Андрей Андреевич Красников - Континент [СИ]

Континент [СИ] 983K, 242 с. (Небесное королевство-2)   (скачать) - Андрей Андреевич Красников

Андрей Красников
Континент


Глава 1

Я мчался по темной ночной дороге, лишь изредка освещаемой неверным светом проглядывающей сквозь плотные облака луны. С левой стороны простирались дышащие тишиной и умиротворенностью болотные топи, украшенные почти не различимыми в темноте черными стволами мертвых деревьев, справа виднелась ровная степь, теряющаяся во мраке. Я, пришпоривая лошадь, то и дело оглядывался назад, туда, где постепенно таяли в ночи очертания большого города.

Меня никто не преследовал. Не светились во тьме огоньки факелов, не слышно было азартных криков мчащихся за мной людей, не стучали копытами кони, скачущие по пятам. Погони не было.

Потихоньку понимание этого факта все же начало проникать в голову и я немного притормозил лошадь. Не хватало только загнать ее в десятке миль от Чернолесья и дальше бодро мчаться в ночь уже на своих собственных ногах…

Некоторое время я еще бросал настороженные взгляды назад, но дорога так и оставалась спокойной и безжизненной. Тревога потихоньку уходила. Проехав еще с час и отдалившись от Чернолесья уже на добрых двадцать миль, я расслабился окончательно и позволил себе устроить ночевку. Бегство-бегством, но отдых и свежая голова тоже нужны.

Выбранная рощица располагалась в паре сотен шагов от дороги и выглядела достаточно мирной для того, чтобы дать мне приют до утра. Но я все же добросовестно потратил полчаса, проверяя ее вдоль и поперек. И только потом расседлал лошадь и, привязав ее к дереву, завалился спать.

События прошедшего дня настолько меня вымотали, что я отрубился практически мгновенно, успев лишь подумать о том, что умное животное, возможно, все же сумеет меня разбудить… если…

В итоге я проснулся сам. Над головой ласково светило обеденное солнце, на деревьях вокруг порхали птицы, привязанная к дереву лошадь смотрела на меня укоризненным взором.

— Сейчас, доедем до болота и попьешь, — произнес я, пытаясь заглушить чувство вины, затем поднялся на ноги и ласково погладил ее по шее.

Животное грустно фыркнуло и отвернулось, явно не поверив мне ни капли.

Немного перекусив и хлебнув воды из бурдюка, я принялся выполнять обещание — отвел лошадь на другую сторону дороги, к краю болота, где нашлось несколько луж для утоления жажды. После чего, подождав, когда она напьется, снова забрался в седло.

Предстоял переход к Приграничью. И меня начала весьма и весьма тревожить возможность того, что погоня за ночь уже ушла вперед и теперь ждет меня там, перед самой границей, разделяющей Пустошь и континент.

Но миновать этот участок пути и избежать такой опасности, увы, никак не получалось.

К пограничному посту я прибыл уже вечером. Осмотрел его с безопасного расстояния, немного подумал над тем, чтобы обойти стороной, но все же отбросил эту идею — если вдруг выследят и поймают, то мало не покажется. Это у нас на полуострове никаких границ нет, а тут… Кто их знает, какие здесь нравы.

Издали пост выглядел тихим и мирным. Вблизи — тоже. Но я все равно держался настороже, готовясь, если что, немедленно дать деру.

— Документы есть? — безучастно поинтересовался упитанный воин в потертых доспехах.

— Э… какие именно? Книги есть…

На лице стражника появилась непередаваемая смесь эмоций — от печали до скуки.

— Как дикари, ей-богу, вы там у себя. Документы, подтверждающие личность, есть? Письмо от торгового дома, какой-нибудь гильдии, из городского совета Чернолесья?

— Нет… А это обязательно? — меня что, без какой-то бумажки из Пустоши не выпустят, что ли?

— Ну, с одной стороны, — нет, не обязательно, — философски заметил мой собеседник. — Но, если вдруг тобой заинтересуются — будет очень сложно доказать, что ты только недавно прибыл в ту же Империю, скажем. И что ты в последнее время не совершал многочисленных убийств и грабежей.

Заметив мой удивленный взгляд, он пояснил:

— На континенте не любят бродяг, тем более — из Пустоши. Если нет хоть какого-то документа, могут засунуть в тюрьму, а потом и на рудники.

Что-то мне этот самый континент начинал нравиться все меньше и меньше.

— А возможность оформить эти документы у вас имеется?

— О, разумеется, — улыбнулся стражник. — С вас пять золотых и мы все оформим в лучшем виде.

Жадные сволочи. Но, чувствую, без этого меня уже в ближайшем городе оберут до нитки и отправят в тюрьму — как того самого бродягу.

Получив золотые, воин заметно оживился и пригласил проследовать за собой в кабинет. Где чрезвычайно торжественно достал из ящика стола красивую разноцветную бумагу и набор печатей.

— Итак, господин путешествующий, под каким именем вас записать?

— Рико Пепельный.

— Весьма подходящее прозвище, весьма звучное, — одобрительно кивнул головой стражник, выводя на бумаге аккуратные буквы. — Род занятий?

— Охотник, — пожал плечами я. Называться магом, собираясь в страны, которые когда-то устроили войну против тех самых магов, было, как минимум, неосторожно.

— Хорошо… Я правильно понимаю, что вы, господин Рико, являетесь не охотником на косуль, а охотником за редкостями в Пустоши?

— Все верно.

— Отлично, отлично… На континенте, если вы вдруг захотите поступить на службу в стражу или армию, вам будут рады. Цель вашего путешествия?

— Мне нужно доставить несколько предметов одному из аристократов в Срединном княжестве, — касательно цели путешествия я решил не врать. Надеюсь, если даже Шаран последует за мной, то ему в любом случае не дадут там своевольничать.

— Срединное княжество, по поручению аристократии, — пробормотал стражник. — Итак, осталось только заплатить один золотой в качестве пошлины, после чего вам будет открыта дорога ко всему континенту, господин Рико!

Отдав еще одну монету, я стал, наконец, обладателем внушительного документа, в котором говорилось, что охотник за древностями Рико Пепельный, мужчина двадцати-двадцати пяти лет от роду, высокий и с седыми волосами, является законопослушным жителем Пустоши, прошедшим проверку в Приграничье, заплатившим все пошлины и направляющимся в Срединное княжество по конфиденциальному делу местной аристократии.

В принципе, думаю, мне действительно не повредит такая бумажка.

Поблагодарив стража границы, я снова взгромоздился в седло и отправился по направлению к небольшой деревушке, видневшейся вдали. Как заверял доблестный воин, с легкостью облегчивший мой кошелек сразу на шесть золотых, именно в тех краях усталый путник всегда может найти еду и кров.

Деревушка неприятно напомнила мне родной Хрустальный — та же непритязательность во всем, те же обветшалые трактиры и постоялые дворы, та же суматоха при виде путника…

Я не стал особо выяснять, в каком из убогих заведений обслуживание лучше — просто заглянул в первое попавшееся, отдал хозяину тридцать серебряных монеток и получил комнату с ужином, а также место на конюшне для лошади.

Пора было немного задуматься о будущем.

Ковыряя вилкой подгоревшие кусочки мяса и бросая взгляды в окно, из которого неплохо просматривалась дорога к пограничному пункту, я размышлял.

Судя по всему, погони в ближайшее время не будет. Скорее всего, не настолько Шаран суров, чтобы после нашей стычки и гибели своего ученика тут же броситься меня искать. Здесь я его, наверное, переоценил. Но вот в будущем, скорее всего, привет от него до меня дойдет. Или в виде самого мага, или в виде наемных убийц. А это значит, что мне нужно как можно скорее добраться до семьи аристократа и, хотя бы на некоторое время, обосноваться в княжестве.

Весь вопрос в том, что делать дальше. Вечно жить в ожидании того, что проклятый маг тебя все же найдет и нарежет на кусочки — совершенно не вариант. Проблему придется когда-нибудь решать — непонятно только, каким способом.

Похоже, самым разумным будет все же придерживаться выработанного плана — сначала в Срединное княжество, там пообщаться с аристократией и разузнать в библиотеках об Эстерси. А потом вернуться в Пустошь, помочь богине и, заодно, попросить ее избавить мир от Шарана. Возможно, получится…

Чего-то другого я пока что придумать не мог.

Ночь прошла достаточно спокойно, если не считать того, что я просыпался от каждого шороха, боясь, что по мою душу пришли убийцы. Но страхи оказались беспочвенными и утром, купив в дорогу немного свежей провизии, я отправился дальше в путь.

Предстояло проехать около пятидесяти миль — всю территорию Приграничья. Некогда здесь были земли Небесного королевства… Но после войны напуганные правители союзных государств отдали их остаткам своих армий — любой воин мог взять себе надел земли и радоваться жизни. Чернолесье тоже попробовали было передать ветеранам, но те в нем так и не прижились. Местные жители, сдавшие город практически без боя, после войны неожиданно отыгрались, выкинув в итоге всех чужаков за городские стены. Благо, войска нападавших уже разошлись по домам и их жалкие остатки ничего не смогли с этим поделать.

С тех самых пор Чернолесье и Приграничье друг друга недолюбливают. Впрочем, Пустошь недолюбливает весь континент, здесь ничего удивительного.

Чем дальше я отъезжал от полуострова, там более ухоженной становилась местность. Болото постепенно исчезло и теперь по обоим сторонам дороги раскинулись луга с пасущейся скотиной, поля, на которых местный народ что-то выращивал и сажал… По сравнению с Пустошью — просто разительная перемена.

Самое веселое, что здешнюю провизию в основном в Пустошь и везут. Несмотря на всю нелюбовь. У нас-то безопасных плодородных земель для выращивания того же зерна практически нет.

К вечеру, неспешно передвигаясь по пыльной дороге и рассматривая окружающую местность, я добрался до Вольного — одного из трех более-менее крупных здешних городов. Располагался он на стыке трех границ — Империи, Тардии и, собственно, самого Приграничья.

Местные стражники, рассмотрев гордо вытащенную мной из рюкзака бумагу, поморщились, но ничего не сказали. И даже не взяли с меня денег за въезд внутрь городских стен.

Город чем-то неуловимо напоминал Чернолесье — только архитектура была явно попроще. А в остальном — все те же узенькие улочки, заставленные жилыми домами. Редкие особняки местной знати. И обширные торговые ряды, располагающиеся на центральной площади и ближайших к ней улочках… В конце концов, Вольный ведь тоже торговый город, в котором сходится сразу несколько важных дорог.

Устроившись на постой в довольно скромном гостевом доме и оставив в конюшне лошадь, я, нацепив рюкзак, отправился знакомиться с городом. Неплохо бы поесть, послушать, о чем говорят люди… А заодно и засунуть куда-нибудь бумажки с призывом Эйя, будь он неладен. У меня уже возникала мысль раскидать по какой-нибудь захудалой деревушке сразу все то количество печатей, что требовал договор, но делать это я несколько опасался — помнится, в первоначальных условиях значилась цифра в пять листов на город. Да, в конечном варианте договор звучал по-другому… Но лучше я все же честно выполню условия сделки. На всякий случай. Ну, а еще мне не очень хотелось портить отношения с Эйя. И так он тот еще гад.

Так что по четыре-пять листочков на город — и все довольны.

В трактире, куда я зашел, было весело и многолюдно. Шумели пьяные компании, бегали девушки-разносчицы, на маленькой сцене красивым голосом пела пожилая женщина. Что-то про страстную и несчастную любовь.

Одна из девушек с подносами ловко оказалась рядом со мной.

— Чего желает господин? Поесть, выпить, послушать несравненную Кордель Звонкую?

— Поесть бы, — я не стал строить из себя знатока музыки. — Если возможно, то какой-нибудь отдельный тихий столик.

— О, пойдемте наверх!

Я только сейчас заметил, что вокруг общего зала на втором этаже идет балкончик с маленькими столиками.

Идти вверх по лестнице за девушкой, облаченной в коротенькую юбку, было приятно… Поневоле в мою голову начали закрадываться дурные мысли. В конце концов, почему бы разок не пошалить. Самый последний разок…

Потихоньку наслаждаясь принесенным мясом и пивом, я рассматривал публику, веселящуюся внизу в зале и думал, как бы мне добиться взаимопонимания со служанкой. В конце концов, пиво придало мне храбрости и, расплачиваясь за ужин, я-таки поинтересовался у девушки, нельзя ли пообщаться с ней в более приватной обстановке.

— О, господин, — когда она наклонилась к моему уху, мне почудились лукавые искорки в ее глазах. — Я бы с радостью… Но, к сожалению, у меня есть жених, очень ревнивый… И он, что самое страшное, работает в нашем заведении вышибалой. И прямо сейчас смотрит на нас.

Мне хватило ума весело улыбнуться ей в ответ и, оставив небольшие чаевые, быстренько убраться из трактира. Спину жег недобрый взгляд местного охранника.

Проклятье. Я внезапно ощутил, что весьма и весьма соскучился по женскому обществу. Вдобавок, успел нафантазировать всякого…

Топая по едва освещенным улицам и подыскивая место для того, чтобы кинуть очередной лист бумаги с призывом, я воровато посматривал по сторонам, пытаясь найти какое-нибудь увеселительное заведение определенного типа. Не нашел.

Хозяин же постоялого двора, куда я вернулся ближе к ночи уставший и злой, воспринял озвученную мной проблему со смехом — мол, надо было сразу обращаться к нему и не проявлять ненужной инициативы.

А потом пообещал устроить все в лучшем виде всего за золотой. Как и в Пустоши, в принципе.

Девушка, появившаяся у меня в комнате, была миленькая, веселая и очень приятная на ощупь… Казалось бы — что еще нужно для счастья. Но вот та разносчица и ее короткая юбка никак не уходили у меня из головы на протяжении всего процесса, отвлекая и словно бы издеваясь над моими несбывшимися желаниями.

В итоге засыпал я в несколько смешанных чувствах.

А вот утро было прекрасным. Я нежился в кровати, потом вальяжно гулял по номеру, ленясь собираться в дорогу… Затем неспешно завтракал, улыбаясь хозяину, охраннику и девушке-официантке.

Вся прелесть утра закончилась в тот момент, когда я, ведя в поводу лошадь, неспешно подошел к восточным воротам города. Там царил какой-то нездоровый ажиотаж — толпились люди, лошади, ругались стражники.

— Э… простите, уважаемый, — обратился я к стоящему неподалеку и со скорбной миной наблюдающему за происходящим мужику. — Не подскажете, что там такое творится?

— Да жрецы в очередной раз грибов объелись, — найдя благодарного слушателя, мужик прямо-таки расцвел. — Проверяют всех, кто выезжает из города.

— А с чего вдруг? — недоуменно поинтересовался я. В моем понимании жрецы занимали нишу где-то между уборщиками улиц и городской стражей. И уж точно не занимались какими-то непонятными проверками, перекрывая выезды из города.

— Говорят, какая-то сволочь из Пустоши приволокла в город заклинания — теперь ищут ее.

— А почему именно из Пустоши? Почему именно мы всегда крайние оказываемся?

Мужик с подозрением покосился на меня. А я внезапно догадался, о каких заклинаниях идет речь. О тех самый листочках, которые я вчера вечером разбрасывал по городу. Задница почувствовала приближение неладного.

— Да ты не думай, — поспешно поднял я ладони вверх, заодно прикидывая, как бы половчее придушить собеседника в случае чего. — Я по официальному делу еду, в Срединное княжество. И к магии отношения не имею. Мне обидно просто, что на нас всегда всех собак вешают.

— Ну, жрецы, да, перегибают палку иногда, — неохотно признал мужик. — Но, сам посуди, откуда еще здесь магии браться, как не с вашей стороны?

— Это да, — тут уже я со вздохом признал его правоту. — И как долго это все продлится?

— Да демон его знает, — философски ответил он, зорким глазом окидывая площадь перед нами. — Могут и до вечера возиться. А потом, если ничего не найдут, начнут по гостиницам шастать, о постояльцах спрашивать. Думаю, до завтра минимум все это.

Я лихорадочно соображал, что мне делать. Идти вперед, на проверку, нельзя. В моей сумке столько всего интересного…

— А есть какие-нибудь варианты этого всего избежать? Может, со стражей у других ворот договориться, чтобы они проверили по-быстрому и пропустили?

— Не получится, там везде жрецы будут, — мотнул головой мужик. — Расплодилось их в последнее время что-то, дармоедов.

— Мда… — мозг лихорадочно продумывал варианты. — Ладно, пойду заселяться обратно в гостиницу тогда. Подожду, пока бедлам закончится.

— Удачи, — не особо искренне пожелал мне собеседник, снова возвращаясь в меланхоличное настроение.

По дороге обратно к постоялому двору я продолжал думать. Был огромный соблазн подкупить хозяина и отдать ему на хранение книги и меч. Но ведь с него станется сдать меня с потрохами. Если жрецы здесь всем заправляют, то портить с ними отношения он точно не захочет.

Проклятье.

Хозяин моему появлению не особо удивился.

— А, господин Рико. До меня уже дошли слухи, что в городе идут проверки. Так и думал, что вы к нам вернетесь.

— Да, потолкался на площади, решил, что лучше я денек еще здесь у вас проведу. Мой номер еще не заняли?

Снова получив ключ, я отвел лошадь на конюшню, расседлал ее, а затем, аккуратно осмотревшись, вдавил в жидкую несимпатичную грязь в соседнем стойле черную дощечку с печатью Эйя. Надеюсь, жрецы в навозе ковыряться не станут.

Оставались еще две вещи, которые могли меня выдать — мой собственный дневник и страничка, вырванная из книги про демонов. Ну и еще несколько листков с теми самыми печатями призыва Эйя, из-за которых разгорелся весь переполох.

Листки с печатями я, завернув в них камешек, аккуратно кинул в колодец, из которого набирал воду для лошади. А дневник вместе с запретным листком отправился в ящик с овсом. Вроде, все. Надо только придумать, как буду отбрехиваться от пришедших с проверкой…

Жрец, ближе к вечеру переступивший порог моего номера в сопровождении хозяина постоялого двора и пары стражников, оказался в настоящем гнезде порока.

Остатки роскошного ужина, парочка изрядно напившихся девиц, задорно смеющихся из-за какой-то ерунды… И я, полуголый и вальяжный, валяющийся на кровати с бокалом вина и куском мяса в руке.

Проверяющий осмотрел представшую перед ним картину с таким страданием в глазах, что мне даже стало стыдно. На секунду.

— Рико Пепельный, я не ошибаюсь? — жрецу явно хотелось уйти от меня подальше и я полностью поддерживал его желание.

— Все верно, брат! Присоединяйся к нам вместе с этими достойными господами, — я приветственно махнул бокалом в сторону стражников. Они, в отличие от жреца, посматривали на меня с завистью.

— Мне некогда, — сухо буркнул жрец. — Покажите, пожалуйста, ваши документы и содержимое сумок.

— Да без проблем! — я поднялся и, постаравшись как можно убедительнее пошатнуться, вытащил из-под кровати рюкзак. — Вот, ваши пограничники выдали.

Жрец внимательно изучил бумагу, хмыкнул и отдал ее мне обратно.

— А с какой целью вы намерены общаться с аристократами Срединного княжества?

— Брат, — я попытался обнять жреца за плечи, но он брезгливо отшатнулся. — Брат, мне, простому охотнику, выпал шанс свалить из всего этого дерьма! Смотри…

Я, покопавшись в рюкзаке, выудил оттуда кольцо аристократа.

— Видишь? И вот, еще дневник… — Я достал дневник и нараспев прочитал строчки про награду. — Они же там в золоте купаются. А теп-перь и мне перепадет! Может, выпьем за это?

Жрец, не удостоив меня ответом, развернулся к двери.

— Пошли отсюда.

План сработал идеально. А еще, в качестве финального штриха, засыпал я в этот раз в обнимку уже с двумя девушками. Пожалуй, есть свои плюсы и в проверках.

Следующее мое утро в Вольном было печальным. Раскалывалась голова, во рту словно бы сдохла крыса, глаза отказывались смотреть на мир… Девушки, нагло дрыхнущие у меня в кровати, не вызывали никаких чувств, кроме зависти…

Вниз я спустился, являясь воплощением всех людских мук. Хозяин, увидев меня, понимающе хмыкнул и, не говоря ни слова, протянул кружку с рассолом, которую я мгновенно осушил. Стало легче.

— Эх, молодежь, — он покачал головой одновременно с одобрением и укоризной. — Надо же знать меру.

— Да оно как-то само получилось, — виновато пожал я плечами.

— Вот, — он протянул мне какой-то листок. — Брат Олик просил вам передать, как проспитесь… Простите, это его слова.

— Да ничего, — я взял листок.

На грубой бумаге корявым почерком было написано, что некто Рико Пепельный прошел проверку и имеет право покинуть город. Пожалуй, эту бумажку я тоже у себя оставлю… Если жрецы настолько много себе позволяют на континенте, лишним это точно не будет.

Кивнув хозяину, пожелавшему мне счастливого пути, я отправился в конюшню, откопал, воровато озираясь, воняющую дерьмом дощечку и достал из овса свой дневник. Знал бы, что так легко получится со жрецом — оставил бы в номере. Но здесь лучше перестраховаться.

К воротам я шел медленным шагом, стараясь лишний раз не трясти свой организм.

На площади уже не было того столпотворения, которое наблюдалось вчера, так что, постояв полчаса в очереди, я все же оказался перед последним препятствием на пути — несколькими стражниками, несмотря на довольно ранний час, весьма замотанными и злыми.

— Рико Пепельный, — буркнул я, протягивая свои бумаги.

Воин, пару секунд уделив их изучению, махнул рукой — проезжай, мол.

Кажется, получилось. Предоставив лошади возможность медленно идти по дороге, я аккуратно гонял энергию сквозь организм и, ощущая как потихоньку налаживается жизнь, думал о будущем. Чувствую, придется внести множество поправок в свои планы. То, что магия на континенте не особо в почете, я и так знал, но не думал, что дело настолько запущено.

Боюсь, моим мечтам о тихой и мирной жизни мага-отшельника не суждено осуществиться. Обязательно кто-нибудь увидит, донесет — и сказка закончится.

Нужно, получается, как можно скорее искать сведения, которые могут помочь Эстерси, а затем опять возвращаться в родные края.

Прошло всего-то несколько дней, как нахожусь за пределами родного полуострова, а здесь уже стало настолько неуютно…

Предаваясь мрачным размышлениям, я заехал в довольно густой лес… И буквально сразу же навстречу мне из зарослей вышли две фигуры с обнаженными мечами в руках.

Я с удивлением узнал в них стражников, которые сопровождали пришедшего ко мне вчера жреца. И не сразу понял, что меня грабят, нагло и цинично.

Один из них схватил лошадь под уздцы, второй приставил меч к моим ребрам.

— Э… я что-то нарушил? — довольно глупо поинтересовался я, косясь на меч.

Стражники заржали.

— Вы там в своей Пустоши совсем идиоты, да? — поинтересовался тот, что с мечом. — Слезай аккуратно с клячи, отцепляй свою железку и выворачивай мешок. Не будешь делать глупостей — отправишься живой и здоровый дальше.

— Вы же людей защищать должны, — произнес я, сползая с лошади и спешно накапливая энергию в своей внутренней «запруде».

— Так то в городе, — пожал плечами второй стражник. — Ты не бойся, мы не убийцы. Иначе бы давно тебя пристрелили. Поделишься немножко своим барахлом — и езжай себе дальше… Мать твою…

Заклинание, преодолев расстояние до воина, тыкавшего в меня мечом, прожгло в его груди аккуратную дыру и выплеснулось красивым огненным факелом из спины.

Человек, не издав ни звука, рухнул под ноги испуганно всхрапнувшей лошади.

— Твою мать, — ошарашенно повторил второй грабитель. — Ты что, махр-р-р…

Невидимые пальцы сжали его горло и заставили умолкнуть.

Пару секунд я смотрел в наполненные ужасом глаза человека.

— Я бы мог посоветовать тебе больше никогда не цепляться к людям из Пустоши… Но это не имеет смысла.

Моя рука сжалась в кулак и человек, задергавшись, словно рыба, попавшая на крючок, осел на землю. Послышался легкий хруст позвонков и все закончилось.

А я сам, чувствуя, как окружающая реальность плывет и двоится перед глазами, присел на корточки и уперся рукой в землю, пережидая минуты слабости. Рядом волновалась моя лошадь, обеспокоенная огнем и телами поблизости. Надо бы ее назвать, кстати, хоть как-то. А то все лошадь, да лошадь…

Немножко оклемавшись, я поднялся во весь рост и мрачно уставился на трупы неудавшихся грабителей. Оставлять их на дороге — нельзя, одно из тел прямо-таки кричит об использовании магии. Куда-то тащить и прятать… Куда и как, спрашивается? Все равно ведь найдут по вони, мухам и птицам.

Я в отчаянии выругался и принялся шарить по карманам стражников, продолжая размышлять над возникшей проблемой.

У убитых грабителей ничего толкового не нашлось, мне дельные мысли в голову тоже не приходили. Проклятье.

В конце концов, с трудом взгромоздив тела на тревожно всхрапывающую лошадь, я взялся за повод и повел ее в глубь леса. Хоть на пару сотен шагов отвезу — все лучше, чем оставлять убитых на дороге.

Стражники обрели свое последнее пристанище в какой-то неглубокой яме между деревьями. Надеюсь, здесь их покой никто не потревожит долгое время…

Немного приведя себя в порядок и чуть-чуть понаблюдав за дорогой, я снова выбрался на нее и, приняв вид добропорядочного путешественника, отправился дальше на восток.

Мимо меня неспешно проплывали величественные лесные великаны, смыкающие свои кроны где-то высоко вверху. Как-то постепенно, тихо и незаметно, привычная обитателю Пустоши степная местность превратилась в настоящий лесной край. Нельзя сказать, что меня это совсем уж сильно беспокоило, но некий налет тревоги от путешествия по незнакомой местности чувствовался. Благо, полосу леса я должен был преодолеть буквально через пару часов — что со стороны Империи, что со стороны Тардии, к Приграничью прилегали густонаселенные области с весьма развитым земледелием. И леса там постоянно и весьма активно вырубались ради появления новой земли, пригодной для выращивания зерна и картофеля.

Тот еще вопрос, кстати — куда направиться, в какое из этих государств. Граница между ними так и идет строго на восток, пока не упирается в горы, принадлежащие княжеству. Можно двигаться по стороне Тардии, можно — по имперской. Разницы, наверное, никакой нет — в конце концов, эти две страны являются друзьями и союзниками уже не одну сотню лет…

Но я все же, пожалуй, выберу Тардию. Уж слишком сильно в Империи не любят магов и вообще все, связанное с Пустошью. Думаю, там у них с моим происхождением вообще ступить никуда нельзя будет.

И есть еще одна насущная проблема, которую стоит решить до того, как я окажусь посреди обитаемых земель. Я решительно свернул с дороги, углубляясь в чащу.

Мой магический резерв слишком мал — в любой мало-мальски серьезной стычке я становлюсь чрезвычайно уязвимым — достаточно сотворить одно-два заклинания — и все, оставшиеся в живых враги могут делать с моим ослабевшим телом все, что угодно.

Пора было воспользоваться давним советом Эйя.

Спустя полчаса медленного движения сквозь чащу я набрел-таки на небольшую уютную полянку, где и остановился. Некоторое время прошло в попытках избавиться от налипшей повсюду паутины, затем я принялся обустраивать скромный лагерь. Сколько мне здесь придется проторчать — неизвестно…

Спустя еще полчаса на расчищенном от травы и сухих веток пятачке в центре полянки горел маленький костер, над которым висел котелок с закипающей водой. А я смотрел на опустевшие бурдюки и мрачно думал о том, что в следующий раз стоит искать местечко возле воды, а не первое попавшееся.

Впрочем, пока что это особой роли в моей жизни не играло и я, улегшись на мягкую травку и подложив под голову рюкзак, углубился в изучение книги с рунами.

Эйя посоветовал вплести в свою энергетическую структуру руну притяжения потока. Я давным-давно позабыл все ее изгибы, так что советом воспользоваться не мог — то не было описания руны, то не хватало времени и было множество других проблем. Теперь же не грех и попробовать что-то новенькое, пока есть время и место.

Искомая руна нашлась достаточно быстро. Вот только ее детальное описание мне не очень понравилось:


«Руна аккумуляции энергетического потока. Обеспечивает постоянный стабильный прирост энергии в создаваемой рунной структуре за счет окружающей стихийной энергии. Для получения эффекта необходим постоянный поток энергии сквозь руну. Основное применение — рунные конструкции для создания магических мин. Применять с осторожностью!»


Строчка про мины вызывала у меня резонные опасения. Но попробовать что-то новое в любом случае было нужно. Да и увеличить свой потенциал я никак иначе не мог — уже все перепробовал. Оставалось только поверить демону…

Сняв с огня котелок, в котором к тому времени образовалось нечто вроде супа, я закрыл глаза и принялся формировать в серебристом тумане, наполняющем мое тело, мудреную закорючку. Получалось достаточно неплохо — в создании таких каракулей я уже поднаторел. Итак…

Руна на удивление легко устроилась внутри моего энергетического контура. И принялась быстро истончаться, окончательно исчезнув всего через минуту.

— Эй! — моему возмущению не было предела.

Новая руна исчезла точно так же. Вот же гадство. Так ведь и знал, что не может все быть настолько просто. Знал, но все равно надеялся на чудо.

Ладно, теперь посмотрим, как она отреагирует на попытку создать «запруду».

Еще одна закорючка обосновалась внутри меня и я принялся уплотнять энергию в теле. Процесс пошел немного быстрее, чем обычно, но все же не сказать, чтобы что-то кардинально изменилось.

Я задумался, рассматривая рисунок руны в книге. Как-то ведь ее точно можно использовать.

В книге не оказалось ничего нового — все те же скупые строчки и аккуратный схематичный рисунок руны.

На лбу неожиданно выступил пот.

— Не понял? — я коснулся лица рукой и взглянул на ласковое, но не такое уж и жаркое солнце.

Стало заметно теплее.

До меня внезапно дошло, что дело вовсе не в окружающей меня природе. И я догадался посмотреть на себя магическим взглядом.

Мой силуэт буквально сиял, излучая силу. Она изливалась из слишком слабой для нее структуры… и тут же тянулась обратно, захватывая с собой все новые и новые потоки пролетающей мимо энергии. Руна начала работать и делала это на редкость успешно.

Я попытался похолодеть от осознания, что превратил сам себя в магическую мину, но у меня не получилось. Становилось только жарче.

— Нет-нет-нет… — я привычным жестом выбросил в сторону огненное копье. И еще одно. И еще. Затрещало и наклонилось объятое пламенем дерево неподалеку. Заржала, пытаясь сорваться с привязи, лошадь.

— Тихо, тихо… — я попытался ее успокоить, следя за разгорающимся неподалеку огнем.

Мой силуэт слегка притух в энергетическом плане, позволив собраться с мыслями и немного успокоиться. Впрочем, сияние постепенно снова начало набирать силу.

Я выпустил в горящее дерево еще одно заклинание.

Итак, получается, что в состоянии покоя руна банально гаснет. Если же нагнетать энергию в организм, она начинает действовать, переполняя всю структуру. Лишняя энергия сочится обратно и обеспечивает тот самый поток, идущий сквозь контур руны. Получается нечто вроде самоподдерживающегося заклинания…

Еще одно огненное копье отправилось в полыхающее дерево. Раздался громкий треск, на который я не обратил особого внимания.

Что мне с этим всем делать? Возможности, конечно, восхитительные. Но как прямо сейчас избавиться от этого эффекта? Я добавил еще огня в разгорающееся неподалеку пламя.

Покидать мой организм руна не хотела. В принципе. Помнится, еще на плато, когда я создавал стабилизирующую руну, она обладала подобным эффектом, никак не реагируя на попытки управления. Вот только та руна медленно и спокойно гасла сама по себе…

Новое заклинание. Я с некоторой тревогой посмотрел на огонь, уже перекинувшийся на пару соседних деревьев. Не сгореть бы, как последнему идиоту, в собственноручно разожженном пожаре.

Нужно включить логику. Руна работает, когда энергия идет сквозь нее. Значит, если остановить входящий или исходящий поток, она прекратит свою работу. Примерно через минуту. Входящий поток я никак не могу проконтролировать — он обеспечивается самой руной. Исходящий же получается из-за переполнения моего личного энергоконтура. Значит, если я банально истощу свой запас энергии до такой степени, что организм прекратит сбрасывать ее в окружающее пространство, гадская руна наконец перестанет работать.

Заклинания полетели в лес одно за другим. Ну же, еще, еще…

Я прекратил заниматься бесполезным делом. Стоило только увеличить отток энергии из тела, как руна радостно активизировалась и принялась гнать ее обратно с утроенной силой. Добиться полного обнуления не получалось в принципе. Нужно было каким-то образом сбросить сразу всю накопленную силу… а как это сделать?

Меня неожиданно разобрал истеричный смех. Вот так и умирают в наше время маги-недоучки. Пытаются использовать непонятные незнакомые руны и артефакты — и дохнут, дохнут, дохнут…

Еще один огненный плевок в сторону потихоньку набирающего мощь пожара.

Я попытался закачать энергию в другую руну, вне своего тела — и тут же бросил это занятие. Приток новой энергии с лихвой перекрывал мои усилия.

С отстраненным интересом пустил три заклинания подряд в стоящее поодаль дерево. На втором ствол лесного великана расщепился и дерево тяжело рухнуло в сторону пожара.

Я испустил еще один горький смешок. Да я просто огненный бог. Могу зажечь весь мир. Вот только рано или поздно я устану, мне банально захочется спать и таящаяся в груди руна меня убьет. Чем больше энергии во мне — тем сильнее ее выделение. Тем сильнее поток и действие руны. Да, ее получается сдерживать отдельными заклинаниями…

В голову пришла новая мысль — что, если не посылать заклинания сплошным потоком, заставляя руну работать изо всех сил, а целенаправленно снижать свою энергию, делая перерывы?

Уловка не удалась. Руна работала по какому-то хитрому принципу и, похоже, гребла энергию в зависимости от относительного объема потраченного на заклинание запаса. В какой-то момент я начинал расходовать сразу слишком большой объем — и руна усиливала свое воздействие.

Попробовал уменьшить траты на огненное копье — и оно перестало оказывать вообще какое-то влияние на работу руны.

Я мог только снизить общий запас энергии, но никак не мог прекратить сам процесс.

Лошадь, напуганная огнем, ржала и пыталась освободиться. Пожар продолжал потихоньку расширяться. А я думал, вспоминая поучения Эйя.

Ведь в теории можно сделать абсолютно все. Я же не разбился, упав с огромной высоты — сумел как-то спастись. Значит, нужно придумать что-то глобальное, масштабное, что позволит мне потратить всю накопленную энергию. Вот только что?

Думай, Рико, думай…

В конце концов, я вспомнил о своем прозвище и улыбнулся. Ну, что же, будем представлять себе пепел… Огненный пепел.

Встав в гордую позу, я дождался, пока жар снова не окутает мое тело и картинно развел руки в стороны, представляя медленно опускающееся на землю облако тлеющего пепла.

Ничего не произошло.

Чувствуя стекающие по спине струйки горячего пота, я зажмурился и изо всех сил представил, как океан энергии вырывается из моей груди, растекаясь по окрестностям облаком горящего пепла.

Ничего. Только очередной выдох обжег мне горло горячим воздухом. Я сейчас сгорю…

— Ну же, мать твою! — когда же еще, как не сейчас… Я изо всех сил сжал кулаки, впиваясь ногтями в ладони и чувствуя обжигающую боль от пронизывающего тело огня.

— Пепел!!!

Грязные ругательства, слетающие с губ. Запах горящих волос. Сжигающая нервы боль.

И затем — слабость. Сбивающая с ног и гасящая сознание.


Глава 2

За последний год своей жизни я столько раз терял сознание от перенапряжения, ран или еще чего-нибудь, что это уже практически вошло у меня в привычку.

Открывать глаза в непонятной обстановке тоже было не впервой. Вот и сейчас я с отстраненным любопытством смотрел на траву у себя перед носом, слушал треск и гул, доносящийся со стороны подожженного мной леса, вдыхал запах гари и чувствовал, как боль постепенно проникает в каждую клеточку моего тела.

— М…

Боль накатывала волнами, подкрадывалась, окутывала меня своими объятиями, а затем отпускала, чтобы через несколько мгновений вернуться вновь.

В одну из таких передышек я приподнялся и сумел сесть, рассматривая окрестности.

Лошади не было. На ветке, к которой она была привязана, теперь болтался только обрывок веревки.

Но на животное я не особо злился. Я бы тоже убежал, наверное.

Лес горел. Полыхала вся та сторона поляны, на которую я смотрел, когда пытался избавиться от руны…

Вспомнив о проклятом символе, я тут же переключился на магические ощущения и принялся со страхом исследовать свой силуэт. К моему несказанному облегчению, закорючка все же исчезла — мой план сработал. Но какой ценой…

На горящий лес мне, в общем-то, было все равно. Я походя удивился площади пожара, после чего выбросил его из головы, занявшись лечением. Нужно хотя бы немного унять боль, а потом собирать вещи и убираться отсюда.

Удравшая лошадь удостоилась нескольких нелестных слов.

Продолжавший разгораться пожар все же не позволил долго себя игнорировать, постепенно распространяясь по сторонам и грозя взять меня в огненное кольцо. Я, шипя от боли и шатаясь от слабости, прекратил гонять в теле энергию и начал собирать вещи, готовясь убраться с полянки.

Суп пришлось вылить, хотя несколько глотков я напоследок все же сделал, протестуя против бесполезного расхода провизии.

Пара миль до дороги оказались сущей пыткой. Тело страдало, пожар обманчиво медленно крался следом, потрескивая и то и дело донося до меня едкий дым. Но огонь не успел еще набрать истинную силу, так что я все же сумел выйти из опасной области. И продолжил путь, ковыляя по дороге в сторону границы с Тардией.

Экспериментатор…

Гениальный маг…

Твою ж мать, как больно…

Злиться на самого себя за свой идиотизм не было ни сил, ни желания. Я просто надеялся на то, что мне удастся выбраться из этого леса до тех пор, пока он не сгорит вместе со мной.

Сзади послышался топот копыт и я обернулся, готовый к новым неприятностям. Но это была всего-навсего моя лошадь. Испугавшаяся огня, удравшая от меня, а теперь вернувшаяся.

— Ах ты красавица моя, — я поднял ноющую руку и погладил животное по теплой морде. — Решено, будешь Красавицей.

Лошадь всхрапнула, то ли выражая одобрение, то ли намекая, что пора убираться подальше от этого леса.

— Поедем, конечно же, поедем, — успокаивающе проговорил я, с трудом забираясь в седло.

Верхом передвигаться было однозначно приятнее. И безопаснее — пожар оставался все дальше позади меня. Вдобавок, можно было усиленно лечиться, чем я и занимался, безвольно покачиваясь в седле.

Где-то часа через полтора неспешного передвижения я уже чувствовал себя более-менее сносно. А впереди показались просветы в стене деревьев — приближалась долгожданная граница.

Попасть в Тардию оказалось до смешного просто. Стражник, скривившись при звуках моего далекого от совершенства говора, даже не стал смотреть на бумаги, просто забрал один золотой и выдал взамен листок, говорящий, что некто Рико Пепельный пошлину оплатил и имеет право находиться на территории страны. После чего предложил не задерживаться и следовать по своим делам.

Я проследовал. Вокруг потихоньку снова проступала цивилизация, исчезнувшая было в пройденной мной только что полосе леса — появлялись возделанные поля, навстречу время от времени проезжали крестьяне на телегах, нагруженных всем подряд.

У одного из них я узнал, что ближайший город, Токаро, находится совсем недалеко — милях в десяти дальше по дороге. И в процессе разговора осознал, что письменная и устная речь — это совсем разные вещи… Книги на тардийском читать я мог легко, благо языки Империи, Тардии и Срединного княжества были довольно схожи между собой. А вот разговаривать… Несчастный крестьянин изо всех сил пытался понять, что я говорю — и понял в итоге. Но это точно была его заслуга, а не моя.

Чувствую, придется как следует попрактиковаться.

Город оказался вокруг меня как-то неожиданно. Вот идут поля, потихоньку сменяются аккуратными домиками, домики начинают ютиться все плотнее и плотнее… И в один прекрасный момент ты понимаешь, что едешь уже по улицам города.

Это было мне немного в новинку — всю свою жизнь я прожил за стенами, все города, встречающиеся мне во время странствий, также были обнесены надежной защитой. А здесь… Мирная страна, мирные люди.

Я даже вздохнул — немного завистливо. Когда жители этих мест в последний раз сталкивались с настоящими опасностями, интересно?

У Снежного Трона слишком много своих собственных проблем, чтобы зариться на земли восточного соседа. С Империей у Тардии вечный мир и любовь… С учетом того, сколько родственных связей соединяет правящие дома этих государств, странно, что они вообще еще не объединились в одно. Сакк мог бы доставлять неприятности, но у Сакка всегда куча проблем с ушастыми. А мелкие князьки и барончики на севере просто стараются выжить в своих промороженных замках и не представляют опасности.

Благодать.

Гостиница в городе, к моему удивлению, оказалась всего одна. Зато найти ее было легче легкого — на центральной площади, прямо рядом с городской управой, виднелось солидное основательное здание с огромной синей надписью «Гостиный дом Светлая Тардия».

Внутри все оказалось не менее солидно, хотя некий налет заброшенности все же витал — если я правильно помнил атлас, то основной торговый путь из Приграничья в Тардию пролегал северо-западнее и, соответственно, наплыва путешественников в городе не наблюдалось.

Тоскующий за стойкой человек, завидев меня, заметно оживился, принялся что-то рассказывать… И лишь через полминуты, заметив мой стеклянный взгляд, сбросил скорость.

Оказалось, что ему доступен имперский язык примерно в той же степени, что мне — тардийский. Но каким-то чудом мы все же сумели общаться и понимать друг друга, хоть и с трудом. А под конец я даже втянулся, все больше и больше оживляя в голове залежавшиеся знания.

За номер снова пришлось выложить золотой — в этот раз за два дня проживания. Мне хотелось немного отдохнуть и собрать мысли в кучу, а заодно и познакомиться немного с местной жизнью. В конце концов, до Срединного княжества еще недели три дороги, нужно начинать привыкать к местным порядкам.

Бросив на кровать рюкзак, я встал перед проблемой — оставлять книги в номере или нет. Таскать с собой объемистый мешок мне откровенно надоело. Тяжело, неудобно… Но книгу с рунами в карман не засунешь, слишком уж она большая. Оставлять же ее в номере — это испытывать судьбу. Воров везде хватает.

В конце концов, я засунул в боковые карманы куртки дневник аристократа и свою собственную тетрадь для записей, спрятал во внутреннем кармане кольцо, а древнюю книгу вместе с черной дощечкой засунул под кровать. Пошло оно все. Надоело. И руны эти проклятые, если что, пусть горят огнем. Без них как-то спокойнее жилось.

Вечерний Токаро очаровывал своим уютом. Тихий, аккуратный, освещенный редкими фонарями… Я, прогулявшись по площади, остановился перед дверями храма всех богов. В памяти возникла картинка из пригорода Каххара и меня слегка передернуло. Но, переборов себя, я толкнул дверь и зашел внутрь.

Все то же неяркое уютное освещение, создаваемое вереницей мерцающих желтых фонарей, редкие прихожане, сидящие на каменных скамейках перед статуями богов… сами статуи. Величественные, уходящие под потолок. Семь исполинов, следящих с высоты за своими почитателями.

И пустой постамент на месте восьмой статуи. Эстерси здесь не в почете.

Позади меня раздались легкие шаги и послышался смутно понятный вопрос. Нечто вроде: «как вам помочь?»

Я обернулся и увидел приветливо улыбающегося мне пожилого жреца.

— Простите, брат, я не очень хорошо говорю по-тардийски…

— О, это не проблема, — снова улыбнулся мне жрец, перейдя на отличный имперский. — Я увидел новое лицо в нашем храме и подошел познакомиться. Меня зовут Эдгор и я старший жрец этой обители богов.

— Чрезвычайно рад знакомству с вами, брат Эдгор, — я вежливо поклонился. — Мое имя Рико Пепельный и я из Пустоши.

Жрец вздохнул.

— Проклятое место… Жаль, что оно появилось и существует в мире. Но очень отрадно видеть вас, брат, пришедшим сюда. Вы воспитаны в вере или же пришли из интереса?

— Я даже не знаю, как ответить, брат… В Пустоши не очень распространено почитание богов, увы. Но я абсолютно точно верю в то, что они есть. Старался посещать храмы в наших землях, а сейчас не смог устоять и пришел сюда.

Думаю, брату Эдгору не обязательно знать, что храм Неба — единственный, в котором я побывал в своей жизни. Да и то лишь благодаря воле слепого случая.

Лицо собеседника осветила добрая улыбка.

— Я очень рад, брат Рико. Возможно, я смогу рассказать вам что-нибудь? Помочь?

Я замялся.

— Знаете, брат, я не уверен, что я могу называться правильным верующим…

— О, оставьте, — жрец махнул рукой. — Главное, что вы верите в них. Этого достаточно, чтобы они начали верить в вас. И помогали вам.

Я глубокомысленно кивнул, вспоминая пылающие синим огнем глаза Эстерси.

— Вы знаете, что совсем недавно Ирис явила нам свое чудо?

— Э… нет.

— В столице, в храме Жизни, снова начали исцеляться люди, — счастливым голосом произнес брат Эдгор. — Почти полторы сотни лет прошло после предыдущих исцелений. Но мы верили, молились — и сила богини вернулась! Сейчас в Тард направляются паломники со всех сторон света. Брат, если вам нужна помощь в лечении — отправляйтесь туда немедленно.

— Да вроде бы, нет, не нужна, — задумчиво пробормотал я. Какая-то мысль кружила вокруг, но никак не давалась в руки. Я что-то упускал из вида, но не мог понять — что.

— В любом случае, это знамение свыше, — серьезно произнес жрец.

— Тут я с вами согласен, брат, — я продолжал размышлять. — А что за пустой постамент находится здесь? Я несколько раз общался с нашими жрецами, но никто так и не рассказал мне ничего, как будто это запретная тема.

А один вместо ответов вообще натравил на меня толпу мертвецов.

Жрец в момент растерял все свое благодушие, скривившись, как будто откусил кусок незрелого яблока.

— Брат Рико, не стоит задавать такие вопросы. Я понимаю, что ты из диких краев, но многие не примут это во внимание. Это место Эстерси, богини, из-за которой случилась последняя война. В итоге цветущий полуостров превратился в современную Пустошь. И ее имя с тех пор под запретом. Не будем больше об этом.

— Понятно, брат… — перед глазами стояла прекрасная грустная девушка, рассматривающая что-то в неведомой дали. Так я тебе и поверил, жрец, что все случилось по ее вине, так и поверил…

— А чем ты занимался в Пустоши и что привело тебя к нам? — поинтересовался мой собеседник уже более приземленным тоном.

Я неопределенно пожал плечами.

— У меня простая и обычная история для наших мест… Я сын обычного рабочего из Хрустального. Работы у нас в городе не много, так что однажды я прибился к команде охотников, ищущих древние вещи в заброшенных землях. Наш последний поход был неудачным — группа погибла, а меня выбросило в достаточно опасных местах. Там мне довелось натолкнуться на останки путешественника из Срединного княжества. И вот я здесь — везу его дневник и перстень родственникам, исполняю последнюю волю покойного.

— Ясно, — рассеянно кивнул мне Эдгор, высматривая что-то в глубине храма. — Прошу простить меня, брат. Дела зовут. Пусть благословят боги все твои начинания и поддержат на твоем пути!

«Эстерси точно поддержит,» — пронеслась в голове мысль, пока я наблюдал за уходящим жрецом.

Ладно, засиделся я здесь что-то. Пора и на выход.

Окинув последним взглядом величественные фигуры, я покинул храм и вышел обратно на площадь, под начавший накрапывать мелкий теплый дождик. Желудок недвусмысленно намекал, что пора бы и перекусить чего-нибудь.

Еда в местном трактире мне откровенно не понравилась. Какие-то хитрые травы, обилие острых специй… С трудом доковыряв порцию, я выбрался из заведения и отправился в сторону гостиницы. Там, помнится, в рюкзаке лежит припасенный копченый окорок… О, точно.

Я вернулся обратно в трактир и купил крохотный бочонок пива — кружек на пять, наверное. Пиво здесь, в отличие от еды, было вполне достойным, так почему бы и не побаловать себя.

Окорок под пиво пошел просто замечательно. Я блаженно растянулся на кровати, лениво потягивая напиток и не менее лениво размышляя о событиях прошедшего дня.

Если отбросить страх, боль и отчаяние, которые мне довелось пережить, опыт все же можно назвать успешным. Да, я не очень-то продвинулся в увеличении своего энергетического запаса. Но уменьшать значение испробованной руны тоже никак нельзя. Если мне доведется вступить в затяжной бой, ее действие окажется бесценным. Единственный недостаток — необходимость как-то сбросить энергию после самого боя. Не умерев при этом.

Я вспомнил чудовищный жар, окутывающий мое тело и нервно передернул плечами, пролив на себя пиво. Вяло ругаясь, стащил рубашку и снова завалился в кровать.

Но это все же останется средством на самый крайний случай. Я, конечно, верю, что смогу снова сотворить тот пепел… правда же, верю… но лучше не рисковать. Интересно, кстати, как выглядит получившееся заклинание. Эффект у него однозначно внушающий почтение, жаль, что не удалось увидеть само действие.

Через некоторое время я вспомнил, что нужно заняться изготовлением новых листков с печатями Эйя, некоторое время обдумывал эту мысль, затем перевел взгляд на пиво — и решил, что пиво заметно интереснее. А рисованием я и завтра смогу заняться.

В итоге совсем скоро меня сморил приятный крепкий сон. А на следующее утро я проснулся с на удивление свежей головой — пиво и в самом деле оказалось замечательным. Нужно будет прикупить себе в дорогу такой бочонок.

Умывшись и позавтракав остатками окорока, я взялся, наконец, за свои рисунки. Сумел сделать шесть печатей, потом бумага закончилась. А меня разобрали сомнения. Стоит ли вообще раскидывать сделанные заклинания в этом мелком городишке? Если в Вольном из-за них началась настоящая истерика, то здесь будет также. И вычислить меня среди немногочисленных приезжих окажется совсем не сложно. А после этого — привет, брат Эдгор и дознаватели. Или кто там еще занимается расследованиями в области магии. Кто-то наверняка есть.

Такое развитие событий мне откровенно не нравилось и, чуть поколебавшись, я спрятал бумажки в рюкзак. Обойдется демон. Точнее, подождет, пока я не попаду в большой город, где можно будет все провернуть без особого риска.

При свете дня Токаро растерял большую часть своего очарования. Небольшой городок, чистенький, но ничем особо не примечательный. Где-то что-то строится, куда-то едут крестьянские телеги, вяло вышагивает стража…

Заметив на одной из улочек скромный книжный магазин, я заглянул внутрь.

Хозяин, заметно оживившийся при виде посетителя, тут же загрустил — когда я начал пытаться разговаривать на тардийском. Надо с этим что-то делать. Получается, я сейчас как собака — все знаю, но ничего не понимаю и сказать не могу.

Впрочем, постепенно торговец догадался, что от него требуется плотная бумага для рисования и продал мне тонкую пачку желтоватых листов. После этого я принялся изучать книги, выставленные на витринах — и оказался разочарован. Все те же развлекательные романы, да еще и выглядящие заметно хуже, чем в магазинах Пустоши. Впрочем, чего я, спрашивается, хотел — это ведь то же самое захолустье. В Хрустальном вообще книжных лавок не было.

Поблагодарив хозяина, я отправился обедать и делать покупки в дорогу.

А затем внезапно обнаружил, что все дела здесь у меня закончились. Можно было бы прямо сейчас поехать дальше по Граничному тракту, но солнце уже начало потихоньку клониться в сторону заката — а мне не хотелось останавливаться на ночлег в поле.

В итоге, этот день прошел как-то бесцельно и никчемно. Я болтался по городу, валялся на кровати, пытался читать книгу про опасности Каххара… Наступившая ночь была встречена мной как божественное благословение.

Я словно в реку посмотрел — мне опять приснилась Эстерси.

В этот раз девушка… богиня сидела на камне все у того же обрыва. Ветер фривольно развевал подол ее платья, то и дело обнажая идеальные длинные ноги… Я невольно сделал шаг вперед, чувствуя прилив вожделения…

Эстерси подняла на меня ярко-голубые глаза, в которых плескалось недоумение. Я замер.

И проснулся. Обуреваемый одновременно стыдом, возбуждением и немалой примесью страха. Ну его к демонам, такие сны…

Выглянув в окно и заметив признаки начинающегося рассвета, я принялся собираться. Лучше уж отправлюсь в путь, чем лягу досматривать такой сон.

Разбудив охранника, дрыхнущего рядом со входом и явно недовольного тем, что боги позволили существовать таким ранним пташкам, как я, отдал ему ключи от номера и отправился на конюшню. Красавица приняла мое появление со смирением, лишь пару раз фыркнув, пока я затягивал сбрую.

И вот уже город, окутанный рассветным туманом, потихоньку остается позади. Я вспомнил каххарскую Дымку и с подозрением осмотрелся вокруг магическим взглядом. Но все было тихо и спокойно — откуда в мирной Тардии странные заклинания, живущие в Пустоши…

Дорога миля за милей потихоньку ложилась под копыта моей лошади. Вокруг повсюду виднелись возделанные поля, изредка перемежающиеся небольшими участками леса. Где-то пели птицы. Пока еще ненавязчиво звенела мелкая мошкара.

Лето постепенно готовилось полностью вступить в свои права.

Я, закрепив поводья на луке седла, предоставил Красавице возможность самой двигаться вперед. Спешить особенно некуда, погони я уже не опасался — сложно представить, что из всех вариантов Шаран выберет тот же путь, что и я. Скорее, стоит ждать наемных убийц — но это будет не скоро.

Покачиваясь в седле, я снова занялся давно привычной забавой — начал подхватывать магией камешки с обочины и двигать их в разные стороны. Получалось легко… слишком легко. Складывалось полное впечатление, что мой собственный запас энергии немного подрос. Ну-ка, ну-ка…

Внимательное изучение собственного организма подарило мне радость и заставило задуматься. Через пару минут я все же решился и, воровато осмотревшись по сторонам, пустил огненное копье в небо.

Видимый только в энергетическом плане сгусток энергии ушел ввысь.

А меня не начало, как обычно, шатать от слабости. Пришла лишь легкая усталость, исчезнувшая через несколько минут.

В небо отправились подряд сразу два заклинания… И вот тут меня накрыло. Окружающее пространство завертелось перед глазами, в голове пронесся хоровод звездочек и я завалился набок, не упав с испуганно заржавшей лошади только благодаря тому, что ноги запутались в стременах.

— Ох…

Думаю, проверку можно считать завершенной. Запас энергии действительно немного увеличился — и я абсолютно уверен, что виной тому исключительно эксперименты с гадской руной, чуть было не стоившие мне жизни. Теперь я, похоже, могу без особых проблем сотворить свое самое эффективное заклинание. А если наберу энергию в «запруду» и выложусь до упора — сделаю это целых три раза.

И это уже очень неплохо.

В памяти всплыли ощущения, сопровождающие работу руны. Нескончаемый источник энергии… Мечта. Наверное, что-то подобное испытывали древние маги, прошедшие полноценное обучение и полностью овладевшие искусством.

Промелькнула мыслишка повторить эксперимент, но я отогнал ее прочь. Я до сих пор жив только потому, что всегда старался не лезть на рожон и не делать глупостей. Наверное, не стоит менять полезные привычки.

Вместо этого стоит снова задуматься о создании хоть какого-нибудь магического щита. Можно, конечно, таскать с собой обычный, но это, на мой взгляд, чистой воды идиотизм. Тяжесть, скованность движений… Все мои знания, почерпнутые за время жизни в Пустоши, активно протестовали против такого решения. Пусть охранники караванов носят эти доски.

Покопавшись в рюкзаке, я достал книгу и принялся изучать закорючки, надеясь, что среди сорока трех все же найдется парочка, которая поможет мне с созданием щита.

Через два часа я с ругательством захлопнул древнюю реликвию, встревожив лошадь. Ничего подходящего там так и не нашлось. Вообще, большинство рун выполняли крайне специфические функции и были пригодны, похоже, только в составе сложных рунных рисунков или надписей. Например, зачем мне закорючка, служащая для блокировки энергетических потоков? Я не спорю, в тюрьме для магов, наверняка, очень нужная вещь. Но вот как это использовать… Или же руна, вызывающая хаотичные колебания магического потока. Опять же, я могу себе представить ее в качестве компонента заклинания, разрушающего магическую защиту. Но кто в наше время умеет ее ставить…

На этом месте я прервал свои размышления, обругав себя последними словами. Шаран — точно умеет. А, значит, мне точно не повредит научиться ее взламывать.

Правда, с этим можно и подождать.

Я вернулся мыслями к магическому щиту. Руны мне не помощники. Значит, нужно попробовать сделать что-то по тому же принципу, с помощью которого я вожусь с камешками. Только как? Мне же надо отслеживать, получается что-то или нет. Идеальным вариантом был бы помощник, бросающий в меня те самые камни, которые я бы, в свою очередь, старался остановить.

Тут в мою голову пришла новая идея. Спешившись и привязав Красавицу к ближайшему кусту, я набрал несколько камней на обочине дороги и прилег рядом на мягкую травку.

— Ну, приступим…

Камешек полетел вверх, на мгновение завис, а затем упал прямо на меня. Я постарался перехватить его в полете магией, попытался защититься рукой, но он игнорировал все препятствия и все равно чувствительно стукнул меня по лбу. Красавица радостно заржала, словно издеваясь.

Потирая голову, я мрачно посмотрел на лошадь, затем на камешек. Похоже, просто не будет. Как обычно. Придется, наверное, так и веселить Красавицу на каждом привале. Щит мне однозначно нужен, а другого способа научиться его создавать я пока не вижу.

Новый городок показался на дороге ближе к вечеру. Все те же домишки, отсутствие стен и вальяжно-спокойная жизнь. Вот только мне очень не понравился внимательный взгляд повстречавшегося на пути к постоялому двору жреца. Они здесь всех приезжих так рассматривают или им кто-то что-то успел про меня передать?

Гостиница оказалась очень похожа на предыдущую — то же отсутствие постояльцев, такой же сонный охранник, те же цены. Но спокойно заселиться в номер у меня не получилось.

— Рик Пепельны? — донесся от двери голос, говорящий с ужасным для моего слуха акцентом.

Я повернулся, держа в руке ключ.

— Вы — Рик Пепельны? — повторил стоящий в дверях жрец. Я отметил, что это другой, не тот, который повстречался мне по дороге.

Угрозы в поведении жреца не чувствовалось и я кивнул, одновременно умудрившись пожать плечами.

— Да, я — Рико Пепельный. Могу быть чем-то вам полезен, брат?

Жрец утвердительно кивнул.

— Вы может нам помоч. Старшы брат просил вас прибыть в храм.

— Это срочно? — интересно, что им от меня понадобилось. — Я бы хотел оставить в номере лишние вещи.

Снова кивок.

— Вы мочь, конечно. Я подождай вас здесь и провожу.

Вроде бы, пока что ничего страшного. Но легкая осторожность все равно не повредит.

Я опять спрятал свои книги, дощечку и листки с печатями, в этот раз засунув все это под низенькую тумбочку, стоявшую рядом с кроватью. Постоял немного, вздохнул и вышел из номера — пора знакомиться со здешними братьями.

Старший жрец, встретивший нас на ступеньках храма, взмахом руки отпустил моего сопровождающего, а потом поманил меня за собой куда-то вглубь здания.

Мы прошли мимо таких же каменных исполинов, как и в Токаро, зашли за спину одного из них и, открыв неприметную маленькую дверь, поднялись по лестнице на второй этаж. Где, наконец, достигли точки назначения — небольшого кабинета со столом, шкафом и несколькими стульями.

— Садитесь, брат Рико, — промолвил жрец, занимая место за столом. Говорил он на имперском практически без акцента. — Меня зовут Деррек, я старший брат этой обители.

— Приятно познакомиться, брат Деррек, — я послушно уселся напротив жреца, смотря на него как можно более чистыми и невинными глазами.

Тот ответил задумчивым и изучающим взглядом.

— Нам поступило сообщение от брата Эдгора, — наконец произнес жрец. — Он сообщил, что в нашу сторону направляется охотник из Пустоши. Он не ошибся? Вы — тот, кем представились?

— Э… ну, да, брат… — как-то это все мне не очень нравится. — Охотник за редкостями, из Пустоши. А что такое?

— У вас есть опыт взаимодействия со старыми заклинаниями и попавшими под них существами? — мой вопрос был проигнорирован.

Я вспомнил песчаных тварей, призраков, демона и богиню… Наверное, можно сказать, что немного опыта у меня все же есть.

— Ну, кое-что видеть довелось.

— Отлично, брат Рико. Нашему городу нужна ваша помощь. В двух милях на север есть старый замок лорда Фолла Ревнивца. Там в последнее время что-то происходит и горожане волнуются. Вам нужно будет провести разведку и сообщить нам о том, что там происходит.

— Э… но я, в общем-то, не хочу…

Взгляд жреца наполнился искренним недоумением, а я сообразил, что, похоже, сморозил глупость.

— Брат, ты отказываешься помочь храму всех богов? — удивленно поинтересовался он, незаметно переходя на «ты».

Проклятье. Мне совершенно не хотелось лезть в какой-то замок, в котором творилось непонятно что. В Пустоши хватило таких приключений.

Жрец ждал. Я пытался придумать причину, по которой мне нельзя было идти в замок.

— Ммм… Брат Деррек, я просто боюсь. Вы не представляете, что мне довелось увидеть там, откуда я пришел. Я не хотел бы снова переживать что-то подобное.

Глаза жреца наполнились сочувствием. Вот только мне это особо не помогло.

— Мне очень жаль, брат, что тебе снова придется испытать это, — извиняющимся тоном произнес он. — Но городу нужна помощь от тебя. Туда уже пыталась попасть городская стража, пытались наши жрецы. Ни у кого не получилось — вокруг замка гуляет ужас. Люди просто убегают.

Я немного воспрял духом — похоже, совсем не обязательно будет идти внутрь. Скажу, что тоже не могу идти дальше — и свалю из этого места.

— А неподалеку уже начали умирать люди. Просто не просыпаются утром.

— Похоже на призраков, — вырвалось у меня.

Деррек серьезно кивнул.

— Мы тоже пришли к подобным выводам. И то, что ты, брат, понял это практически сразу же, как раз и говорит о том, что ты — именно тот, кто нам нужен.

— Призраки — это верная смерть, — тоскливо произнес я.

— У нас есть план. Ты доставишь в замок вот это, — жрец достал из стола грубо вырезанную фигурку. — Это освящено силой семи богов И призраки не устоят.

Глаза жреца пытали фанатичным блеском, а я держал в руках скульптуру, едва-едва светящуюся энергией в магическом плане и грустил. У меня в руках была какая-то позорная поделка, которой постеснялся бы любой ученик мага из Пустоши… Даже я.

И с этим мне нужно идти против призраков?

— Самое главное — это зайти как можно дальше в замок и оставить там этот символ, — продолжал распинаться жрец. — Я в тебя верю, ты сможешь! И весь город будет тебе очень благодарен, поверь. Благие дела окупаются.

Да пошел бы ты со своими благими делами и благодарностью… Но я слишком хорошо помнил то, как относились к жрецам в Вольном. Неизвестно еще, что хуже — поссориться с ними или все же заглянуть в непонятный замок.

Может, вообще, воспользоваться тем, что уже вечереет и аккуратно убраться из города…

— Брат Сетик проводит тебя к гостинице, возьмешь там все необходимое, а потом он и отряд стражи сопроводят тебя до замка, — на корню обрезал мои планы жрец. — В замок лучше всего идти ближе к ночи, днем к нему можно подойти вплотную, но двери открыть не получается.

Я постарался сделать так, чтобы мой печальный вздох не был услышан.

Когда, нагруженный рюкзаком, я вывел Красавицу из конюшни, меня уже поджидала целая группа сопровождающих. Брат Сетик — тот самый, что нашел меня в гостинице, — нервно переминался с ноги на ногу и посматривал на стремительно темнеющее небо. Четыре стражника, вооруженные до зубов и мнущиеся рядом с ним, пытались принять гордый и воинственный вид, но в глазах у них стоял испуг.

Мне стало смешно.

— Едем? — поинтересовался я, пряча улыбку.

Брат Сетик серьезно кивнул и принялся забираться на лошадь. Остальные, похоже, собирались идти пешком.

Когда мы выбрались за пределы города, на небе уже начали зажигаться звезды. Жрец храбрился. Стражники боялись и уже не скрывали этого. Мне по-прежнему было весело — поглядывая по сторонам магическим зрением, я не замечал ничего угрожающего.

— Вас бы в Пустошь, — пробормотал я еле слышно.

— Вы сказал что-то? — тут же поинтересовался жрец.

— Говорю — интересно, из-за чего все началось.

— Брат Деррек не сказал? — удивился Сетик. — Стары лорт был присмерть. Он искал средства, чтобы жить. И приглашал страный люди. Мы смотрели плохо на это. Но лорт был очень хороший. Помогал храм. И мы не препятствовал. А однажды в замок перестал входить и выходить люди. А потом люди начал умирать вокруг. Мы ходил проверять, Но не получиться.

Я легонько хмыкнул. Брат Сетик — простая душа… Наивный крестьянский парень, скорее всего, каким-то образом попавший в жрецы. А вот Деррек не зря промолчал. Получается, здешние братья все знали про непонятные эксперименты, но не стали ничего предпринимать — потому что местный лорд, похоже, неплохо жертвовал деньги на нужды храма. А в итоге получилось то, что получилось. В замке что-то завелось, люди умирают, а что делать — непонятно.

И невольной жертвой всего этого, получается, должен стать я.

— Вот, вы держите, — жрец, покопавшись в сумке, достал статуэтку. — Мы молился над ней много дня. Все братья. Она должна помочь.

Вот то-то и оно, что «должна». Деррек-то утверждал, что поможет обязательно. Эх.

Статуэтка была шершавая на ощупь и источала легкое тепло. В магическом зрении она выглядела все так же — как бесполезная пустышка, потихоньку теряющая крупицы накопленной энергии. Я вздохнул и спрятал шедевр неизвестного мастера в карман. В конце концов, что я знаю о богах? Вдруг действительно поможет.

Налетел порыв неожиданно холодного ветра и я немного поежился, поднимая воротник куртки.

— Далеко еще ехать, брат?

— Мы уже почти на место. Ты… ты не чувствоваешь?

Я обернулся к жрецу и поразился мертвенной бледности его лица и плещущемуся в глазах страху.


Глава 3

Жрец и стражники остановились. Кажется, никакие силы больше не могли заставить их двинуться вперед — во взглядах был виден только ужас, ноги заплетались — и у людей банально не получалось сделать ни шагу дальше.

В то же самое время я чувствовал лишь легкую тревогу да прохладный ветер, гуляющий по коже и ласково треплющий волосы.

Лошадям было все равно. Обе, пользуясь заминкой хозяев, усиленно щипали травку под ногами.

В конце концов мне надоело ждать своих спутников, я махнул рукой и, предложив им возвратиться на полмили назад, пустил Красавицу к замку. В душе поселился нездоровый азарт. То, что засело внутри, явно не имело никакой власти над моим разумом. И там уж точно нет никаких призраков. Это, правда, совсем не гарантировало мне полную безопасность, но уверенности придавало изрядно.

К воротам я подъехал довольно спокойно и даже нагло. Остановился неподалеку от них и принялся рассматривать все сооружение целиком.

Дом у старого лорда был занятный и немного мрачный. По крайней мере, ночью он производил именно такое впечатление. Светло-серый камень, из которого были сложены стены, сейчас, при свете тоненькой луны, казался пропитанным потусторонним призрачным светом. Черные провалы окон притягивали взгляд и пугали своей сумрачностью. Даже мирные башенки казались устрашающими…

Я тряхнул головой. Ага, устрашающими. Обычный мелкий замок, внутри которого засело что-то, что из последних сил пытается внушить мне ужас. Сейчас посмотрим…

Не знаю, куда делась моя обычная осторожность — возможно, я немного истосковался по родной Пустоши и приключениям. Возможно, в меня вселило уверенность то, что остатки ученической клятвы продолжают неплохо работать. Возможно, я просто дурак.

Как бы то ни было, но, привязав лошадь к какому-то столбику, я проверил, удобно ли сидит на спине рюкзак, легко ли выходит из ножен меч, затем засунул за пояс свой драгоценный нож и отправился вперед. По коже снова пробежал холодный ветерок, но магический поток вокруг оставался на удивление ровным.

Я толкнул рукой створку ворот. Пнул ее ногой. Затем изо всех сил навалился плечом.

Воротам было плевать. Темные дубовые доски, накрепко перехваченные стальными полосами, даже не пошелохнулись.

Немного обидно… А если так?

В руке у меня уже сформировался клубок заклинания… Но здесь мозги, наконец, встали на место. Я, конечно, могу разнести на щепки эти ворота, а потом, размахивая ножом и мечом, пуская по сторонам огненные копья и произнося воинственные речи, зайти внутрь и рискнуть жизнью. Да что там, всегда есть вариант на крайний случай — призвать Эйя и затем, заключив с ним еще один договор, наблюдать, как демон выжигает внутренности замка. Думаю, для него ничего сложного в этом нет.

Но остается один-единственный вопрос — а оно мне надо? Если даже предположить, что никто внутри не представляет для меня опасности? Хочу я отвечать на вопросы жрецов и доказывать им, что все это — обыденность для захудалого охотника из Пустоши?

Однозначно нет. Я хочу спокойно добраться до Срединного княжества и пообщаться там с родственниками аристократа. А проблемы жрецов, как говорится, путешественников не волнуют.

Я аккуратно развеял заклинание, позволив клубку энергии раствориться в теле.

Но просто так отступать тоже было нельзя. Надо, в конце концов, постараться, ведь за мной наблюдают, пусть и издалека.

Немного подумав, я достал из кармашка пояса бутылек с огненным зельем, тяжело вздохнул, вспоминая его стоимость, и, отойдя на несколько шагов, запустил склянку в дверь. В ночи ожидаемо ярко полыхнуло пламя, огонь растекся по тяжелым доскам и, немного погорев, потух. Ну, вот теперь хватит.

Еще раз для очистки совести пнув темное дерево ногой, я вытащил статуэтку, аккуратно поставил ее рядом и развернулся, намереваясь отправиться к лошади.

Ворота за моей спиной протяжно и жалобно заскрипели. А затем она из створок слегка приоткрылась, заставив меня шустро отпрыгнуть в сторону и вытащить меч.

Минуты потихоньку проползали мимо. Прохладные дуновения ночного ветерка все так же касались моего лица. Луна, выбравшаяся из-за очередного облака, с интересом наблюдала за открывающейся перед ней картиной.

Ворота стояли, немного открыв проход и словно приглашая меня пройти внутрь замка.

Я перевел взгляд на статуэтку. Это из-за нее, что ли? Вот и верь после этого своим чувствам — слабая поделка, как же…

Появился соблазн все же взять фигурку, забраться в замок, выполнить пожелание жрецов и стать героем целого города. И я уже сделал шаг вперед, когда сквозь пелену мечтаний снова пробился голос разума — а зачем мне это? Жить здесь до скончания века собираюсь, что ли?

Снова отступив на шажочек, я с подозрением посмотрел на приоткрытые створки, а потом на статуэтку. Появилось нехорошее ощущение, что кто-то очень хочет, чтобы я ее взял и зашел внутрь. И этот кто-то — не только жрецы, засевшие в своем храме.

По спине пробежала стайка мурашек, заставив отступить еще на шаг.

Идите вы, братья, в лес со своими заданиями. Я, продолжая пятиться, отошел к лошади и, взяв ее под уздцы, направился подальше от замка, стараясь не влететь в какую-нибудь яму по дороге.

— Ну, что там есть? — жадно поинтересовался брат Сетик, когда я вернулся к нему и стражникам. — Ты не попадал внутри?

Стражники, смотрели на меня восхищенными глазами. Вот так, наверное, и рождаются легенды о Пустоши и ее жителях…

— Простите, брат Селик, — покаянно произнес я, склонив голову. — Я смог дойти до ворот, потому что привычен к страху. Но они закрыты и я не понимаю, как можно попасть внутрь.

Достав из поясного кармана еще один флакон, я показал его жрецу.

— Я попробовал сломать ворота алхимией, но это не сработало. Поэтому я поставил вашу реликвию прямо перед ними и вернулся к вам. Брат, я сделал, что мог.

— Ты поставил статуя совсем близка от замок? — задумчиво поинтересовался жрец. — Это хорошо. Это помогай нам. Но лучше надо внутрь. Снаружи мы сами мочь днем.

Я посмотрел на него самым честным взглядом, на который был способен. Боюсь только, в темноте никто это не оценил.

— Брат, я сделал все, что мог. Там было очень страшно. И ворота нельзя открыть. Я поставил вашу статую так далеко, как мог. Больше я вам никак не помогу. И я хочу уехать как можно дальше от этого замка, понимаете? Я уезжаю.

— Надо рассказат брат Дерреку… — вякнул было жрец, но я уже повернул Красавицу. Нужно однозначно убираться из этого города, а не объясняться с главным жрецом.

— Брат Сетик, вот вы ему все и расскажете. А эти доблестные воины подтвердят ваши слова. Но у меня есть дело, которое не требует отлагательств и я не могу здесь оставаться. Я попробовал выполнить вашу задачу, но не смог. Попробуйте поискать еще кого-нибудь или попросите помощь из столицы. Пусть будут светлыми ваши дни, брат.

— Пусть будет светлым и твои дни, — растерянно повторил мне в спину жрец.

Я аккуратно и степенно отъехал в сторону города, спиной чувствуя смятение Сетика. Ему явно хотелось остановить меня, отвезти к Дерреку… Но он, похоже, весьма опасался непонятного человека из страшной Пустоши. Человека, который спокойно подошел к источающему ужас темному замку, попинал ворота, словно наглый гость, стучащийся в захудалую таверну, а затем вернулся и решил уйти.

Думаю, стражники испытывали похожие чувства. Изнеженные и мягкотелые людишки, не видевшие в своей жизни ничего страшнее столового ножа.

В душе воцарились гордость и презрение одновременно.

А потом я, продолжая потихоньку ехать в сторону города, крепко задумался. С каких это пор в моей голове бродят такие мысли? Сначала чуть ли не с песнями бросаюсь в замок, хотя еще в городе всеми силами пытался отделаться от этого похода, теперь вот готов облить презрением жреца и стражников…

Мне вспомнилась приоткрытая створка ворот и я нервно передернул плечами. Обернулся назад, внимательно рассматривая все еще виднеющийся вдалеке замок. Что ж за тварь там засела, что так почистила мне мозги, несмотря на ментальную защиту?

Сейчас мне уже не хотелось ни изгонять неизвестного вредителя, ни даже просто забираться внутрь замка. Наоборот, появилось искреннее желание оказаться от него как можно дальше.

По коже снова пробежала прохлада, а на задворках сознания прозвучал едва слышный ехидный хохоток.

— Ах ты ж…

Дальше, дальше, от этих мест. Пусть брат Деррек сам разбирается со своими проблемами. Ищет новых охотников из Пустоши, вызывает подкрепление из столицы…

Не заезжая в город, я свернул на узенькую дорожку, ведущую в сторону покинутого мной вечером Граничного тракта. Лучше бы я вообще проехал мимо этого городка, чтоб ему пусто было.

Ощутив под копытами брусчатку торговой дороги, Красавица заметно воспряла духом. А вот мне почему-то становилось все страшнее. Деревья по краям тракта казались источающими злобу гигантами, Луна, все реже выглядывающая из-за облаков, добавляла беспокойства.

Лишь в магическом плане вокруг была тишь и благодать.

Более-менее я успокоился, только проехав добрый десяток миль в сторону от города, но издевательский хохоток никак не хотел забываться, заставляя перебирать воспоминания. О чем-то подобном я читал. Вот только где и что?..

— Мать твою, — я выпрямился в седле и застыл, как изваяние. — Мать твою!

Я вспомнил.

На ветхих страницах трактата о демонах была одна потрепанная страничка с немного стертой черно-белой картинкой, изображающей молоденькую стройную девушку в белом свадебном платье.

Невеста.

Самолично сжег бы тупых крестьян Сакка, придумавших себе веселую страшилку на ночь. Сказочка о продавшей ради обольщения возлюбленного душу и проклятой за это на веки вечные девушке оказалась слишком интересной. Обросла веселыми подробностями. Разошлась по соседним королевствам.

И в мир пришел новый демон.

Сравнимый по силам с темным всадником. Хитрый, коварный, играющий людскими мыслями и чувствами. Гуляющий во снах и убивающий там же с той же легкостью, что и наяву.

Обожающий играть в кошки-мышки с выбранными им людьми.

Я чуть было не стал мышкой.

В ушах снова раздался противный и немного издевательский хохоток, заставив волосы на голове встать дыбом.

Плевать хотела Невеста на то, что я куда-то там от нее уехал. Мышке просто позволили почувствовать себя в безопасности. А сейчас, похоже, начнется самое интересное.

Двигаясь, словно во сне, я спешился и привязал лошадь к ближайшему дереву. Окинул магическим взглядом окружающий дорогу лес и опять ничего в нем не увидел. Кто бы сомневался…

Несколько минут у меня все равно есть.

Я снял рюкзак, бросил его рядом с лошадью. Достал меч. А затем сформировал в своем теле руну притяжения потока и принялся как можно скорее наполнять «запруду». Иначе мне все равно не пережить эту ночь. Если бы хватило ума остаться в городе и дождаться утра в храме — возможно. Но момент, когда это можно было сделать, оказался мной бездарно упущен…

Мне почудилось, что деревья чуть-чуть приблизились, но я отбросил наваждение усилием воли.

Чтоб ты сдох, брат Деррек, со своим заданием. И ты, добрый брат Эдгор, тоже.

В душе загорелась черная беспросветная ненависть. К жрецам, которые свели меня с демоном. К демону, вздумавшему устроить на меня охоту. К судьбе, постоянно ставящей меня рядом со смертью.

Мгновения неслись мимо меня. Становилось все теплее и теплее. И вот…

По телу разлился бушующий огонь, принося с собой боль и свободу.

Я снова бог.

Огненный бог разрушения, спустившийся в этот жалкий хрупкий мир.

— Иди. Сюда. Тварь.

Рука, держащая меч, сжалась, проминая костяную рукоятку словно сырую глину.

— Иди сюда, я сказал.

Я стиснул в кулак вторую руку и с отстраненным любопытством увидел, как разлетается горящими щепками ствол дерева рядом с дорогой.

— Я жду тебя.

Вокруг по-прежнему никого не было видно. Ни в реальном мире, ни на его магическом срезе. Но я все равно знал, что демон где-то здесь, прячется среди трепещущих потоков энергии. Скользит между ними, хищно скалясь в предвкушении. Я чувствовал это всеми фибрами своей горящей в огне души.

Боль прорвалась сквозь завесу ненависти, заставляя меня распахнуть рот в беззвучном крике.

Во славу твою, Эстерси.

В этот раз я не придумывал каких-то эффектных заклинаний. Хватило лишь одного страстного желания прикончить прячущуюся тварь.

Я отдал всю накопленную печатью энергию обратно. Выплеснул вместе со своей ненавистью на энергетический план, избавился от нее целиком и полностью.

И рухнул на горящую дорогу, успев напоследок услышать страшный вопль боли и гнева.

Мир потух в моих глазах. А я сам неожиданно снова оказался в своем повторяющемся сне — на краю Мертвого плато.

Эстерси в этот раз смотрела на меня с улыбкой. Доброй счастливой улыбкой на прекрасном точеном лице. Я засмотрелся, любуясь ее совершенством и безнадежно теряясь в восхитительных темно-синих очах…

— Иди, тебе пора.

Я открыл глаза.

Боль, мирно дремлющая рядом с моим телом, мгновенно проснулась и слилась с ним в единое целое. Лежать на горящем камне, оказывается, очень… очень неприятно…

Моих сил не хватило на крик. Их не хватило даже на то, чтобы перевернуться набок, убрав обгорающую спину с уже прожегших куртку раскаленных булыжников. И тогда я просто заплакал, уставившись в черные небеса. От бессилия, боли и обиды на судьбу. Хотелось умереть или хотя бы снова потерять сознание. Но я мог только лежать, пускать злые бессильные слезы, слабо хрипеть и чувствовать, как медленно продолжает обугливаться моя многострадальная плоть.

Где-то далеко надо мной прозвучал легкий раскат грома. Затем еще один. А потом мне на щеку упала тяжелая прохладная капля.

Начался дождь. Странно холодный для этого времени года, остужающий раскаленную дорогу и немного притупляющий боль.

— Спасибо, Эстерси… — прохрипел я. Не уверен, правда, что это точно дело рук богини, но поблагодарить не помешает.

Избиваемый холодными каплями, я сумел собраться с появившимися невеликими силами и перевернулся на бок, застонав от боли, когда кое-где отодралась приставшая к камням кожа. А затем упал на живот, прямо в облака пара, поднимающиеся от остывающих под дождем булыжников… и все же снова потерял сознание.

Следующее мое пробуждение было не намного приятнее предыдущего. Сгоревшая спина заставляла скрипеть зубами и корчиться в агонии. Пострадавшая от лежания на не успевшем остыть камне щека вторила ей со страшной силой.

Но тело успело восстановить запас энергии, позволяя немного передвигаться. Маги все же — самые живучие существа в этом мире…

Стиснув зубы, я приподнялся на дрожащих руках. Обвел окрестности мутным взором, благо на местность уже потихоньку наступал рассвет.

Лес вокруг дороги засох и облетел. Не знаю, произошло это в один момент или продолжалось в течение ночи, но факт был налицо — вокруг меня теперь стояли только голые стволы деревьев — высохшие, почти черные, с отстающей местами корой.

Все было усыпано промокшими под дождем пожелтевшими листьями. Они валялись на земле, устилая ее сплошным покрывалом, попадались на дороге, прикрывали собой мой рюкзак и тушу лошади.

Устав, я снова опустился на камни. В голове стоял туман, тело корежило от боли и лихорадки, но Красавицу я все же успел пожалеть. Бедняжка…

Все так же лежа на дороге, я принялся за лечение. Благо, это действие в ходе многочисленных применений уже было отработано мной до такой степени, что почти не требовало напряжения мысли.

К тому времени, когда солнце начало проглядывать сквозь облетевшие кроны деревьев, я уже мог немного ползти. И я пополз — сначала к валяющемуся рядом мечу, потом — к рюкзаку, а затем уже просто в лес, подальше от дороги. Мой затуманенный мозг не особо понимал, куда я двигаюсь, не брал в расчет, что позади остается колея из потревоженных листьев… Он просто помнил, что болезнь и раны нужно пережидать в укромном месте — и гнал меня как можно дальше от дороги и людей, которые могли бы заметить там мое израненное тело.

Не знаю, как далеко удалось уползти — сознание несколько раз оставляло меня, затем снова возвращалось… Но к полудню я, в очередной раз очнувшись, обнаружил себя валяющимся на живой зеленой травке между двумя огромными деревьями, успокаивающе шелестящими листвой. Из умершего леса я точно выбрался.

Решив никуда больше не двигаться, я с трудом раскрыл рюкзак и одним махом выпил почти весь имевшийся там запас волы. Стало заметно легче.

Еще пришлось, шипя сквозь зубы и ругаясь, достать из сумки новую рубашку и кое-как натянуть ее, защищая голое тело — мухи, комары и прочая нечисть, чуя запах крови, слеталась к моей спине со всех сторон, доставляя страдания, сопоставимые с самими ранами.

И опять потянулись долгие часы лечения. Я, словно во сне, прогонял и прогонял сквозь себя энергию, не думая вообще ни о чем. Жрецы, замки, Невеста, Эстерси — все это казалось каким-то далеким и неважным.

Наконец, ближе к вечеру, я сумел заснуть уже обычным нормальным сном, пусть тяжелым и полным мучительных кошмаров.

Эстерси не появилась.

Невеста, что было гораздо важнее, тоже. Или я умудрился каким-то чудом угробить демона, в чем у меня, правда, были огромные сомнения, или же сумел на время отпугнуть. Впрочем, своим энергетическим выбросом я мог просто оборвать его связь с этим планом, после чего он отправился восвояси.

Эта версия мне нравилась больше всего.

На следующий день у меня хватило сил отойти на пару миль в сторону от направления своего первоначального движения. Конечно, любой следопыт с легкостью определит, куда я отправился, но я очень надеялся, что, увидев мертвый лес и обожженные камни, люди просто не рискнут идти за тем, кто побывал в этой переделке, но умудрился выжить.

С другой стороны, если жрецы прикажут, то пойдут, наверное, да еще как. Поэтому еще через день, встретив на пути маленький ручеек, я сначала перешел его и отправился дальше, а затем вернулся и долго ковылял по руслу, удаляясь от дороги. Тоже не самая надежная вещь, но хоть что-то.

Окончательно заморозив ноги, я выбрался обратно на берег в том месте, где между деревьями виднелась небольшая полянка, шлепнулся на травку и почти сразу же заснул. Силы закончились.

Следующие дни напоминали все мои предыдущие мытарства после полученных ран. Я валялся на травке, слушая пение птиц, потихоньку приканчивал запасы из рюкзака, наслаждался вкуснейшей водой из ручья. И продолжал монотонно качать энергию сквозь тело, чувствуя, как все дальше и дальше отступает боль.

Теперь у меня получалось задерживать еще больше силы в организме — сказалось новое использование печати и секунды, во время которых я чувствовал себя сошедшим на землю божеством. Но, честное слово, таким образом увеличивать свой потенциал… Проще оставаться слабым недоучкой.

В здешних лесах было тихо и спокойно. Да, иногда по ночам над головой страшно ухали совы, а вдали раздавался заунывный волчий вой. Да, однажды на мою полянку заглянул некрупный медведь, постоял на задних лапах, изучающе рассматривая меня, изготовившегося к созданию заклинания, а затем фыркнул и ушел обратно в заросли. Но все равно здесь я чувствовал себя в полной безопасности. Медведи, волки… смешно.

Где-то через неделю я практически полностью залечил свои раны и чувствовал себя готовым к очередным переходам. Мне в любом случае нужно к людям — поесть, отоспаться на нормальной кровати, купить новую лошадь, одежду, запасы в дорогу.

А после этого, наверное, будет лучше всего, если я переберусь через границу и окажусь в Империи. Почему-то местные жрецы в последнее время вызывали у меня стойкую неприязнь.

Окончательно расставшись с прогоревшим комплектом одежды, я, вспомнив добрым словом торговцев в Орлином Утесе, облачился в запасной и снова стал выглядеть точно так же, как и полторы недели назад. Наверное, куртку со штанами можно будет и не покупать, ограничившись только сапогами — мои на фоне всего остального выглядели подозрительно потрепанными и обгоревшими.

Ну, что же. Набрав в бурдюки воды и чуток попрыгав перед дорогой, я отправился в путь, стараясь держаться неподалеку от ручья, текущего в нужном мне направлении.

Аккуратно пробираясь сквозь заросли папоротников и отмахиваясь от вездесущей паутины, я думал. Выходить к людям мне в любом случае, это без вариантов. Снова наматывать на ноги сотни миль, да еще и без еды, не хотелось совершенно. Но чрезмерно обострившееся в последнее время чутье на неприятности прямо-таки кричало о том, что делать все нужно с чрезвычайной осторожностью.

Город, который находился ближе всего по тракту, назывался Летний Тард и являлся южной резиденцией королей Тардии. Соответственно, был он не в пример более крупным, чем все предыдущие на моем пути, гораздо более развитым в торговом плане и в нем сосредотачивалась вся южная жизнь государства.

Хорошо это или плохо для меня? Сложно сказать. С одной стороны, я абсолютно точно смогу без проблем раздобыть себе лошадь и новые сапоги, не говоря уже о провизии. С другой — в городе наверняка будет множество жрецов и стражи.

Если стражники, которым я ничего плохого не делал и делать не собирался, сами по себе меня тревожили мало, то вот жрецы… Я понятия не имел, что может прийти в их голову. Похвалят и наградят за то, что сходил к замку, после чего демон ушел из этого мира? Или же прикончат за отказ пройти внутрь и поставить статуэтку туда, куда велено?

Нельзя было забывать еще и о том, что я устроил на тракте. Думаю, зная, что поблизости находится путешественник из Пустоши, никто даже не подумает искать другую причину всего случившегося. А это чревато обвинениями в магии.

Что в Тардии делают с магами я не знал и выяснять это на своей шкуре точно не собирался.

Дойдя до тракта, я остановился и устроился на отдых. Передвигаться по нему днем мне не хотелось — слишком сложно избежать случайных встреч. И так уже за тот час, что я провел, валяясь на травке в сотне шагов от дороги, по ней пронеслись несколько всадников и прополз небольшой караван. Ночью однозначно было спокойнее.

Я, подложив под голову тощий рюкзак, принялся ждать, иногда проваливаясь в дремоту и почти сразу же просыпаясь из-за назойливых насекомых.

Ночь медленно приближалась и вот, наконец, наступила.

Идти в темноте было немного неудобно. Луна, лениво ползущая по чистому небу, а также мое магическое зрение не спасали — все равно я время от времени спотыкался о неровности булыжников и пару раз даже чуть не упал. Но в остальном прогулка мне нравилась. Спокойствие, тишина, темнота… И, самое главное, — никакой постоянной тревоги за свою шкуру, которая постоянно сопровождала меня в Пустоши.

Ближе к середине ночи я заметил в стороне от дороги огоньки каравана, вставшего на ночевку. Некоторое время постоял, смотря на далекие палатки, костры и откровенно завидуя людям, отдыхающим сейчас там после дневного перехода. Мне вот еще топать и топать…

Вздохнув, я отправился дальше, чувствуя, как желудок жалобно скребется в темнице из окружающих его ребер.

Какая-то собака из лагеря, почуяв меня, пару раз лениво гавкнула и замолкла. А затем огоньки пропали среди деревьев и я снова оказался один посреди ночного леса.

Этой ночью до города я так и не дошел, свернув на рассвете в сторону и устроившись на дневку. Все-таки есть нечто восхитительное в том, что при этом не нужно забираться высоко на дерево и привязываться там к стволу, чтобы не упасть.

Проснулся я уже под вечер, голодным и несчастным. Привык в последнее время вести сытую жизнь, расслабился…

Досидев в лесу до темноты, снова вышел на дорогу и целеустремленно двинулся вперед. По всем прикидкам я должен был совсем скоро подойти к городу.

Деревья, обрамляющие тракт, закончились, когда луна уже начала уходить за горизонт, а небо на востоке принялось потихоньку светлеть. Я остановился, рассматривая смутно виднеющиеся вдалеке строения. Летний Тард, в отличие от мелких приграничных городков, был обнесен стеной и размерами напоминал Чернолесье. Ночью, да еще и издалека, деталей было не различить, но общее впечатление складывалось именно такое.

Пришла пора расставаться со своими вещами. Я вполне отдавал себе отчет в том, что могу по результатам визита в город остаться без имущества — отберут по подозрению в запретной магии, а ты доказывай, что не осел. Конечно, ничего такого может и не случиться, но я лучше потом сделаю крюк и вернусь сюда, чем лишусь всего.

В аккуратно сделанную ямку легли мои книги. Чуть в стороне я спрятал нож, аккуратно загнав его под дерн. Даже если спрятанные трактаты каким-то чудом найдут, нож останется в безопасности. Рядом с книгами легла черная дощечка и листки с печатями. Затем я немного подумал, достал из рюкзака письменный набор и положил туда же. Слишком уж он пустой и подозрительный теперь.

Отойдя немного в сторонку, сделал новый тайник, в который высыпал пятьдесят золотых, вытащенных из жилета.

Сам жилет, наверное, придется выбросить… Обгоревший, с дыркой на спине… Хорошо еще, что я все свои невеликие сбережения рассовывал в передних кармашках.

После тяжких раздумий к золоту отправилось и колечко аристократа. Если у меня отберут его дневник, я хотя бы останусь с кольцом, позволяющим попасть на прием к семье погибшего.

В рюкзаке в итоге остался только тот самый дневник, найденный на Мертвом плато, а также пустые мешки из-под еды и полупустые — с водой.

К воротам я подошел как раз тогда, когда сонные стражники начали их открывать. Приветливо кивнул воинам и юркнул внутрь. На некоторое время задержался, ожидая, что меня сейчас начнут допрашивать, пытаясь узнать причины появления в городе, но всем оказалось наплевать. Пошлину тоже никто не потребовал.

Я пожал плечами, хмыкнул и отправился куда-то в центр. Надо было найти гостиницу и завтрак.

Архитектура и весь облик города, медленно проплывающего у меня перед глазами, чем-то напоминали все то же Чернолесье. Одновременно отличаясь множеством деталей. Те же мощеные камнем улочки — но здесь они были гораздо прямее и шире. Тот же темный камень, из которого сложены стены домов — и обязательные вставки из белого песчаника или мрамора — как правило, вертикальные. Не знаю, откуда взялась здесь такая мода, но, чем ближе к центру я подходил, тем интереснее и красивее смотрелись здания с этими вставками.

На центральной площади располагался дворец. Даже не дворец, а целый дворцовый комплекс, окруженный высокими виртуозно выкованными решетками, за которыми просматривались деревья, лужайки и фонтаны, а также сам дворец. Его за деревьями рассмотреть получалось плохо, но я все же попытался, заодно отдав должное решетке забора.

Если я не ошибаюсь, это чудо вышло из подземных мастерских гномов. И, демоны меня забери, мелкие коротышки действительно не зря считаются лучшими кузнецами и мастерами по металлу в этом мире.

Решетка была шедевром. Любой ее пролет представлял из себя законченную картину — каждый раз разную. Вот карта государства, с вьющимися змеями рек, выполненными из какого-то ярко-синего сплава, миниатюрными подписями с названиями городов и тоненькими ниточками дорог между ними.

Вот странное переплетение буйных зарослей, из которых выглядывают морды различных зверей — это уже эльфийский лес.

Вот богиня Ирис, сидящая на скромном троне и мило улыбающаяся… Схватка двух магов… Полководец, ведущий войско в бой…

Я неожиданно понял, что уже минут двадцать завороженно рассматриваю картины, созданные искусством гномов. Стражники у главных ворот все это время посматривали на меня со снисходительными улыбками — мол, еще один провинциал появился.

Оторвавшись, наконец, от решеток, я улыбнулся воинам в ответ и отправился дальше, мимоходом отметив очередной храм всех богов, белой громадой возвышающийся с другой стороны площади.

Гостиница нашлась буквально сразу после того, как я отошел на полсотни шагов от центра города. Красивое, монументальное сооружение, чистое и ухоженное. Я зашел внутрь.

И вышел спустя пару минут — просто не мог себе позволить выложить пять золотых за самый дешевый номер, имеющийся там. Называется, прелести столичной жизни. Пусть это всего лишь зимняя резиденция, где королевская семья пережидает морозы, спускающиеся в холодное время года на северную часть страны, но цены здесь явно как в самом Тарде.

Нормальную гостиницу с вменяемыми ценами мне удалось найти только через час, практически вернувшись к стенам города. Половинка золотого в сутки, ванная, завтраки, обеды и ужины, доставляемые в номер по желанию постояльца — я остался.

И, быстро съев вкуснейшую яичницу с поджаренной ветчиной, завалился спать, попросив хозяина постучать в номер и разбудить меня ближе к вечеру. Откладывать покупку лошади и нужных мне вещей на завтра не хотелось. Хотелось, наоборот, как можно скорее из города уехать. Он, конечно, красивый, уютный… Но вот мне в нем почему-то совсем неуютно.

Проваливаясь в сон, я вспоминал родную Пустошь и улыбался. Хочется домой…

Не помню, что мне снилось, но, когда хозяин гостиницы принялся стучать в дверь, настроение у меня было отличное. Умывшись, перекусив немного и поспрашивав о ближайших конюшнях и сапожных мастерских, я отправился по указанным адресам.

Купить смирную и не особо блещущую статью лошадь удалось безо всяких проблем. Десять золотых — и новая животина уже хрустит взятым с ладони яблоком, дружелюбно рассматривая меня лиловым глазом.

С сапогами оказалось заметно сложнее. Пришлось обойти несколько мастерских, пока в одной из них не нашлись-таки подходящие мне по размеру, цене и качеству. Отдал еще два золотых, проклиная про себя местные цены. Впрочем, пока что я себе это все еще могу позволить.

Оставив лошадь на попечение конюха в гостиничной конюшне, я, вертя в руках сапоги, отправился внутрь. Зашел в холл, закрыл за собой дверь — и только тогда увидел внимательный взгляд жреца, сидящего в кресле рядом с хозяйской стойкой.

— Рико Пепельный, я не ошибаюсь? — произнес он утвердительным тоном.

В глаза бросился нервный хозяин, прячущийся в дальнем углу, а также десяток королевских гвардейцев, рассредоточившихся по залу.

Меня явно ждали. Вот только зачем?


Глава 4

— Да, меня так зовут, — постарался как можно более спокойно ответить я. — Чем могу быть полезен, брат?

— К вам возникли вопросы у ночной стражи Тардии, — поднялся с места жрец. — Следуйте за нами.

Он, не говоря больше ни слова, величаво прошел мимо меня и вышел на улицу. Ближайший гвардеец сделал недвусмысленный жест — мол, не щелкай клювом, иди следом. Я пошел. В конце концов, пока что ничего страшного не случилось. А справиться сразу с десятком противников я не смогу даже в своих самых прекрасных мечтах.

Мы двигались по улицам вечернего города молчаливой группой, сопровождаемые любопытными взглядами горожан. Со стороны, наверное, было не совсем понятно, кем я являюсь — пойманным преступником или же чрезвычайно важной и охраняемой персоной.

Я, если честно, и сам был в сомнениях по этому поводу. Но готовился к худшему, старательно придумывая отговорки на все случаи жизни.

Жрец довел нас до задних стен храма, отпер какую-то незаметную дверь и мы попали в длинный, тускло освещенный коридор. Прошли по нему, пару раз свернули в стороны, спустились на три этажа вниз… После чего меня пригласили в небольшую комнату и заперли дверь за спиной, заставив испытать некую тревогу за свое будущее.

Стараясь не терять окончательно присутствия духа, я осмотрелся по сторонам. Комната была шага три на три в размерах, имела стол и три стула. На один из них я и уселся, приготовившись ждать того, кто появится по мою душу.

Ожидание затянулось. Я успел в деталях изучить комнату, стол, стулья и тусклые светильники. Затем, плюнув на все, облокотился на стол и задремал. Но был практически сразу же разбужен скрежетом ключей в замочной скважине — ко мне, наконец, пришли.

В комнату зашли и остановились у дверей два гвардейца, а следом появился очередной жрец в компании с каким-то неброско одетым человеком.

— Зачем меня сюда привели? — поинтересовался я, наблюдая, как они рассаживаются на стульях напротив меня. — Я ничего не сделал.

— Меня зовут брат Рекор, это — господин Ашоро из ночной стражи, — представил себя и спутника жрец, не удостоив вниманием мой вопрос. — У нас есть некоторые вопросы, которые мы бы хотели прояснить.

— Брат Рекор, я тоже хочу узнать, почему…

— Так! — жрец неожиданно хлопнул ладонью по столу и я удивленно заткнулся. — Вы производите впечатление достаточно умного человека, Рико. Поэтому я расскажу, что будет, если вы продолжите выяснять свои права. Мы с господином Ашоро просто уйдем сейчас отсюда, а вы останетесь. Утром мы снова придем и посмотрим на ваше желание сотрудничать. Если его не будет, мы опять уйдем и вернемся следующим вечером. И это будет продолжаться до тех пор, пока вы не будете готовы спокойно ответить на все наши вопросы. Итак, я спрашиваю — мы разговариваем сейчас или завтра утром?

— Сейчас, — проявил благоразумие я.

— Замечательно. Нам поступило донесение, что вы, Рико Пепельный, являетесь охотником за древностями из Пустоши и направляетесь в Срединное княжество для того, чтобы передать некому аристократу дневник и кольцо его родственника, погибшего на полуострове. Это правда?

— Да.

— Покажите эти вещи, — попросил господин Ашоро из ночной стражи.

— Видите ли, у меня сейчас остался только дневник, — я залез в рюкзак. — Кольцо я продал еще в Приграничье. Путешествовать по незнакомым землям получается достаточно накладно. Вот, смотрите.

— За сколько вы продали кольцо? — поинтересовался жрец, открывая дневник.

— Я старался продать быстро, поэтому мне дали всего тридцать золотых. Но оно стоило дороже.

Ашоро кивнул, медленно листая дневник. Жрец уставился на меня.

— И где вы нашли эти вещи?

Я пожал плечами.

— На Мертвом плато.

Брат Рекор задумался, меряя меня недоверчивым взглядом.

— У нас есть данные, что на Мертвое плато невозможно забраться. Это не так?

— Существует портал, с помощью которого можно туда попасть и вернуться. Он нестабильно работает, но все же работает.

— Ясно, — жрец явно потерял интерес к плато. Можно туда попасть — да и демоны с ним.

Ашоро тем временем долистал дневник до конца, внимательно прочитал несколько последних страниц и хмыкнул.

— Что там?

— Все так и есть — некто Галлард, считай, прикончил своего нанимателя. Думаю, по этому пункту вопросов нет.

— Галлард… Что-то знакомое, — задумчиво протянул жрец. — Но это не важно. Следующий вопрос, который нам нужно проверить. Вы были в Токаро и общались с братом Эдгором?

— Ну да, — недоуменно пожал я плечами. Что-то они слишком сильно интересуются моими похождениями. Впрочем, радует и то, что про убитых стражников и лесной пожар в Приграничье не спрашивают.

— Почему вы интересовались богиней Эстерси? — неожиданно наклонился ко мне Ашоро. — Вы маг?

— Э… нет, — от неожиданности я немного отодвинулся от стола и чуть не упал со стула.

— Тогда как вы объясните то, что подошли к замку лорда Фолла? — вперил в меня пристальный взгляд жрец.

— Так а что такого-то, — растерянно спросил я. — Ну, было там страшно, а около самого замка — так и вообще жутко. Но, поверьте, в Пустоши и не такое бывает.

— Ты нас, Рико, совсем за дураков-то не считай, — довольно улыбнулся жрец. — Мы знаем, что ученики магов дают клятву, которая позволяет блокировать воздействие на разум.

— И? Я тоже это знаю, брат Рекор. Все в Пустоши это знают.

Ну, может, не все, конечно, но охотники знают точно — и я не собирался прикидываться неучем.

— И при этом продолжаете утверждать, что вы — не маг?

— Да. Брат Рекор, я видел, что стражники и брат Сетик очень боялись идти дальше. Но сам я ничего подобного не чувствовал.

— А как они умерли? — нейтральным тоном поинтересовался Ашоро.

— Кто?

— Ваши спутники, господин Рико, ваши спутники.

— Я не знаю, правда! — а вот сейчас я действительно испугался. Если здесь жрец с Ашоро решат, что это я виновен в чьей-то смерти, мне точно не поздоровится. — Когда я от них уезжал, они были живы!

— А почему вы от них уехали?

— Я сделал все, что мог, господин Ашоро! Я дошел до этого поганого замка, оставил там статуэтку, как меня и попросили, но больше я ничего сделать не мог. И я боялся, что меня заставят пойти на смерть. Вы ведь в курсе, что брат Деррек знал обо всем происходящем с самого начала?

Жрец и стражник переглянулись.

— Нет, господин Рико, мы не в курсе. Расскажите нам.

— Брат Сетик, пусть душа его пребудет в радости, рассказал мне, что старый лорд жертвовал при жизни много денег местному храму, — зачастил я, стараясь как можно быстрее перевалить всю ответственность на не нравящегося мне жреца. — Поэтому, когда он, опасаясь скорой смерти, начал всеми силами искать способы продления жизни, брат Деррек ничего не предпринимал. В замок ходили какие-то подозрительные люди, что-то делали… И однажды утром там что-то случилось, после чего брат Деррек, вместо того, чтобы попросить помощи в столице, принялся действовать сам, боясь огласки. Поверьте, когда я это узнал, то захотел оказаться как можно дальше от этого места. Я в Пустоши навидался всякого и знаю, что бывает, когда дураки играются с магией. А брат Деррек — не знал и мог отправить на убой не только меня, но и всех вокруг.

Ашоро, слушая мою речь, все больше светлел лицом и в конце даже начал улыбаться. Жрец, наоборот, надулся как жаба и помрачнел, как туча.

— Я с этим разберусь, — буркнул он, искоса посмотрев на стражника.

— Было бы неплохо, — кивнул тот, снова обращая свое внимание на меня. — Что было с вами дальше, господин Рико?

— Дальше я ехал по тракту. Помню, остановился отдохнуть, привязал лошадь. А в какой-то момент понял, что лежу на дороге. Вокруг — огонь, боль… Я не очень хорошо помню, что было дальше — я просто уполз в сторону и потом отлеживался в чаще.

Думаю, отрицать свое участие в случившемся на тракте — тоже глупо. Все равно ведь докопаются до истины.

— И что там произошло — вы, конечно же, не знаете?

— Наверное, сработал мой защитный амулет.

— Что за амулет?

— Ну, кулончик такой золотой у меня был, — я для убедительности помахал в воздухе рукой. — После того, что было на тракте, он исчез.

— И откуда вы его взяли? — прищурился Ашоро.

— Купил, — недоуменно хмыкнул я. — в Пустоши, если у тебя есть мозги и находятся деньги, ты идешь к магу и покупаешь у него амулет. Я свой делал на заказ у Ольда Кровавого в Хрустальном. Две недели убил на какие-то ритуалы, отдал почти пятьдесят золотых.

— Похоже, не зря отдал, — негромко и задумчиво заметил Ашоро. Жрец, слушавший историю про покупку амулета с кислой мордой, скривился еще больше.

— У вас есть что-то запрещенное при себе, господин Рико? — спросил он.

— Нет, наверное. Я не знаю, можете сами посмотреть, — я кивнул на тощий рюкзак. — Но у меня очень мало вещей.

Ашоро взял рюкзак и аккуратно выложил из него содержимое. Там ожидаемо не было ничего интересного.

— Уже у нас купили? — он кивнул на сапоги.

— Да, старые немного обгорели тогда на тракте. Мне и одежду старую пришлось выкинуть.

— Понятно… Покажете ваш меч?

Ну вот, начинается… Я вспомнил посиделки в храме Неба в Каххаре.

— Только остроту не проверяйте пальцами — порежетесь.

Стражник хмыкнул и аккуратно вытащил протянутый меч из ножен. Некоторое время изучал его со все большим удивлением во взгляде. Жрец, тоже следивший за ним, не удержался:

— Что-то не так, господин Ашоро?

Тот неопределенно скривился, продолжая осматривать меч.

— Странная вещь для Пустоши, — произнес он, наконец. — Чернение стали выглядит эффектно, но снижает прочность клинка. Золотая вязь, опять же, выглядит эффектно, но сама по себе абсолютно бесполезна. Почему у вас такой меч, господин Рико?

— Я его тоже нашел а погибшего из Срединного княжества, — сообщил я чистейшую правду. — Он очень удобный, острый… А что касается всего остального, то, поверьте, в Пустоши выживают не те, кто машет мечами по сторонам, а те, кто аккуратно обходит все препятствия. Так что он не так уж и плох.

— Понятно.

Меч вернулся в ножны, а стражник, глубоко вздохнув, перевел взгляд на меня.

— Господин Рико, ночная стража не имеет к вам претензий.

— Спасибо! — я откровенно обрадовался. — Я могу идти?

— Подождите, — опять скривился жрец. — После того, что вы сообщили, я должен задержать вас в городе до окончания проверки. Возможно, вам придется поговорить с братом Дерреком.

— Но я…

Жрец отмахнулся.

— Возражения не принимаются. Но я отправлю с вами брата, который предупредит хозяина гостиницы, что вы некоторое время поживете у него бесплатно. Для блага храма всех богов. Это займет, я думаю, несколько дней, после чего вы можете быть свободны.

— Спасибо! — мне хватило ума обрадоваться и не перечить. — Сами понимаете, денег у меня не так уж много…

Брат Рекор удовлетворенно кивнул. Все же, не такие уж и плохие они здесь. Въедливые, конечно, магов не любят… Но не совсем злые — могли ведь и в застенках местных оставить.

Обратно к гостинице меня сопровождал всего один гвардеец и какой-то незнакомый мне жрец. Мы все так же в молчании прошли до моего пристанища, после чего жрец переговорил с нервничающим владельцем гостиницы и ушел вместе со своим сопровождающим.

— Извините, что так получилось, — сказал я мнущемуся хозяину. — Братья решили, что я им пригожусь в качестве свидетеля и попросили задержаться на несколько дней.

— Да-да, конечно, господин, — менее нервным хозяин не стал. — Принести вам ужин?

— Да, если можно.

— Будет через десять минут!

Зайдя в номер, я шлепнулся на кровать и задумался. Все прошло не так уж и плохо. Конечно, подозрения я вызвал, но ничего страшного ведь за мной не было. Никого не убил, магией не пользовался… мда.

Оставаться здесь, ожидая разборок с братом Дерреком или же постараться аккуратно смыться из города? Думаю, надо постараться и все же удрать.

Здесь я вспомнил о городских воротах, закрывающихся на ночь, и загрустил.

Пришел хозяин, нагруженный подносом с едой. Я поблагодарил его и принялся мрачно поглощать пищу, продолжая строить планы побега из города.

Что может произойти, если я здесь останусь? В принципе, все, что угодно. Брат Деррек может обвинить меня во всех преступлениях, какие только придут в его голову — и сделает это, чтобы спасти свою шкуру. Из Чернолесья могут прийти сведения о Рико Пепельном — и тогда точно проблем не оберешься. Кому-то из жрецов придет в голову, что покупка амулета у мага Пустоши — это грех. И снова будут проблемы.

С другой стороны, если бежать из города, то потом уже не получится отговориться настолько просто. Если поймают — придется или драться, или отправляться в застенки… и все равно драться.

Сложный выбор.

Достав монетку, я рассмотрел ее с обеих сторон. Имперский золотой… С одной стороны — единичка и карта Империи, с другой — профиль нынешнего Императора. Ну, пора применить способ выбора, которому когда-то научил нас с Айвеном Ольд.

Я подбросил монетку.

Способ очень прост. Ты бросаешь кругляш до тех пор, пока одно из возможных решений не выпадет три раза. А потом думаешь — хочется ли тебе согласиться с этим или же тянет попробовать кидать монетку до пяти раз — в надежде, что победит другой вариант.

Вот в этот момент и становится предельно ясно, к чему у тебя лежит душа на самом деле. И важно именно это, а не то, какой там стороной шлепнулась на пол монета.

Физиономия Императора выпала три раза первой, намекая на то, что нужно оставаться в городе. Но мне очень хотелось продолжить подбрасывать золотой — и решение было принято. Пора убираться отсюда.

Загрузив остатки ужина в рюкзак, я погасил светильник и принялся ждать. Уходить лучше всего после полуночи. И нужно быть готовым ко всему — от того, что за мной следят, до того, что стражники на воротах окажутся упертыми и их не откроют.

Часа через два я поднялся, набросил на плечи рюкзак, натянул новые сапоги и вышел из номера. Сначала мне требовалась наглость. Можно было, конечно, попробовать вылезти из окна номера, пробраться в конюшню, попытаться найти там свою лошадь, не разбудив конюхов… Но проще все же напрямик.

— Мне срочно нужно попасть в храм всех богов, — сообщил я пытающемуся продрать глаза охраннику в холле гостиницы. — Проводите меня до конюшни, а то я у вас здесь не особо ориентируюсь.

— Да, господин, — печально зевая, кивнул тот и поплелся к двери, которая, как я помнил, вела напрямую в сарайчик с лошадьми.

Там нас встретил такой же печальный и сонный конюх, со страдальческим лицом приведший мою лошадь и открывший ворота.

Я вышел на улицу, ведя животное в поводу. Сейчас будет понятно, следят за мной или нет. Если следят — придется драться. Иначе никак — доложат страже или жрецам, а потом — все.

На первый взгляд, никому я не был нужен. Город был темным, пустынным и безжизненным.

Осмотревшись по сторонам, я забрался в седло и повернул лошадь в сторону центра. Кто бы за мной сейчас не наблюдал, будет лучше, если они решат, что я действительно отправился к храму.

Цокот подкованных копыт по брусчатке звучал настолько громко, что я то и дело морщился и озирался. Но никто, слава Эстерси, мной не интересовался. Кажется.

Отъехав на пару сотен шагов, я свернул в сторону, оказался на соседней улочке и развернулся обратно к городской стене.

Стражники у ворот, к которым я добрался спустя двадцать минут, на мою просьбу выпустить меня из города, ответили отказом. Имперский у них был заметно лучше, чем у покойного Сетика, но все же не находился на вершине совершенства.

— Не положен. Командиры голову снимает.

— Вы поймите, мне очень нужно в Токаро!

— Зачем? — флегматично поинтересовался страж, всем своим видом показывая, что я могу и не отвечать.

— Конкуренты моего брата планируют провернуть сделку, которая его разорит! И времени совсем мало!

— Все равно не положен.

— Я заплачу! Это действительно очень важно для семьи!

Стражник немного помялся, переглянулся с товарищами, но все равно мотнул головой.

— Нельзя, господин. Правила строгий.

— Дам пять золотых!

Воины переглянулись еще раз, на этот раз удивленно.

— Жрец и ночной стража…

— Десять золотых!

Во взглядах стражников начал разгораться огонек алчности и я понял, что перестарался. Надо было, наверное, начать с двух монет — тогда бы они согласились и на пять.

Я как в воду глядел.

— Господин, если эти действительный настолько важно для ваш и вашего брат, то мы сможет вас пропустить. Но вы поймите, это против всей правило — поэтому мы возьмем с вас двадцать золотые.

И вот здесь я откровенно разозлился. С трудом удержавшись от того, чтобы не изжарить кого-нибудь заклинанием, промолчал и отошел в сторонку, присев на какую-то ступеньку.

— Господин?

— Что?

— Вы не желаете проехал?

— Через два-три часа взойдет солнце, — я махнул головой в сторону востока. — Если вы не хотите открыть мне ворота сейчас и за десять золотых, то хрен с вами, я подожду три часа и проеду через них бесплатно. Да, мне придется торопиться пуще прежнего и гнать до брата во весь опор, но, демоны меня побери, оно того стоит!

Стражники, явно обеспокоенные таким вариантом, принялись о чем-то вполголоса переговариваться. Наконец, самый первый снова обратился ко мне:

— Господин, давайте ваш десять золотой. Мы решил, что наживался на чужих неприятности — это действительный недостойно.

Еще бы вы не решили… Я отсчитал десять кругляшей и ворота начали открываться.

— Мирной службы, доблестные воины.

— И вам спокойной и быстрой дорога, господин!

За воротами, я, не сдерживаясь, пришпорил лошадь. Стражники все равно считают, что я тороплюсь к брату, а больше никого вокруг и нет.

Спустя полчаса я уже раскапывал свои спрятанные сокровища, хваля себя за предусмотрительность. Теперь самое главное — найти дорогу, ведущую к границе с Империей и свалить, наконец, из этой страны. Общение со жрецами знатно подпортило мне впечатление о Тардии. Чтоб я еще раз сюда приехал…

На тракт, ведущий от Летнего Тарда к границе, я выехал, когда небо уже заметно посветлело. Некоторое время двигался, пытаясь найти укрытие на день — и рассмотрел-таки в сумраке небольшую рощицу немного в стороне от дороги.

Свернул в ее сторону, с болью в сердце глядя на то, как приминается трава под копытами лошади и моими сапогами. Увидят ведь…

Некоторое время я потратил на то, чтобы хоть как-то поправить довольно высокую растительность. Получалось откровенно плохо. Надежда была только на то, что утренняя роса и последующее солнце все же успеет оживить примятую зелень до того, как кто-то отправится за мной в погоню.

Рощица оказалась гораздо меньше, чем я решил, глядя на нее с дороги. Но какое-то укрытие она все равно давала, вдобавок, имеющийся кустарник должен был скрыть нас с лошадью, если мы хорошенько затаимся.

Напоив животное из собственных запасов, я, потратив минут десять на уговоры, заставил-таки его лечь среди кустарников.

— Тише, тише…

Лошади лежать не очень хотелось, но она, как и Красавица, оказалась достаточно послушной. На всякий случай я еще и привязал ее голову к корню одного из деревьев, для чего пришлось исхитриться и прицепить веревку к узде. Наверное, любой конюх прибил бы меня на месте за такое, но цели я, кажется, достиг — лошадь лежала и не старалась подняться, хоть и нервно всхрапывала изредка.

Я улегся рядом, положил голову ей на шею и принялся гладить, успокаивая. Чувствую, это будет очень длинный день.

Погоня — если это была она, — появилась часа через два после рассвета. По дороге пронесся десяток гвардейцев со жрецом за компанию, напугал меня, взволновал лошадь, которой давно надоело валяться на земле, и скрылся в стороне виднеющегося вдалеке леса.

— Тише…

Лошадь, несмотря на весь свой мирный нрав, вести себя тише отказывалась. И, как назло, на дороге появился новый разъезд всадников, в этот раз двигавшихся медленно и спокойно.

— Да заткнись ты, тупое животное, — чуть не плача, прошипел я. Выдаст ведь.

Лошадь попыталась встать, задергала мордой, привязанной к дереву и легонько заржала. Я положил руку ей на голову…

— Прости.

Попадать к жрецам по прихоти своей кобылы я не хотел. Заклинание легко сорвалось с руки, мгновенно убив несчастное животное и закопалось в землю, выдав вонючий дымок от сожженной травы.

Лошадь несколько секунд конвульсивно подергалась и затихла. Я вздохнул спокойнее. Лишь бы только запах жареного мяса или сгоревшей травы не привлек сюда кого-нибудь из патрульных.

Время шло. Солнце лениво ползло по небу, заставляя меня потеть и отмахиваться от мух. Рощицей, к счастью, так никто и не интересовался. И я, прекратив бороться со сном, отрубился.

Разбудила меня легкая вечерняя прохлада. Я приподнялся, озираясь сонными глазами по сторонам.

Где-то на западе начинался закат. По дороге в направлении города тащился усталый караван. Ближе к стенам в поле копошились крестьяне. Никто не бегал вокруг, разыскивая меня, никто не прочесывал местность с собаками.

Я, успокоившись, напился воды, сполоснул лицо, а затем задумчиво уставился на труп лошади. Припасов у меня с собой практически не было — не успел купить в городе. Воды тоже оставалось чуть-чуть, но это не страшно, вокруг лесной край с многочисленными ручейками.

А вот еда… Вздохнув, я вытащил нож и принялся снимать кусок шкуры с туши. Кидать куски сырого мяса в рюкзак мне не хотелось — значит, раз уж есть время и средства, сделаю мешок.

Получилось у меня заметно хуже, чем в мечтах. Снятая шкура оказалась грязной и жирной, измазался я чуть ли не с головы до ног, куски мяса, которые я отрезал, выглядели чрезвычайно подозрительно… Я только сейчас вспомнил, что стоило бы выпустить кровь сразу после убийства.

Впрочем, человеку, некогда с аппетитом уплетавшему скорпионов и стервятников, все это не показалось слишком отталкивающим. Я завернул несколько увесистых кусков в шкуру, перевязал импровизированный мешок веревкой и засунул в рюкзак. Выпил еще немного воды, сполоснул руки и нож, а потом принялся ждать темноты.

Мне прямо-таки повезло… Сказочно, мать его, повезло.

В тот момент, когда я выбрался из своей рощи, с небес упали первые робкие капли дождя. Когда я, мрачно топая по мокрой дороге, добрался до леса, дождь лил уже как следует, забираясь прохладными струйками мне за шиворот, пытаясь пробраться сквозь плотные швы куртки, скопиться в сапогах…

Нет, я помню, конечно, как пробирался под ливнем по Мертвому плато — с прохудившимся сапогом, истрепанной одеждой, голодный, промокший насквозь и несчастный. Было заметно хуже.

Но и сейчас предела мечтаний мной замечено не было.

Впрочем, демоны с ним, с дождем. Чем хуже условия, тем меньше вероятность, что меня найдут. Я продолжал целеустремленно топать на юг.

Постепенно надоедливый дождь затих, на темном небе появились робко выглядывающие из-за туч звезды. Дорога оставалась непроглядно темной — я не сбивался с пути и не бился лбом о деревья только потому, что, наплевав на обычное восприятие, смотрел по сторонам только магическим взглядом. Тоже спорное удовольствие — пытаться рассмотреть что-то в плавно перетекающей с места на место серебристой дымке, но, по крайней мере, легкие завихрения вокруг препятствий виднелись не так уж и плохо.

Издалека донесся жалобный волчий вой, опять погрузивший меня в ностальгию и вызвавший легкую улыбку. У себя дома я бы уже сидел на верхушке дерева. А здесь…

Вой послышался гораздо ближе и я, прервав свои мысли, быстро полез на ближайшее дерево. Забрался на десяток локтей вверх, более-менее удобно устроился на мокрой ветке и жизнерадостно заржал. Привычки обитателя Пустоши так просто не отбросишь.

Волки в итоге так и не пришли. Повыли немного неподалеку, затем их песни начали удаляться и, в конце концов, затихли вдали.

Я спустился обратно на дорогу и снова отправился вперед. Если правильно помню, то до границы с Империей около двадцати миль, а до Посольского — ближайшего крупного имперского города, — около тридцати. По хорошему, дойти можно за два дня. Ну, или же за две ночи, как в моем случае.

Очень надеюсь, что в Империи жрецам дается меньше свободы. Слабо верится, правда, но вдруг.

Когда небо над головой начало светлеть, я свернул с дороги на восток. Мне уже надоело ночевать кое-как — поэтому сейчас в планах было обустройство маленького лагеря в местной глуши, полноценный сон и отдых.

Остановился я, только окончательно замучившись пробираться сквозь мокрый лес. Хотел бы я отойти на пару-тройку миль вглубь… Но терпение даже у меня было не безгранично, так что, пройдя всего с милю по зарослям и увидев подходящую прогалину, я остановился.

Долго ковырялся, скашивая мечом высокую траву, затем так же долго рубил ветки для шалаша. Спать хотелось все сильнее, появившийся утренний туман портил настроение, работать было лень. Если бы не откровенно мокрая местность, я бы просто лег и уснул. Но, увы…

Сделав кособокий, но просторный шалаш, я изрядно повозился, складывая костер… А потом столкнулся с необходимостью его разжигать. Ветки были сырые, искры на них не ложились… Вздохнув, я обнажил свой нож и царапнул им по пальцу.

Лезвие практически не ощутило преграды — на подушечке просто образовался аккуратный разрез, откуда на сложенный костерок закапала кровь. Старые методы…

Клинок из серо-голубой стали внезапно слегка побагровел и вздрогнул в моих руках.

В следующий момент я отбросил его в сторону и вскочил на ноги, готовый ко всему, что угодно.

Ничего не произошло. Нож в магическом зрении продолжал оставаться обычной железкой. И я потихоньку успокоился, хоть подбирать его и не стал. Аккуратно зажег кровь, дождался, пока загорятся маленькие веточки, начал подкладывать все более крупные… Костер, разложенный прямо перед входом в шалаш, начал постепенно прогонять оттуда сырость.

Нож спокойно лежал в пяти шагах от меня.

Повозившись, я нарезал мечом мясо на кусочки и насадил на заостренные веточки. По полянке начал разноситься восхитительный запах.

Нож все так же ничем не выделялся на фоне травы и веток.

— Чтоб тебя…

Я подошел и осторожно поднял оружие. Что, спрашивается, с ним случилось?

Ответа у меня не было. Поэтому, аккуратно засунув клинок внутрь ящика с письменными принадлежностями, я спрятал это все в рюкзаке и постарался забыть о случившемся. Ну, нравится ножу человеческая кровь… Или не нравится. Бывает. Меч мой тоже к ней неровно дышит.

Около костра я просидел долго, жаря все новые и новые кусочки мяса. Неизвестно, когда у меня будет еще для этого время, а сырая конина скоро протухнет. Так, конечно, она тоже не останется вечной, но хоть несколько дней я смогу не думать о припасах.

Съев напоследок пару кусочков жесткого несоленого мяса, я забрался в шалаш, довольно приятно пахнущий дымом и практически полностью высохший. Пора спать.

Проснулся я опять под вечер, но в этот раз счастливым и выспавшимся. Некоторое время валялся, праздно потягиваясь, вдыхая запахи скошенной травы и впитавшегося в ветки дыма — и ни о чем не думал. Мне было хорошо.

Вдали от городов, людей, которые постоянно что-то в отношении меня замышляют… Я поймал себя на мысли, что все чаще вспоминаю Пустошь с теплотой. Как-то там все было уютно, что ли. По-родному.

Тяжко вздохнув, я переборол лень и выполз из шалаша. Потянулся, зевнул, покрутился из стороны в сторону. Идти куда-то не хотелось.

Может быть, немного потренироваться?

Мысль была воспринята мной с небывалым энтузиазмом. Уже через пару минут я валялся на траве и подбрасывал вверх обломок веточки, пытаясь как-то задержать ее падение себе на физиономию.

У меня не получалось — палочка не замечала моих усилий, падая то на лицо, то где-то рядом. Мне чего-то не хватало, но я не понимал, чего именно. Может быть, разозлиться, как обычно?

Несколько минут я честно пытался. Вспоминал Шарана, жрецов, охотников, ограбивших меня в Пустоши. Но злость не шла. Слишком мне было тепло, сыто и уютно. Еще и птички поют на ветках.

Так в итоге ничего я и не добился, только провалялся на траве до самого заката солнца. А затем, мигом растеряв большую часть своего хорошего настроения, отправился на юг.

Границу я решил в этот раз пересечь незаметно, лесами, а не по контролируемому пограничной стражей сразу двух государств тракту.

Идея оказалась, если честно, так себе. Звезд сквозь кроны деревьев было практически не видно, другие ориентиры в темном лесу отсутствовали… В итоге я банально заблудился. Пришлось лезть на дерево, пугая каких-то ночующих там птиц, собирать паутину и велеречиво ругаться на свою мудрую голову.

В конце концов, забираться на деревья каждые пятнадцать минут мне надоело. А без этого я все так же продолжал нарезать по лесу круги — и в итоге пришлось останавливаться и ждать рассвета.

Мне снова было неуютно и печально. И я все больше хотел в родную Пустошь.


Глава 5

Границу с Империей я перешел как-то незаметно. Тащился себе по лесу, страдая от неожиданно нагрянувшей жары и отгоняя стаи жирных слепней, ругался вполголоса… И внезапно оказался на краю длинной и узкой просеки, уходившей в стороны, насколько хватало глаз.

Чуток постоял, наслаждаясь открытым пространством, затем промокнул пот, отогнал очередного летающего кровопийцу и пошел вперед. Какой-то стражи, гуляющей по вырубке, я не опасался — между странами постоянный мир, никаких препятствий для свободного перемещения не существует. Какая разница, где границу перейти — здесь, в лесу, либо же парой миль западнее, по тракту.

Впрочем, торговцы, если бы могли, наверное, тоже бы водили свои караваны сквозь леса — чтобы избежать приграничных пошлин.

Имперская часть леса не отличалась от тардийской ничем. Разве что слепни, на мой взгляд, стали упитаннее и кровожаднее.

До Посольского оставалось совсем немного и я опять задумался о будущем. Когда заходить в город? Утром, когда все еще спят, вечером, когда все уже засыпают, или же днем, стараясь затеряться в толкучке? Теперь мне казалось, что самое лучшее — попасть в город вечером, засесть в какой-нибудь гостинице, а утром выйти на улицы, выглядя уже давним местным обитателем.

Я взглянул на солнце, проглядывающее сквозь ветки, и отправился дальше. Перед тем, как показываться на глаза людям, придется подождать на опушке леса до сумерек, но сейчас-то лучше не останавливаться. Увижу город, тогда и поваляться можно будет.

Край леса показался передо мной часа через полтора. Деревья редели, появлялись симпатичные полянки. Вдалеке из-за стволов просматривались поля — наверное, вокруг города. Самого Посольского, правда, я пока еще не увидел, но, думаю, до него уже довольно близко.

Сбросив рюкзак, я опустился на траву и принялся устраиваться поудобнее. До захода солнца еще несколько часов, можно и поспать, и поесть…

— Неплохо устроился, — послышался за моей спиной насмешливый голос.

Я заполошно подорвался с земли, подавившись куском жареной конины, которую успел начать грызть, согнулся в кашле, пытаясь одновременно вытащить меч и сражаться, затем поднял глаза…

Передо мной во всей красе стоял Эйя, по своему обыкновению презрительно улыбающийся и играющий с когтями.

Выплюнув застрявшее в горле мясо, я выпрямился, смерил демона злобным взглядом и от души обложил по матери.

— Смотрю, совсем страх потерял, — с легкой ноткой одобрения в голосе задумчиво произнес тот. — Раньше, помнится, гораздо смирнее был.

— Много чего произошло с тех пор, — я пинком отправил пожеванное мясо в дальние кусты и, не обращая внимания на демона, принялся выбирать новый кусок. — Чем обязан визиту?

— Скучно стало, дай, думаю, посмотрю, чем там мой друг-маг занимается.

— Опарыш болотный тебе друг, — я, наконец, нашел подходящий кусочек. — Друзей с обрыва не сталкивают.

— О, стоит ли вспоминать прошлое, — отмахнулся демон.

Мне вспомнилась разрывающая тело боль от падения. Еще как стоит.

— Я тут подумал, — продолжил демон как ни в чем не бывало, — может быть тебе, маг, еще что-нибудь надо? Может, стоит расширить наш договор?

Я прекратил жевать конину и уставился на Эйя. Затем отошел на пару шагов в сторону и присел на трухлявый полуразвалившийся ствол давно упавшего дерева. Снова посмотрел на демона и вздохнул.

— Ты обещал научить меня магии, но я до сих пор ничего толком не умею. Ты обещал спустить меня с плато, а в результате просто сбросил вниз. Я попросил у тебя нормальное оружие, ты дал мне что-то жуткое, — я ткнул пальцем в лежащий рядом с демоном меч. — Наконец, ты посоветовал мне вплести в структуру тела руну и я чуть не загнулся из-за этого. Ты серьезно считаешь, что я еще хочу иметь с тобой дела?

Эйя, казалось, обиделся. Затем задумался. Потом на его физиономию снова забралась насмешливая улыбка, а клыки заметно удлинились. Ага, нашел, кого пугать… Мне после Невесты уже никто не страшен.

— Все время забываю, насколько вы, люди, странно-тупые создания, — сообщил мне демон. — Ты свой огненный плевок делать научился? Научился. С плато слез? Слез. Чем тебе меч не нравится, я вообще не пытаюсь понять даже. А с руной все получилось еще лучше. Я же вижу, что ты ей порвал свою энергетическую структуру и она начала расти. Хотел, чтобы запас сил рос — получай.

Демон пару мгновений подумал, а затем добавил:

— Сволочь ты неблагодарная, в общем.

И отвернулся с чувством оскорбленного достоинства.

Я продолжал грызть мясо. Эйя ко мне сам пришел — так пусть сам и рассказывает, что к чему.

— Неужели нет ничего, в чем бы ты нуждался? — вкрадчиво поинтересовался демон, поняв, что сам его расспрашивать я не буду.

— Эйя, ты лучше прямо скажи, что тебе нужно. А потом уже я подумаю.

— Прикончить тебя надо было тогда в той комнате, — мечтательно произнес мой собеседник, отращивая когти. — Может быть, еще не поздно все исправить…

— Хватит пугать уже. Я после общения с твоей подругой уже мало чего боюсь. Вдобавок, ты все, что мне обещал, сделал, пусть и через одно место, а я над своей частью договора еще работаю. Так что убивать меня нельзя.

— Что за подруга? — поинтересовался Эйя, с интересом наблюдая, как я вытираю руки о подгнившее бревно, а оно проминается и мажет мне пальцы отвратительной слизью.

— С Невестой познакомился недавно, — пробурчал я, стараясь оттереть пострадавшую конечность о траву.

Демон как-то резко съежился и потерял большую часть своей невозмутимости. Даже пальцы снова стали нормальными, а клыки уменьшились.

— Как это случилось? — на удивление нервно поинтересовался он. — Не старайся, как у вас принято, быть идиотом, рассказывай быстро!

Я, пожав плечами, поведал о замке и своих приключениях на ночном тракте. В конце концов, до похода в город у меня еще много времени, а с демоном болтать довольно полезно. И не скучно.

— Ты — удивительно везучий идиот, — произнес тот, услышав всю историю. — Сейчас я, в виде аванса и бескорыстной помощи, кое-что тебе расскажу. А потом ты, проливая слезы раскаяния от осознания своего невежества, поможешь мне в паре маленьких вещей. Договорились?

— Не договорились, — мотнул головой я. — Если это аванс и бескорыстная помощь, то рассказывай, а я потом подумаю.

Эйя, снова превратившись в того самого страшного демона, который пугал меня на плато, снова отрастил когти, клыки и шагнул вперед. Его глаза полыхнули потусторонним огнем, обещая боль, страдания, пытки…

— Ну так что, рассказывать будешь? — все-таки здорово, что Ольд когда-то вдолбил в мою голову принцип, согласно которому в Пустоши бояться нужно всего неизвестного, но, как только становится ясно, что опасности это для тебя не представляет, страх предлагается сразу же отбрасывать в сторону.

Эйя метко плюнул на небольшой булыжник, отчего тот окутался сизым дымком и жалобно зашипел, после чего выразительно посмотрел на меня и принялся говорить.

— Для начала, я спасу твою шкуру, маг. Ты, кажется, решил, что, раз не помер в первый раз, когда встроил руну в свое хилое тело, то так будет и впредь. Собственно, за всю историю этой руны таких идиотов было много. Очень много… — демон расплылся в счастливой улыбке. Точнее, в счастливом оскале. — Большинство дохли на второй попытке, самые большие неудачники — на первой, а счастливчики — на третьей-четвертой. Так что тебя явно можно записать в счастливчики, маг.

Я перестал изображать равнодушие и внимательно уставился на Эйя.

— А что случается?

— Надо же, заинтересовался, — ехидно отметил демон и, выдержав для приличия паузу, продолжил: — Ты, маг, правильно догадался, как избавиться от руны, которая начала качать энергию. Что для этого нужно?

— Полностью истощить свою энергию.

— Во-от. Но руна не дает этого сделать, если ты используешь обычные слабые заклинания. Нужно одно большое, которое тебя полностью осушит. До капли.

— И?

— И ваши организмы это банально не выдерживают, — пожал плечами демон. — Резкого изменения уровня энергии. Что-то перегорает — и все. Собственно, так с любыми сильными заклинаниями. Чем больше мощи, там вернее ты после него загнешься.

Мне стало немного не по себе.

— А как-то по-другому от руны избавиться можно?

— Неа, — самодовольно оскалился Эйя. — да это никому никогда и не было нужно, насколько я знаю. Руна служит людям для того, чтобы освободить застрявший на одном месте потенциал, а не для постоянного использования. И вообще, ее обычно для всяких ловушек применяют.

Испуг прошел, сменившись обидой. Еще час назад я чувствовал, что при нужде могу победить несметное количество врагов, а теперь…

— А теперь самое веселое и интересное, — демон сделал многообещающую мину. — Ты же не думаешь, маг, что Невеста про тебя забыла?

По душе будто пронесся мерзкий холодок. А в ушах, словно наяву, послышался тихий смех.

Я нервно осмотрелся, но вокруг, кроме нас с Эйя, никого не было.

— Я бы не забыл, — добавил демон, рассматривая когти.

— Чтоб тебя демон сожрал, — тоскливо произнес я. — И что с этим делать?

Эйя еще некоторое время поразглядывал свои коготки, затем задумчиво оскалился и вперил в меня взгляд полыхающих золотом глаз.

— Неправильный вопрос, маг… Тебе бы спросить — что ты можешь сделать для меня такого, чтобы я согласился помочь тебе справиться с другим демоном, который, кстати, не слабее меня.

— Ты, когда про нее узнал, выглядел так, словно она не просто не слабее тебя, а во много раз сильнее, — не удержался я от шпильки.

— Я учту твои слова, когда ты начнешь молить меня о помощи, — демон выглядел довольным, как обожравшийся прыгун.

— Не начну. Рассказывай, что ты предлагаешь.

Эйя вздохнул, но, поняв, что я не собираюсь спорить, тоже стал серьезным.

— Печати призыва работают плохо, маг. Кстати, ты мог бы и поактивнее их разбрасывать, — тут он посмотрел на меня очень недобрым взглядом.

— Сам попробуй их раздавать, когда вокруг эти жрецы шляются, — огрызнулся я. Снова захотелось чего-нибудь пожевать и я достал еще кусочек мяса.

— В общем, предлагаю договориться следующим образом. Ты купишь пять ножей — или мечей, мне без разницы. Позовешь меня и я их превращу в оружие вроде твоего. После чего ты подаришь их любым нищим в любых городах у тебя на пути. А взамен я помогу тебе спастись от Невесты.

Я смотрел на свой меч, а в голове копошились нехорошие мысли. В принципе, я уже догадался, что демон не просто так заляпал его своей кровушкой. Только дурак бы не догадался. Но теперь появилась абсолютная уверенность — Эйя подпитывается жизнями, которые забирает меч.

— Чего примолк? — поинтересовался демон.

Не обращая на него внимания, я продолжал думать. Есть ли мне дело до этого всего? Где-то на задворках сознания копошилась мысль, что это неправильно — помогать коварному демону в его планах. Более рассудительная часть указывала на то, что меня это никак не касается, а демон не так уж и плох. И помочь ему вполне можно.

— Ну, хорошо. Это можно сделать, — я, наконец, решился. — А как ты собрался помогать мне избавиться от Невесты?

— О, это как раз просто, — Эйя небрежно махнул рукой, нечаянно срезав когтями маленькую веточку у себя перед носом. — Мы просто поставим на твою душу мою печать — и никто из демонов тебя больше не тронет. Смертных много, нет смысла между собой из-за них ссориться.

Ах ты наглая морда.

— Не пошел бы ты на хрен, друг демон? Опять на мою душу нацелился, сволочь потусторонняя? Не… х…

В следующий момент я почувствовал, как мое тело отрывается от земли. Демон, держащий меня за горло своей когтистой лапой, понял мое тело в воздух примерно так же легко, как я сам бы это сделал с нашкодившим котенком.

— Ты забыл, с кем имеешь дело, маг, — прошипел Эйя, усиливая хватку и заставляя судорожно хватать ртом воздух в попытках вздохнуть.

Что самое интересное, страха все так же не было — ну не верил я, что демон будет меня убивать.

— Жалкое, смердящее насекомое, — его глаза полыхнули багрянцем. — Я общаюсь с тобой, пытаюсь спасти твою шкуру, а ты мне дерзишь?

Перед глазами поплыли темные круги вперемешку со звездочками.

— Тебе выпал шанс… — что там еще собирался сообщить мне демон и какой шанс достался на мою долю, осталось неизвестным — я обмяк и потерял сознание.

Впрочем, тотчас же очнулся, чувствуя, как по голове гуляет ледяной ветер, приводя в чувство.

— Ничтожный таракан, — припечатал Эйя с отвращением, швырнул меня на траву и исчез, как будто его и не было.

Повозившись немного на земле, покашляв и поразминав горло, я привалился спиной к стволу какого-то дерева и немного расслабился. Гадский демон действительно не планировал меня убивать — и это замечательно. А вот его настойчивое желание добраться до моей души вызывало у меня серьезные опасения. Не знаю, сколько правды в том, что Невеста положила на меня глаз, но вот Эйя это точно сделал.

Я покрутил головой, проверяя целостность шеи. Наверное, синяки останутся.

Солнце потихоньку скатывалось к горизонту и я начал собираться в дорогу. Визит демона оставил смешанные впечатления. Стоило только почувствовать, как все налаживается — и вот, пожалуйста. Руну не трогай, Невесту бойся. Эх.

Осторожно передвигаясь по опушке леса, я добрался до ведущей в сторону города дороги. Некоторое время подождал рядом с ней, никого не увидел и выбрался на мостовую с видом человека, на минутку отошедшего в кусты. Чуть чуть отряхнулся с независимым и гордым видом, а затем бодро направился в сторону видневшихся за холмами крыш Посольского.

Идти пришлось около часа. За это время солнце практически полностью скрылось за горизонтом и к городу потянулись крестьяне, возившиеся до этого на своих полях. Телеги, лошади, люди…

Я предполагал, что местная стража как-то отреагирует на мою фигуру, довольно сильно выделяющуюся среди крестьян, но в этот раз до меня, похоже, никому не было дела. Толстый ленивый воин, стоявший прислонившись к каменной кладке и ковыряющий в зубах огромной щепкой, мазнул по мне равнодушным взглядом, отвернулся и снова сосредоточился на щепке. Мысленно пожав плечами, я прошел внутрь города.

Наверное, мне никогда не стать ценителем архитектурных изысков. Ну или города мне пока что попадаются достаточно мелкие, если не брать во внимание Летний Тард.

Я словно опять оказался в Чернолесье. Та же брусчатка, те же узенькие улочки… тьфу. Такое впечатление, что все небольшие города в нашем мире строят совершенно одинаково. Перестав обращать внимание на то, как выглядят окружающие дома, я принялся высматривать гостиницу. Сколько я уже этих гостиниц, получается, повидал…

С чего-то вдруг на меня нахлынула ностальгия. Сначала вспомнился отцовский трактир, затем спокойная жизнь в башне мага. Все это время я чувствовал, что нахожусь у себя дома, в безопасности и уюте. Теперь же, благодаря Туманнику, дома у меня нет. Хотя, наверное, можно вернуться на Мертвое плато, поселиться в одиноком гарнизоне на краю обрыва — там я тоже научился чувствовать себя в родных стенах.

Хмыкнув, я оборвал воспоминания и свернул в сторону виднеющейся неподалеку вывески. Когда-нибудь у меня обязательно будет свой дом. Возможно даже, жена и дети. Нужно только как-то помочь богине и прикончить Шарана. Делов-то.

— Чем могу помочь господину? — улыбаясь, произнес пухленький коротышка за столиком управляющего. — Меня зовут Альвар Повар и я — хозяин этого местечка. Вам требуется номер? Или восхитительный ужин? Возможно, девушка, которая скрасит вам одиночество этой ночью?

«Боги, куда я попал,» — пронеслась у меня мысль, когда я смотрел на подмигивающего мне хозяина. А с другой стороны — и чего я, спрашивается, задираю нос? Этот Альвар отлично знает, что нужно уставшим с дороги путникам. И мне в том числе.

— Уважаемый Альвар, а у вас в номерах найдутся уголки, где можно как следует помыться? Если найдутся, то я, пожалуй, закажу у вас все, что вы перечислили, — я тоже подмигнул хозяину и был вознагражден ответной улыбкой от уха до уха. Мол, все будет в лучшем виде.

Если честно, то, к тому времени, когда я как следует отмылся и поужинал, общаться с заглянувшей в номер девушкой мне уже не очень-то и хотелось. Но я решил не выпадать из образа и все же немного поучаствовал в процессе. Думаю, правда, что никого не обманул — глаза у меня слипались и не заснул я во время действа лишь каким-то чудом.

Отправив несколько разочарованную посетительницу из номера, я потушил светильник, добрался до кровати и банально отрубился. Накопившаяся за последние дни усталость взяла-таки свое.

Снилась мне почему-то веселая деревенская свадьба. Длинный столы, ломящиеся от яств, весело горланящие песни гости, взлетающие в воздух цветочные венки. Вот полный и лучащийся добродушием жрец произносит длинную речь, призывая благословение богов на семью молодых. Вот жених, увлекаемый подружками невесты, весело отплясывает в хороводе. Вот и сама невеста, о чем-то разговаривающая с моим отцом, пряча от всех лицо…

Стоп. Почему она говорит именно с моим отцом? Я осматриваюсь по сторонам и замечаю Айвена, весело смеющегося вместе с какой-то девушкой. Замечая взгляд, он поднимает кружку с пивом, приветствуя меня, а затем опять отворачивается к собеседнице.

Я продолжаю осматриваться. Гости все так же веселятся, пиво все так же льется рекой…

— Смотри, — кто-то обнимает меня за плечи.

Поворачиваюсь и вижу Ольда. Маг указывает куда-то рукой.

— Смотри на нее!

Послушно смотрю в указанном направлении и встречаюсь взглядом с невестой. Она ласково улыбается мне и поднимает свой кубок. Неожиданно налетает легкий прохладный ветерок.

А я все смотрю и смотрю в ее глаза… Яркие, полыхающие золотом… с черным вертикальным зрачком…

— Мать… — я проснулся в холодном поту и некоторое время лежал, боясь поднять веки. Приснится же такое.

— Хоть спать не ложись теперь, — произнес я, успокаивая сам себя звуком голоса. И открыл, наконец, глаза.

Хрупкая девушка в свободном белом платье, сидящая на краешке кровати у меня в ногах, улыбнулась доброй улыбкой, глядя мне прямо в лицо. Лунный свет, заливающий комнату, обрисовывал ее стройный стан, неизвестно откуда взявшийся прохладный ветерок чуть шевелил волосы…

Я что-то позорно булькнул и попытался отползти от нее подальше к стене, судорожно перебирая ногами.

— Куда же ты? — удивленно подняла брови девушка и неуловимым движением схватила меня за правую ногу. Я почувствовал, как конечность словно сдавили кузнечными клещами, ощутил, как что-то острое вонзается в мою плоть… а потом меня немного дернули обратно и я оказался точно на том месте, где был, когда проснулся.

Сражаться, сражаться… Перепуганный мозг не придумал ничего лучшего, как в спешке создать уже однажды спасшую меня руну…

— Не думаю, — покачала головой Невеста и поток холодного ветра в одно мгновение развеял символ, собравшийся у меня в груди.

Я замер, не понимая, что еще можно сделать и обливаясь холодным потом. Гостья продолжала рассматривать меня с любопытством.

— Ты интересный, — наконец заявила она и отпустила мою ногу. Стало чуть полегче.

Девушка пододвинулась немного ближе ко мне и в лунном свете стало заметно, что под платьем у нее ничего нет. Я, осознав, что и про кого думаю, поспешно поднял взгляд повыше.

Она же, заметив мои трепыхания, с недоумением опустила взгляд янтарных глаз себе на грудь, затем задумчиво посмотрела на меня. Немного помедлила, о чем-то размышляя. Я замер испуганной мышью, стараясь даже не дышать.

— Я тебе нравлюсь, маг? — наконец поинтересовалась девушка, снова кладя ладонь мне на ногу. Уже заметно повыше, чем в прошлый раз.

— Нет! То есть, да, то есть нет! — от накатившего ужаса я потерял всякую способность мыслить связно.

— Симпатичный мальчик, — ладонь нежно продвинулась еще выше, заставив меня замереть каменной статуей. — Мой жених был похож на тебя…

Янтарные глаза неожиданно оказались близко-близко. Я ощутил легкое прохладное дыхание, несущее в себе аромат полевых цветов, почувствовал прикосновение неожиданно теплых губ — и тело начало предательски возбуждаться.

Проклятье.

Белое платье невесомой дымкой слетело на пол, идеальной формы грудь прижалась к моей… после чего я послал все к демонам. В конце концов, если Невеста захочет меня прикончить, она это сделает. Так почему бы и не получить перед смертью удовольствие.

Через полчаса, опустошенный, испуганный и довольный одновременно, я наблюдал, как тает в темноте светлый силуэт. Прекрасные янтарные глаза с вертикальными зрачками, длинные, слегка вьющиеся волосы, пухлые чувственные губы…

Невеста ехидно улыбнулась мне напоследок и исчезла.

Я продолжал валяться на кровати. Глупая улыбка, невольно забирающаяся на мою физиономию при воспоминании о случившемся, то и дело сменялась гримасой ужаса — когда я напоминал себе, с кем только что кувыркался в постели. Что это вообще было?

Но в конце концов я все же успокоился.

— И ведь никто же не поверит.

Да и не расскажешь никому. Разве что Эйя, но тот, наверное, воспримет новость не слишком радостно.

В голову пришла мысль, что демонов на моем пути становится чересчур много. Пока что, конечно, это все можно списать на совпадение, но сомнения все равно остаются.

Я принялся думать о возможных причинах интереса потусторонних сил к моей особе, попутно пытаясь отогнать воспоминание о… Проклятье, надо снова заснуть.

Ворочаться пришлось долго и сон пришел только перед самым рассветом. В этот раз мне снилась гроза над Пустошью. Летящие над самой землей тучи, яркие вспышки молний, грохот грома…

Почему-то проснулся я с абсолютной уверенностью в том, что богиня Неба очень и очень недовольна своим почитателем.

Погода на улице была под стать моему сну — над городом клубились тучи, из которых на землю сыпался противный медленный дождь. Грозы, правда, не было.

Усевшись на грубую деревянную скамью и ожидая, пока улыбчивый Альвар принесет мне завтрак, я колупал ногтем столешницу, посматривая в окно на промокшую улицу и редких прохожих, шустро пробегавших мимо. На душе было как-то… странно. Не сказать, чтобы я особенно переживал по поводу ночи, проведенной в одной постели с демоном — ну, демон и демон. Красивый демон и очень приятный на ощупь… мда. Меня больше заботило то, что же в действительности было нужно Невесте от меня. В страстную любовь с первого взгляда почему-то не очень верилось.

Оглядевшись, по сторонам и убедившись, что поблизости никого нет, я залез в рюкзак и, покопавшись, выудил оттуда свою тетрадь с записями про демонов. Полистал, нашел нужную.


«Невеста. Саккский демон, в настоящее время появляется практически везде в людских землях. Молодой демон, на момент войны было около двухсот лет. Выглядит как невысокая стройная девушка в белом платье. Платье может принимать любой вид, сам демон не меняется. Глаза — классические, от желтого до красного, вертикальный зрачок. Просто так показывается редко, хотя это для нее не составляет проблемы. Огромные способности к воздействиям на разум, внушению во сне. Любит играть с жертвой, если на это есть время — внушает ложные мысли, желания. Характерная смерть от Невесты — разрыв сердца во сне из-за непрекращающегося кошмара. В более редких случаях — смерть наяву, от физических травм. Питается людским страхом, к крови и боли относительно равнодушна. Для опытного демонолога не представляет особой опасности, хотя для новичка смертельно опасна. Основное, для чего может пригодиться — тихое убийство во сне нужного человека, правда, с магами это практически никогда не работает.»


Я задумчиво закрыл тетрадь. Ни единого слова о том, что Невеста любит соблазнять магов-недоучек и воплощать в жизнь их разнузданные фантазии.

Может быть, мне приснилась не только деревенская свадьба, но и все то, что произошло в номере? Да нет, бред.

Или не бред?

Я нагнулся и поддернул вверх штанину. Все-таки не бред — на коже явственно виднелся синяк в виде обхватившей ногу пятерни.

— Ваш завтрак, господин Рико, — послышался голос Альвара и я выпрямился, отложив изучение синяка до более подходящего времени.

— Спасибо большое.

Хозяин заведения важно кивнул и удалился, оставив меня наедине с яичницей, сосисками и бодрящим травяным отваром со сладкими булочками. Некоторое время я задумчиво жевал, продолжая размышлять о демонах. Мысли перескочили на Эйя. Этот прохвост явно старался с моей помощью обеспечить себе приток новых наивных душ. Ну и еще заполучить мою, в качестве приятного дополнения.

Есть у меня основания думать, что Невесте нужно то же самое? Да полным-полно… Она, правда, не заключает с попавшими в беду договоров, но вот людской страх ей нужен. Конечно, можно подпитываться испугом, который вызывают страшилки на ночь, рассказанные про нее у костров, но, полагаю, это не сравнится с тем ужасом, который способен вызвать сам демон, оказавшийся на свободе в этом мире. Хотя бы ненадолго.

Получается, если я прав, то она тоже начнет что-то просить… Ну да, просить. Скорее, требовать уж. Но в любом случае, ей что-то от меня нужно. Причем, нужно настолько, что она даже забралась ко мне в постель.

Возникает вопрос — почему я, а не тот же Шаран? Почему до сих пор я не слышал о том, чтобы демоны общались с магами, заключали какие-то сделки…

Я задумчиво укусил толстую сосиску и на нос брызнули капли пахучего сока.

С чего все началось? С книги про демонов и вызова Эйя, это понятно. Но затем на мою душу легла вторая печать — договора с демоном. Может быть так, что именно она послужила приманкой для Невесты? Наверное, может. Откуда мне, неучу, знать.

Улица за окном тем временем осветилась выглянувшим солнцем и падающие на мостовую дождевые капли приобрели вид разбрасываемых каким-то небесным богачом самоцветов. Люблю слепой дождь… Хотя, у нас в Хрустальном мы любой дождь любим — уж больно редко он там идет.

Выудив из рюкзака несколько серебряных монеток, я положил их на стол и поднялся. Надо опять идти, покупать лошадь, провизию. Это начинало меня немного тревожить — до Срединного княжества еще пара недель неспешного пути, а деньги улетают так, что впору слезами обливаться.

Дождь закончился, как только я выглянул из гостиницы. Словно Эстерси специально следила за мной и намекнула таким образом, что все видит.

Я ухмыльнулся. Самомнение у меня, конечно, здорово выросло в последнее время.

Топая по улицам, я исподволь высматривал укромные уголки, куда можно было бы распихать оставшиеся листки с печатями. Понятно, лучше это делать не сейчас, а ночью, но присмотреть не помешало бы. С другой стороны, в темноте кидай их куда хочется, да и все, никаких проблем.

Прекратив заниматься глупостями, я выбрался в центр города. Да, здесь тоже неплохо… Летний Тард, резиденция короля, понятно, величественнее и красивее, но и в Посольском нашлось место для роскоши. Парк с озерцами, фонтанами и тенистыми аллеями, по сторонам которого располагаются белоснежные дворцы и храмы… Может быть, я даже и неправ насчет Летнего Тарда — здесь все очень даже соответствует столичному уровню. Ну, насколько я могу судить.

Сопровождаемый ленивыми взглядами расфуфыренных гвардейцев, следящих за порядком в парке и окрестностях, я не отказал себе в удовольствии прогуляться по тропинкам и посмотреть на плавающих поблизости лебедей и уток. Красота. Особенно впечатлял императорский журавль — громадная птица с меня ростом, величественно вышагивающая по берегу одного из озер. Оперение журавля блистало всеми оттенками золотого и красного, а стать действительно соответствовала императорской.

Я восхищенно вздохнул и отправился дальше.

А потом замер, пораженный неизвестно откуда взявшейся мыслью. Может быть, здесь есть библиотека? Зачем мне переться неизвестно куда, если знания находятся прямо под носом? Хотя, конечно, семью аристократа повидать все равно нужно — хотя бы для того, чтобы обеспечить себе будущее.

Я подошел к ближайшей паре гвардейцев.

— Доброго вам дня, уважаемые.

— И вам доброго дня, — равнодушно ответил один из них. — Вам чем-нибудь помочь?

— Если вас не затруднит. Дело в том, что мне подумалось, что в таком городе обязательно должна быть библиотека — но я даже не знаю, где искать ее.

— Тут дело зависит от того, что вам надо, — прогудел второй гвардеец. — Если обычное развлекательное чтение, то идти нужно не в библиотеку, а в книжный магазин Аноса Двуликого. Если же что-то серьезное — то в Посольский дом.

— Да, у меня серьезные вопросы, — подтвердил я.

— Ну, тогда вам вот в тот дворец, — гвардеец махнул рукой в сторону самого величественного здания из всех, видневшихся поблизости. — К центральному входу не идите, библиотечные помещения находится сзади. Там спросите. Только сразу предупреждаю, обдерет вас там местный управляющий как последнего провинциала.

— Спасибо большое, — поблагодарил я, улыбаясь. В общем-то, провинциал я и есть. Но, наверное, все же произвожу впечатление более значимой персоны.

В саму библиотеку, найденную благодаря помощи еще одного гвардейца, меня пропустили без проблем. А вот дальше…

— Ну и что вам здесь нужно, молодой человек? — поинтересовался сухонький старикашка, развалившийся в кресле и читающий какую-то книгу. — Дом с гулящими девками находится в двух кварталах отсюда.

— Вообще-то, я специально ехал в этот город за знаниями, — задумчиво произнес я, рассматривая длинные шкафы с книгами, виднеющимися через полуоткрытую дверь за спиной библиотекаря. — Вы думаете, они знают об устройстве мира больше вас? Я удивлен.

Старикан чем-то напомнил мне Ольда — а с тем я научился разговаривать уже давно. Не всегда, конечно, получалось, но иногда было весело.

— Вот, значит, как, — злобно пробормотал библиотекарь, сверля меня взглядом маленьких глазок. — И что же за поиски привели вас сюда? Изучаете тактику разбойных нападений на мирных путешественников?

— О, все гораздо сложнее, — игнорируя недовольный взгляд, я уселся в кресло напротив него и положил ногу на ногу. — Меня интересуют боги и демоны этого мира.

Старик издал невнятный звук и отложил книгу.

— А позвольте-ка полюбопытствовать, откуда вы такой появились?

— Из Пустоши, — пожал я плечами. Врать, на мой взгляд, не имело смысла.

— А документы у вас найдутся?

Я достал и протянул ему выданные в Приграничье бумаги.

— Рико Пепельный, значит, — дед протянул бумаги обратно. — И что же вы пытаетесь здесь найти? Может, вам сразу в столицу надо, в личную библиотеку Императора?

— В столицу потом отправлюсь, — согласился я. — Но по пути хотелось бы познакомиться с вашими книгами. У меня был очень мудрый учитель и я однажды натолкнулся у него в библиотеке на древний трактат, который назывался «Боги — вымысел или реальность.» Может быть, слышали о таком?

— Не только слышал, но и читал, разумеется, — с нотками гордости в голосе сообщил мне библиотекарь.

— Вот! Значит, вы можете меня понять. На меня эта книга произвела неизгладимое впечатление. Я начал собирать сведения о богах нашего мира, ходил по храмам, разговаривал со жрецами. Но в Пустоши к богам относятся очень прохладно — и я ничего толком не узнал по интересующим меня вопросам. Поэтому и направился на континент в поисках знаний. А по дороге узнал, что богиня Ирис снова явила людям чудо.

— Не только Ирис, — заметил старик. — Недавно в храме Огненного бога в столице опять загорелось пламя. Воины со всех сторон сползаются туда, как муравьи на мед. А что вы говорили про демонов?

— Дело в том, что, когда я начал искать знания о богах, меня стали преследовать странные события. Знаете, то как будто засмеется кто-то неподалеку, то словно бы потреплет волосы… Мне как-то страшновато…

— Так вам с этим не сюда идти нужно, а к жрецам, — рассудительно заметил библиотекарь. — Но это ваше дело. В принципе, я понял и даже почти поверил в то, что вы мне рассказываете. Остается только вопрос платы.

— Разумеется, — вздохнул я. — Сколько будет стоить посещение вашей библиотеки?

Старик противно хихикнул.

— О чем вы, юноша, какие деньги. Этот дворец не нуждается в деньгах. И библиотека — тоже. Мы даем людям знания — и они отдают свои в обмен. У вас найдется что-то, что пригодится библиотеке? Возможно, какой-нибудь старый трактат, найденный в Пустоши?

Ага, размечтался. Три трактата…

Я аккуратно залез в рюкзак, нащупал там сборник опасностей Каххара, затем также на ощупь выудил из письменного набора листок с печатью Эйя и засунул его среди страниц книги. Думаю, старикашка не удержится.

Библиотекарь с интересом наблюдал за моей возней в рюкзаке.

— Вот, смотрите, — я протянул ему книгу. — Полный сборник известных опасностей Каххара. Самое последнее собрание. Подойдет вам такая плата?

— О! — удивленно произнес дед, подскакивая с кресла и бережно принимая книгу в свои руки. — О!

— Ну так что? — поинтересовался я еще раз.

— Юноша, это отличная плата! Я, Икарро Гвоздь, благодарю вас от лица всей библиотеки!

— А почему Гвоздь? — ляпнул я не подумав.

Икарро оторвал взгляд от книги и сердито уставился на меня.

— Не ваше дело, юноша. Вы идете?

— Да, конечно!

Комната, в которую пропустил меня библиотекарь, оказалась не слишком большой — шагов пять на пять, может, чуть больше. Но все ее стены были заняты шкафами с книгами. Ветхими и новыми, аж поблескивающими от свежести. Огромными и крохотными. Коричневыми, красными, серыми, черными…

— Присаживайтесь, — Гвоздь указал мне на один из столов, стоявших в центре помещения. — Сейчас принесу вам то, что нужно, только обрисуйте конкретно свой запрос.

— Ну… — я задумался, водя взглядом по книгам на полках. — Мне нужно что-то, что помогло бы пролить свет на поведение богов во время и после войны. Почему они исчезли из мира тогда и почему начали появляться сейчас. Почему богиня Неба больше не в пантеоне и что с ней случилось.

Библиотекарь сморщился, как будто сожрал незрелый фрукт.

— Могу вам предложить только официальную книгу от храма всех богов. Там, конечно, удобная для них версия, но что-то полезное для вас найдется. Что же касается Эстерси — даже не спрашивайте. Это совершенно запретная тема. Нужные вам книги и документы находятся в храмовом крыле Императорской библиотеки, но я не знаю, что вам нужно сделать, чтобы туда попасть. Это практически невозможно.

— Ясно, — настроение у меня подпортилось, но старик все же дал ясные ориентиры — куда пойти и что искать. И на том спасибо. Если в Срединном княжестве ничего не найдется — хоть буду знать, в какую сторону двигаться дальше.

— Вот, — передо мной на стол легла белая книга с семилучевой звездой на обложке. — А что там про демонов?

— Я уже спрашивал про свои страхи и мне сказали, что это все очень похоже на поведение Невесты. Вот, хотелось бы узнать…

— Если бы это была Невеста, вы бы, юноша, со мной сейчас не разговаривали, — весело хмыкнул Икарро. — Могу вам предложить сборник легенд и преданий Сакка. Если вы, конечно, знаете саккский.

— Знаю.

— Надо же, — удивился библиотекарь и окинул меня внимательным взглядом. — А так сразу и не скажешь.

Повозившись немного, он принес мне еще одну книгу, в этот раз — коричневую, украшенную витиеватыми золотыми узорами и гораздо более толстую.

— Вы здесь, юноша, читайте, а я побуду у себя. Не трогайте ничего без спроса, ясно?

— Вполне ясно, уважаемый Икарро.

Старичок важно кивнул, а я принялся изучать написанную жрецами книгу.

Чтение оказалось откровенно нудным и мутным. Единственное, что я нашел полезного, бегло просмотрев четверть тома, так это официальное признание того факта, что боги действительно участвовали в давней войне, иногда ощутимо помогая войскам. После чего божественные проявления силы резко сократились, а лет через двадцать и вовсе сошли на нет. Но подробно ничего не объяснялось — лишь несколько скупых строчек, да и все.

Странная какая-то картина вырисовывается…

В помещении у меня за спиной, где время от времени покашливал и ворочался в своем кресле библиотекарь, внезапно раздался полузадушенный вопль и звук падения чего-то тяжелого.

— Господин Икарро?

Нет ответа.

— Уважаемый?

Я поднялся из-за стола, подошел к двери, распахнул ее…

Прямо напротив меня стоял Эйя, раздраженно смотрящий на тело библиотекаря у своих ног. На столике рядом дымились остатки бумаги и выжженная в дереве печать призыва.


Глава 6

— Ты нахрена его убил? — поинтересовался я злобным шепотом. Гвардейцы, конечно, далеко, но кто их знает, вдруг услышат каким-то чудом.

— Я его не трогал, он сам сдох, как только меня увидел, — огрызнулся демон и исчез, оставив меня наедине с трупом.

Сволочь.

Я с тоской посмотрел на тело старика. Да что же за судьба у меня такая, безалаберная. Вроде бы только что сделал первые шаги к нормальной жизни, начал искать ниточки, ведущие к тому, что на самом деле случилось с Эстерси, а тут такое. Сам, конечно, идиот, подсунул ему печать. Но кто же знал, что этот пень воспользуется ей тотчас же, как увидит.

Жалости к библиотекарю у меня не было ни на грош.

Я поднял с пола свою книгу и засунул ее в рюкзак. Затем вернулся в зал и присвоил оба выданных Икарро тома. Немного подумав, достал листки с печатями и рассовал их в случайно выбранные книги на полках. Пробежался глазами по корешкам… С сожалением вздохнул.

Наверняка, здесь собрано много всего интересного и полезного. Но оставаться и искать что-то еще — это уже слишком. Пора выметаться из библиотеки и из города заодно — отвечать за смерть старика мне совсем не хотелось.

На улицу я вышел мрачный и злой. Остановился на пороге рядом с гвардейцами, цинично сплюнул на белый мрамор ступенек и с наслаждением выругался.

— А, Гвоздь сегодня злее обычного? — понимающе кивнул ближайший воин.

Я злобно кивнул.

— Просил, деньги предлагал… А он меня к продажным девкам послал.

Еще раз сплюнув, я, не соизволив попрощаться, быстро направился прочь от дворца. Прошел шагов пятьдесят, свернул на отходящую в сторону улочку и остановил первого попавшегося прохожего.

— А, что?

— Простите, уважаемый. Важное дело. Где в этом захолустье можно купить лошадь?

— Там, — ошеломленный прохожий ткнул пальцем куда-то себе за спину.

— Благодарю. Империя вас не забудет.

Оставив пораженного до глубины души мужика позади, я быстрым шагом отправился в указанном направлении, чувствуя, как утекают отпущенные мне минуты. Где эти проклятые лошади?

Конный двор, как здесь называлось место продажи животных, я нашел только минут через тридцать. Исходил указанную часть города вдоль и поперек и, наконец, у самой стены обнаружил-таки искомое.

— Нужна лошадь. Здоровая, смирная и дешевая, — сообщил я пропахшему потом торговцу в драной рубахе. — И быстро, желательно.

— Сбруя нужна? — деловито поинтересовался тот.

— Да, полный комплект.

— Двадцать пять золотых — и у вас будет самая лучшая из нечистокровных лошадей в этих краях.

Вот жлоб. Раньше животные обходились мне примерно в десятку вместе с седлом и всем остальным.

— Не пойдет. Я знаю цены. Пятнадцать золотых — максимум. И то только в том случае, если вы дадите мне лошадь не позднее, чем через пять минут.

Торговец посмотрел на меня, горестно кивнул и быстро отправился куда-то внутрь длинного сарая. Откуда и появился через несколько минут, ведя за собой заморенного вида клячу.

Мы с лошадью уставились друг на друга с одинаковым подозрением и быстро разгорающейся неприязнью.

— Ее зовут Золотце, — сообщил торговец, седлая клячу. — Вот, покормите ее морковкой.

Я аккуратно протянул животному овощ и еле успел отдернуть пальцы, на которых едва не сомкнулись крепкие желтые зубы. Скотина, чувствуя свой выигрыш в первой схватке, гнусно заржала. Похоже, я с ней еще натерплюсь.

— Все готово, господин, — торговец протянул мне поводья. — Можете хоть сейчас отправляться в путь.

— Спасибо, — я отсчитал пятнадцать золотых кругляшей. Надо срочно искать еще деньги.

По дороге к воротам я остановился около первой попавшейся продуктовой лавки и, не особо выбирая, набил рюкзак какими-то колбасами, окороками и хлебом. На неделю хватит — и замечательно.

Выехать из города удалось так же легко, как и попасть внутрь. Теперь — вперед, на восток. Пора уже двигаться, не отвлекаясь на всякие ненужные вещи.

Лошадь шла на удивление бодрой и ровной рысью, не пытаясь показывать свой норов. Я даже удивился. Может быть, она, конечно, задумала сделать какую-то неожиданную пакость, но пока что все было до странности замечательно.

Мили ложились под ее копыта одна за другой, мелкие деревушки проплывали по сторонам, теряясь вдали…

А затем дорога начала все сильнее и сильнее уходить к югу. И на одном из поворотов я остановился в раздумьях. В восточном направлении отсюда отходила узенькая сельская дорожка, совсем не похожая на мощеный тракт, по которому я ехал до сих пор. Свернуть на нее? Велик шанс оказаться в каком-нибудь селе в лесу, из которого дороги больше никуда не ведут. Продолжить ехать по тракту? Ну так он, по всей видимости, идет напрямую в столицу, а мне туда не очень-то надо.

В конце концов, на мое решение повлияла пришедшая в голову мысль о том, что, если меня все же будут искать, то первым делом проверят главные дороги, а только потом уже возьмутся за такие вот тропы. Не знаю уж, правильно я рассуждал или нет, но выбор был сделан и под копытами лошади оказалась не брусчатка, а утоптанная твердая земля.

Где-то с час я неспешно ехал по извивающейся среди деревьев дороге. Спокойно, не торопясь и не пугая немногочисленных встречных крестьян на телегах, груженых красивыми ровными бревнами. Где-то впереди точно были лесные вырубки, а значит и какое-нибудь селение. Но по-прежнему оставался открытым вопрос — существует ли еще одна дорога, ведущая прочь из этих краев. Судя по не особо оживленному проселку, по которому я двигался, мои опасения вполне могли сбыться и путь из этих мест существовал только один. Впрочем, возвращаться назад все равно нельзя, так что, если что, придется опять топать через лес.

Тихая дорога среди деревьев убаюкивала и настраивала на мирный лад. Я даже начал думать о том, что, наверное, слишком поспешно уехал из города — не обязательно ведь смерть старика запишут именно на мою совесть.

А затем повстречавшийся мне мальчишка на рыжем коне неожиданно развернул свою скотину и умчался вдаль. В груди обосновалось неясное томление — я чувствовал, что начинаются какие-то неприятности, но не до конца понимал — какие.

Еще минут двадцать пришлось ехать в полном одиночестве — навстречу мне явно никто не спешил. А затем, повернув в очередной раз за группу деревьев, я увидел толпу крестьян. И остановился.

Мрачные насупленные мужики, числом около полутора десятков, стояли плечом к плечу, перегораживая дорогу. В руках у них были зажаты какие-то вилы, оглобли… Парочка крайних держали натянутые луки.

Наконечники стрел были направлены в мою сторону.

— Братья, это он! — раздался восторженный крик жреца, спрятавшегося за строем крестьян. — Это он, душегубец!

Толпа заворчала и чуть-чуть пододвинулась вперед, очевидно, не понимая до конца, что же нужно делать. Я тоже этого не знал и теперь лихорадочно соображал, рассматривая преграду. Все равно, каким образом местные прознали про смерть старика, об этом можно подумать как-нибудь потом. Главное — то, что вперед мне пробиться сложновато. Насадят бедную лошадь на вилы, а потом приголубят меня самого дубиной по башке — и все.

Разворачиваться и убегать? Так за спиной останутся лучники. С такого расстояния даже я сам, наверное, попаду в спину удирающего всадника. И куда я, кстати, собрался удирать? Обратно на тракт, где меня наверняка тоже будут ждать?

— Люди, я просто мирный путник! — завопил я, поднимая вверх руки. — Что с вами? Вы меня с кем-то спутали! Брат, я не тот, кто вам нужен, мне просто нужно проехать дальше!

— Не слушайте душегубца! — взвизгнул жрец. — Хватайте его, братья!

Толпа шагнула в мою сторону, а один из лучников, то ли не удержавшись, то ли приняв крик жреца за сигнал к действию, спустил тетиву.

Мне показалось, что прошла вечность, пока длинная деревяшка с нанизанным на нее грубым железным наконечником летела ко мне. И всю эту вечность я пытался что-то сделать, но не мог. Не успевал.

А затем в левую часть груди, сразу под ключицей, словно ударили молотом. И я повалился из седла назад, на дорогу. Еще и проклятая лошадь помогла, встав на дыбы от испуга.

Удар о сухую землю, утрамбованную тележными колесами, чуть было не вышиб из меня дух. Я заворочался, постарался подняться и вскрикнул от боли, опершись на левую руку. В глазах двоилось и толпа подбегающих мужиков показалась в несколько раз больше, чем на самом деле.

— Их всего пятнадцать, — пробормотал я сам себе и, изо всех сил пытаясь собрать глаза в кучку, взмахнул рукой, пуская заклинание. А потом еще одно.

Впереди что-то полыхнуло, послышались крики ярости и боли. Приближающаяся людская масса притормозила.

В голове пронеслась мысль, что больше этого делать нельзя и, поднявшись-таки на нетвердо держащие меня ноги, я вытащил из ножен меч.

Толпа еще больше сбавила ход, а у меня рядом со щекой, обдав кожу противным холодком, свистнула стрела. Я воспринял это с какой-то тупой отстраненностью — похоже, головой приложился действительно как следует.

— Вперед… ранен… храм… братья… — впереди опять послышались не вполне разборчивые вопли и люди снова качнулись вперед.

А затем снова побежали ко мне.

В глазах немного прояснилось и я каким-то чудом успел подставить меч под летящую в мою голову жердину. Руку тряхнуло от удара, палка переломилась, треснув меня по уху и засыпав весь мир искрами. Я отчаянно выругался и начал беспорядочно размахивать мечом по сторонам.

Передо мной все опять плясало и двоилось, но я, кажется, куда-то попадал, кого-то задевал… А потом попали уже по мне и я ощутил себя валяющимся на земле.

Солнце закрывал силуэт какого-то косматого мужика, поднимающего надо мной огромные ржавые вилы. На краткое мгновение ко мне вернулась невиданная острота чувств — и я рассмотрел ржавчину, покрывающую заостренные прутья, заметил кусок коровьего навоза, прилипшего к острию одного из них… Это все сейчас окажется у меня в груди…

Я выпустил еще одно заклинание, чувствуя, как растекаюсь от слабости по грязной дороге словно гнилой помидор.

Мужик замер и выронил вилы, воткнувшиеся в землю прямо рядом с моей головой. А затем повалился навзничь, снова открывая мне вид на небо.

И тут раздался крик.

Он родился где-то впереди, продолжился слева, затем справа… Усилился, вибрируя и превращаясь в звериный вой ужаса и боли, заметался между деревьями, рванулся к небесам… И стих, замолк, оставляя меня лежать в тишине.

Некоторое время ничего не происходило. Никто не рвался меня добить, жрец не кричал своих воодушевляющих призывов. И я осторожно приподнялся в сидячее положение, сморщившись от боли.

Рядом со мной валялся труп косматого крестьянина с сожженной грудью. Поодаль лежало еще два таких же — те, в кого я попал с самого начала. А рядом со мной, смотря в небо широко раскрытыми глазами, лежали четыре… нет, пять трупов. Разинувших рот в немом крике, хватающихся скрюченными пальцами за землю…

Меня замутило и я чуть повернулся, опорожняя желудок в придорожную траву. Накатила новая волна боли. Болело все — грудь, в которой засела стрела, ухо, получившее палкой, бок, правое бедро… Почему болят они, я не знал.

Пора подниматься. Энергия постепенно восстанавливается, силы тоже возвращаются. Нужно двигаться, уезжать из этого места, пока оставшиеся жители не опомнились и не вернулись меня добивать. Где проклятая лошадь?

Я оглянулся по сторонам. Ну, конечно же, поганая тварь воспользовалась случаем и сбежала, чтоб ей сдохнуть. Хорошо еще, что свой рюкзак я по въевшейся привычке тащил за плечами — чувствую, так и надо.

Что же мне так не везет на животных. Сплошные траты из-за них.

Глянув в сторону просматривающихся за деревьями грубо сложенных домов, я мстительно и злобно улыбнулся. Твари, лишили меня лошади? Я вам сейчас покажу, где прыгун нору выкопал.

Ковылять до деревни мне пришлось минут пять. В голове иногда мутилось от боли, но я продолжал предвкушающе скалиться.

Немытые твари.

Сгусток энергии отправился в сторону ближайшего ко мне дома, воткнулся между бревнами и, пытаясь пробиться вперед, расплескался в итоге по всем щелям. Дерево задымило, а затем радостно полыхнуло.

Я тихонько засмеялся, чувствуя за спиной крылья.

Из горящего дома выскочил какой-то мужик и бросился наутек.

— Стоять, — я сжал пальцы в кулак и крестьянин рухнул на землю.

— Иди сюда.

Немилосердно тратя накопленную энергию, я подтащил воющего от ужаса мужика к себе и с наслаждением сжал кулак, отчетливо услышав хруст ломающихся костей. Моя жертва заорала нечеловеческим голосом и обмякла, потеряв сознание.

— Никакого толка от вас… — проходя мимо человека, я легонько ткнул вниз острием меча.

Мне нужна лошадь. Где эти сволочи держат своих коняг?

Еще один сгусток энергии отправился в сторону очередного дома. На мгновение я пожалел, что во мне не кипит сейчас та сила, что подняла лесной пожар в Приграничье… Но и так тоже получается неплохо.

Новый выплеск энергии. Я остановился, опираясь на меч и думая о том, как бы не упасть — перестарался, потратил слишком много.

Где-то вдалеке промелькнуло несколько фигур, убегающих в лес. Я проводил их полным сожаления взглядом. Нужно догнать, убить…

Промелькнуло и пропало неприятное ощущение того, что желания, кипящие во мне, какие-то странные. Я, вроде бы, никогда особо не… О, лошади, отлично.

Подождав, пока силы не восстановятся окончательно, я подошел к самому скромному на вид животному, настороженно косящемуся на меня, и, шепча что-то ласковое, погладил по шее. Лошадь тихо и как-то по-доброму заржала. Ну и отлично.

Найти в деревне хоть какое-то седло и подготовить животное к дороге оказалось той еще морокой. Боль продолжала изредка мутить сознание своими приступами, левая рука меня практически не слушалась. Но минут через тридцать я все же справился с задачей, благо седло нашлось в соседнем доме, а лошадка терпеливо сносила возню вокруг себя и не старалась мне помешать.

Ну что же, пора отсюда и убираться… Озираясь по сторонам, я забрался на свое новое средство передвижения и выехал на простор между домами, отметив, что три подожженных уже полыхают вовсю. На глаза попался маленький и аккуратный храм всех богов и я не удержался, всадив в его белые стены два огненных копья.

Жаль, жрец, гад, наверняка давно уже убежал — а то я бы и его познакомил со своим мечом…

Другая дорога на выход из деревни все-таки имелась — по ней я и двинулся, стараясь осматриваться по сторонам.

Но следить за обстановкой становилось все сложнее. Горячка боя отступила, навалилась усталость и тупая боль, расползающаяся от раны в плече по всему телу. В голове болтались обрывки мыслей — то яростные, с отзвуками наслаждения боем, то удивленные — я пытался понять, откуда во мне взялась такая злоба и жестокость, с содроганием вспоминая расправу над пойманным в деревне крестьянином. Иногда сознание вообще пыталось уплыть от меня, но я пока что держал его в руках.

Так, болтаясь на спине лошади, словно мешок с навозом, я проехал около часа. А потом стало совсем невмоготу. По телу гулял жар, рана пульсировала, распространяя вокруг волны боли, сознание то уходило вдаль, то возвращалось, принося с собой странные картины.

— Сворачиваем, милая… — я похлопал лошадь по шее и натянул повод, направляя ее между деревьев. Отойти чуть подальше от дороги и лечиться…

В голове промелькнула мысль, что всадивший в меня стрелу крестьянин вполне мог смазать ее какой-то гадостью.

Нужно избавиться от поганой деревяшки.

Каким-то чудом я сумел спешиться и привязать лошадь к дереву. Постоял немного, смотря затуманенными глазами на торчащую стрелу. Засела глубоко, но прошла не насквозь, сволочь. И что с ней делать?

Попробовал вытащить — чуть не загнулся от нахлынувшей радуги ощущений. Попробовал протолкнуть дальше — то же самое.

— Да чтоб тебя…

Достал нож и, морщась от боли, срезал большую часть древка, оставив снаружи только торчащий на ладонь кусок. Идея, конечно, идиотская… Но должно получиться…

Я встал на колени на относительно ровном участке земли, крепко зажмурился и, сцепив руки за спиной, упал ничком. Резкая боль разодрала мою грудь и я на какое-то время вырубился. Благо, очнулся почти сразу же.

Теперь стрела торчала у меня с обеих сторон тела. И ее хотя бы был шанс вытащить.

Еще больше страдая от раны, я срезал запачканный в земле конец деревяшки… и понял, что выдернуть ее никак не могу. Скованные болью мышцы просто не позволяли добраться до торчащего из спины наконечника.

Я слабо, но злобно выругался и принялся копаться в мешке, ища веревку. Голова кружилась, я чуть было снова не потерял сознание. Но веревка оказалась в моих руках и, сделав на ней простую затягивающуюся петлю, я с третьей попытки накинул-таки ее на наконечник.

Затянул, морщась от причиняемых этим действием страданий. Перекинул веревку через ближайшую ветку, подобрал конец, выбрал слабину… И, бодро ругаясь, из последних сил побежал вперед.

Рывок, вспышка боли. И стремительно промокающая от крови куртка.

Обозвав себя последними словами за непредусмотрительность, я снова шлепнулся на колени. Где-то здесь был мох…

Через несколько минут, напихав под куртку травы и мха, я откинулся на спину и притих. В голове по-прежнему мутилось, но не настолько, чтобы я не мог лечиться.

Энергия потекла сквозь тело. Собрать — отпустить… Собрать…

Измученный организм заснул почти сразу же.

Мне опять снилась деревенская свадьба. Но в этот раз почему-то женихом был я. Кружился в танце с подружками невесты, то и дело со смехом надевающими на меня венки из ромашек, пил легкое хмельное пиво, обнимаясь с соседями…

На сердце была тоска. Я чувствовал, что что-то происходит не так, как должно. И где вообще сама моя невеста?

Открыв глаза, я некоторое время рассматривал паука, спустившегося с дерева на паутинке и теперь деловито качающегося перед моим носом.

Вечерело. По окутывающемуся сумерками лесу гулял прохладный ветерок, остужающий разгоряченную кожу и притупляющий боль. Прохладный ветерок, сон про свадьбу… Что-то это мне напоминает.

— Эй, — слабым голосом позвал я. — Ты здесь? Покажись.

На задворках сознания послышался смешок и из-за ближайших деревьев показалась хрупкая фигурка в белом платье. Кто бы сомневался.

— Иди сюда, не бойся, — я слабо похлопал по земле рядом с собой.

Смешок приобрел угрожающие нотки и Невеста в одно мгновение оказалась рядом, наклонившись надо мной и демонстрируя как пугающие янтарные глаза, так и весьма соблазнительную грудь. Впрочем, мне сейчас не до этого.

— Дерзкий мальчик, — произнесла она, присев рядом и задумчиво водя пальцем у меня по руке. Затем улыбнулась и провела розовым язычком по неожиданно отросшим белоснежным клыкам.

А, плевать. Мне и так-то после Эйя никакие зубы не страшны, а в том состоянии, что я нахожусь сейчас, так вообще.

— Что тебе от меня нужно-то? — поинтересовался я, рассматривая демона ленивым взглядом.

Невеста потерла полузасохшую кровь у меня на куртке тонким пальчиком, затем мечтательно рассмотрела его и с наслаждением облизала. Перевела взгляд на меня и плотоядно улыбнулась.

— Да ладно тебе, — я слабо пошевелился, а затем нагло положил руку ей на бедро. Не потому, что чего-то там хотелось, а от неожиданно проснувшейся храбрости. — Ты же хорошая девочка, рассказывай.

— Дерзкий и наглый, — задумчиво произнесла она, не спеша скидывать мою руку. — А еще от него так и тянет нашим миром… Интересный мальчик…

Вот оно что. Похоже, ее привлекают мои дела с Эйя. Тоже хочет поучаствовать, что ли?

Невеста, тем временем, аккуратно подобрала мой нож и, держа его самыми кончиками пальцев, принялась рассматривать. Я забеспокоился — еще сопрет, а мне потом что в качестве подарка использовать?

— Эй…

— Ты не боишься, мальчик, что кровь моего брата проснется? — перебила она меня, положив нож обратно на землю. — Это хороший брат…

Девушка запрокинула голову и с наслаждением втянула носом воздух.

— Он очень силен. Он убьет тебя.

И как это понимать? Я с подозрением скосил глаза на нож. Сразу вспомнилось то, как он поменял цвет, отведав моей крови. Да и древний маг, похоже, не просто так оставил его в гарнизоне, словно ненужную вещь.

— Избавься от него, — припечатала Невеста. — Ты мне нужен.

Ну, замечательно. Я философски отметил тот факт, что, раз нужен, то убивать меня не станут. А что еще требуется для счастья? Любой обитатель Пустоши скажет — ничего.

— Раз нужен — помогла бы, что ли, — заметил я. — А то мне лечиться долго.

— Я не умею лечить, — оскалился демон. — Я умею убивать. И я помогу тебе. Очень скоро…

— А с чего вдруг ты решила со мной поваляться в кровати? — решил я внести ясность в интересующий меня вопрос.

Лучше бы не спрашивал. Хрупкая рука в кружевном полупрозрачном рукаве опустилась туда, где у любого мужика находится самое ценное и дорогое… и сжалась стальной хваткой, заставив меня приподняться и выпучить глаза, разом забыв про боль и слабость.

— А ты мне понравился, мальчик, — ехидно прошипела Невеста, приблизившись вплотную и смотря на меня немигающим взором. — Но не дерзи, а то я могу и передумать.

Где-то неподалеку хрустнула ветка, а затем раздался окрик:

— Эй, ты, отойди от него!

Девушка, продолжающая держать меня мертвой хваткой, смешно склонила голову на бок.

— Говорила же тебе, что скоро помогу. Лежи, мальчик, не вставай…

Я, почувствовав, что нежные пальчики больше не сжимают мое тело, расслабленно откинулся обратно на землю. Невеста поднялась и развернулась на голос.

— Пошла оттуда, быстро! Он маг! — рявкнул кто-то из-за деревьев.

— Знаю, мальчики, — нежным голосом произнесла она и выскользнула из моего поля зрения.

Пару секунд стояла тишина, а затем сумрачный лес огласился истошным воплем дикого ужаса. Разнеслась громкая брань, послышались шаги бегущего человека, звон, треск, снова ругань, еще один страшный вопль — чуть поодаль. А затем сочное, аппетитное чавканье. И новые крики, ругань, удары и треск веток…

Я поежился и неосознанно попытался закопаться глубже в мох. Не получилось.

— Мальчик? — неожиданно произнес нежный голос совсем рядом и я понял, что пролежал последние пару минут с закрытыми глазами. Как понял и то, что в лесу снова стоит мертвая тишина. Действительно мертвая.

Пересилил себя, открыл глаза и увидел перед собой все ту же хрупкую фигурку. Только уже не в белом платье, а в бело-красном. Или, если точнее, то в красно-белом.

— Ты живой, мальчик? — участливо поинтересовалась Невеста, присаживаясь рядом и позволяя в деталях рассмотреть залитое брызгами крови платье и миленькое личико, перекрашенное в бордовый цвет...

Я невольно поежился. Она от души улыбнулась, демонстрируя покрытые кровью зубищи такого размера, что их не постеснялся бы и Эйя. Мне бросилось в глаза, что между двумя левыми клыками застрял кусочек чьего-то мяса. Стало тошно.

— Запомни меня, милый мальчик, — промурлыкал демон, слизывая с губ кровь. — Мы еще не раз встретимся.

И я остался в одиночестве.

Лечение, как обычно, продвигалось достаточно медленно. Но к утру мне все же стало лучше настолько, что я сумел взобраться на лошадь, стойко перенесшую ужасы прошлого вечера, и отправиться в путь.

Место, где демон общался с пришедшими по мою душу людьми, я обогнул по широкой дуге — разбросанные среди деревьев части тел и залитая кровью земля вызывали рвотные позывы. Да и лошадь идти в ту сторону отказывалась, настороженно фыркая и дергая ушами.

Возможно, после того, что я учинил в деревне и этого побоища от меня отстанут… Тут я сам себя перебил саркастическим фырканьем. Получилось не хуже, чем у лошади.

Как же, отстанут… Что-то мне подсказывает, что после такого за мной начнут охотиться все жрецы Империи. А тардийские и так уже смотрят в мою сторону искоса. Надо как-то побыстрее убираться в княжество и там уже вести тихую и мирную жизнь — без демонов и смертей. Надеюсь, в нем меня искать не будут… Тут я вспомнил, что растрепал всем и каждому про цель своего путешествия — и выругался, обозвав себя нехорошими словами. Придется надеяться, что в княжестве все же другие порядки. Вроде как, судя по сплетням, это действительно так.

Лошадь выбралась на дорогу и мы повернули навстречу медленно поднимающемуся солнцу.

Мои мысли, лениво ползающие в голове, вернулись к Невесте. Бесспорно, хорошо, когда рядом имеется демон, способный ради тебя порвать в клочья целый отряд преследователей. Но возникает резонный вопрос — что же нужно этому демону? И, что гораздо более важно, — как себя поведет демон, когда, наконец, получит желаемое?

Мне почему-то не очень верилось, что точкой в истории станет новая ночь, проведенная в одной постели…

Тут я вспомнил кусочек мяса в зубах у Невесты и подумал, что, возможно, не очень-то я и хочу такой ночи. Как-нибудь обойдусь, пожалуй…

Злосчастный красный лоскуток, засевший между двумя мощными изогнутыми зубами, стоял перед глазами и изрядно портил настроение. И мне опять послышался довольный смешок где-то на краю сознания.

Вот же привязалась. Что, спрашивается, ей вообще втемяшилось в голову таскаться именно за мной… Потому что я — маг? Ну так, магов-то хватает, по крайней мере в наших краях. Хотя, сказала же Невеста, что от меня несет демонами — думаю, это она почувствовала уж точно не вчера вечером, а гораздо раньше. Наверное, это и играет главную роль.

Я помянул крепким словцом Эйя с его договором и печатью. Потом вспомнил про нож и снова задумался. Слишком много вокруг меня всего, связанного с их миром. Книга, нож, два настоящих демона. Такое впечатление, что кто-то это все подстроил.

— Ага, Шаран и провернул, — хмыкнул я себе под нос.

Цепочка случайностей и совпадений выглядела странно, но других реальных объяснений все же не было. Начальный пункт — книга, которая послужила для вызова Эйя. А уже потом приложился договор, печать и внимание Невесты.

И во всем этом есть лишь две странности — найденный мной нож и то, что Невеста оказалась прямо у меня на пути. Совпадение? Не думаю… Или все же совпадение?

Я притормозил лошадь, жадно раздувающую ноздри, около небольшого лесного озерца и позволил ей напиться. Отметил, что рана, растревоженная верховой ездой, снова начинает меня беспокоить. Да и жар, пропавший было за ночь упорного лечения, потихоньку возвращается снова.

Нужно уехать куда-то, где меня не станут искать. В какие-то дикие леса или горы. Отдохнуть, вылечиться и подумать как следует над всем, что со мной приключилось.

В конце концов, княжество никуда от меня не денется. Сколько там до него еще добираться, недели две?

Я принялся прикидывать пройденное расстояние, наблюдая за щиплющей травку животиной. Да, получается еще где-то дней пятнадцать дороги. Длинный путь, который я вряд ли преодолею без полноценного отдыха и лечения. Кстати, тренировки в ловле камешков тоже не помешают. Наловчился же я их с земли хватать — смогу и в полете останавливать.

Мне больше не хотелось останавливать стрелы своим телом. Никогда и ни за что. А значит, надо действительно уходить в глушь и останавливаться там. Благо, впереди, похоже, сплошные леса.

Я решительно оторвал лошадь от поедания травы и снова забрался в седло. Непонятно только, в каком месте нужно сворачивать в сторону. И в какую именно сторону.

Спустя полчаса дорога круто свернула на юг — дальше в восточном направлении продолжала идти лишь основательно заросшая и заваленная упавшими деревьями просека. Очевидно, когда-то путь пролегал именно по ней, но по неизвестным мне причинам от него отказались.

Я натянул поводья и хмыкнул про себя, рассматривая старую дорогу.

Как будто сама судьба показывает мне, куда двигаться. Кстати, еще и дождь начинает накрапывать. Уйду по просеке, а затем он сгладит мои следы — и все. Рико Пепельный растворится в местных лесах, словно призрак. Надеюсь.

Ехать по заросшему старому пути оказалось неудобнее, чем по нормальному проселку, но всяко лучше, чем сквозь настоящий лес. Приходилось иногда объезжать стволы, валяющиеся поперек дороги, заросли кустарника, выбирающиеся из-за деревьев, уклоняться от нависающих веток и обрывков паутины, но передвигался я все равно достаточно быстро.

Дождь начал усиливаться.

Тяжелые капли падали на дорогу, разбивались о листья деревьев, шлепали меня по плечам и голове. Я продолжал ехать вперед. На душе почему-то становилось все радостнее. Вспоминались грозы на Мертвом плато и над Каххаром. Тогда дождь ассоциировался у меня с жизнью — в памяти еще крепко сидел переход по пустыне.

Сейчас это ощущение утихло, но льющаяся с неба вода все равно доставляла удовольствие.

Сложив ладонь лодочкой, подождал, пока там не наберется немного влаги и слизнул ее. Над головой раздался раскат грома, заставив меня засмеяться, радуясь жизни. Пусть рана все еще болит, пусть путь еще долог, но я снова наедине с природой — и это прекрасно. Люди с их вечным желанием чего-нибудь от меня потребовать уже откровенно надоели.

Старая дорога потихоньку завернула на северо-восток и начала подниматься вверх. Не горы, конечно, но серьезная такая возвышенность. Интересно, зачем сюда вообще проложили путь?

Ответ пришел сам собой еще через час неспешного пути. Просека, сделав напоследок изящный поворот, вывела меня к небольшой долине, слабо поросшей редкими молодыми деревцами и усеянной огромными ямами и отвалами земли.

Понятно, что-то здесь добывали. Лет, наверное, десять-двадцать назад. Потом залежи истощились и выработки забросили. Знакомая история, у нас тоже много чего позабросили…

Я заметил вдалеке ветхие покосившиеся домики и легонько ткнул остановившуюся лошадь пятками в бока.

Надеюсь, у меня получится пересидеть недельку в этом забытом всеми богами месте.


Глава 7

Хижина, в которой я обосновался, была покосившейся, ветхой и зияла огромными щелями между черными бревнами, из которых состояли ее стены. Но крыша протекала не так уж сильно, очаг, сложенный в углу, исправно работал, а рядом нашелся уютный, хоть и тоже обветшалый, сарайчик, в котором можно было разместить лошадь.

Перед тем, как выбрать это жилище, я проехал по изрытой долине туда и обратно, осмотрел с десяток мест, но лучше так и не нашел. Не знаю, сколько прошло времени с того момента, как отсюда ушли люди, но явно не один год — строения перекосились, крыши обрушились, шахты и ямы давно оползли, осыпались, а затем обросли травой и застыли в таком состоянии навечно.

Долина производила одновременно мирное и пугающее впечатление. Мирное — потому что вокруг царила обычная лесная жизнь, кричали птицы и стрекотали насекомые. Пугающее — потому что старые покосившиеся стены, казалось, хранили сплошные мрачные тайны и загадки, подсмотренные за годы одиночества.

На бревнах одного из домов я заметил давние отметины от могучих медвежьих когтей и после этого оглядывался по сторонам гораздо чаще. Хозяин леса оставил их явно не меньше, чем год назад и, возможно, с тех пор здесь больше ни разу не появлялся, но тревожиться после этой находки я стал заметно больше. В случае чего, медведя-то я убью. Но это если увижу его загодя. А вот если темной ночью мне по голове неожиданно прилетит удар огромной лапы — то все, никакая магия не поможет.

В долине я жил уже третий день и каждый вечер обязательно прятался за стенами хижины. Как-нибудь обойдусь без ночных прогулок. Не хватало только пройти Пустошь вдоль и поперек, а потом пасть жертвой обычного зверя.

Почему-то эти царапины на дереве очень сильно запали мне в душу.

Небольшая проблема возникла в самый первый день — с разведением огня. Его я разжигал все так же, по старинке, кровью… Но из оружия у меня остались только меч и нож, которыми я себе пальцы резать не хотел категорически, помня об их замечательных свойствах. В очередной раз пришлось проклясть собственную недальновидность — что стоило взять что-нибудь острое на месте побоища, учиненного демоном в лесу?

В итоге пришлось использовать нож для того, чтобы заострить край серебряной монеты — а потом уже колоть пальцы ей. Как-то глуповато получилось, но что делать. Наверное, клеймо ученика мага так и останется со мной на всю жизнь — слишком много несуразного я делаю и слишком плохо прогнозирую ситуацию. Ольд вот был совершенно другим — одна только его система защиты, воплощенная в башне, чего стоит.

Что же касается всего остального, то жизнь в долине напоминала приятную сказку. Никто меня больше не выслеживал, демоны не появлялись, а раны потихоньку заживали. Провизии был припасен целый рюкзак, неподалеку от дома журчал ручеек… В принципе, я, наверное, был бы не против прожить здесь не один месяц. Милое место.

Хоть и внушающее иногда тревогу.

На четвертое утро в хижине я почувствовал, что раны окончательно исцелились. Больше ничего не болело, не тревожило, организм докладывал о полной готовности к подвигам. Вот только подвигов мне больше совсем не хотелось. Слишком хорошо запомнилась стрела, втыкающаяся в плечо.

Нужно было все же как-то научиться защищать себя магией. И, боюсь, это место — последняя возможность для тренировок. Дальше придется снова гулять по населенным местам, возможно, опять от кого-то убегать, с кем-то драться… В этом плане континент оказался совсем таким же, как и Пустошь.

Я принялся придумывать какое-нибудь устройство, которое бы кидало в мою сторону камешки. Увы, все мои попытки сделать что-то путное провалились. Единственное, чего я достиг — это измазался в земле, посадил в руку огромную занозу, которую пришлось выковыривать все той же монетой, да еще взмок, как мышь, переплывшая горную реку.

Только под вечер, ругая себя последними словами, я догадался подвесить на ветке одного из деревьев, расположившихся возле моего жилища, маленькое поленце, найденное в доме. И проблема оказалась решена — достаточно было как следует оттолкнуть от себя деревяшку, чтобы она тут же полетела обратно тебе в физиономию — тренируйся, сколько хочешь.

Пару раз на пробу качнув немудреную конструкцию, я в последний раз ругнулся и пошел в дом. Настроение тренироваться у меня куда-то пропало.

Чуть позднее, мрачно грызя засохший кусок хлеба, я сидел около лениво потрескивающего очага и разбирался в хитросплетениях слегка подзабытого саккского языка. Про Невесту мне теперь хотелось знать как можно больше — пока что все сведения ограничивались личным опытом, скудной информацией из трактата о демонах, да страшилками, известными еще с детства.


«Однажды в жарких южных степях родилась на свет прекрасная девочка. И назвали ее Исса-Ха, в честь прекраснейшего из цветов Сакка.

Годы шли, Исса-Ха становилась все красивее — и на нее начинали засматриваться мужчины. Доблестные воины, сразившие немало поганых эльфов в тяжелых боях. Искусные охотники, добывающие зверей для самой столицы, мудрые ученые и управители — все они спешили посетить дальнюю деревню, в которой родился несравненный цветок.

Родители девушки радовались счастью и выбирали дочери достойного жениха, желая, чтобы жизнь ее оказалась устроена как можно лучше.

Но сердце нельзя заставить полюбить. И прекрасная Исса-Ха отдала его простому молодому крестьянину из своей деревни…»


Я неожиданно увлекся историей. Все-таки, в Сакке хорошие сказители — не удивлюсь, если детишки слушают такие вещи, разинув рот.

Рассказ продолжался. Крестьянин оказался упертым дураком, не желающим иметь никаких дел с красавицей…

— Интересно, почему? — пробормотал я себе под нос, перелистывая страницу. — Я бы вот… гм, да…

Родители Исса-Ха, тем временем, знать не зная про ее переживания, выбрали жениха и назначили свадьбу. И начали готовиться к ней, совершенно не обращая внимания на то, что дочь все больше чахнет с каждым днем.

А потом появилась злая эльфийская колдунья. Ну, конечно же, как в саккской сказке — да без эльфов.


«Исса-Ха, несмотря на страх, окутывающий ее тяжелым покрывалом, приняла из рук колдуньи зелье и, уколов палец, смочила своей кровью пластину с таинственными символами, отдав демонам свою душу.

— Теперь выпей зелье и иди к своему избраннику, — пошевелила длинными волосатыми ушами колдунья. — Сегодня никто не сможет устоять перед тобой!»


Ну, эта дуреха и пошла. Надев на себя дорогущее свадебное платье, которое ей приволок из столицы жених. Для большего эффекта, надо думать.

Вот только в деревне оказалось слишком много глаз и ушей — и будущий муж, а по совместительству видный военачальник, тотчас же оказался в курсе неожиданного поворота событий. И парочку, уже собравшуюся было приступить к интересному и захватывающему действу, грубо прервали.


«— Пустите меня! — билась в руках воинов Исса-Ха, обливаясь слезами. — Он, только он — мой истинный жених!

Но могучие мужи не обращали на ее крики внимания, унося из дома, где оставался любимый. И вот она предстала перед своим женихом и родителями. И перед жителями деревни, собравшимися посмотреть на происходящее.

Ее упрекали мать и отец, над ней смеялись соседи, на нее угрожающе смотрел будущий муж — но все это не волновало Исса-Ха, потому что чувствовала она, что больше никогда не увидит своего избранника.

И в этот миг вперед вышел одетый в черные одежды человек. Одним видом своим заставив замолчать собравшихся, он подошел к облаченной в белые одежды невесте и пристально посмотрел ей в лицо. Затем взял ее за руку и рассмотрел ранку на пальце.

— Она продала свою душу за проклятый эльфийский эликсир! — провозгласил черный человек.

И судьба Исса-Ха была решена…»


Сказочка оказалась той еще… Не уверен, что детям стоит рассказывать про то, как потерявшую от любви разум девчонку радостно сжигали на костре ее же соседи и родственники. И как потом, возродившись темной ночью, она принялась мстить всем подряд, наполняя ужасом людские сердца по всему Сакку.

В общем, веселая и поучительная история — но не про несчастную любовь и коварных эльфов, а про то, как своими силами создать нового демона, да еще и не самого доброго. Тот, кто придумал это — без сомнения талант. Но прибить гада следовало бы еще в детстве…

Я повертел головой, опасаясь появления Невесты, но вокруг все было тихо и спокойно. Догорали деревяшки в очаге, за стенами дома легонько шелестел начавшийся дождь — и ничего больше. Так что, повозившись немного на постели из натасканных в дом мягких веток, я прикрыл глаза и принялся размышлять о других вещах. Мне вот до сих пор было интересно — как стража Посольского умудрилась предупредить жителей той деревни обо мне? Какой-то артефакт? Или другая неизвестная в Пустоши связь?

Перебрав несколько вариантов, решил, что самый правдоподобный — это общение через жрецов. Что-то же они должны уметь делать помимо статуэток? Не придумав ничего лучше, я решил оставить окончательное выяснение этого вопроса на будущее, устроился поудобнее в своей импровизированной кровати и провалился в сон.

Утро встретило меня свежестью и запахами дождя. Хотя с небес больше и не капало, сырости вокруг хватало.

— Бррр, — я, стоя на пороге дома, поежился и с тоской посмотрел по сторонам. Внутри было так тепло, сухо и приятно…

Издав горестный вздох, я заставил-таки себя выбраться во двор и подойти к висящей на веревке деревяшке. Тренироваться нужно, от этого может зависеть моя жизнь. Но как же лень…

…сырое полено в очередной раз полетело в сторону, слегка задержалось и направилось обратно ко мне. Я бодро вскинул руку — и ничего, как обычно, не произошло. А увернуться удалось лишь каким-то чудом.

Самое обидное, что взять магией на расстоянии то же самое полено, когда оно спокойно висело на своей веревке, у меня получалось без проблем. А вот в движении — нет. Я занимался бессмысленным с точки зрения случайного путника делом уже несколько часов, ободрал левую руку, один раз чувствительно получил по носу — но новое умение никак не желало мне даваться. В конце концов, притомившись, я вытащил из дома припасы и, устроившись на ветхой лавочке, принялся обедать.

Откуда-то тотчас же прилетел огромный, с палец длиной, слепень, уселся на штанину и принялся ее изучать, надеясь поживиться моей кровью. Ну-ну, успехов…

— Ай!!!! — я с размаху врезал по ноге, но поганая тварь успела удрать.

Сволочь, умудрился аж сквозь штаны цапнуть…

Потирая зудящее место укуса, я мрачно жевал копченую колбасу. Хорошее настроение куда-то улетучилось после нападения насекомого, вдобавок в долине, все больше прогреваемой солнцем, начало немилосердно парить.

Пытаясь спастись от духоты, забрался было в дом, но там оказалось еще хуже. Настроение испортилось окончательно.

В конце концов, я отправился к ручью и залез в него — но тут же вышел обратно, так как вода оказалась слишком холодной.

— Да что ж за напасть-то такая, — злобно пробормотал я, возвращаясь к дому.

Впрочем, купание все равно меня освежило и улучшило настроение. Настолько, что я даже вспомнил о запертой в сарае лошади.

Животное встретило меня радостным фырканьем и без возражений прошлось до ручья, где я его и оставил, предварительно стреножив. Пусть пасется.

Все же, в жизни отшельника есть и свои минусы. Я побродил по округе, понаблюдал за лошадью, попробовал было почитать книги, украденные в библиотеке, но все это надоедало слишком быстро. Мне было скучно — и поневоле вспоминались месяцы, проведенные на Мертвом плато. Надеюсь, здесь я проторчу не так много времени — первоначальная готовность долго и счастливо жить в этом месте уже испарилась, исчезла как дым от давно потухшего костра.

В конце концов, я вернулся к тренировкам, раз за разом отпихивая от себя полено и пытаясь остановить его обратный полет. Увы, прогресса к вечеру, после целого дня занятий, не было заметно никакого — если, конечно, не считать таковым еще одну шишку, появившуюся на лбу.

На третий день такого веселья я окончательно разозлился на весь мир и отправился бродить по долине. Нужно было срочно развеяться, а заодно и поискать чего-нибудь съестного — припасы потихоньку уменьшались и недалек был тот день, когда они исчезнут окончательно.

Прыгая по кочкам и рассматривая остатки выработок, я постепенно пришел в более-менее сносное расположение духа. А обнаружившиеся не так далеко от моей хижины заросли черной малины вообще наполнили мою душу блаженством. Давненько я вот так, просто, не ел обычных лесных ягод… Собственно, с того самого дня, когда отец за баснословные деньги купил мне корзинку малины обычной, красной, каким-то чудесным образом привезенной из Приграничья в Хрустальный.

Спустя час, вдоволь отъевшись, я отправился назад — продолжать тренировки. В этот раз мне уже не хотелось убить всех вокруг, наоборот, я рассматривал окружающий мир с благожелательным любопытством. И только где-то в глубине души почему-то поселилась странная незаметная тоска.

К тому времени, когда я дошел до своей хижины, тоска окрепла и превратилась в настоящее беспокойство. Мне начало казаться, что за мной кто-то наблюдает. Опять проделки демона?

— Исса-Ха, это ты? Покажись!

В ответ — тишина. Раздаются лишь обычные лесные звуки — стрекот и жужжание насекомых, шелест травы и листьев, колышущихся на ветру.

— Да чтоб тебя…

Поминутно озираясь, я принялся за возню с деревяшкой и тут же ее бросил — беспокойство возросло до такой степени, что я все равно предпочитал вслушиваться в лесные звуки и озираться по сторонам, а не ловить полено.

Сходив за лошадью, как обычно пасущейся возле ручья, я завел ее в сарай и крепко закрыл дверь. А затем полез на крышу дома. Сорвался, упал, больно отбив мягкое место и чуть не сломав руку, но полез снова и все-таки забрался на ветхие доски, покрытые жалкими остатками тростника. Притаился рядом с коньком и принялся настороженно рассматривать окружающую местность.

Все было тихо и мирно. И только запертая в сарае лошадь время от времени нервно фыркала, добавляя лишнюю нотку тревоги в мою душу.

В довершение картины с ясного, казалось бы, неба начала накрапывать мерзкая морось. Все то прекрасное настроение, которое сопровождало меня во время сбора малины, растворилось, словно дым. Было неуютно, мокро и страшно. Ситуация чем-то напоминала давнюю беготню от неизвестного ночного хищника по песчаной пустыне.

И мне все больше казалось, что кто-то действительно устроил на меня охоту.

Время шло. Морось, слава Эстерси, закончилась, но теперь меня целеустремленно поджаривало вошедшее во вкус летнее солнышко. А в окрестностях по-прежнему не было ничего подозрительного. Даже тревога как-то притупилась и отошла в сторону — теперь больше беспокойства мне доставляли лучи разыгравшегося светила.

Внизу в очередной раз недовольно фыркнула лошадь — ей-то в сарае еще хуже. Да и есть хочется, наверное.

В конце концов, просидев на крыше еще час, я сдался и слез обратно на землю. Заглянул в дом, взял немного еды, затем выпустил лошадь и отвел ее обратно к ручейку. Сам примостился на теплый валун по соседству и принялся обедать, зорко посматривая по сторонам.

Тревога бродила где-то вдалеке, позволяя немного расслабиться, но не отпуская совсем.

— Что думаешь? — обратился я к лошади. — Кто это шалит? Может, опять демон?

Та ничего не ответила, продолжая жадно щипать траву. Ну и пусть. Зато мне стало чуть легче, когда в этой безлюдной местности прозвучал человеческий голос.

Что же там бродит… Медведь, чьи следы от когтей я видел? Или меня выследил какой-нибудь отряд стражи, посланный ловить душегуба? Вполне вероятно, кстати. Лезть вперед сразу же — опасно. А вот подождать ночи, а потом напасть — самое то…

Еще нельзя было исключать проделки Невесты. Что у нее в голове творится — вообще непонятно. Может и устроить себе развлечение.

Мимо с басовитым гулом пролетел еще один жирный слепень, невольно прервав мои размышления. Неведомая опасность — далеко, а вот когда такая сволочь кусает — это очень больно и неприятно.

Я поднялся на ноги и принялся расхаживать вокруг лошади, потягиваясь и посматривая по сторонам.

Минуты сливались в часы. Солнце потихоньку клонилось к закату.

И тревога начала нарастать все сильнее. Вдобавок к этому неясному беспокойству теперь примешивалось еще и четкое осознание того, что ночью ко мне обязательно придут гости. Если, конечно, это все — не происки милой девушки в белом платье, чтоб ее оглоблей приголубило.

Вечером стало совсем тошно. Я запер лошадь в сарае, а сам, забравшись в дом, притаился в самом дальнем углу, положив на колени меч и приготовившись бодрствовать до утра…

Разбудило меня истошное ржание лошади. Животное бесновалось где-то за стеной, стуча копытами и, похоже, всеми силами стараясь меня разбудить. У него отлично получилось — я, неожиданно проснувшись и не понимая, что вокруг творится, подпрыгнул на ветхом стуле, уронил меч, ударился головой об остатки полки — и только потом обрел способность более-менее ясно мыслить.

За дверью что-то ворочалось. Что-то большое, массивное и пахнущее диким зверем.

Я, немного разобравшись в происходящем и поняв, что ко мне в гости действительно пожаловал медведь, чуть не рассмеялся от облегчения. Все же просто обычный хищник, а не люди или потусторонние сущности.

Подобрав меч, вытащил его из ножен, покрутил головой, разминая затекшую шею…

А затем медведю надоело ждать — и дверь, сорванная с креплений, рухнула внутрь. В светлом проеме, оставшемся от нее, вырисовалась огромная мохнатая фигура, стоящая на задних лапах. Хижину заполнило басовитое ворчание, перерастающее в могучий рев. И я пустил вперед свое огненное копье. А затем сразу же, на всякий случай, — еще одно.

Легонько полыхнули две вспышки пламени, тут же потухшие в густой шерсти. Рев оборвался, сменившись каким-то обиженным хрипом. Огромная фигура, сразу став какой-то небольшой и беспомощной, рухнула на порог, перегородив выход.

Пару минут продолжалась какая-то легкая возня, а затем все закончилось. Я осторожно подошел к туше убитого зверя, потыкал в нее мечом — никакого подвоха не наблюдалось, медведь был мертв. И, что самое замечательное, никакое чувство тревоги меня больше не преследовало.

Перебравшись через медведя, я вышел на улицу и осмотрелся. Тишина, спокойствие, луна, отлично просматривающаяся через разрывы легких облаков. Лошадь, нервно фыркающая в своем сарае.

Чувствуя небывалую бодрость во всем теле, я обошел хижину кругом, сказал несколько ласковых слов волнующемуся животному, затем вернулся ко входу и снова потыкал медведя — в этот раз носком сапога.

У нас в Пустоши такие звери чрезвычайно редки — можно годами ходить вдоль и поперек полуострова, но так ни одного и не встретить. Правда, страшные истории про них все равно рассказывают все подряд — и те, кто никогда из городов не выходил, и те, кто только рыбным промыслом в жизни и занимался… Даже охотники, болтающиеся по пескам возле Хрустального, иногда пускают байку-другую про встретившегося медведя. Ну-ну.

Впрочем, для меня было важным лишь то, что все рассказчики единодушно сходились во мнении — этих зверей можно есть. Значит, я на некоторое время могу забыть о добыче провианта и продолжать спокойно тренироваться.

Взгляд перепрыгнул на висящую неподалеку деревяшку. А почему бы и нет… Спать все равно не хочется, разделывать тушу медведя — тем более.

Подойдя к своему тренировочному снаряду, я на пробу толкнул его рукой. Качается, а лунного света вполне достаточно, чтобы видеть его полет. Ну, попробуем…

Первые несколько попыток ожидаемо не принесли результата. А затем в самый ответственный момент луна неожиданно и почти мгновенно исчезла за облаком — и я не успел увернуться, получив поленом по лицу. Из глаз посыпались искры, а из пострадавшего носа тут же закапала кровь. Пришлось усесться на землю и некоторое время рассматривать звезды, ожидая, когда закончится кровотечение.

Нос заметно опух.

Но тренироваться я не бросил — лишь подождал, пока боль немного пройдет. В этот раз травма почему-то не разозлила меня, а наоборот настроила на благодушно-философский лад.

Полено отправилось в полет, рассерженным коршуном ринулось обратно, целясь в мою пострадавшую физиономию — и я вдруг понял, что не хочу еще раз получить по носу. Совсем-совсем не хочу.

Деревяшка остановилась в паре локте от моей выставленной вперед руки.

Я от удивления раскрыл рот — и полено продолжило движение, мягко ткнувшись в ладонь.

— Да неужели, — пробормотал я, хватая его и снова отбрасывая в сторону.

В этот раз, несмотря на все мои старания, полено довольно чувствительно двинуло меня по руке, не замедлившись ни капли. Но это уже не имело никакого значения. Я в очередной раз одержал маленькую победу — и оставалось только довести дело до ума дальнейшими занятиями.

Утром, намаявшись и получив еще несколько ссадин, но умудрившись пару раз остановить-таки приближение деревяшки, я принялся за разделку медвежьей туши. Разумеется, именно в этот самый момент сильнее всего захотелось спать, но дело я не бросил — мне не так уж и много было надо.

Правда, когда ты чего-то не умеешь, это превращается в настоящую пытку. В итоге, намаявшись с мечом и с опаской переключившись на нож, я все же сумел отрезать задние лапы и снять с них шкуру, а также срезал с медведя на память все когти. Но измазался при этом, как самая настоящая свинья.

Думаю, в эту хижину я точно больше не вернусь — везде грязь, кровь, мухи… Аж тошно.

Сбегав до ручья и кое-как отмывшись, я вернулся, вывел на выпас лошадь, настороженно посматривающую в сторону дома и нервно нюхающую воздух, а затем принялся складывать неподалеку костер. Мясо нужно было как-то сохранить, хотя бы на несколько дней — и ничего лучше жарки с попытками одновременно немного его подкоптить мной не было придумано со времен Мертвого плато.

Соорудив длинный костер, я приволок лапы медведя, нарезал веток с ближайшего дерева и принялся насаживать куски мяса на получившиеся вертелы. Затем сходил за рюкзаком и разлегся неподалеку, посматривая на процесс.

Каким-то чудом мне удалось не заснуть в процессе готовки, но затем, сняв приготовленное мясо и завернув его в листья лопухов, очень удачно и в изобилии росших чуть выше по течению, я буквально провалился в сон.

И мне приснилась Невеста.

В этот раз не было никакого праздника, никакой свадьбы. Мы стояли с ней рядом на улочке и смотрели вдаль — туда, где слабо дымился большой костер.

— Они убили меня, мальчик… — неожиданно грустно произнес демон. — Люди, которых я знала с детства, любила и уважала, убили меня. И люди заплатят за это. Все до единого…

В голосе Невесты прорезались жуткие нотки.

— И ты поможешь мне в этом, мальчик…

Я проснулся, широко открыв глаза. Это что, случилось с ней на самом деле? История — настоящая? Или же демон в очередной раз просто играет моими мыслями?

Вот же не было печали на мою голову, привязалась… Где еще силы берет на то, чтобы сниться мне и показываться иногда наяву. Хотя, демон она известный, страшилки постоянно рассказывают — наверное, не такая уж великая проблема.

Странно, что Эйя тогда в такой печали находится. Хотя, наверное нет, не странно — он-то не особо страшный демон, ему не рассказы по вечерам у костра, а настоящие встречи нужны. Которых в последние десятилетия почти не стало…

Следующие несколько дней были всецело посвящены тренировкам. Я чувствовал азарт — и летящее полено останавливалось все чаще и чаще, натыкаясь на незримую стену. Пора было переходить на что-нибудь другое, более быстрое — в итоге моими жертвами стали упитанные слепни, летающие вокруг.

Остановить в полете шуструю муху было заметно сложнее — но я потихоньку справлялся с этой задачей, стараясь при этом, чтобы заклинание не хватало насекомое, а словно бы создавало перед ним преграду. Еще через пару дней мой организм, наконец, сдался, согласился использовать новую магию — и пошла сплошная череда удачных попыток. Слепни бились о возникающее перед ними препятствие, недоуменно жужжали и улетали восвояси.

А я теперь стал обладателем уже третьего работающего заклинания — это если считать руну, взрывающую камни и двери. И не считать лечение и умение поджигать собственную кровь.

Вот так, потихоньку, авось и стану настоящим грозным магом. Лет через двадцать. Не самая, кстати, плохая перспектива — сейчас обычно в учениках ходят лет до тридцати, а следующие десять пытаются как-то упрочить свою силу. Так что сорок лет для мага — это как раз начало настоящего расцвета.

Но все это — дела отдаленного будущего. А для меня сейчас, похоже, наступала пора снова отправляться в путь.

Сборы заняли не особо много времени — я успел подъесть чуть ли не все запасы, даже от жареной медвежатины осталось не так уж много. Книги, бурдюки с водой и свертки с провизией, одежда… Наибольшие сомнения вызывал жилет с кармашками — монет оставалось не так уж и много, а сам жилет при этом был почти непригоден к носке и вызывал откровенное неудобство. В конце концов, я отрезал от него кусок материи, соорудил сверток и пересыпал туда монеты, а сам жилет оставил на берегу ручья. Если где-то еще такой же найдется — куплю, может быть.

Дорога из долины, ведущая на восток, была. Когда-то. Теперь она представляла собой точно такую же заросшую кустарником и мелкими деревцами просеку, как и та, по которой я сюда приехал. В итоге, двигаться опять было не очень удобно, но любая дорога — все равно гораздо лучше, чем полное ее отсутствие.

Через день неспешного пути я выехал на более-менее нормальный сельский проселок и, добравшись до небольшой деревушки, с опаской зашел в местную таверну. К моей тихой радости, всем было на меня наплевать. Пришел путник, хочет помыться, пожрать и переночевать? Без проблем, главное — чтобы платил. На голову, предусмотрительно замотанную еще одним куском ткани от жилета, никто внимания тоже не обращал.

Уезжая на следующий день, я жалел только о том, что в деревеньке не было никого, кто мог бы как следует обстричь мою отросшую шевелюру — длинные волосы под повязкой быстро загрязнялись и голова начинала немилосердно чесаться, заставляя останавливаться у каждого встреченного водоема и немного ополаскиваться.

Потянулись однообразные дни пути. Я крался по проселочным дорогам Империи, избегая заглядывать в большие города, останавливался в захудалых тавернах и постоялых дворах, расположенных в мелких непритязательных селениях — и постепенно приближался к Срединному княжеству, время от времени оставляя позади себя листок-другой с печатью Эйя. Эта обязанность меня уже начала серьезно раздражать, но договор есть договор — и я время от времени все же подбрасывал бумажки в укромные места. Кто-нибудь все равно найдет.

Местность постепенно становилась все холмистее, дороги, которые я выбирал, вели все выше и выше. А уже совсем неподалеку виднелись настоящие горы.

Я был впечатлен. Стены Мертвого плато больше не казались мне чем-то, достойным упоминания. Эти горы — исполинские серые гиганты, пронзающие облака и уносящиеся в неведомую высь своими украшенными снежными шапками вершинами, — внушали трепет и благоговение. Сливаясь в огромный хребет, они возникали где-то на северо-западе от меня — на границе Империи и Тардии. Затем постепенно вырастали, заслоняя собой все северное направление, а еще дальше решительно сворачивали к югу — и уже там, в неведомой дали, снова сходили на нет, теряясь на территории Империи.

И где-то в центре этого исполинского каменного массива притаилось нужное мне княжество.

— Это тебе, друг, еще долго ехать придется, — весело сообщил мне хозяин очередной таверны. — С этой стороны к княжеству проходов нет, нужно дней пять вдоль гор ехать. Потом попросишь, чтобы тебе показали, как добраться до Предгорья — это самая большая деревня в тех краях. И вот от нее уже идет нормальная торговая дорога к этим горным засранцам.

— А почему — засранцам? — невольно улыбнулся я.

Хозяин скривился.

— Да они в самом прямом смысле слова засранцы. Им в своей долине гадить-то куда-то нужно. Вот и гадят так, чтобы дерьмо реками уносило. И одна из этих рек совсем неподалеку с гор стекает… нет, конечно, для хозяйства-то хорошо, земля радуется. Но вот душок, бывает, с той стороны тот еще прилетает… Ты, в общем, в наших краях лучше не купайся и из речек не пей. А то нарвешься еще.

Только сейчас я понял, откуда берет происхождение витающий в воздухе легкий утонченный аромат — и, не сдержавшись, засмеялся. Потом вспомнил, что совсем недавно в очередной раз ополаскивал голову — и от души выругался.

Хозяин не обратил на ругань внимания.

— Все смеются, — заметил он с некой печалью. — Всем смешно. Зато, когда один аристократик из того самого княжества изволил ополоснуться в одной местной тихой речушке… Вот тогда мы тоже повеселились. Поделом ему, засранцу.

Спустя еще четыре дня я прибыл в Предгорье, оказавшееся даже не деревней, а самым что ни на есть маленьким городком, хоть и без стен. Здесь наконец-то нашелся брадобрей, приведший мою небритую физиономию в порядок и заодно умело обстригший волосы. Я снова стал выглядеть потасканным нищим аристократом… Хм, неудачное сравнение. В общем, мой вид стал говорить о том, что я — более-менее обеспеченный путешественник, а не вышедший из лесов немытый отшельник.

Надеюсь, этого хватит, чтобы меня не выкинули из княжества сразу же, как только увидят.

На следующий день дорога под копытами моей лошади начала все больше и больше забираться в гору. Деревьев постепенно становилось все меньше, сам путь превратился в довольно узкую тропу, а воздух заметно посвежел. Я с сожалением вспоминал лавки в Предгорье, торговавшие теплой одеждой, но тратить несколько часов на то, чтобы вернуться в город, а потом снова лезть в гору, мне не хотелось.

Еще через два часа я крепко пожалел о том, что не вернулся.

Растительность вокруг тропы исчезла напрочь. Вокруг виднелись только тесно смыкающиеся скалы, между которыми порывистый ветер гнал нескончаемую снежную поземку. Где-то далеко позади просматривались зеленые поля и леса… Но я находился в самом настоящем сердце ледяных скал. По крайней мере, мне так казалось.

Поземка потихоньку усиливалась, превращаясь в настоящую вьюгу.

— Кого там демоны несут? — раздался недовольный голос впереди меня и прямо из снежной круговерти выступил воин в меховой одежде и со знаками различия Империи.

— Я… в-в-в… к-к-княж-жеств-во… — с трудом сообщил я.

— Ну ты и тупень, — искренне восхитился он, сумев разглядеть, во что я одет. — Иди за мной, а то сдохнешь тут.

Я не стал отказываться, послушно направив лошадь за воином. Тот в итоге вывел нас к аккуратному длинному сараю, тщательно утепленному и весьма надежному на вид.

— Конягу свою здесь оставляй. Если хочешь, за пяток серебряных ее Ивар и почистит, и накормит.

— С-согласен, — я непослушными руками выудил из рюкзака монеты и отдал их незаметному человечку, на которого указал воин.

— Пойдем, — он хлопнул меня по плечу. — Дадим тебе чего-нибудь горячего, а заодно и отметим в граничной книге.

Пройдя еще пару десятков шагов через снег, мы оказались возле солидного каменного строения.

— Пограничный пост, — пояснил мне спутник и толкнул дверь.

Блаженство… Именно его я ощутил, когда зашел внутрь. Тепло, уютно, вкусно пахнет хлебом и копченым мясом…

— Ты извини, у нас все же не трактир. Так что накормить тебя не получится — провизия подотчетная, — развел руками приведший меня воин. — Но отвар снежный мы тебе сделаем, отогреешься. Садись сюда вот.

— Спасибо, — поблагодарил я. — А можно я свою еду пожую?

— Без проблем, — великодушно махнул он рукой. — Кстати, меня зовут Ахарро Коготь.

— Я Кир, просто Кир, — пожал плечами я, наблюдая за тем, как Ахарро наливает в огромную кружку горячий отвар, приятно пахнущий лесными ягодами и какой-то снежной свежестью, что ли.

— Ладно, — передо мной бухнулась кружка, а сам воин достал огромную потрепанную книгу и уселся напротив. — Рассказывай, за каким демоном тебя понесло в эту холодрыгу.

— Выполняю поручение одного из… гм… засранцев.

Ахарро весело хрюкнул.

— Ну, это в книгу не запишешь… Значит, двигаешься в княжество по заданию кого-то из тамошних жителей… Аристократ, обычный?

— Кто, я?

— Нет, — хмыкнул воин, скептически рассматривая мою одежду. — Задание тебе поручил выполнить кто?

— Аристократ.

— Доказательства есть?

— Ну, он мне с собой перстень дал, — я порылся в рюкзаке и выудил оттуда украшение.

— Ну надо же, кто-то из Хранителей… Давно про них ничего не слышал, — удивился Ахарро. — В чем заключается твое задание?

— Не могу сказать, — виновато пожал я плечами, отхлебывая восхитительный напиток. — Сами понимаете…

Страж границы хмыкнул.

— Двигался в княжество по кофи… конфен… кофиденцальному торговому заданию семьи Хранителей, — с трудом сформулировал он цель моего визита. — Ладно, раз замешана аристократия, то пошлину можешь не платить. Вопросов к тебе больше нет, отогревайся, пей-ешь, да езжай себе дальше.

Ахарро захлопнул книгу и поднялся на ноги.

— А у вас какую-нибудь одежду купить нельзя? — жалобно спросил я, вспоминая вьюгу, кружащуюся за дверью.

— Нет, парень, уж извини — все подотчетное. Но ты не переживай, впереди шагах в ста княжеская крепость — там, если ты им колечко покажешь, тебе все, что хочешь, выдадут.

Я остался один на один с кружкой отвара. А чего тянуть тогда, спрашивается, раз княжество начинается уже в сотне шагов?

Допив напиток, я глубоко вздохнул, собираясь с духом, а затем, кивнув на прощанье возящемуся около массивного очага воину, вышел в холод.


Глава 8

Очертания пограничной крепости выплыли из снежной круговерти как-то очень неожиданно, в одно мгновение. Я, издав вздох облегчения, дернулся вперед, таща за собой в поводу лошадь — и тут же замер.

— Проклятье…

Прямо передо мной находилась пропасть. Хотя, наверное, правильнее было бы сказать — большая расщелина. Двадцать шагов пустоты, заполненной кружащимися снежинками — и никакого дна.

Я опасливо отступил на шажок, вглядываясь в противоположную сторону разлома.

Там, сразу от края провала, вверх уходила черно-серая каменная кладка. Высотой в четыре человеческих роста, испещренная темными отверстиями бойниц и украшенная наверху солидными зубцами. Под которыми зачем-то была горизонтально закреплена огромная каменная колонна.

Переведя взгляд ниже, я догадался — зачем. Там, в самом центре стены, виднелись небольшие ворота, от которых на мою сторону расщелины уходил тонкий каменный мост. Чем угодно могу поклясться — при первых же признаках осады висящее наверху каменное бревно рухнет вниз, унося с собой в пропасть единственное доступное средство для перехода ущелья.

После чего враги могут сколько угодно прыгать от бессильной злости на другой его стороне.

— Придумщики…

Если в таком же духе сделаны и остальные проходы в княжество, то я не удивлен, что его никто так и не завоевал ни разу. Правда, возникает закономерный вопрос — что мешало сделать мост обычным, подъемным, как в некоторых крепостях? Все же у гномов — какая-то своя, непонятная логика.

В этот момент особо сильный порыв ветра напомнил мне о том, что пора двигаться дальше — и я побрел вдоль края обрыва в ту сторону, где мост упирался в мой край пролома.

Идти по каменной дорожке шириной шага в три под пронизывающим и пытающимся сбить с ног ветром было страшно. Очень страшно. В случае чего, думаю, не спасла бы уже никакая магия…

Но мост закончился, а ни я, ни лошадь с него так и не сорвались. И перед нами наконец оказались тяжелые стальные ворота. Накрепко закрытые.

Я постучал по ним кулаком. Пнул ногой. Достал нож и двинул рукояткой по холодному металлу. Мне никто не собирался отпирать. Похоже, местные стражники просто пили вино или резались в карты…

— Ну и что буянишь? — послышался сверху насмешливый голос. — Что нужно?

Задрав голову, я увидел ехидно скалящуюся морду, выглядывающую из бойницы второго этажа, и, вспомнив слова Ахарро, ответил как можно более негодующим тоном:

— Следую в княжество согласно пожеланию семьи Хранителей. Вы намерены чинить мне препятствия?

Морда поскучнела в мгновение ока.

— Сей момент откроем…

Ворота, действительно, открылись поражающе быстро. А из-за них на меня уставилась четверка вооруженных до зубов воинов, за которыми виднелись еще одни запертые двери…

— Подтверждение полномочий, быстро! — рявкнул один из стражей. — Иначе улетишь с моста, как снежинка!

Я, невольно сглотнув слюну, кивнул и принялся выискивать в рюкзаке перстень. Нашел, протянул его воину.

— Похож на настоящий, — нехотя признал тот, рассмотрев кольцо со всех сторон и возвращая его мне. — Проходите, уважаемый.

Скользнув между стражников, я услышал, как за спиной лязгнули, закрываясь, створки — и тут же открылся проход перед моим носом. Пройдя в него, я оказался в недлинном коридоре с потолком, усеянным подозрительного вида отверстиями. Небось, специально сделали, чтобы обливать маслом незваных гостей, а потом поджигать их и весело наблюдать за интересным зрелищем.

Пробравшись через еще одни ворота, я попал во внутренний двор крепости — и остановился, не имея понятия, куда идти дальше.

— Вам налево, к начальнику, — произнес один из встречавших меня воинов, появившись, в свою очередь, из прохода. — Пойдемте, покажу.

Начальник крепости занимал обширный богато обставленный кабинет на первом этаже. В глубине комнаты потрескивал уютный камин, под ногами неожиданно оказался мрамор, на стенах расположились многочисленные охотничьи трофеи…

— Добро пожаловать в Снежную крепость, — поднялся из-за стола поджарый человек в какой-то неизвестной мне одежде. Весьма и весьма элегантной и богато выглядящей. Кажется, это называется камзол…

— Позвольте засвидетельствовать вам свое почтение, комендант, — я вовремя вспомнил, как нужно правильно называть начальников всевозможных гарнизонов в княжестве. — Рико Пепельный, из Пустоши, к вашим услугам.

Комендант, кажется, удивился, но не подал особого вида.

— Рад приветствовать вас, уважаемый Рико Пепельный, — слегка склонился он. — Мое имя — Алеко Изумрудный и я, как вы правильно отметили, комендант этого места.

Я отвесил чуть более низкий поклон, чем Алеко, и явно упрочил хорошее впечатление о себе. Комендант широким жестом указал мне на роскошное кресло, а сам вернулся за стол.

— Ваши манеры безукоризненны, — явно польстил он моему самолюбию. — Полагаю, что имею честь разговаривать с человеком высокого происхождения? Простите, я не очень осведомлен о делах Пустоши.

Высокого происхождения… Мне вспомнился отец, погибший из-за меня и моего взлета…

— Боюсь, меня нельзя в полной мере назвать таковым, — пожал я плечами. — В Пустоши вообще не существует наследственной аристократии. Так что мои манеры — лишь результат прилежного обучения и желания взойти к свету.

Алеко ничуть не удивился и не расстроился, лишь понимающе кивнул головой.

— Дежурные доложили мне, что у вас есть поручение, данное вам семьей Хранителей. Думаю, если бы я выбирал того, кому можно поручить нечто ответственное и важное, то выбрал бы подобного вам человека.

От меня не ускользнул тот факт, что комендант начал относиться ко мне чуть по-другому. Самую малость. Но стал — я теперь, сказав, что не являюсь аристократом, уже находился на другой ступеньке, неизмеримо ниже его.

— Единственная странность во всем этом, — продолжил Алеко, — это то, что Феллан Хранитель уже давно не покидал княжество, а его сестры — и подавно. Не могли бы вы прояснить, каким образом и кто поручил вам ваше дело?

Я слегка задумался.

— Простите, господин комендант, — я сам невольно сбился на подчиненный тон и разозлился на себя за это, — а что случилось с Андреасом Хранителем?

— Он умер два или три года назад, — пожал плечами хозяин кабинета.

Ситуация несколько усложнилась. Впрочем, есть еще этот Феллан, теперь, получается, нужно идти к нему.

Комендант терпеливо ждал, внимательно изучая меня ярко-зелеными глазами.

— Наверное, будет проще, если я вам просто расскажу свою историю, — вздохнул я.

Алеко ободряюще кивнул, продолжая молчать.

— Я — охотник. Так в Пустоши называют людей, которые занимаются исследованием опасных мест и поисками реликтов древней войны. В один не очень счастливый день меня занесло в отдаленные места, где я наткнулся на старый скелет. У скелета было вот это, — я протянул коменданту перстень.

Некоторое время тот изучал печатку, затем кивнул.

— Да, это один из фамильных перстней Хранителей. А нашли вы, похоже, Брейка Хранителя.

— Возможно, я так и не узнал его имени. Так вот, при нем также нашелся истлевший дневник, благодаря которому я узнал, откуда он и кто его родственники. К тому времени у меня образовались серьезные неприятности в Пустоши, поэтому я решил побыть некоторое время вдали от дома, а заодно и совершить благое дело — рассказать семье о судьбе пропавшего родственника.

Алеко понимающе хмыкнут.

— Боюсь, его брат не очень обрадуется. Да и сестры тоже. Все-таки столько лет прошло, все уже забылось… Но вы правы, их обязательно нужно поставить в известность.

Я отметил, что он ни словом не заикнулся о том, чтобы посмотреть дневник. Все же воспитание у них здесь находится на высшем уровне. Понимает, что первому найденную реликвию читать нужно брату — и не лезет.

Тем временем, комендант достал из стола внушительную грамоту и принялся быстро что-то на ней писать. Затем поставил размашистую подпись, капнул на лист черной смолой и отпечатал там свой перстень.

— Держите, — протянул он мне получившийся документ. — С этой бумагой вам везде помогут, так что до столицы доберетесь без проблем. А пока я рекомендую остаться у нас на ночь — до ближайшего города вы все равно сегодня не доедете, а места здесь суровые.

Следующим утром, переночевав в уютной гостевой комнате и получив от заботливого коменданта отличную меховую куртку в подарок, я выбрался за пределы крепости. Вьюга утихла, вокруг меня был лишь чистый морозный воздух и запорошенные снегом скалы. Изо рта при каждом вздохе вылетали облачка пара. Некоторое время я даже забавлялся, стараясь придать им какую-нибудь особенную форму. Но не преуспел в этом.

А затем дорога незаметно пошла под уклон и в один прекрасный момент мне открылась вся долина, в которой располагалось княжество. Я даже придержал лошадь, рассматривая открывшуюся картину.

Огромная каменная чаша неправильной формы, теряющаяся своими краями в голубой дали. Массивные горные вершины по ее краям, то здесь, то там величаво уходящие в небо. Ленивые облачка, кое-где проплывающие подо мной, немного заслоняя вид. И — зелень. Настоящее буйство зеленого цвета там, далеко внизу. Более темные пятна — леса и рощи, менее светлые и более яркие — поля и луга.

А посреди этого всего виднеются несколько городов, соединенных тонкими светлыми ниточками дорог и толстыми синими речками.

Одна из рек, изрядно петляя и проходя через ближайший ко мне город, игриво подбегала к краю чаши, теряясь там из вида. Наверное, это — именно та из-за которой жителей княжества в Империи и зовут засранцами.

Я улыбнулся и тронулся вперед. Пора посмотреть, что творится внутри этой страны.

Постепенно становилось все теплее. Изредка порывы ветра даже доносили из глубины долины приятные запахи цветущих растений, а городок, располагающийся неподалеку от подножья гор, уже не казался нарисованным, приобретая все более и более реальные черты.

Дождавшись, пока холод окончательно уйдет, я остановился. Нужно было в качестве предосторожности сделать одну вещь, а именно — удалить с меча клеймо мастера и герб. А то, чувствую, с местных аристократов станется отобрать свое фамильное имущество обратно.

Присев на камень, я положил меч на колени и достал нож. По идее, он должен резать и такой металл тоже… Возможно, конечно, возникнут вопросы по поводу недавних царапин, но доказать никто ничего не сможет.

Лезвие ножа аккуратно дотронулось до увитой золотыми прожилками черной поверхности… И меч, словно живой, дернулся и соскользнул у меня с колен.

— Ах ты ж…

— Ну и чем ты здесь занимаешься? — послышался рядом недовольный голос. Я вздрогнул, но, обернувшись, успокоился — ко мне опять пожаловал Эйя собственной персоной.

— Так что ты делаешь с мечом, позволь полюбопытствовать? — мрачно произнес демон, рассматривая нож в моих руках.

— Нужно срезать знак мастера и герб, — ткнул я пальцем в символы на лезвии.

Эйя подошел поближе и забрал у меня меч.

— И ты, конечно же, не нашел ничего лучше, чем тыкать в него другой магической безделушкой? — демон уставился на черное лезвие и знаки, выбитые на нем, исчезли, словно растворившись в металле.

— Держи. И думай иногда, прежде чем что-то сделать.

Демон исчез, а я, наплевав на его недовольство, спрятал меч в ножны и отправился дальше по дороге. Цель достигнута, герб сведен — а уж каким образом это сделано — неважно.

Через пару часов я наконец спустился с горы. И оказался в теплом и приветливом месте, заполненном жужжанием насекомых, пением птиц и журчанием речки, текущей неподалеку.

Впрочем, к местным речкам у меня теперь очень осторожное отношение.

До города было уже рукой подать — я спустя всего полчаса вступил на его улочки. И на некоторое время притормозил, рассматривая местную обстановку. Здесь все было не так, как в привычном мне мире. Даже мостовая — и та оказалась не серого или черного цвета, а бледно-желтого. Дома же отличались просто разительно. Никаких темных тонов, массивных каменных блоков — только легкая кладка, изящные формы и веселые цвета.

Рядом со мной остановился вальяжный стражник, как-то по-доброму улыбнулся и произнес:

— Первый раз в княжестве, уважаемый? Все в первый раз так смотрят.

Я кивнул.

— А зимой не холодно в таких домах? Они какие-то слишком легкие.

— Нет, — беззаботно махнул рукой страж. — У нас здесь несколько вулканов, то и дело гейзеры попадаются, земля теплая. Так что зимы здесь даже мягче, чем у вас там, в Империи.

— Понятно…

— Кстати, раз уж вы в первый раз здесь, не могу не посоветовать. Отложите на денек все ваши дела и съездите во-он к той горе, — он развернулся и указал пальцем в сторону невысокой, но очень острой вершины. — Около Иглы находится самое красивое поле гейзеров. Больше вы такого нигде в мире не увидите.

— Спасибо, — я невольно заинтересовался. В конце концов, время у меня есть, семья аристократа, подождав пару десятков лет, подождет и еще сутки — почему бы и не съездить.

Но сначала — гостиница и новая одежда. Я, посматривая по сторонам, понял, что выгляжу, мягко скажем, не так, как все. В принципе, в среде крестьян и мастеровых княжества я, наверное, не вызвал бы вопросов, но мне все-таки нужно будет отправляться на прием к местной знати.

Хозяин найденной гостиницы поразил меня в самое сердце названной ценой за проживание. Два золотых. Два, демоны их побери, золотых за один день в самом жалком номере. И этот гад только посмеялся, услышав попытки робко поторговаться. Я почувствовал, что поездка к гейзерам отменяется. У меня, конечно, еще есть деньги, но уж точно не столько, чтобы жить в княжестве хоть одни лишние сутки.

Внутренне обливаясь слезами, я отдал два желтых кругляшка, поставил лошадь в конюшню и отправился в город.

Спустя час неторопливой прогулки, остановившись в крохотном парке, я сел на ажурную лавочку и загрустил. Чтобы хоть немного вписаться в местное общество, мне требовалось полностью сменить одежду. Купить элегантную заплечную сумку вместо моего рюкзака. И привести прическу в соответствие местным стандартам.

Денег на это все хватало буквально впритык. Цены в княжестве на все подряд были просто зверские.

Появился даже огромный соблазн оставить все, как есть — но я, хоть и с некоторым усилием, все же отбросил эту мысль. Мне каким-то образом нужно пробраться в княжескую библиотеку, а для этого не помешало бы сначала произвести хорошее впечатление на аристократа, способного получить для меня нужное разрешение.

Испустив преисполненный тоски вздох, я поднялся и решительно направился в сторону ближайшего магазина одежды.

Еще через пару часов меня уже было не узнать. Аккуратно и коротко подстриженный, я теперь был одет по последней княжеской моде. Иссиня-черный камзол с тонкими прожилками серебра, такие же штаны, новые сапоги, гораздо более удобные, чем мои предыдущие. И гораздо более дорогие, чтоб им пусто было. Поверх камзола красовалась куртка схожего вида, но уже чисто черная. А в довершение всего пришлось приобрести объемистую походную сумку — тоже черную, тоже удобную — и тоже дорогую.

Я почувствовал себя более-менее похожим на местный зажиточный народ. Вот только в кошельке после всех этих обновок осталось едва ли с десяток золотых. Как раз можно прожить четыре дня, а потом идти и попрошайничать.

У меня, правда, оставался проверенный способ на самый крайний случай — я всегда могу продать парочку книг, привезенных из Пустоши. Думаю, здесь они стоят заметно дороже, чем на нашем полуострове. Но это — на самый крайний случай. Сначала все же нужно добраться до семьи умершего аристократа.

Ночь прошла восхитительно. Я, наверное, никогда еще не спал на такой прекрасной кровати. Вдобавок, расставленные по полочкам хитрые благовония позволяли как следует расслабиться и полностью погрузиться в отдых. А обильный завтрак, принесенный милой служанкой прямо в номер, оказался воистину прекрасным завершением моего проживания в этом месте. Даже боль от утраты двух золотых монет отошла куда-то в сторону.

Хозяин гостиницы заверил меня, что до столицы можно добраться всего за три дня — и я отправился в путь. В этот раз даже не подумав оставить в городе демонскую печать — с Империей-то у меня отношения уже подпорчены, а вот поганить репутацию еще и в княжестве однозначно не хотелось. Кто его знает, возможно, мне здесь еще жить и жить…

Следующую ночь я провел в небольшом селении, умудрившись снять комнату на местном постоялом дворе всего за половинку золотого. В душу закралось гадкое подозрение, что в приграничном городке просто нагло грабят ничего не понимающих в местной действительности путников. Но что сделано, того уже не воротишь.

Еще через два дня, уже окончательно привыкнув к размеренной и неторопливой жизни княжества, я добрался до пригородов столицы.

Душа Гор впечатляла. Название, всегда казавшееся мне несколько глуповатым, как оказалось, вполне подходило городу.

Прямо посреди княжества немного поднимался над окружающей местностью небольшой массив обсидиановых скал — и именно на них был основан город. Не знаю, сколько времени и сил потребовалось гномам, чтобы сточить ненужные уступы, пробурить тоннели, возвести ажурные арки и переходы — но это все было сделано. Скопление скал превратилось в блистающий торжественным черным блеском шедевр — и на нем начали строиться особняки и дворцы. Белоснежные, восхитительно красивые — и украшенные причудливыми, специально выращенными растениями. Эльфы, как и гномы, не зря ели свой хлеб.

Рядом остановился какой-то горожанин, с улыбкой посмотрел на мою восхищенную физиономию и доброжелательно произнес:

— Доброго дня вам, уважаемый. Вы, я смотрю, в первый раз Душу видите?

Я кивнул, продолжая рассматривать созданный руками нелюдей шедевр.

— Верхний город всем нравится, — заметил словоохотливый собеседник. — Но туда обычно никого не пускают, разве что по важным делам лордов или князя. Впрочем, через пару недель будет праздник лета, тогда каждый сможет прогуляться по нему. Я вам очень советую дождаться.

— Спасибо большое, — поблагодарил я горожанина и тот, довольный собой, отправился дальше.

Вот, значит, как. Верхний город, оплот аристократов. Лордов, как их здесь любят называть. Туда-то мне и надо, полагаю.

Нижний город тоже был красив. Не особо ограниченный площадью, он оказался усеян располагающимися повсюду небольшими парками, фонтанами, различными скульптурами — большими и маленькими. Время от времени попадались закованные во все тот же мрамор небольшие ручейки. И везде — красота. Большие и длинные здания для простых смертных и аккуратные особняки местных богачей — все дышало умиротворенностью и изяществом. Чувствовалось, что здешние обитатели просто не могут себе позволить построить что-то обыденное и непритязательное.

Я действительно начал ощущать, что нахожусь в мифическом раю, который обещает своим почитателям Валлар, бог знаний и мудрости. Интересно, а здесь есть его храм?

Как оказалось — нет. Но расспросы вывели меня к храму всех богов и я, оставив лошадь у изящной — кто бы сомневался, — коновязи, из любопытства зашел внутрь.

После чего мое сердце дало перебой.

В храме, возвышаясь над редкими посетителями, стояло восемь величественных каменных фигур. Восемь, а не семь, как везде.

Я осторожно подошел к постаменту Эстерси. Богиня, чуть другая, чем в своем небесном храме, все так же рассматривала людей у своих ног с величественным выражением на мраморном лице.

— Помоги мне, — прошелестел в ушах тихий голос, заставив меня подпрыгнуть от неожиданности.

— Конечно, госпожа, — пробормотал я вполголоса и робко прикоснулся к постаменту.

Мне показалось, что на самом пределе слышимости прозвучали тихие раскаты грома — но, возможно, это была всего лишь иллюзия.

— Тебе помочь, брат? — проходящий мимо жрец притормозил рядом. — Если у тебя есть вопросы и сомнения, ты можешь облегчить душу.

— Спасибо, брат… — я слегка помялся, затем все же задал интересующий меня вопрос. — А как получилось, что Эстерси осталась в храме? Дело в том, что я сам из Пустоши, по дороге сюда был в Тардии и Империи — но везде ее постамент был пуст.

Жрец довольно равнодушно пожал плечами.

— Срединное княжество не вмешивается в войны внешнего мира. А немилость, в которую впала Эстерси, — как раз результат такой войны. Мы были в стороне во время нее, мы держимся в стороне после. Богиня Неба — одна из восьми великих богов и это не изменит ничто, даже желание Империи про нее забыть.

— Ясно, — кивнул головой я. — и много у нее почитателей?

— Не особенно, — слегка сморщился жрец. — Сейчас люди вообще стали забывать богов — уж слишком давно они не являют своей силы в нашем мире. А у Эстерси были весьма особенные адепты — маги. Сам понимаешь, их здесь практически нет.

— Спасибо, брат.

— Не за что, брат, — улыбнулся в ответ жрец. — Если возникнут вопросы или настигнут переживания — приходи. Двери храма открыты всегда.

Выйдя из храма, я отправился в сторону Верхнего города, чувствуя все большую неуверенность. Обстановка вокруг меня становилась богаче — и мой наряд на этом фоне начал напоминать мне одеяние портового работяги из Агарока. Лучше бы уж я в своем привычном облачении остался.

Стража на воротах, ведущих в центр столицы, выглядела внушительно и вместе с тем нарядно. Идеально подогнанные по фигурам угольно-черные доспехи, сверкающие мечи, вынутые из ножен и зажатые в руках… Наверное, тяжко так вот стоять часами.

— Проход в Верхний город запрещен, уважаемый, — ровным голосом произнес один из стражников, не двигаясь с места и не пытаясь меня перехватить и задержать в случае необдуманных поступков.

— Э, да, уважаемые, я знаю, — достав грамоту, полученную от коменданта, я протянул ее охране. — Но у меня дело к одному из лордов.

За спинами все так же неподвижно стоящих воинов открылась небольшая дверь и оттуда вышел еще один стражник, чуть более представительный и важный. Взял у меня грамоту, он бегло прочитал ее и кивнул.

— Все верно, уважаемый Рико Пепельный, мы получили на ваш счет указания. Сейчас я выдам вам сопровождающего, он проведет до дворца Хранителей.

Вот значит как, на мой счет уже получены указания. И все в курсе, что некто Рико Пепельный едет к лорду.

В сопровождающие мне был выделен молодой стражник, веселый и явно довольный тем, что подвернулось более-менее интересное задание. Уже через пару десятков шагов он принялся болтать, рассказывая мне о дворцах и особняках лордов, мимо которых пролегал наш путь. Я особо его не слушал, путаясь в фамилиях и событиях, но смотреть на сами здания, являвшие собой настоящие произведения искусства, было интересно.

А затем между расступившихся скал, испещренных вырезанными галереями и лесенками, появился княжеский дворец. Я в очередной раз восхитился. Если дома аристократов пока попадались сплошь белоснежные — черным были лишь окружающие их скалы, — то главный дворец княжества блистал еще и золотом. Золото проскальзывало искорками в стенной кладке, золотом светились скульптуры, хаотично разбросанные по парку перед зданием и по главному фасаду…

— У нас княжеские цвета — белый с золотом, — пояснил словоохотливый спутник. — Чисто белый — это для лордов, хотя требований особых нет — видели, наверное, в Нижнем городе много кто белые дома строит. Ну, а черный — это цвет утонченности и изысканности.

— Ясно…

— А мы, кстати, уже на месте, — стражник остановился перед решеткой, ограждающей симпатичный особняк, прячущийся среди аккуратных деревьев. Дворцом его было можно назвать лишь с огромной натяжкой, но, если здесь так принято…

От дома вела аккуратная дорожка, заканчивающаяся массивными воротами прямо перед нами.

Мой сопровождающий потянул за какую-то цепочку и за стеной раздался мелодичный перезвон. А спустя несколько минут перед нами появился важный человек в роскошной одежде.

— Рико Пепельный к лорду Феллану Хранителю, — веско произнес стражник.

Важный человек кивнул и открыл небольшую калитку, приглашая меня внутрь. Я попрощался с сопровождающим и прошел на территорию особняка.

— Лорд вас ожидает, — произнес человек свои первые слова. — Но не прямо сейчас, так что, если вы не против, придется немного подождать. Полагаю, ожидание не продлится слишком долго, но в любом случае вам будет предоставлена гостевая комната, где вы сможете привести себя в порядок и отобедать, если будет такое желание.

— Понятно.

— Не перебивайте, — строго посмотрел на меня человек. — Так вот, когда лорд будет готов вас принять, я вас извещу. Нормы этикета гласят, что у вас будет минимум час, чтобы подготовиться к разговору. Будет лучше, если через час вы будете полностью готовы — не думаю, что лорд станет заставлять ждать его дольше, чем необходимо.

Мы вошли на украшенную тонкими витыми колоннами террасу, прошли мимо нескольких мраморных столиков, уютных плетеных кресел — и оказались внутри особняка.

Я постарался придержать челюсть. Везде все тот же мрамор, бордовое дерево, золото… Картины на стенах, восхитительные светильники… Вроде бы, слишком много всего, откровенный перебор — но все было так изумительно состыковано между собой, что создавало ощущение свободы и простора пополам с изысканной роскошью.

Боюсь, мне и за всю жизнь не накопить такой суммы, чтобы хватило на обстановку одного такого зала. Моя несчастная одежда в очередной раз показалась мне верхом неприличия, грубой подделкой под окружающую действительность. И очень хорошо, что местные аристократы придумали такие замечательные правила этикета.

Оказавшись предоставленным самому себе в небольшой уютной комнате, лишь немного уступающей роскошью залу на входе в особняк, я тут же отправился в ванную, нашедшуюся за неприметной боковой дверью. Немножко смутился, обнаружив целую полочку с различными кремами и маслами, но все же нашел там мыло, а затем и сумел набрать горячую воду, после чего провел десяток минут, нежась и отмокая.

Затем, напомнив себе, что скоро предстоит весьма важный разговор, отправился обратно в комнату, подивился незаметно появившемуся там подносу с фруктами и всевозможными закусками, а потом принялся рассматривать свою старую одежду.

— Да, однозначно, — пробормотал я и принялся надевать купленные еще в Пустоши штаны. Благо, озаботился их стиркой, когда покупал себе комплект местных вещей.

Лучше выглядеть тем, кто ты есть, чем жалкой копией того, с кем ты собираешься разговаривать.

Оставшееся время до раздавшегося вежливого стука в дверь я бездельничал, рассматривая обстановку комнаты, поглядывая из окна на крохотный парк, примыкающий к дому и упирающийся другим краем в вертикальную скалу, отполированную почти что до зеркального блеска, а также потихоньку пробуя принесенные мне закуски.

Они оказались вне всяких похвал.

Появившийся в дверях важный человек, увидев мой наряд, одобрительно кивнул.

— У вас врожденное чувство этикета, уважаемый Рико Пепельный, — благосклонно произнес он. — Сейчас вы выглядите гораздо более стильно и цельно.

Вот вроде и похвалил, а как будто бы и обгадил при этом, так сразу и не поймешь. Мол, нечего под местных обитателей подстраиваться, если только на безродного охотника и тянешь.

Я ограничился нейтральным кивком и отправился вслед за ним куда-то наверх. Мы поднялись по широкой мраморной лестнице, затем по узкой, сделанной из драгоценного черного дерева — и оказались перед массивной дверью из него же, украшенной замысловатой резьбой.

Важный человек два раза стукнул, открыл дверь и церемонно произнес:

— Уважаемый Рико Пепельный из Пустоши к лорду Феллану Хранителю!

После чего плавно повел рукой, приглашая меня проходить внутрь. Я послушался и дверь мягко закрылась у меня за спиной.

Кабинет, куда я попал, оказался небольшим и мог бы показаться скромным… Если бы не все та же мебель, картины и чудесный ковер у меня под ногами.

Хозяин кабинета, неброско одетый высокий человек лет сорока пяти, поднялся, приветствуя меня.

— Доброго вам дня, уважаемый Рико. Присаживайтесь. Позволите называть вас без приставки?

— Э… да, конечно, лорд Феллан, — позволил я себе ответную вольность, садясь в уютное кресло рядом с массивным столиком.

Впрочем, возможно, я просто неосознанно последовал местному этикету, так как собеседник на меня не обиделся. Напротив, достал из одного из шкафчиков бутылку вина и два бокала, поставив все это на стол.

— Очень рекомендую, вино с наших собственных снежных виноградников, — произнес он, разливая по бокалам рубиновую жидкость.

— Благодарю, — я, отчаянно пытаясь вспомнить, как нужно правильно пить этот напиток согласно правилам этикета, осторожно взял бокал и аккуратно втянул носом воздух. Интересный аромат, свежий…

— Расскажите мне про себя, Рико, — неожиданно попросил лорд, в свою очередь взяв бокал и совершенно спокойно и безо всяких хитростей сделав глоток. Я, чуть успокоившись по этому поводу, немного откинулся на спинку кресла.

— Что вас интересует?

Лорд Феллан неопределенно пожал плечами.

— Мне интересно, с кем свела меня судьба, — задумчиво произнес он. — Я в последнее время веду довольно затворнический образ жизни, больше читаю, чем интересуюсь внешним миром. Но ваше появление разбудило во мне любопытство. Я никогда не встречал никого из Пустоши.

— Ну, — я тоже пожал плечами, стараясь не расплескать вино, — моя история не особо выдающаяся. Я — сын трактирщика, который волей судьбы оказался обладателем магического дара и стал учеником мага…

— Даже так? — удивленно поднял брови лорд. — Простите, что перебил вас.

— Да, но учеба не продолжилась долго — учитель был убит, а мне пришлось убегать через всю Пустошь от врагов.

— И вы умеете пользоваться магией?

— Совсем немного, увы. Конечно, я кое-что знаю, но это очень немного по сравнению с настоящими магами и совершенная пустота — по сравнению с древними.

— Поразительно, — задумчиво пробормотал лорд Феллан и глотнул вина. — Никогда бы не поверил, что встречусь с настоящим магом.

— А вас не беспокоит такая встреча? — осторожно спросил я. — В Империи мне были не очень рады.

Аристократ пренебрежительно махнул рукой.

— Империя может заниматься чем хочет, до нее никому нет дела. А мы здесь считаем, что человека нужно судить по поступкам, а не по способностям.

— Это радует, весьма.

— Да, у нас хорошее государство, — кивнул лорд. — Но давайте теперь перейдем к изначальной цели вашего визита. Насколько я понимаю, вы узнали что-то о судьбе моего брата?


Глава 9

Бокал с недопитым вином был аккуратно поставлен на стол. Вопрос лорда означал переход к серьезному разговору и вести его, размахивая напитком, мне не хотелось.

— Во время путешествия по Пустоши мне пришлось воспользоваться неизвестным порталом, — начал я. — В результате меня забросило на Мертвое плато. Вам известно это название?

— Увы, нет.

— Это — область на севере Пустоши, своеобразный каменный стол, поднятый над равниной где-то на милю. Может быть, даже выше. О нем мало что известно, так как туда просто никто не может добраться. Мне же в некотором роде повезло — довелось очутиться в самом, наверное, неприступном месте полуострова.

Ощутив внезапно наступившую сухость во рту, я взял обратно бокал и отпил глоток вина.

— Само собой, я начал исследовать место, в котором оказался. И в один из дней натолкнулся на останки путешественника в одной из местных пещер. Мне очень жаль, но при нем было вот это, — я протянул лорду перстень.

Некоторое время в кабинете царило молчание. Феллан внимательно рассматривал кольцо, задумчиво крутя его в руках. Затем снял с пальца точно такое же и принялся рассматривать их вместе. Потом достал из ящика стола красиво оправленное увеличительное стекло и долго смотрел на перстни через него, повернувшись к окну.

Наконец, он прекратил это занятие и со вздохом положил принесенное мной кольцо на стол, надев свое обратно на палец.

— Как ни прискорбно это признавать, но вы действительно нашли моего брата, — горько произнес он, делая глоток вина. — Я, помнится, отговаривал Брейка от этого похода, сестры и отец — тоже. Лишь мать всегда и во всем поддерживала его. Жаль. Столько лет прошло…

Мы немного помолчали в память о погибшем. Затем лорд поинтересовался:

— Помимо кольца, что-то еще вы сохранили? Или там больше ничего не было?

— Было, лорд Феллан, — вздохнул я. — И, наверное, это — самое печальная часть моего донесения. Я привез его дневник.

Собеседник, явно предупрежденный о найденных мной записках брата, вздохнул.

— Что же, показывайте.

Чтение ветхого дневника заняло у лорда почти полчаса. Он то улыбался, как-то по-отечески нежно, то хмурился. А в концовке на его глазах появилась легкая влага. Я тактично отвернулся, рассматривая в окно виднеющийся вдалеке княжеский дворец.

Наконец аристократ взял себя в руки и положил дневник на стол.

— Что же, уважаемый Рико Пепельный, я приношу вам официальную благодарность от семьи Хранителей. Вы знали о назначенной за известия о лорде Брейке награде?

Я неуверенно пожал плечами.

— Нет, лорд Феллан. Я, если честно, взамен принесенных известий хотел просто попросить вас о небольшой услуге, да и все.

Но награда, конечно же, мне тоже не повредит.

— Это было давно, около пятнадцати лет назад. Нашедшему моего брата было обещано небольшое имение в Нижнем городе. Увы, сейчас я не могу сдержать то обещание…

— Поверьте, я и не прошу…

— …поскольку там уже много лет живет семья моей сестры. Но слово Хранителей нерушимо и, поверьте, вы в любом случае останетесь довольны.

— Лорд Феллан, повторюсь, я не из-за награды приехал, — немного стушевался я. — Хотя, признаюсь честно, не отказался бы от сотни золотых на обратную дорогу, но истинная цель моего визита заключается не в этом.

В голове поселилась назойливая мысль, намекающая на то, что я — идиот. У меня только что появилась реальная возможность остаться жить в этом восхитительном месте, забыв про Шарана и прочих недоброжелателей, а я от нее отказываюсь. Конечно, есть Эстерси…

— Я полагаю, этот вопрос стоит обсудить немного позднее, — поднял руку лорд. — Я примерно обрисовал, чего вы достойны, вы можете пожелать всего, что хотите, в этих пределах. Но сейчас меня больше волнует другое. Способны ли вы найти в Пустоши человека?

— Э… Ну, пожалуй, да, — неуверенно произнес я.

— Если вы найдете там этого Галларда, то можете рассчитывать на любую мою благодарность, — припечатал аристократ. — Если вы согласитесь, то я соберу необходимый вам отряд и полностью снаряжу его. Вам останется только воспользоваться вашим знанием полуострова и привести моих людей к преступнику.

— Простите, лорд Феллан, — до меня только сейчас дошло, что собеседник никак не сопоставляет известного писателя с проводником, послужившим причиной гибели его брата. — А имя Галлард Среброусый вам о чем-нибудь говорит?

— Да, я слышал о нем, хоть и не читал его романов, — он с подозрением уставился на меня. — Вы хотите сказать?..

— Мне в руки совершенно случайно попала одна из его книг, — принялся рассказывать я. — Он очень точно и со знанием дела описывал Пустошь. Настолько точно, что я вполне верю, что он проехал по ней не одну сотню миль. И в этой книге он описывал приключения молодого аристократа, отправившегося на поиски приключений ради того, чтобы добиться руки своей возлюбленной…

— Это точно не про моего брата, — заметил лорд, барабаня пальцами по столу. — Но вы правы, совпадение просто неслыханное. И очень подозрительное.

Я молча кивнул, ожидая его решения.

— А не согласитесь ли вы составить мне компанию в небольшой прогулке? — поинтересовался он наконец. — Хочу съездить к этому Галларду и поговорить с ним.

— Вы думаете, это разумно? Возможно, лучше привлечь стражу?

— Это же княжество, — отмахнулся лорд. — Ничего не случится. Но, конечно, мы возьмем с собой моего телохранителя. Чакко, выходи.

За моей спиной раздался легкий шелест и, обернувшись, я увидел высокого смуглокожего воина, плавно появляющегося из казавшейся до этого монолитной стены в шаге от моего кресла.

— Прошу меня простить, но предосторожности не чужды и нам, — не особо раскаивающимся тоном произнес лорд. — Чакко — с востока, с границы Сакка и эльфов. Он — непревзойденный воин.

Телохранитель весело улыбнулся, показав белоснежные зубы, а я уважительно кивнул. Противостояние самого восточного государства континента с ушастыми длится уже столетия, не сдвигаясь особо с мертвой точки. Но в постоянных боях и стычках действительно вырастают могучие воины.

— Приветствую достойного сына земли и ветра, — произнес я, стараясь правильно выговаривать резкие звуки чужого языка.

Глаза воина удивленно округлились.

— Приветствую идущего тропой огня, — ответил он на родном языке, чуть поколебавшись. Насколько я помню, так в Сакке обращаются к магам. Точнее, так к ним когда-то обращались.

— Я рад, что вы нашли общий язык, — произнес лорд, поднимаясь. — Осталось только совершить совместную поездку к многоуважаемому писателю.

В этот раз, когда я забирался на лошадь, у меня за спиной не было рюкзака — впервые за долгое время. И впервые, оставляя свои вещи без присмотра, я не переживал за их судьбу. Не в Верхнем городе столицы Срединного княжества.

Спустя десять минут мы подъехали к воротам, ведущим в Нижний город — и к нам вышел уже знакомый мне стражник.

— Рад приветствовать уважаемого лорда Феллана Хранителя, — склонил он голову. — Чем могу быть полезен?

— И вам мое почтение, уважаемый, — кивнул лорд. — Мне нужно знать, где живет известный писатель Галлард Среброусый. И, желательно, чтобы вы дали нам проводника.

— Будет сделано, лорд Феллан! — вытянулся в струнку стражник и исчез в своей стене.

Через пять минут перед нашими глазами появился немного взъерошенный воин с сонными глазами, ведущий в поводу статного жеребца. Моя лошадь заинтересованно фыркнула, но была презрительно проигнорирована.

— Позвольте провести вас, лорд, — поклонился воин и ловко заскочил в седло, разворачивая коня.

А мне стало чуть спокойнее. Аристократ, похоже, не очень понимает, на что способны люди, прошедшие Пустошь. А так, вчетвером, думаю, все будет нормально.

— Вот его имение, лорд, — проводивший нас через весь город страж остановился у небольшого, но уютного домика, располагающегося в крохотном парке. — Пойдемте.

Привязав лошадей, мы тесной толпой двинулись к особняку. Мне показалось, что я заметил в одном из окон движение, но, возможно, это было всего лишь разыгравшееся воображение.

Стражнику пришлось стучать несколько минут, прежде чем за дверью послышалось щелканье замков. Впрочем, нужно отдать воину должное — стучал он аккуратно, не стараясь выломать кулаком покрашенные в белый цвет доски.

— Слушаю вас очень внимательно, — ворчливым голосом произнес невысокий, но крепкий седой старик в просторном мешковатом халате, открыв нам дверь. — Зачем разбудили?

— К вам есть вопросы у лорда Феллана Хранителя, — ничуть не смутившись, сообщил стражник. Мне показалось, что старик легонько вздрогнул — Вы позволите зайти к вам в гости?

— Да, конечно, — пожал плечами Галлард. — Мое почтение, уважаемый лорд Феллан, прошу простить меня, что не узнал вас сразу.

— О, это не ваша вина, уважаемый, — любезно произнес тот. — В последнее время я практически не показываюсь на людях.

Мы прошли в небольшую уютную гостиную, украшенную расставленными повсюду книгами, затем лорд занял предложенное Галлардом кресло, а сам хозяин дома расположился напротив, многословно извинившись за то, что остальным негде присесть.

Впрочем, нам всем было к такому явно не привыкать. Я и Чакко остались стоять рядом с креслом лорда, стражник занял место поодаль, у окна.

— Итак, уважаемые, — проникновенным голосом начал старик, — чем же конкретно я обязан вашему визиту?

Лорд Феллан несколько замялся, но затем вздохнул и произнес:

— Полагаю, все в курсе того, что мой брат около двадцати лет назад пропал, отправившись в Пустошь. Все это время мы пытались его разыскать, предлагали награду — но никто так и не нашел никаких следов. До тех пор, пока вот этот молодой человек совершенно случайно не обнаружил останки и не привез в княжество его вещи.

— И где же вы, молодой человек, нашли лорда Брейка? — поинтересовался Галлард, рассматривая меня цепким и не очень добрым взглядом. Я слегка поежился от неприятного ощущения, вызванного холодными серыми глазами. — Я много пишу о Пустоши, даже был там пару раз — мне интересно.

— На Мертвом плато, — пожал я плечами. — Попал туда порталом из одного интересного места, затерянного в песках.

Мне показалось, что доброты во взгляде Среброусого стало еще меньше.

— Что же, это весьма интересно… Когда мы закончим с делом уважаемого лорда, я был бы рад пригласить вас на бокал вина и послушать, что нового происходит на полуострове. Если вы не против.

— Почту за честь, — слегка поклонился я, стараясь больше не встречаться со стариком взглядом.

— Так вот, — снова начал говорить лорд. — Среди его вещей нашелся дневник, в котором были подробно описаны последние дни его жизни. И, в частности, некто Галлард, который был у моего брата проводником. В связи с тем, что получается очень интересное совпадение, я бы хотел спросить у вас — не вы ли были этим самым проводником?

— Ну что вы, — неожиданно рассмеялся старик, картинно всплескивая руками. — Смотрите…

Откуда у него в руках появилась толстая изрезанная рунами палка, я так и не понял. Наверное, он прятал ее в рукаве халата.

Собственно, я вообще ничего не понял, в отличие от Чакко. Тот бросился вперед, как только заметил неестественное движение старика… И ему первому досталось от Галларда.

В комнате раздался резкий короткий свист и телохранитель рухнул на небольшой стол между стариком и аристократом. В его спине, оказавшейся прямо перед моими глазами, зияла дыра, сквозь которую было отлично видно доски столешницы.

Я долгое мгновение не мог прийти в себя, собраться, снова обрести то состояние, которое помогало выживать в Пустоши… Стражник оказался быстрее. Он тоже кинулся вперед, выхватывая меч — но по ушам опять резанул неприятный свист и воин, запнувшись, повалился на пол, гремя разорванными доспехами.

А теперь, похоже, моя очередь… Словно в тумане, я поднял левую руку, пытаясь вызвать свое защитное заклинание и наблюдая за тем, как палка в руках старика поворачивается в мою сторону.

— Нет! — я зачем-то растопырил пальцы, отчаянно вспоминая летящую в физиономию деревяшку.

Снова раздался свист, а затем, в то же самое мгновение, — громкий треск. С потолка между мной и Галлардом посыпалась пыль. Меня серьезно шатнуло.

Старик с недоумением посмотрел на свою палку, затем на потолок… В его взгляде проклюнулось опасливое изумление — и я пустил вперед огненное копье.

Слабость, нахлынувшая после того, как я сумел отразить смертельный подарок писателя, сыграла свою роль — я немного промахнулся.

Халат на левом плече Галларда вспыхнул жарким огнем, заставив его развернуться, закричать от боли и выронить смертоносную дубинку. Но основная часть огненного потока ударила дальше, выбив окно и на мгновение расплескавшись по раме.

Продолжая кричать, старик неожиданно резво бросился от нас в сторону прохода, ведущего вглубь дома. По пути стащил и отбросил в сторону горящий халат, повалил какой-то шкаф с книгами… Затем выскочил за дверь, захлопнул ее и с той стороны тут же послышался звук падения чего-то тяжелого. Завалил проход, гад.

И ведь сумел же как-то почуять неприятности, пока мы шли к дому. А потом явно еще и подготовиться успел, сволочь, за несколько минут-то…

Я наблюдал за всем этим, с трудом держась на ногах. Два заклинания подряд под корень подкосили мои силы — знай Галлард об этом, думаю, не убежал бы. Хотя, в таком случае я бы, наверное, сумел порадовать его еще одним копьем…

— Что это было? — послышался ошарашенный голос рядом со мной.

Я, несмотря на слабость, довольно весело хмыкнул.

— Это, лорд Феллан, в вашу жизнь на мгновение заглянула Пустошь.

Аристократ, все еще не очухавшийся, переводил взгляд с одного валяющегося трупа на другой. Я чувствовал, что его отчаянно мутит.

— Не стесняйтесь, лорд, если вас тошнит, это нормально, — произнес я, осторожно подбирая оброненную Галлардом палку и засовывая ее за пояс. Аристократ не обратил на это никакого внимания. Или просто не заметил, или решил, что я в своем праве.

— Это не нормально, — наконец произнес он, избегая смотреть на тела. — Что теперь нам делать?

— Наверное, рассказать все страже, — думаю, это действительно самый лучший вариант.

Лорд немного помолчал.

— А, может, догнать его самим? — неуверенно предложил он.

— Плохая идея, — все мое существо сразу же запротестовало против того, чтобы вот так мчаться за опытным преступником из Пустоши, достаточно сведущим для того, чтобы успешно использовать древние артефакты. — В следующий раз я могу и проиграть.

— А что вы вообще сделали? — требовательным тоном поинтересовался лорд. Ишь, приходит в себя, похоже.

— Сначала поставил щит против его артефакта, затем пустил в него огненное копье, но немного промахнулся, — как можно более равнодушно произнес я. Пусть считает, что такие стычки — это моя повседневная обыденность.

Феллан задумчиво покивал головой.

— Все-таки, магия — странная и впечатляющая сила, — глубокомысленно заявил он.

За стеной, с задней стороны дома, послышался стук двери, а затем топот копыт удаляющейся лошади.

— Полагаю, бросаться в погоню действительно будет неправильным, — сказал лорд, направляясь к двери. — Поедем к страже.

Меня неприятно поразило то, что на валяющееся тело своего телохранителя он практически не обратил внимания. Как будто у ребенка сломалась не особо любимая игрушка.

Никто из стражников нашему появлению ни капли не обрадовался. Но лорд княжества — это воистину великая сила. Я с немалым удивлением смотрел на то, как практически сразу же после его рассказа во все концы города понеслись конные воины, получившие задачу определить, в каком же именно направлении скрылся Галлард. Задумай я сам провернуть такое в том же Чернолесье — понадобился бы увесистый мешок золота, не иначе.

— Теперь остается только ждать, — мрачно произнес начальник стражи, которому и пришлось заниматься всем этим. — Отряд будет сформирован через полчаса, но узнаем мы точное направление не раньше, чем через час — тогда и отправимся в погоню.

— В таком случае, мы отъедем и вернемся через час, — сообщил ему лорд Феллан. — Нам тоже нужно будет собраться.

— Как пожелаете, — пожал плечами стражник. Похоже, ему было все равно.

До дома аристократа мы доехали в молчании. Лорд о чем-то напряженно думал.

— Возьмете другую лошадь, побыстрее, — наконец, сказал он. — Ваша не угонится за отрядом.

— Хорошо, — я не видел смысла спорить. Наездник я уже довольно опытный, справлюсь. А мое участие в погоне — дело, похоже, решенное.

— Вам еще что-нибудь потребуется? Оружие, доспехи?

— Нет, — отрицательно мотнул я головой. — То, что на мне — самое лучшее снаряжение для таких, как я.

Лорд кивнул, попутно махнув рукой важному человеку, чинно направляющемуся к воротам. Тот сразу же ускорил шаг.

— Нам понадобится запас еды на день, — сообщил Феллан подошедшему. — Помимо этого, нужно быстро оседлать двух лучших коней. И принесите мне легкий доспех.

Важный человек, чьего имени я так пока и не узнал, важно кивнул и исчез, словно его и не было.

— Лорд Феллан, позвольте, я загляну в комнату, где остались мои вещи.

— Да, конечно, — кивнул он. — Не тревожьтесь за их сохранность, можете смело оставить все ненужное здесь.

— О, и в мыслях не было, — улыбнулся я, направляясь к дому.

Мне хотелось всего-то положить к себе в рюкзак взятую после стычки палку. Пользоваться я ей пока не умею, положить некуда — так что пусть остается здесь.

Спустя полчаса мы выехали обратно в сторону казарм стражи.

— Вы вовремя, уважаемые, — хмуро сообщил нам начальник. — Мы только что узнали, что преступник покинул город с южной стороны. Наверное, хочет перебраться в Империю. Мы отправили сообщения на пограничные посты, но рядом хватает диких перевалов, через которые летом может пройти человек.

— Туда долго добираться? — поинтересовался я.

Стражник глянул на меня подозрительным взором, но все же ответил:

— Два дня, если очень поспешить.

Через двадцать минут мы плотным отрядом выехали из столицы и, подгоняя лошадей, понеслись на юг.

Я пытался представить себя на месте Галларда. Как бы я поступил? Скорее всего, добрался бы до гор, а затем, найдя какое-нибудь убежище, затаился бы на дни, а то и недели. После чего осторожно перебрался по знакомым перевалам на другую сторону гор и исчез в Империи. Но это я. А старик, наверное, сразу бросится к ближайшей горной тропе, спеша скрыться из княжества.

Ближе к вечеру в одном из сел на своем пути мы нашли местного стражника, который подтвердил, что старик в походной одежде действительно проезжал здесь около часа назад.

— У него лошадь еще очень уставшая была, — вспомнил воин.

Это, конечно, хорошо, но вот наши кони тоже практически полностью выбились из сил.

— Останавливаемся на ночлег, — решил командующий отрядом воин. — Если старик не дурак, то тоже где-нибудь заночует, так что мы не отстанем. Если дурак — то загонит лошадь и мы догоним его еще быстрее.

Галлард дураком не был — это выяснилось на следующее утро, когда мы добрались до следующего небольшого селения и выяснили, что он заночевал там со всеми удобствами, а уехал только часа полтора назад.

— Умный, гад, — с досадой бросил наш командир. — Знает, куда связь не сразу доходит…

Интересно, что за связь такая? Уж не та ли, благодаря которой так быстро предупредили жителей той деревеньки на моем пути?

Но выяснять этот вопрос было некогда — гонка продолжилась. Часы шли, горы все приближались — и в один прекрасный момент нам пришлось очень сильно замедлить свое движение, так как стражники принялись расспрашивать всех подряд встречных, пытаясь понять, куда именно мог двинуться Галлард. В то, что старик отправится по тракту прямо до границы, никто не верил.

Судя по ответам попадающихся нам людей, поведение воинов были вполне обоснованным — до некоторого времени Галлард все так же двигался по основной дороге, а затем словно исчез.

— Нет, уважаемые, не видел никого похожего, — сообщил нам уже третий крестьянин, возящийся на поле рядом с трактом.

Мы повернули обратно, время от времени посматривая на постепенно уходящее за горы солнце. Стражники то и дело разъезжались во все стороны по самым узеньким дорожкам, ища след беглеца — и все же нашли. Пастух, неторопливо погоняющий маленькое стадо каких-то волосатых быков, сообщил, что видел старика с белыми волосами, спешащего в сторону перевала Пищащей Крысы.

— А почему именно пищащей крысы? — не удержался я от вопроса.

— Там ветер очень тоненько пищит в скалах, совсем как крыса, — добродушно пояснил пастух, усмехаясь в усы.

Через час мы нашли лошадь Галларда. Животное, уставшее и изможденное, медленно щипало травку, не обращая внимания ни на что вокруг.

А впереди начинались скалы.

— Рохо, останешься с лошадьми, — произнес старший стражник. — Все остальные — за мной.

Поиск тропы не занял много времени. А вот взбираться по ней в гору было тяжело. Начинающаяся вполне обычно, она уже через несколько сотен шагов стала петлять среди огромных валунов, затем ушла круто вверх, потом по едва заметному уступу обогнула отвесную скалу, радуя нас видом обрыва под самыми ногами.

Стражники, не привыкшие к таким восхождениям, обливались потом, натужно пыхтели и изредка выдавали забористые ругательства, не особо обращая при этом внимания на присутствие аристократа. Сам лорд чувствовал себя еще хуже — сказывалось затворничество и отсутствие опыта в таких походах. Более менее сносно ощущал себя только я, но мне становилось все холоднее — меховую куртку я, конечно же, забыл.

Предложение командира остановиться на привал поддержали все — стремительно вечерело и сомневаюсь, что у нас получилось бы двигаться в темноте дальше.

Насобирав по округе каких-то веток, мы сумели развести костер и принялись ужинать в усталом молчании. Разговаривать не хотелось. Огонь, вяло трепещущий в сгущающихся сумерках, грел мало, а вот постепенно усиливающийся прохладный ветер, наоборот, старался вовсю.

Все отлично понимали, что предстоит провести ночь в объятиях холода — и никого это не радовало.

Разговоры не клеились. Костер горел все слабее.

А я начал чувствовать легкую тревогу.

Что-то было не так — и я довольно быстро сообразил, что именно. Мы сейчас думаем о том, как нам будет холодно ночью, о том, как мы будем преследовать старика завтра… И забываем, что старик совсем не прост. И наверняка прячется сейчас где-то неподалеку, думая, как бы с нами разделаться.

Я украдкой осмотрелся, сначала просто глазами, затем — магическим зрением. Ничего не заметил, но спокойнее от этого не стало. Может, поднять тревогу? Но тогда Галлард точно не нападет, а я буду выглядеть идиотом.

Проклятье. И правильного решения все равно не наблюдается. Или старик нападет, или нет. Если всех предупредить — не нападет, но люди измотаются и наутро мы его не догоним. Если не предупредить — нападет и кого-нибудь убьет, хорошо, если не всех. Кто его знает, какие еще артефакты он вытащил с собой из Пустоши. Но, если я буду настороже, то, возможно, успею что-то сделать…

Окинув взглядом кутающихся в имеющиеся тряпки спутников, я остановился на аристократе. И пододвинулся поближе.

— Лорд Феллан, позвольте вас на пару слов?

Тот поднял на меня усталые грустные глаза, в которых отражались легкие всполохи пламени от догорающего костра, и серьезно кивнул.

Мы аккуратно отступили в темноту, уйдя в тень ближайшей скалы.

— Лорд, мне кажется, что Галлард где-то рядом. И, скорее всего, нападет на нас сегодня ночью.

— Нужно сказать остальным? Хотите, чтобы я это сделал?

Я немного поколебался.

— Нет, наверное. Я не уверен до конца. И хотел бы подождать, пока он нападет.

— Тогда кто-то может погибнуть, — довольно равнодушно произнес аристократ. — Но, я так понимаю, это наиболее быстрый способ покончить со всем этим делом?

— Да, — произнес я. — Это звучит…

Пальцы лорда, схватившие меня за руку, заставили меня замолчать.

— Там, смотрите, — прошептал Феллан, указывая мне за спину.

Я обернулся.

Над дремлющими вокруг костра стражниками сгущалась легкая зеленоватая пелена. Несколько долгих мгновений она висела в воздухе, а затем беззвучно рухнула вниз.

Ничего не произошло. Люди все также продолжали сидеть, костер умиротворенно потрескивал, плюясь искорками в ночную тьму…

— Они не шевелятся, — послышался рядом тихий шепот.

— Тихо.

Некоторое время ничего не происходило, затем неподалеку от нас послышались тихие шаги и раздался негромкий злой голос.

— Уроды. Слабаки. Я и не таких к демонам отправлял…

Из-за едва видимого в темноте здоровенного валуна вышла невысокая фигура, в два шага оказалась у костра и без малейшего промедления вонзила длинный нож в спину ближайшего стражника. Лезвие скользнуло по доспеху и ушло в сторону.

Галлард негромко, но спокойно ругнулся, перехватил нож поудобнее и аккуратно перерезал стражнику незащищенное горло.

Рядом послышался тихий булькающий звук и я очнулся.

В сторону занесшего нож над вторым воином старика полетело заклинание… И неожиданно срикошетило, ушло в сторону и расцвело огненным цветком на скале неподалеку.

— А вот и наш маг, — удовлетворенно произнес Галлард, совершенно не удивившись нападению. — Ну, иди сюда, мальчик, посмотрим, чему тебя научила Пустошь.

Я собрался было пустить еще одно огненное копье, но тут же передумал. Слишком уж уверен в себе был противник.

— Ну, ты пока думай, а я делом займусь, а то очнутся еще, — пожал плечами старик и воткнул нож в горло второго стражника.

— Вот сволочь…

Не дожидаясь, пока Галлард убьет следующего застывшего воина, я шагнул вперед, в круг тусклого света от костра, доставая из ножен меч.

— Правильно, мальчик, соратников нужно защищать даже ценой собственной жизни, — удовлетворенно произнес старик и поднял меч одного из стражников. Крутанул его вокруг кисти и довольно кивнул.

А я похолодел — движения старика выдавали повадки опытного воина, я же и держать-то оружие толком не научился…

— Откуда ты, маг? — поинтересовался мой противник, медленно приближаясь.

— Из Хруста…

Стоило мне раскрыть рот, как Галлард шустро метнулся вперед, вытягивая меч в смертоносном прямом выпаде. Я смотрел на летящее в грудь острие и ничего не успевал. Только изо всех сил пожелать, чтобы мой недавно освоенный щит отразил удар.

Меч ткнулся в невидимую преграду и ушел в сторону, потянув за собой немного потерявшего равновесие старика — а у меня от нахлынувшей слабости подкосились колени.

Но на ногах я все же удержался и изо всех имеющихся сил рубанул врага по шее. Черное лезвие прочертило почти невидимый в темноте полукруг и, столкнувшись с какой-то защитой, отскочило, чуть не вывернувшись у меня из рук.

Я остался на месте, экономя силы. Галлард отскочил назад, выставив перед собой меч.

— Да ты и вправду маг, — заметил он удовлетворенно, аккуратно обходя меня с правой стороны. — Не ожидал кого-то из вашего племени увидеть на старости лет. Но силенок у тебя явно на самом донышке осталось, ведь так?

Он сделал пробный выпад, который я с огромным трудом отбил в сторону.

— И драться ты тоже не умеешь, — хмыкнул Галлард, неожиданно закрутив вокруг себя стальной веер. Хвастается… Галан Вепрь, пытавшийся вдолбить в меня хоть какие-то защитные навыки, весьма скептически относился к таким вот выступлениям, помнится.

Собрав все свое невеликое умение, я повторил выпад старика, просто и без затей ткнув вперед острием меча.

Удар, звон, клинок чуть не вылетает у меня из руки. А у Галларда — вылетает, сверкающей полосой уносясь в темноту. Я бросаюсь вперед, замахиваясь мечом… И могучий удар ногой в грудь, выбивая из легких весь дух, отправляет меня на землю.

Когда я поднялся, пытаясь восстановить дыхание, в руках у старика уже появился новый меч.

— Признаюсь, поделом мне, — доверительно сообщил он, опять приближаясь. — Недооценил противника, расслабился…

Я отступил на пару шагов, вытащив левой рукой найденный на плато нож. Посмотрим, что ты скажешь на это, скотина.

Галлард остановился, внимательно рассматривая новое появившееся в игре оружие. И как он еще видит что-то в этой темноте…

— Да ты полон сюрпризов, маг, — немного удивленно произнес он. — Это ведь именно то, о чем я думаю?

— Возможно, — не стал отпираться я, делая шаг вперед.

Противник отступил… А затем стремительно бросился ко мне. Удар. Магический щит, вызываемый уже чисто рефлекторно, снова останавливает его меч, одновременно бросая меня на колени вспышкой слабости. Черный клинок бесславно скользит по защите старика, втыкаясь в землю. А затем мой нос взрывается вспышкой боли, я беспорядочно отмахиваюсь ножом, чувствуя, как он что-то с громким треском режет своим замечательным лезвием — и все опять заканчивается.

Я поднялся на ноги, ощущая, что из носа непрерывным ручейком течет кровь и со злорадством рассматривая Галларда, морщащегося от боли и зажимающего рану на правом плече. В руке тревожно дрожал снова попробовавший крови нож, но сегодня мне было на это все равно.

— Понуфил, уфод? — гундосо поинтересовался я, снова поднимая меч.

В этот раз старик ничего мне не ответил, переложив меч в левую руку и настороженно следя за моим оружием.

Черный клинок полетел ему в голову и ожидаемо оказался отведен в сторону одним плавным аккуратным движением. Я тут же взмахнул ножом, заставляя Галларда спешно уворачиваться и поднимать оружие для защиты…

Лезвие моего меча проехалось по его штанине и легонько царапнуло ногу.

Я отскочил назад, опуская оружие к земле. Противник, ничего не понимая, замер напротив.

— Прощай, старик, — улыбнулся я как можно более гадостно. — Меч у меня тоже не совсем обычный.

Галлард перевел взгляд на свою ногу, открыл рот, чтобы что-то сказать — но вместо этого закричал. Отчаянно и громко.


Глава 10

Я не отказал себе в удовольствии и досмотрел агонию поверженного противника до конца. То ли на меня так плохо влияет общение с Невестой, то ли меняюсь сам по себе — но в этот раз вопли умирающего лились в мои уши сладкой музыкой.

И я не испытывал по этому поводу особого раскаяния.

— Все закончилось? — прозвучал рядом тихий вопрос, когда все закончилось и тело старика серой куклой замерло на земле.

Я повернулся к лорду, стараясь никаким образом не выказать презрение, переполняющее душу. Меня чуть не убили, я победил только благодаря чуду и двум магическим клинкам — а этот аристократ… мать его… Даже не подумал вмешаться и хоть как-то помочь.

— Да, лорд, теперь уже точно все. И, поверьте, этой смертью он сполна заплатил за вашего брата.

— Я рад, — все также тихо и тускло произнес Феллан. — Но это было страшно.

— Смерть всегда страшна, — пожал я плечами, неожиданно чувствуя себя умудренным опытом и закаленным жизнью стариком по сравнению с этим человеком, годящимся мне в отцы. — А здесь опять была Пустошь. У нас живут и умирают так.

— Вы настолько гордитесь тем, что родились в Пустоши? — неожиданно спросил лорд, продолжая рассматривать тело Галларда.

Я пожал плечами.

— Этим не стоит особо гордиться. Скорее уж — тем, что прошел ее вдоль и поперек и выжил.

— Да, наверное вы правы, — невпопад пробормотал Феллан, затем встрепенулся и уже более живым голосом спросил: — А что со стражниками? Они живы?

— Не вполне в этом уверен, — честно признался я. — Но Галлард планировал всех их перерезать — значит, скорее всего, живы. Возможно даже, слышат нас.

Воины начали отходить от заклинания только спустя полчаса. К тому времени мы с лордом, побродив по окрестностям, кое-как нашли еще немного топлива и снова развели погасший костер, вокруг которого сейчас и разносилась многоголосая ругань.

Стражники, как оказалось, все отлично видели и слышали. В том числе и убийство своих товарищей. А еще они замерзли с ног до головы и у них затекли все мышцы. Так что никто никого уже не стеснялся, костеря на все лады погоду, магию и проклятого старика, из-за которого все это случилось.

А через несколько минут вспомнили и про меня.

— Спасибо тебе, маг, — смотря мне в лицо, произнес командир отряда. — Без тебя нас бы прикончили, как цыплят. Будет нужда — приходи в казармы стражи Верхнего города, ты там теперь желанный гость. Спросишь Каро Шестого — и все твои проблемы решатся.

Следом подходили другие воины, что-то говорили, хлопали меня по плечам… А я стоял, красный от смущения словно речной рак в кипятке, и вспоминал, как безо всяких угрызений совести хотел оставить их в виде приманки для беглеца. И, получается, оставил.

Но мучительные для меня благодарности скоро закончились и все более-менее успокоилось.

— Вы же не проверяли тело? — поинтересовался разминающийся у костра Каро.

Я отрицательно мотнул головой.

— Ну, тогда посмотрим, что там у него есть, — пожал плечами стражник и принялся ловко обыскивать лежащее тело.

Поиски продолжались минуты две, затем он выпрямился и удивленно пробормотал что-то себе под нос.

— Что вы сказали? — тут же поинтересовался живо следящий за процессом лорд.

— Говорю — странно. У него ничего нет, совсем.

Я подумал о том, что артефакт, дававший старику защиту, похоже исчез после того как мой нож ее рассек. Такое случается достаточно часто.

— Значит, все вещи где-то рядом припрятал, — с воодушевлением заметил молодой стражник, активно прыгающий у костра. — Драгоценные камни, золото, артефакты…

— Ага, как же, — усомнился командир, но на его лице все же проскользнула тень заинтересованности.

В конце концов, стражи, даже в княжестве, — обычные вояки, у которых не очень-то много денег. А здесь такие возможности…

— Лорд Феллан? — поинтересовался Шестой, поворачиваясь к аристократу. — Как вы смотрите на то, что мы осмотрим завтра здесь окрестности?

Лорд равнодушно пожал плечами:

— Делайте, как хотите. Меня это не касается. Но, если найдете что-то магическое — отдайте это Рико.

Возражать никто не стал. Впрочем, лезть в темноту на поиски — тоже. Вместо этого мы все постепенно сгрудились около костерка, стараясь немножко согреться.

Я размышлял, что было бы неплохо научиться как-то себя обогревать магией — но не мог представить, как именно. Приходилось точно так же тесниться около умирающего огня и пытаться при этом хоть немного подремать.

Рассвет, потихоньку окрасивший место нашей стоянки в причудливое сплетение золотисто-голубых цветов, застал отряд уже вполне готовым двигаться в дорогу. Костер погас, а мы все замерзли до полусмерти — и оставаться на месте никто не хотел.

Но для начала стражники все равно отправились на поиски сокровищ Галларда, оставив нас с лордом ждать на месте стоянки — у Феллана изначально не было никакого желания куда-то идти и что-то разыскивать, а я растерял это желание во время ночного холода.

Где-то еще минут через сорок, когда мы совсем уже было собрались отправляться вниз не дожидаясь остальных, из-за скал появились возвращающиеся воины. И по их недовольным физиономиям все было понятно без всяких слов. Галлард явно спрятал свои вещи или очень далеко отсюда, или очень надежно.

Мы наконец-то тронулись в обратный путь. Снова прошли все изгибы тропы, вышли на более-менее приличный спуск — и добрались до Рохо и лошадей.

Тот, посмотрев на три тела, которые воины каким-то чудом все же вынесли на себе из гор, нахмурился, но ничего не сказал.

К столице мы двинулись все в том же мрачном настроении, но теплое солнце, светившее все сильнее и сильнее, потихоньку согревало тела, а вместе с ними и души. Пошли неторопливые разговоры между стражниками — кто-то рассказывал Рохо про все случившееся, кто-то обсуждал схватку с Галлардом.

На меня косились с каким-то наивным любопытством, смешанным с уважением — и иногда жалостью. Понятно, не каждый день ты встречаешь мага из Пустоши. Отсюда и любопытство, и уважение. Но вот мои воинские умения, продемонстрированные в поединке со стариком, могли вызвать только жалость — я это и сам отлично понимал.

— Расскажите мне, Рико, что я, как лорд княжества, могу сделать для вас, — неожиданно произнес ехавший рядом и молчавший практически все утро Феллан.

Я немного растерялся. Цель-то у меня вполне определенная, но…

— Можно сделать так, что вы станете жителем государства, — не стал дожидаться меня лорд. — Я отдам или куплю вам какой-нибудь особняк в Нижнем городе. Если хотите и если вам нужно будет уединенное место для занятий магией — я могу отдать участок земли неподалеку от семейных виноградников. Если нужны деньги — это не проблема. Если хочется вернуться в Пустошь — у вас будет лучшее снаряжение и отряд, который проследит, чтобы никто вам не мешал.

Вот оно — исполнение всех желаний… Протяни руку — и бери. Живи в Срединном княжестве, радуйся…

— Если вы беспокоитесь по поводу работы, — то, думаю, это уже неактуально. В стражу Верхнего города вас возьмут уже завтра, если захотите. У меня теперь нет телохранителя — с вашими умениями вы можете им стать. Думайте, уважаемый Рико. Княжество — не самая теплая, но самая спокойная, просвещенная и безопасная страна в мире. И вы можете занять в ней достойное место.

Перед глазами промелькнуло грустное лицо отца, которое тотчас же сменила ехидно улыбающаяся физиономия Туманника. А потом все это заслонила прекрасная печальная девушка с голубыми глазами, укоризненно смотрящими мне прямо в душу.

Все же, оседать в княжестве мне пока немного рановато.

— Лорд Феллан… Позвольте нескромный вопрос. Как вы относитесь к Эстерси?

Аристократ, похоже, не сразу вспомнил, кто это вообще такая. Вспомнив же, недоуменно пожал плечами:

— Никак не отношусь. В княжестве, с одной стороны, полная свобода в вопросах веры, с другой же — никто из жителей Верхнего города не является особо верующим. Нам это не требуется.

— Что если я скажу, что ищу способ вернуть ее в мир?

— Повторюсь, мне все равно. Ни я, ни княжество никогда не имели чего-то против этой богини. Возвращайте.

Мне послышалась ирония, проскользнувшая в последнем слове, но я не стал обращать на это внимания.

— В таком случае, я попрошу вас о помощи. Мне нужно получить доступ к книгам в главных библиотеках княжества — не знаю, сколько их здесь.

— Хорошо, — спокойно согласился Феллан. — Библиотека у нас всего одна, княжеская. Но она очень хорошая. Я дам вам знак своего представителя — и можете хоть всю ее перечитать.

У меня на мгновение перехватило дух. Неужели все оказывается так просто?

— Я вижу, вы скромничаете, — добавил лорд. — Поймите, мне, в общем-то, не составляет никакого труда купить вам дом или что-то в этом роде. Давайте вы ближайшие пару дней поживете у меня, а за это время мой управляющий подберет вам что-нибудь рядом с Верхним городом?

— Это было бы замечательно, — сдался я. Просить о чем-то мне было непривычно, выбирать награду — тоже, но совсем от нее отказываться я не мог. Точнее — не хотел.

— Вот и договорились, — улыбнулся Феллан. — Устроитесь, поищете все что нужно в библиотеке, а там станет понятно, чего же вы хотите еще. Поверьте, лорды княжества умеют быть благодарными.

Дальнейший путь до столицы прошел без каких-либо происшествий. А там меня как-то незаметно отстранили от всех дел — лорд куда-то ездил, улаживал вопросы с стражей… Я же оказался в руках важного человека.

— Итак, уважаемый, расскажите, какого рода недвижимость вы хотите получить? Дом, поместье, земельный надел, апартаменты? Я бы рекомендовал вам выбрать апартаменты — их можно приобрести совсем рядом с Верхним городом, они пользуются популярностью среди уважаемых людей столицы — и там вы будете находиться в достойной компании.

— Раз вы советуете, то пусть будут апартаменты, — согласился я.

Важный человек важно кивнул.

— Отличное решение. Я осуществлю все в течение максимум двух дней. А к вам через час подойдут портной и мастер внешнего вида — лорд дал распоряжение, чтобы у вас были подобающие смены одежды на все случаи жизни.

Пришедший первым портной, выглядящий усталым и замученным жизнью, очень шустро снял с меня все мерки, похвалил пропорции фигуры и остался ждать мастера.

Тот опоздал на полчаса — но по его важному и солидному виду было ясно, что это его не заботит ни в малейшей степени. Элегантная одежда, элегантная прическа…

— Вам, юноша, подойдут оттенки сдержанного благородства, — задумчиво произнес он, рассматривая меня с ног до головы. — С одной стороны, вы уже явно добились успеха, с другой — еще слишком молоды для того, чтобы кичиться этим направо и налево. Поэтому спокойные темно-синие и черные оттенки вам отлично подойдут — и по внешнему виду, и для демонстрации статуса в обществе.

Портной начал что-то усиленно записывать, я же лишь согласно кивнул — самому нравятся такие цвета.

— Думаю, возможны вставки бордового и серебряного, — обратился мастер к портному. — Но исключительно небольшие!

Тот, продолжая молчать, кивнул и снова что-то записал.

— Волосы вам лучше перекрасить обратно в черный цвет, — заметил мастер, с неприязнью взглянув на мою шевелюру.

— Нет.

— Что, простите? — его брови удивленно взлетели вверх.

— Это натуральный цвет. Я седой потому, что прошел вдоль и поперек Пустошь. И закрашивать его я не собираюсь.

Некоторое время мы недобро рассматривали друг друга. Затем мастер тяжело вздохнул.

— Пусть будет по вашему. Но аккуратная и изысканная стрижка вам не повредит. На это-то вы согласны?

Одежду мне сшили в невообразимо короткие сроки, всего за пару дней. Повседневный костюм, отличающийся по качеству от купленного мной на въезде в княжество как день от ночи, два походных и парадный. Ко всему этому прилагалась обувь — средние ботинки для парадного костюма и невысокие сапоги — для всего остального.

Глядя в зеркало, я нехотя признался себе, что не выглядел лучше с тех пор, как… Да никогда я так хорошо не выглядел.

— Уважаемый Рико, не хотите ли осмотреть ваши новые апартаменты? — объявился у меня в комнате важный человек сразу после того, как я получил обновки и закончил примерки.

Само собой, я согласился.

Купленное мне жилье находилось сразу за воротами, ведущими в Нижний город. Массивный длинный дом с многочисленными дверьми, выходящими на улицу.

— Дом был построен около десяти лет назад — именно тогда распространилась мода на подобное жилье. Ваша дверь — третья. Обратите внимание, на первом этаже располагается прихожая, гостиная и туалет, на втором — общая семейная комната, а на третьем — две спальни, еще один туалет и ванная.

Новый дом чем-то напоминал мне башню Ольда — здесь тоже все оказалось узким и высоким. Привычным, в общем. Обстановка, правда, была достаточно скудная, но это когда-нибудь приложится. Надеюсь.

— Обслуживание ваших апартаментов составляет девяносто золотых в год, — продолжил важный человек. — Лорд Феллан оплатил первые пять лет, так что в ближайшее время это не ваша забота. Вот документы.

В моих руках оказались какие-то бумаги, свидетельствующие о том, что все действительно куплено, оплачено и так далее.

— В принципе, вы можете переехать в любое удобное вам время, либо же остаться в доме у лорда — на ваше усмотрение. Кстати, лорд дал мне указание выдать вам пятьсот золотых на обустройство дома. Полагаю, они будут не лишними.

Я переехал на следующий день. За это время в моем новом жилище все помыли и почистили, завезли комплект мебели для спальни и гостиной, а также снабдили постельным бельем, рассказав, к кому нужно обращаться за стиркой. Это, оказывается, тоже было включено в стоимость обслуживания.

Перед отъездом мы еще раз пообщались с лордом Фелланом.

— Итак, уважаемый Рико, я постарался немного помочь вам в начале жизни здесь, — улыбнулся он, смотря на мои невеликие пожитки. — А теперь еще кое-что. Возьмите.

Я с интересом посмотрел на массивную стальную плашку, на которой тонкой золотой вязью было выведено, что данный знак выдан Рико Пепельному в подтверждение его статуса доверенного лица при семье Хранителей.

— Как и обещал, — сказал лорд. — С этим знаком вас пустят очень много куда. Разве что во дворец к князю пройти не получится. Но вот в библиотеку — без проблем.

— Спасибо!

— Не за что. Вы слишком много сделали, чтобы я мог отказать в такой малости. И помните — если что-то понадобится, то мои двери всегда открыты для вас.

И вот сейчас я лежал на кровати в спальне своего собственного дома, посматривал в потолок и иногда косился на массивный комод, в котором помимо остальных моих ценных вещей находился также и немного полегчавший мешочек с золотыми монетами. Все происходящее до сих пор казалось мне не совсем реальным, но постепенное привыкание к изменениям в жизни уже началось.

Засыпал я с улыбкой на лице — Срединное княжество нравилось мне все больше.

Но. как оказалось, нравилось оно не одному мне.

Проснувшись посреди ночи, я некоторое время не мог понять, где нахожусь и что происходит. Затем успокоился, вспомнив, что сплю в собственной кровати… И тут же немного занервничал снова — в ногах у меня смутно виднелся во тьме неясный белый силуэт.

— Ты проснулся, мальчик? — раздался ласковый голос и небольшая ладошка прикоснулась к моей ступне. Я поспешно подобрал ногу и вообще осторожно отодвинулся к изголовью.

Это, понятно, не особо помогло — Невеста просто подошла поближе и присела на край кровати возле меня. Здесь до нее немножко дотягивался робкий свет из окна, позволяя в полной оценить красоту янтарных глаз и приятные изгибы мощных клыков. Я вспомнил о застрявшем некогда между ними кусочке человеческой плоти и легонько содрогнулся.

Некоторое время демон молчал, рассматривая меня недобрым взглядом и заставляя чувствовать все большую неловкость. Затем сообщил:

— Пора платить долги, мальчик.

— Какие еще долги? — попробовал было гневно возмутиться я, но получилось как-то жалко и неубедительно.

Невеста задумалась.

— Ты сделал мне больно на той дороге, мальчик. Я никогда не забываю тех, кто обидел меня, — ее глаза предвкушающе полыхнули.

— Это было давно и мы с тех пор нормально ладили.

— И не только ладили, — мурлыкнула Исса-Ха, шаря по кровати рукой и заставляя меня уворачиваться от цепких пальчиков. — За это тоже придется заплатить.

— Было-то всего один раз, — буркнул я. Похоже, просто так убивать меня никто не собирается, значит, бояться особо нечего… Сейчас.

— А еще я спасла чью-то шкуру в том лесу, — проигнорировала мои слова девушка.

— С этим не поспоришь, — проворчал я.

Невеста радостно улыбнулась множеством разномастных зубов.

— Поэтому теперь уже именно ты поможешь мне.

— И как же?

— Мне нравится этот город, — веско произнес демон. — Ты установишь в нем печать, которая поможет мне оставаться в этом мире столько, сколько нужно.

Я задумался. Невеста, не получив немедленного согласия, оскалилась.

— Не здесь и не сейчас, — наконец произнес я и тут же почувствовал, как горло сдавливают стальные пальцы.

— Ты отказываешься? — поинтересовалась она, наклоняясь ко мне.

Стараясь не делать необдуманных и резких движений, я слабо прохрипел:

— Нет, не отказываюсь…

Хватка ослабла. А Невеста уставилась на меня с раздражением.

— Просто мне здесь тоже нравится. И я не хочу, чтобы ты здесь всех поубивала. Давай в другом месте?

Демон задумался.

— Ты все равно ждала уже очень давно — почему бы не подождать еще немного? А потом мы найдем тебе отличный большой город, возможно — в центре Империи…

— В Сакке.

Я помотал головой:

— В Сакк я никаким образом не попаду. А вот в Империю или Тардию — да. Или, хочешь — сделаем это в Чернолесье?

— Не хочу — недобро посмотрела на меня Невеста. — Не считай меня дурой, мальчик. В вашем Чернолесье полно магов, которые быстро уничтожат печать.

Вот оно, значит, как.

— А сама ты печать создать не можешь? — задал я неожиданно пришедший в голову вопрос.

— Сила моего мира может только поддержать ее, создать не получится, — Невеста чуть задумалась, затем опять оскалилась в мою сторону. — Мне кажется, мальчик, ты пытаешься меня обмануть.

— Я что, дурак, по-твоему? — оскорбился я, думая о том, как бы ее все же обмануть и избавиться от назойливого присутствия.

Исса-Ха снова немного помолчала.

— Не уверена. И когда же ты поможешь мне?

Проглянувшая сквозь тучи луна заглянула в окно и легонько осветила контуры ее лица и тела. Красивая все же, хоть и демон… Если не думать о клыках.

— Когда я узнаю все, что нужно, в местной библиотеке. И поеду обратно.

Невеста чуть задумалась.

— Хорошо. Но не тяни слишком долго, мальчик.

Хрупкая фигурка поднялась с моей кровати, выгодно рисуясь в лунном свете.

— Не буду, — клятвенно пообещал я. И добавил первое, что приходило в голову при взгляде на ее стройные контуры: — Может быть, останешься сегодня здесь? Для моей большей заинтересованности, так сказать…

— Обойдешься, — равнодушно произнес демон, отворачиваясь. — А если у тебя не окажется этой самой заинтересованности, я всегда могу оторвать тебе руку или ногу. Чтобы заинтересованность появилась.

Я остался один и некоторое время задумчиво рассматривал потолок. Желания демона стали, наконец-то, кристально ясны. Обосноваться в крупном городе, в котором нет никаких магов, способных помешать его похождениям — а затем развернуться вволю, наводя ужас на тысячи и тысячи людей, выбирая самые лакомые жертвы, иногда гуляя по снам, иногда — наяву…

Интересно получается. На постоянной основе ее в наш мир могут призвать только маги. И они же могут исправить ситуацию, разрушив печать. А без них возможны только краткие визиты за счет траты собственных сил.

Вот в итоге бедный демон и болтается туда-сюда между мирами, магов-то практически не осталось. Там же, где остались… А почему, собственно, не попробовать точно так же запугать какого-нибудь захудалого мага в Пустоши и не обосноваться в одном из городков? Или выманить его на континент и заставить сделать все то же самое, что требуется от меня?

Что-то здесь не так. Что-то не сходится.

Но вот что — не имею ни малейшего понятия.

В итоге, я так и заснул, ни до чего не додумавшись.

А следующий день начисто выбил у меня воспоминания о демоне. Мне предстояло отправиться в княжескую библиотеку — и я тщательно готовился к этому знаменательному событию, пряча по уголкам своего нового дома золотые монеты и книги. Потому что таскаться со всем этим по городу у меня не было ни малейшего желания, а просто так оставлять для воров — не хотелось. Конечно, район здесь очень хороший, кругом полно стражи… Но все равно.

Одевшись в повседневный костюм, полученный от лорда Феллана, я прицепил к поясу меч, аккуратно положил во внутренний карман нож… И тот практически сразу же пропорол подкладку, заставив меня похолодеть — я даже подумать боялся, сколько стоит этот костюм.

Таскать его за поясом, как обычно, мне не хотелось — не в такой одежде. И вообще, после нашей стычки с Галлардом нож внушал мне еще большие опасения. По хорошему, его бы поставить на подставку в какую-нибудь сокровищницу, да и все.

В итоге, после нескольких неудачных попыток я сумел-таки отогнуть одну из досок пола на третьем этаже и спрятал нож под ней. Получился небольшой тайник. Не особо надежно, конечно, но хоть что-то. Туда же отправился артефакт, отобранный у Галларда — пока что я с ним так и не разобрался.

В Верхний город в итоге я прошел только ближе к обеду. Хорошо хоть, стражники на воротах, увидев знак, полученный от лорда, не стали меня задерживать, а только кивнули и пожелали доброго пути, тут же пояснив, как добраться до самой библиотеки.

Ее найти оказалось не особо сложно — как оказалось, на небольшой площади рядом с дворцом были собраны все местные общественные здания — библиотека, театр и величественный развлекательный дом, по размерам превосходящий оба предыдущих… Заинтересовавшись, я толкнул дверь и оказался в просторном зале с приглушенным освещением. Ко мне тотчас же с улыбкой направился местный важный человек. А я с некоторым злорадством отметил, что в этот раз мой наряд выглядит гораздо внушительнее, чем его. Несмотря на всю простоту.

— Позвольте поприветствовать вас в княжеском доме развлечений, уважаемый! — нараспев произнес он. — Я — Мадуро Искатель, к вашим услугам.

— Рико Пепельный, — я показал ему свою пластинку, которая удостоилась лишь беглого взгляда. — Признаюсь, я не слишком давно в вашем городе и зашел из любопытства. Не подскажете ли вы мне, что можно найти в этом доме?

Оказалось, найти я могу практически все. От азартных игр и доступных, хоть и весьма бьющих по карману девушек до лучшего в столице ресторана, в который не стыдно заглянуть со своей законной избранницей. Также здесь можно было найти всевозможных учителей изящных манер, языков, танцев… А также заказать костюм, сделать прическу, купить экзотические подарки или изысканные вина…

В общем, когда у меня будет очень много денег и свободного времени, я знаю, куда отправлюсь.

Библиотека выглядела гораздо более строго и при этом солидно. Мрамор спокойных оттенков, темное дерево, удобные кресла… И огромные шкафы со стеклянными дверцами, уходящие вглубь и плотно заставленные книгами.

— Доброго вам дня, уважаемый, — поприветствовал меня довольно молодой библиотекарь, поднимаясь с уютного дивана, на котором он сидел, читая книгу с яркой красной обложкой. — Чем я могу вам помочь?

— И вам доброго дня, — улыбнулся я. — Вы знаете, у меня есть вполне определенная цель в вашей библиотеке, но я также буду весьма признателен, если вы покажете мне вообще все, что находится здесь. Я никогда не прощу себе, если не узнаю об этом месте поподробнее.

Скуластое лицо библиотекаря озарилось добродушной улыбкой.

— Разумеется! Но сначала мне нужно знать, как вас записать в книге посетителей. Позвольте узнать ваше имя?

Я, сообразив, что сейчас, собственно, решается вопрос, куда меня пускать, а куда — нет, вытащил в очередной раз из кармана пластинку.

— Рико Пепельный, доверенное лицо лорда Феллана Хранителя.

Мне показалось, что библиотекарь стал заметно почтительнее. Но, возможно, только показалось. Вернув мне знак, он принялся что-то выписывать в толстой книге, высунув кончик языка от усердия. Наконец, записал, выпрямился и снова улыбнулся.

— Итак, уважаемый Рико, для вашего большего удобства позвольте спросить — на каких языках вы читаете?

Я хмыкнул.

— Да почти на всех. Знаю имперский, тардийский, саккский — в том числе и их древние варианты. Северное наречие мне тоже знакомо, хоть и заметно хуже. Эльфийский язык и диалекты гномов разбираю с трудом, но общий смысл все же уловить могу.

Библиотекарь заметно удивился. Думаю, даже знак лорда произвел на него меньшее впечатление.

— Позвольте узнать, а где вы изучали эти языки? — весьма почтительно поинтересовался он. — В Империи?

— Нет, в Пустоши. Знаете ли, ученикам магов приходится очень много читать. Очень.

Похоже, я окончательно добил бедолагу — несколько секунд он даже не знал, что еще мне сказать. А потом выпалил:

— Так это вы привезли сведения об убийце Брейка Хранителя!

— Да, — наблюдать его реакцию было весело. Парень-то примерно моего возраста, возможно — чуть постарше.

— А я раньше зачитывался книгами Галларда Среброусого, — с печалью заметил библиотекарь. — Жаль…

— Ну, почему же жаль, — не согласился я. — Мне довелось кое-что прочитать из его творений. Могу сказать, что он достаточно хорошо осведомлен о наших краях.

— Ну, возможно, — с сомнением произнес парень. Видно, в его глазах бедолага Галлард совсем недавно упал с недосягаемых горных вершин на самое дно глубоких болот. — В любом случае, простите меня, я отвлекся. Вы можете посещать любые залы библиотеки, а также вам по статусу полагается личный помощник. Позвольте, я ее позову, а уже она покажет вам всю нашу библиотеку.

Не дожидаясь моего согласия, он взял с небольшого столика серебряный колокольчик и немного побренчал им.

— Подождите минутку, Кирен сейчас подойдет.

Ждать пришлось чуть подольше, но это того, как оказалось, стоило. Моей помощницей оказалась очень миленькая невысокая девушка с обворожительным курносым носиком, большущими серыми глазами и строгой прической — это то, что первым бросилось в глаза.

— Позвольте вас представить. Рико Пепельный из Пустоши, доверенное лицо Лорда Феллана Хранителя. Кирен Путешественница, лучший работник нашей библиотеки и ваш помощник.

Девушка самую малость зарделась, став еще симпатичнее.

— Не преувеличивай, Варон. Очень рада с вами познакомиться, уважаемый Рико, — она легонько присела в церемонном поклоне. Я поклонился в ответ.

— В общем, книги полностью в вашем распоряжении, — махнул рукой библиотекарь, возвращаясь на диван. — Если будут вопросы, я здесь.

— Пойдемте, уважаемый Рико, — пригласила меня девушка, отправляясь в глубину зала.

— Если можно, зовите меня просто Рико, — несколько смущенно попросил я. — У нас в Пустоши приняты другие обращения и я из-за этого постоянно чувствую некую неловкость.

— Как скажете, Рико, — пожала плечами Кирен. — Мой отец в свое время часто бывал в Пустоши, так что я не против такого обращения.

— Спасибо.

Интересно, чем ее отец занимался в наших краях? Торговал, наверное…

Тем временем, моя спутница остановилась перед дверью в следующее помещение.

— Смотрите, Рико. Тот зал, который мы прошли — это увеселительные книги последних пятнадцати лет. В княжестве и Империи, а в последнее время и в Тардии с Сакком, стало очень много писателей, — она слегка наморщила носик. — Большинство из этих книг никуда не годятся, но мы все равно собираем все. Нужно, чтобы библиотека была полной, правильно?

— Разумеется… — я несколько ошалело смотрел на просторное помещение, заставленное объемистыми шкафами. Библиотека, которую я посетил в приграничном имперском городке, была, конечно, внушительной, но эта… А у Ольда вообще всего несколько полупустых шкафов стояло…

Девушка тем временем прошла дальше.

— Этот зал — общедоступные современные книги, которые можно назвать серьезными. Здесь есть даже несколько книг моего отца, — на ее лице проступила легкая гордость.

— Позвольте… — внезапно осенило меня, — в княжестве ведь наследные, семейные прозвища, правильно?

— Да, все верно, — подтвердила Кирен, направляясь дальше в глубь библиотеки.

— А вашего отца, в таком случае, зовут случайно не Халлан Путешественник?

— Верно, — девушка повернулась ко мне и ее лицо осветила улыбка. — Вы слышали о нем?

— Читал его книги еще в Пустоши, — почти не покривил душой я. — Хотя изучение растений и не относится к числу моих любимых занятий.

Кирен кивнула и чуть погрустнела.

— Да, отец очень любит растения. К сожалению, после несчастья, случившегося с ним на полуострове, теперь он практически все время проводит дома…

— Простите, что затронул неприятную тему, — извинился я, вспомнив, что какая-то магия лишила исследователя обеих ног. — А что у вас в следующем зале?

— На самом деле, дальше есть только два зала и оба они закрыты для обычных посетителей. Это собрание древних книг из Пустоши и те книги, которые содержат слишком важные сведения, чтобы о них знали все подряд, — она строго взглянула на меня.

Ну, рассказывать я никому ничего точно не буду… А вот взять на заметку и переписать к себе в тетрадь что-нибудь интересное — это обязательно…


Глава 11

В библиотеке я освоился очень быстро. Как оказалось, кроме четырех основных залов здесь имелось еще множество специальных, рассчитанных на самых разных посетителей. Хочется просто провести время в тишине и спокойствии, наслаждаясь чтением? Добро пожаловать в уютную общую комнату с мягкими диванами, весело потрескивающим камином и возможностью заказать бокал вина или же чашку изысканного травяного сбора. Нужно провести серьезное исследование? Пожалуйста, к вашим услугам солидный кабинет, заставленный рулонами и пачками бумаги, украшенный приборами для черчения, красками и чернилами различных цветов. Решили переписать для себя важный труд? Не проблема, для этого существует специальное помещение, в котором имеются специальные парные подставки под книги. Есть желание прочитать лекцию? Это тоже возможно — на третьем этаже находятся два зала для таких мероприятий.

Погуляв по всему этому разнообразию, я выбрал маленький кабинет на первом этаже, располагающийся рядом с книгами из Пустоши. Отдал два золотых за его использование в течение недели — и отправился вместе с Кирен гулять по библиотеке.

— Итак, Рико, что же вам требуется на самом деле? — поинтересовалась девушка, когда мы оказались в «серьезном» зале.

Я обвел взглядом нависающие надо мной шкафы и легонько вздохнул.

— Мне нужно все, что может пролить свет на судьбу Эстерси, богини Неба.

— Вот, значит, как, — Кирен не удивилась, но слегка задумалась, в свою очередь рассматривая шкафы. — А если поконкретнее? Просто книг, касающихся вопросов веры и различных божественных сущностей, у нас много. Вас интересует ее история, скажем?

— Нет… да, интересует, — я внезапно подумал, что помочь Эстерси может какой-нибудь древний артефакт, место или еще что-нибудь, связанное с ней.

Моя помощница печально вздохнула.

— Ну что же, начнем с самого простого и доступного. Вы, я надеюсь, располагаете временем?

— Да, конечно.

— Тогда я рекомендую вам сначала прочитать те книги, которые находятся в этом зале. Точно не помню, сколько из них затрагивают Эстерси, но полагаю, что около двух десятков, не меньше. После этого уже можно будет читать книги из закрытой части. Не обещаю, что так вы достигните успеха быстрее, но советовала бы сделать именно это.

В течение следующего часа увесистые трактаты один за другим постепенно перекочевывали в облюбованный мной кабинет и громоздились там на столе. Книг оказалось не два десятка, а больше трех.

— Что же, — обвела взглядом это собрание девушка, — Надеюсь, вы найдете здесь то, что ищете. Если что-нибудь понадобится, дерните вот за этот шнурок и я вам помогу.

— Спасибо.

Я остался один на один с книгами. Рассматривал их некоторое время задумчивым взглядом, а затем, стащив сапоги и завалившись на диван, взял первую попавшуюся. «Происхождение богов». Ну, что же…

Трактат оказался редкостной мутью. Как я понял, автор понятия не имел о том самом происхождении, зато без всякого стеснения давал волю своей буйной фантазии, описывая различные версии, бытующие в обществе и придумывая собственные. С трудом прочитав до середины, я пролистал остаток книги, убедился, что ничего полезного в ней нет и отложил в сторону.

До вечера я осилил еще два тома, также не несущие в себе никаких знаний, а на третьем не удержался и заснул.

— Просыпайтесь, Рико, библиотека закрывается, — разбудил меня слегка насмешливый голос Кирен.

Я поднялся на диване, смотря вокруг сонными глазами. За окном — темно, единственный светильник в комнате почти потух…

— Простите, зачитался, — покаялся я.

— Бывает иногда, — кивнула девушка. — Нашли что-то?

— Нет, — я неприязненно покосился на изученные трактаты. — Сплошная глупость. По крайней мере, в этих вот трех книгах.

Помощница весело хмыкнула, но никак не ответила на мои слова — лишь забрала прочитанное и сообщила, что библиотека открывается рано утром — мол, не задерживайтесь, уважаемый Рико, топайте восвояси, завтра вернетесь.

Вечерний город был еще более красивым, чем дневной. Зажегшиеся повсюду среди черных скал и белых домов фонари создавали впечатление огромной стаи светлячков, собравшихся в ночных зарослях пустынной магнолии. Но это если смотреть издалека. Вблизи же Верхний город очаровывал своей уютностью. Везде прогуливались роскошно одетые люди. Некоторые целенаправленно двигались в сторону театра, кто-то скрывался за дверями дома развлечений, кто-то просто бродил по площади, любуясь маленькими фонтанчиками и общаясь со спутниками.

Заинтересовавшись, я тоже подошел ко входу в театр и прочитал, что на сегодня запланирована постановка, рассказывающая про какую-то неизвестную мне давнюю войну — в которой княжество долго и успешно отбивалось от атак соседей. На минутку мне захотелось пойти и посмотреть представление, но желание быстро пропало — что внутри, я не знаю, в театрах, хоть о них и слышал, никогда не был… Лучше как-нибудь зайду туда днем и все разузнаю, а потом уже можно будет и на показ сходить. Может быть, даже приглашу с собой Кирен — думаю, она согласится.

Следующая неделя прошла как-то незаметно, но тоскливо. Я просыпался, забегал в ближайшую к дому закусочную, завтракал и отправлялся в библиотеку, где и проводил весь день в обществе книг и иногда заглядывающей в кабинет Кирен. Девушка даже начала немного посмеиваться над моим упорством, намекая, что многомудрые трактаты никуда не денутся, а дышать свежим воздухом иногда все же нужно.

Я улыбался, отшучивался, но продолжал сидеть в комнате, листая страницы бесполезных книг. Что-то дельное нашлось только в одной — некто Гален Пытливый, как и я, пытался понять причины изменений, произошедших с богами после древней войны.

Наткнувшись на его труд, я отложил остальное в сторону — думаю, в процессе своих исследований все это он и так прочитал.

Книга подарила мне одновременно надежду и разочарование. Гален проделал огромную работу — собрал все свидетельства проявления божественных сил чуть ли не за последние двести лет. Нарисовал кучу различных схем, показывающих, как и что изменялось в зависимости от прошедшего времени и территории, на которой собирались данные. И сделал вполне определенные выводы.

Согласно его исследованиям, получалось, что пару сотен лет назад боги проявляли себя примерно одинаково по всему миру. Лишь Эстерси откровенно благоволила к Небесному королевству, Ирис — к Тардии, а Дакот-Ша — к Сакку. Ну, тут понятно — бог тьмы и ночи всегда был главным для Сакка, а Эстерси — для королевства магов. Ирис же главной в Тардии не считалась, но всегда пользовалась там повышенным уважением — и платила за это сполна.

За следующие пятьдесят лет случилось только одно изменение — богиня Неба практически перестала показываться на континенте, предпочтя заниматься делами полуострова. И весьма сильно потеснив оттуда всех без исключения оставшихся богов. Действительно, зачем молиться кому-то еще, когда есть добрая девушка с синими глазами, которая всегда поможет?

— Не удивлюсь, если кое-кто из этой компании оказался весьма обижен, — хмыкнул я.

Во время древней войны боги что-то творили исключительно на полуострове. Но проявления их силы были не очень велики — у Галена создалось впечатление, что они весьма умело сдерживали друг друга. Эстерси была одна, но ей молилось все Небесное королевство. Семерым оставшимся искренне молилось не намного больше людей — считай, только воины наступающих армий, — но самих богов было больше.

После поражения магов боги затихли.

Не сразу, нет. Некоторое время происходили чудеса исцеления в главном храме Ирис в Тардии, немного помогал войскам Сакка в битвах против эльфов Дакот-Ша… Но все закончилось уже через семь-восемь лет.

И следующие за этим почти полтора века боги появлялись на страницах истории считанное количество раз. Гален, немало поразмыслив над этим и исписав не одну страницу книги доказательствами своего мнения, пришел к выводу, что война их серьезно истощила. Эстерси, возможно, была окончательно уничтожена, а остальные потратили слишком много сил — и перестали творить чудеса, сберегая оставшиеся доступными крохи энергии.

А что люди? Более неблагодарных существ в мире не бывает — поток молитв очень быстро сократился в разы. И богам стало неоткуда получать подпитку. Замкнутый круг.

В заключение Гален недвусмысленно заявлял, что для возвращения богов нужно сделать что-то, что нарушит существующий мировой баланс. Возможно, таким поводом могла бы стать война — в тяжелое время люди возносят молитвы заметно чаще.

Я закрыл книгу и задумался. Баланс явно нарушился. И, скорее всего, нарушила его Эстерси, сумев прийти мне на помощь. Возможно, потратив остатки своих сил, она как-то освободила энергию других богов, тех, которые теперь начали творить чудеса… Интересно.

Получается, корни проблемы действительно лежат именно в той давней войне. И разгадка — тоже там, в тех событиях. Эстерси уверена, что я могу ей помочь — осталось только понять, как.

— Нельзя, что ли, нормально объяснить было, — с весьма непочтительным раздражением пробормотал я, вспоминая заглядывающую в мои сны богиню, вполне себе разговорчивую, но отказывающуюся дать ясные указания.

Собрав остатки книг, я позвонил в колокольчик, вызывая Кирен.

— О, смотрю, вы что-то нашли, — отметила она мою довольную улыбку. — Я права?

— Скажем так, сдвинулся с мертвой точки, — довольно произнес я. — И теперь знаю, что именно мне нужно. В связи с этим у меня вопрос.

— Слушаю, — произнесла она, собирая отвергнутые мной книги в маленькую тележку.

— Не согласитесь ли вы в честь такого важного события составить мне компанию и посетить местный театр завтра вечером? Афиша обещает незабываемое зрелище.

Девушка неожиданно зарделась от кончика носа до кончиков симпатичных ушек и выронила книгу, которую держала в руках.

— Я… Да, я с удовольствием… Если отец отпустит… — сбивчиво произнесла она, возвращая книгу в тележку.

И шустро скрылась из виду.

Искать ее я не спешил — демоны его знают, приличным ли вообще было мое предложение. Но осуществить задуманное я мог — как выяснилось, в театре у семьи Хранителей было полноценное отделение, называемое ложей. Сами они бывали там всего пару раз в год, но я, как носитель знака доверенного лица, мог этой ложей пользоваться, сколько душе угодно.

Впрочем, я на всякий случай все же заглянул к лорду Феллану и поинтересовался, не будет ли это слишком большой наглостью с моей стороны. Оказалось, что тому все равно.

Кирен я поймал перед самым уходом — уже не такую красную, но все еще сильно смущающуюся. И заверил ее в том, что мое предложение совершенно невинно, из театра нас никто не выгонит, а я сам не замышляю ничего предосудительного и зайду за ней в библиотеку завтра вечером.

Если честно, то, смотря на ладную фигурку и милое личико, предосудительные мысли я все же питал… Но отдавал себе отчет, что нахожусь не на постоялом дворе среди Пустоши и вести себя нужно соответствующе.

Следующим вечером я долго решал, какой же из костюмов надеть — повседневный или же парадный. Не хотелось смущать Кирен, если она придет в чем-то простеньком, но и выглядеть рядом с ней в случае чего невзрачной крысой меня не прельщало тоже. В итоге напряг память, вспомнил в чем ходят в театр местные жители — и выбрал повседневный наряд.

Девушка была прекрасна. Легкое черное платье, аккуратная роза в причудливо заплетенных волосах, хитро подведенные брови и губы… Я почувствовал, что влюбляюсь.

Интересно, она весь день проработала в библиотеке в таком виде или только недавно пришла?

— Кирен, вы восхитительны! Позвольте предложить вам руку?

Молодой библиотекарь, продолжающий оставаться на своем посту, проводил нас завистливым взглядом.

В театре все оказалось очень просто — никто не обратил на нас особого внимания, лишь местный служитель, важный седой мужчина в парадной форме, расплылся в улыбке при виде знака Хранителей и вежливо проводил нас в нужную ложу.

Сидя рядом с зачарованно рассматривающей пустую пока что сцену девушкой, я вдыхал тонкий аромат каких-то цветов, идущий от нее — и млел от нежданно нахлынувших чувств. Похоже, действительно влюбился…

— Начинается, — схватила она меня за руку, не отрывая глаз от расходящегося в стороны занавеса.

Спектакль запомнился мне очень смутно. Наверное, он был хорошим — по крайней мере, моя спутница просто светилась от счастья. Я же думал совсем о другом.

И продолжал думать об этом, провожая Кирен до дома. Она цепко держалась за мою руку и что-то щебетала, пересказывая события, показанные на сцене, я же только улыбался и кивал.

Впрочем, собеседник ей, похоже, был не особо нужен — как я понял, в театре она оказалась в первый раз. Неудивительно, что зрелище ее весьма тронуло — думаю, будь я там один, впечатлился бы не меньше…

Пройдя весь Верхний город и изрядную часть Нижнего, мы подошли к ее дому. Я, наблюдая, за притомившейся и немного примолкшей спутницей, пару раз обругал себя нелестными словами — мог бы и догадаться заказать одну из маленьких повозок, использующихся местными жителями для удобного перемещения по столице.

— Спасибо вам, Рико, — смущенно проговорила Кирен, когда мы остановились у дверей небольшого аккуратного особничка. — Это был очень хороший вечер.

— Поверьте, он стал таковым только благодаря вашему присутствию, — я постарался не ударить в грязь лицом и снова вогнал ее в краску.

— Я забыла передать вам приглашение от отца, — произнесла девушка, слегка потупившись. — Он просил сказать, что будет чрезвычайно рад познакомиться с молодым человеком, приехавшем из Пустоши, да еще и так серьезно занимающимся своими исследованиями. Если вам будет удобно, то мы ждем вас послезавтра вечером. Отец просил передать, что прийти можно в любое удобное время.

— О, я очень польщен, — пробормотал я. — Конечно же, я с удовольствием приду!

— Я передам отцу, — все так же смущенно сказала Кирен. — Еще раз спасибо за замечательный вечер!

Она как-то неловко, но очень мягко пожала мне руку и шустро скрылась за дверью. А я, улыбаясь, как последний дурак, отправился домой.

На следующий день в библиотеку я не пошел, начав вместо этого думать над тем, как же правильно появиться в гостях у Халлана Путешественника. Думал долго, но в итоге сделал самое правильное, что мог в этой ситуации — отправился в поместье к лорду Феллану.

— Добрый день, уважаемый Рико, — поприветствовал меня важный человек, чьего имени я так до сих пор и не узнал. — Лорд сейчас занят, но, если дело не требует отлагательств…

— О, нет-нет! — я поднял вверх ладони. — Не нужно тревожить лорда. Я хотел попросить помощи у вас.

Брови собеседника чуть-чуть приподнялись, демонстрируя удивление.

— Я вас внимательно слушаю.

Немного смущаясь, я рассказал, что приглашен в гости и не знаю, как себя правильно вести. Важный человек хмыкнул, а затем бесцеремонно вытащил из меня все подробности.

— Значит, уважаемый Рико, вы сводили девушку на свидание, а теперь приглашены в дом ее отца?

— Ну, да, получается, что так.

— Должен сказать, что вам повезло, — заметил он. — У нас обычно принято, что молодой человек сначала знакомится с семьей интересующей его девушки, а потом уже получает разрешение водить ее на свидания. Но здесь вы сделали беспроигрышный ход — попасть в княжеский театр просто так, не являясь жителем Верхнего города, практически невозможно. Разумеется, в столице есть и другие театры, но, сами понимаете, княжеский — это несравненно.

— Вот даже как, — пробормотал я, пытаясь вспомнить что-то из увиденного спектакля и понимая, что ничего не запомнил.

— Что же, — продолжил важный человек, — Сейчас ваша главная цель — произвести хорошее впечатление на родителей девушки. Будет правильным, если вы наденете приличную, но неброскую одежду, будете вести себя скромно и почтительно, уделяя время семье девушки, а не ей самой. Помимо этого, правилами этикета предусмотрен подарок, который без проблем можно купить на площади у дворца, в доме развлечений. Простите мою нескромность, как фамилия семьи, к которой вы идете в гости?

— Путешественники. Отец девушки — Халлан Путешественник.

— О, это весьма достойный человек, — кивнул он. — К сожалению, его жена умерла несколько лет назад, так что подарок нужно выбирать лишь для него. Я бы порекомендовал не обращать внимания на различные диковины из дальних краев, которые вам будут предлагать — поверьте, Путешественник видел все это своими глазами и его ничем не удивишь. В данном случае уместным был бы лишь артефакт или древняя книга из Пустоши, либо же бутылка изысканного вина. Дочери будет уместно преподнести один красивый цветок, как знак внимания. Больше не нужно.

Поблагодарив, я в раздумьях отправился в центр города. А затем решительно повернул обратно. Думаю, книга по опасностям Каххара будет идеальным подарком. Сомневаюсь, что Халлан успел ее найти и купить, а я, в свою очередь, большую часть текста уже прочитал.

На следующий вечер я стоял перед дверями уже знакомого мне особняка и нервничал так, как не нервничал, даже заходя в Каххар.

Мне открыла дверь милая пожилая женщина.

— Добрый день, уважаемый Рико Пепельный. Я — Мирра Ком, управляющая этим домом. Позвольте пригласить вас. Хозяева уже ждут.

— Благодарю вас, — отвесил я легкий поклон и последовал за ней внутрь.

Ничего страшного со мной не случилось. В общем зале меня ожидали Кирен, отчаянно краснеющая и смущающаяся, сидящий в уютном кресле возле камина худой седовласый человек с живыми глазами и заинтересованной улыбкой, а также небольшой аккуратный столик с закусками.

— Рико Пепельный, из Пустоши, — торжественно объявила Мирра, вызвав легкий смешок у отца Кирен.

Он, все еще посмеиваясь, приветственно махнул рукой.

— Проходите, Рико, присаживайтесь. Я провел в Пустоши столько лет, что отлично понимаю, как нужно встречать гостей оттуда. Вижу, вас кто-то надоумил насчет подарка — поверьте, мне приятно, но это было необязательно. Присаживайтесь же.

Такой прием неожиданно выбил меня из равновесия больше, чем мог бы это сделать какой-нибудь официальный прием. Я неловко поклонился, смущаясь не хуже Кирен, отдал ей принесенный цветок и осторожно присел рядом с Халланом, не зная, куда деть завернутую в красивую бумагу книгу.

Путешественник понимающе усмехнулся.

— Знаешь, дочка, иди-ка ты к себе, цветок в вазу поставь. И ты, Мирра, тоже иди, не подслушивай. Дайте, что ли, вспомнить молодость.

Дождавшись, пока мы останемся одни, Халлан снова добродушно улыбнулся.

— Не разольете нам по бокалу вина, Рико? Я, к сожалению, не могу так просто покинуть кресло.

— Да, конечно, — я положил книгу на кресло и взялся за бутылку. — В Пустоши я слышал вашу историю, уважаемый Халлан…

— Думаю, будет проще называть меня просто Халланом или, если душа просит этикета — господином Халланом, не так ли? Я прямо-таки чувствую, как тяжело даются вам эти «уважаемые».

— Думаю, да, господин Халлан, так будет как-то привычнее, — согласился я, подавая ему бокал с вином.

— Еще лучше — просто Халлан, но здесь уж как вам удобнее. А как вы заработали прозвище, позвольте полюбопытствовать?

Я оказался несколько сбит с толку неожиданным поворотом разговора.

— Э… Из-за волос. Поседел в Пустоши, вот один охранник меня так и записал — отсюда и пошло.

— Пустошь, — пробормотал мой собеседник, делая глоток вина. — Люблю ее и ненавижу. Но больше всего — восхищаюсь. Вот что вас поразило там больше всего?

— Эстерси, — пожал плечами я, в свою очередь пригубив вино. — Она очень красива и величественна, что ли…

— Бывали в Каххаре? — проявил осведомленность Халлан. — Я так до столицы и не дошел… А ведь очень хотелось.

— А как с вами случилось то несчастье? — набрался я храбрости.

Отец Кирен с неприязнью глянул на остатки своих ног, аккуратно скрытых под легким пледом.

— Я решил, что слишком хорошо знаю Пустошь. Что мне там уже ничего не грозит, особенно, если нанять в поход парочку магов. И поплатился.

Видя мой заинтересованный взгляд, он усмехнулся и продолжил:

— Мы отправились в портал, который ведет к Янтарному. А там… Там нечто вроде свалки заклинаний. Не знаю, как она образовалась, но смерть в тех краях на каждом шагу. Каким чудом меня дотащили до Янтарного — не понимаю. Оттуда меня везли через всю Пустошь до Орлиного Утеса, потому что только там были нормальные лекари. Почему я не умер по дороге — тоже не знаю. Но в итоге я каким-то образом добрался даже до княжества.

Я поймал себя на том, что задумчиво киваю в такт его словам. Как все знакомо…

— Так а что вы мне принесли, Рико? — поинтересовался Халлан, явно желая сменить тему. — Признаюсь, я заинтригован.

— Решил, что вам будет интересно, — я протянул ему книгу. — Это, конечно, не древний трактат, но тоже очень интересная вещь.

Собеседник, раскрыв обертку, некоторое время рассматривал обложку, а затем раскрыл книгу и принялся что-то читать. Постепенно на его лице проступила погасшая было улыбка.

— Рико, я вам очень благодарен! — он закрыл том и бережно отложил его на столик. — Это восхитительный подарок. Дочь мне говорила про ваши поиски — возможно, я смогу вам как-то помочь?

— Это сложный вопрос… Насколько я понимаю, вы не очень интересовались богами в своих исследованиях.

— Верно, — кивнул Халлан. — Но про Пустошь и ее окружение я знаю очень много. Вдруг что-то и понадобится.

Я постарался сжато, но подробно рассказать о своих поисках.

— Значит, богиня снится, — задумчиво пробормотал он. — Давно ни о чем таком не слышал. Но, раз снится, помочь нужно, тут вы правы. Боги, насколько я знаю, очень благодарные существа. Ничего не забывают.

— Надеюсь, — пробормотал я. — Но вот пока что мои поиски ни к чему не приводят.

— И не приведут, — махнул рукой Путешественник, снова делая глоток вина.

— Почему?

— Да вы подумайте сами. Кто знает больше всего про богов и кто единственный может быть в курсе того, что же там случилось?

— Жрецы.

— Верно. А теперь вспомните, что Срединное княжество в войне не участвовало. И наши жрецы — тоже.

— И это означает… — я начал понимать, куда он клонит.

— Что единственные места, где вы можете найти что-то действительно стоящее — это закрытые библиотеки храмов или же закрытые части главных библиотек Империи или Тардии. В Снежном Троне тоже что-то может найтись, но я очень сомневаюсь.

Я пробурчал легкое ругательство. Халлан хмыкнул, улыбнулся и пригубил еще вина.

— А что бы вы посоветовали сделать?

Он пожал плечами.

— У вас есть знак Хранителей. Не скажу, что это — вершина возможного, но семья лорда Феллана вхожа во дворец. Я бы постарался сделать так, чтобы князь направил вас изучать секретные документы в Империю.

Домой я возвращался в задумчивости. Кирен так больше и не показалась, а мы с ее отцом, закончив обсуждать мои текущие дела, принялись говорить о Пустоши. Каждый помнил ее по-своему, но каждому она была дорога. Я рассказывал про Мертвое плато и Каххар, Халлан — про моего учителя, с которым он однажды встречался и даже оставил в подарок свою книгу. Я вспоминал призрачный караван и подземных тварей — он делился своими исследованиями населяющей леса около Каххара живности…

Но, в конце концов, настала пора уходить. И теперь я, ощущая на лице редкие капли теплого дождика, размышлял над самыми важными для меня словами Путешественника. Похоже, действительно нужно будет идти на поклон к князю. А до этого — на поклон к лорду Феллану.

Не хочется, но придется, чувствую.

Вот только сначала я куплю тетрадь потолще и как следует пороюсь в собрании древних книг. Да и в другой запретный зал попасть тоже нужно. Благо, времени у меня хватает…

Как оказалось, это не совсем так.

Мой мирный сон, в котором я зачем-то гонялся за упитанной рыжей крысой среди ярких полевых цветов, поменялся в мгновение ока. Пейзаж превратился в простирающуюся до горизонта серую равнину, усеянную желтоватыми человеческими костями.

— Мое терпение на исходе, мальчик, — произнес знакомый голос у меня за спиной. Я постарался проснуться — и не смог.

Невеста вышла у меня из-за спины и встала рядом. Мои глаза, получившие сразу несколько объектов для внимания, принялись лихорадочно перескакивать с ее нежной груди, просматривающейся через кружевное платье, на выступающие изо рта серо-желтые клыки.

Проснуться все так же не получалось.

— Не старайся, мальчик, — промурлыкал демон. — Сны — это мой дом с моими правилами. Здесь все будет именно так, как я захочу.

И хрупкая девушка в белом платье одним ударом превратившейся в когтистую лапу руки оторвала мне левое запястье. Полюбовалась мной, застывшем в беззвучном крике, улыбнулась — и позволила проснуться.

— А-а-а!

Я вскочил с кровати, крепко сжимая правой рукой левую. Она была на месте, хоть и горела огнем.

— Твою мать…

Невеста ясно дала понять мне, что будет, если я не выполню ее требования. И у меня появилась еще одна весомая причина поскорее отправиться в Империю. Или же найти что-то, что позволит избавиться от прицепившегося демона.

На следующий день я появился в библиотеке чуть ли не на рассвете. Проскользнул мимо библиотекаря, направился было к запретному залу — но он оказался закрыт.

— Что-то случилось, Рико? — прозвучал сзади милый моему сердцу голос. — Вы в первый раз так рано.

— Мне не терпелось снова увидеть вас, Кирен, — улыбнулся я, а потом, заметив, что девушка опять готовится смущаться, добавил: — Вдобавок, после разговора с вашим отцом у меня появились мысли касательно дальнейшей работы.

Мне показалось, что она вздохнула с облегчением, хоть для виду и нахмурилась самую малость.

Хранилище древних книг с полуострова оказалось внушительным. И бестолковым. Здесь были собраны все самые бесполезные книги, которые только можно было найти в наших краях — но зато их было много.

— Почем вы вздыхаете? — поинтересовалась Кирен.

— Хотел посмотреть на нормальные книги из Пустоши, но здесь только воспоминания, веселые рассказы, да прочие ненужные вещи. Вот, кстати, эти мемуары я читал, — на полке стояли книги Конрада Темного, знакомые мне еще со времен башни Ольда.

— Настоящие редкие магические книги до нас почти не доходят, — словно извиняясь за библиотеку, произнесла девушка. — Их усиленно уничтожали во время войны и после. А сейчас редкие экземпляры, как я понимаю, выкупаются в первую очередь магами. Но кое что все же есть, посмотрите.

Показанные Кирен книги тоже никак мне не пригодились — те же «Рунные надписи» у меня и так дома валяются.

А затем девушка неожиданно просияла:

— Как я сразу не подумала! Пойдемте!

Мы зашли во второй запретный зал и она, легонько пыхтя от напряжения, вытащила с полки огромный том. Я поспешил помочь и подхватить тяжелую книгу.


«Каталог известных древних артефактов, заклинаний и книг Пустоши. Третье издание.»


— Ого…

— У нас в княжеской академии есть несколько человек, которые этим занимаются, — с гордостью сообщила Кирен. — Даже ездят иногда в Пустошь. Вам пригодится?

— Однозначно! Спасибо огромное, Кирен. Я бы без вас и вашего отца ничего не добился. Вы — просто чудо.

Девушка снова легонько порозовела, а я поволок фолиант в свой кабинетик. И по пути неожиданно встретил Феллана Хранителя.

— Доброго вам дня, уважаемый лорд Феллан, — сдавленно пропыхтел я, пытаясь не уронить неподъемный том.

— И вам, уважаемый Рико. Позвольте, я помогу.

Вместе мы затащили книгу в кабинет и устроили ее на столе.

— Как продвигаются ваши поиски? — поинтересовался лорд, рассматривая трактат. — Вы практически полностью пропали из виду, я даже начал беспокоиться.

Я вздохнул. А почему бы и не сейчас, собственно…

— Поиски немного продвинулись… Но вот здесь я вынужден буду в последний раз попросить у вас помощи.

— Слушаю, — перевел на меня глаза Феллан.

— Мне удалось выяснить, что того, что я ищу, здесь нет. И мне потребуется попасть в закрытое крыло главной имперской библиотеки.

Аристократ пожал плечами:

— К сожалению, в Империи я не имею никакого влияния. Я не отказываюсь от своих обещаний, просто никому там нет до меня дела.

Я кивнул.

— Понимаю. Суть моей просьбы не в этом. Скажите, можно ли это осуществить с помощью князя?

Феллан задумался. Думал он, наверное, минуты две, перебирая пальцами и рассматривая столешницу. Наконец, поднял на меня взгляд.

— В принципе, это возможно. Князь достаточно часто встречается с различного рода просителями. Вот только не всегда выполняет их просьбы.

— А как сделать так, чтобы он все же выполнил?

— Обычно, просящий приносит князю некий подарок, — пожал плечами лорд. — Вообще-то, вся процедура напоминает обычную покупку определенной услуги, но я вам этого не говорил. И, понятно, с мешком золотых монет к князю ходить не принято. Только с чем-то редким, что его заинтересует…

Здесь Феллан о чем-то опять задумался.

— В принципе, у меня найдется пара интересных вещиц…

— Нет-нет, лорд Феллан! — перебил я. — Мне не хотелось бы пользоваться вашей добротой больше необходимого. У меня есть достойный князя подарок.

— Вот даже как? — удивился он. — И что же это, позвольте узнать?

— Нож из проклятого серебра.

— Вот даже как, — повторил Феллан, о чем-то размышляя. — Пожалуй, вы правы, это даже лучше того, что мог бы предложить я. Тогда давайте определимся с тем, что вам требуется.

— Мне просто нужен доступ к запретным книгам в имперской библиотеке, — пожал я плечами. — А вот как это сделать — я не имею понятия…

— Хорошо, — лорд энергично поднялся с кресла. — Я придумаю. Будьте готовы к походу во дворец, вызов может последовать в любое время.

Я остался один на один с книгой. И доблестно сражался с ней весь день, упорно выписывая в свою тетрадь наиболее интересные места.

А вечером, прощаясь с Кирен, я решил, что просто обязан пригласить ее еще куда-нибудь. На настоящее свидание. Вот только как это правильно сделать в этом несчастном княжестве с его занятными условностями?


Глава 12

— Не знаю, не знаю, уважаемый Рико… Вы, в конце концов, еще даже дракона не победили в мою честь, как обычно полагается в современных романах, а уже такие нескромные предложения делаете… Подумайте над своим поведением!

И Кирен шустро скрылась где-то в глубинах библиотеки.

Вот ведь… Сама вся розовая от смущения, но издеваться надо мной ей это не особо мешает… И ладно, если бы я предложил поехать вместе в Пустошь, чтобы начать вести там веселую и разнузданную жизнь. Нет, всего-то навсего позвал поужинать в местный ресторан.

Но не получилось. Дракона ей подавай…

Домой я шел, испытывая попеременно то раздражение, то веселье. Действительно, влюбился.

Надо только придумать, где раздобыть дракона и как его прихлопнуть. Ну, или что-то еще в этом роде сообразить.

Впрочем, за этот вечер ничего умного в мою голову так и не пришло — там прочно засели самые разнообразные и не всегда приличные фантазии.

На следующий день, сидя в библиотеке над огромной книгой и время от времени наблюдая через открытую дверь за целеустремленно передвигающейся между шкафами Кирен, я очень много думал… Но тоже без толку. Пришлось с головой погружаться в работу.

Трактат, поначалу вызвавший восторг, постепенно нравился мне все меньше. Да, было интересно узнать о разновидностях книг, найденных в Пустоши — здесь можно было посмотреть на их изображения, прочитать краткое описание. А смысл? Никаких сведений из этих трудов представлено не было, способов получить их в свое пользование — тоже. Вот и зачем это все мне, спрашивается.

Но разочаровывать девушку, явно очень довольную тем, что сумела мне помочь, не хотелось — и я продолжал усиленно рассматривать виды книжных обложек.

В конце концов, теперь буду знать, что спрашивать у торговцев в Пустоши. Если захочу туда добраться и сумею это сделать.

Когда я перешел к описанию заклинаний, мне стало весело. Как можно объяснить то, что ты мало того, что не понимаешь, так еще и ни разу не видел? Я бы не рискнул. А вот княжеские ученые посчитали задачу вполне выполнимой и писали, что в голову взбредет.

Впрочем, я немного придирался — несложные заклинания описать тоже просто. Например, клубочек света, который некоторые маги используют для освещения. Попытка же изложить на бумаге принцип действия защитного морского барьера заставила улыбнуться.


«Морская завеса вокруг полуострова Пустошь.

Самое известное и масштабное заклинание в мире, а также самое протяженное по действию.

Очевидно, что на дальних подступах к берегу каким-то направленным воздействием нарушается работа корабельных компасов, что ведет к потере правильного курса.

Следующий этап — это изменение рельефа дна, вследствие чего вокруг полуострова образовывается череда хаотически направленных стремительных течений, а также группы опасных рифов.

Самый последний рубеж — это постоянный грозовой фронт, который систематически появляется над беспокойным морем и в результате которого каждый корабль, приближающийся к берегу, рискует получить удар молнии.

Заклинание продолжает существовать уже больше ста пятидесяти лет, что указывает на его постоянную подпитку за счет какого-либо артефакта.

Представляет собой очень опасное явление — приближаться в зону действия этого заклинания категорически не рекомендуется.»


На первый взгляд — очень похоже на правду. Вот только сомневаюсь я, что ради заклинания специально менялось дно, создавались хитрые течения, рассчитывались условия для грозовой тучи… Которой, кстати, там нет.

Какой-то древний маг просто не хотел, чтобы корабли приставали к берегам — вот и сходят с ума компасы, волны кидают корабли на камни, а с чистого неба бьют молнии. Просто по желанию волшебника, даже, наверное, не задумывавшегося о способах практического воплощения своих мыслей.

Ученые княжества стали изучать магию с точки зрения науки — а она-то основана на вере и силе духа волшебников. В итоге соприкоснулись два мира, которым очень сложно понять друг друга. Хотя магия как раз в этом плане очень даже восприимчива.

Прочитав про еще несколько заклинаний, я притомился и пролистал книгу до того места, где начинались описания известных артефактов. Некоторое время листал плотные страницы, любуясь безделушками, которые мне никогда не суждено будет подержать в руках… А потом хлопнул себя по лбу.

Та самая палка, которую я забрал из дома Галларда. Точно такую же — или очень похожую, — я видел в руках Шарана. Не может быть, чтобы в книге не было ее описания!

Спустя несколько минут, чуть случайно не перелистнув нужную страницу, я нашел искомое.


«Стандартный боевой жезл.

Редкий, но все же встречающийся в Пустоши на постоянной основе артефакт.

Судя по сохранившимся записям, представлял из себя обычное оружие для боя на средней и ближней дистанции в рядах войск Небесного королевства.

Принцип действия до конца не ясен. Предполагается, что жезл работает с внутренней энергией владельца, забирая около трети на каждый разряд. В прошлом были нередки случаи смертей — владельцы использовали артефакт больше двух раз, полностью лишались энергии и умирали.

Сам заряд никак не заметен в пространстве. Вызывает разрушения материальных объектов, при этом не отталкивая их.

Для использования нужно взять жезл так, чтобы рука приходилась на широкую металлическую полосу, а конец жезла, отмеченный тонкой красной линией, смотрел в сторону цели. Затем необходимо поместить большой палец руки на выступ сразу над металлической полосой. Нажать на него.

Будьте готовы к упадку сил.»


Я вскочил из-за стола, запер кабинет и, быстро попрощавшись с удивленной Кирен, бросился прочь из библиотеки. Впрочем, на улице все же опомнился и принял более степенный вид, направившись в сторону дома.

Артефакт срочно необходимо испытать!

Забрав жезл из своего тайника, а лошадь из конюшни, располагавшейся позади дома, я, стараясь не слишком торопиться, поехал прочь из столицы.

Шикарные особняки, радующие глаз парки и скульптуры постепенно остались позади. Начался пригород — более плотно застроенный, но все равно ухоженный, красивый и уютный. Затем дома уступили место фруктовым садам, а потом и возделываемым полям.

Спустя час дороги я нашел небольшой участок дикого леса и остановился в нем. Привязал лошадь, вытащил жезл и предвкушающе улыбнулся.

Древний артефакт представлял из себя довольно тяжелую металлическую палку в локоть длиной и в два пальца толщиной. Испещренную тонкими строчками аккуратно вырезанных рун, черную и без каких-либо красных полосок. Впрочем, когда знаешь общий принцип, все становится весьма просто.

Я осторожно взял жезл за участок, покрытый легкой насечкой, повернул украшенным четырьмя серебряными рунами концом в сторону ближайшего дерева и аккуратно нажал большим пальцем на чуть выступающую пластину…

Послышался тихий свист и из дерева во все стороны брызнули облака трухи. А я почувствовал, как стремительно утекает из тела энергия. Какая там треть запаса — уже половина ушла всего за пару секунд…

Потом мне в голову пришла мысль прекратить давить на жезл — и поток энергии, покидающей мое тело, прекратился.

— Ну, как обычно, — хмыкнул я, рассматривая черную палку. — Так бы и помер…

Впрочем, думаю, отбросить ее в сторону у меня в любом случае хватило бы мозгов.

Дальнейшие эксперименты показали, что при кратковременном нажатии у меня теряется не треть, а около четверти внутреннего резерва. При длительном же — все, что есть. Но и разница в действии весьма существенная — как если сравнивать камень, пущенный из катапульты, с долгой работой тяжелого тарана.

Проведя пару часов, развлекаясь с освоенным приобретением, я засунул его за пояс и отправился обратно домой.

Самое смешное, что жезл почти никак не усилил мои боевые возможности. Я с таким же успехом могу три раза пустить свое огненное копье. Хотя, артефакт после этого оставит меня на ногах, а вот магия — совершенно обессилит… да и не всегда нужны эффектные всплески огня — иногда незаметная работа жезла гораздо предпочтительнее.

В общем, я добился некого разнообразия и чуть большей эффективности. Жаль… Было бы лучше, если бы жезл сам накапливал энергию и работал тоже сам — но, похоже, такие штуки делали для простых солдат, совершенно не владеющих магией. Этакая узкоспециализированная вещица. Как демон определенного вида, призываемый демонологом ради исполнения своих низменных желаний.

— Хм…

Я задумался и думал всю дорогу до столицы. А уже в ней решительно направился в ремесленный квартал, расположенный на самой окраине — как назло, противоположной от меня.

Здесь тоже все было очень чисто и аккуратно. Единственное отличие — обилие людей. Мне даже показалось, что все население города, обычно выглядящего довольно пустынным, скучковалось именно здесь. Люди бесцельно слонялись по улицам, рассматривали товары, выставленные на продажу — от корзин для фруктов до доспехов и оружия. И разговаривали.

В квартале стоял постоянный гул от сотен голосов, прерываемый лишь звоном металла под ударами кузнечных молотов. На источник одного такого звона я и отправился, спешившись и аккуратно ведя лошадь в поводу. Впрочем, мог бы, наверное, и верхом проехать — судя по тому, с какой охотой люди уступали мне дорогу, лишь только рассмотрев одежду. Здесь действительно встречают по одежде…

— Что требуется уважаемому? — поинтересовался молодой, но уже жилистый и крепкий парень, стоящий за прилавком с кузнечными изделиями. Я малость позавидовал его мускулатуре, потом вспомнил, что могу прикончить любого такого кузнеца одним движением руки — и успокоился.

— У вас найдется десяток одинаковых ножей? Не для красоты, а для дела, боевых.

Парень на некоторое время задумался.

— Вам отряд вооружить нужно, наверное, да? Хорошие ножи есть… Но вот десяти одинаковых не найдем, к сожалению. Могу предложить вам пять одного вида и пять — другого. Они отличаются, но не очень сильно. И качество у всех очень хорошее!

Я подумал — и согласился, купив десяток хищных железок с ножнами в придачу. В конце концов, особой разницы-то нет.

Домой я попал уже поздно вечером, не отказав себе в удовольствии перекусить в уютном заведении, расположенном все в том же ремесленном квартале. Девушки-разносчицы опять притягивали мой взгляд… Но я сдержался, помня о Кирен. И отправился домой, в очередной раз терзаемый различными темными желаниями.

Закрыв за собой дверь, я зажег в гостевом зале светильники и, разложив на столе ножи, задумался. То, что я собирался сделать, мне, с одной стороны, не очень нравилось, с другой — однозначно было продиктовано накатившей и слегка помутившей разум влюбленностью. А с третьей — являлось очень хорошим поступком, по крайней мере, по отношению к одному-единственному человеку.

Я вздохнул и отправился наверх, за листком с печатью демона.

Положил его на стол, уколол одним из ножей палец и капнул на рисунок кровью. В воздухе запахло гарью, линии печати полыхнули огнем, выжигая узор на дереве стола…

— И зачем позвал? — мрачно поинтересовался демон, выступая из теней, скопившихся в темном углу напротив меня.

— Тебе повезло, друг демон! — радостно сообщил я ему, улыбаясь до ушей. Эйя, видя такое, почему-то слегка занервничал.

— Почему это мне повезло? — и осмотрелся по сторонам, словно подозревая коварную ловушку. — Кстати, ты совсем перестал распространять листы с моим призывом, маг.

— Ничего, до окончания года еще далеко, успею, — отмахнулся я. — А повезло тебе потому, что я, наконец, придумал, как нам с тобой заключить еще одну выгодную сделку.

— Договор? — оживился демон, подходя поближе. Я заметил, что в этот раз он не старается играться с когтями и клыками — заинтересовался, похоже.

— Ага, — я кивнул на разложенные на столе ножи. — Десять ножей, пропитанных твоей кровью, которые я раздам где-нибудь за пределами этого княжества. А, может быть, и здесь тоже.

Эйя отчего-то стал выглядеть еще более настороженным и даже отошел на шаг назад.

— С Невестой я связываться не буду, — заявил он. — Даже за двадцать ножей.

Я хмыкнул. Вот и определилась окончательно иерархия между этими двумя сущностями.

— Не беспокойся, с ней я сам разберусь. Скажи мне лучше — ты можешь отращивать ноги?

— Мне и двух хватает, — подозрительности в его голосе демона стало еще больше.

— И после этого он говорит, что люди — идиоты, — вздохнул я.

Демон, почувствовав твердую землю под ногами, оскалился и отрастил клыки, явно собираясь припугнуть дерзкого.

— Спокойнее. Скажем по-другому. Ты можешь восстановить человеку отрубленные ноги?

Эйя задумался.

— Ну, вообще, смогу, наверное, — наконец задумчиво произнес он. — Но это будет очень, очень сложно…

— Других условий не будет, — перебил я его. — От этого не зависит моя жизнь, я просто хочу помочь хорошему человеку. Если будешь требовать большего — можешь сразу же отправляться обратно и ждать, пока кто-нибудь тебя вызовет таким вот листком.

Похоже, я попал по больному месту, так как демон злобно засверкал глазами. Но ничего не возразил.

— Какие условия? — поинтересовался он, закончив играть в гляделки.

— Я раздаю эти ножи тем, кому пожелаю, а ты полностью восстановишь ноги указанному мной человеку.

— Нет, — отказался демон. — Я уже устал ждать, пока ты раскидаешь даже эти несчастные листочки. Два месяца. Ты раздашь эти ножи за два месяца и сделаешь это в крупных городах. И раздашь их не мирным булочникам, а воинам. Или грабителям — как уж хочешь.

Я подумал — и согласился. В принципе, справедливо.

— Договор? — тут же заулыбался демон.

— Не, — помотал головой я. — Сначала нужно спросить согласие у того человека. Я тебя завтра еще позову. Но ножи можешь зачаровать прямо сейчас, я не против.

Эйя злобно плюнул на пол и исчез, не попрощавшись. Буду считать, что это было согласие.

На следующий день утром, дождавшись, пока Кирен уйдет из отцовского дома в библиотеку и для приличия выждав еще час, я робко постучался в двери к Халлану Путешественнику.

— Слушаю вас, уважаемый Рико, — немного удивленно произнесла открывшая мне двери Мирра.

— Доброго вам дня, уважаемая Мирра, — поклонился я. — Не могли бы вы передать уважаемому Халлану мою просьбу о встрече?

— По какому поводу? — прищурилась она, умудряясь одновременно с этим улыбаться.

— По личному, — подтвердил ее подозрения я. Пусть думает себе все, что хочет.

— Хорошо, подождите пару минут, я узнаю, когда он сможет вас принять.

Оказалось, Халлан действительно весьма и весьма привык к нравам Пустоши — по крайней мере, оттягивать встречу он не стал и легонько улыбающаяся Мирра практически сразу же отвела меня на небольшую террасу, где пожилой путешественник сидел, попивая травяной отвар и читая какую-то книгу.

— Итак, Рико, что вас привело ко мне? — поинтересовался он с улыбкой, когда мы закончили с приветствиями. — Надеюсь, ничего страшного не случилось?

— Нет, скорее, наоборот, — я замялся, не зная, как начать разговор, а потом, вздохнув, спросил напрямик: — Господин Халлан, хотели бы вы восстановить ноги?

Путешественник замер, настороженно глядя на меня. К его чести, он не стал ни сразу же соглашаться, ни обвинять меня в шарлатанстве — просто думал.

— Очень бы хотел, — осторожно произнес он спустя минуту. — Но все имеет свою цену и не всегда цена оказывается подъемной, вы понимаете?

— Я от вас ничего не требую, — поспешил заверить его я. — И от дочери вашей тоже ничего не потребуется. Просто, как бы это сказать… Есть у меня знакомый демон, с которым можно договориться…

Чего я меньше всего ожидал, так это того, что Халлан запрокинет голову назад и примется весело смеяться, утирая слезы.

— Знакомый демон… Знакомый демон, провалиться мне под землю! Боги, Пустошь даже здесь не перестает меня удивлять.

На шум заглянула Мирра, неодобрительно посмотрела на нас и снова исчезла.

— Ладно, — немного успокоившись, произнес Халлан. — Но почему вдруг вы решили мне помочь?

Я почувствовал, что начинаю потихоньку розоветь не хуже Кирен.

— Понимаете, я как-то даже не задумывался о том, как можно это сделать. Но тут ваша дочь отправила меня убивать дракона или совершать еще какой-нибудь подвиг…

— Зачем ей дохлый дракон? — удивился собеседник.

— Повеселиться решила, — мрачно сообщил я. — Дело в том, что мне хватило смелости пригласить вашу дочь в ресторан — а она сказала, что сначала нужно отметиться выдающимися подвигами.

— Это она может, да, — кивнул головой Халлан, к моей несказанной радости проигнорировав то, что я осмелился без его ведома позвать куда-то Кирен.

— Вот, в общем, я много думал — и придумал. Всем будет только лучше.

— Возможно… — протянул путешественник. — Пожалуй, если у вас получится, то уж на одно-то свидание она точно с вами сходит, иначе достану ремень и… мда.

Я улыбнулся.

— Спасибо.

— А что нам потребуется?

— Наверное, стоит уйти куда-нибудь вглубь дома, — предположил я. — И сделать так, чтобы Мирра не помешала.

— Она обычно не заходит, когда я с кем-нибудь общаюсь, — легкомысленно ответил он. — А что касается того, чтобы перебраться — у этого кресла есть колесики. Если вы мне чуть поможете, мы все сделаем.

Эйя появился перед нами еще более недовольным, чем вчера.

— Действительно, демон, — заметил Халлан, рассматривая его клыкастую физиономию. — Эйя, если не ошибаюсь?

— Не ошибаешься, — язвительно произнес тот, одним движением оказался рядом с нами и сдернул покрывало с обрубков ног. Я тактично отвернулся.

— Ну что, это можно исправить? — ровным голосом поинтересовался Халлан.

— Можно, — буркнул демон. — Но будет больно. Очень больно.

Мне показалось, что за его недовольством скрывается горячее предвкушение.

— Я готов, — пожал плечами путешественник.

Эйя многообещающе фыркнул.

— Ты точно не готов, старик. К этому никто из вас, людей, не может быть готов. Маг, найди какую-нибудь тряпку и сделай жгут. Вон та салфетка подойдет.

Я взял салфетку, скрутил ее и принялся ждать дальнейших указаний.

— Отдай старику, пусть засунет между зубами. А мы с тобой, маг, сейчас прочитаем договор. Готов?

— Да, — я пожал протянутую демоном лапу.

— Договор. Я обязуюсь полностью восстановить ноги этому человеку, сделать так, чтобы они были не отличимы от его собственных, потерянных по дурости в магической ловушке. И работали как полагается. Ты, маг, обязуешься распространить десять ножей с моей кровью в течение двух месяцев и только среди тех, кто имеет дело с схватками, драками, боями и сражениями. Договор?

Я чуть помедлил, скрипя зубами от боли, но неприятных и неожиданных дополнений не обнаружил.

— Договор!

Ффу… Проклятый демон с его проклятыми договорами… Боль от них…

— Что здесь у вас происходит? — раздался удивленный голос от двери. Я повернул голову.

Мирра, заглянувшая к нам, застала интересную картину. Халлан, с подозрением рассматривающий тряпку и примеривающийся, как бы ее половчее укусить, я, баюкающий руку и вполголоса ругающийся, а в довершение всего — непонятный клыкастый и когтистый человек, стоящий между нами с крайне недовольным лицом.

— Вы кто…

— Спать! — рявкнул демон и женщина в мгновение ока осела на пол.

Эйя смерил каждого из нас по очереди недобрым взглядом желтых глаз.

— Еще сюрпризы будут?

— Нет, — произнес Халлан. — Больше никого нет. Начинай, демон.

— Как скажешь, — ласково произнес тот. — Я тебя обездвижу. Не пугайся, это пройдет. Но вот от боли я тебя не избавлю — ты должен чувствовать, иначе не сможешь управлять новыми ногами.

Путешественник, закусив тряпичный жгут, кивнул. Чувствовалось, что ему страшно — но ради ног он готов был рискнуть.

Мне казалось, что Эйя откровенно врет про необходимость чувствовать боль — но уверенности все же не было.

Следующие пять минут были кошмаром. С лица безвольно лежащего в кресле Халлана текли капли пота, его глаза безумно вращались, челюсти судорожно сжимали жгут… И у него росли ноги. Быстро, буквально на глазах.

Я не выдержал и отвернулся. Не хочу это видеть.

— Готово, — раздался, наконец, довольный голос демона. — Вставай, человек, если сможешь.

Халлан, выпустив изо рта тряпку, лежал в кресле, закрыв глаза и тяжело дышал. Я поразился тому, насколько он похудел всего за несколько минут. Осталась буквально кожа да кости.

— Эй, ты там не умер? — поинтересовался демон. — Вроде рановато еще.

— Нет, жив, — последовал хриплый ответ. — Но лучше бы умер.

— Тогда я вас покидаю. Та тетка сама проснется минут через десять. А ты, старик, теперь ешь как следует, набирай силы.

Демон исчез, оставив нас наедине.

— Рико, они там… Действительно есть?

— Да, — я покосился на худые, но вполне себе нормальные ноги, свисающие с кресла.

— Боюсь посмотреть, — признался Халлан. — Знаешь, бывало, чувствуешь ноги — а это просто призрачная боль, а их все равно нет.

— Ну, сейчас они точно есть. Сами гляньте.

Путешественник осторожно скосил взгляд вниз, а потом аккуратно пошевелил босыми пальцами. На его лицо забралась улыбка искреннего счастья. А я, почувствовав, что сейчас могут начаться очередные благодарности, повергающие меня в смущение, шустро ретировался, наговорив что-то про срочные дела.

Мне показалось, что Халлан меня даже не слушал, продолжая смотреть на свои заново появившиеся конечности.

Ножи, валяющиеся на столе у меня дома, теперь слегка поблескивали, словно в металл кто-то добавил крохотные золотые искорки. Демон постарался в мое отсутствие. Осталось только раздать это все — и договор будет выполнен.

Впрочем, конкретно этот договор меня волновал мало.

Взяв один из ножей, я направился в Верхний город, в казармы стражи. И поинтересовался там, где можно найти Каро Шестого.

Знакомый стражник появился через пять минут, вытирая тряпкой волосы.

— Рико? У вас что-то случилось?

— Добрый день, уважаемый. Нет, просто хотел подарить вам одно вещь, — я протянул ему нож вперед рукояткой.

— Что это и почему вы решили мне его подарить? — поинтересовался Каро, осторожно принимая подарок.

— Это — артефакт. Главное, что вы должны знать про него — любая царапина им — смертельна. Смерть будет такая же, как у Галларда.

— Вот даже как, — пробормотал стражник, чуть-чуть вытаскивая нож из ножен и тут же осторожно задвигая его обратно. — Это очень ценный подарок. Почему?

— Он мне ничего не стоил, вдобавок, у меня есть меч. Если честно, то я побаиваюсь такого оружия и у меня он валяется без дела — а вам может пригодиться.

— Спасибо, — кивнул воин. По его глазам было понятно, что он мне не верит ни капли, но отказываться все же благоразумно не собирается. — Вам от меня точно ничего не нужно?

— Совершенно ничего, — улыбнулся я. — Главное, помните — не прикасайтесь к лезвию и не давайте это сделать другим. Разве что врагам. И еще — против животных это просто нож, обычный.

— Запомню, — Каро снова принялся рассматривать нож, я же, попрощавшись, отправился восвояси.

Надо действительно каким-нибудь воришкам в Империи остальные отдать. А то объясняй еще каждый раз — почему, да зачем…

Вечером, когда я уже собрался было ложиться спать, снизу раздался громкий стук. Бурча и ругаясь про себя на незваных гостей, я пригладил волосы, подумав, что пора бы и зеркало домой купить, а затем спустился на первый этаж и открыл входную дверь.

За ней стояла тоже слегка взъерошенная, но смотрящая на меня счастливыми глазами Кирен. Позади виднелась освещенная светом уличных фонарей маленькая повозка.

— Кирен? Вы…

— Я приехала сказать вам, что согласна сходить с вами в ресторан! — выпалила она и отчаянно покраснела. — В любое время, когда скажете!

После чего, не дав мне ничего ответить, шустро упорхнула к повозке, забралась в нее и уехала, оставив меня стоять на пороге дома и задумчиво рассматривать окрестности.

— Ну что же, замена дохлому дракону, похоже, действительно получилась неплохая.

Закрыв дверь и улыбаясь, я снова отправился наверх.

Внизу опять раздался стук.

— Что же тебе не терпится-то, — пробормотал я, спускаясь.

Открыв с улыбкой дверь, я увидел перед собой элегантно одетого пожилого мужчину в сопровождении пары вооруженных воинов.

— Рико Пепельный, я прав? — поинтересовался он, внимательно рассматривая мою малость неряшливую фигуру.

— Правы, — согласился я, гадая, что и кому от меня понадобилось в этот раз. — А с кем я имею честь разговаривать, уважаемый?

Мне показалось, что мужчина удивился вопросу, но вида он не подал и представился:

— Мое имя Карраш Перо. И вам нужно проследовать со мной. Карета ждет.

— Куда проследовать? — поинтересовался я, опираясь плечом о дверной косяк и скрещивая на груди руки. Надоело. Все надоело. — И почему я должен это делать?

Теперь гость удивился откровенно.

— Вы не знаете, что я — доверенное лицо лорда Алиса Каменного? Лорд приглашает вас к себе, собирайтесь.

— Хорошо, завтра утром я с радостью нанесу визит уважаемому лорду.

— Вы отказываете его доверенному лицу? — нахмурился Карраш, картинно положив руку на рукоять меча.

Мне стало смешно. Конечно, все, скорее всего, серьезнее, чем мне кажется, но пытающийся угрожать мне гость вызывал только веселье.

— Ну, а я — доверенное лицо лорда Феллана Хранителя. И не собираюсь идти куда-то среди ночи.

Первый раз в жизни я видел, чтобы человека словно бы подменили в течение одного мгновения. Рука убралась с меча, на губы набежала приветливая улыбка, вся фигура словно расслабилась…

— Ну конечно же! Простите меня за плохие манеры, уважаемый Рико Пепельный! Это исключительно моя вина — я, к сожалению, не обратил внимания на очевиднейшее совпадение имен и позволил себе чрезмерные вольности! Разумеется, ни о каком позднем визите не может идти и речи! Я буду счастлив передать лорду, что вы нанесете визит завтра до обеда.

Уловив легкий вопрос в последнем предложении, я согласился:

— Разумеется, я буду чрезвычайно польщен оказаться принятым лордом Алисом Каменным завтра утром. И давайте забудем о неловкости, которая имела место быть. У такого занятого человека, как вы, наверняка есть много гораздо более важных дел, нежели следить за всеми гостями столицы.

Судя по тому, что улыбка на лице Карраша не пропала, все было сказано правильно. Потихоньку привыкаю к местной жизни, скоро совсем своим здесь стану.

Попрощавшись с гостями и снова закрыв дверь, я в третий раз отправился спать. Завтра, чувствую, предстоит веселый денек.

Я оказался не совсем прав — веселье началось прямо ночью.

В мой сон опять забралась Невеста.

Стоя посреди усыпанного костями поля, я старался проснуться — и опять не мог. Чтоб тебя оглоблей приголубило, курицу ощипанную…

— Мальчик, ты испытываешь мое терпение, — послышался за спиной мелодичный голосок.

— Задолбала ты меня, как дятел — дерево, — сообщил я в ответ, пытаясь повернуться. — Скоро поеду в Империю уже, ясно? Но от того, что ты мне спать мешаешь, быстрее ничего не получится, доходит до тебя?

Тело пронзила резкая боль — и я проснулся.

«Я жду», — прошелестел в ушах тихий злой голос и все закончилось.

Снова заснуть удалось далеко не сразу. В голове носились мысли про Невесту, Кирен и незнакомого мне лорда. С Невестой все понятно — демон перестал скрывать, чего ему хочется и теперь требует сделать это поскорее. Главное, чтобы он меня не прикончил после того, как я все выполню.

Кирен… Эти размышления были самыми приятными. Как минимум, теплые чувства я у нее вызываю — и это замечательно. Ее отец, думаю, тоже не против нашего общения. Остается только пробраться в имперскую библиотеку, потом доехать до Пустоши, помочь Эстерси, вернуться обратно — и все у нас может получиться…

На этой мысли я загрустил и начал думать о Карраше и лорде. По разговору получается, что они знать не знали про то, что перед ними тот самый Рико, который общается с Фелланом Хранителем. А это, в свою очередь, предполагает, что настойчивое приглашение связано с чем-то, что я сделал в последнее время. А что я сделал? Помог отрастить ноги отцу Кирен, подарил нож стражнику… Еще вдоволь поупражнялся с жезлом в лесу, но это, я думаю, никого не интересует.

Значит, внимание лорда привлекло или чудесное излечение Халлана, или нож демона… Надеюсь, Каро не успел еще никого им прикончить.

И требовать от меня будут или излечения от всех болезней, или же убийственного оружия для телохранителей, стражников или кого-нибудь еще.

Но что-то требовать будут точно.

В этот раз засыпал я уже в отвратительном настроении.


Глава 13

Как оказалось, я догадался абсолютно правильно — Алис Каменный позвал меня совсем не для того, чтобы вместе продегустировать изысканные сорта вина и обсудить влияние последних литературных новинок на общественную жизнь княжества.

В воротах имения, к которому я подъехал, взяв для большей солидности обычную столичную повозку, меня встретил местный важный человек и, даже не спрашивая о цели визита, проводил к самому дому. На первый взгляд, тот не уступал по роскоши жилищу Хранителей… Но кто его знает, может быть в княжестве очень важно расположение особняка относительно главных улиц или какие-нибудь другие мелочи, — а в итоге получается, что лорд Феллан находится неизмеримо выше по положению, чем здешний хозяин. Или ниже.

В дверях меня встретил все тот же Карраш, с явным удовольствием осмотревший парадную форму, которую я надел первый раз и из-за которой теперь чувствовал себя курицей, щедро украшенной перьями райских птиц.

— Уважаемый Рико, позвольте сделать комплимент вашему виду. Уверен, лорду будет приятно, что вы так высоко оценили его приглашение.

Вот и думай — каким образом я умудрился оценить приглашение своим нарядом. Может быть, в таком костюме полагается только к князю на прием идти.

— Благодарю вас, — слегка поклонился я. — Слышать это от человека, обладающего настолько тонким вкусом, как ваш — вдвойне приятно.

Все же я действительно быстро обживаюсь в княжестве. А глупые фразы, подсмотренные еще у Галларда, оказывается, действительно работают.

Я дал себе обещание изучить еще несколько местных развлекательных книг. Будет полезно.

Карраш тем временем пригласил меня внутрь особняка и провел в уютную гостиную, где я и удостоился чести увидеть лорда Каменного.

Он не произвел на меня особого впечатления — невысокий тощий старик, с легкой лысиной и снежно-белыми волосами, окаймляющими ее… Чем-то он напомнил мне стервятников, обитающих на Мертвом плато.

Но в глазах его, в отличие от глаз того же Феллана, горел неугасимый огонь.

— Садитесь, уважаемый Рико, прошу вас, — лорд указал мне на кресло рядом с собой. — Я сожалею о вчерашнем недоразумении. Нам стоило более ответственно изучить детали дела.

— Прошу вас, забудьте об этом, — я аккуратно присел в кресло. Карраш расположился на диване около окна и застыл там каменным изваянием.

— Вина? — предложил лорд, открывая бутылку.

— Не откажусь, благодарю вас. Но лишь немного, чтобы смочить горло.

— Итак, — аристократ взял свой бокал у уставился на меня своими горящими глазами. — Позвольте, я не стану отвлекать вас излишними изысками этикета и перейду к делу?

— Конечно, уважаемый лорд Алис. Слушаю вас.

— Для начала, если позволите, хотелось бы уточнить — вы действительно являетесь магом из Пустоши? — Слухи ходят разные, но этот — самый навязчивый.

Вот даже как… Значит, про меня здесь уже слухи ходят… Хорошо, что местным жителям до этого нет дела. И, пожалуй, мысль остаться здесь навсегда — действительно неплоха, раз я все еще жив и здоров.

— Все верно, единственное — я не могу еще называться магом. Скорее, я просто ученик мага.

— Отлично, — кивнул головой лорд. — Ученик или нет — это не важно. Следующий вопрос — правда ли, что Халлан Путешественник обязан восстановлением ног именно вам?

— Я принимал в этом участие, да, — пришлось осторожно согласиться мне.

— Еще лучше.

Старик некоторое время рассматривал меня пристальным взором, заставляя слегка нервничать.

— Скажите, уважаемый Рико Пепельный, что вы хотите за то, чтобы избавить меня от неизлечимой болезни?

Вопрос не то, чтобы застал меня врасплох — но все же заставил немного растеряться.

— У меня отказывает печень, — сообщил лорд, видя мое замешательство. — Лекари, эти ни на что не годные бездари, только разводят руками. Я пытался найти хоть какого-нибудь колдуна или мага, но здесь их нет, из Пустоши или от эльфов никто ехать не хочет, а время поджимает.

Я понял, что, если начну принимать решения прямо сейчас, то наделаю глупостей.

— Лорд Алис, вы позволите дать вам ответ завтра?

— Что мешает сделать это сегодня? — жестко поинтересовался старик.

— Занимаюсь лечением не только я. Более того, моя роль там незначительна. Мне нужно прояснить некоторые детали.

Долгий десяток секунд лорд выжигал мне душу своим взглядом. Я каким-то чудом сумел его выдержать, не отведя глаза.

— Хорошо, уважаемый Рико, я подожду до завтра, — произнес, наконец, старик. — Спасибо вам за визит и уделенное время. Не смею больше отрывать вас от дел.

Поняв, что меня отправляют восвояси, я откланялся и убрался из имения. Постоял некоторое время на улице, а потом отправился в ту сторону, где жил Феллан Хранитель.

Тот оказался ничем не занят и меня пригласили к нему уже буквально через пять минут. Похоже, чем ближе здесь знакомятся люди, тем меньше между ними соблюдается формальный этикет. Правильно, я думаю, а то и свихнуться можно от всего этого.

— Заходите, Рико, присаживайтесь, — дружелюбно помахал рукой лорд. — позвольте представить вам моего нового телохранителя. Это Шахор — и он великолепный воин, как и все на юге Сакка.

Смуглый невысокий человек, незаметной тенью стоящий в углу, легонько кивнул. Я ответил тем же, в этот раз не стараясь блеснуть знанием саккского языка.

— Шахор, это Рико Пепельный, маг из Пустоши и мое доверенное лицо, — сообщил Феллан.

Последовал еще один молчаливый кивок.

— Итак. Рико, что вас привело ко мне сегодня? — полюбопытствовал лорд, наливая мне бокал вина. — Могу, кстати, вас порадовать — прием у князя будет через неделю, вы приглашены. Думаю, я вас провожу — и вам будет проще, и мне не помешает немного развеяться…

Он с некоторой грустью посмотрел в окно, а я тем временем попытался осознать, что очередной этап выполнен — я окажусь у князя и смогу попросить его о доступе в императорскую библиотеку. Интересно, а сможет он все-таки это сделать или нет?

— Так чем же я обязан вашему визиту сегодня? — снова вернулся к текущим делам Феллан.

Я чуток помялся.

— Вы, наверное, уже в курсе, лорд Феллан, что с моей помощью Халлан Путешественник заново получил себе ноги?

Лорд удивленно поднял бровь и с неподдельным любопытством уставился на меня.

— Не знал. А вы, получается, даже такое можете?

— Не я. Демон, которого зовут Эйя и с которым я немного знаком.

— Эйя… что-то такое я слышал, — с сомнением в голосе произнес Хранитель и отпил глоток вина. — Впрочем, это не важно, продолжайте.

— Так вот… Новость очень быстро разлетелась по городу и вчера вечером мне поступило приглашение от лорда Алиса Каменного посетить его особняк. Я буквально только что оттуда — лорд хочет, чтобы я помог с его болезнью.

— И что же вас смущает?

— Самое главное — мне бы не хотелось помогать человеку, не зная, в каких отношениях он с вами, — сказал я чистую правду. — Будет немного неуместным оказывать услуги вашему врагу, мне кажется.

Феллан серьезно кивнул.

— Вы действительно очень правильно мыслящий молодой человек, Рико. И я не жалею, что дал вам знак своей семьи. Но в отношении лорда Алиса не беспокойтесь — друзьями нас назвать нельзя, но уже много десятилетий наши семьи поддерживают ровные и теплые отношения.

— Это хорошо, — мне действительно стало полегче. Оказываться между двумя лордами в их возможном противостоянии не хотелось. — Но есть и еще одно обстоятельство.

— Какое же?

— Как я сказал, лечить я не умею, лечить может демон. Я же не знаю, как посмотрит местное общество на то, что демоны гуляют по столице.

— Никак не посмотрит, — хмыкнул лорд. — Уж что-что, а тайны Каменный хранить умеет И Карраш — тоже. Но, даже если это станет всем известно, ничего страшного не будет. Вы забываете, Рико, что у нас очень спокойно относятся ко всему этому. Вы вот маг — но никто же не убегает от вас с криками. Так же будет и с демоном. Главное — чтобы он не начал убивать людей на улицах.

— Вот здесь есть маленький нюанс, — мрачно проговорил я. — Этот демон — та еще скотина, простите мне такие слова. Ему нужны смерти, души… Брать на себя еще один договор с ним я не стану — это придется делать лорду. И, возможно, демон попросит слишком много.

— А вам не кажется, Рико, что это не ваши проблемы, а проблемы лорда Алиса? — поинтересовался Феллан. — Научите его разговаривать с демоном — и пусть дальше он занимается этим сам.

— Возможно, так и придется сделать, — задумчиво протянул я. — Спасибо.

— Не за что, — махнул рукой лорд. — а как продвигаются ваши исследования?

— Ну, вообще-то, исследования здесь уже закончены, — признался я. — Так что сейчас мне остается просто читать книги, которые кажутся полезными — и ждать, получится ли что-нибудь из визита к князю.

— Думаю, получится, — успокоил меня собеседник. — Для князя это не очень сложно, я полагаю.

Он секунду помолчал, а потом с неожиданной грустью произнес:

— Вы знаете, после нашей погони за Галлардом мне почему-то постоянно хочется куда-нибудь съездить. Вы словно приоткрыли дверь другой жизни своим появлением — и меня теперь тянет попробовать, каково это.

— Ну так попробуйте, думаю, это ведь не составит для вас проблемы? — удивился я, делая глоток вина.

— Да, но это как-то непривычно… Как вы думаете, возможно, мне стоит съездить в Пустошь?

Я подавился рубиновым напитком, позорно хрюкнув и чуть был не заляпав все вокруг. Благо, удалось удержаться от кашля.

— Почему-то мне кажется, что вы слегка не одобряете эту мысль, — тонко подметил лорд, протягивая мне салфетку.

— Спасибо. Не то, чтобы не одобряю, скорее — я такого не ожидал. Есть много интересных мест, в которых можно побывать, я уверен. Зачем обязательно Пустошь?

— Хочется увидеть то, что когда-то видел брат, — просто ответил Феллан, уткнувшись в бокал. — Хочется посмотреть на вашу родину. Хочется взглянуть на тайны, воспеваемые по всему континенту.

— Хотите хороший совет, лорд Феллан?

— Конечно.

— Если вам хочется в Пустошь, купите для начала дом или апартаменты в Чернолесье. Думаю, для вас это не будет проблемой. Поживите там. Посмотрите город, поговорите с охотниками, которые там бродят, с магами, купцами… И, если не передумаете, отправляйтесь с караваном в Орлиный Утес. А после этого, пожалуйста, отправляйтесь обратно. Не нужно делать все точно так же, как ваш брат.

Лорд печально кивнул и отвернулся к окну.

— Наверное, вы правы, Рико. Спасибо. Полагаю, что действительно не обязательно на старости лет бродить по Пустоши вдоль и поперек.

— Кстати, возможно, Халлан Путешественник окажется интересным попутчиком, — неожиданно вспомнил я. — Теперь, боюсь, его ничто не сможет удержать от нового путешествия.

— Возможно, возможно, — кивнул лорд. — Останетесь на обед? Сегодня повар обещал меня чем-то удивить.

Я подумал — и отказался, сославшись на дела. Думаю, пока что нет еще у меня того статуса, чтобы коротать время, трапезничая вместе с лордом. Хотя создается такое впечатление, что он исподволь прощупывает возможность того, чтобы сделать меня своим настоящим доверенным лицом. В конце концов, я — довольно полезный в качестве мага, немного знаю этикет, да и не совсем дурак… Почему бы и нет.

Хотя, может быть, это лишь мои фантазии.

Выйдя из дома, я отправился было домой, но потом, вспомнив о Кирен, развернулся в сторону библиотеки.

Девушка, заметив меня, в очередной раз покрылась нежным милым румянцем. Так бы и любовался…

— Кирен, доброе утро, — я вежливо поклонился, ловко поймал ее руку и успел легонько поцеловать пальчики до того, как они испуганно отдернулись. — Позвольте пригласить вас в местный ресторан завтра вечером? И скажите, откуда вас забрать, чтобы вам было удобно?

— Да, хорошо, конечно… — немного невпопад ответила она. — Может быть, из дома? Я скажу Варону, что меня завтра не будет, хорошо?

— Как вы решите, так и будет, — я еще раз легонько поклонился, получил в ответ милую, хоть и немного испуганную улыбку, а затем тактично покинул библиотеку.

Интересно, почему она так разнервничалась? Вроде бы, на свидание уже согласилась, видимся не первый раз… Тут я вспомнил, что одет в костюм, в котором не стыдно гулять по княжескому дворцу — и хлопнул себя ладонью по лбу.

Она же решила, что я нарядился так специально ради нее — а в княжестве это очень много значит, судя по всему. Похоже, в придачу к приглашению в ресторан она ожидала услышать чуть ли не просьбу выйти за меня замуж — вот и перетрусила слегка.

Дальше я шел, посмеиваясь и улыбаясь редким встречным людям. Те, понятия не имея, кто я, вежливо улыбались и кланялись в ответ. Приятный город, приятная страна.

Возвращаться в библиотеку мне не хотелось, дома делать было нечего — и, переодевшись в более простую одежду, я отправился бродить по столице. На удивление, за все проведенное здесь время это была моя первая такая прогулка. До этого я куда-то бежал, что-то учил, читал…

Купив за серебряную монетку большой кулек восхитительно пахнущих булочек в одной из хлебных лавок, я отошел в ближайший парк и некоторое время бездумно сидел на лавочке на самом краю узенького, забранного в камень ручейка, рассматривая парочку уток, тщетно пытающихся обнаружить что-то съедобное на дне.

— Держите, — в сторону птиц полетел маленький кусочек булки. Те заметно оживились.

Я же, продолжая отщипывать хлебные кусочки и кидать их уткам, неожиданно начал задумываться о своем будущем.

В Пустоши все было ясно — у меня не было ни денег, ни жилья, ни знакомых. Был только маг, жаждущий меня найти и на всякий случай прикончить, была награда, не позволявшая долгое время оставаться на одном месте. Тогда бегство на континент, в княжество, выглядело единственным возможным вариантом сохранить себе шкуру. А помощь богине Неба давала надежду на выход из тупика, в который загнал меня Шаран.

А сейчас… Сейчас у меня есть свой дом, есть деньги и возможность получить хорошую работу… Да, быть помощником лорда — это совсем не то, что полностью свободным и вольным магом. Но свободным и вольным я не так давно уже был — и почему-то текущее положение дел нравилось мне гораздо больше.

Более того, здесь у меня появился хоть какой-то круг знакомств и девушка, которая мне очень нравится.

Если остаться в княжестве, то жизнь и без всякой магии устроится самым что ни на есть волшебным образом. Но вот остаться в княжестве прямо сейчас я не мог — из-за прицепившихся ко мне демонов.

Чтобы почувствовать себя свободным, нужно раскидать по Империи листочки для Эйя, раздать ножи для него же, а потом еще и устроить теплое гнездышко Невесте. После этого я мог бы спокойно вернуться в княжество и жить здесь до старости.

Шаран? Отомстить магу…

Самому себе я мог признаться — за последнее время из головы практически полностью ушло желание мести. Да, при случае я бы с удовольствием отправил Туманника к демонам. Но возвращаться ради этого в Пустошь? Скорее, нет, чем да. Возможно, кстати, он то же самое думает и про меня.

Столкнулись, обменялись смертями и потерями, разошлись… Мир велик, снова встречаться не так уж обязательно.

Тут в памяти всплыло лицо отца и я скрипнул зубами. Нет, встретиться нам все равно придется. В любом случае. Но не прямо сейчас, когда я только повстречал Кирен.

Перед глазами вместо отца появилась Эстерси. Вот, еще одна проблема… Помочь богине вроде как надо. Но, опять же, покидать княжество ради нее — а зачем?

— Проклятье.

Мне очень ярко вспомнилась Лики, размахивающая кинжалом, а затем осыпающаяся на меня невесомым пеплом.

Не выполнить просьбу Эстерси будет откровенным свинством, даже подлостью. Она, похоже, рассчитывает на меня…

Я размахнулся и отправил уткам последнюю булочку целиком, наблюдая за потасовкой, возникшей в воде.

— Как вы все мне дороги…

Не хочу я покидать княжество — а придется. Не хочу возвращаться в Пустошь — а нужно.

— Как легко было безо всяких богов и демонов, — пробормотал я, поднимаясь и стряхивая с колен крошки.

Желание гулять дальше куда-то пропало. Я поел в уютной закусочной, располагавшейся совсем рядом с парком, а затем, узнав у ее хозяина, где находится ближайшая книжная лавка, отправился туда.

И купил целых пять любовных романов. Продавец долго смотрел на меня с выражением задумчивого непонимания, но ничего не сказал. Я же не стал объяснять, что собираюсь по этим книгам учиться водить на свидания девушек из княжества. Пусть уж лучше думает, что в тайне от всех я являюсь страстным поклонником таких рассказов… Мда.

Самое интересное — придя домой и начав читать, я действительно увлекся написанной историей. Автор книги, которая попалась мне первой, некая Алеона Хмель, на удивление интересно рассказывала про жизнь простой девушки, влюбленной в местного аристократа. Да, иногда на меня в процессе чтения накатывал истерический смех, — например в тот момент, когда оказалось, что красавец-лорд на досуге являлся еще и оборотнем-драконом, а также могущественным магом… Но в целом роман показался мне даже лучше творения Среброусого.

Зачитался я так, что чуть не позабыл о назначенной на следующее утро встрече с настоящим лордом. Но все же вспомнил, с сожалением отложил книгу и улегся спать. Не хотелось появляться у аристократа позже, чем обещал.

— Итак, уважаемый Рико, каким будет ваш ответ? — поинтересовался на следующее утро Алис Каменный, когда мы успешно обменялись церемонными приветствиями.

— Уважаемый лорд, я должен сразу объяснить важную деталь. Дело в том, что сам я не являюсь целителем. Халлана Путешественника вылечил демон.

— Это несущественно, — хозяин дома даже бровью не повел, услышав про демона.

— Для того, чтобы получить от него помощь, вам придется с ним договориться, — предупредил я.

Лорд Алис пожал сухими плечами:

— Значит, договорюсь.

— Демон достаточно неприятный — он требует в качестве платы людскую боль, страдания и смерти.

— Я с ним договорюсь, — повторил Каменный, смотря на меня немигающим взглядом жестких глаз. Мне стало неуютно.

— В таком случае, мне остается предупредить вас, чтобы вы ни в коем случае не продавали и не завещали ему свою душу. Это очень важно. Душу трогать нельзя.

Лорд сосредоточенно и серьезно кивнул.

— Помимо этого, в момент заключения договора вы пожмете руки и демон зачитает условия. В этот момент вы, скорее всего, будете чувствовать сильную боль. Ее нужно перетерпеть. И нужно следить, чтобы демон не поменял условия договора в последний момент, пользуясь тем, что вы отвлеклись на боль.

— Это важная информация, благодарю, — еще раз кивнул лорд.

— В таком случае, вот все, что вам потребуется, — я достал из внутреннего кармана бережно сложенный листок с печатью. — Сделайте то, что здесь написано — и демон появится. Он может напугать, но помните, что договор нужен ему точно так же, как и вам.

— И это все? — несколько удивленно спросил лорд, аккуратно держа листок в руках.

— Да, — я пожал плечами. — Печать специально сделана так, чтобы ей мог воспользоваться кто угодно.

— Вы можете сделать мне еще десять таких печатей? — ровно поинтересовался лорд, рассматривая рисунок.

— Да, но это не сложно — вы вполне можете перерисовать ее сами.

— Вы маг — и я вам верю в таких делах, — веско произнес старик, снова переводя на меня взгляд. — Другим, в том числе и себе — не верю. Сделайте для меня еще десять таких бумаг — и лорд Алис Каменный будет вам лично благодарен.

Наверное, это какая-то условность, означающая, что теперь я могу в случае чего обратиться за помощью еще и к нему.

— Хорошо, уважаемый лорд Алис, я сделаю это для вас.

— Благодарю. Вы останетесь, когда я буду звать демона?

— Наверное, нет — не хочу быть свидетелем вашего договора. Это только ваше дело.

Лорд кивнул, соглашаясь, и я вежливо откланялся. Готовые печати у меня есть, так что сегодня даже трудиться не придется. Лучше буду готовиться к свиданию с Кирен.

Вечер потихоньку приблизился… и, наконец, наступил. Я, вычищенный, причесанный и сияющий как новенький золотой, доехал на повозке до дома Кирен и ее отца, постучался и был радушно приглашен внутрь Миррой.

А затем прождал еще почти час — потому что девушка тщательно собиралась и прихорашивалась, передавая через Мирру извинения и просьбы подождать.

Благо, буквально сразу же ко мне вышел Халлан — худой, легонько пошатывающийся, но счастливый. И я все-таки не сумел избежать благодарностей.

— Добрый вечер, Рико. Боюсь, я был немного невежлив в прошлый раз, когда мы виделись. Позвольте принести вам свою благодарность. Я — ваш должник.

— Не стоит, господин Халлан. Если уж на то пошло, то вам нужно благодарить вашу дочь, которая подтолкнула меня к пониманию того, что вам действительно можно помочь.

— Ей я тоже благодарен, — хмыкнул Путешественник. — Но она все-таки не умеет призывать демонов. Будете вина?

Разговор как-то спокойно перешел в обыденную плоскость — Халлан интересовался моими поисками, с интересом послушал про артефакт, который я присвоил в доме у Галларда, сам же, со своей стороны, охотно поделился планами новых поездок.

— Я обязательно вернусь в Пустошь, Рико. Там еще столько интересного и неисследованного. То же Мертвое плато. Вы же были только на одной его стороне? А я мог бы провести полное исследование, составить карту, написать об этом книгу.

— Главное — придумать защиту от змей и способ, с помощью которого вы сможете спуститься вниз, — заметил я. Отговаривать заядлого исследователя от нового похода было глупо, так что я даже не старался.

— Обязательно придумаю, — согласился он. — О, вот и дочь появилась.

Я поднял глаза — и потерял дар речи. Кирен уже являлась мне в торжественном облике, но сейчас…

— Кирен, я в восхищении от вашей красоты, — шустро вскочив на ноги, я слегка поклонился.

— Ладно, молодежь, оставлю вас, — хмыкнул Халлан и тут же предательски бросил меня наедине со своей дочерью. Благо, что сегодня смущались мы оба — и это нас, мне кажется, несколько сближало.

Вечер прошел как-то незаметно и словно в тумане. Мы ужинали в прекрасном ресторане, пили какое-то восхитительное вино и ели неизвестные мне яства… Разговор поначалу не клеился. Несмотря на то, что мы были знакомы уже не одну неделю и даже сходили вместе в театр, это было наше первое настоящее свидание и осознание этого здорово давило на нервы даже мне. А уж Кирен, такое впечатление, смущалась все больше с каждой минутой.

В итоге мы немного оттаяли и разговорились только тогда, когда бутылка вина уже показала дно. Глаза девушки заблестели, она начала гораздо больше улыбаться, показывая белоснежные зубки, а я, в свою очередь, нащупал подходящую тему для разговора и в красках расписывал, как за мной гонялись самые разнообразные твари Пустоши.

— Главное, вы остались живы, Рико, — заметила она, когда я поведал про беготню от черных собак на улицах Каххара. — Я очень рада.

— Не простил бы себе, если бы умер и не смог познакомиться с вами, чтобы насладиться видом такой красоты, — произнес я вычитанную в книге фразу и убедился, что она подействовала как полагается — Кирен, уже и так немного раскрасневшаяся от вина, порозовела еще больше.

— Вы смешно говорите — как будто в книге.

— А вы так мило смущаетесь, что я готов повторять это снова и снова, — улыбнулся я, только сейчас додумавшись до несложной мысли, что проводящая очень много времени в библиотеке девушка вполне могла прочитать все то же самое, что досталось мне в книжной лавке.

Ужин потихоньку закончился, мы вышли под звездное небо и я осмелился слегка обнять Кирен за плечи, якобы в целях защиты от прохлады. Она не отстранилась, даже легонько прижалась к моему боку, вызвав у меня водопад мыслей и чувств. А затем рядом появилась повозка, чей владелец правильно определил, что нам нужны его услуги — и мы поехали к ее дому.

У самого порога, куда я вежливо довел девушку, она неожиданно повернулась, положила руки на мои плечи и, зажмурившись, неумело прикоснулась своими губами к моим.

После чего, по обыкновению смутившись, шустрой птичкой исчезла за дверью, оставив меня в смятенных чувствах стоять одного перед домом.

Доехав к себе в апартаменты и завалившись в кровать, я понял, что сегодня буду очень рад появлению Невесты. Вдруг ее удастся соблазнить…

— Эй, ты здесь? — на всякий случай позвал я, помня, что демон обожает шастать где-то поблизости от меня.

Ответа не последовало и мои мысли опять полностью переключились на Кирен. Боги, я так не могу…

Поднявшись, я принялся расхаживать по комнате, борясь с искушением бросить все и поехать обратно в дом развлечений — но теперь уже совсем в другую его часть.

Искушение победило.

Никто в увеселительном заведении не удивился позднему визиту — наоборот, меня, не задавая лишних вопросов, проводили куда-то на второй этих, в маленькую роскошную комнату, украшенную дорогими тканями, яркими перьями редких птиц и радующую нос ароматами каких-то благовоний.

Посреди комнаты красовалась огромная кровать. На которой в итоге я, окончательно отбросив все сомнения и колебания, провел самую безумную ночь в своей жизни, выбравшись на улицу только на рассвете — сонным, опустошенным, но довольным, как объевшийся орехов прыгун.

Добравшись до дома в полумертвом состоянии, я завалился в кровать и мгновенно заснул. Но спать, увы, мне пришлось не долго. Показалось, что прошло всего несколько минут — а в дверь уже кто-то принялся стучать.

Вниз я спускался, как мертвец из пригородов Каххара — с полузакрытыми глазами, шатаясь из стороны в сторону и ненавидя все живое.

— Уважаемый Рико… — начал было приветствие стоящий на пороге Карраш. Но осекся, секунду помолчал и участливо продолжил: — С вами все в порядке? Может, нужна помощь?

— Не, — сонно мотнул головой я. — Просто бурная ночь. Проходите, сейчас принесу печати для лорда.

После чего, все так же шатаясь, отправился наверх, за несчастными листками. Благо, к тому времени, когда я их нашел, сознание вернулось ко мне настолько, что я даже потратил минуту, чтобы одеться чуть более подобающе.

— Вот, возьмите, — спустившись на первый этаж, я протянул Каррашу стопку бумаги. — И простите меня как за внешний вид, так и за отсутствие должной обстановки — никак не хватает времени на все это.

Гость тактично кивнул, принимая мои объяснения, спрятал листки в небольшой плоской сумке, а потом достал из нее сверток.

— Вообще-то, уважаемый Рико, я к вам не по этому поводу, хотя заранее выражаю признательность лорда и свою лично за эти бумаги. Дело в том, что лорд Алис Каменный хотел как можно быстрее выразить вам свою огромную благодарность. И передать скромный подарок.

— Ему стало легче? — поинтересовался я, старательно подавляя зевок.

— Не то слово. Как вы и предупреждали, демон — довольно неприятный собеседник. Но дело свое он знает очень хорошо.

— Замечательно.

— Вот, возьмите, — Карраш достал из свертка аккуратную шкатулку из черного дерева и протянул мне.

Я осторожно принял ее и, возможно вопреки всем правилам этикета, открыл.

Внутри лежало настоящее чудо.

Восхитительное, сияющее разноцветными переливами искусно ограненных драгоценных камней ожерелье и такие же серьги.

— Лорд в курсе, что вы питаете нежные чувства к одной прелестной молодой особе, — улыбнулся Карраш, довольный произведенным эффектом. — И решил, что будет разумным помочь вам с выбором подарка будущей невесте. Но, конечно же, как распорядиться этим — только ваше право.

— Передайте от меня лорду огромную благодарность, — несколько ошарашенно произнес я, завороженный игрой света на камнях. — И заверения, что, если я когда-нибудь смогу чем-то ему помочь, то буду рад это сделать.

— Обязательно передам, — кивнул Карраш. — Но это не все. Лорд посчитал, что нужно также не оставить вниманием и вас лично. Поэтому позвольте отдать вам также это.

У меня в руках оказалась испещренная рунами черная пластина, напоминающая застежку от пояса.

— Это застежка от пояса, — увидев мой недоуменный взгляд, пояснил гость. — Как просил передать лорд, она является древним артефактом, найденным в Пустоши. В семье лорда эта вещь уже давно, но, к сожалению, никто здесь не обладает магической силой, необходимой для того, чтобы заставить ее работать. А вы — обладаете.

— Что же она делает? — я очень осторожно повертел в руках пластину. Красивая, тяжелая, солидная. Но проверять ее работу прямо сейчас мне не хотелось. Вообще, всегда лучше, когда незнакомые артефакты испытывает кто-то другой.

— Она обостряет ощущения, — несколько сконфуженно произнес Карраш. — Сам я, понятно, не пробовал, но, судя по тому, что передал лорду его отец, достаточно направить в нее магию — и вы станете лучше слышать, видеть и чувствовать запахи. Лорд понимает, что это не очень ценный…

— Вы не представляете, насколько эта вещь полезна в Пустоши, — перебил я его. — Это, наверное, лучший артефакт, который возможен для походов в диких краях.

— Э… Ну, я очень рад, что вам нравится. Лорд боялся, что вы посчитаете эту вещь бестолковой, но больше ничего подобного у него нет, так что выбора особого тоже не было.

— Передайте, пожалуйста, лорду еще одну мою благодарность! Это чудесный подарок и я очень признателен.

Может быть, действительно попаду еще когда-нибудь в Пустошь, тогда подобная вещица однозначно пригодится.

Распрощавшись с явно довольным результатами своего визита Каррашем, я взял шкатулку, застежку и отнес их наверх, в спальню. После чего, не раздеваясь, упал на кровать и снова провалился в забытье. Бессонная ночь давала о себе знать.


Глава 14

Несколько дней, оставшихся до приема, прошли словно в каком-то тумане. Я болтался по столице, рассматривая все вокруг, читал все-таки начавшие надоедать любовные романы, пытался продумать разговор с князем…

Отдельным пунктом были свидания с Кирен. У нас получилось встретиться еще целых два раза — и общение постепенно становилось все более неформальным. В конце последней из встреч я удостоился довольно долгого, пусть и неумелого, поцелуя, после чего уже далеко не так сильно смущающаяся девушка, незаметно перейдя на «ты», сообщила, что будет с нетерпением ждать нашего следующего свидания — и покинула меня совсем не так быстро, как раньше.

Если сравнивать наши отношения с теми, про которые я читал в романах, сдвиги были колоссальными. Книжные девушки до самой свадьбы не позволяли себя целовать и общались со своими возлюбленными исключительно согласно правилам высокого этикета.

Дуры.

Помимо всех этих приятных занятий, однажды я все же собрался и отправился за город, в уже знакомый мне лесочек — опробовал там полученную от Карраша пластину. Сначала опасался подвоха со стороны лорда и его помощника, на всякий случай готовился сразу лечиться или с кем-нибудь сражаться… Но все оказалось именно так, как мне и рассказали — достаточно было направить поток энергии в артефакт, как ответное воздействие словно раскрывало тебе глаза.

Краски становились ярче, пение птиц и стрекот насекомых — громче, ароматы цветов — насыщеннее… Я не мог удержаться и смотрел на мир новым взглядом снова и снова — пока у меня не начала болеть голова. И случилось это, кстати, очень быстро — я еще даже не успел точно расслышать под каким из корней развесистого дуба роет нору мышь и насладиться яркостью оперения пичуги, сидевшей на ветке шагах в пятидесяти от меня.

Перестав играться с артефактом, я поехал обратно домой. Подарок лорд сделал действительно отличный. Надо будет аккуратно навесить его на пояс — пусть всегда будет при мне. Кто его знает, когда пригодится улучшенный слух или зрение. Но вот просто так использовать пластинку стоит с осторожностью — появившаяся головная боль мне совсем не понравилась.

На следующее утро после этой поездки наступил, наконец, день приема.

Лорд Феллан, в особняк к которому я прибыл ни свет ни заря, был одновременно серьезен и расслаблен. А мой нервный вид его изрядно повеселил.

— Не переживайте так сильно, Рико. У нас маленькая благополучная страна, в которой на троне сидит спокойный и добрый правитель. Максимум, что вам грозит — это вежливый отказ и приглашение на осенний бал в княжеский дворец.

— Э… А зачем мне приглашение на бал? Я и бал, это… Совершенно несовместимые вещи!

Лорд хмыкнул.

— Традиция. Вообще, княжеский бал — это событие, которое довольно значимо для всего континента. У нас часто бывают представители правящих семей со всех стран — от Снежного Трона до Сакка. Вы не поверите, но иногда приезжают даже эльфы и солидные люди из Пустоши. Бал длится неделю — и за это время проводится очень много переговоров, заключаются договоренности, торговые сделки, иногда даже обсуждаются будущие династические браки.

— Ну, а мне-то это зачем?

— Не перебивайте. Так вот, любой из четырех балов — очень значимое и важное мероприятие. И в том случае, если проситель приходит к князю, делает достойный дар, но князь не может или не хочет выполнить его просьбу, в ответ следует приглашение на следующий бал. Это весьма достойный подарок — потому что обычно такие приглашения просто так дают только представителям аристократических семей. Скажем, мы каждый раз получаем двенадцать штук. А те, кто хочет попасть на бал, но не принадлежит к лордам, вынужден их покупать. И стоит одно такое приглашение ровно тысячу золотых.

— Серьезная сумма…

— Именно. Поэтому на балах не оказывается случайных людей и каждый, кто там появляется, в любом случае достоин внимания всех остальных. Это — лучший способ завязать полезные знакомства. Причем сразу во всех имеющихся на континенте странах.

— Тогда понятно.

— Но вы не беспокойтесь, — снова отметил Феллан мое волнение. — Ваша просьба не выглядит сложной, а ваш подарок весьма интересен. Кстати, разрешите взглянуть?

Я достал и осторожно протянул ему нож. Благо, у меня хватило ума заказать для него красивые солидные ножны.

— Выглядит интересно, — протянул лорд, вертя в руках клинок. — Правду говорят, что он режет все на свете?

— Если вам не жалко какого-нибудь ножа, можете попробовать, — разрешил я.

— Да нет, князь точно будет его испытывать, там и посмотрю. Держите.

Слушая лорда, толкующего мне что-то про дворцовый этикет, я задумался — рассказывать про странное поведение ножа или нет? По-хорошему, сказать надо. Но тогда подарок может сильно обесцениться… Впрочем, почему я решил, что такое поведение ножа — это что-то неестественное? Может, все именно так и должно быть.

В конце концов, я убедил себя, что не стоит говорить что-то себе во вред, если сам не уверен в своих догадках. Думаю, князь и его советники знают про проклятое серебро гораздо больше моего.

Во дворец мы отправились на карете лорда Феллана — черной, величественной и очень уютной, как выяснилось. Путешествие оказалось не особо длинным. Мы выехали из особняка лорда, проехали несколько сотен шагов и, оказавшись на территории дворца, вышли на аккуратную мраморную дорожку, где нас встретил местный распорядитель. Который затем и довел уважаемых княжеских гостей до парадного входа.

Я бы, наверное, отдал должное красоте как самого дворца, так и окружающего его прекрасного парка… Но в голове все так же было только одно — встреча с местным правителем. Мимо проплывали статуи и картины, под ногами чувствовались роскошные ковры и драгоценный паркет… А я просто топал вперед, смотря перед собой стеклянными глазами.

— Эй, Рико, — легонько подтолкнул меня лорд. — Мы почти на месте. Будьте спокойнее, перед вами окажется просто очередной аристократ, да и все.

Как же… Я неожиданно весьма отчетливо понял, что, если я не понравлюсь человеку, который сидит на здешнем троне, меня просто выставят из успевшего полюбиться княжества. И не поможет ни лорд Феллан, ни лорд Алис — если тот вообще захочет помочь.

Не знаю, что на меня нашло — вроде бы, даже в Пустоши я чувствовал себя увереннее. Да что говорить, там я был сама уверенность по сравнению с собой сегодняшним.

Эта мысль заставила меня немного взбодриться и разбудила легкий огонек злости. Прошел сквозь Пустошь, призраков и мертвецов — справлюсь и здесь.

— Вот, правильно, — довольно кивнул Феллан, внимательно рассматривавший мое лицо. — Так и надо. Мы, собственно, уже у цели, осталось подождать, пока князь отпустит предыдущего посетителя — и можно будет идти на прием.

Я кивнул и принялся рассматривать небольшой зал, в котором мы оказались. Высокий потолок, белые стены, украшенные золотыми вензелями, огромные картины, изображающие то горные пейзажи, то суровых всадников на статных конях. Зеркало от пола до потолка, позволяющее оценить свой внешний вид перед аудиенцией. Я посмотрелся в него и решил, что выгляжу достаточно неплохо.

Дверь в дальнем конце зала, охраняемая сразу четырьмя огромными гвардейцами, плавно распахнулась и оттуда вышел какой-то человек, одетый, как и я, во что-то черное.

— Пойдемте, — двинулся вперед лорд Феллан. Я догнал его и пошел плечом к плечу, стараясь не вырываться вперед и не отставать. Дурацкий этикет…

Идущий нам навстречу посетитель неожиданно показался мне смутно знакомым. Настолько, что я даже перестал слушать рассказывающего о чем-то Хранителя, уставившись вместо этого на приближающегося человека. Тот ответил мне таким же заинтересованным взглядом…

И я чуть было не сбился с шага.

На меня, щеголяя черным с серебром костюмом, шел Шаран Туманник.

В голове пронесся вихрь мыслей, навеянных опытом Пустоши, в ладони сгустился сгусток энергии…

Маг, продолжая спокойно идти в нашу сторону, насмешливо изогнул губы в улыбке и поднял в приветствии левую руку. Ту, которую я некогда поранил своим мечом.

Вот же… До меня дошло, что нападать во дворце князя Туманник на меня не станет. И что мне тоже стоит воздержаться от глупостей.

— Доброго дня, Рико, — приторно-сладким голосом произнес маг, когда ему осталось пройти до нас с Фелланом всего пару шагов. — Лорд, мое почтение.

Я, изобразив улыбку, машинально кивнул, аристократ проделал то же самое с несравненно большим изяществом. И мы спокойно разминулись. Шаран ушел в сторону выхода, перед нами оказалась дверь с гвардейцами.

— Знакомый? — поинтересовался Феллан, не поворачивая головы.

— Он убил моего учителя и отца. Я убил его ученика и чуть не убил его самого, — пояснил я.

— Я так и подумал, — кивнул лорд и замер, ожидая вызова. Мне оставалось последовать его примеру.

К демонам Шарана, впереди князь.

— Вы можете зайти, он вас ожидает, — произнес неожиданно появившийся перед нами человек в роскошном бордовом одеянии с белыми вставками, после чего развернулся к нам спиной и, одним движением распахнув массивные двери, торжественно произнес: — Уважаемый лорд Феллан Хранитель, уважаемый Рико Пепельный, на прием к Великому Князю Срединного княжества!

После чего сделал шаг в сторону и словно испарился, предоставив нам право двинуться вперед по золотой полосе, ведущей к небольшому возвышению, на котором разместился трон с восседающим на нем человеком в бело-золотой одежде. Князь оказался мужчиной лет пятидесяти. Он не особо выделялся физически, особенно на фоне застывших у трона гвардейцев, но обладал открытым волевым лицом и внушал некоторое доверие. Надеюсь, первое впечатление — верное…

Феллан церемонным шагом направился вперед. Я, стараясь не отставать, последовал за ним. На расстоянии пяти шагов от трона лорд остановился и отвесил легкий поклон. Я, как не имеющий аристократического происхождения, опустился на одно колено и склонил голову.

— Я рад вас видеть, — произнес князь церемонную фразу, позволяя нам принять нормальные позы. — Что привело вас ко мне, уважаемый Хранитель?

— Меня привело лишь желание увидеть вас, князь, — еще одна церемонная фраза, означающая, что лорд пришел лишь в качестве моего спутника, дабы придать визиту солидности.

— Рико Пепельный, — с непонятным интересом протянул князь и, напрочь игнорируя стандартный этикет, весело хмыкнул. — Охотник из Пустоши, раскрывший тайну смерти Брейка Хранителя. Маг, сумевший поставить на ноги Халлана Путешественника и вылечивший Каменного лорда. Преступник, которого, судя по ежемесячному списку из Валески, не прочь заполучить Империя. Исследователь, уйму времени безвылазно просидевший в моей библиотеке. Я ничего не забыл?

— Еще он — мое доверенное лицо, — на мой взгляд, очень и очень кстати добавил Феллан.

Впрочем, князь только отмахнулся.

— Это я тоже знаю. Просто вдруг есть еще что-то. Ладно. Что же привело вас ко мне, уважаемый Рико?

— Просьба и предложение, — произнес я, стараясь выговаривать слова звучно и уверенно.

— И каково ваше предложение, уважаемый Рико?

Я сделал несколько шагов вперед под внимательными взглядами гвардейцев, аккуратно достал из внутреннего кармана свой дар и положил его на янтарный столик, стоящий рядом с троном. Затем отступил на прежнее место.

— Интересно, — произнес князь, вынимая нож из ножен и внимательно его рассматривая. — Вы умеете удивлять, уважаемый Рико.

Он поводил глазами по сторонам и поманил ближайшего гвардейца.

— Дайте мне свой нож.

Заполучив еще один клинок, князь зажал его в левой руке, словно палку, которую нужно заточить на конце, а потом с усилием принялся строгать блестящую сталь моим подарком. На пол полетела длинная металлическая стружка.

— Как по маслу идет, — поделился с нами правитель, отбрасывая в сторону испорченный нож и рассматривая серо-голубой металл, оставшийся без единой царапины.

Пара минут прошла в молчании — князь любовался приобретением, мы вежливо ждали. Наконец, клинок был отложен в сторону.

— Думаю, уважаемый Рико, вы только что решили за меня проблему — что же подарить сыну на его праздник. Очень вовремя — и я вам весьма благодарен. Расскажите же мне о вашей просьбе.

— Дело в том, великий князь, что я веду крупное исследование. Пытаюсь узнать о том, что случилось с богиней Неба в той, давней войне. В вашей библиотеке собрано очень много полезной информации, но ответа я так и не нашел. Зато узнал, где его можно обнаружить — в закрытой части Императорской библиотеки. И я хочу попросить вас о помощи — без вашего влияния я туда вряд ли попаду.

Князь во время этой много раз отрепетированной речи смотрел на меня со все возрастающим удивлением. А когда я закончил, спросил:

— Уважаемый Рико, вас не смущает то, что Империя вас ищет за страшные преступления? Помнится, в том списке, который приволокла ящерица, говорилось что-то о противной богам магии, призыве демонов, жестоких убийствах… — тут он несколько недоверчиво смерил меня взглядом, а затем поинтересовался: — Вас это все не смущает? Вы действительно хотите поехать в Империю?

— Я не хочу туда ехать, — пожал я плечами. — Но я должен это сделать. Великий князь, позвольте узнать, а вас не беспокоит то, что написано в этом сообщении?

— Нет, — равнодушно ответил правитель. — Срединное княжество выше всех остальных споров и конфликтов. Вы ведете себя как весьма достойный житель моей страны — все остальное не важно.

С души упал увесистый булыжник. Все же, в случае чего я действительно смогу остаться здесь.

Князь тем временем ненадолго задумался, а потом продолжил:

— Вашу просьбу не сложно выполнить. Наши ученые часто бывают в Империи, в том числе и в закрытой части библиотеки. Ваша цель — простые исследования? Вы не хотите разрушить дворец или убить Императора?

— Э… Нет, конечно же нет, великий князь, мне нужно только прочитать несколько книг!

— Хорошо, — кивнул князь. — Очередной караван в Империю отправится через три дня, готовьтесь. К вам придет человек, который все объяснит.

Я чуть не потерял дар речи. Уже через три дня? А как же Кирен…

— Мы благодарим вас, великий князь, — с улыбкой произнес лорд Феллан, поняв, что я на некоторое время выпал из этого мира. — Позвольте покинуть вас и тем самым освободить для более важных дел?

— Позволяю, — согласился тот.

Мы, поклонившись, выбрались из тронного зала. Навстречу нам тотчас же направился следующий проситель.

— Поздравляю, Рико, — продолжая улыбаться, произнес Феллан. — Все получилось замечательно. Хотя я, конечно, был удивлен тем, что в Империи вас настолько не любят.

— Вы очень тактичны, — горько усмехнулся я. — Ирония заключается в том, что причиной всему — старик, вызвавший демона. У него не выдержало сердце, а я оказался поблизости. И стал виновен в убийстве, по мнению местной стражи. Они каким-то образом предупредили жителей деревни, которая была у меня на пути — и после этого ничего уже нельзя было исправить.

— Понятно, — посерьезнел лорд.

— Кстати, а вы не знаете, как у них получилось так быстро передать сообщение?

— Посыльная ящерица, я думаю, — удивленно пожал плечами Феллан. — Что же еще. У вас в Пустоши их нет?

— Первый раз слышу, — честно признался я.

— Очень полезные твари, — сообщил аристократ. — Понимают твои мысли и летят туда, куда требуется, причем очень быстро. Не знаю, почему в Пустоши их не используют.

А я-то, помнится, гадал о том, как меня умудрился незаметно опередить гонец.

— Что же, — произнес Феллан, когда мы уже вышли на улицу и направились к его карете. — Ваша просьба решилась очень быстро — это хорошо. Но теперь вам придется собираться в спешке — это неприятно. Я смогу чем-нибудь помочь?

— Не знаю даже, лорд Феллан. Я достаточно опытный путешественник, должен справиться и сам.

— Хорошо, — согласился собеседник. — А ваш знакомый, который повстречался нам во дворце — он не доставит неприятностей?

Я сбился с шага и помянул демонов. Из-за общения с князем Шаран вылетел у меня из головы напрочь. А зря.

— Не знаю.

— Если что, в Верхнем городе он не посмеет ничего сделать. Так что можете остаться у меня на это время.

— Спасибо, лорд Феллан. Но я думаю, это не понадобится.

— Дело ваше. Если что — не стесняйтесь.

Выйдя из кареты рядом с владениями Хранителя, я направился в сторону ворот в Нижний город, размышляя о Туманнике. Может, действительно переехать на эти три дня к Феллану?

— Доброго дня, уважаемый Рико, — поприветствовал меня стоящий на страже у ворот Каро Шестой. И правильное решение мгновенно сложилось у меня в голове.

— И вам доброго дня, уважаемый Каро. Не смогли бы вы помочь мне в одном деле?

— Слушаю, — посерьезнел стражник.

— Дело в том, что я сегодня во дворце столкнулся со своим очень давним недругом. Тоже магом. И теперь меня беспокоит — не замыслит ли он чего-нибудь нехорошего.

— Высокий, одет в черное с серебром?

— Да. Как вы узнали?

— Сегодня только один незнакомец проезжал мимо нас — и выглядел он именно так.

Я удивился тому, насколько внимательно несут стражники свою службу, но ничего по этому поводу не сказал, только кивнул.

— Скажите, Каро, можно как-нибудь узнать, где он находится?

Воин некоторое время задумчиво смотрел на меня.

— Простите за нескромный вопрос, Рико. Вы опасаетесь, что он вас убьет или хотите убить его сами?

— И то, и другое, — не задумываясь, ответил я. — Но прямо сейчас меня вполне устроит, если он не станет пытаться прикончить меня.

— Ясно. У вас найдется пяток золотых монет? Простите, это не для меня…

— Да, если нужно, то без проблем, — решительно прервал его я.

— Тогда ребята просто подежурят у вашего дома — и, поверьте, ничего не произойдет. Гости столицы не ссорятся с стражей.

Я чуть поразмыслил — и согласился. Пять золотых — это для меня сейчас немного, жить же с охраной под окнами наверняка станет гораздо спокойнее.

А затем настала очередь думать о сборах в дорогу. Зайдя домой и переодевшись, я отправился в ремесленный квартал. Где, найдя кожевенника и неплохо с ним поторговавшись, уже через час получил удобный чехол для магического жезла, снабженный хитрыми застежками на все случаи жизни. Хочешь — к поясу цепляй, хочешь — к ножнам меча, хочешь — в сумку запихивай.

Следующими покупками стали обыкновенный добротный нож, тут же перекочевавший на пояс, и маленький топорик. Рубить дрова мечом можно, конечно, но спутники, боюсь, не поймут.

Походив по рядам еще немного, я взял повязку на голову, которая должна была скрывать мои седые волосы, после чего, довольный, отправился домой.

Где, как оказалось, отлучившегося мага уже давно ждали.

Двое стражников, лениво переговаривающихся неподалеку от входа, поприветствовали меня вежливыми кивками головы и продолжили свое общение. Карраш, с интересом ковыряющий щели в стене дома тонкой сухой веточкой, отбросил ее в сторону и благожелательно улыбнулся. А вот уже знакомый мне мастер, отвечающий за внешний вид и одежду, принялся возмущаться, негодуя из-за того, что я посмел куда-то выйти в неположенное время.

— Я, помнится, тоже вас полчаса ждал в свое время, — пожал я плечами. После чего открыл дверь и пригласил всех желающих в дом.

— Итак? — поинтересовался я, когда гости оказались внутри.

— Мне поручено доставить вам это, — Карраш передал мне пластинку, на которой серебряной вязью было написано, что ее обладатель, некто Риккон, является ученым, работающим на семью Каменных лордов.

Я с удивлением посмотрел на пластинку, а затем на Карраша.

— Князь решил, что вы не поедете в Империю под своим именем. Князь решил, что лорд Алис даст вам знак принадлежности к своей семье — это позволит вам обрести более высокий статус. Я, в свою очередь, предлагаю запомнить, что теперь вы — Риккон, самоучка с тяжелой судьбой, который не любит распространяться о прошлом. Вы попросили лорда Алиса о помощи в овладении знаниями — и он согласился.

— Э… Хорошо.

Действительно, звучит вполне разумно. По крайней мере, на мой взгляд.

— Отлично. Тогда позвольте мне откланяться — все остальное уже за пределами моих полномочий.

Оставшись наедине со мной, мастер зловредно улыбнулся и начал доставать какие-то бумаги.

— Итак, уважаемый Риккон, позвольте спросить, ученым в какой области вы хотите стать? — произнес он с легким сарказмом. Чувствую, не нравлюсь я ему.

— Я специалист в области изучения современных и древних языков, так и пишите.

Мастер недоверчиво уставился на меня.

— Вас могут попросить продемонстрировать знания.

— Пусть просят. Я знаю все, что нужно.

— Ну, пусть будет так, — он пожал плечами и принялся что-то записывать на внушительной разноцветной бумаге, выводя идеально ровные буквы. Талант…

— Теперь мне нужна цель посещения вами закрытой части библиотеки. Раз уж вы выбрали изучение языков, думаю, будет правильным, если вы станете изучать там различия между современным имперским наречием и его древним вариантом. Согласны?

Я подумал — и кивнул. Мастер принялся выводить буквы дальше.

— Вот, в принципе, и все с бумагами. Это послужит для получения пропуска в библиотеку, а тот знак, что принес уважаемый Карраш, будет подтверждением вашего статуса.

Он капнул на бумагу черной смолой, а затем, сделав оттиск сразу двух внушительных печатей, довольно помахал грамотой в воздухе. Полюбовался делом своих рук, затем аккуратно скатал лист и спрятал его в изящный футляр.

— Не потеряйте.

— Само собой, — я бережно принял футляр и отложил в сторонку.

— А теперь, — голос мастера наполнился искренней радостью, — пришла пора перекрасить ваши волосы, уважаемый Риккон. Думаю, черный цвет вам очень подойдет.

Я смерил его злобным взглядом, вздохнул — и согласился. Если в Империи меня действительно ищут, то лучше все же внять голосу разума и поменять-таки цвет волос.

Выдав мне пузырек с краской и рассказав, куда и когда нужно подойти, чтобы отправиться в Империю с нужным караваном, мастер наконец покинул мое жилище.

А я отправился к Кирен.

Девушка, которую я взялся провожать домой из библиотеки, совершенно не обрадовалась новостям. Впрочем, сильно расстраиваться тоже не стала — очевидно, привыкла в детстве к частым отлучкам отца.

— Сколько, получается, ты будешь в отъезде? — задумчиво произнесла она, непринужденно беря меня под руку. Такое впечатление, что мое скорое путешествие перевернуло новую страничку в наших с ней отношениях.

— Не знаю точно. На сами поиски должно уйти не так много времени, но вот дорога… Думаю, она займет недели две только в одну сторону.

— Понятно, — немного грустно произнесла Кирен, продолжая прижиматься к моей руке. — Значит, раньше, чем через месяц, тебя можно не ждать?

— Я постараюсь сделать дела как можно быстрее, — убежденным голосом произнес я, с грустью вспоминая Эстерси и то, что мне, наверное, придется сразу из Империи двигаться обратно в Пустошь.

Впрочем, можно ведь сначала вернуться в княжество, а только потом уже отправиться на родину.

— Отец тоже в дорогу собирается, — поведала девушка еще более грустно. — Как ты ему с ногами помог — так и начал готовиться. Плохо так думать, но иногда хочется, чтобы все было, как прежде. Хоть без ног, но он был рядом…

Она не договорила и печально вздохнула. Я, не зная, что можно ответить, благоразумно промолчал.

Так, в тишине, размышляя каждый о своем, мы прошли довольно долго. Затем Кирен нарушила молчание:

— В конце концов, что будет — то будет. Надеюсь, что вы оба вернетесь.

— Тоже на это надеюсь, — неловко согласился я, понятия не имея, как перевести разговор на какую-нибудь более веселую тему.

— Думаю, ты должен еще раз побывать у нас в гостях до отъезда, — решительно заявила девушка. — Считай, что я тебя приглашаю прийти завтра вечером. Отец тоже будет рад.

— Хорошо, — согласился я. Почему бы и нет, действительно. Халлан мне нравится, его дочь нравится еще больше — полагаю, вечер в хорошей компании перед самым отъездом совсем не повредит.

Проводив Кирен до дома и получив легкий нежный поцелуй на прощание, я медленно отправился обратно. На душе было немного неуютно. Возвращаться в Империю с ее злобными жрецами не хотелось совершенно.

Гадство.

Следующий день я посвятил сборам и покупкам. Обойдя половину города, нашел-таки жилет с кармашками, похожий на тот, что был у меня раньше. Купил удобную седельную сумку — сейчас у меня уже накопилось столько вещей, что в обычную заплечную все не влезало. На всякий случай по старой доброй традиции приобрел прокопченный окорок, а потом походный набор специй. Взял теплый меховой плащ, который можно было использовать как одеяло.

После чего отправился домой и принялся собираться. Золотые монеты были распиханы по кармашкам жилета, лишняя одежда аккуратно свернута и упакована в новую сумку. Окорок я кинул было туда же, но быстро одумался и переложил в заплечный рюкзачок — ходить по дворцу Императора, благоухая копченостями, не хотелось.

Вспомнив про Эйя, снова выбрался на улицу и купил пачку листов. После чего потратил изрядно времени, перерисовывая печати. Интересно, сколько уже этих бумажек я раскидал по городам? Штук сорок, наверное. Думаю, после этой поездки я все же окончательно отделаюсь хотя бы от одного демона.

Наступление вечера было воспринято мной с небывалым энтузиазмом.

— Заходите, уважаемый Рико, — дружелюбно поприветствовала меня Мирра. — Они там вас уже ждут.

Я прошел внутрь и удивленно поднял брови: в гостиной был накрыт стол на трех человек — с самым настоящим ужином.

Насколько я понимал этикет княжества, меня сейчас ставили на один уровень с родственниками и близкими друзьями семьи.

— Доброго вечера, Рико, — улыбнулся немного поправившийся за эти дни Халлан. — Проходите.

Кирен, в этот раз, похоже, больше стесняющаяся отца, чем меня, легонько присела, обозначив формальное приветствие.

— И вам доброго вечера. Господин Халлан. Кирен. Я очень польщен, что…

— Бросьте, Рико, давайте без этикета, — хмыкнул хозяин дома, выбирая из шкафа бутылку вина. — Мы решили, что ужин в семейной обстановке — это именно то, что нужно перед отправлением в путь.

Тут он на секунду задумался и добавил:

— Ну, точнее, это я так решил. Уж я-то знаю.

— Спасибо, — от души поблагодарил я. — Кирен сказала, что вы тоже собираетесь уехать? Снова в Пустошь?

— В нее, да… Вот это вино точно подойдет. Но я не сейчас отправлюсь. Я же, в конце концов, достаточно опытный путешественник, — тут он весело хмыкнул. — Так что сначала наберусь сил, научусь снова как следует ходить — а потом можно будет и поехать.

— Я боюсь, что с ним там опять что-нибудь случится, — мрачно произнесла молчавшая до этого Кирен. — А он меня не слушает.

— Не бойся, дочка, если что, этот молодой человек о тебе позаботится, — ехидно заметил ее отец, ставя на стол выбранное вино.

Я невольно улыбнулся, девушка слегка покраснела, но тут Халлан призвал всех занимать места и момент остался в прошлом.

Ужин прошел достаточно весело. Путешественник шутил, я вежливо поддакивал и иногда вставлял свои замечания, Кирен дулась, но тоже время от времени участвовала в разговоре.

— Что же, надеюсь, все мы счастливо вернемся домой, — пожелал напоследок хозяин дома, поднимая бокал вина. — Пожалуй, пойду я к себе, молодежь, а вы тут сами попрощайтесь.

Раскланявшись с ним, я остался наедине с Кирен и неожиданно засмущался. Вроде бы, взрослые люди, а все равно опять получилось как-то неловко.

— Так ты уезжаешь уже завтра? — тихо произнесла она, отходя к окну и смотря на ночную улицу.

— Да, — или князь что-то напутал, или планы неожиданно поменялись, но у меня в распоряжении после приема осталось не три дня, как он говорил, а всего два.

— Ты же вернешься? — с каким-то непонятном испугом спросила девушка, продолжая смотреть в окно.

Я набрался смелости и, подойдя к ней, легонько обнял за плечи.

— Конечно.

Мне послышалось, что кто-то вопреки всем правилам этикета тихо шмыгнул носом.

— Я буду ждать, — серьезно заявила она, а потом добавила обиженным голосом: — А теперь иди, а то я сейчас расплачусь, а это неправильно.

— Хорошо, — согласился я, аккуратно развернул ее к себе лицом и осторожно поцеловал.

Кирен ответила на поцелуй, а затем снова шмыгнула носом, гораздо протяжнее и печальнее. И, легонько оттолкнув меня, вышла из комнаты.

Возможно, именно так и должны проходить расставания с любимыми.

Этой ночью мне снился прохладный дождь, идущий над Мертвым плато. Внизу, на равнине, все было закрыто сплошной пеленой тумана, надо мной величаво проплывали иссиня-черные облака. Вокруг без конца падали с неба все новые и новые капли воды… Я покрутил головой, ожидая увидеть Эстерси, но в этот раз богини рядом не оказалось.

— Госпожа? — робко произнес я, чувствуя, как потеки дождя стекают по моему лицу.

«Помоги мне», — робко прошелестел ветер.

Я испугался. Что-то было не так, как раньше.

— Госпожа Эстерси? Скажи, как тебе помочь?

«Ты должен…»

Легкий шепот ветра растворился в громовом рыке, раскатившемся по окрестностям. Из внезапно сгустившейся передо мной тьмы начала подниматься громадная фигура. Полыхнули угольки глаз… И я проснулся.

В окно заглядывали первые робкие лучи поднимающегося солнца.


Глава 15

Поднявшись с кровати и стараясь не думать про увиденный сон, я умылся, покрасил выданным мне снадобьем волосы, а затем принялся окончательно собираться. По здравому размышлению, было решено не оставлять дома ничего — от лошади не убудет, если она повезет на себе немного больший груз, а мне както спокойнее. Темно-коричневый, почти черный походный костюм, сшитый умельцами княжества, плотно облегал фигуру и совершенно не стеснял движений. Я даже немного покрутился по комнате и попрыгал, привыкая к нему. Все было идеально. Что же… Пора. Выбравшись из дома, я подошел к паре стражников, скучающих неподалеку. — Доброго вам утра, уважаемые. — И вам того же, уважаемый Рико, — ответил один из них. Второй лишь кивнул. — Уезжаете? — Да, хотел поблагодарить вас за охрану и сказать, что больше она не потребуется. Довольные воины тут же куда-то испарились, а я потащил свои сумки в конюшню. — Ну что, пора нам снова в путь, — глубокомысленно сообщил я лошади, возясь со сбруей. — Назвать тебя как-то надо, наверное? Давай будешь… м… В голову лезло только что-то идиотское. Скажем, мысль обозвать мою клячу Невестой. Идея оказалась настолько заманчивой, что я с трудом ее отогнал. Обидится еще демон, а мне и так с ним непросто… — Будешь Поземкой, — наконец решил я. Почему бы и нет, в конце-то концов. Люди своим животным какие только прозвища не дают. Лошадь, не до конца понявшая радостные перемены в своей жизни, жалобно фыркнула, рассматривая принесенные мной увесистые сумки, — Но, Поземка, не жалуйся, — я похлопал ее по шее и отправился общаться с управляющим домом — предстояло сообщить ему, что я некоторое время буду в отъезде. Впрочем, много времени это не заняло и я отправился в Верхний город. — Лорд Феллан еще спит, — сообщил мне важный человек, вышедший на звон колокольчика. — Ему что-нибудь передать? — Да, — я достал пластинку, выданную мне аристократом. — Передадите ее лорду вместе со словами благодарности за все, что он для меня сделал, хорошо? — Разумеется. Еще что-нибудь? — Нет, пожалуй. — В таком случае, позвольте пожелать вам приятного путешествия, уважаемый Рико Пепельный, — важно кивнул он, — Уверен, лорд будет рад увидеть вас, когда вы вернетесь в княжество.

Дела в столице неожиданно закончились. Можно было, конечно, подождать Кирен около библиотеки, но зачем… Вроде, попрощались уже… Я уселся на Поземку и медленно направился в сторону южного края столицы — именно там собирался караван, в который мне нужно было попасть. На душу накатила непонятная тоска.

— Эх, — испустил я тяжкий вздох и ткнул лошадь пятками в бока. Та, чувствуя, что на самом деле никто никуда не торопится, даже не подумала ускорить шаг. Ну и пусть. Караван неожиданно для меня оказался уже почти полностью готовым к дороге. Но все же не совсем. Вокруг двух скоплений повозок царила суматоха — похоже, купцы делали последние приготовления. Несколько групп воинов, расположившись возле своих коней, мирно беседовали друг с другом. А чуть дальше находились те, к кому мне и нужно было попасть. — Доброго утра, уважаемые, — поприветствовал я разношерстную, но довольно богато выглядящую компанию, собравшуюся возле крытой грузовой повозки. — Не подскажете ли, как найти уважаемого Тарроса Хвойного?

— Это я, — откликнулся самый пожилой из собравшихся, крупный круглолицый мужчина лет пятидесяти в дорогом изысканном наряде. — А вы, наверное, то молодое дарование, которое послал на нашу голову лорд Каменный? Теплоты в его голосе не чувствовалось.

— Наверное, можно и так сказать, — немного стушевался я. — Меня зовут Риккон, вот моя грамота… Таррос небрежно взял бумагу, просмотрел ее и презрительно фыркнул. А потом неожиданно произнес что-то непонятное. Я несколько долгих мгновений не мог понять, в чем дело — и только потом сообразил, что эти слегка шипящие звуки — саккский язык. А фраза означает вопрос — правда ли то, что написано в грамоте?

— Правда. Но я плохо говорю и понимаю на слух, я учился по книгам, — старательно выговаривая непривычные звуки, ответил я. Круглолицый хмыкнул, свернул грамоту и отдал ее мне обратно. — Ну, допустим. Но зачем тебе ехать в Империю, если ты еще разговаривать толком не научился? — Я хорошо читаю. Имперский, тардийский, саккский, древние диалекты, даже эльфийскую и гномью письменность могу понять. Лорд Алис решил, что мне лучше отточить имеющиеся навыки, а как следует разговаривать можно научиться и потом. — Лорды… — пробурчал Таррос. Приязни в его голосе больше не стало. — Разумеется, им виднее, куда посылать молодого самоучку. Впрочем, тут все равно ничего не поменяешь. Хочешь однобоко учить языки — да и демоны с тобой. Пока ты не мой студент, это — не моя забота.

Он смерил меня недобрым взглядом, чуть помолчал и добавил: — Запомни зту повозку. Здесь вещи тех, кто отправляется в Империю от лица княжеской Академии. И твои, получается, тоже. Если хочешь — клади внутрь свои сумки. Не хочешь — не клади. По всем вопросам можешь обращаться ко мне, но, думаю, до Огненной Валески вопросов утебя не будет. После чего отвернулся, даже не дождавшись ответа. Я растерянно кивнул и, сняв со своей лошади тяжелую сумку, затащил ее под навес на повозке. После чего, не ная, чем еще заняться, уселся на край каменной поилки для животных и принялся ждать. Знакомиться со мной никто не захотел, хотя пары заинтересованных взглядов я все же удостоился. Ну и ладно. Мне-то что, по большому счету…

На зтом гордом, но грустном моменте своих размышлений я неожиданно заметил среди оживленно болтающих воинов Каро Шестого. Протер глаза, но стражник никуда не делся, продолжая что-то рассказывать, змоционально размахивая руками. Вот ведь… Если он меня узнает и назовет по имени в чьем-то присутствии — не оберешься проблем. Проклятье. Надо его как-то предупредить… Словно почувствовав мой взгляд, Каро, закончивший рассказ, повернулся и, увидев меня, приветственно махнул рукой. Я поднялся и направился к нему. Надо бы половчее все объяснить… — Доброго утра, уважаемый Риккон, — как ни в чем не бывало поздоровался он, использовав мое новое имя. — Готовы к поездке? — Да, спасибо, вам тоже доброго утра, — невпопад поздоровался я.

Получается, стражник в курсе. Один или еще кто-то? — Пойдемте, я вам покажу караван, — он махнул мне рукой, приглашая за собой.

— Вы здесь случайно? — поинтересовался я, когда мы немного отошли. — Нет, конечно, — хмыкнул Каро. — Князь приказал, чтобы за вами присмотрел ктото знакомый, я оказался самой подходящей кандидатурой. — Извините… — За что? — стражник посмотрел на меня, как на умалишенного. — Это же праздник. В княжестве разбойников нет, в Империи их мало, так что дорога не будет сложной. А вот цены там такие смешные, что вообще. Мне вся родня уже уши прожужжала — кому чего купить. Я улыбнулся. Тогда хорошо… — А уж с девками пошалить… — тут он слегка стушевался, видно вспомнив, что перед ним не совсем какой-то там несчастный Риккон, а самый что ни на есть грозный маг Рико Пепельный. — Простите, что говорю так, по-простому…

— Нормально все, — хмыкнул я. — Так гораздо лучше. Я же из Пустоши, помните. Позтомутак и продолжайте, я только за.

— Ладно, — согласился Шестой. — Только никому больше не говорите про Пустошь, остальные, как я понял, ничего не знают. Пройдя вдоль каравана, мы вернулись обратно и мне пришлось остаться дальше скучать на облюбованном месте, с завистью посматривая в сторону стражника, снова оказавшегося в веселой компании.

Еще через час вереница телег, людей и лошадей тронулась в путь. Двадцать минут криков, щелчков кнутов, ржания лошадей… И все неожиданно успокоилось, вошло в колею. Караван длинной гусеницей выполз на Имперский тракт и отправился на юг. Я, сидя на Поземке, держался позади нашей повозки и тосковал еще сильнее, чем раньше. Помнится, уже как-то довелось следовать вместе с караваном — но зто было в Пустоши и всем было наплевать на то, что какой-то маг упражняется, тревожа придорожные камни. А сейчас творить заклинания мне категорически нельзя… В конце концов, достав из сумки книгу с саккскими преданиями, я погрузился в выдуманный многочисленными сказителями мир страшных чудовищ и храбрых героев. Интересно, история о Невесте — зто быль или выдумка? Наверное, никто уже точно не скажет. Хоть ее саму спрашивай. На первую ночевку караван остановился, проехав миль пятьдесят от столицы. Помнится, в погоне за Галлардом мы двигались чуть ли не в два раза быстрее, но то — погоня, а не караван. Думаю, с такой скоростью мы доберемся до границы княжества еще через два дня, а потом уже начнутся дороги Империи. Я попытался вспомнить, какая местность ждет нас на пути, но особо в зтом не преуспел — помнил только то, что Валеска находится почти строго на юг от княжества, а сама Империя в зтом месте не слишком широка. Наверное, дорога пойдет по предгорьям, лесам и холмам — и двигаться мы будем не очень быстро.

Значит, переход займет все те же недели две, что я и планировал. Долго. Желающие уюта путешественники на ночь разбрелись по постоялым домам и гостиницам, я же, вспомнив, что являюсь довольно бедным молодым человеком из какой-то глуши, устроился на караванной стоянке рядом с повозкой и лошадью.

Закутался в плащ, подложил сумку под голову — и заснул сном младенца. Не помешали даже охранники, то и дело проходящие мимо. Из княжества мы действительно выбрались через два дня. Поднялись по удобной дороге высоко в горы, затем миновали монументальную пограничную твердыню, перегораживающую проход между двумя неприступными скалами — и оказались на мосту через пропасть. Похоже, все выходы из княжества перекрываются именно так — ущельями с крепостями, стоящими на одной из сторон. Довольно надежно, на мой взгляд. Этот мост, широкий и основательный, в отличие от моста, ведущего в Снежную крепость, был снабжен еще и высоким каменным бортиком по бокам, что, на мой взгляд, заметно повышало его привлекательность. На противоположном краю ущелья никаких крепостей не было — Империя не особо опасалась вторжения победоносной армии княжества в свои пределы. Ютился возле одной из скал небольшой гарнизончик — да и все.

Впрочем, застрять около него нам пришлось часа на два. Проверяющие из Империи дотошно сличали товары в телегах купцов со списками, беззлобно переругивались с самими купцами, высчитывали пошлины… Благо, нас, путешествующих в поисках знаний, никто особо не тревожил. Прибежал какой-то человек, бегло просмотрел показанные грамоты, переписал имена в большую книгу, а затем выдал каждому по небольшому листку, подтверждающему право находиться на землях Империи. После чего убежал снова портить нервы купцам, даже не соизволив осмотреть нашу повозку.

Наконец, пройдя все проверки и заплатив все пошлины, наш караван снова тронулся в путь, постепенно спускаясь с гор по извилистой и довольно крутой дороге. Поздно вечером мы остановились в первом встреченном на пути имперском городе. И только тогда, с благостной улыбкой слушая доносящуюся до нашей стоянки ужасную ругань, я окончательно поверил, что нахожусь уже не в княжестве. Вокруг была Империя — государство, которое терпеть не может магию, магов в целом и Рико Пепельного — в частности. А еще это была та самая страна, в которой я должен раскидать множество листовок, ножей, а потом еще и устроить гнездышко Невесте. Что-то мне подсказывает, что после этого любить меня здесь станут еще меньше… — Скажите, уважаемый Риккон, а вы — не из Империи? — раздался рядом голос с легким тардийским акцентом, заставив меня удивленно обернуться. Возле меня стоял улыбающийся парень года на два-три старше меня.

— О, простите, — спохватился он. — Меня зовут Арек и я ученик уважаемого Тарроса Хвойного. Не против, если мы будем по-простому, без высокого этикета?

Я кивнул — почему бы и нет. Вроде бы, нормальный человек. — Нет, не из Империи. А почему вы так подумали? — Науроженца княжества вы не очень похожи, — улыбнулся он. — Сакк, Снежный Трон или Тардия — тоже не подходят. Значит, вы или из Империи, или из Приграничья, или из Пустоши.

Арек снова улыбнулся, словно предлагая оценить хорошую шутку. Я тоже весело хмыкнул — правда, с большим трудом. — Нет, я все же из княжества. К сожалению, у нас тоже не все рождаются лордами и не у всех хорошо складывается жизнь… Я немного отвернулся и принялся смотреть вдаль, туда, где виднелись огни города. — Простите, — послышался извиняющийся голос. — Я не хотел проявить бестактность. — Ничего, все нормально. Просто не будем об этом больше, хорошо?

Думаю, такой ответ только подогреет его любопытство. Но тут уж пусть думает, что хочет. А с откровенными разговорами больше лезть не станет, надеюсь.

Тем временем, Арек решил сменить тему и поведал, наконец, почему решил познакомиться со мной. — Видите ли, Риккон, я еду в Валескуучиться мастерству скульптора. Я уже целый год провел в княжеской Академии, теперь вот меня отправили в Империю, в том числе и для того, чтобы познакомиться с определенными трудами в столичной библиотеке. Но я боюсь, что не смогу выполнить задание. — А как вам смогу оказаться полезным я? — Переводом, — бесхитростно сказал он. — Некоторые книги наверняка будут на саккском, возможно даже — на эльфийском или гномьем. Вы не могли бы помочь мне с этим? — Я не уверен, что у меня будет для этого время, — ответил я чистую правду. — Я же тоже не просто так туда еду. — Конечно, — Арек кивнул головой. — Это само собой разумеется. Просто, если вдруг что, можно будет к вам обратиться?

— Да, я не против, — чувствую, попытается он сесть мне на шею со своими переводами, но отказываться прямо сейчас нельзя — это, как минимум, неуважение. А дальше уже посмотрим. За следующие несколько дней мы с Ареком разговаривали довольно часто. Он действительно оказался весьма приятным человеком, охотно рассказывал мне про то, чего я не знал и не старался посмеяться при этом над глупой деревенщиной. — Теперь я точно уверен, что ты действительно из какого-то дальнего края княжества, — улыбнулся он, когда я поинтересовался, почему столицу Империи назвали Огненной Валеской. Ну не знал я, не знал, что Валеска — это жена первого императора южных земель. И понятия не имел, что две сотни лет назад горо ду добавили приставку в честь Огненного бога. Ничего такого в книгах Ольда не было. — Ну, посыльных ящерок мало кто видит, — успокоил меня новый приятель, когда я обратил внимание на шуструю тень, прилетевшую к начальнику каравана на дневном привале. — Хорошие они, нужные… Не будь их, мы бы, наверное, тогда магам и не накостыляли. — Это почему? — поинтересовался я, незаметно сжимая пряжку пояса и вглядываясь в сидящую на плече караванщика ящерицу. Расстояние было значительным, но рассмотреть ее все же удалось. Ничего особенно интересного, обычная гадина в локоть длиной, серенькая, со складками кожи по бокам. — Связь же, — поражаясь моей непонятливости, пояснил Арек. — Только с их помощью она и держалась. — Ясно… Надо, наверное, заканчивать с расспросами. Пока что я просто не видевшая мира деревенщина, скоро превращусь в недоумка, а затем — в нечто очень и очень подозрительное. Лучше до этого не доводить. Через день после разговора о ящерице мы остановились у стен Имперского Сада — первого действительно крупного города на нашем пути. И я понял, что пришла пора начинать выполнять договор с Эйя. Оба договора.

— Ты куда, в город? — поинтересовался совсем некстати появившийся Арек. — Я тоже собираюсь, может, вместе пойдем?

— Пойдем, — согласился я, мысленно проклиная собеседника за его общительность. Внутрь города нам удалось попасть без всяких проблем, отдав всего лишь по серебряной монете. А дальше я попытался отвязаться от попутчика — и у меня не получилось. — Да мне, в принципе, все равно, куда идти, — ответил он на мой вопрос о цели своей прогулки. — Давай вместе побродим, будет интересно. Ну, сам захотел. Примерно представляя, где должны находиться местные пристани, я свернул в сторону протекающей через город реки. Во всех прочитанных мной романах именно эти районы считались самыми опасными и именно там героев поджидали самые жестокие испытания. Я надеялся, что спутник испугается и захочет вернуться в более благополучную часть города. Надежда не оправдалась — Арек увиденным совершенно не впечатлился, с любопытством рассматривая темные переулки и подозрительно выглядящие питейные заведения. Чтоб тебя…

— Я, наверное, пойду схожу к девочкам, — отчаявшись как-то избавиться от попутчика, заявил я, заметив неподалеку едва заметную вывеску в виде спелой малины. Судя по разговорам охранников каравана, такой вывеской в Империи отмечались места с продажными женщинами. — Пойдешь?

— Куда? А… Нет, наверное, — на его лице проскользнула сложная смесь ощущений. — Я как-то по таким делам не очень…

— Ну, смотри. Только иди тогда отсюда осторожнее, район беспокойный. Арек нервно обернулся, похоже, только сейчас додумавшись, что мы находимся не в самом лучшем месте Империи. — Знаешь, я, наверное, лучше тоже тогда пойду к девочкам. Да чтоб ты сдох…

Благо, в веселом заведении от спутника наконец удалось избавиться — пока я делал вид, что терзаюсь муками выбора, его увела куда-то вглубь дома довольно симпатичная смуглая девушка. — Хозяин тут? — поинтересовался я, когда Арек скрылся из виду. — Я за него. Что надо? — поинтересовался здоровенный тип, скромно сидящий в уголке зала. — Есть просьба, — я достал золотой и положил его на столик перед громилой. — Я бы хотел погулять по городу без моего друга. Поэтому, если он будет спрашивать про меня вечером, нужно сказать, что клиента нельзя тревожить до утра. Если поинтересуется утром — передать, что я уже ушел и ему тоже нужно поторапливаться. — Это все? — Да. — Без проблем. Монета исчезла со столика, тип снова расслабился, а собравшиеся на показ девушки, поняв, что никого они здесь пока что не интересуют, разбрелись в разные стороны. Я же беспрепятственно выбрался на улицу, а затем, не став придумывать ничего особенно сложного, углубился подальше в хитросплетение местных переулков и бродил там, пока не заметил парочку подозрительного вида людей, о чем-то разговаривавших рядом с закрытым входом в какой-то трактир. — Эй, — негромко произнес я, подходя поближе. Мой выбор явно оказался правильным — люди ничего не ответили, но заметно напряглись и у них в руках появились ножи. — Вам просили передать это, — я вытащил из внутренних карманов куртки два ножа. — Просили передать, что раны от такого ножа смертельны. Ножи полетели на землю, а я отступил назад. — Кто передал? — поинтересовался стоявший ближе ко мне человек, переводя взгляд с меня на ножи и обратно. — Он не назвался. Убравшись подальше от этой улочки, я остановился в каком-то тихом углу и принялся прислушиваться. Но никто за мной не шел, никто не выслеживал. Постояв минут пять, я осторожно направился к выходу из города. По дороге на меня ни разу не напали, желая ограбить, в темных углах не шептались неясные тени, замышляя против меня ужасные вещи — в общем, не произошло ничего из того, что обязательно случалось в прочитанных мной книгах. Я был разочарован. Появившийся на следующий день Арек вел себя отстраненно и бросал на меня несколько подозрительные взгляды. Но я к нему, в конце концов, в друзья не навязывался — так что пусть думает себе, что хочет.

Отсутствие ставших уже привычными за последнее время разговоров с учеником Тарроса настроило меня на философский лад. Потихоньку в голову приходило все подряд. Я с нежностью вспоминал Кирен — девушка ведь наверняка меня дождется. Хочу ли я действительно серьезных отношений с ней? Сложный вопрос… Скорее, да, чем нет. И моя поездка как раз и послужит испытанием, после которого это станет окончательно ясно. На пару минут я представил себе семейную жизнь вместе с Кирен — и не почувствовал никакого неудобства. Демоны меня побери, она мне действительно нравится. Невольное воспоминание о демонах принесло противоположное настроение. Если Эйя — это давнее и достаточно мирное зло, которое не очень-то мне и мешает, если честно, то вот Невеста… Достаточно скоро я окажусь в самом центре Империи — и демон опять появится, чтобы требовать от меня исполнения своих желаний. Я негромко выругался. Плевать я хотел на Невесту до тех пор, пока печать ее призыва не нарисована. До этого момента она мне ничего не сделает. А вот потом… Я снова тоскливо ругнулся. Как убедить демона не убивать меня сразу же после создания печати, было до сих пор непонятно. Некоторое время я безрезультатно размышлял на эту тему, но снова ничего не придумал. Оставалось только положиться на свое красноречие. Или же спросить совета у Эйя. Я повозился в седле и уставился перед собой задумчивым взглядом. А почему бы и нет, действительно? Этот демон во мне пока что заинтересован, может и помочь. В любом случае, хуже от этого не будет. Немного повеселев, я принялся легонько насвистывать подслушанный где-то незатейливый мотивчик. Все должно получиться. И с богиней тоже. Найду, наверняка найду, как ей можно помочь. Потом, правда, придется возвращаться в Пустошь… Здесь я в очередной раз глубоко задумался. А с чего я решил, что обязательно нужно возвращаться? Услышал ее там в первый раз? Ну так, недавно я ее голос опять слышал — когда посетил храм в столице княжества. Может быть, никуда и не придется ехать — принесу нужные жертвы к ее статуе в княжестве или сотворю там же какую-нибудь магию. Эта мысль наполнила меня еще большей радостью. А затем на караван напали. Мы двигались по дороге, причудливо петляющей среди поросших лесом холмов — и какая-то разбойничья банда решила, что добрые боги специально направили нас по этому пути. В одно мгновение вокруг воцарился какой-то кошмар. Падали деревья, летели стрелы, истошно ржали раненые кони… У меня перед носом что-то просвистело и я, очнувшись, шустро соскочил с лошади. В следующий момент Поземка, издав истошный вопль, вырвала поводья у меня из руки, прыгнула вперед — и рухнула на землю. В боку у нее торчало две толстые стрелы.

Сквозь свист стрел и вопли, разносящиеся над дорогой, послышалось несколько взрывов, а затем и звон мечей — опомнившиеся охранники начали швыряться по сторонам алхимическими зельями и вступили с нападавшими в ближний бой. Я, шлепнувшись на землю, подполз к затихшей лошади и притаился за ее телом.

Это точно не моя битва. Крики, звон и свист продолжались еще несколько минут. В какой-то момент я услышал долгий и полный страдания вой — и порадовался тому, что знакомый стражник, похоже, жив и вполне успешно сражается с нападающими. А еще через пару минут все закончилось. Я осторожно поднялся из-за лошади — и встретил презрительный взгляд Тарроса Хвойного. Выходец из княжеской Академии выглядел весьма браво. Раскрасневшееся лицо, меч, обагренный чьей-то кровью, слегка обгоревшая одежда… — Смотрю, в наше время не только женщины и дети прячутся от опасности, — протянул он, кривя губы так, словно увидел омерзительную гусеницу — Я не умею сражаться, — постарался как можно более спокойно ответить я, отряхиваясь и осматриваясь по сторонам.

Вокруг валялись трупы людей и лошадей, но не так, чтобы очень много. Думаю, нападавшие не старались специально убивать животных, а охранники каравана, по которым был нанесен основной удар, все же были достаточно неплохо защищены… — Зачем же тогда тебе меч? — все так же презрительно поинтересовался Таррос.

— Может, стоит отдать его кому-нибудь более достойному? — Вам, что ли? — не удержался я. — Так подойдите и возьмите. Вот ведь прицепился… С каким бы удовольствием я тебя, высокомерного урода, прикончил, будь мы в Пустоши… И ведь там никто и слова бы мне не сказал…

Мечты… — И возьму, — побагровел оскорбленный в лучших чувствах Таррос. — Чтобы больше не краснеть за поганого труса, которого навязали мне на шею!

Я с удивлением увидел, как его толстая лапа потянулась к моему мечу — и перехватил ее, не успев подумать, что делаю. На лице посланца Академии промелькнуло изумление, тут же сменившееся радостью. И мои пальцы словно сжали кузнечными клещами. — Не дорос еще ты, щенок, до того, чтобы… — кто там до чего не дорос, так и осталось загадкой. Потому что я, не желая становиться калекой, представил, что у меня в руке камень. Обычный булыжник с окраины дороги.

Который нужно взять и раздавить. Энергия послушно откликнулась — и Таррос осекся на полуслове. Я усилил нажим, почувствовав, как сминается мясистая ладонь и трещат кости буйного ученого. Благо, заорать со всей дури ему, похоже, не позволяла все та же гордость. — Если ты, кусок овечьего дерьма, еще раз косо посмотришь в сторону семьи Каменных лордов или лично в мою, то по возвращении в княжество твои яйца украсят собой вершину самой высокой скалы, которая найдется поблизости, - тихо и ласково произнес я, с неописуемым удовольствием наблюдая за тем, как глаза моей жертвы становятся все больше и выразительнее. — Твой дом будет разрушен, твоя семья — обезглавлена, твое имя — вычеркнуто из истории. Это ясно? — Да! — выдохнул Таррос. На его лице выступили отчетливо заметные капельки пота. — Вот и хорошо, — я отвернулся, отпустив его руку и тут же встретился взглядом с Каро Шестым. Стражник, стоявший в нескольких шагах от нас, смотрел на происходящее с мрачным любопытством. Я подошел к нему поближе. — Все нормально? — Да… Риккон, — он хмыкнул. — Думаю, лорд Алис будет весьма доволен, узнав про ваши слова. Я бы на вашем месте их не стеснялся. — Яне переусердствовал? — Думаю, нет. Просто теперь все будут думать, что вы — внебрачный сын Каменного лорда, к ото рому тот выдал какой-то специфический артефакт. — Вот же… — Да это нормально, — махнул рукой Каро. — Такое часто бывает. Любви это не принесет, но ведь она вам здесь и не нужна, верно? Я, кстати, хотел сказать спасибо за нож. Он действительно страшный. — Не за что.

— Пара человек уже успели спросить — нет ли возможности получить такой же? — Каро прищурился, изучающе глядя на меня. Я немного задумался. С одной стороны, все отлично — демон будет доволен. С другой — появление в караване таких вещей во время дороги слишком уж явно сузит круг тех, кто может быть к ним причастен.

— Не раньше Валески, — наконец принял я решение. — Еще два ножа. — Сколько по деньгам? — серьезно поинтересовался стражник. — Учтите, это не для меня. И гораздо подозрительнее будет, если вы не возьмете платы. — А сколько бы вы отдали за такой нож? — Десяток золотых-легко. За двадцать бы не взял.

Я пожал плечами: — Значит, пусть будет по пятнадцать золотых за нож. Шестой кивнул и отправился куда-то дальше — осматривать караван. Я же вернулся к нашей повозке, сопровождаемый опасливыми взглядами ученой братии. Случившееся никак не улучшило отношения ко мне с их стороны. А получивший во время сражения длинную царапину на щеке Арек теперь вообще старался быть от меня подальше и не пересекаться даже взглядами.

Ну и пусть. Размеренно шагая рядом с повозкой и иногда забираясь внутрь, я точно так же игнорировал окружающих меня людей. Думаю, чем меньше близости будет у нас с ними — тем лучше. До меня постепенно доходило, что нормальное общение получается только с теми, кто знает, что я маг, но не опасается этого. Кстати, большинство этих людей, как оказывается, живет в княжестве. Даже в Пустоши все было как-то не так… Интересно, что сейчас делает Шаран? Судя по всему, уехал обратно в наши родные края, не став тратить на меня время. Но вот хорошо это или плохо — понятия не имею. Теперь, получается, снова можно ждать каких-нибудь наемных убийц. Или его самого, решившего нанести неожиданный визит. В последний встретившийся нам по пути к столице крупный город я заходить не стал — решил, что Эйя поможет мне против Невесты гораздо охотнее, если я к тому времени все еще должен буду сделать для него хоть что-то полезное. Если же прилежно раздам все ножи и листовки, то, спрашивается, зачем ему обо мне думать? Сутки, в течение которых караванщики стояли рядом с городом, отдыхая, выясняя отношения с имперской стражей и добывая новых лошадей взамен убитых, тянулись невыносимо долго. Но все же закончились и наша процессия степенно двинулась дальше на юг. А еще через четыре дня вдали показались полыхающие в закатном свете всеми оттенками оранжевого стены Огненной Валески. Мы наконец-то добрались.


Глава 16

Столица Империи не поражала взгляд изысканностью своей архитектуры или же красотой парков, фонтанов и скульптур. Отнюдь. Единственное, чем она могла похвастаться — это размерами. Огромный город, спрятавшийся когда-то давно за высокой стеной, удержаться там не смог. Вначале рядом наверняка начали ютиться халупы бедняков, затем их снесли и на этом же месте появились постоялые дворы, обычные жилые дома, лавки торговцев. Пригород постепенно расширялся, годами расползаясь по окрестностям, как чернильная клякса. Пока не приобрел современные очертания. Нечто похожее я видел в Каххаре. Там тоже за долгие годы существования города слишком выросло население — и постройки перетекли за стену. Наш караван остановился на самых дальних подступах от Валески, заняв одну из специально отведенных для этого площадок. Опять начался шум и гам — купцы хотели успеть сделать как можно больше до темноты. На мой взгляд, занятие глупое — все равно уже наступил вечер, так что разгрузка повозок в любом случае перенеслась бы на завтра.

Впрочем, дела купцов нас не касались — вся группа учеников Академии жаждала добраться до места назначения, остановиться там в нормальных комнатах, а затем приступить к впитыванию новыхзнаний. Мои попутчики бодро вытаскивал вещи из повозки, навьючивали ими своих коней… А я грустно смотрел на увесистую сумку и ругал себя за то, что не купил лошадь по примеру остальных, чьи животные пали во время боя.

Мне показалось, что старательно игнорирующий меня в последние дни Таррос Хвойный прямо-таки лучится от счастья, наблюдая за этим со стороны.

— Помощь нужна, Риккон? — послышался позади меня голос. Я обернулся к подъехавшему Каро. — Не подумал, что до дворца придется столько идти — а теперь без лошади сложновато. — Ну, лошадь я вам не дам, но к себе вашу сумку забрать могу, мне не трудно. — Спасибо, — я признательно кивнул. — А вы, получается, с нами отправляетесь? Каро принял сумку и принялся закреплять ее рядом со своими. Его кобыла косилась на происходящее недовольным глазом, но не противилась.

— Не все, — произнес он, завязывая узел. — Ученикам Академии полагается сопровождение — вот пятеро из нас и приписаны к вашей группе.

— А, вот оно что. — Да, иногда молодежь эта со своими книгами совсем жизни не знает. А Валеска может быть весьма неприятной.

— Бывали здесь раньше? — поинтересовался я, отправляясь вместе со стражником вслед за остальными. — Пару раз, — кивнул тот. — Интересный это город. Город возможностей, я бы сказал. — В каком смысле? — Ну, — Каро неопределенно поболтал в воздухе рукой, — во всех смыслах, пожалуй. Это же самый оживленный и большой перекресток жизни. Ох ты, на какие сравнения его потянуло. Насколько я помнил атлас, никаким особо значимым перекрестком здесь и не пахло — если не считать таковым перекресток торгового пути из княжества к гномьему острову и дороги от Пустоши до Южного Сакка. — Здесь продаются товары со всего мира, отсюда отправляются караваны во все уголки мира, здесь решаются вопросы всего мира, — сообщил мне стражник. — А также сюда стекаются отбросы со всего мира… В общем, Риккон, Валеска — это город торговцев и преступников. Я глубокомысленно кивнул. Насколько я понимаю, Каро только что дал довольно правильное описание любого действительно крупного города на континенте. Там, наверное, везде правятторговцы и разбойники. Мы, следуя за Тарросом, довольно быстро двигались куда-то в сторону стены.

Разговор с Каро пришлось прекратить — я старался не отстать от группы, в которой оказался единственным безлошадным. Идиот, нашел на чем сэкономить, называется. К моему несказанному облегчению, наш предводитель заметно сбросил скорость, когда мы оказались у самой городской стены. Хоть отдышаться можно.

Каменная преграда, появившаяся из-за крыш теснящихся рядом домов и теперь возвышающаяся над нашими головами, все так же играла огненными оттенками.

И я неожиданно понял, что это — не отсветы заката, а самая что ни на есть настоящая краска, которой разукрасили все сооружение.

— Верно, — подтвердил Каро, с удовольствием рассматривая стену. — Давно покрасили, в тот самый год, когда второе название дали. И с тех пор все регулярно обновляется. — А смысл? — Красиво, — пожал плечами он. — Ну и, наверное, Огненному богу нравится. В его же честь это сделано. — Говорят, он снова творит какие-то чудеса, — нейтрально произнес я. — Верно, я тоже слышал, — кивнул стражник. — Не знаю уж, насколько врут люди, но кузнецы и воины к нему толпами идут. Я, наверное, тоже загляну. — Если пойдете — оставьте нож дома, — посоветовал я. — Кто его знает, как бог на него посмотрит. Каро кивнул и о чем-то призадумался, а наша группа тем временем оказалась прямо перед воротами. Таррос что-то быстро объяснил стражникам и те беспрепятственно пропустили нас внутрь города.

Внутри каменного кольца было заметно чище, чем за его пределами, но в целом Валеска пока не вызывала у меня симпатий. Такое впечатление, что строители как следует построили только стену — сразу за ней начинались какие-то трущобы. Да у нас в Хрустальном — и то лучше было. — Не обращайте внимания, возле стен всегда так, — заметив мое удивление, пояснил Шестой. — Это место бедняков. Дальше солиднее все будет. А в Дворцовом городе станет совсем хорошо.

Стражник оказался прав — чем ближе к центру мы продвигались, тем шире становились улицы, а дома приобретали все более надежный и солидный вид.

Даже мусор стал попадаться заметно реже. Впрочем, возможно, его просто начали скрывать наступающие сумерки — Валеска потихоньку погружалась во тьму и кое-где уже начали зажигать фонари. К невысокой белой стене, отгораживающей Дворцовый город от остальной столицы, мы подошли когда уже совсем стемнело. В этот раз Тарросу пришлось общаться с охраной довольно долго, а затем та же участь оказалась уготована и остальным. Благо, все ограничилось тщательным изучением грамот и знаков. Меня, кстати, оставили в покое гораздо быстрее, увидев пластинку, выданную Каррашем. Все же княжеских аристократов уважают даже здесь.

Дворцовый город оказался не так уж мал. И на его территории, неплохо освещенной целой россыпью фонарей, виднелось много самых разных зданий.

— Слева — казармы городской стражи и императорских гвардейцев, — решил просветить меня Каро. — Справа — Учебный квартал. Там всему подряд учат, от алхимии до земледелия. За этим кварталом будет Посольский — в нем всякие деятели из других государств живут. Он подумал немного, хмыкнул и добавил:

— А еще-шпионы. Мы двинулись в сторону Учебного квартала. Добрались до какого-то не самого изысканного здания, примыкающего к стене, а затем принялись ждать, пока Таррос, скрывшийся в его глубинах, не решит вопрос с нашим жильем. Еще через полчаса, получив разрешение поставить лошадей в конюшню и получив массивные ключи с выбитыми на них числами, мы выслушали коротенькую речь нашего предводителя, стоящего на ступеньках в компании хмурого и недовольного жизнью человека. Вроде как, местного управляющего. — Уважаемые! Мы наконец-то на месте. Это здание — ваш дом на ближайшее время. Располагайтесь, но не теряйте и не путайте ключи от ваших комнат. Завтра я подам официальное прошение для допуска вас всех к занятиям и библиотекам.

Судя по прошлому опыту, получение разрешений не займет много времени. До момента получения разрешений вы можете делать, что хотите, но помните: для того, чтобы выйти за пределы этих стен, вам нужно будет сделать грамоту у стражи. Тут Таррос чуть задумался, а затем ехидно хохотнул. — Если быть точнее, то выйти-то вы можете без всяких грамот. А вот вернуться обратно так просто уже не получится. Так что, если захотите посмотреть город, то обратитесь к начальнику стражи — он обычно находится в здании сразу у главных ворот. Вот, в принципе, и все. Не соизволив попрощаться, он развернулся и вместе с недовольным спутником исчез где-то в глубинах здания. А мы отправились по своим комнатам. Моя оказалась на втором этаже и выходила окном на глухую стену соседнего здания. Восхитительный вид. Впрочем, мне было все равно. Я бросил сумки на пол, закрыл дверь и, едва найдя в себе силы, чтобы раздеться, упал на аккуратно заправленную кровать. Сон пришел мгновенно. Не знаю уж, пыталась Невеста достучаться до моего уставшего разума или нет, но ночь прошла спокойно и никаких снов вспомнить я не мог. И замечательно. Поднявшись на следующий день с кровати, я на свежую голову осмотрел доставшееся мне жилище. Крохотная комната с кроватью, столиком, стулом и шкафом. Закуток, в котором уместилась маленькая ванная. Как в ней мыться — не знаю… Похоже, меня определили в самый убогий из возможных номеров.

Эта мысль сначала наполнила мою душу негодованием, но затем я весело рассмеялся. Слишком уж привык к комфорту в последнее время, изнежился. А здесь, между прочим, даже теплая вода есть, не то, что на Мертвом плато. Следующие полчаса я разбирал сумку, аккуратно развешивал одежду в шкафу и думал, оставлять или нет в комнате ценности. Пока я гуляю в Дворцовом городе, об имеющихся при себе вещах можно не думать, но вот стоит мне выйти за его пределы… Я не питал иллюзий — удар дубинкой по голове спокойно позволит самому жалкому грабителю обобрать мое бесчувственное тело, оставив без гроша. Так что жилет с монетами я, наверное, запрячу в шкаф. А вот подаренное Каменным лордом ожерелье с серьгами буду таскать с собой в потайном кармашке. Если из моей комнаты украдут деньги — я как-нибудь переживу. Ожерелье же будет невыносимо жалко. Правда, если меня стукнут по голове в городе и каким-то чудом все же отыщут драгоценности, расстройства будет не меньше. Выложив из заплечной сумки тяжелые книги и оставив там только свой дневник и письменный прибор с кучей печатей, я на некоторое время задумался, размышляя, брать ли с собой в город артефакты. В конце концов, все же взял, захватив также и два ножа — если вдруг встречу Каро, отдам. Наконец, разобравшись со всем этим, я надел наиболее чистый походный костюм и отправился узнавать, где здесь что находится. Еще через час я отнес накопившуюся грязную одежду местной прачке, отдав несколько серебряных монет и получив заверения в том, что все будет вычищено и приведено в порядок всего за пару дней. Драгоценности и пряжку от пояса пришлось вытаскивать и заново устраивать в моем старом одеянии из Пустоши — этот костюм по итогам перехода из княжества оказался самым чистым, так как его я не надевал вообще.

— Ну, словно домой вернулся, — самодовольно заметил я, рассматривая себя в маленьком зеркале. Пожалуй, для Империи этот наряд подойдет лучше, чем княжеские камзолы. Это предположение подтвердилось совсем скоро. — Что-то не похож ты на человека из княжества, — подозрительно произнес начальник стражи, рассматривая меня с ног до головы и вертя в руках пластинку Каменного лорда. — Новая мода на походные одежды, — гордо произнес я, досадуя, что не сходил за пропускной грамотой раньше, пока был одет как срединник. — Навеяна отдельными путешественниками, добравшимися к нам из Тардии и Сакка.

— А вот теперь — похож, — пробурчал начальник, немного успокаиваясь и принимаясь писать что-то на небольшом листке плотной бумаги. — Руку давай.

— Что это такое? — с опаской поинтересовался я, рассматривая, как он обмакивает облезлую рисовальную кисточку в емкость с какой-то розовой бурдой.

— Это чтобы понять, что ты — это действительно ты, — пояснил он, нарисовав что-то на все том же листке. — Руку давай, говорю.

Кисточка, противно щекоча кожу, оставила на моем запястье бледно-розовое число — девяносто два. — Наши алхимики придумали, — довольно произнес начальник, наблюдая за моей физиономией. — Вот прикончат тебя в каком-нибудь кабаке, потом вор возьмет твою грамоту, чтобы сюда попасть… А на руке этой циферки-то и нет. И одним вором сразу станет меньше. — Понятно, — буркнул я, рассматривая руку. Розовая надпись знатно чесалась. — Раз понятно, иди, не мешай работать.

Выбравшись обратно на улицу, я некоторое время размышлял о том, куда же пойти — и пошел в местную столовую для учеников. Там оказалось дешево, сытно, но невкусно. Если совсем невмоготу-то пойдет, но, пока деньги есть, я лучше уж в других местах поем. Поболтавшись немного по Небному кварталу, дойдя до Посольского и посмотрев издалека на императорский дворец, я заскучал и вернулся к себе в комнату. Делать мне пока что было особо нечего, так что стоило попробовать вызвать демона и поговорить с ним по душам. А то потом может и не оказаться для этого времени. Печать призыва полыхнула, оставляя слабо заметный след на каменном полу. И в комнате появился Эйя. Некоторое время мы без особой приязни рассматривали друг друга. — Ну и? — поинтересовался он, отращивая черные зубы.

— Помощь твоя нужна, — вздохнул я, садясь на кровать и откидываясь спиной на стену. — Точнее, дельный совет. — Дельный совет — это самая что ни на есть весомая помощь, — просветил меня демон, усаживаясь на стул напротив. — Чем платить будешь, маг? Ну вот и наступил самый щекотливый момент нашего разговора…

— Видишь ли, — осторожно начал я, подбирая слова. — Дать этот совет тебе точно так же выгодно, как и мне — его получить. — Да ты что, — поразился Эйя, широко раскрыв янтарные глаза. — И с чего вдруг? — Стого, что, если Невеста меня прикончит, ты тоже останешься в минусе. Печати твои я не раздал еще, ножи — тоже.

— Не проблема, — безучастно заявил собеседник. — Заберу твою душу, как договаривались, а дальше придумаю еще что-нибудь. — В смысле — заберешь? Я же буду мертв? Почему-то именно в этот момент я, никогда особо не задумывавшийся о душе, в полной мере ощутил, что совершенно не хочу отдавать ее демону даже после смерти. — Ну и что? — пожал плечами Эйя, любуясь своими когтями. — Договор не выполнил, значит, душа моя. По спине пробежала стайка холодных мурашек. Я постарался взять себя в руки. — Тем не менее, если я умру, то печати и ножи найдут и уничтожат. А тебе важно, чтобы они расходились по миру.

— Ничего страшного, найду еще кого-нибудь. Похоже, гад скопил уже достаточно сил, раз так наплевательски относится к моей жизни. На плато, помнится, говорил, что во мне заинтересован, а сейчас… Сволочь. — Ты даже не хочешь послушать мой вопрос? — Почему же, — хмыкнул демон. — Спрашивай, я ведь еще здесь.

— Есть ли какая-нибудь клятва, которую не сможет обойти Невеста? И как заставить ее дать эту клятву? — Ничего такого нет, — любезно сообщил Эйя, поднимаясь со стула. — Все демоны, кроме меня, плевать хотели на договоренности с людьми. И я остался в комнате один. На душе скребли кошки. И крысы. И прыгуны… Кто только там сейчас не скребся. Мне на некоторое время стало откровенно наплевать на всю историю с Эстерси. Сначала надо как-то спасти свою шкуру от демонов, а потом уже разбираться с богиней. Я принялся нервно вышагивать по комнате. Нужно избавиться от договора с Эйя. Обязательно. А затем — придумать, что делать с Невестой.

Некоторое время я вспоминал и скрупулезно подсчитывал, сколько печатей уже раздал, а сколько раздать осталось. Получилось, что мне нужно разбросать всего пятьдесят-пятьдесят пять листков. Много… Но и столица тоже велика. Похоже, пора начинать заниматься делом. Я забросил в сумку все оставшиеся ножи, вздохнул и решительно отправился прочь из комнаты. Каро удалось найти без проблем — достаточно было лишь узнать номер его комнаты.

— Заходите, — послышался его голос, когда я постучался в дверь. Стражник валялся на кровати с кружкой пива и длинной бумажкой, испещренной какими-то записями. — А, это вы, Риккон. Заходите, — произнес он, откладывая бумагу в сторону и садясь на кровати. — Чем обязан визиту?

— Я буквально на минуту. Вот, принес вам, что обещал. На стол легли два ножа. Каро задумчиво уставился на них. — Не знаю, когда смогу получить у ребят деньги, — наконец произнес он. — Это неважно, — отмахнувшись, я направился к двери. — Как-нибудь потом пусть отдадут. А я пойду, дел много.

— Удачи, — послышался голос из-за закрывающейся двери. Что же. Три ножа я выдал Каро и его друзьям, еще два отдал тем подозрительным личностям — осталось всего пять. Думаю, раскидать их — не проблема. Выбравшись из Дворцового города, я направился туда, где, по моим представлениям, текла местная река… И заблудился.

Кривые улочки, замысловато петляющие, заканчивающиеся тупиками и переходящие одна в другую практически мгновенно лишили меня уверенности в том, куда я иду и где нахожусь. — Гадство. Впрочем, ничего особо страшного не случилось, уж к Дворцовому-то городу меня точно любой местный житель направит. Петляя по улочкам, я неожиданно почувствовал некое умиротворение. В своей старой одежде я не казался себе здесь гостем. Наоборот, сливался с городом, людьми, чувствовал себя частью целого. Замечательное ощущение. Добравшись наконец до районов вблизи реки, я это ощущение утратил. Здесь царил немного другой дух — люди были одеты победнее, выглядели заметно более неопрятно — и в мою сторону стали направляться оценивающие взгляды.

Чувствую, здесь и нужно будет дождаться, пока немного стемнеет. А потом раздать клинки по уже опробованной схеме. Зайдя в первый попавшийся кабак, я уселся за столик у стены и заказал жареного мяса с пивом. Если уж придется долго здесь торчать, то почему бы и не скрасить ожидание. — Привет, — бесцеремонно плюхнулся на стул напротив меня здоровенный неряшливый мужик, когда я, отьевшись принесенной мне свининой, довольно потягивал пиво, миролюбиво рассматривая окружающий мир. — Есть дело? — Не знаю, о чем ты, — лениво протянул я, не желая утрачивать восхитительное состояние расслабленности и покоя. — Пиво будешь? Мужик задумался.

— Буду, — в конце концов решился он. — Хозяин, — помахал я рукой, — можно большую кружку пива моему другу? — Так что утебя за дело? — поинтересовался мой новый знакомый, сделав первый глоток из принесенной емкости, по размерам напоминающей средних размеров бочонок. — Да нету меня пока что здесь никаких дел. Сижу вот, пиво пью. — Ну-ну, — не поверил собеседник. — Ты не тушуйся, здесь все свои. Зачем-то ты ведь в эти места забрел? Так говори, сделаем за умеренную плату. Во мне проснулся интерес. — Ачто вы можете? Например, последить за кем-нибудь? Мужик кивнул. — Если понадобится — немного бока намять? Снова решительный кивок. Я с сомнением осмотрел его приметную фигуру. — А если что посерьезнее? — Посерьезнее — не к нам, — последовал спокойный ответ. — Но за десяток серебряных я тебе скажу, с кем в этом зале стоит поговорить. — Может, за двадцать серебряных ты скажешь этому человеку, что я бы хотел поговорить с ним? Мужик довольно кивнул.

— Заметано. Смотри, если еще что надо будет, забегай, мы с ребятами всегда здесь. Собеседник, со страшной скоростью допив пиво, ушел, а через пять минут на его место уселся невзрачный человек с сухим лицом и небольшим шрамом на скуле. — Буйвол сказал, что утебя есть разговор. — Верно. Если нужно, чтобы кто-то покинул этот мир… — То я могу помочь. Я кивнул, забираясь в рюкзак. Человек напрягся. — У меня есть для вас подарок. Это убивает одной царапиной. Некоторое время новый собеседник смотрел мне в глаза, даже не пытаясь притронуться к лежащему на столе ножу. — Каковтвой интерес? — Мне поручили раздать несколько таких клинков людям вроде тебя, — сказал я чистую правду. — Сакк? — Нет, — я покачал головой, удивляясь его предположению. Что, у Империи с Сакком намечается конфликт, что ли, раз про него вспомнили первым? — Эльфы? — Яне могу ответить на этот вопрос. — Понятно, — хмыкнул он. — Еще один найдется? — Да, — на стол лег еще один нож. — Хорошо, — произнес человек, забирая оружие. — Здесь тебя никто не тронет, гуляй спокойно. Да я и так, в общем-то, спокойно гуляю. Больше ко мне никто не подошел и еще через час, съев напоследок какой-то довольно вкусный салат, я выбрался на улицу. Здесь уже пролегли глубокие тени от заходящего солнца. Что же, пойдем дальше… Полчаса неспешных блужданий привели-таки меня на берег реки, где я избавился от излишков пива в организме и почувствовал себя заметно счастливее. Еще три ножа-и домой. Украдкой засунув пару листков с печатями в двери какого-то закрытого склада, я отправился вдоль берега реки, высматривая тех, кому можно было бы отдать оружие… — Ищешь кого? — недобро поинтересовался сидящий на большом камне мужик. — Не тебя. Наконец, первая достойная кандидатура была найдена — из переулка мне навстречу выбрался пьяный и изрядно побитый человек. Мне кажется, он не до конца понял мои слова, но в протянутый ему нож вцепился мертвой хваткой, радостно сверкая глазами. Вот и отлично. Оставшиеся два клинка я аккуратно положил рядом с подозрительно хорошо выглядящим попрошайкой, сидевшем рядом с началом моста через реку… — Держи. Любая царапина этими ножами приносит смерть. Ты знаешь, кому их продать. По крайней мере, он точно знает это лучше меня. Обратно в сторону Дворцового города я словно летел на крыльях. Один договор полностью выполнен! А ведь по пути я еще и пяток печатей насовал в различные двери и окна. Совсем скоро можно будет послать клыкастого демона в одно место и забыть про него насовсем.

К сожалению, столь же просто избавиться от второй моей знакомой с изнанки мира было невозможно… Невеста в этот раз решила появиться не во сне, а наяву, бесцеремонно растолкав меня посреди ночи. — Какого демона… — начал было спросонья возмущаться я, но мигом осекся и заткнулся, увидев, кто пришел в гости.

— Рад моему появлению, мальчик? — поинтересовалась милая девушка, рассматривая меня с неким нехорошим предвкушением. — Пора отдавать долги.

— Прямо сейчас? — тоскливо протянул я, пытаясь сообразить, как все же оттянуть неизбежное. — Мы уже там, где ты обещал, — справедливо заметила Невеста, продолжая пялиться на меня своими желтыми глазищами. — Мне здесь нравится. — А место ты уже нашла? — Какое место? Я почувствовал под ногами твердую почву.

— Ты же не хочешь, чтобы я начал рисовать печать прямо перед дворцом Императора? Где ее сразу же разрушат, выкинув тебя обратно в твой мир? Нет, тебе нужно тихое, укромное место, откуда ты сможешь гулять по городу, но где не появляются люди. Я прав? — Прав, — недовольно ощерился демон.

— А раз прав, то не мешай мне спать и отправляйся искать нужное тебе место. Как найдешь-поговорим. — Завтра. Мы поговорим завтра, мальчик, — недовольно произнесла Невеста. — И завтра ты откроешь мне проход. Будь готов. Я остался один — лежать на кровати, рассматривать потолок и чувствовать, как душу потихоньку опутывают неприятные ниточки страха. — Она меня прикончит, — тихо произнес я в пустоту. Легче не стало. Откажусь — меня порвут на части сразу. Соглашусь — и проживу чуть подольше, чтобы сдохнуть в какой-то дыре, куда люди не заходят годами. В то, что демон просто поблагодарит меня и проводит домой, заверяя в своей вечной благодарности, я все так же не верил ни капли. Да еще и Эйя только что вполне ясно дал понять, что именно думают о людях эти потусторонние создания.

Нужно что-то придумать. Или срочно овладеть могущественной магией, указав Невесте ее место, или как-то отвертеться от создания печати призыва. Или же убедить демона в том, что я чрезвычайно полезен и пригожусь в будущем. Провалявшись до утра, я сумел додуматься только до одного. И, немного успокоившись, все же заснул. Встав с кровати ближе к обеду, я наплевал на все свои дела с библиотекой и сразу отправился в город за пределами белой стены. Мне требовалось как следует поесть и купить вешя, необходимые для создания печати вызова. С трапезой все сложилось быстро и просто — всевозможных кабаков и закусочных в Валеске хватало повсюду. А вот найти большую кисточку для рисования и небольшую стеклянную емкость у меня так просто не получилось — пришлось обойти все окрестности Дворцового города. Впрочем, везде есть свои плюсы — в ходе этих поисков я удостоился чести лицезреть главный храм Огненного бога в Империи. Внушительное здание, расписанное всеми цветами от желтого до красного и напоминающее собой застывшие языки пламени от костра. Даже окна, забранные мозаичными стеклами красных оттенков, казалось, дрожат и переливаются, словно готовясь вырваться из своих оков, выплеснуться на площадь потоками огня…

Место перед храмом было заполнено суровыми людьми, увешанными оружием и кузнечными молотками — каждый ждал своей очереди, чтобы зайти внутрь и получить от бога нескончаемое счастье и удачу. Или еще что-нибудь. Я покачал головой и отправился дальше, искать свою кисточку. Мне-то уж точно лучше не приближаться к этому месту. Найдя и купив в конце концов все необходимое, я вернулся в свою комнатку. Посмотрел на квадратную бутылку с широким горлышком, уселся поудобнее на кровати и, аккуратно разрезав маленькую жилку на запястье, принялся набирать в емкость драгоценную жидкость. Зрелище было откровенно муторным. Я за последний год довольно часто страдал от ран, время от времени использовал кровь для своих нужд… Но смотреть на то, как темная жидкость неумолимо заполняет кажущуюся огромной бутыль все равно оказалось тошно. А крови требовалось много — Невеста, скорее всего, захочет, чтобы печать была большой и внушительной… Я почувствовал, что сознание начинает куда-то уплывать от меня и прекратил сбор крови, залепив лечебной смолой ранку на руке. И так набралось порядочно — потянет на хорошую пивную кружку. Надо бы мне прилечь… Убрав в сторонку бутыль, я с трудом вытащил аккуратно упакованные остатки копченостей и завалился вместе с ними в кровать. Надо отдыхать, есть и качать через тело энергию… Проснулся я уже ближе к ночи, обнаружив себя развалившимся на кровати в обнимку с недоеденным окороком. Слабость немного отступила, самочувствие также улучшилось. Собственно, я тут же начал поднимать его на новые высоты, поглощая восхитительно пахнущее мясо… Мысли упорно ленились обращаться в сторону Невесты, вместо этого начав крутиться возле моего допуска в библиотеку. Почему я еще его не получил? Вроде как, Таррос обещал, что все решится быстро. Интересно, два прошедших дня-это быстро или нет? Если сегодня ночью меня не прикончит один знакомый демон, то завтра нужно будет узнать, что к чему. — Я нашла хорошее место, — сходу заявила Невеста, появившись у меня в комнате спустя час. — Собирайся, мальчик, нам пора идти. — Ты прямо так и собираешься по городу гулять? — лениво поинтересовался я, поднимаясь с кровати и медленно собираясь.

Во всем теле до сих пор чувствовалась вялость. — Это место находится недалеко отсюда. Идем, мальчик. Ее голос опять показался мне слишком уж предвкушающем. Но сейчас я был слишком расслаблен, чтобы нервничать по этому поводу. Посмотрим еще, как все повернется. Со стороны мы, наверное, представляли из себя занятное зрелище — шатающейся от слабости молодой парень и сопровождающая его нетерпеливая девушка в белом платье… Но никто нас не видел — улицы Дворцового города были пустынны. Интересно, это она постаралась? — Мальчик, иди быстрее. — Не могу я, сил нет. Долго еще? — Почти пришли. Вот вход. Обернувшаяся ко мне Исса-Ха явно сгорала от нетерпения. Даже пару лишних клыков отрастила от избытка чувств… Мы забрели в самый темный закоулок Ученического квартала и теперь стояли около какого-то маленького одноэтажного здания. Прямо перед нами виднелась небольшая дверь. — Это что еще? — Это вход в местные подземелья, — пояснила Невеста, нажимая на дверь. Толстые доски жалобно затрещали, затем послышался протяжный металлический скрип — и дверь открылась. Внутрь, хотя ее создатель явно считал, что она должна делать это только наружу. Мысль показалась мне забавной и я, заходя в кромешную темноту, весело хмыкнул. — Тебе смешно, мальчик? Это хорошо, — раздался голос демона и я увидел совсем рядом с собой янтарные огоньки его глаз. — Ты бы какой-нибудь светильник притащила, а то я здесь шею сверну и некому будет тебе печать делать, — произнес я, пытаясь осмотреться вокруг магическим зрением. Меня неприятно поразило то, что стоявшая совсем рядом Невеста не отбрасывала на картину мира никакой тени. Энергия плавно текла куда-то сама по себе, демон существовал сам по себе. В случае чего — так никого и не увидишь.

Что-то ткнулось мне в руку и я с легким ругательством отпрянул. Похоже, силы потихоньку возвращаются, равно как и живое восприятие окружающего мира.

— Держи факел, мальчик, — раздраженно произнесла моя спутница. — Сам же хотел. Пришлось просить ее еще и поджечь обмотанную пропитанными смолой тряпками деревяшку. — Только неси его от меня подальше, — любви в голосе демона все так же не слышалось. — Не люблю огонь. В свете факела Исса-Ха не выглядела особо страшной — обычная девушка, только малость раздраженная. Я поводил взглядом по сторонам и, обнаружив у стены комнаты, в которой мы находились, целые залежи факелов, взял себе еще парочку, засунув за пояс рядом с мечом. Измажусь, наверное, как свинья… Вытащив факелы обратно, я решил, что ничего со мной не сделается, если я понесу их просто в руке. Следующая дверь, перед которой мы оказались, была железной и радовала глаз сразу несколькими замочными скважинами. Невеста на пробу толкнула ее рукой — что-то хрустнуло, сверху посыпалась пыль, но дверь устояла. Демон прошептал что-то злобное и не совсем понятное на саккском языке, а потом с размаху ударил по металлу открытой ладонью. По комнате, совершенно не потревожив пламя факела, пронесся ледяной ветер.

Металлические пластины смялись, прогнулись под тонкими пальчиками — и выбитая дверь с грохотом рухнула на пол. Открывая нашим взглядам узкую винтовую лестницу, уходящую вниз, в темноту. Мне в первый раз за сегодняшний вечер стало немного не по себе. — Пошли, мальчик. «Как подсвинка на убой ведет», — пронеслась неприятная мысль, когда я вслед за Невестой принялся спускаться по пыльным ступенькам. На задворках сознания послышался какой-то легкий шепот.

Спускались мы несколько минут, оказавшись в итоге посреди небольшой комнатки, пыльной, грязной, пахнущей затхлостью и… нечистотами?

— А что ты хотел, мальчик, — ехидно осклабилась Исса-Ха, заметив, что я тревожно нюхаю воздух, — Как ты думаешь, куда девается все дерьмо этого города?

— Девушке не пристало говорить такие слова, — пробурчал я, размышляя, чем бы заткнуть нос. В голову ничего не приходило. Невеста хмыкнула и вышла из комнаты. Я последовал за ней и оказался в узком сводчатом коридоре, уходящем в темноту. На самой границе света и тени мне почудилось какое-то движение, но, стоило всмотреться внимательнее, как все исчезло. — Твои проделки? — подозрительно поинтересовался я у спутницы. — Понятия не имею, о чем ты, — беззаботно произнесла она, облизывая испачканные появившейся откуда-то кровью губы и отправляясь дальше по коридору. За спиной послышался незаметный шорох и я, нервно оглянувшись, последовал за ней.

Чувствую, когда я создам эту проклятую печать, в городе настанут веселые дни. — А ты не боишься Огненного бога? — поинтересовался я, продолжая идти за девушкой. — Вроде как, это его любимый город. — Нет, — ответила она, сворачивая в еще более узкий коридор. Дерьмом завоняло с новой силой. — Что — нет? — мне почему-то очень захотелось поговорить. Возможно, потому, что где-то позади опять начал чудиться неясный шепот. — Нет, не боюсь. У него слишком много других забот сейчас. А потом будет видно. Мы несколько раз свернули, спустились по еще одной лесенке и перешли по ветхому мостику зловонный ручеек. Меня чуть не стошнило. — Уже скоро, мальчик, уже скоро… Мне показалось, что темнота, окружающая нас, тихо, но зловеще засмеялась. Наконец, поблуждав еще десяток минут по подземным закоулкам, мы выбрались в неожиданно сухое и чистое помещение, пол в котором состоял из цельной гранитной плиты. — Мы на месте, милый мальчик, — глаза Невесты, повернувшейся ко мне, смотрели требовательно и многообещающе. — Когда-то этой плитой перекрыли проход к древним гробницам… Меня тогда еще и на свете не было… Моему растревоженному воображению показалось, что из-под пола доносятся слабые скрежещущее звуки. Темнота, окружающая нас, что-то прошептала и приблизилась, напрочь игнорируя свет начавшего потихоньку угасать факела. Я потряс головой и отогнал наваждение. Затем закрепил факел в старом креплении на стене и достал из рюкзака склянку с кровью и кисточку. — Держи. — Зачем? — недоуменно осведомилась Невеста, но веше забрала. — Как это — зачем? По-твоему, я в курсе, как выглядит нужная тебе печать? Рисуй, а я наполню ее энергией и открою тебе проход в этот мир. Она открыла емкость и втянула носом воздух. — А почему — кровь? — Потому что я только в свою кровь и умею энергию запихивать, — с раздражением произнес я. — Я тебе что, архимаг, что ли? На удивление, в этот раз демон не стал вставать в позу, а кивнул и безропотно принялся выводить на полу отсвечивающее в пламени факела багрянцем линии. Я же, прислонившись к стене и на время забыв про свои страхи, с удовольствием наблюдал за стройной фигуркой, в процессе рисования принимающей довольно соблазнительные позы. Что-то давно я с девушками не общался… Невеста, похоже почувствовавшая что-то, прервала процесс и с нескрываемым подозрением посмотрела в мою сторону. Но ничего не сказала и, чуть помедлив, снова принялась чертить линии и символы. Наверное, решила, что не стоит обращать внимания на несущественные мелочи. — Готово, — наконец произнесла она, разрисовав половину пола закорючками. Крови в сосуде осталось совсем чуть-чуть. — Теперь твоя очередь. Я кивнул и, отойдя от стены, уставился на печать. Уже и подзабыл, каково это — возиться со своей кровью… Минуты постепенно текли мимо. Факел горел все слабее. Невеста, отошедшая на самую грань света и тени, казалась выглянувшим из бездны другого мира привидением. В принципе, совсем недалеко от истины. А печать, нарисованная моей кровью, в магическом плане светилась все сильнее и сильнее. В один прекрасный момент я почувствовал, что энергия больше в нее не лезет — и в этот же миг рисунок на полу загорелся призрачным багровым огнем. Совсем как когда-то давно, когда я точно так же рисовал печать, призывая Эйя. По комнате пронесся вздох облегчения, а тьма вокруг нас зашевелилась, зашептала разными голосами, о чем-то рассказывая, что-то обещая… Невеста, словно сразу став выше ростом, сделала шаг вперед, протянула к печати руки - и в свечение вплелись холодные бирюзовые нотки. А в магическом зрении рисунок засиял настолько ярко, что я, взглянув на него, тут же отвернулся, вытирая невольно выступившие слезы. Вроде и не глазами смотрю, а все равно. — Мальчик… — прошелестел бархатный голос совсем рядом. — Ты же хочешь свою награду?

Иди сюда. Я искоса посмотрел на Невесту, протягивающую ко мне руку. И отступил на шажок, упершись спиной в стену. Исса-Ха была восхитительна. Если она такой же была в жизни, то я не удивляюсь, что к ней съезжались женихи со всего Сакка. Божественные черты лица, красиво очерченные зовущие губы, грудь, туго натягивающая шелк изумительного платья… Ручка с нежными пальчиками, поглаживающая манящей изгиб бедра… Портили впечатление только глаза. Прекрасные, но источающее какую-то потустороннюю темную жадность. Факел мигнул и замерцал, намекая на то, что срок его жизни подходит к концу. Срок его жизни…

— Или ко мне, — прошептала девушка передо мной и сама сделала шаг вперед, оказавшись совсем рядом. Янтарные глаза засветились от предвкушения, а я, чувствуя, как нежное гибкое тело прижимается ко мне, почувствовал возбуждение — и ничего не мог с собой сделать. — Милый мальчик… Мягкие губы коснулись моей щеки, я невольно опустил руки на восхитительные упругие округлости, прячущееся под тканью… И, собрав всю силу воли в кулак, спросил: — Ты же знаешь, милая, что, если убить мага, его кровь сразу же теряет свои свойства и превращается в бесполезную, никому не нужную жидкость? — Ты о чем, мальчик? — проворковала Невеста, еще крепче прижимаясь ко мне. А затем замерла. И очень медленно отодвинулась назад. Я смотрел на разгорающееся красным огнем глаза, на клыки, начинающее потихоньку появляться из-за чувственных алых губ, на сами губы, покрывающееся капельками крови — и испытывал ни с чем не сравнимое злорадство. Это даже лучше ночи страстной любви в пыльных пропавших дерьмом подземельях. Хотя… — Куда же ты, любовь моя? — произнес я, делая шаг вперед и пытаясь обнять ее за талию.

Не получилось, Невеста оттолкнула меня — и в грудь словно ткнули бревном. Я отлетел обратно к стене, пытаясь вдохнуть воздух-и все желание окончательно исчезло.

Некоторое время демон рассматривал меня с нескрываемой злобой. Затем выражение его лица сменилось на глубокую задумчивость. — Ты хитер, маг.

Вот даже как. Я теперь уже не мальчик, а маг. Можно гордиться собой. Хотя, если честно, вся моя заслуга заключалась лишь в том, что я так толком и не выучился загонять энергию во что-то, кроме себя самого. И очень вовремя вспомнил про ловушку Ольда, которая отказалась работать сразу после того, как учитель умер. — Убирайся отсюда и забудь про то, что здесь находится. И тогда, возможно, ты проживешь несколько лишних лет на этом свете. — Э, нет, красавица, — ко мне вернулась моя обычная наглость, появляющаяся в ситуациях, когда непосредственной опасности рядом не наблюдается. — Мы ведь теперь оба очень даже заинтересованы в том, чтобы я жил долго и счастливо, ведь верно? Кстати, у счастья ведь много составляющих… Я обвел масляным взглядом ее фигурку, остановившись на груди. — Так что мне теперь нужно иметь возможность позвать тебя на помощь в случае смертельной опасности. Кстати, нехватка женской ласки иногда способна довести до смерти… Мои глаза снова отправились в путешествие по изгибам ее тела, а сам я, стараясь выглядеть одержимым похотью, сделал маленький шажок вперед. Главное, чтобы снова не врезала. Невеста отодвинулась с выражением отвращения на хорошеньком личике. — Даже не надейся. Тот раз был самым худшим за всю мою жизнь. — То есть, тебе не впервой спать с магами? За определенную плату, так сказать…

Новый удар, почти расплющивший ребра, заставил меня заткнуться и опять швырнул на стену. — Не шути так… маг. Если я сломаю тебе все кости, ты все равно останешься жив. И даже вылечишься сам за недельку. После чего тебе снова можно будет сломать все кости. Мы понимаем друг друга? — Более чем, — прохрипел я, проявляя благоразумие. — Но ты действительно прав. Я бы не хотела, чтобы ты бездарно сдох в ближайшее время, а мне пришлось бы снова искать кого-то. Поэтому я тебе кое-что дам. Она окинула взглядом свой наряд, не нашла того, что искала и передернула плечами. Платье изменилось, оставшись по-прежнему белым, но став более закрытым, тяжелым и украсившись многочисленными серебряными пуговками в виде ажурных многоугольников, украшенных рунной вязью. Невеста одним движением оторвала верхнюю пуговицу и протянула ее мне. Платье тут же слегка разъехалось, открыв чарующей вид. — Ты все же очень красивая, — заметил я, в этот раз совершенно искренне. — Я знаю, — не особо впечатлилась комплиментом девушка, — Держи. Это часть меня. Как клочок волос, который некоторые влюбленные идиоты носят с собой, оставляя их обладательницу в одиночестве на месяцы и годы. Понадоблюсь — капни кровью и позови. Главное — не тревожь меня попусту. Мне до сих пор хочется сломать тебе что-нибудь. — Спасибо, — произнес я, пряча пуговицу в карман и поднимаясь на ноги. — А теперь — пошел отсюда, пока цел, — снова оскалился демон.

И я пошел. В этот раз темнота не тревожила меня шепотом и шорохами, вокруг не чувствовалось ничего, кроме вони дерьма и изредка пробегающих крыс… Но зато я умудрился заблудиться. Общение с демоном напрочь выбило из головы весь пройденный путь, я где-то свернул не туда — и спустя десять минут ощутил, что понятия не имею, где нахожусь и как выбраться на поверхность. Некоторое время я пытался следовать вдоль течения зловонного ручья, но он ушел в небольшую дыру в стене — и я туда не полез. Не настолько пока что все плохо. После часа беспорядочного блуждания по подземелью, когда последний факел уже начал намекать на свою скорую кончину, мне удалось найти лестницу, ведущую вверх. И я поднялся на ярус выше. Здесь все так же попахивало нечистотами, но чувствовался легкий сквознячок, тянущийся куда-то вдаль. Я отправился вслед за ним и еще через десяток минут оказался перед наполовину затопленным отверстием, выходящем на реку. Когда-то этот выход был забран моищой решеткой, но дальновидные люди ее давно выломали, оставив лишь несколько боковых прутьев.

Я наконец-то выбрался на свободу, оказавшись в районе, где не так давно раздавал ножи. И тот самый кабак, по идее, должен быть совсем рядом… Я чувствовал, что, прежде чем возвращаться в Дворцовый город, мне стоит немного привести себя в порядок. Хозяин кабака не обрадовался моему появлению. Совсем. И лишь два золотых кругляша, появившиеся у меня в руке, заставили его забыть о странном аромате, сопровождающем посетителя.

Спустя полчаса я наслаждался, отмокая в здоровенной лохани, полной мыльной воды. Одежду, предварительно выложив из карманов все ценное, я отдал женщине, таскавшей в оду-за двадцать серебряных она обещала ее постирать и даже высушить к концу ночи. История с Невестой подошла к концу. Этот факт до сих пор никак не хотел укладываться в моей голове. Больше не будет неожиданных ночных визитов, угроз, страха. Демон получил то, что хотел, я остался жив — все довольны.

Я робко засмеялся. Хорошо ведь. Разбросаю для Эйя его листки, найду что-нибудь про богиню — и после этого можно будет спокойно жить дальше. Туманника бы только еще как-нибудь прибить. Тут я всерьез задумался — а не натравить ли на него Невесту? Самая серьезная угроза моей жизни сейчас — это ведь именно он. Наверное, когда маг окажется где-нибудь поблизости, так и сделаю. К тому времени, когда моя одежда была вычищена и высушена, в окне уже виднелись первые краски рассвета. Я, с трудом пересилив себя, не стал оставаться в этом гостеприимном месте, собрался и, поблагодарив хозяина, отправился обратно в Дворцовый город.

Стража на воротах отнеслась ко мне с подозрительностью, но все бумаги у меня были в порядке, цифры на руке — тоже, а легкий аромат мыла и благовоний намекал на то, что я провел ночь, предаваясь низменным увеселениям, а не чему-то предосудительному. Учет входящих и выходящих за ворота тут никто не вел, так что к себе домой я в итоге все же попал. В этот раз я опять проснулся ближе к вечеру, но уже будучи полным сил и энергии. Прогулка с Невестой слегка сгладилась в памяти, уступив место более насущным вещам. Пора было разобраться с тем, почему мне до сих пор никто не приносит мой пропуск. И для начала нужно найти Тарроса.

— Так он же уехал на следующей день после того, как ваша группа прибыла, — пожал плечами управляющей домом. — Раздал всем бумаги для доступа к занятиям и отправился обратно к вам в княжество. Вот урод… — А на меня он никаких бумаг не оставлял? — Нет, — безразлично ответил управляющей. — Понятно… — вернусь в княжество — душу выверну у гада. — А вы не подскажете, как самому получить эти бумаги? — А вам куда нужно? — В закрытую часть библиотеки. — Ну так в библиотеку и идите, — хмыкнул собеседник и уткнулся носом в какие-то бумаги, давая понять, что разговор окончен. В сторону библиотеки я шел, кипя от негодования. Все же нагадил по мелочи, скотина.

Серьезно — духа не хватило, а вот так, подленько… — А зачем вам управляющей библиотекой? — поинтересовалась строгая женшена, сидящая на входе в нужное мне здание. Я в красках расписал ситуацию, в которую попал, намекая на низменность поступка Тарроса и свою полную невинность в случившейся промашке. — Боги, что же вы все лягушку в медведя пытаетесь превратить, — вздохнула женшена. — Бумаги ваши давайте. Изучив мою грамоту и пластинку Каменного лорда, она кивнула сама себе, достала еще один маленький листок и, вписав туда мое имя, поставила две внушительные печати. — Идите, изучайте. — Э… Спасибо. Женшена даже не удостоила меня ответом, откинувшись на спинку стула и уткнувшись в какую-то книгу. Все было настолько просто? Я осторожно прошел в коридор и двинулся вглубь здания.

— Вы куда, молодой человек? — поинтересовался сухонький старичок, рассматривая меня словно вредителя, собравшегося сожрать его посевы. — Вот. В закрытую часть библиотеки для изучения древних диалектов. Старичок внимательно изучил листок. — Завтра приходите с утра. Сегодня оттуда управляющей уже ушел.

Ну, завтра — так завтра. Попрощавшись, я вышел на улицу. Проблема, которая мне представлялось весьма серьезной, разрешилась, а то, что в библиотеку удастся попасть только завтра — мелочи. Я вернулся в свою комнату. Надо, кстати, снова волосы покрасить. А то отрастают быстро и начинают смотреться подозрительно. Правда, с неделю назад я их уже докрашивал, но все равно. Мытье и сушка головы заняли довольно много времени, так что, когда я опять выбрался на улицу, был уже вечер. Посмотреть на Дворцовый город, что ли… Гулять мне в итоге понравилось, но сам город особого восторга так и не вызвал. Нет той красоты, что в столице княжества. Да, есть богатство, статуи и прочие изыски — но общее впечатление все равно не то. Как будто сравниваешь драгоценный камень и подделку. Да и строители, когда создавали все эти здания, думали больше о практичности, а не о красоте. В конце концов, я остановился в небольшом парке, рассматривая небольшой фонтан неподалеку. Лето постепенно готовилось передать поводья осени, но здесь, в центре Империи, все еще было довольно жарко. И фонтан, изредка окатывающей меня мельчайшей водной взвесью, вызывал лишь добрые чувства. Бездумно просидев на скамейке рядом с ним около часа, рассматривая прогуливающихся по парку людей и размышляя над тем, где бы перекусить, я поднялся и отправился на поиски еды. Ничего поблизости не нашел и, чувствуя усиливающейся голод, отправился за белую стену. Откуда и вернулся спустя еще час, сытый и довольный. Больше делать было совершенно нечего. Оставалось только ждать завтрашнего дня. Утром я внимательно перебрал сумку, попутно негодуя на то, что мои княжеские костюмы до сих пор никто, вопреки обещаниям, не привел в надлежащей вид. Лучше бы я их в тот кабак отдал, где отмывался после подземных приключений. Ладно… Книги нужно оставить — а то еще скажут, что украл. А вот печати с призывом я возьму, возьму… Распихаю несколько штук по библиотеке — рано или поздно кто-нибудь найдет. Управляющем закрытой части имперского хранилища знаний оказался пожилой, но не старый мужчина с проницательными черными глазами. Чей взгляд он не замедлил вонзить мне прямо в душу: — И что именно вам нужно в этом отделе? Здесь много того, что не рекомендуется знать людям. Я кивнул, чувствуя, что нужно врать как можно убедительнее. — Мне это известно, уважаемый. Мой лорд считает, что мне нужно как можно лучше изучить древние разновидности языков, а сам я хочу стать жрецом в нашем храме. Наверное, будет лучше всего, если я буду изучать старые храмовые книги. — А жрецом какого именно бога вы хотите стать?

— Валлара, — убежденно сказал я. — Мне кажется, без его помопщ я бы не смог постичь столько языков в таком возрасте. Что есть, то есть — это у Ольда в башне я думал, что мои способности к языкам — хоть и нечасто встречающееся, но довольно обычное дело. А, оказывается, это не совсем так. — Храмовые книги относятся к наиболее охраняемым, — сообщал мне управляющей. Или правильнее будет — библиотекарь? — Но ведь у меня есть разрешение? — я кивнул на грамоту, которую он держал в руках. — Есть, — неохотно согласился собеседник. — Хорошо, пойдемте. Но, учтите, копировать тексты — запрещено. Увижу, что вы что-то переписываете — вылетите отсюда и никогда не вернетесь. То же самое-если вдруг испортите книги. Это ясно? — Вполне. — Какой именно период какого языка вас интересует? Я задумался. — Наверное, лучше будет начать с самого простого… Сначала — имперский язык, старше ста лет. Затем саккский, тоже старше ста лет. Если у вас найдутся книги на эльфийском - то потом мне нужно будет прочитать еще и их. В случае с книгами нелюдей, понятно, их тема не играет особой роли, главное — сам язык… — Да, вы действительно многого добились, если с уверенностью говорите о том, что будете читать эльфийские тексты. Хорошо. Мы прошли немного вглубь библиотеки и добрались до солидной решетки, которую мой сопровождающей открыл столь же солидно выглядящем ключом. — Вот этот отдел — храмовые книги за прошедшее столетие. Следующей — те, которым больше ста лет, но меньше двухсот. За ним — книги, которые дошли из еще более давних периодов истории. Очень рекомендую вам обращаться с ними с крайней осторожностью. Напоминаю, что-то испортите — ваше пребывание здесь закончится. Я буду вас проверять. — Хорошо. Конечно же, я буду осторожен, — со всей возможной искренностью произнес я и библиотекарь, удовлетворенно хмыкнув, удалился. Я почувствовал радостное возбуждение. Добралоя-таки. Пальцы пробежались по потрепанным корешкам. Если судить по тому, что здесь все расставлено в хронологическом порядке, нужные труды будут где-то в середине… Мои пальцы замерли, а глаза уставились на названия книг, находящихся прямо напротив моего носа. «Эстереи — история.» «Все известные проявления божественной сипы во время войны.» Сердце пропустило удар. В ушах послышались отзвуки громовых раскатов. — Не может быть… Бережно достав оба тома с полки, я отнес их на небольшой столик неподалеку, чувствуя, как от волнения потеют пальцы. Неподалеку послышался недовольный голос библиотекаря, спорящего с кем-то. Плевать… Я открыл книгу с историей Эстерси. С первой страницы на меня смотрел изумительной работы портрет девушки, чью статую я видел в Каххаре и Душе Гор. — Это на минуту, — послышался злой голос и напротив меня появился Каро Шестой. Где-то за углом послышался не менее злой голос библиотекаря, сообщавшего, что он идет за стражей. — Что случилось? — удивленно поинтересовался я у стражника. Тот на несколько секунд застыл напротив, рассматривая меня холодными глазами. — Рико Пепельный, — неожиданно назвал он мое настоящее имя. — Вы спасли жизнь мне и моим друзьям. Только поэтому я здесь. — Э… — Не перебивайте. Вчера вечером сын князя, играясь с вашим подарком, порезался. То, что появилось после этого, убило его, четырех его друзей, нескольких гвардейцев, бывших рядом, а затем разрушило часть дворца и исчезло. Спасся только один ребенок, каким-то чудом сумевший убежать и рассказавший о случившемся. За вашу голову назначена награда. Ящерицы были отправлены сразу и наверняка уже добрались до Императора. Мгновение помолчав, воин добавил: — Мы квиты. Через пять минут я вернусь и кто-то из нас умрет. Развернувшись, он скрылся за углом, оставив меня сидеть за столом перед раскрытой книгой. Мгновения текли мимо. В голове царила пустота, перемежающаяся легким шелестом далекого грома.

02.08.2017 г.

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • X