Оксана Лаврентьева - Основной инстинкт ведьмы [СИ]

Основной инстинкт ведьмы [СИ] 882K, 225 с.   (скачать) - Оксана Лаврентьева

Оксана Лаврентьева
Основной инстинкт ведьмы


Глава 1

Из дневника:

Основной инстинкт ведьмы — выжить любой ценой, и тут все средства хороши. Могу похвастаться — у меня неплохо получается выходить сухой из воды. И это несмотря на то, что живу я в мире, которым правят мужчины, причём не обычные, а потомки нефилимов.

А ведь когда-то я была обыкновенной девчонкой! Но это всё в прошлом. Прожито и забыто. Как любая ведьма я сделала свой выбор — перечеркнула прежнюю жизнь и ступила в новую. Как же иначе? Ведь всем, кто остаётся с чародейкой, грозит неминуемая гибель!

Кроме того во мне течёт ангельская кровь. Но этим могут похвастаться многие из колдуний, ведь только благодаря этому мы обладаем магической силой.

Правда, здесь надо внести ясность. Кровь то ангелов, но не тех, которых все любят и призывают в молитвах. А тех, которых проклинают и называют падшими. И всё благодаря неизвестному папаше, который сделал меня и скрылся в неизвестном направлении.

Сейчас я колдунья и душой и телом. И ни капли не жалею об этом! По своей сути, любая женщина в душе ведьма. А что делать? Жизнь такая…

Линда пошарила рукой в рюкзаке и, обнаружив в боковом кармане внешний аккумулятор, успокоилась. Она надеялась, что он ей не понадобится, но, нужно готовиться ко всему…

Это задание казалось не таким уж и тяжёлым. Хотя, работая на своих Хозяев не первый год, Линда знала — у них лёгких поручений не бывает. Здесь явно что-то не так, она чувствовала это как ведьма. Ведь она всегда получала от них достоверную информацию о своём противнике: его особенности, слабые стороны, пристрастия и привычки… Конечно, если Хозяева сами ею располагали. А тут сплошная загадка. Иди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что!

Линда чувствовала — они намеренно скрывали от неё информацию. Ну что ж, не впервой ей действовать вслепую.

Она открыла ноутбук и ещё раз пробежала глазами текст. Снежный человек, йети, сасквоч, бигфут… Много же у него названий! Версии учёного мира по поводу того, кто же это, или что это, кроме недоверия ничего не вызывали. Особенно её насмешило предположение одного биолога, который утверждал, что йети — это одичавшие олигофрены.

Интересно, а как он объясняет их волосяной покров? Его самого надо посадить в клетку и посмотреть: обрастёт он шерстью или же нет.

То, что Снежный человек существует на самом деле, Линда даже не сомневалась. Не было бы зверя — не было и задания.

Хорошо хоть у неё много осведомителей, с которыми она давно и крепко дружила. Чем больше она им отстёгивала — тем крепче становилась их дружба. Но это того стоило. Вот и сейчас, чтобы она делала без информации той ведьмы? Эта девушка несколько лет жила в гареме у Хозяев, причём по доброй воле, и за это время слышала много интересного…

Она-то и рассказала Линде, что её работодатели на протяжении нескольких столетий уничтожают йети, так как считают их своими деградирующими потомками. Понятное дело, что эти волосатые обезьяны для них как бельмо в глазу. Ведь её Хозяева — выходцы с Атлантиды, потомки самих нефилимов! Все такие совершенные, идеальные, чуть ли не полубоги, а тут — на тебе, одичавший родственничек!

Линда ещё раз проверила всё снаряжение, припасы, капканы. Огнестрельное оружие осматривать не стала — оно всегда у неё находилось в идеальном состоянии.

Если всё пойдёт по плану, то уже через неделю она будет дома. С помощью колдовства Снежного человека не трудно будет найти. А капканы помогут с ним справиться. Магия магией, а надежное железо никогда ещё её не подводило. Всего-то делов — принести голову снежного человека.

Путь предстоял неблизкий. Если сутки ехать не останавливаясь, то, возможно, она будет на месте уже к следующему утру. Но тут всё зависит от местности. Если дорога будет паршивая, то ночью лучше не рисковать — переждать и как следует выспаться. Но когда начнутся леса, а с ними и все прелести грунтовки, то здесь будет самое интересное. Одна надежда на её внедорожник, который полностью оправдывал своё название. Её машинка неровня тем блестящим городским джипам, про которые в народе говорят: «Чем круче джип, тем дальше идти за трактором».

Линда положила на соседнее сиденье свой самый ценный груз — кожаный чемоданчик, без которого она не выходила из дома. Там она держала свои ведьминские причиндалы — начиная с сушёной жабы и мочи чёрного кота до шпанской мушки и презервативов.


Глава 2

Из дневника:

Родилась я, как и все колдуньи, рыжей и зеленоглазой. Поначалу мне очень нравилась моя внешность, до тех пор, пока соседский мальчишка не обозвал меня рыжей ведьмой. И понеслось… Меня дразнили все кому не лень. Даже мальчик, с которым я раньше дружила, резко перестал меня замечать, а потом и вовсе присоединился к армии моих обидчиков. Так что, ещё в детстве я поняла, что мир жесток, и всем е нём живется по-разному.

А потом я научилась делать мелкие пакости, и жить стало намного легче. Я росла, а вместе со мной крепчала и моя магия. Детские шалости постепенно переросли в серьёзное колдовство, и меня сразу же все зауважали! Парни наперебой приглашали меня на свидания. Девочки, которые совсем недавно обходили меня стороной, предлагали мне дружбу. И сначала я даже повелась, ведь одиночество — страшная вещь, особенно для ребёнка. Я чувствовала себя безумно счастливой, и на радостях готова была простить им всё что угодно!

Но эта эйфория закончилась быстро. Я трезво взглянула на такую «дружбу», поэтому переоценка ценностей прошла у меня быстро и безболезненно. И я начала мстить. Беспощадно, жестоко, с волчьей ненавистью и с коварством уличной крысы…

До места она добралась без осложнений, по пути заехав в деревню для сбора информации. До пещер прошла несколько километров, после чего поставила палатку и достала термос с кофе.

Линда сидела около костра, положив на колени свой надёжный ПМ. Ещё один ствол она держала в кобуре, прикреплённой чуть выше щиколотки. Сначала она боялась разводить огонь, но потом передумала. Ночи стояли ещё холодные, хотя весна и шагала уже полным ходом. В городе зеленели газоны, дворники избавлялись от прошлогодней листвы, а в лесу было по-осеннему холодно и сыро.

Во всяком случае, если к ней и пожалует на огонёк волосатый друг, так это ей только на руку — не надо будет искать его по всему лесу. Всё-таки любопытно: почему атлантам понадобился именно этот йети? Ведь в этих местах водилось как минимум ещё парочка ему подобных. А им понадобился самец с жёлтыми глазами и отметиной на плече. Хорошо хоть местный ведьмак встречал пару раз в лесу желтоглазое чудище и подсказал ей примерное местонахождение его логова. Нужно будет с утра расставить капканы, обследовать пещеры…

Очнулась Линда от того, что кто-то обнюхивал её лицо. В том, что это дикое животное, она даже не сомневалась. Резкий мускусный запах подтверждал это. Линда лежала, боясь даже пошевелиться, и старательно притворялась спящей. Пальцами правой руки она старалась нащупать привычный холод пистолетной рукоятки, но, к её ужасу, ствола на месте не было! Значит, придётся действовать быстро, ведь от её реакции зависела сейчас её жизнь.

Тем временем крупный зверь, предположительно медведь или йети, закончил обнюхивать ей лицо и теперь принялся за всё остальное. Линда почувствовала, как на её грудь легла огромная лапища и по-мужски сжала её, как бы оценивая.

Ого! Это явно не медведь. А мужики все одинаковы, независимо от того снежный он или нет. Чёрт возьми, ну где же ствол?!

И когда Линда уже приготовилась к решительным действиям, чудище сделало такое, отчего она обмерла и забыла про всё на свете. Зверь, который только что беспардонно её облапал, провёл кончиком языка по её щеке, а потом медленно приблизился к ушной раковине и начал неторопливо её обследовать. Его язык двигался медленно и… чертовски сексуально! Потом он слегка прикусил ей мочку уха и издал чуть слышное гортанное рычание.

Исчез он без единого звука. Ни треска веток под ногами, ни малейшего шороха, словно испарился! Линда с опаской открыла глаза и осмотрелась. Ничто не говорило о недавнем присутствии Зверя. Она встала и осмотрела палатку. Ничего не пропало, за исключением стволов — они испарились вместе с йети.

Да, печалька… Какой же с неё теперь охотник без оружия?

Не придавали оптимизма и собственные ощущения. Линда и сама не понимала, что с ней творится. Кожа, где дотрагивался языком Зверь, горела огнём. Да она вся словно пылала! Такого сексуального желания Линда уже давненько не испытывала.

Что с ней? Почему такая бурная реакция? Понятно, что как любая ведьма она обладала повышенным либидо, но то, что она испытала, было даже для неё слишком.

И тут раздался призывный свист, каким обычно подзывают к себе собак. Словно неподалёку прогуливался собачник со своей псиной, и он подзывал к себе своего непутёвого питомца.

Что-то подсказывало, что в роли этой собачонки выступала сейчас она сама. Конечно же, в этой глуши не могло быть никаких собачников, следовательно, её таким оригинальным способом подзывал к себе Зверь. Вот только зачем?

Рассудив, что при желании йети спокойно мог расправиться со спящей горе-охотницей, а также удивляясь собственной бесшабашности, Линда со страхом пошла на свист. Пройдя несколько метров, она увидела на дереве два ствола. Пистолеты демонстративно висели на ветках, словно бублики на верёвке, только вместо дырок были отверстия внутри спусковой скобы.

Ничего себе! Он возвратил ей пистолеты! Какая забота, знал бы бедолага для чего они ей…

Линда сняла с веток оружие, ощущая на себе его пристальный взгляд. Как любая ведьма она остро чувствовала подобные вещи. Но бегать сейчас по лесу, размахивая пистолетом, не имело ни малейшего смысла. Йети находился у себя дома, он знал здесь каждую кочку, а она в этой обстановке напоминала больше несмышленого котёнка.

Серый утренний свет с трудом проникал сквозь ветви деревьев. Линда достала телефон и посмотрела на экранные часы. Начало шестого, да она проспала всю ночь! Вот так охотница. Если бы не хорошее настроение этого волосатого мужика, лежать бы ей сейчас с порванной глоткой.

Где-то в потаённых глубинах души зашевелилось предательское чувство жалости к этому великодушному Зверю. Но Линда не привыкла отступать, поэтому тотчас отмела признаки малодушия и принялась за капканы.

Через три часа все ловушки были готовы. Теперь оставалось только ждать. Особую надежду она возлагала на капкан около входа в пещеру. Линда боялась заходить в неё даже днём, но опыт подсказывал, что это и есть его логово.

Огромные шапки деревьев шатром накрывали лес, не впуская солнечные лучи внутрь. Поэтому сквозь их пушистые кроны проглядывали лишь голубые кусочки неба.

Линда опустилась на землю, прислонившись спиной к дереву. Из головы не выходил тот чувственный жест одичавшего лесного мужика. А, вообще, можно ли считать его человеком, пускай даже и деградирующим?

Из дневника:

Первым делом я перекрасила волосы в чёрный цвет и купила себе линзы. Так из рыжеволосой девушки с зелёными глазами я без всякой магии превратилась в кареглазую брюнетку. И всё ради того, чтобы внешне не походить на типичную ведьму. Ведь тогда я очень не хотела быть чародейкой, несмотря на то, что охотно пользовалась своими колдовскими чарами. Короче, такой дуры свет не видывал! Ведь я тогда не понимала, насколько приятно быть ведьмой.

Сейчас я смотрю на женщин и ловлю себя на мысли, что мне их очень жаль. Ведь им не дано ощутить всех прелестей ведьмовства. Они всю свою жизнь проводят в клетках под громким названием «семья». Они вынуждены соблюдать все приличия, мириться с причудами своих мужей, которые зачастую и мизинца их не стоят. А ведь они испытывают такие чувства и желания, как и я. Сколько раз приходилось наблюдать вспыхнувшую в их глазах искру желания при виде симпатичного мужчины. Я безошибочно читала их мысли, от которых даже мне становилось жарко. Но они не могли себе этого позволить, в отличие от меня. Я могу переспать с любым мужчиной, с любым колдуном, короче, с любой особью мужского пола, лишь бы у него между ног что-то было. И желательно не просто «что-то», а что-то стоящее.

Прошли те времена, когда я бросалась на всех мало-мальски привлекательных мужчин. Сейчас я, как гурман, выбирала партнёра себе под стать. Правда, если речь шла о вынужденном соитии, тогда уж приходилось довольствоваться, чем попало. К сожалению, колдовство имело и свои минусы. Одним из них было то, что любое чародейство требовало больших энергетических затрат. И самым лёгким способом восполнить колдовскую энергию оставалось занятие сексом. Ты получала удовольствие (не всегда) и заодно подпитывалась. А твой партнёр оставался счастливым и усталым, ведь ему приходилось делиться своей жизненной силой. Но в экстренных случаях приходилось ложиться под кого угодно. Случалось и такое при моей профессии.

Но я никогда не злоупотребляла этим, и мои партнёры уходили от меня на своих двоих. Хотя я знавала таких стерв, для которых человеческая жизнь ничего не стоила. Они выпивали мужчин до дна, по сути, затрахавали их насмерть. Вот уж, воистину, сладкая смерть. Несчастные и не подозревали, что их ждёт, пока ведьма не перетягивала им член…

Линда обошла все капканы. Пока пусто. Наверное, йети привык охотиться по ночам, как и все хищники. Поэтому приближающаяся ночь расставит все точки над «и».

По-быстрому перекусив, Линда, чтобы не заснуть, достала свой дневник и задумалась. Только ему она могла доверить свои мысли. Вот ещё один из минусов колдовской жизни — она не могла себе позволить завести подругу. Честно говоря, ей это не очень то и требовалось. Подруге же надо всё рассказывать, открывать все свои тайны, а Линда не желала этого делать. Её жизнь — это только ЕЁ жизнь, и она не собиралась пускать в неё кого-либо.

Но иногда вместо белых страниц хотелось видеть чьи-то понимающие глаза, слышать чей-то голос… Нет, лирика не для неё. В конце концов, она же ведьма!

Стемнело неожиданно быстро. Линда закрыла дневник и положила его в рюкзак. Пора! Первым делом она решила направиться к логову. Поэтому, ещё раз проверив снаряжение, она зашагала в нужном направлении.

Лес казался глухим и диким. Чтобы не пробираться сквозь непроходимую чащу, Линда шла по звериной тропе, стараясь не потерять нужное направление. Пускай приходилось делать большой крюк, зато она выигрывала во времени.

Когда по её подсчётам до пещеры оставалось километра три, и она уже предвкушала победу, внезапно раздался металлический лязг. Неописуемая всепоглощающая боль мгновенно прорезало её сознание, и сквозь сгущающуюся пелену Линда увидела макушки высоченных деревьев.

Очнулась она от боли. Её куда-то несли, и раненная нога, непроизвольно подпрыгивающая в такт чужой ходьбе, вызывала очень неприятное ощущение. Линда застонала и приоткрыла глаза. То, что она увидела, вызвала в ней не просто панику. Линда тотчас превратилась в сплошной сгусток страха и первобытного ужаса. Её на руках нес Зверь!

Не рой другому яму — сам в неё угодишь. Народная мудрость совсем некстати вспыхнула в мозгу, вызвав у неё горькую усмешку. И надо же было наступить в чужой капкан! Она и подумать не могла, что здесь ещё кто-то открыл охоту. Возможно ли, что в то время как она выслеживала йети, он охотился на неё?!


Глава 3

От непрекращающейся боли Линда находилась как бреду. Сквозь туман она видела тёмную пещеру, звериные шкуры, развешанные на стенах, и широкую волосатую спину. Силуэт Зверя казался огромным, словно крупный гризли стоял около массивного деревянного стола и что-то размешивал в большой железной миске. Закончив, он подошёл к топчану, на котором она лежала, и приподнял ей голову. Прислонив к её губам миску, Зверь попытался влить ей в рот какую-то вонючую гадость. Но Линда сильно сжала губы, и густая струйка медленно сбежала ей за шиворот.

Зверь тут же зарычал и схватил её за подбородок, после чего, совсем не церемонясь, открыл ей широко рот.

— Ладно, ладно. Выпью я твоё месиво, только не прикасайся ко мне, — Линда взяла из его рук миску и с отвращением выпила содержимое.

Йети забрал у неё чашку и поставил на стол. Затем он сел рядом с топчаном и уставился на неё.

— Теперь будешь меня рассматривать, зверюга? Интересно, какие у тебя планы насчёт меня? Были бы у тебя мозги, мы могли бы договориться, а так…

Йети, больше напоминающий волосатую гору, встал, разжёг огонь в самодельной печурке и вновь продолжил её рассматривать. Пересилив свой страх, Линда тоже посмотрела на него и тут же вздрогнула от неожиданности.

Его жёлтые глаза абсолютно не напоминали звериные! Они смотрели на неё вполне осмысленно и напоминали, скорее, взгляд умудрённого опытом человека. Словно два прозрачных янтаря ослепительно солнечного цвета сверкали на буром волосатом лице. Но не только глаза Зверя поражали своей притягательной красотой. Линда смотрела на его чётко очерчённые губы, которым могла позавидовать любая женщина, и поражалась странной гармонии во внешности Снежного человека.

Словно прочитав её мысли, Зверь ухмыльнулся и резким движением откинул в сторону одеяло, которым она была укрыта. Линда даже пикнуть не успела, как Чудовище обворожительными глазами осмотрел её раненную ногу. По всей видимости, ему совсем не понравилось то, что он там увидел. Потому что он тихо зарычал, а потом быстро вышел из пещеры. А Линда осталась лежать, обливаясь холодным потом. Но не от страха, а от неописуемого сексуального желания!

Странно. Почему эта волосатая обезьяна так на неё действует?!

Линда посмотрела вниз и это зрелище ей тоже не понравилось. Особенно то, что она лежала без своих штанов цвета хаки. Так что её рыжий треугольник спереди прикрывало лишь «кружевное безобразие», как называл такие трусики один из её любовников. Да и слово «прикрывало» совсем не соответствовало действительности…

И без того тусклый свет на мгновенье померк, так как вход в пещеру неожиданно закрыла громадная фигура йети. Чудовище подошёл к столу и вывалил на него охапку каких-то растений.

Чёрт! Опять будет врачевать, знахарь хренов! Вот бы достать свой чемоданчик, тогда бы она легко справилась со своей ногой. К тому же с помощью порошка сушёного могильника она смогла бы вырваться на свободу. Всего-то делов — взять горсточку и сдуть порошок в эту волосатую морду.

Не успела Линда подумать об этом, как к ней подошёл Зверь и быстро провёл по её лицу какой-то пушистой веткой. В глазах сразу же всё поплыло и чертовски захотелось спать.

Это ещё что за фокус?! Она же ведьма и должна знать о такой тра…

Линда с трудом приоткрыла глаза. В голове был полный бардак, но она вспомнила, что с ней случилось вплоть до того момента, как она потеряла сознание. Она обвела глазами пещеру и увидела Зверя, сидящего за столом. Что самое поразительное — он читал её дневник! Не обнюхивал, не рассматривал его как животное, а именно читал.

Она заворочалась от боли, и чудовище повернуло к ней голову. Чёрт возьми! Не может быть — его губы растянулись в улыбке, от чего стали ещё обворожительнее. И в тот же миг огненная волна обожгла её изнутри, и Линда почувствовала, как между ног у неё стало влажно.

Словно почувствовав её желание, Зверь медленно к ней подошёл, и его ноздри затрепетали. Он посмотрел на неё властным и в то же время снисходительным взглядом. А ей вдруг больше всего на свете захотелось подчиняться ему и выполнять все его прихоти, какими бы дикими они не были…

Нет, только не это. Неужели он почувствовал её желание своим звериным обонянием? Она спала с мужчинами, с колдунами и чародеями всех мастей, даже пару раз с атлантами, но ни разу не опускалась до огромной волосатой обезьяны!

— Всё когда-то случается в первый раз, — услышала Линда насмешливый голос у себя в голове.

…Оказывается, волосы на голове действительно могут шевелиться! Она только что поняла это. Ужас настолько сковал её сердце, что даже ведьминская закалка оказалась здесь бессильна.

— Ты можешь читать мои мысли? — вслух спросила его Линда.

— Да. Но не всегда. Если только этого хочу. Твоё женское начало так вопило, что невозможно было не отозваться.

— Значит, это не байки. И вы действительно телепаты.

Зверь, молча, отвернулся и стал разбирать на столе травы. А Линда, наблюдая за ним, и не заметила, как забылась тревожным сном.

Ночью она проснулась от невыносимой боли. Ногу дёргало так, что каждый толчок напоминал невыносимую пытку.

Чёрт, а дело серьёзное. Похоже, это заражение. Если это волосатое чучело не принесёт ей чемоданчик, то её уже ничто не спасёт. Хотя, есть ещё один способ, но для неё это просто неприемлемо…

Она долго терпела, но когда боль стала просто невыносима, Линда тихо заплакала. И только слёзы побежали по её щекам, как она почувствовала под своим затылком большую тёплую ладонь. Зверь приподнял ей голову одной рукой, а другой нежно вытер ей слёзы. А потом случилось то, чего Линда совсем не ожидала. Словно пушинку он подхватил её на руки и прижал к себе. Затем он начал ходить с ней по пещере и убаюкивать её как маленького ребёнка!

Никто и никогда не проявлял к ней столько заботы и ласки, не считая, мамы, конечно. Она будто снова превратилась в маленькую девочку, которую кто-то любил, о которой кто-то заботился. И пускай это была лишь иллюзия, воплощённая в жизнь этим странным существом, в его объятиях Линда ощущала необыкновенный покой.

А потом снова нахлынула боль…

Словно в горячечной агонии Линда чувствовала, как Зверь осторожно кладёт её на топчан, как снимает с неё джемпер… Вот уже его горячие ладони неторопливыми движениями ласкают её грудь, отчего по телу, словно круги на воде, расходятся волны восхитительного экстаза.

Вдруг он очертил пальцем окружность вокруг её возбуждённого соска. Вскоре эта сладостная геометрия превратилась в невыносимую пытку, так как он рисовал уже не руками, а влажным кончиком языка.

Линда уже не ощущала сильной боли в ноге. Её сменила совсем другая: сладостная, приятно распирающая низ живота, невыносимая в своём предвкушении… Она почувствовала, как между ног стекла тонкая струйка волшебной влаги. Она давно готова, и он прекрасно знает это! Так почему он продолжает мучить её?!

Линда ждала боли, но не такой резкой, и не настолько возмутительной. Она пронзила её промежность словно огненный клинок.

Ничего себе! А она-то до последнего надеялась, что у Зверя не все части тела такие огромные. Зря надеялась…

Зверь входил в неё медленно, по-видимому, опасаясь причинить ей боль. И вот уже неприятные ощущения уходили на задний план, приближая долгожданную развязку. Скорее бы…

— Да что с тобой не так?! Ты можешь расслабиться, как это делают все нормальные бабы? Ведь я делаю тебе больно! — Раздался у неё в голове его возмущённый голос.

Как вовремя! Нет бы, подождать ещё минутку. И она же ещё и виновата!

— А тебя когда-нибудь трахал огромный волосатый мужик с членом, как черенок от лопаты?!

— Да я тебя ещё не трахал. Если не выдержишь, то многое потеряешь.

Вот теперь Линда окончательно поняла, что Чудовище — всего лишь одичавшая особь мужского пола, потому что таким самомнением обладают только мужчины.

— Не понимаю, ведь ты же ведьма. А они все любят пожестче. Но ты, похоже, не такая как все.

Вскоре её мысли снова спутались, так как Зверь начал ласкать её всеми известными ей способами. Причём он опять не торопился. Но на этот раз он не стал её долго мучить, и когда Линда уже извивалась под ним, изнывая от нетерпения, он лишь медленно повёл языком по её животу вниз…

Несколько волшебных движений и мощный восхитительный спазм накрыл её с головой, и тотчас рассыпался на множество мелких. Они ритмично стучали у неё в животе и постепенно затухали где-то глубоко в промежности…


Глава 4

Из дневника:

А потом я влюбилась… Даже у обычных девушек любовь затмевает всё на свете, а уж про молодую ведьму и говорить нечего! Это чувство поглотило меня всю без остатка. Причём из-за неопытности я совершенно забыла о главных принципах ведьмовства — никому не доверяй, не открывай душу и никогда… не влюбляйся! Я же, как последняя идиотка, умудрилась нарушить все заповеди.

Любовь — самое недолговечное чувство на свете. Но у женщин есть хотя бы шанс, ведь у людей она иногда перерастает во что-то большее, постоянное. С чародейками такого не происходит. Никогда!

Поэтому ведьмы научили женщин разделять любовь и секс. Если мужчинам это позволительно, так почему же нам нельзя этого делать? Ведь сколько раз я наблюдала такую картину: красавец-мужчина, эдакий брутальный самец перед сексом с трепетом складывал свои брючки стрелочка к стрелочке, чтобы не дай бог жена не заподозрила. И при этом он действительно любил свою супругу! Ведь я его, паршивца, читала как открытую книгу. Просто мужичку захотелось хорошего секса (у меня другого не бывает). А его любовь ждала своего ненаглядного дома, приготовив вкусный ужин.

Так что теперь умные женщины с успехом практиковали секс на стороне без любви и наоборот. Да, да, случается и такое! Даже название придумали — платоническая любовь. Понятное дело, что к этому безобразию ведьмы абсолютно непричастны.

Жил-был в древней Гэеции философ такой — Платон. Вот он и придумал такую идеальную, духовную близость. Вероятнее всего, за красивыми фразами он просто скрывал свою импотенцию. Ну не верю я, чтобы здоровый мужик мог додуматься до такого!

Но это я сейчас такая грамотная, а тогда была лишь влюблённой, наивной ведьмочкой. Для которой улыбка возлюбленного — уже радость, а первый секс с ним — предел мечтаний. И так мы любили друг друга до тех лор, пока он неожиданно (для меня) не женился на хорошей девочке, которая училась вместе с ним в институте.

Хорошо хоть у меня хватило ума не расправиться с ними прямо на их свадьбе. А ведь могла бы…

Сейчас у них уже двое детей. Иногда мы случайно встречаемся, и он бросается ко мне с глазами полными щенячьей радости и смотрит на меня как на богиню. Я же до сих пор не понимаю, что меня привлекло в этом ничтожестве? Поэтому каждый раз благодарю магию за то, что она не позволила мне наделать глупостей. А ещё за то, что я не испоганила парню жизнь…

Утром Линда проснулась бодрая и, судя по внешнему виду раны, почти здоровая. Зверя не было. Поэтому она тут же бросилась обследовать жилище своего новоиспечённого любовника.

Несмотря на примитивную обстановку, в пещере царили чистота и порядок. Массивную мебель из светлой древесины покрывал довольно привлекательный орнамент. Линда водила кончиками пальцев по вырезанному узору, поражаясь профессионализму неизвестного мастера. То, что это дело рук Зверя как-то не верилось.

Естественную нишу в стене пещеры закрывали самодельные дверцы, превращая её во вместительный шкаф. Внутри него, словно в настоящем шифоньере, висела самая разнообразная мужская одежда. Причём она не казалась чьими-то обносками или же тряпьём с помойки, это была дорогая одежда, причём в очень хорошем состоянии.

Странно, откуда у йети такой гардероб? И зачем она ему, ведь это одежда на довольно рослого мужчину, а не на огромного человека-гризли!

В тумбочке лежали столовые принадлежности. Особенно поражали огромные ножи и тесаки, при одном взгляде на которые у Линды сжималось сердце. Ведь почти такой же топорик лежал у неё в багажнике, и предназначался он совсем не для разделывания тушь животных.

Задание! Чёрт бы его побрал! Она могла напортачить в личной жизни, но в работе она не могла себе такого позволить. По всей видимости, это будет её первый прокол…

Главное правило наёмника — никогда не вступать в прямой контакт со своей будущей жертвой, чтобы в нужный момент не дрогнула рука. А она вошла в такой контакт, что при одном только воспоминании об этом у Линды становилось жарко между ног.

Неожиданно за спиной что-то треснуло. Линда резко обернулась и увидела Зверя, который ломал деревянные щепки и бросал их в печку.

Как ему удаётся так незаметно подкрадываться? Ведь в нём, наверное, килограмм триста, а передвигается эта гора мускулов бесшумно как кошка.

— Какие у тебя планы насчёт меня? — спросила его Линда, за холодным тоном скрывая своё смущение.

Волосатый мужик продолжал заниматься своим делом, не обращая на неё никакого внимания, словно она разговаривала сама с собой. Только теперь он готовил какой-то странный салат в огромной чашке.

— Опять будешь играть в неандертальца? Я же с тобой разговариваю! Так что насчёт меня?

— А меня? — Он обернулся и посмотрел на неё янтарными глазами, полными боли и укора. — Сколько ты получишь за мою голову?

— Такты знал…

— С самого начала. С того самого момента, как ты так опрометчиво заснула в лесу. Между прочим, тебя выследил ещё кое-кто. В нескольких километрах отсюда обитает такой же, как я. А ты умудрилась, проезжая на своём джипе по его территории, посадить этого дружка себе на хвост.

Ты ему очень понравилась, ведь только ведьма может выдержать… — на какой-то миг голос Зверя в её мозгу умолк, — темперамент Снежного человека. Некоторых женщин он закапывал сразу же после первой ночи любви. Причём он не хотел их убивать, просто с нашей физиологией связь с обыкновенной женщиной просто невозможна. Ты понимаешь, о чём я говорю.

Ещё бы! Ведь сначала ей показалось, что её сажают на кол! Но потом… Чёрт, ведь он же читает её мысли. Срочно нужно добыть свой чемоданчик и воспользоваться порошком, скрывающим мысли.

— Спасибо, что сказал. А то мне ещё назад ехать. Ведь ты меня отпустишь?

— Зачем ты мне? Но у меня к тебе вопрос: кто тебя нанял?

Линда лихорадочно соображала, понимая, что все её потуги скрыть от него имя заказчика обречены на провал. Он и так всё узнает, даже если она будет молчать как рыба.

— Можешь даже не мучиться, фамилию я и так знаю. Меня интересует, это Шахонский папа или сын? Я ставлю на сыночка.

— Да, ты прав. И чем же ты ему не угадил? Сидишь в лесу, никого не трогаешь.

— Меньше знаешь — лучше спишь. Давай поедим, тебе надо набираться сил, — предложил он, пододвигая ей чашку.

Как ни странно, но салат оказался вкусным, хотя и выглядел как-то подозрительно. И она понятия не имела, из чего он приготовлен. Но Линда этого и не желала знать. Как только что выразился Зверь, меньше знаешь… больше съешь.

— И давно ты работаешь на эту фамилию? — Линда почувствовала на себе его испытующий взгляд.

Ну вот. Теперь он будет у неё всё выпытывать. Между прочим, ему-то легко общаться телепатически, а у неё рот сейчас занят.

— Около пяти лет. И особо не жалуюсь, бывают Хозяева гораздо хуже. Хотя, Константин, это тот самый, который тебя заказал, порядочная скотина. Поначалу он мне прохода не давал… Но я его потом отвадила. — Приятные воспоминания согрели душу, и она невольно улыбнулась.

— Постой, постой. Уж не та ли ты ведьма, которая сделала из Константина клоуна на двух шарах?

— Было такое, — уже не скрывая своего торжества, ответила Линда. — Я же не виновата, что он перепутал пузырьки! Нечего лазить по чужим чемоданам. А то, что названия на них оказались не те… случайно, так я в этом не виновата. В конце концов, могу же я ошибиться. Бедняга думал, что воспользовался спреем для продления любовных утех, хотя у атлантов с этим и так всё окей. А на самом деле оросил своё хозяйство эликсиром для увеличения женской груди, причём не единожды…

Сначала Линда даже испугалась. Так как пещеру внезапно потряс настолько громогласный хохот Зверя, что казалось, стены его жилища не выдержат и обрушатся.

— Только не говори, что это произошло случайно!

— Не буду. Он после этого недели две никуда не выходил, лишь с трудом передвигался по дому.

— Ну, а если честно: последствия были? — Голос Зверя прозвучал в голове уже совершенно серьёзно.

— А как же. — Воспоминания, которые она всячески старалась забыть, обрушились на неё, как снежная лавина. Ведь она после этого тоже долгое время ходила с трудом, а сидеть и вовсе не могла. Два колдуна, нанятых для её наказания, повеселились на славу… Но это того стоило — Константин отстал от неё навсегда, и теперь их связывали чисто деловые отношения.

— Но от твоих услуг не отказались. Значит, ты действительно хороша в своём деле.

— Одна из лучших, уж можешь мне поверить!

— Вдобавок ко всему, ещё и очень скромная, — явно с иронией произнёс Зверь и встал из-за стола. — Я пойду на охоту, мяса хочется. А ты сиди здесь и не высовывайся.

Зверь бесшумно вышел из пещеры, и Линда осталась одна. С нетерпением выждав минут пятнадцать с момента ухода йети, она подошла к выходу и с опаской выглянула наружу. Как и следовало ожидать, там никого не было. Линда тут же выскочила из пещеры, но потому быстро вернулась и прихватила с собой один из огромных охотничьих ножей, лежащих в тумбочке. Затем она достала из кармана брюк айфон и сверилась с показаниями автомобильного GPS-маяка.

Она бежала по лесу, обходя стороной звериные тропы. В особо непроходимых местах выручал острый нож, который своими размерами почти не уступал мачете. Линда периодически сверялась с маячком, останавливаясь для этого на секунду.

Как раз в один из таких моментов она вдруг услышала, что совсем рядом с ней треснула ветка. Линда даже не успела оглянуться, как получила оглушающий удар в ухо, а дальше темнота… Очнулась она от зудящей головной боли.

Её опять куда-то несли! Чуть-чуть приоткрыв глаза, Линда видела землю, мелькающую настолько быстро, что у неё сразу же закружилась голова. Но не только от этого ей стало дурно: Линда увидела, что её на плече несёт йети, причём не её старый знакомый.

Опять влипла! Это задание сразу не задалось, а сейчас ситуация стала и вовсе, хуже некуда!

Она лихорадочно соображала, но паника всё сильнее и сильнее холодной клешнёй сжимала её сердце. И когда Линду уже трясло от страха, волосатая махина остановилась и грубо, словно мешок с картошкой, сбросила её на землю.

В приоткрытые щёлочки глаз Линда увидела что-то наподобие большого шалаша, внутри которого она находилась. На полу лежала лишь прошлогодняя трава, поэтому вскоре она ощутила спиной невыносимый холод. Линда решила до последнего делать вид, что находится в невменяемом состоянии.

Возможно, эта волосатая детина не станет её пока трогать, и она выиграет для себя немного времени. Но совсем скоро стало понятно, что не стоило на это и надеяться.

Йети наклонился к ней и, подобно собаке, обнюхал её лицо. В нос ударил смрад, от которого ей и вовсе стало невмоготу. Затем этот орангутанг своей грубой лапой ощупал Линду с головы до пят, после чего начал совсем недвусмысленно теребить молнию на её брюках.

Ужас! Если этот неандерталец не способен даже справиться с замком на одежде, то на сострадание с его стороны можно и не рассчитывать. Он всего лишь примитивное животное, у которого одно желание — совокупляться любой ценой. И нужно хорошо постараться, чтобы не пополнить кладбище его жертв…

Тем временем волосатая тварь, видимо, окончательно выведенная из себя неприступной молнией на штанах, в нетерпении начала драть Линде живот своими длинными ногтями. Вскоре плотная ткань поддалась, и йети с довольным рычанием стащил с неё брюки, а после разорвал и джемпер.

Потом начался ад, который она не забудет до конца дней своих. Причём надругательство тех колдунов над ней казалось по сравнению с этим лишь безобидным хулиганством в постели. Сопротивляться не имело абсолютно никакого смысла, поэтому Линда мечтала быстрей потерять сознание и провалиться в спасительное забытье. И когда сознание и жизненная энергия уже покидали её измученное тело, кто-то буквально сдёрнул с неё эту невыносимо тяжёлую волосатую тушу.

Сквозь мутную пелену Линда видела, как сцепились в схватке два огромных волосатых монстра, и у одного из них глаза сверкали жёлтой яростью. Вскоре от шалаша ничего не осталось. Два огромных тела, у которых даже через длинную шерсть просматривалась внушительная мускулатура, словно два разъярённых пса катались по сухим хвойным ветвям.

Линда лежала и молила всесильную магию помочь Зверю с восхитительными янтарными глазами. А дальше она наконец-то провалилась в забытье, на которое так надеялась.


Глава 5

Периодически Линда приходила в сознание, и каждый раз видела перед собой волосатое мужское плечо с белой отметиной. Её опять несли, только теперь на руках. Причём Зверь нежно прижимал её к себе, и при этом его бурый мех щекотали ей лицо. Почему-то было нестерпимо холодно, поэтому хотелось как можно сильнее прижаться к его горячему пушистому телу.

Линда приоткрыла глаза и осмотрелась. Как и следовало ожидать её порванная одежда осталась лежать, вероятнее всего, на обломках того шалаша. Поэтому её обнажённые груди, нестеснённые бюстгальтером, лихо подпрыгивали в такт шагам Зверя.

Вот почему так холодно, ведь на ней нет и нитки!

Словно услышав её мысли (возможно, так оно и было), её спаситель резко остановился и стал растирать ей тело своей тёплой ладонью. Кровь быстрее побежала по венам, и тут же стало намного теплее.

Несмотря на радость по поводу своего избавления, Линда испытывала огромный стыд. Ну не привыкла она голышом рассекать по лесу, тем более, на руках у волосатого мужика!

— Не трать силы на пустые переживания. Как мне кажется, после того, что было прошлой ночью, ты не должна меня стесняться.

— Не лезь ко мне в голову!

— Да что с тобой не так? Если бы не знал, что ты работаешь на Шахонских, никогда бы не поверил, что ты — опытный наёмник. Как ты ещё жива с такой-то «везучестью»? Мы с тобой знакомы лишь два дня, и ровно столько же я спасал тебя от неминуемой смерти.

— Всё было неплохо до тех пор, пока я не встретила тебя!

— A-а, так это я виноват, что ты пришла меня убивать? Отлично! Везучая, невезучая, но всё же ты ведьма. Только у них подобная логика.

Линда решила не продолжать этот странный разговор, ведь в её положении лучше не спорить с огромной горой мускулов.

Когда Зверь принёс её обратно в свою пещеру, уже смеркалось. И Линда с нетерпением ждала появление луны. Как у всех ведьм у неё была мистическая связь с этой небесной красавицей. Она всегда успокаивалась, глядя на неё, а самые сложные ситуации сразу же становились не такими уж и серьёзными.

Но совсем скоро Линда с ужасом почувствовала сильнейшую боль, которая вгорячах показалась ей не такой острой. Низ живота горел так, что она уже не могла сдерживать стоны.

Зверь, окинув её пронизывающим взглядом, достал с полки какую-то банку, налил в тазик воды и подошёл к Линде. Затем он резко сдёрнул с неё покрывало и аккуратно присел рядом на самый край топчана. Раздвинув ей ноги и согнув их в коленях, он стал нежно вытирать с её бёдер засохшую кровь.

Пускай ей хотелось провалиться сквозь землю от стыда, но она испытывала удовольствие от его прикосновений. Потом он натирал её какой-то маслянистой жидкостью из банки. Его ладонь нежно гладила внутреннюю сторону её бёдер, спускаясь всё ниже и ниже. И вот уже его ласковые пальцы скользили совсем рядом с её чувствительным бугорком, а потом и вовсе проникли глубоко внутрь.

Как ни странно, неприятных ощущений не было, по всей видимости, это масло обладало сильным обезболивающим эффектом. Кроме того, к своему ужасу, Линда чувствовала неизбежное приближение оргазма. И пускай она этого совсем не хотела, в данный момент её тело не подчинялось командам мозга.

Из последних сил Линда сделала последнюю попытку остановить это безумие, но её тотчас накрыло волной ослепительного удовольствия.

— Вот и славно. А теперь поспи, — сквозь полудрёму услышала она мягкий голос Зверя.

Ночью Линда проснулась от требовательных позывов мочевого пузыря. Нащупав в темноте свои берцы, она нырнула в них и тихо вышла из пещеры. Линда отошла от входа в пещеру метров на десять и присела на корточки. Но не успела она справить свою нужду, как в голове раздался разгневанный голос:

— Какая неугомонная ведьма! Ты понимаешь слова «не высовывайся», «оставайся на месте»? Тебе мало приключений на твою… голову?

Линда тотчас вскочила, с испугом натягивая штаны и озираясь во все стороны.

— Я вышла подышать свежим воздухом.

— В следующий раз дыши в ведро, которое стоит около топчана. Ведь специально для тебя поставил.

— Да не нужно оно мне. У меня что, ног нет?

— Ноги у тебя есть, зато головы нет. Возможно, твой воздыхатель бродит сейчас совсем рядом.

— Так ты его оставил в живых? — Удивление с возмущением вырвались из её груди, придавая голосу ноту праведного гнева. — Да как ты мог? После того, что он со мной сделал!

— Разве можно убить существо за его естественную тягу к размножению?

— Она у него совсем не естественная. Пускай ищет себе такую же волосатую бабу и с ней размножается.

— Тоже мне, киллер недоделанный. Если бы ты хорошо подготовилась к заданию, то знала бы, что йети женщин не бывает.

— ?!

— Пошли в пещеру. Во второй раз я могу с ним не справиться. Там мы в полной безопасности, чужак не сумеет даже приблизиться.

Линда бросила прощальный взгляд на луну и пошла назад. Как только они вновь оказались в тепле этого странного, но довольно уютного жилища, Зверь поставил на огонь котелок с водой.

— Сейчас будем пить настоящий лесной чай по моему рецепту. — Затем он достал из-под матраса её собственный дневник и бросил его ей. — Если хочешь, можешь писать, я мешать не буду.

— Я видела, как ты его читал. Почему у того волосатого урода, в отличие от тебя, в голове всего одна прямая извилина? Ведь вы, вроде, принадлежите к одному виду.

— Виды это у животных, а мы люди. Бывают же среди вас дураки, причём очень часто, так и среди…

— Понятно. Короче, правду ты мне всё равно не скажешь.

— Конечно не скажу. Я тоже до знакомства с тобой думал, что все ведьмы — коварные и беспринципные особы без души и сердца. Но судя по твоему дневнику…

— Значит, я тоже исключение, как и ты. Хотя, я же молодая ведьма, возможно, в будущем я такой и стану. Честно говоря, что-то не очень хочется становиться настолько плохой.

— Вот об этом я и говорю. Расскажи мне о себе.

— А ты мне о себе расскажешь?

— Нет, конечно. И прежде всего ради твоей же безопасности.

— Опять, меньше знаешь — лучше спишь?

— Умница!

Как ни странно, но за беседой с этим странным существом время пролетело очень быстро. Не успела Линда и опомниться, как у входа в пещеру поплыл серый предрассветный туман.

В свете самодельного светильника просматривался лишь огромный силуэт Зверя. И только его глаза ярко мерцали в темноте притягательным янтарным огнём. Причём, от этого взгляда Линде становилось не по себе, словно он видел её насквозь. Вероятнее всего, так оно и было. Поэтому его голос звучал всё вкрадчивее и проникновеннее. Ведь он читал её мысли, от которых ей самой становилось невыносимо жарко…

И когда между ними заискрило так, что Линда не могла уже этого скрывать, Зверь медленно приблизился к ней.

— Повернись ко мне спиной и не оглядывайся. — Линда, как загипнотизированная, тут же выполнила его распоряжение.

Боковым зрением она увидела, как Снежный человек задул светильник. Мало того, он опустил на входе импровизированную штору из шкуры какого-то животного, от чего в пещере стало и вовсе темно.

Как тихо, словно она здесь одна.

Линда повертела головой в поисках огромной фигуры, и вдруг совсем рядом с собой услышала голос. Зверь прошептал ей на ухо, стоя у неё за спиной:

— Думаешь, будет то же самое, что и раньше? — И он засмеялся тихим гортанным смехом — Не в моих привычках заниматься сексуальной благотворительностью и раздавать женщинам оргазмы направо и налево. Как любой мужчина я привык получать что-то взамен.

Он властно скрестил ей руки за спиной и подвёл её к своему широкому топчану. Линда это поняла только по тому, что ощутила коленями его мягкую поверхность. Затем он легонько толкнул её на него и тотчас поднял ей руки вверх. Но перед этим Зверь одним движением снял с неё большую мужскую сорочку, которую он выдал ей ранее.

И теперь она лежала на спине, ощущая обнажённым телом мягкий ворс олений шкуры. В то время как Зверь привязывал её вытянутые над головой руки к металлическому крюку в стене. Запястья он стягивал довольно сильно, но она не испытывала при этом дискомфорта.

Линда оценила его мастерство в подобных делах, так как сама не раз прибегала к подобному способу в любовных играх. И при этом она не испытала никакого удивления, так как ещё раньше поняла, что Зверь знает в этом толк. А потом она отдалась во власть всепоглощающей страсти…

Лишь в минуты отдыха от любви Линда ловила себя на мысли, что ожидала другого, такого же восхитительного, но совершенно другого! Ведь в этот раз не было боли, и по её коже не скользил его мягкий мех, и тело Зверя уже не казалось ей таким огромным. Что-то изменилось, а ещё его низкий бархатный голос звучал совсем по-другому! Линда слышала, как в порыве страсти, он шептал ей немыслимо ласковые слова. И при этом они раздавались не у неё в голове, а слетали с его чувственных губ, переплетаясь с горячим мужским дыханием.


Глава 6

Из дневника:

Мудрый учится на чужих ошибках, умный — на своих, а дурак вообще не учится. Время показало, что я всё-таки принадлежу ко второй группе, хотя, сначала грешила на последнюю.

Фиаско на любовном фронте — позор для любой ведьмы, а для такой впечатлительной как я, и подавно. Но я быстро зализала свои душевные раны и привела себя в боевую готовность. Первым делом я сделала себе достойный бюст. Чтобы там не говорили умники о том, что женские груди должны умещаться в руке, опыт показывал обратное. Все мужчины без исключения пускали слюни на буфера гораздо больше, чем наливные яблочки. А у меня от природы они как раз такими и были. Небольшие, аккуратненькие и, как это часто бывает у женщин с маленькой грудью, в нагрузку к ним шла огромная попа с широченными бёдрами.

Сначала я её тоже хотела подкорректировать. Но, опять же, опыт показывал, эти непредсказуемые мужчины говорили одно, а думали и делали совершенно другое. Как выяснилось, мужики любили, чтобы всё было большое: и глаза, и грудь, и попа, в разумных пределах, конечно. Так что, ломая стереотипы, я оставила свою объёмистую грушевидную попку неизменной, и ещё ни разу об этом не пожалела.

Ну, а над грудью пришлось поработать. Зато теперь при виде моих колоколов у некоторых мужиков подскакивало давление. Причём я этого добилась не с помощью силикона, всё было своё, натуральное!

В конце концов при полном вооружении я вышла на тропу войны… Прошло, наверное, года три, прежде чем я почувствовала какое-то удовлетворение. За плечами уже имелось множество побед, расколотых мужских сердец, но не одной разбитой семьи! Пускай я и ведьма, но не настолько же!

Проснулась Линда от голода. Представила перед собой свежие круассаны с горячим заварным кремом и чуть не захлебнулась собственной слюной. Она решительно встала с топчана и осмотрелась.

Как и следовало ожидать, Зверя в пещере не было, впрочем, как и еды. На круассаны она, конечно же, и не рассчитывала, но согласилась бы съесть сейчас всё что угодно.

При мысли о еде взгляд невольно остановился на массивном столе, на котором стояла, как ей показалась, знакомая бутылочка. Линда подошла и взяла её в руки. Точно! Порошок для сокрытия мыслей из её чемоданчика.

А она начинает завоёвывать его доверие, коли он пошёл на такой рискованный шаг. Конечно, лучше бы он вернул ей весь магический арсенал, но для начала и это неплохо.

Линда тотчас отсыпала из пузырька небольшую щепотку магического вещества и вдохнула его в себя. Порошок начал действовать незамедлительно, это она поняла по своему состоянию. Ну а неизменное чихание, сопли и слёзы развеяли всякие сомнения насчёт того, что порошок подменили.

Взгляд скользнул по топчану, на котором в беспорядке валялись оленьи шкуры. И в голове тут же вспыхнули яркие картинки из прошедшей ночи. Настолько яркие, что её аж в пот бросило…

Линда только сейчас оценила мудрость своей бабки (пускай магия и на том свете хранит её). Которая заставляла принимать её понемногу териак — смесь полусотни различных ядов, а также сильнодействующие зелья. И всё для того, чтобы у неё выработался стойкий иммунитет к большинству колдовских снадобий. Ведь до сих пор они оставались верным оружием любой ведьмы. Причём, как и в древние времена, всевозможные маги, ведьмаки и колдуньи постоянно враждовали друг с другом, и зачастую убирали своих конкурентов с помощью сильнодействующих магических веществ.

Именно поэтому, «настоящий лесной чай» по рецепту Зверя не оказал на неё сильного воздействия. Эффект, конечно же, был, но не такой сильный, как планировалось.

При этом Линда понимала, что хозяин пещеры действовал так из самых лучших побуждений. Ведь он не хотел её опоить и воспользоваться её беспомощностью. Он всего лишь залечивал ей раны.

Сейчас она хотела бы остаться с ним навсегда. Линда вспоминала его сильные руки, губы, способные превратить её в податливую безропотную куклу… Несмотря на то, что она находилась под воздействием трав, Линда прекрасно помнила, что занималась любовью не с огромным волосатым Зверем, а с мужчиной! И пускай он сделал всё, чтобы она об этом не догадалась, она не могла ошибаться.

Значит, он может превращаться в человека! Но почему-то упорно скрывает это.

Её размышления прервал Зверь, который как всегда появился совершенно бесшумно. Он подошёл к столу и положил на него бумажный пакет. Вкусный аромат выпечки тут же поплыл по пещере, вызвав у Линды бешеный приступ голода. Она подскочила к столу и запустила руку в пакет.

Круассаны! Её любимые с кремом, да ещё тёплые, прямо с пылу с жару. Но откуда, здесь?!

В мозгу тотчас прозвучал ответ:

— Я думал, что после наших любовных баталий ты будешь спать как убитая, а ты постоянно ворочалась, и тебе снились круассаны с кремом.

— Ты даже мои сны смотришь, словно безбилетник в кинотеатре! Что же мне ещё снилось? — настороженно спросила его Линда.

— О, много чего. Но чтобы это тебя… нас не напрягало, я принёс тебе порошок. Читая твои мысли, я не могу себя сдерживать…

Вот значит как! Чёрт возьми, а она действительно сильная ведьма, если в полуживом состоянии смогла очаровать этого одичавшего атланта! Хотя, сидя безвылазно в лесу, ему любая женщина покажется Анджелиной Джоли.

Но, как выяснилось, совсем не безвылазно. Интересно: где-то же он оставил одежду, и каким образом он добрался до города? Даже если он покинул её посреди ночи, он никак не мог так быстро съездить туда и обратно!

Всё-таки атланты — загадочная раса, они, как никто из магического мира, приспосабливались к современному миру. Они одновременно хорошо владели как магией, так и цифровой электроникой. А благодаря своим магическим способностям эти выходцы с Атлантиды на протяжении многих веков оставались полноправными хозяевами мира.

Насколько они были могущественными, настолько же они хранили свои секреты, доверяя их только себе подобным. И лишь по маленьким крохам, колдуны и ведьмы догадывались об их сущности. В первую очередь информация просачивалась через всевозможную прислугу и помощников, без которых атланты не могли обойтись. Бабка Линды тоже в своё время работала на атлантов. Именно она и рассказывала внучке страшные истории про своих Хозяев. О том, что им подвластна магия, с которой никто не может справиться, кроме них. А с помощью некромантии они вызывали духов умерших магов и те делились с ними своими страшными тайнами.

Возможно, Зверю тоже известны некоторые способы перемещения в пространстве. Ведь каким-то образом он смотался же за круассанами!

Конечно же, оставалась ещё левитация. Но ею обладали далеко не многие, так как для этого требовалось огромное количество энергии. Как-то раз Линда летала по срочному делу в соседний город, зато потом неделю кувыркалась в постели, чтобы прийти в норму.

Нет, левитация здесь не причём, здесь что-то другое… Бабка как-то говорила, что некоторые из атлантов обладают способностью менять свой облик, причём моментально, совсем не так, как это делают ведьмы. А некоторые даже могут дематериализоваться! Это когда ты есть, а через секунду тебя уже нет.

Всё-таки не верится, что обладая такими способностями, Зверь живёт в пещере, как самый последний зверь. Вот такой странный каламбурчик получается.

Линда смотрела на Снежного человека, который как заботливая хозяйка кружился около самодельной печки, и радовалась возможности думать о чём угодно. Ведь теперь он не мог читать её мысли.

— Я уже жалею, что принёс тебе порошок. Притихла, думает о чём-то… Надеюсь не о том, как будешь отрубать мне во сне голову?

— Забодай тебя магия! Ты обо мне такого мнения?

— Ведьмам нельзя доверять.

— Да, нельзя. Но зачем тогда отдал мне порошок?

— Я же тебе сказал. К тому же, ты скоро меня покинешь, — голос в голове Линды прозвучал совсем тихо.

— Если хорошо попросишь, могу и задержаться. Но только в том случае, если ты принесёшь мне мою одежду из машины. Я, знаешь ли, не привыкла ходить в мужских сорочках и без нижнего белья.

Зверь тут же вскинул на неё голову и прожёг её непонятным взглядом.

— А хорошо это как? — Волосатая махина подошла к ней и сдёрнула её со стула как пушинку. Затем он одним только движением смахнул со столешницы миски и усадил её голой попой на стол. Затем раздвинул ей ноги и пододвинулся к ней настолько близко, что его шерсть защекотала её промежность. — Продолжать?

Линда не могла оторвать взгляда от его янтарных чарующих глаз. А он смотрел на неё так, будто уже имел её прямо сейчас.

Она не смогла сдержать чувственную дрожь, которая прокатилась по всему телу и запульсировала внизу живота. И он не мог этого не заметить, ведь они находились в такой близости друг от друга!

Зверь приподнял её за бёдра и пододвинул к самому краю стола. Затем он вопросительно взглянул на неё, словно бы ожидая протеста и, расценив её молчание как знак согласия, больше уже не церемонился. Тотчас последовала тупая распирающая боль — Зверь овладел ею, придерживая её одной рукой за ягодицы. Линда невольно откинулась назад, и тут же почувствовала спиной его большую ладонь.

Линда лежала на его руке, понимая, что происходит что-то непонятное. Она чувствовала его в себе, но при этом Зверь не двигался! Он словно бы выжидал чего-то, а может, давал ей возможность привыкнуть к этой сладостной боли.

— Продолжать? — Опять прозвучал настойчивый голос в голове.

Он что, издевается?! Уж коли начал… А почему, чёрт побери, она должна приспосабливаться к его садистским наклонностям? Тоже мне, Кристиан Грей хренов. И всё только ради сохранения собственного инкогнито?

— Продолжать! Только в человеческом обличии. Я закрою глаза, чтобы ты не беспокоился. Мне наплевать, как ты это делаешь! — Линда сразу же почувствовала, как Зверь от неё отстранился.

— Ты не должна была этого помнить! — Зверь стоял и с прищуром смотрел на неё.

— Киллер из тебя никудышный, заниматься сексом как ведьма — не умеешь, кроме того на тебя не действуют зелья. С тобой явно что-то не так.

— На себя посмотри! Это я не умею заниматься любовью?! — Линда чувствовала острую обиду.

Это неправда! Ведь в прошлую ночь он тоже испытывал удовольствие! Во всяком случае, она так думала до этого момента.

— Ух, ты! Какой темперамент! Так ты требуешь, чтобы я превратился из лягушки в царевича? После чего ты сожжешь мою волосатую шкурку, и мы бросимся друг другу в объятия?

— Примерно так. — Линда чувствовала себя полной идиоткой. В этой ситуации любой ответ прозвучал бы одинаково глупо.

И тут случилось невообразимое! Ещё секунду назад перед ней возвышался волосатый великан, а теперь перед ней стоял обнажённый мужчина и ласково ей улыбался! Густые светло-русые волосы, пушистая бородка и усы такого же пшеничного цвета, и только янтарные глаза казались знакомыми на этом открытом благородном лице.

Особой красоты, которой блистали почти все атланты, в его чертах она не заметила. Смазливый мужик и не более того. Но, зато всё остальное… Взгляд Линды скользнул вниз и она буквально остолбенела. Кажется, у неё даже рот открылся от потрясения.

А вот здесь было на что посмотреть. Да какое там смотреть, им можно любоваться, как произведением искусства! На нём можно зарабатывать деньги, выставляя его для всеобщего обозрения. И это притом, что её сложно удивить красивым мужским телом.

Линда стояла и не могла оторвать от него взгляда. Тем временем губы ожившего Аполлона медленно растягивалась, и вот уже он улыбался ей соблазнительной улыбкой.

— Так пойдёт? — спросил он Линду подчёркнуто наивным тоном, видимо, наслаждаясь полученным эффектом.

Казалось, у неё враз пропал дар речи. Поэтому Линда лишь молча кивнула головой, и наконец-то закрыла свой рот. Аполлон медленно подошёл к ней и, как в прошлый раз раздвинул ей ноги. Но теперь он подхватил Линду под бёдра и прижал к себе так, что её ноги обвили его талию. Затем мужчина медленно пошёл к топчану, и всё это время он, не отрываясь, смотрел ей в глаза. А когда до импровизированной кровати оставалось метра три, Линда почувствовала его в себе…


Глава 7

Это был самый продолжительный любовный марафон на её памяти. Линда на короткое время забывалась сном, но вскоре хозяин пещеры её будил, и всё начиналось заново.

Среди её воздыхателей числились и атланты, но такого как этот — не было никогда. Он словно бы воплощал в себе все черты идеального любовника. И хотя ведьмы начисто лишены потребности иметь при себе постоянного партнёра, с таким мужчиной Линда согласилась бы провести пускай не всю жизнь, но энное количество лет, это уж точно.

Причём другие атланты, несмотря на свои выдающиеся сексуальные способности, обладали настолько завышенной самооценкой, что в постели они не любили, а только позволяли себя любить. Со Зверем было всё наоборот. Он много брал, но и возвращал с лихвой. Он отдавался страсти без остатка, без всяких там мужских предрассудков.

— А можно я и дальше буду называть тебя Зверем? — дурачась, спросила его Линда.

— А разве я не зверь? — в той же интонации ответил он и, шутливо зарычав, бросился на неё.

Отбиваясь от него, Линда еле выговорила:

— А если серьёзно, у тебя же есть имя?

— Конечно, есть. Твоего Зверя зовут Стахом. Знаю, странное имечко, но какое есть. А если полностью, то Стах Шахонский, — почти шепотом закончил он.

Повисла напряжённая пауза. Линду настолько поразила эта новость, что она на какое-то время оцепенела.

— Так значит, тебя брат заказал. Вот гад! Я всегда знала, что Константин скотина. Что же теперь делать? Ведь он пришлёт другого киллера, и он может оказаться намного удачнее меня. А ваш отец знает о…

— Тихо, тихо. Не слишком ли много вопросов?

— Что будем делать? — Линда и сама не заметила, как объединила их.

— Ты хочешь сказать, что я буду делать? Я буду сейчас любить одну очень любопытную ведьмочку до такой степени, что у неё вся дурь выветрится из головы.

Как бы ей не хотелось возвращаться в действительность, но всё хорошее когда-нибудь заканчивается…

Очнулась Линда от того, что кто-то пощекотал ей пятку. Она приоткрыла глаза и увидела перед собой Стаха. Он был одет в дорогой костюм и выглядел как модель с подиума. Мужчина мило ей улыбался, но что-то в его глазах её настораживало.

— Если я через сутки не вернусь, то можешь возвращаться обратно. Твой джип в порядке, — произнёс он, бросая ключи от зажигания на стол.

Линду охватила дикая паника. А в голове ни одной мало-мальски приличной мысли. Но одно она знала точно — она во чтобы то ни стало не должна его отпускать. Она сама разрешит эту проблему, а Стах должен остаться здесь, с ней.

— Неужели ты оставишь в одиночестве голодную ведьму? — с томным придыханием проворковала Линда, давая ему понять, что речь идёт совсем не о еде. — Ты же знаешь, я слаба на передок. Так утоли мой голод.

Он громко рассмеялся и подошёл к ней.

— Ты слаба не только на передок, — заявил он и довольно ощутимо хлопнул её по голому заду. Звук звонкой пощёчины — и это место приятно обдало жаром. — Ты думаешь, мне хочется уходить от тебя? Я и так долго тянул с этим.

— Что ты собираешься делать?

— Пойду, станцую танго над Бездной, — с ухмылкой ответил он и быстрым шагом пошёл к выходу.

Линда осталась одна в пещере на скомканной оленьей шкуре, которая ещё хранила запах страстной ночи. Поразмыслив в тишине, она вскочила с топчана с твёрдой уверенностью в своей правоте. Она нашла в гардеробе Стаха джинсы и футболку, надела их, подвернув штанины. Пускай, она похожа на чучело, но главное сейчас — добраться до джипа.

Линда пробиралась сквозь лесные дебри, внимательно глядя себе под ноги. Ведь сейчас у неё не было права на ошибку, от неё зависела жизнь Зверя.

Внедорожник она нашла быстро. Первым делом она переоделась в запасную одежду и проверила оставшееся у неё оружие. Затем села за руль и, довольная от ощущения власти над большим сильным автомобилем, выехала на грунтовку.

Её переполняла решимость и огромная жизненная энергия, приобретённая в результате восхитительного секса со Зверем. Линда смотрела на дорогу, размышляя о том, что логово её обидчика может располагаться где угодно. Если действовать методом тыка, то на это могут уйти дни, а то и недели. А она не могла себе такого позволить. Поэтому оставался лишь один способ — ловить йети на живца, то есть на себя.

Следуя своему плану, Линда периодически выходила из машины и оставляла метки: тёрла ладонями стволы деревьев, оставляя на них свой запах. Пару раз даже мочилась, ведь именно так вели себя дикие животные в природе. В том, что её противник был стопроцентным зверем, она даже не сомневалась.

Проехав так до шоссе, она затем вернулась обратно и остановилась примерно на середине своего пути. Линда вышла из джипа и посмотрела в сторону горизонта. За высокими деревьями огненного диска было не рассмотреть, но она заметила ярко-красные сполохи заката.

Ночь будет ветреной, но ей это только на руку. Ветер разнесёт её запах по всему лесу и это ускорит исход операции.

Линда бросила на землю свёрнутый спальный мешок и села на него сверху. Прислонившись спиной к надёжному джипу, она положила на колени ствол и приготовилась к долгой бессонной ночи.

Линда любила природу, но не настолько, чтобы провести ночь в лесу, вглядываясь со страхом в темноту. Живописные пейзажи вызывали у неё гораздо больше положительных эмоций, когда она любовалась ими на экране своего ноутбука. На самом деле весь этот натуральный мир был холодным, промозглым и ужасно неудобным для пребывания в нём.

Его Линда почуяла сразу. Пускай она не обладала звериным чутьём, но чисто ведьминский инстинкт самосохранения завопил во всё горло, когда послышался подозрительный шорох. Линда, не шевелясь, перевела взгляд в сторону кустов и приготовилась.

Огромный силуэт человека-гризли на фоне луны показался ей настолько устрашающим, что у неё непроизвольно быстрее забилось сердце. Линда усилием воли тотчас заставила себя успокоиться — йети не должен почувствовать её волнение, ведь она притворилась спящей, заставляя зверя поверить в собственную беспомощность. И когда это чудовище подошло к ней настолько близко, что Линда без труда рассмотрела в темноте блеск его чёрных глаз, она с огромным удовлетворением разрядила в него весь магазин.

Рассвет встретил её за крайне неприятным занятием. С отвращением отрубив голову йети и положив её в мешок для мусора, Линда начала копать могилу для зверя. Часа через три она закончила. И если бы не переизбыток в ней энергии и силы ей ни за что не удалось бы свалить эту громадную тушу в яму.

Назад Линда ехала в приподнятом настроении. За последние пару лет она ещё не чувствовала в себе столько любви. Ей хотелось раздавать её направо и налево, а потом опять потреблять с ненасытностью тигрицы в период течки. И всё благодаря Зверю, он словно бы пробудил в ней женское начало. Ведь до него у Линды был чисто механический секс для тела, а сейчас к нему присоединилась и душа.

Она влетела в пещеру, ожидая увидеть Стажа, но его там не оказалось. Неужели он поехал прямо в осиное гнездо? Нет, не может он оказаться настолько легкомысленным. Вернее всего, Стах уехал в город, чтобы навести справки о своём братце. Главное, чтобы он не засветился, его не должны там увидеть… живым.

Линда достала свой чемоданчик и долго собирала нужные ингредиенты. Она много раз меняла себе цвет глаз, да и не только себе. Этот вид услуг пользовался бешеной популярностью у женщин и приносил Линде неплохой приработок. Но до этого момента она имела дело с живыми людьми, а тут нужно было изменить цвет радужки у мертвеца!

Сколько бы она не старалась, но глаза мёртвого йети получались то красные, то морковные, они никак не хотели становиться янтарными. И когда уже Линда пошла на отчаянный шаг, полностью изменив заклятие, только тогда глаза мертвеца окрасились в жёлтый цвет. В последний раз она с отвращением приподняла веко у зверя и, довольная полученным результатом, убрала голову в багажник.

Всё готово. Теперь можно действовать. Она подсунет своим Хозяевам голову йети, выдав его за Зверя, получит деньги, и всё! А потом Стах переедет отсюда подальше, вернее, они переедут. Во всяком случае, Линда на это очень надеялась. Но одно она знала точно — после знакомства с ней Стах не захочет возвращаться к своему прежнему образу жизни.

Не успела она отмыть руки, как в пещеру вошёл Зверь. Он был в том же костюме, только лишь с расстегнутым воротником и развязанным галстуком, небрежно висящем на шее. На фоне белоснежной рубашки видневшаяся у него на груди тёмно-русая поросль выглядела невероятно сексуально. Настолько, что у Линды пересохло в горле, а низ живота тотчас обдало приятным жаром.

— И чем же ты занималась, ведьма? — Вкрадчиво произнёс Зверь и подарил ей обворожительную улыбку.

— О, чем я только не занималась: с нетерпением ждала своего любовничка, а ещё спасала его от неминуемой смерти, — довольная собой ответила нараспев ему Линда.

— Что ты делала? — уже совсем другим тоном переспросил её Стах.

— Не волнуйся, я всё предусмотрела.

Он посмотрел на неё холодным взглядом, и его лицо словно окаменело. Зверь моментально разделся и, не успела Линда моргнуть и глазом, как перед ней уже стоял огромный йети. Он напоследок метнул в неё взгляд, полный гнева и презрения, и быстрым шагом вышел из пещеры.

Линда выбежала за ним, абсолютно ничего не понимая. А Зверь сделал несколько огромных шагов и остановился. Он поднял голову вверх и его ноздри затрепетали как у животного. Затем он рванул к джипу и, открыв багажник, достал мешок с головой. Он даже не стал его открывать, ведь он и так уже знал, что там находится.

Зверь оглянулся на Линду, и из его груди вырвался злобный рык. Затем он поднял голову и завыл. От этого звука у неё по коже побежал неприятный озноб, ведь она и не подозревала, что это вызовет у него такую реакцию!

Вой оборвался резко, словно он уже сам не мог выносить эту боль. И тут у неё в голове раздался голос Зверя:

— Он был такой же, как и я: неприкаянный, разуверившийся во всём. Он превратился в зверя из-за горя и тоски, а ещё из-за таких как ты. Убирайся отсюда, и сделай так, чтобы больше я тебя не видел!


Глава 8

Из дневника:

Многих ведьм устраивала роль простой содержанки, но только не меня. Я хотела независимости, какого-то самоутверждения. Не спорю, быть на содержании у богатого мужчины совсем не плохо. Всего делов-то: следи за собой, играй роль влюблённой дурочки и по расписанию раздвигай ноги.

Но на этом поприще имелись некоторые нюансы, которые лично для меня были неприемлемы. Большинство ведьм, например, совершенно не обращали на внешность своих благодетелей никакого внимания. Их волновал лишь размер денежного вознаграждения за труды их сексуальные, всё остальное для них не имело никакого значения. Я же не могла переступить через это. Возможно, я многого хотела, ведь быть содержанкой — это та же работа. Покажите мне человека, которому нравилась бы то, чем он занимался, все ходили туда только ради денег. Причём в этом отношении маги и колдуньи ничем не отличались от людей. Многие из них занимались такой же работой, только лишь магической. В основном вкалывали на атлантов, выполняя их грязные поручения.

Что касается меня, я хотела совмещать полезное с приятным. И у меня получилось! Наконец-то моя магия приносила доход. Оказывая мистические услуги, в основном женщинам, я постепенно нарабатывала постоянную клиентуру. Конечно, больших денег я не гребла, но мне пока хватало.

Как любой доктор помнит своего первого пациента, так я никогда не забуду свою первую клиентку. Это была высокая видная женщина средних лет с очаровательной несчастной улыбкой. Как и следовало ожидать, дело касалось деликатной стороны супружеской жизни, в общем — её козёл изменял ей. Во всяком случае, она так считала.

Любой добросовестный чародей не начнёт применять магию без выяснения обстоятельств. Поэтому я, припудрив свой очаровательный носик, отправилась на задание.

Увидев этого борова, у меня всё перевернулось. Но почему большинство женщин так себя не ценят?! Ведь только при одной мысли о сексе с ним, у меня по коже поползли мурашки размером с кулак.

Как и следовало ожидать, мужичок оказался крупным начальничком. Только у таких кобелей, благодаря их положению, была такая уверенность в собственной мужской неповторимости и значимости.

Как же ему не зазвездиться, если даже молоденькие работницы строили ему глазки! А ведь посади его на должность пониже, ему не то что глазки, с ним и здороваться перестали бы! Но он об этом не задумывался и, видя каждый день в зеркале свою жирную физиономию, пребывал в твёрдой уверенности, что как мужчина он просто неотразим.

Мне не составило большого труда окрутить его. И вскоре, сладко улыбаясь, он пригласил меня в гостевую комнату, а секретарше приказал никого к нему не пускать.

Дорогой кожаный диван, занимающий чуть ли не пол комнаты так и кричал о сексуальных победах своего хозяина. Разливая налитки, этот пузатый ловелас не сводил с меня похотливых глаз. Наверное, он уже представлял, как имеет меня сзади около этого диванчика.

Жахнув по рюмке дорого коньяка, без излишних любовных прелюдий мы сразу же приступили к «жаркому» сексу. Для этого он стянул с себя брюки, которые напоминали чехол для танка не только своими размерами — они начинались, чуть ли не там, где у него заканчивалась шея. И когда он предстал передо мной во всей своей красе, мне чуть плохо не стало от отвращения и еле сдерживаемого смеха. Ведь этот местный Казанова был наглядным примером зеркальной болезни — когда из-за своего живота мужик мог видеть своё хозяйство только лишь в отражении.

И вот этот беременный самец, прожигая меня самодовольным блудливым взглядом, медленно подошёл ко мне. Пожалев, что не запросила с клиентки двойной тариф за вредность, я с брезгливостью дотронулась до его пуза. Он сразу же разомлел, по-видимому, он привык, что секс у него всегда начинался с минета. С трудом приподняв его жировой фартук, я двумя пальцами взялась за его маленький стручок.

По соседству с большущим животом он казался каким-то маленьким и тщедушным. Честно говоря, я даже не представляла, как нужно было извернуться, чтобы войти с ним в зацепление. Кажется, это физически было невозможно!

И тут меня накрыло. Я уже не могла себя сдерживать. Даваясь смехом, я еле выговорила:

— Чем ты собираешься меня трахать? Вот этим что ли? — Затем потрясла его мужским «достоинством» и рассмеялась ему в лицо…

Я опасалась, что в результате моего «лечения от блуда» мужик останется импотентом. Но, по всей видимости, этого не произошло, так как через неделю ко мне пожаловала клиентка, и её глаза светились безграничным счастьем. Заговор закрепил полученный эффект, а я обрела денежный бонус и чисто моральное удовлетворение.

Линда вошла в свою квартиру и, закрыв за собой замок, прислонилась спиной к двери. Так она простояла бесконечно долго, пока наконец, не разулась. Она прошла в гостиную и тотчас стала снимать с себя одежду.

И почему Зверь так зацепил её? Она красивых мужиков, что ли не встречала? Он был прав, когда говорил, что с ней что-то не так. Другая ведьма давно бы уже плюнула и забыла.

Чему бы грабли ни учили, а сердце верит в чудеса… Нет. Она перевернёт эту страницу. Навсегда.

Вспомнив, что у неё в сумке лежит голова мертвеца, она вернулась за пакетом. Упаковав свой трофей как следует, Линда засунула голову в холодильник. Затем она отправилась в душ и просидела там около часа. Приготовив к завтрашнему визиту облегающее кожаное платье с кружевной спиной, она пошла спать.

На следующий день в полном вооружении Линда вышла из дома. В руках она несла сумку с головой йети и колдовской чемоданчик (с этими атлантами всегда нужно держать ухо востро).

Когда её джип затормозил около кованых ворот особняка Шахонских, её охватила паника. Поэтому Линда тут же достала из чемоданчика пузырёк с эликсиром храбрости и сделала из него большой глоток. Жидкость обожгла ей язык, и она постаралась не думать об его ингредиентах — порошке из семени известного космонавта и крови барсука-медоеда. Так как именно этот зверёк оказался самым бесстрашным животным на земле, а вовсе ни лев и ни тигр.

Где-то минут через пять снадобье начало действовать. Линда взяла сумку и решительно направилась к посту охраны. Отступать уже было поздно.

Линда знала, что в этом чёрном облегающем платье она выглядит просто сногсшибательно. Тонкая, хорошо выделанная гладкая кожа приятно холодила тело и вселяла в неё уверенность. И пускай Константин совсем не тот мужчина, которому она хотела бы нравиться, но, как говорила известная героиня из фильма, красота — это страшная сила!

Шпильки весело цокали по мраморному полу, Линда уже входила в тронный зал, как его совсем не в шутку все называли. В торце огромного длинного стола стояло три кресла с высокими спинками, которые действительно придавали им сходство с троном. Два из них пустовали, зато в среднем кресле восседал Константин и смотрел на неё снисходительным взглядом.

— Какие гости к нам пожаловали! Да ещё с трофеем! — издевательским тоном поприветствовал он Линду.

Странно. Когда он посылал её за головой Зверя, сарказм в его голосе отсутствовал. Ещё бы, ведь он посылал её на убийство собственного брата! Что изменилось?

Словно ответом на её вопрос был звук приближающихся сзади шагов. Линда этому не удивилась, чего нельзя сказать о Константине. Он сразу же побледнел и его лицо как-то вытянулось. Но он быстро пришёл в себя, натянуто улыбнулся и жестом пригласил неизвестного визитёра занять кресло рядом с собой.

Высокий мужчина в костюме прошёл совсем рядом с ней и подошел к Константину. Когда Линда увидела его лицо, её словно током ударило. Зал в ту же секунду закружился вокруг неё, и Линда чудом сохранила равновесие. А незнакомец, который оказался как раз-таки её знакомым, с достоинством сел в кресло и поднял на неё изумительные янтарные глаза.

Зверь! Здесь!

Линда стояла и никак не могла поверить в происходящее. Её буквально трясло, в то время как Стах пронизывающим взглядом ощупывал её с головы до пят.

— Братец, что же ты не представишь мне свою гостью. А почему она стоит перед тобой так, как это делают твои холуи? — медовым голосом спросил он Константина, жестом приглашая её занять место за столом.

А она и есть шестёрка Константина. И он это прекрасно знает!

Но оставаясь истинной ведьмой, Линда улыбнулась ему очаровательной улыбкой и присела на стул.

Очевидно, Константину совсем не понравилась просьба брата (впрочем, как и ей), потому что он прямо-таки заёрзал на кресле от недовольства. Затем он натянуто улыбнулся и промямлил:

— Брат, познакомься с нашей… — он замялся, — сотрудницей. Вернее, агентом по безопасности, Линдой. Вот уже несколько лет она верой и правдой служит нашей фамилии.

— Не сомневаюсь. Наверное, она приближённое к тебе лицо, коли приходит сюда без предварительного звонка, — с некоторой насмешкой изрёк Стах.

— Не преувеличивай братец, я сам её вызвал. Но у меня появилось срочное дело и разговор не состоится, — закончил Константин, обращаясь уже к Линде.

Вот паршивец! Не хочет платить! Она столько пережила, и всё это за бесплатно?!

Словно прочитав её мысли, Стах обратился к брату:

— Константин, давай выслушаем девушку. Вероятно, у неё что-то срочное. Линда, это так?

— Я не займу у вас много времени. Я лишь принесла доказательство выполненной работы, и хочу получить гонорар, — спокойно ответила она, кивнув головой на сумку.

— Вот видишь, брат. Заплати девушке. Надо выполнять условия сделки. А мне любопытно, что же там такое, и…

— Согласен. Казначей выдаст ей положенную сумму, а нас, наверное, уже ждёт отец, — с раздражением выдавил из себя Константин и резко встал с кресла.

Линда ликовала. Не каждый день ей приходилось ставить на место своего врага. Правда, не вмешайся Стах, она, вероятнее всего, ничего бы не получила. Зверь уже в который раз спасал её.

Лихо развернувшись на каблуках, Линда соблазнительной походкой направилась к выходу. Как и следовало ожидать, спиной она почувствовала на себе пристальный взгляд Стаха. И тотчас представила себе, как он рассматривает её выдающийся во всех отношениях зад, и на душе у неё сразу же просветлело.

Привычной дорогой Линда прошла к кассе и получила полагающуюся ей кругленькую сумму. Довольная своей удачно завершившейся авантюрой, Линда весело зацокала по коридору. И не успела она завернуть за угол, как нос к носу столкнулась с главным колдуном семьи Шахонских.

Это был высокий, довольно привлекательный мужчина средних лет с чёрными волосами до плеч и серыми бездонными глазами. Между прочим, он всегда оказывал Линде знаки внимания и относился к ней в высшей степени уважительно. Поэтому Линда частенько задерживалась в особняке, чтобы поболтать с ним и разнюхать последние новости.

— Конте, рада тебя видеть! — Вот тут она действительно не лукавила.

— Ия тебя. Кстати, у меня приглашение на званый ужин, для тебя. Завтра вечером сюда приедут гости из столицы, по этому поводу и праздник. — Он протянул Линде красивый конверт.

— Не может быть. Ты что-то путаешь, ведь на них приглашают лишь особ с наследственными титулами. А я, как знаешь, даже до Золушки не дотягиваюсь. У той хотя бы дворянские корни.

— Ничего я не путаю. Открой конверт.

Линда достала красивую открытку-приглашение и пробежала его глазами. Действительно, её имя и фамилия. Это не ошибка!

— Ничего не понимаю. С чего бы это? За столько лет ни одного приглашения. Да и кто я такая, чтобы ходить по балам?

— На этот вопрос я не могу ответить. Но, чтобы ты не чувствовала себя там белой вороной, могу тебя сопровождать. — Колдун улыбнулся и вопросительно на неё посмотрел.

— Было бы неплохо. Так ты тоже приглашён?

— Конечно. Я всегда принимаю участие в подобных мероприятиях.

— Ничего себе! Так ты у нас важная птица! Должность обязывает?

— И должность и титул. Я, знаешь ли, граф.

— Ого! Но ты совсем не зазнайка, как все остальные. Интересно, стеснялась спросить тебя раньше, а Конте — это имя или фамилия?

Колдун рассмеялся и, обняв её за талию, осторожно прижал к себе. Затем он шутливо чмокнул её в щёку и посмотрел ей в глаза неожиданно серьёзным и пронзительным взглядом.


Глава 9

Прямо из особняка Линда рванула по бутикам и магазинам. Исходя из того, что недавно она опять стала жгучей брюнеткой, то и платье она себе купила ярко вишнёвое, цвета бургундского вина.

Когда Линда его примеряла, то краем глаза ловила на себе завистливые взгляды продавщиц. И тут было чему завидовать. Покрой «русалка» выгодно подчёркивала её формы. Сверху оно облегало фигуру наподобие второй кожи, а от линии колен расширялось, создавая эффект рыбьего хвоста. Спина открытая, причём очень. В глубокий вырез виднелась загорелая кожа до самого крестца. Словом, в этом платье она наверняка произведёт фурор!

Вспомнив, что атланты, как мужчины, так и женщины отличались высоким ростом, Линда нашла туфли на самых высоких шпильках, какие только можно себе представить. Убедившись, что она сумеет на них передвигаться, Линда с радостью купила и их.

На следующий день она проснулась в приятном волнении. Поэтому день пролетел как один миг, а уже ближе к вечеру она начала наводить марафет.

С причёской пришлось повозиться. Она не доверяла местным «стилистам», поэтому с волосами всегда справлялась сама. Вскоре на голове красовалась высокая гладкая причёска в стиле женщина-вамп. И когда укладка казалась уже завершённой, Линда высвободила сзади объёмную длинную прядь. Ей нравилось, когда упругая спиралевидная завлекашечка весело подпрыгивала в такт её шагам.

Каково же было её удивление, когда она увидела около своего подъезда шикарный лимузин. Из него вышел Конте, развеяв все её сомнения. Он галантно открыл перед ней автомобильную дверь, после чего сел рядом на заднее сидение, так как к автомобилю прилагался ещё и водитель.

— Рад тебя видеть. Ты выглядишь просто великолепно. Но Линда, ты вообще читала приглашение? — вкрадчивым голосом спросил он.

— Конечно же, при тебе. — Тревога почему-то забилась в её сердце, отравив такой приятный момент. — Я сделала что-то не так?

— Не стоит на этом зацикливаться. Думаю, всё будет и так прекрасно. Но когда увидишь дам, одетых в стиле восемнадцатого века, особо не расстраивайся. Лично я уже устал от барышень, которые выглядят как Татьяны Ларины и Наташи Ростовы, ведут они себя тоже соответственно. Любят атланты поиграть в господ.

— Ты хочешь сказать, что я буду выглядеть смешно на их фоне?

— Нет, конечно!

— Понятно…

Чёрт возьми! Ну как она могла это прошлёпать?! Идиотка. Как увидела приглашение, так сразу и выпала в осадок. А прочитать внимательно не посчитала нужным.

В голову сразу же пришла Бриджит Джонс, и её нелепый наряд зайчика на светском приёме. Вот и она скоро станет таким же зайчиком…

Видимо, увидев её расстройство, Конте деликатно взял руку Линды в свои широкие ладони. Она и не возражала, ведь ей сразу же стало спокойно и уютно.

Она с тоской смотрела в окошко и думала о том, что даже ведьмам иногда хочется, чтобы их жалели…

Как Линда и предполагала, она произвела на вечере фурор. Правда, не совсем тот, о котором она мечтала. Атлантки бросали на неё надменные взгляды, но где-то в глубине их прекрасных глаз билась хорошо скрываемая зависть. Возможно, они тоже мечтали стать такими же независимыми и безбашенными, как и она. Ведь, несмотря на их высокое положение в обществе, они оставались всего лишь пленницами в своих золотых клетках.

В конце концов, Линда перестала обращать на всех внимание и отдалась веселью. Конте приглашал её на танец несколько раз подряд. К сожалению, это не могло продолжаться до бесконечности. Ведь по этикету, дама не могла танцевать с одним и тем же партнёром на протяжении всего бала.

Потом их пригласили за стол. А после восхитительного ужина танцы продолжились. Линда несколько раз кружилась в вальсе с атлантами, с незнакомым молодым колдуном и… со Зверем! Сначала она долгое время чувствовала спиной его взгляд, и только после этого он подошёл и пригласил её на танец.

Когда его пальцы коснулись её обнажённой спины, по коже тотчас пробежала приятная дрожь. Линда на ватных ногах последовала за своим партнёром в центр зала. Грянула музыка, и они закружились в вихре вальса. От охватившего её волнения она даже пару раз сбилась с ритма! Но Стах сделал вид, что не заметил этого.

Он всё время странно на неё смотрел и молчал… Только на втором танце Линда услышала его бархатный низкий голос:

— Зря ты не заявилась в прикиде из секс-шопа. Что из фразы «в духе восемнадцатого века» тебе не понятно?

Чисто из вредности Линда не собиралась перед ним отчитываться. Но не могла же она ему признаться, что невнимательно прочитала приглашение!

— Пускай я выгляжу несколько странно, но что взять с неотёсанной ведьмы? Во всяком случае, я ещё не опускалась настолько низко, чтобы жить в пещере как животное. Думаешь, если ты побрился и нацепил фрак, то в душе перестал быть Зверем? Кстати, бородка и усы тебе очень шли, зря сбрил, — смело высказалась Линда, глядя на его чувственные губы. Они и раньше казались ей чересчур соблазнительными, а сейчас, без растительности на лице…

— Я смотрю, ты время даром не теряешь. Только прошу тебя, не обижай Конте, он хороший и очень порядочный колдун. А это среди вас ведьмаков большая редкость,

— Зверь грустно усмехнулся и тут же отвёл взгляд.

Ага! Значит, он следил за ней! Всё-таки она ему небезразлична.

— Как скажешь, не обижу. Я не прочь познакомиться с симпатичным колдуном поближе. Мне всегда больше нравились ведьмаки, они не такие высокомерные как атланты. В постели вы больше занимаетесь самолюбованием, чем сексом.

— Неужели? А я думал, что тебе понравилось… — В его глазах на миг промелькнула такая ярость, что их янтарь враз потемнел и стал, чуть ли не красным.

А потом вернулся Конте и больше не отходил от неё ни на минуту. Они прогуливались с ним по широким коридорам особняка Шахонских и с задумчивостью потягивали превосходное белое вино. Линда рассматривала на стенах картины и переживала по поводу сказанных ею слов об атлантах. Ведь Зверь принял их на свой счёт.

Этикет этикетом, но ведьминскую кровь нелегко удержать в холодном состоянии. То ли горячие взгляды Конте, то ли это вино ударило ей в голову, но вскоре Линда почувствовала острое сексуальное желание. И, конечно, колдун это сразу же почувствовал. Он медленно взял из рук Линды высокий бокал и поставил его на подоконник. Затем сильно прижал её к себе так, что её живот плотно прижался к его паху. Колдун широко открыл рот и накрыл её губы властным поцелуем. И в ту же секунду его язык проник ей в рот, отправляя её в заоблачную даль от удовольствия.

Колдун ритмично задвигал языком, имитируя неспешные фрикции, отчего у неё тотчас заныло между ног. Линда стала непроизвольно тереться об его пах в такт с этим волшебным языком. А почувствовав животом его выпирающую твёрдую плоть, она и вовсе ошалела. И только её рука потянулась к заветной пуговке на мужских брюках… как неожиданно раздался женский смех, и в начале коридора показалась парочка атлантов.

Конте тотчас убрал её руку и, взяв её по-светски под локоть, повёл по коридору. А Линда безропотно засеменила рядом с ним на негнущихся ногах, устремив вперёд невидящий взгляд.

Когда эта парочка прошла мимо них, колдун остановился и с горячностью прошептал ей на ухо:

— Ты можешь быть послушной? — Колдун прожёг её откровенным взглядом, и она с готовностью кивнула головой. — Тогда, иди со мной и ни о чём не спрашивай.

Они прошли до конца коридора и повернули направо. Колдун достал из кармана ключ и открыл массивную деревянную дверь. Линда вошла в комнату и обмерла при виде сервированного стола, на котором красовался десерт и шампанское в ведёрке со льдом.

— Откуда ты знал, что мы…

— Ш-ш. А теперь молчи, слышишь, молчи! — Для большей убедительности он приложил указательный палец к губам. — Доверься мне.

Колдун достал из кармана чёрный платок и тщательно завязал ей глаза.

Теперь его не только не видно, но и не слышно! Линда сидела в полном недоумении, прислушиваясь к окружающим её звукам. Из танцевального зала сюда доносилась музыка, с улицы слышался женский смех…

Кажется, скрипнула входная дверь. Нет, ей не показалось, так как послышались чуть уловимые звуки шагов. Колдун, по-видимому, вернулся.

Какая таинственность. А он большой оригинал. Другой бы уже давно завёл её в ближайшую комнату и отымел за милую душу.

Мужские руки нежно дотронулись до её шеи, а потом медленно скользнули под лиф платья. Пальцы нежно заскользили по её груди, а затем нежно сжали соски. Линда невольно всхлипнула и откинулась назад.

Колдун поддел пальцами ткань на её плечах, и платье прохладной волной упало ей на колени. Он тут же потянул её за руки, заставив подняться в полный рост. И как только платье соскользнуло на пол, он подхватил её на руки.

На Линде кроме туфель и стрингов ничего больше не осталось. А когда она оказалась на мягкой кушетке, обтянутой, кажется, бархатом, он избавился и от туфель. После чего колдун начал ласкать её языком так, что у неё перехватило дыхание.

Линда таяла от его ласк. В промежности уже давно пылал огонь, а низ живота приятно изнемогал от тянущей боли. Он неистово продолжал возбуждать её, и когда ей казалось, что оргазм неизбежен, он вдруг резко замирал. Становилось тихо-тихо, и лишь тяжёлое мужское дыхание говорило о том, что он где-то совсем рядом.

И когда Линда подумала, что наконец-то пришло время для развязки, колдун вдруг начал кормить её клубникой!

Он откусывал у ягоды кончик, а потом водил ею вокруг её сосков. После чего слизывал влагу с груди и только после этого они съедали ягоду вместе. И всё это время руки Линды находились у неё над головой, так как колдун не разрешал ей опускать их.

Наконец-то он медленно потянул стринги вниз, целуя ей бёдра. И тут сладостная пытка стала просто невыносимой! Линда выгнулась и со стоном запустила руки ему в волосы. И в ту же секунду вздрогнула — они напомнили ей пышную гриву Зверя!

Нет, этого не может быть. Неужели она всегда будет вспоминать его в самый неподходящий момент?!

Из её груди вдруг вырвался полустон-полуплач. Но тут всё резко изменилось. Её быстро перевернули на живот и заставили встать на колени. Не успела Линда опомниться, как колдун овладел ею сзади. Причём это было совсем не нежно. Он с силой входил в неё, и с каждым разом эти толчки становились все сильнее и сильнее. И вот уже колдун яростно долбил её сзади так, что она еле удерживалась на коленях, трясущимися руками цепляясь за кушетку.

Странно, Конте вёл себя так, будто она в чём-то перед ним провинилась, словно он за что-то её наказывал…

Пускай это свидание с самого начала показалось ей странным, ведьминская кровь не позволила ей остаться без заслуженного оргазма. Ещё несколько ударов — и Линду накрыло волной неописуемого удовольствия. Тут же она почувствовала внутри себя горячий всплеск, и колдун в изнеможении прижался к ней потным телом.


Глава 10

Линда не помнила, как оказалась дома. Она словно бы плыла по течению, которое несло её куда-то, несло и… вдруг оказалась в собственной постели!

Ну вот, дотрахалась. Она и вина выпила совсем немножко, а шампанского вообще несколько ложек! Колдун её, можно сказать, им отпаивал. Вливал шампанское ей в рот по глоточку, словно куриный бульончик немощно-больной. По сути, она ею и была…

Всё-таки секс у ведьмаков — восхитительная и загадочная штука. Сначала умираешь, а потом, как птица феникс возрождаешься. Если уж люди называют оргазм маленькой смертью, то про чародеев и говорить нечего.

Линда только смутно помнила, как колдун вёз её в лимузине, гладя её по голове, как маленькую девочку. Он что-то нежно шептал ей на ухо, нежно касаясь его губами.

А когда он вывел её из автомобиля, крепко придерживая за талию, их взгляды встретились, и он в смущении отвёл глаза!

Странно, какие запоздалые угрызения совести. Сначала оттарабанил её, словно изголодавшийся по женскому телу матрос, а теперь отводит глазки. Что-то здесь не вяжется… Ощущение того, что её опять поимели не только в прямом, но и в переносном смысле, не отпускало её ни на секунду.

В памяти вдруг всплыли ощущения, испытанные ею в тёмной пещере, когда она лежала на топчане с привязанными к стене руками. А те затянувшиеся ласки с завязанными глазами на бархатной кушетке? Было что-то общее между этими сценами, и не только то, что в обоих случаях она не могла видеть. Она тогда словно балансировала на острие бритвы, когда наслаждение и боль неразделимы, когда сходишь с ума от их опьяняющей близости…

Чем больше Линда размышляла, тем сильнее росла в ней уверенность в том, что Конте — далеко не главное действующее лицо. Он, впрочем, как и она сама, всего лишь пешки в чужих руках. И чтобы рассеять всякие сомнения она решила прибегнуть к магии.

В таких случаях хорошо помогал эликсир прозрения. Но, сколько бы Линда не старалась, у неё ничего не получалось. Её мысли крутились вокруг да около, но долгожданное озарение так и не наступало. Поэтому становилось ясно, что здесь действовала мощная магия, которая не позволяла ей приоткрыть завесу этой тайны.

Получалось, что Конте всё-таки приложил здесь руку. Ведь такое заклятие мог наслать только очень сильный колдун. Недаром же он работал на могущественный род Шахонских. А они дилетанта держать не станут!

Это лишний раз подтверждало её догадку насчёт Зверя…

Сейчас она отдохнет, примет душ и поедет назад в особняк. И пускай только колдун попробует утаить от неё что-нибудь, она… ему… покажет…

Весенние лучи пробивались сквозь молодую листву тополей, и пёстрая мозаика из солнечных зайчиков весело скакала по спальне. Линда лежала в кровати и пыталась восстановить в памяти подробности вчерашнего вечера.

Конте! Паршивец! Вот кто ей нужен.

Линда вскочила с кровати, бодрая и полная сил. Результат вчерашнего соития вступил во вторую стадию, когда феникс уже возродился. А сейчас этой птичке нужно было лишь почистить свои пёрышки.

Всё! С этого момента она начинает новую жизнь! Прежде чем ступать на тропу войны нужно вновь превратиться в стопроцентную ведьму. И придушить в себе ту наивную дурочку, мечтающую о рае с любимым в шалаше, вернее, в пещере. Куда делась та стерва, та коварная ведьмочка?

Ага, легко оставаться такой, когда на горизонте нет достойного мужчины. А стоило ему появиться…

Линда достала из бара бутылочку своего любимого вина Турмхов Совиньон и налила себе полный бокал. Она частенько прикладывалась к нему по поводу и без. А начало новой жизни требовалось отметить.

Через час она уже поднималась по мраморным ступеням особняка Шахонских. Найти главного «придворного» колдуна, как она в шутку называла Конте, не составило большого труда. Он сидел в своём кабинете и скрипел по бумаге золотым пером с задумчивым видом.

Увидев её, колдун побледнел и его серые глаза враз стали грустными.

— Линда? Что-то случилось? — спросил он, встал из-за стола и быстро направился к ней.

— Да, случилось. Ты мне сейчас расскажешь, как ты прогнулся под атланта и пошёл на такую низость. Хотя, чего ожидать от колдуна, сама такая.

— Ты догадалась, — почти одними губами прошептал он и посмотрел на неё несчастными глазами.

— А вы думали, я полная идиотка? Что у меня такой условный рефлекс, раздвинула ноги — отключились мозги?

Взбешенная ведьма внутри неё со злорадством потирала руки в предвкушении мести. Ну, наконец-то возвращается прежняя Линда!

Прежде чем выходить на тропу войны, нужно больше узнать о своём противнике. Ей известно о нём лишь то, что он мог превращаться в Зверя и перемещаться в пространстве. Также обладал способностью читать мысли, имел обворожительные янтарные глаза, великолепную фигуру и большой даже для атланта член…

О магия! Что это с ней? В чём она себе только что клялась?!

— Линда. — Голос колдуна вернул её на грешную землю. — Я не думал, что это будет для тебя настолько неприятным. В моральном смысле, конечно. Всё-таки ты ведьма…

— Вот именно, ведьма, а не шлюха. И привыкла сама выбирать себе любовников. Со Зверем отдельный разговор, но ты! Почему пошёл на это? Пускай ты работаешь на атлантов, но я всегда считала тебя независимым колдуном. Ведь ты обладаешь мощной магией, и с тобой не могут не считаться.

— Я не выслуживаюсь перед Стахом, если ты об этом. Но я чувствую перед ним некоторую вину. Это давнишняя история…

Линда вся напряглась. Почувствовав запах цели, она как гончая встала в стойку.

— Ты же знаешь, как я люблю всякие страшилки про атлантов, — Линда капризно надула губки и сделала глазки, как у кота из «Шрека» — А после мы могли пообщаться в другой обстановке…

— Ой, Линда. Я же не какой-нибудь озабоченный болван, к тому же колдун. Давай не будем играть в поддавки. Хочешь секса — скажи, я только «за». Но «дашь на дашь» меня не устраивает.

Ух ты! А колдун-то прямолинейный. Уважаю…

Нечасто ей приходилось встречать таких мужчин. Его откровенность тотчас вызвала в ней реакцию, причём нежелательную в этой ситуации. Линда почувствовала, как кровь прилила к её паху, наполнив его приятной тяжестью.

Она подошла к Конте совсем близко. Настолько, что уловила его запах — терпкий, чуть горьковатый, с едва уловимым ароматом дорогого коньяка. Так пахнут только настоящие мужчины, которых хотят такие первоклассные женщины, как она.

Пристально посмотрев в его дымчатые глаза, Линда положила руку на пояс его брюк. Привычным движением она справилась с маленькими пуговками, и тут же её ладонь накрыла тёплую, но уже довольно твёрдую возвышенность.

Поглаживая и несильно сжимая горячую мужскую плоть через тонкую ткань, Линда в сладостном предвкушении оттягивала долгожданный момент.

И когда её пальцы с лёгкостью проскользнули под резинку шортов и дотронулись до мягкой бархатной кожи члена, колдун с шумом выдохнул и резко запрокинул ей голову назад. А затем с силой прижался губами к её шее.

Этот поцелуй был чувственным и грубым одновременно. И, по всей видимости, ему хотелось продолжать в том же духе. Но гордая ведьма внутри неё тотчас взбунтовалась.

Нет уж! Она сыта по горло властными мужиками! Сегодня она будет повелевать и властвовать. И Линда, упав перед ним на колени, рванула брюки вместе с шортами вниз. Высвободившийся ствол, подобно пружине, резко выпрямился и горделиво задрожал прямо у неё перед носом.

Ого! Почти как у атлантов, да ещё и обрезанный. Здесь придётся потрудиться… Линда сначала облизнула тёмную головку, а потом провела языком по всей длине. Затем она медленно взяла его в себя, удивляясь его необычной твёрдости. Такое встречается только у колдунов, причём, только у зрелых.

Она начала неспешные движения, и её рассудок тотчас затуманился от страсти. Но, когда колдун положил свою большую ладонь ей на затылок, Линда сразу же напряглась. Ведь она прекрасно знала этот приём. Так и есть: ведьмак начал придерживать ей голову, чтобы глубже войти в неё. В общем, уже не она его трахала, а он её, полностью подчинив своей воле.

Ну уж нет! Ей нравились оральные ласки как раз тем, что она могла сама контролировать ситуацию. Превращать своего любовника в покорного раба, трепещущего от каждого её движения. Ведь тогда она решала, когда ему кончать.

Линда тотчас вонзила свои длинные ногти в его напряжённые ягодицы. Конте хрипло застонал от удовольствия, хотя, она добивалась совсем другого эффекта. Затем Линда резко встала и, обвив его шею рукой, повела к огромному креслу. Шутливо толкнула его в грудь так, что он в ту же секунду оказался в нём. После чего Линда сразу же его оседлала. И в тот же миг она почувствовала абсолютную власть над ним.

Началась бешеная скачка. Одной рукой колдун придерживал её за ягодицы, а другой ласкал ей грудь, которая подпрыгивала в такт с её размашистыми движениями. В результате они кончили почти одновременно, содрогаясь всем телом.

Честно говоря, такое случалось далеко не всегда. Поэтому, только этот момент делал секс с колдуном незаурядным. И вот Линда в изнеможении лежала на его груди. Колдун нежно гладил её по ягодицам, шепча ей на ухо ласкающие слух глупости.

Забавно всё-таки получилось: она имела претензии к одному мужчине, а пыталась что-то доказать совсем другому. И, судя по реакции колдуна, сделала она это очень убедительно.

Линда, как довольная сытая кошка потянулась, и озвучила свои мысли:

— Это был не аванс за информацию, я тебя просто захотела.

— Я знаю, — тихо отозвался колдун.

— Смотри не влюбись! — лукаво проворковала Линда, на что колдун заразительно рассмеялся.

— Я не настолько молод, чтобы не справиться со своими чувствами. — Конте звонко хлопнул её по попе и рывком встал с кресла вместе с ней. Затем он поставил её на ноги и начал приводить себя в порядок. — Сейчас ко мне должны прийти.

Линда тоже засуетилась. Она выдернула из коробки на журнальном столике несколько салфеток и вытерла ими промежность. Затем спокойно выкинула их в урну около письменного стола. После недолгих поисков свои трусики она нашла валяющимися на полу за креслом. Линда обрадовано их подхватила, потом несколько раз их встряхнула, как бы смахивая с них наглых микробов, и ловко нырнула в них. После чего довольная собой уселась в это же кресло и подняла глаза на колдуна.

Конте внимательно на неё смотрел, и в его серых глазах прыгали весёлые чёртики.

— Что смешного? — непонимающе спросила она его.

— Вы, ведьмы, удивительные создания…

Но не успел он закончить фразу, как дверь в кабинет распахнулась, и на пороге застыл незнакомый ей молодой мужчина…

Однако они вовремя закруглились. Ей-то это до лампочки, а вот у Конте могли бы быть неприятности. Но, возможно, ему даже понравилась такая пикантная ситуация. Ведь это придаёт сексу некую перчинку, остроту ощущений…

— Так на чём же мы остановились? — Конте с улыбкой смотрел на неё.

— На том, что ты обещал мне рассказать о Стахе. — прямолинейно заявила Линда. Лицо колдуна сразу же стало каменным, и он задумчиво посмотрел в окно.

— Мы с ним знакомы очень давно, с тех пор как моя сестра привела его в наш дом. У них, видите ли, была любовь. Во всяком случае, так она утверждала. Но время показало, что они испытывали её по-разному.

Лиза, моя сестра, росла довольно избалованным ребёнком. С пятнадцати лет она начала выходить в свет: балы, презентации, дискотеки… А так как наш отец работал тоже на Шахонских, моя должность мне досталась, так сказать, по наследству, то Лиза с ранних лет привыкла общаться с атлантами. И дообщалась до того, что влюбила в себя их старшего сына — Стаха. Причём именно влюбила, так как она для этого прибегла к сильному любовному привороту. Ей, видите ли, показалось, что она без него жить не сможет.

Тут всё и началось. Конечно же, против были все: родители и родственники с обеих сторон, друзья, знакомые. Короче, все без исключения, ведь брак между ведьмой и атлантом просто невозможен! С древних времён и по сей день ещё никто не нарушал незыблемые законы магического мира.

А когда стало известно, что здесь не обошлось без колдовства, то Шахонские наняли самых сильных чародеев, чтобы избавить сына от этой зависимости. И они сняли заклятие, между прочим, это сделал мой отец. Но, как оказалось, за это время Стах и на самом деле влюбился в Лизу.

Молодые целыми днями напролёт проводили вместе, предаваясь любовным утехам, а все вокруг них пребывали в полном шоке. Но Стах, который с пелёнок отличался благородством, чего нельзя сказать о его брате, не желал продолжать подобные отношения. Он хотел жениться на Лизе!

Не знаю, разделяла ли моя сестра его порывы, но, как только ей предложили огромные деньги за отказ от женитьбы, она тотчас согласилась. Судя по всему, какие-то зачатки совести у неё всё же были, так как она исчезла с деньгами в неизвестном направлении и до сих пор так и не объявилась.

Стах долго её разыскивал, уж не знаю с какой целью. А потом исчез на несколько лет, пока не свалился как снег на голову четыре дня назад, — закончил колдун, продолжая смотреть в окно.

— И никто до сих пор не знает, где он пропадал все эти годы? — невозмутимо поинтересовалась Линда.

— Кто-то уж точно знает, — глядя ей пристально в глаза, ответил Конте.

А они очень близки. Во всяком случае, это не просто отношения между Хозяином и его работником. И, кажется, он знает о Звере, о задании…


Глава 11

Всю обратную дорогу домой Линда размышляла о непростой судьбе Стажа, о предательстве его любимой девушки, о его вынужденном одиночестве. Теперь многое вставало на свои места и становилось понятным.

Она разулась, прошла в гостиную и тут же остолбенела. В кресле с телевизионным пультом в руках сидел Зверь! Причём он даже не посмотрел в её сторону. Он так и продолжил вольготно сидеть нога на ногу, спокойно переключая каналы.

Затем он скользнул по ней равнодушным взглядом и, растягивая слова, произнёс:

— А хозяйка из тебя некудышняя. У меня в пещере было намного чище, чем у тебя в квартире.

— Что ты здесь делаешь?! И как ты попал в квартиру? — От возмущения Линда стала задыхаться.

— Не заморачивайся, с замками у тебя всё в порядке. Всё вынюхала про меня?

— Нужен ты мне очень. После того, что ты сделал, я не то что говорить, я и думать о тебе не желаю!

— Тем не менее, думаешь и желаешь, — насмешливо обронил он и положил пульт на подлокотник дивана.

— А не лучше ли тебе удалиться? Твоя наглость не имеет границ!

— Кто бы говорил о наглости. Заявилась в особняк, подсунула моему братцу левого йети… Продолжать? — Он вопросительно посмотрел на Линду. — Обманом срубила кругленькую сумму со счёта моей семьи, а теперь меня и попрекает! И, вообще, что я такого сделал ужасного? Кажется, нам было хорошо…

— Потому что я не знала, что меня обманывают!

Линда заметила, как в его бездонных янтарных глазах вспыхнул огонёк гнева, но тотчас потух. Сделав паузу, Зверь продолжил:

— И что же тебе интересного поведал Конте? Лучше бы пришла ко мне, всё-таки информация от самого участника намного достовернее.

— Что? После этого я тебе вообще не буду верить. — Линда презрительно усмехнулась.

— Я надеюсь, ты прислушалась к моей просьбе не обижать Конте.

— Прислушалась. Когда я уходила, он был очень доволен.

Зверь странно на неё посмотрел и отвернулся. Линда окинула его взглядом и поняла, что придерживаться её плана будет далеко не просто.

Но почему Зверь так хорош собой?! Его сексуальность словно окутывает его волшебным ореолом, воздействие которого безгранично. И что самое страшное — её как магнитом тянет к нему!

— Ты на меня напала как фурия, а я, между прочим, пришёл просить у тебя прощения. Может, закопаем топор войны и останемся друзьями?

— Вот что между нами, оказывается, происходило — дружба!

— А ты думала что? — Зверь с прищуром на неё посмотрел. — Если ты внимательно слушала Конте, то ты должна понимать, что после… — он серьёзно посмотрел на Линду, — моей неудачной попытки жениться, слово «любовь» навсегда исчезло из моего лексикона.

— А ты, наверное, забыл, что я ведьма. Для меня этого слова вообще не существовало.

— Что-то я этого не заметил, когда читал твой дневник. А как же тот юноша, которому ты отдалась в первый раз? Разве ты его не любила?

— Любила, наверное. — С неохотой согласилась с ним Линда. — Но это была как прививка, теперь у меня стойкий иммунитет к этому чувству. Так же, как и у тебя.

— Вот и славно. Теперь, я надеюсь, ничто не помешает нам общаться во всех смыслах. — Зверь прожёг её многообещающим взглядом.

— Во всех смыслах… Ну, что ж. Я согласна. В конце концов, не так часто мне попадаются такие атланты как ты.

— А мне такие ведьмы.

Зверь тут же оказался рядом с ней. Он впился ей в рот таким жадным поцелуем, слово год не видал женщин. От его любовного натиска Линда еле удержалась на ногах. Если бы Стах не придержал её одной рукой, она точно бы упала.

От слабости и охватившего её желания у неё подкашивались ноги. Всё-таки сказывался недавний секс с колдуном. Ведь там она играла на главных ролях, поэтому и энергии потратила гораздо больше, чем обычно.

Завтра силы вернутся и будут бить ключом, а сейчас ещё одну схватку она не выдержит… Словно прочитав её мысли, Зверь слегка отстранился от неё и заглянул Линде в глаза.

— Что происходит? — прошептал он почти беззвучно.

— Ты же сам просил меня не обижать колдуна…

Ярость в его жёлтых глазах вспыхнула с такой силой, что на какой-то миг Линде показалось, что он её ударит. Она в ужасе отшатнулась от него и замерла.

— Глупая, ты о чём это подумала? — Зверь тотчас привлёк её к себе, целуя в висок. — Значит, оставила меня без сладкого. А как же наше соглашение?

— В силе. Только ты как-нибудь сам… — жалостливо улыбнулась Линда, стараясь его не обидеть.

— Сам, так сам. Чтобы было быстрее, тебе придётся немного потерпеть. Но, в конечном итоге удовольствие гарантирую. — Он моментально разделся сам и тотчас снял с неё всё до последней нитки без какой-либо эротики.

Не успела Линда опомниться, как они уже стояли в душе, и Зверь круговыми движениями намыливал ей тело. Его руки скользили по её груди, затем плавно спускались к животу, а оттуда к её пылающему страстью лону.

Затем он поставил её на колени, и обхватил сзади так, что его руки оказались у неё на груди, в то время как его пах медленно заскользил по её ягодицам. Линда услышала его тяжёлое дыхание. Он отбросил её влажные пряди ей на грудь, и его зубы тотчас вонзились ей в шею чуть ниже линии волос. И как всегда восхитительная грань между наслаждением и болью пошатнулась, даря ни с чем несравнимое удовольствие.

Стах нежно целовал её шею и плечи, в то время как его пах всё сильнее и сильнее давил на неё сзади. Она понимала всю степень возбуждения Зверя, так ощущала его твёрдость своими ягодицами.

Линда задрожала в предвкушении. Такой секс даже ведьмы практиковали нечасто. И не потому, что им было неприятно, просто чтобы это не приедалось, оставаясь всегда восхитительным деликатесом.

Он взял её очень нежно, настолько, что она даже не почувствовала привычной боли. Неспешно вошёл в неё полностью. Замерев на секунду и обхватив её шею спереди своей широкой ладонью, Зверь начал двигаться размеренными плавными движениями.

— Так хорошо? — Откуда-то издалека долетел его хриплый возбуждённый голос. И Линда поняла, что он сдерживает свой пыл, чтобы не причинять ей боль.

— Да-а, — еле слышно простонала она.

— Хочешь, чтобы было неторопливо, нежно, или же быстро, с оглушающим наслаждением, с примесью сладостной боли? — растягивая слова, прошептал он ей на ухо.

— Быстро…

Кажется, он заранее знал ответ на свой вопрос. Потому что Зверь на миг остановился, после чего издал звук, напоминающий рычание и сильнее ухватился за её ягодицы.

Он входил в неё яростно, словно торопился приблизить неминуемую развязку. Задыхаясь, Линда жадно хватала ртом воздух, податливо прогибаясь под его ударами. Стоны непроизвольно вырывались из её груди, утопая в шуме воды.

Пик запредельного наслаждения подкатился неожиданно, после чего Линда вскрикнула и содрогнулась. А Зверь всё никак не унимался… И вот наконец он на секунду замер, по его телу пробежала дрожь, и он сделал свой последний решающий удар… Зверь чуть ли не со всей силы прижал её к себе, и его продолжительный стон прозвучал для неё как триумфальный марш.

Вскоре они уже лежали на широком диване и потягивали её любимое «Турмхов Совиньон».

— Между прочим, я пришёл тебя пригласить на мюзикл «Призрак оперы». Как ты относишься к Уэбберу?

— Почти также как к сексу.

— Отлично. Только платье для тебя я сам выберу. На твой вкус нельзя полагаться.

От одурманивающей истомы Линде даже не хотелось вступать с ним в спор. Она лежала и пыталась определиться, лукавила она или нет, когда заключала с ним соглашение насчёт любви.

Конечно, коктейль из секса и нежных чувств намного вкуснее. Но, как ведьма, она не могла себе этого позволить…


Глава 12

Из дневника:

В сексе, как и е жизни, можно всю жизнь отдаваться в миссионерской позе одному и тому же мужчине, а можно рискнуть и пуститься во все тяжкие. Для большинства женщин это неприемлемо, для ведьм — это норма.

О Великая Магия! Сколько мужчин я повидала!

Многие в сердцах называют ведьм шлюхами, притом, что большинство замужних дам отдаётся своим мужьям без какой-либо любви. Они выполняют свой супружеский долг, словно повинность отбывают. «Коротаем мы ночи длинные, нелюбимые с нелюбимыми…» Получается, что и они предоставляют своё тело в обмен на что-то. Так и кто из нас шлюхи?!

Чародейки хотя бы делают это с охотой, превращая обычный трах в искусство. Не спорю, и среди ведьм попадаются всякие. И я совершала ошибки, взять хотя бы мою первую любовь. Зато сейчас я — роковая женщина, успешная светская львица, которая охотится только в местах, где косяками плавают жирные богатенькие тузы. Жирные, конечно, не в прямом смысле, такими не интересуемся. Ведь мы — чародейки, как правило, стараемся совмещать полезное с приятным. Не всегда это получается, но зато есть к чему стремиться!

Примерно за полгода успешной охоты, у меня сложилось чёткое представление о мужчинах. Опираясь на свою ведьминскую интуицию и опыт, я даже составила сексуальный перечень, то есть я поделила мужчин на виды.

Итак, вид третий — нефтяник (не путать с благородной профессией!). Самая низшая категория, ниже некуда, если не считать скорострелов и импотентов, конечно. Это те, которые залазают на тебя как на голгофу. Вот только страдалец здесь ни он, а его партнёрша. Как правило, это жена, которая всю жизнь вынуждена нести на себе этот крест. И вот этот нефтяник, взгромоздясь сверху (по-другому не умеет), начинает монотонно и нудно совершать возвратно-поступательные движения. Словно не сексом занимается, а нефть качает. При этом он ещё, как правило, пыхтит так, будто вагоны разгружает.

Второй вид — классики. Ну, здесь всё просто, как пять копеек. Эти подарят вам добротное, без всяких излишеств соитие. Для подзарядки энергии — пойдёт, правда, забудется такой секс на второй же день.

Третий вид — виртуозы. О-о, об этих отдельный разговор. Пьедестал почёта здесь по праву делят атланты и колдуны, этих ещё никто не переплюнул. Если бы не самомнение и эгоизм атлантов, то они были бы лучшими любовниками в мире. Когда они старались, секс с ними не забывался уже никогда.

И, как ни странно, в эту лигу чемпионов попадали иногда и обыкновенные мужчины. В смысле, не из магического мира, потому что язык не поворачивался назвать их обыкновенными. Встречала я и таких, человек пять, не больше. Причём каждый из них был типичным Дон Жуаном — имел пылкое сердце, крепкий член и быстрые ноги…

Звонок в дверь прозвучал оглушительно громко. От неожиданности Линда вздрогнула, прикидывая, кто же это мог быть. Она открыла входную дверь, и её нижняя челюсть опустилась от удивления.

На пороге стоял курьер, в руках он держал прозрачный чехол для одежды, через который просвечивала ткань изумительного цвета морской волны.

Линда расписалась в получении и закрыла за курьером дверь.

Превеликая Магия! Какая прелесть! Мягкий теплый цвет с оттенком бирюзы так и навевал романтическое настроение. Линда рассматривала изумительное коктейльное платье, ощущая пальцами тонкость летящего шифона.

Бесспорно, платье — выше всяких похвал. И сразу видно, что покупал его атлант. Если бы она выбирала себе наряд, то остановила бы свой выбор на чём-нибудь более откровенном. А в этом платье с завышенной талией её симпатичная попка почти не выделялась. Но, зато эффектно смотрелась грудь… Итак, сегодня она будет строить из себя леди из Высшего Общества. Занятно!

Хотя Линда и привыкла к всевозможным тусовкам и банкетам, но на них вращалась публика попроще. Богатая, но далеко не элита. Поэтому она испытывала некоторую нервозность, опасаясь в обществе атлантов оказаться в неловкой ситуации.

Соорудив на голове незатейливую причёску, в смысле без архитектурных излишеств, она приступила к макияжу. Здесь она тоже решила не усердствовать.

Чутьё подсказывало, что Зверь не сторонник ведьминских пристрастий ко всему яркому, броскому и блестящему. Честно говоря, она и сама понимала, что её обычный образ в этом случае смотрелся бы неприлично, да и к такому платью это совершенно не подходило.

Напоследок окинув себя критическим взглядом, Линда с ужасом обнаружила, что платье слегка просвечивает! Во всяком случае, её стринги с трудом, но всё же просматривались. Зато её ягодицы выглядели теперь очень сексуально.

В гардеробе у Линды отродясь не было таких ненужных вещей, как подъюбники и комбинации. Поэтому она, усмехнувшись про себя, вышла из дома с гордо поднятой головой.

Стах знает, кого ведёт в театр, а ведьма, она и в Африке ведьма. Не стоит требовать от неё слишком многого…

Как и следовало ожидать, около подъезда стоял лимузин. Но, в отличие от Конте, Стах не соизволил приехать за ней лично. Около автомобиля её с услужливой улыбкой встречал водитель.

Когда лимузин затормозил около огромного здания с колоннами, Линде стало не по себе. Ведь в последний раз она была в театре лет так… короче, в глубоком детстве. Она даже не помнила, на какой спектакль они тогда с бабушкой ходили.

Линда его сразу заметила. Да и как не обратить на такого мужчину внимание? Подымающиеся к входу дамы чуть шеи себе не свернули, украдкой бросая на него восхищенные взгляды. И Линде тотчас захотелось быстрее оказаться рядом с ним. С трудом себя сдерживая, она грациозно вышла из лимузина и не спеша направилась навстречу Зверю.

— Выглядишь восхитительно! — искренне высказался вместо приветствия Стах.

— Ты тоже неплохо смотришься. И спасибо за такой дорогой подарок. Ведь только благодаря твоему платью, я буду выглядеть как настоящая леди, — съязвила Линда и приторно улыбнулась.

Зверь в ответ лишь усмехнулся и, взяв её под локоть, повёл к входу. Линда первая вошла в этот храм искусства, так как Стах отстал, пропуская её и ещё нескольких дам вперёд себя. А когда он вновь взял её под руку, в его глазах сквозило едва скрываемое раздражение.

— Нет, Линда. Ты не будешь выглядеть сегодня как леди. В высшем обществе не принято щеголять с едва прикрытым задом. Ведьму хоть как одень, она всё равно всё испортит.

От такой неожиданности Линда опешила. Его ханжеское высокомерие по отношению к ней было просто возмутительным.

— Ладно. Передавай привет Уэбберу, — Линда крутанулась на каблуках и быстро направилась к выходу. Но не успела она пройти и нескольких метров, как Зверь её догнал и схватил за руку.

— Не так быстро. От меня ещё ни разу женщины не сбегали. Возможно, я погорячился. Но ты тоже хороша. Если бы я не прислал тебе это платье, ты, наверное, заявилась бы сюда в лосинах и в лабутенах на высокой платформе.

Линда окинула его взглядом, так как не поняла, шутит он или же говорит серьёзно.

— Стах, отпусти меня. Я не хочу портить тебе вечер, потому что ты будешь меня стесняться. Ведь мало того, что привёл с собой ведьму, так ещё и — о ужас! — у неё просвечивают трусики! Мне лично до фонаря…

— Не заставляй меня тащить тебя волоком. В ложе нас уже, наверное, заждались.

— Это кто же нас заждался? — спросила его подозрительно Линда.

— Ложу бенуар занимает только наша фамилия. Шахонские не пропускают ни одной премьеры.

Такого поворота Линда не ожидала. Своя ложа, да ещё какая-то бенуар… Догадка всплыла неожиданно, вызвав массу эмоций.

— Так ты пригласил меня лишь для того, чтобы позлить своих родственников? — зло прошипела Линда.

— Не только. Мне нравится, когда ты рядом, на тебе взгляд отдыхает. А то я уже устал от напыщенных великосветских дам. Как любая ведьма, ты всегда непосредственна, поэтому общение с тобой не напрягает.

— А если я повернусь к тебе спиной, твой взгляд тоже отдохнет? — лукаво поинтересовалась она, покачивая бёдрами.

— Особенно. Только не надо вихлять задом, он у тебя и так всё время в движении. Это ещё одна из причин, по которой я нервничаю — не хочу, чтобы мужчины им любовались. Твоя попка только моя, слышишь? — Зверь посмотрел на неё прожигающим насквозь взглядом и повёл её к ложе.

Линда с трудом засеменила рядом. Внутри неё взорвался такой фейерверк сексуального желания, который помешал ей не только здраво мыслить, но и ходить.

Когда они вошли в ложу, Линда тотчас столкнулась со злым и надменным взглядом Константина. Его жена Елизавета окинула её безразличным высокомерным взглядом и, даже не поздоровавшись, тут же отвернулась. Родители Стаха показались ей более приветливыми: Радомир с Василисой сухо с ней поздоровались, обменявшись между собой недоумёнными взглядами.

А они навели тут шороху! Теперь пускай хоть лопнут от злости, ничто не помешает ей насладиться чудесной музыкой.

Не успели они занять свои кресла, как в ложу вошли ещё одни гости. И реакция всех присутствующих на них была противоположной той, которую вызвали Линда со Стахом. Особенно прогнулась Василиса, которая даже раскраснелась от волнения. Она расцеловала вошедшую девушку и посадила её между собой и Стахом. Видный атлант солидного возраста с достоинством со всеми поздоровался, остановив свой взгляд на Линде.

Ну вот, и этот туда же! У неё на лбу бегущая строка что ли? Да, она ведьма, и что из этого?!

А молоденькая девица, почти ребёнок, не успев занять своё место, тут же принялась таращиться на Зверя. По-видимому, только атланткам позволялась так себя вести. Узкое породистое лицо девушки ещё не обрело той утончённости атлантов, но уже сейчас блистало красотой. Девочка бросала на Стаха откровенно влюблённые взгляды и ловила каждое его слово.

А потом грянул оркестр, и все мысли тотчас улетучились из её головы…

Линда смотрела на сцену и переживала так, словно она сама вместо главной героини страдала на сцене. А рядом был Призрак Оперы, который, в отличие от Зверя, действительно любил свою Кристину. А когда звучала знаменитая музыка ночи в исполнении фантома, Линда уже не сдерживала слёз. Они лились у неё по щекам, и она даже не пыталась их вытереть, чтобы не привлекать к себе внимания.

Почему эта музыкальная драма вызывает у неё такую реакцию? Ведь для ведьм это противоестественно, они неспособны на такие сильные эмоции. Видимо, сказывалось волнение последних дней…

Линда украдкой вытерла со щёк слёзы, заметив, что Зверь беспардонно за ней наблюдает.

— Если кому-нибудь расскажешь, что я ревела в театре, убью, — на ухо прошептала ему Линда.

— Раз ты меня уже хотела убить, и что из этого вышло? — насмешливо отозвался Стах. — Где бы я ещё посмотрел на плачущую ведьму?

— А что это за девица, которая не сводит с тебя влюблённых глаз? — не выдержав, поинтересовалась Линда.

По лицу Зверя пробежала тень, и он нехотя ответил:

— Друзья семьи, Виктор Несвижский со своей дочерью Роксаной. С ними нельзя не дружить из-за их положения, — с некоторой злостью произнёс Стах. — А почему тебя это беспокоит? Неужели ревнуешь? Пока у тебя нет серьёзных соперниц.

— Ревную, я?! Размечтался! — Насмешливо проворковала Линда, чувствуя, как настроение зашкалило до отметки «максимально отличное».

В антракте они прогулялись в фойе и даже успели съесть по порции мороженого, так как столик был зарезервирован заранее. Вот ещё одна из прелестей общения с атлантами: у них всегда всё схвачено.

Когда они возвращались обратно в ложу, Стах неожиданно завёл её в одно из служебных помещений театра. По-видимому, он тут неплохо ориентировался. И не успела Линда переступить через порог, как он набросился на неё как голодный зверь.

Он покрывал её шею и грудь пламенными поцелуями, причём Линда действительно ощущала на своей коже его горячее дыхание. И когда его рука беспардонно проникла ей под платье, она тотчас пресекла его поползновения. На что тут же получила возмущённый выговор:

— Откуда такая стеснительность? Я этого хочу с того самого момента, как ты повернулась ко мне спиной.

— Стах, вернёмся в ложу, пропустим же самое интересное! — взмолилась Линда, испытывая беспокойство по поводу начавшегося мюзикла. Зверь окинул её странным взглядом, после чего молча сделал шаг назад, освобождая ей дорогу.

После антракта атмосфера в ложе стала ещё напряжённее. Не успела Линда занять своё кресло, как почувствовала на себе взгляд Роксаны, полный лютой ненависти. По-видимому, та пребывала в бешенстве, что Стах весь антракт провёл не в её обществе.

Непонятно, на что эта бедная девочка рассчитывала? Что они втроём мило скоротают время, обмениваясь шутками? Да она, по сути, ещё ребёнок, а уже пялиться на таких мужчин! Лучше бы больше общалась со своими сверстниками.

Коварная, беспощадная ведьма из глубин её подсознания вырвалась наружу и буквально уничтожила Роксану насмешливым взглядом. Девушка тотчас побледнела и отвела от Линды глаза. И это мелкое хулиганство не осталось незамеченным…

— Прекрати! — Зверь холодно посмотрел на Линду.

— Что именно? Я, вроде, сижу, никого не трогаю…

— Сама знаешь.

— А ты, как я вижу, стал членом движения «В защиту Детства», — съязвила Линда.

— Тебя это, уж точно не касается. — сказал, как отрезал Зверь и отвернулся.


Глава 13

Линда не помнила, как очутилась в лимузине. Она была словно в тумане, так как всё ещё находилась под впечатлением от волшебного мюзикла.

— Музыка на тебя странно влияет. Ты словно входишь в транс, как кобра от флейты факира, — с усмешкой заметил Зверь.

— Мне радоваться или обижаться? Между прочим, кобры — благороднейшие создания, никогда не нападают первыми. И кусают, только защищаясь.

— Тогда это почти комплимент. Вы, ведьмы, не отличаетесь благородством. Ты чуть не убила бедную девочку одним только взглядом.

— Да она какая угодно, но только не бедная! Твоя девочка первая начала, я защищалась.

— Во-первых, она не моя. А во-вторых, у меня уже есть своя… девочка, — усмехнулся Зверь и окинул её таким взглядом, от которого низ живота тотчас налился приятной тяжестью. — Которая, кстати, меня сегодня продинамила.

В другой ситуации Линда посмеялась бы над его «девочкой», но сейчас ей было не до смеха.

— Ты думаешь о том же, о чём и я? — прошептала Линда и облизнула пересохшие губы.

— Несомненно. Иди ко мне, моя девочка, — без тени иронии предложил Стах и в одно движение усадил её к себе на колени…

Линда не спеша раскачивалась, словно на волнах. Стах слегка подбрасывал её вверх, и в этот момент он входил в неё настолько глубоко, что на какой-то миг упоительная боль пронзала её изнутри. Но Линда наслаждалась этой восхитительной качкой. Она смотрела на его небрежно расстегнутый воротник белоснежной рубашки, поросль курчавых волос на широкой мускулистой груди, и всё в нём подстёгивало её страсть. Но как бы она не мечтала продлить эти драгоценные минуты, тело требовало завершения.

Зверь, словно прочитав её мысли, заметно прибавил темп. А где-то глубоко внутри уже созрел плод наслаждения, ей оставалось только сорвать его. И Линда не стала медлить. Сделав несколько резких движений навстречу Зверю, она взорвалась продолжительным ослепляющим оргазмом.

Стах, с упоением наблюдая за её реакцией, вдруг с силой выгнулся так, что её голова чуть ли не упёрлась в крышу лимузина. Затем он резко выдохнул, и Линда почувствовала, как внутри неё выплеснулось горячее семя.

Когда Линда привела себя в порядок, её взгляд упал на непрозрачную перегородку, отделяющую пассажирский отсек от водителя. Причём она прекрасно запомнила, что раньше её здесь не было.

— Ив какой момент ты её поднял? — спросила Линда у Зверя, показывая на тёмную ширму.

— Тогда, когда нужно, — ответил Стах и после короткой паузы добавил: — Кажется…

Два дня пролетели незаметно. Из особняка не звонили, и это радовало. Хотя, если бы объявился Стах, она, наверное, запела бы от счастья.

Истинная ведьма внутри неё пребывала в полной панике. Ещё бы! Ведь подобное состояние очень напоминало любовную лихорадку. А этот недуг лечился лишь двумя способами — свадьбой или разлукой. Конечно, второй способ был жестоким, но не менее эффективным, чем первый. Замужество отпадало само по себе, второй вариант казался ей тоже неприемлемым.

Ещё оставалось колдовство. Но, как ведьма, Линда прекрасно понимала, что любовные привороты и наговоры всё равно бы не подействовали из-за её иммунитета. Ведь она и по сей день принимала териак.

И вообще, кто сказал, что это любовь? Если им хорошо вместе, это ещё ни о чём не говорит. А только лишь подтверждает то, что они хорошие и опытные любовники.

Её размышления прервал телефонный звонок.

Помяни чёрта… Линда смотрела на экран и медлила. Ведь звонил начальник службы безопасности. Вот уже много лет он работал на Шахонских и обеспечивал охрану всего концерна, включая и их огромный дом. И этот довольно поздний звонок мог обозначать лишь одно — у неё новое задание.

Как Линда и предполагала, её вызывали в особняк, причём по очень важному делу. Так как собирали всех агентов без исключения, даже тех, которые находились в данный момент за границей.

Неужели война с каким-нибудь кланом? Атланты никогда не доводили до этого, но до неё доходили тревожные слухи. Слава Великой Магии, что на её роду не случалось подобного! Но в древние времена происходило всякое…

Поэтому Линда не хотела никаких перемен. Последняя неделя была, наверное, самой лучшей в её жизни. Ведь у неё теперь числилось два постоянных любовника высшей пробы. И они смело могли сойти за друзей, что само по себе удивительно для чародеев.

Как правило, в магическом мире никто не доверял друг другу. И даже намёк на дружбу считался здесь огромной глупостью.

Как не крути, но она ведьма подневольная. Заключила с атлантами контракт, значит выполняй! Поэтому Линда надела джинсовый костюм, взяла свой чемоданчик и с нехорошими предчувствиями быстро вышла из дома.

На всех подъездах к особняку стояло столько автомобилей, что Линда с большим трудом припарковалась чуть ли не в фонтане. Кажется, сюда съехалась не только вся служба безопасности. Пускай этот отдел и был многочисленным, но не до такой же степени!

Несмотря на позднее время, весь особняк находился в постоянном движении, словно огромный муравейник. Вся прислуга, служащие и охранники бегали туда-сюда, выпучив от волнения глаза.

Линда, сгорая от любопытства, прошла к кабинету своего начальника. Но его там не оказалось. Вдобавок, к её большому огорчению, худющая секретарша ей поведала, что его срочно вызвали на совещание к руководству.

Искать в этой кутерьме Стажа не имело ни малейшего смысла. Вся надежда была только на Конте. Уж он-то разъяснит ей ситуацию. И Линда, стараясь ни с кем не столкнуться в этой суматохе, медленно направилась в другое крыло здания.

Колдун, к её огромному облегчению, находился в своём кабинете. Он шёл ей навстречу, улыбаясь и протягивая для приветствия руки. Конте не сводил с неё глаз, и жар его ладоней обжигал ей пальцы.

Наконец-то он оставил её руки в покое. Предложив Линде занять то самое кресло, Конте расположился совсем рядом с ней, небрежно присев на край стола.

Кажется, колдун находился в приподнятом настроении. И он буквально пожирал её глазами. Вероятно, он с превеликим удовольствием хотел бы продолжить их «общение» как в прошлый раз.

Честно говоря, она и сама бы не отказалась. Конте привлекал её как мужчина. К тому же, когда любовник испытывал к ней нежные чувства, секс с ним становился просто незабываемым!

— Линда, ты правильно сделала, что пришла ко мне. Охранников у нас и без тебя хватает. А вот с колдунами и ведьмами напряжёнка. Так что я обращусь к твоему начальству, чтобы тебя, временно, перевили в мой отдел. Я думаю, мы с тобой сработаемся. — И его серые глаза заблестели от желания как два дымчатых кварца.

— Кажется, мы уже неплохо поладили.

— Верно. Не хочу тебя пугать, но в нашем отделе совсем не просто работать. И опасностей здесь не меньше, чем в твоём. Ведь магия невидима, и порой смерть может таиться… — Конте вдруг резко замолчал, но тут же продолжил: — Хотя, кому я это рассказываю? Ведь ты же ведьма! Но я буду всегда рядом. Не бойся, с тобой ничего не случится.

— А конкретнее нельзя? Откуда идёт угроза? С кем мы вообще воюем?

— Этого тебе никто не скажет. Как я слышал, у Несвижского полно врагов. К сожалению и к большой радости он теперь наш союзник. И теперь все его враги автоматически стали нашими. Ну, а хорошая сторона в том, что теперь наши кланы не будут враждовать.

Колдун вдруг резко нагнулся, и его губы накрыли ей рот сногсшибательным поцелуем. Руки Линды тотчас обвили его шею. Не среагировать на такой поцелуй было просто невозможно!

Его язык зажигал в ней такое желание, что её тело сотрясала чувственная дрожь. Линда уже ничего не соображала. Она лишь молила Великую Магию о том, чтобы колдун не останавливался. А Конте, без труда прочитав язык её тела, уже расстегивал на ней джинсовую рубашку.

Она не смогла сдержать стона, когда колдун осторожно прикусил её отвердевший от желания сосок. И эта приятная тянущая истомой боль тотчас отозвалась в паху…

— Линда! — Голос колдуна доносился откуда-то издалека. И тут только до неё стало доходить, что они в кабинете не одни.

Конте кого-то серьёзно отчитывал. По-видимому, он был тоже не в восторге, что их прервали. А Линда, испытывая глубочайшее разочарование, слушала о какой-то машине с цветами, которую почему-то не пропускала охрана.

Когда виновник её несостоявшегося оргазма удалился, она растеряно спросила:

— Конте, у меня уже крыша едет. Мне кто-нибудь скажет, что здесь происходит?! И причём тут машина с цветами и Несвижский с его чёртовыми врагами и друзьями в придачу?

И вот тут-то она действительно забеспокоилась. Потому что Конте посмотрел на неё таким ошарашенным взглядом, словно у неё на голове выросла пальма.

— Так ведь свадьба же! — ответил колдун недоумённо.

— Только что была война, и уже свадьба. Лихо! И кто же у нас женится? — Линда не могла уже сдерживать раздражения.

Колдун посмотрел на неё сочувствующим взглядом и тихо ответил:

— Стах и Роксана.


Глава 14

Лучший способ забыть прежнего парня — это завести себе нового. Ей этого делать не нужно, так как он у неё уже есть. Конте во всех отношениях достойная замена. Но почему же тогда ей так больно? А сейчас даже нельзя забыться в объятиях колдуна, так как она находится на службе. И пока вся эта свадебная лихорадка не закончится, Конте вряд ли сумеет её утешить.

Линда стояла в оцеплении и провожала завистливым взглядом красивых атланток. А те, как назло, косяками проплывали мимо неё, сверкая своими дорогими нарядами и украшениями. Линда выбирала понравившееся ей платье и представляла, как бы оно смотрелось на ней. В том, что в этом наряде она выглядела бы намного эффектнее, чем атлантка, Линда даже не сомневалась.

Сейчас же она была никем, невидимкой, обеспечивающей охрану всей этой напыщенной публики. Поэтому она выглядела как серая мышка, и сливалась с многочисленной толпой обслуживающего персонала. А те в свою очередь, как тени сновали между гостями, выполняя свою неблагодарную работу. Линда же тихо стояла в сторонке и своим ведьминским чутьём сканировала проходящую мимо неё публику.

Вот чёрт! Не привыкла она к такой роли. Вокруг неё столько потенциальной добычи, а она словно Золушка смотрела на них украдкой в дворцовое окно. А ещё Линда очень болезненно воспринимала то, что мужчины смотрели на неё как на пустое место.

Эх, сейчас бы она навела тут шороху! И утёрла бы нос этим зазнайкам из Высшего Света. И пускай атлантки славились своей красотой, но она у них была холодной, как и они сами. А мужчины, независимо от того, кто они, любили что погорячее…

— Линда, может, тебя подменить? Я сейчас пришлю замену, — услышала Линда взволнованный голос Конте, который появился неожиданно, словно из-под земли.

Она окинула его внимательным взглядом и осталась очень довольна.

Ух ты! А он хорош! Во фраке с атласными лацканами он выглядит просто блестяще. А самое главное — ещё немного и он будет у неё с рук есть, как преданный пёс. Вот только надо ли это ей?

Иссиня-чёрные волосы колдуна блестящей волной спадали ему на плечи. При малейшем движении солнечный свет играл в этих прядях и, переплетаясь с блеском атласных лацканов, создавал эффект переливающегося водопада.

На какие-то секунды Линда залюбовалась необычной красотой колдуна. Но, взяв себя в руки, она подарила ему милую улыбку и отказалась от подмены. Ведь скоро должна начаться церемония бракосочетания, и Линде не терпелось её увидеть.

Само торжество решили проводить под открытым небом, так как даже самый большой зал особняка, где обычно проводились балы, не мог вместить такого количества гостей. Поэтому на живописной лужайке около фонтанов натянули огромный шатёр.

Линда наблюдала, как девушка на высокой сцене, где совсем скоро должна была произойти сама регистрация, разбрасывала белоснежные цветы. И теперь они лежали там по чьей-то глупой прихоти и подобно снегу медленно таяли — увядали.

Как и следовало ожидать, мероприятие проходило с огромной задержкой. А всё потому, что за четыре дня невозможно организовать свадьбу подобного размаха должным образом.

Причём, Линда краем уха слышала, что такая спешка вызвана лишь одной причиной — беременностью невесты. И как бы ей не хотелось в это верить, другого повода она просто не видела. Линда вспоминала по-детски угловатую фигуру Роксаны и просто отказывалась в это верить.

Вдруг она ощутила необъяснимую тревогу. Линда невольно повернула голову и… увидела его. Даже с такого приличного расстояния она почувствовала на себе его тяжёлый пристальный взгляд.

Жёлтые глаза Стаха издали напоминали звериные. Он следил за Линдой из толпы подобно хищнику, выслеживающему свою добычу. А она стояла, обливаясь холодным потом, не в силах ничего изменить.

Чёрт возьми! Около него стоит молодая прекрасная невеста, а он пялится на какую-то ведьму из оцепления! Ему делать, что ли нечего?!

А больше всего Линда злилась на себя, на свою впечатлительность недостойную истинной ведьмы. Кажется, мир сошёл с ума! Из сильной чародейки она враз превратилась в кисейную барышню, вздыхающую по чужому жениху. Да и Конте не лучше её…

Не успела она подумать о колдуне, как увидела его. Он бежал ей навстречу, хотя только что находился в числе приближённых лиц, сопровождающих молодую пару. Конте что-то кричал ей, но до неё лишь долетали обрывки слов.

Что-то случилось! Она ещё ни разу не видела колдуна в таком состоянии. Он себе сейчас горло сорвёт, а пользоваться сотовой связью он не пробовал?

И тут Линда почувствовала их… Почти одновременно с долетевшим до неё словом

«псы»…

Это было одно из самых сильных заклятий на свете. Огненные псы или псы ада, как их ещё называли, насылались лишь с одной целью — убить своего кровного врага. Кроме причинения колоссального зла эти огромные красные собаки ничего больше делать не умели. Они несли лишь смерть, хаос и разрушения.

Линда смотрела в горящие непостижимой злобой глаза одного из псов, и её сознание путалось от охватившего её ужаса. Тем временем три огромные собаки размером с лошадь неслись откуда-то с неба прямо на неё! Их красная как кровь шкура, от которой отлетали рваные языки пламени, пылала адским огнём. А так как они передвигались с огромной скоростью, то псы оставляли за собой чёткий полыхающий след, подобно хвосту падающей кометы.

Первобытный всепоглощающий страх всколыхнул в ней инстинкт самосохранения. Дремавшая глубоко внутри истинная ведьма пробудилась, готовая бороться за свою жизнь.

Линда много слышала об этих посланниках ада, но ей ни разу ещё не приходилось сталкиваться с ними лично. Кошмар из её самого страшного сновидения и в подмётки им не годился! Действительно ли они приходили из самой преисподней? Об этом не знал никто. Того кто их вызывал, по-видимому, это мало интересовало.

Опытные колдуны связывали подобную магию с силами природы, так как псы представляли собой сгустки энергии, что-то вроде шаровой молнии. Поэтому и защититься от них можно было лишь с помощью защитных заклятий огня и воздуха.

Поэтому Линда тут же произнесла огненное заклинание, оно показалось ей в этой ситуации наиболее подходящим. Сначала не произошло абсолютно ничего. Наверное, её магической силы не хватило на трёх демонических псов. И если бы не подбежавший вовремя Конте, ей бы пришлось совсем худо. Совместными усилиями они остановили псов ада — напоровшись на защитную стену, те оглушительно взорвались в воздухе подобно метеоритам.

А уже через минуту об этом страшном происшествии напоминал лишь пепел, падающий с неба, да неприятный запах гари. Конте, который ещё тяжело дышал после непредвиденной пробежки, стоял рядом с ней и смотрел на неё бешеными глазами.

— Ты понимаешь, что могла погибнуть?! — Конте схватил Линду за плечи и резко её встряхнул.

— Я же не полная идиотка. Конечно, понимаю.

— Тогда почему же не побежала?! Чёрт бы с ней с этой сценой. Новую бы поставили.

Вот чёрт! А она действительно идиотка, причём полная. Но колдуну об этом знать не следует.

Только сейчас в её памяти начала всплывать нужная информация. Если бы это произошло чуть раньше, она бежала бы от этих псов так, что у неё только пятки бы сверкали. А она-то дурочка подумала, что это заклятие предназначалось ей!

— Кто-то здорово просчитался, верно? — спросила Линда у колдуна. Немного помолчав, добавила: — Если бы не задержка, то сейчас здесь проходила бы церемония бракосочетания. И на сцене стояли бы жених с невестой…

— Верно. Этого мы не предусмотрели. Но псов ада уже много лет никто не вызывал. Но я сумею вычислить этого чародея. Такое под силу далеко не всем. По пальцам можно пересчитать ведьмаков способных сотворить такое мощное заклятие.

Но Линда! В следующий раз, пожалуйста, не надо геройствовать. Спасаться бегством приходится порой даже колдунам, которые намного сильнее тебя. В этом нет ничего постыдного.

Так, так… Из-за своей глупости она ещё попала в герои. Неплохо.

После такого потрясения Линда и не заметила, как к ним подошли несколько атлантов. Когда она услышала голос Зверя, она не поверила своим ушам. Ведь он должен сейчас находиться рядом с невестой, тем более после покушения на них!

— Оставьте нас. Я хочу побеседовать с этой смелой ведьмой. Приятно, когда на тебя работают такие чародейки, — властным тоном приказал Стах, и все тут же поспешили выполнять его распоряжение.

Оставшись со Зверем наедине, Линда запаниковала. Поэтому, сделав серьёзное лицо, она стала водить глазами из стороны в сторону так, будто бы искала в толпе злоумышленников.

Пускай не думает, что она в глубокой печали из-за его свадьбы! Подумаешь, кто-то женится, а кто-то работает…

— Даже в этой форме ты смотришься соблазнительно, — тихо заметил Стах.

— Даже один твой голос сводит меня с ума, — мысленно ответила ему Линда, радуясь, что он неспособен прочитать её мысли.

— Я должен был тебе всё объяснить. Я и сам не знал, что…

Не выдержав, Линда его перебила:

— Не знал, что хотел жениться?

— Не хотел, и сейчас не хочу, — с непоколебимой уверенностью ответил Зверь.

— В чём же дело? Животик скоро будет видно?

— Линда! — Стах посмотрел на неё с укоризной. — Это даже для ведьмы пошло. Она же ещё ребёнок!

И действительно, ей почему-то стало неловко. К тому же Линда вспомнила их соглашение насчёт любви. Поэтому ей стало ещё хуже.

— Ты необычная ведьма, но не настолько же, чтобы мечтать о нашей с тобой женитьбе? Ты же знала, что этого никогда не будет.

— Знала. И никогда об этом не мечтала, потому что мне этого не нужно. Ты забыл, что я чародейка?

— Кажется, ты сама об этом забыла.

— И что теперь? Будете жить долго и счастливо? — насмешливо спросила его Линда.

— Это не повлияет на наши с тобой отношения.

— А ты не забыл о своей жёнушке? В театре твоя Барби показала своё истинное лицо.

— У неё есть имя, — сухо заметил Стах.

— Я и говорю — Барби. Она не из тех, кто будет мириться с гаремами.

— Я тебе не Константин. Не люблю продажных женщин.

— А она не Елизавета, которая только рада, что её муж зависает в гареме. Роксана будет за тебя бороться.

— Во всяком случае, ты моя подчинённая. И будет так, как я скажу. — Его янтарные глаза вспыхнули, а на скулах заиграли желваки.

— Да, подчинённая. Но не рабыня. Разницу улавливаешь? Свет клином не сошёлся на Шахонских.

Стах как-то хищно улыбнулся и полюбопытствовал:

— А ты не забыла, когда истекает срок твоего контракта?

Вот чёрт! Забыла! И если она уволится раньше, на неё повесят такую неустойку… Поэтому Линда лишь сильнее сжала губы и демонстративно отвернулась.

— Значит, не забыла. — Удовлетворённо заметил Стах. — С этого момента ты — личный телохранитель моей супруги. Будешь её второй тенью. И попробуй только выкинуть какой-нибудь номер!


Глава 15

Линда смотрела вслед уходящему Зверю, и в ней закипала чисто женская ярость. А если сюда подключится ещё и ведьма… Как бы Зверь сам не пожалел, что повысил её в должности.

Конте, который появился спустя некоторое время, сообщил ей то, что она и без него уже знала. Причём колдун тоже был не в восторге и даже не пытался скрыть это:

— Ох, Линда, Линда… Ну ты и влипла.

— Да. Лучше бы снова в киллеры, чем в няньки. Я даже не представляю, как это всё будет выглядеть?! Я буду жить в особняке? Буду подчиняться непосредственно Барби? Какие у меня полномочия, права?.. И будут ли они у меня вообще?

— Линда, возьми себя в руки. Ты справишься, вернее, мы справимся, — успокаивая её, мягко промолвил колдун. — Кстати, а причём тут Барби?

— Не обращай внимания. Между прочим, моя будущая Хозяйка меня уже невзлюбила.

— Линда! Когда же ты успела?

— Да… Было дело… Кажется, начинается! — Она кивнула головой в сторону огромной толпы, приближающейся к сцене.

— Да. Мне надо идти. И ещё одно, возможно, тебя это успокоит. Роксану будут охранять ещё двое телохранителей — колдун и человек. Тебя Стах назначил старшей.

— У семи нянек… — пробурчала себе под нос Линда и отвернулась.

Когда гости уже рассаживались перед сценой, Линда поняла, что стоит неподалёку в гордом одиночестве. Вероятно, оцепление самоустранилась, когда напали огненные псы.

И что теперь прикажете делать? Ведь она. как телохранитель, должна сейчас «хранить тело» Роксаны. И, конечно же, в этой уродской форме выглядеть посмешищем на фоне расфуфыренных атланток! Такого позора ей не пережить…

Тем временем солнце уже начало палить просто нещадно. Посмотрев на одинокое раскидистое дерево, которое росло в нескольких метрах от неё, Линда украдкой перешла под его тень. Но не успела она насладиться прохладой, как в её кармане зазвонил телефон.

В трубке послышался приглушённый голос Зверя:

— Какого чёрта ты там делаешь? Дерево охраняешь? Бегом сюда!

— Я же не одета!

— Это не имеет значения. На тебя всё равно никто не обратит внимания. Встанешь в проходе на сцену, — сухо приказал Стах и отключился.

Чтобы хоть как-то компенсировать своё унижение, она сняла форменную куртку и осталась в одной тоненькой маячке. Заправив её в брюки так, чтобы она плотнее обтягивала грудь, с гордо поднятой головой Линда отправилась на свой новый пост.

Стах оказался прав, когда говорил, что на неё никто не обратит внимание. Все взгляды были прикованы только к новобрачным. В то время как Линда смотрела только на одного Зверя. К тому же (она ничего не могла с собой поделать) Линда мысленно его раздевала…

Пускай этот великолепный костюм сидел на нём просто идеально, он не мог соперничать с его настоящей природной красотой. Поэтому она представляла, как снимает с него рубашку, прикасается к твёрдой груди, как её рука проникает под пояс его брюк…

«…Союз двух людей, объединённый в единое целое большой любовью… Судьба подарила вам счастье…», — вещала регистраторша, приторно улыбаясь.

О, Великая Магия! Ничего более лживого и лицемерного она не слыхала!

Но вскоре её мысли вновь вернулись к обнажённому телу жениха. И вот уже она ласкала губами его бархатную кожу на…

«Объявляю вас мужем и женой…», — долетела до неё коронная фраза, вернув её из розовых грёз в реальность.

Линда непроизвольно подняла глаза на супругов и встретилась с пристальным взглядом Зверя. От неожиданности она даже вздрогнула. Ведь страсть, с которой он на неё смотрел, была настолько очевидной и, конечно же, неуместной!

Она опасалась, что дорожку из искр, которая соединяла их, заметят окружающие. Но всем было наплевать, все радовались за счастье молодой семьи. В то время как новоиспечённый супруг пялился на неё и думал, по всей видимости, о том же, о чём

и она…

Когда это сумасшествие прошло, и все вокруг засуетились, Линда перевела дух. Гости вскоре расселись за праздничным столом и приступили к поглощению всевозможных деликатесов. А Линда скромно встала у стенки, чувствуя, как от голода и пережитого стресса у неё сильно закружилась голова.

— Иди за мной! — Словно из-под земли появившийся Зверь смотрел на неё строго и… высокомерно!

Линда послушно побрела за ним, глядя на его широкие плечи. Он её привёл в какое-то служебное помещение, вероятно, находящееся недалеко от кухни. Соблазнительно вкусные ароматы тотчас вызвали у неё приступ страшного голода.

— Тебя сейчас накормят. Потом можешь отдыхать до утра. Конте тебе всё расскажет, — сухо изложил Стах и сделал шаг к выходу.

— А тебе, как я вижу, не терпится покатать свою Барби на единороге. А радуга будет? — насмешливо проронила Линда.

— Даже такую идиллию ты умудряешься опошлить, — равнодушно отозвался Зверь.

По всей видимости, он вызвал сюда и колдуна, так как тот вошёл в подсобку с озабоченным видом.

— Конте, ведьма до утра свободна. Пускай отдыхает, — обратился Стах к колдуну. И после короткой паузы тихо добавил: — Позаботься о ней.

Больше книг на сайте - Knigolub.net

Взглянув на Линду каким-то странным потерянным взглядом, Зверь быстрым шагом удалился.

— Что-то он не похож на радостного молодожёна. Чего не скажешь о Роксане — она вся светится от счастья, — доложился Конте.

— Зачем ты мне это рассказываешь? Мне абсолютно нет дела до атлантов.

Колдун оставил без комментариев её замечание. Он лишь улыбнулся и спросил:

— Кушать хочешь?

— Нет. Сыта по горло.

Последняя фраза Зверя не давала ей успокоиться. От волнения голод сменился тошнотой, и уже сам запах пищи казался ей отвратительным.

Ну что ж. Они с Конте должны выполнять все пожелания своего Хозяина…

Линда подошла к колдуну и ласково провела ладонью по его щеке. Конте почему-то вздрогнул. Ей показалось, что он был напряжён, и нервы у него искрили как оголённые провода. Колдун тут же перехватил её руку и вновь приложил к своей щеке.

— Опять мне достаются крошки с хозяйского стола, — с насмешкой процедил он сквозь зубы.

— Что значит, опять? Раньше ты не жаловался, — удивилась Линда.

— Я и сейчас не жалуюсь, — почти шепотом возразил ей колдун и подхватил Линду на руки.

Она отдалась ему с такой страстью, словно он был для неё единственный мужчина на свете. Конте тоже повёл себя несколько необычно. Линде импонировала его необычная нежность и деликатность в сексе, но в этот раз он показался ей чужаком. Несвойственная ему агрессивность, какая-то безбашенность захлёстнула его. Честно говоря, как женщине ей это вряд ли понравилось, ведьма же осталась в полном восторге.

Конте сразу же поставил её на колени и медленно намотал её волосы себе на кулак. Затем по прихоти колдуна она максимально широко раздвинула ноги, оказавшись распластанной на кровати подобно лягушке. Не медля ни секунды, он буквально вогнал в неё своё ошеломляюще твёрдое естество, какое бывает только у умудрённых опытом колдунов.

Никогда ещё ей не приходилось отдаваться в такой неприглядной позе. Но, по всей видимости, именно это его и заводило. А ещё её полная беспомощность…

Он имел её сзади настолько яростно, что ножки огромной кровати постоянно подпрыгивали, издавая громкий ритмичный стук. При этом колдун периодически хлестал её свободной ладонью по ягодицам, вызывая у Линды приливы восхитительного обжигающего наслаждения. И, несмотря на затуманенное сознание, Линда понимала, что он вымещает на ней свою боль. Вот только какую?

Через некоторое время после такого ожесточенного секса на Конте словно бы снизошло озарение. Он посмотрел на неё, лежащую без сил на кровати, и в его серых глазах забрезжила искра раскаяния. Конте тотчас её обнял, и это совершенно не походило на то, что случилось ранее.

Он целовал её очень нежно. Колдун в буквальном смысле зализывал ей саднящие отметины, оставленные им на её ягодицах. Колдун шептал непонятные слова на незнакомом ей языке. Они звучали очень мелодично и ласково, словно слова из детской колыбельной. Возможно, так оно и было, ведь пару раз он называл её «моя девочка».

Странно, почему мужчины в приступе нежности всегда называют своих любимых (и не только) уменьшительными прозвищами? Возможно, на фоне этих заек, кисок и солнышек они кажутся себе эдакими могучими защитниками, которые всегда готовы подставить своё сильное плечо любимой женщине.

От таких нежностей Линда разомлела и не смогла остаться безучастной. В конце концов взаимные ласки медленно переросли во второй раунд. И в этот раз всё было по-другому. Вернее, по-прежнему, так как тот самый Конте, которого она знала и к которому Линда привыкла, вернулся. Он любил её неторопливо, восхитительно нежно и ошеломляюще долго…

Засыпала Линда в его объятиях, тихая и очень довольная.

Проснулась она в гордом одиночестве. Но всё вокруг напоминало о том, что ночь она провела с мужчиной. Скомканное постельное бельё, мятая подушка, которая всё ещё хранила тепло и терпкий мужской запах. Кроме того, ярким доказательством бурной ночи являлся также и её собственный зад, который до сих пор горел, как раскалённая сковородка.

Посмотрев на часы, Линда шустро вскочила с кровати и помчалась в душ. По-быстрому позавтракав и надев на себя люто ненавидимую форму, она направилась на службу.

Несмотря на разгар утра, особняк всё ещё спал. По-видимому, вчера они гуляли всю ночь. В памяти всплывали рваные воспоминания отголосков салюта, музыки… Её тогда это мало интересовало, ведь она тоже неплохо проводила время.

Своим ведьминским чутьём Линда безошибочно нашла спальню молодых. Поколебавшись ровно секунду, она тихо приоткрыла дверь.

Посередине большой красной комнаты стояла до неприличия огромная кровать с балдахином. Зверь лежал на спине, раскинув руки, а на его груди ярким пятном выделялась фарфоровая головка его супруги. Линда тотчас обратила внимание на то, что Стах лежал на своей стороне кровати. И ничто не указывало на то, что это ложе для новобрачных использовали этой ночью по назначению.

Закрыв осторожно дверь, Линда медленно побрела по коридору. Но не успела она пройти и нескольких метров, как услышала грозный оклик.

— Линда, какого чёрта ты здесь делаешь? — Зверь стоял около спальни в небрежно накинутом халате и строго смотрел на неё.

— Сам меня приставил к своей жене, а теперь ещё и спрашивает!

— Кажется, ты слишком буквально поняла моё распоряжение не отходить от неё ни на шаг. Может, ты и в кровать к нам запрыгнешь?

— Увольте. В компании колдунов я чувствую себя намного комфортнее, чем с атлантами. Во всяком случае, эту ночь я провела лучше, чем ты, — спокойно ответила Линда.

Она и сама не ожидала от себя такой смелости. Но ведьма внутри неё просто ликовала. Линда стояла и с огромным удовлетворением наблюдала, как лицо Зверя на её глазах превращается в камень…


Глава 16

Линда с улыбкой смотрела на колдуна:

— Конте, ты когда-нибудь признаешься, как тебя зовут? Или прикажешь подключать разведку?

— Разведку не надо. У нас в кадрах работают одни лишь ведьмы-грымзы и старые колдуны. Мне тебя просто жалко. А зовут меня Максимилианом.

— Круто! Значит, Макс.

— Нет уж. Лучше всё же Конте. Я уже привык, простое и лаконичное слово. А ещё мне очень нравится, когда во время оргазма ты его выкрикиваешь.

Лучше бы он не говорил ей об этом. С такой работой она не то, что сексом, она скоро и спать перестанет. Последние две недели напоминали ей какой-то бесконечный калейдоскоп из унижений и мелких пакостей со стороны Барби. Эта сучка боялась откровенно объявлять ей войну, но и оставлять её в покое тоже не желала.

Вот, например, вчера вечером Роксана заявила, что на лужайке перед домом она якобы обронила своё обручальное колечко. Поэтому Линда со своим напарником колдуном прочесали всю лужайку. Они применили волшебный магнит, притягивающий драгоценности, заклятие поиска… Всё без толку, и уже только потом вызвали крыс со всей округи.

Эти хвостатые твари самые лучшие на свете искатели. Они способны найти иголку в стоге сена, причём, в прямом смысле. Но даже они не могли найти кольца. Ещё бы! Трудно искать чёрную кошку в тёмной комнате, особенно если её там нет!

И когда в три часа ночи Линда со своим напарником сидели на лужайке, вытянув от усталости ноги, к ним пожаловал Стах собственной персоной. Стараясь не глядеть Линде в глаза, Зверь извинился перед ними за досадную ошибку. Так он это назвал. Якобы его жена положила кольцо на прикроватный столик и забыла об этом. После чего, пожелав им спокойной ночи, Стах не спеша удалился.

А она смотрела ему вслед, задыхаясь от обиды и ненависти на всех атлантов сразу…

— Линда! Ты меня вообще слушаешь?! — возмутился Конте. — Спишь на ходу!

— Не удивительно! Я легла под утро, — со злостью ответила она. И, не выдержав, Линда рассказала ему о ночном происшествии.

Конте выслушал её молча, уставившись в одну точку. Затем встал и, решительно взяв Линду за руку, повёл куда-то по коридору. Вскоре они пришли… к кабинету Стаха.

Линда не знала, что произошло за закрытыми дверьми, так как сама она по просьбе колдуна осталась ждать его в коридоре. Но когда дверь распахнулась, и вышли Конте со Стахом, то у обоих на лицах было выражение холодной неприязни.

— Конте, ещё раз благодарю тебя за хорошую службу и… прямо-таки рвение при заботе о моих сотрудниках. Я и сам хотел этим заняться после деловой встречи. Теперь ты свободен, ведьмой я займусь сам, — тоном не терпящим возражений произнёс Стах и скрылся в кабинете.

— Линда, всё будет хорошо. — Колдун в знак прощания сжал ей руку и пошёл от неё по коридору прочь.

— Линда, зайди в кабинет, — донеслось из приоткрытой двери.

Не успела она переступить через порог, как Зверь бросил на письменный стол какие-то документы и в несколько шагов оказался около неё. Он быстрым движением повернул на замке защёлку и буквально сгрёб её в охапку. Затем уткнулся ей в шею носом и застыл так в полном молчании.

Линда почувствовала кожей его тёплое дыхание. Его запах, такой родной и знакомый, врезался в её одурманенное страстью сознание. И в тот же миг переживания последних дней нахлынули на неё обжигающей волной и тотчас выплеснулись наружу горючими слезами.

Она ощущала, как прохладные капли текут по её щекам и ничего не могла с этим поделать…

— Ты плачешь? Почему?! Ведь я здесь, с тобой и так будет всегда, несмотря ни на что, — прошептал ей на ухо Зверь.

— Ты хотел сказать, несмотря на мою жену? — Линда с горечью усмехнулась.

Зверь вытер ей слёзы и посмотрел на часы. На какое-то мгновение он задумался, но тут же обнял её и поцеловал с такой страстью, что у неё закружилась голова.

Кажется, такого желания она не испытывала никогда! Она с трудом хватала ртом воздух, но его катастрофически не хватало. Линда с необычной для неё горячностью отвечала на его поцелуи и хотела раствориться в нём вся без остатка.

Ей как воздух необходимы его любовь, ласки, его нежные прикосновения… И пускай эта чёртова ведьма внутри неё заткнётся! Ей абсолютно наплевать на её мнение.

Линда почувствовала, как Зверь снял с неё последнюю помеху — форменные штаны, и тут же понёс её на диван. Он взял её сразу же. Его размеренные движения принесли ей не только наслаждение, но и долгожданное успокоение.

Он снова был рядом, принадлежал ей. Великая Магия, как она скучала по его телу! По его сильным рукам, на которых легко прощупывались выступающие вены, по его чувственным губам…

Зверь любил её очень нежно, словно девственницу в её самый первый раз. И пускай у них насчитывались бесконечные часы горячего секса, Линде безумно нравился такой подход. Ведь она вновь ощущала себя молоденькой девушкой, отдавшейся на милость опытного любовника. Ах, как жаль, что в её первый раз она не испытывала подобного! Возможно, она воспринимала бы сейчас мужчин совсем по-другому…

— Линда, ты сегодня завтракала? — Такой приземлённый вопрос показался ей нелепым и неуместным после такого восхитительного секса.

— Нет, кажется. Да и когда? Я еле-еле поднялась утром с постели. И всё благодаря «забывчивости» твоей жёнушки.

— Давай, не будем о грустном. Сейчас я провожу тебя в свою комнату, и ты там поешь по-человечески. Не хочу, чтобы сегодня ты ела вместе со всеми в подсобке.

— Какое великодушие! Но ты забыл, что у меня есть напарник, который корячился полночи на лужайке вместе со мной. И сейчас он такой же голодный, как и я, охраняет сон твоей драгоценной супруги. В то время как я тут кувыркалась!

— Ах, вот что ты делала? — шутливо отозвался Стах — А я наивный думал, что мы занимались любовью.

Линда не стала развивать эту тему, ощущая какой-то подвох. Она и впрямь не хотела заострять внимание на своих чувствах. Поэтому поспешила ответить в той же шутливой форме:

— Любовью занимаются только глупые наивные барышни, а ведьмы предпочитают занятия сексом, если не сказать грубее. Кстати, о напарнике я совершенно серьёзно. Без него не пойду.

— Ладно. Иди за своим колдуном, а потом подходите к столовой.

— А как отнесётся твоя Барби к тому, что её слуги кушают за тем же столом, что и она?

— Её мнение меня абсолютно не интересует. И называй её по имени. Всё-таки она моя жена, — довольно сухо закончил он.

Опа! Поимели, а теперь знай своё место? Так получается? И теперь она ещё должна прыгать от радости, что её покормят за барским столом?!

Несмотря на возмущение, Линда всё же отправилась за своим напарником. Когда они подошли к столовой, там их уже ожидал Стах. Он пригласил их занять место за длинным столом, после чего сел в его торце, как и полагалась Хозяину.

Богато сервированный стол тут же привлёк её внимание. Линда сразу же поняла, что эти блюда разительно отличались от тех, какими их обычно кормили. Поэтому она чуть не захлебнулась собственной слюной. Линда с нетерпением посмотрела на Зверя, который не торопясь разливал в высокие бокалы её любимое белое вино.

— За благополучное завершение досадного недоразумения с кольцом, — с пафосом произнёс Стах, подняв вверх полный бокал.

— И вам того же, — чуть слышно пробубнила Линда себе под нос.

Она и её напарник отпили вина и тут же набросились на еду. Стах же только слегка пригубил, так как зазвонил его телефон, и он поспешил ответить на звонок.

Даже на званых вечерах и банкетах ей не приходилось есть таких вкусных блюд. Недаром на атлантов работали лучшие повара в стране. Самые свежие и дорогие продукты, плюс высшее поварское искусство и вот перед вами стоит безумно вкусный и внешне очень привлекательный съедобный шедевр. Линда старалась не набивать рот, но у неё это плохо получалось. Эти вкусности так и просились в рот, причём все сразу.

Когда послышался странный хрип, она сначала даже не обратила на него внимания. Но Зверь, чинно расхаживающий с телефоном в руке, вдруг резко остановился и побледнел. После чего он быстро подскочил к её напарнику. И только тогда она поняла — что-то случилось!

Молодой колдун, совсем ещё мальчик, сидел с выпученными глазами и хватался обеими руками за горло. Изо рта у него шла пена, которая белыми рваными хлопьями падала ему прямо в тарелку.

— Нужен мой чемоданчик, он в шкафчике в раздевалке! — На ходу выкрикнула она Стаху и что есть силы побежала в другое крыло.

Вернулась она минуты через три. И когда подбежала к столу, то сразу же поняла, что колдун уже мёртв.

— Линда, как ты себя чувствуешь? — дрожащим от волнения голосом спросил Зверь и схватил её за плечи. — Надо срочно показать тебя врачу.

— Нормально, кажется. Ты смеёшься? Меня — ведьму и к врачу?!

Стах поднял голову юноши из тарелки и аккуратно вытер ему салфеткой лицо. Затем взял его на руки и вынес из столовой. Линда последовала за ним, опустив вниз голову. Ведь только сейчас до неё дошло, что она больше не услышит пошлых шуточек своего напарника, не увидит его нахального взгляда…

То ли от волнения, то ли от выпитого вина, у неё вдруг закружилась голова. А в глазах потемнело так, что она со страхом схватилась за стену. Линда позвала Зверя, но из её рта, почему-то, не раздалось ни звука! Она вновь повторила попытку, но издаваемое ею чуть слышное сипение напомнило ей предсмертный хрип её напарника. Линда с ужасом посмотрела на широкую спину Стаха и медленно сползла по стене на пол…


Глава 17

Очнулась Линда в огромной кровати с балдахином. Она медленно обвела глазами большую красную спальню и подумала, что эта обстановка ей почему-то знакома. Она попыталась пошевелиться, но невыносимая боль тотчас пронзила голову, словно бы её сжали тисками. После чего к горлу подкатила сильная тошнота, Линда даже испугалась, что её вырвет прямо на атласные подушки.

Ничего себе! Ей тоже досталось приличное количество яда. И если бы не териак…

Кто-то вошёл в спальню, но Линда даже не сделала попытки повернуть на звук голову. Послышался мелодичный стеклянный звон, словно чайная ложка билась о стенки бокала. И тут же около кровати появился с чашкой в руке Конте. Он окинул её обеспокоенным взглядом и улыбнулся.

— Ты была похожа на спящую царевну из сказки. Такая же бледная и красивая. — Он просунул под подушку руку и приподнял вместе с её головой так, чтобы она могла пить. — Это не самое приятное питьё. Но как ведьма ты знаешь, что зачастую самое невкусное бывает самым полезным.

Колдун помог ей выпить зелье и с осторожностью вернул подушку на место.

— Лучше бы ты расколдовал меня поцелуем, а не этой противной бурдой, — почти одними губами прошептала Линда.

— Подожди, ещё всё впереди… — обронил Конте и хитро улыбнулся.

Не успел он закончить, как около постели появился Зверь. Кажется, он услышал последнюю фразу Конте, поэтому на его лице застыла холодная маска высокомерия. Увидев Стаха, колдун тотчас поспешил деликатно удалиться, бросив ей на прощание полный теплоты взгляд.

— Сколько у тебя защитников, — с сарказмом заметил Зверь. — Но ни один из нас не смог тебя уберечь.

Сейчас он смотрел на неё уже совсем по-другому. Напускная личина слетела с его лица, и перед ней стоял совсем другой человек, вернее, атлант. Внимательный, заботливый и сильно испуганный, не трудно догадаться почему. И это её очень радовало, ведь Линда вновь видела перед собой своего прежнего Зверя!

Он взял её руку и поднёс к своим губам.

— Я полный идиот, если думал, что таким образом защищаю тебя. Я сделал тебя охранником лишь для того, чтобы ты всегда находилась рядом, у меня на глазах. А на самом деле поставил тебя под удар, ведь рядом со мной ты в большей опасности, чем где-либо!

— Но как им удалось добавить в еду яд? — тихо спросила Линда.

— В вино. И если бы не твой иммунитет, то ты бы отправилась вслед за своим напарником.

— А тебя спасло лишь то, что тебе позвонили.

— Да. Мне сразу показался этот звонок подозрительным. Ведь мой номер телефона есть далеко не у многих. А это вдруг позвонил загадочный деловой партнёр и предложил сотрудничество с крупной компанией, которой, как выяснилось позже, даже не существует. Причём, я объяснял ему, что не занимаюсь подобными вопросами, что для этого у нас есть целый штат специалистов… Но до него это долго доходило, теперь понятно, почему. Он просто тянул время.

— Получается, тебя не хотели убить. Я уже ничего не понимаю!

— А что тут непонятного, целью была моя жена — Роксана. С помощью магии и технических штучек удалось отследить звонившего. Им оказался совершенно левый человечек, которому просто заплатили. А заказчиком, вернее, заказчицей оказалась высокая красивая девушка…

— И кто же это? Ты её знаешь? Кто-то из бывших? — в волнении затараторила Линда, еле ворочая языком.

— Лиза. У меня больше нет кандидатур на эту роль. Я встречался со многими женщинами до неё и после. Ведь даже из своей пещеры я делал вылазки в Свет. Благо, что с бородой меня никто не узнавал. Но ни с одной из женщин, будь то ведьма или же атлантка, я не расставался плохо. Все оставались довольны и при своих интересах.

— А Лизе, разве ты ей сделал что-нибудь плохого? Кажется, это она тебя бросила, позарившись на деньги. И причём тут твоя жена?

— Тебе лучше знать. Ведь ты женщина, и тоже ведьма. Логика чародеек выше моего понимания.

— Стах, не забывай, что мы с Лизой совершенно разные ведьмы. Она выросла в роскоши и привыкла, что все её желания всегда выполнялись. Я даже не сомневаюсь, что она очень хотела за тебя замуж. Но её мечты разбились о жестокую действительность. Всё остальное от отчаяния… И сейчас она мстит той, которая может быть рядом с тобой, в отличие от неё.

— Но ведь мы могли бы быть вместе! Конечно, не официально, но могли бы, — возразил Зверь, глядя куда-то в сторону.

— Значит, её это не устраивало. А Конте знает о твоих предположениях насчёт его сестры?

— Да. Причём это он догадался, что псов ада наслала именно она.

— Бедный колдун. Представляю, что он сейчас испытывает.

— Нет, Линда, не представляешь. Он сейчас варится словно в огненном котле. С одной стороны сестра, а с другой любимая женщина. И тебя он сможет защитить, если только остановит её. А если Лиза узнает истинное положение вещей, то её целью будешь уже ты, а не Роксана. И Конте это прекрасно понимает.

— Что ты имеешь в виду? И какая ещё любимая женщина? О чём ты? Он же колдун!

— Да, колдун. Но он ещё и мужчина. До тебя у нас с ним были прекрасные, почти дружеские отношения. А сейчас… — Зверь горько усмехнулся.

Не успел он закончить, как за ним прибежал посыльный. И Зверь, с явным нежеланием покидать её, попрощался и быстро вышел из комнаты. Но не прошло и секунды, как до Линды долетели чуть приглушённые голоса.

— И сколько эта ведьма будет находиться в нашей супружеской постели?! А мне прикажешь сегодня ночевать у слуг? — Раздражённый голосок Роксаны звенел как натянутая струна.

— Между прочим, она защищала твою жизнь, и пока это у неё неплохо получалось!

— ответил с раздражением ей Стах. — Наша кровать оказалась ближней, а она умирала.

— А мне кажется, дело совсем не в этом. Я не слепая, я вижу, как ты на неё смотришь!

По всей видимости, Стах не пожелал продолжать этот разговор и просто удалился. Голоса резко смолкли, а после небольшой паузы послышался звук женских каблучков, который постепенно стих в глубине нескончаемого коридора.

Ничего себе! Всё-таки она не ошибалась, когда думала, что эта спальня ей знакома. Ведь она видела её мельком, когда «случайно» заглянула сюда, пытаясь что-нибудь разнюхать. И кто бы мог тогда подумать, что совсем скоро она окажется лежащей в этой роскошной кровати, причём легально!

Не успела Линда насладиться своим торжеством, как перед ней вырос Конте. И, как всегда, появился он неожиданно и совершенно неслышно.

От неожиданности Линда вздрогнула.

— Конте! Ты меня напугал! Нарисовался, как джин из бутылки.

— Извини. Но кто-то же должен тебя лечить. — Он налил ей из бутылочки в стакан какое-то снадобье и протянул ей.

— Я даже не спрашиваю что это. Так приятно не касаться этого. Словно я опять вернулась в детство, и меня лечит бабушка. Ты мог бы скормить мне стрихнин, если бы захотел, настолько я тебе доверяю. А ведь это не по ведьмински… Что ты со мной делаешь? — шутливо спросила она колдуна и залпом выпила содержимое стакана.

— Я бы много чего с тобой сделал, если бы ты мне позволила. — Без тени иронии отозвался Конте. И после короткой паузы добавил: — Этот эликсир настолько силён, что уже через полчаса ты будешь полностью здорова. И мне понадобится твоя помощь.

— Помощь?

— Да. Я созвал всех колдунов, которых только сумели найти мои люди. И сегодня мы проведём обряд ведьминского окреста, который защитит Роксану от тёмных сил раз и навсегда. Конечно, это не распространяется на яды, укусы всевозможных колдовских тварей и монстров побольше, вроде огненных псов. Но для заклятий, разнообразной порчи и для астральных ударов она будет неуязвима.

— Ого! Это мощная магия. Последний раз этот обряд совершали, кажется, для нашего президента-атланта. Если это, конечно, не байки. — Линда чувствовала себя значительно лучше, поэтому уже сидела в кровати.

— Не байки. Линда, на последней стадии обряда, когда чародеи будут отдавать часть своей силы для создания защитного барьера, ты принимать участия не будешь.

— Буду только рада. Не хочу с ней ничем делиться.

— Это ты говоришь об энергии, или же ещё о чём? — с сарказмом спросил Линду колдун.

Она промолчала. Честно говоря, её уже достали туманные высказывания и намёки со стороны Конте и Стаха. Из-за пережитого стресса она ещё не была готова давать на них достойные ответы. А они словно сговорились…

Конте вдруг подошёл к кровати совсем близко и застыл над Линдой с задумчивым видом. Потом он резко протянул к ней руку и. схватив её за ногу чуть выше лодыжки, потянул на себя. Не успела Линда и пикнуть, как уже сидела на полу с задравшейся до самой груди сорочкой.

— Строит из себя умирающую. Подымайся! — приказал ей Конте и протянул ей руку, чтобы помочь встать на ноги.

Линда с обидой посмотрела на него. Где-то в глубине его серых бездонных глаз она заметила едва скрываемую насмешку. А она-то наивная подумала, что он хочет её поцеловать… С этой охранной работой она совсем потеряла квалификацию настоящей ведьмы. Даже мужика соблазнить неспособна!

Но вскоре от её волнений по этому поводу не осталось и следа. Потому что не успела Линда встать на ноги, как Конте резко притянул её к себе и накрыл ей рот властным поцелуем. И почти сразу же она почувствовала, как его рука медленно сползла по её спине вниз. Колдун накрыл своей широкой ладонью её зад и сильно прижал к себе. Настолько сильно, что его твёрдая плоть тотчас впилась ей в живот… А когда она уже готова была отдаться ему прямо здесь, в хозяйской спальне, в коридоре послышалось цоканье женских каблучков.

Подобно примерной ученице, застигнутой врасплох за столь легкомысленным занятием, Линда отскочила от колдуна как ошпаренная. Но, видимо, немного опоздала, потому как лицо Роксаны сразу же вытянулось и пошло красными пятнами. Атлантка резко развернулась и буквально вылетела обратно в коридор.

Вот чёрт! Неудобно как получилось… При этом Линда сдерживала себя из последних сил, чтобы не засмеяться в голос.

— Не веселись так. Она может тебе здорово испортить жизнь, — равнодушно заметил Конте, у которого ни один мускул на лице не дрогнул.

— Пускай попробует!

— Иди, переоденься и жди моего звонка. Кстати, Стажу об обряде ни слова. Он ничего не должен знать.

— Ты собираешься провести такой обряд с его женой, а он даже не в курсе? Почему?! Что за тайны? — Линда понимала, что они идут на большой риск, и рано или поздно Стах узнает об этом. — Тем более что в этом участвует такое огромное количество чародеев разных мастей.

— Это я беру на себя. Другие ведьмаки не общаются со Стахом напрямую, только через меня. У меня есть серьёзные причины идти на это. Дело в том, что у этого обряда плохая репутация. Издревле идет молва, что для особ женского пола он противопоказан. Якобы он может навредить будущему потомству. И ведь все знают, что это полная ерунда, предрассудок и ничего более. Тем не менее, стараются придерживаться этого правила. Поэтому, наверняка Стах побоится рисковать своими будущими детьми и не разрешит совершать окрест.

— Но, Конте! Ты же понимаешь, что ставишь себя под удар! Стоит ли рисковать ради этой избалованной атлантки? И почему такая спешка?

— А спешка потому, что Роксане приспичило отмечать Ладодение. Это праздник посвящённый богине весны и плодородия, а также любви и брака — Ладе. Атланты его празднуют гораздо позже людей, когда уже становится совсем тепло. Для этого празднества выбирают самую красивую девушку, которая играет роль жрицы, восхваляющей богиню Ладу. Причём в этом году конкурса не было, так как Роксана сама себя выбрала для этой миссии.

— Смело. Я бы на её месте сначала набрала бы килограммов так десять, а может, и больше. А потом уже играла бы главные роли, — не сдержалась Линда.

— Между прочим, всё одеяние этой жрицы состоит из двух тоненьких цветочных гирлянд…

— Понятно. Роксана решила соблазнить собственного мужа! Как бы ни вышло наоборот, — протянула задумчиво Линда и отправилась переодеваться.

Она с достоинством вышагивала по длинному коридору, размышляя о последних новостях. И сколько бы она себя не успокаивала, глупое сердце отказывалось становиться холодным.

Совсем скоро Роксана станет неподвластна любой магии, так что на ведьминские штучки не стоило и рассчитывать. Теперь они один на один, жена и любовница, атлантка с безграничной властью против ведьмы со связанными руками…


Глава 18

Обряд ведьминского окреста Конте планировал провести на даче Шахонских ночью, как и полагалась по колдовским канонам. И пускай слово «дача» вызывало несколько пренебрежительное отношение, но стоило туда только попасть, как челюсть сама по себе опускалась вниз.

Линда с усмешкой смотрела на молодых колдунов, которые впервые смотрели на эту «дачу». А те с безграничным удивлением рассматривали внушительных размеров каменный дом, стилизованный под средневековый замок. Близость старого леса только подчёркивало его сходство с волшебной крепостью, только не хватало драконов, охраняющих эти величественные стены.

Обряд проводили в полной тишине. До Линды лишь долетало монотонное приглушенное бормотание Конте, выступающего в роли верховного мага. Весь антураж этого обряда указывал на то, что он пришёл из мрачных глубин древних веков, когда магия находилась на пике своего расцвета. Даже современные светильники нельзя было использовать для этого таинства! Поэтому большие факелы громко потрескивали и коптили в усыпанное звёздами небо.

Окрест прошёл быстро, что лишний раз доказало насколько огромным мастерством и опытностью обладал Конте. И когда все почти разошлись, Линда подошла к колдуну и заглянула в его усталые глаза:

— Как ты?

Вопрос, конечно, звучал несколько глупо. Даже самые неопытные ведьмаки догадывались, чего ему это стоило. Но здесь главным было само участие, сопереживание. Ведь никто не подходил к колдуну и не интересовался, какого ему сейчас. Похоже, она единственная, кого это действительно волновало.

— Бывало и лучше, — Конте смотрел на неё долгим испытующим взглядом.

Странно, на него это не похоже. А где же его неизменные упрёки по поводу её неправильного поведения? Ведь настоящая ведьма не должна никому сочувствовать, не должна никого жалеть… Колдун стоял неподвижно, как каменный, и молча смотрел на неё.

И тут её словно кто толкнул в спину: Линда шагнула к Конте и нежно провела ладонью по его щеке.

— Линда, не здесь. — Голос колдуна предательски дрогнул.

Шатаясь от усталости, Конте направился к дому. А она, словно собачонка на привязи, последовала вслед за ним. И не успели они переступить порог одной из комнат, как Линду словно магнитом потянуло к колдуну. Она прижалась к нему всем телом, ощущая на своей шее его горячее дыхание.

— Сейчас из меня хреновый любовник. — Конте горько усмехнулся. — Я надеюсь, это не акт милосердия? Ты действительно меня хочешь?

Вместо ответа Линда прижалась к нему ещё сильнее, и её язык раздвинул его напряжённые губы. Но чтобы его сомнения и неуверенность в себе полностью исчезли, она еле слышно прошептала ему на ухо:

— Я сделаю всё сама. Кто-то же должен тебя лечить, — вспомнила Линда его же фразу.

Затем она потянула его к кушетке на гнутых резных ножках, одиноко стоящей около стены. Одним движением она сдёрнула с него черную колдовскую мантию и дотронулась до рубашки. Даже под тканью явственно прощупывалась обильная поросль на его крепкой груди.

Она давно уже заметила, что это являлось отличительной чертой почти всех колдунов. А ещё говорило о повышенном уровне тестостерона, в результате чего все ведьмаки обладали просто зашкаливающей сексуальностью!

Линда нетерпеливо расстегнула верхние пуговицы рубашки, и её пальцы тотчас проникли туда, где волнительно билось возбуждённое желанием мужское сердце. А когда последняя помеха — дорогая шёлковая рубашка была снята, Линда с огромным наслаждением прижалась щекой к его груди.

Как она и обещала, Линда всё сделала сама. Практически всё, если не считать помощи со стороны колдуна, в результате которой она с лёгкостью подскакивала вверх. А вообще-то позу наездницы она не очень жаловала — эйфория власти над любовником проходила быстро, сменяясь неприятным напряжением в ногах.

Линда ещё ни разу не видела колдуна таким. Казалось, он отдавался близости в каком-то отрешенном состоянии. Он словно прислушивался к своим ощущениям, максимально наслаждаясь волшебным слиянием их тел.

Раньше он всегда смотрел на неё, будто наслаждался плодом своих сексуальных трудов. Сейчас же его глаза оставались закрытыми. Колдун лежал с запрокинутой вверх головой, и с его полуоткрытых губ слетали едва слышные стоны.

После восхитительного завершения Конте открыл глаза и посмотрел на Линду слегка удивлённым взглядом.

— Кажется, ты действительно сделала всё сама. Я был явно не на высоте. — Колдун поднёс её ладонь к губам и стал не спеша целовать каждый её палец в отдельности.

От такой нежности у Линды закружилась голова. Как правило, колдуны неспособны на такие чувственные порывы, а тут такое…

— Возвращайся к себе, тебе надо отдохнуть. С утра будет беготня, а ближе к вечеру начнётся празднование Ладодения. — К тому времени Конте уже закончил ублажать её пальцы, после чего положил её руку себе на грудь, накрыв сверху своей ладонью.

— И наконец-то сбудется мечта идиотки, и Роксана насладится своей ролью, — выдохнула Линда.

— Возможно, насладится не только она. Роксана очень красивая девушка, и многим мужчинам понравится это зрелище.

— Вот спасибо, мне сразу же полегчало.

— Линда, ты предвзято к ней относишься. Эмоции берут над тобою вверх и влияют на твои поступки. А это непозволительно для ведьмы!

Линда насупилась. Она и без него знала, что ведёт себя как обыкновенная любовница, ревнуя своего возлюбленного к его же супруге. И вдвойне неприятно это выслушивать от другого любовника!

Конте как в воду смотрел. С шести утра в особняке все уже стояли на ушах. Прислуга сновала туда-сюда, а кухонный персонал, кажется, совсем зашпаривался. А Линда с новым напарником находились уже на боевом посту, охраняя драгоценный сон своей Хозяйки.

А дальше всё шло по расписанию: примерка наряда (чего там примерять?), наставления организаторам, музыкантам, шеф-повару… Стаха все эти приготовления, похоже, здорово выводили из себя. Он ходил угрюмый, бросая на Линду раздражённые взгляды.

К вечеру начался сам праздник, и весь этот цирк переместился под открытое небо. Главную жрицу — Роксану вынесли на помосте, которую держали четверо красивых полуобнажённых мужчин. Она стояла на нём совершенно неподвижно, как античная статуя, такая же белая и такая же… прекрасная! Её точённая девичья фигурка казалась очень хрупкой, но как раз в этом и было её очарование. Как и говорил Конте, её тело украшали две пушистые цветочные гирлянды, которые без труда прикрывали её женские прелести. Солнечный свет падал на её алебастровую кожу, превращая атлантку в прекрасную эльфийку из сказки. А её белые пушистые волосы, словно бьющиеся на ветру паруса завораживали своей чарующей красотой.

В общем, не залюбоваться этим зрелищем было просто невозможно. Линда понимала это не только как ведьма, но и как женщина. Она смотрела на мужчин, которые наблюдали за процессией с нескрываемым восхищением, и в её сердце разгоралась зависть и едва скрываемая обида.

Линда настолько ушла в свои переживания, что не заметила подошедшего к ней Конте. А колдун бросил на неё оценивающий взгляд и снисходительно улыбнулся.

— Наверное, тяжело наблюдать всё это великолепие, когда на тебе надета серая униформа? Не переживай, даже в этом безликом костюмчике ты смотришься очень сексуально, — ободряющим тоном закончил он и ласково улыбнулся.

Только его жалости ей не хватало! Поддержал, называется… Линда со злостью зыркнула на него и промолчала.

А тем временем со всех сторон загорались костры. Солнце почти скрылась за горизонтом, и отблески огней красиво играли на обнажённой белоснежной коже атлантки. К этому времени она уже сошла со своего живого пьедестала и горделиво прогуливалась среди многочисленной толпы. И, между прочим, её сопровождал Стах. На нём «красовался» какой-то балахон, сделанный, кажется, из мешковины. На вид он тоже напоминал обыкновенный мешок, так как был подпоясан грубой верёвкой.

В общем, образ «а-ля Лель из Снегурочки» слегка не удался. Хотя, если учесть, что Лель — славянский бог любви, то Зверь подходил на эту роль как никто другой… Только бы снять с него этот уродский балахон и показать миру его восхитительное тело…

Линда даже встряхнула головой, чтобы избавиться от этого наваждения. Все вокруг объедались оладьями, а также печёными журавликами, которых испекли к празднику в огромном количестве. По всей видимости, она одна не разделяла всеобщего веселья.

Ан нет — совсем рядом с ней стоял ещё один человек, вернее, ведьмак, которому тоже почему-то не веселилось. Конте смотрел на неё тяжёлым безрадостным взглядом и, кажется, он следил за ней уже в течение долгого времени. А она, с головой окунувшись в свои глупые переживания, даже и не заметила, что за ней наблюдают!

— Конте! Тебе заняться нечем? Вокруг все веселятся, объедаются выпечкой, а ты стоишь и гипнотизируешь меня! — с напускной радостью высказалась Линда.

— Ты тоже что-то не похожа на праздную девицу.

— Так ведь я же при исполнении. Мне нельзя расслабляться.

И словно в подтверждение её слов около них появился Стах и задал вопрос, который обоих поставил в тупик.

— Линда! А где моя супруга? — спросил её Зверь и посмотрел на неё строгим взглядом.

От неожиданности Линда опешила. Она в растерянности обвела глазами толпу и, не увидев там Роксаны, посмотрела на Стаха беспомощным взглядом.

Этого не может быть! Ведь она буквально минуту назад видела эту полуголую Барби! Куда же она могла подеваться?!

— Судя по твоему виду, ты понятия не имеешь, где она. Но ты же её телохранитель! Куда ты, чёрт побери, смотрела?! — Стах уже себя не сдерживал.

— Кажется, тебе некогда заниматься своими прямыми обязанностями, ты тут с колдунами забавляешься! Линда, если с моей женой что-нибудь случится… Я не знаю, что я с тобой сделаю…

— Стах, это я виноват. Я отвлёк Линду. Сейчас начнутся поиски, и мы её обязательно найдём, — откровенно заступился за неё Конте и спокойно посмотрел на атланта.

— Я на это надеюсь, — сухо отозвался Стах, и его янтарные глаза сверкнули в темноте алой вспышкой. Возможно, это лишь пламя костра отразилось в его зрачках. Тем не менее, от этого зрелища Линде стало немного жутко…


Глава 19

Она смотрела в спину Зверя, и в её душе разливалась горечь обиды и боль вопиющей несправедливости. Она отказывалась верить, что это он, тот самый Зверь, который доводил её до высот неземного блаженства. Который делил с ней когда-то её несчастья и радости.

— Линда, успокойся. Роксана не могла вот так провалиться сквозь землю. Мы её найдём. — Колдун взял Линду за руку и нежно сжал её.

— Да, тем более что её нельзя заколдовать. Значит, её просто увели силой. Но как?! Мы же вроде всё предусмотрели!

Линду всю трясло. Ведь она только сейчас поняла, что из-за её невнимательности эта чёртова девчонка может погибнуть!

Конте отдал распоряжение, и поиски начались полным ходом. Чтобы избежать паники, всё сделали тихо и без лишней суеты. Каждый из службы безопасности уже приступил к выполнению поставленной перед ним задачи. Особо сильные колдуны начали сканировать местность на предмет всяких тварей, которые могли хоть как-то навредить Роксане.

А в это время празднование Ладодения вступало в последнюю фазу. Совсем скоро должна была начаться его финальная часть, когда главная жрица поджигает огромное чучело, символизирующее прошедшую зиму и прочие напасти. А роль жрицы, как известно, исполняла Роксана…

Подошедший Конте на этот раз выглядел очень взволнованным:

— Чёрт, Стах злиться из-за того, что я не применяю сильное колдовство. А я не считаю нужным тратить силы на то, что не принесёт абсолютно никакой пользы. Роксана неподвластна магии, но ведь Стах об этом не знает!

— Ну так обмани его! Сделай вид, что колдуешь.

— Линда, ты думаешь, он такой дурак и не догадается об обмане? — Конте горько усмехнулся.

— Но не может же Стах настолько хорошо разбираться во всех тонкостях колдовства. Он же не колдун!

— Да, он не колдун. Но он атлант, причём не совсем обычный. И он разбирается в некоторых вещах намного лучше, чем я. И владеет силами, которые даже мне неподвластны.

— Ты о его способности перемещаться в пространстве?

— Да, и об этом тоже. Это даже не колдовство, а что-то другое, мощное и очень древнее. Причём раньше он не обладал этими способностями, они появились у него после его добровольного изгнания. Это умение, которым могут овладеть только атланты. Это их тайна, которую они передают из поколения в поколение. Но для этого требуется много упорства и сил. А Стах, подобно йогу или монаху-отшельнику, много трудился над этим и с помощью специальных занятий достиг наивысшего мастерства. Во всяком случае, я знал лишь двух атлантов, которые могли превращаться в зверя и перемещаться с помощью силы мысли.

— Когда ты так говоришь о Стахе, мне кажется, что речь идёт о ком-то другом. Я даже начинаю его бояться, словно он…

— А ты и должна его бояться, — перебил её колдун. — Потому что он твой Хозяин, а это намного больше, чем обыкновенный работодатель! Ты забыла условия своего контракта? Я хоть его и не читал, но прекрасно знаю замашки атлантов, и догадываюсь, почему у них всегда пополняются гаремы… Я удивляюсь, как ведьмы вроде тебя ведутся на это?! Ты же вроде не наивная девочка и далеко не дура. — Лицо Конте побелело от гнева. Линда ещё никогда не видела его таким несдержанным и взволнованным.

— Ну, спасибо, что не считаешь меня дурочкой. Мог и сам догадаться, почему я это сделала. Бывают, знаешь ли, в жизни моменты, когда не остаётся другого выхода, как только в омут головой… Но тебе этого не понять. Ты же у нас колдун из знатного рода. Ты ещё в кроватки ногами дрыгал, а у тебя уже имелся большой дом, машина, огромный счёт в банке и даже приличная работа, которую тебе по наследству приготовил твой отец!

Линда смотрела на колдуна, и злость захлёстывала её без предела. Да как он может её поучать?! Её, которая шагала по жизни без чьей-либо помощи. Во всяком случае, такую ведьму как она, ещё поискать нужно!

— Прости меня. Просто я за тебя переживаю. И как только всё разрешится, ты мне расскажешь о себе. Во всяком случае, я на это надеюсь. Ну а сейчас, давай успокоимся и подумаем, как нам найти атлантку.

Легко сказать «успокойся». Ведь по большому счёту он ничем не рискует. Самое страшное, что может с ним произойти — Конте лишится своей должности, и то это вряд ли. Ведь такого колдуна им больше не найти. А вот с ней будет совсем другая история. И её уже ничто не спасёт: ни заступничество колдуна, ни участие Стажа, что маловероятно. А всё потому, что контракт она заключала непосредственно с Константином, и именно он решал её дальнейшую судьбу…

— Конте, а что если попробовать магнит, притягивающий драгоценности? Ведь на ней дорогущее обручальное кольцо. А ещё можно применить заклинание поиска. Но только искать не Роксану, а драгоценный камень, который вставлен в её перстень. Его ей подарила Василиса. У Шахонских такой обычай — матери дарят этот перстень своим невесткам в день свадьбы. Причём это не просто дорогой камень. Говорят, он обладает какой-то магической силой…

— И откуда у тебя такие сведения? Даже я, их семейный колдун, не знаю об этом!

— Надо больше общаться с прислугой, — с иронией заметила Линда, надеясь, что её предложение поможет им в поисках.

Через несколько минут вернулся Конте, и выражение его лица внушало некоторую надежду. В уголках его красивых губ пряталась лёгкая улыбка, а глаза излучали спокойствие и уверенность.

— Да, ты оказалась права насчёт камня. Если уж такой редкий бриллиант я не смогу найти, то сам уйду с этой должности!

— Ого! Какая самоуверенность! Меня это конечно радует, ведь так ты сумеешь спасти мой зад. Причём в прямом смысле. Говорят, в гаремах у атлантов садо-мазо расцветает буйным цветом. Но Конте, не рано ли ты радуешься? — спросила его Линда и горько усмехнулась.

По лицу колдуна пробежала тень, и от его приподнятого настроения не осталось и следа. Он вплотную подошёл к Линде и, взяв её за руки чуть ниже плеч, отчётливо произнёс:

— Линда, я тебе клянусь, этого не будет никогда. Во всяком случае, пока я жив.

И она ему верила! Пускай он мужчина, тем более, колдун, которым изначально нельзя верить, но она полностью полагалась на него. И Линда не сомневалась, что всё будет именно так, как он обещал. Ведь он выглядел настолько убедительным!

— Значит, ищем камень, — с облегчением вырвалось у неё.

— Да, я уже сделал приготовления, осталось за малым. Но камень с такой мощной энергетикой требует особого подхода, обыкновенным заклинанием поиска его не возьмёшь. Между прочим, совладать с красным бриллиантом может не каждый, его может носить на теле только очень сильный духом человек. А Роксана вроде бы не жаловалась на головную боль и недомогание в последнее время…

— Во-первых, перстень достался ей сравнительно недавно, а во-вторых, она носит его непостоянно. Но ты прав. Если камень подойдёт ей, я нисколько не удивлюсь. Эта та ещё сучка!

— Между прочим, цветные бриллианты, или как их ещё называют фантазийными из-за их расцветки, в природе встречаются очень редко. В основном бриллианты бывают бесцветными. Тот камушек, который на пальце у Роксаны стоит примерно… нет, я даже не могу назвать его примерную стоимость. На свете существует всего несколько бриллиантов природного красного цвета. И последний раз колечко с похожим камушком ушло за пятнадцать миллионов. А если камень Шахонских ещё и очень древний, по преданию его нашли где-то в Индии, и принадлежал он якобы какому-то коварному падишаху… то он не имеет цены. Да, бывает и такое.

— Это, конечно, всё очень интересно. Но не пора ли нам приступать к поискам? — спросила его Линда и жалостливо улыбнулась.

— Наверное, уже всё готово. Я как бы скрестил магнит для драгоценностей с заклятием поиска, тем самым усилив магические свойства обоих. Ведь мы ищем непростую драгоценную безделушку!

Когда колдун принёс свой магнит для поиска, у Линды аж рот открылся от удивления. Настолько его магнит не походил на то, чем владела она. Свой инструмент для поиска драгоценностей она купила на обыкновенном ведьминском рынке. Представлял он из себя деревянную коробочку и подвижную стрелку внутри неё, сделанную из тонкой пластины бирюзы. По принципу действия этот прибор напоминал компас, с той лишь разницей, что его стрелка изготовлялась из драгоценного или полудрагоценного камня (дешёвый вариант как у неё). А с помощью специального заклинания такой компас показывал не на север, а на ближайшую драгоценность в радиусе примерно двадцати метров. Но это в её случае, а у прибора со стрелкой из изумруда или рубина радиус действия увеличивался в разы.

Магнит для драгоценностей, которым владел Конте, сам напоминал сокровище. Он представлял собой резную шкатулку из слоновой кости, инкрустированную драгоценными камнями.

Линда, увидев такую красоту, не выдержала и спросила:

— Великая Магия! Боюсь даже спрашивать, из чего сделана стрелка прибора!

Вместо ответа колдун протянул ей шкатулку. Линда её открыла и тотчас ахнула от восхищения. В отблесках костров бриллиантовая стрелка играла всеми цветами радуги, причём она вращалась как сумасшедшая!

— Красота какая! И она уже работает! — обрадовано воскликнула Линда.

— Рано радуешься. А ты чего ожидала? Ведь каждая атлантка, находящаяся здесь, увешана драгоценностями как новогодняя ёлка. Для нашего поиска мы подкрутим механизм, поставив его на отметку «максимально». Теперь магнит будет искать только самые дорогие и ценные украшения, а остальные побрякушки будет игнорировать, — пояснил колдун, настраивая прибор.

— Ловко! А у моего магнита нет такого механизма, — с завистью протянула она и осеклась.

Ещё бы! На её приборе и не могло быть такого винтика. Ведь её дешёвый аналог один раз даже привёл её к пластмассовой брошке…

Конте произнёс заклинание поиска и уставился на магнит. Сначала не произошло ничего. Но вскоре прозрачная стрелка задрожала и резко крутанулась вокруг своей оси. Потом она медленно повернулась и неподвижно застыла.

Колдун взволнованно посмотрел на Линду и медленно пошёл туда, куда указывала стрелка прибора. Через несколько метров они чуть ли не носом уткнулись в огромное чучело, которого ожидало скорое сожжение. Не долго думая, Конте стал обходить его стороной. Но как только он начал двигаться, стрелка тоже зашевелилась! Колдун два раза обошёл вокруг этого уродливого пугала, и стрелка при этом упорно показывало на чучело!

— Ничего не понимаю. Роксана где-то там? Но этого не может быть! — В недоумении Конте посмотрел на Линду.

— Ну почему же. Чучело вот-вот сожгут. Даже если Роксану не найдут вовремя, никто не отменит заключительную часть праздника. Это очень удобно: заманить, связать и под покровом темноты засунуть её в чучело. Обрати внимание, около пугала нет костров, поэтому здесь так темно. А огонь уничтожит все следы… Идеальное убийство.

Конте положил магнит в карман и бросился к чучелу. Они его обежали два раза, прежде чем заметили в нём что-то вроде лаза. Конте залез в него по пояс и вытащил оттуда упирающуюся Роксану! Увидев, что это колдун, девушка с радостью бросилась ему на шею.

Наконец-то атлантка вроде бы успокоилась. Но вскоре её снова всю затрясло, видимо, от холода и пережитого ужаса. Она прижалась к колдуну, и её тонкие плечики задрожали от беззвучных рыданий. Конте тотчас скинул с себя ведьминский плащ и накинул его на Роксану. Потом легко подхватил её на руки и быстрым шагом понёс в особняк.

Линда тихо стояла в сторонке, наблюдая, как все бегают вокруг Роксаны. А атлантка тем временем льнула к Стаху и не сводила с него несчастных глаз. Она обнимала его шею своей тоненькой фарфоровой ручкой, и её красивые белоснежные волосы волной спадали Зверю на плечи.

Линда, чувствуя себя несколько неловко в подобной ситуации, решила тихо удалиться. Но тут Роксана начала рассказывать о своём злоключении, поэтому Линда тут же передумала и вся превратилась в слух. И как только атлантка открыла рот, в свою очередь рот Линды тоже открылся, но только от удивления!

Оказывается, Роксану заколдовал загадочный незнакомый колдун, который с помощью магии заставил её залезть в чучело и приказал ей оставаться там до самой её смерти. Якобы после этого она уже не смогла и пошевелиться!

Линда стояла и не верила своим ушам. Она ожидала чего угодно, но только не этого! Ведь в словах атлантки не было ни капли правды! И если бы здесь кроме неё и Конте присутствовали бы другие чародеи, то стены этой комнаты уже сотрясались бы от гомерического хохота. А так, кроме них здесь никто не знал об обряде ведьминского окреста. Никто даже и не догадывался, что теперь на Роксану не действует колдовство, даже самое сильное!

Под самый конец своего душераздирающего рассказа Барби выдавила из себя несколько слезинок, после чего без сил повисла на груди у Стаха. Линда отвела от неё взгляд, не в силах больше выносить этого, и тотчас встретилась с колючим взглядом Конте. Колдун жестом показал ей на дверь, после чего начал медленно продвигаться к выходу.

— Ну, как тебе наша актриса? — совсем не весело поинтересовался у Линды колдун.

— По ней Оскар плачет. И ещё кое-что…

— Знаешь, я никогда ещё не попадал в такое глупое положение. Можно сказать, перехитрил сам себя. Ведь я даже не могу открыться Стаху! Ну что ж, один — ноль, в пользу атлантов. А ты теперь иди, отдыхай, ведь у тебя вахта с четырёх утра. Теперь ты Роксану не то чтобы охранять, теперь ты её и в сортир провожать будешь…

Будильник в телефоне проиграл издевательски бодрую мелодию. Линда с огромным трудом открыла глаза и посмотрела в окно.

Темно. Совсем скоро начнётся рассвет. А сейчас ночь и все нормальные люди (и не только) ещё спят. Но она, к сожалению, к таким не относится.

Линда быстро оделась и направилась в крыло Стаха. Сменив своего напарника, она села в кресло и с удовольствием вытянула ноги. Линда устало прикрыла глаза, но тут её внимание привлёк тихий звук. Невольно посмотрев на дверь, она заметила, что та неплотно прикрыта. Чертыхнувшись про себя и проклиная своего нерадивого сменщика, Линда встала, чтобы закрыть дверь спальни.

А потом ей, не то чтобы спать, ей уже ничего не хотелось!.. Нет, как раз хотелось, причём очень сильно — убежать отсюда куда подальше. Лишь бы не слышать этих жалобных девичьих стонов!

Линда стояла, разом превратившись в каменное изваяние. И каждый такой звук оставлял в её душе мучительный кровоточащий след.

Больно… как же невыносимо больно…

В памяти мелькали прекрасные моменты их недавней близости со Зверем. Вот только теперь они отдавали горьким привкусом боли и печали. Ведь тогда он её тоже любил будто девственницу в её самый первый раз. Но они всего лишь делали вид, что верят в это. Притворство, игра и не более того…

У Роксаны и Стаха сейчас всё было по-настоящему. И атлантка отдавалась мужчине, которого любила. Она принадлежала ему и душой и телом, ему — своему супругу. А для ведьм это неприемлемо, они не могут никому принадлежать. И в этом их главная сила и… слабость.

Линда плотно закрыла дверь и со скрежетом стиснула зубы.


Глава 20

Из дневника:

Не плачь, не бойся, не проси — одна из главных заповедей всех ведьм. И я без труда её придерживалась до тех пор, пока не связалась с атлантами.

Как любая чародейка я задыхалась в своём небольшом провинциальном городишке. Любой ведьме подавай огни мегаполиса, рестораны, тусовки… Ведь именно там текла настоящая жизнь. А у нас выступление какого-нибудь заезжего второсортного артиста уже вызывал аншлаг.

Поэтому я, недолго думая, сразу же после окончания школы собрала чемодан и рванула покорять мир. И я, между прочим, для провинциальной ведьмочки неплохо стартанула. Вот только меня подбили на взлёте. И было бы не так обидно, если бы я влюбилась в кого-нибудь стоящего. А так, даже стыдно вспоминать, в свой первый раз я отдалась никчёмному студенту!

Из-за нашей любвеобильности ведьм считают, чуть ли не проститутками. И думают, что мы начинаем половую жизнь намного раньше людей. Но это далеко не так. Каждой ведьме с ранних лет вдалбливается, что чем позже она раздвинет ноги, тем сильнее будет её колдовская сила в будущем. Так что мы, в отличие от обыкновенных девочек, по-настоящему ценим свою честь.

Как только я потеряла свою невинность (я ещё долго продержалась!), то тут же пустилась во все тяжкие. К тому же я, во что бы то ни стало, решила купить себе квартиру, так как мне надоело слоняться по чужим углам. И вот тут я попала на деньги, большие. И не к кому-нибудь, а к атланту, причём очень влиятельному.

Между прочим, то, как это произошло, я не считаю для себя чем-то позорным. На это могла попасться и опытная ведьма, а уж про молодую чародейку и говорить нечего! Это была классическая подстава. Я переспала с атлантом, который пообещал мне посодействовать с покупкой квартиры, а на утро он обвинил меня в краже. Якобы я украла у него старинный портсигар, изготовленный самим Карлом Фаберже!

Я допускаю мысль, что атлант меня не обманывал. И что у него действительно пропал портсигар, уж больно он выглядел убедительным. Возможно, меня подставляла его супруга, которая узнала об измене мужа. Ведь далеко не все атлантки мирились с наличием у мужей любовниц и гаремов. Но одно я знаю точно — як этой краже не имела ни малейшего отношения!

А потом пошло-поехало… Меня увидел Константин Шахонский и воспылал ко мне страстью, но я не ответила на его «ухаживания». По всей видимости, и в своём гареме он ввёл очень странные правила, но для меня это показалось неприемлемым. Потом этот урод узнал об истории с портсигаром и выкупил мой долг у того атланта (вещица от Фаберже стоила баснословных денег!). Так я стала уже должницей Шахонского. А вскоре Константин вынудил меня подписать с ним контракт на долгих восемь лет.

Через годика два я перестала жалеть об этом. Ведь благодаря этой работе я всё-таки смогла купить себе квартиру, машину… А ещё, ведь я так и не уступила Константину, не стала его любовницей! Правда, чего мне это стоило…

Прошла ровно неделя с тех пор, как Роксана чудом «избежала» смерти.

Атлантка с гордо поднятой головой проходила мимо, посматривая на Линду торжествующим взглядом. По всей видимости, она, как женщина, чувствовала свою победу и даже не скрывала этого. Иногда Линда ощущала на себе пристальный взгляд Зверя. Но она всегда делала вид, что не замечает этого. А Стах смотрел на неё так, словно он, подобно гурману, смаковал хорошее дорогое вино. Его тяжёлый оценивающий взгляд возбуждал её, заставлял всё внутри вибрировать…

Сегодня с самого утра весь дом стоял на ушах. И всё потому, что атлантам опять приспичило закатить вечеринку! Как будто Ладодения им было мало!

К обеду начали съезжаться многочисленные гости. Особняк на глазах превращался в огромный движущийся улей. В такой обстановке работа становилась просто невыносимой, но мнение охраны никого не волновало. Конте делал всё от него зависящее, но и его уже порядком раздражала легкомысленность и взбалмошность Роксаны. Поэтому он ходил хмурый и всеми силами пытался объять необъятное.

— Линда! Быстрее отправляйся к девочкам. Одна из них умудрилась ошпариться, а у меня людей не хватает! — Роксана выдала это тоном, не терпящим препирательств. И не успела Линда даже рта открыть, как та упорхнула с деловым видом.

Ничего себе! Её теперь в прислуги записали! Её? Ведьму?! Да и чёрт с ней, с этой охраной! Как говорится, перемена деятельности — уже отдых. Так почему бы не отдохнуть? А её пускай другие охраняют…

Линда, сообщив напарнику о своём вынужденном отстранении, пошагала в крыло прислуги. Когда она туда заявилась, то на неё все смотрели, словно у неё по всему телу выросло красное оперение. По всей видимости, ведьмы сюда не часто захаживали.

Её новый наряд состоял из чёрный юбчонки и белоснежной кофточки со скромной отделкой. Короче, как в школе — белый верх, чёрный низ. Ещё большее возмущение вызывало у Линды то, что костюмчик совершенно ей не подходил! В узкую юбку она ещё кое-как влазила, а вот кофточка не сходилась на её пышном четвёртом размере.

Линда вышла из раздевалки, чтобы поинтересоваться, где тут можно поменять форму на больший размер? Но, увидев снующих официанток исключительно модельного типа, то есть «кожа да кости», тотчас оставила эту затею.

Ну что ж. Роксана хочет ещё одну официантку — она её получит…

От одной этой мысли у Линды сразу же потеплело на душе. Она развернулась на своих новых каблучках и отправилась прихорашиваться. Но, как выяснилось позже, её поджидала, чуть ли не катастрофа…

По законам физики Линде всё-таки не удалось сделать из большего меньшее. Поэтому, несмотря на все её усилия, проклятая кофта так и не застегнулась. Поэтому, плюнув на всех и вся, Линда решила оставить всё как есть. И что удивительно, ей сразу же стало комфортнее, как в физическом, так и в моральном смысле!

Из-за расстегнутых пуговок на её груди теперь красовалось шикарное декольте. И Линда не без гордости смотрела на свой бюст. А он буквально выпирал наружу, показывая всему миру очень притягательную ложбинку между двумя круглыми красавицами. Её филейная часть в этой узенькой юбке тоже смотрелась, на её взгляд, совсем не плохо. Конечно, Линда прекрасно осознавала, что она выглядит очень и очень вызывающе, даже вульгарно. И такой наряд лучше бы подошёл совсем для другой вечеринки… Но что не сделаешь для любимой Хозяйки!

Вздёрнув подбородок, Линда вышла из раздевалки. Не успела она пройти и нескольких метров, как реакция на неё окружающих показала, что она на правильном пути. И пускай на их лицах она прочла плохо скрываемое удивление, и даже ужас, никто из прислуги не посмел остановить ведьму. Не нашлось смельчаков, способных прекратить этот фарс, и среди колдунов. Поэтому Линда беспрепятственно проследовала до самого конференц-зала. После чего зашла в специальное помещение, куда небольшим подъёмником доставлялись готовые блюда прямо из столовой. Она вопросительно посмотрела на ошарашенного помощника шеф-повара и хищно улыбнулась. Взъерошенный паренёк в поварском колпаке вытаращил на неё свои бегающие от страха глазёнки и, молча, передал ей в руки кувшин с лимонадом. Линда ловким движением перехватила у него запотевший кувшин с кубиками льда и листиками мяты, живописно плавающими в лимонаде, и с очаровательной улыбкой направилась в конференц-зал.

Когда она вошла в это огромное помещение, напоминающий, скорее, тронный зал, то в нём раздавался негромкий гул из множества голосов и мелодичный звон кухонных приборов. Атланты поглощали еду, непринуждённо переговариваясь друг с другом. Но, по мере того, как Линда приближалась к огромному столу, голоса постепенно стихали. А когда она остановилась около сидящих атлантов, решая, кому же в первую очередь подать напиток, то в зале уже не раздавалось ни звука.

Висела гробовая тишина. И это безмолвие нарушал лишь кашель престарелого атланта, который отчаянно пытался прочистить горло, не сводя с неё ошарашенных глаз. А Линда, мило улыбаясь, обводила взглядом стол, пытаясь найти Стаха и Роксану. В то время как все в зале смотрели только на неё. Книголюб.нет

Как вылупились! Словно красивой груди отродясь не видали! Пускай полюбуются, во всяком случае, ей есть что показать, в отличие от некоторых…

Наконец-то её взгляд остановился на фарфоровой головке Барби. У атлантки на лице застыло выражение неописуемого удивления и… зависти! Так что теперь уже Линда смотрела на неё с неприкрытым высокомерием и торжеством. И это несмотря на то, что она выставляла себя посмешищем. Хотя, кто тут смеётся? Кажется, кроме неё никто!

Все мужчины буквально раздевали её своими похотливыми маслеными глазами, а их жёнам и вовсе было не до смеха. И только один атлант смотрел на неё не так как другие. Линда тонула в этих прекрасных янтарных глазах и видела в них кроме всепоглощающего желания ещё и… восхищение!

Увиденное придало ей смелости, и Линда бодро направилась к той, которую не могла оставить без внимания. И когда Роксана оказалась от неё на расстоянии вытянутой руки, Линда очень правдоподобно споткнулась и выплеснула всё содержимое кувшина прямо на атлантку…

Линда стояла рядом с этой мокрой снегурочкой и спокойно наблюдала, как Роксана трясущимися руками выуживала из своей худосочной груди кубики льда, попавшие в разрез её платья. Надо отметить, что зелёные листики мяты смотрелись на её алебастровой коже очень эффектно…

Только потом до Линды дошло, что же она натворила. Она взглянула на окружающую её картину осмысленными глазами, и увиденное повергло её в ступор. Затем она почувствовала, как кто-то схватил её за руку и чуть ли не силой вывёл из зала.

Когда Линда пришла в себя, то сразу же обвела глазами небольшую комнату. Никого. Она одна. Кажется, ей это не показалось, и её действительно привёл сюда Зверь.

Тогда почему он бросил её одну? Ушел, молча, ничего не сказав? Линда вскочила и подошла к двери. Замок оказался запертым.

Время тянулось невыносимо долго. Линда, словно зверь в клетке, металась по комнате из стороны в сторону. Больше всего её пугала неизвестность. Что теперь будет? По головке её вряд ли погладят. А ещё Стах… Как он отнесётся к тому, что она прилюдно унизила его жену? Ведь теперь он вроде бы питал к Роксане нежные чувства. Тому доказательством служила та злополучная ночь, когда из их спальни раздавались ненавистные ей стоны.

Линда даже от досады топнула ногой. Но невесёлые мысли не хотели отпускать её.

Если всё так, как кажется, то Стах должен сейчас испытывать к ней острую неприязнь и даже ненависть! Возможно, то, что он к ней когда-то испытывал, осталось в прошлом. Ведь атланты, насколько они были ласковыми и милосердными, настолько же могли быть коварными и неимоверно жестокими. И чтобы хоть как-то защитить себя от его гнева, она должна вновь превратиться в истинную ведьму и выкинуть из головы всё, что с ним связано. Надо его возненавидеть, вырвать из сердца раз и навсегда!

Линда подошла к зеркалу и улыбнулась сама себе. Так. так… Необходимо привести себя в порядок. Перед ненавистными мужчинами нужно всегда выглядеть блестяще, чтобы чувствовать себя увереннее. В общем, для милого будь красивой, а для врага — неотразимой! Хм, как складно у неё получилось, нужно будет записать в дневник…


Глава 21

Когда ожидание стало просто невыносимым, послышался долгожданный звук открываемого замка. В комнату вошёл Зверь, и посмотрел на неё странным, ничего не выражающим взглядом. В голове тотчас пронеслось, что, возможно, ещё не всё потеряно. Ведь он не бросился на неё в страшном гневе, не закричал с порога, обвиняя её во всех смертных грехах. А должен был…

Стах спокойно прошёл к креслу и сел в непринуждённой позе, скрестив ноги и вытянув их вперёд. Удобно откинувшись в кресле, он демонстративно уставился на Линду. У неё по коже тут же побежал неприятный холодок.

Уж лучше бы наорал! А это показное издевательское спокойствие и молчание казались ей затишьем перед бурей.

— Боишься? — вкрадчиво спросил её Стах.

— Ни капельки, — не моргнув глазом соврала Линда.

— А должна бы! — буквально взревел Зверь и от его показного спокойствия не осталось и следа. Он вскочил с кресла и вырос перед ней настолько неожиданно, что она невольно от него отшатнулась. Стах схватил её за руки чуть ниже плеч и встряхнул, глядя в глаза пронзительным возмущённым взглядом — Как ты могла поступить так? Линда, ты хоть понимаешь, что ты наделала?!

В этот момент распахнулась дверь, и на пороге появился Конте. От его холодных испепеляющих глаз Линде тут же захотелось сжаться в комок. Но, слава Великой Магии — его гнев предназначался не ей.

— Что тут происходит? — подчёркнуто спокойным тоном спросил он у Стаха.

— Я должен давать какие-то объяснения? Тебе? — Сарказм в его голосе не оставлял надежды на хороший исход этой встречи.

— Я это спрашиваю не ради праздного любопытства. Как главный колдун и как начальник службы безопасности я обязан знать, что происходит с моими подчинёнными.

— Конте, некоторые вопросы я в состоянии решить без тебя. И если мне понадобится твоё мнение как специалиста, то я сам тебя вызову.

— Кажется, ты меня не понял. Я буду приходить, когда захочу и куда захочу. Тем более, когда моему подчинённому угрожает опасность. — Конте смотрел на Зверя так, как может смотреть колдун, ощущающий свою безграничную силу.

— Ты мне угрожаешь?

— Колдуны угрожают по-другому, я тебя только предупреждаю.

— Конте, могу тебя заверить, что твоей подчинённой, вернее, твоей любовнице ничего не угрожает, — усмехнулся Стах, скользнув по нему насмешливым взглядом.

— Впрочем, как и твоей. — Судя по всему, колдун и не собирался покидать их.

Линда смотрела на двух мужчин, которые были ей далеко небезразличны, и размышляла о том, с кем бы она хотела сейчас остаться. С одной стороны, она желала заглянуть в глаза Стаха без свидетелей, хотя бы только для того, чтобы узнать о своей участи. Понятное дело, что истинная ведьма внутри неё вопила во всё горло от возмущения при одной только мысли об этом.

С другой стороны, ей безумно хотелось поплакаться Конте в жилетку. Несмотря на то, что она заранее знала, что он скажет в её адрес. Но только с колдуном она могла не притворяться, имела возможность оставаться сама собой…

Уйдя в себя, Линда и не заметила, что словесный поединок между Зверем и колдуном завершился. Она догадалась об этом только тогда, когда увидела спину Стаха. Он ушёл, даже не попрощавшись.

— Конте, даже не начинай! Я сейчас не выдержу твоих нотаций, — сказала, как отрезала Линда и посмотрела на него с мольбой.

На что колдун лишь усмехнулся:

— Месть это блюдо, которое…

— Подают холодным, — закончила за него Линда. — Ты хочешь читать мне всего «Графа Монте-Кристо» или ограничимся этой цитатой?

— Ты, как девчонка, напакостила сгоряча и тем самым всё испортила. Но, для необразованной ведьмы ты неплохо начитана

— Я тебя умоляю. Александра Дюма читали все без исключения. Но, между прочим, я хорошо училась в школе. А насчёт высшего образования — у меня были свои университеты…

— Но тогда ты должна знать ещё одну цитату, его же: «Узы брака столь тяжелы, что нести их можно только вдвоём, а иногда и втроём». И от себя добавлю, что это тяжёлое бремя достается, как правило, любовнице. Жене тоже несладко, но у неё хотя бы есть права.

Линда не желала развивать эту тему, поэтому демонстративно отвернулась. И вдруг почувствовала, как Конте прикоснулся к её руке. Он взял её ладонь и поцеловал туда, где так опрометчиво пересеклись линии любви и жизни. Затем он неожиданно поднял её на руки и понёс к дивану. То, что последовало за этим, показалось ей настолько предсказуемым, что Линда даже на себя разозлилась.

Ведьминская кровь — это, конечно, здорово. Повышенное либидо, способность получать удовольствие от секса даже тогда, когда умение партнёра оставляет желать лучшего… Но, в то же время, эти плюсы зачастую превращаются в один огромный жирный минус. И это как раз тот случай! Почему она неспособна сказать «нет», когда это необходимо?!

Линда смотрела в серые глаза колдуна, которые от страсти темнели и становились цвета дымчатого топаза. Помимо её воли низ живота наливался приятной тянущей истомой, которая уже затуманивала мозги, превращая её в безвольную марионетку.

Конте тем временем продолжал нежно целовать её руку. Вот уже его губы прикасались к нежной коже запястья, затем скользили вверх туда, где находилась чувствительная впадина на изгибе её локтя. Колдун знал, что делает — при одном лишь прикосновении к ней, её ненасытное в любви тело взрывалось фейерверком неописуемого наслаждения.

Словно почувствовав её душевные терзания, колдун резко вскинул голову и посмотрел ей в глаза испытующим взглядом.

— Не ломай себя. Ты ведьма. Такова твоя природа, хочешь ты того или нет, — совсем тихо прошелестел он безумно сексуальным бархатным голосом.

Хм, а она и не замечала, какой у него красивый чарующий баритон! Хотя, она сейчас в таком состоянии, что ей и кваканье покажется чертовски привлекательным. Но в одном он прав: хватит бороться с собой, её сексуальность

— это дар, за который многие из женщин удавились бы.

Кажется, это было её последней разумной мыслью. Так как потом она понеслась на волне чувственного восторга, когда сердце останавливается от прикосновения теплых мужских рук, когда хочется умереть от блаженства…

— Не закрывай глаза. Я хочу видеть твоё наслаждение, — донеслось до неё откуда-то издалека, прежде чем она почувствовала его в себе.

И Линда старательно пыталась выполнить его просьбу, но у неё это плохо получалось. Глаза сами по себе постоянно закрывались как по волшебству. Но колдун настойчиво напоминал ей об этом, тихо шепча ей на ухо одно лишь слово «глазки». И она опять смотрела в его тёмные от страсти дымчатые топазы, снова и снова…

И когда он стал внутри невыносимо большим и твёрдым, колдун неожиданно резко вышел из неё, тем самым удивив её до безумия. После чего, схватив Линду за волосы, настойчиво притянул её голову к своему паху. Она поняла его без слов…

Его страсть на вкус была солоноватой, поэтому Линда, приводя себя в порядок, поспешила заметить:

— В следующий раз накормлю тебя шоколадными конфетами, а то так как-то… не комильфо. — В ответ Конте широко улыбнулся и блаженно прикрыл глаза.

Когда колдун вновь открыл их, то они уже светились привычным дымчатым цветом. Словно два лунных камня на солнце, такие же блестящие и притягательно красивые.

— Линда, на этот раз ты отделалась лёгким испугом, но я не гарантирую тебе хороший исход в следующий раз. Конечно, я не допущу, чтобы тебе причинили боль. Но даже я не смогу гарантировать тебе твою привычную жизнь. Тебе придётся скрываться в каком-нибудь захолустье, так как в больших городах атланты найдут тебя без труда. Ты хочешь себе такую жизнь? Будешь рассекать в местных домах культуры на дискотеках. И это после того, чего ты добилась?!

— Конте, это больше не повторится. Но она сделала из меня официантку! Меня!

— Я в курсе. И я поговорю со Стахом насчёт Роксаны. Но это не повод выливать на атлантку графин с лимонадом!

— Не повод, — как нашкодивший школяр вторила она колдуну. — Но ты бы видел её лицо!

Линда сама не заметила, как её провинившийся тон тут же перерос в радостновозбуждённый. И это, конечно же, не понравилось Конте:

— Осознала, раскаялась, повинилась, — с сарказмом заметил он. — Линда, ты неисправима!

После чего, к её огромному облегчению, колдун начал второй раунд…

Когда они, уставшие и довольные вышли из этой комнатки, банкет у атлантов, по всей видимости, уже закончился. Прислуга успокоилась, и в коридорах особняка вновь воцарился покой. Линда побрела в своё крыло с мыслью о душе и хорошем отдыхе.

Когда первые лучи солнца заскользили по величественным стенам старого особняка, Линда была уже на ногах. Вспомнив свой девиз, что перед врагом надо всегда выглядеть неотразимо, она тщательно привела себя в порядок. И пускай этот форменный костюм убивал на корню все её старания, Линда всё-таки добилась желаемого эффекта.

С зеркала на неё смотрела сногсшибательная ведьма, знающая себе цену. Спокойная, уверенная в себе, готовая защищаться с львиной смелостью и холодным волчьим расчётом.

Не успела Линда появиться в крыле у Стаха, как её вызвали к Конте. Понимая, что напрасно было надеяться на благополучный исход после вчерашнего инцидента, она с дрожью в ногах вошла в знакомый ей кабинет. То, что она там увидела, показалось ей просто невероятным. Поэтому Линда остановилась в дверях, открыв от удивления рот.

— Ну что же ты, проходи. Мы тебя уже заждались, — Конте жестом пригласил её присаживаться, и не куда-нибудь, а за стол, рядом со Стахом и его женой!

Атланты сидели за длинным столом для совещаний, бросая на неё совсем не однозначные взгляды. Зверь смотрел на неё спокойно, и нельзя было с уверенностью сказать, что он сейчас к ней испытывал, а Роксана… Короче, атлантке эти переговоры нравились, по всей видимости, также как и Линде.

— Так как мы уже в курсе, то осталось сообщить об этом только тебе, Линда. Сегодня ночью произошёл один очень неприятный случай, который расставил все точки над «и». Отныне не только ты, но и Роксана, обе будете вести себя как примерные девочки. В самое ближайшее время вы должны найти общий язык между собой, отбросив все неприязни и недоразумения. Ведь вам предстоит провести долгое время вместе. И от того, как вы научитесь общаться друг с другом, зависит насколько это время покажется вам приятным. Причём от этого зависит не только ваша безопасность, но и жизнь.

Послезавтра вы отправитесь в один уютный охотничий домик, затерянный в горах. О его существовании известно немногим — мне, Стаху, теперь вам и служанке, которая будет вас сопровождать. И клянусь Великой Магией, если кто-нибудь из вас двоих выкинет номер… — Конте бросил на них взгляд, от которого Линде вмиг захотелось провалиться сквозь землю.


Глава 22

Чтобы там не говорили о дружбе гуся и свиньи, Линда убеждалась всё больше и больше, что легче примерить этих зверюг, чем атлантку и ведьму. Один день сменял другой, а взаимной симпатии между ними не было и в помине. Какая там дружба к чёртовой бабушке! Да они ненавидели друг друга всеми фибрами своей души! Это ещё хорошо, что Роксана не знала о том, что на ней лежит ведьминский окрест, и что она неподвластна любой магии. Она бы тогда показала себя во всей своей подленькой красе. А так атлантка смотрела на неё ненавистным взглядом, но не осмеливалась что-либо предпринимать, видимо, опасаясь её ведьминской силы.

Сегодня Линда встала с намерением во чтобы то ни стало выйти из этих ненавистных стен, хотя бы на время. К самому дому она претензий не имела. Так как атланты владели всем самым лучшим, то и этот дом был не исключением. Огромный, роскошный, в готическом стиле, он производил неизгладимое впечатление. Скорее, он напоминал замок короля Артура, чем охотничий домик. Но внутреннее его убранство соответствовало его названию. На стенах красовались головы разнообразных животных, начиная от местного кабана и кончая экзотическим леопардом. А звериные чучела казались настолько реалистичными и живыми, что невольно вызывали некоторое опасение. Старинное оружие тоже притягивало к себе взгляд, особенно холодное. Линда питала слабость к охотничьим ножам, и у неё у самой была неплохая коллекция подобного железа.

Прошли бесследно бесконечные две недели. Линда пересмотрела всё оружие в доме, дочитала старинное пособие по охоте и приступила к изучению древних карт. По всей видимости, атланты скупили самые ценные и старинные книги во всём мире, что и позволило ей скрасить нудные вечера в этой великолепной готической «тюрьме».

Линда смотрела на огромный дуб за окном и задумчиво жевала вкусный омлет. Вот уже несколько дней, как она предпочитала есть в своей комнате, так как надменная физиономия Роксаны сразу же отбивала у неё аппетит. Причём Линда сама ходила за своим подносом на кухню, а потом относила его обратно. Тем самым она явно вызывала у далеко немолодой служанки уважение и даже симпатию. Та всегда старалась угостить её чем-то вкусненьким, но при этом боялась встречаться с ней взглядом. Даже разговаривая с ней один на один, Аннушка всегда опускала глаза. И это абсолютно Линду не задевало, она уже привыкла к такой реакции людей. Ведь она была ведьмой!

Сообщив женщине, что на этот раз она сама поедет в город за продуктами, Линда пошла переодеваться. Бедная служанка побоялась даже возразить ей. Хотя на этот счёт Аннушка получила чёткие указания — никто кроме неё не мог выехать за пределы ограждения. Причём об этом им сообщил Конте сразу же, как только привёз их сюда.

Чтобы никто из людей не догадался, что она ведьма, Линда надела солнцезащитные очки. В своё время она прилично поборолась с этим ведьминским клеймом. Она перепробовала всё: линзы, заклинания, заговоры… Но, главный признак любой ведьмы — красный огонь в зрачках, так и остался при ней.

Линда уверенно села в автомобиль Аннушки и выехала со двора. До ближайшего небольшого городка было рукой подать. В первую очередь Линда заехала в первый попавшийся минимаркет и накупила продуктов. После чего, немного поразмыслив и решив, что она заслужила огромную порцию мороженого (за вредность при исполнении), Линда отправилась в ближайшее кафе.

В уютном зале с приглушённым освещением сидела немногочисленная публика и поглощала всевозможные десерты. Линда смотрела издалека на аппетитные пирожные и тортики, чувствуя, как у неё во рту набегает слюна. Окинув оценивающим взглядом посетителей, Линда не спеша проплыла к дальнему свободному столику, который располагался в углу у окна.

Но не успела она присесть на стул, как перед ней нарисовался огромный детина и занял стул напротив.

— Я вам не помешаю? Видите ли. это мой любимый столик. Тоже люблю смотреть на прохожих. — Линда в ответ лишь промолчала и уткнулась носом в меню.

Отдохнула, называется! Чёрт его принёс! Вокруг столько свободных столов, а он уселся за этот. Не иначе как полезет знакомиться… А жаль, такая уютная обстановка: розовые скатерти на столах, спадающие изящными волнами почти до самого пола, красивые светильники, живые цветы… Здесь можно было бы неплохо расслабиться, если бы не этот олух напротив.

Чисто из любопытства Линда украдкой бросала взоры на своего соседа. А он, как и говорил, не сводил глаз с улицы. И не обращал не неё совершенно никакого внимания, что само по себе уже казалось странным. Его открытое добродушное лицо излучало покой и загадочную задумчивость.

Косая сажень в плечах — так говорят о мужчинах такого богатырского телосложения. И вот этот силач сидел совершенно неподвижно, с лёгкой мечтательной улыбкой на губах и задумчиво смотрел в окно. А взъерошенные пшеничного цвета волосы и густая аккуратная бородка завершали образ эдакого Ильи Муромца на отдыхе.

По всей видимости, ему всё-таки надоел уличный пейзаж, потому что незнакомец тяжело вздохнул и перевёл взгляд на Линду. А она в свою очередь, тут же выставилась в окно, чтобы не встречаться с ним взглядом.

Несмотря на то, что незнакомец обладал прекрасной мускулатурой, он не производил на неё впечатления. Ей нравились мужчины, напоминающие атлантов. Такие же стройные, с аристократической внешностью и соответствующими манерами, короче, полубоги, а не люди. А этот, скорее, напоминал брутального борца с ринга. Причём мужской брутальности у него было настолько много, что это превращало его из мужчины в мужика. И это ещё больше выдавало в нём выходца из народа. Однозначно, это не её тип.

Линда настолько увлеклась анализом внешнего вида незнакомца, что совершенно потеряла бдительность. Когда на улице появились два молодых колдуна в сопровождении красивой чародейки, Линда сначала не обратила на них внимания. Она поняла, кто это такие лишь тогда, когда они уже подошли к входу в кафе. Панический ужас тотчас охватил её с головы до пят, так как она сразу же догадалась, кто эта девушка…

Линда быстро обвела глазами весь зал, пытаясь найти для себя укромное местечко. И не придумала ничего лучшего, как только спрятаться за длинную скатерть. Недолго думая, Линда нырнула под стол… и тут же уткнулась носом в мужские колени. А так как ноги незнакомца оказались от неё в непосредственной близости, то она тут же поспешила их рассмотреть.

Изрядно потёртые джинсы и кроссовки — наряд обыкновенного работяги, как она и предполагала до этого. И уже один только этот факт вычёркивал этого брутального чудака из числа её потенциальных любовников.

— Ну и как? Нравится тебе здесь? — Незнакомец своей богатырской рукой небрежно придерживал скатерть за край и смотрел на Линду.

Вот идиот! Здесь, это где? В кафе или же под столом?

Она демонстративно улыбнулась и ответила:

— Безумно! Но не мог бы ты опустить скатерть, я люблю уединение, — зло прошипела ему в ответ Линда.

— Ладно, как скажешь, — послышался спокойный голос, и скатерть тотчас опустилась.

Прошло, наверное, минут пятнадцать, прежде чем Линда осмелилась пошевелиться. Она легонько дёрнула незнакомца за штанину и прошептала:

— Будь добр, посмотри, два парня и девушка, они уже ушли?

— Ты о колдунах и ведьме? Так они сюда и не заходили. Они прошли мимо.

Сгорая от стыда, Линда вылезла из-под стола.

— Не мог мне этого раньше сказать, коли знаешь, кто они такие и кто я, — с плохо скрываемым раздражением отчитала она незнакомца.

— А зачем? Не так часто мне в промежность дышат симпатичные ведьмы, — ухмыляясь, ответил он.

— Дурак! — Линда опустила голову и стала есть растаявшее мороженое.

— Давай я тебе куплю новую порцию, — предложил Илья Муромец добродушным тоном.

— Я что, произвожу впечатление настолько бедной и неспособной купить себе ещё одну порцию? Между прочим, я люблю, когда мороженое подтает.

— Я тоже такое люблю! Не иначе, как это судьба! — наигранно, с театральным надрывом воскликнул незнакомец.

— Мало того, что дурак, так ещё и шут, — отозвалась Линда, с удовольствием облизывая ложку. — Кстати, как ты узнал, что они колдуны? А как определил, что девушка ведьма, неужели через очки увидел?

— Я вас за версту чую.

— Ты хотел сказать, вижу.

— Нет, как раз-то чую, носом. У вас специфический запах, так пахнут только те, кто занимается колдовством.

От удивления Линда даже забыла о мороженом. Ведь она о таком когда-то слышала ещё в детстве, но никогда не встречала людей с такими способностями.

— Интересно… И кто же ты у нас такой? Только не говори, что ты вампир или оборотень. Они, кажется, все вымерли ещё много веков назад.

— Не буду. И они, кстати, не вымерли. Как может умереть тот, кто вообще не появлялся на свет? Ты что, Сумерков начиталась?

— Но тогда, кто же ты? — Линда смотрела на собеседника с огромным интересом.

— Вот вы ведьмы любопытный народ! Кто, да что… Медведко я, или леший, как меня ещё называют люди. Живу в основном в лесу, но люблю выбираться в город баловать себя мороженым.

— Постой, постой. Так ты — дух леса, чуть ли не божество древних славян?!

— Ну почему же, чуть ли. Когда-то в нашу честь ставили истуканов из дерева или камня. И люди преклонялись нам, принося щедрые подношения, и даже совершали ритуальные убийства!

Линда смотрела на незнакомца во все глаза, подымая в памяти все сведения о леших. Когда-то ещё бабушка рассказывала ей, что медведко — это получеловек-полумедведь. А именно: сверху — человек, а снизу — медведь.

— А у тебя ноги действительно медвежьи, ну и всё остальное? — с любопытством поинтересовалась она.

В ответ незнакомец поморщился:

— Я тебя умоляю! Но если не веришь, можешь проверить… — с ухмылкой ответил Илья Муромец.

— Нет уж, спасибо. А, правда, что вы можете управлять силами стихий, короче, на «ты» с матушкой-природой? Говорят, вас даже атланты побаиваются!

— Так я тебе и рассказал. А насчёт атлантов, так у нас с ними что-то вроде пакта о ненападении. Поэтому мы не суёмся в большие города, а они не лезут в наши владения. И, кстати, ты не забыла о своих друзьях? Ведь неспроста же ты сиганула от них под стол!

Про себя Линда удивлялась прозорливости незнакомца. И он прав. Ведь в том, что та ведьма — это сестра Конте Лиза, в этом она почти не сомневалась. Но что она делала здесь, да ещё вместе со своими помощниками-колдунами? Навряд ли это простое совпадение. Тогда их визит означал только одно — она их выследила! И сейчас, возможно, они уже едут в охотничий домик Шахонских!

Линда вскочила со стула и стала искать в сумке кошелёк. Бросив на стол купюру, она быстро направилась к выходу. Но тут же услышала окрик своего недавнего собеседника:

— Ведьма! Скажи хотя бы, как тебя зовут?

— Это неважно, — Линда махнула ему на прощание небрежно рукой и достала из кармана ключи от автомобиля.


Глава 23

Когда Линда вошла в дом, они уже ждали её там. Роксана сидела в углу вся в слезах и протяжно выла. По всей видимости, один из колдунов уже успел с ней немного развлечься. Немного, потому что даже по самым грубым подсчётам, колдуны находились здесь не более получаса. А ещё потому, что на большее Роксаны просто бы не хватило, чисто в физиологическом плане. Атлантки хотя и славились своей красотой, но были очень изнежены и хрупки, словно японские фарфоровые статуэтки эпохи Эдо.

Поэтому Линда тут же подошла к колдунам и спокойно спросила:

— Сколько вам заплатили? Наверное, много. А вам не сказали, что вы всё равно не сумеете потратить эти деньги. — Линда старалась выглядеть убедительной.

— Это почему же? — с наглой ухмылкой спросил её один из колдунов.

— Да потому, что не успеете. От вас избавятся в самое ближайшее время. Вы что, никогда не имели дело с атлантами? Понятно, что ваш наниматель не посвятил вас в детали. Наверняка он не сказал вам, что эта атлантка, с которой один из вас развлекался, из очень богатого и знатного рода. — Линда сделала акцент на последней фразе.

— Ты думала, мы такие идиоты? И нам больше делать нечего, как трахать знатных атланток? Всё предусмотрено. Она даже не сумеет вспомнить наши лица, мы обо всём позаботилась. Нам такое палево ни к чему.

Да уж, позаботились… Лизе и в голову не пришло, что её брат осмелится на обряд окреста! На этот раз она точно попалась.

— Да, я смотрю, вы подготовились. Заклятие «без лица» требует очень большой колдовской силы, которой владеют только потомственные чародеи. Вам-то оно уж точно не под силу.

В своё время Линда тоже пыталась овладеть этим заклинанием. Она долго мучилась, пока не поняла — она слишком слаба для этого. А жаль, это нужное заклятие, необходимое любой ведьме. Ведь иногда позарез требуется сохранить своё инкогнито… Это заклятие очень напоминало заболевание прозопагнозию, когда человек перестаёт различать лица других людей. Вероятно, это заклинание отключало правую затылочную область, при поражении которой и возникал этот недуг.

— Вы добились, чего хотели — унизили жену Стаха. Ведь именно это от вас и требовалось. Так что, можете убираться отсюда! — Линда едва сдерживала свой гнев, прекрасно понимая, что силы неравны. К тому же она вспомнила об Аннушке

— её отсутствие настораживало.

В ответ раздался дикий гогот, от которого, кажется, сотряслись каменные стены дома.

— Вот глупая ведьма! Ты даже не представляешь — у нас появился повод задержаться. Твоя хозяйка поведала нам очень интересную историю о том, как её муж воспылал страстью к одной молодой ведьме… Причём она не соврала, ведь эта сучка в тот момент думала лишь о спасении своей красивой шкурки! — Высказался колдун, что повыше. После чего они опять принялись ржать, как нанайские кони.

Линда со страхом смотрела на ведьмаков, которые всё никак не могли успокоиться. В голове вертелись очень и очень нехорошие мысли. Причём это происходило параллельно с проклятиями, которые посылал её мозг в адрес Роксаны. Ведь мерзкая Барби уже в который раз её подставляла!

Линда смотрела в глаза этих распоясавшихся подонков и размышляла о том, что у неё ещё есть шанс спастись! Во-первых, им незачем убивать её, так как она всё равно не сможет описать их внешность. Ведь на неё, в отличие от Роксаны, действовало заклятие Лизы! И это, между прочим, казалось диким — вместо лиц колдунов она видела лишь расплывающиеся белые пятна. А во-вторых, если подойти к этому с умом…

Роксану они побоятся больше трогать, опасаясь гнева атлантов, а вот с ней наиграются вдоволь. Ведь она ведьма, а значит, никому не нужна… Поэтому сейчас она должна думать только о себе!

Линда демонстративно выгнула по-кошачьему спину. Затем сладко улыбнулась и томно выдохнула:

— А может, договоримся по-хорошему? Я тоже не прочь развлечься с молодыми колдунами.

Но её надеждам не суждено было сбыться. С похотливым взглядом один из колдунов вдруг схватил её за волосы и грубо потащил в соседнюю комнату. Другой отправился вслед за ними…

Как Линда и предполагала, для этого задания сестра Конте наняла отъявленных мерзавцев, которые довольно часто попадались среди молодых колдунов. Их повышенная сексуальность принимала порой самые отвратительные формы. И садисты среди них встречались нередко.

Словно в подтверждение её слов один из колдунов сильно ударил её наотмашь кулаком. Удар пришёлся по губам, и Линда тотчас почувствовала во рту солоноватый привкус. А потом удары посыпались как град. Но, несмотря на невыносимую боль, своими распухшими губами Линде всё же удалось прошептать заклятие забвения.

Говорят, именно благодаря этому заклинанию, ведьмы сохраняли своё лицо перед ужасающей смертью. Во времена инквизиции, в результате которой атлантам всё же удалось покорить себе их гордое племя, ведьмы смело смотрели своим палачам в лицо. И в то время как огонь уже лизал им ноги, они продолжали стойко выносить эту пытку.

По всей видимости, побои были лишь любовной прелюдией. После которой высокий колдун приспустил свои штаны и одним резким толчком оказался внутри неё. Он начал двигаться настолько яростно и ожесточённо, что Линде показалось, будто он хотел проткнуть её насквозь.

Благодаря заклятию забвения, она находилась словно в полутрансе. И только благодаря этому она почти не чувствовала боли. Линда лежала с закрытыми глазами податливая и покорная, подобно тряпочной кукле, и стойко выносила это унижение.

— А почему это наша похотливая шлюшка не стонет от удовольствия? Лежит как бревно! — Последняя фраза предназначалась уже его напарнику, который смотрел на них бешенными от страсти глазами. — Не иначе как успела применить заклятие забвения.

После чего колдун вслух проговорил антизаклятие, отменяющее заклинание забвения. И не успел он произнести последнее слово, как на Линду обрушилась невыносимая волна боли. Она с всхлипом прикусила губу, пытаясь сдержать в груди крик.

А вот дальше началась настоящая пытка. Линда только запомнила, как подонок неожиданно с неё слез. Затем, перевернув её на живот, этот же самый колдун грубо взял её сзади. Словно огненный клинок пронзил её, и вот тут она уже не смогла сдержать крика. После нескольких резких ударов он перевернулся вместе с ней на спину, и хриплым от похоти голосом позвал своего напарника. Последнее, что она запомнила — это абсолютно ненормальные глаза второго колдуна. Он с готовностью пристроился сверху и с силой сжал её грудь…

Линда медленно приходила в себя. Она лежала с закрытыми глазами и чувствовала, как её кожи нежно касается мягкая влажная губка. Она с осторожностью скользила по телу, оставляя за собой приятное ощущение прохлады. И вот уже тёплая вода стекала с её промежности, разрастаясь у неё под спиной большим мокрым пятном. Затем её приподняли и уложили на мягкую сухую поверхность. Её кожи касалось что-то невообразимо мягкое, пушистое, словно лебяжий пух. Но Линда боялась открыть глаза. А вдруг её чудесные фантазии разобьются о неприглядную действительность?

— Линда, хорошая моя. Открой глазки, ты сводишь меня с ума! — раздался совсем рядом знакомый мужской голос.

Кажется, она всё-таки спит и ей снится прекрасный сон. Потому, что это слишком хорошо, чтобы быть правдой. Ведь нет больше боли, в ушах не раздаётся ненавистное мужское сопение и её собственный крик. Ничего этого нет! Её окутывает лишь нега и невообразимое спокойствие. Сон, это всего лишь сон…

— Солнце моё, очнись. Я никогда себе не прощу, если ты не станешь прежней! Ты мне нужна, очень.

Линда смотрела в чуть приоткрытые щёлочки глаз. Её окружал густой сумрак, и лишь свет от свечи бился рядом с ней, бросая вокруг неё подвижные тени. В голове звенело, а всё тело ныло и зудело как наболевший зуб.

Да, вчера ей досталось… И слава Великой Магии, что она осталась жива. И это не сон, а неправдоподобная, совершенно нереальная действительность. Зачем он ведёт себя так, словно она ему по-настоящему дорога? Что это за душевные американские горки?! То нужна, то не нужна…

Линда широко распахнула глаза и тотчас встретилась с пронзительным янтарным взглядом. Причём Стах действительно выглядел очень расстроенным, таким она его ещё никогда не видела.

— Я хочу домой. Отвези меня, пожалуйста, — прошептала Линда.

— Боюсь, на данный момент это невозможно. Мы сюда слишком долго добирались. Но только здесь я смогу поставить тебя на ноги.

Тревожная догадка забрезжила в мозгу, и Линда внимательно осмотрелась. Глаза уже привыкли к сумраку, поэтому она без труда различила вместо привычных гладких стен… знакомый каменный рельеф. Он привёз её в свою пещеру!

А она-то подумала, что это Конте позаботился, приставив к ней профессиональную сиделку. Ведь эти прикосновения показались её настолько деликатными и нежными!

— Стах, зачем я здесь? Что скажет Роксана? Ведь когда у тебя пройдёт этот приступ нежности и заботы обо мне, то всё останется как прежде. Хотя, нет, как прежде уже не будет. После этого твоя жена меня со свету сживёт. В этот раз у неё почти получилось…

Лицо Зверя сразу же побледнело, и его скулы нервно задвигались. Он бросил на неё отчаянный взгляд и ответил:

— Об этом не беспокойся. Больше ты не работаешь на мою семью. Но не бойся, без дела не останешься, я тебе помогу.

— А как же мой контракт? Ведь я ещё должна…

— Ты уже никому и ничего не должна! Ты отработала всё сполна, — отрезал он властным тоном.

— Вот как… — растерянно протянула Линда, испытывая почему-то разочарование и дикую грусть.

— Я отпускаю тебя в прямом и переносном смысле, — горько усмехнувшись, добавил Зверь. — Рядом со мной тебе всегда будет угрожать опасность, а я не могу допустить этого. Моя любовь равносильна для тебя смертному приговору. Не Лиза, так Роксана…

«Моя любовь» — ей это не послышалось?! Стах действительно сказал это? Он, знатный атлант, произнёс эти слова ей — обыкновенной чародейке? Кажется, мир перевернулся.

Истинная ведьма внутри неё недоумевала по поводу такого эмоционального всплеска. Ведь Линда лежала, отвернувшись лицом к холодному камню, и беззвучно плакала…


Глава 24

Кажется, безмолвие надолго поселилось в этой пещере. Стах, по всей видимости, не услышав от неё никакого душевного отклика, замолчал. А Линда тихо выплакалась, причём так удачно, что Стах даже не заметил этого.

Не хватало ещё, чтобы он подумал, что их расставание равносильно для неё трагедии! Ей радоваться надо, что судьба послала ей такого благородного атланта. Наигрались, налюбились, а теперь вот, отпускают… Наконец-то она станет сама собой — сильной, независимой и свободной, причём во всех отношениях! В общем, такой, какой и должна быть истинная ведьма.

— А ты за последнее время здорово преуспел! — как ни в чём небывало заметила Линда, решив всё-таки нарушить тягостное молчание.

— В смысле?

— Я даже подумала, что за мной ухаживает профессиональная медсестра. В прошлый раз у тебя получалось гораздо хуже.

— Я уже привык зализывать твои раны, — тихо отозвался Стах и горько усмехнулся.

— Ага, которые я получила благодаря тебе, — не удержалась Линда, но тут же пожалела о сказанном. Лицо Стаха стало каменным, и он вновь замкнулся в себе.

Чёрт её дёрнул сболтнуть это! Но разве она не права? Хотя в первый раз, когда Зверь её выходил, она к нему пришла за его головой…

— Стах, это наши последние часы. Давай, проведём их так, чтобы остались только хорошие воспоминания друг о друге. А я обещаю прикусить свой язык. — Линда грустно улыбнулась и сделала попытку подняться.

Резкая боль тут же пронзила её тело. И в этом не было ничего удивительного, ведь его недавно хорошенько отколошматили, словно для приготовления отбивного. И если бы её не подхватил Стах, который тут же оказался рядом, у неё вряд ли получилось подняться без посторонней помощи.

— Полегче! На тебе живого места нет! Скоро будет готова мазь из кореньев, она быстро разгонит твои гематомы.

— С ума сойти! Атлант лечит ведьму! — на грани истерики вырвалось у неё.

Стах посмотрел на неё долгим, каким-то обречённым взглядом и промолчал. Затем он снял с огня котелок и отлил из него в тарелку немного киселеобразной жидкости. Он решительно подошёл к ней и, не обращая никакого внимания на её показное недовольство, резким движением сдёрнул с неё плед. Как и следовало ожидать, на ней не оказалось ни нитки. Линда окинула беглым взглядом своё тело и поразилась его непривлекательности.

На белой коже безобразными пятнами темнели фиолетово-чёрные синяки. Даже живот был не исключением. По всей видимости, её били ногами, когда она находилась в отключке. В результате чего на темно-синем фоне её лобок с рыжими кудряшками выглядел совсем не сексуально.

— Я бы очень хотела, чтобы ты не видел меня в таком виде…

— Какие глупости! — с раздражением перебил её Стах и начал осторожными движениями втирать это снадобье в кожу Линды.

По мере того как эта жижа впитывалась в её тело, постепенно уходила и боль! И вскоре от неё остались одни воспоминания.

Линда, прислушиваясь к своим ощущениям, осторожно приподняла руку, а затем согнула ногу в колене. Ей действительно не показалось: боль ушла и, вероятнее всего, навсегда! Так как гематомы заметно побледнели, и выглядели уже не столь безобразно как прежде.

— Стах, если ты поведаешь мне рецепт этой чудодейственной мази, то я… я не знаю, что для тебя сделаю!

— Зато я знаю, — почти неслышно произнёс Стах и поцеловал её рыжий треугольник внизу живота.

Его горячее дыхание обожгло ей промежность. И Линда непроизвольно сдвинула ноги, опасаясь последующей боли. Но Стах тотчас нежно просунул свою ладонь между её бёдер и ласково провёл пальцем по самой чувствительной точке её тела.

— Стах, я думаю, не стоит… — но не успела она договорить, как женское начало среагировало вопреки её воли. Линда вся выгнулась, и из её груди вырвался протяжный жалобный стон.

— Я так не думаю, и ведьма внутри тебя со мной полностью согласна, — прошептал он ей на ухо. И тут Стах резко встал и начал не торопясь раздеваться.

Он намеренно делал это медленно, глядя ей пристально в глаза. А Линда лежала, боясь даже пошевелиться, и смотрела зачарованно в его сияющие, потемневшие от страсти, два лунных камня.

Когда у его ног осталась лежать абсолютно вся одежда, и он предстал перед ней во всей своей античной красоте, Линда с трудом оторвалась от его глаз. Пробежала взглядом по его восхитительному телу и… её дыхание тотчас замерло от неописуемого восторга! А когда увидела мужское достоинство, возвышающееся горделиво и даже вызывающе, она и вовсе обмерла в восхищении.

Едва Линда оторвала взгляд от этой красоты, как опять попала в плен гипнотически притягательных глаз атланта-полубога. Тем временем Стах шагнул ей навстречу и, обхватив голову Линды руками, нежно прижал её к своему твёрдому торсу. А она, словно этого и ждала, сильнее прижалась к нему щекой. Её руки тотчас пробежались по его твёрдым ягодицам, по впадине внизу спины, затем заскользили верх.

Линда ласкала его гладкую кожу, впитывая пальцами его великолепие, вдыхала его мужской запах с горьким ароматом полыни…

Но когда она захотела осчастливить его оральными ласками, Зверь с мягкостью от неё отстранился и тихо возразил:

— Я не могу этого позволить. У тебя все губы разбиты. Тебе не то что космический минет, как ты его называешь, а улыбнуться нельзя!

Линда с испугом схватилась за свои губы и с ужасом обнаружила там засохшую и довольно болезненную корку.

— Стах, у тебя должно быть здесь зеркало. Где оно, я что-то его не вижу. Хочу увидеть себя во всей красе.

Линда сделала попытку подняться на ноги. Но Стах осторожно надавил ей на плечи, и она снова оказалась сидящей на кушетке.

— Нет, не хочешь. Сейчас ты должна хотеть только меня, понятно? — ласковым, но в то же время довольно твёрдым голосом приказал он.

Стах аккуратно подхватил её на руки и, приподняв немного над постелью, положил её на другой край. А сам тотчас занял освободившееся место рядом с ней. Согнутую в локте руку он подложил себе под голову, а другой нежно обнял Линду. Улёгся и застыл так, с нежностью глядя ей в глаза…

Проснулась Линда от того, что издалека раздавался бодрый пересвист птиц. Утренние лучи солнца весело плясали над сводом пещеры, отражаясь от водной глади в ведре. Она лежала и с трудом вспоминала события прошедшей ночи.

Какой стыд! Ещё ни разу она не засыпала рядом с прекрасным и возбуждённым от страсти мужчиной. Тоже мне, ведьма называется!

— Проснулась, соня! — Стах готовил что-то мясное и очень вкусно пахнущее на своей примитивной печке.

— А круассанов не будет, как в прошлый раз?

— Нет, не будет. Если только ты согласна ждать часов пять.

— Не согласна. Не хочешь или не можешь? — Линда с любопытством уставилась на него.

— Не могу. Чтобы поддерживать эти способности, надо много и упорно заниматься. Причём каждый день. А мне в последнее время, сама знаешь, было не до этого.

После обеда они наверстывали упущенное. Линда отдавалась ему с едва контролируемым безумством, словно хотела налюбиться на несколько лет вперед. Ведь она прекрасно знала, что их у неё больше не будет. Поэтому её такое непростое женское счастье разливалось по телу, оседая в душе горькой грустью.

Чтобы не продолжать дальше эту душевную пытку, Линда приняла непростое для себя решение:

— Стах, отвези меня сегодня домой. Кажется, ни к чему тянуть с этим.

— Но ведь ты ещё не оправилась! — возмущённо возразил ей Зверь.

— Залечивая мне телесные раны, ты бередишь душевные. Пускай я и ведьма, но всё-таки женщина.

— Ладно, как скажешь, — холодно отрезал он. — Можешь одеваться.

Возвращались они под дружное молчание. Линда украдкой бросала на Стаха осторожные взгляды и видела лишь красивый профиль с плотно сжатыми губами. Даже на заправке, купив Линде её любимый горький шоколад, он лишь молча бросил плитку ей на колени, после чего спокойно положил руки на руль.

Он притормозил около её подъезда и, повернувшись к ней вполоборота, сухо заметил:

— Прощай Линда. Как найду для тебя что-нибудь подходящее: подальше от меня и всего семейства Шахонских, я тебе позвоню.

— А главное, подальше от Конте…

Стах оставил без комментариев её замечание. Он лишь демонстративно отвернулся, давая понять, что разговор окончен.

— Ну что ж, прощай, — спокойно добавила Линда и вышла из автомобиля.


Глава 25

Через несколько дней, когда синяки полностью сошли, Линда отправилась в особняк. Для этого она нарядилась так, чтобы за один визит компенсировать всё потрачено зря время.

Уж она никогда не простит атлантам того, что так долго прозябала в уродливой серой форме! Она поднималась по помпезным каменным ступеням, с удовольствием ловя на себе восхищенные взгляды. И тут было чему изумляться, она и сама себе безумно нравилось. Яркое бирюзовое платье в обтяжку, на ногах чёрные замшевые лабутены на высокой платформе и гладкая причёска с неизменными завлекашечками на висках. Вряд ли кто-нибудь узнает в ней ту невзрачную охранницу!

Чувствуя себя Золушкой перед самым её хеппи эндом, Линда сразу же проследовала в кабинет к Конте. Увидев её, колдун широко заулыбался. Но потом, словно спохватившись, тут же надел на лицо серьёзную мину.

— Линда, что за дурацкая привычка отключать телефон?! Особенно, после того, что случилось…

— Прости. Не хотелось ни с кем разговаривать.

— Насчёт тех колдунов можешь не беспокоиться. Они уже никому не причинят зла.

— Серьезным тоном заметил он.

— Оперативно! Они хотя бы живы? — поинтересовалась Линда, стараясь выглядеть равнодушной.

— Это вряд ли можно назвать жизнью…

— Понятно. Опять ты выполняешь за атлантов самую грязную работу. И всегда так.

— Я это сделал ни для них, а только ради тебя.

— А Лиза? — Вот тут уже Линда не скрывала своего волнения.

Конте опустил глаза и тихо ответил:

— Улизнула, как всегда, подставив своих подельников. Но я её найду, это вопрос времени.

— Да. Лет так через двадцать…

— Линда!

— Что, Линда?! А как мне прикажешь жить дальше? Роксану будет охранять целая гвардия, а меня вообще выпроваживают… Да я и сама мечтала уйти от атлантов.

По обескураженному выражению лица Конте становилось ясно, что он об этом слышит впервые.

— Да. Стах аннулировал мой контракт с Константином. Чему я безумно рада.

— Ты уходишь от атлантов, но не от меня. Я правильно тебя понимаю? — спросил колдун и посмотрел на неё настороженным взглядом.

— Да. Но только я не знаю, как всё это будет выглядеть. Ведь я вынуждена уехать отсюда…

— Было бы желание. А расстояние — не помеха.

— Сама удивляюсь, но я тоже не хочу тебя терять.

Тут в кабинет вошёл симпатичный юноша и доложил Конте о встрече. По раздосадованному лицу колдуна стало ясно, что он планировал пообщаться с ней подольше. Но Линда сделала вид, что торопиться и тотчас поспешила удалиться.

Она и на самом деле хотела убраться отсюда как можно быстрее. Ведь она приходила сюда только за тем, чтобы получить причитающиеся ей деньги и встретиться с Конте. Больше её здесь ничто не держало…

Но не успела она положить деньги в сумочку, как девушка из кассы мило прощебетала, что Линду попросили подняться в конференц-зал.

Кто бы это мог быть? Неужели Стах? Кажется, они с ним обо всём договорились. Линда с трепетом открыла тяжёлую дверь и вошла в огромный зал. И не успела она переступить через порог, как её схватили и с силой прижали к стене.

— Ты думала, что от меня так легко избавиться? — Злые, с похотливой поволокой глаза Константина пронизывали её насквозь. — Я годами ждал подходящего случая. А мой братец, видите ли, решил совершить благородный жест. Скорее всего, ты ему просто надоела. Но, в отличие от него, я тебя даже не попробовал.

Константин схватил её свободной рукой за шею и грубо задрал ей голову вверх. Затем он, демонстративно вдохнул в себя её запах, и его ноздри затрепетали от возбуждения. Не спеша, как будто пробуя на вкус, атлант провёл языком по её щеке. И в ту же секунду Линда почувствовала, как он одним движением рванул подол её платья вверх…

Дальше всё происходило словно в тумане, настолько это напоминало страшный сон. Ведь совсем рядом по коридору спешили работники концерна, сновала бесчисленная прислуга…

На них не стоило и рассчитывать. Даже если она и вырвется отсюда, то всё равно Константин догонит её в коридоре и опять притащит сюда. А окружающие сделают вид, что ничего не происходит. Никто не заступится за ведьму.

Отчаяние, боль и гнев буквально взорвались внутри неё, высвобождая истинную ведьму. И Линда, вспомнив занятия рукопашного боя, со всей силы ударила его верхней частью лба прямо в его точёный узкий нос. Раздался вопль и Константин схватился за лицо.

— Сука, ты… — прохрипел он, но тут же умолк, так как второй удар по ногам свалил его моментально на пол.

Радость тут же затмила её разум, и Линда быстро схватилась за дверную ручку. Но тотчас отдёрнула руку, поняв, что сделала лишь полдела. И она без какого-либо замешательства подскочила к корчившемуся на полу Константину и стала наносить ему сильные удары ногами. Остановилась она лишь тогда, когда атлант окончательно затих.

Так… Минут десять у неё точно есть. Когда Константин очнётся и подымет на уши всю охрану, она уже успеет покинуть пределы поместья. Но ведь они тут же отправятся к ней домой! Значит, продажу квартиры придётся отложить…

Линда быстрым шагом, стараясь не привлекать к себе внимания, выскочила из особняка и направилась к пропускному пункту. Когда она уже отъехала от ворот метров на двадцать, в стекло заднего вида она увидела, как все охранники забегали, и стали вновь открывать входные ворота.

Вырвалась! Но это только начало. Самое паршивое то, что ей нельзя связаться с Конте! Ещё ей предстоят сверхбыстрые сборы, поиск надёжного убежища…

Но тут, как это часто бывает в критических ситуациях, сработал инстинкт самосохранения, или же её чисто ведьминская смекалка. И у Линды в памяти всплыло простодушное лицо того богатыря из кофейни.

То, что надо! Враг моего врага — мой друг. А если она его попросит ей помочь? Совсем немного. Неужели он откажет такой симпатичной ведьме? А найти мужчину с такой внешностью в том захолустье будет несложно.

Побросав в сумку документы, дневник, который она в последнее время совсем забросила, Линда подвесила её на дверную ручку. Второпях сложила в чемодан свои самые любимые шмотки и несколько пар обуви. Затем она отключила все электроприборы и перекрыла газ. Окинув последним взглядом свою уютную и такую выстраданную квартирку, Линда решительно направилась к входной двери.

В городишко она въехала, когда солнце уже висело над горизонтом. Найдя затрапезный мотель (другого здесь просто не было), Линда сняла комнату и отправилась в то самое кафе.

По всей видимости, по вечерам здесь собиралось гораздо больше народу, чем днём. Поэтому свободных столиков почти не наблюдалось. И если бы не одна весёлая компания, которая отмечала день рождение своего друга, Линде пришлось бы куковать на улице. А так она уже через пять минут сидела за их столом и уплетала за обе щёки торт.

Вероятно, в этих местах ведьмы встречались очень редко, так как на её глаза никто не обращал внимания. А может, это водка била им в голову, притупляя наблюдательность. Поэтому разговорить подвыпивших ребят оказалось совсем несложно. И через полчаса она уже знала, где живёт леший, который, к тому же оказался ещё и местным егерем.

Поздно вечером, ворочаясь в неудобной казённой кровати, Линда обдумывала завтрашний план действий. Она молила про себя всемогущую Магию, чтобы леший проявил к ней сочувствие. А если повезёт, то и чисто мужской интерес. Так было бы гораздо проще, ведь тогда мужчины становятся такими сговорчивыми…

Это утро для неё начиналось очень рано и очень необычно. Уж кого она здесь совсем не ожидала услышать, так это петухов. Наверное, за главным проспектом, вдоль которого стояли старые трёхэтажки, сразу же начинался частный сектор. Поэтому, начиная с четырёх утра, с улицы постоянно доносилось невыносимо звонкое кукареканье.

Поняв, что заснуть больше не удастся, Линда нехотя встала с постели. Надев на себя неяркую футболку и короткую чёрную юбку — единственный в её гардеробе прикид, который выглядел не вызывающе, Линда отправилась на поиски пропитания. Воспользоваться местным буфетом она не рискнула. Вариант мухи отдельно, котлеты отдельно, причём в прямом смысле, показался ей неприемлемым.

Не успела она выйти на улицу, как тут же столкнулось с лешим! Это произошло настолько неожиданно, что Линда остановилась как вкапанная.

— Ну, вы городские любите поспать! — Мужчина смотрел на неё спокойным оценивающим взглядом.

— Ты?! Вот так встреча! А я тут случайно проезжала… — зачем-то соврала она, решив, что так будет лучше.

— А про меня вчера ты тоже случайно расспрашивала? — насмешливо обронил он.

— Как ты узнал?

— Мне позвонили сразу же. как только ты стала мною интересоваться. Я тебя слушаю. — И Леший жестом показал ей на лавочку под раскидистым серебристым тополем.

— Даже не знаю с чего и начать, — растерянно обронила Линда, стараясь присесть так, чтобы юбка казалась как можно длиннее. Почему-то в его присутствии ей не хотелось выглядеть излишне сексуально.

— Начинай сначала. И… оставь в покое свою юбку, оттого, что ты её тянешь, она длиннее не станет, — с неизменным ему спокойствием произнёс леший и доброжелательно улыбнулся.

Линда чувствовала, как на её щеках огненной волной растекается румянец. И это казалось ей очень непривычным и удивительным, ведь она краснела в своей жизни раз или два, и то в раннем возрасте! Многие ведьмы вообще не знали, что это такое. И она была не исключением до этого момента.

Несмотря на волнение, Линда рассказала ему всё по порядку, как он и просил. Леший выслушал её молча. Лишь когда она в подробностях описала ему сцену драки, вернее, избиения атланта ведьмой, богатырь усмехнулся в усы и бегло осмотрел её лоб. Он провёл указательным пальцем по тонкой болезненной полоске, располагающейся на линии волос, и опять же промолчал.

Наконец Линда умолкла. Она закончила свой рассказ, конечно, не упомянув о своём недавнем истязании. Подробностям о работе на атлантов она тоже уделила мало внимания. Посчитав, что ведьминский принцип «меньше знает — лучше спит», который они применяли только к людям, хорошо подойдёт и к лешим.

— Это он ещё легко отделался, — отозвался Илья Муромец, усмехаясь. — Но и тебе до этого немало досталось. Ещё ни разу не видел ведьму с такой болью в глазах. Об этом ничего не хочешь рассказать?

— Не хочу, во всяком случае, пока. — Линда обескуражено посмотрела на богатыря.

Чёрт возьми! А с ним нужно держать ухо востро. Как видно, лешие очень непростой народец. Необходимо узнать о его способностях побольше…

— Ладно. Ты останешься у меня, но только с одним условием. Будешь помогать мне в моих делах, и при этом будешь учиться.

— Учиться? Да ты живешь в лесу! Чему ты можешь меня научить? Как картошку окучивать?

— Могу и этому, если захочешь. А так, я могу научить тебя многим полезным вещам.

— Например?

— Например, как любить…

— Что?! Ты, меня? Любить? Вот насмешил. А ты не забыл, что я ведьма? Да я сама, кого хочешь этому научу!

— Ты можешь любить только телом, а я научу тебя любить душой и сердцем.

— A-а, ты об этом… — разочарованно протянула Линда. Но его фраза всё-таки её задела, поэтому она поспешила добавить: — Да что ты знаешь о моей душе?!

Её возмутил его тон и загадочное выражение лица, словно он знал что-то такое, чего ей не дано понять.

— Ого! А ты не безнадёжна! Меня это радует.

— А ты не забыл, что я колдунья? И в принципе неспособна на это чувство. Но не подумай, что я чувствую себя какой-то ущербной. Мне эта любовь совсем ни к чему, от неё становятся слабыми и ранимыми.

— Всё-таки ты знаешь, о чём говоришь. Тебе доводилось это испытать, но пытаешься почему-то убедить меня в обратном. Кстати, а сейчас ты мне скажешь своё имя, или и дальше будем общаться как чужие.

— Линда. Ну, как? Что-то изменилась, и теперь я тебе не чужая? — подчёркнуто иронично спросила она.

— Так-то лучше. А я Ярослав, но местные меня зовут Славой. Я не против.

Линда смотрела на этого великана и понимала, что с ним явно что-то не так. То, что он испытывал к ней симпатию, в этом она даже не сомневалась. Но он смотрел на неё совсем по-другому, не так как это делали другие мужчины. В то же время от него исходила мощная энергия альфа-самца в человеческом обличии…

— Линда, если ты подумала, что я шутил, когда говорил о любви, то ты глубоко заблуждаешься. Зная ведьминскую особенность подзаряжаться с помощью секса, я тебя сразу предупреждаю: блядства в своём доме не потерплю. Кувыркаться с местными тоже не позволю.

Она смотрела на него во все глаза. Не выдержав, спросила:

— А ты случайно, не в мужском монастыре живёшь? Хочешь сказать, ты не любишь женщин и не спишь с ними?

— Нет, Линда. Я живу не в монастыре. И как раз-то женщин я очень люблю. И сексом занимаюсь как самый обыкновенный здоровый мужчина. Но, в отличие от вас, чародеев, я их не использую. Потому что женщина — это священный сосуд с душой и сердцем, а не батарейка для подзарядки, с которой можно делать всё что угодно. Ты ведь тоже привыкла использовать обыкновенных мужчин только для этого?

— Но Ярослав, я же ведьма! Меня легче убить, чем изменить. Без энергии я долго не протяну.

— Ты чем меня слушала? Я же сказал, что научу тебя любить. Ты сумеешь черпать энергию из других источников, ведь любовь это не только один секс.

— Если ты такой спец в этом деле, тогда почему до сих пор один?

— А кто тебе сказал, что я один? — Ярослав улыбался, окидывая её пронзительным взглядом своих загадочных серо-зелёных глаз.

— С такими принципами ты бы не рискнул привести ведьму в супружеский дом.

— Вот тут ты права, женщина есть, а жены нет. Не встретил ещё такую.

— Наверное, такая ещё не родилась, — съехидничала Линда.

— Родилась и ждёт меня, только она об этом ещё не знает…


Глава 26

Линда смотрела на прыгающий перед собой задок далеко не новой «Нивы» и думала о том, что, по всей видимости, на зарплату егеря особенно не разгуляешься. Они ехали уже больше часа. Её внедорожник, конечно же, так не мотало, но и ей уже хотелось почувствовать под ногами твёрдую землю.

Наконец-то впереди показались ворота. Когда Линда въехала во двор и вышла из джипа, её нижняя челюсть невольно поползла вниз. Ведь то, что она увидела, превзошло все её ожидания!

Перед ней возвышался огромный двухэтажный дом. Невооружённым глазом было видно, что за ним тщательно следили. Красивое крыльцо с ажурными металлическими перилами приковывало взгляд, а чудесная клумба с альпийской горкой из больших жёлтых валунов вызывала лишь возглас восхищения.

— Ничего себе! Убивать зверюшек намного выгоднее, чем монстров, — невольно вырвалось у Линды.

Леший на неё странно посмотрел и возразил:

— Я думаю, что нет. Дом построил ещё мой отец, я его лишь слегка облагородил.

— А, ну тогда всё понятно. А твой отец был кем? — спросила с любопытством Линда.

— В смысле, кем?

— Какую должность занимал? Даже с Магией такие хоромы не построишь!

— Отец был егерем, как и я.

Линда опешила:

— Серьёзно? Тогда опять ничего не понимаю.

Ярослав заразительно рассмеялся и пригласил её в дом.

— Между прочим, егеря, как правило, не убивают животных, а защищают их.

— Это ты всё сам сделал? — не удержалась Линда, показывая рукой на клумбу. Причём она даже не скрывала своего восторга, с удовольствием вдыхая цветочный аромат.

— В основном, да. А я думал, что ведьмам нравится лишь блеск дорогих побрякушек и запах денежных купюр.

— Не просто нравится, они их обожают. И я, между прочим, не исключение, — с вызовом заявила Линда. Но она позабыла обо всём на свете, едва переступила через порог дома. Ведь внутри он казался намного больше, чем снаружи. — А зачем такой огромный? Наверное, у вас была большая семья?

— Нет, небольшая. Но мой отец всегда мечтал об этом, — ответил Ярослав с неизменной мягкой улыбкой. — Иди, осмотрись, а я пока приготовлю завтрак, всё-таки ты гостья. Но не думай, что так будет всегда. Надеюсь, тебя можно пускать на кухню?

— Я бы на твоём месте не рисковала, — без тени иронии ответила Линда. Ведь она и сама не знала о своих возможностях. Так как предпочитала покупать готовую еду, или уж на крайний случай полуфабрикаты.

Леший только улыбнулся и обречённо покачал головой.

Странный он всё-таки… Интересно, а он может по-настоящему разозлиться? С такой мускулатурой ему бы на ринг, а он цветочки разводит!

Линда ходила по дому, удивляясь царившему здесь порядку и чистоте. Она в своей однокомнатной квартире не могла как следует убраться, а тут такие хоромы! Везёт же ей на чистоплотных мужиков…

— Линда, всё готово! Прошу к столу, — раздался издалека громогласный окрик.

Увидев и унюхав нарезанную аккуратными кусочками ветчину и сыр, Линда тут же сглотнула набежавшую слюну. А запах утренней свежести, исходивший от порезанных дольками огурчиков, лишь дополнил этот мясной аромат.

— Это и я так могу. Порезать ветчину много ума не надо, — заметила она, подцепив двумя пальцами ломтик ветчины.

— Особо не радуйся. Я тебя научу готовить борщ, котлеты… Сейчас мы очень торопимся, а для завтрака и это сойдёт.

— Торопимся? Мы?

— Да, мы. То есть я и ты, — отчётливо проговорил Ярослав. — Мне недавно позвонили. Срочное дело, нужно ехать. К тому же по твоей части, а именно — ведьмы и прочие мелкие пакости.

— Мелкие? Обижаешь! Смотря, какая ведьма.

— Мы тут не привыкли к вашим проделкам, так как настоящих колдуний здесь почти нет. Ведь вам подавай мегаполисы, большие деньги…

— А в чём проблема? Ведьму нужно придушить? Если она не настолько сильная, то лично я предпочитаю старое надёжное заклятие. Действует на расстоянии, даже руки пачкать не придётся. Всёго-то надо…

— Линда! Никто никого убивать не собирается. У меня другие методы, — оборвал он её на полуслове. Помолчав немного, тихо добавил: — И долго ты работала на атлантов?

— Шесть лет, три месяца и семь дней — почти шепотом ответила она.

Повисло тягостное молчание, которое никто так и не осмелился нарушить. И только когда Ярослав садился в свою «Ниву», Линда не выдержала:

— Я тебя умоляю, давай поедем на моём джипе.

— Если женщина просит… — ухмыльнулся он и закрыл дверцу своего автомобиля.

Ярослав уверенно показывал, куда нужно ехать. Создавалось впечатление, что он знает город как свои пять пальцев. Они долго петляли по узким закоулочкам частного сектора, пока не остановились около нужного дома.

Калитка оказалась приоткрытой. Во дворе их встретила мелкая шавка, которая злобно тявкнула и попыталась ухватить Линду за ногу. Пришлось снять солнцезащитные очки и зыркнуть на неё ведьминским взглядом. После чего псина завизжала так, словно её палкой огрели.

— А я смотрю, ты любишь животных, — заметил Ярослав, подымаясь по ступенькам крыльца.

— Вообще-то люблю, если они на меня не нападают.

На звонок и стук в дверь никто не ответил.

— Кажется, всё гораздо хуже, чем я думал, — серьёзным тоном признал леший и навалился плечом на входную дверь.

Линде ещё ни разу не приходилось видеть, чтобы с такой лёгкостью взламывали двери. Через несколько секунд они уже входили в дом, в котором царила подозрительная тишина.

— Ничего не ощущаешь? — Ярослав посмотрел на неё с прищуром.

— Мне тут не нравится, — ответила Линда, ощущая на коже неприятный озноб.

— Запах чувствуешь? Чем пахнет?

Прислушиваясь к себе, она неуверенно ответила:

— Смертью.

Когда они вошли в спальню, то в ней сиял маленькими светлячками причудливый торшер. По-видимому, его не выключали со вчерашнего вечера. В постели лежала молодая женщина с осунувшимся, белым как стена лицом. Её грудь едва вздымалась. Поэтому женщину, скорее, можно было принять за мертвую, чем за спящую.

Ярослав откинул с неё одеяло и с трудом нащупал у неё пульс.

— Нитевидный. Если мы в течение получаса не определим причину её состояния, считай, что она труп.

— Ну, почему же так категорично. Давай, я поставлю на неё защитное заклятие, напою её колдовской живицей…

— Вот именно, колдовской! — со злостью в голосе возразил ей Ярослав. — С неё и так хватит вашей магии. Она её убивает!

Леший начал обследовать комнату, буквально ощупывая и обнюхивая в ней каждый предмет. Со стороны это казалось очень странным и, если бы не трагизм ситуации, даже смешным. А Линда стояла как истукан, абсолютно не зная, что ей делать. Ведь она не привыкла определять источник колдовства, тем более без подручных средств. Она привыкла сама его насылать…

— Линда, не стой столбом. От нас сейчас зависит, будет эта женщина жить или нет!

— Ярослав, я бы рада помочь! Но я умею с помощью колдовства убивать, реже — его предупреждать. Но никогда ещё мне не доводилось спасать человека в таком состоянии! — чуть ли не в истерике возразила ему Линда.

— Главное, не волнуйся. Смотри мне в глаза и глубоко дыши, — спокойно распорядился Ярослав, положив ей руки на плечи.

И тут же она почувствовала, как его метод самоконтроля начал действовать. Но совсем не так, как того хотелось бы. Едва он к ней прикоснулся, как по её венам побежал огонь. Неожиданный, совершенно неуместный, но такой возбуждающий!

Линда вздрогнула и с испугом посмотрела на Ярослава. Как ни странно, но он тоже побледнел и тут же отдёрнул от неё руки. После чего он посмотрел на неё странным взглядом и отвернулся.

После безуспешных поисков леший в бессилии сел на пол и откинулся спиной на кровать. Он положил руки на согнутые в коленях ноги и безнадёжно уронил голову на грудь.

Линде почему-то стало его очень жаль, ведь ей ещё не приходилось видеть богатырей в таком отчаянии.

— Для меня чёрная магия пахнет болью и людским горем, для тебя смертью. Не такие уж мы с тобой и разные. — Его голос прозвучал глухо.

— Наверное… Ярослав, я отчётливо чувствую присутствие Зла в этой комнате. И не потому, что здесь лежит умирающая женщина.

Он тотчас вскинул на неё голову и буквально прошил её взглядом полным надежды.

— Я так и знал, что это находится здесь! Линда, внимательно осмотрись. Какой из предметов вызывает у тебя наиболее сильные эмоции. Неважно какие.

Она даже и раздумывать не стала и тут же указала на странный светильник. Почему-то он сразу же привлёк её внимание, как только она вошла в комнату.

Это был эксклюзивный вариант, сделанный руками какого-нибудь умельца. Торшер представлял собой замысловатое сплетение изогнутых тонких стеблей, которые причудливым винтом поднимались вверх. В целом он напоминал огромный бонсай, растущий прямо из пола. А вместо зелёной кроны на нём мерцало множество маленьких белых светодиодов.

Ярослав тут же подошёл к светильнику и дотронулся до него рукой.

— Странно. Я абсолютно ничего не чувствую. Какой смысл заряжать его дурной энергией, если всё равно электричество, так же как и огонь нейтрализует любое колдовство?

— Я не знаю. Ты попросил меня указать на странный предмет, и я это сделала, — с раздражением ответила она, понимая, что не оправдала возложенных на неё надежд.

— Мы, лесные люди, опираемся только на свою интуицию. А у вас ведьм есть ещё множество всяких прибамбасов. Возможно, один из них поможет нам определиться с этим необычным торшером.

Линда задумалась и неуверенно предложила:

— Сейчас принесу из джипа свой чемоданчик. Есть там одно зелье, но не уверена, что оно сработает в этом случае. Лично мне не приходилось им пользоваться — случай не представился. Ведь младенцы с уродливыми родимыми пятнами на лице рождаются не так уж и часто. А если такой и появляется на свет, то родители предпочитают обращаться к врачам, а не к ведьмам. А зря, у нас эффект стопроцентный и без всяких побочек. Но для успеха нужно одно условие — родимое пятно должно иметь колдовское происхождение. То есть проклятие насылается, когда ребёнок ещё находится в материнской утробе. Или же оно передаётся по наследству как ведьминская метка.

В древности атланты придумали такой способ, с помощью которого они помечали чародеев. Причём эта метка в дальнейшем передавалась из поколения в поколение. Прошли столетия, прежде чем ведьмы научились сводить его. С дьявольским огнём в зрачках так не получилось. Он всегда при нас. Правда, если долго не заниматься колдовством, то этот огонь становится почти незаметен.

Так вот, у меня есть средство для определения присутствия магии. Работает это так: младенцу капают это зелье на родимое пятно и смотрят на реакцию. Если жидкость зашипит и запениться, значит, пятно появилось в результате заклятия. Если нет — то это злая шутка генетики.

Линда быстрым шагом вышла из комнаты и вернулась уже через минуту с чемоданчиком в руке. Она достала нужный пузырёк и капнула из него на ствол светильника. В напряжённом ожидании пошли минуты… И вскоре горькое разочарование и обида на собственное бессилие разлилось ледяной волной в её душе. Ведь становилось абсолютно ясно, что загадочный торшер не имеет к колдовству никакого отношения.

— Увы, я ошиблась. Лишь время потеряли! Странно, я была почти уверена…

Леший зачем-то вынул из кармана складной нож и начал соскабливать с поверхности светильника чёрную блестящую краску. Натуральный цвет древесины оказался кипенно-белым, словно ствол был сделан из гипса.

— Ну-ка, капни ещё, прямо на дерево, — попросил её Ярослав.

И не успело магическое зелье растечься по белой поверхности, как тут же зашипело и пошло пузырями!

От охватившей её радости и огромного облегчения Линда подняла на лешего глаза и встретилась с его пронзительным и озорным взглядом. Он тут же вытащил вилку светильника из розетки и, намотав провода на ладонь, со злостью выдернул всю эту электрическую начинку из винтообразного ствола. Во дворе он с лёгкостью поломал эту смертоносную красоту о своё колено и бросил обломки на землю. Достав из багажника свою спортивную сумку, он вынул из неё небольшую бутыль. В нос сразу же ударил резкий запах бензина. Ярослав тщательно облил им деревяшки и поджёг. Они тотчас вспыхнули фиолетовым огнём. Раздался сильный треск и по двору прокатился протяжный зловещий вой. Такого она ещё не видела и не слышала!

— Ты поняла, что только что спасла человеку жизнь? И каково это, не отнимать её, а дарить? — Поинтересовался Ярослав, не отрывая глаз от костра.

— Неплохо. Но не надо делать из меня чудовище. Я убивала далеко не безвинных ягнят…

— Я надеюсь, ты не будешь по этому скучать? Тебе ведь это не нравилось? — спросил леший равнодушным голосом.

Линда посмотрела на него и сразу же поняла, что кажущаяся безразличность — всего лишь неумелый обман. Зачем-то Ярослав попытался скрыть за безучастным тоном своё нешуточное беспокойство, и даже страх.

— Нет, не понравилось. — Причём Линда и сама не поняла, соврала она или же сказал ему правду…

После непродолжительного молчания Ярослав продолжил:

— Мне рассказывали о таком. Это дерево так и называется — фикус-душитель. Растёт только в тропиках. Эта лиана, которая в буквальном смысле душит дерево-хозяина, на котором оно поселяется. В итоге она всё-таки его убивает.

Похоже, из-за своей пагубной природы, это растение стало прекрасным орудием в руках какой-то ведьмы или колдуна. Вот только нужно определить, кто же захотел отправить женщину в мир иной? И откуда у неё, вообще, появился этот светильник.

В такие минуты время всегда тянется невообразимо долго и нудно. Заколдованная всё ещё в беспамятстве лежала в постели, но её лицо уже не напоминало смертельную маску.

Наконец-то она пошевелилась и открыла глаза…


Глава 27

Вот уже несколько дней как Вера — так звали спасённую ими женщину, находилась в гостях у Ярослава. Вернее, на реабилитации, так как она всё ещё была очень слаба.

Лешему удалось выяснить, что смертельное заклятие на неё наслала собственная двоюродная сестра, которая и подарила ей на день рождения тот злополучный светильник. Оказывается, та приревновала Веру к своему мужу. Неизвестно, имела двоюродная сестра повод совершить такое злодеяние или же нет, это осталось тайной. Во всяком случае, Ярослав принял меры и нейтрализовал ту самую ведьму, которая за довольно умеренную плату совершила это гнусное колдовство.

И слава Великой Магии, Линда этому только радовалась. Ведь навести любовные чары или наоборот, вернуть мужа в семью это одно, а убить безвредного человека

— совсем другое…

В это утро они с Верой решили накормить своего благодетеля оладьями. А так как Линда знала об этом только то, что туда определённо добавляется мука, то она не принимала участия в готовке. Она только стояла и смотрела на руки Веры.

Вот это было действительно волшебство! Оказывается, приготовление пищи — эта та же магия, только рецепты немного отличаются.

На кухню вошёл Ярослав и подозрительно посмотрел на Линду.

— Я надеюсь, ты не принимала в этом участие? — спросил он, показывая пальцем на горку горячих оладушек.

— Не бойся. Мне доверили лишь переворачивать их на сковородке. И то я умудрилась спалить несколько штук. — Линда улыбалась во весь рот.

Ярослав удручённо помотал головой и удалился.

— У тебя удивительный муж. Нечасто встретишь мужчину, который сам готовит, — прощебетала Вера, складывая оладьи в кастрюльку.

— Что?! Чей муж? — переспросила её Линда, чуть ли не поперхнувшись оладьей от удивления.

— А вы разве не муж и жена? — Теперь настал черёд удивляться Вере.

— Вот ещё! С чего ты это взяла?

— Вы понимаете друг друга без слов. Вы словно одно целое, один живой организм,

— растерянно протянула женщина.

— Нет, я не жена, я его… ученица, — пояснила Линда и замолчала.

Странно. Неужели это действительно так? А ей казалось, что они с Ярославом совершенно разные. Ведь порой у неё создавалось впечатление, что они разговаривают с ним на разных языках! Но в одном Вера права — он действительно удивительный…

— Ну что, ученица! Поедешь со мной в город? — В дверях стоял Ярослав и как всегда улыбался.

— Поеду! — радостно отозвалась она, радуясь про себя, что не успела ляпнуть Вере ничего лишнего.

Когда они уже выезжали за ворота на его «Ниве», Линда насмешливо спросила:

— А я тебе действительно понадобилась, или же ты просто решил меня выгулять?

— Выгулять. Сходим в кафе, посидим, поедим мороженого. Ты же не против?

— Нет, конечно!

— Вот и я так подумал, что моя ведьма заскучала. Ведь вам тяжело переносить такой образ жизни, — почти грустно проронил он.

— Как ни странно, но мне у тебя пока нравится.

— Меня это радует — без тени иронии заметил Ярослав и включил радиоприёмник.

Из колонок полилась чудесная музыка ночи из «Призрака оперы». Ярослав потянулся рукой, видимо, для того, чтобы переключить волну, но Линда непроизвольно перехватила её.

— Не надо! Давай послушаем, — чуть ли не взмолилась она, глядя лешему в глаза. Он удивлённо на неё посмотрел и вернул руку на руль.

Через час они уже сидели в кафе и объедались мороженым. Сначала они непринуждённо болтали ни о чём, но потом Ярослав вдруг неожиданно замолчал, но продолжил загадочно на неё смотреть.

— От твоего взгляда у меня во лбу скоро дырка появится. Если есть что сказать, то говори, — вырвалось у Линды.

— А я тебе говорил, что ты сильная женщина?

— Ну, правильно. Я же ведьма!

— Вот и я говорю, что сильная. В каждой одинокой женщине, которая способна сама всего добиваться в жизни, есть что-то от ведьмы.

Линда подумала, что и сама знала об этом давно. И когда-то даже записала об этом в своем дневнике. Но она и не предполагала, что будет это с кем-то обсуждать. Тем более с мужчиной!

— И ты совсем не похожа на подстилку какого-нибудь атланта, как зачастую с вами ведьмами бывает.

— Вот как! Это ты тоже на моём лбу прочитал? — со злостью прошипела Линда.

Но Ярослав продолжил, словно бы и не заметив её реакции:

— Ты другая. Не такая, как все ведьмы…

Дни замелькали один за другим. Вера полностью поправилась, но, не смотря на это, не торопилась покидать гостеприимный дом. По всей видимости, она просто боялась возвращаться в свою жизнь. Туда, где царили злоба, ревность и такие непростые отношения с близкими ей людьми.

Честно говоря, Линда была этому только рада. Ведь впервые за всё время у неё появилась подруга, а ещё потому, что Вера учила её готовить. Ведь если бы не она, этим занялся бы Ярослав. А ей очень не хотелось позориться перед ним. К тому же присутствие Веры разряжало напряжение, которое существовало между ней и лешим. Она и сама толком не понимала что это, но в его присутствии она начинала из кожи лезть, чтобы ему понравиться.

Наверное, это происходило потому, что Ярослав не видел в ней женщины, а может, он это лишь искусно скрывал… Но это её сильно беспокоило и бесило. Ведь она не привыкла к такому подчёркнуто равнодушному отношению к своей персоне. Как правило, мужики из штанов выпрыгивали при виде её, причём как в переносном, так и в прямом смысле.

К тому же, для неё это становилось уже просто невыносимым! Ведь она понимала, что Ярослав не обманывал, когда говорил о своей любви к слабому полу. Так как он часто отлучался из дома без каких-либо комментариев, периодически не ночевал в своей постели. В общем, вёл себя так, как и должен был поступать привлекательный холостой мужчина. И когда он заявлялся утром сонный и усталый, да ещё со своей неизменной ласковой улыбочкой, Линде сразу же хотелось кого-нибудь придушить! А ещё от него возмутительно разило сексом!

В этот раз они с Верой опять ночевали одни в большом доме. Хозяин в таких случаях появлялся ближе к обеду. Поэтому они с самого утра сидели, уткнувшись носами в ноутбук Линды, и смотрели шоу «Танцы со звёздами».

Хотя Вера казалась намного старше Линды, в отношении мужчин у них было полное взаимопонимание. Поэтому они с женской точки зрения оценивали конкурсантов-мужчин, давая им смешные прозвища.

Линда смотрела в довольное лицо Веры, на красивых и стройных юношей в экране и ловила себя на мысли, что ей хотелось бы задержать этот момент. Ведь никогда, никогда ещё в своей жизни она не чувствовала такого умиротворения! В эту минуту она даже завидовала людям…

Она вдруг ощутила неописуемую радость! Ей захотелось веселиться и дурачиться. Тем более что послышалась восточная музыка и на экране появилась знойная девица, которая начала соблазнительно трясти своими пышными формами.

О, танец живота! То, что надо! Линда тут же скинула с себя платье и повязала вокруг своих бёдер кружевную старомодную накидку с подушки, которая каким-то образом сохранилась тут с незапамятных времён. Ведь восточные танцы до сих пор остались её страстью. В школе она даже отходила на них полгода, пока завистливые одногруппницы не выжили её оттуда.

Её красивый тугой бюстгальтер прекрасно подходил для характерных движений грудью восточного танца. Тем более что ей было чем потрясти! Линда кружилась как сумасшедшая и размашисто вертела бёдрами. Не выдержав её заразительного танца, вскоре и Вера уже отплясывала рядом с ней, хохоча во всё горло. И вот они, две ненормальные лохматые девки, отплясывали по комнате, позабыв обо всём на свете.

Неожиданно Линда почувствовала в теле приятное томление, а уже только потом увидела его. Ярослав стоял в глубине соседней комнаты и с изумлением смотрел на неё.

Чёрт побери! Он всего лишь удивлён?! Так смотрят на собачек в цирке, а не на соблазнительную полуголую девушку!

Ведьма внутри неё в предвкушении потёрла ладошки, и Линда, с вызовом глядя ему прямо в глаза, гордо вскинула голову. И вот тут понеслось…

Она расставила ноги и затрясла животом быстро-быстро так, словно по водной глади побежала мелкая рябь. Затем к этим движениям присоединись и бёдра. Потом Линда сделала эффектный круг головой, при этом её длинные волосы взмыли в воздух подобно воронову крылу. А следом она и сама закружилась. Но каждый раз её глаза встречались с его пронизывающим стальным взглядом…

Наконец-то, она этого так ждала! Вот теперь леший смотрел на неё как на женщину! В его глазах колыхалась такая необузданная страсть, что даже ей стало не по себе. А Линда всё танцевала. Только для него, для своего загадочного незнакомца, который каким-то непостижимым образом оказался на первом плане в её непутёвой жизни…


Глава 28

Линда бежала по лесу, прислушиваясь к каждому звуку, к любому шороху в кустах. Слёзы нескончаемым потоком бежали из её глаз, но она не обращала на них внимания. И лишь солоноватый привкус во рту напоминал ей о том, что она ведёт себя неподобающим образом. Ведь ведьмы никогда не плачут! Почти никогда…

Вдруг ей показалось, что она услышала какой-то подозрительный звук, который очень напоминал… Нет, только не это! Только не с ним!

Линда резко остановилась и прислушалась. Показалось? Ведь только что из зарослей багульника раздался чуть слышный стон! Она кинулась на звук, причитая как в бреду: «Я иду, только не умирай!». Не обращая внимания на царапающиеся до крови ветки, Линда с трудом пробралась сквозь стену кустарника. Но зацепившись ногой за сук, она плашмя упала на землю. В голове что-то ухнуло, и Линда непроизвольно зажмурила глаза. Когда она их открыла, то увидела прямо перед собой профиль Ярослава.

Он лежал с закрытыми глазами в небольшом овраге, а на виске у него чернела запекшаяся кровь. Линда с ужасом прислушивалась и не могла понять: то ли это у него так оглушительно стучало в груди, то ли это билось, отдаваясь в ушах, её несчастное сердце.

Всепоглощающая боль и отчаяние переполнили её и тотчас вырвались из груди отчаянным криком…

— Линда! Линда, проснись! — услышала она откуда-то издалека тревожный голос Ярослава.

Кто-то тормошил её за плечо. В глаза беспощадно бил яркий свет от настольной лампы, стоящей у изголовья на прикроватной тумбочке. Линда щурилась и смотрела в недоумении на Ярослава.

— Линда, успокойся. Это всего лишь сон. — Он бережно откинул с её потного лба прилипшую прядь волос и ласково улыбнулся.

— Сон? Слава Великой Магии! — Она попыталась в ответ ему улыбнуться, но с её губ неожиданно сорвался непроизвольный всхлип. Её опять затрясло, и из глаз прыснули слёзы.

— Вот так ведьма! Иди ко мне, — прошептал он и тут же, взяв её в кольцо своих рук, осторожно прижал к себе.

Линда с радостью прижалась щекой к его обнажённой груди, чувствуя кожей его жёсткие завитки волос. Как ни странно, но ей сразу же стало легче!

— Случайно снилось не то, как ты делаешь фарш из голубей? — вкрадчиво спросил у неё Ярослав.

— Откуда ты узнал? Я убью Верку! — Она сразу же встрепенулась.

Леший, едва сдерживая смех, продолжил:

— Она мне по большому секрету рассказала, как ты вчера местных торговок чуть ли не до инфаркта довела.

— В следующий раз я буду у неё конкретно спрашивать, за каким фаршем она меня посылает, — обиженно заметила Линда. — И что тут такого! Просто у ведьм логика преобладает над другими видами мышления.

— И поэтому ты искала на базаре голубиный фарш, чтобы приготовить голубцы. Железная логика!

— Теперь вы надолго мне это припомните… Между прочим голубей едят! Как-то раз я пробовала в ресторане изумительных копчёных голубков.

— А мы народ простой, больше дичью давимся… — с сарказмом вздохнул Ярослав.

Линда усмехнулась и опять прижалась щекой к его груди. За словесной перепалкой она почти забыла о своём кошмарном сне. Но про себя со страхом подумала, что ведьминские сновидения часто сбываются…

И тут ей в нос ударил такой знакомый и такой притягательный волнующий запах зрелого мужчины. Линда ещё раз вдохнула его в себя и тут же почувствовала, как по венам побежал огонь.

Великая Магия! Как же долго у неё не было секса! К сожалению, она сейчас на голодном пайке, поэтому не стоит издеваться над собственным телом.

Линда резко отстранилась от лешего и сделала вид, что поправляет волосы.

— Трусишка, — прошептал Ярослав.

— Что? Я не поняла…

— Да всё ты поняла! Я тоже стараюсь держать себя в руках. — Леший резко поднялся и пошёл к двери. — Засыпай Линда, скоро уже утро. И пускай тебе приснятся розовые лошадки.

— Я не люблю лошадей! От них воняет навозом, — вдогонку крикнула она ему.

Ага! С такой сексуальной неудовлетворённостью только и смотреть сны про лошадок! Она лучше представит себе обнажённого красавца… И пускай он почему-то очень похож на Ярослава, она будет с ним такое вытворять… такое…

Неожиданно скрипнула половица. И тотчас мужские руки коснулись её груди. Они нежно пробежали кончиками пальцев по её возвышенностям, бросая её в пучину чувственного восторга. Затем он осторожно прижал её к себе, и Линда почувствовала на губах лёгкое прикосновение. Да у этого мужчины нервы и выдержка выкованы из стали! Другой бы уже давно повалил её на кровать!

Ярослав осторожно касался губами её полуоткрытого чувственного рта, словно пробовал её на вкус. Будто раздумывал: целовать её или же нет! И когда Линда уже сгорала в изнеможении как огарок свечи, он наконец-то соизволил поцеловать её по-настоящему.

Губы лешего впивались в неё, а она лишь стонала от удовольствия. А потом они жадно хватали друг друга ртами, изголодавшиеся по любви настолько, что и сами не представляли всю степень своего желания.

Раздался треск разрываемой ткани и Ярослав припал губами к её обнажённой груди. Он освободил её от разорванного пеньюара и отбросил в сторону как ненужную тряпку. Затем вжал Линду в кровать, полностью накрыв её своим крупным и удивительно мускулистым телом. После чего леший, не торопясь, обцеловал её всю с головы до пят и закончил внутренней стороной бёдер, тем самым вызвав у неё бешеный приступ наслаждения! И уже только потом он положил её ноги себе на плечи…

Сквозь пелену непрекращающегося экстаза Линда вдруг почувствовала внутри себя распирающую сладостную мощь. Она вонзилась в неё одним решительным ударом, унося её в заоблачную даль.

Волны наслаждения накатывались на неё размеренно и неторопливо. Ярослав явно себя сдерживал, давая ей ощутить всю полноту их долгожданного слияния…

Истосковавшееся по мужской ласке тело не заставило себя долго ждать. Линда вдруг резко выгнулась и вскрикнула, ощутив внутри себя ошеломляющий продолжительный оргазм…

Неожиданно проснувшись, она приподнялась, и её рука непроизвольно потянулась к настольной лампе. А в ушах всё ещё звенел её собственный крик. Вспыхнувший электрический свет озарил спальню и её, сидящую в кровати в гордом одиночестве. Линда опустила вниз голову и увидела на себе изящный полупрозрачный пеньюар, причём целёхонький!

М-да… Последний раз она кончала во сне где-то в старших классах. Но тогда у неё от гормонов буквально срывало крышу. А сейчас… Вот что значит держать ведьму на сексуальном воздержании! Хорошо хоть её не услышал Ярослав.

Линда упала лицом в подушку и закрыла глаза.

Просыпалась она под жизнерадостные трели лесных птах. Лишь унылый и затухающий вдалеке крик кукушки выбивался из этой весёлой симфонии. Ей с детства этот звук навевал непонятную грусть и тоску. А сейчас Линда лежала с открытыми глазами и с удовольствием прислушивалась к звукам леса.

Из оцепенения её вывел соблазнительный запах жарившихся блинчиков. Поэтому, по-быстрому приведя себя в порядок, Линда рванула на кухню. И не успела она переступить через порог, как её встретил Ярослав улыбкой вселенской доброты. Оторвав от неё свой взгляд, он ловким движением перевернул блин на другую сторону.

— С добрым утром! — пробурчала она и села за стол. — А где Вера?

— У себя дома. Я её рано утром отвёз, когда ты ещё спала.

— Как? И она даже не попрощалась со мной? — Линда чувствовала смятение и нешуточную обиду.

— Она специально уехала без прощаний, чтобы не расстраивать тебя и себя тоже. Но она уже пригласила нас в гости.

Вдруг послышалась мелодичная трель звонка, и Ярослав пошёл на улицу открывать входную дверь. В окно Линда увидела, как он впустил незнакомую ей девушку и повёл её в дом. Изнывая от любопытства, Линда не выдержала и тоже направилась в гостиную.

На диване сидели Ярослав и симпатичная визитёрша. Они о чём-то разговаривали и, судя по выражению лица лешего, разговор был очень серьёзным.

— Я вам не помешаю? — спросила Линда, окидывая девушку внимательным взглядом.

— Катюш, познакомься, это Линда. Она моя гостья.

— А ещё она ведьма. Про это ты забыл сказать, — процедила сквозь зубы девушка, кидая на неё презрительные взгляды.

— Это для кого-нибудь проблема? — сухо заметил Ярослав. — Она моя гостья, а не твоя.

— Я, пожалуй, пойду. Я хотела просто поздороваться, — заметила Линда и направилась к двери.

— Нет, останься, — властно приказал ей леший, не сводя пристального взгляда с девушки по имени Катя.

В комнате повисла напряжённая тишина. Линда остановилась как вкопанная, опасаясь навлечь на себя неприятности.

Если бы не он, это наглая девица узнала, как бросать подобные взгляды на чародейку! Вот сучка! Вдобавок ко всему, она приревновала её к Ярославу. Дурочка не понимает, что, не смотря на свою симпатичную мордашку, она не может соперничать с красивой молодой ведьмой.

— Тогда я уйду, — с вызовом заявила девица и резко встала с кресла.

— Не смею задерживать. — Ярослав тоже встал и жестом пригласил её на выход. Когда он вернулся, Линда уже ожидала его с нетерпением.

— Извини, я не хотела тебя подставлять. — Она посмотрела на него с искренним сожалением.

— Какие глупости! Неужели ты подумала, что я буду тебя стесняться?! Катенька хорошая девушка, но слишком много на себя берёт. Я и раньше ей говорил об этом.

— Так это твоя…

— Одна из бывших. — Леший смотрел на неё как всегда спокойным ласковым взглядом.

— А ещё ведьм называют гулящими! И почему грязь не прилипает к мужикам?!

— Это не грязь, это опыт. Многие этим гордятся, — назидательно произнёс Ярослав с усмешкой.

— А я-то дура всегда скрывала свою опытность!

— И правильно делала. На женщин это не распространяется.


Глава 29

Оказывается, бывшая подкинула им непростую работёнку. И вот они уже ехали в город на «Ниве», отрывая себе все внутренности на этих чёртовых ухабах.

— А ты всегда занимаешься этим бесплатно? Ведь с Веры ты не взял ни копейки,

— не удержалась Линда.

— А чего с неё брать? Наш новый клиент в отличие от неё довольно известный и богатый в наших краях бизнесмен. Поэтому ему придётся раскошелиться. Правда, нас нанимает не он, а его мать. Она очень волнуется о состоянии здоровья своего сына. А судя по рассказам Катерины, у матери есть повод для беспокойства.

В последнее время её сын сильно болеет и чахнет буквально на глазах. Они с его женой возили Александра по всем врачам, но те лишь в бессилии разводили руками. Ездили даже в Израиль — результат тот же.

Причём на вопрос, что у него болит, он отвечает однозначно — душа. А нам теперь предстоит выяснить причину столь странного заболевания.

— Душа? А может его приворожили? И он сохнет по какой-нибудь крале? — подпрыгивая на переднем сидении как мячик, предположила Линда.

— Исключено. В браке он вполне счастлив.

— Я тебя умоляю! «Вполне счастлив» — мне эта фраза ни о чём не говорит. Если применить мощное колдовство, никакая любовь не устоит. Разлучницы, как раз, так и поступают. Пытаются увести возлюбленного из семьи, и тем самым наносят ему непоправимый вред. А если здоровье у мужичка вдобавок ещё и слабое…

— «Так не доставайся же ты никому!» Так получается? Прямо классика жизни, — удручённо вздохнул леший.

— Вроде и с женщинами ты… часто общаешься, а совершенно их не знаешь! — снисходительно протянула она.

— Ну, зато ты у нас большая специалистка, особенно когда дело касается половых отношений.

Как показалось Линде, произнёс он эту фразу с какой-то злостью. Но, возможно, ей это только послышалось…

Первым делом они навестили Александра. Линде одного взгляда хватило, чтобы понять, что на него навели порчу. Причём не простую, а очень сильную. Или как ведьмы её называют — насмерть.

— Если мы не найдём заговорённый предмет, который сейчас находится в земле, то не спасём Александра, — вынесла вердикт Линда, как только они вышли из дома бизнесмена.

— И как мы это сделаем? — Ярослав не сводил с неё взволнованного взгляда.

— Понятия не имею. Сначала нужно найти того, кто навёл порчу. Скажи мне честно, как же ты раньше раскручивал подобные дела? Ведь ты в колдовстве полный профан!

— А я за такие дела и не брался. Посылал людей к знакомой ведьме. Но она уже старенькая, серьёзных дел опасается. Энергии в ней колдовской уже мало.

— Получается, у нас с тобой взаимовыгодные отношения.

Ярослав посмотрел на неё каким-то странным пронзительным взглядом и тихо согласился:

— Да… взаимовыгодные. Сколько у нас времени, вернее, у Александра?

— Откуда же я знаю! Это зависит от того, на что он заговорён. Судя по тому, что это продолжается довольно долго, это какой-то предмет. Возможно, фотография, на неё очень легко навести порчу. Если бы это было, например, яблоко, тогда бы он сгорел как свечка. Как только догнивает в земле плод — умирает и человек.

За несколько часов они околесили весь город. Они поговорили со многими друзьями бизнесмена. Выслушали мнение тех, кто мог хоть немного пролить свет на загадочное состояние Александра.

Мать заколдованного мужчины грешила на его компаньона по бизнесу. Хотя он казался порядочным человеком, чего нельзя было сказать о его жене. Эта женщина постоянно нервничала, кидая на мужа злые взгляды. Но ведь это ещё не повод для обвинений! Ведь когда совместный брак переваливает за двадцатилетний рубеж, причин для влюблённых взглядов почти не остаётся. Линда сталкивалась с таким постоянно.

Чтобы определить заказчика решили собрать всех родственников, друзей и прочих знакомых вместе под предлогом какой-нибудь вечеринки. И хотя повода для веселья у Александра не было (он уже напоминал живую мумию), он пошёл на этот шаг только ради своей матери. Лично у него уже не осталось никакой надежды…

— Линда, сегодня ты вернёшься домой одна. Я должен остаться здесь. А ты сейчас пойдёшь в магазин и купишь себе что-нибудь поприличнее для завтрашнего вечера. И поторапливайся, до закрытия осталось полтора часа. Возьми деньги. — Ярослав протянул ей две красно-оранжевые бумажки. — Этого тебе с лихвой хватит.

Поприличнее! Великая Магия! Да что можно купить на десять тысяч?! Линда в недоумении смотрела на деньги, лихорадочно соображая.

— Вообще-то у меня и своих шмоток хватает.

— Линда, у нас тут провинция. Мы к такому гламуру не привыкли.

Она прошлась по центральному бульвару, рассматривая убогие витрины. Решив, что дальше идти просто нет смысла, Линда зашла в первый попавшийся магазин одежды. Окинув глазами молодых продавщиц, она сразу же поняла, что подразумевалось под словом «приличие» у местных жителей. Затем она прошлась по отделам и с возмущением тотчас вышла на улицу.

Да её домашний халат выглядел намного привлекательнее, чем их «вечерние» платья! Ещё неизвестно, какая публика будет на вечере. Возможно, что жёны местных бизнесменов одеваются в столице, а не в местных магазинчиках…

На следующий день при полном параде она направлялась в своём джипе на вечеринку местного бомонда. Облегающее бирюзовое платье из ткани стрейч обтягивало фигуру как вторая кожа. Его короткая длина и глубокое декольте подчёркивали все её достоинства и вселяли в неё радужные надежды касательно Ярослава…

Но не успела Линда выйти из внедорожника, как тут же начались её злоключения. Во-первых, она сразу же столкнулась нос к носу с бывшей Ярослава — Катей. Та окинула её насмешливым взглядом и чуть ли не вприпрыжку поспешила разносить сплетни по своим знакомым. А во-вторых, все сразу же поняли, что она ведьма. И чтобы там не говорил леший про отсутствие в их местах чародеек, их здесь явно не жаловали.

Все смотрели на неё так, словно она была инопланетянкой с зелёными воронкообразными ушами. Причём мужчины, рассматривая её женские прелести, оставались к ним почти равнодушны! Скорее, она вызывала у них непонимание и страх, ну уж точно не восхищение.

Когда её терпение уже заканчивалось, Линда увидела его. Облегчённо вздохнув, она поспешила к Ярославу.

— Линда, я же просил тебя одеться по-другому! Про наш план теперь можно забыть, ведь все смотрят только на тебя. Зря ты на себя ещё табличку не повесила «я ведьма»! — Его глаза были холодными и злыми.

Линда смотрела в лицо лешего и не узнавала его. Так как он смотрел на неё так же, как и окружающие — с осуждением, презрением и едва скрываемой злобой. В общем так, как смотрят на чужаков. Ведь она одним только своим присутствием отравляла им окружающий воздух. Словно прокажённая!

Да, она не такая как все. Она — ведьма! И гордится этим! Пошли они все к чёртовой бабушке, а вместе с ними и… Ярослав.

Линда ловко развернулась на каблуках и, нарочно сильно виляя задом, пошла к выходу.

Когда она уже с чемоданом в одной руке и ноутбуком в другой направлялась к входной двери, во дворе послышался звук двигателя. И она уже хотела прошмыгнуть в соседнюю комнату, как на пороге показался Ярослав.

— Далеко собралась? — спросил её леший холодным тоном.

— Отсюда не видно. Подальше от тебя и твоих доброжелательных друзей, — ответила Линда и смело пошла к выходу.

Но Ярослав стоял на проходе, полностью заслонив собой дверной проём. По всей видимости, он и не собирался уходить.

— Линда, давай присядем и поговорим как два трезвомыслящих человека, — вкрадчиво предложил он и улыбнулся ей своей неизменной улыбкой.

— Уже не получится.

— Это почему же? — с некоторой издёвкой спросил у неё Ярослав.

— Да потому что я не человек. Я колдунья! И этим всё сказано. И лучше мне убраться отсюда. А то вдруг твои бывшие и настоящие подружки с вашими друзьями откроют охоту на ведьм!

Ярослав стоял неподвижно как монумент и сверлил её задумчивым и грустным взглядом. А где-то в глубине этих серо-зелёных глаз билась едва скрываемая боль. И она была настолько очевидной, что Линда опустила голову, чтобы этого не видеть. Ведь она боялась передумать, отступить…

— А если я попрошу тебя, чтобы ты не уезжала? Послушаешься меня?

— Нет, конечно! Я всё решила, — твёрдо ответила она и шагнула ему навстречу.

— А если я скажу, что привык к тебе, что не смогу без тебя? — выдохнул он почти неслышно.

— Ярослав, мы разные как небо и земля, как луна и солнце, как… ведьма и леший! Мы никогда не сможем быть вместе. Тем более мне невыносима мысль, что ты меня стыдишься. Я же не дура, и видела, как ты вёл себя на вечере.

— Это был не стыд, а злость. Я злился на тебя, что ты меня ослушалась. А ещё и на себя в придачу, что заставил тебя пройти через это. Я и не предполагал, что они тебя так встретят. Вероятно, Катерина постаралась… Со временем они к тебе привыкнут и полюбят.

— Ярослав, мне абсолютно наплевать, полюбят они меня или нет. А главное — мне этого не надо! Понимаешь? Ведьмам не нужна любовь, она им противопоказана.

— Коли так, можешь идти, — Ярослав отступил в сторону, освобождая ей дорогу.

Линда направилась мимо него, ощущая несвойственное ей странное волнение. А когда леший оказался от неё на расстоянии вытянутой руки, её, особенно с той стороны, где стоял он, словно бы обдало жаром. Это показалось ей настолько необычным, что она даже остановилась. Ощущая к нему непонятное притяжение, которого она раньше не замечала, Линда с огромным трудом заставила себя двигаться дальше. И вот она уже благополучно прошла мимо Ярослава и оказалась около своего джипа.

Как ни странно, но она чувствовала такое опустошение внутри, что аж выть хотелось. Только этого ей не хватало! Что с ней?

— Неприятное чувство, не правда ли? — Раздался за спиной голос лешего. — А будет ещё хуже.

— Что ты со мной сделал?! — Страшная догадка полоснула её изнутри и вылилась наружу неуправляемой истерикой.

— Я? Ничего. Спроси это лучше у своей Великой Магии. Ведь то, что сейчас между нами происходит, неподвластно ни мне, ни тебе. Это что-то древнее и очень могущественное. Я и сам в это ни черта не верил, пока не понял, что происходит.

— Что ты имеешь в виду? Если ты сейчас мне всё не расскажешь, я не знаю, что я с тобой сделаю… Не надо злить ведьму! — сорвалась Линда на крик.

Больше книг на сайте - Knigolub.net

— Успокойся. Криком тут не поможешь. Пошли в дом.

— Какой к чёрту дом? И ничего я не хочу слышать. Уеду и всё. — Линда забросила на заднее сидение чемодан и села за руль.

— Линда, ты всё равно вернёшься. Рано или поздно. Как вернулась ко мне в прошлый раз. Хочешь ты того или нет, но мы с тобой связаны. И это на всю жизнь. У леших это часто встречается. Например, мои родители тоже также познакомились.

Сначала они долго сопротивлялись, особенно мама. Ведь она к тому времени уже жила с мужчиной, и они собирались пожениться. Она думала, что влюблена, поэтому отца даже видеть не хотела.

Но время поставило все точки над «и». И выяснилось, что жизнь, которую они прожили до встречи друг с другом была ненастоящей. А все чувства, которые они к кому-то испытывали — ложными и недолговечными.

Линда сидела и не верила своим ушам. Ведь всё, о чём ей рассказывал Ярослав, очень напоминало сказку. Причём со счастливым концом. «И жили они долго и счастливо…» И она была бы этому только рада, но… она — ведьма, а он — леший. Они изначально несовместимы друг с другом! Это тоже Магия, жестокая, порой несправедливая, но это её Великая Магия! А что случится с двумя несчастными, которые окажутся между жерновами двух могущественных сил? Пыль и ничего более.

— Как ты сказал? Это на всю жизнь?! — Линда уронила голову на руль, зарыдав глухо, с надрывом, как самая обыкновенная баба.


Глава 30

Конте! Ей нужен колдун! Если он не поможет… нет. он сумеет! У него получится! Вот только надо с ним как-нибудь связаться. Сотовый отпадает — её вычислят сразу же. Наверняка, зная об их отношениях, Константин приказал прослушивать телефон Конте. Именно поэтому она выкинула свой, как только выехала за пределы особняка Шахонских.

Остаётся старая надёжная почта. Если даже ищейки Константина просматривают личную переписку колдуна, то вряд ли они касаются деловой. Поэтому от неё требуется написать такое письмо, чтобы оно выглядело официальным, но в то же время, чтобы Конте всё понял.

Линда села за ноутбук и после полуторачасового старания накатала письмо от ЧОП «Ночной Дозор» с предложением о сотрудничестве. Чтобы Конте сразу же не выкинул его в урну, она придумала такой логотип, который привлёк бы его внимание.

Когда-то колдун дарил ей чудесный браслетик, с которым Линда никогда не расставалась… Она привычным движением дотрагивалась до малюсеньких фигурок, которые висели на изящном браслете, и улыбалась. Забавная ведьмочка, летящая на метле, котики и другая колдовская атрибутика — этот браслет Конте заказывал у известного ювелира специально для неё. И она его любила не только как красивое дорогое украшение.

Поэтому, недолго думая, она нашла в интернете изображение похожей ведьмы на метле и вставила его в логотип новоявленной охранной организации. А чтобы у Конте не осталось никаких сомнений, рядом прилепила вензельную букву «Л».

Всё. Дело сделано. Осталось только распечатать и отправить письмо. А уже через неделю Конте будет ждать её около охотничьего домика семьи Шахонских. О месте встречи он догадается без труда.

Линда с резко поднявшимся настроением отправилась переодеваться для поездки в город. Ещё утром Ярослав предупредил её об этом. Ведь прошлая операция по выявлению заказчика сорвалась, и как считал леший, только по вине Линды.

Вопреки своей воле, она постоянно вспоминала ту злополучную вечеринку. Обида и гнев тут же закипали у неё внутри, выплёскиваясь на единственного рядом с ней человека — Ярослава. Поэтому они не прекращали цапаться с того самого момента, как Линда узнала правду о своём «великом» предназначении. Уж поводов для этого было предостаточно! А когда и они заканчивались, Линда сама их придумывала. Но при этом её неумолимо и бесповоротно влекло к Ярославу. И она ничего не могла с этим поделать! И чем больше она срывала на нём свою злость, тем сильнее задыхалась от собственного бессилия и сексуального желания…

Причём леший оказался самым неудобным объектом для издевательств. Он совершенно не подавался на её провокации. Ярослав лишь молча выносил её очередную вспышку ярости, усмехаясь себе в усы.

— Линда, когда же у тебя закончится весь яд? Целый час в машине с фурией я не выдержу. — Леший посмотрел на неё с улыбкой вселенской доброты, тем самым вызвав в ней дух противоречия.

— Когда ты перестанешь скалиться, — недовольно пробурчала она, усаживаясь на переднее сидение его проклятой «Нивы».

— А мне казалось, что у меня приятная улыбка. Во всяком случае, мне об этом не раз говорили.

— Тебе льстили.

Чтобы хоть как-то скрасить свою вынужденную поездку с лешим, Линда потянулась рукой к приёмнику. Как назло, в эту же секунду он захотел сделать то же самое. В итоге она дотронулась до его руки, вздрогнула, словно её ударило током, и в смущении тут же её отдёрнула. И это, конечно же, не осталось незамеченным с его стороны. Ярослав нахмурился, и в салоне надолго воцарилось молчание.

— Мне кажется, или ты действительно боишься оставаться со мной наедине? — Его голос прозвучал как-то глухо и безнадёжно.

— Нет, не кажется. Тебе этих ругачек мало?

— Так не устраивай их, Линда! Почему ты срываешь зло на мне? Ведь я тоже вроде как пострадавшая сторона. Хотя, я ничего против тебя не имею, и жертвой себя не считаю. Да любой при виде тебя, захотел бы оказаться на моём месте.

Линда повернула голову в его сторону и встретилась с его волнующим пронзительным взглядом. У неё тут же вскипела кровь, и если бы только от

злости…

— Поэтому ты ничего не предпринимаешь? Надо же что-то делать! Как-то бороться с этим.

— Линда, я уже пробовал, боролся. Ничего не получилось. А сейчас я этого и не хочу делать.

— Понятно. Я попросила о помощи своего хорошего друга-колдуна. Уж он-то разорвёт нашу связь.

Ярослав ей ничего не ответил. И до города они доехали, не проронив ни слова. А когда она выходила из автомобиля, случилось то, чего она совсем не ожидала.

Не успела она взять в руки свой чемоданчик, как Ярослав подошёл к ней совсем вплотную и заговорил:

— Линда, я понимаю твоё желание избавиться от меня. Но знай, я не позволю кому-нибудь, тем более, колдуну, вмешиваться в нашу личную жизнь. — Тут он хотел ещё что-то добавить, но его взгляд остановился на её губах, и он словно бы окаменел.

Не успела она и опомниться, как леший прижал её к автомобильной дверце, навалившись на неё всем телом. Затем он обхватил её голову своими большущими ладонями и притянул к себе…

Никогда ещё мужской поцелуй не вызывал в ней такую реакцию. Словно шквал эмоций пронеся в её душе и вылился наружу волной неописуемого животного восторга. Она жадно хватала ртом его губы, и её тело рассыпалось на мелкие кусочки от неумолимого желания.

Неизвестно, чем бы это всё закончилось, если бы совсем рядом не послышались детские голоса. Ярослав тотчас от неё отстранился и в жутком смущении провёл рукой по своим волосам.

Между прочим, Линда чувствовала себя не лучше. Она тоже еле-еле приходила в себя, ощущая себя малолеткой, которая в первый раз поцеловалась.

Они, молча, смотрели друг на друга. Ярослав, по-видимому, также как и она, пытался совладать с учащённым дыханием, не сводя с неё пристального полубезумного взгляда. В конце концов Линда, не в силах больше выносить это сумасшествие, медленно побрела к дому Александра…

Неделя пролетела как один день. Отношения между ними накалились до предела. Теперь уже не только она, но и Ярослав опасался оставаться с ней наедине. Стоило лишь ему приблизиться к ней, как Линда ощущала на коже покалывание, дыхание тотчас сбивалось, и её лоб покрывался прохладной испариной.

Что касается дела Александра, то здесь не было никаких просветлений. Они, как и раньше, оставались в полном неведении касательно заказчика этого преступления. А сам заговоренный тем временем угасал на глазах. Он уже не вставал с постели, в основном молчал и лишь смотрел на окружающих мёртвым безучастным взглядом…

С самого утра у неё было приподнятое настроение — сегодня она должна встретиться с Конте! И только один этот факт вселял в неё радость и надежду. Линда летала словно на крыльях, приводя свой внешний вид в боевую готовность. И когда она, сногсшибательная и эффектная, садилась за руль своего джипа, из дома вышел Ярослав и устремился прямо к ней.

— Далеко направляемся? — спросил он её подчёркнуто спокойным голосом.

— Я же тебя предупреждала. Еду на встречу со своим другом.

— Когда ты будешь моей, ты ответишь мне за этот день, — со своей наидобрейшей улыбочкой заявил ей Ярослав. Но то, как это было сказано, вызвало у Линды дрожь.

Тем не менее, удивляясь собственной наглости, она ехидно заметила:

— И за ночь, если уж быть точным. К тому же я никогда не буду твоей, хотя бы потому, что ведьма не может кому-то принадлежать. Свобода — это то, что у меня когда-то отняли. Вернув её с кровью и болью, я уже никогда её не потеряю!

Она дала по газам, и в уши ударил пронзительный визг колёс. Сорвавшийся с места автомобиль унёс её навстречу к тому, кто мог поставить точку во всей этой магической неразберихе.

Когда она подъехала к месту встречи, Конте её уже ждал там. И Линда с огромной радостью бросилась ему на шею.

— Задушишь ведь. Раньше ты была более сдержанна. Не иначе, на тебя так действует свежий воздух, — проворковал колдун ей на ухо и крепко прижал к себе.

— Всё гораздо проще. Со мной здесь обращаются как с монашкой, давшей обет целомудрия.

— Бедная Линда! — не успел договорить Конте, как его губы скользнули в разрез её блузки.

Колдун, недолго думая, проник рукой под её сверхкороткую юбку и одним движением стянул с неё трусики. Затем он подсадил её на себя, и Линда, поняв колдуна без слов, тотчас обхватила его ногами. После чего Конте приподнял её за ягодицы и одним движением оказался внутри неё.

Честно говоря, как только она его увидела, от сладостного томления у неё сразу же заболел низ живота. И теперь она сама подалась ему навстречу. Восхитительная боль, которая в первые моменты соития с колдуном всегда её ошеломляла, показалась ей в этот раз настолько потрясающей, что Линда невольно вскрикнула.

А затем началась умопомрачительная пытка. Конте просто издевался над ней, не давая ей кончить! И когда она готова была вцепиться ему в глотку, колдун соизволил подарить ей такой долгожданный и по-своему роскошный оргазм. Во всяком случае, в ту секунду она подумала, что лучшего секса у неё не было никогда.

— Вижу, изголодалась моя девочка. Конечно, меня несколько задевает, что ты вроде как меня использовала. Но, такова твоя природа, и с этим ничего не поделаешь. Хорошо хоть я тебе нужен как мужчина, — уткнувшись ей носом в шею, пробубнил Конте.

После того, как они привели себя порядок, как ни в чём небывало колдун повёл её под ручку вдоль ограды охотничьего дома.

— Вообще-то я тебя позвала не только для этого. Забыл?

— Ты об этом таинственном притяжении? А тебе не кажется, что ты всё преувеличиваешь? Ты — ведьма, он, судя по всему, привлекательный мужчина. Если прибавить ещё твоё многодневное воздержание… Ответ напрашивается сам по себе. Честно говоря, я его как мужчину не понимаю. Рядом такая привлекательная девушка, а он придумывает какие-то глупые правила!

— Ты хочешь сказать, я всё придумала?!

— Нет, не придумала. Тебя действительно к нему тянет. Но так это легко лечится… А то, что он там тебе наговорил про какую-то таинственную силу, всего лишь ловкая попытка удержать тебя. Линда, ты ему очень понравилась. А как ещё можно удержать в лесу молодую ведьму?

— Ты хочешь сказать, что меня так легко обвести вокруг пальца? Меня? Опытную чародейку? Конте, здесь действительно что-то странное.

— Тогда у нас только один выход — встретиться с твоим лешим. А вдруг он действительно обладает какой-то силой? Атланты с ними не общаются, поэтому и я с ними не пересекаюсь. Периодически до меня доходят слухи о лесном народе. Причём это совсем другой мир, о котором я почти ничего не знаю. Но то, что они обладают какой-то своей природной магией, в этом я даже не сомневаюсь.


Глава 31

— Линда, мне нужно ехать. За мной постоянно следят люди Константина, и я не хочу вызывать у них подозрения.

— Как, уже? Я думала, ты останешься на ночь…

— Ты просто соскучилась, или же тебе это ещё для чего-то нужно?

— И то и другое. Я не могу сейчас вернуться домой к лешему. Ведь я сказала ему, что уезжаю до утра.

— Нашла проблему. Разве планы не могут поменяться? — усмехнулся колдун.

— В этом случае нет. Ни за что не уступлю ему. — Линда готова была остаться на ночь под ближайшим кустом, лишь бы насолить Ярославу.

— Понятно. Ну, тогда и я остаюсь. А завтра придумаю что-нибудь. В этом городишке есть приличная гостиница?

— Никакой нет. Зато есть чудесный мотель, правда «чудесный» — в местном понимании.

— Ещё лучше, — обречённо протянул Конте и грустно улыбнулся. — Надеюсь, душ там есть?

Когда часа через два они вошли в комнату мотеля, лицо колдуна помрачнело.

— А ты чего ожидал? Это тебе не твои золотые палаты, привыкай, — усмехнулась Линда, прижавшись к нему сзади. — Пошли в душ?

Лицо Конте тотчас просветлело, и он с охотой подхватил её на руки.

Тонкие струйки разбивались о грудь колдуна и стекали прозрачными дорожками сквозь его чёрную поросль. Линда ласкала его такое знакомое тело и радовалась, что хоть кто-то на этом свете её по-настоящему понимает. Конте гладил её мокрые скользкие ягодицы и периодически запускал руку ей в собранные кверху волосы.

Линда закрыла от удовольствия глаза и тут с ужасом поняла… что представляет на месте колдуна Ярослава! Она постаралась отогнать от себя это наваждение. Но чем больше она старалась, тем сильнее и отчётливее образ лешего вставал перед её глазами.

Линда подняла голову и увидела перед собой серые глаза Конте, которые буквально искрили в предвкушении близости. Она вновь зажмурилась — и снова руки лешего ласкали её разгорячённое податливое тело.

Великая Магия! Когда же это закончится?! И словно ответом на её вопрос в памяти всплыла фраза Ярослава о том, что эта напасть на всю оставшуюся жизнь…

Рыдающую, бьющуюся в истерике от невыносимого бессилия, Конте вынес её из душа на руках и осторожно положил на кровать.

— Линда! Ты скажешь мне наконец, что случилось? — Долетел до неё настойчивый и очень взволнованный голос колдуна, но оставил её абсолютно безучастной.

И только когда он крепко её обнял, посадив к себе на колени как ребёнка, она понемногу успокоилась. Рыдания стихли, высохли слёзы, и Линда вновь ощутила в себе тягу к жизни. Ведь как не крути — она ведьма, а они живучие как кошки. И семь жизней они не просто так получили свыше!

— Ну, рассказывай. — Конте заглянул ей в глаза и замер.

— А что тут рассказывать. Эта сила, или как ты её назвал природная магия, скрутила меня настолько, что у меня уже крыша съехала! Представляешь, я постоянно думаю о нём! Даже когда ты со мной…

— А вот это уже действительно странно, — глухо отозвался Конте. — Придётся мне здесь задержаться. Сегодня уже поздно, а завтра поедем к твоему лешему. Хочу посмотреть на него.

Ужинали они в том самом кафе, где когда-то они сидели с Ярославом. Конте был задумчив и явно не хотел делиться с ней своими соображениями. То, что они у него имелись, в этом она даже не сомневалась.

— А почему ты не интересуешься своим сердечным другом? Ведь он по тебе очень скучает. Даже велел мне разыскать тебя, — поинтересовался у неё колдун, испытующе поглядывая на Линду.

— Я надеюсь, ты не расскажешь ему о нашей встрече?

— Обижаешь. Но мне сложно будет выкрутиться: с одной стороны Константин, с другой Стах… И все горят желанием встретиться с тобой. Между прочим, ты здорово пошатнула и без того непростую обстановку в этом семействе. После случившегося Стах чуть не убил Константина, так что тому во второй раз не повезло, — повеселевшим голосом доложился колдун. — Я ему тоже подкинул проблемку…

— Я тебя умоляю, Макс! Не лезь в дела атлантов.

— Ты меня ещё ни разу так не называла, непривычно. Но мне приятно, что ты обо мне беспокоишься. — Конте продолжал сверлить её своим колючим взглядом.

— Но ты же мой друг, как не дико это звучит.

Ночь они проспали как пионеры в детском лагере, так как о сексе не могло быть и речи. А наутро, отдохнувшие и совсем не довольные они пошли перекусить в то же самое кафе, так как альтернативы просто не было. Но не успели им принести заказ, как на входе показался Ярослав и бодрым шагом направился к ним.

— С добрым утром! — приветливо пробасил леший и ослепил их своей белозубой улыбкой.

— С добрым. Если не ошибаюсь, Ярослав? — вкрадчиво спросил у него Конте и впился в лешего своим знаменитым колдовским взглядом.

— Можешь даже не стараться, на меня это не действует. Линда тоже об меня глаза ломала, а потом плюнула на это дело. Между прочим, на леших многие из ваших колдовских штучек не действуют. Это относится и к твоей волшебной туалетной воде, которой ты обливалась с головы до пят, — обратился он к Линде, повергнув её в шок.

Вот оно что! А она-то дурочка старалась, недоумевая, почему нет никакого эффекта?

В первые дни знакомства, когда Линда пыталась всеми силами соблазнить лешего, она применяла духи с колдовскими феромонами. Они не имели ничего общего с искусственными феромонами, которые добавляют в некоторый парфюм, а также абсолютно непохожи на афродизиаки. Это очень мощное ведьминское средство для соблазнения, причём действующее безотказно. Но только не на Ярослава!

— Так зачем же вы сюда пожаловали? — спокойно поинтересовался у него колдун.

— У атлантов набрался такому высокомерию? Мы тут люди простые, и давай на «ты», — подчёркнуто доброжелательным тоном отозвался Ярослав.

И пускай леший обращался ни к ней, Линда всё же не вытерпела:

— Да уж, простые! Я это заметила на вечеринке!

— Линда не встревай, когда разговаривают мужчины! — тотчас сделал ей выговор Ярослав строгим учительским голосом. И она, к своему удивлению, не рискнула ему перечить!

Она подняла глаза на колдуна, видимо, ожидая от него поддержки, и встретилась с его удивлённым взглядом. Затем Конте посмотрел на лешего, и его лицо враз стало озадаченным и немного удручённым. И это притом, что обычно он очень умело скрывал свои эмоции.

— Ярослав, а ты действительно понятия не имеешь, что между вами двумя происходит? — недоверчиво спросил Конте у лешего.

— Всё что я знал, я рассказал Линде.

— Понятно. — Ну, тогда спешу вас обрадовать, что это, похоже, не лечится. Я, конечно, наведу справки… Но чувствую, это бесполезно. Линда, я бы рад тебе помочь, но я тоже не всесилен.

Она всякое ожидала услышать, но только не это. Как можно заявлять подобное, ведь он даже не пытался ничего сделать?!

— Ты не можешь меня вот так бросить! — дрожащими от волнения губами прошептала она.

— А кто тебе сказал, что я тебя бросаю? Ты всегда и во всём можешь положиться на меня. Но тебе нечего бояться — ты и так в надёжных руках. И… я должен вас покинуть. Я чисто физически не могу находиться рядом с вами. Когда вы рядом, около вас появляется такая мощная энергетика… Я даже дышать не могу!

Лицо колдуна вдруг побелело, и он резко встал из-за стола. Улыбнувшись ей какой-то вымученной улыбкой, он, пошатываясь, направился к выходу.

Линда смотрела ему вслед, и её переполняло настолько невыносимое чувство, словно у неё отрывают кусочек сердца. Если уж Конте опустил руки, то здесь действительно всё безнадёжно.

Ярослав хотел ей что-то сказать, но она протестующе подняла руку:

— Только молчи! — Линда поднялась и быстрым шагом вышла из кафе…

Она смотрела на вихляющийся багажник «Нивы» и думала о том, что совсем недавно они вот также ехали по лесу в дом к лешему. Тогда она и представить не могла, что её ждёт в будущем! Возможно, Ярослав прав. Уж коли им предстоит быть вместе, не стоит отравлять и себе и ему жизнь. Тем более, их неумолимо влечёт друг к другу. А ведь пребывание рядом с ним может оказаться очень даже приятным…

Они сидели за столом и ели в полной тишине. Линда почему-то вдруг вспомнила сон о жарком сексе с лешим, и её бросило в жар. Она даже подавилась от волнения! Поэтому кинула осторожный взгляд на Ярослава и закашлялась.

— Между прочим, мне Конте подсказал один способ, с помощью которого можно найти заговорённый предмет. Можно попробовать, мне только нужно капельку крови Александра.

— И ты молчала?! Быстрее доедай и собирайся, мы едем обратно. — Сухо распорядился леший и залпом допил свой чай.

— Ярослав, давай хоть отдохнём. А ещё лучше поедем завтра с утра, я тогда… — Но леший на неё зыркнул так, что она тут же замолчала.

В доме у Александра их встретили довольно прохладно. Его супруга бросила на неё недовольный взгляд и с огромным нежеланием провела её к мужу. Когда Линда сделала своё дело, Ярослав появился в коридоре с взволнованным лицом, и они поспешили покинуть этот дом.

— Сколько займёт времени твоё колдовство? — быстро спросил её леший.

— Часа четыре. Но для этого мне нужно вернуться домой.

— Ясно, значит, мы сейчас разделимся. Я съезжу в одно место. Мне сейчас жена Александра заявила, что якобы знает заказчика. Они уже обратились к другой знахарке, которая и вычислила его. Честно говоря, выглядело это неубедительно. Она отказалась называть мне имя этой чародейки, скорее потому, что я знаю всех ведьм в округе. Да их всего трое! Причём она дала мне понять, что не нуждается в наших услугах.

Или же она очень уверена в успехе, или же… Мне это не нравится. Но удалось выяснить имя заказчика. Это их дальний родственник, который считает Александра захватчиком какого-то там семейного имущества.

— И что ты будешь с ним делать? — настороженно поинтересовалась Линда.

— Поверь мне, у меня есть очень действенный метод. Заговорит как миленький.

Линда смотрела ему вслед, и на душе у неё было неспокойно. А когда она вспомнила свой недавний ночной кошмар, ей и вовсе стало не по себе. Наверное, поэтому она и не заметила, как кто-то подошёл к ней сзади. Она лишь заметила какое-то движение, затем сильный удар по голове, и темнота…

— Линда! Родная моя, очнись. — Ярослав прикладывал ей к лицу что-то мокрое.

— Надеюсь, это не та тряпка, которой ты протираешь в салоне? — слабым голосом протянула она.

По всей видимости, так оно и было. Потому что леший тотчас отбросил тряпку в сторону и осторожно приподнял ей голову.

— Как ты меня напугала!

— Не волнуйся. У меня башка чугунная. Знаешь, сколько раз я по ней получала? — усмехнулась Линда.

— Догадываюсь. Только мне от этого не смешно. — Ярослав смотрел на неё серьёзным и очень заботливым взглядом. — Ты не заметила, кто тебя так приложил?

— Нет. Но кто-то очень хотел вывести меня из игры, хотя бы на время. И им это удалось, ведь я сейчас неспособна колдовать. Так что у нас один выход — напоить Александра колдовской живицей. Это даст нам как минимум два дня.

Обратная дорога домой показалась ей сущей пыткой. Тем не менее, когда они вернулись, Линда через силу поела и приняла несколько капель живицы. Конечно, это средство не могло компенсировать ей потерянную энергию, но хоть что-то…

Словно прочитав её мысли, к ней медленно подошёл Ярослав. Она подняла на него взгляд и чуть не задохнулась от волнения. Его загадочные серозелёные глаза смотрели на неё с таким желанием, с такой неумолимой страстью, что Линда с предельной ясностью поняла, что за этим последует.

Ярослав любил её осторожно и очень, очень нежно. Она представляла, чего ему это стоило с его-то габаритами! И если она отдавалась этой долгожданной страсти без остатка, то леший старался не терять головы. Словно бы делал это лишь для того, чтобы её вылечить.

Где-то глубоко в мозгу, где ещё оставалась частичка здравого смысла, у Линды вспыхнула неожиданная мысль. А ведь её сон в точности совпадает с происходящим!

Как мужчина Ярослав был просто великолепен. И с каждым его движением она улетала на вершину неописуемого наслаждения. Она таяла в его объятиях как свечка. О какой-либо доминирующей роли, а она это очень любила в сексе, Линда и не помышляла. Ярослав не потерпел бы этого. Ведь во всём, что касалось отношений мужчины и женщины, он вёл себя как бесспорный лидер. И секс был не исключением. Книголюб.нет

Леший кончил сразу же после неё. И если она не смогла сдержать крика, то с губ великана сорвался лишь хриплый стон. После чего Ярослав посмотрел на неё ласковым благодарным взглядом и вытянулся на кровати рядом с ней.

— Если бы с тобой не случилось это несчастье, я бы сам тебя огрел чем-нибудь в тёмном углу, честное слово. Уже сил не было терпеть… — выдал леший, как только его дыхание стало ровным.

— А кто выступал больше всех? «Я в своём доме не потерплю блядства…»

— Ну, погорячился.

— Знаешь, это был самый целомудренный период в моей жизни. Ещё немного, и у меня отрасли бы крылышки.

На какое-то время в комнате воцарилась тишина.

— Теперь ты веришь в нашу любовь? — Ярослав настороженно наблюдал за ней. По всей видимости, он совсем не шутил.

Линда смотрела в его полные надеждой глаза и не знала, что ответить. Она боялась его обидеть. В то же время её забавляла его какая-то упёртая вера в это чувство.

Не выдержав, она рассмеялась:

— После первого секса заговорил о любви? А не рановато ли? Не забывай, что я чародейка. Из-за своей необычной чувственности, которая бывает только у ведьм, у меня несколько… специфический взгляд на это.

— А именно? И чем твоя чувственность отличается от моей, например? — Ярослав заинтересованно смотрел на неё, неубедительно скрывая своё волнение.

— Для меня чувственность — это когда хочется всех сексуально привлекательных мужчин, а любовь — когда хочется всех, а спишь только с одним. Поэтому для ведьмы это неприемлемо, — произнесла по слогам она последнее слово и чмокнула Ярослава в нос.


Глава 32

На следующий день после того, как она получила в очередной раз по голове и после её восхитительного лечения, Линда пребывала в прекрасном настроении. Ведь теперь они с Ярославом не будут отравлять друг другу жизнь. А когда живешь с этим человеком бок о бок в лесу, это многого стоит!

Но, как вскоре выяснилось, её радость оказалась преждевременной. Так как Ярослав сухо поздоровался с ней своим неизменным «с добрым утром» и, окинув её безразличным взглядом, отправился на кухню.

Вот тебе раз! А она-то думала, что каменная крепость под названием «Ярослав» пала! Скорее, он ушёл в затяжную оборону, а их вчерашняя близость оказалась чем-то вроде временного перемирия. По всей видимости, на это он пошёл только из-за вчерашнего инцидента. И не случился бы их восхитительный секс, если бы она не получила по башке.

Получается, он её вчера просто пожалел. Ну уж нет! Она не привыкла принимать подобные подачки. Ведьма она, в конце концов, или нет?! И почему ей так не везёт на мужиков? Ведь нормальные мужчины, которым посчастливилось хоть раз побывать в её постели, тотчас становились её рабами. И потом уже делали всё от них зависящее, чтобы вновь оказаться там. Правда, на атлантов это почти не распространялось, но даже и они никогда не пренебрегали ею! А тут какой-то лесной затворник!

Чёрт подери, да тут задета её женская гордость. Получается, без своих колдовских штучек она ноль без палочки?

Линда внимательно рассматривала себя в зеркале душевой комнаты и ничего не понимала. Ведь отражение говорило ей о том, что она ни сколько не подурнела. Как и прежде на неё смотрела очень привлекательная девушка с задумчивыми, бархатными глазами лани. Пышные блестящие волосы красиво обрамляли белое чистое лицо, а губы… Её ротик всегда притягивал мужские взгляды без всякого там колдовства.

Приподнявшись на носочки. Линда осмотрела свою грудь и, опять же, осталась очень довольна. Нанеся на лицо лёгкий макияж, она бросила на себя критический взгляд и, довольная своим внешним видом, отправилась на новые подвиги.

С кухни долетел восхитительный запах яичницы и чего-то мясного, и Линда невольно прибавила шаг. Ярослав в фартуке, словно ведущий какого-нибудь кулинарного шоу, посмотрел на Линду долгим ласковым взглядом и положил ей на тарелку огромный шмоток яичницы с беконом.

— Ты хочешь, чтобы я растолстела? — спросила она и тут же отправила большой кусок себе в рот.

— Я хочу, чтобы ты быстрее пришла в норму. А для этого требуется хорошо кушать.

— Для этого требуется хорошо трахаться, — усмехнувшись, пробубнила она с набитым ртом.

— Я тебе сейчас рот с мылом помою. Такой чудесный ротик и такая пахабщина. Чтобы больше я от тебя такого не слышал. Линда, я не шучу. — Лицо Ярослава оставалось спокойным, но она поняла, что он себя еле сдерживает.

Ого! А вот и наше слабое место. Надо будет запомнить… Линда поёрзала на стуле и решила промолчать.

Но это намерение действовало на протяжении около тридцати секунд. Ровно столько времени она сумела продержаться, после чего едко заметила:

— Этот ротик может не только ругаться. Если бы ты дал мне шанс…

— Линда, по-хорошему ты не понимаешь? — Его голос звенел холодной сталью, в то время как глаза искрили еле сдерживаемым желанием.

— А что я такого сказала? После того, что было между нами, смешно объясняться намёками. И не надо строить из себя святошу. Да у тебя на лице написано, что ты меня хочешь. А если желания двух взрослых людей совпадают, то что нам мешает?

Линда со звоном бросила вилку на стол и, не торопясь, подошла вплотную к лешему. Она осторожно положила руку ему на пах, а затем медленно опустила её ниже. Как она и ожидала, её ладонь нащупала выпирающую твёрдую плоть. Воодушевлённая этим фактом, Линда другой рукой потянулась к молнии на джинсах Ярослава. Но то, что произошло далее, она уж точно не ожидала. Во всяком случае, с ней это случилось впервые.

Леший, который всё это время неотрывно смотрел ей в глаза, и всё ещё продолжая держать эту гипнотическую связь, грубо отбросил от себя её руку! Линда чуть не задохнулась от возмущения и горькой обиды.

Она смотрела в его бездонные серозелёные глаза и видела вместо страсти лишь злость и немой укор. И в чём же она, интересно, виновата? В том, что ведьма? В том, что хочет мужчину, который ей безумно нравится?

Ярослав оторвал от неё свой взгляд и с тоской посмотрел в окно. Затем безразличным взором окинул накрытый стол и молча вышел из кухни. А Линда, стараясь успокоиться, убрала все продукты в холодильник и пошла готовить колдовскую куклу для заклинания.

Но сколько она не старалась, у неё ничего не получалось. Ведь магия требовала много сил, внимания и спокойствия. А последнего как раз-то и не было. Поэтому Линда чисто механически делала из соломы куклу Александра, думая совершенно о другом.

Промучившись так около часа, она бросила своё колдовство и решила немного развеяться. Ноги сами по себе понесли её в лес.

Она шла уже минут двадцать по старому лесу с огромными деревьями. Их стволы, подобно каменным колоннам уходили куда-то высь, подпирая своими раскидистыми кронами далёкий небосвод. Линда обходила густые кустарники и шагала вперёд, куда глаза глядят.

Наконец-то она остановилась на очень милой поляне. Почему-то в душе зародилась уверенность, что она стремилась именно в это место. Линда огляделась и невольно залюбовалась этой картиной.

Вокруг неё благоухал нежный аромат неизвестных ей лесных цветов. Неброские нежно-сиреневого цвета метёлки, собранные в пушистые шапочки, покрывали почти всю землю. Линда осторожно ступала между ними и наслаждалась царившим здесь спокойствием и неброской дикой красотой. Она прошла дальше и спустилась в небольшой овражек, где, к её огромному удивлению увидела… Ярослава.

Он сидел на стволе сломанного дерева и остервенело грыз длинную былинку. Увидев её, он ни сколько не удивился, а лишь улыбнулся ей своей улыбкой вселенской доброты. Пригласив её жестом сесть рядом с ним, он бодрым голосом поинтересовался:

— Что-то ты припозднилась. Я тебя уже больше часа жду.

— А откуда ты знал, что я сюда приду? Я тут оказалась чисто случайно.

— Это для тебя случайно. А ещё ведьма! Не понимаешь элементарных вещей, — грустно усмехнувшись, в шутку возмутился он.

— Опять твоя магия?

— Она такая же моя, как и твоя. Но я знал, что в таком состоянии ты сама меня найдёшь. Поэтому сидел и просто ждал. А в лес я пошёл за тем же, что и ты.

— Я ничего не понимаю. Что происходит? Ведь я думала, что после вчерашнего между нами что-то изменилось. А ещё очень ждала тебя ночью, была уверена, что придёшь…

— Линда, я так не могу. У меня свои принципы. Мы будем спать с тобой в одной постели лишь после того, как ты станешь моей женой. Но ты пока к этому не готова.

Линда смотрела на него и не верила своим ушам. Она и до этого знала, что на многие вещи они смотрят по-разному. Но чтобы настолько!

— Не готова?! Ты что. смеёшься надо мной? Да я никогда не буду к этому готова! Ведьма и замужество — понятия абсолютно несовместимые! — Линда в сердцах вскочила и даже стала размахивать руками.

— Какая пылкость! Твою энергию, да в нужное русло. И мы уже давно бы спасли Александра.

Ярослав тоже встал и вдруг обнял её, сильно прижав к себе. Линда тут же затихла и положила голову ему на плечо. И при этом у неё были самые невинные намерения. До тех пор, пока ей в нос не ударил дурманящий, такой возбуждающий запах его волос. Она невольно вздрогнула и подняла голову.

По взгляду Ярослава она без труда догадалась, что с ним происходит то же самое. И теперь эта неумолимая сила, которая толкала их в объятия друг друга, вырвалась наружу… Линда только запомнила, как срывала с себя и с Ярослава одежду, и мужские руки помогали ей в этом. Потом они упали на этот ворох тряпок и слились воедино как обезумевшие.

Вот теперь леший себя не сдерживал. Он был настолько неистов, что совершенно не напоминал вчерашнего Ярослава, нежного и чуткого любовника. Сейчас он только брал, пытаясь как можно быстрее насытить своё похотливое тело. И в этом чисто мужском эгоизме была своя прелесть. Во всяком случае, ей ещё не приходилось отдаваться такой неуправляемой многокилограммовой махине.

В конце концов до Ярослава, по-видимому, дошло, что таким образом он может ненароком придавить её как цыплёнка. Поэтому он встал на колени и приподнял её с земли словно пушинку. Затем он развернул её к себе спиной и положил её ладони на лежачий ствол, на котором они только что сидели. Линда сразу же поняла, что он задумал. Поэтому крепче оперлась руками в дерево и для устойчивости раздвинула шире колени. Не успела она принять «боевую» стойку, как Ярослав с силой вошёл в неё, ввергая её в восхитительный шок.

Поддаваясь вперёд под его неистовыми ударами, она словно со стороны слышала собственные глухие стоны. А леший, казалось, только входил во вкус. Он крепко держал её за талию, рывком подтягивая её к себе при каждом сильном толчке. При этом его плоть заполняла её всю без остатка, буквально раздирая ей промежность. И если бы собственная страсть не зашкаливала у неё до отметки «максимально», то чересчур горячий секс с лесным богатырем ей вряд ли понравился.

Всё закончилось также неожиданно, как и началось. Ослепительная вспышка и Линда забилась в конвульсиях. И слава Великой Магии, что Ярослав кончил сразу же после неё. И что самое странное, как только закончилось их безумное соитие, так сразу же вернулся и прежний Ярослав! Он посмотрел на неё вполне осмысленным взглядом и… покраснел! А в его глазах застыло такое раскаяние, словно он совершил что-то на редкость пакостное.

— Прости меня. Больше это не повторится, — глухо процедил он сквозь зубы и отвернулся.

— А я-то как раз рассчитывала на обратное. Мне безумно понравилось.

Линда стояла перед ним обнажённая. Она никогда в жизни не испытывала стыд или же неудобство по поводу своей наготы. А чего тут стесняться? Она гордилась своей фигурой, и как женщина хотела, чтобы ей восхищались.

— Линда, может, оденешься? — спросил её Ярослав, застёгивая молнию на своих джинсах. — Можешь не стараться, я ещё вчера оценил твои бесподобные формы.

Возвращались они молча. Впереди шёл Ярослав, а она брела сзади, так как при всём желании не смогла бы найти обратную дорогу. Леший с удовольствием смотрел по сторонам и явно не торопился.

— Ярослав, а нельзя ли побыстрее? — Линда посмотрела на него с мольбой.

— Тебя что-то беспокоит? — с тревогой спросил её леший.

— Да. У меня всё здесь горит, — ответила Линда и положила ладонь себе на грудь. Ярослав остановился как вкопанный.

— Девочка моя. — Он нежно взял её за руку. — И у меня такое чувство, будто душа горит. А может в тебе наконец-то просыпается любовь?

Линда посмотрела ему в лицо и сразу же поняла, что он не шутит. Опять?! Ну почему, как только речь заходит о любви, Ярослав тут же превращается в полного кретина?

Подкатив глаза, она устало ответила:

— Пить я хочу, понимаешь? В горле всё пересохло…


Глава 33

Итак, наконец-то она сдвинулась с мёртвой точки. Колдовская кукла почти готова, оставалось только вдохнуть в неё жизнь. Многие считали, что это колдовство сродни куклам вуду, с помощью которых их жрецы добивались (далеко не всегда) тех же целей. Но её Великая Магия с их вуду казалась гоночным автомобилем в сравнении с телегой!

Линда аккуратно добавила кровь Александра в магический эликсир и вылила розоватую жидкость на куклу. Клон готов! Теперь осталось применить заклятие родственной связи. Именно с помощью него Конте удалось найти свою сестрицу, правда, она от него успешно улизнула…

Линде ещё ни разу не приходилось работать с этим заклинанием, ведь она больше имела дело с любовными приворотами, отговорами и прочей женской бедой. А тут такое сложное заклятие, да ещё в первый раз! Естественно, Конте подробно описал ей как это делается, но у неё аж поджилки тряслись от волнения.

Линда уколола себе палец большой ведьминской иглой, и тяжёлые кровяные капли упали в чашу с эликсиром. Дрожащим от волнения голосом она прочла заклятие и сразу же что-то почувствовала. Сработало! Теперь у них не более трёх часов. Именно за это время они должны найти закопанный в кладбищенской земле предмет, который неотрывно связан с Александром.

Линда быстро вышла из дома, где во дворе её уже ждал джип.

— Как же ты расстался со своей ласточкой? Надоело трястись в «Ниве»? — Усаживаясь на пассажирское сидение своего джипа, она не сводила насмешливого взгляда с Ярослава.

— Я свою красавицу ни на что не променяю. Это я чтобы тебе сделать приятное. Ну и как? Получилось? От тебя так и разит свежим колдовством.

— Получилось. Теперь только нужно объехать все кладбища в округе.

— Их всего два — старое, которое уже много лет закрыто, и новое действующее. Объясни, как это, вообще, работает?

— Чародей, который наложил смертельное заклятие на Александра, сначала взял у него биологический материал. Это могло быть что угодно — ногти, волосы, слюна… А это уже говорит о том, что этот человек вхож в его дом, или же ему помогал кто-то из домочадцев. Затем он поместил частичку Александра, неважно какую, будь то его волосы или же ногти, в какой-нибудь предмет, заговорил его, и тем самым создал его клон.

Если бы ведьма хотела, чтобы человек болел, она этот предмет держала бы у себя до нужного времени. Но когда делается заговор на смерть, эта вещь закапывается в землю, где начинается процесс разложения. Гниёт заговорённый предмет — гниёт и человек.

Я создала ещё один клон на основе крови жертвы, она сильнее всего. Затем смешала его кровь со своей, и тем самым создала родственную связь. Теперь мы с Александром вроде как брат и сестра. А с помощью заклятия родственной связи я почувствую, где находится этот предмет. Во всяком случае, я на это очень надеюсь.

— Вот оно, колдовство. Если кого убить, так это с лёгкостью. А вот спасти — «я на это очень надеюсь», — с сарказмом заявил леший.

— Просто ты не любишь ведьм. Отсюда и такое предвзятое отношение ко всему магическому.

— Ну, насчёт моей нелюбви к ведьмам, я бы с тобой не согласился, — Ярослав повернул к ней голову и с вызовом посмотрел ей в глаза.

Линда опешила и тут же поспешила перевести разговор в другое русло.

Поиски магического предмета не заняли много времени. Как только они подъехали к воротам старого кладбища, Линда сразу же почувствовала головокружение и какое-то недомогание. И стоило ей ступить на кладбищенскую землю, как ноги сами понесли её в нужном направлении.

Она резко остановилась, неожиданная тошнота подступила к горлу. А уже через секунду Линду вырвало прямо на старую могильную плиту.

— Я убью Конте! Он мне сказал, что я сама догадаюсь, где это место. Так бы и сказал: где ты блеванёшь, там и зарыт заговорённый предмет.

Через пять минут Ярослав достал из земли скомканную фотографию, обмотанную толстыми нитками. Развернув её, Линда высыпала оттуда небольшую прядь волос и несколько обрезков ногтей.

— Всё. Дело сделано. Но где гарантия, что в скором времени они не повторят это заклятие?

— А это я беру на себя, — сухо заметил Ярослав и пошёл к джипу.

По всей видимости, леший особо не доверял её магии, так как сначала они заехали к Александру.

Как и следовало ожидать, мужчина, который ещё совсем недавно напоминал живой труп, выглядел уже значительно лучше. Он хорошо покушал и теперь отдыхал, посматривая на всех повеселевшим взглядом. Как ни странно, его жена до сих пор пребывала в каком-то шоке. Видимо, до неё не доходило, что её муж спасён. Во всяком случае, на какое-то время…

Настроение Ярослава тоже заметно улучшилось. Не успели они выйти на улицу, как он на радостях сгрёб её в охапку и звонко чмокнул в щёку.

— Я тебя сейчас отвезу домой, а сам вернусь. Как говорится, куй железо пока горячо, — бодро заявил леший, усаживаясь на водительское сидение.

— Будешь применять свой действенный метод? И на ком, если не секрет? На том родственнике?

— Да.

Её сердце учащённо билось. Она и сама не понимала, что с ней происходит. Дикая тревога разъедала её изнутри. Ей казалось, что должно было произойти что-то страшное, непоправимое.

— Ярослав, ты можешь сделать то, о чём я тебя попрошу? — Линда с надеждой смотрела на его профиль и молила Великую Магию, чтобы он согласился.

Леший притормозил у обочины и с любопытством уставился на неё.

— Я весь во внимании.

— Ты же знаешь, что у ведьм очень обострённая интуиция, и их предчувствия не бывают напрасными. Так вот, у меня как раз нехорошие мысли насчет тебя. И тот ночной кошмар тоже предсказывал мне трагические события связанные с тобой. Поэтому, Ярослав, давай сейчас вместе вернёмся домой.

— Постой, постой… Это когда ты вопила ночью как сумасшедшая? Из-за меня ты так переживала? — Ярослав взял её ладони в свои и поднёс к губам. Он нежно их сжал и поцеловал, опалив своим дыханием. — Признайся, а ведь я тебе небезразличен. Между нами действительно что-то есть.

От его пронзительного взгляда её сердце сразу же ухнуло куда-то вниз. И Линда с неохотой призналась:

— Да, я о тебе волнуюсь. И что тут такого? Но не больше, чем о другом своём любовнике. И ты мне, по-своему, дорог. Я, знаешь ли, не сплю с кем попало.

В салоне повисла напряжённая пауза. Она смотрела в сторону, но чувствовала кожей, что Ярослав прожигает её взглядом.

Кажется, она слегка переборщила с любовниками. Ничего, переживёт. А то возомнил о себе…

— Придёт время, поверь мне, а оно придёт… И ты будешь смотреть на меня так же, как я на тебя сейчас смотрю, — еле слышно произнёс Ярослав. — А насчёт любовников… Я о чародейках был лучшего мнения. Ты, Линда, больше похожа на обыкновенную… потаскуху, чем на ведьму.

Его слова прозвучали в тишине как звон пожарного колокола.

Ничего себе! А ведь только что руки ей целовал! Вот и пойми этих мужчин. Ну и пускай катится ко всем чертям!

Линда хотела произнести это вслух, приукрасив свою победоносную речь обидными сравнениями в его адрес, но не тут-то было. Предательский язык словно бы присох к нёбу! Поэтому она выдавила из себя совсем немного:

— Да пошёл ты… — но то презрение, с которым это было сказано, с лихвой перекрыло её намерения. Линда выскочила из джипа и быстрым шагом направилась по дороге, по которой они сюда приехали.

Она шла очень быстро, ругая в душе всех и вся. А в первую очередь себя. Ведь она прекрасно знала, что поставила себя в глупое безвыходное положение. Куда она сейчас пойдёт? Без денег, да ещё на этих высоких каблуках!

Конечно же, на обратной дороге Ярослав, безусловно, подберёт её. Но когда это будет? А она должна уйти за это время как можно дальше. Чтобы он не подумал, что сдавшись, она преспокойно сидела и ждала его под ближайшим кустом.

Ноги горели огнём, поэтому она сняла с себя эти неудобные босоножки. Босиком идти стало намного комфортнее. Вскоре Линда остановилась и посмотрела время в телефоне. Оказывается, прошло только полчаса с тех пор, как она рассталась с Ярославом. И не успела она опечалиться по этому поводу, как сзади раздался шум двигателя.

Её собственный джип затормозил совсем рядом с ней. Но она бросила на него мимолётный взгляд, и вновь продолжила шагать вперёд.

— Линда, не глупи. Садись в машину! — Приказным тоном окликнул её Ярослав. Но она продолжала идти, будто его не слышала. — В последний раз предупреждаю!

Ха! Что он ей может сделать? Ведь он благородный, у него не подымется рука на девушку.

То, что произошло дальше, превзошло её самые смелые предположения. Не успела она сделать и нескольких шагов, как её настиг леший и словно тряпичную куклу забросил себе на плечо. И это ещё полбеды! От этого её гордость не сильно бы пострадала. Но то, что случилось после… Ярослав несколько раз ударил её ладонью по заднице! А так как рука у него оказалось тяжёлой (это неудивительно), то ягодицы тотчас вспыхнули огнём.

— Ярослав! Вот сволочь! Да меня в детстве никогда не били! — Линда несколько раз треснула его со всей силы по спине. Но это было равносильно тому, как если бы слона ударили тонким прутиком.

— А за сволочь ты ещё ответишь. — Он довольно грубо стряхнул её со своего плеча и прижал к джипу. — Если ты сейчас не успокоишься, то всю неделю проведёшь на кухне, как раб на галерах.

Страшнее, чем это наказание, нельзя было и придумать. Поэтому Линда, еле-еле сдерживая свою ярость, притихла и промолчала так до самого дома.

Когда она вышла из джипа, то сразу же почувствовала боль в растёртых ногах. Кровяные мозоли, которых она в горечах и не заметила, теперь нестерпимо защипали. Поэтому Линда невольно ахнула и остановилась.

— Что там у тебя? — Ярослав наклонился и критически осмотрел ей ноги. — Я тебя оставил всего на полчаса. Когда же ты успела растереть их в кровь? Пошли, их надо обработать.

Душ она приняла, скрипя зубами от боли. Когда вышла, то её уже ждал Ярослав с пузырьком перекиси водорода в руках. Леший сел рядом с ней на диван и положил её ноги себе на колени. Он залил ей перекисью пятки, которые тут же покрылись белой пеной. Линда сразу же сморщилась, превозмогая нестерпимую боль. И тут произошло то, чего она совсем не ожидала.

Сначала Ярослав подул ей на кровоточащую ногу, чтобы уменьшить боль, а потом нежно провёл по ней ладонью от щиколотки и выше. Его рука остановилась у неё под халатиком, вызвав тем самым у Линды шквал эмоций. Но он тут же убрал руку и с каким-то задумчивым видом приступил к другой ноге. И в этот раз его ладонь поднялась гораздо выше…

Не выдержав, Линда выгнулась и хрипло выдохнула:

— Ярослав, что ты делаешь?

— Замаливаю свои грехи. — Леший согнул ей ногу в колене и начал целовать её внутреннюю сторону бёдер.

Обжигающая волна страсти понеслась по её венам, и запульсировала диким огнём где-то глубоко в промежности. Но, несмотря на это, у неё вспыхнула мысль, которая начисто отравила любовную прелюдию Ярослава. Она и сама была этому не рада, но уже ничего не могла с этим поделать.

Понятно… С такими потаскухами как она, это можно сделать лишь одним способом… Человеческую речь она же неспособна воспринимать!

Горькая обида комом подкатила к горлу, и она резко убрала ноги с его колен.

— Не нужны мне твои извинения! Причём в такой форме. Отправляйся к своей Кате, уж она тебя точно не разочарует. — Линда встала с дивана и пошла в свою комнату.

Минуты через три она услышала оглушительный звук захлопывающейся входной двери, настолько громкий, что аж стёкла в окнах задребезжали. А потом со двора долетел шум заведённый «Нивы»…

В расстроенных чувствах Линда вернулась в гостиную и растянулась на том самом диване. И вскоре, незаметно для себя, забылась тревожным сном.

Мелодичный перезвон дверного звонка грубо выдернул её из мягких объятий Морфея. И первой здравой мыслью была та. что вернулся Ярослав. Живой и невредимый! И Линда с лёгким сердцем побежала открывать ему дверь, удивляясь, почему он не воспользовался ключом.

Она распахнула дверь и тотчас обмерла, разом превратившись в соляной столб.

Не может быть! Стах!

Высокий, ослепительно красивый атлант стоял напротив и смотрел ей в глаза своим чарующим янтарным взглядом.


Глава 34

— Ты?! — прошептала Линда, не сводя глаз с атланта.

— Я, Линда. — Зверь буквально пожирал её глазами. — Что-то в тебе изменилось. Вот только не пойму что.

— Ну, проходи. — Она распахнула дверь, приглашая его войти во двор.

— Нет, Линда. Если тебя не затруднит, то я хотел бы поговорить с тобой на нейтральной территории. В этом городишке должен же быть какой-нибудь ресторан.

— Должен быть, но его нет. Зато есть кафешка. Хотя бы ради экзотики ты должен там побывать.

— Пошли. И, Линда, ты забыла, что я несколько лет прожил в пещере? Меня очень трудно удивить.

Они сели в его раскошную иномарку. Линда вдохнула в себя шикарное амбре из дорогого парфюма, запаха натуральной кожи, которой были обтянуты сидения в салоне, аромата дорого конька из минибара… Так пахнет богатство.

Как же она соскучилась по роскоши и по всему, что с этим связано!

— Занятно. Даже проверила замок на въездных воротах. А ведь раньше ты не отличалась такой ответственностью. Боишься своего лешего?

— Я никого не боюсь, и ты это прекрасно знаешь.

Зверь ничего не ответил, лишь прожёг её своим ошеломляющим лунным взглядом.

Минут двадцать они ехали в полном молчании, пока Стах не соизволил поинтересоваться:

— Что он собой представляет твой леший?

— Во-первых, он не мой, а…

— Перестань, я прекрасно осведомлён о ваших отношениях.

— А вот ты нисколько не изменился. Так и продолжаешь за мной шпионить?

— Не шпионю, а контролирую. А как ещё прикажешь обеспечивать твою безопасность?

— Да уж! Обеспечил. Да у меня все беды через вас, атлантов! Лучше контролируй свою жену, а не меня.

Стах ударил по тормозам настолько неожиданно, что она чуть не влетела в лобовое стекло.

— Линда не провоцируй меня! Неужели ты не видишь, что я себя еле сдерживаю. У меня от одного твоего запаха в глазах темнеет. А ты мне про жену…

Линда с испугом заглянула в его глаза и её тут же бросило в жар — Стах не обманывал. Ни разу ей не приходилось видеть в глазах атланта такую страсть. Но ещё больше она испугалась не его, а себя! Ведь её руки сами по себе потянулись к его лицу. Она нежно провела ладонью по щеке Стаха и буквально задрожала от охватившей её сексуальной горячки.

С хриплым стоном Зверь привлёк её к себе и накрыл ей рот своими чувственными губами. Его язык тотчас проник в её рот, ввергая Линду в вихрь искромётного наслаждения.

Время остановилось, и мир вокруг них застыл тоже. Она отдалась сумасшедшему порыву, совершенно не думая о последствиях. В голове звенела девственная пустота: ни сожалений, ни сомнений, ни гордости…

И вдруг на фоне этого безмолвия у неё перед глазами появилось лицо Ярослава! Леший посмотрел на неё с укором и в то же время с такой безграничной любовью, что у Линды перехватило дыхание. К тому же видение было настолько отчётливым, что она тут же отшатнулась от Стаха.

Опять?! Да это похлеще любого отворота! С таким невидимым поясом верности ей впору уйти в монастырь, причём только в женский. Но, во всём есть свои плюсы… И Линда представила, как Ярослав ласкает свою Катерину и… вдруг шарахается от неё как чёрт от ладана, как она только что от Зверя.

— Линда? Что-то не так? — Стах в большом недоумении смотрел на неё.

— Да, не так. С этой чёртовой магией леших, я теперь даже поцеловаться нормально не могу! В смысле, могу, но только с Ярославом.

— Значит, это правда. — Голос Зверя прозвучал безнадёжно, с едва скрываемой болью.

— Конте всё-таки доложился. Хотя обещал мне, что…

— Колдун тут не причем. У меня свои каналы. Конте я уже не доверяю. Но мне его искренне жаль, ведь он тоже стал жертвой урагана «Линда», от которого нет спасения. — Стах горько усмехнулся. — Тем не менее, он единственный, на кого я могу положиться в этом деле.

— В каком деле? — После случившегося Линда с трудом соображала, поэтому уловила смысл лишь последней фразы.

— Не хочу, чтобы у тебя были серьёзные проблемы из-за меня. Кто его знает, на что способен твой леший? Хотя, смешно говорить о проблемах, зная, о чём я хочу тебя попросить.

— Попросить? Меня? Так я тебе просто понадобилась для какого-то дела. А я-то подумала, что ты…

— Да, Линда. И для этого тоже. Я безумно по тебе скучал. Рано или поздно мы с тобой обязательно бы встретились. Если, конечно, ты бы этого хотела.

— Стах, давай ближе к делу. Что тебе от меня нужно? — Линда еле сдерживала своё раздражение.

— Ты, наверное, знаешь, что у атланток очень слабое здоровье. В последнее столетие это стало настолько очевидным, что внушает серьёзные опасения. А нашему роду в этом плане и вовсе не повезло. Как выяснилось, Елизавета, жена Константина, вообще неспособна зачать. В то время как от него в гареме родилось множество детей, хоть детский сад открывай. Но, к сожалению, с веками ничего не изменилось. Как и прежде незаконнорожденный ребёнок не может стать наследником и продолжателем рода. Бастарды никому не нужны, кроме их матерей.

Только Линда, пойми меня правильно. Я сейчас говорю как сын Радомира Шахонского — влиятельнейшего князя и могущественного атланта. И делаю я это лишь с одной целью, чтобы избавить наш род от вырождения.

— Это всё, конечно, очень интересно. Если хочешь себе наследника — иди и делай его со своей женой. Причём тут я?

Стах тяжело вздохнул и продолжил, глядя куда-то в сторону:

— Уже всё сделано. Роксана беременна.

— Поздравляю! Я сейчас умру от умиления. Наконец-то ты станешь отцом! — Линда смотрела на него с демонстративным восторгом. Но, кажется, дрогнувший голос выдал её с потрохами.

— В том-то и дело, что не стану! Если, конечно, ты мне не поможешь с этим.

— А как я могу тебе помочь? — недоумённо протянула Линда. Она действительно ничего не понимала.

— Дело в том, что Роксана неспособна выносить мне сына. В любой момент у неё может случиться выкидыш. А так как на ней лежит ведьминский окрест, то ей нельзя помочь специальным заклятием. Ведь теперь она неподвластна любой магии.

— О! Ты уже знаешь и это. Представляю, что стоило Конте тебе открыться! Бедный колдун.

— Он какой угодно, но только не бедный. А будет ещё богаче, если поможет мне в этом деле. Кстати, это касается и тебя.

— Как я могу торговаться, если я так и не поняла, что от меня требуется?!

— От тебя требуется выносить моего ребёнка.

Сначала ей показалось, что мир перевернулся. А она, как и следовало ожидать, оказалось там, куда слилось всё дерьмо. Она посмотрела внимательно на Стажа и поняла, что он говорит совершенно серьёзно.

— Я похожа на мать-героиню?

— Нет. Но для меня ты самая подходящая кандидатура.

— А… так всё-таки я подхожу! Какая честь! — С сарказмом заявила она. — Чем же, если не секрет?

— Тем, что я тебя люблю и только тебе могу доверить своего ребёнка…


Глава 35

Линда смотрела в каменное лицо Ярослава и со страхом ждала, когда он заговорит. Они сидели за обеденным столом и молча ели. От волнения она даже не чувствовала вкуса котлет, хотя ещё вчера уплетала их за обе щёки. Несмотря на то, что со Стахом они расстались часа два назад, её до сих пор трясло.

— Ничего не хочешь мне рассказать? — вкрадчивым голосом спросил её леший.

— Нет, не хочу. Но расскажу, так как деваться некуда.

— Во дворе атлантом разит, хоть вешайся. Хорошо хоть у тебя хватило ума не приглашать его в дом.

Этого не может быть! Неужели он и атлантов чует носом, как и колдунов. Интересно, насколько это сильно выражено? Возможно, он уже догадался, что Стах к ней прикасался…

— А у тебя нос как у легавой. И собака на охоте не нужна. А что ты ещё вынюхал?

— зло прошипела Линда.

— Ты вся провоняла своим атлантом. Надеюсь, он не сильно на тебя обиделся, когда ты его продинамила? — Его глаза от злости вмиг стали оливкового цвета.

Не выдержав, Линда рассмеялась истерическим смехом.

— И ты тоже? Что, не сумел ублажить свою очередную сучку?

Не успела она закрыть рот, как тут же подскочила на стуле от неожиданности: Ярослав со всей силы грохнул кулаком по столу. И это оказалось настолько красноречивым, что Линда сразу же прикусила свой длинный язычок.

— Сначала колдун, теперь атлант. В нашем полку прибыло… А где гарантия, что в скором времени сюда пачками не повалят те, в чьих сердцах ты оставила неизгладимый след? — Вся его речь была пропитана ядовитым сарказмом.

— Не волнуйся, не повалят.

— Ах, ну да! Я же забыл, ты ведь не спишь с кем попало.

— Им, во всяком случае, хватало порядочности не поносить меня сразу же после того, как они застегнули свои ширинки. А тот атлант, которого ты на мне учуял, принимал меня такую, какая я есть. И не пытался меня перевоспитать или улучшить, в отличие от тебя.

— Да, даже и не пытался. Наверное, поэтому сразу же после тебя женился на атлантке, — спокойно заметил Ярослав.

Выражение «удар ниже пояса» в одну секунду стало для неё таким предельно понятным, что Линда смогла сделать лишь несколько судорожных мучительных вздохов. Горючие слёзы, которые она на протяжении многих дней с успехом сдерживала, всё-таки дождались своего коронного появления. Линда всхлипнула, и заплакала навзрыд.

Чтобы и дальше не продолжать своё унижение и, скорее, для того, чтобы не дать лешему сполна насладиться её поражением, она выскочила из-за стола и чуть ли не бегом направилась в свою комнату. Линда влетела туда и тут же захлопнула за собой дверь, повернув на замке фиксатор. Упав как подкошенная на кровать, она зарылась лицом в подушку и громко зарыдала.

Ей было абсолютно наплевать на свой внутренний голос. И в то время как она горько оплакивала свою чародейскую долю, истинная ведьма внутри неё билась от бессилия. И после нескольких неудачных попыток разбудить в ней ведьминскую гордость и благоразумие, истинная ведьма окончательно заткнулась.

— Линда, открой. — Требовательный голос Ярослава вызвал в ней лишь приступ женского плача.

Дверная ручка опустилась несколько раз вниз. После чего раздался удар, и леший беспрепятственно вошёл в комнату. Он тут же сгрёб её в охапку и завалился рядом с ней на кровать. Это показалось ей настолько беспардонным — вторгаться тогда, когда требуется одиночество, что Линда громко возмутилась. На что Ярослав отозвался, прижимая её к себе ещё крепче:

— Ой, да ладно тебе! Подумаешь, ведьма в соплях. К тому же, я тебя уже видел в таком состоянии.

Он прижал её голову к своей груди и поцеловал в макушку. И, что удивительно, это сработало! Линда сразу же почувствовала, как её обиды исчезают прямо на глазах!

Не иначе, как опять эта таинственная лесная магия. Но не настолько же она сентиментальна и испорчена, чтобы растаять от дружеских объятий! Нет, всё-таки он какой-то странный…

Его пальцы лениво перебирали её волосы, а другой рукой он выводил у неё на плече едва прикасаемые круги… От этого ей хотелось расслабиться, закрыть глаза и спокойно подремать. Но, она к этому не привыкла. Ещё никто её не баловал просто так. Ведь подобные нежности говорили о том, что это или же любовная прелюдия перед сексом, или после него.

Поэтому Линда невольно напряглась, ожидая от лешего последующих действий. Секса ей совсем не хотелось, особенно после того, что он ей наговорил…

По-видимому, по её скованности Ярослав о чём-то догадался. Поэтому он иронично усмехнулся:

— Ты удивительная ведьма. То заводишься с полоборота, то, наоборот, строишь из себя девственницу. И, как вы обо мне плохо подумали! Воспользоваться мимолётной женской слабостью… — Он вновь положил её голову себе на грудь. — А теперь я тебя слушаю. Так зачем приезжал атлант?

Линда тяжело вздохнула и начала с самого начала. С того самого момента, как она наивной ведьмочкой приехала из своего Мухосранска завоёвывать мир…

Леший выслушал её молча, не перебивая. А когда она назвала причину визита Зверя, Ярослав весь напрягся. Линда почувствовала, как его и без того твёрдая грудь и вовсе стала каменной. И тут он не выдержал:

— Ты описала своего Стажа, как очень благородного и честного атланта. Но Линда, неужели ты не видишь, что на протяжении всего вашего знакомства он тебя просто использовал. И даже сейчас он продолжает это делать! Всё его благородство распространяется только на себе подобных. С такими как ты они не церемонятся.

Ты отдыхай, а мне нужно сделать пару звонков. Этот атлант переполошил всю округу.

— Ярослав! — неожиданно для себя самой окликнула его Линда. Она запнулась, но потом всё же продолжила: — Ты вернешься… ко мне?

— Куда же я от тебя денусь, — ласково ответил он и улыбнулся.

Появился он подобно тени, когда у неё уже не открывались глаза. И она в который раз удивилась, как такая гора мускулов может передвигаться абсолютно неслышно. Осторожно прилёг рядом и прижался к ней всем телом. Нащупав у неё на спине застёжку бюстгальтера, Ярослав тихо возмутился:

— А почему мы до сих пор не разделись? Собираешься спать в этом?

Он сел в кровати и начал решительно стягивать с неё платье. Хорошо хоть в спальне уже было темно, так как на неё напал несвойственный ей приступ стыдливости. Линда покорно подняла верх руки, позволяя ему избавиться от одежды. Ловким движением леший снял с неё бюстгальтер и куда-то его забросил. Затем он снял с себя футболку и надел на неё.

— Так-то будет лучше. Постарайся хорошо выспаться, — своим бархатным голосом пробасил он. Линда положила голову ему на грудь, вздохнула его терпкий, такой… родной запах, и закрыла глаза.

Проснулась она от того, что кто-то на неё смотрел. Как ведьма она ощутила это даже во сне. Осторожно приоткрыла глаза и в тонкие щёлочки осмотрелась. От яркого солнечного света тут же заслезились глаза. Тем не менее, кроме привычной обстановки в поле зрения ей попалась широкая курчавая грудь, и Линда с испугом подняла голову.

Ярослав смотрел на неё спокойным ласковым взглядом. Казалось, его серозелёные глаза заглядывали ей прямо в душу, словно он видел её насквозь.

— Наша прЫнцесса проснулась. Знаешь, что ты храпишь во сне? — прошептал ей на ухо леший.

— Неправда! Мне об этом ещё никто не говорил, — возмутилась она и в ту же секунду осеклась.

А как она может с такой уверенностью это утверждать? Ведь она бесчисленное количество раз занималась в постели сексом, но ни разу не спала с мужчиной в прямом смысле! Странно, откуда появилось такое двусмысленное выражение «спать с мужчиной»? В такие моменты разве до сна?

Линда с удовольствием потянулась и тут же наткнулась коленом на что-то твёрдое. Она с ужасом поняла, что это, поэтому мгновенно замерла.

— Линда! — страдальчески выдохнул Ярослав. — Нельзя ли поаккуратней! У мужчин, знаешь ли, по утрам бывает такое.

— Ой, извини.

Чтобы хоть как-то загладить свою вину, она стала в шутку жалеть его, при этом водя пальцами по его заросшей груди.

— Ух! Только не надо пальчиками водить там…

— Вот так? — спросила наивно Линда, лаская его грудь ещё усерднее.

Она прихватила губами его грубый сосок и тотчас почувствовала, как он в секунду стал острым и твёрдым. Из груди Ярослава раздался непонятный звук, больше напоминающий звериный рык…

И вот он уже с неописуемой страстью целовал её в губы, и при этом его язык настойчиво вторгался в её рот. Линда извивалась под ним, стараясь как можно плотнее прижаться к его паху. В то же время она жадно хватала ртом воздух, так как из-за непрекращающихся поцелуев и довольно крепких объятий его ей катастрофически не хватало.

— Ты меня сейчас задушишь, — взмолилась Линда, пытаясь вздохнуть полной грудью.

— Извини. Когда я с тобой, у меня не получается себя сдерживать.

Её мольбы всё-таки не остались напрасными. Так как Ярослав одним движением повернул её на бок и тотчас прижался к ней сзади. Одной рукой он стянул на бёдра её трусики, а другой продолжил ласкать её грудь. Непроизвольно она прогнулась, прижимаясь ягодицами к его паху. И в тот же момент сполна ощутила в себе твёрдость его мужского естества.

Они раскачивались, скользя друг по другу разгорячёнными телами. С каждым движением Линда проваливалась в бездну наслаждения. В то время как движения Ярослава становились всё настойчивее и откровенно грубее. Он уже входил в неё с едва сдерживаемой животной яростью.

Неожиданно для себя Линда в порыве страсти вцепилась зубами в его руку, так как безумство лешего передалось и ей. И когда в преддверии оргазма у неё всё внутри сжалось, она почувствовала в себе горячее семя…

Они стояли в душе, и Линда добросовестно намыливала лешему спину. Его крепкие, словно выточенные из камня ягодицы сводили её с ума. Она скользила по ним намыленными руками, а затем плавно переходила на поразительно широкую спину.

Она была удовлетворена и физически и морально.

А медвежонок-то скоро станет совсем ручным. Интересно, если бы не его лесная магия, их бы также влекло друг к другу?

— Почему он так уверен, что ты согласишься? — Откуда-то издалека долетел до неё голос Ярослава.

Он обматывал вокруг своей талии махровое полотенце и вопросительно смотрел на неё. А Линда тем временем с восхищением разглядывала его торс. Ведь сейчас он так напоминал античную фигуру Геракла!

— Линда, я с кем разговариваю? И не надо смотреть на меня такими глазами, а то я от тебя не уеду, — насмешливо обронил Ярослав, скользнув по ней внимательным взглядом.

— Ты уезжаешь? Куда, если не секрет?

— В город. Надо успокоить народ. Ты так и не ответила на мой вопрос насчёт атланта.

Линда тяжело вздохнула:

— Стах как раз не уверен в том, что я соглашусь. Честно говоря, я сомневаюсь, как мне поступить.

— Линда! О чём ты говоришь! Какие могут быть сомнения. Как это, вообще, возможно?! Я в первый раз слышу о подобном, ведь это наверняка очень опасно! Нормальная беременность и та не проходит бесследно, а это какое-то колдовское безумие! — Линде ещё не приходилось видеть Ярослава настолько взволнованным.

— А вот тут ты ошибаешься. Я слышала о подобном. Причём речь идёт не о девяти месяцах, королевская беременность длится недолго.

— Королевская?

— Да. Ещё её называют беременностью Алисы, по имени первой ирландской ведьмы Алисы Кителер. Именно ей и приписывают рождение этого заклятия, с помощью которого она помогла своей королеве заиметь наследника. Как известно, женитьба на кузинах не прибавляла здоровья в королевские семьи. Поэтому их женщины даже не могли выносить своих детей в собственной утробе. Для этого они прибегали к помощи придворных магов, которые с помощью этого заклятия перемещали плод в утробу какой-нибудь молодой ведьмы. Причём в то время, когда везде полыхали костры инквизиции, приближённые ко двору чародейки оставались в целости и сохранности. Кстати, Алиса Кителер таким образом и спаслась, несмотря на то, что её обвиняли в колдовстве и в связи с инкубами.

— От твоего рассказа мне сразу же стало легче, — с сарказмом заявил леший и демонстративно выдохнул. — Линда, я дико за тебя волнуюсь.

— Поверь мне, риска нет. Ведьмы живучие как кошки и быстро восстанавливаются, сам знаешь как.

— Ну, конечно. Мало ты натерпелась. Ведь он не думает о тебе, ему важен лишь конечный результат. А где же твой дружок колдун? Хотелось бы узнать и его мнение по этому вопросу. Но он почему-то держится в стороне. Видимо, боится разгневать своих хозяев.

— А вот это меня действительно волнует. Что-то здесь не так… Конте не поступил бы так со мной. Но в одном ты прав: пускай Стах и не злодей, но он всё-таки атлант. Причём очень богатый. А с его деньгами…

Ярослав как-то загадочно усмехнулся и заметил:

— Не забывай, что лешие — единственные, с кем атланты предпочитают не связываться. А это уже о чём-то говорит. Что он нам сделает?

— Нам? Я бы не хотела, чтобы ты вмешивался в это дело, — возразила ему Линда.

Но в её душе разлилось неведомое ей до этого момента тёплое приятное ощущение. «Нам»… как непривычно. Она привыкла думать о себе только как «я».

— Мне бы тоже хотелось, чтобы ты больше не лезла в это дело. Ты должна лишь категорически отказать своему атланту, а дальше я сам разберусь.

Линда вдруг поняла, что, по всей видимости, шутки закончились. Ярослав сурово смотрел на неё, ожидая от неё полного подчинения.

— Да ты не знаешь, с кем имеешь дело! Это же династия Шахонских! Да они твой лес вместе с этим городишком сметут с лица земли. Развернут здесь какое-нибудь грандиозное строительство, и ты сам отсюда убежишь.

— Не развернут. Горожане, в том числе и я, полностью владеют этой землёй.

— Они купят твоих горожан вместе с потрохами, — насмешливо возразила она.

— Линда, у нас необычный город, и люди здесь живут такие же. И они прекрасно знают кто я, и что я.

— И кто же ты?

— Такой же, как и они.

— Ты хочешь сказать, что они все лешие? А ты у них что-то вроде профсоюзного лидера?

— Насчёт лидера в самую точку. А вот насчёт всего остального… Лешие кроме меня ещё есть, но их немного. Притом что жители прекрасно знают о нашей природе, потому что все мы принадлежим к одному клану.

— Даже так? — Линда действительно была поражена. Конечно, она замечала, что жители несколько странноваты, но чтобы настолько…

— Безусловно, они не будут защищать тебя, потому что ты — ведьма. Но когда узнают, что мы вместе…

— А мы разве вместе? — обречённо спросила она Ярослава упавшим голосом.

— Да, Линда. Но ты почему-то не хочешь в это поверить. И то, что между нами происходит, принимаешь за обыкновенное сексуальное влечение.

— Ясно. — Ей стало чертовски обидно, что Ярослав принимает её за обычную ведьму с атрофированными чувствами, которую необходимо «разбудить». — Я хоть и колдунья, но прекрасно знаю, что такое любовь. Когда она проходит, становится гораздо легче.

Леший посмотрел на неё долгим внимательным взглядом, от которого у неё по телу побежал холодок. После чего тихо добавил:

— Настоящая любовь не проходит сама по себе, это тебе не простуда. У неё лишь два исхода — большая боль или же большое счастье. Я голосую за второй вариант…


Глава 36

Весь день Линда бросала тревожные взгляды на сотовый, ожидая вестей от Ярослава. Ближе к вечеру, поняв, что леший и не собирается держать её в курсе событий, она начала прислушиваться к звукам во дворе. При каждом шорохе она летела стремглав к окну, ожидая увидеть во дворе его «Ниву».

Её женское сердце, впрочем, как и ведьминское предчувствие кричали ей о надвигающейся беде. Лишь истинная ведьма внутри неё с презрением наблюдала за её метаниями, изредка напоминая ей о чародейском хладнокровии.

Когда солнце уже полностью скрылось за лесом, раздался шум приближающегося автомобиля. И когда Линда уже выскочила из дома, прозвенел душераздирающий звонок на входной двери.

Великая Магия! Что-то случилось! Ведь Ярослав не стал бы названивать в собственный дом! Трясущимися руками она повернула замок и широко распахнула дверь.

В скудном свете уличного фонаря над ней возвышалась стройная фигура Стаха, который с огромным трудом удерживал в вертикальном положении Ярослава. Леший буквально висел на атланте, держась за него одной рукой.

— Что случилось?! — Линда бросилась к ним и подхватила лешего с другой стороны. — Помоги довести его до дома.

Когда Ярослав оказался на диване в прихожей, и Линда увидела его при ярком электрическом свете, её сердце в ту же секунду мучительно сжалось. Она бросилась снимать с лешего футболку, полностью пропитанную кровью. А когда она с огромным трудом это сделала, её глазам предстала ужасающая картина.

Ей и раньше приходилось видеть кровавые моря. Но то текла или её собственная кровь или же кровушка её врагов, которая была для неё что вода. А сейчас… Линда с ужасом смотрела на алую лужу, которая медленно расползалась под Ярославом и понимала, что долго он так не протянет. Ведь всё его тело покрывали рваные раны! Причём эти глубокие параллельные полосы указывали на следы огромных звериных когтей.

Она метнулась к шкафу и вытащила оттуда белоснежную простыню.

— Рви на полосы, живо! — Линда бросила её Стажу, а сама побежала за своим чемоданчиком.

Когда она вернулась, около лешего уже лежала подобно снежному сугробу ворох белоснежных лент. Атлант стоял рядом с каменным выражением лица и внимательно следил за ней взглядом.

— Потерпи немного, — пробубнила она Ярославу, доставая из недр чемоданчика колдовскую живицу.

— Линда, не старайся. Я это пить не буду. — Великан спокойно смотрел на неё и криво усмехался.

— Нашёл время капризничать! Ты потерял много крови. Тебе необходимо переливание крови, или же тебя спасёт только чудо.

— Вот за чудом мы сейчас и поедем.

— За каким ещё чудом?! И куда ты собрался ехать в таком состоянии? — Линда туго перебинтовывала его раны, стараясь не причинять ему боль.

— Моя помощь нужна? — сухо поинтересовался Стах, обращаясь к Линде.

Но не успела она открыть рот, как за неё ответил Ярослав:

— Нет. И… спасибо.

— Ну, не мог же я тебя там бросить, особенно после того, как ты спас мне жизнь, — медленно добавил Зверь, сверля лешего взглядом.

— Что там случилось?! И почему он выглядит так, словно его порвал лев? — требовательным тоном спросила Линда у атланта.

— Не лев, а медведь. Как выяснилось, у них тут обитают очень странные лесные звери. Которые беспричинно нападают, чуть ли не в черте города, и которые прекрасно понимают человеческую речь. Верно, леший?

Только сейчас Линда обратила внимание, что рубашка на Стаже разорвана в нескольких местах. А кое-где ткань пропиталась кровью…

Почему она сразу этого не заметила? Она настолько испугалась за Ярослава, что даже не подумала о Звере!

— Ты тоже ранен? — с испугом прошептала она, глядя на Стажа.

— Пустяки, одни царапины. С вашего позволения я вас покину. — Он окинул её холодным взглядом и направился к выходу.

Линда смотрела ему в спину, усилием воли заставляя себя успокоиться. Но глупое сердце почему-то выпрыгивало из её груди и рвалось вслед за атлантом.

— Не волнуйся, с ним всё будет в порядке, — донёсся до неё хриплый голос лешего.

— А я и не боюсь. Он большой мальчик, сам о себе позаботится. Но я не знаю, что делать с тобой! Ты же упёртый как баран.

— Для начала завари мне травяной чай, который на полке. А потом поедем в лес.

— Куда?! С ума сошёл? — воскликнула Линда, но всё же пошла на кухню выполнять его поручение. Хорошо хоть у неё хватило ума спрятать в руке пузырёк с колдовской живицей…

Когда она принесла ему чай, то с облегчением заметила, что кровотечение почти прекратилось. Она протянула Ярославу бокал и тихо села рядом с ним.

— А теперь вылей это и принеси мне один чай, — спокойно обратился он к ней, возвращая ей бокал.

Вот чёрт! Унюхал-таки! И как прикажете его лечить? Но, не смотря на это, она лишь обиженно на него посмотрела и молча пошла на кухню.

Напившись своего чая, Ярослав тяжело откинулся на спинку дивана. По всей видимости, он и сам не заметил, как его лицо при этом исказила болезненная гримаса. А у Линды при виде этого мучительно сжалось сердце…

Она присела рядом с ним и осторожно прижалась к нему всем телом. Её руки обхватили шею лешего, и она зарылась лицом в его густую шевелюру пахнущую лесными травами.

— Ясноглазая моя! Я ведь не колдун, и меня таким способом не подымешь. Да и любовник из меня сейчас хреновый. — Голос Ярослава дрогнул, и он нежно поцеловал её в висок.

— Балда! Я, наоборот, хочу поделиться с тобой своей энергией. Я где-то слышала, что такое возможно.

— Нет, так дело не пойдёт, — прошептал он, отстраняя её от себя. — Кто тогда мне поможет попасть в лес? Твоя энергия вряд ли меня подымет, а силы ты потеряешь. Да и вообще, мне эта идея не нравится…

Фары джипа прорезали ночную темноту, озаряя по сторонам чёрный частокол из толстых стволов старых кряжистых деревьев. Они ехали уже минут двадцать по ужасной грунтовке непонятно куда.

— Тормози здесь. Дальше пойдём пешком, — приказал леший.

Линда быстро обошла джип и помогла ему выбраться из машины. Он опёрся на её плечо, и Линда с ужасом поняла, что она его далеко не утащит.

— Не волнуйся. Здесь недалеко, — словно прочитав её мысли, отозвался Ярослав.

— А куда мы идём?

— Сейчас сама всё увидишь.

Минут через пять они оказались на небольшой полянке. Свет фонаря осветил ковёр из самых разнообразных цветов и три старых дерева, стоящих на небольшом расстоянии друг от друга.

— Пришли. — Леший с облегчением выдохнул и уже самостоятельно направился к этим могучим красавцам. — Ты за мной не ходи. Тебе туда нельзя.

Ярослав, шатаясь, медленно побрёл к самому дальнему дереву. Он опёрся одной рукой на его ствол и, видимо, хотел сесть на землю. В ту же секунду в свете фонаря мелькнула вскинутая рука, и леший грузно упал вниз.

Не помня себя от волнения, Линда тотчас кинулась к нему. Она подбежала и помогла ему сесть.

— «За мной не ходи»… А сам на ногах еле держится! — Она направила на него фонарик, пытаясь рассмотреть на футболке пятна крови. — Кажется, обошлось.

— А ты сама себя как чувствуешь?

Вопрос Ярослава показался ей настолько неуместным, что она с раздражением выпалила:

— Да причём тут я? Меня медведь не драл!

— Даже недомогания не ощущаешь? — продолжал допытываться леший. — Ты действительно странная ведьма, причём во всём.

— Кажется, я чего-то не понимаю?

— Да, Линда. Видишь эти деревья? Если соединить их воображаемой чертой, то получится равнобедренный треугольник. Так вот, в нём заключена небывалая магическая сила. Она на протяжении нескольких веков помогала выжить таким как я. Она способна исцелить любого из моего клана за считанные минуты. Но, насколько эта сила целебна для нас, настолько же она и губительна для таких как ты. Я своими глазами видел, как колдунов начинало выворачивать наизнанку, едва они приближались к этому месту. А уж про то, чтобы войти в треугольник…

— Действительно, странно. Мне сейчас даже кажется, что я испытываю прибавление энергии, почти как от секса. А может эти деревья мужского пола, и я им просто понравилась? — пошутила Линда, но тут же осеклась, заметив более чем серьёзный взгляд Ярослава.

И тут она почувствовала на себе чей-то взгляд. Она покрутила головой и увидела в чернильной темноте несколько пар светящихся глаз. Линда посвятила на них фонариком, и тотчас из ночного леса послышалось недовольное рычание. И, судя по звуку, он извергался из огромной звериной груди.

Медведи? Какая же она идиотка! После случившегося попёрлась в лес с одним лишь ТТ! Но возможно ли завалить такую махину из пистолета? Вот вопрос!

Линда лихорадочно выхватила пистолет из кобуры. Ярослав, увидев это, тут же подскочил к ней и выхватил его ловким, почти неуловимым для глаз движением.

— Успокойся! Они нас не тронут. Медведи нас, наоборот, охраняют.

— Медведь тебе это на ушко сказал?! Это же дикие звери! Посмотри, что они с тобой сделали!

Линда окинула лешего взглядом и вдруг поняла, что его состояние в корне изменилось. Забыв сразу же про медведей, она подняла ему футболку до самой шеи и уставилась на самодельные бинты. Затем начала быстро разматывать их, бросая белоснежные ленты около ног лешего.

Она святила фонариком прямо ему в грудь и отказывалась верить собственным глазам. Ведь ещё совсем недавно в этом самом месте проходили глубокие рваные полосы! А сейчас здесь чернела лишь запёкшаяся кровь и больше ничего!

— А твоя лесная магия работает, причём отлично. — Она продолжала внимательно рассматривать его грудь, торс и плечи, а сама при этом лихорадочно соображала.

Чёрт возьми! Даже с сильнейшим заклятием, на которое уходит почти вся энергия нескольких колдунов, невозможно добиться такого результата! Про колдовскую живицу и вспоминать даже не хотелось. Вот тебе и лесная магия…

— Насмотрелась? Можно теперь возвращаться домой. А пистолет свой спрячь, он тебе точно не понадобится, — с усмешкой обратился к ней Ярослав и пружинистым шагом направился к джипу.


Глава 37

— Чего притихла? — спокойно спросил Ярослав, когда до дома уже оставались считанные метры.

— Никак не могу отойти от твоего чудесного выздоровления. Наверное, больница у вас пустует.

Леший рассмеялся:

— Почти угадала. Но медицинский персонал исправно получает свою зарплату.

— Если я у тебя кое-что спрошу, могу я рассчитывать на правдивый ответ? — вкрадчиво поинтересовалась Линда.

— Не обещаю. Пока у тебя в друзьях ходят атлант и колдун, я не могу тебе полностью доверять.

— Так я и сама ведьма, не забыл? — с раздражением заметила она. — Ярослав, почему у вас обитают такие странные медведи? То они на тебя нападают, потом почему-то кидаются тебя же охранять… Что тут вообще творится?

— Линда, придёт время, и я тебе всё расскажу. А сейчас ты к этому ещё не готова. А про нападение медведя скажу лишь одно: его жертвой был атлант, а я всего лишь вступился за него. Но, в приступе гнева даже человека нелегко остановить, чего уж говорить о медведе. Психика зверя… Так что он меня покалечил неосознанно, а вот от атланта только мокрое место осталось бы.

Линда посмотрела на лешего и отвернулась.

Ага, рассказывай мне о звериной психике! С этими медведями, которые наблюдали за ними в лесу, явно что-то не так. Почему она почувствовала на себе их взгляды? Ведь раньше она не реагировала на животных! А у неё было тогда ощущение, что за ней следит не зверь, а человек!

— Ясно. Вот только непонятно, чем им не угодил Стах? Неужели только тем, что он атлант. Получается, мне в лес тоже нельзя ходить?

— Не говори глупостей. На тебя никто не посмеет напасть.

Едва он переступил порог дома, как тут же отправился на кухню.

— Я жрать хочу, как волк, — пробасил Ярослав и кинулся к холодильнику.

— Тогда уж, как медведь. Так будет точнее, — вскользь заметила Линда, боковым зрением наблюдая за лешим.

На какое-то мгновение Ярослав застыл, но тут же взял себя в руки, и продолжил свои поиски, как ни в чём не бывало. Он быстро приготовил себе огромный сэндвич из холодной свинины, и тотчас впился в него зубами. А она достала себе оладушки, которые сделала днём собственными руками, и чуть-чуть разогрела их в микроволновке.

— Я смотрю, ты никак не налюбуешься на своё творение, хотя, они выглядят немного странно, — насмешливо произнёс леший, кивая на её тарелку.

— Можешь не стараться, тебе всё равно не удастся отнять у меня эту маленькую кулинарную победу. Лично мне они нравятся. Может, выглядят несколько… оригинально, зато вкусные.

Ярослав к тому времени уже закончил дожевывать свой сэндвич. Он потянулся вилкой к её тарелке и подцепил ею одну из оладий.

— М-м… Они и на вкус очень оригинальные, — давясь от смеха, еле выговорил он.

Сметана белой каймой висела на его усах, а он смешно слизывал её языком и подхватывал нижней губой. Ей всегда нравилось наблюдать, как он это делает. Вот и сейчас Линда смотрела на него, забыв про всё на свете. Ведь это выглядело очень сексуально и волнительно! Но она изо всех сил старалась успокоиться, машинально дожёвывая непонятную на вкус оладью.

Через некоторое время она вновь подняла на него глаза и тут же опешила: взгляд Ярослава искрил откровенным желанием! По всей видимости, он тоже устал себя сдерживать. Поэтому они поняли друг друга без слов…

Леший подошел к ней и медленно слизнул с её верхней губы усы из сметаны. И всё это время он не оторвал от неё гипнотического взгляда своих серо-зелёных глаз.

И вот он уже страстно целовал её шею, ввергая в омут невыносимой страсти. Его руки ласкали, беспорядочно блуждая по её податливому телу и оставляя после себя чуть ли не огненный след. Она выгибалась, отстраняясь от него, и тут же бросалась ему навстречу как сумасшедшая.

И когда её кровь достигла температуры кипения, леший с лёгкостью подхватил её и посадил на край стола. Одним рывком он поднял её стрейчевое платье чуть ли не до самой талии, после чего его палец с лёгкостью оборвал тонкую полоску стрингов…

Сквозь облегающую ткань Ярослав с лёгкостью покусывал её соски, которые стали чувствительными словно оголённый провод. Леший нежно входил в неё, и несчастный обеденный стол, который постоянно издавал слабые скрипы-полустоны, приходил в движение вместе с ними. А она вторила ему, кусая от возбуждения свои губы.

Когда всё закончилось великолепным оргазмом, ей показалось, что у неё из глаз посыпались искры. Она не смогла сдержать своего пламенного восторга, и со всей дури вцепилась ему ногтями в плечи.

— Потише, душа моя. Ты же не хочешь опять везти меня в лес? — услышала Линда около уха его горячий шепот.

— Извини, но мне стало… я вдруг… — замямлила она что-то совершенно нечленораздельное.

— Я знаю, моя хорошая, я знаю… А теперь поехали купаться. — Он подхватил её, подставив свои ладони под её ягодицы, и понёс в душ. А Линда лишь блаженно закрыла глаза, положив голову ему на плечо…

Уже во второй раз она просыпалась утром на мужской груди! Только в этот раз, когда она открыла глаза, Ярослав ещё спал. Её курчавая грудь медленно поднималась и опускалась, и она готова была смотреть на это до бесконечности. Это чертовски успокаивало, словно она лицезрела гипнотизирующий маятник.

— Ты так смотришь, словно спящего мужика никогда не видела. — Она и не заметила, как уже сама стала объектом для наблюдения.

— Представь себе, можно сказать, что и не видела, — грустно вздохнула Линда.

Не успели они встать с постели, как Ярослав подошёл к открытому окну, после чего быстрым шагом вышел из спальни. Вернулся он с конвертом в руке.

— На, по всей видимости, это тебе. Атлантами и колдунами за версту разит. Видимо, положили под дверь, когда мы ещё спали.

Как ни странно, послание было от Роксаны. И оно просто поражало своей лаконичностью: «Десять раз подумай, прежде чем отказывать Нам. За твою глупость будет расплачиваться твой дружок Конте, а потом очередь дойдёт и до тебя…» Подпись содержала в несколько раз больше слов, чем само письмо. И, скорее, походила на выписку из родословной книги князей Шахонских, чем на обыкновенную подпись.

Линда протянула письмо лешему и грустно уставилась в окно. Ярослав пробежал его глазами, с тревогой посматривая на Линду, после чего сухо отрезал:

— Я не понял, она возомнила себя императрицей, или же она имеет в виду себя и мужа? Да ещё с большой буквы! Атлантка, скорее всего, не знает, что ты находишься под моей защитой. А то бы не стала тебя запугивать…

Линда посмотрела на лешего и обречённо выдохнула:

— Конте не сумеет постоянно скрываться. Не сможет жить в затрапезных гостиницах, перебиваясь случайными заработками. Он из другого теста, он привык к роскоши. Поэтому я должна согласиться.

— Из-за своего любовника? — процедил сквозь зубы Ярослав.

— Из-за своего друга! — гневно ответила она и быстро вышла из гостиной.

Почему-то ноги сами по себе привели её в свою комнату. Линда тотчас достала из чемодана дневник и зашелестела его страницами…

За каждой листом скрывался кусочек её судьбы. Она пробегала глазами исписанные страницы и перед ней мелькали картины из её непутёвой жизни. И при этом ей часто попадалось слово «Конте». А как же могло быть иначе? Ведь он всегда, или почти всегда приходил ей на помощь и вытаскивал её задницу из самых скверных ситуаций!

Линда и не заметила, как в комнату тихо вошёл Ярослав. Он присел с ней рядом на кровать и нежно обнял.

— Я уважаю твоё решение, как бы сильно оно мне не нравилось. Была б моя воля, я запер бы тебя в подвале и держал до тех пор, пока не поумнела.

— Долго бы пришлось ждать, — усмехаясь, возразила она. — Ярослав, я очень ценю это, но чтобы ты лучше понял меня, возьми это. — Она протянула ему дневник.

— Ого! Доверяешь?

— Да. Честно говоря, мне он теперь без надобности. Раньше я только ему могла открыться, а сейчас у меня есть ты.

Не успели они позавтракать, как раздался мелодичный перезвон звонка.

— Что-то в последнее время у нас от посетителей нет отбоя. И это несмотря на то, что я живу в лесу! — недовольно пробурчал Ярослав и отправился на улицу открывать дверь.

Из любопытства, она как всегда прилипла к окну. Леший впустил во двор какую-то женщину, и что-то в ней показалось Линде очень знакомым. Присмотревшись лучше, она обомлела.

Этого не может быть! Померещится же такое!

Вернулся леший обратно один и со странным выражением лица. Посмотрел на неё каким-то блуждающим взглядом и нервно провёл рукой по волосам.

— Линда, тут вот какое дело… К тебе посетительница. На этот раз обыкновенная девушка, вернее, не совсем обычная… Короче, она ждёт нас в гостиной.

Линда приготовилась к чему-то странному, но то, что она увидела, превзошло все её ожидания! Поэтому она уставилась на незнакомку, враз превратившись в неподвижное чучело с вытаращенными глазами.

Оказывается, ей не показалось! Эта девушка действительно точная копия её! Будто она смотрелась в зеркало и видела собственное отражение!

Первоначальный шок проходил, и Линда внимательнее присматривалась к своему клону. Различия между ними были, но незначительные. Во-первых, грудь девушки выглядела так, словно Линда смотрела на собственные буфера, какие они у неё были до магического вмешательства. То есть маленькие, как два небольших мячика, словно грудь девочки-подростка. А во-вторых, её волосы. Они поражали своим блеском и казались совершенно гладкими и прямыми. В точности с такими волосами Линда жила до своего совершеннолетия, тихо страдая. Ведь на них не держалась ни одна укладка! И это продолжалось до тех пор, пока она колдовским способом не сделала их послушными и волнистыми.

— Я вас умоляю, о моём визите никто не должен знать, даже Конте. Он меня убьёт, если узнает, что я вмешалась. — Её точная копия смотрела на неё страдальческими глазами.

— Обещаю. Но меня сейчас волнует совсем другое. Почему мы с тобой так похожи? — Линда почти знала ответ на этот вопрос, и хотела только подтверждения своей догадки.

Воспоминания детства всегда приносили ей лишь горечь обид и боль незаживающей душевной раны. И вот спустя столько лет истинная причина ухода её матери из семьи становилась очевидной. А ведь когда-то она считала себя виновником этого. Думала, что она настолько плохая, что даже родная мать не желала видеть собственную дочь!

И теперь, когда правда могла поставить все точки над «и», Линда ждала ответа с содроганием сердца…

Девушка посмотрела на неё такими знакомыми глазами и тихо ответила:

— Потому что мы с тобой сёстры, вернее, близняшки. Я родилась чёрненькой, а ты рыженькой, потому оказалась ведьмой, как наша бабушка. Именно поэтому мама оставила тебя сразу же, как только ты бросила грудь. И я, так же как и ты, узнала о существовании у меня сестры-близнеца совсем недавно. Случайно подслушала ваш телефонный разговор с Конте, а потом проследила за ним. Я ведь думала, что ты его любовница. И я не ошиблась. Но когда увидела тебя…

Линда смотрела на родную незнакомку и поражалась их сходству. Да ведь девушка даже рукой жестикулировала так же, как и она сама!

Вспыхнувший в голове образ колдуна перевёл её мысли в другое русло. И её сердце тотчас заполнилось обидой. Почему Конте скрыл от неё это? И самое главное — кто эта девушка для него?

— Сестрёнка, и как же тебя зовут? — Линда постаралась улыбнуться как можно приветливее.

— Сара.

Это имя показалось Линде очень знакомым. Ох, как же она могла забыть! Ведь так звали её бабушку по материнской линии, с которой ей так и не пришлось встретиться. Получается, мама назвала её сестру именем самого близкого ей на свете человека… Сара, её любимая и, можно сказать, единственная дочь. Ведь о существовании Линды её мама, похоже, и не вспоминала…


Глава 38

— Девочки, наверное, вы хотите остаться вдвоём. Так сказать, поговорить по душам, — предложил Ярослав и направился к двери.

— Нет. Останься. У меня от тебя нет тайн. А если у кого-то с этим проблемы… — возразила ему Линда и демонстративно посмотрела на Сару.

— Я тоже не против. Честно говоря, вы оба для меня чужаки. В любом случае я буду волноваться, — неуверенно заметила девушка.

— Давай ближе к делу. Цель твоего визита? — спросила у неё Линда, хотя уже догадывалась, что привело к ней новоявленную сестрицу.

— Линда, пойми меня правильно. Я пришла только ради Конте, потому что он мне дорог. И я не хочу, чтобы с ним что-нибудь случилось.

— А поконкретнее нельзя?

Сара замялась, после чего неуверенно продолжила:

— Ты должна согласиться. Другого выхода нет.

Линда ожидала услышать что-то подобное, но эта фраза настолько её возмутила, что она даже не пыталась себя сдерживать:

— Должна?! Я? Запомните, девушка, я никому и ничего не должна! — Это мне, наоборот, должны. Да, представь себе! Наша мать, например, задолжала мне материнство. А вместе с её мамой, то есть с моей бабушкой, они должны мне моё детство, которого у меня не было.

Когда тебе пели на ночь колыбельные, устраивали дни рождения и провожали в школу, моя бабушка — старая злобная ведьма, учила меня премудростям взрослой жизни. Причём таким, от которых у тебя и сейчас волосы встанут дыбом. А что с неё взять? Если она воспитала своего единственного сыночка так, что из него получился демон!

— Наш отец был демоном?! — От ужаса глаза Сары чуть ли не выкатились из орбит.

— Да, представь себе. А ты, похоже, только это и услышала.

— Разве такое возможно?

— Подробности, как из чародеев получаются демоны, можешь расспросить у Конте. Я думаю, он об этом знает больше, чем я. Могу сказать лишь одно: когда колдун подолгу смотрит в бездну, в конце концов бездна начинает смотреть на него. У всего хорошего, как это ни странно, тоже есть тёмные стороны, и наша Великая Магия не исключение. И те чародеи, которые пользуются лишь её тёмными силами, в итоге и сами становятся тёмными.

Линда замолчала и в комнате воцарилась напряжённая тишина. В ту же секунду у неё перед глазами поплыли невесёлые эпизоды её детства. Честно говоря, других-то и не было… Поэтому она только обрадовалась, когда её воспоминания прервал Ярослав:

— А ты мне не рассказывала о своём отце, — задумчиво произнёс леший.

— Что, уже расхотел шагать со мной по жизни плечом к плечу? — усмехнулась Линда.

— Я никогда не меняю своих решений. А то, что ты демон в юбке, я и раньше знал. Ведь иногда мне хочется тебя придушить, — с улыбкой ответил Ярослав и посмотрел на Линду так, что у неё внутри всё перевернулось. Ведь никто ещё не смотрел на неё с такой любовью!

Линда невероятно смутилась, но, как и полагается настоящей ведьме, быстро взяла себя в руки и продолжила:

— Кажется, мы немного отвлеклись. Короче, ты мне советуешь согласиться на предложение Стаха. И выносить в себе этого атлантыша чего бы мне это не стоило. И всё для того, чтобы ты могла потом насладиться счастливой жизнью с Конте. А то, что будет с твоей родной сестрой, тебя это мало волнует. Верно?

— Пойми меня. Конте для меня — всё! И счастливой жизнью с ним я никогда не смогу насладиться. Но я согласна и на это, лишь бы он был рядом, — с горячностью отозвалась девушка, не сводя с неё глубоко несчастных глаз.

Линду всегда поражала заниженная самооценка у женщин, а у таких как Сара — тем более. Ну что мешает ей чувствовать себя королевой во всех отношениях? Да если бы она только захотела, она бы крутила мужчинами, как хотела. Да они валялись бы у неё в ногах! Так нет же. Она умудрилась влюбиться в колдуна…

— Я же не виновата, что ты связалась с чародеем. Хотя, может быть, тебе крупно повезло. Ведь Конте не такой как другие колдуны. И когда всё уляжется, он сумеет забыться в твоих объятиях. Как я понимаю, это всё, что тебе нужно. Если бы ты хотела от него только деньги, уже была бы безумно счастлива и не смотрела на меня сейчас такими несчастными глазами. Ведь мы обе знаем, насколько колдун щедр.

— Да, ты права. Конте меня полностью обеспечивает.

— Великая Магия! Так чего же ты ещё хочешь?! — Линда почти перешла на крик. Губы Сары сжались в тонкую полоску, и она с неожиданной злобой прошипела:

— Хочу, чтоб он тебя забыл! Чтобы меня любил! Меня, а не тебя! — Лицо девушки исказилось, и она тихо заплакала. И сквозь слёзы, словно жалуясь, Сара невнятно пробормотала: — Он даже во сне шепчет твоё имя…

А вот эта новость для Линды оказалась абсолютно неожиданной. Конечно, она знала, что колдун на неё неровно дышит. Но ведь и она была к нему неравнодушна. У чародеев это в порядке вещей. У них все чувства обострены до предела, а уж про секс и говорить нечего. Это нормально. Но у Конте, похоже, это зашло слишком далеко…

Линда растеряно протянула:

— Сара, можешь даже не волноваться. Я и до твоего визита приняла решение согласиться на эту авантюру. Причины тебя не касаются. Со всем остальным разбирайся сама. Но хочу тебе сказать только одно: этих мужчин трудно понять, тем более колдунов. Возможно, ты всё преувеличиваешь.

Линда смотрела в сторону, ощущая на себе испытующий взгляд лешего.

Чёрт возьми! Глупее ситуацию и придумать нельзя. Ещё немного, и она начнёт оправдываться перед этой Сарой!..

Прошло около часа, как её сестра укатила на своей новенькой «Тойоте», а леший всё упорно делал вид, что ничего не произошло. Они готовили вместе обед. Вернее, Ярослав занимался готовкой, а она делала вид, что ему помогает.

— Не хочешь поговорить о визите своей сестры? Ведь это, можно сказать, судьбоносная встреча, — как бы между прочим поинтересовался у неё леший.

— Нет. Меня это абсолютно не волнует.

— Посмотрите-ка, какая хладнокровная, — издеваясь над её показным спокойствием, съехидничал Ярослав.

— Хладнокровными бывают всякие жабы и змеи. С ними меня ещё никто не сравнивал.

— Линда, чего ты пыжишься? Я же вижу тебя насквозь. И ты забыла, что я теперь у тебя вместо дневника?

— Кажется, я погорячилась с этим. Дневник, в отличие от тебя, хотя бы молчал.

— Согласен. Но он не мог тебя пожалеть, приласкать… — Леший ласково провёл по её волосам. — Вот так, а потом ещё и так…

Ярослав привлёк её к себе, и она тут же утонула в море нежности. Его ласки не были требовательным, скорее, он лишь слегка касался её чувственности.

— И ни какая ты не хладнокровная, ты… как огонь, — прошептал ей леший и осторожно прикусил ей мочку уха. Она прижалась к его желанному телу, стараясь сполна насладиться его близостью.

И как бы он не старался продлить любовную прелюдию, удерживать страсть в полусонном состоянии очень сложно…

Зная, что Ярославу может не понравится такая инициатива, её руки всё-таки потянулись к его молнии на джинсах. Линда медленно её расстегнула и дотронулась до его упругой поросли. Едва её пальцы коснулись бархатной кожи готового к любви, возбуждённого ствола, Ярослав вздрогнул всем телом и издал чуть слышный хриплый стон.

Недолго думая, Линда опустилась на колени и провела кончиком языка по всей окружности выступающего ободка налившегося мужской силой члена.

— Линда, ну что ты делаешь? — выдохнул в изнеможении Ярослав. — Такие нежности допустимы только между мужем и женой.

От удивления она даже отстранилась от него и в полном изумлении подняла на него голову.

— Да? — почему-то удивилась она, ощущая себя при этом полной идиоткой. — Тебе никогда не делали минет?

— Да ты что? Конечно, делали! — Теперь пришла очередь ему удивляться. — Но то, совсем другое…

— Да, другое. Ты почувствуешь разницу. Ведьма я или нет… — И Линда до самых гланд заглотила его эрегированное естество.

Ярослав сдался без боя. И после активных движений губами и языком Линда посмотрела на его в полном смысле мужское достоинство, с удовлетворением заметив на нём маленькую прозрачную капельку.

Линда вновь начала ласкать Ярослава, ощущая себя стопроцентной альфой. И когда его член превратился в каменный поршень, говорящий о скорой и неминуемой развязке, раздался оглушительный звонок в дверь.

— Нет! — рявкнул во всё горло Ярослав, напугав её больше, чем сам звонок. — Когда же это закончится?!

Со злостью застёгивая на ходу джинсы, леший отправился на улицу открывать дверь.

Увидев в окно входящего во двор Стаха, Линда испугалась. Она быстро привела себя в порядок и пошла встречать незваного гостя. Нужно было срочно разрулить ситуацию, ведь Ярослав даже и не попытался скрыть своего недовольства.

Ей хватило одного взгляда, чтобы понять: атлант принёс нехорошие вести. Поэтому она, не выдержав, тут же выпалила:

— Что случилось?

— Роксана вот-вот потеряет ребёнка. Моего сына! Мы не можем больше тянуть. Если ты согласна, надо выдвигаться немедленно, если нет… я должен вернуться.

— Я буду готова через пятнадцать минут. Вещи свои только покидаю в чемодан. — Не помня себя, Линда рванула собираться. Но когда она пролетала мимо Ярослава, тот ловко схватил её за локоть.

— Стоять. — Он развернул её к себе лицом и сквозь зубы процедил: — Хотя бы для приличия посоветовалась со мной.

— Ярослав, какие тут приличия? Ты же слышал, что случилось!

— Если хотите провернуть эту чертовщину, то вези свою жену сюда. Линда не выйдет из этого дома, — сухо обратился к атланту Ярослав.

Стах, глядя ему прямо в глаза, спокойно заметил:

— Исключено. Это будет проводиться в охотничьем домике Шахонских. Через час туда съедутся несколько десятков колдунов и ведьм. Приехать сюда рискнут лишь единицы. Потому что о твоём лесе и вашем городе идёт нехорошая молва.

— Рад это слышать. Но я не отпущу Линду с тобой.

Она смотрела на лешего и понимала, что он не уступит. Нужно было срочно найти какой-нибудь компромисс, иначе весь гнев атлантов упадёт на голову Конте. Да и её не минует сия чаша…

— А я что, не имею права голоса? У меня такое чувство, что вы решаете всё за меня! — Линда выдернула свой локоть из цепкого захвата лешего и с вызовом посмотрела на него.

— Я тебе и слова не сказал, когда ты согласилась на это колдовское безумство. Теперь я буду принимать решения, особенно когда это касается твоей безопасности. Ведь сестрица твоего колдуна начнёт охотиться на тебя как сумасшедшая! А в том атлантском логове я тебе не защитник, — с горячностью высказался Ярослав.

В словах лешего скрывалась железная логика, и она не могла этого не признать. Да ей и самой хотелось провести эти тяжёлые три месяца здесь, рядом с ним. В этом доме действительно было безопаснее всего. Ведь Ярослав чует колдунов за версту, а ещё его «сторожевые» медведи вместе со всем его кланом в придачу.

А вот тут она должна постараться, чтобы, как говорится, и рыбку съесть… Давненько она не включала хитрую ведьму. Ту самую, которая могла обвести любого мужика вокруг пальца.

— Ярослав, не волнуйся, будет так, как ты хочешь. Только ты противоречишь самому себе. Говоришь, что тебя волнует моя безопасность, в то же время подвергаешь меня огромному риску!

— Ты это про что? — Леший хмуро посмотрел на неё.

— В этот дом рискнут приехать самые смелые и отчаянные чародеи. А таких среди них, поверь мне, очень мало. Колдуны не привыкли рисковать собственной шкурой. Чужой — это, пожалуйста, а своей никогда в жизни.

А чем меньше будет колдунов, тем меньше будет магической энергии. И заклинание может обернуться катастрофой, в первую очередь для меня и малыша.Книголюб.нет

— И что ты предлагаешь? — с тревогой спросил Ярослав.

Ага! Повёлся медвежонок. Даже не пришлось строить несчастные глазки, как у того кота из «Шрека».

— Я предлагаю сделать всё в охотничьем домике. Ты, конечно, будешь поблизости. А потом я, уже беременная, вернусь вместе с тобой сюда. И ты все три месяца будешь охранять меня как зеницу око. Лучшего компромисса я не вижу, — бодрым голосом закончила Линда, обращаясь к своим мужчинам.

Последовала пауза. Линда с выпрыгивающим из груди сердцем смотрела то на атланта, то на лешего, делая при этом наивное лицо. А они почему-то молчали…

— Ладно, я конечно не в восторге от такого расклада. Но это единственный вариант, устраивающий обе стороны. Я правильно понял? — Леший вопросительно посмотрел на Стаха.

— Мой голос здесь не имеет никакого веса. Так что своё мнение я оставлю при себе.

— Атлант, а чего ты хотел? Линда — моя женщина, и находится под моей защитой.

Ух ты! Моя женщина! Мужчины все одинаковые. Распушился, словно петух гамбургский, гордо вышагивая перед соперником. Ну, пускай насладится победой, которую ему ловко подсунули.

— Я пошла собираться. Стах, подожди нас, пожалуйста, в машине, — обратилась она к атланту, так как не хотела оставлять их наедине друг с другом.


Глава 39

Когда они въехали в кованые ворота охотничьего домика, Линда посмотрела на лешего. Его лицо показалось ей недоуменным.

— Не удивляйся Ярослав, у атлантов это называется домиком, потому как усадьба нашего друга больше, чем Петродворец, — ехидно заметила она.

— Линда, перестань, — отозвался Стах, морщась как от зубной боли.

Она и сама не знала, почему вела себя так заносчиво. Но ей хотелось постоянно задевать атланта, злить его. Словно это могло заглушить её душевные муки, в которых она и сама не могла разобраться. По-видимому, это кричала её гордость, которую атлант растоптал в угоду своим амбициям и семейному долгу.

Роксана действительно выглядела хуже некуда, тем не менее, удостоила её лёгким кивком головы в знак приветствия. Как ни странно, но сюда соизволила приехать и сама Василиса — мать Стаха! Она оказалась более благосклонной и даже одарила Линду лёгкой улыбкой.

Перед самым началом заклятия, когда гостиную уже заполнила разношёрстная публика магического мира, Ярослав отвёл её в сторону и прошептал на ухо:

— Линда, может, передумаешь? Ну их, этих атлантов. Поедем сейчас домой, заедем в нашу кафешку… — Глаза лешего горели такой надеждой, что она растерялась. Ведь никто и никогда не переживал за неё так, как он.

— Ярослав, не волнуйся, всё будет хорошо. Смотри сколько здесь магов!

— Вот это меня больше всего и напрягает. Ладно, я буду ждать тебя на улице. Ещё немного и меня стошнит от этой колдовской вони.

Он поцеловал её в лоб, как ребёнка, и быстро пошёл к выходу. А Линда взгромоздилась на большой стол, стоящий посередине огромной гостиной, и приготовилась. Когда рядом с ней улеглась и Роксана, колдуны окружили стол и затянули приготовительное заклинание. И тут она увидела его. Колдун подошёл и, посмотрев ей в глаза необыкновенно ласковым взглядом, нарисовал ей на лбу магический знак. Какой именно, она понятия не имела, так как сама узнала о королевской беременности сравнительно недавно.

— Линда, ничего не бойся. Больно не будет. Сначала ты провалишься в полусон, а потом полностью отключишься. Ненадолго. Повторяй за мной слова заклинания.

Колдун низким голосом произнёс чертовски сложное заклинание, а она старательно его повторила. Когда Конте замолчал, она вдруг с ужасом поняла: произошло что-то из ряда вон выходящее. Внезапно Линда почувствовала своей ведьминской интуицией такое зло, от которого у неё тотчас затряслись поджилки. По комнате пронёсся шум — это вдруг одновременно забубнили все собравшиеся.

Что происходит? Ведь королевская беременность не имела ничего общего с тёмными силами! Линда не могла разобрать их слов, но по интонации становилось ясно, что многие выказывают своё недовольство. Колдуны и ведьмы перешёптывались, с ужасом поглядывая на неё. Один лишь Конте стоял, молча, и смотрел на неё странным, каким-то потухшим взглядом.

Подошли Стах и Василиса. Они переговорили с Конте, причём колдун также, как и остальные чародеи, выразил им свой протест. Да в такой форме, что Линда просто поразилась его несдержанности. Таким она его ещё не видела. Но как она не старалась, состояние, которое колдун назвал полусном, не позволило ей вникнуть в суть их разговора.

Почему все обсуждают её, а она понятия не имеет о чём идёт речь?!

И когда она захотела позвать Конте, колдун вдруг сам подошёл к ней с подавленным видом. Он положил руку ей на голову. Поглаживая её волосы, словно лаская кошку, он прошептал ей на ухо:

— Знаю, ты меня за это возненавидишь, даже проклянешь. Но я это делаю только ради тебя, так как знаю, что для ведьмы это единственно верное решение.

— Конте… Макс, что происходит?! Почему ты говоришь мне эти странные вещи? — заплетающимся языком спросила она. Но в этот момент колдун дотронулся двумя пальцами до её лба, и картинка перед глазами начала расплываться…

Очнулась Линда от того, что кто-то нежно гладил её ладонь. Приоткрыв глаза, она увидела сидящего рядом с ней Ярослава. Леший ласково ей улыбнулся.

— Очнулась? Всё уже позади. — Он помолчал, после чего соизволил пошутить: — Знаешь, в этой суррогатной беременности есть даже плюсы. Ведь ты научишься правильно себя вести, правильно питаться. А когда мы решим завести собственного малыша, ты уже будешь в этом деле ас.

Его улыбка стала ещё шире, а она вместо комментариев лишь страдальчески подкатила глаза. Помолчав немного, леший добавил:

— Ты сейчас похожа на груженую баржу.

Линда с ужасом опустила взгляд вниз и увидела возвышающийся большой живот.

— О нет! Только не такой огромный!

— А будет ещё больше, — с каким-то садистским удовлетворением заметил леший.

Кажется, убедившись, что с ней всё в порядке, он над ней потешался! Странно, почему к ней не подошёл Конте? Хотя, пока рядом с ней леший, он вряд ли появится на горизонте.

— Я хочу домой, — прошептала Линда и сделала попытку подняться.

Ярослав тут же подхватил её и осторожно опустил со стола на пол. Её тотчас замутило. Линда прикрыла глаза и вцепилась в руку лешего, чтобы не упасть.

— Тебе плохо? — с тревогой спросил Ярослав, заглядывая ей в глаза.

— Не то чтобы… Да, мне хреново, — окончательно определилась она.

Несмотря на своё состояние, Линда отметила про себя, что леший не сделал ей замечание. А ведь он не выносил, когда она так выражалась.

Появившийся из неоткуда Стах окинул её с головы до пят внимательным взглядом и заметил:

— Конте предупредил, что могут появиться недомогание и слабость. Скоро это пройдёт, если, конечно, это не связано с самой беременностью.

— Могут появиться… — недовольно пробурчала она. — А сам он не мог появиться? Даже не поинтересовался, как я себя чувствую.

— К сожалению, ему нужно было срочно уехать, — спокойно ответил атлант.

Через полчаса они с Ярославом уже ехали обратно домой в её джипе.

Линда действительно ощущала себя огромной неповоротливой баржей. Все её движения казались ей какими-то замедленными и неуклюжими. Вероятно, так оно и было. Даже на пассажирское сидение она залезла с огромным трудом!

— Честно говоря, я не ожидала, что будет так сложно, — заметила она, задумчиво рассматривая движущийся за окном лес.

— Уже жалеешь, что согласилась? — с сочувствием спросил её леший.

— Нет, что ты! Но ты не представляешь, каково это для молодой ведьмы так выглядеть! Я всю беременность просижу в лесу, чтобы меня никто не видел.

— А, ты об этом. Привыкла крутить хвостом. Зато я чувствую себя очень спокойно, зная, что теперь мужики не будут провожать тебя взглядом. А если серьёзно, беременность тебе к лицу.

— Скажешь тоже! — недовольно фыркнула она.

Неожиданно леший затормозил.

— Давай прогуляемся, — предложил он и вылез из джипа.

— Нашёл время для прогулок. Я устала и хочу отдохнуть.

— Вот для этого мы и остановились. Помнишь, я обещал научить тебя подзаряжаться без помощи секса?

— Поведёшь меня к магическому треугольнику? — предположила Линда.

— Нет, не рискну. Ведь в тебе находится маленький атлант. А священные деревья реагируют на них так же, как и на колдунов.

Деревья, как и люди, бывают энергетическими вампирами и, наоборот, донорами. К последним относится дуб, он лидер по этой части, а также берёзы, липы, акации, тисы и клёны. Причём они делятся на мужские и женские. Такие как калина, липа и акация — предназначены для слабого пола, остальные для мужчин. Но ведьме, как мне кажется, больше подойдёт дуб или тис.

Находишь на какой-нибудь опушке одиноко стоящее дерево, чем старше, тем лучше. И чтобы в радиусе десяти метров от него не было других деревьев. Ведь они, как люди: по-настоящему сильное дерево всегда одиноко. Те, которые теснятся — энергетически слабы. Поэтому они и нуждаются в подпитки друг от друга. Короче, всё как у людей.

Подойди к дереву и мысленно попроси его о помощи. После чего прислушайся к себе и найдешь там ответ. Если почувствуешь какое-то противоборство или нежелание, ищи другое дерево. Значит, вы не подходите друг к другу. Всё как у людей…

— Дурдом! Я должна разговаривать с деревом?

— А что тут такого? У них, как и у людей есть душа. Они также как и мы болеют, страдают, чувствуют, только лишь не умеют разговаривать вслух.

— А как умеют? Мысленно, что ли? — с насмешкой спросила Линда.

— Конечно. А если ты будешь высказываться о них с таким пренебрежением, мы и до вечера не найдём подходящее для тебя дерево…

Домой они попали часа через три. Как ни странно, от этой необычной прогулки на душе осталось тёплое и почти романтическое чувство. Ведь она научилась общаться с деревьями! И они действительно поделились с ней своей энергией! Конечно, эффект был намного слабее, чем от занятий сексом. Но и этого оказалось вполне достаточно для первого раза.

Незаметно проходила неделя, наполненная любовью, нежностью и заботой. Ведь Ярослав не отходил от неё ни на шаг! Но, несмотря на это, в глубинах её подсознания росла непонятная тревога. Линда со страхом прислушивалась к себе и понимала, что грядут перемены. Причём, очень и очень нехорошие…

Утро началось как обычно, наполнив всё вокруг прохладой и лесной свежестью. Но уже ближе к обеду начался зной, но не такой изнуряющий как в городе. Далеко в лесу прокричала кукушка, вызвав непонятную тоску. Но неожиданный звонок на входной двери развеял все её тревоги. Ярослав пошёл открывать дверь, а она по-быстрому прихорошилась перед зеркалом, стараясь не смотреть на свой живот.

Войдя в гостиную, Линда остолбенела: на диване сидела её сестра-близнец и смотрела на неё каким-то сострадательным взглядом.

И зачем, спрашивается, она припёрлась? Неужели опять будет что-то просить?

Линда нацепила приветливую улыбку и мило с ней поздоровалась. Но, несмотря на благие намерения, у неё неожиданно вырвалось:

— Только не говори, что случайно проезжала мимо.

Сара смущённо улыбнулась и пролепетала:

— Я приехала поблагодарить и выразить тебе сочувствие.

— Это, по какому поводу? — поинтересовалась Линда, ощущая, как в висках начинает гулко стучать кровь.

— Как же! Ведь ты пожертвовала собственным ребёнком ради спасения Конте, да и не только его! Ведь у Роксаны вряд ли будут ещё дети, а вы молодые, здоровые… Да и, честно говоря, такие деньжищи тоже на дороге не валяются. Не вечно же вам жить в лесу. А с ними вы можете осесть в любом городе мира!..

Голосок Сары звенел откуда-то издалека, словно надоедливый комариный писк. Перед глазами Линды всплывали воспоминания того дня, и все непонятные ей до сего момента детали выстраивались вполне логическую цепочку. Непредвиденная задержка в начале обряда, недовольство чародеев… Ведь все сразу же поняли, что она беременна, и что заклятие Алисы Кителер попросту убьёт её собственного малыша, освобождая место атлантскому кукушонку!

«Ты меня проклянёшь», — эта фраза Конте становилась теперь предельно понятной. Как он мог с ней так поступить?! Вернее, как они, ведь Стах тоже был в курсе!

Как ни странно, слёз не было. Она просто ощущала внутри себя такую пустоту, словно её душа враз превратилась в выжженное бескрайнее поле.

Линда не заметила, как Ярослав выпроводил гостью. Очнулась она лишь от его холодного требовательного голоса:

— Когда ты собиралась мне всё рассказать? Скорее всего, никогда.

— А если я скажу, что сама была не в курсе, что меня обманули? — Линда и сама удивилась, насколько это прозвучало неубедительно.

— Ведьма? И не знала?! С тобою всё ясно: ты и раньше не допускала мысли о своём возможном материнстве. Но ты прекрасно знала, как к этому отношусь я… Неужели ты думала, что я смогу тебе это простить?

Линда стояла и с отчаянием смотрела в его почерневшее от горя лицо.

Да, знала. Поэтому никогда не поступила бы так с ним. Но разве это сейчас имеет какое-нибудь значение? Ведь Ярослав уже всё для себя решил…

— Как вы мужчины быстро меняете своё мнение о нас. А ведь совсем недавно ты поддерживал меня и говорил, что у меня золотое сердце, — горько усмехнувшись, безжизненным голосом заметила Линда.

— Я и сейчас так считаю. У тебя действительно вместо сердца холодный кусок золота. Деньги для тебя всё.

Я сейчас уеду на несколько часов. А когда вернусь, чтобы тебя здесь уже не было. Слышишь, ведьма? Убирайся к своему атланту, или колдуну. Честно говоря, мне уже наплевать, к кому ты поедешь.

Ярослав быстро вышел из гостиной, оглушительно хлопнув за собой дверью…

И Линда окончательно поняла, что её счастливая жизнь заканчивалась также неожиданно, как и начиналась.


Глава 40

Долгое время Линда сидела абсолютно неподвижно, уставившись в одну точку. Слёз уже не было, кажется, они у неё просто закончились. А в лесу далеко-далеко надрывно и печально кричала кукушка.

Вот тебе и ку-ку! Всё-таки накликала беду на её голову. Конечно, она готовилась к чему-то плохому, но чтобы вот так… Да ещё её внутренний голос интонацией истинной ведьмы злорадствовал, постоянно повторяя одно и то же: «А я говорила, я предупреждала».

Линда решительно встала и тут же опять села, быстро зажав рот рукой. На какой-то миг ей показалось, что её стошнит.

По всей видимости, это уже не последствия заклятия, это такая беременность. Ведь у некоторых токсикоз продолжается, чуть ли не до самых родов! И, понятное дело, она оказалась в числе этих везучих! Ещё один минус до полной кучи.

Стараясь не делать резких движений, Линда подошла к шкафу. Она открыла его дверцы и критическим взглядом окинула свой гардероб. Для убедительности просмотрела каждый наряд, передвигая вешалку за вешалкой.

Ненавязчиво вырисовывалась ещё одна проблема — ей нечего было надеть! И это не просто женский каприз, который обычно сопровождается этой фразой. Ей действительно, реально нечего надеть! Ведь в её гардеробе отродясь не водились балахоны и прочие чехлы от танков. Она всегда подчёркивала свою фигуру, а не скрывала её.

Честно говоря, Линда всю неделю проходила в огромной футболке Ярослава, совершенно не парясь о своём внешнем виде. Но не могла же она в таком виде отправиться в город! Недолго думая, она опять надела коктейльное платье в стиле «а-ля Наташа Ростова», которое купила на одну тематическую вечеринку. Именно в нём она и была на обряде, предвидя появление своего беременного живота.

Линда как в тумане покидала свои вещи в чемодан и отнесла пожитки в джип. Взяла телефон и трясущимся от волнения пальцем нашла в контактах номер Веры. Она единственная, к кому Линда могла обратиться за помощью в этом городе. Ведь они даже подружились, пока девушка набиралась сил в доме лешего.

Линда вкратце поведала Вере о своей ситуации, списав это на взаимное непонимание с Ярославом. Особенно сложно оказалось объяснить ей появившуюся загадочным образом беременность. Но и тут Линда выкрутилась, сказав, что она уже приехала сюда беременной, просто умело скрывала это. И что именно из-за этого у них с Ярославом случился конфликт.

После горячих объятий, утомительных расспросов и женских охов вздохов они наконец-то подъехали к магазину.

— Так я сама буду покупать тебе платье? — удивилась Вера, поняв, что Линда и не собирается выходить из автомобиля.

— Ну конечно! Зачем бы тогда я тебя просила! В вашем чёртовом городишке новость о том, что беременная ведьма покупала себе платье разнесётся за час. А я бы не хотела светиться.

Через некоторое время Вера вышла из магазина и довольная уселась на переднее сидение.

— Это лучшее, что я нашла для беременных, — сообщила она и протянула ей обновку.

Даже через прозрачную упаковку становилось ясно, что одна расцветка способна вызвать у неё взрыв мозга. Поэтому Линда молча взяла у неё платье и бросила его на заднее сидение.

— Даже не посмотришь, что я тебе купила? — спросила удивлённо Вера.

— А что тут смотреть, и так всё ясно. Беременным нельзя волноваться, — спокойно отозвалась Линда, отъезжая от тротуара.

— И куда же ты теперь? — грустно поинтересовалась Вера.

— Сама не знаю. — И это был её самый честный ответ на протяжении последнего часа.

— Слушай, а если я тебе кое-что предложу? У меня тут в нескольких километрах от города есть дом. Вернее, домик. Сразу предупреждаю, что он очень старый, остался от моей бабушки. Деревенька маленькая, живут три-четыре бабки и всё. Вокруг лес. Самое лучшее место, чтобы спрятаться.

Линда даже притормозила, настолько её заинтересовало это предложение.

А что, возможно, это и есть выход. Определённо в этом что-то есть. Пока атлантовские холуи будут искать её во всех аэропортах, железнодорожных вокзалах и везде, где только можно, она преспокойно переждёт этот бум прямо у них под носом! А через месяц улизнёт отсюда, куда глаза глядят…

— Показывай дорогу. И чтобы я без тебя делала! — повеселевшим голосом произнесла Линда, глядя на подругу.

Деревенский дом оказался даже не домиком, а откровенной хибарой или избушкой на курьих ножках.

— Ух ты! Вот это экзотика! А, случайно, баба Яга не прилагается? — со смехом поинтересовалась Линда.

— Я тебя предупреждала.

— Да я готова сейчас жить и в собачьей будке, а это всё-таки дом.

— Линда, может, ты всё преувеличиваешь? Ярослав хороший, он отойдёт и простит. Ведь он тебя любит. Я это сразу поняла, как только увидела вас вместе.

— Нет, не простит. Мужчины такого не прощают.

— Любящие прощают.

Когда она отвезла Веру домой, а потом вернулась назад в эту халупу, ей стало вдруг очень одиноко. Она осторожно присела на подозрительный стул и заплакала навзрыд. А когда от души проплакалась, то решила для себя, что это её последний нервный срыв. Отныне она будет вести себя как ведьма, которой нанесли непоправимый вред. Поэтому, с этого момента всех своих обидчиков она заносит в личный чёрный список. И беда тому, чьё имя там окажется…

Линда сходила за водой и достала из джипа керосинку. Пощёлкала выключателем на стене — безрезультатно. Да здравствует первобытный образ жизни! Хорошо хоть неподалёку она заметила небольшую речушку, можно будет там купаться.

Без электричества, конечно же, плохо, но ей всё равно нельзя пользоваться ни ноутбуком, ни сотовым, иначе сыскари Стаха быстро её вычислят. Поэтому нужно сделать нужные звонки, пока не села батарейка.

Линда нашла в контактах номер своей ведьмы-осведомительницы, которая добровольно жила в гареме у Константина, и нажала на вызов. Алёна ответила сразу же и, судя по голосу, очень обрадовалась звонку. Ещё бы! Ведь это говорило о скором денежном пополнении её кошелька. Правда, на этот раз платёж мог затянуться на неопределённое время, но девушке об этом знать не следовало…

Поболтав с ней немного на посторонние темы, Линда вскользь поинтересовалась об обстановке в усадьбе. И бальзамом на её израненную душу прозвучал рассказ о том, что родовое атлантское гнездо словно взбесилось. Ведь Роксана уехала с животом, а приехала обратно уже без него!

Для надёжности хорошенько припугнув Алёну (ведьмы народ ненадёжный), Линда поручила ей написать письмо Стаху. Честно говоря, это и письмом-то нельзя было назвать, всего лишь одна строчка. Но зато какая! Эта фраза вызовет у атланта намного больше эмоций, чем целый роман.

«Жизнь за жизнь», — решительно выдохнула Линда в телефон, и её пальцы непроизвольно сжались в кулаки так, что она чуть не раздавила сотовый.

Сегодня или завтра Алёна подкинет это письмо Стаху и начнутся его чёрные деньки. Он надолго забудет обо всех прелестях жизни. Вот тогда не поздоровится всем окружающим, включая и его дражайшую супругу.

Жить в таком свинарнике Линда не собиралась. Поэтому она приводила в порядок дом, что само по себе уже выглядело чудом. И при этом надеялась, что это занятие позволит ей забыться. Но не тут-то было! Лицо Ярослава постоянно всплывало у неё перед глазами, заставляя мучительно сжиматься сердце. Единственное, что позволяло ей хоть немного приглушить боль — это жажда мести. Она представляла себе, как злиться Стах, как страдает Роксана и как мучается угрызениями совести Конте, и на душе сразу же становилось теплее…

Каждым ранним утром она вставала с ужасной постели и спешила к речке. Это и было её единственным развлечением в этой глухомани. Затем она шла к бабушке

— единственной владелице коровы, которая жила неподалёку, и покупала у неё литр молока. И пускай Линда никогда не увлекалась молочной кухней, но на свежем воздухе и при хорошем аппетите она стала большой поклонницей этого натурпродукта.

Линда с тоской посмотрела в маленькое оконце и поймала себя на мысли, что с момента расставания с Верой прошло только шесть дней! Но они показались ей вечностью… Вдруг с улицы раздался скрип калитки. Затем открылась входная дверь, и её глаза встретились с колючим взглядом. Конте!

Они оба застыли как два каменных изваяния, и только оглушительный пульс в ушах напомнил ей, что она ещё жива. Колдун шагнул ей навстречу, и Линда тотчас выхватила из-под подушки пистолет.

Её палец лежал на курке, и она направляла свой ТТ прямо ему в грудь! Мысленно умоляя Великую Магию, чтобы она не позволила случиться непоправимому, Линда как завороженная смотрела в его серые бездонные глаза.

— Будешь стрелять? — процедил сквозь зубы Конте и сделал ей навстречу ещё один шаг. — Только сразу в сердце. Ты же знаешь, какие колдуны живучие.

— Не приближайся! — надрывным голосом выкрикнула Линда.

Несмотря на её угрозы, колдун медленно подошёл к ней и нарочно прислонился грудью к смертоносному стволу.

Не сводя с неё пристального взгляда, он спокойно заметил:

— Стреляй. Мне уже нечего терять. Ведь в твоих глазах я вижу только ненависть и страх. Для меня жизнь и так превратилась в сплошной ад.

Он стоял, даже не делая попыток выхватить у неё пистолет. Словно бы готовился к неминуемой смерти, словно бы ждал её как избавления…

Как они дошли до такого? Ведь совсем недавно колдун был для неё самым близким человеком в её жизни! Так почему из-за проклятых атлантов они стали врагами?

В душе разлилось еле сдерживаемое тупое отчаяние. Она обречённо бросила ТТ на кровать. И тут же к горлу подкатила такая невыносимая тошнота, от чего перед глазами всё потемнело. Она покачнулась, и если бы Конте не подхватил её, упала бы с грохотом как мешок с картошкой.

— Линда, дыши носом. — Колдун уложил её на кровать и принёс ей воды. Она сделала несколько глотков, слушая, как её зубы выбивают дробь о металлический край кружки.

Однако! Оказывается это совсем не просто держать на мушке близкого тебе человека! А ведь ей не впервой отнимать жизнь… Линда откинулась на подушку и уставилась в потолок.

Колдун взял её нежно за руку.

— Линда! Тогда я был уверен, что поступаю правильно. Сначала меня это ужасало также, как и других чародеев. Но потом, представив тебя в роли матери… Причём я ещё ни разу не слышал, чтобы ведьма рожала от лешего. Недаром же наша Великая Магия не позволяет ведьмам забеременеть от колдуна или атланта, а только от человека! А леший ведь тоже, по сути, не является человеком. Ты забеременела только благодаря их лесной магии. А ей я не доверяю больше, чему твоему лешему.

— Какое вы имели право принимать решение, касающееся только меня и Ярослава?! Это был наш ребёнок, а вы его хладнокровно убили! И ты думаешь, я смогу это понять и простить?

Но вам показалось этого мало, и вы решили пойти ещё дальше. Взяли и подослали ко мне мою ненаглядную сестрицу. Которая представила всё так, будто я добровольно пошла на убийство собственного ребёнка из-за денег! Я прекрасно понимаю Ярослава. Ведь он меня прогнал, как последнюю собаку. Да я и сама поступила бы также.

Что вытаращился на меня? Хочешь сказать, что ты не в курсе?

Колдун молчал. Лишь двигающиеся на скулах желваки говорили о его состоянии.

— Линда, я понимаю, что честный колдун — это мёртвый колдун. Но хотя бы выслушай меня. Загляни в своё сердце и скажи, мог бы я тебя так обманывать. С ребёнком — да, признаю, это было ошибкой. Но что касается всего остального, я и понятия не имел об этом! Поверь мне!

Колдун открыто смотрел на неё. И где-то в потаённой глубине его серых загадочных глаз она видела своего прежнего Конте.

— Скажешь, что и Сару ты от меня скрывал ради моего же спокойствия? Почему именно она? Тебе других девок было мало?

— Потому что другие не похожи на тебя. А Сара… — Конте запнулся и посмотрел в окно. — Я и раньше замечал, что вы похожи лишь внешне. А после того, что ты мне про неё рассказала… Наверняка это работа Роксаны. Она переживает за сына. Поэтому таким способом решила вернуть тебя в охотничий домик.

— Неужели она думала, что после всего я вернусь к ним?! С ума сойти!

И, я тебя поздравляю. Ты не сумел заполучить меня в качестве покорной собачонки, поэтому нашёл дешёвый аналог меня. Аплодисменты! — с горьким сарказмом прошипела она.

Колдун промолчал. Он так и продолжил с тоской смотреть в окно. И когда натянутое молчание стало просто невыносимым, тихо высказался:

— Если тебя это утешит, знай, твой леший страдает. Причём очень. Когда я его расспрашивал о том, где ты можешь скрываться, на нём лица не было. Он о тебе очень тревожится, хотя старается не показывать вида.

И знаешь, мне очень неприятно в этом признаваться, но когда я с ним разговаривал, у меня промелькнула мысль. Вот тот мужчина, подумал я тогда, который сумеет удержать тебя. Вернее, ты позволишь ему это сделать.


Глава 41

Солнце скрылось за горизонт и в её лачуге сразу же стало темно. Привычным движением она зажгла керосиновую лампу и. не обращая внимания на Конте, поставила на свою допотопную плиту молочную кашу.

Война войной, а обед обедом. Она не собирается мучиться от голода лишь потому, что к ней пожаловали гости.

— Нет, всё-таки ты удивительная. Но в эту убогую обстановку ты явно не вписываешься. Даже с этим животом ты остаёшься шикарной женщиной, и всё это не для тебя.

— Будешь предлагать мне уехать отсюда? Ведь только для этого ты сюда и пожаловал. Ведь я должна быть всегда под рукой, чтобы вы могли меня контролировать. Ведь я теперь священный сосуд! А после того, как из меня вынут этого атлантского кукушонка, моя жизнь и ломаного гроша не будет стоить.

— Ты мне так и не поверила, — удручённо заметил колдун.

— Я верю только себе.

Когда Конте уже садился в автомобиль, Линда не выдержала и задала ему вопрос, который мучил её с того самого момента, как она его увидела.

— Как ты меня нашёл?

— Я знал, что ты не сумеешь расстаться с моим подарком, — усмехнулся колдун и показал на её запястье.

— Но ведь он серебряный! И не представляет большой ценности. В смысле, как драгоценность.

— А ещё ведьма. — Колдун демонстративно вздохнул. — Вон тот камушек, который в глазу у одной из змеек, стоит примерно как три твоих джипа.

— Правда?! — Она с изумлением рассматривала обыкновенный на вид камень, который немного отличался от всех остальных…

Наконец-то его внедорожник скрылся за поворотом. Линда вошла в дом и от отчаяния со злостью пнула старенький табурет.

Чёрт возьми! Завтра нужно искать новое убежище. А самое главное — необходимо избавиться от джипа.

Легла она с тяжёлым сердцем и долго не могла заснуть, прокручивая в голове прошедший день…

Перед самым рассветом Линда проснулась от непонятной нарастающей тревоги. Долго лежала и смотрела невидящими глазами в темноту. А за окном уже серело. Изредка раздавались робкие крики птиц, и где-то вдалеке разливалось мелодичная трель соловья.

Линда встала и вышла на улицу. Зябко. Утренний туман поднялся над речкой и завис над кустарниками сизой дымкой. Сама не зная почему, она пошла туда, откуда раздавалось соловьиное пение. Но не прошла и нескольких метров, как увидела на дороге два силуэта.

Они шли молча. Из-за тумана и предрассветного сумрака их фигуры едва просматривались. Судя по расплывчатым очертаниям, это были мужчина и женщина. Спрятавшись за дерево, Линда терпеливо ждала, когда незнакомцы подойдут поближе и появится возможность их рассмотреть. Причём колдовское чутье ей подсказывало, что они неспроста пожаловали сюда среди ночи.

Когда эта парочка поравнялась с деревом, за которым она пряталась, Линда едва не выдала себя. Она непроизвольно ахнула, и её сердце чуть не выскочило из груди от страха. Чудом сдержалась, а ведь хотелось завопить во всё горло от отчаяния и безысходности. Так как женщина в тумане оказалась той самой ведьмой, которую Линда видела через стекло кафе! Тогда они с лешим в первый раз увидели друг друга, и он безошибочно признал в этой девушке чародейку.

Лиза! Сестра колдуна, она всё-таки её выследила! Вероятнее всего, её к ней привёл сам Конте. Наверное, сестра проследила за братом, так как узнала, кого он разыскивает. Как и предположил Ярослав, Лиза начала на неё охоту. И эта травля беременной ведьмы, по всей видимости, подходила к концу…

Линда дождалась, когда они отойдут от неё на безопасное расстояние, и в ту же секунду побежала в лес как сумасшедшая. Но с таким пузом особо не побегаешь, поэтому минут через пять она остановилась в полном изнеможении, панически хватая ртом воздух.

Нужно успокоиться и трезво взглянуть на ситуацию. Она одна в лесу, в нелепом халате, без документов и денег. Прямо уроки по выживанию, да и только! Совсем скоро Лиза опять возьмёт её след. А вдруг эта ведьма способна находить её по атлантскому детёнышу, то есть по её беременности? Что тогда? Ведь Лиза не уступает в колдовской силе своему брату.

Линда сняла с руки браслет (на всякий случай) и аккуратно повесила его на приметном сучке старого раскидистого дуба. Внимательно осмотрелась, чтобы хорошо запомнить это место, и быстрым шагом направилась дальше.

Если она не ошибалась, в нескольких километрах отсюда проходила трасса. Ну, а какой водила не подберёт симпатичную беременную девушку, попавшую в тяжёлую ситуацию? Лишь бы только добраться до этого проклятого города и попасть к Вере. А дальше на автобусах и такси туда, где хранился её НЗ — достаточная сумма для того, чтобы на какое-то время исчезнуть.

Но, по всей видимости, она всё-таки прогневала чем-то Великую Магию. Так как примерно через час Линда почувствовала за собой погоню. Поэтому она лихорадочно прочитала заклятие, позволяющее на короткое время стать ушами и глазами какого-нибудь живого существа.

И вот она уже смотрела вниз с высоты птичьего полёта, так как переместила часть своей колдовской силы в первую попавшуюся ей на глаза птаху. Вскоре Линда с огромным трудом заметила сквозь плотную крону деревьев своих преследователей. Как и следовало ожидать, они передвигались гораздо быстрее, чем она. Да они буквально дышали ей в затылок!

Линда бежала что есть силы, совершенно не обращая внимания на то, что колючий кустарник впивался ей в ноги. Она смотрела по сторонам и с ужасом понимала: как бы сильно она не старалась, но в её интересном положении физически невозможно убежать от двух молодых и здоровых чародеев.

Вдруг прямо у неё за спиной треснула ветка, и Линда невольно обернулась. Симпатичная девушка подбежала к ней и остановилась рядом, поглядывая на неё торжествующим и каким-то хищным взглядом. Узкое точёное личико, до боли знакомые серые глаза и чёрные как смоль волосы. Сестрица оказалась очень похожей на своего брата, такая же красивая и такая же опасная.

И только чародейка подняла руку, чтобы произнести какое-то заклинание (только бы не псов ада), как совсем рядом раздалось оглушительное звериное рычание. Не успела Линда и опомниться, как из-за деревьев выскочил громадный медведь и моментально вцепился зубами в шею молодой ведьмы. Не прошло и секунды, как около Линды уже лежало бездыханное женское тело.

Она в ужасе подняла глаза и встретилась со звериным взглядом…

— Линда, солнышко, открой глаза, — раздался совсем рядом с ней такой знакомый и такой родной голос.

Она с огромным трудом выполнила эту просьбу и тут же утонула в волнующих, светящихся безграничной заботой глазах. Ярослав улыбнулся и взял её за руку.

— Как ты меня напугала. Кажется, из-за тебя у меня прибавилось много седых волос. — Помолчав немного, леший продолжил: — До родов поживёшь у меня. Твои дружки уже знают, где ты находишься. И пускай им это совсем не понравилось, но они вынуждены были согласиться.

Линда окинула взглядом знакомую спальню. И эта самая ужасная неделя в её жизни показалась ей на какой-то миг лишь страшным сном.

Странно. Он только что сказал, что она поживёт у него до родов. А потом что? Неужели этот дикий сон всё ещё продолжается?

Несмотря на тревожные мысли. Линда улыбнулась как можно теплее и тут же высказалась:

— Ярослав, признавайся! Ведь это был ты! Тот медведь. У него глаза светились добротой, как и у тебя!

— Ты с ума сошла. Да где же ты видела медведей с добрыми глазами? — Леший усмехнулся и нежно поцеловал её в висок. — К тому же тот добрый медведь убил девушку.

Линда почувствовала себя так, словно её обвели вокруг пальца. Но с тем зверем явно было что-то не так!

— И всё-таки ты меня обманываешь. А откуда ты знаешь, что…

— Девочка моя! Ты очень странная, даже для ведьмы. Возможно, когда-нибудь я расскажу тебе и об этом.

Он наклонился к ней и поцеловал её в уголок губ. А Линда, не помня себя от радости, обвила его шею руками. После чего впилась в него неистовым поцелуем, забыв о тех страшных днях и об этом проклятом животе. Вдобавок леший ответил ей с такой горячностью, словно и сам с нетерпением ждал этого момента.

Его язык дарил ей умопомрачительное наслаждение. Линда тонула в этой нежности и в то же время сгорала от его уже довольно смелых ласк. Ярослав осторожно покусывал её затвердевшие соски, при этом нежно сжимая её налившиеся от беременности груди.

Неожиданно он отстранился и посмотрел на неё каким-то отчаянным взглядом. После чего почти шепотом произнёс:

— Мы не должны. Это как последняя агония, делаем себе только больнее.

Линда посмотрела на него, отказываясь верить в происходящее, и тихо спросила:

— Получается, мы так и останемся словно чужие? А как же то, что ты позволил мне жить у тебя? Я думала, что…

— Нет, Линда. Я же не обещал тебе, что буду жить с тобой всё это время. Ты тут останешься одна. Но не волнуйся, ты ни в чём не будешь нуждаться. Ещё одно, чуть не забыл…

Ярослав достал что-то из кармана и протянул ей. Он перевернул её руку и положил ей на ладонь её серебряный браслетик, который она оставила на дереве. Украшение вылилось серебряной струйкой и осталось лежать, сверкая блестящими миниатюрными фигурками.

Леший грустно улыбнулся и молча вышел из спальни.

Так… Рано радоваться. Кажется, она ещё спит и этот кошмар всё ещё продолжается…


Глава 42

Дни мелькали один за другим, а у неё до сих пор не было и маломальского приличного плана мести. Убийство крохотного атланта отметалось автоматически. Она была ведьмой, а не детоубийцей. В то же время Линда прекрасно понимала, что бороться с атлантами — очень неблагодарное занятие, но и оставлять всё как есть, она не могла. Такое не прощается, не забывается и не лечится деньгами.

Тоска по Ярославу не оставляла её ни на секунду. Возможно потому, что она жила в его доме, где каждая вещь напоминала ей о нём. Иногда эта боль становилась настолько невыносимой, что хотелось бежать отсюда куда подальше.

В правду говорят: с кем поведёшься, того и наберёшься. Поэтому каждый день Линда гуляла в лесу, получая при этом неслыханное удовольствие. Бродила между деревьями и прислушивалась к дыханию леса. Иногда она слышала буквально в нескольких метрах от себя утробное медвежье рычание. Но она не боялась. Она доверяла лешему и верила в свою неприкосновенность.

Один раз даже рискнула приблизиться к магическому треугольнику. И, вопреки прогнозам Ярослава, деревья приняли её! Но, против неё священные дубы ничего не имели, а вот что касается её атлантского детёныша… Как только Линда подошла к одному из могучих красавцев, ощущая во всём теле прилив бодрости и силы, её плод начал активно двигаться. Но стоило ей выйти из магического треугольника, как малыш тут же успокоился. Вероятнее всего, там он испытал дискомфорт, и даже боль! Тут Ярослав оказался прав: магические деревья «любили» атлантов так же, как и чародеев. Тогда почему они среагировали на неё так, словно она не была ведьмой? В чём причина?

Больше она не мучила существо в своём животе. Как бы Линда не относилась к его родителям, к самому детёнышу у неё не было злости. Впрочем, любви тоже. Ведь каждый раз, глядя на свой живот, она вспоминала о гибели собственного ребёнка.

Сегодня она проснулась с бредовой мыслью. Встала с постели, приготовила себе завтрак. После чего взвесила все «за» и «против» и поняла, что наконец-то у неё есть план мести.

Не зря она молила Великую Магию помочь ей. Ведь до родов оставалось примерно две недели, а она не знала, что ей делать. Не могла же она родить и преспокойно забыть обо всём! Но теперь… Стах так хотел себе сына, так мечтал заполучить наследника, что даже пошёл ради этого на убийство. Но скоро он получит своё отцовство, и будет сыт им по горло…

Линда сразу же начала действовать. Сначала позвонила своей осведомительнице Алёне и выяснила, что в гареме у Константина как минимум четыре девушки беременны. К тому же, две из них ждут прибавления семейства уже в ближайшее время. Причём «ждут» — сильно сказано, так как одна из девушек, которую Константин удерживал при себе силой, собиралась оставить ребёнка сразу же после родов.

Обзвонив ещё несколько атлантских гаремов в соседних городах, Линда узнала, что имеются ещё двое потенциальных отказников. Их матери с огромным удовольствием расстанутся со своими нежеланными чадами за приличное вознаграждение. При том, что одна из беременных готовилась к родам уже в ближайшие дни, а у дрогой сроки подходили примерно через неделю. Как раз то, что надо!

Можно только догадываться, что испытывали бедные женщины, если они с такой охотой избавлялись от собственных детей. Вероятно, они даже мысли не допускали, что могут растить отпрыска своего Хозяина, своего ненавистного Властелина.

Линда всегда недоумевала, что заставляло атлантов удерживать девушек силой? Ведь с их красотой, дарованной им от потомков нефилимов, и богатством они могли бы заполучить практически любую без какого-либо принуждения! Но, по всей видимости, атлантам нужны были не просто красивые наложницы. Они жаждали абсолютной извращённой власти над ними, хотели наслаждаться их страданием и болью.

На следующий день она по телефону оговорила с этими женщинами условия сделки, после чего перевела на их карты нужные суммы. Пока что только аванс, конечно. И когда она уже заканчивала ужин, с опаской поглядывая на улицу, раздались оглушительные раскаты грома. Через мгновение за окном полыхнула молния, заставив Линду в страхе зажмурить глаза. Она тут же закрыла шторы, чтобы не видеть разверзнувшиеся небеса. Ведь после того, как её в детстве запугала бабка, она панически этого боялась.

Старая ведьма нарочно внушала маленькой Линде страх, стараясь таким образом добиться от неё абсолютного подчинения. И каждый раз как начиналась гроза, старая грымза говорила ей, что это псы ада пришли за самой непослушной ведьмочкой на свете.

Поэтому Линда залезла на кровать и свернулась калачиком настолько, насколько ей позволил это сделать её необъятный живот. И в тот самый момент, когда раздались ужасающие раскаты грома, дверь широко распахнулась, и на пороге появился… Ярослав!

— Я так и знал, что ты забилась в какую-нибудь щель и дрожишь от страха.

— А ты даже помнишь обо мне такие подробности? — с огромным облегчением отозвалась Линда.

— Всё, что касается тебя, я прекрасно помню. Да и как можно это забыть, если ты всегда при грозе кидалась мне на шею? — усмехнулся он.

— А сейчас можно? — жалобно протянула она.

— Для этого и пришёл, — ответил леший и направился к кровати.

Он сел на самый краешек, и Линда тотчас прижалась к нему, обхватив его крепко руками.

— Ты меня сейчас задушишь. Я здесь, рядом с тобой, и никуда не убегу.

Ярослав ласково гладил её по голове, словно успокаивал ребёнка. По сути, она сейчас и была маленькой испуганной девочкой, которая жаждала защиты и элементарной заботы.

Интересно, оттолкнет он её, если она честно признается ему, что хочет близости? Ради этого она может ему признаться и в любви, хотя… Нет, на такой шаг она ещё не готова. Вдруг он её деликатно пошлёт? Ведь это будет для неё такой удар, от которого она с трудом оправится. А ей сейчас нужен трезвый ум и выдержка, чтобы отомстить за себя и за их ребёнка.

Линда вдохнула такой знакомый и возбуждающий запах любимого мужчины. В глазах сразу же потемнело от желания. Поэтому Линда замерла, чтобы не выдать себя. Притихла у него на груди, слушая, как бьётся его сильное благородное сердце.

Нет, он слишком для неё хорош. Ему нужна добрая, ласковая, домашняя девушка, способная поддержать семейный очаг. А не взбалмошная непутёвая ведьма, от которой одни лишь проблемы. И нужна ли она ему сейчас как женщина? Ведь она теперь похожа на дирижабль, а не на желанную любовницу.

Линда невольно вздохнула, стараясь удержать в себе неуместные слёзы.

— А это ещё что такое? — с возмущением прошептал леший и поддел её подбородок вверх.

Их взгляды встретились и, к её ужасу, он безошибочно прочитал её мысли! После чего улыбнулся и укоризненно покачал головой:

— Линда, Линда… Беременность начисто убила в тебе ведьму. Ты стала неуверенной в себе. Где твоя роковая улыбка и искорка в глазах? Когда-то ты могла с лёгкостью проехаться по любому мужику, словно дорожный каток.

— Поэтому и перестала улыбаться, что сама стала похожа на каток, — чуть не плача прошептала она.

В ответ раздался громогласный хохот. Навеселившись вволю, Ярослав ласково привлёк её к себе.

— Дурочка моя! Ты самый соблазнительный каток на свете. — Леший нежно поцеловал её в уголок губ и посмотрел на неё.

— А ты мой медвежонок, — откликнулась Линда с несвойственной ей нежностью.

— Я же говорил! Совсем испортилась ведьма.

И тут его весёлые искорки в глазах резко потухли. Он взглянул не неё серьёзным и каким-то отчаянным взглядом, после чего поцеловал её требовательно, с едва сдерживаемым безумным порывом. А дальше их закружил вихрь безграничной страсти.

Они целовали друг друга жадно, как два любовника истосковавшиеся по взаимным ласкам. Линда слышала его тяжёлое учащённое дыхание. И она впитывала в себя его страсть и не могла сдерживать тихие стоны…

Ярослав двигался медленно, осторожно обнимая её сзади. Его большие мускулистые руки, словно две кряжистые дубовые ветви обвивали её груди и пышные упругие бёдра. Он входил в её лоно нежно, избегая глубоких и интенсивных проникновений. Наверное, поэтому она кончала мучительным и восхитительно волнующим оргазмом, который подкрался как-то незаметно без обычного страстного накала.

После того, как она пришла в себя, Линда сползла на кровати немного вниз и тут же обхватила губами его возбуждённый ствол. Ей понадобилось немного усилий, чтобы в скором времени леший с невольным стоном излился ей в рот. И вот уже кисловатый вкус собственной влаги смешался с терпким и густым от долгого воздержания семенем Ярослава.

Уснула она на груди у любимого мужчины, а утром проснулась на редкость бодрая и счастливая. Не открывая глаз, тотчас протянула руку, чтобы обнять лешего и прижаться к нему своим нелепым беременным телом. Но её ладонь опустилась лишь на примятую подушку, которая всё ещё хранила запах Ярослава…


Глава 43

М-да… Чисто английский уход. Вероятно, чтобы избежать вопроса об их дальнейших отношениях. А что тут спрашивать, и так всё ясно…

Усилием воли Линда отодвинула на задний план свои бабские переживания и принялась доводить до совершенства свой план. Позвонила Вере и уже в который раз попросила её о помощи.

Неделя прошла как один день. Тяжесть в животе стала просто неподъёмной. Поэтому, опасаясь возможных родов, Линда съездила в гаремы и забрала своих грудничков. Они появились с разницей в несколько дней, но на вид казались клонами друг друга.

Так было всегда. Все атлантские младенцы разительно походили друг на друга. Эдакие симпатичные херувимчики с белоснежной кожей и огромными голубыми глазами. Кровь атлантов, несмотря на прогрессирующее вырождение, отличалась от человеческой магической силой. Поэтому даже метисы, у которых отцом был атлант, а матерью обыкновенная женщина, абсолютно ничем не отличались от своих чистокровных братьев и сестёр. Не помогала даже генетическая экспертиза: они на самом деле становились стопроцентными атлантами. Именно поэтому в известных семействах периодически возникали скандалы, когда очередного бастарда пытались выдать за чистокровного наследника.

Зная такую особенность своего вида, атлатские старейшины строго следили за этим и не допускали появления левых атлантов. Честно говоря, этого и не требовалось. Время расставляло всех по своим местам. Так как с совершеннолетием полукровки становились похожими на своих человеческих матерей. Лишь в редких случаях на их лицах оставался след атлантской красоты. И даже кровь у них становилась со временем человеческой!

Поэтому всевозможную обслугу при атлантских домах наводняли миловидные юноши и девушки, которые до своего совершеннолетия так походили на своих хозяев. Причём в дальнейшем некоторые из них перекочёвывали в гаремы, из поколения в поколение пополняя их ряды.

А сейчас Линда направлялась домой, периодически посматривая на два свёртка, лежащих в специальных корзинах на заднем сидении. Как ни странно, но в её сердце теплилось странное и невиданное ей до сей поры чувство. Но, как ведьме, ей не дано насладиться материнством. Несмотря на это, её буквально переполняло желание заботиться об этих крохотных комочках.

Вероятно, сказывалось напряжение последних дней и гормональный всплеск. Её и раньше умиляли симпатичные котята и другие зверята, пока они не превращались в мерзких обозлённых тварей. И что из этого? По всей видимости, эта непонятная симпатия к младенцам имела те же корни. Ну, любит она мелких симпатяшек, что из этого? Вон они как уморительно двигают во сне губёнками, да ими невозможно не любоваться!

Линда размышляла о своих подопечных, радуясь, что даёт им второй шанс. Ведь сегодня судьба поворачивалась к ним своей счастливой лучезарной стороной. И если бы не её скромная персона, то этих детей ждало бы незавидное будущее в атлантском детском доме.

Вера ждала их уже с приготовленной молочной смесью. Линда виновато улыбалась, пристраивая корзины на диван:

— Потерпи немного. Это ненадолго. Я понимаю, что ты не в восторге от того, что я превращаю твой дом в детский приют, но у меня нет другого выхода.

— Ой, прекрати! Может, повозившись с этими малышами, я решусь завести своего.

— Вера тяжело вздохнула. — Но у нас тут туго с женихами, вряд ли я могу на что-то рассчитывать.

— С хорошими женихами везде туго. А для того чтобы заиметь ребёнка он и не нужен, — снисходительно заметила Линда.

— Но я же хочу, чтобы как у людей: муж, семья…

— Мужа не обещаю, а вот любовника могу подогнать. Выбирай любого. Ведьма я или не ведьма?

— Ты бы лучше о себе позаботилась. Когда с Ярославом помиришься? Лучше мужа тебе не найти.

— А я его и не ищу. Я, знаешь ли, за свободную любовь! — с иронией отозвалась Линда, бросая последний взгляд на малюток.

Через два дня атлантский приют Веры пополнился ещё одним малышом, которого Линда привезла уже из гарема Константина. Хозяйка только всплеснула руками, принимая из рук Линды очередного воспитанника.

— Ты их где-то разводишь? — изумилась Вера.

— Нет, просто атланты не могут удержать в штанах своё хозяйство.

Не успела Линда вернуться в лесной дом, как к ней пожаловал гость. Конте вошёл с каменным выражением лица и молча прошёл в гостиную.

— Линда, я за тобой. Со дня на день у тебя начнутся роды, и мы не хотели бы рисковать, — сухо объявил он.

— Конте! Не заставляй нервничать беременную ведьму. Я уйду отсюда только тогда, когда сама этого захочу.

— Я знал, что ты не согласишься. И прямо сказал об этом Стаху, — усмехнулся колдун.

— А что же он сам не приехал меня уговаривать? — Широко улыбнулась она, со злорадством представляя себе эту картину.

— Все чего-то хотят! Когда же дойдёт очередь до моих желаний? — сказал колдун и буквально прожёг её пылким вызывающим взглядом.

— У рабов не должно быть своих желаний.

Глаза Конте сузились, гневно сверкая. Он надменно вздёрнул голову.

— Я буду ждать тебя в машине. Если через полчаса ты не появишься, я вернусь и вытащу тебя отсюда силой.

Линда смотрела на захлопнувшуюся за ним дверь и лихорадочно соображала.

Чёртов Конте! Да он может сорвать её план! Но слава Великой Магии, что всё-таки он мужчина. Причём влюблённый в неё по уши…

Понимая, что будет очень нелегко его обмануть, Линда начала собирать в сумку необходимые ей вещи. Минут через двадцать она позвала колдуна, чтобы он помог ей донести поклажу до автомобиля.

— Зачем тебе столько барахла? Насколько я понимаю, ты не горишь желанием задерживаться у атлантов.

— Это вам, мужчинам, нужна только одна зубная щётка! И… Конте, если не хочешь проблем, то возвращайся один. Я сама приеду завтра утром. Обещаю.

— Какие такие важные дела могут быть у беременной, которая вот-вот родит? — Колдун с подозрением смотрел на неё.

— Абсолютно никаких. Просто хочу попрощаться с любимым мужчиной.

— Не говори ерунды! Я точно знаю, что он тебя… что вы расстались. — Линда готова была поклясться, что он оговорился нарочно.

— Расстались, а потом опять сошлись. Во всяком случае, я провела сегодня незабываемую ночь! — вздохнула она, мечтательно подкатив глаза. И сделала шаг к Конте, чтобы он мог почувствовать её совсем ещё свежий заряд сексуальной энергии.

Лицо колдуна сразу же побледнело. Но он тут же нацепил маску безразличия и с демонстративным спокойствием уселся за руль.

— Смотри, Линда. Если не появишься к завтрашнему утру…

Его внедорожник взревел и через считанные секунды скрылся за поворотом. Не успел остыть его след, как Линда тоже села в джип и поехала к Вере. Забрав у неё атлантский выводок, она направилась в усадьбу.

Когда её джип подъезжал к родовому гнезду Шахонских, была уже глубокая ночь. Сонный охранник на воротах пропустил её, лишь мельком взглянув на её живот. А она объехала огромный дом и притормозила около заднего входа.

Алёна уже ждала её, заметно нервничая. Она быстро забрала из машины две корзины с младенцами и скрылась за дверью. Третьего малыша Линда подхватила сама и направилась вслед за молодой ведьмой. Пришли они в маленькую подсобную комнату. Линда посмотрела на мирно спящих младенцев и облегчённо выдохнула.

Кажется, у неё получилось! Но долго они не смогут скрывать малышей в этой комнате. И чем раньше она освободится от своего бремени, тем лучше. А ещё она вспомнила, как Конте два месяца назад разглагольствовал о кесаревом сечении. Поэтому решила не рисковать: открыла свой чемоданчик и нашла нужный ей пузырёк. Ведь она не могла допустить, чтобы у неё отобрали младенца до того момента, как она очнётся! Она будет рожать сама, как бы ей этого не хотелось! С непоколебимой решительностью Линда сделала большой глоток зелья, вызывающего открытие шейки матки…

Боль она почувствовала сразу же, как только горькая жидкость обожгла её горло. Придерживая живот руками, Линда осторожно вышла из комнаты и направилась разыскивать Конте. Но не успела она свернуть за угол, как столкнулась в полуосвещённом коридоре с высоким мужчиной в домашнем халате. Она подняла голову и тут же остолбенела от гипнотического взгляда янтарных глаз.

Стах собственной персоной стоял перед ней и не сводил с неё пронзительно испытующего взгляда.

— Линда? Как ты здесь очутилась? Мы тебя ждали… — но он тут же умолк, видимо, заметив её состояние. — Что с тобой?

— Почувствовала приближение родов и не стала дожидаться утра. Схватки только что начались и…

Не успела она закончить, как Зверь подхватил её на руки и куда-то понёс. Промелькнул знакомый интерьер, и она очутилась в просторной белой комнате, напоминающей медицинский кабинет. Атлант осторожно поставил её на ноги. И тут она увидела специальное гинекологическое кресло, при одном виде на которое ей стало плохо. Наверное, поэтому у неё тотчас отошли воды. Она опустила голову и увидела под собой прозрачную лужу.

Стах опять подхватил её и бережно уложил на то самое жуткое кресло.

— Только не сюда! Я тебя умоляю! — Линда в панике схватилась за него руками.

— Трусиха, — сочувственно произнёс Зверь и посмотрел на неё нежным взглядом.

— Я сейчас позову Конте и его ведьм. Не бойся. Ты в надёжных руках.

Не успела она и опомниться, как рядом с ней уже стоял Конте. Он откинул с её лба прилипшие от пота пряди волос и ласково прошептал ей на ухо:

— Делай то, что я тебе говорю, и скоро станешь мамой.

Вместо ответа она удостоила его выразительным взглядом, пытаясь донести до него всю степень своего презрения.

— Я попросил бы посторонних удалиться, — обратился колдун к атланту спокойным голосом.

Стах бросил на неё обеспокоенный взгляд и молча удалился. И тут же старая ведьма, которая пришла вместе с колдуном, подошла к Линде и положила свои ладони на её огромный живот. Старушечье и без того сморщенное лицо пошло складками и она впала в транс. Но через некоторое время её глаза открылись, и она широко улыбнулась своим безобразным беззубым ртом.

— Он жив, — прошамкала старая карга довольно.

Конте на какое-то время застыл, задумчиво глядя на Линду. Потом подошёл к ней и, ласково положив руку ей на голову, тихо сказал:

— Девочка моя! Когда Стах приказал мне, несмотря на твою беременность, переместить в тебя своего сына, я сильно сомневался. Был в нерешительности: а стоит ли, вообще, спасать твоего сына? Ведь в нём сливались две силы, две Магии! Но всё же решил это сделать, только ради тебя.

Колдун говорил это с несвойственным ему волнением. Но боль и тревожные мысли не позволяли ей сконцентрироваться на его словах. Её сейчас волновало совсем другое…

Жаль, что нельзя применить заклятие забвения, чтобы убрать эту изматывающую боль. Ведь ей нужна ясная голова, чтобы завершить задуманное…

Когда до неё дошёл смысл его фразы, она вытаращилась на колдуна. На какой-то миг эта боль, переживания, буквально всё отошло для неё на второй план, и она прошептала:

— Повтори, что ты сказал!

— Твой ребёнок жив. Уж не знаю, моя ли это заслуга, или же загадочной лесной магии, но он выжил. Только он находится на той же стадии развития, как и в тот день, когда к нему подсадили маленького атланта. То есть он как бы впал в спячку, ожидая лучших времён. А когда он совсем скоро останется один, его развитие продолжится дальше как обычно.

— Ты хочешь сказать, что… — Линда даже не решалась произнести это вслух.

— Да. Твой ребёнок в целости и сохранности.

То ли от этой ошеломляющей новости, то ли от того, что время пришло, но Линда вдруг почувствовала резкую боль в промежности. А уже через секунду комнату прорезал оглушительный младенческий крик.

— Вот это горлопан! — радостно воскликнул Конте и поцеловал её в лоб.

Молодая ведьма-ассистентка обтирала новорождённого, бросая на неё уважительные взгляды. А Линда следила за её движениями, испытывая смешанные чувства.

Вот это да! Это всё в корне меняет… Чёрта с два, ничего это не меняет! Стах навсегда останется для неё детоубийцей, а Конте… Конечно, она ему бесконечно благодарна, что он защитил её малыша, но… Стал бы он рисковать собственным ребёнком?

Как никогда уверенная в собственной правоте, она счастливо улыбнулась и обратилась к колдуну:

— Конте, можно мне остаться с малышом наедине? Я его покормлю и попрощаюсь, ведь фактически я его мать.

— Безусловно. У тебя полчаса. Именно столько я смогу сдерживать счастливого отца. Хорошо хоть Стах не разбудил Роксану! А то бы сейчас весь дом стоял на ушах.

— Только, можно я возьму его к себе? Мне эта комната напоминает больницу.

Колдун молча кивнул головой: на радостях он готов был позволить ей всё что угодно.

— Линда, а ты дойдёшь? Для тебя это небезопасно? — с тревогой поинтересовался Конте.

— Я же ведьма! А ни какая-нибудь там атлантка. — Линда осторожно встала и с опаской сделала несколько шагов.

Конечно, могло бы быть и лучше. Такое чувство, что у неё между ног рванула граната. Промежность саднила, спина болела, а ноги тряслись от усталости.

Когда они вышли в коридор, их уже с нетерпением поджидал Стах. Он, молча, выслушал колдуна и кивнул в знак согласия. После чего посмотрел на Линду каким-то странным взглядом и только потом взглянул на своего сына. Его губы тронула лёгкая улыбка, но он тут же отвернулся и медленно побрёл от них прочь.

Что-то он не очень похож на счастливого папашу. Ничего, скоро у него счастья будет выше крыши…

Малыш мирно спал, и она не стала его будить. Линда положила его рядом с остальными и залюбовалась этим зрелищем. Четыре мальчика, четыре маленьких ангелочка, было в этом что-то прекрасное.

Алёна шёпотом изумилась:

— Как они похожи! Смотри не перепутай, Стах нас тогда со свету сживёт. Линда, я так и не поняла, что ты задумала. Зачем тебе столько детей? Что ты собираешься с ними делать?

— Меньше знаешь, лучше спишь. Ты можешь быть свободна, деньги я тебе уже перечислила. И главное — держи язык за зубами. Это в твоих же интересах.

Когда девушка ушла, Линда прочитала заклятие и поочерёдно дотронулась до головки каждого из малышей. И их волосики сразу же стали белыми как снег, такими же, как у сына Роксаны и Стаха. Пришлось и ему немного отбелить волосы, чтобы на нем, как и на остальных лежала печать колдовства. Иначе его с лёгкостью вычислил бы Конте.

На всякий случай она поменяла пелёнку сыну Стаха, заодно проверив, нет ли на нём родимых пятен? Затем положила его между будущих братьев, ещё раз поразившись их схожести.

Дело сделано! Теперь их никто не сумеет различить. И только лет так через пятнадцать выяснится, кто же из них на самом деле является наследником династии Шахонских. А за это время все они станут Стаху родными, будут ему одинаково дороги. И вот тогда начнётся самое интересное…

Прошло пять часов, прежде чем она остановилась на отдых. И хотя новый автомобиль показался ей очень комфортабельным, но она уже скучала по своему джипу. Линда с огромным удовольствием растянулась на удобной кровати, рассматривая интерьер недорогой квартиры. Она её сняла заранее только для того, чтобы остановиться здесь на несколько часов.

А на следующее утро она уже сидела в огромном междугороднем автобусе, который увозил её навстречу новой жизни…

Не убегайте от своей любви!

И никогда её не оставляйте!

И даже если стёрты все следы,

Любите, верьте, только не теряйте!

Не убегайте от своей любви!

Сквозь боль и слёзы напролом идите!

Не говорите тихо: «Уходи»,

А просто всё забудьте и простите…

Увесистый томик стихов Пастернака выпал из рук, разбудив её окончательно. Она подняла книгу с пола и положила её на журнальный столик.

С этой беременностью она стала совсем сентиментальной и чувствительной! Смотрит глупые мелодрамы, читает поэзию, и не какую-нибудь, а любовную! В общем, от настоящей ведьмы остался один лишь пшик.

Ну уж нет… Великая Магия не оставила её. К тому же, чтобы одной воспитывать ребёнка необходимо быть реальной ведьмой!

Звонок в дверь разметал последние остатки сна. Линда нехотя встала и, ругая соседку на чём свет стоит, пошла в прихожую. Проходя мимо большого зеркала трюмо, она непроизвольно скользнула взглядом по своему слегка выпирающему животику. Не раздумывая открыла дверь и уставилась в темноту подъездной площадки.

— Девушка, вам медвежонок не нужен? Непутёвый, но ласковый. Дрессировке поддаётся, — знакомым и таким родным голосом спросил у неё мужской силуэт.

— Нужен! — одними губами прошептала она и бросилась в гулкий сумрак подъезда…


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37
  • Глава 38
  • Глава 39
  • Глава 40
  • Глава 41
  • Глава 42
  • Глава 43
  • X