Альмира Рай - Магическая академия строгого режима

Магическая академия строгого режима 2100K, 350 с. (Строгий режим любви-1)   (скачать) - Альмира Рай

Альмира Рай
Магическая академия строгого режима

Серийное оформление – Екатерина Петрова

Иллюстрация на обложке – Ирина Круглова


Любое использование материала данной книги, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается.


© А. Рай, 2017 © ООО «Издательство АСТ», 2017


Справка

Студенты Академии строгого режима

Эльфы: Охтарон Славский, Амандил Кирийский, Аринаэль Либерийская, Зандраэль Фионская.

Ведьмы и колдуны: Кенрод Дални, Виолетта Вилар, Вероника Славор, Лайма Стоун, Тимоти Беркли.

Вампир: Райдэн Селли.

Оборотни: Адам Вульв, Йоган Барски, Ирма Сайтон.

Метаморф: Дерил Винстон.

Демоны: Тэйт Аскель, Пит Фаченелли, Вислав Прост, Лойд Броскард, Кайра Драстарк, Сандра Стокс.

Орки: Углар Мартус, Гришкан Турлуб, Лихдиш Редибул, Шаграс Музгалиш.


Преподаватели Академии строгого режима

Ректор: дракон Даннир Эмберс.

Бывший ректор: оборотень Виктор Маковей.

Проректор (ботаника, расовые различия): фея Фрейля Альтус.

Телепортация, контроль, телекинез: демон Лайл Киннастон.

Темные искусства: некромант Марлон Олриж.

Выживание в условиях отсутствия магии (теория): оборотень Ошин Литски.

Право, правила безопасности с магическими предметами: маг Родерик Мэлфи.

Зельеварение, ритуальные танцы, прорицательство: ведьма Аарена Блерки.

Левитация, защита от магических воздействий, метаморфоз: вампиресса Зида Фейн.

Физическая подготовка: орк Фабиан Хог.

Контроль стихий воды и земли: эльф Даерон Даланский.


Глава 1

Райдэн

Статный мужчина среднего возраста вышел на задний дворик, где уже скопился народ. Здесь было грязно, повсюду разметаны опавшие листья, а в воздухе витал запах чего-то сгнившего. Осень – моя нелюбимая пора. Холодно, дождливо, мрачно, постоянно хочется спать. Вот и сейчас, подавив зевок, я устало посмотрела на дяденьку. Это наш временный ректор, он оборотень, о чем безошибочно сообщала источаемая им вонь псины. Но на вид больше похож на орка.

– Виолетта Вилар? – хрипловатым голосом громко произнес волк.

Все как один уставились на девушку, сделавшую шаг вперед. Отовсюду то и дело звучали восторженные шепотки. Я лишь презрительно фыркнула, увидев заносчивую мордашку со вздернутым носиком. Еще одна ведьма из рода Вилар. Расплодились тут, понимаешь ли, и строят из себя влиятельных членов общества. Хмыкнула, подумав, что не так уж они и облечены властью, раз их отпрыск попал в Академию строгого режима. И, судя по всему, подумала слишком громко, потому что удостоилась надменного взгляда рыжей ведьмочки. В ответ я лишь коварно улыбнулась, обнажая острые клыки. Уж кому-кому, а этой детке я точно не по зубам. Она такая хрупкая на вид, что драться с ней – всё равно что обижать малолетнего ребенка. А эти глазки фиалкового цвета и розовые губки на бледном кукольном личике в обрамлении копны рыжих волос еще больше добавляли невинности ее облику. Конечно, я осведомлена о том, что внешность вовсе не показатель внутренней силы. А слава рода Вилар говорила сама за себя. Стоит этой ведьмочке применить магию, и она вмиг превратится в опасного противника.

– Здесь, – угрюмо ответила Виолетта, переводя взгляд на ректора.

– Вероника Славор?

– Есть.

Ох, Славор, как интересно! Знаменитый род черных магов и некромантов. Вот совсем не удивлена видеть ее здесь. Можно сказать, что это место стало родным пристанищем для всех Славоров.

– Вислав Прост?

– Здесь, – подал голос парень из глубины кучки собравшихся неудачников.

Нас привезли сюда ранним утром и выгрузили на заднем дворе, словно испорченный товар. Стать студентом Академии строгого режима – самое неприятное, что может случиться с любым подростком. Я думала, сюда ссылали отбросы общества, тех, кто посмел перейти дорогу важным персонам. Но, понаблюдав немного за присутствующими, к своему удивлению, отметила, что многие, даже большинство, выглядели ухоженно, одеты с иголочки и задирали свои носы повыше Вилар.

– Адам Вульф?

– Здесь, – отозвался парень возле меня.

Вульф! Как типично для оборотней. Учуяв во мне природного врага, он оскалил белоснежные зубы и гортанно рыкнул. Я же зашипела в ответ, словно дикая кошка.

– Райдэн Селли?

Да-да, это я. Вяло подняла ручку и демонстративно зевнула. Вряд ли кто-то из новоприбывших студентов слышал раньше мое имя. К знатному роду не принадлежала, и вообще ничегошеньки не знала о своих родителях. Меня новорожденную подкинули бездетной семье темных эльфов. Они понятия не имели о том, кто я. Нет, конечно, было ясно, что раз меня оставили посреди ночи в соломенной корзине на пороге чужого дома в сельской глуши, то я, несомненно, чей-то позор. Но эльфы не нашли на мне никаких признаков расовой принадлежности и потому посчитали, что я ведьма.

А вот и нет! В шестнадцать проснулась моя жажда. Да, та самая жажда крови, которая пробуждалась у всех вампиров высшего уровня. И вроде как любила своих приемных родителей… Нехорошо получилось, когда я посреди ночи впилась клыками в папаню. Маман тогда хорошенько стукнула меня по голове и прогнала из дома. Они вампиров не любили жуть как. И все мои попытки извиниться и наладить контакт потерпели полный крах.

Ничего не имея, почти с нулевым запасом знаний я решила пойти учиться. Это была замечательная идея, правда! Я в самом деле очень гордилась, что она пришла мне в голову, только вот… поступить так и не удалось. Не приняли из-за невежества.

Я устроилась на работу в столичный ночной клуб. Должность официантки непрестижная и, что уж там, грязная. Но у меня имелась крыша над головой, небольшая подсобка для дневного сна и бесплатная выпивка. Ее, пожалуй, было слишком много. Клуб был элитный, для высшего общества, благодаря одному из его представителей я и загремела сюда, в эту академию. Зло поджав губы, еще раз вспомнила того хвостатого негодяя «ласковым» словом.

– Пит Фаченелли?

– Йоган Барски?

Долгое и нудное перечисление моих приятелей по несчастью прервалось неожиданным хлопком. Девушки в гуще толпы завизжали и бросились в стороны. Мне же стало любопытно, потому я подошла ближе к центру событий.

Парень с красными волосами и смуглой кожей сидел на влажной земле в окружении остальных и ехидно скалился. И он не совсем сидел… Не знаю, что можно делать той частью тела, которая является змеиным хвостом? Увидев, как одна из ведьм захныкала в плечо подружки, парень довольно блеснул глазами и сладко улыбнулся. Да… Этот тип по натуре тот еще пакостник.

– Дерил Винстон! – прозвучал недовольный голос ректора.

– Простите. Обещаю, больше так не буду. Ну, еще разочек и все!

Вновь раздался звук, который оказался хлопком в ладоши, и змеиный хвост стал раздваиваться, пока не принял форму ног.

– Метаморф! – восхищенно прошептала я, привлекая внимание парня. Он хитро мне подмигнул и перешел на другую сторону толпы, где собрались кучкой парни. Меня передернуло, когда я издалека увидела знакомые рожки. Нет! Не может быть!

– Тэйт Аскель? – подтвердил мои худшие догадки ректор.

Да! Черт, это он!

Именно, что черт. Рогато-хвостатый демон с редкой для его вида, светлой кожей и длинными, диковинного жемчужного цвета волосами выглядел бы мальчиком из модного журнала, не будь у него в арсенале этого уничтожающего взгляда, от которого по коже пробежали мурашки.

– Вот это я влипла, – констатировала шепотом, чтобы никто не услышал.

Бледно-серые, почти бесцветные глаза уставились на меня и, если бы могли, прожгли бы дыру в моей голове. Губы его сжались в тонкую линию, а длинный хвостик то и дело метался из стороны в сторону, выказывая явное недовольство Аскеля. Ко всему прочему он еще начал хрустеть костяшками пальцев, будто разминая кулаки перед боем. Какого лешего его сюда занесло? Где это видано, чтобы принц демонов высшего рода стихий отбывал наказание в академии для малолетних бунтарей? После его злобного взгляда, я начала осознавать всю сложность своего положения. Ох, и несладко мне придется в этот год!

Посмотрев на свиту принца, к которой присоединился метаморф, я поняла, что рогатый за ними, как за каменной стеной. А меня вот прикрыть некому. Пожалуй, стоит завязать крепкую дружбу со Славор. Не с вонючим Вульфом же водиться…

Тэйт еще раз уничижительно зыркнул на меня и, демонстративно отведя глаза, кому-то игриво улыбнулся. Проследив за его взглядом, я увидела такую же сладкую улыбочку рыжей стервы Вилар. Мои враги уже спелись. Чудненько! Да, признаю, у нее симпатичная мордашка, но, блин, это же Виолетта. Фу!

– Раз все на месте, – привлек всеобщее внимание оборотень, – приступим к основному.

Мужчина спрятал список в карман и окинул всех изучающим взглядом.

– Меня зовут Виктор Маковей, на сегодняшний день я ректор Академии строгого режима. Все прекрасно знают, за что оказались здесь, но не все имеют представление, куда попали и чем будут заниматься на протяжении двенадцати месяцев. Для этого в главном зале академии на первом этаже находится свод правил. Каждый из студентов должен в обязательном порядке ознакомиться с ним во избежание каких-либо недоразумений. Нытье в стиле «я не знал» или «я расскажу папочке», что еще хуже, в этом месте не действует. Ваши родители прекрасно осознавали, куда отправляли свое отродье, и подписали документ, согласно которому дают право воздействовать на вас любыми методами, – он сделал паузу, обводя всех зорким оком, – в рамках закона, разумеется.

Послышались облегченные вздохи справа, где сбились в кучку девушки. Тупые курицы, они действительно думают, что им здесь будут устраивать пытки?..

– На этом, пожалуй, все, – хмыкнул оборотень. – Все равно завтра приедет новый ректор, которого прислал Совет магистров, и будет заново посвящать вас в курс дела. Возможно, изменит устав.

Думаю, ни от кого не ускользнули нотки недовольства и даже презрения в голосе ректора. Наверняка он не сам подвинулся с насиженного места. Я об этом учебно-исправительном учреждении слышала впервые, да и вообще мало знала о студенческой жизни. Кроме деревенского быта и ночного клуба, ничего больше и не видела. Можно сказать, мне даже было интересно здесь оказаться… Но стоило покоситься в сторону кучки демонов, и мой запал тут же потух. Я хотела учиться, но не так. Не здесь. Не с рогатым. Определенно, нет.

– Ах, да! – вспомнил оборотень. – Столовая находится на первом этаже, учебные классы – на третьем, комнаты преподавателей и учительская – на четвертом, кабинет ректора – на последнем, ну а вы будете обитать на втором. Каждому студенту положена своя комната. Спальный блок делится на два крыла: мальчикам – налево, девочкам – направо. Ванные общие. И самое интересное!..

Он опять выдержал театральную паузу, чем начал раздражать меня еще больше. Достаточно того, что от него смердело за километр.

– …На дверях нет замков. Вообще.

Гробовая тишина повисла в утреннем осеннем воздухе. Он хотел реакции? Он ее добился!

– Как это – нет замков? – возмутилась Вилар. – Это недопустимо, потому что незаконно и нарушает личные права!

– Что, даже в ванных? – пискнула ведьмочка рядом с ней.

– Это вам небольшое напоминание о том, что в нашей академии существуют строгие и нерушимые правила, которые вы обязаны смиренно принять и следовать им беспрекословно, – отчеканил почти бывший ректор. – И учтите, пользоваться магией вне учебного времени и вне стен классов строго запрещено. Об этом детальнее в Уставе академии.

Закончив свою речь, он окинул взглядом толпу растерянных студентов.

– Ну! Чего стоите? Хватайте чемоданы и дуйте на второй этаж занимать комнаты!

После этих слов все как один бросились к груде багажа в углу заднего двора. Я хмыкнула, поправляя лямку своего легонького рюкзачка, и первой понеслась к ветхому пятиэтажному строению. Суетливые студенты остались далеко позади, разбирая свои тяжеленные баулы.

Внутри здание выглядело еще хуже, чем снаружи. Грязно-серая штукатурка почти везде отпала, оголяя старые кирпичные стены. Гнилые доски на полу противно скрипели при каждом шаге, и казалось, что они вот-вот треснут. Светлая! Неужели нельзя хотя бы морок для приличия накинуть? Самим преподам-то не противно здесь находиться? Поднявшись на второй этаж, я так и не рискнула прикоснуться к ржавым перилам. Оказавшись в довольно просторном, но, увы, обшарпанном холле, я свернула направо, где располагались комнаты девушек. В этот момент с нижнего этажа раздались вопли отстающих, которые вот-вот налетят, как саранча. Нужно было быстро принимать решение. Убедившись, что две ванные комнаты находятся по концам коридора, я распахнула четвертую от холла дверь. И замерла на пороге.

– Это шутка?

Помещение размером чуть больше купе поезда ну никак не могло носить название «комната». Темный! Даже в клубе мне выделили место для сна в каморке под лестницей, которая была просторнее! А здесь, в этой конуре, придется жить на протяжении целого года? Сделав всего шаг, я достигла кровати и бросила на нее рюкзак. В коридоре отовсюду доносились крики, шорох и возня. Я поспешила захлопнуть за собой дверь.

Я покрутила головой еще раз, хотя успела досконально изучить помещение в первые две секунды. Помимо одноместной койки с явно неудобным пружинным матрасом, здесь также имелся стол, на котором уместятся ровно одна развернутая книга и ровно одна развернутая тетрадь. Карандаш придется держать в руке. Правда, удивило наличие шкафчика, точнее, узкой высокой тумбочки в углу… хм… комнаты. Поборов брезгливость, открыла дверцу и обнаружила штангу, две пустые вешалки на ней и еще три полочки в самом низу. Что ж, мне понадобятся только одна вешалка для сменного платья и одна полка для домашних тапочек. Может, оно и к лучшему, что у меня нет других вещей.

Во-первых, здесь их негде хранить. Во-вторых, отсутствие замков означает процветание краж. В-третьих… не придумала еще, но, так как я оптимистка, уверенно заявляю, хорошо, что у меня нет других вещей!

Между кроватью и шкафчиком, прямо над столиком (одни уменьшительные названия для этой мебели!) было маленькое круглое окошко, на котором отсутствовали занавески. Неприятно. Не люблю утренний свет, падающий на лицо, – жутко раздражает.

Закинув голову, отметила, что потолок в каморке довольно высокий, запросто бы хватило еще на один этаж. Если бы администрация постаралась, можно было принимать вдвое больше студентов! Не комната, а колодец какой-то… Наверху помещение пересекала толстая деревянная балка. Оттолкнувшись от кровати, я ловко подпрыгнула и ухватилась за перемычку. Подтянулась на руках и, закинув ногу, с легкостью оказалась под самым потолком. Здесь было темно, слегка сыро, но довольно уютно, если не считать облезлой штукатурки. В ближнем углу заметила паучка, замершего в середине сотканной им паутины.

– Привет, милый!

Медленно подползла ближе, гипнотизируя живность взглядом.

– Ты бы так и жил здесь в темном закуточке, правда? – проворковала я. – Никто б тебя не трогал. Но проблема в том, что я не люблю делиться!

Молниеносно схватив паука, закинула себе в рот, раздавливая клыком.

– М-м-м, хрустящий! – облизнулась я, смакуя деликатес.

Киранских пауков в столице и не отыщешь. Интересно, они здесь в каждой комнате водятся? Хоть меня и не мучила жажда, от вкусняшки не откажусь.

Я раздумывала, к кому бы напроситься в гости, как вдруг в комнату зашел нежданный гость. Гостья, точнее. Самая нежеланная на свете.

– О, свободно! – заявила нахалка и призывно махнула рукой кому-то в коридоре. – Кенрод! Заноси чемоданы.

Стоило ей повернуть голову обратно, и она буквально врезалась своим носом в мой. Я уже спрыгнула с балки вниз и ждала ее реакции. Громко вскрикнув, Виолетта отскочила назад прямо на Кенрода – молодого мага благородных кровей, судя по гербу на его броши. В обнимку с чемоданами они повалились на пол в коридоре. Один из сундуков не выдержал напора, и под весом рыжеволосой девицы и ее «носильщика» треснули все замки. Шмотки, ювелирные изделия и мелкие побрякушки рассыпались на несколько шагов вокруг ошалелых Виолетты и Кенрода. Ну да, я слегка перегнула палку. Точнее, чувства вины не испытывала, но такого результата не ожидала. Особенно неприятно стало, когда из коридора донеслись приглушенные смешки.

– Ах, ты ж…

Дослушивать вопль уже поднявшейся на ноги ведьмы я не стала, а громко захлопнула дверь прямо перед ее исказившимся от злобы кукольным личиком, чем вызвала новый приступ хохота свидетельниц ее позора. Нет, я, конечно, обладательница прекрасного слуха и разобрала каждое слово, но предпочла сделать вид, что не было ничего.

– Это моя комната… – пробубнила я, устраиваясь поудобнее на кровати.

Эх, тяжела доля студента. Даже не первый учебный день, а уже умудрилась обрести двух врагов в виде мстительных тварей. Одного рогато-хвостатого, вторую – рыже-стервозную. А если они еще и сговорятся…

* * *

Виолетта

Тварь сосущая!

Подумать только, со мной, ведьмой в тридцать седьмом поколении, обращается, как с какой-то бродяжкой! И кто? Кровососка!

Вспомнив все проклятия, тут же высказала их в адрес вампирши, зная, что она непременно услышит. Не зря я сразу обратила внимание на эту мерзавку, ох, не зря! Ясно же, как шабаш в апреле, что не смогут дружить две красивые девушки. Нейтралитет еще был бы возможен, но не теперь, когда практически начата война.

– Имейте в виду, я помню каждую свою вещь, – взяв под контроль эмоции, сообщила выглядывающим из комнат девицам.

На их смешки постаралась не обращать внимания. Моя бабушка всегда говорила, что нельзя показывать даже мимолетной слабости. Да, я чувствовала себя униженной, но никто ни за что и никогда об этом не узнает.

Проследив, как Кенрод собрал мои вещи, я прошла в конец коридора, уверенная, что уж там точно будет свободно. И не ошиблась. Для верности даже наверх посмотрела, перед тем как войти.

А увидев, что комната еще и больше, чем у Селли, самодовольно улыбнулась. Я привыкла быть во всем лучшей и, несомненно, в этот раз не могло случиться иначе.

Моя радость немного омрачилась туманом пыли, поднявшейся, когда колдун поставил на пол мои сундуки. Какая же грязь! Но я знала, как с ней бороться. Не напрасно же ведьмой родилась.

– Спасибо, Кенрод, – не глядя на парня, поблагодарила его, тем самым давая понять, что больше не нуждаюсь в его услугах.

Спокойно дождалась, когда закроется дверь, а потом, оглянувшись, залезла в сумку, которая висела на моем плече. Скажи я кому, как собирала меня родня, обсмеяли бы. Запаса еды, вложенного в безразмерную кладь, должно хватить дней на десять при условии отказа от завтраков, обедов и ужинов в академии. Но я так поступать не собиралась. С чего мне устраивать демонстративную голодовку? Тем более, судя по вступительной речи ректора и предлагаемому жилищу, вряд ли кто станет заботиться о здоровье и благополучии студентов.

Достала белоснежную накрахмаленную салфетку и покрыла ею, как скатертью, маленький пыльный столик. Затем вытащила тарелку из тонкого фарфора и завернутое в полотняную ткань еще теплое, запеченное мясо. Подумав, присовокупила к сервировке хрустальную рюмочку на тонкой ножке и бутыль с настойкой моей бабушки.

Если раньше домовые готовы были служить только за корку хлеба, то сейчас без хорошей пищи они и поздороваться не придут. Разбаловали их сердобольные ведьмы, а те и рады. Ну ничего, мое положение позволяло не экономить еду. Впрочем, я никогда ничего не экономила.

Разложив все на столике как можно более красиво, произнесла слова призыва. Ничего не произошло. Повторила. Тот же результат. Очень странно! Даже если на жилом этаже не просто запрещено, но и заблокировано использование магии, то мой призыв – это не волшебство вовсе, а обычная врожденная способность устанавливать контакт с «низшими» существами.

Я проговорила нужные фразы еще шесть раз, но домовой так и не пришел. Что же мне теперь – самой грязь убирать?! Да ни за что! Видимо, снова придется применять все свое очарование и сваливать заботы на других. Ну и пусть, не впервой.

Полная решимости, я уже открыла дверь, чтобы отправиться в левое крыло коридора на поиски кого-либо из парней, но тут за спиной раздался скрипучий старческий голос:

– И чего звала, девонька?

Ух, ненавижу, когда меня так называют! Но обернулась я с милой улыбкой на лице. Пусть домовые и «низшие» существа, но прояви к ним хоть каплю неуважения, и они напакостят так, что в страшном сне не привидится.

– Да вот жилье дали, дедушка, – горестно вздохнув, я обвела рукой комнату, – совсем непригодное.

Он согласно кивнул, отхлебнул настойки прямо из горлышка, откусил кусок мяса и стал неторопливо жевать.

Я ждала. Если выбирать между домовым и каким-нибудь юнцом-поклонником, то первый в уборке надежнее. Взявшись, на полпути не бросит и сделает качественно.

– Знавал я твою бабку Авелинку, – сообщил домовой, наконец-то прожевав. – Хорошая ведьма была. Не то что нынче – сделай то да выполни это. С ней можно было и побеседовать… о вечном.

В моей памяти всплыла только одна родственница с таким именем, умершая лет семьдесят назад. Это какой же древний домовой явился!

– Эх, вот были времена! – со вздохом заключил он.

– Так ты поможешь, дедушка? – с невинной улыбкой спросила я.

– Вот что: прибраться – приберусь, потому что яств ты для меня не пожалела, но в постоянное услужение к тебе, девонька, не пойду.

Мне оставалось лишь стоять и молчать, потому что добрых слов на языке не было. Да это полнейшая наглость! Мне что же, каждый раз нового домового призывать?

– Ты не злись, милая, – успокаивающе сказал он. – Я бы остался, но место тут негожее.

Я только кивнула в ответ. Не верила его словам. Никогда не слышала, чтобы домовые сами выбирали место для проживания. Куда позвали, там и служили. Ничего, вот сделает уборку, другого призову. Еды у меня достаточно.

С этими мыслями я вышла из комнаты и зашагала к лестнице. Домовые не любили, когда их контролировали, но работу выполняли всегда.

Как только я поравнялась со злополучной комнаткой, оттуда вывалилась ее кровососущая хозяйка – Селли.

– О, ты все еще тут? – с наигранным удивлением спросила она.

Окинув ее оценивающим взглядом, я в очередной раз убедилась – только война. По-другому просто-напросто не задумано самой природой. Конечно, я намного привлекательней этой упырицы, но и на такую, как она, парни поведутся. Точнее, на ее вульгарный образ: ярко-алую помаду, черную подводку на веках и многообещающий взгляд янтарных глаз. А еще это темно-бордовое платье с развратным декольте и с корсетом, который выгодно подчеркивал узкую талию и пышные бедра. Да, мы однозначно не подружимся.

Высокомерно хмыкнув, как учила меня бабушка, я не удостоила Селли ответом. Вот еще! Какой ответ, когда мне до безумия хотелось проверить на крепкость ее волосы? Была бы она ведьмой… С вампиршей я физически просто не справлюсь. А жаль!

Медленно, словно и не чувствовала ненавидящего взгляда в спину, я прошла к лестнице. Только спустившись на первый этаж, смогла расслабленно выдохнуть. Такой уж рефлекс. Оставляя врага за спиной – будь готов к атаке. И пусть войн не было уже леший знает сколько лет, меня с детства готовили к ним, в том числе и к таким «маленьким» – личным.

Я печально осмотрела грязный коридор. И угораздило же меня попасть в эту дыру! Повсюду пыль, бумажки, разный мелкий сор… На потолке и в каждом углу были огромные комы паутины вместе с их создателями. Фу! Ненавижу пауков, они такие мерзкие! Смотря под ноги, чтобы не вляпаться в какую-нибудь гадость, я направилась к деревянной арочной двери. Она была приоткрыта, и оттуда лился свет, освещая мрачные, темно-зеленые стены коридора. Я сразу поняла, что попала в главный зал. Здесь были сцена, ряды кресел, расставленных полукругом на манер амфитеатра, и большая доска на левой стене, покрытая толстым слоем множества бумажек, наклеенных друг на друга. Такое ощущение, что их начали лепить со времен основания академии, не удосуживаясь оторвать предыдущие… На некоторых листках были объявления студентов о пропавших вещах, на других – неприличные слова и рисунки, а в самом центре доски за стеклом были прикреплены свод правил, составленный в виде списка, а также расписание занятий.

Честно говоря, читать что-то, отличное от заклинаний, я не любила. Но тут уж никуда не деться, надо изучить все и очень внимательно. Я не собиралась из-за чужого навета сидеть в этой академии целый год. Должна быть лазейка!

Медленно, практически по слогам, я вчитывалась в написанное. Дойдя до индивидуальных предметов, не сдержала возмущенного вскрика, хорошо еще, что, кроме меня, никого в главном зале не было. Но какого лешего я обязана изучать ритуальные танцы? Что за прошлый век? К тому же пункт один-три-один части второй гласил: «Студент в обязательном порядке должен посещать все занятия. Невыполнение этого пункта влечет за собой строгое наказание. Исключением может быть тяжелое состояние здоровья с письменным подтверждением от лекаря».

Хорошо, справлюсь. Хотя это будет безумно сложно.

Несмотря на отсутствие усталости, я еле сдерживала зевоту. Все эти официальные документы явно придуманы для того, чтобы вгонять в сон.

В себя я пришла, как по щелчку. Вот оно! Отдельный пункт гласил: «Досрочный выпуск», и следом перечисление условий. Впрочем, перечисление – слишком громко сказано. Их всего-то два.

В первом случае обучение заканчивалось раньше, если так решал Совет магистров. И это явно не для меня. Колдуны с ведьмами всегда не в ладах, а уж с родом Вилар и подавно.

А вот второй вариант подходил идеально. Всего-то и нужно, что выиграть ежегодный турнир, проводимый в каждом магическом учреждении. И, судя по графику, вывешенному тут же рядом с уставом, в этой академии соревнования состоятся через три месяца.

Что ж, вполне приемлемо. И, кроме того, я успею определить и устранить всех возможных конкурентов еще до начала турнира. Слава мне, прекрасной и коварной!

Узнав все, что хотела, я поспешила вернуться в комнату. Надо проверить работу домового, разложить вещи и принять душ. Последняя мысль огорчила, но в то же время еще больше воодушевила покинуть это место раз и навсегда. Не привыкла я к общим ванным, и привыкать не намерена!

Уже поднявшись, подумала, что неплохо бы завести себе подружек. О, нет! От отсутствия трещоток я не страдала, а особи женского пола вокруг – это та еще «радость» для меня… Но кто-то же должен дежурить у двери, пока я в ванной? И, кроме того, много нужной информации можно узнать из сплетен, которыми всегда полнятся девичьи компании.

Решено! Домовой, вещи, подружки, душ.

Выработав четкий план дальнейших действий, я зашла в свою комнату.

Казалось, что в маленьком помещении стало не только чисто, но и светлее. Домовой не поскупился даже на новые шторы и постельное белье «веселенькой» деревенской расцветки – мелкие ромашки на розовом фоне. Конечно, я предпочла бы нечто более изысканное, но выбирать не приходилось.

Сам старичок сидел за отполированным до блеска столиком. Моя салфетка лежала на краю, аккуратно сложенная вчетверо. Мяса на тарелке уже не было, а вот настойки оставалось около четверти бутылки.

– Спасибо тебе, дедушка! – искренне поблагодарила его я.

Такой порядок мне бы никакой поклонник не навел.

– Да, чего уж там, девонька, – ответил домовой, махнув рукой.

Вид у него был какой-то неважный. Словно он устал. Но ведь эти «низшие» сущности никогда не утомляются!

– Трудно тут служить… – произнес он, словно услышал мои мысли. – Я тебе сразу сказал, гиблое тут место. Хуже, чем болото, куда меня кикиморы давеча зазвали, там хоть ловушек столько не было.

Задавать уточняющие вопросы я не стала, наперед зная, что вряд ли получу ответ.

– Так что за порядком следи сама. Из наших никого не призывай больше, не трать попусту время, все равно не отзовутся, а мне теперь отдых нужен. Настоечка еще есть?

Я молча достала и отдала ему вторую бутыль. И вовсе не по доброте душевной, а чтоб совсем без обид расстались. Мало ли где и когда мы еще встретимся.

Спрятав бутыли за пазуху, домовой довольно заулыбался и исчез. Я же еще раз осмотрела свое скудное жилище на ближайшие три месяца. Со вздохом взглянула на свои баулы. В шкафчик мое добро не влезет, большую часть придется хранить, не распаковывая, под кроватью. Осталось только вытащить кое-что самое-самое нужное для ежедневного пользования. А это весьма трудно, учитывая то, что в чемоданы изначально укладывалось все лишь первостепенно необходимое и крайне важное.

* * *

Тэйт

Проснувшись от непривычного шума, я первым делом проверил свою постель. Не хотелось, чтобы меня застукали с очередной пылкой демонессой. Вернее, оправдываться, почему не она моя единственная.

Расслабленно выдохнул, никого не обнаружив. А потом вспомнил, что, ко всем праведникам, я не в своей постели и даже не во дворце. И всему виной она – эта наглая кровососка! Из-за нее я оказался в академии, этом отстойнике для отбросов. Хотя некоторые из них не так и плохи… Взять даже ту ведьмочку. Хороша, хоть и строптива. Но какая ведьма не любит демонов? Да никакая! Женским вниманием я точно не обделен. Но, похоже, беззаботной жизни пришел конец. И теперь я, принц демонов, сплю на древней скрипучей кровати в комнате с затхлым запахом и, ко всему прочему, обязан учиться, чтобы не получить наказания! Еще несколько дней назад я бы рассмеялся, скажи мне кто, к чему приведет развлечение с вампиршей.

Не ребенок ведь, а так попался. Слишком расслабился, потерял бдительность и позволил ей испить своей крови. И ладно бы все произошло втайне, так нет же, надо было явиться моему кузену и застукать нас. И конечно, крайне необходимо при этом поднять скандал. Как же, наследника престола вкусила какая-то девка из ночного клуба.

Даже вспоминать не хочу, как отчитывал меня отец на совете старейшин, и как все дружно решили сослать принца в это болото. А братец и рад избавиться от меня. Держу пари, что и кровососку он мне подсунул намеренно. Но как доказать это отцу?

От вновь накатившей злости я бесконтрольно запустил несколько шаров огня. Это заставило меня вскочить с постели. Потому что я, леший подери, не у себя во дворце, где уже давно стояла защита от подобных выходок, а в академии! Мебель мгновенно вспыхнула, и черный едкий дым заполнил комнатку.

Ух, быть беде, если не погасить огонь. Приняв боевой облик, чтобы не сгореть от собственной стихии, я стремительно направился к выходу. Но, открыв дверь, столкнулся с другим демоном. Он окинул меня насмешливым взглядом и взмахнул рукой, отчего не только комната, но и я оказался под потоком холодной воды.

Инстинкты сработали мгновенно. В момент демон оказался приперт к стене коридора, удерживаемый мной за горло железной хваткой. Но вопреки этому он не просил о милости и сохранял невозмутимый взгляд.

– Тэйт Аскель! – отвлек меня оклик.

Я повернулся так, чтобы видеть не только позвавшего, но и не выпустить из поля зрения противника, хотя он и так никуда не денется. Ректор, стоя в расслабленной позе со скрещенными на груди руками, взирал на меня недовольным взглядом.

– Думаю, стоит отпустить уважаемого Лайла Киннастона и поблагодарить его за помощь, – лениво протянул он.

– Он оскорбил меня, – бросил я ему в ответ, еще сильнее сжимая шею демона.

– Отпусти немедленно, Тэйт, – рыкнул оборотень.

Никогда не стану подчиняться кому-либо, кроме короля! Мелькнула мысль здесь и сейчас показательно убить этого демона и тем самым проучить зарвавшегося ректора, но не так велика его вина, чтобы платить за это жизнью. Отец всегда повторял, что всему есть цена. А справедливость для меня – не пустой звук.

– Если убьешь его, – продолжил мужчина насмешливым тоном, – то некому будет учить тебя контролю, и в следующий раз не найдется помощников, чтобы управиться с огнем.

В его словах был смысл. А еще я понял, что держу за горло своего преподавателя. И пусть этот факт не уменьшил моей злости, но добавил благоразумия. Нехорошо калечить в первый день занятий кого бы то ни было. Я бросил на демона предупреждающий взгляд, разжал пальцы и отступил на шаг.

– Минус десять баллов за неподобающее обращение с преподавателем, – хрипло ответил господин Киннастон.

Дурацкие баллы, дурацкие наказания.

– Я же не знал, с кем имел дело, – наигранно вежливо улыбнулся в ответ.

Никогда не слышал его фамилии, этот демон определенно не из знатного рода и определенно не в курсе, как обращаться с будущим королем.

– Именно поэтому только десять баллов. В следующий раз будет пятьдесят, – оповестил он.

Я поджал губы, удерживая ругательства.

– И еще минус двадцать за использование магии во внеурочное время, – отозвался ректор.

Я бросил на него уничтожающий взгляд и зарычал.

– А разве вы еще являетесь ректором? Я думал, сегодня появится новый.

Тема явно была больной для оборотня. Злобно оскалившись в ответ, он резко развернулся и стремительным шагом зашагал по коридору.

– Новый ректор прибудет вечером, – ответил на мой вопрос Киннастон. – Но не думай, что и с ним ты сможешь говорить в подобном тоне.

Окинув меня все тем же насмешливым взглядом, молодой преподаватель неторопливо пошел к лестнице.

– Первый троллев день, – пробубнил себе под нос, заходя внутрь своих покоев. Ко всем праведникам, эту кладовку даже смешно так называть. Теперь здесь стало еще хуже. Но, по крайней мере, утренний душ я получил. Пора бы отправиться на завтрак.

Хотел просушить вещи силой огня, но все же не стал рисковать в помещении, где нет никакой защиты. Я с досадой подумал, что с такими частыми нарушениями правил к концу года мои баллы будут далеко в минусе. На второй год я здесь не останусь. Ни за что.

Переодевшись в сухое, просто выбросил мокрую одежду в мусорную корзину и направился вниз по лестнице. У двери в столовую встретил Дерила.

Из всех парней Винстон мне понравился больше других, несмотря на то, что он странная шутка природы. Мне уже доводилось встречать метаморфов раньше. Отец в восторге от этих созданий Темного бога. И если выбирать кандидата в друзья между демонами-подхалимами и этим комиком, то я голосую за метаморфа. Не с эльфами же мне расслабляться?

– Привет, Дерил, – усмехнулся я, заметив за его спиной точно такой же хвост с треугольным кончиком, как у меня.

Вчера метаморф весь вечер развлекал наш корпус тем, что копировал разные части тела, передразнивая остальных.

– Как ты с ним справляешься? – удивился Дер. – Он же просто живет своей жизнью!

Действительно, его хвост ходил ходуном, словно ошпаренный, и несколько раз шлепнул парня по щеке.

– Просто я с раннего детства учился не только руководить его действиями, но и использовать как оружие.

В подтверждение своих слов ловко извернулся и, скрутив его хвост своим в тугое кольцо, резко потянул на себя. Не ожидая подвоха, Дер свалился на пол, и тут же послышались смешки с лестничного пролета. Две эльфийки, держась за руки и что-то друг другу нашептывая, глупо хихикали, спускаясь по ступеням. Не люблю эльфиек. Они слишком нежные, никакого запала, ни капли страсти, такие себе девочки-одуванчики. Хотя вон у той пепельной блондинки фигурка – отпад. На один раз сойдет.

Не отрывая взгляда от роскошных форм, протянул метаморфу руку и помог встать на ноги. Он ткнул меня в плечо, привлекая к себе внимание, и многозначительно хмыкнул.

– Демон и эльфийка? Серьезно?

Я неуверенно пожал плечами и направился в столовую в сопровождении приятеля.

– За неимением особого выбора…

– Ты прав, ты прав, – поддержал метаморф.

Вошел в столовую, и мои глаза невольно нашли ее – самый немыслимый кошмар моих снов. Кровососка в одиночестве сидела за дальним столиком и отстраненно смотрела в окно. Будто почувствовав мой взгляд, девушка с необычным именем Райдэн повернулась и тут же в ужасе округлила глаза. Боится, значит. Понимает, что я буду мстить. И она не ошиблась!

Вид у нее был не очень. На секунду даже промелькнула мысль, что ей что-то сделала рыжая ведьма, может, проклятье какое-то наслала. Обычно алые губы вампирши были мертвенно-бледными, а под глазами виднелись жуткие мрачные круги. Но затем, увидев, как она, отворачиваясь, закрывает протяжный зевок ладонью, понял, в чем дело. Утро! Слишком рано для нее. Вот и первая выявленная слабая сторона пиявки.

Представив, как бы испугался, проснувшись с ней в одной кровати, я усмехнулся.

– А вот демон и вампирша – это уже интереснее, – поймав мой взгляд, прокомментировал Винстон.

Я ужаснулся его идее, о чем открыто заявил:

– Нет уж! Лучше целибат!

* * *

Вдоволь наевшись полусырого мяса неизвестного происхождения, я отодвинул от себя тарелку и обвел взглядом своих новых знакомых.

Трое демонов привязались ко мне с первой минуты пребывания в этом гадюшнике. Пит, Лойд и Вислав были из знатных, но малообеспеченных родов. Естественно, что они тянулись ко мне, своему принцу. Еще двое оборотней, Адам и Йоган, хоть и вызывали во мне желание сморщить нос от едкого их запаха, оказались, в общем-то, добродушными ребятами. Такие себе «свои парни», которые и настойку полыни достать смогут, и сушеной травки подкинут, и контрабанду пронесут. Не знаю, как именно, но догадываюсь, что благодаря своей волчьей сущности.

В любом случае, с ними ссориться нельзя. Вот кто действительно меня настораживал, так это орки. Я бы смог сразиться в честном бою с одним из них, но четверых мне не победить без стихии огня. А если уж совсем правду, то и с магией их не одолею – слишком она самовольна.

Боевые навыки я оттачивал с детства, не пропускал ни одной тренировки, но когда проснулась моя сила и пришло время заниматься ее развитием, готов был выть от скуки. Мне нужно движение, азарт, интерес, а не нудная многочасовая медитация. И как отец ни пытался повлиять, я просто решил для себя, что это придет со временем. Когда-нибудь я буду управлять своей стихией не хуже, чем хвостом.

– И как тебе? – поинтересовался Дерил, прерывая мои раздумья.

Кстати, он тоже сразу определился с приятелями. Хотя между тупыми орками, самовлюбленными эльфами, чокнутыми ведьмаками и нами, отличными парнями, его выбор был очевиден.

– Ты о чем? – уточнил я, заметив смешинку в розовых глазах. Сумасшедший! Он даже цвет радужек меняет каждый час.

– Как тебе яство-то? – кивнул метаморф на мою пустую тарелку.

Все как один замерли и уставились на меня, ожидая ответа. Это слегка насторожило, но я решил не показывать эмоций.

– Пресновато, но вполне съедобно.

И в этот момент все дружно взорвались приступом хохота, привлекая внимание остальных присутствующих в столовой. Мне оставалось лишь закипать праведным гневом и ждать, когда они наконец пояснят, что ж я такого смешного сказал.

– Пресновато! – повторил Пит, стуча ладонью по столу. Но, уловив мой взгляд, мгновенно скуксился. Остальные демоны тоже успокоились. Затем стихли и волки, а Дерил хлопнул меня по плечу и наклонился ниже, чтобы прошептать:

– Ты не волнуйся, друг, яйца болотной букарицы очень положительно сказываются на потенции.

Я в шоке округлил глаза, но даже не успел толком прийти в себя, как услышал в дальнем углу зала заливистый женский смех. Повернул голову и чуть не сломал пальцы – так сильно сжал кулаки от ярости, когда увидел, что вампирша, глядя на меня, открыто веселится.

– У вампиров отменный слух, – констатировал Винстон.

И ей было все равно, что остальные смотрели на нее, хохочущую без видимой причины, как на умалишенную. Даже обещавший расплату взгляд не остановил кровососку. Я сделал вывод, что она довольно смелая и не идет на поводу у общественного мнения.

Улыбнувшись, подхватил тарелку и направился к столу с едой. Вампирша смолкла, с интересом наблюдая за мной. А когда я стал наполнять тарелку этим мясом… этими яйцами до отказа, получил эффект, на который надеялся, а вместе с тем и моральное удовлетворение. Она в шоке уставилась на меня, не ожидая, что осмелюсь съесть все это.

– Для потенции, говоришь, полезно? – хмыкнул метаморфу, усаживаясь обратно на свое место.

Знал, что Райдэн услышит. Бросив на нее хитрый взгляд, я игриво вздернул брови. На удивленном лице вампирши появилось угрюмое выражение. Нет, Селли была просто в ярости, видимо, вспоминая нашу первую встречу. Злобно оскалив длинные клыки, она демонстративно встала со стула и гордо зашагала к выходу в сопровождении моего скользкого взгляда. Хороша чертовка! Этого отрицать не могу даже при всей ненависти к ней.

– Итак, что у нас по расписанию? – невозмутимо поинтересовался у парней, кладя в рот большой кусок пресного мяса. Я все же предпочел думать о нем, как о дичи.

– Ну, ты даешь! – удивился Лойд и схватил яство с моей тарелки.

Парни внимательно изучали его реакцию на местный деликатес, а когда не увидели отвращения на лице демона, все как один набросились на яйца болотной букарицы. Вот, теперь мне приятно думать о них, как о яйцах! Смотря на опустошенную тарелку перед собой, я понял одно – сильные задают моду. Стоит мне выкинуть что-то неординарное, и все начнут подражать.

– Сначала расовые различия, – ответил на мой вопрос Пит, пережевывая второй кусок. – Общий предмет, будет проводиться в главном зале. Три часа придется томиться.

– А после этого еще три часа правоведения, – грустно вздохнул Вислав.

– Зато потом ботаника, – оживился Адам, чем сильно всех удивил.

– Это сарказм или тебе действительно нравится ботаника? – поинтересовался метаморф.

– Нравится, – кивнул волк. – И вам понравится, когда научитесь отличать траву канабис сатива от канабис рудералис.

– И в чем разница? – уточнил Пит.

Адам и Йоган весело переглянулись и одновременно выдали:

– Рудералис вставляет мощнее!


Глава 2

Райдэн

Первый день прошел не так уж и плохо. По крайней мере, я ожидала подвоха от демона, но, кроме мелких стычек с ведьмой, никаких приключений не огребла. Зато много чего узнала. Не скажу, что меня сильно поразили местные правила и обычаи. Ну да, тут наверняка режим строже, чем в других академиях. Корми они нас малиной с золотой ложечки, тогда бы и не было смысла отбывать наказание.

Нельзя пользоваться магией? Да без проблем! Мне это даже на руку. Я ни черта не смыслю в заклинаниях, а от зелий вообще далека, зато врожденной физической силы мне не занимать. И если та же Вилар доконает меня и нарвется на разборки, я согну ее пополам в два счета. Правда, драки здесь тоже запрещены. Но на самом-то деле можно все! Абсолютно все… лишь бы не застукали. И пускай нельзя пользоваться ни одним из видов связи и телепортацией. Ха! Будто я знаю, как это делается. Хотя, в общем-то, вампиры высшего уровня это умеют, но нужна многолетняя практика. Точно не в этой дыре я такому научусь, и точно не в девятнадцать лет.

Что меня действительно заинтересовало, так это метаморфоз. Если здесь научат принимать хоть одну из своих диких сущностей, я буду на седьмом небе от счастья. Очень жаль, что у меня не было наставника, который помог бы мне раскрыть все возможности вампира высшего уровня. Я ведь ничего не знаю, только и умею, что пить кровь, высоко прыгать и махать кулаками без разбора. Ну, еще метко метать ножи, бесшумно передвигаться, превосходно видеть ночью, распознавать запахи за сотни метров, задерживать дыхание под водой больше чем на пять минут… Да, в общем-то, я крута!

Хотя нет предела совершенству и никогда не поздно учиться. Взять, например, сегодняшние лекции. Признаться, когда я впервые увидела тонкую, как жердочка, девушку ниже меня на несколько голов и с трогательными розовыми крылышками за спиной, не ожидала, что она – наша преподавательница по расовым отличиям и ботанике, а также проректор, фея по имени Фрейля Альтус. Такой миленькой и маленькой учительнице удивились все присутствующие в аудитории и не приняли ее всерьез.

Первые минут двадцать она безуспешно пыталась пояснить крикливым студентам, на какие классы, виды и подвиды делятся существа, наделенные магией, тыкая указкой в таблицу на доске. Компания демона выражала протест, не обращая ни малейшего внимания на фею. Ведьмочки, объединившись с эльфийками, обсуждали новости моды и знаменитостей. А демонессы шепотом откровенничали на такие темы, что даже я почерпнула для себя много нового. Единственными, кто старательно вникал в вялое блеяние нашего проректора, были орки. Ну в меру их умственных способностей, естественно.

И вот, когда Дерил, отрастив себе такие же крылышки, как у феи, и точно подражая ее голосу, перешагнул границу терпения крошки, настало наше время удивляться. Фрейля положила указку на стол, подошла к метаморфу, который успел быстро спрятать доказательства преступления, и, схватив его за ухо, потянула в угол. Было бы смешно наблюдать за тем, как мелкое создание, дыша здоровому парню в пупок, без особого труда тащило его через весь класс, а он, хоть и пытался изо всех сил, не мог освободиться из цепкой хватки, если бы не… что-то жуткое в выражении ее еще несколько секунд назад миленького личика. Словно сам Темный бог сменил одну из своих личин и явился к нам на урок по расовым отличиям.

В зале в одно мгновение повисла гнетущая тишина, и никто не посмел ее нарушить до самого окончания трехчасовой лекции. А метаморф тихо отбыл свое наказание в компании пауков и сушеных мух. Так я узнала, что феи вовсе не безобидные существа, обладают сверхсилой, наверно, как у меня, и могут напугать до полусмерти одним лишь взглядом.

Зато когда я стала вслушиваться в ее слова, то действительно почерпнула много познавательной информации. Оказывается, существует около пяти тысяч магических существ, обитающих в нашем мире. И еще около десяти тысяч мифических, которые либо вымерли, либо живут в других мирах. Профессор Альтус пообещала, что за учебный год покажет нам наглядно больше сотни существ разных уровней. Но сегодня была лишь теория.

На второе занятие я шла с огромным предвкушением. «Право и правила безопасности» обещало наделить меня очень ценной информацией. Я всегда интересовалась познавательной литературой. У моих приемных родителей библиотека состояла из одной-единственной книги – справочника болезней и их симптомов, и я прочла его от корки до корки несколько раз. Это, кстати, помогло мне выжить, когда они выгнали меня из дома. Я знала, кровь каких существ ядовита, а каких целебна. В этом плане я стала настоящим гурманом. Например, если испить кровь русалки, то сойдешь в могилу, в лучшем случае, через полчаса, а вот если вкусить нимфу, то можно забыть о жажде на несколько недель, а то и на месяц. А если повезет встретить единорога, то можно быстрее перейти на новый уровень и улучшить все свои способности. Говорят, многие знаменитые вампиры-долгожители испили единожды редкостной крови священного существа. Но я не созрела для того, чтобы взять на себя такой грех и убить рогатика. Не знаю, как остальные вампиры, но я верю в легенду, которую мне рассказала Иза, моя приемная мать.

Когда-то великие боги – Темный и Светлая – объединили свои силы и сотворили единорога, в котором уместилась часть их магии. Если эти дивные создания вымрут, то и магия в нашем мире исчезнет навсегда. Об этих интересных вещах я и хотела услышать на лекции.

Но меня ждало разочарование, так как преподаватель оказался абсолютно безответственным! В класс вошел молодой симпатичный парень с родовым гербом колдунов на броши. Он выглядел ухоженно и создавал впечатление продвинутого человека. Но после фразы: «Когда-то я тоже был выпускником этой академии, потому прекрасно знаю, как вы себя чувствуете, и не буду нагружать вас ненужной информацией», я сильно его невзлюбила. А в момент его активного флирта с компанией ведьмочек, особо усердно с Вилар, я готова была прокусить ему глотку прямо здесь, при всех. Не выдержав такой несправедливости, просто встала со своей последней парты, которая стояла подальше от окна, и молча вышла. И пускай мне за это снимут баллы, терпеть такой бедлам я не намерена!

На последний урок все же пришлось явиться. Ботаника мне показалась скучноватой. Многие лечебные травы я знала из справочника, потому все три часа откровенно скучала.

В общем, когда в семь вечера нас отпустили отдыхать, я не пошла, а побежала в свою комнату. Никто не предупреждал, что мозговая активность так утомительна. Но все равно, лежа на твердой скрипучей койке, поймала себя на мысли, что здесь не хуже, чем в шумном ночном клубе, где мне приходилось быть на побегушках у чьих-то избалованных сынков или богатых папиков.

Единственное, что сильно расстроило сегодня, это окружение. Иногда я просто ненавидела свой суперслух, особенно, когда в коридоре собирались эти тупицы, начинали обсасывать сплетни и глупо хихикать без причины.

Подходя к столовой, я услышала противный голос Виолетты. Она жаловалась своему «ручному песику» Кенроду Дални, что еда здесь абсолютно несъедобна. Войдя внутрь просторного помещения, где уже собрались все студенты, я была вынуждена согласиться с Вилар, что пища с таким отвратительным запахом аппетит не вызывает, а, наоборот, подавляет. Поморщив нос, все же направилась к прилавку, не глядя по сторонам.

Мне не нужно было поворачивать голову, чтобы ощутить разрывающий на части взгляд демонского принца. Сегодня он пожирал меня глазами везде, где видел. Но к решительным действиям пока не спешил приступать, что меня радовало. Не желала я больше с ним связываться. И, о диво! На раздаточном столе обнаружился коктейль из арсарских пиявок. В предвкушении я взяла мисочку побольше и стала активно наполнять ее до краев. А затем примостилась за ближайшим от меня пустующим столиком на четверых, надеясь, что успею взять еще и добавку. Но заметив, как скривился стоящий рядом высокородный эльф, вспомнила, что я здесь единственный вампир среди студентов. К счастью, не единственный в академии. Не терпелось познакомиться с некой Зидой Фейн – преподавательницей левитации. Возможно, мы даже подружимся!

Иных вариантов я не видела. Эльфы, оборотни и демоны ненавидели кровопьющих созданий ночи, хотя сами не особо от нас отличались. Те же оборотни при слиянии с истинной парой должны были выпить ее крови и напоить своей. Разница лишь в том, что они называли это священным обрядом луны. Ага, как же!

Я могла бы подружиться с темной ведьмой Вероникой Славор или даже с тем щупленьким пареньком-некромантом, но они не горели желанием заводить со мной разговор.

Если честно, эти странные ребята очень напоминали замкнутых в своем мире сумасшедших. Что-то шептали себе под нос, смотрели на всех исподлобья, как на злейших врагов. Кстати, они бы могли стать отличной парой. Если не забьют друг друга проклятиями…

Съев почти полпорции, я подняла голову от миски и посмотрела на присутствующих. Больше остальных выделялся красноволосый парень, который задорно смеялся рядом с компанией демонов и оборотней. Принц Тэйт не обращал внимания на торчащий у метаморфа рог единорога, а продолжал поедать меня глазами. Я ответила на его утреннюю провокацию вызывающим взглядом и, засосав пиявку, словно макаронину, по кругу облизнула губы.

«Да, малыш, я знаю, как и чем тебя искусить, но ждет тебя жестокий облом».

Из дальнего угла столовой до меня донесся злой рык Тэйта, на что обратила внимание вся его компания. Я уставилась обратно в тарелку, не желая становиться объектом сплетен. Метаморф, несомненно, интересный персонаж. Темный, я бы хотела его себе в друзья, но, судя по тому, как он лип к Аскелю, его наверняка интересовали власть, статус и авторитет, чем я похвастаться не могла. Зато смелости и гордости мне не занимать.

Оставались орки. Подняв обреченный взгляд на ближайший столик по правую руку от меня, осмотрела четырех страшных как смерть парней. Все как на подбор – высокие, с развитой мускулатурой, широкими шеями и непропорционально маленькими головами. Один лысый, другой с длинными черными волосами, завязанными в хвост на макушке, еще двое с короткими ежиками темных волос и выбритыми на висках узорами. Тот, который сидел напротив, уловив мой взгляд, оживленно ткнул соседа в бок, отчего тот поперхнулся и начал громко кашлять. Еще один, оглянувшись, добродушно мне улыбнулся. Только вот беда, он забыл, что перед этим глотнул узвара, и сладкое пойло густым потоком полилось по подбородку прямо на грудь. Нет! Орки однозначно не моя компания!

– Добрый вечер, студенты, – неожиданно раздался манящий голос со стороны, привлекая мое внимание.

Повернув голову к входу, так и замерла с полуоткрытым ртом. Ну вот, теперь я ничем не лучше орка! Но этот потрясающей красоты мужчина вызывал только такую реакцию. Притом не только у меня. Ведьмочки, эльфийки и демонессы зашептались и захихикали, пряча покрасневшие мордашки.

Высокий, статный, даже темная мантия не могла скрыть его точеные мышцы. Смуглая кожа, черные волосы, высокий лоб, светло-голубые глаза, прямой ровный нос, пухлые губы соблазнительной формы и небольшая ямочка на подбородке – красавец! От него пахло свежестью и морским бризом. О, Светлая, кто же он?

«Пускай наш новый ректор, пускай он, прошу!»

– Всех приветствую, – улыбнулся мужчина, оставаясь стоять у входа. – Мое имя Даннир Эмберс. Я новый ректор Академии строгого режима.

«Да! Спасибо, спасибо!»

– Понимаю, что вам вовсе не легко находиться здесь, но думаю, если каждый будет соблюдать правила, старательно учиться и не встревать в неприятности, пребывание в академии станет интересным и даже веселым. Все на самом деле зависит только от ваших желаний – упрямиться и существовать в этих стенах, как в узилище, либо же плыть по течению и радоваться жизни. Присмотритесь друг к другу, – он выдержал паузу, дожидаясь действий студентов.

Я почему-то взглянула на демона. И не прогадала – он тоже пялился на меня.

– Вы увидите обыкновенных подростков, которым хочется внимания. Ни один из вас ничем не хуже остальных, равно как и ничем не лучше. Уважайте друг друга и преподавателей, научитесь доверять и находить компромиссы. И поверьте, через год вы не узнаете самих себя и увидите, как сильно изменилось ваше мировоззрение.

На последнем слове взгляд красавца задержался на мне, и его пухловатые губы расплылись в соблазнительной улыбке. Кто же он? Точно не оборотень, не демон, да и на вампира не похож. Инкуб! Это могло бы объяснить мое острое желание раздеть его прямо здесь и сейчас. Кто еще обладает таким сверхсильным магнетизмом?

– Простите, господин Эмберс, – отозвалась нахалка Вилар, разрывая мой контакт с ректором. Ух, ненавижу!

– А можно полюбопытствовать, какой вы расы?

От ведьминого тошнотворно-слащавого голоса пиявки из моего желудка чуть не полезли обратно. Но, признаться, ответа я ждала с замиранием сердца.

– Можно, – покровительственно улыбнулся тот, заставляя меня возненавидеть Вилар еще больше. – Я дракон золотого рода.

– Из того самого рода Эмберсов? – не унималась девица.

Даннир утвердительно кивнул и в один миг посерьезнел.

– Что ж, оставляю вас завершать вечернюю трапезу. Не забывайте, что отбой ровно в девять вечера. В это время все должны быть в своих койках. Свет и горячая вода будут отключены. А если кто-то попытается практиковать магию, я сразу же об этом узнаю.

Наши глаза снова встретились, и он тихо добавил, будто только для меня:

– Спокойного вечера.

– И вам, господин Эмберс! – прокричала Виолетта, а ее свита бросилась кидать вслед уходящему мужчине пожелания сладких и нежных снов.

Когда дверь в зал закрылась, на мгновение наступила гробовая тишина. Но недолго она длилась. В компании девушек многозначительно переглянулись и взорвались хохотом. На что парни за соседними столиками отреагировали открытым раздражением. Я, орки, некромант и чокнутая ведьма сидели с отстраненным видом, не желая смешиваться с общей массой.

Тяжко вздохнув, перевела глаза на хихикающую Виолетту. Эх, опять я одна. Она, поймав мой опечаленный взгляд, который я не успела скрыть, посмотрела с нескрываемой злобой и превосходством, будто бросала вызов и обещание расплаты. И только теперь я поняла, что ведьма почувствовала во мне конкурентку. Вилар запала на дракона не меньше меня.

* * *

«…А чтобы излечить очаговую алопецию, необходимо смазывать лысину настойкой из корней аира и лопуха, а также шишек хмеля». Поставив жирную точку, я отбросила ненавистную тетрадь подальше и завалилась на койку. Великородные боги, это не учеба, а настоящая каторга!

Первая неделя не прошла, а промелькнула, словно вспышка молнии. Эти изверги заставляли вставать бедных деток неприлично рано, учиться до семи вечера, а в девять – спать. Хотя упрашивать никого не приходилось, некоторые отключались даже раньше. Суббота – тоже учебный день, а к воскресенью накопилось столько заданий, что я только в шесть вечера закончила последний доклад по ботанике.

А сейчас лежала на кровати и думала, не плюнуть ли мне на все это? Я превращалась в страшного зверя по имени зубрилка. Конечно, будут последствия. Я что-то упущу, начну отставать, завалю тесты, а потом и не замечу, как очнусь на позорном столбе. Этот пункт свода правил о наказаниях пугал меня больше остальных. Публичное порицание и унижение – никогда не испытывала ничего подобного, но почему-то страшно боялась. Особенно неприятной эта мысль стала после того, как кто-то распустил слух, что висеть на позорном столбе придется голышом.

Мне стесняться нечего, я часто пользовалась красотой своего тела для достижения собственных целей, ну или чтобы поесть. Но разница в том, что я всегда сама выбирала, кому достанусь, а в этом случае меня лишат каких либо прав. Выбор – единственное, что у меня есть в жизни. Конечно, никто не спрашивал моего мнения, когда отправлял в это место. Так решил высший Совет магистров. Кто я, чтобы им противостоять? Но теперь только от моих действий и решений зависит дальнейшая судьба.

Я выбрала учиться. Не ради глупых баллов, а для себя. Все, что услышала на уроках за эту неделю, несомненно, пригодится в будущем. Не все предметы мне нравятся, а некоторые преподаватели наводят на мысли о крайней жестокости, но в общем неплохо.

Помимо расовых различий, ботаники и права у нас будут и другие общие предметы: алхимия, защита от магических воздействий, правила безопасности в магии и физическая подготовка. Остальные дисциплины делились по группам для разных рас. Меня записали на курс метаморфоза вместе с Дерилом, некромантом и оборотнями.

Первые три занятия были теоретическими, но преподавательница мне очень понравилась. Хотя бы тем, что она вампиресса, правда, уже в преклонном возрасте, но тем лучше для меня. Больше знаний, меньше конкуренции! Она же обучала левитации, огорчало только присутствие всех ведьм на уроках. Эх, и пока тоже только теория.

А вот какие предметы я воистину возненавидела, так это телекинез и телепатию. Мало того что препод – демон, так еще и учиться придется с рогато-хвостатыми. А один из них – самовлюбленный и напыщенный принц, который прожигает во мне дыру взглядом при каждой встрече. Какая там телепатия, когда разумные мысли отвлекают эти их хвостики, мелькающие из стороны в сторону.

На первый урок я пришла, а вот на следующие три не явилась. Для себя строго решила исправить это недоразумение. Всего-то нужно сходить к ректору и ласково попросить разрешения не ходить на это занятие. Одна беда, проректор-фея сообщила, что дракон отбыл в город по важным делам и его не будет в академии до вечера. О, да! Я уже предвкушала нашу встречу. Ох, мне же нужно подготовиться! Принять душ, накраситься, надеть второе платье и морально настроиться.

Резко поднявшись с кровати, я прихватила свое небольшое полотенце, мыло и раствор для свежего дыхания. В коридоре было на удивление пусто, но за дверями то и дело раздавалось невнятное бурчание девиц. Проходя мимо комнаты рыжей ведьмы, услышала заливистый смех и невольно стала свидетелем ее разговора с другой ведьмой, обладательницей запоминающегося писклявого голоса, Лаймой Стоун.

– Так тебе нравится Кенрод? Не смеши!

– Я уже жалею, что сказала тебе, – угрюмо ответила Лайма.

– Да ладно тебе, перестань, мы же подруги.

Я еле удержалась, чтобы не разразиться зловещим хохотом от этой фразы. Сомневаюсь, что эта особа вообще понимает значение слова «дружба».

– Хорошо, тогда расскажи, на кого ты запала, – потребовала Стоун.

Только сейчас я осознала, что стою около двери Вилар и, навострив уши, прислушиваюсь к каждому слову.

– Ну, это не секрет! На ректора, конечно же. Даннир такой лапочка, ты же видела, как он смотрел на меня в первый день.

– Да-да, – задумчиво протянула Лайма, наверняка думая то же, что и я сейчас.

Ну и дура эта Виолетта! Как можно быть такой самонадеянной? Ведь дракон смотрел на меня! Ни на секунду не отрывал своих прекрасных голубых глаз.

– И что ты собираешься делать? Наверняка отношения с преподавателями запрещены.

– Мы с Данниром будем держать все в тайне, – заговорщицки прошептала Виолетта. – Жаль, что он уехал, но как только вернется, уверена, сразу приступит к активным действиям.

Пытаясь сдержать смех, я закрыла рот ладонями, издавая хрюкающие звуки, и меня услышали. Дверь комнаты резко распахнулась, и на пороге показались две злые ведьмы.

– Ах, ты ж, кровососущая дрянь! – завопила рыжая на весь этаж.

В ту же минуту остальные девушки повылезали из своих комнат, сбегаясь на шоу. Я удивленно приподняла одну бровь и сложила руки на груди, всей позой выражая насмешку.

– Ты хочешь обсудить мою жажду крови, Вилар? – прохрипела я, демонстрируя вытянувшиеся клыки.

Она тут же напряглась, злобно поджав губы. Взгляд фиолетовых глаз метнулся на собравшуюся толпу и тут же потупился. Она знала, что неровня мне, и вступать в открытый конфликт недальновидно с ее стороны. Гордо задрав голову, Виолетта молча шагнула в свою комнату и звонко хлопнула дверью. Я же под сопровождение шушукающегося хора направилась в душевую.

Приходить сюда я не любила. Даже к ржавой дверной ручке было неприятно прикасаться, что уж говорить о старинных кранах, работающих через раз. Облупленная местами плитка в маленьком помещении была грязно-бежевого цвета с черными от грибка швами. Поборов брезгливость, я вошла внутрь и, подняв с пола отбившийся уголок керамики, подсунула его под дверь. Не я первая придумала этот метод закрываться изнутри, но ничего лучше не было. Расшнуровав корсет на платье, аккуратно сняла его и повесила на прогнившую деревянную вешалку-стойку, разулась и ступила под душ. Задвинув заплесневелую, склизкую шторку с жалкими остатками некогда яркого орнамента, сразу потянулась к горячему крану, зная, что с теплой водой здесь большие проблемы. И тут же завизжала как резаная от острой, обжигающей боли по всему телу.

Я отскочила от потока кислоты, вылившейся на меня и, запутавшись в шторке, повалилась на пол, продолжая вопить. Капли едкой жидкости все еще падали на ноги, прожигая кожу, и я начала ползти вперед. Собственный крик заглушил шум в коридоре. А подняв голову, я на несколько секунд застыла на месте. В проеме открытых каким-то волшебным образом дверей собралось, казалось, все женское крыло общежития. И первую рожу, которую мне довелось увидеть – рыжеволосой ведьмы. В отличие от остальных, которым мое положение казалось крайне комичным, она смотрела на меня сверху с холодным превосходством. У меня не осталось сомнений, что это ее рук дело.

– Ох! – с наигранной взволнованностью произнесла зараза, останавливая жестом своих хихикающих подружек. – Какая неудача… Кому же пришла в голову сумбурная идея добавить в бак с водой вербену? Ведь среди нас же есть кровососка.

Демоницы, эльфийки и ведьмы вновь рассмеялись, а я почувствовала закипающую внутри ярость. Хотела встать и как следует проучить Вилар, а заодно и этих глупых куриц, но адская трава забрала все мои силы.

Попыталась оттолкнуться от пола и с гордостью подняться на ноги, но, поскользнувшись на мокрой плитке, упала обратно, больно ударившись плечом. Встать мне удалось лишь с третьей попытки, и никто из них не предложил помощи. Вместо этого они смеялись и тыкали пальцами, будто я болотная нежить. Душевая шторка, облепив тело, запуталась в ногах, не давая шагнуть. К тому же я ощутила сильное головокружение и дрожь по всему телу. Боясь вновь упасть, оперлась о стену, схватила свое платье и кое-как прикрылась. Моя злость онемела. Насмешки и глупые выкрики звучали далеким эхом в моей голове, скалящиеся лица девиц сливались перед глазами.

В таком состоянии я была единожды, когда один из клиентов опоил меня виски с вербеной и ослабленную повел в VIP-комнату. Хорошо, что Сорби, наш охранник, вовремя заметил мое отсутствие. Тогда я провалялась в постели три дня, паря на грани сознания. Вербена выжгла меня изнутри, и только благодаря сильной крови мавки мне удалось выжить. Не знаю, о чем думала глупая ведьма, ведь она могла запросто меня убить, неужели совсем страха нет? Или мозгов…

Я сделала пару шагов к двери. Толкнув в плечо преградившую мне путь эльфийку, выбралась в коридор, видя перед собой карусель из пола, стен и потолка. Кто-то сзади резко выдернул платье из моих рук, и, не удержавшись, я вновь упала.

– Какого лешего ты творишь? – прогремел на весь этаж грозный голос.

В одно мгновение все стихли, и повисла напряженная тишина. Опершись ладонями о пол, я медленно подняла голову и увидела в пяти шагах от себя десятки ног. Демон, судя по всему, обращался не ко мне, потому что его пылающие необузданным гневом глаза были направлены выше.

– Не вмешивайся, Тэйт, – произнесла эльфийка. – Мы сами разберемся. Уходите, парням нечего делать в женской части.

– Это почему же? – насмешливо отозвался чей-то мужской голос. – Я не против посмотреть на голую вампиршу. Интересно, она чем-то отличается от наших девчонок?

Вот вам и благородный эльф. Я узнала его по голосу с нотками брезгливости.

Казалось, хуже ситуации и не придумаешь. Я лежала голая и мокрая на полу в окружении стервятников, которые с предвкушением обсуждали возможность на меня поглазеть. Но еще хуже стало, когда я поняла, что прямо сейчас потеряю сознание.

* * *

Тэйт

Я еле сдерживал свою боевую сущность, а стихия густой энергией собралась в руках, грозясь вырваться наружу взрывом пламени. Адам первым услышал вопли из женского крыла, когда мы собрались в коридоре. Тут же выбежали эльфы и с азартным блеском в глазах понеслись к девушкам. Точно стервятники. Когда я увидел эту жуткую картину, внутри будто похолодело.

Райдэн с мокрыми волосами, облепившими обезображенное багровыми волдырями лицо, шатаясь из стороны в сторону и прикрывая дрожащими руками свое тело какой-то тряпкой, пыталась идти вдоль стены. А собравшиеся позади девицы заливались звонким хохотом, бросая вслед ей насмешки. Одна из демониц подбежала к ней со спины и дернула за тряпку, которой оказалось платье.

Я замер, останавливая остальных, и будто в замедленном заклятии наблюдал, как сильная вампирша падает на пол, словно сломанная кукла. Увидев ее хрупкое обнаженное тело, окруженное смеющейся толпой, почувствовал щемящую жалость, на которую, казалось, не был способен. Чтобы не смотреть на нее, переключил свою злость на Вилар. Кто еще, как не она, устроил бы такую подставу? Ведьма перешла все границы дозволенного. Я и не представлял, что эта миловидная кукла способна на такую жестокость. Разве она не понимает, что ожоги вербеной смертельно опасны для вампиров?

Один из эльфов так вовремя дал повод выпустить злость, которую я попросту не мог направить на девчонку. В два счета уложил хрупкого мальчика на лопатки и закрепил урок знаковой гематомой под глазом. Толпа девушек и парней стихла. Как же, теперь все внимание направлено на драку.

– Все пошли вон! – взвыл я, подтверждая слова взглядом.

– Давайте, девушки, расходитесь по комнатам, – поддержал меня Дерил, разгоняя толпу руками. – Сейчас сбегутся преподы, и ректор скоро припрется. Всем на пироги достанется.

Не обращая внимания на суету за спиной, я подошел к лежащей на полу вампирше, присел и заправил прядь ее черных волос за ухо. Она не реагировала.

– Нужна помощь? – спросил Пит.

– Уведи всех отсюда, – бросил не оборачиваясь. – Молча.

Не знаю, что я собирался делать, просто действовал интуитивно. Поднял Райдэн и отнес в ее комнату. Как узнал, какая из комнат ее? Просто был здесь уже однажды, в наш самый первый день. Не мог долго заснуть и пришел к ней под утро. Хотел высказать все, что о ней думал, вылить злость, скопившуюся с момента нашей встречи, но, увидев ее спящую, не смог. Просто стоял и пялился на девушку, ни о чем не думая.

Уложив вампиршу на постель, прикрыл старой простыней. Хотел, но не позволил себе разглядывать ее тело, это бесчестно. Даже хмыкнул своим мыслям, ведь все уже видел – глаз не отвести. А вот на лицо и шею сейчас смотреть было жутко, все обезображено сильными ожогами.

Находясь рядом с девушкой, почувствовал знакомое жжение на родовой метке и сильно потер предплечье рукой. Я никому об этом не рассказывал, но она начала расти, извиваться новыми узорами почти до самого локтя, и это очень беспокоило меня. Нужно связаться с отцом, но для этого придется подождать дракона.

А вот Райдэн необходима помощь немедленно. Можно было бы позвать проректора. Тем более что она фея и наверняка сможет исцелить девушку. Но я опять поступил по-своему, не желая даже задумываться о последствиях. Просто поднес запястье к приоткрытому рту вампирши и надавил на ее клык. Инстинкты хищницы мгновенно проснулись, и она, не открывая глаз, присосалась к вене с демонской кровью. Темный, это было малоприятно, даже больно, но я терпел вопреки крикам разума о том, что это полный абсурд.

Я, принц демонов, добровольно кормлю кровососку! Разве не из-за этого я сюда попал? Разве не по ее вине? Ладно, должен признаться если не остальным, то хотя бы себе, что и в первый раз согласился на это добровольно. Да, я был пьян и одурманен ее красотой. Пресвятые праведники, да я так хотел ее, что готов был ползать у ног. Такого дикого возбуждения не испытывал никогда за все свои двадцать три года жизни. И когда вкушал сладость этих алых губ, не мог избавиться от назойливой мысли, что хочу поделиться с Райдэн своей кровью. И если вернуться к моменту, когда это произошло, не могу скрывать, что лучшей ночи в моей жизни еще не было. Очнулся мой разум намного позже, когда я стоял в центре зала на круге совета, где решалась моя дальнейшая судьба. А после этого проснулась и злость.

Отдернув руку, я зажал ранку и подождал несколько минут, пока кожа затянется. Вампирша менялась на глазах, самые большие волдыри уменьшились, а покраснения и вовсе сошли. Кожа стала шероховатой и огрубевшей, но это легко можно исправить какими-то заживляющими мазями. С ней все будет в порядке, а мне, пожалуй, пора. Никто не должен узнать об этом, даже она…

Выйдя в коридор, я услышал смех девушек в соседней комнате. Они собрались компанией и бурно обсуждали событие. Поборов негодование и брезгливость, я направился к себе. Но не успел сделать и пяти шагов, как у лестницы наткнулся на дракона. Хорошо, он мне как раз и нужен.

– Тэйт Аскель, я так понимаю? – уточнил ректор, осматривая меня подозрительным взглядом.

– Правильно понимаете. Мне нужно связаться с отцом. Немедленно.

Он насмешливо приподнял бровь и сложил руки на груди.

– Ты отдаешь мне приказ, мальчик?

Сжал губы, чтобы не выплеснуть поток бранных слов. Я ведь все еще не угомонил свою стихию. Так и хотелось метнуть шар огня в его наглую морду.

– Вообще-то вы говорите с принцем. Требую немедленно связаться с королем. Это дело государственной важности.

Дракон посуровел и сделал шаг ко мне, прожигая взглядом. В его глазах чувствовалась невероятная сила, угнетавшая даже мою. Я еще раз пожалел, что не слишком многое умею, слишком слаб для противостояния этому чешуйчатому.

– В следующий раз, когда захочешь связаться с отцом, не забудь вежливый тон и слово «пожалуйста». А сегодня я тебе отказываю в просьбе.

Выразив глазами все, что о нем думаю, я обошел высокую фигуру и направился к себе.

– Я еще не закончил, – остановил меня злобный голос. – Я вернулся пять минут назад, а кристалл контроля на вашем этаже показал, что была использована магия в туалетной комнате женского корпуса. Ты к этому имеешь отношение, Тэйт?

Не оборачиваясь, я бросил на ходу:

– Спросите лучше Вилар. Ей точно есть что рассказать.

* * *

Райдэн

– Вот так, хорошо. Уже приходит в себя.

Невнятное шуршание и голоса манили меня из забвения.

– Спасибо, госпожа Фейн. Вы очень помогли.

– Что вы, господин Эмберс, это было несложно.

Открыв глаза, сквозь мутную пелену я увидела склонившихся надо мной красавца-мужчину и пожилую преподавательницу.

– Райдэн? Слышишь меня? – позвал дракон.

Я кивнула головой, пытаясь вспомнить, как оказалась в своей комнате. Но в памяти был конкретный провал.

– Я оставлю тебе флакончик крови мавки. Выпьешь еще раз перед сном, – пробормотала старая вампиресса и обратилась к ректору: – Если вы не против, я пойду. Много дел накопилось.

– Конечно, госпожа Фейн. Еще раз спасибо.

Дождавшись, когда мы останемся одни, дракон взял стул и поставил его подле моей кровати. В голове шумело, лицо и шея жутко чесались, и я вспомнила все.

– Кто-то подкинул вербену в бак с водой, – скорее для себя, чем для ректора озвучила я.

– Знаю, – кивнул он, поймав мою руку, которой я как раз собралась унять нестерпимый зуд кожи. – Ну-ну. Нельзя!

Обиженно поджала губы, чем вызвала добродушную улыбку у очаровательного мужчины. Сидя так близко ко мне, он давал возможность любоваться его красотой, изучать и восхищаться. У нас определенно был контакт, ведь и он не мог отвести от меня глаз. Ой!

Подумав, как я должна выглядеть с ожогами, в ужасе дернулась вперед, но тут же ощутила странный холодок по телу. Светлая, я ведь до сих пор голая! Прикрывая руками обнаженную грудь, стыдливо взглянула на мужчину. Он не подал виду, что заметил мое смущение. Вместо этого выразил обеспокоенность.

– Тебе лучше прилечь. Не волнуйся насчет ожогов, они все сошли. Через пару дней ты и не вспомнишь о происшествии.

– Не думаю, что такое можно забыть, – честно призналась я.

Это не просто попытка убийства, а еще и позор на всю академию. Ну, Вилар, держись у меня! Ты трижды пожалеешь, что родилась на свет.

– Уже вижу опасный блеск в твоих глазах, но притормози маленько, – осадил меня дракон. – Я непременно найду виновного. И он отбудет наказание на позорном столбе. А если ты надумаешь мстить, Райдэн, то и сама окажешься там. Поняла?

Хоть его последние слова мне и не понравились, но тот заботливый тон, с которым он их произнес, не дал разозлиться. Я, конечно, и не думала отказываться от мести. Но сделаю это так изощренно, что он никогда не уличит меня в преступлении.

Еще немного поиграв в гляделки, ректор улыбнулся и встал со стула.

– Ладно, отдыхай, Райдэн. Увидимся завтра.

Я закусила клычком губу, пытаясь придумать, как бы задержать его еще хоть на минутку.

– Господин ректор. У меня к вам просьба.

– Слушаю, – повернулся он у двери.

– А можно мне устроить персональные занятия по телепатии и телекинезу?

На немой вопрос дракона тут же ответила фирменной улыбкой.

– Понимаете, там ведь одни демоны. А вы же знаете, как демоны с вампирами ладят. Ну… в общем, никак.

– Понимаю, – хмыкнул Эмберс. Несколько секунд что-то обдумывал и вынес вердикт: – К сожалению, не выйдет, Райдэн. Расписание изменить невозможно. Ты должна понять, что я не буду подстраивать учебный процесс под прихоть каждого ученика. Это вы должны приспособиться к системе.

Увидев мое разочарование, он широко улыбнулся напоследок и, попрощавшись, оставил меня в комнате одну.

В окно светила полная луна, был поздний вечер, значит, я отключилась часа на четыре, не меньше. Не знаю, чем откачивала меня госпожа Фейн, но жажды не чувствовала совсем. Будто она влила в меня несколько литров отменной питательной крови. Думаю, тот флакончик, что вампиресса мне оставила, можно пока не опорожнять, а припасти на всякий случай.


Глава 3

Виолетта

Собравшись у входа в общий зал, мы с девчонками обсуждали вчерашние события. Уже пять минут как должна идти первая лекция второй недели обучения, но преподавательница задерживалась. А мы стояли в коридоре, ожидая ее прихода.

– И она посмела сегодня явиться?.. – возмутилась эльфийка Аринаэль.

– Я же говорила, что ничего страшного с ней не случится, – отозвалась демоница Кайра Драстарк.

Всегда молчаливая, сегодня она была болтливее остальных. Неужто так сильно волновалась за кровососку? Если честно, вчера Кайра явно перегнула палку, когда вырвала из рук Рай платье и толкнула ее на пол. Добивать унижением и без того уже жестоко наказанную было… неправильно.

– Конечно, к ней ведь пришла на помощь вторая кровососка, – заявила Ари. – Наверняка поделилась… опытом.

Девчонки дружно захохотали, вспоминая, как встретили в коридоре госпожу Фейн с двумя флаконами багровой жидкости.

– Что происходит? – раздался негромкий голос ректора, и все мигом смолкли.

Хотя Аринаэль все же не сдержала глупого смешка. Мельком взглянув на нее, заметила, что только присутствие дракона мешало ей расхохотаться в голос.

– Студентка Либерийская, я не привык повторять дважды, – ректор был явно раздражен. – Что вы здесь делаете?

– Ну, госпожа Альтус опаздывает, и мы собрались ее искать, – деловым тоном пояснила Лайма.

– Прекрасно. Значит, у нас есть время найти виновного во вчерашнем инциденте.

Ректор обвел нас строгим взглядом и сложил руки на груди.

– Кто-нибудь из вас знает, кто подсыпал вербену в бак с водой?

И тут случилось то, чего я никак не ожидала. Все как один посмотрели на меня. Да, я не скрывала своего негативного отношения к Селли, но подставляться так явно было бы слишком глупо с моей стороны.

Кричать и оправдываться в этой ситуации я посчитала неуместным. И потому спокойно встретила взгляд господина Эмберса. Прекрасные глаза, должна признать. Вот только что они выражали, я так и не смогла понять.

– Девушки, возвращайтесь в класс и ждите госпожу Альтус. А ты, Виолетта, следуй за мной, – приказал ректор, развернулся и направился к лестнице.

Не успела я отойти на пару шагов от сборища, как в спину донеслись шепотки:

– Думаешь – она?

– А кто же еще?

– Только она так ненавидит Райдэн.

– Тем более ведьмы всегда знают, какие травы и куда добавлять.

– Точно!

Я ускорила шаг. Противно это все! Так омерзительно, что я до сих пор не привыкла к такому отношению. Пусть и сама за спиной обсуждаю других, но при этом никогда не выдумываю того, чего не было. И я искренна… в ненависти хотя бы.

Что ж, по крайней мере, сбылась моя мечта, и мы останемся наедине с драконом. Пусть и не при таких обстоятельствах, как мне бы хотелось. Но ведь главное – результат?

Поднявшись вслед за ректором на пятый этаж, я будто совсем в ином здании оказалась. Тут было чисто! Хоть стены и обшарпаны не меньше, чем в других помещениях, но порядок практически идеальный.

Ректор ожидал меня у третьей, слева от лестницы, двери. Когда я подошла к нему, он открыл ее и посторонился, позволяя войти первой. Все же воспитание представителя знатного рода выше всех остальных привычек. Да и красивый мужчина должен быть красив во всем.

Я благодарно кивнула и зашла внутрь.

Мои ожидания предполагали как максимум строгую рабочую обстановку без изысков, но кабинет оказался поистине роскошным. Просторный, раз в пять больше моей комнаты, с огромным окном, которое занимало половину стены. Интерьер выдержан в шоколадных тонах. Стол, изготовленный из дорогого дерева, рабочее кресло, больше похожее на трон, книжный шкаф, также не из дешевого материала, со множеством открытых и закрытых полок, где, скорее всего, хранились личные дела студентов, и большой кожаный диван – все это заставляло чувствовать себя не столько на вызове у ректора, сколько на официальном и важном приеме. Я на таком была лишь единожды – у магистров магии, когда получала направление сюда. Даже у ректора моей прошлой магической академии обстановка в кабинете была намного скромнее.

– Присаживайся, Виолетта, – проговорил Эмберс, прикрывая за собой дверь.

За эти дни я так соскучилась по нормальной, не скрипучей и не грозившей сломаться подо мной мебели… Но прежде, чем я опустилась на диван, мое внимание привлекло какое-то странное движение у окна, хотя ректор сейчас стоял у шкафа, в стороне. Пригляделась. Ничего себе! Тончайшая штора-хамелеон! Она же безумно дорогая! Ведь, кроме того, что ткань подстраивалась под естественное освещение и расцветку интерьера, не требовалось никакого ухода за ней, а служила она практически вечно. Да за стоимость одной такой шторы можно отремонтировать целый этаж этой академии! Я подошла к окну, чтобы окончательно убедиться в своей догадке. Ошибки не было.

– Виолетта, – окликнул меня ректор, когда я уже с затаенным трепетом трогала ткань.

Люблю дорогие вещи, тут уж ничего не поделаешь. С досадой я выпустила шторку из рук, но, прежде чем отойти к дивану, выглянула в окно. Весь внутренний двор академии как на ладони. Для слежения самое то. Эта мысль и вернула меня в реальность, в которой я оказалась объектом навета.

Я слишком резко плюхнулась на диван. Господин Эмберс удивленно посмотрел на меня, но быстро отвел взгляд, уткнувшись в бумагу, которую держал в руках. Этим я и воспользовалась, чтобы еще раз рассмотреть его. Он – мужчина из сказки. Обаятельность драконов известна на весь мир. Непобедимые хищники во второй ипостаси и нежные, чуткие любовники для своих женщин. Их парой могла стать девушка любой расы, лишь бы возникла магическая связь, которая объединит сердца двух влюбленных.

Эх, все-таки жаль, что приворотные зелья запрещены. А ведь именно из-за них я сюда и попала. Конечно, моей вины не было вовсе, это чистой воды подстава, но доказательств не нашли, а одному лишь моему слову магистры магии не поверили. Мне, девушке из высшего общества, с превосходной репутацией и неочерненной историей! Да я была лучшей первокурсницей на потоке зельеварения! Оставалось всего две недели до выпускных экзаменов, и меня ждало распланированное лето.

Но случилось нечто странное, как в страшном сне, – в один момент и бесповоротно. Я варила стандартное зелье улучшения памяти прямо на уроке, смешивая привычные компоненты в равных пропорциях. Неожиданно что-то взорвалось, покрыв класс и всех, кто был в нем, черным магическим дымом. Мы тогда отмывались не меньше двух недель. Но если бы это была вся беда!

Разразился огромный скандал, в академию вызвали стражей порядка, и следствие показало, что в одной из баночек в моем наборе оказалась пудра корня морены, которую я приняла за привычную ежевику. Мало того, это редкостное растение накануне пропало из личных вещей самого ректора. А еще морену добавляют в приворотные зелья. В общем, повесили на меня сразу все: и кражу, и приворот, и покушение на жизни преподавателя и студентов.

– Отчислена… переведена… рекомендуется… – отрывочно зачитал вслух дракон, прерывая мои мысли, и поднял на меня взгляд.

Мне почему-то так стыдно стало за свою наглость. Наверное, так и просыпаются чувства…

– Ты понимаешь, что тебя ожидает? – спросил он серьезным тоном, но в глазах мелькнуло что-то далекое от строгости.

– Ничего того, чего сейчас нет, у меня не будет, господин Эмберс, – уверенно глядя в его голубые глаза, ответила я.

– Известно ли тебе, что ты не сможешь мне соврать? – звучало больше как вызов, вроде «попробуй, ну же».

– Я не стала бы врать, даже имея такую возможность.

– Что ж, – отложив листы в сторону, проговорил дракон, – это ты добавила вербену?

– Нет, – прозвучал мой твердый ответ.

– И не знаешь, кто мог это сделать? – зашел он с другой стороны.

– У меня нет ни малейшей информации по этому поводу.

Ведь действительно не знала, кто мог так поступить с вампиршей. Я, конечно, ненавидела ее, но попасть под наказание из-за кровососки не была намерена. Узнаю, кто так подшутил, непременно пожму ему руку. А потом прокляну, несмотря на запрет магии в академии. За то, что под удар меня подставил.

– Можешь идти, – только и сказал ректор.

Я чуть не спросила: «И это все?», но вовремя осадила себя.

– Всего доброго, господин Эмберс, – тихо, с придыханием пожелала ему, уже открыв дверь.

– Всего доброго, Виолетта, – мне показалось или он действительно тоскливо вздохнул?

Если так, то можно считать, что Даннир уже мой!

* * *

Тэйт

Когда в класс вошла госпожа Альтус, беспрерывно махая крыльями, я сразу ощутил запах алкоголя. В неверии покосился на Адама, и он, поймав мой взгляд, утвердительно кивнул. Вердикт – виновна. Ну, если даже мой нос уловил амбре настойки полыни за пять метров, то наверняка феечка пила с утра. А может, и с ночи.

– Приветствую, класс, – прохрипела она.

Йоган закашлялся, прикрывая нос рукой, а Адам смешно поморщился. Да, лучше б она молчала.

– Сегодня у нас по плану самостоятельный конспект. Знаете, что это такое?

Мы с Дерилом недоуменно переглянулись, еле сдерживая смех. Сзади зашептались девушки, тоже заметив некоторые странности в поведении нашего проректора. Кроме запаха еще и с координацией у феи были явные проблемы. Она с трудом умостилась на стуле, споткнувшись несколько раз, пока шла до него. И вот, когда настало время объяснить нам, студентам, что же такое этот самостоятельный конспект, в класс вошел дракон. Кстати, его запах оборотням тоже не нравился, напоминая соленую рыбу, но до меня, слава Темному, эти ароматы не доносились.

– Доброе утро… – ректор запнулся, переведя подозрительный взгляд на Фрейлю Альтус. Та, смешно поджав губы, быстро ему кивнула и опустила голову к книге.

– Кто-то спалился, – шепнул Дерил, явно радуясь ситуации.

Фею он невзлюбил с первого занятия. Теперь от одного ее упоминания в его глазах сверкал опасный огонек. В такие минуты я задумывался, что этот парень не так прост. А образ весельчака – лишь прикрытие.

Эмберс явно учуял очевидное, но промолчал, и данная ситуация вызвала ухмылки у всех студентов.

– Прошу внимания, – отрезал дракон, поворачиваясь к нам.

Я тут же покосился на Райдэн, сидящую за последней партой. Она не пришла на завтрак, а в аудитории, пока мы ждали преподавательницу, угрюмо смотрела в окно. У меня даже возникли мысли подойти и… не знаю. Не могу же я у всех на глазах с ней общаться!

О вчерашнем никто из моих приятелей не заикнулся, потому что поступили бы так же. Но как бы там ни было, вампирша – мне не друг. И вот сейчас, когда зашел чешуйчатый, кровососка оживилась. С чего бы это? Увидев ее слабую улыбку, я заметил ответный ей, теплый взгляд дракона. Нет! Что между ними может быть? Они-то и не виделись толком. Хотя, когда я ушел, он мог проверить состояние Рай. И не только на словах…

– Думаю, ни для кого уже не секрет, что вчера вечером в женском корпусе произошел пренеприятнейший инцидент, который поставил под угрозу жизнь студентки, – ровным тоном сказал дракон и медленно обвел всех взглядом. А затем ошарашил резким вскриком: – Это недопустимо! Мне пришлось целую неделю разбирать завалы в финансовых делах, которые оставил бывший ректор академии. Но, как я вижу, проблемы не только в финансовой части, порядка среди студентов также нет.

Понимая, что это только вступление к чему-то более серьезному, все сидели, не издавая ни звука и не шевелясь. Никому не хотелось переводить гнев дракона на себя.

– Что ж… – уже спокойнее продолжил Эмберс. – Начнем все сначала. Отныне будут новые правила, которые, я надеюсь, помогут сохранить ваши жизни до конца учебного года. Преподаватели не станут опаздывать на свои же уроки. И не будут забывать о своей обязанности доносить материал до учащихся максимально доступно…

Фея издала странный звук, похожий на стон ужаса.

– …Студенты станут прилежно учиться. А все виновные в нарушении порядка понесут строжайшее наказание.

Он смолк, уставившись на двух эльфиек, которые прямо за моей спиной перекинулись краткими мнениями о привлекательности ректора. Да что они в нем нашли? Смазливый, не лучше эльфов. Наверняка все дело в его статусе и богатом роде.

– А сейчас внимание, – Эмберс поднял указательный палец и потянулся к нагрудному карману. Все застыли, внимательно наблюдая за тем, что он достает. Это был черный кристалл каплевидной формы размером с мой коготь. – У того, кто подсыпал вербену в бак с водой, есть возможность признаться в этом прямо сейчас. И тем самым отчасти облегчить неминуемое наказание.

По классу прошлись возбужденные шепотки, но спустя полминуты, виновный так и не решился.

– Хорошо, – подытожил ректор. – Тогда кристалл сделает это сам.

Он направил магический артефакт на студентов, повел им слева направо и обратно несколько раз, пока не остановил руку по центру. Я бы подумал, что дракон направляет его на меня, но быстро понял – он смотрит чуть выше. Все как один проследили за его взглядом, а когда нашли искомый объект, дружно охнули.

Я удивился, что это оказалась не Вилар, с которой у Рай случались мелкие стычки с первого дня, а… демоница. Вроде бы ее звали Кайра, и она казалось мне очень знакомой, словно какой-то эпизод из прошлого. Девушка, потупив взгляд черных глаз, опустила голову, направляя свои небольшие рожки прямо на ректора. Ее плечи слегка подрагивали, будто она плакала, но присмотревшись, я заметил, что алые губы изогнулись в насмешливой улыбке. Нет, она определенно не плакала. Хотя, будь я на ее месте, не стал бы смеяться. Стоило лишь подумать, что эта глупая выходка могла привести к печальному исходу, как сила огня вновь разбушевалась внутри меня. Нет, я так просто этого не оставлю.

Словно почувствовав на себе взгляд, она посмотрела прямо на меня. Теперь демоница надела маску невинности, печально и растерянно нахмурив брови. И опять что-то знакомое промелькнуло в памяти. А могла ли она быть…

– Кайра Драстарк, вы признаете, что подкинули вербену в бак с водой? – жестким тоном спросил дракон.

Она покрутила головой, оценивая реакцию остальных, и медленно кивнула.

– Да. Но это получилось совершенно случайно. Я не подумала, что Райдэн будет больно. Просто вода в душе пахла плесенью, а вербена же антибактериальная, вот и…

– Чепуха, – перебила ее Райдэн, продолжая смотреть в окно. – На территории академии вербена не растет, я проверяла. С собой провозить любые лекарственные травы запрещено. То есть ты могла либо украсть ее в кладовой профессора Альтус, что есть заранее продуманное действие, либо…

Прервавшись, она посмотрела на меня. А я-то при чем? Неужели намекает, что это я дал демонице вербену? Чушь!

– Думаешь, самая умная? – зашипела Кайра, вставая с места.

– Тише, госпожа Драстарк, – повысил голос ректор. – Вы сейчас не в том положении, чтобы хамить. Вас ждет высшая мера наказания. Отправляйтесь в коридор первого этажа прямо сейчас.

Повисла тишина, и все уставились на демоницу. Она, гордо задрав подбородок, забросила длинные черные волосы за плечо и вновь посмотрела на меня. Святые праведники! Вспомнил! Год назад, вечеринка в честь моего дня рождения. Я был пьян, а она клялась мне в любви и была согласна на все. Естественно, наутро я и имени ее не вспомнил. Просто ушел домой, пока та спала. Нет, это точно она! Осмотрев ее с ног до головы, окончательно убедился в этом. Естественно, я не узнал ее. Тогда у нее волосы были короче, и она не пользовалась таким ярким макияжем.

Занятно, что сейчас она выглядела как точная копия Райдэн – та же алая помада, черная подводка, темно-бордовое платье с вырезом. Когда Кайра уловила признаки узнавания в моем взгляде, ее губы дрогнули, изогнувшись в язвительной усмешке. Возможно, это глупость, но у меня создалось впечатление, что она приревновала меня к вампирше. А этот ее поступок – способ убрать конкурентку или отомстить.

Смотря вслед уходящей девушке, я понял, что она абсолютно невменяема. Студенты, тихо перешептываясь, бросали обвинения ей в спину. О, да! Это событие еще долго будут обсуждать.

– Знаешь, за что она попала сюда? – шопотом поинтересовался я у Дера, пока ректор менторским тоном занимался нравоучениями, закрепляя результат в неокрепших мозгах студентов.

– Слышал болтовню девчонок, – кивнул метаморф.

Хм, я даже и не сомневался. Дерил знал все и обо всех.

– За два дня до поступления в престижнейшую Академию стихий, она совершила глупость – ввязалась в драку с демоницей знатного рода, твоей дальней родственницей, кстати. Кайра отломала ей кончик рога. Эльфийки считают, что она чокнутая.

Да, похоже, это недалеко от истины. Особенно если учесть, что она могла намеренно затеять драку ради ссылки сюда. Вместе со мной.

«Кайра, Кайра… Чего же ты от меня хочешь? Неужели думаешь, что способна привлечь мое внимание? А как же истинная пара для демона? Ты – не она. Как и десятки других до тебя».

– …Помимо этого, – подчеркнул Эмберс, – вам неведомо такое понятие, как командный дух. Да, безусловно, каждый из вас личность. Но, думая только о себе, вы никогда не изменитесь в лучшую сторону. Отныне каждому придется засунуть свою нравственность и гордыню подальше. Среди вас нет неблагополучных нищенок и высокородных принцев, – на этом месте он многозначительно посмотрел на меня. – Все вы в первую очередь студенты – шестеренки в одном большом механизме.

«Шестеренки!»

Не удержавшись, я громко фыркнул. Да, так меня еще ни разу не оскорбляли. Услышал бы отец… Стыд и позор, что его сына, наследника престола, смешивали с грязью и бросались глупыми метафорами, отождествляя принца с какой-то деталькой.

– И ничего смешного здесь нет, – сурово возразил ректор. – С завтрашнего дня все без исключения в обязательном порядке будут носить форму.

Девчонки зашушукались, обсуждая невероятную новость. Как же, теперь им придется отказаться от своих привычных корсетных платьев. А может, оно и к лучшему. Перестанут искушать нас, парней, изгибами своих тел.

Похоже, у ректора было множество идей, как свести нас с ума. Я имею в виду, еще больше, чем уже есть. Но озвучил он не все. Видимо, не хотел шокировать. Быстро распрощавшись, дракон бросил предупреждающий взгляд на феечку, которая боязливо выглядывала из-за своей книги, и быстро зашагал к выходу.

Самостоятельный конспект оказался спасением. Не пришлось слушать монотонное бубнение абсолютно неинтересного материала. Да за каким лешим нужна информация о видах магических существ низшего уровня? Я же принц, они все без исключения обязаны мне подчиняться. Поэтому просто переписывать текст из учебников, можно сказать, даже понравилось. Все равно мои мысли были заняты Кайрой. Ее поступком и последствиями. Как она поведет себя дальше? Будет мстить снова? Стану ли я объектом ее ненависти? И почему ей вздумалось, что кровососка для нее конкурентка? Что за чушь? Если Кайра и узнала, что у нас с Рай была мимолетная связь, не могла же демоница подумать о моей женитьбе на вампирше!

– Чего лыбишься? – ткнул меня в плечо сидящий рядом Дер.

– Глупые мысли в голову лезут, – буркнул я, переворачивая страницу.

Нет, моей принцессой, а позже и королевой станет демоница благородных кровей. Та единственная, которую выберет сила огня. Стоило подумать о серьезных вещах, как родовая метка неприятно зачесалась. Узор рос. С каждым днем все больше и больнее. Мне, определенно, нужно связаться с отцом. Бросив осторожный взгляд на фею, чуть не хрюкнул от смеха, когда увидел ее спящую головой на книге. Парни проследили за моим взглядом и тоже подавили смешки.

– Тихо, тихо, – зашептала Виолетта, переманивая на себя внимание. – Смотрите.

Девушка с предвкушающей улыбкой поднялась со своего места и направилась к преподавательнице.

– Эй, что ты делаешь?.. – взволнованно осекла ее черноволосая ведьмочка.

Но та лишь шикнула на нее и подошла вплотную к учительскому столу. Все присутствующие бросили свои дела, с удовольствием наблюдая за происходящим. Вилар, подняв руки над головой, медленно развела их в стороны, рисуя в воздухе круг.

– Она что-то шепчет, – проинформировал Адам – обладатель сверхслуха.

Фея издала громкий протяжный храп, и Вилар застыла на месте. Мы все еле сдержались, чтобы не взорваться приступом хохота. Лишь Райдэн наблюдала за каждым движением ведьмы с ненавистью во взгляде. Несмотря на то что рыжая оказалась невиновной, вчера она не меньше других издевалась и смеялась над ней. Кажется, я понимал злость вампирши. В моих глазах все еще стоял образ беззащитного обнаженного тела на полу.

– Теперь можно все! – торжественно заявила Виолетта, говоря во весь голос.

От ее слов фея не проснулась, и храпа слышно не было, несмотря на соответствующие движения грудной клетки и открытого рта.

– Заклинание бесшумного колпака, – самодовольно пояснила Вилар, направляясь на свое место.

Ее взгляд был переполнен гордостью, и она упивалась восторженными откликами своих подруг. Зазнайка… Чувствую, аукнется ей это когда-нибудь.

– Госпожа Альтус не будет ничего слышать минут двадцать минимум. Нужно лишь проследить, чтобы она не проснулась раньше времени.

Рыжая остановилась возле колдуна Дални и, взглянув свысока, приказным тоном заявила:

– Кенрод, твоя задача проследить за ней.

Метаморф рядом со мной насмешливо фыркнул, наблюдая за пареньком. Худощавый, слегка сутулый, со щенячьим взглядом карих глаз, он вызывал недоумение и даже презрение. А круглые очки на кончике носа делали его образ еще более нелепым. Такого слабовольного подкаблучника еще нужно поискать. Неужели он думает, что если будет выполнять каждую прихоть Вилар, то она воспылает к нему страстью? Интересно, почему он здесь оказался? Не удивлюсь, если совершил какую-то глупость по приказу ведьмы. Похоже, они давно знакомы.

– Он ее кузен, – будто прочитав мои мысли, шепнул Дерил.

– Это многое объясняет, – хмыкнул я.

– Он поджег кошку.

На мой немой вопрос метаморф широко улыбнулся и утвердительно кивнул.

– Да, сжег животное в каком-то ритуальном заклинании. Вот тебе и мальчик-паинька.

Я еще раз посмотрел на потешного паренька, отметив про себя, что в его направленном на Виолетту взгляде отнюдь не родственные чувства. Этот маг себя еще проявит.

Хотя есть еще один, от которого можно ожидать чего угодно. Некромант. Облачен во все черное, с опущенными на половину лица волосами и всегда с шальным взглядом. Мне он не нравился. Не люблю фриков – они непредсказуемы.

Пока девицы активно обсуждали Кайру и причины ее злобного поведения, строя немыслимые предположения, а Райдэн делала вид, что вовсе не подслушивает их, а просто пялится в окно, я, притворяясь, что не наблюдаю за ней исподтишка, активно кивал доводам Дерила о…

– Ты хоть слушаешь, о чем я говорю? – возмутился он, раскинув руки.

Метаморф уселся на парте спиной к феечке, потому не сразу заметил ее движение.

– Виолетта, – пискнул Кенрод, резко подскочив с места.

– Не перебивай.

Она так увлеклась болтовней, что совсем забыла о важной оповестительной миссии своего кузена.

И лишь с громким всплеском все резко смолкли и обернулись на преподавательский стол. Фрейля, громко икнув, прикрыла рот рукой, недоуменно осматривая класс.

– А что… А… лекция, да?

Уткнувшись носом в книгу, она так и не поняла, что произошло. Мы с парнями переглянулись, еле удерживая смех.

– Винстон! Слезь немедленно с парты. Давно в углу не стоял?

Фея, поспав, явно оживилась и под конец занятия готова была начать лекцию. Дер на замечание ответил ненавистным взглядом. Тем самым, который настораживал даже меня.

– Итак, как вы знаете, все магические существа низшего уровня…

– Давно хотел спросить, – шепнул я метаморфу. – За что ты здесь?

Он слегка насупил брови и отрицательно покачал головой, давая понять, что разговор окончен. Теперь мне вдвойне любопытней узнать причину.

– Простите, профессор, – неожиданно отозвалась Райдэн, поднимая руку. – А летучие мыши могут быть связными между низшими существами и вампирами?

Девушки тут же зашептались, как и эльфы позади нас. Я давно подметил, с каким интересом кровососка слушала все лекции. Впитывала информацию как губка. Неужели она не знала таких элементарных вещей? Слышал, что она неизвестного происхождения, но где выросла? С кем? В каких условиях жила? Почему-то сейчас стало интересно.

– Конечно, могут, Райдэн, – улыбнулась фея. – Вампиру необходимо иметь внутреннюю силу нужного уровня, чтобы стать для низших внушительным авторитетом. Но есть и другой способ. Достаточно подружиться с одной мышкой, и она приведет к вам своих братьев. А зачем…

Увидев коварный огонек в хитрых янтарных глазах девушки, преподавательница запнулась, прокашлялась и резко сменила тему. Так-так-так… Похоже, у кого-то созревает коварный план мести. Я хочу на это посмотреть!

– Это будет весело, – вновь оживился Дерил, проследив за моим взглядом. – Ставлю на демоницу!

– А я на ведьму, – бросил через плечо Адам, сидевший перед нами.

– Принимаю, – хмыкнул я парням. – Райдэн всем задаст жару!

Прозвучал звонок, оповещающий об окончании неудавшейся лекции, и все дружно сорвались с мест. На этот раз никто не спешил в столовую. Конечно, как можно думать о еде, когда такое шоу показывали.

Кайра висела, привязанная за лодыжки и запястья к Х-образному кресту из толстых бревен, прибитому к стене коридора. Столб позора… Ведьмы и эльфийки первыми подошли к ней, и тут же послышалось злобное шипение демоницы. Увидев, как девушки рассмеялись ей в лицо, я в очередной раз убедился, что женской дружбы не существует. Еще вчера они стояли все вместе и точно так же насмехались над Райдэн. А сегодня гнобят одну из своих.

– Собираешься вмешаться? – спросил Дерил, встав возле меня у лестницы.

– Нет. Подожду, пока они разойдутся.

Я хотел задать Кайре пару вопросов и не желал ждать до вечера, когда ее отпустят.

– Ладно. Буду в столовой, – подмигнул метаморф, отрастив точную копию рожек демоницы.

Парни последовали за ним, и только орки задержались в коридоре, о чем-то оживленно переговариваясь.

Я хмыкнул и вновь перевел взгляд на «позорный столб». Появилась Райдэн и, встав перед компанией девиц в боевой позе, оскалила клыки. Некоторые из них все еще посмеивались, но все же отошли подальше. А затем Вилар, как предводительница стервочек, махнула рукой, и девушки, а следом и орки, скрылись за дверью столовой. В коридоре остались лишь мы втроем. Райдэн заметила меня, хоть и не смотрела в мою сторону. Она что-то шепнула Кайре, и ответ демоницы вызвал взрыв раскатистого хохота вампирши. Сгорая от любопытства, я оттолкнулся от стены и направился к ним. Но Рай, похоже, не была настроена на разговор. Заметив мое приближение, она резко развернулась и твердой походкой зашагала в столовую.

Проводив ее взглядом, я встал напротив Кайры. Она тут же оживилась, но начинать диалог не торопилась. А я ждал объяснений.

– Ты специально сюда попала? – наконец нарушил затянувшееся молчание.

– Ты вспомнил меня, – с восторгом прошептала она.

– Отвечай, – раздраженно бросил в ответ.

Демоница гордо задрала подбородок, глядя на меня сверху, и ответила:

– Да.

– Зачем?

Ее губы расплылись в ухмылке, а затем она и вовсе рассмеялась истеричным хохотом.

– Кайра, – остановил я. – Хватит. Отвечай.

Она смолкла и, наклонив голову, посмотрела на меня исподлобья черными глазами.

– Конечно же, ради тебя, мой принц.

Обреченно вздохнув, я постарался успокоить свою стихию. А заодно и подобрать правильные слова, чтобы объяснить этой ненормальной – она мне не нужна.

– Кайра. Ты ведь знаешь правила. Я не буду с тобой.

Демоница вновь улыбнулась, да так, что у меня закралось смутное подозрение, что ничего хорошего ожидать не следует.

– О, нет, мой принц. Ты ошибаешься. Мы будем вместе.

В моей груди образовался тяжелый ком. Это заявление не было похоже лишь на бред зацикленной особы, потерявшей голову от маниакальной любви, потому что в ее тоне и взгляде была твердая уверенность.

– Она уже растет, правда?

Сглотнув, я непонимающе посмотрел на Кайру.

– Твоя метка, – пояснила демоница.

И тут ледяным ливнем на меня обрушилось понимание. Этот зуд на плече, мучивший меня который день, знаменовал связь с истинной парой. Метка еще не укрепилась до конца, но будет расти с каждым часом, пока не достигнет пальцев. От победного взгляда Кайры меня передернуло. Нет! Только не она! Еще есть время что-то исправить, остановить связь, пресечь ее навсегда. Если понадобится, я отрублю себе руку, лишь бы не быть в плену этой психопатки из проклятого рода. Нужно срочно связаться с отцом.

Резко развернувшись на пятках, я помчался по лестнице на пятый этаж в кабинет ректора. Мне вслед доносился истеричный смех демоницы, который я уже успел возненавидеть. Она околдовала меня. Другого варианта быть не могло.

* * *

Райдэн

– Готова? – в который раз переспросила госпожа Фейн.

– Да!

Нетерпеливо подпрыгнув на месте, я сосредоточилась на своей цели – стене.

– Просто прочувствуй внутреннюю силу. Представь, что ты пушинка, – наставляла старая вампиресса. – Твое тело неподвластно притяжению земли, ты невесома.

Оттолкнувшись от пола, я бросилась на стену, не переставая уверять себя, что пушинка. Но когда когти, впившись в ветхие обои, там и остались, весь мой энтузиазм сошел на нет. Обреченно вздохнув, я развернулась к профессору Фейн.

– Райдэн, ну где ты витаешь? Уже второе индивидуальное занятие, а я не вижу никаких результатов!

Понуро опустив голову, я не могла скрыть разочарования. Да, я полная бездарность. У меня не получалось ничего из вампирских фокусов. Ни по стенам карабкаться, ни мысли внушать, о трансформации вообще промолчу.

Вампиресса подошла ближе и подбадривающе положила руку на мое плечо.

– Ты все еще переживаешь из-за того случая в ванной комнате?

Я подняла на нее глаза и насмешливо фыркнула.

– Брось, – понимающе улыбнулась госпожа Фейн. – Я понимаю, что ты пережила большой стресс. Да и вообще обстановка здесь еще та. Каждый год я вижу новые молодые лица. Они приходят сюда разбитыми, обозленными на весь мир. Но поверь, Райдэн, это место имеет свою особую магию. Несмотря ни на что, оно учит доброте и пониманию. Ты и не заметишь, как все изменится. И в итоге обретешь намного больше, чем ожидала.

Я честно пыталась проникнуться ее словами, но вместо этого хотелось смеяться. Это место – сущий ад. А все его обитатели – сволочи, не способные на добро и понимание. Я не верю, что кто-то из них изменится в лучшую сторону. Разве можно представить Вилар искренне улыбающейся и подающей мне руку помощи? Или того же принца демонов, который не будет смотреть на всех свысока, будто на протухшие яйца? Нет, они неисправимы. А я просто безнадежна.

– Может быть, я какой-то неправильный вампир? – поспешила я перевести тему, кивая в сторону стены.

Вампиресса мягко улыбнулась и отрицательно покачала головой.

– Я таких еще не встречала ни разу за все свои шестьсот три года. Немного терпения и уверенности в себе, девочка. Все у тебя получится. А теперь… – она повернула меня к стене и заговорщицки шепнула: – …ты пушинка!

* * *

Виолетта

«Применение магии допустимо только в спокойном состоянии и при хорошем самочувствии. Никогда не следует поддаваться эмоциям. Чрезмерная взволнованность может сделать результат непредсказуемым…»

После нововведений ректора даже преподаватель Родерик Мэлфи стал давать нам материал для изучения. Жаль, что он не преподносился в виде интересных лекций. Три часа переписывания – это та еще пытка. Особенно когда почти на каждое правило безопасности в магии хотелось покрутить пальцем у виска.

Как оставаться спокойным и хладнокровным, если на тебя напали? Или отказаться от магии только потому, что разболелась голова?

Словно назло, последний урок тянулся мучительно медленно. А ведь мне нужно успеть застать ректора на месте.

Не могу больше ходить в этих брюках! Будто я наемница какая-то, а не ведьма знатного рода. А эти обсуждения за спиной, у кого обтягиваемая часть тела лучше? Возмутительно! Мне приятно восхищение моей красотой, но не так. Будто я девка продажная, а все парни – клиенты, которые оценивают мою стоимость. Унизительно! Надеюсь, Даннир сделает для меня исключение, ему же должно быть неприятно от того, что кто-то похотливо меня разглядывает.

Отложив карандаш, размяла пальцы правой руки, на среднем из которых уже появилась вмятина от «орудия труда». Так недолго и мозоль заработать. Вздохнув, вернулась к письму. Уж лучше сейчас дописать, чем снова один выходной тратить на уроки.

– Господин Мэлфи! – разрушил тишину голос Селли. – Мне тут не очень понятно…

Обычно ленивый преподаватель сейчас не только с готовностью ответил на ее вопрос, но и сам подошел для этого.

Ненавижу кровососку! А то, как с ней носятся все, еще сильнее раздражает, будто она ваза хрустальная. Отовсюду только и слышно: «Ах, бедная Райдэн!» А то, что Селли уже на следующий день была в полном порядке – совсем неважно, она же пострадавшая, леший ее заблуди!

А я? Никто даже не извинился передо мной! Никто не пожалел о своей клевете в мой адрес! Никому не стало стыдно за это. Более того, мне казалось, что некоторые, несмотря на доказанную вину Кайры, до сих пор считали меня причастной. Разве это справедливо? Но мне приходилось снова всем улыбаться и быть любезной. Не изгоем же ходить, как кровососка?

Что еще злило, так это ее полное принятие такого положения дел. Перед ней все прыгали на задних лапках, а она умудрялась еще и нос воротить от общения с ними. С тем же демоном – он тогда вампиршу всю в ожогах в комнату на руках нес, а она смотрела на него, будто и не принц вовсе, а нищеброд какой-то. А Тэйт Аскель только и делал, что поедал Селли глазами при каждой возможности, пока она этого не замечала.

И оба смотрели на меня с ненавистью.

Кажется, в моей жизни началась череда наветов и незаслуженного презрения.

Мой вздох совпал с окончанием урока. Замечательно!

Быстро собрав письменные принадлежности, я вылетела из аудитории, пока никто не увязался следом. Признаться, треп ни о чем уже надоел, как и болтливые «подружки». Никакой полезной информации от них я практически не получала.

Поднимаясь по лестнице, не могла избавиться от ощущения чужого взгляда в спину. Но ни разу не оглянулась, хотя мысль о том, что кто-то может попытаться скинуть меня со ступенек, не отпускала до самого пятого этажа. Только там я спокойно убрала руку с перил, за которые крепко держалась все это время.

Дверь в кабинет ректора была приоткрыта. Не позволяя себе раздумий, я постучала в нее и тут же вошла, не дождавшись разрешения. Скорее, из-за привычки, закрепившейся с годами, чем из наглости. Но господин Эмберс явно воспринял это именно так.

– Немедленно выйди, – приказал он, как только я переступила порог.

Мельком заметила переговорный шар на его столе. Что ж, признаться, я и не подумала о возможной занятости ректора. Надеюсь только, ждать его придется недолго.

Сложив руки на груди, я оперлась спиной о стену. Внезапно тишину, царившую в коридоре, нарушило урчание моего живота. Стыд-то какой! Хорошо, что это случилось не в кабинете, да и вообще не при свидетелях. Понятное дело, после обеда прошло много времени, а на ужин я не пошла, но сам факт! Ведьма из рода Вилар испытывала голодные спазмы! Случись такое с кем другим, обсмеяла бы. Но сейчас мне было совсем не до смеха.

Я думала, что ректор, когда закончит, вызовет меня в кабинет, но он вышел в коридор. Видимо, еще не до конца освободился, а меня решил отпустить раньше.

Не желая тратить его время зря, а если совсем честно, то и свое тоже, – не думаю, что голод надолго замолк, – я сразу же объяснила причину своего визита:

– Мне нужна новая форма!

Дракон с сомнением осмотрел меня с ног до головы.

– И что не так с этой?

Неужели он не понимает? Хотя, когда мужчины задумывались о таких вещах?

– Господин Эмберс, я помню ваши слова об отсутствии различий между студентами, – начала осторожно говорить, – но я не могу ходить в брюках.

– Почему? – коротко спросил ректор.

– Мне неудобно в них, – попыталась объяснить я, но, видя скептический взгляд дракона, стушевалась. – Они некрасиво на мне сидят, юбка смотрелась бы намного лучше!

Ректор никак не реагировал на мои слова. Просто смотрел. Мне, конечно, безумно это нравилось. Впервые во мне проснулась тяга к мужчине, которая заставляла забывать о вдохах в его присутствии. Но я пришла за избавлением от этой нелепой формы.

– Вы посмотрите сами, господин Эмберс! – воскликнула я и поставила сумку на пол.

Отойдя на два шага, покрутилась вокруг своей оси. Пусть сам посмотрит, как несуразно я выгляжу.

– Виолетта, я понял тебя, – с непонятной интонацией сказал он.

Я вопросительно взглянула на него.

– К сожалению, вопрос с формой уже решен и дальнейшему обсуждению не подлежит.

Сказать, что я расстроилась, – ничего не сказать.

– Ну, пожалуйста, господин Эмберс, – не хотела вызывать жалость, оно само вышло, – это так унизительно! Я чувствую себя одновременно некрасивой и голой!

– Виолетта, с твоей формой все в порядке, она сидит по фигуре. С фигурой тоже все превосходно. Не выдумывай того, чего нет.

Поняв, что ничего не добьюсь, я тяжело вздохнула.

– Хорошо, господин Эмберс, – ответила расстроенным голосом, ведь внутренне была не согласна с ректором.

Наклонилась, чтобы поднять сумку и, не глядя на дракона, пробормотала:

– Прошу прощения за беспокойство.

– Виолетта, посмотри на меня, – мягко потребовал ректор, хватая меня за запястье.

Я с недоумением выполнила приказ, не ожидая такой реакции своего тела на его прикосновение.

– Ты прекрасна в любой одежде, – с улыбкой произнес он, делая шаг навстречу.

В его движении было что-то хищное, это заставило меня отступить. И надо же было шагнуть так неудачно! Каблук неведомым образом подогнулся, нога потеряла опору, а я стала заваливаться назад.

Какой позор – падение на ровном месте!

Но сильные руки, подхватившие меня, не дали этому случиться. Дракон держал мое тело, прижав к себе. Да так крепко, что я почувствовала не только жар, исходивший от него, но и силу мышц, которую не могла скрыть ткань одежды.

Подняв взгляд на лицо дракона, я опешила. Его губы… Они были совсем близко. Такие манящие.

Как завороженная, а может, так и было, я потянулась к его губам своими, не думая о последствиях, лишь первобытные инстинкты руководили мной. Или все дело в природном магнетизме дракона, перед которым невозможно устоять. Я не стала гадать. В момент соприкосновения мне окончательно снесло крышу. Даннир взял инициативу на себя, позволив мне только первый шаг. И это правильно – мужчина должен вести.

Как долго продолжался этот блаженный поцелуй – не берусь даже судить. Одновременно казалось, что целую вечность и всего мгновение. Я не сдержала разочарованного вздоха, когда мягкие губы отстранились. Но осадила себя и не позволила потянуться к ним вновь.

Вдруг стало неловко. Как я могла навязывать свое внимание? Повисла на нем, словно продажная девка. Я ведьма знатного рода, и подобное поведение абсолютно недопустимо! Я выбралась из объятий, не смея посмотреть в лицо мужчине. Ох, леший, как же мне стыдно!

Если ректор и хотел что-то сказать, то просто не успел этого сделать. Я сбежала. Позорно, по-детски сбежала, успев прихватить сумку. И пусть обратный путь сопровождался тем же ощущением взгляда в спину, я не придавала ему значения, стремясь добраться до своей комнаты как можно скорее.

Забежав в «покои», закрылась изнутри, подперев дверь стулом, и повалилась на кровать. От переизбытка чувств хотелось визжать и прыгать. Но вместо этого я глупо улыбалась, глядя в потолок. Пальцы сами потянулись к губам, все еще горящим от поцелуя, а веки опустились от наслаждения. «Виолетта… Ну ты и влипла!»


Глава 4

Райдэн

– Ну-ка, иди сюда, хорошая! Давай!

Медленно проползла по узкой балке к испуганной мышке, дружелюбно протягивая ей раскрытую ладонь с дохлым паучком.

– Это тебе! Подарочек от меня.

Я знала, что необходимо много времени и терпения, прежде чем приручить ее, но цель оправдывала средства. Мне нужна маленькая армия мини-вампирчиков, чтобы осуществить свою грандиозную месть века.

О, да! Эта тварь рогатая получит по заслугам. Да я так всыплю этому принцу, что мало не покажется. Как он хорошо устроился! И мне за тот случай отомстил, и сам сухим из воды вышел. Конечно, такому самовлюбленному эгоисту абсолютно плевать на других. Он без лишних угрызений совести подставил влюбленную в него демоницу. А та, полная дура, готова стерпеть любое наказание за него. Так и не призналась, что это он достал для нее вербену. Лишь высказалась о моей вине в пребывании ее принца здесь. Вдобавок пригрозила расправой, если я приближусь к ее хвостатому хоть на шаг. И она смеет угрожать мне? Это мы еще посмотрим.

Всего пару дней назад я была готова публично выломать ей рога, что являлось бы полнейшим позором для любого уважающего себя демона. Но, увы, я незлопамятная. Немного остыв и хорошенько подумав, решила, что Кайра свое наказание уже получила. Провисев до вечера на том кресте, она еле ходила на следующий день. И стала изгоем среди своих так называемых подружек. Ведьмы с эльфийками смеялись ей в лицо, и лишь демоница Сандра Стокс изредка шепталась со страдалицей, пока остальные не видели.

Но я замечала и слышала все. Иногда то, что совсем не должна была. Как, например, вчера, когда эта выскочка Вилар зашла ну уж слишком далеко, покусившись на святое – моего дракона. Моего! Этот поцелуй… этот гадкий обмен микрофлорой не состоялся бы вовсе, не будь она такой вешалкой. Сама приперлась к нему! Начала крутиться, извиваться, завлекая женственными формами. Конечно, какой мужчина выдержит такой напор? Тем более – дракон? Они ведь самые любвеобильные. После демонов, конечно. В общем, теперь я даже и не знаю, кому хочу отомстить больше. Хвостатому или рыжей?

– Ну же, давай, маленькая! Возьми гостинец от доброй Райдэн.

Мышка, вжавшись в стену, поняла, что путей отхода ей не оставлено, и начала противно визжать. Закрыв уши ладонями, я чуть не свалилась с балки под лестницей. Высота была приличная, падать не хотелось совершенно. Глупая летучая тварь сорвалась с места и улетела подальше, чем вызвала мой обреченный вздох. Я так долго карабкалась на эту пыльную балку, и все напрасно. Закинув в рот паучка, раздавила его клыком, радуясь, что хоть немного удовольствия мне перепало. Уже собралась слезать, как сверху на лестнице прозвучали шаги. А вслед за ними и отдаленные голоса.

– Спокойной ночи, Тэйт.

Голос дракона я узнаю из тысячи. Бархатный, немного с хрипотцой, но такой сильный и всегда настойчивый.

– Вы совершаете огромную ошибку, ректор, – распалялся рогатый.

Навострила уши, с удовольствием отмечая, что у принца проблемы, раз он так огорчен.

– Я вам всю неделю твержу о необходимости немедленно связаться с королем. Это, леший подери, очень важно.

– Минус десять баллов за употребление ругательства в моем присутствии, – отрезал Даннир, явно разделяя со мной радость от негодования заносчивого демона.

– Да хоть все сто! – завопил Тэйт. – Когда отец узнает, что происходит, меня заберут отсюда на следующий же день.

«Интересно как! Я ведь теперь не усну! И что ж это такого страшно важного стряслось, раз столько паники в голосе?»

– Как пожелаете, господин Аскель, – притворно спокойно ответил ректор. – Минус сто баллов. И нет, к переговорному шару я вас не допущу. Но если ситуация и впрямь так критична, можете доверить свою проблему мне. Обещаю, все останется сугубо между нами.

«Ага! Как же! И еще сугубо между мной!»

– Это недопустимо, господин ректор, – возразил Аскель в привычной ему заносчивой манере. – Дела государственной важности вас никоим образом не касаются.

– Ну что ж, тогда ничем помочь не могу, – отстраненно произнес Эмберс. – Раз дела не касаются меня, то и я к ним не прикоснусь.

После послышались стук двери и смачное ругательство демона. Я дождалась, когда он спустится. Пускай уйдет, тогда и отправлюсь спать. Но вот что меня удивило: Тэйт, выйдя в холл второго этажа, не свернул налево, а направился к комнатам девушек. Сделал всего несколько шагов и остановился, словно сопротивлялся сам себе.

Интересно-интересно! И к кому это мы собрались? Неужто к Кайре? Бедняга не сводит с него глаз, а он воротится, словно от прокаженной. Думаю, все уже заметили, каким раздраженным стал принц за последнюю неделю. Теперь кусочки пазла начинали собираться воедино. У них с Кайрой шуры-муры! Демон тихо рыкнул и, развернувшись на месте, направился по безлюдному коридору в мужское крыло.

И отчего я теперь ненавижу его еще больше? Почему ему все так легко дается? Почему все его обожают, восхищаются, готовы прыгать на задних лапках, выполняя любые прихоти? Почему, Темный, он такой красивый?

«Стоп! Последнюю мысль нужно стереть из памяти. Не в то русло свернула». И вообще… Пора спать. А завтра план «Б», раз план «А-ктивная охота на летучих мышей» сорвался.

* * *

Тэйт

– Сегодня мы опробуем новое упражнение, подчиняя силу огня в куполообразную форму. Иными словами, щит…

– Псс, Тэйт? – позвал меня один из демонов.

Я слегка наклонился к Питу, продолжая делать вид, что внимательно слушаю профессора Киннастона. Этот демон-преподаватель, возомнивший себя всемогущим покровителем стихий, не упускал возможности на каждом индивидуальном занятии бросать колкости в мою сторону. Мол, принц, будущий правитель, а такая бездарность.

– Смотри, что достали волки.

Пит протянул мне небольшой амулет в виде цветка с голубым камушком в центре.

– Что это? – удивился я, рассматривая вещицу. Похожа на какой-то магический артефакт. Я сразу почувствовал в нем силу.

– Амулет скрытой магии, – ответил приятель.

Я слышал что-то подобное, но детали совершенно выпали из головы. Уловив немой вопрос, Пит пояснил:

– С ним можно использовать магию в любом количестве, и никто не засечет.

Хитро улыбнувшись, я продолжил смотреть на профессора, описывающего в воздухе круги. Какая полезная штука, однако! Теперь можно что-нибудь поджечь, и при правильных условиях никто не узнает, что это дело моих рук. Покосившись на сидящих неподалеку двух демониц, я встретился с обжигающим взглядом Кайры и тут же закатил глаза. Как предположительно истинная пара может вызывать столько раздражения и злости?

– Спрячь, – кивнул я Питу. – Эта вещь никогда не должна попасть к ведьмам.

– Она твоя, – хмыкнул демон, кладя амулет в мой нагрудный карман. – Волки просили передать в счет долга.

Я хищно улыбнулся, вспоминая, как пару дней назад надрал зад двум оркам, которые имели наглость напасть на моих друзей.

– Где достали?

– Нарыли в ящике феечки, пока она была в отключке.

Я подавил смешок, представив хрупкую Фрейлю Альтус с бутылкой крепкой настойки полыни в одной руке и косячком в другой. В моем разыгравшемся воображении она активно махала крылышками, сидя на столе в учебном классе, и при этом громко распевала грустную песню, то и дело пьяно икая.

– Господин Аскель, почему бы вам не показать нам, простым смертным, как нужно делать щит из огненного потока? Вижу, вас очень веселят мои попытки объяснить задачу.

Бросив на препода недовольный взгляд, я еще раз вспомнил все скверные слова, подходящие ему. Но деваться было некуда. Чтобы не упасть лицом в грязь, пришлось идти к доске и с самым умным видом выписывать пируэты. Я все же что-то слушал краем уха…

Закрыв глаза, сделал глубокий вдох, призывая свою силу. Она откликнулась мгновенно, причем сразу с двух сторон. Это что-то новенькое, я не чувствовал ничего подобного раньше. В придачу к привычному жару по всему телу ощутил свежесть и приятную прохладу в груди. Вот она, моя сила огня, собравшаяся тугим комом. Мягко позвал ее к рукам, сжимая-разжимая пальцы. Она послушно перетекла в ладони, но не вся. Огромная часть застыла и чувствовалась иначе. Сила росла с невероятной скоростью, и в какой-то момент я понял, что не смогу ее удержать. Из меня с бесшумным взрывом вырвался целый ураган, поднимая в воздух тетради, книги и мелкие предметы, лежавшие на столах. Профессор что-то кричал, но я не мог разобрать ни слова, погрузившись в ощущение легкости и невесомости. И лишь когда распахнул глаза, понял, что действительно повис в воздухе, а меня окружает вовсе не огонь, а прозрачная пелена.

– Достаточно, Тэйт, – с опаской произнес профессор. – Расслабься. Вспомни, как я учил тебя усмирять энергию. Дыши.

Стоило лишь подумать о том, что хочу вернуться на землю, как прозрачный пузырь, удерживавший мое тело, лопнул на глазах, и я с шумом свалился на пол. В глазах демонов были неверие и восхищение одновременно. И лишь Кайра как-то странно улыбалась, словно умалишенная.

– Тэйт, святые рога! – воскликнул Вислав. – Да ты владеешь стихией воздуха! Ты никогда не говорил.

Я уставился на него, как на чудо подземелья, и перевел взгляд на профессора в надежде услышать опровержение. Но преподаватель смотрел на меня с изучающим интересом, будто не мог поверить в увиденное.

– Похоже, он и сам не знал, – предположил Лойд.

И был абсолютно прав. Конечно, мне известно, что демоны королевского рода владеют всеми четырьмя стихиями, но вторая просыпается не раньше, чем… Метка! Теперь уж не было смысла сомневаться и отрицать. Я нашел истинную пару, потому и проснулась стихия воздуха. И она будет развиваться очень быстро.

Не получая разрешения, я на всех парах выбежал из класса. Нужно было успокоиться и еще раз все обдумать.

– Тэйт! Погоди!

Профессор Киннастон нагнал меня на четвертом этаже лестничного пролета. Я направлялся к ректору требовать немедленной связи с отцом. Лучше бы оборотни достали переговорный шар.

– Чего вам? – небрежно бросил я демону, и не думая останавливаться.

– Слушай внимательно, – он резко дернул меня за плечо, прижимая к стене. Я зарычал в ответ, но, увидев отчаяние в его глазах, не стал вырываться. Почему-то стало интересно, что он скажет.

– Никто не должен знать об этом, ясно? – прошипел профессор. – О метке и связи. Ты должен держать это в тайне.

Я вытаращился на него.

– Вы зна…

– Конечно, знаю, – раздраженно оборвал меня Киннастон. – Возможно, некоторые из «наших» тоже догадываются, но никто из других рас знать не должен, что у принца демонов появилась пара. У тебя здесь много врагов, Тэйт. Они могут повлиять на короля или тебя через нее, понимаешь?

Я был искренне удивлен тому, с какой взволнованностью он рассуждал о возможном покушении на мою пару.

– С чего вдруг такая опека? – насмешливо фыркнул я.

– Да опомнись же ты, Тэйт, – рыкнул Лайл Киннастон в негодовании. – Не будь болваном. Если они убьют девушку, ты не протянешь и дольше пяти лет. Метка, не чувствуя ее присутствия рядом, уничтожит тебя. Твой отец, не имея других наследников, будет вынужден отдать власть роду Сиринди. Тогда все демонское королевство ждет полный крах.

Закончив пламенную речь, он отпустил меня и отступил, изучая мой взгляд. Я прекрасно понимал все, что он сказал, и был полностью согласен. Двоюродный брат давно мечтал занять мое место. Но ни он, ни кто-либо из его рода не должны стать правителями.

– Запомни мои слова, Тэйт, – шепнул демон. – У тебя здесь есть враги.

Глядя вслед уходящему профессору, я еще долго думал. Чего он не договаривает? И кто же эти враги?

* * *

Райдэн

Пятница. Препаршивейший день! Вроде бы принято радоваться концу недели, а нет! По субботам ведь тоже занятия. Хотя на первый урок я летела как на крыльях. И вовсе не из-за любви к алхимии. Дело в том, что с недавних пор господин Эмберс взялся самолично вести эту дисциплину. Раньше урок вела госпожа Блерки, но после того случая, когда практически все ее запасы трав были украдены, ректор вынес ведьме суровый вердикт за недосмотр, сократил жалование и снял несколько дисциплин, чтобы у нее было больше времени контролировать свой склад. Воров, конечно же, нашли. С помощью того же кристалла правды. Виновные – оборотни, уже успели отбыть свое наказание. Единственная проблема заключалась в том, что запасы госпожи Блерки так и не удалось возместить в полном объеме. За это Адам и Йоган провисели на столбах целых два дня. Их жалобный скулеж разносился по всей академии. Конечно, это они прикалывались, не давая остальным о них забыть. Вообще-то, эти ребята забавны хотя бы тем, как всех раздражают. Но я этого никогда не признаю. Пускай и дальше думают, что я их ненавижу.

Зайдя в класс, с прискорбием оглядела занятые ведьмами все первые парты. И, конечно же, Виолетта сидела на самой козырной – по центру. Она делала вид, что скромничала и жеманно опускала глазки, активно хлопая ресницами. Кривляка!

А вот парни, наоборот, отсели подальше. Тэйт занял мое привычное место на задней парте. Ничего не оставалось, как разместиться за вторым столом, сразу за Вилар. Я смотрела на копну рыжих волос, а руки так и чесались сделать что-нибудь пакостное. Но у меня была идея куда лучше, нужна лишь капелька терпения.

Эмберс, сидя за столом, что-то рассматривал в своих записях и не сразу заметил, что я зашла. Меня не каждый услышит. Но когда он поднял голову, тотчас нашел мою персону и невольно улыбнулся. Совсем слегка, но я сумела уловить это.

– Доброе утро, Райдэн. Раз все в сборе, можем начать чуть раньше.

Сзади послышались недовольные вздохи парней, а девушки активно закивали.

– Итак, алхимия! – бодро произнес дракон, демонстрируя ветхий учебник в руках. Он немного покрутил его и с брезгливостью забросил себе за плечо, попав точно в урну с мусором. Курицы издали восторженные вздохи, что вызвало новую волну раздражения у меня. Но, несомненно, Даннир впечатлял. Своим голосом, повадками, грацией хищника – всем.

– Забудьте все, о чем вы узнали из этого допотопного учебника. Весь библиотечный фонд академии настолько неактуален, что эти книги давным-давно пора отдать в музей. Я уже заказал новые учебники по пяти дисциплинам. На остальное пока не хватает средств. Но не будем отвлекаться от темы. Кто из вас скажет мне, что такое алхимия?

Лес девичьих рук тут же возник перед ректором. Все хотели произвести впечатление. Ну и я скромненько подняла свою лапку. Знала же ответ.

– Виолетта, прошу.

Поднявшись с места, рыжая ведьма демонстративно изогнула бедра и начала выдавать заученную фразу из того самого учебника.

– Алхимия – это наука, целью которой является осуществление качественных изменений внутри одушевленного или неодушевленного предмета, его перерождение и переход на новый уровень. А еще…

– Спасибо, Виолетта, садись, – заткнул ее дракон, что, несомненно, очень порадовало мое самолюбие.

Лес рук пропал, и на минах куриц читалось разочарование. А вот мне было что сказать.

– Райдэн?

Не утруждая себя вставанием, я коротко ответила:

– Алхимия – это наука о крови.

По классу прошлись смешки, а эльфийки зашептались, что кровь мне видится везде. Может, и так, но я вычитала эту фразу в старом справочнике и почему-то запомнила.

– Зря смеетесь, – остановил всех ректор. – Райдэн отчасти права. Алхимия напрямую зависит от крови, ее качества и свойств. Эта наука очень близка к зельеварению, разница именно в главной составляющей алхимических камней, препаратов и снадобий – крови. Любое магическое существо рассматривается как субстанция, обладающая определенными химическими и физическими свойствами. И при смешивании разных видов крови с другими постоянными ингредиентами получаются весьма несхожие результаты. Взять, например, самый простой рецепт эссенции защиты. Нужно расплавить немного олова, добавить клейстера, жидкого каучука и каплю крови ведьмы. Но что будет, если в те же компоненты добавить кровь демона? Кто-нибудь имеет предположения?

Девушки недоуменно зашушукались, а на задних партах раздались тихие голоса парней: «Давай, Тэйт!» – «Отвали!»

– Тэйт? Может быть, у тебя есть догадки? – подстегнул дракон.

Я полуобернулась, бросив на демона насмешливый взгляд. «Давай, рогатый! Напряги свои скудные извилины, блесни эрудицией».

– Кровь демона из любых компонентов делает что-то взрывное, – пожал плечами принц, будто это и орку ясно. А я вот впервые слышала.

– Верно. Кровь любого магического существа имеет определенное влияние на предметы и компоненты. От качества крови также зависит внутренняя магия. Например, тот же господин Аскель, который является представителем древнего рода демонов стихий, обладает чистейшей кровью, одна капля которой способна сделать из стандартного рецепта эссенции защиты бомбу. Достаточно мощную, чтобы взорвать весь класс.

Тэйт бросил на меня победный взгляд, а я закатила глаза и отвернулась. Лучше уж любоваться драконом.

– Ох, кажется, я зря вам это сказал, – добродушно хохотнул ректор.

Девицы тут же подхватили его смех, и даже я скупо улыбнулась.

Я и подумать не могла, какой интересной окажется эта лекция. Слушать дракона оказалось одним удовольствием. Мы не просто монотонно переписывали учебник, а рассуждали, общались и часто смеялись. Я постоянно ловила его заинтересованные взгляды и улыбку, и это не осталось незамеченным ведьмой.

– Господин ректор! – неожиданно перебила Вилар, поднимая руку.

– Да, Виолетта?

– А что будет, если смешать кровь разных существ? Ну, например, дракона и ведьмы? Я имею в виду разновидовые браки и потомство.

– Хм… Очень интересный вопрос, – кивнул он. – Кровосмешение не часто практикуется в нашем мире. Зачастую это связано с древними традициями. В старину очень ценилась чистота крови. Сейчас это не так актуально и встречается все больше случаев разновидовых браков. В некоторых случаях это абсолютно безопасно, так как гены одних существ преобладают над другими. Взять, к примеру, дракона и ведьму. В таком союзе стопроцентно родится дракон, и ничем не будет отличаться от потомка стандартной пары драконов. Естественно…

– Спасибо! – вновь перебила рыжая, за что я готова была выдернуть все ее патлы. – А что, если взять дракона и вампира?

Кажется, я начинаю понимать, к чему клонит эта зараза.

– Здесь спорный вариант, – улыбнулся господин Эмберс, переводя взгляд на меня. – Вампиры очень сильные и долгоживущие существа. Как раз благодаря тому, что питаются кровью других магических существ, тем самым пополняя свою внутреннюю магию. Вампиры жуткие консерваторы и не приемлют кровосмешения. Но если уж это случится, абсолютно неизвестно, какой потомок появится на свет. Скорее всего, гибрид, или метис, или… метаморф.

Класс взорвался хохотом, обращая свое внимание на Дерила. Он не стал обижаться, а наоборот, встал с места, демонстративно кланяясь на все стороны.

– Поняла, кровососка? – зашипела Вилар, пользуясь моментом, когда все смотрели на Винстона. – С драконом у тебя будущего нет. Ищи себе такую же упыристую тварь.

Это было последней каплей! Я так увлеклась лекцией, что и забыла о своем «сюрпризе». Но ведьма сама напросилась.

В поисках паучков и летучих мышей я облазила практически все подпотолочные балки в учебных классах. Кабинеты закрывались на замок, но для меня это не стало преградой. И хоть с нижними помощниками мне не посчастливилось, я нашла много продуктов их жизнедеятельности. Отходов, короче! А в этом классе они гадили с особым усердием, наверное, потому, что здесь сразу все студенты в сборе.

Быстро посмотрев наверх, убедилась, что летучие мыши на своем привычном месте. Некоторые висели на балке прямо над ведьмами в первом ряду, остальные мирно спали в конце зала. Здесь нужен холодный расчет и зоркий глаз, и все пойдет точно по плану! Пока дракон пытался утихомирить гомон, я достала из кармана заранее заготовленный камушек и, хорошо прицелившись, метнула его двумя пальцами в одну из мышек. Удачно попав ей в голову, тут же прикрыла уши от разрывающего мозг ультразвукового визга. А затем резво поднялась с места и отскочила к двери, зная, что сейчас план «Б-омбардировка мышиными экскрементами» придет в действие.

С блаженной улыбкой, скромно стоя в уголочке, я наблюдала за царствованием фекального хаоса. Летучие мыши, проснувшись от звука тревоги, всколыхнулись со своих мест, кружа под потолком. А все, что я старательно разложила по балке, свалилось на головы сидящих за партами учеников. До ректора, правда, не достало. Лишь пара кучек шмякнулась на его записи. Крики, женский визг и ругань музыкой звучали в моей голове, перекрывая пронзительный писк испуганных мышей.

– Тишина! – завопил Эмберс, отходя в дальний угол, где стояла я.

Мечущиеся между рядами студенты застыли на месте, отмахиваясь руками от стоявшей в воздухе серой пыли и прикрывая носы руками. Я еле сдерживала смех, предвкушая, что же будет дальше. Ведь это еще не конец!

– Райдэн! – завизжала Виолетта, подпрыгивая на месте. – Это ты! Ты, мерзкая дохлячка, да чтоб у тебя клыки повыпадали, да чтоб ты…

– Достаточно, Виолетта, – прикрикнул на нее ректор, направляя злобный взгляд на меня.

– А что я? Это не я! – соврала не моргнув. – У меня просто реакция хорошая. Услышала ультразвук и мигом сиганула. Рефлекс, господин ректор, да-да!

Плотно сжав губы, чтобы не рассмеяться, опустила голову, пытаясь скрыться от подозрительного взгляда голубых драконьих глаз. Ой, что-то не похоже, что поверил.

– Неужели я виновата, что у вас в академии балки не чистят? – добавила шепотом.

– Так, – вздохнул Эмберс, оборачиваясь к классу. – Все немедленно в душ. А ты, Райдэн Селли, следуй за мной.

Выйдя из класса, ректор стремительным шагом направился по коридору к лестнице. Я же не сдержалась и еще раз окинула всех взглядом, запечатлев эту немую сцену в памяти. Они меня ненавидят! Все до единого.

Из дальнего угла послышался рык, привлекший мое внимание. Принц демонов, бешено выстукивая по полу хвостом, испепелял меня взглядом. Его блестящие жемчужные волосы покрылись густым серо-черным слоем, состав которого до безумия меня веселил.

– Смотри, не подожги здесь все! – не удержалась я от колкости. – Гуано отлично горит!

Тэйт хищно оскалился, показав мне неприличный жест, на что я громко рассмеялась и с радостным чувством отмщения направилась вслед за драконом. Даже если он и докажет мою вину – плевать, оно того стоило!

Поднимаясь по лестнице, я не спешила догонять Эмберса. Хотела избежать неловкого молчания. Потому, дождавшись, когда хлопнет дверь его кабинета, достигла пятого этажа и тихонечко постучала.

– Да! Входи, Райдэн, – бросил он строгим тоном.

Сделав глубокий вдох, несмело вошла внутрь. Я знала суть работы кристалла правды. Главное, верить в собственную невиновность. А ведь действительно, не я же там нагадила. Это все мышки. А спугнуть одну из них мог любой, мало ли…

– Я всегда поражался ловкости вампиров, – издалека начал дракон. Он полуприсел на край своего рабочего стола и внимательно меня изучал. В нем уже не было заметно злости, лишь любопытство и немного насмешки.

– Да, мы быстрые.

Я хоть и была смущена, стойко выдерживала его заинтересованный взгляд. И лишь сейчас поняла, что обстановка более чем интимная, а мои мысли вовсе не о преступлении, а скорее… о наказании.

Оттолкнувшись от стола, медленной походкой Даннир направился ко мне.

– Но ведь мы оба знаем, что это твоих рук дело, – заговорщицки прошептал он, вторгаясь в мое личное пространство.

Я была словно под гипнозом, его змеиные глаза завораживали и манили поддаться, подойти ближе. Змей-искуситель!

– Я невиновна, – стояла на своем, потому что искренне в это верила.

Моя месть совершенно чепуховая по сравнению с той обидой, что они нанесли. Тогда все смеялись надо мной, сегодня я посмеялась над всеми. Справедливость восторжествовала!

– Ну, скажем так… – шепнул дракон, обжигая дыханием. – Ты точно не заслужила того, чтобы висеть на позорном столбе.

Подняв ладонь, он провел костяшками пальцев по моей скуле и заправил прядь волос за ушко. Я забыла, как дышать, упиваясь ласковым теплом его прикосновений.

– Такая красивая девушка, как ты, не должна страдать.

Его глаза вспыхнули ярким пламенем, и я поняла, что назад пути нет. Ни единого шанса и сил отказаться от него и отступить. Взгляд упал на манящие губы, и я сама потянулась навстречу, забывая обо всем. И, о, Темный бог, нужно же было именно в этот момент кому-то подниматься по лестнице! Я не сразу услышала быстрые шаги, и теперь пришлось резко отступить от дракона, как раз за секунду до того, как дверь кабинета распахнулась. На пороге стояла эльфийка по имени Зандраэль Фионская, и она была в ярости.

– Господин Эмберс, воды нет. Нигде! Ни в одном кране второго этажа. Это возмутительно! Мы не можем отмыться от этого… Нам всем срочно нужна вода! Сейчас же!

С этими словами эльфийка окинула меня ненавидящим взглядом с ног до головы, а я посмотрела на Даннира.

– Одну минуту, Зандраэль, – вежливо ответил ректор, вовсе не вежливо закрывая перед ее носом дверь.

– Я не виновата! – развела руки в стороны, невинно улыбаясь.

Он тоже улыбнулся уголком губ, явно не соглашаясь с моим утверждением. Но, больше ничего не сказав, открыл дверь, жестом пропуская меня вперед. А когда оказался позади, шепнул:

– Мы еще не закончили наш разговор.

– Знаю, – бросила ему в ответ, предвкушая следующую встречу. Если для этого понадобится сделать еще какую-то пакость – я согласна!

* * *

Тэйт

Наконец-то выходной. Единственный за всю неделю. А неделька выдалась еще та. Кажется, я до сих пор чую запах мышиных экскрементов повсюду. Ведь только вчера нам всем удалось нормально отмыться. Ну, Райдэн! Вот это ты учудила! Мало этой облавы, так еще оказалось, что баки с водой на втором этаже пустые – два из четырех внезапно точечно проржавели, у третьего лопнул сливной шланг, а в последней ванной комнате в мужском отделении кто-то из парней не закрыл кран после утреннего душа. В пятницу мне хотелось придушить ее собственными руками. Но сейчас почему-то вся эта ситуация казалась комичной. Я даже зауважал эту маленькую бунтарку. Совсем недавно она выглядела сломленной и слабой. А за последние два дня с ее миловидного личика не сходила улыбка.

Райдэн была демонстративно вежлива со всеми, здоровалась, делала комплименты. Вчера за ужином, уловив мой взгляд, сама подошла с тарелкой тех злосчастных яиц и поставила передо мной. «Пожалуйста, Тэйт, угощайся. После приема этого деликатеса ты прямо светишься изнутри!»

Не удержался и рассмеялся в голос, вспомнив выражения лиц Адама и Йогана, когда она сделала им комплименты: «От вас сегодня замечательно пахнет, мальчики!» Мы с Дерилом тогда буквально валялись под столом. Это был единственный раз за все время, когда я действительно веселился от души. И вновь не дающие покоя мысли омрачили реальность. Кайра.

Каким-то непостижимым образом, спустя год после нашей одноразовой интимной связи, она смогла привязать себя к моей родовой метке. И я не имею никакой возможности остановить этот процесс. Эмберсу абсолютно не доверяю. Этот скользкий тип вызывает лишь раздражение и пробуждает мою агрессивную сторону. Я уже молчу о новой стихии, которая еще более активна, чем огонь. Хотя, в отличие от огня, воздух податливей.

Позанимавшись на индивидуальных занятиях с Киннастоном, я научился делать воздушный щит, и, как оказалось, он звуконепроницаемый.

– Эй, Ти! Готов? – послышалось из-за двери.

– Темный! Дер, я же просил не называть меня так.

Выйдя в коридор, пожал приятелю руку с недавно выросшими перепонками между пальцев.

– Мое имя не такое уж и длинное, чтобы сокращать его до двух букв.

– Ладно, уговорил, – рассмеялся метаморф. – Идем, вечеринка уже в разгаре.

Ввиду последних событий кто-то из девчонок предложил устроить воскресное сборище и придумать план мести, направленный против Райдэн. Мы же с парнями, в свою очередь, решили немного сменить первоначальный замысел и превратить сборище в вечеринку. Конечно, от «вечеринки» одно лишь слово, ведь в девять вечера отбой, и все должны быть в своих койках. Можно было бы применить амулеты скрытой магии и попросить Виолетту накрыть нас «колпаком», но тогда ведьмы узнают о нашем маленьком секрете. В таком случае большая вероятность, что начнется хаос. Как бы там ни было, я не собирался задерживаться надолго.

Этой ночью мою постель согреет какая-нибудь красотка. И кому же посчастливится? Немного выпивки, тихой музыки, девчонки расслабятся, забыв об агрессии, и станут податливыми. Райдэн, естественно, там не будет. Хотя очень сомневаюсь, что она оставит это так просто. Но и стукачить ректору вампирша не пойдет, все же не такая у нее натура.

Мы собрались в коридоре левого корпуса – нашем привычном месте посиделок. Волки даже умудрились достать старые деревянные поддоны и соорудить что-то наподобие диванчиков. Ведьмочки, умостившись на них, активно переговаривались с оборотнями, которые то и дело подливали в их кружки адское пойло собственного приготовления, правда, разбавленное узваром. Эльфы, разделившись по парочкам, ворковали в стороне. Жаль, ведь я приметил себе ту пепельную блондинку с роскошной грудью. Но раз нет… Взгляд пал на Кайру, стоявшую у стены. Она была одета в соблазнительное платье и демонстрировала голую ножку на высоком каблуке. Не будь она ненормальной истеричкой, пытавшейся искусственно подчинить мою метку, я бы, несомненно, обратил на нее внимание. Даже вопреки своему правилу «с одной не больше раза». Но не теперь. Резко отвернувшись, я совершенно случайно уловил задумчивый взгляд Дерила, направленный на Виолетту. Она громко смеялась, что-то оживленно рассказывая своему кузену. Когда эта ведьма не строила из себя королеву бала и не пыталась бросать ядовитые колкости, выглядела очень милой и привлекательной. Я даже мог понять интерес метаморфа.

Хмыкнув про себя, обратил внимание на Сандру Стокс. Демоница тоже смотрела на меня. «Попалась, малышка! Сегодня ты моя!».

Мне не пришлось долго возиться, как и всегда. Достаточно было обольстительно улыбнуться и незаметно поманить пальчиком. Сандра, шепнув что-то своим подружкам, зарделась, но все же подошла. Я угостил ее напитком, доведя до нужной кондиции, шепнул пару комплиментов, и вот уже она в моей комнате, прижата к стене и готова на все.

– Ох, Тэйт… да!

Мои руки поползли по гладким девичьим бедрам, поднимая подол платья все выше. Я прикрыл глаза, чувствуя, как сила собирается комом в груди. Как же сильно я желал разрядки, ощутить женское тело в своей полной власти. Но что-то было не так. Стоило нашим губам встретиться, в голове тут же возник ясный образ Райдэн. Первая встреча, взгляды, ее соблазнительные движения в танце, наше уединение, поцелуй…

Резко оторвавшись от Сандры, я широко распахнул глаза, чтобы убедиться в ее единоличном присутствии. Воспоминания были настолько реальными, что казалось, даже крышесносный запах вампирши витал в комнате.

– В чем дело? – насторожилась демоница.

Сдавленно улыбнувшись, отрицательно покачал головой.

– Все хорошо. Я просто… Иди сюда!

Схватив ее за запястье, повалил на кровать и навис сверху. Но тут же отпрянул. Мускусный запах ее тела раздражал, даже приводил в ярость. Поднявшись на ноги, я отошел на несколько шагов, окидывая девицу на моей постели презрительным взглядом. В один момент она стала мне противна, и захотелось немедленно избавиться от ее общества.

– Уходи, – резко сказал я, отворачиваясь к стене.

Сила огня бурлила, и мне нужно было хорошенько отдышаться, чтобы успокоить ее. А вот воздух молчал.

– Что значит уходи? – завопила Сандра, все больше распаляя мой гнев. – Ты прогоняешь меня? Сейчас?

– Да, сейчас, – процедил сквозь зубы, поворачиваясь к ней лицом.

В руках вспыхнул огонь, а я ощущал необузданную ярость. Не став больше спорить и возмущаться, демоница с опаской поднялась с кровати и юркнула за дверь. Я слышал ее громкие всхлипы в коридоре, но меня это ничуть не волновало. Сейчас мне нужно было усмирить огонь, вернуть контроль, чтобы не поджечь всю академию. В такие моменты я всерьез задумываюсь, что нужно не хвостом вилять, а слушать профессора Киннастона, когда он объясняет, как подчинить силу. Что он там говорил?.. Дыхательные упражнения, перенаправить злость в другое русло. Как бы я ни пытался, все мысли были лишь о вампирше, которая испортила мне жизнь. Ух, как же я зол на нее в данный момент!

Сам не ведая, что делаю, рванул на себя дверь и, выйдя в коридор, пошел туда, куда несли ноги. К этой взбалмошной кровососке. Стоило вспомнить, как тогда острые клычки пронзили мою кожу, по телу пробежался легкий озноб. Стоя у ее двери поздним вечером в темном коридоре, всеми силами разума пытался склонить себя вернуться. Но чем дольше уговаривал, тем сильнее меня тянуло внутрь. Схватившись за ручку, все-таки открыл дверь. И каким же было мое разочарование, когда я не увидел девушку в постели. На меня нахлынула ярость. Какого тролля? Где она шастает по ночам? Сжав кулаки, уже собрался идти обратно, чтобы проверить каждую комнату в мужском корпусе, но меня остановил странный скрежет, доносящийся сверху. Подняв голову на звук, я обомлел, когда увидел Райдэн, свисающую вниз головой. Она держалась одними ногами за балку под потолком и при этом умудрялась спать.

– Сумасшедшая… – прошептал я, пытаясь сдержать рвавшееся ругательство.

В этот самый момент она проснулась, резко дернулась и сорвалась вниз. Словно в заклинании замедления я наблюдал, как густые черные волосы развеваются в стороны. С ужасом бросился вперед, подставляя руки. А когда поймал, захотелось несколько раз хорошенько ее встряхнуть.

– Какого лешего ты вытворяешь? – выкрикнул я, еще крепче прижимая напуганную девушку к груди.

– Не шуми, – прошипела она, выставляя напоказ клыки. – Сейчас все на твои вопли сбегутся.

Я закатил глаза, не желая признавать, что она права. Собрав силу воздуха, образовал прозрачный купол вокруг нас.

– Теперь не услышат!

Она была обязана оценить мое мастерство. Нет, я точно должен произвести на нее сокрушающее впечатление. Ее должно удивить хотя бы то, что я не боюсь использовать магию.

– Зачем ты приперся, рогатый? – заорала она, стукнув маленьким кулачком по моей груди.

– Ты больше никогда не будешь меня так называть, – рыкнул я, отбивая себе хвост об пол от раздражения.

– А то что, забодаешь? – ухмыльнулась эта язва.

Темный, как же хочется стереть эту улыбку с ее лица и заставить хоть немного поволноваться!

– Что ты делала на потолке?

– Ну, я, – она подняла глаза наверх и прикусила одним клычком пухлую губу.

Великородные праведники, я слишком часто думаю об этих губах.

– Я практиковала трансформацию. У меня почти получилось превратиться в летучую мышь. И, кажется, я так и заснула там. А во сне, видимо… Эй, прекрати смеяться! – возмутилась она и, наверное, только сейчас поняла, что находится у меня на руках.

Ловко спрыгнула на пол и приняла угрожающую стойку, выставляя указательный палец в мою сторону.

– Только попробуй об этом кому-нибудь рассказать!

– А то что, закусаешь?

Ее взгляд метнулся на мою шею, и она, зашипев, грозно оскалилась.

– Малышка, да ты голодна! – издевательски протянул я, подходя ближе.

– Чего тебе нужно? – процедила она, отступая.

Мне нравился растерянный вид Райдэн, я ликовал, понимая, что загоняю ее в угол. Да! Теперь она от меня не убежит.

– Ты мне должна, кстати.

– С чего бы это? – попыталась возмутиться она.

– А то ты не знаешь. Ты меня опоила, соблазнила, выпила крови и опозорила на всю столицу.

– Тебя опоила бутылка настойки полыни, а насчет соблазнения, то молчал бы, – кольнула она, опираясь спиной о стену.

Я усмехнулся, признавая, что она, в общем-то, права.

– Но ты ведь была не против, признайся!

Я подошел вплотную, уперев руки по обе стороны от ее головы. Манящий запах проник в меня, впитался прямо под кожу. Предплечье обожгло острой болью, и я подавил крик шипением.

– Отвали, рогатый, – совсем неуверенно произнесла она, опираясь рукой о мою грудь. Тепло ладони приятно грело кожу, я жаждал ощутить ее прикосновения по всему своему телу.

– Ты ведь этого не хочешь.

– Не указывай мне, чего я хочу, – шепнула она, поднимая дикий взгляд янтарных глаз. Прекрасна! Она обворожительна в своей злости.

– Хорошо, малышка. Я уйду.

Конечно, я блефовал. Мне нравилось играть с ней.

– Уйду… Но напоследок кое-что шепну.

Наклонился ниже к ее ушку, подставляя шею, и понизил голос до обжигающего шепота.

– Ты очень многое потеряешь, Райдэн.

Это было последней каплей, больше она не могла себя сдерживать и с протяжным стоном впилась в мою шею острыми клыками. Волна возбуждения пронзила все тело, отзываясь истомой в паху.

Не медля больше, я закинул ее ноги к себе на бедра и сильнее вжался в желанное тело. Райдэн застонала громче, царапая коготками мои плечи и спину. Каждый изгиб ее тела, каждый звук, что она издавала, неотразимый запах – все доводило меня до исступления. Срывая с девушки одежду, я мог думать лишь о том, как сильно хочу ее. Мой глухой рык и ее шипение послужили стартом страстного слияния. С каждым движением меня уносило на новый уровень сознания. Я чувствовал, как неведомая сила собирается во мне огненным комом, но не мог остановиться. И в какой-то момент магия в моем теле взорвалась, разлетелась на миллионы осколков и заново собралась в единое целое, даря непревзойденное блаженство. Но теперь что-то изменилось. Какая-то часть Райдэн осталась во мне, я мог ее чувствовать.

Оторвавшись от шеи, она нежно зализала ранки и медленно отстранилась. Мы с минуту смотрели друг другу в глаза, и это казалось прекрасной вечностью, пока не лопнул шар воздуха, окружавший нас. Янтарные глаза широко распахнулись, и Райдэн будто перемкнуло. Вот именно сейчас она вспомнила, что ей нужно вести себя как последняя стерва.

– Вон! – зашипела она, отталкивая меня к двери.

Мне понадобилась еще пара секунд, чтобы прийти в себя и оторвать взгляд от восхитительного обнаженного тела.

– Чего?

– Я сказала – убирайся вон!

О нет, с таким успехом на шоу сбежится вся академия.

Я не стал спорить. Натянув штаны и бросив напоследок недовольный взгляд на девушку, вышел в коридор.

– Она меня выгнала, – кажется, я повторил это уже раз десять по дороге до комнаты.

Добравшись до своего логова, завалился на койку и уставился в потолок. Думал, должно прийти желанное спокойствие и удовлетворение, но вместо этого я был полон сомнений и раздражения.

– Она меня выгнала, невероятно! Да кто она вообще такая?

Темный, разве я должен терять разум от какой-то кровососки в тот момент, когда пробудилась моя метка? Это же полный бре…

От мелькнувшей мысли я резво соскочил с кровати и начал наматывать круги по центру своей комнатушки.

А если Райдэн является моей истинной парой? Тут же отбросил эту абсурдную идею. Демон и вампирша? Да где такое видано! Никогда за всю историю королевского рода не было случая, когда метка выбирала пару из другой расы. Это недопустимо! Никаких примесей крови быть не должно. Я могу связаться лишь с обладательницей сильнейшей демонской крови. Осталось не так много древних родов, которые могут подойти, и всех девиц из них я уже перепробовал. А вот и еще одна причина, почему Кайра не может стать моей парой. Она из рода проклятых – низкосортная.

Закатав рукав, я увидел, что метка достигла локтя. Так быстро? Еще немного, и процесс будет необратим. Как угодно, но завтра я должен связаться с отцом. Нужно выманить ректора и пробраться в его кабинет. Отец должен помочь.


Глава 5

Виолетта

Снова понедельник. С одной стороны, я уже устала жить в таком ритме, с другой – каждый день приближал к высвобождению из этого проклятого места. По-другому его и не назовешь.

Огромные учебные нагрузки, сомнительная компания, обветшалое здание самой академии и полное отсутствие ухода за ним – все это лишь доказывало позор, обрушившийся на меня.

Не будь здесь Кенрода, от которого моя родня может потом узнать все подробности нашего здесь пребывания, мне не приходилось бы постоянно держать лицо, оправдывая знатность своего рода. Хотя каждый раз, когда я не подавляю себя, происходит неприятность.

Взять ту же злосчастную пятницу. Хотела поставить эту выскочку на место, показать, что она недостойна Даннира, как тут же с потолка посыпалось… ох, даже вспоминать противно! Так унизительно…

Практически единогласно было выдвинуто решение отомстить кровососке. Для этого мы и собрались в воскресный вечер дружной компанией в коридоре парней. Признаться, я не ожидала, что так весело проведу время. Кто бы мог подумать, что мне, благородной ведьме, будет легко и комфортно в компании бродячих оборотней, демонов и даже этого клоуна-метаморфа.

Но Дерил так смешил нас своими преображениями, что я буквально хваталась за живот. И лишь под конец вечеринки, когда пришло время расходиться по койкам, чтобы не вызвать гнев ректора, мы вспомнили о причине сбора. То ли пойло оборотней так расслабляюще на нас подействовало, то ли отличное настроение… В общем, заключили, что Райдэн невиновна. Дракон не вынес ей наказания, и вряд ли она смогла бы обмануть его. Значит, несмотря на мою к ней неприязнь и уверенность в ее заинтересованности в инциденте, вампирша смогла остаться чистой лишь благодаря ловкости и отличной реакции.

Теперь я не только каждый раз осматриваю потолок, прежде чем занять место в аудитории, но и тщательней слежу за своим поведением. Боюсь даже представить, что случится в следующий раз, когда будет дан выход эмоциям.

Госпожа Альтус накануне третьего урока переборщила с «градусами» во время перерыва, и всем в срочном порядке назначили индивидуальные занятия. Нет, все-таки фейный алкоголизм – страшная неизлечимая болезнь! Меня вместе с Вероникой и Лаймой определили к госпоже Блерки.

Старая ведьма и к запланированным занятиям нечасто была готова, а к такой внезапности и вовсе. Но чтобы снова не вызвать гнев ректора, она разрешила нам полетать на метлах все три часа, сославшись на необходимость оттачивания этого навыка. Выведя нас на задний двор, госпожа Блерки коротко рассказала о запрете вылета за территорию академии и оставила одних. Растерянно переглянувшись, мы с Лаймой тут же оседлали метлы. Ух, я уже и забыла, как это здорово – мчаться по воздуху!

Вероника присоединилась к нам чуть позже, когда мы уже начали соревноваться в пируэтах. И пусть Славор старалась напустить на себя самый скучающий вид, я знаю, ей тоже нравился полет.

Через час мы уже все трое демонстрировали друг другу фокусы. Естественно, я, знакомая с метлой чуть ли не с рождения, умела намного больше остальных. Хотя, должна признать, темная ведьма удивила. Я даже искренне сообщила ей об этом, позабыв обо всем напускном.

Закономерность, выявленная мной, тут же сработала. Стоит дать волю эмоциям, как случается что-то непредвиденное.

Вопрос ректора «что здесь происходит?» застал нас врасплох.

Только чудом, не иначе, мы удержались на метлах, испугавшись его рокочущего баса.

Лайма, быстрее нас сориентировавшись, подлетела к дракону и сразу же в своей привычной манере затрещала объяснения. Я же осталась на месте, зависнув в нескольких метрах от земли, наблюдая сверху за Данниром. Я решила, что уже достаточно ясно выразила свой интерес к нему, пусть теперь сам добивается моего внимания. Навязчивостью никогда не страдала.

Только подумала, как услышала оклик:

– Виолетта, опускайся.

Вот как он так делает? Не повышает голос, но говорит громче.

Постаравшись унять глупую улыбку, элегантно спикировала. Как только мои ноги коснулись земли, дракон сообщил:

– Сдавай метлу и ко мне в кабинет.

Не обременяя себя дальнейшими объяснениями, ректор круто развернулся и ушел.

Я слезла с метлы под завистливый взгляд Лаймы. И с чего бы такая реакция? Она же влюблена в Кенрода и прекрасно знает, что дракон – мой! Конечно, рассматривать ее как конкурентку глупо, но не нравится мне эта смена симпатий.

Гордо задрав подбородок, я смерила Стоун своим заученным взглядом «ты не стоишь моего внимания» и снисходительно произнесла ведьмочкам:

– А вас никто не отпускал с урока.

С этими словами развернулась не хуже ректора и направилась в здание.

Академию нельзя было назвать многолюдной, но сейчас, когда все на занятиях, она казалась непривычно пустынной. Может, потому, что меня редко оставляли без компании, и я привыкла слышать не только стук своих каблуков. Впервые это место показалось каким-то жалким, заброшенным и одиноким, вызвав непонятную мне жалость. Странное чувство, я скажу. Неприятное.

Вернув метлу в кабинет госпожи Блерки, которой снова не было на месте, я поспешила к Эмберсу. По лестнице все же старалась подниматься не спеша. Не хотелось являться к ректору со сбитым дыханием.

Помня о своем прошлом опыте, после короткого стука не торопилась входить в кабинет. Но ответом была тишина.

Снова постучала. Молчок. Взялась за ручку и толкнула дверь – заперто. Так глупо я, пожалуй, себя еще ни разу не ощущала! Что за шутки?

Хотела уйти, уже развернулась к лестнице, как раздался голос дракона:

– Виолетта? Ты быстро, – удивленным тоном сказал он.

Интересно, меня всегда будет так глубоко пробирать от его звучания?

Обернувшись, я увидела Даннира, стоявшего у раскрытой двери комнаты, следующей за его кабинетом. И тут же поспешила взять себя в руки. От вида его полуобнаженной груди меня бросило в жар в самых важных стратегических местах. Он был таким домашним, расслабленно опершись о косяк, в расстегнутой рубашке и с полотенцем, висящим на шее.

– Проходи, – произнес он с легкой улыбкой и посторонился.

Сначала я нерешительно замерла, не понимая его поведения. А потом вспомнила, что ведьма, и робость мне не к лицу.

Уверенно приблизилась к неизвестной комнате. Поравнявшись с Данниром, почувствовала обжигающий жар его тела. По моей коже пробежались приятные мурашки, и я на мгновение забылась. Очнулась от звука закрывшейся за спиной двери.

Передо мной стоял стол, накрытый на двоих, а в самой комнате царил полумрак, созданный с помощью плотных штор и зажженных свечей. Не было сомнений, я попала в личные покои ректора. Правда, кровать была скрыта декоративной ширмой с витиеватыми узорами. Ситуация не могла расцениваться двусмысленно, меня таким странным образом пригласили на романтическое свидание.

Но лучше бы он все же предупредил. Растрепанная после полета, одетая в форму, я чувствовала себя неловко рядом с таким шикарным мужчиной в столь интимной обстановке. Но одновременно я с трудом сдерживала восторг. Тот поцелуй все же не был случайностью, а наоборот, хорошо спланированным актом завоевания моего сердца. Признаться, сильно стараться ему не придется, я почувствовала связь между нами с первой встречи.

Подойдя к столу, Даннир отодвинул стул.

– Присаживайся, Виолетта.

Отбросив смущение, прошла к предложенному стулу. Убедившись, что я удобно устроилась, дракон тут же разлил вино по бокалам и протянул мне один из них. Лишь после этого ректор сел напротив.

Я ждала его слов. Конечно, для признаний прошло еще слишком мало времени, но не молчать же за столом. Сделав глоток, он заговорил с легкой улыбкой:

– Хорошее вино, попробуй.

Лишь слегка пригубив, я отметила, что действительно напиток приятен на вкус. Опустила бокал и вопросительно посмотрела на мужчину, но он только сделал жест, предлагающий приступить к трапезе.

До тех пор пока приборы не были отставлены, мы перекидывались ничего не значащими фразами. Поначалу меня немного озадачивало поведение Даннира. Он держался так, словно мы уже давно знакомы и подобные свидания в порядке вещей. Но потом я смогла расслабиться и признать, что действия дракона более чем верные. Зачем возводить лишние рамки, когда наша симпатия взаимна?

Расслабленно откинувшись на спинку стула, Даннир недолго рассматривал меня.

– Я не верю в то, что тебе мог понадобиться приворот, – неожиданно сказал он.

– Господин…

– Прошу, – перебил он, – ты же не станешь делать вид, будто мы с тобой слишком далеки для того, чтобы общаться на «ты».

Сдержав улыбку, я сразу вспомнила о нашем первом поцелуе и моем позорном бегстве. Коротко кивнув, подняла взгляд на дракона.

– Даннир, меня кто-то подставил. Я не делала ничего из того, что мне вменили в вину. Но магистры даже слушать не стали, – проговорила я скороговоркой.

– Я верю тебе, – понимающе произнес он. Затем наклонился чуть ниже над столом и тихо добавил: – Ни один мужчина не устоит перед твоей красотой. Тебе не нужны приворотные зелья.

Услышав эти слова, я ощутила прилив смущения и облегчения одновременно. Как камень с души упал. Никто не верил мне. Никто.

– Ты не заслужила того, чтобы находиться в Академии строго режима, – произнес он со вздохом.

Грустно улыбнулась. Не заслужила, но все же очутилась здесь.

– Я говорил с магистрами, – ошарашил он. – Но моего влияния оказалось недостаточно.

– Ох, Даннир, – восторженно вздохнула я, – ты пытался заступиться за меня перед советом?

Дракон встал и подошел вплотную. Я успела лишь развернуться вполоборота. Положив руку мне на плечо, мужчина заглянул в глаза.

– Тебе не место среди всех этих отбросов. Такая чистая девушка, как ты, не должна даже рядом с ними стоять, – заявил он как-то уж слишком для него эмоционально. Я бы воздержалась причислять к отбросам самого принца демонов…

Ладонь мужчины медленно, ласкающее спустилась от моего плеча до запястья. Нежно обхватив его, Даннир слабо потянул, вынуждая меня подняться с места.

– Ты веришь мне? – спросил он вкрадчиво.

Мы стояли так близко, что я чувствовала, как бьется его сердце.

– Верю, – прошептала я.

– Я знаю, как тебе помочь. И сделаю это.

Хотела спросить, о какой помощи он говорит, но его нежные губы, коснувшиеся моих, стали важнее любых вопросов.

Руки дракона легли на мою талию, и он сильнее притянул меня, вжимая в свое сильное тело. Не разрывая поцелуя, я охнула от нахлынувших ощущений. Казалось, что меня распаляло изнутри, и помочь могли только эти сладкие губы.

Неожиданно Даннир разорвал наш контакт. Я чуть не взвыла!..

– Мне очень хочется продолжить, моя маленькая, – шепнул он, – но лучше нам будет остановиться. Не хочу торопить события.

Я кивнула, медленно приходя в себя. Разум был с ним полностью согласен, а вот душа требовала продолжения. Но все же расцепила свои руки, обвивавшие его шею и опустила их.

Дракон отступил, создавая расстояние между нами, которое тут же заполнилось холодом.

– Тебе нужно идти, – все так же, не повышая голоса, произнес он. – Не стоит вызывать у кого-либо подозрений.

– Да, не стоит, – согласилась я.

Уж что-что, а пересуды и сплетни мне не нужны, так же как и ректору.

Но сейчас меня больше волновало другое. Я совсем потеряла голову от этого мужчины! Если бы он захотел продолжения… Ох, даже чуть отрезвив мысли, не смогла бы от него отказаться. Но это неправильно. Неподобающе. Будь Даннир каким-нибудь ловеласом, то непременно воспользовался бы моей слабостью, добавив очередную галочку к своим победам. Как же мне повезло с возлюбленным! Да, возлюбленным. Теперь я уверена, что это не просто симпатия и интерес.

Подавив выползающую улыбку, я обратилась к мужчине:

– Спасибо за… ужин! Все было просто изумительно!

– Рад, что смог доставить тебе удовольствие.

Лучше бы он этого не говорил. При слове «удовольствие» у меня возникли ассоциации, далекие от еды.

«Да что с тобой, Виолетта? Возьми себя в руки!» – приказала себе.

– Я пойду? – неуверенно спросила его.

– Да, тебе пора, скоро закончится урок, – он кивнул и прошел к двери первым. – Когда ты покинешь академию, эта скрытность уже будет ни к чему, – сказал он и только потом отворил дверь.

– Да, понимаю, – опять согласилась я с ним.

На выходе он перехватил мою руку и, развернув меня, легонько поцеловал едва ощутимым прикосновением губ.

– Верь мне, – отстранившись, прошептал Даннир.

– Верю, – ответила на выдохе и поспешила уйти.

Дракон не выходил в коридор со мной, что к лучшему. Боюсь, еще мгновение, и я уже никуда не ушла бы.

Еле сдержалась, чтобы не бежать вприпрыжку, как маленькая девочка. В душе я была счастлива, безумно счастлива! И даже не знала, от чего больше – от того, что скоро покину эту проклятую академию, или ввиду стремительного развития отношений с Данниром. Хотя не так уж и важна причина.

Добравшись до своей комнатки, я немного расстроилась от ее вида. Слишком пыльно, пора бы убраться тут. Но кто это сделает? Попросить Кенрода? Да, так и сделаю. Но потом. А сейчас надо скорее посетить душ, пока остальные не вернулись с занятий.

* * *

Райдэн

– Селли! Подожди!

Услышав голос демона, прибавила шагу и резко свернула за угол, меняя траекторию. В два счета вскарабкалась по стене на балку и сконцентрировалась, как учила госпожа Фейн. «Меня здесь нет. Я невидимка».

Рогатый, осмотрев коридор, не нашел меня и поднял голову наверх.

«Невидимка».

– Опять сбежала, – обреченно вздохнул он и потер свое запястье.

Кажется, подействовало. Удивительно, но он меня не увидел, хотя смотрел практически в упор! О, да! Наконец-то индивидуальные занятия дали результат. Спустя пару секунд демон ушел, а я не спешила слезать. Еще не хватало, чтобы он меня выследил.

Целый день мне успешно удавалось избегать разговора после того… хм… случая. Темный, как я могла так легко потерять голову? Опять…

Ведь знаю, что для него девушки – пустое место, очередной трофей. А теперь он будет ходить с надменным видом победителя, рассказывая своим дружкам, что клыкастая по нему сохнет. Ага, как же! А вообще, я так посмотрю, рогатый реально тронулся умом. Сам же подставил свою шею, практически вынудил меня испить его. Неужели ему настолько хотелось плотских утех, что он рискнул своей репутацией? Я знала, что у него той ночью была Сандра. Перед тем как заснуть, слышала ее плач, поэтому подумала, что развлечения у них не вышло, и это, несомненно, меня порадовало. Но уж никак не ожидала, что он явится ко мне.

А теперь ненавидела себя за ту минутную слабость. Хотя, с другой стороны, это был равноценный обмен. Он получил меня, я – его кровь. Да если подумать, я даже в выигрыше. Пусть только попробует распустить слухи.

И чего Тэйту нужно от меня сейчас? О чем с ним разговаривать? Но… если честно, я убегала не от разговора, а от себя. Боялась, что, глядя на него, вновь буду думать о соблазнительных губах, запахе, вкусе. В конце концов, я должна признать, что есть в демоне то самое обаяние, которое заставляет всех девушек растекаться лужицей.

– Дерил! – донесся из-за угла оживленный голос Тэйта. Ага, значит, все-таки не ушел. – Вот ты где. Нужна твоя помощь.

Я навострила ушки. Так-так… Похоже, созревает план нешуточного дельца. Принцу необходимо срочно связаться с отцом, а метаморфу нужно постоять на шухере возле кабинета ректора. Выманить господина Эмберса вызвались оборотни. Операция назначалась на вечер, после ужина. Я просто обязана подслушать разговор государственной важности между принцем и королем. Как оказалось, я жуткая интриганка по натуре!

* * *

– Ты заметил, что леди-вамп сегодня не было за ужином?

Бесшумно продвигаясь по продольной балке под потолком, я внимала тихому разговору демона с метаморфом. Они поднялись на пятый этаж и остановились, осматривая коридор.

– Заметил, – недовольно буркнул демон, и они двинулись к кабинету ректора.

Я злорадно улыбнулась. Вызвать его раздражение – что может быть лучше?

– От меня прячется, – добавил рогатый.

Дерил хмыкнул за его спиной и осклабился.

– И что на этот раз не поделили голубки?

Я затаила дыхание, но к моему удивлению, Тэйт не стал обсуждать вчерашнюю ночь и хвастаться своими победами, проигнорировав вопрос приятеля. Замерев возле кабинета, парни переглянулись, кивнули друг другу, и Тэйт дернул дверную ручку. Заперто. Ну, естественно!

– Вот болваны! – вырвалось у меня, но, слава Светлой богине, они не услышали.

– Давай я, – улыбнулся метаморф и, шепнув пару неразборчивых фраз, вновь дернул ручку.

Я в удивлении приподняла бровь, поудобнее устраиваясь на балке. Ну, допустим… Дверь вы открыли. Наверняка на пятом этаже нет запрета магии, как на втором. Но ведь это не может быть так просто. Даннир не дурак, чтобы оставлять свои вещи без защиты высшего уровня. Сейчас точно будет шоу!

Я уже предвкушала, как включится вопящая на всю академию сирена, а может, выбежит цербер или еще какая охранная тварь, но так и не дождалась. Тэйт просто вошел в ректорский кабинет, плотно закрыв за собой дверь. О! Он наверняка обратно не сможет выйти! В любом случае, я собираюсь на это посмотреть. Пока Дерил опасливо косился на коридор, я водила ушами, как локаторами, не забывая твердить про себя, что невидимка. Но из-за двери не донеслось ни слова. Скорее всего, кабинет ректора звуконепроницаемый. Это вполне логично, учитывая, какие любопытные студенты в этом учебном заведении.

Прошло около двух минут, и я убедилась, что вся эта затея с подслушиванием изначально была провальной. Только пылью надышалась, да ребра отлежала на твердой балке. Но неожиданно оживилась, услышав четкие шаги. Это был дракон, точно! Он ступал вкрадчиво, но уверенно. И уже почти достиг четвертого этажа. Пора бы Дерилу поднимать тревогу, срочно выводить Тэйта из кабинета и думать, как им скрыться. Моя телепатическая возможность им бы пригодилась. Но метаморф, задумчиво уставился на стену перед собой и, казалось, вовсе не слышал и не чувствовал приближающейся опасности. Выдавать себя я ни за что не буду. Эти парни не побрезгуют всю вину на меня сбросить. Хотя, если подумать… наш разговор с Данниром так и не завершился. А я ведь ждала, что он меня сегодня вызовет к себе во время замены. Наверное, он бы так и поступил, не бегай я весь день от одного глупого демона, которому прямо сейчас влетит.

Ох, неужели! Метаморф наконец, вынырнув из мира грез, опомнился, когда дракон был на лестничном пролете пятого этажа. Сейчас ступит на последнюю ступеньку и окажется в коридоре…

– Господин ректор! – прозвучал знакомый голос. Но не метаморфа, а…

– Леший тебя побери… – на выдохе прошептала я, не в силах скрыть удивление и испуг. На месте, где только что стоял Дерил, оказался Тэйт. И абсолютно ничем его невозможно было отличить от оригинала. Лицо, голос, одежда, даже хвост! Правда, эта часть тела вытворяла странные вещи, извиваясь во всех направлениях по телу метаморфа, – не просто парня-подростка, попавшего сюда за какую-то провинность, как все считали, а мага высшего уровня, который явно умеет намного больше, чем должен в своем возрасте. Весь этот его образ – ложь. В этом я теперь была абсолютно уверена. Ему должно быть намного больше лет, возможно, он даже старше дракона. Тогда зачем он здесь?..

– Я как раз вас искал, – взволнованным голосом произнес клон демона. – Нужна помощь на первом этаже.

– Я только что оттуда, – раздраженно ответил ректор, явно не настроенный возвращаться. – Твои друзья-оборотни в один прекрасный день все-таки доиграются, Тэйт. Очень советую поговорить с ними. Все же ты имеешь определенный авторитет среди банды этих тугодумов.

– Да, но дело не в этом…

А вот настоящий Тэйт никогда бы не спустил таких слов. Будь то ректор или даже сам магистр магии. Он у меня острый на язычок… Что это было?.. Я только что подумала о рогатом как о своем? К черту! Зарекаюсь никогда больше не пить демонской крови! Это пагубно влияет на мое мышление и мировоззрение.

– Я опять не смог удержать свою стихию, – тараторил Дерил не своим голосом, настойчиво уводя ректора в сторону лестницы, – и поджег столы в столовой. Огонь распространился с огромной скоростью, я ничего не смог с ним сделать.

– Ты же понимаешь, что за это получишь наказание? Портить имущество академии строго запрещено, и меня абсолютно не волнует, случайно это вышло, или…

Смотря вслед уходящим мужчинам, я с открытым ртом наблюдала за хвостом метаморфа. В какой-то момент он обвил ноги своего хозяина, и Дерил с резким вскриком грохнулся на пол. А вот и еще одно отличие от оригинала! Пятая конечность абсолютно неуправляема. Но дракон даже не понял подвоха, только продолжал браниться на демона, не боясь обзывать наследника престола последними словами. И это еще раз натолкнуло меня на мысль, что метаморф здесь находиться не должен. Иначе преподаватели были бы предупреждены о его возможности принимать облик другой личности от рогов до пяток.

Когда их голоса стихли далеко внизу, дверь кабинета приоткрылась. Белобрысая макушка показалась в коридоре и, убедившись, что все чисто, демон вышел наружу. Несколько раз шепотом позвал Дерила, но не получив отклика, направился к лестнице.

Оставаться на неудобной деревяшке больше не было смысла. Я так и не узнала королевской тайны, но зато раскрыла заговор века! А ведь это точно заговор. Неспроста это чудо богов здесь, ох, неспроста…

Не знаю, чем закончился выдуманный метаморфом инцидент в столовой, не особо это и волновало. Теперь меня грызли любопытство и желание быстрее разоблачить незнакомца, а также узнать цель его пребывания здесь. Хотя некоторые догадки появились сразу. Достаточно посмотреть на его окружение. Он с первого дня ошивался вокруг Тэйта. Вопрос только в том, друг он ему, каким хотел казаться, или все-таки враг?

Немного подумав, решила, что этой ночью все равно не засну, а пошпионить никогда не помешает. Спустившись на второй этаж, я свернула налево, в мужское крыло коридора, и с тяжким вздохом вновь полезла на стену. Признаться, в последнее время я так часто это делала, что госпожа Фейн только и успевала, что поражаться моему быстрому обучению. И теперь, набравшись немного опыта, я ощутила больше уверенности в себе. Практика и усердие отныне мои лучшие друзья.

В коридоре было безлюдно, тихо, но сильно пахло псиной. Поморщив нос, я спрыгнула на пол, беззвучно приземлившись на все конечности прямо перед дверью метаморфа. Он должен быть в столовой, а значит, сейчас отличный момент, чтобы зайти к нему и пристроиться в укромном уголке. Наверняка, когда он останется один, откроет свою истинную личину. Или, возможно, у него привычка говорить с собой, как у Вилар. Ох, и узнаю же я тайн!

– Попалась!

Неожиданный рывок в сторону чуть не заставил меня вскрикнуть, но я вовремя себя одернула. Тэйт, прижав меня спиной к стене, заключил мои запястья в свою ладонь, поднимая наши руки над головами.

И вот теперь я оторопела. А Тэйт ли это? И если да, стоит ли рассказать об увиденном? Покосилась на хвост – мерно повиливает, будто в предвкушении. Обычное состояние демона, ничего такого.

– Ты ужасно целуешься, – выдала первое, что пришло в голову, с замиранием ожидая реакции.

– А ты ужасно смотришься в этом корсете и обтягивающих штанах, – недолго думая, бросил принц, опустив похотливый взгляд на декольте. – Просто отвратительно.

Это он!

– Чего тебе, рогатый? – возмутилась я, с некоторым усилием вырывая руки из железной хватки. Он не слабее меня, достойный противник.

– Ты опять нарываешься на неприятности, красотка, – шепнул демон, наклоняясь к моим губам непозволительно близко. Теперь, когда мы дышали одним воздухом, я вновь ощутила адскую жажду его крови и… тела. Устоять – слишком сложная задача.

– Тэйт, пожалуйста, – прохрипела я, прикрывая глаза. – Уйди.

Ему это понравилось. О, да! Я даже не видела его лица, а в голове тотчас возник образ надменной демонской мордахи с кривоватой ухмылкой. Наверняка моя жажда тешила его самолюбие.

– Пошли, – тихо шепнул он, вновь обхватывая мое запястье.

Будто в тумане, не смея сопротивляться, я направилась за ним в комнату. И как только дверь за нами закрылась, сама набросилась на сладкие губы, тут же получая отдачу. Наши языки сплелись в сладком танце, и ничего, кроме пьянящего удовольствия, не имело значения. Теплые руки на этот раз были необычайно нежными. Он не спешил, будто изучал мое тело заново, наслаждался и восторгался. На секунду отстранившись, демон заглянул мне в глаза. В этот момент я его не узнала. Все тот же принц, но какой-то потерянный и ранимый, он смотрел на меня с грустью. А потом произнес слова, которые окончательно выбили у меня почву из-под ног:

– Ты станешь моей любовницей?

Я в изумлении уставилась на Тэйта, ожидая услышать пояснения.

И они полились несвязным потоком.

– Знаю, это звучит неожиданно, но я бы не стал предлагать, если бы имел другой выбор. Ведь ты сама понимаешь… Ты другой расы, и это было бы смешно, если бы у нас были серьезные отношения. Да и вообще, это просто нонсенс. Ничего личного, ты, несомненно, очень красивая и привлекательная, но разве я могу решать за себя? Нет, Райдэн. Я тебе скажу, быть демоном не так уж и здорово, особенно демоном стихий. Сила принимает решения за меня. Я тебя хочу. Постоянно. Но так как у меня будет единственная пара, ничего большего предложить не могу. Так что, ты согласна? Подумай, это очень выгодное предложение, особенно здесь. Никто тебя не тронет, пока ты под моим покровительством. А когда выберемся, обязуюсь обеспечить твою жизнь всем необходимым. Тебе ведь негде жить, да?

Наконец, заткнувшись, он благородно улыбнулся, наверняка ожидая моего восторженного визга. Но ликования не было. Да что там… Я еле удерживала себя в руках, чтобы не свернуть шею этому благодетелю прямо сейчас, когда его руки до сих пор находились на моей груди, а мои ноги обвиты вокруг его бедер. Медленно спустившись на пол под недовольным взглядом хвостатого гада, я раздумывала, как бы феерично уйти. Да так, чтобы до его тупой башки дошло, что мой однозначный ответ – нет!

– Знаешь, Тэйт, – прошипела я и, не сдержавшись, оголила клыки. – Это, несомненно, выгодное предложение…

Резко наклонившись, поймала его хвост и изо всех сил дернула на себя. Демон, с глухим стуком упав на пол, взвыл, а затем зарычал, одновременно бросая ругательства. Ох, кажется, я все-таки не рассчитала я силу. Хвостик сломала.

– Но я бы не стала твоей любовницей, будь ты даже единственным мужчиной в этой академии, – прошипела вновь не хуже гремучей змеи, склоняясь над Тэйтом.

Он смолк, но взгляд его был более чем красноречивым. Уже у двери надменно оглянулась и добавила:

– Ненавижу тебя.

Перешагнув через порог, хотела громко стукнуть дверью для полноты образа, но от лестницы слышались приближающиеся шаги. Запрыгнув на балку в коридоре, я дождалась, когда Дерил, уже в привычном образе, скроется в своей комнате. Но теперь настроения за ним следить не было. В один момент все стало таким… глупым, серым и ненавистным. Захотелось стать прозрачной, как невидимка, и легкой, как пушинка.

* * *

Тэйт

– А потом Вислав такой: «Сандра думает, что ее фигура в этой форме не так привлекательно смотрится, как у Кайры или кровососки!»

Парни взорвались приступом хохота, пересказывая мне события второго урока. На телекинезе нас учили не только читать чужие мысли, но и ставить блок на собственные. Сандре это удавалось хуже всего, потому она была частой жертвой всех парней. А ее мысли – это нечто. Посмеялся бы вместе с остальными, но Пит напомнил о Райдэн, и я вновь мысленно вернулся во вчерашний вечер. Получилось глупо. Нет, не просто глупо, а действительно по-идиотски. Иногда я и правда слишком тороплюсь. Вначале нужно было усладить ее как следует, покорить тело, а уж потом делать предложение. А теперь у меня сломан хвост, а Райдэн целый день делает вид, что я прозрачный. Хотя не заметить меня весьма сложно, да что там – невозможно.

Прозвучал звонок, оповещающий о третьем уроке, и парни, вмиг посерьезнев, с долей вины уставились на меня.

– Идите уже, – хмыкнул я. – Еще не хватало, чтобы вам влетело от госпожи Фейн.

Дерил, подмигнув напоследок, направился следом за остальными. А я так и остался… висеть на позорном столбе.

Отбывая наказание, в очередной раз задумался, стоило ли оно того? С отцом я все-таки поговорил, хоть и не получил ожидаемой реакции. К моему удивлению, он ничуть не возмутился, когда услышал о росте моей метки и заверил, что это нормально в моем возрасте. Рано или поздно я должен был встретить свою единственную. И все мои уверения о том, что Кайра это подстроила, не возымели на короля никакого эффекта. Отец, как он думал, обрадовал меня новостью, что я с детства защищен от такого рода магических атак, и защиту эту не смогут пробить даже сами магистры. Но тогда получается, что Кайра, демоница проклятого рода, действительно та самая. И на все мои уговоры забрать меня из этого места и немедленно заблокировать связь король твердо заявил отказом, обосновав это тем, что выйти из академии я смогу лишь по запросу высших чинов. И даже он, правитель, не в силах повлиять на их решение. Глупости! Хотел бы – сделал. Я пришел к выводу, что отец чего-то недоговаривал. Будто он в курсе всех дел, и у него свой особый план действий.

Как бы там ни было, а больше связываться с ним нет смысла. Придется самому решать эту проблему. К тому же у меня совсем нет желания отбывать это дурацкое наказание еще раз. Вот и доверяй Дерилу после этого. Просил же, как нормального… Ах, да, он же даже нетипичное магическое существо, а чудо природы… Даже не мог на шухере постоять. Всего-то и нужно было – позвать меня до того, как дракон поднимется по лестнице. Нет, он придумал какую-то историю с поджогом, предварительно свалив все на меня, и увел Эмберса на первый этаж. Может, это была и не самая его худшая идея. Но зачем же на самом деле поджигать столовую и говорить, что это сделал я? Хорошо, что все были в комнатах и не видели этого позора. Но как же обрадовал меня Дерил, когда вернулся вечером и сообщил, что с утра мне придется немного «зависнуть», но при этом нельзя задавать лишних вопросов. Я тогда, с поломанным хвостом, и так был не в настроении, а после новости чуть не взорвал всю академию. Но метаморф меня вовремя остановил, напоив каким-то успокаивающим отваром. Все-таки хорошо, что он рядом. Несмотря на его странности и скрытность, он единственный, кому я доверяю по-настоящему.

Три часа пролетели мгновенно, я даже удивился, когда услышал звонок с урока. Коридор тут же заполнился студентами, и все внимание было обращено на меня. Я делал вид, что скучающе рассматриваю потолок, ожидая аудиенции со своими приятелями. Принцы – они такие, даже на позорном столбе смотрятся отпадно.

– Тэ-э-эйт, – послышался противно-слащавый голос, от которого по коже прошлись мурашки.

Опустив взгляд, я с пренебрежением посмотрел на Кайру. Демоница, собрав брови домиком, пыталась выглядеть опечаленной и безутешной. Но у меня она вызывала лишь стойкое отвращение.

– Чего тебе, Кайра?

– Может быть, тебе что-нибудь нужно, мой принц? Воды, еды?

– Как насчет тишины? – съязвил я, не желая больше слышать ее жалкие попытки наладить отношения.

Стоит только представить, что я должен провести с ней остаток жизни, растить детей и править королевством, меня начинает бить мелкая дрожь от отвращения. Вся огненная сущность сопротивляется этому, ведь невозможно принудить к великим чувствам. Я никогда никого не любил в своей жизни. Возможно, вообще на это неспособен. Но моя королева должна хотя бы вызывать желание, как…

Будто почувствовав дикий взгляд янтарных глаз, повернул голову и нашел в толпе Райдэн. Она стояла в уголочке, и впервые за целый день открыто меня рассматривала. Меня и Кайру. На ее угрюмом лице промелькнуло понимание, а затем целый спектр эмоций. Удивление, злость, насмешка и даже боль. Темный бог, я все-таки перегнул палку вчера.

Кайра поймала мой взгляд, и ее лицо тут же превратилось в озлобленную гримасу.

– Эй, – привлек я внимание демоницы. – Не смей трогать ее. Усекла?

Истеричка опустила голову, смотря на меня исподлобья, и плотно сжала губы.

– Она претендует на тебя, – зашипела ненормальная. – Я должна показать этой кровососке ее место. Понимаешь, Тэйт? Это все ради нас.

– Кайра! – крикнул вслед уходящей девушке. – Я сказал – нет!

Но она не стала слушать, а упрямо направилась вглубь толпы. Только Райдэн на том месте уже не было. Она будто испарилась.

– Снова сбежала, – обреченно вздохнул я.


Глава 6

Виолетта

Как же сложно быть в отношениях с мужчиной, когда сама являешься его студенткой! Бесконечно кто-то мешает остаться наедине.

Эти дни мы с Данниром практически не виделись. Все, будто сговорившись, отвлекали его внимание на себя или появлялись в самый неподходящий момент.

С другой стороны, поцелуи украдкой – это так романтично! Жаль лишь, что они так редки… Но Даннир убеждал меня, что скоро все изменится, нужно только чуть-чуть подождать. И я верила его словам, потому что он сам безумно устал держать наши отношения в тайне.

Вот и сейчас, рассказывая новый материал на уроке алхимии, Даннир то и дело поглядывал на часы. Проходя между рядами, дракон незаметно подбросил мне маленький клочок бумаги. Я с предвкушением запрятала записку в карман, еле сдерживая любопытство. До конца урока оставался целый час, а сидящие рядом Лайма и Аринаэль просто не позволяли прочесть послание. Но как только дракон подозвал обеих к себе, я тут же развернула бумажку и чуть не подскочила с визгом от увиденного.

Даннир просил прийти к нему после урока, не отвлекаясь на остальные дела. Да я бы и уроки бросила ради возможности побыть с ним лишнее мгновение! Быстро спрятав улыбку и записку, стала внимательно слушать любимого. Впрочем, смысл его слов ускользал от меня, оставались лишь звучание и тембр голоса. Когда до конца занятия оставалось пятнадцать минут, я все же решила уловить суть произносимого ректором. И вовремя!

– А теперь, чтобы не собирать вас снова, послушайте небольшое объявление, – заявил он. – Как известно, во всех магических академиях после первого семестра проводится турнир, позволяющий определить лучшего студента. В отличие от выпускных экзаменов, где магистры судят, останется ли какой-либо из учащихся на второй год. Когда я ознакомился с изначальными, древними правилами турнира, обнаружил ряд нарушений. Некоторые задания показались мне чрезмерно жестокими и даже угрожающими жизни. Поэтому я послал Совету магистров запрос об организации мной новых испытаний, в соответствии с учебной программой первого курса среднестатистической академии. Они ответили согласием и утвердили главный приз, – Эмберс сделал паузу, прошелся взглядом по аудитории, затем набрал больше воздуха в грудь и торжественно произнес: – Победитель получит возможность покинуть наше учебное заведение досрочно, как и написано в древнем статуте академии!

Несколько мгновений я обдумывала слова Даннира. А потом до меня дошел смысл. Так вот что, оказывается, он задумал… Класс взорвался радостными криками и бурными овациями.

– А теперь детально, – продолжил дракон. – С одной стороны, вам повезло, ведь в этом году сроки проведения турнира перенесены на более ранние и будут приурочены к концу календарного года. Но с другой – каждому придется поднажать и направить все силы на подготовку. У вас есть всего месяц. С понедельника все занятия, особенно индивидуальные, будут направлены на оттачивание мастерства и улучшение способностей.

В аудитории повисла тишина. Думаю, к каждому из нас пришло осознание, что с этого момента мы стали конкурентами-противниками-соперниками, ведь счастливчик может быть только один. И вряд ли есть те, кто не желает покинуть Академию строго режима.

– Что ж, – нарушил гнетущее молчание ректор, – я настоятельно советую вам провести воскресенье с пользой и взяться за учебники.

Не дожидаясь вопросов, он покинул аудиторию. Я же поспешила за ним, пока никто не увязался следом. Перед выходом убедилась, что кровососка осталась на своем месте. В последнее время она раздражала меня все больше.

Не успела дойти до лестницы, как кто-то схватил меня со спины. Только усилием воли я не завизжала, а когда почувствовала уже привычный жар прижимающегося ко мне тела и вовсе расслабилась.

– Поймал! – игриво шепнул Даннир и развернул меня к себе.

– Нельзя же так пугать! – громким шепотом ответила ему.

– Прости, маленькая моя, – повинился дракон.

Прислушавшись, он замер, а потом взял меня за руку и утянул за первую попавшуюся дверь, за которой скрывалась кладовая. Внутри Даннир первым делом подарил мне свой сладкий поцелуй. Каждый раз удивляюсь, что последующий всегда лучше предыдущего, когда, казалось бы, и лучше уже быть не может.

– У нас мало времени, – с тоской в голосе произнес он, стоило нашим губам расстаться.

– Знаю, – вздохнула я.

– Но уже скоро все изменится. Этот турнир только для тебя, – подтвердил он мою догадку.

– То есть я стану победителем?

Не знаю, как именно он мог помочь, ведь, если честно, шансов на победу у меня немного. Аскель или Селли запросто обойдут меня.

– Ты должна победить. Я уже с ума схожу от невозможности обнять тебя, когда мне так хочется прижать твое хрупкое тело к своему. Но даже не это главное. Маленькая моя, кто они, а кто ты? Все попали сюда за преступления, а ты ничего плохого не совершала. Разве тебе не хочется справедливости?

– Я просто не уверена…

– Верь мне, – сказал и мимолетно коснулся моих губ. – Я смог сдвинуть сроки, смогу и устроить твою победу. О конкурентах не волнуйся, с этим я разберусь.

– Как? – с сомнением переспросила его.

– Доверься мне, – увильнул Даннир от ответа. – Ни о чем не переживай.

– Хорошо, – я кивнула, не позволяя себе сомневаться в любимом.

– Завтра после занятий приходи на задний двор, я приготовил тебе сюрприз, – выпуская меня из объятий, сообщил дракон.

– Какой? – вырвалось у меня.

– Какая нетерпеливая… – дракон умилительно улыбнулся и ответил: – Завтра все узнаешь. Но очень прошу, убедись, что никто за тобой не следит.

Поцеловав меня на прощание, Даннир вышел из кладовки. Я же оставалась там еще с минуту. Сейчас нам следовало еще тщательнее скрывать свои отношения, если магистры прознают о нечестной победе, то даже боюсь предположить, что они предпримут в таком случае.

Открыв дверь, я чуть носом не уперлась в кровососку. Снова она! Следит?

– Оставь меня в покое уже! – не выдержав, выкрикнула я.

Вампирша лишь противно улыбнулась, показывая клыки. Тоже мне, повод для гордости!

– А иначе что? – с насмешкой в голосе спросила она.

Я не нашлась с ответом. Ведь на самом деле я могла противопоставить Селли лишь свою магию, но использовать в академии ее запрещено. Не висеть же мне, высокородной ведьме, на столбе позора из-за этой прилипчивой дряни.

– Катись к лешему, дохлячка! – выпалила я и поспешила удалиться.

Не позволю портить себе настроение, у меня хватает поводов для радости.

* * *

Райдэн

– Свидания ей захотелось, – ворчала я, сильнее оплетая цепкой паутиной балку. Уже полчаса мучаюсь, а ведь могу и опоздать. Летучих мышей подчинить так и не удалось, а паучки, несмотря на то что я любила ими перекусить, меня обожали. Они сами приползали, принося в дар разнообразных засушенных жучков. А сейчас вот добродушно поделились паутиной.

– И зачем он тебе? Вы же, ведьмочки знатных родов, храните себя для единственных. Неужто думаешь, что дракон свяжет с тобой жизнь?

Закончив с креплением, я спрыгнула с балки и удовлетворенно осмотрела свою жертву. Виолетта Вилар, подвешенная за ноги вниз головой, была обмотана паутиной, словно гусеница в коконе. Она пыталась дергаться и неустанно мычала, выпучив свои огромные фиолетовые глаза. Конечно, верхнюю часть ее лица я оставила открытой. О, да! Ведьма будет смотреть. А вот рот замотала понадежней.

– Это был риторический вопрос. Можешь не отвечать.

Подойдя к окну, я раздвинула занавески и убедилась, что Виолетте будет прекрасно виден задний двор академии. Тот самый, куда она должна явиться без свидетелей…

– Ой! Опаздываю, – вскрикнула я, направляясь к двери.

Все шло точно по плану. Я еще раз мысленно отрепетировала речь, горя от предвкушения встречи. Не знаю, как у них там с рыжей произошло, но то, что я подслушала вчера, ввергло меня в дикий шок. Дракон пообещал ей победу. Ей, а не мне! И чем же я хуже? Нет, это определенно какая-то ошибка. Ведьма наверняка его околдовала, напустила своих чар, а он и не понял. Но стоит мне применить собственную магию обольщения, все события направятся в нужном мне направлении. И я таки выйду из этого треклятого места.

Спустившись на первый этаж, внимательно осмотрелась по сторонам и убедилась, что поблизости нет студентов. Тихий час, никто не рискует попасть в немилость дракону. Но я смелее остальных. Бесшумно открыв старую дубовую дверь, выскользнула наружу. Осень вошла в свои права, и было немножко прохладно в одной лишь накидке, но меня грела надежда.

Обойдя здание, я ожидала увидеть фигуру Эмберса, но на заднем дворе никого не было. Неужели он ей наврал? Или забежал за другой угол академии, увидев меня? Не может быть, чтобы он оказался быстрее, я бы его заметила.

– Попалась! – донесся знакомый голос из-за спины, а цепкие руки тут же поймали в кольцо. Развернув меня к себе, дракон скинул накидку с моей головы и даже не подал виду, что удивился. Значит, он сразу узнал меня?

– Ты ведь знаешь, что гулять по территории после девяти часов вечера запрещено? – игриво спросил он, наклоняясь все ниже. Мой взгляд зацепился за красивые губы мужчины да там и остался.

– Я ночное существо, – беззаботно пожала плечами в ответ и соблазнительно улыбнулась, продолжая гипнотизировать взглядом его рот.

Дракон, будто что-то вспомнив, слегка отстранился и убрал руки.

– Думаю, Райдэн, тебе все же лучше вернуться. А вдруг кто-то из девушек начнет искать тебя? А твоя «лучшая подруга» Виолетта пойдет жаловаться мне, что ты нарушила режим… – Даннир усмехнулся.

А вот и настало время для небольшого вранья.

– Ох, нет, – тихо засмеялась я. – Она не сможет. Они с Вероникой и Лаймой поспорили, кто из них больше выпьет горькой настойки волчьей ягоды и не поморщится. Ох уж эти ведьмины развлечения! В итоге у девчонок весь вечер были большие проблемы с желудком.

Прикрыв рот руками, я широко распахнула глаза.

– Ой, надеюсь, вы не накажете их за это? Пожалуйста, господин Эмберс, а то они возненавидят меня еще больше.

Дракон недовольно нахмурил брови и покачал головой.

– Разве она не знает, что волчья ягода сильное слабительное? – скорее для себя, возмущенно шепнул мужчина.

Я пожала плечами.

– Вы не волнуйтесь, кто-то из них догадался принести антидот, и все ведьмы сейчас сладко спят в своих комнатах.

Дракон поджал губы и окинул меня хитрым взглядом, о чем-то раздумывая. А затем лучезарно улыбнулся и схватил за запястье.

– Пошли, ночное существо! Покажу кое-что.

Его голос был таким довольным, словно у мальчишки, просто невозможно сопротивляться. Он завел меня чуть дальше, вглубь деревьев, и мы больше не просматривались из окон женского корпуса. Жаль, я бы хотела, чтобы рыжая увидела нас целующимися.

Дракон остановился, развернулся ко мне, и резко притянул за талию.

– Скажи-ка, Райдэн, ты любишь опасность? – голосом искусителя спросил мужчина.

– Это мое второе имя, – хмыкнула я, всматриваясь в невероятной красоты голубые глаза.

– Тогда я рад, что ты со мной.

Он провел пальцем по моей скуле, спускаясь на губы, и нежно их приоткрыл. А затем набросился, словно хищный зверь. Мы целовались так неистово, что закружилась голова. Вкус и запах Даннира пьянили меня. Хотя жажда не просыпалась, чему я была очень рада, потому что не знала, как он отреагирует на мою потребность.

Мне известно, что многим нравится укус, особенно во время интима. В клыках всех вампиров есть яд, который не просто парализует жертву, а и подпитывает гормон счастья и наслаждения. И пускай Тэйт никогда не признается в этом, но он подсел на мой яд, словно на наркотик. Ух, и почему сейчас, когда меня целует самый желанный мужчина, я думаю об этом рогатом кретине? Даже всех самых гнусных слов в мире не хватит, чтобы описать мою злость к нему.

– Райдэн? – дракон отстранился, внимательно всматриваясь в глаза. – Ты ведь не боишься?

В его голосе звучал вызов, который я, натура рисковая, без сомнений приняла.

– Нет.

Не сказав больше ни слова, дракон отступил на шаг и расставил руки, прикрывая веки. А еще через мгновение передо мной возникло невероятной красоты огромное существо. Собственно, сам дракон в истинной ипостаси. Его чешуя была ярко-золотого цвета, и от него пахло тем самым потрясающим запахом свежести и морского бриза.

– Садись, красотка, – пророкотал громила. – Полетаем!

Я с восхищением разглядывала его еще с минуту, когда до меня дошел смысл слов. Это же просто мечта! Разогнавшись, я вскочила на мощную спину, ухватываясь за основания крыльев.

– Готова?

– О, да! – с замиранием сердца произнесла я.

Он взмахнул огромными крыльями, и, оттолкнувшись от земли, воспарил ввысь, подальше от здания академии. Я же не смогла удержать восторженного крика – так была переполнена эмоциями. Чувство полета было несказанно прекрасным, это самое лучшее, что случалось со мной за всю жизнь. Светлая, да я теперь никогда не смогу от этого отказаться. Решено! Моим избранным должен стать обладатель крыльев. И если я сама не научусь летать, то хотя бы покатаюсь верхом на любимом.

– Нравится? – поинтересовался Даннир, набирая высоту.

– Да! Да! Это потрясающе! – прокричала я, осматривая просторы. Академия осталась далеко внизу, а на горизонте виднелся бесконечный лес.

– Тогда держись крепче!

Сложив крылья, он опустил шею вниз, сменил траекторию и начал стремительно падать. Я завизжала, широко распахнув глаза. Было страшно и весело одновременно. Я смеялась с каждым его взлетом и кричала с каждым падением. Пока мы не приземлились на большом полукруглом балконе пятого этажа академии. Кстати, интересное там строение на крыше, вроде зимнего сада. Нужно будет обязательно наведаться. Дождавшись, когда мои ноги коснутся пола, он вновь принял человеческую ипостась, сияя счастливой, очаровательной улыбкой.

– А ты не солгала! – поддразнил Даннир. – Настоящая экстремалка!

– Ты тоже ничего, – хмыкнула я и, широко улыбнувшись, добавила: – Это было просто отпадно!

Дракон сделал шаг навстречу, и я опомниться не успела, как он ловко подхватил меня на руки и занес внутрь. Мы оказались в красиво обставленной комнате с огромной кроватью. Его спальня. Здесь я еще не была. Но мечтала…

Даннир бережно уложил меня на гладкую ярко-красную простыню, нависнув сверху. Его взгляд был объят пламенем возбуждения. Он хотел меня и не скрывал этого, а я… внезапно испугалась. Слишком быстро все произошло. Да, не быстрее, чем с демоном, но тогда мной руководили инстинкты, жажда. А сейчас лишь собственные чувства и мысли, полные сомнений. Насколько сильно дракон нравится мне? Смогу ли я довериться ему, подарить кусочек себя?

«Ох, ты слишком серьезно к этому относишься! Ты же не дарила Тэйту никаких кусочков… – утверждала темная сторона моего сознания. – Да? А тогда почему ты все время о нем думаешь? Тэйт то, Тэйт се… А как там его хвостик, который не шевелится уже второй день», – парировала светлая.

Пока я пыталась разобраться с сумбурными мыслями, дракон не медлил ни секунды. Его руки хоть и нежно, но настойчиво ползали по моему телу, ощупывая впадинки и округлости. Было приятно, но не более. Ни взрыва, ни привычной дрожи. Вместо этого нахлынули странные чувства дискомфорта и неправильности происходящего. Я упорно сопротивлялась им пару минут, ведь сама хотела оказаться так близко к этому мужчине. И вот, получив желаемое, даю задний ход?.. Что со мной? Сама себя не понимаю…

– Я… – немного прокашлявшись, остановила Даннира жестом, – наверное, лучше пойду. Уже поздно.

Но мужчина никак не отреагировал, продолжая покрывать поцелуями мое тело.

– Да остановись же ты! – уже без прежней неловкости приказала ему.

Дракон напрягся, удивленно посмотрел мне в глаза и загадочно хмыкнул.

– Уверена?

Он, что, издевается? Конечно, нет! Я ведь девушка, а значит, понятия не имею, чего хочу.

Отрицательно мотнув головой, все-таки оттолкнула Даннира и поднялась с постели. Это был позор, я чувствовала его осуждающий взгляд в спину и ненавидела саму себя за глупый поступок, который означал полный крах наших, еще толком и не завязавшихся, близких отношений. Дракон даже не попытался меня остановить. И это хорошо. Не говорить же ему, что в процессе его ласк я вдруг осознала, что он мне совершенно не нужен.

Спускаясь по лестнице с пятого этажа, я размышляла о том, что теперь он наверняка сконцентрирует свое внимание на ведьме и посодействует ей в выигрыше турнира. На этой мысли я остановилась и всерьез задумалась, а не вернуться ли мне, чтобы довести дело до конца. Хотя бы ради выгоды. Но, представив себе, как это могло бы быть, окончательно поняла, что не смогу. Даннир прекрасен во всех отношениях, но какая-то непонятная сила упорно отворачивала меня совсем в другую сторону. Почему, леший заблуди, я больше не принадлежу себе? И почему же так тоскливо на душе?

Под гнетом тяжких мыслей, я зашла в свою комнату, совершенно позабыв о ведьме. И уже собралась завалиться на кровать, но опомнившись, поспешила к ней. Вилар все так же висела на балке, но была без сознания, вернее, – крепко спала. Перед выходом я напутствовала паучков, чтобы несколько раз ее укусили. Для Виолетты их яд не смертелен и действует как снотворное. Пришлось повозиться какое-то время, чтобы перенести ее тело на кровать. А вот распутывать с нее паутину я поручила низшим помощникам – заниматься этим у меня не было никакого настроения.

Уходя, я бросила изучающий взгляд на спящую ведьму. Красивая. Особенно когда рот не исторгает проклятия и не чернеют от гнева глаза. Присмотревшись, увидела припухшие, чуть покрасневшие у самых ресниц веки. Ревела, значит. Это она еще не знает, что этой ночью я успела побывать в спальне ее возлюбленного… Гадкое чувство сдавило изнутри, окутывая сознание. Это было раскаяние. Ох, и не любила я его. Вечно моя совесть просыпалась в самые неподходящие моменты. Вот и сейчас… Кажется, я перегнула палку, заигралась в ревнивицу.

– Забирай его себе, – прошептала в тишину комнаты и вышла прочь.

Спать не хотелось, но и шастать где ни попадя тоже. Захотелось лечь в постель и погрузиться в мысли. Каково же было мое удивление, когда я обнаружила Тэйта на своей кровати. Он сидел, облокотившись локтями о колени, с опущенной головой, выставив рожки вперед.

Демон услышал, что я вошла, но не сразу поднял на меня взгляд. Будто пытался собраться с мыслями. Хвостик, перевязанный грязным бинтом, покоился на постели, свернувшись колечком. Сомневаюсь, что это метаморф. Да и запах он подделать не мог. А я чуяла рогатого за километр.

Я молчала, он тоже. Не ясно, зачем пришел, но прогонять его не хотелось. Правда, если опять заведет речь о том позорном предложении, то я за себя не ручаюсь. А также за сохранность и невредимость важной персоны. Резко поднявшись с места, принц удивил даже меня. Сегодня я была особо рассеяна.

Хищной походкой Тэйт подошел ближе. Его лицо застыло непроницаемой маской, а тело было напряжено. Смотря в серебристые глаза, я почувствовала странную тревогу. Он смотрел так, словно знал, видел. Осуждал. На доли секунды мне даже захотелось отвести взгляд или броситься к нему с объяснениями, но я вовремя одернула себя.

«С какой стати? Я ничем ему не обязана». Но внутренний голос упрямо твердил обратное.

Демон сделал глубокий вдох и, уловив посторонний аромат на мне, злобно хмыкнул. Его взгляд четко говорил: «А чего еще ожидать от такой, как ты?» Это очень задело. Буквально выбило воздух из легких, я не смогла найти и пары слов в свое оправдание. Ничего не сказав, он ушел. А я ощутила себя так глупо и опустошенно, как никогда раньше. Моя сущность очень странно реагировала на этого парня. Это совершенно мне не нравилось. И снова это паршивое чувство…

* * *

Виолетта

Проснувшись, я не поняла, как вообще оказалась на кровати. Последнее, что помнила, – как собиралась на свидание с Данниром. И тут водоворот вчерашних событий накрыл меня своей нереальностью.

Не может быть! Этого просто не могло произойти!

Я подскочила и стала осматривать себя, но никаких следов вроде паутины не обнаружила. Подняла голову, чтобы взглянуть на балку, – ничего подозрительного. А если мне все приснилось? С надеждой повернулась к окну. Солнце только-только поднялось над горизонтом, что безошибочно указывало на утро. И шторка открыта. Так, как это сделала кровососка перед уходом.

И она встретилась с Данниром вместо меня! Я видела, как он подошел со спины к вампирше, развернул ее и почти поцеловал, и как поспешно отстранился. Неужели не сразу понял, кто перед ним? Как можно перепутать меня с Селли? Но не это важно. Куда они потом ушли? Почему он не искал меня? И что вообще происходит?

Я металась по комнатке, не зная, куда себя деть. Мои предположения были одно другого страшнее. Но ведь Даннир не мог повестись на эту кровососку! Или она применила свои вампирские чары? А вдруг эта гадина испила дракона?

Устав от неизвестности и одновременно страшась своих самых жутких предположений, я поспешила к ректору. К Селли идти за объяснениями побоялась, мало ли что еще выдаст эта психопатка. По пути вспомнила, что даже не умылась, но возвращаться не стала. Я должна получить все ответы сейчас же.

Мигом добравшись до пятого этажа, остановилась. Что, если они там в объятиях друг друга? Смеются надо мной… От волнения меня затрясло. А ноги, казалось, приросли к месту, не желая двигаться дальше. Глубоко вдохнув, я сделала шаг. За ним следующий. Пока не замерла у двери в комнату Даннира. Теперь встал другой вопрос: стучать или войти так, неожиданно?

И что делать, если я застану их вместе? Может, лучше просто уйти, не выясняя ничего? Нет! Я не позволю делать из себя дуру, тем более тому, кого посчитала своим возлюбленным. Набралась смелости и открыла дверь безо всякого предупреждения. Робко вошла внутрь.

Только пройдя вглубь комнаты, повернула голову к кровати. Никого. А постель тщательно застелена. Я, конечно, неопытна в этих делах, но вряд ли после совместной ночи любовники следят за порядком. Немного успокоившись, уже смелее и придирчивее осмотрела комнату, пройдясь по ней. Даже в душ заглянула. Не без задней мысли. Уж я-то знала, сколько волос остается в стоке после мытья девушки. К счастью, и там не нашла следов пребывания Райдэн.

Но это не отменяло ее поступка. Если раньше думала, что ненавижу кровососку, то сильно ошибалась. Ненавидеть ее я стала после того, как она попыталась претендовать на моего дракона! Да, действительно, я так испугалась самого факта измены, что забыла про другие немаловажные вещи!

Эта тварь привязала меня к балке, как какую-то вещь. Вверх ногами! Она, не стесняясь, смеялась над моими чувствами к Данниру. Явилась к нему вместо меня!

Вот только я совсем не помнила, что было дальше. И кто меня снял. Может, дракон все же приходил проведать? Больше некому. Не верится, что упыриха могла это сделать. Если только не пыталась таким образом замести следы.

Снова накрутив себя до практически невменяемого состояния, выскочила из комнаты ректора, лишь на мгновение притормозив у его кабинета, который оказался заперт, и помчалась вниз, к Райдэн. Она сильнее меня физически, но магией со мной никогда не сравнится. Захочу – заморожу до состояния ледышки, или подожгу, как факел. Спускаясь, я не думала о наказании. Плевать! Даже принц демонов на столбе висел, после него это не казалось таким уж страшным и унизительным. Да и не накажет меня Даннир, не посмеет. В этой ситуации я жертва.

Спустившись на второй этаж, я не сбавляла скорости и потому не успела плавно обойти появившихся из-за угла Тэйта и Дерила. Последнего зацепила плечом.

– Эй, смотри, куда идешь, – нервно вскрикнул метаморф, но, узнав меня, робко добавил: – Рыжая.

– Вы не видели упыриху? – не обратив внимания на его раздраженный окрик, спросила я. Сама была на нервах, хуже некуда. – Она срочно нужна мне!

– Ох, и не нравится мне этот злой блеск в твоих красивых глазках, – хитро улыбнулся Дерил, покосившись на Тэйта.

– Что она еще выкинула? – поинтересовался принц.

Я давно заметила, что обычно демон очень спокойный и безмятежный, но когда дело касалось Райдэн, он мгновенно менялся. А извивающийся во все стороны хвост особо выдавал его волнение. Тоже мне, парочка. Пускай знает, на какую дрянь он повелся.

– Наша несравненная кровососка всю ночь провела в обществе ректора. Я видела в окно своей комнаты, как они обнимались, а потом ушли куда-то вместе, мило воркуя при этом. Сейчас же ректора нет на месте, и мне очень интересно, не ночует ли он вместе с ней. Зная эту распутную девицу, нетрудно сделать вывод, что она пытается пробить себе путь на свободу через постель.

Я и не заметила, как менялся демон в лице с каждым моим словом. И лишь когда он грозно рыкнул и резко сорвался с места, направляясь в свой корпус, замолчала, уставившись на Дерила.

– Я разве неправду сказала?

Дерил странно улыбнулся, будто и не слушал меня вовсе.

– А что ты так переживаешь за постель ректора? – неожиданно выдал метаморф, окинув меня задумчивым взглядом. – Боишься, что Райдэн займет ее раньше?

Моему возмущению не было предела, я даже не нашлась с ответом. Лишь набрала полную грудь воздуха, но тут же выдохнула и с гордо поднятой головой направилась к себе. С этим крепколобым мне не о чем разговаривать.

– Виолетта? – знакомый голос музыкой для сердца прозвучал за спиной. Обернувшись, я увидела Даннира, поднимающегося по лестнице.

– Вот ты где. Думал, найду тебя за завтраком.

– Нам нужно поговорить, – жестко бросила я и, не глядя на дракона, твердым шагом направилась вверх по ступенькам. Если мы и будем обсуждать случившееся, то уж точно не вблизи женских комнат.

Даннир спокойно следовал за мной, будто и не было повода для тревог. Но как же так?

– Ты хоть имеешь представление о том, как я провела эту ночь? – вырвалось у меня, едва мы достигли ректорского этажа.

– Ох, Виолетта, – тяжело вздохнул дракон, пропуская меня внутрь своей комнаты.

Его сочувственный тон вверг меня в недоумение.

– Понимаю, что тебе было плохо, но ведь ты сама виновата, – вынес вердикт он, закрывая за собой дверь.

Я в недоумении уставилась на него, совершенно сбитая с толку таким поворотом.

– Как это виновата? Как ты можешь так говорить? Я думала, ты волнуешься за меня…

– Конечно, волнуюсь, – уже строже ответил мужчина, будто обижаясь на мои слова.

Поразительно! Он еще смеет на меня обижаться.

– Но с твоей стороны было совершенно безответственно участвовать в глупых соревнованиях и пить настойку из волчьих ягод накануне нашего свидания. Так что, да! Ты сама виновата, что весь вечер пролежала с расстройством желудка, а мне пришлось ждать тебя на указанном месте.

– Что?!

Я еще несколько секунд пыталась уловить смысл его слов, пока в голове не сложилась полная картина.

– Это Райдэн тебе сказала про расстройство?

– Да, – уже не таким уверенным тоном ответил Даннир.

– Я видела вас, – решила не ходить вокруг да около, а сразу раскрыть все карты. – Не так уж и долго ты меня ждал, не правда ли?

Горько хмыкнув, я опустила голову, чувствуя подступающие к глазам слезы. Нет! Никто не будет видеть моей боли. Сжав руки в кулаки, направилась к выходу, но тут же была поймана и прижата к твердой груди.

– Маленькая моя, – игриво шепнул дракон на ушко. – Ну что ты себе уже придумала?

Развернув меня к себе лицом, он склонился ниже, всматриваясь в мои глаза.

– Я ждал тебя, но увидел Райдэн и не сразу понял, кто ко мне явился. Она рассказала о вашем глупом соревновании и попросила не наказывать ее за то, что нарушает правила, гуляя после отбоя. Ты же знаешь, вампиры ночные существа, они не могут противостоять своей сущности. Она сказала, что хочет отточить мастерство лазанья по вертикальным поверхностям, и я согласился с ней немного позаниматься. Я не мог оставить студентку одну в такое позднее время, Виолетта. Вот и все. Ничего из того, что ты наверняка обо мне подумала.

С этими словами он отступил и отвернулся к окну, пряча руки в карманы. Всей позой он выражал отстраненность и обиду. А я… ощутила себя так глупо… Ведь действительно, даже не дав дракону возможности объясниться, навыдумывала самого худшего. Любые отношения должны строиться на доверии, а я так легко поверила в его измену. Но разве раньше Даннир давал мне повод сомневаться в серьезности своих намерений? Он поцеловал меня, в конце концов, а значит, окончательно сделал выбор.

Пусть дракон поверил кровососке и просто выполнял свои обязанности, но ее поступок не должен остаться безнаказанным.

– Даннир, она напала на меня, – сказала, делая шаг к нему. – Привязала к балке и раскрыла шторы так, чтобы я увидела вашу встречу. Никакого соревнования не было, это подтвердят все девушки.

Он даже не обернулся. Все так же стоял ко мне спиной, смотря в окно. Я молчала, ожидала хоть какой-то реакции, но ничего не происходило.

– Ты не накажешь ее? – раздраженно спросила я. – Она напала на меня! Я не пила никакой настойки! А была привязана к этой проклятой балке.

– И как же ты освободилась? – поинтересовался он, не поворачиваясь.

– Не знаю, не помню этого, – я немного растерялась, уже понимая, к чему он ведет.

– И никаких следов, естественно, не осталось? – уточнил дракон.

– Нет.

– Я не могу наказывать, опираясь только лишь на чьи-то слова, – обернувшись, подтвердил он мои догадки. – Если я стану так делать, представь, какой бардак начнется в академии. Каждый будет обвинять другого во всех смертных грехах и требовать наказания. Нет, Виолетта, вы все здесь для того, чтобы научиться уважать друг друга, а не вести военные действия.

– Но мне-то ты веришь? – Я не могла принять, что Даннир оставит это просто так.

– Виолетта, – с выдохом произнес он и полностью повернулся ко мне. В два шага преодолел расстояние между нами и заключил в свои объятия.

– Ты слишком переволновалась. Сама академия, учебные нагрузки, предстоящий турнир – все это и дало такой эффект, – заботливо проговорил он в мою макушку. – Пора уже прекратить конфликтовать с Райдэн и попробовать научиться уважать других, – наставительно, как ребенку, говорил дракон.

– Но… – я в возмущении охнула, не веря, что слышу это от него.

– Без «но», Виолетта, – отрезал ректор. – У тебя впереди турнир, не стоит обзаводиться врагами перед ним.

– Ты же сказал не волноваться об этом? – с подозрением спросила его.

Неужели кровососка сумела добиться от Даннира обещания ее победы?

– Я всегда держу свое слово, – произнес он и вновь отвернулся к окну, – но не смогу постоянно вызволять тебя из переделок. Не зарабатывай неприятности, Виолетта. Не осложняй мне работу.

Разговор все больше поражал меня, и мне очень захотелось закончить его немедленно. Не желая что-то доказывать и пояснять, я прикусила язык и твердо кивнула.

– Хорошо.

Не дожидаясь реакции Даннира, развернулась на пятках и выбежала прочь из комнаты. Его обида не была наигранной, своими подозрениями я расстроила дракона. Но полная безнаказанность для кровососки со стороны ректора задела меня дальше некуда.

Почему он верит ей, а не мне? И к чему все эти предупреждения? Хотя то, что победа в турнире до сих пор обещана мне, приятно грело душу. Я скоро покину это место. Но перед этим… отомщу. Еще не знаю как, но ни за что не позволю делать из себя посмешище. Иначе я не Вилар.

Даже не заметила, как добралась до своей комнатушки. К Селли не стала заходить – не видела смысла. Теперь во мне горел азарт мести. Я придумаю такое, что клыкастая навсегда запомнит мое имя.

Подперев ручку двери стулом, встала на корточки и полезла под кровать, где хранились чемоданы с моими вещами и, самое главное, припасами. Как хорошо, что на них стоял защитный замок. А как же! Любая уважающая себя ведьма прибережет необходимые ингредиенты на «черный» день. И пускай мне не позволили взять с собой ничего из моих бесценных домашних резервов, кое-что удалось прихватить с уроков зельеварения.

– Так! – шепнула с предвкушением, потирая ручки. – Тут у меня антисглазный лак для ногтей, остатки бодроперцового зелья… Нет, не то… Капля болтливого зелья в колбе… Берем… Прыщевыводитель не нужен, а вот дурманящую настойку отложим… Еще возьмем желчь броненосца, зелье отрыжки… Хи-хи! Зелье собачьего дыхания – супер! А я еще сомневалась, отливать ли его. Икотное, ослабляющее, морочащая закваска. И вот! Самое главное.

Я поднесла к свету колбу с ярко-фиолетовым раствором и коварно улыбнулась.

– Слабительное!

Осталось все смешать… Ох, не знаю точно, что это будет, но должно получиться нечто феерическое!

Взяв со столика пустую чашку, я начала быстренько переливать все, что отложила, пока никто не стал ломиться в дверь. Свидетели мне не нужны, нет-нет.

– Ах да, чуть не забыла!

Порывшись на самом дне сундука, нашла маленький бумажный сверток с самым ответственным ингредиентом – порошком, нейтрализующим запах. Смешав все как следует, отлила убойную дозу в стеклянную колбу и закрыла пробкой.

– Отлично, – довольно протянула я, разглядывая черное, как душа кровососки, зелье с самым непредсказуемым эффектом. – Да осуществится моя ужасная месть!

* * *

– Виолетта, ты слушаешь? – запищала Зандраэль, размахивая передо мной руками.

Какое там! Я половину вечера, как завороженная, следила за дверью в столовую. А упыриха до сих пор не явилась на ужин.

– Что ты сказала?

– Ну где ты витаешь? – возмутилась эльфийка, жеманно закатывая глаза.

– Наверняка думает о ректоре! – шутливо произнесла Лайма.

Все девчонки тут же засмеялись, с выжиданием уставившись на меня. А я вдруг осознала, что после утренней беседы за весь день ни разу о Даннире и не вспомнила. Все мысли были заняты предстоящей местью.

И вот моя жертва неторопливой походкой вплыла в столовую, призывно виляя бедрами. Каждый раз, когда она шла, все вокруг застывали, глядя на вампиршу. Я ненавидела ее только за это! Сандра наклонилась ко мне над столом и прошептала:

– Опять она напялила этот бордовый корсет с огромным вырезом. Слишком развратно, фу!

– Еще бы, – подхватила я. – Разве вы не понимаете?

Ведьмы и эльфийки непонимающе уставились на меня.

– Таким образом она надеется привлечь внимание господина Эмберса. Уверена, ей не впервой получать желаемое, расплачиваясь телом.

Девчонки активно закивали, а я с нескрываемым любопытством следила за каждым движением клыкастой. Вот она приблизилась к раздаточному столу, взяла тарелку, прошлась вдоль емкостей с едой, поморщила носик и, тяжко вздохнув, начала накладывать черпаком свои любимые пиявки, предварительно приправленные моим убойным зельем.

Я еле сдерживала улыбку, даже до боли прикусила губу. Райдэн, как всегда, не глядя на остальных, вальяжной походкой направилась к своему месту. Она никогда не садилась сразу. Сначала осматривала местность, ведь знала, что почти все в этой академии ее ненавидели, и всегда ждала удара со спины. Наверное, это единственное, за что она была достойна восхищения – не боялась противостоять остальным.

Поставив блюдо на стол, Рай медленно отодвинула стул, оглядела его, подняла голову вверх и уселась, готовая трапезничать.

Я честно пыталась перевести взгляд на болтливую Зандраэль, но искушение увидеть все собственными глазами было слишком велико. Словно под действием заклинания замедления, я наблюдала, как кровососка вилкой наколола пиявку и поднесла к губам. Открыла рот и… принюхалась. О нет! Неужели учуяла? Ведь порошка, нейтрализующего запах, должно было хватить. Или нет? Вампирша нахмурила брови, закрыла рот и, скривившись, отложила вилку.

– Если хочешь девку на ночь, советую пойти к Райдэн, – голос Тэйта прозвучал слишком громко и отчетливо, заглушая всеобщий гул. – Гарантирую, она безотказна.

Я перевела шокированный взгляд на стол парней и убедилась, что это не плод моего воображения. Тэйт говорил это Дерилу, смотря в сторону вампирши. На секунду повисла гробовая тишина, а затем зал залился девичьим хохотом и восторженными вскриками парней.

Я, до сих пор шокированная ситуацией, посмотрела на смеющихся девиц за моим столом, а затем и на Селли. Ничто в ней не выдавало растерянности или потрясения. Но ведь не может быть по-другому. Почему-то в этот момент я представила себя на ее месте и поняла, что никогда бы не вынесла такого позора.

А она лишь беззаботно отодвинула тарелку подальше от себя и резко подняла взгляд на меня. Впервые за все время я увидела такое дикое выражение глаз, даже мурашки пробежались по всему телу. Теперь-то уж точно не было повода для смеха. Она все поняла. Уголок ее губ дернулся в коварной ухмылке, и она стремительно поднялась со своего места, прихватив тарелку с моим зельем.

Неудержимая тревога разлилась внутри, и я, сама не ведая что делаю, подхватилась и пошла вслед за вампиршей, не обращая внимания на удивленные вопросы подруг. Все до единого смолкли, наблюдая за Селли, которая целенаправленно шла к столу компании принца.

– Эй, Дерил, – соблазнительным голосом позвала она, положив одну руку себе на бедро, а второй держа тарелку. – Предложение века: я твоя на всю ночь, если поужинаешь этими аппетитными пиявками.

Я в ужасе переводила взгляд с вампирши на метаморфа, чувствуя, что закипаю от злости и трясусь от страха одновременно. Ситуация совершенно вышла из-под контроля. И пока в зале то и дело звучали восторженные улюлюканья, я пыталась собраться с мыслями.

Резко бросилась в ее сторону, чтобы забрать тарелку, но Райдэн ловко увернулась, нагло усевшись Дерилу на колени и подсунув блюдо ему под самый нос.

– Что скажешь, малыш? – проворковала она, проведя пальчиком по его шее.

Дерил, казалось, был полностью заворожен движениями и голосом искусительницы. Она вовсю использовала свои чары, и у парня просто не было шансов. Я перевела умоляющий взгляд на Тэйта в надежде, что он остановит это безобразие, но тот, как и остальные, смотрел на вампиршу. Только его взгляд был полон ярости.

– Детка, за тебя я сожру целый казанок этой гадости, – ухмыльнулся метаморф.

Меня передернуло от услышанного. В его голосе было столько восхищения и желания, что это поразило меня до глубины души.

– Дерил, нет! – завопила я. Он с трудом оторвал взгляд от Рай и посмотрел на меня отстраненно и холодно. Будто я вообще пустое место.

– Не смей есть это, – строго приказала я метаморфу.

– Почему нет, Виолетта? – с притворным любопытством поинтересовалась клыкастая зараза. – Разве с блюдом что-то не так? Оно отравлено?

Многозначительный взгляд и ехидная улыбка окончательно подтвердили мои догадки – она знала. Нужно немедленно себя спасать.

– Нет! – быстро возразила я, складывая руки на груди. – Конечно, нет. То есть откуда мне знать, и вообще…

– Ах, я поняла, – перебила кровососка, за подбородок поворачивая лицо Дерила к себе. – Кажется, ведьма на тебя претендует, красавчик, и не хочет делиться.

– Нет! – вновь возразила я, понимая, к чему она клонит. Ни за что не позволю сравнивать себя с подстилкой, которой она является. – Не говори глупостей, Селли. Ваши развлечения меня абсолютно не касаются. Просто… Ты не имеешь права заставлять метаморфа питаться подобной едой. Это может быть вредно для его организма.

– Я никого не заставляю, – шепнула вампирша в самые губы Дера, который и не думал отстраняться. – У нас сделка.

Все затихли, а время будто остановилось, когда эти двое практически начали целоваться. Дикий гортанный рык и страшный шум падающего стула разрезали безмолвие. Тэйт сорвался с места и, обогнув стол, буквально вырвал Рай из рук Дерила. Словно тряпичную куклу, он отбросил ее к ближайшей стене, и вампирша, сильно ударившись, сползла на пол. Но тут же поднялась на ноги и приняла боевую стойку.

– Тэйт! – заорал Дерил, становясь перед ним.

Руки демона пылали огнем. Он смотрел на вампиршу, но будто не видел ее. Когда другие демоны попытались подойти, он с легкостью отбросил их своей второй стихией ветра. Ну, все! Раз в ход пошла магия, очень скоро появится Даннир. И тогда висеть принцу на позорном столбе не один день.

– Тэйт, остановись, – заорал метаморф, закрывая собой Райдэн. – Ты сделаешь ей больно, слышишь? Ты…

Договорить он так и не успел, отправившись вслед за остальными, мешавшими принцу. Когда между ним и Селли оставалось всего два шага, она резко подпрыгнула чуть ли не к самому потолку и приземлилась ступнями ему на грудь, без особого труда повалив на пол. Не боясь огня, она прижала его запястья к полу, усаживаясь сверху.

– Остынь, рогатый, – зашипела девушка то ли от боли, то ли от ярости.

И опять все затихли, не смея вмешиваться в драку. Никто и не подумал заступиться за Райдэн, все боялись попасть в немилость к неконтролируемому принцу демонов. Я бы могла применить заклятие заморозки, но с чего это мне защищать существо, которое я ненавидела? Хотя смотреть на ее пылающие руки было поистине жутко.

Вопреки моим ожиданиям, продолжения не последовало. Принц прикрыл глаза и сжал пальцы в кулаки, а через мгновение огонь, охватывавший демона и вампиршу, потух. Стоя вблизи, я приготовилась увидеть страшные ожоги на коже Рай. Упыри ведь не переносили огонь, да и вообще, любые источники света и тепла. Но каково же было мое удивление, когда стало ясно, что на ее руках не осталось ни единого следа. Вообще ничего.

– Что здесь происходит? – раздался грозный голос ректора. И как вовремя! Без него эту ситуацию невозможно разрешить. Теперь мне нужно сделать все, чтобы скрыть следы своего преступления.

Покосившись на стол, где осталась тарелка с отравленными пиявками, я с радостью отметила, что во время драки они разлетелись по полу. Что ж, позже проконтролирую, чтобы они попали в отходы. Как и те, что остались на раздаточном столе.

Дракон подошел к нам, созерцая разбросанную и частично обгорелую мебель.

– Простите, господин Эмберс, – неожиданно прозвучал виноватый голос метаморфа. Все перевели взгляд на него, а Райдэн и Тэйт поспешили встать на ноги.

– Это моя вина, – продолжил Дерил. – Я показывал разные метаморфозы и слишком заигрался, копируя принца демонов. Неведомо откуда в руках возник огонь, и парням пришлось несколько раз меня хорошенько стукнуть, чтобы он погас. Это исключительно моя вина. Обещаю, больше этого не повторится.

Сказать, что я была удивлена его поступком, – ничего не сказать. Зачем он это делал? Какой смысл подставлять себя?

Ректор, осмотрев всех зорким взглядом, остановил его на принце.

– Это правда?

Тэйт, не глядя на метаморфа, неуверенно кивнул. Затем немного прокашлялся и произнес:

– Все так и было.

Никто из присутствующих не посмел возразить его словам, хотя мне очень хотелось. Это несправедливо, что пострадает невиновный. Но опять же, я не Райдэн, и не могу пойти против всех.

Даннир поверил или сделал вид, что поверил. Согласно кивнул и посмотрел на меня. Его черты лица сразу смягчились, а на губах проступила едва заметная улыбка. И я позабыла все обиды. Месть показалась такой глупой и бессмысленной. К тому же я совсем не подумала о вероятности навредить кому-то еще кроме кровососки.

Пожалуй, стоит оставить эту затею. В конце концов, Даннир – мой, а остальное неважно.

– Дерил, – произнес ректор, нехотя обрывая наш зрительный контакт. – Завтра весь день будешь отбывать наказание на позорном столбе. Ты ведь не думал, что тебе удастся избежать этого?

– Нет, господин Эмберс. Я заслужил.

– На этом ваш ужин закончен, – грозно произнес ректор. – Все по койкам немедленно.

– А я не доел сушеные ушки гремлинов, – прозвучал недовольный голос одного из орков.

Я в недоумении уставилась на лопоухое существо, теряясь в догадках: а оно вообще поняло, что здесь сейчас произошло? И почему этих тупиц ставят на один уровень с разумными магическими существами?

– Поблагодарите господина Винстона за досрочный отбой, – ехидно ответил ректор и, резко развернувшись, направился к выходу.

– Все слышали? – раздался голос одного из оборотней.

– Отбой, – подхватил второй. – Все по койкам.

Иногда мне кажется, что они близнецы. Даже внешнее сходство есть.

– Пойдем, Виолетта! – сказала улыбающаяся Лайма, подхватив меня под руку.

Покосившись в сторону погрома, я увидела, что Рай быстрым шагом направилась к выходу. Тэйт тоже не стал задерживаться и рванул вперед. Дерил пошел следом за ними. Странная троица.

– Знаешь, Лайма, – неловко начала я, вырываясь из захвата подруги. – Я еще немного задержусь. Ты иди, я догоню, – ведьмочка окинула меня удивленным взглядом, но девчонки вовремя ее окликнули, отвлекая внимание на себя.

Мне еще нужно избавиться от вещественных доказательств несостоявшегося преступления…


Глава 7

Тэйт

– Темный! – в сердцах выпалил я, забегая в свою комнату. – Да чтоб тебя отпела сотня праведников! Да чтоб…

Вылив приличный поток ругательств, несколько раз долбанул кулаком об стену, но быстро бросил это занятие, когда понял, что лучше не становится. Я лишь больше поджигал свое пламя. Настойчивый стук в дверь вовремя отвлек. Но когда на пороге показался Дерил, ярость вспыхнула с новой силой. Недолго думая, я вложил все свое раздражение и негодование в кулак и зарядил метаморфу точно в нос. Он очень вовремя отрастил на своем лице панцирь броненосца, но отдача оказалась весьма мощной, заставив Дера отлететь назад на несколько шагов.

– Да ладно тебе, Тэйт, – прохрипел он, вставая на ноги.

Но я не был настроен на разговор. Злился до дрожи в пальцах, сам не понимая на что. Просто знал – все шло совершенно не так, как мне хотелось бы, и это выбивало почву из-под ног.

Громко стукнув дверью, стал ходить по комнате, не зная, как еще выплеснуть излишки энергии.

– Как она посмела? При всех… А этот… Тоже мне, друг.

Конечно, я понимал, что вины Дерила во всем этом цирке мало. Он, как и я, не смог бы сопротивляться чарам. Но Райдэн… Дрянная кровососка посмела приставать к нему прямо на глазах у всех студентов. Да еще и тайком бросала на меня насмешливые взгляды. А затем уложила на лопатки, совершенно не подумав, что моя стихия может сжечь ее дотла. Как можно быть такой самонадеянной? Сам не понял, каким образом, но мне все-таки удалось усмирить огонь и отвести его подальше от ее рук.

Ладно, возможно, в этом всем есть доля и моей вины. Не знаю, зачем так сказал про нее, как назло, чересчур громко. Я был зол, хотел отомстить за дракона, а может, просто…

Тяжело вздохнув, сел на кровать, потирая лицо ладонями. Я просто хотел ее внимания. Ведь она даже ни разу за день не посмотрела в мою сторону. Будто я пустое место и не стою ее интересов. В этот момент я разозлился с новой силой.

«Ты только послушай себя, Тэйт! Какая-то жалкая упыриха манипулирует тобой, доводит до бешенства. Да неужели на этой девушке свет клином сошелся? Любая падет к твоим ногам, стоит лишь кивнуть».

– Любая, – повторил я, укладываясь на подушку. – Но не эта.

В дверь вновь постучали, и я, сцепив зубы, злобно прошипел:

– Иди к лешему, Дерил.

– Это я, мой принц.

Закатив глаза, я уже собрался послать Кайру еще дальше, но в последнюю секунду передумал. Чистая злоба руководила мною в тот момент. Спрыгнув с постели, открыл дверь и резко дернул демоницу внутрь. Я не смотрел на нее и не особо думал, что творю, мне лишь хотелось стереть этот насмешливый взгляд янтарных глаз из своей памяти.

Прижав девушку к стене, с необычайной яростью впился в ее губы, наказывая, причиняя боль. И тут же отстранился, поняв, что до сих пор представляю на ее месте Райдэн. Но демоница не собиралась отступать. Толкнув вперед, подвела к кровати и опустилась на колени передо мной. Я не стал ее останавливать, хотя сразу понял, что ничего не выйдет. До последнего надеялся, что удастся взять под контроль свои мысли и тело. Но когда она стала спускаться губами ниже по моему животу, понял, что обречен. Я не хотел ее.

– Уходи, – прошептал устало.

– Дело в Селли, ведь так? – догадалась Кайра. – В этой мерзкой кровососке?

Я не ответил, не собирался перед ней отчитываться и тем более раскрывать свои мысли.

– Скоро все изменится, – уже мягче прошептала демоница, поглаживая руками мои бедра, но каждое ее прикосновение вызывало лишь раздражение. – Метка завершит ритуальный рисунок, и мы станем парой. Ее вампирские чары больше не будут на тебя действовать.

– Кайра, – я вдохнул поглубже, чтобы собраться с мыслями, – ты так и не усекла главного. Я никогда не свяжу свою жизнь с таким ничтожеством, как ты.

В черных глазах промелькнуло что-то жуткое, а затем она разразилась зловещим хохотом. Я оттолкнул истеричку подальше и встал с кровати, нависая над ней.

– С чего ты вообще взяла, что метка проснулась на тебя, а? Что ты сделала?

Она не реагировала, лишь громче смеялась, сидя на полу. Не выдержав, я схватил ее за горло одной рукой и, подняв на ноги, прижал к стене.

– Отвечай, – прошипел ей в лицо, чеканя каждое слово. – Что. Ты. Сделала?

Девушка перестала смеяться, но ее глаза превратились в мутную бездну, пылая ненавистью.

– Я, Кайра Драстарк, демоница проклятого рода, отдала часть своей души великому Темному богу, чтобы он объединил нас с тобой в священный союз. Хочешь ты того или нет, но быть мне королевой демонов, и сам Темный будет править нашими землями от моего имени.

– Разделить душу невозможно, – прошипел я, закипая от злости, – тем более отдать ее мифическому богу. Кто рассказал тебе эту сказку?

Она не ответила, лишь крепче сцепила зубы, испепеляя меня взглядом. Я почувствовал, что рассуждаю в правильном направлении.

– А ты, глупая, поверила, да? И чем расплачивалась за услугу? Можешь не отвечать, это очевидно. Ты блудница, Кайра, обыкновенная шлюха, возомнившая себя принцессой. Как все, которые были у меня до и после тебя. Разница лишь в том, что остальные более тщательно это скрывают.

Демоница опять расхохоталась, не имея возражений в ответ. Я с подозрением покосился на эту умалишенную и с небрежностью отпустил.

– Пошла вон, – бросил ей, открывая дверь.

Теперь, оставшись наедине с собой, хотел обдумать услышанное. Мои догадки оказались верны, и наша с демоницей связь лишь плод ее больного воображения. Нужно было сразу во всем разобраться, я слишком привык находиться под опекой и покровительством короля. Мои проблемы – его проблемы. Каким же правителем я стану, если всегда избегаю ответственности?

В наш последний разговор отец сказал, что возможно подчинить волю демона с помощью любовного зелья, но метку – никогда, ведь связь растет из глубины души, от чистого сердца. К тому же мне как принцу положена десятиступенчатая защита от всевозможных зелий, приворотов, сглазов и любых других магических посягательств на мой разум.

Но если дело не в Кайре, тогда почему метка растет? Закатав рукав, я ближе рассмотрел родовое тату. Оно неизменно уже второй день. Неужели остановилось? Почему? Возможно, отец все же вмешался и нашел мага, который смог на расстоянии наложить повторную защиту? Других вариантов я не видел.

Еще немного подумав, понял, что эта проблема отошла на второй план. Среди всех неприятностей и неурядиц все же есть одна хорошая новость – турнир. Мой счастливый шанс на свободу, которым я непременно воспользуюсь.

Разве у меня здесь есть конкуренты? Эльфы и другие демоны намного слабее, орки и маги недостаточно умны, оборотни… Да, пожалуй, конкуренты, но без магии далеко не продвинутся. А вот Дерил… темная лошадка. Думаю, он умеет больше, чем показывает, и знает больше, чем говорит. А если еще взять в расчет девчонок… Райдэн. Она сможет все.

Почему-то стало смешно от мысли, что я горжусь ею. Глупо, но даже в собственном сознании говорю о ней так, словно она – что-то невероятное. Леший, я даже не могу на нее долго злиться. А ведь должен. Она променяла меня на чешуйчатую тварь. Если вампирша думает, что таким способом выберется из академии, я ее сильно удивлю. Неприятно, но удивлю. Победителем станет сильнейший. И им окажется демон королевских кровей.

– И тогда ты, малышка, будешь кусать локти, что выбрала не того мужчину.

* * *

– Сегодня у нас будет необычное занятие, – обрадовал с порога профессор Киннастон.

Он немного опоздал на урок, потому влетел в класс, словно ураган, но не спешил садиться за стол.

– Тэйт и Вислав – за мной. Остальных прошу пройти в пятую аудиторию.

– Но там ведь сейчас занятие по защите, – недоуменно произнесла Сандра.

– Вот и отлично, – ответил демон. – Может, профессор Фейн сможет лучше донести до вас, как ставить блоки и щиты.

Бросив на меня многозначительный взгляд, учитель быстро скрылся за дверью. Признаться, я был заинтригован. Надеюсь, он выбрал нас двоих не для того, чтобы таскать какую-то мебель или делать другую грязную работу. Для этого есть старый дворник, в конце концов.

– Интересно, что нас ждет? – улыбнулся Вислав, точно озвучивая мои мысли.

Я не ответил. Вообще не разговаривал ни с кем уже второй день. Надоело. Дерил пытался наладить контакт, оборотни звали на очередные посиделки, а демоны все утро трещали возле меня о том о сем. Но никто даже и не думал упоминать о воскресном инциденте. А вампирша… Она все так же продолжала делать вид, что меня не существует. Что ж, я решил полностью ее поддержать. Больше меня для нее не существовало, как и ее для меня.

Профессор повел нас на первый этаж, но и там не остановился. Меня всегда интересовало, куда ведет неприметная дверь под лестницей. Наверняка это какой-то чулан для метел, но все, что под закрытыми замками, вызывает интерес. И каким же было мое удивление, когда мы направились туда. Открыв ключом ржавый замок, демон предвкушающе улыбнулся и подмигнул нам. За дверью оказалась лестница с крутым спуском, ведущая в черноту.

– А свет где? – тревожно отозвался Вислав.

– Тэйт? – вопросительно позвал Киннастон.

Я поднял руку, образовывая в ладони яркий шар пламени, который тут же осветил обстановку. Должен признать, Лайл на самом деле толковый преподаватель. Не в пример нудным советчикам отца, которые своими монотонными наставлениями убивали во мне любое желание учиться покорять силу. А здесь буквально за две недели я научился образовывать огонь в файерболы и контролировать их величину. Правда, с гашением все еще было туго.

Осмотревшись, ничего примечательного, кроме той самой лестницы и каменных стен, не увидел. Но по взгляду профессора понял, что самое интересное ждет внизу. Нам понадобилось около трех минут, чтобы добраться до последней ступени.

– Добро пожаловать в пещеры, – таинственно произнес Киннастон, ступая в темное помещение. – Сейчас мы глубоко под академией.

В тусклом свете я не увидел стен, это дало возможность предположить, что зал огромный. Эхо подтверждало мои догадки.

Пока мы с Виславом обменивались недоуменными взглядами, профессор сцепил руки в замок и прошептал что-то себе под нос. Через мгновение со всех сторон запылали настенные факелы, освещая пространство. Действительно, место поражало своими размерами. Здесь наверняка уместился бы весь первый этаж моего дворца. Странным было то, что помещение пустовало, на глиняном полу не было покрытия, а стены действительно как в пещере. Лишь толстые каменные колонны, подпиравшие потолок, были выстроены в хаотичном порядке, сгущаясь к концу зала.

– Еще не догадались? – хмыкнул профессор. – Вы находитесь в зале телепортации.

– Серьезно? – переспросил я, не скрывая восхищения.

– Но ведь на территории академии нельзя телепортироваться, – напомнил Вислав.

Да, действительно. Мы оба уставились на Киннастона в ожидании объяснений.

– А вы что думали, вам кто-то позволит нырять за территорию? Не смешите мои рога! – засмеялся профессор, разводя руки в стороны. – Эти древние стены под такой защитой, что даже весь Совет магистров не в силах ее прорвать. Будем учиться телепортироваться на короткие расстояния. Сложность в том, чтобы не врезаться в одну из этих колонн, или еще хуже – оказаться замурованным в ней.

Представив себе такую перспективу, я понуро опустил плечи.

– А на что ты надеялся, Тэйт? – ядовито произнес учитель. – Думал, так сразу сможешь махнуть во дворец к папочке? Да ты попробуй прыгнуть хотя бы на несколько шагов. Вон до той колонны. Сможешь?

Он указал пальцем на ближайшую каменную опору, всем своим видом будто бросая мне вызов. Я лишь насмешливо фыркнул в ответ. Конечно, у меня не было достаточной практики перемещений на большие расстояния, но из своей комнаты в ванную я телепортировался на раз. А тут всего пара шагов… Чепуха!

Настроившись на нужную волну, я уставился в то место, куда собрался перенестись. На словах это легко. Необходимо представить, что твое тело распадается на частицы, становясь прозрачной энергией. Силой мысли ее нужно переместить в ту точку, о которой думаешь в этот момент. Детально вообразить себе плоскость, на которую собираешься приземлиться, и форму, в которую вновь преобразуется твоя сущность. У демонов способность телепортироваться врожденная. Просто некоторым перемещение дается легче, другим сложнее.

Собрав свою магию, приказал ей вести меня в нужном направлении. Исчезновение у меня всегда получалось эффектным. Отец говорил, что это напоминает небольшой взрыв, объятый языками пламени. А вот приземление…

Открыв глаза, я понял, что нахожусь в кромешной тьме, плотно прижатый чем-то твердым со всех сторон. Где-то вдалеке звучали приглушенные голоса Вислава и профессора. И только сейчас я понял, что нахожусь внутри одной из колонн, а по моим ногам ползает что-то мерзкое. Зажигать огонь не рискнул, неизвестно, как долго я здесь просижу, а кислород мне еще понадобится. Я несколько раз отозвался, но демоны меня не услышали, а их голоса начали отдаляться. Значит, я даже не в ближайшую к ним колонну попал. Но ведь их здесь сотни, как же они меня найдут?

Поборов приступ паники, решил мыслить рационально и здраво. Нужно представить начальную точку – место, с которого я сюда попал. Вновь собрался с силами и телепортировался. А когда, открыв глаза, понял, что все еще нахожусь в колонне, взвыл от безысходности. И лишь через несколько секунд понял, что это другая опора. Здесь иной запах, и по ногам ничего не ползает. А вот голоса демонов звучали ближе. Сквозь гул я даже смог различить пару фраз.

– Не телепортируйся… бесконечные ловушки… не пытайся покинуть…

Как они себе это представляют? И что, сидеть здесь до тех пор, пока они не соизволят меня хотя бы найти? Не вариант! Я попробовал вновь, но опять оказался в колонне. Кажется, я понял про бесконечную ловушку. Каким-то образом меня снова и снова затягивает внутрь опор. Какой тогда смысл в этих тренировках, если в итоге окажешься замурованным?

Неожиданно меня посетила блестящая мысль. Нужно попробовать прыгнуть в место, куда я часто телепортировался. Мои дворцовые покои сойдут лучше некуда. Грех не воспользоваться таким шансом. Совсем рядом прозвучал голос профессора:

– Если ты рядом, просто крикни, Тэйт. Только не вздумай телепо…

Расщепившись на частицы, я четко представил себе родную постель грандиозных размеров и мягкую шелковую простыню черного цвета. Но что-то пошло не так. Я понял это, когда почувствовал обжигающий холод, а сразу за ним резкую боль. Где приземлился – не понял. В глазах потемнело, а в голове сквозь непрерывный гул отдаленно звучали знакомые голоса. Они звали меня, но я слишком стремительно погружался в небытие, чтобы ответить.

* * *

– Ваше высочество? – прозвучал встревоженный женский голос.

– Очнулся? – это был Киннастон.

– Ну, наконец-то, – а это уже чешуйчатая тварь.

Распахнув веки, встретился с нахмуренным взглядом змеиных глаз ректора. Рядом стояли встревоженный профессор и старая ведьма, которую я видел впервые. Хотя по белому халату и стойкому запаху медикаментов, исходящему от нее, нетрудно догадаться, что это наша лекарша. Мельком оглянувшись, убедился, что нахожусь в лечебнице.

– Тэйт, это был самый глупый поступок, который ты мог совершить, – заговорил Эмберс. Его голос был хуже молотка, каждое слово глухим ударом отзывалось в моей голове.

– Господин ректор, – перебил Киннастон, – это не его вина. Колонные ловушки не должны были сработать. Я лично проверял их перед тренировкой. Естественно, что Тэйт растерялся, находясь внутри, и попытался телепортироваться за пределы…

– Тем не менее это нарушение, – запротестовал Эмберс. – В своде правил четко указано, неоднократно упоминалось другими преподавателями и мной лично, что покидать территорию академии строго запрещено. Не будь ты обладателем сильной крови, – это уже ко мне, – поджарился бы за одну секунду в огне защиты.

– Простите, господин ректор, – подала голос старая ведьма, не скрывая раздражения. – Его высочеству нужен покой и отдых. Теперь, когда все убедились, что принц пришел в сознание, прошу покинуть палату.

Дракон скосил на нее недовольный взгляд, но спорить не стал. Развернувшись, он резко направился к выходу.

– Выздоравливай, – бросил мне профессор и тоже удалился.

– Ваше высочество, – залепетала старуха, поглаживая меня по руке, – отдыхайте, набирайтесь сил. Вы весь день пробыли без сознания, вот только сейчас, в полночь, пришли в себя. Это потому, что я дала вам живительный эликсир с ядом черной кобры. Есть вам ничего нельзя, только пить воду маленькими глоточками. Вы не волнуйтесь, я на несколько дней освобожу вас от занятий, главное, выздоравливайте. А там, может, вспомните добрую ведьму Салдагу, да попросите отца найти мне пристанище в королевских стенах.

Старуха с огромным ворохом нечесаных седых волос выжидательно уставилась на меня. В ее взгляде читалась не столько надежда, сколько требование. У меня возникло такое чувство, что, если я сейчас не соглашусь, в следующий раз она даст мне яда черной кобры в смертельной дозе. Кивнул. Черные глаза старухи азартно заблестели, и она ниже склонилась надо мной, оскалив желтые зубы.

– Клянетесь?

Эй! А это уже наглость! Обдумывая, как правильнее подобрать слова, чтобы завтра проснуться, я не сразу понял, почему ведьма вскочила со стула возле моей койки и начала визжать как сумасшедшая. Затем она стала лупить себя по голове и шее, при этом смешно подскакивая на месте. И лишь когда Салдага достала огромного паука у себя из-за пазухи и с бранью вылетела из палаты, я понял, что разговора мне повезло избежать. Или это не случайность? Прикрыв глаза, я прислушался к внутренним ощущениям. Вот оно, то самое чувство.

– Я знаю, что ты здесь, Райдэн, – прошептал в пустоту. – Можешь смеяться, но я это чувствую.

В ответ тишина.

– Даже не надейся, что тебе удастся испить меня во время сна.

Где-то наверху послышалось насмешливое фырканье. Я внимательно осмотрелся, но так и не заметил ее.

– Освоила телепатию, наконец? – догадался я. – И давно ты за мной следишь?

– Пару недель, – донеслось над правым ухом.

Резко обернувшись, я увидел ее сидящую на том самом стуле около моей койки. Как всегда при нашей встрече, ощутил привычный трепет и острое желание. Ненавижу себя за эту слабость.

– Чего тебе? – я попытался вложить как можно больше безразличия в свой тон, но получилось озлобленно.

– Пришла тебя проведать, – пожала плечами вампирша, осматривая мое лицо и грудь.

Только сейчас понял, что полностью обнажен под тонкой белой простыней, которая никак не скрывала моего возбуждения. Заглянув под нее, я увидел черные пятна по всему телу – магические ожоги.

– Выглядишь паршиво, – подтвердила догадки Рай.

Она протянула руку, хотела коснуться моих волос, но я поклялся себе, что не позволю ей одурманить себя. Резко отдернувшись, клацнул зубами возле ее пальцев и громко зарычал:

– Проваливай, кровососка.

Она отстранилась, и в ее взгляде я наконец-то увидел то, чего так давно хотел – проблески эмоций. Сейчас вампирша не выглядела делано беззаботной. В округлившихся глазах проявилось непонимание и неверие. А следом и обида. О! Крутая девчонка обиделась. Что, не привыкла, когда тебя отшивают? Я вот тоже не привык. Знаю, неприятно, но хорошо отрезвляет.

– Чего уставилась? Иди к своему чешуйчатому другу, отрабатывай турнир.

Райдэн резко встала со стула, плотно поджала губы и, бросив напоследок полный разочарования взгляд, стремительно вышла прочь.

С каждым стуком ее каблуков, отдаляющихся от меня, я чувствовал опустошение. Сам не знаю, чего хотел добиться. Но когда она ушла, понял, что совсем не этого.

Той ночью я еще долго не мог заснуть. Моя метка вновь начала расти, а в местах, пораженных ожогами, это отдавалось нестерпимой болью. Тогда я, наверно, впервые признался сам себе, что хотел бы видеть Райдэн в качестве своей избранницы. Глупо, бесполезно, абсолютно нереально, учитывая различность рас. Но все же лучше этой девушки я еще никого в своей жизни не встречал, и потому… должен отпустить ее. Она заслуживает намного большего, чем стать чьей-то любовницей.

* * *

Виолетта

– Бедный Тэйт! – не унималась Лайма, уже в сотый раз за сегодня рассказывая мне последние сплетни. – Представляешь, весь в ожогах и не сможет ходить целых три дня.

Я с сомнением покосилась на подругу и все-таки решила высказать свое мнение.

– Думаю, ты сильно преувеличиваешь. Он же демон, что с ним может случиться? К тому же будет ему уроком. Сам виноват, нарушил правила – получай последствия.

– Но ты подумай, мало того что он лежит с ранениями, ему еще и придется отбывать наказание на позорном столбе. Снова. А еще наверстать кучу занятий за три дня, и самое обидное, что господин Эмберс запретил занятия по телепортации. Для всех демонов. Представляешь, как теперь они обозлятся на него?

Я подавила раздраженный вздох и вновь взглянула на наивную ведьму.

– Лайма, это же Тэйт! Его все на руках носят, да в ножки кланяются, никто и никогда на него злиться не будет. Еще и спасибо скажут.

– Но ведь эти уроки важны демонам для турнира, – не унималась ведьма.

Слава силам природы, госпожа Блерки наконец настроилась на урок, хотя прошло уже около сорока минут от его начала, и обратила на нас внимание.

– Ну что, все готовы? А теперь – танцуйте! – скомандовала она, усаживаясь в мягкое кресло.

Легко сказать – танцуй. А как, если даже музыки нет? На первых занятиях мы с Лаймой еще могли кружиться, развевая наши юбки и смеясь над дерганьями Вероники. Теперь же, в этих брюках, было совсем невозможно изобразить подобие танца. И почему вообще сделан упор на это бессмысленное занятие? Лучше бы часов зельеварения добавили. Ведь я почти все запасы зелий на кровососку потратила, причем впустую.

Внимательный взгляд старой ведьмы заставил выкинуть посторонние мысли из головы. Она смотрела как-то странно, не так, как обычно. Будто что-то знала, и это знание было опасным. Я сама не поняла, откуда у меня взялось такое сравнение.

– Подойди, Виолетта, – подозвала преподавательница, и я сразу же исполнила просьбу.

– Да, госпожа Блерки.

– Наклонись-ка, – сказала она, неожиданно подмигнув мне.

Я растерянно нависла над ее креслом. Она положила руку мне на плечо и с немалой силой притянула к себе вплотную, я еле удержала равновесие, чтобы не свалиться на нее. Едва не касаясь губами моего уха, преподавательница прошептала:

– Ты помнишь первое правило ведьмы?

Несколько секунд я обдумывала вопрос. Признаться, он ввел меня в замешательство. Ведь я уже поняла, что в последнее время не придерживалась самого главного правила всех ведьм – верить только в себя, в свои силы, не полагаться ни на кого и ни на что. Кажется, от осознания даже охнула в голос.

– То-то же! – самодовольно заключила госпожа Блерки и отпустила мое плечо. – А теперь – танцуй.

Она махнула ладонью, таким жестом обычно отгоняют кого-то изрядно надоевшего. Но я даже не подумала обижаться. Все мои мысли были заняты другим.

Я, Виолетта Вилар, всегда и во всем лучшая, забыла о первом правиле ведьмы! Это же позор, против которого бессильны все причины. Но почему же так произошло? Как бы мне ни хотелось, но выходило, что всему виной Даннир. Именно из-за его слов я прекратила надеяться только на свои силы, поверила во всесильность мужчины, а ведь он ничего еще не сделал. Только слова, пусть и убедительно звучавшие. Хотя смог же дракон перенести сроки турнира, а это уже немало. Нужно быть объективной и признать – я расслабилась. Без постоянной опеки семьи – даже Кенрод в последние дни не так часто находился рядом; без контроля моих кавалеров, где отсеивался каждый первый; без постоянных проверок знаний, устраиваемых ведьмами Вилар, я просто потерялась. Помнила лишь свое имя, а его значение – нет. Не род прославляет ведьму, а совсем наоборот.

Наверное, от переживаний я стала сходить с ума. Как иначе объяснить то, что мне послышалась мелодия. Навязчивая, зовущая за собой, заставляющая двигаться… Я обернулась на госпожу Блерки, но та с невозмутимым видом наблюдала за Славор, которая подергивалась в своей привычной манере. Поискала взглядом Лайму. Та нагло подпирала стену, и не думая начинать каких-либо ритуальных танцев.

А мелодия звучала все настойчивее. Поддавшись порыву, я опустила веки и последовала за стуком барабанов, которые слышались мне. Не задумываясь, откуда музыка и почему она улавливалась только мной, я вскоре стала видеть быстро сменяющиеся картинки. Я куда-то бежала, позади слышались крики о помощи, чей-то визг. На меня попадали брызги воды, и кто-то настойчиво тянул за руку… От неожиданности я остановилась, и тут же видение ушло. Неужели именно это – ожидаемый эффект от танцев?

Проверяя свою догадку, я вновь поймала ритм. Сначала ничего не происходило, но затем, когда мои движения набрали скорость, вновь замелькали картинки. Я никак не могла их рассмотреть, будто краски небрежно смазаны на полотне, и угадывались лишь очертания. Казалось, еще немного, и они станут понятны мне, но… Мелодию оборвали громкие хлопки, и видения рассыпались осколками разбитого стекла.

От разочарования я топнула ногой, и только потом раскрыла глаза, чтобы увидеть того, кто посмел прервать мое единение с тайной. Им оказался Даннир. Впервые я почувствовала раздражение, видя его.

– У тебя прекрасно получается, Виолетта, – произнес он с легкой улыбкой, направляясь ко мне.

Осмотревшись, я поняла, что в аудитории кроме нас никого нет. Неужели меня оставили танцевать совершенно одну?

– Благодарю, господин Эмберс, – ответила, с трудом скрывая свои истинные чувства.

Я хотела бы разглядеть картинки, а не дракона. Тем более обида за то, что кровососка осталась безнаказанной, никуда не исчезла, только месть ей была отложена до лучших времен. Возможно, она и не свершится вовсе, если до турнира дохлячка не попадется мне. Не думаю, что потом судьба сведет нас. Но в любом случае у меня тогда уже не будет никаких ограничений в действиях. Хотя уже сейчас Райдэн не попадалась мне на глаза вне общих занятий, да и на них она стала являться совершенно незаметно. Впрочем, думаю, здесь дело в том инциденте с Тэйтом.

Я стояла на месте, следя за приближением мужчины. Почему-то в этот момент он показался мне опасным хищником, хотя его очарование никуда не пропало. Странное чувство, двойственное. Но, как только Даннир подошел и легким движением заправил выбившуюся прядь за мое ухо, это ощущение исчезло. Как и раздражение.

– Ты так грациозна. Любишь танцевать? – заговорил он искушающим голосом.

– Люблю, – только и ответила ему.

– Не стоит пропускать время отдыха, – наставительно сообщил он.

– Просто…

Я хотела рассказать о мелодии, которую услышала и о картинках, но дверь аудитории раскрылась, явив следом макушку с красными прядями.

– Господин Эмберс, вы срочно нужны в библиотеке, – сообщил метаморф.

– Что там уже случилось? – с недовольством спросил Даннир.

– Не знаю, – ответил Дерил, входя в класс, – меня перехватили в коридоре, попросили вас найти и передать, что вы нужны в библиотеке.

С грустью взглянув на меня, дракон поспешил уйти. А вот метаморф остался. С минуту мы молча смотрели друг на друга. Не знаю, чего он хотел, но мне нечего было ему сказать, и потому, подхватив свою сумку, направилась к выходу. Проходя мимо Дерила, я совсем не ожидала, что он вцепится в мое запястье железной хваткой.

– Ты чего? – возмущенно прошипела я.

Парень набрал воздуха, будто хотел выдать целую тираду, но, выдохнув, лишь тихо сказал:

– Иди, – одновременно он выпустил мою руку.

Пожав плечами, поспешила оказаться подальше от этого ненормального. Если на запястье останется синяк, я ему в еду слабительного подсыплю!

Следующим занятием у нас значилась физическая подготовка. Раньше она сводилась лишь к тому, что мы до изнеможения бегали по заднему двору академии. Все три часа выдерживали только орки, за что Фабиан Хог, преподаватель физической подготовки, неизменно нахваливал их, ставя остальным в пример. Конечно, какой орк не похвалит другого орка. Сегодня же погода не благоволила к уличным пробежкам, и нам впервые открыли зал для спортивных занятий.

Я хотела оказаться в числе первых пришедших, чтобы успеть подготовить тело к нагрузкам. Господин Хог никогда не уделял внимания этому, ему-то оно низачем. Впрочем, как и многим другим – особенности расы. И о том, что ведьма – это прежде всего человек, чаще всего просто-напросто забывали. Уже мчась по коридору, я инстинктивно смотрела на двери, мимо которых пробегала. Мало кто задумывался, открывая их изнутри, что может кого-то задеть. Резкий запах трав заставил меня остановиться возле кабинета Аарены Блерки.

Может быть, это и не столь важно, но я должна была узнать, что за мелодия и картинки мне почудились. Без стука войдя внутрь, сразу же увидела ведьму, сидевшую практически напротив двери. Она курила трубку, дым из которой и пах какими-то травами. Надеюсь, не теми, которыми обычно баловались оборотни…

– Проходи, присаживайся, – предложила госпожа Блерки, увидев, что я замялась на пороге.

Ее непривычная серьезность и собранность настораживали. Но больше обратиться было не к кому, потому я со вздохом прошла к предложенному стулу.

– Госпожа Блерки, на занятии я слышала музыку, – начала объяснять причину своего появления у нее в кабинете.

– И что-то видела, не так ли? – уточнила она небрежным тоном.

Я кивнула. Ведьма, не сводя с меня взгляда, затянулась и выпустила колечки дыма вверх.

– В тебе скрыта немалая сила, дорогая, – произнесла она, – но ей нужно развитие. А развитию требуется желание. Желанию – причина. Причине – побуждение, – ведьма усмехнулась и вновь затянулась. – Эту цепочку можно продолжать бесконечно. Но главная в ней ты.

– Не понимаю, – чуть слышно высказала свои мысли.

– Слишком молода еще, – Аарена со вздохом отложила трубку прямо на бумаги, что были раскиданы по столу. – Музыка звучит из твоей души, танцем ты сливаешься с нею и с природой в унисон, и мир в благодарность за эту щедрость приоткрывает тебе тайны, сокрытые в нем.

Слова госпожи Блерки были не совсем понятны мне, но одно было ясно точно – я сумела то, что не всем удавалось. И смогу еще больше.

– Но почему тогда в нашем роде не практикуют ритуальные танцы? – вопрос вырвался сам собой.

– Они опасны, Виолетта! – вскрикнула ведьма. – Никогда не танцуй одна!

Старуха отдышалась, гася в себе вспышку.

– Ведьма, танцуя, не видит ничего вокруг, – пояснила она уже спокойным голосом. – Сегодня тебя «пробудил» ректор, не позволив сделать это мне перед уходом. Неизвестно, кто к тебе приблизится в следующий раз.

Я представила кровососку на месте дракона, дрожь помимо воли пробрала мое тело.

– Беги отсюда, – устало проговорила госпожа Блерки.

Ее вид вновь стал обычным: рассеянным и задумчивым. Казалось, что с последним своим словом она прекратила меня замечать. В очередной раз удивившись таким изменениям, я вышла из кабинета. И тут же уперлась носом в чью-то грудь. Приятный запах мигом окутал меня. Но захлопнувшаяся за спиной дверь мигом привела в чувства. Подняв голову, я столкнулась с разноцветными глазами. Снова он?

– Ты меня преследуешь? – спросила, отступая в сторону.

– Я тебя разыскиваю, – как ни в чем не бывало ответил метаморф. – Идем, урок уже десять минут как начался. Хорошо, что орку достаточно выкрика «все!», иначе был бы у тебя пропуск.

Святая природа, вроде только на пять минут зашла! Развернувшись, быстрым шагом направилась в спортивный зал. Дерил тут же пристроился рядом.

– А куда мы идем? – вдруг спросил он.

Я не ответила, даже не посмотрела в его сторону. Никогда не любила несерьезных парней, а этот так и вовсе шут.

– Если ты хочешь попасть на физическую подготовку, то нужно идти в другую сторону, – небрежно бросил он.

Я резко остановилась.

– Не врешь?

– Честное метаморфское! – торжественно произнес Дерил.

– Показывай дорогу, – откликнулась я с раздражением.

Не люблю ребячества! И пусть только попробует завести меня не туда, добавлю ему еще и рвотного!


Глава 8

Тэйт

– Привет.

Повернув голову к двери, я увидел стоящего у косяка Дерила. Он не навещал меня в эти дни, будто чувствовал, что не захочу его видеть. Сейчас, когда ожоги почти сошли и на коже остались лишь темные пятна, я был готов как можно быстрее смыться от ненормальной ведьмы, которая все время пыталась вытащить из меня обещание озолотить ее и забрать к себе во дворец.

– Привет, – кивнул я, поднимаясь с койки. На языке вертелись слова, но я так и не нашел, что сказать. Глупая ссора вышла. И кажется, по моей вине.

– Мне нравится Райдэн, – неожиданно для самого себя признался я другу. Темный, произнести эти слова вслух было сродни тому, как с головой окунуться в холодную воду. Да еще и при свидетеле.

– Скажи что-нибудь новое, – хмыкнул Дерил, ничуть не удивляясь.

И тут же меня посетила смутная догадка.

– То есть ты знал и все равно чуть не поцеловал ее на глазах у всей академии? При мне?

Метаморф оторвался от косяка и сделал неторопливый шаг ко мне.

– Знал. Но не поцеловал бы, – увидев мой недоверчивый взгляд, он поторопился объяснить: – Тэйт, наверное, только вы двое не видите того, что уже давно поняли остальные. Вас тянет друг к другу. Как бы ты этого ни отрицал, как бы ни злился на Райдэн за то, что она не поддается тебе. Вам просто нужно нормально поговорить и во всем разобраться…

– Это невозможно! – не выдержав, я перешел на крик. Отчаяние захлестнуло меня, ведь выхода не было. Закатав рукав, продемонстрировал метаморфу знак на коже. – Вот, смотри. Знаешь, что это? Родовая метка демона. Она растет, когда магия выбирает истинную пару. И это произошло со мной. Но проблема в том, что…

– Это не Райдэн, – закончил за меня Дер будничным тоном, будто мы сейчас не мою судьбу обсуждали, а ужин. – Дело в том, что она вампир, так?

– Именно.

– Тогда на кого среагировала метка? – метаморф насмешливо поднял брови, будто зная ответ.

– Понятия не имею. Это не Кайра и не Сандра, потому что на них я смотреть не могу.

– А на Райдэн, значит, можешь? – не унимался он, кромсая по живому.

– Да я ее съесть готов! Но, Темный, что сказать отцу? Я принц, у меня есть обязательства. Перед всем королевством. Даже если найду способ перекрыть метку и выберу Райдэн, вампирша не станет королевой демонов. Не бывать этому. Тогда мне придется отказаться от престола, – уже тише добавил я.

Почему-то эту мысль я не допускал ранее. А теперь вот, произнеся вслух, всерьез задумался. А смог бы я? Убежать от всего и забрать несносную клыкастую малышку с собой? Но тогда придется уступить правление кузену. Зная его политические взгляды, жадность и воинственный настрой, мы с отцом давно поняли, что не должны допустить его до трона. Я не мог так подвести короля и все королевство. Да и Райдэн… Захочет ли она? Титулы, богатство, власть – ей наплевать на все, что у меня есть. С чего я вообще взял, что ей нужен заносчивый, эгоистичный демон?

– Я вижу этот взгляд, и он не сулит ничего хорошего, – задумчиво протянул Дерил. – Знаешь, думаю, пока рано делать выводы. Давай подождем еще недельку-другую, когда метка окончательно срастется, вот тогда и глянем, на кого она сработала.

Я фыркнул, удивляясь его непроницаемости. Хотя чем он еще может помочь, если не моральной поддержкой?

– Слушай, – вздохнул он, – ты же сам сказал, что пару выбирает твоя магия, а разве она может сделать неправильный выбор?

– Нет, – нехотя признался. – Но я никого не хочу.

– Это ты сейчас так говоришь, – хмыкнул Дер. – А вот когда у девушки тоже появится метка, я посмотрю, как проснутся твои первобытные инстинкты.

– Для метаморфа ты слишком посвящен в демонскую физиологию, – подозрительно бросил я.

– Я всесторонне развит, друг мой, – тоном столетнего старца ответил комик. Опять все перевел в шутку, а так до сих пор и не сказал мне, за что попал сюда.

– Ты когда-нибудь признаешься?

Без лишних слов он понял, о чем я, и многозначительно улыбнулся.

– Быстрее, чем ты думаешь.

А затем метаморф подмигнул и кивнул в сторону выхода. Я последовал за ним, чувствуя полное опустошение, так и не разобравшись в собственных мыслях. А все-таки смог бы я убежать? Хоть разум и совесть отрицали подобное, в глубине души я знал ответ.

– Мне удалось уговорить ректора перенести твое наказание на воскресенье, – «обрадовал» Дерил по дороге на второй этаж.

– Ты шутишь? Зачем? Я так надеялся отлежаться в единственный выходной день.

– Не выйдет, ты многое пропустил, а если пропустишь еще и завтрашнее занятие, домашних заданий будет в два раза больше. Ты только представь, сколько тебе задаст чешуйчатый по алхимии.

– Дурацкие уроки, – бубнил я, понимая, что метаморф прав.

– Точно не хочешь поужинать? – в который раз переспросил друг. – Осталось двадцать минут до закрытия столовой.

– Старая ведьма кормит меня как на убой. К тому же все будут сплетничать, не хочу видеть их рожи.

– Угу, конечно, – промычал Дер, явно не веря моим словам.

Ладно, дело в Рай. Я просто не мог ее видеть. Понимал, что опять сорвусь. Буду пялиться и мучиться от того, что нельзя даже прикоснуться. Не моя.

Оставшись один в своей комнате, покосился на койку. Спать не хотелось. А вот на столе ждала гора свертков с заданиями. Реферат по праву, доклад по защите, техническая работа по телепортации… Да уж, это запомню надолго. Я так и не понял, для чего нужны те столбы-ловушки. Но теперь уже не важно, практики по пространственным прыжкам не будет, лишь нудная теория. Уф, с каждым днем я ненавидел дракона все сильнее.

Дописав последнюю строчку, с облегчением отложил сверток в сторону. Реферат по магическому праву завершен. Уже был поздний вечер, а я по-прежнему не чувствовал усталости. Но и заставить себя учиться дальше не мог.

Сходил в душ, сменил одежду, даже заглянул к парням – все спали без задних ног. Мне не оставалось ничего, кроме как попытаться заснуть, ведь завтра предстоял ранний подъем и тяжелое утро. Но как бы я ни старался, мысли неуклонно плыли в одном направлении – к Райдэн.

Что она сейчас делает? Следит за мной? Наверно, я бы почувствовал. С того вечера, как нагрубил ей, больше не ощущал ее присутствия.

Плюнув на все, резко встал на ноги и дернул ручку двери. Конечно, я собрался к ней. Хотя бы посмотреть, как она спит. Убедиться, что не висит вниз головой на той дурацкой балке. Однажды она все-таки свалится и набьет себе шишку…

* * *

Райдэн


Немного ранее

Несмелый стук в дверь не столько насторожил, сколько удивил. Наручные часы показывали полвосьмого вечера, скоро идти на ужин. И кого это принесло? Если Вилар, клянусь, выдеру ей все патлы. Я все еще не придумала, как отомстить за ту жалкую попытку напичкать меня какой-то дрянью.

– Войдите, – бросила я, спрыгивая с насиженного места под потолком. Как раз собиралась заняться упражнением по трансформации.

Кого-кого, а белобрысую макушку с торчащими рожками я увидеть не надеялась. От нереальности происходящего даже рот открыла.

– Привет, – вроде как ни в чем не бывало произнес Тэйт. – Скучала по мне?

Я знала, что ему стало лучше, и эту ночь демон проведет у себя в комнате, но чтобы он сразу пошел ко мне… После всего сказанного. Что-то было не так. Весь его небрежный вид, и эти смешинки в глазах. Ну конечно! Хитро улыбнувшись, решила подыграть рогатому и подошла вплотную.

– Очень, – прошептала прямо в сладкие губы. Серебристые глаза засверкали победным огоньком, а я скрыла улыбку, оплетая руками шею демона.

– Ты ведь знаешь мои условия, – проворковала я, прижимаясь к мощному телу.

Рогатый скосил на меня недоуменный взгляд и поднял брови в удивлении.

– Условия? – уточнил он.

– Да…

Толкнув его на кровать, уселась верхом, крепко вцепившись в его запястья.

– Я твоя, если съешь всю тарелку пиявок, Дерил!

Метаморф резко дернулся, но безуспешно.

– С чего ты взяла…

– Брось свои жалкие попытки, – перебила его, – я легко различаю вас по запаху. От тебя несет валерианой, а Тэйт пахнет сладкими пряностями, вином и…

Заметив насмешливый взгляд, я поджала губы и медленно отстранилась, отпуская его руки.

– Чего тебе? – перешла я к сути.

– Смотрю, ты не сильно удивлена видеть полное преображение. Давно знаешь?

Я не стала отвечать, лишь небрежно пожала плечами и фыркнула.

– Меня больше интересует, чего ты пытался добиться, являясь ко мне в образе рогатого? Что за игру ты затеял, метаморф?

Он принял свою привычную личину и вальяжно расселся на моей кровати.

– С чего бы начать, – задумчиво протянул он, потирая подбородок.

– Будешь Вилар заливать свои басни, – съязвила я. – А мне, будь добр, правду.

Метаморф окинул меня странным взглядом, будто впервые увидел и по достоинству оценил как стоящего противника, а затем утвердительно кивнул.

– Тебе ведь нравится Тэйт.

Я попыталась скрыть раздражение за насмешкой, но что-то вяленько вышло.

– Это – не вопрос, а утверждение, – продолжил Дерил. – А ты нравишься ему.

И вновь я насмешливо фыркнула, на этот раз по-настоящему.

– Ты явно перегибаешь палку.

– Может быть, дослушаешь, а? – посерьезнел метаморф. – Я все же не вчера родился. К тому же с Тэйтом провожу больше времени, чем ты. И нужно быть полным идиотом, чтобы не заметить его жадные взгляды в твою сторону.

– Да это он…

– И прежде, чем ты перебьешь меня, позволь заметить, что он ни разу за все время не отзывался о тебе плохо при друзьях. Тот случай в столовой – не в счет. Он был зол, и ты должна понять и простить.

Я уставилась на Дерила, не в силах найти приличных слов.

– Я? Понять и простить? И он зол? Да это… Ты вообще что несешь, а? – закипая все больше, я перешла на шипение, чтобы не услышали соседки. – Он предложил мне стать его подстилкой, а потом унизил при всех, а затем, когда я, полная дура, пошла проведать его, что он сделал? Выгнал, как надоедливую зверюшку. Так что, Дер, мне твои слова кажутся абсурдными. Я не нравлюсь ему. Так не поступают с теми, кто небезразличен. А твой этот принц – безжалостная самовлюбленная тварь, которая…

– Ладно-ладно, я понял, – в тон мне зашипел метаморф, прерывая поток несуразной речи.

Мы оба тяжело вздохнули и смолкли, уставившись друг на друга. Странно, но выговорившись, я ощутила облегчение. Нет, конечно, обида на Тэйта не уменьшилась, но в этот момент мне захотелось хоть ненадолго ощутить себя слабой и ранимой. Чтобы меня поняли и посочувствовали. Да, иногда я устаю быть крутой и всесильной.

– Пойдем со мной, – неожиданно выдал метаморф.

– Что? Куда?

– Хочу, чтобы ты кое-что услышала.

Больше ничего не сказав, он протянул руку, ожидая моего решения. Я недоверчиво покосилась на его конечность и прислушалась к внутренним ощущениям. Его мысли я разгадать не могла – слишком сильный блок для меня. Но опасности от метаморфа не чувствовала. В конце концов, победила моя азартная сторона, а любопытная ее активно поддержала. Вложив руку в теплую ладонь Дерила, я рискнула и пошла за ним.

* * *

Тэйт


Полночь

Сам не заметил, как оказался напротив ее двери, но в последний момент остановился. Не передумал, просто услышал посторонний голос из комнаты.

– Я тебе еще раз говорю – принц мой. Забудь о нем, Райдэн, раз и навсегда. Иначе будешь иметь дело с Альянсом черных магов и со мной лично.

– Ах, как страшно… – хмыкнула вампирша своим привычным беззаботным голосом.

Интересно-интересно. Этот альянс – запрещенное еще в прошлом веке Советом магистров сборище. Думаю, я знаю, как избавиться от Кайры раз и навсегда. Тогда она больше не посмеет бросать свои жалкие угрозы.

– И что они сделают? – продолжила клыкастая. – Превратят мою жизнь в ад?

– Именно, – злобно выпалила демоница. Если она не залилась своим истеричным хохотом, значит, была настроена агрессивно. – Вот увидишь, я заставлю тебя страдать от немыслимых мук. Отступись. Оставь Тэйта в покое.

– Не могу, – прозвучал неожиданный ответ. – Понимаешь, это выше моих сил. Я пыталась, честное слово…

Голос Райдэн звучал так убедительно, что у меня даже не возникло мысли о шутке или язвительности с ее стороны. Но с чего бы ей открываться перед Кайрой?

– … Но дело в том, что Тэйт и я… В общем, я влюбилась, Кайра. Это серьезно.

В ответ послышался скомканный смех, больше похожий на скулеж раненого зверя, но для меня это уже не имело никакого значения. Все мысли крутились вокруг одного слова, перевернувшего мой мир с ног на голову. «Влюбилась». Вот так просто… Несмотря на все, что я наговорил, как себя вел, как поступал с ней. Не изменяя себе, Райдэн не побоялась своих чувств, не стала отрекаться от них, в отличие от меня. Моя смелая девочка, ей плевать на пересуды, завистливых демониц и весь мир, она просто… влюбилась.

Облокотившись о стену, прикрыл глаза, пытаясь успокоить бушующее сердце. Метку зажгло с новой силой, в очередной раз напоминая о моем предназначении. Так и знал, что не стоило приходить сюда. Теперь, услышав ее слова, я не смогу сопротивляться.

Дерил прав, между нами возникло волшебное притяжение, невидимая связь, которая однажды сведет меня с ума. Не вслушиваясь больше в слова девушек, оторвался от стены и словно под заклинанием, поплелся к себе. Я не мог остаться – не знал, что ей ответить. Любые объяснения и обещания казались такими глупыми и неуместными сейчас. Я хотел подарить ей весь мир, но пока не мог предложить ничего лучшего, чем неприемлемый для нее статус любовницы.

Темный, каким же глупцом я был, не понимал, не видел, что ранил Райдэн тем предложением. Будь я на ее месте, не только хвост, но и рога бы отломал.

Оставшись один в своей комнате, повалился на кровать и еще долго смотрел в потолок. Меня посещали разные мысли, от комичных до абсурдных, но из этого всего мне удалось вынести истину. Я обречен.

* * *

Дерил


Полночь

Тихо закрыв за собой дверь, я на носочках направился в мужской корпус. Эх, жаль, у меня нет вампирской легкости. Не хватало еще, чтобы застукали посреди ночи не в своей комнате.

За последнюю неделю и так произошло слишком много непредвиденных ситуаций. То Кайра не вовремя зайдет, то Райдэн отвлечь нужно. Если бы знал, что придется вести интриги среди этих деток, то ни за какие блага не согласился бы на предложение его величества. А теперь ходи по пятам за принцем и распутывай всю эту историю с избранной.

Как эмпату высшего уровня мне не составило особого труда выманить демона к объекту его желания. Болтливость Кайры тоже пошла на руку, но спустя полчаса ее бессмысленных угроз я порядком заскучал. В итоге цель была достигнута – принц услышал необходимое.

Как только Тэйт оказался за дверью, я сразу прочувствовал его эмоции. Они были настолько сильными и противоречивыми, что даже не пришлось использовать кристалл отворота, чтобы вернуть его в свою комнату.

Мне совершенно ни к чему объясняться ему в любви! Пускай делает это с настоящей Райдэн. Я даже посочувствовал ему, уж слишком растерянным он оказался от услышанного.

От Кайры исходило столько злости и ненависти, что я еле сдерживал дрожь в теле от зверского холода. Эта ненормальная не так уж безобидна. Вчера мне пришлось обернуться Эмберсом и навестить демоницу как раз в тот момент, когда она делала самодельную бомбу с несмывающимися чернилами. Орудие мести, конечно, предназначалось для Райдэн. А позавчера буквально вырвал из рук старой целительницы тарелку с супом, которую она несла Тэйту в обеденное время. Ему, однозначно, не пошло бы на пользу сильнодействующее любовное зелье, привораживающее к Кайре. Кстати, я до сих пор не решил, как им воспользоваться. Может, подкинуть одному из орков, пока суп не скис? Не позавидую тому парню, который влюбится в рогатую!

В предвкушении новой затеи, я добрался до своей комнаты и снял личину Райдэн. Носить женский образ не так-то и легко, особенно трудно дается ходьба на каблуках. Вздохнув с облегчением, полез под кровать за своим тайничком. Вампирша, свернувшись комочком, беззаботно спала на теплом пледе. Запах валерианы, который она учуяла ранее, отлично скрывал снотворное.

Знаю, они потом оба настроятся против меня, но мне пришлось сделать первый шаг от имени Райдэн, иначе они будут бегать друг от друга до скончания веков, как дети малые. Хотя, почему как? Они слишком рано познали прекрасное чувство и совершенно не знают, как им пользоваться.

Подхватив девушку на руки, я направился обратно. Нужно доставить Райдэн в ее комнату, а утром, если повезет, вампирша подумает, что это был всего лишь сон. Ладно, кого я пытаюсь обмануть? Она достаточно умная, чтобы все понять.

До спальни Рай я добрался без приключений, а вот когда в который раз засобирался к себе, как назло, в коридоре раздались шаги. Я тут же почувствовал внутреннюю силу зрелого дракона и стиснул зубы от злости. И что он здесь забыл ночью?

Вновь принял облик Райдэн на случай, если ректор решит зайти к ней, и притаился за дверью, оставив небольшой зазор. Дракон не дошел до комнаты вампирши совсем немного, остановившись в нескольких метрах. Послышался скрип открываемой двери и взволнованный девичий шепот.

И к кому ректор захаживает в это время суток?

Выглянув в щель, я увидел дракона, стоявшего на пороге комнаты одной из эльфиек. В это же мгновение почувствовал прилив похоти, что происходило буквально каждый раз, когда я «читал» дракона. Хотя это неудивительно, учитывая, что в его ауре явно выраженная примесь инкуба.

Я долго не мог понять, чем должен был провиниться золотой дракон, чтобы совет направил его в эту академию. Но теперь стало ясно – он обольщал и шантажировал студенток на прошлом месте работы так же, как и здесь…

– Господин Эмберс, – послышалось из комнаты. По голосу я узнал Аринаэль и тут же ощутил ответное желание и восхищение с ее стороны. Еще бы, мало кому удавалось устоять перед очарованием драко-инкуба. Вот только Райдэн и удалось.

В коридоре послышалась возня, а затем и тихие шаги, отдаляющиеся к лестнице. Они оба шли наверх, в его логово.

– Мы не закончили наш разговор, маленькая, – еле слышно сказал он, – ты же помнишь, что провинилась…

Дальше мне разобрать не удалось, но смысл и так был понятен. Перед приездом я изучил дела всех студентов и причины их направления. Аринаэль Либерийская – клептоманка. А ведь странно, что никто ни разу на нее не пожаловался. Не могла же она исправиться в первый же день обучения? Да, мое упущение, не обратил на это внимания.

Дождавшись, когда они отдалились настолько, что их шаги уже не были слышны, я принял свой облик и вышел из комнаты Райдэн. Сначала хотел уйти прямиком к себе, но у соседней двери остановился. Осторожно ее приоткрыл, почти не потревожив приставленного изнутри стула, и заглянул внутрь. Виолетта безмятежно спала. Рыжая прядка, выбившись из косы, спадала на лицо, прикрывая губы девушки. Мне очень хотелось убрать ее, но я в который раз остановил свой порыв приблизиться к ведьмочке.

– И что ты в нем нашла, глупая? – прошептал я в тишину, прикрывая дверь.

* * *

Райдэн

Просыпаться было не просто тяжело, а по-настоящему невыносимо. Меня разбудил звонок. Тот самый, который объявлял о начале первого занятия по алхимии. Темный! К дракону опаздывать нельзя.

Резко подскочив на ноги, тут же взвыла и повалилась на кровать от сильного головокружения. Мозги просто плавились, и мне понадобилось еще с минуту, чтобы вспомнить причину.

– Ах, ты пакость красноголовая! – причитала я, спускаясь на первый этаж. Ни смятая одежда, ни заспанный вид меня не волновали так, как кровожадная месть. – Конструктор недоделанный, я тебе устрою! «Пошли со мной, Райдэн. Я хочу, чтобы ты кое-что услышала», – передразнила его, все больше распаляясь.

Вспомнив, как этот шут завел меня в темный угол и внезапно прижал к стене, закрывая нос и рот тряпкой, я зарычала от злости. Раз после этого момента я ничего не помню, значит, на той тряпке была какая-то гадость, я вдохнула и сразу же отрубилась.

И вот только сейчас, подойдя к двери общего класса, задалась вопросом, а что, собственно, он со мной сделал? Очнулась я в своей постели, никаких свидетельств издевательства над телом не нашла… Небось Дерил еще и дурочкой меня выставит, если обвиню его в покушении. И поверят ему, конечно. Он у нас всеобщий любимец, а я злобная стерва, которая всегда виновата во всех бедах.

Хорошенько поразмыслив, решила, что поднимать скандал прямо сейчас глупо. Против такого игрока, как метаморф, нужны изощренные меры. Мне даже стало интересно. Коварно ухмыльнувшись своим грандиозным планам, я взялась за ручку двери и собралась войти в класс, но меня остановила чья-то рука. Удивительно! Я так забылась в своих мыслях, что даже не услышала, как дракон подкрался со спины.

– Опаздываем? – прошептал он мне на ушко привычным тоном. Кожа покрылась мурашками, и я вздрогнула от неприятного ощущения. Странно, а раньше тащилась от его близости. Но после того полета меня как перемкнуло, окончательно и бесповоротно отвернуло от Даннира. Возможно, дело в том, что внутренняя магия выросла за последние недели обучения, и я стала чувствовать опасность в этом мужчине?

– Простите, господин Эмберс, я…

– Тш-ш-ш, – зашипел он не хуже удава, прислоняясь ко мне со спины. Мне тут же захотелось отстраниться, но пути отхода не было, лишь дверь, ведущая в класс. – Мы так и не закончили наш разговор, сладкая. Хочу, чтобы ты пришла сегодня ко мне после ужина.

От одной лишь мысли, что придется остаться с ним наедине, стало совсем не по себе. Даже противно.

За кого он меня держит?

– Не думаю, что…

– Вот и не думай, – вновь перебил ректор, – просто приходи. Я буду ждать.

С этими словами он открыл дверь класса, пропуская меня внутрь. Студенты как всегда что-то бурно обсуждали, разбившись по компаниям. Метаморф сидел прямо на парте, активно жестикулируя перед Тэйтом. Я бросила мимолетный взгляд на демона и тут же демонстративно отвернулась, усаживаясь на свое место. А ведь Дерил вчера мог действовать по его просьбе… Что этот рогатый задумал? Очередную месть неизвестно за что? Разве он недостаточно меня унизил?

– Раз все в сборе, – голос ректора отвлек меня от раздумий, – начнем занятие с полезной информации. Турнир.

Дракон обвел всех взглядом, убедившись, что удостоен должного внимания. Я же навострила уши. Любые сведения были бесценны.

– Если помните, я говорил, что типичные соревнования в Академии строгого режима ранее проводились несколько негуманно.

По классу прошлись напряженные шепотки.

– Площадкой для турнира служило подземелье, а испытания проходили без какой-либо магической защиты. Таким образом, не раз были трагические случаи с летальным исходом. В этом году я разработал новую схему турнира и послал ее на одобрение Совету магистров. Подтверждение прислали сегодня утром, и рад сообщить, что всем участникам гарантирована полная безопасность во время испытаний.

Студенты восторженно заохали, а девочки захлопали в ладоши. Вилар громче всех, даже с места встала, загораживая мне вид на дракона. Дернула ее за руку вниз, за что получила взгляд в стиле «я накормлю тебя слабительным, оболью вербеной и подложу в постель к орку».

– Но место проведения все же решил не менять, – продолжил ректор, дождавшись тишины. – Площадкой будет четырехуровневое подземное помещение прямо под нами. Стражи магической безопасности лично проследят за установкой ловушек. Схема такова – всех участников доставят на место старта. Каждый уровень настроен на определенный вид навыков. В самом нижнем расставлены ловушки и задания, проверяющие физические способности. Это будет легко для большинства из вас, – он скосил многозначительный взгляд на ведьмочек в первых рядах, давая понять, что им придется постараться. – Во втором будут проходить испытания магической подготовки и быстроты реакции. Думаю, этот уровень самый сложный и для многих станет провальным. Об особенностях третьего я пока промолчу, пускай это будет сюрпризом для полуфиналистов. А вот четвертый, – дракон сделал паузу и предвкушающе улыбнулся, переведя взгляд на Виолетту, – лабиринт.

По классу прошелся взволнованный гул голосов, но быстро стих, как только Эмберс продолжил.

– Не каменные стены, не заросли дикого можжевельника, не мрачные туманные коридоры – все это скучно и банально. Двери. Вы попадете в помещение с множеством закрытых дверей самых разнообразных форм, размеров и цветов. Но лишь открыв одну из них, увидите яркий голубоватый свет, который представляет собой портал, ведущий к свободе. Будьте внимательны, – повысил тон Эмберс, подчеркивая важность информации, – многие двери рассчитаны на то, чтобы специально вводить вас в заблуждение. На некоторых будут надписи, гласящие, что путь на свободу именно здесь из других станут доноситься голоса ваших друзей и родных. Они будут звать вас, умолять зайти. Но если вы сделаете неверный выбор, войдя не в тот проем – утратите возможность вернуться и продолжить испытание четвертого уровня.

Закончив речь, дракон с серьезным видом осмотрел всех нас, давая возможность осознать услышанное. В классе царила тишина. Мы были заинтригованы, взволнованы и в то же время напуганы возможностью упустить свой шанс. Я больше всего переживала за второй уровень. Испытания владения магией.

С трудом представляю, как в таких условиях может справиться вампирша с минимальными навыками. Разве что нужно будет выпить у кого-то крови или заставить думать, будто меня нет рядом.

– Ну что ж, начнем занятие, – прервал мои мысли ректор, добродушно улыбаясь. – Сегодня мы проведем интересный эксперимент. Хочу наглядно показать вам свойства крови магического существа высшего уровня. Есть желающие помочь?

В первом ряду вмиг вырос лес рук, некоторые из девочек даже подпрыгивали, сидя за партами.

– Виолетта, прошу.

Дракон жестом указал подойти к нему, и рыжая чуть ли не побежала. Достав со шкафа небольшую деревянную коробку, ректор поставил ее на свой стол и бережно открыл крышку.

Я сразу же учуяла запах засохшей крови, который пробудил острую жажду. Темный, после того как я испила демона, о другой крови и думать не могла. Она стала для меня наркотиком, необходимым для жизни.

Который день я держусь из последних сил, чтобы не заявиться к рогатому с просьбой о помощи. Пока что гордость побеждает, но долго ей против жажды не устоять.

Не удержавшись, обернулась и встретилась с пытливым взглядом блондина. В этот момент что-то изменилось. Казалось, я увидела его впервые. Все тот же Тэйт, но без привычной насмешки в глазах, без кривоватой ухмылки и вздернутого подбородка. Он излучал какое-то странное тепло и вызывал непонятное чувство… принадлежности к чему-то прекрасному.

– Только не бойся, Виолетта, – прозвучал голос ректора, прерывая наш с демоном мимолетный контакт.

Вновь повернулась к дракону, наблюдая за экспериментом. Засохшая кровь, которую я учуяла в коробке, находилась в небольших стеклянных колбах. Даннир достал одну из них, демонстрируя классу.

– Кто знает, что это?

– Кровь, – тут же отозвалась я, удостоившись насмешливого гула.

– Спасибо, Райдэн, – многозначительно улыбнулся дракон. – Действительно, здесь у меня около десяти образцов крови разных существ. Русалка, тролль, демон подземелья, орк… Да много кого. Кровь высушивается специальным магическим заклинанием и хранится в виде порошка. Потом его добавляют в разные алхимические рецепты. Но сегодня мы будем использовать кровь в качестве определителя внутренней силы, в чем прекрасная Виолетта нам согласилась помочь.

Вилар просияла и активно закивала головой. А я с нескрываемым интересом наблюдала за происходящим. Разные опыты и эксперименты – лучшее, что можно увидеть в академии.

Достав из той же коробки металлический шприц, Даннир обработал его спиртовым раствором и поднес к вене ведьмы. Как только игла проколола кожу, и шприц начал заполняться кровью, все устремили свой взор на меня, проверяя реакцию. Я же вальяжно расселась на стуле, всем видом выражая безразличие и спокойствие.

Знали бы они, с каким трудом мне это давалось, и как сильно жгло в горле от невыносимой жажды. Но не крови Виолетты я хотела, нет. Думаю, если попробую хоть каплю, меня стошнит. Подавив острое желание вновь посмотреть на Тэйта, я до боли сжала пальцы, впиваясь когтями в ладони.

– Даже и не думай, кровососка, – послышалось от рыжей заразы. – Испить меня тебе никогда не удастся.

Видимо, моя игра была не столь убедительна, как я надеялась.

– Что ты, Вилар, – язвительно отозвалась я, – боюсь, от такого количества яда, содержащегося в тебе, мне недолго и лапки откинуть.

– Девушки! – пресек нашу перепалку ректор. – Спасибо, Виолетта, достаточно.

Достав шприц, он приложил к месту ранки ватку и кивнул ведьме на ее место. Она шла с гордо поднятой головой, словно спасла мир, не меньше.

Даннир тем временем перелил содержимое шприца в пустую баночку и начал шептать заклинание на неизвестном мне языке, предположительно – древнем драконьем диалекте. Кровь стала быстро засыхать, а через минуту ректор продемонстрировал всем баночку с бордовым порошком.

– Теперь самое интересное, – объявил Даннир, доставая из коробки плотный сверток бумаги. Дракон развернул его, повесил на доску.

– Это, конечно же, не обычная бумага. Перед вами индикатор магической силы, который проявляет результат в виде графика. Все, что необходимо, – он запнулся, доставая ложечкой порошок, а затем поднес ее к бумаге и дунул прямо на центр полотна, – немного крови.

Свиток будто впитал маленькие частицы, не оставляя видимых следов.

– А теперь ждем результата, – хитро улыбнулся дракон, тыкая указкой в таблицу. – Вертикальный столбик показывает уровень магической силы, а горизонтальная линия – направления этой самой силы. Здесь, – мужчина ткнул в правый угол листа, где пока что было пустое место, – будет обозначена раса испытуемого и показатель чистоты. Индикатор очень четкий, способен определить примеси крови вплоть до пятого колена.

Чернила на полотне начали проявляться и все сразу увидели четкую надпись: «Женщина. Ведьма – 100 процентов. В расцвете сил».

– Ну, естественно, – гордо заявила Вилар, сложив руки на груди.

Эх, жаль ее мамаша нигде не подгуляла, может, тогда удалось бы смыть это выражение превосходства с ее лица.

– Общий показатель магической силы очень высок, как видно по шкале, – начал пояснять ректор. – Магический потенциал развит на пятьдесят процентов, что для твоего возраста просто прекрасно, Виолетта. Но и есть куда стремиться, конечно. Также видно, что ты более способна к прорицанию, целительству, знахарству, боевой, бытовой магии и менее склонна к некромантии. В общем, результаты впечатляют, и я могу сказать, что у тебя есть все шансы на победу в турнире.

Закончив говорить, дракон перевел взгляд на задние ряды, где сидели парни, и ухмыльнулся.

– Кто-нибудь еще желает проверить свою силу? Хочу подчеркнуть, что индикатор работает лишь в том случае, если кровь дана добровольно, потому заставлять никого не буду. Но все же выставлю хорошие баллы самым инициативным.

И опять передо мной вырос лес девичьих рук, а вот повернувшись назад, я не увидела ни одного желающего. Естественно, не стоило ожидать, что принц демонов добровольно поделится таким дорогим ингредиентом, как королевская кровь. А я, честно говоря, была заинтригована возможностью проверить свою силу. Где еще, как не здесь и сейчас смогу больше узнать о себе? Но пока я сомневалась, меня опередили.

– Дерил? – вкрадчиво произнес дракон. – Может быть, ты попробуешь?

– Ох, нет, господин Эмберс, только не я, – затараторил метаморф. – У меня айхмофобия – боязнь игл. Пусть лучше Райдэн пойдет. А то она так смотрит на кровь, что всем страшно.

Я оглянулась и бросила на красноголового негодяя взгляд, обещающий расправу. К моему удивлению, Тэйт тоже смотрел на друга с неприкрытой яростью и даже прошипел на ухо: «Какого лешего ты творишь?» Но метаморф лишь широко улыбался, строя невинные глазки.

– Райдэн, что скажешь? – поинтересовался дракон, помахивая пустой бутылочкой.

Прикусив клычком губу, я решила рискнуть. Все-таки любопытство взяло верх, а еще Дерил прав. Смотреть на чужую кровь невыносимей с каждой секундой. Моя собственная вовсе не интересна жажде.

Под всеобщее улюлюканье я подошла к столу Эмберса и закатала рукав. Он очистил шприц, промыл иглу, затем довольно быстро и безболезненно проделал нужную процедуру.

– Спасибо, садись, – кивнул он, полностью занятый процессом высушивания моей крови.

Через минуту был готов порошок, которой ректор тут же поднес на ложечке к полотну и сдул.

Курицы на передних партах захихикали, сзади зашушукались парни, а я застыла в тревожном предвкушении, ожидая результата. И не сразу поняла, чем был вызван взрыв удивленных возгласов, потому что смотрела на шкалу. Но когда проследила за взором дракона, в ужасе и полном шоке округлила глаза и даже невольно открыла рот. Надпись, определяющая расу, гласила: «Женщина. Вампир – 50 процентов, демон стихий – 25 процентов, демон кровного рода – 25 процентов. В расцвете сил».

– Что… – запнувшись, я снова перевела взгляд на ректора, – что это? Ошибка какая-то?

– Не думаю…

В этот момент на задних партах прозвучал резкий стук, привлекая всеобщее внимание. Тэйт, словно ураган, сорвался с места, откинув стул. Его руки пылали ярким огнем, который тут же перешел на стол. Дерил и сидящие поблизости оборотни с криками отскочили в стороны, а девицы завизжали как ненормальные. Я прикрыла уши руками, не в силах вынести этот резкий шум, и с ужасом наблюдала, как блондин начал надвигаться на меня, словно огненная стена.

– Аскель! – завопил дракон, преграждая ему путь. – Немедленно усмири огонь.

– Не могу, – похрипел тот, не отрывая от меня дикого взгляда.

– Всем немедленно покинуть класс, – раздался грозный приказ ректора. Девицы, и так стоявшие у двери, испарились. Не медлили и остальные, быстро пробираясь к выходу. Я осталась последняя, не в силах оторвать взгляд от Тэйта. Я на двадцать пять процентов такая же, как он. Невероятно. И кто такие эти демоны кровного рода?

– Райдэн, уходи. Немедленно, – повторил Эмберс.

– Нет, – запротестовал принц, делая шаг ко мне. Но тут же уперся в невидимую стену, образованную магией дракона.

– Райдэн, – зашипел дракон. – Позови господина Киннастона. Живо.

Тэйт выглядел неважно. Словно озверевший, он совершенно не контролировал стихию. Не тратя больше времени, я быстро развернулась к выходу и побежала за преподавателем. Он единственный, кто сможет помочь блондину.

* * *

Тэйт

– А теперь представь, что прыгаешь через кольцо, – произнес профессор Киннастон. – Глубокий вдох, отрываешься от земли, маневр, и весь огонь остался на ободе.

Его умиротворенный голос действовал успокаивающе, и я будто очнулся от затмения. Даже не понял, как демон-преподаватель оказался здесь, передо мной. Осмотрелся вокруг – в классе было пусто, за исключением нас двоих и дракона, стоящего у двери в напряженной позе. Пахло горелым, обернувшись, увидел свой почерневший, обугленный стол. И тут же снизошло осознание произошедшего, вновь распаляя мою силу.

– Тише-тише, Тэйт, – насторожился Киннастон. – Давай пройдем еще несколько упражнений, чтобы ты окончательно взял под контроль стихию огня.

– Не хочу, – буркнул я, направляясь к выходу. – Мне нужно срочно увидеть Райдэн.

Дракон преградил мне путь, всем видом давая понять, что готов применить силу. Это взбесило меня еще сильнее, и огонь опять вспыхнул в ладонях.

– Ты не уйдешь, Тэйт, – спокойно сказал профессор. – Пока не успокоишься. Сколько раз я тебе говорил, что ты обязан брать верх над своими эмоциями. Они у тебя чересчур сильные и негативно сказываются на быту и жизни в общем.

– Очень негативно, – подтвердил чешуйчатый. – За эту выходку я продлеваю твое наказание до понедельника. А если сейчас же не вернешься на место, будешь висеть на позорном столбе всю неделю, и плевать мне, что ты принц.

Сжав зубы, я еле сдержал крутящиеся на языке ругательства. Я мог бы сейчас же разнести здесь все в пух и прах, но не был уверен, что не пострадают дорогие мне существа.

Прикрыв глаза, сконцентрировался на самом важном сейчас – Райдэн. Огонь в груди тут же вспыхнул с новой силой, но я не дал ему вырваться наружу. Нужно погасить его. Представил ее лицо, хитрую улыбку, сверкающие глаза. Как она смотрит на меня, когда мы наедине, как стонет, вцепившись когтями в мои плечи. Ох, Темный, так еще хуже!

Тут же отозвалась сила воздуха, и я почувствовал, как теплый ласкающий ветер обдул мое лицо, растрепав волосы. Вспомнил все с самого начала. Нашу первую встречу в ночном клубе, ее робкий взгляд, мое желание. Все произошло так легко, нам не нужны были слова. Она просто кивнула, а я пошел за ней, как покорный пес. Она завела меня в приватную комнату и начала танцевать под медленную музыку прямо на столе.

Я был словно в эйфории, наблюдая в полумраке за каждым ее движением, наслаждаясь мимолетными прикосновениями. А затем проснулся огонь, и я не мог больше себя сдерживать, набросился на нее прямо там. Она не сопротивлялась, показала всю страсть и желание. Одежда мешала как никогда, мы просто разодрали все в клочья, даже причиняя боль друг другу. От нее исходил самый сладкий медовый аромат, а на вкус белоснежная кожа была еще восхитительней. И лишь покорив ее тело, я смог дышать, будто получил долгожданную свободу.

Несмотря на место работы и окружение, интуитивно знал, что Райдэн не вела себя подобным образом с каждым встречным. Я был особенным рядом с ней, незаменимым. И конечно, не сопротивлялся, когда она испивала меня, наоборот, понял, что не чувствовал ничего лучшего в своей жизни.

Тогда, одурманенный страстью и алкоголем, я не понимал своего желания оказаться внутри нее во всех смыслах. Чтобы даже моя кровь текла по ее венам. А позже, стоя перед отцом и советом, и вовсе думал, что это был дешевый дурман.

Кто же знал, или мог хотя бы предположить, что моя девочка окажется метисом? Моя! Пресвятые боги, она все-таки моя. Теперь все стало ясно, как солнечный день. В ней на целую четверть течет кровь королевского рода. Именно поэтому моя метка признала ее.

Мне все было невдомек, как так вышло, что метка начала расти после слияния с вампиршей, и почему меня в одно мгновение отвернуло от остальных представительниц женского пола. Я смеялся над своими глупыми мыслями и мечтами о том, что Райдэн могла бы стать избранницей принца. Но в итоге боги, в которых я не особо верил, услышали самые сокровенные желания. Моей истинной парой стала девушка, от которой я потерял голову с первого взгляда.

– Хорошо, Тэйт, – вывел меня из транса голос Киннастона.

Открыв глаза, я не обнаружил ректора – он покинул аудиторию.

– Теперь я могу идти? – как можно спокойней и безразличней спросил преподавателя, сам готовый чуть ли не прыгать от предвкушения.

Демон скосил на меня подозрительный взгляд, поджал губы и кивнул.

– Только постарайся не попасть в новые передряги, – бросил он мне вслед.

В коридоре толпились студенты, обсуждая сногсшибательную новость, но Рай я среди них не увидел и не почувствовал. Теперь стало понятным мое желание всегда быть поблизости, и этот странный озноб по телу, когда она оказывалась рядом. Я направился к лестнице и даже перешел на бег, но меня окликнул Дерил.

– Не сейчас, – отмахнулся я, но на втором этаже он меня все-таки нагнал.

– Ее там нет, – заверил друг спокойным голосом.

– А где? Где она?

– Э нет, демон, – протянул он, понимающе улыбаясь. – Так нельзя. Да ты посмотри на свой хвост, он ходуном ходит, а ты и вовсе чуть ли не подпрыгиваешь на месте. И что подумает Райдэн, когда увидит тебя такого?

Я напрягся, не понимая, к чему он клонит. Откуда мне знать, о чем она там подумает? Мне нужно срочно ее увидеть и…

– Слушай, Дерил, я понятия не имею, что буду делать и говорить, просто должен…

– Да ты испугаешь ее, Тэйт, – посерьезнел метаморф.

Бросив подозрительный взгляд на лестничный проем, он жестом призвал к молчанию и кивнул в сторону нашего корпуса. Я совершенно не был настроен выслушивать поучения и предположения, потому просто свернул направо. Хотел убедиться, что Райдэн действительно нет в ее комнате.

Метаморф тяжко вздохнул и направился за мной. А когда я открыл дверь, он впихнул меня внутрь и загородил выход.

– Какого лешего, Дерил? – зашипел я, вновь распаляясь. – Пусти немедленно.

– Сядь, – раздалось его злобное шипение.

Это впервые за все время он общался со мной подобным тоном и смотрел так, будто готов напасть в случае непослушания.

Я поднял брови в удивлении и расставил ладони в стороны, образовывая огненные шары.

– Ты не будешь мне указывать, что делать. Никогда.

Метаморф лишь хмыкнул и неожиданно резко бросился на меня. Я успел запустить лишь один файербол до того, как оказался на лопатках, обвитый мощным змеиным хвостом, который сейчас заменял ноги Дерила. Огненный шар завис в воздухе и под сосредоточенным взглядом моего противника преобразовался в пепел, опадая на наши головы.

– А теперь слушай меня, – процедил Дер. – Райдэн только что узнала, что она на целую половину демон. Ты хоть понимаешь, какой это шок для нее? И не просто демон, Тэйт. Ты же видел таблицу. Она из кровного рода и даже не представляет, что это значит и какая опасность ее ждет. Пока мы здесь, никто, даже сама Райдэн, не должен знать, что она твоя пара, пойми же, наконец!

Медленно, но верно я начал понимать, к чему он клонит. Профессор Киннастон говорил, что у меня здесь враги. Предполагаю, что они посланы двоюродным братом, чтобы при удобном случае подставить меня, а возможно, и подстроить несчастный случай. Мало ли что может случиться в таком месте, как это. А если все узнают, что я обрел пару, начнут охоту на нее.

– Кайра, – напрягся я. – Она наверняка заподозрит. Демоница пыталась наложить заклинание связывания пар, и помогал ей в этом Альянс черных магов…

– Кайра будет молчать, – заверил метаморф. – Я лично позабочусь об этом. Кроме нас двоих никто больше не знает про метку. Ты доверяешь мне?

Я нахмурил брови и покосился на змеиный хвост, все еще крепко сковывающий мое тело.

– Раньше думал, что да. А теперь и не знаю.

Дерил хмыкнул и ослабил хватку, а затем и вовсе принял свой обычный облик.

– Ты слишком много знаешь, – констатировал я. – Кто ты?

– Друг, – широко улыбнулся парень. Но увидев, что мне этого недостаточно, добавил: – Я скажу, если пообещаешь не злиться.

– Как будто у меня есть выбор, – проворчал я.

– Меня послал твой отец. Ты должен понять, он не мог оставить наследника престола без защиты. Было решено скрывать мое предназначение ото всех, даже от тебя.

Осмыслив сказанное, я понял, что обиды на отца не чувствовал. Со своим единственным сыном поступил бы так же. К тому же я привык к присутствию Дерила, даже был рад, что у меня имелось надежное плечо рядом. Было лишь немного обидно, что ему приходилось играть дружбу и добродушие в то время, как он просто выполнял работу.

– Нет-нет, – запротестовал метаморф, вставая на ноги. – Я ко всему прочему еще и сильный эмпат, потому знаю, что ты сейчас чувствуешь. Я не отношусь к тебе, как к работе. Поначалу так и было, но узнав тебя получше, понял, что ты хороший демон, Тэйт. Немного избалованный, как положено всем принцам, но справедливости и здравомыслия тебе не занимать. Этим ты удался в отца.

Он протянул мне руку, ожидая ответа. Что ж, похоже, нужно просто смириться и вернуться к проблеме посерьезней – как уберечь мою девочку.

Схватив Дерила за ладонь, я поднялся на ноги и кивнул.

– Ладно, я пошел.

Метаморф издал обреченный стон и схватился за голову.

– Ну что? – возмутился я. – Все ясно, Райдэн не шокировать, про пару не говорить и вообще пылинки с нее сдувать. Я смогу. Правда.

Под настороженным взглядом и громким фырканьем я покинул комнату клыкастой малышки и отправился на ее поиски.

– Она у ректора, – донеслось мне вслед.

И эта новость вовсе не порадовала. Напротив, с каждым шагом приближаясь к пятому этажу, я чувствовал нарастающий прилив злости и ревности. Той самой, которая снесла мне крышу тогда в столовой. Пусть эта тварь только попробует ее коснуться…

– Жду тебя сегодня ночью, – послышался противно-слащавый голос дракона из-за угла.

– Конечно, – прозвучал такой родной голос Рай, бьющий в самое сердце, словно отравленное смертельным ядом копье.


Глава 9

Райдэн

Я поджидала ректора и Тэйта у кабинета вместе с остальными студентами и прекрасно слышала всеобщее удивление и неверие, но даже не вникала в смысл слов – так была погружена в собственные раздумья. Зато хорошо разобрала требование блондина немедленно найти меня.

У меня появилась тысяча новых вопросов о своей жизни и происхождении, и Тэйт поможет разобраться, но только не тогда, когда в его руках огонь, а в глазах – безумие. Такая агрессия меня немного пугала. Чем была вызвана его странная реакция? А что, если эти демоны кровного рода страшные враги его семьи, и он собрался придушить меня на месте? Такой вариант я не исключала.

Послышались шаги в аудитории, и я отступила от двери, пропуская в коридор Эмберса. Увидев меня, он тут же оживился.

– Райдэн, пойдем. Нужно кое-что обсудить.

Под настороженными взглядами студентов мы направились к лестнице, в кабинет ректора. Я начала задавать вопросы прямо на ходу.

– Это не может быть ошибкой? Что если в шприце осталась кровь Виолетты, она смешалась с моей, и вышел такой странный результат?

– Нет, – отрезал дракон, призывая к молчанию. – Обсудим все без лишних ушей.

Утвердительно кивнув, я еле выдержала путь до пятого этажа. А стоило оказаться в звуконепроницаемом кабинете, вопросы посыпались с новой силой.

– Кто такие демоны кровного рода? Почему только двадцать пять процентов? Как я вообще могу быть демоном, где тогда мои рожки и хвостик? Говорю же, это ошибка.

– Присаживайся, Райдэн, – понимающе улыбнулся Даннир, приглашая меня на диван, на котором уже умостился сам.

Только моя спина коснулась кожаной обивки, он тут же закинул руку на мое плечо, прижимая меня ближе к себе.

– Оставь это, Даннир, – предупредила я, чувствуя закипающее раздражение. – Мне нужны ответы.

Змей-искуситель прикусил губу, сдерживая коварную улыбку, а затем наклонился ниже и прошептал на ушко:

– За ответы нужно платить.

Я сжала кулаки, чтобы не закричать от злости. Он смеет шантажировать меня! Да я ему сейчас…

– Хорошо, – схитрила я, принимая его грязную игру. Работа в ночном клубе научила меня быть вежливой и обходительной даже с самыми неприятными типами. Главное, это дать им надежду, заставить поверить, что такая красотка, как я готова на все ради денег, крови или… ответов.

– Твое предложение? – проворковала я, кладя руку на его колено и нежно поглаживая. Его возбуждение было невозможно не заметить. Я действовала в правильном направлении.

– Будь моя воля, – скользнул губами вдоль моей шеи дракон, – я бы не выпускал тебя из своей постели сутками. Да что там, неделями.

Поборов чувство брезгливости от нежеланной близости, я слегка отстранилась, кладя палец ему на губы.

– Ох, нет, господин ректор! Разве вы не знали, что крутить романы со студентками очень рискованно?

Слегка прикусив мой палец, он усмехнулся.

– Я рисковый. Но ты права. Сейчас не время и не место. Прежде нужно разобраться с проблемным принцем.

Мне не понравилось его злая интонация. Я вспомнила о том, что дракон собирался продлить наказание Тейта, и решила немного повлиять на столь строгое решение. Моя рука поползла выше по мужскому бедру, выписывая замысловатые узоры.

– Тебе не показалась странной его реакция? Почему он так разозлился?

– Хм… – дракон не мог отвести взгляда от моих ловких пальцев, и слова ему давались с трудом. – У меня есть несколько предположений.

– Каких?

– В тебе целых двадцать пять процентов крови его рода. Это значит, твоим родителем был представитель королевской семьи. То есть у тебя есть все шансы претендовать на престол. Чтобы ты понимала, представителей демонов рода стихий можно перечислить на пальцах. Понимаешь, к чему я клоню?

Я остановилась, внимательно изучая его профиль. Он повернулся, и когда наши глаза встретились, заговорщицки прищурился.

– Вы с Тэйтом родственники, Райдэн. Дальние, конечно, но все же.

В ужасе округлив глаза, я сорвалась с места и стала расхаживать по комнате. Эмоции били ключом, и от волнения я начала грызть когти. Родственники! Мы с Тэйтом! Всемогущие боги, это же… Это… Нет слов!

– А остальные двадцать пять процентов? – спросила я, продолжая наматывать круги.

– Род кровных демонов, – довольно кивнул дракон, вальяжно развалившись на диване. – Это самое интересное в твоей биографии. Мне самому невдомек, как так вышло. Один из твоих родителей, предположительно отец, был метисом. Твои дедушка и бабушка в свою очередь были демонами разных родов – стихий и кровного. И те, и другие – высший эшелон власти, так что однозначно они были не последними людьми при дворце. Дело в том, – Даннир замялся, подбирая слова, – что демоны кровного рода считаются вымершими сотни лет назад. Сейчас они не более чем легенда, что делает тебя редкостным и очень ценным экземпляром.

Я остановилась перед ректором, опустив руки. Слишком много информации для моего сонного мозга. Понять сложно, а принять, казалось, абсолютно невозможно. Невольно потрогала голову, пытаясь нащупать там бугорочки, и в это время не переставала думать о том, что Тэйт – мой родственник, и как мы с ним…

– Конечно, тебе понадобится время, чтобы все осмыслить, но могу с точностью сказать, что теперь твоя жизнь изменится кардинально. Тебя непременно захочет видеть король демонов. Наверняка назначит провести ряд тестов и магических анализов твоей крови, чтобы установить личности твоих родственников…

– Тесты, – прошептала я, – анализы. Я стану подопытной крысой?

Он поджал губы и снисходительно улыбнулся.

– Это не так страшно, Райдэн. Зато ты узнаешь, кто твой отец. Возможно, он жив, находится при дворце и даже не догадывается о твоем существовании. Кроме того, вероятно, что в среде демонов быстрее откроется твоя сила.

Здесь я оживилась и плюхнулась обратно на диван.

– Ну-ка, ну-ка!

Эмберс игриво сузил хищные глаза.

– А что мне за это будет?

– Господин ректор! – укоризненно произнесла я. – Вы невыносимы! Оплата была назначена на вечер, а сейчас информация. И побольше!

Мужчина усмехнулся, покачал головой, но спорить не стал. Я в очередной раз отметила, что с каждой минутой он мне нравился все меньше. Очень скользкий тип… И как я этого сразу не разглядела…

– Хорошо, расскажу, что знаю.

Дракон вновь положил руку на мое плечо, уставился в потолок и, задумчиво растягивая слова, начал рассказ:

– Первые демоны кровного рода, как говорится в легенде, родились от короля демонов и могущественной ведьмы. Пять дочерей и пять сыновей, которые продолжали свой род и никогда не смешивали кровь. Произошло это тысячи лет назад, потому многие сведения потерялись или дошли до наших дней в искаженном виде. Думаю, подробности ты узнаешь от самого короля. Демоны очень чтят свою историю и скрывают ее от остальных. Общественности известны лишь некоторые из фактов. Первое – демоны кровного рода были очень уважаемы и всегда жили во дворце. Они часто становились советниками королей и имели большое влияние на принятие важных исторических решений. Второе – главной особенностью кровных демонов было умение читать будущее, собственно, по крови. Думаю, у тебя этот дар тоже есть, но он еще не раскрылся. И последнее, что мне известно – кровные демоны не имели рогов, крыльев и хвоста. У них всегда была мертвенно-белая кожа и черные волосы, точно, как у тебя. А вот клыки и жажда – это явное наследство вампира. Предполагаю, что твоей матери.

Я задумалась о самых первых кровных демонах. Они пошли от ведьмы, значит, среди моих дальних предков еще и ведьмы были. Нет! Это уже слишком!

– Ну, хоть мать чистокровная вампирша, – хмыкнула я.

– Предположительно, – поправил дракон. – Возможно, и отец. В любом случае, королю должно быть известно хоть что-то о последнем представителе вымершего рода. Скорее всего, это и был твой дед. У него мог быть внебрачный сын, о котором он и не знал. Хотя сомневаюсь, что это возможно, если обладаешь даром предсказания. Но думаю, о твоем отце ничего не известно. Возможно, он скрывается по каким-то причинам, возможно, ищет тебя.

Я с неверием посмотрела на Даннира и фыркнула.

– Очень сомневаюсь.

– Малышка, – протянул чешуйчатый, придвигаясь вплотную. – У тебя комплекс неполноценности. Ты считаешь, что никому не нужна, но это не так. Лично я хочу…

– Ясно-ясно, – вовремя остановила я нахальную руку, подобравшуюся к вырезу на груди, и поднялась с дивана.

– Мне очень многое нужно обдумать, – серьезно произнесла я, направляясь к выходу. Дракон молча последовал за мной. Конечно, о том, чтобы прийти к нему ночью, не могло быть и речи. Пока не знаю, как буду выпутываться, но пара идей уже созрела на ходу. Например, можно устроить какую-то пакость, и Эмберсу придется разбираться полночи. Или еще лучше – написать якобы от него записку Виолетте, пускай влюбленная дурочка расплачивается за меня. Браво, Райдэн! Гениально!

– Не забудь, малышка, – проворковал он у входа, кладя руку мне на шею, – жду тебя сегодня ночью.

– Конечно, – улыбнулась я, предвкушая подлую подставу.

Я уже собралась просить о помиловании Тэйта, как неожиданно меня привлек едва уловимый шум за углом, а в груди в то же мгновение вспыхнуло чувство необъяснимой тревоги. И уже через мгновение я поняла его истоки. Первыми показались рожки, сразу за ними белобрысая макушка, ну а следом один сплошной сгусток пламени. Огонь пылал по всему телу Тэйта, отдавая таким жаром и ярким светом, что я невольно поморщилась. Таким я его не видела еще никогда. Но самым жутким зрелищем были его глаза. Всегда светло-серые, почти сливающиеся с белком, сейчас они стали кроваво-красными и были переполнены ненавистью и желанием крушить все на своем пути.

– Райдэн! – дракон среагировал первым, отталкивая меня в сторону и принимая боевую стойку. Он начал что-то шептать, направляя свою магию против демона, и я будто вышла из замороженного состояния. Резко бросилась вперед, перекрывая дракону обзор.

– Даннир, нет! Не трогай его.

– Отойди, – процедил Тэйт, грубо хватая меня за плечо. Не растерявшись, я вцепилась когтями в его руку и оттолкнулась от пола, прыгая на стену. Сделав несколько толчков вдоль вертикальной плоскости, уселась демону на плечи и уцепилась за рога.

От резкого движения он повалился на пол, утягивая меня за собой. Лишь благодаря врожденной ловкости и быстроте реакции мне удалось перекатиться и не распороть брюхо о его рожки. Сзади послышалось рычание, а затем демон рывком перевернул меня на спину, усаживаясь сверху.

– Отпусти ее немедленно, – пророкотал Эмберс, направляя руки на Тэйта.

И опять тот оказался под прямым ударом. Вот глупый, сейчас же отхватит по самый хвост. Впившись когтями в его запястья, перекатила демона на спину и наклонилась к его уху, чтобы прошептать:

– Уймись сейчас же, а то будешь висеть на позорном столбе до конца учебного года.

Отстранившись, я увидела все тот же пылающий яростью взгляд, но глаза стали постепенно менять цвет на привычный. Мы так и застыли – я верхом на нем, изо всех сил удерживая его мощные руки.

В какой-то момент его тело расслабилось, глаза потускнели, и в них промелькнули обида, разочарование и даже боль. Он смотрел точно, как в ту ночь, когда дракон прокатил меня верхом. В ту ночь, когда я поняла, что меня влечет к самовлюбленному принцу так, как ни к одному из мужчин. И даже дракон не смог его затмить.

Момент остановился, я отстраненно слышала крики ректора, кружившего вокруг нас. И только когда огонь вокруг тела демона погас, осознала, что все это время не чувствовала боли. Как и тогда, в столовой.

Вот что странно, я ведь никогда не жила с вампирами и не знала, что огонь нам не друг. Я никогда его не боялась, мало того, могла часами смотреть на пламя камина и чувствовала невероятный прилив душевного тепла. Словно подпитывалась энергией. Теперь ясно почему.

Тэйт рыкнул и небрежно отбросил меня в сторону, словно прикасаться ко мне ему было противно. Этот жест вызвал неприятное чувство в груди. Я даже не смогла скрыть свою растерянность. Даннир тем временем подбежал ко мне и подал руку.

– Ты что себе возо…

– Заткнись! – прошипел Тэйт, тыкая в него пальцем. – Ты, мерзкий урод, ответишь за все. При первой же возможности сообщу магистрам, что присланный ими следить за порядком ректор сам сеет в академии разврат. Скольких девушек ты уже соблазнил, а? И что обещал взамен каждой? Прокатить на спине? Или, может, победу в турнире? Мразь, – закончив злобную тираду, демон сплюнул ошалевшему ректору под ноги и развернулся к лестнице. Я не смогла придушить свой порыв и, дернувшись вперед, окликнула его.

Но демон даже не обернулся, лишь небрежно махнул рукой, словно назойливой мушке, и произнес самые обидные слова, которые мне приходилось слышать:

– Ты такая же блудница, как и все.

Я застыла, будто каменная статуя у ступенек, наблюдая, как принц сбегает вниз.

– Райдэн? – сейчас голос дракона звучал, словно скрип ножа о тарелку. Я хотела исчезнуть, раствориться в воздухе и стать прозрачной. Запрыгнув на стену, поползла вверх и взобралась на балку. Эмберс еще несколько раз окликнул меня, но, не услышав ответа, стремительно скрылся в своем кабинете.

* * *

Дерил

Когда я уже подумал, что этот безумный день закончился вместе с его проблемами, и беззаботно направлялся к своей комнате, на меня свалилась такая мешанина чувств из злости, ревности, ненависти, разочарования и обреченности, что пришлось резко остановиться и беззвучно охнуть.

Кажется, я ошибся с выводами, и этот неугомонный мальчишка снова нашел повод для срыва. Определенно, не стоило соглашаться на предложение короля Лариана. Прошлая работа хотя бы иногда предполагала отдых. Резко развернувшись, я пошел навстречу Тэйту. Надеясь, что перехвачу его раньше, чем он успеет натворить глупостей.

Мы столкнулись прямо у двери его комнаты, и я сразу же втянул его внутрь. Казалось, демон даже не успел понять, как оказался тут. Горящие глаза, напряженная поза – все говорило о том, что он готов взорваться. А ведь я только недавно успокоил его.

– Что случилось? – спросил, приняв нарочито расслабленную позу.

Признаться, я думал, Тэйт нападет или, по крайней мере, пошлет меня подальше, но он удивил. Прикрыв глаза, сделал несколько глубоких вдохов и умерил свои эмоции. А мальчик-то растет. Хотя уже то, что он не сжег ничего по пути в комнату, говорило о его окрепшем самоконтроле.

Посмотрев на меня потухшим в прямом и переносном смыслах взглядом, Тэйт уселся на пол и обхватил голову руками. Отчаянье, исходившее от него, почувствовал бы любой, не только эмпат.

– Знаешь, Дерил, – глядя в пол, начал говорить демон, – я ведь с детства грезил найти свою пару, видя, как счастливы отец и мать. И занялся поисками, как только вошел в подходящий возраст, – он усмехнулся. – Я перебрал всех демониц, надеясь на удачу. Думал, что когда встречу ее – свою единственную – обрету счастье.

Я молчал, давая ему возможность высказаться. Похоже, принц совсем запутался в себе.

– Но теперь понял, что лучше бы ее не существовало вовсе, – голос демона стал жестче. – Мои родители действительно одно целое, неразрывное. Моя же метка среагировала на… – он замолчал, пытаясь подобрать определение.

Я чувствовал, как в нем боролись ненависть и желание защитить Райдэн, даже от собственных оскорблений.

– Что мне делать, Дер? – спросил он, посмотрев на меня.

– Ты так и не объяснил, что произошло, – напомнил я.

– Она встречается с ним, с этой мразью. Я сам слышал, как они договаривались о ночном свидании.

Не стоило отпускать его к Райдэн. Проблем было бы меньше.

– Тэйт, – позвал я, обращая на себя внимание вновь задумавшегося демона, – ты идиот!

Я сразу же почувствовал его возмущение и недоумение.

– Скажи мне, со сколькими ты спал после Райдэн? – натолкнул я его на размышления.

– Ни с кем, – не задумываясь, ответил он. – Ни с кем не получалось.

– А Райдэн твоя пара…

– Да знаю я! – разозлился демон. – Но она не демоница! Или предлагаешь мне подождать, пока метка закончит рост, а дракон наиграется вампиршей?

Сначала я не понял, что он имел в виду. А затем рассмеялся, чем еще больше разозлил Тэйта. Он, с самого детства мечтавший обрести свою пару, так и не потрудился узнать все особенности связи!

– Ректор – нечистокровный дракон, он имеет примесь инкубской крови, и никто не в силах сопротивляться его обаянию.

Тэйт тут же поднял на меня голову, округлив глаза. Я чувствовал родившуюся в нем надежду, он хотел услышать объяснения, оправдания и поверить в них.

– Но Райдэн не поддается ему, – поспешил успокоить я парня. – Это так, Тэйт. Ваша связь не закончена, но она уже действует в обе стороны и защищает от любых вмешательств, будь то приворотное зелье или природная притягательность существа.

– Но я сам слы…

– Райдэн не может спать с другими! – жестко отчеканил я. – Запомни это! Что бы ты ни услышал или ни увидел, ты ошибся в выводах. В конце концов, мог бы уже усвоить ее методы. Она та еще хитрюга.

Кажется, демон смог уловить смысл моих слов, о чем явно сообщила радость, вспыхнувшая на его бледном лице.

– Точно?

– Жаль, что не все девушки могут противостоять ему так, как она.

Демон окинул меня любопытным взглядом и вкрадчиво спросил:

– Ви?

Я не ответил. Когда дело касалось ведьмы, слова давались мне с трудом.

– Знаешь, думаю, все-таки стоит поджарить дракона, – загадочно протянул Тэйт, стуча хвостом по полу. – Я слышал, что драконьи яйца – особый деликатес.

Не выдержав, я рассмеялся, и демон тут же подхватил мое веселье. Но через мгновенье улыбка исчезла с его губ.

– Темный, я наговорил Райдэн лишнего. Она не простит меня, – еле слышно пробормотал он, скорее даже для себя, чем для меня.

– Снова глупостей наделал?

– Угу. Я кретин.

– Ты будешь кретином, если не прекратишь жалеть себя! – я не стал щадить его чувства. Для отношений тоже нужно взрослеть. – Неужели ты думаешь, раз между вами связь, то Райдэн кинется в твои объятия? Или сразу же откроется тебе? Она не игрушка, Тэйт. Осознай, наконец, всю серьезность своего положения. Эта девушка выбрана для тебя высшими силами. Ты не сможешь бросить ее, когда надоест, не сможешь найти ей замену или переделать под свой нрав.

– Я не хочу ее менять, – уверенно ответил принц.

– Все, что ты говоришь и делаешь – всегда будет влиять на ваши отношения. Запомни это и никогда не позволяй себе ошибаться. Только не с ней.

Тэйт почти успокоился, отпустив негативные эмоции. Кажется, у меня получилось наставить его на верный путь. Надеюсь, по окончании задания я не переквалифицируюсь в сваху. Уже открыв дверь, не оборачиваясь на притихшего принца, я заговорщицки протянул:

– А я знаю место, где любит бывать Рай…

* * *

Райдэн

Меня привлек странный скрежет, исходящий снизу. Медленно подошла к краю крыши и увидела ползущего по стене демона. Тэйту давалось это нелегко. Он цеплялся когтями за старые кирпичи и все время соскальзывал, но мощный хвост не позволял ему упасть. Зачем он лез? Как вообще узнал, где я? Ведь, определенно, искал меня.

С чего бы еще демону взбираться посреди ночи на крышу пятиэтажного здания, где сыро и неуютно в осеннюю ночь? Как бы подозрительно это ни было, угрозы от рогатого я не чувствовала, да и огня нигде не разглядела. Отступив назад, я юркнула в заброшенную теплицу. Днем в ней даже жарко, а ночью хоть и прохладно, но не ветрено.

Стало любопытно, что он скажет. Когда показались рожки на белобрысой макушке, я настроилась воинственно. Если он опять начнет обзывать меня, на этот раз точно найду, что ответить, ибо весь вечер просидела в раздумьях. И пришла к единственному верному выводу – он не прав.

– Привет, – послышался неуверенный голос демона. Странно как-то. Совершенно не увязывалось с его поведением ранее.

– Чего тебе? – совершенно не заботясь о вежливости и дружелюбии, спросила я.

– Рай, я… – он замялся, поджал губы и стремительно направился ко мне. Я встала с деревянного ящика, принимая боевую стойку, чем, похоже, обескуражила парня.

– Я пришел с миром, – настороженно произнес он, поднимая руки вверх в знак капитуляции.

Сощурив глаза, решила пока что ему поверить.

– Допустим. Что ты хочешь обсудить?

Мой тон был настолько неприветливым и холодным, что даже самой жутко стало. Или эти странные отголоски чувств – не мои?

– Хм… – он задумчиво потер рог и уселся на широкий ящик, приглашая меня жестом присоединиться. – Пожалуй, можно начать с твоего интересного родства.

Ладно, признаю, он меня заинтриговал!

Недолго думая, я опустилась на деревянный поддон рядом с демоном и тут же ощутила дежавю. Ну, если он сейчас еще потребует плату за информацию, то станет один в один с Эмберсом. Но Тэйт лишь пристально изучал мое лицо. Было такое чувство, что он видит меня впервые и запоминает для того, чтобы потом писать портрет.

– Ты демон, – улыбнулся он. – Невероятно, правда?

– Угу, сама в шоке, – буркнула я без особого энтузиазма. Но затем, вспомнив кое-что, оживилась.

– Дракон сказал…

– Пожалуйста, не упоминай о нем, – процедил сквозь зубы Тэйт.

– Прекрати! – возмутилась я, понимая, к чему он клонит. – Я не спала с ним, ясно? Никогда. Да, я пообещала, что приду сегодня, но только потому, что он хотел это слышать. Ты не знаешь, что иногда нужно подыграть кому-то, чтобы получить свое? Мне была нужна информация…

– Ты могла спросить у меня, – перебил он.

– Ах да, конечно, – взорвалась я. – В том момент, когда ты пылал, словно факел? Или когда обзывал меня блудницей?

Рогатый вздохнул и отвел глаза.

– Я был зол.

Не услышав от меня ответа, продолжил:

– Но это, конечно, не оправдывает тех слов. Прости меня.

Он произнес это тихо, глядя на свои руки, но я не могла сомневаться в искренности, исходившей от демона. Ого! Принц только что попросил прощения!

Изучая мужской профиль, я поймала себя на мысли, что любовалась им. Сама не понимала, чем он так зацепил меня, но с каждым днем смотреть на рогатого без дурацкого придыхания было все сложнее. Я ведь совершенно не злилась на него.

Нет, еще минуту назад всерьез подумывала скрутить в узел его хвост, но теперь, когда он находился так близко… Мне нравилось просто сидеть с ним бок о бок, смотреть на бескрайний лес за территорией академии и спокойно разговаривать. Так у нас еще не было. Подавив довольную улыбку, я сменила тему:

– Так вот, меня проинформировали, – многозначительно повысила интонацию, – что мы с тобой… гм… ну как бы…

– Родственники? – закончил за меня Тэйт будничным тоном.

– Да! – воскликнула я, ожидая от него более бурной реакции. – Понимаешь, что это значит? Мы ведь… ну…

– Ну, давай, скажи это, – подначил он, хитро улыбаясь. – Что случилось, неужели моя клыкастая малышка застеснялась?

Я сжала губы и отвела взгляд в сторону.

Темный, как же приятно, когда он меня так называет…

– Неважно, – отрезала я. – Почему тебя это не волнует? Это ведь как-то… неправильно.

– Ну а почему нет, Рай? – хмыкнул принц. – Мы, демоны, ведь помешаны на чистоте крови, помнишь? Как, по-твоему, королевский род демонов стихий правит столько веков? Потому что мы – самые могущественные. Наша кровь не разбавлена никакими другими, более слабыми родами. А ведьмы? У них ведь так же, они очень щепетильны, когда дело касается продления рода. Я вовсе не удивлюсь, если Виолетту заставят выйти замуж за своего кузена-подкаблучника. Да и у вампиров так же. Они не терпят кровосмешения с другими расами…

Уловив мой недоверчивый взгляд, Тэйт смолк. Но затем быстро добавил:

– А ты – особое исключение.

– Это плохо? – уточнила я. – Расскажи мне все. Как теперь ко мне будут относиться? Как к изгою, да? Меня пустят на опыты? А еще…

– Нет, я все-таки подожгу это чешуйчатую тварь! – принц сжал кулаки. – Это он тебя надоумил?

– Ну… Я сделала выводы, исходя из…

– Все будет не так, – отрезал демон. – Очень скоро, как только я выиграю турнир, сразу же организую твое освобождение, заберу во дворец и представлю родителям. Ты будешь жить как принцесса во всех смыслах. И отношение к тебе будет соответствующим.

С каждым его словом я хмурила брови все сильнее.

– Не верю, – озвучила свои мысли. Демон хитро улыбнулся, а его глаза заблестели азартным огоньком.

– Не верь, – пожал плечами он. – Я больше не буду ничего говорить. Скоро все сама увидишь.

С этими словами он поднялся с ящика и подошел к краю крыши, собираясь лезть вниз.

– Куда собрался?! – возмутилась я, догоняя хитреца. – Погоди, так нечестно, Тэйт!

Силой развернув его, заметила победный огонек в серебристых глазах, который в то же мгновение был умело замаскирован непроницаемой маской.

– Райдэн?.. – величественно произнес Тэйт.

Подозрительно прищурилась, точно зная, какую игру он затеял. Хочет поиграть на моем любопытстве? Ну что ж…

Подойдя к нему вплотную, я прошептала:

– Не уходи.

– Ты действительно этого хочешь или просто говоришь то, что я желаю услышать?

Удостоившись моего предупреждающего взгляда, он слегка напрягся. Опять эти глупые намеки. Я подумала всерьез обидеться, но вместо этого ощутила глупую радость. Ведь он ревновал меня к дракону. Никто никогда прежде не проявлял собственнических чувств по отношению ко мне. И это оказалось… приятно.

Решив сгладить повисшее напряжение, я коснулась груди Тэйта указательным пальцем, издавая шипящий звук.

– Остынь, демон, – улыбнулась я. – Язвительность – мой конек.

Мой игривый настрой передался и ему. Хитро оскалившись, Тэйт неожиданно подхватил меня на руки и понес под стеклянный тепличный купол – лишь пискнуть успела. Не отпуская меня, он хлюпнулся на ящик. Старые, подгнившие доски не выдержали наш вес и с треском сломались, а мы с криком и визгом повалились на пол. Лежа в странной позе, я, вспоминая удивленное выражение лица Тэйта во время падения, глупо хохотала и пыталась вытащить щепки из блондинистых волос, а он отряхивал их с моей одежды.

В какой-то момент осознала, что мы оказались слишком близко друг к другу, и сразу стало не до смеха. Тэйт понял это даже раньше. Он стал медленно склоняться к моим губам. Я не могла сопротивляться, даже если бы хотела из вредности. Но демон будто решил испытать меня на стойкость, остановившись в нескольких миллиметрах. Бросив косой взгляд в сторону, он ухмыльнулся и прошептал:

– Мне здесь не нравится.

Я не успела даже охнуть, как ощутила легкий толчок, будто меня подняло над землей и тут же резко вернуло обратно. Вот только обстановка была совершенно другой. Мне понадобилось всего несколько секунд, чтобы понять, что мы в его комнате, точнее, на мягкой постели, которая пропахла сладким запахом демона. А еще я заметила тонкую прозрачную пленку вокруг нас – звуконепроницаемую защиту.

– Опять злоупотребляешь магией? – поддразнила рогатого, нащупывая сквозь нагрудный карман его рубашки хитрый артефакт, помогающий обмануть магическую сигнализацию. Конечно, я давно знала о нем. Такой же есть у метаморфа и оборотней. Волкам стоило потише шептаться на уроках об очередных пакостях.

– Ты ведь никому не скажешь? – подмигнул Тэйт, сжав меня еще крепче.

Наши глаза неустанно изучали друг друга, у меня даже мыслей никаких не было, лишь тепло, нарастающее в груди. А затем, как всегда у нас происходило, случился взрыв. Чередуя страсть с нежностью, Тэйт дарил моим губам неповторимые ощущения, особенные. Я отвечала ему с той же отдачей, позволяя углубить поцелуй.

Его рука, касаясь моего живота через ткань рубашки, поднялась выше. Медленно, словно давая мне возможность передумать, остановить его, он расстегнул несколько пуговок, оголяя груди. Я не смогла сдержать рвущийся наружу стон удовольствия, когда его палец стал кружить по возбужденной вершинке, слегка задевая ее когтем. Пресвятые боги, я так сильно хотела его, и ждать, пока он наиграется, было настоящей пыткой.

– Тэйт… – простонала я, когда он покрывал поцелуями мою шею.

– Нет! – отчеканил он, закрепляя эффект многозначительным взглядом. – Ты моя, Райдэн.

Эти слова прозвучали так уверенно, что даже не возникло мысли оспорить их. Вся моя сущность была полностью согласна с демоном.

– И я буду делать с тобой все, что захочу!

Удовлетворив свое любопытство, я погладила демонские рога. И вовсе не ожидала такой бурной реакции. Громко зарычав, Тэйт начал быстро избавляться от одежды. Мне самой хотелось оказаться как можно ближе к нему.

– Пиявочка моя, – шептал он, попеременно целуя всюду, куда мог дотянуться. – Моя. Моя…

Было трудно дышать и страшно от собственных сокрушительных чувств. Так хорошо не бывает! И ни с кем другим уже никогда не будет.

– Хочу тебя, – прошептала в его губы, чувствуя, как накатывает волна удовлетворения. А о главном умолчала. Теперь мне было мало лишь физической близости, лишь его тела. Я хотела всего демона, безоговорочно и безвозвратно.

– Укуси, – донеслась совсем тихая просьба, но она заставила меня вспыхнуть, словно факел.

Облизав сладкую кожу, я вонзила клыки в его шею и приглушенно застонала. Наслаждение всех видов слилось воедино, даря нам свободу и в то же время, сковывая в неразделимое.

Хочу всегда, как сейчас, слышать свое имя, когда он на пике собственного блаженства. Хочу вечно видеть этот обожающий взгляд и утопать в нем снова и снова. Хочу забыться в его обещаниях, возможно пустых, но таких красивых. Хочу…

Позже мы лежали в обнимку, не смея портить момент словами. Он выводил пальцем дивные узоры на моей спине, а я рассматривала его родовые тату. Сзади, на лопатках Тэйта были изображены края крыльев. Наверное, это самая красивая магия, которая только может быть.

Когда демон принимает боевую трансформацию, эти крылышки будто оживают и принимают соответственную форму. У каждого демона свой рисунок, характерный для каждого рода. Крылья Тэйта мощные, с острыми краями и большими коготками сверху. Да и вообще, все татуировки демонов магические и исполняют разную миссию. Некоторые даже могут служить каналом связи. Интересно, что означает вот эта, с красивыми завитками на предплечье?

– Райдэн… – благоговейно прошептал Тэйт.

– Ум-м?

Его взгляд был теплым, с некой долей веселья и азарта.

– А я слышал, что ты сказала Кайре!

Движения его манящих губ полностью завладели моим вниманием, а вот смысл слов доходил запоздало. К тому же мне сейчас совершенно не хотелось думать о демонице, к которой я испытывала самые неблагоприятные чувства.

– И что же?

Тэйт расплылся в довольной улыбке и, немного помедлив, произнес:

– Ты в меня влюбилась.

Я застыла, в ужасе округлив глаза. Как? Как он догадался? Неужели это написано у меня на лбу? Неужели так заметно, леший меня подери?!

И лишь спустя несколько секунд расслабленный мозг догнал мою панику и подсказал, что речь шла о Кайре. Тут же накатило облегчение. Я еще не разоблачена до конца. Если это утверждение принадлежало демонице, то мне лишь оставалось его стойко отрицать. Правда, зачем отрицать – я все еще не понимала.

– Пфф, – демонстративно фыркнув, попыталась вырваться из цепких лапищ – не дали. Я смотрела куда угодно, только не в глаза демону, но все равно прекрасно чувствовала его насмешливый взгляд. – Мало ли чего она сказала. Я вот тоже…

– Не-а, ты меня не запутаешь, – перебил меня демон, все-таки заставив взглянуть на него. – Это были твои слова, сказанные твоим голосом, в твоей комнате. Я подслушал! – последнее он произнес с явной гордостью.

А вот мне стало интересно, даже очень. Или это я страдала провалами в памяти, что в принципе случалось с вампирами, но только если им под тысячу лет… Либо же одному красноголовому весельчаку стало скучно, и он решил развлечься за мой, между прочим, счет.

– А когда это было? – уточнила я, вспоминая прошлый вечер, когда Дерил меня вырубил на неопределенное время.

– Вчера, около полуночи, – не переставая скалиться, проинформировал рогатый.

Я сжала губы, пытаясь сдержать улыбку, и только теперь, когда могла бы разбить эту теорию в пух и прах, надумала изучить лицо демона. Поразительно, но я не увидела язвительности, издевки, насмешки. Серебристые глаза будто светились ярче, и в них точно играли смешинки, бросая мне вызов. И я всерьез задумалась – открыть правду, ту, которая про выходку метаморфа, или еще большую правду, ту, которая о моих чувствах? Может ли принц ответить взаимностью мне, бездомной полукровке?

– Ну, сказала. И что? – с вызовом спросила я. А вот теперь его шаг. И пускай только попробует разбить мое сердце – отломаю рога и не моргну!

Демон вмиг посерьезнел, и лишь хвостик возбужденно дергался в стороны, выдавая его волнение.

– А то, что я теперь тебя не отпущу, – прошептал Тэйт. – Ты особенная для меня, Райдэн.

Вроде бы банальные слова, но если он чувствует хотя бы половину того, что испытываю к нему я, то… Когда он так смотрит на меня, нежно прикасается, страстно целует, действительно ощущаю себя особенной.

Я не знала, что ответить, не хотела этих сердечных признаний и розовых соплей, что вампирам вовсе не свойственно, поэтому просто поцеловала его. Все равно мне не удалось бы рассказать о том урагане эмоций, который бушевал в сердце.

– А теперь спи, – довольно проворковал рогатый у моего уха и, по-хозяйски положив руку мне на грудь, закрыл глаза. Блаженная улыбка на его губах растаяла, черты лица расслабились и стали по-особенному притягательными.

Легко сказать: «Спи». Сейчас, наверно, не позднее десяти вечера, у меня только-только ночная жизнь начинается!

Но прерывать этот момент не хотелось ни за что на свете. Я впервые засыпала в объятиях мужчины, и это оказалось очень приятно. Сама не заметила, как погрузилась в какое-то странное состояние – не то сон, не то транс. Помню лишь, что там был Тэйт, и мы бесконечно долго занимались любовью.

* * *

– Рай?

Недовольно поджав губы, я совершенно не собиралась открывать глаза. Такая дикая рань.

Ненавижу!

Послышался тихий урчащий смех, а затем моего живота коснулись мягкие губы, вызывая сотни мурашек от возбуждения. Пожалуй, наяву даже лучше, чем во сне.

– Пора вставать, малышка. Хорошо, что у нас сегодня совместное занятие по телепатии. Может быть, мне удастся прочитать твои мысли…

– Кто-то идет, – сонно промямлила я, заранее уловив приближающийся звук. По шагам – Дерил, но сказать об этом у меня не нашлось сил.

– Тэйт, у меня отли… Ой!

– Гр-р-р!

Возня и глухие стуки вперемешку с рычанием и ругательствами все-таки заставили меня приоткрыть глаз, пока один. Я лежала полностью обнаженной, и лишь край тонкой белой простыни едва прикрывал бедра. Нащупав ее, медленно натянула ткань до шеи и взбила подушку, чтобы лучше наблюдать за происходящим. А вот Тэйт уже успел одеться и сейчас не очень вежливо объяснял другу о необходимости стучаться.

– Ну, прости, – признал вину метаморф, которого ситуация явно веселила. – До первого занятия осталось пять минут, между прочим. А вы еще не поели.

– Мы питаемся друг другом, – хмыкнула я.

Тэйт бросил на меня горячий взгляд и сладко улыбнулся. Но Дерил продолжал надоедать:

– Тебе нельзя опаздывать, или ты забыл, что завтра отбываешь нака…

Договорить он не успел, потому что Тэйт вытолкал его в коридор и громко захлопнул дверь.

– Завтра и послезавтра! – донесся приглушенный голос метаморфа.

Демон лишь закатил глаза и хищной походкой направился ко мне. Как бы мне ни нравился его многообещающий взгляд, прямо сейчас я была согласна с красноголовым. Не нужно драконить дракона еще больше!

А еще, хоть Тэйту это и не понравится, я поговорю с ректором. Сегодня же. И непременно упрошу его отменить наказание. Хотя бы за второй день.

* * *

На занятие мы, конечно, опоздали. Профессор Киннастон сделал вид, что не заметил, как мы крались вдоль стеночки к задней парте, где благополучно спрятались от любопытных взглядов других студентов. И как бы им ни хотелось рассмотреть наши довольные рожи, слушать лекцию с развернутой назад головой было не очень-то удобно. Хотя для Кайры это не стало преградой, она пыталась прожечь дыру в моей голове силой мысли.

Тэйт тоже поймал ее взгляд, но лишь насмешливо фыркнул и придвинулся ко мне еще ближе.

– Я говорил тебе, что ты просто ужасно выглядишь по утрам? – прошептал он и нежно прикусил мочку уха.

За это демон получил от меня тычок в ребра, приглушенно застонал и шутливо согнулся за партой. Верхние пуговицы его рубашки были расстегнуты, и два маленьких следа от моего ночного укуса показались наружу. Я протянула руку, чтобы прикрыть, но он ловко перехватил ее и, поцеловав костяшки пальцев, многозначительно подергал бровями. Ага, заигрываем, значит!

Звук быстрых, твердых шагов, донесшийся из коридора, заставил меня насторожиться. А через секунду в класс ворвался ректор в сопровождении двух фигур. По черным мантиям и темно-синим сапогам я сразу узнала стражей магического порядка. Агентство «СМП» квалифицировалось на поимке особо опасных черных магов, колдунов, некромантов, которые не гнушались проводить запрещенные ритуалы, принося в жертвы десятки, а то и сотни невинных существ всех уровней.

– Прошу внимания, – обратился дракон к присутствующим и сразу добился идеальной тишины. Он был в ярости и даже не скрывал этого. – Сегодня утром я получил запрос от Совета магистров о передаче студентки Академии строгого режима стражам порядка.

Тэйт напрягся и схватил мою руку под столом, твердо давая понять, что ни за что не отпустит. А вот у меня почему-то даже мысли не возникло, что речь шла обо мне. Я никогда не водилась с темными магами.

Один из стражей привлек всеобщее внимание, доставая из внутреннего кармана мантии небольшой свиток. Развернув его, он стал зачитывать обвинение.

– Кайра Драстарк…

Тэйт облегченно вздохнул, а я, как и все, уставилась на демоницу.

– …Вы обвиняетесь в связях с запрещенной организацией черных магов. От Совета магистров получен приказ о вашем незамедлительном аресте и доставке в следственный изолятор для дачи показаний и дальнейшего проведения разбирательства. Взять под стражу!

Агент кивнул своему напарнику, и тот направился к столу, за которым беззаботно сидела демоница. Казалось, она пребывала в некой прострации и совершенно не понимала, что происходит. И лишь когда ее запястья заковали в магические кандалы, начала истерично хохотать. Впрочем, все студенты давно уже поняли, что девушка немного не в себе, и сторонились ее.

Когда страж попытался вывести Кайру из класса, она стала вырываться, шипеть, рычать, брызжа слюной, и вообще вела себя, словно бешеный оборотень во время полнолуния. А затем и мне досталось. Обратив на меня свой взор, она стала нести какую-то несвязную чушь о том, что не украду ее предназначение, и вообще я – редкостная дрянь.

Очень вовремя страж наложил на нее заклинание повиновения, и демоница бездушной куклой направилась следом за двумя мужчинами. Эмберс же остался в классе. Повисла гробовая тишина, все находились в шоке, только Тэйт казался оживленным, о чем верно говорил его активный хвостик.

– И чего это ты так радуешься? – прошептала я, пока профессор Киннастон о чем-то беседовал с Эмберсом.

– А ты разве не рада? – довольно улыбнулся принц.

Немного подумав, я признала, что да – рада. Хотя мы с Кайрой на удивление редко пересекались. Несмотря на все ее ненавидящие и обещающие расправу взгляды, она так ничего пакостного мне и не сделала. Хотя я ждала и готовилась.

– На одну влюбленную в тебя конкурентку меньше, – подмигнула я демону.

Он отрицательно покачал головой и криво усмехнулся.

– Ты вне конкуренции, сладкая.

А затем склонился ближе и прошептал:

– Даже по утрам!

За это он, конечно же, опять получил. Вот только наша возня привлекла внимание дракона. Он бросил Тэйту злой взгляд, а увидев рядом с демоном меня, откровенно удивился и нахмурил брови.

– Господин Эмберс? – донесся вкрадчивый голос Сандры Стокс. – А что сейчас произошло?

Дракон недовольно посмотрел на нее.

– Случилось то, – он говорил тихо, но шипящее раздражение так и сквозило в голосе, – что кто-то вызвал стражей порядка, донеся на Кайру. И мне очень интересно, как ему это удалось, когда всякий доступ за пределы академии закрыт?

Меня ошарашил его ответ. Неужели то, что демоница, возможно, преступница, его не трогало, и важнее было узнать, кто посмел донести в Агентство?

– Когда я выясню, чьих это рук дело, – продолжал ректор, – наказание на столбе покажется отдыхом по сравнению с тем, что ожидает виновника.

Все притихли, не ожидая такой тирады от дракона. И чего он так разволновался? Должен быть благодарным за то, что его и нас заодно избавили от общества этой невменяемой.

Когда ректор покинул аудиторию, все тут же оживились, не стесняясь обсуждать происшедшее при не менее взволнованном профессоре. Я поймала его многозначительный взгляд, направленный на Тэйта, а тот улыбнулся в ответ.

Неужели это Киннастон организовал донос?


Глава 10

Виолетта

Я быстро зашла в комнату и подперла дверь стулом. Усевшись на кровать, порылась в своей сумке и достала оттуда заранее припасенный бутерброд с сыром. Подумать только, я не могла нормально поесть уже несколько дней кряду. То засиживалась на занятиях, то следила за Данниром.

Последнее, конечно, глупость, но, когда Лайма рассказала, что кровососка зачастила к ректору, я взбесилась. В верности дракона я была уверена, а вот в честности кровососки – нет. Ведь ей ничего не удалось тогда, когда она пошла на свидание вместо меня, и вряд ли ее попытки обольстить Даннира на этом прекратятся.

Я не могла показывать любимому свою ревность. Мама всегда говорила, что это ниже женского достоинства. Но проверить, как далеко заходит вампирша в своих коварных планах, и в случае ее навязчивости применить меры, я была просто обязана. Конечно, мои глупые подозрения не подтвердились, но нескольких ужинов лишили. Да еще этот метаморф, который все чаще стал попадаться мне на глаза. Казалось, раньше я замечала его значительно реже.

Сегодня воскресенье, выходной, а мне опять не удалось толком позавтракать. Куда там, когда всем непременно нужно обсудить последние новости. Меня, конечно, тоже впечатлил и арест Кайры, и то, что Тэйт снова отбывал наказание на столбе, но не настолько, чтобы болтать об этом без умолку.

Грела лишь мысль о скором отъезде из этого злосчастного места, пропитанного злобой, коварством и… бесконечной грязью. Силы природы, неужели нельзя, в конце концов, хотя бы подмести коридоры? Ну, ничего, пара месяцев, и я буду далеко.

Сильнее радовало то, что нам с Данниром не нужно будет скрывать отношения. А моя семья примет его, я уверена. Ничего, что он дракон, зато какого знатного рода! Папа обязательно поможет с переводом на другую работу, не хочу, чтобы мой мужчина оставался в этой гадкой академии.

С мечтами о будущем я дожевала бутерброд и уже подумывала о втором, но взгляд, брошенный на стол, тут же наткнулся на стопку тетрадей. Вздохнув, отложила сумку, забрала стул от двери и села за уроки. Первый голод утолен, а вот задания за меня никто не сделает.

За пару часов я выполнила половину ото всего и даже не устала. Хорошо, что сегодня в коридоре было тихо, никто не отвлекал смехом и громкими разговорами.

Перевернув страницу, прочла следующее задание по ботанике: «Написать реферат, используя литературу…» Пересмотрела все учебники, которые за неимением места на крохотной столешнице, я сложила на полу – указанных не было. Я задумалась, идти сразу в библиотеку или доделать остальное? Решила все же сначала взять книги, неизвестно еще, какой там объем и не опередит ли меня кто-либо. Дожидайся потом до вечера, когда он закончит.

Спустившись на первый этаж, я целеустремленно направилась за нужной литературой, и была вынуждена пройти мимо «позорного столба». Принц не скучал в одиночестве, возле него стоял вездесущий метаморф. Я не старалась их подслушивать, но говорили они довольно громко.

– …Я же говорил, что все улажу, теперь проблем не будет, – бросив на меня косой взгляд, Дерил оживился. – Вот я и говорю, Тэйт, не стоит больше злить ректора.

Демон вяло хмыкнул и злобно прорычал:

– Да плевал я на него с высокой башни! Когда выйду из академии, обязательно поведаю отцу, а заодно и магистрам обо всех его проделках. Эта чешуйчатая тварь сполна за все ответит.

Последняя фраза заставила меня остановиться. Если принц испортит репутацию Даннира, то моя семья ни за что не примет его, не говоря уже обо всем остальном. Стремительно развернувшись, я подошла к парням. Несколько секунд думала над тем, что сказать, а потом, глядя Тэйту прямо в глаза, отчеканила:

– Прекрати вести себя, как обиженный мальчишка. Ты не в том возрасте, чтобы бегать жаловаться папочке! Не смог сдержать себя – вынеси наказание с достоинством! Ты, в конце концов, принц или сопляк какой-то?

Не дожидаясь ответа, я с превосходством посмотрела на Дерила.

– А ты научись уже думать своей головой, а не потакать прихотям других.

После чего я ушла с чувством выполненного долга. И никакие гневные взгляды метаморфа не поколеблют мою уверенность в правильности собственных действий.

Вот почему я никогда не любила несерьезных парней, так это потому, что они никогда не несли ответственности за свои поступки, все их проблемы решали папы, мамы, дедушки и бабушки, или друзья, если таковые имелись. С такими строить совместное будущее невозможно. Другое дело, если парень серьезный, он непременно достигнет определенных высот, да и вообще будет надежным во всем. Таким, как мой Даннир.

* * *

Я снова чуть не пропустила обед из-за домашнего задания, которому, казалось, нет конца. Но голод взял свое, и я поспешила в столовую, пока она не закрылась. В коридоре мне никто не встретился, а из комнат, мимо которых я проходила, не слышались голоса. Наверное, я была последней, даже странно, что никто не зашел за мной. Обычно девочки по несколько раз заглядывали, отвлекая от дел. Видимо, столько событий заставили позабыть подруг обо всем на свете.

Поставив ногу на первую ступень лестницы, я не успела занести вторую, как была схвачена со спины.

– Попалась! – раздался вкрадчивый голос Даннира.

Я уже возненавидела его привычку так являться! Ребячество какое-то. Скрывая раздражение, обернулась и в который раз попросила:

– Не делай так больше, пожалуйста.

– Испугалась? – спросил он, склоняясь ко мне.

Вмиг растаяли и недавний страх, и раздражение, остались только губы дракона, которые были так близко к моим, и взгляд, завораживающий своей глубиной.

– Если только немножко, – ответила я шепотом.

– Пойдем ко мне, – предложил Даннир и чмокнул меня в нос, от чего я поморщилась, вызвав его улыбку. – Знаю, чем вас кормят в столовой, а мне как раз срочно нужна компания за обедом.

– Конечно, – согласилась я, еле сдерживаясь, чтобы не повиснуть на шее любимого мужчины.

Поднимались мы в полном молчании, и это позволило помечтать, как в будущем я буду с улыбкой вспоминать об этих днях. Несмотря на все неудобства, было что-то прекрасное в таких отношениях. Наверное, сопричастность тайне…

Даннир, распахнув дверь своей комнаты, пропустил меня вперед. Внутри меня ждал красиво сервированный стол. Руки дракона легли мне на плечи.

– Присаживайся, Виолетта, – сказал он, опаляя горячим дыханием мое ухо. Приятные мурашки пробежались до самых пяток, а вернувшись, собрались внизу живота. Странное чувство охватило меня, сладостное, как предвкушение чего-то большего.

Когда Даннир помог мне сесть и отошел к своему стулу, я испытала разочарование от потери тепла, исходившего от его тела. К еде я приступила с трудом и лишь тогда, когда дракон сделал это первым.

– Как дела с учебой? – спросил он, ловко орудуя ножом и вилкой.

Я сделала глоток тыквенного сока и ответила:

– Все хорошо. Представляешь, у меня с каждым днем получается все лучше, будто внутренние резервы открываются!

Я в подробностях рассказала ему о своих успехах и о том, как меня раз за разом хвалили все преподаватели. Знаю, ему было приятно слушать это. И интересно. Он задавал уточняющие вопросы, я поясняла. И все внутри меня буквально пело от такой идиллии.

Когда время обеда закончилось, мне совсем не хотелось уходить от Даннира. Но я уже успела все рассказать, а спрашивать его о работе не хотела, знала, что приятного сейчас мало – то Кайра, то Тэйт, то оборотни со своими проказами. А лишним упоминанием об этом я только разрушу ту гармонию, которая воцарилась за столом.

Наступило неловкое молчание. Даннир покинул свое место и подошел ко мне. Я с тихим вздохом приняла его помощь и встала со стула.

– Пожалуй, мне пора, – неуверенно произнесла я, не поднимая головы.

– Спешишь?

– Нет, но… – не договорила, потому что дракон легким движением приподнял мой подбородок и едва коснулся губ своими.

– Вот и не спеши, – выдохнул он. Наверное, я скоро утону в его глазах.

Не отрывая взгляда, Даннир взял меня за руку и потянул за собой. И меня совсем не волновало, куда и зачем. Был только он, и ничего вокруг.

Усадив меня на свою кровать, он сел рядом и притянул за шею для поцелуя. Сладкие губы не просто ласкали, а словно выпивали частички моей любви. Горячие руки нежно блуждали по моему телу. Но я хотела чего-то большего, хотя сама не понимала, чего именно.

Действуя по наитию, не спеша расстегнула пуговки белоснежной рубашки Даннира. Наверное, потом я не смогу смотреть на него, сгорая от стыда, но это будет после. А сейчас мне было необходимо касаться его обнаженного тела, чувствовать жар. Оторвавшись от его губ, я стала покрывать поцелуями шею и грудь мужчины. Несколько мгновений он был безучастен, будто боролся сам с собой. Но потом резко перенял инициативу, практически сорвав с меня блузку, которая казалась такой тесной сейчас. Нависнув надо мной с игривым блеском в глазах, Даннир освободил меня от белья.

– Ты прекрасна, – с восхищением прошептал он, а затем припал губами к груди. Никто и никогда не касался меня так.

Я не сдержала стона, настолько приятными оказались ощущения. Но когда мужчина стал чередовать жар губ и прохладу воздуха, совсем потеряла себя.

– Хочу большего, – заявила, сама не ожидая от себя такой смелости.

Он не ответил, но стал спускаться поцелуями ниже. Дрожь пробрала все тело, когда Даннир добрался до пояса моих брюк. Силы природы, мне было безумно стыдно и страшно, но желание отдаться дракону оказалось сильнее!

Внезапно он напрягся, я почувствовала это руками, которыми сжимала его плечи. А затем и вовсе отсел от меня. Я с недоумением приподнялась на локтях, пытаясь понять причину его отстранения. Дракон опустил голову и тяжело дышал.

– Тебе лучше уйти, – не поворачиваясь ко мне, произнес он.

Я совсем не поняла, что произошло. Почему он остановился? Зачем гонит меня? Что не так?

– Уходи, Виолетта, – хрипло повторил Даннир.

Эти слова звучали так холодно, пронзая мое сердце резкой болью. Не может быть ничего хуже, чем быть отвергнутой любимым. Смахнув навернувшиеся слезы, я соскочила с кровати и спешно натянула на себя разбросанные вещи. От злости и разочарования движения выходили слишком резкими, и в рукава я попала не с первого раза.

Одевшись, подавила в себе гордость и все же задала мучивший меня вопрос:

– В чем дело?

– Мы не должны, малышка. Слишком рано, – сдавленно произнес он.

От этих слов я вспыхнула. Не Даннир должен их говорить! А я! Я должна была остановить его. И вместо этого, как продажная девка, спрашиваю, чем он недоволен.

Наверное, дракон разочаровался во мне. Только так можно было объяснить его внезапное отчуждение. Что же, он прав, я повела себя отвратительно, не только позволив столь откровенные ласки, но и попросив о большем. Мне стало мерзко от самой себя. И безумно больно от того, что я все разрушила.

Не прощаясь, практически вылетела из его комнаты, спеша вернуться к себе. Что мне теперь делать? Как смотреть ему в глаза?

На втором этаже столкнулась с Дерилом. Снова он! Как же я не хотела никого видеть! Попыталась обойти метаморфа, не поднимая головы, чтобы тот не заметил наметившиеся слезы, но он не дал, схватив меня за плечо. Все же пришлось взглянуть на него.

– Чего тебе? – спросила я грубо.

Этот его взгляд… Разочарование, осуждение, злость.

– Опять была у ректора? – нагло протянул он. – И как, нравятся его ухаживания?

Откуда он узнал? Следил? Или просто предположил? Да плевать!

– Метаморфы же могут пол менять, да, Дер? Вот стань женщиной и пойди узнай, как он ухаживает! – рявкнула я и вырвалась из захвата.

Теперь к вине перед Данниром добавился и страх перед оглаской нашей с драконом связи. Я этого просто не переживу.

– Ви, подожди! – окликнул метаморф.

Ну уж нет! Ни за что не позволю издеваться надо мной. Сорвавшись на бег, я влетела в комнату и привычным способом подперла дверь. Знаю, стул не спасет от вторжения, но так спокойнее. Прильнув к двери ухом, еще долго прислушивалась. И лишь когда убедилась, что в коридоре никого не было, улеглась на кровать. Жалобно скрипнув подо мной, она тем самым дала толчок моим рыданиям, которые я тут же заглушила подушкой.

Почему моя жизнь пошла под откос? Почему я такая идиотка? Но главное, что мне делать дальше?

* * *

Райдэн

– Прекрати это, Тэйт! – пригрозила я, откладывая учебник в сторону. Опять он отвлекал, накручивая на хвост мои волосы.

– Легко тебе говорить, – обиженно произнес принц, смешно надув губы. – Ты не привязана к этому дурацкому столбу. Нет, я, конечно, рад, что ты еще ни разу не отбывала наказание, но все же тебе не понять, как это угнетающе.

– Я ведь стараюсь разбавить твое одиночество своей скромной персоной, так? – поднявшись с пола, где удобно разместилась в окружении «Телепатии» и «Основ алхимии», я посмотрела на демона.

– Но ты уже минут двадцать не обращаешь на меня внимания!

Встав на носочки, чтобы дотянуться, я слегка прикусила клычком губу демона.

– Знаешь, – тихо проворковала я, пуская в ход руки, – я тут подумала, раз уж ты так удобно связан, пожалуй, нужно навестить тебя глубокой ночью.

– Еще один день. Еще один день… – стал повторять как мантру демон, стуча хвостом о стену. – А потом я сам тебя свяжу, и тогда…

– Дерил идет! – перебила я, заранее услышав метаморфа с лестницы. – У него, между прочим, тоже слух хороший.

Тэйт недовольно поджал губы и обреченно застонал, когда я отстранилась. Встречали мы Дера с натянутыми улыбками, что вызвало веселые искорки в его вечно меняющихся глазах. Сейчас они были змеиными, ярко-желтого цвета. Это мне напомнило о моей задумке – поговорить с драконом.

– Хорошо, что пришел, – оживилась я, поднимая с пола учебники. И, немного подумав, всунула «Телепатию» метаморфу в руки.

– Вот, почитай ему вслух, чтоб не зря висел. Я оставила закладку.

– Эй, куда это ты? – возмутился Тэйт, бросая на меня укоризненный взгляд.

– В душ, – подмигнув демону, повернулась к Дерилу и отрапортовала: – Вахту сдал!

– Вахту принял! – подхватил он и в той же манере подмигнул Тэйту. – А я только что из душа!

Смеясь на ходу, я направилась к лестнице, чувствуя нарастающий с каждым шагом холод. Так происходило каждый раз, когда я отдалялась от Тэйта. Меня даже немного пугала такая зависимость. Но навязчивая идея поговорить с драконом не отпускала уже второй день. Он ведь ждал меня в пятницу – я была с демоном. Не пришла и в субботу – опять была с демоном. Сегодняшнюю ночь я тоже планировала провести с ним, и в удобной постели, а не на полу грязного коридора. Я уговорю Даннира отпустить Тэйта в полночь. Еще не знаю как, но прежде мне неплохо удавалось манипулировать драконом.

Поднявшись на пятый этаж, направилась к его комнате. Девятый час, скоро отбой, наверняка он отдыхает у себя. Постучав всего раз, тут же услышала ответ:

– Входите.

Дракон сидел в кресле у камина и читал книгу. Подняв на меня сосредоточенный взгляд, отложил чтиво в сторону и встал с кресла. Он медленно надвигался на меня, я же замерла у входа, подпирая спиной дверь.

– О! – удивленно возгласил он. – Ты соизволила явиться!

– А ты скучал? – прошептала я, совсем не тем обольстительным тоном, которым хотела. Даже голос пропал. Смотря на его хищные движения, поняла, что не смогу. Все мои мысли целиком и полностью были заняты Тэйтом и его реакцией, если узнает, что я навещала спальню другого мужчины. Ему будет больно. А я ведь этого совершенно не хотела. Собравшись сбежать, пока не натворила глупостей, я все же вспомнила главную причину визита и немного осмелела.

– Господин ректор, – официальным тоном обратилась я. – Не могли бы вы, исключительно по доброте душевной, простить принца? Я лично прослежу за тем, чтобы он больше не…

– Ты лично проследишь? – насмешливо протянул дракон, опершись ладонями о стену по обе стороны от моей головы. – Как занятно. Как же так вышло, что принц демонов удостоился такой чести? До меня доносились слухи, что восхитительная Райдэн уже второй день не отходит от разбалованного папенькиного сыночка, но я не верил. Неужели это правда?

Я сцепила от злости зубы, чтобы не ответить такой же колкостью.

– Ничего такого, – заверила я непроницаемым тоном, – просто он многое мне рассказал о демонах.

– Ясно-ясно, – заулыбался Даннир, склоняясь ниже. – Я так и подумал. Я скучал, кстати. И очень рад, что ты пришла.

Его рука поползла по моему плечу, а я резко дернулась в сторону, не ожидая, что маленькое прикосновение окажется настолько неприятным. Дикий холод пробрался под кожу и наполнил грудь каким-то скользким и противным чувством.

– Я пришла просить за Тэйта, – резко заявила я, выставляя вперед руку, чтобы отстранить дракона.

– Ты же знаешь правила, малышка, – слащаво произнес Эмберс, чем вызвал у меня еще большее отвращение. – За все нужно платить. Мы здесь, в моей комнате, в уютной атмосфере. Отдайся мне и проси взамен чего хочешь!

Его тон змея-искусителя вызвал у меня лишь одно желание – выдрать ему глаза. Не ответив дракону, я выбежала из комнаты. И лишь когда оказалась в своей комнате, смогла отдышаться. Но все равно мерзкое чувство, словно я испачкалась в грязи, не покидало меня. И даже освежающий душ не помог.

Стоя под прохладными струями, я оперлась руками о плитку и прислушалась к своим ощущениям. Что-то было не так, что-то сильно тревожило, и дело было даже не в драконе. Казалось, сейчас меня разразит гром или случится землетрясение, а может, поднимется буря и снесет всю академию к чертям.

Но вместо этого я почувствовала острую боль в сердце, будто в него вонзили иглу. Резко вскрикнув, я сползла на пол, пытаясь найти позу, в которой полегчает. Становилось лишь хуже, пока боль не стала разрастаться, поднимаясь в груди, по шее, и наконец, достигнув ключиц, она стихла на несколько мгновений.

А затем, словно клеймо, на моем предплечье начал проявляться дивный узор. Шипя от боли, я открутила до упора вентиль холодной воды и подставила руку под ледяной поток. Жжение слегка притупилось, но теперь наступило непонимание и полный ужас. Что, Темный, происходит?

Первым делом подумала, что это связанно с моим демонским родством. Да! Наверняка это проснулась какая-то стихия! Вон у Тэйта полно этих тату по всему телу. Он как-то обмолвился, что они проявляются с каждым важным событием в жизни или новым навыком. Возможно, стресс оттого, что я нежданно-негаданно раскрыла свое родство с рогатыми, повлиял на рост силы? Интересно, я теперь смогу швыряться огнем, как Тэйт?

После водного охлаждения боль окончательно утихла, остался лишь легкий зуд. Окрыленная и возбужденная я быстро натянула платье и наскоро высушила волосы старым феном, который был прикреплен цепью к стене. Ага, типа на этот раритет кто-то позарится…

Когда мой привычный образ был готов, и я больше не напоминала мокрую кошку, я выскочила из ванной комнаты и понеслась вниз – так хотелось увидеть Тэйта.

– Когда он успел?

Я услышала шепот демона еще на лестничном пролете второго этажа и сбавила темп, чтобы подслушать.

– Вчера. Когда чешуйчатый был занят эльфийкой, – довольно протянул метаморф.

– Отлично! – голос Тэйта был таким довольным, что я даже приревновала. И что это они задумали?..

– Я сразу забрал себе, пока дракон не обнаружил пропажу. Оборотней он обыщет первым делом.

– Умно! – похвалил рогатый. – Но думаю, он всю академию поставит на уши!

Если это то, о чем я подумала, то, похоже, ректор остался без кристалла правды. И найти того, кто донес стражам магического порядка на Кайру, у него не выйдет. Я в очередной раз убедилась, что метаморф далеко не так прост.

По внезапно повисшей тишине поняла, что меня рассекретили, и вновь ускорила темп до бега.

– Ну ладно, – кивнул Дерил демону, – я пойду. Тебе скучать не придется.

Вручив мне учебник по телепатии, метаморф подмигнул и, насвистывая веселенькую мелодию, направился наверх.

– Подслушивала? – спросил Тэйт, прищурив глаза.

Почесав предплечье сквозь ткань рукава, я довольно кивнула.

– Ага!

– Хм… – задумчиво протянул он, вроде и не висел на позорном столбе, а вальяжно расселся на троне, обдумывая, как со мной поступить. – Пожалуй, я знаю, как наказать шпиона! И чего это ты такая довольная?

Я на секунду задумалась, показать ему метку или нет, а потом все же решила сделать это в более подходящий момент. Так, чтобы он смог рассмотреть получше, потрогать и точно сказать – что она значит.

– Довольная, – хитро произнесла я, приближаясь вплотную к моим любимым губам, – потому что предвкушаю ночь с тобой.

* * *

Ночь оказалась не такой уж сказочной. Насладиться обществом друг друга нам не дали – старая ведьма Салдага, которая лечила Тэйта после неудачной телепортации, решила навестить его. Трижды! Мне, естественно, приходилось ползти под потолок и сидеть там тихо, как мышка, иначе пришлось бы отбывать наказание рядом с демоном.

К трем часам ночи я готова была убить старуху за то, что она чесала языком без умолку, явно пытаясь выбить у блондина признание вечной верности. Чтобы избавиться от нее, мне пришлось прибегнуть к проверенному методу. Паучки, получив мое указание, сползли по стене и атаковали старуху сонным ядом, после чего она быстро откланялась и удалилась к себе. А затем, невероятно, но старый горбатый уборщик решил подмести полы в коридоре. Именно в эту ночь! Да он никогда за метлу не брался, вечно жалуясь на радикулит. И действительно, его согнутая спина не ускорила процесс. Закончил он уже под утро, я даже успела задремать, вися вниз головой, но проснулась от зова Тэйта.

– Райдэн…

– Чего тебе? – буркнула, открывая глаза. И очень удивилась, когда увидела искаженное яростью лицо демона.

– Немедленно слезь, – процедил он. – Здесь высота в три тролля.

О-о, как это мило! Он переживал.

Выпрямив одну ногу, я осталась висеть на второй. Дразнилась!

– Рай!

Мое имя вперемешку со смачными ругательствами звучало по-особому сексуально в его исполнении. Отпустив вторую конечность, я полетела вниз под громкий вскрик Тэйта. Совсем не подумала, что он так разнервничается. Неужели никогда не видел выпендривающегося вампира?

Конечно же, я, сделав сальто в воздухе, без особого труда приземлилась на корточки и тут же выпрямилась во весь рост. А вот от того, что демон заорал на всю академию, проснулся народ. Сквозь брань и обещания выпороть меня как следует, я услышала приближающийся топот множества ног.

Закрыв рот Тэйту быстрым поцелуем, я вновь поползла на ненавистную балку. И вовремя, потому что на лестнице тут же показались оборотни, метаморф, любопытные девицы и даже профессор Киннастон. Принц клялся, что все хорошо, а ему просто приснился кошмар. Пользуясь возможностью, я тихонечко спустилась с другой стороны коридора и подошла ко всем.

– А мы уж подумали, что принца режут-убивают, – язвительно протянула эльфийка.

– Да, – поддержала я, за что получила обещающий расправу взгляд серебристых глаз. – Я даже представила себе это. Такой вой поднял… Хуже оборотня!

Заметив недовольство волков, поспешила добавить:

– Без обид, мальчики.

– Гр-р-р…

– Что здесь происходит? – раздался властный голос с лестницы, от которого меня бросило в дрожь. Неприятное чувство вчерашнего вечера вернулось. Похоже, это моя новая реакция на дракона.

– Ложная тревога, господин ректор, – сказал Киннастон.

Этот преподаватель, пожалуй, мне нравился так же сильно, как и старая вампиресса Зида Фейн. Остальные – полный отстой.

Окинув всех подозрительным взглядом, Эмберс приказал:

– Всем немедленно вернуться в свои комнаты. Через два часа подъем.

Надо же, вот и ночь пролетела. Бросив Тэйту напоследок разочарованный взгляд, я направилась за остальными студентами на второй этаж.

– Селли, подойди!

Неожиданный оклик ректора привел меня в ступор. Приблизившись к Эмберсу, я поймала настороженный взгляд Тэйта.

– Ты отсутствовала в своей комнате ночью, – это прозвучало, как приговор, но я все равно стала отрицать.

– Если будешь обманывать, то получишь особо строгую меру наказания!

Так и хотелось бросить колкость, что выявить без кристалла обман у него не выйдет, но я вовремя прикусила язык. Он, судя по всему, еще не знал о пропаже артефакта. Но меня мучил один вопрос и я его задала:

– Как вы можете знать, ночевала я у себя или нет?

Лукавые глаза заблестели азартным огоньком, и я поймала его скользкий взгляд, брошенный на демона.

– Лично зашел проверить.

Тэйт и так был нервный, а тут вовсе разошелся…

* * *

– Я не собираюсь тебя жалеть, ты сама во всем виновата, – пробурчал демон, демонстративно отворачиваясь. Его хвост за утро сбил ветхую штукатурку на стене, обнажив кирпичную кладку.

– Ах, значит, я виновата? – прикрикнула на рогатого, не в силах вынести такой несправедливости. Да еще и предплечье чесалось, а от невозможности пошевелить руками хотелось взвыть. – То есть это я начала метать огнем в ректора, да? Я его разозлила до посинения и полной трансформации? И это по моей вине здоровенный дракон с горящими крыльями и душераздирающими криками бегал по коридору академии, разнося все вокруг?

Тэйт недовольно поджал губы, еще сильнее задергав хвостиком.

– Прекрати сейчас же! – сорвалась я на крик. – Ты делаешь ему больно!

Поймав мой взгляд, демон обкрутил хвост вокруг своей ноги, но кончик все равно нервно постукивал по стене.

– И, конечно же, это моя вина, – не унималась я, распыляя гневную тираду, – что твое наказание продлили на целую неделю. На целую неделю, Тэйт! Это еще дракон не опомнился! Вот полежит немного в лечебнице, попьет ведьминых трав и тогда совсем озвереет. Разве я хотела бы для тебя такой участи? И ради всех богов, прекрати стучать хвостом!

Последняя фраза прозвучала как вопль ненормальной. До боли прикусив язык, я прикрыла глаза и начала дыхательное упражнение. В учебнике по телепатии написано, что концентрация расслабляет и помогает войти в особый транс. Вот и потренируюсь.

Но как тут сконцентрироваться, когда по твоей ноге что-то ползет? Открыв глаза, увидела медленно поднимающийся по моему бедру хвостик и беззаботного демона, делающего вид, что с интересом изучает стену напротив. Подлизываемся! А нахальная пятая конечность тем временем подобралась к моему корсету и залезла в вырез на груди. Хорошо, что мы так близко друг к другу… хм… зависали. Правда, мне отбывать наказание лишь до вечера, а вот вспыльчивому демону, который никак не мог обуздать свою стихию, мучиться придется немыслимо долго.

– Мой ты хорошенький, – проворковала я, опустив взгляд. – Посмотри, что этот бессовестный с тобой сделал – ты весь в синяках и ссадинах.

– Не сюсюкайся с моим хвостом! – запротестовал блондин, тут же вытащив из моего декольте свою конечность. – Это просто смешно! Ты не можешь любить его больше, чем меня.

– Ха! Да если бы у тебя его не было, я бы и не глянула в твою сторону, – покосившись на рожки Тэйта, я добавила: – Ну, может на раз-другой и сгодился…

– Гр-р-р!

Раскатистый рык прозвучал одновременно со звонком, и я облегченно выдохнула. А когда в коридоре замаячил метаморф, готова была дергаться от счастья, вот только практически не чувствовала затекшее тело.

– Слава Светлой, ты пришел!

Не ожидая от меня такого радушия, метаморф застыл в двух шагах от нас и пристально уставился, сузив глаза. Такого же взгляда я удостоилась от демона.

– Иди сюда, – подозвала я Дерила, не обращая внимания на некоторых невменяемых демонов. – Почеши мне вот тут, на левом плече. Нет-нет, ниже… Сильнее… О, да-а-а!..

Рядом послышалось хихиканье проходящих мимо ведьм с Виолеттой во главе, на что я ответила злобным шипением. Вот если хоть одна из них окажется на моем месте, я буду издеваться всю ночь, клянусь клыком!

– Все, хватит, – раздраженно бросила метаморфу, отдергивая плечо. – Сейчас шкуру сдерешь.

Тот насмешливо фыркнул и послал демону многозначительный взгляд. Кстати, что-то Тэйт подозрительно притих. Посмотрев на блондина, я удивилась резкой смене его настроения. Думала, он опять тихо закипал праведным гневом, но демон смотрел на меня таким обожающе-влюбленным взглядом, словно я божество, не меньше.

– Давно у тебя чешется? – переспросил он хриплым голосом.

– Со вчерашнего вечера – призналась я, злясь, что мой сюрприз не удался. – Хотела потом тебе показать, когда мы будем… – покосившись на Дерила, прикусила язык. Догадливый метаморф лишь улыбнулся Тэйту и сразу удалился.

– Но теперь, когда у нас много свободного времени, может, расскажешь мне, что значат все эти метки? Это ведь демонские штучки, да? Я теперь буду метать огонь? Поднимать пыль?

– Я не поднимаю пыль, – возмутился Тэйт. – Управлять воздухом, между прочим, намного сложнее, чем огнем.

– Ну да неважно. Так что это? Расскажи!

Демон таинственно улыбнулся и отвел взгляд в сторону, провожая идущих в столовую орков.

– У тебя теперь особая способность, – протянул он, явно чем-то довольный.

– Какая? Какая? – не унималась я. – Не томи!

– Теперь ты сможешь выносить мне мозг до конца жизни!

Скорчив кислую мину, я выразила все, что думала о его шутке.

– Ты просто боишься, что я буду круче тебя!

Тэйт на удивление колкость проглотил, даже тихонько рассмеялся, а улыбка не сходила с его лица до самого вечера.

И только когда в полночь явился старый дворник и освободил меня по указанию ректора, Тэйт откровенно расстроился.

– И чем это ты недоволен? – возмутилась я, разминая конечности.

– Ничем. Иди спать, – бросил он.

Фыркнув, я пошла к лестнице. Поднявшись на второй этаж, свернула налево, направляясь в комнату метаморфа.

Он меня ждал и открыл дверь до того, как я потянулась к ручке. Словно стоя перед зеркалом, я созерцала точную копию себя.

– Ты что, мысли читаешь? – предположила я.

– Нет. К сожалению, – ответил метаморф моим же голосом. – Иди уже. Тэйт долго без тебя не выдержит.

Подмигнув, мой клон направился к девичьим комнатам – выдавать себя за меня всю ночь. Ведь гадкий дракон дал распоряжение госпоже Альтус следить за женским корпусом каждую ночь в его отсутствие. А я спустилась обратно. Если глупый демон решил, что вот так оставлю его, то он действительно ничего не понял о моих чувствах.


Глава 11

Виолетта

– Девочки, это бомба! – завизжала забегающая в класс Лайма.

Все тут же навострили ушки, с нетерпением ожидая последних сплетен.

– Готовы? – она выдержала паузу, еле сдерживая улыбку. – Не поверите! Тэйт и Райдэн встречаются! Официально!

Я в шоке открыла рот, не найдя и пары слов, а такое со мной бывало редко.

– Но это же нонсенс! – возмутилась Сандра.

У нее давно были виды на принца, хотя я уже устала повторять, что все это пустое. Тэйт вообще не обращал внимания на девушек, только и делал, что прожигал вампиршу испепеляющими взглядами. А тут на тебе!

– От любви до ненависти один шаг, – прошептала я давно известную истину. – Как ты узнала?

– Спускалась на первый этаж, – начала возбужденно рассказывать ведьма, – и наткнулась на эту парочку на лестнице. Они о таком шептались!

– Глупости, – отмахнулась Сандра, – у кровососки отличный слух, она бы услышала шаги, так что, скорее всего, они просто тебя разыграли.

– Но они целовались! – запищала Лайма. – При всех! Им вообще было все равно, есть рядом кто-то или нет. Если не верите, спросите оборотней, они тоже мимо проходили и все видели.

– Ну и молодцы! – подала голос Аринаэль. Эта эльфийка всегда поражала меня своими суждениями. Если честно, я ее недолюбливала. Возможно, виной тому постоянные холодные взгляды с ее стороны. – Вот и сложилась первая пара. Нам здесь еще почти год торчать, должно же быть хоть какое-то развлечение? Дерзайте, девочки, а то всех самых хорошеньких разберут!

– Мне, чур, Дерил! – оживилась Лайма, несказанно удивив меня своим заявлением. А как же Кенрод? С каких это пор она запала на красноволосого клоуна? Это же просто смешно! Заметив мой ироничный взгляд, она гордо задрала подбородок и с уверенностью произнесла:

– Да, он мне нравится!

– Дерил классный, это правда, – поддержала Зандраэль.

Пока девушки обсуждали обаятельность метаморфа, сексуальность оборотней и уродство троллей, я думала о Даннире. Мы не виделись уже полторы недели с нашей последней встречи. Сейчас его не было в академии.

После того скандального случая с демоном ректор направился прямиком к магистрам магии, чтобы составить протокол о нападении. Но вместо того, чтобы поддержать Эмберса, эти продажные старикашки обязали его немедленно освободить принца и внесли изменения в правила наказания студентов.

Теперь провинившимся положено висеть на столбе не более девяти часов. Я была потрясена, узнав об этом. Принц демонов привык к безнаказанности и вседозволенности, вот и сейчас ему все сошло с рук. Да как он, вообще, посмел ранить Даннира? Бедному дракону пришлось пролежать целые сутки в лечебнице, пока шрамы на крыльях не затянулись. Я хотела его проведать, но старая ведьма не пустила по приказу самого ректора. Он, как настоящий мужчина, не желал, чтобы кто-то увидел его слабость.

А теперь дракона еще и задержали. Доставили к агентам магического порядка прямо из министерства в качестве особо важного свидетеля по делу Кайры Драстарк. Да какой из него свидетель? Он и видел-то демоницу всего несколько раз на занятиях. Так нет же, приказали ему оставаться в городе до самого судебного процесса.

Сегодня наша проректор, госпожа Альтус, которая поддерживала связь с Данниром, сообщила, что Кайру приговорили к пятидесяти годам лишения свободы без права оспаривания решения. А наш многоуважаемый ректор возвращается домой.

Тяжело вздохнула, разрываясь от переполнявших чувств. С одной стороны, я очень скучала и непременно хотела видеть его, но с другой… Как посмотреть в глаза после того позора? Ох, от одних воспоминаний я чувствовала, как загоралось мое лицо, и от этого испытывала еще большее замешательство. Как я могла такое позволить? Почему от близости дракона постоянно теряла голову? Увы, ответов так и не нашла, сколько бы ни обдумывала ситуацию.

– Что за балаган? – возмутилась вошедшая в класс госпожа Блерки. Она не привыкла к такому шуму на своих занятиях, но сегодня нас было больше, чем обычно. Феечка опять слегла с головной болью, видимо, на радостях перебрала со спиртным, а ее студентов подкинули в нашу группу по зельеварению. Кроме колдунов Кенрода и Тимоти, все остальные – девушки.

– Открывайте учебники, доставайте котелки со шкафа, сегодня мы будем готовить зелье сладкого сна, – объявила преподавательница.

* * *

После последнего урока зельеварения я изрядно испачкалась и потому решила переодеться перед ужином. Кенрод вновь увязался за мной. Я попросила кузена дождаться меня в коридоре и быстро сменила грязную форму на чистое платье.

Распахнув дверь, я не сразу поняла, что произошло. Кто-то схватил меня и втолкнул обратно, бережно удерживая при этом. А потом горячие губы коснулись моих. Этот жар я узнала бы даже в бессознательном состоянии – так обжигал только Даннир.

– Попалась, малышка! – игриво произнес он.

– Что ты делаешь тут? Где Кенрод? – спросила испуганно. Я была рада его появлению, но одновременно помнила, почему не хотела с ним видеться.

– Он ушел, не волнуйся, – ответил Даннир с легкой улыбкой на губах.

Дракон так и не выпустил меня, сжимая за плечи. От всплывшего воспоминания лицо запылало, и мне пришлось опустить голову, чтобы не выдать своих мыслей.

– Виолетта, – тихо позвал Даннир, – ты обиделась на меня?

– Нет, – замотала я головой, поспешив ответить, – конечно, не обиделась!

– Но ты не рада встрече, – это был не вопрос, а утверждение. – Эти дни выдались очень хлопотными, и у меня совсем не было возможности поговорить с тобой, – он вздохнул и прижал меня к себе. – Пойми, с моей стороны было бы бесчестно воспользоваться той ситуацией. А я очень не хочу, чтобы ты жалела потом.

– Пожалуйста! – жалостливо пискнула я, так и не решившись посмотреть на мужчину. – Я не хочу это обсуждать!

– Хорошо, – согласился он. – Ты шла на ужин?

– Да, – ответила, ожидая продолжения.

Я втайне хотела вновь получить приглашение и боялась его одновременно.

– Что ж, беги тогда, – разочаровал меня Даннир, а затем и вовсе отстранился.

Он раскрыл дверь и пропустил меня вперед. На пороге хотела спросить о его планах, но сдержала ненужный порыв. Хватит этих глупостей! В коридор я вышла одна – по-прежнему необходимая осторожность. В нем было мрачно, точно так же, как и у меня на душе. Лишь возле комнаты Аринаэль тянулась ярко освещенная полоса из-за неплотно прикрытой двери. Не желая задерживать Даннира на женской половине, я поспешила в столовую.

Заняв столик, первым делом поискала взглядом Кенрода, но так и не нашла. И куда его послал ректор? Или кузен сам не стал дожидаться меня? Нет, он бы так не поступил. Что же, спрошу потом, нежели буду гадать.

Я приступила к еде, стараясь отстраниться от хихикающих и беззастенчиво пялящихся на Тэйта и Райдэн девушек. Не удержалась и тоже посмотрела на эту парочку. Должна признать, они хорошо смотрелись вместе. Наверное, дело в их влюбленных взглядах, демон и вампирша совершенно не замечала никого вокруг. Вздохнув, уставилась в тарелку. Я не завидовала, просто было немного обидно, что у нас с драконом все не так.

– Вы меня не ждите, – отодвинув стакан с недопитым соком, сообщила Лайма. – Буду личную жизнь налаживать, – она стрельнула глазами в сторону ничего не подозревающего метаморфа.

Я лишь пожала плечами. Если Лайма не ценит себя и готова размениваться на такого, как Дерил, то пусть дерзает.

Быстро справившись с ужином, я в компании девушек добралась до комнаты. Честно, какой-то частичкой души безумно хотела, застать там Даннира, но мои чаяния не оправдались. Может, это и к лучшему.

После душа решила сразу же лечь спать. Рано, конечно, но хотя бы во сне меня не посещали мысли о драконе.

* * *

Сквозь сон я услышала скрип, но не придала ему значения, пока кто-то не коснулся моего плеча. Дернувшись от испуга, раскрыла глаза, но различила только темный силуэт у своей кровати.

– Виолетта, – по голосу я узнала Кенрода, – мне нужна твоя помощь.

– Леший тебя заблуди! – шепотом выругалась я и тут же вновь закрыла глаза, вяло ответив: – Все завтра, после занятий!

– Нет, ты нужна сейчас, – настаивал кузен.

– Кенрод, я сплю! Оставь меня в покое! – демонстративно отвернулась, показывая, что сейчас от меня ничего не добьешься.

– Я хотел по-хорошему, – тихо сказал Кенрод, – но ты не оставила мне выбора.

Я никак не отреагировала, считая его слова провокацией. Но уже начала прилично раздражаться от его присутствия.

Раздался шорох, тихий «бульк», а после разнесся запах, который показался мне очень знакомым. Это же… не успела я додумать, как мокрая ткань коснулась моего лица, и это моментально унесло меня в темноту.

Очнувшись, я ощутила запах костра. Где я? Что случилось? Раскрыв глаза, сначала увидела Кенрода в отблесках пламени, позади него угадывались деревья. Я лежала на земле, завернутая в свое одеяло.

Кузен выкрал меня прямо из постели, применив «зелье врачевателей». Теперь я поняла, что это был за запах. На некоторое время зелье лишало сознания, а затем несколько часов держало эффект неподвижности тела с сохранением речи и мимики лица, чтобы больной не навредил себе после вмешательства. Но зачем это Кенроду? Паника невольно поднялась во мне.

Кузен заметил, что я очнулась, и приблизился. Его глаза горели странным блеском. Взгляд был рассредоточенным и отстраненным, словно у безумца.

– Где мы? Что ты задумал, Кенрод? – спросила я, боясь ответа. Почему никто не увидел костра и не пришел? Мы же все еще на территории академии, ведь не мог кузен пробить защиту? Он недостаточно сильный маг для этого.

– Скоро мы будем вместе, – присев возле меня, произнес Кен. – И никто не помешает нашему счастью, – он коснулся моего лица костяшками пальцев и нежно провел по нему. Меня передернуло. И от прикосновения с однозначным подтекстом, и от его слов. Какие «мы»? О чем он вообще?

Кенрод встал и скрылся из моего поля зрения. Я лишь слышала его тихий, слегка дрожащий голос позади.

– Я видел вас у лестницы. И этим вечером он приходил к тебе, – кузен произнес это с такой злостью, что мне стало не по себе. – Ректор околдовал тебя. Не может ведьма из рода Вилар отвечать взаимностью такому, как он, – последние слова он словно выплюнул. – Но я все исправлю. Я подарю тебе целый мир, Виолетта!

Силы природы! Что за глупости он нес? Во мне проснулась решительность угомонить братца, и я попробовала пошевелиться, но ничего не вышло. Ни одна часть тела не слушалась.

Появившись возле костра, Кенрод, что-то бубня себе под нос, стал очерчивать землю вокруг пламени, вырисовывая пентаграмму. А затем, не поворачиваясь ко мне, вновь заговорил:

– Магистры так и не поняли моего открытия и сослали сюда, как преступника. Хотя за это их даже можно поблагодарить. Я давно грезил иными мирами, но совсем недавно додумался, как туда попасть, – он повернулся ко мне, улыбаясь.

Я смотрела на него, не веря, что это тот самый, добрый, слегка пугливый тихоня Кенрод, который с детства хвостиком бегал за мной. Сейчас он казался таким чужим, словно видела его впервые. Глаза накрыла пелена слез, и пламя костра стало размытым оранжевым пятном.

– У нас будет целый мир на двоих, Виолетта, в прямом смысле этого слова! – воодушевление кузена было столь же велико, как и охватившее его безумие. – Я ошибся только с подопытным, кошка оказалась слишком глупа.

Вспомнив, за что Кенрод оказался здесь, я пришла в ужас от собственного предположения.

– Ты хочешь сжечь меня? – вскрикнула, уже не борясь со слезами.

Я отчаянно пыталась обрести чувствительность тела, вспоминая разные заклинания, но ничего не выходило. И это бессилие еще больше усиливало отчаянье.

– Ну что ты, – ласково отозвался он. – Конечно, нет. Просто это портал в одну сторону – только туда. Ведь глупой кошке этого не объяснишь, вот она и вернулась обратно, попав прямо в огонь. Но ты же так не сделаешь, верно? Ты возвращаться не будешь.

– Кенрод, ты убьешь меня! – попыталась я достучаться до остатков его здравомыслия.

– Я готовился к этому с первого дня, Виолетта, – игнорируя мои слова, продолжал кузен. – Хотя первоначальный план был иным. Хотел сперва сам исследовать другой мир, а потом забрать тебя. Но этот вечер показал, что медлить больше нельзя. Ты совершенно ослеплена драконом, как я смогу тебя оставить?

Кенрод снова отвернулся и всыпал какой-то темный порошок в огонь, отчего тот вспыхнул с новой силой, ярко озаряя все вокруг. Деревья, много деревьев – скорее всего, мы находились в лесу. Но это все равно не поможет определить наше точное месторасположение. Вся необъятная территория академии – сплошной лес. Никто не придет на помощь. Меня собрался сжечь собственный кузен!

– Давай вернемся в академию, милый. Пожалуйста, прошу тебя… – начала я молить сумасшедшего братца. Наверное, так ласково я еще никогда в жизни не говорила с ним.

– Жаль, конечно, что я не смогу представить свое открытие, – он будто совсем не слышал меня. – Появится слишком много желающих попасть в иные миры. А я не всех хочу видеть там. Может, составим список, кого потом заберем с собой?

– Кенрод, немедленно верни меня в академию! – перешла я на крик.

– Надо попробовать из того мира, в который мы попадем, пробить портал в другие. Представляешь, мы можем делать так до бесконечности! Сколько интересного мы с тобой повидаем!

От бессилия я зарыдала в голос. Кузен был глух к моим призывам, он нес несвязную чушь о своей гениальности и нашем совместном будущем. Не будь я в такой ситуации, непременно бы обсмеяла его, но не тогда, когда мне грозило стать сожженной.

– А наши дети с самого рождения будут свободными в выборе, правда? – продолжал Кенрод. – Они сами смогут выбирать, в каком из миров жить.

Я сплю, и мне снится кошмар. Это не может происходить на самом деле. Не может!

Кузен подошел ко мне и, развернув одеяло, взял на руки.

– Нет, Кенрод, остановись! Не делай этого! Прошу тебя! Пожалуйста, Кенрод! – в панике кричала я. – Помогите! Кто-нибудь! Кенрод, не надо!

Он оставался глух. Как и все в округе. Почему никто не искал меня? Почему вообще допустили подобное? Вот и хваленый строгий режим академии.

Безумец положил меня совсем рядом с костром и отошел.

– Кенрод, я же сгорю, ты понимаешь? Ты же сожжешь меня заживо! – Я закашлялась от дыма, но даже сквозь хрипы не прекращала умолять его остановиться.

– Не бойся, я появлюсь сразу за тобой.

Когда он вернулся, я ужаснулась, увидев его раскрашенное кровью лицо. Он возомнил себя ритуальным шаманом.

– Пора, – твердо заявил Кенрод и поднял меня на руки.

Еще шаг, и все. Я окажусь в огне. Уже не было сил кричать, лишь тихие всхлипы доносились эхом до собственного сознания. Зажмурилась, будто это могло помочь. К бубнежу кузена даже не пыталась прислушиваться. Я чувствовала слабую силу магии, исходящую от него, но этого совершенно недостаточно для открытия портала. Не было ни малейшей надежды на успешность придуманного им ритуала.

Я отказывалась принимать действительность и верить в происходящее. Надежда на внезапное спасение до сих пор не покидала меня, заставляя беззвучно повторять:

– Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста…

На доли секунды я зависла в воздухе, а затем упала лицом на землю. Боли не почувствовала, но металлический привкус крови во рту говорил о разбитой губе. Хотя все это не имело значения, ведь я не была в огне!

Неужели у кузена все вышло, и он действительно смог открыть портал в другой мир? Эта мысль одновременно принесла облегчение и страх. Даже если портал оказался работающим, что мне делать дальше, в одной ночной рубашке, обездвиженной и с Кенродом? Кстати, где он?

Не в силах повернуть голову, я прислушалась, но ничего не услышала. Совсем ничего, будто все звуки разом пропали. Быть может, я потеряла слух ко всему прочему? Это определенно был сон. Только в кошмарах может происходить подобное.

Дышать становилось труднее, сухая трава забивала рот и нос. Сколько же будет длиться действие этого зелья? Я изо всех сил старалась не заплакать вновь, чтобы не сбить и без того трудное дыхание. Попыталась сконцентрироваться на ощущениях, снова и снова заставляла себя почувствовать тело. Моя магия в таком состоянии была мне недоступна, без пассов любое заклинание – лишь простые слова.

– Кенрод! – позвала я, но тут же закашлялась от травинок, попавших в рот.

Собственный голос прозвучал лишь в моей голове. Даже если кузен ответил, я этого не слышала. В ушах стояла оглушительная тишина.

Силясь обдумать дальнейшие действия, не сразу поняла, как оказалась перевернутой на спину, – глаза ведь так и не раскрывала. Что-то влажное коснулось моего лица, наверное, ткань, и обтерло его, оставив после себя прохладу.

– Кенрод, ты… – заговорила я, поднимая веки, но осеклась. – Дерил?

Метаморф склонился надо мной и смотрел непривычно серьезным взглядом. Откуда он здесь? По движению его губ поняла, что Дерил что-то произнес, но я по-прежнему оставалась глуха.

– Ничего не слышу, – пояснила ему.

Кивнув, метаморф снова пошевелил губами, а затем дунул на меня.

– Какого лешего? – только и успела сказать я, чувствуя, как веки налились тяжестью.

И вновь погрузилась в темноту.

* * *

Дерил

Я снял с себя рубашку и натянул ее на бессознательное холодное тело Виолетты, а затем поднял девушку на руки. Стараясь погасить ярость, бушующую во мне, сконцентрировался и отрастил крылья за спиной. Посмотрев наверх, убедился, что метла вместе с привязанным к ней Кенродом уже отправилась в академию. Я не стал медлить и в несколько взмахов поднялся ввысь с ведьмой на руках.

Не припомню, чтобы хоть раз за свои три десятка испытывал такой страх за кого-либо, как сегодня. А ведь почти опоздал!

С того дня, когда понял, что принц с Рай не смогут друг без друга и минуты, я добровольно стал заменять вампиршу в ночное время. И каждый раз меня тянуло заглянуть в соседнюю комнату. Это оказалось каким-то наваждением. Чего я хотел добиться этим? Не знаю. Но как только видел спокойный сон Виолетты, мне становилось теплее на душе. К Темному все!

Чувствую себя не опытным наемником короля демонов, а мальчишкой, который тайком любуется спящей девушкой. И почему именно сегодня я решил перебороть себя и не идти к ней?

Не знаю, каким чудом вообще проснулся, ведь выпил двойную дозу снотворного вечером, чтобы не поддаться искушению. Пробуждение было беспокойным, сердце бешено колотилось, грозя выскочить из груди. Сначала подумал, что приснился кошмар, а я его не запомнил, и попытался снова уснуть, но желание увидеть несносную ведьмочку не давало покоя.

Стойкое предчувствие чего-то мрачного заставило войти в соседнюю комнату. Виолетты не было. Горячая волна чего-то ранее мне неведомого на мгновение захлестнула разум, и я чуть не упустил важные детали – отсутствие одеяла и раскрытое окно. А также вспомнил, что дракон этой ночью развлекался с Аринаэль.

Первым делом я подумал, что Виолетта пошла к ректору и застала его с эльфийкой, но облегчения и удовлетворения не почувствовал. Ведьма все равно останется под влиянием инкубьего обаяния, хотя прежде испытает ни с чем не сравнимую боль от предательства.

Надеясь, что успею перехватить Вилар, помчался на пятый этаж, забыв о всякой осторожности. Там я никого не встретил. Уже шагом вернулся обратно, злясь на себя. С чего я, вообще, разволновался о ней? Меня должны тревожить только принц и его пара, а не маленькая глупая ведьма!

Стоя в ее комнате возле окна, бездумно смотрел вдаль и пытался проанализировать собственное поведение. Был один вывод, но он совсем мне не нравился. Совсем. А еще безумно раздражало, что Виолетта не возвращалась.

Отвернувшись, краем глаза заметил какое-то несоответствие в ночном пейзаже, заставившее меня более тщательно вглядеться в него. Было полнолуние, облака не застилали небо, и потому дым, поднимавшийся к нему из леса, виделся довольно четко. Тревога с новой силой завопила во мне.

Я выскочил в окно прямо в облике Райдэн, и, почти мягко приземлившись, побежал, ориентируясь на дым. На половине пути к лесу я споткнулся, ощутив ужас. Чужой ужас. Понял, что эмоции принадлежали Виолетте, и это добавило мне скорости. В чьей личине я был, стало неважным. Казалось, что успел принять практически все, пока не добрался до леса, ведомый чувствами ведьмочки. С каждой секундой я ощущал все больше отчаяния в ней и все быстрее сокращал расстояние между нами. Неожиданный вскрик Виолетты прошелся ножом по сердцу.

Я не помнил, как пробирался среди деревьев. До сих пор перед глазами стоит картина того, как Кенрод бросает ведьму в огонь. Только благодаря многолетним тренировкам, я смог оттолкнуть Виолетту в сторону, не забыв сразу же кинуть заклинание оглушения. Незачем ей было слышать то, что я собирался сделать с этой мразью. Но не сделал. Убить его – было бы слишком милосердно с моей стороны, и я ведь даже не разобрался, что произошло. Отчего вечно таскающийся за Виолеттой кузен решил сжечь ее?

Наспех примотав Кенрода к метле, найденной тут же, я нашептал ей обратный путь. Хмыкнул про себя, вспомнив, как раньше возмущался, когда считал, что умение дистанционного управления метлами мне никогда не понадобится.

Посмотрев на Виолетту, на мгновение пожалел о своем милосердии к ее кузену. Она лежала без движения, а эмоции мало отличались от прежних. Перевернув ведьмочку на спину, заметил кровь на ее губах, наверное, от неудачного падения. Достал из кармана платок и, нашептав заклятие влаги, обтер ей лицо, ожидая скорого пробуждения.

Когда Виолетта открыла глаза и стала задавать вопросы, решил применить заклинание сна и оставить разбирательства на потом. Так будет легче доставить ее в академию.

Сейчас, удерживая на руках холодное тело, я отчаянно махал крыльями, чтобы быстрее добраться до здания. Если бы не трагичность ситуации, этот полет над ночным лесом можно было бы даже назвать романтичным. Девушка казалась такой хрупкой и ранимой, а во мне вспыхнуло непреодолимое желание защищать ее. Может быть, не стоит ему противиться?

Приблизившись к главному корпусу академии, я проследил, как метла с Кенродом залетела в окно спальни Ви. Сам же подлетел к соседнему и, на ходу убирая крылья, ловко приземлился в спальне Рай. Уложил спящую ведьму на кровать и закутал в одеяло, а сам направился в ее комнату. Надо выяснить мотивы этого ненормального родственничка.

* * *

Виолетта

Я дернулась, словно от толчка, и сразу сделала глубокий вдох, боясь задохнуться. Но оказалась вовсе не на холодной земле, а на мягкой постели в спальне…

– Райдэн?

Не услышав ответа, бегло осмотрелась вокруг и убедилась, что в комнате одна. Но это отошло на второй план, когда я вспомнила кошмар, последовавший за моим предыдущим пробуждением. В том, что весь тот ужас не был сном, – я даже не сомневалась. И хотя последовательность событий перемешалась в голове, четко видела перед собой бездумный взгляд Кенрода и пламя. Но почему я здесь?

Осознав, что могу двигаться, сразу почувствовала волну облегчения, хотя сердце все еще билось в безумном ритме после пережитого страха. Опустив ноги на пол, несмело встала и убедилась, что управляю телом достаточно хорошо для ходьбы. Не медля больше, направилась в свою спальню за ответами. Если я оказалась в постели кровососки, то она наверняка в моей. Но открыв дверь, я сильно удивилась, увидев Дерила. Практически обнаженного. Он стоял над кроватью, в которой лежал спящий Кенрод и шептал какое-то заклинание. И в этот момент все встало на свои места. Он тоже там был. Я видела его последним, он же… спас меня! Так и застыла у порога, не зная, как реагировать. Метаморф тут же подошел ко мне и, схватив за руку, завел в комнату, тихо закрывая дверь изнутри.

– Как ты? – взволнованно спросил он, пристально смотря в мои глаза. Казалось, я забыла, как говорить. Да что там, даже думать связно не выходило. И виной всему странное волнение от близости метаморфа. Смутившись неизвестно от чего, я опустила голову и только сейчас заметила, что на мне его рубашка.

– Ой! Я сейчас…

Собравшись снять и отдать одежду метаморфу, совсем забыла, что под ней у меня лишь тонкая ночная сорочка, совершенно не предназначенная для мужских глаз.

– Нет! Я все-таки… То есть ты не будешь против…

Краснея все больше от глупого блеяния, я прекратила поток бессвязной речи и сделала глубокий вдох. Поднять глаза на метаморфа так и не решилась, но все равно чувствовала его насмешливый взгляд.

– Нет, я не против, Виолетта, – на удивление мягко произнес он. – Оставь ее себе.

Коротко кивнув, я перевела взгляд на Кенрода и тут же ухватилась за возможность перевести тему. Вопросы то и дело всплывали один за другим, отчего у меня дико разболелась голова.

– Как ты нашел меня? Что ты вообще видел? Расскажи все с самого начала, прошу.

Подойдя к кровати, я стояла спиной к Дерилу, рассматривая беззаботное лицо кузена. Сейчас он казался мне чужим. Вроде бы давно знакомый человек, даже близкий, но такой… далекий.

Дерил ответил не сразу, будто обдумывал.

– Не спалось. Увидел дым в окне и решил прогуляться.

– И часто ты гуляешь по лесу в ночное время? – уточнила я. Почему-то его ответ казался мне подозрительным. Если бы я увидела дым, даже не подумала бы пойти проверять. К тому же нас не раз предупреждали об опасных ночных тварях, охраняющих периметр академии. Просто чудо, что никто из них не напал.

– Ладно, – хмыкнул Дер. – Можешь смеяться, но у меня было плохое предчувствие. А я привык доверять своей интуиции.

– Да, но ты мог сообщить ректору или дворнику…

– Погоди, то есть ты не рада, что я пошел проверять?

В ужасе округлив глаза, я резко развернулась к метаморфу и отрицательно закачала головой.

– Нет-нет, я очень-очень рада! Правда! Я… Знаешь, я, наверно, еще не осознала, что произошло.

Почувствовав надвигающиеся слезы, быстро отвернулась обратно. Лишь бы не заплакать навзрыд при нем.

– Все закончилось, – голос метаморфа прозвучал совсем близко, а спиной я почувствовала его тепло. И опять стало не по себе. Злясь на странную реакцию своего тела, задала следующий вопрос грубее, чем хотела.

– Ну! А дальше?

– Услышал твой крик, – серьезно произнес Дерил, не отступая ни на шаг. – И слава Светлой богине, успел вовремя. Чего он хотел добиться, Ви?

– Кенрод уверен, что огонь открывает портал в другой мир, вздохнула я. – Он хотел, чтобы мы жили там вместе.

Дерил молчал, а у меня возник еще один вопрос.

– А как мы вернулись обратно?

– Я нашел метлу около костра. Думаю, на ней он притащил тебя в лес.

Да, он мог бы. Магическая сигнализация не сработала, ведь магия исходила не от человека, а от вещи.

– Хочешь сказать, что обратно мы летели на метле? – я вновь обернулась, подозрительно сузив глаза. – Втроем?

– Нет, только Кенрод, – улыбнулся Дер. А затем за его плечами раскрылись два невероятной красоты крыла: белые, с жемчужным переливом и очень мягкие на вид. От потрясающей картины я непроизвольно раззявила рот и с трудом подавила желание подойти и потрогать. Но, естественно, до такой бестактности я не опустилась.

Тут же возник новый вопрос, и я поспешила его озвучить:

– Нас никто не заметил?

Дерил убрал крылья и вмиг посерьезнел.

– Думаю, нет.

– Мне нужно точно знать! – возмутилась я, начиная распаляться.

– Я не думал об этом! – в тон мне ответил метаморф. – Я просто хотел долететь быстрее до академии, чтобы расквитаться с этим сумасшедшим!

Последние слова он произнес с такой злостью, что меня пробрал неприятный озноб. Так говорят, когда собираются убить кого-то, не меньше.

Я с волнением посмотрела на метаморфа.

– Что ты собрался сделать?

Видимо, мой слегка дрожащий голос заставил его поубавить ярости. Взгляд точно таких же, как у меня, фиолетовых глаз смягчился, но решительность из них не ушла.

– Будь моя воля, я бы закопал его живьем с разъедающими плоть червями. Он бы умирал долгой и мучительной смертью за то, что посмел сделать с тобой.

Увидев мой неприкрытый испуг, он быстро исправился:

– Но, конечно, я не имею на это права. Потому просто расскажем все ректору. Пускай дракон принимает решение. Скорее всего, этого ненормального заберут в магическую колонию, будет Кайре компания.

– Нет! – неожиданно выпалила я. И тут же попыталась пояснить свои мысли. – Дерил, ты понимаешь, что будет, если эта история получит огласку?

Когда я не обнаружила никаких эмоций на его лице, объяснила:

– Я же из рода Вилар! А Кенрод из не менее знатного и влиятельного рода, пусть далекой, но боковой ветви нашего. Имя и честь всегда на первом месте, понимаешь? Всегда!

– То есть, – протянул метаморф, складывая руки на груди, – ты хочешь сказать, что просто оставишь это? И Кенрод не будет наказан?

Ощутив слабость в ногах, присела на край кровати и вновь взглянула на кузена. Я даже не чувствовала ненависти к нему за то, что собирался сжечь меня живьем. Он как глупый беззащитный ребенок, живущий в своем мире. В нем не было злобы или ненависти ко мне, просто он… фанатик своей идеи, который хотел отправить нас в путешествие по мирам.

Горько хмыкнув, я все-таки не удержалась и разрыдалась. Держать внутри столько эмоций больше не было сил. Прикрыв лицо руками, согнулась и начала содрогаться, издавая тихие всхлипы.

Теплая рука опустилась мне на голову и начала поглаживать нежными движениями. От этого расплакалась еще больше – я жалела себя.

– Виолетта… Посмотри на меня.

Метаморф присел на корточки напротив и бережно убрал мои ладони. Теперь его взгляд был взволнованным.

– Я не хочу, чтобы подобное повторилось, понимаешь? Кенрод опасен для тебя, от него нужно избавиться.

Я начала отрицательно качать головой, но Дерил взял меня за подбородок и заставил посмотреть на него.

– Виолетта, ты чуть не погибла сегодня. И честь рода не может быть важнее твоей жизни, пойми.

– Но так и есть, – возмутилась я, вспоминая древний устав рода Вилар. Этому меня и бабушка учила.

Дерил тяжело вздохнул, будто сдался и бросил косой взгляд на кузена.

– Хорошо, что ты предлагаешь?

От неожиданного поворота я оживилась и в неверии уставилась на метаморфа. Он не шутил.

– Ты не расскажешь об этом? Никому?

С ожиданием уставилась на него, требуя подтверждения. Дер недовольно сжал губы, но все же кивнул.

– Только если ты предложишь разумный альтернативный выход.

Я тут же начала перебирать в сознании варианты и радостно улыбнулась, когда мой взгляд наткнулся на книгу по зельеварению.

– Точно! У меня есть зелье сладкого сна. Выпивший его забывает о том, что было в последние двенадцать часов. Нужно просто напоить Кенрода и…

– Это не выход, – жестко оборвал Дерил. – Завтра, через неделю или месяц он снова найдет возможность повторить задуманное.

Я поникла и опустила плечи, уставившись на свои ладони. Полностью стереть его память не выйдет. Слишком сложное заклинание нужно, да и последствия могут быть самыми разными. Он начнет жизнь с чистого листа, но может стать и черным магом. Затмить его разум и сделать ведомым тоже сложно…

– Не знаю, – прошептала, чувствуя, как вновь раскисаю.

– Я знаю, – вздохнул Дер, вытирая мои слезы. – Я не стану рассказывать об этом инциденте только в том случае, если буду уверен, что ты в полной безопасности.

Сделав небольшую паузу, он еще больше подогрел мой интерес. Чего же он хочет?

– Я буду здесь, с тобой. Каждую ночь.

Сначала я подумала, что мне послышалось, но, увидев в выражении его глаз непреклонность, все-таки поверила своим ушам. Резко вскочила на ноги, но тут же была ухвачена за руку и усажена обратно на кровать.

– Я не шучу, Виолетта, – твердо произнес метаморф, как отрезал. – Это мое условие. Либо так, либо я сейчас же иду к дракону.

– Это шантаж! – возмутилась я, недоумевая, как он посмел заявить мне такое? Какая немыслимая наглость! Да что он о себе возомнил?!

– Будем называть это необходимыми мерами предосторожности, – ухмыльнулся Дерил, явно веселясь от моего шокированного состояния.

Если он думает, что может делать мне такие предложения, подобно продажной девке…

– Это исключено, – выдала я. – Никому не позволю дискредитировать мою безупречную репутацию. Если в моих покоях обнаружат мужчину…

– Покоях! – прыснул Дерил, перебив меня. – Очнись уже, Виолетта. Ты не в поместье с десятком слуг, а это далеко не покои, а комнатушка, в которой с трудом уместится тролль. Ты в месте, где никто не заступится за тебя, и любой сможет выкрасть девушку из постели прямо посреди ночи. Пойми, всем плевать. Ты знаешь, что в этой академии были случаи изнасилования? Замков ведь нет. И не так уж трудно украсть у старой ведьмы «зелье врачевателей». А в прошлом году некромант поднял целую армию нежити на заднем дворе, и мертвецы сожрали заживо троих студентов. Почему, ты думаешь, в этом году прислали нового ректора? В надежде, что здесь наконец удастся навести порядок. Но, кроме современных учебников и турнира, ничего не изменилось. Где был дракон, когда тебя чуть не сожгли?

А ведь действительно. Где был Даннир? Как же его проверка, ночуют ли студенты в своих комнатах?

Закончив свою пылкую тираду, Дерил встал и повернулся к окну. Уже тише добавил:

– Если ты боишься, что я буду вести себя неподобающим образом, то готов совершить ритуал кровной клятвы.

Все еще пребывая в прострации от услышанного, я поняла, что сюрпризы этой ночью не закончатся. Ритуал кровной клятвы проводят лишь в самые важные жизненные события. Например, связывание пары, когда два мага вступают в брачный союз и обмениваются кровью, объединяя сердца в единое целое. Нарушить клятву невозможно, иначе смерть.

– Ты шутишь, да? Ты все это время подтруниваешь надо мной. Как ты можешь, Дер? После того, что я пережила?

Резко обернувшись ко мне, он твердо заявил:

– Разве я улыбаюсь? Или смеюсь? Где ты видишь веселье, Ви? Запомни, я никогда не шучу, если дело касается жизни.

Это прозвучало так, словно ему неоднократно приходилось решать чью-то судьбу. Метаморф что-то недоговаривал, мне даже стало интересно разгадать его.

– А зачем это тебе? Чего ты хочешь взамен?

Он напрягся, внимательно изучая меня.

– Не знаю, – выдохнул он. Затем почесал макушку и вяло улыбнулся. – Наверное, чувствую ответственность за твою жизнь. Я уже впутан в это дело. Если Кенрод нападет на тебя еще раз, а я не успею спасти, меня попросту отправят в колонию за бездействие.

Дерил смолк и взглянул на кузена.

– Нет, знаешь, ты права. Мне совершенно незачем рисковать своей свободой ради твоего каприза. Я просто пойду сейчас к ректору и все расскажу.

С этими словами он направился к выходу, а я тут же дернулась к двери, перекрывая метаморфу путь.

– Нет! – я была настроена воинственно. – Ты не выйдешь из этой комнаты, Винстон! Перед отъездом родители предупредили, если я ввяжусь в скандал, они выдадут меня замуж за старого колдуна из рода Фон-Роска. Слышал о таком? У дедули столько старческих морщин на лице, сколько перьев на твоих крыльях, и я совершенно не намерена связывать с ним свою судьбу, понял?

Дер поднял одну бровь, всем видом показывая, что я его ничуть не напугала, но все же кивнул.

– Я и так опозорила род, попав сюда. И если бы родители не были уверены в моей невиновности, то заставили бы совершить кровный ритуал с Бреем Фон-Роском еще до первого учебного дня.

– Знаешь, – хмыкнул метаморф, – мне ничуть тебя не жаль. Может, старый консерватор смог бы тебя перевоспитать!

– Да ты… – набрав полную грудь воздуха, я так и не смогла подобрать подходящих слов, чтобы выразить свое негодование. – Невежа! Ты хоть представляешь, о чем говоришь? Каково это – угробить свою жизнь? Отдать старику самые лучшие молодые годы? Нет! Ни за что! Я всегда стремилась к другому. И никогда не допущу разрушения своих планов. Хочешь ночевать? Пожалуйста! Постелю тебе под столом. И вообще, пора бы тебе научиться полной трансформации, а не частичной. В образе кота или мыши ты вписался бы куда лучше в этом маленьком помещении.

Дерил не ответил, но выражение его лица было более чем красноречивым – он был доволен.

Что ж, пожалуй, мне все это даже выгодно. Он не рассказывает ректору, тем самым сохраняя честь моего рода, а я буду под надежной охраной метаморфа… Только не понятно, чего он радуется, зачем ему-то это нужно? Если решил помочь мне просто по доброте душевной, то ведь в любой момент может и передумать. Значит, нужно закрепить его интерес.

Мой взгляд против воли то и дело возвращался к обнаженному торсу парня. Я не могла не признать, что он красив. Дерил молчал, будто давал мне возможность полюбоваться собой. Его тело было безупречным, рельефные изгибы так и манили коснуться, изучить. Точно такое же ощущение было тогда, с Данниром. Вспомнив о драконе, я тут же отрезвела, сетуя на собственную распущенность и неподобающие незамужней девушке мысли.

Посмотрев Дерилу прямо в глаза, произнесла то, что собиралась еще минуту назад. Но опять грубее, чем ожидала.

– Я заплачу тебе.

Уловив его удивленный взгляд, пояснила:

– За молчание, конечно же. Какую сумму ты желаешь?

На его лице просияла целая гамма эмоций. От растерянности до злости.

– Мне не нужны твои деньги, – грубо отчеканил он.

Я не смогла понять, чем так сильно обидела его, ведь просто хотела выразить благодарность, но метаморф явно собирался уходить с видом оскорбленной невинности. Вмиг на нем появилась рубашка, и это внезапное облачение заставило меня всерьез задуматься, а что, собственно, ему мешало одеться раньше, чтобы не смущать меня своей наготой? Но спросить я не решилась, вместо этого молча наблюдала, как Дерил подошел к кровати и поднял Кенрода на руки.

– Куда? – возмутилась я.

– Куда надо, – огрызнулся несносный метаморф. Но, увидев мой насупленный взгляд, все же пояснил:

– Ложись спать, Виолетта. О Кенроде я позабочусь. И твою тайну сохраню.

Уже у двери язвительно добавил:

– Бесплатно.

Мне оставалось лишь проводить взглядом удаляющуюся по коридору фигуру Дерила с моим ненормальным кузеном на руках.

– Ну и ночка, – вздохнула я, закрывая за собой дверь. А потом вспомнила еще одну странную деталь. А почему я оказалась в спальне Райдэн? И где сама кровососка, раз не…

– Силы природы! – возмутилась я от собственной догадки. Вампирша ведь была у Тэйта. Хотя, конечно, чего ожидать от такой, как она? И мне вовсе не было жаль принца, что повелся на развратную упыриху, пускай она и демоница наполовину. Они друг друга стоят.

* * *

Дерил

Улыбка против воли расплылась на моем лице. Хорошо, что Ви не могла этого видеть, иначе даже страшно предположить, что бы она надумала. Очень импульсивная девушка. Ее эмоции менялись с бешеной скоростью, и мне довольно сложно пришлось выводить их в правильное русло.

Но я справился и теперь был уверен, что ведьмочка не скатится в истерику от случившегося с ней. Вспомнив, с каким интересом она рассматривала мое тело, которое также служило отвлекающим маневром, заулыбался с новой силой. А затем, представив себя со стороны – с Кенродом на руках и счастливым оскалом – и вовсе хохотнул.

Прибавив скорости, быстро добрался до комнаты колдуна и, не беспокоясь о его удобстве, скинул бессознательное тело на кровать. Я посмотрел на Кенрода и брезгливо скривился. Он даже жалости во мне не вызывал, и не потому, что этот чокнутый верил в свою гипотезу, а от того, как подло попытался использовать беззащитную девушку.

Вспомнив о тех эмоциях, которые испытывала Виолетта в лесу, я стремительно вышел из комнаты, чтобы не выплеснуть свою злость на колдуна. Пока пытался успокоиться, сам не понял, как вновь оказался возле двери, к которой еще вечером зарекся приближаться. А теперь не только нарушил свои намерения, но и взял обязательства по защите Виолетты.

Это был странный порыв. Я сам понимал, что дракона посвящать в эту историю не стоило. Он далеко не глуп, а излишние вопросы и подозрения с его стороны мне совсем не на руку. Но сообщить стражам все же следовало, только вместо этого я сделал Виолетте, по ее мнению, крайне непристойное предложение.

Хмыкнув, вошел в комнату ведьмочки. Удивительно, но та спала, так и не сняв с себя мою рубашку. Поджав ноги к животу, она лежала лицом к выходу, и я отчетливо видел дорожки слез на ее щеках. Все же подобного предательства от братца она никак не ожидала. Кажется, даже еще не совсем осознала, что с ней произошло. В противном случае она бы меньше всего заботилась о какой-то там чести рода.

Виолетта всхлипнула, но не проснулась, зато меня это вывело из ступора. Она же замерзла, ведь окно до нашего возвращения было открыто, а одеяло так и осталось в лесу. Кстати, надо вернуться туда и все осмотреть. Несмотря на обещание, данное ведьме, не могу я так просто оставить это дело.

Я быстро сходил в комнату Рай и забрал оттуда одеяло. Вампирше оно понадобится не скоро. Укрывая Виолетту, с трудом убедил себя не прикасаться к ее обнаженным ногам.

Теперь я не только не подпущу к ведьмочке Кенрода, но и сам стану ближе к ней. Это можно было бы объяснить тем нехорошим предчувствием, которое не отпускало даже сейчас, когда Виолетта в безопасности, но я не буду себя обманывать. Я хочу быть рядом с этой несносной избалованной девушкой. Зачем – другой вопрос. На него у меня пока не было ответа.


Глава 12

Тэйт

– А теперь внимание! – проревел орк Фабиан Хог, наш преподаватель физической подготовки, отчего Райдэн вздрогнула. Она буквально спала на ходу и выглядела с утра, как зомби, но я все равно не мог перестать любоваться ею. Встав со спины, притянул ее за талию, крепче прижимая к себе, и обвил хвостом девичью ногу. Дурманящий запах ее тела тут же проник под кожу, отзываясь диким возбуждением. И моя малышка, как назло, оживилась, дразня изгибами роскошного тела.

Рядом послышалось ненавязчивое покашливание Дерила, которое заставило нас вспомнить, что мы отнюдь не одни. И прямо сейчас, стоя в том самом подвальном зале для телепортации, слушали речь преподавателя. Точнее, все слушали, а мы…

– До турнира осталось две недели, – пророкотал орк, и его голос разошелся долгим эхом по залу. – Господин Эмберс решил, что вам нужно больше практических занятий. Именно поэтому мы здесь.

Он обвел руками зал и указал на ближайшую стену, вдоль которой располагалась странная конструкция. Она напоминала огромное зеркало в старинной деревянной раме, вот только отражения не было, одна чернота. «Зеркало» было высотой до самого потолка, а шириной – в два тролля.

– Это тренажер для первого уровня турнира, – пояснил Хог. – Он служит для проверки физической подготовки, быстроты реакции и ловкости. Упражняться будете по парам. Есть желающие пойти первыми?

Мы с Дером обменялись скептическими взглядами, а Райдэн совсем расслабилась на моей груди и, кажется, задремала.

Поражаюсь ее способности спать прямо на ходу, но не думаю, что это пригодится в бою.

– Так я и думал, – проворчал преподаватель. – Все расступитесь в стороны, перед тренажером должно быть свободное пространство. Адам, Вероника, вы пойдете первыми.

Парни заулюлюкали, когда эти двое вышли вперед. Интересная из них парочка выйдет! Оборотень и черная ведьма с кислыми минами встали напротив тренажера, ожидая дальнейших указаний орка. Но тот, то ли от скудости ума, то ли нарочно, без единого пояснения потянул за рычаг на ближайшей к нему колонне, и черная пелена «зеркала» расступилась.

В пространстве образовался портал, отсвечивающий серебристым цветом. В то же мгновение из густого свечения вылетели два булыжника, размером с мою голову каждый. Адам не успел даже руку поднять в оборонительном жесте – камень сбил его с ног. А вот Веронике повезло больше. Она молниеносно наклонилась, и булыжник пролетел над самой макушкой девушки. Камни катились до конца зала, пока не уперлись в стену.

– Вульф, вставай быстрее и отходи, – крикнул орк. – Считай, что ты вылетел из турнира. Славор, не расслабляйся, еще не все.

Все тут же напряглись, уставившись на портал и заодно следя за каждым движением ведьмы.

Тем временем из светящегося проема вылетела с еще большей скоростью новая пара глыб. От одного Вероника ловко увернулась, а второй задел ее ногу, отчего ведьмочка с отчаянным криком повалилась на пол.

– У-у-у… Перелом, – констатировал Дерил.

Хог нажал рычаг, и портал вновь затянулся черной пеленой.

– Адам, помоги Славор добраться до лечебницы и сам заодно проверься, нет ли сотрясения.

Вульф недовольно скривился, но все же подошел к шипящей от боли ведьме и без особого труда поднял ее на руки.

– Ну что? – довольно оскалился орк. – Теперь видите, что задания на турнире – вовсе не детские шалости? Весь зал будет заполнен подобными порталами – на стенах, потолке и даже на полу. Помимо камней ловушки могут выпускать стрелы или парализующую слизь. Также будут участки зыбучих песков и непроходимого болота. И это все лишь на первом уровне турнирного подземелья!

Последнее орк произнес с явным восхищением.

– Это самая длинная речь, которую я от него слышала, – протянула Рай в своей непроницаемой манере. Хотя мне не нужно было слов, чтобы чувствовать ее волнение.

– Кто следующий? – оживился преподаватель. – Лойд Броскард и Виолетта Вилар. Прошу.

Я бросил взгляд на Дерила и убедился, что он напрягся. Не знаю, что творилось в голове метаморфа, но его увлечение ведьмой меня слегка волновало. Как по мне, у нее слишком скверный характер, хотя… Прижав к себе ближе Райдэн, я уткнулся носом в ее волосы. Наверно, так даже интереснее – укротить строптивую.

– Один вопрос, – звонко произнесла Вилар, прежде чем Хог нажал на рычаг. – Можно использовать магию?

Преподаватель почесал затылок, что-то прикинул в уме и утвердительно кивнул.

– На каком-то из уровней магия запрещена, но вроде бы не на первом.

– Вот будет хохма, если колдовать нельзя на втором! – отозвался Йоган, а все тут же подхватили смех оборотня. Лишь Дерил слегка дернул губами, продолжая напряженно следить за ведьмой. Лично я болел за Лойда, этот демон мне импонировал.

– Может, если Вилар пару раз стукнет по голове, она перестанет быть такой заносчивой дурой? – тихонько пробурчала моя добрая малышка.

В этот же миг черная пелена расступилась, и все напряженно уставились на двух студентов. Когда вылетела первая пара булыжников, мои глаза просто разбежались в стороны от желания охватить всю картину. А она была действительно яркой.

Теперь выплевываемые порталом булыжники не были неожиданностью, и оба студента успели подготовиться, каждый по-своему. Лойд – демон огня, и владел им, должен признать, лучше меня. Создавая в руках файерболы, он без особого труда разбивал глыбы на мелкие камушки прямо в воздухе, и те падали нам под ноги.

А вот выступление Виолетты было поистине впечатляющим. Она уничтожала булыжники лишь одним сконцентрированным взглядом и взмахом руки, превращая их в разноцветную пыль. Со стороны это выглядело, как яркий фонтан или даже фейерверк в воздухе, отчего многие непроизвольно открыли рты.

Как интересно! Оказывается, рыжая – сильный боевой маг, но эти навыки она получила явно не в этом месте. Думаю, у нее намного больше шансов на победу, чем у остальных девушек.

Когда три пары глыб без особого труда были уничтожены, Хог с довольной улыбкой опустил рычаг.

– Отлично. Вы оба прошли.

– Действительно, отлично, – раздался с лестницы ненавистный мне голос.

Дракон, облокотившись на перила, с восхищением смотрел на Вилар. Инкубская сущность не дремала, интересно, сколько времени ему понадобится, чтобы затащить ведьму в постель? Жестче сжав хвостом ногу своей любимой, я бросил быстрый взгляд на Дерила. Он будто и не заметил появления дракона, а продолжал пялиться на Виолетту. Лишь напряженная поза выказывала его раздражение. Похоже, в академии не найдется никого, кроме нас троих, кто бы так же сильно не любил ректора.

– Ох, вы посмотрите, как она засмущалась, – прокомментировала Райдэн поведение рыжей. – А еще секунду назад так задрала нос, что и не видела ничего перед собой.

Если честно, было даже забавно наблюдать за реакцией метаморфа. Он буквально закипал изнутри, но виду не подавал. Лишь я догадывался о его терзаниях. Интересно, я тоже выглядел так плачевно со стороны? Пожалуй, нужно прочитать ему просветительскую лекцию, например «Десять способов закрыть девушке рот и утащить в свое логово», или «Тернистый путь к женскому сердцу. От теории к практике».

– Господин ректор, – оживился Фабиан Хог. – Студенты спрашивали, можно ли использовать магию на первом уровне?

– Можно, – кивнул дракон. – Раньше это было запрещено, но в этом году я капитально поработал над новыми правилами турнира. Учитывая то, что все вы разных рас, было бы несправедливо не дать слабым физически участникам шанса побороться. Теперь у каждой девушки есть возможность проявить себя. По тем же причинам, чтобы уравнять силы студентов, демонам запрещено использовать телепортацию. В противном случае они будут заблокированы в ловушках наподобие той, в которой оказался Тэйт во время своей тренировки.

Бросив на нас злой взгляд, Эмберс коварно ухмыльнулся.

– Райдэн Селли следующая.

Я не смог подавить злобного рыка, но огонь все же придержал. Девушка выскользнула из моих объятий, но я не собирался отпускать ее одну.

– Я тоже иду.

– Нет, господин Аскель, – отрезал насмешливый голос дракона.

Ну, естественно! Чего стоило ожидать от такой мрази, как он? Теперь ректор при любом удобном случае будет ставить мне палки в колеса. Мстит за то, что его с позором отчитали на Совете магистров.

– Кенрод Дални. Прошу.

Дерил тут же оживился и проводил парня пристальным взглядом. Виолетта же поспешила освободить место перед порталом, избегая столкновения со своим кузеном.

Как-то странно они себя ведут, нужно будет позже расспросить метаморфа. Этот дохляк Дални мне не нравится. Иногда в его взгляде проскакивает что-то зверское, и он вовсе не похож на безобидного подкаблучника.

Словно почувствовав во мне тревогу, Рай обернулась и, не обращая внимания на глупые возгласы, накрыла мои губы быстрым поцелуем.

– Отпусти меня, Тэйт, – улыбнулась она, бросив многозначительный взгляд вниз. И только сейчас я понял, что все еще крепко удерживал ее ногу хвостом. Это смешно, но иногда я переставал чувствовать его, будто он жил своей жизнью. Особенно, когда прилипал к моей паре.

Стиснув зубы, я все же уступил. Райдэн, словно кошка, грациозно прошла вперед и поравнялась с Кенродом. Парень казался рассеянным и смотрел куда угодно, только не на портал.

– Не волнуйся так, – шепнул мне Дерил. – Она спокойна и сконцентрирована.

Хотел бы я так же брать под контроль свой разум.

Хог кивнул ректору и нажал рычаг, запуская тренажер. Мне показалось или булыжники действительно стали больше? Два вылетели из портала, и один из них тут же снес Кенрода, прежде чем тот успел поднять руки в воздух для заклинания. Правда, камень все-таки превратился в песок, который тут же засыпал мага почти с головой.

– Дални выбыл, – констатировал орк.

Но на Кенрода никто даже не взглянул, все внимание было приковано к клыкастой. Я и понятия не имел, что она способна на подобное…

Оттолкнувшись от пола, Рай сделала двойное сальто в воздухе, пропуская один камень под собой. Тут же выпали еще два, один за другим, надвигаясь на мою малышку. Она среагировала мгновенно – подпрыгнула, оттолкнулась от летящего в воздухе булыжника и приземлилась на второй, припечатывая его к полу с такой силой, что пошла вибрация. Камень треснул и раскололся пополам, но Райдэн и не думала расслабляться – еще одна пара глыб уже была в пути. Опять прыжок, сальто, ловкий изгиб тела, и камни пролетели мимо, врезаясь в дальнюю стену зала. Райдэн тут же сгруппировалась, готовая к новой атаке.

– Браво! Браво! – раздались хлопки ректора, на которого все тут же обратили свои взоры. – Вот вам замечательный пример силы, ловкости и потрясающей реакции.

– Он пытается отвлечь ее, – прошипел на ухо Дерил. – Портал все еще открыт.

Я злобно рыкнул, но, взглянув на мою девочку, тут же успокоился. Она слишком умна, чтобы повестись на эту уловку. Ее взгляд был прикован к серебристому свечению, и даже мой рык не повлиял на концентрацию.

– Что ж, – произнес дракон, признавая поражение. – Думаю, ни у кого не возникло сомнения, что Райдэн прошла. Господин Хог, закрывайте портал.

И лишь когда «зеркало» полностью затянулось черной пеленой, малышка расслабилась и такой же заманчивой походкой направилась ко мне. Ни единая сила природы не заставила бы меня оторвать от нее взгляд. На ее губах играла соблазнительная улыбка, а глаза пылали страстью. Да, мне был очень хорошо известен этот взгляд. Сегодня ночью у кого-то будет праздник.

– Тэйт! – Дерил ткнул меня в плечо.

– Отстань!

– Усмири свое либидо, сейчас ты пойдешь.

Не успела Райдэн подойти ко мне, как дракон пророкотал на весь зал:

– Тэйт Аскель, Аринаэль Либерийская – вы следующие.

Я даже не взглянул на чешуйчатую тварь, он должен был ощутить мою ненависть на расстоянии. Райдэн, в отличие от меня, казалась довольной и широко улыбалась.

– Давай, сладкий, покажи им, – шепнула она.

Почувствовав одобрение и уверенность своей пары, моя сила словно вскипела внутри, норовя вырваться наружу.

Поравнявшись с хрупкой эльфийкой, я попытался сконцентрироваться перед собой. Но не удержался и все же бросил последний взгляд на Рай. Она недовольно покачала головой и ткнула пальцем в портал, напоминая, что расслабляться не время.

Стоило повернуть голову к порталу, как из него вылетел камень. Рядом раздался оглушающий визг ушастой дуры, которая просто присела на пол, закрыла голову руками и кричала без остановки.

Я и сам не понял, как сработала моя сила. Все произошло слишком быстро. Знаю одно, я вовсе ею не распоряжался, будто бы она своевольно защищала своего хозяина. Окутав камень полупрозрачной пеленой, сила воздуха заключила его в ловушку практически у самых моих рогов. А второй булыжник, летящий в Аринаэль, отскочил от прозрачного щита и влетел обратно в портал.

Призвав силу огня, я образовал в кулаке файербол и метнул его в зависший в воздухе булыжник. Тот вспыхнул, словно факел, а затем взорвался, рассыпаясь на мелкие частицы. Огонь мне не повредил, а вот эльфийке досталось прилично. Ее волосы загорелись, и девица, сорвавшись с места, с дикими воплями побежала к толпе обескураженных студентов.

Я не следил, что там произошло с ней дальше, но по утихшим крикам догадался, что ей кто-то помог. А тренажер тем временем выдал новую пару булыжников. Я так вошел в азарт, что вновь решил воспользоваться силой огня. Думал, Райдэн это впечатлит. Собрав все пламя, бушующее в груди, направил его на портал мощным потоком.

Яркая вспышка озарила все вокруг, заставив закрыть глаза. Резкий толчок оторвал мои ноги от пола и откинул на несколько шагов назад. Послышались крики и ругань остальных, но сквозь черный смог, повисший в зале, было невозможно что-либо разглядеть.

– Райдэн! – заорал я.

– Я тут! – раздалось совсем рядом.

Спустя несколько секунд дым рассеялся, и всеобщему взору предстала поистине впечатляющая картина. Портал был разнесен в щепки, часть стены тоже отсутствовала. На полу лежали осколки булыжников самых разных размеров. А все присутствующие, включая нас с Райдэн, сидели на полу, пытаясь откашляться и отдышаться. Моя девочка подползла ко мне и недовольно проворчала:

– Дракон отыграется по полной. Висеть тебе опять на столбе. Да-да.

Я обреченно вздохнул и протянул руку, чтобы вытереть пепел с ее щеки. Но вместо этого испачкал еще больше. Сам был, как трубочист, с ног до головы покрыт черной пылью.

– Аскель! – проревел дракон, а Райдэн скривила рожицу в стиле «я же говорила».

Я чмокнул ее в губы и широко улыбнулся. Зато как она меня жалеет после наказаний!

* * *

Райдэн

Дождавшись своей очереди в душ, я с удовольствием встала под теплые струи воды. Сегодняшняя тренировка явно не задалась. Хотя я сделала для себя вывод, что первый уровень пройду с легкостью, а также отметила потенциальных противников.

Демонам и оборотням придется поработать, лишь некоторые из них пройдут. Оркам не составит труда отбросить булыжники, словно мячи, но вот с быстротой реакции у них проблемы. Эльфов можно сразу исключить, слишком они нежные для подобного испытания. Тот же Амандил Кирийский, который досконально владел мечами и стрелами, все время нервничал, а после того, как Тэйт подорвал портал, и вовсе закатил скандал на пару с Аринаэль. Кстати, эльфийке пришлось постричься налысо, и сейчас она в лечебнице отращивает волосы с помощью магического эликсира.

Теперь все студенты разделились на два лагеря – одни восхищались Тэйтом, другие ненавидели его. К последним относился и ректор. Но вопреки моим ожиданиям на этот раз Эмберс отличился оригинальностью и не стал вешать демона на позорный столб. Вместо этого Тэйту с остальными выбывшими в испытании студентами пришлось убирать тренировочный зал от завалов камней. Скоро отбой, а они до сих пор не освободились.

Выйдя из душа, я подошла к зеркалу и внимательно осмотрела метку. С каждым днем рисунок становился все сложнее и уже достиг локтя. Тэйт следил за ним и проверял по несколько раз в сутки, а когда видел новый завиток, то оживленно дергал хвостиком. Демон говорил, что метка откроет какую-то способность, но узнаю я о ней, лишь когда рисунок полностью завершится. А еще он выбил обещание держать в строгой тайне наличие тату. Между прочим, нечестно выбил. Знает же, что я не могу устоять перед его обаянием.

Вернувшись в комнату, застала там Дерила.

– Ты сегодня рано, – удивилась я. – Тэйт уже вернулся?

Метаморф улыбнулся, расслабленно развалившись на моей постели. Хотя я уже и не помнила, когда спала в ней последний раз. Теперь мое место рядом с Тэйтом, а Дерил, как настоящий друг, каждую ночь принимал мой облик на случай, если ректор опять захочет навестить меня. И он таки навещал! А еще наведывался к Тэйту, и мне приходилось прятаться на балке в его комнате. Пока что нам удавалось провести дракона, но я даже боялась представить, что будет, если нас поймают.

– Нет, он вряд ли вернется до утра, – ответил метаморф. – Эмберс придумал новый изощренный способ выместить свою злобу на принце. Им ведь запрещено пользоваться магией, а уборка займет всю ночь, не меньше.

– Змеюка крылатая, – процедила я. – Может быть, придумаем для него какую-нибудь пакость?

Я зажглась азартом мести и была уверена, что Дерил поддержит, но он почему-то отказал.

– Не сегодня. Думаю, тебе стоит отдохнуть. Кстати, ты отлично справилась на тренировке. Может, мне тоже стоит принять твой облик?

– Ха! Тогда сразу готовь объяснения, откуда у девятнадцатилетнего подростка такие развитые способности по трансформации. Интересно, и сколько же тебе на самом деле?

Дерил задумчиво закатил глаза и загадочно улыбнулся.

– О, я ужасно стар!

– Ну да! – подхватила я. – Настолько стар, что король демонов назначил тебя охранять самое ценное, что у него есть – наследника.

Метаморф тут же посерьезнел и бросил на меня осуждающий взгляд.

– Ты не должна была об этом знать.

– У нас с Тэйтом нет секретов. Это называется доверие, слышал о таком?

– Вот как! А Тэйт знает о том случае, когда ты ходила в спальню к господину Эмберсу?

Я застыла на месте, не зная как реагировать.

– Ага, испугалась? – ухмыльнулся Дерил. – Не бойся, Райдэн, я не расскажу ему. Но лишь потому, что уверен в твоей верности принцу. Кажется, это называется доверие.

Повисло напряженное молчание, мы оба буравили друг друга испытующими взглядами, не желая уступать.

Я чувствовала раздражение от того, что он опустился до шантажа. Да как тонко. Метаморф четко дал понять, что, если выдам его тайну, Тэйт тут же узнает о моей. И в это мгновение я ощутила страх. Да, теперь мне было страшно потерять демона, разочаровать его и разрушить наше взаимодоверие.

– Мне тридцать пять, – наконец сдался метаморф. – И тебе, правда, не о чем волноваться. Я рад за вас с Тэйтом и меньше остальных хочу, чтобы вы ссорились, особенно из-за чешуйчатой твари. Просто держись от дракона подальше, Райдэн. Он грязно играет.

Не совсем поняла смысл последней фразы, но была полностью согласна с метаморфом. Удивительно, как Даннир вообще мог мне понравиться. Я была настолько глупа, что даже пыталась драться за него с ведьмой. А сейчас ничего, кроме отвращения, к этому слизняку не испытывала.

– Ладно, пожалуй, мне действительно стоит отдохнуть, – призналась я.

– Угу! Спокойной ночи, – расплылся в улыбке Дерил и закинул ногу на ногу.

– То есть ты не собираешься свалить с моей постели? – поразилась я.

Парень в удивлении уставился на меня и даже сел.

– А ты разве не идешь к Тэйту?

– Сегодня же его не будет всю ночь. Какой смысл? К тому же большая вероятность, что дракон навестит меня.

Дерил немного подумал и согласно кивнул, но я не упустила разочарование, которое проскользнуло в его взгляде. Попрощавшись, он покинул мою комнату, а я взобралась на балку и повисла вниз головой. Трансформация в летучую мышь мне совершенно не давалась, я даже свыклась с мыслью, что никогда не добьюсь результата. В конце концов, я наполовину демон, и совсем скоро откроется моя суперспособность. Надеюсь, это все же будет огонь, а не вынос мозга, как язвительно предрек Тэйт.

* * *

Виолетта

Стоило мне войти в комнату и повесить влажное полотенце на спинку стула, как тут же погас свет. Ну, вот… Хорошо хоть успела принять душ. Понадобилась целая вечность, чтобы отмыться от едкого пепла. А учитывая, какая очередь собралась, пришлось ждать целых полтора часа. Но теперь-то чистая и одетая в свежую ночную сорочку, я с облегченным вздохом повалилась на постель. Устала. И потратила слишком много энергии сегодня, демонстрируя остальным свою силу.

А что мне еще оставалось? Я не умела извиваться, как вампирша. Признаться, ее сила и ловкость поражали. А с каким восхищением на нее смотрел Даннир. Это меня сильно задело, я не переставала думать об этом весь вечер.

Почему другим так везет? Что в ней такого, что все ею восторгаются? Принц демонов носит на руках, остальные боятся и уважают, а дракон… мой дракон смотрит так, словно она особенная. Этот взгляд должен принадлежать только мне. Разве не так бывает у влюбленных?

Тихий шорох оборвал мои мысли и привлек внимание к двери. Ручка повернулась, а я привстала, чтобы сесть на постели, готовая ко всему. Особенно к визиту Кенрода. Но на пороге показался Даннир, будто чувствовал, что я думала о нем.

– Привет, малышка, – прошептал он, закрывая за собой дверь.

– Привет, – вяло улыбнулась в ответ. Я даже не могла долго обижаться на него. Стоило этому мужчине заглянуть в мои глаза или сказать что-то ласковое, я теряла всякий контроль над своим разумом и телом.

Усевшись на край кровати, он протянул руку и нежно погладил мою щеку. Затем обвел большим пальцем контур губ и, склонившись, запечатлел нежный поцелуй.

– Ты сегодня была потрясающая, – похвалил он. Эти слова прозвучали, словно музыка для моего сердца, и я просияла.

– Я просто использовала самое обычное заклинание взрыва твердых предметов и добавила к нему окрашивание частиц, чтобы выглядело эффектно. Нас учили этому на уроках магической защиты и самообороны в моей прошлой академии. Я была лучшей на потоке среди девушек.

Дракон внимательно слушал, не прекращая улыбаться.

– Я горжусь тобой, – произнес он, пересаживая меня к себе на колени.

От пьянящего запаха его кожи я почувствовала привычный жар по всему телу и легкое головокружение. Сладкие губы так и манили поцеловать, обласкать, но Даннир остановил меня, когда я попыталась приблизиться.

– Виолетта, мне нужно тебе кое-что сказать, – сдавленно произнес ректор. – Тебе это не понравится.

Я насторожилась, мысленно готовясь к худшему.

– Я должен уехать на неделю. Снова.

Подавив разочарованный стон, я уткнулась в шею возлюбленного и глубже вдохнула его аромат.

– Опять магистры?

– Не совсем. Это, скорее, по личному делу. Скажем так, подготовка к турниру.

Я отстранилась, поймав его многозначительный взгляд в свете луны, падающего из окна. Не нужно было больше пояснений, дело касалось меня. Даннир делал все, чтобы я победила и обрела долгожданную свободу.

– Мне предстоит дальняя дорога за важным артефактом, уникальным в своем роде. Я хочу, чтобы ты усердно тренировалась, пока меня не будет, и не отвлекалась на всякие глупости, такие как ссоры с Райдэн или беспрерывная болтовня с твоими подругами. Сократи общение с ними до минимума. Никто не должен узнать или даже подумать, что я помогаю тебе.

– Конечно, – быстро заверила его. – Я сделаю все возможное, обещаю.

Дракон мягко улыбнулся и удовлетворенно кивнул. Затем еще раз коснулся моих губ легким поцелуем и без единого слова прощания покинул мою комнатушку. А я вновь ощутила привычную пустоту и разочарование. Опять одна. Всегда одна.

Возможно, я просто устала и накрутила себя, но мне стало грустно до слез. Все не так, как должно быть! Уткнувшись в подушку, свернулась калачиком и дала волю эмоциям.

– Ви?

Неожиданный шепот Дерила заставил меня вздрогнуть и смолкнуть. Я медленно села, стерла слезы с лица и шмыгнула носом. Метаморф стоял у двери, сложив руки на груди. Надо отдать ему должное, он никак не прокомментировал мои рыдания.

– Что ты здесь делаешь? – никогда еще мой голос не звучал настолько жалко.

– Договор, – коротко отозвался Дерил, а после без разрешения подошел и сел рядом со мной.

– И почему сегодня? – спросила, глядя перед собой.

С той ночи он в мою комнату не приходил, хотя я этого опасалась. И в то же время… ждала. Как бы ни хотелось признавать, но теперь я боялась кузена и не была уверена, что в следующий раз мне так же повезет. Слишком свежи были воспоминания о собственной беспомощности. Хотя Кенрод упорно делал вид, что того страшного кошмара и не было. Возможно, он на самом деле не помнил, только вот теперь я знала, что творилось в его голове, и всеми правдами и неправдами старалась избегать его общества.

– Райдэн заняла комнату, – пояснил Дерил.

Я непонимающе посмотрела на него. Мне казалось, Дерил следил за Кенродом в своем корпусе, но никак не ожидала, что он проводил ночи по соседству, пока вампирша развлекалась с демоном.

– Эту ночь Тэйт проведет за уборкой.

– Насколько мне известно, Кенрод тоже, он ведь провалил испытание.

Дерил пожал плечами и фыркнул.

– Нужно было лучше стараться.

– Я к тому, что вряд ли он навестит меня этой ночью.

Метаморф тут же посерьезнел и недовольно скривился.

– Ты можешь быть уверенной в этом на сто процентов? Я – нет.

Не дождавшись моих доводов, он резко сменил тему, тем самым давая понять, что обсуждения закончены. Ладно, право остаться сегодня здесь он отвоевал.

– Почему слезы льешь? – все-таки спросил он.

Сначала я хотела ответить колкостью, несмотря на свой стыд, но прикусила язык. Метаморф не издевался, а действительно интересовался моим состоянием, уже давно никто этого не делал с искренностью. Поиск ответа на его вопрос не дал мне результатов, кроме вновь навернувшихся слез.

Эта академия, турнир, Даннир, Кенрод, собственная беспомощность – все было причиной расстройства. Раньше у меня была цель стать первой во всем, так и было в моей прошлой академии. А теперь осознание того, что я обычная, не лучше других, словно спустило с небес. Да и был ли смысл в моих былых стремлениях?

Так и не сумев найти нужных слов, я спрятала лицо в ладонях и расплакалась уже без стеснения, просто стало все равно. Я думала, Дерил уйдет. Но он притянул меня к себе, уткнув мое лицо в свою грудь, а другой рукой нежно гладил по волосам. Почему-то от этого простого прикосновения становилось теплее на душе, я успокаивалась.

– Все? – спросил метаморф, когда я затихла.

Боясь вновь сорваться, я просто отстранилась и кивнула.

– А теперь спать, – сказал Дерил и похлопал ладонью по подушке.

От мысли, что я снова останусь одна, стало невыносимо. Поддавшись порыву, спросила:

– А ты не уйдешь?

– Нет. Ложись.

Он встал, откинул одеяло, дождался, пока я улягусь, а после присоединился ко мне.

– Что это… Ты что удумал? – возмутилась я, когда он нагло закинул свою руку мне на живот.

– Спи, Виолетта, мне завтра рано вставать.

– Но…

– Тсс!

Я уставилась на беззаботное лицо метаморфа, совершенно не зная, как реагировать. Он закрыл глаза и полностью расслабился, будто бы уже спал.

Когда он говорил, что будет ночевать со мной, я вовсе не предполагала делить с ним свою постель. Глядя в потолок, прислушалась к собственным ощущениям. Было странно… Неловко и… приятно, от тепла его тела, которое грело под боком. Я слушала шелест его дыхания и сама не заметила, как провалилась в сон.


Глава 13

Виолетта

Утро я встретила уставшей и разбитой, будто и не спала совсем. И в полном одиночестве – не было ни единого доказательства, что Дерил спал рядом. Мои переживания никуда не делись, а лишь усилились от осознания того, что метаморф видел меня в таком состоянии. Он не стал высмеивать меня, но я все равно чувствовала себя неловко. Наверное, так ощущал себя каждый, оголивший душу.

На завтрак не пошла, обошлась своими запасами. Во-первых, помнила наставления Даннира об ограничении общения с другими студентами, а во‑вторых, не знала, как смотреть метаморфу в глаза. Он спасал меня, успокаивал, видел зареванной, растрепанной, в одной ночной рубашке, и я сама попросила его остаться. Кто он мне? Друг? А хотел ли он сам им быть? Возможно, в Дериле говорило лишь благородство, и именно оно не позволяло поступать иначе. Если так, не стоило привязываться к нему и ждать очередной помощи.

В аудиторию я входила последней, оттягивая момент встречи с метаморфом. Против воли сразу же нашла взглядом его красноволосую макушку среди присутствующих. Он слегка улыбнулся мне, а затем отвернулся к госпоже Фейн, уже начавшей объяснять тему занятия.

Я честно пыталась вслушаться в слова преподавательницы, но смысл доходил до меня не сразу и, наверное, не весь. Потому что, когда все стали выходить из аудитории, я не поняла зачем, и просто пошла следом. Мы спустились в тот же зал, который вчера разгромил Тэйт, правда, следов почти не осталось. Сам же демон явно не был в восторге от пребывания в этом месте. Он выглядел очень уставшим, под стать его вампирше с утра, но даже сейчас вместе они смотрелись прекрасной парой.

– А теперь обещанное пояснение, – объявила госпожа Фейн. – Тем из вас, кто все еще не овладел левитацией, или овладел не в полной мере, а также тем, кто рассчитывает и вовсе обойтись без этих знаний, будет полезно это занятие, – глаза старой вампирессы зажглись азартом, и я сразу же поняла, что ничего хорошего нас не ожидает. – Бывают ситуации, когда почва из-под ног уходит в буквальном смысле этого слова. Собирайтесь в кружок, детишки! – рукой она указала на круг, начерченный в центре зала.

Без малейшей опаски туда встали только туповатые орки. Остальные же поняли, что тренировки перед турниром лишь набирали обороты. Последними в круг вступили эльфы. Практически сразу за этим контур засветился и, на миг ослепив, растаял.

– Что за?.. – выругался кто-то, и я была с ним солидарна.

Мы стояли на островке посреди болота, которому не было видно края. Неужели территория академии и такое в себя включала? Радовало то, что был день.

Я, как и большинство из нас, левитацией не владела. Мне вполне хватало метлы для этих целей. Демоны же могли трансформироваться, метаморф, впрочем, тоже, и их крылья вполне годились для полета. А вот остальные… На занятиях лишь Вероника могла левитировать достаточно долгое время.

– Мало мотивации, – сообщила госпожа Фейн, неожиданно появившись прямо в воздухе. – Почва под вашими ногами не настолько тверда, как кажется. Остров был создан только для комфортной телепортации в нужное место, – сказав это, преподавательница исчезла так же неожиданно, как явилась.

Переглянувшись, мы дружно посмотрели вниз. Островок медленно погружался в воду. Первыми среагировали демоны. Почти одновременно трансформировавшись в свои вторые ипостаси, они расправили крылья, отчего места на острове стало еще меньше.

– И куда лететь? – пророкотал Лойд, обращаясь к принцу.

Тэйт, сжимавший Райдэн в объятиях, неопределенно мотнул головой. Демон по имени Броскард кивнул и поднялся ввысь. За ним Пит, Вислав и после некоторого замешательства Сандра. Зависнув в воздухе, демоны стали оглядываться.

– Вижу крышу академии, – сообщил Лойд и указал в нужном направлении.

– Отлично! – откликнулся Тэйт. – Держись крепко, детка, – это уже только для Райдэн.

– Теперь не отцепишься, – отшутилась она, обнимая демона руками и ногами.

Я проводила взглядом улетевших демонов и одну вампиршу. Почему Лойд, Пит и Вислав не взяли себе в довесок хотя бы девушек? Могли бы и помочь. Хотя… Все мы здесь конкуренты, не более.

Следующей воспарила Вероника и неспешно отправилась за остальными. Я обернулась к Дерилу и уже открыла рот, чтобы спросить, почему он медлил, но взгляд метаморфа заставил меня остановиться. Видимо, он не хотел показывать своих возможностей, и это его право.

– Нас же не оставят здесь? – пропищала Зандраэль. – Смотрите, он стал быстрее уходить под воду! – перейдя на истеричные ноты, она, припрыгивая, указывала пальцем на причину ее испуга.

Эльфийка оказалась права, островок стремительно уменьшался в размерах. Понятное дело, что за несколько минут никто левитировать не научится, а значит, стоило искать иной выход.

У всех нарастала паника.

– За нами вернется кто-нибудь?

– Должен быть портал обратно в академию!

– Пусть засчитывают вылет и возвращают меня!

Я взяла себя в руки и постаралась отстраниться от причитаний, мешающих думать.

Болото – участок с избыточным увлажнением, значит, нужно вспомнить, что можно сделать с водой. Вскипятить? Пожалуй, я не только не справлюсь с этой задачей, но и нас сварю при этом. Заморозить? Не хватит сил на прочный лед, а делать ограниченные участки нет смысла – быстро растает.

От волнения я прикусила губу. Ничего стоящего в голову не приходило. Еще раз внимательно осмотрела поверхность болота – сплошной мох, мочажин нет, а значит оно проходимое. Как я могла забыть, что нам рассказывали на занятиях ботаники о правилах сбора растений и ягод на болотах? Если выбрать правильный путь, то замочишь только ноги, не более. Жаль, конечно, что нет какой-нибудь палки для проверки глубины, но у меня есть магия, и с ее помощью я справлюсь с не меньшим успехом.

Вот только мне нужна поддержка. Конечно, моя сила в последнее время возросла, но я не могла быть уверенной, что ее хватит до берега, и я не упаду от истощения. Быстро осмотрев оставшихся на островке, остановила свой взгляд на Дериле. Еще неделю назад я бы без сомнений доверилась Кенроду, а теперь не видела никого надежнее метаморфа. Он, будто поняв мои намерения, чуть заметно кивнул.

Я приблизилась к краю островка. Лезть в мерзкую жижу не хотелось, но тонуть не желалось еще сильнее. Вздохнув, сделала первый шаг. Нога скрылась по щиколотку, но опора под ней была.

– Виолетта, ты куда? – спросила Лайма мне в спину.

– На берег, – не поворачиваясь, ответила ей и приставила вторую ногу.

– Но ведь нужно левитировать, – не отставала ведьма.

– Тебе нужно – левитируй. До конца занятия осталось часа два, а обед я пропускать не собираюсь, – огрызнулась ей в ответ.

– Но там же грязно, – продолжала Лайма.

Ох, как же мне это надоело! До такой степени, что все мое самообладание просто-напросто испарилось.

– Тебя никто и не тянет сюда! – обернувшись, наорала я на ведьму.

От моего крика все опешили. Конечно, я ведь никогда не повышала голос настолько сильно. Да и леший с ним! Мне надо перейти болото.

Призвав магию в правую руку, я повернула ее ладонью вниз, чтобы «измерять» глубину, и пошла вперед. Злость еще не утихла во мне, но придавала уверенности в действиях.

Сзади послышались шлепки, мельком оглянувшись, увидела Дерила. Значит, не зря понадеялась на его поддержку, пусть так и не решилась открыто попросить о ней. Чуть позже услышала еще нескольких присоединившихся к нам – оборотни в полном составе и некромант тоже доверились мне. Ох, силы природы, они все шли за мной!

Сама того не осознавая, я стала их предводителем в этом испытании. И пусть эта мысль грела, но груз ответственности слишком тяжел. Пока путь шел ровно, но неизвестно, что ждало нас дальше. Смогут ли остальные повторить все повороты? С другой стороны, я никого не звала за собой, ни в чем их не убеждала и должна ли теперь волноваться?

В конце концов, победит только один из нас. Да и игры в благородство не для меня.

Почувствовав под рукой провал, я остановилась, исследовала стороны и взяла влево. Быстро обернувшись, увидела, что следом шли все, только эльфийки и Лайма, видимо, не желая испачкаться, покоились на руках орков. Глупые. Эти зеленокожие сами весили раза в два больше остальных парней, а с таким «багажом» риск провалиться у них утраивался.

После пары шагов я снова почувствовала большую глубину и вновь свернула. Дальше путь стал настолько извилистым, что даже я не смогла бы его за кем-то повторить, но остальные как-то справлялись. Пока не послышался чей-то визг.

Вопила Лайма, которая все еще была на руках у орка, стремительно погружающегося в болото. Сначала все замерли, а после одновременно случилось несколько вещей. Соплеменники тонущего Лихдиша побросали эльфиек и кинулись ему на помощь. Аринаэль сразу же потянуло ко дну, Углар, шедший самостоятельно, тоже угодил в топь. Гришкан пытался отцепить от товарища визжащую Лайму, а Шаграс встал с глупым видом и крутил головой, не понимая, кому в первую очередь помогать.

– Не стой на месте, – произнес Дерил, а я не сразу поняла, что он обращался ко мне. – Иди.

Постаравшись не оглядываться, я продолжила путь. Хотя на душе было неспокойно, словно поступала неправильно, оставляя других без помощи. Но ведь каждый за себя, так?

После поспешного шага моя нога провалилась по колено и стала затягиваться глубже. Сначала я растерялась, но затем постаралась медленно вытащить ее. Не получалось, у меня не было опоры. Подавив зарождающуюся панику, я попыталась снова. Метаморф уже приблизился ко мне и остановился в нескольких шагах. Почему он не помогает?

Дерил просто стоял и смотрел на мои бесполезные дерганья, еще и руки на груди сложил. Ему за спину я заглядывать боялась, крики о помощи звучали все отчаянней. Если не справлюсь, то вскоре присоединюсь к остальным утопшим. От этой мысли я разозлилась с новой силой.

– Не хочешь помогать, проходи дальше, – с раздражением сказала Дерилу и вновь попыталась вытащить ногу.

Он не сдвинулся с места. Словно ждал, когда я сдамся.

«Вот так, Виолетта, доверяй и надейся!» – подумала я с грустью и жалостью к себе.

– Попроси, – тихо произнес метаморф.

– Что? – не поняла я.

– Попроси о помощи, – повторил он.

Я непонимающе посмотрела на парня.

Зачем просить, если он видит, что мне самой не справиться? Снова его шутки?

– Попроси, Виолетта, – настаивал Дерил, – или утонешь прямо тут.

Да не привыкла я просить! Мне всегда помогали без этого, а нет, так сама справлялась. В отчаянии поискала взглядом Кенрода – он точно не стал бы вести глупые речи. Но кузен и сам увяз. Как и большинство остальных, на поверхности держались только оборотни и эльфы Охтарон и Амандил.

– Помоги мне, – еле выдавила я из себя, понимая, что иначе не вылезу отсюда никогда.

– Что? – переспросил метаморф. Да он точно издевался!

– Дерил, помоги мне, пожалуйста, – процедила сквозь зубы.

Вздохнув, он все же подошел и положил на мои предплечья руки. Какие они у него теплые! Я даже не заметила, как продрогла.

– Не отвлекайся, – проговорил Дерил мне на ухо, от чего по телу пробежали мурашки. – Дергай!

Послушно выполнила его указание и вытянула ногу. Метаморф убрал конечности и молча вышел вперед, направляясь к берегу, и тем самым занял мое место ведущего. Это почему-то расстроило, наверное, во мне говорила привычка всегда быть первой.

– Спасибо, – запоздало проговорила ему в спину.

– Обращайся, – не поворачиваясь, кинул он.

Оборотни и эльфы также догнали нас, и, не задерживаясь, все направились за Дерилом. Я продолжала страховаться своей магией. Сзади доносились вопли и крики утопающих, но мы молча продолжали идти вперед.

Когда выбрались на берег, тут же из ниоткуда появилась улыбающаяся госпожа Фейн.

– Что ж, вы справились. До академии доберетесь своим ходом.

– А что, нас не заберут? – недоуменно спросил Йоган. – А как же остальные? Им нужна помощь.

– Неужели вы думали, что мы топим студентов в болоте? – оскорбилась вампиресса. – Все условно утонувшие уже в академии. Сработали спасательные порталы, естественно, – пояснила она и тут же исчезла.

– То есть все зря? – спросила волчица по имени Ирма Сайтон, обращаясь ко всем.

– Не зря, – не согласился Адам. – Мы в грязи только по колено, а остальные по макушку.

Йоган поддержал его смехом. Видимо, эта тренировка для всех выдалась той еще нервотрепкой, так как веселье оборотней подхватили все, даже эльфы. И мы смеялись всю дорогу до академии. А там нас обрадовали отменой остальных занятий, хоть и предупредили, что это только для отдыха перед завтрашним испытанием, и, разумеется, в нагрузку дали задание – подготовить по три реферата каждому.

* * *

К обеду я так проголодалась, что, несмотря на ужасное желание спать, побежала в столовую, как только вылезла из душа. Мне срочно нужно было подкрепиться, сил практически не осталось, все-таки я несколько переоценила себя.

Как только зашла в столовую, сразу же услышала перешептывание за центральным столом, где я обычно трапезничала с остальными девушками. Покосившись на их недовольные лица, поняла, что сегодня я их «враг номер один».

Лайма и эльфийки озлобились на меня за то, что не помогла им. Мне же их обвинения казались абсурдными. Я не обязана спасать их только потому, что они сами ни на что не способны! В конце концов, не надеются же они на подобное при прохождении турнира? И почему-то Веронику и Ирму никто ни в чем не обвинял.

Гордо задрав подбородок, я всем видом дала понять, что выше всего этого, и уж точно обойдусь без их глупого общества. Тем более дикий голод не давал думать ни о чем, кроме пищи. Подойдя к раздаточному столу, взяла тарелку и до краев наполнила ее всем, что попадалось на глаза. Чуть не положила любимых пиявок вампирши, но вовремя остановилась, когда они начали извиваться.

– Фу! – возмутилась я и отправилась к ближайшему пустующему столику.

Забавно, совсем недавно здесь сидела кровососка, а мы над ней подшучивали, как над изгоем общества. А сейчас она не слезала с колен своего демона. Услышав приглушенные смешки со стороны девиц, я горько хмыкнула и набросилась на еду.

– Ух, да ты бы и тролля съела! – послышался веселый голос Дерила. Подняв голову, я в удивлении уставилась на парня, усевшегося напротив.

– Проголодалась? – улыбнулся он, стянув с моей тарелки кусочек мяса куропатки.

– Ты что делаешь? – процедила я, едва не подавившись.

– Ладно, ладно! – и вовсе рассмеялся метаморф, поднимая руки. – Не буду трогать твою еду, а то еще пальцы мне откусишь.

Как бы я ни пыталась оставаться серьезной, все равно не сдержала улыбки. Этот парень очень странно действовал на меня…

– Я не о еде, – сконцентрировалась я на нужном. – Зачем ты подсел ко мне? Теперь все будут думать, что мы встречаемся, или что-то в этом роде.

Покосившись на столик с девушками, убедилась в своих догадках. Они бросали на нас заинтересованные взгляды и активно перешептывались.

– А тебя очень волнует, что они подумают? – хмыкнул Дерил, вальяжно рассевшись на стуле и закинув руки за голову.

Мой взгляд невольно скользнул по мощным плечам, и я сразу вспомнила вид его обнаженного тела. Пытаясь спрятать покрасневшее лицо, склонилась над тарелкой и быстро закинула кусок мяса за щеку.

– Ты знаешь… – продолжил метаморф, по-своему расценив мое молчание. – Я сделал вывод, что ты лучше, когда не поддаешься общественному мнению.

Непонимающе уставилась на него и даже жевать прекратила. На мой немой вопрос он выдал пояснение:

– Ну… Ты добрее, что ли.

– Я и так добрая, – возразила ему. – Это Славор из рода темных, а род Вилар…

– Я не о том, – бесцеремонно перебил метаморф, опять стянув с моей тарелки кусок мяса.

– Ты ведь в курсе, что это неприлично? – возмутилась я.

– Правда? – скорчил рожицу Дерил. – А кто тебя за это накажет?

Он демонстративно покрутил головой по сторонам и вновь широко улыбнулся мне.

– Здесь нет твоей мамочки, Виолетта, нет сестер, нянь, слуг, надзирателей, даже чешуйчатой тв…

– Не смей его так называть!

– Даже ректора нет, – продолжил он как ни в чем не бывало. – Никто тебя не поставит в угол, а если кто и осудит, – метаморф кивнул в сторону девиц, – не обращай на них внимания. Просто будь собой. Попробуй!

Он поднялся с места, сняв с моей вилки наколотую морковь.

– Тебе это понравится.

Я хотела высказаться, даже рот открыла, но он не стал дожидаться ответной реплики, а просто развернулся и вышел из столовой, хрустя моей морковкой.

– Нахал! – бросила я ему вслед, а сама быстро закинула в рот еду, чтобы сдержать просящуюся улыбку.

Нет, я все же должна злиться на него хотя бы за то, что он заставил меня просить о помощи. Это было унизительно. И чего в итоге Дерил добился?

У выхода из столовой я была остановлена Лаймой.

– Виолетта, нам нужно поговорить, – уверенно заявила она.

– Я вся внимание.

Странно, но меня вовсе не волновало, слышали ли нас сидящие рядом орки. Еще несколько дней назад я отвела бы ведьму в сторону, чтобы не устраивать публичные дебаты, но сейчас была настроена воинственно. Что же изменилось во мне? Неужели слова метаморфа так подействовали?

– Я очень разочарована твоим поступком, – начала Лайма. – Думала, мы подруги, а ты даже не подала мне руку помощи.

Мне не пришлось долго думать, чтобы задать вопрос:

– А ты бы подала, будь на моем месте?

Она быстро ответила согласием, но по хитрому взгляду нетрудно было догадаться, что так называемая «подруга» лукавила.

– Ты бы утонула сама, но спасла бы всех остальных, так? – уточнила я. – Такая себе героиня современности. Сколько самопожертвования! Сколько драмы!

– Прекрати, – зашипела на меня Лайма, хватая за руку и выводя из столовой.

Дерил был прав, быть собой – весело! И к лешему их мнение, пусть засунут его себе в…

– Ви, что с тобой случилось? Ты сама не своя в последнее время, – уже мягче заговорила девушка, когда нас никто не слышал. – Ты будто отстраненная, не поддерживаешь разговор за столом, не смеешься, все время насупленная. Проблемы с драконом?

Ох, нет! На эту уловку я точно не поведусь, Лайма не получит от меня повода для сплетен. Наигранно улыбнувшись, я отрицательно покачала головой.

– У меня нет никаких проблем. Просто устала. Сильные нагрузки, тренировки, в конце концов, я, действительно много учусь, а не просто чешу языком без остановки.

Ведьма, конечно, поняла мой намек, но виду не подала, а продолжала строить из себя заботливую подружку. Естественно, ссориться со мной ей вовсе невыгодно. У кого же она будет списывать домашки по зельеварению?

– А что у тебя с Дерилом? – допытывалась Лайма. – Все заметили, что вы стали чаще общаться. С чего бы это?

Ее приторно-заговорщицкий тон действовал мне на нервы, хотелось просто развернуться и уйти. Но если сейчас не пресечь глупые сплетни, они дойдут до Даннира.

– Ты издеваешься? Что у меня может быть общего с этим… шутом? Он просто спрашивал домашнее задание.

– Ясно, – оживилась ведьма. – Слушай, раз у вас сложились приятельские отношения, может быть, поинтересуешься у него, что он обо мне думает?

Увидев мой пораженный взгляд, она быстро добавила:

– А я, в свою очередь, поговорю с девочками, чтобы не сердились на тебя. Больше всех возникала Аринаэль, но я ее быстро усмирю, обещаю. Уже завтра ты сможешь трапезничать с нами.

Почему-то стало смешно, и я не удержалась от циничной ухмылки. Услуга за услугу, так? Это правило действовало всегда. Что ж, помогу. Возможно, когда-нибудь и мне придется к ней обратиться. Я ничего не ответила Лайме, лишь кивнула и направилась по лестнице на второй этаж.

Напишу рефераты и лягу спать. Ох, силы природы, как же я жду отбоя! И дело вовсе не в ночном присутствии метаморфа. Конечно, нет.

* * *

Дерил

День выдался еще тот. Хотя были явные успехи, что очень радовало. Не у меня, ведь я и так во всем успешен и неотразим, а у малышки Вилар.

Она стала для меня словно самая интересная и азартная игра. Я и сам не замечал, как постоянно искал встречи с ней, придумывал глупые поводы, уговаривал себя же пойти в ее комнату.

И вот сейчас, как только настало время отбоя, и на всем этаже погас свет, поймал себя на мысли, что пребываю в предвкушении этой ночи. Но для начала нужно было разобраться с одной проблемкой.

Зайдя к Кенроду, я застал его в полудреме. Маг сильно выдохся на сегодняшних тренировках, и на похищение кузины у него явно не было сил. Но перестраховаться не помешало бы. Прошептав заклинание крепкого сна, я дунул на парня и тут же ощутил от него характерное внутреннее спокойствие и расслабленность. Довольно улыбнувшись, направился к Виолетте.

Когда я зашел в ее комнату, девушка была вся на взводе и не могла найти себе места.

– Дерил! – воскликнула она.

– Привет, – улыбнулся, не в силах отвести взгляд от ее обворожительной фигурки в ночнушке нежно-розового цвета.

– Мне нужно с тобой серьезно поговорить, – заявила ведьмочка, усаживаясь на кровать.

– Слушаю, – я подпер спиной стену, уже предполагая, о чем пойдет речь.

– Вчера я… была не в себе. Наверное, тренировки выбили из колеи, и ты застал меня не в лучшем свете.

– Понимаю, – как можно серьезней произнес я.

– Но сегодня все не так. Я уже пришла в норму, и, надеюсь, ты осознаешь, что спать со мной в одной постели немыслимо и недопустимо? Это больше не должно повториться.

С самым серьезным видом она подняла на меня свои прекрасные фиалковые глаза, ожидая ответа.

Я с трудом удерживал непроницаемый вид. А так хотелось улыбнуться от ликования, ведь ее слова шли вразрез с чувствами. Она хотела и ждала, что я начну переубеждать ее. Но я, конечно же, не стал. Игра всегда шла по моим правилам. Уж никак не по ее.

– Ты права, – кивнул я, усаживаясь на стул напротив ведьмочки. – Согласен, вчера была особая ночь, о которой мы просто забудем. И больше этого не повторится.

Конечно, нет! Эта ночь уже в прошлом, зато сколько будет новых!

Виолетта как всегда скрыла истинные чувства под взглядом, полным надменности и превосходства, и без лишних слов улеглась в постель, поворачиваясь ко мне спиной. Я, как мог, расслабился на стуле, рассматривая контуры ее фигуры.

Она такая хрупкая и ранимая. Как снаружи, так и внутри. Весь этот ее пафос лишь защитный механизм. У каждого он есть. Рай скрывается за маской безразличия, Тэйт просто взрывает все вокруг, я… строю из себя шута. Так проще манипулировать людьми, когда они не ждут от тебя серьезных поступков.

Но здесь и сейчас я не исполнял служебный долг, а просто наслаждался обществом этой девушки. Когда она беззаботно уснула, я тихо пробрался в ее кровать и нырнул под одеяло. Виолетта что-то пробормотала во сне, а затем перевернулась ко мне лицом и, закинув руку и ногу на меня, прижалась всем телом. Мне пришлось сделать несколько глубоких вдохов, чтобы усмирить свой пыл. Я ведь обещал ей, что буду вести себя прилично. Темный, она должна была взять с меня кровную клятву, потому что сопротивляться ее влечению выше моих сил.

* * *

Райдэн

«Демоны стихий являются одними из сильнейших магических существ высшего уровня», – гласила книга. Я прочитала эту строчку уже три раза, но так и не осмыслила.

– Тэйт! – наконец не выдержала я. – Прекрати пялиться!

– А в чем дело? – проворковал он голосом опытного искусителя. Лежа на кровати в расслабленной позе, демон подпер голову рукой и внимательно наблюдал за моими жалкими попытками прочесть учебник по расовым различиям. Его хвостик оживленно бился о стенку, чем ужасно меня отвлекал.

– Ты же обещал! – почти сдалась я.

Тэйт резко поднялся с места и, откинув учебник, нагло уселся на край стола, нависая надо мной.

– Ты нервная, потому что давно не питалась, – шепнул он, скользя хвостом по моему обнаженному бедру. – А от этого и я нервничаю. Ненавижу, когда тебе плохо.

От его слов было так приятно и тепло на душе, но еще жарче стало от понимания, что он не врал. Это читалось в его взгляде, отражалось во фразах и поступках. С того раза, как он вынудил меня признаться в своих чувствах, мы больше об этом не говорили, просто наслаждались друг другом. Но одно маленькое слово все время вертелось у меня на языке и так и просилось сорваться. Опять промолчав, я решила наглядно показать демону, как сильно привязалась к нему.

– Ты прав, – прошептала я, – Я очень голодна.

Я обожала те моменты, когда мы оставались одни после занятий. Тэйт сразу снимал рубашку, предоставляя мне полный доступ к своему превосходному телу.

Толкнув его на кровать, я навалилась сверху, ухватившись за рожки.

– Гр-р-р… Обожаю, когда ты так делаешь! – простонал Тэйт.

Я собиралась ответить, но в этот момент со мной произошло что-то странное. Легкое головокружение сменилось потемнением в глазах и чувством полета. Я будто падала вниз, и меня уносило в водоворот. Звуки и свет заглушились, лишь настороженный голос Тэйта отдаленно доносился до моего сознания. Я больше не была с ним, а оказалась в совершенно ином месте – мрачном и холодном.

В воздухе витало зло и проникало сквозь меня. От мерзких ощущений кожа покрылась мурашками, а тело начало трясти. Я стояла в начале большого каменного зала, наподобие того, в котором проходили наши тренировки. Только это место было совершенно чужим. И даже запах отличался – несло гнилью и плесенью.

Спереди доносились голоса, звучавшие как эхо из колодца. Сделав пару шагов, я увидела вдалеке высокую фигуру в длинной, широкой мантии. Рядом находился пьедестал или, скорее, жертвенник. На нем кто-то лежал. Мне захотелось подойти, но я не пошла, а словно поплыла, приближаясь к объекту. Фигура в мантии, ощутив чужое присутствие, резко повернула голову в мою сторону, и я вскрикнула от леденящего ужаса. Нет, лица я не увидела, оно было скрыто в тени капюшона, но меня будто затягивало в бездну, и я точно знала, что обратного пути не предусмотрено. Мне оставалось лишь закрыть глаза, чтобы не было так страшно.

– Райдэн? Ты слышишь меня? Очнись, очнись!

Отчаянный вопль заставил вздрогнуть и резко дернуться вперед.

– Слава богам! – облегченно выдохнул Тэйт, сжимая меня в своих объятиях.

Мне понадобилось какое-то время, чтобы понять, где я нахожусь, и успокоить бешено колотящееся сердце.

– Что случилось? Ты кричала и не отзывалась. Это нормально для вампира? – допытывался демон, пытаясь поймать мой растерянный взгляд. Я не понимала, что со мной произошло… Внезапный сон? Но он был до такой степени реалистичный, что запах гнили все еще ощущался в воздухе.

– Не знаю, – заторможенно я ответила Тэйту, до крови вцепившись когтями в его плечи. Было страшно отпускать, я боялась вновь попасть в то место и даже не замечала, что делала демону больно.

– Эй, Клыкастик, – прошептал он, нежно поглаживая мою руку, – давай вытащим твои коготки, хорошо?

– Прости, – пискнула я и тут же разрыдалась. Эмоции переполняли, было так страшно, но в то же время рядом с Тэйтом я чувствовала себя в безопасности. Его доброта и забота убедили, что все это было лишь…

– Видение, – прошептала я, с ужасом уставившись на принца. Понимание, как снежная лавина, обрушилось на меня, принося двоякое чувство – радость и страх одновременно. – Это мое первое видение, Тэйт.

Теперь у меня не было сомнений. Взглянув на свое предплечье, я показала его демону.

– Тату растет, видишь? Ты говорил, проявится какая-то способность. А демоны кровного рода обладают даром провидения. Они читают по крови и…

Мысли бежали быстрее слов, и я, наконец, все поняла.

– Я испила твоей крови, – прошептала, чувствуя, как накатываются новые слезы. – И это ты там лежал. На жертвеннике. О, боги! Это был ты. Тебе грозит опасность. Нужно срочно кому-то рассказать. Нужно связаться с твоим отцом…

– Тише, тише, – зашептал Тэйт, прижимая меня к груди. – Сначала успокойся, хорошо? Ты очень взволнована, и я чувствую твой страх. Я рядом, Райдэн. И никому не позволю навредить тебе.

– Но дело не во мне, – всхлипнула, отстраняясь, чтобы посмотреть ему в глаза. – Я видела какого-то мужчину в мантии, а может, и женщину, не знаю. Он стоял над жертвенником, на нем кто-то лежал. Я ощущала зло, понимаешь, Ти? Очень темное и могущественное, до сих пор дрожь по телу. Это было так реально, будто мне открылся портал в будущее.

Демон внимательно слушал, продолжая гладить меня по волосам успокаивающими движениями, а его лицо мрачнело, приобретало жесткие черты. Он даже не подумал ставить под сомнения мои слова. Верил, но старался не подавать вида, как сильно взволнован.

– Наверное, придется поговорить с ректором, – вздохнула я. – Нам необходимо связаться с твоим отцом.

– А что если… – Тэйт запнулся, но спустя мгновенье продолжил: – Может, этот, в мантии, и есть дракон?

Я задумалась над его словами. Кому мы на самом деле можем доверять? Уж точно не этому двуличному змею.

– Надо поговорить с Дерилом, – догнал мои мысли демон. – Ему я доверяю.

Я согласно кивнула. Он прав, на метаморфа можно положиться. Больше ни на кого.

– Ти?

– Что, Клыкастик? – он слегка улыбнулся, все еще оставаясь напряженным.

Я не смогла сдержать ответной улыбки и помотала головой. Он решил называть меня так в отместку за то, что сокращаю его имя из четырех букв до двух. Но, на самом деле, нам обоим нравились эти прозвища, они только наши – личные.

– Я очень… – опять придушив порыв признаться в чувствах, смолкла и уткнулась в его грудь, – очень дорожу нашими отношениями. Пожалуйста, береги себя. Ради меня.

Он ответил не сразу, но я все равно не поняла.

– Подожди еще немного, моя девочка. Все будет.


Глава 14

Виолетта

Неловко признавать, но до сегодняшнего дня я почти не вспоминала о Даннире. Все мысли были заняты либо тренировками, которые становились все сложнее, либо Дерилом, потому что он буквально заполнил все свободное время собой. Незаметно для себя я стала ждать его присутствия, вместе с шутками, забавными рассказами и даже колкостями в мой адрес. И так же неосознанно засыпала в присутствии метаморфа.

Конечно, каждый вечер я возмущалась этому, но только для сохранения хоть видимости приличий, черту которых давно переступила одним своим желанием видеть Дерила перед сном. Хорошо, что каждое утро я встречала в одиночестве, иначе пришлось бы выгонять парня из своей комнаты более настойчиво.

В начале урока господин Мэлфи напомнил студентам о скором возвращении ректора. Конечно, я соскучилась по нему, но что-то помешало обрадоваться тому, как быстро пролетели дни нашей разлуки. И это было неправильно! Я должна предвкушать встречу, а не сожалеть, что она слишком близка. Тем более до турнира оставалось чуть больше недели, а затем мы будем вместе с Данниром, и ничто не помешает нашему счастью.

– Ты чего разволновалась? – шепнул на ухо Дер, который сидел со мной за одной партой.

– Я? – растерялась от вопроса. – Все хорошо. С чего ты взял, что я волнуюсь? – с подозрением посмотрела на него.

– Ты губу закусила, – пояснил он. – Не переживай, если ты прошла все тренировки первого уровня, то и со вторым справишься, – метаморф сжал мою ладонь под столом, выражая свою поддержку.

Я только кивнула и отвернулась. Почему-то стало стыдно. И за свои мысли о Даннире, и за то, что я использовала Дерила, как защитника, и за обман всех, кто рассчитывал на победу в турнире. Откуда, вообще, во мне появилось столько сомнений?

Закончив нудный пересказ правил безопасности при использовании магии, господин Мэлфи наконец-то перешел к заданию.

Это первая тренировка, где предполагался упор лишь на магические умения. Но я даже не представляла, что могло нас ожидать, учитывая, насколько разными мы были. Какая магия у орков? Ритуалы и амулеты, требующие времени на активацию. А оборотням магия доступна лишь частично, и то она слишком специфична, чтобы быть универсальной. Эльфы могли бы посоревноваться, но вряд ли кто-то из них сможет пройти первый уровень, только если им будет сопутствовать удача, и испытание потребует больше ловкости и гибкости, а не физической силы. Вот демоны, некромант и темная ведьма еще могли рассчитывать на победу. Да уж, турнир обещал быть нелегким. Хотя я еще не знала, как именно собирался мне помочь Даннир.

– Ви? Пойдем, – ворвался голос Дерила в мои мысли.

В аудитории остались только мы вдвоем.

– Прекращаем мечтать и поторапливаемся, – заворчал метаморф, сгребая письменные принадлежности со стола. – А то снова кто-нибудь что-нибудь напутает или разрушит зал, и остальные не успеют отработать заклинания, – он бесцеремонно стащил сумку с моего плеча и закинул туда мои вещи.

Дерил был прав, несколько занятий этим и заканчивались – погромом с последующей уборкой, и хорошо, если в лазарет никто не попадал. И только поэтому я не стала с ним спорить, а не потому, что мне нравилась его забота.

Мы спустились в зал телепортации. Как оказалось, он самый устойчивый к ошибкам студентов, и теперь все тренировки проходили только тут, исключением была та единственная вылазка на болото.

Надеюсь, сегодня мы никуда не станем перемещаться.

Маг Родерик Мэлфи заметно волновался и не спешил повторять задание, которое я прослушала.

– Итак, – наконец произнес преподаватель, – начнем с иллюзий. Подходите, я каждому выдам кристалл.

Первыми подскочили мои «подруги», с которыми я все еще не возобновила общение. Ведь так и не поговорила с метаморфом о Лайме. Не забыла, а просто откладывала этот вопрос, просто он казался мне неуместным при нашей теперешней связи с Дерилом. Вот будет подходящий момент, тогда и спрошу.

– У каждого из вас в руках находится случайно выбранная иллюзия. Примерно такие же кристаллы установлены на втором уровне подземелья, – объяснял господин Мэлфи. – Конечно, это не единственный из его сюрпризов, но остальное вы не сможете пройти, не зная, как выбраться из грез. А теперь всем, кроме добровольца, отойти к стене!

На деле к стене пошли все, но последним замешкался эльф Охтарон Славский. Преподаватель жестом остановил его и пустил перед остальными ленту.

– Кроме обладателя кристалла никто не увидит иллюзию, но для испытуемого она будет настолько реальной, что, возможно, он применит очень опасное заклинание, – пояснил господин Мэлфи. – Не хотелось бы терять студентов на тренировке, и потому я поставил дополнительную защиту, такую используют на магических рингах, чтобы заклинание не попало в зрителя.

Подобными лентами он окружил Охтарона. После со вздохом взглянул на потолок, а мы машинально повторили его жест. Да уж, при обвале никому не выйти. Поняв это, мы, не сговариваясь, переместились ближе к выходу. Эльф и сам с опаской посмотрел наверх. А на подначки оборотней, которые советовали не хоронить себя под обломками, лишь согласно кивнул.

– Что ж, – убедившись, что все готово, проговорил преподаватель, – разбивайте кристалл, господин Славский.

После секундного замешательства Охтарон выполнил указание, а мы уставились во все глаза, ожидая увидеть хоть что-то.

– Кристаллы создавали сами магистры, – сложив руки на груди, сообщил господин Мэлфи, – прекрасная работа. Попадая в иллюзию, сразу забываешь об этом. Я как-то сам попробовал, чуть не обоср… – он запнулся и осмотрел всех слушающих его, – … очень реалистичный эффект, в общем.

Лайма нервно хохотнула, но, не получив поддержки остальных, сделала серьезное лицо. Эльф стоял к нам лицом, и было заметно, что нас он не видел, его взгляд сфокусировался на чем-то более близком. И при этом никаких действий с его стороны не предпринималось. Неужели иллюзия настолько качественная, что можно забыть простое заклинание развеивания? Меня ему обучили еще в десятилетнем возрасте, а эльфов и вовсе с пеленок должны были подготавливать.

– И долго ты будешь стоять? Не один ведь! – крикнул ему Адам.

– Тише, господин Вульф! – отчитал его преподаватель. – Он нас не видит, но слышит, и неизвестно, как иллюзия исказит ваши слова. Не нужно усложнять задание.

Не знаю, выходка оборотня так подействовала или стечение обстоятельств, но неожиданно Охтарон упал на пол, одновременно с этим выпуская растительную магию из рук. Слаженно махнув плетями, он описал круг и с силой хлестанул прямо перед моим лицом настолько неожиданно, что я даже не успела уклониться. Если бы не защитная лента…

– Следующее занятие пройдет без защиты, – сообщил господин Мэлфи, равнодушно посмотрев на меня. – Вам нужно уметь не только проходить препятствия, но и уклоняться от возможных атак соперников.

Находясь под впечатлением, я не сразу смогла уловить смысл его слов. А когда до меня дошло… вот же, лешего мне в спутники! Мало того что само подземелье будет с ловушками, так еще и конкуренты не станут бездействовать. И почему я раньше об этом не подумала? Надеялась на честную борьбу? Очень глупо с моей стороны.

На всякий случай сделала шаг назад, потому что Охтарон все еще продолжал хлестать плетями. Эльф не издавал ни звука, весь его вид выражал сосредоточение, но он не понимал, что сражается с воздухом. И скорее вычерпает резерв магии, чем осознает это.

– Достаточно! – крикнул преподаватель и, не выходя за защитную ленту, сдул с ладони какой-то порошок. Он полетел прямо на Охтарона, образовал вокруг него светлый вихрь, а после осыпался на пол.

Эльф не сразу осознал изменения, все еще держа плети и оглядываясь в поисках врага.

– Вы не прошли, господин Славский, – сообщил ему господин Мэлфи.

Эльф намеревался что-то сказать, но, открыв рот, сразу же закрыл его. Опустив голову, парень втянул свои плети и направился к нам. Я понимала его разочарование, сама бы расстроилась не меньше. И, наверное, каждый из нас почувствовал что-то подобное, так как никаких шуток в адрес Охтарона не полетело.

– А что ты видел? – лишь спросил Йоган.

Неопределенно мотнув головой, эльф не сказал ни слова и уставился в пол.

– Я все равно узнаю, – громким шепотом сообщил оборотень.

– Ну, кто следующий? – с энтузиазмом спросил преподаватель. – Поторопитесь, или я сам буду выбирать. Время занятия ограничено, и оно у вас не последнее, – подогнал он, видя, что никто не стремится выйти за ленту.

– Я пойду, – решился Дерил и в подтверждение своих слов пошел вперед.

Встав на место, которое недавно занимал Охтарон, метафорф без команды разбил кристалл. Все наблюдали за ним, затаив дыхание. Несколько секунд ничего не происходило, перед нами стоял все тот же парень-шут, но затем его лицо приобрело хищные черты. Я никогда не видела его таким. Казалось, что он мигом стал старше и серьезнее.

– К Темному! Не верю! – вдруг крикнул он.

Отрицание – лучшее средство от иллюзий, какими бы качественными они ни были. Очевидно, метаморф не обладал магией, способной рассеивать чары, но точно выбрал верный способ. Главное, не верить увиденному и помнить, где ты находишься.

– Не верю! – еще раз повторил Дерил.

Постепенно его нахмуренное лицо расслаблялось, а фразы выходили все более шутливыми. Он словно издевался над невидимым собеседником, отрицая все попытки затуманить разум. Я одновременно со всеми удивленно охнула, когда метаморф расслабленной походкой направился к нам и без проблем перешагнул защитную ленту. Тэйт и оборотни по-дружески похлопали Дерила по плечу. А Лайма, пользуясь случаем, нахально повисла на нем, щебеча о своем восхищении.

– Господин Мэлфи, вы порошочком-то подуйте, – произнес метаморф, выворачиваясь из объятий ведьмы. – А то мало ли…

Сам преподаватель удивился не меньше нашего, но все же дезактивировал недавнюю иллюзию, буквально за шаг до того, как я вышла за границу защиты. Поступок Лаймы меня разозлил. Присосалась, как пиявка. Противно! И Дерил даже не возразил. Я постаралась осадить себя, напоминая, что он мне просто друг и имел право обниматься с кем угодно. Но это не помогало. И потому я просто со злостью швырнула кристалл об пол.

Странно, когда другие его разбивали, не было такого оглушающего звона. Я инстинктивно закрыла уши руками и зажмурилась. А открыв глаза, обнаружила себя в собственной комнате. Хм… Иллюзии созданы заранее, они не могли копировать обстановку, неизвестную создателю. Но как тогда я тут оказалась?

– Это запрещено! – услышала чей-то голос издалека. Он казался знакомым, но я не смогла точно определить его обладателя.

Выглянула в коридор – никого. Медленно добрела до лестницы. Я чувствовала неправильность происходящего хотя бы в том, что не помнила, как прошла тренировку и все последующие события. И была ли она вообще? А что если я, как Охтарон, сейчас нелепо стою перед всеми?

Так, необходимо собраться.

Я развернулась и направилась обратно в спальню. Но на ее пороге замерла, так как на моей кровати прямо в обуви лежал Кенрод.

– Ты что здесь делаешь? – спросила и отступила на шаг. Мне не понравился взгляд кузена, да и его развязность выбивалась из привычного поведения.

– Тебя жду, дорогая, – ответил он с улыбкой безумца. – Неужели ты думала, что я все забуду?

Кенрод не просто поднялся с кровати, а будто перетек из положения лежа в положение стоя, и это задержало меня на несколько секунд. Я не успела среагировать, как оказалась прижатой к уже закрытой двери, удерживаемая рукой кузена за шею. Почему я не заметила его движения?

– Надеялась убежать? – приблизившись почти вплотную к моему лицу, проговорил Кенрод. – В этот раз не выйдет. И никто тебя не спасет.

Первые шок и оцепенение прошли, и я постаралась напомнить себе, что являюсь ведьмой, а не беззащитной соплячкой. Но магию призвать никак не получалось. Я чувствовала ее, но не могла воспользоваться, она как будто ускользала. Никогда подобного не ощущала.

– Боишься? – спросил кузен, уткнувшись своим лбом в мой.

– Да, – прошептала я.

– Правильно, – проговорил Кенрод и отстранился, но руку с шеи не убрал. – Ты будешь жить с этим страхом.

Я снова и снова пыталась призвать магию, но у меня ничего не выходило, словно кто-то оборвал доступ к ней, заблокировал. Но как? Когда?

– Ждешь спасения? – гадко усмехнулся кузен. – Зря. И дракон, и метаморф сейчас очень заняты, – как по команде, с разных сторон раздались недвусмысленные стоны. – Ты никому не нужна, Виолетта!

Слова Кенрода эхом отдавались в голове. «Никому не нужна. Никому. Никому…» И как очередная издевка, стоны стали не только громче, но и прерывались протяжными, томными голосами Райдэн и Лаймы: «О, Дани-и-р…», «Ах-х, Дерил… да, да…» Этого не могло быть на самом деле.

– Никому не нужна! – вновь повторил кузен. – Никому!

Набрала полную грудь воздуха, и изо всех сил, перекрикивая остальные звуки, отчеканила:

– Я тебе не верю!

Взгляд Кенрода стал растерянным, а по лицу прошлась рябь, как на воде от легкого ветерка.

– Не верю! – повторила я и скинула руку, державшую мою шею.

Теперь и вся комната зарябила.

– Не верю! Не верю! Не верю! – вновь и вновь выкрикивала я, наблюдая за изменениями пространства, одновременно пыталась призвать свою магию, но она по-прежнему ускользала от меня.

Когда во мне окрепла уверенность, что все окружающее – иллюзия, то даже дышать стало легче. Не знаю, как магистрам удалось воссоздать все это, но, если бы не пример Дерила, я бы ни за что не справилась. Даже тут метаморф оказался причастным.

– Не верю, – устало повторяла я.

– Ты никому не нужна, – растягивая звуки, произнес иллюзорный Кенрод, а потом рассыпался, словно снежок, брошенный в стенку.

За ним и все остальное пространство стало опадать. И снова этот нестерпимый звон, заставивший закрыть уши и зажмуриться. Только почему-то противный голосок, повторяющий: «Ты никому не нужна», не желал покидать мой разум.

Когда я раскрыла глаза, сразу же увидела Дерила, улыбающегося мне. Хотела ответить ему тем же, но взгляд наткнулся на руку Лаймы, которая покоилась на плече метаморфа. Сразу же всплыли звуки из иллюзии. Я опустила голову, чтобы скрыть свои чувства, и прошла вперед, но возле остальных даже не притормозила, сразу же направилась к выходу. На оклики господина Мэлфи не отреагировала. Не хотела никого видеть, ведь иллюзия была права – я никому не нужна.

Уже ступив на первую ступеньку, услышала голос Дерила:

– Ви, подожди!

Зачем он пошел за мной? Почему пытался быть всегда рядом? Для чего привязывал к себе?

Я не стала дожидаться метаморфа, напротив, вбежала на второй этаж, где он и схватил меня за плечи.

– Виолетта, ну куда же ты? – спросил Дерил. Развернув к себе лицом, он попытался поймать мой взгляд.

А я уставилась в пол, не желая, чтобы он понял то, что я сейчас испытывала. Да, мне было невыносимо больно от навязчивой мысли о собственной ненужности, но ему я этого ни за что не покажу.

– Виолетта, – вздохнул метаморф, смирившись с моим молчанием, – что бы ты там не увидела, это всего лишь иллюзия, и ты ее победила. Мне вот показался демон огня в своей боевой ипостаси. Он пытался сжечь меня заживо, но я не поверил. Не позволяй страхам завладеть тобой, слышишь?

– Слышу, – отозвалась равнодушно.

Нет у меня страхов, есть лишь осознание – я никому не нужна.

– Просто тебе попался кристалл с запрещенной иллюзией. Она переплелась с ментальной магией и считала твои страхи, а затем убедила в их реальности. Что ты увидела?

Не ответив, я скинула его руки и развернулась, чтобы уйти в комнату. Дер больше не препятствовал. Но перед дверью я остановилась. А вдруг все повторится? И пусть разумом понимала, что опасаться нечего, но страх удерживал на месте. И даже злость на собственную слабость не помогала.

Краем глаза я видела, что метаморф оставался на месте, но не приближался. Наверное, мои попытки войти в собственную комнату смотрелись для него забавно. Не желая больше развлекать зрителя, я открыла дверь и медленно вошла внутрь. И лишь полностью осмотрев небольшое помещение, смогла облегченно выдохнуть. А после упала на кровать. Я не плакала, не переживала ни о чем, а будто впала в состояние транса, где существовала только одна мысль: «Я никому не нужна».

* * *

Дерил

– Добрый день, студенты! – воскликнула феечка, влетая в тренировочный зал, где мы ждали ее уже двадцать минут урока. Опоздание для госпожи Альтус – дело привычное, а для нас – лишний повод расслабиться и поболтать. Но все мои попытки разговорить Виолетту оказались безуспешными. Гнетущая грусть, исходящая от нее, начала действовать даже на меня. Я не мог понять, что творилось в этой миленькой рыжеволосой головке.

– Сегодня у нас будет очень интересное занятие! – объявила преподавательница.

Фрейля буквально светилась изнутри, и ее бодрость и прекрасное настроение воодушевили большинство из нас. Я не мог не подметить странные перемены поведения нашего миниатюрного проректора. И чем же она так взволнована? Не будь я сильным эмпатом, ни за что не догадался бы связать вскользь брошенный взгляд на тихоню Тимоти Беркли и раскрасневшееся лицо феечки. Ну-ка, интересненько!

В последнее время я совершенно выпал из общественной жизни и перестал интересоваться слухами, подмечать разные детали. А ведь это важно, никогда не знаешь, с какой стороны ждать опасности. Если наша миленькая преподавательница крутит роман с некромантом, то вполне вероятно, она поможет ему на турнире. Хотя, с другой стороны, Фрейле вовсе не выгодно отпускать парня на свободу, и она может устроить так, чтобы Тимоти оставили на второй год. Хохотнув от собственной мысли, я привлек ненужное внимание феи.

– Ты услышал что-то смешное, Дерил? – грозно спросила она. Да, с этой особой отношения у меня не заладились с первого дня.

– Нет, госпожа Альтус. Продолжайте.

– Спасибо за разрешение, – съязвила она, чем сильно развеселила остальных студентов. Даже Ви хмыкнула. Прогресс.

– Итак, пройдемте вперед, – преподавательница указала рукой в дальний конец пустого зала, и все последовали за ней. Остановившись, фея произнесла заклятие снятия печати, и между двух ближайших колонн начали извиваться толстые гладкие стебли какого-то растения, образовывая живую изгородь.

– Конечно же, вы узнали ядовитый карнавайский плющ, – прокомментировала Фрейля, довольная тем, что практически все студенты, судя по их растерянным переглядываниям, первый раз о нем услышали и увидели воочию. Я же начал перебирать в памяти информацию.

Телохранитель королевских особ обязан знать обо всем, что несет опасность для жизни в нашем мире. Но сведений про эту травку у меня не оказалось. Покосившись на оборотней, встретился с такими же недоуменными выражениями лиц.

– Кто может сказать, какая главная особенность карнавайского плюща? – спросила госпожа Альтус.

– Прежде всего, это не растение, – донесся беззаботный голос Виолетты. Я повернулся к ней, с удовольствием вслушиваясь в бархатистый голос.

– Название сбивает с толку, но на самом деле это живой организм низшего уровня. Части тела этого существа имеют вид стеблей лианы, и переплетаются между собой, образовывая живую стену.

– Очень хорошо, Виолетта, – оживилась фея. – Десять баллов за отличные знания. А теперь детальнее.

Я улыбнулся ведьмочке, на что она смущенно опустила взгляд. А госпожа Альтус тем временем стала пояснять:

– Плющ питается как энергией и эмоциями живых организмов, так и их плотью.

Среди студентов прокатился шепоток возмущения и отвращения.

– Я не поняла! Почему вы негодуете, будто впервые слышите данную информацию? Мы уже проходили эту тему, и вы должны знать все об этом существе.

– Нужно было лекции проводить, а не бухать, – шепнул стоящий рядом со мной Адам, на что Йоган ответил тихим смешком. А вот фея, хоть и услышала, виду не подала и продолжала:

– В любом случае, речь идет о маленьких животных – птицах и грызунах, а таких громил, как вы, плющ не способен переварить. Но все же расслабляться не стоит. Вы запросто можете умереть от яда, который выделяет существо через свои конечности, имеющие обманчивую форму цветков.

Подойдя ближе, Фрейля продемонстрировала нам маленькие фиолетовые цветочки, напоминающие тюльпаны.

– Карнавайский плющ чувствует ваши эмоции через них. Он обожает страх, панику, боль, душевные терзания и любой другой негатив. Поэтому, подходя к живой изгороди, постарайтесь взять себя под контроль, иначе вас ждет сюрприз. Внимание! Наглядная демонстрация!

Фея протянула защитный барьер вдоль живой изгороди для нашей безопасности, а сама достала из кармана белый лоскуток, который оказался марлевой повязкой, смоченной раствором для очищения воздуха. Надев маску, госпожа Альтус повернулась лицом к плющу, и я тут же уловил боль, исходящую от нее. Это было связано с утерей близкого ей человека. Она скорбела и не могла отпустить прошлое. Неожиданно лепестки цветов раскрылись, и из сердцевин брызнул едкий темно-фиолетовый пар.

– Если бы не повязка, – послышался приглушенный голос феечки, – я бы сейчас была полностью парализована и впоследствии закована в плети.

В подтверждение ее слов толстые стебли зашевелились, подкрадываясь к Фрейле и обвивая хрупкое тельце. Закрепив свою жертву, существо начало изучать ее своими рецепторами, и я почувствовал от него мощный прилив радости и предвкушения предстоящей кормежки.

Мы все с ужасом наблюдали, как нашу преподавательницу затянуло в гущу стеблей, лишь торчащие руки и часть лица оставались нетронутыми.

– Кто знает, как спастись из положения, в котором я оказалась? – бодро спросила госпожа Альтус, находящаяся в восторге от наших перекошенных лиц. Студенты были в полной растерянности, многие напуганы. Но больше всего страха исходило от Беркли. И он боялся не за себя.

– Нужно найти конечность, которая является головой, и оторвать ее, – уверенно заявил некромант, пересекая ограничительный барьер.

– Тимоти, не подходи, – взволнованно приказала фея.

Но парень и не думал ее слушать, ему не терпелось расквитаться с монстром. Прикрыв нос ладонью, Беркли без доли сомнений резким движением сорвал бутон, находившийся чуть выше лица Фрейли Альтус. В это же мгновение стебли обмякли и расползлись в стороны, не только освобождая фею, но и образовывая довольно широкий проход в изгороди.

Схватив женщину за руку, Тимоти помог ей выбраться, и она, вырвав у него голову плюща, с недовольным видом оттолкнула смельчака за барьер.

– Будем считать, что это испытание ты прошел, Беркли, – пробубнила она, не снимая повязки.

Парень был не просто рад, а счастлив и чувствовал себя настоящим героем, не меньше. А вот фея оставалась сосредоточенной и напряженной.

– У вас будет ровно минута, прежде чем организм осознает, что потерял центр управления и воссоздаст новый. Вот это, – она выставила перед собой ладонь с цветком, – самый большой бутон. Он и является «мозгом». Ваша задача обнаружить и сорвать его прежде, чем плющ выпустит парализующий яд. А теперь смотрим, что происходит с существом.

Все проследили за ее взглядом, внимательно наблюдая за изменениями «растения». Постепенно стебли стали затягивать проход. Я насчитал одиннадцать цветков, но ни один из них не выделялся по размеру.

– Не забывайте, есть и обратная сторона изгороди, – таинственно произнесла фея, заметив негодование студентов. – Там тоже есть конечности, которые вам не видны, и, скорее всего, новый центр образовался там.

– Скорее всего? – возмутилась Лайма, оказавшаяся возле меня.

В последнее время эта девушка все время крутилась поблизости. Конечно, я давно понял, что у нее на уме, и даже прочувствовал симпатию и стремление обратить на себя внимание. Но для нее это было не более чем соревнование, возможность доказать кому-то, что она лучшая. Только вот я не был с ней согласен. Моя азартная сторона молчала, как, впрочем, и все остальные стороны. Никто меня не волновал так, как рыжая ведьмочка.

– Карнавайский плющ – существо непредсказуемое, – пожала плечами фея и обратилась ко всем:

– Итак, время вышло, кто рискнет усмирить монстра?

– Я пойду, – смело произнесла Виолетта.

– Нет, позволь мне, – произнес я одновременно с ней, заранее почувствовав ее порыв.

Я все-таки припомнил особенности существ подобного типа. Центр действительно вырос по ту сторону, и девушка его не достанет. Но если это сделаю я, в следующий раз он появится с этой стороны, и у нее будет больше шансов.

Поймав ее взгляд, улыбнулся и подмигнул.

– Я бы сказал «дамы вперед», но не в этом случае. Ты пойдешь следующая, хорошо?

Она недовольно поджала губы, но все же согласно кивнула. Проходя мимо Тэйта и Райдэн, я не удержался, тихо шепнул для чувствительного слуха вампирши:

– Голова чередует стороны.

Рай понимающе кивнула и передала сообщение принцу.

Я же пересек черту и покосился на фею.

– Держи, – произнесла она, протягивая мне еще одну защитную повязку. – Это только для тренировки, на турнире поблажек не будет.

Последнюю фразу она произнесла для всех.

Завязав тесемки за головой, я подошел вплотную к стеблям. Плющ будто влиял на позитивные эмоции, истребляя их и оставляя лишь то, чем любил питаться. То есть даже в самом веселом магическом существе проснется грусть и тоска в непосредственной близости к изгороди.

Но я не сдавался. У меня было целое море позитива, и почти весь он связан с Виолеттой. На несколько секунд я застыл, вспоминая, как она смешно морщила носик, когда спала; как соблазнительно прогибала спину, когда переворачивалась на живот; как прижималась ко мне всем телом, не ведая, что я каждую ночь тайком пробираюсь в ее постель, а на рассвете с трудом заставляю себя уйти. Она еще не знала, что я уже ее не отпущу. И это придавало мне еще больше радости.

Сзади послышался ненавязчивый кашель, и я собрался с мыслями. Плющ, казалось, сдался под напором моих чувств, и его стебли слегка ослабли, образовывая просветы. И я, действительно, увидел бутоны, проглядывающие между лианами с той стороны, а самый большой из них был наверху. Не делая резких движений, я аккуратно просунул руку и дотянулся к цветку. Но плющ, почувствовав мои враждебные намерения, резко обвил меня, затягивая внутрь изгороди.

– Дерил! – послышался взволнованный голос Виолетты.

Это помогло. Даже очень. Пришло время вспомнить свою истинную сущность. Я, подобно хамелеону, слился с бледно-зеленой расцветкой стеблей. Ребята засмеялись и немного расслабились, а я подбадривающе подмигнул ведьмочке. Затем вновь сконцентрировался и преобразовал кисть руки в такой же бутон, а пальцы в лепестки. Плющ не заметил обмана, когда я вновь приблизился к главному цветку и резко сорвал его.

Стебли, окутавшие мое тело и ноги, ослабли, и я беспрепятственно прошел на ту сторону под бурные аплодисменты и восторженные вскрики. Но больше всего удовольствия мне доставило восхищение во взгляде одной рыжей девчонки.

* * *

– Это самое дурацкое испытание, которое только можно придумать, – недовольно ворчала Рай, поднимаясь по лестнице на второй этаж.

Она была обозлена, но еще больше расстроена, потому что испытание с плющом провалила, как и большинство студентов. Усмирить монстра, как выразилась феечка, удалось лишь мне, Тимоти, Виолетте, Тэйту, Веронике и всем эльфам. Остальные были либо слишком напуганы, либо нерасторопны, либо им просто не везло, и цветок вырастал с обратной стороны.

– В тебе много негатива, детка, – понимающе хмыкнул Тэйт, подмигнув мне, пока вампирша не видела. – Нужно срочно это исправлять.

Я не смог удержать счастливой улыбки, наполняясь теми же эмоциями, которые вспыхнули у принца. Несмотря на то что демон был слегка взволнован из-за своей любимой, его переполняли такие светлые чувства, которые невольно передавались окружающим.

– Тебе легко говорить, – не унималась леди-вамп. – Ты просто разогнал стебли силой ветра. Для тебя это раз плюнуть. Почему у меня появилась не стихия воздуха, а какая-то ерунда…

Запнувшись, она таинственно покосилась на Тэйта, а затем они оба перевели взгляды на меня. Теперь я почувствовал их общее волнение. Что-то тревожило принца и раньше, но я думал, дело в предстоящих тренировках.

– Что случилось? – посерьезнел я, остановившись на лестничном пролете.

– Не здесь, – Райдэн приложила указательный палец к своим губам и кивнула назад.

Обернувшись, я увидел поднимающуюся Виолетту, рядом с которой о чем-то звонко щебетала Лайма. Позади них плелся Кенрод, но, увидев мой суровый взгляд, приотстал, увеличивая расстояние между собой и ведьмочкой.

У нас с ним состоялся недвусмысленный разговор на днях. Помимо того что я каждую ночь использовал заклятие крепкого сна для него, посчитал необходимым предупредить мага, чтобы не приближался к Виолетте более чем на десять шагов. Конечно, Дални недоумевал, отчего такие ограничения, ведь он якобы ничего не помнил про ту ночь. Но меня не обманешь. Как бы там ни было, но от своей задумки этот чокнутый не отказался и в скором времени планировал новое нападение на кузину. Он боялся, что я раскрыл его план, и теперь делал вид, будто поддался моим требованиям, дабы избежать ненужных стычек.

Обернувшись к сладкой парочке, я мысленно дал себе пинка. Цель моего пребывания в академии – выполнение порученной мне королем работы. А отвлекаясь на посторонние проблемы, я терял из виду самое главное – безопасность наследника демонского престола. И не стоило забывать о засланных казачках его двоюродного брата. Они пока что не предпринимали попыток навредить Тэйту, но, скорее всего, проявят себя на турнире.

– В комнату, – скомандовал я друзьям.

На втором этаже Райдэн перехватила госпожа Фейн и увела на третий. Когда мы с Тэйтом зашли в его спальню, он тут же образовал воздушный колпак, защищая нас от лишних ушей.

– У Райдэн было первое видение, – заявил демон, нервно стуча хвостом по полу.

– Что? – удивился я. – Когда? Почему вы оба молчали?

– Два дня назад. В субботу вечером. Не было подходящего момента, чтобы рассказать. Вчера мы были заняты, и не спрашивай чем. А сегодня – сам видел.

Хмыкнув, я недовольно покачал головой.

– Что ж, поздравляю! Ваши отношения крепнут, метка растет, а заодно и сила Рай. Это важное событие в жизни любого демона.

Тэйт мой восторг не разделял и по-прежнему был напряжен.

– Что она увидела?

– Говорит, что я лежал на жертвеннике, а рядом стоял человек в балахоне с капюшоном. Лица его она не рассмотрела. Мы предполагаем, что это какой-то черный маг, который хотел использовать мою кровь для ритуала.

Тяжело вздохнув, я запустил руки в волосы.

– Темный, Тэйт, ты должен был сразу же сказать мне. До турнира осталось всего шесть дней. Ты понимаешь, что твоей жизни грозит опасность?

– Да ладно тебе, какая опасность? Где, здесь? В стенах этой жалкой академии?

– Нет, конечно, – отрезал я. – Не здесь. Разве ты еще не понял? Четвертый уровень – порталы. Тысячи дверей, ведущих в самые немыслимые места. Я уверен, что одна из них предназначена для тебя. Возможно, ты попадешь прямиком на жертвенник к тому черному магу. И будет очень сложно доказать, что кто-то из преподавательского состава причастен к организации похищения, ведь ловушки продуманы самими магистрами.

Тэйт тут же возразил:

– Во-первых, Райдэн могла ошибиться. Во-вторых, неизвестно, когда сбудется это видение, возможно, через десять-двадцать лет.

– Во-первых, – ответил я, разбивая его доводы, – демоны кровного рода никогда не ошибаются, иначе их бы так не ценили короли. А во‑вторых, все их видения на ближайшее время. Год, максимум – два. Чем четче картинка, тем быстрее произойдет событие. Они очень редко видят далекое будущее. Это как твоя сила огня – нужно развивать свои умения.

– Тогда все просто, – выдохнул принц. – Ни я, ни Райдэн не будем участвовать в турнире. Придумаем что-нибудь. Заболеем, в конце концов.

А в этом месте вступала игра короля. Изначально моей миссией было охранять принца от любого рода воздействий. Но, сообщив о турнире отцу Тэйта, мы начали обдумывать различные варианты событий. Он, как и я, не верил в совпадения, поэтому со всей серьезностью отнесся к возможности покушения на жизнь сына. Даже потребовал от Совета магистров освободить Тэйта, но те лишь заверили его в полной безопасности наследника и заставили дракона снизить степень наказаний. Как будто это спасет принцу жизнь. Так или иначе, но я к нападению готов. Главное, пояснить Тэйту, не выдавая лишней информации.

– Будешь, – заявил я, вызвав неверие на лице демона. – Этого хочет твой отец.

– Погоди, – перебил демон, подозрительно сузив глаза. – Ты что, разговаривал с ним?

Леший побери, кое-что скрыть не удастся. Тяжело вздохнув, я кивнул.

– Да, у меня есть возможность с ним связаться в крайних случаях.

– И ты не сказал мне? – возмутился друг. – Я тут с ума сходил, когда думал, что Кайра – моя пара, а ты все это время молчал.

– А кто, по-твоему, вызвал стражей? – возразил я ему, складывая руки на груди.

– Я думал, что Киннастон, – буркнул демон.

– Скажем так, он посодействовал. У него имелся кристалл связи, который он мне любезно одолжил. Я же обещал, что избавлюсь от нее, и вот. Никаких проблем. Все позади, теперь у тебя есть Райдэн…

– Только не говори, что рассказал отцу о ней.

Тэйт сделал резкий шаг ко мне, сжав кулаки от злости. Я чувствовал исходящие от него негодование и тревогу. Он волновался, что отец не примет и не одобрит его выбор.

– Рано или поздно он узнает, – ответил я. – Ты ведь не собрался прятать ее?

Принц отрицательно помотал головой и потер ладонью лицо.

– Нет. Но я должен сам ее представить. И если отец… – он сделал глубокий вдох и отвел взгляд, – если король не одобрит, я отрекусь от престола.

Повисло недолгое молчание. Я не был сильно удивлен. Слышал, что демонская привязанность к своим парам очень сильна, но представить, что из-за этого все королевство может пойти под откос – жутковато.

– Райдэн особенная, Тэйт, – заверил я взволнованного демона. – Она ценна не только как девушка, покорившая твою силу, но и как наследница кровного рода. И станет тебе не просто верной спутницей жизни, а и хитрым козырем в рукаве. Твой отец, как мудрый правитель, не сможет не оценить явные преимущества от вашего необычного союза.

Принц немного расслабился и поднял на меня взгляд. Мои слова придали ему уверенности и вызвали у парня чувство гордости за свою возлюбленную.

– Ты прав, – кивнул он. – Она идеальна, и отец просто обязан это понять.

– Вот и отлично, – оживился я. – С этим разобрались, может быть, обсудим проблемы насущные?

Дождавшись его кивка, я продолжил:

– Король изначально был уверен, что тебя попытаются убрать из игры. Возможно, даже убить. Понимаешь, академия – закрытая площадка. Здесь больше шансов уследить за тобой, чем во дворце, где за каждым углом поджидают наемники кузена. Это политика, Тэйт. Очень тонкая игра, к которой король тебя незаметно приобщил. У вас нет ни единого повода обвинить конкурирующий род в покушении на твою жизнь. Да и самого покушения еще не было. Ты же понимаешь, что магистрам нужно более весомое доказательство, чем просто слова, пусть даже они и королевские.

– Он хочет поймать кузена с поличным, – догадался принц. – А я буду приманкой.

– Ну, мы не уверены, что Киран будет лично заниматься твоим убийством, но, по крайней мере, поймаем исполнителя. А тот, в свою очередь, под пытками стражей магической безопасности назовет имя заказчика. Пойми, твой отец не рисковал бы жизнью наследника, не будь уверен во мне. Тебе лишь нужно добраться до четвертого уровня, а там я стану клоном принца демонов и войду в дверь, которая тебя призовет. Таков план.

Тэйт поджал губы, выражая недовольство.

– А что будет дальше? Как ты справишься один?

– Не волнуйся, друг мой, – заверил я парня. Было приятно, что он искренне переживает за мою участь. Но это того не стоило. – Я умею намного больше, чем показываю. К тому же у меня всегда с собой поддержка короля.

В подтверждение своих слов я проявил защитную татуировку в виде звезды на левой скуле. Я всегда маскировал ее, окрашивая под цвет кожи, но Тэйту можно было показать. Демон прекрасно знал значение метки.

Довольно улыбнувшись, он рукой отвел свои длинные волосы и продемонстрировал мне такое же тату за ухом. Ритуальная метка создана для защиты важных персон. Если грозит опасность, нужно всего-то произнести заклинание призыва, и королевские стражи явятся на помощь. Такая система охраны действовала лишь у демонов, ибо являлась очень энергозатратной.

– Кстати, Райдэн не обязательно рисковать на турнире, – посерьезнел я. – Пока никто не знает о вашей истинной связи, ей будет безопаснее в стенах академии.

– Она меня съест, если я ей об этом скажу, – поник Тэйт.

И был абсолютно прав. Надо же, как он хорошо успел изучить нрав своей возлюбленной. Вампирша ни за что его не оставит, но выход был.

– Некоторые испытания ей даются с трудом, – многозначительно произнес я, намекая на сегодняшний провал.

Демон согласно кивнул. Разорвав воздушный купол, я вышел из его комнаты. После разговора с принцем спокойствие не наступило. Наоборот, меня накрыло еще большее беспокойство. Надвигалось что-то страшное, это предчувствие не давало мне покоя, а ноги сами повели к спальне Кенрода.

Обычно я заходил к нему за десять минут до отбоя, чтобы посодействовать его крепкому ночному сну. Но сегодня я весь день ощущал его волнение в предвкушении чего-то долгожданного и значимого для него. Это не могло сулить ничего хорошего. Ручка двери не поддалась, что только усилило мои опасения. Воспользовавшись заклинанием освобождения пространства, я просто откинул стул, подпирающий дверь изнутри.

Кенрод, застыв, как статуя, смотрел на меня глазами полными страха и злости одновременно. Глянув вниз, я понял, что этот негодяй снова решился осуществить свою безумную идею. На полу лежал рюкзак, в который были сброшены колбы с зельями и одна большая книга, а у открытого окна поджидала метла.

– Куда-то собрался? – процедил я, чувствуя, как во мне закипает гнев.

Отчаянный крик и выражение ужаса на лице Виолетты до сих пор были свежи в моей памяти. Я сдержал себя тогда, но сейчас, похоже, не смогу.

Кенрод, блея и заикаясь, пытался связать слова в какое-то глупое пояснение, но меня бесил каждый звук, исходящий из его поганого рта. Молниеносно оказавшись напротив него, я сграбастал рубашку на его груди и зарядил кулаком по лицу. Этот щенок взвыл от боли, и его вопли были бы слышны на всю академию, но я вовремя образовал непроницаемый купол.

– Ты сломал мне нос, – заорал он, прикрывая голову. Из его ноздрей текла кровь, окрашивая белоснежную рубашку алыми пятнами.

Жалкое зрелище. На секунду мне даже стало стыдно за свой поступок, словно ударил ребенка. Но вспомнив ведьмочку, я опять взорвался.

– Я знаю, что ты собрался сделать, Кенрод, – процедил я, все еще удерживая его за одежду. – Если только подумаешь о Виолетте – будешь иметь дело со мной. Ясно?

– Ясно! Ясно, – выдавил он сквозь рыдания. – Я больше не буду. Клянусь. Клянусь своим родом.

И как я раньше не додумался? Подняв торчащий из рюкзака клинок, протянул его парню.

– Кровная клятва. Здесь и сейчас, – отчеканил я.

Тот, дрожа и активно кивая, взял ритуальный клинок трясущимися руками и сделал небольшой разрез на своей ладони.

– Я, Кенрод Дални, даю кровную клятву Дерилу Винстону, что никогда не причиню вреда своей кузине Виолетте, – всхлипывая, произнес он.

– И не будешь пытаться сжечь ее или переправить в другой мир иными способами, – добавил я.

Парень в шоке уставился на меня, не веря, что я знаю его замысел. Но под моим требовательным взглядом тут же сосредоточился и с неохотой повторил мои слова.

– Клянусь своей жизнью и своим родом, – прошептал он, не смея поднимать на меня глаза.

– Ты погибнешь, если нарушишь клятву, – напомнил я. – А твой род настигнет проклятье, и он потерпит крах. Ты ведь осознаешь это?

– Да, – произнес Кенрод и громко разрыдался, удерживая пальцами сломанный нос.

– Вот и отлично, – довольно улыбнулся я и отступил от мага на шаг. – А теперь пора баиньки.

С этими словами я активировал заклинание крепкого сна, и парень бессознательно свалился на пол.

– Сладких снов, – бросил я через плечо, закрывая за собой дверь его комнаты. А чтобы никто случайно не зашел, вернул стул на место.

Вот! Теперь мне стало лучше. Но я знал, что окончательно полегчает лишь тогда, когда я окажусь рядом с теплым телом моей ведьмочки. В начале женского коридора было многолюдно.

Эльфийки, демоница, волчица и ведьмы, собравшись в круг, активно обсуждали сегодняшнюю тренировку. Виолетты среди них не было, и я невольно представил, как она, сидя в комнате, кривится каждый раз, когда слышит приступ хохота. Несмотря на то что она стала реже появляться в обществе подруг и все время грустила, я чувствовал, что в ней происходили перемены. С каждым днем она раскрывалась мне, становилась ближе, сама того не осознавая.

Не желая ждать еще около получаса, пока все разойдутся после отбоя, я решил немного схитрить. Впрочем, как всегда. Приняв облик леди-вамп, неторопливой походкой зашагал к ее комнате, но все равно удостоился пристального внимания. Девицы смолкли, обмениваясь понимающими взглядами.

– Привет, Райдэн, – поздоровалась Аринаэль, добродушно улыбаясь.

Вот только ее внутренняя злоба и грызущее чувство зависти никак не соответствовали внешнему облику. Что бы сделала вампирша? Даже не бросив на их компанию мимолетного взгляда, я небрежно фыркнул и прошел мимо. Они тут же зашептались и захихикали, но практически ото всех исходили негативные эмоции, в основном – зависть. И лишь Сандра излучала восхищение и восторг от вида Райдэн. Убедившись, что они слишком заняты болтовней, чтобы проследить, за какой дверью я скрылся, быстро скользнул в комнату Виолетты, мгновенно трансформируясь в себя. О том, что я немного старше и опытней, чем кажусь, ведьмочке пока знать не стоило. Не хотел ее спугнуть.

– Дерил? – удивилась она, отрываясь от учебника. Так и знал, что застану ее сидящей на кровати с книгой в руках. Она часто так проводила вечера, боясь что-то пропустить и оплошать на уроках.

– Привет, – улыбнулся я, садясь на стул напротив.

– Тебя кто-то видел? Там голоса в коридоре… – насторожилась девушка.

– Не беспокойся, я слился со стенкой.

– Ты сегодня рано.

Она мило зарделась и опустила глаза в книгу, делая вид, что сосредоточена. Вот только томительное чувство предвкушения очень ей мешало. Она была рада мне, и это было для меня лучшей наградой за весь день.

– Кстати, спасибо тебе, – произнесла она, не поднимая глаз.

– За что?

Я искренне удивился, и стало интересно.

– За плющ. Ты ведь специально пошел вперед, чтобы мне досталось задание полегче.

Она подняла голову и хитро прищурила глаза.

– Ладно, ты меня раскусила, – хмыкнул я. – Но, если серьезно, ты и так большая молодец. Несмотря на то что в тебе не чувствовалось ни грамма радости, было очень умно воспользоваться заклинанием зеркального отражения, чтобы отвлечь от себя внимание. Даже я бы не додумался.

– С чего ты взял, что во мне не было радости? – возмутилась она, но в то же время насторожилась.

В присутствии этой девушки мне трудно контролировать свой язык. Но я знал, как выкрутиться из ситуации. Скривив кислую мину, слегка приобретая черты девичьего лица, дал понять ведьмочке, как она выглядела со стороны.

– Разве это можно назвать счастьем?

Не выдержав, она расхохоталась и запустила в меня подушкой.

– Ты просто тролль, Дерил! – воскликнула Виолетта, но тут же прикрыла рот рукой, настороженно покосившись на дверь.

Конечно, я позаботился о шумовой изоляции, но рыжая ведь не догадывалась, что можно обмануть магическую сигнализацию.

– Знаешь, нам нужно придумать кодовые имена, – предложил я заговорщицким тоном. – Ты у меня будешь… – окинув девушку с ног до головы задумчивым взглядом, я чуть дольше задержался на вырезе ее сорочки, но вовремя опомнился. – Цветочек.

Виолетта фыркнула и закатила глаза.

– Ты еще скажи: «Фиалочка».

– Нет, – протянул я, – все-таки «Цветочек» мне нравится больше.

– Ладно, – оживилась она, откладывая учебник по расовым различиям в сторону. – А ты будешь… – скопировав мой скользящий взгляд, она почему-то уставилась на мои плечи и тут же смутилась от собственных мыслей.

Боги, я бы сейчас все отдал за возможность прочесть их! О чем эта малышка подумала?

– Хамелеон!

– Это вовсе не то, что ты хотела сказать, – разочарованно констатировал я.

Ведьмочка потупила глазки и таинственно улыбнулась.

– Ох, лучше тебе не знать…

Что это? Виолетта Вилар со мной флиртовала? Моему ликованию не было предела, но я заставил себя молчать и бездействовать, чтобы не спугнуть ее игривого настроя.

– Но ты прав, – продолжила она. – Хамелеон слишком очевидно. Тебя так частенько называют остальные.

Постучав указательным пальцем по губам, она задумчиво уставилась в пространство, перебирая новые варианты.

– Это только между нами, Виолетта, – заверил я, добавляя немного уверенности. – Никто другой знать не будет.

Она грустно улыбнулась, и произошло то, чего я так опасался. Ее радостные эмоции сменились необоснованной грустью и чувством одиночества. Какого лешего? Я ведь рядом.

– Знаешь, не думаю, что в этом есть необходимость, – дала задний ход девушка. – Нет смысла придумывать эти дурацкие прозвища. В конце концов, мы не так много времени проводим вместе.

– Каждую ночь, – напомнил я. Но ведьме это не понравилось.

– Это все временно, Дерил, – возразила она, снижая звучание моего имени до шепота. – Мне не стоит надеяться, что ты будешь здесь