Дмитрий Геннадьевич Шадрин - Вершина пирамиды [СИ]

Вершина пирамиды [СИ] 2M, 221 с. (Война аватаров-3)   (скачать) - Дмитрий Геннадьевич Шадрин

Дмитрий Геннадьевич Шадрин
Вершина пирамиды или Как получить верховную власть над всем миром и прекратить все войны



Пролог

— Господин президент! Китай объявил нам войну! — закричал министр обороны.

— Да Вы с ума сошли! Как такое возможно! — возмутился я.

— Они телепортируют ядерные ракеты над нашими городами! Москва, СанктПетербург, Новосибирск, Волгоград — везде сообщают о телепортации ядерных бомб — заявил мой министр обороны.

— Что Вы предприняли? — спросил я его.

— Мы включили системы, блокирующие телепортацию. В Москве и СанктПетербурге сработала защитная система Антипорт3, но вот в других городах ПВО не такое плотное. Новосибирск почти полностью уничтожен. Сообщают о разрушениях в других городах.

— Что известно о жертвах?

— Сведения противоречивые, но Вы же знаете, что большая часть населения была эвакуирована!

— Не понимаю, почему китайцы решились на это? Это такой способ самоубийства?

— У них нет другого выхода. Сейчас в Китае свирепствует голод. Люди замерзают насмерть. Они хотят уничтожить нас, чтобы захватить наши ресурсы. Тогда они думают, что смогут выжить.

— Откуда такая уверенность?

— Вулканическая зима свирепствует уже пятый год. За это время были прекращены поставки Гелия3 с Луны. Весь газ скапливался на наших космических станциях. По прогнозам следующее лето будет теплым, видимость увеличиться, а гравитационный фон перестанет бушевать. Короче по всем прогнозам мы сможем доставлять газ на Землю.

— Если бы у нас был лишний газ, то мы и так с нами поделились бы!

— Они хотят получить всё! Мы их главные конкуренты по экономике, политике и военной составляющей.

— Но почему они нападают? У нас же есть ядерное оружие! Мы сможем их уничтожить!

— Они считают, что у нас нет ядерного оружия.

— Как это?

— Нас тоже накрыла вулканическая зима. Наше население замерзало, а Гелий3, который давал большую часть энергии мы не можем поставлять с Луны. По мнению китайцев мы, чтобы получить энергию, будем сжигать на атомных станция имеющиеся у нас запасы урана и плутония. А так как запасов не сильно много, то уран и плутоний мы достанем из своих ядерных ракет.

— Но это же самоубийство!

— По мнению китайцев — это единственный способ для нас, чтобы выжить. А если у нас нет ядерных ракет, то они могут уничтожить нас своим ядерным оружием, организовав ядерную атаку через телепорты!

— Они что ничего не знают, про пирамиду?

— По мнению китайцев — это миф.

— Вот идиоты! Они ставят свою нацию на грань уничтожения!

— Они атаковали нас! Мы должны немедленно ответить!

— Ответить? Вы предлагаете стереть китайскую цивилизацию с лица земли? Убить миллионы человек. Сколько их там?

— Пятьсот миллионов.

— Перед началом войны их было почти три миллиарда. За четыре года их население сократилось в шесть раз. А сколько у нас людей?

— 250 миллионов.

— То есть нас всё равно в два раза меньше.

— Да, и они напали на нас.

— И ты предлагаешь мне всех убить?

— У нас нет другого выхода. В противном случае они уничтожат нас.

— Подожди! Как они вообще собирались нас уничтожить?

— Они телепортировали ядерные бомбы в наши города.

— Но они же не дураки. Они знают, что у нас есть система ПВО, они знают, что система Антипорт3 сможет блокировать часть их ракет. То есть если бы у них всё получилось, то, сколько бы мы потеряли людей?

— Не менее 100 миллионов человек.

— То есть даже в самом худшем случае у нас осталось бы 150 миллионов человек населения. Этого вполне достаточно, для сопротивления.

— Вы думаете, они готовят вторжение?

— Вы мне скажите, Вы же министр обороны!

— Если они будут вторгаться, то скорей всего пойдут самым коротким и известным путём — через Манчжурию. Нам нужно срочно перебрасывать войска в Забайкалье!

— Подождите господин министр. Давайте поговорим о стратегии. Китайцы напали на нас, основываясь на неверных данных разведки. Они думали, что у нас нет ядерного оружия, и что мы не сможем их уничтожить в ответ. В чём ещё они ошиблись?

— Я не совсем понимаю господин президент.

— Китайцы думали, что мы уничтожили свои ядерные арсеналы. Но зачем мы бы это сделали? Изза нехватки энергии. То есть изза нехватки энергии у нас, по мнению китайцев произошло и те же процессы, что и у них.

— Что Вы имеете в виду Михаил Алексеевич?

— Что у нас значительное число людей погибло бы от голода и холода. Число китайцев после взрыва вулкана уменьшилось в шесть раз. То есть по их подсчётам наша численность тоже должна была уменьшиться в 5–6 раз. То есть по их подсчётам нас должно быть 40–50 миллионов человек против их 500. А после ядерной бомбардировки по их расчётам нас должно остаться 20–25 миллионов человек. Они же не знают про новые города?

— Они слышали про них, но считают их нашей дезинформацией.

— Вот именно! Неверная оценка нас как противника, приведёт их к серьёзному поражению во время войны.

— Но почему мы не отвечаем?

— Пускай думают, что их ракеты достигли цели, что мы сильно измотаны и истощены, что мы не сможем дать им серьёзный отпор.

— Что Вы задумали господин президент?

— Если мы ответим сейчас, то 500 миллионов человек превратятся в ядерный пепел. Вы готовы к такой ответственности?

— Но Вы же отдадите приказ.

— Да Вы правы. Я президент и несу всю полноту ответственности за свои решения. Меня избрал народ, и я должен защищать его.

— Тогда как быть с теми, кто погиб в наших городах? За них Вы не хотите отвечать?

— А каковы данные по погибшим?

— Ну, многие города в основном были покинуты жителями. Данных мало, но по предварительным оценкам потери исчисляются в размере 20–30 тысяч человек.

— 20–30 тысяч человек, против 500 миллионов, явно неравноценный обмен. Мы уничтожим китайцев без использования ядерного оружия. Простой народ не должен расплачиваться за ошибки своих руководителей. У нас полно другого вооружения, чтобы их уничтожить.

— И что Вы предлагаете?

— Сколько у нас людей проживает в Забайкалье?

— До строительства городов там была маленькая плотность населения. А сейчас там и городов нет — только деревни.

— Вот и хорошо. Китайцы наши соседи, но с моря вторгаться они не станут. Значит — они пройдут через Забайкалье, чтобы захватить большую часть нашей территории. Они считают, что мы слишком ослаблены, и не сможем дать отпор. Пусть так думают и дальше. Надо позволить им напасть.

— Сделаем из Забайкалья большую ловушку для китайской армии?

— Какими силами они будут наступать?

— По нашим данным они собирают огромную сухопутную армию. Сейчас введена всеобщая мобилизация.

— И насколько крупной будет эта армия?

— Точно неизвестно. Аналитики дают разные прогнозы.

— При самом негативном развитии событий?

— Если раздать каждому по автомату Калашникова, то их хватит на 100 миллионов человек.

— Будем исходить из этой цифры. Похоже, Забайкалье станет могилой для ста миллионов человек.

* * *

Двадцать первый век подходил к концу. К тому времени люди добились серьёзных успехов в технологии продления жизни. Это стало возможным при развитии технологии аватаров. Аватар — это точная биологическая копия человека. Он делался из живых клеток, взятых у человека. Из этих клеток выделялись стволовые клетки. Потом стволовые клетки делились в специальных биореакторах, тем самым создавалось необходимое количество живых клеток. Далее стволовые клетки преобразовывались в живые клетки человека. А уже после этого на принтере печаталось тело человека. Тем самым аватар внешне никак не отличался от тела человека. Главное отличие было внутри. Это были микрочипы, вживлённые в мозг аватара. Именно с помощью этих чипов аватар дистанционно управлялся. Чтобы управлять аватаром, нужна была специальная управляющая капсула. Человек ложился в эту капсула и начинал управлять аватаром. Находясь в капсуле, он чувствовал всё, что чувствовал аватар. Управление аватаром осуществлялось по сотовой связи, поэтому не было никаких препятствий или границ. Аватар мог находиться за тысячи километров от капсулы. Человек, управляя аватаром, мог делать всё, что угодно, ведь он рисковал аватаром, а не собственным телом.

Первые аватары могли существовать в течение двух недель. По истечении этого срока, начиналось отмирание клеток, и аватар выходил из строя. Но технологии не стояли на месте. Время жизни клеток увеличивалось, и аватар работал всё дольше. Венцом этой технологии стало создание «вечных» автаров. То есть этих аватаров можно было эксплуатировать бесконечно долго, правда обратной стороной медали этой технологии было, то, что аватаров было необходимо кормить. Как и у обычных людей, тело аватара болело и старело. Следующим шагом стала замена тела обычного человека на тело аватара. Аватар ведь был точной биологической копией человек. Создавая такую копию, для аватара делался мозг. Именно с помощью мозга и управлялся аватар. При создании биологической копии тело делалось на замену. То есть в нём уже не было мозга, а всеми биологическими процессами управлял компьютер. После создания биологической копии и приведения её в рабочее состояние осуществлялась операция по замене мозга. Мозг из тела человека пересаживался в тело его биологической копии. Тем самым решалось множество задач. Если человек имел какоето увечье, то это легко можно было исправить. Но создатели биологических копий пошли гораздо дальше. Теперь тело было не только абсолютно здоровым. Для нового тела можно было выбрать новую внешность и даже сменить пол! Это тело могло также функционировать. С новым телом можно было завести детей, используя донорские органы. Кроме того тело было молодым. То есть старый больной старик получал взамен тело молодого, здорового, крепкого двадцатилетнего парня.

Это конечно не было настоящим бессмертием, но было серьёзным шагом к нему. Новое тело, также как и старое может болеть, стареть и умирать, поэтому по истечении определённого времени, требует замены. Замену тела решено было проводить раз в двадцать лет, чтобы поменять тело зрелого сорокалетнего мужчины на тело двадцатилетнего молодого парня. Так можно было продлевать жизнь человека бесконечно долго. Но эта технология продления жизни вовсе не была гарантией от наступления смерти. Человека могла сбить машина, его могли убить, он мог подхватить смертельную болезнь, или, находясь в состоянии депрессии, он мог покончить с собой. Должна была быть стопроцентная гарантия того, что ему ничего не угрожает. Человек должен был полностью защищён от смерти с помощью новых технологий. И такая технология была создана. Была сделана «вечная» капсула. То есть человек помешался в капсулу для аватаров, где он мог им руководить не какоето определённое время, а постоянно, на протяжении долгих 20 лет. Всё это время, что человек находился в капсуле — он руководил «вечным» аватаром. А через 20 лет, он менял своё старое тело на новое и менял старого аватара на нового. Тем самым и достигалось фактическое бессмертие.

Но ведь на богатого человека могли оформить заказ на убийство. Если совершат покушение, то убьют аватара. Находясь в капсуле человек должен управлять аватаром. Если его нет, то он должен вылезти из капсулы и начать жить своей обычной жизнью. То есть, если аватар будет уничтожен, то убийца точно будет знать, что перед ним живой человек, ведь для производства нового аватара нужны время и деньги. Именно поэтому были придуманы резервные аватары. Основного аватара человек использовал, когда лежал в капсуле, а резервный аватар, находился в другой капсуле. Если по какимто причинам уничтожался основной аватар, то из капсулы доставался резервный аватар и человек использовал уже его. Тогда на место выбывшего резервного аватара делался новый. Такая двойная система защиты позволяла избежать смерти и продлевать жизнь человека бесконечно долго.

«Вечные» аватары стоят очень дорого. Стоимость первых экземпляров доходила до ста миллионов кредитов. Такие баснословные деньги могли заплатить лишь несколько сотен человек на Земле. Но мне на это было плевать, ведь я владел этой компанией. Разрешите представиться — Сергеев Михаил Алексеевич. Мне сорок один год, хотя после последней замены тела прошло два года, поэтому я выглядел на 22 года. Мне принадлежит больше половины акций компаний «Солнечная энергия» и «Лунная энергия». Эти компании занимаются добычей и доставкой газа Гелий3 с Луны. Доставляет она его с помощью технологии телепортации. Кроме газа «Солнечная энергия» занимается телепортацией людей и грузов. А помимо Луны компания осуществляет телепортацию между Землёй и Марсом. Из газа Гелий3 на Земле в ядерных реакторах получают чистую электрическую энергию. Вместе компании «Солнечная энергия» и «Лунная энергия» покрывают более 93 % мирового энергетического рынка планеты. Компания «Солнечная энергия» владеет 100 % акций компании «Биосинтез». «Биосинтез» занимается производством многих вещей, в том числе и аватаров. В общем, я очень богатый и влиятельный человек. А ещё я стану президентом России и буду воевать с Китаем, но всё по порядку.


Глава 1

Я лежал на кровати и читал электронную книгу. Мне надоело заниматься делами, поэтому я решил поваляться с книгой. В моём распоряжении была целая куча электронных книг, огромное количество фильмов и музыки, но я предпочитал обычное чтение. Так фантазия рисовала различные образы, и появлялись новые мысли. Да, я лежал на диване и читал книгу, со своего планшета. А что человек может ещё делать, если он находится в тюрьме?

Что такое тюрьма? Это жёсткий режим, приказы тюремщиков и жестокие сокамерники. Правда, от всего этого я был избавлен. У меня была отличная отдельная камера, напоминающая комфортабельную трёхкомнатную квартиру. Здесь было две больших комнаты по тридцать квадратных метров. Комнаты были соединены кухней в 12 квадратных метров. Они были заставлены современной мебелью, а кухня была забита современной бытовой техникой. Жили в этой «камере» нас двое я и Роман Смирнов, мой друг и глава службы безопасности «Солнечной энергии».

Роман Смирнов пять лет назад был действующим генералом ФСБ. Но потом он подал в отставку и возглавил мою службу безопасности. Я его хорошо знал. Он был моим другом и пользовался полным моим доверием. Раньше он выглядел гораздо старше. Ему было под шестьдесят, когда ему поменяли старое тело на новое. Теперь он выглядел не старше 25ти лет.

— Миша нам надо поговорить — сказал, Роман, обращаясь ко мне.

— Что такое? — спросил я, откладывая планшет в сторону.

— Мне надоело. Я здесь изнываю от скуки. Разве президент не может нас освободить?

— Как освободить?

— Да, просто! Пусть подпишет указ о нашем помиловании. Он же президент!

— Не может. Я общался с ним. Он не может отменить приговор после трёх месяцев заключения. Как ты знаешь тебе дали 20 лет, а мне вообще пожизненное. И теперь ты хочешь, чтобы нас освободили через три месяца после приговора. Даже для президента это слишком.

— Да, у нас хреновые адвокаты, но ты же сам понимаешь, что этот срок мы не отсидим.

— Понимаю. Президент ищет законный повод, чтобы нас освободить. Надо просто подождать.

— Ждать! Вот это мне и не нравиться больше всего. Не могу просто сидеть без дела.

— Тогда займись своими прямыми обязанностями. Свяжись со своими людьми по интернету.

— По интернету? Да ты с ума сошёл! Если бы я доверял интернету, то давно бы пустил твою компанию по ветру. Ну, уж нет! Я предпочитаю личные встречи.

— Так организуй их! Разве это сложно сделать?

— В тюрьме конечно сложнее, хотя я и так устраивая по пять встреч. Надоело общаться через посредников.

В это время зазвонил телефон на столе. Это был обычный проводной телефон, но без диска для набора номера. Это был прямой телефон к президенту. Я вскочил с дивана и снял трубку.

— Господин Президент.

— Здравствуй Миша — услышал я в трубке голос Кайдановского.

Владимир Владимирович Кайдановский был старым опытным политиком. Ему было 70 лет. Он 20 лет назад создал партию Либеральная Россия, которую сам и возглавил. Я спас ему жизнь, во время покушения на предыдущего президента и помог стать ему президентом.

— Здравствуйте.

— Что звоню Миша. У врача был. С сердцем у меня нелады. Ритм не очень хороший. Говорит, что операцию надо делать, кардиостимулятор ставить будут. А я не могу! Ты же знаешь у меня дел по горло. Он сказал, три часа надо в больнице проваляться. А у меня порой и часа лишнего поспать нету.

— Понимаю господин президент. С сердцем шутки плохи. Если врач говорит, что надо операцию делать, то надо соглашаться.

— Как соглашаться? А если что не так будет? Если мне врачи запретят руководить? Тогда что? У власти этот дурак Петров будет? Он хоть и исполнительный, но мозгов ноль. Его же вокруг пальца обвести можно!

— Петров Ваш премьерминистр. Вы же поддержали его кандидатуру.

— У него стратегического мышления вообще нет! На пару шагов вперёд ещё может подумать, но вот на 510 шагов подумать, на это его мозгов не хватает.

— Тогда смените премьера. Вон Васютин хорошо соображает.

— Этот соображает. Был министром здравоохранения, так столько фиктивных фирм открыл, чтобы лекарства своих людей пропихивать. Еле удалось все фирмы закрыть и скандал замять.

— Но сердце всё равно лечить надо. Оно лучше работать не станет.

— Это понятно. Что там насчёт твоей технологии продления жизни?

— Технология хорошая, рабочая. Уже десятки людей тела поменяли, не нарадуются. Правда, период восстановления длинный — два месяца.

— А потом? Через два месяца?

— А потом смело можете пользоваться новым телом. Вам сейчас семьдесят, а потом станет двадцать, как новую жизнь начнёте.

— А эти два месяца совсем никак?

— Ну почему же? В сознании будете, говорить будете. Если на людях хотите появиться, то нейролептиками обколоть можно.

— А без реабилитационного периода никак не обойтись?

— Это невозможно. Реабилитационный период всё равно проходить придётся.

— А нельзя, например сердце одно поменять, а потом всё тело?

— Можно. Любой орган можно поменять. Только это два раза ложиться под нож, сначала с заменой сердца, потом с заменой тела. Двойной риск осложнений, двойной период реабилитации. Кроме того Вы должны понимать, что поменяв сердце надо будет срочно менять уже другой орган.

— Какой орган?

— Поджелудочную железу, у Вас же диабет.

— Всёто ты знаешь.

— Это все знают. Операция по замене сердце может вызвать обострение диабета, тогда Вы из больницы вообще не выйдите. Именно поэтому лучше сразу всё тело поменять.

— А как это сделать?

— Тело надо вырастить из Ваших клеток, потом смоделировать на космической станции. Потом пересадка.

— И как долго это всё будет происходить?

— Сначала забор клеток — процедура на пару часов. Потом ждать месяц, как клетки вырастят и смоделируют. Потом пересадка трое суток. А потом уже в сознании будете. Сами делать ничего не сможете, но приказы отдавать сможете. Так что власть точно не потеряете.

— То есть максимум — это трое суток бездействия?

— Ну, да, только кто об этом знать будет? Можно заранее всё продумать. А дальше уже никто на Вашем здоровье спекулировать не сможет.

— Заманчивое предложение. А ты можешь сейчас начать?

— Что начать?

— Новое тело делать.

— Нет, сейчас не могу. Вы же знаете, что там очередь расписана на десять лет вперёд.

— Ну, ты же владелец компании! Тем более я президент России, разве мне нельзя сделать исключение?

— Как президенту России, конечно можно! Но тогда президент России должен подписать указ о помиловании меня и Смирнова. Тогда работы по замене старого тела на новое начнутся на следующий день.

— А как же очередь?

— Мы изыщем возможности и если надо всех подвинем.

— Я подумаю над твоим предложением Миша — сказал президент и повесил трубку.

Я тоже положил трубку.

— Что он сказал? — спросил Роман, который всё это время присутствовал при разговоре.

— Сказал, что подумает — ответил я.

— Значит, нет.

— Почему ты так решил?

— Потому что он стал бы торговаться, а не бросать трубку.

— Тогда мы будем здесь сидеть, пока у него опять не начнутся проблемы со здоровьем. А они начнутся исходя из его режима работы и больничной карты. Рано или поздно ты его всё равно додавишь.

— А если он умрёт?

— Свято место пусто не бывает. На его место придёт другой президент. Ему тоже понадобятся медицинские услуги.

— С чего бы это?

— Да потому что все политики старики. Все хотят долго жить. А мы вечные, мы можем подождать.

— Но это будет только через шесть лет! Не хочется терять такую кучу времени. Надо найти выход из этого положения!

— Ну, я не силён в стратегическом планировании. Хотя ты можешь спросить у Артура.

— Его что выпустили из психиатрической больницы?

— Нет. Он всё ещё там. Но он сейчас в адекватном состоянии. Ребята обещали наладить связь с его палатой. Через час он должен выйти на связь.

— Хорошо. Подождём.

Артур был моим советником и создателем плана «Поступь титана». Этот план был экономической экспансией по захвату всего рынка Земли. С этим планом ничего не получилось. Я решил полностью захватить рынок России. Потом мать Артура умерла от сердечного приступа. Изза этого у него началось обострение психической болезни и он оказался в больнице. В общем, Артур был, что называется «не от мира сего». Но его советы здорово мне помогали.

Я снова завалился на диван и стал тратить безлимитный интернет. Час пролетел незаметно. Я бы и дальше лазил по сайтам, если бы не звонок по видеосвязи. Я нажал на кнопку. На экране появилось хмурое лицо Артура. Он был довольно худой, по сравнению с нашей предыдущей встречи.

— Привет Артур! Рад тебя видеть! Ты какойто худой. Плохо кормят? — спросил я его.

— Всё нормально шеф. Я тоже рад Вас видеть. У Вас какието проблемы? — спросил Артур.

— Угадал. Мне нужно выйти из тюрьмы, а президенту нужно новое тело. У него проблемы с сердцем. Но мы не можем договориться.

— А Ваша компания? Вы смогли продать 50 процентов акций биосинтеза государству?

— Нет.

— Это очень плохо. Ваша компания наверняка сейчас испытывает серьёзное давление со стороны конкурентов. А теперь ещё и Вы сидите в тюрьме. То есть, у Вас нет прямого контроля над ситуацией. Ваши конкуренты воспользуются Вашим отсутствием и сделают всё, чтобы обанкротить компанию. У них может получиться, так как компания до сих пор не показывает прибыль, а живёт за счёт донора — «Солнечной энергии». Но и у «Солнечной энергии» дела идут неблестяще, так как вся прибыль от продажи «Гелия3» и телепортации уходит на модернизацию космической станции, где Вы выращиваете, и меняете тела по проекту «Лазарь». Я ничего не забыл?

— Да всё, так. Но я ничего не могу сделать, сидя здесь! — сказал я с жаром.

— А если бы Вы сидели в офисе «Солнечной энергии, то у Вас не было тех же проблем? Воспользуйтесь тем, что у Вас есть и найдите Выход из ситуации!

— Ты сейчас о чём?

— У Вас на столе прямой телефон с президентом России. Почему Вы не воспользуетесь таким шансом?

— А что мне у него попросить?

— Вопервых, продайте пятьдесят процентов акций компании биосинтез. Вовторых, пусть президент начнёт масштабное расследование в отношении торговых сетей, по факту массового ухода от налогов.

— Ухода от налогов?

— Конечно! Почему биосинтез терпит убытки? Потому что маленькая торговая наценка! Она составляет 10–15 процентов от себестоимости. А где остальные деньги? Их получают торговые сети. Но они ещё и налоги не доплачивают! Они мухлюют с ценами, и показывают в налоговую низкие торговые надбавки, хотя цены у них в 2 раза выше цены товара, что поставляете Вы! То есть прибыль у них 100 %!

— Откуда ты об этом знаешь?

— В магазин хожу. Меня теперь отпускают. А теперь представьте мой шок, когда наши дешёвые и качественные товары, были по одной цене с товарами, привезёнными изза границы, напичканные химией и ГМО! Как они могут быть по одной цене?

— Не знаю.

— Это может быть только изза неоправданно больших торговых надбавок. Покупатели не получают наш товар в необходимом количестве, а компания «Биосинтез» терпит убытки, хотя должна быть самым прибыльным активом.

— И что ты предлагаешь?

— Надо начать против них расследование о неуплате налогов в бюджет!

— Но тогда они просто перестанут брать нашу продукцию и «Биосинтез» вообще закроется!

— Не закроется. Если Вы продадите государству 50 процентов акций, то они должны будут внести первый взнос за кредит, что Вы им дадите. Думаю 50ти миллиардов кредитов, будет достаточно.

— Достаточно для чего? У меня только кредитов на 100 миллиардов, а ещё компании каждый день фиксируют убытки.

— Достаточно для производства воздушных такси.

— Что? Ты опять с этой идеей? Ты же сам сказал, что нужен целый технологический цикл, чтобы создать эти такси. Нужно производство от материалов до готовой продукции.

— А заводы «Биосинтеза» — это и есть, полный технологический цикл, от материалов до готовый продукции. Именно поэтому я так настаивал на их строительстве. Летающее такси можно сделать из природных материалов: костная ткань, дерево, кожа. Это экологически чистые материалы и для нас ничего не будет стоить.

— А что насчёт двигателей? Их из чего будем делать?

— И статор, и ротор можно сделать из природных материалов. Всегда есть замены. Главное привлечь к этому квалифицированных специалистов.

— Но зачем делать это сейчас? У нас, что других проблем нет, чтобы с нуля запускать новое производство?

— Шеф Вы не понимаете. Это развитие Вашего проекта само обеспечения. Помните два года назад Вы запустили проект, по которому люди могли сами поставить на свой дом портативную ядерную силовую установку?

— Конечно, помню.

— Она работает на «Гелие3», поэтому безопасна. Её может заказать и поставить любой желающий.

— Да, но стоит она довольно дорого, поэтому не каждый может её себе позволить.

— Конечно, только сейчас в России всё элитное жильё идёт с этой установкой. Это многоквартирные комплексы, загородные посёлки. Сейчас мы можем сами установить эти установки на многоквартирные дома. В России тысячи многоквартирных домов и всем им нужна энергия.

— И зачем это делать?

— Наша энергия будет дешевле, так её люди будут получать без посредников. Кроме того она будет всегда и без перебоев, так как они получат автономные источники питания.

— И кто заплатит за это?

— Мы! Устанавливаем им автономную энергетическую систему. А оплату за неё они будут осуществлять через коммунальные платежи.

— Артур я не понимаю. Мы продаём «Биосинтез» государству, чтобы на эти деньги сделать воздушное такси и установить автономные источники питания, но как это поможет нам улучшить своё материальное положение?

— Да всё просто шеф! Так мы напрямую получим доступ к нашим клиентам! Такси садятся на крышу многоквартирного дома. В доме живут люди, потенциальные покупатели продукции «Биосинтеза». Мы будем по заказу жителей доставлять им товары, непосредственно в квартиру! Тогда нам не нужны никакие торговые сети, никакие посредники! А чтобы воздушное такси летало, нужна электрическая энергия. Её и даст автономный источник питания! А ещё для обслуживания ВзлётноПосадочнойПолосы, то бишь крыши дома, нужен обслуживающий персонал. Он и будет заниматься приёмом заказов и доставкой грузов!

— Доставка на дом заказанных товаров, минуя торговые сети? Это же …гениально! Мы сможем избавиться от диктата торговых сетей и сами выйдем на покупателей. А ещё мы сможем, предложить свои товары по более низким ценам, и у нас не будет конкуренции!

— Именно поэтому президент должен начать расследование против торговых сетей. Они получат двойной удар: конкуренция с неожиданной стороны и штрафы, за уход от налогов.

— Точно. Это как всегда гениальный ход Артур. Только ты можешь увидеть всю картину в целом.

— Некоторые дома придётся перестраивать, так как крыша может не выдержать или не приспособлена. Эти расходы мы возьмём на себя. Зато мы легко сможем «спихнуть» конкурентов со своей крыши. У них на это не будет ни денег, ни ресурсов. Кроме того приятным «бонусом» для наших клиентов будет возможность летать куда угодно и самим поставлять грузы туда, где есть такая крыша.

— Доставка грузов? Мы сможем их доставлять быстрее всех остальных!

— Вот именно — одни сплошные плюсы для наших клиентов.

— Хорошо. Но прежде мы должны начать с договора о продаже акций «Биосинтеза» государству.

— Конечно. Кроме того. Должно быть, весьма плотное сотрудничество с министерством строительства, чтобы оно разрешила строить вертолётные площадки на жилых домах и с министерством транспорта, чтобы оно разрешило летать над городом. Нужно будет установить транспортный компьютер, и согласовать его работу с городскими администрациями. В общем, тебе будет нужна помощь государства, а помочь в этом сможет только президент.

— А как он сможет мне помочь, если мне нужна свобода, а ему новое тело? Он не хочет подписывать указ о моём помиловании, а я не буду давать ему новое тело!

— То есть Вы оба торгуетесь, но никто не хочет пойти на уступки? Так Вы ни о чём не договоритесь. Ктото из Вас должен уступить!

— Ктото из нас? Ты на меня намекаешь?

— Шеф — упрямство, никогда не было твоей отличительной чертой.

— Но я не смогу пойти ему навстречу!

— Почему?

— Потому что я останусь здесь навсегда! Мне не охота тратить вечность на то, чтобы сидеть здесь!

— А ты и не будешь. Наверняка мы найдём способ выйти и из этой ситуации, но сейчас нам надо спасти компанию. Дела идут плохо, а если ничего не предпринимать, то надо будет закрывать и продавать большую часть компании. Кроме того я не говорю о полной капитуляции, а лишь о частичных уступках.

— Что ты предлагаешь?

— Ты хочешь, чтобы президент пошёл тебе на уступки, и поставил под удар свою карьеру. Это напоминает грубый шантаж. Надо смягчить условия сделки и показать, что ты можешь идти на уступки. Президент хочет получить новое тело? Хорошо, но вопрос когда он это сможет сделать? Срок президентских полномочий в России — 6 лет. Тебе необходимо, чтобы у власти был Кайдановский. Если придёт другой человек, то твоему бизнесу конец. Конкуренты не оставят тебе не единого шанса. То есть тебе выгодно, чтобы он избрался на второй срок. Сделай ему предложение, что он получит новое тело через пять лет, если взамен поможет тебе с воздушными такси.

— А почему через пять лет, а не через шесть?

— А потому что через пять лет начнётся предвыборная компания. Она начинается примерно за год до выборов. А у нас будет старый кандидат с новым телом. Он сможет избраться на второй срок, и твой человек сможет править ещё шесть лет.

— То есть через пять лет я потеряю последнюю возможность выйти отсюда?

Он широко улыбнулся во весь экран.

— Что смешного? — спросил я.

— Вопервых, за пять лет мы сможет найти выход из этой ситуации, а вовторых, ты серьёзно говоришь про последнюю возможность? Ты же живёшь вечно! Ну, поменяешь ты ему тело, что это последний раз? Тело стареет и умирает. Да и не последний это президент. А вот если ты сейчас потеряешь компанию, то ничего этого уже не будет, потому что всё придётся продать за долги.

— Да ты прав, но мне всё равно не хочется здесь торчать, за преступления Круглова.

— Считай это побочным эффектом бессмертия, пока я чтонибудь не придумаю.

— Хорошо. Давай так и сделаем.

— Удачи шеф! Если будут какието вопросы — набирай — с этими словами он выключил связь.

— Значит, нам придётся здесь сидеть долгие годы? — сказал Роман, который всё это время присутствовал при разговоре.

— Не придётся. Разберёмся с теми проблемами, что у нас есть сейчас и тогда подумаем об освобождении — ответил я.

— Разберёмся с проблемами! Сколько раз я это слышал в своей жизни? Это как гидра — отрубаешь одну голову, чтобы выросло две. Ни с чем мы не разберёмся. Проблемы будут бесконечно появляется, и мы бесконечно будем здесь сидеть.

— Ты же сам в это не веришь.

— Ладно. Он прав. Не надо раскисать. Мы действительно чтонибудь придумаем. Не первый раз.

— Вот это другой разговор. Я звоню президенту — сказал я и поднял трубку, проводного телефона.

— Администрация президента России. Чем могу Вам помочь? — услышал я женский приятный голос.

— Соедините меня с Кайдановским — сухо ответил я.

— Он сейчас не может подойти — ведёт важные переговоры. Чтото ему передать?

— Скажите, чтобы он как можно быстрее связался со мной.

— Хорошо. Я передам.

— И ещё, передайте ему, что я согласен. Он поймёт, о чём я.

— Хорошо. Чтото ещё?

— Нет, это всё — сказал я и положил трубку.

Кайдановский позвонил чрез час. Я коротко обрисовал ему мой разговор с Артуром.

— Весьма интересное предложение. То есть государство получает в собственность компанию «Биосинтез» за пятьдесят миллиардов кредитов. Это небольшая сумма. Бюджет вполне выдержит такую сумму. Взамен мы получим половину компании, передовые технологии и прибыли — сказал Кайдановский.

— Вообщето 50 миллиардов — это только первый взнос. Сумма всех платежей — это около триллиона кредитов — сказал я.

— Триллион кредитов! Ты же растянул выплаты на 100 лет. Главное для меня сейчас найти 50 миллиардов, а остальное заплатят мои последователи. Да и для бюджета нагрузки никакой — вся оплата будет вычетом из налогов.

— А что насчёт устройств вертолётных площадок на крышах домов?

— Я думаю это блестящая идея. Надо развивать малую авиацию. Если у нас появиться новый вид транспорта, то это пойдёт только на пользу и избирателям и экономике, и имиджу страны, как передовой державы.

— А что насчёт нового тела?

— Я, конечно, думал об этом, и планировал баллотироваться на второй срок. Это хорошая идея поменять тело через пять лет. Тогда у меня появятся новые возможности, второе дыхание, и я смогу уже второй раз стать президентом.

— Вы президент только три месяца, а уже думаете, о втором сроке?

— Всё президенты об этом думают. Да. Давай так и сделаем. Раньше у меня просто не будет времени.

— А Вы сможете продержаться такой долгий срок?

— Да. Нашли одну клинику. Завтра мне поставят кардиостимулятор. Операция будет всего полчаса. Так что быстро в норму приду.

— Значит у Вас всё хорошо, а мне вот здесь пожизненное сидеть.

— Да решу я твой вопрос! За пять лет найду способ тебя вытащить.

— Я на это надеюсь. Ладно. Сейчас свяжусь с Неклюдовым и Шмидтом. Они подготовят все необходимые документы. Как всё будет готово — позвоню.

— Сколько это займёт времени?

— Пару дней.

— Хорошо. Я запущу в прессу новость, что скоро заключу выгодную сделку.

— Отлично давайте созвонимся через пару дней.

— Хорошо. Жду звонка — сказал Кайдановский и положил трубку.

Я положил трубку и задумчиво уставился в потолок.

— Ну как прошло? Как он отреагировал? — спросил Роман.

— Хорошо. Он был рад, даже счастлив — ответил я.

— Ещё бы ему не быть счастливым. Он получит новое тело стоимостью 50 миллионов кредитов совершенно бесплатно, а мы будем продолжать сидеть здесь.

— То есть нас обманули? Может, не стоило идти на уступки?

— Не знаю. Это только через пять лет можно будет узнать.

— Ладно, уже много времени. Сколько там сейчас?

— Опаздываем на пятнадцать минут.

— Тогда давай «спать», или, делать вид, что спим.

Мы разошлись по своим комнатам легли на диван и закрыли глаза. После этого наши аватары выключились и …мы оказались за тысячи километров от того места, где были секунду назад. Я вылез из капсулы и огляделся. Сейчас я находился в комнате, находящейся в секретном подземном бункере. Я пошёл в столовую, а в это время мой аватар, находящийся в тюрьме изображал спящего меня. В столовой меня встречали родственники и друзья. Это был Артём Неклюдов мой верный друг и генеральный директор «Солнечной энергии», моя жена Марта, её сын Вольфганг Шмидт глава компании «Биосинтез», Юджин Уайт глава компании «Лунная энергия».

С Артёмом Неклюдовым мы познакомились на выборах нового генерального директора компании «Солнечная энергия». Моего брата убили в результате теракта, а Артём метил на его место. Поначалу я видел в нём только карьериста, который метит на место моего брата, но потом я понял, что он верный друг, готовый прийти на помощь в трудную минуту. Это был высокий, стильный, 40 лет от роду человек. Во время теракта на Луне он потерял ноги, но потом мы пересадили ему новые.

Ещё более интересная историю знакомства была с Мартой Шмидт. Когда мы только познакомились, она не была красивой 25ти летней девушкой, а была бородатым седым мужчиной, за 50 по имени Конрад Шмидт. У него было психическое расстройство. Он ощущал себя женщиной в теле мужчины, который мечтал стать женой и матерью. Его мечта осуществилась, когда ему поменяли тело. Так появилась Марта. Благодаря донорским органам она смогла выносить и родить здоровую девочку Полину — мою дочь.

Вольфганг Шмидт в свои 25 лет был владельцем компании «Консанта», генеральным директором компании «Биосинтез» и очень богатым человеком. Он был сыном Конрада Шмидта. До того как стать Мартой Шмидт, Конрад женился. Его жена и родила Вольфганга. С Вольфгангом мы познакомились через Марту. Он умирал от рака, когда я впервые увидел его. Я поменял ему его старое больное тело, на совершенно здоровое тело. После этого он возглавил мою компанию «Биосинтез».

С Юджином Уайтом мы познакомились, когда я завладел акциями компании «Лунная энергия». Я сделал его генеральным директором, а старых директоров мы посадили за организацию терактов против руководства «Солнечной энергии» на Луне. Ему было 37, и он был единственный человек, которому мы ничего не меняли в его теле.

— Добро пожаловать домой! — сказала Марта, обнимая меня.

— Добро пожаловать босс! — сказал Юджин.

— С возвращением шеф! — сказал Вольф.

— Рад тебя видеть друг — сказал Артём.

— Я тоже рад Вас видеть друзья. Как видите, я сбежал из тюрьмы, хотя завтра мне придётся вернуться обратно.

В это время на пороге появился Роман.

— А вот и наш второй сиделец! — сказал Артём.

— Здравствуйте друзья! Всётаки это была классная идея послать вместо нас аватаров. — сказал он, пожимая всем руки.

— Ну, рассказывай! — сказал Артём.

Я коротко пересказал свой разговор с Артуром и президентом.

— Значит, Артур продавил свою теорию. Как говориться: «Не мытьём, так катаньем» — сказал Артём.

— Вы что серьёзно? Пятьдесят миллиардов? Компания стоит минимум триллион! «Солнечная энергия» вложила более 200 миллиардов! Почему мы отдаём её за бесценок? — спросил Вольф.

— Остальные деньги — это кредит на сто лет — ответил я.

— Который, мы дадим сами себе. Мы ничего не получим с этих денег! — сказал Вольф.

— А если компания разорится, то мы вообще ничего не получим! Нам нужны средства для развития! — сказал Артём.

— Вот об этом я и хотел сказать — вставил реплику Юджин.

— Что именно? — спросил я.

— Наша компания «Лунная энергия» буквально задыхается без оборотных средств. Не секрет, что в прошлом мы были конкурентами и делали всё, чтобы нас разорить. Потом, когда Вы купили компанию, то стали вкладывать деньги. Появилась прибыль, а сейчас опять всё забрали. У нас даже для оборота средств нет.

— Сколько Вам надо?

— Минимум пять миллиардов кредитов, на три месяца, после этого мы нарастим обороты.

— Пять миллиардов? Если мы дадим пять миллиардов, то останется 45. Как мы сможем сделать всё за 45 миллиардов? Нам надо будет перестроить дома и создать новое производство! Это просто нереально — сказал Вольф.

— Он прав. Надо ещё как минимум сто миллиардов. Надо заморозить реконструкцию космической станции — сказал Артём.

— На реконструкцию выделено 400 миллиардов, и этих денег не хватает — возразил я.

— Придётся чемто жертвовать. Растянем сроки, но сделаем, как сказал Артур. Тогда и «Биосинтез» будет приносить прибыль, и «Лунная энергия» на боку лежать не будет.

— Опять сдвинем сроки? Космическая станция — это большой, дорогой и бесполезный актив. Если он начнёт приносить прибыль, то мы тогда сможем встать на ноги.

— Будем решать проблемы по мере их поступления. Сначала «Биосинтез», потом космическая станция.

— Решено. Займёмся «Биосинтезом».

— Тогда по какому принципу мы всё будем это делать? Кто будет переделывать дома, а кто будет строить воздушные такси?

— Помоему итак всё ясно. «Солнечная энергия» займётся переделкой домов и обустройства вертолётных площадок, а «Биосинтез» будет делать воздушное такси. Для этих целей возьмём 50 миллиардов из кредита и 100 миллиардов из тех денег, что мы выделили на реконструкцию станции.

— А мне? — спросил Юджин.

— Да и из тех 50 миллиардов, пять пойдёт на оборотные средства для «Лунной энергии». Всем всё ясно? — спросил я.

— Не совсем. Мы тут с Вольфом обсуждали один вопрос. Тебе стоит знать — сказал Артём.

— Что за вопрос?

— Идея портативных реакторов, для домов не нова. Мы уже три года пытаемся её внедрить, но не очень успешно. Секрет прост — реакторы дороги, даже портативные. Сейчас мы хотим устанавливать реакторы за свой счёт, а оплату брать из коммунальных платежей. Но эта идея тоже далека от совершенства. Что человек получит от нас при установке реактора? Дешёвое электричество? Но как оно будет дешёвым, если ему надо будет оплачивать, стоимость реактора из своего кармана? Чтобы цена стала приемлемой надо к электричеству добавить и тепло. Если просто перейти на электрообогреватели, то в этом нет никакого смысла. Тут потери энергии будут слишком большими. Поэтому оптимальный вариант — это переделать систему центрального парового отопления. То есть в подвале поставить электрообогреватель, который будет нагревать воду, а вода уже будет циркулировать по всему дому. Тогда это будет выгодно. Я тут поговорил со специалистами, и они предложили следующую схему. Если мы делаем центральную систему отопления, то можем сделать и центральную систему кондиционирования и вентиляции. Люди будут много тратить электричество круглый год, а не только зимой. То есть зимой электричество нужно будет для отопления, летом электричество нужно для кондиционирования.

— С отоплением и кондиционерами понятно, а зачем делать систему вентиляции?

— Кондиционер сушит воздух. Кроме того дом может находиться в экологически грязном районе. Систему вентиляции можно сделать замкнутой. Она будет забирать сухой и грязный воздух из квартир. Взамен она будет давать чистый увлажнённый воздух без бактерий. Система вентиляции тоже будет забирать свою долю электричества. Если мы установим три этих системы, то дом станет частично автономен от электросетей, от центрального отопления. Но можно пойти дальше и сделать дома полностью автономными.

— Это как?

— Останется зависимость домов от водопровода и канализации. И эту проблему можно решить. Дело в том, что чистая вода, что льётся из крана, очень быстро загрязняется. Нам стоит помыть руки, или сходить в туалет, помыть посуду или постирать, как вода уже будет сильно загрязнена. Проблема в том, что к дому надо сначала подвести чистую воду через водопровод, а потом убрать грязную воду через канализацию. Но и эту проблему можно решить, замкнув систему. Вода будет циркулировать по кругу, и в процессе этого очищаться.

— Каким образом Вы собираетесь её очищать? Будете ставить фильтры?

— Нет. Всё немного сложнее. Формула воды — это два атома водорода и один атом кислорода. Сначала вода проходит через фильтры. Потом она попадает в электролизную ванну, где с помощью постоянного тока она разделяется на водород и кислород. Потом мы фильтруем эти газы. Далее соединяем газы и получаем уже чистую дистиллированную воду. После этого мы нагружаем воду солями, и её уже можно пить.

— То есть мы будем тратить электрическую энергию на электролиз? А станут ли люди за это платить?

— Ну, то, что будем тратиться на электролиз, будет возвращаться в виде горячей воды в систему. Зато наши клиенты получат главное преимущество — автономность. Не везде в России есть чистая вода, и не везде её в достаточном количестве. Такой дом будет мало потреблять воды, а чтобы пополнять запасы, ему будет достаточно брать воду из любого источника: артезианских скважин, реки, пруда, да даже из той же канализации.

— Интересная идея. Получится, что дом станет полностью автономен. Но за всё надо платить. А это всё стоимость электричества.

— Не обязательно платить очень много. Если все дома сможем перевести на такую систему, то можно ставить портативные ядерные реакторы не на каждый дом, а один реактор на 3–5 домов, чтобы одновременно давать энергию для 2,5–3 тысяч жителей. В городе довольно плотная застройка, поэтому потеря энергии по проводам будет минимальная. Если мы поставим один реактор на микрорайон, то сможем сильно сэкономить. Клиентам надо будет меньше платить, а услуг они получат больше. После установки такой системы они никак не будут зависеть от коммунальных служб. Им будет глубоко плевать на текущие трубы и аварии в электросети. А если система автономная, то от нас будет зависеть, будут у них аварии или нет. Люди получат более дешёвую, комфортную и безаварийную коммунальную систему.

— Прямо коммунальный рай на Земле. А когда такая система появится в Британии? — спросил Юджин.

— Когда там будут построены заводы «Биосинтеза», не раньше — сказал Вольф.

— И вы всё это сможете сделать? — спросил я.

— Да. На заводах «Биосинтеза» сделают всё необходимое: трубы, насосы, вентиляторы. А мы в «Солнечной энергии» всё установим — сказал Артём.

— Мы справимся. Только скажите босс — сказал Вольф.

— Идея мне нравиться, но сможем ли мы уложиться в указанную сумму в 150 миллиардов? — спросил я.

— Сможем. За год освоим всё сумму и наладим новое производство. Потом пойдут деньги за коммунальные платежи.

— Тогда за дело! Если всё получиться, то у людей будет не только автономное электричество, но и автономная система отопления, кондиционирования, вентиляции и рециркуляции воды. А когда на крышах обустроим вертолётные площадки, то люди получат продукты и одежду по низким ценам, которые будут доставляться им прямо на дом. Если таких крыш будет много, то они могут летать с крыши на крышу, а значит, получат новую систему передвижения, в пределах города, напрямую, минуя пробки. Помоему — это здорово!

— Всё получиться. Люди будут жить лучше! В их домах станет намного комфортнее, а платить за коммуналку они станут меньше. Кроме того получат много товаров с бесплатной доставкой от «Биосинтеза» — сказал Артём.

— Я вот тут всех Вас слушаю и понимаю. В теории всё выглядит очень хорошо, но мне кажется, опять вылезет какаянибудь гадость и всё испортит — сказал молчавший, до этого Роман.

— Если возникнут проблемы, то мы их решим. В первый раз что ли? — спросил Артём.

— Да нет, не в первый. Но как только мы решаем проблему, так вместо неё возникает следующая. Но самое странное, что эта новая проблема гораздо сложнее, чем предыдущая. Такое ощущение, что мы карабкаемся в гору. Горы всё выше, и того гляди сорвёшься, но всё както обходилось, а сейчас… — сказал Роман.

— А что сейчас? — спросил я.

— А сейчас мы сидим в тюрьме, пусть и формально, но нас ведь никто не выпускал. Если узнают, что мы «сбегаем», то нам просто увеличат срок, тогда и аватаров не удастся использовать.

— Но президент мой друг!

— Если узнают, что ты используешь аватаров, то президент откреститься от тебя. А если выступит в твою защиту, то они съедят и его. Нам надо найти способ вырваться из этой тюрьмы. А единственный способ вырваться — это подкупить нужных людей. Как их можно подкупить? Это дать людям, то, что им нужно. Все хотят жить, поэтому им нужна технология продления жизни. А сейчас мы задвигаем эту технологию в дальний ящик и занимаемся прибыльностью «Биосинтеза».

— Пока ничего не получается. Надо наладить работу компании, а потом займёмся космической станцией.

— Значит, будем сидеть. А время выхода на свободу отодвигается на неопределённый срок.

— А если у нас всё получиться? Если «Биосинтез» начнёт приносить прибыль? — спросил Вольф.

— Я же сказал, тогда возникнет другая ещё большая проблема, что нам удалось решать прежде. — сказал Роман.

— Хватит пессимизма! Будем работать и найдём выход из положения! — сказал Артём.

— Ладно, но я Вас предупредил — сказал Роман.

* * *

Весь пакет документов мы подготовили за пару дней. Президент поторговался для виду и уже через неделю подписал соглашение с «Биосинтезом». Новость об этом произвела эффект разорвавшейся бомбы. На президента обрушился девятый Вал критики, но он умело парировал все атаки. Удивительно, но я никогда не видел его таким спокойным. А потом я понял секрет его спокойствия. Так он думал добраться до технологии продления жизни. Он прямо об этом и заявил в очередном интервью. Хотя технология принадлежала «Солнечной энергии» и она никому не собиралась её отдавать. Но после этого его заявления вал критики вдруг стих, а потом его стали хвалить. Сначала это были редкие реплики, но потом его стали хвалить всё больше, за столь дальновидный и продвинутый шаг. Такая резкая перемена была продиктована надеждой людей близких к власти, что они тоже получат доступ к технологии продления жизни. До чего же наивны люди? Внешне они могут выглядеть очень взросло и респектабельно, но внутри это попрежнему малые дети, которые беззаветно верят в сказки.

Впрочем, все эти дифирамбы мне были только на руку. Уже через месяц после подписания соглашения мы получили из казначейства 50 миллиардов кредитов. После этого мы стали налаживать производство воздушных такси. А «Солнечная энергия» объявила общенациональную акцию по перестройке жилого фонда. Это заявление вызвало новый вал публикаций в прессе. Теперь на страницах газет, журналов, интернетизданий, и на экранах телевизоров развернулась настоящая война между сторонниками за и против новой коммунальной системы. Сторонники были те, кто был измучен коммунальным беспределом и местных властей и частных компаний. На другой стороне баррикад были представители этих властей и компаний, которые явно теряли большие деньги, после введения новой системы. Защитников было больше, так как практически вся страна, так или иначе, страдала от коммунальных неурядиц. Но у местных властей и их сообщников среди управляющих компаний были деньги, чтобы гнать информационную волну. Никто не хотел уступать в этой войне. Но на моей стороне был сам президент. Он своим указом прекратил финансирование многих коммунальных проектов и заставил провести прокурорские проверки многочисленных ЖЭКов и ДЭЗов. После этого местные власти открестились от своей поддержки управляющих компаний. А сами жилищные конторы ушли в глухую оборону, саботируя любые решение прокуратуры, ссылаясь на уволенных или больных сотрудников. Но мне на это было глубоко плевать. «Солнечная энергия» вместе с жителями домов провела ревизию всего коммунального хозяйства и начала перестраивать дома.

Уже через месяц, когда люди получили первые платёжки — они были приятно удивлены. Платить теперь нужно было в два раза меньше, а услуг они получали больше. А через полгода их ждал приятный сюрприз. На крыши домов стали садиться первые воздушные такси. К этому времени на крышах домов уже работали нанятые «Солнечной энергией» люди. Они обслуживали и охраняли установленное оборудование. Теперь эти люди ходили по квартирам и предлагали еду и одежду, которую можно было заказать по интернету, или оставить заявку работнику, не выходя из квартиры. При этом работники дарили бесплатную одежду или еду, которую они предлагали, как ознакомительные образцы. Люди были приятно удивлены такой заботой. У нас сразу появились постоянные клиенты, в основном это были пенсионеры и молодежь. Пенсионерам нравилась забота и то, что по магазинам не нужно было ходить, чтобы получить нужный товар. Молодежи нравился новый, креативный способ покупок.

Идя навстречу постоянным клиентам, мы наладили производство лекарств. После этого решения пенсионеры пришли в дикий восторг. Наша клиентская база увеличивалась, обороты росли и всего за три месяца, после того как мы стали торговать на воздушных такси, компания «Биосинтез» стала получать первую прибыль. Торговые сети видели, что происходит, но не придавали этому значение. Они думали, что мы не справимся с большим объёмом заказов, а товары, что мы будем присылать, будут ненадлежащего качества. Но они жестоко ошиблись в этом. Заводы биосинтеза были более чем на 90 процентов автоматизированные. Всё от заказа до доставки проходило через компьютер. Все заказы, что мы обрабатывали, мы выполняли максимум за сутки. То есть от времени приема заказа, до изготовления и доставки готовой продукции проходило меньше суток! Такой скорости не было ни у кого! Наша продукция была свежая и самого лучшего качества, а благодаря тому, что мы избавились от посредников, она ещё была самой дешевой!

Глядя на положительный пример молодёжи и пенсионеров — все остальные стали заказывать у нас товары. Торговые сети стали стремительно терять клиентов. В это время президент потребовал прокурорских проверок против крупных торговых сетей, по делу о сокрытии прибылей и неуплате налогов. Снова взорвалась информационная бомба. Торговые сети вылили на «Биосинтез» и «Солнечную энергию» тонны грязи. Но им это явно не помогло. На нашей стороне был президент, а против них были факты многочисленных нарушений. Но всётаки им удалось нас задеть. Какимто образом они стали влиять на наши денежные отношения с покупателями.

Дело в том, что мы продавали свои товары, только по безналичному расчёту. Как это происходило? Клиенты заказывали товары, причём, даже не выходя из квартиры. Мы привозили товар. Его клиенты оплачивали кредитной картой. Мы сознательно отказались от наличных расчётов, так как тогда нужно было держать кассира, сейф и заказывать инкассацию. При оплате по безналу ничего этого не было нужно. Товар приносился курьером, он же приносил переносной кассовый аппарат, который осуществлял безналичный расчёт. Клиент вставлял в аппарат карточку, набирал пару цифр и деньги уходили на счёт. Зная об этой системе расчёта, торговые сети и смогли нанести удар. Внезапно платежи не стали проходить, либо транзакция проходила очень медленно, сутки, или даже трое. Мы не смогли разобраться, в чём проблема. Либо это банки вступили в игру и заморозили платежи, либо в систему попал вирус и застопорил всю работу. Ситуация стала угрожающей. У нас был товар, клиент хотел его получить, но он не мог за него расплатиться.

— Мне тут сообщают, что клиенту не могут расплатиться за наши товары — сказал я.

— А что ты удивляешься? Торговые сети терпят убытки. Им достаточно нанять группу хакеров, чтобы парализовать всю твою торговую сеть. Потом они примутся за производство. Хорошо, что заводы «Биосинтеза» не имеют прямого выхода в интернет, а то они смогут парализовать всю сеть. Но я не исключаю варианта, что они будут атаковать каждый завод по отдельности — сказал Роман.

— И что мне делать?

— Защищаться. Надо нанимать своих хакеров, пусть принимают контрмеры.

— Нет. Как быть с торговлей? Если мы не сможем принимать платежи, то биосинтез опять начнёт приносить убытки.

— Это ещё цветочки. Ягодки потом будут.

— Что ты имеешь в виду?

— То, что ты задумал их разорить. Это война, а на войне все средства хороши. Следующий шаг — это террористические атаки на наши заводы и запугивание клиентов.

— В смысле запугивание?

— Мы же им доставляем товары с завода. На заводе есть заводская упаковка. Но эту упаковку можно вскрыть и чтонибудь подложить от тараканов и мышей, до спор сибирской язвы. И если с мышами можно както разобраться, то споры язвы — это смертельная опасность для всех. Тут люди будут очень напуганы, и даже если ты не причём, они откажутся покупать твои товары из соображений безопасности.

— Что же тогда делать?

— Усилить контроль над производством и доставкой. Найми больше людей, поставь датчики, которые бы фиксировали высокий радиоактивный фон и химическое загрязнение. Пусть специальные люди следят за биологической угрозой твоим заводам.

— Всё так серьёзно?

— Очень. Эти люди не остановятся, пока тебя не убьют. Именно поэтому ты используешь аватара и живёшь в подземном бункере.

— А как мне быть с безналичными расчётами?

— Я эксперт по безопасности, а не по финансам. Спроси лучше у Артура, может он сможет дать ответ.

Я сразу же позвонил по видеосвязи. Артур ответил на звонок.

— Привет шеф. Чтото пошло не так?

— Да. У меня проблемы с расчётами. Я доставляю товар, но клиенты не могут его оплатить.

— Так используйте наличный расчёт.

— С наличными много проблем, кроме того я не хочу, чтобы потом грабили моих клиентов.

— Понимаю. У тебя много домов, много клиентов.

— Миллионы по всей стране. Но система работала. Как можно заставить банки не работать по всей стране?

— Ты нанёс колоссальный удар по бизнесу, а бизнес основной клиент банков. Они теряют клиентов и таким образом тебе мстят. Кроме того торговые сети не дремлют. Они тоже будут по тебе бить. В этом случае и наличные не выход. Единственный выход из положения — это сделать свои деньги.

— Что значит свои деньги?

— Деньги — это универсальный обменный инструмент. Те деньги, что мы пользуемся — это не единственный способ оплаты. Люди за долгую историю, что только не придумали в качестве заменителя денег: купоны, билеты, акции, авизо. Но тебе всё это не подойдёт. У тебя ведь есть свой банк?

— Конечно.

— Вот что ты сделаешь. Ты начнёшь выпускать дебетовые карты и выдавать её клиентам. И люди смогут покупать у тебя товары по этим картам.

— А какой им смысл получать эти карты? За их выпуск надо платить, годовое обслуживание тоже стоит денег.

— Ну, ты ведь сможешь дать людям скидку? Если ты дашь хорошую скидку, то получать такую карту очень выгодно. Кроме того всё расчёты будут в твоём банке, поэтому тебе не будут ставить палки в колёса.

— А какой размер скидки?

— Не меньше 10 процентов. Если большая сумма, то 15. Сделай накопительную скидку. Тогда люди свою зарплату будут вкладывать на твои карты. Ты сможешь получать деньги уже вначале месяца, а не тогда, когда они будут покупать у тебя товар. И дай людям все виды банковских услуг, тогда и тебе будет выгодно, и люди получат дешёвый товар.

— Спасибо. Это очень ценный совет.

— Не за что шеф. Обращайтесь — сказал он и выключил связь.


Глава 2

Я оперативно напечатал миллионы новых кредитных карт и стал их активно рекламировать. В новые карты уже была включена скидка в 10 процентов, плюс возможность накопить скидку. После этого клиенты стали штурмовать отделения моего банка. Чтобы улучшить работы мне пришлось открыть несколько сот отделений банка по всей стране и поставить тысячи банкоматов на каждом углу. За год только на это я истратил не менее 5 миллиардов кредитов. Но это принесло свои плоды. Люди стали массово отказываться от карт других банков и получать мои карты. У меня сразу увеличились обороты. У меня появилось много новых клиентов, даже тех которые жили не в переоборудованных домах. После этого они уже хотели переоборудовать свои дома и поставить портативный реактор, систему отопления, вентиляции и кондиционирования. Клиентов становилось всё больше.

Не прошло и года, как мы запустили перестройку домов, а количество клиентов «Биосинтеза» превысило пять миллионов. Мы смогли переоборудовать более половины жилого фонда страны. Я попрежнему сидел в тюрьме, вернее «сидел» мой аватар, а по вечерам я отключался от аватара и оказывался в бункере с родственниками и друзьями. В один из вечеров мы снова собрались за столом.

— Нам надо поговорить — сказал Артём.

— О чём? — спросил я.

— Мы перестроили все дома, что можно было перестроить. Нам нужно расширяться дальше. Но перестройкой тут уже не обойтись. Надо решать проблему радикально, то есть сносить старые дома и на их место ставить новые.

— И у меня проблема. Мы выбили разрешение на полёты над городом. Надо сделать следующий шаг — начать продавать воздушные такси людям. Производство налажено, и мы можем нарастить объёмы, чтобы удовлетворить спрос — сказал Вольф.

— И что тебе мешает это сделать? — спросил я.

— Ну, чтобы машины стали свободно летать над городом, нужны три вещи: взлетнопосадочная полоса, ангар для ремонта техники, ангар для хранения техники и диспетчерская. Диспетчерскую заменит городской навигационный компьютер, так как управление будет полностью автоматическим. Компьютеры мы давно установили. Чтобы управлять воздушными такси на каждом есть свой компьютер. Для связи между ними на каждую крышу мы поставили антенну. Переделанные крыши играют роль взлётнопосадочной полосы. Там же технику можно и отремонтировать. Но вот где её хранить? Если каждый житель дома купит по воздушному такси, то ставить его будет негде.

— И какой выход из ситуации вы видите?

— Воздушные такси можно ставить во дворе. Но сейчас дворы и так забиты обычными автомобилями. Поэтому как выход из положения надо заняться постройкой ангаров.

— А где их строить? Там же во дворах? Города и так плотно застроены. Если мы ещё поставим и ангары, то во дворе будет совсем не протолкнуться.

— Как вариант начать новую перестройку дома. Можно достроить несколько этажей. На девятиэтажный дом — 3–4 этажа ангаров.

— То есть дом был девять этажей, а мы его достроим до 12–13 этажей. Дома станут выше, солнца станет мало. А есть ещё вариант?

— Да. Артур говорил об этом. Он сказал, что можно использовать стены домов, как парковочное место — сказал Роман.

— Это как? — спросил я.

— Меняется структура воздушного такси. Делается конструкция — трансформер. Винты складываются, корпус опускается вниз. Потом его легко транспортировать и хранить.

— И как хранить?

— На стену дома устанавливаются специальные крепления, на которые и будут вешаться эти машины. Летающее такси садиться на крышу дома. Там оно трансформируется и помещается на специальную вагонетку. Эта вагонетка опускается на тросе вниз, вдоль стены дома. Там она вешает машину на специальные крепления. Потом вагонетка отделяется и поднимается на тросе вверх. Машина в сложенном виде остается висеть вдоль стены дома. Там она никому не будет мешать.

— А ветер не скинет машину вниз?

— Нет. Там специальный электрический зажим. Его может разблокировать только вагонетка. Плюс к этому, когда машина будет висеть — аккумулятор будет заряжаться.

— Интересное решение. Получается, машина висит у тебя за окном, и никому не мешает.

— Да. Тут только проблема нижних этажей. Чем ниже висит ваша машина, тем труднее до неё добраться. Надо снять все машины в ряду, чтобы добраться до своей. Но в этом случае не надо достраивать верхние этажи, в качестве ангаров.

— Сможете сделать нечто подобное? — спросил я у Артёма и Вольфа.

— Думаю да. Мы сделаем зажимы и подъёмное устройство — сказал Артём.

— А мы сделаем воздушное такси — траснфомер — сказал Вольф.

— Договорились. Что касается перестройки всего остального жилого фонда, то тут надо договариваться с собственниками жилья и с городскими властями. Если они согласятся, то приступайте немедленно. Нам не помешают новые клиенты — сказал я.

— Хорошо. Завтра же начнём работу — сказал Артём.

— Я пойду к себе — сказал я и ушёл.

Я прошел с десяток метров и оказался в своей комнате. Здесь стояла капсула, с помощью которой я управлял аватаром. Здесь меня встретила моя жена Марта вместе с дочкой Полиной. Я поцеловал жену и взял Полину на руки.

— Привет — сказал я.

— Привет — сказала Марта.

— Полина, а как ты сюда попала? — спросил я у дочки.

— Мы прилетели с мамой — ответила она.

— Вы телепортировались?

— Да.

— Тебе понравилось?

— Мы летали.

— Ей понравилось, как мы летали на космической станции — сказала Марта.

— Ну, иди, поиграй — сказал я, опуская дочку на землю.

Она убежала в коридор. Марта обняла меня и поцеловала.

— Я скучаю по тебе. Ты всё время в этой тюрьме. Я вижу тебя только вечером.

— У меня дела. Сейчас будем продавать летающие такси всем подряд. Люди будут летать по всему городу без пробок. Они будут свободные как птицы.

— Они будут свободные, а ты нет.

— Марта не начинай опять.

— Но это несправедливо! Ты ничего не делал! Это тебя похитили, ты просто спасал свою жизнь!

— Если бы этого не произошло, то мы бы никогда не встретились.

— Я знаю, но ты ни в чём не виноват! У тебя друг президент. Он давно бы тебя освободил, и мы были бы вместе!

— Ты же знаешь, что он не может.

— Он может, но не хочет. Зря ты помогаешь людям. Они всё равно ничего не оценят. Лучше бы ты вложился в космическую станцию. У тебя появились бы богатые клиенты, которые наверняка нашли бы выход и президент был бы сговорчивее.

— Нам придётся потерпеть пока «Биосинтез» встанет на ноги, тогда и станцию достроим.

— Терпеть? Уже год прошёл, как ты сидишь в тюрьме. Сколько мне ещё ждать? Я вижу тебя только час в день, и то ты постоянно занят. Я так не могу.

— Марта! Пожалуйста, потерпи ещё! Скоро у нас будет настоящий прорыв, и тогда мы сможем забыть об этой тюрьме.

— Ты, правда, так думаешь?

— Ну конечно! Я столько времени провёл в пустой суете, а сейчас я помогаю людям. Не пытаюсь бороться за власть, не пытаюсь выжить, а делаю то, что всегда хотел. Да, я сижу в тюрьме, но это всё временно. Впереди у меня целая вечность, но многое надо сделать здесь, сейчас и у меня наконецто получается. Тебя надо только немного потерпеть. Если ты меня любишь, то сможешь меня дождаться. У нас обязательно всё получиться! Мы найдём выход! Поверь мне!

— Я тебе верю! — сказала она, глядя мне в глаза.

Компания «Солнечная энергия» и «Биосинтез» блестяще справились со своей задачей. Они в кратчайшие сроки установили на стены специальные зажимы, а вдоль стены пустили вагонетки. Теперь воздушные такси на крыше принимало специальное устройство кранукладчик. Оно их принимала, трансформировала и перекладывала на вагонетку. Вагонетка ехала вниз и вешала машины на крепления, расположенные на внешней стене дома. Там машина висела, до тех пора, пока не понадобиться владельцу.

Если человеку нужно было уехать, то он отправлял СМС по сотовому телефону. Потом он одевался и поднимался на лифте на крышу. Когда он это делал, всё операции по установке машины происходили в обратной последовательности. Вагонетка подъезжала к машине и снимала её с креплений. После этого она везла её наверх. Там кранукладчик снимал машину с вагонетку и производил обратную трансформацию. Все операции происходили в автоматическом режиме. После этого воздушное такси было готово к полёту. Владельцу оставалось просто сесть и улететь. Конечно, не всегда всё было так просто. Жителям нижних этажей приходилось ждать. Вагонетка убирала другие машины и везла их наверх. Там кранукладчик складывал машины на крыше, не трансформирую их. Он делал это до тех пор, пока вагонетка не доберётся до нужной машины. После введения такой системы люди стали покупать и продавать парковочные места, чтобы их машины можно было хранить как можно выше. Хотя в этом не было особой необходимости. Система работа очень быстро и ждать своей машины, даже расположенной в самом низу приходилось всего пару минут.

Введение такой системы позволило резко разгрузить дворы и прилегающие к ним территории от автомобилей. Теперь взрослым снова было, где гулять, а детям играть на игровых площадках. Серые дома теперь переливались на солнце, от увешанных их корпусов машин. Это картина напоминала экзотическое растение, облепленное майскими жуками. Хотя машины и висели за окном, они не перекрывали обзор и не создавали лишней тени, так как в трансформированном виде занимали мало места.

Массовая продажа воздушных такси, привела к тому, что люди стали отказываться от обычных автомобилей. На улицах стало меньше машин, а в воздухе стали бесконечно тудасюда сновать воздушные такси. Люди по привычке стали их называть воздушными автомобилями, хотя это было неправильно. Ими нельзя было управлять, как обычным автомобилем. Всё управление брал на себя компьютер, человек только садился вовнутрь воздушного такси и называл адрес, либо набирал его на сенсорном экране. А компьютер выбирал нужную крышу, и машина летела туда. Чтобы лучше контролировать воздушное сообщение в каждом городе были введены два воздушных эшелона. Первый эшелон был на расстоянии 50ти метров от земли. Весь город условно делился на две части с севера на юг на восточную и западную часть. Если Вы двигались на север, то воздушное такси могло лететь при этом только по восточной стороне над городом. Если Вы двигались на юг, то воздушное такси могло лететь при этом только по западной стороне над городом. Второй эшелон был на высоте 100 метров. Он делил город с запада на восток на северную и южную часть. Если Вы двигались на восток, то воздушное такси могло лететь только по южной полосе. А если Вы двигались на запад, то воздушное такси могло лететь только по северной полосе. Первый и второй эшелоны были как полосы на дороге. Они вели в разные стороны и не пересекались, чтобы избежать столкновения. Между полосами была нейтральная полоса в 50 метров нужная, для перестроения в воздухе. Такое регулирование движения позволяло воздушным такси свободно передвигаться в воздухе и не сталкиваться.

Воздушное сообщение резко увеличило темп жизни в городе. Теперь чтобы переместиться, из одного конца города в другой, не нужно было стоять в пробках. Воздушные такси быстро делали свою работу. Люди быстро оценили новый вид транспорта и стали массово отказываться от обычных автомобилей. Они были экологически чистые и безопасные. Все машины работали на электричестве. Когда машина висела за окном, тогда и происходила зарядка аккумуляторов. Если заряд аккумулятора был слишком низкий, то машина просто не поднималась в воздух. Если заряд кончался в воздухе, то машина автоматически искала ближайшую свободную крышу и садилась на неё. Такая защитная система позволяла избежать аварий в воздухе. Конечно, находились умельцы, которые пытались взломать навигационный компьютер и взять управление на себя, но такие очень быстро вычислялись. У них конфисковалась машина, изза нарушений правил эксплуатаций, а также на них налагался пожизненный запрет на покупку воздушных такси.

Воздушные такси резко изменили транспортную систему страны. Теперь не нужны были дороги, чтобы двигаться. Мы сознательно ограничили действие воздушных такси только городами, так как они питались от электричества, а запаса хода хватало всего на 120 километров. В городе электрические розетки были на каждом углу, а где взять электричество на трассе, или в чистом поле? Но и здесь мы нашли выход из положения. Мы построили зарядные пункты на расстоянии 100 километров друг от друга. В небольших селениях и малых городах мы также установили зарядные пункты и стали продавать специальные адаптеры. Эти адаптеры можно было подключать к обычной электросети, чтобы заряжать аккумуляторы автомобилей. Кроме этого мы установили специальные вышки, которые покрывали большую часть страны и позволяли работать навигационному компьютеру, даже вдали от крупных городов. После этого воздушные такси появились по всей России. Вместе с воздушными такси у людей появилась возможность покупать наши товары и услуги по всей стране. Тогда компания «Биосинтез» наконецто вышли из минуса, и стала приносить прибыль. Я назначил очередное совещание, чтобы поговорить об этом.

— Итак, господа! Что Вы можете сказать о летающих такси? Какие первые оценки? Есть какието вопросы или недочёты, что нам необходимо исправить? — спросил я у Артёма и Вольфа.

— Можно говорить только в превосходной степени. После того, как мы стали продавать машины всем желающим продажи выросли в пять раз, и продолжают расти! Кроме того на 30 процентов увеличились продажи продуктов питания и одежды. Компания наконецто приносит прибыль, и мы сможем потихоньку возвращать долги — сказал Вольф.

— У нас тоже хорошие новости. Мы переделами уже множество домов, под новую транспортную систему. По нашим подсчётам воздушными такси успело воспользоваться более 55 процентов населения. Сейчас у нас поступают заявки на реконструкцию, или перестройку тех домов, где не может быть установлена такая система. Мы планируем снести эти дома и построить новые. Но этого мало, мы должны массово внедрять наши строительные технологии, тогда компания сможет приносить прибыль и в области строительства — сказал Артём.

— О каких технологиях идёт речь? — спросил я.

— Сейчас я всё покажу.

С этими словами он включил висящий на стене телевизор. На экране появился человек средних лет. Он был одет в деловой костюм, поверх которого был надет рабочий халат. На его голове была строительная каска.

— Здравствуйте, меня зовут Павлов Виктор Леонидович! Я являюсь ведущим инженером компании «Биосинтез». Я возглавляю проект «Строительный робот» и готов Вам представить нашу новую разработку. А вот собственно и сам робот — сказал он, подходя к какойто конструкции из трубок и сервоприводов. Робот по форме напоминал гигантского паука.

— Этот строительный робот сделан из костной ткани и может легко строить дома от садовых домиков до многоквартирных домов. Высота робота два метра, максимальный размах лап пять метров. Несмотря на внушительные размеры его вес всего 150 килограмм. Что умеет этот робот? Его главная способность строить. Как вы знаете, дом состоит из фундамента и стоящих на нём стен. С фундаментом всё просто. Если обычный дом, то роем котлован и заливаем фундамент. Если многоквартирный, то роем котлован, забиваем сваи и заливаем фундамент. С фундаментом просто. Самое долгое и трудное — это строительство стен. Именно этим и занимается наш робот. Как происходит строительство? Чтобы залить фундамент надо сделать опалубку и уложить туда арматуру. Потом опалубка заливается бетоном. По такому же принципу строиться и этот дом. Как видите здесь уже готовый фундамент. Из фундамента торчат костные трубки. Эти трубки мы выращиваем по технологии биосинтеза. Как Вы видите трубки являются частью фундамента и играют роль арматуры. Именно на эти трубки и будет устанавливаться будущий дом. Сейчас я включу робота, и он начнёт свою работу.

Павлов взял в руки планшет и нажал на кнопку. Робот поднялся на лапы и подошёл к дому. Он взвалил себе на спину стопку костных трубок. После этого он стал ловко по одной вкручивать трубки, в те трубки, что торчали из фундамента. Он делал это очень быстро. После того как он их вкрутил он стал сплетать их между собой вставляя между вертикально торчащими трубками другие трубки расположенные вертикально. Таким образом, получалось плетение как прутья у корзины. Он работал очень быстро и из прутьев прямо на глазах появлялись очертания будущей стены дома. Закончив сплетать внешнюю стену, робот залез вовнутрь, через оконный проем, который сам же и сделал. Слишком длинные прутья, он ловко отрезал расположенными на лапах резаками. Робот работал очень быстро, и уже менее чем через час была сплетена опалубка первого этажа дома. После этого робот встал в ожидании.

— Как видите, опалубка готова. Теперь мы можем приступать к следующему этапу строительства дома. В брюшко робота заливается специальная смесь. Эта смесь по химическому составу очень похожа на паутину обычного паука. Она очень быстро затвердевает на воздухе и служит прекрасным строительным материалом. Сейчас я Вам всё продемонстрирую — с этими словами он нажал на кнопку на планшете.

Робот сразу оживился. Он подошёл к цистерне и вытащил изпод неё шланг. После этого он вставил шланг в брюшко и стал закачивать белую жидкость внутрь. Как только брюшко полностью заполнилось — робот отсоединил шланг и направился к дому. Он стал ползать по внешней поверхности дома, при этом он равномерно выплёскивал жидкость из брюшка на внешнюю строну опалубки. Жидкость оказавшись на поверхности дома мгновенно затвердевала. Именно поэтому робот оставлял за собой ровный белый след. Жидкость на воздухе превращалась в прочную белую плёнку, равномерно покрывающую внешнюю сторону опалубки.

Робот быстро покрыл внешнюю сторону дома белой плёнкой, потом он снова заправил брюшко и приступил к обработке внутренней стороны дома. Он быстро залил плёнкой внутреннюю сторону опалубки, дверных и оконных проёмов. После этого робот снова встал в ожидании следующей команды.

— Как видите, робот покрыл опалубку прочным белковым соединением. Белок мгновенно затвердел, и мы можем видеть, как уже появляются очертания будущих стен дома. Но внутри дома ничего нет. Всё что здесь есть — это опалубка. Чтобы закончить стены, нужно было залить внутренности бетоном. Но у компании «Биосинтез» есть другая, более продвинутая технология. Мы создали специальный раствор. Раствор состоит из воды и, растворённые в ней живые клетки костной ткани. Когда мы заливаем раствор — клетки срастаются между собой и формируют прочные стены будущего дома. Сейчас робот будет заливать раствор — с этими словами он снова нажал на кнопку.

Робот подошёл к другой емкости. Он вытащил шланг и потянул его к дому. После этого он перекинул шланг внутрь стены и стал заливать жидкость. Он несколько раз перекидывал шланг, чтобы жидкость равномерно распределилась внутри стены. Когда стены были полностью заполнены жидкостью, робот убрал шланг назад к ёмкости и снова встал, ожидая команды.

— Как видите первый этаж готов и можно приступать к строительству второго этажа. На строительство первого этажа у него ушло менее 12 часов. Я включу программу, и робот будет строить дом целиком в автоматическом режиме. Скорость строительства теперь зависит не от расторопности рабочих, а от скорости подвоза основных материалов. Если обеспечить хорошее снабжение, то девятиэтажный дом мы сможем построить за пять суток. А сейчас я поставлю на ускоренную запись, чтобы Вы смогли увидеть, как строиться дом.

Теперь запись пошла очень быстро. Робот носился по экрану так быстро, что глаз едва успевал его замечать. День сменялся ночью, а дом неуклонно рос в высоту. Судя по счётчику на камере, прошло пять суток. За это время робот достроил девятиэтажный дом и даже закрыл его крышей.

— Ну, вот мы смогли построить стены дома. Прошло 12 часов, как был залит последний этаж. Теперь наш дом полон воды. Её необходимо слить, чтобы костная ткань высохла и приобрела высокую прочность. Кроме того место воды в доме займёт воздух. Как вы знаете воздух очень хороший теплоизолятор, поэтому дом станет не только сухим, но и тёплым. Воду, которую мы извлечём из дома, мы не будем выливать. Мы её соберём в специальный бассейн, который находиться на крыше этого дома. Это бассейн используется для системы пожаротушения. Но также в нём храниться вода, которую будущие жители дома будут использовать для отопления и водопровода. Сейчас робот соберёт её и перекачает наверх — с этими словами он снова нажал кнопку на планшете.

Робот взял шланг и поднялся с ним на крышу дома. Там он подключил шланг к насосу, которые перекачивал воду в бассейн. После этого робот опустился вниз, вытягивая шланг за собой вдоль стены дома. Опустившись на землю, робот вкрутил кран в стену дома. Далее он подключил кран к шланг и открыл кран. Насос заработал и стал перекачивать воду из дома в бассейн. Вода, прежде чем попасть в бассейн проходила через фильтр, поэтому попадала в бассейн абсолютно прозрачная. Робот в это время не стоял на месте. Он стал устанавливать внутри дома батареи центрального отопления. Он ловко вкручивал в стены специальные упоры и вешал на них батареи. В стенах попрежнему была вода, но на девятом этаже её не было, так как она перелилась в бассейн. Установив батареи на девятом этаже, он просверлил пол и вывел трубы на восьмой этаж. Отверстия он сразу герметизировал жидкостью из брюшка. После этого он забрался на восьмой этаж и повторил операцию. Когда бассейн уже заполнился водой, робот успел установить систему отопления на всех этажах. Затем он соединил систему отопления и бассейн. Робот просверливал стены и устанавливал трубы. Потом эти трубы соединялись и превращались в водопровод, канализацию, систему вентиляции и кондиционирования. Робот установил оборудование на крыше дома и подсоединил к нему трубы. После этого он стал заниматься внутренней отделкой дома. Он с одинаковой быстротой, ловкостью и аккуратностью клеил обои в комнате, укладывал плитку в ванной и натягивал потолки в комнатах. Отделка заняла у него почти сутки. За это время он постоянно залазил через открытые оконные проёмы и приносил на себе строительные материалы. Последним этапом отделки, была укладка паркета, либо укладка линолеума. После этого он вылезал через оконный проём и делал следующий этаж. За ним уже шли строители. Они ставили окна, и дом был готов к сдаче. Робот, закончив работу, спустился на тросе вниз.

— Как видите весь процесс строительства многоквартирного девятиэтажного дома на два подъезда занял десять дней. Это самый быстрый срок, при котором можно построить дом. Единственное ограничение по строительству — это температурный режим. Живые клетки костной ткани могут погибнуть при температуре в ноль градусов Цельсия. Поэтому при низких температурах раствор надо подогревать. Кроме того живые клетки не должны слишком долго находиться в водном растворе, иначе может появиться плесень, которая разрушит дом. Срок, при котором может появиться плесень, составляет три месяца — сказал Павлов.

Артём выключил телевизор.

— А за счёт чего работает этот робот? — спросил я.

— Конденсаторные батареи — ответил Артём.

— Я не видел, как он их заряжал.

— Зарядка проходит в автоматическом режиме, когда он подходит к контейнеру со строительными материалами.

— Умно. Не надо тянуть провода или долго заряжать. Я так понимаю, за две недели мы можем построить многоквартирный дом. А если мы будем строить его три месяца, то он просто сгниёт.

— Именно так.

— То есть нам надо строить быстро.

— Это нетрудно с такой техникой. Строительный робот может делать многие виды работ, причём делает это в несколько раз быстрее любого строителя. Теперь со строительством у нас нет проблем. Проблема в другом, что и где мы будем строить?

— Не понимаю? Разве в городах нечего строить?

— Мы переделали множество домов, коегде была частичная реконструкция, и мы достраивали один два этажа. Коегде мы сносили дом и строили всё заново. Новые дома, как правило, были выше, чем те, что мы сносили. И квартир в них было больше. Излишек квартир мы продавали на рынке. Сейчас мы забили рынок дешёвыми квартирами. Они уже не продаются, а у перекупщиков кончились деньги, чтобы их выкупить. Если мы сейчас начнём строить новые дома, то нам некому будет продавать квартиры. Рынок переполнен.

— И что ты предлагаешь?

— Нужно строить социальные объекты: больницы, школы, детские сады. Ещё неплохо получить контракты на строительство дорог и мостов.

— Не понимаю. Зачем нужны дороги и мосты, если машины теперь летают? — спросил Вольф.

— Я имею в виду дороги и мосты для железных дорог. Поезда ведь ещё не научились летать.

— Да ты прав. Об этом я не подумал.

— А в чём проблема? Давайте строить мосты для железных дорог.

— Насчёт одного моста можно договориться, но нам этого мало. В России тысячи мостов, десятки тысяч больниц, школ, детских садов. Нужна федеральная программа строительства. Одобрить её может только президент. Если он её одобрит, то компания будет приносить хорошую прибыль. Мы сможем вернуть долги и наконец, сможем реконструировать космическую станцию.

— Ты прав. Такое решение может принять только президент. Завтра я с ним поговорю. Перекинь это видео на мой телевизор, покажу его Марте. Я пошёл к себе. До завтра.

Я направился в свою комнату. Там меня встретила Марта.

— Привет! — сказала она, обнимая меня.

— Привет! — сказал я, отвечая на её поцелуй.

— Что случилось? У тебя глаза горят!

— Я тебе хочу показать одно видео. Сама решишь, как к этому относиться.

Я включил ей видео с роботом строителем.

— Смотри, как он быстро строит! Такое не под силу ни одному строителю.

— Да, скорость просто фантастическая. Я не пойму, а почему он не ставит окна?

— А как тогда он будет лазить по стенам, если он за оконные проёмы цепляется? Он же ещё и двери не ставит, иначе их снесёт.

— А сколько у тебя таких роботов?

— Не знаю. Скорей всего только этот прототип. Но скоро их будет гораздо больше. Мы будет перестраивать социальные объекты, строить мосты и дороги для поездов. Скоро мы станем самыми большими строителями в стране. Представь себе сотни, или даже тысячи таких роботов. Мы заработаем много денег и займёмся вплотную модернизацией космической станции.

— Звучит прекрасно. Ты выйдешь из этой тюрьмы, и мы сможем проводить больше времени вместе.

— Хорошо. Осталось только уговорить президента. Завтра свяжусь с ним.

На следующее утро я залез в капсулу и снова оказался в теле аватара, находящегося в тюрьме. Не откладывая дело в долгий ящик я поднял трубку стоящего на столе телефона.

— Здравствуйте! Мне очень срочно надо поговорить с президентом — выпалил я в трубку.

— Подождите одну минуту — сказал приятный женский голос, и в трубке наступила тишина. Я стал терпеливо ждать, но ничего не происходило. Прошло минут десять, прежде чем она снова заговорила.

— Извините, но президент не сможет с Вами поговорить.

— Я понимаю. Он занят, но может попозже…

— Нет. Сегодня он врядли сможет с Вами говорить.

— Сегодня никак? Но это очень важный разговор он касается будущего страны.

— Поймите, он занят. Сегодня у него важные встречи.

— Но это не займёт много времени. Мне нужно всего пять минут, чтобы объяснить свою позицию.

— Простите, но он очень сильно занят. У него не будет даже этого времени.

— Чтото я совсем ничего не понимаю. Раньше мы общались, и он всегда находил время, тем более это касается судьбы всей страны. Поймите, я же не просто так звоню ему. Это очень важно! Это прямой телефон!

— Я всё понимаю, но сегодня никак.

— Хорошо. Сегодня он может быть занят, но тогда завтра он сможет со мной связаться?

— Я не знаю. Надо посмотреть, свериться с его графиком. Вполне возможно, что и завтра он не сможет с Вами поговорить.

— Я ничего не понимаю. Всё шло хорошо, а теперь какаято невидимая стена. Что произошло, за то время, что я с ним общался в прошлый раз? Я сделал чтото не так? Может тогда он сам даст объяснение?

— Я не знаю.

— Но это прямой телефон. Вы же понимаете, что я буду звонить каждый день и требовать встречи.

— Если Вы будете постоянно занимать линию, то нам придётся убрать этот телефон из Вашей камеры.

Меня разозлили её последние слова. Да кто она такая, чтобы решать общаться мне с президентом или нет!

— Даже так! Ну, хорошо! Передайте президенту, что наша сделка отменяется. Он не получит новое тело, а я верну его пятьдесят миллиардов. Останемся при своих! — сказал я зло в трубку.

— Так и передать?

— Так и передайте! — сказал я и бросил трубку.

У меня были очень странные впечатления от разговора. Раньше всё шло хорошо, а теперь вдруг всё резко испортилось. Я не понимал почему, но знал, что чтото случилось, ведь такая резкая перемена в отношении ко мне не могло произойти случайно. Я намеренно упомянул о нашей сделке, зная, что президента это заденет за живое. Конечно, я ничего не собирался отменять, но прекрасно знал, что после моего заявления президент обязательно перезвонит и объяснит мне, в чём дело. Так и случилось, он позвонил через час. Я снял трубку.

— Алло — только и успел я сказать в трубку.

— Да что ты о себе возомнил? Думаешь, так просто можешь диктовать мне условия? Я президент страны, а кто ты? Ты всего лишь комерс, барыга, а сколько у меня таких барыг? Думаешь, один раз мне помог, так бога за бороду поймал! Я найду способ тебя уничтожить! Я тебя в порошок сотру! Сделку он отменяет! Да я сам тебе всё отменю! И компанию твою заберу, и сам людям тела менять буду. Без тебя обойдусь! Да ты… — он перешёл на мою личность, старательно кроя меня русским матом. Я несколько старался вставить хоть слово в этот поток брани, но у меня ничего не получилось.

— Да я… Да у меня… Я хотел… — мямлил я в трубку, но он продолжал меня оскорблять.

— Послушайте господин президент! Вы ведь дипломат! Вы умете общаться с любым, даже самым трудным собеседником…

— Что?

— Пожалуйста, выслушайте, что я скажу.

— Что ты хочешь мне сказать?

— Я прошу у Вас прошения. Я не собираюсь отменять сделку и очень сильно извиняюсь, что вывел Вас из себя своим поведением.

— Такто лучше.

— Можно задать вопрос?

— Задавай!

— Что произошло?

— Как что? Ты решил отменить сделку. Я тебе позвонили, А теперь оказывается, что ты и не собирался ничего отменять.

— Я не про это. Почему Вы не хотели со мной говорить?

— Что?

— Но Вы же не хотели со мной общаться. Ваш секретарь не хотел меня с Вами связывать, или я чтото неверно понял?

— Ты что совсем дурак, или прикидываешься?

— Я просто не понимаю.

— Не понимает он! Твоя компания «Биосинтез» производит еду, одежду, а теперь ещё и автомобили. И сколько в ней работает человек?

— Восемьсот тысяч по всей стране.

— Вот именно! В ней работает меньше миллиона человек! А когда она стала всё продавать, то работы уже лишилось четыре миллиона человек и сколько ещё лишиться! Зачем я с тобой связался! Надо было забыть всё как страшный сон и выкинуть твой номер телефона.

— Как четыре миллиона?

— А вот так! Миллион человек лишилась работы в сельском хозяйстве, два миллиона человек лишились работы в сфере торговли. Ещё миллион человек грозит сокращение в автомобильной отрасли. И это только начало. Скоро ты всех ещё и в строительной сфере работы лишишь. Эта компания «Биосинтез» как гигантский разрушитель. Она уничтожает рабочие места, губит всё на корню! К чему не прикоснётся, всё превращается в прах! Я президент! Я должен создавать рабочие места, а не лишать их людей! В общем, так, начинай процедуру банкротства и закрывай эту лавочку! Больше чтобы я ничего не слышал о компании «Биосинтез»!

— Подождите президент! Вы не можете так поступить!

— Могу и буду! Если твоя компания не закроется, то она убьёт это государство!

— Я найду выход из положения!

— Каким образом? Трудоустроишь четыре миллиона человек?

— А если даже и так? Что мне помешает это сделать?

— Это ведь не игрушки. Им надо дать работу, зарплату, социальное обеспечение! Это гигантские средства! Они на дороге не валяются!

— Я найду решение. Сейчас свяжусь с Артуром, и он наверняка найдёт выход из этой ситуации!

— Это твой советник, что сидит в частной психушке? И ты доверяешь его советам?

— Он мой самый лучший советник. Он обязательно найдёт выход из положения.

— Ну, не знаю. Если тебе удастся найти выход из этого положения, то тебя смело назначать премьерминистром. А если не решишь, то я тебя собственными руками придушу.

— Мы обязательно найдём выход из положения! Как только я с ним всё обсужу, то сразу наберу Вас. Пожалуйста, будьте на связи!

— Ладно, не прощаемся. Звони, если что решишь. До связи — сказал он и бросил трубку.

У меня было тягостное впечатление от этого разговора. Было ощущение, будто я оказался под холодным душем. Нет, скорее всего, в меня воткнули тысячи иголок и пропустили по ним электрический ток. Да, раньше я проходил через это, правда, это считалось медицинской процедурой. Я не думал, что моя компания «Биосинтез» станет настолько успешной, что сможет уничтожить многих моих конкурентов. А уничтоженные конкуренты уволят своих работников, и они наводнят биржи труда. Я стал жертвой собственного успеха. Теперь компания стоит на грани закрытия, но не изза долгов, отсутствия клиентов или низкой прибыли, а изза разорения моих конкурентов. Но что тогда делать? Я хотел сделать жизнь людей лучше, но только сделал её хуже. Я всё испортил! Зачем я послушался Артура? Зачем я вообще создавал биосинтез, если мог заняться реконструкцией космической станции? Всё это было напрасно! Я с самого начала совершил ошибку, слушая советы больного человека. Но как мне быть сейчас? Закрыть компанию? Уволить всех работников? Но ведь это 800 тысяч человек. И их я выброшу на улицу? Конечно восемьсот тысяч это меньше чем те четыре миллиона, что потеряют работу. Но почему я должен их увольнять? Почему я должен ломать им жизнь? И что делать с теми деньгами, что я вложил в «Биосинтез»? Их уже не вернешь. Если я одним махом уничтожу «Биосинтез», то загоню «Солнечную энергию» в такие долги, что она ещё лет десять не сможет расплатиться. Вопросы, на которые я не знаю ответа. Надо спросить у Артура! Он наверняка просчитал эту ситуацию и знает выход из положения!

Я набрал Артура по видеосвязи. Он на удивление быстро ответил, как будто ждал звонка. Я вкратце обрисовал ему сложившуюся ситуацию. Он молча слушал, закрыв глаза. Мне даже показалось, что он совсем не слышит меня.

— Вот, в общем, и всё. Я теперь не знаю что делать, то ли закрывать компанию, то ли продолжать работать дальше, как ни в чем, ни бывало — такими словами я закончил свой монолог.

— Это всё? — спросил он.

— Да. А что этого мало?

— Я не понимаю причину Ваших сомнений шеф. Вы создали современное прекрасно работающее предприятие. Вы предложили клиентам свою продукцию, и она им понравилась. А теперь, когда Ваши конкуренты стали разоряться Вы вдруг озаботились их судьбой. Сильный пожирает слабого. У Вас сильная компания, сильная команда, и прекрасные современные технологии. А если конкурент разорился, то это капитализм. Таковы правила игры.

— Да, но изза этих правил, моя компания противопоставит себя всему миру. Президент не успокоиться, пока меня не разорит.

— То есть Вы хотите поменять правила игры?

— Конечно, если это спасёт мою компанию.

— Хорошо. Тогда надо брать на вооружение социализм. Вообще в социализме есть много чего рационального. Если взять это за основу, то можно найти выход из положения. Ту ситуацию, что вы описали, социалисты давно спрогнозировали. Земля идёт по пути прогресса. Появляются новые технологии, вместе с ними растёт производительность труда. Один робот может сделать в 10–15 больше, чем обычный человек. Это означает, что производительность труда у робота в 10–15 раз выше. Работодатель невыгодно держать 10 или 15 человек и платить им всем зарплату. Им достаточно поставить одного робота. Робот сделает всё быстро и чётко, и не будет просить добавку к зарплате. Но поставив одного робота, мы уволим 10–15 человек. Эти люди пополнят армию безработных. Чем больше в стране безработных, тем сильнее социальная напряжённость. Ведь там, где живут безработные, процветают депрессивные настроения. «Всё пропало», «всё плохо», «я никому не нужен» — под такими лозунгами живёт безработный. Чтобы уйти от депрессии безработный злоупотребляет алкоголем, начинает употреблять наркотики. А там, где алкоголь и наркотики, неизбежно присутствует криминал. То есть безработные — это питательная среда для криминала. А соединение криминала и социальной напряжённости неизбежно ведёт к социальному взрыву. Именно поэтому в бедных депрессивных районах часто происходят бунты, случаи применения огнестрельного оружия и массового неповиновения полиции.

Как бороться с этим явлением? Опыт показывает, что если ограничиться выплатой пособия, то мы не решим проблему, а лишь загоним её внутрь. Единственный способ решения — это нанять безработного.

— То есть мы будем платить ему деньги? Зачем мне это делать? Наша компания итак в долгах, как в шелках если я найму четыре миллиона человек, то точно разорюсь.

— Ну, вопервых нужно будет нанять не четыре, а десять миллионов человек. Вовторых, если ты лишишь этих людей работы, то тебе всё равно придётся их содержать, иначе они просто умрут с голоду. Ты будешь платить налоги, а из этих налогов государство будет платить пособие. А втретьих, ничего платить не придётся.

— Это как?

— Да всё просто. Что такое зарплата?

— Это деньги.

— Деньги, что мы платим человеку за труд. Но ведь как таковые деньги ему не нужны. Ему нужны товары и услуги, которые он может на них купить. Если он ничего не может на них приобрести, то они теряют для него ценность. Что можно купить на один рубль? Практически ничего. А в начале двадцатого века — это была весомая денежная единица. Сейчас копейка ничего не стоит, а объяви всем, что собираешься покупать копейки по очень высоким ценам и начнётся битва за обладание ими. Чем больше ты сможешь предложить товаров и услуг за деньги, тем более высокую ценность они имеют. Мы не сможем предложить своим новым работникам ничего, кроме минимальной зарплаты. Но сейчас на минимальную зарплату ничего нельзя купить. Прожитьто невозможно, не то чтобы купить чтото существенное: машину, квартиру. Они не смогут это сами купить, но ты сможешь им это предложить.

— Что предложить?

— Квартиры, машины.

— Зачем мне это делать?

— Потому что ты это можешь сделать. Вот смотри. Сейчас ты производишь продукты и одежду. Также компания «Биосинтез» начала массовый выпуск летающих такси, а компания «Солнечная энергия» освоила строительство. Сейчас она переделывает старые дома, но наверняка скоро начнёт строить новые. Благодаря технологиям «Биосинтеза» скорость строительства можно увеличить в десятки раз, но наверняка ты столкнулся с проблемой сбыта новых квартир.

— Есть такая проблема.

— А теперь ты можешь построить эти новые дома и раздать квартиры своим новым работникам. Ты можешь наладить массовый выпуск автомобилей и обеспечить им каждого своего работника. Ты можешь дать им одежду и еду. Если ты построишь новые дома, то их надо обставить. Значит, вырастет производство мебели на твоих заводах. Ты можешь начать производство бытовой техники, у тебя есть для этого всё: и материалы, и специалисты, и производственные площади. То есть ты можешь обеспечить своих работников всем. Они ни в чём не будут нуждаться.

— Могу, но им нечем будет оплатить всё это!

— А тебе и не нужна будет их оплата. Они же твои работники. Они вернут тебе всё не деньгами, а прилежным трудом.

— Не понимаю.

— Ну что тут сложного! Ты когда хочешь купить квартиру, то берешь кредит. Этот кредит называется ипотека. Он берётся на длительный срок 15–20 лет или ещё дольше. Ты заключаешь со своим работником договор. Если он работает на тебя 15 лет, то получает в собственность квартиру совершенно бесплатно. Если работник хочет получить машину, то должен работать на тебя три года.

— Не понимаю, почему я должен ему это дарить?

— А кто говорит о подарке? Ты обязан платить работнику минимальную зарплату по закону. Работник расписывается в ведомости, но фактически он эти деньги не получает. Ты заключаешь со своим работником договор, что он за свою минимальную зарплату получает очень весомый социальный пакет: еду, одежду, квартиру, машину, мебель, бытовую технику. То есть ты обеспечишь его всем, а взамен он отдаёт тебе свою зарплату. А как результат — твой работник обеспечен всем, а ты ему ничего не платишь!

— То есть как не плачу?

— А вот так! Всё по закону, всё честно. Каждый получает то, что хочет. Люди обеспечены всем необходимым, а ты получаешь их деньги.

— Подожди. Я никак не могу переварить эту мысль. Как это я не буду им платить?

— Но ведь твоя компания производит товары и услуги. Почему бы тебе не продать эти товары и услуги твоим же работникам? Ты ведь можешь это сделать?

— Конечно, могу!

— Ну, тогда в чём проблема? Минимальная зарплата, договор с работником и вот они уже работают на тебя бесплатно. Все довольны.

— Подожди, но ведь квартиры, машины, еда, одежда — всё это стоит денег!

— Конечно. Но из чего складывается себестоимость продукции? Стоимость материалов, потраченная энергия и зарплата работников. Материал, ветки и трава, растёт сам. Энергию ты делаешь из Геллия3, что добываешь на Луне. А зарплату ты можешь вообще не платить.

— Я не думал что это вообще возможно.

— Возможно, если твоя компания производит всё.

— Подожди, но ведь люди болеют. У них есть дети. О детях тоже надо заботиться.

— Но разве мы не сможем обеспечить детей теми же товарами, что и взрослых? Разве компания «Биосинтез» с этим не справиться? Кроме того разве ты не сможешь заняться строительством своих социальных учреждений: больниц, школ, детских садов?

— Смогу. Я как раз собирался предложить это президенту.

— Ну, вот видишь! Ты сможешь обеспечить своих работников всем!

— Подожди. Есть ещё расходы на связь: интернет, телевидение, телефон.

— Так начни продавать телефоны. Сейчас их несложно делать. Что касается связи, то у тебя на каждой крыше стоит антенна для навигации воздушных такси. Навесь на неё дополнительное оборудование, вот тебе и связь. Даже тратиться, сильно не придётся.

— Так, что ещё? Вот! Люди не смогут откладывать деньги на отпуск! У них не будет никаких денег, чтобы ездить по стране!

— Разве ты не сможешь в сезон договориться об аренде нужного тебе транспорта? Денег у тебя будет много, а тратить их будет не на что. Так потрать эти деньги на поезда и самолеты. Можешь даже курорт арендовать.

— Всё равно не понимаю, зачем мне их нанимать? Почему им просто не жить на пособии?

— Пойми! Ты получаешь три в одном. Вопервых, это работник. Его можно занять любой работой. Вовторых, это потребитель. Он будет покупать только твои товары. И в третьих ему не надо платить. Ты получишь от него всё, не давая ничего взамен.

— Как это не давая? Я ему дам всё!

— Нет. Он всё сделает сам. Ты только выступишь в роли администратора, который будет распределять блага.

— Интересное решение всех моих проблем — взять на иждивение десять миллионов человек.

— Не на иждивение, а на работу. В этом и есть смысл. Они получат, что хотят, и ты получишь то, что хочешь.

— Хорошо. Допустим, я смогу трудоустроить десять миллионов человек, куплю им жильё, дам каждому машину и устрою их детей в построенный моей компанией детский сад. Тут встаёт самый главный вопрос: «А что собственно будут делать десять миллионов человек?» Мне же их надо чемто занять. Чем они будут заниматься, если всё производство у нас автоматизировано? Восемьсот тысяч человек, что работают на меня, каждый на своём месте. Не может же два человека делать работу одного.

— Как раз могут. Если тебе не надо заботиться о зарплате, то и нанять ты можешь хоть сто миллионов человек. А что касается трудоустройства. Вот смотри, как всё можно сделать. Человек работает один. У него пять рабочих дней и два выходных. Можно нанять ещё одного человека и поставить их в график два через два. То есть два дня человек работает по двенадцать часов, а два отдыхает, пока трудиться его сменщик. Значит, на одном рабочем месте может трудиться уже два человека. У этих двух человек есть отпуск. Сейчас отпуск составляет 28 дней. Во время отпуска одного человека, второй вынужден за него работать. Но можно изменить график и нанять третьего человека, если отпуск увеличить до четырёх месяцев в году. Тогда третий человек будет работать за первого, когда он в отпуске четыре месяца в году и за второго, когда он в отпуске четыре месяца в году. Чтобы долго не раскачиваться после отпуска нужно составить нормальный график. Например, два месяца человек работает, месяц отдыхает. Таким образом, на одном месте могут трудиться три человека. А если сделать работу круглосуточной, то на одном месте могут трудиться шесть человек. Три человека будут трудиться в дневную смену, по двенадцать часов и три человека будут трудиться в ночную смену, по двенадцать часов.

— Четыре месяца отпусков, а это не слишком много?

— Нет. Это оптимальное соотношение. При таком графике человек фактически будет отдыхать в два раза больше, чем он будет работать.

— Это как?

— Ну, вот смотри. У него будет график восемь месяцев работать и четыре месяца отдыхать. Кроме того эти восемь месяцев он будет работать по графику два через два, то есть два дня рабочих, а два дня выходных. Значит плюс ещё четыре месяца отдыха. Фактически он будет отдыхать восемь месяцев, а четыре работать. Отдыхать в два раза больше, чем работать.

— Круто! Даже у меня нет такого графика работы.

— Таким образом, ты сможешь трудоустроить на одном рабочем месте в шесть раз больше человек, чем у тебя работает сейчас. Но это ещё не самое главное! Самое главное, что у этих людей появиться уйма свободного времени, и это свободное время нужно кудато девать. Ты правильно заметил насчёт отпуска, но не довёл свою мысль до конца. Четыре месяца выходных в году надо использовать на внутренний туризм. Россия — огромная страна, с многочисленными неизведанными территориями. Здесь огромные возможности для внутреннего туризма. Ты можешь этим воспользоваться. Сейчас твоё производство, да и продажа товара сосредоточены, в основном, в крупных городах. Ты сможешь открыть для себя российскую глубинку, серьёзно вложившись во внутренний туризм. Построй новые санатории, разбей парки и скверы, отремонтируй музеи и старинные церкви. Возьми на работу народ в глубинке. Они бедны, а работы там просто нет. Думаю, президент будет в восторге от таких идей. Кроме того, и в больших городах, при графике два через два у людей будет много свободного времени. Надо всё построить для их развлечения: парки, стадионы, бары, рестораны, гостиницы, развлекательные центры. В общем, у тебя будет много работы.

— Это просто здорово! У меня есть, куда расти. Я смогу освоить новые рынки и привлечь новых клиентов.

— При этом ты станешь супер монополистом и уничтожишь всех своих конкурентов. После того как ты объявишь, что за весьма щадящий режим работы ты обеспечишь работника всем, то к тебе сами начнут проситься на работу. Не бери на работу иностранцев, только граждан России.

— Почему?

— Потому что иностранец будут стараться тянуть с тебя деньги, чтобы помочь родственникам за границей. А денег ты платить не будешь.

— Всё понял. Спасибо за совет. Сейчас свяжусь с президентом и сообщу ему радостную весть.

— Пожалуйста, шеф! Если возникнут какието вопросы — обращайтесь — сказал он и выключил видеосвязь.

Я снова поднял трубку. На этот раз девушка была подчёркнуто вежливой.

— Я передам президенту Вашу просьбу. Как только он освободиться — сразу свяжется с Вами — сказала она.

— Конечно, я буду ждать — сказал я и положил трубку.


Глава 3

Президент позвонил через час. Я коротко ему обрисовал дальнейший план действий.

— То есть ты хочешь нанять десять миллионов человек, но ничего не будешь платить?

— Ну почему? Платить я как раз буду, формально. Только сразу заключу договор, что все эти деньги будут оставаться у меня в банке. Мне не надо будет за них ничего платить. При этом я дам им новые квартиры, машины. Всё это надо будет построить. Так что я создам миллионы рабочих мест. А ещё надо построить школы, больницы, детские сады. Надо будет серьёзно вложиться в сферу туризма.

— Твой советник всё рассчитал, и думает, что у тебя получиться, только…

— Что?

— Как насчёт налогов? Их ты тоже не будешь платить?

— А сколько надо платить?

— 13 процентов с каждой зарплаты, плюс отчисления в пенсионный фонд. Плюс местные налоги. За десять миллионов работников набегает очень большая сумма. Её ты тоже не будешь платить?

— Об этом я не подумал.

— Ну конечно, ты ведь не государственный чиновник.

— Подождите! Если я могу не платить своим работникам, то я могу тоже сделать и с государством.

— Что ты имеешь в виду?

— Давайте по порядку. На что идут налоги господин президент?

— Много куда. На оборону, местным властям, на ремонт и содержание зданий, на зарплату чиновникам.

— А разве я не смогу всё это обеспечить?

— Каким образом?

— Из чего строятся расходы на оборону? Это боеприпасы и амуниция, а также зарплата военным. Конечно это в упрощённом виде. Но часть средств идёт именно на это. Боеприпасы и амуницию делают на государственных заводах. Но ведь компания «Биосинтез» — это тоже государственная компания. Сейчас 50 процентов акций принадлежит государству. Я могу сам платить им зарплату, то есть предлагать минимальную зарплату, а вместо этого давать свой весомый социальный пакет. Вам не надо будет платить за новые танки и самолёты, а я получу серьёзное списание налогов. Также я могу платить зарплату всем чиновникам в России. Я могу реконструировать старые дома и строить новые, также за вычет из налогов. Что касается пенсионного фонда, то туда идут отчисления из зарплат работающих. Но ведь и пенсионерам я могу не платить пенсию, а пенсионные отчисления я могу складывать в свой банк, так он является частью государственной компании «Биосинтез».

— Ну, я не знаю.

— А что Вы сомневаетесь президент? Вам не надо будет беспокоиться о пенсиях и зарплатах, пособиях и льготах — всё это обеспечу я.

— Но тогда ты останешься единственным монополистом на рынке.

— Вот именно! Монополистом станет государственная компания «Биосинтез». Она уничтожит всех конкурентов, и даст всем жильё и работу. Обеспечит население России всем необходимым. Одна единственная компания будет контролировать весь рынок. Вам будет легче контролировать одну компанию, чем сотни тысяч компаний по всей России! Кроме того у Вас не будет проблем с невыплатой зарплат и социальных проблем на местах. Все проблемы решу я! Не будет чиновничьего произвола и коррупции. Ни одному, даже губернатору или мэру не справится с национальной корпорацией «Биосинтез»! Мы любого пережуём и выплюнем, какой бы амбициозный он не был! Это значит, что у Вас не возникнет никаких проблем с местной властью. Вместе мы сможем решить любые проблемы! Вы будете опираться на меня, а я буду опираться на Вас!

— Хорошо говоришь. Это очень заманчивое предложение. Если всё получиться, то мне и беспокоиться ни о чём не надо будет. Твоя компания решит все социальные проблемы, а я смогу разобраться со всеми своими внутренними врагами. Ты и так много кого разорил. Всё нападки были на меня, и мне приходилось их отражать. Но если ты уничтожишь всех, то у нас в стране вообще не будет никакой внутренней конкуренции. Мы сможем спокойно развиваться и принимать нужные нам законы. Все эти клеветники и кляузники замолчат, потому что у их хозяев кончаться деньги. А что насчёт СМИ? Здесь ты тоже можешь помочь?

— А почему нет? Я возьму на зарплату всех журналистов и обеспечу им свой социальный пакет. Тогда вообще не будут нужны деньги на рекламу. Вы сами будете выбирать политику канала. Никаких независимых газет, радио, телевидения просто не будет. Ещё можно взять на обеспечение артистов, и тогда все будут петь одним голосом.

— Всё это прекрасно, только меня не покидает ощущение, что всё это уже было. Такое ощущение, будто мы с тобой решили снова построить социализм. Одна партия, один народ, одно мнение.

— Какой же это социализм, если я капиталист? Для меня главное — это получение прибыли.

— Ну и где ты её будешь получать, если никто не будет платить?

— Как где? Я же смогу продавать свою продукцию за границу. Кроме того, если государству не на что будет тратить налоги, так может я смогу получить часть денег, из тех, что, оно должно мне за продажу «Биосинтеза»?

— Ишь, какой прыткий! Ладно, я подумаю над этим. А вообще предложение интересное. Надо его обсудить с коллегами. Всё это заслуживает серьёзного обсуждения. Да и найми на работу десять миллионов человек. Мне социальные взрывы не нужны. Ещё созвонимся. Жди звонка — сказал президент и повесил трубку.

Вечером мы снова собрались за столом. Я вкратце изложил содержание разговора с Артуром и президентом.

— Ничего себе! А у Артура котелокто варит, хоть и лежит в психушке! — только и смог сказать Артём.

— Вот это да! Да у нас как будто крылья выросли! Если мы сможем внедрить всё, что Вы тут предложили, то нам и не надо будет думать о долгах и прибылях. У нас всё это будет просто по факту. Будет работать на людей! Будем работать на государство! Будет только строить и создавать! Это понастоящему круто! — сказал Вольф.

— Я рад, что Вам понравилось. А теперь за дело! У нас впереди много работы! — сказал я.

Но вот Марта совсем не разделяла моего восторга. Чем больше я ей всё рассказывал, тем больше она хмурилась.

— Чтото не так? Тебе не понравилось? Почему ты молчишь? — спросил я.

— Понравилось. Всё это прекрасно. Артур настоящий гений, только… — сказала неуверенно Марта.

— Что только?

— Я попросила Артёма узнать, сколько мы тратим энергии на биосинтез. Да компании «Лунная энергия» и «Солнечная энергия» являются лидерами по добыче «Гелия3» и производству энергии. Но этой энергии уже не хватает. Если мы хотим вырастить урожай, то полагаемся на энергию Солнца. При биосинтезе мы всё выращиваем искусственно и используем свою энергию. Сейчас мы начали массово производить продукцию по технологии биосинтеза. Количество наших клиентов уже превысило миллион и продолжает расти. Уже сейчас наши электростанции работают в три смены. Они выдают максимум возможного, а энергии всё равно не хватает. Мы начинаем опустошать хранилища. Уже сейчас начинает ощущаться дефицит энергии. А если мы хотим нанять десять миллионов человек, то у нас начнётся энергетический коллапс и предприятия биосинтеза просто встанут. Нам придётся свернуть все свои программы, отказаться от коммерческой телепортации и реконструкции космической станции, но энергии всё равно не хватит.

Я схватился за голову. Миллион мыслей роилось в моей голове.

— Тогда что нам делать? — сказал я растерянно.

— Мы не сможем долго работать в таком режиме. Гелий3 просто закончиться, и начнётся отключение электричества. Надо снизить интенсивность производства, хотя бы на четверть.

— Но я не могу!

— Почему?

— Потому что я обещал президенту, что смогу трудоустроить миллионы человек! Если я этого не сделаю, то компании конец! Он её просто закроет! Я не знаю что делать! Компания в долгах. Только сейчас мы стали получать прибыль. Мы схватили очень большой кусок! Сейчас мы его ни в состоянии, ни проглотить, ни выплюнуть! Значит, придётся задохнуться от нехватки энергии!

Я сел на диван и схватился за голову. Марта села рядом и стала меня успокаивать.

— Ну не переживай ты так! Можно увеличить добычу Гелия3 на Луне. Сделаем новые комбайны, разведаем новые территории.

— Ты не хуже меня знаешь, что добыча Гелия3 стабильно падает последние три года. Но даже если мы увеличим добычу, то это не выход из положения. Ты же сама сказала, что электростанции работают на максимуме своих возможностей. Избыточный Гелий3 просто негде будет сжигать.

— Но если ты закроешь компанию, то, как мы будем возвращать долги?

— Никак. Придётся всё продать. «Солнечную энергию», «Лунную энергию» и «Биосинтез» придётся пустить с молотка. Самое плохое, что мы лишимся космической станции и технологии продления жизни. Извини, но я слишком увлёкся идеями помочь всему миру. Этот идеальный мир был лишь в моей голове.

— Не расстраивайся ты так! Мы вместе сможем найти выход из положения! Раньше же находили!

— Да как мне всё это надоело! Каждый раз одно и тоже! Мы идём вперёд, пока не упираемся в какоенибудь препятствие. Мы начинаем обходить это препятствие, и опять натыкаемся на препятствие. Как мне надоела эта бесконечная борьба!

— Но ведь мы всего добились! Ты получил компанию! Ты смог поглотить конкурента! Ты избежал смерти! Ты меня получил! Разве этого мало? У нас такая чудесная дочь, а это уже очень много! Не отчаивайся! Мы обязательно найдём выход из положения!

— Надеюсь на это.

— Завтра поговори об этом с Артуром. Если он всё предвидел, то найдёт и выход из этого положения.

— Мне все так на него надеемся, а он сидит в психушке. Не слишком ли мы много поставили на одного человека?

— А ты думаешь, что обычный человек смог бы держать всё это в голове? Помоему это слишком глобально, чтобы понять обычным мозгом. А он? Он сумасшедший учёный, который как раз на своём месте.

— Только бы он нашёл выход из положения!

— Не волнуйся. Он чтонибудь придумает!

— Постой! Если Артём знал, что у нас не хватает энергии, то почему ничего мне не сказал?

— Он перепоручил это дело мне. А вообще он в тебя верит.

— Хотелось бы мне в себя поверить так, как он верит в меня.

На следующий день я снова набрал Артура по видеосвязи. Он был какойто заспанный и не очень довольный, что я его разбудил.

— Привет Артур!

— Здравствуйте шеф!

— Выглядишь какимто сонным.

— Последнее время мне дают один препарат, так от него постоянно тянет в сон.

— Может, я распоряжусь, и тебе отменят этот препарат?

— Нет не надо. От него мне только лучше. Но я отвлёкся. Что там у Вас?

Я подробно выложил перед ним, что у нас за проблемы. Казалось, что он не слушал и постоянно зевал.

— Извините, что зеваю шеф.

— Ничего. Ты сам говорил о препарате.

— Да. Вопервых, я ничего Вам не сказал, о том, что можно полностью обеспечить товарами и услугами госслужащих и пенсионеров. Это очень ёмкий рынок.

— Спасибо, но я уже догадался об этом сам.

— Ого! Растёте над собой шеф. А вовторых, я не думал, что Вам так быстро понадобиться новый источник энергии. Я рассчитывал, что он будет нужен Вам примерно через год.

— Так ты знаешь про новый источник энергии?

— Конечно. Давно знаю.

— И где этот новый источник?

— Не могу сейчас говорить. Я дам тебе адрес одного человека. Он тебе всё объяснит. Только не говори с ним по телефону, или как со мной.

— Почему?

— Он не доверяет средствам связи, только личный разговор.

— Понял. Придётся пообщаться лично.

— И ещё, ни в коем случае не используйте аватара. Он заметит подмену и не пойдёт на контакт.

— Такой подозрительный?

— Очень подозрительный. Если встретишься с ним — передай ему привет от меня — сказал Артур и отключился.

Я пошёл в соседнюю комнату и рассказал Роману о нашем разговоре.

— Личная встреча? И что предлагаешь?

— Давай доставим его в бункер.

— Ты же понимаешь как это опасно. Давай встретимся на нейтральной территории.

— Слишком рискованно. А если он не пойдёт на контакт? Нет, нам нужен этот человек. Без нового источника энергии компанию можно закрывать.

— Ладно. Тогда протащим его в маске через телепорт.

Новый человек появился вечером, когда я снова отключился от своего аватара и оказался в столовой. Это был полный человек среднего роста. На вид ему было около шестидесяти лет. Он о чёмто оживлённо говорил с Вольфом. Я присел за стол и протянул руку для рукопожатия.

— Здравствуйте! Меня зовут…

— А я знаю, кто Вы! Вы Михаил Сергеев миллиардер и владелец технологии бессмертия — сказал он, пожимая мою руку.

— Да это я.

— А я Эрик Мэникен. Я ведущий эксперт по изучению инопланетных цивилизаций.

— Инопланетных? — удивился я.

— Ну да. Я слышал, Вам нужна новая технология получения энергии. На Земле все источники давно исчерпаны. Поэтому совсем неудивительно, что Вы завозите Гелий3 с Луны. Но есть другая, более передовая технология, которую можно взять только у инопланетной цивилизации. Как Вы понимаете, они гораздо более технологически продвинутые, чем мы, поэтому они и смогли долететь до Земли.

— Вообщето я отношусь к этому скептически.

— К чему? К существованию инопланетян?

— Нет. В их существование я, конечно, верю, ведь наша компания пользуется технологией телепортации, а ведь всем известно, что это инопланетная технология.

— Тогда в чём заключается Ваш скепсис?

— Что существует альтернативный источник энергии. Но даже если он существует, то он недостаточно мощный, чтобы конкурировать с Гелием3.

— Откуда такая уверенность?

— Ну, наша компания уже больше десяти лет занимается доставкой Гелия3 и производством энергии. Если бы существовал альтернативный источник энергии, то мы бы об этом давно узнали, и этот источник появился бы у нас, либо у наших конкурентов.

— Этот источник энергии существует, и уверяю Вас — он давно известен.

— О чём это Вы?

В это время в столовую вошли Роман и Артём.

— Знакомьтесь — это Эрик Мэникен. А это Роман Смирнов и… — сказал я.

— Артём Неклюдов. Я знаю, кто Вы — сказал Эрик.

— А Вы изучаете инопланетян? Я читал Ваши книги — сказал Роман.

— Не думал, что ты таким интересуешься — удивился я.

— Книги мне давал читать Артур. Там есть много здравого.

— Один я не знаю, кто он такой? — спросил Артём.

— Господин Мэникен считается ведущим специалистом по изучению инопланетян. Правда, это всё неофициально — сказал Роман.

— А почему неофициально? — спросил я.

— Потому что современная наука не признаёт мои заслуги. Они считают всё это бредом, хотя тогда и телепорт надо признать бредом — сказал Эрик.

— Честно говоря, мне сейчас не хочется вступать в дискуссию и выяснять кто прав, а кто виноват. Вы здесь для того, чтобы мы получили новый источник энергии. Так что это?

— Пирамида.

— Не понял?

— Великая пирамида Хеопса в Гизе.

— Это, повашему, источник энергии?

— Я думал, что это гробница фараона.

— Гробница, в которой никого не хоронили.

— Тогда как она работала?

— Поверьте, устройство у неё не очень сложное, но очень интересное. Сейчас я Вам покажу. — Он вставил флэшку в телевизор, и на экране появилось изображение пирамиды в разрезе.

— Вот смотрите. Главный принцип работы заключается вот в этих каналах. Рабочие засыпали сюда одно химическое вещество, а вот сюда заливали другое. Вещества стекали по каналу и смешивались.

— Что за вещества?

— Не могу точно сейчас сказать, но при соединении эти вещества давали водород. Водород это очень легкий газ. При его появлении он сразу начинает подниматься вверх. Получившийся водород выходил через вентиляционные отверстия и устремлялся вверх — с этими словами он нажал на кнопку, и на экране сменилась картинка. Теперь это была вершина пирамиды, из которой бил яркий луч. Над этой вершиной была изображена туча.

— Вот смотрите. Водород поднимался над пирамидой и формировался в облако. На вершине пирамиды было небольшое лазерное устройство. Это устройство постоянно посылало луч лазера вертикально вверх. Водород, соприкоснувшись с лучом лазера, поджигался и соединялся с кислородом, растворённым в воздухе. Это соединение сопровождалось громом и молниями. Соединение водорода и кислорода даёт воду. То есть над пирамидой постоянно висела туча, из которой били молнии. Молния била в обелиски. Из этих обелисков извлекался электрический ток. Вот так примерно это работало в общих чертах.

— И как Вы это узнали?

— Ну, вопервых мы сделали такие выводы, по остаткам химических веществ, что были на стенках шахты. Вовторых, есть письмена, где указывается, что из вершины пирамиды бил луч света. Ну а третье свидетельство — это следы эрозии на лице сфинкса. Это указывает на то, что тысячи лет назад над пирамидой постоянно шли проливные дожди.

— Помоему это ничего не доказывает. Мне непонятно одно — как можно получить из искусственной тучи достаточно большую энергию, чтобы она перекрывала наши потребности.

— Просто потому, что пирамида является частью большого комплекса по получению энергии. Вторая часть находится в космосе. Вас не поражала та геометрическая точность, с какой расположены все пирамиды? Это необходимо, чтобы на них можно было нацеливаться в космосе. Вторая часть комплекса — это космическая станция. Она находилась в космосе точно над тем местом, где находилась пирамиды на Земле.

— И зачем это было нужно?

— Вас никогда не удивляла малое время жизни спутников на орбите Земли? Максимум на что рассчитан спутник — это десять лет. Спутник стоит миллионы кредитов. Запускать его стоит ещё дороже. Почему же спутник так быстро выходит из строя? Он создан из сверхпрочных сплавов и должен выдерживать космические перегрузки и гигантские перепады температур! Вся проблема заключается в мощном ионизированном излучении, в котором приходится работать спутникам. Именно это излучение выжигает электронные мозги спутника, превращая его за десять лет в бесполезный кусок металла.

Но зачем нужна пирамида? Дело в том, что Землю от ионизирующего излучения защищает собственное магнитное поле. Это защитное поле называется ионосфера. Если заряженные частицы сталкиваются с ионосферой Земли — возникает северное сияние. Цель создания пирамиды — это пробить ионосферу Земли, чтобы заряженные частицы достигли её поверхности.

— А откуда берутся эти заряженные частицы в ионосфере Земли?

— Они приходят с Солнца. Когда на Солнце возникают солнечные вспышки, то выброшенные им заряженные частицы могут просто сжечь всю электронную начинку спутников. Так и возникают электромагнитные бури.

— Я всегда это чувствую. У меня начинает раскалываться голова, когда магнитная буря — сказал Вольф.

— И каким образом пирамида может пробить ионосферу Земли? — спросил я.

— Пирамида построена не просто так. Она чётко ориентирована по сторонам света. Магнитное поле Земли пульсирует с определённой частотой. Если пирамида будет резонировать с той частотой, что пульсирует поле Земли, то возникнет явление резонанса. Именно тогда и происходит пробой ионосферы. После этого заряженные частицы устремятся к Земле. На неё они попадают в виде молний. Правда, это уже не молнии из искусственного облака, а мощные энергетические всплески в десятки миллионов вольт — ответил Эрик.

— Насколько мощная эта энергия?

— Всё зависит от величины пирамиды. Чем она больше, тем сильнее пробой. Если сделать пирамиду достаточной большой как пирамиду Хеопса, то можно получить суперпробой ионосферы Земли.

— Что это значит?

— Это значит, что вся энергию из ионосферы, отразившись от магнитного поля Земли, пойдёт в одну точку. Этой энергии вполне достаточно, чтобы запитать энергией всё человечество пять раз!

— Ну, всё это очень интересно и поучительно, только…

— Вы в это не верите?

— Нет.

— А я и не прошу всё принимать на веру. За много лет изучения пирамид я всё обмерил и отдал данные специалистам. Это они сделали расчёты. Можно отдать данные в Ваш исследовательский отдел, чтобы они проверили расчёты. Оставляю это вам — сказал он и положил на стол флэшку.

— Обязательно проверим.

— Ещё хочу сказать, что необязательно строить такую же пирамиду, как в Египте, чтобы убедиться в её эффективности. Достаточно построить пирамиду в десять раз меньшую, чтобы создать действующую модель.

— Всё понятно. Мы Вас выслушали и примем решение. О своём решение мы сообщим. Роман проводит Вас до телепорта.

— Вам не понравилось?

— Нет, это была красочная презентация, но если бы Вы представили нам действующую модель, то это былобы гораздо лучше.

— Я не располагаю такими средствами, а вот у Вас всё для этого есть. У вас даже космическая станция есть, чтобы пробить ионное поле! Послушайте! Вы можете сейчас вывести меня отсюда и потеряете возможность получить очень мощный источник энергии. Если у Вас есть космическая станция, то Вам не надо даже строить пирамиду! Вам достаточно поставить оборудование на станцию, чтобы сделать пробой ионосферы! Одно это сможет доказать мою правоту!

— Оборудование на станции? — сказал я с сомнением.

— Ну конечно! Сделайте это над пирамидами в Гизе. Даже неработающие они создают возмущение в магнитном поле.

— И в чём это выразиться?

— В обелиски начнут бить молнии. Это Вы сразу заметите.

— В обелиски?

— Ну да! Обелиски играют роль громоотводов. Они собирают эту энергию, а потом её можно распределять дальше.

— Интересное предложение. Насколько мне известно, на космической станции установлено много разного оборудования для проведения научных экспериментов. Если использовать это оборудование и не нужно будет ничего строить, то вполне возможно проверить эту гипотезу на практике. Сам не верю, что это говорю.

— Почему?

— Всё это слишком сомнительно. Хотя если всё получиться, то… В общем, давайте попробуем!

— Решено. Когда Вы собираетесь провести эксперимент?

— Не знаю. Артём как там поставлена работа на космической станции?

— Я покажу это своим учёным. Думаю, за пару месяцев можно будет всё сделать — сказал Артём, забирая флэшку.

— Хорошо. Как только всё приготовите — сообщите мне. Я полечу в Египет, чтобы лично во всём удостоверится — сказал Эрик.

— Конечно, сообщим — пообещал я.

Роман надел ему повязку на глаза и отвёл его к телепорту.

— Интересный человек. Как он смог меня уговорить? — сказал я.

— Может потому, что тебе нужен источник энергии друг? — спросил Артём.

— Возможно. Я так много вложил во всё это дело, что отступать назад просто некуда! Хоть бы всё получилось. Да и ещё! Если можно создать такую установку, то нет причины ждать два месяца. Пусть ускорят работу. Только бы всё получилось!

— А я почемуто уверен, что всё получиться! — сказал Артём.

— А ты что скажешь Вольф? — спросил я.

— Не знаю. Может не всё получиться, но в его теории есть рациональное зерно.

В расчётах, что предоставил Эрик, не было ничего сложного. Учёные быстро разобрались и поняли, что нужно делать. По сути это был огромный магнит, который создавала возмущение в магнитном поле Земли. Учёные на станции собрали установку за месяц. Единственное, что для этого магнита требовалось значительное количество энергии. Но на станции шла реконструкция, и большинство отсеков было обесточено. Сама станция питалась от портативного ядерного реактора.

В назначенный час, когда станция должна была пролететь над Египтом, учёные включили установку на полную мощность. Я в это время как раз находился на космической станции. На поверхности станции появилось желтоватое свечение. Чем мощнее учёные включали установку, тем сильнее становилось свечение.

В Египте были мои люди. Два крепких молодых человека сопровождали Мэникена. Они встали рядом с одним из обелисков и включили видеокамеру. Неожиданно воздух в небе наэлектризовался. По обелиску пошли искры. А потом с неба ударила молния, хотя на ясном чистом небе не было видно ни облачка. Молнии становились всё больше — это учёные на станции включали установку на всю большую мощность. Разрядов становилась всё больше, пока всё небо не было перечёркнуто появившимися молниями. Всё это происходило на протяжении десяти минут. А потом я дал команду, и учёные выключили установку.

На экране монитора я видел, как Мэникен весело бегал и прыгал вокруг обелиска. Его волосы встали дыбом от статического электричества. Было видно, что он совершенно счастлив. Потом он подбежал к видеокамере и быстро затараторил.

— Вы видели? Вы это видели? Это исторический момент в истории Земли. Впервые за тысячелетия всё опять заработало! Я был прав! Я был абсолютно прав! Это просто не передать словами, как долго я ждал этого момента! Теперь Вы мне поверили. Это самое главное! Это новый этап развития! Теперь мы горы сможем свернуть!

Он ещё чтото кричал в камеру, но я его не стал слушать, а просто выключил монитор. Итак, всё, что он нам рассказывал, оказалось правдой. Это не могло быть совпадением, значит, действительно существует очень мощный альтернативный источник энергии, который моя фирма может использовать. Надо срочно собраться и всё обсудить. Я сел в капсулу телепорта и уже через минуту был в бункере. Утром я отправился в тюрьму. А вечером следующий день я встретился с Мэниконом, Артёмом, Вольфом и Романом в столовой.

— Здравствуйте господа! — сказал я, входя в столовую и садясь за стол.

— Здравствуйте босс! — сказал Вольф.

— Привет друг! — сказал Артём.

— Приветствую великого экспериментатора! — сказал Мэникен и пожал мне руку обеими руками.

— Не надо так официально! Мы лишь проверили Вашу гипотезу на практике. И если ты не против, то давайте перейдём на ты. Мы здесь все родственники или друзья, поэтому можно звать тебя просто Эрик?

— Конечно! Скромность украшает человека. Вы даже не представляете, как я долго ждал этого момента. Мне так много Вам надо рассказать! Меня аж распирает! — ответил Эрик.

— Подождите. Давайте обсудим технические вопросы — сказал Роман.

— А что именно будет обсуждать? — спросил Артём.

— У нас есть новый источник энергии. Все знают, что мы доставляем Гелий3 с Луны. Вот пусть так и будет. Если ктото узнает, что у нас есть другой, альтернативный источник энергии, то сможет нанести сокрушительный удар по нашей компании. Кроме того альтернативный источник энергии очень важен для безопасности. Если мы им будем пользоваться, то президент очень быстро узнает об этом. Хотя для государства иметь альтернативный источник энергии тоже необходимо. Как я понимаю, эта технология очень сильно привязана к земле. То есть где мы построим пирамиду, там мы и сможем получать энергию. Это означает, что от выбора места строительства будет зависеть, сможем мы сохранить секретность данной технологии или нет — сказал Роман.

— Я не понимаю, зачем нужно засекретить эту технологию? Она должна принадлежать всему миру! — спросил Эрик.

— Вы сказали, что можно сделать супер пробой ионосферы Земли. Таким образом, мы получим самую большую энергию. А если сделать две таких пирамиды в разных частях света, то можно ли получить энергии в два раза больше?

— Конечно, нет! В ионосфере есть определённое количество энергии. Если Вы её всю заберёте, то никому больше ничего не достанется.

— Вот Вы и ответили на свой вопрос. Если мы широко объявим о существовании альтернативного источника энергии, то можем его потерять. Именно поэтому нам и надо держать его в секрете. Теперь давайте разберёмся, где будем строить пирамиды?

— А зачем нам забивать этим голову? Ты сам сказал, что этот источник энергии нужен будет и нам и государству, так пусть у него голова и болит.

— Я думаю, что государство озаботится теми же вопросами, что и мы.

— Ну, если мы хотим сохранить секретность, то лучше расположить пирамиду в глубине страны, так чтобы её невозможно было заметить — сказал Артём.

— А где именно? Россия огромная страна. Где будет располагать: на севере, на юге, на западе или на востоке? — спросил Роман.

— А я предлагаю здесь? — сказал я.

— Где здесь? — не понял Роман.

— Здесь, в восточной Сибири. Если конкретно, то над нашими головами. Построим пирамиду над входом в бункер. Никто даже и не догадается, что пирамида — это всего лишь вход.

— Мне не нравиться эта идея. Пирамида должна вибрировать, чтобы создавать резонанс с магнитными полями Земли. Изза вибрации может обрушиться шахта лифта, да и весь бункер.

— Хорошо тогда давайте построим максимально близко к бункеру, но так, чтобы пирамида его не обрушила.

— В этом есть здравая мысль. Давайте построим здесь.

— Подождите, но ведь надо согласовать её строительство с президентом — запротестовал Артём.

— А нам и не надо строить большую пирамиду. Достаточно сделать небольшую в десять раз меньше пирамиды Хеопса, чтобы у нас была действующая модель. Не можем же мы показать президенту красочную презентацию. Пусть увидит действующую модель.

— А я согласен с Михаилом. Небольшая пирамида, будет стоять здесь в качестве модели. Если понадобиться, то сможем построить пирамиду побольше.

— Хорошо, что Вы об этом заговорили. Пирамиды в Гизе стоят в строгой конфигурации. Это сделано для того, чтобы увеличить пробой в ионосфере. Чем больше одновременно работающих пирамид, тем больше пробой. Как Вы знаете там рядом расположено три пирамиды, что и вызывает эффект супер пробоя — сказал Эрик.

— Решено. Строим маленькую пирамиду рядом с входом в бункер. Здесь же ставим обелиски и электрооборудование. Думаю, что компания «Солнечная энергия» как раз справится с этой задачей — сказал я.

— Смотря где расположен, этот бункер. Если тут нет ни шоссейной, ни железной дороги, то это будет проблематично. Хотя все материалы можно перекинуть по воздуху. Но это будет дорого и долго. Сколько здесь до ближайшей железной дороги? — спросил Артём у Романа.

— Пятьдесят километров — ответил Роман.

— Можем сами построить железнодорожную ветку. Пятьдесят километров не такое уж большое расстояние.

— Пока не надо. Всё перебрасывайте по воздуху. Потом решим, что будем делать — сказал я.

— Сделаем — сказал Артём.

— Если у нас всё получиться, то потом надо решить, как мы будем транспортировать энергию из восточной Сибири по всей стране. Вполне возможно тогда и встанет вопрос о строительстве железной дороги. А сейчас надо, чтобы проект заработал. С этим вопросом разобрались. Теперь у меня другой вопрос, зачем древним египтянам понадобилось такое количество энергии? Наверняка в этом был какойто смысл, ведь строительство пирамид потребовало гигантского вложения сил и средств. Они не стали бы это всё строить, если бы у них не было, куда девать всю эту энергию? — сказал я, обращаясь к Эрику.

— Знаете, меня самого долго мучил этот вопрос. Такое гигантское вложение может только говорить о промышленном производстве. В Гизе был создан целый производственный комплекс. А пирамиды являлись всего лишь небольшой частью этого комплекса — ответил Эрик.

— И что делал этот комплекс?

— Это была аффинажная фабрика. Аффинаж — это процесс переработки породы для получения золота. В Гизу привозили породу со всей Африки. Так она перерабатывалась. Золото отделялось от породы, в том числе с помощью процесса электролиза. Для электролиза необходимо большое количество энергии, именно для этого строились пирамиды.

— Честно говоря, после Вашего ответа Эрик у нас больше вопросов, чем ответов.

— Ну, хорошо. Начнём по порядку. Как Вы все знаете, на Земле много тысяч лет назад людей просто не было. Учёные в этом вопросе разделились. То ли здесь были кроманьонцы, то ли австралопитеки, то ли неандертальцы. Я не слишком силён в этом вопросе. Но того современного человека, такого как мы, на земле просто не существовало. И вот представьте, что на землю прилетает внеземная цивилизация. Какой интерес для них представляет планета Земля? Цивилизации здесь нет, по планете ходят только дикие человекообразные обезьяны. Интерес для них могли представлять лишь полезные ископаемые. Они могли добывать здесь всё что угодно, ведь никто не предъявил бы им свои права на землю.

Что они добывали? В основном это было золото. Золото как мы знаем — это металл, который не подвержен коррозии. Именно поэтому его называют благородный металл. Кроме того золото обладает очень высокой электропроводимостью, поэтому его широко используют в электронной промышленности. Скорей всего для этих целей оно и понадобилось инопланетянам.

— Откуда Вы можете это знать?

— Как Вы знаете космический корабль — сложный механизм. Для эффективной работы всех систем необходимы километры электропроводки. Её мы делаем в основном из меди и алюминия. И медь, и алюминий недолговечные материалы. После 20–30 лет эксплуатации они начнут выходить из строя. А после пятидесяти лет могут прийти в полную негодность. Космос — это гигантские расстояния. Чтобы их преодолеть понадобиться очень много времени. Нам, чтобы добраться до ближайшей звезды понадобиться двадцать лет, при условии, что мы будем лететь со скоростью света. В космосе важна каждая мелочь. Если во время полёта электропроводка выйдет из строя, то брать новые провода просто негде. Именно поэтому для неё и используют золото. Больше семидесяти лет назад из одной летающей тарелки извлекли телепорт. Теперь Ваша компания широко его использует. Так вот все провода в этом космическом корабле были сделаны из золота.

— Я не понимаю. Землю и другие планеты разделяет миллионы километров космического пространства. Как они доставляли золото с Земли? Как они его добывали?

— Всё по порядку. Итак, много тысяч лет назад землю обнаружила внеземная цивилизация. Длительные перелёты по космосу занимают много времени и требуют денег. Чтобы както оправдать полёты инопланетяне и стали добывать на Земле золото. На первом этапе золото добывалось с поверхности земли и намывалось по берегам рек и ручьёв. Кто был из тех первых инопланетян, что нашли Землю? Скорей всего это были исследователи, искатели приключений и авантюристы. Может это были пираты, кто знает? Земля стала привлекать своей возможностью быстро разбогатеть и наполнить трюмы золотом. Рано или поздно Земля привлекла внимание крупных корпораций. К тому времени золото уже стало истощаться в верхних слоях почвы. Именно поэтому его стали добывать промышленным способом.

А там где появляются корпорации, там появляется конкуренция. Цель конкурентной борьбы очень простая — это урвать как можно быстрее, чтобы ничего не досталось конкуренту. Так началась первая в истории Земли золотая лихорадка. Она унесла много жизней и принесла много горя. Расстояния в космосе огромны. Все трюмы космического корабля забиты оборудованиям. В каютах летят специалисты, которые будут работать на этом оборудовании. Каждый метр пространства, каждый килограмм груза на счету. Получалось, что на Земле элементарно не хватало рабочих рук. Там было много квалифицированных рабочих, а вот подсобных работников не хватало. Не знаю, кто первым из инопланетян смекнул, что на Земле можно сэкономить на рабочей силе, но это было поистине гениальное решение. Те человекообразные существа, что тогда существовали на Земле, уже могли создавать примитивные орудия труда, но для работы на многочисленных шахтах и разрезах они всё равно не годились. Нужно было чтото принципиально новое, и это новое они создали. Они собрали человекообразных обезьян и провели эксперимент по генетической модификации. Они взяли часть своего ДНК и соединили его с ДНК человекообразных обезьян. Это те самые три процента ДНК, что отделят нас людей от шимпанзе. То есть нас создали в результате генетического эксперимента.

— Чушь! Ни за что в это не поверю! — сказал Артём.

— То есть нас создали? Вот так сразу, как Консанта соединяет ДНК растения и животных? — спросил Вольф.

— Да. А почему нет? Если люди могут проводить такие эксперименты, то почему такие эксперименты не могли проводить пришельцы? У них были более развитые технологии. А то, чем вы сейчас пользуетесь: телепортация, антигравитация, получение энергии из ионосферы — это технологии другого порядка — сказал Эрик.

— Извините Эрик, но это полная и абсолютная чушь! — сказал я.

— Почему Вы так считаете?.

— Потому что этому нет никаких доказательств. Не прямых не косвенных. Это можно утверждать, лишь отталкиваясь от Ваших фантазий, не более того.

— Прямых доказательств этому действительно нет, да их и не может быть, так как прошло много лет. А вот косвенных доказательств предостаточно. Помните, раньше в исторических учебниках была картинка, как человек путём эволюции превратился из человека в обезьяну? Он долгим трудом эволюционировал. Его орудия труда становились сложнее, а его осанка становилась прямее, пока он окончательно не выпрямил спину? В доказательстве ученые даже приводили черепа наших далёких предков. Но это было до того, как были проведены серьёзные генетические исследования. Так вот оказалось, что всё человечество пошло от одной ветки. То есть существовал первый мужчина — Адам, от которого пошло всё человечество. Появился он не так давно. Точный возраст указать сейчас невозможно, но не больше чем сто тысяч лет назад. Но самое интересное — это то, что потомки Адама вовсе не являются потомками ни кроманьонцев, ни австралопитеков, ни неандертальцев. Мы с ними вообще не родственники. Это всего лишь, другие ветви эволюции. От этого все теории происхождения человечества просто разлетаются в прах.

— Но это не говорит, что теории происхождения человечества неверна. Ученые могли просто не найти доказательства своих теорий — сказал я.

— Значит, их теории неверны — сказал Роман.

— Не понял — сказал я.

— Ну, вот смотри. Ты утверждаешь, что Земля покоится на трёх слонах, а они стоят на гигантской черепахе, но так как нет никаких доказательств, то твоя теория неверна и является вовсе не теорией, а гипотезой, а всё что ты придумал продуктом буйной фантазии.

— Но ведь никто не смог доказать, что мы получились в результате эксперимента!

— Вот именно! Тебе и сказали, что данный факт установить невозможно изза слишком длительного срока, но появление Адама — это исторический факт, подтверждённый многочисленными исследованиями ДНК.

— Но я всё равно не верю, что нас ктото создал!

— А почему ты считаешь, что это вопрос веры? Это научный эксперимент! Мы такое часто делали в «Консанте». Почему нельзя сделать такое с человеком? Мы какието особенные? С точки зрения науки у нас ДНК животных, с которым можно экспериментировать — сказал Вольф.

— Хорошо! Предположим, что нас ктото создал. Сразу возникает вопрос: «Зачем это делать?» — спросил я.

— Как зачем? Нужны подсобные рабочие, а где их взять? Вербовать по всей галактике, чтобы вести на Землю? Не лучше ли сделать их здесь? Они сами будут рождаться и умирать. Самое главное, что им ничего не надо платить, так как они будут на положении рабов — ответил Эрик.

— То есть наши предки были рабами?

— Да, и на протяжении очень длительного времени. Мы рождались, работали и умирали, причём всё это за очень скудную еду. Смертность была очень высокая, поэтому самые старшие умирали в 25 лет. Многие умирали гораздо раньше.

— Если люди были рабами то, как они создали большие города, как построили пирамиды?

— Ну, вопервых, они это построили не сами, а под чутким руководством пришельцев. А вовторых к тому времени как построили пирамиды в Гизе отношение к простым людям кардинально изменилось. К людям стали относиться гораздо человечней. Причиной такой резкой перемены стал великий потоп. Именно он всё изменил.

— То есть потоп имел место быть?

— Конечно! Практически у всех народов, что тогда пережили этот катаклизм, были легенды о великом потопе. Но я Вам скажу большее — потоп был вызван искусственно и имел техногенную природу. Вспомните легенду о потопе. Бог обратился к Ною, чтобы он построил ковчег. То есть уже заранее было известно, что такое событие произойдёт. Ной должен был собрать по паре животных, чтобы они пережили потоп и смогли в дальнейшем заселить землю после потопа. То есть ктото заранее готовился к катастрофе, чтобы её осуществить. Но после этой катастрофы должны были остаться люди, которые должны были заново заселить Землю и снова стать рабами инопланетян.

— Если пришельцы сотворили этот потоп, то зачем они это сделали? И вообще как можно сделать потоп?.

— В легенде о Ное говориться, что ангелы небесные стали спать с земными женщинами и от этого союза стали рождаться дети. Если перевести это изречение на нормальный язык, то оно означает, что представители инопланетных цивилизаций спали с земными женщинами. Я могу себе представить такую картину, ведь чтобы создать ДНК человека потребовалось взять ДНК пришельцев. То есть между нами и ими есть биологическая идентичность. Эта биологическая идентичность и позволяла земным женщинам беременеть и рожать детей от инопланетян. Вопрос как всегда был в другом. Почему пришельцы вообще шли на контакт с земными женщинами?

Ответ на этот вопрос для меня вполне понятен. Если на космических кораблях, что прилетали на землю, было место только для оборудования и специалистов, то там, скорее всего, не было места для семей этих специалистов. Скорей всего среди этих специалистов было большинство мужчин, а не женщин. А теперь представьте себе такую картину. На землю прилетает космический корабль, для того, чтобы добывать золото. Контракт, который заключают специалисты на несколько лет, может даже на десяток лет. И всё это время специалисты лишены женской ласки и внимания. Им както надо снимать сексуальное напряжение, но как это сделать, если рядом нет жены? Поэтому вполне естественно, что они начали оказывать знаки внимания земным женщинам. Это приводило к сексу между землянками и инопланетянами. От такого секса рождались дети. Вполне возможно, что такие контакты приводили не только к рождению детей, но и к образованию длительных союзов. Это можно было назвать браком, только в отсутствие какихто ни было моральных обязательств. Контракт мог закончиться, и специалисты могли просто улететь на свою планету.

Но не всё так просто, как кажется. Одно дело — это просто снять сексуальное напряжение, и совсем другое — это брак с женой и детьми. Женщины были рабынями — это означало, что и твои дети тоже рождались рабами. Никому не понравиться, если твоя жена и твои дети являются рабами. У рабов нет никаких прав. Любой пришелец может её купить, продать, изнасиловать или убить. А теперь, представьте, что инопланетянин влюбился в земную женщину, а её изнасиловали или убили, и тоже сделали с твоими детьми. Специалисты стали бороться за права людей. Они прекрасно видели, как инопланетные корпорации грабят Землю, а сами они получают гроши, по сравнению с главами корпораций. Они решили раз и навсегда освободить Землю от влияния международных корпораций. А для этого надо было устроить такой катаклизм, чтобы погибли все. Именно для этих целей и был задуман потоп.

— Какая красивая сказка. Это точно невозможно доказать — сказал я.

— На самом деле легенда о потопе существует у многих народов. История Ноя не самая древняя. Есть много источников, на которые опирается библия. Самым древним упоминанием о потопе считается история Гильгамеша. Это история, написанная на глинобитных табличек, во времена шумерских царей почти слово в слово повторяет историю Ноя. Я интересовался историей этого вопроса — сказал Артём.

— Шумеры?.

— Ну да по преданию это первая древняя цивилизация на Земле.

— Эту цивилизацию создали инопланетяне после потопа. Но я отвлекся. Я ещё не рассказал, как случился потоп. Итак, существует древняя карта. Это карта изображает северный полюс. Но, в отличие от современных карт, там нет северного ледовитого океана. Вместо него есть береговая линия, которая почти перекрывает весь северный полюс. Сейчас эта карта вполне подробно указывает на рельеф океанского дна. Но я не думаю, что инопланетяне изучали океанское дно, чтобы нанести его на карту. Скорей всего то, что сейчас является океанским дном, раньше было сушей, то есть находилось выше уровня океана. Ещё нам доподлинно известно, что на территории Евразии лежал ледник. Если на территории Северного полюса велась добыча золота, то скорей всего там поддерживался искусственный микроклимат, что способствовало образованию ледника в Евразии. А если добыча проводилась там, то скорей всего там была построена пирамида. Над этой пирамидой должна была летать космическая станция, чтобы осуществлять пробой ионосферы — сказал Эрик.

— Както всё притянуто за уши. Есть какаято древняя карта, поэтому делаются далеко идущие выводы: там добывали золото, стояла пирамида, летала космическая станция — сказал я.

— То есть Вы считаете, что добыча золота на полюсе невозможна? А как Вам вот эти снимки. Их сделали, когда облетали горы в Антарктиде. Это следы от роторного экскаватора — сказал он и вставил флэшку в телевизор.

— Вот смотрите. Это характерные следы от работающей техники. Они есть по всему миру. Вообще говорят, что знаменитая гора Фудзияма в Японии — это террикон, искусственная насыпь из пустой породы. То есть та порода, что осталась после извлечения из неё золота — сказал он, показывая снимки.

— И что это доказывает?

— А то, что инопланетяне за всю долгую историю перекопали всю Землю. Если они добывали золото даже в Антарктиде, то кто им бы помешал добывать его на северном полюсе? Но если они вели раскопки на полюсах, то в этом был смысл. Заряженные частицы скользят по магнитному полю и достигают полюсов, именно поэтому мы и видим северное сияние. То есть на полюсах супер пробой ионосферы сделать легче всего и энергию собирать не надо — она уже и так собрана в одном месте.

— Что это значит?


Глава 4

— Если они вели раскопки на полюсах, то должны были создавать микроклимат, чтобы техника могла работать в условиях полюса. А если был микроклимат, то это объясняет наличие ледника в Евразии. Но если это так, то над полюсом должна всегда находиться космическая станция. Как Вы знаете, любой космических объект, падающий на Землю представляет для неё определённую опасность. Степень опасности объекта напрямую зависит от его массы. Если космическая станция была достаточно массивной, то её падение могло вызвать глобальный катаклизм. А такой глобальный катаклизм сразу бы уничтожил всех хищников, грабящих Землю. Все корпорации понесли бы серьёзные убытки, а персонал, работающий на Земле, погиб. Я не исключаю сценария, что исполнители были марионетками в руках других, конкурирующих корпораций, которые не могли заниматься добычей на Земле, но очень этого хотели.

— То есть речь идёт о теракте? — спросил Роман.

— Вполне возможно. Конкурентная борьба может толкнуть людей на крайние меры. А личные мотивы, могут стать причиной для мести. В любом случае такой сценарий мог иметь место — сказал Эрик.

— Почему Вы так считаете? — спросил Вольф.

— Потому что Ною заранее было сказано, что будет потоп. Это было сказано за несколько лет до этого события. В тоже время на Земле не была проведена эвакуация, и персонал, работающий там погиб. Если даже предположить, что инопланетяне знали, что на Землю упадет, кокайто другой космический объект: метеорит, комета, астероид, то всё было бы сделано с точностью наоборот. То есть персонал бы эвакуировали, а людям никто бы ничего не сказал.

— А откуда Вы знаете, что на Земле погибло много инопланетян?.

— Помните загадочные полосы в Южной Америке, в пустыне? Я не говорю про рисунки, которые может сделать любой человек из подручных материалов. Я говорю именно про полосы, которые тянуться на многие километры. Это результат поисковой операции. Во время потопа погибло много пришельцев. Наверняка там были и важные персоны, которых таким образом искали, снимая верхнюю часть грунта. Кроме того существует множество свидетельств выживших людей, что потоп убил много «богов».

— Богов? — спросил я.

— Ну да. Древние люди считали инопланетян богами, ведь они так ловко орудовали электричеством, огнём, светом, что казались нашим далёким предкам богами. «Боги» могли делать с людьми что угодно. Они могли даровать жизнь, или отнять её. Они могли взять любого человека, чтобы провести на нём свои эксперименты. От этого и возникла традиция у древних людей на человеческие жертвоприношения.

— Убить человека, чтобы умилостивить богов? — спросил Артём.

— Ну да. Как рассуждали наши древние предки? Мы принесём в жертву самое дорогое — человека. Боги это увидят, прилетят и решат все их проблемы — сказал Эрик.

— Каргокульт? — сказал Роман.

— Чтото очень похожее на это.

— Как же наши древние предки это пережили?

— С трудом. Для этого и предупредили Ноя или Гильгамеша или как там его звали на самом деле. Тот, кто всё это затеял, решил освободить землю от засилья межпланетных корпораций. Он решил всех убить и начать историю Земли заново. В назначенный день и час он направил космическую станцию на Землю. Станция упала как раз в район северного полюса. Этот удар привёл к тому, что большая часть береговой линии ушла под воду, и сформировался северный ледовитый океан. Ударная волна расколола ледник и растопила его. Вода, которая составляла ледник, пошла по Земле, всё сметая на своём пути. Скорей всего она несколько раз обогнула землю, прежде чем утратила свою силу. Практически все, кто был на Земле, погибли. Выжить удалось обитателям ковчега. Ковчег несколько дней мотало по волнам, пока вода не успокоилась. Потом Ковчег пришвартовался около одной из гор, и Ной выпустил животных наружу.

— Феерическая история! — сказал я.

— Опять Вы ни во что не верите? — спросил Эрик.

— Нет, он прав. Если мы говорим о научном подходе, то тут нельзя мыслить категориями «верю», не «верю». Тут надо использовать другие критерии. А Вы всего лишь на основе существования древней карты сделали далеко идущие выводы. Это история могла быть, а могла и не быть. Кто знает? Очевидцы потопа давно уже умерли, а истории, которые сопровождали это событие, можно придумать сотни тысяч. Ваш рассказ ничего не доказывает и он никогда не выйдет за границы гипотезы — сказал Роман.

— Не скажите! Если мы начнём раскопки на северном полюсе, то можно будет найти много чего интересного — сказал Эрик.

— Раскопки? Под водой? В условиях экстремально низких температур и постоянных штормов? — усомнился я.

— А теперь представьте, что мы там можем найти? Пирамиды стоят тысячи лет и тысячи лет гробницы разграблялись! Всё ценное давно было украдено! Нет ни одного работающего артефакта внеземной цивилизации! Остались только многотонные каменные глыбы, которые невозможно украсть! А здесь всё скрыто под толщей воды и ила. И если мы хоть чтото найдём работающее, то это изменит всё Вашу жизнь, как её изменила телепортация и пирамиды! — сказал Эрик.

— Он прав! Если там чтото есть, то мы должны это заполучить! Наша компания располагает достаточными средствами и влиянием, чтобы начать раскопки — сказал Роман.

— Кроме того это подтвердит правоту его слов, как подтвердил эксперимент на космической станции — сказал Вольф.

— Обсудим это потом. Сейчас надо разобраться с нашей историей. Кстати когда произошёл потоп? — спросил я.

— Около двадцати тысяч лет назад. Я могу вам сказать более точную дату, так как в Египетских источниках подробно описано положение звёзд во время этого катаклизма — сказал Эрик.

— Не стоит утруждать себя. Лучше расскажите, что было дальше.

— Вам стало интересно? Это сильно отличается от той истории, что нас пичкали в школе?

— Да. Я нахожу Ваш рассказ довольно занимательным, но это всего лишь гипотеза, пока не будет найдены доказательства.

— В северном ледовитом океане?

— Вполне возможно.

— Тогда продолжим. Корпорации извлекли из этой трагедии очень важный урок. Люди знали об этой трагедии, иначе Ной не смог бы построить свой ковчег. То есть они могли предупредить о готовившемся потопе, и многих жертв можно было избежать. Поэтому было решено кардинально пересмотреть политику, в отношении людей. Им дали письменность, культуру, города. Их общество разделили на классы. Цари, что их возглавили, были сами инопланетяне, или их потомки. Жрецами стали нанятые специалисты. А низший класс рабов занимали люди. Такое положение сохранялось веками. Одни цари сменяли других. Место одних жрецов, у которых заканчивался контракт на Земле, занимали другие, а люди в массе своей продолжали оставаться рабами.

Главной валютой древних государств было конечно золото. Оно было ценно, как и для инопланетян, так и для людей. Древние государства часто воевали друг с другом за золото, за землю, за рабов, так как разные государства контролировались разными корпорациями, между которыми шла конкурентная борьба. Люди погибали в этих бесконечных войнах, но это было не зря. Люди перенимали знания друг у друга и подглядывали их у инопланетян. Хотя надо признать, что развитие шло очень медленно, так как пришельцы старались хранить свои секреты. Они справедливо опасались, что люди, завладев их секретами, станут настолько умными, что перестанут им подчиняться и поднимут восстание. Но опасность исходила не от них, а от царей этих древних государств. Периодически они объявляли себя независимыми от метрополии. Тогда прилетали вооруженные отряды, нанятые корпорациями, и ставили царьков на место.

Так продолжалось на протяжении десятков тысяч лет, пока запасы золота на Земле совсем не иссякли. После этого стало экономически нецелесообразно гонять космические корабли через весь космос с оборудованием и специалистами, а обратно возвращаться с пустыми трюмами. Они улетели, предоставив землю своей судьбе. А царьки окончательно перемешались с людьми. Сейчас инопланетяне лишь ведут внешнее наблюдение и иногда похищают людей, чтобы провести свои эксперименты и взять образцы.

— Но золото и сейчас добывают на Земле! — сказал Роман.

— Конечно. Всё золото добыть на Земле невозможно. Большая часть его сейчас растворена в воде, поэтому его добывают по берегам рек. Но то, что мы сейчас добыли — это ничтожная часть того, что реально было на Земле до прилета инопланетян — сказал Эрик.

— Люди на протяжении тысячелетий были на положении рабов?

— Конечно. У них практически не было никаких прав. Эта история очень впечатлила Артура, и он создал свою теорию, как нам дальше строить человеческое общество.

— У него есть целая теория? — спросил я.

— Да, но он держит её в секрете. Если его спрашивают, то он открывает лишь часть плана, а всю картину держит в голове — сказал Эрик.

— Мне не понятно одно обстоятельство. Как они могли контролировать человечество на протяжении тысячелетий? Неужели люди не могли взбунтоваться и скинуть власть инопланетян?

— А как бы это выглядело? Ядерные ракеты, против луков и копий? Хотя и ядерная война имела место быть в древности. Она описана в древних индийских текстах. Иногда корпорации выходили за рамки и устраивали такие разборки, что это выливалось в массовое убийство людей.

— Но ведь золото необходимо добыть. Это сложное производство, которое необходимо наладить. Тысячи людей необходимо трудоустроить. Если тысячи людей заняты в промышленном производстве, то ктото должен их кормить. А это сельское хозяйство, где людей нужно тоже организовать. Достаточно уничтожить дорогостоящую технику, чтобы добыча встала, или поднять восстание среди крестьян, чтобы рабочие начали умирать от голода. Есть масса способов сорвать производство. Как они могли всё это держать в кулаке?

— Вы забываете о роли религии. Как известно фараон был потомков богов, то есть прямым наследником инопланетян, поэтому ему надо было подчиняться как богу. Кроме того инопланетянами были созданы очень многие верования, которые они поддерживали. Так они скрепляли власть и законодательно подтверждали своё право руководить людьми.

— Создали религию? Я думаю, само наличие летающих тарелок, и демонстрация технологий вызывала благоговейный ужас у наших предков — сказал Вольф.

— Нет. Пришельцы всегда были талантливыми манипуляторами. Я вам скажу одну очень интересную вещь. Все религии на Земле были созданы при деятельном участии инопланетян! — сказал Эрик.

— И как они это делали? — спросил я.

— Ну, вот смотрите. Три самые распространённые религии на Земле — это иудаизм, христианство и ислам. Так вот сначала появился иудаизм. Под влиянием идей, изложенных в иудаизме, появилось христианство. А уже под влиянием идей почерпнутых из иудаизма и христианства появился ислам. Все эти три религии постоянно борются за власть, поэтому никогда не признают, того что их религии имеют один корень. Но это так. То есть всё началось с иудаизма. А иудаизм берёт своё начало с истории Моисея. Моисей был якобы сын фараона. Но история его рождения появляется в более ранних текстах, и придумана, чтобы оправдать его «благородное» происхождение. Скорей всего он всегда был простым пастухом. Он убивает надсмотрщика и бежит в пустыню, где становится пастухом. Там ему является чудо неопалимая купина.

— И что же?

— А то, что это чудо можно легко объяснить с точки зрения науки. Так вот он увидел куст, который горел, но не сгорал. Если мы окунёмся в тот мир, в котором жил Моисей, то поймём, что он не имел никакого понятия об электричестве. Огонь и свет для него был одним и тем же. Чтобы произвести свет нужно зажечь огонь. А огонь обжигает, и куст в нём просто бы сгорел. Он же не знал, что можно просто щёлкнуть выключателем, чтобы появился свет. Также он услышал громкий голос, что говорил с ним. Тут вообще просто — поставьте пару динамиков в глубине пещеры, и эхо создаст необходимый эффект. Про динамики он тоже не знает. Он не знает, что звук можно записать и усилить. То есть можно создать «чудо» буквально на пустом месте, продемонстрировав технологии недоступные пониманию Моисея.

— Ловко — сказал Роман.

— Вот в это я верю. Люди всегда обманывали других людей, чтобы добиться своих целей — сказал я.

— А что было дальше? — спросил Артём.

— Завербовав, таким образом, Моисея они стали им вертеть, как хочется. Моисей отправился в столицу, чтобы попросить фараона отпустить евреев из рабства. Конечно, никакой фараон его не принимал, а Моисей просто ходил и проповедовал на улице. В это время на острове Санторине произошло извержение вулкана. Извержение вызвало экологическую катастрофу, что Моисей ловко трактовал в свою пользу, потому что фараон якобы не хочет отпустить евреев из рабства. На самом деле все чудеса объяснялись извержением. И тьма египетская, когда пепел закрыл Солнце, и отравление воды, когда пепел попал в воду и отравил её. И нашествие животных, что обитали в водоёмах и вокруг него и смерть крупного рогатого скота и возникший вслед за ним голод. Всё это объяснялось «чудесами», которые творил бог Моисея. Кончилось тем, что власть фараона ослабла настолько, что не смогла контролировать рабов. Они сбежали, прихватив с собой имущество своих бывших хозяев.

Самое интересное, что в руках Моисея и его людей оказался очень интересный артефакт — это была машина для производства манны. Её описание и принцип работы есть в апокрифах, но этого текста нет библии, так он дискредитирует роль кураторов Моисея. В общем, по описанию эта машина собирала влагу из влажного утреннего воздуха пустыни. С помощью собранной влаги она выращивала из водорослей питательный продукт. Этот продукт они назвали манной. Он довольно сладкий и содержит много витаминов и минералов. Водоросли растут быстро, поэтому производительность машины была довольно высокой. Манны хватало всему 20ти тысячному племени Моисея. Машина работала неделю, а потом её надо было разбирать и чистить. Они выбрали один день в неделю. Этим днём стала суббота. Если машина не работала, то и еды она не производила. Чтобы не было потери сил в долгих пустынных переходах, в субботу запретили работать. Так евреи и стали отмечать шабат.

— Подождите! Вы говорите о минизаводе биосинтеза? — спросил Вольф.

— Ну конечно! Это и есть процесс биосинтеза, что сейчас используете Вы. Я же сказал, то Артур мой давний знакомый он был очень впечатлён моими рассказами — сказал Эрик.

— Так вот он откуда всё это знает! — воскликнул я.

— Конечно. Но эта технология была не самой интересной. Самой важной была технология скинии.

— Чего?

— Скиния — это передвижной храм, где Моисей мог молиться и общаться с богом. Скинию можно было легко собрать и разобрать где угодно. Так вот эта скиния была теле и радиоприёмником! Главный элемент конструкции скинии являлся ковчег завета. Ковчег был сделан в основном из золота. Внутри ковчега укладывались таблицы завета. Официальная церковь внушила нам, что таблицы были большими, размером с человеческую голову. На самом деле таблицы были небольшие, величиной с ладонь. На них были написаны заповеди. Но таблицы были сделаны не для этого. Это были миниатюрные источники электрической энергии. Сейчас бы их назвали ядерные батареи.

— Они были радиоактивными? А зачем это было делать, если Моисей и его люди понятия не имели о радиации? — спросил Вольф.

— А как поВашему инопланетяне бы меняли севшие батареи? Вот скиния самое святое место. А вот батареи, которые мы меняем в скинии, чтобы она работала. Радиоактивная батарея долго не сядет. Две батареи нужны были, если случайно одна выйдет из строя — сказал Эрик.

— А как работала скиния?

— Пришельцы посылали сигнал с «летающей тарелки». Этот сигнал принимала скиния. Изображение и звук появлялось над ковчегом. Они диктовали Моисею текст, и он его записывал.

— И что они ему диктовали?

— На самом деле они не были особо оригинальными. Те же тексты встречаются у древних шумеров. Гильгамеша я уже упоминал. Кроме этого учёные обнаружили глинобитную табличку на языке древних шумеров с текстом «Генезис». Если кто не знает «Генезис» — это глава из библии.

— А зачем они это делали? — спросил Артём.

— Чтобы создать преемственность поколений. То, во что верили их отцы, в это же будут верить и они.

— Я не про это. Зачем вообще было создавать религию?

— Всё просто — чтобы манипулировать людьми. Для нас всё это не более чем технологические чудеса, а для древнего человека религия должна вызывать благоговейный ужас. Если прикоснуться голой рукой к ковчегу, то тебя убьёт электрическим током. Если открыть ковчег, без защитного костюма, то можно получить серьёзную дозу радиации и скончаться от лучевой болезни. Но мы понимаем это сейчас. А тогда они думали, что тебя убил гнев бога. Страх заставлял людей подчиняться и быть рабами на протяжении десятков тысяч лет.

— Но сейчас нет рабов — возразил Роман.

— А какая разница? Технологии управления массовым сознанием остались теми же. Они не менялись на протяжении десятков тысяч лет.

— А зачем всё это? — сказал я.

— Что Вы имеете в виду? — спросил Эрик.

— Зачем нужен был весь этот длинный рассказ? Меня вот совершенно не интересует, что происходило три или четыре тысячи лет назад. Среди нас нет истинно верующих, или приверженцев какойто религии.

— Ну, Вы же должны знать технологии манипуляции массовым сознанием. Достаточно явить человеку чудо, как он готов поверить во всё. Чем талантливей манипулятор, тем больше ему верят.

— И зачем это нам?

— Вы спросили, насчёт человеческой истории. Я дал Вам развёрнутый ответ. Кроме того, если Вы хотите нанять миллионы человек, то это легко может быть использовано против Вас.

— Меня смущает во всей этой истории только один вопрос: «А где собственно настоящий бог?» То есть если инопланетяне прикидывались богами, а на самом деле были такие же, как мы, только обладающие высокими технологиями, то где тогда бог? Он вообще есть или это плод чейто фантазии? — спросил Артём.

— Есть. На самом деле сами пришельцы доказывают существование бога — сказал Эрик.

— И чем они это могут доказать?

— Вот смотрите. В галактике существует древняя высокоразвитая цивилизация, которая долгие годы манипулировала жизнями землян. Мы ничего не могли с этим поделать, так как они были намного более развитые, чем мы. Сама Земля, да и вся солнечная система, что есть у нас, вовсе не уникальна. В галактике Млечный Путь миллиарды таких планет как Земля и на многих из них могла сформироваться жизнь. Эта жизнь формировалась совсем неравномерно. На какихто планетах, жизнь могла сформироваться раньше, на какихто позже. И процесс эволюции на одних планетах мог идти быстрее, на какихто медленнее. Как мы знаем в центре галактики все процессы идут намного быстрее, чем у нас. Значит и цивилизации могут иметь разное развитие. Это наглядно показывает наша земная история. Если существуем мы — Земляне, которые слабо развитые. Если существуют пришельцы с Сириуса, которые и построили пирамиды, то могут существовать и пришельцы из центра галактики, которые гораздо более развитые. Думаю, они на миллионы лет обогнали в развитии наших кураторов с Сириуса.

— То есть существуют гораздо более развитые пришельцы?

— Конечно. Я считаю, что бог это и есть гораздо более развитый инопланетянин, который обогнал в развитие всех на миллиарды лет.

— Интересная теория, только она ничем не подтверждена.

— Ну, почему же? Еёто как раз несложно подтвердить.

— Каким образом?

— Вы знаете такой эффект как дежавю?

— Конечно! Вы оказываетесь в незнакомом месте с незнакомыми людьми, но Вам кажется, что это уже было. Наверное, каждый испытывал нечто подобное.

— Да. Но мы никак не может объяснить этот эффект рационально. Всё время придумываются какието отговорки. Как же на самом деле возникает этот эффект?

— И как он возникает?

— Вы когданибудь играли в компьютерные игры?

— Не понял, как это связано с дежавю?

— Ну, Вы играли в компьютерные игры?

— Конечно.

— Вы создаёте главное героя, и он идет вперёд. Но не всегда удаётся пройти уровень с первого раза. Ваш герой погибает, и Вам уже необходимо использовать следующую жизнь героя. Вы пробуете снова и снова, пока не пройдёте уровень. Так вот это и есть эффект дежавю. Когда Вы оказываетесь в тоже время в том же месте, только Вами уже «играют» высшие силы.

— Мы что каждый раз погибаем, только не знаем об этом?

— Не обязательно погибаем. Мы всё время делаем какойто выбор. Этот выбор может не понравиться высшим силам, и они переиграют уровень.

— Честно говоря, никогда не думал, что нами может ктото руководить, причём в таком контексте — сказал Роман.

— Но ведь мы всегда находимся в жестких рамках. Мы связаны уголовным кодексом, этикетом, дружбой, работой. На самом деле у нас не так много путей, по которым мы можем двигаться. Высшие силы создают нам обстоятельства, загоняя нас в рамки условностей — сказал Эрик.

— Если ктото нами руководит, то, как происходит этот процесс? — спросил я.

— Если продолжать аналогию с персонажем компьютерной игры, то надо понять, как главный герой может сохраниться, чтобы заново пройти уровень? Это заложено в каждом из нас. Я говорю о душе. Душа — это как жёсткий диск у компьютера на неё пишется вся информация о нашей жизни. После смерти тело умирает, а душа попадает в ад или рай. То есть по гравитационным потокам она движется в центр Земли или прямиком на Солнце. Там находятся гигантские банки данных. Когда это нужно высшим силам — они отматывают время назад и возвращают нас в исходную точку. Это для нас жизнь и смерть, чтото окончательное и бесповоротное. Для высших сил — это не препятствие, достаточно лишь перезагрузить уровень, и ты снова жив, здоров.

— Не верю я в это! Как можно вернуть жизнь, или восстановить разрушенное? Это просто невозможно! — сказал я.

— А если собирать разрушенное по молекулам? Если в твоих руках жизнь и смерть и ты сам решаешь, кому жить или умереть? Компьютерный персонаж, что ты играешь, может обладать характером и набором навыков, но он всё равно не самостоятелен в своих решениях. Ты решаешь, когда ему жить, а когда умирать. Так же и с высшими силами. Они решают, когда ты сможешь выйти из игры.

— А из игры можно выйти?

— Веревку на шею и табуретку из под ног. Но я бы никому не советовал так делать?

— Ну да! Никто из нас не самоубийца.

— Дело не в этом. Игра может быть разная. В одной игре Ваш персонаж может быть другого пола, в другой он вообще может не родиться. Или Ваш персонаж должен был создать семью и нарожать детей. То есть у высших сил были планы на Вас, а Вы эти планы нарушили. Получается, что Вы «зависаете» в этом времени и в этом месте. Вы не сможете двигаться ни вперёд, ни назад.

— Так и появляются дома с приведениями?

— Конечно. Ктото зависает на земле и не может двигаться дальше.

— Получается конец игры — это попадание в ад или в рай. А кто это решает, куда мы попадём?

— Высшие силы. У каждого есть карма. Она меняется от наших поступков. Каждый поступок имеет свой вес. Есть поступки, которые облегчают душу, и наоборот утяжеляют её. Если она очень легкая, то попадает в рай, если тяжёлая, то в ад. Хотя высшим силам по большому счёту всё равно, куда вы попадёте, в любом случае Вы останетесь в игре.

— Тогда зачем всё это нужно?

— По разным причинам. Одна из причин — это сильный воспитательный эффект. Если человек находиться в состоянии клинической смерти, то он может попасть ад или рай, а потом вернуться обратно. Если он побывал в аду, то думает так: «Как же там плохо. Я себя отвратительно вёл, поэтому и оказался в аду. Мне надо изменить свою жизнь, чтобы не попадать сюда». Если он побывал в раю, то думает так: «Как же тут хорошо. Жаль, что я не остался здесь». Это даёт людям веру. Они начинают верить, начинают строить храмы. Для бога это очень важно. Это подтверждает, что люди принимают его правила игры и готовы играть дальше.

— Важно для бога? Я думал ему вообще всё равно.

— Нет. Ему далеко не всё равно. Чтобы понять его мотивы, надо понять кто он такой. Как я уже сказал — он инопланетянин. Но откуда он взялся? Наша галактика млечный путь включает в себя миллиарды звёзд и миллиарды планет. На этих планетах и формируется жизнь. Но наша галактика далеко не единственная. В космосе существует миллиарды галактик. Если взглянуть внимательно, то можно увидеть, что ближе к центру большого взрыва находятся старые галактики с потухшими звёздами. Дальше находятся молодые галактики, такие как наш млечный путь. А ещё дальше находятся звезды, из которых только формируются будущие галактики. Если отмотать время немного назад, то мы увидим, что на месте этих звёзд ещё ничего не было. На месте наших галактик были звёзды, а старые галактики ярко горели своими звёздами. Получается, бог появился на планете в одной из старых галактик миллиарды лет назад. Он смог захватить силой верховную власть и стал руководить всей гравитацией. Он смог руководить временем и пространством. То есть он стал богом.

— Подождите. Я думал, что бог существовал всегда. Что он создал, все, что мы видим вокруг, а теперь выясняется, что он инопланетянин, что он был такой же, как мы, а потом он стал богом.

— Ну, конечно! Он захватил и узурпировал власть над всем. Теперь он всем руководит и устанавливает нам правила игры.

— А как же галактики? Он их не создавал?

— Нет. Это всё естественный процесс. Сначала появляется звезда. Это звезда растёт, поглощая другие звёзды, пока не превращается в квазар. Она горит до тех пор, пока плотность внутри звезды, не достигнет максимальной величины. Потом она взрывается. На месте этой звезды появляется туманность. В туманности рождаются новые звёзды. Так появляются галактики. Вокруг звёзд формируются планеты. Если планета находиться в зоне златовласки, а на ней есть необходимый набор химических элементов, то на планете появляется жизнь. Это естественный процесс эволюции. Бог может ускорить или замедлить этот процесс, но он не в силах его прекратить. Сейчас на сотнях миллиардах планет есть жизнь на разном этапе своей эволюции. Её невозможно уничтожить всю. Если мы уничтожим жизнь на одной планете, то дадим шанс лучше развиться эволюции на другой планете. Если мы уничтожим одну цивилизацию, то дадим шанс развиться другой цивилизации, так как мы уничтожим их конкурента. Но и оставить жизнь свободно развиваться тоже нельзя. Как я уже сказал — он СТАЛ богом. Это значит, что любой человек может оказаться на его месте. Если конечно у него впереди будут миллиарды лет технического прогресса.

То есть каждая цивилизация, каждый человек является для него потенциальным конкурентом. Перед богом возникает дилемма: «Как быть?» Уничтожить людей нельзя, но и оставить в живых тоже невозможно. Именно поэтому он применяет самый радикальный способ решения этой проблемы. Он пользуется своей властью над временем. Когда цивилизации достигают очень высокой степени развития. Когда она вплотную приближаются к той черте, что может бросить вызов самому богу. Именно тогда бог делает очень простую вещь — он возвращает нас во времени, тогда когда мы были очень слабыми и даже не подозреваем о его существовании.

— Очень интересная теория, высосанная из пальца. Мы до сих пор, не знаем, существует ли он на самом деле, и уж тем более не знаем о его мотивах.

— А мне интересно другое. Вы сказали, что одна из причин создание рая и ада — это воспитательный эффект. Но ведь есть чтото ещё? — спросил Артём.

— Конечно. Главное — это власть. Если есть верховный правитель, бог, то у него должна быть целая армия подчинённых — ответил Эрик.

— А правитель ада противостоит богу?

— Нет, что Вы! Поймите бог один, единственный и неповторимый. Он не потерпит никакую фронду, никакую оппозицию себе. Любой, кто бросит вызов его власти будет немедленно уничтожен. Ад и рай создал он, потому что и добро и зло — это инструменты в руках бога. Неважно, какими средствами, неважно какой инструмент ты применишь — главное это добиться цели. Именно поэтому он выстроил очень жесткую иерархию власти. Вы же не думаете, что Земля это центр Вселенной, или что гдето здесь бог наблюдает за нами. Земля — это маленький булыжник, несущийся в бесконечном космосе. В галактике много таких булыжников, и на многих из них есть жизнь. Думаю, бог даже не подозревает о нашем существовании. У него в подчинении миллиарды таких галактик, как галактика млечный путь. Неужели Вы думаете, что всем этим он руководит сам? Нашей планетой правят кураторы. Они находятся на одной из самых нижних ступенек иерархической лестницы. У них нет своего мнения, а их амбиции наверняка не выходят за пределы галактики. Всё чем мы были интересны — это золото, что у нас украли. Поэтому не надо думать, что вокруг нас вертеться весь мир.

— И что делают эти кураторы?

— Кураторы следят, чтобы мы подчинялись богу, чтобы строили ему храмы. Чтобы мы в него верили. Так подтверждается власть бога, и власть кураторов над Землёй.

— Не понимаю. Если он итак всем правит, если он контролирует всю нашу жизнь, то зачем ему нужно какоето подтверждение?

— Если мы строим храмы, если мы молимся и верим в бога, то тем самым мы принимаем его правила игры. Мы подтверждаем, что готовы играть в его игру.

— А если мы откажемся от этого? Если мы не захотим играть в его игру?

— Это самое страшное. Если ты отказываешься от этой игры, то сам себя ставишь вне правил бога. Надо чётко уяснить — все правила созданы не просто так. Это чёткий свод законов, которые НЕОБХОДИМО выполнять. Если ты нарушишь их, то кара последует незамедлительно. Человек, который отринул все правила похож на дикого зверя. Представьте человека, который грабит, убивает и насилует всех подряд. Такого человека просто убьют, как представляющего опасность для всего общества.

— А если от этой игры отказывается целое государство?

— Это самое страшное. Тогда начинает рушиться всё: право, мораль, экономика. Бог отворачивается от этой страны. Жизнь в стране напоминает дикое поле, где тебя может любой ограбить, изнасиловать и убить. Здесь не работают никакие законы, кроме закона силы. Человек с ружьём правит этой страной, центральная власть становиться парализованной, а страну наводняют многочисленные банды. Такое случается во время революция. Яркий пример — великая французская революция, или коммунистическая революция в России.

— Значит, мы должны играть в эту игру хотим мы этого или нет, даже толком не зная правил? Кстати, а какие правила этой игры?

— Да правила, в общемто, простые. Семь заповедей — это универсальные правила, которые надо соблюдать всегда. Если ты чегото хочешь добиться, то ты должен заключить договор с высшими силами.

— Договор на бумаге, подписанный кровью?

— Нет, совсем нет. Ты чтото просишь у высших сил, но при этом нужно чтото предложить взамен. Это может быть мысленное желание, только нужно очень захотеть, чтобы оно исполнилось. Именно поэтому многие люди заключают договор, даже не подозревают об этом.

— А что ты можешь предложить высшим силам?

— Материальная часть Вашей жизни их не интересует. Им важна сама игра, те жизненные перипетии, что будут с Вами происходить. То есть им интересна жизнь и здоровье Вас и Ваших близких. Например, девушка загадала выйти замуж за хорошего, умного, красивого мужчину и родить от него детей, но не предложила ничего взамен. Детей она нарожает, а потом этот красавец начнёт изменять и уйдёт к другой. То есть высшие силы как дали девушке мужчину, так и забрали.

— И что она должна была предложить? Жизнь и здоровье себя и своих детей?

— Варианты могут быть разные. Тут, прежде чем чтото желать, надо хорошенько подумать и четко сформулировать, что ты хочешь дать и что хочешь получить взамен. Кроме того многие люди сами толком не знают, что они хотят, поэтому ничего и не получают. Иногда они берут в посредники экстрасенсов. С их помощью они пытаются заключить новый договор с высшими силами, или изменить старый договор.

— Никогда не верил в этих магов и экстрасенсов. Когда я заболел второй раз, то к кому я только не обращался. Всё это пустая трата времени и денег — сказал Вольф.

— В этой среде очень много мошенников, которые мнят себя вершителями судеб. Но попадаются и очень мощные экстрасенсы, которые могут реально помочь — сказал Эрик.

— Знаете, наш разговор всё больше напоминает лекцию о том, как могло быть или не быть. Мы же не простые люди. Мы не сможем поверить на слово. Вот возьмите Вольфа. Он долго болел раком. Рак дважды приходил к нему. Он отчаялся вылечиться, пока мы не заменили ему тело. Артём выжил в теракте на Луне, но стал инвалидом. Теперь он считает, что его спасение было божественным вмешательством. Михаил, наш друг и начальник. Он часто избегал смерти. А в последний раз его пытался убить его близкий друг. После этого он ничего не принимает на веру — сказал Роман.

— А вы? — спросил Эрик.

— Я? Я прожил очень долгую жизнь и видел очень много. Но я не могу поверить всему, что Вы нам тут рассказали. Мне нужны доказательства, факты. А иначе Вы просто хотите нами манипулировать, как религии манипулировали нами на протяжении тысячелетий.

— Ну, что же откровенность за откровенность. Я долго изучал историю инопланетян и их взаимоотношения с землянами. Чем больше я это делал, тем сильнее у меня возникал когнитивный диссонанс, между тем, что говорила официальная наука и то, что было на самом деле. Я не понимал, как так можно врать? А потом когда начал изучать историю религии, то понял что правдивая человеческая история — это мина замедленного действия, которая уничтожит все существующие религии. Они не хотят говорить правду, потому что боятся проиграть войну за умы и души людей. Я прекрасно понимаю, что каждый судит по себе, что собственный опыт наиболее ценен для человека. Но и Вы должны понять, что мы не должны упустить шанс переломить ситуацию и не перехватить у них инициативу. Я говорю о том, что мы должны сами создать собственную религию. Уфф! Даже не верится, что я это сказал!

— Что мы должны? — спросил я.

— Создать свою религию. Я понимаю, что вы деловые люди и привыкли разговаривать на языке цифр. Так вот вы не будете разочарованы! Любая религия — это не только инструмент манипуляции сознанием, но и успешный коммерческий проект. То, что я вам здесь рассказал вполне достаточно для создания догматов. Из этих догматов можно сделать новую религию. Ваш отдел маркетинга может углубить и расширить мои идеи, а специально нанятые богословы подведут под это мощную теоретическую базу. Все внешние атрибуты можно взять у других конфессий. Чтобы победить конкурентов можно создать тематические парки. Парк можно назвать както нейтрально, например «чудеса света». Там можно показать принцип работы скинии, и всех чудес, что демонстрировали Моисею. Также посетителям вместо воздушной кукурузы можно продавать манну, сделанную тут же. Наглядная демонстрация убедит людей в нашей правоте гораздо лучше, чем тысячи слов — сказал Эрик.

— А как мы будем получать деньги?

— Тематические парки и церкви могут дать хороший доход.

— Тут есть одна проблема. Мы решили платить людям минимальную зарплату, но всю эту зарплату они будут тратить у нас.

— Тогда введите церковный налог.

— Что за церковный налог?

— Раньше все платили десятину, то есть десять процентов от всего своего дохода. Эти деньги шли на содержание церквей. Сделайте и сейчас такое. Если человек верующий, так пусть и платит за свою веру. Кроме того пусть церкви платят налоги, если это коммерчески успешные проекты. Вы же близки с президентом, пусть он примет новые законы.

— А в этом чтото есть! Храмы надо постоянно ремонтировать, а мы как раз занимаемся строительством и ремонтом. Другие церкви будут платить и разорятся, а со своих работников мы ничего не будем брать, если они будут посещать нашу церковь. Зато у нас будет своя многомиллионная армия верующих. Никто не сможет подложить под наши компании никаких идеологических бомб. Это самое лучшее решение по безопасности! У людей будет вера! А она не требует рационального объяснения! — сказал Роман.

— Вот именно — вера! А вера рождает фанатиков. Кроме того ты сейчас предлагаешь начать религиозные воны, с непредсказуемыми последствиями! — возразил я.

— Миша, ты же сам сказал, что хочешь улучшить этот мир. Так почему бы людям не открыть правду на него? Да и любая война невозможна без денег. Если мы лишим своих конкурентов средств к существованию, то никакой войны не будет, кроме, пожалуй, войны нервов.

— Да и надо привлечь на свою сторону магов и экстрасенсов. Надо отделить зерна от плевел. Среди них есть сильные экстрасенсы, так вот пусть они и проведут аттестацию. Пусть маги получают определённые звания. Пусть эти звания они подтверждают раз в 2–3 года. Пусть у них будет устав, за нарушения которого их будут лишать звания и запрещать занимать магией и получать за это доход. Всё это можно структурировать и поставить себе на службу. Из этого тоже можно извлекать доход — сказал Эрик.

— И это тоже крайне интересное предложение. Мы отделим шарлатанов от настоящих экстрасенсов и используем их в своей религии. Люди гораздо охотнее поверят в чудеса, если увидят реальный результат — сказал Роман.

— Ну не знаю. Думаешь, президент это одобрит? — спросил я.

— А почему нет? Для нас это прекрасная возможность заработать, а для президента получить миллионы избирателей, которые будут голосовать только за него. Вера ведь иррациональна, а он ведь хочет избраться на второй срок?

— Хочешь уничтожить другие религии руками государства?

— Создание своей религии — это самая лучшая идея, что только могла прийти в голову! Так мы будем контролировать всё: и производство, и потребление, и идеологию. Мы создадим прочный фундамент, который никто не сможет разрушить!

— Получается, что мы заработаем денег и получим миллионы сторонников?

— Ну конечно! Кто сможет нас остановить? Как вы знаете любая религия — это как вирус. Она может существовать тысячи лет, постоянно проникая в умы и души людей. Но никакая религия не может существовать без денег. Если будет закрываться один храм, то на его месте будет открываться наш храм. Даже не надо ничего сносить. Достаточно сделать небольшой реконструкции и будет новый храм. Можно оставить те же атрибуты, что и у других религий: молитва, проповедь, исповедь. Это важные психологические моменты, которые могут помочь любому человеку. То есть мы изменим внешнюю оболочку, оставив внутреннее содержание. Все наши «чудеса» мы будем основывать на новейших достижениях науки. Тогда никто не сможет обвинить нас в сомнительности чудес, и никто не разочаруется в нашей вере. Никто не сможет нанести удар по религии с той стороны, что нанесём мы — сказал Эрик.

— Вы сейчас обсуждаете войну, между религиями. Даже если мы уничтожим их экономически, всё равно найдутся фанатики, которые захотят умереть за свою веру. На войне гибнут люди! А не причиним ли мы тогда людям больше вреда, чем пользы? — спросил я.

— А почему мы должны держать людей в неведении? Я вот совершенно не верю ни в какие «чудеса», зато прекрасно вижу, как представители любой конфессии охотно присваивают наши деньги. Так почему мы не можем сказать людям правду? Они ведь всё равно её узнают, так пусть узнают это от нас! Пусть знают, что инопланетяне не всемогущие боги, а барыги, ограбившие нашу планету. Так нам будет гораздо легче осваивать новые территории. Мы же не собираемся вечно торчать на Земле. Когданибудь мы покинем нашу солнечную систему и начнём осваивать космос. Тогда нам надо знать, что твориться вокруг нас — сказал Вольф.

— Вот видите! У вас всё равно нет никакого выбора. Либо об этой религии заявите вы, либо ктото другой. Но тогда вы можете проиграть в конкурентной борьбе — сказал Эрик.

— Меня смущает два момента. Первый — это вера неизвестно во что. Мы ведь никак не сможем доказать существование бога. А второй — это война со всеми религиями за то, что я считаю слишком сомнительным — сказал я.

— С каких это пор ты отказывался от конкурентной борьбы? Десять лет шла война между «Лунной энергией» и «Солнечной энергией». И ты выиграл в этой войне. Сейчас ты бросаешь вызов другим конкурентам, международным корпорациям под личиной веры. Я не сомневаюсь, что сможешь справиться и с этим. А если нет, то зачем всё это? Продай все компании, и начинай заниматься благотворительностью — сказал Роман.

— Если я всё продам, то денег хватит, чтобы покрыть долги.

— Тогда только вперёд.

— Может вообще отказаться от этой идеи? У меня и так очень много проектов: «Лунная энергия», «Солнечная энергия», «Биосинтез», а теперь создавать ещё и этот проект?

— Роман прав. Идеология — это очень прочный фундамент. Если на нём все построить, то наша компания сможет простоять и сотни тысячи лет. Если конкуренты попытаются нас уничтожить, то на нашу сторону встанут миллионы сторонников Нашей религии. И тогда они уже ничего не смогут сделать — сказал Вольф.

— Ладно! Если Вы так настаиваете, то я сделаю шаги в нужном направлении. Только не забывайте — у меня не получиться расправиться с конкурентами без поддержки государства. Если президент этого не одобрит, то придётся отказаться этой идеи — сказал я.

— А если одобрит?

— Если одобрит, то придётся взять это на вооружение, хотя я и против всей этой затеи.

На следующий день я всё рассказал президенту. Это был подробный монолог. Я рассказал о новом источнике энергии, о инопланетянах, о новой религии и закончил рассказ о том что надо привлечь магов и колдунов. Президент обычно не отличавшийся особым терпением внимательно меня выслушал. Мне даже показалось, что он меня не слушает.

— Вы ещё там президент? — спросил я в трубку.

— Конечно я здесь, слушаю тебя — раздражённо ответил президент.

— Что Вы на всё это думаете?

— Начнём с последнего. Насчёт колдунов и магов — это решать тебе. Хочешь привлечь к работе? Привлекай, главное, чтобы я не имел к этому никакого отношения. Что касается нового источника энергии, то я обеими руками «за», если он будет безопасен и даст много дополнительной энергии.

— Конечно, безопасен! Мы собираемся построить энергетический комплекс в сердце Сибири подальше от крупных городов.

— Это хорошо! Сегодня же дам распоряжение министру энергетики — пусть подготовит необходимый пакет документов. Что касается исторического экскурса, то я не думал, что ты будешь копать так далеко в нашу историю. Но результат мне нравиться. Если я получу миллионы избирателей, то это кардинально поменяет расклад сил в государстве. Ты заставил всех считаться с собой. Ты уже многих разорил, и ещё больше разоришь в будущем. Те, кто раньше представлял какието политические силы, начинают деградировать. У меня просто начинают заканчиваться конкуренты! Я не зря сделал, что поставил на тебя! Теперь, когда у тебя растёт экономическая мощь остался последний штришок — идеология. Если я заполучу ещё и это, то никто не сможет бросить мне вызов.

Слушай, а ведь эта идея вовсе не нова! Раньше в Советском Союзе истово верили в приход коммунизма. Это была настоящая религия, правда без всех этих внешних атрибутов. Люди верили, что придёт коммунизм, и всё у них будет хорошо. Они думали, что все их проблемы решаться сами собой. На самом деле коммунизм — это миф, мечта, которую невозможно достичь. Как горизонт, который удаляется по мере приближения. Тут ты открываешь людям правду, одновременно заставляешь поверить в истинного бога. Они начнут более осмысленно смотреть на звёзды, на весь окружающий мир. Эта религия даст понять, что никто не идеален, даже бог. Что у всего есть смысл — великая игра. Что каждый из нас является частью этой игры. То есть ты дашь не только религию, не только идеологию, не только направление, куда надо двигаться, но и дашь смысл. Тем самым ты объяснишь, почему надо двигаться именно в этом направлении.

— Странно. Я не смотрел на религию с этой стороны.

Президент усмехнулся в трубку.

— Я понимаю. Ты бизнесмен. Ты думаешь языком цифр. А я политик. Для меня главное — это понять, что думают и чувствуют мои избиратели.

— Но тогда мы развяжем войну с другими религиями.

— Я понимаю. На это придётся пойти, тем более ты предлагаешь сделать это экономическим способом.

— Да. Речь идёт о церковной десятине. Надо узаконить все пожертвования, которые поступают церквям, и запретить государственное финансирование.

— Сделаем. Борьба будет нешуточной, но у нас сейчас большинство в думе. Если всё сейчас получится, то потом уже никто не сможет нам противостоять. Хотя… Ты говорил, что собираешься создать тематические парки, чтобы разбить веру людей в древние мифы. Идея, конечно, хорошая, но она будет целиком строиться на отрицании. Вот та религия неверная, а наша верна. Этими парками мы покажем, что их религия неверна, но вот как мы докажем, что наше религия правильная? Надо предоставить, свои доказательства.

— И что Вы предлагаете сделать?

— Ты говорил, что на северном полюсе, существовал целый завод по добыче золота. Если бы мы могли найти там артефакты, подтверждающие эту гипотезу. Пирамиды — это конечно хорошо, но нам нужно чтото, что мы сами сможем доказать. Нужен такой артефакт, который бы всё подтвердил!

— Тогда нужно провести раскопки на северном полюсе.

— Так давай проведём!

— Но речь идёт об океанском дне в самой холодной точке планеты. Кроме того потоп произошёл почти пятьдесят тысяч лет назад. Всё что мы хотим найти скрыто под толщей океанского ила.

— Ну, мы же добываем нефть и газ на большой глубине, так почему нам не начать раскопки на дне?

— И как мы это сделаем?

— Здесь только бурить. Ещё когда на северном полюсе добывали нефть и газ сделали подробную карту океанского дна. Так вот на карте действительно была большая воронка, сильно напоминающая кратер от метеорита. Если мы будем бурить в центре этой воронки, то наверняка сможем чтото найти.

— Думаете, что мы сможем вытащить буром чтото значительное?

— А что ты предлагаешь?

— Если всё скрыто илом, то надо убрать этот ил. Нужно его пробурить, а потом взорвать изнутри. Тогда взрывной волной будет убрано всё лишнее. А там уже водолазы смогут выловить всё необходимое.

— Подземный взрыв? Довольно интересная идея. Если всё получиться, то там действительно можно будет найти артефакты. Надо это дело обсудить. У русского географического общества есть ледокол «Витязь». Этот ледокол может пробивать очень толстый лёд и способен дойти до самого полюса. На нём стоит буровая установка. Его использовали для взятия проб грунта. Думаю, и для этих целей оно подойдёт. Насчёт бомбы. Если будем взрывать ядерный заряд, то это нарушение международных договоров. Придётся много сверлить и заливать много взрывчатки.

— Нет необходимости. Мы можем сделать небольшую бомбу на гелии3. Максимальная мощность около ста тонн тротила.

— Вы даже такую бомбу можете сделать?

— Можем. Но сейчас речь не об этом. Если мы взорвём там бомбу, то вызовем гнев всех экологов изучающих мировой океан.

— С экологами я договорюсь. Главное — это найти артефакты. Если всё получиться, то всем моим конкурентам можно будет уходить из политики.

— Тогда решено. Вы пошлете ледокол «Витязь». А тоже зафрахтую своё исследовательское судно.

— Разве не хватит одного судна?

— Нет. Мы должны исследовать как можно большую площадь, чтобы найти артефакты. Два судна смогут обыскать в два раза большую территорию.

— Решено. Сейчас соберу госсовет и объявлю о своём решении. Представляю, как вытянуться лица у моих политических конкурентов! Звони ещё! Жду от тебя отличных новостей! — сказал президент и положил трубку.

— Ну что президенту понравились наши идеи? — спросил Роман, как только я положил трубку.

— Понравились все, кроме идеи нанять магов и колдунов. А идея создания новой религии привела его в полный восторг. Ещё он хочет исследовать северный полюс, чтобы найти артефакты — ответил я.

— Тогда за дело! Давай найдём это судно!

Ледокол «Витязь» шел вперёд, мощно разламывая лёд. За ним шло небольшое исследовательское судно «Академик Мирослав Лобачёв». На этом судне было два глубоководных батискафа и вертолет, обвешанный различным исследовательским оборудованием. Всё судно было обвешано телекамерами, поэтому я прекрасно видел что происходит. Прошёл всего месяц с начала экспедиции, а ледокол уже добрался до заданной точки. На носу судна действительно была установлена буровая установка. Бур проходил через всё судно и выходил из днища ледокола.


Глава 5

В полдень корабль бросил якорь и начал бурение. Бур стал медленно опускаться вниз, пока не достиг океанского дна. На палубе суетились рабочие и постоянно ставили новые трубы, увеличивая длину ствола. За всей работой я наблюдал по планшету. Мне быстро наскучило это зрелище, поэтому я попросил меня позвать, когда начнут закладывать бомбу. Прошла две недели, с начала работ на полюсе. Бур прошёл всего 150 метров и упёрся в какуюто невидимую преграду. Сколько рабочие не бились, но пройти дальше не могли. Фрезы постоянно ломались, но не могли пройти дальше. Тогда и было принято решение взрывать. Бомбу опустили на глубину и тщательно забетонировали отверстие. Через сутки, когда бетон окончательно засох и должен был прогреметь взрыв. За то время, что засыхал бетон судна, ушли от места взрыва. Ледокол прошёл вперёд за ним, не отрываясь, шло исследовательское судно. Они отошли примерно на три километра от места взрыва. Когда всё было готово — прогремел взрыв. Далеко на горизонте было видно, как ударная волна поднялась наверх и расколола лёд. Потом по льду прошла вибрация и ударная волна, сильно ослабнув, дошла до судна.

Ледокол сделал широкий круг и пошёл в обратном направлении. Исследовательское судно едва поспевало за ним. Скоро оба судно достигли места взрыва. Ледяное поле раскололось на множество мелких льдин. Сам лёд сильно перемешался с морской водой изза взрыва. Теперь всё на поверхности напоминало грязную кашу. Наше исследовательское судно опустило оба батискафа под воду, и начались поиски. Это было похоже на поиск иголки в стоге сена. От взрыва весь ил поднялся на поверхность, превратив чистую прозрачную воду в мутную жижу. Вертолёт поднялся на поверхность и стал облетать прилежащую территорию. На нём был установлен мощный эхолот. С его помощью он пытался прощупать дно океана.

Прошла неделя, прежде чем ил стал оседать, и эхолот смог выхватить изображение какогото предмета. На радаре предмет был продолговатой формы. Батискаф направился к нему и через час поисков смог уцепить этот предмет рукойманипулятором. Батискаф подняли на поверхность вместе с предметом. Предмет отцепили от манипулятора и отмыли от грязи ила. Находка оказалась довольно зловещей. Предмет в длину был около полутора метров и по форме очень сильно напоминал ракету. Он был такой же продолговатой формы, с острым наконечником. Сзади предмета были стабилизаторы. Предмет мог действительно сойти за ракету, если бы у него не было даже намека на двигатель. При этом он был абсолютно прозрачным. Внутри предмета виднелся какойто механизм.

— Что с этим делать? — спросил меня капитан.

— У вас на корабле стоит телепорт. Настройте его на нашу космическую станцию и телепортируйте туда — ответил я.

— На ледокол сообщать о находке?

— Ни в коем случае. Всё что мы нашли — принадлежит нам. Потом мы сами решим, что обнародовать, а что нет.

— Вас понял. Как только настроюсь на станцию — сразу телепортирую находку.

— Ждём находку. Конец связи — сказал я и выключил связь.

В это время я находился в бункере. Рядом сидели Роман и Артём.

— Я хочу отправиться на космическую станцию. Не терпится узнать, что мы там выловили за рыбу — сказал я.

— Тебя могут узнать, начнут проверять и поймут, что в тюрьме аватар — сказал Артём.

— Тогда что мне делать?

— Мы тебя загримируем. Тогда тебя не узнают.

Меня посадили перед зеркалом. Роман надел на меня парик, нацепил усы и бороду. Завершающим аккордом были тёмные очки на пол лица. Я вызвал капсулу телепорта. Через пять минут капсула телепортировалась с космической станции в бункер. Я открыл тяжёлую крышку сел в капсулу и пристегнулся. Через пять минут капсула автоматически телепортировалась на космическую станцию. Я расстегнул ремень, поднял крышку, оттолкнулся от капсулы, и медленно поплыл по коридору. Я хорошо знал расположение отсеков станции, поэтому через пару минут я был на месте. Около капсулы уже суетились люди в белых халатах. Среди них я без труда узнал профессора Грызлов — ведущий специалист по телепортации компании «Солнечная энергия».

— Здравствуйте профессор! — сказал я, похлопывая его по плечу и снимая очки.

— А это Вы Михаил? Не было нужды во всём этом маскараде. Вас здесь никто не выдаст — сказал профессор.

— Бережёного — бог бережёт. Показывайте, что тут у Вас?

— Наша первая догадка подтвердилась. Это бомба.

— И что за бомба? — спросил я.

— Обычная ядерная бомба. Мы провели спектральный анализ. Вот смотрите — это уран, или то, что от него осталось. За тысячелетия он подвергся распаду. Сейчас тут высокое содержание радия. Это указывает на длительный срок хранения урана. Вот здесь чтото сильно напоминающее цифровой экран. Скорей всего при открытии должен сработать таймер и на экране должно показать оставшееся время до взрыва. Здесь находится взрыватель бомбы — сказал он, указывая на предмет.

— А из чего сделан корпус?

— Это алмаз. Мы не знаем, что за технологию использовали создатели этой бомбы, но тут не видно не единого шва. Всё сделано очень точно и аккуратно.

— Либо с использованием внеземных технологий.

— Вполне возможно. Я никогда раньше не видел такой технологии обработки материала.

— Я не понимаю. А зачем делать бомбу такой формы? Вполне логично её сделать как авиационную бомбу, чтобы сбросить с самолёта, или космического корабля. Но зачем её делать в виде ракеты, у неё же нет двигателя?

— А ей и не нужен двигатель. Эта бомба предназначена для телепортации в портале.

— Вы серьёзно? Ядерную бомбу можно телепортировать в портале? Но насколько я знаю, даже обычную бомбу нельзя телепортировать — она может взорваться или выйти из строя, изза супердиффузии.

— Но вы же телепортировали её сюда с северного полюса, и с ней ничего не случилось.

— А почему это произошло?

— Скорей всего изза формы и материала корпуса. Как Вы знаете, супердиффузия возникает изза гравитации. Гравитационные волны движутся быстрее электронов, изза этого страдают электронные связи. Но если взять плотный и твёрдый материал, то можно препятствовать супердиффузии. А если правильно рассчитать форму, то гравитационные волны будут обтекать предмет, не касаясь внутреннего содержимого. Как Вы правильно заметили, эта бомба не имеет двигателя, но он ей и не нужен. Он летит по порталу со скоростью гравитационный волн. Когда она оказывается близко от цели, то она выходит из портала и начинает планировать с помощью стабилизаторов.

— А зачем это нужно?

— Если взорвать бомбу у самой земли, то не будет должного разрушительного эффекта, стоящие здания, и неровный рельеф во многом могут поглотить ударную волну. Эффективней всего взрывать бомбу над городом, чтобы ударная волна смогла достигнуть многих зданий по воздуху, без всяких препятствий.

— Значит, эта бомба имеет механизм выхода из портала?

— Скорей всего да. Мы не знаем, как выходить из портала в нужном месте. Поэтому нужно два телепорта на входе и на выходе. Здесь нужен только один на вход.

— Это полезно выходить из портала в нужном тебе месте.

— Конечно. Мы давно бились над этой проблемой.

— Что Вы намеренны делать?

— Разберём ей конечно. Вот видите — здесь находиться резьба. Здесь колпак прикручивается к корпусу. Мы раскрутим её.

— Подождите, но тогда прогремит взрыв!

— Ничего не произойдёт. За столько лет взрыватель пришёл в полную негодность. Я не удивлюсь, если бомба рассыплется в наших руках.

— И всё равно это очень опасно.

— На этот счёт можете быть спокойны. Мы откроем портал на одну из станций на Луне. Там заранее были эвакуированы всё люди, так что никто не пострадает. Ну что начнём?

— А можно вообще её не открывать?

— Это просто невозможно!

— Почему?

— Потомучто оружие — это передовые технологии общества. Чем более совершенное оружие, тем более совершенные технологии там заложены. А эта бомба, как кладезь знаний для нас учёных! Мы многое узнаем, заглянув внутрь!

— Да, но это ведь бомба! Она может взорваться!

— Мы это сможем узнать, только заглянув внутрь.

— Хорошо, но сначала включите портал.

— Он уже включен. Мы можем приступать?

— Ладно, но будьте осторожны.

— Хорошо. Нам эта бомба ещё поможет.

Ассистенты профессора поместили бомбу в прозрачный цилиндр. Внутри этого цилиндра заработал специальный механизм, состоящий из двух манипуляторов. Один манипулятор ухватил бомбу со стороны стабилизаторов, другой схватил её спереди и стал раскручивать. Раздался треск и колпак стал откручиваться от корпуса бомбы. Манипулятор полностью открутил колпак и отбросил его в сторону. Колпак стал свободно летать внутри цилиндра. В это время манипулятор проник внутрь корпуса и аккуратно вытащил содержимое бомбы. Сразу за содержимым посыпалась, какаята пыль.

— Что это за пыль?

— Уран стал распадаться. Это продукты распада. Сейчас включу насос.

Профессор включил насос, и пыль стала собираться в одном месте. Теперь мы могли внимательно рассмотреть содержимое бомбы.

— Так. Вот это таймер. Вот это взрыватель. Скорей всего он обычный химический. Надо её полностью разрядить и отделить взрыватель. Странно. Тут нет проводов, только золотая сетка. Скорей всего она и играет роль проводов. Сейчас отделим её от взрывателя.

Он просунул руки в специальные рукава внутри цилиндра и взял в руки кусачки, лежащие там. Потом с трудом, но всётаки ему удалось отделить сетку от взрывателя. После этого он через рукав открутил взрыватель.

— Ну, всё бомба разряжена — сказал профессор, вынимая руки из рукавов.

— Вы были правы. Механизм не сработал.

— За тысячелетия механизм пришёл в полную негодность.

— Что Вы теперь намерены делать?

— Изучать её конечно. Здесь материала на десяток докторских диссертаций наберётся.

— А это точно алмаз?

— Безусловно. Мы провели спектральный анализ.

— Как думаете — мы сможем воссоздать эту технологию?

— А где Вы её взяли?

— На морском дне.

— То есть та экспедиция в северный ледовитый океан? Я думал, что эта авантюра ни к чему не приведёт.

— Это внеземная технология. Мы знали, где искать, но не знали, что сможем найти.

— И сразу такая находка?

— Да, нам повезло.

— Давайте поговорим в другом месте. Следуйте за мной.

Мы перелетели в соседний отсек. Профессор закрыл за нами дверь.

— Это технология представляет определённую ценность. Но Вы же понимаете — это бомба. Та технология, что заложена внутри неё, позволяет одной стране получить кардинальное преимущество над всеми. Если ядерные бомбы можно телепортировать, то нет нужды в ядерных ракетах, стратегических бомбардировщиках, подводных лодках. Всё это теперь теряет всякий смысл. Теперь достаточно иметь портал и такую бомбу. Забиваешь координаты в портал, и бомба оказывается рядом с целью.

— Ну, это же хорошо! Наша армия получит преимущество над армиями других государств! Мы сможем нанести свой удар гораздо раньше, чем они смогут ответить!

— Вы не понимаете. Если об этой технологии узнает другая ядерная держава, то они тоже захотят получить эту технологию. Начнётся гонка вооружений, война разведок, вооружённые провокации. Всё это может привести к ядерной войне. Шанс конечно ничтожный, но он есть. Вы же не хотите стать причиной ядерной войны?

— Что Вы предлагаете?

— Никому ничего не говорить, о том, что Вы нашли на дне океана.

— Это исключено! Я не буду скрывать это ни от жены, ни от ближнего круга моих друзей и коллег. Кроме того Вы сами сказали, что эта технология очень важна для Вас.

— Ну конечно! Мы будем её исследовать, но при этом совершенно необязательно обнародовать результаты исследований. И Вас я умоляю всё держать в тайне.

— То есть Вы хотите, чтобы государство никогда не узнало об этой находке?

— Конечно! Мы можем сами воспользоваться этими технологиями, но не обязательно разгонять гонку вооружений.

— Хорошо. Я буду держать это в секрете, так же как и Вы.

— Отлично! Вы не пожалеете об этом решении.

— Я улетаю через портал, а Вы продолжайте исследования.

— Если найдём чтото ещё, то обязательно сообщим.

— Скажите, а мы сможем воссоздать эту технологию?

— Я не знаю. Всё будет завесить от результатов исследований.

— Ладно. Держите меня в курсе.

Я перелетел в другой отсек и вызвал капсулу. Через пять минут я уже был в бункере.

— Ну что там? — спросил Артём.

— Бомба — ответил я.

— Что за бомба? — не понял Роман.

— Ядерная.

— Ядерная бомба? — не понял Вольф.

— Ну да. Инопланетяне сделали бомбу. Она пролежала под водой более двадцати тысяч лет. Мы её разобрали. Она не взорвалась. Сейчас профессор Грызлов будет изучать корпус и его содержимое — сказал я.

— А она сильно отличается от наших бомб?

— Очень. Её можно телепортировать по порталу.

— Телепортировать? Вы представляете, что это означает?

— Да представляю. Одна страна получит глобальное преимущество. Начнётся ядерная гонка вооружений. Мне всё объяснил Грызлов. Он предложил держать в секрете сам факт обнаружения этой бомбы, а все исследования вести тайно. Я с ним согласился.

— Подожди! Мы обнаружили бомбу на морском дне северного ледовитого океана. Но ведь её могли найти и в другом месте! Наверняка инопланетяне сделали не одну такую бомбу.

— И что ты хочешь этим сказать?

— А то, что у другой ядерной державы вполне может оказаться такая технология. Откуда мы знаем, что это уже не произошло?

— Допустим, что у них есть эта технология. Что из этого следует?

— А то, что мы подвергаемся глобальной угрозе! Представьте, что китайцы захотят нас уничтожить. Им достаточно нанести один удар, и всё мы будем полностью уничтожены!

— Да с чего ты взял, что китайцы объявят нам войну?

— Не обязательно китайцы! Я это сказал так, к примеру. Речь то не об этом. Если такая технология не у нашей страны, то мы будем подвергаться постоянной опасности. Надо передать эту технологию президенту. Пусть сам решает, что с ней делать.

— А я считаю, что это глупо! Если мы передадим эту технологию, то начнётся ядерная гонка вооружений. Мы тогда точно спровоцируем ядерную войну! Надо сохранить эту технологию в секрете, так как будто её никогда не было.

— А что ты скажешь Вольф?

— Мне вообще непонятно. Речь ведь идёт о внеземных технологиях. С чего мы вообще решили, что сможем воссоздать эту технологию? Может нам не хватит знаний, чтобы понять, как это работает? Но даже если мы поймём её принцип действия, то не факт, что нам удастся создать работающую модель. А до тех пор, пока мы этого не узнаем — сам этот спор не имеет смысла — сказал Вольф.

— Он прав. Надо засекретить все исследования — сказал я.

— А как она вообще выглядит? — спросил Роман.

Я вставил флэшку в телевизор. На экране пошли съемки бомбы.

— Вот так. Высотой около полутора метров. По форме очень напоминает ракету. Спереди она заострённая, сзади стабилизаторы. Не хватает только двигателя — сказал я.

— Она прозрачная? Что это за материал? — спросил Артём.

— Корпус состоит из алмаза, а внутри сам механизм бомбы.

— Алмаз? Это цельный кусок, или она собрана из более мелких частей?

— Цельный кусок. Там нет никаких швов.

— Ого! Такой технологии нет ни у кого!

— Либо она засекречена — сказал Роман.

— В любом случае, чтобы создать нечто подобное, нам придётся построить целый завод — сказал Артём.

— А зачем делать такую большую бомбу? — спросил Вольф.

— Ну, как говорит профессор Грызлов, чем плотнее материал, тем сильнее он сопротивляется супердиффузии. Алмаз очень плотный. Такой большой кусок алмаза хорошо сопротивляется супердиффузии, поэтому части бомбы не соединяются между собой в гравитационном потоке и её можно телепортировать — ответил я.

— А насколько большой завод нам придётся построить? — спросил Роман.

— Ты всерьёз хочешь сделать нечто подобное? — спросил Артём.

— Вы не понимаете! Это вопрос безопасности! Даже этой технологии сейчас ни у кого нет, то потом она обязательно появиться! Помните, как было с ядерной бомбой? Первой она появилась у американцев. Они имели монополию на силу! Они могли уничтожить любую страну. А потом эта технология расползлась по всему миру как чума! Теперь любой террорист, при наличии необходимых материалов, может создать бомбу. Подробная инструкция и схемы есть в интернете. То есть вопрос стоит не в том будет та или иная страна, обладающая ядерным потенциалом иметь такую технологию или нет, а в том, когда это произойдёт. И тот кто первым получит эту технологию, у того и будет преимущество! Именно поэтому мы должны быть первыми! Мы должны сами создать эту технологию, чтобы у нас было преимущество! Государство само захочет создать нечто подобное! А когда она захочет это сделать, то у нас уже будет готовая технология. Мы сможем торговаться с государством и получить от него много бонусов за эту технологию. Плюс — это оборона страны. Если какаято ядерная держава захочет бросить нам вызов, то мы сможем помочь России! — сказал Роман.

— И в чём будет заключаться эта помощь?

— Мы просто дадим им эту технологию.

— Боюсь, государство просто не успеет воспользоваться этой технологией. Если ядерные бомбы можно будет телепортировать, то нас уничтожат практически мгновенно.

— Точно! Ведь не везде можно открыть портал! Нужна технология, которая будет блокировать открытие портала!

— Ты говоришь о защитных технологиях, как система ПРО сейчас?

— Ну конечно. Ядерную ракету можно запустить, но её можно сбить другой ракетой. Также и здесь! Бомбу можно отправить по порталу, но и открытие портала можно блокировать. Наверняка эту технологию можно создать, ведь портал не такто просто открыть в нужном месте!

— Думаю, что всё это бесполезно. Ну, сделаем мы блокировку, ну передадим технологию государству, толку от этого? Они обойдут блокировку и уничтожат нас, прежде чем мы успеем создать такие бомбы. Для роста алмаза нужно время.

— Ты прав! На войне каждая секунда на счету! Надо самим сделать алмазные корпуса. Тогда, когда запахнет жареным, мы сможем передать армии России уже готовые корпуса! Тогда мы сможем победить в войне. Значит, всё снова упирается в строительство завода!

— Мы не будем строить завод по выращиванию алмазов — возразил я.

— Почему? — спросил Роман.

— Потому что на это банально нет денег.

— А что вообще нужно для строительства этого завода?

— Оборудование, материалы — сказал Артём.

— А что за материал? — спросил Роман.

— Алмаз делается из углерода. Углерод можно получить разными способами: можно выделить из каменного или древесного угля, из природного газа, или из углекислого газа.

— Из углекислого газа?

— Да. С помощью фотосинтеза растения расщепляют углекислый газ на углерод и кислород.

— Углекислый газ есть в атмосфере, а процесс фотосинтеза можно воссоздать на заводах биосинтеза. Значит чистый углерод, мы можем получать на заводах биосинтеза. Оборудование мы можем заказать или сделать сами. Вряд ли мы сможем делать алмазные корпуса такой сложной формы, поэтом придётся всё делать гораздо большего размера, а уже потом из него вырезать. Я имею в виду большой алмазный блок длиной около двух метров, шириной и высотой около полуметра. Блока такого размера вполне достаточно, чтобы вырезать бомбу.

— Не понимаю, зачем делать такой большой алмаз?

Он взял со стола лист бумаги и нарисовал на нём контур ракеты. Потом взял ножницы и вырезал его.

— Сначала делаем большой блок, а потом вырезаем из него корпус нужного размера — сказал Роман.

— Я понял, но у тебя останется много материала в качестве отходов. Да и колпак откручивается — сказал Артём, указывая на обрезки бумаги.

— Бред какойто! Мы же не собираемся делать завод по изготовлению алмазных блоков? — спросил Вольф.

— А что ещё нужно для того, чтобы завод заработал? — спросил Роман.

— Нужна энергия! Много энергии! — ответил Артём.

— У нас теперь есть энергия из ионосферы. Почему рядом с пирамидой не построить завод по производству алмазных плит? У нас всё для этого есть.

— Кроме денег. Я не понимаю, зачем нам его строить. Кроме того мы не решили главную проблему: «Как мы будем доставлять энергию из Сибири, где мы поставим пирамиду, в западную часть России, где сосредоточено большинство наших заводов? Какие предложения на этот счёт? — спросил я.

— Мы тут провели расчёты. Пирамида даёт много энергии в виде электрических молний. Это электричество можно сразу отправлять по электрическим проводам, а можно собирать и хранить. Можно заряжать аккумуляторы. Можно заряжать конденсаторы. А можно расщеплять воду с помощью электролиза на водород и кислород. Водород потом можно сжижать и закачивать в цистерны. Потом его можно доставлять потребителю. Там на месте его можно разжижать и сжигать, для получения электричества. Первый способ с электрическими проводами самый затратный. Надо будет тянуть провода на тысячи километров. Учитывая, что мы везде поставили портативные атомные реакторы, владельцы сетей всё порезали и сдали в металлолом. На восстановление всей сети уйдет лет 10–15. Так что этот вариант нам сразу не подходит.

Второй способ с аккумуляторами довольно длительный. При его использование идёт средняя потеря энергии. Проблема в том, что аккумуляторные батареи быстро изнашиваются, при частых периодах зарядаразряда. Третий способ самый быстрый. Современные конденсаторы могут держать заряд до двадцати часов. Они быстро заряжаются и быстро отдают заряд. У них гораздо больше периодов зарядаразряда, чем у аккумуляторов. Четвёртый способ самый трудоёмкий. Надо везде ставить заводы по разжижению, кроме того надо устанавливать топливные элементы, чтобы превращать водород в электрический ток — ответил Артём.

— И какой способ вы выбрали?

— Второй. Мы будем заряжать конденсаторы, и отправлять квадрокоптеры в полёт. Расстояние от пирамиды до Калининграда около четырёх тысяч километров — это 13 часов в полёте. За это время конденсаторы разрядятся на 75 процентов. Этой энергии уже будет достаточно, чтобы удовлетворить наши энергетические потребности. Но большая часть наших заводов гораздо ближе к пирамиде. Мы планируем сохранять до 50ти процентов заряда.

— Я правильно тебя понял? Чем быстрее конденсатор прибудет к цели, тем меньший заряд будет потерян?

— Да это так.

— А мы не можем телепортировать конденсаторы?

— Нет. Нельзя телепортировать ни аккумуляторы, ни конденсаторы. Электроны, оказавшиеся внутри телепорта, просто взрываются!

— А как насчёт бомбы, что мы нашли на дне океана? Там тоже есть электронное устройство.

— Там вместо аккумулятора стоит ядерная батарея. Она выдаёт совсем мало электрического тока. Нам просто необходимо строить алмазный завод — сказал Роман.

— Зачем? — спросил я.

— Сейчас покажу. Здесь есть это видео.

Он взял пульт от телевизора и стал рыться в меню, пока не нашёл нужное видео.

На экране человек взял два магнита и примагнитил их к пальчиковой батарейке. Потом он взял медную проволоку, свернутую кольцами и поместил в неё батарейку с магнитами. Батарейка стала ехать внутри проволоки. Он соединил проволоку, и батарейка с магнитами стала ездить по кругу.

— Этот эффект был известен давно. Он возникает изза вихревых токов в магнитном поле. Ещё в начале 21го века была выдвинута идея, пустить поезд внутри трубы, из которой будет выкачен весь воздух. Воздух создаёт трение. А если его не будет, то поезд можно разогнать до скорости в несколько раз больше скорости звука. Но от этой идеи пришлось отказаться.

— Почему? Помоему классная идея!

— Потому что не нашли подходящего материала. Если из трубы откачать весь воздух, то она начнёт испытывать на себе колоссальное атмосферное давление воздуха. Материал должен быть достаточно твёрдым и прочным, чтобы выдержать атмосферное давление. Единственный материал, который отвечает всем требованиям — это алмаз. Он твёрдый, прочный и ещё прозрачный. То есть через него можно увидеть, где поезд движется. Это сильно поможет при возникающих авариях. Если мы построим такую вакуумную дорогу, то сможет доставлять конденсаторы в любую точку России в течение часа. Тогда сколько мы потеряем энергии по пути? — спросил он, глядя на Артёма.

— Менее пяти процентов — ответил Артём.

— Если мы построим алмазный завод, для постройки вакуумной дороги, то у нас будет достаточно материала, чтобы сделать корпуса для бомб! Никто и не догадается, для чего на самом деле мы его строим! — сказал Роман.

— А это очень интересная идея. Если мы построим вакуумную дорогу и сможем быстро доставлять конденсаторы по всей России, то сможем экономить много электричества. Нам не понадобиться большие объёмы Гелия3. Лишний Гелий3, мы сможем продавать за границу. На этом можно хорошо заработать — сказал я.

— Так давай это сделаем! У нас для этого есть все возможности.

— А как же деньги? Где мы их возьмём?

— Придётся снова забирать у космической станции. Кроме того нам необходимы новые средства транспорта. «Воздушные такси» конечно хорошо, но они не подходят на большие расстояния. Людям будет очень удобно за час оказаться в любой точке России. Если люди и грузы будут перемещаться с такой скоростью, то это будет полезно и для экономики.

— Идея мне нравиться, только опять на реконструкцию станции не будет никаких денег. Всё опять откладывается на неопределённый срок.

— Тогда давайте решать, что будем строить.

— Вопервых, надо построить пирамиду. Вовторых, необходимо построить завод биосинтеза. Пусть выпускает необходимое количество углерода. И в третьих, надо построить завод по производству алмазных плит.

— И во сколько это нам обойдётся?

— Надо провести расчёты, если грубо, то не меньше 50ти миллиардов кредитов. Большую часть из этой суммы заберёт пирамида.

— Опять траты. Надеюсь это того стоит.

— Завтра сделаем расчёты и вечером объявим сумму — сказал Роман.

— Хорошо. Я пойду к себе в комнату. Увидимся завтра — сказал я, выходя из столовой.

Я пришёл в комнату, где меня встретила расстроенная Марта.

— Что случилось? — спросил я.

— Ты не должен был этого делать! Ты не должен был соглашаться на строительство алмазного завода!

— Ты всё знаешь?

— Да там есть камеры. Я всё вижу и слышу — сказала она и включила экран телевизора.

На экране была видна столовая и сидящие за столом Роман, Артём и Вольф.

— Выключи! — потребовал я.

Она нажала на кнопку и экран погас.

— Что ты хочешь от меня? — спросил я.

— Ты хочешь потратить ещё 50 миллиардов? — ответила она вопросом на вопрос.

— А у меня есть выбор?

— Ты должен был посоветоваться со мной, прежде чем принимать такое решение!

— Я его ещё не принял. Что ты предлагаешь?.

— Не знаю. Мы загнали себя в ловушку бесконечным ростом. Наша компания растёт в геометрической прогрессии и нам постоянно надо всё больше ресурсов, но ты всё равно должен был спросить моего мнения!

— Так что мне делать, предложи? У меня есть два варианта, либо остановиться, либо идти вперёд. Остановиться я не могу, так как наши долги не покроют стоимость компании. Если мы идём вперёд, то я только увеличиваю долги. Может с самого начала я избрал неверную тактику? Я слушаю Артура и постоянно лезу на самый верх. Но потом, если я упаду падать будет очень больно.

Марта ничего не ответила мне. Она просто сидела и молчала. Меня эта апатия просто привела в бешенство.

— Ну что ты молчишь! Ты постоянно меня только попрекаешь! Если у тебя есть выход из положения, так найди его! Я не могу всё делать сам!

— Не можешь? А помоему ты сам принял это решение! Ты беспрекословно слушаешься этого безумного Артура, у которого в голове одни мечты, не имеющие ничего общего с реальностью! Ты ведёшь нашу фирму к разорению! На нас тебе плевать, но ты даже не думаешь о наших детях! Что будет с Полиной? Что будет с Вольфом, когда ты обанкротишься? У них ничего не останется!

— Не говори так! Я всегда советовался и с тобой, и со всеми остальными! Это всегда было коллективное решение! Я люблю Полину больше жизни и никогда не причиню ей вреда! Если бы у меня был другой лучший выбор, то я бы его сделал! Я сам не знаю, что хорошо, что плохо. Но я пытаюсь найти выход!

— Хватит! Я ухожу! Мне надоело сидеть в этом душном и тёмном бункере! Я не вижу солнца и не знаю, что происходит в мире! Я просто сижу здесь, и смотрю, как наши фирмы медленно идёт на дно!

— Прости меня, пожалуйста. Я видел, что с тобой чтото происходит, но ничего не делал! Я заложник этой ситуации, и ничего не могу сделать, но ты можешь! Тебе действительно надо съездить, развеяться. Возьми Полину, и езжайте на море. Там Вы сможете отдохнуть — сказал я, обнимая её.

— Но я не могу тебя вот так бросить — сказала она, глядя мне в глаза.

— А ты и не бросишь! За пару недель ничего не случиться. Ты отдохнешь и с новыми силами будешь мне помогать. Ты мне нужна спокойная и отдохнувшая. Ты не должна напоминать взведённую пружину, готовую в любой момент распрямиться и ударить меня по зубам.

— А я могу! — сказала она и в шутку погрозила мне кулаком.

— Я знаю, поэтому буду настороже.

— И ты меня вот так просто отпустишь? А если меня ктото украдёт у тебя?

— Тогда я тебя верну. Моё место в сердце занято только тобой.

— И у меня.

— Хорошо, тогда нам не о чем беспокоиться! Завтра же собирайся на море! С Полиной телепортируешься в Москву, возьмёшь мой самолёт, и можешь лететь на любой курорт.

— Я обязательно так и сделаю! А потом позвоню тебе, чтобы ты лопнул от зависти!

— Я потерплю до амнистии, а потом смогу объездить все курорты мира.

— Но одного я тебя не отпущу! Даже не думай!

— Тебе одной можно, а мне одному нельзя? Почему такая несправедливость?

— Потому что я девочка, и ты любишь меня!

— Это, правда и мне придётся уступить!

— Вот тото же! — сказала она и поцеловала меня в губы. Я ответил на её поцелуй.

В восточной Сибири компания «Солнечная энергия» развернула массовой строительство. Одновременно началось строительство пирамиды, алмазного завода и завода биосинтеза. Для этого компания «Биосинтез» наладила массовый выпуск грузовых квадрокоптеров. Более тысячи летающих машин постоянно курсировали между заводами биосинтеза и будущей пирамидой. Мы провели тщательный анализ существующих пирамид и быстро выяснили, что костная ткань не подходит для строительства пирамиды. Материал должен был быть гораздо более плотным. Мы оперативно нашли рядом с пирамидой большой горный массив, где и решили добывать необходимый стройматериал.

Я включил планшет и стал следить за работой. Роботыстроители облепили гору, как пауки, и ловко отрезали от скалы ровные каменные блоки с помощью плазменных резаков, установленных на них. После этого они взваливали блок себе на спину и тащили их к месту посадки квадрокоптеров. Там они перегружали блоки на квадрокоптеры и шли дальше отрезать новый блок. Если у них садилась батарея, то они подходили к зарядной станции, расположенной тут же и заряжали свои батареи. И работа роботов и полёты квадрокоптеров происходили в автоматическом режиме. На другой камере было видно, как роботы выгружают блоки и складывают из них пирамиду. Работа была настолько чёткой, точной и размеренной, что вызывала истинное восхищение. Пирамида росла не по дням, а по часам. Строительство велось круглые сути и не прерывалось ни на минуту. Другие роботы строили завод биосинтеза и алмазный завод. Они их строили из костных трубок так же, как строили обычный жилой дом.

Завод биосинтеза и алмазный завод были построены в короткие сроки. Уже через три месяца они приступили к работе. Для алмазного завода всё оборудование было сделано на других заводах биосинтеза по всей стране. Сначала мы хотели купить его за границей, но потом поняли, что никто ничего подобного в мире просто не делал. Мы быстро спроектировали и создали новое оборудование. Некоторые металлические части нам пришлось создавать на специальном 3д принтере.

Самой долгой было строительство пирамиды. Не смотря на то, что работа над её созданием велась круглые сутки, мы смогли закончить работу только через полгода. Завершающим штрихом стала установка вершины пирамиды с установленным в неё лазером. После завершения строительства пирамиды, в нескольких сотнях метров от неё были поставлены обелиски. Рядом с обелиском было установлено необходимое электрическое оборудование. Станция теперь находилась на высоте 400 километров над поверхностью пирамиды. Через семь месяцев после строительства пирамида дала первое электричество.

Спустя семь месяцев, после нашего последнего обсуждения, я сидел в столовой и смотрел как на экране телевизора, квадрокоптеры разлетались в разные стороны, унося на себе заряженные конденсаторы.

— Завораживающее зрелище! — сказал Артём.

— Точно! Машины работают, без сна и отдыха — подтвердил Роман.

— Вы чтото хотели обсудить — сказал я, отрываясь от экрана.

— Да. Как будем строить железную дорогу? — спросил Вольф.

— Мне тоже интересно как будет выглядеть строительство? Как мы построим эту дорогу? — спросил Артём.

— А какие есть Варианты? Предложите мне.

— Начало строительства не вызвало у нас споров. Мы бурим отверстия в земле. Потом в эти отверстия мы завинчиваем сваи, по форме похожие на шурупы. Далее на эти сваи мы ставим опоры. После этого на опоры ложится труба из алмазов. Внутри этой трубы прокладывается медная проволока. А дальше как будем строить? — спросил Артём.

— Дальше? Ну, в этой трубе будет ездить поезд — предположил я.

— Поезд ездит на рельсах. Сколько будет этих рельсов? Мы не смогли прийти к единому мнению. Вольф считает, что это должен быть монорельс, Артём предлагает сделать два рельса, а Роман вообще хочет, чтобы их было три.

— А в чём разница? — спросил я.

— В деньгах! Самый дешёвый способ — это монорельс. Монорельсы существуют во многих городах. На них ездят метро и обычные поезда — ответил Вольф.

— Монорельс совершенно не подходит! Если один рельс будет повреждён, то шанс выжить у пассажиров этого поезда, несущегося со скоростью выше скорости звука практически равен нулю — сказал Артём.

— Да, но два рельса обойдутся нам в два раза дороже!

— А если вы поставите два рельса, то аварии не случиться? Я предлагаю поставить три рельса вот схема — сказал Роман и включил телевизор.

— Три рельса расположены под углом 60 градусов друг к другу. Один рельс сверху точно посередине. Два других рельса внизу по бокам. При такой схеме нагрузка будет равномерно распределена между рельсами. Кроме того рельсы надо намагнитить. Тогда колёса не будут тереться о рельсы. Вместо колёс на вагонах будут металлические направляющие. Эти направляющие будут отталкиваться от магнитного поля, которое будут создавать рельсы. За счёт этого возникнет магнитная левитация, и вагон будет парить на магнитном поле — сказал Роман, показывая устройство на экране.

— Да, но магнитное поле от рельсов будет мешать магнитному полю, что будет создавать медная проволока. Тогда поезд никуда не поедет! — возразил Артём.

— Рельсы можно пустить внутри вагона! Магнитное поле между ними и направляющими будет замкнуто внутри вагона, и не будет мешать магнитному полю проволоки! — сказал Роман.

— Отличный вариант! Никакого трения, магнитная левитация. Если из трубы откачать воздух, то поезду вообще ничего не будет мешать бить скоростные рекорды — сказал я.

— А если будет перегрузка вагона? В этом случае направляющие начнут касаться рельсов, и произойдёт катастрофа! — возразил Артём.

— Так можно ограничить массу! Этот вид транспорта гораздо более скоростной. Можно пустить и два состава, если в один всё не влезет. Недостаток полезного груза всегда можно будет компенсировать возросшей интенсивностью перегрузок — сказал Роман.

— Вариант с тремя рельсами мне нравиться больше. Он действительно более скоростной и безопасный — сказал я.

— Но он и самый дорогой — возразил Вольф.

— Верно. Да и у нас нет ни одного завода по производству медной проволоки, ни завода по производству рельсов. Нам придётся строить эти заводы, либо покупать рельсы и проволоку на стороне — сказал Артём.

— Вариант с покупкой готовой продукции отпадает сам собой — сказал Вольф.

— Почему? — удивился я.

— Железные дороги России тянуться на миллионы километров. Если мы будет строить эти дороги из покупного сырья, то просто разоримся — сказал Вольф.

— С этим как раз нет проблем. Мы настолько быстро стали выпускать воздушные такси, и строить дома, что спрос на сталь резко упал, так что любой металлургический завод можно будет купить по бросовым ценам. А так как мы обеспечили многие дома автономными источниками энергии, то сильно упал спрос на провода, основную продукцию медеплавильных заводов, что тоже сбивает цену. В общем, самое время начать покупать заводы — сказал Роман.

— Нам потребуется много продукции — возразил Вольф.

— Тогда скупим их все. Вопрос, как всегда в цене — сказал я.

— Я тут попросил сделать расчёты. Пирамида обошлась нам гораздо дешевле, чем планировалось. Если цена на мировом рынке не поменяется, то мы сможем уложиться в оговоренную ранее цифру в 50 миллиардов кредитов. Если мы построим одну ветку от пирамиды, до Калининграда, то уже сможем зарабатывать дополнительно до 30 миллиардов кредитов в год! Если мы применим те же технологии, что и при строительстве пирамиды, то первую ветку мы сможем построить за три года — сказал Артём.

— Значит через три года мы, наконец, сможем зарабатывать, а не тратить. Пойду, спрошу у Марты, как она относиться к покупке. Но думаю, что она встанет на мою сторону. Я пока пойду к себе.

Я вышел из столовой и направился в свою комнату. Марта опять меня встретила укоризненным взглядом.

— Что случилось? — спросил я, пытаясь её обнять.

Она отстранилась от объятий и села на стул.

— Я не понимаю.

— Скажи я когданибудь сидела на ваших совещаниях? Я когданибудь давала тебе советы, что и как делать?

— Нет. А почему ты спрашиваешь?

— Потому что ты выставляешь меня этаким монстром, перед сыном и друзьями. Я разве тебе чтото запрещала? Нет! Ты можешь делать, всё что захочешь. Тебе нужно моё мнение? А зачем оно тебе? Ты всё равно сделаешь всё так, как тебе захочется. Моё мнение ничего не будет значить!

— Любимая, почему ты так говоришь? Я пришёл как раз спросить твоё мнение.

— Моё мнение? А если я скажу, нет?

— Тогда не будем ничего покупать. Мы сделаем всё, как ты скажешь.

— Правда?

— Ну конечно!

— Постой. Нам нужна медь и сталь, почему бы не купить заводы по дешёвке, когда есть возможность?

— Ну, ты же сама против этого.

— Не передёргивай! Я против того, чтобы делать необдуманные поступки! Ты должен посоветоваться со мной!

— Я и советуюсь. Так что мне делать, покупать эти заводы или нет?

— Покупай, только не плати слишком высокую цену! Если они узнают, что ты хочешь купить заводы, то взвинтят цены.

— Хорошо. Я так и сделаю.

— Потвоему я выгляжу полной дурой, если сначала возмущалась, а потом все сделала, как ты и сразу хотел?

— Нет. Мы просто устали от этой ситуации. Я сижу в тюрьме вместе с Романом, а получается, что посадил в тюрьму Вас всех. Вам приходиться подстраиваться под мой цикл. А я фактически всегда нахожусь в двух местах в тюрьме и здесь, в бункере. Но это тоже тюрьма. Фактически я перехожу из одной тюрьмы в другую. И Вас я посадил в эту тюрьму.

— Ты сидишь в ненастоящей тюрьме. Президент её специально для тебя построил в отдельном месте. Ты не видишься с уголовниками, а еду тебе приносит официант.

— Да, но это не умоляет того факта, что я постоянно нахожусь в четырёх стенах. А если я в этих стенах, то и Вы тоже вынуждены находиться вместе со мной. Вот ты ездила на море. Почему ты вернулась всего через две недели?

— А что мне делать там одной? Смотреть, как другие радуются жизни? Мы же семья! Мы должны быть вместе!

— Но ты же знаешь, что я не могу поехать с Вами! Мне не позволят это сделать!

— Ты можешь создать другого аватара, который совсем не будет похож на тебя!

— И как это будет выглядеть со стороны? Моя жена гуляет с чужим мужиком? А как ты это сможешь объяснить нашей дочери?

— Но ты всё время обещаешь, что сможешь договориться с президентом! А на самом деле ты даже не пытаешься договариваться! Прошло уже три года, а ты всё ещё сидишь в тюрьме. И будешь сидеть, если не модернизируешь космическую станцию!

— Любимая! У нас нет другого выхода! Нам всё равно придётся терпеть эту ситуацию.

— Моё терпение не безгранично.

— Я знаю. Но пока я не нашёл выход. Я его обязательно найду — обещаю тебе.

— Постарайся выполнить своё обещание.

— Обязательно постараюсь — сказал я, обнимая её.

— Ты же знаешь, как я тебя сильно люблю? — спросила она, прижимаясь ко мне.

— Конечно, знаю. Я тебя тоже.


Глава 6

На следующий день я снял трубку и договорился о разговоре с президентом. Он перезвонил через час. Я подробно изложил ему, что собираюсь делать.

— Ты наконецто начал думать стратегически.

— О чём это Вы, господин президент?

— Как я тебя понял, ты собираешься скупить предприятия чёрной и цветной металлургии, чтобы обеспечить работой тысячи человек на годы вперёд.

— Да.

— Это хорошо. После того как ты начал свой победный марш дела у них идут всё хуже и хуже. Я уже планировал их все обанкротить, а тут ты. Это хорошо. Сначала ты обесценил актив, а теперь хочешь скупить его за копейки.

— Я сделал это не специально. Мои предприятия развивались. Это ведь конкуренция.

— Я всё понимаю, и даже не думаю тебя осуждать. Просто сейчас такой момент, что тебе даже не нужно покупать эти заводы.

— Почему?

— Потому что они в долгах, как в шелках. Тебе достаточно скупить их долги, чтобы заводы стали твоей собственностью.

— Скупить у кого?

— У меня. Эти заводы больше всего задолжали государству. Если тебе удастся поставить их на ноги и обеспечить работой всех, кто там работал, то я отдам тебе их даром.

— Даром?

— Ну конечно! Только верни их долги банкам, и вложи деньги в модернизацию производства.

— И о какой сумме идёт речь?

— 25 миллиардов кредитов.

Я аж присвистнул от услышанной суммы.

— Никогда не думал, что даром будет так дорого!

— Бесплатный сыр только в мышеловке.

— Понятно. Надо посмотреть, что я буду брать.

— А ГОКи будешь брать?

— Что это?

— ГорноОбогатительный Комбинат. На них добывают руду и превращают её в окатыши, полуфабрикат для производства стали.

— Я подумаю. Надо решить, сколько мне надо стали и меди.

— Думай. Предложение в силе, пока предприятия совсем не распродали.

Вечером я сообщил Роману, Артёму и Вольфу о моём разговоре с президентом.

— 25 миллиардов? Это даже дешевле, чем мы рассчитывали. Только почему мы должны платить? Государство и так нам должно значительные средства за продажу «Солнечной энергии». Пусть вернёт нам хотя бы часть денег — сказал Артём.

— А что насчёт ГОКов? — спросил я.

— Тут я поговорил со специалистами. Существует технология, используя которую мы вообще можем не покупать металлургические заводы. Сейчас я вам покажу — сказал Роман.

Он взял со стола пульт и включил телевизор. На экране появился металлургический завод. Закадровый голос стал объяснять, что происходит на экране. Вначале на экране показали обычные семейный седан.

— Мы привыкли считать, что любое металлургическое производство требует больших затрат энергии и времени. Нельзя ли както ускорить и удешевить процесс создания стальных изделий?

Картинка сменилась, и теперь было видно, как машину сжимает гидравлический пресс, превращая его в аккуратный стальной куб.

— Большинство автомобилей в основном состоят из стали. Человечество за свою историю выработало огромное количество стали, которое можно использовать для повторной переработки. Машина отправляется под пресс. Далее её можно измельчить в мелкую стальную крошку.

На экране было видно, как стальной куб поместили в измельчитель. Мощные фрезы, как огромные стальные зубы стали резать куб и рвать его на части. Через пары минут от стального куба осталась только гора стальной стружки.

— Что делать дальше с этой стружкой? Мы можем пустить её на сталеплавильное производство, либо использовать для новой технологии.

Небольшой трактор подъехал и зацепил ковшом, лежащую на бетонном полу стружку. Потом он отвёз и высыпал стружку в какуюто яму. Яма закрылась гидравлической крышкой. Через минуту крышка открылась. Кранбалка со специальными захватами на конце, напоминающие когти, подъехала к яме. Захват опустился, «когти» сжались, а потом захват стал медленно подниматься вверх. Теперь это была не стружка, а раскалённая до красна заготовка, напоминающая стальной рельс!

— Как видите под действием большой температуры и давления за считанные минуты мы получаем готовую продукцию. За счёт чего это происходит? Дело в том, что стальную стружку до нужной температуры доводят микроволны. Металл становиться очень пластичным. А пресс придаёт стружке необходимую форму. Деталь получается практически мгновенно, миную все стадии металлообработки.

Роман выключил телевизор и обвёл всех нас загадочным взглядом.

— Как это возможно? — спросил Артём.

— Обычная физика. Сначала нагреваем, потом прессуем — сказал Роман.

— А эти рельсы выдержат нагрузки? — спросил Вольф.

— Я разговаривал со специалистами. Рельсы, которые будут получаться таким способом, будут содержать много окислов. Они будут хрупкими и не слишком прочными. Но мы можем решить эту проблему. Вопервых, таких рельсов будет три. Вовторых, там не будет прямого контакта рельсов с направляющими, а лишь с помощью магнитной левитации. Втретьих, такие рельсы можно покрыть специальным лаком, чтобы они быстро не ржавели. В общем, мы можем наладить такое производство, где угодно и нам не нужен будет завод. Сейчас, когда миллионы человек, пересаживаются на летающий такси, автомобили становятся не нужны. Миллионы стальных корпусов машин можно легко переработать в такие рельсы. По той же технологии можно получать и медные провода. Эти производства можно объединить под одной крышей — сказал Роман.

— Да это очень интересная технология, только получиться парадокс. Рельсы и провода будут рядом с городами, а алмазные плиты рядом с пирамидой. Так вакуумную дорогу не построишь. Кроме рельсов и алмазных плит нужны сваи и опоры. А их можно делать на заводе биосинтеза из костной ткани — сказал Артём.

— И какой напрашивается вывод?

— А вывод простой — надо расширять производство. Рядом с большими городами стоят заводы биосинтеза. На них можно делать сваи и опоры. Также на них можно получать чистый углерод, из которого можно делать алмазные плиты. В городах много машин и проводов, которые сейчас не нужны, изза летающих такси и автономных источников питания. Значит нам надо рядом с заводами биосинтеза, что сейчас построены по всей стране, построить алмазные заводы и заводы по производству рельсов и медной проволоки. Тогда у нас будет достаточно материалов, чтобы построить железную дорогу по всей стране. И строить надо не из одного места, а рядом с каждым из заводов, из 25ти мест, тогда и дорога будет построена в кратчайшие сроки.

— То есть мы не будем покупать металлургические заводы, а построим свои?

— Точно. Такая система позволит быстро построить вакуумную дорогу по всей стране.

— Но каждое производство требует энергии. Если мы построим 25 заводов и загрузим их работой, то нам не хватит энергии больше ни на что. А у нас и так уже энергетический дефицит.

— Чем быстрее мы построим дорогу, тем быстрее от него избавимся.

— Нет, это неправильно. Мы начнём строить заводы и бросим наполовину недостроенные изза дефицита энергии. Нам надо вывести энергию в крупные города. Какой от пирамиды ближайший крупный город?

— Красноярск.

— Вот и надо строить завод в Красноярске! И строить надо с двух сторон со стороны пирамиды и со стороны Красноярска. Тогда энергии хватит двум заводам. Как только построим дорогу до Красноярска, начнём тянуть ветку до Кемерово. Оттуда будем тянуть ветку на Новосибирск и Томск. Будем строить отдельными участками. Если мы дотянем до Красноярска, то сможем сэкономить ту энергию, что потребляет этот город. Сэкономленную энергию мы направим на заводы и начнём строить дальше — сказал Вольф.

— Я согласен с Вольфом. Надо идти поступательно, а не пытаться проглотить всё целиком — сказал я.

— Жалко, что у нас нет достаточно количество энергии. Вечно нам чегото не хватает. Кстати, если мы не будем сразу строить заводы, то это не значит, что нам не понадобиться металлолом. Надо начать скупать провода и корпуса машин именно сейчас, пока речь идёт о бросовой цене. Потом, когда все поймут, что нам нужно цены могут взлететь до небес — сказал Роман.

— Я согласен с Романом. Нам всё понадобиться. Скупим металлолом, организуем свалки. Потом, когда нам это всё понадобится, построим заводы и переплавим — сказал Артём.

— Хорошо. Начинайте строить два завода в Красноярске и скупите металлолом. Скоро начнётся большая стройка — сказал я.

На следующий день я снова позвонил президенту.

— Так ты не будешь покупать металлургические заводы? — сказал президент. Его голос был явно расстроен.

— Нет. Денег таких нет, да и нет в них особой необходимости. Будем использовать другую технологию.

— Значит, их придётся закрывать.

— Да, но мы построим новые заводы. Сначала около Красноярска, потом рядом с другими крупными городами.

— Знаю я твои заводы, опять всё будут делать роботы, а простым людям работы не будет.

— Это дань техническому прогрессу. А всех безработных я ещё трудоустрою.

— Всё обещаешь, а когда сделаешь?

— Вы же знаете, что мы развиваемся.

— Может тебе денег занять, чтобы побыстрее всё было?

— От денег я, конечно, не откажусь. Сейчас в долгах, как в шелках, но мне бы сейчас немного дополнительной энергии, тогда бы я точно ускорился.

— Да где же мне её взять?

— Из ядерных ракет. Я хочу вытащить уран и плутоний из ядерных ракет и сжечь их на своих электростанциях.

— Да ты с ума сошёл? Зачем тебе это надо?.

— Потому что я столкнулся с парадоксом. Чтобы устранить дефицит энергии мне надо построить вакуумную дорогу. А чтобы построить вакуумную дорогу мне нужно устранить дефицит энергии.

— Но это обороноспособность страны!

— А я прошу слишком многого? Мне нужно только десять процентов. Это никак не скажется на обороноспособности страны, а меня это здорово выручит. За полгода я смогу построить железную дорогу на Европейской части страны. А потом уже будет поступление энергии с пирамиды.

— За полгода ты сожжешь десять процентов ядерного потенциала страны, а потом? Ты скажешь, что энергии опять не хватает, и давай возьмём ещё, и так далее пока до донышка не выгребешь.

— Тогда второй вариант — это ждать три года, пока мы построим дорогу. Всё это время страна будет испытывать постоянную нехватку энергии и будет в состоянии летаргии. А так мы всё быстро построим. Энергия начнёт быстро поступать от пирамиды, и мы сможем продавать излишки энергии за границей. Я смогу создать миллионы рабочих мест, и страна выйдет из кризиса.

— Надо подумать.

— Чем больше Вы будете думать, тем сильнее будет развиваться энергетический кризис. Мне надо дать ответ сейчас!

— Завтра дам тебе ответ. Но если мы на это пойдём, то никто не должен знать об этом. Ни одна живая душа.

— Так не получиться. Я сам ничего не делаю. У меня три доверенных лица. Им всё равно придётся сказать. Это…

— Я знаю про кого ты. Им можно, но только в прессу не должно ничего попасть.

— Само собой всё будет в тайне. Чтото ещё?

— Завтра поговорим — сказал он и бросил трубку.

Вечером мы опять вчетвером собрались в столовой.

— Я сегодня обсуждал с президентом возможность преодоления энергетического кризиса — сказал я.

— И что вы решили? — спросил Артём.

— Кризис можно преодолеть, если использовать уран и плутоний из ядерных ракет России. И уран, и плутоний можно будет сжечь в наших ядерных реакторах. Да технология грязнее, чем сжигание Гелия3, но другого выхода у нас нет. Если он даст разрешение сжечь 10 процентов ядерного потенциала, то полученной энергии нам хватит с лихвой. За полгода мы сможем построить все 25 заводов и начнём строительство со всех сторон одновременно. А после этого мы сможем быстро перебрасывать энергию уже от пирамиды.

— Вот это да! И ты смог уговорить на это президента?

— Пока нет. Но у него нет другого выхода. Если сейчас не преодолеть энергетический кризис — экономика России остановиться, и мы получим такой кризис, из которого вообще не сможем выбраться. Завтра он объявит о своём решении.

— Очень грамотная тактика. Ты босс использовал джокер. Как всётаки хорошо иметь в друзьях президента!

— Спасибо. Надеюсь, он согласиться на это.

Я плохо спал в эту ночь. Я долго ворочался и не мог уснуть. Потом ближе к рассвету я уснул, но мне стали сниться кошмары. Мне снилась бесконечная война всех со всеми. Никто не был ни враг, ни друг. Нельзя было никому довериться, или подставить плечо. Все предавали и пытались убить. Я проснулся в холодном поту. После этого я сразу перебрался в капсулу и оказался в теле аватара. Оказавшись в своей камере, я стал ждать. Я ждал звонка от президента. Я думал, что он позвонит мне с самого утра, но нет. Минуты складывались в часы, а звонка всё не было. Отчаявшись ждать ближе к обеду, я сам снял трубку. Секретарь сказала, что она знает о нашем разговоре, и что президент перезвонит, как освободиться.

Президент позвонил поздно вечером, когда я уже хотел выключить аватара.

— В общем так. Мы тут посовещались и решили тебе помочь. Ты получишь десять процентов от ядерного потенциала. Наши специалисты снимут боеголовки и вытащат ядерное топливо. Ты получишь уже готовый уран и плутоний. Но этот арсенал необходимо будет восстановить. Для бомб нужен обогащённый уран. Сейчас в России нет ни одного завода по обогащению урана, поэтому ты этот завод построишь в течение 10 лет и восстановишь арсеналы. Ты согласен на такие условия?

— А разве у меня есть выбор? Я конечно согласен. Завод так завод, главное — это сейчас выплыть на поверхность.

— Ладно. Закрепим это юридически. Мы составим договор и отправим его Артёму Неклюдову на подпись. Как только подпись окажется под документом — мы приступим к демонтажу ракет.

— Сколько на это уйдёт времени?

— Если твой человек завтра всё подпишет, то послезавтра уже приступим к демонтажу. Да не волнуйся ты так! Люди в минобороны опытные, работают быстро.

— А я волнуюсь. Пусть поторопятся. Нам нужна энергия уже в этом месяце!

— Сделаем всё что можем. Только не вздумай меня подвести!

— Не волнуйтесь господин президент! Как только всё построим — сможем нанять десять миллионов человек. Ктото ведь должен пользоваться этими вакуумными дорогами.

— Вакуумные дороги? Так вы их назвали? Надеюсь, там не будет никаких аварий?

— Я тоже на это надеюсь.

— А вы не против, что я строю вакуумные дороги, они же составят конкуренцию обычным железным?

— А почему я должен быть против? Это технический прогресс, а наши железные дороги давно нужно было реорганизовать. Если ты их построишь за свой счёт, то сэкономишь для государства большие деньги. Давай строй дороги, а я тебя поддержу — сказал президент и бросил трубку.

Президент выполнил свои обещания. Через месяц мы получили первый уран и плутоний. Наши ядерные электростанции стали вырабатывать новые мощности, а наши компании, наконец, выбрались из энергетического кризиса. Мы стали строить 25 заводов вокруг крупных городов. Вся эта подготовка заняла около двух месяцев. А потом мы приступили собственно к самому строительству.

Сначала бур сверлил отверстия в земле. Потом в эти отверстия закручивались сваи. Это было нетрудно, так как по форме они сильно напоминали шурупы. Далее на них ставились опоры. На опоры ставилась труба из алмаза, внутри которой и должен был идти поезд. Труба состояла из четырёх одинаковых секторов длиной около полутора метров. Сектора имели выемки и углубления. Внешне они сильно напоминали конструктор «Лего». Между собой сектора крепились винтами из алмаза, которые вкручивались в заранее проделанные отверстия. После сборки трубы в неё устанавливалась медная проволока. Затем внутрь трубы устанавливались рельсы. Они вкручивались винтами в трубу. Вакуумная дорога почти почти готова! Правда, не хватало самого главного — вакуума!

Трубы тянулись на сотни километров, как можно было из них выкачать весь воздух? Оказывается и здесь был найден выход! В трубу вставлялись клапана. Они открывались, когда из трубы выходил воздух и закрывались, когда он пытался туда попасть. Сам поезд, двигаясь по трубе, работал как огромный поршень. Он толкал воздух впереди себя. Создавалось избыточное давление, и воздух сам выходил из трубы.

Энергетическая подпитка от президента произвела должный эффект. Мои новые заводы теперь работали на полную мощность. Вакуумная дорога строилась со всех сторон одновременно. Основная ветка от Москвы до пирамиды была построена примерно за полгода. Маршрут следования был параллелен уже существующим железнодорожным веткам. С постройкой этого маршрута мы сразу пустили поезд. На первых порах в трубе ещё было много воздуха. Поезд преодолевал его сопротивление и ехал медленно. Но уже тогда его скорость превышала 300 километров в час. Эта скорость уже значительно превышала скорость обычного поезда. Но мы не собирались на этом останавливаться. Уже через месяц через клапана вышло достаточно воздуха. Трение уменьшилось, а скорость стала увеличиваться и перешагнула звуковой барьер.

После постройки поездов — мы стали активно их использовать. В первую очередь мы стали возить конденсаторы. Теперь скорость поездов была настолько быстрой, что конденсаторы просто не успевали разряжаться. Мы доставляли заряженные конденсаторы в города. Теперь энергии было очень много, и энергетический кризис мгновенно сменился энергетическим изобилием. Пирамида стабильно работала, поэтому мы перестали использовать Гелий3 для получения энергии в городах. Весь Гелий3 мы теперь складывали в хранилищах, либо сразу продавали. Эти деньги были как нельзя кстати. Если раньше мы гасили только проценты по кредитам, то теперь могли платить само тело кредита. Компания, наконец, стала вылезать из той долговой ямы, что я её загнал.

Компания стала активно нанимать людей и строить. Теперь «Солнечная энергия» строила всё. Это были дома и гостиницы, это были школы и больницы, это были курорты и здравницы. Было такое ощущение, будто вся страна превратилась в одну огромную стройплощадку. Мы наконецто преодолели болезни роста и начали развиваться во всех направлениях. Мы объявили по всей стране, что принимаем на работу любого человека, даже без специальности и образование. Люди вначале нам не поверили, но потом, узнав про наш график и почувствовав на себе весомый социальный пакет люди стали, массово устраиваться к нам на работу. Если у человека по графику выпадал отпуск или выходной, то он мог свободно сесть на любой наш поезд и совершенно бесплатно оказывался на другом конце страны. Так человек, живущий в Калининграде, мог после работы сесть на поезд и, через восемь часов сна, оказаться во Владивостоке. А через два дня выходных он мог вечером сесть на поезд, чтобы утром пойти на работу. Очень большие скорости наших поездов позволяли это сделать.

Благодаря нашей компании начался настоящий курортный бум. Мы строили курорты везде. Это были не только черноморские курорты, но и курорты внутри страны. Мы развивали любой регион, любую часть нашей страны. Мы цеплялись за любую возможность, что могла привлечь туристов, и неважно, что это было: историческая достопримечательность, или природный заповедник, памятник архитектуры, или хорошее место для охоты или рыбалки — во всём у человека должен быть комфорт и достаток. В городах мы строили спортивные сооружения и активно пропагандировали здоровый образ жизни.

Мы старательно вкладывали деньги в свой рост, при этом доход нашей компании увеличивался скачкообразно. В первый месяц работы вакуумной дороги мы, наконец, получили первую прибыль от продажи энергии. Через полгода работы дороги доходы «Биосинтеза» и доходы «Солнечной энергии» сравнялись и продолжили рост. Наша компания стремительно поглощала рынок. Через полгода мы контролировали уже больше трети российского рынка. Начались массовые банкротства предприятий. Но мы были к этому готовы. Наши агенты уже дежурили у проходных предприятий и вербовали рабочих. По всем прогнозам нам нужен был всего год, чтобы полностью проглотить весь российский рынок. Но мы уже не хотели на этом останавливаться. В России всегда было мало населения на такие огромные территории. Именно поэтому мы планировали, как только обеспечим жильём и работой граждан России привлечь жителей ближнего зарубежья. Многие жители СНГ хорошо говорили порусски и имели родственников в России. Но нашим мечтам не суждено было сбыться.

Да мы смогли принять на работу миллионы человек. Мы построили множество современных заводов. Мы создали два новых вида транспорта и удачно внедрили его. Мы подняли экономику России на небывалый уровень. Но вместе с этим мы нажили себе огромное количество врагов. Это были и разорившиеся предприниматели, и чиновники, которым мы мешали разворовывать бюджет, и представители религий у которых мы отнимали прихожан. Наши враги объединились против нас, чтобы действовать сообща. Сначала они объявили нам информационную войну. Они обвиняли нас во всех без исключения грехах. Я попросил президента, и он жестко приструнил клеветников. Это было выгодно и ему, так он постоянно помогал мне. Кроме того мы скупили многие средства массовой информации, либо стали их генеральными спонсорами и рекламодателями. После этого информационная война сошла на нет.

Следующий удар был гораздо более организованный и намного более болезненный. Мои враги решили ударить меня по самому больному месту — по деньгам. Не было никакого секрета, что я задолжал большие суммы денег. Общий объём моих долгов составлял более 400 миллиардов кредитов. Я исправно платил проценты, и в последний год стал платить тело кредита. Я думал, что здесь всё нормально и ничего неприятного не могло произойти, но мои враги думали иначе. Они в одностороннем порядке изменили условия договора. Меня обвинили в несоблюдении условий и потребовали вернуть всю сумму. Это был удар под дых. Таких денег у меня точно не было. Я планировал их вернуть лет через десять. Мои кредиторы подали на меня в суд. Я подал встречный иск. По закону я имел все шансы выиграть, но я понимал, что против меня ведётся серьёзная игра, и скорей всего суд я проиграю. Меня хотели уничтожить любой ценой. Мне оставалось только одно — максимально затянуть процесс, чтобы у меня скопилась определённая сумма, и я смог погасить кредит. Неприятным сюрпризом для меня стало то, что я не смог продавать продукцию «Биосинтеза» за границу. А ещё они грозились конфисковать «Лунную энергию» за долги.

Это было какоето фатальное невезение! Стоило мне расправиться с последней проблемой, которая чуть не утянула меня на дно, как против меня ополчился весь мир. Думаете это всё? Нет, мои враги только разминались, чтобы нанести смертельный удар. Я узнал, что в странах СНГ стали строиться заводы биосинтеза. Заводы были очень большими. Рынок стран СНГ был очень маленьким. Они не смогли бы купить, всю выпускаемую продукцию. Это означало, что готовую продукцию повезут в Россию, чтобы конкурировать с моими заводами. Я понимал, что президент введёт заградительные пошлины, чтобы продукция не попала на рынок. Они прекрасно знали, что президент будет за меня и не даст мне разориться.

Я гадал, как они собираются обойти эту проблему. Пока не понял, что и здесь может быть нанесён удар. По всей стране вдруг начались акции протеста. Люди стали протестовать против чего угодно. Когото не устраивала экология. Ктото был против высоких налогов. Другие требовали дешёвых кредитов. Требования были разные и никак не связанные между собой. Но потом, когда полиция начинала разгонять незаконные шествия, то все их лозунги «неожиданно» сменялись на политические. И они уже требовали отставки президента, как источника всех их бед. Кроме того в парламенте, одной из оппозиционных партий был инициирована процедура объявления импичмента президента.

Я снял трубку и позвонил президенту.

— Что скажете президент? С импичментом это серьёзно? — спросил я.

— Всё серьёзно. Против нас ведётся большая игра. Люди с большими деньгами решили нас задушить. С импичментом врядли чтото получиться — у них не хватит голосов. Но они хотят вынести вопрос о доверии мне на общенациональный референдум. Сейчас они собирают подписи — ответил президент.

— Разве мы не выиграем этот референдум? Я дам людям работу, жильё, построил социальные объекты.

— Результаты референдума сейчас непредсказуемы. Против тебя ведётся пропаганда в социальных сетях. Ты нажил много врагов внутри страны и за её пределами.

— Но почему они это делают? Да я победил в конкурентной борьбе внутри страны, конечно не без Вашей помощи, но причём здесь внешние враги?

— Всё проблема в политике.

— В политике? Я никогда не лез в политику. Я помогал Вам, но никогда не выдвигал политических требований.

— Ты не понимаешь. Люди смотрят на тебя и думают, что ты делаешь какойто социальный эксперимент.

— Эксперимент?

— Конечно! Твоё решение заменить деньги, на социальный пакет вызвало крайне негативную реакцию за границей.

— Но почему?

— Потому что это очень сильно напоминает социализм с его системой распределения.

— Но это же глупость! Вы же понимаете, почему я на это пошёл! Я собираюсь нанять десять миллионов человек. У меня просто физически не хватит денег! А не расти, я не могу, иначе не смогу отдать долги!

— Да всё я это понимаю! Только это не объяснишь нашим «друзьям» за границей. Они сильно напуганы. Они думают, что ты сошёл с ума и собираешься построить коммунизм!

— Ну что за глупость? Какой коммунизм? Коммунизм это сказка, мечта, недостижимая цель, как линия горизонта. Как можно достигнуть того, чего не существует? Кроме того — я капиталист, я всё делаю, для получения прибыли. Если я построю коммунизм, то лишусь этих прибылей.

— Я всё это понимаю, но им этого не объяснишь. Они думают, что ты построишь нечто, похожее на коммунизм. Если ты это сделаешь, то люди увидят, что в России жизнь лучше, чем у них. Люди потребуют такого же уровня жизни, а они не смогут его дать. Тогда в стране начнутся социальные протесты, и их благополучие и даже жизнь, окажется под угрозой. Страх объединил их, и теперь они выступают против тебя единым фронтом.

— Разве нельзя им объяснить мотивы моих поступков? Разве нельзя сказать, что я вынужден был так поступить?

— Сказатьто можно, но боюсь, меня никто не будет слушать. Они сформировали единое мнение по этому вопросу, и врядли его изменят.

— Тогда что мне делать? Долги я не смогу вернуть, тогда мне придётся продать все свои компании. Но это ещё не самое страшное. Мне придётся уволить миллионы человек. Россию захлестнёт безработица. Начнётся затяжной экономический кризис, который может усугубиться ещё и энергетическим кризисом.

— Ты прав. Сейчас ты слишком важен для государства. Если твои компании пойдут на дно, то утянут вместе с собой и всю российскую экономику. Надо чтото придумать.

— Что придумать? Я должен отдать 400 миллиардов кредитов до конца года! У Вас есть такие деньги?

— Ты же знаешь, что нет.

— Государство сможет выступить поручителем?

— Забудь! Таких денег мы и за 20 лет не заработаем.

— Тогда что мне делать?

— Я не знаю. Поспрашиваю у своих советников, может они смогут найти выход — сказал президент и положил трубку.

Вечером мы снова собрались в столовой бункера.

— Ну что господа? Какие будут предложения? Как мы будем выбираться из этого кризиса? — спросил я, окинув всех взглядом.

— А может, ничего не будем отдавать? — сказал Вольф.

— Просто замечательное предложение! Сначала у нас за долги заберут «Лунную энергию», потом мы не сможем продавать электричество за границей, так как все наши счета будут блокироваться. У нас останутся только выручка от продажи электроэнергии в России. То есть мы в одночасье лишимся 80 процентов всех наших доходов. Я уж не говорю о том, что наша репутация, как заёмщика будет безнадёжно испорчена, и мы больше ни у кого ничего не сможем занять — сказал Роман.

— А если оставим всё как есть, то у нас всё заберут за долги — сказал Артём.

— Мы можем судиться. Полгода у нас ещё есть — сказал я.

— За полгода мы ничего не сможем накопить. Нужно более взвешенное решение — сказал Роман.

— Тогда давайте продадим наш самый ценный актив — космическую станцию с оборудованием для продления жизни. Выставим цену в один триллион кредитов — сказал Вольф.

— Классное предложение, но кто её купит? Таких денег сейчас нет ни у кого. Кроме того космическая станция находиться в залоге у банка. А банк врядли согласиться на продажу — сказал я.

— Тогда давайте готовиться к банкротству — сказал Артём.

— Ну, раз другого выхода нет. Подготовьте все бумаги и… — начал говорить я.

В это время в комнату ворвалась Марта.

— Да как Вы смете банкротить компанию?! Кто Вам дал на это право! Хотите, чтобы Вы и Ваши дети остались без средств к существованию? Что останется после Вас? Только одни долги? Вольф, что ты молчишь? — спросила она у Вольфа.

— А что мне сказать? У тебя есть выход, так предложи его! Никто не хочет лишаться компании, но разве есть другой выход? Покажи! — потребовал Вольф.

— Я не знаю.

— Если не знаешь, то зачем весь этот спектакль? Что ты этим хочешь сказать?

— Надо бороться за компанию! Бороться несмотря ни на что! Если мы сейчас опустим руки, то потеряем всё.

— И что делать? Как выйти из положения?

— Не знаю! Спросите у Артура — он мастер нестандартных решений. Но банкротить компанию ни в коем случае нельзя!

— Пообщаешься завтра с Артуром? Чем чёрт не шутит, может и здесь он предложит решение проблемы? — спросил меня Вольф.

— Хорошо. Завтра с ним поговорю. А теперь спать! Утро вечера мудренее — сказал я.

На следующий день я набрал Артура по видеосвязи. Он выглядел очень довольным. Его лицо прямо светилось от радости.

— Привет Артур!

— Привет шеф.

— Хорошо выглядишь.

— Да, у меня всё нормально. Сейчас врач сказал, что у меня прогресс, и меня скоро отсюда выпустят.

— Тогда может не надо нагружать тебя моими проблемами?

— Нет что ты! Мне это не в тягость! Для меня это как отдушина в этой скучной больничной жизни. А что тут может случиться? Пациенты подерутся между собой? Клиника частная. Тут даже и этого не происходит. Каждый день по режиму. Какойто бесконечный день сурка.

— А вот у меня проблемы, и чем дальше, тем больше.

— Ну, это же хорошо жизнь бьёт ключом! Всё время чтото происходит. Что там у Вас?

Я вкратце пересказал ему те проблемы, с которыми столкнулась компания.

— Хорошие новости — сказал он, когда я закончил.

— Хорошие? Что в них хорошего?

— Всё чётко по плану. Наши зарубежные «друзья» никогда меня не разочаровывают.

— И что мне теперь делать?

— План простой. Тебе надо отменить одни деньги и ввести другие.

— Не понял.

— В двух словах это невозможно объяснить. Чтобы понять этот механизм, надо разобраться, что такое деньги?

— Это универсальный обменный инструмент, с помощью которого люди могут обмениваться товарами и услугами.

— О! Это очень старое определение. Оно существовало до того, как люди построили первые биржи. После этого деньги ещё стали товаром. Впрочем, я не буду сейчас пускаться в долгие рассуждения. Начнём с небольшой истории. Раньше деньги были обеспечены золотом. Под это золотое обеспечение деньги и печатались. То есть стоимость денег диктовалась стоимостью золотого запаса. Это явление называлось золотым стандартом. Потом золотой стандарт отменили. После этого денег можно было печатать сколько угодно. Такая ситуация привела к тому, что банки накопили огромные долги ничем не обеспеченной резанной бумаги. Такая ситуация не могла продолжаться бесконечно и в начале 21го века, произошло обрушение финансовых рынков.

Раньше самой универсальной валютой был доллар, но после крушения финансовых рынков он обрушил все рынки земли. От него стали массово отказываться. Именно тогда потребовалась новая валюта, которая смогла бы стать универсальной валютой.

— А зачем нужна универсальная валюта? Пусть каждое государство печатает свои деньги.

— Для бизнеса всегда важны чёткие правила игры. Если он вкладывается в ту или иную валюту, то должен знать, что с нею будет в будущем. Грозит ли ей инфляция? Если грозит, то какой уровень её будет? А если нет чётких правил, то невозможно планировать и строить бизнес на годы вперёд. А если в каждом государстве своя валюта, то каждый руководитель страны, или Центробанка придумывает свои правила игры. Тогда может случиться всё что угодно. Сегодня твоя валюта стабильна, а завтра она резко подешевеет, потому что так государство решило списать свои долги.

Так вот единая валюта после обрушения доллара была изобретена единая валюта. Её стали электронные деньги. Их назвали кредитами. Это не была обычная крипто валюта, что существовала до этого. Нет, тут было чтото новое. Изобретатели новых денег решили их раздать государствам. Для этого они поставили серверы почти в каждой стране. Каждому государству они выделили своих кредитов. Количество выданный кредитов исходила из показателя ВВП государства. Кредиты можно было свободно менять на товары и услуги в любой стране. Поначалу все восприняли идею раздавать миллиарды кредитов как шутку. Но изобретатели этой системы вовсе не шутили. Они действительно раздавали виртуальные деньги.

— Подожди! Но тогда этих денег можно раздать сколько угодно! Это же виртуальные деньги! Их не надо даже печатать!

— Нет. В этом весь фокус. Количество денег в системе всегда одинаковое — 50 триллионов кредитов. Денег не может быть больше и не может быть меньше этой суммы. То есть они не подвержены ни инфляции, ни дефляции. Это означает, что ни один руководитель, ни одного государства не может создать лишних денег, чтобы подправить свой бюджет.

— А кто за этим следит? Ведь ктото должен контролировать количество денег в системе.

— Сама система. Почти в каждой стране стоят сервера. Эти сервера постоянно обмениваются информацией, по всем операциям Земли. Если пройдёт какаято незаконная сделка, то сервера быстро выявят это и заблокируют счёт.

— Но разве нельзя захватить один сервер, чтобы «подправить» свой бюджет в нужную сторону?

— Нельзя. Серверов много и захват одного ничего не значит. Одна очень самонадеянная страна попыталась так сделать. Так система заблокировала все счета из этой страны. Она на целые сутки была отрезана от внешнего мира и мировой торговли. Этот эксперимент им стоил 10 процентов ВВП, что они потеряли, после того как во всём мире стали отказываться от сделок с ними. Потом другие не очень умные люди решили захватить центральный сервер, что находился в Швейцарии. С этого сервера шло распределение денег по всему миру. Когда они захватили офис, то их ждало глубокое разочарование. Оказалось, что на счетах оставалось меньше пяти миллионов кредитов.

— Пять миллионов из ста триллионов? А куда делись остальные деньги?

— Они их раздали другим странам.

— И государства их взяли? Но почему? У каждого государства есть свои наличные деньги. Зачем им ещё электронные деньги?

— Потому что ни у каждого государства есть валюта, которую с удовольствием ктото примет. Например, Зимбабве с эго триллионами. На самом деле это фантики, а не деньги. А вот электронные деньги примет к оплате любая страна и они совершенно не подвержены инфляции. Все страны мира очень быстро «распробовали» новые деньги и ввели их в оборот. Весь мир стал активно пользоваться новыми деньгами, уже через полгода, после их создания.

— А что же создатели этих денег? Они так ничего не получили?

— Отчего же? После истории с захватами серверов, все страны поняли, что сервера надо защищать, иначе серьёзно может пострадать их экономика. Они платят создателям этой системы небольшой процент от каждой сделки. А создатели системы остаются независимыми. Их никто не трогает. Это как банк, который нельзя ограбить, иначе можно всё потерять.

— А что было после того, как захватили сервер в Швейцарии?

— Ничего. Они заблокировали все операции, по электронным деньгам в той стране, что послала группу захвата, пока президент страны не принёс им официального извинения.

— Деньги правят миром?

— Это точно. Сейчас наличные в России практически не используются. Для всех привычней использовать электронные деньги. Получается, что первый шаг для перехода к новым деньгам сделан уже давно. Второй шаг сделал ты, когда вместо зарплаты стал выдавать людям социальный пакет. Остаётся сделать последний шаг, чтобы перейти к новой системе оценки труда.

— К какой системе?

— Отмене денег конечно!

— Это вообще возможно? Как это можно осуществить?

— Твоя компания растёт. Ты начинаешь нанимать миллионы человек, но денег на зарплату у тебя нет. Поэтому ты формально всем платишь минимальную зарплату, а вместо этого даёшь людям соцпакет своих товаров и услуг. Но ведь минимальная зарплата везде одинаковая! Вот представь себе картину, когда на твоём предприятии работают два человека. Один холостяк. Он не женат и у него нет детей. Другой человек женат, имеет четырёх детей. Если бы они получали зарплату, то холостяк смог бы тратить все деньги на себя. А женатый человек всё бы тратил на жену и детей. Но денег ты не платишь, а социальный пакет одинаковый. Женатый может получить больше, так как ты всё равно будешь помогать детям своих работников. Но не женатый видит и понимает, что это несправедливо. Работают они одинаково, а женатый получает больше. Тогда холостяк начинает работать спустя рукава, ведь он так и так получит свой соцпакет. Изза этого на твоих заводах начинает падать производительность труда. Чтобы поднять производительность труда надо выровнять систему оплаты.

— А как это сделать, если нет денег?

— Вот это самый главный вопрос! Надо вводить другую систему оценки труда. Только тогда можно будет всё изменить.

— Другую систему оценки?

— Ну да! Вот смотри. Человек работает у тебя на заводе. У него низкая квалификация, или её вообще нет. Потом он, проработав несколько лет, или пройдя необходимые курсы учиться, и начинает разбираться в работе. Он уже может делать работу с более высокой квалификацией. Ты назначаешь его на более высокооплачиваемую работу. Потом он опять работает или учиться, получает знания и опыт. Ты даешь ему работу ещё большей квалификации. И так далее, пока он не станет директором завода. В процессе работы или обучения твой рабочий получает необходимый опыт. Этот опыт выражается в той или иной квалификации рабочего. Так вот — этот опыт можно выразить в цифрах. Например, слесарь может быть шестого разряда, или первого. У всех есть профессиональный уровень. Если мы говорим об армии или полиции, то это звания и должности. Но такая же система есть и у учёных. Даже у артистов есть заслуженный деятель искусств и народный артист. Проблема в том, что у всех свои критерии оценки. Во многом они субъективны и несправедливы. Тебе надо с этим чтото делать.

— Ты о чём сейчас?

— Я о том, что надо привести всё к общему знаменателю. У людей должны быть уровни. Каждый уровень означает свой социальный пакет. Чем выше будет уровень, тем весомей будет пакет. Каждое действие, во благо твоей фирмы — несёт очки опыта. Прохождение обучения тоже даёт опыт. Определённое количество очков опыта даёт уровень.

— Подожди! Ты говоришь об уровнях, как в компьютерной игре?

— Конечно! Именно так и должно это выглядеть. Если в компьютерной игре герой сражается, строит, или исследует мир, то за всё это он получает опыт. Так должно быть и в жизни.

— Но зачем превращать жизнь в компьютерную игру?

— А затем, что это будет справедливо. Деньги можно украсть, заложить, поменять, получить в наследство. С уровнем это вообще невозможно. Ты его можешь только ЗАРАБОТАТЬ! Если ты сам зарабатываешь уровень, а не получаешь его по блату, то меняется твоё отношение к жизни. Ты начинаешь ценить своё время и стремишься к большему, потому что понимаешь — всё в твоих руках.

— Ты сказал, что каждый уровень будет соответствовать свой социальный пакет. Кто будет следить за этим? Если социальный пакет у всех одинаковый, то это легко заметить. А если у каждого свой социальный пакет, то, как за этим можно уследить? Когда человек получает деньги, то он сам решает, что для него важно в данный момент. Он легко сможет проследить уровень своей зарплаты. А здесь как он может чтото проконтролировать? Тогда появиться почва для злоупотреблений. У людей могут быть одинаковые уровни, а получать они будут поразному.

— Вот именно должна быть создана комиссия уровня. Она должна следить, чтобы человек всё получал в соответствии со своим уровнем. Если он чтото недополучит, то он обратиться с жалобой в комиссию, которая ему всё вернёт.

— Значит, я должен создать эту комиссию?

— Создать её может кто угодно, а вот контролировать должно государство.

— А почему государство? Разве я не смогу контролировать систему распределения?

— Ты не понимаешь. Если ты будешь контролировать и производство и распределение, то у тебя появиться соблазн для злоупотреблений. Ты уже создал монополии «Лунная энергия», «Солнечная энергия», «Биосинтез». Твои компании производят практически весь спектр продукции. Ты работаешь ради прибыли. Почему бы тебе не сократить издержки? А как это можно сделать? Ты уже монополист. Всё что ты произведешь, будет потреблено твоими работниками. Получается единственный способ для тебя получить сверхприбыль — это снизить стоимость готовой продукции. А снизить стоимость ты можешь, снизив качество производимого тобой товара.

— Заманчиво.

— Конечно, заманчиво, только это путь в никуда. Если ты монополист и будешь производить продукцию низкого качества, то люди найдут способ получать качественную продукцию. Они будут привозить товар изза границы контрабандой, либо подпольно выпускать здесь. Рано или поздно у тебя появиться конкурент, который заберёт твой рынок.

— Почему?

— Потому что тебя будут ненавидеть изза того, что не смогут получать качественную продукцию, а другой у них просто не будет. Это уже всё было. Изза этого рухнул Советский Союз.

— Ты же сказал, что Советский Союз рухнул изза предательства элит.

— Так они тоже хотели получать качественную продукцию, по доступной цене. Так что если ты в своих руках объединишь производство и распределение, то это прямой путь к разорению.

— Понял. Надо создать комиссию уровня. Она должна быть независимой. Не понимаю только, как это мне поможет?

— Давай по порядку. Уровни должны распространяться на все сферы жизни. Уровень нельзя купить, или продать — его можно только получить. Можно потерять уровень, если совершить преступление. Человек может терять навык, если не занимается тем или иным видом деятельности. Именно поэтому он должен постоянно работать. Но когда человек стареет, то работать он уже не в состоянии. Именно поэтому должен быть несгораемый уровень, который нельзя потерять. Например, 30й уровень соответствует его пенсии.

Руководителей тоже можно назначать по его уровню. Например, глава района должен быть не ниже 30го уровня. Глава города должен быть не ниже 45го уровня. Глава области должен быть не ниже 60го уровня. Министр должен быть не ниже 70го уровня. А президент должен быть не ниже 75го уровня. Если уровень никак нельзя будет добиться, только собственным упорством, то власть в России из демократии превратиться в смартократию, то есть власть умных людей.

Это, вопервых. Вовторых, если ты вводишь такую систему оплаты труда, то ты должен полностью запретить оборот наличных денег. Наличные — это деньги для организованной преступности. Торговля оружием, наркотиками, проституция — всё это происходит с участием наличных. Ты многое дал людям. Они это оценили. Теперь дай им безопасность и порядок. Если ты запретишь наличные, то сможешь загнать организованную преступность в подполье. А если все граждане страны станут получать соцпакет вместо денег, то ты вообще уничтожишь организованную преступность, как класс. Будут лишь отдельные преступники, которых можно будет легко поймать и уличить. «Мир без преступников!», «Победим организованную преступность!», «Изживём преступников, как класс!» — можешь использовать эти лозунги для пропаганды моих идей.

Это, вовторых. В третьих, для внешнего потребления надо сделать вот что. Весь мир не откажется от электронных денег. Именно поэтому для продажи товаров на внешние рынки тебе надо придумать свои деньги. Путь это будут безналичные рубли. Весь фокус в том, что ты сам будешь устанавливать курс. Все товары, что ты производишь, делаются с помощью энергии. То есть один виртуальный рубль будет стоить определённое количество киловатт. Всю продукцию, что производит Россия, можно будет купить только за рубли. Рубли будут меняться в Центробанке в обмен на электронные кредиты. В основном это будет твоя продукция.

Теперь смотри. Условно булка хлеба стоит тебе в производстве 20 ватт. Но ты ставишь курс 100 ватт. Потом ты решаешь, что курс слишком высокий и его надо снизить. Ты делаешь курс 80 ватт за булку. То есть стоимость товара падает на 20 процентов. Так как все товары продаются в рублях, то получается, все товары подешевели на 20 процентов. Или рубль стал дороже на эти 20 процентов. Это очень выгодно. Теперь ты можешь опять пересмотреть стоимость булки и сделать её по цене 60 ватт. Теперь стоимость рубля повысилась на 40 процентов. Ты можешь снижать стоимость булки искусственно до 20 ватт. То есть в пять раз дешевле, от первоначальной цены. Мировые спекулянты, увидев такой высокий процент прибыли, начнут массово вкладывать деньги в рубли. Учитывая, что у тебя практически бесплатная энергия и в неограниченных количествах, то ты можешь очень долго играть с ценами. Главное для тебя — это держать высокий процент прибыли, тогда спекулянты купят очень много рублей.

Как ты понимаешь — работа этой спекулятивной системы возможна только при полной отмене наличных и безналичных денег внутри страны. Если ты сможешь привлечь спекулянтов на свою сторону, то очень быстро сможешь покрыть все долги, и даже появятся деньги для вложения в реконструкцию космической станции.

— Почему ты раньше мне всё это не сказал? Я бы смог подготовиться ко всему заранее, и сейчас не было бы такой катастрофической ситуации.

— Раньше было нельзя. Вопервых, не заработала в полную силу система распределения социального пакета. Вовторых, если начать суетится заранее, то показать твоим врагам дальнейший план действий. Тогда они примут превентивные меры, и у тебя ничего не получится. А сейчас ты можешь начинать действовать, и они даже не готовы к твоим шагам.

— Подожди. Вот ты говоришь, что уровень заменит деньги. Идея хорошая, но как быть тем, у кого уже есть деньги? Они что вмиг их лишаться и деньги перестанут чтото значить?

— Разве я так говорил? Деньги — это тоже оценка труда человека. Надо конвертировать деньги в уровень по хорошему курсу.

— Поменять деньги на уровень? Я правильно тебя понял?

— Конечно.

— Тогда какой вообще смысл вводить уровень? Деньги можно поменять на уровень, а потом уровень можно поменять на деньги.

— Нет нельзя. Деньги можно поменять на уровень, а вот обратный обмен невозможен. Смысл в том, что богатые люди смогут конвертировать свои деньги в уровень. Но уровень нельзя обменять, продать, заложить, или передать в наследство. Человек смертен. Когда эти богатые люди смогут конвертировать свои деньги в уровень, то они смогут пользоваться более весомым социальным пакетом, чем обычные люди, но после своей смерти уровень они никому не смогут завещать или передать по наследству. Их наследникам придётся начинать всё сначала, и зарабатывать уровень самостоятельно.

— А если человек поехал за границу в качестве туриста? За границей нет никаких уровней, а деньги тратить надо?

— Вопервых, отдых можно организовать и без денег, по системе всё включено. А вовторых, на руки можно выдать небольшую сумму, соответствующую его уровню. А потом после поездки деньги можно вернуть государству, а счёт заблокировать.

— Всё у тебя продуманно. Ну, вот я — богатый человек. Зачем мне уровень?

— А тебе он и не нужен. Он нужен только твоим конкурентом, что ты их разорил. У них есть выбор — либо держать деньги в банке, либо воспользоваться ими и получить уровень. Кстати эти деньги можно завещать, потратить, или оставить в залог. Только тебя это не коснётся. У тебя и так всё есть, в том числе и технология продления жизни.

— Я тебя понял. Сейчас свяжусь с президентом. Посмотрим, как он отреагирует на твоё предложение.

— Надеюсь, всё будет хорошо. Если что набирайте — сказал он и отключился.


Глава 7

После этого разговора я сразу же позвонил президенту. Секретарь сказала, что он перезвонит. Я думал, что это произойдёт быстро. Но он смог ответить мне только под вечер, когда уже надо было ложиться спать.

— Да. Что ты хотел? — спросил президент, когда я снял трубку.

Я подробно изложил ему дальнейший план действий.

— А ведь правду говорят, что гений и сумасшествие — это гдето рядом. Как я понял, ты хочешь построить финансовую пирамиду?

— Ну, да. Банкиры, что дали мне денег, тоже являются строителями финансовых пирамид и мастерами по надуванию финансовых пузырей.

— Ты же понимаешь, если пирамида обрушиться, то она похоронит под собой целое государство.

— А если мои компании станут банкротами, то тем более это похоронит государство. Если у Вас есть другой вариант, то предложите его.

— Мы выбираем лучшее из двух зол. У меня хорошие новости для тебя. Мы подаём в суд от имени государству по делу о твоих долгах. В общем, первое решение будет только через полтора года. Так что время у тебя есть. Кроме того мы ввели заградительные пошлины на продукцию заводов использующие технологию биосинтез в странах СНГ. Так что легальных конкурентов у тебя не будет. Остаётся контрабанда, но думаю, и с ней справимся. Что касается строительства финансовой пирамиды. Ты и так уже сильно подставил государство с ядерным потенциалом. Но если и здесь прогорим, то тебе уже ничто и никто не поможет, даже я. Мне надо хорошо над этим подумать.

— Думайте господин президент, только не слишком долго. Если мы ничего не будем делать, то скоро просто утонем.

— Без тебя знаю. Я тебе позвоню — сказал президент и бросил трубку.

У меня были смешанные чувства от этих разговоров. Да Артур опять нашёл выход из положения, но почему я его не видел? Я как слепой тыкаюсь носом в стену, хотя рядом открытая настежь дверь. Впрочем, понятно почему. Во всех этих экономических тонкостях я просто не разбираюсь. Не хватает специального образования. Хотя, Артур совершенно не выглядел удивлённым. Он точно знал, что со мной должно было случиться. Это какойто сложный и непонятный мне план. Что твориться в его безумной голове? И почему все мои эксперты и советники ничего лучше не могут придумать? Вообщето я знаю почему! Да у всех их есть высшее экономическое образование. Да они эксперты в своих областях, но они не способны мыслить нестандартно. Раз и я стал строить пирамиду, посреди Сибири. Раз и я создам финансовую пирамиду, и заработаю триллионы кредитов. Но какой следующий пункт плана? Что будет дальше, или это уже весь план? Хотя мне совсем не хочется это знать. У меня и так куча проблем, а если ещё забивать голову теми вещами, что находятся в голове у Артура, то времени для работы просто не останется. Надо двигаться дальше.

Я лег на диван, закрыл глаза и оказался в капсуле для аватаров. Я пришёл в столовую и всё рассказал. Все молча, внимательно меня слушали, не перебивая.

— Вот это да! Я даже не понимаю, что творится в голове этого человека — сказал Вольф.

— Надо построить финансовую пирамиду, чтобы покрыть долги? Это гениально! Даже я до такого бы не догадался! — сказал Роман.

— Предположим пирамиду мы построим. А если пирамида рухнет, то какие будут последствия? Ктонибудь продумывал эти последствия? — спросил Артём.

— А с чего ты взял, что она рухнет? — спросил Роман.

— Это судьба всех пирамид. Почитайте историю, если хотите.

— Давайте по порядку! Мы ведь никого не собираемся обманывать. Вопервых, наша пирамида будет строиться на тех товарах, что мы будем производить. Вовторых, главное для нас сейчас — это выиграть время. Если у нас это получиться сейчас, то в дальнейшем мы сможем также найти выход. Наши враги точно знали, куда и как ударить, и они это сделали. Потом сделать нечто подобное им будет гораздо сложнее. И втретьих мы сможем уничтожить организованную преступность — сказал я.

— Уничтожить организованную преступность — это хорошо, но как простые люди на это отреагируют? То, что мы предлагаем, по своей сути означает денежную реформу. Мы одни деньги меняем на другие. У людей возникнет опасение потерять свои сбережения на разнице курсов. Изза этого могут возникнуть стихийные бунты. Кроме того, чтобы мы не предложили за их деньги — людям всегда будет мало. Это человеческая психология. Именно поэтому любой обмен денег сопровождался волнениями. Это всегда было в человеческой истории. Это были и медные бунты, когда серебренные и золотые монеты меняли на медные, и реформа 61го года и павловская реформа обмена денег, и деноминация — сказал Роман.

— И что ты этим хочешь сказать?.

— А то, что прежде чем делать чтото подобное — надо всё тщательно людям объяснить. Это, вопервых. Вовторых, не надо реформу делать одномоментно. Если ктото захочет поменять деньги на уровень сейчас, то добро пожаловать. Если хочет потом, то пусть думают, сколько хотят. Не надо людей подгонять.

— Как это сколько хотят? А что мы будем делать с банками? Мы их оставим или закроем? Если отнять лицензию у банков, то это гарантирует его закрытие. Отнимем лицензию у всех и закроем? Получиться, что все, кто вкладывал в Россию, потеряют большие деньги. Тогда нам выкатят такой счёт, что 400 миллиардов покажутся детским лепетом. Тем более если ликвидировать банки, то нужно деньги клиентам возвращать. А как их все вернуть? В фонде обязательного страхования вкладов таких денег попросту нет! Поэтому надо сейчас определиться закрываем мы все банки, или нет. Если закрываем, то берём все долги на себя. Если оставляем, то никакой пирамиды мы построить не сможем — сказал Артём.

— Почему? — удивился я.

— А как ты себе это представляешь? Уже сейчас существуют две системы оплаты. Наличные и безналичные кредиты. А мы введём третью систему уровней. У людей в голове будет каша, какую систему выбрать и как ей воспользоваться. Появиться куча мошенников, которые захотят наловить рыбку в мутной воде. Тогда миллионы людей потеряют свои сбережения, а президента все будут дружно ненавидеть. На второй срок он точно не изберётся. Мы не успеем выбраться из финансовой дыры, а следующий президент не будет к нам так лоялен. Банки по любому надо закрывать.

— Я не понимаю, что вы спорите? Если в обществе только пойдут разговоры о запрете любых денег, кроме уровней, то люди сами побегут снимать деньги из банков. Начнётся такая паника, что люди утопят банки раньше, чем Центробанк успеет об этом сообщить. Мне вот интересно другое — как деньги будем возвращать? Мы и так 400 миллиардов должны, а потом ещё столько же себе на шею повесим? — спросил Роман.

— Подожди. Давай разберёмся, кто кому должен? Что такое банк? По сути — это насос для перекачки денег. У банка есть заемщики, и есть вкладчики. Без тех и других функционирование банка попросту невозможно. Заёмщик берёт деньги у банка, а вкладчик деньги вкладывает в банк. Представим себе ситуацию, если у банка одни заёмщики. Они придут занимать деньги в банке и выгребут его до донышка. Придёт новый заёмщик, а денег уже нет! Что он будет делать? Он скажет в банке нет денег. А самое страшное для банка — это паника. Если сказать, что в банке нет денег, то это вызовет панику и разорение. А теперь представим что у банка только вкладчики. В банк несут деньги, а он просто складывает их в хранилище. Подходит срок возврата вклада, а банк никуда деньги не вложил. Деньги надо отдавать с процентами, а их нет! Банк начинает нести убытки, пока не разориться. То есть для банка важен баланс между вкладчиками и заёмщиками. А всё на чём зарабатывает банк — это проценты по операциям между вкладами. Деньги банк, как правило, использует не свои. Это либо деньги клиентов, либо деньги другого банка, например Центробанка — сказал Артём.

— Ну и зачем нам эта лекция по экономике? — спросил я.

— А затем, если мы собираемся вводить безналичную систему, то и деньги нам возвращать не надо! Что такое деньги? Это универсальный инструмент обмена. Обмена чего? Обмена денег на материальные ценности. Вот об этом мы и должны думать! Человек взял кредит. Для чего он это сделал? Чтобы купить машину! Банк лопнул, кредит возвращать некому, но машина у него осталась! Человек взял ипотеку. Для чего он это сделал? Чтобы купить квартиру! Банк лопнул, а квартира осталась.

— Ну и что с того? Человеку просто так досталось имущество?

— Нет. Мы же сами производим и машины и квартиры. Мы можем легко списать человеку его долги, и он сможет купить у нас новую квартиру и новую машину, взамен он потеряет в уровне. То есть он может это заработать у нас. Так мы легко сможем рассчитаться с заёмщиками.

— А как насчёт вкладчиков? Им надо вернуть деньги!

— Но ведь им тоже необязательно возвращать деньги! Для чего они вкладывают деньги? Чтобы потратить их на машины и квартиры, или купить мебель, или на одежду и лекарства. А мы сами являемся производителями машин и строителями квартир. Мы всё это можем создать. У людей будет выбор: либо ждать, когда им банк вернет деньги по реструктуризации долгов, либо мы дадим им квартиры и машины, то есть вернём им долги товаром. Мы можем им предложить даже больше, чем им был должен банк!

— Подожди! Это что вообще означает? Мы можем всё произвести. Люди могут получить товары, услуги и уровень. Тогда встаёт главный вопрос: «А для чего вообще нужны банки?». Реально кому они тогда нужны, если мы полностью можем заменить их функции?

— А если банки не нужны, то куда девать деньги? В обороте сейчас крутиться огромная куча денег. Но они станут не нужны! Вернее они не будут нужны для внутреннего оборота. Но они очень будут нужны для внешней торговли, для внешнего торгового оборота и чтобы расплатиться с долгами!

— Ты хочешь сказать, что…

— Я хочу сказать, что Артур реально гений! Он прекрасно просчитал эту ситуацию. Если мы уничтожим банки и оставим выжженное поле, то все деньги достанутся государству. А государство должно нам 500 миллиардов кредитов за половину компании «Биосинтез». Оно отдаст нам эти деньги, и мы расплатимся с долгами. Если мы ещё и финансовую пирамиду построим, то денег хватит на реконструкцию космической станции. Как я сам до этого не догадался? У меня же высшее экономическое образование!

— А сколько денег в обороте у государства?

— Около триллиона кредитов, плюс 50 миллиардов наличных денег. На внешнюю торговлю приходиться около 400 миллиардов кредитов. На внутреннюю примерно столько же. Ещё 100 миллиардов в банковском резерве Центробанка. Если убрать все банки, то государство сможет легко дать нам 500 миллиардов кредитов, остальные 500 положит в резерв. Это будет фундаментом пирамиды. А дальше можно строить, как фантазия подскажет — сказал Артём.

— Мне не совсем понятны два момента? Как мы уничтожим все банки, и что на это скажет президент? Он вообще в курсе нашей проблемы и как он будет её решать? — спросил Вольф.

— Нет не в курсе. Но нам ведь надо чтото делать! Иностранные банки предъявили нам ультиматум. Либо мы расплатимся, либо они объявят нас банкротами и потребуют вернуть все деньги. Разоримся мы — разориться государство — сказал я.

— Думаете, он на это пойдёт?

— Деньги, так или иначе, всё равно придётся отдавать.

— А как мы собираемся разорить банки, мы же частная фирма, а не Центробанк.

— Поверьте — это будет совсем несложно. Если мы только заикнёмся об отмене денег, то начнётся паника. Люди побегут снимать свои сбережения. После того, как мы купили многие средства массовой информации, то сможем легко манипулировать сознанием миллионов человек. Если надо будет спровоцировать панику, то мы легко это сделаем — сказал Роман.

— Предположим, что Вы заставите людей снять деньги со счетов, а дальше? — спросил Вольф.

— Дальше? Люди захотят кудато деть эти деньги. У нас есть РАО «Первый московский банк». Через него мы осуществляем оплату труда всем своим работникам. Почему бы уже сейчас не начать конвертировать сбережения наших вкладчиков в уровни? — сказал Артём.

— Подождите! Вы с такой легкостью манипулируете цифрами. 500 миллиардов, 400 миллиардов. Вы вообще уверены, что мы сможем забрать деньги из других банков? Они что не будут сопротивляться? В них вложили деньги россияне и иностранные граждане. Если с россиянами мы ещё както можем рассчитаться, то, что нам делать с иностранцами? Как мы будем возвращать деньги им?

— А почему мы должны им чтото отдавать? Если они разоряться, то это их проблемы. Мы возьмём на себя их обязательства по внутренним долгам, а внешних обязательств мы не брали, и по ним ответственности не будем брать.

— Они потеряют большие деньги. Так мы вызовем гнев банкиров всего мира.

— Сами виноваты! Не надо было с нами разговаривать языком ультиматумов.

— Решено! Осталось сообщить об этом президенту — сказал я.

— Не думаю, что ему это понравиться — сказал Вольф.

— Надо решать эту проблему и решать сейчас — сказал Роман.

Я отправился спать. С Мартой мы не говорили, лишь перекинулись парой ничего не значащих фраз. На следующий день я позвонил президенту. К моему удивлению трубку он снял сам.

— Мы так и не решили, что с тобой делать. Пирамида может дать много денег, но если она обрушиться, то её обломки похоронят государство — сказал президент.

— Можно обойтись без строительства пирамиды, либо строить её не так быстро, тогда и овцы будут целы и волки сыты — сказал я.

— Что ты опять задумал? Выкладывай!

Я подробно рассказал о нашем разговоре.

— Ах, ты… и президент смачно выругался. Ты хочешь и всех конкурентов со свету свести и самому в стороне остаться. А что государство? Государство будет смотреть, как ты один всё под себя подгребаешь!

— Почему под себя? «Биосинтез» наполовину принадлежит государству.

— Да как он принадлежит, если мы деньги только через сто лет сможем заплатить? А за это время можно всё назад отыграть в любой момент. Тем более компания «Биосинтез» не может существовать без энергии. А твоя компания «Солнечная энергия» эту энергию и даёт. А если перекроет энергию, что тогда? Мы всей страной к тебе на поклон пойдём?

— Что Вы хотите?

— 50 процентов акций «Солнечной энергии» нужно передать государству.

— Да Вы с ума сошли! «Солнечной энергии» принадлежит самый ценный актив — космическая станция. Её оценочная стоимость уже превышает два триллиона кредитов, два бюджета России. У Вас таких денег просто нет!

— Возьмём кредит, у тебя.

— О какой сумме идёт речь?

— Два триллиона кредитов. Мы заплатим свой триллион.

Я громко рассмеялся в трубку.

— Что тут смешного?

— А как на счёт пирамиды? Как насчёт сети вакуумных дорог. Всё это стоит денег. Или предлагаете отдать мне всё это бесплатно? Компания минимум стоит три триллиона кредитов.

— Так продай её комунибудь за эти деньги! Что тебе мешает? Ты тогда и с долгами расплатишься и в плюсе останешься.

— Вы же знаете, что таких денег ни у кого нет.

— Тогда соглашайся на это предложение. Другого предложения не будет.

— А что взамен?

— Взамен?

— Ну да. Я же прекрасно понимаю, что Вы не зря всё это устроили. Отдельная камера, прямой телефон с Вами. Это же не потому, что я Вам жизнь спас. Всё это сделано, чтобы заполучить технологию продления жизни. Если Вы получаете станцию, то получаете эту технологию. Это технология стоит дорого, но Вы хотите купить её с большой скидкой. Вы знаете, что я не виноват, но всё равно держите меня в этой тюрьме. И Вы будете меня здесь держать, пока я не продам Вам компанию.

— Я могу её просто забрать.

— Можете, но актив невероятно ценный и дорогой, а ещё он требует постоянного вливания денег. У государства просто не хватит средств, чтобы её содержать, я уже не говорю о вложении в модернизацию.

— Думаешь, я не знаю, про твоего аватара? Ты не сидишь в тюрьме. Технически ты каждый день совершаешь побег. Я могу привлечь тебя за это.

— Вы этого не сделаете. Если бы хотели, то я бы давно сидел не здесь.

— Что ты хочешь?

— Вопервых, свободу. Вовторых, я продам 50 процентов акций за один триллион кредитов, но деньги я получу сразу здесь и сейчас, а не буду ждать сто лет. И за «Биосинтез» я хочу получить деньги здесь и сейчас.

— Полтора триллиона кредитов? Где я возьму такие деньги?

— Если взять все деньги из оборота, то это около триллиона кредитов. Пятьсот миллиардов отдадите мне, в качестве платы за «Биосинтез», а пятьсот оставите в качестве резервов. На этих резервах и будем строить пирамиду. Как только заработаете триллион — сразу вложите в «Солнечную энергию».

— Зачем тебе такие большие деньги?

— 400 миллиардов отдам за долги. А 1100 миллиардов вложу в модернизацию космической станции. Туда давно надо было покрупному вложиться.

— Ты прав. Космическая станция действительно нуждается в модернизации и ремонте. Денег в бюджете нет и достать их можно только из чужих карманов. Нам придётся чтото решать с банками. Будет долгая битва в думе но, в конце концов, мы сможем сломить сопротивление. Если государство получит эту технологию то, как мы сможем воспользоваться технологиями продления жизни?.

— Установим квоты. Часть людей будет получать новые тела за деньги, часть будут получать наши работники, а часть государственные.

— Какую часть получат государственные работники?

— Послушайте президент! Разве этот вопрос нельзя обсудить потом? Вы будете иметь 50ти процентную квоту и своё не упустите! Что на счёт моего освобождения?

— А что? Ты хочешь, чтобы я тебя помиловал?

— Помиловали? Я ни в чём не виноват! Я хочу освобождения и полной реабилитации!

— И как ты себе это представляешь?

— Я знаю, что у Вас есть информатор. Это Джек Смит, бывший майор. Он раньше работал на меня. Вы прячете его от меня. Я знаю, что он дал показания против меня и был главным свидетелем обвинения. Отдайте мне его.

— Зачем? Чтобы ты его убил?

— Зачем мне его убивать? Он изменит показания и я, вместе с Романом, выйду на свободу. Где Вы его прячете?

— А если я его отдам?

— То Вы получите компанию. Вы выполните всё, что обещали. Я получу деньги и свободу.

— Мне надо подумать.

— Подумайте. Но если я сам завизирую подпись на документе, то это будет очень символично. Вы покажете всему миру, что не вынуждали меня пойти на сделку, а я сделал это по доброй воле и за хорошие деньги.


— Ладно. Я сообщу тебе о своём решении — сказал он и бросил трубку.

Похоже, я заставил его серьёзно задуматься. Сейчас у меня действительно было, что предложить президенту. Я с самого начала понимал, почему я здесь, и как можно было выйти на свободу. Но я не хотел просто так отдавать компанию президенту. Я хотел продать её подороже. А сейчас как раз подвернулся такой случай. Вечером я снова встретился с коллегами в столовой.

— Господа! У меня хорошая новость! Скоро я выйду на свободу! Сейчас я договариваюсь с президентом!

— И о чём Вы договорились? — спросил Роман.

— Ты же был в соседней комнате. Разве не слышал наш разговор?

— Никогда не имел привычки подслушивать Ваши разговоры шеф. И вообще расскажите всем остальным о разговоре с президентом.

— Президент хочет купить 50 процентов компании «Солнечная энергия», за триллион кредитов. Я дал своё согласие.

— Триллион? Вся компания стоит минимум три. Почему триллион, а не полтора? — спросил Артём.

— Потому что на большее он не согласен. Но взамен я получу свободу. Кроме того деньги я получу сразу, 500 миллиардов мы получим из банковской системы, а триллион из финансовой пирамиды — сказал я.

— Шеф, а Вы уверены, что он Вас не обманет? Он давно мог Вас освободить, но не сделал этого? Ему гораздо выгоднее держать Вас за решёткой. Почему Вы считаете, что ему можно верить?

— У меня нет выбора. Мне придётся поверить ему на слово.

— Хорошо, тогда начнём готовить документы.

— Да, обязательно подготовьте. Скоро я стану свободен!

— А каким образом? Он подпишет указ о помиловании?

— О каком помиловании? Я ни в чём не виноват! Он отдаст мне майора Смита. Я смогу уговорить его изменить показания и выйду на свободу.

— И как ты заставишь его это сделать?

— Роман расскажет.

— А что тут рассказывать. До того как начать работать на нас майор Смит много где успел наследить. Его ищут по всему миру, чтобы убить. Когда он работал на нас — мы его защищали. Но сейчас, когда он пошёл против нас — он беззащитен — сказал Роман.

— Как же беззащитен! Его наверняка охраняет следственный комитет, или Ваши бывшие коллеги — сказал Артём.

— Его да, но вот его семью никто не охраняет. Он скрывает её от наёмных убийц. Рано или поздно убийцы их найдут.

— Он обменяет защиту своей семьи, на свои показания?

— Да. Мы возьмём их под защиту. А его врагов устраним.

— Я бы просто предложил денег. Не думаю, что это гарантирует его лояльность.

— Голова заклятого врага даст тебе самую большую гарантию лояльности.

— Даже так? Голову?

— Конечно. На меньшее он не согласиться.

— А где сейчас майор Смит?

— В этом вся проблема! Мы не знаем, где его прячут и кто. Как только я подпишу все бумаги — президент отдаст его мне. Вот тогда я и смогу выйти! — сказал я.

— Хорошо, если так — сказал Артём.

— Я к себе пойду, сообщу радостную весть Марте.

Марта встретила меня на пороге и крепко обняла.

— Я так рада, что ты снова вернёшься домой.

— А я как рад! Наконецто смогу больше проводить времени с Вами. Я же обещал, что всё получиться!

— Ну, пока ничего не произошло.

— Произойдёт! Президенту нужна наша компания. Ему нужна технология продления жизни.

— Поэтому ты продаёшь компанию со значительной скидкой?

— Не только поэтому. При продаже я сразу получу деньги и смогу выплатить все долги. А ещё я сразу вложу большие деньги в космическую станцию. Удивительное дело, чтобы усовершенствовать космическую станцию необходимо решить все дела на Земле.

— Я хочу, чтобы всё получилось! Мне так надоело это бесконечное ожидание!

— А как оно мне надоело! Ничего! Скоро всё будет как прежде. Удивительное дело! Круглов давно умер, а продолжает отравлять нам жизнь!

— Больше не вспоминай этого человека.

— Хорошо. Я про него уже забыл.

Через неделю президент выступил с программной речью в Государственной Думе. Он долго говорил об экономике. А в конце речи он рассказал, о введении новой системы расчёта, которая заменит деньги. Что тут началось! У людей была форменная паника. Они бросались в банки и снимали все деньги со счёта. Потом они бежали в магазин и начинали судорожно тратить их. Через неделю после речи президента Артём выступил перед рабочими на самом большом заводе биосинтеза под Москвой. Выступление длилось три часа. Он подробно разъяснял преимущество новой системы. После выступления он ещё четыре час отвечал на вопросы.

Мы держали руку на пульсе. Начавшийся ажиотаж, мы искусственно подогревали новыми сообщениями в прессе. Президент тоже периодически делал заявления, о том, что новая системе обязательно будет введена. Акции многих банков стали стремительно падать вниз. Наш Первый московский банк, наоборот рос как на дрожжах. Люди поняли простую вещь — потратить все накопленные деньги они не в состоянии. Да в эти дни резко вырос спрос на автомобили, бытовую технику, мебель. Люди начали массово скупать квартиры. Но всё равно этого было недостаточно. Некоторые пытались вывезти деньги за границу, но ещё до начала кризиса президент ввёл ограничения по финансовым сделкам за рубежом.

Люди узнав о том, что мы будем осуществлять обеспечение, по новой системе оплаты труда понесли деньги в наш банк. Мы не успевали их принимать, хотя у нас существовали отделения по всей стране. Мы разработали упрощённую процедуру перевода денег, но и она не спасала. Около наших банков стали расти гигантские очереди. Нам пришлось нанять больше сотрудников и перевести банки на круглосуточный режим работы.

Иностранные банкиры, наконец, поняли — какую ошибку они совершили. Они попытались отыграть ситуацию назад, даже появились успокаивающие сообщения в прессе. Но всё это не помогало. Мы продолжали поднимать уровень истерии и люди несли деньги нам. Конечно, они забирали деньги из других банков. Теперь у всех банков, кроме нашего и Центробанка начались проблемы с ликвидностью. Обороты падали, а долги стремительно росли. Банки сначала ограничили снимаемые суммы, а потом начали массово закрываться, на «профилактику», на «санитарный день». Эти уловки им были необходимы, чтобы сохранить свои капиталы. На улицах стали появляться люди, требующие вернуть свои деньги. Страну наводнили многочисленные толпы митингующих. Начались массовые беспорядки, сопровождаемые погромами и поджогами.

Президент вывел армию на улицу и ввёл комендантский час. Ещё он предъявил ультиматум банкам. Они должны были продать свой бизнес, либо начать работать в обычном режиме. В противном случае они лишались лицензии. Я предложил свои услуги в качестве покупателя на проблемные банки. Они делали очень заманчивые предложения по продаже своих банков, но на все их предложения я ответил отказом. Компания «Солнечная энергия» покупала банк целиком, вместе с долгами за один кредит. Многие отказывались от столь «щедрого» предложения и, мгновенно теряли лицензию. После потери лицензии банк переходил под контроль Центробанка. А уже Центробанк выставлял долги и сам банк на аукционе. Покупателей, кроме меня не было, поэтому банки доставались мне за символическую плату. Меньше чем за полгода я скупил все банки. Сумма, что я заплатил, не превышала десяти миллионов кредитов.

Казалось бы, зачем мне было покупать проблемные банки? Я мог просто оставить их умирать, без оборотных средств. Но в этом был определённый смысл. Вопервых, я устранял всех своих конкурентов, политических (какая политика без денег), экономических, идеологических. Не было больше никого, кто смог бы бросить мне вызов. Вовторых, банки не просто так раздавали свои кредиты. Им принадлежала огромная собственность, которую заёмщики оставляли в залог, и теперь эта собственность была моя. Я вовсе не собирался отпускать с миром должников банков. Если это бизнесмен, то это мой конкурент. Я теперь производил ВСЁ, начиная от спичек и заканчивая космическими кораблями. Поэтому любой, кто занимался бизнесом, был моим конкурентом. Я скупил все банки. Им было не выжить. Негде было перехватить денег, чтобы погасить кредит, или внести ежемесячный платёж. Я легко мог арестовать счета любой фирмы, тем самым убив бизнес. Втретьих, я вовсе не собирался присваивать средства российских вкладчиков. Я собирался им всё вернуть, но не деньгами, а товарами или услугами. Люди легко могли обменять деньги на уровень. А потом, уже имея уровень, они могли получить товары и услуги, которые соответствовали этому уровню.

Я сознательно вводил систему уровней ещё до появления федерального закона. Я внедрял в головы людям мысль, что уровень — это хорошо и его надо стремиться получить. Со страниц газет и журналов, с экранов телевизоров и компьютерных мониторов, непрерывным потоком шла информация, о полезности внедрения системы уровней. После того как я скупил все банки — президент подписал указ о введении системы уровней параллельно с другими системами оплаты труда. Но все прекрасно понимали, что никаких других параллельных денег не будет. Ещё до начала всей истории с закрытием банков президент потихоньку вывел из оборота все наличные средства. Ими и так мало кто пользовался, предпочитая систему кредитов, а теперь и этой системой пользоваться стало невозможно.

После подписания указа закон должен быть принят Государственной Думой. Ещё на стадии обсуждения закон вызвал жаркие споры. Больше всего вызвало вопросов, кто возглавит комиссию уровня. Это должен был быть очень честный и ответственный человек. Депутаты решили выбрать человека, из своих рядов. На эту должность они рекомендовали Дмитрия Баранца — отставного полковника, честного и порядочного человека. Прошло всего два месяца после покупки последнего банка, а закон уже был принят думой в первом чтении.

Параллельно с этим шла активная работа по строительству финансовой пирамиды. Все фирмы постепенно банкротились. Теперь на российском рынке остались только государственные компании и компании, реализующие свою продукцию за границей. Мы работали со всеми. За полгода на всех этих компаниях зарплата была заменена на соцпакет. Кроме того шли активные переговоры с покупателями. Все имеющиеся договора перезаключались. Теперь с начала будущего года все контракты оплачивались не кредитах, а рублях. Рубли можно было купить только у Центробанка, по курсу который устанавливала компания «Биосинтез».

К тому времени мы уже серьёзно сократили число заёмщиков и вкладчиков. Многие бывшие вкладчики согласились получить уровень. Получив уровень они, почти сразу стали обладателями новых квартир, машин домов, земельных участков. Так же мы серьёзно поработали с заёмщиками. Счета арестовывались, собственность изымалась, фирмы банкротились, а людей, которые были уволены, мы немедленно принимали на работу. Если людям было нечем погасить долг, то мы лишь предлагали понизить уровень, без возраста денег. Люди с радостью соглашались, понимая, что ничего не надо платить.

Операция по демонтажу банковской системы проходила успешно. Меньше чем через год с её начала мне удалось закрыть все банки, и договориться с 95ю процентами всех заёмщиков и вкладчиков. За это время компания «Солнечная энергия смогла заработать более 300 миллиардов кредитов. Причём эти деньги люди сами принесли нам. Ещё сто миллиардов мы смогли вытащить из своего оборота. Этими деньгами мы погасили все свои долги. Теперь речь о продаже компании, даже не шла. Государство тоже смогло вернуть более 700 миллиардов кредитов. К концу года, когда должны были пройти первые платежи в рублях, Государственная Дума уже приняла закон во втором чтении.

Ещё до того, как система должна была заработать, я глубоко задумался, а нужно ли вообще строить финансовую пирамиду? Деньги я мог заработать и так, а рухнув, она могла похоронить государство. Но если у нас будет своя пирамида, то обрушить нашу финансовую систему будет практически невозможно. Надо предложить людям нечто большее, чем деньги. Это чтото могла быть только технология продления жизни. Поэтому перед первыми торгами я без обиняков заявил, что в случае обрушения пирамиды все смогут получить новое тело. Это подогрело интерес к торгам. В первые дни января объём торгов составил более 500 миллиардов кредитов! Покупатели старались сразу заключить контракты на год вперёд. Рубль резво полз вверх. Мы мгновенно прореагировали и снизили стоимость всех товаров на 20 процентов. То есть все кто купил рубли месяц назад, смогли заработать пятую часть вложенных средств. Торги продолжились. С каждым месяцем объём торгов только увеличивался. Государство меньше чем за полгода торгов заработало более 3 триллионов кредитов! Теперь можно было свободно продавать «Солнечную энергию» государству.

В общем, за полтора года, что нам прогнозировали разорение, и распад государства мы смогли расплатиться с долгами и заработать огромные средства. Проигравшими в этой ситуации оказались банки, которые сами и инициировали этот процесс. Они потеряли огромные деньги и лишились очень прибыльного рынка. Теперь у нас реально не было никаких конкурентов. Остался последний штрих — заключить контракт о продаже. Я снова снял трубку и попросил связать меня с президентом. Он ответил почти сразу.

— Да.

— Господин президент, когда мы сможем заключить соглашение? С нашей стороны все бумаги готовы.

— Через неделю я встречусь с Неклюдовым и подпишу все бумаги.

— С Неклюдовым? А как же я?

— Ты? Он твой генеральный директор. Его подписи под документами будет вполне достаточно.

— Но я же должен выйти из тюрьмы!

— Выйти из тюрьмы? Тебя обвиняют в убийстве 20ти человек. Как я могу тебя выпустить?

— Хорошо, но тогда дайте мне адрес того места, где скрывается майор Смит!

— Я ничего не могу обещать, пока «Солнечная энергия» находиться в твоих руках.

— А если мы подпишем договор, то Вы скажете мне где Смит?

— Я ничего не могу обещать.

— Нет! Так дело не пойдёт! Мне нужна свобода!

— Послушай. Мне надо поговорить со своими людьми. Они его прячут от всех. Даже я не знаю, где он находиться. Мы заключим договор, и ты получишь своего майора. Подожди немного и у тебя всё будет.

— Хорошо президент. Я Вам верю.

— Это правильно. Пусть Неклюдов готовиться — сказал президент и положил трубку.

После этого разговора у меня остались смешанные чувства. Президент пообещал мне дать адрес Смита, после небольшой отсрочки, но меня не оставляло чувство, что меня обманули. Нет! Он не может меня обмануть! Он всегда шёл мне навстречу во всех моих начинаниях. Разве сейчас он станет меня обманывать? Подписание договора через неделю. Надо просто ещё немного потерпеть!

— Президент сказал тебе, где Смит? — спросил Артём, когда я снова оказался в бункере.

— Нет — ответил я.

— Почему?

— Сначала он хочет получить контроль над компанией.

— И ты ему веришь?

— А с какой стати он должен мне врать? Он всегда помогал мне в моих начинаниях. Поможет и сейчас.

— Я бы не стал ему доверять.

— Почему?

— Потому что он давно мог тебя освободить, но он этого не сделал. У него есть какието свои причины.

— Мне нет причин ему не доверять. Подождём неделю и узнаем. Пойду, обрадую Марту.

Марта снова встретила меня у порога и обняла.

— Как же долго я этого ждала! Ты сидишь уже четыре года. Четыре долгих года я жду тебя.

— Осталось подождать ещё неделю и всё! Я, наконец, покину эту тюрьму! Я выйду на свободу! Сколько времени я ждал этого? После смерти брата я всё время был чемто связан. То я искал его убийц, то бился за компанию, то пытался сделать этот мир лучше. Теперь всё! Все битвы выиграны, все враги разбиты! Теперь пора заниматься семьёй! Пора заниматься самим собой, а не решать проблемы этого мира! Если я освобожусь, то куда поедем? Я хочу туда, где море и тепло.

— В мире полно таких мест. Ты можешь выбрать любое.

— Я хочу то, где будешь ты — сказал я и поцеловал её в губы.

— Я всегда буду с тобой, где бы ты ни был — сказала она, отрываясь от моих губ.

Через неделю президент и Артём Неклюдов подписали договор о продаже 50ти процентов акций «Солнечной энергии». Также президент заявил, что полностью погасит долги государства перед компанией «Биосинтез». Действительно через два дня деньги пришли на наш счёт. Мы сразу заказали много товаров, чтобы начать давно планировавшуюся модернизацию космической станции. Я неделю ждал звонка от президента, но так и не дождался. Не выдержав, я позвонил сам.

— Алло — сказал президент, сняв трубку.

— Здравствуйте, господин президент! Я бы хотел поговорить о себе.

— А конкретней?

— Мне нужна свобода. Вы обещали.

— Я не обещал тебе свободу. Я и не мог этого сделать. Тебя обвиняют в серьёзном преступлении, и я не могу тебя так просто оправдать.

— Да, я всё понимаю. Но мне нужен адрес Смита! Скажите мне, где он скрывается!

— Я не могу этого сделать! Если я тебе скажу, где он скрывается, то ты его немедленно убьёшь!

— Да Вы с ума сошли! Зачем мне его убивать? Он мне нужен, чтобы изменить показания!

— Я этого не сделаю.

— Почему?

— Потому что ты виновен в серьёзных преступлениях. Я не могу тебя так просто отпустить.

— Я и не прошу меня отпустить! Дайте мне адрес майора Смита!

— Нет.

— Господин президент! Мы ведь друзья. Я всегда Вам помогал, Вы помогали мне. Все преступления, что меня обвиняют, просто смешны! Вы прекрасно знаете, что я невиновен. Скажите мне истинную причину, почему я ещё нахожусь здесь? Не надо этой риторики, просто скажите правду!

— Правду? Ты этого хочешь?

— Да только правду. Ну, что ж вот тебе, правда. Ты, какимто невероятным способом получил технологию продления жизни. Её нет ни у кого в мире! Ты богатый баловень судьбы получил её просто так. Ты даже не понимаешь, какая это власть над миром. И эта власть в руках одного человека! Думаешь — это справедливо? Думаешь справедливо, чтобы такая власть была у одного человека? Нет! Это чудовищная несправедливость! Я должен эту несправедливость исправить!

— Но Вам и так сейчас принадлежит половина компании! Что Вы ещё от меня хотите?

— Половина компании принадлежит государству, а не мне! Но у меня нет технологии продления жизни. Эта технология должна принадлежать мне! Я должен получить новое тело, чтобы пойти на второй срок!

— Ах вот оно в чём дело! Вот ради чего всё затевалось! Вы хотите новое тело! Вы хотите жить вечно и править вечно! Бесконечная жажда власти, вот Ваш главный мотив! Теперь понятно, почему Вы устроили истерику, когда я пригрозил не менять Вам тело! Вот Ваша болевая точка! Вы больше всех на свете жаждете технологии продления жизни? Так вот Вы её не получите! Я заберу у Вас эту технологию, и Вы ничего не сможете сделать!

— Тогда я национализирую твою компанию!

— Делайте, что хотите, но технологию Вы не получите — сказал я и бросил трубку.

Сказать, что в тот момент я был очень зол — это ничего не сказать. Президент меня грубо использовал, чтобы получить доступ к моей технологии. Может он никогда и не был мне другом, а просто притворялся? Когда же я начну разбираться в людях? Или на всех людей так магически действуют слова: «Технология продления жизни»? Надо спрятать от президента эту технологию. Если она ему нужна, то за неё он даст мне адрес места, где скрывается Смит, и я смогу выйти на свободу.

Я лёг на диван и закрыл глаза. После этого я снова оказался в бункере. Я вылез из капсулы и решительно направился на кухню.

— Господа! Президент меня обманул! Он вовсе не собирался меня выпускать! Его цель — это получить технологию продления жизни.

— Откуда ты это знаешь? — спросил Вольф.

— Он сам мне проболтался. Он прикидывался моим другом, чтобы получить эту технологию. Теперь он ничего не получит! Надо расторгнуть сделку по продаже акций «Солнечной энергии». Ещё необходимо вывести с заводов оборудование для производства новых тел и с космической станции всё оборудование для пересадки мозга.

— Вывести куда?

— Нужно тайное место, где он не сможет это найти! Никто не должен знать об этом месте, кроме нас!

— Это место уже есть сказал Роман.

— И что это за место? — спросил я.

— Этот бункер. Сюда можно телепортировать всё оборудование. Но если мы спрячем всё оборудование, а у него останутся специалисты, которые всё это оборудование создавали, то в этом нет никакого смысла. Специалисты восстановят оборудование.

— Тогда спрячем здесь специалистов!

— С членами семей или как?

— Сколько их всего?

— В проекте «Лазарь» задействовано 42 человека. С членами семей их будет 125 человек.

— Тогда разместим всех!

— Придётся потесниться, но мы справимся.

— Хорошо! Сделайте это как можно скорее. Нужно, чтобы президент не смог их забрать.

— Здесь всё просто. А вот как быть с разрывом договора? Он составлен очень хитро.

— Пусть наши юристы этим займутся. Надо начать процедуру как можно быстрее! Кроме того отмените все сделки по покупке оборудования. Нам придётся вернуть все деньги, что нам дало государство.

— А Вы не боитесь, что после этого президент объявит о национализации «Солнечной энергии»?

— Пускай национализирует, но мои технологии он не получит!

— А в тюрьму Вы вернётесь?

— А почему нет? Я его не боюсь! Если хочет со мной воевать, то я готов встретить его с высоко поднятой головой!

— Он уничтожит наши фирмы.

— Не уничтожит. Тогда ему придётся уволить миллионы человек. Нет. Ничего он мне не сделает!

На следующий день я вернулся в тело аватара и оказался в тюрьме. Я вел себя, как будто ничего не произошло. А в это время мои люди снимали оборудование и телепортировали его в бункер. Сотрудников с семьями они тоже отправляли в бункер. Все были возмущены таким решением. Вечером я снова оказался в бункере. Я вышел к своим сотрудникам и произнёс небольшую речь.

— Дамы и господа! Я прошу у Вас прошения за доставленные неудобства, но у меня не было другого выхода. То, что сейчас произошло — это форсмажорные обстоятельства. Они вынудили меня переселить Вас сюда. Уверяю Вас — это временное решение. Ситуация под контролем и разрешиться в течение месяца.

— А если не разрешиться? Если не уложитесь за месяц? И вообще это както связано с отменой продажи компании? — задал мне вопрос один из сотрудников.

Все начали забрасывать меня вопросами. Поднялся невообразимый гам. Я поднял руки и шум прекратился.

— Уверяю Вас — эти факты никак не связаны. Я поселил Вас здесь, чтобы защитить.

— От чего? От чего Вы хотите защитить нас? — спросил меня ещё один сотрудник.

— Прошла информация, что Вам угрожают террористы. Вы очень важны для нас. Мы не хотим, чтобы Вы пострадали. Именно поэтому мы поместили Вас здесь — сказал Роман, который до этого молча стоял рядом со мной.

— Да. Вас хотят убить террористы. Это религиозные фанатики. Они против технологии продления жизни. С ними невозможно ни о чём договориться. Именно поэтому нам пришлось всех Вас срочно эвакуировать. Поэтому прошу Вас успокоиться и располагаться здесь. В тесноте, да не в обиде — сказал я.

Люди стали расходиться по своим комнатам. Ко мне подошёл профессор Грызлов. Он взял меня за локоть и отвёл в сторону.

— Я понимаю, что происходит.

— Правда? — удивился я.

— Конечно. Всё это может быть связано только с тем, что мы нашли на дне ледовитого океана. Я знал, что это рано или поздно случиться и это случилось. Сейчас президент узнал, что у нас есть технология телепортации ядерного оружия и потребовал её себе? Ведь так?

Я задумался, соображая, что ему ответить.

— Можете не отвечать. Я понимаю, что это так. Но Вы ни в коем случае не должны давать это оружие какойто одной стране. Так Вы нарушите баланс сил, и может начаться ядерная война.

— Что Вы предлагаете?

— Я прекрасно понимаю, что мы здесь не изза террористов. Вы вступили в противостояние с президентом России. Это очень серьёзный противник. Против него надо играть с серьёзными козырями на руках. Это технология и есть этот козырь в переговорах. Если он начнёт давить, то Вам надо уровнять шансы.

— А конкретней?

— Надо отдать эту технологию китайцам! Они располагают мощными ядерными потенциалами. Если они получат эту технологию, то получат явное преимущество. Отдав эту технологию, Вы поставите президента перед фактом, что безопасность страны нарушена. Чтобы её восстановить он должен будет пойти на уступки. Вы получите от него гарантии безопасности. А он сможет восстановить безопасность страны.

— Каким образом он её восстановит?

— У Вас же есть технология получения алмазов, разве Вы забыли?

— Конечно, помню. Я только не понимаю, зачем отдавать технологию китайцам?

— Потому что если Вы этого не сделаете, то президент просто спрячет эту технологию и не будет никому показывать, чтобы не было утечек, а всех кто с ней связан, он просто уничтожит! Я же понимаю, что именно поэтому мы здесь! Передача технологии китайцам означает начало гонки вооружений. Тогда все мы будем нужны! Я очень боюсь за себя и свою семью! Примите решение! Мы не можем вечно находиться здесь!

— Пожалуйста, успокойтесь! С чего Вы взяли, что террористическая атака связана с противостоянием с президентом?

— Разве я слепой? Я вижу, что Вы забрали всё оборудование для продления жизни, и эвакуировали всех специалистов! И это после продажи компании, которое Вы собираетесь отменить! У Вас жесткое противостояние с президентом, и это видно невооружённым взглядом!

— Предположим, что я захочу передать технологию китайцам. Как я могу это сделать?

— Мы можем телепортировать им эту технологию.

— Телепортировать?

— Конечно! Мы серьёзно продвинулись в изучении инопланетного артефакта. Теперь можно заставить бомбу выйти из портала в нужной точке. У нас такая технология уже есть! Мы телепортируем бомбу в Китай, вместе с образцами ядерного материала внутри. Она упадёт на территории одной из секретных воинских частей НАК. После этого прессцентр компании «Солнечная энергия» в Пекине выступит с официальным сообщением, что мы передали в дар новую технологию телепортации ядерного оружия. Президент не сможет этого не заметить. Он поймёт, что мы располагаем этой технологией и начнёт с Вами переговоры о мире.

— А китайцы не объявят нам войну после того, как мы скинем на них бомбу?

— Конечно, не начнут! Они будут только рады такому подарку! Поворчат для виду и успокоятся!

— Я подумаю над этим.

— Подумайте! Речь ведь идёт о нашей с Вами безопасности.

— Хорошо. Теперь идите к своей семье.


Глава 8

Я никому не рассказал о нашем разговоре. Всё это являлось изменой родине. Но президент действительно мог меня уничтожить, чтобы получить мои технологии. Почему он был таким упёртым? Он всё равно бы получил новое тело через год. Но нет, ему захотелось получить всё здесь и сейчас. Изза этого могли пострадать люди, что окружали меня. Хотя я сделал свой ход! Посмотрим, как он на это отреагирует. Если загонит меня в угол, то у меня не останется никакого выхода, как напасть на него.

На следующий день я, как ни в чем, ни бывало, лёг в капсулу и отправился в тело аватара. За ночь ничего не изменилось. Ночью приходили и убирали «камеру», выносили мусор и клали свежие продукты в холодильник. Тело аватара требовало питания. Я открыл холодильник, достал салат и стал есть. От еды меня отвлёк телефонный звонок. Я вернулся в комнату. Здесь уже стоял Роман. Он смотрел на звенящий телефон прямой связи с президентом.

— Может, снимешь трубку? — спросил я его.

— Конечно? — сказал он и протянул трубку мне. Я нехотя взял трубку из его рук.

— Слушаю.

— Так вот как ты отвечаешь на добро? Я посадил тебя в отдельную комфортную камеру, избавил тебя от тюремной рутины, а в ответ получил чёрную неблагодарность? Ты думаешь, что я не найду твоих людей? Что я не смогу найти спрятанные технологии?

— Так оказывается, держать своих друзей в тюрьме — это добро? Или мы уже не друзья? Вы хотели получить технологию продления жизни, но ничего не собирались дать взамен.

— Я ничего и не должен был тебе давать! Ты преступник! А преступник должен сидеть в тюрьме!

— Согласен с Вами, но я не преступник! Я никого не убивал, и Вы это прекрасно знаете! Вы, ради своих амбиций посадили меня в эту клетку!

— Клетка? Ты скоро узнаешь, что такое настоящая клетка, когда я переведу тебя в обычную тюрьму!

Вместо ответа я громко и заливисто засмеялся.

— Что ты ржёшь?

— А ты что я слишком много знаю, чтобы меня посадить в обычную тюрьму. Если я начну говорить, то это в первую очередь ударит по Вам. Ничего Вы мне не сделаете! Хотя можете попытаться.

— Это мы ещё увидим — сказал он и бросил трубку.

— И что, потвоему, он сделает? — спросил Роман, когда я положил трубку на рычаг.

— Не знаю, но явно ничего хорошего.

Прошло три дня, после нашего последнего разговора с президентом, а ничего не происходило. Неизвестность пугала меня. Я понимал, что президент ответит на мой выпад, но что он сделает, для меня попрежнему было загадкой.

На четвёртый день, после обеда я услышал, как открывается дверь. От свободы нас отделяла толстая бронированная дверь с кодовым замком. Я позвал Романа из соседней комнаты, и мы стали ждать. Дверь открылась на пороге стояли четверо. Это были люди высокого роста с короткой стрижкой, одетые в тюремные робы. На груди каждого была фамилия и номер отряда. Без сомнения — это были осужденные из соседней тюрьмы.

Люди внимательно смотрели на меня, а я смотрел на них.

— Вы пришли нас освободить? — прервал я неловкую паузу.

— Кенты посмотрите, на этих двух фраеров! Они думают, что мы решили их освободить! — сказал самый рослый из зэков.

— Сейчас и освободим! Смотрите, какая у них хата! Ты был прав «Сивый» — это комерсы! — сказал второй.

— Сейчас посмотрим, что у них есть! — сказал третий и попытался пройти внутрь.

Я перегородил ему дорогу.

— Господа, я не пущу Вас внутрь! — сказал я.

— Да кто тебя спрашивает! — сказал «Сивый» и попытался прорваться мимо меня. Он был на голову выше меня, поэтому чувствовал своё превосходство. Я ловко, как меня учили, схватил его за руку и бросил его на пол. Потом перехватил его руку и завёл за спину на болевой приём. Он заорал от боли.

Остальные осужденные, увидев, что стало с «Сивым», выхватили заточки. Роман встал между мной и ими.

— Господа! Я бы рекомендовал вам уйти! Пока никто не пострадал! — сказал Роман.

— Сейчас ты пострадаешь! — сказал самый высокий.

— Что делать Вол? — спросил второй обращаясь к высокому.

— Нам сказали мочить этих фраеров? Будем мочить! — сказал Вол.

— У меня только один вопрос: «Как Вы собираетесь убить аватаров?» — спросил я.

— Аватаров? — переспросил «Вол».

— Ну да, такие машины, типа людей — сказал Роман.

— Я в курсах, что такое аватары — сказал «Вол».

— Да он порожняк гонит! — воскликнул третий.

— Я не знаю, что президент задумал, но это явно не очень хорошо для Вас закончиться — сказал я, всё ещё держа «Сивого» за руку.

— Президент? — переспросил «Вол».

— Президент России. Хочешь с ним пообщаться? — спросил я, глядя в глаза «Волу».

— Я гдето тебя видел? — спросил он, уставившись на меня.

То, что произошло дальше, было неожиданным даже для меня. Двое из стоящих, рядом с «Волом» напали на него и стали втыкать в него заточки. Зэк заревел от боли. Рома среагировал очень быстро. Он подбежал к группе дерущихся и вырубил их короткими и сильными ударами. «Вол» лежал на полу, и хрипел, истекая кровью.

— Помоги мне! — сказал Роман, подхватывая раненого зэка за руки.

Я вырубил Сивого ударом ребра ладони по виску. После этого я подбежал к «Волу» и схватил его за руки.

— Куда мы его тащим?

— Внутрь.

Мы затащили его вовнутрь и положили на стол.

— Закрой дверь и быстро принеси полотенце.

Я закрыл бронированную дверь и метнулся в ванную. Роман в это время зажимал раны «Вола».

— Зачем Вы… — прохрипел зэк.

— Молчи! Экономь силы! — приказал Роман.

— Я не… Мне надо…

— Молчи, я сказал! Сейчас мы тебя подлатаем. Принеси мне нож — последнее он сказал мне.

Я побежал на кухню и принёс пластиковый нож.

— Потерпи, сейчас будет больно — сказал он и всунул полотенце «Волу» в зубы.

— Что с ним? — спросил я.

— Тяжелое ранение. Он быстро теряет кровь. Если он отключиться, то мы его потеряем — сказал Роман, орудуя ножом в его животе.

— Ничего не вижу. Надо остановить кровь — сказал он.

«Вол» захрипел и затих.

— Всё! — сказал Роман, отрывая руки от осуждённого.

— Что это было? — спросил я.

— Провокация. Кровавая жестокая провокация. Они должны были напасть на нас и спровоцировать ответную реакцию. Мы должны были его убить. Они поняли, что мы не собираемся причинять им вред, поэтому сами напали на него — сказал он указывая на мёртвого зэка.

— Зачем им это надо было?

— Чтобы обвинить нас в его убийстве. Хотят замазать нас в крови по самую макушку.

— У них всё получилось — сказал я, указывая, на окровавленные руки Романа.

— Надо уходить. Дальше будет только хуже.

— Я согласен с тобой. Время для диалога закончилось. Если президент хочет войны, то он её получит.

Я лёг на диван и закрыл глаза. Аватар отключился, и я снова оказался в бункере. Я вылез из капсулы и подошёл к Марте.

— Что случилось? Почему ты так рано?

Я рассказал ей что случилось.

— И что нам теперь делать?

— Будем сидеть здесь. Воды, топлива и продуктов нам хватит на полгода.

— Ты же понимаешь, что мы не будем сидеть здесь полгода?

— Понимаю. Именно поэтому у нас есть план, как выйти из этого положения.

— Я тебя слушаю.

Я подробно изложил ей наш разговор с профессором Грызловым. Она внимательно меня выслушала.

— Это измена родине. Тебя могут…

— Что? Меня расстреляют? В России нет смертной казни. Всё, что они смогли сделать — это посадить меня на пожизненное.

— Разве нет другого варианта?

— Есть. Просто отдать технологию президенту. А если мы дадим технологию китайцам, то президенту придётся пойти на уступки. Он же не знает, чем мы её обладаем. А мы потом можем делать алмазные корпуса для бомб и продавать их военным.

— Я боюсь, как бы не стало ещё хуже.

— Я беру всю ответственность на себя. Ты жена, и может не свидетельствовать против меня. О моём плане знает только профессор Грызлов. Больше я никого не буду вмешивать в это дело.

— Только будь осторожен! Я не хочу потерять тебя!

— Не потеряешь. Если надо отпущу Вас всех и буду один сидеть в этом бункере.

— Не будешь! Ни я, ни остальные тебя не оставят в беде!

— Об этом потом. Сейчас главное сделать всё как надо. Пойду к Грызлову.

Я вышел из комнаты, прошёл по лабиринтам коридоров и оказался в большом зале. Здесь стояли кровати. На одном из них лежал профессор Грызлов, уткнувшись в книгу. Я взял его за руку и отвёл в коридор.

— Вы решились?

— Да. Вы сможете телепортировать устройства отсюда?

— Конечно! Здесь есть телепорт.

— А само устройство?

— Да. Мы сделали копию корпуса инопланетного устройства. Тут есть и ядерные материалы. Сразу загрузим и отправим.

— Где всё это?

— Около телепорта.

Мы прошли по коридору и оказались в большом зале, где располагался телепорт. Раньше он был пустой, а сейчас он был весь забит оборудованием, телепортированным с космической станции. Профессор начал рыться в этом оборудовании, а потом позвал меня. Я подошёл и увидел лежащий на полу корпус бомбы, сделанный из алмаза.

— Помогите мне.

Мы взяли корпус и с трудом перетащили его в телепорт.

— Теперь ядерный материал.

Профессор надел перчатки и открыл заднюю дверцу, какогото большого прибора. Порывшись минуту, он достал оттуда небольшую металлическую пластину.

— Откройте крышку — сказал он, неся пластину на вытянутых руках.

— Я отвинтил колпак у корпуса.

Профессор положил туда пластину и снял перчатки.

— Там содержаться радиоактивный элемент. Для демонстрации вполне достаточно.

Я уже хотел привинтить колпак на место, но профессор жестом остановил меня.

— Нет. Надо написать пояснительную записку, лучше Вашей рукой.

Я взял ручку и лист бумаги. Лист я положил на прибор и приготовился писать.

— Что писать?

— Здравствуйте, уважаемое правительство, Китайской Народной Республики! Я Сергеев Михаил Алексеевич передаю Вам эту новую технологию. Достоинство этой технологии в том, что теперь можно будет телепортировать любой радиоактивный материал, любое сложное изделие, в том числе и ядерную бомбу, при этом она не будет подвержена эффекту супердиффузии. Также здесь заложена технология выхода из телепортации без помощи телепорта. Надеюсь, эта технология поможет укрепить обороноспособность Вашей страны и укрепить взаимопонимание между нашими странами. Владелец компании «Солнечная энергия» Михаил Сергеев. Написали?.

— Да. Дата и подпись. Теперь положим записку сюда.

Я положил записку внутрь корпуса, надел колпак и завинтил его.

— Хорошо, теперь отправим его в портал.

Он включил портал и встал рядом с монитором, соединённым с порталом.

— Сейчас введу необходимые данные — сказал он и застучал по клавишам.

Над порталом загорелось кольцо света.

— Всё, портал готов. Отправляю? — сказал он и вопросительно посмотрел на меня.

— Да! — ответил я.

Он нажал на кнопку, и капсула исчезла из телепорта.

— Ну, всё! Дело сделано! Осталось заявление прессцентра, чтобы президент был в курсе!

Я сделал это ради себя. Я не хотел сидеть в тюрьме, хотя сидел в очень комфортных условиях. Я провёл в таком состоянии четыре года. И мог провести ещё пару лет, пока президент не переизберётся на второй срок и не отпустит меня из тюрьмы. Но гдето в глубине души я понимал, что он этого не сделает. Ему нужна была технология продления жизни, потому что он был на ней помешан. Наверное, он просто жаждал вечной жизни, а для этого было выгодно держать меня в тюрьме и кормить обещаниями свободы. Но я был сыт этими обещаниями! Президент сам дал обещание, и сам его не сдержал. Он недооценил угрозу с моей стороны, и сам будет в этом виноват. Это было хорошее оправдание, для себя любимого, но понимал, что тем самым толкаю мир к ядерной войне? Нет. Я думал, что начнётся новый виток ядерного противостояния, в котором компания «Солнечная энергия» сыграет ключевую роль. Китайцы в ответ усовершенствуют свою технологию, и наступит равновесие сил. Я не мог знать, что будет ядерная война, и Китай, по итогам этой войны будет уничтожен.

— Пойду, сделаю заявление для прессы — сказал я.

— Я с Вами — сказал Грызлов.

— У вас есть видеокамера?

— Да. Я взял из дома. Отличная цифровая видеокамера.

— Отлично возьмите её и пойдём в оранжерею.

Профессор взял камеру, и мы отправились в оранжерею.

— Стоя или сидя?

— Без разницы.

— Хорошо, останусь стоять. А что говорить?

— То, что писали, помните?

— Нет, надо сказать, более обтекаемо. Включай камеру.

Он включил камеру и загорелся красный огонёк.

— Уважаемое правительство Китайской Народной Республики! Я Сергеев Михаил Алексеевич передал Вам новую технологию! Надеюсь, эта технология поможет в дальнейшем развитии, а между нашими странами возникнет взаимопонимание. Желаю Вам всего самого наилучшего. Всё.

Профессор выключил камеру.

— Чтото больно короткое заявление.

— Ничего. Вполне достаточно, чтобы понять, что я действую с добрыми намерениями. Теперь надо попросить Артёма распространить его. Давайте флэшку.

Профессор передал мне флэшку. Вечером в бункер телепортировался Артём. Я перехватил его в зале, у телепорта. Он немало удивился, увидев меня так рано.

— Шеф, что Вы здесь делаете так рано?

— Я сбежал. Больше в тюрьму я не вернусь.

— Пошли на конфликт с президентом?

— Да. У меня к тебе просьба.

— Всё что угодно друг.

— Распространи моё заявление, через наш прессцентр в Пекине.

— А что это?

— Я решил передать китайцам часть технологий биосинтеза, те, что они и так знают. Это жест доброй воли. Хочу посмотреть на их реакцию.

— Понятно! Обязательно передам — сказал он, пряча флэшку в карман.

— Никому пока об этом не говори.

— Ладно, чтото ещё?

— Нет, это всё.

— А почему Вы сбежали?

— Долгая история. Роман тебе всё объяснит. Сейчас вместе с Вольфом отправляйся обратно. Я разберу телепорт, чтобы больше никто не мог сюда проникнуть. Посижу в засаде, посмотрю, что твориться в мире.

Артём и Вольф телепортировались обратно, а мы с профессором Грызловым разобрали телепорт. Теперь выбраться из бункера можно было только на лифте. Дело было сделано, теперь оставалось только ждать. Я пошёл в себе в комнату, сел перед телевизором и стал смотреть новости. Целый день я ничего не делал, только смотрел телевизор, спал и ел. Артём передал сообщение, и оно проскользнуло короткой строкой в информационной ленте и пропало. Следующий день прошёл без происшествий.

Я уже начал потихоньку привыкать к безделью. На третий день вынужденного бездействия заработал канал спутниковой связи. Это был прямой канал связи с космической станцией. Я оставил его, чтобы связываться с Артёмом и Вольфом в экстренных случаях. Профессор Грызлов включил связь. Это был незнакомый человек в комбинезоне защитного цвета.

— Профессор Грызлов? Мне нужен Сергеев.

— С кем имею честь молодой человек?

— Я старший следователь по особо важным делам Кононов Виктор Владимирович. Мне нужен Сергеев!

— Я здесь — сказал я, подходя к экрану.

— Вы сбежали из тюрьмы и тем самым нарушили… — начал говорить следователь, но я его прервал.

— Следователь ты можешь распинаться передо мной и читать свои статьи закона. Это ни к чему не приведёт. Мне не интересно.

— Президент хочет с Вами поговорить.

— Проблема в том, что я не хочу с ним говорить. Он упустил свой шанс.

— Вы вынудили его искать контакт с Вами. Поговорите с ним, озвучьте свои требования!

— Хорошо. Организуйте канал связи с ним, завтра в это же время — сказал я и выключил канал связи.

— Что Вы теперь будете делать? — спросил Грызлов.

— Ждать. Президент обязательно свяжется со мной — ответил я.

— Вы так в этом уверены?

— У него нет другого выхода.

На следующий день президент действительно связался со мной. Я включил канал связи и сразу увидел его лицо.

— Здравствуйте, господин президент!

— Не ожидал от тебя такого.

— А чего Вы ожидали?

— Чего угодно, только ни этого. Ты хочешь начать ядерную войну?

— Вы же знаете, чего я хочу.

— И после этого ты чтото хочешь? Ты представляешь, какой ущерб стране ты нанёс?

— Ты загнал меня в угол, а потом хочешь, чтобы я просто сдался? Зачем ты устроил провокацию? Так хотелось поиграть в бога?

— Это было не моя идея, и ты тоже меня вынудил.

— Мы оба наделали кучу ошибок, но всё можно исправить.

— Конечно! Отдай мне эту технологию.

— Нет.

— Что?!

— Есть просто и ясное слово «Нет» и я говорю его тебе.

— Ты не можешь отказать своему президенту! Отдай мне эту технологию!

— А что взамен?

— Ты получишь, что хотел.

— Один раз я уже поверил Вам на слово, больше не буду.

— Что я должен сделать?

— Интернет у нас работает. Подпишите указ о помиловании меня и Смирнова Романа. Пусть этот указ появиться на вашем сайте. Также вы должны гарантировать безопасность моим людям. Для этого Вам надо выступить с заявлением и дать соответствующие приказы всем Вашим министрам.

— А если я этого не сделаю?

— Так и не делайте. Я просто приглашу журналистов, и расскажу им всю историю от начала и до конца. А потом инициирую процедуру импичмента. Деньги у меня есть, сторонников наберу, так что голосов хватит.

— Ты этого не сделаешь!

— Вы до сих пор не убедились в серьёзности моих намерений? У меня совсем не осталось места для маневра.

— А если я всё сделаю?

— Вы полечите свою технологию. Между нами наступит мир. Мы забудем все взаимные обиды, и я выйду на свободу.

— А моё новое тело?

— Ты его получишь, как я и обещал.

— Ты же понимаешь, что если этого не сделаешь, то я тебя уничтожу?

— В отличие от Вас президент я всегда держу слово.

— Я подумаю над этим?

— Можно вопрос?

— Задавай.

— Почему Вы так упрямы в этом вопросе, я же никогда Вас не обманывал?

— Есть негативный опыт.

— Надеюсь, у нас его больше не будет. Вы получите новое тело, я обещаю.

— Ладно, я тебе верю. Жди своё заявление — сказал президент и выключил связь.

— Это всё? Холодная война окончена? — спросил Грызлов, когда я отошёл от экрана телевизора.

— Похоже на то. Посмотрим, сдержит ли президент слово на этот раз — сказал я.

Президент сдержал слово. Он подписал указ, и выступил на телевидении перед ключевыми министрами. Смысл его заявления был в том, что между нами возникло некоторое недопонимание, которое будет успешно преодолено. Мы наконецто выдохнули с облегчением. Я приказал вернуть всё оборудование и всех людей назад.

На второй день, после подписания указа, я выступил перед журналистами. Меня закидали кучей вопросов, но я ловко отбивался от этих акул пера. Прессконференцию я проводил в стенах центрального офиса компании «Солнечная энергия». Встреча проходила шесть часов. Наконец журналисты усталые и довольные разошлись по своим редакциям. Через десять минут, как они ушли, в конференцзал вошли два генерала и человек в штатском.

— Говорят у вас есть технология, которая сильно поможет нашем ядерным силам? — спросил генерал.

— Да. Конечно. Пойдёмте.

Мы поднялись на лифте на верхний этаж. Профессор Грызлов привычно возился у телепорта. Увидев нас, он улыбнулся и протянул руку для рукопожатия. После этого он стал рассказывать и показывать достоинство новой технологии. Я уже и так был сильно вымотан прошедшей прессконференцией, поэтому сил на стул и стал слушать объяснения Грызлова. Меня не покидало ощущение нереальности происходящего. Я просидел в клетке четыре года и сейчас смог выбраться. Не было особой борьбы, или какихто усилий. Просто вчера я сидел, а сегодня вышел на свободу. Мой мозг не мог спокойно воспринять этот простой факт.

— Теперь Вы сами производите эти алмазные корпуса? Теперь понятно, почему Вы передали технологию китайцам — сказал генерал.

— С чего Вы взяли, что я чтото комуто передал? У Вас есть прямые доказательства? — спросил я.

— Нет.

— Тогда молчите, если не хотите получить повестку в суд.

— Зря президент Вам доверяет.

— Не Вам судить решения президента.

Генерал чтото хотел ещё сказать, но промолчал. Через полчаса они ушли. Я спустился вниз и вызвал к себе Романа.

— Я пойду домой. Справишься без меня?

— Так сразу? А мы хотели посидеть, отметить твоё освобождение.

— Нет настроения. Перенеси всё на завтра. Сегодня хочу отдохнуть.

— Хорошо. Я вызову машину.

Он стал звонить по телефону.

— Спускайся вниз машина уже здесь.

Я вышел из кабинета. У входа меня сопровождали телохранители. Они проводили меня до машины. Я сел на заднее сиденье лимузина. Там уже была Марта.

— Куда едем? — спросила она.

— Домой — ответил я.

Я открыл минибар. Оттуда я достал себе бутылку коньяка. Налив себе полстакана я стал пить маленькими глотками.

— Что случилось? — спросила Марта.

— Плохое настроение.

— Тебя только что освободили, что в этом плохого?

— Это всё неправильно.

— Что неправильно?

— Всё.

— Объясни.

Я совершил ужасное преступление. Я предал родину и поставил мир на грань ядерной войны. А меня, вместо того, чтобы наказать, чтобы навсегда упрятать за решётку просто освобождают. Без предварительных условий, без обязательств. Я свободен и никому ничего не должен. Всё это неправильно.

— Так ты чувствуешь угрызения совести?

— Да. Я не должен был этого делать. Мне надо было подождать всего год. Президент получил бы своё новое тело и дал бы мне амнистию.

— А если бы он не дал тебе амнистию? Если бы он оставил тебя в тюрьме? Он явно не хотел видеть тебя в числе простых заключённых. Он хотел тебя использовать и использовал. Ты ничего бы не смог с этим поделать!

— Мне не надо было давать технологию китайцам. Я смог бы найти выход!

— Ты сам говорил, что эту технологию нельзя давать одной стороне, чтобы не было решающего преимущества. Теперь она есть у России и Китая. Теперь нет ни у кого решающего преимущества. Мир пришёл в равновесие!

— И всё равно меня не покидает ощущение, что я стану причиной ядерной войны!

— Как ты можешь такое думать? Ядерная война — это зло! На Земле никогда не будет такого зла! Ты просто подавлен всем этим! Тебе надо отдохнуть, развеяться!

— Нет, спасибо. Лучше уж с головой уйти в работу, так быстрей всё это забуду.

— Хорошо. Завтра соберу всех, чтобы они тебя отвлекли. Есть очень интересное предложение. Ты должен его выслушать.

— Жду не дождусь.

На следующий день я приехал в офис. Прошлой ночью мы провели с Мартой, и у меня было отличное настроение. Все плохие мысли ушли, и я теперь был готов к новым свершениям. Прибыв в кабинет, я сразу вызвал к себе Романа.

— Что хотели шеф?

— Собирай всех наших в конференцзале и еды закажи. С утра ничего не ел.

— Все уже собрались, ждут только тебя.

— Уже иду.

В конференцзале уже сидели: Артём, Вольф, Юджин и Марта.

— Вот все и в сборе! — сказал Роман, закрывая дверь.

— Я думал, что этот день никогда не наступит! — сказал Артём.

— Четыре года! Четыре долгих года я ждала его и наконец, дождалась! Любимый, я больше никогда тебя не отпущу! — сказала Марта, обнимая меня.

— Я сам не верю, что этот день настанет — сказал я, садясь за стол.

— А я верил! — сказал Вольф.

— И я тоже верил! — сказал Юджин.

— Господа! У нас накопилось множество проблем, но может, дадим сначала Михаилу отдохнуть? — спросил Артём.

— Нет! Давайте, что там у Вас? — сказал я и стал есть.

— Сначала хорошие новости. Строительство идёт полным ходом. Теперь вся Россия напоминает строительную площадку. Мы строим всё: дома, машины, мосты. Нами выстроены миллионы квадратных метров. Общее количество работников «Солнечной энергии» и «Биосинтеза» выросло до десяти миллионов.

— А мы всем обеспечиваем наших новых работников?

— Да. Есть некоторые проблемы, но мы стараемся, чтобы темпы строительства поспевали за количеством наших работников. Мы строим жилые дома, строим социальные и спортивные объекты. Ещё мы строим курорты и новые церкви.

— Церкви? А как новая религия у Эрика? Всё получается?

— Да. У него были свои книги, поэтому отделу маркетинга не пришлось изобретать чтото новое. Ещё мы заложили десять тематических парков по всей стране. Работа идёт полным ходом.

— Какието проблемы всётаки есть? Не может быть, чтобы было всё идеально.

— Есть, но не знаю, стоит ли сейчас об этом говорить?

— Конечно, стоит! Если надо чтото внедрить, то давай! Я готов! Технологии работают, а я становлюсь ещё богаче.

— Не думаю, что это стоит упоминания.

— Ты меня заинтриговал. Говори.

— Мы ввели уровни и нанесли тем самым серьёзный урон по организованной преступности. Преступники стали совершать более простые, мелкие преступления. Практически исчезли: наркомания, торговля оружием и наркотиками.

— Это ведь хорошо!

— Конечно, хорошо. Но вместе с этим новая система практически полностью уничтожила проституцию.

— Это позорное социальное явление мы тоже уничтожили. Это ведь хорошо!

— Хорошо, только…

— Что?

— Сейчас страну захлестнула эпидемия изнасилований. Количество нападений на женщин возросло в разы. Сейчас одинокая женщина, идущая домой после восьми вечера — потенциальная жертва.

— А почему это произошло?

— Мы считаем, что это стало следствием уничтожения проституции. Не секрет, что к проституткам обращаются для сексуального удовлетворения. Но не только для этого. К ним ходят люди с психическими проблемами, чтобы удовлетворить свои комплексы. А сейчас проститутки исчезли. Мужчинам некуда выплеснуть свою сексуальную агрессию. Не с кем удовлетворить свои комплексы. Они начинают нападать на женщин, и характер нападений становиться всё жёстче. Раньше были изнасилования. Сейчас многие изнасилования заканчиваются убийствами.

— А что полиция? Разве она не должна заниматься этими случаями?

— Полиция не справляется. Проблема в том, что сейчас любой бывший клиент проститутки может стать насильником. Причём раньше эти люди не совершали преступлений.

— Можно организовать патрулирование силами работников корпорации. Они будут сопровождать женщин с работы домой.

— В этом вся и проблема. Мы тоже пришли к этой мысли. Организовали людей в дружины. Дружинники стали сопровождать женщин домой, а потом… — сказал Артём и запнулся.

— Что потом?

— Потом одна такая группа изнасиловала сопровождающую ими девушку.

— Это шутка?

— Нет, это правда!

— Да Вы с ума сошли! Вы представляете, какой это удар по нашему престижу? — сказал я, откладывая вилку в сторону.

— Представляем. Нас и до этого все, мягко говоря, не любили. А сейчас нас вообще будут ненавидеть. Я выступил со специальным заявлением, но это не сильно помогло. Социальные сети кипят от возмущения. Они считают, что мы потакаем преступникам.

— Почему?

— Потому что Вас обвинили в массовом убийстве, группой лиц, а потом президент Вас амнистировал. Они думают, что и эти насильники окажутся на свободе.

— Как такое вообще могло произойти? Их же ктото подбирал в дружинники?

— Подбирал, но не очень тщательно.

— Артём хочет сказать, что подбор ничего не даст. Мы уничтожили преступников, но преступность никуда не делась. Люди совершают преступления против личности, как делали это всегда. Да, сейчас мы смогли исключить экономическую составляющую в преступлениях. Воровать сейчас действительно стало невыгодно, но преступники, не отказались от преступлений. Они попрежнему нападают на людей — сказал Роман.

— А куда смотрит полиция, прокуратура? Они зря получают зарплату? — спросил я.

— У них сейчас очень много работы. Мы введением системы уровней, сломали годами отлаженные преступные схемы. Уголовники лишились своего преступного промысла и стали нападать на людей — сказал Артём.

— Тогда что Вы предлагаете?

— Артур предвидел такую ситуацию. Людей необходимо защищать, а сексуальную агрессию необходимо кудато выплёскивать. Именно поэтому надо создавать личного роботаслугу. Мы уже можем делать аватаров, на основе человеческих клеток. Но аватары слишком дороги. Есть более дешёвый компромиссный вариант. Мы создали робота слугу. Внутри него находиться металлический скелет. А снаружи живая кожа и волосы. Он очень похож на человека, а работает от аккумуляторов.

— Правда? Интересно было бы посмотреть.

— Конечно! Вот она — сказал Роман, указывая на секретаршу, которая разносила еду и напитки.

— Она? — спросил я, и внимательно посмотрел на секретаршу.

— Да. Марина стой прямо и не шевелись — приказал Роман.

— Слушаюсь — сказала она и замерла.

Я посмотрел на секретаршу. Это была красивая, молодая девушка, одетая в стильный брючный костюм. Она выглядела как обычная девушка. Я встал со стула и стал её осматривать со всех сторон.

— Честно говоря, я не вижу отличий от человека. А как она выглядит без одежды? — спросил я.

— Так же, как и человек. Марина раздевайся — приказал Роман.

— Но здесь много людей. Мне сказали, что нельзя раздеваться в присутствии большого количества людей, только во время обслуживания и ремонта.

— Выполняй приказ!

Она стала медленно снимать свою одежду.

— Это не стриптиз. Просто раздевайся, как можно быстрее.

— Слушаюсь — сказала она и стала рвать на себе одежду. Мы не успели ничего сказать, а она уже порвала костюм и нижнее бельё в клочья.

— Стоп!

Робот замерла.

— Теперь я понимаю, что это не человек. Обычная женщина не стала бы так обращаться со своей одеждой. Я вот смотрю на неё и не вижу коренных отличий. Это действительно робот? — сказал я, рассматривая её со всех сторон.

— Отличия есть, если присмотреться.

Роман подошёл к девушке и стал её осматривать.

— Вот на ноге, где бедро соединяется с ягодицами. Видите белую полоску? — спросил он.

Я стал смотреть туда, куда он показывал.

— Да. Действительно здесь есть белая полоса.

— Это след от шва, там, где кожа ноги пришивалась к телу.

— След почти незаметен.

— Так и должно быть. Через месяц от него не будет и малейшего следа. Такой же есть и на руках и на шее.

— А её глаза выглядят, как настоящие.

— Потому что они сделаны из живой ткани, а внутри встроенные камеры.

— То есть она киборг?

— Да. В ней объединены сложный внутренний механизм и живая ткань.

— Здорово! Как Вам это удалось?

— Это результат работы группы наших учёных. Мы долго создавали точную механическую копию человека и у нас получилось.

— А зачем создавать такую точную копию человека?

— Чтобы её легче было трахать — сказала Марта.

— Трахать? — переспросил я.

— Ебать, заниматься сексом, сношать — какие слова тебе больше нравятся?

— А зачем с ней заниматься сексом?

— Явно не для того, чтобы делать детей. Чтобы, снимать сексуальную агрессию.

— А разве нельзя это сделать с женой?

— Не у всех есть жены, или сексуальные партнёрши.

— Но это робот!

— Конечно это робот. Она может выполнять простые команды. Внутри неё есть обучающая программа. Но по сути — это кукла для сексуальных игрищ.

— А что она может?

— Всё: классика, орал, анал. Обслужит по первому разряду.

Я укоризненно посмотрел на неё.

— Что? Вместо того, чтобы ухаживать, заботиться и любить обычных женщин вы сделали заводную куклу! Думаете мне это понравиться? — спросила Марта.

— А почему тебе это должно нравиться? Мы будем продавать её для холостяков. Так мы снизим уровень сексуальной агрессии в обществе — сказал Артём.

— Может, ещё проституцию легализуете?

— Зачем? Мы будем делать этих робот — слуг и продавать их всем желающим.

— Сколько будет стоить этот робот? — спросил я.

— В зависимости от набора функций и используемых материалов они будут стоить от 5 до 50 тысяч кредитов. Естественно мы не будем их продавать, а будем выдавать по уровню. Мы можем покрыть весь рынок, начиная с нулевого уровня — сказал Артём.

— С нулевого?.

— Конечно. Для нулевого уровня нужны няньки. Для малого уровня, нужны гувернантки. Для среднего нужны домработницы. Для высшего уровня нужны сиделки.

— А это тогда кто? — сказал я, указывая на застывшего в неподвижности робота.

— Домработница, со встроенными секс функциями.

— Она домработница?

— Да. Она умеет убирать, готовить, стирать, гладить — сказал Артём.

— А ещё заниматься сексом. Фактически она может делать всё, что и обычная жена. Но вместо любви мы даём человеку суррогат. Разве это правильно? Сейчас итак произошла девальвация института семьи. Люди живут в гомосексуальном браке, или в гетеросексуальном, но без детей. Если мы начнём массово продавать такие машины, то семья вообще исчезнет! — воскликнула Марта.

— А что ты предлагаешь? Не всем повезло в этом мире создать семью. В нём живут миллионы холостяков. Им тоже хочется секса, а получить его негде. Семьи у них нет, а проституцией стало невыгодно заниматься. Потвоему они должны насиловать женщин?

— Пусть занимаются онанизмом? Врачи это не запрещают!

— Чтобы нанятые нами дружинники ещё когонибудь группой изнасиловали?

На это Марте ответить было нечего. Она хотела чтото сказать, но махнула рукой.


Глава 9

— Мы будем продавать этих роботов холостякам. Они смогут удовлетворить свои сексуальные потребности. Напряжённость в обществе упадет, и мы сможем вздохнуть спокойно. На компанию уже не будут смотреть, как на источник всех бед. Кроме того секс — это одна из функций этих роботов и далеко не основная! Роботнянька будет следить за ребёнком. Она может провести раннюю диагностику и вовремя сообщит, если малыш болен. Роботгувернантка будет хранить в памяти миллионы игр. Через игру она будет обучать ребёнка. Роботдомработница будет создавать чистоту и уют в доме. Роботсиделка будет ухаживать за больным и не оставит его, даже если все родные от него отвернуться. И кстати все роботы обязаны защищать своих хозяев. Таких случаев с групповым изнасилованием не будет в принципе! Вы же хотите защитить своего ребёнка? А как Вам такой охранник, которые не спит, не ест, не отвлекается на женщин, а только чётко следит за объектом своей охраны?

— Я бы ей Полину не доверила.

— Почему?

— Потому что она тупая машина, которая может запросто причинить вред и даже не поймёт этого!

— Она будет действовать только так, как подсказывает ей программа.

— Но программу пишут люди, а людям свойственно ошибаться!

— Согласен с тобой. Но люди и отличаются от роботов, что способны сами исправлять свои ошибки.

— Я способна исправлять свои ошибки. По Вашей эмоциональной реакции я поняла, что не стоит рвать на себе одежду — сказала робот.

— Вот видишь! Даже она это поняла. Мы изменим программу, уберём шероховатости, и они будут служить людям! — воскликнул Артём.

— Подождите! Мы заменим дружинников, на роботов, а потом не пожалеем об этом выборе? Робот ведь сильнее любого человека и легко может причинить ему вред — сказал Роман.

— Может, но мы легко можем дистанционно его выключить. Мы можем его перепрограммировать, если понадобиться.

— А его не смогут вскрыть хакеры и создать армию роботов? — спросил Вольф.

— Ну что за глупость? У каждого из Вас есть летающая машина. Каждую можно взломать и она принесёт Вам вред, но Вы же всё равно будете ими пользоваться? Да можно перехватить управление отдельным роботом, но нельзя одновременно взломать всех роботов — сказал Артём.

— Мне эта ситуация не нравиться. Роботов всё равно могут взломать, и они могут нанести вред. Сделай так, чтобы роботов дистанционно можно было только выключить или включить. Остальные действия можно будет совершить, только подключившись к компьютеру робота через кабель. Так будет безопаснее. И сделай устройство, типа пульта телевизора, которое будет включать или выключать робота, чтобы человек мог его в любой момент выключить или включить — сказал я.

— Защита от дурака. Понимаю — сказал Артём.

— И я не смог отличить этого робота от человека. Нанеси на него какуюнибудь метку или татуировку, указывающую на то, что передо мной робот.

— Боюсь, клиенты могут не согласиться покупать роботов с татуировками.

— Ты прав. Тогда пусть каждый робот излучает определённый сигнал, чтобы владельцы смартфонов могли легко определить, кто перед ними.

— Конечно. Это легко сделать.

— Да и пусть секретарша оденется. Хватит ей торчать тут голой.

— Моя одежда разорвана — сказала робот.

— Так сшей её! Здесь есть иголка с ниткой? — спросил Роман.

— Да в столе секретаря — ответила робот.

— Хорошо. Принеси иголку с ниткой и сшей свою одежду.

Робот направилась на выход, но Вольф остановил её.

— Вы хотите, чтобы она в таком виде ходила по офису? А если её увидят наши клиенты? — спросил он.

— Ты прав! Стой здесь! — приказал я роботу.

Она послушно остановилась на полпути.

— Но надо чтото делать!

— Марта, ты можешь принести иголку с ниткой? — сказал я своей жене.

— Хорошо. Я сейчас — сказала она и выскользнула за дверь.

Она вернулась через минуту и подала мне моток ниток с воткнутой в неё иголкой.

— Робот сшей свою одежду и надень её на себя — приказал я, передавая ей нитки.

— Одежда сильно разорвана. Чтобы принять форму — её нужно шить на манекене. Так как манекена нет — разрешить шить её на мне — сказала робот.

— Хорошо. Шей на себе.

Робот подняла с пола кусок лифчика и стала пришивать его к своей груди.

— Стой!!!

Робот остановилась. Кусок лифчика был прихвачен к её груди на пару стежков.

— Вот что с тобой делать! Несите ножницы. Отрежем нитку.

— Я могу оторвать.

— Хочешь оторвать вместе с кожей? Ты должна следить за своим видом, а не портить его.

Марта подала ножницы. Я отрезал нитку, и кусок лифчика упал на пол. Я провёл по её груди и на пальцах остался красный цвет.

— У неё есть кровь?

— Искусственная кровь хорошо имитирует настоящую кровь человека. Ещё у неё есть потовые и сальные железы — сказал Артём.

— Хорошо. Она действительно похожа на человека — сказал я.

— Мы старались. Это одна из самых дорогих моделей.

— Принесите ей одежду, пусть чемнибудь прикроет наготу.

Марта вышла и вернулась с какимто халатом. Похоже, это был халат уборщицы. Робот натянула на себя явно маленький её халат.

— Знаете, что меня в этой ситуации возмущает больше всего? Что Вы к женщинам заставляете относиться как к вещи! Няньки, гувернантки, домработницы, сиделки — это всё женские образы. Их будут покупать в магазине, тем самым будет формироваться потребительское отношение к женщине. Её не обязательно любить, о ней не обязательно заботиться. Её можно будет просто купить, и при этом будет неважно о ком идёт речь, о роботе или человеке. Такова человеческая психология — сказала Марта.

— А ведь она права! Мы действительно упускаем большой сегмент рынка. Почему нашими клиентами должны быть только мужчины? Почему нам не сделать мужские аналоги нянек, гувернанток, домработниц, сиделок? Разве для этого есть какието ограничения? Так мы охватим весь рынок, а клиенты уже сами выберут, что для них нужнее. Спасибо Марта! Это очень ценный совет! — сказал Артём.

— Я не это хотела сказать! Если Вы будете их продавать, то тем самым формируете потребительское отношение к людям! А семьи просто не будет! Она превратиться в профанацию!

— А ты сама не хотела бы купить домработника, чтобы он делал для тебя всё, что пожелаешь? — спросил я глядя ей в глаза.

— Что значит всё? — не поняла Марта.

— Стрика, уборка, глажка и всё остальное.

— Всё остальное? Я никогда тебе не изменяла, и не собираюсь этого делать.

— А если бы я тебе изменил?

— С кем? С этой механической куклой? Потвоему это измена? Да я в сто раз лучше её!

— И что бы ты сделала, если бы я изменил тебе с ней?

— Да мне, было бы всё равно!

— Всё равно? А почему ты так на это эмоционально реагируешь?

— Знаете, что? Вот сидите и дрочите с Вашими механическими куклами, а я пойду! — сказала Марта и ушла, хлопнув дверью.

После её ухода мы многое обсудили. В первую очередь это казалось того, как будет выглядеть будущие роботыслуги человека. В базовой комплектации было решено создать 20 различных моделей тела. К ним добавлялось десять тонов кожи. Плюс к этому роботу можно было придать любые черты лица, по желанию заказчика. Здесь мы сразу ввели ограничения, чтобы роботы не были похожи на близких родственников заказчика. Кроме того мы ввели возрастные ограничения на приобретение роботов, способных оказывать секс — услуги.

— А как на счёт тюрем? Там люди насилуют друг друга изза сексуальной неудовлетворённости.

— Согласен. В тюрьме можно каждому дать персонального робота. Он не только будет оказывать ему сексуальные услуги, но и будет защищать его от других заключённых. Так мы сможем снизить уровень насилия в тюрьмах.

— Точно! А ещё они будут постоянно под присмотром. От робота точно не сбежишь.

— Хорошая идея. Это ещё один рынок сбыта. Мы должны его обязательно освоить.

В дальнейшем обсуждении я практически не учувствовал. Я тайком поглядывал на Марину. Робот убрала обрывки одежды и стала убирать за столом. Она была действительно очень красива. Халатик был её явно мал, и полная грудь постоянно норовила вывалиться из него. Это зрелище возбудило меня. Я вспомнил, что мне говорила Марта.

«Секс с роботом — это разве измена? Как можно изменять человеку, с бездушным механизмом? Это всего лишь ещё один из видов онанизма. Не более того. Всего лишь ещё один из видов сексуальной разрядки. Тем более мне сказали, что этот робот умеет всё, в плане секса. Марта явно не умеет всё. Я могу заняться сексом с этим роботом и при этом не изменю Марте. Ничего не измениться. Я просто попробую, каково это — оказаться на месте наших клиентов?» — такие мысли пронеслись в моей голове, когда я тайком поглядывал за роботом.

Совещание закончилось. Я пошёл в свой кабинет и приказал Марине следовать за мной. Она послушно выполнила приказ.

— Снимай халат — приказал я, как только мы оказались у меня в кабинете.

Она послушно выполнила приказ.

— Что ты умеешь в плане секса?

— Весь стандартный набор функций.

— Хорошо. Садись на колени и давай, приступай!

Надо было отдать должное нашим учёных и техникам они сделали хороший прототип. Марина была очень искусной мастерицей в своём деле. Прошло всего пару минут, а я уже получил оргазм. Я решил попробовать ещё, разные виды секса в разных позах. Когда я занимался с ней сексом, меня и застала Марта.

— Так вот зачем ты спрашивал! Ты с самого начала хотел с ней секса! — воскликнула Марта.

— Марта ты не понимаешь! Я просто хотел попробовать. Это же робот, а не человек! Разве это может быть изменой! — стад оправдываться я.

— Ты ещё оправдываешься? Ты изменил мне с этой механической куклой и ещё оправдываешься! Видеть тебя не хочу! — сказала она, хлопнув дверью.

Я приказал роботу одеться. В это время я оделся сам, собрался и поехал домой. Мы жили в большом особняке моего покойного брата. Здесь было множество комнат, поэтому можно было никогда не встречаться с Мартой лицом к лицу. Но на следующий день Марта уехала и забрала нашу дочь Полину с собой.

Я был в очень подавленном состоянии. Мне совсем не хотелось идти на работу, и я остался дома. Я решил «обмыть» свою холостяцкую жизнь. Не успел я допить стакан, как ко мне приехал Артём.

— Друг, так и думал, что тебя здесь застану. Пьёшь, а по какому поводу? — спросил он.

— Ты же всё знаешь, почему спрашиваешь? — ответил я вопросом на вопрос.

— Вот решил тебя поддержать.

— Тогда бери стакан и пей.

— Спасибо, но у меня ещё работа.

— Сколько лет назад мы вот так сидели? Даже на новый год куча дел. Брось всё и возьми выходной. Ты же генеральный директор!

— Ладно. Сегодня можно передохнуть — сказал он, наливая коньяк в стакан.

— За что пьём?

— За дружбу!

— Это можно — сказал он, отхлебывая из стакана.

— Почему она так поступила?

— Она обиделась. С женщинами это бывает.

— Обиделась. Она не понимает, что мне всё это надоело: работа, тюрьма, она со своими проблемами. Мне надо переключиться, сбежать от всего этого, а я не могу. Мне некуда сбежать. Я не могу, как она собрать вещи и уехать, куда глаза глядят. Может это кризис среднего возраста?

— Не знаю. Надеюсь, ты не обижаешься на меня, что я подсунул тебе этого робота?

— Смысл на когото обижаться? Я взрослый человек и должен сам отвечать за свои поступки. Никогда не понимал трусов. Вот есть хороший поступок — это я совершил. А если есть плохой поступок, то это совершил ктото другой. Тем самым ты прячешься за спину когото другого. Все видят, что ты лжешь, и в их глазах ты превращаешься в тряпку, которая избегает ответственности. Тебя мгновенно начинают ненавидеть враги и презирать друзья. А когда признаёшь за собой плохой поступок, но раскаиваешься в этом, то тебя уважают все и друзья и враги. Поэтому не переживай по этому поводу. Если бы я отказывался от ответственности, то никогда бы не стал владельцем компании.

— Что собираешься делать дальше?

— Не знаю. Мне надоела работа. Посижу дома, хотя бы месяц, приведу мысли в порядок.

— А ты сможешь выдержать месяц без женского общества?

— А ты можешь чтото предложить?

— Мы сделали десять моделей, для демонстрации. Могу прислать их все. Опробуешь их в деле, и скажешь, если чтото не так.

— А это интересное предложение! Давай так и сделаем. Мне будет интересно провести этот эксперимент!

— А ты не боишься, что роботы причинят тебе вред?

— Не думаю. Я буду осторожен в своих желаниях.

Артём напрасно беспокоился. Он привёз ко мне все десять моделей. Они были разного роста, комплекции и цвета кожи. Но всех объединяло, то, что все они были нереально красивыми. Я быстро распределил между ними обязанности. И я начал свою праздную жизнь. Это был бесконечный марафон, состоящий из еды, секса и сна. И мне такая жизнь понравилась! Я вдруг понял, что жизнь с роботом необыкновенно комфортно. Никто не нудит, что нужно прибирать за собой, никто не жалуется на головную боль. Нет нужды готовить еду. Наоборот! Всё будет сделано в лучшем виде: приготовлено, убрано и с неизменной улыбкой и бесконечным желанием услужить. Роботы портят человека. Ты вдруг становишься хозяин положения, который становиться вершителем судеб этих роботов. У тебя складывается ощущение, что ты можешь всё. Но ведь так и было! Я мог оправить любого робота на свалку, или мог приказать делать любой, даже самый безумный поступок. Но всё когдато заканчивается. Через месяц мне всё это стало надоедать. Я стал скучать по работе и решил прекратить своё добровольное затворничество.

— Ну как тебе испытание? — спросил меня Артём, когда я оказался в своём кабинете.

— Здорово! Мне всё очень понравилось. Можешь запускать роботов в производство.

— Хорошо! Давай так и сделаем!

Мы начали продажи своих роботов. Вернее мы их выдавали людям. Модель и набор функций зависели от уровня и пожеланий клиента. Мы с самого начала не скрывали своих целей. Никто точно не знал, что умеет тот или иной робот, но почемуто все решили, что каждый робот может заниматься сексом, и восприняли эту идею в штыки. Все феминистские организации объявили открытую войну продаже роботов. К моему немалому удивлению я узнал, что одно из многочисленных обществ по борьбе с роботами возглавляет моя жена Марта. Все без исключения религиозные общества выступили единым фронтом, против продажи роботов. В ответ на это началось служение в новых церквях и открытие тематических парков с новой религией, придуманной Эриком. Борьба против роботов вдруг превратилась в непримиримую войну религий. Эта война вылилась в погромы и поджоги новых церквей, тематических парков и магазинов по продаже роботов. В социальных сетях не стесняясь, шла пропаганда массовых убийств. Некоторые верили этой пропаганде и действительно убивали людей. Мы хотели сделать мир лучше, но опять настроили против себя всё общество. Вместо лучшего общества мы довели общество до состояния близкого к гражданской войне.

— Ну и что будем делать господа? Нас ненавидит весь мир, и хотят убить — сказал я, когда мы собрались на совещании.

Здесь присутствовали Вольф, Артём и Роман.

— Я не понимаю! Роботы очень помогают в жизни! Они выполняют множество функций! Мы стараемся помочь людям, а они во всём видят зло! Почему они так реагируют? — спросил Вольф.

— А почему Марта ушла от меня? — спросил я.

— Это ревность. Обычная женская ревность — сказал Артём.

— А людей они убивают тоже из ревности? Или из ревности они поджигают наши магазины, парки и церкви? Среди них есть как женатые, так и одинокие, но никто не хочет встать на нашу сторону, никто не хочет заступиться за нас, хотя мы провели рекламную компанию. Нам принадлежат основные СМИ. Что мы делаем не так?

— Вся проблема в психологии людей. Артур говорил, что на этом пути очень трудно будет изменить психологию, перестроить своё сознание под новую реальность.

— Так это его идея создать этих роботов?

— Конечно! Он давно её продвигает, ещё до того, как мы построили заводы биосинтеза.

— Какой он талантливый манипулятор! Сначала он создаёт мне проблемы, а потом указывает на выход из кризиса.

— Он сказал, что есть психолог, который сможет всё объяснить и найти выход из положения.

— Ладно! Давай номер этого психолога. Всё равно я не вижу другого выхода, впрочем, как всегда.

— Его зовут Максим Петров. Он лечащий врач Артура.

— Правда. И он сможет мне помочь?

— Конечно. Но Вам нужно встретиться с ним лично. Как Вы знаете Артур лечиться во Владивостоке. Вам нужно отправиться туда.

— Хорошо. Готовьте телепорт.

— Телепорт во Владивостоке сломался. Завтра обещают починить. Может, отправитесь по вакуумной дороге? — спросил Роман.

— А сколько времени займёт дорога? — спросил я.

— Три часа.

— Три часа? Так быстро?

— Да. Сейчас вакуумная дорога смогла удалить большую часть воздуха из трубы и смогла выйти на проектную скорость в 2500 километров в час.

— Это очень быстро, но телепорт быстрее. Лучше подождать до завтра.

— Завтра Вы уже будете в Москве.

— Хорошо. Вызовите воздушное такси.

— Нет, это слишком опасно. Пока Вы не используете аватара, будете ездить на лимузине. Сейчас мало людей ездит по улицам, так что в пробке стоять не придётся.

— Ладно. Давай свою машину. Ты поедешь со мной?

— Нет, я останусь здесь. С вами поедет Ваша личная охрана.

Я спустился вниз на лифте в гараж. Здесь я сел в приготовленный автомобиль. Спереди и сзади мой автомобиль сопровождала два внедорожника с охраной. В лимузине я был совершенно один, не считая водителя. Я достал стакан из минибара и налил себе коньяка.

Всётаки очень сложно переделывать мир. Хочешь решить одну проблему, а вместо срубленной головы вырастает сразу три. Я изменил жизни миллионов людей, но не факт, что к лучшему. При этом ещё умудрился разрушить собственный брак. Зачем я всё это делаю? Зачем я еду на эту встречу? Чтобы начать очередной проект? Чтобы что построить? Для чего? Разве от этого станет комуто лучше?

Машина привезли меня к самой платформе. Я вышел из машины и посмотрел на поезд. Он был довольно необычный. Сам поезд находился внутри большой прозрачной трубу. Внутрь поезда вели двойные вакуумные двери. Одни двери были на трубе, другие находились на самом поезде. Я сел в своё купе внутрь спального вагона. Спальные вагон был очень уютным и комфортным. Я достал из минибара стакан, налил себе коньяк и завалился на кровать. В это время в коридоре я услышал какието крики. Открыв дверь купе, я увидел, как когото худого длинного человека с копной седых волос и с толстыми стеклянными стёклами оттесняет мой охранник.

— Да дайте мне пройти! — требовал человек.

— Не положено! — твердил охранник, отталкивая человека.

— Что здесь происходит? — спросил я.

— Этот Ваш охранник не пускает меня к Вам. — сказал человек в очках.

— А Вы собственно кто?

— Доктор медицинских наук Максим Петров. Можно просто профессор Петров.

— Так это Вы! Я Михаил Сергеев — сказал я, протягивая руку для рукопожатия.

— Я тут с чемоданом.

— Прошу в моё купе! Тут как раз, два спальных места. Помоги ему! — последнее я сказал охраннику.

— Премного благодарен.

Мы зашли в купе охранник закинул чемодан на верхнюю полку и вышел.

— Пусть проводник принесёт чаю — крикнул я ему вдогонку.

— Ну и какими судьбами Вы в Москве? Я слышал, что Вы живёте во Владивостоке?

— Приезжал сюда на симпозиум. Потом узнал, что Вы ищите меня. Решил, что Мы можем разминуться. Собрал чемодан и вот я здесь.

Охранник открыл дверь купе и занёс поднос с горячим чаем и печеньем.

— Чтото ещё шеф? — спросил охранник.

— Пока всё. Можешь идти, если что я тебя позову.

Охранник вышел. Профессор взял кружку и отхлебнул чаю.

— Вижу, Вы стали пить чтото покрепче, чем чай? — сказал он, указывая на мой стакан с коньяком.

— Дорога длинная. Решил, что можно немного выпить.

— А я думал, запиваете стресс. Слышал про Ваш разлад с Мартой.

— Вы про меня всё знаете, а я про Вас узнал только сегодня.

— Вы публичная фигура. Всё следят за Вашей жизнью, как за бесконечным сериалом. А я занимаюсь медициной. Мне некогда светиться на центральных каналах.

— Вы профессор психологии?

— Именно так?

— Скажите, почему мы развелись с Мартой?

— Обычная человеческая ревность.

— Ревность к кому? К роботу? Но ведь это просто машина, механизм, как к ней можно ревновать?

— Думаете, для Марты имело бы хоть какоето принципиальное значение, если бы Вы изменили ей с живой женщиной? Она что не бросила бы Вас в этом случае?

— Но почему? Почему люди так относятся к роботам? Это всего лишь машины! А они громят и жгут наши магазины, избивают и убивают наших сотрудников. Мы же просто хотели улучшить их жизнь! И роботы серьёзно улучшают жизнь людей! Я сам знаю! С ними жизнь намного проще и комфортнее!

— Вы задали столько вопросов, на которые я не смогу вот так сразу ответить. Чтобы это понять, надо разобраться в психологии человека.

— Так расскажите мне! Я хочу разобраться!

— Это очень длинный разговор.

— У нас впереди три часа, чтобы разобраться.

— Хорошо. Я расскажу. Но прежде чем я приступлю к сути нашего разговора, надо понять, что такое психология человека. Психология — это сложная система мышления человека, помогающая ему выжить. Я никогда не был в восторге от Фрейда. Его подход слишком однобокий, и сильно помешанный на сексе. Всё немного сложнее. Прежде всего, то, что находиться в каждом из нас — это животное. Мы можем отрицать это, или признавать, не суть. Главное, что мы не сильно отличаемся от той же обезьяны. А что самое главное в поведении любого животного? Инстинкты. То есть это самая основа любой человеческой личности. Фундамент, на который строиться всё остальное. Все инстинкты давно известны: инстинкт выживания, инстинкт питания, инстинкт размножения. Фрейд поставил на первое место инстинкт размножения, но на самом деле это не так. Скажите вот в чём смысл жизни?

— Я не знаю. Никогда особо не задумывался над этим вопросом. Помоему у каждого он свой.

— Вот именно! Человек сам вкладывает смысл в свою жизнь. А вот матьприрода такими вопросами вообще не заморачивается. Для неё ответь простой и понятный — выжить. На земле, за её долгую историю существовали тысячи различных видов растений и животных, но далеко не все они дошли до наших дней. Многие просто вымерли, в этом изменяющемся мире. И каждый раз, те животные, что выживали, меняли своё поведение, причём кардинально, для того чтобы выжить. Это правило действует и на человека. Главное для него — это выжить, а всё остальное либо помогает, либо мешает этому правилу.

— Ну не всегда. Есть же семьи без детей, или гомосексуальные пары.

— Вот именно! Они не выживут. Они вымрут, как вымерли динозавры. Именно поэтому главное в нашей жизни вовсе не секс, а выживаемость, инстинкт самосохранения, а не инстинкт размножения. Грубо говоря, это можно понять на простом примере. Мужчина и женщина занимаются сексом. Делают они это для размножения, или для собственного удовольствия, не имеет значения. Главное, что во время секса в доме, где они находятся, начинается пожар. И что, повашему, они будут делать? Продолжат заниматься сексом, или будут спасться из горящего дома.

— Наверное, попытаются потушить пожар. Если не получиться, то будут спасать себя и детей, либо ценное имущество.

— Вот именно! Они будут спасаться, а не продолжат заниматься сексом! Это самое главное! Это базовый, природный смысл — выжить! На этом принципе строится всё! Если его убрать, то жизнь человека теряет всякий смысл. А если взять его за основу, то на нём как на фундаменте можно строить всю пирамиду личности человека.

— Пирамиду? Чтото в моей жизни очень много пирамид.

— Но так устроена наша личность. В самом низу находятся инстинкты. Если всё, что построено сверху, будет разрушено, то голые инстинкты помогут человеку выжить.

— А что сверху?

— А сверху стоит наша половая идентификация. Ещё с самого детства мы определяем кто мы: мальчик, или девочка? Нет никаких третьих или четвёртых полов. Нет среднего пола. Если ты не определился, какого ты пола, то у тебя серьёзные проблемы. От того какого ты пола зависит твоё поведение и твоя дальнейшая жизнь. Два пола необходимы для размножения, а значит, для дальнейшего выживания. Это базовая система, не принимающая никаких исключений.

— А как же гомосексуализм? Разве это не исключение из правил?

— Чушь! Это исключение, которое лишь подтверждает правило. Как появляются гомосексуалисты? Это либо врождённая, либо приобретённая болезнь.

— Болезнь?

— Конечно. Её можно лечить электрошоком. Дело в том, что область, отвечающая за половую идентификацию находиться в мозгу. Её можно «настроить» на тот или иной пол.

— И отчего зависит эта «настройка»?

— Эта область в мозгу как правильно настроена на физиологический пол человека. Сбить эту настройку может только сильный стресс. Стресс может быть у матери, которая беременна ребенком. Либо человек может испытать стресс после изнасилования. Беременная женщина может испытать сильный стресс, находясь в мужском обществе, и мальчик становиться гомосексуалистом. Девочку может изнасиловать мужчина, и она настолько сильно возненавидит мужчин, что станет лесбиянкой. Мужчину могут изнасиловать в тюрьме, и он станет пассивным гомосексуалистом. Всё это часть эволюционного процесса и тоже помогает процессу выживания.

— Каким образом?

— Сексуальная агрессия может привести не только к насилию, но и к смерти. Её необходимо снимать, или гасить. Гомосексуалист принимает на себя агрессию, начиная выполнять женские функции. Это очень помогает в замкнутом обществе: армии и тюрьме. Лесбиянка гасит эту агрессию, когда ведет себя, подчёркнуто помужски. Мужчине вовсе не хочется секса с такой женщиной. То есть и гомосексуалисты и лесбиянки помогают другим выжить, чтобы они не копили агрессию, и не начали убивать друг друга.

— Никогда не смотрел на это с такой стороны.

— Мать природа ничего не делает просто так. Если она создала два пола, значит так, и нужно было. Если когдато и был третий пол, то в результате эволюции он не выжил. Половая идентификация строиться на фундаменте из инстинктов. Всё, что строиться выше — это можно назвать одним простым словом — опыт. Опыт можно сравнить с большой мусорной корзиной. В мусор мы выкидываем всё подряд, хорошее и плохое, нужное и ненужное. Мусор в корзине накапливается с каждым днём, только выбросить эту корзину никак невозможно.

— А почему Вы сравниваете человеческую жизнь с мусором?

— Потому что это так! Наша жизнь во многом состоит из серых, ничем не примечательных дней, которые мы бы с удовольствием выкинули бы в корзину, оставив только яркие и нужные моменты. Но мы это сделать не можем. Наш мозг переполнен информацией. Именно поэтому он придумал защитный механизм — он просто информацию забывает. Он прячет её в дальние уголки памяти, а потом сверху накладывает ещё информации, и так далее и тому подобное. Информация копиться, складируется, чтобы никогда больше нам не понадобиться. Если человек не может быстро забывать ненужную информацию, то она начинает накапливаться в голове и из этой кучи вырастает стресс.

Но человеческий мозг в результате эволюции выработал защитный механизм. Этот механизм называется привычка. Мы умеем, есть, пить, ходить, говорить, и даже не задумываемся, что это привычка. Как правила привычка строиться на первом опыте. Например, первый секс, или езда на велосипеде. После первого опыта вы будете повторять это действие снова и снова десятки сотни, или даже тысячи раз, почти без изменений. Уже потом во взрослом состоянии Вас очень трудно будет переучить держать вилку правильно, или чисто говорить, потому что выработалась определённая привычка. Свойство привычки таково, что выполняемое Вами действие всегда одинаковое. Это означает, что мозг не видит особое разницы между этим днём и предыдущим, поэтому информация быстро забывается.

— Но я совершенно не помню, как научился держать вилку.

— Уверяю Вас, Ваш мозг помнит всё! Но его особенность в том, что он может фильтровать полученную информацию. Всё ненужное он прячет в дальний уголок памяти, а нужное наоборот вытаскивает на поверхность, чтобы всегда иметь к ней доступ.

— А если человек не сможет забывать?

— Тогда у него гарантированно начнутся психические проблемы. Всё информация не может быть важной, поэтому мозг будет перегружен информацией и начнёт отказывать. Чтобы забыть ненужную информацию человек может прибегать к разным методам. Это могут быть и алкоголь, и наркотики, и различные аутотренинги.

— Значит, наша жизнь состоит из привычки?

— Нет. Наша жизнь состоит из наших интересов. Наша друзья, семья и работа формируют наши интересы. Эти интересы строятся поверх нашего опыта. У каждого свои интересы, но у многих людей они схожие, либо полностью совпадают. Это что поесть, где и с кем жить. Как и где растить и воспитывать детей. Исходя из этих интересов, человек и строит свою жизнь. Он учиться, работает, создаёт семью, рожает и воспитывает детей. Чаще всего интересы разных людей сходятся. Тогда люди объединяются в обществе, чтобы вместе решать накопившиеся проблемы. А когда интересы людей расходятся, тогда появляются конфликты. Конфликты могут тянуться годами, иногда перерастая в войны. Но все войны рано или поздно заканчиваются перемирием или миром.

— Хотел бы я, чтобы существовал мир без войн.

— Такой мир ещё не создан. Дело в том, что каждый человек является точкой отсчёта. Он сморим на мир исключительно со своей точки зрения. Например, Гитлер захватил Францию во время второй мировой. Жители Берлина устроили ему торжественный приём, так как он уничтожил их главного врага. В их глазах он был героем. А в глазах жителей побеждённой Франции он стал тираном. Человек всё делает для себя и меряет по себе. Друзья и коллеги ему нужны для обсуждения и решения насущных проблем. Родители — это наше прошлое, дети наше будущее. Отношения между людьми — это форма взаимодействия на почве взаимных интересов. Любовь — это когда твои интересы сходятся в одном человеке. У человека потребительское отношение ко всему миру. Он большой эгоист и делает всё только для самого себя.

— А как же подвиг, самопожертвование?

— Он делает это либо под давлением людей и обстоятельств, либо чтобы чтото доказать в первую очередь самому себе. И в этом нет ничего удивительного. Мы миллиарды эгоистов, которые живут на этой планете. Если бы мы действовали только в собственных интересах, то люди просто перебили бы друг друга. Именно поэтому мы научились находить точки соприкосновения интересов различных людей. Мы научились строить города, создавать общество, культуру, язык, народности. Из индивидуальности родилось чтото общее, объединяющее нас в единое целое. Но если это целое рушиться, если случается глобальный катаклизм: крупная авария, война или стихийное бедствие, то человек не перестаёт быть эгоистом. Он продолжит действовать в своих интересах. Если надо будет, он начнёт грабить дома и магазины, даже если раньше никогда этого не делал раньше.

— Соглашусь с Вами. Человек действительно всегда действовал в своих интересах. Разве может быть чтото выше этого?

— Конечно. Это интеллект. Интеллект является вершиной пирамиды личности. Иногда, чтобы достигнуть цели человек должен пойти против собственных интересов. Это хорошо символизирует пословица: «Умный в гору не пойдёт, умный гору обойдёт». Чтобы достигнуть цели человек должен выстраивать логическую цепочку из последовательности действий. Чем длиннее эта цепочка, тем более развитым интеллектом обладает человек. Это как в шахматах. Мат можно поставить и в три хода, а можно разработать сложную стратегическую операцию и Вам не хватит и сотни ходов.

— Сомневаюсь, что все строят эти логические цепочки. Некоторые настолько тупые, что даже сами этого не осознают.

— К сожалению это так. Уровень интеллекта большинства людей на планете ниже среднего. Люди просто не хотят думать! Скажи человеку тысячу раз, чтобы он купил товар и на тысячу первый раз он его обязательно купит, даже если он откровенно дрянного качества. Я понимаю людей. Создание, даже самых коротких логических цепочек — это работа. Людям лень думать. Вместо того, чтобы самим находить выход из положения — они смотрят, что в этой ситуации делают другие, при этом даже не пытаются проанализировать их ошибки, и внести изменения в последовательность своих действий. Поэтому они просто обязаны эти ошибки повторить! Приходиться констатировать, что у большинства людей просто нет интеллекта, а то, что у них есть, называется очень просто мимикрия. Люди приспосабливаются жить в обществе, приспосабливаются делать «как все», даже не пытаясь следовать своим путём.

— Может это и правильно? Если бы все были такими гениальными учёными, то некому бы было рожать и воспитывать детей, все были бы увлечены наукой.

— Одно другому не мешает. Можно заниматься наукой и воспитывать детей. Глупость общества приводит к тому, что логическое мышление заменяется мифами. А мифы всегда очень трудно развеивать. Дураку очень трудно объяснить, что он дурак, если он сам уверовал в свою гениальность.

— Значит, люди сходятся на почве общих интересов? Но ведь это не всегда так. Иногда и интересы у людей совпадают, а смотрят на мир они совсем поразному. Вроде они и родственники, а общий язык просто не в состоянии найти. Почему так?

— Мы долго думали над этим вопросом и пришли к выводу, что во всём виноваты эндорфины.

— Эндорфины? Гормоны радости?

— Да. Их ещё так называют. Рецепторы этих гормонов, есть у каждого человека. Этих рецепторов существует четыре вида. Есть мюрецепторы, каппарецепторы, дельтарецепторы, сигмарецепторы. Мюрецепторы связаны с последствиями преодоления стресса, переводом обмена веществ в режим максимальной экономии ресурсов. Каппарецепторы отвечают за эффективность поведения в стрессовой ситуации. С ними связана мобилизация всех сил для спасения жизни в критической ситуации, стимуляция психической деятельности, боевое возбуждение и обезболивание. Дельтарецепторы отвечает за период восстановления после стрессовых ситуаций, тяжелых заболеваний, связанных с потерей веса и истощением. Сигмарецепторы связаны с необходимостью изменения стереотипа поведения для лучшей адаптации. Для выработки нового типа поведения расширяются ассоциативные связи в коре головного мозга. Все эти рецепторы возникли у человека в результате эволюции. Они помогают ему выжить в стрессовой ситуации и восстановиться. Эти рецепторы есть абсолютно у всех, просто у одних людей одни рецепторы выражены сильнее, чем другие. Все эти рецепторы напрямую связаны с четырьмя видами темперамента. Знаете, что такое темперамент?

— Конечно. Я, например, сангвиник.

— Всё правильно. Существует четыре типа темперамента: флегматик, холерик, меланхолик и сангвиник. У флегматика присутствует ярко выраженное влияние мюрецепторов. У холерика видно сильное влияние каппарецепторов. У меланхолика очевидное влияние дельтарецепторов. А у сангвиников безусловное влияние сигмарецепторов. Все эти названия взяты из древнегреческого языка. «Флегма» — переводиться как мокрота. Этот темперамент связан с символом воды. «Холе» — переводиться как желчь. Этот темперамент связан с символом огня. «Мелэна холе» — переводиться как чёрная желчь. Этот темперамент связан с символом земли. Такое разделение по стихиям совсем нелишне. Люди под знаком воды хорошо контактируют со своим знаком, а также знаками воздуха и земли, но они плохо контактируют со знаком огня. Вода будет подавлять, «тушить» огонь. Люди под знаком воздуха хорошо контактируют со своим знаком, а также со знаками огня и воды, но они плохо контактируют со знаком земли. Земля не понимает легкомысленный воздух, вечно витающий в облаках.

Древние греки не зря разделили всех нас на типы темпераментов и дали каждому свой знакстихию. Также мы знаем, что у них было двенадцать богов. Не тринадцать и не одиннадцать, и именно двенадцать. Число двенадцать встречается и в старом и новом завете. Числом двенадцать обозначают количество часов на циферблате. Откуда же взялось это число? Оно пришло к нам из зодиака. Все мы слышали про зодиак и предсказания астрологов, но долгое время официальная наука отвергала все эти древние знания.

— А почему?

— Потому что не могла подвести под это доказательную базу. Сейчас люди смогли в этом разобраться и понять этот механизм. Если мы посмотрим на зодиакальный круг, которым пользуются астрологи, то мягко говоря, увидим явное несоответствие его с астрономическими расчётами. Вопервых, даты нахождения солнца в зодиакальных знаках явно не совпадают с астрономическими датами. А вовторых на самом деле знаков зодиака не двенадцать, а тринадцать.

— Как тринадцать?

— Вот так! Есть тринадцатый символ змееносца. Но этот символ никак не фигурирует в зодиакальном круге. Если мы посмотрим на зодиакальный крест, то вопросов появиться ещё больше. Одна линия проходит между знаком рыбы и знаком овен. Она условно делит календарь на зиму и весну. Но это очень странно так, эта граница проходит 20–21 марта. Это середина весны, но никак не граница между зимой и весной. Другая линия проходит между знаком близнецы и рак. Она делит календарь на весну и лето. Эта граница проходит 21–22 июня. То есть это середина лета. Следующая линия проходит между знаком дева и весы. Она делит календарь на весну и лето. Эта граница проходит 22–23 сентября. Получается, что это середина осени. Последняя граница проходит между знаком стрелец и козерог. Она делит календарь на осень и зиму. Эта граница проходит 21–22 декабря. Из этого можно сделать вывод, что и календарю зодиак никак не соответствует. На первый взгляд — это полный бред. Но только на первый взгляд. Период между 20–21 марта соответствует весеннему равноденствию. Период 21–22 июня соответствует летнему солнцестоянию. Период 22–23 сентября соответствует осеннему равноденствию. А период 21–22 декабря соответствует зимнему солнцестоянию. Из этого следует простой вывод, что зодиак солнечный календарь. Тогда понятно всё это несоответствие календарю и астрономическим данным.

— И к чему вся эта лекция по астрологии?

— А к тому, что Солнце очень сильно влияет на нас. Смена годовых солнечных фаз приводит к смене типов темперамента. Всего знаков зодиака двенадцать. Три огненных: овен, лев, стрелец. Три под знаком земли: телец, дева, козерог. Три под знаком воздуха: близнецы, весы водолей. И три под знаком воды: рак, скорпион, рыбы. Они чередуются в зависимости от движения солнца, а зодиак необходим, чтобы привязать знаки к определённому астрономическому символу для удобства понимания.

Иисус с двенадцатью апостолами — это Солнце с двенадцатью знаками зодиака. Каждый год оно «умирает» на зодиакальном кресте, и возрождается спустя три дня — 25 декабря, когда день начинает прибавляться, а ночь отступает. Люди, рождённые под тем или иным знаком зодиака, обладают одним из четырёх типов темперамента. Темперамент настолько глубоко сидит в каждом из нас, что находится в пирамиде личности между инстинктами и половой идентификацией. Он сильнейшим образом влияет на наше сознание. Часто от знака зодиака зависит то, каким видом деятельности будет заниматься человек. Есть знаменитое выражение: «Мы есть то, что мы едим». Его можно перефразировать так: «Мы работаем там, где нам нравиться». То есть мы будем делать то, куда подталкивают нас эндорфины.

— Значит, у каждого у нас есть темперамент, и он даётся нам от рождения?

— Да. И от даты рождения будет зависеть, каким темпераментом Вы обладаете, и какой профессией можете заниматься в будущем.

— А предсказания астрологов?

— Я отношусь к этому довольно скептически. На нас влияет всё: и Солнце, и Луна и все планеты солнечной системы, и вообще все космические объекты, находящиеся в ней. Это гравитация, а мы часть гравитационной картины мира, Но каждый космический объект влияет по своему, от своего положения и удалённости от земли. Учесть все факторы просто невозможно. Можно делать предсказания, но не факт, что из этого чтото сбудется. Всё слишком индивидуально.

— Откуда же древние греки узнали об этом?

— Они и не знали. Им эти знания дали инопланетяне. Пришельцы точно знали про типы темпераментов и зашифровали зодиак в религию.

— Вы говорите, прям как Эрик.

— Конечно. Мы долго с ним это обсуждали.

— Вы знакомы?

— Ну да. Я знаю и Артура и Эрика, и Романа. Мы много обсуждали эти вопросы.

— А я думал, что это только у Артура безумные идеи.

— Нет. Это результат коллективного творчества. Я буду с Вами честен. Много лет назад я задался мыслью, о создании идеального общества. Можно ли создать такое общество, в котором бы не было войн, насилия, где люди бы не страдали от кризисов и безденежья. Не секрет, что многие проблемы общества — это результат социальных проблем. А решение социальных проблем, невозможно без решения экономических проблем. Но сухая теория невозможна без её реализации на практике. И тут мне повезло. Мама привела мне на лечение мальчика, у которого был нервный срыв и попытка самоубийства. Этого мальчика звали Артур.

— Вы знаете Артура очень давно?

— Да, больше двадцати лет. Тогда я ещё работал в психиатрической больнице в Твери. Я рассказал Артуру о своей теории, и он сразу загорелся этой идеей. Он поступил в МГУ, на экономический факультет. Институт он с отличием закончил. В это время я стал интересоваться историей религии. Я прочитал много книг по этой теме и стал переписываться с Эриком. Он открыл мне глаза на многие спорные вопросы. Мы долго с ним общались по переписке, пока он не приехал в Россию и лично не познакомился со мной. Он сообщил, что в одном из курганов на Алтае черные копатели обнаружили странный предмет. В дальнейшем обнаружилось, что курган является заброшенной военной базой пришельцев, а предмет по форме сильно напоминал ракету. Предмет был абсолютно прозрачным. Внутри был странный механизм с таймером. Впоследствии оказалось, что предмет целиком состоит из алмаза, а внутри находиться ядерная бомба.

— Подождите! Вы нашли ещё одну бомбу, такую же, что я нашёл на дне ледовитого океана?

— Нет. Речь идёт о той же самой бомбе, что Вы якобы нашли на дне ледовитого океана. Мы Вам её просто подбросили.

— Не понимаю, кто это мы?

— Сейчас всё поймёте. Эрик с друзьями хотели достать бомбу из шахты, заброшенной военной базы пришельцев. В это время их задержали сотрудники ФСБ во главе с генералом Смирновым. Так мы и познакомились с Романом. Когда Роман понял, что попало ему в руки, то перед ним встала серьёзная дилемма. Он не мог просто так отдать эту бомбу государству, иначе бы у России появилось серьёзное преимущество в ядерном вооружение. А это могло стать причиной будущей ядерной войны. Но и скрыть это изобретение он тоже не мог. Никто не мог дать гарантии, что этой технологии нет у какойто другой ядерной державы. Именно поэтому он пошёл на служебный подлог. Он сделал так, чтобы ФСБ потеряло бомбу. Профессор Грызлов, консультировал его по этой бомбе. Он просто телепортировал бомбу в известное только ему, Смирнову место. После этого поднялся сильный шум. Смирнова хотели уволить, даже завели уголовное дело по надуманным обвинениям, но всё обошлось. У Смирнова были знакомые Бобков и Шульман. Они хотели заполучить компанию «Солнечную энергия». Обсудив всё, мы разработали план, как можно выйти на Круглова и втереться в доверие к тебе. Ты получил акции компании, а Бобков и Шульман тюремные сроки. Мы уже готовы были приступать к реализации своего плана, но тут вмешался Круглов и похитил тебя. Это был мой прокол. Я знал, что он садист с маниакальными наклонностями, но о масштабе разложения его личности я узнал только потом. После того как Вам поменяли новое тело и создали вечных автаров и вечные капсулы, мы перестали беспокоиться за Вашу судьбу и приступили к реализации своего плана.

Вы построили заводы биосинтеза, пирамиду, вакуумные дороги, новую экономическую систему, даже стали производить роботов.

— Ну и для чего всё это было нужно? Какая цель Вашего гениального плана?

— Спасти человечество конечно!

— Каким образом?

— Построить алмазный город.

— Что?

— Подайте, мне мой чемодан. Сейчас вам всё станет понятно.

Я подал ему чемодан. Он открыл его и нажал на кнопку. Появилась голограмма изображения города.

— Вот смотрите! Сначала нужно вырыть котлован. Потом в дно надо вбить сваи. Далее дно котлована мы устилаем алмазными плитами. Внутрь заливается вода. Водоём закрывается алмазной крышкой. На крышку ставиться оборудование для биосинтеза. Далее ставятся колонны. На эти колонны ложиться ещё одна алмазная крышка. Уже на этой второй крышке нужно выстроить города. Все дома в этом городе расположены кольцами, расходящимися от центра. Всего таких колец будет двенадцать. Каждой из колец разные, по количеству этажей. Самое крайнее кольцо имеет всего десять этажей. Самое близкое к центру имеет 120 этажей. Чем ближе к центру, тем выше следующее кольцо. Каждое кольцо на десять этажей выше предыдущего. Это сделано специально. Дело в том, что город целиком накрыт большим прозрачным алмазным куполом. Купол опирается не только на края крышки, но и на кольца из домов. В куполе проходят каналы, по которым циркулирует вода. Это часть системы искусственного климата города. Зимой там циркулирует горячая вода, обогревая город, а летом там циркулирует холодная вода, чтобы охлаждать город.

Внутри города очень много растений. Они вырабатывают кислород и не дают жителям города задохнуться. Для перемещения по городу в каждом кольце есть транспортные переходы, расположенные на уровне каждого десятого этажа. В каждом переходе проложены минимум по два горизонтальных эскалатора, один движется к центру города, другой от центра.

— Здесь не будет машин и летающих такси. Люди будут перемещаться только пешком?

— Да. Город будет компактный, но очень населённый. Здесь будет жить больше десяти миллионов человек. Метро здесь негде прокладывать, воздушным такси будет мешать купол. Остаётся один выход — проложить транспортные потоки внутри домов. Посредине города будет стоять центральное 130ти этажное здание. Оно будет пересечением всех транспортных потоков и климатической системы города.


Глава 10

— А зачем в котловане под городом делать искусственное озеро?

— Город должен быть полностью автономным. Вода, что будет под городом, будет использоваться для климатической системы и для производства всего необходимого на заводах биосинтеза. Всё это делается для того, чтобы город был полностью автономен и самодостаточен. Ему не нужно ничего получать извне, и ничего не надо давать. Все отходы, что он будет производить, можно перерабатывать, и повторно использовать. Он не будет иметь нужду ни в еде, ни в воде, ни в кислороде.

— Тут у Вас здания разного цвета, а алмаз совершенно прозрачен. Кроме того он твёрдый и гладкий — краска просто не сможет лечь на алмаз.

— Алмаз не нужно красить. Достаточно обработать его радиацией, чтобы придать любой цвет радуги.

— Радиация? Разве это не опасно для человека?

— Нет. Существуют многие элементы, которые быстро распадаются и не несут никакого вреда. А город будет очень красивым.

— Прямо идеальное место для жизни.

— Скорей для выживания. Если случиться какойто глобальный катаклизм, то люди смогут жить в этом городе, хоть сотню лет.

— Честно говоря, я не понимаю, зачем вы показали мне этот город? Картинка очень красивая, но я совсем не хочу строить этот город.

— Почему?

— А зачем? У меня итак полно дел. Если у меня ничего не получается с роботами, то я просто прекращу их производство. Пока люди к этому не готовы. Потом, когда смениться поколение, то мы сможем возобновить производство.

— Да как Вы не понимаете? Вы построили идеальный мир, без голода, холода, болезней, кризисов и войн. Осталось самую малость — построить эти города и переселить туда всё население России.

— Да не буду я этого делать!

— Почему?

— Да потому что для этого потребуется очень много времени, сил и ресурсов. Я прекрасно понимаю сколько нужно вырастить алмазов, чтобы построить один такой город. Мне легче построить миллионы домов из костной ткани, чем один такой город.

— Но это же идеальный мир. Это место, где хотелось бы жить. Вы сами будете решать жить человеку в этом городе или нет? Если человек против роботовслуг, то в этот город он просто не попадёт. А если ему удастся туда попасть, то вы сможете изгнать его из этого города.

— Я не хочу. Мне надоела эта бесконечная стройка. Мне хочется сесть и передохнуть. Мне надоело это руководство. Быть владельцем многомиллиардного состояния не так уж весело. Надо будет начинать потихоньку тратить деньги и искать себе новую жену.

Его лицо побагровело, и он стал на меня орать. Это было похоже на извержение вулкана, но вместо лавы это были слова.

— Да как Вы не понимаете! Не будет никакого завтра! Не будет никакой второй жены! Ничего не будет! Весь этот мир попросту исчезнет! Вам необходимо построить этот город, потому что если Вы сейчас этого не сделаете, то второго шанса не будет! А если Вы упустить свой шанс, то всё человечество просто погибнет! Ничего этого уже не будет! Всё исчезнет, как сон, и не останется ни следа!

— Это Вы сейчас о чём?

— Видит бог — я этого не хотел! Я хотел Вас уговорить, но Вы упёрлись, как баран.

Он вытащил из кармана флэшку и направился к висящему над столом телевизору. Он долго возился с ней, пытаясь её вставить, но от охватившей его злобы, его руки дрожали. Наконец он вставил флэшку и включил телевизор. Телевизор стал показывать какието горы.

— Сейчас Вы видите, что мы находимся на кальдере йеллоустонского вулкана — сказали в камере.

Камера повернулась, и я увидел профессора Петрова. Рядом с ним были ещё несколько человек. Потом камера повернулась, и человек стал говорить в камеру.

— Меня зовут Гарри Гарсиа. Мы продолжаем наш видеоотчёт. Сейчас мы заканчиваем бурение кальдеры. Мы уже три года бурим кальдеру вулкана. Сейчас мы почти достигли магмы. В данный момент глубина бурения составила почти шесть километров. Что скажете господа? Слово руководителю нашей исследовательской группы Томасу Вуду — сказал человек и снова повернул камеру.

— Спасибо Гарри. Новости невесёлые. Еще пара недель бурения и мы бы достигли магмы. Но нам перекрыли финансирование. Нам надо взять образцы породы и завтра мы уже будем сворачиваться. Но мы решили не бросать работу на полдороги. Внутрь земли мы решили поместить специальный сейсмический маяк. Он будет передавать информацию прямо изпод земли. Маяк предоставил нам наш коллега из России. Максим Петров — сказал Томас.

Камера повернулась, и я увидел…бомбу. Да это была без сомнения бомба, сделанная из алмаза. По форме и размерам она была точно такая же, как и ту, которую достали из глубины северного ледовитого океана.

— Спасибо Томас. Да, действительно этот маяк сделал коллектив российских учёных. Он будет собирать всю информацию о деятельности вулкана, и передавать информацию на поверхность в реальном времени. Внутри находится ядерный источник энергии и мощный радиопередатчик. Корпус его сделан из алмаза. Это сделано для того, чтобы он не мог расплавиться от высоких температур внутри кальдеры. Его форма напоминает форму ракеты. Это сделано специально. Когда маяк будет помещён в скважину, то она начнёт падать вниз. Пролетев вниз, она воткнётся в грунт, так, чтобы грунтовые воды не смогли поднять маяк на поверхность. Потом мы забетонируем скважину, и маяк начнёт работать. Сейчас мы опустим маяк внутрь скважины — сказал Петров.

Далее на видео люди подняли «маяк» краном и опустили его внутрь скважины. После этого подъехал грузовик с миксером и залил скважину жидким цементом.

— Как видите, маяк отлично работает! — сказал Гарри, показывая на какойто прибор.

Видео закончилось. Петров вытащил флэшку и выключил телевизор.

— Вы сами всё видели.

— Что я видел?

— Не стройте из себя дурака! Вы прекрасно знаете, что это никакой не маяк! Это бомба! Это ядерная бомба. Её мощность около двадцати килотонн. Так вот эта бомба скоро взорвёт кальдеру супер вулкана. Начнётся извержение. Когда это произойдёт, то в воздух будут выброшены тысячи тонн породы. Начнутся землетрясения и связанные с ними наводнения и цунами. Извержение этого вулкана вызовет цепную реакцию, и начнут извергаться другие вулканы. Порода, выброшенная всеми этими вулканами, закроет солнце. Начнётся вулканическая зима. В результате этого явления погибнут многие растения и животные. Люди, те, что не умрут сразу, начнут умирать от голода и холода. По моим расчётам всё человечество вымрет через пять лет. То есть эта бомба убьёт всё человечество!

— Я слышал про этот вулкан, но никогда не думал, что ктото хочет его взорвать. Когда взорвётся бомба?

— Через два года. За это время Вы должны построить первый город.

— Да Вы с ума сошли! Бомбу необходимо немедленно извлечь и подорвать в безлюдном месте!

— Не получиться! Если попробуете её извлечь, то она взорвётся!

— Это какоето безумие! Зачем Вам взрывать эту бомбу?

— Чтобы вы создали идеальный мир!

— Какой с чёрту идеальный мир, если Вы собираетесь уничтожить всё человечество? Вы хотите убить всех и сразу. Зачем Вам это нужно?

— А Вы не понимаете? Мы все слишком разные! Вы верим в разных богов, у нас разный языки и культура. Нам невозможно договориться, потому что мы слишком разные. С тех пор, как только человечество появилось на планете Земля оно только и делало, что воевало.

— И что? Такова природа людей.

— Вот именно! А мы можем всё изменить! Мы можем создать новую общность людей! У них будет единая культура, религия, язык. Люди объединятся перед лицом общей беды и отбросят былые разногласия! Если их религия, или убеждения не соответствуют стандартам города, то люди не смогут туда попасть. Если не смогут попасть в город, то вымрут, как вымерли динозавры! Дураков не жалко!

— Я не понимаю, откуда такая ненависть ко всему человечеству? Что они все Вам сделали?

— Неужели непонятно? Люди — это как паразиты. Стоит им только появиться, неважно где, как они всё начинают уничтожать. Земля, вода, воздух — всё становиться непригодным для жизни. Мы живём полной жизнью, чтобы оставить своим потомкам горы мусора. Ещё чутьчуть и всё живое на планете исчезнет! Не останется ничего, кроме людей. А когда это произойдёт, то люди будут убивать и жрать друг друга. И Вы прекрасно знаете, что этот вулкан уже взрывался три раза, значит, он взорвётся снова. Земля и так должна была очиститься. Я только приблизил неизбежное.

— Но почему сейчас? Почему не взорвать вулкан после того, как я построил бы эти города?

— Вы бы их не построили. Они Вам не нужны. У нас всегда куча очень «важных» дел, и только перед лицом общей беды мы объединяемся и чтото начинаем делать. Кроме того строительство такого города — это сигнал всем остальным. «Это не город, а ковчег, где можно пережить глобальную катастрофу! Значит, Вы к чемуто готовитесь! Наверное, Вы хотите всех нас убить! Надо Вас опередить и ударить первыми!» — именно так они будут думать и начнут ядерную войну. Но если Вы построите только один такой город, то это всего лишь дань Вашей гордыне. «Вот у нас есть алмазный город, а у вас нет! Вы должны смотреть и завидовать, либо построить такой же!» — вот так они думают про нас. А после того как первый город будет построен, и людям там будет жить комфортно и безопасно, то все захотят там жить. Начнётся массовое строительство этих городов и в этом строительстве примет участие всё население России. А если они не примут участие, то просто не выживут!

— Да с чего Вы взяли, что все вымрут? Компания «Солнечная энергия» и «Лунная энергия» являются мировыми лидерами по производству энергии. Случиться глобальная катастрофа или нет, мы всё равно будем доставлять Гелий3 с Луны. Они получат свою энергию и не замёрзнут насмерть, как Вы мечтаете.

— Вы телепортируете газ Гелий3 с Луны, либо возите их на космических кораблях. Но всё это просто невозможно, когда в воздухе висят миллионы тонн каменной пыли, выброшенной вулканами. Вам придётся ждать, когда пыль осядет и можно будет восстановить поставки. А вот этой вакуумной дороге всё нипочём. Она доставит конденсаторы куда угодно, в любую точку России. Люди получат энергию и не замёрзнут до смерти.

— Ну конечно! Я думал, если строительство городов — это Ваша главная цель, то зачем я строил дома, делал вакуумную дорогу, вводил новую финансовую систему? А оказывается, всё это было лишь подготовка к этому!

— Вот именно! Чем больше вы строили домов, тем больше людей переселяться из деревень в города. Каждый дом снабжён автономной системой отопления, именно поэтому люди не замёрзнут насмерть. Дома снабжены автономными источниками питания, чтобы люди могли зарядить аккумуляторы своих воздушных такси и эвакуировать людей в города. Пирамида — это источник энергии, альтернативный Гелию3. Вакуумная дорога нужна, чтобы оперативно доставлять заряженные конденсаторы в города и экстренно эвакуировать жителей, из опасных районов страны, которые могут быть уничтожены, во время глобальной катастрофы. Кстати мы направляемся во Владивосток, один из самых опасных районов страны. Скорей всего он будет смыт гигантским цунами.

— Тогда почему Вы туда переехали из Твери? Вы же знали о глобальной катастрофе!

— Я хочу умереть. Да, я всю жизнь пытался создать идеальный мир, но на этом пути я совершил такие злодеяния, что вряд ли достоин, жить в таком мире. Даже если я какимто образом выживу, то меня просто убьют чувство вины.

— А Артур?

— Он знает об этом, поэтому решил присоединиться ко мне. После смерти матери он так и не восстановился. Его каждый день преследует мысль о самоубийстве. Всё что его здесь держит — это идея создания идеального общества. Как только Вы построите город, он сможет умереть с легким сердцем.

Я посмотрел в окно. Поезд не ехал, а буквально летел в прозрачной алмазной трубе. Стремительно летящий поезд, и с огромной скоростью сменяющиеся картины: леса, поля, горы. Я не верил, что всё это скоро исчезнет и покроется толстым слоем вулканического пепла.

— А ведь я могу Вам помочь — сказал я, после долгого молчания.

— В чём?

— Убить Вас! Сверну Вам шею как котёнку, и всё! Вы даже пикнуть не успеете!

— Ну и кому Вы чтото этим докажете? Вы убьёте старого профессора медицины, а мои сообщники останутся на свободе. Они всё равно осуществят этот план, или вы надеялись, что я всё сделал сам в одиночку?

— Вы манипулировали всей моей жизнью, моими друзьями. Я теперь не знаю, что реально, а что нет? Кому верить, а кому нет?

— Я профессор психиатрии. Моё призвание — манипулировать людьми. Уже на первом курсе я в совершенстве овладел техникой гипноза. Я просто мог внушить Вам ту или иную мысль, но я хочу достучаться до Вашего разума. А если серьёзно, то никто не знает все детали этого плана, кроме нас с Вами. Если Вы комуто проболтаетесь, о нашем разговоре, то бомба взорвётся гораздо раньше назначенного времени. Тогда и Вы будете причастны к убийству всего человечества. Готовы ли Вы разделить со мной эту ответственность?

— Нет.

— Я так и думал. Я взорву бомбу, а Ваша совесть будет чиста.

— И каким Вы видите себе этот идеальный мир, ради которого готовы убить всё человечество?

— Идеальным. В этом мире не будет холода и голода, потому что люди будут жить в алмазных городах с искусственным климатом. Там будет царить вечное лето. Город будут утопать в зелени, а воздух будет наполнен ароматов цветов, потому что там не будет машин и асфальта. В этом мире не будет голода, потому что город будет сам обеспечивать себя необходимым пропитанием. Люди в этом городе будут ходить в легких цветастых одеждах, потому что подземные заводы будут выпускать любую одежду. Этот город никогда не будет утопать в горах мусора, потому что все, что выкидывается, можно будет переработать и снова использовать. В этом мире не будет экономических кризисов, потому что люди не будут знать, что такое деньги. Там не будет политических кризисов, потому что люди будут получать уровни, которые сами и заработают. Не будет никакого наследства, блата, кумовства или телефонного права. Всё что человек получит, он должен заработать сам. Там не будет насилия, воровства, грабежей убийств, потому что у каждого человека будет персональный робот. Он будет выступать в качестве защитника, воспитателя и помощника и не допустит противоправных действий.

— И чем заниматься людям, если всё будут делать роботы?

— Они будут делать далеко не всё. Робот не может написать книгу, или нарисовать картину. Поэтому люди будут заниматься искусством. Компьютер не может делать гениальные научные открытия. Поэтому люди будут заниматься наукой. Человек должен заниматься спортом, иначе заплывёт жиром и у него будут проблемы со здоровьем. Человек должен сам заниматься своей безопасностью, поэтому будет полиция и армия, где будут служить люди и роботы. Человек должен заниматься политикой, потому что это не дело роботов решать, что для человека важно и в какую сторону двигаться. Искусство, наука, спорт, безопасность, политика — вот пять сфер деятельности, которыми люди будут заниматься. Каждый житель города сможет найти себе занятие по душе и неважно кто он: сангвиник, флегматик, холерик или меланхолик.

— А как же семья? Что будет с ней, если у каждого будет робот?

— Здесь людей ждут серьёзные реформы. Обычная человеческая семью будет состоять из двух человек и двух роботов. Люди это один из родителей и ребёнок этого родителя. Робот будет играть роль второго родителя. Второй робот будет играть роль защитника и воспитателя ребёнка. Это просто идеальная семья и она просто не может распасться. Человек не может развестись, потому что брак с роботом невозможен. Если он ему надоест, то он может получить нового, а старого выбросит на помойку. Ребёнок будет только этого родителя и ничей больше. Его никто не сможет у него отнять. Второй родитель не будет иметь вообще никаких прав и будет анонимен.

— Тогда откуда будут появляться дети?

— Искусственная матка конечно. В центр планирования семьи мужчины будут сдавать сперму, а женщина будут сдавать яйцеклетки. Там же они будут заказывать себе ребенка. Они смогут выбирать многие характеристики: пол, цвет кожи, рост, разрез и цвет глаз, и многое другое. Потом на основании этих данных в центре планирования семьи выберут нужную сперму и яйцеклетку. А далее из этого биологического материала можно будет вырастить человека. Растить и вынашивать его будет искусственная матка, механизм, сделанный по принципу капсулы, для «вечных аватаров». Этот механизм будет снабжать плод полезными веществами, и будет отводить продукты распада.

— Женщины перестанут рожать детей?

— Да. Хватит этой дискриминации. Любой может родить ребёнка и создать семью, независимо от пола, возраста, национальности и расы, только от уровня. Только человек, достигший определённого уровня, сможет заказать ребёнка в центре планирования семьи. Если он захочет второго ребёнка, то ему надо будет достичь ещё большего уровня.

— А если женщина сама захочет родить ребёнка?

— Да, пожалуйста, но только если достигнет определённого уровня. А до тех пор беременность можно ограничить медицинскими методами. И в брак она тоже может вступить, если хочет, только потом сама пусть разбирается со своим разводом, делёжкой детей и имущества. То же касается и мужчины. Прямого запрета на брак не будет. Просто всё передоверить машине намного удобней, комфортней и безопасней для здоровья. А какой выбор сделать, решать только человеку.

— А как же брак?

— Брак — это вынужденный союз двух людей. Мужчине нужен секс, уборка, готовка, и возможность родить детей. Женщине нужна опора и защита для неё и потомства. А если ты это уже получишь от роботов, то зачем вступать в брак?

— Вы хотите удовлетворить все потребности человека?

— Все потребности удовлетворить невозможно. Если Вы удовлетворяете материальные потребности, то на первое место выходят духовные потребности. Грубо говоря, если Вам уже не хочется трахнуть своего партнёра, то Вам уже будет хотеться писать ему стихи и говорить о высоких материях. В таких условиях бурным цветом расцветёт романтизм. А с роботом об этом не поговоришь. Люди начнут больше внимания уделять своим манерам, культуре, языку. Вернётся «серебряный век», когда слово честь для людей не было пустым звуком.

— О новый дивный, мир!

— Да — это так. Никто ничего подобного до нас не создавал. Цель простая — создать общество, где у людей будет минимальное количество проблем.

— И для этого Вы хотите убить всех остальных.

— Вот именно. Люди в этом городе приспособляться к новым условиям. Это будет новое общество с новыми правилами и законами. А так как во всём внешнем мире будет бушевать стихия, то никто не сможет вмешаться извне и не разрушит эту новую общность людей.

— Похоже, мы уже приближаемся к Владивостоку — сказал я, отодвигая занавеску.

— Точно. Скоро моя станция. Что Вы теперь будете делать?

— А у меня есть Выбор? Строить алмазный город конечно!

— Тогда возьмите эту флэшку и эту диораму. Они Вам очень пригодятся.

Я молча забрал и флэшку и диораму. Я поехал в психбольницу и поговорил с Артуром. Он подтвердил, что надо строить алмазный город. На следующий день я телепортировался в бункер и попросил поместить меня в капсулу для «вечных аватаров». Меня поместили в капсулу. Я стал управлять «Вечным аватаром» прекрасно понимая, что бомба может взорваться в любой момент, и тогда я просто не успею спастись. После этого я вернулся в московский офис и объявил о своём решении строить алмазный город. Роман не был удивлён этим решением. Потому что скорей всего знал о нём, а вот Артём и Вольф приняли эту новость в штыки. Они не хотели, чтобы компания тратилась ещё и на это. Но я отверг все возражения и приказал начать строительство. Место для города я предложил выбрать самому президенту России, поэтому приказал немедленно связаться с ним. Мы выступили со специальным заявлением по телевизору, что собираемся построить город. Каково же было моё удивление, когда через час после эфира президент позвонил сам и предложил мне занять пост премьерминистра.

Эта новость как обухом ударила меня по голове. Я никогда не рвался к власти и не ожидал такого предложения. Я отказался, и сказал, что не смогу принять это предложение, но президент не стал меня слушать, а просто пригласило меня на следующий день на встречу в кремль.

— Почему я? — спросил я президента прямо, когда мы встретились в кремле.

— А почему нет? Я давно хотел тебя назначить. Ты за четыре года сделал больше, чем я за двадцать лет в государственной думе. А мой премьерминистр никуда не годиться. Ему ничего поручить нельзя. Он не самостоятельный. Он не умеет и не хочет думать.

— Я не хочу.

— Ты нужен этой стране! Через год начнутся выборы. Я должен переизбраться на второй срок. Мне поменяют старое тело на новое. А если чтото пойдёт не так? Если я не переживу операцию? Тогда кто возглавит страну? Михалыч? Ты думаешь, этот идиот сможет править? Он хоть один закон нормально принял, чтобы я потом не исправлял?

— Но причём здесь я? У тебя, что нет других более достойных кандидатур. Тем более наш последний разговор не назовёшь дружеским.

— Вот именно! Мне нужен человек, который смог бы удержать ситуацию под контролем, а ты единственный человек, который смог сказать мне «нет». Ты этих министров сможешь держать в кулаке.

— Ну, не знаю.

— И не забывай, Михалыч тебя не любит. Если он станет президентом, то он недрогнувшей рукой бросит твои компании под откос. Ты же опять задумал крупный проект, а он возьмёт и всё похерит. Ты бы этого хотел?

— Нет, конечно.

— Тогда соглашайся — сказал он и протянул руку для рукопожатия.

— Вы не оставляете мне выбора — сказал я, пожимая протянутую руку.

Так я стал премьерминистром. Эта была самая скучная работа на свете. Я постоянно с кемто встречался, о чёмто говорил и принимал какието решения, но ничего не происходило. Нет, конечно, чтото всётаки происходило, но это было настолько медленно, что я вообще ничего не замечал. В отличие от той работы, что я делал до этого. Достаточно было обсудить всё нашим малым советом в бункере и всё начинало работать создавались новые заводы, строились новые дороги и мосты. А здесь, чтобы принять решение, нужно было согласовать с таким количеством людей, что решение уже теряло свою актуальность. Я знал, что работа в государственной службе довольно медленная, но я не знал, что это будет НАСТОЛЬКО медленно.

Работа на посту премьерминистра отнимает много времени. Я даже не заметил, как прошло полгода моей деятельности. Ко мне, как обычно подошёл президент. Я стал ему говорить о насущных делах, но он меня перебил.

— Как там у тебя дела с алмазным городом?

— Строительство идёт полным ходом. Мы уже почти закончили вторую крышку.

— Крышку закрыли две недели назад.

— Я всё занят этим премьерством. Некогда даже съездить на стройку и посмотреть, как там идут дела.

— Удивительный ты человек Михаил! Сколько тебя знаю, ты всё время чтото создаёшь, строишь, ваяешь.

— Государство тоже чтото строит.

— Да, но только здесь глобальные проекты. Всё намного медленнее. Ты к таким скоростям не привычен.

— Ничего. За полгода уже втянулся в этот ритм.

— Что хотел сказать. Через неделю ложусь на операцию. Мне будут менять старое тело на новое.

— Уже? Не думал, что всё произойдёт так быстро.

— Мне поставят укол, и я уже буду без сознания. Я уже подписал указ, о назначении тебя временно исполняющим обязанности президента. Ты понимаешь, что эта процедура временная, но мало ли что может случиться? В общем, я хочу, чтобы ты лично присутствовал при этом.

— Конечно! Когда процедура?

— В среду.

— Отлично. Вот тогда и встретимся!

Неделя пролетела незаметно. Над кремлём завис космический корабль в виде «летающей тарелки». Он должен был сразу отвезти президента на космическую станцию. Я вошёл в кабинет. Президент сидел на кровати голый по пояс. Врач его осматривал и прослушивал.

— Привет! — сказал он, увидев меня.

— Привет! — ответил я.

— Ну что скажешь доктор?

— Сердце мне Ваше не нравиться. Ритм сбивается — ответил доктор.

— Ну, я уже не мальчик. Давно за семьдесят. Сейчас тело поменяю и вперёд, на второй срок!

Президент вдруг побледнел.

— Вы действительно плохо выглядите. Вы слишком бледный — сказал я.

— Глупости! Сейчас…

Но договорить он не успел. Он схватился за сердце и повалился на кровать. Врач метнулся к своему чемоданчику. Он вытащил шприц и вколол ему в руку президента. Но это не помогло. Президент захрипел и открыл рот, как рыба, которая пытается поймать ртом воздух. Я выбежал в коридор и приказал охраннику привести ещё врачей.

Когда я вернулся в комнату, то президент уже не дышал, а врач делал ему массаж сердца. В это время в комнату забежали врачи с дефибриллятором. Они стали пропускать через него ток, пытаясь запустить сердце, но всё было тщетно. Я смотрел в мёртвое и бледное лицо президента и не мог понять, почему так произошло. Он так этого хотел, так к этому стремился. Ему оставалось сделать только последний шаг, чтобы получить бессмертие, и этот шаг он сделать не смог. Он был мёртв. Его смерть буквально оглушила меня. Если он мёртв, то я должен занять его место. Но я этого не хотел. Да, я был премьерминистром, но всегда, какое бы решение я принимал, всегда можно было посоветоваться с ним, всегда можно было спрятаться за его широкую спину. А теперь прятаться не за кого. Теперь я должен взвалить на себя огромную ответственность.

Из задумчивости меня вывел тихий голос пресссекретаря президента.

— Господин премьерминистр! Надо сделать заявление для прессы.

— Да, конечно. Подготовь текст. Сейчас я подойду.

Я прочитал текст перед камерой, хотя мой голос дрожал, а буквы расплывались перед глазами. Так я стал президентом России. Пока временно исполняющий обязанности, но через четыре месяца прошли выборы. Все знали, что я сделал. Все знали, что я создал. Да, многие мои решения вызывали споры, но за время премьерства страсти улеглись. Люди получили новую работу, новые квартиры и машины, и всё благодаря мне. Я легко победил. Теперь я был президентом России, и никто не мог мне помешать достроить город.

Через год город был достроен. Я произнёс пламенную речь перед центральным 130ти этажным зданием города. Рабочие ещё собирали купол, а я говорил о строительстве новых городов. Я решил перенести столицу из Москвы в этот новый город, который я назвал Новогорск.

Вулкан взорвался через два месяц, после того, как я произнёс речь. Это было событие планетарного масштаба. Небо сразу почернело изза выбросов пепла. Взрыв супер вулкана спровоцировал извержение вулканов по всей земле. Планету постоянно трясло и на западе и на востоке. Эти землетрясения провоцировали гигантские цунами, которые стали обрушиваться на прибрежные города. Мы лучше всего были к этому готовы. Вакуумные дороги соединяли самые дальние части нашей великой страны. Даже до Калининграда была проложена вакуумная дорога по морскому дну. Мы экстренно перебросили поезда к прибрежным городам и стали массово эвакуировать всё население. Эвакуированных людей мы селили в города в центре страны. Параллельно с этим мы закрыли все границы, чтобы к нам не хлынули потоки беженцев.

После взрыва вулкана я перевёл страну в режим чрезвычайного положения. Пирамида работала, давая электричество, а вот полёты на станцию, или даже на Луну пришлось совсем прекратить. Не спасал даже телепорт. Поэтому большую часть станции пришлось законсервировать и почти весь персонал перевезти на землю. Поезда по вакуумной дороге попрежнему курсировали между городами, доставляя заряженные конденсаторы. Погода сильно испортилась. В ноябре ударили морозы. Столбики термометров почти на всей территории России опустились до минус 50 по Цельсию. Мы прекрасно понимали, что это только начало. Во многих деревнях было установлено печное отопление, а доставку дров и угля практически невозможно было осуществить. Именно поэтому мы старались перевезти как можно больше людей из деревень в города. Многие люди неохотно покидали насиженные места, но погода продолжала портиться. К январю столбик термометра опустился ниже 80 градусов по Цельсию. Теперь люди сами массово начали прибывать в города.

Жителям городов пришлось потесниться, принимая в свои квартиры эвакуированных и жителей деревень. Я распорядился построить новые дома, но это было просто невозможно. Новые дома без отопления промерзали насквозь. Костная ткань разрушалась, превращаясь в труху. Люди могли жить в тесных квартирах с искусственным климатом, но выйдя на улицу можно было легко замёрзнуть насмерть. Вместо воздушных такси, что доставляли продукты жителям многоквартирных домов, пришлось пустить вездеходы, предназначенные для арктических условий. Улицы городов стали мрачными холодными и пустынными. Заводы биосинтеза были переведены на полностью автоматическую работу. Те немногочисленные работники, что там остались, стали работать вахтовым методом, сменяясь, раз в месяц.

Всё хорошо было только в алмазном городе. Благодаря куполу и искусственному климату в городе царило вечное лето. Работали кафе и рестораны. На открытых площадках выступали музыканты и пели песни певцы. Здесь царило вечное лето, посреди бесконечной полярной ночи и лютой зимы. Все жители страны старались попасть туда, чего бы это им не стоило. Но один город просто физически не мог принять всех. Он был рассчитан на десять миллионов человек, а через полгода после открытия в нём жило уже более 35 миллионов жителей и люди продолжали всё пребывать. Такая ситуация могла рано или поздно взорвать весь город изнутри. Да каждому был дан персональный робот, но даже это не помогало избегать конфликтов. Вся страна жила в чрезвычайном положении. Единственный выход, что я видел — это массовое строительство новых городов. Я решил построить сразу пять новых городов. Рядом с пирамидой меньше чем за полгода было построено десять алмазных заводов. Города располагались в нескольких сотнях километрах от пирамиды. Вся страна была мобилизована на это строительство. Мне пришлось ликвидировать многие министерства, за ненадобностью, а всех освободившихся людей устроить строителями.

Сейчас, спустя время я понимаю, что это было правильное решение. Всего за два года после взрыва вулкана нам удалось построить пять городов. Тем самым нам удалось сохранить большую часть населения. Страна у нас большая, и люди умирали в ней по разным причинам. Да были случаи, когда люди умирали от голода или холода в дальних поселениях. Но в основном люди умирали по естественным причинам. Перед началом кризиса население России составляло 253 миллиона человек, а спустя два года нас стало ровно 250 миллионов человек. Получалось, что за два года и три месяца мы потеряли 3 миллиона человек. Такая высокая потеря населения была изза того, что медицинская помощь просто не успевала добраться до больных. Кроме того резко упала рождаемость. Женщины просто перестали рожать детей, ожидая окончания кризиса.

Когда города были построены, то нам удалось переселить всех! Это было удивительно! Города, рассчитанные на 10 миллионов человек, вмешали по сорок миллионов человек! Да они были перенаселены, но никто больше не страдал от холода. Люди стали вовремя получать медицинскую помощь, и смертность упала до 300 тысяч человек в год. Я мог праздновать победу. Я спас почти всё население России от последствий глобальной катастрофы. Но не время было почивать на лаврах. Люди жили очень скученно, буквально сидя друг у друга на голова. В любой момент могла вспыхнуть эпидемия, которая в таких условиях могла превратиться в новую глобальную катастрофу. После переселения людей в шесть городов я объявил о строительстве ещё десяти городов. Моё предложение встретили с восторгом. Всём нравилась идея таких городов, но людям было необходимо жизненное пространство, чтобы создавать семьи и рожать детей.

К тому времени, как я объявил о строительстве десяти городов, уже все заводы биосинтеза были эвакуированы и перевезены к пирамиде. Кроме того, рядом с этой пирамидой, была построена другая пирамида, в два раза больше предыдущей. Эта большая давала почти в два раза больше энергии. Рядом с этой новой пирамидой были построены ещё десять алмазных заводов. Мы удвоили свои усилия и к исходу четвёртого года кризиса мы закончили строительство десяти новых городов.

Прошёл всего месяц, как люди справили новоселье в новых городах, когда китайцы объявили нам войну. Мы терялись в догадках, зачем они это сделали, а потом поняли почему. Когда начался кризис, то «Солнечная энергия» и «Лунная энергия» перестали поставлять Гелий3 с Луны. По всей планете начался энергетический кризис. Кроме того пепел закрыл солнце. Многие растения погибли, лишённые солнечного света. Люди по всей земле стали жестокого страдать от голода и холода. Сначала они съели, все запасы. У многих запасы закончились в первый же год начала кризиса. Потом люди съели всех животных и употребили в пищу все растения, какие только смогли найти. Но кризис продолжался. Когда есть, стало нечего, люди стали есть друг друга, остатки от трупов использовать в качестве топлива. Эпидемия людоедства быстро охватила всю землю. Люди стали массово истреблять друг друга и употреблять в пищу.

Китайцы, понимая гибельность такого пути, решили системно подойти к решению этого кризиса. Китайская народная армия держала народ в ежовых рукавицах, чтобы люди не убивали и не ели друг друга. Но это всё равно не спасало людей от голода и холода. Тогда коммунистическая партия Китая приняло довольно неоднозначное решение. Оно разрешило поедать людей, но только определённого возраста. Сначала она решило употребить в пищу всех, кто был в возрасте 60 лет и старше. Армия Китая стала забирать стариков. Потом их забили на скотобойне и разделали. Мясо этих людей было поделено и съедено между всеми жителями Китая. Это было на третий год кризиса. Голод продолжал свирепствовать, поэтому людей продолжили убивать. Теперь верхнюю возрастную планку опустили до 50ти лет. Людей снова забрали, а потом убили и разделали. Это помогло, на какоето время, но голод продолжал свирепствовать. К тому моменту, когда Китай объявил войну России, верхняя возрастная планка опустилась до 45ти лет. Население Китая к началу кризиса составляло 3 миллиарда человек. А к тому моменту, как они объявили нам войну, численность их населения составляла 500 миллионов человек. То есть за четыре года кризиса численность населения Китая упала в шесть раз.

К концу четвёртого года кризиса погода немного улучшилась. Количество извержений вулканов по всей земле резко уменьшилось. Небо стало проясняться. К начала пятого года кризиса мы планировали возобновить полёты к Луне, чтобы начать поставки Гелия3. Китайцы это понимали, поэтому решили перехватить весь поступающий гелий. Они думали, что кризис нас тоже коснулся. Они не знали точно, где у нас построена пирамида и существует ли она вообще. Они считали, мы чтобы пережить кризис, использовали свои ядерные запасы. Мы действительно однажды использовали ядерное топливо из ракет, чтобы предотвратить энергетический кризис. Но это была лишь разовая акция, и мы использовали лишь десять процентов наших ядерных запасов. Получалось, что у нас был практически не тронутый ядерный арсенал. Но Китайцы об этом не знали. Они сохранили свой ядерный арсенал нетронутым. Они решили, что легко смогут уничтожить нас и захватить станцию и космические корабли, тем самым став единственной выжившим народом на планете земля.

Надо было отдать китайцам должное — у них был хороший план. Сначала они телепортировали ядерные бомбы в наши города, а потом через границу шла и их стомиллионная армия. Армия захватывала Россию целиком. Китай получал глобальное влияние и наши ресурсы. Но они жестоко просчитались. К тому времени, как Китай начал войну в обычных городах уже почти никто не жил. 240 миллионов жило в алмазных городах. Ещё около 500 тысяч оставалось жить в городах по всей России. Почти десять миллионов человек составляла армия и специальные службы. Они жили в специально построенных поселениях у границ России.

Мы решили не отвечать на первый ядерный удар Китайцев. Вместо этого мы хотели дождаться, когда они нападут своей стомиллионной армией. Они должны были наступать через Забайкалье. Именно там мы и устроили для них ловушку. Но откуда у китайцев могла появиться стомиллионная армия? Всё было просто. На складах в Китае хранились автоматы Калашникова и много комплектов военной формы. Китайское руководство просто раздало автоматы и обмундирование всем желающим, наскоро собрав людей в роты и взводы. Обучать их и кормить было просто некогда и негде. Конечно, эти горе вояки могли просто перебить друг друга, поэтому партийное руководство, запретило выдавать патроны к автоматам. Решив их выдать, только на поле боя.

Они начали своё наступление. Их огромная армия продвигалась вперёд, не встречая никакого сопротивления. Правда, двигались они медленно. На их пути мы успели разобрать вакуумные дороги. Других дорого там больше не было, да и алмазных заводов у них не существовало, чтобы восстановить вакуумную дорогу. Именно поэтому им пришлось самим строить железную дорогу. Они собрали остатки топлива и сохранившегося транспорта, чтобы двинуть свою армию вперёд. За месяц им удалось продвинуться лишь на сто километров. Нам пришлось ждать ещё два месяца, чтобы они подтянули всю свою армию к границам России и двинуть вперёд. Да у китайцев были и железная дорога и транспорт, но большинство солдат шло пешком. Расчёт их руководства был прост — армия большая, может ктото и дойдёт до конечной цели.

Наша расправа была быстрой и жёсткой. Мы телепортировали свои ядерные бомбы и одним махом уничтожили их армию, авиацию и флот. Ядерные ракеты мгновенно испарили всех наших врагов. Нашими врагами был не китайский народ, а его руководство. Ядерные и обычные бомбы быстро и точно уничтожили партийное и военное руководство Китая. Всё было кончено за пару дней.

Война закончилось, едва начавшись. Небо стало очищаться. Теперь можно было облететь землю и осмотреть всё вокруг. Мы пережили кризис, потеряв минимальное количество людей. Мы выиграли в этой бессмысленной китайской войне. Теперь можно было оценить потери других людей. Картина, что нам предстала, была просто ужасающей. Всё что мы увидели — это пустыня. Брошенные города и деревни. Всё занесено снегом, и ни души. Людей просто не было, нигде. Такая мрачная картина была везде: в Европе, в Азии, в Африке, в Америке, в Австралии. Всё что нам удавалось находить — это истощённые вмёрзшие в снег люди. Получалось, что только китайцам удалось выжить. Программа выживания одних людей, за счёт поедания других помогла им выжить. Надолго ли?

Потом мы узнали, почему китайцы напали именно на нас. Сначала они напали на Индию — большую страну, тоже обладающую ядерным оружием. Они смогли даже захватить пару штатов, но это была бессмысленная победа. В захваченных районах им предстала та же мрачная картина, что и нам. Надеясь получить топливо и продовольствие они не получили ничего кроме огромных пустынных территорий. Слабая государственная власть и кастовая система позволили им развалиться гораздо быстрее, чем Китаю. Тогда китайцы обратились к спутниковым снимкам. Яркими точками были лишь города России. Да, почти все жители их покинули или переселились в алмазные города, но часть людей осталась. Они поддерживали освещение и оставшуюся технику в рабочем состоянии, на случай если погода улучшиться и людям придётся возвращаться.

Именно городское освещение, как маяки привлеки ядерные бомбы Китая на наши города. Алмазные города тоже были хорошо освящены, но свет не проникал наружу. Его не пускал купол. Это было сделано специально, чтобы не выпускать тепло наружу.

Проведя разведку, мы пришли к неутешительному выводу, что только нам и китайцам удалось выжить. Они объявили нам войну, но мы легко победили, обладая большими ресурсами. Теперь нам предстоял выбор: либо позволить умереть оставшимся китайцам, либо попытаться спасти выживших людей. Мы, не колеблясь, выбрали второй вариант. Да их было 500 миллионов, а нас только 250. Да они воевали против нас, но они были вынуждены изза голода и холода напасть на нас, чтобы выжить.

Если мы хотели их спасти, то, как это можно было сделать? Единственный способ им помочь — это эвакуировать их из Китая в Россию и поселить их в наших пустых городах. Между нами и ими лежали огромные пустынные территории. Да, раньше там пролегала вакуумная дорога, но мы её разобрали, чтобы замедлить продвижение китайской армии. Да китайцы сами строили железную дорогу для продвижения своей армии, но мы её уничтожили ядерными взрывами. Воздушные такси не могли летать на такое расстояние, у них не хватило бы заряда аккумулятора, да и погода для полётов была не сильно хорошая. Они могли обледенеть, или их могло снести сильным ветром и ударить об землю. Космических кораблей, которые были в форме «летающих тарелок» у нас было мало, поэтому они не годились для эвакуации большого количества людей. Всё что мы могли сделать — это построить новую вакуумную дорогу в обход заражённых радиацией районов.

Строительство вакуумной дороги при низких температурах, и постоянно заносимых снегом, у нас заняло полгода. Когда мы достроили первую вакуумную ветку и высадили первый десант, то поняли, что опоздали. Ядерными взрывами мы убили армию и всё верховное руководство Китая. Теперь никто не контролировал людей. Людям раздали оружие, а на железнодорожных станциях стояли эшелоны с оружием и боеприпасами. Люди стали грабить эшелоны, а найденное оружие и патроны использовать друг против друга. За те полгода, что мы тянули вакуумную дорогу люди, почти полностью перебили друг друга. От огромного 500 миллионного населения Китая осталось около десяти миллионов человек. Всех найденных людей мы сажали в поезда и отправляли в Россию.

Но тут мы столкнулись совсем с другой проблемой. Однажды ко мне обратился министр здравоохранения.

— Господин президент, у нас проблема — сказал министр здравоохранения.

— Что за проблема?

— Проблема с китайскими беженцами.

— И что с ними не так?

— Взгляните сами — сказал он, протягивая мне планшет.

На видео маленький тщедушный китаец сидел на кровати, а врач осматривал его. Врач закончил работу и вышел, закрыв за собой дверь. Китаец, убедившись, что за ним никто не наблюдает, разорвал кровать и стал вырывать из неё куски, жадно засовывая их в рот.

— Он ест содержимое матраса? — удивился я.

— Так и есть. Голод приводит к необратимым психическим изменениям. Люди начинают, есть несъедобное, прячут еду, даже если их кормят вдоволь. Но это ещё полбеды. Все они людоеды, а от этого невозможно вылечить. Видите у него на руке?

Я пригляделся и увидел следы зубов.

— Это человеческие зубы. Его пытались съесть, а он выжил, значит, он когото съел. Чикатило говорил, что в детстве во время голода он съел своего маленького брата. Став людоедом человек превращается в дикого зверя. Его уже ничто не может изменить. Специальные препараты могут снизить агрессию, но не убрать её. Таких людей у нас десять миллионов. Если мы поселим их в наши города, то скорей всего их всех убьют, чтобы защитить себя и детей.

— Что Вы предлагаете?

— Единственный способ — это полное стирание памяти. Да — это весьма радикально, но другого способа нет.

— А что делать потом, после стирания памяти?

— Создать новую личность. Их придётся обучать с самого начала, как малый детей.

— Хорошо. Если это поможет им излечиться, то сделайте так.

— Сделаем, господин президент. Если ничего не получится, то их до конца дней придётся держать в психиатрической больнице.

Забегая вперёд скажу, что почти все из этих спасённых десяти миллионов прошли процедуру стирания памяти и создания новой личности. Они влились в ряды жителей наших алмазных городов и растворились в них. Это была жестокая ирония судьбы в чистом виде. В мире до взрыва супер вулкана существовало тысячи народностей, языков, культур. А сейчас от них ничего не осталось. Не было больше религиозных, или этических споров, не было разных точек зрения на один предмет, потому что все люди умерли. Где европейцы, американцы, африканцы, австралийцы? Никого больше не было! Все люди умерли, ни оставив после себя ничего! Даже от китайцев, самого многочисленного народа осталась жалкая горстка людей в десять миллионов человек. Но даже эти десять миллионов китайцев не смогли нам ничего дать, ни языка, ни культуры, ни традиций. Им пришлось стереть память, чтобы они смогли с нами мирно сосуществовать. Теперь была только одна нация, одна культура, один язык. Русская нация, русская культура, русский язык и не, потому что мы так этого захотели, а потому что мы смогли выжить. Просто выжить, пережив всех. Чудовищный, бесчеловечный план Петрова исполнился. То, о чём так долго мечтал Артур — свершилось. Мы входили в новый мир, в мир в котором не было войн. Но не потому, что мы победили всех врагов, а потому что воевать было не с кем. Все остальные люди на Земле умерли от холода и голода.

Неизвестно было, сколько пройдёт времени, среди нас, таких разных людей живущих в России накопиться достаточно противоречий, чтобы вспыхнула война. Ведь это было на первый взгляд: одна культура, один язык, одна нация. На самом деле тут живут сотни разных народов, говорящих на разных языках. Правда сейчас все жили в городах и говорили на одном языке. Здесь, в городах все границы очень быстро стирались, создавая нечто общее, понятное всем. И эту общность людей необходимо было сохранить как можно дольше. Только это могло быть гарантией от будущих конфликтов.


Эпилог

Прошло два года, после эвакуации китайцев. Мы построили ещё десять алмазных городов. Люди расселились в просторные светлые квартиры. Теперь у каждого был свой дом. Люди больше не хотели жить в деревнях или старых городах. Это был пройдённый этап. Теперь они жили в 26 городах.

Я сидел на открытой террасе на 120м этаже и пил чай. Рядом со мной сидели три человека. Это были Артём Неклюдов, Вольфганг Шмидт и Иван Круглов.

— Артём, Вольф — это Иван Круглов. Иван — это Артём и Вольф — сказал я.

— Мы знаем кто это. Зачем ты нас позвал? — спросил Артём.

— Это Ваш новый босс — ответил я.

— Что? — не понял Вольф.

— Это ты о чём? — спросил Артём.

— Разрешите представить. Это Иван Круглов председатель общероссийской комиссии уровня. Вы будете производить товары, а он будет следить, чтобы Вы их справедливо распределяли.

— Ты хорошо подумал об этом Миша? — спросил Артём.

— Для тебя я господин президент — сказал я.

— Хорошо господин президент. Это всё?

— Нет. Вы сможете выполнить программу бессмертия?

— Да. Мы провели полную реконструкцию космической станции. В планах построить ещё три станции. После этого мы будем менять тела.

— Каков принцип замены тел?

— Всё будет считаться по формуле сто лет минус уровень. Если у человека нулевой уровень, то новое тело он сможет поменять через сто лет. Если у него тридцатый уровень, то считаем по формуле 10030=70. Получается, что он сможет получить новое тело в 70 лет. Если у него 40й уровень, то он получит новое тело в 60 лет. Чем выше у человека будет уровень, тем быстрее он получит новое тело.

— Сколько у Вас займёт времени строительство новых станций?

— Планируем закончить строительство в ближайшие пять лет.

— Хорошо. Работайте. Эту программу надо обязательно выполнить.

— Это всё?

— Да можете идти.

Они ушли, а Иван остался сидеть рядом со мной.

— Им не понравился Ваш выбор — сказал он.

— Ты сын Александра Круглова, бывшего генерального директора компании «Солнечная энергия», а по совместительству садиста и убийцы.

— Я это знаю господин президент.

— Тебе выдан громадный кредит доверия. Твоя должность очень ответственная. Тебя всегда будут сравнивать с твоим отцом. Если ты ошибёшься, то тебя сожрут, и даже не подавятся. Поэтому не ошибайся. Равняйся на меня, если хочешь.

— Мне до Вас очень далеко.

— Ты рассчитал схему уровней?

— Да. Для расчёта нужен самый высокий и самый низкий уровень. Самый низкий вполне понятен. Любой человек рождается с нулевым уровнем. А вот самый высокий уровень только у Вас. Для удобства мы присуждаем Вам самый высокий 100й уровень. Вы можете забрать себе любое здание в любом городе, и Вы можете менять себе одно тело каждый день.

— Даже если бы я и хотел — это физически невозможно. За сотый уровень, конечно спасибо, только зачем он мне? У меня и так всё есть.

— Вот именно уровень у Вас и так самый высокий, поэтому, зачем Вам акции? Вы самый большой олигарх этого общества. Если Вы останетесь олигархом, то никакого равенства не будет.

— А если всё отдать государству, то оно будет единолично решать, что и как давать людям. Какойнибудь мелкий чиновник будет вершителем судеб. Нет, государству нужен противовес, сила, которая будет ему противостоять и которую он не сможет победить.

— Тогда отдайте всё Эрику. Пусть церковь, которую Вы организовали, всем распоряжается.

— А это дельная мысль. Уровень я так и так не потеряю, а церковь станет серьёзным противовесом государству. Если я оставлю собственность себе, то её станут распоряжаться мои потомки, а это упадок справедливого общества. Позови Эрика и составь документы. Я их подпишу.

— Тут коечто ещё господин президент. Это документы по конституционной реформе, что Вы просили. Теперь отменяются выборы в государственную думу. Люди теперь попадают туда автоматически при достижении 40го уровня. Президент выбирается парламентом, большинством голосов. Количество поданных голосов зависит от уровня человека. Если человек 50го уровня, то у него 50 голосов. Если сотого, как у Вас, то у него 100 голосов. Кандидатом на пост президента может стать любой член парламента, но для этого он должен заручиться 10ю процентами голосов членов парламента. Президент назначает премьера. Его утверждает парламент. Премьер назначает министров.

— Смерть демократии?

— Именно так. Вместо демократии будет смартократия — власть умных людей. Только самый умный сможет получить высокий уровень. А получит он свой уровень не по наследству, а заработает сам. Правда, с этим, у Вас тоже проблема. На счетах компании «Солнечная энергия» находиться 500 миллиардов кредитов. Это Ваши деньги. Вы вольны их потратить, как хотите. Но Вы не можете. У Вас сотый уровень. Это максимум, который нельзя перешагнуть. Значит, Вы будете отдавать деньги своим потомкам. Они получат уровень, ничего не делая. Справедливое общество рассыплется, как карточный домик. В городах будут назревать конфликты и это может стать причиной новой войны.

— Что ты предлагаешь?

— Раздать эти деньги. Раздайте эти деньги сейчас всем, кому Вы хотите, чтобы потом не было возможности повлиять на ситуацию. Тогда Вы действительно создадите справедливое общество. Да у когото будут высокие стартовые позиции. Но так ведь не бывает, чтобы все были равны. Зато люди увидят, что они тоже могут чегото добиться.

— Ладно. Раздай эти деньги мои друзьям и знакомым, хотя у меня их не слишком много.

— Хорошо. Вместо денег они получат эквивалентный этим деньгам уровень. А остальные деньги? 500 миллиардов кредитов — это очень большая сумма.

— Раздай их всем остальным. Пусть каждый получит небольшое повышение уровня.

— Вы хотите разделить все деньги на 250 миллионов человек? Это 2000 кредитов на человека. Если перевести их в уровень, то это практически ничего. Вы просто распылите деньги.

— Что ты предлагаешь?

— Не всем повезло в этой жизни. Ктото рождается больным, у когото нет родителей. Вы можете им помочь. Учредите благотворительный фонд. Пусть этот фонд помогает бедным и обездоленным.

— И кто будет управлять этим фондом?

— Решать Вам.

— Пусть это будет Марта. Думаю, она разберётся, кому нужна помощь, а кому нет.

— Вы не собираетесь баллотироваться на пост президента по новой системе выборов?

— Нет. Боже упаси. Когда выборы?

— Через полгода.

— Осталось немного подождать и всё! Говоришь любой дом в любом городе?

— Конечно.

— А сколько роботовслуг я могу взять?

— Сотню.

— Значит, буду кутить! Всё надоело! Надо отдохнуть, а потом придумаю себе занятие. Может климат на Земле улучшить? Неважно! Главное никакой политики и экономики! Всё буду жить вечно и делать всё что захочу! Можешь идти, а я ещё посижу здесь.

Иван ушёл. Я встал изза стола, подошёл к балюстраде и посмотрел вниз. Я находился на 120м этаже центрального здания Новогорска. Внизу люди казались муравьями. А ведь я действительно это сделал! Я создал новое справедливое общество, то которого никогда раньше не было. Что будет дальше? Может завтра разразиться война, или эти города простоят миллионы лет? Я не знаю. Но я сделал всё возможное, чтобы убрать все проблемы, что могут возникнуть на пути у человечества. В конце концов, я твёрдо убедился в одном — нет таких проблем, которые нельзя было бы решить, кроме жизни и смерти! Одни проблемы я уже решил. Если возникнут новые проблемы, решу и их. Главное — это не опускать руки!

Конец третьей книги.

Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Эпилог
  • X