? С эволюцией?

  - Причём тут уровни?

  - При том, что Вселенная сама себя повторяет. Это фрактал. Кубик, созданный из кубиков, созданных из кубиков.  Есть физика и геометрия, что описывают константы нашего измерения. А если они также применимы к другому измерению?

  - Все равно не понял.

  - Астральное тело, душа, биополе. Все его описывают как шар вокруг тебя.  А шар самая распространённая фигура во вселенной. Если хочешь сделать шар больше, то каждый раз  тебе  придётся добавлять к нему все больше и больше материала. Понял?

  - Твою мать!  А ведь как точно все укладывается.

  - Вот и я о том же. Я хотел, чтобы ты меня разубедил.

  - Мальчики, вы о чем?  - Жалобно спросила Яниэль.

  - Только о том, что Люцифер не лгал. Все это не игра, а реальность. Для нас реальность.

   - Я тебя услышал. - Ответил я Торну.

  - А что думаешь ты, Рокот? Из нас ты самый сильный и привычный к такой экстремальной обстановке.

  - Думаю, наша сила в нас и этом убежище. И в первую очередь, нам нужно обследовать его. Что бы мы не нашли, нам все сгодится. Команда подобралась нормальная, пусть и местами неадекватная. Но мы дополняем друг друга. А это важно. Так что идём вглубь темноты и ищем то, что сделает нас сильнее.  Снаружи есть запас и опора. Но там мы лишь выживаем. Сами слышали Люцифера. Наши шансы на выживание чуть более пятидесяти процентов. Нужно их увеличить любой ценой.

  - Согласен!  - В лучиках света, приникавшего между камней, я увидел протянутую руку Торна. - Я доверяю тебе свою жизнь, Лидер.

  - Я доверяю тебе свою жизнь, Лидер!  - Тихий шёпот Лилин и маленькая ладошка попыталась накрыть наши руки.

  - Я доверяю тебе свою жизнь, Лидер! - Яниэль накрыла своей ладонью ладошку Лилин.

  - Я тоже!  - Буркнул Илир, явно нехотя, но за бортом ему хотелось остаться ещё меньшее.

  Внимание!  Образована первая в мире настоящая  группа!  Получено достижение «Первый лидер»!  Разблокирован пантеон! 

  Добро пожаловать в ваш новый мир, новые Боги!


                                                                           Глава 8

   В моем интерфейсе появилось окошко  группы, в котором  отобразились данные моих спутников. Я тут же открыл одно из окон, но ничего не увидел. Лишь полоска здоровья. Маловато, но учитывая, что все развивается постепенно это ещё не конец. Кстати о развитии.

  - Лилин, ты мне ногу лечила. Как у тебя это получилось? - Спросил я девочку.

  - Не знаю. Оно само как-то получилось. Я, когда вы Мотю убили, очень захотела его вернуть. И у меня появилась пиктограмма возврат души. А до этого я лечила его, когда он дрался с другими. Мне было его очень жалко и тогда появилось  «касание берегини». Оно лечит раны и болезни, пока руки горят светом. Правда пока они горят, у меня самой здоровье уменьшается, а потом слабость по всему телу идёт и кушать хочется.

    - Так. У кого-нибудь ещё есть заклинания? - Нахмурился я. - Илир? Музыка это что? Заклятие?

  - Не знаю. Это похоже, но нет пиктограмм. Все происходит само по себе, когда я начинаю напевать мелодию. В это время  тратится вдохновение. А какие эффекты от  этого действия, я ещё не понял. Случайно нашёл способ заставлять резонировать все вокруг и слышать, где какая плотность и трещины.

   - Как нашёл?  Описывай все подробно. Все детали.

  - Ну, встретил Лилин. Ей было страшно. Она меня увидела, едва в комок не сжалась. А я почему-то вспомнил, что песня успокаивает. Вспомнились мамины руки и как она напевала, точнее просто мелодия. Вот я и повторил то, что вспомнил. Мне самому было страшно и одиноко. Очень захотелось ее утешить,  чтобы она не боялась и не сбежала. Во  и начал напевать и получил вдохновение.  Потом только узнал, что грибы не только глюки дарят, но и вдохновение качают. Потом его я использовал, когда пел и вдруг ощутил, как завибрировало все вокруг. А чуть позже я начал ощущать эти вибрации и тогда нашёл полости в скале. Так мы и нашли этот тоннель.

   - То есть у вас получилось то, что умели раньше, в прошлой жизни и сильно захотели в этой?

   Оба закивали в робком свете.

  - Яни, попробуй управлять своим свечением. Сможешь сделать его ярче?  Или погасить. Оно постоянно у тебя меняется.

  - Зачем?  Ой, хорошо!  - Девушка вздрогнула, наткнувшись на мой взгляд. Видимо я ее изрядно напугал. Надо это исправлять.

  Я подошёл и взял ее за плечи. Девушка вздрогнула, а я почувствовал очень чёткое влияние ее ауры на мой организм.

  - Прости!  - Всхлипнула Яни. - Оно само как-то выходит.

  - Яни, все нормально. Нам очень нужна твоя помощь. Нам нужны вещи, что облегчат нашу жизнь и сделает нас сильнее. Даже если мы добудем огонь, то не сможем сделать факелы.  Это возможно один из бункеров прошлого. Но восемь сотен лет превратит в труху даже столь массивные сооружения. Там могут быть сокровища для нас, но так же могут быть ловушки, провалы, едва держащиеся перекрытия. Если мы пойдём туда без света очень большой шанс, что потеряем кого-то. Единственный свет, доступный нам - это ты. Понимаешь?  Неужели ты хочешь, чтобы Лилин умерла?  Умерла, раздавленная глыбой или разбилась, упав в провал. И она пойдёт вперёд. Она будет проверять путь.

  - Ты этого не сделаешь!  - Пискнула Яниэль.

  Ну да, я ещё не полный псих, пускать вперёд единственную аптечку в группе и человека, который может вытащить с того света почти мёртвый труп.  Но логика женщин никогда не была их сильной стороной. Зато они на порядок эмоциональнее мужчин. На этом я строил свой расчёт.

  - Я же сказал. Благо группы превыше всего. Лилин может  исцелиться, если упадёт в яму или исцелять себя под завалом пока более сильные мужчины будут его разбирать. - Так себе логическая конструкция, но Яни поверила.

  - Я могу пойти вперёд. - Почти прошептала она.

  - Ты с ума сошла?!  Ты единственный свет в темноте. Твоя смерть - смерть всей группы.  Ты останешься последней во тьме коридоров, потому как только так мы сможем найти выход, прочитав метки. Без света оказаться в полной темноте лабиринта, полного опасностей и препятствий. Как тебе исход?  - Надеюсь не перегнул.

   Яниэль зажмурилась и по ее щёкам покатились слезинки, что тоже сияли тусклым светом. Но упав с ее щеки на пол тут же затухали. А жаль. Я чуть было не изобрёл фонарь из слез музы. Но хоть мысль отогнал, но зарубку сделал. Мы все развиваемся и это сверкающее чудо тоже, так что далеко не факт, что через пару уровней и рангов ее слезы не будут сверкать часами.

  - Так что ты решила?!  - Рыкнул я. Никакой жестокости я не чувствовал, но зато видел, что давление помогает. Девушка явно засветилась ярче. Немного, но уже результат. Остальные угрюмо молчали, понимая, что только что доверились мне и откатывать назад поздно.

  - Я пытаюсь!  - Яниэль всхлипнула и почти упала на циновку,  обняв колени руками.

  - Торн.

  - Да.

  - Распори рюкзак Яни и сделай нашим туземцам боле-менее приемлемый наряд. Держи нож. Пусть будет у тебя. Если я все правильно понял, то быть тебе нашим ремесленником. Создание и ремонт будут на тебе.

   - Яни, старайся лучше. - Прикрикнул я на девушку. Я не зверь, но другого рычага, как заставить Яниэль сильно-сильно захотеть чего-то.  А мне нужен результат и быстро.

  По остальным я видел, что наличие этого тоннеля сильно их успокоило и расслабило. Они просто не понимали, насколько мы тут уязвимы и беззащитны. Ущелье это стратегический ресурс нужный всем, включая монстров, что обитают в облаках. Лилин вместе с Илиром по своей наивности создали зелёный оазис прямо возле входа в убежище. Этот оазис, бесспорно, привлечёт Бессмертных своей фауной и энергетикой. Это же как шведский стол «ол инклюзив», а то, что их сможет остановить груда камушков я совсем не уверен. Идти нам больше некуда, так что жить нам осталось до первого дождя.

     Монстры обитают в облаках и для прибора, качающего ману, нужна вода. Значит и они от неё как-то зависят. Они достаточно материальны, чтобы поднять в воздух огромного змея  и в тоже время капли дождя сквозь них проходят достаточно свободно. А ещё их умение передвигаться во вспышках молний. Все это пугало до чёртиков. А у меня нет никакого плана на будущее. Нет, понятно, что нужно стать сильнее, умнее, быстрее, ловчее. Но как это сделать?  Какие шаги предпринять?  Пустота. Слишком мало вводных данных. Все, что приходило в голову, это разведать тоннель и если повезёт и он не завален по всем проходам.

  Да и мало найти укрытие, нужно его ещё удержать. Таких как мы  здесь десять тысяч. Точнее, уже куда меньше. Слабые выбыли,  причём очень уж быстро и в огромном количестве. Это сразу же говорит о тяжёлых условиях выживания. А вот те, кто выжил, меня беспокоили больше. Наша команда, судя по всему,  довольно сильно вырвалась вперёд в плане развития, раз я получил достижение. Но это не значит, что эту фору нужно бездарно терять. Одиночки меня не пугали. Мы их поглотим и ассимилируем, а если покажут гниль, то я без сожалений и метаний удавлю любого.

    А вот такие же сплочённые команды могут создать много проблем. И дело даже не в том, что там могут собраться далёкие от морали и чести выводки. Инстинкт самосохранения очень  быстро меняет приоритеты даже у вполне адекватных людей.  А после явления Люцифера ставки резко возросли. Как раз сильные команды значительно усилились, получив дополнительную информацию.

  Радует одно, десять тысяч на целую планету это действительно слишком мало, потому шансы столкновений минимальны, но и в заведомо безвыходные условия Старшие не станут скидывать новичков. Недаром, я, пока брёл по пустыне, видел парочку болидов. Значит, бомбардировали планету вокруг  мест, где есть шанс выжить. Вокруг таких вот ущелий и оазисов с водой и живностью. Потому ждать следует худшего, ведь моя команда далека от опасного воинства. Самым опасным после меня является Торн, но ему явно не хватает решительности для жестоких, но необходимых мер, потому рано или поздно без меня они все погибнут, если их не поглотит другая команда.

   Пока я размышлял, Лилин подошла к Илиру и что-то зашептала парню на ухо. После чего тот кивнул и вдруг затянул свою мелодию. В этот раз ничего не вибрировало, и не было оркестра и светомузыки. Просто красивая мелодия с парой простеньких инструментов вроде флейты. А вот светомузыка появилась чуть позже. Яниэль заметно расслабилась и тут же заискрилась намного ярче. А когда грустные переливы мелодии перешли в нечто задорное, улыбнулась, а затем даже засмеялась красивым мелодичным смехом. Вот тогда с неё искры и посыплись, словно с бенгальского огня.

   Интересно, если под неё трут кинуть, он разгорится?  Я поморщился. Сырое мясо откровенно достало, но что-то трение палочек совсем не помогает. Возможно, не так трём. А вот факел мы, кажется, все же создали.

  - Лилин, что ты Илиру сказала? - Подошёл я к девчушке, заворожено глядящей на Яниэль.

  - Попросила спеть для Яни. Ты ее обидел. А Илир меня всегда так  утешал, когда было страшно. - Насупилась девочка. - Ты хоть и не злой внутри, но порой ведёшь себя как чурбан.

  Я даже опешил от такой выволочки.

  - А как додумалась, что это поможет?

  - А что тут удивительного? Он Менестрель, она - Муза. Он создаёт красоту, а она и есть сама красота. Ты только посмотри на неё.

   Действительно, Яниэль буквально сияла, переливаясь всеми цветами радуги. Вокруг неё закружился шлейф искорок, превращая нелепые повязки из кожи змеи в вечернее платье.  Действительно красиво. А главное, есть фонарь, подал голос внутренний голос.

   Заметив мой пристальный взгляд, Яни померкла. Во-всех смыслах. Ее улыбка сошла, а вслед за ней стали умирать искры.

  - Нет-нет-нет. - Я бросился вперёд и прихватил девушку за плечи. - Яни, все хорошо. Не бойся. У тебя все получилось. Только не затухай.

  - Правда?  - Яни робко улыбнулась.

  - Правда. Ты лучше скажи, сможешь силой воли или мысли, регулировать яркость?  Попробуй.  Это очень важно. - Постарался я, как можно мягче, успокоить девушку. Сейчас она самый важный член нашей группы. Такое яркое освещение решает почти все наши проблемы. Более того, если они с Илиром работают в тандеме,  усиливая друг друга, у нас будет ещё и сонар, способный просветить толщу стен. Это на порядок снизит опасность обрушения перекрытий на наши головы.  Последнее я озвучил Илиру.

  - Ребят, я это запросто. Проблема только в том, что мне трудно играть и смотреть, потому я всегда закрываю глаза. А ещё шкала вдохновения очень медленно набирается, а на старте очень быстро расходуется.  Каждый перерыв будет проблемой.

   - Так! А грибы?

  - С ними легче. Вдохновение очень быстро набирается, да и ранги поднимаются быстрее. У меня сознание расширяется, становится легко на душе и очень хорошо получается играть, вот только реальность я воспринимаю слабо.

  - Ладно, отставить грибы. Пойдём под светом Яни. Если она начнёт затухать, будешь ей петь серенады. И в тех местах, что кажутся подозрительными, будешь проверять своим сонаром. Привалы будем делать, когда закончится вдохновение. В случае чего грибами восстановишься. Если надо будет, я тебя на горбу потащу, чтобы ты мог петь и не отвлекаться. - Распорядился я.

  - Рокот, а мы не слишком торопимся?  - Поинтересовался Торн.

  - Нет. Время поджимает. Я знаю, что я видел и чем нам это грозит. Люцифер подтвердил. Тех монстров хлипкий заслон из камня не остановит. Ты лучше шустрее делай повязки нашим друзьям и пойдём. Мясо есть, запасы воды тоже. На три дня хватит.

  - Так готово уже. Осталось только переодеться.

  - Хорошо. Лилин, Илир, бегом переодевайте свои травяные юбки. Будем уходить вглубь. Торн, что ты помнишь о стандартизации бункеров?  Давай вспоминай все. Потом сравним.

   Наши воспоминания восстанавливались не так быстро как в первые дни, но, тем не менее, они появлялись. Не конкретные воспоминания и сюжеты из прошлой жизни, а скорее то, что стало привычной и монотонной рутиной, повторенной за жизнь сотни или тысячи раз подряд. Слова и понятия появились первыми. Потом стали проявляться навыки, заученные на профессиональной ниве и только после явления Люцифера, смутные образы и начали сменяться все ещё не чёткими картинками и отрывками фильмов. Но видимо я достаточно долгое время провёл в них, потому как неплохо разбирался в этом вопросе. На пару с Торном и помогая друг другу, мы составили общий план.

  Когда начались проблемы с РИ-фоном, как назвали откат от эфирных станций. Какое-то очень известное и напыщенное светило назвал это «реликтовым излучением» наверняка само не понимая, что это значит, но название прижилось. Так вот, когда начались повальные мутации и смерти от серой лихорадки,  люди стали бежать от станций, но помогало это мало. Земля умирала. Правительства стали строить бункеры и небоскрёбы в заповедниках и других местах далёких от людей и техники. Бункеры должны были укрыть людей от РИ-фона, а небоскрёбы превращали в поля. Все бункеры зависели от эфирных станций, но это делало их сильно уязвимыми, ведь линии ЛЭПа тянулись сотни километров, потому альтернативой ему стоял термальный реактор на самом дне бункера.

  Сам же бункер  представлял собой отдельные толстостенные кубы,  соединённые между собой  относительно тонкими и длинными трубами переходов. Большая часть блоков стремилась вниз, постепенно расходясь пирамидально в стороны. У каждого куба было по несколько тоннелей соединяющих его с соседними. А огромные небоскрёбы с полями и фермами устремлялись к небесам. Такое построение полисов позволяло хоть как-то сохранить популяцию человечества на небольших клочках земли. Ядерных ударов не боялись, потому как самым ценным ресурсом на планете стали эти самые пятачки ещё здоровой земли.

   Никто, конечно, не отменял идиотов, что готовы убить всех, лишь бы не уходить за грань в одиночестве и такие прецеденты были. Но шахты с пусковыми установками также накрывал РИ-фон и над большинством из них был потерян контроль давным-давно. У правительств и армии в первую очередь возникали проблемы со своим населением, которое требовало и их взять в безопасные зоны. В Черные годы солдатские пули убили больше народа, чем РИ-фон.

   И даже если кто-то запустит ракету, на крышах небоскрёбов стояли  системы ПРО и ПВО, а сами здания могли сработать подушкой для взрыва.  Раздельная схема помещений позволяла минимизировать ущерб даже при таком исходе. Кубы помещений были достаточно малыми по размерам, но внешние стенки пятиметровой толщины из освинцованного железобетона давали шанс на выживание. Особенно тем, кто находился в основании пирамиды бункера.

  И тут меня осенило. Странные дюны, странное ущелье, непонятный тоннель.

   - Ты думаешь... - округлил глаза Торн.

  - А куда ещё скидывать новичков, как не на последние островки жизни? Здесь и остатки сооружений, и техники. Здесь и выжившая фауна и флора. Это наиболее перспективный участок. Что вполне логично. Только я не пойму, куда делись небоскрёбы. Должны же остаться остовы, каркасы и прочее.

  - Нет. Не должны. Восемь сотен лет все это превратят в пыль и щебень, что мы и наблюдаем наверху.

  - Как это?  - Удивился я.

  - Поля строили быстро.  И там больше железа, чем бетона, а оно куда менее долговечное. Да и для самого бетона такой срок чудовищен. Особенно без человеческого ухода.

  - Странно. Я вот помню, что были строения, что построили древние и стояли они и не такой срок.

  - Там другое. Они строили из природного камня, а он сам создан временем потому и сопротивляется ему. Да и формы тех же пирамид, далеко не ажурные небоскрёбы с минимальным запасом прочности в угоду дешевизне конструкции.

  - А как то, что осталось в глубине, повело себя?

  - Сложно сказать. Сами боксы должны уцелеть, если не попали под течение подземных рек. Но судя по тому, как мало воды на поверхности  это маловероятно. А вот проходы и внутренние переборки более хлипкие. Эрозии ветров и дождей там нет, но и время не щадит никого. Напряжение своего же веса может разрушить или сильно ослабить перекрытия. Но и это не самое плохое. - Торн задумчиво помолчал, ловя мысль за хвост. Знакомое чувство и очень неприятное. Когда ты почти что-то, вспомнил но никак не можешь оформить тень в понятный образ. Потому я просто ждал.

  - Не могу вспомнить. - Сокрушённо покачал головой Торн.

 - Ладно. Все всё расслышали?  Идём аккуратно, на три шага позади меня. Яни, ты сразу за мной, за тобой Торн, следом Лилин и Илир. Если что случится, я надеюсь на своё ускорение и отпрыгну назад. Торн береги Яни. Без неё назад не сможем вернутся. Илир на тебе Лилин. Она наш целитель. Тебя позовём, если будет нужен сонар или допинг для Музы.

    В постоянно моргающем свете кожи нашей музы идти было сложно. Это все равно, что китайскую ёлочную гирлянду с собой тягать вместо фонаря. Но вот совсем без света было бы кисло. Коридор под лёгким уклоном уходил вниз и уже буквально через полсотни метров, попутно продравшись через два серьёзных завала, мы подошли к боксу. В том, что это бункер сомнений не осталось. Причём, далеко не из самых первых. Те строились наиболее качественно, а вот последующие, при рухнувшей экономике и промышленности, создавались как попало из подручных средств.

   Вход в бокс должны были перекрывать освинцованные массивные ворота. РИ-фон  это не тяжёлые изотопы, потому и герметичность особая не требовалась, по крайней мере, на верхних уровнях. Но ворота если и были, то давно сгнили.  Обе пары. Только ошмётки свинца ещё лежали в куче неопрятной пыли.

  Сам бокс представлял не менее унылое зрелище, особенно в хаотическом сверкании кожи Яниэль. Видимо, сам свет у Яни был чем-то вроде эмоционального эквалайзера.  И сейчас девушка как минимум робела, потому и ранее убогий куб навевал тоску и трепет.

   Тридцатиметровое внутреннее пространство вдоль стен разбивалось на комнатушки в пять этажей с лестничными  пролётами и террасами.  Вход в куб располагался на уровне второго этажа, откуда в центр вёл наклонный пандус пригодный для колёсной техники. Точнее раньше вёл, а сейчас от него осталась только груда бетонных свай и все та же ржавая пыль.  В центре помещения от небольшой площадки  в три стороны расходились ещё три пандуса под наклоном вниз, заканчивающиеся воротами и следующей системой тоннелей. Все это я не смог бы рассмотреть стоя в проёме, но память тут же заискрилась молниеносными слайдами прошлого.

   Когда-то тут все было заставлено стеллажами, а само помещение походило на дикий сад. Люди научились ценить каждый клочок земли и каждую крупицу жизни. По бункеру носились кролики и домашняя птица, что часто умудрялись сбежать с ферм. И убить, даже случайно, эту животину считалось большим преступлением, чем убийство человека. Едоков было слишком много, а вот еды не хватало. Убивать разрешалось лишь мышей и крыс, коих тут было не мало. Это стало любимой и единственной игрой детворы. В любом уголке базы можно было заметить группки юных охотников с самодельными орудиями охоты от рогаток и луков до мелкокалиберных самострелов. Дети как никто любили вкусно поесть, а сублимированный суп, содержащий все, что нужно организму и сварганенный из всего, что доступно, вкус имел отвратный, а главное ежедневно-однообразный. Вот ребята и охотились на крысиный шашлык или мышиный суп, что стало в местной среде деликатесом, которым не брезговали даже взрослые. Потому детям не мешали и даже поощряли так как грызуны были страшными врагами, а ватаги детишек заставили бы нервно курить в сторонке любого кота.

   Любое свободное пространство занимали вазоны с растениями.  Люди ютились на многоярусных койках в маленьких клетушках, но и там, в стаканчиках, умудрялись выращивать лук, чеснок и прочую зелень. Каждая несъедобная травинка скармливалась животным или шла на питательную среду в грибницы, что развешивались по стенам проходов между боксами. На цепях с потолка свисали те же огромные вазоны, по совместительству являющиеся и лампами с ультрафиолетом солнечного спектра. Энергии хватало, а вот пространства нет. Даже при потере небоскрёбов наверху геотермальные реакторы на дне должны были обеспечить энергией эти лампы. Потому что это жизнь. Последний оплот цивилизации.

  Но все закончилось. Тьма поглотила бункер и от райского сада остались лишь куски бетона, торчащего из слоя безжизненной почвы. Так закончился золотой век человечества. Грустная ирония.

   Некоторое время мы просто молча стояли и смотрели на могилу нашей цивилизации, подавленные пустотой в душе.

  - Ну вот и база. - Наконец-то прервал наше молчание Торн.

  - Нет. -  Отрезал я. - Идём дальше. Если монстры или другие игроки пролезут через лаз, полсотни метров коридора их не остановят. Будем идти, пока не найдём то, что можно качественно укрепить или пока не упрёмся в полный  тупик.

   Спускаться пришлось осторожно. Если пандусы, ведущие вниз, были просто отлиты из бетона в теле стены и пола, то пандус наверх был конструкцией из арочных опор. И теперь куски опор торчали из слоя почвы острыми зубьями. Сначала парни спустили меня на руках, а потом Торн слез, став мне на плечи. Дальше передали девчонок и последним спустился наш Менестрель.

   Один из трёх проходов вниз оказался обрушен прямо за стеной бокса, второй метров через двадцать. Илир погудел носом и сказал, что завал тянется метров на десять. Разобрать можно, но с нашими силами это займёт неделю времени. Да и риск дальнейшего проседания тоннеля велик. К счастью третий проход, что вёл вправо, оказался вполне приемлем для передвижения. Мы спустились ещё на три уровня вниз, не встретив препятствий и оставив позади два перспективных прохода. Исследовать однообразные боксы я не решался. Слишком близко к поверхности, а значит подвержены и внешним воздействиям, и тектоническим толчкам. Рушащиеся небоскрёбы не могли не ослабить конструкцию. Да и верхние боксы предназначались для обслуги. А там и качество помещений куда хуже и найти что-то полезное достаточно трудно.

   А вот последнее помещение мне понравилось. Двери в этот бокс тоже сгнили, но внутри оказалось всего два выхода. Это значит, что мы подошли к краю пирамиды. Здесь разрушений было куда меньше, а сухость воздуха и прохлада ударили по коже приятной волной.  Откуда здесь такая атмосфера стало ясно, когда подошли ко второму выходу. Дверь уцелела. Видимо какой-то сплав на основе легированной стали. Время и ее не пощадило. Пятна окиси проели каверны, а местами расслоили поверхность. Да и трещин хватало. Вскрыть будет трудно, но вполне возможно.

   Едва мы стали обсуждать, чем вскрыть это препятствие, как Яни засверкала фейерверком, а я ощутил непередаваемое чувство. За дверями где-то вдалеке что-то было. Это что-то звало и тянуло нас. Но понять что, не представлялось возможным. И это чувство ощутили все.

  - Привал. - Скомандовал я. - Будем думать, как взломать эту дверь. Не знаю, что нас там ждёт, но я хочу узнать. И я узнаю!


                                                                                           Глава 9

  Первым делом мы всей группой исследовали бокс. Дверь выглядела внушительно и с наскоку ее не вскрыть, даже имея инструменты, а у нас самым мощным девайсом была только ржавая железная дубинка. Чувствую, ковырять нам эту дверь придётся долго. Но зов чего-то непонятного с той стороны не позволит сдаться и бросить это дело. Была мысль, попробовать найти обходной путь. Ведь для того и были созданы боксовые убежища с многосторонним доступом в каждый сегмент. Но я ее отмёл. Слишком опасно и не гарантирует успеха. В этом боксе все строения вдоль несущей стены  обветшали до того, что рядом с ними чихать страшно.  Часть конструкции обрушилась и превратилась в горы щебня, другая часть ещё каким-то чудом держалась, но Торн запретил к ней подходить.  Не найдя ничего интересного и опасного, совершили круг почёта по боксу. Никто не хотел оставаться во тьме один, а единственный фонарик шёл рядом со мной.

    - Что скажешь? - Я кивнул в сторону ворот. Две створки трёхметровой высоты и полтора метра шириной каждая. Петли размером с бутылку пива, говорили о том, что дверь явно не из лёгких. Конечно, время не щадит ничего и вся поверхность покрылась уродливыми кавернами или вспучилась нарывами расслоившейся стали. Если она когда-то и была окрашена, то от краски не осталось и следа. Петли тоже  покрылись окислами и местами вздулись,  но продолжали выполнять свою функцию.

  - Будет тяжело. - Задумчиво постучал костяшкой пальца по двери Торн и прислушался к глухому звуку. - Диффузия металла за столько лет наверняка сплавила петли. Не могу понять, почему не лопнул сварочный шов. Видимо, делали на совесть.

  - Думаешь, за ними что-то ценное спрятано?  - Спросила Лилин с горящими глазами. Наши младшие члены группы заразились кладоискательством и зов больше всего волновал их. Остальные реагировали более спокойно.

  - Ну, тут сложно предсказать. Но раз соорудили дверь, что простояла века, то - да. Думаю, там очень ценные помещения. Рокот, предлагаю долбить по петлям. Вскрывать саму дверь или запор нет смысла.

  - Тут я согласен. -  Рычажный запор на двери давно сгнил, оставив лишь круглый след о своём существовании. Обычное железо давно перестало существовать, не пережив эпоху запустения.

   Первым к двери приступил я. Поначалу ошмётки петель бодро разлетались в стороны, но когда слетел верхний слой и остался лишь чистый сплав, дело резко замедлилось, если не сказать остановилось совсем. Железный лом лишь царапал металл и не более. Бодрость уходила быстро, потому сменялись часто. Да и звуки от ударов дико раздражали. Даже девушки решили внести свой вклад, но ничего из этого не вышло. Яни буквально на третьем ударе умудрилась получить отдачу и сломать ключицу. Теперь ее лечила Лилин и я.

  Как оказалось наша кровь для нас же просто кровь. Только у меня открылась «алхимия» и только я мог создавать эликсиры. Если любой другой сливал свою кровь в ёмкость с водой, ничего не происходило. Но если к этому прикладывал руку я, получался целебный напиток. Странно, но факт.

   - Я задолбался!  - Торн упал на землю рядом со мной. - Надо делать тут базу. Я тебе верю по поводу монстров. Да и Люцифер о них упоминал. Уже боюсь. Но дальше мы не пробьёмся.

  Торн кивнул на Илира, что не слишком умело тюкал нижнюю петлю дубинкой. Вода камень точит, но тут Торн прав. Точить придётся месяц, если не два.

  - Как думаешь, что там?  - Спросил я Торна. В нашей группе он был вторым по значимости и  жизненному опыту  игроком, после меня.

  - Да это просто. Там артефакт, о котором говорил дьявол. - Хмыкнул он.

  - Уверен?

  - На все сто. Ну, сам подумай. Да ты уже все сам и сказал. Старшим выгодно, чтобы мы стали сильнее. Так?  Так!  И артефакты нам в этом помогут, но для нормальной эволюции нужны барьеры, что отсеют слабых. Вот тебе дверь и вот артефакт. Нормальная тема.

  - Логично. - Хмыкнул я. - Но дверь выглядит внушительно. Не думаю, что мы ближайшее время ее взломаем.

  - А вот тут я не был бы так уверен. Нужно добавить нашей музе вдохновение и Илиру грибов. Есть идея. Но нужно твоё добро.

  - На раздачу грибов?  Да пусть жрёт!  Мне не жалко. - Отмахнулся я.

  - А музе?  Может и ей грибов?  - Подначил меня Торн.

  - Да сейчас. Есть у меня другая идея на ее счёт. Хотя может и ошибаюсь.

  Я поднялся с пола и направился к двери. Сейчас Илир долбил по петле и не слышал нас, а вот Яниэль пришлось все время сидеть рядом с воротами, освещая собой фронт работ.

  - Яни!  - Окликнул девушку я.

  Свет резко притух. Девчонка по-прежнему боялась меня. Но я не обратил на это внимания, а просто обнял девушку за талию и поцеловал. Вот черт. Давно хотел это сделать, а тут и повод нашёлся. Ее волосы отрасли до шеи, да и сама она в этом свете из искр выглядела чертовски привлекательно. Яни сначала пискнула, потом замерла, а потом ответила. Да так страстно, что я сам не ожидал. Уж очень агрессивной она оказалась. Но едва мы отлипли друг от друга, она покраснела во всех смыслах. Ее кожа просто пылала алым цветом.

  - Хрена себе иллюминация. Рокот, ты хоть предупреждай в следующий раз. А то так и ослепнуть недолго. - Пробурчал Торн.

  - Ты о чем?  - Не понял я.

  - Да она от твоего поцелуя едва сверхновой не стала. Вспыхнуло вокруг вас так, что у меня едва брови не обгорели.

  - А я из-за вас себя по пальцу ударил. - Обижено поддакнул Илир и отбросил дубину.

 - Ой, а мне вдохновения добавили!  - Все ещё немного смущаясь заявила Яни.

  - Ты знал?  - Удивился Торн.

  - Не знал, но догадался. - Удовлетворённо хмыкнул я. Чего уж греха таить, поцелуй мне понравился. Яни хорошела не по дням, а по часам. И только идиот или импотент не оценит этого. Тем более ее смущение подогревало интерес. Как будто она и не была в прошлой жизни шлюхой. Ну, почти шлюхой.  Разница между шлюхой и содержанкой не в позиции, а лишь в количестве мужиков, имеющих доступ к телу.

  - Откуда? - В голосе Торна прорезался нешуточный интерес.

  - А сам посуди. Игры как таковой нет. Есть лишь наши модифицированные тела. И судя по всему, наше прошлое оставляет отпечаток на нашем развитии. Я  профессиональный солдат, ты опытный  механик. А Яни была профессиональной любовницей. Потому все, что связано с сексом, для неё впрок. Не зря же ей дают опыт за секс.

    - Логично.

  - А мы тогда кто? - Удивилась Лилин.

  - Ты у нас берегиня. Что ещё нужно?

  - Кстати об этом. Думаю, Илир сможет быть не только сонаром. Если его достаточно зарядить, то думаю звуковая волна сможет создать вибрации в двери, достаточные для того, чтобы порвать сварочные швы. - Задумчиво проговорил Торн.

   -  А не опасно?  - Усомнился я. - Не рухнет весь этот бокс на наши головы?

  - Не должен. Там перекрытия пять метров толщиной. Остальное, конечно, может и рухнуть. Все упирается в возможности Илира. Я не знаю, насколько он может управлять своей силой.

  - Илир?

  - Я не знаю. - Голос парня уже поплыл, так как он принял порцию грибов для вдохновения, но все ещё мог мыслить адекватно. Относительно.

  Парень тут же загудел носом, выводя рулады. Дверь откликнулась глухим звоном, но никаких подвижек в строну разрушения на ней не отобразилось. Зато мощное эхо понеслось по боксу и с грохотом рухнул один из сегментов жилого комплекса, подняв тучу пыли и сняв с нас часть жизни  шрапнелью из осколков бетона. Черт!  Опасно, однако.

  - Извините. - Пролопотал парень, едва мы все откашлялись.

  -  В следующий раз нужно подготовиться тщательнее. - Прохрипел я. На зубах неприятно скрипела пыль.

     Вторую попытку звуковой атаки предприняли спустя три часа, предварительно накачав Илира грибами и заинструктировав парня до слез. Однако Менестрель в наркотическом опьянении вёл себя слегка неадекватно. Пришлось мне подстраховывать Яни. По моему приказу, девушка обняла парня за плечи и шептала ему на ухо всякую чушь про любовь к музыке на дверях и о том, как прекрасно звучит его дверь. Послушать со стороны - первые клиенты для психушки, но это работало. Торна и Лилин я выгнал в соседний бокс. Ничего страшного, что посидят в темноте. Зато если вдруг что-то пойдёт не так, у нас будут люди, которые смогут и обвал с той стороны разбирать и за едой и водой смотаться на верх.

  Сам же я встал позади этой звукодробилки, на случай если что-то пойдёт не так. Илир быстро трезвеет играя свою мелодию, но все равно все ещё не в полной мере ощущает реальность, потому возможно придётся экстренно эвакуировать их обоих. Затем я и остался.

  Когда Илир затянул свою мелодию, Яни стала все громче расхваливать музыкальные свойства двери, я едва не заржал в голос. Комедия абсурда, да и только, но работало. По полу пошла вибрация, а уши и почему-то нос заложило. В этот раз мелодия была глубокой, сильной, угрожающей. С потолка посыпалась пыль и мелкий щебень, а позади что-то  снова рухнуло, но уже как-то вяло и без  бетонной шрапнели. А Илир все наращивал мощь. Яни уже просто визжала ему на ухо что-то в стиле футбольного болельщика и похоже не особо цензурное. Сейчас Илир превзошёл самого себя. Музыка давила к земле, а вокруг двери  гуляли алые молнии. И тут все закончилось. Выдохся менестрель. А дверь ещё стоит.

   Я ошибся. Да дверь устояла, но когда я подошёл к ней ближе, понял, что концертная программа для неё не прошла бесследно. Поверхность покрылась густой сетью мелких трещин,  а кое-где и вовсе просыпалась сквозными отверстиями. Толщина двери впечатляла. Два листа сантиметровой толщины со свинцовым наполнителем. Правда наполнитель больше походил на фольгу в несколько десятков слоёв и протыкался пальцем на раз. Странная схема защиты. Наверное очередное ноу-хау какого-то яйцеголового умника, так и не понявшего, что такое РИ-фон, но свято верующего в то, что он изобрёл самое действенное средство защиты от смертельного излучения.

    Обрадовало то, что одна из нижних петель все же лопнула, однако дверь заклинило в проёме, так что мы с Торном ещё часа два колотили и дубинкой, и расширяли проход. В итоге образовался узкий лаз, в который все же можно протиснуться. Едва мы создали щель, как оттуда ударила волна очень влажного и тёплого воздуха, со странным пряным запахом. Не сказать что он отвратительный, но и не благоухание райского сада.

   На разведку решили идти всего вдвоём. Я и Яни. Без фонарика там делать нечего, а что нас ждёт не известно.

  Я боялся, что за первой дверью окажется ещё одна, и все придётся начинать по новой, но все обошлось. За дверью шёл относительно короткий и целый коридор, который вывел нас в огромный зал с мощной колоннадой. Колонны впечатляли своим диаметром. Под ногами захлюпала грязь, неприятно окутав босые ноги. В свете Яни мало что получалось рассмотреть, но меня сразу же насторожили странные скрипы, а потом и появившийся  гул.

  Дальше события закрутились так, что осознать что произошло, я смог только вывалившись и в матерных словах потребовав закрыть дверь чем угодно, лишь бы быстро. До этого контроль над телом взяли рефлексы, что нас и спасло и даже бонусов насыпало.

   Услышав характерный стрёкот, меня словно током ударило. Пришли воспоминания из прошлой жизни. Осы. Самые страшные дроны, копирующие строение насекомых и столь же опасных в рое. На эти дроны вешали всего по два-три заряда, но этого хватало с головой, потому как и сами они были зарядом-камикадзе. Отстрелявшись, оса шла на таран. Если учесть, что в рое обычно до полусотни этих дронов,  то выкашивали врага сотнями. И чем больше рой, тем он опаснее, так как их компьютерные блоки соединялись в одну тактическую сеть с очень богатыми алгоритмами действий. А то, что эти твари были юркими, сильно сужало способы борьбы с ними. От тотального превосходства этих дронов на поле боя спасала лишь их цена и почти всегда одноразовость применения каждой единицы.

  Но средства борьбы с ними были. Обычная ракетница, заряженная МТБЗ. Малым термобарическим зарядом.  В заряд вставляли аэрозольный распылитель быстрого распространения  и датчик с реакцией на звуковую волну от  крыльев дронов, создавало объёмный взрыв, что частично выжигал, а потом и взрывной волной ломал их хрупкие крылья.  Сам взрыв без осколков и с относительно слабой ударной волной не разносил бункеры и почти не калечил людей, потому их применяли очень часто.

   Вот и я, едва заслышав звон сотен крыльев, с криком: «Бойся! Воздух!», отшвырнул Яниэль в коридор и в свете вспыхнувшей жёлтыми искрами ауры Музы, увидел рой уродливых жуков, медленно летящих на свет. Затем рука в одно мгновение рефлекторно схватила пустоту с бедра и как мне кажется, даже ощутила тяжесть ракетницы в ладони. Палец тянет спуск и в потолок действительно с шипением и дымкой реактивной струи бьёт что-то, что взрывается клубами огня. Все это я уже не вижу и даже не удивляюсь. Инстинкт гонит меня в коридор и параллельно прихватываю Яни. Взрыв малоопасен человеку в боевом комбезе, а не в куске кожи вместо трусов. Спину обожгло и тут же толкнуло сбивая с ног.

   В щель между дверью и косяком я девушку буквально забил ногами, и только оказавшись снаружи осознал все, что произошло. Я создал из ничего термобарический заряд!

    Я вздохнул спокойно только  тогда, когда мы закидали проем кусками бетона.

   Внимание!  Получена основная характеристика «Псионика». Псионика позволяет преобразовывать первооснову в энергию или материю.

   Постигнута стихия огня. Доступно заклинание  огненной стихии «огненное облако».

   Получен уровень! Получен уровень!

  Я нервно хихикнул. Теперь не придётся тереть палочки, хотя розжиг костра от этого не станет менее экстремальным занятием.  Я смотрел на пиктограмму огненного облака и шкалу маны в десять единиц.

  - Ценное помещение, да?! - С кривой гримасой спросил я Торна. Спину обожгло сильнее, чем я думал и сейчас Лилин меня лечила своим касанием и моим же эликсиром пусть и с чужой кровью.

  - А чего ты хотел?  - Пожал плечами Торн. - Слитков золота?  В те времена самым ценным была земля и еда. Я вспомнил, что это. Это биофермы закрытого цикла. Грибы, черви, слизни, жуки, мох. Все выведено генномодифицированным и заточенным под жизнь в определённой среде. Основная масса это грибы и черви. Грибы людям, жуки и черви - для птичника. Ещё там обычно есть прудики с рыбой, что тоже любит темноту. Для выживших это куда ценнее, чем все золото мира.

  - Не поспоришь. Но что нам делать?  Где-то там лежит то, что может нам помочь. Да и дверь мне нравится. А вот те жуки, что там живут -  не очень.

  - Что ты там, кстати, взорвал?  - Поинтересовался протрезвевший Илир.

  Я кротко описал случившееся, а народ  только восхищённо охал.

    Но просто так отступать я не собирался.  Если мы зачистим это место и сможем кое-как восстановить двери, у нас будет просто отличная база. Берегиня сможет превратить его в нормальный сад, пусть из одних грибов. Рыба тоже хорошо.  В общем, бросать на полпути столь жирный кусок я не собирался.

   Да и собственно испугался я не столько жуков-мутантов, пусть они и были неопрятно-белёсыми и размером с футбольный мяч, а самого звука. Сработал рефлекс, заложенный где-то глубоко в сознании. Что собственно только к лучшему. Если быть честным с самим собой, то я люто завидовал и Яни, и Лилин, и Илиру. Я тоже хотел себе какое-нибудь чудо, что приподняло бы меня над обычными людьми. И в их среде чувствовал себя неполноценным. Да у меня есть ускорение, но это не совсем то. Не заклинание с эффектами и прочими прелестями. Я понимал, как его можно получить. Нужно просто очень сильно захотеть то, что ты и так умеешь или осознаешь, как это работает. Ну, или как алхимию получил. Просто на подкорке знал, что химия может творить чудеса. Я все время пробовал развить в себе ночное зрение, потому как стандартного ПНВ, в этих условиях, жутко не хватало, но ничего не выходило. Видимо, я не так сильно хотел, как старался убедить систему и самого себя. И вот результат. Всего лишь инстинкт и заученные рефлексы решили половину наших проблем. Теперь и огонь добыть можно, и от врагов отбиться. Взрыв, правда, не особо силен и мощных монстров вряд ли свалит, но мелочь можно убивать пачками. А там, глядишь, и прокачаю его до чего-то более смертоносного.

  Порылся в статах и раскидал полученные за два уровня очки характеристик. Девять в «псионику» и остальные девять между ловкостью, силой и интеллектом. Тут же чертыхнулся. Поторопился! Нужно было у Илира проконсультироваться, как у бывшего геймера. С другой стороны, у меня самая прокачанная интуиция в группе, что позволяет на подсознательном уровне принимать верные решения, не владея всей осознанной информацией. Есть вероятность, что благодаря ей я и получил заклинание. Не уверен, но столь молниеносная реакция на один звук вибрации крыльев дронов, мне была не свойственна. Или была?!  Внутренний голос пока молчит.  Тем не менее, статы и прочее это матчасть нового оружия от Старших рас, потому разбираться в нем я должен лучше других, а значит нужно учиться.

   - Илир, ты у нас самый опытный игрок, так что, даже не помня прошлого, должен разбираться в вопросах механики, как я, не помня себя, помню тактические приёмы ведения боя. Поясни мне суть стат. Я вот увеличил свою силу и ловкость, но не могу понять, что изменилось. Я ничего не чувствую. И как это все должно работать?  Если у меня сила 5 единиц, я что, должен поднимать пять килограмм?  Тогда как я хожу? И с ловкостью не все понятно. Остальные характеристики более завязаны на мозг и астральное тело, потому там вопросов меньше. Но если сможешь - просвети. Если, конечно, от грибов отошёл.  - Я решил занять нашу команду разговорами, так как восстановление раненых происходило далеко не мгновенно. У меня обожжена спина, да и по мелочам дебафов наловил пачку. Сломанный палец на ноге, пара ушибов и вывих голени. Яни досталось больше, уж больно неаккуратно я ее проталкивал в проход. Ребята быстро вытащили ее, а потом и меня, но хрупкая девушка успела сломать руку  и получить ещё десяток травм полегче. Так что время на разговоры было и это же могло развеять уныние и страх в команде.

   Илир задумался, на некоторое время погрузившись в себя. Знакомое чувство.

   - Это уже не совсем игра,  как сказал Люцифер. Они нам оставили некие признаки игры, чтобы просто помочь понять, что к чему. Но, думаю, есть просто болванка героя или персонажа с обычными человеческими силами. А все что относится к характеристикам, уже из разряда божественного, что делает нас другими. Сильными и ловкими.

  - То есть плюс один к силе это плюс один килограмм к весу, который я и так могу поднять?

  - Ну, коэффициенты нужно уточнять в процессе, но суть ты верно ухватил. Раньше у персов были такие же схемы. В экранном ММО это обычно опускалось, потому, как там было все достаточно условно. Но я те времена не застал, вроде бы. А в ВР уже рулили другие правила. Там у каждой расы была своя начальная болванка аватара. И были коэффициенты.  Например, сила гнома была всегда выше силы эльфа, а с ловкостью все было наоборот. То есть, единица силы орка стоила один и два от силы человека и один и пять от силы эльфа. А с ловкостью с точностью до наоборот.  Расовые плюшки так сказать. Гейм-дизайнеры в ВР всеми силами старались заставить игроков соответствовать своим ролям, чтобы не рвать шаблоны мира.

   - Если я добавил пару единиц в силу, то смогу поднять на пару килограмм больше, чем мог раньше?

  - Да. Как-то так, но с условностями.

  - Какими?

  - Ты себя видел?  - Ухмыльнулся Илир.

 - В каком смысле?

 - В прямом. Когда я вас по первой и по трезвой увидел, то первой мыслью было: «Ну и амбалы». Что ты, что Торн. Я ещё тогда отметил, что если стою напротив тебя, то вижу подбородок. Прошло два дня, а я уже макушкой не достаю тебе до подбородка. И Торн тоже подрос.

  - Не совсем понял. - Почесал затылок я. Видимо нужно и интеллект прокачать.

  - Статы у нас не совсем игра. Это физика в гейм-дизайне. Ты выносливость качнул и тело отреагировало со временем.  Значит, болванка по одной механике реального мира стала сильнее. Ты за пару дней прибавил в весе несколько килограмм. Да и жрёшь за двоих. - Хихикнул Илир.

   - А ловкость?  У меня такое ощущение, что меня постоянно за ноги и руки дёргают.

  - В играх ловкость отвечает за скорость реакции, точность и меткость. Причём, последние два понятия не одно и то же. Если спроецировать все на реал, то получится, что она улучшает координацию. Но у тебя тело стало куда больше и массивнее. Отсюда и непривычка к нему. Слишком резкий переход.

  - А он прав, Рокот. Я сам заметил, что при встрече, Лилин доставала мне до подбородка макушкой. А теперь едва до ключицы дотягивается. - Задумчиво пробурчал Торн. - Слышь, малой, а тебе точно семнадцать?  А то больно складно говоришь. Не по юношески.

   Я навострил уши. И правда слишком умён, хоть и импульсивен, как подросток.

  - Расслабься, Торн. Моё вдохновение восьмого ранга. Скоро будет - девятого. А все, что хорошо развито,  даёт боковые бонусы. У меня иногда срабатывает «озарение». Я им управлять не могу, но сейчас сработало. Оно, похоже, реагирует на мои желания, а мне самому интересно разобраться в механике окружения. Кстати, вот «интуицию» отстегнули от барских щедрот. Просто за разговор. Приятная плюшка!

  - Забавная система. - Хмыкнул я, ощупывая взглядом пиктограмму своего заклятия. Руки чешутся до жути.

   - Рокот, что делать будем?  Ты - Лидер, тебе и карты в руки. - Спросил Торн.

  - Однозначно, выбивать жуков. Я, если честно, действовал на инстинктах и не уверен, что они так уж хотели нас сожрать. Возможно, их привлёк свет от Яни.

  - Не знаю, но они скребутся в дверь. - Ответила мне Лилин, что приложила свое ушко к двери. - Или не только они. Но звуки жутко пугают. Зря мы Мотю оставили на входе.

  - Пусть охраняет наши тылы. - Нравоучительно проговорил я, сам прислушиваясь к звукам из-за двери. А они реально пугали. Скрежет сотен маленьких ножек по металлу. Да и  понятие маленьких весьма условно. Те жуки вызывали брезгливость и ужас даже у меня. А ведь там они могли быть далеко не одни. Завал из бетонных обломков пока держался, но у меня появилось стойкое желание сделать его на порядок мощнее.  Бережённого Бог бережёт, как бы смешно не звучал сей постулат в среде возможных будущих богов.

   - Рокот, твой приговор?  - Нахмурился Торн.

  - Я хочу эти тёмные сады в наши владения! И я их получу, любой ценой. - Я сложил пальцы, словно обхватывал ракетницу, и произошло чудо, даже без нажатия пиктограммы. В моей руке из призрачных энергий собралось нечто очень похожее на револьвер с солидным дулом.

  Живём ребята!  Я встряхнул ладонь, развеивая магическое оружие. Мы теперь чертовски опасны! А ещё жуки за пару секунд подарили мне два уровня. А значит, сделали сильнее. И уж простите, но я люблю быть сильным.

  - Скребутся?!  - Со смешинкой спросил я Лилин, что все ещё слушала дверь.

 - Ага.- Девочка доверчиво улыбнулась, чувствуя мою уверенность. Дети они такие.  Им не нужны доводы и факты. Они просто верят тем, кто излучает уверенность и силу.

  - Разбирайте завал. Сейчас я буду разговаривать с жуками на языке пламени. - Хмыкнул я. В моей руке, по желанию, появился призрачный  револьвер с МТБЗ.  Чертовски приятное чувство с налётом ностальгии.

  Все ещё не помню, кем я был и не знаю, кто я есть сейчас. Но уверенность в том, что мне не стоит переходить дорогу куда более опасным существам, чем примитивные жуки - осталась.  Проверим на практике!


                                                                           Глава 10.

  Очень удачно я вкинул очки характеристик в «псионику». Мана восстанавливалась очень медленно и все шестьдесят единиц шкалы заполнялись, где-то за час, в то время как единственный выстрел требовал пятьдесят. И если ее не хватало, то магическая ракетница откачивала жизнь. Так что придётся с магией быть поосторожнее, иначе можно отправиться на респ, просто не рассчитав сил.

  Изначально, я планировал разобрать завал и отстреливать жуков, не выпуская их из тоннеля. Первым делом так и сделали. Снова прилетел уровень, после первого же выстрела. Однако, объёмный взрыв, пусть и относительно слабый, в тесном коридоре мог обрушить перекрытия и мы потеряем доступ к био-ферме и артефакту.  Да и без того прокачиваться одному не совсем разумно.

  Потому мы оставили небольшой лаз, напротив которого стояла Яни и привлекала своим светом различных насекомых. Кого там только не было и каждый экземпляр противнее предыдущего. Кистени и дубинка замелькали в воздухе, разбрасывая в стороны куски хитина и неопрятной слизи. Единственным человеком, кто не принимал участие в этом избиении, была Лилин. Любая смерть на Лилин вешала дебаф и отнимала опыт. Но как прокачать столь полезного целителя команды способ нашли быстро.

    Этот вариант предложил Илир, использовав в очередной раз свое «озарение».  Метод болезненный, но действенный. Инсекты оказались кусачими и почти все ядовитыми, потому кому-то приходилось постоянно подставляться под укусы, чтобы Лилин могла его исцелять. По большей части это был я. Во-первых, у меня был кое-какой иммунитет против ядов, к которому теперь добавился и иммунитет против яда насекомых. К тому же я через время получил навык «стойкость», что снижал по мере раскачки болевые ощущения. Набирался он достаточно медленно и в процентном варианте  отражал лишь изменения от базового значения болевого порога. Но как единственному исконно боевому юниту группы, он мне был жизненно необходим.

  Я с ужасом представлял сколько нужно вытерпеть, чтобы прокачать этот навык до тысячи процентов, при котором уже любая пытка не более чем щекотка, но этот путь единственно верный для того, кто идёт тропой солдата.

  Да и просто выносливость и высокий уровень значительно снижали риск от отравления. Берегиня не имела псионики и для лечения расходовала свою жизненную энергию, которая восстанавливалась гораздо быстрее, чем у остальных, но все же имела пределы. А вот некоторые из инсектов имели очень сильный яд.

  Я, по возможности, качал и «естествознание», и «суть вещей», и интеллект, обзывая тварей, что лезли на нас через щель в двери. Основной проблемой было то, что для того, чтобы назвать кого-то новым именем нужно уделить ему пристальное внимание на несколько секунд. И это как минимум. Чем выше уровень твари, тем дольше нужно рассматривать ее и подмечать детали. Да и с самим названием выходили сложности. Система сопротивлялась попыткам назвать существо похожее на белёсого скорпиона с алыми прожилками крови на прозрачной коже «зелёной жабой», но принимала название «алый скорпион» или «жук-альбинос».  Этот алый скорпион оказался жутко хитрым, шустрым и чертовски ядовитым. Торн расслабился и подставился под молниеносный удар его трёх хвостов. Лилин еле вытянула нашего крафтера. Так его обозвал Илир и название прижилось.

   Потому каждого алого скорпиона пришлось встречать мне. А было их немало. Радовало то, что эти твари были вершиной пищевой пирамиды в своей зоне и если жуки переставали лезть сплошным потоком, значит на подходе алый. Тут же на перехват выдвигался я, причём, в ускорении. Скорпион с тремя хвостами слишком опасен. Я всего раз попал под его удар и то, меня зацепило одним хвостом и по касательной, но ногу свело судорогой, а стойкости добавило сразу двадцать процентов. И не удивительно. Боль была адской. Я сразу понял, почему Торн бился в конвульсиях, пока его лечила берегиня и почему она едва не ушла за ним, отдав девяносто процентов жизни.

  Жуки не превышали седьмого уровня, потому крошить их было достаточно легко, и вскоре  мы уже стояли в куче неопрятных и ядовитых потрохов вперемешку с хитином. Дубинку пришлось отдать группе очистки зоны боевых действий и работать кистенями. Отдыхающая смена уже не отдыхала, а пахала как мулы раскидывая потроха по сторонам.

  - Шабаш, ребята! - Крикнул я через два часа этого конвейера смерти и впечатлений. - Заваливайте проход, пока я держу поток.

  И в этот момент поток дал очередной сбой.

  - Бегом! - Заорал Торн не своим голосом. - Алый идёт!

  В дыру тут же полетели блоки бетона. Народ оценил опасность этих существ и даже я с пятидесятипроцентной стойкостью не желал попадать под  действие его яда.

   Едва закидали проход, все попадали на землю, что толстым слоем прикрывала пол бокса. Выдохлись все и не столько по бодрости сколько морально. Первым отошёл Торн и тут же принялся ковыряться в куче трофеев. По манере Илира, мы это называли лутом. Хотя до добычи это не дотягивало. Мусор. Но Торн упорно ковырялся в куче, откидывая интересные куски хитина. Прочность у него так себе, но, например, те же Броники погибали под ударами от того, что их внутренности в целой броне превращались в кашу и вытекали сквозь отверстия,  где крепились ноги, усики и имелись другие отверстия. Зато сам хитин был почти непробиваем нашими средствами. Если найти способ их обрабатывать выйдет отличный доспех не хуже композитной. Хотя белёсый вид, усеянный мелкими шипами, не самый лучший в эстетическом плане. Но крафтеру виднее. На то он и крафтер.

   Понаблюдав за ним, я сам не удержался. Крафтить вещи не моё, хоть есть и опыт и достижения, но вот алхимия мне почему-то давалась без труда. Как и естествознание. Не немного прислушавшись к интуиции и потерроризировав Илира, сделал вывод, что в прошлой жизни прикладная химия и создание полезного из хлама было моей профессией. Да я уже вспомнил три рецепта создания взрывчатых веществ и это без выбора оболочек из газовых баллонов с дроблёнными подшипниками или самодельных МОНок из петард, серы из спичек и мелких гвоздей. Тут же вклинились идеи по кислотным и кумулятивным минам из различных средств. Я либо маньяк-пироман, либо просто социопат, коллекционирующий методы уничтожения себе подобных.

  В итоге все поняли, что этот бокс станет нашим пристанищем на некоторое время и впервые группа разделилась. До этого нас тянуло друг к другу чувство беззащитности, но жуково побоище вселило во всех уверенность в своих силах, да и уровней накинуло неслабо.

   Торн подтянул на свой клочок земли кучу бетона и осколков хитина. Он упорно экспериментировал с подручным материалом, долбя по нему всем, что под руку попало. Бедный мой нож. Он его похоже сточил до основания.

  Я незаметно для самого себя повторил подвиг. Изначально кустарная лаборатория превратилась в сотню черепков  из хитина убитых жуков, в которых покоился яд их же соратников. Жутковатое зрелище особенно в свете... нет, просто в свете. Алхимия работала со спецэффектами и некоторые реакции происходили со вспышками.  С некоторые из некоторых с совсем  не безобидными вспышками.

  Я лишился бровей, кожа на лице стала похожа на здание после артналёта и местами торчали зубы, что тоже не остались целыми.  Больно, страшно и пару раз мне девушки выносили мозг, что тоже не сахар. Почему-то вся группа решила, что потеря меня станет ее концом и меня берегли даже больше, чем берегиню. Но я всегда был на острие атаки. За это, наверное, и берегли. Встать на мой подиум никто не желал.

   В итоге, я создал пару ядов, которыми обмазал дубинку. Кистени были слишком универсальными инструментами. Особенно рабочая часть.

   А жуки упорно копали наш завал. Все время приходилось сторожить вход и подсыпать осколки бетона, благо после разрушения их стало столько, что вся армия жуков не сможет вытащить на свою сторону. Но они с тупым упорством пытались это сделать. Все устали и скоро по нашим внутренним часам наступит ночь. Война с инсектами переходит в стадию осады и выматывания противника, потому коротко посовещавшись, открыли новую волну геноцида.

  Ещё три часа изматывающих боев и ещё одна куча потрохов. Больше всего меня беспокоила Яни. От усталости ее свет стал тусклым, что резко снизило нашу боеспособность.  Из-за этого Илир сломал себе ногу, неловко ударив дубинкой по бронику.  Лилин выдохлась и не могла его лечить, потому как ее здоровье уже находилось в красном секторе. Пришлось нам с Торном тянуть все на своём горбу.

  Но мы победили. В один момент поток иссяк. Я тут же напрягся, ожидая прихода алого. Этот вид разнообразился ещё парой подвидов кроме скорпиона и все оказались очень опасными. Если вспомнить слова Люцифера о мутациях из-за маны в нашем пространстве, то выходит, что именно алая кровь сделала эти подвиды столь опасными. Остальные жуки имели жёлтую или белёсую лимфу и были куда тупее и медленнее алых.

  Но все закончилось. Проходили минуты за минутами и в щель больше никто не лез. Пришло время подводить итоги.

  Я стал двенадцатым. Попутно получил достижение «один из первых». Отсыпали бонусов неслабо. Пять единиц очков характеристик и две сотни очков славы. Я стал седьмым человеком, кто преодолел рубеж в десять уровней, а Торн - восьмым. После этого нас обозвали «серебряной командой». За что тоже отсыпали по три сотни славы и 15 очков характеристик каждому. Это значительно нас усилило, но сразу же намекнуло, что где-то есть и золотая команда и, возможно, бронзовая нам дышит в спину.

  Илир, Яни и Лилин  почти достигли десятки, но вот инсекты кончились.

   Ночь прошла спокойно. Пробовать развести костёр не имело смысла. Все, что могло гореть в бункере, давно сгнило, а тащиться наверх за дровами та ещё работёнка. Да и сам объёмный взрыв, в замкнутом пространстве древнего бункера, может подарить кучу неприятностей.

  Снова сырое мясо, грибы и съедобные травки. Аппетита не было,  потому как запах от жучиных потрохов стоял безбожный. Ночь прошла относительно спокойно. Во мне что-то проснулось из старой жизни и откровенно гражданским лицам, я не доверял.  Единственное исключение - Торн. С ним мы и делили вахты у прохода. Только Яни освободили от них. Свет в нашем случае гарантировал жизнь.

  За ночь случилась пара эксцессов с прорывом жуков, но ничего серьёзного. Пять десять минут боя и все снова укладываются спать на грязь и пыль. Только Музе я запретил подниматься по тревоге. Сейчас она наше все.

  Утром всей группой решили идти дальше. Смысла торчать у прохода не было. Не знаю, что жуков так тянуло к нам. Возможно, свет Яниэль или запах чистой крови, хотя от нас уже пахло чем угодно, но не здоровым телом. Однако жуки сатанели и лезли без разбору. Мы их били и сами сатанели. Проза жизни, проза смерти, проза войны.  Проза нашего нового мира.

    В проход первым полез я. Жуки сильно захламили проход, разбирая наши завалы, да и взрывы моего основного калибра не остались без последствий, но все же продраться было можно.

  Биофермы закрытого цикла шли ступенчатой пирамидой вниз с короткими лестничными пролётами, вместо обычных туннелей переходов. Сам их цикл был завязан на приток термальной энергии, которую обработают растения и насекомые, превратив в химические ингредиенты и минерализованную воду, что привносит новые  соединения в эту замкнутую биосферу.

   Колонны, что мне показались громадными на первый взгляд, оказались куда  уже и дороже. Намного дороже. Понятно, почему на внешнюю дверь потратили столько сил. Бетонные колонны были отделаны золотом со спиралевидной  канавой, тянущейся от самого верха и до низа. Золотой конус на потолке собирал влагу со всей фермы, которая  по капле попадала на серпантин из золота.  Дальше вода текла вниз по жёлобу на стенке спирали, постепенно прокапывая на почву. Внешние стороны желобов были тоже шероховатыми, что позволяло мху произрастать и благоденствовать, а вот внутренние желоба были заполнены почвой и грибами, что могучими гроздями свисали с колонн.

  Одно мне не давало покоя - за столько веков почву на спирали должно было вымыть, но она имелась. Инсекты даже самые умные и опасные не могли подсыпать ее.  А значит, нас ждёт другой противник...

   Больше дверей не встретилось. Они явно были, но время влага и тёплая среда сточили до основания даже легированные сплавы.

  - Это же сколько тут денег?!  - Восхищённо выдохнул Илир, отковырнув от очередной колонны кусок золота размером с кулак.

  - Не путай понятия, мальчик!  - Хмыкнул Торн. - Золото лишь металл. Оно не лечит тебя и не кормит. А деньги лишь бумага и цифры на счетах. Нет  людей, банков, социума и ты умрёшь на груде золота от банального голода.

  - Я это понимаю.  - Насупился Илир. - Но все равно. Тут тонны золота. Это же...

  - Это всего лишь попытка отцов дать детям жизнь.  Бывают времена, когда дерьмо в этих желобах стоит куда больше самих желобов. Внутри еда и жизнь. А снаружи лишь металл, который простоит века. Бункер создавал кто-то умный. Он понимал, что срок жизни компьютеров года, книг - десятилетия, человеческой памяти - пара поколений.  Уже третье поколение бункера не будет помнить старый мир и не сможет сохранить в себе все знания человечества. А за восемьсот лет сменилось сорок поколений, как минимум. От наших достижений не осталось и следа, кроме этих колонн и этого бункера.

  Торн грустно усмехнулся. Но мы его поняли. Сейчас золоту грош цена. Даже меньше.  А вот грибы, что растут из этих желобов стоят по весу куда больше. На порядки больше.

   Встречали нашу группу без фанатизма. Парочка уж сильно подтормаживающих жуков быстро отхватила в десять рук и даже скрипнуть не успела. Однако  ты осторожничали. Я запретил группе разделяться и сам шёл на пару шагов впереди. Ровно настолько освещала наш круг Яниэль. Торн оберегал музу и берегиню. Я в самом начале похода очень доходчиво и в красках рассказал обоим мужикам нашей команды, что сделаю с ними, если они потеряют девушек. Ребята прониклись. И девушки тоже.

  Паутина свисающая с потолка сильно напрягала, но на нас никто не нападал. Инсекты исчерпали себя, подарив нам уровни и силу. Ребята раскидали очки характеристик почти сразу же. А вот я не торопился. Мне совсем чуть-чуть не хватало до ассасина. Я все же решил вложится в класс.

  Интуиция подсказывала, что бой с системой за ночное зрение будет проще, если я стану местным ниндзя. Быть зависимым от глупой и неадекватной Яни меня напрягало. Пусть и хотелось ее вылюбить со страшной силой.

  Я слишком поздно осознал, что мой поцелуй был ошибкой. Теперь меня било током каждый раз, когда я смотрел на девушку. А это раздражало. И ничего поделать с этим я не мог. Она такая...

  Черт!  Нет! Не сейчас!  Но ведь она такая...

  Торн словно почувствовал  моё отношение и прикрыл девушку своим телом. Джентльмен хренов!  Может и он влюблён в неё?!  Убить его что ли?  Спокойно!  Он полезен!  А может все же...

  Ты кто?  Это имеет значение?  Да!  Я - это ты! Кто?  Не спи, дятел!

  - Что?  - Переспросил Торн.

 - Справа, дятел! - Хихикнули в голове. Я что свихнулся?!

 - Справа! - Заорал я, хоть ничего и не видел.

  - Справа!  - Продублировал Торн. Доверяет!

  А вот того что произошло дальше никто не ожидал. Оттуда вылетел кортик или что-то похожее на него. Он пробил бедро Яниэль и та застрял. Девчонка пару секунд смотрела на инородный предмет, торчащий из ее тела и только потом, взвыла сереной. Илир тут же откликнулся резонансом, а уже на его отклик среагировала вся обстановка. С колонн третьего уровня биоферм посыпались грибы и влажные тряпки паутины, что гирляндами свисала с  потолков бункера.

   Я же среагировал стандартно для старого себя. Рука рванулась к бедру, после чего с  шипением в сторону улетел дымный снаряд, после чего долбануло так, что мы все слегли.

   Внимание!  Ваще заклинание «облако огня»  достигло второго уровня!

  А какой же десятый или сотый уровень заклинания? Ядерный удар?  Кто я тогда?  И кем стану с такой силой?  Хорошие вопросы и вполне логичные. Если бы было время их задавать.

  Нет!  Время было! А ещё были  полтора десятка трупов. Трупов гуманоидов. Таких же страшных и белёсых как жуки, но людей. Почти людей. Они были пигмеями. С длинными руками и короткими ногами. Широкие массивные плечи с лопатообразными ладонями. В целом, тела были сильными  с рельефной мускулатурой, а вот головы с покатыми лбам и широкими надбровными дугами. Волосяной покров слабый,  если не сказать совсем отсутствующий. Только у самых сильных особей он присутствовал. Лица достаточно человеческие, несмотря на некоторые особенности, вроде большого носа и ушей. А вот глаза какие-то блеклые, лишённые радужки с огромным темным зрачком и все это затянуто белёсой плёнкой с прожилками вен.

  Да и вся кожа почти прозрачная лишённая пигментации, а кровь тёмная с фиолетовым оттенком, напоминала черничное варенье. Все это мы рассмотрели, разглядывая шесть изломанных трупов у одной из колонн. Именно сюда я всадил свое заклинание. Следы на грязи показывали, что аборигенов было куда больше, но они очень спешно отступили на нижние уровни бункера, утянув с собой раненых. Об этом говорили следы волочения чего-то тяжёлого по мягкой грязевой почве.

  - Их было пятнадцать.  - Выдала свое резюме Лилин, услышав наши с Торном мнения о происходящем. - Я ровно столько душ чувствовала после взрыва. Рокот, зачем ты их убил?!

  - Странный вопрос, учитывая, что ты сейчас лечишь Яни с раной в бедре. Ещё немного влево и дротик перебил бы ей артерию. Смогла бы спасти подругу и фонарик в таком случае? - Нахмурился я.

  Мне только бунта на корабле не хватало, в то время, как все и без того усложнилось. Разумный, пусть и примитивный, противник, куда опаснее жуков. Один дротик только чего стоит. Нет, на сотом уровне я такие буду отбивать ладонями, если не принимать их грудью с хохотом. Наверное! Скорее всего!

   Но до сотого уровня ещё дожить надо и желательно всей «серебряной команде». А пацифизм берегини не самый лучший помощник в этом вопросе.

  - Кстати, об этом! Рокот, взгляни! - Торн протянул мне копьецо.

  Забавная штука из медного наконечника и достаточно искусно сплетённого из какой-то травы древка. А может и не травы. Определить материал я так и не смог, хоть «суть вещей» оценила и урон вещи, и ее уровень. 12-25 урона при уровне 6. Довольно хорошая поделка для этих туземцев.

  Кстати, об уровнях. Мне за убийство шестерых одновременно дали достижение «Вдоводел», десять очков характеристик, двести очков славы. А так же «Первый вдоводел»  и «Коса смерти». За это тоже накинули по мелочи. И славы, и очков характеристик. Я, тут же, не раздумывая, вбил их в четвертую классовую характеристику и стал «Витязем ночи».

  Я жутко старался развить в себе нечто подобное ночному зрению, но едва я получил новый класс, оно появилось. Не совсем то, что я ожидал, но мой личный радиус обзора во тьме расширился, пусть и всего на пару метров. Да и маскировка в тени  резко усилилась.

   Но пришлось вернуться к нашим баранам, а точнее к туземцам. Дротик был достаточно качественным творением, да и доспехами местные не брезговали. То же плетение из травы соединяло в подобие доспеха несколько хитиновых и кожаных сегментов, прикрывающих брюшину, пах, шею и голову аборигенов бункера. Правда, только у двух особей. Ещё двое были одеты попроще, но тоже в достаточно искусной манере. А вот две женщины, судя по половым признакам, были почти голыми. Лишь набедренные повязки больше похожие на занавески из шнурков. Зато всяких камушков, браслетиков и серёг в ушах, на них было нацеплено куда больше. Тут же возник вопрос с достижением «Вдоводел». Но, возможно, «вдовецодел» отсутствовал в списке достижений.

   «Женщины они такие... женщины.» - хохотнуло у меня в голове.

  «Отвали, урод!» - отмахнулся я, сам не до конца понимая, что происходит в моей черепушке. В ответ донёсся угасающий хохот.

  - Илир, что скажешь?  - Я передал парню дротик. - Видишь уровень и урон?  Как это объяснить?  Или твоё «озарение» уже не работает?

  Парнишка повертел в руках изделие аборигенов.

  - Уровень не вижу, а вот урон - да. Если задуматься и сопоставить все со словами дьявола, то думаю, как такового уровня тут нет, да и урона тоже. Это лишь наше восприятие по среднему значению. В руке эта вещь будет шестого уровня, как ты говоришь, а если ее зарядить в гарпун, то возможно станет сто шестого, потому как там сила и энергия выше. В общем, тут все достаточно условно. В моей руке он будет менее опасным, чем в твоей. Но вот даже ты не сможешь им пробить бетонную стену. Отсюда и ограничение. Зато если наконечник будет из чего-то более прочного, как и древко, а ты раскачаешь силу до сотни, то такой дротик прошьёт бревенчатую стену насквозь, даже если ты его рукой метнёшь. Вот там урон будет куда выше, и соответственно уровень. Наверное, так.

  - Рокот, все это хорошо!  Но что делать будем?  - Озабочено спросил Торн. - Это не жуки. Это уже люди, причём, с оружием и доспехами, которые нам пока не доступны.

  - Мы все чувствуем «Зов» чего-то. И это что-то, возможно, даст нам силу. Мы сейчас «серебряная команда» с кучей достижений. Люцифер сказал, что Старшим плевать сколько маток будет в этом улье. Не знаю, как вы, а я хочу жить и быть сильным. Ставки сделаны, господа! Я иду вниз до победного конца. Окончательной смертью пусть умирают другие. - Я демонстративно развернулся ко входу на следующий уровень, куда вели следы туземцев.  Я не видел остальных и демонстративно игнорировал их, но шагал медленно.  И удовлетворённо хмыкнул, когда ещё четыре пары ног захлюпали позади меня. Серебряная команда до сих пор в строю. И я не я, если в этом саду из золотых колонн мы не станем золотой.  А мы станем и будем. Или я сдохну в попытках.

     - Мне нужен этот артефакт или что там нас призывает. И никакие аборигены меня не остановят. - Сказал я во тьму тёмного зева очередного пролёта.

   «Ты не такой» -  усмехнулся голос в моей голове.

   «А какой я?»

   «Ты тот, кто должен воскресить этот мир» - очень серьёзно сказал голос.

  «Я буду тем, кем буду!» - ответил я.

   - Мы с тобой! - Послышалось из-за спины.

  Серебряная команда в деле. И мне нравится это чувство! И плевать на хохот в голове. Я это я! Наверное!


                                                                        Глава 11

  Аборигены были существами примитивными, но все же разумными. И моё фаер-шоу их явно впечатлило до глубины души. Мы спустились ещё на пять уровней вниз и нашли их покинутое в спешке стойбище. Ютились они в сшитых, не совсем понятно из чьей кожи, палатках в центре крайнего бокса био-ферм. Дальше шли пустые коридоры рабочих и жилых зон. В центре нижнего бокса био-ферм оказался  достаточно глубокий бассейн, вокруг которого и раскинулись палатки.

  Туземцы побросали много бытовых мелочей, вроде посуды из хитина и предметов одежды, но быстрый обыск показал, что оружия и доспехов не осталось. Мы осторожничали, потому как людям, даже примитивным, свойственно любить и защищать свой дом. Дротик может прилететь в любой момент из любого уголка тьмы.

   - Что думаете? - Спросил я, принюхиваясь к обнаруженной тарелке с каким-то салатом. Пахло грибами и рыбой, но пробовать все же не решался. Мало ли в их культуре на почве голодных лет в традиции вошёл каннибализм. Суть вещей мне в этом не помогала, как бы я не принюхивался и не приглядывался к наполнению.

  - Они разумны и явно социальны. - Торн кивнул на завал из бетонных остатков,  которым аборигены постарались завалить проход. Но чёткие следы и знание устройства помещений био-ферм подсказали, что завал свежий и явно рукотворный. За полчаса мы впятером отрыли проход. - Судя по палаткам в племени человек под сотню. Но если они не выродились за столько лет от кровосмешения, значит популяция куда больше. Бункеры строились огромными, с расчётом на тысячи, а то и десятки тысяч человек.  Возможно здесь такое племя не одно.

  - И что будем делать?

  - Ты лидер - тебе и решение принимать. Если хочешь знать моё мнение, то я бы предложил подмять их под себя. Пусть не сразу, но у нас это получится. Закрепимся в бункере и станем сильнее как команда.

  - Согласен. Оружие и доспехи говорят о том, что им есть с кем воевать. Судя по их глазам, они не привычны к солнечному свету и скорее всего в жизни не выходили на поверхность. А если кто и пытался, то не возвращался. Они там ослепнут к чертям. Думаю мы их светом и огнём напугали до того что они сбежали. Воины бы дрались до конца, если бы противник был понятен и малочислен.

  - У них много детей! - Встряла в разговор Лилин. - Я чувствую их души. Не знаю, как пояснить. Тут все пропитано их энергетикой и у детей она самая яркая. Остальные тусклые и больные.

  - Как это больные? - Не понял я. На мой взгляд, трупы местных жителей выглядели вполне здоровыми, если не считать ран от моего выстрела.

  - У них души больные. Дети более разумны.

  - Странно. Кстати, а ты можешь почувствовать, что в этом салате? Пахнет неплохо, но вдруг они каннибалы?

  - Нет там только рыба грибы и что-то ещё, но не человечина. Вроде черви какие-то. - Поморщила носик берегиня.

  - Фу гадость! - Отпрянул от тарелки Илир, что тоже принюхивался к салату. Парень пожрать был совсем не дурак.

  - Не скажи. - Хмыкнул я. - Мангровые черви, да и не только они, вполне съедобны даже в сыром виде.

  Откуда у меня всплыли такие познания, я не особо вникал. Да и Торн рассказывал, что питался в конце своей жизни всякими слизнями, но все же не в сыром виде. Тем не менее, слова Лилин меня успокоили. Уже хорошо, что не каннибалы, иначе мне было бы противно брать под руку такой народ. Я смело вкинул в рот горсть салата.

  - А ничего так на вкус. - Сказал я, прожевав и с неким усилием проглотил. Все же черви в салате немного напрягали, пусть я и знал, что есть вполне съедобные виды. - А главное у них есть соль или ее замена.

   Остальные тоже не удержались и уже через две минуты тарелка, выточенная из хитина, опустела. Только берегиня отказалась, потому как любое мясо ей вредило. Торн постучал тарелкой по ближайшей колонне, после чего примерил ее на голову.

  - Рокот, может тебе шлем из неё сделать? - Поинтересовался он.

  - Даже не вздумай! И себе не делай.

  - Чего это? Материал достаточно прочный и размер подходящий.

  - Нам предстоит вступать в контакт с местными. Мы их достаточно напугали, чтобы заслужить авторитет. А теперь представь, что подумает воин, у которого есть определённый кодекс,  увидев на твоей башке свою тарелку? Форма солдата это часть воинской культуры и статуса ее обладателя. А мы и так для них уроды.

  - Какие это мы уроды? - Возмутилась Яниэль. - Ты их видел? Это же образчик безобразия и уродства!

  - Это только для нас. Для них мы так же уродливы, как и они для нас. Каноны красоты воспитываются с детства в той среде, в которой мы росли. - Назидательно проговорил я.

  Следующую четверть часа мы провели, рыская по боксу в поисках чего угодно полезного и разыскивая следы местных. Они ушли в глубину бункера, снова завалив за собой проход каменными обломками, но в этот раз гораздо тщательнее. Сама структура био-ферм подразумевала всего два прохода в разных краях боксов и как раз второй проход для туземцев был внешним. Тут было и подобие ворот из каменных блоков и запас блоков и даже что-то вроде караульной палатки с парой лежаков из сухого мха. И захода в свои тылы противника никто не ожидал. Особенно такого противника, что может швыряться страшным светом и огнём. Потому они и сбежали, закупорив за собой проход.

  И я мог их понять. Если в племени всего сотня человек и большая часть из них дети, то чужак, что одним махом убил шестерых взрослых и двое из них были явно воинами или охотниками, к тому же ещё и сколько-то там человек ранил, то такой враг для племени не по зубам. Вот и решили отступить, чтобы потом вернутся с возможными союзниками и без гражданских. Я бы тоже так поступил так, что не столь уж они примитивны, как нам кажется. Но это нам сейчас только на руку. Я пока не готов лезть вперёд и выяснять кто сильнее, мы или аборигены. Очень даже может быть, что тут таких племён десятки, а то и сотни. И они вполне  могут жить достаточно дружно для того, чтобы объединится против странных и страшных чужаков. Понятия кровосмешения и инцеста были известны давно, потому и тут должна быть практика смешения крови с разным  родами и племенами. А значит, всегда есть те, к кому можно обратиться, используя родственные связи. А это уже не племя, а полноценная орда, что в тесных помещениях бункера куда важнее супероружия в моих руках. Если сейчас они нас боятся, то через некоторое время все может смениться отчаянием смертников и тогда нас просто задавят числом. Не зная всей политической обстановки в бункере и расклада сил глупо даже планировать какие-то телодвижения. Нужна информация. Нужна как воздух, но чувствую, что языковой барьер и разница во внешности станут серьёзными препятствиями для нашего общения на мирные темы. А в том, что Торн прав, я не сомневался. Пусть Лилин говорит, что эти пигмеи больны душой и выглядят, как обезьяны после опытов маньяка, это не отменяет их статуса в иерархии новых богов. Если мы сможем сразу со старта подмять эту расу или нацию или вид не совсем понимаю, кто они есть, то откроем не только пантеон и станем настоящими богами, обретём свою паству, что станет давать нам силу. Именно так я понял суть происходящего с нами и с этим миром.

   Однако все эти размышления не отменяли основных бытовых вопросов - свет, огонь, горячая еда, безопасность, сила. Приоритеты разнились от случая к случаю, но все равно оставались неизменны.  И их как-то требовалось решать. И решать мне как лидеру. Если берегиня могла питаться сырыми грибами и даже от этого получала мелкие бонусы, то остальным такая диета на пользу не шла. И особенно портила боевой настрой. Я представил себе эти три сотни метров вверх по крутым лестницам переходов и темных боксов с ещё живыми жуками и сам слегка поник. Стойбище туземцев меня устраивало всем, включая оба заваленных прохода, но отсутствие дров и огня делало эту местность излишне унылой для  привыкших к цивилизации людей.  Тащить дрова с поверхности слишком сложно и даже опасно.  Не думаю, что все жуки пошли в атаку иначе бы аборигены давно их истребили бы.

    В итоге, куда не кинь - всюду клин.  Нужно найти оптимальное решение, но его попросту нет. И это плохо.

   - Идём назад. - Скомандовал я. - Вернёмся позже. С огнём и мечом. А отсюда забираем все, что сможем унести. Следующий привал у двери. Заодно и проверим реакцию туземцев. Вклиниваться в конфликт с ними нам ещё рано.

  - А как же артефакт? - Удивился Илир.

  - Он стоит многого, но не наших жизней. Сам чувствуешь, что до него ещё прилично топать и это по территории, на которой местные чувствуют себя хозяевами. Готов рискнуть? Я нет! Мне проще тебя самому придавить, чтобы команда жила. - Резко обрубил я мальчишку. Илир насупился, но я не почувствовал никаких угрызений совести. Несмотря на нападение жуков и туземцев команда заметно расслабилась, прибавив в уровнях и почувствовав свою силу. А это первый шаг к поражению. Нужно их почаще осаживать, иначе начнём терять людей.

  Загрузились мы словно мулы.  Забрали все, что смогли найти и унести. Палатки из лоскутков кожи, домашнюю утварь, преимущественно из хитина десяток палочек из кости какой-то крупной рыбы, сильно напоминавшие китайские палочки для еды. По пути нарвали грибов и, по просьбе Торна, откололи пару кусков золота от колонн.

   Базу я решил создать сразу за  уцелевшей дверью. Она даст защиту от мести аборигенов и внешних врагов. Через узкую щель особо не разгонишься в атаке и численное превосходство уже не столь страшно. Мы в любой момент сможем уйти за дверь и занять оборону у прохода. К тому же стратегически этот бокс наиболее выгоден. Рядом био-фермы с едой, а путь на верх куда короче, чем с самого нижнего уровня и проходит по относительно безопасным уровням. И даже если кто-то выйдет на нас, хоть другие боги-игроки, хоть непонятные призрачные монстры, им придётся пройтись по лабиринту других тоннелей, прежде чем они найдут нас. Конечно, следы мы оставляем и чем дольше будем метаться между новой базой и поверхностью, тем больше их будет, но это неизбежно в любом случае, а так есть хоть какая-то гарантия. Не знаю возможностей монстров в выслеживании своей добычи, но у большинства наших конкурентов те же проблемы, что и у нас, с освещением в темных тоннелях. И не у всех есть столь полезная муза-фонарик. Конечно, кто-то мог получить полезное достижение  или навык, вроде ночного зрения или фонарика, но судя по нашему развитию и статусу серебряной команды, на всей планете у нас не так много действительно опасных конкурентов.

   Некоторое время мы отдыхали и облагораживали базу. Выставляли палатки, которые были достаточно хитро сделаны. Очень хитро для примитивного племени, что даже немного напрягало. Не имея доступа к древесине, аборигены научились крутить из кожи прочные и гибкие палки и именно такие ребра растягивали палатку по принципу арок. Разбирались и собирались они достаточно просто и быстро.

  Через полчаса у нас уже был готов палаточный городок на пять персон. Я тут же заставил всех заняться обороной. Бетон разрушенных останков строений хрупок и убог, но все же мы смогли найти достаточно прочные и большие куски. Из них выстроили относительно шаткую конструкцию у щели двери. Два человека очень быстро смогут завалить проход, который потом долго придётся разбирать. Это же я собирался провернуть и с другим входом в бокс, но там двери сгнили очень давно и завалить ворота, в которые свободно проедет грузовик, нашими силами реально, если потратить на это неделю времени. Пока будем оставлять на ночь караулы. Что тоже трудно. Я, из всех, доверял только Торну и себе. Остальные вполне могут заснуть на посту и проспать свою смерть.

  На поверхность мы выбрались уже под вечер. Оставлять кого-то в темноте было достаточно глупо, да и никто бы не остался. А выбраться без музы и ее света не представлялось возможным. Слишком опасно лезть через завалы без света. Моё ночное зрение лишь слегка усиливало восприятие света, а не полноценно заменяло ПНВ с инфракрасным фонариком.

   Мотя, словно верный пёс, завилял хвостом и устремился к берегине, едва нас почувствовал. Очень не свойственная реакция для обычной пусть и огромной ящерицы. Да и подрос он за пару дней, что нас не было изрядно. Если до этого он напоминал годовалого телёнка, то сейчас стал  больше походить на пони. Пойдёт так и дальше, у Лилин появится ездовой ящер. А бегает эта зараза достаточно резво, пусть и на короткие дистанции. Но я этим вопросом заморачиваться не стал. Время поджимало. Разобрав завал, я понял, что мои биологические часы если и ошиблись, то совсем не на много. До заката оставалось всего пара часов или даже меньше. За это время нужно успеть собрать достаточно дров и стройматериалов. А рук катастрофически не хватало. Мы впятером много не унесём, зато расход на нас уже изрядный. Нужны дрова для костра, угли для розжига и куча всего для обустройства, начиная от травы для циновок и заканчивая как можно более толстыми стволами деревьев для постройки лестниц. Ведь все ведущие вниз пилоны сгнили за века и если слезать с пандусов ещё можно без особого труда, то забираться на трёхметровую высоту уже достаточно проблематично. Парни с этим делом справлялись неплохо, а вот с девчонками совсем беда. Приходилось одному принимать сверху, а двоим подсаживать снизу. А если будет нужно протащить груз снизу? Это шесть подъёмов. Нет, все это решаемо, но нужно думать на перспективу. Бункер слишком лакомый кусок, что бы его бросать. Будет нужно, я даже туземцев уничтожу ради него, сколько бы племён там ни было и сколько бы особей эти племена ни представляли. Есть они, и есть мы. И я обязан вытащить своих, чего бы мне это ни стоило. Они лишь угасающая жизнь на этом шарике грязи, мы же их будущее. Пусть звучит страшно и жестоко, но правда всегда горька и нелицеприятна. Да они наше наследие и лицо наших грехов, но это не отменяет того, что эти грехи нужно искупать. А в свете слов Люцифера, что смерти как таковой и нет, даже моя жестокость вполне оправдана.

   Едва мы разобрали завал, я отдал команду на сбор дров. У нас уже был приличный запас ведь мы рассчитывали трением палочек добыть огонь, но, как известно, запас карман не тянет. Потому все тут же разбежались по зелёной роще. Лилин морально расцвела, ощутив под босыми ногами траву своего садика. Все ее характеристики в этом месте получали бонусы, а сама она чувствовала себя намного комфортнее. Если девчонка не заведёт себе что-то   подобное внизу, ей будет в бункере хуже всех. А она слишком слаба чтобы одной гулять к поверхности. Разве что с Мотей. Но эту тушу поднять на три метра отвесного пандуса будет не просто. В нем уже под пару центнеров веса.

   Моя паранойя требовала скученности народа и прикрытия одних другими, но как я не окликал народ, он все же разбрёлся кто куда.  Итог не заставил себя ждать. Меня дёрнула интуиция, среагировавшая на непонятный шум. Я тут же шикнул Торну, что все время держался меня и пригрозил кулаком Яни, которая тоже жалась ко мне, но была как всегда в своём репертуаре. Мой грозный вид и кулак в последний момент остановили ее громкий возглас в стиле: «какого хрена происходит?»

  Я секунду слушал внешние звуки и свою интуицию, а потом ринулся туда, куда звала вполне осязаемая характеристика. К краю садика. Ведь там куда больше сушняка и Илир с Лилин не могли не увлечься. Буйство, получившей вторую жизнь, растительности поражало, но ещё и мешало следить за всеми членами команды. Тут раскинулись настоящие джунгли, сквозь которые я продирался, стараясь это делать очень аккуратно и тихо. И к удивлению у меня это получалось, в отличие  от Торна и Яни. Эти двое ломились, словно кабаны через подлесок, не особо задумываясь о конспирации. Хорошо хоть Яни заткнулась и не орёт в спину вопросами. Торн пытался повторять за мной, но явно ещё не привык к возросшей массе и мощи тела. Потому топал как  бешеный слон. Накрылась наша внезапная атака медным тазом. Впрочем, нападавшие тоже не отличались ни тактической хитростью, ни навыками ДРГ.

   Картина маслом. Едва я вывалился из кустов, нашёл скрученных в тугой узел наших ребят. Илира держал на вполне профессиональном захвате парень, а вот Лилин  сцепилась с девчонкой, что впрочем тоже побеждала, несмотря на пять уровней разницы в пользу Лилин. Ну берегиня ни разу не боевой юнит, как впрочем и менестрель. А вот Исида, на вид, очень даже боевая девушка.

   Мотю отоваривали в два лица вполне себе боевые парни. Дубины у них простецкие и деревянные, но орудовали они ими вполне сносно. Мотя хоть и выглядел солидно и даже местами устрашающе, как боец против разумных игроков сильно пасовал в отсутствии тактики. Потому черпал полной ложкой и никто ему не мог помочь. В моем интерфейсе его жизнь уже находилась в красной зоне, а тело отхватило пару десятков различных дебафов.

  - Стоять, уроды! - Рыкнул я. Возможно, это было глупо, но атаковать я не спешил, несмотря на агрессию чужаков. Непонятных ситуаций в любом бою или локальном конфликте всегда хватает и если сначала стрелять, а потом спрашивать, то можно нажить себе непримиримых врагов, которые в другом случае могли бы стать друзьями. Ещё пару дней назад Илир и Лилин были чужаками, а теперь члены команды. Есть вариант и этих ребят ассимилировать, пока они не совершили ничего страшного. Ребятам  только на пользу боевая встряска и выкрученные руки. Будет наука на будущее, раз уж так расслабились. А Мотю конечно жалко, но если подумать, то и наше знакомство с берегиней и менестрелем началось с плотного избиения несчастного ящера. Даст Бог... или Черт-Люцифер и в этот раз его девчушка воскресит.

   - Сейчас я тебя поставлю в нужную позу, чтобы знал, как орать на людей! - Хмыкнул один из нападавших на ящера. Тот уже был при смерти и не отдал богу душу только потому, что был куда выше уровнем. Но дебафы вроде сломанных костей и оглушения списали эту боевую единицу уже давно. Эти гоблины просто не могли быстро добить ящера своими убогими дубинами.

   Видимо ребята, заметив разницу в уровнях и то, как легко они справились с совершенно не боевыми классами из нашей команды, решили, что и остальные такие же тюфяки.

  - Янка?! - Вдруг запнулся главарь, заметив музу. Тут же его глаза плотоядно сверкнули. - А ты похорошела.

  «А он подходит» - тихий голос в моей голове радостно потёр своими маленькими ручками. И я не мог с ним не согласиться. Меня откровенно передёрнуло от его взгляда, тона, голоса и даже манеры себя держать. Да они сейчас прессуют персонажей вдвое себя выше. Но ведь великий художник не сможет наравне играть в шахматы с простым математиком или фехтовать с бретёром. И, похоже, эти ребята зарвались даже больше моих.

   Хоть я и видел только задницу, а потом и размазанное по камням кровавое месиво, но не узнать манеру не мог. Влад. Бывший любовник Яни и, по словам Торна, какой-то чиновник в прошлом. Пафоса много - выхлопа нет. А ещё я  дико ненавидел всяких политиков и чиновников и эта ненависть прорывалась из прошлой жизни. За их грехи и слабости гибли мои друзья.

   Я бегло осмотрел противника. Все выбрали явно боевые классы. И видать в этом садике достаточно давно. Одеты в травяные юбки, но не по принципу папуасов, а в вполне неплохо сплетённые набедренные повязки. Оружие простецкое, палки с мощным корневищем в ударной части. С растениями крупных габаритов в этой местности было сложно, как и с инструментом для его обработки, так что я со своей дубиной от трансмиссии БТРа выглядел как рыцарь против крестьян. Ещё один парень за Владом занимал достаточно грамотную позицию для боя с подоспевшим на помощь Торном. Влад успел достичь шестого уровня и видимо добился лидерства в этой команде. Каким способом не знаю, но выясню.

  Этот мужик тоже понял, что я лидер своей группы и, видимо, прикинул шансы в свою пользу. Народ сейчас растерян и если выдавить меня, то он сможет подмять мою команду под свою. То есть отзеркалил мою тактику. Хоть и мудак, но не дурак. Оттого и Лилин с Илиром не убили, а вот Мотю отходили по полной программе. Контролировать животное куда сложнее.

  Влада не остановил  ни мой двенадцатый уровень, ни дубинка и кистень в моих руках. Либо есть козырь в рукаве, либо я переоценил его мозги. Я все же решил не рисковать и тут же врубил ускорение и ринулся в атаку без дальнейших разговоров.

  Разделявшие нас двадцать метров преодолел за две секунды, но этого хватило противнику собраться и контратаковать. Если бы не ускорение, что сильно помогало с реакцией, я наверняка погиб бы. Влад все же оказался с сюрпризом, и я едва не влетел в зеленовато-зловещее облако чего-то, что вырвалось у него из руки. Второй противник тут же отпрянул от него как от огня, да и сам Влад тут же отскочил. Я едва успел увернутся коснувшись его лишь краем левой руки. Руку обожгло болью, а в логах выскочило сообщение об отравлении. Но тут сработал иммунитет, прокачанный мной ещё на инсектах и скелетонах. Я с влажным хрустом, вполне примитивным ударом, без изысков, проломил череп Владу.

  Интересно как это все будет выглядеть на сотом уровне или тысячном? Сейчас от обычной драки никаких отличий. Удар в череп и тот раскалывается словно арбуз. Противник заваливается на спину и больше не шевелится. Нет, он ещё жив, что немного странно, но список дебафов, что я увидел, быстро доест алую полоску жизни.

   Однако  этого мало. Для остальных я чужак и могут решить, что меня нужно убрать и дождаться пока Влад вернётся с респа. Жаль этот кретин уже вышел из зоны, когда одна смерть убивает окончательно.

   Я отмёл системки, что посыплись, как только полоска жизни Влада посерела, и тут же выстрелил своим заклинанием в небо. Демонстрация удалась. Никто особо не пострадал, но ударная волна всех сбила с ног и жаром опалила кожу. Новичкам досталось гораздо сильнее, так что когда они ещё трусили головами, отходя от лёгкой контузии, я уже стоял на ногах.

  - Надеюсь, демонстрация вас достаточно впечатлила! Теперь не наделаете глупостей. Ну что поговорим?!


                                                                          Глава 12

 - Итак, господа и дама, это место наше и нами же создано, а вы вломились на нашу территорию, ещё и напали на моих людей. Пока вы ещё не совершили ничего преступного и непростительного, но попрошу воздержаться от глупых и импульсивных поступков. - Начал я вещать, пока новички хмуро смотрели на меня.

   Лилин и Илира отпустили. Берегиня тут же кинулась к израненному ящеру и стала щедро расходовать свою жизнь, но у того было слишком много повреждений и дебафов. Он все равно, пусть медленно, но уверенно, угасал на наших глазах.

  - Рокот, сделай что-нибудь! В глазах девчушки появились слезы, а в голосе дрожь и мольба. Я чертыхнулся про себя. Вся моя пафосная речь ушла в никуда. Все ошалело наблюдали за тем, как буквально на глазах, затягиваются раны ящера и за золотистым светом на руках берегини. Сам я лишь слегка удивился тому, что в прошлый раз Лилин вытащила его с того света, а сейчас не в состоянии залечить пусть множество, но достаточно пустячных ран. Дубинки у новичков были с острыми сколами на корневище, а шкура у Моти далеко не хитин жуков, потому вся его кожа покрыта глубокими пробоинами плюс несколько десятков переломов и выбитые глаза.

  Мне ничего не осталось, как быстро выдернуть из рюкзака кожух и влить в него остатки воды, что ещё оставались в кожаной фляге за плечами Торна. Тянуть затхлую воду из непонятного бассейна, мне показалось не слишком разумным. Так что остатки мы слили во все ёмкости, что нашли у аборигенов бункера и оставили лишь на обратный путь, на всякий случай. Вот и пригодилось. Свою кровь мне отдали все из наших не возражая. Мотя был членом команды и терять его не хотел никто. Даже Яни уверенно протянула свою руку под нож хоть и отвернулась, прикусив губу. Результат меня поразил, снова осыпав кучей системных сообщений. Я создал серебряный эликсир жизни с заоблачными свойствами. Потому, когда я вылил его в рот ящеру и затем окропил его сверху, тот очень быстро пошёл на поправку. Элик не лечил сразу же, но все равно здоровье ящера резко улучшилось и стало упорно лезть к зелёной зоне.

  - Итак, продолжим! - Я снова начал вербовать новичков. Что ж вышло с излечением Моти не менее эффективно и эффектно чем с применением МТБЗ. Народ проникся и внимал более тщательно и благодушно. - Это место наше и создано нами. Мы тоже люди и в таком же положении как вы, потому не станем вас убивать просто из обиды или гордыни. Что вам делать решать вам самим. Ущелье достаточно большое и мы все в нем поместимся до первого дождя. Но если решите уйти, то дождь уже будет вашей проблемой.

  Новички переглянулись. Ага, проняло! Если в пустыне дождь проблема, значит, они чего-то не знают, что знаем мы. А мы уже и закрепились на местности и выглядим куда внушительнее, особенно в свете последних презентаций наших способностей. Есть о чем подумать. Ну, давайте, думайте, ребята.

   Мне очень нужны эти ребята. По всему   видно, что ребята выбрали или только идут по пути воинов. Нужно только убедить их, что мы вместе нужны друг другу. И между нами сейчас стояли две стены, одна из которых только что рухнула. Моя группа доказала, что в ней нет балласта, несмотря на то, что низкоуровневые  противники легко скрутили часть ее членов. А потом ещё и почти забили ящера до смерти. Вторая стена была в убийстве Влада. И я ждал вопроса по этому поводу.

  - Ты только что убил одного из нас, а теперь говоришь о сотрудничестве и нормальных отношениях? - Оправдал мои ожидания один из парней тот, что стоял за спиной Влада.

  - Так и есть. И убью любого из группы, если он будет мешать выживанию всей команды. Но и это ещё не все. Его смерть не была окончательной, а лишь отправила его на перерождение. Что меня честно говоря сильно печалит. Мне этот человек не нравился с самой первой встречи. Ты ещё скажи, что сам не чувствовал этого? - Я закинул пробный шар в отношения новичков между собой и Владом.

  Обращался я к парню, как возможному заму бывшего лидера, но и за реакцией остальных следил. И то, что увидел, мне понравилось. Эти люди тоже чувствовали гнилой душок своего вожака. Осталось только выяснить, почему они отдали ему лидерство.

  - А ты и судья, и присяжные, и палач в одном лице? - Подала голос девушка из новичков.

  - Оглянись! - Картинным жестом обвёл я ущелье. - Суды для устоявшейся цивилизации, в которой есть закон и главное стабильность. Мы же здесь выживаем и до тех пор, пока у нас не будет стабильного социума,  выживать будут те, кто быстрее других реагирует на опасности и угрозы. А Влад был угрозой, которую я устранил, и буду устранять, едва его увижу.

  - С чего это вдруг он стал такой угрозой? - Нахмурился парень. - Ну да мужик он с тараканами, но не так, чтобы заслуживал убийства, каждый раз едва попадётся на глаза.

  - Именно заслуживает. Знаешь, как в этом мире развиваются способности? Тогда я поделюсь. Нужно очень захотеть. Но ещё нужно знать, чего конкретно хочешь и как это работает или иметь опыт в прошлом. Ещё, судя по Лилин и Илиру, могут сработать какие-то таланты, что были у человека.

  - Причём тут это?

 - При том, что этот газ, что он выпускал из рук, я узнал. - Изначально меня беспокоило то, что теперь Влад знает, где нас искать и возможно даже знает про бункер. Тут раскинулись джунгли и вход очень быстро оплело разными растениями, ведь берегиня именно там чаще всего бывала. Но не факт, что ребята, тут просидевшие пару дней не нашли его и просто не рискнули идти в темноту. Потому я решил блефовать, зарабатывая доверие новичков, но с каждым словом понимал, что это не блеф. Изначально сказанное казалось выдумкой, но слова тут же ложились на понятия и отражались в памяти.  Это действительно было правдой хоть и казалось выдумкой.

  - Это НИГ-12. Нейропарализатор аэрозольного типа. Попав на кожу или в лёгкие, он практически выжигает нервную систему, оставляя человека инвалидом, а добравшись до мозга, превращает жертву в овощ. Изобретён во время второй войны полисов, а после даже в то суровое время, был запрещён общим конклавом полисов. Его сочли негуманным и пользовались им только мародёры с пустошей и прочее отребье, что жило ограблением караванов и самих полисов. За баллончик такого аэрозоля расстреливали на месте. Так что человек, который смог получить этот газ в свои навыки, должен был очень хорошо разбираться в том, как это работает, а возможно даже знал, как он производится. Так что если не хотите, чтобы я повторил свой залп уже по вашим тушкам, я хочу знать, почему он руководил вами и кто вы есть и что из себя представляете. Если даже не захотите быть в нашей группе вы для нас опасны. Деваться из ущелья некуда, потому как только тут есть вода и еда. Быть нам соседями в любом случае, так что я просто обязан знать ответы на свои вопросы. Потом отвечу и на ваши. У нас есть очень много полезной информации на обмен.

  Информацией мы обменялись. Ребята оказались на удивление адекватными. Ругер, Тарик и Исида встретили Влада-Рэйгарда  на третий день своих блужданий. Они случайно вышли к мелкому оазису в этой пустыне и там остались, подъедая травы, грибы и мелкую рыбёшку, что водилась в роднике, питавшем оазис. Когда на них вышел Влад, он сказал что знает, где есть место получше, потому как он сам его видел своими глазами, а ещё сказал что там его ждут его люди. Он якобы случайно и героически погиб в схватке с местной фауной и воскрес на том же месте, в котором появился изначально. После чего был вынужден искать свою команду  и случайно заблудившись, нашёл эту.

   Рейгард изначально представился лидером устоявшейся группы людей, которая без него не смыслит жизни и обещал вывести новиков к своим людям. Там их должны были принять с распростёртыми объятиями, потому как Влад у них в огромном авторитете и погиб, первым ринувшись на баррикады. Ребята просто хотели хоть какой-то стабильности в этом пугающем и непонятном мире, потому доверились Рейгарду.

  После того, как по прибытию Влада, появился Люцифер, его авторитет в группе только возрос.  Вот только с вопросами они откровенно опростоволосились. Первым, как водится, был вопрос: «ты кто?». На который дьявол ответил стандартно. В итоге первые два вопроса эта команда пролюбила. Ведь вторым на ответ Люцифера было что-то вроде: «ты дьявол или Сатана?» К удивлению на вопрос Влада, «какого хрена тут происходит?» Люцифер выдал достаточно внятный ответ с ассоциациями, с пчёлами, с игрой и Старшими расами. Это ещё больше укрепило авторитет Влада в этой команде. Когда же он вывел их на ущелье и потом на наш райский сад все признали его лидерство. До тех пор, пока не появились мы и не отняли его вместе с головой самого лидера.

   Услышав их историю, я тут же приукрасил некоторые элементы своей, выставив Влада полным профаном, а местами даже идиотом. Я ни разу не политик, но с  массами людей работать умею. А что есть армия как не кучка парней, что должна стать боевым звеном и работать сообща? А ведь они из разных городов, социальных прослоек и субкультур.

  В голове кто-то ехидно хохотнул и эхом затих на заднем плане. Все же, я что-то упускаю, ведь как ни крути, а этому голосу я доверял.

   Пришло время разбираться с пополнением.

 Исида получила класс «Валькирия», что-то вроде женского аналога воина. Особых свойств у неё не было как и заклинаний. У девушки были проблемы с контролем гнева, потому она получила «ярость» и «боевой дух», а за ловкость рук при ловле рыбы в озерце дали аналог моему ускорению, но в ее случае ускорялась только реакция. Плетение повязок из травы тоже было ее рук делом. Откуда такие навыки, девушка не помнила, как и большинство из нас.

   Ругер оказался охотником. С самого начала он вооружился камнями и очень неплохо их метал. В оазисе так же были всякие ящерицы и змеи с жуками, пусть и в очень малом количестве и достаточно скромных размеров, но ему хватило их для прокачки уровня и получения классовых навыков «точная рука» и «острый глаз». Закрыл класс он навыком следопыт. Исида пробовала сплести пращу для Ругера, но трава не подходила, как и змеиная кожа. Уж больно мелкие гады водились в оазисе.

   Тарик ещё не получил класс, но у него проснулись навыки рукопашника и владения холодным оружием, если дубинки можно было так назвать. Его постоянно тянуло совершить какие-то непонятные, но красивые ката и жутко бесило деревянное тело. Он постоянно старался улучшить свою растяжку и проверял успехи на напарниках. Ему особо не отказывали,  так как это был путь к развитию. До прихода в ущелье качать уровни было почти не на ком, а во время тренировок с плотным контактом кое-какие крохи все же падали. Вот до этого я как-то не додумался. Надо бы намотать на ус и устроить тренинги, особенно с небоевыми классами.

    В целом мне ребята понравились. Их манера поведения, слова, эмоции. Обычные ребята в необычной ситуации и не более. Думаю, мы сработаемся, осталось только проверить временем первые впечатления. В любом обществе всегда есть откровенно аморальные уроды, вроде того же Влада, но подавляющее большинство людей вполне адекватны и терпимы. Все конфликты и неприязнь уже рождаются между людьми в процессе общения и несовпадения взглядов, при этом они остаются вполне нормальными для третей стороны, хоть и считают исчадьем ада друг друга. Эта тройка была из категории нормальных, и неприятностей я не ждал, но перестраховаться не мешало. До заката остался час, если не меньше, потому я скомандовал продолжить сбор дров, не показывая новичкам откуда мы появились. И уж тем более не собирался их сразу же тянуть на нашу базу. Пока в наших рядах муза-фонарик мы в относительной безопасности, даже если противник будет знать, где вход в бункер. Вопросы новичков я отсек в уверенной форме. После заката будут разговоры в тихом убежище. Сейчас время поджимает.

   Уже стало смеркаться, когда я удовлетворённо дал отбой сбору дров, воды и еды. Новички не сачковали и очень бодро собирали сушняк и корчевали кусты. Пару раз пришлось принять бой с местной фауной из пары сколопендр и одной восьмиуровневой змеи, что только сблизило нас. Ругер уже стал подкатывать к Яни, откровенно восхищаясь ее красотой и блеском кожи. Девушка смущалась и украдкой поглядывала на меня и мою реакцию. Это меня и веселило и злило одновременно. Чувство ревности не самое приятное, а оно было. Но Ругер все быстро смекнул и успокоился, обыграв все так, как будто у него просто весёлый нрав и он ко всем так пристаёт. Впрочем, тут у него тоже ничего толкового не вышло. Лилин все ещё была малолетней девчушкой, что боялась контакта с мужчинами, а Исида откровенно пообещала оторвать ему яйца при следующей сальной шуточке. Но в целом атмосфера налаживалась и стала более дружелюбной.

   Под конец я устроил очередной  взрыв, но уже выстрелив по зарослям вне сада берегини. После этого осталось только перенести пламя с одного из десятка лагов возгорания. Снова прилетел уровень. Заросли я выбирал погуще, чтобы гарантировано что-то подпалить. Ведь моя пушка работала раз в час, потому как у неё откат был в сорок минут, а мана набиралась и того больше. Я тут же вкинул доступные очки в силу, ловкость и псионику. Потому как второй уровень облака требовал сто единиц маны, а недостачу снимал со шкалы жизни в утроенном размере. Это было не просто неприятно, но ещё и чертовски болезненно. Даже стойкость слегка поднялась.

   Уже почти в темноте мы разожгли костёр на окраине сада, истратив часть сушняка. В тарелке с песком донесли угли к входу в бункер. Новички напряглись, когда мы полезли в эти заросли. Оказалось, они все же нашли вход и даже пытались его разобрать, но злобное шипение Моти и его не менее страшная морда заставили их засыпать завал обратно.  Пришлось их слегка успокоить и уже через четверть часа внутри полыхал небольшой костерок, придавая уют обстановке и некий первобытный флёр. Но мы-то не были древними кроманьонцами, потому уже вскоре на сырых ветках все тянули грибы и куски мяса к огню. Люди радовались его теплу и свету в этом тёмном мире.

  «Как раньше.  Используй это.  У костра  и на природе легче всего делится сокровенным»  - мечтательно прошептал голос в голове и снова ушёл в даль. Вот ещё одна непонятная вещь. Что это? Шизофрения? Или голос реален? Уж больно он стал обособлен от меня. Если вначале все было как прорывы старой памяти сквозь амнезию, то сейчас складывается чувство, что он стал жить своей жизнью. И это немного пугает.

    У костра мы засиделись, обмениваясь информацией, впечатлениями и историями друг друга. Амнезия многому мешала, но что-то все же проскакивало. Исида и Тарик совершенно не помнили разруху мира и вся их жизнь была достаточно размеренной. Исида служила в армии, была лесбиянкой, чего не скрывала и слегка неадекватно реагировала на  мужчин. Она сама же и просила ее не силишкам трогать, так как если она закусывала удила, то уже не перебирала методами,   а просто шла к цели, которая чаще всего была в устранении всего, что шевелилось в радиусе ее раздражения. И это было заметно. Местами девушка уж очень бурно реагировала и едва себя сдерживала от рукоприкладства.  А вот на руку она была тяжела. Сказывалось армейское прошлое, в котором она была далеко не тыловой обслугой.

   Тарик оказался молчуном с прошлым, о котором он не сильно распространялся. Он тоже не помнил падения мира и ассоциировал себя с тренером по боевым искусствам, каскадёром и актёром, при этом имел гибридную внешность азиата и европейца. Определить чего в нем больше не получалось. Уж больно он был замкнут, но в тоже время не шёл против команды и не претендовал на лидерство.

   Ругер оказался рубахой парнем, с вечно неунывающим характером и пусть иногда плоскими, но шутками. Он уже помнил падение мира, пусть и урывками. Его охотничье прошлое связано с тем, что он был внешнком. Одной и группировок, которые не попали в полисы, но все равно пытались выживать в пустошах, которые с каждым годом только расширялись. И питаться подножным кормом для него было вполне естественно. Иногда он не понимал, почему другие не хотят разделить с ним трапезу из подбитой камнем сколопендры или гигантской многоножки. Этот парень единственный, кто,  как я, получил «естествознание» и «суть вещей». И пока я махался с жуками в бункере, он обозвал под сотню новых растений в саду Лилин. За что получил пару уровней и прокачал сопутствующие навыки.  И потому он первым отпустил Илира и отступил, увидев наши уровни. До этого ему не позволяло отступать единство с командой, но только он осознавал, на какие уровни они напали и очень удивился, что их не разорвали ещё до того, как подоспели мы с Торном.

   В итоге посиделки прошли достаточно сытно и для желудка и для мозгов и для настроения.  Однако ночные смены я распределил так, чтобы в одной смене дежурили и старики, и новички. Это устроило всех, потому как сомнений доверять или не доверять, у вновь принятых было столько же, сколько и у нас. Это гарантировало безопасность обеим сторонам. Мы были однозначно сильнее, но и знание того, что они не сдадутся без боя в случае эксцессов, согревало душу пришлых. Пусть за посиделками у костра мы и значительно сблизились. Мне откровенно не хотелось терять этих ребят. И чем дальше, тем больше. Душа командира подразделения требовала создать сильную боевую единицу из столь разрозненных характеров. Однако требовать признания лидерства, что включило бы их в нашу группу, я не торопился.  Боялся спугнуть ребят условиями подчинения и отказа. Да и просто сам ещё не сильно понимал откаты от этого.  Как оказалось, Лилин могла применить «хранителя душ» на одном существе лишь раз в месяц, а на различных только раз в две недели. Потому так и волновалась за Мотю. И все эти ограничения были везде. Мы были богами, но даже нас сдерживали законы физики.

   Например, та же бодрость с утра таяла куда медленнее, чем после целого трудового дня. Начинали проявляться дебафы «утомление», «сильное утомление», «истощение» и прочие. При этом бодрость восполнялась куда медленнее и ощущения от усталости становились куда существеннее. Тут же стало понятно, что цифровые показатели больше измеряют уже существующие ощущения и просто описывают их в цифровом виде, чем полноценно заменяют реальные ощущения. Даже новым богам нужен сон. Потому вскоре все расползлись по циновкам, заполнять свою бодрость до отказа. Завтра трудный день. Снова предстоит сбор дров строительного материала и путь вниз. Если новички не нападут, значит пройдут первый рубеж доверия. А дальше у них просто не останется шансов на иное поведение. Только тварь вонзит нож в спину тому, с кем делил хлеб, огонь и кров. А таких убивать будут даже свои. Разумный человек всегда будет опасаться тех, кто предал других. Ведь завтра преданным можешь оказаться ты. Потому всегда ценились верность, честность и благородство. И во все времена не любили подлость и предательство. Это просто банальный инстинкт самосохранения. А в нашем случае, любые качества чувствуются острее. Тут от измены зависит жизнь, а не деньги или престиж. И даже второй шанс, а может и третий, не гарантируют безопасности и бессмертия будущим богам.

   Первую и последнюю вахты я оставил за собой. Моя повышенная выносливость позволяла быстрее других восстанавливать силы, да и для солдата караулы более привычны, чем для гражданских. Я не сильно удивился, что Исида решила составить мне компанию, выбрав достаточно сложное время дежурства. Ведь «собачьей» последнюю вахту не зря так зовут. Но она тоже солдат.

   Некоторое время мы просто сидели у маленького костерка, любуясь танцами языков пламени.

  - Она твоя женщина? - Вдруг спросила девушка и кивнула в сторону спящей музы.

  - Не знаю ещё. Сам не определился. Она мне жутко нравится, но пугает ее власть надо мной. - Пожал плечами я. Отказываться от Яниэль не хотелось, потому как я не уверен, что если парни увидят свободную красотку и решат за ней приударить, я не приударю кого-то из них. Да так что слегка приубью. Ревность штука такая, как и ярость мужика. Но и нужно оправдать мою холодность с этой девушкой, чтобы не плодить сущностей сверх меры.

   - Марс и Венера. - Усмехнулась Исида. - Извечная война, но вы созданы друг для друга. Самим миром созданы.

  - О чем ты? - Удивился я. - Какой Марс?! Какая Венера?!

  - Я знаю, о чем ты думаешь. «Боевой дух» не только позволяет мне выделять катализаторы, от которых мужчины звереют и готовы идти в атаку на превосходящие силы противника, но и чуткость к настроениям и эмоциям других людей. Так что моим словам можно верить.

   - Именно похожее на  это свойство меня в ней и пугает. Она тоже сносит голову феромоновой атакой. А я не люблю быть зависимым от внешних допингов. Мне и так проблем с головой хватает. - Скривился я, вспомнив свой внутренний голос, который вдруг резко зажил своей жизнью и уже не реагировал на мои желания.

  - Я знаю. Я была солдатом и открытой лесбиянкой. Я всю жизнь старалась быть мужчиной без гендерных признаков. И я тоже попадаю под ее очарование. Но я понимаю, что вы созданы друг для друга. Ваши о ношения будут вечны, но никогда спокойны. Она не будет верной, но на других она смотрит как на свои игрушки, что принесут ей выгоду или сиюминутное удовольствие. И только перед тобой ее колени прогибаются. У тебя после славных побед в будущем будут тысячи женщин, но всегда ты будешь сравнивать их с одной-единственной. - В голосе Исиды послышалась грусть. - Я завидую тебе, Рокот. Я бы хотела быть тобой. Пусть этот путь и сложен, и тернист.

  Приятно, конечно, иметь фанатов, но такие предсказания мне совсем не по душе.

  - Если ты столь проницательна, почему пошла за Владом? - Я увёл разговор с неприятной для меня темы.

  - А я все чувствовала. И его жажду власти и доминирования над другими любым способом. И плач капризного и неуверенного ребёнка, что самоутверждается за счёт других. И показывает миру личину уверенного в себе гиганта. И желание быть значимым. Но ещё он не врал, что знает, где есть место получше и что есть люди, которые ему подчинялись. Потому и приняла его как лидера. И он привёл нас к тебе. Когда ты его убил, я ведь не впала в ярость и не атаковала вас, что для меня вполне естественно. Я почувствовала твою силу и облегчение от его смерти. Он исполнил то, что должен был нам дать.  Теперь мы с тобой. Ты нам ещё не доверяешь. Но поступи ты иначе, я бы первая огорчилась. Теперь я знаю, что ты достойный командир. Я вручаю свою жизнь тебе, лидер.

  Исида вступила в вашу группу!

  Я едва не поперхнулся, но тут меня отвлёк ещё один голос. Внутренний.

  «Я ей верю».

  «Ты кто?» - мысленно выпалил я.

  «Я это ты» - хмыкнуло в голове в ответ и тишина, словно радиосвязь отключилась и остался только белый шум. И больше на крики внутри головы никто не ответил.

  До конца первой смены мы просто молчали, каждый думая о своём. Все было сказано, осталось осмыслить. И мне больше, чем другим.


                                                                             Глава 13

  Ночь прошла спокойно.  Я не лишком доверял нашим новым знакомым, в силу своей природной паранойи, но они не делали глупостей. Более того этот суровый мир очень жестоко обходился с одиночками и малыми группами, потому невольно все тянулась друг к другу в поиске защиты, пусть и достаточно иллюзорной. Мы существа социальные и привыкли к жизни в системе. И не всегда анархия предпочтительнее. Потому по утру обстановка заметно потеплела, как и градус отношения ко мне, как к лидеру. На скучном дежурстве нет больше дел как трепать языком, а с нашей амнезией основные темы касались нового рождения и того, что случилось после. Потому к утру уже многие из новичков знали большую часть произошедшего с нами. Только я и Исида не слишком болтали и потому потеряли нить общего настроения. Но я не мог не радоваться при виде общего утреннего моциона, когда чужие сливали воду на руки моим людям для умывания и беззлобно шутили о простых вещах. Всего одно ночь, но команда притёрлась. Это повысило наши шансы на выживание и победу в этой гонке во имя эволюции и не совсем понятного Закона.

   Закончив быстрый завтрак с прожаренным на костре и обвалянном в золе мясом, вышли наружу.  Дождя, которого я боялся как огня не случилось, но погода мне  совсем не нравилась. Обычное для этой местности затишье и духота сменялось излишне короткими и резкими порывами ветра. Не к добру это. Остальные тоже почувствовали изменения.  В нашем случае все непонятное опасно, даже если вдруг с неба пойдёт дождь из красной и чёрной икры.

  - Торн - старший. Исида, Тарик с ним. Дрова и пиломатериалы. Нужны волокуши, наподобие носилок, чтобы каждому досталось. Торн вы с исидой самые рукастые в плетении, потому это ваша работа.  Илир, Яни, Ругер и Лилин с Мотей. С вас еда, вода, трава. Все что сочтёте полезным. Илир на тебе грибы для вдохновения, но если хоть один кусок примешь без моего разрешения, Лилин будет долго тебя лечить. Неделю точно. Потому как я буду бить тебя, едва заползёшь в зелёный сектор.

  - А ты? - Отчаянно пискнула Яни.

  - А с меня мясо и возможно уже прожаренное. Плюс кожа. - Сурово нахмурился я, едва сдерживая улыбку от вида обречённости и тоски на лице музы. Видимо она очень рассчитывала затащить меня в кусты и поднять уровень другой.  На самом деле я  просто хотел оторваться в уровнях и силе от остальных. И потому тащить их за собой не желал.

   Задача любого лидера быть узлом, на который завязаны окружающие его люди. Ему не обязательно быть самым умным или сильным. Достаточно просто держать в руках рычаг  влияния, которые  признаются остальными. Но это в огромном социуме достаточно просто. Система сама поддерживает традиции и законы, при которых даже откровенный глупец может занимать трон или президентское кресло, потому как за этой куклой стоят серые кардиналы с этими самыми рычагами.

   Но у нас слишком маленькая коммуна, где все на виду у всех, потому мой авторитет должен быть непререкаем. И самый простой способ его утвердить  - стать сильнее всех остальных, с достаточным запасом прочности. Иначе разброд неизбежен. Рано или поздно начнутся выяснения отношений, которые пресечь сможет только тот, чьё слово нерушимо, незыблемо и не подлежит амнистии. Частично я такой авторитет создал, но сейчас есть вероятности что его смогут оспорить. А в нашей ситуации это смерть всей команды. Потому я решил в одиночку прокачать все, что можно и нельзя. Логика подсказывала что четвертая классовая характеристика это неслабая плюшка, но, по сути, выходило, что по уровню я отстал на пять десятков пунктов от своих сверстников.

  При получении уровня давали по одному очку характеристик на каждую открытую основную. Это же касалось и классовых стат. Так что в теории я в диком плюсе, потому как теперь за каждый уровень получаю на одну классовую единицу больше остальных. Но в жизни выходило, что этот бонус окупится лишь тогда, когда я проскачу несколько уровней, если  не десятков. Пока же я слишком ослабил своего перса. Я раздувал щеки и делал жуткий вид, но сейчас был едва ли не  слабей Исиды. Спасало то, что большую часть  свободных очков я получил за достижения.

   Пока народ исполнял мои приказы, я вышел в чисто поле. Точнее в убогое постапокалиптическое настоящее.  Бурая растительность и уродливая живность резко  контрастировали с новой жизнью сада Лилин. Что ни  говори, а мы будущее этого мира. С этими  мыслями  я разрядил МТБЗ в дальний угол у естественного пруда. Порыв ветра отнёс от меня клубы пламени вперемешку с черным дымом. Живность быстро смекнула что пришла пора делать ноги и устремилась прочь. А я лишь усмехнулся, крутнув железную дубинку в руке. Это моя стихия. Я - Марс. Бог войны.

   Я увлёкся. Нет, пятнадцатый уровень грел душу, как и внушительная куча лута. Я шёл словно газонокосилка, снося обычным куском железа головы ящерам, змеям и всяким  паукам. Во  только это  мир преподнёс ещё один урок новому и излишне резвому богу. На очередном заходе с трофеями я понял, что что-то не так. Затишье резко прерывалось  резкими порывами ветра. И когда очередной рывок воздуха разметал мои сокровища, я почувствовал что дело плохо.

  Когда мы обсуждали с Торном падение цивилизации на фоне ответов Люцифера, всегда всплывал один вопрос. Куда делись небоскрёбы? Похоже,  мы нашли ответ. Ветер все усиливался и это в ущелье,  сокрытом от  поверхности своим ландшафтом.

  Я не успел оглянуться, как вокруг меня засвистели пули обычных камней. То, что ранее не пугало, нынче стало предвестником смерти.

  Рядом со мной родился смерч и буквально за доли секунды разметал вокруг камни  размером с кулак. Как я выжил в этом безумии стихии, не понимаю и сам. Спас инстинкт, что при свисте бросил тело на землю. Большая часть природной шрапнели пронеслась над головой. Но до пещеры ещё полкилометра. Полкилометра отчаяния и визжащей смерти. Попал!

   Это природное явление явно выбивалось за рамки законов физики. Смерчи возникали словно из ниоткуда и столь же быстро исчезали. Все это походило на взрывы гранат раскинутых щедрой рукой.  А потом пришла стена пыли и песка. Все это время я полз по земле, не рискуя поднять голову. Иначе бы ветер мог унести мою тушку в непонятные дали. И если я воскресну на том же месте, где очнулся впервые, то просто погибну окончательной смертью, потому как буду погибать раз за разом. В таком урагане оказаться на открытой местности полной камней  это гарантированная смерть.

  Я испугался. Ещё вчера  я вдруг осознал, что теперь бессмертен. Раньше на нас всегда давил призрак конца от болезни, несчастного случая или чего-то подобного с летальным исходом. Или даже хуже. Остаться инвалидом. И я вдруг почувствовал облегчение от того, что теперь мне все это не грозит. Я теперь бог этого мира.

  И вот этот мир усмехнулся мне в лицо ледяным дыханием ветра. По настоящему ледяным. Камни вокруг стали покрываться инеем, а изо рта вырывался пар. Пальцы одеревенели, ведь приходилось хвататься за траву и крупные булыжники, чтобы хоть на сантиметр продвинуть свое тело поближе к пещере.

  Огромные торнадо нависли над головой, впитывая в себя стену из песка и щебня. Они так же втянули в себя грозовые тучи, открыв чистое небо, с которого тут же ударили слепящие лучи солнечного света. Слишком яркие лучи.

   На мне уже висело с десяток дебафов, от обморожения и мелких ушибов до утомления от борьбы со стихией. Теперь же я получил ещё один. Радиация. И очень сильная.

   Но больше всего меня пугали молнии. Я видел, как ребята кинулись к тому углу в саду, где был вход, но они меня не бросят и будут ждать до последнего. И если монстрам и эта погода подходит для прогулки, то они все рискуют стать их обедом.

  «Используй чат» - рявкнул внутренний голос.

  Черт! Вовремя. Я про него и забыл. Мы были постоянно вместе, оттого всегда общались голосом и только сейчас впервые разделились. О того чат и вылетел у меня из головы.

  «Торн, загоняй всех в пещеру. Уходите вглубь. Молнии это монстры.» - надиктовал я во время очередного порыва ветра, когда я вжимался в землю и ждал восполнения бодрости.

  «Мы тебя не бросим.»

 «Не спорить. Если выживу и найду вас ближе, чем в  следующем боксе - ты покойник.

 « Понял. Держись там.»

  Когда я дополз до оазиса, стало проще. Высокая трава, в поисках редкой здесь влаги, пускала длинные корни, так что было за что держатся и дело пошло быстрее, хоть и руки превратились в сплошное кровавое месиво от порезов. Ветер так и норовил сдуть моё тело и забросить куда-нибудь в далёкие дали. И ему это удалось. Скользкие от крови руки не смогли удержать меня. Я вдруг почувствовал лёгкость во всем теле. Глаза заслезились от боли, когда я врезался в стену и потом упал на груду камней. Приехали.

  Я взвыл от накативших ощущений. Сломана нога и пара рёбер, слегка повреждён позвоночник. А главное, меня откинуло снова назад, о чем говорила бурая трава между камней у стены. Но жить хотелось. Я должен выжить! Стараясь не потерять сознание от боли, я сполз по камням вдоль стены как можно ниже и скинул на себя несколько булыжников покрупнее. Нога отозвалась таким ударом в мозг, что в глазах померкло. Но этого мало. Уже на одной силе воли я обрушил на себя завал из более мелкого щебня и только тогда позволил себе провалится во тьму.

   Сколько я провалялся без сознания, не имею понятия. Очнулся я когда все уже прошло. Жизнь тревожно помаргивала в красном секторе, но не уходила в минус. Впрочем, регенерация  едва справлялась. Больше всего неприятностей добавила радиация, что жёстко прошлась по мне. Местами кожа зудела от солнечных ожогов. Ладони уже зажили так как там травмы были самыми неглубокими, а вот сломанную ногу привалило  основательно и похоже камень раздробил и без того битую кость. Но именно эти камни, близость стены и ложбинка между двумя насыпями спасли меня. Иначе бы ураган таскал бы по ущелью мою тушку пока не стер бы ее в порошок.

  В чате скопилось два десятка сообщений от обеспокоенной команды, которая как я и приказывал, забилась вглубь бункера и не высовывалась.

  Я поспешил всех успокоить и вызвать Торна на помощь. Сам я сейчас из под завала не выберусь, тем более ветер меня основательно присыпал песком и мелкой каменной крошкой так, что дышать было тяжело. Плохо, что я не видел, чем закончилось все это буйство и вышли ли призрачные монстры на охоту или этот ураган и для них опасен. И плохо, что новички увидят меня в столь слабом состоянии. Сейчас мне нужен авторитет, который слегка подмочит такое состояние, но сам я отсюда буду выбираться до следующего дня.

  Кавалерия примчалась спустя полчаса. Во время бури я сам не понял в какую сторону меня зашвырнуло и ребятам пришлось бегать вдоль стены в поисках меня. Я же даже толком крикнуть не мог, потому как вес завала сдавил лёгкие. И разделятся группе я запретил, не желая терять людей. Мы слишком мало знаем об этом мире и неизвестно, что происходит после бури с местной фауной. Может для них солнечные ванны как команда к брачным играм. Они тут все мутанты, что привыкли жить в этом мире и ожидать можно чего угодно. Вот и  нашли меня только спустя время. Откопали быстро и тут же Лилин принялась меня исцелять своими чарами. По телу разлилось приятное тепло, словно опрокинул чарку водки после зимней прогулки. Приятно. И вдвойне приятно, что стала стихать боль по всему изломанному телу.

   Сначала меня хотели эвакуировать на носилках, но я воспротивился. Сломанная нога сильно болела и заставляла хромать, но простейшая шина позволила идти самому. Прелести модифицированного тела. А боль можно и потерпеть, тем более она была относительно терпимой, а стойкость прокачивала. Регенерация успевала исправить вред от нагрузки на ногу к следующему шагу. Но я должен был сохранить лицо любой ценой. Потому сразу же ринулся в психологическую атаку, требуя отчётов и раздавая приказы.

   Ураган разметал большую часть собранного, но умный и рачительный Торн вовремя среагировал на надвигающийся шторм и принял решение спасать материальные ценности. Услышав это, проявил себя внутренний голос, назвав его идеальным прапорщиком. Торн принял правильное решение и стал вкидывать в пещеру самое трудно добываемое, а именно длинные палки и дрова. В этой скудной на дерево местности стройматериалы были на вес золота в прошлом. В итоге мы потеряли часть сена, мяса  и съедобных трав и грибов.  Я же потерял свой лут с охоты. А там было много кожи, что, благодаря моим навыкам, сама слезала с ящериц и змей. И особо я жалел о панцире чего-то похожего на черепаху-переростка с шестью лапами. Видимо эта тварь была достаточно редкой, если при ее минимальной агрессивности и возможности атаковать, система ей присвоила   шестнадцатый уровень. Я  мысленно уже примерял на руку щит из ее панциря и тут такой облом. Да и мясо черепахи должно быть куда вкуснее, чем змеиное. Хотя шесть лап слегка напрягали. Видимо в предках у этой черепашки были жуки.

   Восстановление утраченного продлилось до самых сумерек. Я включил режим паранойи и все носились одной группой и только я вынужден был сидеть у входа в бункер, что меня сильно раздражало.

  Ураган разметал валежник, вычистив ущелье под чистую, да и других неприятностей доставил, распугав зверье, так что из мяса у нас остались лишь вчерашние запасы, которые уже начинали попахивать.  Ботулизм нам, конечно, не грозит, но и приятного мало жевать отвратно пахнущее мясо.

   В итоге ушли в бункер уже по темну и снова остались у входа. И больше всего меня напрягала экономия дров. Ещё с утра я бережно засыпал угли с костра сухим песком и буквально ежечасно после бури проверял температуру схрона. К счастью за ночь мы нажгли достаточно и сумели сохранить огонь.  Без него я не собирался возвращаться вниз, как и без запаса дров. Кому скажи что будущий бог будет кривить физиономию от боли или едва ли не танцевать вокруг последнего уголька костра - засмеют ведь. С другой стороны МТБЗ из пустой руки тоже вещь. Равновесие!

    Мы снова собрались у костерка и прижались к огню. Сегодня был насыщенный день для всех. Я разрешил Илиру принять немного грибов, с расчётом впечатлить его талантами новичков.  Скрепя сердце позволил это и Яни. Только дебил будет зажимать и ограничивать женщину в ее стремлениях. И будет носить рога. В это  вопросе я разрывался на куски. Часть меня сопротивлялась ее влиянию, и изображала из себя каменного истукана, а вот другая часть желала стать тем, кто затмит всех остальных и заставит эту женщину желать только меня. Я делал все, чтобы в ее глазах выглядеть сильнее и делал все, чтобы сделать эти деяния обыденными и естественными,  чтобы со стороны все выглядело так, как будто я и не думаю о ней. А я думал и часто. И так же часто пытался прогнать эти мысли прочь, но выходило откровенно плохо. Яни буквально носилась с моим эликсиром, втирая его в корни волос, которые уже отросли до плеч. Если прибавить сюда стройное, но уже не измождённое тело, одежду из пары кусочков змеиной кожи, красивые искры света, что рождались на ее коже и таяли в воздухе, уступая место следующим искрам, то получим секс-бомбу, которая сносит мужчинам голову одним своим видом.

   Спустя пару часов Илир исполнил свою программу, а Яниэль туда органично вписалась.  Неискушённые новички впали в эйфорический ступор, потому как это действо ещё и повышало все творческие навыки.  И не только их. У каждого оказалась своя реакция на музыку и танец.

   Пример тому Исида, что при первых аккордах зависла и на автомате из травы сплела нечто. Обычные травы не слишком хорошо прилегали к телу, да и как ткань вели себя не очень. Но не эта. В этот раз у девушки в руках оказался ажурный комплект из набедренной повязки и чего-то похожего на бронежилете тростника,  но все же  изысканного  покроя.

  Яни зарделась, когда Исида, смущаясь и косясь на меня, вручила подарок. Однако все это выглядело мелочью на фоне того, что валькирия создала вещи со статами.  Ажурная набедренная повязка действительно смотрелась  сексуально и привлекательно и едва заняла свое место, пропиталась огням  музы, но при этом она давала плюс пять к харизме и плюс два к очарованию. Тростниковый жилет был похуже, но давал плюс два  к выносливости и  вариативный процент защиты. Все это озвучила Яни, едва переоделась.

  - Рокот, ты куда?- Взъярилась Исида, едва все расползлись по своим циновкам, а полез наружу. Эта девушка была ярой лесбиянкой, но ко мне относилась предвзятостью и определённым пиететом. Она снова вызвалась в одну смену со мной, хоть вся команда требовала моего отдыха и восстановления.

  - Следи за костром! - Отрезал я.- Я знаю, что делаю!

  На самом деле я не был уверен в своей правоте. Моё здоровье держалось на уровне шестидесяти процентов и нога адски болела. Но я понял одно - если хочешь развиваться, ставь себя  в по-настоящему экстремальное положение. Об этом говорили все статы, что выросли во время моего противостояния с природой. Плюс шесть к силе, плюс три к выносливости, интеллект, дух, удача бонусом по двоечке. Ради этого стоило терпеть эти муки.

   Возможно, сейчас я совершаю большую глупость, но этот мир не терпит слабаков. Сегодня днём я испугался окончательной смерти и был на волосок от этого. Чуть меньше выносливости и я бы не пережил удара о стену, чуть меньше силы и руки бы не удержали тело, чуть меньше духа...  чуть меньше удачи... Теперь характеристики это наше все. Именно их я собирался поднимать во мгле. С поднятыми уровнями бонусные статы стали редкостью, но вот во время экстремальной борьбы с ураганом их отсыпали, как никогда ранее. И отсыпали именно те, которые участвовали в противостоянии. Значит и сейчас их можно качать, пусть и другие. Любая единичка меня усилит, а заодно и всю команду.

  Ночь встретила аномальной прохладой и тьмой. Молнии в облаках после урагана явно утратили свою интенсивность, да и раньше они освещали лишь небо, не сильно улучшая видимость на земле. И это хорошо. Мне нужно ночное зрение и в относительно безопасном бункере оно не качается. Ведь там и муза-фонарик рядом, и друзья за плечом, и сам бункер нивелирует численное превосходство вероятного противника. Сейчас же я был один на один с природой и агрессивной фауной. Все чувства тут же обострились, подстёгиваемые инстинктом самосохранения и страхом неизведанного. Ночь пронзили сотни различных звуков от странных скрипов до вполне привычного шуршания моих шагов по густой траве. Не видно ни зги, но мне это и нужно. Я крутнул дубинку в руке, подбадривая себя.

  Сад Лилин привлекал многих со всего ущелья, но в этом месте все особи теряли часть своей агрессивности и чаще всего  вели себя вполне адекватно, предпочитая убраться с дороги более крупного хищника. Так что за жертвами мне пришлось бегать на шорох тел. В итоге я махнул на это дело рукой и разочарованно  направился к убежищу, но тут меня атаковали. И атаковали знатно. Не было ни шороха, ни боли, ни даже ощущений прикосновения. Просто мгновенно просела полоска жизни на десяток процентов. Тело тут же отреагировало на это, и кожа в нескольких местах лопнула, открывая кровотечение. Ещё атака и ещё.

  Я рыкнул от бессилия, размахивая дубинкой вокруг себя, но так и не смог попасть по противнику. Даже «ускорение» не помогало. Враг был либо слишком быстр, либо излишне замаскирован, да и, похоже, атаковал дистанционно. Когда здоровье просело до двадцати процентов, я приготовился бесславно умереть, но забрать противника с собой. МТБЗ под ноги и всей толпой отлетаем в ад. Я-то ещё вернусь, а вот нападающие, если они не такие же игроки-боги, не факт.

   - Стоять, суки! - Вдруг раздался сбоку рёв, в котором я с запозданием узнал голос валькирии. - Всех сожгу к чертям!

  В подтверждение слов девушки сверкнуло и во все стороны разошлось кольцо пламени и нестерпимого жара.  Сетчатку выжгло сразу же, о чем сообщила «суть вещей», что позволяла видеть свои и чужие дебафы. В поле зрения остались лишь системные логи, а все остальное подёрнулось тьмой.

  - Получилось! - Идиотским смехом зашёлся я, срываясь на хрип от боли и крови во рту. Не то, что хотелось, но получилось. Мы стали сильнее, ведь теперь Исида в нашей команде и ее усиление и новое заклинание даёт нам шанс выжить и победить в эволюционной гонке.

  - Что у тебя получилось, придурок?! - Раздался взбешённый рык справа и оттуда же прилетела подача. Похоже, валькирия приголубила меня с ноги в челюсть.

  «Странная у неё забота.» - Успел подумать я, прежде чем отрубиться.

  «Хорошо, что она лесбиянка! Иначе брак с этой стервой тебе обеспечен!» - хохотнул внутренний голос.

  Упаси бог! Черт! Я же теперь и есть бог! А кто спасет бога от разъярённой богини?!

  Оказывается ураган это ещё цветочки. Спасительная тьма! Респаун?!


                                                                     Глава 14

  Второй раз за день я отъезжаю от полученного урона. У нашей валькирии действительно серьёзные проблемы  с контролем эмоций. У меня и так здоровья оставалось едва на один неосторожный чих, а она не постеснялась приложить меня в голову. Я-то понимаю, что правильный  удар в челюсть не так опасен для здоровья, но часто качественно вырубает противника. Сам так сотни раз делал. И все же нужно с этой девушкой поговорить, как только очнусь.


  И тут я завис. Не понял! Я понимаю, что моё сознание уплыло во тьму и в тоже время я себя осознаю, правда, не совсем понятно где. Вокруг тьма и больше ничего. Попытки оглядеться ни к чему не приводят. Мне нечем смотреть, и нет шеи, которой можно вертеть. Странное и пугающее состояние.


  - Не ссы, салага. - Хохотнул из тьмы до боли знакомый голос моего альтер-эго.


  - Ты кто? - Я напрягся, приготовившись сражаться за свою жизнь, хоть совсем не представлял как это делать в совершенно бесплотном состоянии.


  - Я это ты. Уже ведь говорил. - Вздохнул голос.


  - А конкретней.


  - Я одна из твоих прошлых реинкарнаций. Нас тут с десяток валяется, но только я почему-то получил жизнь.


  - Остальные мертвы?


  - Не совсем. Я просто не знаю, как это пояснить. Они часть тебя и меня, но блеклые, словно память или видеозапись. Статичны. И только мы с тобой делим одно тело. Точнее ты им живёшь, а я лишь иногда могу подселится к тебе. Со стороны глянуть на внешний мир.


  - И часто ты со мной живёшь? - Эта новость меня расстроила. Не люблю, когда за мной наблюдают, даже если это я сам. Но тут все неоднозначно. Как это могу быть я, если этот голос живёт своей жизнью?


  - Понимаю. - Хмыкнули в ответ. - Не думай так громко. Я ведь все слышу.


 - Твою мать! - Возмутился я столь явному попранию частной жизни.


  - Ладно, ты просто слушай. Я, похоже, часть твоей души. Пока не имею доступа к телу, впадаю в прострацию и не особо беспокоюсь. Нет никаких стремлений и желаний. Все просто, логично и до безумия скучно. Едва попадаю в тело, пусть и на правах наблюдателя, появляются эмоции и желания. Порой меня тянет само в тело, видимо твоё желание услышать меня. Порой сам прихожу, когда рождается посыл. Я мало что контролирую, но иногда стараюсь тебе помочь.


  - Как это произошло? У других такого нет.


 - Не знаю. Я сам не особо рад. Остальные твои жизни  лежат мёртвым грузом. Они влияют на меня и тебя, но пассивно, как просмотренный фильм. Только я почему-то ожил.


  - Ты хочешь занять моё место?


 - Нет. Мне это не нужно, да и не получится. С этой стороны все не так.


  - А как?


  - Рокот, успокойся. Я сейчас слышу все твои эмоции и мысли. Раньше такого не было, даже когда ты вырубился во время бури. Пойми, я не враг тебе. Я это ты, во всех смыслах. Я жизнь, которую ты уже прожил. Пусть, как и ты не помню всего, что было. Возможно, я должен был родиться в новом мире вместо тебя, но твоя карма победила. Да и по времени ты был позже меня. Я не помню падения мира. Я жил куда раньше. Только во времена становления виртуала, которое Старшие приняли за основу. Возможно в этом дело. Я часть тебя, что поможет стать тем, кем ты был всегда. Кем мы были всегда. Лидером высокого звена с мобильной командой, высокой ответственностью и быстрой реакцией.


  - Не говори загадками. Как это?


  - Ты...  мы всегда были в стороне. Близко к власти и в системе, но всегда имели свое мнение. Часто это заканчивалось плохо. Черт. Да это всегда заканчивалось плохо. Но мы всегда толкали этот мир вперёд.


  - Смутные факты. - Я немного успокоился, но не расслабился. Доверять сходу не давала природная осторожность. А доверять ему хотелось.


  - Уж поверь. Тебе лучше не знать остального.


 - Почему?


  - Исида. Это тоже ты.


  -Что?!- Опешил я.


  - Я ее тоже вижу иногда. Душа человека это сгусток безликой и безэмоциональной энергии в том месте, где я себя осознал. Это опыт жизни  в цифровом и безликом виде. Когда я там, я не более чем компьютер. Только наличие тела с его животными инстинктами нам даёт что-то наподобие жизни. Когда я вхожу в  твоё тело, все, что думал ранее, осмысливаю совсем по-другому. Оттого и тороплюсь сейчас. Я в любой момент могу стать холодной машиной с той же памятью, что есть сейчас. И эта машина думает совсем иначе. Нет эмоций и привязанностей. Нет ценностей. Одна рациональность. Если ты будешь умирать, без связи с тобой, я буду лишь измерять показатели твоих последних мгновений без всякого сочувствия. Но эта связь есть и по мере твоей раскачки она крепчает. И есть связь с Исидой. Она тоже ты. Твоя жизнь и опыт, выдернутый из другого времени.


    - Охренеть! - Только и смог выдохнуть я.


  - Это ещё не все. Тут есть нечто необъяснимое. Нечто к чему мы все как-то привязаны. Все реинкарнации. Оно не злое, скорее наоборот, но я не могу понять, что это. От него тянутся энергетические нити ко всем нам.


  - Как такое  может быть?!


  - Вот когда разберусь с этим, сразу же поделюсь. - Серьёзно ответил голос. - Надеюсь, у меня получится со временем. С это стороны мира все намного иное, хоть словами это пояснить тяжело.


  - Думаешь, это нечто и есть Старшие? - Спросил я.


  - Рокот, очнись! - Голос исказился и стал как-то глуше, потом во тьму без ощущений ворвался холод.


  Ответ я так и не услышал, потому как очнулся. Лилин брызгала мне на лицо водой и одновременно пыталась лечить.


  Получалось у неё из рук вон плохо. Чтобы со мной не сделали нападавшие, но их скилы были из самых неприятных, что мне приходилось ощущать за все время в этом мире. Даже алые скорпионы были не столь противны. Чувствовать, как из тебя вытягивают саму жизнь, и тело реагирует на это лопнувшей иссушенной кожей или хрустом, ставших хрупкими, костей, достаточно болезненно. Да и глаза мои различали лишь светотени без конкретики. Людей я угадывал лишь по голосу и звукам шагов. Остались ждать когда за свое возьмётся регенерация, потому как и эликсир, и почти всю жизнь берегини на меня использовали. Здоровье, как обычно, резко прыгнуло к ста процентам, а потом тихо утекло по повреждённым местам, а таких у меня было немало.


   - Кто на меня напал? - С лёгким акцентом, продиктованным болевшей челюстью, спросил я остальных.


  - Не знаем. - Ответил за всех Торн. Он явно сдерживал Исиду, чтобы она меня не добила. - Если Исида кого-то и убила, то они забрали тела с собой.


  - Исида, заткнись! - Осадил я шипящую от гнева валькирию. - Я понимаю, что у тебя плохое настроение и даже знаю отчего. Все что не делается все к лучшему. Моя достаточно глупая вылазка принесла плоды.  Мы стали на одно заклятие сильнее и получили немного знаний об этом мире. Пусть и не тех, на которые  я рассчитывал. И у меня для вас две новости. Одна плохая, другая странная. С какой начинать?


  - Давай с плохой. - Решил за всех Торн. - Над странной нужно думать, а вот плохая всегда понятна, иначе она бы тоже была странной.


  - Прежде, чем мне выжгло сетчатку от заклинания Исиды, я мельком заметил нападавших. Это однозначно гуманоиды и явно разумные. И ещё у них есть какие-то способности дистанционной атаки. Очень эффективной атаки. Меня порвали буквально за десяток секунд. Ребята хитрые и шустрые. Это говорит о разумности, что делает их вдвойне опасней. На вид совсем не похожи на аборигенов бункера. Видимо другая генетическая ветка мутации. Все что успел рассмотреть, они так же бледные, как и первые, но худые и высокие. И тот же болезненный вид сумасшедших. Это все что известно по ним. Но то, что стоит удвоить внимание на любых работах, не подлежит сомнениям. И нужно уходить вниз. Тамошние туземцы массивнее и явно сильнее, но куда менее опасны.


  - А вторая новость? - Спросил Торн, когда я замолчал, давая утихнуть боли в челюсти.


  Я пересказал диалог со своим альтер-эго слово в слово, добавив свои ощущения и рассказав о более ранних случаях контакта с ним. Народ ошарашенно притих, поглядывая на не менее удивлённую Исиду. Валькирия наконец-то успокоилась и больше не рвалась вскрыть мне череп и проверить наличие серого вещества в нем.


    - Есть идеи? - Спросил я, когда молчание затянулось.


  - Да теорий  можно много придумать, но тут без Люцифера не обойтись. - Хмыкнул Ругер.


  - Что-то мне не хочется вызывать дьявола. По его же словам это чревато. Оно того не стоит, а со временем и сами разберёмся. - Покачал головой я. - Мой двойник с той стороны будет разбираться с этим вопросом.


   Остальные согласно закивали. Вызывать Люцифера и оплачивать его приход никто не желал, да и не понимали, как это делать. Инструкций дьявол не оставил.


  - Как вариант найдём одиночку, к которому после присоединения к группе явится дьявол. А мы уже научим не тратить первые вопросы. - Выдал свою мысль Илир.


  - Здраво, но сомнительно. С каждым днём мы находим все больше опасностей и врагов. За это время одиночки или вымерли, или сбились в такие же группы. - Не согласился Торн. - Но чудеса порой случаются.


   Благодаря моей дурацкой выходке ночь вышла дёрганой и нервной для всех. Впрочем, как и день. Но были и положительные моменты.


  Во-первых, мы получили информацию о новом противнике. Ее было мало, но уже напрашивались выводы. Это новое племя с совсем другими характеристиками и куда сильнее первого. У них есть похожие на наши способности, что для этого пересыщенного маной мира совсем не удивительно. Вряд ли они обитают в ущелье, потому как значительно слабее призраков из облаков. Видимо, потому ночью и пришли на охоту в более богатое место, чем окружающие пустоши. Живут или где-то далеко от ареала охоты призраков или же есть ещё один вход в бункер. Второе более правдоподобно, потому как скрыться на голой равнине  от небесных монстров достаточно тяжело. Да и цвет кожи у них без пигментации, что говорит в пользу темных и лишённых света помещений. Конечно, под местными тучами трудно загорать, но ультрафиолет пробивает даже их, иначе бы растения не выжили.


  Во-вторых, я понял, что не спятил и оживший голос имеет вполне логичное объяснение, пусть и не укладывающееся в наше понятие законов физики. А страх того, что это первый симптом шизофрении давно беспокоил меня. Разговор с альтер-эго не развеял всех сомнений, но для галлюцинации или наваждения он был слишком самостоятелен в суждениях. Откровенному психу тяжело распознать в себе психа, но кроме этого голоса я рассуждал достаточно трезво и не делал глупых и иррациональных вещей, так что остальные считали меня вполне адекватным. В чем признались сразу после моего рассказа и высказанных опасений на свой счёт.


  В-третьих, я приобрёл надёжного союзника с неслабым заклинанием. Если Альт, как я решил называть свое второе я, прав, то валькирия просто не сможет поднять на меня руку, особенно зная, что она часть. И будет защищать мою тушку ценой своей жизни. Мне это тоже предстоит и, зная какой я иногда козел, мне ещё придётся от неё натерпеться. Я, в женском теле с его гормональными взрывами, та ещё взрывчатка. Даже понимаю и сочувствую ее положению. Характер у меня не из лёгких, а в такой ситуации  это вообще полный радиус в квадрате.


  В-четвертых, как бы я ни старался и не рычал, команда с увеличением количества игроков и уровней все больше расслаблялась, что неминуемо привело бы к глупым ошибкам и потерям личного состава. Теперь же все снова подобрались, стали серьёзными и собранными. Если ещё утром были пока ещё несмелые предложения дежурить по одному, ведь все друг к другу понемногу притёрлись и появилось доверие, то сейчас караул из трёх человек всех устраивал.


  При этом усилили завал закрыв отдушину для выхода дыма, а циновки сдвинули вглубь коридора. Мотю посадили на завал и рядом с костром оставили одного часового, ещё двое сели у спящих соратников. При этом Ругер выступил с инициативой  поощрения  бодрости часовых второй линии. Этот парень вообще на развитии бойцовских навыков был слегка помешан и предложил систему «рука-лицо». То есть для того, чтобы часовые не заснули,  они должны были шептаться о всяком-разном, но при этом у них было свое соревнование. Нужно было держать руки на коленях и в любой момент один из караульных мог дать пощёчину другому. Но только по строгой траектории движения одной из рук. Второй должен среагировать, поставив блок рукой. При этом нужно было наблюдать за часовым у костра, не давая ему заснуть. Если караульный у костра засыпал, то оба дальних часовых отвешивали ему увесистые и любвеобильные оплеухи. И у костра сидел самый продвинутый в этой игре и столь же страстно контролировал остальных.


   Игра вышла сумбурной забавной и местами жестокой, но чётко вписалась в наши реалии, а главное качала нужные статы. Интуицию, ловкость, дух, немного силу и удачу. Остальное на уровне как повезёт. То есть само дежурство не будет обузой, пусть и не станет от этого приятней или легче. При этом не щадили даже девушек. До эры гуманности и пацифистских ценностей нам ещё ползти и ползти, обдирая локти и колени в кровь.


   Утро выдалось хмурым во всех смыслах. Тучи заклубились ещё ниже, а молнии засверкали чаще, что сильно меня обеспокоило. Потому уже через час я приказал усилить завал и собираться вниз.


  До базы добрались без приключений. За два бокса до неё мы скинули все добро, что волокли сверху, и я с Исидой, как самые опасные по огневой мощи бойцы, ушли на разведку. Но на базе все было тихо. Мы около часа сидели у входа, навострив уши и приготовив свои скилы. Но обошлось. Я на ощупь добрался до двери и проверил целостность баррикады. Все на месте, что радует. Видимо аборигены боялись нас больше, чем я представлял и мог надеяться.


  Артефакт или что-то ещё звало нас вниз, на поиски, при этом почему-то больше всего доставалось Торну. Остальные реагировали более спокойно, он же все время тёрся возле дверей и бросал на меня умоляющие взгляды. Но я был непреклонен. Я тоже понимал, что эта вещь, чем бы она не оказалась, сделает нас сильнее, а это залог к выживанию, но и рисковать людьми я не желал. Наша боевая мощь возросла, но моя же вылазка показала, как мало мы знаем о способностях гуманоидов и не только их.


   Потому я распорядился укреплять базовый блок, тем более снаружи вот-вот начнётся ливень, а  способностей призраков я не знал. Потому первым делом из самых длинных и крепких палок для волокуш мы собрали лестницу ко входу ведущему наружу. Затем по цепочке стали передавать самые массивные из подъёмных куски бетона. И создавать баррикаду. Девушки как самые слабые из нас бегали в соседний бокс за материалом. Сейчас Яниэль стало полегче, потому как мы сообразили лампадку, что берегла дрова и освещала фронт работ для мужчин. Я ещё снаружи приказал натопить жира из мяса змей и ящериц, что попадались под руку. Вышло всего с пол-литра, но это сильно экономило дрова. Фитиль сплели из сухой травы и погрузили в ёмкость из жучиного панциря. Коптила и воняла эта конструкция дико, но в абсолютной тьме выбирать не приходилось.


   Шесть часов работы и мы смогли создать хлипкий завал в пару метров толщиной из хрупких кусков бетона. Оставили только узкую щель у стены, пожертвовав ещё несколькими палками в качестве опор. Вышло относительно хлипко и ненадёжно, так что пролезать сквозь него приходилось в полуприсяде, не дыша и молясь самим себе, чтобы не накрыло обвалом, но были и плюсы. Атаковать через этот проход сплошное мучение и риск. Пара ударов ногой по баррикаде и противника завалит обломками.


   На пандусе оставили Мотю как цепного пса. Его недовольное шипение сменилось довольным, когда мы сгрузили ему часть протухшего мяса. Его он любил больше, чем свежее, а уж от жареного морду воротил. Грибы ел с таким видом, как будто делал нам одолжение. Но в целом ящер умнел на глазах и уже напоминал обученную собаку, реагируя на простые команды  всех членов группы. Но и здесь делал это с видом одолжения и единственным непререкаемым авторитетом для него оставалась берегиня. Ее даже пришлось освободить от караульной службы, потому как на игры часовых ящер реагировал сильно агрессивно и после каждого замаха на Лилин приходилось его успокаивать.


   Оставшееся время до отбоя занимались обустройством лагеря. Палатки были достаточно вместительными и два человека в них располагались вполне комфортно так что места хватило всем. Сами палатки в бункере были не особо нужны, но давали видимость личного пространства, что при нашей вечной скученности  далеко не лишнее. Соорудили очажок из кусков бетона, где время от времени вспыхивал маленький костерок, у которого всегда дежурила отдыхающая смена. Лампадку пришлось потушить, так как жир был на вес золота. В гадах его было излишне мало, а в жуках не было и подавно. Торн экспериментировал с горючестью потрохов инсектов, но ничего не выходило. Алая кровь скорпионов и прочих подвидов говорила о их родстве с млекопитающими, но там тоже вышел облом. Нет в них жира.


  Пришлось экономить дрова,  постоянно держа руку над углями и как только жар становился слабым, его снова раздували, подбрасывая щепы и сухой мох или траву. После снова ждали, пока угли не станут опасно тусклыми. Сплошной геморрой и я это понимал. Дрова не вечны и едва ли их хватит на пару дней даже с такой экономией.


  Стало понятно, что поход вниз неизбежен. Только получив артефакт можно строить дальнейшие планы на будущее, а мы ещё не готовы. И дело даже не в том, что можем кого-то потерять безвозвратно. Чат и картографию все новые члены прокачали почти сразу, как узнали о их существовании, благо для этого не требовалось ничего большего, чем палочка и ровное пятно пыли. Но вот как эта карта отреагирует на перерождение? Никто не помнил толком свой путь к ущелью. Слишком однообразный пейзаж минимум ориентиров  и даже обычных возможностей определения стороны света. В такой ситуации очень легко пойти совсем в другую сторону и затеряться на бескрайних просторах умирающей планеты. А карта сама себя не рисует. Все нужно делать самому в интерфейсе. И делать это нужно грамотно потому как система не принимает неправильные данные. А это получалось далеко не у всех и не всегда. Так что терять людей никак нельзя.


  Вот только дома и стены помогают, а мы не дома. Мы захватчики, что совсем не ориентируются на местности и не знают реальных возможностей аборигенов. Это уже пятьдесят процентов провала операции. А уж то, что мы без Яни словно слепые котята на фоне живущих тут поколениями туземцев, снижает наши шансы на успех процентов до двадцати. И это при самых благоприятных раскладах.


  Снова ночь прошла без приключений. Я отрядил музу спать у второго входа, освещая проход и над ней же оставил часового. Второй часовой следил за костром. Третьим был я.


   Я всю ночь мешал потроха и вытяжки из жуков в надежде создать что-то полезное, но ничего не выходило. В химии нужны инструменты. Перегонные кубы, горелки, центрифуги и ванны электролиза. Возможно мана и заменит их когда-нибудь, но только тогда когда я смогу ею пользоваться осознанно, а не методом тыка.


  Нет, кое-какие реакции происходили и снова я побрился самым экстремальным способом, получив в лицо облако кислоты,  но в итоге ничего полезного не создал.


   Торн заметив моё беспокойство и усилия тоже трудился на своём участке базы, на котором он собрал мастерскую. Его успехи были чуть получше моих. К тому же ему помогала Исида. Вместе они распустили на куски кожи один из рюкзаков и приодели остальных, а из остатков  кожаных ремешков и кусков хитина создали подобия доспехов. Точнее их частей. Все боевики обзавелись убогими наколенниками и налокотниками. Мне даже достались наручи из хитиновых надкрылков того, что осталось от летающих инсектов.


    В итоге ночь прошла продуктивно. Илир снова гудел под грибами, но на крафт это повлияло мало. Видимо в первый раз сказался эффект внезапности и эмоционального шока от его таланта. Во второй раз уже не столь цепляло.


   Что ж человек такое существо что  ко всему очень быстро привыкает и подстраивается. И к плохому, и к хорошему.


   Утро по биологическим часам не отличалось ни чем от другого времени суток в нашем положении.


   - Разбираем завал и идём вниз. - Я первым скинул камень с баррикады.


  Пора достать то, что своим заунывным зовом уже достало всех нас.


  - Присыпьте угли костра пылью. Наши зажигалки излишне мощны, чтобы их использовать в тесноте бункера.


   Настроение у меня было плохим как и предчувствия. Надеюсь, интуиция меня обманывает.


  - Двинулись!- Коротко распорядился я и первым полез в проем.


  Это раньше лидеры имели полное право сидеть на холме с подзорной трубой и выдавать  приказы подчинённым. И так, наверное, будет в будущем. Но сейчас честные времена, в которых настоящий лидер идёт впереди и прикрывает грудью тех, кто поверил в него. И эти времена мне нравятся больше тех, что я отрывочно помнил. Потому что те лидеры не заслуживали ничего кроме удара ножом.


  И ты Брут?!


                                                                             Глава 15

  Предчувствия меня не обманули. Не знаю жизненного цикла жуков, но едва я пересёк захламлённый коридор и вышел в залы био-ферм, столкнулся с алыми. Спасли меня только  усиленное ночное зрение и свет от кожи Яниэль, что шла следом. Десяток особей, при этом две из них очень крупные во всех смыслах. Система присвоила им двадцать второй уровень.  Размышлять просто не осталось времени и я выстрелил МТБЗ  едва ли не себе под ноги, при этом пришлось своим телом втолкнуть обратно в тоннель перехода музу и всех кто шёл за ней. Получилась знатная свалка, которую тут же накрыло огненной волной. Досталось всем,  но мне особенно. Я  в последнее время словно мазохист какой-то.

  Повезло, что для распространения аэрозоля требовалось некоторое время и то, что большая часть удара ушла в зал, не слишком зацепив тоннель. Но и расслабляться некогда. Если огонь выбил или покалечил мелочь, то два мини-босса ещё жили. Часть их лапок и хвостов обгорела, что сделало их заметно менее шустрыми, но не убрало всей опасности. Треть моей жизни против почти половины у обоих, а из оружия только стальная дубинка. Все бы хорошо, но от этих тварей нужно держаться как можно дальше. Их укусы не убивают сразу, но вот как боевую единицу выводят мгновенно. С такой болью можно только биться в судорогах или полуобморочном припадке, но никак не воевать. А скорость этих скорпионов и жуков поражает.

  Со смачным хлюпом в одну из тварей врезается массивный кусок бетона разбрызгивая кровь и осколки хитина. Не зря мы Ругеру создали пращу из змеиной кожи. Второй кирпич не заставил себя ждать и снова сбил тварь с ног. Вторая пока оглушена, да и просто менее опасна. Не скорпион, а нечто вроде мокрицы только с красной кровью. Ругер правильно выбрал приоритетную цель. Мне лишь осталось взмахивать перед собой дубиной, не подпуская инсектов к остальным.

  Видимо их все же оглушило, потому как в бой вписались только охотник и Торн. Оборачиваться я не рисковал, но из-за плеча вдруг вылетели все три наших трофейных дротика. Два ушли в грязь и только третий пробил мокрицу почти насквозь. Ну, хоть обездвижили на время. Однако кому-то нужно оторвать его кривые руки. Ругер бы справился лучше, но учитывая частоту полётов кирпичей, дротики метал не он.

  Две минуты страха и все позади. Но ведь это только начало похода, а у нас уже почти все ранены и с дебафами. Элик, что я создал перед выходом, помогает, но далеко не мгновенно. По уму нужно возвращаться, но почему-то я уверен, что и второй и третий поход закончится так же. Жуки плодятся быстро, как и растут. Время играет против нас. Дрова сгорают быстро, а наверху валежника все меньше. Наши уровни растут и народ все больше расслабляется не замечая того, что убийство паучков уже не приносит прироста и требуется искать врагов посолиднее. А те так просто не сдаются и скоро придёт момент, когда мы застынем в своём развитии или начнём умирать в боях. Плохой признак.

  Если система двум жукам с красной кровью присвоила двадцатые уровни то грозовые монстры будут не меньше сотни. Те темные тени что напали на меня не ниже полтинника. Но дело даже не в разнице уровней с ними. У нас очень мало оружия и боевых заклинаний. А те что есть с откатом в час и более. После двух ударов магией, придётся вот так же махать дубинами и метать кирпичи, что поможет только в том случае, если у монстров хорошее чувство юмора и они умрут со смеху, глядя на наши потуги. Но мир наверху быстро атрофирует чувство юмора, заменяя его голодом и жаждой.

  Нужно идти вперёд. Без вариантов. Если останемся на прежней позиции начнём ее укреплять и пытаться развивать себя и навыки, то дадим фору противнику, а в нашем случае противник это весь мир и все то, что он породил. Жуки, аборигены, монстры в облаках, другие боги-игроки. Наше усиление лишь иллюзия силы. Настоящий прорыв приходит на эмоциональном подъёме, когда все висит на волоске и только нечто новое может тебя спасти. Или твоего товарища. И, похоже, только я это понимаю. Кажущаяся безопасность не делает нас сильнее. Сад Лилин рано или поздно привлечёт внимание тех, для кого наши заклятия лишь щекотка. А не меняя ландшафт и условия жизни, мы не сможем развиваться. Но прежде всего, нужно сделать выволочку группе. Народ, тихо гомоня, уже решил, что поход сорван и придётся ползти в логово и зализывать раны. Как бы не так!

  Я взбесился!

  - Заткнулись все! - Рявкнул я на галдящую команду. - Совсем охренели, духи?!

  Я яростным взглядом осмотрел всю притихшую группу. Постарался каждого пригвоздить взглядом, обещая адские муки за любой лишний звук или даже вздох. Народ примолк и сбился в толпу. Тоже плохой признак. Мужики переглядываются, но вызов не бросают. И что с этим стадом будет, если меня убьют? Нет явного лидера, а для нашей ситуации это смерть. Разброд куда хуже моей, пусть и местами глупой, диктатуры.

   - Исида ты почему не включила свое заклинание?! - Рыкнул я.

 - Рокот, иди в задницу! - Рявкнула девушка в ответ. Этого я и добивался. Пора ей стать моим замом, раз уж Торн буксует, а остальные откровенно отлынивают. Лидером шикарно быть в цивилизованном и многолюдно обществе, в котором можно отдавать откровенно глупые приказы, а потом назначать виновных в их плохом исполнении. В нашем же случае лидер сдохнет первым.

  - Ты бы, придурок, хоть спросил бы, что это за заклятие перед тем как идти в поход. - Набычившись продолжила девушка. - Это радиальный удар жёстким излучением и энергией, что выжигает в радиусе двадцати шагов все живое. Если бы я это использовала, то от нас бы остался один радиоактивный пепел.

  Черт! Действительно мой прокол. Я как-то не удосужился спросить, чем овладела наша валькирия, ведь все, что мы получали, не есть чистая магия, с которой можно творить, что душе угодно, а вполне укладывающиеся в законы вселенской физики преобразования энергий. Магией они были только потому, что не требовали каких-то сложных устройств для  преобразования одного в другое.

  - Хорошо. Кто метал дротики?

  - Я! - Торн шагнул вперёд.

  - Молодец! - Я добавил в голос сарказма. - Ты у нас кто? Крафтер? Может от тебя пользы будет больше, если все же будешь создавать вещи? Нет, конечно, за скорость реакции на опасность тебе пять. С плюсом. Но за откровенную тупость два с минусом. Тарик  лучше владеет своим телом и смог бы не столь бездарно истратить БК, который у нас на вес золота. Даже нет. На вес жизни. Тарик хоть и тупит местами, но отстрелятся мог бы лучше тебя. Что мешало его подбить на это, если у него самого не хватило мозгов?

  Народ принижено молчал. Тарик собирался что-то ответить, но замолк от моего взгляда. Точно не лидер. Торн человек сообразительный, но излишне простой. Не вытянет стратегию. Тарик слишком погружается в себя. Его совершенствование тела и духа не может взаимодействовать с командой. Тоже минус. Лилин и Илир молоды, а Яниэль по своей сути пассивна и ведома.  Ругер раздолбай по жизни. Ответственность и присчитывание шагов наперёд ему не дадутся в силу характера и темперамента. Исида лучший кандидат, тем более это моя реинкарнация, но у неё проблемы с телом, а точнее с его гормональным фоном, что порой скидывает ее в неадекватное и агрессивное состояние. Лидером она может быть, но самоконтроля ей не хватает.

  Мне точно дохнуть нельзя, иначе, даже если я доберусь до этих мест, рискую найти одни трупы команды. Или обезлюдевший лагерь со всеми вытекающими.

  - Идём, дальше! Все приняли по глотку эликсира. Полчаса на отдых и реген. После чего выдвигаемся. Отдых в тоннеле перехода. На часах по двое и Яниэль сидит рядом. - Коротко распорядился я.

  - Но, Рокот... - попытался возразить Илир и тут же заткнулся, встретив мой взгляд.

   Последующие полчаса прошли беспокойно. Ещё дважды приползали жуки и черви, но с ними мы расправлялись довольно просто. Дротики раздали девушкам. Кистени достались Торну и Тарику. Ругер отстреливался осколками бетона, благо их в проходе было в избытке.

  Радиус безопасной зоны вокруг валькирии  был  меньше метра и всей группой мы туда втиснутся не могли. Любой начальник конечно дурак, но при явном превосходстве подчинённого держать  свою волну лишь терять лицо. Я был жесток, но за Исиду только порадовался. Если я сдохну, ей буде  проще. Вот  только что делать до тех пор? Погибать в угоду кому-то я не намеревался. А вот двоевластие губительно для команды.

  - Исида мой зам отныне и до тех пор, пока живы мы оба. Кто против, шаг вперёд. Я лично дам ему оружие в руки, а после жестоко убью!

   От такой резкой заявки народ притих ещё больше. И нечего им расслабляться. Это смерть. Исида была в не меньшем шоке, чем остальные, но встретила мой лозунг достойно. А вот народ не сильно-то обрадовался столь явному проявлению наследственной монархии. И дело даже не в том, что Исиду или меня не уважали. Дело в том, что в душе у нас зудит демократия, в которой каждый лох право имеет, просто потому, что он есть. Меня это всегда убивало морально.

  Никогда не  мог понять, почему потомственный алкоголик в своём голосе равен матери пяти детей. Или почему профессор любых наук имеет столько же веса в своём выборе, как и юнец что едва читать умеет, но закончил с горем пополам среднюю школу и получил право. И таких примеров тысячи. Может от того, что мы эти примеры не видели,  мы и дошли до этого краха цивилизации?

  Сейчас все изменилось. Но вот насколько готовы измениться мы сами? Может Старшие потому и порезали нам старую память, чтобы мы могли легче адаптироваться под новые реалии? Опять вопросы, на которые ответы придётся искать своими силами.

    Подняв здоровье, двинулись вниз. Освещения от музы не хватало для нормального движения, так что вышло все сумбурно и хаотично. Но после пары боев с мелкими группами насекомых-переростков приноровились. Шли короткими рывками вдоль стены, выдвинув Яниэль на передний план, но плотно ее прикрыв лучшими бойцами. Сильного прогресса в уровнях не достигли, но и прошли до посёлка туземцев без потерь в здоровье. Жуков разбирали быстро и качественно, правда, заряды для Ругера пришлось тащить на горбу, а потом с риском для здоровья искать отработанный боекомплект.

  Но самое главное, группа подтянулась в синхронизации действий и слаженности. Это не могло не радовать. Да и просто осознали, что кругом одни враги и их уровни ничего не значат для голодных хищников.

   Лагерь туземцев был все так же заброшен, но мы с Торном тут же отметили следы пребывания тут аборигенов. То, что мы не смогли унести вымели подчистую и натоптанные тропы тянулись ко второму выходу, что вёл к артефакту и в технические и жилые боксы бункера. Значит, они нас боятся, но не настолько, чтобы сбежать без оглядки. Плохо. Ожидается сопротивление. Конечно, можно подумать, что они собрали остатки и перекочевали в другое место, оставив это страшным пришельцам, но почему-то мне кажется, что столь благодатные боксы тут достаточно редки и ценятся выше хлама из потрохов жуков. Так что за этот райский золотой сад нам ещё придётся сражаться до последнего. Все мои опасения оправдывались. Есть ещё племена, потому как отпечатков ног на жирной грязи было слишком много для того племени, что мы застали в первый раз. И сейчас среди них было очень мало по-детски  маленьких. Но то что они были удивляло ещё больше.

   -  У них дети самые здоровые в плане психики. -  Ответила на мой удивлённый возглас Лилин. - И да, я чувствую куда больше новых душ. Взрослых, больных, страдающих от постоянной монотонной боли, которая со временем  сводит их с ума.

     - А я предлагал забрать хотя бы один труп. - Недовольно буркнул Торн.

  -  Ты что патологоанатом? Или нейрохирург, что при вскрытии поймёшь, в чем дело? - Удивился я. А вот Торн отвернулся. Обижается. Ничего, пройдёт.

  - Мне и вскрывать не нужно. - Прокомментировал Тарик. - Я и так понял в чем дело.

  - Просвети. - Вскинулся я.

  - Это лишь гипотеза. - Смутился тот, не желая терять авторитет в случае ошибки. - Просто я многое изучал по мере развития. У всех спортсменов и фанатов спорта или  боевых искусств есть свои профессиональные болезни или аномалии. Например, спортивное сердце. Это когда уже дряблый старик раз за разом приходит в спортзал, потому что ему требуются нагрузки на сердце, которое привыкло качать кровь через нагрузки. Руки и все прочее уже не справляется, но если он не получит должной нагрузки на сердце, то чувствует себя плохо. Ну и по мелочам там хватает. У каждого  свой набор.

  - И?

  - Из того, что вы рассказываете, я понял, что у этих людей... или кто там они есть теперь, в один прекрасный момент кости перестают расти. Оттого они и маленькие ростом. Но вот  внутренние органы, судя по их параметрам, растут и начинают жать на ребра и череп. В итоге постоянная боль и отсюда частые сумасшествия. И деформации скелета.

  - Бедненькие! - Закрыла рот ладошкой берегиня.

  - Да уж. - Почесал я затылок. Такого не пожелаешь и врагу. После слов Тарика, я вроде как вспомнил, что в моё время такие мутации были повсеместно и многие дети умирали от внутреннего давления, потому как кости переставали расти. Вот значит и выжил кто-то, но наградил по наследству целое племя таких потомков. Неудивительно, что они слегка не в себе и только дети ещё не осознавшие вечной боли остаются в нормальном состоянии.

  Мне их стало даже жаль. Но эта жалость не смогла затмить первичный вопрос выживания группы. Мне нужен этот артефакт или что там издаёт зов, который для многих хуже позывов наркомана со стажем. Тот же Торн стал вести себя как нарк без дозы. Он не отлипал взглядом от забаррикадированного входа в другие боксы и постоянно тёрся возле него, едва ли не пританцовывая, как человек, которому давно пора сходить в туалет. Остальные вели себя более адекватно, но даже я ощущал непреодолимое влечение в нижние боксы и только силой воли держал себя в руках. Вопрос, насколько хватит этой воли и смогу ли я удержать других в узде.

   Больше всего беспокоило то, что все кроме Торна вели себя вполне адекватно и только он, Исида и я тянулись вперёд со страшной силой. И это меня пугало и параллельно злило.

   - Тихо! - Вдруг взвыл Илир.

   - Что? - Рыкнул я.

   Вместо него ответил дротик, что вонзился совсем рядом с моей ногой, даже обдав ветерком лодыжку.  Илир всхрапнул и отлетел назад. Первым отреагировал Тарик и, разбрасывая грязь метнулся в сторону. Ещё две секунды стоп-кадров в неясном свете музы и с тихим свистом кирпич уходит в темноту. Оттуда в ответ прилетает десяток дротиков. Торн поймал его грудью и тут же отлетел, словно щуплый Илир. Вот это сила.

  Я тут же бью в ту сторону МТБЗ. Взрыв раскидывает нас и оглушает. Слишком близко эпицентр. Слишком много врагов.

- Исида! Нет!

  Все без толку. Валькирия закусила удила и ринулась вперёд.

  - Бойся! - Ору я.

Этому я обучил всех уже давно. Жестоко обучил. Даже Яниэль. При этом крике кто не успел упасть на землю, я туда укладывал ударом кулака. Даже Лилин.  В этот раз все и все сделали как надо, а потом сверкнуло.

   Снова обожгло сетчатку глаз даже сквозь закрытые веки. Пусть не до конца, но я снова ослеп.

    - Ты как? - Подхватил меня под руки Тарик.

   -Если не сдохну, то убью Исиду.- Выдохнул я.

   - Это если  доживём! - Хохотнул сбоку Ругер.  - У нас куда больше проблем.

   - Что это значит?!

   - У них есть кто-то, кто обладает магией. А это все усложняет.

   - И не говори! - Сморщился я от боли во всем теле и сплюнул сгусток крови изо рта.

   - Сколько фрагов? - Отплевавшись я задал важный вопрос.

    - Много, но недостаточно. Десяток разбежался по темным углам.

     - Держать периметр. - Прорычал я, чувствуя нахлынувшее бешенство. - Они не такие  тупые как нам бы хотелось.  Держать, иначе сам убью!

  Народ вник. Мой рык отрезвил почти всех. Только Исида и Торн все так же тёрлись у выхода.

  Самых пострадавших оттащили за ноги  туда же, не особо церемонясь. Стратегическое отступление под  напором противника. Хотя на данный момент нашим противником был страх.

  Мы всей группой забились в баррикаду, что преграждала путь в поселение. Нам нужно было время на реген здоровья и маны. Народ изрядно нервничал, ведь большая часть нормальных бойцов выбыла. Илир и Торн едва дышали и то, только благодаря Лилин, которая отдала почти всю свою жизнь. Однако дротики в груди так просто не проходят. Берегиня их вытянула, но вот раны затянуть полностью не смогла. И эликсир не справился. С такими ранами вообще не живут, но наша выносливость куда выше человеческой. И все обожжены. Валькирия как-то сумела ослабить свое заклятие, ударив не жёстким излучением, а обычным солнечным светом пусть и очень жарким. Вся кожа после такого солярия зудела жутко, но и только. Теперь, и я, и Исида в своих умениях на откате. А остальные далеко не бойцы. Не те, что смогут снести наступающую волну врага.

   Но хуже всего то, что боя не избежать. Мы просто вынуждены были отступить ко входу, что вёл в технические боксы и теперь у нас враги с двух сторон, которые, кстати, лучше нас знают эти укрепления. Те, кто остался в помещении био-ферм явно деморализованы, но при этом загнаны в угол. Не думаю, что у них возникнет желание пойти туда, откуда пришли  страшные враги, потому они пойдут на прорыв. С другой стороны возможное подкрепление. И это подкрепление может быть менее испуганным, ведь они не видели, на что мы способны.

   - Ругер, что у них за магия? Я вроде бы ничего не ощутил. - Спросил я, когда отдышался. Мне пришлось тянуть на себе Торна. Ругер и Тарик тащили Мотю. Ящер хоть и изрядно поумнел, но на команду «бойся» не реагировал, хоть Лилин и учила его слушаться старших. За что и поплатился сполна. Девушки несли Илира.

   - Я так и не понял, что это было. Но меня резко стало клонить в сон. Излишне резко. Торн, наверно, потому и схлопотал дротик. По нам сначала ударили магией.

  -Черт! - Выругался я. Все ещё хуже, чем я думал. С такой тихой магией сидеть на одном месте очень опасно. Часового вырубят, а мы все спим. И ведь без сна никак, даже богам-игрокам. Странно, что я не ощутил этого удара, но тут нужно будет разбираться, имея информацию. Предположений может быть много от моего иммунитета и уровня, что меня защитили или от того, что я просто не попал в фокус излучения. То, что вся магия имеет вполне физические законы,  мы уже знали, однако мы точно не знали всех законов и взаимодействий вселенной и даже то, что знали - позабыли.

  - Нужен язык. - Хмуро буркнул я. - Желательно ребёнок.

  - Ты чего? - Опешила Лилин. Только она выглядела лучше всех, хотя почти отдала свою жизнь за спасение других. Она единственная кто при этом становился вялым и бледным, но вполне себе целым человеком. Остальные при использовании магии, где цена жизненные силы, получали очень болезненные последствия. Лопались вены и кожа, хрустели кости и прочие прелести. Да и восстанавливалась она вдвое быстрее нашего даже в пещерах, где совсем не ее атмосфера. Вот и оказалась самой активной. Все остальные пострадали в той или иной мере. Дротики летели густо и зацепили почти каждого, пусть и по касательной, да и мой МТБЗ знатно нас прокатил по грязи, словно тряпичных кукол.

  - Я не дам пытать ребёнка! - Буквально взвизгнула она. Да в этом у неё понятный пунктик. Сама, будучи ещё, по  сути, дитём, многое пережила.

  Остальные тоже косились на меня, но и нервно посматривали в обе стороны. Хорошо. Не расслабляются. Поняли, наконец-то, что мы на войне.

  - Успокойся. - Хмыкнул я. - Как ты его пытать будешь, не зная языка? А пытать будем взрослых чуть позже. И делать это будешь ты и Яниэль!

  - Что?! - Хором воскликнули обе девушки.

  - Поясняю. - С ехидной улыбкой ответил я. - Ребёнок более восприимчив и с ним легче подружиться. Народу здесь много, так что воевать смысла мало. Не вытянем мы такую бойню. Нас измором возьмут. Будем работать на перемирие. Судя по всему, они хоть и выглядят как неандертальцы, вполне себе разумны. Я слышал, как они что-то орали. Так что язык у них есть и думаю, достаточно примитивен. Выучим легко и система поможет. Боги мы или погулять вышли? К тому же это и есть наша будущая паства. Убивая их, мы только ослабляем себя. Нужно идти на компромисс.

   Потом отловим взрослого, у которого постоянная боль и без пыток, а значит болевой порог такой, что его пытать можно только лечением. Думаю, Лилин, ты сможешь дать ему время без боли, которое для него станет настоящей эйфорией и наркотиком. Яни же и выглядит как  Богиня и голову может вскружить своими чарами. Они хоть и мутанты, но люди и думаю, биохимия у них похожа на нашу.

  - Фу! - Поморщила носик муза. - Они же выглядят как обезьяны. Мои чары от определённого  желания зависит. А такого желать я не буду, даже под грибами Илира.

  - Кстати, и Илира подключим. А тобой тогда пугать будем.

  - Как это? - Тут же надула губки муза. Ох уж эти женщины!

  - Они живут во тьме и свет для них нечто страшное. Больше ориентируются на слух. Илир сыграет что-то грозное. А ты как живой огонь для них и станешь богиней ада.

   В общем, план такой. Ждём пока наши исцелятся и прорываемся с боем назад. По пути берём заложника. Лучше всего ребёнка, но подойдёт и взрослый. Там будем думать, что делать. Здесь нам пока ничего не светит. Нужна информация как воздух. Мы и так едва не потеряли половину команды, не успев даже вступить в бой.

   Остальные закивали. Ждём.


                                                                          Глава 16.

  Ждать, пока наши раненые придут в состояние боеготовности, пришлось около пяти часов. В это время на нас из темноты дважды обрушивалась вражеская магия, но как-то вяло. Я бы даже сказал боязливо. В первый раз Тарик, что сидел на карауле ближе всех к выходу в помещения био-ферм прохрипел что-то вроде «отъезжаю пацаны»  и  уронил голову на грудь. Я тут же выстрелил МТБЗ  в проем и все быстро прошло. Но через час повторилось ещё более мягко. В этот раз у края сидел я сам, но снова ничего не ощутил, а вот Яни, что щебетала рядом, вдруг замолкла на полуслове и стала зевать. Я снова выстрелил в проем. Похоже, у меня все же иммунитет, если бы ещё понять от чего. Система упорно молчала не давая подсказок.

   - Лилин, - позвал я берегиню после второй атаки, - ты же чувствуешь их души или что там ещё? Можешь сказать, сколько их или где они?

  - Не совсем. Я не знаю, как правильно объяснить. Это больше похоже на запах, который у каждого свой и несёт нотки боли, страха, желаний. Со временем он пропадает, но если принюхаться, то можно разобрать сколько тут чего было. Сложно вычленить отдельные фрагменты, но в целом можно понять сколько и кто тут был.  Я могу указать направление, откуда сильнее всего идёт запах и все. Больше ничего не получается.

  - Это уже неплохо. Илир, а ты что? Ты же у нас вроде сонара.

  - Не, Рокот, я точно пас. Не знаю, какой я там сонар, но этих мобов в гробу видал. Все что я могу так это камень светить и трещины с пустотами. Они резонируют. А земля и все живое слишком мягкое. Это как на резиновом мячике играть барабанную дробь. Никакого отклика.

   - Плохо. - Покачал головой я. - Торн?

    - Я крафтер. У меня боевых навыков нет и близко.

  Остальные тоже в ответ  отрицательно качали головами. В обнаружении  противника у нас скилы только у Лилин по запаху, моё  совсем немного обострённое ночное зрение и свет от кожи  музы. Маловато, но будем работать с тем, что есть. Других вариантов просто нет.

  План отступления я выработал быстро. Лилин неплохо чувствовала усиление запаха душ, если те подходили близко. А они подходили. Кружили с обеих сторон словно стая гиен вокруг льва с добычей и с той же тактикой. Укусить подразнить отбежать. Кем бы они ни были, они точно не тупые мутанты. С одной стороны это радует, ведь с относительно умными можно договориться. С другой, до переговоров ещё нужно дожить, а умный противник будет весь свой интеллект прикладывать к усилиям тебя изжить.

  Тем не менее, я собирался победить и после навязать этим аборигенам нашу волю. Мы спасение этого мира. Мы новые боги этих пустошей. У нас просто нет другого выхода. Старшие чётко прописали иерархию и наше место в нем. Кто не сможет его занять выбывает из соревнования. Я выбывать не собираюсь. Не совсем мой стиль и жизненная позиция, но как солдат я часто делал то, что требовалось, а не то, что хотелось или нравилось. Это и есть судьба и призвание солдата.

   Первой я собирался выпустить Исиду.  Она должна пробежать ровно двадцать шагов, после чего полыхнуть своим  истинным светом. Пусть она и получила «псионику», но запасов маны ей не хватало для полноценного удара заклинанием. Следом за ней выбегаю я, Лилин и Яни. Лилин лечит Исиду, Яни светит путь и служит маяком остальным, я прикрываю и при нужде отстреливаю МТБЗ во врага. Дальше мы либо на свист Ругера возвращаемся назад, либо уже на мой свист остальные  бегут к нам.

  Во втором случае подбежавшие члены группы и те, кто был со мной падают на землю, а я разряжаю свое заклинание в потолок. МТБЗ разрабатывался для противостояния летающим дронам, потому аэрозоль распространялся быстро, но в одной плоскости. Он был не излишне лёгким, чтобы идти вверх не слишком тяжёлым, чтобы быстро опадать вниз, забиваясь в щели и окопы. Потому на некоторое время поработает сигнальной ракетой, пусть и здорово придавит ударной волной. За это время мы должны заметить  подходящего заложника или раненого Исидой, но ещё живого бойца.

  После чего хватаем язык и дружной толпой в правильном построении уходим к нашей базе. Пленника закидываем на спину Моти, предварительно связав кожаными ремнями, что нарезал Торн. Попутно собираем трофеи, но только попутно, не отвлекаясь от основного движения.

  После первого акта как зеницу ока бережём Лилин как целителя, Яни как свет и Ругера как единственную оставшуюся боевую единицу. Боекомплект к его праще и прямым рукам уже распределили между собой, камней тут хватало. Я и Торн работаем танками и берём урон на себя, если сможем конечно.

   В целом все прошло неплохо. Исида рванула испуганным зайцем вперёд, когда Лилин дала отмашку, почувствовав третью волну атаки. В это время и с другой стороны баррикады тёрлись враги, но им хватило пары камней от Ругера  и мата с этой стороны. Отступили быстро. Видимо на эту сторону перешла гвардия, оставив с той стороны ополчение. Но это ненадолго. Так что тянуть не стоит.

   Исида, матерясь как сапожник во весь голос,  рванула вперёд, а потом рванула уже как сверхновая. Вспыхнуло так, что когда я добежал до неё у меня пятки горели в прямом смысле. Грязь спеклась до хрустящей под стопами корочки. А девушка лежала на земле и поскуливала как побитый щенок. Изрядно выложилась.  По всему заметно. Даже в свете музы я заметил группу тел аборигенов, что лежали чуть в стороне. Большая часть из них были живы. Если не все. Моя суть вещей не всегда определяла корректно такие вещи особенно при наплыве целей. Возможно этот  навык тоже имел ограничение по пропускной способности целей.

  Но мешкать времени не было. Я быстро закинул на спину Моти нашу валькирию, от чего ящер недовольно прошипел матерный клич и прогнулся в ногах. Лилин его успокоила, так что довезёт до конца, если не сдохнет как тот ишак. Но все остальное придётся переть на горбу.

  Из двенадцати тел я выбрал самого богато прикинутого. К сожалению детей среди этой толпы не было. Либо они идут второй линией и не попали под удар, либо их в этой ДРГ не было вообще. Пришлось брать то, что есть и галопом мчатся к нашей базе.

   МТБЗ  все же пригодился. Проход на базу мы перед уходом завалили, но что-то в этом месте привлекло жуков. Наша поспешность  нас едва не убила. Повезло, что первым в группе бежал я.

  И когда я оторвался на десяток метров вперёд, потому как мне уже хватало такого освещения от музы, а потом вдруг ринулся назад с криком «Бойся!», народ дружно упал в грязь лицом. Я же  без всяких сомнений вогнал свое заклинание в переходный тоннель.

  Оттуда спустя пару мгновений вынесло просто целую кучу остатков инсектов в отблесках пламени. Не совсем понимая, что тут происходит, но едва заглянув в ствол перехода и увидев алого с уровнем тридцать плюс я понял что дело плохо.

  Как оказалось, был прав. МТБЗ закрытом пространстве полном фрагов страшная вещь. Сразу два уровня это не шутка. Но вот самые опасные твари выжили, хоть и были сильно изувечены. Пришлось брать дубины в руки. Но мы пробились, оставляя за собой лишь трупы и ошмётки плоти.  На подходе к выходу на нашу базу моя душа пела. Команда работала как конвейер смерти. Все без исключения. Сработались наконец-то. Сквозь остатки воинства насекомых мы прошли как раскалённый нож сквозь масло.  Каждый знал свое место в  тактическом построении и сильные и слабые стороны соседа. В итоге вымели остатки инсектов буквально за десять минут интенсивного боя. Однако вымотались до упора.

  Едва пересекли рубеж, который для нас обозначала массивная дверь, все попадали на землю. Даже ящер лёг на брюхо с обиженным видом. До этого его как ездового мула не использовали. И наверное зря. Расслабилось пресмыкающееся. Пора воспитывать. Лично я не потерплю в своём воинстве столь недовольных, пусть и нечеловеческих, морд.

   Да и  боевая ярость ещё не прошла. Адреналин бурлил в крови, затмевая разум. Как раз есть на ком спустить пар заодно и другим урок будет.

  Я усилием воли подкинул свое тело с земли, благо с моей выносливостью бодрость набегала быстро. Одним рывком отшвырнул тело пленного в сторону, а потом с ноги приложил ящеру в челюсть.

  Ну не было у него ранее эмоций и прочего. Не было и точка. А теперь есть. Я вдруг понял, как он опешил, потом охренел, затем обиделся. Обиделся! Привык зараза быть на особом счёту. Ведь Лилин оберегали все, в той или иной мере. Самая младшая из нас, и что уж греха таить, самая полезная. Возможно полезнее меня и прочих. А Мотя ее любимец, которого подкармливали все. Это не удивительно, ведь жрал он то, что для нас мусор.

  Мой кулак влетает Моте в челюсть и ящер даже как-то жалобно взвизгнул, но тут же опомнился и злобно зашипел, ошпарив меня молниеносным ударом языка. Тварь! Я ответил ударом кулака сверху по носовым пазухам, а потом с колена влепил в подбородок.  Прыжок, уход от удара хвостом и тут же зажим, замок ногами вокруг лапы. Проворот телом и слышен хруст. Сломал.

  Увесистое тело придавливает одну ногу, но второй я раз за разом начинаю бить пяткой по морде зверя, так что он сам сползает со второй ноги, стараясь уйти от атаки. Едва нога освободилась, я вскидываюсь и словно собираюсь забить решающий гол в чемпионате мира по футболу отвешиваю полновесный пинок в голову ящера.

   Все это занимает считаные секунды, а я даже не заметил, как само собой включилось ускорение, как взъярилась берегиня, как опешили остальные.

  Я же мягким толчком ладони отправил Лилин в длинный полет. Да, не просто быть лидером. Плохие решения - тоже решения.  Сам же подхватил голову обездвиженного ящера и буквально зарычал в его морду, чеканя слова.

   - Ты! Будешь! Делать! То! Что! Я! Велел! Иначе я из тебя сапоги сделаю! Понял?!

 Ящер что-то зашипел но я даже не стал слушать а просто добавил кулаком сверху, вбив его морду в пыль.

  - Понял?!- Заорал я так, что полетела слюна. - Ты меня понял?!

   Впервые гордый Мотя заскулил, а его шустрый язык медленно коснулся моей ноги. Думаю, мы поняли друг друга. Умное животное должно знать, кто в стае вожак иначе вскоре решит, что вожак он.

  Лилин, едва я отошёл, кинулась к любимцу и стала его исцелять. Ящер благодарно урчал, но теперь на меня глядел с опаской. В следующий раз на команду «бойся» он первый приземлит свое брюхо в грязь, а это самое важное. Остальное вторично. Даже то, что народ из команды на меня смотрит косо. Извините ребята но времена демократии остались позади. Я всех предупреждал что вышибу любого кто будет группу тянуть назад. Я свое слово держу.

  - Яни, Лилин, сюда идите! - Скомандовал я подхватив пленника за ногу и оттащив его в сторону. - Тарик, ты тоже нужен.

 Выглядел он откровенно плохо. Руку оторвало непонятно где. Все тело обожжено, а сам он едва дышит. Плохой язык, если отбросить наши возможности.

  - Лилин, слегка подпитай его!

  - Давай его эликсиром напоим. Тут слишком много работы для меня. - Лилин все время поглядывала на своего питомца с жалостью, на меня смотрела с укором, но вот протестовать не торопилась или не смела. Либо боязливая, либо умная. Склоняюсь ко второму. Пережить  то, что она смогла,  тупой не сможет. Как любая женщина она эмоциональна, но как редкий случай, умеет держать эмоции в себе.

  - Нельзя! - Я сбавил обороты и попытался утихомирить ярость. - Даже лечить его сильно нельзя.

  - Почему?! Он же страдает!

  Понятно. Слишком мягкая душа у Лилин. Слишком сострадательная. Но она нужна. Отвергнуть ее было бы самым глупым решением. А я не дурак, потому решил объяснить.

  - Понимаю  вои чувства. Но не все так просто. Взгляни на него!

  - И что я там должна увидеть?

   - Жизнь. Новую жизнь. Видишь как деформировано его тело?

   - И что? Я и твой эликсир способны помочь.

    - Да, способны. Но нужно делать это постепенно.

    - Не понимаю. - Насупилась девчушка.

   - Все просто. Он нам нужен как язык. Это раз. Два это то, что ты не знаешь как обернётся его лечение. У нас есть скил благословения кровью. Но такое ли это благословение? Может это проклятие.

   - Как так?

  Вспомни Люцифера. Девяносто девять процентов людей умерли от новой жизни, где правит мана или первооснова. Наша кровь и тела модифицированы под новую реальность, но благословение кровью не делает их богами как мы, а лишь чистит геном. Выживут ли новые чистые в этом мире? Или их убьёт радиация, первооснова и ещё много чего. Но это цветочки.

  Ягодки  в том, что нам нужен язык. Ты готова променять его жизнь на смерть кого-то из нас? Кто должен умереть, чтобы ты стала думать головой, а не задницей?  Покажи пальцем. Кого ты считаешь достойным смерти. Ну кроме меня. Я-то понимаю, что у тебя на меня зуб. Но если я уйду вы очень быстро  сдохните.  Хочешь, я уйду? Вот прямо сейчас. Брошу вас дебилов и свалю!

  Я надавил на девушку харизмой и не только той, что в статах фигурировала. Лилин смутилась, но не отступила и это меня порадовало. Постепенно в команде прорастает стержень. Однажды он станет опорой для всех. Ведь не всегда нам побеждать.

  Я же уже забыл про неё. Меня больше заинтересовал наш пленник. Он вёл себя вполне смирно, но в тоже время совсем не выглядел жалким и потерянным. Он просто понял, что от него ничего не зависит. Да уж можно только позавидовать его стойкости.

   Я присел рядом и пытался понять, что попало к нам в руки и что противостоит. На первый взгляд  довольно убогое существо, если не сказать инвалид. Много проблем со здоровьем. Ростом маловат, даже Лилин его выше на голову, но пропорции у них испорчены. Короткие кривые ноги, длинные руки, кости тонкие, но мышцы развитые, а вот все остальное куда хуже. Бледная почти прозрачная кожа, но с язвами и почти лишена волосяного покрова.  Грудь сильно вздута и дыхание затруднено, но явно не из-за полученных травм.  Деформация грудной клетки говорит о том, что Тарик был прав и кости аборигенов не росли, а органы давили изнутри, раздвигая ребра. С черепом та же ситуация и только на конечностях  были достаточно незаметны симптомы мутации. Да уж, не позавидуешь этому существу.

  Лилин все порывалась исцелить и избавить от боли пленника, так что пришлось ее притормозить по всей строгости. Девушка снова обиделась и мне пришлось ее уговаривать. В последнее время я слишком ей попортил нервную систему. Требуется все это компенсировать.

  - Лилин, пойми. Он нам нужен такой, какой есть. Позже я отдам его тебе и делай с ним что хочешь. Но сейчас не могу!

  - Почему?! - Вот он подростковый максимализм.

  - Нам нужно понять их язык. Выучить его. Без этого мы не сможем с ними общаться.

  - Что помешает тебе общаться с ним, когда я его вылечу? Он же страдает. У меня зубы сводит от его «запаха» души. В ней столько боли и страданий, что ты представить себе не можешь! Это ад. Даже для меня.

  - Потерпи, милая. Просто потерпи.

  - Почему?! - Упрямо гнула свою линию берегиня.

  - Пойми. Язык это не так просто как кажется. Я слышал во время боя их перекличку. Они разумны и умеют говорить. Но их слова отличны от наших, как небо и земля.

  - И что?

  - Есть такое понятие как акцент, который деформирует язык общения, порой до полной  белиберды. И дело не только в том, что ты не правильно выучил слово. Дело в том, что на лице очень много мелких мимических мышц. При произнесении одного и того же звука часть мышц работает и качается, а часть наоборот атрофируется. И так год за годом.  И пока  ты не натренируешь эти нужные группы мышц лица, языка, челюсти и гортани твой чужой язык будет резать звуки и слух собеседника. И часто да такой степени, что вы не сможете понять друг друга.

  Ты же сейчас рискуешь деформировать его привычные кости и мышцы. Да они станут лучше, здоровее и полезнее, но вот он даже сам свой язык потеряет. И не сможет общаться и передать нам свои знания. Мы просто не сможем понять, как правильно произносятся те или иные звуки. А я их слышал. Там полная тарабарщина. Что-то вроде «тыргыг хымых». Но именно ее они понимают и только в нужной и привычной тональности. Звук нашей гортани совсем изменит их смысл. В итоге фразу: «мы пришли с миром и не хотим войны» они могут услышать как «мы ваших детей съедим с костями». А мне нужно это племя, кем бы они ни были.

  И это ещё не все. Ты хочешь его убить? Я - нет.

  - Ты и не хочешь его убить? - Берегиня саркастично хмыкнула.

  Хм... похоже урок с Мотей на неё не повлиял. Или она думает, что я и ее себе на шею посажу? Как бы не так.

  - Да! - Рыкнул я ей в лицо.- Сейчас я его защищаю от смерти от твоей руки! Удивлена? Да? Почему? Ты же малолетняя дура, которая лучше всех знает как правильно. Давай вылечи его. Сделай нормальным человеком. А потом мы его ещё и отпустим. Я ведь не  хочу его убивать. А он весь такой весёлый и здоровый, жутко похожий на нас, нормальных людей, придёт к себе домой. Гортань и череп восстановлены и ничего не болит, но он уже не может  ничего объяснить сородичам, потому как даже знакомые с детства слова выходят как проклятия. И внешний вид как у злобных пришельцев. Знаешь, что с ним сделают?! Я нет! Но что-то мне подсказывает, что времена меняются, а люди - нет. И во все времена все шаманы и святоши предпочитали изгонять демонов и все непонятное самыми радикальными и болезненными методами. Сожжение на костре живьём или же такое погребение. Танцы, пляски, взмахи знамёнами, крестами, серпами и молотами на потеху тупому быдлу. Вот что его ждёт после твоей доброты! Давай! Лечи! Убей его так жестоко, как никто из нас не сможет!

   Я демонстративно отстранился, пропуская берегиню к телу пленника. Та замерла, переводя взгляд с его тушки на меня, но вдруг поникла. Осознала. Честь ей и хвала. Но урок не закончен.

   Из вполне расслабленного сидячего положения я резко ускорился  и  схватил берегиню за шею. Да так что у неё ощутимо хрустнули позвонки, а само она захрипела хватая ртом воздух.

  Остальные так же резко подпрыгнули, но замерли в нерешительности. Только от валькирии пришло суматошное сообщение в личный чат.

  «Мои Торн, Илир и Тарик. Остальные по обстановке.»

  За моими плечами ещё один боец и это радует. Она мне доверяет больше, чем себе. А вот остальные не очень. И зря.

  Все мы люди и подвластны нашим эмоциям, которые и делают нас людьми. Но не все так просто. Не все так очевидно. Но судя по всему, вижу это только я.  Часть моих знаний о прошлом это лишь отголоски в голове и отображения в кривых зеркалах. И я даже не уверен, что они стопроцентно мои, а не навеяны Альтом. Но сомневаться в них нет причины.

   Хозяин пса для самого пса далеко не бог. Он лишь такой же пёс, пусть и странный на вид. Он вожак. В тот момент, когда хозяин упускает воспитание пса своим поведением, давая  тому сомнения в своём праве быть вожаком, пёс страдает. Часть его подчинена природным инстинктам и требует бросить вызов ослабевшему вожаку. Но человек не зверь. У него слишком много бонусов. Подручные средства, развитый разум,  поддержка социума. Человек побеждает, пусть и неся потери, например, получив инвалидность от разорванных мышц. Но если пса все же не убивают и тупой человек все ещё не осознает свои обязанности вожака перед членом стаи, инстинкт снова бросает питомца на вызов. Тот боится, не понимает, но природа берет свое.

  Именно потому я бросил вызов Моте. Сейчас я ещё могу. В то время как остальные члены группы его баловали под улыбки Лилин, всеобщей любимицы, я внушил ящеру уважение. И страх. Записанный на уровне боли. Даже сейчас, когда его хозяйку и богиню, а может даже любимую самку, что приносит удовольствие его примитивному мозгу, кроет более сильный хищник, он молчит. Точнее скулит, но отводит взгляд. И тут я прав. На все сто. Ящер может шипеть, но не скулить, а значит он развивается и растёт. Быстро растёт, получая пищу и внимание от всех. Ведь любимец Лилин, которая в свою очередь любимица остальных.

  Но люди тоже по сути звери, которыми зачастую правит первичный инстинкт мало отличимый от звериного.

  Этим мы воспитываем детей. Лучше ударить ребёнка до  слез и отучить его совать гвозди в розетку, чем позволить умереть от удара током. Это же я делал сейчас с Лилин, но поняла и поддержала меня только Исида. Плевать! Мне нужен результат!

   - Это последнее предупреждение! - Очень злым шёпотом, который услышали все, сказал я берегине на ушко. - Ты очень много делаешь для команды. Но приносишь ещё больше вреда. Если вред от тебя превысит лимит пользы, я тебя убью. Быстро! Ты даже не успеешь понять, что умерла и ощутить это. Потому что ты хорошая и мне нравишься. Но я все равно тебя убью чтобы жили остальные. Ты меня поняла?! - Я встряхнул лёгкое тельце девчушки в руке и слегка ослабил хватку на горле.

  - Да, Рокот! - Просипела Лилин сквозь невольные слезы.

  - Тогда вылечи этому языку оторванную руку. Но только ее. Не знаю, как ты это сделаешь, но уж постарайся. Мне он нужен такой, как есть сейчас. Очень нужен. Если он начнёт меняться, я сам его убью. Быстро и без мучений. Его родичи сделают это куда пафоснее .

  - Я поняла! - Всхлипнула берегиня и кончиком пальца коснулась  культи.

  Я зло зыркнул на остальных. Никто взгляд не отвёл и них я прочитал много будущих проблем, но в ответ лишь довольно усмехнулся. Дети. Наивные дети. Именно из таких зверёнышей выходят самые лучшие солдаты.

  Они думали, я их боюсь. Они думали, их взгляды обещают мне расправу. Нет. Они мне обещают настоящее воинство, что сможет перевернуть этот умирающий мир. Они дарят надежду, а не страх.

   - А это будет забавно! - Вдруг хохотнул Альт.

  Да уж! Забавно! Я вдруг ощутил волну мыслей и воспоминаний.  Точно не своих.

  Ряды ребят в голубых беретах и тельняшках. Наивные взгляды и гордость. Даже гордыня. Я! Десантура! Я! Элита!

  Наивные чукотские дети! Просмотр сериалов и фильмов не сделают вас элитой. Только страдания... много страданий! Которые им ещё это предстоит пройти. И нам тоже.

     И тут я вдруг понял-вспомнил. Я знаю, как сделать из этой аморфной толпы настоящих людей.

  Вешайтесь духи!


                                                                                Глава 17

  Следующая неделя прошла сумбурно и хаотично, но в рамках «Малого закона». Так я обозвал свои требования команде. На самом деле это был упрощённый и подогнанный под местные реалии устав воинской службы.

  Народ кривился и уж точно не радовался моим требованиям, но мирился. Ведь я не уступал. С их стороны все выглядело дико глупо и бездушно. Даже маниакально-депрессивно. И я их понимал. Вот только я их понимал, а они меня - нет. Но для меня вдруг открылась истина. Маленькая, житейская, но истина. Оттого я избивал несчастного Мотю и сжимал горло всеобщей любимице - Лилин. Гражданским просто не понять всю суть армии и воинского долга. Для них это всего лишь бремя, игра или блажь того, кто сильнее. И это было самым плохим из того что я осознал уже на подкорке. Мы проигрываем. Мы падаем.

   Дедовщина. Это ругательство. Это грех. Это косяк любого командира, любого звена, любого подразделения. Так думают многие. Так  мыслят женщины, что отдают сыновей в армию. Но настоящей истине плевать на то, что думает человек. Истина это закон, прописанный в мироздание. Любой чиновник может принять закон, что в его государстве под его юрисдикцией предметы не имеют права летать со скоростью выше, чем половина маха. Может принять. Но пулю, что вскроет его тупую и самоуверенную башку, это не остановит.

  Здесь было так же. Как в армии. Как в любой армии ещё со времён первобытных племён, Римской империи и прочих империй, чьи границы пролюбили такие вот солдаты. Солдаты, которые ничем не хуже царей, что ими помыкают. И  невозможно заставить солдата выполнять свой долг, когда он расслаблен и ничего не боится и на всех плевал. Он, как и любой человек, хоть царь, хоть стражник у ворот, хоть портовая шлюха, уверен в том, что вся вселенная вращается вокруг его тушки. С одной стороны это даже смешно. С другой любой лидер, который этот момент не учитывает, обречён на провал, а то и эшафот.

   Мои соратники, по моим же ощущениям, уже давно перестали бояться этого мира в достаточной мере. Мне ничего не оставалось, как заставить их боятся меня. Однажды это аукнется. Однажды, окрепнув, они меня изгонят. Но важно только то, что они доживут до этого однажды. И станут сильнее и выносливее. Станут теми, кто сможет противостоять этому миру. Это моя цена, которую я заплачу за нынешнюю власть. Но думаю, оно того стоит.

  Только примерив шкуру своего начальника, босса или сержанта, можно понять его. И сейчас я примерял. В полной мере.

  Одна Исида понимала меня и всегда была рядом. Остальные не отвернулись, но раз за разом пытались навредить. Идиоты. Вы ведь не понимаете, что все, что я вам даю, написано кровью. И не вашей, а тех, кто был до вас. Кто отдал свою жизнь и свою кровь, из которых были изготовлены чернила.

  Заснуть на посту. Просто. Я устал. Он дебил. Синдром сонного гарнизона, где уже сто лет ничего не происходит. А потом в один из дней туда врывается вражеская ДРГ и вырезает караул, а потом и всех, кто надеялся на тех, что стоят на страже. И так происходит постоянно. И только все мы, ненавидимые сержанты и прочие, берегут жизни тех, у кого есть свое мнение, своя жизнь, свои желания. Личности, что свои желания и чаяния ставят выше других. Выше их жизни.

  Я такого позволить не мог. Слишком нас мало, чтобы демонстрировать такие уроки, пусть и смерть была ненастоящей. Пробиться сюда от места воскрешения та ещё задачка, которая для той же Лилин закончится летальным исходом. Дождь, ураган,  случайная встреча и все. Не будет у нас хилера. А за ней без хила пойдут многие если не все. И тоже касается остальных. Без меня не будет эликов, а без Тарика летящих точно в цель кирпичей. И очередная группа жуков или туземцев нас разделает. А один в поле не воин. А с такой дисциплиной и десяток лишь мясо, а не боевое подразделение.

  Потому гонял я своих нещадно, невзирая на их гневные или жалостливые взгляды. Я лидер. Я за них в ответе. Все нытики лишь слабое звено. Которое нужно непременно усилить всеми доступными способами. И я это сделаю. Даже если они будут меня ненавидеть. Пусть даже все.

   А они меня ненавидели. Боялись и ненавидели. Не самый плохой вариант. Хоть прирезать не пытались. У гражданских такие мысли вызывали рвотные позывы, а вот те, кто мог бы, меня понимали и прикрывали. Исида и Тарик были на моей стороне. Именно они несли караул когда я спал не доверяя остальным. И если с моей реинкарнацией Исидой было все предельно понятно, то Тарик просто подошёл невзначай и сказал всего несколько слов. «Я понял. Я с тобой.»

  После этого он не отсвечивал нигде, но всегда маячил за моей спиной как будто занимаясь своими делами. Некоторое время я напрягался, но все вышло как надо. Он явно не рвался во власть, а просто прикрывал лидера и свою задницу, потому как понимал структуру пирамиды.

  При таком раскладе остальным просто ничего не светило как бы они ко мне не относились. Три бойца против пяти гражданских неравноценный результат. Мотю я исключил потому как его животные инстинкты поставили меня во главу стаи. Теперь моя команда была приоритетной, даже если Лилин пробовала ее оспорить. Явных моментов такого не было, но мне хватило некоторых мелочей, чтобы понять, что Мотя не кинется на меня со спины. Уже не кинется, даже если Лилин прикажет.

  В итоге неделя прошла под эгидой недовольства и хмурых лиц, но плодотворно. Я разбил команду на две группы и постоянно выгонял их во внешний мир на добычу ресурсов и кач.

  Что с тем, что с другим все обстояло скудно. Опыт капал вяло, потому как жизненной энергии от убиваемых моими людьми внешних зверей и пресмыкающихся явно не хватало. В остальном все было так же. Дрова закончились и взять их неоткуда. Дальние забеги от сада берегини ничего не принесли. Одни ошмётки. Ураган прошёлся по всему ущелью и валежник отыскать стало очень тяжело. А вот неприятности легко.

  И после второй встречи со змеёй пятнадцать плюс, я запретил остальным убегать далеко. Всей командой уйти и оставить бункер я не мог себе позволить. А половина команды, где всего один боец, а все остальные так себе, не тот контингент, который стоит отправлять в большое плаванье.

  Пришлось ввести экономию. Если еды хватало то дров и всего горящего - нет.

  База и ее укрепления расслабляли остальных, но не меня. Я все время ждал очередной подставы от пленника хоть тот и не подавал никаких признаков оной. Уже после первого сеанса лечения берегини его развезло. Оторванная рука вдруг быстро стала культей, а напряжённое лицо-морда расслабилось. Последующие сеансы не изменили его основу скелета и мышц. Но к эликсиру я запретил притрагиваться всем, особенно сердобольной берегине.

  Зато мы все ходили с разодранным горло. Язык туземцев оказался  очень простым в изучении. Что впрочем было не удивительно. Всего слов пятьсот что описывали их быт в стиле жрать, трахаться, хорошо, плохо. Однако произношение нас убивало.

  Челюстной аппарат пленника был настолько деформирован так, что он ел с трудом. Все звуки выдавал гортанью и рычанием. И от этого мы все охрипли и даже говорить не желали. Больно.

  Пленник пел как соловей. Стоило Лилин коснутся пальчиком его головы с лёгким отблеском заклятия исцеления как того пробивало током. В этом состоянии нирваны уже на второй день он был готов на все как заядлый наркоман. Страшное зрелище если честно. Хотя такой реакции я и ожидал. Однако результат даже меня повергнул в шок и трепет.

 Хор, как мы его прозвали не желая калечить лишний раз свои  связки, был воином племени Тхыр. Племени одного из самых богатых и родовитых  народа Гры. Но это лишь сказки. Все остальное крылось в другом.

   Мы достаточно быстро освоили язык пленника. Он был откровенно убог, как и он сам. Его большие уши и мясистый шнобель помогали ему ориентироваться в местной тьме. Глаза не атрофировались полностью, а просто утратили часть ненужных функций.

  Нам даже пришлось повязать ему повязку из кожи, потому как свет от музы его слепил. Но вот  видеть он мог. Плохо, но мог. Его зрачки расширились до степени, при которой не видно радужку.  При этом глаз утратил способности фокусировать взгляд. Они смотрели как могли и только на том расстоянии, которое могли освоить. И не  могли фокусироваться на дальних ближних объектах. Он  просто выступали сонаром на уровне видимых глазом волн, но не более. Дистанцию до цели при броске «ыр», своего самого ценного оружия, они брали на слух и запах.  Как и многое другое.

  Свет музы для Хоргых Тыгрыма, как звучало имя и титул пленника,  для него был пыткой, как удар прожектора в лицо военнопленного. Первое время он так это и воспринимал.  Только лечение Лилин и спасало его от сумасшествия и страшных пришельцев.

  То, что давала ему берегиня, едва коснувшись пальцем для него было апофеозом эйфории. Он едва не скулил при виде Лидин.

  Думаю, уже скоро придётся избивать это тело, потому как за одно касание этой девочки он готов продать все племя, включая своих детей. Даже если мы будем их при нем жрать и урчать от наслаждения при этом.

    Я жутко переживал, что бы лечение берегини не изменило пленного, но этого не произошло. Уже на третий день он мог ходить, а культя на руке полностью сформировалась. И как многим казалось после каждого сеанса терапии от Лилин слегка удлинялась. На миллиметры, но все же отрастала. Интересно сможет ли она вырастить ему руку?

   С языком тоже все вышло просто. Торн предложил написать словарь в пыли и уже после десяти слов у всех, кто в этом участвовал, в интерфейсе появился блокнот. А участвовали все до единого, исключая разве что Мотю. Ещё немного времени заняла разработка внятной транскрипции с ударениями  на  слоги и интонации. Разобрались и с этим, отметив их стрелочками, но вот гортани это не помогало.

  С самими уроками вышло не совсем гладко, но упорства мне не занимать. Пришлось оттащить Хора в тёмный угол и там на пальцах разъяснять, что от него хотят.

   Надо отдать должное он был не так туп, как я думал. Да примитивен, да необразован в нашем понимании, но после лечения беригини,  когда его отпускали боли, он был вполне адекватен и сообразителен. Так что на создание минимального словаря ушло всего три дня. И уже на третий день Хор понимал половину из нас.

  Язык оказался до безобразия прост. Никаких времён, приставок и суффиксов. Все просто, как кирпич в полете. А после пары дней работы с блокнотом у многих расширился интерфейс так что появилась возможность мысленно печатать фразы и получать транскрипцию. Думаю через время адаптируется и мысленный переводчик. В этом плане интерфейс достаточно гибок. Торн высказал предложение, что мы тут должны сами для себя осознать как что должно работать и когда система поймёт, что нам нужно, адаптирует интерфейс под пользователя. Пока же в рыках и похрюкиваниях Хора была самая большая проблема. Он нас понимал с пятого на десятое, но мы понимали ещё меньше. Язык, по сути, походил на китайский, где один и тот же набор звуков, но разной тональности определял наполнение и смысл. Именно воспринять на слух и перевести для себя непривычные звуки было тяжелее всего.

   В остальное время я гонял команду без пощады. Каждые четыре часа светового дня из бункера уходила одна из поисковых бригад. Отсюда они бежали галопом каждый второй раз обходясь без музы и ее света, а лишь ориентируясь по памяти. И каждый раз засекали время и урон от неудачного бега. А назад возвращались загруженные как мулы. И тащили все по максимуму, даже если не находили полезного несли траву и что угодно вплоть до земли и камней. Остальные в это время укрепляли и обустраивали базу. Оба выхода из бокса обзавелись усиленными баррикадами, которые все время росли. Появилась жилая зона с палатками отхожее место и душевая. Мы переработали все, что смогли, из потрохов жуков и обзавелись посудой и кое-какой броней, над которой  повеселевший и оздоровившийся Хор откровенно посмеивался. Но тут уже не было плевать. Репутацию с мобами на поверхности мне не качать, а этого смешливого парня я усмирил одним движением руки, сомкнув свои усиленные статами клешни вокруг его горла. Тот все почувствовал на себе и проникся. Ведь себя я не жалел как остальных, а всегда делал в половину больше их подавая пример. Только это и держало команду от бунта. Да и основательно улучшенный быт часть, которого была моей заслугой и Исиды, что вела себя соответственно, много давал.

  И да. У нас появились часы в интерфейсе. Все началось с первого забега по памяти на поверхность. Я отсчитывал шаги и такты, отмечая путь и препятствия в свете Яниэль. И уже у поверхности появился типичный секундомер.

  Торн довёл мою идею до ума, получив такой же таймер. Он просто сел и расчертил часы в пыли став отбивать такты в секундах и водя палочкой по отметкам.  После чего получил часы и научил остальных. Дальше мы их сверили на общее время, приблизительно прикинув время полдня и полуночи.

  Но вот прошла неделя. Народ подрос и в уровнях и навыках. Мы обзавелись вещами, что смогли создать из кож мобов и их сухожилий. И пусть инструменты были примитивны, но разум современного человека куда более развит, чем у туземцев, да и знаний больше. Хор уже давно не смеялся над ними, а все больше смурнел. Такой прогресс на его глазах при ясных мыслях не окутанных пеленой боли заставлял о многом задуматься. Например, о судьбе своего народа, на который наехали такие продвинутые чужаки.

   Последний день общение с Хором вышло очень плодотворным. На контакт со мной он шёл неохотно, но деваться-то некуда. А вот Лилин боготворил. Сначала они с Мотей жутко ревновали друг друга, а потом эти гады спелись на волне страха ко мне. Я ведь и Хора придавил так, что у того глаза повылазили. А уж когда я смог оторвать его тушку от пола на вытянутой руке тот совсем присмирел.

   Дальше пришлось морщить мозг. И не только мне. Как я и подозревал, бункер был огромен и народу гры доступна только часть его. Селятся они племенами каждый в своём секторе. При этом плотно повязаны политическими, торговыми и ресурсными связями. Племя Хора Рырх аграрное. Они продают еду и потроха жуков. Есть и другие племена. Часть тоже сидит на био-фермах, часть на материальных базах металла. Медь и серебро куда круче и твёрже золота, а уж о железе тут ходят легенды. Да и предки в легендах оставили десятки табу, одним из которых запрещалось ломать колонны био-ферм, двери выхода и разбирать завалы, ведущие в изолированные части бункера.  Но если разобраться, то все, а точнее ничего не изменилось. Та же борьба за власть, интриги, заговоры.

  Хотя нет. Кое-что изменилось. Власть подмяли подростки. Из тех, кто уже повзрослел, но ещё не осатанел от постоянной боли в теле  и голове. Мыслили они уже здраво и адекватно, и кое-как могли сдерживать берсеркеров. Тех, кто спятил от вечной пытки.  Традиция передачи «первого ыха» младшему незыблема и завещана предками. От первой боли до первого безумия вождь племени сдавал свои полномочия преемнику. При полной поддержке племени. Старики зачастую уходили к предкам  в ритуале «урх». Когда вождь одним ударом ыха повреждал мозг того, кто уже не мог терпеть боль или проявлял явные и крайние признаки антисоциального поведения.

     Но это были лишь цветочки. Ягодки прорезались потом. Когда племя Хора увидела в своих владениях на сборе урожая страшных и уродливых пришельцев,  которые не могли прийти ни откуда кроме врат ада, за которыми ырхи карают грешников, что не соблюдают закон племени, они решили атаковать. Вдруг ырхи испугаются. Но ырхи не испугались. Они разверзли каменные своды и обрушили смертельный свет на животворящую тьму. Шесть из десяти сборщиков были жестоко убиты и их души сожрали порождения страшного света. Всего четверо сборщиков уцелело и принесло горестную весть в селение. После чего молодые вожди решили уйти оттуда и созвать совет племён, завалив за собой вход.  Это все что они могли. Совет собрался быстро.

  Оказалось, что в этом бункере обитало ещё одно племя или даже целый народ. В какой-то момент истории они рассорились ибо те поклонялись грязному свету и сильно отличались от гры. Много веков назад их войну остановили мудрые предки, разрушив вход и запечатав врата в царство света. Там жили страшные уахи, что питались жизнью и душами гры. Мудрые предки запечатали все врата, от которых идут опасности их детям и повелели охранять их и оберегать. И тут вдруг оказались взломаны врата ведущие к свету...

  Не удивительно что даже примитивные сборщики урожая, то есть крестьяне, при поддержке двух охотников на жуков,  что их оберегали  самозабвенно атаковали  стайку уродов. Если для нас свет это жизнь, то для них он пытка, боль и смерть. И как тут строить диалог? Тьма их исконное место существования. Тьма для них это жизнь.

   Как воспримут посланника света, что пропагандирует избавление от боли?

  Вряд ли как пророка. Скорее поднимут на пики. И доказать, что мы хорошие нам просто не дадут. Тем более мы уже доказали, что свет это зло, убивающее их воинов.

  Даже Хор отказывался есть жареные грибы или мясо. Он ел только то, что не осквернено огнём и светом. И не мог перебороть себя.  Странный выверт судьбы, но решать эту задачку нам.

  А вот для нас он выглядел животным, что сырым жрал все, что под руку попадётся. Ошмётки червей и их слизь, грибы и мох. Как с такими установить контакт? Для них мы демоны света... эмиссары добра и обезболивающего. Как убедить тех, кто привык с младых ногтей терпеть боль, что эйфория это обычное состояние здорового тела, а не грех дарованный демонами в обмен на их душу. Как пояснить уродам, что их тела это болезненная форма и инвалидность. Этого я не знал.

  Для них Яниэль как для нас был Люцифер. А ведь и его звали Лучезарным. Когда-то. Тупик.

  Народ уже роптал, а я все не мог принять решение. Мне нужно это племя. Я это печенью чую. Нельзя его так просто истреблять ради безопасности и материальных благ. Да есть альтернативы. Второе племя, что жило когда-то в сообществе. У них другие мутации и запросы. И я даже на своей шкуре ощутил их силу. Но стоит ли вот так просто слить этих людей? В угоду более удобным.

  По всем параметрам и в желании выжить,  да - стоит. Но кем тогда я стану? И не только я. Мы все.

  Боги жестоки, своенравны, самолюбивы, но их сила в пастве. Это даже понятно без прошлой памяти. Наша сила в последователях. Это логично. Сила генерала не только в его гениальном мозге, а в его обученной армии. А сила сержанта в том, как он обучил свое отделение, потому как сержант всего лишь  человек и не сможет воевать один за десяток тупых духов.

   Все это я высказал на общем и очередном мозговом штурме. Как пояснить тем, кто привык, что тьма есть благо, что свет альтернатива. Если бы ко мне пришёл в дом человек и уж тем более страшный монстр, что жутко отличен от меня и стал бы пояснять, что свет болезнь и только тьма дарует силу и долголетие... ну да! Я бы тоже сначала стрелял, а потом думал.

   А если обратится к памяти пусть и отрывочной то вся наша история на таком построена. Борьба света и тьмы. Часть древних пантеонов была заполнена темными богами у которых были и жрецы и паства. Тот же Князь тьмы предлагал силу и долголетие в обмен на душу. А мы, по сути, делаем то же самое. Предлагаем здоровье, силу и долголетие в обмен на ману, что и есть частью и производной от души и жизни этих существ. Для них это будет выглядеть точно так же.

  Более того Земле миллиарды лет и кто скажет не было ли уже такого катаклизма, после которого вмешивались Старшие расы, давая шанс остаткам человечества. Давая божественные силы избранным, которых мы запомнили как языческих богов. Потоп, Ледниковый период, что ещё?

 Вопрос в том, как дать понять тем, кто живёт в перевёрнутом мире  и мыслит другими понятиями, чем те, которые нам привычны.

  В итоге вывод один. Никак! Только завоевать и навязать свое мнение. Других вариантов нет!

     - Заткнулись все!  - Рыкнул я на галдящий круг соратников. Надоели их беспочвенные предложения за эту неделю. Ни одной умной мысли. Ни одного здравого смысла. Лишь что-то  в стиле будем целовать их в зад. Никто не понимал что вышибить из этих людей их устои традиции и саму основу жизни не получится. Для этого нужны поколения изменений. Придётся действовать иначе.

     - Собрались все. Мы идём на войну. До победного!

  Я лишь умолчал,  что  сейчас  мы не армия ... нет, все же армия света,  но видят нас как армию тьмы. Мы то, что разрушит их привычный мир и превратит этих уродов в людей. Но эти роды будут как всегда болезненны. И как всегда те, кто у власти их окрестят злом. Мы на несколько порядков опережаем подопечных в интеллекте, и в обычном, и в системном. Но сами тут не можем разобраться, кто и в чем прав. Жаль, что будут жертвы. И скорее всего много.

  Старшие! Спасите этот мир! С такими богами как мы, ему точно... 3,14 ...


                                                                          Глава 18

 Каким бы жестоким я ни был, я не желал лишних смертей, тем более тем, кто был выгоден мне и всей нашей компании. Да, я собирался на войну я ожидал большие жертвы но так же я хотел их избежать.

   Потому первым делом я выслал парламентёра из их числа. Все наши диалоги были слишком абстрактные и полны недомолвок. Все пояснения Хора сводились к простым предложениям, которые мы всей своей общиной расширяли до  значимых для нас информационных величин.

  Каждое предложение в стиле: «моя идёт любить жену к соседу ради жизни и силы племени», обрастало интерпретациями, из которых мы выбирали самые логичные и жизнеспособные. Выбор у нас был не слишком велик, так что выкручивались как умели. Однако понять так ли мы пояснили свою позицию нашему посланнику, знать не могли.

  Я все свёл к простому: «Эта земля моя. Я сильный и иду туда, куда мне надо. Убивать буду только тех, кто мне мешает. Их жизни мне не нужны. Мне нужна моя жизнь и отдам я ее, только забрав много жизней своих врагов».

  Примитивный расклад, но именно он впечатлил Хора. И ничем нашим планам не перечил.

  Я прекрасно понимал что войны не избежать. И тут от моей силы или дипломатических навыков совсем ничего не зависит. Все упирается в примитивную математику иине совсем примитивную психологию.

  Мы чужаки. Мы вломились в их дом убили их родичей и отобрали жизненно важное пространство. Бункер хоть и огромен, но в нынешнем состоянии девяносто процентов помещений лишь пустынные боксы, ни для чего толком не пригодные. Выращивать там грибы и жуков можно, но это все равно, что делать это в пустыне. Очень сложно и затратно при минимальном выхлопе.

   Так что уже несколько поколений, а может и десятков поколений, здесь выработалась определённая цифра ртов, которое может прокормить био-ферма. И это касается не только этого племени, но и других. Если я правильно понял рассказы Хора, то было племя, что добывало живую воду в обмен на еду потому, что вода в био-ферме умирала. Мозговой штурм решил, что одно из племён нашло артезианский минеральный родник, который позволял био-фермам не истощаться. Другие сидели на каких-то складах или трансформаторных будках, где ещё остались цветные металлы. Они-то и крафтили остальным наконечники для копий, прочие украшения и полезные вещи. Так что они зависели от излишков пищи на био-фермах, которые за века порядком истощились.

    Ну и последнее. Мы монстры, страшные уродливые чудовища, что делают свет и едят жареное мясо. Так что бойни не избежать. Пусть не сейчас, но ещё долго нам предстоит бороться с партизанским движением и террористическими ячейками. Они конечно примитивны, но достаточно развиты и сообразительны, чтобы устроить каверзу захватчикам. Да и сам их примитивизм будет толкать их к этому.  Мысль: «нас больше мы, сильнее», многим не даст покоя.

   Потому мы выступили только спустя три часа после того как отпустили Хора. В этот раз я собирался пройтись дальше и взглянуть на то, что нас так упорно зовёт выматывая душу.

  Прямого противостояния после двух разгромных побед я не ожидал, но все же выработал боевое построение. Впереди шёл я и Торн, максимально приодевшись в новую броню и прикрывшись щитами. Их создал Торн из нескольких слоёв кожи змей и ящериц, натянув ее на гибкие палки. Так себе защита, но лучше чем ничего. Так же только у нас были шлемы из панцирей броненосцев. Было бы больше, но они были очень тяжелы в обработке без инструмента и всего два из них подходили по размеру. Между нами шла Яниэль,  чуть позади Тарик с пращей. Ругер с Исидой и Мотей прикрывали Лилин и Илира, что шли в тылу. Если что-то пойдёт не так, Исида снова работает торпедой,   обгоняя нас и выжигая всех, кого сможет.  Всех раненых отправляем в тыл, где их принимает Лилин и исцеляет по мере сил. Илир на подхвате с эликсиром и водой. Исида и Ругер - группа эвакуации, что вытаскивает  неподвижных бойцов. Мотя прикрывает и работает транспортом. Его и сейчас загрузили мешками с едой водой и прочим нужным в походе. Зверь недовольно морщился, но после одного взгляда на меня принял свою участь.

   До конца био-фермы мы добрались спокойно, а вот уже возле бассейна Лилин вдруг вскрикнула и, нарушив все нормы и правила безопасности, ринулась вперёд. Мотя рванулся следом. Я же чертыхнувшись, но не сбивая общий шаг скомандовал ускорение. Этот момент мы всего пару раз отрабатывали на тренировках, так что до обезбашенной девчонки добрались неорганизованной толпой.

  А берегиня стояла на коленях и, всхлипывая, держала в руках голову безвольно лежащего Хора. Все его тело было в глубоких ранах от копий. Да уж не любят тут парламентёров с дурными вестями. Суровые парни. Я огляделся вокруг, а ребята подобрались и подозрительно оглядывались во все стороны. Все ждали удара из темноты, но похоже Хор все же успел передать послание о нашей силе и о том, что мы идём невзирая ни на что, словно цунами. И мы действительно сильны и опасны.

  -Лилин, чувствуешь поблизости тех кто этот сделал. - Я положил руку на плечо девочки и постарался придать голосу участливые и сочувствующие нотки.

  Та всхлипнула и замотала головой не в силах что-то больше сказать. Она всегда так реагировала на смерть, даже если это были жуки, что собирались ее съесть. Умом понимала необходимость защиты и их убийства, но все равно каждый раз вздрагивала и отворачивалась. И чем дальше, тем сильнее она реагировала, хотя по всем правилам должна была свыкнутся и огрубеть душой.

   - Сможешь его вернуть? - Спросил я. - Как Мотю, когда мы его случайно убили. Ты же давно уже никого не воскрешала.

  Рискованный ход, ведь я рассчитывал что девчушка сможет вытянуть с того света одного из нас в случае гибели. Но судя по ее состоянию,  если не воскресить этого троглодита, мы потеряем берегиню. Она просто впадёт в депрессию, так что особого выбора у меня и нет.

  - Я не знаю. - Едва сдерживала слезы берегиня.  - Это тяжело. Очень. И Мотя был тогда маленьким, да и простой он. Его душа сложнее. У меня не хватит энергии и жизни его вернуть. Его убили  давно. Едва осталась ниточка с телом.

   Я сжал лицо девушки в своих ладонях и посмотрел ей в глаза.

  -   Наши способности не магия и не блажь программистов. Это физика, которую мы не понимаем. Если ты вытянула Мотю, значит сможешь вытащить и Хора. Если ты можешь отдавать свою энергию другим для исцеления, то сможешь и забирать ее у одних и передавать  нуждающимся. Пробуй. И верь в себя.

  - Ребята, нужны  наши жизненные силы. Торн, Тарик, Ругер держитесь за Лилин. Она привыкла работать через касание, так что руки не отрывать, даже если станет плохо. А я знаю, что станет. Уже получал откат от потери жизненных сил. Илир на подхвате. Когда она начнёт, пои всех эликсиром.  Начинай с тех, кому совсем плохо. Лилин давай!

  Последнюю фразу я выкрикнул с командными нотками не приемлющего отказа командира. Пусть встряхнётся.  Остальные зажали девчушку своими телами прикоснувшись к ней руками но без всякого интима. Мы все знали, что значит откачивание жизненной силы. И если у Лилин все получится нам точно будет не до эротических фантазий.  При тех ощущениях, что нас ждут, тут уж скорее даже самый закоренелый педофил излечится.

   Пять минут ничего не происходило. Лилин старалась как могла.

  - Ты и нас  так бросишь?! С соплями, слезами и стенаниями о своём бессилии? - Усмехнулся я  с подленькой интонацией,  решив  изменить своей извечной тактике агрессивного прессинга. - Ребята, ждут. А ты, похоже, тоже только этого и ждёшь. Когда тебя решат облапить десять мужиков сразу?!

  Нет, я все сделал правильно, но тут же пожалел об этом. Как она меня не убила, сам не понимаю. Но моя жизнь резко упала до десяти процентов, а я позорно плюхнулся в грязь лицом. Наверное, спасло лишь то, что я оторвал руку от ее тела, когда падал.  Остальным досталось не меньше, если не больше. У меня высохла кожа и треснула местами кровоточа. Во рту пересохло, а  глаза болели при каждом движении век. И  я что-то себе сломал. Интерфейс доброжелательно помаргивал четырьмя переломами - ключица, два ребра, запястье, плюс общее истощение  и два выбитых зуба.

  Зато в руках Лилин забился в припадке наш бывший пленник. Все тело содрогалось  в конвульсиях, и только голова оставалась зажата в ладошках берегини.

  Несколько секунд такой пляски и он расслабился, а берегиня обессилено упала.

    - Хыхого хыга! - Успел я услышать возглас Хора, едва тот оклемался. Блин да он что русский выучил на том свете? Это последнее чему я смог удивится, перед тем как уплыл во тьму.

  А вот когда я очнулся стало ещё страньше и страньше.

  Надо мной нависла голова питекантропа с ехидной улыбкой на ... морде. После чего я схлопотал тяжёлой лапой по лицу.

  - Какого...

  - Хыга? - С несвойственными интонациям  ухмыльнулся абориген. При этом на него остальные смотрели с долей трепета пиетета... и что там уже молчать, охреневше.

  - Ты кто?

  Я всего ожидал. Демонов, врагов, монстров. Но когда это нечто начало петь, я выпал в осадок.

  - Ы эхо а, а ыхо гы. И гы хигы ы гыго хам.

  Я сошёл с ума?  Или мне это мерещится?

   - Отвали, дружок, по-хорошему, иначе будет больно! - Я легонько коснулся шеи этого странного нового Хора своей железной дубинкой, которую так и не выпустил из рук.

   Тот забавно покосился на неё, потом на меня и ухмыльнулся. Старый Хор был куда менее эмоционален и мимика у него была примитивная. Не знаю, что сделала с ним берегиня, но это уже не Хор, а вот кто это, нужно разобраться. И срочно. Непонятное опасно.

  - Кто ты такой? - Повторил я свой вопрос, как только перекатом разорвал дистанцию и встал в боевую стойку. Меня тут же шатнуло в сторону от недостатка сил и общего истощения.

  Абориген хмыкнул и попробовал что-то сказать, но вышло снова непонятная ерунда, совсем не похожая на язык местных жителей. Скорее на то, как сам Хор пытался произносить наши имена.  Я вот у него был кем-то вроде «гохох» с перекатами в горле.  Это понял и сам Хор, потому завис на секунду, а следом поманил Яниэль вполне знакомым жестом указательного пальца, а второй рукой указал на нож Торна и развернул ладонь в требовательном жесте. Он ещё и явно в интеллекте прибавил.

  Я кивнул в ответ на вопросительный взгляд Торна и тот дал Хору желаемое. Когда же абориген стал писать в грязи вполне узнаваемые буквы и слова ошалели мы все.

  «Я тот, кого ты называешь Альт. Твоё второе я.»

  - Он хочет открыть чат и тогда мы сможем нормально общаться в интерфейсе. - Сделал вывод Илир, прочитав вслух и вопросительно уставившись на  троглодита.

   Тот отрицательно замотал головой и написал.

  «Нет интерфейса. Обычное зрение, причём очень-очень плохое. Но в темноте вижу лучше, чем при свете. Слух и нюх изумительные, а вот пишу почти на ощупь».

  И верно. Он явно болезненно щурился рядом с Яниэль, которая была нужна чтобы мы увидели буквы. Сами же буквы выходили словно у школьника первоклашки.

  - Рассказывай. - Потребовал я.

   И Альт рассказал. Точнее долго и упорно писал перед собой слово за словом, стирая одно ладонью и заменяя его следующим, когда мы вслух читали написанное. Хлопок ладони обозначал, что он не правильно написал или ошибся. Мы задавали вопросы, если не понимали, что он хотел сказать или не могли разобрать написанное.

   Альт осознал себя непонятно где и когда. Там нет ни времени, ни привычного понятия пространства, ни определённых величин и размеров. Он был просто сгустком информации, которая вдруг смогла сама себя упорядочить и осознать. Он не был слепым или глухим в полном понимании этого слова, но и информацию получал совсем иными способами. Как будто напрямую. Открыл файл и получил знание. Точнее память. Воспоминание о чем-то, что обычные люди должны сначала прожить. Ни страха, ни боли он не испытывал. Там даже эмоции были лишь файлом. Словно когда-то что-то почувствовал глядя на картину. Но давным-давно и остались лишь осознанные факты. Эта картина или девушка давали такие-то или такие-то эмоции. Ощутить их он не мог, а просто помнил об этом.

   Ещё там было нечто необъяснимое и большое. Альт, я и Исида были частью этого «нечто». Чем бы оно ни было оно вызывало стойкое ощущения живого существа. И это существо как бы черпало из нас энергию и информацию. По-другому Альт пояснить не мог. И в тоже время это «нечто» влияло на нас непонятными импульсами.

   Был ли это мифический Старший, он не брался сказать. Все процессы, происходящие в этом мире-измерении, он так до конца не осознал. Зато научился  определять и узнавать нас с Исидой. Мы были самыми яркими секторами этого нечто. Себя он видел тоже достаточно ярким, но тусклее нас  и светлее ещё пяти частей. Те были почти неподвижны и изменялись только под влиянием общего «нечто», да и то совсем незначительно.

   В самом начале Альт потянулся ко мне, точнее к моему сектору и вдруг осознал себя пассажиром в моем теле. Хотя это больше походило на просмотр киносеанса, где помимо вида из окна он видел и все комментарии в виде моих эмоций и мыслей. Он их тоже ощущал, но как-то вяло, словно во сне. Даже глупости и несуразности там кажутся логичными и закономерными. В итоге он даже смог кое-как повлиять на меня, оставив свои комментарии во время редких всплесков своей активности. Именно их я ощущал как внутренний голос.

  Но чем выше я поднимался по уровням, тем тяжелее ему становилось проникать в меня. Он попробовал войти в Исиду, но на тот момент девушка тоже вошла в силу и он смог только осознать, что она с нами повязана. Что мы одно целое. Именно такие ощущения у него проявлялись во время всех этих действий. Но кое-как он научится питаться моими знаниями. Если остальные части были почти статичны, то маленькие укусы моей части давали ему новые информационные файлы, что развивали его структуру и позволяли проводить анализ полученной информации. То есть, по сути, жить и развиваться.

   Когда я отрубился  во время урагана на остатках здоровья, защита моей части ослабела настолько, что Альт смог внедрится в меня, а потом и полноценно поговорить со мной.  Но дальше все стало сложнее. Моя защита все сильнее растёт и ему уже ничего не оставалось делать, как просто ждать подходящего случая. Тем более времени в том месте нет. Оно скорее измеряется отрезками изменений информационных пакетов, а не секундами. Каждая операция изменения - ступенька. И к реальному течению времени никак не относится.

  И вот в один из таких отрезков мой сектор начал прогибаться и оттуда потоком пошла энергия в другое место. Альт ринулся туда и осознал себя не просто во мне, а рядом, в пространстве, где увидел чёрную дыру или воронку, откуда луч света тащил яркий шарик. Упорно тащил, с натугой, словно действительно пытался вытянуть молекулу из точки невозврата у чёрной дыры.

  Альт импульсивно и интуитивно пристроился к этому лучу помогая вытащить шарик,  но в определённый момент, как при перетягивании каната, когда противник на той стороне ослабел и критическая масса победителей сорвалась в ускорение, он, так же как и те, кто тянет канат, резко упал. И осознал себя уже в теле этого троглодита.

   Хор не умер и не исчез. Он был на задворках памяти и постепенно выдавливал Альта из своего тела, но его энергетика слишком слаба. Когда-то в прошлой жизни Альту приходилось толкать железнодорожные вагоны на ровной поверхности. Масса несопоставима с человеческой, но это вполне возможно, вот только чтобы придать вагону хоть сколь-нибудь значимое ускорение нужно приложить массу усилий, раз за разом толкая его, упираясь в шпалы. Что-то сродни этому и происходило в теле Хора. Когда-нибудь он вытолкнет Альта. Но сколько для этого понадобится усилий и времени, он не знал.

   Зато мог черпать информацию прямо из мозга аборигена.  Там все тоже было не так просто и радужно. Ему тяжело ориентироваться в чужой памяти без каких-либо маркеров. Он не мог найти в этом сумбуре и хаосе чужих мыслей конкретный отрезок времени или событий. Ориентировался только на более яркие, чем другие, зоны воспоминаний.  Но и память у того была проста как пять копеек. Очень мало ярких моментов. Очень мало событий и обучения. Каждый день на день похож и все это застилает одна эмоция - боль. И следом за ней раздражение и злость.

  И все же буквально за час Альт сильно пополнил наш словарь туземных слов. Скорее даже просто прояснил непонятные нам вещи, которые трудно уточнить на пальцах. Мелочи, но все равно это нас усилило. Я тут же заставил Илира очень дотошно заполнить свой словарь. Парень лучше всех общался с Хором потому как имел музыкальный слух и классовые навыки связанные с созданием звуков.

   Когда закончили обсуждение и обмен информацией, уже пришла ночь. По нашим внутренним часам далеко за полночь. Уж больно долго Альт прояснял свое мнение. Пришлось снова замереть у завала ведущего вглубь бункера. В который раз. Эта планка уже начала меня бесить, но все же мы раз за разом подходили к ней с все большими силами.

   И в этот раз наш рывок будет куда мощнее всех предыдущих. Сейчас мы сильны как никогда, а вот наши противники снова понесли потери. Пусть не в солдатах и воинах, но ещё одна капля на весы информации давала нам силу. Силу, что сомнёт этот бункер.

   Тяжело быть богом. Это я точно знал, хоть и не помнил откуда. Но если судьба кинула в этот хаос, стоит принять правила игры и стать богом для малой общины. Потом разберёмся с остальными. Но это в будущем. Сейчас я хочу получить то, что зовёт меня больше чем секс и любовь.

  То, что это артефакт, выданный нам Старшими для усиления, уже не сомневался никто, но вот как он выглядит, что делает и насколько опасен для нас и для наших врагов никто не знал. А многие даже не подозревали или не хотели понимать, что он может быть опасен.

  Старшие оказались ушлыми ребятами и за все, что они давали, всегда приходилось платить, хоть Люцифер этого и не скрывал. Но все вокруг почему-то об этом предпочли забыть. А я не желал нагнетать обстановку. И без того каждая наша вылазка заканчивается вот такими вот посиделками с зализыванием ран и накручиванием боевого настроения на следующий рывок. И насколько хватит этих ребят?

   Я оглянулся на свое воинство что с шумом и гамом искало место получше для ночлега. В грязи это сделать проблематично. Хорошо хоть мы изначально собирались в долгий поход и взяли с собой циновки.

  Лилин, наша берегиня, всего 12-ый уровень. Но с ней все сложно. Она в уровнях растёт только при лечении других и ежедневными бонусами. Зато сейчас ей дали уровень и основную характеристику «псионика». Теперь она радуется как ребёнок, хотя, по сути, и есть ещё ребёнок, и телом, и разумом, и душой.

  Исида 17-ый уровень. Валькирия и боец. И часть меня, если верить Альту. Надёжный боевой товарищ который прикроет спину.

  Ругер, 18-ый, Получил-таки класс воина, но хмурости и задумчивости в нем это не убавило.

  Тарик, 18-ый, охотник, весельчак и шалопай, но под этой маской тоже вполне надёжный человек, который подставит плечо в трудную минуту.

  Торн,20-ый. Крафтер по складу ума и влечению души, но раз уж пришлось стать воином, без возражений тянет выпавшее бремя. Но все остальное время что-то мастерит или  теребя отросшую бороду сам с собой о чем-то болтает рассуждая о способах и новых решениях крафтовых проблем. Сегодня ему это припомнили и теперь все шутят, что скоро стоит ждать Торнальта.

  Мотя. Вредный ящер с характером. Самый странный член нашей команды. Любимец берегини с которым она возится все свое свободное время. И это накладывает отпечаток на него. Система подсвечивает его как ящера 20-ого уровня. При этом он развивается колоссальными темпами. Не только вымахал до полутора метров в холке и четырёх метров в длину, так ещё и интеллектуально поднялся. Точно определить его уровень разумности не получалось, но он явно выше, чем у собаки. Да и в целом, стал проявлять несвойственные гадам эмоции и демонстрировать их окружающим.  Мимика морды у него была проста и непритязательна, но вот языком всего тела он владел на пять с плюсом.

  Илир и Яни. 15-ый уровень. Творческий коллектив, вечно пытающийся нажраться грибов, за что регулярно получают затрещины. В плане боевой составляющей самые бесполезные члены команды.

   Илир вечно умудряется закусить грибами и потом ходит словно пьяный. Но есть в нем и плюсы. Парень он не гнилой. А его таланты помогают искать проходы в этих катакомбах. Да и просто развлечение в виде музыки снимает огромную часть стресса с команды и вешает бафы.

   Яниэль же очень похорошела. И в плане полезности была одной из самых важных в группе. Без ее света мы бы сто раз слились. Эта нагрузка и постоянное пребывание на передовой для несмелой девушки оказалось сильным стрессом. Она стала грустной и незаметной.

   Я часто обращал внимание на то, что она бросает на меня тоскливые взгляды. Да и остальные удивлённо на меня смотрели.

    Мужикам совсем не повезло с женской половиной. Лилин - симпатяжка, но ещё дите и с таким прошлым не захочет секса ещё долгие годы. Исида лесбиянка и тому кто рискнёт к ней подкатит оторвёт причиндалы. А первая красавица планеты сохнет по мудаку, который ее избегает.

   Ну и я. Лидер, мудак и прочее. 23-ий уровень. Скоро меня выгонят из команды или сами разбегутся. Но это будет потом. Сейчас все замолкали, как только я подходил. И всегда опасливо косились. Но я все это понимал. Начальник всегда обречён на одиночества. Коллектив будет вежливо улыбаться, кивать, выкать, смеяться над шутками, но никогда не примет в свои ряды серьёзного шефа, который требует выполнения своих обязанностей на должном уровне.

    Я приобнял Яниэль за плечи.

   - Пошли со мной. Поспишь рядом со мной. Я хочу поговорить с Альтом, пока остальные будут отдыхать.

   Девушка кивнула и вымучено улыбнулась. Едва я прикоснулся к ней, она вспыхнула так, что привлекла внимание остальных. А теперь, под удивлённые взгляды группы, снова потускнела. Видимо не то она ожидала. И для этой красотки очень обидно и унизительно, если мужчина ее использует только как фонарик.

   Но я помнил, как она может вскружить голову и боялся этого. Мне постоянно казалось, что вся наша группа расслаблена и не понимает что мы на войне со всем миром. Если я позволю себе расслабится мы все погибнем. Окончательной смертью. Этого я допустить не мог.

   - Пошли. - Я кивнул Альту на тоннель что вёл вглубь бункера. - Постоим на часах. Я хочу знать все что знаешь ты. Мне нужен этот народ этот бункер и этот мир.


                                                                                Глава 19

   Посоветовав всем спать, я с Альтом и Яниэль полезли в тоннель перехода между боксами, который вёл в глубину бункера. Аборигены  его по своему обычаю снова завалили кусками бетона за собой. Разобрать его дело десяти минут для приличной толпы, но тихо это не сделать. Так что беспокоится не о чем. Лилин уже неплохо чувствовала наличие живых существ вокруг и никого из туземцев в тылу не осталось.

   Я скинул пару циновок на голую землю недалеко от завала. Яниэль тут же упала на одну из них. Альт с ехидной ухмылкой подмял под себя вторую и кивнул на девушку. Мол, там тебе самое место. Сидеть в грязи не хотелось, потому пришлось положить голову девушки на колени, а спиной опереться на стену.

  - Ну, давай рассказывай все, что сможешь выловить из памяти Хора о том, кто нам противостоит, сколько их, чем сильны, где обитают. Если сможешь, набросай карту переходов. Аборигены лихо заваливают ходы, а у Илира сил не хватит каждый встреченный ход прозондировать своим сонаром. И особенно меня интересуют их шаманы или кто там они, которые могут навеивать сонливость. Эти самые опасные в нашем случае.

   Альт морщился от натуги, пытаясь найти в чужой памяти нужные сведенья, но писал уверено, хоть и с перерывами.

   Этот бункер был действительно огромным. Возможно, он строился и расширялся до последнего своего дня. Часть самых нижних уровней была затоплена  проточившими себе путь грунтовыми водами, но и осталось немало помещений. А часть его так вообще была выгрызена в толще гранитного пласта и представляла собой  лабиринт рукотворных пещер. Сколько точно племён обитает в бункере, Хор не знал. Они вели дела только с семью соседними племенами, но он точно был уверен, что их куда больше. Насколько больше он не представлял.

    Как воин племени он ходил в соседние поселения с караванами и, по словам Альта, я даже смог набросать некое подобие карты у себя в интерфейсе. Примерно через полкилометра вниз и километра три переходов было маленькое поселение,  которое являлось торговой точкой и транспортным узлом.

   Аборигены оказались достаточно социальны и научились мириться друг с другом, хотя личные стычки случались часто.  Постоянная боль делала их очень раздражительными и агрессивными, но это уже стало частью их культуры. Честная драка, один на один, даже с летальным исходом никак не наказывалась. Это считалось вполне рядовым явлением.

  В этом городке каждое завязанное на переходы племя имела свое представительство, которое защищало интересы своего племени. Они меняли товары, произведённые у себя на то, что делали или добывали соседи. При этом, если племя Хора торговало едой и сырьём для поделок из кожи и панцирей насекомых, они не имели права ни то, что торговать, но и носить или создавать вещи из своих же ресурсов. Этим занимались два других племени. Их мастера обменивали свои поделки на материал для них. И даже в среде мастеров была своя градация и маркировки товаров,  которые каждое племя могло производить. И нарушение этих устоев каралось очень жестоко. Нет, никто не ходил войной на другого и не бил морды со словами:  «так делать нельзя».

  В этом же городке торговали самым ценным ресурсом - жёнами. И те, кто нарушил этот торговый кодекс либо выплачивали огромную виру, либо лишались доступа к жёнам.

  Вот тут крылся ещё один нюанс социальности аборигенов. Мальчиков рождалось куда меньше чем девочек. И гибли они чаще, так как от природы были более агрессивными,  а от постоянной боли чаще сходили с ума и их убивали остальные члены племени. Каждый воин или мастер имел от двух до четырёх жён и их очень берегли. Всю опасную работу выполняли мужчины. И опасностей хватало. В племени Хора это были схватки с жуками. В других племенах люди гибли на отвесных штреках и от радиации в поисках особого мха, который дарил галлюцинации и избавлял от боли. Отвар из этого мха давали только тем, кто преодолел определённый возрастной рубеж и уже был в шаге от того, чтобы слететь с катушек от боли. То есть «старикам», которым едва за двадцать-двадцать пять лет.  Другое племя занималось добычей соли которая кристаллизовалась  на берегу солёной реки, которая чудом пробилась сквозь породу.

   Но при этом женщин тут ценили как матерей. Большинство детей имели дар. Кто-то с ним управлялся лучше кто-то хуже. Да и сам дар проявлялся по-разному. Кто-то мог выкачивать жизнь из врага или навеивать галлюцинации.  Но большинство могли успокоить или облегчить боль. Навеять здоровый сон, который снимал стресс от вечных мук.  И у некоторых особей этот дар развивался и сохранялся почти до «старости». И считалось, чем из более дальних далей жена, тем выше шанс, что появится «у-ых» или шаман племени.

  Измены в таком обществе карались смертью, причём только жены. Каждый  член племени на плече имел шрамированную татуировку. Альт при этом оголил плечо и я удивлённо прочёл «Блок Д 13-27». А чуть ниже и более мелким шрифтом «Блок Д 13-27», «Блок Ф 47-09».

  Это была некая генеалогия,  где указано место рождения и родословная родителей. Шрамы были рельефными, нанесёнными ещё в детстве глубокой раной. Ритуал проводил первый воин рода на ощупь по образцу выданному другим вождём вместе с женой. Этакая родословная метка невесты и документ подтверждающий качество.

  Коренное население торгового бокса было связано с другим таким же племенем в другом узле. А то и двумя. Хор такими деталями не особо интересовался. И жило как раз посредничеством и парой мелких мастерских, но влияние имело огромное. Трогать их не решался никто, ведь только они знали пути и имели связи с другим таким племенем.

   Вот тут забавно вышло. Мир лежит в руинах и наши потомки опустились до уровня пещерных людей, но иерархия и круговая порука воротил бизнеса, которые ничего не делают, а только сводят одних с другими остались. И, по словам Альта, жили они куда лучше, чем те, кто работал. Пристроить дочь в жены к ним считалось большой удачей.

  - Давай подробнее об этих «у-ых» шаманах. Все что сможешь выудить. Сколько их в племени в среднем. Какова дистанция уверенного поражения и запас маны. Потому как, я думаю, у них с нами очень похожие техники оперирования первоосновой.

  А вот дальше пошло самое интересное. Шаманы были местными уродцами, вроде карликов или сиамских близнецов. Все дети как дети, а эти более худы и нескладные. Слабые здоровьем  и часто в детстве умирают. Но те, кто выживают,  больше похожи на нормальных людей. Их сторонятся, боятся, но и без них для остальных жизнь совсем тосклива. Правда и доживают они до двадцати лет очень редко. Хотя тут Альт сомневался в нормальном летоисчислении туземцев. Календари они отродясь не вели и понятия времени как такового не имели. А в таком  положении трудно понять, сколько же действительно аборигены живут. Он все прикидывал на глазок опираясь на то, что человек растёт до двадцати пяти-тридцати лет, а уже потом стареет.

  И этих шаманов за глаза называли порченым семенем проклятых «аехэ». Врагов. Тех, от кого когда-то давно предки отгородились завалами.  И вот тут началась зона легенд и мифов, что передавались из поколения в поколение.

  Взрослых шаманов, если они не дохли сами, а в племени вдруг начинались непонятные смерти,  убивали очень быстро, без вопросов, суда и следствия. Все сводилось к преданиям, что раньше земля была больше и жили на ней два племени. Разных, но друг другу полезных.  Народ гры  чувствовал боль, едва начинал расти, а вот аехэ умирали не достигнув возраста полового созревания,  хоть и не чувствовали боли. Но они могли снимать боль с гры, при этом они питались ими. Если аехэ находил себе пять-десять гры, он мог жить вечно. Снимая боль с гры он поглощал их жизнь. Гры становились слабыми, вялыми, безвольными, но зато счастливыми. Так длилось долго, но вскоре вышло так, что аехэ стали относится к гры как к своим рабам. Низшей касте, которая только и способна что кормить хозяев, обслуживать их и ублажать.

  Вождь гры Ыхыг  поднял бунт против такого порядка вещей. Все закончилось дракой, в которой  хозяева  решили покарать отступников. Дав ощутить боль в полной мере. Однако тут был явный симбиоз и одни зависели от других. Потому Аехэ сжирали жизнь самых недовольных полностью, а остальным давали ощутить всю полноту боли и страданий.  Но как оказалось, многих такой расклад не устраивал и бунт перерос в полноценное восстание.  В итоге Ыхыг, понимая что таких крутых соперников не победить,  собрал самых стойких соратников, которые уже долгое время терпели боль и, применив заклинание предков, обрушил своей силой десять врат в земли  аехэ.  Не все врата он смог обрушить, но уже тогда большая часть их проходила либо под водой в затопленных уровнях, либо на территории мёртвых.

  Чем больше Альт рассказывал своими примитивными письменами, тем больше и легче погружался в память Хора. Но и тем легче хозяину тела было вытравить захватчика тела. О чем и сообщил Альт, зависнув минут на десять. Но он тоже понимал как важна каждая крупица информации для нашей команды, потому упрямо писал на ощупь слово за словом, реагируя на мой голос. Едва я прочитал слово, Альт его стирал ладонью и писал новое. Криво, косо, каракулями, но с каждым мгновением все увереннее.

   Где-то на дне бункера, рядом с затопленными уровнями находилась земля мёртвых или призраков. Часто туда ходили воины с подступившим к краю безумием. Возвращались редко. Очень. Но всегда  помолодевшие и почти не ощущавшие боли. Жили они после этого не долго. Может год, может два. Альт не мог сориентироваться в памяти Хора настолько конкретно. Но достаточно долго и счастливо, чтобы многие на рубеже возраста рисковали. Для того чтобы вернуться таким, требовалось убить призрака. Как это сделать Хор не знал.  Точнее знал, но не понимал всей сути.

   Все кто вернулись, всегда охотно делились своими подвигами на тропе  Уга, как прозвали путь, в честь первого героя, что убил призрака. Все упиралось в ритуальные кинжалы и шпоры. Требовалось пройти рабов призрака, живых, но мёртвых героев и воткнуть клинки в тело призрака. После чего оставалось просто выдержать боль и выжить. Те, кому не повезло, оставались рабами призраков и охраняли их от следующих героев. Те кто выживал возвращались в племя покрытые славой и доживали свой век в почёте. Более того они тоже со временем приобретали способность глушить боль других, правда управлять этим не умели. Но само племя каждого такого героя возводило в ранг вождя и на торговой площади трубило во все горло о том, что племя стало благословенным. Таким героям было положено не менее пяти жён и пяти дев жизни. Так называли присланных девушек, от прослышавших о подвиге племён,   которые должны понести от столь великого воина и после чего вернутся в отчий дом на правах дочери племени и девы жизни. В девяти из десяти случаев такие девушки рожали шамана, а само племя героя на долго возвышалось  над остальными в экономическом и политическом планах. Правда, с каждым поколением таких героев становилось все меньше. И очень редко, кто возвращался с последнего пути.

  Пока я слушал Альта, моя челюсть все больше отвисала. Столь примитивный народ, несмотря на всю свою социальность, не  смог бы придумать такие сложные мифы. Особенно если они вписывались в ту физику мироздания, которую описал Люцифер. Значит, в этой сказке была правда. Возможно приукрашенная, но реальная информация.

  Я своими глазами видел призрачные тела грозовых монстров. Наполовину призрачные, наполовину осязаемые. Значит и их можно убить. Альт не просто писал на земле все, что нашёл в сознании Хора. Он трансформировал его память  в понятные  ему, как образованному человеку, тезисы и законы, и уже после этого короткими, но ёмкими  фразами  доносил их до меня.

  Я, прочитав короткое предложение, развивал его согласно своей логике и знаниям, что таились на подкорке и если был прав, то Альт согласно кивал. Если ошибался, тот истово мотал головой. И тогда я под его  кивки или мотания башкой, вырабатывал новые варианты. Так было куда быстрее общаться. И гораздо информативней.

  Но уже сама суть того что я узнал, повергла меня в шок. Нам противостоит народ. Цельный, монолитный, спаянный узами крови и традициями. С центрами власти и органами управления. А нас всего восемь недобогов с недоделанными способностями.

  Я мог сколько угодно сомневаться и переживать, но  это мало что меняло. Условия, озвученные дьяволом, железобетонные и покрепче этого бункера. Батарейка маны не бесконечна и заменить ее смогут только верующие в тебя люди.  Мне нужно это племя, а может и второе.  Чувствую, именно на этих аехэ я и нарвался наверху.  Значит сначала окучим этих гры, а потом возьмёмся и за других. Я хищно ухмыльнулся.

   Альт тем временем поплыл.

  «Я спать. Ты расслабься, иначе будет беда. Ты излишне нервный. И трахни уже Яни. У меня от ее запахов-эмоций скулы сводит. Она хочет тебя.»

  После этого Альт тяжело поднялся и, пошатываясь, вышел в бункер. Я по привычке читал вслух полушёпотом и при последних словах задремавшая под наш монотонный диалог Яниэль, вскинулась, а затем забавно покраснела во всех смыслах. Окрас свечения ее кожи стал алым с оранжевыми проблесками. Но едва Альт вышел в бокс она прильнула ко мне.

   Может моё второе или третье я - право? Мне нужно расслабиться, иначе я наделаю глупостей. Уже их делаю, если оглянуться назад и критичным взглядом оглядеть мои действия. А что может быть лучшим антидепрессантом как не здоровый сон после хорошего секса? И пост у нас такой, что одно другому не мешает.  Потому в этот раз я девушку не оттолкнул.

   - Да чтоб тебя, женщина! - Я вылетел из тоннеля, протирая глаза от цветных пятен, что ещё застилали зрение.

  Я уже давно не девственник и даже к сексу относился достаточно спокойно. Обычное удовольствие как от хорошей еды. Приятное насыщение внутреннего голода. Но то, что происходило с Яниэль выбивалось из рамок обыденного. Такого я ещё не испытывал. Жар, холод, боль и наслаждение слились в одном ураганном порыве. Сколько это длилось по времени, я не знал. Вряд ли дольше пяти минут. Поначалу мы ещё старались сдерживать голос, но все закончилось моим утробным рыком и стоном-воем Яниэль, сопровождаемого  мощнейшей вспышкой белого света. Да такой яркости, что мне чуть снова сетчатку не выжгло.

   Благо сам свет был не опасен, а скорее даже наоборот. После этого я ощущал не привычную усталость и отрешённость, а бурлящий океан энергии внутри себя. В интерфейсе все шкалы, включая голод и жажду, не просто зеленели, а ещё и окутались лёгким сиянием.

   Когда я наконец проморгался и смог оценить происходящее вокруг ещё раз глухо выматерился. Вся команда стояла рядом и посмеивалась над незадачливыми любовниками, устроившими такой переполох. Но среди шуток были и возгласы восхищения. И было от чего. Яниэль стояла в проходе  окутанная  белыми искрами, стекавшими на землю, словно платье сотканное из искр. Но и это было ещё не все. Сам тоннель сиял как новогодняя ёлка. Его стены светились от тысячи пятен отпечатавшихся на стенах и все они искрили как оголённый провод, осыпая окружающее пространство белым снегом тающих искр.  Под самой Яниэль растекалась  лужа света, который не торопился таять, в отличие от ее прошлых искр.

  Я же стоял  выбежав на десяток метров от входа после светового удара и вдруг осознал, что стою в конусе света. От входа тянулся быстро затухающий сектор  светлых пятен словно кто-то выстрелил из дробовика люминофором.  Сейчас окружающий нас бокс сиял почти до противоположного входа. Часть люминофора попала и в бассейн с водой.

  - Круто!- Разобрал я возглас  Торна, который тут же перекрыл вскрик Лилин.

  -  В укрытие! - рыкнул я не понимая  беспокойства берегини. Сработал рефлекс. И я первым ринулся в светлый тоннель, как в самую безопасную зону. Свет Яниэль давал бонусы да и обороноспособность малой группы в тесном ущелье повышалась.  Для того чтобы этот отнорок стал ловушкой  нужен особый боеприпас или скилл вроде моего МТБЗ. Потому я остался у входа, желая в случае опасности прикрыть остальных собой. Как бы я не кричал и не муштровал остальных, обнаружил, что  в переход закинули всех девчонок, но все парни стоят грудью  по обеим сторонам от меня. Нахохленные как воробьи перед дождём, но  не сдающиеся. Исида тоже стоит рядом.

    И все это произошло за считанные мгновения после моей команды. Что ж, с этой группой уже можно спускаться вниз с шансами на успех и на равных противостоять аборигенам.

  - Все хорошо, ребята. Я просто удивилась, почувствовав, что происходит что-то старенное. Смотрите сами! - Вынырнула у меня из-под руки берегиня. Вот неугомонная девчонка, хоть ремнём ее воспитывай, а все неймётся.

   Но она была права, и было на что посмотреть. Вся земля и колоны, что попали под конус света, вспучилась и буквально у нас на глазах стала покрываться растительностью. Она не трансформировалась в зелень как от скиллов Лилин, но росла очень быстро. Грибы, мох, ещё какие-то серовато-белёсые травы. Очень интересный эффект.

  Я раздвинул толпу плечами, пробившись к Яниэль.

  - Яни, как ты это сделал? - Спросил я девушку, когда понял, что опасности этот эффект не представляет.

  - Не знаю. Само так вышло.

  - А что у тебя в интерфейсе и логах?

  - Ой! Да, тут много всего. А это, - девушка махнула рукой, обведя пейзаж, - «Благословение нимфы».

  - Так ты же муза.

  - Ой! Да. То есть нет. Уже нет. - Глаза девушки забегали по интерфейсу. - Мне изменили класс и теперь я старшая нимфа.

   - Погоди. - Удивился я. - Тебе добавил четвертую классовую характеристику?

  - Нет. Просто «музу» заменили на «старшую нимфу». А характеристики остались те же.

   - А что есть и младшие? - Хмыкнула Исида.

  Яни шутку не оценила и снова полезла в системки, потом как-то странно  показала пальцем по очереди  на каждого из нас.

  - Да, есть. У меня появилась новая иконка. Называется «свита». Доступно три посвящения в младшие нимфы. Если его включить появляется крестик как у оружия. Я навожу на вас, но вы все красные. Только Исида оранжевая, а Лилин жёлтая. Почему так, не знаю.

  - А ты представь себе нимфу из Торна или Рокота. - Хохотнул Тарик. - Тот ещё ужас в сверкающем платье.

  - Ребят, а вы ничего не замечаете? - Спросил Торн, осматривая свою ладонь, на которой остались искры света и не собирались пропадать. Видимо это он и затолкнул Яниэль  в тоннель по тревоге.

  - Точно! Яни теперь может свет раздавать всем. Удобно. - Восхитился Илир.

  - Не только. В логи глянь. Это не только свет, но и баф на регенерацию всего что можно.- Покачал головой Торн. -  Да и чувствую я себя так, как будто зарядился чем-то. Яни этот свет у тебя навсегда теперь?

  - Нет. Там часы назад идут. От 12 часов и до нуля.

  - А когда сможешь повторить свой скилл?

  - Через 18 часов. Только это... - Замялась девушка и покосилась на меня.

  - Что? - Дожал ее Торн.

  - Он активируется не кнопочкой. А... сексом. - Забавно смутилась девушка. И ведь не скажешь по ней, что в прошлой жизни она была содержанкой. Хотя может потому и была хорошей содержанкой потому как могла быть вот такой скромной и страстной одновременно.

  - Ну все, Рокот. - Со смешком хлопнул меня по плечу Торн. - Теперь тебе предстоит каждую ночь ублажать нашу нимфу во благо группы. Страшно подумать на какие ты жертвы идёшь  ради нас.

   Остальные заржали и даже Яни счастливо заулыбалась. Ведь знала, что я ради группы в лепёшку разобьюсь даже ради маленького усиления. А тут полноценный групповой баф и свет для всех. Стоит только руку подставить под искры ее платья и все. Ты весь и сам сияешь, правда, совсем не долго. Минут десять. Но при этом регенерация возрастает. Тоже несильно, но вполне ощутимо. Я так, вообще, потому что оказался и причастным к бафу, и оказался в эпицентре, чувствовал себя как под армейскими стимуляторами на базе наркотических средств. Мышцы буквально ломило от энергии.

   - Так! - Крикнул я сквозь хохот и гул остальных ребят, что окружили Яниэль и украшали себя фонариками. - Все выспались?

  Народ согласно загудел. Мы с Альтом просидели за беседой часа четыре, так что остальные  успели выспаться, да и усиление статами даром не прошло. Четыре часа хватало всем в любом случае.

     - Альт, а ты как? - Нашёл я взглядом  однорукого аборигена. Тому свет причинял боль и даже повязка не сильно помогала потому он держался в стороне.

    Тот закивал головой и изобразил разминку перед боем. Потом показал на Яни пальцем и согнул руки, демонстрируя бицепсы. Похоже на его тело баф нимфы действовал тоже и даже в разы сильнее. Когда я озвучил это,  Альт согласно закивал.

   - Тогда предлагаю пойти и забрать свое, чьим бы оно ни было! И в этот раз мы не отступим! - Воодушевляюще крикнул я.

   В ответ народ снова одобрительно загудел. Всем хотелось увидеть артефакт старших. Потому народ быстро и без команды ринулся разбирать завал. В этот раз я действительно собирался идти до конца. Сейчас мы сильны как никогда.


Глава 20



                                                                              Глава  20.

  Мы были сильны но это не значит, что заигравшись, стоит тупить и совершать ошибки.  И нужно учесть и проработать сильные и слабые стороны каждого из нас. Повезло, что сейчас я был уже не один. Может я о стался официальным лидером группы, но были ещё две мои ипостаси в виде Исиды и Альта. Как это работает, никто толком не понимал. Да и сам Альт слишком медленно объяснял все, что успел понять.

   Торн предположил, что ту сущность, что видел Альт можно назвать душой, что формирует психопрофиль человека. От неё зависят и слабость духа и сила воли и прочие характеристики и эмоции, но они работают не сугубо напрямую, а обрабатываясь на уровне аватара животного  тела. В итоге  получается, что то вроде испорченного телефона, но при этом и аватар и сама сущность получают новый опыт и меняются в зависимости от принятых решений. Но более подробно разбираться с этой дилеммой не было, ни времени, ни желания. Других задач по горло.

   Но тут уже выступил Альт. Он показал на свою повязку, сморщился  и снова указал пальцем на Яни и затем обвёл рукой всех нас. Тут я его мог понять. Уже все сверкали как предпраздничный сквер столицы.   После чего указал на нос, потеребил мочку уха и кивнул в сторону коридора уходящего во тьму.   Затем чего начертал на земле  три слова. «Чисто», «опасно», «абзац». Указывая на каждую из надписей он взрыкивал в определённой тональности и явно отличной от предыдущих.

  Тут не нужно иметь сем пядей во лбу, что явно бывший военный просится в разведчики и отрабатывает условные сигналы. Я тут же согласно кивнул.

  - Сто метров и форы и ты возьмёшь... вот это. -  Я вложил в руку Альта десяток веток.  - Ты ориентируешься в темноте лучше нас и помнишь пути караванов пусть и чужой памятью. Палочками  в центре бокса указываешь направление куда ушёл. Идёшь спокойным шагом. Километра три-четыре в час.  После десятой ветки ждёшь нас. Я выйду вперёд. Верну тебе маячки, которые мы соберём в пути и все по новой. Далеко ярмарка?

  «Двадцать три пустых блока. Плюс минус пять. У него со счётом туго.»

  Понял часа три четыре до серьёзной стычки. Работаем. Тебе фора десять минут. Не теряй нас. Нюхай тщательно.

  Альт кивнул и  пролез в проделанный нами проход. Я не совсем понимал, как он на ослеп так ориентируется,  но судя по его надписям обоняние и слух вполне заменили зрение. Да и верил я этому парню. Пусть и не понимал как я сам мог вместится в целых трёх телах, особенно удивляло женская ипостась Исиды. Как? Но на такие вопросы может ответить только Люцифер.

    Дав фору Альту, мы выступили уже привычным строем, хотя в этот раз света было куда больше. И все же печальная угрюмость мёртвого бункера и чувство напряжения от ожидания атаки из-за любого поворота. Альт вёл уверено, но ничего не происходило. И это меня напрягало больше всего. Все боксы на нашем пути имели следы  человеческого вмешательства. Ко всем входам, что находились выше уровня пола бокса, вели насыпи из крупных осколков бетона, а сами переходные тоннели расчищены. И аборигены не завалили их, спасаясь от страшной напасти.

   Спустя пару часов осторожного движения мы вышли к торговому городку. Здесь нам попалась первое препятствие - двери из того же материала, что и те которые  закрывали выход наверх. Эти были в гораздо более плачевном состоянии и, судя по некоторым характерным отметинам, взламывали их с боем, очень давно, и с помощью высокотехнологичных инструментов и оружия.  После чего их уже ремонтировали туземцы,  заполнив дыры камнями и обработанной кожей. Сейчас эти двери были закрыты и даже странно, что ещё держались на своих петлях.

   Но это для нас не преграда. С деревом и сталью у аборигенов проблемы, так что засовом служил толстый канат, пропущенный через пару дыр и заклиненный парой костей на концах. Достаточно хитро как для примитивных аборигенов, но не для нас. Моя дубинка вполне сгодилась для работы ломом и оттянув сворку, ножами, которые Торн смастерил из трофейных копий, разрезали канат. Правда, повозиться пришлось больше часа. Кожа была выделана особым образом, что предавало ей прочность мало чем уступающую древесине.

   Так как створки открывались на нас  то и баррикада за дверью нас не испугала. Камушки ребята собрали огромные,  но мы уже довольно раскачанные боги. Потому вчетвером могли поднять то, на что требуется десяток туземцев. А в тесном проходе количеством нас не переиграть. Так что за час освободили проход и в полной боевой готовности ворвались в селение. В пустое селение...

   Этот бокс  разительно отличался от остальных. Точнее тут была целая сеть из пяти боксов стоявшая крестом на одном уровне и  с очень короткими переходами. А ещё тут  уцелело очень много жилых конструкций из бетона. Лестничные марши и тонкие перестенки давно обрушились, но основной костяк мощных пятиэтажных зданий стоял целым и почти невредимым. Местные жители пользовались канатами и верёвочными лестницами, чтобы попасть на верхе уровни. Сейчас тут остались только в спешке забытые, и самые старые и огромные рукотворные элементы зданий.  Все остальное эвакуировали в неизвестном направлении.

  - Что ж. Похоже мы достаточно сильно напугали аборигенов, что бы те оставили попытки одолеть нас. Все хорошо. - Хмыкнул я, нарезая круги. Это место мне понравилось как база, но только в перспективе. Слишком далеко от поверхности, воды, еды и прочих нужных нам ресурсов. Здесь тоже был огромный бассейн с водой и там даже что-то плавало, давая время от времени  негромкие всплески, но пригодность гнилостной воды и того, что она нам может дать очень сомнительны.

   А вот Альт со мной был не согласен. Услышав мои рассуждения о будущей базе в этом отделе для бывшей элиты бункера, он рыкнул условленный сигнал «абзац» и яростно замотал головой.

   Твою мать! Да когда же это кончится?!

  - Что не так в этот раз? - Насторожился я.

    «Тут жили торговцы.  - Принялся он информировать нас, найдя подходящий слой грязи у бассейна. - Богатые, но вояки плохие. Много шаманов, мало боли. Зато хитрые. Боль не затмевает разум. Держат все в своих руках. Их слушаются. Они ушли собирать все подопечные племена, а если не повезёт, то и племена подчинённые  другим торговцам.

   А ведь он может быть прав. Из четырёх внешних выходов один был наш, второй не имел ворот, но был плотно завален, третий явно обрушен и  только четвёртый имел ворота в хорошем состоянии, которые от наших толчков шевелились, но не поддавались. На той стороне баррикада держала их не в пример кожаному ремню. Тут точно не пробиться и значит кто-то нас запер с той стороны. Лилин тоже подтвердила, что все запахи душ уходят туда, за дверь. А вот у второго  завала обрываться всего два следа.

    - Илир, прозондируй препятствие. Сколько там чего? - Распорядился я, осмотрев преграду. В принципе, то, что нас тянуло к себе магнитом, было как раз в другой стороне. Вот только и наш путь сюда был очень извилист.

   - Альт, дальше сможешь нас провести по карте в голове Хора? - Отвёл я в сторону я проводника.

  Тот отрицательно замотал лобастой башкой. Дальше шла пантомима, указательный палец на дверь и вращение  пальцами, мол ещё так-сяк знаю, на второй завал отрицательный жест.

   - А уход вправо там есть? За дверью.

 И пожатие плечами Альта. Черт! Вариантов все равно нет.

   - Илир, что там? - Парень с уровнями научился сканировать завалы и породу без наркоты, но всегда таскал с собой грибы для вдохновения. Так что за ним нужен глаз да глаз.

  -  Да все то же. Похоже он  разобрали что-то из местного бетона и по баррикадам работает одна и та же бригада. Кстати, бетон странный. Звучит иначе. Очень плотный и звенит металлом.

  - С этим потом разберёмся. Сейчас пора сваливать. И как можно дальше. Я не хочу убивать этих несчастных людей. Нам ещё с ними жить и работать. Лечить и обучать. Создать социум и культуру. Для того мы и боги. Нет, я точно знаю, что драки не избежать, но возможно то, что внизу, поможет снизить жертвы или в идеале обойтись без оных. Короче разбираем баррикаду и уносим ноги.

   Кучу блоков мы разобрали быстро потому как нам хватало сил вытаскивать камни с самого верха не слишком разбирая всю кучу. В свое время это даст нам фору. Тем более частично мы этот проход за собой закидали обломками. Есть шанс, что аборигены пару часов провозятся со своей же баррикадой, а может и решат, что мы ушли назад. В целом у нас была серьёзная фора. Расстояния тут не столь и велики даже с учётом постоянных зигзагов по уцелевшим коридорам.

   Государственность аборигенов не столь отлажена, как у их предков. Сначала начнутся уговоры-переговоры с угрозами и обещаниями наград. Мы сильно потрепали племя Хора и многие задумаются, а стоит ли взваливать на себя такое бремя. Будут те, кто станет кричать, мол, все обойдётся, если сидеть тихо. Или отдать чужакам часть земли и пару своих жён в подарок, чтобы отстали,  точнее плохих жён плохого племени Хора, которое впустила скверну в их райские земли и все  обойдётся. Я на этот вариант очень рассчитывал,  пусть надежды были призрачными.  Этот народ был выращен на боли и ярость у них в крови.

    Однако наличие во главе всего социума неких торговцев давала надежду на шанс мирного договора. А стоит нам начать  и все это племя увязнет. На нашей стороне сила, магические способности и ум человека, привыкшего к более сложным и изворотливым законам. Так что это будет вторая Конкиста бункерного масштаба. На стороне аборигенов лишь их количественное превосходство и то, что они нам нужны живыми.

   Но в любом случае я хочу говорить с ними только после того, как увижу артефакт и пойму, что он нам может дать.

   В этот раз тактику мы изменили. Сейчас главной гончей нашей команды стала Лилин, которая все ещё ощущала следы двоих гонцов, а то, что это именно курьеры, я не сомневался. Да и берегиня подтвердила, что в эту сторону ушли души слабо наполненные болью. Ещё молодые особи, которые могут вести кое-какую дипломатию, но и не юные  наивные детишки.

    Первым уходил в указанном Лилин направлении Альт. И в прямом смысле обнюхивал бокс, после чего возвращался и давал отмашку остальным. Сигналы криками я запретил. Вражеская территория на которой лишние звуки и запахи гораздо более демаскирующий элемент, чем  свет Нимфы.

   Дальше мы шли без приключений. Боксы становились все менее разрушенными, но в тоже время бедными. Словно мы спустились из жилых помещений в подвал. Да так наверное и было. В те времена все же основную часть еды давали небоскрёбы с полями. А там где пища там и люди. Эти бункеры строились не столько от ядерных ударов, сколько в попытке уйти от влияния первоосновы. Потому чем глубже, тем  беднее интерьер и тем он массивнее и крепче, что характерно для тяжёлой промышленности и тем  целее эти массивные здания и агрегаты. А вот атмосфера стала куда хуже. Жарко, влажно, душно и воняет сыростью, плесенью и тленом.

   Направление движения мы определяли своими личными ощущениями и в определённый момент поняли, что по горизонтали достигли нужного уровня, а вот в остальном  след курьеров уходил в другую сторону. Теперь нам нужно  идти своей дорогой и проверять  возможности прохода в разрушенных тоннелях. Их тут было не так много как на верху, но хватало. Если сами боксы выдержали испытание временем, то переходы между ними были куда слабее в этом плане. Движение  замедлилось, потому как у Илира был откат в час его способности сонара. Для ускорения пришлось кормить его грибами. К тому же кончился баф от Яниэль и пусть она сверкала на порядок сильнее чем раньше, повесить светлячка на другого, что действовал бы больше минуты, не могла. Да и света он давал как тусклый фонарик с севшей батареей.

  - Привал! - Скомандовал я. - Ничего не видно, да и отдых нам нужен.

  - Так ты ее этого, того... - Пьяно хохотнул Илир и сделал неприличный жест двигая тазом назад-веред. Пережрал он грибов под шумок, так что порой загонял со своими шуточками и неслабо всех бесил. А меня последнее время бесить стало опасно. Я порой сам не понимал, что творю в бешенстве, но ещё ни разу о содеянном не пожалел. Хотя перед Лилин осторожно извинился, попросив больше меня не агрить. И я не сильно прав был с ней, но и поступить иначе не мог. Более того, если придётся, все повторится, даже если я не горжусь этим. Лилин поняла и, погладив меня по щеке, сказала лишь одно: «Я понимаю, Рокот. Это на вид я маленькая, а опыта жизни хватит для старухи. И за тобой я пойду даже в Ад.»

   Что это было тогда, я не понял. Влюблённость малолетней девчонки? Или действительно мудрость зрелой женщины, которая жалеет мою непонятливость? Или... да кто их сможет понять? Только Бог и вряд ли такой недоделанный как я, а именно настоящий создатель, который и вложил в них эту суть.

   Но сейчас все было иначе. Потому забавно хрюкнув Илир улетел в темноту. Сейчас он был самым слабым парнем из нас, а я наоборот. Вроде бы низко и мерзко бить того кто слабее тебя. Но в мужском кодексе есть и более высокие правила. Давать в обиду свою женщину  будет только полная мразь и слабак.

   Мне нравится этот мир и это новое тело. Когда я  хватил за глотку Илира и поднял его над землёй на вытянутой руке, почувствовал силу... и власть. Немного усилий и он сдохнет в моей клешне, трепыхаясь как щенок. Черт! Нельзя так... иначе стану таким же как он. Наркоманом, ищущим очередной дозы, ради этого ощущения безнаказанности.

   - Ещё раз что-то подобное скажешь в ее сторону и я поломаю тебя как дешёвую куклу. Ты меня понял! - Зарычал я в лицо парню.

  Я больше играл, но готов был выполнить свое обещание. Такими словами на ветер не бросаются. Да и не в этом малолетнем раздолбае дело. А дело в самой Яни. Женщины существа, которыми правят эмоции. Секс для них это куда больше чем простая механика. Это чувства. И судя по тому, как и за что игра отвешивает нам навыки и усиления, Илир едва не убил наш самый сильный козырь. Если Яни начнёт считать, что я с ней ради бафа, для группы этот баф резко упадёт. Илир ещё молод и глуп и не понимает, чем мудрая женщина манипулирует мужчиной, а умный мужик использует это в свою пользу. Потому все видел просто. Вставил, вынул, получил. Идиот!

   Дождавшись согласного хрипа парня, я откинул его в сторону и вроде как невзначай поймал благодарный и уже возбуждённый взгляд Яни. Ещё бы! За неё только что едва не убили.  А что делать? Группа должна жить, Яниэль должна верить, что за неё порву любого, потому как она самая-самая и я даже не смею думать о другой.  Нет. Мы не боги. Мы просто люди с большой силой.

  Отставить рефлексии! Не до них сейчас. И скомандовал отбой.

  Едва все улеглись на отдых, а я, как и положено лидеру остался на часах, ощутил прикосновение нежных рук в сиянии света. Развернулся, поцеловал и тут же отстранился.

 - Не сейчас. Просто побудь со мной.

  - Как вы тут?  - Улыбнулся Торн спустя два часа моего дежурства. Он единственный в команде кто как-то умудрился в интерфейсе создать будильник, так что на смену приходил всегда сам.

  - Нормально. Садись рядом. Я здесь посплю. - Я кивнул на  спящую  на моих коленях нимфу.

  - Понятно. Отдыхай. Я все равно спать не могу. Эта хрень тянет к себе так, что зубы сводит. Не могу понять, почему именно меня. - Вздохнул Торн. - Остальным вроде полегче.

  Группа расположилась в более-менее чистом углу бокса и я сидел чуть в стороне, облокотившись на горку рюкзаков и кучу бетонных обломков. Торн сел рядом, а я провалился в  зыбкий сон. Торн прав, артефакт звал нас все сильнее. И спать рядом с ним не получалось.

   Когда пришла пора выступать народ приободрился. Пришлось пережить десяток шуточек по поводу светового пятна в одном из тупиковых проходов. Больше укрыться тут негде, а эксгибиционизмом я не страдал.

  В этот раз не было той ярости и страсти. Все было медленно, вдумчиво и нежно. А вот результат оказался ещё сильнее, правда и взрывов было целых три пусть и поменьше первого. Яни умудрилась при этом поднять уровень и себе и мне. Как это происходит не совсем понятно. Но все уровни это просто показатели наполнения энергией наших душ и тел. В общем, мы пока ещё молодые личинки богов и сами не понимаем что к чему в этом мире.

  От шуток я вяло отмахивался, потому как чувствовал себя несколько благодушным. Часть стресса ушла, и пусть паранойю это не отменило, я все же не был так измотан морально как раньше. Потому уже посыплись шутки в сторону Яниэль и ее положительного влияния на вечно злобного Рокота. Ладно. Ребята тоже нервничают и снимают стресс как умеют. А близость артефакта нервировала нас.

   И все же нам повезло. Покружив часа четыре, мы нашли то, что искали. Сказалось слабое разрушение тоннелей. Многие обрушения были вполне проходимы, пусть это и опасно. Илир всегда мог сказать, где и что может упасть, так что протискивались без  приключений.

   В ничем непримечательном боксе среди кучи битого бетона стояла... наковальня.

  Назвать ее обычной не повернулся бы язык. Тёмный сероватый металл отливал синевой, а ещё от неё исходила сильная аура. Я двинулся к ней первым, хотя Торна едва сдерживали Тарик и Ругер.

  Суть вещей мне подсказала,  что это и есть артефакт.

  Преобразователь материи. Артефакт. Уровень 1. Привязка. 0/6.

  Желаете получить привязку? « Да/Нет»

  Отвечаю « да» и ничего не происходит. Просто в графе привязка 1/6.

  Хм озвучиваю, что вижу и разрешаю остальным приблизиться. Суть вещей пока открыл только Ругер, так что остальные видят только наковальню, хоть и ощущают что это артефакт, да и попав в ауру, получают предложение привязки.

  - У кого какие мысли? - Задаю вопрос всем.

  - Рокот, я привяжусь?! - Спросил Торн с бешеными глазами.

  Молодец мужик. Его трусит, как наркомана при виде дозы, но иерархию не нарушает.

  - Что скажешь?

  После привязки Торн  облегчённо вздохнул и заметно расслабился и теперь ходил вокруг наковальни с задумчивым видом.

  - Да что тут говорить. Пробовать надо. - Хмыкнул Торн.

  - И все же. Озвучь для всех. - Настоял я. По всем техническим вопросам у нас Торн стал авторитетным специалистом.

  - Ну раз наковальня, значит предмет для крафтеров. Я же изобретатель и ремесленник вот меня и тянуло к нему, пока не привязался. Думаю, это было в самом артефакте установлено. Манок для тех, кто сможет с ним работать. У тебя и Исиды ведь тоже много ремесленных навыков открыто, пусть и в относительно зачаточном состоянии. Вот вы тоже чувствовали зов сильнее тех, у кого этих навыков ещё меньше. Теперь мы его нашли, привязались, и манок отключился. А название «преобразователь материи» само за себя говорит.

  - А разве не нужен ещё молот и горн и прочее? - Удивилась Исида.

  - Нет. Это же магия или что там у нас. Это все равно работа с энергией. По большому счёту тот же процесс ковки это использование термической и кинетической энергии для придания предмету новой структуры. Так что форма наковальни лишь поясняет ее суть. Хотя не исключаю что где-то есть и молот-артефакт и прочее, и если их собрать вместе может получится этакий заводик по производству...хм... даже не знаю чего. Ну да ладно, надо сначала с этим разобраться.

  - И что предлагаешь?

  - Есть мыслишка. - Торн двинулся к выходу из бокса, перепрыгивая через булыжники. Затем быстро сгрёб что-то с земли и вернулся обратно. В руках у него была обычная пыль, которую он тут же бросил на наковальню.

  - Железо никуда не делось отсюда. Возле входа когда-то был стальной пандус, вот он за все время превратился в пыль, но само железо осталось. Сейчас надо только понять, как эта штука включается. - Этими словами он дотронулся до наковальни.

   Некоторое время он стоял с закрытыми глазами и что-то бурчал под нос, пока мы с интересом наблюдали за ним. А потом его здоровье начало резко проседать, да так быстро, что ещё минута и он покойник.

  - Лилин, исцеляй! - Крикнул я и первым кинулся к Торну. И обхватив его руками, сбил с ног. Падать пришлось на спину на голые камни, принимая удар на себя, иначе Торну точно конец.

Следом за ударом выбившим дух и лишившим дыхания пришла приятная прохлада от ладошки берегини.

    - Что это было? - Озадачился я, едва в глазах пропали тёмные круги и цветные всполохи.

  - Черт. Эта зараза жрёт жизненную силу как и любое другое заклинание. - Сплюнул Торн кровь изо рта. - Я об этом не подумал. Да и насыпал много материала. Дурак. Надо было с крупицы начинать. Да дать вам с Исидой попробовать первыми. Ведь и ежу понятно что будет брать энергию из крафтера.

  - Гляньте, а тут вот это есть! Что это? - Воскликнула Яниэль которая оказалась ближе всех к наковальне и держала в ладошке кусочек металла.

   - Это наше будущее крошка! Мечи, топоры, доспехи! - Подхватил я девушку на руки и закружил, когда понял, что Торн прав.

  - Отпусти псих! - Задорно засмеялась нимфа впрочем не сопротивляясь.

  - Не торопись Рокот. - Охладил мой пыл Торн. - Слишком много он жрёт энергии. А ещё надо понять как придать металлу форму и чем она ограничивается. Если размером самой поверхности то совсем беда. Так что до топоров и доспехов ещё далеко. И вывезти эту дуру надо сквозь вражеские порядки. А весу в ней под центнер будет. У нас запас еды на сколько рассчитан? Вот то-то же и оно.

  - Не кисни, друг. - Я с улыбкой хлопнул Торна по плечу. - Прорвёмся. Давай, показывай, как она тут включается. Я кинул свою стальную дубинку на наковальню. - Я себе меч хочу, и щит, и кольчугу.


                                                                     Глава 21

 Что ни говори, а наша цивилизация основана на вещах. Даже после того как нам вручили магию и прочие прелести нового мира, мы все равно чувствовали себя беззащитными и убогими. И вот сейчас мы получили то, что сможет нам помочь. Возможность создать вещи, оружие и инструменты.

   Но в одном Торн оказался прав. Этот подарок с подвохом. Артефакт выглядел наковальней и думаю его можно так же использовать. Но по сути это был 3Д принтер с внутренним искином. И как наш интерфейс, этот искин был либо туп, либо специально ограничен. Нельзя просто взять и заказать себе меч или полный  рыцарский доспех. Даже просто создать слиток металла и то проблема.

   Торн быстро разобрался с тем, что нужно делать ведь, и в интерфейсе он разбирался лучше всех. Основная проблема была найти общий язык с устройством. А для этого нужно было чётко представлять чего ты желаешь и как это сделать. Торн создал мощное магнитное поле, что спрессовало  частички железа, оставшиеся в пыли, после чего разогрел этот сублимат. И почти вся его энергия ушла на то, чтобы создать слиток размером с палец. Да и сам слиток больше походил на неопрятный камень непонятного цвета.

  У меня с десятой попытки тоже получилось так, правда в этот раз мы на наковальню бросили всего ничего пыли. Жизнь мне тратить не пришлось, потому как хватило и маны. После меня к артефакту приставили Исиду. У неё тоже была «Псионика», так что Лилин не пришлось ее отлечивать.

  Слегка разобравшись и приноровившись к артефакту, я выдал Торну свою дубинку. Скоро к нам нагрянут гости. Альт в этом был уверен, и пока я отдыхал от артефакта, он постоянно меня теребил. Он требовал создавать укрепления. Нюх у местного населения как у собаки так что нас быстро найдут по следу даже не смотря на то что добраться сюда очень нелегко. Три хрупких лаза где все может в любой момент обвалится.

  Но я не разделял его страхов. Мне нужно это племя и я его возьму на меч. Потому я, Торн, Исида, Ругер и Тарик привязались к артефакту и, в режиме нон-стоп, ковали железо пока горячо. Я создал элики из крови всех присутствующих, да и Лилин исцеляла всех по откату, так что дело шло достаточно быстро.

   А вот изменить дубинку на меч я позволял только себе, Торну и Исиде.  Энергии это занимало прорву, но из неопрятной железяки постепенно вырисовывался боевой полуторник. Ругер, глядя на эту заготовку, едва не облизывался, но первый меч - мой. Без вариантов!

  Пока шла посменная  работа у артефакта,  остальные отдыхали. Непорядок. Я тут же взял за ухо обиженного Илира, ведь он тоже почему-то возжелал быть причастным к артефакту.

  - Ай! За что?! - Взвизгнул парень, вставая на цыпочки.

  - Не за что, а за чем. - Назидательным тоном сказал я. - Дабы не расслаблялся сверх меры и не вёл себя как капризная девчонка. Для тебя есть работа. Важная. И справиться с ней сможешь только ты.

  - Я? - Ошарашено спросил парень.

  - Да ты. Но тебе нужна помощь в этом хитром деле.

  - Альт, Торн, идите сюда. - Позвал я нужных для моей новой идеи людей.

  Альт примчался мгновенно, в надежде, что я образумился. Торн приплёлся с великой неохотой. Ему крафт давался тяжелее всего, потому как жертвовал он жизнью, но вот от станка он не отходил и все время контролировал действия других и постоянно  помогал советами. За что не раз был укрыт матами.

  - Чего хотел? - Буркнул Торн недовольно, но тут же прикусил язык, увидев, как я нахмурился. То-то же. Не стоит забывать кто тут босс.

  - Вот решил вас дураков кое-чему умному научить. - Хмыкнул я, сменив суровую маску на доброжелательную.

  - Чего? - Опешил крафтер.

  - Того. Я тут собрал трёх дураков для одного гениального дела.

  Троица переглянулась, если так можно сказать о полуслепом Альте с повязкой на глазах.

  - Ты, Альт, не понимаешь, что я не собираюсь убивать аборигенов, а  хочу их покорить. Ты, Илир, слишком ушёл в себя и страдаешь ерундой, без пользы для команды. А ты, Торн, просто сверхмудрый идиот.

  - Поясни! -  Нахмурился крафтер.

  - Ты не думал, почему тебе система не даёт «псионику»? - Спросил я напрямую и тут же ответил. - Потому что ты излишне рационален и не веришь в магию. У тебя все в голове разложено по полкам и помечено бирками. Как это работает, мы с Исидой не понимаем, но просто берём и делаем. На интуитивном уровне. Ты же все делаешь рационально. Физика, механика, логика. У тебя нет творческого подхода. Ты хорошо шаришь в интерфейсе и прочем, но не понимая физику нового мира, не можешь ее принять и пропустить сквозь себя. И вот вам задание.

  Илир, ты должен создать в интерфейсе заклинание по твоему профилю. Работа со звуком. Торн тебе поможет с пониманием физики, интерфейса и прочего. Когда научитесь этому, а вы научитесь, иначе я приду с проверкой и наказывать буду жёстко и больно. И я не шучу. Так вот.

   Когда научишься этому, тогда ты запишешь в базу данных голос Альта, что будет говорить самые распространённые  слова аборигенов. И желательно сделать обратный переводчик. Чтобы ты тоже мог видеть в интерфейсе перевод с языка туземцев.

   - Зачем это? - Не понял меня Илир.

  - Я не собираюсь воевать с местными. Я собираюсь договариваться и  покорять их силой слова и меча. Как говорил Аль Капоне: «Добрым словом и пистолетом можно добиться большего, чем одним добрым словом». Или пистолетом. Не помню точно.

  Так вот. Пистолет у меня есть, - я продемонстрировал ракетницу МТБЗ, возникшую в моей руке, - а вот с добрым словом проблемы. Не понимают местные моего пацифизма. Но должны понять.  А для этого мне нужен тот, кто сможет это слово передать. Мы не сможем развить свои гортани для нормального общения, но у нас есть магия и фокусы.

  Задачу я поставил, так что работайте. За удачу я придумаю награду, достойную подвига. Не  справитесь - убью. Мне не нужны иждивенцы и наркоманы в группе. Воскреснете на точке, бегите в другую сторону, ибо станете  моим врагами. - Последние слова я печатал словно кувалдой бил. Народ проникся. Даже те, кто не попал под прессинг.

  На последних фразах я добавил металла в голос и серьёзности во взгляд. Методы конечно Сталинские, но и мотивация ещё та. Как я поступил с Владом, все ещё помнят. Да и регулярные взбучки не забыты. Так что даже Торн сглотнул и заозирался по сторонам. Но поддержки не было. И не будет. Исида, Яниэль и Лилин явно мне простят даже убийство члена группы. Тарик тоже за меня хоть и не на все сто. Ругер на своей волне и вскоре станет проблемой, но не сейчас. Альт вообще ничем не рискует. И без того скоро отлетит в свой астрал. Так что да, ребятки, оправдывайте доверие партии и не станьте первым примером казни.

  Я развернулся на пятках и пошёл к артефакту. Пришло время тратить ману.

  - Может Альт прав? - Ко мне подошла Исида. Мана восстанавливалась медленно, а тратилась быстро, так что свободного времени полно. - Стоит укрепиться?

  - Нет. Мы займём позицию в другом боксе. Помнишь тот, где все завалено и пришлось раскапывать проход? Это уже идеальная крепость.

  - Тогда что мы тут делаем? - Удивилась девушка.

  - Ещё рано. У нас еды и воды достаточно. Но только для нас. А вот этот динозавр жрёт за десятерых. - Я кивнул на Мотю.

  В этих влажных боксах мох и плесень процветали. Ее-то и подчищал  ручной ящер. А вот бокс, который я собирался занять был закупорен и потому остался относительно сухим. Всей этой гадости там было очень мало и значит ящера кормить придётся из наших запасов. Он, конечно, может и поголодать, но у меня на него были другие планы. Нам и сюда добраться было тяжело, а возвращаться с артефактом, да ещё и вверх по уровням, где пандусы давно стали пылью, будет совсем тяжко. И в тоже время Мотя при хорошем питании и уходе Лилин рос буквально на глазах. Сейчас он уже метра полтора в холке и пять в длину. Знатный пет для маленькой богини! Но не это главное.

  Я уже попросил Яниэль и Лилин поухаживать за ним. Не знаю, что с ним делала берегиня, но он рос и умнел на глазах. А Яни бафала его своим светом. Мотя просто балдел от счастья. Еды много, ещё и две красотки рядом с ним, едва ли не уговаривают его ещё чуть-чуть покушать.

  Ящер постоянно косился на меня с недоумением. Мол, я попал в Рай для ящеров? Тогда чего ты тут делаешь, монстр? Это очень явно читалось на его морде. Да. У него появилась мимика и вполне разумный взгляд. Уже даже не собаки. Может чуть послабее аборигенов, но уже далеко не примитивного холоднокровного.

    Не зря я его избил в свое время. Сейчас такой бы фокус не прошёл бы. Нет, я все ещё сильнее, но только за счёт извращённого разума и парочки заклинаний в рукаве. Однако уже преподать урок этому монстру не смогу. Убить - да! Но не перевоспитать. Да этого и не требуется. У ящера уже рефлекс и на мой голос он реагирует мгновенно, а вот остальных ни во что не ставит, кроме Лилин и Яни.

  Потому быть ему и тягловым мулом для артефакта и лестницей для остальных. Так будет и быстрее и проще.

   - Делаешь ставку на Мотю? - Хмыкнула Исида, примеряясь к ящеру. - Не самый худший вариант.

  - Знаю. Потому ждём, пока он подрастёт.

  - А ты залей в него своих эликов. - Посоветовала девушка. - Быстрее вырастет. Хотя куда уже быстрее, я сама не знаю.

  - Здравая мысль. - Хмыкнул я.

  Следующие сутки прошли спокойно, но дёргано. Моя мана восполнялась за час, у Исиды чуть быстрее, но и было ее куда меньше. В итоге я почти не спал. Пока заснёшь и уже снова к артефакту заступать. Тарик и Ругер быстро слились. Уж больно болезненно им давался крафт. Хотя парни пытались. И скрипели зубами и старались.  Даже странно, что им система не отвесила «псионику».

  Остались только я, Исида и Торн, который все же получил  заветную характеристику всех магов.

   Я оказался прав во всем. Ребята смогли создать динамик из воздуха и силовых полей, которые не понимали, но на интуиции чувствовали. При этом, даже Илир получил новую характеристику и стал куда сильнее. За что был жестоко избит лично мною.

  Нет, усиление парня радовало. Но пока я в режиме зомби добывал металл из пыли, да и все остальные разумные члены команды были в таком же состоянии, этот мудак нажрался грибов и пошёл экспериментировать.

  Разбудил меня дикий грохот и встряска. Меня просто отшвырнуло с циновки, протащив по земле раздирая спину о мелкие осколки бетона, а на финише приложило о серьёзный камень самой болезненной для мужчины частью тела. В итоге я впал в ярость и когда обнаружил в пыльном тумане чумазого Илира, едва не атаковал его как врага. Именно с этой стороны шла вся свистопляска.

  - Рокот, глянь, что я умею! - Илир пьяно хихикнул, указывая на ранее заваленный тоннель перехода, который был девственно пуст, если не считать падающих с потолка камней.

  Дальше я не разбирался и ничего не объяснял. Пригнулся, рывок вперёд, захват руки, вывернуть ладонь, сломать руку в локте.

    Илир взвыл. Да так, что меня от него отбросило метров на пять ударной волной, разогнало пыль и повалило остальных членов команды с ног. Силен бродяга. Минус пятьдесят процентов здоровья. И это при том, что я танк по сравнению с ним.

  Рывок, удар стопой в колено и сразу же кулаком в солнышко. Нечего тебе орать. Классическая троечка - прямой в нос, хук в челюсть, апперкот на десерт. Илир лежит на трёх процентах. Как не убил - сам не пойму.

  - Лилин, он твой.   - Своему равнодушию в голосе я поразился сам.

  Черствею? А был ли я другим?

  Огни горящего небоскрёба, паника, суета. По улице между зданиями идёт  колонна бронетехники, а у стены стоят три сгорбленных и избитых фигуры. В нашей форме. Или просто военной. В этом хаосе не разобрать.

  - Шрам, что делаем с ними? - Спросил Сиам, узкоглазый, мелкий, но до жути опасный азиат. Подвижный, словно капля ртути. Даже я его боялся. Нет. Опасался. Теперь я ничего не боюсь. Совсем.

  - Обвинения? - Усталым голосом спрашиваю я.

  - Мародёрка, изнасилование, крысятничество. - При каждом слове Сиама пленные вздрагивали, как от удара током.

  - Наши? - Различить сейчас бойцов без маячка «свой-чужой» было просто не реально. У всех форма в пыли, грязи и копоти. И как не поубивали друг друга - не знаю.

  - Двое наших, из ополчения. Тот,  что в центре - местный. - Зачастил Сиам.

   Шесть выстрелов из «Магнума». Люблю эту старую пушку и даже во взводе это стало притчей во языцах. Моя маленькая слабость. Не маленького калибра.

  Сиам как истинный азиат хладнокровно смотрит на два обезглавленных трупа и будущий труп без ладоней и ступней. Я знаю свою пушку и на таком расстоянии не промахиваюсь. А крысе, что кусает своих - нет пощады.

  - У тебя все, сержант? - Цежу сквозь зубы я. - Или есть сдавшиеся и готовые к сотруднечеству?

 - Так точно, товарищ старшина. - Отдаёт честь Сиам и поедает меня глазами.  - Пленных нет. Не было... Не будет...

  Да, он прав. Не будет! В этой войне пленных не берут. Только рабынь и с надеждой, что они не родят урода.

  - Свободен. - Рычу я, едва сдерживая рвоту от запаха горелого мяса и вспоротых пулемётными очередями потрохов.

  Отгоняю нахлынувшее воспоминание. Начинаю понимать, почему Лилин не хочет вспоминать. В тот полис мы пришли не с дарами. Мы убивали. Убивали за еду и женщин. За девочек, что ещё могли рожать и брезговали старухами, которым исполнилось едва за тридцать. Слишком большой шанс мутаций. Кто же я?!

  Монстр?! Или  благо для группы?! Может стоит разрядить МТБЗ себе в рот? Поздно! Все равно воскресну. И буду ещё злее, чем есть сейчас. Нужно искупать грехи.

  Нахлынуло и подступили слезы.  Я не железный. Я тоже человек.

  Достал нож. Тупой, медный нож, который скрафтил сам из пластинки, найденной в БТРе.  В видении, на моем предплечье было шестнадцать параллельных шрамов. Моё старое имя. Шрам.  Шестнадцать человек из своих, которых я приговорил к смерти и сам исполнил приговор. У меня в роте никто не насилует пленных, не крысятничает  и не бросает своих. А кто это сделает, станет новым шрамом на моей руке.

  - Рокот, ты что делаешь? - Кинулась ко мне берегиня.

  - Возвращаю то, что должно быть. - Хмуро буркнул я. - Уйди!

  В этом мире шрамы не остаются, но эти останутся. Потому как я так хочу. Потому что я новый бог этого мира. Плохой, хороший, злой?! Не важно! Теперь этот мир будет гнуьтся под меня. Либо сам, либо под моей волей. Свое я возьму, чьё бы оно ни было. И точка.

  Как я и предполагал раны быстро затянулись, но шрамы остались.

  - Ну ты зверь. - Рядом со мной присел Торн. - Что делать дальше будем, босс?

  - Как обычно, выживать. Что у вас получилось? Кроме этого дебила. - Я кивнул на Илира, что все ещё корчился в муках, хоть его и излечила Лилин.

  - Да устали мы. Но парня здорово просветили в плане местных реалий.   С переводчиком кое-как вышло. Но он и сам додумался до хорошего заклинания. Зря ты его так. Он мелкий, да ранимый.

  - Пришла пора взрослеть. Мелкие и ранимые в этом мире умирают. Быстро и жестоко. - Отрезал я.

   - Тебе виднее. Явно опытный в таком. Но народ тебя боится. Как бы не разбежался.

  - И ты? - Я приподнял бровь.

  - И я. - Хмыкнул Торн. - Но я не дурак. Сам все понимаю. Все мы разные и сбить в одну команду нас может только жёсткий лидер. Ты жесток, но справедлив. Просто так, от желания возвыситься никого не трогаешь. Может и перегибаешь немного, но мы-то все живы. А значит правильный вектор взял. Потому я за тобой иду.

  - Хорошо. - Вполне серьёзно кивнул я. -  И не стоит идти против меня.

  - Настигло прошлое? - С участием в голосе спросил крафтер.

  - Тебя тоже?

  - Да! Как хоронил семью. Одного за другим. Сейчас спать боюсь. Боль от артефакта только и спасает. Вымывает тоску из души.  А что за отметки? - Торн кивнул на шрамы на моей руке.

  - Казни. Своих. Тех, кто меня не слышал. - Я смотрел Торну в глаза и ждал упрёка или осуждения.

  - Дай! - Он протянул руку к ножу в моей руке.

 Я не совсем понимал его стремления и даже напрягся в ожидании атаки. Но Торн стал проводить по руке ножом с улыбкой идиота.

  - А знаешь, это помогает! - Сказал он, спустя семь надрезов. - Это память о тех, кто был мне дорог.

  Через час, когда все пришли в норму после концерта Илира, я приказал сворачиваться. Раньше у нас была фора, но, думаю, теперь аборигены поторопятся узнать, что тут происходит. И узнавать будут большой толпой.

  Наковальню загрузили на Мотю так что ящер жалобно зашипел. Да уж тяжёлая зараза.

   - Не матерись. - Строго приказал я ящеру. - Пришла пора отрабатывать обильный завтрак.

  Ящер возражать не стал. Или был согласен или побоялся.

  Одно хорошо. Илир снёс завал в дальнем выходе чем значительно сократил нам путь. И мощь его заклинания поражала. От немалой кучи камня и бетона остался лишь щебень, обильно рассыпанный в соседнем боксе.

  - Иди-ка сюда!- Я поманил пальцем парня.

   Трезвый Илир был вполне адекватен, если так можно назвать молодого и креативного творца, вечно напевающего что-то себе под нос и с взглядом, растворенным в небытие. Илир подошёл с обречённым видом, слегка прихрамывая и баюкая сломанную руку.

   - Рассказывай. Что, как и зачем ты сделал? - Я заинтересовался сразу же, тем, что у него получилось, но вот качественно избитый он ответить не смог бы.

  - Ну, мне Торн объяснил, как создать мембрану. И я понял, как заставить часть молекул воздуха вибрировать на определённых частотах. Я этим и занимался, но на интуитивном уровне. А теперь нужно делать все скучно, но правильно. Но для меня это сложно, потому как работа скучная и не интересная. Вот чтобы активировать «вдохновение» я и принял грибов. И у меня получилось ещё и «псионику» дали.

    Пока вы там возле артефакта возились, я совершенствовал «Зов воздуха». А потом решил попробовать на чем-то твёрдом. У меня с таким материалом лучше всего получается работать. Вот и заставил кучу камня резонировать, постепенно накачивая его энергией. Даже не совсем понимаю сейчас, как это получилось. Я под грибами думаю совсем иначе и вижу мир по-другому. Мне тогда казалось прикольным, что камень вот так звучит и резонирует со мной. Прямо как струна гитары. А потом оно все взорвалось.

   Рокот, я не хотел. Случайно вышло. - Илир вжал голову в плечи, ожидая очередной взбучки.

  - Ладно. - Я отмахнулся от парня. - Не буду тебя трогать. Не бойся. Просто хотел узнать, что ты теперь можешь.

  - Это «Зов тверди». - Повеселел Илир. - Правда без грибов такой мощи я не выдам. Просто маны не хватит. А с моим рангом вдохновения единица маны работает как десять. И откат большой. Двенадцать часов.

  - К грибам больше не прикасайся. Ты нас всех чуть не убил. - Нахмурился я.

  - Так Торн разрешил. Сказал, что если надо, то можно немного. А мне потом трудно остановиться. Вот и получилось... - Парень понурил голову.

  - Ладно. Иди уже в строй. Пора выдвигаться.

 Я открыл карту. Новый проход сильно помог, сокращая нам путь и минуя завалы и длинные крюки на пути. Сейчас же нам оставалось пройти  всего четыре бокса вверх вместо восемнадцати.

   Альт снова ушёл вперёд на разведку, а мы потихоньку поплелись за ним. Мотя еле передвигался под грузом артефакта. Сама наковальня, мало того, что огромна, так и сделана из непонятного материала и весит килограмм под триста. Мы ее вчетвером закидывали на ящера и даже сейчас по двое поддерживали ее у него на спине и старались взять часть веса на себя. Лилин шла рядом со своим любимцем не отрывая руку от его головы. И судя по ее бледности и заплетающимся ногам, она непрерывно накачивала Мотю своей энергией жизни.

   Да уж со стороны наш караван выглядит как стадо инвалидов, а не боевой строй. Но выхода не было. Нужно уходить наверх и параллельно договариваться с аборигенами о мире, дружбе  и жвачках.

  Первый подъем не стал проблемой, потому как тут была насыпь и явно искусственного происхождения. А значит мы на караванной тропе местных жителей и это плохо. А вот  дальше наш путь уходил в сторону. В этом боксе уже не имелось такого удобного подъёма, так что пришлось возиться с кожаными верёвками. Хорошо, что у аборигенов их было много и мы запаслись ими в дорогу. Тем не менее, только на один подъем у нас ушёл час. А я спинным мозгом чувствовал, как истекает время форы. Грохот от концерта Илира прошёлся по всему комплексу, что подстегнёт местных к активным действиям.

  И все же мы успели. С горем пополам пропихнули наковальню по узкому лазу под самым потолком тоннеля с помощью верёвок Моти и трёхэтажного мата.

  Вот теперь повоюем. Я осмотрел наше новое убежище. Все та же пустота и разруха. Если где по углам и остались строения, то к ним было страшно подходить. Еды у нас недели на две, а если экономить, то и на три растянем. С водой куда хуже, но Торн уже решил эту проблему. Он что-то сделал с наковальней и она буквально на глазах стала покрываться инеем после, чего осталось только соскрести ножом быстро нарастающий лёд. В этих боксах жарко и влажно, так что конденсата было много.

  Нам предстоит прорыв, а за две недели мы успеем добыть достаточно железа, чтобы вооружиться. Я крутнул в руке почти готовый меч. Ещё бы щит и шлем и можно не бояться атак из темноты. А если такое дать каждому из нашей группы, то наш строй может пройти сквозь аборигенов как раскалённый нож сквозь масло. И именно этим я и собирался заняться, пока мы будем в осаде. Меньше чем за сутки мы добыли три килограмма металла. За две недели, с новым псиоником Илиром и опытом работы с артефактом мы выйдем отсюда голодными злыми и вооружёнными до зубов.

   Что ж пора приниматься за дело.


                                                                      Глава 22

   Успели мы вовремя. Аборигены появились спустя несколько часов. Но в прямую атаку не пошли. Первыми их почувствовал Альт, по запаху немытых тел. Нюх у аборигенов действительно как у собак.

    Но мы были готовы.  Оба доступных прохода для атаки прикрыли я и Исида. Остальные остались в центре бокса, как резервная группа, готовая кинуться на помощь тому, кто не сможет сдержать прорыв.   И тут же по нам ударила мощная волна гипнотического излучения. Даже я ощутил зевоту апатию и желание прилечь отдохнуть. Видимо сейчас действовала целая и слаженная группа шаманов.

  Но вместо этого взбежал по пологому склону  насыпи, что  перекрывала проход и выпустил заряд МТБЗ в соседний с нашим бокс. Результата не видел, но меня отпустило. А вот Исиде досталось больше. Девушка упала на четвереньки и трясла головой. Когда же ее отвели в сторону, ее шатало словно пьяную. Ее место занял Торн с боевым молотом. Меч он выковать не успел, потому полученный слиток просто насадил на палку. Что в принципе тоже солидный аргумент. А учитывая, что он большую часть от полученных очков характеристик кидал в силу и выносливость,  то с этим молоточком смотрелся очень даже впечатляюще.

  На этом все и закончилось. Хотя нет. Аборигены пусть и примитивны в каком-то плане, но не тупы. Они просто ограничены в пространстве,  ресурсах и общении, но в тоже время, ни в чем кроме того что уже имеют и не нуждаются.

    Словно другие аборигены тропических островов, которые так и жили,  как и их предки тысячи лет назад и даже не подозревали, что весь мир охвачен войной и рядом с ними проходят боевые корабли союзников и нацистов. Не знали и о размере мира, пока их не находил вот такой вот эсминец  и не создавал на их острове перевалочную базу. Потом и возникали всякие карго-культы, когда шаманы этих племён строили радиовышки из тростника и на ломаном английском, по такой же тростниковой рации, орали в кокос. Альфа, браво, сьерра, прием. Потому как это призывало белых духов, у которых были и жвачки и шоколад и бурбон. Откуда я это знаю, сам не помню, но сейчас моя память похожа на изъеденную молью ткань, которая постепенно самовосстанавливается.

   Потому аборигены бункера поступили  по-своему мудро. Они начали засыпать проход, швыряясь камнями. И судя по тому граду, который обрушился на проход, было их там не меньше пятисот рыл. Серьёзную толпу собрали. Хотя тактика их не совсем понятна. Крупные камни не смогут перекрыть нам воздух, а естественная вентиляция бункера очень хитро устроена и постоянно гоняет воздух по боксам. Потому сквознячок есть всегда. Закупорить нас тоже не выйдет. Ещё разок накормим Илира грибами и он к чертям разнесёт весь завал, угробив половину нападающих.

    По каким принципам работает его способность мы так и не разобрались. Торн предположил что это концентрированный звук, что сам по себе есть вибрация молекул, который просто разносится в стороны, подобно взрывной волне и разрушает и выметает камни и пыль, попутно превращая крупные осколки в щебень, а мелкие дробя в песок. Приняли эту версию за рабочую и забыли.

   Наша магия работала больше на интуитивном уровне, чему характеристика «псионика», которую получил Торн по моим намёкам - подтверждение. Наши тушки модифицированы и нам внедрён в тело искин, подобный тому, что введён и в артефакт. Он отображает систему жизни-игры, но он беспросветно туп. В нем собраны все законы мира, даже те которые нам не известны и в тоже время  он ничего не может создать сам. Если я яростно пытаюсь что-то сделать и знаю как и что, он комбинирует законы известные ему и подключив энергетику тела создаёт эффект в виде заклинания. Если же я даже на подсознательном уровне начинаю  изобретать велосипед, вмешиваясь в работу искина, никакого нормального результата не выходит. Потому мы все такие разные и у нас разные статы, классы и заклинания. Все это получено нами на настоящих эмоциях, которые понял и обработал наш внутренний искин.

  Но сейчас меня все устраивало. Поржавевшего металла в этом боксе не меньше, чем в каком либо другом. А нам нужно усиливаться. Каждый элемент брони или оружия делать нас намного сильнее.  Еды и воды у нас на пару недель, за которые мы превратимся в танковый полк, который железным кулаком пройдётся по собравшимся аборигенам. И получив победу, мы сможем диктовать условия. Да придётся долго возрождать это племя. Но мы не привязаны к бункеру. И спустя несколько лет, благодаря нам, они смогут увеличить свою численность. И сделать нас сильнее. А там мы уже развернёмся по полной. Города, как подземные, так и наружные. Новые механизмы и способы борьбы с населившими Землю монстрами. Мы изменим все. Не зря же мы боги.

  Но сейчас нам предстоит нудный крафтовый фарм. И я и остальные раз за разом подступались к наковальне. Последним привязали Илира. Его «псионика» сделал его незаменимым в крафте, но вот за его творческие и креативные подходы, которые оканчивались достаточно громко и печально, мы были готовы его убить. И даже воспитательные беседы действовали на него не более пятнадцати минут.

  И мы пахали как проклятые. Торн совершенствовал свое умение в крафте и получалось у него лучше всех. Мой меч вдруг обзавёлся лезвием  из холодной плазмы. Половинить врагов даже в железных доспехах я не мог из-за толщины лезвия. Но вот зарубки в стенах и камнях оставлял знатные. С таким мечом вполне реально разобрать танк на запчасти.

   Начала получатся и броня. Первым и самым простым был мой щит.  И только мой потому как поднять его мог только я.

   Думаю возможности наковальни не столь ограничены  ее размерами,  но именно у нас рабочая поверхность  только над ней.  В итоге щит сплели из тонких и длинных пластин. Вышло достаточно тяжеловесно, но я вполне справлялся. Особенно порадовали рваные края щита. Насколько я себя я знал, я не был шикарным рукопашником и мечником.  Но общие техники и принципы знает любой боец. Потому как ударить краем щита  в грудь, колено или сломать щитом локоть, я точно знаю. Не от того что я привык работать со щитом, а от того, что понимаю сами принципы. Но эта техника требует отработки.

  И мы работали. Я буду основной ударной единицей. И пока  одни ковали оружие для соратников, я гонял по боксу свободную смену. До крови.

  Рефлексы лучше всего закрепляются болью. И я закреплял. Исида, Тарик и Ругер ещё кое-как могли мне противостоять. Остальные просто летали по очищенной площадке. А Лилин просто сбилась с ног, пытаясь вытащить жертв моих уроков. Но я никого не жалел, особенно себя. Уже спустя день я сражался с троими за раз, при этом они были уже в намёке на броню и могли парировать мои удары наручами и поножами.  Этому я их учил. Жестоко учил. Но наука не проходила даром. Все чаще эти черти огрызались и оставляли синяки и подрезы на моей тушке.  И я не мог этому не радоваться. Тяжело в учении, но легко в бою.

    Аборигены больше не атаковали, но и не уходили. Альт постоянно сидел у прохода и нюхал сквознячок, идущий оттуда и с уверенностью мог сказать, что там есть люди и много.

   Но вот пришёл час икс. Еда стала подходить к концу, а уж Мотя буквально вылизал все стены но все равно ходил с грустной мордой. Точнее большую часть времени он лежал и с укором смотрел на нас.  Прошёл последний день, в который я дал всем выходной. Даже устроили небольшой сабантуйчик с музыкой от Илира, танцами и небольшой пирушкой, в которой добили остатки грибов, ягод и сушенного мяса.

   Все отступать некуда. Только вперёд. Я посмотрел на свое воинство, одетое в нелепые, но уже стальные доспехи на кожаной основе.  Мечи, копья, топоры в руках. Теперь мы сила.

   - Илир, давай. - Дал отмашку я.

   Мы все заняли позицию по бокам от входа, который собирались пробить. Парень с улыбкой полного идиота сидел чуть в стороне от входа и я прикрывал его щитом. Наковальню снова закинули на Ящера. Теперь лишь бы этот обдолбаный бард не учудил чего-нибудь по пьяной лавочке.

    Илир загудел в нос, настраивая свой внутренний камертон и стал накачивать кучу камней в проходе вибрациями. Земля под ногами мелко завибрировала, так что зубы свело. Ничего себе у него мощь. И пусть маны с гулькин нос, но мощь поражает, а все из-за вдохновения всего лишь одиннадцатого ранга. Кем же  мы станем на сотых рангах наших умений? Да мы станем богами. Но вот выдержим ли мы такую силу и власть? Очень легко стать погибелью этого и без того умирающего мира.

   Грохнуло так, что заложило уши. Земля больно ударила по ногам. И хоть мы стояли вне фокуса удара, досталось даже нам. Но я не обращая внимания на попадавших с ног соратников, ринулся в проход. Щит над головой защитил от падающих сверху камней, а фонарики, щедро навешанные на меня нимфой, позволяли видеть даже в густом облаке пыли. Это даже плюс для нас. Аборигены оглушены и их носы забиты пылью. Они сейчас как слепые котята.

   В соседнем боксе валялись разодранные тела тех, кто не понял, что происходит и остался на пути взрыва. Я ринулся направо. За мой уже бежал Тарик. Торн и Исида идут по левой стороне. Нужно выбивать тех, кто по воле случая оказался вне фокуса взрыва.

  Первую жертву я нашёл буквально сразу же. Абориген стоял на четвереньках, тряс головой и тихо поскуливал. Удар ноги в голову и он затих. Надеюсь не убил. Но щитом раздробил ему голень. Такой приказ у всех. Стараться не убивать, а только калечить. И желательно ноги. Преследовать они нас в таком состоянии не смогут, а нам паства пригодится.

  Аборигены оказались аховыми бойцами. Спустя несколько минут я столкнулся с новой волной нападающих пришедших со стороны других выходов. Тут уже стало не до шуток. Но стальная броня, щит и меч давали огромное преимущество. Пусть это лишь шлем, наручи, поножи и грубая кираса с юбкой,  но щит и неделя уроков с Ругером дали свои результаты. Я шёл сквозь их строй как нож. Бить старался плашмя, что с моей силой  и ускорением калечило воинов мгновенно.

   Через полчаса я стоял посреди бокса усеянного телами. Многие из них ещё шевелились и пытались дотянутся до своего оружия. Все же болевой порог у них заоблачный. Однако такие попытки мы быстро пресекали. Раздробленные пальцы смельчаков быстро отбили охоту остальным куда-то ползти. Даже шевелиться старались поменьше.

  И когда лежащие тела из тех, кто жив, уставились на нас с обречённым видом, заговорил Илир. Точнее его заклинание динамика.

  - Мы ваши Вожди. Вы нам служить. Мы давать защиту и жизнь. Вожди идти сюда.  Быстро.

  Понятия рабства у аборигенов не было, да и лексикон достаточно беден.  Так что пришлось изгаляться.

  - Мы не враги. Мы дарить хорошо. Вы слушать нас. Вожди сюда.

  Пара аборигенов зашевелилась активнее и поползла к нам.

  - Я Хыргых. Мы да. - Выдал перевод рычания одного из инвалидов  Илир. - Я так понимаю, он согласен.

  Второй тоже повторил фразу первого. Быстро, однако. Даже как-то неожиданно и чувствуется какой-то подвох. Хотя иезуитской хитрости от этих примитивных ребят я не ждал.

 Дальше пошли дикие переговоры. Лилин и Яниэль облегчали боль раненым, пока я пытался договориться с тремя вождями из тех, кто выжил. Третий очнулся чуть позже, но оглядевшись по сторонам, понял всю бесперспективность борьбы со страшными чужаками. А вожди должны думать, как выжить племени без воинов. Мы положили человек триста и около сотни из них насмерть. Серьёзный удар по популяции аборигенов. А у них и без того проблемы кровосмешения и вырождения. Разозлимся, добьём оставшихся и спустя поколение  они сами выродятся. Они хоть и примитивные, но заветы предков чтили и знали. Скорее всего, потому как кроме этих сказок и заветов у них не было других развлечений.

   В итоге пришлось долго объяснять им, что именно мы от них хотим. Боксы био-ферм мы забирали себе, но едой обещали щедро делиться, в обмен на работников. Молодых и самых красивых. И естественно девственниц. Ну, естественно для пользования по профилю. Я когда это озвучивал, едва сдержался от смеха. Представив себе, как я окучиваю гарем из этих обезьянок. Но все было просто. Молодое поколение проще излечить, обучить новшествам и новой философии, где свет не зло.

   Альта мы потребовали короновать и  признать Вождём вождей и под его кислую рожу едва не разрываясь от смеха, выбил ему гарем из целой дюжины девственниц от всех племён, по одной. Будет делать будущих принцев.

  Альт наверняка угорал не меньше меня, но морду  делал важную и величественную. И кстати про гарем для него я не шутки ради заикнулся. Во-первых, это действительно будущая аристократия нашего государства. А во-вторых, Альт уже много раз говорил, что Хор все сильнее выдавливает его. И когда его  место займёт сам Хор, гарем и власть над другими, которая покоится на наших плечах, сделает его послушным проводником нашей воли.

  Потому Альт кивал с важным видом и соглашался со мной и даже от себя что-то добавлял, потому как сам все понимал. Хотя конечно лично он, скорее всего, станет импотентом, только от вида этих красавиц. Пусть он в таком же уродливом теле, но он взращён на других канонах красоты.

   Дальше шли торговые переговоры, где мы обещали золотые горы. Дерево, новая еда, облегчение боли в обмен на послушание и безоговорочное выполнение наших приказов и преклонения. Как работают молитвы и алтари я ещё не разобрался. И как их строить тоже. Но едва я заговорил об этом меня прибило сообщение от системы.

   Внимание! Образован первый пантеон. Очки славы - 150, опыт - 10000.

  Внимание! Получен уровень!

  Дальше шла целая простыня сообщений о новых возможностях и обязанностях.

Все это я смахнул взглядом. Не до этого сейчас.

  И когда мы уже договорились и все утрясли, случилось то, чего я совсем не ожидал.

  Голова Илира разлетелась кровавыми ошмётками, качественно благословив сидящих напротив него вождей. Рефлексировать я не стал,  а просто схватив щит и меч развернулся к новой опасности.

  - Взвод! Тревога! - Заорал я, прикрывшись щитом. В него тут же ударилось нечто тяжёлое, что даже меня пошатнуло.

  Встав на колено, я выглянул из-за щита и увидел... десяток игроков. Или богов. Высыпающихся из прохода.

  - Торн, уводи девчонок! - Рыкнул я. - Альт помоги им. Наковальню бросьте.

  - Хрен тебе. - Ухмыльнулась Исида и встала рядом. Тарик и Ругер тоже.

   Идиоты но ругаться времени нет. Другие игроки это серьёзно. Против заклинаний железа мало. И как они нас нашли?

  - Торн, выполнять. Убью! - Зарычал я, прикрывая девчонок.

  Дальше был бой. Суматошный,  в свете огоньков, прикреплённых к нашим телам. Аборигены в ужасе жались к стенам, но их походя сносили боевые заклинания. Я и Исида сразу же  врубили свои абилки и вынесли сразу пятерых нападавших. Кто-то из них тоже был не пальцем сделан и тут же голова Тарика отделилась от тела. Исиду же унесло огромным камнем. Не понять выжила ли девушка после этого. Одно хорошо. Торн послушался и увёл альта Мотю и девчонок, пока мы сдерживали прорыв игроков. Наковальню с ящера мы сняли ещё во время переговоров, отпустив того пастись и где сейчас этот зверь, не понятно.  Это хорошо. У девушек самые низкие шансы снова добраться до бункера с места воскрешения. Они должны выжить. Тем более мы уже уполовинили нападающих.

  Мы были сильнее. Мы были в броне. И пройти мимо нас они не могли. Они укусили тигра за хвост. Я уже праздновал победу, когда комнату стал заполнять зеленоватый газ. И источник я нашёл быстро. Влад! Сука!

  Я ринулся к нему и ехидная улыбка того сменилась испуганным лицом и он быстро засверкал пятками. Но яд выгрызал меня изнутри. Путал мысли и ухудшал координацию. Последнее, что я запомнил это все та же ехидная улыбка на лице этого ублюдка и стопа ноги, что забивает мой же нос в мой мозг. Тьма.

    Очень знакомые ощущения покалывания во всем теле и жуткая резь в глазах при малейшей попытке их открыть. Но в этот раз все иначе. Свет от дневного светила, пусть и приглушенный тучами перекрывали системки.

  Внимание! «Серебряная команда» перестала существовать.

  Пантеон Рокота перестал существовать.

  Внимание! Доступно задание Возрождение «Серебряной команды». Восстановите Серебряную команду под вашим лидерством.  Восстановите команду в прежнем составе.  Восстановлено 0/9. Время до полной ликвидации статуса Серебряной команды и передаче статуса Бронзовой команде - 13 дней 23 часа 59 минут.

   Принять «Да/Нет»

  Внимание! Получено достижение «Истинный лидер». Вы можете чувствовать членов команды на расстоянии.

  Я встал. Голый, абсолютно лысый и до жути злой. У меня отобрали все, что я создал своей кровью, потом и силами. Вещей нет, и я гол как сокол. И отобрал это полный мудак, чья судьба кормить червей!

   Но я уже не тот, кто пару месяцев назад очнулся в этой воронке. Я новая сущность.  Я бог этого мира. И я иду! Вешайтесь духи!

  Эмоции ярости гнева ненависти перелились через край. Я заорал в небеса и туда же выстрелил своим заклинанием. Волна пламени над головой  и чёрный густой дым, уходящий в верх, постепенно уносили злобу.

  Внимание! В мире родился новый первый  бог. Трепещите смертные и бессмертные! Бог Войны Рокот вошёл в этот мир!

  Я расправил плечи! Это обо мне!  Я иду! И я иду воевать за то, что считаю своим. А считаю я своим весь этот мир и мою Серебряную команду.

                                                             Конец первой книги.


Оглавление

  • Работа для Бога. Первый вздох. Арт Богданов
  •    Глава 1
  •                                                                                Глава 2
  •                                                                         Глава 3
  •                                                                             Глава 4.
  •                                                                                       Глава 5
  •                                                                        Глава 6
  •                                                                                                Глава 7
  •                                                                            Глава 8
  •                                                                                            Глава 9
  •                                                                            Глава 10.
  •                                                                         Глава 11
  •                                                                           Глава 12
  •                                                                              Глава 13
  •                                                                      Глава 14
  •                                                                              Глава 15
  •                                                                           Глава 16.
  •                                                                                 Глава 17
  •                                                                           Глава 18
  •                                                                                 Глава 19
  • Глава 20
  •                                                                      Глава 21
  •                                                                       Глава 22
  • X