Влад Непальский - Легенда о короле-скелете [СИ]

Легенда о короле-скелете [СИ] 1385K, 290 с.   (скачать) - Влад Непальский


Глава 1


В огромной сокровищнице мерцали яркие лампы. Помещение необъятных размеров блестело от золота. Груды монет покрывали пол, возвышаясь сыпучими горами между квадратными колоннами белого цвета. На золотых горах стояли сундуки, лежали легендарные мечи и топоры, торчали волшебные посохи, возвышались мраморные постаменты с драгоценными камнями огромных размеров.

Монеты зазвенели, ссыпаясь по склону: по ним пробежал высокий скелет в черной мантии.

— Нет! — раздался его громкий голос. — Нет! Нет! Я все потерял! Мой мир! Моя гильдия! — Золотые монеты скрежетали под черными сапогами. — Все исчезло! Вы оставили меня! Соблазнились подачками конкурентов! Я Элин Рон фон Мюрреан — сильнейший игрок в игре, один из четырнадцати игроков, достигших абсолютного уровня. Я великий маг и глава богатейшей гильдии мира — «Торговой Империи!» И теперь все это исчезнет! — скелет вылетел на мраморную дорогу между горами монет. — Четырнадцать лет я каждый божий день играл в эту проклятую игру! Я не работал, не учился, бросил школу. Я все для нее сделал! Тут я достиг величайших высот! Правы были мои родители… Но, нет, я не послушался их! Я верил в себя. Еще месяц назад мой аккаунт стоил миллионы реальных денег… — видят боги, он бы мог сейчас жить в особняке и ездить на суперкаре. Но нет, не смотря на убеждения родных, он не стал продавать аккаунт. Разве он мог продать Элина? Свое второе тело, свою вторую жизнь… Счастливую жизнь! Великую жизнь! Жизнь в мире, где он что-то значил, а не являлся никем. — Но, кто знал, что все так обернется! — он воздал руки к небу. — О Боги, почему вы отвернулись от меня? — скелет побрел по дорожке вперед, тяжелые сапоги шаркали по белому мрамору. — Почему компания разорилась, почему ее выкупили конкуренты, почему они закрывают этот мир? И вы, мои соратники, как вы посмели? Как вы посмели отдать свои аккаунты им, чтобы они в зачет их зачислили вам по сто миллионов опыта в своей игре? Предатели! Вы предали этот мир! Вы предали меня! — он побежал к стене. — Нашу великую гильдию, нашу силу! Наше единство! Вы ходите по новому миру, когда старый разваливается. А сколько труда я в него вложил! Я жил им! Без него я ничто! Мне даже нет смысла жить, если я не Элин Рон фон Мюрреан, — он схватился за череп. — Ведь в реале я никто! С шестнадцати лет я не учусь и не общаюсь с людьми… Какой позор, Господи! До чего я дожил… Почему я не прозрел ранее, десять лет назад? — сокровищница окончилась, и он подбежал к мраморной стене. — Почему? — упершись костяными ладонями в стену, он принялся биться о нее черепом. Мрамор полетел в разные стороны. — Почему? Что я такого сделал? Я стал здесь самым крутым, я стал здесь всем! За право существовать в этом мире я бы не задумываясь отдал свою реальную жизнь! Так ведь нет, все кончено! Кончено! — мрамор летел в разные стороны, однако на черепе не было и царапины. — Мой мир, моя гильдия, моя гробница, которую я создавал с вами… Мои любимые нипы — верные сотрудники… Долгое время вы были для меня реальностью! — послышался плач — скелет упал на колени и обхватил голову костлявыми пальцами. — Мир несправедлив…

Свет потускнел, глава гильдии взлетел на ноги и бросился назад к центру сокровищницы. В одно мгновение все исчезло, и мертвец очутился во тьме. Он замер, смотря по сторонам.

— Началось. Все, они отключили сервер.

Он закрыл лицо белыми пальцами и зарыдал, хотя из пустых глазниц не упала ни одна слеза.

— Прощай все!

Пространство под ногами исчезло, и он полетел в черноту. Протягивая руки кверху, скелет летел все ниже и ниже, истошно крича. Сознание его помутилось, а тело рассыпалось на белоснежные искры.


***


Чернота в глазах растворилась — в них падал слабый свет.

— Проклятье! — он вскочил, сжав кулаки. — Почему все так вышло? Почему они разорились? Почему я потерял все — четырнадцать лет жизни!

Он зарыдал, но слёз опять не полилось, и глаза нисколько не увлажнились.

Что такое? Что-то не так. Совсем не так! Он посмотрел на свои руки, и белая челюсть отвисла — перед глазами виднелись костяные пальцы в перстнях. Не может быть! А где интерфейс? Его нет! Почему? В этой игре он передавал значительную долю информации. Из-за того, что капсула погружения транслировала импульсы только на глазные нервы, кисти рук и ступни, чувствовать в мире можно было только этими частями тела. А все из-за врачей… Сейчас же он чувствует куда больше. Он чувствует всем телом. Странно! Что странно? Он скелет!

Элин вскочил и побежал по золотым монетам. Что все это значит? Остановившись у кучи, из которой торчали посохи и сундуки, он постучал себя по груди — раздались глухие удары. Но самое главное, он чувствовал прикосновения. Прикосновения к костям. Странно… Там же нет нервов, а он чувствует? Еще более странно то, что скелет ходит! И он видит. Видит!

В игре Элин не раз ради прикола проделывал это — он поднял обе руки и снял с головы череп. Опустив руки, скелет посмотрел на него. Элин смотрел из глаз, хотя головы не было. Левой рукой он провел нам тем место, где только что стоял череп. Костлявая рука приблизилась к невидимым глазам и прошла сквозь них. Он ничего не почувствовал. Посмотрев на пустые глазницы, где сияли красные огоньки, скелет вернул череп на место.

«Я чувствую! — он постучал по голове. — Чувствую прикосновение к черепу. Но когда я снял его, я переставал чувствовать черепом, но чувствовал череп руками. Загадка! Что-то не так в этой игре!»

Игре? Он в игре? Этого не может быть! Ведь капсула не может транслировать ощущения. А перехват импульса движений калибруется совсем по-другому, он не мешает реальным движениям, а идет параллельно с ними. Перехватчик мыслей калибруется под движения персонажей. В капсуле можно было спокойно двигаться и чувствовать запах комнаты.

Но сейчас он исчез. Нет запаха! Он вообще не может его чувствовать! И, о Боже, он не может дышать!

Подобное ощущение вызвало панику еще более мощную, чем ту, что была до этого. Он хватал себя за разные части тела, ощупывал, дрожал, смеялся и выл. Он прикасался к предметам, стучал по костям, бегал и прыгал.

— Что-то здесь не то… — Элин остановился и осмотрелся. — Почему нет запаха?

— Нежить не способна его чувствовать.

Из-за горы золота вышла красноволосая девушка — суккуб Лика — существо героического уровня.

— Понятно, — кивнул скелет.

В игре существовало деление существ по великим уровняв: первый — людской, второй — героический и третий — божественный. Они получались за прокачку главных умений и каждый делился еще на три. Человеческому соответствовали три малых уровня навыков: базовый, продвинутый и экспертный; героическому — мастер, великий мастер и гений; божественному — ученик бога, полубог, бог. И уровень существ измерялся малыми уровнями умений от первого до девятого. Был еще и десятый уровень — абсолютный. Его получить было практически невозможно.

Чтобы перейти с людского на героический нужно было прокачать до этого уровня одно дерево умений, с героического на божественный — два дерева. А с божественного на абсолютный — три дерева.

«Не может быть! Не может быть! — ухватившись руками за череп, Элин гомерически хохотал. — Это невозможно!»

Если бы у него были глаза, то оттуда бы хлынули слезы радости.

— Прошу меня простить, что прерываю ваше ликование, но у меня есть срочное дело, требующее вашего решения, — подошла девушка с большой грудью, красовавшейся в глубоком декольте.

— Что такое, Лика? — в мозгу Элина что-то переключилось, и он из порыва радости перешел к рутинной работе. Так уже случалось не раз и не два — когда появлялись дела, он всегда за них брался. Лика — главный бухгалтер гильдии, нип, существо пятого уровня. Она управляет бухгалтерским отделом, где трудятся двадцать два суккуба.

— Главные двери гробницы не открываются. Магистр Джин велел мне найти вас и сообщить об этом.

— Странно! — скелета бросило в дрожь. — Мои сокровища! Неужели их хотят похитить? Лика, будь добра! — он подошел к девушке, схватил костлявой рукой за талию и притянул к себе. — Телепортация, первый уровень, холл. — Массивный перстень засиял на костлявом пальце, и они исчезли.

Кольцо телепортации позволяло телепортироваться по всей гробнице и ее ближайшим окрестностям и являлось обязательным атрибутом каждого члена гильдии.


***


Белые колонны уходили под потолок — первый холл гробницы, растянулся перед ними огромным квадратом. Именно здесь нежить должна встречать храбрецов, осмелившихся посягнуть на богатства гильдии. Элин посмотрел в сторону ворот.

— Боевое облачение!

Вместо черной мантии появились доспехи: панцирь с ребрами, как у скелета, железные сапоги, наручи и латные перчатки, поножи, скрытые полами мантии — и все черного цвета. За спиной возник плащ с дырявым низом, а в захвате на спине — посох с красным шаром на конце, обрамленным четырьмя плоскостями, выступающими над сферой. На поясе слева разместился длинный меч в черных ножнах. Белый череп увенчала блестящая корона с прозрачными камнями, чистыми, как слеза.

Духовная сила на восьмом уровне открывала способность — «Бездонное хранилище» — параллельное измерение внутри персонажа. Оно не только могло хранить множество вещей, но и давало возможность мгновенно менять экипировку.

В таком виде скелет направился к воротам. За квадратными колоннами начался вход — длинный коридор, оканчивающийся лестницей. Элин и Лика взбежав по ней, вышли к воротам. У каменных плит-створок, освещенных белыми кристаллами, они встретили двух существ. Первое — молодой человек в сером пиджаке — Джин — управляющей гробницей и ведущий дела гильдии, второе — мужчина средних лет в серой кепке и джинсовом комбинезоне, из больших карманов которого торчали гаечные ключи, — сантехник Сидор. На лице с носом картошкой и густыми усами застыла скука, по красному румянцу на гладких щеках можно было догадаться, что мужчина уже навеселе.

— Что такое? — окинул их взглядом Элин.

— Хозяин, — Джин склонил голову, — мы хотели открыть главные ворота, чтобы прочистить забитую систему вентиляции, но не смогли это сделать. Мы решили, что кто-то запечатал нас в гробнице, и я послал к вам Лику.

— Ты правильно сделал, Джин! — скелет уже забыл, что он и не в игре, а неизвестно где. — Открывайте!

— Приступаю! — сантехник достал из кармана платиновый разводной ключ. На верхней части инструмента блестели брильянты, а нижняя выделялась причудливой гравировкой. — Мгновенная починка! — он стукнул ключом каменные ворота, зазвеневшие от удара, и они засветились.

— Открыть ворота! — грянул голос Элина.

Каменные плиты поползли вбок. За ними открывалось нечто мрачное и сырое, похожее на пещеру. Однако, в десяти метрах за ней, за шторой из зелени росла сочная трава и начинался склон горы.

— Раньше ничего этого не было, -посмотрел вперед Джин.

Элин вошел в грот, отделенный от склона покровом из дикого винограда. Раздвинув лозы, скелет вышел из пещеры и прошелся по зеленой траве.

Перед ним открылся милый пейзаж: пологий склон невысокого холма, где паслись белые овцы, спускался к реке, вдалеке темнели густые леса. Вокруг выхода из грота из заросшей земли торчали вершины мраморных колонн — остатки ансамбля гробницы императора Эзерлика.

Мюрреан осмотрел осколки колоннад — мраморные исполины утонули в песке, арабески разрушились. Все элементы внешней отделки либо исчезли в плюще и диком винограде, либо рассыпались в прах.

Пройдя вниз по склону, скелет обернулся. Перед ним предстал поросший травой и кустами холм — вот во что превратился главный вход гробницы, напоминающий Парфенон. Колоннады разрушились, а широкие ворота теперь находились в пещере, по профилю похожую на широкую пасть улыбающегося тигра.

К Элину подошел Джин.

— Мне кажется, что произошло нечто странное.

— Что такое, друг? — обернулся скелет.

— Мы переместились во времени, — брюнет посмотрел на него. — По старению мрамора Сидор определил, что прошло не менее трехсот лет.

— Тогда, мой друг, слушай новые поручения: разведайте окрестности, узнайте, как обстоят дела с нашими активами, не вступайте в контакт с местными, если они появятся, а также оставайтесь незамеченными, — Элин отвернулся, а затем опять посмотрел на управляющего. — Ах да, и не забудьте прочистить вентиляцию.

— Всенепременно!

— А я пока полечу в разведку.

Джин направился к пещере, а скелет сжал кулаки.

— Трансформация — ангел света! — выкрикнул он. Элина окружило белое сияние, и он превратился в мужчину с сияющими крыльями в хромированных доспехах. — Я дышу! — он громко вскричал. — Дышу! Я чувствую аромат травы, жизни. Легкий ветерок! Так прекрасно!

Он взмахнул белыми крыльями, оторвался от влажной земли и полетел к зовущему небу.


***


Он летел над смешанным лесом. Боже, какое ощущение! В игре он не чувствовал ничего подобного. Какая опьяняющая свобода! Каждый взмах крыльев за спиной возносит его над миром. Это чудо! Холодный воздух так приятно врывается в могучую грудь и опьяняет, словно вино.

Под Элином проплывают зеленые кроны деревьев.

Это не может быть игрой… Может быть он умер, и Всевышний в благодарность за преданность делу отправил его в мир, где его любимая игра — реальность? Но разве такое возможно, ведь Бога не существует! Но как же тогда объяснить то, что он чувствует? Да какая разница! Он там, где хотел быть больше всего на свете. Разве это требует какого-нибудь объяснения? Нет! И он безмерно счастлив.

В двадцати пяти километрах от гробницы должен был находиться замок, принадлежащий гильдии. Раньше там располагался гарнизон и представитель.

На горизонте показались белоснежные башни, стремящиеся в небеса. Элин рванулся к ним, его крылья замерли, а тело стрелой помчалось над лесом. Деревья внизу превратились в зеленый поток, а ветер свистел в ушах. Подлетев к замку, Элин начал тормозить, расправив крылья.

Не может быть!

Замок, которой он созерцал в полном величии не ранее чем вчера, исчез. Вместо него лежали руины. Некоторые башни уцелели, другие разрушились, стены развалились, проходя через лес островками камней. Как будто прошло триста лет.

Неужели и ближайший город — Грион лежит в руинах? Неужели…

Ангел помчался над лесом: под ним проносились захудалые деревни и зеленеющие поля.

Замок Таприл находился на половине пути к городу. Гробница императора Эзерлика отстояла в пятидесяти километрах от Гриона. Элин сам выбрал это место для ее пристройки девять лет назад. Придумав легенду про императора, погибшего в сражении, он решил назвать свое подземелье гробницей.

Наконец-то на горизонте показался город. Выкошенная трава вокруг стены, стена… Увидев городскую стену Элин нахмурился — перед ним предстали: рассыпающаяся кладка, многочисленные выбоины, глубокие трещины, местами разрушенные сторожевые башни — везде читались следы ужасного запустения.

К городским воротам по раздолбанной дороге тянулись ряды грубых повозок и самодельных телег. Встречались там и пешеходы, а также одинокие всадники.

«Не хочу, чтобы меня заметили раньше времени! — подумал Элин. — Возможно, я встречу здесь сильных противников!»

— Невидимость! — прошептал он.

Помимо магии Света и Тьмы Элин развивал Духовную силу. Только полностью прокачав три дерева умений можно получить абсолютный — десятый уровень. Такое за всю историю мира удалось сделать только четырнадцати игрокам, и он один из них.

Ангел скрылся от людских глаз под пеленой невидимости.

Город испугал Элина. Это был не тот Грион, который он видел вчера. Нет… Совсем другой город. Вместо чистых улиц — грязные дороги, по которым текут сточные воды; вместо красивых домов — облезлые бараки с пустыми окнами; вместо чистых прохожих в крутых эльфийских одеждах — люди в грязных суконных тряпках. Он присмотрелся и увидел знакомое здание — магазин алхимических товаров и зелий — квадратный дом на перекрестке с башней в углу. Башня расширялась в середине стеклянным кристаллом. Здание магазина сильно обветшало, стекла почернели и на нем теперь виднелась надпись — «Таверна». Второй этаж и черепичная крыша выглядели совсем удручающе: штукатурка облезла, черепица сияла многочисленными заплатками.

«Надо найти торговые склады гильдии. Они были в каждом городе этого мира, — Элин полетел над нищими кварталами с узкими улицами полными грязи, и в нос ударила вонь. — Здесь раньше были водопровод и канализация. Куда они исчезли?»

Но складов он не обнаружил. Вместо них стояли двухэтажные домишки с окнами без стекол.

«Боже мой! Что здесь случилось? Такое ощущение, что они пережили апокалипсис. Везде срач. Почти половина лучших зданий города исчезла. Другая половина — сильно обветшала. На дворец и замок нельзя смотреть без слез в глазах. Где тот Грион, который я знал? Почему он стал таким? Впрочем, это я сейчас выясню».

Из-за близости гробницы Элин бывал здесь особенно часто. Ему полюбился этот город со стройными башнями и красивыми домами. И сейчас Элин летал над ним и становился все мрачней и мрачней. Эльфийского квартал не оказалось на месте, гномьего — тоже. Кузнечная фабрика — в жутком запустении, а завода эльфийской одежды уже нет. Что произошло? Такое чувство, что город нырнул в средневековье. Везде грязь, запустение… А ведь этот город — второй город королевства Эквилон. Оно покровительствовало и защищало гильдию. Что стало со страной?

Элин приземлился на черепичную крышу старого здания в четыре этажа.

«Да мой самый скромный облик для трансформации будет выглядеть в этом мире слишком вызывающе. Надо поискать нового кандидата на преображение, — он пробежал глазами по толпе. — Вот и кандидат! — Элин посмотрел на дородного мужика в холщовой одежде и кожаной шляпе. — В игре нужно было либо заготовить существо, либо посмотреть на него. Приступим!»

— «Трансформация, копия!» — ангел превратился в мужика. — «Левитация», — сделав шаг вперед, он медленно опустился с крыши на грязную землю. — «Отменить невидимость!»

Мужик выплыл из ниоткуда и пошел по улице, смотря на оборванных прохожих.


***


Вонь ударила в нос: рядом тек поток нечистот.

«Во что же я влип! — подумал Элин. — Хорошо быть нежитью — не чувствовать ничего: ни запаха, ни ветра, ни жизни!»

Он пошел вперед, смотря на грязных людей. В глаза бросился кожаный фартук толстяка.

«О Боже, во что все превратилось? Еще вчера я шел здесь и видел красивых людей в прекрасных одеждах. Некоторые из них были современные, некоторые — старинные, но все они — новые и красивые. Сейчас же грязь и суконные тряпки. Женщины в грязных юбках, некоторые вышел колен, обнажающие неухоженные ноги. Что же случилось?»

— Пошли в трактир! — донеслись до его ушей слова, идущего рядом мужика. Элин последовал за ним, и компания с друзьями довела его до двухэтажного здания. Войдя в пивной зал Мюрреан ощутил запах эля перемешанный с потом и перегаром. Мужик у стойки расплатился медяками и забрал кружку с пенящимся напитком.

«Деньги! — погладил подбородок Элин. — Хорошо, что у меня есть два бездонных кошелька: в одном чуть больше тридцати тысяч, в другом — миллиард золотых монет. Так что я не пропаду!»

Он отвернулся к стене, из тела выплыл бархатный кошель. Элин натруженными пальцами вытащил из него одну золотую монету и кошель исчез.

Крестьянин подошел к стойке.

— Хозяин, накорми и напои по-королевски, — золотая монета полетела на вытертую столешницу. Трактирщик попробовал ее на зуб и побежал выполнять заказ, а Элин сел за свободный столик. Он взглянув в зал — многие посетители пялились на него, не скрывая своего любопытства.

«Плохо что я привлек к себе внимание! — он поморщился. — Но ничего, прорвемся!»

На столе появилась копченая курица, лососина, вареная картошка, бутылка дорогого вина, моченая сельдь, солонина и яблоки. Элин принялся за еду, наслаждаясь вкусом.

«Не то что полуфабрикаты, которые готовили мне родители, — он с жадностью поглощал вареное мясо. — Великолепно! Но помниться, в игре нипы ели куда более разнообразней!»

Элин налил красного вина, напиток из чаши потек ему в горло.

— Великолепно! — фыркнул крестьянин.

Рядом появились три девушки в длинных платьях. Они сели на свободные стулья и, улыбаясь, посмотрели на мужика.

— Я вижу, у тебя сегодня хороший день, — заговорила блондинка.

Элин посмотрел на ее белую грудь, открытую в большом декольте. Ничто по сравнению с грудью Лики. Хотя, тоже не плоха. От созерцания этих выпуклостей у него стало тесно в штанах. В реальности у него никогда не было девушки, а в игре сексом могли заниматься только нипы. Если бы такая девица предложила встречаться ему в реале, то он бы не отказался.

— Да, просто великолепны, — вырвался грубый бас. — У меня сегодня праздник.

— А что случилось? — заметила вторая — жгучая брюнетка.

— Сбылась моя мечта. Я не могу понять сон ли это или реальность, — Элин произнес то, что боялся сказать внутри гробницы. Там нипы считали его повелителем — главой «Торговой империи». Неизвестно, что они могли подумать о нем.

— Если это сон, то не хочешь продолжить им наслаждаться с нами? — смотрела на него блондинка.

— Минутку, — Элин поставил на стол пустую чашу. — Пойду отолью.

Он поднялся из-за стола и исчез в зловонном сортире.

«У этого мужика настоящий монстр, — Думал он, возвращаясь назад. Крестьянин, пройдя мимо старых столиков и шумных посетителей, сел на затертый стул.

— Ну, что же? — вопрошающе посмотрела на него блондинка.

— У нас высокие расценки! — подняла голову рыжая. Это первое что она сказала.

Эта фраза покоробила Элина. Он должен здесь за что-то платить? Да хоть знает эта тупая шлюха с кем она разговаривает? Раньше нипы дрожали при его виде. Он — персонаж превысивший божественный уровень! Он получил абсолютный уровень силы! Лучший игрок на сервере. Один из четырнадцати великих! И эта шлюха предлагает ему переспать за деньги. Да они должны лежать у его ног и молиться, чтобы он обратил на них хоть каплю своего божественного внимания! Он обладает бессчетными миллиардами. За толику его сокровищ покупаются страны! Его гильдия имеет представительства и склады в каждом городе мира! Точнее, судя по всему, имела… Но это не важно. Даже сейчас при нем есть столько денег, что никто из посетителей этого трактира не может представить себе такую сумму. И ему какая-то шлюха предлагает переспать за деньги — ему, ему — Элину Рону фон Мюрреану, прозванному нипами «королем-скелетом», а игроками «подземным императором».

— Мне плевать! — вырвалось из его уст. — Я не трачу деньги на это!

— Жаль! -поднялась блондинка, а вместе с ней другие девицы, которые пошли к следующим предполагаемым клиентам.

Глупцы! Разве они могут понять его, Элина? Он велик и всемогущ! Но пока он так выглядит об этом никто не знает. Раньше каждый нип знал его в лицо. В лицо!

— А я не прочь сделать это с тобой без оплаты, — услышал он мягкий голос и поднял голову.

Перед ним стояла рыжая девица в коротком платье. Полная грудь виднелась в глубоком декольте.

— Где? — он налил в глиняную чашу вина и опрокинул залпом.

— Пошли за мной! — она поманила его пальчиком, Элин поднялся и последовал за ней.

— Я сейчас вернусь, — бросил он трактирщику.

Девушка повела его к заднему входу, и они вышли в грязный переулок. Дверь хлопнула за спиной Элина.

— Где? — осматриваясь повторил он.

— Прямо здесь! — девица стала спиной к деревянной стене сарая. Элин потянул за края декольте и высвободил округлые груди. Облизнувшись, он приник губами к правому соску. Шевеля усами, крестьянин принялся лизать груди и дошел до середины, когда на косматую голову обрушилась тяжелая дубина. Палка переломалась надое — Элин упал в грязь. — Почему так долго! — заорала девушка. — Он чуть меня не отымел.

— Сейчас. Тим, обыщи его! — послышался резкий голос молодого парня.

Элин лежал в грязи и размышлял. Палка не принесла ему никакого вреда. В игре абсолютному уровню не могло повредить оружие ниже седьмого уровня. Мюрреан упал из-за неожиданности атаки. Обилие ощущений, которых он не чувствовал в игре, заставили его действовать как в реале. Он забыл, что он игрок, превысивший божественный уровень, и, испугавшись, притворился, что его оглушили. Элин догадался, что его надули, и теперь чьи-то тонкие пальцы шарили по карманам в поисках золота. Его перевернули крестьянина на спину и ощупали, потрогав даже яйца.

— Не понимаю, у него ничего нет! — отозвался Тим, поднимаясь. Элин лежал закрыв глаза и думал, что же делать.

— Не может быть! — начал первый парень. — Я сам видел у него толстенный кошель с золотом, — он посмотрел на девушку. — Конечно, Эльза вытащила у него кошелек!

— Нет, Гудвин! — вскрикнула рыжая.

— Где золото? — он вытащил нож и, прижав девицу к стенке, поднес ей лезвие к горлу. — Быстро говори!

«А ведь я хотел всего лишь поесть, а потом потрахаться и все для того, чтобы разведать, что твориться в городе и что стало с королевством Эквилон».

Глаза у лежащего в грязи мужика открылись. Он поднялся, взгляд вцепился в парней, прижавших девушку к стене. На губах под густыми усами появилась улыбка, от которой потянуло чем-то зловещим.

— «Исторжение душ!» — произнес грубый бас крестьянина. Из уст парней вырвался предсмертный вздох, и грабители повалились в грязь. Над ними появились светящиеся огоньки, которые влетели в раскрытую левую ладонь мужика.

Девушка смотрела на него глазами полными ужаса.

— Ты знаешь, кто я? — подошел к ней Элин.

— Великий маг, — пролепетала она.

— Да! — он облизал губы. Монстр в штанах не желал утихать. — Но если я получу то, что хотел, то я может быть забуду, что ты меня обманула.

— Хорошо! — кивнула девушка, подбирая платье. Элин смотрел как грязная кромка платья поднимается все выше и выше, обнажая стройные ноги.


***


Через двадцать минут он вернулся в трактир.

«Хорошо, что я прокачал Духовную силу! Без нее я бы так и остался скелетом и никогда не вкусил такого наслаждения», — думал он.

На седьмом уровне Духовная сила открывала способность трансформации в подобных существ.

Элин осмотрел зал и выдохнул, опустив голову. Здесь везде упадок, жуткий упадок.

«Так я ничего не разведаю, — пронеслось в голове. — Надо прикинуться иностранцем и проработать план. Возвращаюсь!»


***


Дело шло к вечеру, и солнце опускалось к горизонту. Элин в обличии ангела летел над лесом. Вдалеке показался зеленый холм, под которым находилась гробница императора Эзерлика. Возле небольшой речки у поля он увидел человека, сидящего на сочной траве.

Повернувшись к речке, ангел тщательно всмотрелся. Это была девочка… Девочка… Стоп! Девочка! В игре не было детей. Никогда не было! Все персонажи были довольно взрослыми и не младше восемнадцати лет. Элин изменил курс и подлетел к ней. В городе он не обращал внимания на людей. То он летел слишком высоко, а пройдя по площади, он дошел только до трактира.

Маленькая девочка лет семи в белом платьице сидела на траве и рассматривала толстую книгу с картинками.

Отменив невидимость, Элин приземлился.

— Ангел! — завизжала девочка и, вскочив, подбежала к нему.

— Девочка, будь добра, скажи, что ты читаешь? — Элин посмотрел на книгу.

— Книгу.

— О чем?

— О короле-скелете.

— Расскажи пожалуйста поподробней, — он посмотрел на веселое лицо девочки. В детских глазах горел восторг, голову накрывал венок из синих цветов с маленькими венчиками. Элин ощутил их запах.

— В древности, когда шел век героев, жил такой скелет. Он построил гробницу и собрал там несметные сокровища. Вместе со своими друзьями он отправлялся совершать великие подвиги. Он владел флотами и караванами, и из-за морей к нему плыли корабли, нагруженные несметными богатствами. Король-скелет сделал много доброго для людей, он избавлял их от зла. Однако, когда эпоха героев кончилась, и они должны были вернуться в свой мир, то король-скелет не желал расставаться со своими богатствами. Тогда мир ответил на его зов, и гробницу поглотила земля.

Внутри у Элина все задрожало.

— А как выглядел король-скелет? — он посмотрел на девочку.

— Вот! — она раскрыла фолиант и показала на картинку, нарисованную акварелью. Элин узнал в ней себя с товарищами по гильдии. На картинке он держал золотой посох похожий на трезубец — Тринистрон.

— А он был злым или добрым?

— Король скелет не был злым. Он просто очень любил свои богатства и не раз оборонял свою сокровищницу от искателей приключений и других героев. Но также он хотел избавить людей от зла.

— Ты живешь в деревне?

— Да, мой дедушка — астроном. Это он научил меня читать.

— Буду знать! — Элин оторвался от земли и взмыл в небо. Сияющие крылья понесли его вверх, и он исчез, укрывшись невидимостью. На луговую траву упало одинокое перо. Девочка подбежала к нему и бережено подняла.

— Перо ангела, ура! — завизжала она, положив его между страниц.

Закрыв книгу, девочка побежала к деревне.


***


Сняв невидимость, Элин приземлился у входа в пещеру. Там стоял Джин — молодой смазливый управляющий-демон. Во время битв с другими гильдиями, он прокачался с пятого уровня до седьмого.

— Все готово, мастер, — демон склонил голову.

— Передай остальным сотрудникам: пусть соберутся в зале совещаний. «Истинный облик!» — Элин превратился в скелета в той экипировке, в которой он выходил отсюда. Когда он менял облики, доспехи и оружие отправлялись в «Бездонное хранилище». Запахи исчезли, он кивнул головой. — Уже иду. «Телепортация!»

Элин исчез, управляющий пошел к пещере.


***


В продолговатый зал с длинным столом зашли существа — Джин, Лика с пятью девушками и Сидор.

Элин сидел на роскошном кресле в торце и, облокотив костлявые руки о массивный стол, собрал пальцы, закрытые латными перчатками, в замок.

— Я слушаю вас, друзья.

Джин сделал шаг вперед.

— Мы собрали информацию о трех ближайших городах и ближайших деревнях. На этом основании мы составили список потерь гильдии.

— Так, — кивнул скелет.

— Наши потери огромны! — воскликнул управляющий.

— Перечислите!

— Мы потеряли склады в тысяче сто двадцати восьми городах, пятьсот шестьдесят торговых представительств, сорок один замок, триста шестнадцать крупных кораблей, восемьсот две фабрики, сто двадцать два рудника. Двадцать четыре миллиарда золотых монет, лежащих в различных банках. Это если не считать той земли, что принадлежала нам. Мы потеряли двести шестнадцать роскошных особняков и три тысячи сто шесть, сдаваемых в аренду, домов.

Он начал перечислять мелкие потери.

Да, сколько они создали! Когда к гильдии присоединился Генри — неудачливый предприниматель, дела пошли в гору. Генри ездил по городам, покупал, продавал, налаживал торговые отношения. За девять лет он создал «Торговую империю», где работало сто сорок семь тысяч двести семьдесят нипов. Со всех континентов к ним плыли деньги. Золото просто текло рекой…

«Ах Генри, надеюсь, ты так же продвинешься и в новой игре!» — пролетела быстроногая мысль.

 Перед ними заискивали короли, и члены гильдии решали одолжить денег той или иной стране или нет.

— Итого, по нашим подсчетам мы потеряли ценностей на сто двадцать два миллиарда золотых монет.

У Элина выпала челюсть. Она, звякнув, подскочила на гладком столе. Подняв кость, он поставил ее на место.

— А сколько в гробнице осталось сокровищ?

— Денег на сто сорок семь миллиардов двести двадцать девять миллионов сто семнадцать тысяч. Это не считая драгоценностей и артефактов, — доложил управляющий.

— Живем! — Элин откинулся на высокую спинку кресла. Затем собравшись, он поднял голову и посмотрел на сотрудников. — А что мне приготовили суккубы?

— Они пришли на тот случай, если вы захотите послушать более точный список имущества потерянного гильдией, — ответил демон.

— Друзья, поскольку мои согильдийцы меня покинули, я остаюсь единственным владельцем сокровищ «Торговой империи!». Так что можете больше не упоминать гильдию.

— Будет исполнено, — склонил голову управляющий.

— Я не желаю слушать о том, что я потерял! — посмотрел на демона Элин. — Я уже понял, что потерял все, что не находилось в гробнице.

— К нашему сожалению, это так, — выдохнул управляющий.

— Пожалуйста, доложите о внешнем мире, — перешел к следующему вопросу скелет.

— Сейчас там идет триста четырнадцатый год.

— То есть, прошло ровно триста лет?

— Да, — кивнул демон.

— Вам удалось установить то, что за это время произошло?

— Да. Лика слетала в деревню. Там в доме старого астронома она нашла книгу по истории, — пояснил управляющий

Девушка сделала шаг вперед.

— Эта книга повествует о том, что произошло за последние триста лет. Эпоху, когда герои были в мире, они называют век героев, а теперь идет железный век. Королевство Эквилон исчезло в восемьдесят шестом году. После этого шли долгие смуты. Создавались и разрушались страны и города. Эльфы и гномы были изгнаны уже к сотому году. Пятьдесят два года назад — в двести шестьдесят втором году образовалась великая империя, которая просуществовала ровно пятьдесят лет. Она развалилась два года назад после смерти императора, и теперь везде не стихают кровопролитные войны. Каждый лорд чувствует себя королем, каждый город — столицей. Все воюют со всеми.

— Так вот, в чем причина того упадка, который я наблюдал в городе, — заметил Элин.

Двери распахнулись туда вбежал ангел в сияющих доспехах.

— Мастер!

— Что такое, Яков? — повернул к нему голову скелет.

Яков — ангел и один из двух сильнейших персонажей, защищающих гробницу, — существо девятого уровня. Этого персонажа получил маг света Хисхим. У него было хобби — приезжая в каждый город, он выискивал нищих и тяжелобольных и исцелял их. Когда он исцелил десять тысяч человек Белобог предложил ему дар и Хисхим выбрал это существо, которое передал гильдии, дабы оно охраняло их общие сокровища.

— Мастер, твориться беспредел! — Яков посмотрел на стену. Она растворилась: внутри стены стоял магический проектор. Перед собравшимися появился предсумеречный лес. Темнело, цвета стали бледными, и свет блек вместе с солнцем, приближающимся к горизонту.

Элин посмотрел на Якова. Высокий ростом в серебристых доспехах ангел отличался добрым лицом с бородкой. Его голову накрывал кольчужный капюшон, за спиной блестели два крыла с белоснежными перьями. Слева от лица из хромированной кирасы выпирала круглая пластина, защищающая голову. На толстом поясе у ножен сиял эфес небесного клинка.

В лесу послышались вопли: трое разбойников тащили девушку к поваленному дереву.

— Они уже убили ее дядю и тетю, а теперь собираются изнасиловать ее и убить! — на лице Якова проступили сильные муки. — Позвольте мне прекратить это бесчинство!

— Я сам пойду туда! — Элин встал. Демон, выпятив глаза, посмотрел на него.

— Позвольте мне, если вам это будет угодно.

— Я забыл проверить: боятся ли современные люди нежити или нет, — Элин поманил рукой ангела, тот подошел к нему, и они оба исчезли.


***



В лесу недалеко от проселочной дороги, где осталась стоять разграбленная телега, веселились бандиты.

Разбойники прижали визжащую девушку к поваленному дереву. Стоящий сзади, сорвал с нее платье и уже копошился с веревками от своих штанов. Грязные штаны упали, обнажая плоскую задницу и длинный инструмент.

— Сейчас, раздвинь ноги по шире! — он впился руками в бледные ягодицы девушки.

— Прошу простить, что отвлекаю, — кто-то коснулся его плеча.

— Отвали Брант, сейчас не твоя очередь, — разбойник посмотрел вперед, Брант бледный, как мел, смотрел ему за спину. Рядом с ним не менее бледный стоял Нок. Инструмент замер в сантиметре от входа, его владелец начал медленно, очень медленно поворачивать голову направо.

— Прошу прощения, не могли бы вы уделить немного внимания моей скромной персоне, — сказал замогильный голос.

Разбойник, которого звали Курт, увидел за своей спиной двухметрового скелета в черных доспехах. На плече грабителя лежала тяжелая латная перчатка. Девушка перестала визжать и вырвалась из рук бандитов. Увидев скелета, она замерла.

— Что, такое? — пролепетал бандит. Из глаз скелета лился красный свет.

— Я вот думаю, убить вас или нет! — латная перчатка схватила короткую шею, развернула Курта лицом к скелету и, вонзившись в горло мертвой хваткой, подняла его над землей. Друзья бандита вышли из оцепенения и бросились бежать. Девушка тоже ринулась в лес.

— Пощади! — одними губами, проговорил разбойник. Губы посинели, глаза полезли из орбит.

— А что я за это получу? — скелет разжал руку, Курт упал на землю. Тяжело дыша, он попытался подняться, но запутался в спущенных штанах.

— У меня есть золото! — бандит натянул штаны.

Скелет рассмеялся громким хохотом.

— Золото! У него есть золото! Ты знаешь сколько золота есть у меня? Глупец!

Громкий смех полетел над лесом.

— Я буду служить тебе! — разбойник бросился ему в ноги.

— Служить! — Элин развернулся и, подперев подбородок рукой, сделал вид, что задумался. Курт рванулся и побежал по лесу.

Наступили сумерки: солнце наконец-то село за горизонт. Тени ожили под деревьями и начали наступать, погружая мир во тьму.


***


Брант несся не чувствуя ног. Ужас, который он только что пережил, не шел ни в какое сравнение с тем, с чем он сталкивался до этого. По бледному лицу из ран, нанесенных ветками, стекала кровь. Ряды деревьев прервались, и бандит выбежал на дорогу.

— Наконец-то!

Грунтовая дорога повела его через лес. Из-за поворота показался, сидящий на земле, крестьянин в холщовой одежде и треугольной шапке, сделанной из кожи.

— Помоги мне! — мужик протянул к нему руки. — Я не могу идти. Я сломал ногу.

— Отвали! — Брант побежал дальше.

— У меня есть золото. Много золота! — закричал крестьянин.

Бандит остановился и обернулся. Золото, оно ему всегда надо. Брант вернулся к крестьянину.

— Правда золото?

— Да, много! — кивал деревенский.

— Сколько?

— Тридцать монет!

Глаза Бранта расширились, он облизнулся, совсем забыв об опасности. Из-за пояса вылетел нож.

— Гони их, иначе распрощаешься с жизнью! У меня нет на тебя времени. Он идет за мной!

Крестьянин рассмеялся и исчез. Бандит обернулся, озираясь. В густом лесу становилось все темней и темней.

За его спиной появился скелет.

— Глупец!

Брант обернулся — ноги затряслись, и сточенный нож в руке задрожал.

— Неужели ты думаешь, что можешь убивать и грабить безнаказанно в моих землях? — раздался громкий хохот. Лицо бандита исказилось в жуткой гримасе. Ужас перешел в отчаянье, придав грабителю храбрости, и он набросился на скелета. Нож полетел в черный панцирь, и невидимая сила отбросила разбойника назад. Сработало зачарование черного панциря — «Отдача удара».

Скелет схватился за эфес меча у пояса. Черное лезвие вылетело из ножен и устремилось в бандита. Брант поднялся.

Послышался топот — из густых кустов вылетел его товарищ — Нок. Глаза беглеца при виде скелета с мечом вылезли из орбит от страха. Завопив, разбойник понесся по дороге.

— Ты знаешь кто я? — посмотрел на стоящего перед ним грабителя Элин.

— Нет! — дрожал бандит. — Помилуй!

— Ты ударил меня. И я не могу это простить!

— Нет! Прости меня! — тот рухнул на колени.

Черный клинок пронзил грудь разбойника. Он упал, заливая дорогу кровью.

«В игре я проделывал такое тысячи раз. Но почему сейчас я чувствую себя виноватым? Когда нужно было принести в жертву десять тысяч душ негодяев, чтобы выполнить задание и получить Айю, все члены гильдии искали бандитов и убивали их. И никто не слушал их мольбы и воззвания. В трехстах городах мы искали преступников, дабы собрать десять тысяч душ негодяев. А сейчас, я чувствую, что поступил неправильно, убив его. Все же хорошо, что у меня есть троица магий, но стоит ли воскрешать этого ублюдка? Нет! Он опять пойдет грабить и убивать».

Из пронзенного тела вылетел огонек — грязная и порочная душа. Зависнув в воздухе, она пылала языками темного пламени.

Что же делать? Воскресить его или нет?


***


Девушка бежала через лес. Деревья высокими тенями пролетали по сторонам. Вылетев на проселочную дорогу, она встретила там крепкого старика.

— Тебе небось холодно! — старик снял плащ и накинул на нее. — Деревня в той стороне, — указал он пальцем по направлению дороги.

Ничего не ответив, девушка укуталась в шерстяной плащ и побежала в указанном направлении. Когда она исчезла за склоном дороги, старик засветился и превратился в Якова. Взмахнув крыльями, ангел взлетел. На небе показались первые звезды.


***


Звезды уже во всю разгорелись на небе, когда в дом мельника, находящийся на отшибе, постучались. Большая собака громко лаяла, дергаясь на цепи. Встав из-за продолговатого стола, старый мельник подошел к толстой двери. Тяжелый засов закрывал прочную дубовую дверь, защищая от непрошенных гостей.

— Кто там?

— Помогите! Я путник, я потерял все! На меня напали разбойники! — послышался слабый голос. — Я чудом убежал!

Разбойники. Что ж, сейчас их много развелось. Старик выглянул в окошко и увидел человека в порванной одежде с окровавленным лицом.

Сдвинув засов, мельник открыл дверь. В избу вошел Курт.

— Садись за стол, — хозяин, закрыв дверь на засов, сел в торце. Налив гостю суп, он стал смотреть как тот с жадностью его ест. Разбойник осмотрелся беглым взглядом. Рядом со мельником ела его дочь — красивая дородная деревенская девка с длинными косами золотых волос.

— Давай выпьем! — старик поднялся и пошел к бочонку с медовухой. Наполнив литровую кружку, он подал ее гостю. — Потом я покажу тебе место в сарае. Будешь спать там, — мельник взял свою кружку и зачерпнул медовухи. Бандит покосился на него. Поставив на стол кружку, хозяин пошел закрывать бочку.

Курт вскочил, схватил стоящую рядом табуретку. Она взлетела и обрушилась на голову старика. Мельник рухнул на пол, заливая доски кровью. Цепной пес залаял с необычайной яростью, потом завыл и наконец забился в угол будки, визжа как щенок.

— Папа! — вскочила девушка.

Разбойник повернулся к ней.

— Ну все, попалась!

— Папа!

Он опрокинул стол, схватил ревущую девку и повалил на пол.

— Свезло, так свезло!

Дверь разлетелась в щепки. Тяжелые сапоги из черной стали загремели по полу. Блестящий клинок влетел в комнату. Бандит поднялся, обернулся и замер с выпученными глазами. За шею его схватила рука в латной перчатке. Болтая ногами, он вылетел из избы. Перчатка сдавила горло, глаза Курта полезли на лоб. Перед ними маячил череп с сияющими глазницами.

— Жизнь тебя ничему не учит! — прогремел могильный голос. — Тогда, может научит смерть!

В одно мгновение латная перчатка, сдавливающая шею, исчезла и в воздухе прочертил дугу черный клинок. Тело бандита упало на землю, а голова покатилась по сырой траве. Из убитого вылетела душа. Элин протянул левую руку, и она влетела в ладонь.

В этот момент он рассуждал, правильно ли сделал, что оставил душу того бандита в лесу. Черный клинок, на котором никогда не оставалось следов крови, влетел в ножны.

Элин обернулся и посмотрел в хату. Над телом старика рыдала девка.

— Папа, папа!

Душа еще не вылетела, значит он жив.

Использовать магию Света? Да, но не полностью — «Небольшое исцеление».

— «Небольшое исцеление». — Скелет протянул левую руку, она засветилась. Так же засветилась голова старика.

«Небольшое исцеление» — заклинание первого уровня. Оно устраняло повреждения опасные для жизни, но не восстанавливало тело полностью.

— «Надо узнать, что здесь еще творится!» — Элин пошел по протоптанной дорожке за ограду.

Цепная собака вылезла из будки и начала лаять ему вслед.


***


Брант поднялся с земли. Пронзенная грудь светилась и немного болела. Перед ним в столбе света стояло сияющее существо. Бандит задрожал и попятился назад.

— Сам всевышний хочет, чтобы ты стал на путь исправления! — ангел бросил к его ногам звенящий кошель. — Возьми деньги и иди в город. Там начни новую жизнь честного человека.

Он взлетел в небо, а бандит, подобрав кошелек, побежал по дороге.


***


У дома деревенского астронома на толстой ветке сидела большая сова. Выпучив оранжевые глаза, она смотрела на старое окно, где происходила семейная сцена. Из открытой форточки хорошо доносился звук. Этот дом… Элин помнит его. Да, один он раз заходил в деревню. Теперь дом астронома единственный из старой постройки. Новые дома не такие…

Используя магию девятого уровня — абсолютную трансформацию он превратился в сову. Девятый уровень Духовной силы позволял делать и не такие вещи. Если трансформация седьмого уровня позволял превращаться только в похожих существ, близких по размерам, то девятой уровень не имел таких ограничений.

В окне хорошо виделась большая комната со всеми членами семьи.

— Мама, я видела ангела! — кричала девочка.

— Старый придурок, ты чему учишь ребенка! — налетела мать на старика в остроконечной шляпе.

— Ангелы на самом деле существовали во время героической эпохи, — подал слабый голос дед.

— Дурак, зачем научил ее читать! Твои книги развращают умы!

— Не надо кричать на моего отца! — вступился муж.

— А ты уже молчи!

— Я правда видела ангела! Он мне оставил перо.

Но, на девочку никто не обращал внимания. Сова взлетела, уносясь в ночное небо.


***


Элин ходил у холма, смотря на звезды. Он чувствовал усталость. Разве нежити нужно спать? Вроде нет? Но разве он нежить? Только в одном из своих обличий. Зевнув, он прикрыл рот рукой, а потом пошел ко входу в гробницу. День оказался очень насыщенным и необычным. Звездное небо мерцало, показывая яркие созвездия. Впрочем, для него оно уже давно стало родным и знакомым. Ведь это его небо, его звезды и его мир. Мир, о котором он знает все.





Глава 2


Открыть глаза или нет? Что впереди — унылая реальность или сказочный мир, где ты всемогущий герой? Что делать?

Он лежал на кровати, укутавшись в легкую простыню. Неужели то, что он видел вчера, было лишь сном, плодом фантазии, игрой больного воображения? И вот, он очнется, вернется к реальности, и все исчезнет. Но нельзя прожить жизнь, не открывая глаза! Он раскрыл их и поднялся. Большая комната, кровать королевского размера, белые простыни. Слева три двустворчатых шкафа, за ними Тринистрон на мраморной подставке. Справа — тумбочки, стеклянный столик.

Элин посмотрел на простынь, она вздыбилась в районе паха. Он улыбнулся.

Вчера вечером спустившись на десятый уровень гробницы — комнаты членов гильдии, он попал в свои апартаменты, где стояла большая кровать. Раньше, когда он обставлял комнату, друзья советовали ему ставить гроб, но он решил сделать обычный интерьер.

Ночью раздевшись перед зеркалом, он понял, что скелет, который выглядел так круто в доспехах, без них совсем не крут. Человек со слабым зрением мог спокойно принять его за анерксичного дрыща с лысой головой. Вспомнив заготовленные облики, он принял один из них. И теперь он красивый юноша — блондин с непослушными кудрями. Он снял одежду, положил ее на дорогой стул и лег спать.

После богатырского сна, Элин чувствовал себя просто прекрасно. Пройдя обнаженным по комнате, он предстал перед зеркалом, расположенным за книжным шкафом, стоящим после Тринистрона. Поиграв перед отражением мускулами, юноша подошел к дверям и нажал на кнопку на маленьком столике — вызов дежурного слуги, а сам пошел в ванную. Несмотря на то, что у персонажей в игре была только одна потребность — есть, комнаты обычно делали со всеми удобствами, чтобы они походили на реальное жилище.

Открыв белую дверь, он увидел стеклянную ванну на ножках, стоящую в центре длинного помещения. У стен стояли унитаз, биде и рукомойник, а также душевая кабина.

Последний раз Элин видел это помещение очень давно: когда работы над ним окончились. В игре заходить в ванную не имело никого смысла.

Воспользовавшись сантехникой, он вернулся в спальню, где стояла девушка — одна из суккубов. Ее синие волосы достигали пояса, большая грудь выглядывала из черного декольте, а стройные ноги закрывали черные чулки. Посмотрев на черную блузу и плиссированную юбку в клеточку, Элин вздохнул.

— Доброе утро, Ли…

— Лиза, — улыбнулась девушка.

— Будь добра, выслушай утренние распоряжения, — он пошел к шкафу. От вида красотки его священное копье пришло в боевое положение. — «Трансформация: истинный облик», — тело превратилось в черную массу, и он опять скелет в доспехах. Желание исчезло вместе с голодом и обонянием.

Открыв крайний шкаф, где на двух полках стояло шесть панцирей, скелет задумался.

— И какие ваши распоряжения? — подошла к нему девушка-суккуб.

— Я думал придет горничная.

— Горничная занята. А поскольку в гробницу не приходит никаких бумаг, то все бухгалтера бездельничают.

— Так вот, — он коснулся черной кирасы, надетой на костяное тело, и, потянув ее вперед, снял сквозь ребра и кости. Духовная сила — магия, воздействующая в основном только на тело самого мага, позволяла делать такие вещи на божественном уровне. Выбрав самый простой панцирь, он надел его подобным образом, а черный с оттиснутыми ребрами поставил на освободившееся место в шкафу. Теперь на нем блестел панцирь из серого металла простой на вид, но на самом деле великий артефакт, добавляющий физическую защиту и защиту от магии — «Панцирь небесного стража».

— Слушаю, — кивнула девушка.

— Теперь я выгляжу менее страшным? — Элин посмотрел на красотку.

— По-моему вы и так были не страшны.

— По лицам разбойников так не скажешь.

— Смертные всегда боялись нежить.

«Ну какая я нежить, — усмехнулся Элин. — Я все чувствую, как обычный человек!»

— Мое первое распоряжение: попроси гномов скроить бездонный кошель вместимостью на миллион монет и наполнить его миллионом золотых. Второе распоряжение — в двенадцать часов с этим кошелем Сидор должен стоять вместе с Айей у выхода из гробницы. Мы полетим выполнять мою миссию. Третье задание — передай гномам из кузнечных цехов — пусть двадцать мастеров отправляются к стенам Гриона. Четвертое — передай Зольберу, чтобы он взял свой отряд девяноста девяти и сопровождал гномов. Для них найдется там работа. Дойдя до города, пусть ждут приказа на вход туда. А ты, Лиза, после того как выполнишь эти поручения, пойдешь вместе с ними. Ты все запомнила?

— Да, мастер!

— Отлично, — кивнул скелет, и они вместе вышли в длинный коридор. За спиной девушки материализовались перепончатые крылья черного цвета и, взмыв над мозаичатым полом, она полетела. Скелет остался один.

Ровный свет падал из горящих под потолком кристаллов. Длинные коридоры с дверями в стенах шли, перекрещиваясь друг с другом. Подойдя к белым дверям, Элин остановился у покоев Генри — их главного управляющего. Он потянул за длинные цилиндры ручек — двери открылись. Свет внутри автоматически включился. Скелет увидел длинный стол, где между письменными приборами лежал белый конверт. Это первый покой Генри — кабинет.

Элин зашел внутрь, меч на поясе и посох за спиной исчезли. Он сел в кожаное кресло и взял белоснежный конверт, открыв его, достал записку.

«Перед тем как отдать аккаунт в зачет опыта в новой игре, я решил оставить здесь свое состояние и кое-какие предметы. В шкафу лежит тридцать три великих бездонных кошеля — в каждом по миллиарду. Мелочь вроде тех сто двадцати миллионов я оставил в инвентаре. Так же оставил здесь посох великого торговца. Может быть, если когда-нибудь мир возродят, то эти деньги пригодятся! Генри фон Тайер».

Генри, Генри… Низкорослый толстяк, маг Огня, Воздуха и Земли. Ты под самый конец с трудом перешел на божественный уровень. Но перед тобой заискивали короли и самые крутые игроки. Ты решал дать им взаймы или нет…

Элин встал — меч и посох вернулись на свои места. Скелет подошел к шкафу, открыл темные дверцы — там на полках лежали бархатные кошельки красного цвета. Он рассмеялся.

«В мире, где я и без того баснословно богат, мне даются еще деньги. И их мне некуда тратить. Право, все что я могу получить здесь, я могу получить ничего на заплатив. Ирония судьбы… Здесь с миллионом некуда податься и нечего на него купить. А я имею сотню миллиардов!»

Он вышел в коридор. Вспомнив про телепортацию, исчез.


***


Утренние лучи пробивались сквозь щели между истлевших досок и освещали мятое сено внутри амбара. Анжелика открыла заспанные глаза и вздохнула. В золотистых волосах запуталась колкая солома. Вынув сухие стебли, девушка поднялась. К ногам упал плащ, отданный стариком. Да, она забыла его поблагодарить… Все ее платье изорвано, особенно сзади. Так, что его плащ пришелся очень кстати.

Вчера разбойники убили ее дядю и тетю. Родственники везли ее выдавать замуж за какого-то деревенского молодца. Его отец пообещал им двенадцать свиней за хорошую невесту из города. Она не хотела этого. Нет, не хотела. Ей двадцать два года и по деревенским меркам она старая дева. Раньше Анжелика скверно чувствовала себя в доме у родственников. Но вчера и такой ее жизни пришел конец. И такой…

Накинув плащ, она вышла из ветхого амбара, где позволил ей переночевать трактирщик. Пойдя по деревенской улице с пасущимися стаями белых гусей и пестрых курей, она увидела стайку грязных ребятишек, смотрящую за птицей.

Анжелика погладила живот, он заурчал. Из старого трактира в два этажа доносились вкусные запахи. Еда…

Вчерашний день еще жил в ее сознании… Что это было? Сон или явь? Может ей померещилось, может на самом деле не было никакого скелета в черной кирасе с отчеканенными ребрами и красными огнями в глазницах. На голове его сияла серебристая корона с прозрачными камнями. Нет, такого определенно не может быть.

Девушка пошла по деревенской улице. Перед ней брели две толстые крестьянские бабы.

— Ты представляешь, на старика Ганса вчера вечером напал разбойник, — говорила одна.

Анжелика вздрогнула. Разбойников становилось все больше и больше с каждым днем. Повальная нищета, недостаток средств, нехватка работы — все это навалилось на страну сразу после смерти императора. Империя враз исчезла, превратившись в кучу воющих между собой городов.

— А что случилось потом даже его дочка описать не может. Она помнит лишь только, что что-то ворвалось в дом, схватило разбойника и обезглавило на улице. Причем собака выла от страха. Девка не видела ничего. Но старику тяжело досталось от разбойника.

— Может быть это был какой-то заезжий рыцарь?

— Наверное. Но чтобы разбить в щепки дубовую дверь…

— Помогите! — послышался голос. К трактиру подбежал человек. Анжелика отвернулась, узнав в нем одного из вчерашних разбойников. Одежда грабителя развивалась клочьями. — Чудовище! Монстр! Оно появилось в лесу! — он подбежал к бабам.

— Что такое? Уберись! — отскочила женщина. — Сам страшен, как монстр!

— Огромный скелет! — разбойник тряс кулаками, а узкие глаза блестели. — Ужасное чудовище! Он заколол Бранта прямо на моих глазах черным длинным мечом!

Анжелика задрожала. Так значит все, что случилось вчера правда. Разве имперские войска не выгнали навеки монстров с земель людей? Видимо, после развала империи они вернулись. Наступают ужасные времена…

— Что такое? — подбежал сутулый старик — староста деревни.

— Скелет! — закричал разбойник. — Ужасный монстр! В доспехах с мечом и короной на голове! Из-за спины его торчал посох. Ноги закрыты черной мантией. Глазницы черепа горят красным огнем!

Вокруг разбойника собирались люди.

— Так это же король-скелет! — к ним подбежала маленькая девочка в белом платьице. — Один из пятнадцати героев превзошедших богов.

— Король-скелет! — послышался шепот, губы повторяли его одни за другими.

— Это же внучка старого дурака из каменного дома, — заметил один крестьянин, идущий в поле с коровой. Пятнистое животное, жуя траву, удобрило дорогу жидким навозом. — Того, что через железную трубу пялится ночами в небо, — он рассмеялся.

— Старый пердун верит в существование ангелов и демонов, — заметила баба. — Совсем выжил из ума.

— Я сама видела ангела! — посмотрела на нее девочка. — Он приземлился у нашей речки.

— Король-скелет! — бандит сел на корточки и схватил девочку за плечи. — Кто он такой? Где?

— Он самый богатый из пятнадцати героев. У него так много богатств, что он может засыпать золотом весь мир!

— Богатства, золото! — руки бандита задрожали. — Где? Где он живет?

— Он живет глубоко под землей. Не желая расставаться с сокровищами, он остался с ними, и его гробницу поглотила земля.

— Ааа! — вскочил разбойник и помчался по дороге к лесу. — Богатства! Золото!

В воображении он уже собрал шайку, убил короля-скелета и присвоил его сокровища.

Люди стали расходиться, крестьянин повел флегматичную корову на поле, а Анжелика Фариз подошла к девочке.

— Ты видела короля-скелета? — она наклонилась перед ней.

— Нет, но я видела ангела, — девочка улыбнулась. — Он спросил меня про короля-скелета.


***


Элин миновал открытый вход в гробницу, прошел темную пещеру, отодвинул дикий виноград и вышел на зеленую лужайку. Там стояла девушка в белой блузе и плиссированной мини-юбке. За спиной брюнетки виднелись крылья, покрытые черными перьями. Густые кудри падали на ее красивое, но холодное лицо. Черные глаза смотрели на мир с нескрываемым безразличием. Рядом с ней стоял сантехник Сидор, держа за завязки толстый бархатный кошель.

— Ваши поручения выполнены, — повернулся к Элину сантехник.

— Спасибо, друзья! «Трансформация, ангел!» — скелет засветился и превратился в ангела в блестящих доспехах. — Айя, бери Сидора и мы полетим в Грион, — Элин оторвался от земли.

Темный ангел направила на сантехника ладонь.

— «Легче перышка!»

Мужик вспыхнул слабым светом и погас. Девушка, расправив крылья, схватила его за шиворот и полетела за хозяином.

Элин привык так говорить. Постоянно договариваясь с другими игроками, он научился, когда надо быть вежливым и обходительным. Таким он оставался и с сотрудниками-нипами. В конце концов все они, кроме двух ангелов, работали только за деньги. Даже управляющий был не более чем наемный служащий. И в любой момент Элин мог опять остаться один.


***


В длинном зале за лакированным столом сидело пятнадцать человек. В торце на высоком кресле в расшитых золотом одеждах хмурился король. С обеих сторон стола на него смотрели четырнадцать министров. За спиной монарха красовался высокий витраж, а за столом — двери.

— Итак, как же мы добудем деньги? — вопрошал министров король. Еще два года назад он был обычным наместником, но развал империи развязал ему руки — он объявил себя королем Гриона.

— Ваше величество, мы и так выжали слишком много из горожан. Надо приняться за крестьян, — повернул голову старик — министр финансов.

— Да, — улыбнулся король. — Повысьте для них налоги на продажу еды в городе.

— Ваше величество, но они тогда могут поехать в другой город, — посмотрел на короля министр-советник.

— Никуда они не поедут! — усмехнулся монарх. — Или сами останутся без денег. На дорогах полно разбойников. Дня не проходит, чтобы они кого-нибудь не убили.

— Да. Из-за разбойников невозможно торговать, — опустил голову толстяк — министр торговли. — На всех крупных трактах может проехать только охраняемый караван.

— Ваше величество, мне не чем платить жалование солдатам, — сжал сухие кулаки худощавый военный министр.

— Обойдутся! — хмыкнул король. — Месяц переживут. Скоро мы начнем наступление на соседей. Когда захватим их города, они получат сполна. Те, кто выживут, разумеется.

— Да, ваше величество, — кивнул военный министр. — Я скажу им.

— Главное, чтобы аристократия не чувствовала ни в чем нужды, — король окинул взглядом министров. — Люди низкого происхождения обойдутся, но верные слуги короны не могут себе ни в чем отказывать. Их не должно затрагивать повышения налогов. Они наша опора. Вы меня поняли?

— Да, ваше величество, — сказали одновременно четырнадцать человек.

— Совет… — король хотел произнести слово «окончен», но тяжелые двери распахнулись, стукнувшись о драпированные стены, и в них вошел скелет в серой кирасе. Белый череп, увенчанный серебристой короной, сиял в лучах кристаллов, светящих из люстр на потолке. Красные огоньки горели в пустых глазницах. За мертвецом шли девушка с черными крыльями за спиной и мужик в синем комбинезоне, туфлях и кепке. На лице под густой полоской усов скрывалась наглая ухмылка. В одной руке он держал разводной ключ, в другой — бархатный кошель.

Лицо короля побледнело, в открытом рту замерли слова.

— «Общий паралич!» — произнесла девушка.

Король хотел вскочить и закричать «Стража!», но тело его не слушалось — он прирос к креслу.

Скелет тем временем прошел за спинами семи министров, сидящих справа и остановился перед королем. Элин вытянул руку и ткнул в него указательным пальцем.

— Кажется, ты занял мое место!

— Я сейчас же его освобожу, хозяин! — сантехник спрятал ключ и кошелек в карманы, рванулся вперед, став сбоку короля, схватил его за грудки и выволок из кресла. Затем, придав монарху ускорение, полукруглым размахом, выбросил его в окно. Яркий витраж рассыпался мириадами осколков, посыпавшихся во двор. Вытащив из кармана разводной ключ Сидор посмотрел на разбитое окно. — «Восстановление предмета!» — осколки полетели к стеклу и срастаясь, выстроились заново.

— Спасибо, Сидор. — кивнул скелет. Меч и посох исчезли, и он сел в кресло.

— Рад служить вам, хозяин!

— Я ваш новый король! — Элин стукнул кулаком по столу. Латная перчатка черного цвета заставила длинный стол подпрыгнуть. — Есть возражения?

Он обвел министров взглядом — на их бледных лицах читался ужас. А самый старый из них так вообще потерял сознание. Скелет посмотрел на Айю.

— «Снять паралич!» — проговорила девушка.

Четверо гвардейцев, стоящих за раскрытыми дверями, пришли в движения. Достав мечи, они побежали к Сидору. Вскинув разводной ключ вперед, сантехник усмехнулся.

— «Разобрать на исходные материалы!»

Мечи вылетели из их рук испуганных стражников, пластины лат начали отрываться от прочных доспех. Все это на лету превращалось в слитки металла и ремешки кожи и ложилось у ног мужика. Когда с гвардейцев сорвало рубахи, превратившиеся в мотки ниток и ткани, они голыми напали на Сидора.

Самому первому он выбил зубы разводным ключом, второй получил удар в челюсть, от которого выкатился в коридор, а остальные двое предпочли спастись бегством.

— Лучшие гвардейцы короля! — вырвалось у крайнего старика.

— Итак, какие проблемы у Гриона? — Элин окинул министров красным взглядом — люди вжались в кресла.

— У нас не хватает денег! — открыл рот министр финансов.

— Сидор!

— Да, хозяин.

— Будь добр, положи кошелек на стол.

Бездонный кошелек упал на лакированный стол.

— Это бездонный кошелек. В нем миллион золотых монет.

У министров выпали челюсти.

— Сидор, сделай милость, проследи, чтобы эти деньги пополнили казну города.

— Будет сделано!

— Итак, слушайте мои распоряжения и исполняйте! — Элин стукнул латной перчаткой по столу, тот подпрыгнул вместе с кошельком, министры задрожали.

— Я король Гриона — Элин Рон фон Мюрреан! Я повелеваю! Министру финансов: первое — внести в казну города, данный мною, миллион золотых; второе — ликвидировать все задолженности по зарплате! Дальше, всем остальным: конфисковать особняк на улице Ленкар Дель Сол. Здание постройки героического века, принадлежащее ранее «Торговой империи». В этом здании не позже как завтра учредить академию героев. Я лично пришлю туда ректора, который будет всем заниматься.

— Простите, ваше величество, — пролепетал министр-советник. — Но этот особняк принадлежит уважаемому и знатному роду торговцев. Это их фамильная ценность, передаваемая из поколения в поколение. Если мы сделаем так, то все знатные торговцы города выступят против нас.

— Каким образом они получили этот особняк?

— Глава «Торговой империи» сам пожаловал им его за верную службу.

— Ложь! — Элин стукнул по столу — древесина треснула, кошелек подпрыгнул. — Сидор!

— «Восстановить предмет! Реставрация!» — Стол засветился, разломанная древесина поднялась назад, поблекшая поверхность начала светлеть и он стал как новенький.

— Завтра утром пусть владелец особняка прибудет во дворец в десять часов. Если он сумеет доказать, что он получил особняк, то я выплачу ему компенсацию. А пока пусть выметается оттуда! — он поднял сжатый кулак. Особняк единственное, что уцелело из недвижимости гильдии в этом городе, и Элин хотел вернуть его себе как можно скорее.

— Как прикажете, ваше величество!

— Называйте меня королем-скелетом!

— Да, король! — залепетали старики.

— Теперь следующие приказы: собрать всех рабочих, и немедленно начать реставрацию городской стены! Королевскую семью и бывшего короля посадить в тюрьму. Я сам разберусь, что с ними делать! Завтра к полудню я хочу, чтобы на переднем дворе дворца справа от ворот собрались все лучшие маги города, а слева — все лучшие воины. Вы меня поняли?

— Да, король-скелет! — ответил хор голосов.

— Сейчас в город придут гномы и моя армия из ста отборных солдат. Они будут охранять дворец. Не смейте мешать им!

— Всенепременно, сир! — вырвалось у министра торговли.

— Завтра я приду и проверю как обстоят тут дела. Вместо себя я оставляю наместника — Сидора. По всем вопросам обращайтесь к нему.

Элин поднялся и пошел к выходу, за ним последовала Айя.

— Где ваша казна? — Сидр посмотрел на стариков.

Двери сами захлопнулись за скелетом и черным ангелом, и у всех вырвался облегченный выдох.

А скелет шел по длинному коридору, увешанному старыми картинами.

— Осталось раздать приказы гномам и «девяносто девяти», — заметил Элин. Попавшиеся по дороге слуги убегали от него роняя поклажу.

Отряд девяносто девяти — отряд, состоящий из самых лучших элитных зомби. Обработанные специальным бальзамом, они очень хорошо сохранились и походили на людей, особенно в доспехах. Раньше они охраняли внутренние ярусы гробницы, теперь Элин нашел ему другое применение.


***


В дворцовом саду среди деревьев и кустов причудливой формы играли девушки. Одна из них — белокурая красавица в шикарном платье, восемнадцатилетняя принцесса Элика Вильян фон Штельм смеялась в окружении своих фрейлин и подруг: юных маркизы и баронессы. Густые кусты развернулись, и оттуда выбежал молодой капитан стражи.

— Принцесса! — он схватил ее за руки. — Бегите!

— Что случилось, Вильям? — она посмотрела на него. В бездонных голубых глазах читалось непонимание.

— Я сам видел приказ об аресте королевской семьи, подписанный министром внутренних дел, — молодой человек в шляпе с длинными полями, схватил ее за плечи.

— Но это невозможно! — вздрогнула принцесса. — Мой отец король!

— Уже нет! Вашего отца только что бросили в тюрьму. Час назад неизвестные вошли во дворец, и теперь весь Грион принадлежит им.

— Но этого не может быть!

— Может! Скоро во дворец придет стража нового короля.

— Я не верю!

— Принцесса, помните у вас в книжном шкафу стоят книги о пятнадцати героях, превзошедших богов?

— Да.

— Одна из них посвящена королю-скелету.

— Да.

— Так вот, слуги говорят, что никто иной как сам король-скелет вернулся сюда, чтобы потребовать от города те богатства, которые он оставил в нем триста лет назад.

— Но это же сказка! — вскочила принцесса. — Мертвецы не могут ходить. И героический век — вымысел поэтов! Такого не может быть!

Молодой человек схватил ее за руки и направился к кустам. Вдалеке послышался лязг доспехов: шли латники.

— Бежим! — капитан потянул принцессу, и она машинально побежала за ним.

Дорога летела через роскошный парк, заполненный статуями героев древности: людей с удивительными мечами, шикарными посохами и причудливыми топорами. Статуи вызывающе смотрели на мир из-под забрал необычных шлемов и глубоких капюшонов.

— Где принцесса? — за спиной послышались грубые крики солдат? — Найдите ее!

— Король-скелет так напугал министров, что они утратили всякую власть над собой. Они его марионетки, — говорил капитан девушке, таща за собой. — Побежали к потайному ходу.

— Вы бредите! — Элика потянула руку на себя. — Стража меня искала, потому что мой отец король хотел меня видеть!

— Нет, — капитан рванул руку к себе. — Мы уже у калитки.

Они пробежали еще немного и очутились у глухой стены в пять метров высотой. В ней расположилась калитка из прутьев, открытая нараспашку. Из-за суматохи во дворце вся стража впала в смятение.

— Отпустите меня, я закричу! — девушка вырвалась из горячих рук капитана стражи.

— Ищите принцессу! — донесся грубый голос солдата.

— А вот вы где! — послышался мелодичный голосок сверху. Принцесса и капитан посмотрели на стену — над калиткой сидела девушка в короткой вызывающей юбке и черной блузе. Но больше всего их удивила не вызывающая одежда, а черные перепончатые крылья за спиной.

Лиза на крыльях прибыла ко дворцу первой. Гномы и отряд девяносто девяти еще только входили в город.

— Бегите! — Вильям схватил принцессу за руку и швырнул за калитку. Закрыв дверь, он задвинул мощный засов. — Прощайте, принцесса!

— «Эротический сон!» — улыбнулась Лиза, капитан упал и послышался громкий храп. Она обернулась и посмотрела вслед убегающей принцессе. — Я бы поймала тебя, если бы у меня не было задания от мастера, — расправив черные крылья, девушка взлетела и понеслась к башне придворного астролога.


***


Время шло к пяти часам вечера, яркое июльское солнце летело на запад. У реки пели птицы, на сочном лугу бродил деревенский скот. Коровы жевали хрустящую траву, блеяла одинокая коза, пастушья собака собирала равнодушных овец.

Элин шел по высокой траве, доходящей до пояса. Вернувшись в гробницу, он принял облик золотоволосого юноши, которым был утром. В подземелье по его приказу ткачихи-эльфийки изготовили для него обычную крестьянскую одежду, а первый попавшийся гном выковал за минуту дешевый короткий клинок. Не магических и не крутых клинков в гробнице Эзерлика, полной несметных сокровищ, просто не нашлось. Голову юноши закрывала соломенная шляпа с большими полями. В левой руке у локтя он нес корзинку, где, укрытые полотенцем, лежали две бутылки вина, чашки, колбасы и другие вкусности, взятые из столовой на седьмом уровне.

Вода в реке бежала голубой лентой. Над ней летали большие стрекозы, по блестящей глади бегали непоседливые водомерки, под водой сверкали серебристой чешуей мелкие рыбки.

«Я пошел на луг к деревне, однако, мое приключение не спешит начинаться, — Элин смотрел на речку. — Здесь нет купающихся девиц, желающих броситься на шею красивому парню. А ведь я теперь могу сходить в трактир. У пояса висит кошелек, где есть тридцатка золотых монет. Но не с кем и главное незачем».

У самого леса Элин увидел девушку. Несмотря на жару она укрывалась в теплый плащ. Улыбнувшись, он поспешил к ней. Увидев его, незнакомка поднялась. Мюрреан посмотрел на нее: девушка оказалась симпатичной, а старое платье на ней было порвано во многих местах.

— Девица, что ищешь? — он улыбнулся.

«Если это приключение, то не очень приятное. В гробнице есть отличные эльфийки, но я повелитель и не должен так использовать оставшихся там нипов. Неизвестно к чему это приведет. Девок полно, а вот эльфиек-магов я здесь еще не встречал!»

— Собираю землянику, — она испытующе на него посмотрела.

— А я ищу с кем бы пообедать, — сообщил Элин. На самом деле у него проснулся не только волчий голод.

— Обычно за такими словами парней кроется что-то еще.

— Как хочешь, — он сорвал полотенце с прямоугольной корзины, и в нос девушки ударил запах пряных колбас и ароматного хлеба. — Если не хочешь принимать мое приглашение, я прекрасно поем в одиночестве, — он развернулся и пошел к реке.

— Постой! — аромат сделал свое дело — белокурая девушка побежала за ним.

Они сели на берегу реки у высоких трав, вздымающих в облачное небо колосья с зеленеющими семенами. Расстелив полотенца, Элин принялся доставать из корзины вкусности. Достав бутылки вина, он вынул из одной пробку: они были специально выкручены для этого и слегка вдавлены. Глиняные чашки стали на белоснежную скатерть, и в них полилось ароматное вино.

Начав трапезу, Элин налетел на колбасу и сыр. Вкусные колбасы исчезали мгновенно. Он ломал свежий хлеб, который три часа назад выпек гном-пекарь. Вино тоже лилось рекой, он узнал имя девушки — Анжелика.

Вторая бутылка опустев легла на траву, девушка рассмеялась. Элин, который тоже слегка захмелел, рассмеялся в ответ.

— Я пойду искупаюсь, — он поднялся, скинул шляпу, снял рубашку, обнажая мускулистый торс, а затем сбросил туфли и штаны. Подойдя к берегу, юноша зашел в прохладную воду.

— Я с тобой! — вино подействовало на Анжелику особенно сильно. Она сбросила плащ, стащила платье и голой полезла в речку.

Раздался громкий смех, а затем девичий визг. Вспугнутые мелкие пташки взлетели из овальных кустов и понеслись над безбрежным лугом.


***


В грязных подворотнях стояла жуткая вонь. Между глухими стенами двухэтажных трущоб виднелось закатное небо. Перепрыгивая через лужи нечистот, беглая принцесса шла к окраине города. Платье внизу покрылось грязью и воняло. Впереди показались два мужика. Принцесса зашла между домов и спряталась за остатком каменной стены.

— Представь себе, все говорят, что королевская семья арестована и сам король брошен в тюрьму, — говорил грубый бас.

— Я тоже вначале не поверил. Какая-то байка. Да так, чтобы сам король! Говорят, теперь у нас новый король, правда я не могу поверить в то, что он скелет.

— Очередные выдумки баб! — согласился грубый бас. — Наверняка, накрасил лицо белой краской и стал скелетом! — послышался смех.

— Но я видел, как двадцать бродатых карликов прошли по городу. За ними шли солдаты, да такие страшные, как сама смерть. Лица просто каменные и злые, глаза застыли смотрят из-под шлемов как в пустоту. И шаг тяжелый-тяжелый, что дома тряслись.

Они прошли мимо принцессы.

— Если бы это не ты мне сказал, то не поверил бы я в это. Бродатых карликов уже не слышно и не видно двести лет.

Так болтая они пошли дальше.

Элика вышла из укрытия и подобрав платье пошла узким переулком. Куда шла — она не знала, но оставаться здесь дальше ей совсем не хотелось. Нужно покинуть этот город и добраться до соседнего. Там ее поддержит знать… Эта мысль сразу же указала выход. Ее подруга маркиза! Нужно срочно найти ее! И принцесса побежала вперед по грязному проходу.


***


Среди каменных руин небольшого замка горел костер. Лес за остатками стен уже укрылся ночной чернотой. Холодное небо рассыпалось яркими звездами. Вдалеке ухала сова и выли волки. Разбойники жарили у костра свежую дичь. Запах горелого мяса поднимался над крепостью, лаская ноздри головорезов, стоящих на карауле.

Из темноты вынырнула тень.

— Атаман, пришел какой-то чудак.

— Кто? — послышалось в ответ.

— Нок!

— Не знаю такого, схватите его!

— Постойте! — поднялся человек в черном капюшоне.

— Что тебе Брант?

— Вчера мы с ним напали на телегу, где ехали мужик и две бабы. Ту что постарше и мужика прикончили на месте, а с молодой решили порезвиться. Так вот, Нок был со мной.

— Ведите его к нам!

Через несколько минут на стену поднялись несколько человек, один из них был дрожащий Нок.

— Я замерз и ничего день не жрал! — руки Нока дрожали, он посмотрел на жарящегося зайца.

— Привет Нок! — из темноты к нему вышел Брант.

— Брант! — пришелец отпрыгнул назад. — Я сам видел, как скелет проткнул тебя мечом! Ты умер, утопая в крови!

— Не пугайся, когда я очнулся, то увидел мужика с белыми крыльями за спиной. Он бросил мне кошель, полный золота и сказал, чтобы я жил лучше.

— Так что вы порезвились с бабой или нет? — атаман посмотрел на Бранта.

— Не успели, Курт должен был всадить первый, а мы держали. Но прямо за спиной нашего товарища из ниоткуда появился скелет в доспехах. Мы от его одного вида так испугались, что штаны сразу потяжелели. А Курта он схватил за горло и поднял в воздух, так будто он ничего не весил, — Брант развел руки. — Я побежал, выбежал на дорогу, думаю оторвался. А тут крестьянин сидит и помощи требует и говорит — «Награжу золотом». Я достал нож, говорю — «Отдавай золото!» Он исчез, появился скелет, мне стало страшно, но подумал, раз умирать то возьму его с собой. Попробовал его ножом достать, не вышло. Он проткнул меня мечом. А потом я встал и увидел крылатого мужика. Он мне дал кошель полный золота.

— Я видел, как он проткнул Бранта мечом, — кивал головой трясущийся Нок. Кто-то из разбойников дал ему заячью ножку, и он с жадностью вгрызся в нее. — Я знаю, кто этот скелет.

— И кто же? — посмотрел на него атаман.

— Это король-скелет из старой сказки.

— Сказки! — разбойник у стены рассмеялся.

— Он имеет несметные сокровища, спрятанные в гробнице, — Нок встал и обвел всех взглядом. — Его гробницу много лет назад засыпало землей, и он остался там. И я думаю, он откопался и теперь бродит по лесу, убивая тех, кто приближается к его сокровищам.

— Что за чушь! — захохотал другой разбойник.

— Кто тебе это сказал? — нахмурился Атаман.

— Девочка! — Нок поднял кроличью ножку.

— Похоже у него поехала крыша, — атаман взглянул на Нока, который воспользовавшись паузой грыз мясо. — Слушать что говорят маленькие девочки.

— Она говорила, что видела ангела! — вспомнил Нок.

— Ангел! — почесал затылок атаман. — Что-то знакомое.

— Разве это не мужик с крыльями, — сказал кто-то.

— Точно! — выкрикнул бандит у остатков стены.

— Значит я видел ангела! — Брант поднял руки и сжал кулаки.

— Ладно! — выдохнул Атаман. — Завтра нам все равно нечем заняться. Посему сходим к тому месту, где ты видел короля-скелета и поищем его гробницу.


***


Элин в облике скелета сидел в кресле и смотрел на этот диалог через магический экран.

— Выключись! — произнес скелет. Экран на всю стену погас, и вместо него появился белый мрамор. В кабинете Элина воцарилась тишина. Перед новым королем Гриона простирался огромный стол, за ним стоял столик с диванами, по бокам комнаты шли книжные шкафы со стеклянными дверцами, где лежали дорогие книги, крутые артефакты, редкие зелья, сияющие самоцветы и просто ценные ресурсы.

Хозяин посмотрел на Лику и Джина.

— Как вы думаете, когда они придут на место преступления?

— Завтра вечером, — улыбнулся Джин. — Может чуть раньше.

— К месту, где я напал на троих разбойников нужно направить суккуба. Пусть она их усыпит. Затем путь их свяжут гномы и отправят на каторгу. И еще, будьте добры, позовите гнома Дарина-Созидателя. Я хочу, чтобы он, используя «Великий Молот Созидания», восстановил Таприл.

— Будет исполнено! — Джин поклонился и пошел к двери.

— Будет исполнено! — Лика кивнула головой и вышла в коридор.

Когда оба существа вышли за дверь, Элин погрузился в раздумья. Он подумал о том, что нужно сделать завтра. В голову лезли грандиозные планы. Скоро, очень скоро он будет обладать собственной империей. Он сжал кулаки: эти мысли его пленяли. На тумбочке вдалеке тикали часы, отмеряя уходящее время. Оно бежало вперед, унося с собой прошлое. Минута за минутой, час за часом — уходя в будущее.





Глава 3


Анжелика проснулась, голова сильно болела. Девушка вдохнула спертый воздух — пахло старым деревенским домом. Открыв глаза, она приподнялась на кровати со слежавшимся матрацем из соломы. По истоптанному полу бегали серые мыши. Увидев ступившие на пол босые ноги девушки, они разбежались в разные стороны. Трактир…

Одевшись, девушка спустилась вниз. Там в продолговатом зале, наполненном старыми столами и скамьями, она встретила усатого толстяка в грязном фартуке из кожи — трактирщика. Позавчера он любезно разрешил ей переночевать в сарае.

Она посмотрела на владельца. Его низкий лоб и лысина уже успели покрыться потом.

— Как я здесь оказалась?

— Вчера вас принес какой-то юнец, — зашевелил усами трактирщик. — Он заплатил за еду и комнату на неделю вперед.

— Понятно. Я ужасно голодна.

Входная дверь открылась, и в трактирный зал вошли две человека: один из них лакей в золотистой ливрее, другая — знатная дама в черной мантии и капюшоне. Слуга поманил трактирщика пальцем, и они втроем скрылись в задней комнате.


***


Элин отогнул дикий виноград и вышел на истоптанную лужайку. Утреннее солнце начинало жечь траву, и безоблачное небо способствовало ему в этом деле. Поскольку в исходном состоянии Элин — нежить, то он не чувствовал ни жары, ни свежего ветерка. Он осмотрел приятный пейзаж и увидел стоящую на траве белоснежную колесницу, запряженную четырьмя конями такого же цвета. Рядом стояла брюнетка в волшебных доспехах. Длинные волосы, собранные в хвост, висели за ее спиной. В одной руке она держала закрытый шлем, в другой — бархатный кошель бардового цвета.

«Хорошо, что я не продал небесную квадригу, как советовали друзья, — Элин улыбнулся в душе. — Поскольку, стоила она все равно не дорого… По моим понятиям… То и смыла продавать ее не было. Когда были порталы, то путешествовать на летающей колеснице было практически бессмысленно. Но сейчас я про них ничего не слышал. Все ближайшие порталы исчезли. Не удивительно — нипы не могли ими пользоваться. Скорее всего, они просто разломали их, добыв кристаллы».

— Доброе утро, мастер, — склонила голову девушка.

— Доброе утро, Джулия, — кивнул Элин. Джулия — персонаж четвертого уровня, воин ближнего боя, один из ее талантов — распознавание героического потенциала. Раньше она тренировала нипов. — Вижу, мое поручение выполнено.

— Да, мастер.

Утром он заказал бездонный кошелек с десятью миллионами, а так же — выгнать квадригу из гаража.

— Мы прибыли! — произнес мужской голос. Винограда отогнулся, из-за него вышел Яков, за ним — Айя.

— Джулия!

— Да, мастер!

— Будь добра, залезь в колесницу! — Элин подошел к квадриге и залез в нее. Джулия надела шлем и стала возле скелета. Он продолжил раздавать приказы. — Яков, Айя — оружие наголо! Летите чуть сзади. Яков — справа, Айя — слева.

Яков вытащил сияющий меч из ножен, в руках Айи материализовалась черная коса.

— Небесная квадрига, полетели! — Элин стукнул вожжами по бокам четверки белоснежных коней — они рванулись, вырывая траву подкованными копытами, оторвались земли и полетели над лесом. Ангелы последовали за колесницей.

Элин смотрел на лес, полетевший ковром под небесной квадригой. Кони, опираясь о летний воздух, с огромной скоростью несли скелета вперед, и ветер свистел в несуществующих ушах.

«Как же хорошо, что я качал Духовную силу, — он смотрел на далекий горизонт. — Без нее я бы не смог перевоплощаться и делать другие вещи. Конечно, можно было бы найти артефакт, дающий похожую способность, но это не то. С самого начала мне все говорили, что я не так качаюсь».

Вместо того чтобы объединить магию Тьмы со стихийной магией и получать методом их сочетаний новое дерево умений, Элин качал две несочетаемые магии: Света и Тьмы, и третью — Духовную силу. А она считалась полезной только для ближнего боя. Ее прокачка в сочетании с деревьями магии Света и Тьмы, давала два новых дерева умений: «Дух Света» и «Дух Тьмы»

«Я никого не слушал и не только превзошел их, но и научился правильно использовать свои силы! Будь я сейчас просто скелетом, сколько я бы потерял… Вчера я бы не насладился вкусом вина, теплой водой летней речки, случайной подругой…» — летели мысли в голове Элина.

Показались башни Таприла. Одна из них — полностью восстановленная сияла белизной стен. Проносясь мимо нее, Элин заметил на веселой полянке зеленый прямоугольник — гномий танк, на котором отправился Дарин-Созидатель в сопровождении четырех гномов. Танк — награда за сложную миссию гномьего короля. В обычное время он охраняет четвертый уровень гробницы Эзерлика, где расположены кузницы и другие производственные помещения. «Молот Великого Созидания» — тоже награда от гномов. Этот артефакт Элин передал гному-нипу, руководившему строительством гробницы — Дарину. Когда-то давно он присоединился к ним после задания.

Башня осталась позади, и кони опять понеслись над лесом. Между деревьями мелькала грунтовая дорога, вдалеке виднелись бедные деревни и зреющие поля. Ангелы летели следом. Элин оставил гробницу без охраны: взял двух сильнейших персонажей максимального для нипов девятого божественного уровня. Не хорошо… За ними идет демон-управляющий. Он от пятого, за время защиты и управления гробницей, прокачался до седьмого уровня. В игре божественные существа имели способность истинного зрения — они могли видеть истинный облик существа, даже после трансформации.

«Но ладно… — Элин кивнул. — Все равно, если ангелы используют свою силу внутри гробницы, то вызовут ее обрушение».

Лес окончился, показалась полоса луга, окружающая город. Там пасся скот горожан, живущих у стены. У ворот столпились кучи людей — все стремились проехать в город. За сутки по ближайшим деревням успели разнеситесь слухи.

— Пора показаться народу! — Элин начал орудовать вожжами. Он ликовал, но это никак не проявлялось на белом черепе. Скелет готов был сжать кулаки и прыгать — такая радость преисполнила его от обладания городом. — Замедлить ход! Снижение! — приказал он коням. Они начали опускаться ниже. — Стоп!

Люди внизу заметили летящую колесницу и начали пялиться в небо. Когда Элин подлетел поближе они разглядели и его.

— Скелет! — заорали в толпе.

Элин вел небесную колесницу к городской стене. Сонные солдаты, стоящие на карауле, разбежались в разные стороны. Пролетев над ней, новый король помчался над улицей города.

Рынок жил обыденной жизнью, только из-за вчерашнего поступления денег в казну и выдачи зарплаты солдатам, тут наблюдалось праздничное оживление. Зажиточные люди толкались у ломящихся лавок, толстые торговцы кричали, уличные мальчишки, пользуясь суматохой, тащили пестрящий товар.

— Скелет! — грянул кто-то, тыкая пальцем в небо. Все запрокинули головы и увидели белоснежную колесницу. В ней стояли скелет в серой кирасе и рыцарь, а за ними летели два ангела: черный и белый. Это зрелище произвело на людей такой ужас, что они, вопя разбежались в разный стороны. Разноцветные палатки завалилась, длинные прилавки опрокидывались — началась полнейшая неразбериха.

— Они еще не привыкли к новому королю, — кивнул Элин и перевел взгляд на красивый дворец, показавшийся вдалеке.

Производя переполох на своем пути, колесница понеслась над городом к дворцу.


***


В просторном кабинете короля столпились гномы, Сидор и Лиза. Открыв двери, Элин и Джулия вошли внутрь. Скелет посмотрел на потемневшие панели и вспомнил этот кабинет. Несколько раз он заходил сюда, обсуждать вопросы гильдии. Тогда все было по-другому: обстановка свежая, новые деревянные панели, прозрачные стекла. Сейчас же все постарело, износилось, обветшало. Мюрреан подошел к столу, меч и посох исчезли, и он сел в роскошное кресло.

— Что нового, друзья? — Элин обвел взглядом подчиненных. Джулия закрыла двери.

— У нас весьма плачевные вести, — начал главный гном.

— Пожалуйста, говорите!

Гномы стали рассказывать, как произвели оценку состояния коммуникаций города. Водопровод в тех местах, где уцелел пришел в негодность — трубы соржавели полностью, и их можно было восстановить только магией. Канализация находилось не в лучшем положении: насосные станции снесли, а коммуникации под городом утонули в грязи и песке и требовали очистки. Песка нанесло туда так много, что они почти полностью забились, оставляя незначительные пустоты.

Сидор доложил о состоянии дворца.

— А у меня есть интересная новость, мастер, — улыбнулась Лиза.

— Будь добра, посвяти нас, — кивнул Элин.

— Касательно моего задания. Я посмотрела летописи в башне придворного астролога. Утопая в пыли, я кое-что раскопала. Правительство Эквилона приняло решение конфисковать все движимое и недвижимое имущество героев спустя год после их исчезновения. В банках страны они изъяли более семи миллиардов. А сколько у них было наличных денег даже не сообщается.

— Судя по всему, эти деньги не им пошли впрок. А теперь новость!

— Я узнала, что под видом погашения задолженности за зерно, министр торговли присвоил тридцать тысяч золотых, — произнесла синеволосая девушка.

— Очень интересно, — Элин сжал кулак. — Похоже я уже нашел первого казнокрада!

— Я использовала на нем магию разума, когда встретила его возле дворца. Существо первого уровня не способно ей противостоять.

— Спасибо тебе, — он кивнул, — ты проделала большую работу.

— Всегда пожалуйста, мастер! — девушка слегка наклонилась, раскачивая пышную грудь.

— Итак, друзья, — скелет поднял голову. — Слушайте мои распоряжения. Я видел район застроенный ветхими хижинами. Снесите их, выплатив жильцам компенсацию. Сидор!

— Да, хозяин.

— Будь так добр, возьми у Джулии кошелек. В нем десять миллионов. Внеси их в государственную казну. Дальше я хочу, чтобы ты изучил дворец на возможность потайных ходов и лазеек и составил его план.

— Да, хозяин, — сантехник кивнул головой и забрал кошелек у Джулии.

— Моя дорогая Лиза. Я хочу, чтобы ты вела бухгалтерию и отвечала за выдачу средств. Я назначаю тебя казначеем.

— Очень приятно, мастер! — она склонила голову, приподняв мини-юбку за края. Гномы вперили взоры в ее кружевные трусики.

— Мои старые-добрые гномы, на месте снесенного квартала спроектируйте каменные четырехэтажные дома с удобствами и приступите к постройке, как только это будет возможно. Так же, организуйте всех свободных людей, вскройте где-нибудь улицу и начните расчистку канализационных магистралей.

— Будет сделано! — буркнули гномы.

— На этом пока все, друзья! — Элин встал. — Джулия, проследуй за мной, — и они вдвоем вышли в коридор. Гвардейцы отскочили, не привыкнув к новому королю.

«Яков отправился перевоспитывать бандитов, а Айя вернулась в гробницу, — Элин смотрел на потемневшие портреты на стенах. — Надеюсь, Яков долго не задержится и вернется в гробницу».


***


В сырой тюрьме грязь тонула в темноте. Лучи света пробивалось из полукруглых окон под потолком. Петли лязгнули, дрожаний тюремщик повел скелета и рыцаря по мрачному коридору. Обрюзгший король, сидящий на соломе за ржавой решеткой из толстых прутьев, поднялся, услышав шаги. Перед ним предстал вчерашний мертвец. Толстяк вздрогнул и попятился. Двое маленьких принцесс побежали прятаться к королеве, сидящий в глубине темной камеры. А принц, увидев скелета задрожал, как осиновый лист.

— Я пришел, чтобы решить твою судьбу! — скелет посмотрел на наместника светящимися глазницами.

— Чем я провинился перед вами? — бывший король стал на колени, ухватившись за холодные прутья решетки.

— Ты самовольно захватил престол Гриона, — прогремел громогласный голос скелета.

— Все наместники так поступили, они захватили свои города! — дрожал голос толстяка.

— Это не умаляет твоей вины, — заметил скелет.

— Этот негодяй повинен и в множестве других преступлений! — из соседней камеры начал кричать оборванец. — Из-за него этой зимой погибли сотни беднейших людей нашего города. Он покрывал шайку бандитов, владеющих здесь казино.

— Любое из этих обвинений — серьезное! — сжал кулак Элин. — Во всей их полноте разберемся позже. А сейчас — «Исторжение души!»

Изо рта наместника вырвался предсмертный вопль, он повалился на солому. Из тела вылетел шарообразный черный огонек. Элин раскрыл ладонь, и огонек влетел в нее. Души видели только существа, достигшие героического уровня, поэтому дети с ужасом смотрели за непонятной им манипуляцией.

— Кто сидит напротив? — он посмотрел на тюремщика — грязного сутулого пройдоху.

— Мятежник Раймон Инмельт, — ответил тот.

— Освободить его!

— Я буду вам служить верой и правдой! — закричал истощавший мужчина, держась за прутья решетки. Тюремщик зазвенел тяжелыми ключами.

— Так же освободите бывшую королеву и детей и отправите их в соседний город.

— Да, ваше величество! — затрясся тюремщик.

— У меня еще много дел! — Элин развернулся и пошел к выходу, Джулия последовала за ним.


***


Элин и Джулия вошли в кабинет короля. Скелет сам закрыл тяжелые двери и осмотрел старые стены.

— «Преграда тьмы!»

Стекла стали черными, от стен полился рассеянный свет.

— Джулия!

— Да, мастер!

-«Трансформация, облик мачо», — Элин превратился в изысканного кавалера в сером камзоле с серебристыми узорами. На поясе появилась шпага с гардой усыпанной драгоценными камнями. Длинные золотистые волосы, аккуратно уложенные, спускались ниже плеч. — Джулия, будь добра, запомни этот облик. Это облик ректора академии героев.

— Запомнила, мастер, — она сняла шлем и поклонилась.

Элин улыбнулся, на высоком лбу блестела гладкая кожа.

— «Трансформация, истинный облик», — он опять превратился в скелета. — Отменить «Преграду тьмы». — Чернота в окнах исчезла, и в них полился дневной свет. Элин подошел к высокому окну. — Джулия!

— Да, мастер!

— Иди в наш старый особняк в Грионе и организуй там академию героев. Второй этаж сделай общежитием, первый — школой. Пройдись по улице, используя свои способности, отбери кандидатов в герои и пообещай кадетам стипендию в тридцать золотых в месяц.

— Будет сделано, мастер! — она поклонилась и, надев шлем, пошла к двери.


***


Высокие двери в зал совещаний открылись — Элин вошел, министры вскочили.

— У меня сегодня мало времени! — король посмотрел на них. — Кто из вас министр торговли?

— Я! — пролепетал толстяк, бледнея. Он судорожно вскочил с мягкого стула и подбежал к скелету на трясущихся ногах.

— До меня дошли сведенья, что вы присвоили тридцать тысяч золотых, под видом погашения несуществующего долга.

— Я все объясню…

— «Внезапная смерть!»

Толстяк схватился за сердце и рухнул на четвереньки, а затем перевернулся и распростерся на полу. Из него вылетела черная душа. Элин забрал ее.

— Мне не нужны объяснения! Мне нужна ваша честность! — он поднял сжатый кулак. — Если я еще узнаю о казнокрадстве, недобросовестном исполнении своих обязанностей, взяточничестве, то достану вас даже из-под земли! Идите и помогите гномам организовать работу!

Он вышел из дверей, приближался полдень.


***


Перед дворцом на зеленом газоне стояли две группы людей: справа — маги в серых мантиях и с длинными посохами, слева — силачи в доспехах и без. Элин, растворив главные двери дворца, спустился вниз по широким ступеням. У открытых ворот стояли два солдата из девяноста девяти, возле них собралась толпа зевак, боящаяся переступить через невидимую черноту.

Элин подошел к магам.

— Ты кто? — он посмотрел на захудалого старикашку.

— Я Зэль Тронт, — Пролепетал старик. — Маг Воздуха второго уровня.

— Ты самый сильный?

— Нет, — старик замахал ладонями. — Самый сильный Эльбер Ондрон. Он маг Воздуха третьего уровня.

«Ну и жопа! — кивнул скелет. — Третий уровень у них самый сильный».

— Разве вы не учились в академии магии?

— Она сгорела в сто семьдесят втором, — вырвалось у старика.

— Расступитесь! Расступитесь! — послышались крики. — Расступитесь! Едет великий маг Гриона — Эльбер Ондрон.

Толпа посторонилась и к воротам подъехала черная карета. С нее спрыгнули лакеи в золотистых ливреях и открыли дверь. На железную подножку ступил старик в старой посеревшей мантии с длинным посохом.

Он зашел за дворцовые ворота, на иссохших губах появилась довольная улыбка.

— «Молния!»

Из его посоха вырвался разряд, ударивший в Элина. Скелет пошатнулся и развалился, рассыпавшись по тротуарной плитке. Раскат грома прокатился по дворцу, заставив задрожать тонкие стекла.

— И это и есть великий маг, захвативший королевство? — Эльбер рассмеялся гомерическим хохотом. — Я Эльбен Ондрон уничтожил его с одного удара. Только я достоин стать правителем этого города! — он пошел к ступеням крыльца. Маги, затаив дыхание, смотрели ему вслед.

— Минуточку!

Эльбер замер, не понимая откуда доносится голос. Он подошел к останкам скелета и протянул к нему руки — скелет мгновенно собрался и стал перед ним в полный рост.

— Особая способность скелетов — «Обманная смерть», — Элин рассмеялся. Ни на кирасе, ни на черепе не оказалось ни одной царапины. — Не тяни руки, а не то протянешь ноги! Старый дурак, неужели ты думал, что сможешь победить меня?

Эльбер выставил посох вперед, однако, Элин схватил старика левой рукой за горло, поднял над землей и с громким хрустом переломал шею. Тело мага упало на тротуар, заливая его кровью, из груди вылетел огонек.

Все открыв рты в ужасе смотрели на это неприятное зрелище. Эльбер Великий — маг, которого все боялись. Метатель молний и повелитель громов был убит так просто! Это невозможно!

«Кажется, я только что убил сильнейшего мага своего государства, — Элин смотрел на валяющееся тело. С латной перчатки капала алая кровь, растекаясь по белой плите. — Вот так незадача, а я хотел назначить его в академию магии. Хорошо, что я могу поправить это!»

Он распростер левую руку над трупом.

— «Воскрешение!» — из кисти полился белый свет. Кровавое пятно исчезло, раздавленная шея восстановилась и маг, непонимающе смотря на Элина, поднялся. — Ты показал мне свою силу, я тебе свою. Я воскресил тебя для того, чтобы ты служил мне! Ты же не хочешь, чтобы я убил тебя снова?

— Я к вашим услугам, господин! — Эльбер поклонился.

— Маги, — Элин повернулся к контингенту волшебников, — я видел вас и не впечатлен. Можете расходиться. Если мне что-то понадобиться, вы тут же об этом узнаете.

Маги не стали испытывать судьбу и повалили к воротам, где стояла карета, а за ней толпа зевак. Эльбер тоже побежал следом.

— А теперь вы, воины? — Элин повернулся к сильнейшим бойцам, они задрожали, как тростник на ветру. Затем он посмотрел на двоих элитных зомби, стоящих у открытых ворот. — Девяносто девятый, иди сюда!

Зомби подошел чеканным шагом.

— Назовись!

— Я семьдесят первый из девяносто девяти солдат. Мы лучше солдаты-зомби! Наши тела тверже камня, наши мышцы прочнее стали! Мы не боимся огня, мы не боимся глубин океана! Все пройдем мы ради славы и величия «Торговой империи!»

Элин слушал эти слова. Он любил их слушать, поскольку сам их сочинил. Скелет повернулся к бойцам.

— Кто из вас самый сильный?

— Я! — вышел огромный детина в латах. — Я Дюран Арвиль.

— Ударь моего караульного, Дюран. — Элин посмотрел на зомби и добавил. — А ты не сопротивляйся.

Дюран подбежал к зомби и со всей силы врезал огромным кулаком в нагрудник. Зомби отъехал на несколько десятков сантиментов.

— Мой кулак! — выл детина. Из разбитого кулака сочилась кровь.

— Воины, можете уходить! — махнул рукой Элин.

«Ну и жопа! С таким успехом быстро создать крутую армию не получиться. Нужно будет заняться ее формирование в ближайшее время. А пока пойду разберусь с казино».

Он пошел ко внутреннему двору, где стояла небесная колесница.

— Ваше величество! — услышал он за спиной голос. Элин обернулся, к нему бежал толстяк в дорогих одеждах.

— Ты кто?

— Я Огюст Бордо, ваше величество. Владелец особняка на улице Ленкар Дель Сол.

— Надеюсь, ты уже освободил его?

— Да, ваше величество, — толстяк тряс желтую бумагу.

— Что это?

— Это документ подтверждающий, что глава «Торговой империи» — Элин Рон фон Мюрреан триста лет назад сам пожаловал моему предку этот особняк.

Элин взял бумагу и просмотрел документ. Вернув его, он взглянул на пухлое низкорослого торговца.

— Я Элин Рон фон Мюрреан! — он поднял сжатый кулак. — И не триста лет назад, и не сейчас я никому не отдавал особняк, принадлежащий «Торговой империи!» Твой предок самовольно захватил недвижимость гильдии. И если не желаешь получить вместо него наказание за его преступление, то убирайся с моих глаз!

Он развернулся и пошел к квадриге, толстяк что есть ног помчался к воротам.


***


В кабинете на пятом уровне гробницы Эзерлика Элин сидел за письменным столом. Двери открылись — вошел ангел. Судя по хмурому выражению лица, его день оказался не очень удачным. Элин оторвался от исписанной кучи белоснежных листов и посмотрел на вошедшего.

— Ну что? Как успехи, мой друг?

— Плохо. Эти заблудшие люди даже не стали меня слушать. За совет устроиться в городе на работу я получил кинжалом в живот. Я был в образе старика. Обыскав меня, они пошли дальше.

— У меня великие планы! — Элин сложил руки на груди. — Будь добр, превратись в старика.

Ангел засветился и стал лысым стариком с волнистой бородой, спадающей до пояса, одетый в длинный хитон.

— Сегодня я детально рассмотрел город, — Элин поднялся, за его спиной появился посох с красным шаром, а на поясе ножны с мечом. — Я видел множество нищих, больных и калек, — он обошел стол. — Удручающее зрелище. Столько много людей пропадает, а для строительства империи мне нужен каждый из них. Моя столица не может быть в таком удручающем положении! У меня для тебя есть важное задание.

— Слушаю, хозяин!

— Ходи по городу в таком облике и исцеляй людей, а также проповедуй, что настали новые времена и король-скелет поведет их в лучшее будущее.

— Мне будет приятно исполнить это поручение, — ангел склонил голову.

— Это еще не все, друг. Скажи Джину, что я установил новую статью расходов: пусть ежедневно выделяет тебе триста золотых на раздачу милостыни. Финансовое состояние граждан настолько меня удручает, что я не представляю, как в короткий срок превратить город в цветущий парк.

— Будет исполнено!

— Спасибо, на сегодня все.

Яков развернулся и вышел. Вместо него зашла девушка-суккуб. На ней белела открытая блуза и короткая юбка. Красные волосы блестели двумя разлапистыми хвостиками.

— Задание выполнено, мастер, — она улыбнулась.

— Не знаю, как выразить свою благодарность, — кивнул Элин. — Что с разбойниками?

— Гномы на телегах уже везут их на каменоломню.

— Мы найдем им лучшее применение, — Элин потер рука об руку — черные перчатки зазвенели. — Спокойной ночи.

— Спокойной ночи, мастер! — девушка вышла в коридор.

Все изменилось! Наконец-то! Наконец-то он может воплотить свой план! Он всегда мечтал построить империю, но даже при всем могуществе гильдии — «Торговой империи» это было невозможно. До него уже очень большая и очень сильная гильдия пыталась покорить ниповские страны, но безрезультатно. Узнав об этом, многие игроки стали на сторону нипов и разбили силы гильдии. И она потеряла все. Другие попытки были тоже столь мало результативные. Игроков были миллионы и далеко не все разделяли идеи друг друга. То было раньше…

Но теперь все изменилось! Теперь нету миллионов игроков, из которых десятки тысяч поднялись до божественного уровня. Теперь есть кучи нипов, для которых маг третьего уровня — откровение и всесильный герой. Даже существо героического уровня встретить трудно. А он — Элин Рон фон Мюрреан. Он существо десятого уровня. Чтобы достичь его, он прокачал, Магию Света, Магию Тьмы и Духовную силу до девятого уровня — высшего божественного. Это дало возможность получить веткам умения доступ на десятые уровни — абсолютные. Ведь, чтобы получить абсолютный уровень нужно прокачать три основных дерева навыков до девятых уровней. У суккубов в гробнице бухгалтерский учет развит до седьмого божественного уровня и они считают и запоминают не хуже компьютеров, но бухгалтерия — вторичный навык, не определяющий уровень существа.

Основные деревья первостепенных навыков: Магия Света, магия Тьмы, четыре стихийных магии, Духовная сила, Ближний бой, Дальний бой, Алхимия и Созидание. Это только деревья имеющие различные ветви. Сочетаясь друг с другом они давали дополнительные деревья имеющие свои навыки активные и пассивные, супер-приемы и способности. Были еще и специфические магии, которые имелись у различных существ, например, у суккубов. Но игрок их получить мог только с помощью артефактов.

Элин ходил по большой комнате. В воображении он уже начал наступление на ближайшие города: Вэллари, Астгард и Испези — великие города королевства Эквилон. Но как установить власть, избежав анархии? Ведь он не может быть в четырех города одновременно, а разбрасывать по ним уникальных персонажей — значит оставить беззащитной гробницу, хранящую несметные сокровища.

Дверь открылась, в кабинет вошел старик в серой хламиде и остроконечной шляпе.

— Ну что, Мерлин? — посмотрел на него Элин. — Как твои дела?

Мерлин — этот персонаж загонял их гильдию по заданиям, он заставил их пережить многое и после последнего задания присоединился к ним. Он Алхимик, за время службы в гильдии прокачался с пятого по седьмой уровень.

— Зелье готово.

— Спасибо тебе, друг! Ты очень помог! Позже гномы за ним зайдут, — он помахал рукой, указывая на дверь. Зелье восстановления энергии очень понадобиться при строительстве.


***


Наступили сумерки. Элин в облике совы сел на полюбившуюся ему ветку и посмотрел в окно дома астронома. Старый дом… Триста лет назад он был новеньким и красивым. Тогда все было другое… И люди другие… Нипы измельчали… Но вот пришел он и он создаст империю, не знавшую себе равных за всю историю этого мира. Но для этого нужно время, он должен прославиться. Люди должны спать и видеть, чтобы он пришел завоевать их город.

А пока он смотрел в окно. Раньше он никогда не задумывался, зачем нужна полная трансформация. Можно было превращаться в кого угодно, но какой в этом смысл? Каждое существо, достигшее божественного уровня, обладает истинным зрением. В игре такой игрок, превратившийся в мелкое животное, был бы подсвечен ярким маркером у персонажа божественного уровня. Этим можно было обмануть кого-то, но не сильного. Пролезть через узкое место? Зачем? Духовная сила дает телепортацию, правда, нужно видеть место куда телепортируешся. Но опять таки, это божественный уровень. На человеческом — Духовная сила дает плюшки вроде усиления руки, ноги и других частей тела.

— Брат приехал! — прибежал к жене отец девочки.

— И что, приехал опять просить денег? — заорала она. — Или им там совсем не платят?

В помещение влетел статный мужчина в кирасе. У пояса в ножнах болтался меч, из-за спины торчал простенький лук.

— Ура! — солдат обнял брата. — Наконец-то пришло счастье!

— Что такое?

— У нас новый король! — он достал из кармана штанов кошель и, развязав затертые тесемки, показал паре золотые монеты.

— Откуда у тебя деньги? — открыл рот крестьянин. — Я сам слышал, что солдатам уже давно не платиться жалованье.

— Теперь все выплачено, — военный улыбнулся. — Я же сказал: у нас новый король, — он отсчитал три золотых монеты. — Вот вам долг.

— Судя по всему, он щедрый король, — посмотрел на золото брат.

— Все говорят, что он не человек. Что он скелет и ходит в доспехах.

Из-за двери это услышала маленькая девочка.

— Король-скелет! Король-скелет! — завизжала она. — Он вернулся!

— Король-скелет? — посмотрел на нее солдат.

— Да, — кивнул его брат. — Помнишь из старых книжек отца?

— Припоминаю, он еще жил в гробнице и имел несметные сокровища, — приезжий задумался. — Да какая разница, пусть хоть скелет, главное, что все наконец-то измениться!

Элин не стал слушать дальше, вспорхнул и полетел к трактиру.


***


Несмотря на наступавшую ночь веселье в трактире только начиналось. Зал наполнили утомленные крестьяне, а уставшие путники потягивали холодный эль из глиняных кружек. Анжелика ужинала за свободным столом, на ее счет отпускали грязные шуточки зашедшие крестьяне.

Дверь отворилась, туда вошел Элин в облике белокурого юноши. Анжелика сразу увидела его и помахала рукой, он сел рядом с ней. За соседним столом крестьяне обсуждали последние сплетни из города.

— Ну что? — спросил Элин.

— Ты ушел ничего не сказав, — она опустила взгляд.

— Теперь я буду редко появляться, — он улыбнулся. — Дела. Возвращайся в город, там сейчас полно работы и за нее хорошо платят.

Она наклонилась к нему через весь стол.

— Сюда, приехала одна знатная особа.

Элину доложили о бегстве принцессы, но это уже не имело никакого значения.

— Понятно, — он пожал плечами.

За окном послышался лязг гусеничных треков, в окна ворвались лучи света. Крестьяне в испуге спрятались под столы; путники пролили эль, замерев от страха. Свет проехал мимо и погас, перед окнами остановилось что-то тяжелое. Послышался звук ударов оземь, двери открылись и в трактир вошли пятеро гномов. Один из них был в белоснежных доспехах с синими полосками и держал на плече огромный молот белого цвета с зелеными линиями.

— Давненько я нигде не был! — вырвалось у Дарина-Созидателя. — Все трактиры гробницы Эзерлика мне ужасно надоели.

Все люди смотрели на гномов выпучив глаза.

— Эй, трактирщик, что замер? — подошел к стойке Дарин. — Что в первый раз видишь гномов? — Созидатель бросил на стол несколько золотых монет. — Лучшую выпивку и поживее. Да закуску к ней!

Собрав монеты, мужик побежал выполнять заказы. Гномы подошли к занятому крестьянами столику, и те после немногословного взгляда освободили лавки.

Дарин посмотрел на Элина и Анжелику и отвел взгляд. Он не узнал скелета.

— Это гномы? — выпучив глаза, смотрела на них девушка.

— Да, они развлекаются после тяжелой работы, — пояснил Элин.

— Этот замок даже с Молотом великого созидания придется восстанавливать несколько дней — выдохнул гном-инженер. К нему бежал трактирщик с бутылками вина.

— Ничего, еще пару дней и он будет как новенький! Не будь я Дарин-Созидатель — великий строитель.

Гномы набросились на солонину и выпивку. Все в трактире смотрели только на них: на то, как они едят и пьют. Когда они окончили, то вышли, погрузились в танк и поехали назад. Как только утих лязг гусеничных треков, то у всех вырвался облегченный вздох и трактир вернулся к обычной жизни.





Глава 4


На вершине массивного плоскогорья размещалась огромная крепость — замок Фронтир. Высокие башни устремлялись в небеса, длинные корпуса зданий шли внизу, обнесенные высокими белыми стенами.

Свет врывался в большую спальню сквозь легкие тюли. Собранные шторы висели с краю высоких окон. В глубине комнаты на большой кровати с прозрачным балдахином лежала девушка в белой тунике. Рыжие волосы длинными прядями разлетелись по белоснежной подушке. Девушка, лежа на толстом одеяле, потянулась.

Восьмое утро. Восьмое утро в мире столь противоречивом и непостоянном.

Восьмое утро она Камилия Эссент — владелица замка Фронтир, глава гильдии «Клинки победы». В момент отключения сервера она решила проститься с виртуальной реальностью, похитившей девять лет ее жизни. Больше не вспоминать о ней и жить настоящей жизнью. И все… Утром она проснулась, лежа в кровати, в покоях главы гильдии. Никого из согильдийцев не оказалось — только нипы. Благо, их много… Но что толку от этого? Все дороги в Хамос и другие пункты оказались завалены камнями. Как подобает главе, она отдала приказ расчистить их. И что теперь? Они расчищены…

Но разве это что-то меняет? Первый день Камилия веселилась, осматривая свои владения. В замке Фронтир находилось четырнадцать тысяч солдат и еще тысяча проституток. Бродя между казармами и трактирами, хозяйка смотрела на лица нипов, которым раньше не придавала значения. А почему? Потому, что раньше над ними были написаны имена и статусы? Она над этим не задумывалась… Теперь, стало все как в реальности. Но несмотря на это магия действовала, и боевые навыки девушки сохранились. Прокачав Ближний бой, Духовную силу и Магию Света Камилия была пятым по общему количеству опыта игроком на сервере. Одна из четырнадцати тех, кто превзошел богов. Ну и что?

Первые дни ей нравился этот мир. Камилия не знала, что ее ждет снаружи — за замковой стеной. Работы по расчистке путей велись медленно: все дороги оказались в упадке. Сосчитав золото в казне, казначеи обнаружили миллиард четыреста миллионов с копейками. Вот и все дела.

На четвертое утро Камилия тосковала по дому, вспомнились близкие люди. Теперь она лишена их. Они волнуются… Ей это, как ножом по сердцу.

У нее начался сплин и депрессия — целые дни она лежала и не выходила из покоев. Эмиль — сильнейший нип в замке приносил ей еду.

Гильдия «Клинки победы» — особая гильдия. Она была первой по силе военной. Вместо того, чтобы опираться на воинскую силу игроков, она прокачивала нипов. Полк гильдии получил название «армия героев» — это тысяча бойцов, которых они успели прокачать до шестого уровня. Игроки же занимались в основном поддержкой или, как Камилия, могли сражаться с врагом, а когда надо — воскрешать погибших нипов.

Армии игроков непостоянны. Они не согласованы и малоэффективны. Задания где нужно оборонять крепости на протяжение недели неосуществимы, даже для самых крупнейших гильдий. Игрокам нужно покидать мир и хорошая гильдия должна иметь им смену. Но смены могут не прийти, игроки пойти не туда, да и вообще отвратительно сражаться. Любое задание, которое требует больше четырех часов лучше получается у нипов. Посему, «Клинкам победы» удалось завоевать столько славы. Они выполнили задание по захвату замка Фронтир и оборонили его на протяжении недели от монстров. За что и получили его, как награду.

Но имеет ли это значение сейчас?

Камилия лежала на одеяле. Прохладный воздух в комнате влетал в ноздри.

В дверь постучали.

— Госпожа, откройте!

— Эмиль, я поем потом, — крикнула девушка, уткнувшись лицом в белоснежную подушку.

— Госпожа, срочное донесение. С дороги на Хамос к нам подъехала армия. Они требуют лорда или коменданта крепости.

«Хамос!» — вспомнила девушка. Раньше этот город был столицей королевства Фич, соседствующего между Эквилоном и Дваросом. Раньше они нередко выполняли задание от Фич и в частности Хамоса. Рейтинг Камилии и ее гильдии в этом государстве был крайне высок. Она всегда была почетным гостем на королевских балах и заходила к королю не сдавая оружия.

Девушка перевернулась на спину и села на кровати.

— Что им надо?

— Я полагаю, они хотят, чтобы вы присягнули на верность королю Хамоса и в знак этого расквартировали здесь его солдат, — донесся голос из-за двери.

— Какая наглость! — Камилия сжала кулак.

— Я тоже так подумал. Только верность принципам и добрая память о короле не позволила мне уничтожить этих наглецов!

Девушка спрыгнула на пол и расправила волосы, спускавшиеся по спине.

— Боевое облачение!

Вместо свободной туники на ней появились серые латы, состоящие из подвижных элементов. Голова так и осталась открытой, появился только обруч. Она подошла к двери и, открыв ее, впустила рыцаря. Он зашел внутрь в похожих серых доспехах и склонил голову. За спиной воина висел толстенный двухметровый клинок.

— «Телепортация, главные ворота!» — послышался гневный голос Камилии.

И они оба исчезли.


***


На белоснежной башне над высокими воротами появилось два человека. Оны выплыли из ниоткуда и подошли к квадратным зубцам парапета.

Камилия посмотрела вперед — на узкой дороге, где могли разъехаться только две телеги, стояли всадники. Они длинной полосой уходили за белую гору. Снаружи снег. Всегда… Камилия видела только его, за все время, что гильдии принадлежал замок Фронтир. Стоя на башне, она не чувствовала холода — сказывались волшебство окружающее замок и ее уровень. Вокруг горы, и за ними на юге лежит королевство Фич со степями и пустынями. В ста двадцати километрах — Хамос.

— Склоните головы, перед вами владычица гильдии «Клинки победы!» — сложив ладони рупором выкрикнул Эмиль.

— Что? — поднял голову самый статный всадник. Камилия сразу отметила его более лучшую лошадь и брильянты на упряжи. Она осмотрела всадников и не впечатлилась: лошади самые обычные, доспехи весьма посредственного качества.

«Истинное зрение, магические предметы!» — про себя произнесла девушка. Но ничего не увидела, только из-за ее латных перчаток стал литься свет — на ней были магические перстни. Так же сияли латы у Эмиля. Но экипировка всадников не только не сияла, но даже не проявляла самого слабого свечения. Девушка покрутила головой, свет от вещей исчез.

Значит, среди них нет ни одного, кто владеет магическим предметом? Раньше у солдат короля был целый отряд латников в магических доспехах. Странно.

— Баба! — смеясь сказал второе слово командир всадников.

Эмиль нахмурился.

— Вы что издеваетесь? — рассмеялся всадник. — Где ваш командир? Я не могу поверить, что это какая-то баба?

— Да как ты смеешь оскорблять нашу госпожу! — Эмиль оперся руками на стенку. — Нашего командира!

Солдаты внизу разразились смехом.

— Командир — баба! — из одних уст в другие передавались слова. — Их командир — баба!

— Я уже представляю, как мои солдаты разобьют вас! — крикнул глава наступления.

— Позвольте мне отплатить им за это оскорбление! — Эмиль сжал кулак, а затем потянулся к огромному мечу, висящему за богатырской спиной.

— Не стоит, Эмиль, — посмотрела на него девушка. Ветер развевал ее рыжие локоны.

— Они смеются над вами, победившей в одиночку черного дракона!

— Что вам от нас надо? — крикнула Камилия. Она не хотела портить отношения с Хамосом. Раньше город всегда поставлял им провизию, и сейчас еды в крепости оставалось только на три месяца. Не стоит портить отношения…

— Его величество, великий король Хамоса — Амрил Дан хочет, чтобы вы поклялись ему в верности и тогда вы сможете остаться владелицей этого прекрасного замка, расположенного на землях его величества. Также вы должны расквартировать у себя тысячу солдат и отправить большую часть своих войск на службу новому господину, — всадник поднял голову.

— А что вы сделаете, если я откажусь? — Камилия вызывающе посмотрела на него.

— Мы отправим за подкреплением и возьмем замок.

— Очень самоуверенно, — рассмеялась девушка. Они возьмут замок? Они хоть представляют, что такое замок Фронтир?

— И тем не менее, я хотел, чтобы вы проявили к нам больше уважения — произнес капитан всадников.

— Уважения надо проявлять вам! — сжала кулаки Камилия. — Вы не представились, смеялись надо мной и еще требуете уважения!

Камилия посмотрела на Эмиля — он солдат, который прокачался от первого уровня до девятого, он сможет ее понять.

«Телепатический сеанс — произнесла она мысленно. Раньше в игре после этого речь передавалась вместо общего звука, персонально нужному игроку. — Эмиль, отправь двоих солдат из армии героев, пусть они с другой стороны перекроют дорогу и, если враги начнут отступать, пусть безжалостно режут их. Ни один из них не должен вернуться в Хамос».

Эмиль кивнул. Он понял. В игре телепатия автоматически появлялась, когда персонаж достигал божественного уровня.

Он пошел к лестнице, капитан всадников отреагировал на этот маневр. Да, враги не знают о размерах замка Фронтир, видимо их разведка приехала к главным воротам и доложила о крепости. За воротами виднеются белоснежные башни. Но основные постройки и стены скрыты за горами — с земли их трудно увидеть, не взбираясь на вершину. А горы покрыты толстой коркой льда и глубоким снегом. Надо поиграть с ними и как можно больше. Бойцу шестого уровня ничего не стоит пробежать за несколько минут все расстояние, что отделяет начало конной колонны от ее конца.

Подул холодный ветер — начиналась метель.

— Я хочу вас разочаровать, — улыбнулась Камилия. — В наш гарнизон не влезет тысяча солдат!

— Вот как? — всадник взялся за вожжи. — Тогда, мы посмотрим сколько влезет.

Да, он не знает истинных размеров замка. Но удивляет их расторопность: они узнали о неизвестной крепости и тут же примчались ее захватывать.

— Нисколько! — улыбнулась девушка.

— Вы принимаете предложение короля? — он раздраженно крикнул, густые усы дергались.

— Дайте подумать, — Камилия усмехнулась.

— Думайте быстрее, у меня нет времени!

— А откуда у Хамоса взялся король?

— С тех пор, как рухнула империя наместник Хамоса стал великим правителем окрестных земель.

— Ясно! — девушка кивнула.

— Мне кажется, что надо мной издеваются! — сжал кулаки всадник и посмотрел на солдат. Они достали луки и натянули тетивы. — Владелец этого замка поплатиться за то, что заставил меня говорить с бабой!

— Подождите, я думаю, — смеялась Камилия.

— О чем может думать баба, если у нее нет мозгов? — командир всадников смотрел на девушку задрав голову. Перед ним белели пустые стены и только Камилия стояла на башне. Это придало ему смелости.

— Например, о том, где я вас всех буду хоронить? Кстати, сколько вас?

— Нас тысяча! Тысяча! Тысяча всадников!

— Не мало.

— Поэтому иди и скажи тому, кто у вас главный, чтобы не тянул резину и не испытывал наше терпение, а открыл ворота и впустил нас. Или он не боится короля? Или может быть, кроме того белобрысого и тебя здесь никого нет? — всадник поднял руку. Солдаты направили стрелы на Камилию.

Камилия думала. До сих пор у нее не было возможности проверить в новой реальности боевые навыки и супер-приемы. Командир расположился далеко, в тридцати метрах от нее. Она стояла на башне, он — внизу на дороге. Рядом с ним всадники, целящиеся из луков. Для супер-приемов героического класса расстояние слишком большое, а божественные слишком мощные, чтобы применять их против горстки солдат.

Ветер подул еще сильнее, в воздухе появились танцующие снежинки.

— Я даю вам минуту! — рявкнул командир, его лицо покраснело от гнева.

«Духовная сила. Усилить способности героического класса в три раза!» — шептала про себя Камилия, в теле появилось непонятное напряжение, как будто внутри нее натянулась струна.

— Я уже решила, где вас буду хоронить — выброшу ваши тела в Костяной долине.

Эти слова резанули командира, его рука полетела вниз, отдавая приказ стрелять. Камилия смотрела на него улыбаясь.

— «Расчленение!» — сорвалось с ее губ. Невидимые клинки изрубили в кашу всадника вместе с конем. Солдат залили кровавые брызги, а два трупа горами мяса рухнули на дорогу.

В игре крови было меньше — отметила Камилия. В нее полетели стрелы, но ни одна не попала — солдаты промазали от испуга. Она мысленно отменила усиление.

Метель налетела с новой силой. Девушка обернулась и пошла к лестнице.

— Мы вернемс,я и вы заплатите за все! — летели в ей вдогонку голоса солдат. Сильный порыв ветра принес поток колючих снежинок. Послышался топот копыт: всадники уезжали.

— «Телепортация, вершина горы Оэсти», — в одно мгновение она перенеслась на вершину невысокой горы. Внизу расположилась заметенная дорога с множеством следов от копыт. Перстень телепортации позволял ей телепортироваться по замку и его окрестностям. Такие же перстни были у лучших игроков гильдии.

Подул сильный ветер, девушка шагнула по корке льда — он проломался под ногами, она поехала вниз. У подошвы склона она вбила, закрытые латными перчатками, руки в лед и затормозила. Встав на ноги, Камилия присмотрелась. Из-за метели все тонуло в хороводе снежинок. Сейчас надо оценить возможности вражеских солдат. Это то место, где надо устраивать засаду на выезжающих из замка. Эмиль его знает.

«Виденье сквозь тьму!» — и поток снежинок растворился. Она услышала цокот копыт — ехала колонна всадников. Вот кони появились из-за склона. У дороги лежит снег. Он идет трещинами, и с обеих сторон из наста вылезают два латника в серых доспехах.

Солдаты удивлены, они достают мечи, несутся на врагов, они не боятся. Напрасно! Армия героев — это люди, прокачанные до вершины героического уровня. В игре переход с людского — третьего на героический — четвертый стоил больше опыта чем переход с четвертого на пятый. Похожая ситуация и со следующими великими уровнями. В отличии от людей, герои были бессмертны. Их души было нельзя поймать — они оставались в телах, пока те не были полностью разрушены. В игре они могли возродиться через месяц.

Серые невзрачные доспехи обманывают обывателя, он не понимает, что перед ним солдат экстра-класса.

Клинки скрестились и мечи всадников переломились, словно картонные. Матовые серые лезвия разрубили хлипкие кирасы. Каждым взмахом солдат-герой убивал своего врага. Стоя по обе стороны дороги, они убивали врагов, ехавших в два ряда.

Камилия смотрела на битву. Ее помощь не понадобилась, враги впали в панику, пытались стрелять по ее солдатам. Но что может сделать дешевая стрела против героического доспеха?

Хорошо если всадники были второго уровня, что они могли сделать против шестых? Люди кричали, лошади ржали, унося вдаль мертвых седоков.

Не порядок! Если лошади доскачут до Хамоса, тогда король объявит им настоящую войну. Она это не предусмотрела. Перстень телепортации не мог закинуть ее дальше от замка, чем гора Оэсти. Оставалось только телепортироваться с помощью Духовной силы. А для этого нужно видеть то место, куда собираешься попасть. Камилия исчезла. Порядка двадцати раз она появлялась на заснеженных склонах гор, прежде чем оказалась перед табуном безумных коней, несших мертвых всадников.

Хорошо, что она еще и маг Света, иначе пришлось бы убить лошадей.

— «Стена Света!»

Из-под земли вырвалась широкая стена из света шириной в двести метров. Стоя за ней, Камилия видела несущихся на нее лошадей. Первые кони разбились о стену всмятку, другие побежали по склонам гор, тонули в снегу и сваливались вниз.

Кони все равно погибнут. Она смотрела на ржущих животных. Воскрешать их нецелесообразно, тех что выживут — она вылечит. Но не более. В замке мало коней…


***


Время шло к двум часам дня. Безоблачное небо над Грионом тонуло в голубизне, летнее солнце жарило город. Элин, не чувствуя жары, летел над улицами на колеснице и смотрел на панораму города. Зрелище радовало глаза: везде суетились люди, всюду шла работа.

Он увидел вскрытую улицу — пространство между домами раскопали и теперь там виднелись своды главной канализационной магистрали. Сотни грязных рабочих таскали в тачках желтый песок, поднимая его по деревянным трапам наверх. Там другие загружали его на тележки и вывозили из города.

Вдалеке, между трущоб виднелись котлованы — скоро здесь появятся новые многоэтажные дома.

Элен подлетел к восточной стене — здесь во всю кипит работа. Сотни людей висят в спущенных со стены люльках и ремонтируют поврежденную кладку. На стене непрерывное движение, под ней — тоже. У городских ворот столпотворение: крестьяне едут продавать продукты питания, с каменоломен тянутся телеги с кирпичом.

Множество проблем занимало последние дни Элина. Он работал, решая самые разные задачи. Замок Таприл восстановили, и теперь можно подумать о новых зданиях в городе. Однако, Дарин-Созидатель так долго жаловался на усталость, что Элину пришлось выделить ему премию в пять тысяч золотых. В гробнице всего пятьдесят один гном — это не так много, чтобы отстроить целый город, но достаточно для кузнечных работ и относительно небольшого строительства.

Вдалеке Мюрреан увидел, как из леса выехал кортеж. Несколько черных карет, окруженные всадниками, стремились к Гриону.

«К нам гости! — в душе улыбнулся скелет, разворачивая колесницу. — Ну что ж, устроим первый прием!»


***


В тронном зале горели большие люстры, освещая белым светом кристаллов длинное помещение. Несмотря на то, что за окнами только вечерело, света явно не доставало для того, чтобы блистать в его ярких лучах. Красная ковровая дорожка застилала мраморный пол. Витражные стекла показывали картины далекого прошлого, когда пришлые герои сражались за благо мира. В торце возвышался изящный трон, напротив него — высокие двери, перед которым стояли рослые латники с длинными копьями.

Элин сидел на троне и смотрел вперед. Сидор с помощью великого разводного ключа успел здесь обновить интерьер — зал выглядел, будто после ремонта.

— Наместник города Вэллари! — грянул голос герольда. — Анког Унден.

Двери открылась, в тронный зал вошел низкорослый мужик в расшитых золотом одеждах. За ним шли слуги. Подойдя к трону наместник рухнул на колени.

— Ваше величество, я желаю присягнуть вам в верности!

«Да не может такого быть! — подумал Элин. — Моя слава еще не настолько сильна. Тут что-то не так».

— Ваша присяга принимается! — кивнул Мюрреан.

— У меня к вам просьба, ваше величество, — бледные губы наместника задрожали.

— Что такое? — склонил голову скелет.

— Мои дочери и моя жена — они похищены. А Вэллари окутан пожарами.

«Вот и причина. Но кто посмел напасть на город, который только что стал моим?»

— Что случилось? — поднял голову Элин.

— Замок. Небесный замок! Позавчера вечером он спустился из-за облаков и оттуда вылетели люди с серыми крыльями. Они грабили банки, особняки, дворец. Они забирали деньги и женщин. Более двухсот самых лучших, самых знатных женщин города были похищены. Мы пытались отразить их нападение, но враги были неестественно сильны: они убивали магов и солдат. Полегло более двадцати тысяч!

Если бы скелет мог бледнеть, то он бы побледнел — настолько он не ожидал здесь услышать об этом. Он замер, в голове проносились разные мысли.

«Заоблачный замок! Значит, я здесь не один! Я догадывался. Но вот и подтверждение. Там были серокрылые. Естественно — это наемники шестого уровня, они с легкостью выносят солдат и слабых магов. Так значит Ариас Бурк здесь и он собирается безнаказанно грабить мои города. Во время игры мы с ним намучились. Он был самым известным негодяем в игровом мире. Он использовал самые неприятные способы. Названия его гильдии постоянно менялись, он старался завлечь игроков. Тот еще тип! И сейчас, он может преспокойно летать на своем замке и сеять хаос. Если я не остановлю его, то он может уничтожить мою мечту!»

Ариас Бурк был один из самых нечестных прокачанных игроков. Он создал гильдию и собирал подобных себе. И она в самом начале снискала себе громкую славу. Они заходили в начатое другим отрядом подземелье и когда те доходили до главного босса и последних залов, то они помогали боссу вынести игроков, затем выносили его и забирали награду. Они делали много подобных вещей, от которых другие игроки плевались. Ариас поссорился со всеми гильдиями. Он брал деньги взаймы и никогда не возвращал, мешал другим гильдиями получить влияние на важных нипов. И делал другие выходки, за что его постоянно выкидывали из городов и стран.

У Ариаса было много громких свершений. Один раз он с другой гильдией соперничал за получение важного задания. Все задания в игре были уникальными, а на самые сложные не давались просто так. На балу король сказал его сопернику, что завтра тот получит это задание. Ариас собрал людей, напал на дворец, убил короля и похитил его душу. Без нее воскрешение было невозможно. Бурк затребовал за нее десять миллионов золотых. Но его нашли и убили. Мертвый игрок не может хранить души: как только его убивают, собранные души вылетают, если он конечно их не съел. Правда, после этого воскрешенный король отказался давать задание. И много подобных историй…

«Заоблачный замок!» — вздохнул Элин, вспоминая.

Это было задание высочайшего уровня. Замок изначально охранялся отрядом ангелов. Для его покорения объединенные силы нескольких гильдий вели пятичасовой бой. Затем они не смогли поделить трофей — Заоблачный замок Велир и решили его продать. За триста миллионов золотых его купил Ариас Брук. Для этого он заставил всех членов своей гильдии, а их тогда у него было более тысячи, отдать все деньги и взять взаймы сколько возможно. Когда замок был куплен, он устроил великий пир. Во время его он поднял Заоблачный замок на огромную высоту. Большинство согильдийцев потеряло создание и умерло от удушья. Это было необходимо, чтобы игрок не смог появиться в замке, а перевоплотился в храме. Тех, кто не умер, Ариас сам добил, используя недавно обретенное заклинания десятого уровня «Повелитель воздуха». После этого он зашел в реестр гильдии и выкинул оттуда всех своих согильдийцев. Этот поступок получил большой резонанс. Все обманутые им игроки в очередной раз прокляли его и пообещали отомстить.

«Да, наделал он дел! — Мюрреан посмотрел на наместника. — Но, если в мире есть Ариас, значит есть и наши постоянные союзники. А с ними мне никто не страшен!»

— Я принял решение! — разрушил гробовое молчание голос короля-скелета. — Я верну вам ваших женщин. На сегодня все!

Элин встал и покинул тронный зал.


***


В кабинете, сидя за широким столом, Элин смотрел на листы бумаги. Кристаллы освещали большое помещение. Мысли Элина занимал Ариас.

Ариас Брук — четырнадцатый игрок по суммарному количеству опыта. Абсолютный — десятый уровень. Три основных дерева навыков: Ближний бой, Дальний бой и магия Воздуха. Сочетания этих деревьев открыло другие промежуточные деревья: Воин ветра, Стрелок ветра и Универсальный боец. Промежуточные ветки открывались и прокачивались автоматически, по мере прокачки двух основных деревьев навыков. Для них были свои умения и приемы. Базовые давались сразу, остальные же нужно было учить, выполняя задания и наведываясь по академиям.

Последние вести об Ариасе гласили, что он опять набрал недовольных на весь мир игроков и отправился на север в земли монстров. Там он нанял несколько сотен серокрылых и накопил достаточно душ негодяев, которые приносили ему другие члены гильдии. Он совершил обряд жертвоприношения Чернобогу и призвал черного ангела. Дальше было известно, что когда замок вернулся из земель монстров, где Ариас грабил все что только мог, согильдийцы кинули его, подкупив нипа. Они забрали все его деньги и добро и смотались. Ариас остался один в своем замке… Он потерял даже экипировку. А потом… А потом объявили, что сервер закроется через месяц и всем стало не до этого.

В игру играло более тридцати миллионов игроков. Десять из них стояли на людских уровнях, двадцать миллионов — имели героические и только чуть больше пятидесяти тысяч игроков — божественные. А максимальные божественный — девятый уровень был только у чуть более чем семи тысяч игроков. Из них только четырнадцать игроков получили уровень превышающий божественный — абсолютный.

Элин не боялся за гробницу. У Ариаса был только один ангел. Он хоть, как и Айя, имел мощный супер-удар, но все же мог вызвать лишь обрушение верхних уровней. Гробница под землей была покрыта слоем кристаллического-кирпича, блокирующего вражескую магию. Да и для летающих существ там сделали особые сюрпризы в боевых залах на первом и одиннадцатом уровне — потолок-пресс. Он хоть может и не убьет, но уж точно спустит на землю непрошенных гостей.

Если появились враги, пора вспомнить о союзниках! А самый главный союзник «Торговой империи» был «Клинки победы». С другими гильдиями после боя всегда возникали неразрешенные вопросы. Кто-то выставлял не столько игроков, сколько обещал; кто-то требовал большую долю, чем оговорили; кто-то мог отказаться сражаться, если противник оказывался не тем, о каком договаривались, либо задание слишком затягивалось. Все это вызывало большие осложнения, особенно для тех, кто полагался на предоставляемую силу. Сложные задания требовали много расчетов. И только «Клинки победы» удовлетворяли «Торговую империю» как постоянный союзник. Остальные гильдии приглашались в качестве мальчиков для битья и прикрытия.

Элин нажал на белую кнопку на столе.

— Джин, будь добр, подойди ко мне!

Через несколько минут прибыл управляющий.

— Чего изволите?

— Я хочу, чтобы в пять часов утра была готова квадрига. Я собираюсь совершить дальний полет. Также завтра, будь так добр, пробуди десять тысяч легионеров императора и размести их в боевом зале на первом этаже. Это все.

— Будет сделано, — управляющий поклонился и вышел.


***


Наступила ночь, а Анжелика шла по городской улице. Все изменилось — ее не было семь дней, а казалось, будто прошел год. Бандиты на улицах исчезли, вместо них бродили уставшие рабочие. Трактиры и рестораны ломились от посетителей. И все встреченные говорили об одном — о короле-скелете.

Она подошла к дому, где жили раньше ее родственники. Однако, надежды найти кров не оправдались — ее двоюродный брат выставил девушка за дверь даже не выслушав.

Устав и расплакавшись, Анжелика села на ступеньки неизвестного подъезда.

Послышался скрежет доспехов — по улице шел латник. Девушка подняла голову и увидела рыцаря в дорогих доспехах. На тугом поясе болтался короткий меч. Рыцарь остановился и снял шлем — им оказалась девушка.

— Некуда идти? — посмотрела она на Анжелику.

— Да, — кивнула та. — Мой двоюродный брат прогнал меня!

— Я вижу в тебе героический потенциал, — улыбнулась брюнетка. — Пошли за мной. Я дам тебе койку в общежитии академии героев, и так же можешь рассчитывать на стипендию в тридцать золотых.

Тридцать золотых — огромные деньги. А она так просто говорит о них, будто это какой-то мусор. Видимо, она из приближенных нового короля.

— Во мне?

— Да. Ты сможешь стать героем: магом или воином. Потом посмотрим, — брюнетка протянула ей правую руку, в левой она держала шлем. — Я Джулия.

— Я Анжелика, — блондинка взяла ее за руку, и та повела ее вслед за собой. Они проходили между домами, идя в квартал дорогих особняков. Выйдя на улицу, обнесенную с двух сторон высокими стенами, они пошли к кованым воротам. Возле них висела табличка: «Ленкар Дель Сол». На этой улице было только одно здание постройки героического века.

— О, леди Джулия! — старый сторож открыл ворота. — Вы кажется нашли новую ученицу.

— Да, Джеф, — Джулия затянула Анжелику внутрь. — Знакомься, Анжелика.

— Очень приятно, — кивнул старик, закрывая ворота.

— От ректора ничего не слышно?

— Нет, все еще не появился, — покачал седой головой сторож.

Перед Анжеликой предстал красивый особняк: большой, старый, двухэтажный. У крыльца стоят статуи героев: один с мечем, другой с посохом. Джулия ведет удивленную ученицу внутрь: в шикарный холл. На полу яркая мозаика, где выгравирован гигантский кошель бардового цвета, ломящийся от золота, вздымающегося из него горкой и надпись — «Торговая империя».

— Хочешь есть? — посмотрела на нее брюнетка.

— Не откажусь.

Мечница повела ее в столовую, где длинный стол убирала горничная. Анжелике подали приборы и еду. После ужина Джулия пошла показывать ей комнату.

Они поднялись на второй этаж по шикарной лестнице. Стены украшали древние фрески, где группа героев совершала подвиги — один из них был скелетом, удивительно похожим на встреченного в лесу. Дальше показался длинный коридор. Старый ковер, шикарные люстры, лакированные двери, древние картины, где изображены те же герои — все здесь говорило о великом прошлом.

Дверь открылась, и Анжелика увидела комнату. В ней стояли две двухъярусные кровати. На полу на шерстяном ковре с гербом «Торговой империи» сидели две девицы и играли в карты. На кровати лежала третья с кудрявыми рыжими волосами.

— Знакомьтесь, девочки, ваша новая соседка, — Джулия оставила Анжелику в комнате и пошла назад. Красный ковер глушил шаги металлических сапог, а Анжелика рассматривала роскошную комнату. Ее соседки не обратили на новенькую никакого внимания.





Глава 5


В десять часов утра под квадригой показались острые горы. Их крутые склоны покрывал хвойный лес, а белоснежные вершины манили ищущие взоры. Стоя в колеснице, Элин смотрел и смотрел на северо-восток. Уже пять часов он летит туда. Тысяча километров пройдена, и до Фронтира осталось двести.

Фронтир — это замок и последний рубеж человечества. Крепость разделяющая миры монстров и людей. Это задание, которое три года не могла выполнить ни одна гильдия или альянс. Помимо того, что нужно было захватить замок, его нужно было оборонять от волн монстров, идущих с севера, на протяжении семи суток. За три года было предпринято сто двадцать семь попыток захватить его. Самый мощный альянс продержался пять суток. Игроки разделились на три смены и поочередно обороняли крепость. Однако, на пятый день и они пали. Большинству игроков надоела однообразность и они либо покинули поле боя, либо вовсе не вошли в игру. Только сто двадцать восьмая попытка увенчалась успехом и только благодаря армии нипов. Организованные, дисциплинированные — они держали замок столько, сколько было бы нужно. Игроки лишь обеспечивали им поддержку. Единственный недостаток армии нипов был в том, что порталами, разбросанными по всему миру, могли пользоваться лишь игроки. Но теперь, когда порталов не стало этот недостаток исчез.

После боя замок стал принадлежать гильдии «Клинки победы». Он обладал рядом магических свойств. Под стенами лежала кристаллическая нить, защищавшая его от телепортации на стену. В случае подобной попытки любой маг оказывался под стеной. А за несколько месяцев до известия об отключении сервера гильдия обзавелась летающим кораблем.

Армия монстров, идущая с севера, засыпала целую долину своими костями, простирающую за замком на севере. В костяную долину вели вторые ворота замка. Третьи открывались на запад, а подземный ход уходил на восток.


***


Элин на белоснежной колеснице подлетел к главным воротам замка. Караульные узнали его, и один из них скрылся на лестнице. Через десять минут на белой башне, использовав телепортацию, появилась Камилия.

— Наконец-то! — кивнул Элин. — Рад тебя видеть!

— Привет! — улыбнулась она. — Я рада, что не одна здесь.

— Я нашел тебя не просто так, — скелет подлетел на колеснице поближе.

— Я догадалась. Есть дело.

— Давай переговорим!

— Оставь колесницу на башне, и пошли в мой кабинет, — посмотрела на скелета Камилия. Холодный ветер развевал ее рыжие кудри.

Элин приземлил коней на квадратную крышу башни, где стояла пара солдат и ступил на заметенный пол. К скелету подошла девушка.

— «Телепортация!»

Они очутились в кабинете заваленном картами и книгами. Элин сел на легкий стул и посмотрел на хозяйку. Та зашла за длинный засыпанный бумагами стол и опустилась в простое кресло.

— Итак, что же привело ко мне главу «Торговой империи?»

— Я больше не глава «Торговой империи». Гильдия исчезла, осталась только гробница. Теперь я король-скелет и строю новую империю.

— Значит, в мире есть только игроки, перешедшие на абсолютный уровень.

— Я тоже так думаю! — кивнул скелет.

— Кстати, не хочешь превратиться в кого-нибудь посимпатичней, — девушка улыбнулась. — А то скелет, это как-то…

— Если я превращусь в кого-нибудь посимпатичней, нам придется перейти из кабинета в спальню, — рассмеялся он.

— А ты не хочешь выполнить задание на перерождение?

— Боюсь, тогда мои подчиненные могут меня не узнать, поскольку у меня нет идентификационного номера персонажа! Да и задание я выполнил уже давно — зелье лежит в инвентаре годами. Но смысла перерождаться уже никакого нет: я могу быть кем хочу.

— Ладно, давай к делу.

— Ариас Бурк, — сжал кулаки скелет.

— Он опять что-то вытворил?

— Напал на город, который я только собирался присоединить к королевству. Серокрылые обыскали все особняки и конторы в поисках золота. Они также унесли двести с чем-то женщин. Я решил проучить его!

— И тебе понадобиться моя помощь, — она посмотрела на карту. — Когда это произошло?

— Три дня назад.

— Вызывай Якова и Айю. Мы впятером намылим ему морду.

— Ты уже решила атаковать?

— Да. Нас будет пятеро: два десятого уровня, три девятого. Против нас один десятого, один девятого и триста с копейками шестого. Мы победим! А воздушный замок я заберу себе в качестве награды.

— Ты знаешь сколько у него серокрылых? — Элин посмотрел на девушку.

— Да, я интересовалась им. Особенно после того, как он спер генератор защитного поля одного города, который мы защищали. В результате город уничтожили монстры. Наша армия не пострадала и задание было уже выполнено. Но все равно очень неприятно когда кто-то убивает того, кого ты только что спас. Затем он продал генератор эльфийскому королю.

— Да, к тому же Ариас очень дорожит заоблачным замком, — глаза Элина горели красным светом.

— Это его слабость, — кивнула Камилия.

— Да.

— Я отправлю десять разведчиков на вивернах! Мы изучим обитаемую местность в радиусе тысячи километров. Если обнаружим замок, то завтра утром выдвинемся. Заклинания и способности высших уровней у Ариаса только базовые. Видимо, ему так и не удавалось попасть в академии или к мастерам.

— Его изгнали из всех государств к моменту получения десятого уровня, — Мюрреан поднес пальцы к челюсти. — Ты многое о нем знаешь.

— Да. Пришлось. В игре его было необходимо опасаться, приходилось следить за каждым действием, чтобы не стать его жертвой.

— Ты думаешь, он знает о том, что мы в мире?

— Думаю, нет. Иначе, он не вел бы себя так нагло. Хотя может быть у него просто не было другого выбора. Серокрылые — наемники, им нужно платить и причем приличные суммы. Ариас брошенный и ограбленный не мог найти средства, поэтому ограбил город, — девушка положила руки на стол.

— Я тоже думал об этом. Только я не интересовался им. В гильдии противниками занимался другой человек. Я тоже думаю, что он ничего не подозревает о нас.

— Тем проще для нас! — она улыбнулась.

Элин открыл ладонь — там появилось магическое зеркало, в нем показалась Лика.

— Лика, будь добра, передай приказ Джину: Яков и Айя пускай немедленно вылетают в замок Фронтир!

— Будет исполнено, мастер, — кивнула девушка.

Зеркало исчезло в руках, а Элин откинулся на спинку стула.


***


За окном молчала ночная чернота, и спало небо, укутанное сиянием звезд. Элин размышлял у круглого стола в небольшой комнате. Рядом на грубых стульях сидели Яков и Айя. На столе горела тонкая свеча. Все трое молчали.

Так продолжалось довольно долго, пока дверь не раскрылась, и в комнату не вошла Камилия.

— Разведчики вернулись. Они нашли замок. Он движется к Дарфи и будет там к полудню. Мы должны опередить его, чтобы не сражаться над городом.

— Над городом удобней застать врасплох, — Элин поднялся.

— Да, но тогда город погибнет во время битвы. Ариас наверняка использует «Повелитель воздуха».

«Повелитель воздуха» — заклинание высшего уровня, позволяющее до конца боя либо суток призывать огромное количество существ стихии Воздуха. Они появляются каждую секунду и набрасываются на врагов. Призыв идет пока не погибнут враги, либо не истечет время действия заклинания. Но оно привязано к одному месту и если враги его покидают, то монстры не преследуют их. Призванные существа исчезают в полночь.

— Да, — кивнул Элин.

— Нам и самим придется пользоваться заклинаниями десятого уровня.

— Если учесть, что раньше активацию заклинаний десятого уровня можно было видеть за десятки километров, то нам надо сделать это далеко от замка. Точнее тебе. Поскольку мои заклинания поражающего характера, мне придется активировать их рядом с врагом.

— Давай обговорим начальный план, — Эссент села рядом.

— Какие у тебя предложения?

— У меня предложения такое, — загадочно улыбнулась девушка.

— Слушаю.

— Я активирую «Воплощение Всевышнего». Мы полетим к замку. Я дам Эмилю перстень, дающий крылья, и он попадет в замок. Но вначале он полетит с тобой в колеснице.

— Пока мне все нравиться, — кивнул скелет.

— Ты будешь поражать серокрылых магией, Яков будет драться с темным ангелом, а Айя защищать тебя и помогать Якову. Эмиль будет драться с серокрылыми и призванными существами уже в замке.

— Тогда я вначале использую «Путы великой тьмы», чтобы остановить замок, а потом «Повелителя тьмы».

— О, я уже вижу — будет весело! — она рассмеялась. — Я отправлю свою воздушную каравеллу, чтобы забрать похищенных женщин. Твоей целью было их возвращение?

— Да, я хочу предстать перед народом великим и всемогущим правителем.

— Ариас прокачал ближний и дальний бой по максимуму, также магию Воздуха. Но есть одно «но»: насколько мне известно у него вообще нет никакой экипировки, она погибла в боях. Да и против существ превысивших божественный уровень вся его магия и спец-приемы не такие всемогущие. Тем более, как ты сказал, он очень дорожит замком, а значит не будет использовать сокрушительные супер-приемы.

Элин кивнул. Он вспоминал характеристики противников, уровни и умения. Серокрылые были обычными людьми — героями шестого уровня с особенностью «наемник». Они, как и абсолютное большинство нипов, работали исключительно за золото. Они прошли обряд посвящения в наемники у богини торговли и получили серые крылья, которые могли появляться за спиной, и наемники получали возможность летать. Однако, они не превышали в полете скорости в семьдесят километров в час. Ангел же мог разгоняться до двухсот.

В отличии от обычных игроков существа десятого уровня были неубиваемы. После определенного количества урона они переходили в состояние призрака. Они могли видеть, что происходит, но воздействовать на мир — нет. И их никто не видел и не слышал. Но были ограничения по местам пребывания: они не могли попадать в дома и твердыни других гильдий. После получения абсолютного уровня с Элином только однажды случалось такое — при зачистке города черных драконов. Тогда он уже исчерпал свою магию и сражался с помощью посоха — Тринистрона. Этот посох, созданный величайшим кузнецом и величайшим алхимиков — Викторией Виннер, обошелся ему в тридцать миллионов. Во время зачистки города драконов он чуть было не был уничтожен драконьем пламенем — вынесшим посоху девяносто процентов здоровья. Элин спрятал его в «Бездонное хранилище» и тем самым спас. Правда, сам он не уцелел. Он побежал, отвлекая внимание от группы, и, утопая в драконьем пламене, растворился, превратившись в бесплотного призрака.

За эту способность — «Не знающий смерти» была дорогая цена: после смерти существо абсолютного уровня не воскресало, а бродило семь дней призраком, пока снова не становилось материальным. Зато каждый раз после смерти можно было перерождаться. Элин тогда впервые за долгое время устроил перерыв в игре.

Боевая система в игре была непрерывной — способности, заклинания и супер-приемы не имели отката. Их можно было использовать сразу в количестве, необходимом для победы. Вся тактика сражения строилась на расходе энергии, а она восстанавливалась очень медленно. И если у игроков в подземелье кончалась энергия, то сражение считалось проигранным, поскольку самое минимальное время восстановление энергии было равно четырем часам, а у слабо прокачанных персонажей — двенадцати.

— Остальное посмотрим на месте действия, — поднялся скелет. — Спокойной ночи!

— Отлично! — Камилия встала и пошла к двери. — Завтра в семь утра на башне над воротами. Капитана воздушной каравеллы — Кальмуса я отправлю еще раньше — корабль летит слишком медленно. Спокойной ночи!

Она вышла, оставив Элина с ангелами.

— Я пойду спать! — зевнул Яков.

Элин вышел на улицу. Он не знал как сложится бой и это его беспокоило. Но тело скелета не выдавало ни радости, ни волнения. Будет ли в реальности все так же, как и в было игре?


***


Солнце еще не поднялось над горными вершинами, но ночное небо уже просветлело. Внутри белого замка все замерло, и черные тени лежали за мощными стенами. Свет еще не упал на многочисленные улицы домов и казарм, и там лежала ночная тьма. На башне у главных ворот стояли пятеро.

Элин залез в колесницу, рядом стал Эмиль Рондиар.

— Идите вперед, я вас догоню, — Камилия посмотрела вдаль, Элин кивнул и потянул за вожжи — волшебные кони оторвались от холодного пола башни, и колесница полетела к горам. За ней вспорхнули два ангела.

Эссент смотрела, как они уменьшаются и исчезают вдали.

— «Максимальная экипировка», — латы на ней изменились: вместо обычного серого металла появился сияющий доспех с шлемом. Девушка преклонила колено и уперлась кулаком в каменный пол.

— «Воплощение всевышнего!» — прогремел над горами ее голос. Он Камилии вверх полетел столб яркого света. Замок Фронтир осветился, тени разбежались, часовые открыв рот смотрели на свою госпожу. Столб света усиливался, уходя в небеса. От спины девушки стали отделятся крылья из прозрачной белой субстанции, напоминающей пламя.

«Воплощение всевышнего» — способность десятого уровня промежуточного дерева Ближнего боя и Магии света — Воин Света. Она усиливала все характеристики, супер-приемы и пассивные навыки. Заклинание, способность, либо супер-прием десятого уровня можно было активировать не более одного раза в сутки.

Камилия оторвалась от плоской крыши башни и помчалась над горами. Они летели под ней, сияя белыми вершинами. Прозрачные крылья несли девушку с огромной скоростью, покоряя холодную даль. Догнав Элина, она снизила скорость и полетела рядом с ним.


***


Продолговатый зал освещало множество высоких окон, закрытых витражными стеклами. За тремя столами пировали сотни солдат в старых кирасах и с открытыми шлемами. Множество девушек в белоснежных туниках разносили еду и выпивку. В торце среднего стола на троне развалился дородный старик. У его раздвинутых ног сидела девушка. Продолговатая голова старика смотрела на высокие двери в другом конце зала. Лысая, окруженная ореолом седых волос, торчащих во все стороны, она возвышалась над телом, укутанным в серую мантию. О высокий трон опирался длинный посох с голубым кристаллом-набалдашником. Рядом стоял черноволосый юноша в белой тунике и золотых сандалиях с ремешками, обвивающими стройные ноги. Он держал золотой кувшин с вином и подливал ароматный напиток в золотую чашу, когда старик поднимал опустевший кубок левой рукой.

Ариас Бурк смотрел на пирующих солдат. За последние дни все это ему надоело и он ждал великих свершений. Внешность старика появилась у него не случайно — он много раз менял ее, чтобы игроки, пострадавшие от него, не смогли его узнать. Но и она не спасала — недоброжелатели находили его везде. Они постоянно убивали его и довели его до нищеты. В этих сражения погибли все его божественные предметы и он был вынужден довольствоваться каким-то дешевым посохом. Даже для того чтобы купить «Посох порывистого ветра» он продал героическую экипировку наемников, а вместо нее купил им поношенную солдатскую. Когда они напали на город он понял, что правильно сделал — с такими противниками мощная экипировка просто не нужна.

Как только Ариас узнал о том, что сервер закрывают, он отдал свою учетную запись за опыт и начал нарезать километры в игре конкурентов. И он уже значительно продвинулся, когда однажды утром проснулся на широкой кровати, но не у себя дома, а в воздушном замке Велир.

Он испугался и думал, что сон продолжается. Боясь выйти из замка, он бродил по длинным стенам, смотря вниз. Пейзаж внизу пугал его — он был незнаком. Новый мир не спешил приветствовать старика. А поняв, что это реальность, Ариас начал бояться, что здесь он может умереть по-настоящему. А он боялся смерти. Это в игре он был непобедимый обманщик, разоривший десятки тысяч людей, кидавший гильдии, разрушавший планы альянсов. В реальности он был трусом. И поняв, что он живет здесь на самом деле, он боялся ступить вниз, поскольку думал, что встретит там своих старых врагов.

Шли дни. Серокрылые, которым требовалась оплата, стали грозить покинуть его, если он не раздобудет им денег. Они вот-вот бы оставили его, как появился город. Тирэй — черный ангел, предложил взять денег в городе. Ариас рисковал, очень рисковал. Но все прошло удачно: он не встретил ни одного сильного игрока, ни одного мощного нипа — никто не защитил город. И он понял, он здесь один. Присмотревшись, Ариас увидел ужасную нищету, разруху и голод. Да, боги призвали его, чтобы он властвовал над этим миром!

Когда серокрылые привезли девушек, он расспросил их и многое узнал — все изменилось. Враги исчезли, сильные исчезли — остался лишь он — ОН! Ариас Бурк! Всемогущий, великий, имеющий силы которым в мире нет равных. Больше нет нужды скрываться, больше нет нужны прятаться в замке, больше его никто не убьет, никто не прогонит, потому что он — сильнейший, он — хозяин, он — господин!

Больше он не боялся, что на замок нападут — нападать некому! Ариас Брук уверовал в это. Даже сейчас он не выставил ни караульных, ни стражей. Героическая эпоха прошла — никто не сможет напасть на его замок.

Сидя на троне, он любовался своим величием, пиршеством, представлял образы своего будущего владычества. Ничто не могло охмурить этот взор.

От сильного толчка он вылетел из трона и проехал по гладкому полу из разноцветной плитки. Столы сдвинулись к дверям, яства рухнули на пол, наемники покатились, упав со стульев. Девушки повалились на пол, громко визжа. Не будь Ариас Бурк существом десятого уровня, а обычным смертным, он бы остался без инструмента, который в момент полета хозяина использовался наложницей. Но так старик просто поднялся и завязал штаны. Взяв валяющийся на полу посох, он развернулся.

«Проклятье, видимо я не досмотрел гору!» — пошел он к дверям. Темноволосый юноша, отбросив кувшин, последовал за ним.

Высокие двери распахнулись — старик вышел на длинную стену. Под ним лежали постройки и стены нижних уровней. У Ариаса выпала челюсть — в нескольких километрах на севере из земли в небо вырывался черный столб — кто-то творил магию Тьмы десятого уровня.

— Уничтожь его, Тирэй! — побледнел старик. — Серокрылые к бою, убейте мага!

У темного ангела возникли черные крылья, в правой руке материализовался длинный меч.

Наемники вскочили и побежали к дверям, на улице за спиной у них появились серые крылья. Воины отрывались от земли и неслись к черному столбу, пока столовая не опустела.

Ариас смотрел, как они серым облаком летят вдаль и схватил посох двумя руками. Он поставил его перед собой и взглянул на покрытое тонкой корой древко.

— «Повелитель воздуха!»

Разнесся над замком громкий голос старика. Через руки потекла огромная мощь, из торца посоха в небо вылетел столб голубого света, еще один упал на землю из дна замка. Ариас дрожал. Какое чувство, какое чувство! Оно опьяняет! Это и есть могущество? Сейчас мы посмотрим кто-кого!

Белая вспышка, примчавшаяся издали. Ариас не заметил, как оказался летящим над зеленым лесом. Тело кувыркалась, а стена третьего уровня становилось все дальше и дальше. Он вылетел за замок и увидел, что его дно держат черные корни, вырывающиеся из земли, и уходящие в небо. Ариас стал на воздух и затормозил. Кто-то остановил его замок «Путами великой тьмы». Этот кто-то был темным магом, сделал он очевидный всем вывод.


***


Тирэй летел вперед, поглощая по пол сотни метров в секунду. Черный меч с тонким клинком в правой руке прорезал воздух. Перед ангелом виднелся черный столб, выходящий из колесницы, под ним — зеленое море деревьев. Столб все ближе и ближе. Ангел увидел мага — скелета, держащегося за посох с красным набалдашником. Меч пополз вперед и сменил положение, защищая владельца от неминуемого удара. Перед ним промелькнул ангел — сорокапятилетний мужик в сияющих доспехах.

— Не позволю! — донеслось до Тиррэя. Юноша обернулся и на него опять налетел светлый ангел. Клинки скрестились.

— «Укус тьмы!» — шепнули губы юноши. Рядом с лицом Якова материализовалась крошечная змейка. Укусив его за розовую щеку, она растворилась.

Яков взмахнул мечом и рванулся к Тирэю. Клинки скрестились, черный ангел отступил, взлетая вверх к облакам. Яков погнался за ним, стремясь разрубить длинным мечем.


***


Подлетали серокрылые. Прямо перед ними появилось облако из падающих перьев черного цвета. Перья летели вниз, преграждая им путь.

Айя стояла над ними, опираясь на воздух. Она занесла косу, будто собиралась срезать траву, и лезвие помчалось.

— «Великая жатва!»

Невидимая коса прошлась по рядам крылатых наемников — несколько десяткой разрезанные надвое рухнули вниз. Айя бросилась навстречу серокрылым.


***


— Не ждал! — Камилия с сияющими крыльями за спиной зависла напротив Ариаса.

— Ты! — выкрикнул он, смотря на нее большими глазами. — Кто?

— Ты не узнаешь меня?

— Не помню! — он почесал затылок. — Но я догадался, что ты одна из четырнадцати великих!

— Камилия Эссент! — она улыбнулась. — Пришла по твою душу.

В это мгновение Ариас забыл, что он не в игре.

— Попробуй получи! «Ледяной дракон!» — он откинулся на спину и, оттолкнувшись от воздуха, полетел назад. Воздух над Камилией разбили вырвавшиеся из одной точки потоки ветра, превратившись в ледяного дракона. Он, раскрыв громадную пасть, схватил Камилию. Девушка сделала выпад мечом и вниз полетела ледяная челюсть. Вторым ударом она отрубила дракону голову. А затем, взлетев над ним, превратила его в ледяную крошку.

«Ты открылась девочка!» — Ариас рассмеялся.

— Дождь из стрел убийц! — но ничего не последовало.

«Проклятье! Я забыл, что у меня нет лука. Проклятые преследователи уничтожили его во время недавней смерти. Нужно использовать супер-приемы из ближнего боя».

Камилия полетела к нему. В одно мгновение она преодолела всю дистанцию, на которую старик пытался от нее отлететь.

— «Бесконечный шквал ударов!» — Ариас взмахнул посохом. Вокруг девушки появились невидимые клинки. Они начали падать на ее сияющие доспехи, но вызывали лишь легкий звон.

— Что? — пожала плечами Камилия. — Я ничего не чувствую.

— «Абсолютная защита ветра», «Тело из воздуха!» — старик поднял посох и вокруг него появилась невидимая сфера. Оттолкнувшись от воздуха, он полетел спиной назад. Перед ним вдалеке виднелся летающий замок, за которым высился черный столб.

— Это и все, на что ты способен? — Камилия рванулась вперед, ее меч полетел вверх. — «Всерассекающий удар!» — она метнулась к старику, и меч наткнулся на воздушную сферу, проломал ее и прошел сквозь Ариаса.

— Дура, со мной это не пройдет! — рассмеялся старик. — Теперь ты мне ничего не сможешь сделать! «Рука ветра!»

Огромная полупрозрачная рука, заблестела на солнце за спиной девушки. Она схватила Камилию и отбросила назад.


***


Элин держал посох. Скелету казалось, что он чувствует нечто ужасное или чудесное. Он не мог понять что. Он даже перестал быть скелетом, он смог почувствовать нечто, что не мог описать словами. Это была какая-то сила или суть, что-то, что живет внутри него и во всем мире. Когда черный поток иссяк у него похолодела полая спина.

На небе в разные стороны начало расходиться черное пятно, другое такое же — на земле. Стало темнеть. Тьма захватывала все больше и больше территории. Она шла по земле и оттуда выползали черные тени — ожившие силуэты демонов. Их миндальные глаза горели яркими огнями. В воздухе над ними появлялись летучие мыши. Они, пища, неслись вперед к серокрылым. Айя улетала от наемников, пользуясь преимуществом в скорости. Каждый взмах ее косы убивал нового врага. Разрубленный на несколько частей он падал. Крылья за спиной наемника исчезали, и он летел в черные дебри леса.

— У меня аж похолодело внутри! — Элин смотрел на замок, который окутала чернота. — «Повелитель тьмы» — страшное заклинание.

Скелет схватил вожжи, и белоснежная квадрига полетела вперед.


***


Клинки ангелов скрестились — посыпались искры. Яков, истекая кровью, летел над землей. Его толкал Тирэй. Белоснежное левое крыло светлого ангела было обрублено у конца, и на землю падали капли светящейся крови. Заклинание сотворилось, появилась тьма. На губах темного ангела просияла улыбка.

«Я не подвел хозяина, — думал Яков. — Он смог сотворить свое ужасное заклятие. Я не хотел этого, но так надо… Эх, если бы я больше сражался, я бы давно убил этого сопляка. Но я не люблю сражаться, я люблю исцелять, дарить людям радость. Я не для этого существую. Но когда мир в опасности я должен его защитить!»

Из-за того, что Яков защищал темного мага во время творения заклинания, он не мог использовать свою способность, дающую дополнительную силу, «Правое дело». После сотворения «Повелителя тьмы» преимущество окончательно перешло на сторону Тирэя.

Яков оттолкнул врага и сделал несколько выпадов, их все заблокировал черный меч. Облако тьмы накрыло сражающихся ангелов.

— «Клинки предательства!» — прошептали холодные губы Тирэя. За спиной Якова появились черные кинжалы, влетевшие в панцирь и доспех. Хлынула горячая кровь. — Умри! — он оттолкнул светлого ангела вниз.

— «Я аз воздам!» — вырвалось вместе с кровью из большого рта. Серебристый клинок засветился и полетел вверх. Черный, похожий на шпагу, меч стал на его пути, но белоснежное лезвие прошло сквозь него и обрушилось на плечо, врезалось в плоть, внутри оказавшуюся бескровной, дошло до пылающего алого сердца и разрезало его. Тирэй откинул голову, юноше лицо исказилось от мук, затем все эмоции исчезли, и оно просияло блаженством. Прозрачная, повторяющая тело ангела, душа отделилась, умершая плоть превратилась в прах и рассыпалась. Душа ангела устремилась вверх.

Крыло Якова переломалось от удара, появившегося за спиной, черного кинжала, и он кувыркаясь полетел вниз.

Этот конец был очевиден — противник оказался более опытен. Надо было убить его до того, как активируется заклинание «Повелитель тьмы». Оно дало силу магии темного ангела. Но Яков убил его — он использовал супер-прием девятого уровня дерева «Воин Света» — «Я аз воздам». При падении здоровья до уровня меньше двадцати процентов, появляется возможность использовать этот удар, поглощающий всегда почти всю энергию. Он гарантированно убивает противника равного по уровню или более слабого.

Густой лес внизу все ближе и ближе. Теперь он не кажется лесом, он кажется черным шевелящемся морем.

— Прощайте, хозяин!

Яков дернулся — что-то потянуло его вверх. В доспехах стало тесно и жуткая боль пронзило все тело — Айя схватила его за кольчужный капюшон. За ней летела добрая сотня серокрылых, редеющая на глазах — наемники возвращались в замок.


***


Белая колесница летела над заоблачным замком. Элин смотрел вдаль, где у горизонта блестели вспышки. Там во всю шла битва. Он пришпорил коней и понесся к сражающимся. Замок, погруженный во мрак, исчез в черном облаке за его спиной. Там каждое мгновение рождались монстры и демоны, призванные побеждать врагов.


***


Темное облако исчезло где-то за горизонтом. Под Ариасом уже пролетело несколько деревень. Он отталкивался от невидимого пола и отступал назад. Старик смеялся, хотя ему уже стало не до смеха. Каждый раз когда сияющий клинок пронзал его, он чувствовал, что сила уходит, а вместе с ней и жизнь. Эх, будь у него старые артефакты, он бы показал этой девчонке кто он такой. Положение становилась все хуже и хуже, нужно было изменить исход битвы.

— Что тебе от меня надо? Зачем мы деремся?

Камилия, подлетев к нему, остановилась. Крылья из белого пламени сияли ярким светом за ее спиной.

— Затем, что ты несешь в мир хаос и разрушения. И самое главное — беспредел! Зачем ты нападал на город?

— Мне нужно было заплатить наемникам!

— Теперь ты доволен?

— Каюсь, я был не прав! — он склонил голову. — Но я думал, что все это по-прежнему игра!

— Но это не игра.

— Да, я заметил, — произнес Ариас. — Это не игра, потому что я отдал свой аккаунт и уже месяц играл в игре конкурентов. Однажды утром я проснулся и хотел залезть в капсулу, но очутился здесь. Я был обескуражен!

— Ты прав, наше сражение бессмысленно, — согласилась Камилия. — Но я хочу твой замок!

— Забирай! — Ариас махнул рукой. — Это раньше он был убежищем во враждебном мне мире, но сейчас он мне больше не нужен.

— Ты сделал все, чтобы мир стал тебе враждебен!

— Я просто хотел играть по-другому. Создать свой стиль, свой неповторимый почерк игры. Смотрите, играет Ариас Бурк — он уникален! Никто не проходит подземелье так как он! Никто не выполняет так как он задания! Он запоминается во всем! Он делает то, о чем другие даже не помыслили.


***


Воздушный замок тонул во тьме, внутренние дворы заполнили тучи пищащих летучих мышей. Серокрылый наемник, улетая от них, заскочил в открытую дверь. Очутившись в темном помещении, он закрыл дверь и задвинул деревянный засов. В воздухе просвистел меч — наемник с разрубленной грудью упал на пол. Эмиль обернулся — во тьме валялись трупы, пытавшихся скрыться серокрылых. Где-то вдалеке доносился женский визг. Покрутив головой, Эмиль пошел вглубь темного зала.


***


Элин летел на колеснице. Темный купол остался за спиной. Его догнала Айя, тянущая за капюшон Якова.

— Мы победили! — кивнул Скелет.

— Вы улыбаетесь, напрасно! — Айя пожала плечами. — Это победа не была ценна.

«Ангелы знают, что я чувствую, особенно мои ангелы, — Элин улыбнулся в душе. — В конце концов я не начинал играть за нежить!»

Он вспомнил, как на пятом уровне, когда оставалось чуть-чуть чтобы убить босса подземелья, враг применил неиспользовавшийся ранее прием — вся группа полегла. Остался один Элин, тогда еще высокий брюнет с длинными волосами. У него осталось совсем немного здоровья, и бос должен был вот-вот его убить. Но он решил использовать новое заклятье, полученное за прохождение школы некромантов — «Познание смерти». Босс убил его, он поднялся как нежить с полным здоровьем и вынес его. Это была победа! Потом он хотел искать «Эликсир жизни», но не успел. После смерти не бальзамированное тело разложилось и он стал скелетом. Во время переговоров он заметил приятную особенность — нипы не могли узнать его эмоции. И он решил, что скелетом быть выгодно. А потом он достиг божественного уровня и стало уже все равно. Но «Эликсир жизни» и «Зелье перерождения» до сих пор пылятся в его огромном инвентаре.

— У них была отвратительная экипировка, — произнесла Айя. — Под ними промчалась большая деревня. — Дешевые и непрочные доспехи людского уровня. Это не та победа, которой стоит гордиться.

— Понятно, Айя, — кивнул скелет. — Я подумаю над этим.


***


Ариас и Камилия висели в десяти метрах друг от друга.

— Раз вы здесь, то есть и другие еще более неприятные игроки, — вздохнул Ариас.

К ним подлетел Элин с ангелами.

— Я вижу битва уже закончилась? — он превратился в золотоволосого юношу.

— Да, черт возьми! — Ариас сжал бесполезный посох. — Вы меня победили. Я уйду.

— И не забудь не докучать мне, я собираюсь строить великую империю! — рассмеялся Элин.

— Зачем тебе это надо? — открыл рот старик. — Мир в таком дерьмище, что его не разгрести всем нам.

— Да, он в дерьме, но ты бы вогнал его в еще большее дерьмо. Я не позволю кому-либо грабить мои города!

— Я тебе не противник. Но у «Торговой империи» — много врагов из великой четырнадцатки.

— «Торговой империи» больше нет — есть я! — Элин поднял голову. Ветер развевал золотистые волосы.

— Это не имеет значения. Ваши богатства… Вы собрали их, и они вызывали зависть у всех игроков. Даже самые крутые игроки с гильдиями должны были довольствоваться жалкими миллиардами. А у вас их бессчетное множество.

— Это не имеет значения, — Элин поднял руку. — Я собираюсь сделать невиданное — построить великую империю! Я возьму погрязший в дерьме народ, схвачу его за шкирку и подниму с колен. А потом втащу на самую высокую вершину! Я стану самым великим правителем во вселенной!

— Удачи! — Ариас рассмеялся. — Удачи!

— И тебе удачи в существовании вдали от нас! — помахал рукой Элин.

— Удачи! — Бурк помахал им рукой в ответ.

— Прощай! — Камилия вернула меч в ножны.

— «Мгновенный полет!» — проронил Ариас и скрылся у горизонта. Это заклинания можно было использовать только вне боя.

Ариас летел вперед, выгнув голову. Да, сегодня он проиграл, но завтра они заплатят за это. Он найдет старых друзей и скоро, он сам будет царствовать в гробнице Эзерлика.


***


— Он отдал мне замок, — улыбнулась Камилия. — Но это и так мой трофей.

— Поздравляю! — поднял большой палец юноша. — Не забудь вернуть женщин в Грион и тем скорее, тем лучше.

— Ты отправишься с ними?

— Нет, — он улыбнулся. — Я вернусь сейчас же назад.

— Для начала освободи замок от созданий тьмы, призванных тобой.

— Минуточку, — юноша превратился в скелета. Развернув квадригу, Элин понесся назад, ангелы и Камилия полетели следом.


***


В конце второго дня после боя корабль с женщинами прибыл в Грион. Элин встретил его и велел позвать наместника.

В тронном зале сияли кристаллы, за витражами же царила ночная тьма. Скелет в кирасе сидел на троне, рядом стояли две девушки и дородная женщина. Двери отворились — вошел наместник Вэллари.

— Отец! — девушки подбежали к нему.

— Прошу прощения, — их мать пошла следом за ним.

— Алика, Дэриос! — наместник обнял дочек. — Моя, дорогая жена!

— Я выполнил то, что обещал! — произнес Элин.

— Как мне отблагодарить ваше величество? — наместник опустился на колено.

— Выполни мое поручение: езжай в Астгард и постарайся убедить его короля дать мне присягу. Я распоряжусь выдать Вэллари десять миллионов. Так же в случае если Астгард войдет в мое королевство, то он тоже сможет рассчитывать на материальную помощь.

— Буду рад сделать это, ваше величество! — произнес наместник.

— Можете идти! — Элин встал и пошел в кабинет. Там ждала его Лиза.

Девушка стояла у стола и бросала беглые взгляды по сторонам.

— Что-то случилось? — посмотрел на нее скелет.

— Да, вам пришло письмо! — она показала окровавленный конверт.

— Откуда! — скелет взял его. Внутри него все задрожало.

— Не знаю, его привез всадник-мертвец на мертвом коне по тракту на Вэллари, — девушка поклонилась. — Его достали с трупа, когда он упал у ворот. Как я установила, всадник был поднят не с помощью магии Тьмы, а с помощью магических арбалетных болтов, которые попадая в цель убивают ее и сразу поднимают как нежить.

— Спасибо! — Элин кивнул. — Спокойной ночи!

— И вам приятных снов, мастер, — она вышла за дверь.

Если бы у нежити могли дрожать руки, то они бы дрожали. Не уж-то он слишком необдуманно поступил покинув гробницу? Теперь за его сокровищами охотятся. Нужно было, как только появился здесь строить новое убежище и переложить туда несметные богатства, а гробницу Эзерлика взорвать или оставить пустой. Нет, взорвать! Враг должен думать, что сокровища похоронены глубоко под землей. Его сокровища! Без них он ничто. Даже нипы служат ему только по тому, что у него есть чем платить. Надо оберечь золото!

Он посмотрел на конверт: Там стояла надпись: «Элину Рону фон Мюрреану — главе «Торговой империи!»

Распечатав конверт, скелет упал на стул.

— Так я и думал!

Текст гласил.


«Я Сатэрин Хойла — и не нуждаюсь в дальнейшем представлении. Много раз «Торговая империя» давала нам ссуду. Генри давал нам деньги под пятьдесят процентов месячных. Все ваши богатства — это награбленное у других игроков и нипов. Пользуясь своим влиянием, вы вели самую грязную игру, обогащаясь на миллионах людей. Вас защищало королевство Эквилон и другие короли. Но сейчас все кончено. У вас больше нет покровителей. Раньше, когда вы решали дать или не дать денег королям, вы были всем. Теперь королей нет и вы — никто! Мне ничего не стоит уничтожить тебя, твоих ангелов и горстку нипов, которые раньше защищали ваш подземный склад от похождений неудачников. Но пока мне не зачем это делать… Я думаю… Но старая обида не дает мне покоя, мое сердце требует отмщения! Я жажду разрубить мошну торгаша своим темным клинком! В качестве компенсации за старые преступления и залог для возможной будущей дружбы я хочу, чтобы вы сделали дар доброй воли — положили на самую высокую башню в Вэллари бездонный кошель с миллиардом золотых монет и убрались восвояси. Тогда, быть может, я подумаю над возможностью нашей дружбы или хотя бы нейтралитета!»


Бумага выпала из латных перчаток и упала на стол. Скелет обхватил голову руками. Если она настроена серьезно, то это конец!

Сатэрин Хойла — сильнейший ассасин. Боец ближнего боя, маг Тьмы, развивавший Духовную силу. За развитие этих трех ветвей она получила еще одну — седьмую уникальную — «Пожиратель душ!» И это кроме трех побочных: Дух тьмы, Воин Тьмы и Боец духа. Пожиратель душ может поглощать души превращаясь в убитых и «Истинное зрение» бессильно выявить подмену. И самое главное, он не знает какие приемы открываются у «Пожирателя душ» на высоких уровнях!

Надо срочно лететь в гробницу! Надо спасать золото! Золото! Ведь, если его отберут сейчас, то без денег он не сможет построить империю. Его узурпация приятна народу, лишь потому, что он богат. Империя тело — а деньги ее кровь. И если их не будет, его будущую страну обескровят Он вскочил, скомкал конверт и побежал к квадриге.


***


В маленькой комнате на кровати сидела девочка. Сальная свеча коптила неровным пламенем. Толстая дверь открылась — зашла мать.

— Ты все еще не спишь?

— Нет, читаю.

— Хватит читать, ложись спать!

— Хорошо, мама, — девочка захлопнула фолиант и, спрыгнув с кровати, пошла к шкафу. Она поставила «Легенду о короле-скелете» между двумя книгами: «Легендой о повелительнице клинков» и «Легендой о ужасном плуте».

За старым окном дышала ночь.






Глава 6


Элин ходил туда-сюда перед высокими двадцатиметровыми прямоугольными створками, сделанными из блестящего серебристого металла — закрытыми дверьми сокровищницы. Звук его шагов эхом разлетался по большому залу с высокой лестницей. Теперь, когда двери закрыты, телепортироваться внутрь невозможно.

«Двери закрыты и только я знаю фразу, открывающую их, — Элин остановился и посмотрел на исполинские створки сокровищницы. — Это прочнейшие материалы в игре и их не так просто разрушить. В любом случае, на это потребуется время. Много времени… Раньше ключевую фразу знали только три игрока: я, Генри и Хисхим. Теперь ее знаю только я. Ах, Генри, будь ты здесь, ты бы придумал как избежать столкновения с Сатэрин. Но ничего, я уже придумал ответ!»

Элин исчез. Появившись в кабинете, он сел за заваленный бумагами стол и принялся строчить на белоснежном листе ответ.


***


«Сатэрин Хойла, я — Элин Рон фон Мюрреан — глава гильдии «Торговая империя» или бывший глава, поскольку гильдии больше не существует. Но это не имеет никакого знание к предмету нашего разговора. Будь добра, проясни свои намеренья: если ты друг — то друг. А для друзей мне не жалко миллиарда. Если ты мой враг, то ты ничего не получишь. Я лучше взорву верхние ярусы гробницы и погребу сокровищницу под слоями камней, чем позволю кому-то мне угрожать и запугивать. Враги не получат от меня ни единой монеты».


***


Элин нажал на кнопку.

— Джин, будь так добр, позови мне любую из суккубов! А так же попроси Айю подойти ко мне.

Через несколько минут в комнату вошла девушка с яркими желтыми волосами.

— Ли…

— Лиса, — улыбнулась она.

Элин никогда не знал всех суккубов поименно, кроме Лики. Знал только, что все имена у них начинаются на Ли и имеют четыре буквы.

— Лиса, у меня есть для тебя важное и опасное поручение.

— Будет приятно его выполнить! — румяное лицо озарилось улыбкой.

— Нужно отвезти этот конверт в Вэллари и оставить на самой высокой башне, — Элин протянул девушке конверт с посланием.

— И всего то?

— Да.

— Будет сделано, мастер!

— Спасибо! — кивнул Элин.

Девушка вышла. Скелет задумался. Нужно было отдать важный приказ Айе. Он сжал кулаки, дверь открылась, туда вошла темный ангел, и у них состоялся недолгий разговор.

Как только она покинула кабинет, Элин исчез. Нет, он не будет боятся Сатэрин, а отправиться в город и займется запланированными делами. Но еще нужно кое-что сделать…

Он переместился в кабинет Генри и достал из шкафа великий бездонный кошель. «Бездонное хранилище» было не бесконечным и пространства бездонных сумок не суммировались, поэтому Элин решил оставить кошель в руках и телепортировался к входу в гробницу.

Сев на квадригу, он понесся к городу.


***


Утреннее солнце ласкало зеленые воды моря. По голубым просторам плыл черный корабль. Ветер надувал паруса цвета корпуса, и огромное трехмачтовое судно неслось по волнам. Над ним развевался пиратский флаг.

Окруженный сиянием, на верхнюю палубу приземлился Ариас Бурк. Не успел он ступить на выдраенный пол, как его сразу же окружил десяток загорелых матросов, оттесняя длинными саблями к борту.

— Где ваш капитан? — крикнул старик.

— Я здесь! — послышались тяжелые шаги. С кормовой надстройки спустился бородатый мужик в красном сюртуке нараспашку и черной треугольной шляпе.

— Фир, дружище! — протянул руки Ариас.

— Впервые вижу тебя! Ты кто? — выпучил глаза капитан.

— Это я — Ариас Бурк!

— Как ты посмел показаться мне на глаза! — Фир сжал могучий кулак. — После того, что ты сделал!

— Давай забудем старые обиды!

— Ты прав, — кивнул капитан. Он махнул рукой, подав знак матросам, те расступились и пошли заниматься своей работой.

— Я два дня тебя искал! — подбежал к нему Ариас. — Летал над морем.

— А я думал, кого же я встречу первым, — рассмеялся бородач. — Пошли в мою каюту, — он повел гостя под кормовую надстройку. Черная дверь скрипнула, они прошли в темный коридор, а затем за следующий дверью показалась роскошная каюта капитана. — Садись! — он усадил Ариаса за круглый стол с едой и выпивкой, а сам сел напротив. — Для начала расскажи, что тебя привело ко мне?

— Элин и Камилия отобрали мой замок!

— Да! — рассмеялся Фир Бак Дор — капитан корабля «Черный дракон», девятый по суммарному количеству опыта игрок, развивший Ближний и Дальний бой и магию Воды. В игре известный, как великий пират — капитан Фир.

— Я даже не думал, что здесь есть кто-то кроме меня. Для меня это было неожиданностью, — Ариас налил вино в бокал и пригубил.

— Ты вообще не очень любишь думать.

Ариас поставил бокал на стол. Капитан, улыбаясь, смотрел на него.

— Я пришел к тебе, чтобы предложить дело. Я хочу ограбить гробницу Эзерлика.

Фир разразился гомерических хохотом.

— Это так смешно?

— Нет, — ответил Фир Бак Дор. — Я просто думал, что ты это скажешь. Для начала, скажи мне, ты знаешь кто такой Элин?

— Элин — глава гильдии «Торговая империя», сильнейший игрок на сервере, — Ариас посмотрел на капитана широко раскрытыми глазами.

— Это все чушь! — усмехнулся Фир. — Элин — не сильнейший игрок — он игрок, набравший самое большое количество опыта. Но мало кто знает, что он не совсем удачно выбрал специальности. Но в сущности, это не имеет значения, как он их выбрал. Потому, что после того как «Торговая империя» набрала значимость, он никогда не сражался на дуэлях с весомыми игроками. Потому, что те не хотели портить отношения с такой гильдией. Знаешь, кто на самом деле правил гильдией?

— Нет.

— Генри!

— Не знаю такого.

— А напрасно. Это был самый могущественный игрок в этом мире. Хотя под конец он едва дошел до седьмого уровня.

— Я не понимаю, — пожал плечами Ариас.

— Ты не понимаешь, потому что ты — дурак, такой же, как и Элин. Все что ты делал в игре, это разводил детишек. В былые времена тебя бы давно забанили, но сейчас процветает идея свободы в играх, где каждый может делать, то что ему вздумается. Ты знаешь, за какие деньги я купил этот корабль?

— Нет!

— Так слушай. Уже тогда я был известным пиратом, и ни одна страна, ни один порт, ни одна верфь, не хотела делать мне корабль. Я нашел гномов, которые должны были изготовить «Черного дракона», и они начали строительство. Корабль был готов, но я смог заплатить только треть суммы. Никто не хотел одалживать мне денег. Набрать их быстро на монстрах или заданиях было невозможно — сумма не маленькая. Тогда мне посоветовали Генри. Я созвонился с ним в реале и заплатил реальные деньги и на следующий день получил от «Торговой империи» беспроцентную ссуду. Но это не все мое сотрудничество с Генри.

— Я даже не знал о таком. Продажа игровой валюты и предметов за реальные деньги карается баном, — Ариас налил еще вина. Он судорожно выпил его большими глотками.

— Ты еще не знаешь всех масштабов Генри. Но я расскажу тебе. Девять лет назад он узнал от своего знакомого, работавшего в компании разработчика, что в ближайшие годы хотят ввести возможность выводить деньги из игры и он пошел играть. Но беда — играл он так хреново, что ни одна группа не желала его брать. А ему нужны были деньги, стартовые капиталы. Причем, хорошие деньги. Новички не смогли бы их ему дать. Связей в игре у него тогда никаких не было, а значит нужно было найти крутых игроков. И он нашел — им оказался Элин и его гильдия «Странники свободных ветров». После прохождения подземелья, Генри убедил согильдийцев продать добычу и на все деньги купить железной руды. Старый ублюдок знал, что одна гильдия собирается грабануть караваны. На следующий день, когда караван не пришел в город, железо выросло в пять раз. Они его продали. Так началась «Торговая империя».

— Так выходит, что Генри пришел в игру что бы заработать денег?

— Наконец-то до тебя дошло! — рассмеялся капитан.

— Надо же!

— Так вот, через три месяца гильдия переименовалась в «Торговую империю». По началу они только торговали. Потом Генри стало этого не доставать. Когда капиталы гильдии стали достаточно большими, он начал серьезнее доить мир. А Элин с остальными согильдийцами качались и выполняли экстра сложные задания. Генри с помощью своих банковских схем начал по полной отжимать деньги у нипов. Он открыл ипотеку, давал ссуды под залог имущества, затем устраивал в государстве кризис, вызванный оттоком денежных масс, которыми он управлял. Несчастные нипы теряли земли и еще были вынуждены выплачивать до конца своей жизни ссуду и проценты. По мере роста «Торговой империи» ее влияние стало ощущаться на всех континентах. Генри получал за это реальные деньги. Пользуясь влиянием на королей, он получал деньги от глав сильнейших гильдий за то, что влиял на нипов, и гильдиям давали редкие задания. Деньги текли в казну рекой. Он решил построить подземное хранилище. Выбрав место, где под землей находятся самые твердые породы, он возвел бункер, который Элин назвал гробницей Эзерлика! Ха! Толстяк Генри надеялся, что вот-вот из игры можно будет выводить деньги в реал. Тогда об этом начали ходить слухи. Он придумывал новые схемы ограбления народов и реализовывал их. Но это ему показалось мало. Он нанял своих подельников. Они начали играть, открыли гильдии, взявшие лично у Генри колоссальные суммы под огромные проценты: под пятьсот под тысяча процентов в месяц.

— Ничего себе? — открыл рот Ариас. — Зачем ему это было нужно?

— Эти гильдии открыли банки и начинали работать по отработанной схеме, выжимая деньги из ниповских государств. Все средства шли в игровые банки на счет лично Генри. Он вел вторую игру помимо «Торговой империи». Этот низкорослый человек… В игре он выглядел точно так же, как и в реале. На него с надеждой смотрели короли, которых он же сам разорял. Они боялись его потерять, поскольку он кредитовал правительства. Но они не догадывались, что все их проблемы вызваны самой надежной и богатой гильдией в мире — «Торговой империей!» У Генри было баснословно много денег. Если бы можно было бы выводить деньги из игры, то по самому низкому курсу он становился богачом. Этот слабый персонаж, едва дошедший до пятого уровня. Обычно, если он не шел в сопровождении согильдийцев, его принимали за новичка. Он решал кому жить, а кому умереть. Потом оказалось, что в гильдии все божественных уровней, а он — героического и ему пришлось качаться с Элином. Ты знаешь, что случилось после того, как он дал мне деньги?

— Нет.

— Так вот, слушай. Далее начался голод на свободных островах. Я получил свой корабль от «Торговой империи». А затем Генри предложил мне работу за реальные деньги. Он платил мне деньги за то, чтобы я топил корабли мелких торговых гильдий, которые пытались провезти на острова провиант. Возить туда его могла только «Торговая империя». Правда, чтобы не вызывать подозрения, я топил иногда и их корабли. Нипы, не смотря на всю мощь своего искусственного интеллекта, не обладали таким мощным мышлением, как Генри, они даже не подозревали, что все что он делает, направлено на то, чтобы они стали нищими. Они приглашали его и скелета на приемы, даже не подозревая, что по их вине десятки миллионов должны горбатиться на «Торговую империю», а сотни миллионов жить в нищете. Единственное государство, которое он не разорял — Эквилон. Там находилась гробница Эзерлика, и армия страны ее защищала денно и нощно.

— А я думал, что гробницу защищали высокоуровневые нипы.

— Это от низкоуровневых мудаков, — рассмеялся Фир. — Ни один более-менее крутой игрок не посмел бы выступить против «Торговой империи». А знаешь откуда я это знаю?

— Нет.

— В последний день работы сервера я был у Генри дома, чтобы забрать то, что мне причитается. И он мне все рассказал. Когда он узнал о том, что сервер отключают его хватил сердечный приступ. Через неделю он вернулся из больницы. В это время я стоял на митинге пятидесяти тысяч у офиса компании, купивший проект. Но это ничего не дало, как и миллион петиций и в компанию, и в правительство. Игроки не хотели гибели игрового мира, а денежные воротилы — своих денег. Они вложили миллиарды в свой проект и уничтожили всех, кто мешал им получать барыши. Наша игра стала у них на пути. Если бы наша компания не начала два параллельных проекта: один — космическая РПГ, другой — про вторую мировую войну, то все было бы хорошо. Но оба проекта не смогли окупить даже содержание серверов, поэтому акции компании упали в цене. Их выкупили конкуренты, сменили директора и решили закрыть компанию и игру.

— Так, что было дальше?

— А дальше Генри решил, что если он не сможет продавать игровое золото за реальные деньги, то он хотя бы станет владеть всем золотом в игровом мире, хотя бы на один день. После возращения из больницы он сразу же залазит в капсулу и начинает играть. В игре он ездит по государствам и изымает все золото из своих и государственных банков. Увозя бездонные кошели, он оставляет вместо них пачки векселей. Кошели же он прятал в гробнице Эзерлика в сокровищнице под грудами золота. Доверие к «Торговой империи» было просто огромным, а ценность векселей не подлежала сомнению. Нипы даже поверить не могли, что их так искусно дурят. Генри обещал через месяц вернуть золото и заплатить по векселям десять процентов. Мало того, он добавлял в векселя драконий пепел, чтобы после того, как они будут уничтожены, их нельзя было бы восстановить с помощью магии. Использовал для них он не самую лучшую бумагу. За три недели он успел изъять из мировой экономики более пятисот миллиардов золотых. Причем, об этом никто не знал из членов гильдии. Элин был в депрессии и проходил простые подземелья в одиночку. Генри забрал все золото на континентах эльфов и гномов, и все оно было погружено в сокровищницу Эзерлика. Конечно, он отобрал не все золото мира, где-то от трети до половины — остальное оставалась на руках. Еще в последний день, он успел создать персонажа на сервере конкурентов и отдать им свой аккаунт. Предварительно выйдя из гильдии и оставив там все свои ценности.

— Но зачем Генри нужен был Элин? — Ариас налил еще вина и выпив, посмотрел на Фира.

— А ты не догадываешься? Во-первых, такую крутую гильдию мог возглавлять только крутой игрок. А Элин качался как проклятый. Во-вторых, Элин очень много времени проводил в игре, а значит он мог заключать сделки, когда приходили клиенты. Генри инструктировал его по этому поводу. В-третьих, к главе такой крутой гильдии присматривается администрация. Не продает ли предметы или золото за реальные деньги? Не делает ли чего противозаконного? По сему Элин был им выгоден, тем более он ничего не подозревал. Бедняга думал, что все делается для блага гильдии. Когда Элину предложил один миллионер выкупить его аккаунт, Генри убеждал его этого не делать. И убедил. Генри как-то сказал мне, что однажды к нему подошел Элин и сказал, что хочет захватить мир. Генри рассмеялся, дурак не знал, что мир уже принадлежал «Торговой империи». Генри сказал ему, что мир принадлежит всем игрокам и было бы плохо, если кто-то один захочет его присвоить. Так Элин, сам того не зная, являлся главой гильдии, которая беспощадно разорила большинство нипов.

— Но почему администрация не пресекла разорение нипов?

— Это не противоречит концепции свободного мира. Разве игрок не может заниматься банковским делом? Да кому какое-дело до нипов! Они не будут жаловаться админам. Да и простому игроку безразлично, что за годы существования «Торговой империи» все нипы стали жить гораздо хуже. А многие страны залезли в беспросветную нищету. Но игрокам это было даже лучше, они были единственными источниками золота. И многим нравилась, что нипы с каждым разом все меньше и меньше получают за свою работу. А торговля влиянием не подпадает под статью продажи предметов и золота. К тому же она была в большом секрете. Да и кому какое дело, что ты сказал нипу? Никому!

— Охренеть! — вырвалось у Ариаса. — Выходит, что причина такого упадка вокруг — дело рук Генри?

— Да. Мир скатился в упадок благодаря ему и «Торговой империи». Все, что видишь вокруг плод их стараний.

— Вот это да!

— А ты не хочешь узнать, что было дальше? — Фир потер руки.

— А что было дальше?

— Когда я попал сюда, я сразу же решил исследовать мир. Я вспомнил где находился мой корабль и приблизился к ближайшему известному городу. Спустив пиратский флаг, я подошел к порту и меня не узнали. Я увидел, что прошло немало времени. В общем, если быть кратким, я имел несколько важный встреч, вложил несколько миллионов, получил доступ к секретным архивам и со своими грамотными ребятами их все прошерстил за два дня. И я узнал, что случилось в мире после отключения сервера.

— Не может быть? Разве он не исчез?

— Нет, он не исчез! Он живет, и мы сейчас в нем находимся. После того, как герои исчезли, начался переполох. Основным источником золота были игроки, убивающие монстров и проходящие подземелья. Этого не стало. Главы государств обратились к золотым запасам банков, но вместо золота они нашли там пачки векселей. Все начали искать «Торговую империю», но ее не оказалось. Гробница Эзерлика исчезла. Единственное королевство, где Генри не изымал денег — это Эквилон. Туда начали приезжать послы, требуя выплатить им по векселям. Денежной массы не хватало во многих странах. Король Эквилона был особенно хорошо обработан Генри — он выплатил по векселям более миллиарда, но потом остановился. Векселей стали привозить так много, что всех денег страны не хватило, чтобы их оплатить. В мире не хватало денег, но они были у Эквилона. Началась война, королевство воевало с соседями. Сотни тысяч людей искали гробницу Эзерлика. Они перекопали все окрестности Гриона. Во многих странах разрушали недвижимость «Торговой империи». Все искали отобранное у них золото. Через десять лет нипов осенило. Они решили выпустить бумажные деньги под залог магических предметов. Многие государства издали указ — конфисковать вещи, обладающие магией. Но это не понравилась их владельцам, особенно магам — у которых таких предметов была масса. Начались войны магов с властью, люди попроще зарывали свое имущество в лесу. Так началось исчезновение магических предметов. К семидесятому году большинство предметов исчезло — магические вещи стали редкостью. Страны развалились — начался жуткий упадок. Золото нигде не добывали — его единственным источником раньше были монстры и подземелья. А после исчезновения игроков из монстров перестали выпадать монеты, а в подземельях исчезла награда — мир приблизился к экономической катастрофе. Но это не самое интересное!

— Не самое интересное! — вылупил глаза Ариас.

— Я узнал связь между нашим попаданием сюда и еще одним событием, — улыбался Фир, ему нравилась ошарашенность спутника. Он встал и пошел к книжному шкафу. — Я нашел пятнадцать историй — пятнадцать книг. Они появились в мире где-то в районе сто пятидесятого года. Тот, кто их создал знал, что мы попадем сюда, — он открыл стеклянные дверцы, показывая старые корешки книг. — Здесь рассказаны все наши подвиги: кое что приукрашено, кое что не совсем правда, а кое что и вовсе не правда. Но, в основном, это подвиги игроков, достигшего абсолютного уровня.

— Ты, хотел сказать четырнадцать книг!

— Нет! Именно пятнадцать! Есть еще один игрок, о котором мы ничего не знаем.

— Не может быть! — Бурк подошел к шкафу.

— Видимо, она достигла абсолютного уровня, когда всем на все было плевать. История ее называется «Легенда о одинокой страннице!»

— Видимо.

— Сейчас я плыву на один из островов, чтобы там разузнать кто автор этих книг.

— Понятно.

— Но сейчас я тебе открою главную тайну и мой главный козырь.

Ариас встал и смотрел на капитана как на божество. Фир улыбнулся.

— Перед отключением сервера Генри сказал мне ключевую фразу, открывающую сокровищницу гробницы. Я могу открыть ее. И я хочу, чтобы впредь ты ничего не делал без моего ведома! Если нам надо получить все сокровища мира, то они у нас в руках!

— Не может быть! — ноги у старика затряслись, он не мог поверить в то, что такое возможно. Ариас сел. — Ты владеешь ключом!

— Следуй за мной и очень скоро мы не только станем владеть сокровищами, но и поймем, как и почему попали сюда. В этих книгах есть ключ к тому, что мы должны сделать. Я ищу его. Кстати, моя история называется «Легенда о неуловимом корсаре». Довольно забавная вещь.

Ариас Бурк смотрел на капитана будто на пророка. Фир улыбался в ответ, его карие глаза горели.


***


Наступало время обеда, курсанты академии героев садились за длинный стол. Место в торце, где обычно сидела Джулия, сейчас пустовало. Анжелика села на шикарный стул. С одной стороны длинного стола сидели девушки, с другой — мужчины. Они никого не дожидаясь налетели на еду. Анжелика тоже решила не отставать.

На пустом кресле появился скелет с сияющими глазницами, в серой кирасе и в серебристой короне. Курсанты вскочили со стульев, самые ближайшие к нему — опрокинув их, кто-то ухватился за скатерть. Девушки завизжали.

— До героев вам еще далеко! — король-скелет поднялся и вышел.

Анжелика стояла, боясь посмотреть ему вслед. Сердце бешено колотилось в груди.

— Я чуть не обоссался от страха! — вымолвил побледневший качок.

Вошла Джулия.

— Нашу академию только что посетил король-скелет!

— Я чуть не умер! — выдохнул долговязый парень — Коби.


***


Два замка: один на земле, другой в небесах. Один среди гор, другой — прямо над ним. Над Фронтиром висел заоблачный замок Велир. Множество кранов поднимали туда бесконечные ящики. Солдаты суетились, подготавливаясь к переезду.

Элин и Камилия шли по замковой стене Фронтира. Белые парапеты проплывали возле них бесконечными рядами. После урока в академии героев, скелет вернулся в гробницу, а на следующее утро взял в кузнечных цехах деревянный ящик, погрузил туда тридцать бездонных кошелей из кабинета Генри и, закрыв его, полетел к Камилии.

— Я надеюсь, ты сможешь сохранить эти деньги, — Элин взглянул на девушку.

— Постараюсь, — она смотрела вдаль. — Это твои деньги?

— Нет, мне оставил их Генри. Это его деньги. Но теперь уже мои.

— Тогда тридцать миллиардов? Это мало.

— Почему?

— Ходили слухи, что ему принадлежала треть золота всего игрового мира.

— Это сплетни завистников!

— Возможно!

— Я хочу узнать про Сатэрин Хойлу. Кто она, чем обладает? — Элин шел рядом с хозяйкой Фронтира.

— Почему именно она?

— Она мне угрожала.

— Она ассасин и имеет способность «Пожирателя душ». Это дерево способностей появляется только на божественном уровне. Она может принести целый город в жертву и энергия душ людей будет питать ее. Правда, это заклятие не может быть использовано не чаще чем раз в месяц.

— Впечатляет, — Элину показалось, что он почувствовал морозный воздух.

— Но на твоем месте я бы о ней не беспокоилась. У нее конечно есть тайное убежище. Это невидимая подземная постройка. Раз в день она может перемещаться внутри города, а раз в месяц — менять город в пределах континента.

— Это меня пугает!

— Но я бы не беспокоилась об этом. А знаешь почему? — говорила Камилия спокойным тоном.

— Почему?

— Потому, что я уже установила связи с тремя другими игроками. Я летала в город к одному из них. К Нику Тилену. Он уже захватил все города королевства Сальм. Так что, Эквилон уже на подходе. Он собирается взять вначале его.

— Не может быть! — сжал кулаки скелет. Архимаг Ник Тилен знал три магии: Земли, Воды и Воздуха и имел башню архимага в королевстве Сальм. Элин впился пустыми глазницами в Камилию. — Почему же он не двинется на запад?

— Видимо, хочет поскорее встретиться с тобой.

— Что ты о нем знаешь?

— Я использовала трансформацию, превратилась в простолюдинку и кое-что выведала у простонародья. Они недавно видели летающий линкор. Я думаю, это Лерифин.

— Ниэнэль де Фиоре! — вскричал скелет.

— Когда объявили о закрытии сервера, то она за реальные деньки, за копейки, скупила у других игроков кучи ценнейших артефактов.

— Зачем?

— Чтобы опробовать.

— И она может напасть на меня?

— Не знаю, но думаю, что она вместе с Ником. Но хорошо, если он только с ней заключил союз.

— К кому ты еще летала? — пустые глазницы Элина горели красным цветом. Если бы он мог проявлять эмоции, его бы трясло.

— Не я, а мои послы.

— Что они сказали?

— Пьер Пролт воюет с местными феодалами, они пытались захватить его волшебный оазис. Благо, он может менять свое положение раз в неделю, но только не более чем на тысячу километров. Так что, Пьер в этом отношении спасен, если что — он сбежит. А Фионе Мит все безразлично. Она сидит у себя в Лесном поместье. Можешь наведаться или сбежать после поражения к ней.

— Я надеюсь, что смогу победить с тобой, — Элин поднял голову.

— Ты выбери, что ты хочешь: победить или защитить империю, — Камилия остановилась. — Если тебя устроит победа, превратившая все твои города в пепел, то мне не следует в это ввязываться. Это проигрышная компания. Увы, без мощных магов Света моя армия — ничто.

— Ты права. Я не хочу терять Грион! — скелет сжал кулаки. — Я не хочу его терять! — выкрикнул он. — Не хочу!

— Попытайся договориться с Ником. Может вам удастся установить границы. Но он на тебя очень зол.

— Что я ему такого сделал? Одолжил деньги под высокий процент? — Элин взмахнул кулаком.

— Видимо, это из-за Генри.

— Я должен выяснить и принять решение! — он поднял голову. — Спасибо, что взяла деньги на сохранение. Это конечно тридцать миллиардов. Можешь брать миллион за день хранения.

— Отлично, — Камилия кивнула. — Я надеюсь на твое решение.

— Надеюсь, у меня все получиться!

— Знаешь, я узнала почему у нипов солдаты такого низкого уровня.

— Почему?

— Чтобы перешагнуть на геройский уровень, нужно огромное везение или воскрешающий маг. С тех пор, как начался упадок магии, уровни нипов-бойцов резко упали. Они не могут дожить до перехода на геройские уровни.

— А отчего начался упадок в магии? — скелет смотрел на девушку.

— Я слышала от разведчиков, что короли захотели обладать всеми магическими предметами. Многие маги сопротивлялись и восставали, поскольку они не хотели отдавать свои вещи и служить королю, бесконечно создавая приметы. Начались гонения на магов.

— Понятно.

— Затем не стало магов, способных воскрешать, и солдаты перестали подниматься высоко. Но я не знаю, как обстоят дела у эльфов и гномов. Нужно будет разведать.

В игре воскрешать могли только маги Света, героев — начиная с четвертого уровня мага, нипов — начиная с седьмого, и при условии, что воскрешаемый был ниже уровнем. Сами же игроки людского уровня воскрешались мгновенно на алтаре в храме, героического — там же, только через час, а божественного — только на следующий день. Нипы же сами воскрешались только героического — через месяц и божественного — через неделю. Людские уровни нипов не обладали бессмертием.

— Прощай, подруга! — Элин развернулся и пошел назад, к башне над воротами.

— Прощай! — смотрела Камилия ему в след.

Она продолжила прогулку, смотря на рутинную работу солдат. На душе ощущалось беспокойство.


***


На следующее утро двери особняка героев отворились, и в него вошел золотоволосый мачо — новый ректор. Он направился в столовую, где завтракали курсанты.

Джулия, увидев его, сразу же поднялась.

— Познакомьтесь — это ваш ректор… — она замялась.

— Я ваш ректор… — Элин забыл придумать себе имя. — Зовите меня… Орином Таросом.

Все поднялись и, повернувшись, склонили головы.

— Друзья, завтракайте, а затем одевайте тренировочные доспехи, и мы пойдем на кладбище. И не забудьте взять боевое оружие.

— Но, что мы там будем делать? — посмотрел на него качок.

— Потом узнаете, — улыбнулся ректор.

Элин осматривал красивый особняк. Мюрреан был здесь только тогда, когда они вместе с Генри назначали встречи высоким гостям. Пройдя по длинному коридору, он попал в подсобку, где молодая девушка — горничная стирала белье.

— Здравствуй! — он улыбнулся и вошел.

— Вы кто? — обернулась девушка.

— Я ректор академии героев Орин Тарос, назначенный его величеством — королем-скелетом.

— Прошу прощения, за мою неучтивость, — пролепетала горничная, бледнея. — Ирэн Сэльфор.

— Я тоже прошу прощения за то, что отвлекаю от работы, — кивнул ректор. — Я просто решил осмотреть особняк.

Элин нашел, что горничная очень даже ничего.

— Ну что вы, я рада, что вы зашли ко мне. Не каждый день у нас можно увидеть такого красавца.

— И как ты находишь меня?

— Обворожительным и великолепным, — покраснела горничная.

— Мне давно никто не делал подобного комплимента, — рассмеялся ректор. — Впрочем, я давно не был в обществе дам.

— Тогда может быть вам понравиться мое общество? — она улыбнулась.

— Нужно проверить это, — подмигнул Элин. Он обернулся и закрыл дверь на крючок.

— Я к вашим услугам, — рассмеялась девушка.

Он перешел в наступление.


***


Через час курсанты и учителя отрядом в двадцать три человека шли по истоптанным улицам города. На них смотрели прохожие, а многочисленные рабочие, везущие полные тачки песка, расступались, освобождая дорогу. Подойдя к кладбищу, ректор открыл старые ворота. Отряд зашел внутрь, Элин с Джулией вошли последними.

— Ну и что нам делать? — посмотрел на Орина качок, сжимая двуручный топор.

— Вначале разойдитесь и осмотрите кладбище, — улыбнулся Элин, провожая взглядом курсантов.

Они расползлись по тенистому кладбищу, осматривая старые могилы, видевшие еще век героев.

— Как ты думаешь, они уже достаточно отошли? — он посмотрел на Джулию.

— Да, — кивнула она.

— «Поднять скелетов!» — Элин смотрел на то, как зашевелилась земля. — «Бродячий режим»

Послышался громкий визг, затем кладбище огласили крики. Из могил вырывались костяные руки, надгробия сдвигались, и из темных щелей показывались бледные черепа. Девушки визжали, парни орали.

— Я тут оглохну, — Элин посмотрел на Джулию.

Послышались звуки рубящих мечей — кто-то вступил в бой. Элин улыбнулся, началось обучение его новых героев.





Глава 7


Уже стемнело когда Элин вернулся из Фронтира. Он поставил небесную колесницу у входа в гробницу и, превратившись в золотоволосого юношу, побежал к деревне. Зайдя в трактир, он услышал веселые голоса — за столом пили четыре гнома. Кроме них в зале находилось полно народу: там нашлось куча девок, которые смеялись и визжали, и приезжих, болтавших с крестьянами.

— Я хочу напиться! — бросил на затертую стойку горсть золотых монет юноша и сел на скамейку. К нему подошла потрепанная девушка.

— Малыш, не хочешь я тебе отсосу! — произнесла она, наклонив голову к уху.

Элин сжал кулак, но ничего не ответил. В душе его кипела буря, и вот-вот должен был политься дождь. Положение отчаянное! Сейчас не до этого. Он помахал рукой, отгоняя шлюху. Она пошла к крестьянину.

— Эй, отсоси мне! — заорал гном.

— У тебя не так много денег, — улыбнулась проститутка.

— Да, у меня их миллионы! — смеялся пьяный гном. От его несло самогоном и перегаром.

— Да, — кивнул его сосед. — У Двалина двадцать три миллиона золотых монет. Все время, что сокровищница была открыта, он ночами греб монеты.

— Бедняк! — поднял голову его сосед. — У меня тридцать два!

— Это я то, бедняк! — повернулся к нему пьяный гном. — Вон у Чундера всего семь. Вот он — бедняк. А я нет.

— Да куда вам всем до управляющего! — рассмеялся четвертый. — Он каждую ночь греб до утра. У него миллионов двести-триста, наверное!

Гномы залились смехом, юноша задрожал. Усталый трактирщик поставил на стол бутылку дорого вина. Элин принялся пить его из горла на пустой желудок.

Они его обманули! Все, все до единого. Гномы! А он так в них верил. Верил в старых добрых нипов. Он выдавал им зарплату, каждый месяц за верную службу гильдии. Значит они все воруют! Все! Еще бы! Зачем ему получать по пятьсот золотых в месяц, когда зайдя в сокровищницу он может получить сразу несколько миллионов и никто не заметит пропажи, ведь там миллиарды! Зачем?

Но это гномы, инженеры четвертого уровня. Но Джин! Джин! Почему он грабит? Почему? Он был самым доверенным лицом в гробнице! Неужели, это проклятое золото так кружит головы? Сейчас, когда Элину нужна помощь. Ему нужна помощь мага. Но такого мага нет. Нужно вести переговоры!

Почему все так обернулась? Люди, которым он ничего не сделал, ненавидят его! Неужели их природа настолько испорчена? Они завидуют ему, отдавшему жизнь этой игре. Но это люди, а нипы за что так с ним поступают? Воруют, смеются…

— Это правда, что вы служите королю-скелету? — проститутка села гному на колени. Тот из бездонного кошеля сыпал ей монеты между грудей. Золотые скатывались по старому платью и катились по полу. Крестьяне подбирали те, что подкатывались к ним.

— А Элину, — хмыкнул гном. — Служим, но платит он прескверно. Мы горбатимся, как проклятые и получаем жалкие пятьсот золотых в месяц! А у него миллиарды! Он деньгами может засыпать всю страну, так у него их много! А нам платит мало. Разве это дело? Нет!

Вот, что они о нем думают. Будто бы король жадный.

— Говорят, что в городе он деньги раздает направо и налево, — заметила проститутка.

— Это там, да, — кивнул гном. — Любит он сыпать деньгами. Да только не своим. Дарину дал премию, а нам нет. Если бы был другой король, то я бы ушел служить к нему.

— Тем более, когда нет возможности грабить! — рассмеялся соседний гном.

— Теперь у меня кличка Гринмель — десять миллионов, — последний гром подпрыгнул и плюхнулся на скамейку.

Допив бутылку Элин поднялся и покинул трактир. Шатаясь, он побрел по засыпающей деревне. На окраине он подошел к покосившемуся забору, чтобы увлажнить высохшую от дневного жара траву. Окончив дело, юноша двинулся дальше. Дойдя до места, откуда возможна телепортация, он превратился в скелета и перенесся в свой кабинет. Осмотрев его, он переместился в коридор перед комнатой Генри. Утром Элин передал почти все деньги, оставленные ему Генри, Камилии и сейчас он думал о правильности своего шага. Взяв два оставшихся великих бездонных кошеля, он вышел в коридор и задумался. Простояв мгновение, исчез.

Появившись у речки, Элин посмотрел на заросшие камышом берега и кивнул. Один кошель полетел в воду у одного камыша, другой — у второго. Вода булькнула, поглощая великие сокровища. Ночные птицы кричали, гибкие травы качал легкий ветерок. Яркие звезды сияли над головой скелета в серебристой короне.

«Так будет надежней!» — кивнул он и исчез.


***


Джин сидел в главном управлении гробницей. Открыв двери, Элин зашел в длинное помещение с магическими экранами в стенах.

— Друг Джин, будь добр, сходи со мной в мой кабинет, я хочу сказать тебе нечто важное, — он посмотрел на демона.

— Сию минуту, мастер, — демон встал, и они пошли по длинному коридору с мраморными стенами.

Когда они вошли в кабинет, Элин закрыл дверь.

— «Преграда тьмы!»

— Я вижу, это что-то серьезное, — Джин взглянул на скелета.

— Да, мой друг, — Элин чуть было не расплакался. Это существо предало его. От него ему были нужны только деньги. А он думал, что Джин особенный, что он предан гильдии, что он не такой, как другие нипы. Вполне возможно, что он считает так же, как и гномы. Но благо, скелет не мог ни плакать и проявлять эмоций. — Может так случиться, что моей стране понадобиться много денег, а меня не будет рядом. Я хочу доверить тебе ключ от сокровищницы. Это слова: «Откройся гробница великого императора Эзерлика!»

— Мастер! — посмотрел на него управляющий, дрожа от волнения. — Я не заслуживаю такого доверия!

— Мне может понадобиться твоя помощь. Запомни это хорошо.

— Спасибо, мастер! — склонил голову демон.

— Это тебе спасибо, мой верный друг. Ты так преданно служишь мне, что я не знаю, что я бы без тебя делал. А сейчас я пойду спать!

— Спокойной ночи, мастер! — поднял голову Джин.

— «Преграда тьмы. Отмена!»

Стены перестали светиться. Демон поклонился и вышел. Элин переместился в спальню. Он подошел к Тринистрону — посоху, управляющему молниями, и долго смотрел на него.


***


Джин стоял перед огромными дверями сокровищницы блестящими серебряным светом. Как он мечтал об этом! Его мечта наконец-то сбылась — он получил ключ. Мастер доверился ему. Он всегда мечтал обладать этими сокровищами. Всегда! Каждый раз, пересчитывая миллионы, он удивлялся такой несправедливости. Почему одни владеют всем, а он ничем? Но приходилось работать — они платили. Да и была надежда однажды получить эти богатства. Теперь она сбылась, он не зря терпел этих жалких людишек целых три года. Он не зря столько работал на них. На эту низшую убогую расу! Ведь он чистокровный демон. Им всем помыкали, ему приходилось склонять голову перед существами, которых глубоко презирал весь их род. Демоны привыкли пользоваться людьми, подчиняться им было позором. Но он все преодолел и теперь у цели. Осталось избавиться от скелета и двух ангелов. Это будет непросто, это будет очень непросто, но он что-нибудь придумает. А теперь надо проверить работает ключ или нет и взять с собой несколько миллионов.

— Откройся гробница великого императора Эзерлика!

Он произнес обычным тоном и стал ждать, но ничего не произошло. Видимо, слишком тихо.

— Откройся гробница великого императора Эзерлика!

На этот раз голос звучал громче, и даже пошло эхо.

— Откройся гробница великого императора Эзерлика!

Крикнул он что есть мочи, но ничего не случилось. Створки дверей сокровищницы молчали.

За спиной послышался лязг хлопающего металла, и стух железных сапог. Джин обернулся — от лестницы к нему шел Элин. Он хлопал в ладоши укрытые латными перчатками.

Не смотря на все свое самообладание, Джин побледнел.

— И ты, Джин! — смотрел на него скелет. Во взгляде пустых глазниц чувствовался холод.

— Мастер! — вырвалось у управляющего.

— Мельборн, Тринистрон! — в правой руке Элина появился черный посох с красным шаром, в левой золотой Трезубец.

— «Темный щит!» — вырвалось у Джина.

— «Гнев Божий!» — с трезубца сорвалась ослепительная молния, полетевшая в демона, выставившего вперед ладонь. Мощный разряд ударил в него, и, не стихая, испепелял несколько секунд. Жуткий грохот огласил зал. — Стоп!

Молния исчезла, дымящийся демон стоял на четвереньках. От него шел густой дым, изо рта капала черная кровь.

— «Анафема!» — произнес скелет. Лицо демона исказилось от ужаса. Если до этого он думал, что обойдется одним нравоучением с применением силы, то сейчас понял, что все кончено. Заклятье «Анафема» не позволяло воскресать героическим или божественным душам нипов. Чтобы освободить от него душу, требовалось совершить обряд Белобогу. «Анафема» могла быть наложена только на живую цель. Джин попытался оторваться от земли, но тело как будто окаменело: «Гнев Божий» почти убил его. Его окутал черный круг исчезнувший через мгновение.

— Простите меня, мастер!

— «Полное испепеление!» — прогремел холодный голос Элина. С Тринистрона сорвались молнии полетевшие в Джина. Они исчезли, черное тело простояло мгновение и рассыпалось грудой пепла. Круглый огонек черной души вылетел из праха и утонул в полу.

Посохи исчезли, Элин развернулся и пошел прочь.


***


Новое утро. Элин летел над землей. Прекрасная погода: небо голубое-голубое, солнышко светит так жарко. Этому радуются все: голубые птички, пушистые белки, чумазые крестьянские дети, молодые девушки, купающиеся в речке голышом, розовощекие юноши, играющие на свирелях, дородные крестьяне, косящие траву. Лишь он мрачен. Череп не выдавал никаких эмоций, но ему было плохо. Очень плохо! Его все бросили. Даже верные сотрудники с ним лишь только потому, что надеются, что им удастся его обмануть.

Почему все так сложилось? Почему он так несчастен? Почему его не радует гробница? То, что он король? Потому, что он может перестать быть королем. Ник сильный маг, он имеет центральное дерево архимага, даваемое сочетанием трех магий. Дерево архимага имеет много вкусностей, но главное она дает пассивный навык — в два раза больше энергии. У него же у Элина, тоже три магии, только Духовная сила не полноценная магия, а специфическая, поэтому она не дает никакого бонуса. Ну разве только укрепляет его тело. Что, впрочем, тоже не плохо, но в нанесении урона магией — она совершенно бесполезна. Может он на самом деле неправильно прокачался? Выбрал не правильные ветки навыков? Он качался, качался и качался! Качался больше всех других и он не уверен в победе. Он даже знает, что не победит. Максимум, что он сделает это заставит Ника отступить — и то, возможно, в этой борьбе погибнет все его королевство. Ведь разрушительная сила игроков абсолютного уровня колоссальна!

Но почему Ник так хочет завоевать его земли? Разве мир не большой, разве там мало места для четырнадцати игроков? Разве им не хватает речек, лугов и полей, крестьянских девок и трактирных шлюх? Нет, им не хватает его золота, что заработала его гильдия! Им нужно оно! Сами они ничегошеньки не создали, ни добились ни капли. А хотят иметь все! А он достиг многого. Его согильдийцы, благодаря своим талантам, смогли стать невероятно богаты. Разве нужно их за это ненавидеть?

Меня ненавидят за то, что я богат! — сделал он вывод.

Они прогнили, прогнили насквозь. Их уже не радует солнце и ветер. Они не ощутят красоту мира, красоту капли воды, им не приятна природа. Они превратились в мертвецов, которым нужно лишь золото! Золото! Золото! Его золото!

Так он долетел до города. Элин не обратил внимания, на то, что обычно рассматривал. Он полетел к похорошевшему дворцу. Приземлившись перед широким крыльцом, скелет вошел внутрь. Он ничего не замечал, а думал о том, как спасти свои богатства и свою страну.

Войдя в пустой тронный зал, он закрыл высокие двери. Тишина. Свет падал из витражных окон, освещая красный ковер. На другом конце возвышался королевский трон с высокой спинкой. Элин двинулся к нему.

— Привет, Элин! — справа из темноты вышел Ник. Высокий и молодой мужчина в фиолетовых одеждах. На голове его мерцала корона с темно-синими камнями — корона Архимага. Элин хотел себе точно такую же, но этот предмет десятого уровня было очень сложно достать. Он значительно увеличивал общее количество энергии.

Дружелюбный тон испугал Элина. Тот подозревал, что Ник что-то затевает. Но нужно поддаться ему, показать, что он поверил в его благие намерения. А может он на самом деле хочет переговорить с ним? Нет! Ему нужно его золото!

— Привет, Ник, дружище! — Элин пошел к нему навстречу. Изображать улыбку не пришлось — череп не выдавал эмоций. — Я как раз хотел с тобой поговорить.

— О чем, друг? — молодой человек улыбнулся. — Я так давно хотел тебя увидеть.

— Я тоже. Мне сказали, что ты хочешь завоевать мою страну!

— Что за вздор! — поднял изящные брови Ник. — Я хотел поприветствовать тебя и помочь. Объединив усилия, создав союз, мы сможем противостоять другим игрокам. Камилия уже в нашей команде. Разве опасность не велика? Тот же Ариас Бурк захочет отомстить тебе. Он обязательно объединится с другими игроками.

— Да! — Элин смотрел на него. Он чувствовал, что-то здесь не то. Ариас Бурк на данный момент самый слабый из них. Он потерял все, практически все. Кроме дрянного посоха, разумеется.

— Давай обнимемся в честь наше встречи, — Ник распахнул объятья.

Элин сделал шаг навстречу. Он знает, что убить существо десятого уровня очень сложно, практически невозможно. Есть конечно особые способности и заклятия десятого уровня, но им нужна долгая предварительная активация и эти предметы нельзя хранить в бездонных сумках. Только если спрятать под одеждой. А у Ника ничего нет. Элин усмехнулся про себя. Что ему стоит изобразить приветливость? Он в безопасности. Но какое удовольствие обнимать скелета? Это другой вопрос. Но сейчас нужно подыграть архимагу.

Молодые руки обняли кирасу, костяные — статное тело. Элин хотел отойти, но не смог пошевелиться. Тело, как будто окостенело. Он удивился, а затем испугался.

Ник отошел, смеясь. Из-за трона показалась эльфийка. Она натянула сияющий лук. Элин присмотрелся к стреле. Если бы он не был парализован, то у него бы выпала челюсть. Эльфийка натягивала «Абсолютную стрелу». На ее наконечнике пылал божественный свет, мерцали разряды тока, светилась сталь. Стрела сорвалась с лука и понеслась через весь зал. Она влетела в кирасу, туда, где у живых располагалось сердце. Пробила ее насквозь, вылетая из сзади. Яркий свет пронзил скелета, вырываясь из дыры на спине. Элин рассыпался, из него вылетели захваченные души и повисли слабыми огнями над ковровой дорожкой. Кости начали становиться прозрачными и исчезли вместе с его одеждой. От него не осталось и следа.

— Я уже испугался, что не подействует! — посмотрел на эльфийку Ник.

— Странно, разве на мертвецов действует паралич? — девушка подошла к магу.

— Это было «Божественное окаменение». Но его сила зависит от дистанции, — ответил Тилен.

Элин собрался и бесплотный стоял рядом. Он материализовал черный меч и бросился на врагов. Он изрубал их, но меч проходил сквозь их тела, не причиняя никакого вреда. Они мило флиртовали. Устав от бесполезных усилий, Мюрреан вернул меч в ножны, тот исчез, скелет упал на пол. Надо предупредить сотрудников! Нужно закрыть двери гробницы! Враги уже тут!

Эльфийка — это Ниэнэль де Фиоре убила его супер-приемом десятого уровня. Видимо далеко от сюда она использовала его, чтобы материализовать «Абсолютную стрелу». Это оружие может храниться только сутки и убивает любую цель с первого выстрела.

Но нужно бежать! Нужно спасать золото! Нужно спешить! Он побежал, но тут же споткнулся: что-то черное затягивало его внутрь.

— Нет! — закричал он. — Такого не было в игре!

Чернота тянула его вниз, он махал руками, пытаясь за что-то ухватиться.

— «Левитация!» — выкрикнул скелет, но магия не оказала никакого эффекта. Неведомая сила тащила его под землю, и он утопал в черной массе, проступившей на полу. Провалившись до пояса, он пытался ухватиться за красный ковер, но все было бесполезно — пальцы проходили сквозь него. Ноги парализовало, и Элин перестал чувствовать низ тела. Его руки приближались к черноте. Если бы у него было лицо, то оно бы побледнело. Но белый череп ничего не говорил, даже тогда, когда остался торчать над ковром один.

— Спасите! — последнее что успел выкрикнуть Элин прежде, чем черная масса полностью поглотила его бесплотное тело. Его подхватил невидимый поток и понес его в глубь земли. Чернота закрыла глаза, и Мюрреан потерял сознание.

А парочка пошла в кабинет короля.


***


В трущобах, за ветхими двухэтажными домами, пролегала сточная канава. В ней валялись два тела, истыканных стрелами. Одно — в джинсовом комбинезоне, другое — в блузе и мини-юбке и принадлежало девушке. Десятки поломанных стрел торчали из окровавленной плоти. Из кармана комбинезона вылезла платиновая ручка разводного ключа. У девушки на шее висела толстая золотая цепочка. Тот, кто убил их, не придал значения этим вещам.

К ним подошла нищая бабка. Она посмотрела на тела, затем, согнувшись над девушкой, сняла с шеи окровавленный золотой ключ, висящий на цепочке.

— Это существа героического уровня. И они еще живы.

Она рассмеялась и посмотрела на вечернее небо.


***


Летняя ночь поглотила дворец в центре Гриона. Все замерло, не было слышно ни шагов караульных, ни разговоров слуг. В темном коридоре зазвучали шаги. Перед дверьми в государственную казну стояли два элитных зомби с прочными копьями и короткими мечами — последние девяносто девятые. Всех остальных изрубили эльфы-наемники. В кромешной темноте к ним подошел король-скелет. Достав окровавленный ключ, он открыл тяжелые двери и вошел внутрь. В большом помещении на стеллажах стояли ящики, заполненные золотом. На столах — машины для подсчета и сортировки монет, с большими воронками наверху и с механическими счетчиками. Гномья работа. Скелет покрутил головой, что-то ища. Затем увидел бордовый кошель, стоящий на полке, подошел к нему и посмотрел. В кромешной темноте он прекрасно видел и без света. Рядом с кошелем лежала бумажка, где указывались деньги, оставшиеся в кошеле — девятьсот девяносто миллионов.

Рукой в латной перчатке, он взял кошель за завязки и вышел.

— Идите внутрь и забаррикадируйтесь! — приказал он зомби. — Если будут пытаться проникнуть внутрь — убивайте!

Девяносто девятые послушались его и вошли в казну. Король-скелет закрыл сокровищницу и ушел в темноту.


***


На помойке валялась куча бальзамированных кусков тел — все, что осталось от элитного зомби отряда. Уже стемнело, поэтому стая ворон и бомжи исчезли. Звезды сияли на небосклоне, освещая город, где никто не подозревал о том, что случилось. Никто не знал, что короля-скелета больше нет в этом мире. Лишь только дворцовые слуги и стражники догадывались о случившимся.

Что-то шевелилось в углу помойки. Это капитан девяносто девятых — Зольбер полз к куче трупов. От него осталось только голова, грудная клетка, закрытая кирасой, и правая рука. С левой стороны висел короткий обрубок, защищенный серым наплечником.

Лицо зомби исказилось в оскале, он полз вперед. Доползя до кучи нарезанных трупов, он принялся искать подходящую вторую руку. После часа трудных поисков похожая рука нашлась. Он прислонил ее к обрубку, она начала действовать, отпустил — опять отвалилась. Чтобы работала магия, рука должна быть постоянно соединена с телом.

Зольбер стал осматриваться, вертя головой. Он увидел наконечник копья. С его помощью и помощью кожаных ремней от доспехов, которые он выдернул из порванных лат, командир кое-как закрепил руку — воткнул наконечник в обрубок с одной стороны, с другой — в торец отрубленной руки, затем закрыл целым наручем и перевязал. Переломанные кости не являлись проблемой для зомби, движимого магией. Дальше оставалось самое трудное — найти целую нижнюю часть тела. Все девяносто девятые были изрублены эльфийскими клинками. Зольбер увидел тело бомжа. Найдя поломанный меч, он отрезал верхнюю часть. Соединив с собой обрубок с помощью доспехов и ремней, он, шатаясь, поплелся к трущобам.


***


В прямоугольном окне у плоской крыши квадратной башни виднелась обнаженная девушка с золотистыми волосами. Она смотрела на звезды, спящую вдалеке пристань и темные силуэты кораблей, стоящих на причале города Испези. За спиной девушки на двуспальной кровати, прикрытый легким одеялом, лежал обнаженный юноша.

Лиса смотрела вдаль, наслаждаясь пейзажем. Наконец-то она покинула проклятое подземелье, где вынуждена была безвылазно сидеть годы, трудясь за копейки. Мастер отправил ее отнести письмо, она его отнесла, а он не говорил ей возвращаться. У нее есть деньги, более тридцати тысяч, и она сумеет прожить вдали от гробницы и ее хозяина. Жить и наслаждаться жизнью.


***


Яркое солнце поднималось над деревней у холмов. Беззаботные детишки бегали по грязной улице, вместе с белыми гусями. В облаках к горизонту летел красивый белый парусник. Огромный трехсотметровый трехмачтовый линкор несся вперед. Его мачты высотой в сто двадцать метров возвышались над белыми облаками.

— Корабль! — закричала девочка в белом платье.

— Дура, корабли только на море, — рассмеялись мальчишки.

— Это корабль «Сияющей лучницы!» — крикнула она, указывая на небо.

Мальчики посмотрели туда и открыли рты — по облакам плыл прекрасный парусник.

В нескольких километрах отсюда на солнечную поляну вышел маг в фиолетовых одеждах. Он схватил длинный посох с голубым кристаллом в набалдашнике двумя руками и прокричал в небо.

— «Исторжение!»

Заклинания магии Земли десятого уровня, позволяющее поднять из земли любое подземелье.

Сила потекла через мускулистые руки, посох задрожал. Из него вылетел зеленый луч света и унесся в небеса. Все в деревне замерли, смотря на это зрелище. Ник дрожал, он чувствовал, как по рукам течет огромная мощь. Все тело содрогалось от этой силы. Так было не долго — минуту, может больше, потом зеленые свет исчез. Все утихло. Лесные птицы запели, и казалось все вернулось на круги своя. Даже кузнечики так же безмятежно стрекотали в густой траве.

Но тут все замерло — прервалось в единый миг. Из глубины послышался гул. Земля задрожала, и дрожь начала нарастать. Она становилась все сильнее и сильнее. Затем вокруг холма, где был вход в гробницу, стал обрисовываться квадрат с ребром в километр, может чуть больше. В этом месте образовался разлом, куда проваливались лес и земля. После чего, отделенный от остального леса, квадрат поехал вверх. Дрожащая земля поднимала подземелье, выталкивая его из своих недр. Подъем прекратился лишь тогда, когда из земли выехали все двенадцать уровней гробницы, высотою в двести метров.

— Вот ты какая, гробница Эзерлика! — выкрикнул Ник. Он оторвался от земли и полетел к постройке.

Остановившись у стены, где, как он предполагал находилась лестница на нижний уровень, он присмотрелся. Бесполезно гадать! Нужно попасть в боевой зал, на уровень выше сокровищницы.

— «Каменная рука!» — произнес заклинание архимаг. Из земли вылезла огромная рука, которой он отдал приказ. — Пробей стену в семидесяти метрах над землей.

Гигантская рука, метров в сто длинной, принялась дубасить стену гробницы. Летели металлические пластины, штыри, затем показался кристаллический кирпич.


***


В это время из холма на вершине, выехавшей из земли, гробницы вылетел ангел с белоснежными крыльями. Увидев мага, он помчался к нему.

На верхней палубе подлетающего к гробнице линкора стоял ряд эльфов в сияющих доспехах. Они взяли серебристые луки, открыли фанерные пеналы, где лежало всего по одной стреле с наконечником из электрического тока — «Стреле громовержцев» — оружию девятого уровня. Разряды тока плясали на остром наконечнике. Эльфы взяли стрелы и прицелились в ангела. Серебристые стрелы сорвались с луков, превратились в молнии и скопом влетели в Якова. Тот ринулся вниз. Раздался оглушительный грохот.

Каменная рука продолжала работать, разбивая стену гробницы.


***


Десять минут уже что-то било в стену. Айя с косой ждала врагов на одиннадцатом уровне. Колонны и потолок освещал слабый свет кристаллов. Стена, откуда доносился грохот, проломилась, разбитые кирпичи высыпались внутрь, и в пролом влетел архимаг.

— «Обрушение!» — выкрикнула Айя, этот приказ не так давно отдал ей Элин, после того, как отправил ответ на письмо с угрозой. Он давался на тот случай, если бой будет заранее проигрышным. И этот момент настал. Заклинание обрушения пронеслось по гробнице. Оно разрушало соединения балок, сочленения колонн, несущие элементы. Верхние этажи принялись ходить ходуном. В боевом зале на первом уровне стоящие легионеры императора тряслись на дрожащем полу. На них падали плиты с потолка, превращая мертвых солдат в груды раздавленных костей.

В коридорах жилых уровней, бегали визжащие эльфийки и летали суккубы. Плиты на потолке разошлись и оттуда сыпалась штукатурка и мраморная крошка. Везде поднимались груды цементной пыли. Полы плыли, по ним стало невозможно ходить. В кузнечных цехах проваливались вниз тяжелые гномьи станки. Гномы, цепляясь за оторванный фанерный рукав вентиляции, висели над дырами в полу. Все шаталось и рушилось.

Айя висела в воздухе, Ник — в другом конце зала. Раздался гул, белые колонны задрожали, с потолка повалились пластины прессов. Они предназначались на тот случай, если летающие существа доберутся до одиннадцатого уровня, дабы спустить их на землю.

— «Щит архимага!» — крикнул Ник и его окутала синяя сфера. Заклинания девятого уровня ветки Архимага, давало мощную защиту от всех видов атак.

Темный ангел смотрела на него, уклоняясь от падающих колонн и кирпичей.

— Тебе не пробить этот щит! — сказал архимаг.

— «Удар, разрубающий горы!» — темный ангел замахнулась косой на потолок. Невидимый клинок разрубил надвое заднюю часть гробницы. Плиты потолка начали расходиться и между пролетов уровней появилось голубое небо. Ангел вылетела, проносясь между разрубленными этажами.

Айя выпорхнула из гробницы. То, что раньше было гробницей императора Эзерлика, расползалось, превращаясь в гору строительного мусора и песка. Девушка обернулась и увидела блеск: в нее летели молнии.

Раздался удар грома, и вниз полетел пепел и черные перья — все что осталось от Айи.


***


Яков лежал на густой траве у ручья. Из-под оплавившихся доспехов чернела сожженная плоть. От нее поднимался дым с запахом гари. Переломанные крылья лежали на окровавленной траве.

— Простите меня, мастер! — сказал он и превратился в сияющие шарики, устремившиеся к небесам.

Ник успел вылететь из обломков и, стоя на земле, смотрел как разрушенное подземелье, превращаясь в обычный курган.


***


На кормовой надстройке у рулевого колеса стояла белокурая Эльфийка — Ниэнэль де Фиоре, третий по количеству опыта игрок, имевший три основных дерева навыков: Дальний бой, Магия Огня и Магия Воздуха.

У руля стоял эльф-капитан и смотрел на гигантский курган внизу, от которого поднимались горы пыли. На палубу приземлился Ник. Эльфийка побежала к нему.

— Когда будем вскрывать сокровищницу?

— Не сейчас! — он посмотрел вниз.

— Почему?

— Потому, что сейчас мы не можем это сделать. Эта сокровищница сделана из прочнейшего материала в игре. Даже чтобы использовать заклинания, разрушающие материю, нужна подготовка, но мы не будем этого делать!

— Почему? — нахмурила брови Нинель.

— Потому, что это может уничтожить все ее содержимое!

— Но как ты собираешься ее открывать? — она посмотрела на него большими глазами.

— Я хочу связаться с Керисом Ванто — у него десятый уровень Созидания. Призвав «Мастерскую Всевышнего» он с легкостью соберет или разберет ворота гробницы или даже создаст ключ к ней.

— А если он не захочет этого делать?

— Тогда и подумаем, как мы будем открывать гробницу.

— А как же Виктория Виннер? Она тоже может призвать «Мастерскую всевышнего».

— Ее волшебный дворец трудно отыскать, да и отношения у нас сложились не самые лучшие.

— Да? А за что ты так не любишь Элина? — хлопала глазами эльфийка.

— Было дело. Я как-то раз месяц добивался влияния одного нипа. Он должен был дать важное задание и координаты для портала. Но тут подоспел Генри и уговорил нипа отдать другой гильдии это задание. Да и какая разница — за что! Главное, я всегда хотел это сделать — опустить этого самодовольного хмыря!

— Я когда покупала оружие за реальные деньги, слышала, что Элин там был пустым местом. Он ничего не решал.

— Не знаю. Уже не важно, — пожал плечами Ник. — Его нужно было устранить, как препятствие моим планам. Вот и все. Я буду править безраздельно! Тем более, теперь другие игроки будут меня бояться.

Корабль летел на восток, уносясь за облака.






Глава 8


Элин шел по длинному коридору пятого уровня гробницы Эзерлика. Мраморная плитка проплывала под черными сапогами. Толчок… Все замерло, но Элин не обращал на это внимание, пока подземелье не задрожало. Послышались визги — навстречу ему полетела суккуб. Пол поплыл, а стены пошли ходуном. Из стыков посыпалась мелкая пыль. С потолка упала плита, придавившая его к полу. Элин начал пытаться выбраться из-под нее, но сил не хватало. Сделав несколько мощных усилий, он проснулся…

Чернота в глазах… Темно-темно… И ничего не слышно, ни единого шороха. Запаха тоже нет. Но разве нежить его чувствует? Это был всего лишь сон. Но где он сейчас? Он пошевелил рукой — тесное пространство. Ах да, его убили Ник и Ниэнэль! Значит он воскрес, а те двое, наверное, уже сидят в его гробнице. В гробнице Эзерлика!

«Где я?» — руки стукнулись о деревянную стенку — раздался глухой удар. Элин попробовал перевернуться, но недоставало места — панцирь цеплялся наплечниками.

«Как будто я в гробу», — пронеслась мысль и Элин вздрогнул. Он со всей силы приложился к деревянной крышке, она с треском разломалась — скелет вскочил.

Темнота… Он ощупал руками каменную стену — она напоминала обложенный камнем колодец могилы. Он поднял руки — они уперлись в плиту. Элин со всей силы толкнул ее вверх, она подлетела и упала — мрамор рассыпался на куски, оглушив пустое помещение. Полился слабый свет. Элин увидел старый мрамор гробницы. Подтянувшись, он вылез из могилы, в торце которой стояла мраморная плита. На ней блестели золотые буквы: «Элин Рон фон Мюрреан 10 уровень 0 — 314».

Элин прочитал их и сжал кулаки. Это могила! Его могила! Значит, прошло много времени! Что с ним было? И где он был? Он осмотрелся, у потолка пропускали тусклый свет маленькие окошки. За его спиной, в начале зала, виднелись каменные двери.

Скелет бросился к ним. Они распахнулись — он выбежал на сероватую траву. Густой туман скрывал от него дали пейзажа. Из него выплывали многочисленные памятники и могилы. Он пошел вперед, отойдя от своей гробницы, окруженной мраморными колоннами. Обойдя ее, Элин заметил трехметровую плиту-памятник. На ней красовались нарисованные кошельки и золотая надпись гласила: «Генри фон Тайер 7 уровень 5 — 14».

— Генри! Генри! — подбежал к надгробью скелет. Он так радовался, как будто встретил старого друга. — Генри! — могила молчала ему в ответ. — Друг мой!

Элин сел на колени и дотронулся до плиты латными перчатками. На нем осталась вся его экипировка, бывшая в момент смерти — только кираса небесного стража теперь имела сквозную дыру в области сердца. Гладя мрамор, скелет впал в полусонное состояние, будто бы о чем-то размышляя. Затем очнувшись, сдвинул плиту. Безмолвное пространство огласилось скрежетом камней. Внутри открылась яма, обложенная кирпичом, на дне — гроб. Скелет согнулся, ухватил черный гроб за край и вытащил из могилы. Тяжелые гайки с ушами полетели на траву — Элин открывал их одну за другой. Когда последняя упала на землю, он посмотрел на гроб, на котором не было и следа пребывания в земле на протяжении стольких лет. Крышка упала на траву, под ней лежал Генри — свежий, румяный, точно такой, каким его видел Элин в последний раз.

— Генри! Генри! — потряс его скелет за плечи. Но покойник никак не отреагировал. — Генри, ты меня слышишь? — он поднял его из гроба. При покойнике оставалась вся его экипировка, кроме жезла великого торговца. — Генри! — тряс его скелет, но бесполезно — тело покойника никак не реагировало на это. Элин засунул руку трупу в карман и вытащил оттуда бездонный кошель. Одной рукой он растянул его горлышко и на траву хлынул поток золота. Кошель упал. Элин стал осматривать дальше содержимое кармана. Может там есть для него записка? Он вытащил печать главы гильдии. Точно такая была и у него. Да, «Торговая империя» это единственная гильдия, имевшая две печати. Элин сам делал запрос администрации игры на разрешение создать вторую печать и получил одобрение. Схватив квадратную печать обеими руками, он уронил тело в гроб. — Генри!

Печать упала на золотые монеты. Элин встал, выпрямился, затем согнувшись поднял из гроба тело Генри, схватив за воротник. Оторвав его от земли, он начал трясти труп.

— Ты меня слышишь, Генри? — смотрел он на закрытые глаза. — Из-за тебя я проиграл, потому что тебя не было рядом. Ты всегда помогал мне! Как ты мог оставить меня? Теперь я неизвестно где, и неизвестно что случилось с гробницей Эзерлика — нашим общим домом, моим творением. Генри! Чего же ты молчишь? Говори! Я же жив, хотя и нежить, а ты, румяный ублюдок, притворяешь покойником! — но холодный труп никак не реагировал на эти воздействия. В конце концов Элин взбесился, и тело Генри полетело в мраморную плиту памятника. Она с хрустом разломалась и упала на траву. Разбитый покойник не кровоточил, лишь слегка обагрил белые камни. — Генри, ты не ушибся? — подбежал к нему скелет. Подняв труп за воротник, он всмотрелся в его окровавленное лицо. — О, магия! — Элин освободил левую руку. — Магия! Магия! Магия! — повторял он, рассуждая что сделать! — «Исцеление!» Нет, «Воскрешение!» — рука светилась, но с трупом ничего не происходило. — Даже так!

Он бросил тело на землю.

— Тогда «Поднять мертвеца!»

Но бесполезно, магия не действовала на покойника. Элин отошел, смотря на другие могилы. Боковым зрением он заметил, что мертвое тело Генри пришло в движение. Элин отскочил в сторону. Труп поднялся над землей, кровь с лица исчезла. Вспорхнув, он подлетел к гробу. Монеты, лежащие на земле, вернулись в кошелек, тот с печатью залетели в карман сюртука. Разбитый памятник восстановился: мраморная плита взлетела вверх, собравшись по кусочкам. Генри лег в гроб, тот накрыла черная крышка. Гайки с ушками взлетели с земли и закрутили его. Гроб влетел в могилу и плита надгробья закрыла его от мира. На могиле Генри не осталось никаких следов вскрытия. Даже глубокие следы от черных сапог скелета исчезли.

— Что за чертовщина! — шагнул назад Элин. Он испугался, что неведомая сила точно так же запихает его назад. Крутясь, он осматривался в поисках врагов. Но никого не обнаружив, посмотрел на высокую каменную плиту — могилу Хисхима. Он подошел к надгробью. Жуткая тишина на кладбище давила на нервы. Туман закрывал все вокруг, поглощая звуки. От ужаса Элин начал дрожать, что впрочем никак не выражалось на его теле.

— Хисхим, — обратился он к памятнику, — ты всегда советовал мне что делать. Был со мной в самых сложных подземельях. Благодаря тебе я всегда мог отдать правильный приказ. Почему ты не со мной?

Элин решил не повторять опыта вскрытия могилы, а пошел в туман. Находиться здесь было просто неприятно. Это место имело свою силу, природу которой Элин не мог понять. В игре не было ничего подобного. И сейчас он усомнился в том, что вернулся назад в мир. Если, он не в мире, то где? На небесах или в преисподней? В игре последняя была представлена парой локаций. Но там тоже не было ничего подобного — никаких могил.

Из темноты выплыла черная ограда, рядом показалась тяжелая калитка входа. Элин открыл ее — петли бесшумно двинулись, и он вышел наружу. На калитке он увидел надпись: «Торговая империя».

Значит те, кто здесь похоронен все принадлежали «Торговой империи». Да, он видел много знакомых имен. Он осмотрелся — из тумана выплывали скромные могилы. На них были написаны имена и фамилии, так же уровень и дата. Большинство их них были людских уровней. Первому вместо памятника стоял камень, второму — грубо обработанная каменная плита, третьему — каменная плита с барельефом. Героические уровни имели гранитные памятники, божественные — мраморные. На них изображались символы, повествующие о жизни владельца.

Это кладбище игроков — пришло неожиданное осознание. Здесь не только члены его гильдии, но и все другие игроки. Элин шел вперед, из тумана выплыла загородка с десятком могил и небольшим склепом — видимо, раньше это была маленькая гильдия. По спине прошла дрожь. Разве такое может быть? Что он тут делает? Нужно бежать! Бежать и как можно быстрее! Его осенила новая идея.

— «Трансформация: ангел!» — Элин превратился в крылатого мужчину, оттолкнулся от земли и полетел вверх. Прорываясь из густого тумана, он наконец-то поднялся над ним. Зависнув в воздухе, ангел увидел пепельно-серое небо, а внизу до самого горизонта простиралось кладбище. Туман сверху выглядел прозрачным, и можно было видеть могилы, усеивающие всю землю.

Элин посмотрел на горизонт, там серое небо сливалось с серой землей. Нужно куда-то лететь, не оставаться же здесь! Он помчался вперед, подальше от своей гробницы. Крылья несли его вдаль.

«Это же сколько было игроков? — думал он. — Тридцать миллионов. А аккаунтов было в десять раз больше. Значит здесь триста миллионов могил. Но зачем, они и для чего? Почему я попал сюда? Это в бывшем игровом мире или за его пределами?»

Думал он. Но вопросы умножались, а ответов не предвиделось. Крылья за спиной несли его вперед, в серую неизвестность.


***


Анжелика сидела в столовой, когда массивные двери распахнулись, и в помещение ворвался толстяк с десятком солдат.

— Вон отсюда! — багровея прокричал он.

— Кто посмел сюда ворваться? — Джулия поднялась со стула в торце стола.

— Я Огюст Бордо — владелец этого дома!

— Король конфисковал его! — она посмотрела на солдат и надела шлем.

— Короля-скелета больше нет! Его убили! Вон! Убирайтесь!

— Это вам придется убраться! — отошла от стола Джулия.

— Выкиньте их! — заорал Огюст, брюзжа слюной. — Мой особняк!

— Вы заплатите за это! — короткий меч Джулии вылетел из ножен.


***


На полу лежало одиннадцать трупов. Один из них с отрубленной головой принадлежал Огюсту Бордо — бывшему владельцу особняка на улице Ленкар Дэль Сол.

— Второй уровень против четвертого, — усмехнулась Джулия, — заведомом проигрышное нападение. Но я сомневаюсь в их вторых уровнях. Она обернулась к курсантам, стоящим с открытыми ртами у стола. Анжелика дрожала при виде залитого кровью пола. Все произошло так быстро…

— Кто пойдет со мной? Нужно бежать из города!

— Я! — из толпы вышел качок — Вэл.

Анжелика нашла смелость сделать шаг вперед.

— Кто еще? — сквозь забрало смотрела на них Джулия.

— Я! — приблизился худощавый парень — Коби.

— Все?

В ответ тишина.

— Вперед! — Джулия двинулась в холл к входным дверям. Анжелика и два парня бросились за ней.

— Подождите меня! — их догнала горничная Ирэн Сэльфор.

Двери особняка открылись — на мощеной дорожке, ведущий к распахнутым воротам, валялся скрюченный сторож, схватившийся за живот. Его окружала кровавая лужа, и он смотрел застывшими глазами на песчаную площадку для тренировок.

Джулия пошла к конюшне и вывела оттуда лошадей. Девушки сели позади парней и на трех кобылах беглецы помчались на запад — к гробнице. Проезжая по утренней улице, они услышали крики.

— Король-скелет мертв! — кричал обрюзгший толстяк, летящий на белоснежной колеснице над домами. — Вчера его убили! Короля-скелета больше нет!

— Кто этот толстяк? — Джулия посмотрела на Вэла, за спиной которого сидела Анжелика.

— Вроде, один из министров.

— Я новый король Эквилона — Энтони Беретти! — он улетал вглубь района.

Доехав до стены, убегающие выехали из города и помчались вперед к убежищу.


***


В пыльное помещение, заполненное старыми книгами, дневной свет проникал сквозь грязные окна, наполовину закрытые паутиной. Фир Бак Дор сидел закинув ногу за ногу, развалившись на старом стуле. Его взгляд устремился на пожелтевшие страницы фолианта. Ариас Бурк ходил от одного стеллажа к другому, вынимал книги, читал несколько строк и ставил назад. Изредка он посматривал на капитана.

— Что-нибудь нашел? — наконец-то спросил он, после двух часов молчания.

— Очень много, — улыбнулся Фир. — Ты даже не представляешь себе сколько.

— Что? — Ариас подошел к капитану.

— Я читал про золотую лихорадку, — Бак Дор посмотрел на старика. В прошлых архивах о ней упоминали лишь вскользь. — Когда гробница Эзерлика исчезла, все подумали, что Элин перепрятал ее с помощью магии, и бросились на поиски. Были фантазеры, которые говорили, будто бы король-скелет сделал это специально, чтобы отдать все золото тому смельчаку, кто его найдет. И множество молодых людей бросали все, чтобы пуститься на поиски несметных богатств.

— Ну и что здесь интересного? — пожал плечами Ариас.

— А то, что если кто-то что-то так тщательно ищет, то он его находит.

— Находит? — выпучил глаза Бурк.

— Да. Потом я скажу тебе, что именно. Эльфийские разведчики доложили, что в проклятых землях находится объект похожий на гробницу Эзерлика. И после этого эльфы затевают великую экспедицию, где учувствуют все их самые высокоуровневые бойцы и маги. Они отправляются на проклятые земли. Гномы тоже не желают отставать. Но если ты помнишь, Ариас, если нип погибал на проклятой земле, то его перед смертью накрывало «Анафемой», и он не мог воскреснуть. А обряд Белобогу мог провести только игрок. Эльфы пятьсот километров продирались через земли монстров и еще двести через проклятые земли, чтобы всем там погибнуть. А их было около двадцати тысяч. За ними этот подвиг повторили гномы. Поэтому у этих стран больше нету высокоуровневых армий. Хотя, по идее должны были остаться, поскольку эльфы бессмертны, а гномы живут очень долго.

— И что, это на самом деле была гробница Эзерлика?

— Нет, — рассмеялся Фир Бак Дор. — Насколько я понял по описанию местоположения, это была гробница короля-демонов. Они внешне очень похожи. Это тоже хорошая сокровищница. Там было миллионов сто, плюс артефакты. А с трофеями стражей еще бездна. Но от нее до портала нужно было идти пять километров, а монстры там нападали сплошным потоком. Не знаю, как эльфы выдержали это.

— Да, зато у них теперь нет тех, кто может нам помешать, — улыбнулся Ариас.

— Пока нет! — рассмеялся Фир. — Это мощный козырь! Если расклад сил в мире нас не будет устраивать, то мы найдем списки погибших в экспедиции и сами проведем обряд Белобогу.

— Но воскреснут ли солдаты?

— Не знаю, — пожал плечами Фир. — Нужно будет устроить эксперимент. Как давно погиб твой ангел?

— Дней шесть или семь назад.

— Посмотрим, воскреснет он или нет. Но судя по фолиантам, раньше божественные и героические уровни всегда воскресали.

— Мы еще долго будем здесь? — Ариас посмотрел на окно.

— Сколько понадобиться, столько и будем! — улыбнулся капитан. — Чем больше мы знаем, тем больше мы можем!

— Понятно. А когда пойдем искать дом писателя?

— Пока я не нашел здесь никаких зацепок. А искать дом в огромном городе, в котором кто-то жил сто пятьдесят лет назад — дело неблагородное, — капитан Фир пошел к пыльным стеллажам. Хранилище утонуло в молчании.


***


Вечерело, небо окрасилось в розовый, высокие пальмы и мирты склонились над прозрачной водой продолговатого озера. Вокруг него лежал белый песок, шуршали листьями густые кусты, и ароматно пахли апельсиновые деревья, покрытые спелыми плодами. За ними виднелись разноцветные шатры кочевников. На белом песке у корней пальмы, на красочном покрывале сидели мужчина и девушка. Мужчина — высокий и мускулистый мачо, черноволосый, в свободных штанах и оранжевой жилетке, открывающей загорелый торс. Девушка — рыжеволосая в белоснежной тунике.

Мужчина — Пьер Пролт, шестой по общему количеству опыта игрок, качавший Ближний бой, Дальний бой и Духовную силу. Девушка — Камилия Эссент, хозяйка двух замков: Фронтира и Велира.

— Хорошо, что ты теперь довольно близко, — улыбнулась девушка. — Можно почаще к тебе заглядывать.

— Да, мне тоже нравится это место. Там, где я был раньше, феодалы не давали мне житья. Как только они нашли оазис, сразу же появились проблемы. Откуда у них столько жадности? Все дай, дай, дай и дай!

— Меня они тоже позабавили, я даже решила завоевать пару городов. Но потом подумала, что незачем.

— Теперь, когда Велир у тебя, на нем можно отправиться в экспедицию даже на земли монстров.

— Я подумаю, — кивнула девушка. — Но надо сказать, когда этот мир был игрой, тут было гораздо веселее. Здесь были мои друзья, мои знакомы, у нас были планы. Сейчас же попав сюда я понимаю, что больше не часть этого мира, а что-то совсем инородное. Мне он совсем не интересен. Я не понимаю зачем здесь нужны деньги — тратить их не на что. Используя «Воплощение Всевышнего», я поднялась над миром. В игре, если помнишь, нельзя было взлетать выше тридцати километров.

— Да, — кивнул Пьер.

К ним подошли две девушки в прозрачных одеяниях, одна из них поставила на песок маленький столик, другая установила на него чайник и чашки. Горячий чай полился в белый фарфор. Разлив чай, девушки откланялись и ушли. Пьер протянул чашку Камилии.

— Спасибо! — Эссент взяла белую чашку, смотря на горячий напиток.

— В игре это было почти бессмысленно, — Пьер взял вторую чашку.

— Но сейчас я поднялась высоко. Не знаю насколько, километров триста, наверное. Абсолютному уровню не вредят внешние условия. Так что я чувствовала себя там практически так же, как и здесь. Оттуда я видела, что это такая же планета, как и Земля.

— В игре мир тоже был планетой.

— Я облетела его — все континенты оказались на месте, вся карта такая же, как и в игре.

— Все на месте?

— Да. На северном полюсе — ледяная пустыня, вокруг него земли монстров и есть государство проклятых.

— Понятно, — Пьер кивнул. — Значит, этот мир настоящий.

— Да. Мир настоящий и люди настоящие. Только вот мы в этом мире, кажемся чем-то неестественным. Как боги, сошедшие с небес. Для чего мы здесь?

— Я не знаю…

— Жаль, что мы не можем связываться через магические зеркала, — вздохнула Камилия. — Раньше мы связывались друг с другом через интерфейс, а магические зеркала служили только для связи с нипами.

— Да, все изменилось, — вздохнул Пьер. — Но пока я тут поблизости, можешь летать ко мне каждый день.

— Подумаю, — девушка посмотрела на закатное небо.

Пьер взял ее за плечо и Камилия приникла к нему. Они оба смотрели как солнце погружается за горизонт, предвещая наступление прохладной ночи.


***


Небо розовело от заката, солнце пряталось у горизонта, окрашивая длинные облака. Джулия смотрела на кучу строительного мусора, возвышавшуюся среди леса. Из огромного кургана торчали белоснежные колонны, длинные плиты, поломанные куски пола. Все это было обильно присыпано землей. У края кургана бродил скелет-легиоенр великой армии Эзерлика. На нем блестела хромированная броня, из-за фанерного щита красного цвета торчали три блестящих пилума, у пояса болтался короткий меч. Чудом выживший, он бродил, опираясь на длинное копье.

— Не может быть! — Джулия упала на колени. Сняв шлем, она стала на четвереньки. — Не может быть! Гробница Эзерлика — уничтожена! — сжав кулаки, она вырвала землю с травой. Поднявшись, девушка увидела, как чернозем высыпался из латных перчаток, а травинки унес ветер. Подняв шлем, Джулия обернулась к трем курсантами и горничной. — Отступаем в замок Таприл.


***


Элин летел над землей, теперь уже не так быстро: долгий полет утомил его. Над ним серело хмурое небо, под ним простиралась песчаная пустыня с изъеденными ветром серыми горами. Сквозь нее шли, ведущие в никуда, дороги, змеями ползущие через песчаники, заросшие черными колючками. Иногда встречались ручейки и речушки, блестящие прозрачной водой в матовом свете. Однообразный и монотонный пейзаж утомлял, вызывая меланхолию. Сколько бы он шел? Сколько Элин летит? Он не знает…

Вдалеке что-то показалось. Это пустыня, а за ней что-то большое, вроде как горный хребет. Ангел помчался вперед. Черная полоса росла, и он увидел огромный город, обнесенный стеной от горизонта до горизонта. В игре не было городов таких колоссальных размеров, да и стена здесь, наверное, высоченная.

По мере приближения к городу Элин заметил, что за его спиной фронтом наступает тьма — серое небо становится черным, и над землями появляется сплошная завеса. Он задрожал, город приближался. Ангел стал различать кишащую у стены массу. Она непрерывно волновалась, местами долезая доверху. Это насторожило Элина. Он подлетал все ближе и ближе, фронт тьмы преследовал его.

От вида этого зрелища Элина бросило в дрожь — кишащая масса под стеной оказалось ободранными людьми. Их собралось бессчетные миллионы, и они лезли друг по другу, штурмуя стену города. Они кричали, давили друг друга, шли по упавшим, стремились вперед. У самой стены из них образовались горы. Там, где они достигали до парапета, работали черные стражники, прокалывая нападавших длинными копьями.

— «Невидимость!» — про себя произнес Элин и скрылся от глаз. Он приблизился к кольцу людей, окружавшему город и задрожал — настолько это зрелище оказалось ему неприятно. По краю толпы земля сочилась кровью — безумцы дрались, убивая стоящих у них на пути. Но вдруг толпа замерла.

— Тьма! — раздалось тысячи криков.

Элин обернулся, летя над многокилометровым кольцом из оборванцев, он увидел, что фронт тьмы достиг первых рядов. Стоило только ему коснуться грязных тел, как они рассыпались в прах, и голые черепа падали вместе с белыми костями и рваной одеждой, образуя кучи истлевших останков. Ангелу стало не по себе, он видел, как тьма поглощает людей, превшая их в древние останки. Он достиг стены, где стояли двухметровые демоны в черных латах, колющие нападавших. Стена осталась за спиной, но тьма продолжала наступать, она ползла к стене. Толпы людей обратились в прах, тьма достигла стены, и на ней остались лишь стражники. Она догоняла Элина. Ему стало жутко. Вот-вот и она заглотит и его. Он рванулся вперед и лишился последних сил — почему-то полет сильно утомил его. Раньше он не чувствовал этого. Тьма окутала его… Он улыбнулся — с ним ничего не случилось. Естественно, ведь он игрок, превысивший божественный уровень! Он — Элин Рон фон Мюрреан — легенда игрового мира.

Город уходя во тьму изменялся — большинство людей рассыпались прах, но многие остались нетронутыми. Дома засыпали — в некоторых загорались окна. Увидев, что из окон большого здания лились мощные потоки желтого света, Элин приземлился рядом с ним.

— «Трансформация! Исходная форма», — он стал скелетом. Убрав серебристую корону в «Бездонное хранилище», чтобы его ничего не выдавало, Элин снял невидимость и пошел к крыльцу, над которым чернела огромная надпись — «Трактир».


***


Лесные птицы пели, забыв об утреннем переполохе. Ночная темнота лежала над огромным курганом, возвышающимся над лесом. Свет звезд ласкал его холодными лучами ночных светил. Пыль уже давно осела и теперь здесь царил могильный мрак.

Камни на склоне зашевелились и оттуда, прорвав завал, вылетел танк. Съехав по склону, он поехал к проселочной дороге через лес, где и остановился.

Круглый люк открылся, оттуда вылез Дарин-Созидатель.

— Фух, наконец-то!

— Я чуть не задохнулась! — за ним покинула танк Лика, спрыгнув на дорогу. После нее показались семеро гномов. Они спрыгнули на землю у зеленого танка и посмотрели на Дарина, стоящего на крыше башни.

— Что будем делать? — спросил один из них.

— Лично, я возьму танк и поеду в Таприл! — обвел товарищей взглядом Дарин.

— Езжай! — усмехнулся гном, стоящий внизу.

— Да, если бы я не использовал Великий Молот Созидания и не восстановил, начавший рассыпаться, гараж, никто бы из нас не выжил! — в голосе Дарина прозвучал укор.

— Спасибо тебе, друг! — улыбнулся один из гномов. — Но наши пути расходятся. Я уже достаточно наслужил мастеру. И если бы не грабил, то так и остался бы с копеечными деньгами.

— Я останусь, — покачал головой Дарин. — Я верю, что он вернется, и мы пойдем вперед и построим новую империю, где не будет ни голода, ни разбойников.

— Как хочешь, а я вернусь на земли гномов, либо и здесь со своими деньгами буду превосходно жить! — произнес нахальный гном. — Кто со мной?

Он пошел по дороге. Все гномы, кроме Дарина, пошли за ним.

— Ты поедешь в Таприл? — Дарин посмотрел на Лику.

— Да.

— Награбили, сволочи, теперь веселятся! — Дарин взглянул вслед коллегам. — Один я не воровал!

Он пошел к открытому люку и скрылся внутри танка. На танк залезла Лика, и машина, тронувшись, поехала к замку.


***


В деревенском трактире за бутылкой сидел алхимик и маг Огня Мерлин. Вчера вечером он так сильно напился, что несмотря на божественный уровень не смог вернуться назад. А когда проснулся, узнал, что гробница уничтожена. Он решил похмелиться и так просидел до вечера, думая, что делать. Результатом его размышлений стало решение уйти как можно дальше и нигде не показываться, чтобы враги не смогли его найти. При себе он носил бездонный кошелек, где лежали все сбережения, и алхимик никак не был связан с гробницей. А значит, он стал свободен от надоевшей работы.


***


На вершине полукруглой постройки у склона горы расположилась огромная терраса. На длинном диване в окружении двух восхитительных эльфиек король эльфов — Арианор Ролланд любовался звездами под чарующие звуки стройной арфы. Он потягивал дорогое вино, пребывая в плену легких фантазий, как двери на террасу открылись и вошел его помощник.

— Ваше величество! — прокричал бледный эльф.

— Что такое, Силианн? Неужели это такая важная новость, что ты отвлекаешь меня от любования звездами?

— Разведка доложила — гробница Эзерлика вернулась на свое место!

Эльфийский король побледнел, а затем громко рассмеялся. Эльфийки испугались, смотря на господина. Арианор поставил бокал вина на изящный столик и подошел к белоснежным каменным перилам.

— Триста лет я надеялся на это. Поиски этой гробницы отняли у моего народа лучших воинов и магов. Все лучшие эльфы погибли, пытаясь вернуть сокровища. И вот, Силлиан, ты говоришь мне что она вернулась на место. Мы должны попробовать забрать ее себе.

— Но, ваше величество, во всем королевстве вы единственный войн девятого уровня. — Силлиан смотрел на него со слезами на глазах. — Вы не можете погибнуть!

— Нет, я не погибну, но я попробую забрать все то, что принадлежит нам. Я еще слишком хорошо помню, как этот Генри пришел ко мне, чтобы забрать все мое золото в обмен на векселя… Как же я был глуп… Этот ненавистный Элин, которому было мало несметных богатств, и он желал захватить все золото мира. Неужели мы спустим все с рук этим негодяям, ограбившим весь мир? Нет! Я соберу двенадцать воинов божественного уровня. Пусть у них седьмые уровни, но они тоже сила! К ним еще добавится остальная армия. Этим мы заставим вернуть все украденное даже короля-скелета!

— Ваше величество! — прослезился Силлиан. — Я никогда не видел вас таким.

— Ты не видел меня, каким я был в героический век и когда мир трепала золотая лихорадка. Тогда я не раздумывая отправил на земли проклятых всех лучших бойцов. Я не сомневался — они вернутся с несметными богатствами. Но все, что я сделал, это уничтожил сильнейшую армию. Они все погибли, сражаясь за богатства короля-скелета. Погибли от рук демонов, охранявших эти земли. От бессчетного количества врагов. Но сейчас я не такой — я другой. Я стал умнее и мы заставим вернуть короля-скелета все до единого золотого и заплатить за то зло, что он нам причинил.

Эльфийский король долго смотрел на звезды, тая что-то в душе.


***


В комнате с каменным потолком, украшенной коврами, висящими на стенах, и громоздкими безделушками, стояла кровать, закрытая балдахином из плотной тюли. За занавесками шло непрерывное действо — парочка гномов занималась сексом. Дверь открылась, в комнату вошел гном в серебристых доспехах.

— Ваше величество, важная новость!

— Что это за новость, что вы отвлекаете вашего короля от траха? — из-за тюли раздался недовольный голос.

— Гробница Эзерлика, она вернулась!

— Что! — король гномов, прорвав балдахин, выпрыгнул на пол. — Пошли в векселехранилище!

— Ваше величество, наденьте штаны!


***


Мощные двери векселехранилища показались из-за белоснежных паутин. Гномы швабрами снимали плоды длительной работы пауков, открывая белый металл. Король гномов смотрел на двери горящими глазами.

— Как хорошо, что триста лет назад я велел собрать все векселя и хранить их в самых лучших условиях. Теперь я даже не представляю, сколько нам должен король-скелет. Если каждый месяц нам шло по десять процентов! Наверняка это все деньги мира! Жаль только, что мы погубили всех своих лучших воинов и магов в погоне за гробницей в проклятых землях. Иначе бы мы были сильнейшими в мире.

Паутины наконец-то расчистили.

Король вставил ключ и повернул его, гномы открыли двери. В векселехранилище упал свет. На многочисленных полках лежали кучи трухи.

— Не беда, «Великий перстень созидания» справиться с этим делом, — рассмеялся король.

Он протянул руку над первой кучей.

— «Восстановление!» — перстень засветился, но это не дало никакого эффекта. — «Восстановление!» — закричал король, бледнея. — «Восстановление!» — перстень светился — с трухой ничего не происходило. — Нет!

Крик эхом полетел по хранилищу и вылетел в коридор подземелья гномов.


***


В подземелье дворца Гриона перед дверьми городской казны царила суета.

— Вы нашли запасной ключ? — смотрел на министров Энтони Беретти — новый король Гриона.

— Да, ваше величество! — протянул золотой ключ долговязый старик.

— Он оставил здесь миллиард! — новый король потирал рука об руку. — Таких богатств мне раньше и не снилось. Как хорошо, что он так быстро пришел и так быстро убрался, оставив здесь все свои деньги.

— Что делать? — спросил старик.

— Открывайте! — король смотрел, как министр вставил ключ, повернул и затем слуги помогли ему открыть двери. Проход закрывали ящики с золотом. — А это еще что?

Вместо ответа между ящиками выехало прочное копье, проткнувшее живот нового монарха. Он распластался на полу, а министры в ужасе побежали за солдатами. Слуга уронил фонарь и коридор погрузился во тьму. Лишь топот напоминал о бывших здесь мгновение назад людях.





Глава 9


За старыми дверьми трактира последовал длинный зал. Яркие лампы, свисающие с лаг, освещали сияющими кристаллами паутины закрывающие потолок. Лучи обнажали всю убогость помещения: старинные столы, просиженные скамейки, испещренные половицы.

За длинными столами сидели старики и старухи. Элин прошел вперед и сел на свободную скамейку. Напротив него потягивал вино старик в доспехах.

Скелет оперся локтями о стол и подпер ладонями череп. Оказавшись в привычных условиях, он начал рассуждать.

«Как глупо они меня убили! Но разве я мог что-то сделать против двоих? Если бы я попытался использовать магию, ее бы блокировал Ник. Его способность дерева архимага это позволяет, — архимагами становились только на героическом уровне, развивая одинаково три магии. Причем, там не могли быть вместе Свет и Тьма и тем более — духовная сила. — Выходит, с самого начала, как только он меня парализовал, я был уже обречен! То, что Ниэнэль промахнется, было маловероятно. Если бы я преодолел паралич, то мог бы попытаться бежать. Но, скорее всего, они бы меня одолели. Или по крайней мере попытались это сделать, что скорее всего стоило бы жизни городу. Если бы я достиг гробницы, то спрятался бы в сокровищнице. Оттуда я бы мог бить их «Повелителем тьмы». Правда, все жители деревни бы погибли, — он вспомнил про маленькую девочку. — А она на самом деле считала короля скелета великим и непобедимым! И никогда бы не поверила, что его сделали, как ребенка. Ник не просто зол на меня, скорее всего он хотел помешать моим планам завоевания. Рано или поздно наши интересы бы встретились. И ему нужно мое золото. Имея такие богатства, даже не нужно ничего завоевывать, достаточно лишь поманить пальцем города, и они упадут к твоим ногам, лишь для того, чтобы получать золото. Золото! Мое золото! Оно так ценно!»

Старик выпил стакан вина, наливая его из заплесневелой бутылки.

«Не похоже, что здесь люди чем-то заняты. Что случилось с теми у стены? Почему они рассыпались в прах, как только к ним прикоснулась тьма? Что это за город и что за старик пьет передо мной? Почему меня куда-то затянуло, и я не мог оказать этому сопротивление? Целая куча вопросов. И самое главное — на них нет ни одного ответа».

Старик поставил стакан на стол и посмотрел на дырявый панцирь.

— Чем это тебя так саданули?

«Он с заговорил со мной, пора разузнать, что и как».

— Стрелой, — поднял голову Элин, всматриваясь в дряхлое лицо.

— Видимо, мощной стрелой.

— Да.

— Я тебя здесь раньше не видел. Давно ты здесь? — старик рассматривал череп.

— Только сегодня, — ответил Элин.

— Новенький.

— Что стало с теми людьми под стеной? Почему с наступлением темноты они превратились в прах?

— Потому, что они смертные, — хихикнул дед.

— Где я вообще нахожусь? — выкрикнул скелет.

— В преисподней, — рассмеялся старик. — Куда еще попадает нежить? Уж не на небеса ты задумал попасть?

— А почему ты не рассыпался в прах?

— Потому, что я герой, как и ты, погляжу тоже.

— Да, я герой, — кивнул Элин. Незачем им знать, что он абсолютного уровня. В игре этот уровень был доступен только игрокам.

— Я Ориборн Акай — капитан королевской гвардии в Эквилоне. Умер от старости в семьдесят пятом.

— Я Орин Тарос, — произнес Элин имя ректора академии героев. — Ты служил королю Эквилона?

— Нет, я не служил королю всю жизнь, — дед помахал рукой, к нему подошла старуха-разносчица и поставила еще бутылку вина. — Спустя год после исчезновения гробницы Эзерлика пошел слух, будто бы король-скелет запрятал все золото, и тот, кто его найдет станет его владельцем. Одна мысль об этом меня опьянила! Разве может такое быть? Разве можно владеть половиной всех мировых богатств? Я бросил службу и отправился на поиски. Я ходил по землям монстров, там меня часто убивали, но я был героем и воскресал через месяц. Отдохнув на небесах, я отправлялся на поиски. И я был не один, миллионы молодых людей искали ее со мной. Короли и лорды устраивали экспедиции — они прочесывали весь мир. Глупцы верили, что король-скелет спрятал свои сокровища в нашем мире. Когда я стал стар, то ее наконец-то нашли. Она расположилась в проклятых землях. Лучшие герои: маги и воины собрались в единую армию, чтобы сразиться за сокровища. Но даже не дошли до гробницы — они все полегли. Я был умнее их и к тому же стар, я не пошел и умер от старости.

— Интересная жизнь.

— Да, что там интересная. Я всю жизнь угробил на поиски этого проклятого золота! Мне оно снилось ночами! — он налил вина в стакан и выпил. Затем граненый стакан со звоном врезался в столешницу. — Мне снилось, что я иду по золоту, что я им обладаю. Подумать только, такие огромные богатства — половина всего золота мира! Разве тебе не хотелось им обладать? — старик, жестикулируя руками, вскочил. — И мне всю жизнь казалось, что еще шаг и я найду гробницу! Всего лишь шаг! Один шаг и я богат, баснословно богат! Настолько богат, что воображение оказывается представить это. И так думал не я один, все мы так думали. Кто был посмелее, бросали все и отправлялись на поиски золота. Весь мир был разорен королем-скелетом. Люди понимали, что их ограбили. Страны разрушались. Все хотели только одного — золота!

— Впервые об этом слышу.

— Где ты обитал? Лежал в гробнице? — старик рассмеялся, сел и выпил еще вина. — Оно и верно, ты же скелет. Тебе не понять, что значит желать золота. Его желали все: эльфы, гномы, люди и демоны. Если раньше монстры наступали на нас, то сейчас армии искателей вторгались в земли монстров, чтобы найти хоть какой-то след гробницы. Естественно, нам нужны были деньги, и мы не могли терять время. Каждая минута была дорога, нам казалось, что промедли мы, и гробницу найдет кто-то другой. Для этого мы грабили деревни, отбирали все, что нам понадобится в путешествии. Мы шли, шли и шли на север — в земли монстров.

Герои умирали, но потом опять возрождались… Мы были бессмертны и нам казалось, что рано или поздно мы сможем найти ее и ничто нас не остановит. Я больше не попадал на небеса, а отправлялся в преисподнюю. Впрочем, здесь мне было даже веселее, я встречал друзей героев, и мы думали, что будем делать, когда воскреснем. Потом я постарел… И мне стало тяжело метаться туда-сюда. Потом гробницу нашли в проклятых землях, но я уже был слишком стар… И желание идти туда исчезло, я решил подождать и правильно сделал. Все, кого я знал и легионы тех, кого я не знал погибли там, их души подверглись «Анафеме», и они больше не воскресли. То же случилось с сильнейшими армиями бессмертных — эльфы исчезли, гномы тоже. Всех их поглотила гробница Эзерлика. После этого я умер. Здесь я опять помолодел и теперь торчу в этом городе больше двухсот лет.

— Очень поучительная история, — кивнул Элин.

«Всем свойственно преувеличивать мои сокровища!»

— Здесь я узнал много правды о мире, — добавил он.

— Правды! — старик посмотрел на него и рассмеялся. — Какой правды? Правды нет, нигде! Ни золотого, ни серебряного, ни медного века никогда не существовало! — герой сжал кулаки. — Это все книжная ложь. За двести тридцать лет я не встретил ни одного человека, который бы жил в этой эпохе. История началась с века героев!

«Естественно, — Элин улыбался в душе. — Ведь эти три века придумали разработчики. В золотом — люди и боги жили вместе и не было воин, в серебряном — расы разделились и каждая стала жить по-своему, в медном — все схватились в великой битве!»

— Понятно.

— Все ложь! — вскричал старик. — Всю жизнь я верил в ложь.

— А кто такой король-скелет?

— Я удивлен, что ты его не знаешь? — старик присмотрелся к черепу. — Впрочем, что я говорю, ты же, наверное, не вылазил из своего склепа. Король-скелет — это глава гильдии «Торговой империи», самой богатой и могущественной гильдии мира. Он правил этим миром, а люди даже не подозревали этого. Он захватил все его богатства и исчез с ними. И этим он пробудил золотую лихорадку. Он был один из великих героев, но его дела до сих пор терзают сердца людей.

— Откуда решили, что он ограбил мир? — Элину не нравилось все, что говорил старик. Эта ложь вызывала у него неприязнь. Похоже, из-за зависти все всячески опорочивали его светлое имя.

— Да, это всем известный факт. Он приказал Генри перед своим исчезновением забрать все золото. Об этом написано в «Легенде о короле-скелете». Да и что там написано, об этом постоянно говорят души тех, кто отдал ему богатства, а получил векселя.

«Да, людская фантазия не знает границ. Они нашли кого обвинить во всех своих ошибках, и этим стал я».

— Но, зачем королю-скелету нужно было делать все это? — спросил Элин.

— Он желал владеть миром и его богатствами. Золото так ослепило его, что он не мог ни о чем думать, только о том, чтобы властвовать над миром, владея его богатствами.

В трактир вошла молодая девушка. Черные кудри падали на короткое белое платье, открывающее стройные ноги в сандалиях. Элин обернулся, вонзая взгляд пустых глазниц с красным светом в молодое тело.

— А почему она не постарела?

— Она демон, а преисподняя их мир родной, — буркнул старик.

В игре, чтобы стать демоном нужно было вначале прокачаться до четвертого уровня, а потом выполнить задание на перерождение. Демоны — существа героического уровня рождались минимум четвертого уровня. У них было особое дерево трансформации. Изначально они выглядели как люди, но по мере прокачке ветки, можно было материализовывать черные крылья, превращать конечности в демонические — покрытые черной прочной кожей. Финальная ее стадия на героическом уровне была — полная трансформация — демон из человеческого обличия становился монстром в два с половиной метров высоты с хвостом и лапами. Так же было две специализированных ветки — с большим здоровьем и большой мобильностью.

— О, Ориборн, я застала тебя сегодня постаревшим, — девушка подошла к деду. — Как жаль.

— Ничего не поделаешь, — выдохнул старик. — Сегодня ты малость опоздала.

— А это еще кто? — она посмотрела на скелета.

— Новенький, попал сюда только сегодня и судя по всему в первый раз.

— Он кто?

— Наверное, герой, — старик поморщил нос. — Обычная нежить бы толпилась под стеной.

— Да, я герой Орин Тарос, — Элин взглянул на девушку. Раньше бы он отметил аппетитные формы, но сейчас думал совсем о другом.

— Раз ты нежить, то над тобой не властно время, а значит ты воскреснешь через месяц, — улыбнулась она.

— Ты демон, разве они не воскресают? — Элин смотрел на нее.

— Только те, что жили в мире людей. Кто родился в преисподней, не умирал и воскреснуть не может. В эпоху героев их вызывали из преисподней пришедшие герои. И за деньги, демоны им служили. Но когда герои исчезли, демоны так и остаются жить в преисподней.

— Я многое пропустил, — Элин поднялся. — Пожалуй, я пойду.

Выйдя из-за стола, он остановился, обернулся и посмотрел на девушку и старика.

— Кстати, я забыл спросить, почему люди под стеной рвутся в город?

— Разве не понятно? — хмыкнул старик. — Хотят убраться из пустыни. Но денег заплатить за вход нету.

— Вдалеке отсюда я видел множество могил. Чьи они?

— Это могилы пришлых героев, — ответил Ориборн. Девушка глядела на скелета.

— Их можно разграбить?

— Нет, ни одна душа, в том числе и божественная, не может открыть их гробы… Многие пытались…

«Видимо, для абсолютного уровня существует исключение!»

— Там же должна быть могила короля-скелета? — Элин присмотрелся к старику.

— Да, там есть гробница, но она пуста, как и гробницы всех великих героев. Сам король демонов когда-то ходил туда и используя сильнейшую свою магию вскрыл гроб — тот оказался пуст. Король-скелет по-прежнему живет в мире.

— Спасибо за ответы! — Элин пошел прочь.

Черные сапоги простучали по ступеням крыльца, и он вышел на улицу.


***


Темное пространство между глухих домов вело Элина вперед. То и дело встречались сухие кости, лежащие в горке праха — все, во что превратились смертные с наступлением тьмы. Элин брел, его мысли занимали новые познания.

«Я оказался обладателем сокровища, которое хотят совершенно все, — плыли думы. — Надеюсь, Ник не сможет так быстро вскрыть сокровищницу. Я уже представляю, как он сидит в моем кабинете и лежит в моей спальне. Как он рассматривает мои артефакты… Да что такое! Как я мог проиграть ему!? Когда мир был игрой мы с ним почти не пересекались, его гильдия даже не входила в общепризнанную верхушку. Хисхим формировал круг гильдий, получавших приглашения от нас на особо важные задания, где мог справиться только альянс. Практически всегда среди них были «Клинки победы», потому что они не претендовали на трофейные предметы, а ограничивались золотом, заранее оговаривая сумму за свое участие. Другие хотели больше, с ними было сложнее… Но тогда все мы справлялись со своими обязанностями. Будь со мной мои верные друзья, я бы дал отпор Нику и его команде. Но теперь я в проигрыше: я сижу здесь, а он там. А это значит, что он может подключить к себе еще игроков».

Думая, Элин бродил по темным улицам. Он поднимался по засыпанным песком лестницам, проплывал между спящих домов. Из некоторых грязных окон сиял свет, освещая прямоугольники засыпанной песком мостовой. Ни кустика, ни травинки… Везде лишь дома, возведенные из песчаника. Впрочем, это город в преисподней — он и должен быть таким: безжизненным, пустым, скученным.

Лабиринт улиц увел скелета в другой квартал, там дома стали выше и красивей. Они выстроились по обе стороны стенами. Элин шел вперед ничего не замечая, погруженный в мысли.

«Даже и здесь есть социальное расслоение», — он посмотрел на четырехэтажные дома с колоннами. — «Кто-то гниет под стеной в песке, а кто-то лежит на роскошной кровати!»

В конце улицы показался свет и Мюрреан вышел на круглую площадь. В ее центре стояла статуя — огромный скелет сидел на троне. Элин увидел надпись — «Король-скелет». А внизу двустишие.

Грабя всех — добро он делал: деньги мира изымал,

Чтобы эльф не развращался, чтобы гном не запивал.

Кристаллические фонари подсвечивали двадцатиметровую статую, и она вырывалась из темноты. Белый череп блестел в красных глазах горели огоньки.

«Надо же! — улыбнулся Элин в душе. — Я здесь популярен!»

Скелет пошел дальше, свернув, углубился в дорогой квартал. На сей раз пошли особняки, обнесенные высокими стенами. За ними виднелась какая-то растительность и белые колонны.

«И здесь тоже самое, что и на земле. Может быть, вообще нет никакой разницы между миром людей и демонов? Постойте! Король демонов искал меня и даже разворотил мою гробницу в этом мире. Наверняка, он может узнать, что король-скелет попал в преисподнюю. Кто видел мою смерть? Никто, кроме той парочки. А может быть, кто-то и видел? В игре было несколько локаций преисподней. Там можно было сразиться с теперешним королем демоном. Это существо девятого уровня с кучей мощнейших артефактов. Если он узнает, что я здесь, то мне придется не сладко. Но ничего, прорвемся!»

В одном особняке горели все окна. Элин подошел к железным воротам и постучал в двери. Если он в преисподней, то он по-прежнему остается существом десятого уровня и ему не к лицу слоняться по улицам и говорить с кем придется. Посмотрим, что скажет элита.

Маленькое окошко открылось, там показались красные глаза юноши.

— Что тебе надо?

— Где ваш хозяин?

— Ты кто такой?

— Я кажется тебе задал вопрос! — сжал кулак скелет.

— Убирайся! — демон закрыл железную форточку.

Элин посмотрел на ворота — массивные створки, оббитые железными листами. Раньше он легко перепрыгивал их. Он оттолкнулся от земли, и тело скелета, облаченное в черные доспехи, перелетело их и приземлилось за оградой. Юноша обернулся. Латная перчатка схватила его за горло и оторвала от плит тротуара. Он хотел что-то крикнуть, но из горла вылетели лишь хрипы.

— Я давно не знал к себе столь грубого обращения. Ты знаешь, кто я такой? Я… — Элин вспомнил, что не хотел раскрывать свое инкогнито. — Я Орин Тарос! Веди меня к своему хозяину!

Скелет поставил его на землю и понял, что перед ним демон где-то четвертого уровня. То есть, минимального для демонов. Этот уровень был главной причиной гордости демонов — то, что в отличии от людей они могли рождаться только героического уровня.

Демон провел его в холл, затем в длинный зал. Там за столом пировали люди и демоны. В торце сидел молодой офицер в синем камзоле. Его обнимала голая девица и еще десяток таких же услаждали гостей.

— Что такое, Ленн? — офицер посмотрел на юношу.

— Этот скелет, он перепрыгнул ворота и велел меня проводить к вам.

— Что тебе надо? — столкнул девушку с колен хозяин и поднялся.

— С кем имею честь говорить? — гортанно и мрачно произнес Элин.

— Перед тобой герой, достигший божественного уровня — Диний Тар, — офицер посмотрел на скелета. — Бывший капитан телохранителей первого короля Эквилона.

— Что-то много здесь из Эквилона.

— В этот город все попадают оттуда.

— Я Ориан Тарос, — проговорил скелет. — Я пришел сюда ночью и не увидел ни одного человека. Бродя по улицам, я увидел этот дом и подумал, может владелец мне скажет где я и кто такой король демонов?

Офицер рассмеялся.

— Ты в преисподней, друг! — он сел назад на стул. — Жаль, ты не можешь с нами выпить. Мы каждую ночь пируем. Короля демонов я давно не видел, но здесь есть его наместник. Можешь попробовать прорваться к нему в ратушу.

Девица залезла к нему на колени.

— Я думал, что здесь все по-другому. Но как я вижу, здесь тоже играют роль деньги, — Элин осмотрел гостей, не обращавших на него внимания.

— Они играют везде. Не знаю, как на небесах, я там никогда не был. Когда соблазненный золотой лихорадкой я отправился в путешествие, то в битвах достиг божественного уровня.

— Откуда здесь берутся деньги? — Элин посмотрел на него.

«Значит, как я и думал, на божественный уровень тьма не влияет. Офицер так же молод, хотя, наверное, умер от старости. Значит, все остальные — коренные жители города».

— Работаем, нам платят.

— Разве и в преисподней есть работа? — Элин смотрел на него.

— Она есть везде. Мы сражаемся с другими городами, с теми, кто сюда рвется.

— И платят золотом?

— Лишь только тем, кто достиг божественного уровня. Героям платят серебром, а смертным обычной медью. Жаль, что ты скелет, — выдохнул офицер. — Иначе мог бы присоединится к нам.

— Спасибо, друг! — кивнул ему Элин. — Ты многое мне прояснил. Но мне пора, не буду отвлекать тебя.

— Ты меня не отвлек, — повел Диний усами. — Десятки лет я вижу вокруг себя один и те же лица. Ты хоть внес разнообразие в вечер.

Слуга проводил скелета до ворот, через которые он перепрыгнул. Удаляясь от особняка, Элин бродил по пустой улице.


***


Утро простиралось над сырым лесом, небо заволокли тучи, лил проливной дождь. Джулия ходила по длинной стене Таприла и смотрела вдаль. Дождевая вода наполняла очищенный ров. Поднятый подъемный мост указывал на то, что замок находится в изоляции от мира.

Приказом короля-скелета из города сюда было направлено сто солдат и сейчас они находились под командованием Джулии. Склады ломились от провианта и оружия. Солдаты ничего не знали о том, что случилось в городе. По причине суматохи никто и не вспомнил про замок Таприл, который три недели назад представлял из себя белоснежные руины.

Ну что же, теперь она сможет постоять за последний оплот короля-скелета. Джулия прошла к высокой башне. Теперь, когда с ней Дарин-Созидатель, она легко сможет восстановить стены, если они будут разрушены.


***


Анжелика спала на соломенной кровати в маленькой комнате, предназначенной для офицера. По стеклам окна стучали большие капли. Золотистые кудри лежали на подушке, набитой луговой травой. Ей снился золотоволосый юноша, он уводил ее за собой под сень деревьев… Ах, какой сладкий сон…


***


У входа в королевскую казну валялась гора трупов. Небольшое помещение завалили тела, а плиточный пол покрывал слой крови. Из коридора с фонарем вышел Эльбер Ондрон — маг Воздуха и великий маг Гриона. Его вызвали только утром, когда поняли, что штурм казны с помощью солдат бесполезен — бойцы гибли один за другим у входа в сокровищницу. Прочные копья зомби проламывали панцири даже лучших бойцов.

Испачкав сапоги и полы мантии в крови, Эльбер подошел ко входу. Рядом стояли фонари на длинных ножках, освещавшие холл. За ними шли открытые двери. Там в темноте, за опрокинутыми ящиками, виднелись два силуэта. Из них торчали стрелы, но казалось, этим солдатами нет никакого дела, до того, что с ними происходит.

— «Молния!» — выкрикнул старик и с посоха сорвался разряд тока. В глазах все побелело, а уши оглохли от грохота. Вдыхая запах горелой плоти, старик поднял голову. Подсвечивая личным фонарем, он пошел вперед — в сокровищнице валялось два черных тела. От них шел вонючий дым.

«Я слышал, здесь лежат бездонные кошели с многими миллионами. Если возьму один, то никто не заметит, поскольку все будут винить прошлого хозяина».

Эльбер перелез через гору тел, его нога уже стремилась вступить в сокровищницу. Только она стала на пятачок за телами, как один обгоревший труп ожил и в сердце магу влетел наконечник копья. Изо рта хлынула кровь и старик смотрел, как она стекает по черному древку. Копье вылетело из груди. Маг выронил посох и фонарь и растянулся на горе трупов.

Оба элитных зомби поднялись и встали на боевое дежурство. А снаружи хлестал дождь смывая кровавое пятно с дороги перед особняком на улице Ленкар Дель Сол. Природа хмурилась, поливая засохшие от долгой жары поля и огороды крестьян. Лишь они больше всего радовались дождю, сидя в своих хижинах и домах.


***


Ночь окончилась, с востока наступал светлый фронт. Полоса света рвалась вперед, разгоняя тьму. Она летела над городом, оживляя его. Там, где появлялся свет, останки превращались в людей, которые продолжили идти по делам.

Элин бродил между горожанами. Ночью он нашел скамейку и, сев на нее, провалился в небытие. Ему снился сон, что он играет на лугу, несмотря на то, что он скелет. Яркий красочный сон… Эта преисподняя сведет его с ума. Только подумать, что пока он тут, Ник бродит по его гробнице, сидит в его кресле, рассматривает его записи… Он наверняка уже захватил гробницу! Точно, Элин же дал Айе приказ обрушить гробницу! Теперь все должно быть погребено под грудами камней. Айя темный ангел — нип и у нее есть особенность, полученная за заслуги в охране гробницы — «Страж подземелий». Это малая ветвь магии Земли, но поскольку Айя — нип, то она может иметь разные умения, не имея самого дерева, как приобретенные способности. Ее заклинание девятого уровня — «Обрушение» срабатывает, если заклинатель находится ниже половины глубины подземелья и является его стражем. Значит, вполне возможно, что Ник не может сидеть на его стуле, потому что все завалено песком.

Ну а может, он просто убил его и не штурмовал гробницу? Может быть, она все еще целехонькая и ждет возвращения хозяина. При такой мысли на душе Элина становилось теплее и казалось в пустом панцире начинает учащенно колотиться сердце. Может быть… Все может быть… Тем более, нужно скорее отсюда убраться.

Элин брел, многие пугались его вида и обходили скелета. Блуждая по бесконечным улицам, он наконец-то подошел к рынку. На огромной площади, засыпанной песком, стояли десятки тысяч красочных палаток, сотни тысяч людей бродили между ними в поисках нужных товаров.

«Откуда здесь все это берется? — Элин смотрел на виноград и персики. Пройдя мимо подворотни, где справлял нужду пьяный мужик, он пошел мимо рынка. — Благо, скелеты не нуждаются в еде».

Мюрреан шел, минуя рынок. Черные сапоги, поднимались и несли его вперед. Вдруг по толпе пошел говор.

— Эзерлик пал! — возвестил чей-то голос.

Элин замер, на душе у него похолодело.

— Эзерлик пал! — кричал мужик в рваных штанах и рубахе нараспашку.

— Откуда узнал? — остановил его прохожий.

— Одна из суккубов, служившая королю-скелету, воскресла в преисподней и сообщила, что гробница уничтожена, — ответил ему мужик и побежал дальше.

— Нет! — вырвалось у Элина. Громкий крик полетел над площадью, где все уже обсуждали новость.

Элин бросился бежать. Он полетел по улице, которая вывела его к пустырю. Там, где он кончался, расположился овраг, на дне которого текла маленькая речушка.

— Нет! — крикнул Элин. Он помчался к камню на краю оврага. Рядом не было ни души. С другой стороны оврага виднелась плотная застройка прямоугольных домов с плоскими крышами.

— Нет! — Элин схватил свой череп, просунув пальцы в глазницы, сорвал его и со всей силы бросил в камень. Череп разлетелся мелкими белыми осколками.

До сих пор в душе Элин надеялся на то, что гробница выстоит. Что Ник не посмеет тронуть его детище — то, что он сам создал в этом мире. Но теперь все потеряно! Если гробница уничтожена, значит другого выхода просто не было. Это значит, скоро Ник докопается до сокровищницы. Все потеряно! Он найдет способ ее открыть! Его золото. Он присвоит его золото. То, что его гильдия собирала многие годы!

Он хотел схватиться за голову, но ее не оказалось. Над пустырем пронесся ужасный крик. Скелет носился, как бешеный, между камнями, пока не свалился в овраг. Катясь по земле, он упал на влажный берег. Теперь даже нет смысла возвращаться назад — без гробницы он никто. Лишенный сокровищ, он не сможет построить свою империю. Нужно отобрать ее у Ника! Но как?

Элин поднялся. У речушки сидела маленькая девочка в белом платье. Наверное, демон. Он посмотрел на нее. Из панциря вырвался жуткий вопль!

Сколько сил он потратил придумывая план гробницы! Сколько времени! И все пошло прахом! Может быть, все что он делал бесполезно? Сколько сил, сколько сил… И теперь все прахом. Его детище, его продолжение… Но он сам отдал приказ… Так лучше. Было бы еще мучительнее, если бы Ник сидел за его столом и властвовал над гробницей Эзерлика. Но сокровища, главное они остались нетронутыми!

«Постойте… Мужик сказал, что ему сообщила суккуб… Значит здесь я могу встретить своих сотрудников-нипов. Извольте! Они будут смеяться надо мной, над королем-скелетом, которого до этого боготворили. Теперь я для них никто. Хотя у меня есть с собой миллиард, я нищий!»

Элин побежал наверх. Поднявшись из оврага, он бросился к улице, где, свернув в подворотню, увидел открытую дверь подвала. Спустившись по ступенькам, он вошел в темный коридор. Дверь с вырванным замком, давно не закрывалась. Скелет вошел в темное помещение с окном у потолка и сел на пол, собрав ноги. Он хотел схватиться за голову, но не нашел ее.

— «Восстановление!» — способность героического уровня Духовной силы. Вместо пустоты появился новый череп, но красный свет в глазницах так и не загорелся. Элин закрыл пустые глазницы ладонями в латных перчатках и погрузился в молчание. Гробница погибла — вот что занимало его мысли. О, если бы скелет мог плакать… Но, какая досада, превращаться в кого-либо ему совсем не хотелось. Он чувствовал себя скелетом — человеком без плоти. Элин погрузился в глубокую меланхолию. На весь мир стало наплевать. Какая разница что там, если гробница разрушена? Сможет ли Дарин восстановить ее? А жив ли он? Жив ли Элин? Нет… Он погиб… Все погибло!

Он казалось сросся со стеной, к которой прислонялась его кираса и замер, закрыв лицо руками.





Глава 10


Яркое солнце светило на голубом небе, обжигая прибрежный город. Тысячи людей в легких одеждах суетились на узких улицах. Среди них шел высокий варвар в песчаном камзоле и свободных штанах. Он направлялся к людной пристани, куда причаливал черный корабль.

Глориан Торон — так звали этого персонажа. Второй по уровню опыта, он имел развитые три дерева: Ближний бой, Духовная сила и Алхимия. Проходя между толпы, он спешил покинуть город.

Алхимия — навык, позволяющий в игре создавать свитки заклинаний, зелья, давать предметам магические способности, усиливать уже существующие и производить магическую обработку. На героическом уровне появлялась возможность призывать алхимический круг, заменяющий лабораторию. При помощи него можно было прямо в воздухе создавать магические колбы и сосуды, претворяя ингредиенты в зелья. На божественном уровне вызывалась божественная лаборатория — все процессы в ней происходили мгновенно. Алхимик мог создать свиток заклинания любой магии, при условии, что у него есть карта заклинания. Если он не владел этой магией на уровне заклинания — оно получалось слабее оригинала настолько, насколько велика была разница в уровнях или отсутствии магии.

В сочетании с Ближним боем, Алхимия давала дерево — Воин-алхимик — промежуточное дерево способностей, дающую возможности мгновенного временного зачарования. Оно быстро растворялась, но можно было обеспечить оружие нужной особенностью на несколько ударов. Еще давались бонусы в приготовлении зелий для воинов.

В сочетании с Духовной силой появлялось дерево — Алхимик духа. На божественном уровне можно было одним прикосновением превращать ингредиенты в зелья. С появлением «Бездонного хранилища» — можно было преобразовывать ингредиенты внутри него.

Варвар, а теперь он стал именно им, никогда не хотел попадать в этот мир. Он даже забыл о его существовании. Все, что он делал, это четыре года за деньги прокачивал чужого персонажа. Он докачал его до абсолютного уровня и затем покончил со своей работой. Все говорили, что качаться здесь безумно долго, что божественные уровни идут крайне медленно, чуть ли не по году. Но он исключил все лишнее из игрового процесса и сделал невозможное — достиг абсолютного уровня за четыре года. После уже год играл заказчик, а он женился и забыл о своей прошло работе. Это была всего лишь работа, а не жизнь…

Но все изменилось. Однажды утром он хотел обнять жену, но не нашел ее в кровати. Он вскочил и очутился в незнакомом доме, незнакомом теле. Это привело его в ужас. Он смотрел в окна и видел незнакомых людей — мир за окном был чужим. Лишь во второй половине дня он понял, что теперь он стал персонажем, которого качал четыре года — Глорианом Тороном. Он пришел в ужас.

Год он уже не вспоминал о нем и не желал вспоминать. Игра за него не приносила удовольствия. Он получал деньги за то, что качал персонажа, не более. Ему не нравилась ни специальность Алхимии, ни Ближний бой. Но так хотел клиент — это его персонаж. И теперь он стал им — давно пройденным этапом своей жизни.

Метаясь по дому, он нашел выпивку — она помогла ему забыться на несколько дней. Потом пошли шлюхи. Так он занимал себя некоторое время, пока не пришло осознание того, что все само собой не сделается. Сидя на одном месте, он может просидеть всю жизнь Глорианом Тороном. Нужно что-то делать! Немедленно!

И он решил отправиться в путешествие. Он сядет на корабль и вернется на континент, а там уже посмотрит, что можно сделать.

Варвар шел вперед, к пристани, продираясь сквозь прохожих. Взяв с собой в «Бездонном хранилище» все ценные вещи, Глориан так же имел кругленькую сумму в сто пятьдесят миллионов золотых. Не чувствуя обжигающей жары, которая изматывала людей, он смотрел на корабли, думая на каком из них уплыть.


***


Узкие улицы с прямоугольными домами из глины тянулись бесконечным лабиринтом. Фир Бак Дор и Ариас Бурк шли в толпе прохожих. Красный сюртук Фира развевался, обнажая загорелую грудь. Под ним, на поясе вокруг черных штанов, болталась изящная сабля. Большие карманы сюртука отвисали от набитых предметов. Золотые пряжки на черных сапогах блестели на жгучем солнце. Треугольная шляпа черного цвета закрывала голову и бросала тень на смуглое лицо капитана. Темные кудри доходили до могучих плеч.

Ариас выглядел иначе. Поверх длинной мантии с прорезями для удобной ходьбы на серебристом ремне висели золотой лук и колчан. У пояса торчал длинный меч с золотой ручкой. На лысине блестела брильянтовая диадема — все эти артефакты начального божественного уровня нашлись у Фира в ящике для барахла. Ариас следовал за капитаном, опираясь на купленный ранее посох.

— Я вот думаю, может мне выпить зелье перерождения? — Ариас взглянул на капитана.

— Не знаю, как хочешь, — тот повел усами. — Но в игре не было детей. Сейчас они есть, может случится так, что ты станешь младенцем.

— Я передумал! Все же лучше быть стариком, чем младенцем, — Ариас посмотрел по сторонам.

— Раньше в профиле была страничка, там указывалось, какого количества нипов ты был причиной смерти. Так вот, благодаря тому, что я топил корабли я являлся причиной гибели более двухсот семидесяти тысяч нипов, а косвенно еще погубил два с половиной миллиона.

— У меня прямая гибель, где-то чуть больше ста тысяч, а косвенная чуть более полумиллиона, — проговорил Ариас.

— Разве мы не величайшее зло этого мира? — Фир оглядел на прохожих. — Разве мы не уничтожали десятки тысяч ради развлечения и чувства собственной важности? Ради получения иллюзорных благ и игровых наград?

— Я об этом никогда не задумывался. Я знаю, что несмотря на то, что меня все постоянно рубили, играть было классно! — кивнул Бурк — С удовольствием вспоминаю, как я в одиночку качался, брошенный всеми.

— Для нас это была игра — забава. Для них — настоящая жизнь, — капитан пошел по улице ориентируясь по башням.

— Кстати, куда мы идем?

— К Глориану Торону.

— Это кто такой?

— Это такой богатенький сынок, — Фир смотрел на улицу и дома. — Его логово должно быть поблизости. Он для прокачки нанимал человека, который качал до абсолютного уровня четыре года его персонажа. Лишь потом он стал играть за него, как второй по суммарному опыту игрок.

— Зачем он нам нужен?

— Хочу узнать его планы. Может быть, нам с ним по пути.

— Понятно, — Ариас вздохнул.

— Сейчас меня посетила интересная мысль, — Фир посмотрел на него. — Конкуренты правильно сделали, закрыв сервер. Тогда я этого не понимал, потому что был возмущен, что гибнет столько моего труда. Но в случае продолжения игре нужна была бы полная переделка.

— Это еще почему? — нахмурился Ариас.

— Потому, что пятнадцать игроков абсолютного уровня могут полностью развалить мир. А через год игры их была бы сотня, через два — тысяча. С такими мощными заклинаниями они бы просто порвали мир на части. После боев мир бы превратился в разрушенную пустыню.

— Возможно! — кивнул Ариас, идея Фира ему не нравилась. — Но, если бы в конце нельзя было стать великим магом и в одиночку уничтожать армии, то ни играть, ни так долго качаться просто бы не было никакого смысла! Все мы мечтали однажды стать всемогущими, но не у каждого хватало времени и терпения качаться так долго, чтобы получить даже божественный уровень. Абсолютный уровень это мечтал любого серьезного игрока.

— Вот и я говорю это именно мечта. Пока ее реализовали единицы, то все нормально. Но если каждый сотый станет всемогущим магом, равняющим с землей города одним заклинанием, то миру быстро придет конец.

— Ты думаешь, что было бы так?

— Да, тогда бы могло ничего не остаться, от того мира, который мы видели.

Они пошли между домами прекратив разговор и вскоре подошли к двухэтажному дому. Фир постучался.

— Кто там? — открыл маленькое окошко в глухой двери опрятный слуга.

— Это дом Глориана Торона?

— Да, — ответил человек за дверью.

— Позовите его!

— Он ушел.

— Как давно?

— Час назад, — произнес слуга, закрывая окошко.

Фир посмотрел на Ариаса.

— Пошли в трактир, подождем. Может скоро вернется.

И путешественники направились к ближайшему трактиру.


***


Небесный линкор Лерифин летел над горами, впереди показался заоблачный замок Велир. Он висел над Фронтиром, закрывая небо над узкими улицами между длинными казармами. Густые облака укрывали от лишних взоров оба замка. Ник стоял на кормовой надстройке корабля и смотрел вперед на каменные стены бастионов. В небе он увидел Камилию, летящую к ним. Белоснежные крылья за спиной сияли лепестками света. Девушка приземлилась на длинную палубу, крылья исчезли, эльфы-наемники развернулись, поднимая луки.

Ниэнэль опустила руку, те опустили оружие. Камилия подошла к деревянным ступенькам и поднялась на носовую надстройку.

— Я решила зайти к тебе раньше, — она повернулась к Нику.

— Правильно сделала, — кивнул он.

— Привет, Ниэнэль, — улыбнулась Эссент.

— И тебе привет! — помахала рукой эльфийка. — Давно не виделись.

— Сразу перейду к делу, — улыбнулся Ник. — Я убил Элина.

— Да? — нахмурила брови Камилия, ее взгляд похолодел. — Зачем? Я думала вы с ним договоритесь.

— Я решил не вести с ним переговоров, а сразу прикончить, — Тилен улыбнулся. — Я сделал вид, что рад встрече, а потом, обняв его, парализовал «Божественным окаменением». Конечно оно бы не долго работало на игроке десятого уровня, но этого хватило, чтобы Ниэнэль пронзила его «Абсолютной стрелой».

— Жаль, — Камилия, отвернувшись, посмотрела на облака. — Элин не был серьезным противником.

— Ты так думаешь? — Ник, прищурившись, посмотрел на рыжую девушку.

— Да. В самых серьезных подземельях и сокровищницах ему помогал Хисхим. Он устанавливал канал телепатический связи и советовал, что делать.

— Зачем он это делал?

— Элин был лицом гильдии, и Хисхим помогал ему отдавать правильные приказы.

— Прескверное у них было лицо! — Тилен рассмеялся. — Без мышц и кожи — голый череп! Череп гильдии!

— Какое было, — Камилия пожала плечами.

— Я рад, что ты не стала его защищать, — Ник подошел к поручням и взглянул вдаль.

— Я не отказалась его защищать. Просто ваше сражение было бессмысленно, могли бы погибнуть куча городов, а вы бы не пришли бы ни к какому результату.

— Это так, — Ник кивнул. — Я тоже об этому думал. Он бы мог спрятаться в сокровищнице и каждый день активировать «Повелителя Тьмы». А так я убил его и на следующее утро достал из земли гробницу Эзерлика. Теперь она превращена в груду обломков. Я пока не хочу ее открывать. Если я сделаю это, могут появится куча других претендентов на эти богатства.

— Понятно, — вяло улыбнулась Камилия, смотря на архимага.

— Потом я слетаю к одному магу.

— Ты не боишься, что Элин вернется и отомстит тебе?

— Если это и произойдет, то не раньше, чем через шесть дней. И я еще не знаю, воскресают ли игроки или нет. Вполне возможно, что он никогда сюда не вернется. Это реальность, а не игра.

— Но нипы же воскресают.

— Этот факт я тоже еще не проверил. Мне нужно было организовать пространство вокруг башни архимага, для этого пришлось захватить все города, которые когда-то принадлежали королевству Сальм. Иначе попытки покорить мою башню просто бы не прекращались.

— Разумное решение.

— Теперь я полечу к Жану. Я хотел тебе сказать об этом. Потому, что возможно, я даже не вернусь оттуда. В игре он корчил из себя темного повелителя. Но что с ним сейчас неизвестно.

— У него есть замок в кратере вулкана и раньше была гильдия сподвижников.

— Да, — Ник смотрел на горизонт. — Теперь я хочу, чтобы он мне не мешал, но думаю, он меня не будет слушать. С ним не получится поступить так, как с Элином. Он куда хитрее.

— Ну, я думаю, с ним то вы договоритесь.

— Не знаю. Он, я, Элин все мы хотели одного — владеть этим миром! — Ник распростер руки к небу. — Теперь, когда у меня богатства Элина, я смогу стать королем.

— Зачем тебе этот мир?

— Затем, что я всегда хотел захватить его в игре. Только представь — я игрок, который не просто прокачался настолько круто, но и еще захватил мир! — Ник Тилен поднял голову, смотря в холодные небеса. — Я всегда мечтал об этом в игре!

— Но это уже не игра…

— Это не имеет значения. Мечты у меня остались те же. И больше нет тех препятствий, что были ранее.

— Понятно, — Камилия усмехнулась. — У меня лично нет никакого желания ничего делать. Этот мир нравился мне, только когда был игрой. Там были мои друзья и соперники. Сейчас их нет, и я осталась одна.

— Я хотел тебя повидать не из-за этого, — он достал магическое зеркало. — Твое зеркало при тебе?

— Да, — в руке девушки появилось зеркальце.

— Я знаю как их соединить так, чтобы мы могли потом связаться, — он взял его за торцы. — Зеркала должны коснуться тыльными сторонами, — он это проделал с зеркалом Камилии. — Теперь я смогу с тобой связаться.

— О, спасибо! — улыбнулась девушка.

— Я гарантирую, что если ты не будешь мне мешать, когда я захвачу континент с моей стороны не будет никаких притеснений тебе и твоим людям, — он посмотрел ей в глаза.

— Понятно. Учту, — она кивнула, смотря на фиолетовую мантию архимага.

— Да, спасибо тебе за нейтралитет, — улыбнулся Ник.

— Тогда я уже полечу, — зеркало в ее руке исчезло. — «Крылья Света!» — за спиной появились светящиеся крылья.

— Пока! — махнула рукой Ниэнэль.

— Пока! — в ответ взмахнула кистью Камилия. Она взлетела ввысь и понеслась к замкам.

— Разворачиваем корабль, — Ник посмотрел на эльфийку. — Теперь летим на запад, в королевство Арат. Там предстоит встреча с Жаном.

— Разворачиваем корабль! — крикнула Ниэнэль.

Эльф-рулевой закрутил большое колесо, и летающий линкор начал поворачивать на юг.


***


Среди густого леса возвышалась спиральная башня белого цвета. Спираль в виде лестницы окружала ее от низа до вершины. На самом верху из башни выходили белые столбы, внутри них парило синее сияние. Имея высоту около трехсот метров, башня архимага возвышалась над морем деревьев белым конусом. Однако, благодаря защитной магии, ее нельзя было заметить издали невооруженным глазом.

Разлапистые деревья похищали слабый свет, летящий от закатывающегося солнца. Тени лежали на кряжистых корнях, погружая подлесок во мрак. Хрустя ветками и проламываясь через переплетения кустов, от башни шел старый маг. На нем висела синяя мантия, в руке он держал деревянный посох, а седую голову накрывала красная шапка. Башня осталась за спиной в нескольких километрах, а маг, продираясь сквозь чащу, брел вперед.

— Проклятье, почему именно я должен обновлять малый барьер! — вырвалось из сухих губ старика. — Куча бездельников!

Он прошел мимо толстого дерева. Из его корней выросла высокая тень, от нее отделилась черная рука, потянувшаяся к магу. В одно мгновение она схватила старика за шею и сломала позвоночник. Тело мага обвисло, тень приняла форму красивой девушки. Она отпустила мертвеца, схватив за руку. Тело мага упало, девушка подняла его руку и отрезала пальцы. Они превратились в прах, посыпавшийся на мох, а вместо них появился маленький огонек. Девушка его проглотила.

Божественная способность «Пожирателя душ». Поскольку души героев и богов не покидали тел после смерти, чтобы полностью превратиться в них, нужно было извлечь часть души из куска их тела заклинанием. Это позволяло на сутки превратиться в жертву, причем «Истинное зрение» было бессильно распознать пожирателя. Девушка превратилась в убитого мага. В ее руке появился такой же посох. Она бросила его возле мага, поскольку Духовная сила не создавала артефактов, а делала только копии предметов. Подняв посох мага, она посмотрел на тело.

«Уничтожение трупа!» — произнесла Сатэлин про себя. Тело мага покрыла черная пелена, и оно исчезло вместе с воссозданным посохом. Девушка в обличии мага пошла к башне.

Еще недавно Сатэлин была весьма отрицательно настроена против Элина. Она следила за дворцом, видела, как туда пришли Ник и Ниэнэль и убили скелета. Ей стало его жаль. Ночью она превратилась в Элина, использую Духовную силу, и забрала деньги из сокровищницы. Поскольку никого божественного уровня во дворце не было, девушка не опасалась, что ее раскроют. Ей сразу вспомнился Ник. Она не любила его из-за одного случая.

Их гильдии должны были совместно выполнить задание наивысшей важности — задание, данное самим королем. Нужно было остановить прорыв монстров и демоном, которые планировали поставить генератор монстров. Такое заклинание могло было быть у «Темного созидателя». Тот, кто развил магию Тьмы и Созидание, получал это промежуточно дерево. Раз в месяц он мог использовать заклинания десятого уровня «Темное лоно». Оно материализовывала на месте генератор монстров, производящих непрерывно чудовищ. Но «Темного созидателя» никто так и не прокачал и такого заклинания у игроков не было. Но тем не менее, это не мешало монстрам иметь его, по крайней мере их главарю.

В этом задании все пошло не так. Вместо предполагаемого противника оказался другой. Маги-демоны дали мощный отпор воинам гильдии. В итоге главарь сумел добраться куда надо и активировать заклинание, и никто не смог ему помешать. Видя, что дела идут из рук вон плохо, Ник вышел из боя и, используя «Мгновенны полет», понесся к королю. Попав к нему на аудиенцию, он стал сваливать вину на «Блуждающие тени» и это поражение не повредило не единице репутации «Сияющих магов». Зато «Блуждающих теней» после задания даже не пустили в приемную дворца. В дальнейшем Ник постоянно хвастался этим тактическим ходом, спасшим репутацию гильдии. Потом он получил задание на уничтожении возникшей армии монстров и генератора.

После этого Сатэлин его не жаловала. Тогда война гильдий никак не входила в ее планы, тем более она угрожала полученной репутацией в других странах.

Деревья редели, девушка в обличии мага вышла из-под их высоких крон. Башню окружал луг с дорожками. Там росли цветы, начавшие закрывать маленькие бутоны, готовься к летней ночи. По каменным плитам Сатэлин пошла к спиральному строению. Там прогуливалось еще насколько магов, но они не обратили на нее внимания. Дорожка повела ее к главным воротам. Высокие двери из белого камня раскрылись перед ней, открывая холл.

Сатэлин прошла внутрь, холл вывел ее к центру. Здесь располагался огромный колодец, проходящий через все этажи. Над ним вверху сиял синий шар, украшавший вершину башни. На белоснежном полу не оказалось ни единой соринки: внутри башни соблюдалась образцовая чистота. Тишина давила на уши Сатэлин, казалось, что другие слышат биение ее сердца. Но здесь так мало людей… По спирали вверх шла внутренняя винтовая лестница. К ней пристыковывались все, расположенные такой же спиралью, ярусы. Девушка в обличии старика не вызвала подозрения у одиноких магов, шедших по своим делам, и направилась по лестнице вверх — нужно было изучить башню.

Навстречу ей шел маг девятого уровня, говоря с помощником. Его хламида, расшитая красивым узором, излучающим золотое сияние, блестела в лучах кристаллов.

— Хозяин сообщил, что он летит из Фронтира в Карум.

— Значит проблема улажена, — помощник в простой хламиде героического уровня смотрел на ступени.

— Да. Сейчас он думает, как поудобней убрать Жана Дрио. Однако он дал распоряжение: если придет Жан и его люди ни в коем случае не проявлять враждебности.

Сатэлин прошла мимо них, разговор врезался ей в уши. В ее глазах Жан был куда лучше Ника, поскольку он не скрывал своих намерений.

— Донеси всем это распоряжение, — приказал помощнику глава.

— Будет сделано, мессир!

Так, значит он поддерживает связь со своими нипами. Что же, Сатэлин на это и рассчитывала. Ей не приходилось бывать в его башне до этого момента, но она знала приблизительный план. Здесь около сотни нипов и куча комнат, расположенных по спирали. Ближе к верху есть командный пункт. Обычное устройство базы гильдии. Она пошла вверх, нарезая круги внутри башни.

Поднявшись метров на двести, она увидела указатели — один из них вел в командный пункт. Все же в гильдии было много людей, и чтобы у новичков не возникало проблем с ориентацией по базе, сделали указатели, дабы было легко найти нужное помещение. Короткий коридор кончился белыми дверями. Девушка прислушалась.

«Видение сквозь стены!» — произнесла про себя Сатэлин заклятие, относившееся к ветке «Дух тьмы». Прочные двери растворились. Она увидела двух сидящих в удобных креслах магов. Перед ними мерцали магические экраны. На одном из них жила ближайшая деревня, на другом — парочка миловалась в сарае. Она отменила заклинание, морщинистые руки коснулись дверной ручки. Замок щелкнул, девушка приоткрыла дверь.

— «Прерывание сознания!» — Сатэлин посмотрела на седые головы. Маги замерли в креслах, никак на нее не отреагировав. Заклинание героического уровня ветки «Воин тьмы», способно было прерывать создания нипов уровнем ниже заклинателя. После этого, когда заклинания отменялось, они даже не догадывались, что находились без сознания и продолжали заниматься тем же, что и до этого.

Девушка вошла внутрь. Она закрыла двери на замок. Подергала ручки. Затем подошла к большому экрану, всунула руку в центр изображения и вынула коробку с кристаллами — изображение погасло. Она открыла ее, вытащила кристаллы и между двумя синими положила маленький красный кристалл, способный отслеживать связь. Так она разобрала все экраны и, вернув первоначальные изображения, пошла к дверям. Замок щелкнул. Открыв их, девушка вышла в коридор.

«Прекратить прерывание сознания!» — маги ожили и продолжали смотреть на магические экраны. Двери тихонько закрылись. Дежурные не обратили на это внимания. Сатэлин пошла исследовать башню дальше.

Девушка поднялась на самую вершину и подошла к сияющему синему шару. Сквозь его прозрачные стенки она видела белые колонны, выходящие из шахты и загнутые у верха.

Итак — это усилитель магии. Он способен усиливать магию заклинания в радиусе тридцати километров в два раза. Мощная вещь! И самое главное, исключительно оборонительная. Маг, находясь здесь, может призывать в два раза больше существ, этот тоже весомый плюс башни архимага.

Сатэлин подумала, что нужно обезопасить себя, от этой вещи. Привод башни находится в подвале, она это знала и раньше. Нужно спуститься вниз и посмотреть, что и как. Девушка вернулась на лестницу. Опять бесконечные ступени повели ее, на этот раз — вниз. Вернувшись на первый этаж, она нашла узкую лестницу в подвал. Пройдя по ней, вышла в кольцевой коридор. Кристаллы заливали светом белые стены, полы и потолки. С левой стороны расположились четверо дверей, отгораживающих кольцо в центре башни. Именно там и находился генератор усилителя.

Сатэлин присмотрелась к дверям — материал седьмого уровня. Ничто, по сравнению с дверьми сокровищницы Эзерлика! Она усмехнулась. Да, башня архимага награда за задания, который прошла гильдия «Сияющие маги». Видимо, здесь после ее захвата ничего не меняли.

Девушка осмотрелась — никого. Здесь можно не опасаться, что тебя заметят. Маги не сторожили подвал. Зачем? Магический барьер сразу отличит своего от чужого.

Сатэлин прошла сквозь двери. Эту способность давала Духовная сила на восьмом уровне. Если бы ее кто-нибудь заметил, то в башне тут же бы начали бить тревогу. Но подвал не охранялся. Девушка увидела огромный синий кристалл, паривший внутри вилки механизма. Все было идеально чисто, но спертый воздух говорил — это место давно никто не посещал. Впрочем у нее, как ассасина, имелось множество особых примочек. Одной из них являлась дистанционная бомба девятого уровня с дальностью подрыва в сто километров. Она нашла наименее заметное место и там спрятала черный короб, возникший у нее в руке. В ее «Бездонном хранилище» были и артефакты помощнее.

Коробка приняла цвет материала, к которому пристроилась и стала серебристого цвета. Сатэлин покинула помещение генератора и поднялась наверх. Всюду царила тишина и спокойствие. Рядом с ней прошел зевающий маг и направился к лестнице. Девушка улыбнулась и двинулась к выходу.

Покинув башню, она пошла к лесу. По телу прошли мурашки — девушка миновала магическое поле, не пропускающее случайных прохожих низкого уровня и бьющее тревогу, если туда вошло существо выше третьего уровня.

Отойдя достаточно далеко, Сатэлин превратилась в летучую мышь и полетела с огромной скоростью, под защитой свода деревьев. Когда башня осталась далеко позади, она вынырнула из-под переплевщихся сучьев, превратившись в истинный облик — силуэт девушки. За спиной появились четные крылья, и Сатэлин понеслась в небо. Она замерла над облаками, любуясь белоснежными долинами из клубов пара под холодной сенью мерцающих звезд. Зависнув так она задумалась.

— «Посланник тьмы!» — на черной руке появилась летучая мышь. Из кисти выехала желтая полоска бумаги. На ней появились буквы: «Сатэлин — Жану. Ник хочет тебя убрать и движется к тебе вместе с Ниэнэль».

Бумага скрутилась в маленькую трубочку. Летучая мышь взлетела и, схватив ее когтистой лапой, понеслась на запад, к замку в кратере вулкана.


***


В небольшой комнате с желтыми стенами стояли старый стол и пару узких кроватей. Сидор бродил из угла в угол и смотрел в открытое окно. Очнувшись здесь, он увидел на столе маленькую записку на желтом клочке бумаги: «Элин убит. Сидите и не высовывайтесь, пока не придет время!»

Вот и все. Но что теперь с городом? То, что там происходит не нравиться Сидору: все работы остановлены, гномы уволены и прогнаны, рабочие недовольны — им не платят зарплату, крестьян опять обирают непосильным налогом. Все стало еще хуже, только теперь десятки тысяч людей, приехавших сюда на заработки недовольны. Грядет бунт!

Лиза сидела на убранной кровати и смотрела на Сидора: девушка скучала. Она прислушивалась к шуму улицы и бросала на сантехника полные беспокойства взгляды.

Сидор задумался. С помощью Великого разводного ключа он восстановил их поврежденную одежду. На ней не осталось ни единого упоминания о встрече с эльфийкой. Но хуже всего слухи: говорили, что гробница Эзерлика уничтожена, что король-скелет убит и уже не вернется, что миром правят новые люди, что власть Гриона вернулась к одному из министров — полно неприятных новостей.

— Ты думаешь, мастер вернется? — Лиза посмотрела на сантехника.

— Да, — кивнул тот. — Но нужно запастись терпением.

Он смотрел в окно, где по узкой улице бродили толпы недовольных людей. Они говорили о том, что им не собираются платить и нужно действовать, чтобы получить заработанное. Подобные слова летали от одного прохожего к другому. Недовольство в городе росло.


***


Через лес несся оборванец: бывший разбойник Нок сбежал с каторги. Высокие кусты хлестали его по худому лицу, оставляя красные полосы. По грязным щекам текла горячая кровь, но он не обращал на это внимания — он получил свободу. Это опьяняло. Он мчался через лес, как угорелый, чтобы скорей убежать от места своего заточения. Мысли замерли в пустой голове: сейчас бы укрыться в старой крепости. За ним не было погони, но все равно было страшно. Теперь, когда король-скелет умер, можно будет легко вернуться к прошлому ремеслу. Теперь никто их не остановит! С ним сбежали Брант и главарь со своими подельниками. У атамана нашелся товарищ, подкупивший стражу. После смерти короля-скелета, солдат легко пошел на сделку, не боясь, что его задушит невидимая рука. Теперь, когда короля-скелета нет, боятся нечего. Все вернулось на свои места: солдаты стали куда сговорчивее, власти куда безразличнее к тому, что твориться в деревнях и на дорогах.


***


Глориан стоял у борта корабля и смотрел на яркие звезды. Незнакомый берег уже давно исчез и многолюдный остров остался позади. Теперь он один в этом мире. У него больше нет домашней прислуги, которая его обирала. Совершенно незнакомые и омерзительные люди, доставшиеся от прошлого хозяина этого тела. Пока он готовил зелья, его холопы оприходовали, заказанных им, шлюх в холле. Зачем они были нужны? Видимо, чтобы содержать в порядке дом. Вот он уехал, и теперь они будут содержать его в порядке, но без него. Он ищет выход отсюда — из этого мира. Выход есть, поскольку он попал сюда, причем попал явно незаслуженно, поскольку не он начинал играть и не он создавал этого персонажа.

Мачты скрипели, противясь мощному ветру, несущему парусник на север — к континенту. Черная вода бурлила у киля, а у горизонта чернота — ни единого огонька. Необъятное море спало.


***


Капитан Фир и Ариас развлекались в трактире. Играли музыканты, люди плясали, большие компании шумели за длинными столами. Фир пил холодный эль, Ариас уже опьянел от рома. Вокруг них крутилась целая орава шлюх. Женщины сидели рядом и подливали Ариусу выпивку. Старик веселился и хохотал, выпивая стакан за стаканом. Шлюхи смеялись, капитан задумался, поглаживая аккуратную бороду. Только что он сходил к дому Глориана — тот еще не вернулся. Вполне возможно он больше сюда не вернется. Посему, нет смысла его ждать. Нужно сейчас же возвращаться на корабль. Впрочем, можно подождать до утра.





Глава 11


В пустом подвале царили прохлада и мрак. Скелет в доспехах неподвижно сидел на полу, обхватив голову руками. Он замер в такой позе на целые сутки и даже ни разу не шелохнулся. В маленьком окне у потолка сиял желтый свет, там бродили прохожие, слышались голоса, и периодически мелькали чьи-то ноги.

— Пошли со мной на «короля-скелета», — сказал голос молодой девушки.

— Опять начался сезон «Легенды о короле-скелете», — вздохнул парень.

— Да.

— Пошли. Давно его не смотрел.

Король-скелет — знакомое слово осветило сознание. Элин ожил, поднялся. Меланхолия уже ему надоела. Отдавшись ей всем своим существом, он исчерпал ее возможности, и теперь в нем ожило желание действовать. Скелет встал, в глазах загорелось красное сияние. Он вышел из подвала и, обогнув широкий дом, пошел следом за парочкой. Яркий свет, прорывая покров облаков, освещал улицы — сегодня был превосходный день. Да и в городе с неба падало больше света, чем вне его. Преисподняя имела свои законы. Из серого покрова лились лучи, будто с голубого неба. Парочка шла по жарким улицам к огромному, украшенному колоннами, зданию театра. Подойдя к нему, Элин остановился: перед ним бедный юноша с остервенением жрал колбасу.

— Кто так ест? — посмотрел на него скелет.

— Я! — крикнул парень. — Я умер от голода во время героического века.

— Расскажи, — Элин сделал шаг к нему.

— Мне было четыре года, когда начался голод. Но «Торговая империя» заломила такие цены на еду, что мы не могли купить у них муку, чтобы испечь хлеб.

— Но почему же ты попал в преисподнюю? — открыл рот скелет.

— Я убил соседского мальчишку, который ел пирожок. Правда, это меня не спасло. Еды потом не стало вовсе.

— Спасибо! — кивнул Элин и, повернувшись к крыльцу театра, пошел по белым ступенькам.

— Вам хорошо, вам голодная смерть не грозит, — услышал он голос за спиной.

«Вполне возможно, что «Торговая империя» притесняла нипов. Но я не знаю всех дел — этим всегда занимался Генри. Да и раньше, нипы были набором полигонов и программного кода, их жизнь никого не интересовала», — пронеслась у скелета мысль.

Он вошел в открытые двери театра и погрузился в мрачный холл. Сотни людей покупали у касс билеты. Элин встал в очередь, рассматривая пестрых прохожих. Некоторые с опаской смотрели на скелета в дырявом панцире, другим было безразлично, кто он и что. Наконец-то дошла и его очередь. В руке скелета появился бархатный кошелек, он достал оттуда золотую монету и бросил демону в окошечко кассы. Тот посмотрел на него и дал билет в ложу.

Отлично, так даже лучше. Элин поднялся по лестнице и, дойдя до входа в театральный зал, показал билет стражам и вошел внутрь. Там открылся роскошный коридор с лакированными дверьми с номерами. Зайдя в свою ложу, скелет сел на стул, находящийся в тени.

Зал потихоньку заполнялся, скелет слушал, что говорят местные обитатели.

Свет погас — началось представление. Бархатные шторы разъехались по сторонам, открывая глубокую сцену, освещенную яркими лампами. Там стоял величавый письменный стол и королевское кресло. На сцену вышел скелет. Кости закрывали доспехи, а ноги — полы черной мантии. Плащ такого же цвета развевался за спиной. На голове сияла золотая корона, обрамляя белый череп.

Скелет в золотой короне прошелся перед столом, обошел его, а затем сел в кресло с высокой спинкой. Взяв в руку перо, он начал монолог.

— Историю перепишу-ка я! Скажу, что жил на свете Эзерлик — великий император непреклонный. И миром он единым сам владел — империи его все подчинялись, как сын отцу, как королю слуга. И не было другого господина миру людей, их городам великим. И вот однажды с армией своею мятежников пошел он усмирять и встретил бой кровавый и ловушку. И там погиб с солдатами своими, которых взял с собою тридцать тысяч. Солдат вернейших слуг — легионеров! На месте битвы возвели гробницу его потомки, миром управляя. Но власть ушла из рук их благородных.

И этот император был мой предок! И по сему, на этот мир великий есть право у меня по праву крови! Пусть жил он в медном веке отдаленном, в эпоху, где всегда между собою сражались гномы, демоны и боги, лишаясь жизней в схватке непрерывной…

На сцену вышел низкорослый толстяк в дорогом костюме — Генри.

— О, господин мой, что вам быть потомком — скажите, что вы сами Эзерлик, веянием духовным возрожденный. Воскресший в обновленном старом теле, в котором нету плоти, только кости. Как золото в сокровищах великих, где нет кроме него других металлов…

Начался диалог скелета и его слуги.

Элин смотрел, беззвучно смеясь. Что за бред? Выдумки! Он никогда вначале игры не хотел захватить мир. Он просто играл и получал удовольствие. Все это ложь!

Скелет на сцене тем временем вышел из-за стола и стал перед ним.

— Давно хотел я мир завоевать:

Мечами, магией одной. Но бесполезно!

Посмел сопротивленье оказать,

И все желание поспешное исчезло.

Я понял, нужен хитрый план,

Который б дал мне власть над миром этим…

Бредя сквозь размышления туман,

Возможности захвата не заметил.

Но озаренье снизошло ко мне:

Я понял: миром правит господин,

Который души жжет в живом огне.

То золото — извечный властелин

Всех душ людских и всех иных существ,

Которых сотворили небеса.

И нет ценней его других веществ.

О нем вздыхают в бездне голоса!


***


Деньгами вечно управляет страсть,

Влекомая сияющим кумиром.

Ведь в нашем мире деньги это власть.

Имея деньги — управляешь миром!

Ведь деньги кровь — они текут везде:

Меж городов, и меж людей, и банков.

Они подобны дождевой воде,

Питают мир, растущий из останков.

Богатства — мира кровь! Забрать их — наше дело!

Владея кровью — подчиню и тело!


***


Элин задрожал. Точнее он подумал, что задрожал. На самом деле кости никак не отреагировали на волнение его души. Эта фраза! Тот, кто писал ее, знал все! Все, даже фразу, которая открывает сокровищницу: «Владея кровью — подчиню и тело!»

Значит, кто-то знает, как открыть сокровищницу. Значит тот, кто писал это, специально исказил факты, сделав его завоевателем. Он замер, смотря на представление.

Дальше шло основание «Торговой империи». Потом описывались некоторые их приключения, которые помогли набрать гильдии стартовый капитал. Потом начался антракт. Скелет сидел в ложе, ожидая продолжения представления. Наконец-то оно началось.

Там опять король-скелет говорит с королями, вопрошает Генри. Он идет зачищать город черных драконов. Затем концовка — скелет ходит по большому залу, рядом стоит Генри.

— К концу подходит старая эпоха

И доживает дни героев век.

И настроение мое так плохо:

Ведь я не господин земель и рек.

Но хоть одно хочу я кончить дело…

— Какое, мой великий господин?

— О Генри, мой слуга, повелеваю!

Все золото, богатства собери

В гробнице под землей, где я страдаю

Без золота, считая свои дни.

Мне мило все иметь перед собою!

Когда монеты все из разных стран,

Ко мне в ладони упадут покорно,

Сквозь костяные руки протекая,

Как сладкое вино в златую чашу,

Тогда я миг блаженства ощущу…

И нет на свете ничего милей

Гробницы моей скрытой под землей,

Где я богатства мира обрету…

Дальше начался монолог Генри, где он предлагал заменить все золото в банках и хранилищах на бумаги «Торговой империи».

Затем следующий акт. На заднем фоне огромные часы, отсчитывающие время. Король-скелет, обхватив голову, сидит на троне. Рядом бегает Генри, каждый раз он приносит партию красных кошельков, которые бросает у высокого трона.

— Последние минуты улетают в бездну,

А я сижу один у трона своего.

Еще одно мгновенье — я исчезну!

Покину мир, но не предам его!

Где золото, слуга? — Несу его проворно!

У эльфов, гномов я все отобрал, что смог.

Тупые короли все отдают покорно,

Монету променяв на крашеный листок!

И вместо золотых расписка лежит в сейфе.

Все золото я вам в хранилище принес.

— Все? — король-скелет посмотрел на часы и разразился новым монологом, по поводу того, что время истекает, а ему надо возвращаться в свой мир. Он признавался в любви к богатствам, Генри приносил новые кошельки. Король спрашивает — все ли золото мира у него? Но Генри отвечает — только половина. Король ругается, бьет себя по черепу. Зачем часы останавливаются, и все декорации на заднем плане рушатся, свет гаснет, шторы закрываются — конец спектакля.


***


Коридоры театра наполнились людьми, говорящими друг с другом. Элин думал о том, что нужно найти режиссера, чтобы узнать, кто все это придумал. Он смотрел на пеструю толпу людей, эльфов, гномов и демонов и слушал отрывочные фразы.

— Было довольно скучно…

— У других великих героев веселее…

— Зато, только король-скелет смог собрать такие богатства.

— Он захватил мир, ни на кого не напав.

— Ненавижу его, он похитил мою молодость…

— Всю жизнь мечтал обладать этими богатствами…

— Он мог бы стать королем демонов…

Послушав еще, Элин пошел за кулисы. Всучив охраннику золотой, он попросил проводить его к режиссеру. Через минуту он стоял перед лысым режиссером, смотрящим на него с открытым ртом.

— Кто все это придумал? — спросил его скелет.

— Не знаю, — режиссер пожал плечами. — Я все ставлю по книге «Легенда о короле-скелете». А кто ее написал, ума не приложу.

— Спасибо, друг! — Элин кивнул и пошел к выходу. Выйдя на улицу, он задумался. Значит, есть книга. Тот, кто ее написал, знает обо всем и он специально оболгал его.

Стоя на ступеньках, он смотрел на широкую площадь перед театром. Спустившись вниз, Элин пошел между трехэтажных домов. Навстречу ему шла, увиденная позавчера, девушка-демон.

— Привет! — Элин подошел к ней.

— Привет! — она посторонилась от него.

— Ты родилась в преисподней?

— Да, — кивнула девушка.

— Ты бы хотела увидеть мир?

— Естественно! — она посмотрела на него большими глазами.

— Меня терзают сомнения. Что будет, если я тебя воскрешу?

— Воскрешать умеют только ангелы и великие маги Света, — заметила девушка-демон.

Воскрешать игроков можно было уже с четвертого уровня, притом, что воскрешаемый должен был быть ниже уровнем, чем воскрешающий. Нипов можно было воскрешать только с седьмого уровня.

— И их здесь нету?

— Откуда, — она усмехнулась. — Маги Света уносятся на небеса. Они не могут попасть в преисподнюю.

— Я маг Света! — поднял голову Элин и протянул левую руку. — «Воскрешение без тела!» — Магия девятого уровня, позволяла воскресить нипа, у которого осталось только душа.

Тело девушки засветилось, она завизжала.

— Передай привет от короля-скелета! — крикнул Элин, прежде чем она исчезла.

«Значит в преисподней можно воскресить мертвого! — Элин сжал кулаки — он ликовал. — Вполне возможно, эта та вещь, которую может сделать только игрок, как и обряд Белобогу и заклинание «Анафемы». Ни один нип в игре не мог его выучить. Но все равно, могут это нипы или нет. Значит, я могу вернуть кого-то в мир».

Он вспомнил про книгу и пошел искать рынок, у которого вчера услышал ужасное известие о разрушении гробницы Эзерлика.

Неровные улицы плутали одна за другой. Он вышел к рынку. Найдя книжную палатку, Элин купил книгу о короле-скелете. Теперь осталось найти уединенное место и изучить эту легенду. Зайдя в пустой переулок, он сел на лавочку и начал чтение.


***


Вечерело. Элин закрыл книгу с единственным осознанием — все, что написано здесь, ложь!

Да, он думал, он хотел захватить мир, но разве это было возможно? Нет… Точнее не было возможно тогда, да и сейчас тоже… А что раньше?

Не так давно, где-то год назад, он и Генри стояли на вершине башни. Перед ними открывалась великолепная панорама белоснежного города. В небе на крыльях летели другие игроки. По земле катились кареты, запряженные сытыми лошадьми. Прохожие черными точками сновали по извилистым улицам.

— Хотел бы я захватить этот мир! — Элин поднял руки к небу.

Генри рассмеялся, с трудом подавляя порывы хохота.

— Прости, друг…

— Неужели, я так глупо выгляжу? — повернулся к нему скелет.

— Нет. Просто мир принадлежит всем игрокам, — Генри полностью успокоился. — И им не понравиться, что кто-то хочет присвоить его себе.

— Ты прав! — кивнул Элин. — Эти поля, эти леса, эти города, эти села — все это принадлежит нам всем.

— Тем более, если ты попробуешь развязать войну хотя бы в одной стране, то обязательно проиграешь. Даже сильные альянсы были слишком слабы, против той оравы игроков, которая стала на защиту любимых государств. Ты глава «Торговой империи» — самой великой гильдии. Ты должен думать о ее будущем. Все короли этого мира должны нам деньги и каждый месяц они платят проценты. Зачем нам война?

— И то правда! — кивнул Элин. — Мне еще многому нужно научиться.

— Ничего, ты и так прекрасно справляешься с ролью главы.

Элин продолжил любоваться пейзажем.

Сидя на скамейке, скелет вспомнил этот момент. Потом ему пришел на ум их разговор с Хисхимом.

Элин сидел в большом зале совещаний. За белым столом кроме него остался только один игрок — маг Света Хисхим.

— Хисхим, друг, — Элин посмотрел на него, — почему ты не хочешь сам командовать вторым ударным отрядом, а вместо этого плетешься в поддержке первого?

— Я не хочу, чтобы ты ошибся, — дородный муж улыбнулся. — Лучше я буду тебя перестраховывать в особо важных заданиях. Ты — лицо гильдии, ты не должен терпеть поражения в подземельях или где бы то ни было. Ты первый игрок сервера, за тобой следит общественность. А я — никто. Я так и останусь никем, вне зависимости от того, стану ли я главой второго ударного отряда или нет.

— Понятно, друг, — Элин в душе улыбнулся. — Я и не думал, что столь важен.

— Ты очень важен! — кивнул Хисхим. — Для игроков и нипов ты непогрешимый тактик, великий победитель, ты — лицо гильдии. Когда побеждаешь ты, то побеждает «Торговая империя», и ее влияние среди нипов растет, а значит, побеждаем все мы.

— Я даже об этом и не задумывался.

— Просто, у тебя есть друзья, такие как мы с Генри. Когда ты пропускаешь что-то, мы это замечаем и исправляем.

Элин опять вернулся в реальность. Да, они во всем ему помогали… Эти двое… Другие поменьше… Без них он тут же превратился из первого в последнего. Из самого крутого игрока — в того, кого убили, а он не смог оказать сопротивления. Это не он был великим — это его делали великим!

«Без них я ничто! — Элин сжал кулаки. Он посмотрел на книгу, лежащую на коленях. — В конце книги написано, что я придумал коварный план, как овладеть всеми богатствами мира. Я приказал Генри заменить их на векселя. Он взял все золото из всех хранилищ мира и вместо него оставил векселя «Торговой империи». Умно! Тем более под конец не было страны и свободного города, где наша гильдия не имела максимального влияния на правителя. Генри этим постоянно хвастался. Мы решали получит ли какая-нибудь гильдия или нет важное задание. Точнее не мы… Генри. Меня это никогда не интересовало! Но, если в книге много правды, правды искаженной, то может быть и это частично правда. Там я разрабатывал планы битв, хотя перед битвой это делал Хисхим — мне оставалось лишь запомнить диспозицию. Все это приписали мне, потому что я являюсь главой?»

Элин напряг память, вспоминая события во время последнего месяца, тогда он почти не был в гробнице. В это время он наслаждался результатами четырнадцати лет прокачки — крушил в одиночку крутых монстров, используя самые мощные заклинания. Только один раз он сходил в сокровищницу. Выйдя из нее, он закрыл двери. Перед ним телепортировался Генри, держащий в руках деревянный ящик, набитый бездонными кошелям. Тогда Элин не обратил на это внимания. Обычно финансы считали на машинах суккубы, а относили гномы. Тогда он телепортировался и, покинув гробницу, понесся к ближайшему порталу.

Раньше их было много, и самое большое расстояние между порталами было пять километров. Перенос стоил денег в зависимости от дальности. Портал работал, поглощая золото. Потом их всех уничтожили нипы…

Выходит, что Генри мог забрать у мира его богатства, а в этом обвинили его, Элина? Посчитав, что раз он глава, то значит он приказал это сделать. И если верить книге, то сумма в сокровищнице приближается к восьмистам миллиардам.

Но почему нипы не добыли новое золото? Раньше оно само выпадало из монстров. Да, оно выпадало только у игроков, нипы не получали золотую награду.

Элин схватился за голову. Выходит, он Элин, даже того не подозревая, являлся виновником доброй половины зла, произошедшей с этим миром? Он посеял золотую лихорадку. Жажда обладать его сокровищами была такой сильной, что миллионы людей бросили все и отправились на поиски несметных богатств. Но разве он виноват в этом? Разве он виноват в том, что они не хотели работать? Они хотели халявы, причем великой халявы — получить сразу половину мировых богатств!

Элин не виноват в этом! Он опустил руки и поднял голову. Нипы сами того захотели! Они сами искали его гробницу, вместо того, чтобы работать над новым миром!

Он не виноват. Генри забрал все золото! Что же, он его потом вернет, но не просто так, а за работу. Хватит халявы! В конце концов, они могли бы достичь большего, например, делать золото, прокачав алхимию до девятого уровня. Но нет! Они искали сокровища!

Элин посмотрел вперед. По пустынной улице бродил лишь ветер, из отдаленных переулков доносились крики. Он посмотрел на книгу. Что же, он подумает, как помочь миру так, чтобы опять не опустить его ниже плинтуса. А золото может иметь и обратный эффект.

Между глухих стен домов что-то блеснуло. К нему шла девочка в белом платье. Он вспомнил, что встретил ее у маленькой речки в овраге.

— Девочка, будь добра, скажи, ты любишь короля-скелета?

— Нет, — она покрутила головой. — Никого из великих героев.

— Почему?

— Потому, что им был не нужен наш мир, они не хотели ему ни добра, ни зла. Они просто развлекались. Спасая людей и уничтожая монстров, они всего лишь получали удовольствие. За что их любить?

— А как же истории про великих героев? — Элин поднял книгу.

— Все ложь, везде ложь! Одна ложь!

— Кто тебе такое сказал?

— Лорд демонов, — улыбнулась она. — Он сказал, что великие герои — великое зло. И все, что они делают, они делают просто так, без цели. Они сражаются, чтобы только поучаствовать в битве. Им не важно, кто победит, главное, чтобы победили они. Ведь весь мир для них это игра, а все существа — игрушки.

У Элина выпал челюсть, она покатилась по засыпанному желтым песком тротуару и упала на чистое от песка место. Девочка пошла дальше, Элин смотрел ей вслед. Затем он встал и пошел к челюсти, желая поднять, но наступил на белую кость, и она хрустнула под металлическим сапогом.

«Восстановление!» — подумал он. Челюсть на песке превратилась в прах, и он исчез, а новая появилась внизу черепа.

Элин смотрел на пустую улицу и думал, что очень мало знает об этом необычном мире.


***


Пьер сидел на подушках в красочном шатре, рядом с ним девушка в прозрачных одеждах накрывала маленький столик. Пологи шатра отворились — вошел кочевник в латах. Пьер перевел на него взгляд черных глаз.

— К нам прибыл человек, желающий вас видеть. Он приехал на странном средстве…

— Я сейчас подойду, — Пролт встал и вышел из шатра вместе с латником. Они прошли между шатров красочного палаточного городка, затем сквозь заросли тропических растений и попали на окраину оазиса. Там возле белого автомобиля в стиле первой половины двадцатого века стоял молодой мужчина в кожаных клешах и куртке. Когда Пьер увидел его, то по незнакомцу пошла рябь и поверх него предстал белобородый гном — Керис Ванто.

Керис Ванто — гном и для перехода на абсолютный уровень прокачал три основных дерева навыков: Ближний бой, Духовную силу и Созидание. Он получил промежуточные деревья: Воин-творец, Воин духа и Духовный созидатель. Воин-творец — мог создавать оружие прямо во время боя, в том числе оружие из магических субстанций, которое нужно было быстро использовать, иначе оно исчезало. Воин духа — получал бонусы и приемы для ближнего боя и сдерживания сильных монстров, а также уменьшал урон он немагических факторов. Духовный созидатель — мог создавать постоянные постройки дающие бонусы, а также использовать «Бездонное хранилище» для созидания предметов.

Мачо с длинными черными волосами посмотрел на Пьера.

— Керис! — улыбнулся Пролт.

— А я уже собрался превращаться.

— Истинное зрение показало мне твой настоящий облик.

— Мне уже надоело быть гномом, да и он не дотягивается до педалей, — Керис рассмеялся.

— Здорово, дружище!

— Привет! — Керис подошел к Пьеру.

— Хотя я знал тебя до этого только по сообщениям о лучших игроках, но все равно приятно тебя видеть.

— Я решил найти Камилию и поехал к Фронтиру. С остальными мне совсем не хочется встречаться. И пожалуйста, не говори никому, кроме Камилии, что видел меня.

— А почему такая секретность?

— Я пока не хочу участвовать в тех разборках, которые, как я вижу, скоро начнутся, — ответил Керис.

— Я тоже не горю желанием присоединятся к ним. Поэтому переместил волшебный оазис насколько можно близко к Фронтиру.

— Я приплыл на континент и, сделав автомобиль, поехал сюда, — Ванто посмотрел на белоснежные горы, возвышавшиеся за кокосовыми пальмами.

— Почему не сделал самолет? — улыбнулся Пьер.

— Не хотел, чтобы меня заметили. Мой автомобиль и так вызывал переполох в деревнях. А самолет обязательно бы кто-нибудь увидел.

— Ты прав.

— В оазисе у тебя всегда жарко, — Керис расстегнул куртку. Под ней виднелась белая рубашка.

— А во Фронтире всегда холодно, — захохотал Пьер Пролт. — Так что не забудь создать шубу перед приездом.

— Игроки абсолютного уровня не испытывают дискомфорта от жары или холода.

— И от отсутствия или наличия воздуха. В мире не так много вещей, который им могут повредить.

— Одно из них — это оружие божественного уровня, — Керис Ванто вздохнул. — Его к счастью у людей очень мало.

— Зато полно у игроков.

— А я немногий из игроков, кто может создавать оружие десятого уровня, — подмигнул Керис, — поэтому предвижу, что меня уже ищут.

— Ты прав! — улыбнулся Пьер. — Езжай к Камилии. Она хранит нейтралитет. А я забуду, что видел тебя и скажу не болтать своим людям.

— Спасибо, Пьер, — кивнул Керис, подходя к машине. — До встречи.

— До встречи, — помахал рукой Пьер.

Керис открыл белоснежную дверь автомобиля и, сев за руль, захлопнул ее. Машина на кристаллическом двигателе бесшумно тронулась и покатила по грунтовой дороге к горам.


***


Черные паруса закрывали закатное небо, высокие мачты скрипели, загорелые матросы с мускулистыми торсами забирались на ванты. Ариас стоял у борта и смотрел на горизонт. Синяя мантия развевалась на соленом ветру. Рядом с ним один из матросов играл на лакированной гитаре. Мелодичная музыка доносилась до ушей старика.

И во что он вляпался? Кое в чем Фир оказался прав — игра, где не было игроков, оказалась не такой интересной. Устраивать экспедицию на север в земли монстров не было никакого желания. Да и зачем было делать то, что много раз проделывалось в игре?

Но больше всего его пугала неизвестность. Если какая-то сила переместила их сюда, превратив игровой мир в реальный, то она может так же легко их вернуть обратно, все оборвав. Прав ли Фир или нет, утверждая, что игроки попали сюда, потому что во всем, что случилось с миром есть их вина? Да, какая разница. Главное, что он крут… Ну, или почти крут… Какой смысл в мегакрутости, если все остальные круче тебя? Да какая разница! Не лучше ли выпить рома?

Он обернулся и пошел к лестнице вниз, как услышал крик из вороньего гнезда.

— Ангел!

Ариас замер. Неужели?

— Ангел по правому борту! — крикнул матрос сверху.

Ариас подбежал и впился руками в поручни. По небу летела черная точка, она приближалась к кораблю.

На кормовую надстройку поднялся капитан Фир. Он посмотрел в подзорную трубу и жестом пригласил Ариаса. Тот взлетел по ступенькам. Капитан протянул ему деревянную трубу.

— Твой ангел?

— Да, — кивнул старик, рассматривая Тирэя.

— Отбой тревоги! — взмахнул руками Фир. — Свои.

Он забрал трубу у Ариаса и вернулся в каюту. А маг Воздуха побежал встречать воскресшего ангела. Тирэй приземлился на верхней палубе.

— Как воскрешение?

— Пришлось долго лететь к вам, — сказал юноша, черные крылья исчезли.

— Как ты узнал, где я?

— Ангелы знают об этом, — на холодных губах мелькнула тень улыбки.


***


Фир ужинал в каюте капитана при слабом свете кристаллов. Ариас и Тирэй вошли внутрь.

— Как ощущение от того, что к тебе вернулся ангел? — улыбнулся капитан.

— Гробница Эзерлика пала! — выпучил глаза старик.

— О! — Фир рассмеялся. — А я надеялся, что она продержится до нашего прихода.

— Значит, кто-то уже присвоил себе золото! — Ариас воздал руки к небу.

— Ты думаешь? — капитан разразился громким хохотом. — Поверь, дружище, для нас игроков десятого уровня все это золото имеет ценность не большую, чем песок на пляже. Да и я не думаю, что они смогли вскрыть гробницу. Генри позаботился об этом… — он подмигнул старику.

— Это радует! — повеселел Бурк.

— Самое плохое то, что один игрок покусился на другого. С нашим могуществом, это может со временем превратить мир в безжизненную пустыню. Так что велика опасность того, что так и будет.

— Я не задумывался об этом.

— Персонаж абсолютного уровня не нуждается ни в воздухе, ни в воде. Он может жить на пустом астероиде. На него почти не влияет окружающие факторы. Посему, если игроки уничтожат мир, то придется решать тысячи других проблем.

— Куда ты плывешь?

— На континент эльфов. Там я хочу встретиться с одной девушкой. Думаю, ты ее знаешь.

Фир выпил вино и, поставив бокал на стол, задумался.


***


Среди леса под ночным небом распластались поля, в центре которых расположился огромный дом из круглых бревен с высоченной соломенной крышей. Вокруг него росли плодовые культуры, цвели сады, а дальше располагались пастбища, на которых пасся скот.

По дорожке между грядками шли два человека. Один из них — тень в темно-оранжевой хламиде, другая — белокурая девушка в длинном платье нежно-зеленого цвета. Пышные груди виднелись в большом декольте. Свет кристаллических фонарей освещал эти фигуры, идущие к пастбищу.

Первым был Жан Дрио — одиннадцатый по общему количеству опыта игрок. Он прокачал триаду умений: Ближний бой, Магия Тьмы и Магия Огня. Он владел промежуточными деревьями: Воин Тьмы, Воин Огня и Маг темного пламени.

Жан весьма обрадовался, когда очутился в своем замке в кратере вулкана, где раньше обитала его гильдия. Других игроков не оказалось — он был один в окружении верных нипов. Исследуя мир, он заметил вокруг замка убогие деревни. Добравшись до города, он узнал, что прошло триста лет. Дальше, проведя исследования и разведку, он ужаснулся. Вначале он хотел захватить мир, но чем дальше он его созерцал, тем больше понимал, в каком упадке это мир находится. Там больше не было того блеска, который он привык видеть в игре — все стало убогим и невзрачным. Все изменилось! Прекрасные города превратились в зловонные клоаки, набитые оборванцами, замки обветшали, многие превратились в руины, магические академии пребывали в запустении, а маги и вовсе исчезли, солдаты еле-еле сражались. Весь мир, представлял полную противоположность того, что Жан привык видеть.

Спустя неделю, случилась катастрофа — в черном замке кончилась провизия. Ручной черный дракон проголодался и чуть не сожрал армию демонов. Раньше провизию привозили каждый день из ближайших городов, вместе со свежими шлюхами, а сейчас все прекратилось. Все летающие демоны были брошены на поиски крупного скота. Они вытащили что смогли в ближайших деревнях. Этих коров хватило дракону на один день. Нужно было срочно решать вопрос. Демоническая армия продолжила собирать провиант в деревнях. И когда в деревнях на триста километров от замка не осталось ни одной коровы, Жан понял, что ситуация критическая. Нужно было делать то, что он меньше всего хотел делать — просить помощи у других. А он уже немного успел разузнать о присутствии других игроков.

Девушка, идущая рядом, — Фиона Мит, тринадцатый игрок по суммарному опыту. Маг Огня, Маг Воды и Алхимик. Некогда она состояла в крупной гильдии, но потом ушла оттуда. В одиночку пройдя задание, она получила потерянный идол бога скотоводов — дающий каждый день сотню единиц крупного рогатого скота. Фиона купила землю среди леса и построила поместье, где разместила идол. В игре она продавала коров крестьянам. Однако, когда игровой мир стал реальностью коровы, которых никто не покупал, накопились в огромном количестве. Их уже стало около двух тысяч. Она хотела вернуться к прошлой торговле и отправила своих нипов разведать округи. Однако, когда они вернулись и доложили о происходящем в мире, Фиона решила, что мудрее всего не высовываться.

— Я хочу твоих коров! — голова, накрытая капюшоном, повернулась. Под ней зияла чернота.

— Это хорошо, — кивнула девушка. — Я уж думала, кто ко мне прилетел. Лесное поместье не представляет никакой ценности.

— Я это знаю, — кивнул Жан. — Меня раньше тоже не интересовал твой идол. В игре это была практически бесполезная вещь. Если продавать коров, то можно было выручать небольшую сумму каждый день. Сейчас, когда снабжение замка из ближайших городов прервалось, то моя армия тьмы оказалась в критическом состоянии. Один черный дракон потребляет десять коров в день.

— Я догадалась.

— Я бы хотел купить у тебя идол.

— Я не знаю, могу ли я тебе его продать. Он был собран на этом месте, и я не знаю, и не ручаюсь будет ли он работать на другом.

— Понятно, — выдохнул Жан. — Я тоже об этом подумал. Но пока я хочу купить у тебя сотню коров.

— Пожалуйста, — кивнула Фиона, поправляя золотистые кудри.

— Я заплачу десять золотых за штуку.

Они прошли мимо грядок и вышли на дорожку между пастбищами, обнесенными забором. В нос ударил запах травы и коровьего навоза. Жан поправил капюшон.

— Хорошая цена, — улыбнулась Фиона. Вокруг них мычали быки и коровы.

Маг темного пламени достал из кармана магическое зеркало.

— Арентис, сюда!

В темноте, махая крыльями, появилось пятиметровое черное существо с хвостом. Оно приземлилось возле скота и, раскрыв огромный бездонный мешок, схватила первую корову обеими руками и сунула ее в мешок, лежащий на траве. Животное, громко мыча, утонуло в темноте. Жан достал из кармана красный кошелек.

— Вот возьми. Малый бездонный кошель. Здесь тысяча золотых, — завтра я оплачу на десять дней вперед.

— Запомню, — кивнула Фиона.

— Тогда я полечу к себе. «Крылья Тьмы», — за спиной Жана выросли перепончатые крылья, и он взлетел над пастбищем.

Фиона смотрела в ночное небо, а потом пошла к дому, где ее ждали служащие и нимфы.





Глава 12


В центре изможденного жарой города на круглой горе возвышался белоснежный дворец. Его гладкие стены довлели над маленькими домами, спускающимися по пологому склону. Высокий купол дворца уходил в пасмурные небеса преисподней, откуда падали желтые лучи, создавая иллюзию солнечного дня. На огромном крыльце, перед длинной лестницей, уходившей тысячами белых ступеней вниз, стояли два демона стража. Черные десятиметровые создания с хвостами и крыльями держали огромные алебарды. Их продолговатые морды замерли, смотря на мир красными глазами миндалевидной формы. За их спинами находились высокие двери в тронный зал, а перед ними открывался вид на распластавшийся город, простирающийся от горизонта до горизонта.

Незримое солнце палило из-за серых туч, обжигая дома и улицы, наполняя город жарой. Лестница длинною несколько километров нагрелась от жгучих лучей. В самом низу, у горизонта, по ней поднималась маленькая фигурка. Яркие лучи, отражаясь, заставляли ее сверкать. Шаг за шагом, ступенька за ступенькой она шла вверх — к лорду демонов.

Элин поднимался по высокой лестнице. На черепе блестела корона с прозрачными камнями, в руках он сжимал два посоха: в правой — Альмерион — посох Света, в левой — Тринистрон — посох, повелевающий молниями. Альмерион представлял собой длинный белый шест из святого дерева, заканчивающийся серебряными крыльями, закрученными в спираль и распахнутыми на конце. Они, не прикасаясь, обвивали белый кристалл, висящий между ними. Этот посох Элин заказал себе, чтобы усилить магию Света. И сейчас он понял, что настало его время. Магия Света наносила демонам вдвое больший урон, чем всем остальным.

Скелет поднимался по белым ступенькам. Они одна за одной сменялись под черными сапогами из драконьего железа. Пробитый панцирь блестел на солнце, отражая золотистые лучи. Элин мог бы взлететь и вмиг домчатся до конца лестницы, но он решил пойти, как обычный смертный. По пути Мюрреан размышлял о «Легенде о короле-скелете».

«Почему там мне приписывают то, что я не делал и о чем даже не знал? Почему? Быть может в этом что-то есть? Или это сделано просто для красоты, чтобы не порочить облик великого героя и получить красивый миф? Миф о короле, собравшем все золото! Ведь разве мог герой не знать, что делается в его гильдии… Его… А была ли гильдия моей? Конечно нет! Гильдия — это детище других игроков, я был избран ими в качестве главы… И надо сказать, что это случилось благодаря тому, что я качался, как проклятый. Да не будь я столь прокачанным, в один прекрасный день меня бы выкинули из «Торговой империи». «Торговой империи!» Да, «Торговой империи», не «Странников свободных ветров», а «Торговой империи» — детище Генри. Да, он был настоящий глава, а я всего лишь формальным. Ширмой…

Так что не удивительно, что меня сделали мифом, превратили в жадного скупердяя, который бесконечно желал мира и его богатств. Сделали так лишь потому, что это выглядело гораздо лучше, чем герой, не вникающий в дела и наслаждающийся собственной крутость.

Выходит, без Генри и Хисхима я был никем? Я настолько привык полагаться на них, что мог месяцами не вникать в положение вещей. Они делали меня, а не я себя! Нет, не так! Я просто не желал знать мелочи? Зачем крутейшему игроку вникать в возню с нипами? Да, и какая разница… Это уже не имеет никакого значения! Почему автор легенды присвоил мне именно эти качества? Видимо, потому, что можно было писать только о игроках, достигших абсолютного уровня. Иначе, героем был бы Генри, а о короле-скелете бы даже никто и не вспомнил. Автор знал ключ к дверям? Кто же он такой? Написал книгу в сто шестьдесят седьмом году. Золотая лихорадка тогда уже иссякла, великие армии эльфов и гномов полегли в землях проклятых… Я над этим еще подумаю».

Элин посмотрел вверх — там над ним, за длинными ступенями, возвышалась просторное крыльцо с высокими дверями. Оно находилось вдалеке с безмолвными стражами. Эта картина замерла не шелохнувшись, а скелет продолжил идти вверх.

Прошло еще прилично времени, прежде чем Мюрреан ступил на последнюю ступеньку и подошел к безмолвным стражам. Они стояли, замерев в неизменной позе.

— Доложите обо мне лорду демонов! — стукнул посохом Света скелет. — Я Элин Рон фон Мюрреан, глава «Торговой империи», король-скелет!

Стражи не шелохнулись, скелет сделал еще несколько шагов.

— Не хотите докладывать, тогда немедленно откройте ворота!

Стражи пришли в движение, черные алебарды повернулись у них в руках, и лезвия полетели в Мюрреана.

«Показать уровень!» — подумал Элин, активируя способность истинного зрения и Духовной силы. Над демонами появились большие пятерки.

Алебарды полетели в скелета и разбились о него. Куски черного металла покатились по лестнице. Оружие ниже божественного уровня не могло причинить вреда персонажам абсолютного.

— Глупцы! — Элин поднял Альмерион.

— Убирайся назад, смертный! — крикнул ему один страж.

— «Испепеляющий свет!» — Элин в душе улыбнулся — в преисподней магия Света оказалась очень полезной. Вершина посоха вспыхнула, и из нее полился яркий свет. Демоны рассыпались в дымящиеся кучи праха и разломанных черных пластин.

Огромные двери уходили под потолок. Не выпуская из рук посохов, скелет взял тяжелые кольца и потянул за них — створки раскрылись. Перед ним предстал мрачный холл, а за ним — длинный зал, кончающийся высоким троном. Там сидело огромной существо черного цвета.

Опустив набалдашники посохов до колен, Элин двинулся вперед быстрым шагом. Внутри стражи не оказалось, только лорд демонов. Пройдя сквозь зал, Мюрреан остановился перед ним.

— Что тебе угодно, человечишка? — посмотрел на него десятиметровый демон.

— Это я то человечишка? — стукнул посохами о базальтовый пол Элин.

— Нет, ты еще меньше, ты бренные останки человечишки! — рассмеялся демон.

— Я король-скелет! — поднял посохи Мюрреан.

— Король-скелет исчез из этого мира, — демон взял черный посох. — Убирайся!

— Ты кажется не понял, зачем я сюда пришел! — Элин поднял посох Света.

— Цели и желания ничтожных существ не интересуют нас.

— «Луч света!» — из набалдашника Альмериона вылетел сияющий луч. Это заклинания прокачивалось от первого до девятого уровня. Свет пробил черную кожу демона и вонзился в тяжелое тело. Лорд демонов выронил длинных посох. Скелет продолжил свою мысль. — Как смеешь ты — демон седьмого уровня, говорить так со мной, с тем, кто достиг абсолютного уровня? С тем, кто превзошел богов!

— Глупец! — рассмеялся демон. — Если ты убьешь меня, то на следующее утро я воскресну. В преисподней все бессмертны!

— Тогда, «Воскрешение!» — луч прервался, а Альмерион засиял, раненого демона окружил свет.

— Что это?

— Передай привет от короля-скелета! — рассмеялся Элин. Лорд демонов исчез.

Послышались взмахи крыльев, и с обеих сторон через боковые двери в зал влетели сотни крылатых демонов. Они зависли в воздухе, увидев скелета. Все демоны здесь имели героический уровень и могли занять Мюрреана на некоторое время, но сражаться у Элина не было никакого желания. Демонов оказалось много, и это могло отнять прилично сил. Нужно было искать другой выход. Скелет поднял посох к небу.

— Служите мне и я отдам вам сокровища лорда демонов! — он знал, что больше всего на свете демоны любят золото и всегда надеялся, что Джин был исключением. Но по законам преисподней, существа героического уровня могут получать только серебро. А демонам нужно золото, даже не как деньги, а как предмет фетиша. Они желают им обладать. Даже хотя бы одной монетой, если не могут получить больше. Но и этой монеты у них здесь не может быть. Ведь мир несправедлив!

В игре, чтобы нанять нипа демона нужно было обладать богатством. Демоны могли служить только богатыми игрокам. Если гильдия имела славу и доброе имя, то это ничего не значило для них, если в ее подвалах не лежали кучи золота.

Армии демонов переглядывались и висели в раздумье.

— Я Элин Рон фон Мюрреан! — поднял голову скелет. — Я король-скелет, владеющий легендарными богатствами!

От армии демонов отделился один — их командир и полетел вперед.

— Когда завтра лорд воскреснет, нам не поздоровиться!

— Он не воскреснет в преисподней, — рассмеялся Элин. — Я воскресил его, и теперь он не сможет вернуться, пока не погибнет в мире.

Черное облако зашуршало, неужели они наконец-то получат его — золото! Еще шаг и предмет поклонения и постоянной жажды станет у них в руках. Они все прекрасно знали короля-скелета, за сто пятьдесят лет видели сотни раз постановки его спектаклей. Кому не знать, что он обладает половиной богатства всего мира?

Демоны сложили крылья и, приземлившись, приняли людское обличие, став обычными стражниками.

— Вскрывай сокровищницу! Мы готовы служить тебе! — кивнул их капитан. — Я укажу путь.

Демоны рванулись потоком в коридор. Они повели Элина вниз, по длинным лестницам, пока не очутились в подвале перед высокими дверями.

— Материал седьмого уровня, — усмехнулся скелет. — Много ли в сокровищнице золота?

— Должно быть где-то семьдесят два миллиона, — ответил капитан.

— Голытьба… — в душе улыбнулся Элил. Он сделал жест — поднял ладонь и оттолкнул воздух. Демоны поняли, что лучше отойти подальше. Они плотной толпой двинули назад. В помещение повисла тишина, и было слышно дыхание сотен взволнованных людей.

Элин поднял Тринистрон.

— «Испепеляющий шквал!» — с трезубца сорвался град сияющих молний. Яркий свет ослеплял, а от жуткого грохота оглохли все, кроме скелета. Хромированные двери почернели и рассыпались крупным пеплом, уцелев лишь у прочных петлей. Поднявшись на гору дымящихся остатков, Элин увидел длинную сокровищницу, заполненную стоявшими друг на друге деревянными ящиками.

Как только дым осел, демоны толпой ломанулись туда, раскрывая ящики.

— Не больше десяти тысяч на человека! — крикнул Элин, которого чуть не сбили с ног.


***


День близился к концу, солнце подошло к горизонту и готовилось к погружению. Над розовыми облаками летел Лерифин. Ветры наполняли белые паруса огромного линкора, который стремился на северо-восток, где у горизонта показался огромный вулкан. Из его кратера поднимался черный замок. Вокруг стояли безжизненные горы с пустыми склонами из черных камней.

Ник, сжимая длинный посох, стоял на узком носу длинного корабля и смотрел на приближающийся стройный замок. Выражение на его красивом лице замерло в зловещей улыбке. Он увидел черную точку — к кораблю кто-то летел. Когда точка приблизилась, она превратилась в демона, приземлившегося на нос корабля.

— Повелитель передает, — посмотрело на архимага черное существо, — ни шагу вперед! Он хочет видеть только Ника Тилена и никого больше.

— Неслыханно! — нахмурила брови стоящая чуть дальше Ниэнэль. Она вытащила из чехла серебристый лук.

— Пускай, — кивнул Ник. — «Полет!» — он оторвался от земли и повернулся к девушке. — Я лечу в замок, а ты жди меня здесь.

Демон вспорхнул следом за магом, и они полетели к черному замку. Ниэнэль глядела им вслед, пока они не превратились в черные точки и не исчезли.


***


Жан стоял на вершине квадратной башни и взирал на двух летящих существ. Ветер трепал темно-серую мантию. Лицо мага скрывала непроницаемая чернота. Полет не занял много времени, и демон с Ником приземлились перед хозяином замка.

— Я давно хотел тебя увидеть, — улыбнулся архимаг.

Жан повернулся к нему.

— Не могу сказать того же.

— Давай перейдем к делу.

— Отлично. Я рад, что ты приехал сюда ради дела, а не просто так.

— Я хотел спросить тебя, что ты думаешь делать с остальным миром? — Ник посмотрел на черноту под капюшоном.

— Я еще не думал над этим. Я не имел пока никакого общения ни с кем и тем более с миром, — Жан Дрио подошел к прямоугольному парапету.

— Я думал предупредить тебя, что я хочу править континентом.

— И всего лишь? — пожал плечами маг темного пламени. — Я думал, ты захочешь править миром.

— Что значит всего лишь? — выпучил глаза Ник. — Ну, в мире только один большой континент, остальные мелочь.

— И всего лишь… Значит, ты нисколько не изменился. Зачем тебе мир?

— Разве не мечта любой великой гильдии владеть миром, быть его хозяином?

— Да, мечта.

— Вот видишь, мы друг друга поняли, — улыбнулся архимаг.

— Я хочу узнать, что твориться с остальными игроками, — Жан повернул голову к нему. — Раз я вижу тебя, значит есть и другие?

— Ты прав, есть и другие.

— Ты встречался с кем-нибудь? С Викторией, с Керисом, с Элином? — Жан вглядывался в надменное лицо архимага.

— Нет, с этими не встречался, — Ник покачал головой.

— Если ты хочешь захватить мир, то ты обязательно пересечешься с Элином.

— Я его не боюсь, — улыбнулся архимаг. — Но давай не будем об этом. Именно тебя называют темным повелителем.

— Я повелитель, но пока не хочу повелевать. Да и как ты заметил, я темный повелитель, но демонов я здесь пока не заметил, а люди меня не интересуют.

— Вот и ладненько, — Ник потер рука об руку. — Похоже мы договорились.

— Раз уж ты прилетел сюда, давай я покажу сокровище, которые добыла гильдия. Я еще никому не успел похвастаться этим предметом, — Жан взмахнул рукой, указывая на лестницу вниз.

— Тогда, я хочу посмотреть, — кивнул Ник. — Но давай поговорим о том, как избежать трений.

— Поговорим по пути, — Дрио помахал ладонью, говоря демону, что не нужно следовать за ним и пошел по винтовой лестнице. Ник двинулся за темным повелителем.

— Я думаю, что этом миру нужен настоящий хозяин.

— А почему ты хочешь его захватить? — Жан обернулся, взглянув на спутника через плечо. Они спускались по узкой лестнице.

— Ты только что спросил меня об этом.

— Ответ, что все хотят этого — это не ответ.

— Я всегда хотел это сделать в игре. Мы все хотели… Это было желание всей гильдии — стать сильнейшими, править миром. Я хочу править безраздельно!

— Знаешь, я думаю, может стоит тебе помочь, — кинул маг темного пламени, смотря под ноги. — Я пока не решил, что делать.

— Ну, я пока еще не встретил никаких сил, для слома которых мне нужна была бы чья-то помощь.

— Я тоже об этом подумал. Исследования окрестностей показали, что мир стал не тем.

— Он изменился, — Ник смотрел на широкую спину хозяина замка. — Теперь его может взять каждый. Каждый из игроков абсолютного уровня. Это раньше он мог оказать сопротивление, теперь нет. Все по-другому.

— Понятно, — кивнул Жан. — Выходит, моя армия демонов совершенно бесполезна…

— Именно!

— Подумаю над целесообразностью ее содержания.

— Подумай.

Лестница кончилась, они покинули квадратную башню и пошли к главному корпусу. Черные стены и узкие дворы слились воедино в мраке заката. Небо окрасилось в розовый у горизонта, а над ними длинные облака сияли желтыми лучами. Два мага вошли в высокие двери и скоро Жан повел Ника по другой лестнице, на сей раз широкой. Они шли вместе и молчали.

Лестница кончилась, приведя их в холл с высоким потолком, сделанным из светящийся мозаики. Перед ними показались трое величественных дверей. Жан подошел к левым. Раскрыв их, он поманил Ника в большое кубическое помещение. Оставив открытыми двери, он подошел к его центру.

Архимаг вошел следом и посмотрел на стены, сделанные из сияющего кристалла. В центре зала он увидел странный аппарат. Жан подошел к кубу и положил на него руку.

— Активация!

Куб засветился, излучая красный свет, рвавшийся из его центра сквозь синие матовые стенки.

— Что это? — Ник посмотрел на куб, поднимая брови.

— Подойди сюда, — обернулся Жан.

Ник пошел вперед. Стопы в синих туфлях ступали по белому полу. Гость хотел было открыть рот, чтобы сказать, что удивлен, но невидимая сила мощным ударом отбросила его к стене. Он пролетел через зал и ударился спиной в стенку.

— Что это? — архимаг вскочил на ноги.

— «Теневой удар» девятого уровня, — ответила чернота под капюшоном.

— «Воздушное тело!» — оскалился Ник.

— Бесполезно! Кристалл блокирует любую магию, — рассмеялся Жан.

— Глупец, неужели ты решил убить меня? Архимага! — Ник поднял перед собой посох.

— А почему бы и нет! — Жан приподнял мантию и достал оттуда чёрный меч.

— Я думал, ты мой друг, — Ник рванулся к двери, однако, хозяин замка в кратере вулкана прыгнул вперед. Дрио, превратившись в тень, в одно мгновение одолел расстояние между ними. Черный меч вырвался из ножен, проткнул архимага и пригвоздил к стене. — Ты не убьешь меня этой фигней! — рассмеялся Ник.

— Посмотрим, — Жан отпустил эфес. — «Испепеление!»

Висящие в десяти сантиметрах над половой плиткой синие башмаки Ника задымились и с них на пол стали падать крупицы пепла. Архимаг схватился за эфес черного меча и начал пытаться его вытащить.

— Друг? Ну ка повтори? У меня не может быть таких друзей как ты! Мне что оставалось покорно ждать, пока ты надумаешь устранить меня? Нет! — Жан смотрел на него, из-за черноты капюшона. Кристалл блокировки магии был настроен на минимальную дистанцию и мог блокировать любую магию, кроме Духовной силы на протяжении десяти минут.

Ник пытался вынуть меч — черный клинок не сдвигался с места. Он торчал из живота мага, откуда не спешила течь кровь. Отчаявшись вырвать меч, архимаг принялся бить руками кристальные стены.

— Что это за меч? — воскликнул он.

— «Великий меч тьмы», — улыбнулся Жан, хотя оппонент не увидел его улыбки под черной маской. — Одна из его способностей: если хозяин меча оставляет его в теле противника, то ничто не может его вынуть в течении трех минут. Конечно, будь у тебя магия ты бы его испепелил, а будь Духовная сила — прошел бы сквозь него. Но сейчас у тебя ничего нет. И не махай руками — испортил стену! — он рассмеялся. — «Дезинтеграция!»

Вокруг Ника появилась оранжевая сфера, он вскрикнул. Рядом мелькнула объемная тень и длинный треугольный меч черного цвета полетел в него. Он отрубил архимагу правую кисть, которую тут же подхватили пальцы силуэта. Кисть рассыпалась в прах и вместо нее появился огонек, который отправился в рот тени. Она потеряла форму, изменяясь, и рядом с архимагом появился его двойник. Длинный посох рухнул на белый пол.

— Тела персонажей десятого уровня очень плохо разрушаются, — смотрел на Ника Жан. — Другой бы на твоем месте давно бы сгорел.

— За что? — Ник оттолкнулся ногами, стопы уже полностью истлели и архимаг упал на пол, за его спиной вырвалась стенка кирпича. — И как ты пользуешься магией сам?

— «Кольцо великого отрицания!» — поднял правую руку Жан, под перчаткой светилось кольцо. Этот артефакт позволял игнорировать блокировку магии, так же способности сопротивления магии врагов и союзников.

— Мерзавец, негодяй! Ниэнэль уничтожит твой замок, если я не вернусь! — лицо архимага побагровело. Одежда на ногах и руках рассыпалась в прах, а он пополз к выходу. Жан пошел за ним и проткнул его своим посохом.

— «Сожжение!» — тело Ника охватило пламя, и он стал корчиться в муках. Дрио смотрел на него сверху. Он чувствовал радость от того, что может так просто уничтожить своего давнего противника. Ник даже не знал, насколько он его ненавидит. А Жан ненавидит его не только за себя, он ненавидит его за всех членов тысяч мелких гильдий через которые Ник переступал. Они были бесчисленными ступенями для восхождения авторитетных «Сияющих магов», с которым Жан мог соперничать только благодаря реальным деньгам, собираемых членами его гильдии. Достойный конец подобного игрока.

— За что? — вырвалось из губ архимага.

— Глупец, ты думал, я буду ждать пока ты уничтожишь меня, так же, как и Элина? — Жан рассмеялся. — Я знаю тебя слишком хорошо. Ты не считаешься ни с кем. И нет смысла ждать, нужно действовать!

Дезинтеграция наконец-то подействовала и архимаг исчез.

— Он погиб? — посмотрел на Жана двойник Ника.

— Ничего не говори, он может быть здесь.

И на самом деле невидимый Ник бегал между ними, он выбежал из зала и помчался к лестнице. Нужно успеть предупредить Ниэнэль! Но как? Об этом он пока не задумывался. На лестнице ноги неожиданно провалились, и он начал вязнуть в ступенях.

— Что? Что это такое? — кричал Ник, пока его не поглотила тьма.

Подождав в молчании несколько минут Жан, повернулся к Сатэрин. Вчера, когда он улетал из лесного поместья, девушка догнала его. Рассказав о том, что случилось с Элином, и что Ник летит к нему, она убедила его в необходимости скорейшей ликвидации архимага Ника Тилена.

— Ну что?

— Я пойду займусь Лерифином. Постараюсь не убивать Ниэнэль. Может быть, она сможет стать на нашу сторону.

— Действуй! — кивнул Жан, двойник Ника вышел из зала. Маг темного пламени посмотрев на разбитую стену, подумал, что нужно вызвать гномов.

Архимаг, уничтожаемый тремя сильнейшими заклятьями умирал довольно долго. А у него должно было быть меньше всех здоровья. Жан не любил Ника. Их незримая вражда началась давно, причем архимаг даже не подозревал о ней.

В игре Ник слыл одним из игроков, кто смог разгадать мышление нипов. Благодаря этому, он имел систему убеждения любого нипа и авторитет его гильдии рос, как на дрожжах. Побочным эффектом этой системы было то, что он постоянно поносил другие гильдии и после возвышения его гильдии рейтинги других неминуемо падали. Это вызывало неприязнь у других игроков, которые делали рейтинги, выполняя задания.

Так случилось, что дороги «Властителей тьмы» и «Сияющих магов» переплелись и поражение было бы неминуемо, если бы Жан не связался с Генри и не заплатил ему реальными деньгами за то, что он стал протекцией их гильдии. В системе интеллекта нипов деньги занимали куда более важное место, чем болтовня, по сему авторитет «Торговой империи» был незыблем. Дела сразу пошли в гору, и «Властители тьмы» стали преуспевать. Членам гильдии пришлось раскошелиться, но скоро они стали первыми по количеству артефактов в мире.


***


Сатэрин в облике Ника приземлилась на верхнюю палубу Лерифина. К ней подбежала взволнованная Ниэнэль.

— Ну что?

— Я убедил его! — улыбнулся двойник архимага. — И теперь у меня с ним есть тайная миссия.

— А как же Керис Ванто? Ты же хотел лететь к нему, — повела ушами эльфийка.

— Керис Ванто? — повторил Ник, задумавшись.

— Да. Без него мы не вскроем гробницу Эзерлика.

— Лети к нему одна, и если его не будет в подгорной кузнице, жди пока не придет. Я доверяю тебе это важное задание!

— Понятно, — улыбнулась Ниэнэль. — Но я думала, ты полетишь со мной.

— Я тоже думал и хотел, но не выходит. Мне нужно решить неотложное дело. Потом я расскажу о нем, — посмотрел на эльфийку Ник, сделав печальное лицо. Сатэрин знала, что Кериса Ванто нет в его твердыне. Гном покинул ее пару недель назад и судя по всему, не скоро вернется. Она отправляла туда темного вестника и получила в ответ железного голубя от слуг гнома.

— Тогда, жду тебя возле железных гор, — улыбнулась Ниэнэль. — И не забывай связываться со мной через магическое зеркало!

— Не знаю, — Ник покачал головой. — Может не получиться. Я буду занят.

— Ну ладно, — вздохнула эльфийка. — Буду ждать тебя. До встречи!

— Я полетел! До скорого! — Ник помахал рукой и, оторвавшись от верхней палубы, полетел к замку вдали. Сатэрин летела с помощью свитка магии Воздуха, который раздобыла у Жана.

А Жан наблюдал с башни, как корабль разворачивается и летит на юг.


***


На первом этаже башни архимага столпились все ее обитатели. Они собрались в центре круга, над ними, на вершине спиральной башни парил синий шар из магической энергии. Ник с усталым лицом прохаживался возле закрытых дверей. Из коридора, ведущего в приемную, вышли два мага. Они несли длинный стол, который поставили рядом с входом в башню. К ним подошел архимаг, он обернулся к подчиненным и обвел взглядом собравшихся.

— Все здесь собрались?

— Да, все, — кивнул глава башни — седой старик. — Даже те, кто сейчас должен нести дежурство.

— Не волнуйтесь, — улыбнулся Тилен. — Пока мы говорим здесь, мой новый союзник защищает башню.

— Это хорошо, — вздохнул старик. — Но зачем мы здесь?

— Произошло нечто неожиданное и важное, — Ник замолчал и посмотрел на собравшихся. Маги переглянулись, и по толпе пошел шепот.

— Вы узнали про исчезновение Дариса Тиндриполя? — глава башни подошел к нему поближе.

— Да, — кивнул Ник.

— Мы хотели доложить вам, но не успели, — опустил голову старик.

— Ничего страшного.

— Значит, мы поступили правильно?

— Да, — кивнул Тилен. — Вы все правильно сделали. Мои теперешние миссии крайне важны.

— Благодарю вас, — улыбнулся глава башни.

— Я хочу произвести учет артефактов, — Ник обвел взглядом собравшихся. — Снимите все защитные артефакты и положите на стол.

Старик посмотрел на него вытаращив глаза.

— Они есть в главном регистре. Там все записано.

— Я знаю, но хочу переписать их еще раз, — Ник все время смотрел на магов. — Грядут тяжелые времена.

— Понятно, — глава башни пошел к столу. Туда легло огненное кольцо и защитные браслеты. Ник скривил уголки губ.

Люди в синих мантиях последовали примеру старика и начали подходить к столу, оставляя на нем кольца, браслеты и накидки. Архимаг взирал на них, опираясь на посох, на его лице прояснялась непонятная улыбка.


***


Рассвело, но солнце еще не взошло. Жан шел по белым ступенькам снаружи башни. Бесконечная, завитая спиралью, лестница… Ступеньки, идущие одна за другой… Почему он идет? Почему не летит? Спешить некуда, Сатэрин нужно время, чтобы всех собрать в одном месте. Под чернотой, закрывавшей лицо, скрывалась улыбка. Жан смотрел на густые леса, окружавшие спиральную башню. Размашистые кроны деревьев шли до самого горизонта, укрывая землю сплошным ковром. У стен башни росла газонная трава, окружая ее зеленым кругом. Он подошел к самому верху, где сиял синий шар. Нагнувшись, маг темного пламени посмотрел на собравшихся внизу людей. Сквозь колодец в центре башни он видел синее пятно из мантий.


***


Ник ходил возле входа и посматривал наверх.

— Мы сдали все защитные артефакты, — обратился к нему глава башни. В старческих глазах читалось непонимание.

— Понятно! — Ник поднял руку. В ней вспыхнуло черное пятно, превратившееся в летучую мышь. Размахивая перепончатыми крыльями, она полетела вверх и исчезла в голубом шаре над ними.

— Мастер, что нам делать дальше? — к архимагу направился глава башни, но Ник остановил его жестом.

— Ждите здесь, я сейчас скажу инструкции.


***


Летучая мышь пронеслась рядом с лицом мага темного пламени и улетела в небо. Жан поднял посох с оранжевым кристаллом в набалдашнике и посмотрел на толпу магов. Она неровным кругом замерла на дне колодца. Ему показалось, что он слышит шепот людей, не знающих что происходит и что делать. Но разве может такое быть? Их разделяло три сотни метров. Губы за чернотой под капюшоном сжались, а затем из них вылетело одно слово.

— «Инферно!»


***


Центр толпы вспыхнул оранжевым пламенем, маги закричали. Пламя мгновенно разлетелось в стороны, затапливая людей высокими языками, рвущимися из пола. Большинство магов скорчилось на месте, кто-то колдовал защитные сферы и держался, другие вырвались из огненного кольца и бегали в пылающих мантиях.

— «Анафема», «Анафема», «Анафема», — повторял Ник. Магов, не умерших сразу, одних за другим охватывали черные круги.

— «Полет!» — глава башни вырвался вверх. Окруженный защитной сферой, он промчался между белоснежных перекрытий башни и вылетел к вершине колодца. Старик посмотрел на голубой шар, который к нему приближался и поднял посох. Маг влетел в сияние и в этот момент развалился на две продольные половины, которые, кувыркаясь в воздухе, полетели вниз — в пламя.

— А меч молодец, — усмехнулся Жан, возвращая в ножны черный клинок. Снизу повалил едкий дым, в ноздри ударил запах паленой плоти. — «Крылья тьмы», — из спины мага темного пламени выросли два черных крыла, и он полетел над спиральной лестницей.

У входа его ждала Сатэрин в истинном обличии. Превратившись в силуэт девушки, она смотрела на подлетающего мага.

— Теперь осталось забрать все самое ценное, — Жан повернулся ко входу в башню, где догорали останки магов. Из узкой вершины вздымался столб серого дыма.





Глава 13


В длинном зале царила суета. Массивные люстры светили сотнями белых кристаллов, разгоняя тьму на черных стенах. Каменный трон валялся разбитой грудой, перед ним стоял длинный стол, за которым сидел Элин. Он смотрел, как открываются высокие двери и в зал входят люди. Да, он отдал приказ собрать всех людей божественного уровня, что есть в городе. Демоны теперь ему подчиняются. Пока, только пока. Сокровищницу лорда демонов растащили по монете и теперь за рассыпавшимися дверями лежали груды пустых ящиков.

Долго ли ему будут подчиняться демоны? Элин смотрел на столешницу. Смена власти в городе не вызвала никакой реакции среди населения, кроме стражи из демонов никто не прореагировал. А они прилетели во дворец только для того, чтобы поучаствовать в раздаче сокровищ лорда, которых большинству не хватило.

К Элину подошли три человека. Одного он узнал — это был Диний Тар. На офицере красовался гвардейский мундир. Другой стоял в светло-зеленой хламиде, сжимая длинный посох. Маг — догадался Мюрреан. Третий — эльф в обтягивающих черных одеждах. У кожаного пояса висели тонкие кинжалы.

Элин поднял голову — пустые глазницы, заполняемые слабым отблеском красного света, посмотрели на вошедших.

— Я Элин Рон фон Мюрреан — новый правитель империи Эквилон, бьющийся над возрождением этого государства. Вы меня знаете под именем короля-скелета из легенды о великих героях прошлого.

— Диний Тар, — поклонился офицер. — Бывший капитан телохранителей первого короля Эквилона Варидана Эльзаса Дельбирана. В дальнейшем — авантюрист и искатель сокровищ. Седьмой уровень, изучал ближний и дальний бой. Умер от стрости.

— Фабиан Тирэли, — склонил голову молодой маг. — Маг Огня и Воды. Седьмой уровень, умер от старости.

— Самаэль Авери, — кивнул эльф. Золотистые локоны блестели на черных плечах. — Погиб в проклятых землях и не могу воскреснуть из-за анафемы. Восьмой уровень, ближний бой и магия тьмы, ассасин.

— Я хочу попробовать воскресить вас здесь, — обвел их пустыми глазницами скелет.

— Буду рад, — улыбнулся молодой маг.

— Диний, ты после смерти помолодел?

— Так точно, — кивнул офицер.

— Ты сразу стал молодым?

— Нет, постепенно.

— Я хочу попробовать вернуть тебя в мир. Желаешь ли ты вернуться туда? — Элин поднялся с черного кресла.

— Да! — Диний смотрел, как скелет обходит стол и подходит к нему.

— Будешь ли ты служить Эквилону, если я воскрешу тебя? — Мюрреан остановился перед ним и поднял левую руку.

— Да! Я все сердцем желаю возрождения Эквилона! — офицер положил руку на сердца.

— «Воскрешение!» — Элин в душе улыбнулся, смотря, как засветилось тело Тара. Молодой офицер растворился в воздухе. Маг и эльф смотрели, раскрыв рты.

Элин повернулся к магу.

— Фабиан, ты будешь служить Эквилону, если я воскрешу тебя?

— Да, — затрепетал маг.

— «Воскрешение!» — скелет смотрел, как маг Огня и Воды исчезает, затем сделал шаг и повернулся к эльфу. — А ты?

— Я тоже буду служить Эквилону, если получиться выбраться отсюда! — кивнул эльф, улыбаясь.

— «Воскрешение!» — рука в латной перчатке засветилась, тело эльфа тоже, но через мгновение за светом появилось черное сияние, и свет пропал. — Не вышло.

— Нет… — эльф опустил голову.

— Чтобы воскресить после анафемы нужно совершить обряд Белобогу. Когда я вернуть в мир, то проведу его.

— Да! — изящная голова поднялась, голубые глаза горели надеждой.

— Ты знаешь много таких же, как и ты? — скелет смотрел на эльфа холодным взглядом пустых глазниц. Красный свет едва виднелся в темном зале.

— Да, в этом городе есть много погибших в проклятых землях.

— Я хочу, чтобы ты спросил их, готовы ли они пойти за мной? Если они согласны, запиши их имена, фамилии, уровни и места рождения в свиток и принеси мне завтра вечером. Начини свиток своим именем.

— Будет сделано! — кивнул эльф.

— Можешь идти! — Элин пошел к столу. Сев, он поманил рукой стражника-демона. После того, как скелет захватил город, все демоны приняли облик людей, и теперь везде вместо черных громадин стояли обычные стражники.

— Что вам угодно?

— Я хочу, чтобы вы отправились на поиски людей, погибших в проклятых землях, героического и божественных уровней. Не только людей, но эльфов, гномов и демонов. Если, они захотят служить мне в мире, пусть впишут свои имена и фамилии в список. Я хочу получить этот список не позже, чем к завтрашнему вечеру.

— Будет сделано! — кивнул стражник и, откланявшись, побежал к боковой двери.

Двери в зал открылись и туда вошел еще один гость…



***


Ариас и Фир летели в холодном небе в полном снаряжении. Рядом с ними проносились одинокие облака, под ними — густые леса, идя непрерывным ковром. Вдалеке справа виднелись белые башни эльфийского города. На континентах эльфов и гномов постройки героической эпохи сохранились лучше всего.

У горизонта показалась зеленая гора. По мере приближения она превратилась в огромное дерево, возвышающееся над лесом. С юга к нему неслись серые тучи, влекомые порывистым ветром. На разлапистых сучьях огромного дуба виднелись дощатые домики, соединенные деревянными мостиками. На большом суку, где расположилась длинная виверня, имелась площадка из исцарапанной древесины.

Фир и Ариас приземлились на нее. Сапоги капитана стали на прочные доски, он посмотрел на домики. Рядом с ним приземлилась крылатая эльфийка с саблей. Крылья сложились за спиной и исчезли.

— Кто вы? Что вам надо?

— Я Фир Бак Дор, — капитан окинул ее взглядом. — А это мой друг Ариас Бурк. Где ваша хозяйка Лилия Энью?

— Ее сейчас нет, — покачала головой эльфийка.

— А она будет?

— Да.

— Мы ее подождем, — Фир посмотрел на Бурка, тот кивнул.

— Идите за мной, я провожу вас в приемную, — эльфийка пошла по деревянному мостику. Листья огромного дуба шумели, мириады птиц вели в его обширных ветках свою обыденную жизнь.

Лилия Энью — десятый по суммарному опыту игрок. Для перехода на абсолютный уровень развившая три дерева умений: Дальний бой, Духовную силу и Магию Света. Она получила три промежуточных дерева умений: Дух Света, Лучник Света и Стрелок духа. На божественном уровне она получила седьмое центральное дерево — Божественный лучник. Эльфийка, глава гильдии, владелица домика на верхушке дерева. В игре ходили слухи, будто она разгадала алгоритм мышления нипов и, благодаря этому, могла на них воздействовать.

В небольшой приемной стояло два плетеных дивана и маленький столик. Фир сел на диван, Ариас опустился рядом. Погрузившись в молчание, они просидели час.

— Скука смертная! — вырвалось у старика.

— Ничего не поделать, — выдохнул Фир.

— Может, пойти наружу и развлечься, поохотится, например? — он посмотрел на капитана.

— Не стоит, а то еще ненароком войдешь в конфликт с местными, — ответил Фир. — Лучше спокойно подождать, тем более, что предстоит важный разговор.

— До этого момента я мало что знал о ней.

— Меня сейчас мало интересует Лилия Энью, — капитан посмотрел в окно, за стеклами шуршал тенистый дуб и лил дождь. Он легкими каплями хлестал по листьям, приводя их в непрерывное движение. — Меня интересует одинокая странница.

— Пятнадцатый игрок абсолютного уровня?

— Да, судя по всему, она прокачивала Дальний бой, Магию Света и Созидание. Я прочел ее книгу. Она прокачивалась соло, бродя по малонаселенным районам.

— Да? — Ариас пожал плечами. — Никогда не слышал о таком игроке.

— Я тоже, но бывали разные люди.

— Я понял, что дипломатия — это ужасная скука.

— Если бы у нас была связь, то мы могли бы связаться с ней и заранее обговорить встречу.

Они продолжали ждать. Дождь стучал по листьям за квадратными стеклами окна, наводя тоску и уныние. Прошел час, двери открылась, и вошла эльфийка в зеленых одеждах с саблей у пояса.

— Госпожа вернулась и сейчас придет к вам.

Она ушла, и через минуту легкая дверь опять открылась, и в комнату вошла девушка с серебристыми волосами. Длинные уши торчали из-за белых прядей. На эльфийке красовалась белоснежная куртка с серебряными узорами и такие же штаны с клешем. Изящные туфли на каблуках излучали белизну. Тонкие пальцы закрывали перчатки под цвет костюма.

Она улыбнулась, мужчины поднялись, и затем втроем сели на диваны. Лилия села напротив, положив ногу на ногу.

— Дружище Фир! — поприветствовала эльфийка.

— Лилия! — бородатое лицо расплылось в улыбке.

— Вы знакомы? — посмотрел на капитана Ариас.

— Виделись ранее, — бросил Фир.

— А кто этот почтенный старец? — эльфийка повернула голову к Бурку.

— Это перерожденный Ариас Бурк.

— Вспомнила. Это мошенник, который попадал в вершину списка игроков, которым не стоит доверять, — эльфийка повернулась к капитану. — Что у вас ко мне за дела?

— Ты хочешь вернуться домой? — пошел в наступление Фир.

— Конечно! — вздрогнула эльфийка.

— Я кажется понял, что нужно для этого сделать, — распрямил грудь капитан.

— Ты серьезно? — девушка сжала кулаки.

— Да, — Фир Бак Дор кивнул.

— Что ты знаешь об этом и откуда узнал?

— Я знаю не так много, но достаточно, чтобы понять, почему мы здесь.

Ариас смотрел за их диалогом, рассуждая о том, что же будет дальше.

— Что ты понял? — она встала.

— Я понял, что наше появление здесь связано с тем уроном, который мы принесли миру, — капитан поднял голову, смотря в серебристые глаза эльфийки.

— Уроном…

— Ты была при дворе эльфийского короля?

— Один раз, — девушка села. — Но сейчас он уплыл на большую землю. Все лучшие воины эльфов пошли в поход. Они хотят вернуть золото, похищенное Элином.

— В поход? — поморщил густые брови Фир. — Поподробней пожалуйста.

— В один прекрасный день эльфийский король — Арианор Ролланд узнал, что гробница Эзерлика вернулась и срочно собрал лучших бойцов. Они сели на корабли, а король — на воздушный корабль, и отплыли, — эльфийка смотрела на Фира, тот переглянулся с Ариасом.

— Интересно, — почесал подбородок капитан. — Если эльфы узнали про гробницу, то гномы тоже должны были узнать. Надо полагать, что на гномьем континенте произошло нечто подобное.

— С существующем раскладом сил, эльфы не победят. Один игрок абсолютного уровня сможет уничтожить их армию, если конечно, будет правильно действовать. Но у них много магов героических уровней, — вздохнула эльфийка.

— Да?

— Не все погибли в проклятых землях.

— Эльфы часто это вспоминают? — Фир положил руку на живот.

— Достаточно, чтобы я почти сразу же узнала об этом, — Лилия поправила серебристую прядь, упавшую на глаза.

— Я раньше слышал, что ты разгадала алгоритм мышления нипов. Это правда? — Фир глянул ей в глаза.

— Да, — она улыбнулась. — Раньше это серьезно помогало, но теперь нет. Все изменилось, они стали гораздо умнее.

— Надо же, — усмехнулся Ариас. — А я не заметил.

— Я говорю про эльфов, — взглянула на старика Лилия.

— Ты знаешь о пятнадцати книгах легенд о великих героях?

— Впервые слышу, — белые пряди качнулись вместе с головой хозяйки.

— Это пятнадцать книг, где переписаны самые выдающиеся деяния игроков достигших абсолютного уровня.

— Но разве их было не четырнадцать?

— Видимо, одного игрока мы пропустили, — Фир сложил руки на животе. — Но это неважно, я читал книги. Там описаны самые выдающиеся наши деяния. Причем, некоторые из них изменены в пользу нашей репутации. Например, когда Ариас вел гильдию в пещеру черного дракона с целью захапать награду, пока гильдийцы, обреченные на верную смерть, будут сражаться с монстром, он погиб. Дракон переключился с других игроков на него и сжарил пламенем. Но в книге написано, что игроки погибли, а Ариас отступил. И есть другие маленькие нюансы.

— Интересно, надо будет почитать, — улыбнулась эльфийка.

— Дальше смотри. Тот, кто писал эти книги знал, что мы попадем в этот мир. Я хотел было найти дом писателя в Прентоне, но не смог. Не хватило времени. Еще я искал там Глориана Торона, но его не оказалось.

— Глориан Торон — это тот богатенький сынок, который нанял себе качальщика?

— Да. Он исчез. Но в трактире я встретил одного из его слуг. Он говорил, что хозяин пребывал в жуткой депрессии, пил и гулял без меры. А в последние дни бродил по городу и размышлял.

— И что из этого? — эльфийка опять заложила ногу за ногу.

— Я думаю, что он отправился путешествовать, чтобы найти выход.

— Понятно. Есть еще мысли?

— Я считаю, что мы не должны допускать конфликт между игроками, — капитан посмотрел эльфийке в глаза. — Элин уже убит.

— Убит? — повела бровями девушка. — Он же сильнейший игрок! Кто осмелился?

— Неважно. Важно, что один игрок убил другого и разрушил его твердыню. Если мы бессмертны, а судя по всему так и есть, то это приведет к бесконечной и бессмысленной войне, которая сотрет этот мир.

— Ты так думаешь?

— Да, — кивнул капитан.

— И каков твой план возвращения?

— Для начала — не дать начаться конфликту между игроками.

— Если ты говоришь, что знаешь, как вернуться, то тогда почему мы попали сюда? — наклонила голову эльфийка.

— Я предполагаю, что мы попали сюда в качестве виновников произошедшего. Некая сила вызвала нас сюда, потому что мы самые сильные и могущественные из игроков, и многое произошло по нашей вине.

— А как же остальные игроки, почему их нет? — эльфийка перевела взгляд на Ариаса, потом опять на капитана.

— Видимо, выбрали только тех, кто достиг абсолютного уровня.

— И чтобы вернуться нам надо… — Лилия впилась его взглядом.

— Нам надо погасить причиненный миру ущерб.

— Это невозможно! — вскочила она. — Я не видела, но слышала, что весь мир за пределами континента эльфов пребывает в руинах.

— Не вижу ничего невозможного, — улыбнулся Фир. — В прошлый раз не без помощи «Торговой империи» миру был задан вектор развития, погубивший его. И я не вижу ничего, что мешает нам дать ему другой вектор развития, который вернет ему былое величие.

— Это не более, чем гипотеза…

— У тебя есть другая идея? — капитан смотрел на нее. Девушка села.

— Нет…

— Раз ты вхожа ко двору, можешь сделать одолжение?

— Какое? — подняла голову Лилия.

— Я хочу, чтобы ты узнала имена и фамилии погибших в проклятых землях эльфов.

— Ты хочешь провести обряд Белобогу?

— Пока нет, но может быть придется.

— Хорошо, — она кивнула. — Я разузнаю это. Завтра утром, мне нужно золото.

Фир опустил руку в карман красного сюртука и вытащил бархатный кошелек.

— Здесь десять тысяч, хватит?

Эльфийка кивнула, кошелек лег на стол.

— «Черный дракон» — мой корабль стоит в порту Эринэ, буду тебя ждать там, — Фир поднялся, за ним встал Ариас. — Принеси мне списки туда. Или хочешь, чтобы я подождал их здесь?

— Нет, — девушка встала. — Для меня это легкая воздушная прогулка.

— Присоединяйся к нам. Втроем мы сила, с которой вынужден считаться любой игрок.

— Я подумаю.

— До встречи! — Фир вышел из приемный, Бурк поспешил за ним, Лилия упала на диван и задумалась.


***


Облака сгрудились белоснежными горами над холодными вершинами, меж которых пролегал замок Фронтир. Над ним висел заоблачный замок Велир. По каменным стенам бродили солдаты. Внутри Фронтира царили порядок и обустроенность. Замковые хранилища ломились от продуктов: в Фронтир пребывали обозы с провизией, купленной у ближайших феодалов. Они тянулись вереницей по узкой дороге, ведущей к воротам.

На стене третьего уровня Велира у парапета стоял гном Керис Ванто, смотря на узкие дворы и казармы. Он принял свой истинный облик, который теперь редко использовал. Рядом с ним смотрела вдаль Камилия, облаченная в серые доспехи.

— Холодно! — вдохнул прохладный воздух гном.

— Но какая разница? — улыбнулась девушка.

— Ты, права…

— Как успехи? — она посмотрела на представителя народа гор.

— Сделал еще одно артиллерийское орудие, — Ванто перевел взгляд на вершину башни. Там стояла зеленая пушка и три ящика со снарядами.

Теперь Керис прятался у Камилии и добровольно помогал улучшать Велир.

— Я думаю, стоит ли держать нейтралитет? — девушка коснулась руками камней парапета, взирая на мощные горы, во взгляде карих глаз томилась печаль.

— Если нет, то какую сторону выбрать? — гном, засветившись, превратился в мачо и подошел к Эссент.

— Я думаю…

— Элин? Ник? Или может Камилия?

— Ты думаешь, мне стоит покорить этот мир? — она повернулась к нему.

— Не стоит, — он замялся. — Когда этот мир был игрой мне нравилось строить. Я любил создавать здания и механизмы и смотреть, как они приносят пользу. Теперь же я вижу разруху. Я готов взяться за работу, но понимаю, что в один прекрасный момент все может быть разрушено. Теперь, когда нет мощных армий, любой игрок может прийти и запросто сжечь город. И все, что поглотило бессчетные часы труда мгновенно исчезнет.

— Я понимаю, — кивнула девушка.

— Посему, я жду, когда обрисуется обстановка. Тогда я пойму, можно действовать или нет.

— Если Элин воскреснет, то начнется самая настоящая война, — Камилия вздохнула. — Чего тогда ждать?

— Ник всегда отличался вероломством. Он мог спокойно растоптать долгие труды многих игроков, только бы получить выгоду для своей гильдии.

— Теперь он хочет взяться за мир, — Камилия прошлась вперед и остановилась у парапета. Перед ней открывался вид на запад — там до самого горизонта шли белые пики гор.

— А зачем ему сейчас нужен мир? Почему он хочет его завоевать? — Керис подошел к ней.

— Думаю, потому, что он хотел его завоевать в игре.

— Сейчас игроку абсолютного уровня ничего не стоит его завоевать. Но война принесет лишь новые опустошения. Выходит, он действует сейчас лишь только потому, что хотел всегда это сделать в игре. Он переносит цели игры в реальность.

— Ты не сомневаешься в реальности этого мира? — взяла его за плечи девушка.

— Каким-то чудом, но я стал Керисом Ванто и буду им до самого конца! Здесь реальность и все настоящее. Проезжая через деревни, я убедился в этом. Здесь есть люди и они живые!

— Живые… — Камилия опустила голову, ее руки упали, и она отвернулась.

— Я не хочу всеобщей войны, — Ванто сжал кулаки. — Ты тоже ее не хочешь?

— Да, — девушка повернулся к нему. — Не хочу. Но, если будет необходимо, я готова сразиться и победить врага, даже ценой армий и замков.

— Тогда нам нужно ждать, чтобы узнать, как пойдут дела между Элином и Ником.

— Возможно, — кивнула она. — «Крылья Света!» — за ее спиной выросли светящиеся крылья. — Я прогуляюсь, — она оторвалась от каменного пола и, вылетев за парапет, понеслась над замковыми дворами второго уровня.


***


Среди высоких пальм росли душистые апельсиновые деревья. На их тонких ветках сидели разноцветные попугаи. Из гладкой, как поверхность зеркала воды, виднелись фламинго, расхаживая у нагретого солнцем берега. На белом песке отпечатались следы сандалий. Камилия в белоснежной тунике опустилась на разноцветное покрывало и посмотрела на озеро и окружавшую его растительность. Рядом с ней сел Пьер Пролт. Кожаный жилет обнажал мускулистый торс. Скрестив ноги, облаченные в свободные синие штаны, мужчина улыбнулся. Две девушки поставили маленький столик с чайником и чашками. Еще одна оставила там большую тарелку с аппетитным печеньем. Затем появился кочевник в оранжевых одеждах, он опустил рядом с лакированным столиком большую корзину с фруктами. На их шершавых боках еще блестели капельки холодной воды.

Закат мерцал, окрашивая небо в розовый.

— Ну, как тебе мое скромное именье? — улыбнулся Пьер.

— Просто великолепно, — девушка пригубила чашку. — Надо признать, у меня в замке с кухней не очень — только солдатская похлебка.

— Зато есть повод прийти ко мне.

— Я думаю над нейтралитетом, — Камилия посмотрела на него. — Правильно ли не вмешиваться в то, что твориться в мире?

— Но ты же вмешалась, захватила замок Велир и выбила оттуда Ариаса.

— Именно. Я вмешалась потому, что хотела замок Велир, — Камилия пригубила фарфоровую чашку. — Если бы не он, не знаю, стала бы я сотрудничать с Элином или нет. Да и еще, я хотела поставить на место Ариаса. Не то бы он разорил этот мир.

— Да, ты вмешалась чтобы помешать разорению мира, — Пьер положил ей руку на плечо. — Ты остановила его разрушение. Это совершенно правильно.

— Я тоже так думаю. Керис считает, что война между игроками определенно понизит планку благосостояния в этом мире. И даже может его окончательно угробить. Я подобного же мнения. Здесь мне не нравиться: нет никого из знакомых, кроме тебя. И этот мир совершенно не родной, к нему не лежит душа. Я чувствую себя в нем чужой.

— Я тоже. Но у меня есть оазис, где я чувствую себя прекрасно, — он притянул ее к себе.

— У Элина тоже была гробница, отрада его души. Что сейчас с ней стало? Все, что мы имеем, может быть уничтожено. Я облетела планету. Игроки абсолютного уровня смогут жить и без кислорода, и без воды. Только будет ли мил сердцу такой мир?

— Я надеюсь, до такого не дойдет, — вздохнул Пьер.

— Выход только один — нужно объединяться, собирать силы. Тогда мы сможем дать отпор. Элин сразу не догадался об этом. Будь он попроворней, отправил бы гонцов к другим игрокам, может они бы помогли ему выстоять. Но он решил стать королем-одиночкой, опираясь только на свое могущество, о котором был слишком высокого мнения.

— Если ты об этом, то нас уже трое. Я, ты, Керис Ванто…

— Я знаю, но мы можем разойтись. Надо соединить наши цели, наши воззрения на мир, наши способы решения проблемы, наши желания…

— Ты слишком много думаешь об этом, — Пьер на мгновение улыбнулся. — Я вот так сильно даже не задумывался. Лично я не собираюсь ничего завоевывать, я хочу просто жить.

— Жить, не участвуя в войнах? — Камилия посмотрела ему в глаза.

— Да, жить, не участвуя в войнах! — мужчина кивнул.

— А получиться? — она вырвалась из его объятий и встала. — Если придет Ник Тилен и потребует присоединиться к нему? Если придет Жан Дрио и потребует отдать свой оазис? Если Сатэлин Хойла начнет тебя шантажировать, требуя все артефакты? Что ты тогда будешь делать? Ведь никто не знает, что на уме у других игроков. Они постоянно завидовали друг другу в игре. Что ты тогда будешь делать, если жить как прежде, просто не станет возможности? Если от тебя потребуют стать вассалом? Что тогда?

— Тогда я вероятно возьмусь за меч и лук и покажу, что значит седьмое центральное дерево умений доступное с героического уровня — Совершенный боец, — он поднял голову смотря ей в глаза.

— Надо быть готовым к этому!

— Ты торопишь события. Еще неизвестно, вернется Элин или нет. Может, он исчез навсегда из этого мира и их конфликт с Ником Тиленом — глупая гипотеза? Что тогда?

— Тогда останется только один? — она пожала плечами.

— Я не знаю.

Камилия, сев на покрывало, сняла сандалии, а затем сбросила с себя тунику, обнажая мускулистое тело.

— Я пойду купаться, а ты подумай над тем, что я тебе сказала.

Девушка побежала к воде и бросилась в гладкое озеро. Испуганные фламинго взлетели, а Пьер смотрел на ее белое тело.


***


Усталое солнце закатилось за горизонт, и над мрачным лесом воцарились сумерки. Замок Таприл горел огнями, освещая ров, чтобы никто не смог проникнуть туда ночью. Двадцать солдат ходили по его длинным стенам, смотря, что творится за рвом.

Анжелика в белом платье вышла из комнаты на стену и побежала рядом с мрачным парапетом к другой башне. Длинные тени ложились на каменный пол, за стеной шумел лес каким-то непривычным звуком толпы. Девушка добежала до самой высокой башни с плоской крышей. Открыв дверь, Анжелика взлетела по узким ступенькам винтовой лестницы. Один этаж, другой, третий… Ступеньки кончились, она поднялась на вершину — на крышу. Там в доспехах стояла Джулия и смотрела на шумный лес. Рядом замерли две фигуры — гнома Дарина и девушки с округлыми формами и красными волосами — Лики.

В темном лесу появились огоньки, шум голосов становился все сильней и сильней.

— Что это такое? — Анжелика смотрела на темные ряды деревьев.

— Сюда прибыли солдаты из Гриона, — повернулась к ней Джулия. — Судя по всему, они хотят взять замок штурмом.

— Пока я здесь, этому не бывать! — Дарин сжал кулак. — Я не допущу этого!

— Будет штурм? — Анжелика подошла к парапету. Она прислушалась и до ушей долетел неясный говор и крики. Шум людских голосов наполнял округу.

— Да, — Джулия посмотрела на девушку. — И мы выстоим!


***


Наступила ночь. На темном небе показались россыпи мерцающих звезд. В разрушенном замке горел большой костер. Над ним жарились кролики. Вокруг костра сидели разбойники, недавно сбежавшие с каторги. Они пускали слюнки, смотря на дневную добычу. Главарь сидел на ящике и вдыхал приятный аромат печеного мяса. В высоких зарослях травы стрекотали большие кузнечики, ухала тяжелая сова, притаившись в зарослях деревьев.

— Наконец-то! — к костру подбежал веселый Нок.

— Что такое? — поднялся атаман.

— Сморите! — он достал из-за пазухи кинжал в дорогих ножнах. Рукоятка блестела рубинами. Разбойник вытащи клинок из ножен, и от него полился красный свет. — Я нашел гробницу короля-скелета. Скоро куча несметных богатств станем моими!

У разбойников отвили челюсти.

— Где ты ее нашел? — схватил за плечи Нока главарь.

— Там много богатств, много несметных богатств! Я копнул и вытащил это!

Кинжал подействовал на разбойников очень убедительно.

— Не может быть! — к нему подбежал Брант. — Это же магическая вещь!

— Откуда ты знаешь? — посмотрел на него главарь.

— Мне как-то рассказывал дед. У нас древний предок был магом, — разбойник лихорадочно смотрел на кинжал. — Наверное, он стоит целое состояние.

— Где гробница? — посмотрела на Нока главарь.

— Недалеко, рядом с деревней Луговица. Там огромная куча песка.

— Завтра утром мы пойдем и посмотрим, что там лежит, — атаман вернулся к кроликам.

Разбойники сгрудились вокруг еды.


***


Сидор сидел в комнате за столом. За его спиной в открытое окно влетали говор и ругань. На деревянном столе лежало два автоматических арбалета. Раздобыв материалы, он создал их с помощью Великого разводного ключа. В ящике под столом лежало два десятка барабанов с болтами.

Старая дверь открылась, и в помещение вошла Лиза. Сидор поднялся и посмотрел на девушку.

— Что-нибудь сумела узнать?

— Да, — суккуб закрыла дверь. — Город покинула тридцатитысячная армия и отправилась штурмовать Таприл.

Сидор вздрогнул.

— В замке всего сто солдат. Несомненно, он будет взят.

— Еще в городе назревает недовольство. Рабочие пытались взять дворец.

— А что с казной?

— Взяли штурмом. Ценой огромных потерь удалось вытащить оттуда зомби крюками, облить горючей смесью и поджечь. Но горели они плохо, постоянно при этом убивая солдат. Но все же огромной ценой их удалось уничтожить.

— Мне даже страшно представить, что будет с городом, — Сидор поник.

— Ты же наместник, может стоит вернуться на престол?

— Не думаю, что я справлюсь. Зомби были уровня три плюс, плюс. Они имели бонусы к защите, а я не имею бонусов, и хотя и имею пятый уровень. Мой основной навык Созидание. Я могу отделать пару десяткой солдат, но только из-за разницы в уровнях. Но армия меня задавит. А в городе еще остались тысячи солдат.

— Ты прав, — Лиза опустилась на кровать. — Может мне слетать в Таприл и разузнать что там и как?

— Не стоит, — Сидор пожал плечами. — Ты ничего не сможешь сделать.

— Ну, а если перебросить тебя туда?

— Ну, допустим я смогу изготовить десяток бомб и подорвать солдат. Но там их тридцать тысяч, а внутри сто.

— Расклад не в нашу пользу, — кивнула Лиза.

— Я даже не знаю, что и делать, — Сидор сел на соседнюю кровать. — Буду думать.

За окном ругались люди, сетуя на то, что не дают обещанную за работу плату. Несмотря на то, что наступила ночь, голодранцы бродили по улицам. Бывшие рабочие требовали выплаты. Выгнанные из трактиров за неуплату, толпы работяг слонялись без дела и бросали злобные взгляды в сторону дворца. Именно там, по мнению людей, находился корень их проблем, но они боялись подняться, боялись армии, боялись знати.





Глава 14


Погожее утро окрылило небольшую деревеньку. Детишки играли под нежным солнцем, бегая по истоптанным улицам и гоняя белых гусаков. Коровы паслись на сочных лужайках, щипля длинную траву. Крестьяне косили ее, другие собирали высохшую в большие стоги. Девушки шли за водою, неся деревянные ведра на длинных коромыслах.

К трактиру подъехала черная карета в окружении четырех всадников. С козел спрыгнули проворные слуги и пошли к дверце кареты. Отворив ее, они помогли спуститься молодой девушке в длинном платье. Деревенские, открыв рты, смотрели на это необычное зрелище.

Баронесса — молодая брюнетка вошла внутрь здания. Там трактирщик повел ее наверх — в комнату принцессы. Элика Вильян фон Штельм скучала в маленькой комнате, сидя на старой кровати, когда в дверь постучали.

— Входите! — ответила она, думая, что слуга принес завтрак.

Дырявая дверь открылась, вошла баронесса.

— Моника! — вскочила бывшая принцесса.

— Элика, — девушка взяла ее за руки. — Я приехала за тобой — нужно бежать!

— Что случилось? — хлопала глазами белокурая красавица.

— Вчера вечером я покинула Грион. Оставаться там стало опасно, народ беснуется, и готов вспыхнуть бунт. Но кабинету министров и новому королю нет до этого дела — они поставили цель любой ценой взять замок Таприл. Туда отправили почти всех солдат. Я уезжаю в Олф. Надеюсь, ты поедешь со мной?

— Конечно! — вскричала Элика, понимая, что деревенская жизнь заканчивается, и начинается новый этап.


***


Анжелика бродила по просторному двору замка и увидела, как к лестнице идет гном, несущий круглую емкость зеленого цвета. На ней лежали длинные трубы и скрученный шланг. Дарин-Созидатель снял с танка огнемет и шел на стену, чтобы поджечь растущие рядом со рвом деревья. Из-за стены доносился стук — тысячи солдат вырубали лес вокруг замка.

Поднявшись на стену, Дарин собрал огнемет и, высунув зеленый ствол между кубиков парапета, выстрелил струей желтого пламени. Она преодолела расстояние в двадцать метров и подпалила высокие деревья, стоящие прямо за рвом. Теперь, когда замок восстановлен, они представляли для него серьезную опасность — повалив их можно было миновать ров. Хотя воды во рве оставалось не так много, где-то по пояс, он все равно представлял собой опасность для нападавших.

Подпалив деревья в этом месте, Дарин пошел к другому участку стены. На небе сгущались тучи — к вечеру должен был полить дождь.


***


В огромной комнате на всю стену из желтоватого камня висела длинная карта, состоящая из двух кругов. Белый свет из кристаллических торшеров разгонял мрак. Элин бродил по полу из черного гранита и смотрел на карту. Заложив руки за спину, скелет высматривал там города, отмеченные черными точками, бесконечные пустыни, подобные океанам, сухие и невзрачные горы. Но больше всего его внимание привлекал один объект — большая звездочка. По уверениям демонов — это врата в преисподнюю. Открыв их, можно вернуться в мир. Но открыть их может только Чернобог, а ключ есть только у короля демонов.

Если он не воскреснет, придется пробовать захватить ключ и добираться к ним. Тогда… Что будет тогда, он не знал… Да и сможет ли он открыть ворота? Вполне возможно, что сможет, ведь он достиг абсолютного уровня, уровня которого не имеют боги!

Он многое узнал о преисподней. Например, что каждое утро здесь появляются фрукты и овощи, еда и напитки — ресурсы города никогда не иссякают. Те, кто находятся снаружи, должны голодать. Впрочем, если они умирают, то воскресают на следующее утро. Также восстанавливаются и разрушенные здания. Город вечен.

Послышался стук, затем высокая дверь открылась, и вбежал один из демонов.

— Принесли свитки с именами.

— Отлично! — Элин вышел в длинный коридор и пешком пошел к тронному залу — спешить некуда.

В его мрачном величии он встретил эльфа, передавшего ему свиток с именами погибших на проклятых землях. Были еще и другие, которым он дал подобное задание. Забрав свитки, Мюрреан поместил их в бездонное хранилище.

Вчера он воскресил более семидесяти человек — на большее не хватило энергии. Еще половину — сегодня утром. Если хотя бы половина из них останется верной ему, то он сможет хорошенько накостылять врагам, если, конечно, сможет правильно распорядиться силами.

Тронный зал опустел. Элин сел на высокое кресло и стал смотреть на черную каменную плиту стола. Услышав хлопанье крыльев, он повернулся направо. К нему подлетел капитана гвардии в демоническом облике. Черная вытянутая голова сияла красными глазами. Он приземлился, уменьшился в размерах. Чернота пошла волнами, утопая внутри тела, и демон превратился в усатого мужика в серебристых доспехах.

— Срочное донесение!

— Говори! — внутри у Элина все вздрогнуло.

— В соседний город Кхеерб прибыл король демонов. Он собирает войска. Некоторые отряды уже выходят против нас.

— Когда они будут здесь?

— Не раньше, чем завтра вечером.

— Ты предполагаешь, как будет происходить нападение?

— Я думаю, — сказал капитан, — что вначале подтянутся тяжелые демоны, а вместе с ними пойдут в атаку летающие.

В игре ветка демонические умений имела несколько ответвлений. Можно было увеличиваться в размерах, становясь неуклюжим, но мощным монстром. Но в таком обличии становился недоступен полет. Некоторые игроки прокачивали оба направления, что только отнимало опыт и время. Увеличение в размерах требовало времени на трансформацию, причем в это время демон становился особенно уязвимым. Посему никто не мог влететь в поле боя и там превратиться в черную гору брони. А при наличии порталов каждые пять километров, подобное расточительство вообще казалось бессмысленным.

— Тяжелые демоны медленно перемещаются, — скелет сложил руки замком, оперевшись локтями на стол.

— Да. И я уверен, чтобы не рисковать, они пойдут пешком от Кхеерба.

— Мы можем дать им бой?

— Да, но рано или поздно, они задавят нас числом. Но мы готовы сражаться!

— Почему? Я только позавчера стал королем Вхеута, а вы готовы сражаться за меня?

— Мы срежемся не за вас. Если сюда вернется король демонов, он вернет порядки преисподней. И у большинства демонов отнимут золото. Никто этого не хочет. Хоть на день, хоть на час в вечности они хотят продлить обладание золотом. Ради этого мы готовы выступить против короля демонов, да хоть и против Чернобога!

— Понятно! — Элин улыбнулся, но череп не отразил никаких эмоций. Значит и здесь у него есть бойцы.

— Я объявлю военное положение.

— Действуй! — кивнул скелет.


***


Вечерело. Серое небо над преисподней давало все меньше и меньше света. В толпе затесался толстяк в дорогом камзоле — бывший король Гриона. Он умер с кошельком, и поэтому смог заплатить золотом за то, чтобы демоны перенесли его через стену. Осматривая непривычный пейзаж, он жался к стенам.

— Да здравствует король-скелет! — пробежал рядом с ним голодранец.

— И здесь он! — вырвалось из побледневших губ бывшего короля.


***


Солнце садилось за горизонт, утопая за серыми тучами. Холодный дождь хлестал ручьями, листья деревьев шелестели под ударами грузных капель. По останкам гробницы текли ручьи, смывая строительную пыль. У самого ее основания работало двадцать человек в порванных одеждах с чужого плеча. Банда грабителей прибыла к гробнице Эзерлика и пыталась опрокинуть плиту у самого ее основания. Они зашли с обратной стороны от деревни, чтобы не вызвать лишних подозрений и теперь напряженно работали. Больше всех рвался Нок. За его поясом светился и переливаясь камнями дорогой кинжал. Бандита манили сокровища. Тяжело дыша, не обращая внимания на промокшую одежду, он толкал плиту вниз.

— Давайте! — руководил главарь. Плита поддалась и поехала вниз. Бандиты разбежались, она, кувыркаясь, покатилась по склону и замерла у подножья холма, недалеко от земли. Нок посмотрел на освободившееся место. Там показалась странная кровать, похожая на детскую. Сделанная целиком из камня, она удивила бандитов. Брант подошел к ней и снял расплющенное одеяло, а затем и раздавленную подушку — под ней обнаружился плоский кошель. Разбойник поднял его, развязал шнурки и хотел высыпать на ладонь немногочисленное содержимое. Но у него выпала челюсть, когда на руку хлынул поток золотых монет. Он со звоном покатился по склону, утопая в грязном песке. Брант не знал, что нашел кошелек одного из гномов, воровавших золото в сокровищнице, когда та была открыта. В этом кошельке находилось больше десяти миллионов. Разбойник перевернул его и поток золотых прекратился. Кошелек теперь стал толстым и пузатым. Руки разбойника дрожали от возбуждения. Остальная шайка собирала рассыпанные монеты.

— Это кошель короля-скелета с бесконечными богатствами! — протянул дрожащие руки Нок. Название ему подсказало воображение. — Мы теперь богаты, бесконечно богаты!

Никто не обратил внимание, что от леса отделилось две фигуры. Одна осталась стоять недалеко от холма, другая пошла к разбойникам.

— Уходим! — атаман обернулся. Из-за преградивших видимость разбойников он не заметил поднимающегося к ним человека.

— Нет, куда! — закричал Нок. — Мы можем найти такой кошель каждому!

— Да! Да! — кричали разбойники. — Да! Ты молодчина, Нок!

Его уже готовы были подбрасывать на руках, как главарь увидел идущего наверх человека. Он шел как пьяный — его шатало, а холодная вода стекала по черному лицу.

— Кто это? — атаман посмотрел вперед, все обернулись, Брант спрятал кошелек в карман.

Когда незнакомец приблизился достаточно, все увидели, что его левая рука обглодана и в ранах сидят белые опарыши. Лицо незнакомца исказилось.

— Умрите осквернители гробницы Эзерлика! — Зольбер поднял короткий меч. Бандит, стоящий ближе всех к нему, снял с ремня двуручную секиру. Топорище полетело навстречу клинку. Меч разрубил потертое древко и влетел в левое плечо разбойника. Пройдя через грудь, он вырвался из тела под ребрами. Разрубленный надвое бандит упал.

— Убейте его! — атаман натянул тетиву лука, разбойники бросились на Зольбера.

— Скелет! — грянул его голос. Силуэт внизу пришел в движение и сквозь завесу из дождя прилетело метательное копье — пилум. Он проткнул сразу трех бандитов, налетающих на капитана девяносто девяти.

Увидя это, Брант задрожал и побежал наверх, поднимаясь по склону из камней и плит. Нок достал кинжал и по клинку пошло рубиновое свечение. Зольбер убил двоих разбойников одним ударом. Ему в голову прилетела стрела, пущенная главарем. Отскочив от прочного черепа, она не причинила ему никакого вреда, кроме как сбила, пропитанную бальзамами, кожу на голове. Прилетел второй пилум, прицельно точно убив еще троих. Капитана зомби окружили сразу три головореза. Один взмах мечем — три лихих головы слетело с плеч. Зольбер двинулся вверх. Прилетел последний пилум, убивший только одного разбойника. Остальные отступили, спрятавшись за плитой.

Скелет-легионер перешел в наступление и побежал по холму. Легкая походка несла его вперед, а гремящий доспех звучал все громче и громче в ушах бандитов. К плите подошел Зольбер. Последовали удары мечей — два бандита упали на строительный мусор. Пятеро бросились бежать по склону наверх, за ними погнался скелет, протыкая копьем на бегу.

У плиты остался только Нок. Он выхватил кинжал, рванулся и ударил им Зольбера. Зомби охватило пламя. Его короткий меч вскользь прошелся по руке бандита. Нок бросился бежать вниз к лесу, ноги сами несли его под сень влажных деревьев. Скрывшись под ними, он несся по мокрому мху до деревни.

Ночь сгустила объятья, дождь шел не прекращаясь. Спрятав кинжал, бандит вышел из леса и побрел по дороге. Она показалось ему знакомой — все как в ту ночь, когда они встретили короля-скелета.

Развязшая дорога привела Нока к дому мельника. Кровь хлестала не останавливаясь, он слабел, оставалось искать помощи у других. Не обращая внимания на лай цепной собаки, рвущийся к нему, он подошел к двери и постучал.

— Кто? — отозвался грубый голос мельника.

— Я добрый человек. Меня ранили разбойники, помогите!

Дверь открылась, показался седой мельник с ржавым топором. Увидев, что по левой руке Нока хлещет кровь, он отворил дверь.

— Входи! Второй сегодня!

Нок увидел Бранта с перевязанной ногой. Бандит улыбнулся ему. Дочка мельника достала бинты и перевязала рану на руке.


***


Дарин стоял во дворе замка и смотрел на длинный танк зеленого цвета. Серебристые доспехи на гноме блестели в лучах утреннего солнца. Он держал белоснежный молот Великого созидания. Развернувшись, он пошел к башне. Ступени винтовой лестницы подняли его на вершину, где стояла Джулия. Она рассматривала в подзорную трубу расположение солдат врага. Там, где вчера был лес, сейчас стояли бесконечные пни. Благодаря вчерашнему поджогу, часть леса, окружавшая замок, сгорела дотла. Солдаты готовились к штурму и собирали требушеты и катапульты. Гарнизон же замка стоял на дежурстве одинокими фигурками солдат на башнях и стенах.

— Я думаю, стоит ли разбирать танк? — Дарин посмотрел вдаль, Джулия повернулась к нему.

— Ты не можешь из него стрелять?

— Стрелять то могу. Но ездить и стрелять не получится, — опустил голову гном. — Для этого нужен еще кто-то, кого у меня нет. А пока я буду перелазить с кресел стрелка и наводчика, пушку могут забить, а танк уничтожить.

— Ты прав.

— Я хочу разобрать танк и создать вместо него артиллерийскую пушку пятого уровня.

— Тогда действуй! — кивнула девушка.

Гном вернулся назад. Спустившись по лестнице, он стал перед танком. Молот Великого созидания поднялся в крепкой руке.

— Разобрать на исходные материалы!


***


Длинный черный корабль, стоял у причала. Матросы с соседних судов смотрели на него, удивляясь изысканной резьбе по черному дереву.

На палубу приземлилась крылатая эльфийка. Светящиеся крылья растворились. Ждать Лилии пришлось недолго — из двери в кормовую надстройку вышел Фир Бак Дор.

На лице капитана ожила улыбка.

— Привет! — эльфийка протянула ему кожаную книгу.

— Это список погибших эльфов?

— Да, — она посмотрела на капитана. — Его переписали по отдельным страницам, а потом собрали вместе.

— Сколько я должен?

— Нисколько. Я решила, что пока побуду с тобой. Может и правда смогу вернуться.

— Тогда отплываем! — крикнул капитан, разворачиваясь на каблуках.


***


В портовом городе на континенте шла обычная жизнь. Улицы к причалам заполняли толпы нищих и рабочих. Между ними продирался Глориан Торон. Варвар наконец-то прибыл на континент. Что теперь делать, он не знал. Оставалось только одно — путешествовать. И он устремился в неизвестную даль.


***


Небо серело, предвещая закат. Из покрова туч вырывались снопы лучей, освещая безжизненную пустыню, по которой шли орды демонов. С высокой стены Элин смотрел на них. Под стеной полосой в несколько километров визжали оборванцы, пытавшиеся проникнуть в город. Давя друг друга, они лезли к парапету, где стояли черные фигурки демонов с длинными копьями.

Из пустыни к городу надвигалась черная стена. Тридцатиметровые пузатые демоны несли огромные алебарды черного цвета. По размеру скелет догадался, что это демоны шестого уровня. Поскольку ветка превращения имела три уровня героического класса в зависимости от размера: четвертый — десять метров высоты, пятый — двадцать, шестой — тридцать. И время трансформации соответственно было десять, двадцать и тридцать минут.

Гигантские здоровяки! Здоровья у них немерено, да только двигаются медленно. Короткие ноги поднимаются и обрушиваются на землю — она дрожит. За спиной Элина все крыши черны от сидящих там демонов. Причем, у него почти все летающие. Только у единиц дворцовых стражей есть возможность превращаться в таких громадин. Видимо, это основная сила короля демонов.

Элин обернулся. К нему подлетел помощник.

— Как разведка?

— За тяжелыми движутся летуны. По нашим данным, они не вступят в бой раньше, чем те дойдут до стены.

— Ты уверен? — переспросил скелет.

— Да, — кивнул демон в облике косматого латника с черными крыльями. — Летающие не смогут ничего сделать с укрепившимся в зданиях противником. Посему надеются на тяжелых демонов.

— А маги?

— Маги черной магии! — рассмеялся латник. — Она наносит демонам половинный урон, так что мы убьем их быстрее мечами, чем магией.

— А магия Света наносит демонам двойной урон! — в душе скелет улыбнулся, в правой руке появился посох Света — Альмерион. Элин крикнул. — Как только я начну, приступайте к выполнению плана!

Однако ждать пришлось долго. Тяжелые демоны только вступили в круг людей. Давя мелких, как букашки, оборванцев, они медленно шли к стене, наступая черной волной. Вдалеке у горизонта виднелись летающие орды. Элин сжал белый посох.

Люди внизу принялись разбегаться. Поднялся жуткий крик и шум. Они повалили к стене, давя друг друга. Взбираясь по телам, они достигли парапетов. Черные копья заработали, пронзая незваных гостей.

«Осталось недолго! — Элин смотрел на вытянутые головы демонов с красными глазами. Рогов у них не имелось, как и шей. Зато огромное бронированное тело было очень тяжело повредить даже стихийной магией, но не магией Света. — Скоро все начнется! Демоны сразятся за меня не потому, что я им нравлюсь, а по тому, что если они проиграют, то вынуждены будут вернуть золото. Или их попытаются принудить к этому. В любом случае они бессмертны и для них это не более чем игра, чтобы разогнать скуку, длящуюся триста лет».

Демоны подходят, остался всего километр… Элин смотрит на них, пытается замерить их скорость движения. Когда начинать? Уже? Нет, еще слишком рано… Люди под стеной беснуются — ревут и штурмуют стену. Уровень трупов растет, стражники не успевают доставать из тел копья, стена вот-вот будет взята…

Но Элин не слышал жутких воплей прокалываемых оборванцев, не видел насыпи из тел, к которой приближались враги. Он думал, получится или нет? Шли минуты ожидания. Демоны приблизились до трех минут ходьбы! Элин поставил Альмерион на каменный пол стены и поднял голову.

— «Повелитель Света!» — грянул громовой голос. Руки скелета как будто пронзил электрический ток, хотя ни нервов, ни плоти там не было. Они дернулись, из торца посоха в небо полетел белый столб света.

Послышались крики командиров за стеной, а за спиной Элина вспорхнули десятки тысяч перепончатых крыльев. Во время творения заклинания десятого уровня необходима защита. На это время не работает ни одна защитная сфера или заклинание.

Вокруг Элина начали приземляться черные демоны с высокими щитами, обкладывая его сплошными рядами. Тяжелые демоны, наступавшие на город, ускорили шаг, у горизонта началось оживление — черные тучи взлетели с земли и понеслись вперед.

За спиной Элина стали подтягиваться его войска. Из серых облаков начали падать подлетевшие демоны врага, черный дождь понесся прямо на Элина. Его войска вдохновленно двинулись на перехват, и скелета окружила черная туча.

Что происходит, понять стало просто невозможно. Среди тысяч летающих демонов завязалась ожесточенная схватка. Черные летуны резали друг друга от души, не щадя ни сил, ни здоровья.

Элин лишь чувствовал, как мощь проходит через руки и вырывается в небо. Из-за черных щитов он не мог видеть, что твориться снаружи, слышал лишь дрожь земли — тысячи тяжелых демонов были уже близко. Звук сражения резал уши звоном клинков и топоров, взмахами крыльев, громкими криками и ругательствами. Все это сплелось в какофонию, резавшую уши даже скелету.

Мюрреан не помнил, сколько времени прошло. Он услышал рядом жуткий рев — тяжелый демон заносил тридцатиметровую секиру. Охрана скелета сплотилась. Огромный черный топор полетел вниз — на Элина, по пути разрубая летающих демонов. Он разбил черные щиты. Влетел в скелета и разломался в металлическую крошку, столкнувшись с белоснежным черепом.

«Глупцы! — рассмеялся Элин в душе. — Они забыли, что абсолютному уровню может нанести повреждение только божественное оружие и выше!»

Столб света прервался — заклятие «Повелитель Света» создано. Оно восстанавливало в радиусе пяти километров здоровье союзниками и наносила урон противникам. Продолжительность его действия была ограничена одним днем.

Элин опустил посох и вышел из впадины, куда вдавил его топор. Если бы тяжелый демон был посообразительней, то вместо навесного удара, он мог бы нанести боковой, и тогда пусть он и не нанес бы никакого урона, но мог бы отбросить скелета от места заклинания, что могло сорвать его творение.

«Крылья Тьмы!» — про себя произнес Элин. Он оттолкнулся от пола и взлетел. Рядом с ним пролетело несколько черных лезвий алебард, обрушившихся на стену. Кирпичи посыпались вниз, и в стене образовалась брешь. Сейчас даже его демоны теряют часть силы под действием заклинания. В отличии от «Повелителя Тьмы» — который просто призывает земляных и воздушных монстров, «Повелитель Света» наносит урон врагам и лечит союзников.

Крылья порхали за его спиной, скелет продирался сквозь облако дерущихся демонов. Тяжелые демоны развернулись и стали поспешно ретироваться. От их панцирей повалили струйки серого дыма, поднялся рев. Однако после давки и минутного бегства командование поняло, что их уже не спасти. Гигантская армия не сможет покинуть зону поражения, поэтому основная ее масса ринулась опять на стену, а те что оставались в самом конце — начали отступать.

Элин летел к небу, к плотным серым тучам. Он ворвался в них, как в густой туман и понесся вверх.


***


Серый туман облаков кончился, и Элин вынырнул над их морем. Вдалеке он увидел фронт тьмы, появившийся у горизонта — близилась ночь. Перед ним на расстоянии несколько километров кружилось облако демонов. В его центре черные существа держали на цепях длинную площадку.

«Увеличение!» — Элин использовал божественную способность, входившую в истинное зрение. Его взор унесся вперед и скелет увидел на площадке трон, где сидел человек. — «Невидимость!» — приказал он, снимая увеличение, и рванулся к площадке.

Серый туман уносился под ногами сплошной пеленой, будто море. Где-то внизу шла битва — бессмертные демоны не щадя убивали друг друга. Элин смотрел вперед, облако демонов приближалось и приближалось.

«Истинное зрения — отобразить уровни!» — дал он мысленный приказ, и над демонами появились красные цифры. Подлетая к границам облака скелет видел в основном пятерки.

Элин миновал невидимую границу и влетел в скопление демонов. Уворачиваясь от черных тел, он стремился к площадке. Возле нее он увидел демонов седьмых и восьмых уровней. Их там собралось около сотни. Они могли видеть его, поскольку имели истинное зрение, как и все существа божественного уровня. Скелет, используя все силы, понесся к концу летающей площадки и приземлился с другой стороны от трона.

Седьмые и восьмые уровни подняли копья и вытащили мечи. Элин машинально отменил видение уровней — циферки исчезли. Король демонов сделал жест рукой, подняв ее с черного подлокотника массивного трона — невидимость Элина исчезла.

В этот же момент сотни демонов рванулись к нему. Седьмые и восьмые уровни в таком количестве могли нанести серьезный урон. Элин поднял Альмерион над головою.

— «Священный шквал!» — вокруг скелета образовалась светящаяся сфера, и из нее в разные стороны полетели белые отрывочные лучи, напоминавшие стрелы. — «Разрушающее сияние!» — Элин перешел к другому заклятию девятого уровня. Вокруг него полился ослепительные свет. Демоны остановили атаку. Но эти заклинания массового поражения. Они наносят не столь высокий урон, чтобы двумя убить несколько сотен. Нужны были еще заклинания. Элин это прекрасно понимал, поэтому продолжил. — «Сияющий туман!» — все вокруг залил светящийся туман. — «Взрывающиеся вспышки!» — тысячи вспышек огласили пространство. Скелет не замечал, но фронт тьмы приближался все ближе и ближе. — «Разрушающее сиянии!» — повторил он заклятие, когда, по его мнению, прошло время его действие. Силы таяли с огромной быстротой. Девятый уровень, да еще и массового поражения, отнимали много энергии. Из-за ослепительного света нельзя было ничего разглядеть.

Свет спал, и Элин увидел стоящих на площадке несколько десятков демонов восьмых уровней, остальные превратились в прах. Облако сильно поредело.

— «Разрушающее сияние!» — он поднял посох. Мир вокруг залился светом, так продолжалось несколько десятков секунд.

Сияние исчезло. Элин увидел, что кроме короля демонов никого не осталось. Он посмотрел на крылатых существ, держащих цепи площадки, и заметил, что это просто металлические кольца с крыльями. Все заклинания сильно их потрепали, и они выглядели весьма прискорбно — по ним пошли трещины и ржавчина.

Новая волна демонов рванулась к Элину, но ее остановил жест короля. Теперь только он и Элин оставались на площадке, парящей над облаками.

«Нужно действовать немедленно!» — подумал скелет. Черный фронт приближался к нему с запада. Еще десяток минут и он будет захвачен.

Король демонов поманил скелета рукой, Элин пошел к нему. Черные сапоги ступали по серым плитам. Пройдя двести метров, он остановился. Еще раньше скелет заметил, что король демонов был девятого уровня. Но почему же он тогда не погиб от заклятий массового поражения? Элин тут же увидел ответ. У трона ваялись пустые бутылки с зельями, да и на короле были неплохие доспехи.

Когда между ними осталось тридцать метров демон поднялся. Элин вздрогнул, у него осталось не больше трети энергии, заклятия массового поражения отняли почти все. Хватит ли сил на битву с таким сильным противником? Он не знал точного ответа. Мюрреан рассмотрел короля получше.

Перед ним стоял человек в черной кирасе с открытым шлемом без забрала. Из-под него виднелось молодое лицо, и выбивались русые кудри, развевавшиеся на ветру. Черные доспехи закрывали тело. У шеи, на золотой цепочке висел большой ключ. Король демонов поднял руку.

— Было весело! — рассмеялся он. — Ты неплохо меня позабавил, скелет!

— Тебя никто не учил вежливому обращению к старшим?

— Сейчас ты умрешь! — демон поднял голову.

— Посмотрим!

— «Усиление!» — по черным доспехам прошел золотой узор и линии засветились.

На поясе у короля демонов висел черный меч. Элин заметил это, но сражаться на мечах у него не было никакого желания. Во-первых, у него не была прокачана ветка ближнего боя. Он почти не дрался, а черный меч носил с собой просто для красоты и на случай просто вынести нуба или слабого монстра. Поэтому ближний бой у него за все время поднялся только до третьего уровня. Во-вторых, демон имел превосходный доспехи и будь Элин бойцом ближнего боя, ему пришлось бы несладко.

Король-демонов поднял правую руку и выставил вперед кисть. На среднем пальце Элин увидел черный перстень.

— «Луч тьмы!» — прокричал демон. Это заклятие прокачивалось от первого уровня до девятого и наносило непрерывный урон. Из перстня вырвался луч. Он полетел в скелета. Элин задрожал, его начало шатать, и он упал на колени, а затем и вовсе встал на четвереньки. Луч летел в него непрерывным потоком. Элин дрожал, как осиновый лист. До ушей короля доносились его нечленораздельные крики. А черный фронт все приближался и приближался… Еще несколько минут, и он проглотит летающую платформу. Король демонов смеялся и поливал лучом Тьмы Элина, пока тот не рассыпался. Белые кости остались лежать на полу.

— Глупец! — демон пошел к останкам. — Неужели ты думал, что сможешь тягаться со мной — величайшим воином в преисподней? — он подошел к лежащему черепу и занес над ним ногу.

— Смогу! — раздался голос из ниоткуда. Кости мгновенно собрались. Элин левой рукой схватил золотую цепь и потянул со всей силы. Цепь не порвалась. Скелет обернулся волчком, и король демонов оказался за левым плечом. Он даже не успел поставить ногу на место, как Мюрреан перебросил его через плечо за золотую цепочку, которую не смог порвать. Глава демонов упал. Скелет стащил цепочку через голову и хотел спрятать ключ в бездонном хранилище, но тот не исчез, поскольку был исключительным объектом. Элин обмотал его вокруг запястья левой руки.

Фронт тьмы оказался совсем рядом — оставалось меньше минуты, и наступит ночь.

— Разве ты не умер! — вытаращил глаза король демонов.

— Нет! — рассмеялся Элин. Одно из его дополнительных деревьев умений — Дух Тьмы, давала интересную особенность. На людских уровнях она уменьшала урон от магии Тьмы, на героических — блокировала его, а на божественных — поглощала направленные заклятия, превращая их назад в энергию, при условии, что заклятие ниже мага хотя бы на один уровень. Сам того не подозревая король демонов помогал восполнить энергию Элину. Скелет выставил посох света вперед.

— «Шквал света!»

В это же мгновение король демонов поднял и обрушил вниз правую руку — мириады демонов, ждавшие рядом, бросились на Элина. Из посоха вылетали светлые треугольники, напоминавшие кометы. Они непрерывным шквалом полетели в короля демонов, который прыгнул вперед. Элин перевел посох и атаковал его в месте приземления.

«Шквал Света!» — заклятие с большим уроном по одной цели и большим расходом энергии. Оно быстро истощало силы. Король демонов упал на серые плиты. Черные тени с копьями, мечами и топорами набросились на Элина. В это мгновение тьма прошла фронтом площадку, и то место, где они сражались, погрузилось во мрак. Элин видел, как в него летят острия оружия, и подумал, что они ничего не сделают ему — ведь их оружие ниже седьмого уровня. Но клинки прошли сквозь панцирь, он открыл рот, демоны пролетели сквозь него, сталкиваясь друг с другом. Они не могли понять, что происходит. Но Элин понял. Невидимая сила тащила его наверх — он воскресал. Серый покров из туч остался внизу, скелет летел вверх. Золотой ключ болтался на запястье левой руки. Затем сознание скелета помутилось, и он провалился во тьму.





Глава 15


Элин открыл глаза — перед ним простиралась длинная пещера. С потолка падали холодные капли воды. Странно… Он чувствует холод, хотя нежить не должна его ощущать. Мюрреан посмотрел на руки и вздрогнул — обычные руки из плоти и крови. Элин сжал кулаки и осмотрелся — одинокие кристальные сталактиты наполняли таинственную пещеру слабым светом. Пройдя вперед, он босой ногой наступил в лужу. Вода заволновалась и когда она утихла Мюрреан увидел там свое отражение. В луже показался молодой человек — таким он был до использования заклинания «Познание смерти».

Впрочем, чего он медлит. Он уже был в этой пещере, когда его убил черный дракон. Это пещера перерождения или что-то похожее на нее. Точно такая же была, когда он создавал персонаж. Он подошел к развилке и справа увидел скелета в пробитом панцире, а слева — туманное облако света.

Может переродиться? — закралась в голову мысль. Стать новым человеком. А в скелета превращаться? Да какая разница! В конце концов именно скелет — персонаж легенды, да и Элину не столь важно кем быть, когда он может быть всем.

Юноша свернул направо и пошел к скелету. Мертвец растворился прямо перед ним. Элин посмотрел на свои руки и увидел, что они в латных перчатках, а левое запястье окручено золотой цепочкой, на которой висит ключ от ворот в преисподнюю. Чувство холода исчезло, и скелет побежал вперед. Стенки пещеры сужались, впереди маячил свет. Мюрреан влетел в него, и пещера исчезла. Он стоял на грунтовой дороге, идущей через зеленое поле. Перед ним на холме простиралась уютная деревня. Чтобы не пугать людей, Элин решил превратиться в сову. Тело засветилось, ноги оторвались от земли, и светящаяся масса сжалась до размеров птицы, которая полетела в деревню.

Дома проплывали под Элином. Пролетев над ними, он приземлился на ограду, за которой пасся флегматичный скот. Рядом играли мальчишки.

— Сова! — сорванец достал рогатку и начал красться к Элину. Сова повела глазами, смотря на мальчишку. Он поднял рогатку, положил на резинку весомый камень, оттянул и выстрелили. Снаряд полетел в сову и разбился на крошки о пернатую голову.

— Маленький ублюдок! — заорал Элин. — Тебя не учили, что нужно беречь окружающую природу, особенно птиц? Тем более совы, вымирающий вид!

Мальчишка открыл рот, другой поднял палку и пошел к сове. Элин посмотрел на него. Он думал, что сейчас деревенский негодник ударит его. Впрочем, никакого вреда мальчишка ему причинить не мог. Но тут случилось неожиданное.

— Дворец! — к группе сорванцов подбежал румяный мальчик. — У леса появился дворец! Самый настоящий из белого камня и стекла.

Все побежали к лесу, забыв про сову. Элин задумался.

Дворец? В деревне дворец? Это может быть только волшебный дворец Виктории Виннер. Его способность — перемещаться по миру. Каждый день он появляется в новом месте, и никто не знает, куда он попадет на следующий день. В игре, где каждые пять километров располагался портал, это не было проблемой.

Вспорхнув с длинной палки ограды, сова понеслась туда, куда умчались ребятишки.

Поднимаясь все выше и выше, Элин увидел двухэтажный дворец из голубого стекла, окруженный белыми стенами. Дворец расположился у леса недалеко деревни. Пролетев над волнующимся полем, Мюрреан приземлился сразу за закрытыми воротами.

Приняв форму скелета, он осмотрелся. К нему подошли два стражника в сверкающих доспехах синего цвета.

— Что вам угодно, сэр? — спросил один из них.

— Ваша хозяйка дома? — Элин посмотрел на двери дворца.

— Да.

— Доложите, что пришел Элин Рон фон Мюрреан.

— Сию минуту, сэр, — один стражник пошел к дворцу, другой остался со скелетом.

Ждать пришлось недолго и очень скоро скелет оказался в холле, где его встретила хозяйка.

Виктория Виннер — двенадцатый по общему опыту игрок, владелица сказочного дворца. Чтобы получить абсолютный уровень, она прокачала три дерева навыков: Ближний бой, Созидание и Алхимию.

Высокая девушка с приветливым лицом улыбнулась ему. Элин присмотрелся к ее внешности. Последний раз он видел ее очень давно. Прямые волосы светло-коричневого цвета падали на плечи, карие глаза лучились спокойствием. Вся ее одежда светилась белизной. Приталенный сюртук нараспашку, обнажал легкую кирасу, покрытую белоснежной эмалью и закрывавшую большую грудь. Плиссированная мини-юбка оставляла свободу движений. На ногах были тонкие чулки и красивые узкие туфли. На серебристом поясе под сюртуком висела изящная шпага.

— Кого я вижу! — Виктория прищурила глаза.

— Здравствуй, Виктория, — кивнул скелет. Улыбаться он не мог.

— Элин, сколько лет я тебя не видела?

— Или месяцев?

— Неважно! — девушка опустила взгляд. — Кто это тебя так?

— Ник Тилен и Ниэнэль де Фиоре, — скелет сделал шаг вперед. — Устроили на меня засаду.

— Мне никогда не нравился Ник, — девушка переступила с ноги на ногу. — Давай я отремонтирую. Пошли за мной.

Виктория повела его вниз по белоснежной лестнице, освещенной кристаллами, в мастерскую. Там среди станков и инструментов Элин стянул с себя поврежденную кирасу — она прошла сквозь его тело. Под ней его кости закрывала хламида. Забрав панцирь, девушка положила его на круглый стол и взяла молоток.

— «Восстановление предмета!»

Элин смотрел, как ее руки засветились, и воронка на панцире стала уменьшаться, пока вовсе не исчезла.

— Могу еще дополнительно зачаровать.

— Не стоит, на это нет времени, — Элин забрал панцирь и надел его таким же способом, как и снял. — Сколько я тебе должен?

— Нисколько, — пожала плечами девушка. — Лучше потом чем-нибудь поможешь мне.

— Гробница Эзерлика разрушена, все мои нипы убиты. Я спешу в бой! Ты не знаешь, где мы находимся?

— Недалеко от Вэллари. Рано утром я разузнала.

— Час полета до Гриона.

— Да. Не хочешь остаться на завтрак? — улыбнулась Виктория. — Ты первый кого я здесь встретила после того, как здесь очутилась.

— Я бы не прочь, но чувствую, что если я превращусь в человека, то одним завтраком дело не ограничиться.

— Я не против.

— Прости, но пока я здесь, мои враги разносят мои владения, и я должен спешить спасать то, что они еще не успели захватить.

— Тогда удачи, не хорошо подводить друзей, — кивнула она.

— Всегда буду тебе рад. Приходи в Грион.

— Я бы с удовольствием. Но теперь, когда каждое утро дворец меняет положение, я не могу это сделать. Если я к утру не вернусь сюда, то он переместиться, и тогда я не смогу его найти.

— Да. Плачевно. Но здесь недалеко. Можешь слетать со мной на пегасе в Грион и к гробнице, если хочешь.

— Пожалуй!


***


Замок Таприл вместо густого леса окружали тысячи пней. На поле, заваленном срубленными деревьями, возвышались десятки требушетов.

Возле них оживленно работали люди — начиналась атака. Когда огромный валун грузили в топорную люльку, вдалеке что-то грохнуло. Солдаты посмотрели на башню, где увидели вспышку. Требушет разорвало на части. Куски дымящихся тел упали рядом с небольшой воронкой.

Стоя на крыше башни, Дарин приник к оптическому прицелу пушки и навел ее на следующий требушет. Он отошел от пушки, чтобы не получить удар от отката. Зеленый ствол смотрел на срубленный лес, убогие требушеты, на солдат в старых доспехах и на красные палатки лагеря. Палец гнома в латной перчатке из серебристого металла коснулся спускового крючка. Пушка вздрогнула — снаряд вылетел из длинного ствола и деревянный осадный механизм разлетелся на куски. Задняя часть пушки открылась, Дарин-Созидатель вынул гильзу и достал из деревянного ящика новый снаряд.

— Ну что, понеслось!


***


Камилия шла по белоснежной стене первого уровня Велира и смотрела на казармы Фронтира, лежащие внизу. Холодный ветер раздувал рыжие кудри и приносил маленькие снежинки. Подойдя к площадке, встроенной в стену башни, девушка встретила Кериса Ванто в облике гнома.

— С добрым утром! — повернулся гном.

— Привет! — кивнула Камилия.

— Как настроение?

— Не очень, — вздохнула она.

— А почему?

— Этот мир… Я не чувствую с ним никакой близости. Он чужой для меня и не вызывает особого интереса. Здесь нет моих друзей и соперников. Здесь нет почти никого, кто бы мне нравился.

— Да? — поднял голову гном. Седая борода развевалась на ветру. — Зато здесь есть люди!

— Что мне до них? — Камилия посмотрела на горы. — Я не чувствую с ними ничего общего.

— Вот как… — гном поднес кулак к подбородку и замолчал. — Послушай Камилия, — он взглянул на девушку, в ее зеленых глазах отражался мир. — Я неделю ездил по континенту и видел обычных людей. Что ни на есть, самых обычных людей. Они, как и мы, ищут пропитание, веселятся и горюют, работают и отдыхают. Они самые обычные люди. Я видел их дома — каждый день у них проходит в трудах. Они боятся заболеть, сетуют на то, что нет сильного правителя, который бы прекратил междоусобицу. Они страдают и наслаждаются. Они — люди!

— И тем не менее, я не чувствую к ним никакой близости! — Камилия наклонила хорошенькую голову и посмотрела на гнома сверху вниз.

— Это потому, что ты уже и не человек. А в силу своего эгоизма, ты не видишь никого кроме себя. Тебя не интересует мир и, не увидев в нем продолжения своего я, ты забросила его. Признайся, тебе все интересует лишь постольку, поскольку оно связано с тобой. Сколько лет ты играла?

— Девять.

— Девять лет ты уходила из реальности, отдалялась от семьи и близких. Девять лет ты убивала в себе человека!

Камилия сжала кулаки, из глаз покатились две скупые слезы, которые высушил порыв колючего ветра. Она отвернулась от Ванто.

— Ты уже давно не та, что была раньше, ты уже не человек, а просто персонаж — Камилия Эссент, всемогущий бог этого мира. Ее нельзя убить, а смертные даже и мечтать не могут о таком могуществе. Тебе никогда не придется голодать, спасаться от холода, тонуть в воде. Потому, что все это ничто для тебя — существа абсолютного уровня. Как ты можешь понять того, кто в самом низу, кто должен трястись от порыва холодного ветра, день и ночь работать, чтобы получить жалкие объедки! Скажи, как велика пропасть между тобой и этими людьми? — не унимался гном. — В тебе осталось что-то человеческое, не замутненного эгоизмом?

— Я не знаю… — девушка пожала плечами, закрытыми подвижным панцирем.

— Камилия, скоро ты превратишься в ледяную глыбу.

— А что тебя заставляло играть столько времени, Керис? — девушка развернулась. — Что?

— Мне нравилось создавать. А лишенный воли в реальности, я смог реализоваться только здесь, — выдохнул гном. — Но попав сюда, я понял, что должен изменить этот мир, и я буду работать над этим. — сжав кулаки, Ванто поднял голову и посмотрел на девушку. — Но я хочу стабильности. Творцу больно видеть, как разрушают его творение. Я хочу, чтобы войны окончились и люди могли творить свое светлое будущее.

— Тогда вот тебе отличный пример — Элин! — усмехнулась девушка. — Захвати мир, объедини его, и будет мир и спокойствие без войн. По-другому ты никак его не добьешься.

— Я подумаю над этим, — кивнул гном.

— Я буду у себя в покоях, — Камилия развернулась и пошла обратно.

Керис задел ее за больное место. Девушка плакала. Неприятные воспоминания тут же проснулись и не собирались отступать. Да, она играла тогда, когда ее отец умирал от сердечного приступа. Какая ирония судьбы. Она воскрешала нипов в подземельях, когда должна была помочь самом близкому для нее человеку. Она играла, когда женился ее старший брат. Но разве это неправильно? Если она играла всю свою жизнь, всю свою юность. Старшая сестра называла ее зомби, а мать ничего не говорила. Сестра часто напоминала ей о том, что именно она виновата в смерти отца. Но какая уже разница — ничего нет! Уже другая реальность, где у нее нет ни отца, ни матери, ни старшей сестры, ни брата — никого! Ни даже друзей и союзников из игры. Зато теперь — она всемогущий бог, вознесенный над смертными в недосягаемые выси.

Она шла вперед, не обращая внимания на солдат, отдающих честь.

Когда сервер собрались закрывать, она решила начать новую жизнь, но… Жизнь не состоялась… Она стала Камилией в том мире, где она — все. Но почему же ей тогда совсем не весело? Почему в отличии от Элина, который просто светится от счастья, она не смеется? Почему?


***


Среди леса возвышался двухсотметровый курган из строительного мусора. По нему бродили одинокие вороны, расклевывая свежие трупы разбойников. Лес жил своей жизнью, как и до разрушения гробницы, только теперь гора мусора возвышалась над зеленой полосой.

Элин стоял с фасада гробницы и смотрел на курган. Рядом замерла Виктория, не желая нарушать молчание первой. За ее спиной щипал траву белоснежный крылатый конь.

— Вот все, что осталось от гробницы! Ник вытащил ее из земли перед тем, как уничтожить, — Элин уронил голову.

— Видимо, — пожала плечами девушка.

— Теперь все…

— Ее еще можно восстановить, — она посмотрела на застывший череп.

— Не стоит! — Элин потянулся левой рукой к правой латной перчатке. Пальцы прошли сквозь нее. Он снял перстень с разноцветными камнями. — Гробница внутри меня уже мертва. Не стоит! — он поднес перстень к пустым глазницам и присмотрелся. Затем бросил его на землю, наступил тяжелым сапогом и стал вдавливать его в траву. — Раз гробница разрушена, значит Эзерлику пора воскреснуть!

— Я слышала, ты сам проектировал гробницу?

— Да, — Элин повернулся к девушке. — Но я понял, что она ограничивала меня. Я был привязан и не мог действовать. Теперь я смотрю на нее иначе. Конечно, надо все расчистить и привести в порядок сокровищницу.

Из-за холма вышли две фигуры. Элин присмотрелся к ним и в одной из них узнал капитана зомби отряда Зольбера. Тот шел шатаясь, как пьяный. Приделанные рука и нижняя часть бомжа сгорели, их заменили части тела бандита.

Виктория посмотрела на зомби.

— Это кто-то из твоих людей?

— Точнее из мертвецов. Зольбер — капитан отряда зомби. Уровень три с тремя плюсами, можно сказать четвертый, — скелет повернул к ней голову.

Зомби и скелет легионер подошли к ним.

— Простите мастер, я не смог защитить дворец, — склонил голову Зольбер.

— Ничего страшного, ты не мог ничего сделать, — Элин всмотрелся в зомби, рассматривая чужую нижнюю часть. — «Восстановление мертвеца!» — зомби окружило черное сияние, и чужие части тела изменили форму, превращаясь в прошлое тело Зольбера — зомби, обработанного бальзамами. — Охраняй руины гробницы. Смотри, чтобы ничего не растащили. Но постарайся обходиться без лишних жертв.

— Будет исполнено! — зомби развернулся и пошел к куче развалин.

Элин задумался. Его разум пронзила мысль — он вспомнил о девочке с книгой.

— Подожди минутку, Виктория! — Элин засветился, превратившись в ангела. Он оттолкнулся от земли и понесся к деревне. Ветер приятно шумел в ушах. Подлетев к пастбищу, он заметил детей на лугу. Там была и та девочка, читавшая книгу про него. Ангел приземлился напротив девочки.

— Девочка, — он посмотрел на улыбающегося ребенка, — тебе нравиться король-скелет?

— Да, — кивнула она.

— Но как он может нравиться? Он же не сделал ничего хорошего, а только ограбил весь мир.

— Король-скелет знал, что золото приносит людям зло, и чтобы уменьшить количество зла, он забрал половину золота мира себе. Но люди не поняли этого, они подумали, что король-скелет их ограбил и стали искать сокровища.

— Кто тебе это рассказал?

— Дедушка.

Остальные дети смотрели на ангела открыв рты.

— Спасибо! — кивнул Элин и собрался уже оттолкнуться от земли, когда услышал крики ребятишек.

— Солдаты штурмуют замок…

Он взлетел, белоснежные крылья расправились за спиной и, петляя над блестящей речной гладью, Элин понесся к тому месту, где оставил два миллиарда в бездонных кошелях. Приземлившись на берегу, он превратился в скелета и, опустив руку в высокий тростник, вытащив оттуда бордовый кошель. Взлетев, Элин понесся к гробнице.


***


Рыбак сидел на песчаном берегу и смотрел на десятки эльфийских кораблей, бросающих якоря у берега. Белоснежные суда качались на волнах, от них плыли сотни шлюпок с гребущими эльфами в чистых одеждах зеленого цвета. Над флотом в небе парил небольшой кораблик. С него эльфийский король наблюдал за своими подданными.


***


— Это конец! — Дарин-Созидатель закрыл дверь и задвинул тяжелый засов. Серебристые доспехи покрывала кровь. С них на пол стекали тяжелые капли. Подняв белоснежный молот, на котором не оставалось крови, гном посмотрел на Джулию. В комнате главной башни рядом с ней собрались ее ученики: две девушки и два парня. Так же у деревянного стола стояла Лиза.

— Мы сможем убежать, — посмотрела на гнома суккуб. — Я усыплю солдат…

— Их тысячи… — гном сжал древко топора. Вначале штурма он сдерживал наступление стрельбой, но, когда снаряды кончились, враги тут же захватили стены и не оставалось иного выхода, кроме отступления.

Послышались удары в дверь.

— Мы останемся здесь и будем драться до последнего! — Джулия подняла окровавленный меч.

— А что с нами? — взвизгнула Анжелика, бледная, как мел.

— Будете сражаться с нами и умрете, как подобает героям, — Джулия глянула на них и пошла к двери. Ирэн Сэльфор — бывшая горничная из академии героев, прижалась к качку, поднявшему секиру.

Дверь начала ходить ходуном: заработал таран.

— Будь мой молот оружием божественного уровня, я бы создал стену из ничего. Но он может только восстанавливать без помощи дополнительных материалов, — вырвалось у Дарина. Он поднял молот наизготовку. Но внезапно снаружи все утихло. Удары прекратились, дверь замерла.

Все стояли, боясь пошевелиться. Девушки жались по углам, парни дрожали.

— Что такое? — гном повернулся к Джулии.

— Не знаю, — она пожала плечами. — Не могли же они отступить?

— Странно! — гном снял шлем, освободив седые кудри, и приложил ухо к двери. — За ней слышен топот. Похоже враг отступает.

Надев шлем, он вздохнул.

— Открываем дверь!

Гном сдвинул засов и толкнул дверь. Оббитый железом деревянный щит повернулся на петлях и перед ними предстала жуткая картина — все вокруг было заполнено телами наступавших солдат. Везде валялись трупы. Внутренний двор заполняли тела в доспехах. Пройдя по трупам, Дарин поднял голову. На соседней башне стоял Элин Рон фон Мюрреан.

— Мастер! — вырвалось у гнома. Джулия выбежала за ним. За ней вырвалась Лика. За ее спиной появились черные крылья, девушка оторвалась от земли и, пролетев над стеной, села на башню.


***


Элин смотрел на убегающих солдат. Только что он приказал им вернуться в лагерь и ждать распоряжений. Давненько он не испытывал «Всеобщего исторжения жизни» на таких слабых целях. Все недружественные существа мгновенно скончались. Он смотрел на сотни огоньков — душ летающих над телами.

«Жаль, что мне пришлось убить их. Воскресить я их не могу, поскольку они штурмовали мой замок. Нипы должны запомнить, чем чревато идти против короля-скелета. Жаль этих солдат. Если бы они только не пошли на штурм… Если бы только… Если… Но какая уже разница!»

Рядом с ним приземлилась Лика.

— Простите, мастер, мы не смогли защитить гробницу.

Элин поднял руку, остановив ее. Затем подошел к парапету. Взгляд пустых глазниц устремился на гнома и Джулию с учениками.

— Друзья, вы хорошо поработали, защищая замок Таприл, — сказал скелет.

— Были рады стараться! — Джулия склонилась на одно колено.

— Поднимись, Джулия, Дарин — у меня для вас новое задание. Соберите все тела солдат нашего гарнизона. Я хочу воскресить их. Каждый солдат, умирающий за меня, должен знать, что я его не брошу ни при жизни, ни после смерти!

— Будет сделано! — поднялась Джулия и развернулась. — Вэл, Коби! — к ней подбежали парни.

Элин посмотрел на Лику.

— Вот тебе деньги в казну, — он протянул ей кошелек. — Здесь миллиард. Выдай каждому солдату гарнизона, которых я воскрешу по сто золотых премиальных. Потом я скажу, как распорядиться остальными деньгами.


***


Свет заходящего солнца падал сквозь высокие окна на мраморный пол. Камилия ужинала одна в просторной столовой. Высокие двери открылись и вошел Эмиль. Девушка в белой тунике подняла взгляд, оторвавшись от еды.

— Что такое?

Капитан остановился и склонил голову.

— Прибыли трое великих героев. Они хотят поговорить с вами.

— Кто именно?

— Фир Бак Дор, Ариас Бурк и Лилия Энью.

— Пригласите их в столовую, — в этот момент вместо туники появились сияющие белые доспехи и серебристый обруч на рыжих волосах.

Через несколько минут туда вошли четверо: трое гостей и Керис Ванто.

— Я хотел поговорить с тобой, — произнес Фир.

— Надеюсь, это не из-за замка Велир? — Камилия поднялась.

— Нет, — капитан «Черного дракона» покачал головой. — Замок твой трофей. Это не обсуждается.

— Вот и славненько, тогда садитесь, — девушка села на стул в торце стола.

— Мы плыли к портам, но потом я решил, что это будет долго. Поэтому, используя «Мгновенный полет» Ариаса, мы втроем прилетели сюда, чтобы начать наш диалог как можно скорее, — Фир сел за стол.

В столовую вошли горничные с тележками, ставя на белую скатерть новые тарелки и блюда.

— Я хочу поговорить о том, как мы сюда попали, и что тут произошло за триста лет, и как мы из этого выберемся, — обратился к собравшимся капитан.

— Очень серьезный разговор, — Камилия сложила руки на груди. — Я хочу пригласить Пьера Пролта.

— Я съезжу за ним! — спрыгнул со стула гном. — Буду через час.

Фир Бак Дор повернулся к коротышке.

— Лучше возьми Ариаса Бурка. Он наложит на вас «Мгновенный полет» и вы будете через пять минут.

— Хорошая идея, — улыбнулся Ванто.

Фир посмотрел на Ариаса.

— Я готов, куда лететь? — ответил тот.

— Кстати, я научилась использовать магическое зеркало для связи в другими игроками, — поднявшись подошла к капитану Камилия. — У вас есть магические зеркала?


***


Солнце уже зашло, и тяжелые шторы завесили. В просторной столовой пировало шестеро человек. Стол ломился от угощений и вина, освещаемый десятками свечей в тяжелых канделябрах. Ариас покраснел от выпивки и заигрывал с горничной. Фир рассказывал о том, что он узнал, исследуя архивы. Камилия удивлялась, слушая одну подробность за другой.

— Я думаю, что причина, по которой мы попали в этот мир, это тот урон, который мы ему нанесли. И видимо, чтобы вернуться назад, мы должны его компенсировать, — окончил мысль капитан.

— Я считаю по-другому, — поднял голову гном, сидящий у торца стола рядом с Камилией. — Я думаю, что мы попали сюда, потому что больше других проводили в этом мире и в душе любим его. И я не думаю, что Элин виноват в золотой лихорадке.

— Почему же? — Ариас посмотрел на гнома, между ним и Керисом сидел Фир.

— Нипов никто не заставлял все бросать и искать золото в проклятых землях, — положил мозолистые руки на стол гном. — Это была их добрая воля.

— Возможно, но «Торговая империя» неслабо подстегнула их жадность, — кивнул Фир.

— Ты говоришь о том, что мы повинны в разрушении мира. Но когда мы покинули его триста лет назад, все было прекрасно, — сказал Пьер, глядя на Фира.

— Мы задали миру такой вектор развития, при котором он улетел в трубу, — капитан улыбнулся. — В особенности «Торговая империя», но и я тоже приложил к этому руку. С этой точки зрения именно мы виноваты в том, что сейчас происходит.

— Возможно, — кивнул Пролт. — И как мы будем это исправлять?

— Надо задать миру положительный вектор развития.

Камилия вспомнила слова Кериса о том, что она не видит мир. И поняла, что на самом деле не видит его. Разве раньше она задумывалась над судьбами нипов? Да никогда! Нипы для нее были и оставались набором полигонов, который приводил в действие программный код. Если нипа по заданию нужно убить, она убивала, защитить — защищала. Не более. Их судьба для нее ничего не значила. Даже когда Ариас угробил город, который она защищала, ей было жалко не погибших нипов. Ей было жалко нипов, которых она спасла. Такое участие в их бессмысленной жизни, сделало население целого города ценным в глазах Камилии. Ведь это были нипы, которых ОНА спасла! Жизнь этих нипов, это ЕЕ достижение.

— В смысле? — Пьер стер вино с подбородка.

— Действовать так, чтобы мир пошел на поправку. И самое главное, нужно не допустить столкновений между игроками, — Фир обвел глазами присутствующих.

— Правильно, — кивнул гном. — Я за! В мире должен быть порядок. Люди не должны страдать! Мы — существа абсолютного уровня лишены такой возможности. Мы можем страдать только психологически, — Керис поднял голову. — Я хочу высказать свою точку зрения. Я не хочу покидать этот мир, я люблю его. Я не хочу видеть бессмысленные бойни и то, как будут гибнуть города, под заклинаниями десятого уровня. Я верю, что мы призваны в этот мир, как боги, чтобы творить, и созидать, и подавать остальным людям пример. Служить им путеводной звездой в темноте. Триста лет нипы были предоставлены сами себе. Они не знали куда идти, что делать. Никто не подал им нужного примера. Они желали богатств и хотели сравняться с нами — игроками.

Камилия подняла голову. Ее карие глаза безразлично взирали на собравшихся.

— В игре нипы и монстры не могли получить десятый уровень. Абсолютный уровень был прерогативой только игроков, — она опять погрузилась в молчание. В игре если монстр был сильнее девятого уровня, то к уровню добавлялись плюсики.

— Да, но сравниться, как отметила Камилия, было невозможно, — продолжал гном. — С нами нельзя было сравниться. Ведь в этом мире мы боги, потому что имеем мысли и знания, выходящие за пределы этого мира. Мы являемся частью того мира, в котором мы раньше жили. Мы больше чем персонажи этого мира потому, что мы выходим за его пределы.

— Хорошо сказано, — кивнул Пьер.

— В целом это не противоречит моей гипотезе и концепции действий, — Фир налил вина в прозрачный бокал.

— Меня смущает вот что, — Пьер посмотрел на капитана «Черного дракона». — Здесь прошло триста лет, а мы перенеслись из нашего мира мгновенно.

— Вполне возможно, что здесь нет такого понятия как время, — пожал плечами Фир. — Да и это не столь важно. Мы должны решить, что нам нужно делать. Думаю, стоит собрать всех игроков.

— Не получится — Элина уже нет с нами! — Камилия подняла голову и поправила руками растрепавшиеся волосы.

— Элин уже с вами! — прогремел из-за дверей голос, они распахнулись, и в столовую вошли Элин и Эмиль.

— Ты воскрес! — улыбнулась Камилия.

— Я в этом не сомневался, — отодвигая стул, капитан поднялся. — Именно поэтому, нужно как можно скорее принять меры, чтобы предотвратить бессмысленные столкновения между игроками.

Элин осмотрел собравшихся. После воскрешения погибшего гарнизона, он распрощался с Викторией, спешившей возвратиться в свой сказочный дворец, и отправился в замок Фронтир.

— Кажется, я вовремя. Вижу кучу знакомых лиц.

— С воскрешением! — помахал рукой Ариас. — Уж не думал, что именно ты из нас первым изведаешь смерть в этом мире.

Скелет подошел к столу.

— Друзья, я хочу к вам обратиться! — он посмотрел на собравшихся. — Когда я попал в этот мир, то думал, что я здесь один. Я мечтал построить империю и стать великим императором. Но когда я столкнулся с Ариасом, а затем с Ником, то понял, что каждый из нас — игроков абсолютного уровня может с легкостью помешать моим планам. Я понял, что одному мне не под силу строительство империи и объединение разрозненных городов. Это не может сделать никто в одиночку, потому, что любой из нас может прервать другому его планы, если пожелает. Поэтому, друзья, я прошу вас принять участие в строительстве страны, которой еще не знал этот мир. Где не будет войн и бедности. Страны, о которой местные люди не смеют даже и мечтать.

— Как ты собираешься использовать богатства сокровищницы? — Фир сел и въелся в Элина глазами.

— Я пущу их на укрепление своего государства.

— Эльфы направили к тебе десант и хотят забрать сокровища, — сообщила Лилия. Серебристые волосы эльфийки сверкали в тусклых отблесках восковых свечей.

— Им придется вернуться ни с чем, потому что я не собираюсь им отдавать ничего просто так! — Элин поднял кулак. — За триста лет, они сами могли что-нибудь сделать, а не только искать сокровища.

— Я тоже поддерживаю идею того, что сокровища не могут так просто возвращены бывшим владельцам, — поднял голову гном. — Это породит лишь очередную волну золотой лихорадки. Да и не стоит разжигать утихшую жадность.

— Интересная мысль, — Фир коснулся подбородка.

— Кто пойдет со мной строить империю? — Элин посмотрел на собравшихся.

— Можешь рассчитывать на меня, — гном спрыгнул на пол и подошел к Элину.

— Меня волнует, почему из всех книг только у Элина называется «Легенда о короле-скелете»? — эльфийка посмотрела на Фира.

— Потому, что Элин обобрал мир, — рассмеялся Ариас. — По-королевски! Как подобает королю — вышел к народу и все у него отобрал.

— Я тоже думал над этим, — Фир поправил бороду. — И пришел к выводу, что в некоторых названиях указана наша роль. Вполне возможно будущая роль. Например, почему книга о Камилии называется «Легендой о повелительнице клинков»?

— Потому, что я повелеваю четырнадцати тысячами солдат, — улыбнулась Эссент.

— Ты разве одна ими повелевала?

— Нет, мы решали с высшим советом гильдии.

— Так же и Элин стал королем-скелетом, потому что его книжный персонаж вобрал в себя черты всей гильдии.

— Он всех грабил по-королевски! — хихикнул Бурк.

— Были еще два претендента на владение миром, — смотрел на Элина Фир. — Ник Тилен и Жан Дрио. Первый весьма странный тип, со вторым вполне можно договориться. Их книги называются «Легенда о лживом архимаге» и «Легенда о хозяине замка». Из названия первой, понятно, что Ник сделал свое величие на обмане, а второй просто хозяин замка.

— Ник как раз полетел к Жану, так что вполне вероятно, одного из них уже нету, — Камилия взглянула на капитана.

— Так что вы решили, друзья? — обвел их взглядом Элин.

Камилия подперла голову руками, углубляясь пальцами в густые локоны рыжих волос. Что же делать? Остаться здесь одной, или присоединиться к Элину и Керису.

— То, что ты уже представлен как король во всемирно известной легенде, упрощает твой путь на трон, — выдохнул капитан «Черного дракона».

— Кстати, — улыбнулась Лилия, — король-скелет в народе популярней всех других персонажей. Отчего такая разница?

— Потому, что из всех нас он самый богатый, — усмехнулся Фир. — А здешние люди очень высоко ценят богатство. Мечтая о несметных сокровищах, они представляли себя на месте короля-скелета. Отсюда и популярность, — он посмотрел на Элина. — Это не противоречит моей концепции, посему я помогу тебе сделать этот мир лучше. В этом можешь на меня рассчитывать.

— Да, и на меня тоже! — Камилия резко поднял голову, глаза ее пылали. — Я попробую помочь этому миру. Перспектива просидеть в замке все время меня несколько пугает.

— Тогда я тоже присоединюсь, — кивнул Пьер.

— Я подумаю над этим на досуге, — усмехнулся Ариас. — Хотя максимум, что я могу обещать, это не мешать, при том, что мне будет предоставлено некоторая недвижимость и приличные капиталы.

— Я пока не знаю, — пожала плечами эльфийка. — У меня нет такого стремления. Но я не против, чтобы вы строили империю.

— Раз уж мы решили, что будем делать, — Фир вскочил, — то полагаю, что совет можно закрывать. Нужно спешить. Я не хочу, чтобы между игроками началась бессмысленная война. Мы отправляемся к Жану, как только немного отдохнем.

— Да, давно его не видел, — Бурк встал из-за стола.

— Лилия, твое решение? — капитан посмотрел на беловолосую девушку. — Полетишь с нами или останешься здесь.

— Я с вами! — поднялась эльфийка.

Камилия посмотрела на начальника своих армий.

— Эмиль, распорядись выдать гостевые комнаты моим гостям. И распорядись начать погрузку моих вещей в Велир. Завтра утром я хочу отчалить к Гриону.





Глава 16


Наступил августовский полдень. Усталое солнце скрылось за длинным облаком, и на пожелтевших полях возле города воцарилась долгожданная прохлада. На городской стене Гриона виднелись следы недавнего запустения: караула нигде не было, с парапетов свисали пустые люльки, цементный раствор засох в квадратных ящиках, повсюду валялись белые кирпичи.

На свободном от разбросанных стройматериалов месте приземлились два ангела с белоснежными крыльями. Оба засветились. Один превратился в скелета в серой кирасе, а второй — в белобородого гнома в серебристых доспехах с узором из ярко-синих линий.

— Вот он — Грион! — Элин взглянул на город и взмахнул правой рукой. Впереди у горизонта поднимались столбы серого дыма, собирающиеся в ядовитые облака.

— Что-то горит? — выдохнул Керис.

— Судя по всему, казармы.

— Будешь тушить?

— Пока нет.

— Я хочу построить цитадель с помощью «Мастерской Всевышнего», — в руке гнома появилась толстая книга проекта в кожаной обложке. Развив Духовную силу, он мог носить вещи в «Бездонном хранилище». Гном открыл шершавую обложку и показал стройную башню, напоминающую равнобедренный треугольник сплюснутый с боков. Внизу находились соединенные с ней корпуса зданий цитадели. Скелет посмотрел на лист и кивнул.

— И сколько она высотой?

— Пятьсот метров.

— И где думаешь ее разместить?

— Там, где сейчас пылает пожар.

— Хорошее решение. Недалеко от центра и как раз на свободном месте. Чувствую, там все уже сгорело, — он посмотрел на город. — Ладно, я пойду выяснять причину пожара.

— А я тогда займусь строительством, — захлопнул тетрадь гном.

— Удачи! — на спине Элина выросли черные крылья. Он оторвался от городской стены и полетел к центру города.


***


Длинные бетонные причалы гномьего порта омывали зеленые волны. У каменистого берега шли пристани, и рядом с одной их них стоял двухсотметровый транспортный корабль зеленого цвета. Покрашенное и начищенное железо сияло на солнце.

Король гномов в окружении телохранителей смотрел на корабль, стоя на длинной набережной. Седая борода развевалась на прохладном ветру. Шлем без забрала накрывал круглую голову. За спиной короля серели стены прибрежных складов.

Да… Все пошло не так как он хотел… Корабли оказались в столь прискорбном состоянии, что не могли сами плыть. Пришлось бросить все силы на их реставрацию. Один они восстановили, еще десять скоро придут сюда из других портов. Теперь осталось с помощью навыков и артефактов Созидания восстановить соржавевшие в гаражах танки и пушки, а затем и снаряды для них. После этого можно будет грузить армии на корабль и отплывать.

К королю подошел гном-офицер.

— Ваше величество, разрешите доложить!

— Докладывай!

— Последний новости с континента. Эльфы уже полностью высадили свои силы на берег.

Король сжал кулаки. Неужели длинноухие заберут сокровища Эзерлика себе?

— Нет! Почему мы никогда не успеваем вовремя! Если эльфы присвоят себе золото гробницы Эзерлика, то мы заберем его у них. Только мы достойны владеть такими богатствами, и никто боле!


***


В тронном зале, заполненном мраком, застыла тишина. Из витражных окон падали разноцветные лучи, освещая красный ковер. Шум снаружи нарастал — с каждой минутой он становился все сильней и сильней. За высокими дверями послышались звуки боя: лязгало железо, стучали дубинки, слышались крики — толпа штурмовала дворец. Отвод войск из города дал численный перевес рабочих над солдатами. Требуя зарплаты, они подожгли пустые казармы и теперь шли во дворец.

Двери распахнулись, и толпа влилась в тронный зал. Разгневанные люди побежали к высокому трону и замерли — там сидел король-скелет. Пустые глазницы горели красным светом, смотря на вошедших.

— Кто посмел ворваться во дворец? — грянул громовой голос.

Люди, перешептываясь, замерли — в зале повисла тишина. Те, кто подходил сзади, нарушали ее возгласами, но услышав, что здесь король-скелет — замолкали. После минуты перешептываний от них отделился лидер — мужик в потертых холщовых одеждах.

— Нам приказали прекратить работу, и никто ничего не заплатил. Мы решили, что это несправедливо и хотим заявить о своих требованиях.

— Да, это не справедливо! Именно поэтому, кто сейчас же приступит к своей работе, получит жалование такое, будто бы работа не прерывалась! Узурпаторы скоро понесут свое наказание!

Толпа молчала, но увидев скелета, многие начали расходиться, не решаясь ни о чем спрашивать царственного мертвеца.

Скелет смотрел, как толпа отступает и скрывается в дверях, сбитые с ног гвардейцы поднялись и стали у дверей, закрыв их.

«Теперь нужно лететь к Джулии и вернуться в город с ней и Дарином, — он поднялся. — Может быть, сегодня что-нибудь сумею сделать? Надо еще не забыть воскресить убитых толпой гвардейцев. Благо они только первого и второго уровня — это не отнимет много энергии».

Двери распахнулись, и в тронный зал вбежали двое: Сидор и Лиза. Гвардейцы закрыли за ними тяжелые створки.

— Хозяин! — крикнул Сидор.

— Мастер, вы вернулись! — завизжала девушка.

— Что с вами случилось, друзья? — Посмотрел на них скелет. Вошедшие подбежали к нему.

— В нас выстрелила эльфийка атакой героического класса, размножавшей в воздухе стрелы. Видимо, она нас недооценила… Мы выжили, — Сидор поднялся по лестнице к трону.

— Как?

— Нам помог кто-то…

— Как вы узнали, что я вернулся? — Элин поднес пальцы к челюсти.

— Люди видели, как вы летите к дворцу, — пояснил Сидор, — и подняли гвалт. Мы помчались к вам на помощь.

— Спасибо! — кивнул скелет. — Ваша помощь мне как раз нужна. Сидор, садись на трон, ты мой наместник. Лиза, будь добра, полетели за мной, я хочу выдать тебе нашу новую казну.


***


Казармы горели. Объятые желтым пламенем, старые здания трещали и разваливались. Занимая приличную площадь, они загорались один за другим, рискуя спалить весь город. Солдаты с криками носились между пылающими домами, не зная, что предпринять.

— Немедленно уходите! — прилетел громкий голос.

На крыше высокой башни, рядом с казармами стоял гном. Длинная борода развевалась на теплом ветру. Он протянул перед собой открытую правую ладонь.

— «Мастерская Всевышнего!» — из ладони в небо взлетел поток желтого света. Вниз упал другой луч. Он стал увеличиваться в толщине и засиял над городом. Тысячи людей замерли, смотря на необычное зрелище. Поток света сиял полторы минуты, затем из земли стали вырастать желтые лучи. Они сгибались под прямым углом и образовывали гнутые дорожки, ведущие к небу. Дойдя до высоты одного километра, они стали тянуться к центру, образовав огражденный куб с ребром в километр. В руке гнома появилась толстая тетрадь. — Создать по проекту! — над казармами появился фантом башни и совершая пассы руками, гном разместил его точно на казармах. — Начать строительство! — проект засветился желтым светом. Из земли начала подниматься желтая плоскость, ограниченная периметром куба. Казармы обрушились, плоскость исчезла — в земле появился большой котлован.

Он засиял желтым светом, и новая плоскость начала подниматься вверх, под ней появились первые этажи строений. Поднимаясь вверх квадрат обнажал новые уровни построенных зданий, за тем появились крыши, а после началась башня. Окончив ее на высоте пятисот метров, плоскость исчезла.

— Завершение строительства! — выдохнул гном и упал на крышу башни.

«Мастерская Всевышнего» — заклятие десятого уровня, которое можно было использовать только раз в месяц. Как и навык Созидания на божественном уровне, она могла материализовывать материалы для строительства. В мастерской они стоили очень немного энергии, по сравнению с обычной материализацией. Но тем не менее, основные элементы проекта были выполнены из обычных материалов низких уровней — самых дешевых в затрате на материализацию. Иначе энергии просто бы не хватило.

Строительство башни заняло не больше часа. И все люди открыв рты смотрели на это чудо. Теперь вместо казарм возвышалась пирамидальная башня, у основания которой находились крестообразные строения, окруженные зданием-кольцом.


***


В заводи возле леса плавали серые утки. Птицы поплыли к другому берегу, когда на траву приземлились скелет в панцире и девушка. Элин подошел к раскинувшемуся тростнику и, согнувшись, запустил руку в темные воды. Поднявшись, он вынул мокрый кошелек. Из него текли струи холодной воды.

— Возьми! — он протянул кошелек девушке, взявшей его за длинную веревку. — Это казна на ближайшие расходы. А теперь полетели в Таприл.


***


Серое небо нависало над огромным городом в преисподней. Под высоченной стеной толпились несчастные оборванцы, пытаясь взять ее приступом. За ней во все стороны простиралась безжизненная пустыня. У горизонта она сливалась с серыми облаками, укрывавшими здесь все небо, и обветренными горами.

Город шумел — каждый день с утра до темноты его наполняло оживленное движение. Здесь ничего не менялось, но спешить обычным смертным было просто необходимо, чтобы не вылететь за стену к тем миллиардам несчастных, которые не смогли оплатить вход и не имеют мощи прорваться сюда силой. Люди спешили, когда на улице, между трехэтажными домами, приземлился Ник и пошел по брусчатке, посыпанной песком. На архимаге висели остатки фиолетовой одежды, изъеденной пламенем и превращенные в решето. Люди ходили здесь, как ни в чем не бывало, будто бы не было позавчера страшной битвы, где схлестнулись силы короля демонов и короля-скелета. Казалось, все даже уже забыли о том, что произошло накануне.

Зайдя в просторный трактир, Ник увидел мужика, налегающего на вино. Сев напротив него за длинный стол, он посмотрел на посетителя.

— Что здесь случилось? — архимаг бросил ему золотой, тот схватил его и спрятал в карман.

— Была битва армий короля-скелета и короля демонов, — ответил посетитель.

— Кто победил? — Ник всмотрелся в простецкое лицо мужика

— Не знаю, — пьяница пожал плечами. — Говорят, король-скелет. Но какая разница? Он воскрес и вернулся в мир. Но мне наплевать на скелета и на короля. Я, лично я даже ничего и не заметил!

— А что стало с его демонами?

— Ничего не стало. Наутро король-демонов воскрес и потребовал всех воевавших на стороне короля-скелета вернуть розданное им золото. Все послушались — вернули, король демонов отбыл вечером, назначив нового наместника. Все вернулось на круги своя. Как всегда здесь бывает… Правда говорят, машинки для счета монет не досчитали десяти миллионов… Но какая разница?

— И что?

— И ничего? — пожал плечами мужик, выпив вино. — Все кончилось. Я обо всем этом сам узнал только утром.

Ник нахмурил брови. Значит, Элин не смог одержать выдающейся победы. Все, что он пытался сделать здесь, пошло прахом, а о его восстании успели забыть и не придают ему никакого значения. У него ничего не получилось! Это радует, очень радует! Радует… Стоп! Он воскрес, а это значит вернулся в мир! То есть, когда Ник туда придет, скелет может его встретить, причем не один, и опять вернуть в преисподнюю! Что стало с Ниэнэль? Неизвестно!

«Если бы я раньше узнал о восстании Элина, то я бы мог бы сразиться против него здесь! — вздохнул Тилен. — И чтобы мне это дало?»

Этот вопрос был посерьезнее, и Ник задумался. Морщины на гладком лбу пришли в движение. Может, ему стоит начать восстание демонов? У него с собой в бездонном кошельке лежит триста миллионов золотых. Демоны алчут богатств. Все, кроме суккубов и инкубов подчиняются власти золота. У последних такой же фетиш, только на секс. В игре он часто слышал о том, как правильно управлять нипом-демоном. Ему можно было мало платить, при условии, что игрок был богат. Демоны ставили богатство главным достижением. Они могли смириться с маленькой оплатой, но втайне готовили план, как завладеть богатством нанимателя. И поэтому за ними нужен был глаз да глаз.

Но смысл поднимать восстание? Демоны просто заберут его золото и все. Даже если и повоюют, как за Элина, против местных правителей, это ничего не даст. Ведь потом все вернется назад, кроме его золота. Он уже здесь пятый день, а это значит, через два дня он воскреснет. И что-либо делать не имеет смысла. Он подождет и подумает, как предотвратить повторную гибель когда он вернется в мир.


***


Элин и два суккуба летели над шумящим лесом. Зеленый ковер проплывал под ними. У горизонта показалась высокая башня. Черные крылья совершали взмах за взмахом, приближая скелета к городу. Лес кончился, начался луг, выкошенный у стены. Еще несколько километров и начнется городская стена. Джулия, Дарин и ученики школы героев уже выехали из замка и должны прибыть в Грион к ночи.

— Что это за башня? — посмотрела на Элина Лиза.

— Башня! — открыл рот скелет. И правда, что за башня? Он вспомнил про Кериса и кивнул. — Это наша новая цитадель, ее создал Керис Ванто.

— Кто? — большими глазами посмотрела на него Лика.

— Один из великих героев, он теперь будет помогать мне строить империю, — торжественно произнес Элин, смотря на башню.


***


В кабинете короля все, кроме стола, валялось вверх дном. Как только Ник покинул дворец после убийства Элина, министры поняв, что скелет не вернется, разворотили все, что могли, в надежде найти спрятанные богатства. Но, к своему несчастью, только зря потратили силы — в кабинете не нашлось ни единой монеты. Сев на старое кресло, Элин посмотрел на двух девушек, каждая из них держала по большому кошелю.

— Сегодня надо вернуть все то, что было изменено, когда меня убили.

— Сделаем.

— Я слышал, они вернули налог на продажу продуктов крестьянами — отменить!

— Считайте, что все уже готово.

— Будьте добры, посчитайте, сколько мы должны рабочим.

— Непременно! — кивнули девушки и отправились выполнять поручения.

Тяжелые двери открылись, вошел задумчивый Сидор.

— Мастер, к вам пришел человек, назвавшийся Динием Таром. Он говорит, что он ваш офицер.

— Пусть войдет.

Через минуту в комнату вошел молодой офицер. На нем оставалась та же одежда, что Мюрреан видел в преисподней. Элин улыбнулся, но белый череп никак не отреагировал на его чувства, да и красные огоньки в глазницах светились точно так же, как и раньше.

— Как тебе мир? — посмотрел на него скелет.

— Прекрасно! — улыбнулся Диний. — Я могу насладиться видом зеленых лугов, полей и лесов и, главное, голубым небом. Появившись недалеко от Астгарда, я с трудом узнал город. Пришлось искать транспорт и, найдя лошадь, я помчался сюда, как только мог.

— Ты приехал вовремя, — кивнул скелет. — Я назначаю тебя капитаном стражи цитадели, которая стоит недалеко отсюда. Она была построена только сегодня, и я там еще не был. Кстати, друзья, пойдемте туда со мной, и посмотрим, что она из себя представляет внутри.

Скелет поднялся с кресла и пошел к открытым дверям.


***


Стены, покрытые белой штукатуркой, перемежевывались высокими дверями. Бесконечный коридор дугой уходил вправо, скрывая свой конец. Мраморный пол блестел первозданной чистотой. Потолок высотою в семь метров придавал коридору величие и простор.

Керис в облике гнома с фонарем, Элин, Сидор и Диний шли вперед.

— К сожалению, отделывать придется самим, — вздохнул гном.

— Как раз будет чем занять рабочих-отделочников из всех концов империи, — Элин взглянул на высокие двери.

— Да, — кивнул Ванто.

— Ты бы, наверное, мог соорудить гробницу за один день.

— Все, кроме сокровищницы, — посмотрел на скелета гном. — Там использовался материал десятого уровня. Работа с ними затрачивает много энергии. Видимо, гномы, его строившие, использовали специальные артефакты. Но вообще в «Мастерской Всевышнего» материализация некоторых материалов стоит в тысячу раз дешевле, поэтому можно строить довольно мощные строения.

— Надо запомнить, — сказал скелет.

— Великолепно! — смотрел на двери офицер. — В каждом элементе чувствуется величие!

— Да! — повел густыми усами Сидор.

Они подошли к перекрестку — длинный коридор уходил вглубь цитадели к башне.

— А теперь пошлите смотреть башню, — побежал вперед гном.


***


Элин стоял на балконе и созерцал заходящее солнце, окрашивающее в розовый цвет белые барашки облаков. Послышалось порхание крыльев, и он увидел подлетающих к нему ангелов.

— Наконец-то! — улыбнулся в душе скелет.

— Мы нашли вас, — Яков завис у балкона. — Простите, что не смогли защитить гробницу.

— Ничего страшного. Воскресшим не нужна гробница. Эзерлик вернулся в мир! — Элин поднял сжатый кулак.

— Я вижу, город сильно пострадал, — Яков посмотрел на лежащие внизу улицы. Работы по восстановлению города возобновились и теперь везде царило радостное оживление.

— С завтрашнего дня можешь приступать к целительно-просветительной деятельности, — Элин развернулся. — Неужели ничего не скажешь, Айя?

— А что могу сказать? — темный ангел пожала плечами. — Стоит ли мне продолжать защищать гробницу?

— Защищай цитадель! Но потом. А сейчас для тебя есть другое задание. Я хочу узнать, кто приказал штурмовать замок Таприл, чтобы наказать виновного, — Элин пошел к двери, затем обернулся. — Кстати, я забыл спросить, как выглядят небеса?

— Там светло, растет трава, все молоды, либо в расцвете сил, — начал Яков улыбаясь. — Там бесплатная еда и жилье. И там никто не может причинить другому вреда. Нигде там нет опасности. Все радуются и веселятся. Там много растительности и диких зверей.

— Скучное место, — опустил голову скелет.

— А еще там все пьют и трахаются, — усмехнулась Айя.

— Везде одно и тоже! — рассмеялся Элин.

— Только на небесах сельская идиллия, — улыбнулась темный ангел. — Довольно скучное место.

— Зато там человек чувствует себя единым с природой, — Яков посмотрел на небо.

— Возможно! — Элин развернулся и вошел в пустой кабинет.


***


Спиральная башня белого цвета возвышалась над мрачным лесом. Синее сияние наверху горело, освещая тонущие во тьме деревья. Сгущались сумерки. Фир Бак Дор несся в воздухе, запрокинув голову. Впереди у горизонта он увидел белоснежные паруса Лерифина. За капитаном летели Ариас и Лилия. Подняв правую руку, Фир указал на землю, и трио полетело вниз.

Приземлившись на дорожку из белых плит, они пошли к широкой башне. Подойдя поближе, они увидели у открытой двери фигурку эльфийки, стоящую в темноте просторного холла.

Ниэнель ощутила взгляды, развернулась и посмотрела на прилетевших. На ней сверкал шикарный наряд из покрытой золотыми узорами куртки и свободных штанов. Золотые волосы эльфийки лежали на тонких плечах, правильную голову окружала золотая диадема. Из-за спины выглядывали лук и колчан наполненный стрелами. Лицо Ниэнель было бледное. Оно смотрело враждебно на пришедших, в зеленых глазах горела жажда отмщения.

Прилетев в подгорную кузницу, она спросила у гномов, есть ли здесь Керис Ванто. Гномы ответили, что в ближайший месяц его точно не будет, и поскольку Ниэнэль не могла связаться с Ником через магическое зеркало, она полетела назад к башне архимага. Войдя внутрь, она увидела засыпанный пеплом холл. Будучи сама магом Огня и Воздуха, она догадалась, какое заклинание использовали против магов. Так же сокровищница башни оказалась взломанной, и все ценности исчезли. Она долго думала, почему нет повреждений снаружи башни и поняла, что Жан обманул Ника и скорей всего прошел в башню вместе с ним.

Молчание продлилось недолго.

— Что вам здесь надо? — Ниэнэль де Фиоре нахмурила брови.

— Мы ищем Ника, — Фир Бак Дор вошел под свод башни, остальные последовали за ним.

— Его здесь нет. И, видимо, вообще нет. Он не выходит на связь. Видимо, Жан убил его.

— Но, давай поговорим о том, что мы знаем наверняка, а не о том, что мы только предполагаем, — Бак Дор подошел к эльфийке на несколько шагов, она замерла.

— Давай.

— То, что сделал Ник — неприемлемо! — сжал кулак капитан. — И хуже всего, что ты участвовала в этом!

— И что же он такого сделал? — пожала плечами эльфийка.

— Убил Элина. Зачем это было нужно? — глаза Фира пронзали девушку, ей стало не по себе.

— Элин был опасен, очень опасен. Неизвестно, что он мог сделать с миром. Он мог уничтожить любого, кто мог бы помешать его планам. И нам было нужно его золото, — вырвалось у нее в ответ.

— Это признание обычного грабителя, Ниэнэль. Элин ничем вам не угрожал, — Фир подошел еще ближе. — Он даже не входил с вами в контакт.

— Он угрожал империи Ника, — эльфийка перевела взгляд на Ариаса и Лилию, которые стояли, храня невозмутимое молчание.

— Это вероломство и мало того совершенно бессмысленное, — улыбнулся Фир. — Вы ничего не добились!

— Как ничего? Теперь Элина нет…

Капитан рассмеялся громким хохотом, ему вторил Ариас.

— Так он воскрес! — вздрогнула девушка.

— Естественно! — Фир продолжал смеяться. — В игре же мы были бессмертны.

— Но, Ник думал, что в реальности не обязательно будут доступны все возможности игры, — Ниэнэль побледнела. — И не обязательно игроки будут воскресать.

— Ник думал не слишком правильно, и вот результат. Если он вообще думал. Все, что он делал это полагался на свои домыслы, — Фир указал взглядом вперед, на почерневший пол, засыпанный серым пеплом. — Кажется, здесь кто-то уже поработал.

— Значит, он вернется! — девушка сжала бледные пальцы в кулаки.

— Да и его будут ждать отнюдь не друзья, — нахмурил брови капитан, поведя густыми усами. — Нас семеро и любая конфронтация с нами обречена на провал. Я думаю, ты это понимаешь. И теперь это не Элин, которого вы смогли так просто обмануть и убить — это мы! И в наших интересах прекратить всяческие распри между игроками в настоящем и будущем.

— Я не собиралась ничего делать, — Ниэнэль шагнула назад. — Я просто хотела отомстить Жану за магов в башне и разграбленную сокровищницу.

— Хватит мести. Потом Жан отомстит, испепелив твой корабль? Ты этого хочешь? — Фир подошел к ней и положил руку на правое плечо.

— Нет, не хочу, — эльфийка попятилась.

— Я даже не знаю, что тебе посоветовать сделать, — капитан отошел от нее. — Лучше сейчас никуда не лети и ни с кем не говори, — он достал магическое зеркало. — Давай обменяемся контактами, — Эльфийка достала свое, и их зеркала коснулись тыльными сторонами. — Потом как-нибудь, извинишься перед Элином, но не сейчас.

— Это я понимаю.

— И самое главное, не делай ничего по желанию Ника.

— Постараюсь.

— Ты хочешь вернуться назад, в наш мир? — капитан взглянул на нее.

— Да, — прошептала она.

— Возможно, я знаю, как это сделать, — он улыбнулся, эльфийка воспрянула.

— Не может быть!

— Ты не хочешь спросить меня, почему я советую не конфликтовать с другими игроками и с миром в целом?

— Почему?

— Потому, что никто не знает, что будет завтра, и что для нас приготовила та сила, которая перенесла нас сюда. Лучше всего поступать так, чтобы мир успокоился. Ведь никто не знает, что случится завтра…

— Я останусь здесь! — выдохнула Ниэнель.

— Отлично, а мы переночуем в ближайшей деревне и утром полетим к Жану, — Фир развернулся и пошел к выходу. Лилия подошла к эльфийке.

— Только не нужно позорить всех эльфов своим поведением, — улыбнулась она.

— Еще обговорим остальное, — оглянулся Фир.

Они втроем вышли из башни и взлетели.

Ниэнэль долго стояла у пепелища в центре круглого холла, смотря в открытые двери. На улице потемнело.

Как все могло так случиться? Еще недавно она упивалась игрой, своей командой и положением. Да, она была главной гильдии лишь потому, что могла платить другим игрокам. Все благодаря деньгам ее отца… Она знала, придет день, и всего этого не станет. И однажды этот день пришел… Когда объявили о закрытии сервера, она решила отыграться на полную последний раз. Через форумы она нашла владельцев крутых артефактов и купила их за бесценок. В игре она мечтала получить их, но боялась бана за торговлю за реальные деньги. После объявления о закрытии, всем, в том числе и администрации, стало наплевать на игровые правила. В мире все сразу потеряло ценность. Игроки исчезли, заходили только самые упертые задроты, положившие здесь годы однообразной жизни. Везде царили тоска и уныние. Игроки и мелкие гильдии шли в бой веселясь, и все для того чтобы не ощущать конца мира. Его беспредельной тоски, несправедливости случившегося. Великой несправедливости по отношению к тем, кто вложил сюда по половине жизни. Ведь в этой игре, чтобы добиться огромного могущества, требовалась долгая прокачка, длинною в годы… Все бежали, пребывали в депрессии и истерике… А она играет, наслаждается могуществом. Играет с удвоенным рвением, как за день до конца света. Друзья исчезли, в ее гильдии никого нет, только она, только нипы… Все! Ее империя пришла к закату… Она никогда не могла быть лидером сама по себе… Ей это право давали деньги отца… Но теперь, когда никого нет и нет этих денег, она опять осталась одна. И все…

Теперь она эльфийка Ниэнэль де Фиоре, у нее нет ни отца, ни прежнего мира и она одна сама по себе. Она сама решает, что ей делать, а что нет, кому помогать и к кому присоединиться. Ее артефакты в сокровищнице корабля для многих игроков — притягательнее золота в гробнице Эзерлика.

Она подумала о Нике Тилене, который ей нравился. Ведь он использовал ее… Ее маленький корабль, ее дом… Все может просто исчезнуть в огне бессмысленной войны. Когда она поняла, что они бессмертны, война тут же потеряла смысл. Ведь разрушительная мощь игроков в разы сильнее созидательной. Убивая друг друга и воскресая, они могут разрушить все, что имеют, и война может длиться бесконечно. Последний солдат не умрет, но он явно останется с ничем.

Теперь, когда с Элином сильнейшие игроки, они не смогут отнять его золото. Зачем оно нужно, Ниэнэль не задумывалась. Ник подвел ее. Надо дождаться его, но если он захочет воевать со всеми, то что делать ей? Ведь она не имеет никакого отношения к империям, и к тому что он собирается делать. Ей плевать… И она не будет рисковать всем, что у нее осталось для удовлетворения его прихотей. Она сама по себе! Без Ника, одна!

Это решение ее обрадовало. Воевать теперь не придется. В игре она не особенно любила войну гильдий, потому что тогда вскрывалось отсутствие таланта к военным действиям. Все приказы ей говорили через телепатическую связь помощники, которым она платила деньги. Если их не было, то она постоянно ошибалась. Сейчас же драться опасно, да и ей совсем не хочется этого делать.

Тогда она поддалась уговорам Ника, и они устроили Элину ловушку.

«Ник… Ник… Ник… — она сжала кулак. — Это он во всем виноват!»

Теперь она впала в немилость к половине, если не ко всем игрокам. Но ничего, она остановилась. И она больше не хочет с ним встречаться. Страх остаться отверженной затмил слабую привязанность к Тилену. Ниэнель вздохнула и пошла к выходу.

Так, убедив себя, что с Ником быть опасно, она улыбнулась. Если она одна, то кто защитит ее корабль, ее сокровища? Придется примкнуть к большинству.

Все изменилось за короткое время раздумий. Теперь она не хочет с оставаться с Ником Тиленом — архимагом и владельцем башни архимага, не хочет встречаться с ним и даже видеть его. Получается, он подставил ее. Девушка вздрогнула. Все еще можно спасти — это ее обрадовало. В конце концов, не она была инициатором убийства Элина. Он воскрес и скоро забудет то, что они сделали. Хорошо, что они бессмертны, иначе они могли бы погибнуть, или попытаться убить друг друга, чтобы остаться в мире одному и владеть им безраздельно. Такая идея иногда посещала голову Ника и он не раз говорил это Ниэнель. Но теперь такого не случиться.





Глава 17


В большой комнате сияли яркие лучи утреннего света. В центре стоял длинный стол на двадцать две персоны, накрытый яствами, которые вместе со всей мебелью сотворил Керис Ванто с помощью навыка Созидания. В торце стола, на стуле с высокой спинкой сидел золотоволосый юноша. Слева от него мачо в кожаной одежде — одно из обличий Кериса Ванто, за ним два суккуба.

— Как я давно не был в человеческом обличии! — Элин уплетал завтрак за обе щеки.

— А я думал, что нежитью быть круто, — улыбнулся мачо.

— Ты разве ни разу не превращался в мертвецов? — Мюрреан оторвался от спагетти.

— Нет. Не возникало желания.

— Прикольно, многого просто не чувствуешь. Например, нет легких и не чувствуешь воздуха и вообще не дышишь. Нет никаких потребностей. Правда, я и в мертвецком обличии чувствую усталость, но эта усталость другая. Она от того что израсходована энергия, а не потому, что устали мышцы, которых нет. Все же, энергия у нежити в игре кончалась точно так же, как и у всех живых существ.

— Интересно.

— Да, и мертвецом не будешь страдать от бессонницы. Когда хочешь заснуть, сразу отрубаешься и все.

— Понятно, — Керис водил вилкой по салату. Он посмотрел на большое блюдо с нарезанной ветчиной.

— Хотя постоянно быть мертвецом — это ужасно! Можно потерять всякую радость жизни. В игре мертвец не мог пить зелья, и пока я не прокачал духовную силу до божественного уровня, это было существенной проблемой.

— И свет из глаз тебя не смущает?

— Я уже привык к нему, — рассмеялся Элин. — Очень удобно, можно читать в темноте.

— Ну это само собой! Когда игра стала реальностью я понял, что можно наслаждаться тем, что ты человек, — Ванто взял тарелку и начал накладывать себе ветчину.

— Завтра утром сюда прибудет Камилия с замком Велир, — юноша потянулся за маринованными огурцами. — Она взяла с собой две тысячи лучших солдат. Думаю, это станет серьезных убеждением для того, чтобы города и лорды присоединились к нам без боя.

— Я не хочу войны, — Ванто накалывал ветчину на вилку. — Будет лучше, если они поймут бесперспективность сражения против нас.

— Я постараюсь объяснить им это. Надеюсь, они все еще помнят, кто такой король-скелет.

— Но это не все, — мачо съел кусок пряного мяса. — Во вновь присоединенных городах потребуется установить новый закон. А иначе население, изможденное поборами лордов, начнет винить в этом короля-скелета.

— Но в этом я не силен, — покачал головой Элин. — Все эти законы… Я пытался менять их в Грионе… Но я менял их с позиции сильного. Во всем ущемляя аристократию, я помогал простым людям. И если аристократы смели мне что-то противопоставить, я тут же сметал их. Теперь так не пойдет. Нужен более тонкий подход. Я надеюсь, что Фир поможет нашему общему делу.

— Это верно, — вздохнул Ванто. — Я противник силы, но чувствую без нее никак нельзя. Потому, что многие люди в этом мире могут понимать только ее. Уговоры на них не действуют, и они до конца будут делать то, что хотят, пока не огреешь их железным кулаком по голове.

— Я уже многих огрел. Но, как только я исчез, вернулись прежние хозяева и вернули свои дикие порядки, — Элин достал из миски маленький пупырчатый огурец и тот захрустел на зубах. Керис расправлялся с фаршированной щукой. — Я хотел, чтобы было все по-другому. Я даже хотел стать императором. И пока Ник и Ниэнэль не пришли и не убили меня, я рассчитывал стать им единолично.

— Теоретически это возможно.

— Если только не будет других игроков десятого уровня, — усмехнулся Элин. — Но в мире я оказался не один. Сейчас я подумал, что было бы, если бы я один попал в этот мир. Я бы его завоевал? Допустим, завоевал. Я представил себе, что я обладаю им, как некогда им обладал придуманный мною Эзерлик. И что бы это мне дало? Я подумал и понял, что не знаю. Вот я всемогущий бог! Меня нельзя ни убить, ни победить. А я могу быть всем — кем захочу. Я не старею и могу быть кем угодно и чем угодно. Но что реально мне даст власть над этим миром? Я этого понять никак не могу. Я и так могу себя превозносить бесконечно, считая себя самым лучшим, самым умным, самым могущественным.

— Вероятнее всего, власть над миром только бы усугубила твои отрицательные качества — ты бы стал единственным человеком в этом мире, который бы тебя интересовал, — Керис изменился в лице став немного грустным. — Ты бы никого не видел в этом мире — только себя. Везде, как в зеркале, виднелось бы твое отражение и ты, бродя между иллюзий, потерял бы себя как человека. Ты бы перестал быть наблюдательным, поскольку твой взор занимал бы только ты сам и все связанное с тобой. Ты бы потерял этот мир и потерял себя, ведь человек, мысли которого крутятся только вокруг его «Я» перестает быть интересным, как личность. Он упрощается до уровня схемы. Возможно ты бы смог познать крайнюю степень эгоизма. И стать самым настоящим живым мертвецом. Только мертвецом духа. Ты бы потерял свою подвижность и жажду действовать. Точнее, она служила бы только твоему эго, которое бы вознесенное на вершины воображаемого божества, потеряло бы все земное.

— Интересное предположение.

— Да.

— Поэтому я рад, что со мной опять кто-то есть, — улыбнулся Элин. — Поскольку, меня теперь смогут остановить добрые друзья, если я пойду не туда. Они помогут мне оставаться человеком и не забыть кем я был.

— Я рад за тебя, — кивнул гном.

Двери открылись. В столовую вошла Джулия, за ней Дарин-Созидатель, а после Анжелика, Ирэн, Вэл и Коби.

— А где мастер? — Джулия посмотрела на сидящего в торце стола юношу.

— «Керис, скажи им, что меня нет, а вместо меня за столом присутствует принц!» — Элин произнес по телепатической связи.

— Короля сейчас нет, — кивнул мачо.

— А вы кто такой? — посмотрела на него Джулия.

— Я Керис Ванто, — мачо засветился и превратился в гнома, Анжелика вскрикнула. Затем гном совершил обратное превращение, приняв облик человека. — А короля-скелета…

— «Здесь нет!» — телепатически добавил фон Мюрреан.

— Здесь нет! — повторил Ванто.

Джулия посмотрела на юношу и улыбнулась.

— Садитесь, — она села рядом с Элином, напротив Кериса. За ней за стол опустились остальные гости.

«Совсем забыл, что я пригласил их к завтраку, — думал Элин. — Но сидеть за обеденным столом скелетом как-то глупо».

— Зато есть здесь принц! — Керис посмотрел на юношу.

— Прошу разделить со мной эту скромную трапезу, — улыбнулся деревенский парень. На нем все еще была холщовая одежда. — Так, на чем мы остановились, друг Керис?

— На твоем правлении миром, — усмехнулся мачо.

— Давай перейдем на другую тему.

Дарин повел усами, подозревая что здесь что-то не то. Он налил себе большой кубок вина и набросился на молочного поросенка.

— Как насчет гробницы Эзерлика?

— Я думаю, что стоит разобрать завал, все ценности перенести в цитадель, а сокровищницу оставить стоять там, все равно открыть ее никто не может, — кивнул Элин. Анжелика смотрела на него, открыв рот. — А что ты думаешь, Джулия? — юноша посмотрел на девушку в доспехах.

— Думаю, что это прекрасное решение, принц, — кивнула брюнетка. Дарин покосился на Джулию, отрывая свиную ножку.

— Тогда после завтрака я отправлюсь расчищать завалы, — откинулся на мягкий стул Ванто. Он налил вина из бутылки и выпил залпом. — Я создам пятьдесят големов-рабочих и начну расчищать завал.

— Спасибо! — поблагодарил его Элин. — Я сейчас же полечу туда и отзову Зольбера.

Вэл набросился на деликатесы, аппетитно чавкая, не отставал и худощавый Коби.

— Что касательно академии героев, — посмотрел на них Элин. — Король-скелет хочет выразить вам признательность, и чтобы не смущать вас своим присутствием, попросил передать вам благодарность за верность идее империи.

— Мы очень рады, что смогли послужить новому государству, — улыбнулась Джулия.

Двери отрылись — вошел Диний Тар.

— Здравствуйте! — он посмотрел на торец стола и увидел там Элина. — Кажется, я опоздал.

— Король-скелет уже ушел, — улыбнулся Керис. — Зато теперь с нами принц. Садись.

Диний сел за Коби и посмотрел на улыбающихся суккубов. Девушки уже ничего не ели, а просто сидели за столом, потягивая ароматное вино их хрустальных бокалов.

— Ах, да, еще не забудьте выдать премию ученикам академии героев по сто золотых каждому за удачную оборону замка, — улыбнулся Элин.

— Как пожелаете, принц! — кивнула Лика.

— Ладно, друзья, — юноша поднялся с роскошного стула. — Спасибо, что составили мне компанию в утренней трапезе. Мне уже пора идти по делам.

Он слегка поклонился и вышел.


***


Анжелика обернулась и взглянула на закрывшиеся двери. Так он оказывается принц! Вот это поворот!

— Пожалуй я тоже приступлю к работе, — Керис поднялся. — Приятного завтрака.

Он пошел к дверям, обходя длинный стол.

— И мы, пожалуй, пойдем. — Лика встала из-за стола, за ней последовала Лиза. — После завтрака зайдите в счетную палату.

Девушки скрылись за дверьми, оставив семерых в столовой.

— И кто это был? — посмотрел на Джулию гном. — Как у короля мог быть сын?

— А ты догадайся! — рассмеялась она.

— Он на самом деле принц? — посмотрела на пустое кресло в торце Анжелика.

— Да, самый настоящий! — улыбнулась девушка в доспехах.


***


В кабинете короля все еще стоял беспорядок. Элин был в облике скелета. Вернувшись от руин гробницы, где велел Зольберу возвратиться в Грион, он сел в глубокое кресло и посмотрел на раскрытые двери. Сидор сейчас занимался тем, что искал уволенных гномов-инженеров. В коридоре показалась Айя. Пройдя между старых картин, она вошла в кабинет и закрыла деревянные створки дверей.

— Быстро ты, — бросил взгляд на темного ангела скелет.

— Да, — кивнула она. — Только что вернулась.

— Ну и что?

— Я выполнила то, что вы мне поручили.

— И кто виновник нападения на Таприл? — глазницы Элина горели красным цветом.

— Бывший военный министр Дюк Эрби. Это он настаивал на необходимости взятия замка Таприл любой ценой. Когда вы вернулись, то он бросил войска и бежал в Олф. Сейчас он находится при дворе местного короля.

— Спасибо, Айя, — кивнул король-скелет. — Ты как всегда хорошо справилась с задачей.

Она подняла руку, сжимавшую летучую мышь.

— Вам послание.

Элин встал с кресла, подошел к ней и взяв мышь, вырвал из сжатой лапки свернутую в рулон желтую бумажку.

— Сейчас посмотрим, что это, — он развернул ее и прочитал.

«Эльфы, высадившиеся недалеко от Олфа и пошли утром на Грион. Сатэрин».

— Кажется, мне сегодня придется наведаться в Олф, — улыбнулся он. — Но, ближе к вечеру. Поэтому сейчас иди отдыхать. После захода солнца мы предпримем небольшое путешествие.

— Буду ждать! — кивнула Айя и вышла.

Элин выпустил мышь в окно и начал бродить по кабинету, придумывая, как остановить эльфов. Драться с ними ему не хотелось. Все же, в игре у них были прекраснейшие отношения. Во дворце короля эльфов — Арианора Ролланда он чувствовал себя, как дома. Элину там всегда были рады.

Он достал магическое зеркало и скоро на нем появилась Камилия.

— Что такое? — она стояла на стене замка, прохладный ветер развевал рыжие волосы.

— Кажется, к нам высадились эльфы. Они движутся к Гриону.

— Я буду в Грионе вместе с Велиром завтра утром.

— Буду ждать, — кивнул Элин.

— А ты что думаешь сделать?

— Для начала поговорю с Фиром. Потом подумаю, что можно сделать. Сегодня у меня в планах покарать одного преступни