Любовь Орлова (самиздат) - По следам попаданки [СИ]

По следам попаданки [СИ] 1446K, 206 с.   (скачать) - Любовь Орлова (самиздат)

Любовь Орлова
ПО СЛЕДАМ ПОПАДАНКИ


Пролог

Из сочинения Марины Копейкиной, ученицы 11 Б класса

… Попала я туда через блуждающий телепорт. На поляне меня встретила табличка «Добро пожаловать в Оборотный мир. Пройдите по тропинке. Вас встретят и проводят». Язык, кстати был мне не знаком, но написанное я поняла. По тропинке пришлось идти пару часов. Дальше меня ждала ещё одна поляна с ручейком кристально-чистой воды. Было здесь и костровище, и дрова, а в дупле большого дуба нашлись спички, котелок, еда и тарелки с ложками и кружками. Пока я готовила кашу, на поляну вышел негр, который оказался не встречающим, а таким же попавшим через телепорт, как и я. Нашёл он телепорт в небольшой деревушке под Парижем и говорил по-французски, но я его понимала. Мы решили пойти дальше вместе. Уже когда мы покидали поляну, со стороны телепорта вышел ещё один мужчина. На сей раз, он был из Латвии.

Так втроём мы и пошли дальше. Где-то через пару часов нам на встречу выбежал большой розовый пёс. Очень лохматый и милый. Он назвался Эдуардом и сказал, что проводит нас к замку, где нас уже ждёт принц.

Замок оказался не большим, окружённым рвом с водой с перекидным мостом. Четырёхметровая стена из больших валунов окружала замок, а входной проём закрывался решёткой, спускающейся сверху.

В самом замке везде был камень и много ковров и гобеленов. Нас встретили очень радушно. Рассказали, что в полнолуние телепорт блуждает по Земле, и в него попадают разные люди. Выходят они все на той самой поляне с приветственной табличкой. Через месяц жизни в Оборотном мире все желающие перемещаются обратно не только в пространстве, но и времени, возвращаясь в тот же день, что и исчезли.

Весь месяц нам проводили экскурсии по замку, городку, который к нему примыкает, а так же возили в столицу Кайсы, как называется эта страна…


Глава 1

— И вот иду я по тёмному коридору, — услышала я, проходя мимо гостиной на кухню. — А за одной из дверей свет пробивается, и два женских голоса.

А, эту часть истории я уже слышала, но всё равно задержалась — вдруг Маринка ещё какую мелочь вспомнит. А она продолжала интригующим голосом:

— Первый голос явно старушечий — дребезжит весь, говорит: «А когда ты ЕМУ скажешь?». Второй я сразу узнала — это невесты принца был голос. Она говорит: «Вот в храм сходим с Дарием, тогда и позову». «И как ты объяснишь Его присутствие в замке?» — спрашивает старуха». «Да хоть братом двоюродным назову», — усмехается невеста. — «А потом с принцами всякое случается… Может и лошадь понести, и нога на лестнице подвернуться…». «Ох, и коварная, ты, детонька», — выговаривает старуха. Ну, я подхватила юбки, да к принцу. Всё ему рассказала. Тот меня под заклинанием правды выслушал, да невесту позвал. В общем, выгнали маркизу из замка с позором…

Дальше я слушать не стала — очень уж кушать хотелось.

С тех пор, как Марина, моя сестра, три дня назад случайно попала в другой мир через шальной телепорт, все её разговоры только об этом. Популярности её добавило то, что она умудрилась оттуда ещё и фотографий принести. А тут ещё у нас вчера домашним заданием сделали написать небольшое сочинение в виде статьи для газеты, так она об этом и написала, да на весь класс зачитала, и фото по рукам пустила. Народ, конечно, похвалил её за качественный фотошоп, но я-то знаю, что Марина, как и я не умеет пользоваться этой чудесной программой. Так что и я, и её близкие подруги не знаем, что и думать. Вроде получается, что она действительно побывала в магическом мире, но вот как в это поверить…

На кухне неожиданно встретилась с мамой.

— Ты чего здесь забыла? — она, как всегда недовольно окинула меня взглядом. — Ужин в столовой. И нечего тут шляться, мешать Нине Ивановне.

Нина Иванована — это наш незаменимый повар. Готовит просто чудесно. Она нам с Маринкой была заместо доброй бабушки, так как настоящей мы никогда не видели, а кухарка относилась к нам, как к своим внучкам. Мы с Ниной Ивановной переглянулись. Та подмигнула мне, и я отправилась в столовую.

Мама неукоснительно следила, чтобы питались мы строго там. Она вообще была ярой фанаткой аристократического стиля жизни. На этой почве мы с ней и не сошлись. Марина же во всём поддерживала маму.

Жили мы в небольшом особнячке на краю города. Мы — это я, Марина и мама. У нас была кухарка и экономка, которая на самом деле — уборщица, но так звучит лучше. Мама у нас была директором очень знаменитой в области клиники пластической хирургии «Красота», так что мы все должны были поддерживать уровень светской семьи. Рауты, вечера, приём гостей — всё должно быть на высшем уровне.

Я честно пыталась всему этому соответствовать: одежда, причёска, манеры, даже речь. Но однажды подслушала разговор двух старшеклассников.

— Да что с них взять, с кукол этих манерных? Строят из себя королев, а копни поглубже — там пусто, — говорил один другому.

Было это на школьном вечере в восьмом классе, куда как-то пробрались десятиклассники. И я задумалась. Конечно, в нашей элитной школе почти все девчонки были такие — строили из себя светских львиц «круче нас только яйца». Посмотрела на них со стороны, припомнила своё поведение, и взбунтовалась. Больше ни каких раутов и приёмов, никаких каблуков и платьев. Только джинсы, футболка, кроссовки и бандана. Нет, в школе приходилось ходить в форме: юбка-карандаш ниже колен, белоснежная блузка и приталенный пиджачок. Но всё остальное время ходила только в джинсах. А банданой старалась прикрыть свои рыжие волосы, доставшиеся мне от папы. Отца мы с сестрой никогда не видели. Он исчез с горизонта, когда нам было полгода — не выдержал проблем молодых родителей. На память о себе оставил только рыжие волосы мне и светло-зелёные глаза нам с близняшкой. Сестрёнка, кстати, как и мама была блондинкой.

Вот поставь нас с сестрой рядом — один человек. Всё похоже, кроме цвета волос. Правда, мы никогда и не пытались одеваться одинаково, и характеры у нас были разные и увлечения. Марина мечтала пойти по стопам мамы и стать пластическим хирургом, а я увлекалась психологией животных и мечтала открыть своё дело.

Войдя в столовую, обнаружила там сестру с двумя подругами. И когда только успели переместиться из гостиной? Стены столовой были выдержаны в светло-бежевых тонах. А мебель из тёмного дуба. Большой длинный стол человек на 25, вокруг основательные стулья. Одна стена полностью стеклянная с выходом на террасу, около другой стоят буфеты с сервизами для приёмов. Над столом большая многорожковая люстра с лампочками в виде свечек.

Стоило сесть на один из стульев, как в комнату вошла мать. Присев на своё место во главе стола, она позвонила в колокольчик, стоявший тут же на столе. Почти сразу Нина Ивановна вкатила в столовую столик с едой. Дальше был собственно сам ужин. Пюре с котлетой, чай с изумительными булочками… И всё это чинно, с вилкой и ножиком, салфетками на коленях, перебрасываясь дежурными фразами о погоде и слухах, циркулирующих в городе. Бр-р.

Спали мы с Мариной до сих пор в одной комнате. Это, пожалуй, единственная поблажка, со стороны матери, но мы прочно стояли на своём. У нас в комнате стояла огромная двуспальная кровать, где мы и спали с сестрой. Поздний вечер и ночь были нашим с ней временем. Только здесь и сейчас мы могли расслабиться и не изображать из себя незнамо кого. Здесь у нас не было друг от друга никаких секретов.

Днём мы держались холодно, даже с некоторым пренебрежением. Делалось это для того, чтобы не расстраивать маму, потому что мной она была вечно недовольна и ставила в пример мне послушную Марину. Но когда мама отправляла нас спать, мы забирались под одеяло и шёпотом рассказывали всё, что произошло с нами за этот день. Здесь же я первая услышала подробности приключений Марины в магическом мире.

— Представляешь, зашла в парке за кусты в поисках улетевшей шляпки, — рассказывала в тот вечер мне она. — А потом в глазах вдруг потемнело, в ушах — как будто рой ос налетел, и я оказалась на поляне с табличкой. Как я испугалась — словами не передать! С час сидела и ревела. Но потом пошла по тропинке — не сидеть же вечно на одном месте.

— А розовый пёс! Такая лапочка! — делилась она впечатлениями на следующую ночь. — Только представляешь, идёшь ты себе по тропинке в лесу. Деревья очень похожи на наши, да цветы тоже один в один, как земные. И ничего не подсказывает, что ты в магическом мире. И вдруг, на тропинку выпрыгивает громадный лохматый розовый пёс! И голова у него, на минуточку, на уровне моей груди! Я чуть в обморок не грохнулась. Хорошо хоть Пьер поддержал (это француз). А когда эта собака ещё и заговорила, тут уже у всех троих челюсти упали.

Вот так уже третий день днём Марина тоже всё время об этом кому-то рассказывает. Но я её понимаю. Такое пережить не каждому дано.

— Дарий — младший принц, который живёт в замке неподалёку от телепорта, приставлен отслеживать землян, — шёпотом рассказывала сестра, когда я уже засыпала. — Ты представляешь, нам абсолютно бесплатно пошили новую одежду, кормили, возили по экскурсиям. Я у него спрашиваю, с чего, мол, такая щедрость? А он говорит, что это выходит дешевле, чем искать и спасать землян из всяких ситуаций, в которые мы можем попасть со страху и по неопытности. У них, представляешь, до сих пор по дорогам разбойники прячутся. Вот поэтому обустроили поляну с тропинкой, всех стараются встретить и проводить в замок. Нам на третий день пребывания устроили бал, где собрались земляне, которые в своё время предпочли остаться в Оборотном…

В общем, Марина прожила там месяц, наполненный впечатлениями и чудесами, даже вот умудрилась расстроить свадьбу принцу с некоей маркизой Лаурой, так что рассказывать она могла часами. Единственный, кто не хотел её слушать категорически — это мама. Она не собиралась верить в Маринину прогулку, и слушать тоже не желала. Но и без неё у Марины было очень много слушателей. Она даже задумалась, не написать ли ей книгу. Что-нибудь типа «За розовым псом» или просто «Как я побывала в Оборотном мире».

Оборотным мир, кстати, назывался потому, что там жили оборотни. Были там и люди, которые все в той или иной мере являлись магами, как например принц. А больше никаких рас не было. Разве что где-то на острове жили драконы, но их причисляли к особому виду оборотней. У них единственных была магия. Остальные же оборотни довольствовались повышенной регенерацией, выносливостью и усиленными чувствами.

— Я через месяц снова в парк пойду — искать телепорт, — прошептала мне сестра, когда мы легли спать. — Пойдёшь со мной? Девчонки, правда, тоже наверно пойдут…

Да, подруги у Марины были одобрены мамой, а значит, были «манерными куклами», но стиль светской леди предполагал только такое общение. Приходилось терпеть и притворяться.

— Пойдём, — согласилась я. — Хорошо, что нас потом вернут в тот же момент. А то проблем дома не оберёшься.

У Дария был артефакт времени, позволяющий всех желающих возвращать не только в пространстве, но и во времени. Если же ты через месяц не успевал вернуться домой самостоятельно, то мир сам тебя выкидывал домой, но только в пространстве, так что на Земле тоже проходил месяц. Если же землянину хотелось остаться в Оборотном, то необходимо было зайти в любой храм местной Богини, чтобы она тебя запомнила. Тогда тебя уже никогда не выкинет из магического мира, но и домой ты уже не попадёшь.


Глава 2

Месяц пролетел быстро. Лето набирало обороты. С самого утра Марина ходила по дому возбуждённая.

— Ну что, Катюха, пошли в парк?

— Не называй меня так! — возмутилась я. — Ты же знаешь, что мне не нравится это имя.

— Да ладно тебе. Пошли, а то нас там уже ждут.

В парке нас действительно ждали. И не только подруги Марины, но и весь наш класс, и соседний класс, и 9-ые и 10-ые классы… Даже журналистов несколько пришло. Взрослых было не много, видимо они в сказки совсем не верят. А вот детей было не сосчитать, потому что они все рыскали по кустам в поисках телепорта.

Марина показала нам место, где в прошлый раз исчезла, и мы все принялись наворачивать круги.

— Как он хоть выглядит? — догадался спросить какой-то парень, проходя мимо нас.

— Да никак, — ответила Марина, даже не посмотрев на него. — Он только ощущается, но его совсем не видно.

До обеда парк был похож на разорённый муравейник. Все куда-то ходили, что-то искали, залазили во все закоулки. Обедать мы сходили в кафе. Посидели, отдохнули и вернулись обратно на поиски. Ноги уже гудели, энтузиазм увял, и ходили мы все, по-моему, уже на чистом упрямстве. Народу в парке стало совсем мало — видимо у других веры в телепорт было не много.

Я отошла от сестры с упрямыми подругами, всё так же продолжавшими поиск, и вышла на дорожку, чтобы глаза отдохнули от мельтешащей перед ними зелени. Вдруг в ушах зазвенело, потом гул стал нарастать. Перед глазами замелькали цветные мушки, состояние было такое, как будто погружаюсь на дно водоёма — давление на всё тело стало нарастать.

«Тепловой удар, что ли», — вяло подумала я. На миг в глазах потемнело, а потом резко всё прошло. Я осела на землю и провела руками по траве, чтобы вернуть себя в реальность. Посидела несколько минут с закрытыми глазами, прислушиваясь к себе. Вроде всё нормально. Теперь прислушалась к природе. Вот запели птицы, ветер в листве шумит. Чего-то не хватало, но я никак не могла сообразить чего.

«Наверно на сегодня хватит», — про себя решила я, а вслух произнесла, помня, что сестра где-то рядом.

— Марина, я наверно домой пойду, а то уже находилась сегодня.

Ответом мне была тишина. Вот тогда я сообразила, что не слышу людских голосов, весь день надоедавших мне своим неумолчным гулом. Не слышу и машин, огибающих парк всего в каких-то ста метрах от того места, где мы сейчас находимся. Я открыла глаза и огляделась.

Странно, я за эти полдня, по-моему, уже весть парк изучила, каждый куст запомнила, а вот этого дерева не помню, и этот куст мне не знаком, а таких толстых дубов у нас давно в городе нет, и этой таблички я раньше не встречала…

Ещё не до конца осознав степень своего везения, я встала и подошла к жёлтой табличке. На ней чёрными незнакомыми мне буквами было написано: «Добро пожаловать в Оборотный мир. Пройдите по тропинке. Вас встретят и проводят». Странно, а я понимаю, что написано. Либо кто-то решил так неумно пошутить, поставив табличку, которую описывала Марина в своей теперь уже знаменитой статье, либо мне всё же удалось попасть в Оборотный.

Огляделась в поисках подсказки, но ничего не нашла. Кроме тропинки, уходящей от моей небольшой полянки куда-то в лес, здесь и смотреть-то было не на что: кругом зелень и кусочек пронзительно синего неба над головой. Вот свежий, упоительный воздух говорил в пользу того, что я всё же перенеслась. Не было у нас в городе такого чистого воздуха.

Это что же, получается, мне удалось осуществить мечту Марины? Только сейчас поняла, что самой мне не очень-то и хотелось сюда попадать. Это, конечно интересно, но неизвестность всегда пугает. Наверно стоит подождать девчонок? Они же были рядом, а значит, тоже найдут место перехода. Или он одноразовый? Вот как бы узнать?

Я ещё около часа посидела на полянке, дожидаясь хоть кого-нибудь для компании, но никто не появился. Что ж, надо идти. Где-то там впереди должна быть поляна, где можно и поесть и попить. Есть после довольно сытного обеда мне пока не хочется, но время идёт.

Тропинка была удобной, посыпанная белым песочком, видимо его специально сюда завезли, чтобы тропинка дольше не прорастала травой и была заметна растерянным людям, случайно попавшим в этот мир. Захотелось снять свои тряпичные тапочки, а-ля кеды, и пройтись босиком, но я не рискнула — вдруг здесь змеи водятся. В лесу было тепло, дул ненавязчивый ветерок. Жучки, бабочки и прочие насекомые сновали в воздухе и в траве. Изредка около уха раздавался писк комара. Пока шла, неожиданно успокоилась. В принципе мне была известна дальнейшая программа развлечений. Сейчас будет поляна, где я смогу передохнуть и перекусить, а потом меня встретят и проведут в замок, где будет месяц отдыха, а потом возвращение домой. Жаль, что у меня с собой нет фотоаппарата. Да даже телефона нет — он остался в сумочке, которую я кинула на скамейку, пока отдыхала от бесконечных поисков по кустам. Так что с собой у меня только… зажигалка в правом кармане кофты (нет, я не курю, но в нашем городе сложно пройти по улице и не нарваться на кого-то, кто просит прикурить. Вот и таскаю с собой на всякий случай), да ключи от квартиры в кармане джинс. О, вот ещё пять рублей в заднем кармашке завалялось. Не густо, но меня вроде должны обеспечить всем необходимым.

Через пару часов вышла на полянку с ручейком. Всё, как и рассказывала сестрёнка. Набрала в котелок воду, запалила костёр и поставила варить кашу из неизвестной мне крупы. Каша оказалась вроде перловой и довольно вкусной. Сполоснув котелок, снова наполнила его водой и повесила на рогатине над костром. Пока вода согревалась, походила вокруг поляны, пособирала травок на чай. В обещанном дупле даже сахар кусковой нашёлся и печенье.

Чай из свежих травок на костре — это песня. Ну что ж, отдохнула — можно и дальше идти. Вновь сполоснула в ручье котелок. Хотела оставить для других, но кто знает, может сегодня больше никого не будет, так что пришлось вылить божественный напиток. Заодно и костёр залила. Отнесла в дупло всё ранее взятое. Прикрыла отверстие корой, как раньше было, повернулась в сторону тропинки и вздрогнула.

Передо мной в паре шагов стоял мужик. Бородатый с коротким ёжиком тёмных волос и носом-картошкой он был намного ниже меня, что при моих 195 см не очень удивительно. Марина рассказывала, что местные люди все низенькие черноволосые и коренастые. От созерцания неожиданного соседа меня отвлекло движение за спиной бородача. Оказалось, что на поляне стоят ещё трое мужчин. Все как на подбор с аккуратными бородками, в чёрных куртках и штанах. И все как-то противно улыбаются.

— Ну что, это она? — спросил один из стоящих подальше. В руке у самого ближнего оказалась картонка размером около 10х15 см, и мужчина внимательно смотрел то на меня, то на эту карточку.

— Похожа. Точно она, — подтвердил он. Потом карточку убрал в карман куртки, а мне протянул небольшую флягу.

— Пей, — сказал он, а когда я отрицательно помотала головой, недобро так оскалился. — Пей, а не то придётся тебя по головке бить. Больно будет.

Я совершенно не понимала, что происходит. Такого в сценарии не предусматривалось. Где-то со стороны тропинки послышалось ржание лошади. Вот перепорхнула с дерева на дерево птица. Всё это я улавливала краем сознания, а сама думала. Драться я не умею, да и много их — даже если бы и умела, уж слишком близко они ко мне подобрались. Я ведь их даже не слышала, пока не повернулась. Придётся слушаться. Не истерику же закатывать. Она тут точно ничем не поможет.

Дрожащими руками взяла уже открытую заботливым собеседником флягу и сделала робкий глоток. Это оказался травяной отвар. Сразу резко захотелось спать — похоже, это была убойная доза снотворного.

— Вот так, — подхватил падающую меня бородач. А дальше я ничего не помню.


Приходила в себя медленно. Болела голова, и хотелось пить. А ещё хотелось в туалет, и узнать, что же это такое было, и где я. Шумов леса слышно не было. Воздух был сухой и какой-то спёртый. Пахло камнем, горящим маслом и железом. Я лежала на спине на чём-то не очень мягком. Одежду с меня не сняли, даже кеды и бандану оставили. Осторожно открыла глаза. Надо мной тёмный потолок. В помещении очень скудное освещение. Под потолком небольшое оконце — мне не пролезть. И судя по всему за ним сейчас ночь. Стены, как и потолок, тёмные — каменные. Вместо одной из стен — напротив лежанки — частая и довольно мощная железная решётка с дверью и большим навесным замком. За дверью коридор, на стене которого висит факел. От него и всё освещение.

Похоже, я оказалась в тюрьме. Странно, Марина ни о чём подобном не рассказывала. Может я в другом мире? Так вроде на табличке Оборотный мир был написан. Другой выход из телепорта? Но сестра очень подробно описала поляну, где удалось пообедать. Вряд ли они будут устраивать одинаковые до мелочей стоянки.

Всего моя комната по размерам где-то 3х2 м. лавка вдоль длинной стены и до третьей не доходит. Там в углу, похоже, углубление, закрытое крышкой — местный туалет. В другом углу, образованном решёткой и стеной стоит тазик на табуретке, а над ним рукомойник. Судя по конструкции, воду в него наливают снаружи. Лавка, на которой я лежу — деревянная, покрытая сеном. Слава Богу, что хоть свежее сено, не прелое. Пол, конечно, каменный.

Мамочка, куда же я попала! И что со мной будет?

Только стоило сесть на своём лежаке обняв подобранные колени, послышались шаги по коридору где-то справа. Это оказался уже знакомый бородач. Он нёс поднос с едой.

— Проснулась, — улыбнулся мужчина. Только вот улыбка у него была ни разу не доброй.

Пока он отпирал замок, я не удержалась:

— Кто вы? Где я? И зачем…

Договорить мне не дали.

— Цыц! — рыкнул бородач. — Ишь, очухалась. Завтра хозяйка придёт и всё скажет. А пока ешь вот и спать.

На подносе была тарелка с какой-то серой кашей-размазнёй, кусок хлеба и кружка горячего напитка.

У изголовья скамьи (ну там, где у меня голова была) оказался откидной столик. На него мужик и поставил поднос. Всё время, пока я ела, он стоял в коридоре, подпирая стену, и чистил ногти небольшим складным ножичком, время от времени посматривая на меня. Я сама на него не смотрела, но его взгляд чувствовала. Он был тяжёлым. Складывалось впечатление, что я у него что-то украла ценное и не отдаю. Ну, или у его хозяйки.

Вот ведь странность. Я здесь никого ещё не знаю, а на меня уже кто-то зуб имеет. Вспомнилась карточка в руках бородача там, на поляне. И его «похожа». Фото у них моё было что ли? Но откуда? Никто ведь не мог знать, что именно сегодня именно я попаду в телепорт? Хм, если подумать, я здесь не была, а вот моя сестрёнка дорогая очень даже. А сестрёнка от меня отличается только цветом волос. А волосы у меня спрятаны под косынкой. Не искали ли её сегодня на тропинке? Ведь это было ожидаемо, что девушка захочет ещё раз попасть в магический мир. И кому она успела так насолить? В голову приходила только одна личность. Маркиза Лаура, кажется. Вот, и бородач упоминал о хозяйке. Ладно, завтра всё узнаем.

Когда я с трудом доела ужин — каша оказалась отвратительной и не солёной, и не сладкой, и выпила травяной чай, оказавшийся в кружке, тоже, кстати, совсем не сладкий, бородач забрал поднос с посудой и молча запер дверь, а потом так же молча ушёл обратно в правый коридор.

Я сняла косынку, от которой уже устала голова и кеды. Под головой обнаружилось тонкое одеяло, в которое я и укуталась. Не сказать, что в моём узилище было холодно, но и жарко точно не было. Заснула на удивление быстро.


Глава 3

Разбудил меня утром запах всё той же каши. Около меня никого не было, но на столике стоял поднос с тем же набором продуктов, что и вчера. Сполоснувшись холодной водой из рукомойника, поела невкусной каши и запила отваром. Настроение было какое-то похоронное. Но долго скучать и переживать мне не дали. Послышались шаги, и вот перед моей камерой стоит женщина. Пожалуй, её можно было назвать красивой, хотя она была низенькой (около 150 см) и довольно коренастой. Однако каблуки немного добавляли ей роста, а умело скроенное платье скрадывало широкие плечи и подчёркивало грудь и талию. Всё портило только злорадное выражение лица.

— Ну, вот ты и попалась, землянка! — с презрением кинула она, подойдя к решётке. — Ты же не думала, что я тебе прощу провал всех моих планов.

Видимо, она только сейчас посмотрела на меня, потому что перестала радоваться своей победе:

— О, Богиня! Что ты сделала со своими волосами?

И такой ужас был нарисован на её лице! Но она довольно быстро опомнилась:

— Хотя, это меня не касается. Завтра мой палач отрубит тебе голову, чтобы ты больше никому не навредила.

И она, явно гордая собой, повернулась и пошла. Только теперь я опомнилась и, вскочив с лежанки, подскочила к решётке?

— Подождите! Как вас там! Вы ошиблись! Я не могла ничего вам сделать — я же только что прибыла в ваш мир! Даже не встретила никого!

Маркиза остановилась и в удивлении посмотрела на меня.

— Нет, Мариночка, меня не проведёшь простым перекрашиванием волос. Знаю я такие штучки из вашего мира, — и столько яда было в её голосе.

Я же начинала впадать в панику.

— Но я не Марина! — я никак не могла решить, давать ли ей понять, что понимаю, о чём она говорит, или прикинуться полным профаном. — Меня Катя зовут. И волосы у меня настоящие!

Лаура на секунду засомневалась, но потом фыркнула:

— Вот ещё! Я же тебя помню, да и портрет твой у меня есть, — и она вновь отвернулась от меня.

Как же до неё докричаться?

— Да откуда у вас может быть мой портрет? Послушайте, это какое-то дикое недоразумение. Я вас в первый раз вижу!

Но маркиза меня уже не слушала. Она просто ушла. Я растерянно села на лежак. И что теперь? Прогулялась по магическому миру, блин. Вот что ей можно сказать, чтобы она поверила, что я не Марина? У нас с сестрой внешне только два отличия: цвет волос и родинка у неё на правой лопатке, а у меня на левой. Но вряд ли маркиза знает о родинке, да и на портрете этой подробности нет. Да даже в анкете, если здесь таковые на попаданцев ведут, такой информации не будет.

Вновь раздались шаги, и я с возродившейся надеждой вскочила на ноги. Но это оказался только вчерашний бородач. Он молча долил воды в рукомойник и забрал поднос с посудой.

И снова одиночество, снова ожидание непонятно чего. Мысли ходили одна мрачнее другой. Чего я достигла в своей жизни? Да ничего ещё. Школу окончила с хорошими отметками, и только. Ожидалось, что всем мои великие свершения ещё впереди.

Мои пессимистические мысли прервал стук каблучков. Скоро буду определять посетителей именно по этому признаку. Я снова встала на ноги и ухватилась за прутья решётки, потому что ноги ощутимо дрожали.

На сей раз задумчивая маркиза вновь подошла к решётке. В руке у неё был уже знакомый мне кусок картона. Сверив меня с изображением, она показала мне его.

— Вот. И не говори, что это не ты.

— Не я, — не согласилась я с её требованием. — Но неведомый мне художник очень хорошо написал мою сестру Марину, — раскрыла я часть информации. — Мы с ней близняшки. Она так красочно описывала красоту вашего мира, что я не удержалась и решила тоже найти телепорт.

— Откуда я знаю, что ты не врёшь! — возмутилась маркиза. Видимо, не смотря на свою зловредность, ей не улыбалось казнить человека ни за что, за что я ей была даже немного благодарна.

— Ну, у меня другой цвет волос.

— Ты могла их перекрасить! — упрямо возразила Лаура.

— Могла, чисто теоретически, — нехотя согласилась я. — Но, если бы я перекрасилась в блондинку, то волосы за месяц не успели бы вернуть свой цвет, а если бы я покрасилась в рыжий, — я протянула ей прядку волос, то цвет скоро сойдёт. Для этого надо всего лишь подождать с неделю и почаще мыть голову шампунем.

Ага, а у меня было бы время обдумать возможность побега, да и просто пожить ещё недельку. Но это я ей говорить не стала. Ещё можно было сказать, что волосы красят не везде, но вряд ли маркиза видела Маринку без одежды. Так что это не аргумент. Да и не хотелось бы мне при ней обнажаться.

Маркиза задумалась, а у меня появился лучик надежды на освобождение.

— Ну что ж, подождём недельку, — с сомнением проговорила она и повернулась, чтобы уйти.

— Простите, — позвала я. — Не знаю, как к вам обращаться. Но мне что, эту неделю здесь жить? Я не смогу здесь голову постоянно мыть.

Леди Лаура поморщилась:

— Я придумаю что-нибудь, — и ушла на оглядываясь.

И снова тишина. Хорошо, хоть что здесь сухо, а то я слышала, что в подземельях бывает сыро и постоянно капает вода. Хотя может я и не в подземелье. Может это просто первый этаж. В окно, даже встав на лежанку, я смогла увидеть только кусочек неба, затянутого сегодня облаками.

Вот чем можно заниматься в одиночной камере не имея даже книги? Для меня, привыкшей не расставаться с планшетом, это оказалось очень не простым делом. До обеда я просто тупо сидела на лежаке, обняв колени руками и думала обо всём на свете.

На обед была всё та же каша с официантом из всё того же бородача. А вот забирать поднос с посудой они пришли вчетвером. Один мужчина забрал поднос, а бородач буркнул:

— Собирай свои манатки и иди за мной. И без глупостей, а то снова усыплю, — и показал мне уже знакомую флягу.

Я обула кеды, накинула кофту и взяла косынку. А больше у меня тут и не было ничего. В сопровождении охраны мы прошли по коридору, поднялись на один лестничный пролёт и оказались в холле большого дома. Здесь тоже везде был камень. Разве что на стенах было много картин и факелов, да на потолке висела большая люстра. Сейчас она не работала, но свечек на ней не наблюдалось, а значит, скорее всего, здесь господствовала магия.

Центральную часть холла занимала лестница, ступени которой покрывал зелёный ковёр. По ней мы поднялись на второй этаж. Здесь на полу лежал ковёр, а стены до середины были прикрыты деревянными панелями. И факелов не было видно — были только жёлтые шарики с кулак взрослого мужчины через равные промежутки на стенах. И много всевозможных пейзажей. Пройдя по одному из коридоров мимо нескольких дверей, мой конвоир открыл очередную с навесным, явно недавно повешенным замком и пропустил меня в комнату. Дверь за мной тут же закрылась, прогремел ключ, проворачиваемый в замке, и вот я снова одна.

Я оказалась в ядовито-розовой комнате. Стены обтянутые тканью, покрывало на кровати, пара пуфиков, плотные занавески на окне — всё было розовым. Ковёр на полу и потолок тоже были розоватыми, только чуть приглушённее. Ужас, какой! Даже дверцы стоящего здесь шкафа были розовыми. Не сразу удалось разглядеть в этом розовом счастье ещё одну дверь. К моему безграничному счастью она вела в ванную комнату с небольшой ванной и даже аналогом круглого унитаза, закрытого крышкой. Стены здесь были покрыты белым деревом. Стоило зайти в ванную комнату, как загорелся жёлтый шарик под потолком. Свет — это хорошо. А магический свет — вдвойне. А то от чадящих факелов не хорошо воняет. На стене над ванной обнаружились два крана с вполне обычными вентилями типа барашек.

Я не удержалась, и открыла их на полную катушку, закрыв предварительно слив нашедшейся тут же пробкой. Вот оно, блаженство! На полочке даже нашлась баночка с неким кремообразным зелёным веществом. Надеюсь, что это было обещанным шампунем, потому что я тут же намазала им смоченные водой волосы. Средство хорошо мылилось и пенилось.

Через полчаса пришлось всё же вылезать, потому что вода почти остыла. На двери обнаружились весящие полотенца. Завернулась в одно из них, взяла в охапку свои вещи и вышла из ванной, раздумывая, как вещи лучше постирать и где их потом сушить.

В комнате меня уже ждала сама маркиза. У двери маячил бородач. При виде совсем не одетой меня, его глаза увеличились в два раза, а челюсть устремилась на встречу с полом. С трудом заставила себя не закричать и не пытаться прикрыться хотя бы вещами. Это они вошли без стука, так что ко мне никаких претензий.

— В общем, так, — обратила на себя моё внимание маркиза. Она от моего вида лишь поморщилась. — Даю тебе неделю на доказательство. Жить будешь здесь. Еду будут приносить. Здесь, — она указала на кровать, где появились какие-то тряпки серого цвета. — одежда. Грязную будешь складывать вот сюда, — ещё один взмах рукой, теперь в сторону корзины около двери. — Из комнаты не выходи. Если заметят за пределами — тут же казнят. Если надумаешь бежать — казнят. И не надейся убежать и спрятаться — ты всё равно не знаешь местности, а мои ребята очень хорошо ориентируются в моих лесах. Да, кстати, мы сейчас в моём родовом замке, и до ближайшей деревни нужно день ехать на лошади. Вроде всё.

И она ушла, не дав мне сказать и слова. Бородач справился с потрясением. И поедал меня глазами. Но без вопросов ушёл вслед за хозяйкой.

Одежда выпала из рук. Я с трудом дошла до кровати и села на неё. Бездумно взяла лежащее на ней платье и теребила в руках. Из меня будто выпустили воздух. Мыслей не было никаких. Разум подсказывал, что сбежать у меня действительно не получится. Вся надежда на то, что маркиза одумается и отпустит меня с миром. А ещё лучше отвезёт к местному принцу. Ага, размечталась.

Неделя тянулась очень долго. Заняться опять было нечем. Книгу мне не дали, как я ни просила. Правда, и маркизу я за эти дни не видела. Приходил только бородач, чтобы принести или унести поднос всё с той же опостылевшей кашей и травяным отваром и корзину с грязным бельём.

Из одежды у меня оказалось три совершенно одинаковых серых платья. Простое в пол с фанариками-рукавами и неглубоким декольте. Свою земную одежду я на всякий случай отдавать не стала. Постирала сама в ванной, а потом повесила сушиться в комнате на гардины — лучше не придумалось ничего.

Так как заниматься мне было совершенно нечем, я решила сгонять свои лишние пять килограмм. Вспомнила все известные упражнения и выполняла их, пока не упаду от усталости. Потом часок в ванной и медитация на коврике возле кровати. А там уже обед, ну или ужин.

И вот обещанная неделя прошла. Я с утра места себе не находила. Делать ничего не могла. Даже медитация не получалась. Ведь сегодня всё зависит от настроения маркизы.

Она пришла ближе к ужину. Может, решила меня понервировать, а может, действительно занята была. Я спрашивать не стала. Молча дождалась, пока она изучит внимательно мои волосы от корней до самых кончиков, и вопросительно уставилась на женщину.

— Хм, — леди Лаура была задумчива. — Я тут поспрашивала — про краску ты правильно сказала. Да и волосы у тебя подлиннее будут…

Вот тут не правда ваша. Волосы у нас одинаковой длины. Просто прошёл целый месяц, а в парикмахерскую мы с тех пор не ходили. Но это останется нашим секретом.

— Ладно, — продолжала маркиза. — Я решила отпустить тебя, раз уж ты не причём.

Я не могла поверить своим ушам. Она меня отпускает? Ура! Так легко на сердце стало. Захотелось броситься к ней на шею и расцеловать, но я сдержалась. Сразу вспомнился анекдот, мол «Если хотите народ сделать счастливыми, сначала отберите у них что-то, а потом верните». Вот и у меня так же.

— Завтра утром пойдёшь после завтрака, — пока я мысленно прыгала от счастья до потолка, если не выше, решительно подвела черту маркиза.

Этой ночью я долго не могла уснуть. Впереди была свобода и неизвестность. А куда идти? А еды мне дадут, или придётся в лесу тихой охотой заниматься? Дак я в грибах не разбираюсь, да и нет их ещё — не сезон. Мысли, вроде успокоившиеся за неделю, снова бурлили и не находили выхода и успокоения. Заснула только под утро.


Глава 4

Разбудила меня недовольная маркиза. Она сама принесла мне завтрак. На сей раз это оказалась яичница с каким-то мясом и чай с булочками. Пожалуй, можно назвать этот завтрак самым вкусным в моей жизни. Я старалась не торопиться, чтобы не проглотить всё одним махом, но и не задерживаться, потому что леди Лаура стояла надо мной памятником торопыге.

— Вот тебе сумка, — наставляла меня она, пока я наслаждалась едой. — Она магическая, и в неё влезет всё что угодно, а весить будет всегда около килограмма.

Сумка на первый взгляд была обычной из коричневой кожи с длинной широкой ручкой.

— Здесь деньги, платье на всякий случай, еда на пару дней и фляга с напитком, гребешок и зеркальце, и тёплый плащ. Его можно и на землю положить — он очень тёплый.

По мере объяснений маркиза доставала из сумки всё названное. Да, мне бы такая не помешала, а то вечно мои сумочки весят, как кирпичи. Деньгами оказался мешочек с монетами. Сколько их там, Лаура не сказала. Платье было таким же серым, как я носила здесь эти дни. В качестве еды мне досталась крупа, булка хлеба, который к слову в этом мире был очень вкусным и по виду походил на ржаной, хотя по вкусу немного отличался от того, что продают сейчас у нас в магазинах. Так же мне досталось немного вяленого мяса, и металлическая флага, вмещающая в себя где-то с литр жидкости.

Я оделась в свою одежду, взяла предложенную сумку и вслед за маркизой вышла из комнаты. Спуск на второй этаж, входная дверь, и вот мы во дворе. Господи, как же хорошо! Свежий воздух, лето, птички. Просто чудесно!

Где-то справа за одноэтажными постройками ржали лошади и ругались мужики. По двору ходили слуги с мешками, тряпками, или просто пробегали из одного здания в другое. Около самой стены на отшибе стояло небольшое строение. Из трубы шёл чёрный дым. Наверно, там была кузня.

Пока я пыталась надышаться чистым воздухом свободы, Лаура давала последние наставления:

— Пойдёшь вот по этой дороге. Никуда не сворачивай. К вечеру будет подходящая поляна для ночлега. Там и ручей есть и костровище с дровами. А на следующий день выйдешь к деревеньке. Там сможешь прикупить запасов на дорогу. Через пять дней придёшь к замку принца Дария — он работает с попаданцами.

Вроде всё сказано. Надо наверно поблагодарить за помощь и вещи, но как-то не хочется — это всё же из-за маркизы я до сих пор тут, а не на экскурсии по столице человеческого государства.

— Ты на меня зла не держи, — на последок сказала леди. Только вот, может мне и показалось, но не было раскаянья в её словах и во всём её виде.

Но я решила не придавать этому большого значения. Главное, что я наконец-то иду к принцу. Вышла за ворота и пошла по дороге. Вперёд и только вперёд.

Вокруг меня шумел листвой лес. Хвойных деревьев я, кстати, тут ещё совсем не встречала — только лиственные. Часов у меня не было, так что время я определяла по солнцу. Оно ничем не отличалось от нашего, как и луна, впрочем. Похоже, мне удалось поймать особый темп ходьбы, потому что шла довольно легко и долго. Солнце уже перевалило за полдень, когда я решила остановиться на обочине. Здесь ручей подходил довольно близко к дороге, а потому я кружкой почерпнула прохладной воды и выпила, заедая куском хлеба. Во фляге оказался горячий травяной настой, надоевший мне за дни моего заточения, так что его я пить не спешила.

Настроение было прекрасным. У Марины были экскурсии по местной цивилизации, а у меня получается поход по местным лесам. Так я не против — это даже полезнее. Грыз, правда меня червячок сомнения, что всё пройдёт гладко, но я старалась не обращать на него внимания.

Солнце ещё не скрылось за деревьями, когда я дошла до обещанной поляны. Ноги уже ощутимо ныли, да и утренний задор где-то подрастерялся. Всё-таки не привыкла я долго быть одной — всегда рядом какие-то люди: и близкие и не очень, и друзья и просто знакомые. В городе очень редко есть возможность для одиночества. Вот там его как раз не хватает. А у меня за последние десять дней нехватка общества образовалась. Я нашла небольшой сук, упавший с дерева, очистила от коры, и острым краем камня, найденного тут же, чёрточками отметила количество дней, что я тут уже нахожусь. Мне же надо отслеживать, когда я, наконец, вернусь обратно. Вышло, что я здесь уже ни много, ни мало, а 11 дней. То есть треть отведённого срока пропало просто так по вине разозлённой и злопамятной маркизы. Ужас.

Поляна оказалась достаточно большой. Здесь по моим прикидкам могло разместиться около 10 телег. С краю протекал довольно широкий ручей с холодной и вкусной водой. Рядом находилось костровище с расположенными вокруг брёвнами, чтобы не на земле сидеть. Здесь же нашёлся запас дров, прикрытый ветками, чтобы меньше воды попало в случае дождя.

Я развела костёр (спасибо мне за зажигалку), отварила каши, добавив в неё мяса. Ножа мне почему-то не дали, так что мясо пришлось рвать руками, что оказалось не просто. Оно было очень солёным, так что каша получилась вкусной. Открутив крышку фляги, хотела перелить ещё тёплый отвар в кружку, но передумала и налила просто воды из ручья.

Укутавшись в тёплый плащ, я сидела возле костра и думала о… да ни о чём не думала. Я за прошедшую неделю столько всего передумала, что уже надоело. Мысль вяло текла, перекатывалась с темы на тему, а я за ней не следила. Просто любовалась бликами огня, время от времени подкидывая веточку-другую.

Так ушла в транс, что не сразу заметила, что уже не одна. Сначала ветерок донёс до меня запах немытого тела и лошади, а потом услышала приглушённый цокот копыт по дороге и всхрапывание коней. Я даже не сразу сообразила и повернулась на звук. А когда повернулась — было уже поздно что-то предпринимать. Почему-то не подумалось ни о чём плохом. Наверно мозг просто не сообразил после случившегося со мной, что что-то плохое может произойти так скоро. Да и усталость дала о себе знать.

Ко мне подходили мужчины. В наступающей темноте было трудно определить, сколько их. Всё выглядели примерно одинаково: бородатые, в походных сапогах, штанах и курточках. На поясах висели ножны с разнообразным оружием от большого ножа до меча, а у кого-то даже топор висел. Было видно, что мужчины в дороге давно — бороды не чёсаны и не стрижены, одежда в пыли. Один из них подошёл совсем близко ко мне. Я подняла голову, чтобы разглядеть его лицо внимательнее, но темнота помешала это сделать. Он же заметил моё движение.

— А ты почему не спишь? — чуть хрипловатым удивлённым голосом спросил он.

Я от неожиданности не нашла ничего лучшего, чем ответить:

— Собираюсь, вот.

Потом опомнилась и встала на ноги, настороженно наблюдая за подходящими. Мужик явно понял, что сказал что-то не то.

— Ты это, — подбирал он слова. — Можно мы тут на ночь остановимся?

— Поляна общая, — развела руками я. Нет, а что я должна была сказать? Что я вас боюсь, поэтому идите-ка вы дальше и не нервируйте меня? Но у них же лошади — им отдохнуть надо. Тоже, наверное, весь день шли. Поэтому я отошла в сторонку вместе с сумкой, оттащила туда же набранных заранее веток, чтобы не на земле спать. Жестковато, конечно, получилось — на хвойных лапах, говорят лучше, но чего нет, того нет. И стала укладываться спать, краем глаза следя за незваными гостями. Было страшно, но разум не находил причин для паники.

Мужчины действовали слаженно и на меня внимания вроде бы не обращали. Было видно, что давно путешествуют вместе. Кто-то занялся приготовлением еды — судя по запаху всё той же каши с мясом, кто-то ухаживал за лошадьми — их надо было почистить и покормить. А кто-то растравлял палатки, вернее их подобие: на две вбитые в землю рогатины, кладётся перекладина на высоте около 60 см, на неё накидывается плотная ткань, заменившая брезент, а внутрь кладётся мешок, набитый чем-то явно мягким. Он служит матрасом.

Я насчитала 10 человек в этой компании. С ними было 12 коней и одна телега, на которой темнело что-то кубическое метра 2 на 2. Лошадь из телеги выпрягли и отправили пастись к остальным, а из телеги достали эти самые мешки, которые служили кроватями.

Ко мне приблизился один из обустраивающихся:

— Простите, у нас есть запасной шалаш. Возьмите на ночь? В нём намного теплее, чем просто на земле.

Судя по голосу, это был довольно молодой мужчина, и говорил он довольно вежливо. Я слегка расслабилась. Ну вот, а я уже напридумывала себе всякого. Конечно, я согласилась. Он мне организовал постель и удалился к своим.

Заснула я быстро. Сказывалась усталость и свежий воздух. И даже присутствие незнакомых и возможно опасных соседей не помешало. А вот подняли меня совсем рано — ещё даже не рассвело. Это оказался тот же молодой парень.

— Девушка, мы сейчас уезжаем, если хотите, мы можем вас подвезти.

С минуту я соображала спросонья, чего он от меня хочет. Потом до меня дошло, что они уезжают и им нужны спальные принадлежности, одолженные мне накануне, а ещё мне предлагается поехать с ними.

Что ж, если нам по пути, то так будет быстрее — а времени у меня не так уж много, если я хочу потом на экскурсии попасть. Тем более, что дорога тут одна, а приехали они с той же стороны, что и я.

Меня пригласили к столу, позавтракать вместе с моими нежданными попутчиками.

— Мне нужно в ближайшую деревню, — сказала я мужчине, присаживаясь к костру, где был уже готов завтрак, состоявший из всё той же каши. Конечно, не овощи же с собой возить. Мне вручили тарелку с ложкой. Крупа оказалась немного другой, очень похожей на ту, что пряталась в дупле первой встреченной мной поляны, и понравилась она мне намного больше.

Поела я быстро, а потом в ожидании остальных достала флягу и задумалась, что с ней делать. Очень хотелось вылить просто надоевший настой и налить чистой воды, но я не успела.

— Что у тебя там? — спросил один из мужчин.

— Травяной чай, — растерялась я от неожиданного вопроса.

— Давай подогреем — остыл же наверно.

Я не успела возразить, а фляга уже лежала около костра. Возражать показалось неудобным, и я смирилась с неизбежным.

Подогретый чай мне перелили в подставленную кружку.

Собрались быстро. Мне предложили на выбор взять запасную лошадь или присоединиться к кому-то из мужчин. Меня, разумеется, не устраивал не один из вариантов.

— Я не умею на ней ездить, — слегка краснея, призналась я.

— Тогда можно сзади на телегу пристроиться, — предложил молодой. — Там сено лежит. Места не много, но устроиться можно, да и ты худенькая.

Это предложение мне понравилось больше. Уселась на предложенное место. В спину упёрлись явно железные прутья. «Что у них там, клетка что ли?» — подумалось мне.

Наш небольшой караван выдвинулся на дорогу. Пятеро скакали впереди, затем шла телега, а затем шли ещё пятеро. Молодой парень устроился сразу за телегой. От других в одежде он отличался шейным платком тёмно-зелёного цвета, который ему очень шёл.

— Варт, — представился он.

— Катя, — не стала скрывать я.

Теперь, когда рассвело, у меня появился шанс рассмотреть своих попутчиков внимательнее. Больше всего, честно говоря, они напомнили мне разбойников, как я их представляла. Ну что ж, раз доверилась, значит паниковать поздно. Ничего плохого мне вроде пока не сделали, только заботились.

Мы ещё только отъехали от поляны, а я поняла, что очень хочу спать. Не выспалась, похоже.

— Спи, — предложил Варт, заметив мой зевок. — Я тебя разбужу.

Я подумала и согласилась — спать уж очень хотелось.

Перекинув сумку через голову и одно плечо и устроив её под голову, я укуталась в плащ и уснула.


Глава 5

Позже, вспоминая этот день, да и предыдущий тоже, я никак не могла понять, как могла вот так с ходу довериться неизвестным людям, которые к тому же напоминали мне разбойников. Может быть, сказался стресс содержания в неволе — я всё-таки девочка домашняя, и до этого со мной не случалось ничего подобного. Может быть, сработала интуиция. Не знаю.

Как бы то ни было, а проснулась я от того, что телега остановилась. Огляделась. Очередная поляна. Поменьше предыдущей, но вместятся все. Стоящее над нами солнце говорило, что сейчас полдень. Вот только дорога, по которой мы только что ехали, была уже той, что утром легла под копыта наших лошадей, да и пользовались ей явно реже. И ничего не говорило о приближающейся деревне.

Я с непониманием посмотрела на своих спутников, но те были заняты устройством лагеря и на меня внимания не обращали. Спрыгнув с телеги и потянувшись, обнаружила отсутствие сумки. В растерянности подошла к Варту, чистящему своего коня пучком травы.

— Варт, а ты не видел моей сумки?

— Она у меня, — с лёгкой улыбкой ответил парень. — Она соскользнула на землю, пока ты спала. Только чудом заметил и подобрал, — не отрываясь от своего занятия, он кивнул в сторону сваленных в кучу мешков.

Там я действительно увидела свою сумку. «Как же она могла упасть, если я её через голову одевала?» — подумала я. Подхватив свою потерю, присела в сторонке, чтобы не мешать. Странности и непонятности ширились и процветали. Где мы сейчас? Почему съехали с главной дороги? Когда будет деревня? Мои попутчики были очень молчаливы, и обходились только минимальным количеством слов, необходимым для успешного исполнения дела. На редкость суровая выучка. Кто же они такие?

Зато теперь я знаю, как действую в критической ситуации. Как-то в моей прежней жизни такого опыта не было. Я тихонько сидела и трусливо молчала. Боялась что-либо спросить, потому что понимала, что ответы мне не понравятся. Чем дальше, тем больше во мне росло понимание чего-то нехорошего. Я как тот страус зарыла голову в песок, мол, если я чего не знаю, то этого нет.

Когда меня позвали обедать, я присела рядом с их главным, у которого на поясе висел самый дорогой на мой взгляд, клинок, и который отдавал необходимые распоряжения, и решилась задать вопрос.

— Простите, а когда будет деревня? — мой голос слегка дрожал от накатившего страха.

— Мы её уже проехали, — спокойно ответил мужчина.

Вот так.

— А куда же вы меня везёте? — в наступившей тишине мой дрожащий голосок прозвучал особенно жалко. Мужчины и до этого ели молча, а тут вовсе замерли и только взгляды переводили с меня на командира.

— Вперёд, — только и пожал плечами он, всем своим видом показывая, что продолжать разговор не намерен, и продолжил есть.

Меня такой ответ не устроил, и я умоляюще посмотрела на него, потом на Варта, а затем на остальных. Все молчали и делали вид, что очень заняты набиванием желудков.

Наконец один из них хохотнул:

— Да к принцу везём.

Послышались смешки, а командир на него недовольно шикнул. Я сначала обрадовалась, но очень быстро до меня дошло, что я им не говорила, куда еду, а просила подвести только до деревни. Так что очень быстро сникла. А они ещё издеваются. Больше никто не пожелал ничего мне объяснить. Доедали в полном молчании. Я же старалась подавить рыдания и накатывающую панику. Что же теперь будет?

После обеда, пока мужчины сворачивали лагерь, командир всё же решил поговорить со мной. Может, чтобы предотвратить мою истерику, а может, просто так и собирался сделать изначально. Он отвёл меня в сторонку и тихим голосом сказал:

— Послушай, девочка. Мы не причиним тебе вреда. Наша задача просто доставить тебя к нашему главарю, а зачем, для чего — мы не знаем.

— То есть вы заранее знали про меня? — изумилась я своей догадке.

— Больше я тебе ничего не скажу, — его голос стал строгим и предупреждающим. — И ребят не спрашивай. Веди себя спокойно и всё пройдёт нормально.

Не дожидаясь моей реакции, он отошёл к своей лошади. Я же стояла, как мешком стукнутая. Кто-то заказал им моё сопровождение? Может это маркиза решила ещё раз позаботиться обо мне, и попросила их доставить меня принцу? Может это ЕГО люди? В душе стала рождаться надежда, хотя червячок сомнения не исчез.

— Эй, Труп! — внезапно вырвал меня из раздумий голос командира. — Размести девушку, да поехали уже.

Я вздрогнула. Это к кому уже он так ласково обратился? Я закрутила головой. Ко мне подошёл Варт.

— Ну что? — спросил он. — Как поедешь: на лошади или на телеге?

Моя растерянность от странного обращения не укрылась от него и явно позабавила, но комментировать не стал, и на том спасибо.

Я решила, что не стоит веселить всех своими падениями с лошади, и пошла к телеге.

— А почему Труп? — не удержала я вопроса, когда Варт помогал мне устроиться на сене.

Тот молча приспустил шейный платок, который никогда не снимал. Я-то думала, что он модничает, а оказалось, что прячет безобразный шрам почти от уха до уха.

— Это стража одного из герцогов постаралась. Ребята нашли меня умирающим, спасли. Так я к ним и прибился. Но рана ещё очень долго заживала, и я походил на труп. Вот и прозвали.

Дальше подробности я спрашивать постеснялась, так что ехали молча. На лес я уже насмотрелась. Оказывается, даже красота приедается. Так что просто ехала и думала. Вот вроде красивое пояснение придумала сама себе всего происходящего со мной, а сердце не на месте. Очень хочется сбежать от навязчивого сопровождения. Куда везут — не говорят. Что-то есть у меня большие сомнения, что хоть и младшего, но принца могут звать главарём. Тем более, что он постоянно бывает занят вновь прибывшими иномирцами. А может для этой группы он главарь. Я же не знаю, чем они занимаются, когда не сопровождают землянок, затерявшихся в лесу. А если всё-таки бежать, то куда? Карты у меня нет. Местности совсем не знаю, даже примерно. Кругом лес, в котором ещё надо уметь выжить без еды.

Полезла в сумку, проверить, что там у меня вообще имеется, а нашла лишь платье, гребешок, да тарелку с ложкой и флягу, наполненную водой. Кошель пропал. И что-то мне подсказывает, что спрашивать бесполезно: никто не признается и не вернёт. Настроение вновь испортилось, и надежда помахала ручкой.

Так и ехали до вечера без происшествий. На ночь остановились на очередной полянке. Мне персональной «палатки» не выделили, а объединили три матраса и соорудили над ними навес.

Когда главный, наконец-то представившийся Ареем (мужики звали его Кнутом), подошёл ко мне с верёвкой в руках, я насторожилась.

— Мы на ночь свяжем тебе ноги, чтобы не вздумала убегать, — пояснил он. И главное, не грамма раскаяния в глазах.

Вот тут-то во мне, наконец-то, проснулся гнев. На маркизу, на этих бандитов, на всю ситуацию в целом.

— А спать мне, судя по всему, придётся между вами? — кивнула я на приготовленную строенную «палатку».

— Да, — спокойно ответил Арей. — Так за тобой будет проще присмотреть.

— Да ни за что! — взвилась я. Даже как-то удалось не сорваться на постыдный фальцет. Дома у меня иногда от возмущения просто пропадал голос, и получался писк, а не праведное возмущение.

— Вы мне ничего не объясняете, везёте не понятно куда, деньги забрали. А теперь ещё и связать надумали! И спать хотите положить между мужиками? Нет! Я тогда точно сбегу! Ишь, моду взяли — людей похищать! А мне к принцу надо…

Ой, дура! Вот кто меня за язык тянет. Надо было вообще всю историю выложить — чего уж мелочиться. А ведь им явно нет дела до моих проблем. У них своя задача — доставить меня по назначению. Они вот со мной ничем не делятся. Да я даже их имён не знаю, кроме главного и Варта!

Пока мой крик набирал обороты, лицо главаря прямо на глазах каменело. Арей терпеливо подождал, пока я замолчу, а потом молча взял за локоть и куда-то повёл. Я в этот момент была в ступоре. Страх от сказанного, а вернее, от возможного наказания за сказанное мной, накрыл меня с головой, и я даже не вырывалась, а покорно пошла за командиром. Он подвёл меня к телеге и отдёрнул тент.

Это была клетка. Довольно часто стоящие прутья светлели в сумерках. Мне показалось, что они серебряные. Арей отодвинул засов, открыл дверь — она же боковая стена клетки, и указал мне:

— Не хочешь веревки — не будет. Тогда будешь ночевать здесь.

На деревянный пол клетки Варт положил мой матрас. Так же сюда закинули мой плащ и сумку. Всё ещё находясь в ступоре, я забралась внутрь. Клетка была кубической со стороной около 2 м, так что места хватило и чтобы спокойно стоять, и чтобы лежать, как захочется. Варт показал шнурок, висящий в одном из углов, для регулировки положения тента. Оказывается, тентом можно было управлять изнутри. Один раз — края тента поднимаются на метр со всех сторон, два раза полностью открывают «стены» клетки, а три раза — тент сворачивается, освобождая «потолок». Последующие манипуляции заставляют тент разворачиваться в обратном порядке.

Лязгнул засов. Изнутри его никак не открыть. И зачем им такая странная клетка? Неужели для меня приготовили?

Ночь опустилась на лес. Я лежала, закутавшись в плащ, и смотрела на звёздное небо, но не видела. Слёзы безостановочно текли по вискам, теряясь где-то в волосах. Снова за решёткой. Опять впереди неопределённость. Для чего я неизвестному главарю? Марина ничего не упоминала о наличии рабства в этом мире, но это ведь не значит, что его здесь нет. Мне отчаянно не хватает информации.

Не спала всю ночь — одолевали мысли. Как дальше себя вести? Сегодняшние события показали, что истерика и гонор ни к чему хорошему не ведёт. Хотя, надо признать, что ночевать на телеге лучше, чем с верёвкой и двумя незнакомыми немытыми мужиками. Надо набраться терпения и дождаться встречи с заказчиком. А пока посидим тихонько, понаблюдаем.

Утром меня выпустили. В кустики водили вдвоём, чтобы не убежала. Как ещё наручники не одели или кандалы. Или их просто нет? После завтрака Арей сказал:

— Пока собираемся, ты походи по поляне. В лес не заходи. Поедешь в телеге.

Я так понимаю, что это значит — в клетке. Круто я его задела.

Так и оказалось. Все свои матрасы мужчины закинули в клетку, так что, даже распределив мешки по полу клетки, я теперь при всём своём желании в клетке могла только лежать, ну или сидеть.

Вскоре тронулись в путь. До обеда я спала. Усталость взяла своё, да и дорога укачала. Трясло, кстати не сильно: то ли магия, то ли рессоры хорошие, да и дорога была довольно гладкой, без ухабов.

После обеда зарядил мелкий дождь. Задёрнув тент, я подумала, что нахожу всё больше плюсов в таком передвижении — остальные хоть и под плащами, но всё равно мокли.

И в обед, и в ужин меня выпускали пройтись, размять ноги, сходить в туалет и поесть. На меня накатила апатия. Ничего не хотелось, и даже всё устраивало. Ночью заснула быстро, и приснился мне дом. Что конкретно — не помню, но было очень уютно и хорошо.

К утру дождь перестал, а к полудню солнце высушило и траву, и листву, и дорогу.

Но главное, к обеду впереди наметился просвет среди деревьев, и показалась деревня.


Глава 6

Деревня была довольно большой, но рассмотреть поближе мне её не дали. Наша процессия не остановилась, а лишь замедлилась, и Варт спрыгнув с лошади, привязал её к телеге, а сам залез ко мне. Арей самолично закрыл за ним дверь клетки. Я была в шоке, и как всегда ничего не понимала. Это стало у меня входить в привычку, что мне совсем не нравилось.

Правда, на сей раз Варт решил всё же немного разъяснить происходящее. Оказалось, что мои сопровождающие не хотели, чтобы меня в деревне видели. Вот парень и присоединился ко мне, чтобы удостовериться, что я глупостей не наделаю.

— Ух, — довольно сказал Варт, пристраиваясь рядом со мной, — Хоть от комаров отдохну, — на мой непонимающий взгляд он пояснил. — На клетке заклинание от всякой мошки.

Я подумала и согласилась, что мне, действительно, всё это время комары не докучали.

Деревня приближалась. Это было понятно по звукам: лаяли собаки, где-то пропел петух, всё громче становился людской гомон.

Мы с Вартом лежали в клетке на матрасах прижавшись друг к другу. И это вовсе не было моим желанием. Парень не спросил моего разрешения — просто прижал к себе, притянув рукой за талию, и начал рассказывать шёпотом на ухо:

— Знаешь, для чего нужны такие клетки? Они полностью серебряные.

Мне было очень интересно. Я старалась не думать о том, в каком положении оказалась, о том, что мужчина почти интимно мне что-то рассказывает на ухо. Не то чтобы меня это возбуждало — я как-то не воспринимала Варта, как партнёра, но было волнительно. Хорошо, хоть его рассказ немного отвлекал от подобных мыслей, так же как и от мыслей о деревне, в прочем.

— У оборотней первый оборот происходит где-то в 13 лет. Как раз в это время ребёнок взрослеет. Он психует, оборачивается зверем и уходит в леса, коих у нас в избытке. Таких называют Дикими. Сами вернуться в человеческое обличье они могут редко, а помочь им может, как правило, только вожак стаи, как самый сильный самец не только физически, но и духовно. Вот и ездят по миру ловцы. Чаще по заданию стаи, а иногда и просто в поисках Диких. Обычно в командах ловцов есть маг, способный учуять Дикого на довольно большом расстоянии. После отлова перевозят оборотней в серебряных клетках, потому что серебро успокаивает зверя.

— А у нас в сказках пишут, что серебро оборотня убивает… — перебила я его рассказ.

— Нет, — усмехнулся Варт мне в волосы. — Оно просто успокаивает, но когда во время боя в сердце втыкают серебряный кинжал, то серебро успокаивает очень сильно, вплоть до ступора, и тогда оборотня очень легко убить.

Пока Варт шептал мне на ухо важную информацию, телега остановилась. Голоса оказались совсем рядом, и Варт прижал меня к себе ещё сильнее и настороженно замер.

— … ну и мяса вяленого положи, конечно, — я узнала голос Арея.

Ответил ему голос уже не молодой женщины:

— Конечно, Арей, всё будет как всегда, в лучшем виде. Вот тут пирожки с капустой, тёплые ещё…

Голоса удалились, и разобрать их в людском гомоне стало не возможно. Телега вновь тронулась, и Варт слегка расслабился и продолжил свой рассказ.

— Не смотря на серебряные прутья, Дикий порой ведёт себя не спокойно. Так что никого бы не удивили крики, доносящиеся из клетки. Бывает, что Дикий принимает человеческую форму, но в сознание не приходит, о чём говорят его жёлтые горящие глаза.

Мы сейчас ехали с неудачной ловли. Нам тигры заказали Дикую — дочь советника вождя, но мы её упустили. Похоже, ей удалось перекинуться и вернуть разум. Так что Главный остался ещё поискать следы, а мы поехали домой. Он нас вскоре догонит.

— А я думала — у вас Арей главный, — удивилась я.

— Арей главный в нашей команде, но после Марка. А у того кроме нас ещё несколько групп в подчинении.

— И кто же он — этот Марк? — мне стало очень интересно. Похоже вот он — заказчик моего сопровождения.

— Скоро узнаешь, — таинственно усмехнулся Варт.

Судя по удаляющимся звукам, из деревни мы выехали, и теперь двигались дальше по дороге. Спустя ещё пару часов наша компания остановилась на очередной большой поляне. Среди деревьев блестела гладь очень широкого голубого озера, чьи противоположные берега терялись в далекой дали.

Вопреки ожиданиям устраивались на этот раз явно основательно. Лошадей распрягли и увели купаться. Телегу завели на стоянку поглубже. Слева теперь был лес, впереди озеро, сзади дорога, а справа стоянка с костром и «палатками», которые уже начали устанавливать. У меня в клетке вновь стало свободно — остался только мой матрас. Хотя у меня было подозрение, что матрас принадлежал таинственному Марку.

Народ потихоньку расслаблялся, от костра послышались шутки, коих за всё время моего путешествия в этой компании мужчины себе не позволяли. На поздний обед были изумительные пирожки и напиток, похожий на квас и пиво одновременно. Даже мне немного налили, но попробовав, я отказалась, так как пиво терпеть не могу.

Остаток дня прошёл в посиделках у костра. Даже мне разрешили присоединиться, хотя в кустики по-прежнему водили вдвоём. Народ травил байки. Удалось узнать ещё несколько имён: Весельчак, Шарик и Конь. Последний действительно ржал как лошадь, а Весельчак, по-моему, мог рассмешить любого.

Ночь прошла спокойно, а на следующий день мы опять никуда не поехали, и устроили банный день.

Сначала мужчины в две партии сходили к озеру помыться и постираться. Пока одни мылись, другие отдались в умелые руки Бороды, который оказался профессиональным парикмахером. По крайней мере, б ороды в его исполнении выглядели очень опрятными.

Меня повели мыться в последнюю очередь. К этому моменту по всей поляне натянули верёвки, на которых сушилось бельё. Мужчины ходили по лагерю в одних нижних портах, которые от обычных штанов отличались лишь светлой тканью и мягкостью ткани, похожей на фланель, и игриво поглядывали на меня — ждали, видимо, когда я смутюсь (или засмущаюсь) от вида стольких полуголых мужских особей. Но тут они просчитались. Я конечно не была знатоком мужского тела, но на наших пляжах мне встречалась много и более раздетых мужчин.

Чтобы не убежала, меня за талию обвязали верёвкой, а узел зачем-то полили пивом. Это я потом поняла, что верёвка была сделана из каких-то растительных волокон, а от сладкой жидкости они слиплись в один комок, который развязать теперь было не возможно — только резать.

Взяв клятву со своего конвоира о том, что он не будет подсматривать, я с наслаждением окунулась в воду. Она оказалась тёплой и очень чистой. Мне даже выдали мыло, так что удалось не только помыться самой, но и постирать вещи.

Как же мне этого не хватало! 5 дней в дороге, всё время на виду у толпы мужиков. После озера я почувствовала себя заново рождённой. Одеться пришлось в серое платье, отданное маркизой. Его ткань не мялась и почти не пачкалась. Труднее пришлось с только что выстиранной одеждой. Джинсы и футболку с кофтой я скрепя сердце повесила на общую веревку с краю, а вот с трусиками пришлось поломать голову. В итоге выпросила кусок верёвки и протянула её внутри клетки, где и повесила бельё.

Вечером опять было много шуток и веселья. К моей великой радости мужчины не вставляли через слово матерные выражения — видимо у них тут это было не принято. Со мной никто разговаривать не пытался, но и от костра не гнали — и на том спасибо. Поймала себя на мысли, что начинаю привыкать к этому странному обществу и проникаться к нему симпатией. Вот только стокгольмского синдрома мне и не хватало…


Глава 7

Глубокой ночью проснулась как от толчка. Долго крутила головой, пытаясь понять, что же меня разбудило, но ничего не увидела. Даже в туалет пока вроде не хотелось. Лагерь спал. Только Арей сидел у потихоньку тлеющего костра — была его очередь караулить.

Вот часто читала в книгах и не могла поверить, что можно почувствовать чей-то взгляд. Но теперь внезапно поняла, что именно так и можно назвать моё состояние. Пока сидела и вглядывалась в спящий лагерь, ощутила, что на меня слева от дороги кто-то внимательно смотрит. Даже рука зачесалась, как будто взгляд материален и сейчас просверлит в ней дырку. Я вгляделась в темноту. Луны не было — новолуние, да и звёзды сегодня были скрыты тучами. Так что я зря всматривалась. Ночью в лесу без освещения… Через пару минут я всё же увидела белое пятно, которое не спеша приближалось к клетке. Я легла на живот, почти уткнувшись носом в прутья, пытаясь понять, что же вижу. Отвлеклась на несколько секунд, чтобы проверить, видит ли это белое нечто Арей. Тот всё так же сидел у костра и на нас вроде не обращал никакого внимания.

Повернула голову… Передо мной касаясь прутьев носом стоял белый тигр. В нём было не меньше двух метров. Я в испуге отпрянула к центру клетки, сев в позу лотоса. Потом вспомнила, что зверю нельзя показывать свой страх и постаралась успокоиться. Вдох-выдох, вдох-выдох, не отрывая взгляд от зверя, не смотря ему прямо в глаза, чтобы не принял за вызов. Тигр стоял напротив и принюхивался. Затем обошёл клетку по кругу, а я не спускала с него напряжённого взгляда. Мне удалось немного успокоиться.

Когда зверь, сделав круг, остановился у засова, я ещё подумала: «Хорошо, что клетка закрыта», а потом… Я глазам своим не поверила, но тигр поддел носом засов и отодвинул его! А затем зацепил лапой дверцу и плавным грациозным движением заскочил в клетку. Я была в шоке, но зверю было наплевать. Он подошёл ко мне, сосредоточенно принюхиваясь. Что не так с моим запахом? Вроде только сегодня мылась. Осторожно отползала от тигра, но предоставленный мне метр свободы довольно быстро закончился, и я спиной уткнулась в прутья клетки. Всё, дальше бежать некуда. Я зажмурилась, вновь устроила себе глубокодыхательную медитацию. С минуту так сидела, подтянув ноги к груди и обхватив их руками. Потом почувствовала на лице тёплый ветерок и от неожиданности, а скорее от страха неизвестности открыла глаза. Зверь сидел, склонившись ко мне — прямо сидеть он в клетке и не смог бы, и продолжал меня обнюхивать. Затем уткнулся носом мне куда-то под ухом между плечом и шеей и шумно вдохнул и выдохнул воздух. Стало щекотно, и очень захотелось отодвинуться, но я не посмела. Тигр немного отодвинул голову, лизнул мне шею и щёку, а потом отошёл и улёгся по диагонали клетки.

Я минут десять неверяще смотрела на эту тушу, перегородившую всё пространство. Потом на открытую дверь и спящий лагерь за ней. И так мне захотелось оказаться подальше от хищника, посидеть у костра с Ареем! А ещё обнаружилось, что плащ, служивший мне одеялом, остался по ту сторону от тигра, и я начинала немного подмерзать в одном платье. Вот поэтому во мне созрело решение перебраться к двери. Так, через зверя мне не перелезть, не задев шкуру. Даже боюсь представить, чем это может для меня закончится. Сзади… Мда, сзади пройти не получится, потому что тигр довольно плотно прижался задней частью к прутьям. А вот спереди есть немного свободного места. По крайней мере, через вытянутые передние лапы я вполне могу перешагнуть. Главное, не делать резких движений.

Подобралась к лапам. Встала и, перенеся вес тела на одну ногу, другую приподняла повыше и переместила через зверя. Чувствую себя одной из supergirls, которые в фильме пробираются через лазерные лучи сигнализации. Вот только мой лазер может в любой момент проснуться и поднять голову. Мамочки, как же страшно! Осторожно поставила ногу, и слегка перевела дух. Половина дела сделана. Вот только стоило мне переместить вес тела на перемещённую ногу и ухватиться для устойчивости за верхние прутья, как зверь открыл глаза и поднял голову.

Мы не двигаясь смотрели друг на друга. Я только встала поустойчивее, чтобы не упасть. Я не знала, что сейчас можно сделать. Сердце вместе с душой давно обосновалось в пятках, и возвращаться не собиралось. Тигр сел, и склонил голову на бок. Ноги меня уже не держали, и я села в свою любимую позу, прижав ноги к груди.

— Мне плащ нужен — я мёрзну, — жалобно прошептала я, взглядом указав на тряпку, лежавшую у входа.

Зверь посмотрел на плащ, потом подвинул его лапой ко мне. С трудом удержала истерический смех — мне попался дрессированный тигр!

— Спасибо, — поблагодарила я, накидывая на ноги плащ.

Тигр ещё немного посидел, внимательно разглядывая меня, а потом протянул лапу, зацепил мою ногу за щиколотку и потянул на себя. Нога распрямилась, а я непонимающе посмотрела на зверя. Когда тот тоже самое проделал с моей второй ногой, я догадалась:

— Ты хочешь, чтобы я легла?

Тигр кивнул. Нет, вы представляете, ОН МНЕ КИВНУЛ! Всё, я окончательно перестала что-либо понимать. Мне оставалось только послушаться. Я отодвинулась в угол, отвернулась к зверю спиной. Укутавшись в плащ, закрыла глаза и замерла, прислушиваясь к происходящему сзади. Мне было страшно. Никогда ещё не видела вживую хищника. Да я даже живую козу не видела, а тут сразу тигр. Судя по звукам, зверь улёгся и тоже замер.

Промучившись минут пятнадцать, я поняла что так точно не засну, и осторожно повернулась на спину. Глянула на зверя. Тот спал, всё так же растянувшись по диагонали.

Неожиданно для себя я залюбовалась животным. Он был очень красив. Захотелось погладить его, зарыться руками в его шёрстку. Пришлось срочно себя одёргивать. Вот только этого не хватало — это же не домашний Тузик.

Постепенно мне удалось расслабиться и задремать. Но долго поспать мне не удалось. В очередной раз я проснулась от того, что мне на нос упала капля воды. Не зная, что и подумать, я резко села, открыв глаза. Оказалось, что это всего лишь начался дождь. Вот только тент на клетке был полностью собран, а шнур находился возле засова, а значит по ту сторону от спящего тигра. Дождь тем временем набирал обороты. Я с тоской посмотрела на спящий лагерь, на зверя и на шнурок, который, оказывается, повесили не в том месте.

Не успела я решиться на новую рискованную вылазку, как к двери подошёл Арей в плаще с капюшоном и зажженным факелом.

— Я закрою тент, — успокаивающе шепнул он мне. Что интересно, мужчина не выказывал ни малейшего удивления или нервозности при виде хищника, разлёгшегося в клетке рядом со мной. Но я решила поговорить об этом утром.

Стоило Арею протянуть руку к шнуру, тигр поднял голову, посмотрел на мужчину и в его груди зародился тихий, но грозный рык.

— Я всего лишь закрою тент от дождя, — успокаивающе проговорил Арей, берясь за верёвку. — Спокойно, Поронни, совсем девчонку запугал.

Поронни? Какое странное имя. И, значит, они знакомы? Поэтому Арей не удивился появлению зверя?

Тигр взглянул на меня, нахохлившуюся, мокрую и не выспавшуюся. Наверное, я выглядела довольно жалко, потому что зверь как-то совсем по-человечески вздохнул и перестал рычать.

Арей закрыл тент на половину стен и ушёл к костру, а мы вновь остались одни. Я улеглась на спину на своё место, но спокойно закрыть глаза и попытаться вновь заснуть тигр мне не дал. Он лапой подгрёб меня к себе. В итоге моя голова оказалась лежащей на его передней лапе, другой лапой он прижимал меня к себе и к полу повозки под грудью, а носом, по-моему, уткнулся мне в макушку и замер.

Мне очень быстро стало тепло, даже жарко. Так как ничего с этим поделать я не могла, то решила расслабиться и получить удовольствие. Осторожно погладила зверя по лапе и закрыла глаза.

Утром сквозь дрёму почувствовала, что зверь вышел из клетки. Сразу стало холодно и неуютно. Перекатившись на место, где только что лежал зверь, я свернулась калачиком, и вновь попыталась уснуть. Но потом до меня дошло, что всё произошедшее ночью мне не приснилось, и сон моментально слетел с меня. Я села, высматривая тигра.

Лагерь уже проснулся. Весельчак занимался утренней кашей. Остальные сворачивали стоянку. Зверь как раз исчезал в кустах, но никто не обратил на него внимания, не указывал пальцем и не делал большие глаза, как будто тут каждый день гуляют белые тигры по лагерю. Опять я чего-то не знаю.

Я вылезла из повозки. Дождь уже прекратился, но вещи, оставленные на ночь сохнуть, конечно, не высохли. Придётся их развешивать на прутья клетки. Судя по сборам, после завтрака мы вновь тронемся в путь.

Вот вроде клетка у меня прозрачная, в том смысле, что стен как таковых нет, и воздух спокойно проникает внутрь, но каждый раз выходя из неё, чувствую сладкий воздух свободы. Хорошо-то как! Я потянулась. Ко мне уже спешил Варт.

— Как спалось? — с усмешкой спросил он. Только вот усмешка была какая-то добрая. За эти дни мы немого притерпелись друг к другу. Его чаще других, видимо как самого молодого, отправляли ко мне.

— С приключениями, — ответила я и спросила. — Отведёшь? — кивок в сторону кустов.

Я уже не краснела каждый раз, когда под конвоем приходилось идти в туалет. Привыкла наверно. Хотя прошло всего 4 дня совместной поездки, но казалось, что не меньше полугода.

— Пойдём, — вздохнул Варт.

Пока шли, не удержалась и спросила:

— Мы сейчас дальше поедем?

— Угу, Марка дождались, теперь домой можно ехать.

Марк? Что-то я не заметила нового человека в лагере. А может это его тигр?

Уже выбираясь из кустов, задала очередной вопрос:

— Варт, а кто такой Поронни?

— Главарь наш, — спокойно ответил парень.


Глава 8

Я аж запнулась. Тигр — их главарь? Но тогда получается — он оборотень? Ну конечно! Его действия ночью, его жесты. Это всё объясняет. Только получается, что я сегодня ночью спала в объятьях мужчины?

С этой мыслью я, наконец, вышла из кустов на поляну. А с противоположной стороны в это же время на поляну выходил ОН. Вот именно так и описывают мачо. Рост чуть больше двух метров — моя макушка как раз упрётся ему в подбородок. А ведь самый высокий из моих попутчиков — Весельчак — был мне по плечо. Светло-серая рубашка не скрывает, а лишь подчёркивает широкие мускулистые плечи и тонкую талию. Гладко выбритый подбородок с ямочкой и удивительные карие глаза с вертикальным зрачком. Но самое примечательное, это длинные, ниже талии, белоснежные, отливающие лёгкой голубизной, волосы, чередующиеся с иссиня-чёрными прядями, заплетённые в простую косу.

Я стояла в ступоре и рассматривала редкий образчик красоты, пытаясь удержать челюсть на месте. Взглянув в карие глаза, обнаружила, что меня тоже внимательно рассматривают. Невольно покраснела и опустила глаза.

— Мне кто-нибудь объяснит, что здесь происходит? Арей? — раздался требовательный глубокий голос.

Вот блин! У него и голос замечательный — таким только соблазнять. Держите меня, я же влюблюсь! Надо срочно искать отрицательные стороны, ну не может же быть всё идеально?

Пока я мучительно искала изъяны, Арей подал оборотню желтоватый лист бумаги, сложенный вчетверо и чёрный мешочек. Пока главарь читал записку, я рассматривала этот самый мешочек. А ведь я его уже видела. Именно его, похоже, отдала мне маркиза, и именно он исчез потом из моей сумки.

— Вот же маркиза, — покачал головой оборотень, дочитав письмо, и вновь посмотрел на меня.

А у меня его слова стали той последней каплей в море догадок. А ведь мои сопровождающие при встрече со мной ожидали, что я буду спать. Я и заснула на следующий день после кружки травяного отвара от маркизы. А теперь её деньги и письмо от неё в руках у главаря, к которому нужно было меня сопроводить, по словам Арея. Эта нехорошая женщина меня продала!

— Ну что ж, меня зовут Марк. Ты теперь, Катя, похоже, едешь со мной, — сказал оборотень, подтверждая мои догадки.

Я не нашла, что сказать. Вернее, сказать я хотела многое, но весь вид мужчины говорил о том, что шутить с ним не стоит, да и ругаться не полезно для здоровья. Кто их, этих хищников знает. А потому я просто неуверенно кивнула в ответ. Марк ещё минуту изучал меня, ожидая, что я отвечу. А я боялась открыть рот, потому что знала, что сейчас в раздражении наговорю много лишнего.

— Так, быстро завтракаем и едем, — распорядился главарь, не дождавшись от меня другой реакции.

Завтракали в молчании. К мужчинам вернулась их привычная собранность и молчаливость. А я не поднимала глаз от миски.

Наконец все были готовы выдвигаться, и рассаживались по лошадям. Марку подвели его угольно-чёрного коня. Вот интересно, почему девушки мечтают о принце на белом коне, а в книгах у главных героев чаще кони чёрные? Или мне не те книги попадаются?

Я подошла к телеге, в которую уже была запряжена серая кобыла, и изучала клетку, превращённую в сушилку, на пол накидали матрасы, а на верхние прутья повесили не просушенную одежду. И как я поеду? Я уже коснулась засова на двери, когда услышала недовольный голос оборотня:

— Арей, она, что и днём там едет?

Не дожидаясь ответа от Арея, я повернулась и сказала:

— Я не умею на лошади держаться, а в телеге удобно.

Марк лишь недовольно искривил губы.

— Иди сюда, со мной поедешь.

Спорить было бесполезно, а потому я просто подошла и вопросительно посмотрела снизу вверх на главаря, уже сидевшего на своём жеребце. Марк наклонился, подхватил меня за подмышки и одним движением усадил меня боком перед собой.

— Держись за пояс, котёнок, — насмешливо сказал он мне, видя мою растерянность.

Моя рука дрожала, когда я обнимала оборотня за пояс. Длинный сегодня денёк будет! От мужчины исходило уже знакомое мне тепло. Сразу захотелось прижаться к нему в поисках защиты от окружающего неприветливого мира. Но я, естественно сдержалась. Правда, помня прочитанные книги, не стала строить из себя недотрогу и держать спину, потому что в такой позе быстро устаёшь. Вместо этого выбрала нечто среднее, прислонившись к плечу мужчины.

Около получаса мы ехали молча. Не знаю, о чём думал оборотень, а я пыталась справиться с вдруг взыгравшими гормонами и думала: «Хорошо, что бельё успело вчера высохнуть». И ещё думала о том, что мне никак нельзя сейчас влюбляться, потому как в этом мире мне осталось жить около 10 дней. Вот только скажите об этом бедному девичьему сердечку.

Никогда не умела находить общий язык с незнакомыми людьми, заводить с ними разговоры. Но один вопрос у меня всё же был, и я не могла его не задать.

— Марк, скажите, а вы меня отпустите? — мой голос слегка дрожал, а решительность стремительно улетучивалась.

— Нет, — его голос был спокоен и уверен. — По нашим законам ты теперь моя.

— Ваша кто?

— Еще не знаю.

Таким тоном можно обсуждать цены на зерновые, но никак не судьбу человека. Как так? Какие законы? Возмущение вмиг вытеснило всю стеснительность.

— Что же это за законы такие?

— Маркиза тебя пленила, — терпеливо объяснил Марк. — И подарила мне за одну услугу. Так что теперь я могу делать с тобой всё, что захочу.

— Но я же человек! Свободный! Разве у вас тут есть рабство?

— Ну, раньше рабство было широко распространенно. Ещё совсем недавно каждый уважающий себя аристократ считал своим долгом содержать наложниц. Да и сейчас ещё некоторые не отказывают себе в этой блажи. А правители не спешат изменять старинные законы в этом отношении. Так что, раз ты позволила себя пленить, то потеряла права на свободу.

— Но меня поймали по ошибке, — возразила я.

Рассказала о сестре, о своём перемещении и похищении. Не стала только рассказывать о том, что вскоре меня против моего желания перенесёт обратно. Почему-то захотелось оставить это своим козырем, а то не нравился мне его настрой. Я, видите ли, его и точка!

— И всё же, — рискнула я вернуться к волнующему меня вопросу. — В качестве кого вы собираетесь меня держать?

Оборотень лукаво усмехнулся:

— Ну, в качестве служанки ты мне точно не нужна — у нас в посёлке есть, кому прибираться в доме. Да и простых работников хватает. А вот кровать у меня большая, мне там одиноко.

Я даже дар речи потеряла от такой наглости. Хотя, чего я ожидала, задавая свой провокационный вопрос? Так что я решила не реагировать на его слова.

Через несколько минут я сменила тему:

— А у всех оборотней цвет волос отражает суть второй ипостаси? — во как загнула! Аж самой понравилось.

— Конечно.

— А какие ещё виды у вас есть? Кроме белых тигров и драконов.

— Ну, еще есть рыжие тигры, чёрные и рыжие львы, серые и белые волки и гепарды.

— Я слышала, что у оборотней и людей не может быть совместного потомства, а у оборотней разных видов? — любопытствовала я. Пока Марк идёт на контакт, надо пользоваться моментом.

— Почему же нет. Только полукровок всё равно не получается. Ребёнок будет либо в папу, либо в маму.

Я так увлеклась беседой, что не замечала ничего вокруг. Солнышко вовсю светило, высушивая мокрую листву. Щебетали птицы, лес жил своей жизнью.

— Но вообще, оборотни предпочитают жить в своих стаях под защитой вожака.

— А как же вы? Почему оказались среди людей? — спросила и испугалась — а ну как перетупила запретную черту своим неуёмным любопытством. Расслабилась.

Но Марк не рассердился, его, похоже, забавлял наш разговор.

— А я оказался младшим сыном, так что серьёзное наследство мне не светило. И я решил уйти к людям и доказать, что тоже чего-то стою. Всего через неделю после моего ухода из стаи группа разбойничьего вида поймала меня — приняли за Дикого. А мне нравится спать в обличье зверя или просто по ночам охотиться. Посмотрел я на эту банду и подумал, что мне вполне по силам превратить их в хорошую команду. Вот так и живём уже 5 лет. Через три дня будем дома — я всё тебе подробно расскажу и покажу, если захочешь, конечно.

— Захочу, — решительно ответила я. Не в постели же всё время проводить.

Мой взгляд упал на косу Марка, перекинутую через плечо.

— А такие длинные волосы о чём-то говорят? — вот ни за что не поверю, что это простая блажь. И точно:

— Ну чем длиннее волосы, тем сильнее оборотень.

— То есть самые длинные волосы у вождя? — Марк кивнул. — А Вы тогда, получается младший принц?

Неужели он смутился? Ну, точно. Вон глаза отвёл от неловкости. Это хорошо. Это плюс в его копилку, что он не гордится своим положением.

Так, стоп. Я же собиралась минусы искать, а не плюсы коллекционировать. Но где же найти эти самые минусы? Пока есть только один, но довольно большой: этот хищник считает меня своей собственностью и отпускать не собирается, а собирается прописать в своей кровати. И вряд ли мы там будем в ладушки играть.

Тем временем наш небольшой отряд уже въезжал на очередную поляну для обеденной стоянки.

— Хочешь, после обеда научу сидеть на лошади правильно? — спросил меня оборотень, помогая спуститься с коня.

Я подумала и решилась. Всё равно когда-то надо начинать.

— Давайте, только мне переодеться надо будет.

Марк поморщился:

— Слушай, котёнок, давай на «ты». Не такой уж я и старый.

Хотела спросить, сколько же ему лет, но не успела. Оборотень уже на правах главного распоряжался на счёт обеда.

Скрывшись в кустах, я переоделась в джинсы с футболкой. За прошедшие две недели я похудела, так что джинсы на мне болтались и не спадали только каким-то чудом, но выбора у меня не было.

Когда Марк увидел меня в земной одежде, то потерял на долгую минуту дар речи. Подсадив меня на коня, и усаживаясь сам сзади, он скорее для себя, но я услышала, сказал:

— Да, это будет очень длинная поездка.

В такой позе мне совершенно не удавалось отстраниться от соседа. Тем более, что он левой рукой прижал меня к себе за талию. Я попыталась возмутиться, но мне без слов дали понять, что вырываться бессмысленно. В этот раз мы ехали молча, потому как все силы уходили на усмирение гормонов. Я спиной ощущала мышцы на груди у мужчины, такого горячего и очень живого мужчины. А уж что ощущала моя п…, ну почти поясница, я даже представлять не хотела. А Марк всё время прижимал меня к себе и, по-моему, принюхивался к моим волосам.

Эта чувственная пытка продолжалась около часа, когда я поняла, что больше не выдержу.

— Марк, можно мне вернуться в телегу, — взмолилась я. — А то у меня с непривычки ноги болят.

Он на пару секунд прижал меня к себе ещё сильнее, а потом как бы нехотя отпустил.

Оборотень проводил меня до телеги, открыл дверь, а перед тем, как я туда забралась, прошептал мне на ухо:

— Нет, котёнок, теперь я тебя точно никому не отдам и не отпущу. Ты — моя.


Глава 9

Я лежала в клетке на мешках и прокручивала в голове сегодняшние разговоры с Марком. Вот как у него так получилось, что я уже и сама ощущаю, что принадлежу ему? И понимаю, что мне это нравится. А что, принадлежать такому мужчине… Главное, чтобы и он мне принадлежал. Вот тут и главная загвоздка — ведь ему нужны будут наследники, а их может дать только оборотень. Так что мне в лучшем случае грозит быть официальной любовницей. И не факт, что я буду единственной. Нет. Так я точно не хочу. Хочу любви и верности с обеих сторон.

После ужина Марк сделал ещё одну попытку научить меня держаться на лошади. Только на этот раз он выбрал спокойную лошадку Варта и водил её в поводу, подсказывая и поправляя меня. А я старалась на лошадке усидеть и выполнить все указания оборотня. Помогая спуститься с лошади, Марк оказался слишком близко, и я буквально сползла по нему. Судя по его нервному дыханию и напряжённым мышцам, это стало серьёзным испытанием для мужчины. Он отпустил меня и скрылся в лесу. Я пожала плечами и пошла укладываться спать.

Уснуть не могла долго. Поймала себя на мысли, что жду, когда придёт тигр и согреет меня. Только с чего бы ему приходить? Вчера он просто знакомился с незнакомым человеком, а сегодня… Однако, вопреки моим сомнениям где-то через час дверца клетки открылась и тигр грациозно запрыгнул на телегу. Блеснули ярко-жёлтые глаза. Странно вроде были карие? Зверь подошёл, обнюхал меня, а потом лёг по диагонали и закрыл глаза. Возле него сразу стало тепло и уютно, так что я расслабилась и уснула.

Утром проснулась от того, что тело, согревающее меня всю ночь, как-то странно задрожало, как будто по нему прошёлся ток. Затем раздалось приглушённое ругательство, и Марк уже человеком вылез из клетки.

После завтрака меня вновь усадили боком (я на всякий случай одела платье) перед Марком на коня, и я до обеда рассказывала о своём мире. Лишь вначале спросила:

— А почему ты так часто оборачиваешься в зверя? Это необходимость или тебе нравится?

— Нравится, конечно, но не это главное, — Марк с утра был не в духе и сначала отвечал неохотно, но потом отошёл вроде. — Чем оборотень сильнее, тем сильнее его зверь. А значит, чтобы он не взял вверх, его регулярно выпускают. Кому-то достаточно побегать раз в неделю, кому-то раза в месяц хватает. Я же предпочитаю ночи проводить зверем.

— А что будет, если зверь верх возьмёт?

— А тогда оборотень станет Диким.

— То есть Дикими бывают не только подростки?

— Нет, конечно, — фыркнул Марк мне в волосы. — Просто взрослые лучше умеют контролировать зверя, но и они, бывает, срываются.

— А как отличить Дикого от просто оборотня?

— У него ярко-жёлтые глаза, значит, зверь в теле взял верх.

Я вздрогнула, вспомнив ночную встречу со зверем. Марк это заметил и усмехнулся.

— Но главное, Дикий не управляем и не реагирует на слова. А вот почему вчера, когда я заснул в лесу, мой зверь взял верх и пришёл к тебе, мне бы и самому хотелось узнать. Сильно испугалась?

— Нет, — честно призналась я. — я же тогда не знала этой особенности.

А дальше Марк закидал меня вопросами о Земле. Остальные мужчины тоже прислушивались к моему рассказу.

После обеда вновь прошёл дождь, так что к моей тайной радости Марку не удалось поехать со мной, как вчера. Боялась я такой близости. Мне ведь уходить скоро на Землю и жить потом как-то со своей любовью. Так что ехала в телеге.

Дождь закончился быстро, так и не успев разойтись, как следует, потому после ужина меня ждал очередной час верховой езды.

И снова по окончании нашего урока Марк сбежал в лес, а я не могла уснуть в ожидании зверя.

Прошло не меньше часа, когда со стороны леса у телеги послышался приглушённый мужской голос:

— Эй, птичка в клетке, хочешь на волю?

Я удивлённо обернулась на голос. Около прутьев стоял неизвестный мне мужчина. Блондин с короткими волосами и неопрятной бородкой. Был он довольно высок — примерно с меня, если мне не изменяет глазомер. Почему-то показалось, что это землянин. Я бы даже сказала — русский.

— Вы кто? — прошептала я.

— Пётр, — представился незваный гость. — Ну, так что, выпустить тебя?

— И что дальше? — скептически спросила я. Почему-то не было ему доверия.

— А дальше поедешь со мной, — лукаво улыбнулся Пётр (ну точно русский, по крайней мере, славянин). — Я тебя домой провожу.

— Это как же ты меня домой проводишь, — усомнилась я. — У тебя что — есть телепорт на Землю?

— Нет, конечно, — смутился он.

Что же мужчина тогда имел в виду, я не узнала, потому что в этот момент от угла телеги раздался другой мужской голос, на сей раз знакомый:

— Какими судьбами, Пётр? — Марк был напряжён и недоволен.

— О, Марк! — а вот Пётр явно был удивлён. — А мне сорока на хвосте принесла, что тебя нет рядом с командой.

— Твоя сорока ошиблась, — холодно ответил оборотень. — Ты чего хотел?

Пётр приблизился к Марку, посмотрел на меня.

— Отдай птичку.

— Нет, — категорично ответил оборотень. — Она — моя.

— Давай меняться: ты мне птичку, а я тебе двух? — не отступал Пётр.

— Да даже на десятерых не поменяю, и не продам, — рыкнул Марк, явно раздражаясь.

— А если, — его собеседник нервно облизнул губы. — ты мне птичку, я тебе кошку?

Марк замер. А потом зарычал. Глаза стали желтеть.

— Эй, ты чего! — воскликнул Пётр, отходя на шаг и выставляя вперёд руки.

— А давай, ты мне кошку просто так подаришь, по доброте душевной, и разойдёмся мирно? — прорычал Марк.

Ну, то, что под птичкой они имеют меня, я поняла. А кошка, это какой-то оборотень, что ли? С огнём Пётр играет.

— Так не пойдёт, — он явно храбрился. — Я тогда вызываю тебя на поединок. Если выиграю — птичка моя, а если проиграю, то отдам тебе кошку.

— По рукам! — Марк уже стал успокаиваться. Глаза потемнели, приобретая привычный карий цвет, но теперь в них явно плясали злые чертята в предвкушении забавы.

— Арей! — рявкнул он. — Подготовьте место.

Наши, оказывается, уже не спали, просто тихо лежали и прислушивались к разговору (и когда они, интересно, стали для меня «нашими»?). А сейчас все встали, растащили матрасы с навесами, освобождая круг диаметром около 4 метров.

Шарик создал 20 небольших светлячков размером где-то с мячик для пинг-понга и отправил их по периметру круга около земли. Ещё двадцать светящихся шаров, но побольше, он распределил над первыми но на высоте 3 метров. Получилась неплохо освещённая арена. Оказывается именно из-за таких светлячков Шарика и назвали Шариком. Чего-то более серьёзного он магичить не умел, а светлячками управлял виртуозно и очень это дело любил.

Марк с Петром тем временем уже перебрались в круг. Пётр снял курточку и остался, как и Марк в одной рубахе. Несколько минут они присматривались друг к другу, сделав пару кругов по арене.

Вот не понимаю я этих мужчин. Чуть что — сразу в драку. Почему б им не посидеть у костра, не найти оптимальное решение. Без синяков и крови. Как петухи, ей Богу. Я внезапно осознала, что стою, держась за прутья и затаив дыхание. Было очень страшно за оборотня. Как-то очень уж уверенно предложил Пётр поединок, хотя знал, что его противник очень силён и быстр. Что-то тут не чисто.

Вот противники остановились. Пётр оказался стоящим ко мне спиной, и я вдруг увидела рукоятку пистолета, торчащую из-за ремня брюк сзади. Но предупредить уже не успела. Никогда не думала, что поединок может быть таким коротким.

Марк размахнулся и ударил Петра в солнечное сплетение. Сделал он это так быстро, что Пётр даже осознать не успел, не говоря уж о пистолете, на который видимо и надеялся. Да, вон рука так и замерла на полпути к оружию. От удара он отлетел за пределы круга и так и остался неподвижно лежать на земле. Все замерли в ожидании дальнейших действий.

— Арей! — тихонько позвала я ближайшего ко мне мужчину, что рассредоточились по периметру. — У него пистолет за спиной!

— Что? — не понимающе посмотрел он на меня.

— Оружие из нашего мира.

Арей вопросительно посмотрел на Марка.

— Посмотри, только осторожно, — разрешил оборотень.

Помощник главаря осторожно приблизился к неподвижно лежащему мужчине.

— Он, похоже, мёртв, — сказал он через минуту. — Головой о камень ударился при падении.

Вот даже жалко его не стало почему-то. Хотя до этого смерть и мёртвых я видела только по телевизору. Мной владело сейчас только облегчение от того, что всё закончилось, и Марк не пострадал.

Обыскав тело, Арей обнаружил несколько серебряных монет в карманах штанов и пистолет.

Оказывается, никто из них не видел земного оружия. Я от показа его возможностей открестилась.

— Вы что, я такого в руках не держала. Это вам мужика какого надо.

Но потом я представила, как кто-то пытается понять устройство пистолета и случайно ранит себя или другого человека, и я, вздохнув, сказала:

— Ладно, давайте, посмотрю. Если что, не пугайтесь — будет громкий бум.

В конце концов, сколько фильмов просмотрено, сколько книг прочитано.

Повертев оружие в руках, сняла с предохранителя и, направив пистолет в сторону леса, выстрелила. В ночном лесу звук выстрела вышел очень громким. Все вздрогнули. Немного подумав, я нажала на курок ещё несколько раз, но патроны, похоже, кончились. Повертев пистолет пару минут, достала патронник, и убедилась, что он пуст. Ну и хорошо. Теперь он не опасен.

— Так, Арей, одного оставляешь в лагере, остальные за мной, — распорядился Марк, когда стало понятно, что пистолет стал игрушкой, и пользы от него нет никакой.

Минута, и лагерь опустел. Со мной оставили Варта, как самого молодого.

— А куда это они? — недоумённо спросила я.

— Пётр один не ходит, — вздохнул Варт, явно недовольный тем, что остался сторожить. — Он вообще-то работорговец, так что у него команда человек 6 и товар. А ты иди — ложись спать — это надолго.

Я подумала и согласилась. После случившегося, накатила апатия, и ничего уже не хотелось. Стоило только устроиться поудобнее, как глаза закрылись, и я уплыла в сон. В какой момент ко мне присоединился тигр, не заметила.


Глава 10

Утром проснулась и обнаружила, что клетка закрыта тентом. Рядом со мной посапывает зверь. Пару минут я рассматривала его, любовалась длиннющими усами и милыми ушками. Очень хотелось погладить, но я не решилась.

Тигр открыл глаза и поднял голову. С минуту изучал меня, лизнул в щёку, подмигнул левым глазом и, поднявшись, выскочил из клетки. Я не стала долго задерживаться. Причесалась, собрала волосы в косу и вышла через незапертую дверь.

Первым делом в глаза бросился увеличившийся табун лошадей. Они стояли кучно, так что посчитать не смогла, но их точно стало больше. У костра чуть отдельно от уже знакомых мужчин завтракали четверо незнакомых. Вот уж кто точно был похож на бандитов с большой дороги: бороды и шевелюра давно не чёсаны, не стрижены и не мыты; одежда пыльная и местами порванная.

Отдельной кучкой сидели девушки. Я насчитала 9 девиц разного возраста от 13 до 30 лет. Все как одна чёрненькие, невысокие и напуганные. Одеты были в серую хламиду, так же как и их конвоиры, грязные, в царапинах и синяках они жались друг другу в поисках поддержки и защиты. Варт, сегодня работающий кашеваром, подносил им тарелки с кашей, а они вздрагивали, но еду брали.

Последней заметила девушку, севшую отдельно от всех. Она держалась слегка надменно, спину старалась держать прямо, но синяков и царапин на ней было, пожалуй, больше всех. А ещё она была тигрицей. Ярко-оранжевые пряди смешивались с чёрными и спускались нечесаным ковром до земли. Её светло-карие глаза с вертикальным зрачком почему-то с ненавистью смотрели на меня. И чего я ей сделала? Или так на неё повлиял тот факт, что я выбралась из телеги, откуда до этого вышел тигр? Да наверно. Уж кто-кто, а эта девочка лет тринадцати больше подходит Марку, чем человеческая женщина, да ещё и иномирянка. Оборотница, кстати была на голову выше своих товарок по несчастью.

Ко мне подошёл Весельчак:

— Что, проводить тебя в лес?

— А может, я сама дойду? — с надеждой спросила я.

— Нет уж, пошли, — усмехнулся мужчина. — Мне не трудно.

И мы пошли. Я решила зайти чуть дальше в лес, чем обычно, а то много неизвестного народу в лагере. И действительно, как-то неожиданно я своих похитителей-сопровождающих стала воспринимать как хороших знакомых. У меня к ним даже симпатия появилась. Люди, как люди. Со своими тараканами в голове, ну а кто без них? Могли и сволочами какими оказаться, но нет, они за мной следят, ухаживают.

Когда шли обратно, спросила:

— Весельчак…

— Зови меня Весь, — перебил меня мужчина.

— Весь, — согласилась я. — А расскажи, что вчера было?

— А что, нашли мы их стоянку быстро. Там девушки, связанные одной верёвкой между собой, и 6 мужиков. Двое сопротивлялись, так что их пришлось убрать, а четверо дали клятву Марку на верность. Так что в нашем полку прибыло. Ещё у нас теперь на 6 лошадей больше. Вот вроде и всё.

Я решила проверить одну свою догадку:

— А тигрица — это та, что вы искали?

Вряд ли в землях людей бродит много молодых оборотниц, так что я была почти уверена в положительном ответе.

— Да. Ей как-то удалось вернуть контроль над телом. Сильная девка, не зря дочь советника.

Мы как раз вышли на поляну, где уже появился Марк.

— Так, народ, — обратил он на себя всеобщее внимание. — Сейчас завтракаем, собираемся и едем домой. Через день должны быть в Усадьбе. Девушки, мы сейчас едем в нашу деревню. Кто захочет — может остаться жить там, а остальных мы можем проводить домой. Думайте, до деревни ещё есть время. Сейчас поедете с мужчинами на лошадях.

Поели быстро, собрались ещё быстрее. Тигрица не отрывала глаз от главаря, а я тихонько ревновала, хотя и понимала, что это бессмысленно. Когда все стали рассаживаться по коням, она подбежала к оборотню, проверявшему подпругу своего жеребца.

— Марк, можно я с тобой? — с надеждой спросила она. Надо же, они уже на «ты»!

— Ты выглядишь уставшей, Сарта. Поспи до обеда в повозке, а там посмотрим, — и он посмотрел на меня, неловко мнущуюся в сторонке. — Поехали, Катерина.

Оставалось только подчиниться, стараясь не смотреть победно на тигрицу. Та фыркнула презрительно, но возражать не посмела.

Место вожака — впереди. Так что первым ехал Марк, со мной. Дальше четверо новеньких и Весельчак. За ним ехала телега, а дальше все остальные, в том числе и ведомые на поводу запасные лошади. Я давно удивлялась тому, что у телеги нет возницы, но Варт пояснил мне, что лошадь обучена идти за конём Весельчака, а потому кучер не требуется.

— Марк, — решилась я спросить, когда наш караван выстроился в нужном порядке и тронулся в путь. — А почему девушек вы отпускаете, а меня не хотите?

Меня сильнее прижали к себе, а в груди мужчины зародился рык?

— Ты — моя. Никуда не отпущу.

Я неосознанно погладила по груди мужчины свободной рукой, успокаивая его.

— И всё же, ты сказал, что по закону я твоя пленница, а они разве нет?

Марк немного успокоился, вздыхая и выдыхая воздух в районе моей макушки.

— А их мы как раз освободили из плена, и было бы странно и не честно их снова неволить. Чем мы тогда лучше тех работорговцев? Так что они вольны поступать, как им вздумается. А тебя мне подарили.

И снова сильная рука прижимает меня к себе. Ага, подарили, да ещё и приплатили, чтобы наверняка.

Дальше всю дорогу до следующего привала мы с Марком молчали. Я наслаждалась его теплом и запоминала каждое мгновение рядом с ним, а оборотень, по-моему, всю дорогу дышал мной.

После обеда тигрица вновь подошла к Марку. Выглядела она теперь и правда лучше, чем утром. Даже волосы заплела в косу, спускавшуюся до бёдер.

— Марк, а теперь я могу с тобой ехать? — и глазки как у кота из Шрека.

— Поехали, — вздохнул главарь, а потом лукаво посмотрел на меня. — Что, решишься на лошади одна поехать?

— Ну, только если недолго, — с сомнением согласилась я.

Мне подвели одну из запасных лошадей. Она была серой и внешне спокойной кобылой. С помощью Марка мне удалось запрыгнуть в седло.

К великому неудовольствию тигрицы, сидящей перед Марком в позе наездницы и прижимающейся к оборотню слишком интимно, на мой взгляд, всю дорогу я ехала рядом с ними, а Марк следил, чтобы я правильно держала осанку и вообще управляла лошадью.

К ужину ноги болели зверски, а попу я вообще не чувствовала. Кое-как сползла с моего личного транспорта под незлые смешки мужчин и присела у костра, дожидаясь ужина.

После того, как все поели, Марк вдруг спросил:

— Девушки, кто умеет разминать мышцы? А то Катя завтра не встанет с непривычки.

Ой, как приятно! Он обо мне думает и заботится!

Первой откликнулась Сарта.

— Я умею, меня учили, — как-то хищно она на меня смотрит. Ну ладно, авось не съест и не укусит.

Мы ушли в клетку, где эта мелкая садистка разминала мне мышцы на бёдрах и ягодицах. Ведь специально мяла очень сильно. Но я не роптала, потому что знала, что так будет даже лучше — боль быстрее уйдёт. Уже заканчивая, тигрица наклонилась к моему уху и прошипела:

— Не засматривайся на него, человечка! Он мой! — и развернулась, чтобы выскочить, но я придержала её за локоть.

— Успокойся, кошка. Не собираюсь я на него вешаться. А дальше всё от тебя зависит.

Та явно мне не поверила, но возражать не стала. А соскочив с телеги, подошла к Марку:

— Мы бегать пойдём?

— Конечно, надо размяться.

И они вдвоём убежали в лес.

Девушек на ночь подселили к мужчинам. Тем был дан строгий наказ к девушкам не приставать, но охранять и греть.

Мне никак не удавалось уснуть. Я очень надеялась, что прогулка оборотней не продлится до утра, и они не решат уединиться где-нибудь под кустом.

Мои молитвы были услышаны, и где-то через пару часов они вернулись и зверями заскочили в клетку. Тигрица, увидев меня, презрительно фыркнула и заняла противоположный от меня угол, а Марк улёгся между нами. Я успокоено повернулась к оборотню спиной и закрыла глаза. Меня тут же подвинули к себе лапой, прижав ею к полу, а моя голова была уютно устроена на второй лапе. Нос зверя уже привычно расположился на моей макушке. Теперь сон пришёл ко мне очень быстро. Было уютно и тепло не только телу, но и душе.

Утром меня опять усадили на Серую, как я стала про себя называть моё средство передвижения. И снова Марк с тигрицей ехали рядом. А после обеда я предпочла ехать в телеге, попутно разминая больные мышцы. И всю дорогу впереди слышался смех довольной тигрицы. Р-р-р. Ревную безумно.

А к ужину впереди показался огромный яблоневый сад.

— Вот мы и дома, — удовлетворённо прошептал Варт, ехавший сразу за клеткой.


Глава 11

Минут пятнадцать мы ехали по тропинке мимо яблоней. Они были достаточно стары и величественны, но было видно, что за ними ухаживают: сухих веток не было ни на деревьях, ни под ними, трава вокруг была недавно скошена. Кроны яблонь закрывали тропинку от летнего солнца, и внизу стоял приятный зелёный сумрак. Вокруг витал запах яблок и свежего сена. Среди листвы порхали птицы, и они совсем не боялись людей.

По просьбе Марка я вновь пересела на Серую. Вот мы по небольшому, но добротному мостику пересекли ручеёк и выехали к деревне. Марк отъехал вперёд и развернулся к нам лицом. Тигрица, сидящая перед ним, была неприлично довольна, и мне с трудом удалось удержать на лице нейтральное выражение, чтобы не показать свою ревность.

— Девушки, — обратился Марк. — Перед вами деревня, которая является нашим домом. Мы называем её Усадьбой, потому что когда-то здесь была усадьба одного герцога. Его имя уже никто не помнит, но яблоневый сад сохранился. Сейчас я проведу для вас небольшую экскурсию, пока не стемнело. У вас будет ночь, чтобы решить едете ли вы домой, или остаётесь с нами. Поехали.

В деревеньке я насчитала 30 жилых домов. Видно было, что все они сравнительно недавно построены — дерево ещё не успело почернеть от времени. С краю стояли и вовсе свежие срубы.

— Нашей Усадьбе 5 лет, — рассказывал оборотень. — В основном мы занимаемся продажей яблок и яблочного сидра, а так же в дне пути от нас начинается море, так что вот уже 2 года мы коптим и солим рыбу. До столицы от нас сутки, так что есть возможность всё, что изготовим — продать довольно выгодно. Так же у нас есть 2 группы мужчин, занимающихся охраной обозов. Женщины между делом занимаются кружевами, сбором трав и изготовлением лечебных зелий. Так что дел хватает всем.

Мы проезжали по главной и единственной улице. Дома здесь были сплошь одноэтажные и небольшие. Вокруг каждого дома был невысокий заборчик и цветочные клумбы разнообразных расцветок. Сзади к домам плотно подступал яблоневый сад. Кое-где за заборами копошились куры, которые были раза в полтора крупнее наших. Почти у каждого дома сидел на цепи пёс. По улице бегали ребятишки. По мере нашего продвижения из домов выглядывали женщины, а потом и выходили к нам. Видно было, что прибывшим мужчинам рады. Все приветствовали Марка — его явно любили в деревне.

Вообще тут было очень спокойно и уютно. Я поймала себя на мысли, что не прочь здесь жить.

— А здесь у нас общий дом, — указал главарь на большое двухэтажное здание. — На первом этаже таверна, а на втором комнаты, где приезжим можно переночевать. Правда там нет никаких удобств, но хоть тепло и сухо. Девушки, предлагаю вам сегодня спать здесь, если вы конечно не хотите заночевать под яблоней.

Больше книг Вы можете скачать на сайте - Knigochei.net

Все рассмеялись, но желающих вроде не нашлось.

— А вот и Гелия, — улыбнулся Марк подходящей к нам полной улыбчивой женщине и спрыгнул с коня, помогая сойти и Сарте. — она у нас главная в деревне по женским делам, а её муж — Кин — по мужским. Они здесь вроде старост.

Он обнял Гелию, уткнувшуюся на мгновение носом в его широкую грудь, и тут же отпустил.

— Гелия, пустишь на ночь к себе леди? — указал на тигрицу оборотень. — А то у меня в доме нет места, а в общем доме как-то…

— Конечно, пущу, о чём разговор, — не дала ему объясниться женщина. — Пойдём милочка — у нас и вода есть нагретая — помоешься с дороги.

Сарта явно не ожидала такой прыти. Она безропотно пошла за Гелией, пару раз оглянувшись на Марка, но тот уже на неё не смотрел.

Мужчины, прибывшие с нами, как-то незаметно разошлись, кто домой, а кто в общий дом, предварительно отдав своих коней двум мальчишкам лет 15, заведующим большой конюшней при общем доме. Девушки потянулись в общий дом, где их встретила худая суровая женщина — полная противоположность Гелии.

— О, а это Марита, — представил нам женщину Марк. — Вообще-то она работает экономкой в моём доме, но ещё успевает приглядеть за всем в общем.

— Конечно, — проворчала Марита, но у меня создалось впечатление, что это напускное, а на самом деле, она очень рада видеть оборотня. — Тебя никогда не бывает дома. Что ж мне теперь от тоски загнуться?

— Ой, не ворчи, — улыбнулся Марк. — Принимай заботу. Тут 9 девушек, а я к себе.

Я была растеряна. Сначала я думала, что останусь в общем доме вместе с другими, но Марк сказал о девяти. А я? Ответ нашёлся очень быстро. Марк нашёл меня глазами, подошёл и, обняв, сказал:

— Пошли, котёнок, покажу твоё жилье.

Все присутствующие проводили нас заинтересованными взглядами.

Идти пришлось недалеко. Общий дом стоял первым на улице, а она упиралась в довольно большой двухэтажный каменный дом.

— Его ещё не успели обустроить, — как бы извиняясь, пояснил Марк. — Готовы только моя комната, кабинет и кухня. В остальные комнаты мебель и ковры со шторами привезут только через месяц.

— А где столько камня взяли? — поинтересовалась я. Ведь остальные дома были деревянными.

— За домом развалины герцогского замка. Вот там камень и взяли.

Я для себя решила, что обязательно схожу посмотреть.

Стены в коридорах дома до середины были обиты деревянными панелями светлого оттенка. Из небольшого холла один коридорчик вёл в столовую, а из неё в кухню, а другой в гостиную и кабинет хозяина. Так же из холла наверх вела деревянная лестница с красивыми резными балясинами. На втором этаже планировалось 6 спальных комнат, но сейчас была готова только одна — хозяйская. Туда меня и повели.

Шоколадный ковёр на полу, светлые деревянные панели на стенах, большая кровать с коричневый покрывалом, и тёмный деревянный книжный шкаф — всё было довольно уютно.

В комнате было ещё 2 двери: в гардеробную и ванную. Я даже глазам своим не поверила — тут был настоящий водопровод и канализация!

— Откуда? — не удержалась я от вопроса.

— Тут мне очень повезло, — ответил оборотень, не отпуская мою руку, которую сжимал в своей всё это время. — К нам прибилась супружеская пара иномирцев, и он разбирался в водопроводе. Вот и сделал мне подарок на новоселье. Сейчас он в море, они вскоре должны приехать, так что познакомишься ещё.

Я ещё раз оглядела красивую светлую комнату, больше похожую на сауну, потому что вся она от пола до потолка была обшита почти белым деревом. Сама ванна тоже была выбита из цельного ствола той же породы. Освещалась комната, как и все остальные, магическими светлячками, которые включались, стоило войти в помещение, и выключались, когда все его покидали.

Мы вышли из ванной, и Марк подвёл меня к прикроватной тумбочке, на которой стояла шкатулка для драгоценностей. Достав оттуда пару браслетов, оборотень один защёлкнул на своей левой руке, а второй одел на мою. Я даже не успела сообразить и возразить что-то. Осталось лишь только рассматривать неожиданный подарок. Широкий — около 1 см. Это было явное серебро, ажурное плетение из веточек с листочками и парой яблок из небольших круглых камушков. Что это были за камни — я не знаю, потому что когда Марк взял браслет из шкатулки, они были жёлтые, но стоило браслету защёлкнуться на моём запястье, и камни стали зелёными.

— Что это? — заподозрив недоброе, спросила я.

Марк в это время манипулировал своим браслетом. Он был раза в два шире моего и у него был только один красный камень — немногим крупнее моих. Ловким движением Марк вытащил камень из браслета и сжал его в кулаке.

— Вообще-то это браслет подчинения, — вздохнул оборотень и, не дав мне возмутиться, продолжил. — В нашем с тобой случае он покажет всем, что ты моя, и тебя не стоит обижать, а так же не даст тебе выйти за пределы деревни.

Пока я соображала и переваривала сказанное, он вышел и явно спустился на первый этаж, но через минуту вернулся. Подошёл ко мне и внимательно посмотрел мне в глаза. А я… мне хотелось рвать и метать. Хотелось закатить безобразную истерику на тему «Да как ты мог! Да как посмел!». Но, посмотрев в его взволнованное и переживающее лицо, я вдруг передумала ругаться и решила смириться. В самом деле: мои крики ничего не дадут, Марк вряд ли изменит своё решение. А мне главное помнить, что я здесь всего на неделю. А потом мне нужно будет заново учиться жить на Земле без него.

— Ладно, — со вздохом махнула я на всё рукой. — Это мне очень не нравится, но сделать я, по-видимому, ничего не могу, — и вопросительно посмотрела на оборотня.

Тот, поняв, что скандала не будет, облегчённо выдохнул и обнял меня, зарывшись носом в волосы на макушке.

— Ты замечательная! — прошептал он, а потом отстранился и, подняв пальцами мой подбородок, поцеловал меня.

Так меня ещё не целовали. Я забыла обо всём и потерялась в ощущениях. Его губы: мягкие и твёрдые, ласкающие и требующие. Не знаю, сколько мы так простояли. Марк отстранился первым.

— Надо идти, — вздохнул он.

Ужинали мы большой компанией в общем доме. Тут были и все сегодня прибывшие, и несколько жителей деревни. Гелия рассказывала новости деревни, а все внимательно слушали.

Под конец Марк сказал:

— Гелия и Марита, завтра утром жду вас у себя в кабинете. Доброй всем ночи.

И увёл меня в дом. Мне стало немного страшно. Пока отмывалась в ванне, пока ждала в комнате, когда вымоется Марк, я всё думала о предстоящей ночи. Ведь если он считает меня своей, и я нужна ему для постели… Мне было страшно, уже в который раз за это странное приключение. Я и целовалась-то по настоящему в первый раз сегодня, а уж о чём-то большем мне и думать не хотелось. Мама воспитывала нас в строгости. Примерно с 12 лет мы с сестрой точно знали, что первый раз у нас будет с законным мужем. Так и только так.

— Иначе домой можете и не приходить! — говорила мама. И мы знали, что она не приукрашивает и не врёт — если узнает, то точно выгонит туда, откуда пришла.

Но ведь оборотню этого не объяснишь. Он считает себя в праве.

Вот так я и накручивала себя. Когда Марк в одном полотенце вокруг бёдер вышел из ванной, я вся такая бледная и дрожащая лежала под одеялом и ждала его.

Он, несомненно, почувствовал моё состояние, а скорее всего, унюхал мой страх. Откинув одеяло и сняв полотенце (я тут же зажмурилась, чтобы не увидать чего лишнего), Марк лёг в постель и прижал меня к себе. Я напряглась как натянутая струна и перестала дышать.

— Эй, ты чего? — рассмеялся оборотень. Приподнявшись на локтях надо мной, он заглянул мне в глаза. Вернее попытался, потому что они были плотно закрыты.

— Котенок, ты меня боишься? — вкрадчиво спросил Марк, нежно проводя пальцем по моей щеке.

Я сначала кивнула, потом отрицательно покачала головой. Нет, его я не боюсь. А вот того, что между нами сейчас будет…

— У тебя ещё никого не было? — высказал догадку мужчина.

Я кивнула и зажмурилась ещё больше. Было очень волнительно чувствовать рядом с моим не очень одетым телом (футболка и трусики не давали мне желаемой защиты) обнажённое тело оборотня.

— Девочка моя, — счастливо рассмеялся Марк и поцеловал в лоб. — Не бойся, я не сделаю тебе больно, и не обижу. Но сегодня я очень устал, так что давай просто спать.

Я аж глаза распахнула от неожиданности. Просто спать? Я что, зря готовилась? Я так не играю. Теперь вопреки всякой логике мне стало обидно.

Видимо, все мои эмоции были для Марка открыты, потому что он вновь рассмеялся:

— Какая же ты оказывается ещё девочка! Спи, моя хорошая. Всё у нас ещё с тобой будет.

Я лежала на плече Марка, ощущала одну его руку у себя на талии, и понимала, что пропала. Только сейчас заметила, что от него пахнет цветочным мылом, который я видела в ванной, яблоками и щенком. Это оказалась так неожиданно и мило. Вспомнила, что и от его тигра не пахло как-то противно. От зверя пахло лесом, почему-то опять яблоками, немного мокрой землёй, но не псиной, как я почему-то ожидала. Мне было рядом с ним так уютно и хорошо. Начали появляться мысли о том, чтобы остаться в этом мире насовсем. Для этого надо только найти храм. Жаль, что в Усадьбе его ещё нет. Гелия рассказывала, что уже пригласили специалистов для строительства, но те ещё где-то в дороге.

Конечно, хотелось бы, чтобы Марк ко мне испытывал что-то большее, чем просто желание, но тут уж против природы не пойдёшь. А наследника я тоже лишать бы его не хотела. Надо будет поговорить с ним завтра о нашем будущем…


Глава 12

Но назавтра с Марком поговорить не получилось. А к обеду, погуляв по яблоневому саду, я поняла, что это очень поспешное решение. Ну что меня здесь ждёт? Роль постельной игрушки? Помощь в сборе яблок и переработке рыбы? Я же ничего не умею. А как же моя мечта стать ветеринаром? И что будет со мной потом, когда Марк женится на оборотнице (или оборотнихе?)? А ещё ведь есть мама и сестра, волнующиеся за меня, да и я по ним очень скучаю. Так что хорошо, что я не успела утром переговорить об этом со своим так называемым хозяином.

Но это всё я осознала позже, а утром Марк разбудил меня не очень рано. Видно было, что он уже успел одеться, привести себя в порядок и, даже наверно, уладить несколько дел.

— Вставай, котёнок, нас ждут, — поторопил меня мужчина.

Оделась я быстро, в ванной тоже не задержалась, так что уже через 10 минут мы спускались на первый этаж. Там в кабинете нас дожидались Гелия и Марита.

— Это Катерина, — представил меня женщинам оборотень — вчера было не до этого. — Она — моя, — произнесено это было горделиво и с демонстрацией наших левых рук с браслетами.

Последний, кстати я не смогла ни расстегнуть, ни просто так снять с руки — магия в действии.

— Я поеду, передам Сарту родителям, раз уж сам заключал с ними договор о поиске, — продолжал Марк. — Меня не будет около недели. Вы сегодня дайте девочке отдохнуть, а завтра привлекайте к работе. Только не перегружайте — она — человек городской, и к деревенской работе не привычна.

Женщины согласно закивали, заверили главаря, что всё будет хорошо, и меня обижать никто не будет. А я судорожно подсчитывала, успеет ли Марк вернуться до полнолуния. Выходило впритык. Но оборотень не дал мне и слова сказать. Оказывается, на улице уже все собрались и ждали только его.

Марк вместе с Шариком и ещё одним мужчиной из деревни сопровождали тигрицу, ещё семерых девушек развозить по домам поехали Весельчак с четырьмя новичками. Две девчонки решили остаться в Усадьбе, так как были сиротами, и идти им было некуда. Арей с остальной командой планировали отдохнуть пару деньков, а затем двигаться в столицу, где их уже ждала работа по охране каравана.

Как и обещал Марк, в этот день меня не трогали. Я гуляла по саду, нашла развалины замка. Огромный по площади, с положенными по статусу толстой стеной и рвом по периметру. Небольшой внутренний дворик и давно сгоревшие дополнительные постройки поросли травой. Можно было только гадать, что здесь когда-то была конюшня, а тут кузня. Полуразвалившиеся стены основного здания навивали тоску и горечь от пустоты и разрухи. Камня тут хватило бы, пожалуй, ещё на пару таких же домов, как у Марка. Долго бродить тут мне не хотелось, так что я довольно быстро ушла.

Удалось мне испытать действие браслета. Стоило дойти до внешней границы яблоневого сада, браслет на руке сжался. И чем дальше я уходила от деревни, тем больнее сжималось серебряное украшение. Ну что ж, сбежать с Ареем в столицу, как мне подумалось, не получится.

После обеда Марита выдала мне пару простых платьев, нижнее бельё и предложила стопку местных любовных романов, чтобы я не скучала. Я дома не особо любила такую литературу — было ощущение, что подглядываю за чем-то очень интимным, и чувствовала от этого себя не уютно. Но тут мне подумалось, что эти книги немного пояснят местную психологию, так что взяла с радостью. Около получаса привыкала к непривычным буквам местного алфавита, но потом вчиталась и перестала обращать внимания на подобные мелочи. Несколько книг оказались с участием оборотней, так что кое-что мне действительно удалось почерпнуть. Например, то, что у оборотней рождается трое, реже двое или четверо детей зараз. Беременность длится 7 месяцев, и для успешного развития малышей им всегда нужна магия. Если на беременную надеть блокирующий магию амулет, то дети очень быстро умрут. Когда я позже спросила у Гелии, правда ли это, а то мало ли выдумок в книгах, тем более художественных, то узнала, что без магии беременность протекает очень болезненно и длится не больше трёх месяцев. Потом погибают и дети и мама.

Выяснилось, что у магов совершеннолетие в 25 лет, а у оборотней в 14, когда они первый оборачиваются. Живут и маги, и оборотни до 200 лет. А среди девушек, спасённых Марком, на самом деле не было людей моложе 20 — просто маги медленнее развиваются и выглядят моложе своих лет.

Ещё узнала, что у оборотней и магов не может быть общего потомства из-за того, что у тех и других есть магия, но она совершенно разная и конфликтует между собой. Магия оборотней выражается в первую очередь, конечно же, наличием второй ипостаси и обострённых чувств, а так же тем, что одежда при смене обличия не рвётся, а пропадает, чтобы потом при возвращении в тело человека вновь появиться. И это касается не только одежды, но и всего, что оборотень во время обращения нёс на себе или держал в руках. По-моему, очень удобно.

На следующий день после завтрака все свободные женщины и дети пошли собирать яблоки. Всего получилось 5 подростков и пятнадцать женщин со мной. Среди них были и Гелия с Маритой, и даже одна землянка — бурятка Ананда. Она уже 2 года вместе с мужем австралийцем Джоном жила в Усадьбе. Это он разбирался в сантехнике и водопроводе, а так же всю свою жизнь промышлял рыбой, а потому организовал местных на ловлю.

— Какие яблоки в середине лета? — удивилась я, пока мы добирались до нужного участка.

— Тут нам повезло, — ответила мне одна из женщин. — У нас есть Рост — маг, способный воздействовать на растения. Сейчас он в море с рыбаками. А так он уже второй год влияет на небольшой участок сада, чтобы мы могли получить там два урожая вместо одного.

Когда мы дошли до яблонь с созревшими яблоками, я смогла лично убедиться в этом. Небольшой квадратный участок деревьев со стороной около 30 м пестрел яркими красными боками яблок среди ярко-зелёной листвы.

Вокруг десятка яблонь расстелили мешки с мягким наполнителем. Оказалось, что эти матрасы наполняли высушенным в тени мхом.

— У нас тут вообще-то рядом магический источник. Из-за него на километр вокруг растут особые травы, — рассказывала мне Ананда. — Например, этот мох. Он вырастает до 20 см., если его в тени высушить, то он не ломается и не приминается. Такого матраса хватает на год. Ещё есть лиана, которую мы используем вместо верёвок. Она очень прочная и гибкая.

— Ага, — поддакнула Марита. — скорее бы полнолуние. Тогда пойдём собирать лантицу. Это магическая травка, которая любое зелье сделает в 5 раз сильнее. Так что готовься, Катерина — на три дня уйдём в лес — отдохнём от повседневных забот.

«Нет», — подумала я. — «В это время меня здесь уже не будет». Но вслух ничего не сказала.

Вообще, женщины ко мне сначала отнеслись немного настороженно, что и понятно — незнакомая девушка пришла — и сразу в постель к главарю, но постепенно мы разговорились.

— Эх, Станька злиться будет, — вздохнула Марита. — Она-то давно считает Марка своим.

— А где она сейчас? — насторожилась я. Мне сейчас только ревнивой дуры не хватало.

— Она с рыбаками. Не знаю, что будет, когда узнает про тебя, — призналась Марита.

— Но я ведь ничего сделать не могу, это не зависит от моего желания — растерялась я, отвлекаясь от сбора яблок. Мы сейчас втроём с Маритой и Анандой собирали в большие корзины яблоки, которые один из мальчишек срывал и сверху скидывал на матрасы.

Весь день ушёл у нас на сбор яблок. Спину с непривычки ломило, а ноги уже плохо слушались. Но с женщинами мы нашли общий язык, а потому день прошёл плодотворно и интересно. Ананда оказалась на третьем месяце беременности.

— Представляешь, в этом мире нет женских ежемесячный дней. Вот совсем, — шёпотом рассказывала она. — Я даже сначала испугалась. Я сюда девушкой попала, а тут в замке принца Дария на балу познакомилась с Джоном. Ну, мы почти сразу в храм за благословением пошли. А потом… месячных всё нет и нет, а нам и жить-то негде, и не на что — где уж тут о ребёнке думать. Пришлось к лекарям идти. А они и не слышали о таком никогда. У магов этого счастья отродясь не бывало. У оборотней вроде есть, но лишь один раз перед первым оборотом — тело перестраивается и готовится к возможному материнству. У них ведь как: если умеешь оборачиваться, то можешь жениться или замуж выходить.

Я про себя посчитала свой цикл — действительно, я со всеми злоключениями совсем упустила из виду этот момент. Ну что ж, одним волнением меньше.

Следующие два дня мы перебирали яблоки. Цельные и ровные откладывали на продажу, а остальные резали для сидра, попутно выбирая из них косточки для питомника. За яблонями тут следили и заботились о непрерывности процесса. Так что в отдельном уголке сада из косточек выращивали новые деревья, которые по мере надобности пересаживали взамен засохших или просто отживших своё яблонь.

Дни были заполнены работой и беседами с жительницами Усадьбы, а вот ночами я вдруг обнаружила, что мне не хватает оборотня. Мы вроде и знакомы несколько дней, но всё это время ночевали рядом, и теперь оказалось, что я успела к нему привыкнуть. И мне всё равно, в каком обличье он рядом со мной. А ведь я его совсем не знаю. «Это бред какой-то», — думала я глубокой ночью, ворочаясь на постели. Надо как-то отвыкать теперь. Не мучиться же всю оставшуюся жизнь. Правда разумные уговоры и размышления помогали мало.


Глава 13

Шёл третий день отсутствия Марка. До обеда мы заканчивали перебирать яблоки, прервавшись только раз на прощание с командой Арея. Зла я на них не держала, а потому расстались мы вполне мирно, даже можно сказать по-дружески.

Обед как всегда прошёл в общем доме. Стоило последнему человеку выйти из-за стола, как с улицы послышались детские крики:

— Едут! Едут!

Мы все вышли из дома. В конце улицы показались пара всадников и три, нет, четыре телеги, доверху гружёные и прикрытые тентом. За ними бежали дети с радостными возгласами и приветствиями. Всего я насчитала десять мужчин и трёх женщин, приехавших с этим караваном.

— Так, Войта с Катериной заканчивают с яблоками, — начала распоряжаться Гелия. — Остальные помогают разгружать повозки.

Я вместе с вдовой средних лет, хромой на левую ногу, направилась к амбару, где хранился яблочный урожай, и где возле входа под навесом были установлены столы для обработки яблок. У нас осталось всего три корзины, так что делов тут было на полчаса упорной работы. Открытый навес позволял параллельно следить за происходящим на улице. Напротив яблочного склада располагалась коптильня и склад для хранения рыбы с наложенными заклинаниями холода. Вопреки словам Гелии рыбу с повозок снимать не стали. Просто поставили телеги так, чтобы с них было удобно брать рыбу и переносить для обработки под навесы на длинные столы.

Пока приехавших рыбаков Марита увела на обед, свободные женщины деревни устраивались за столами, чтобы потрошить рыбу.

— Щас, яблоки закончатся — к ним пойдём, — проворчала Войта, заметив мой интерес.

Я уже сейчас с содроганием представляла, как мы теперь несколько дней будем перебирать и чистить рыбу.

— Войта, а они ведь на лодках рыбачили? — спросила я у вдовы.

— Конечно, — удивилась моему вопросу женщина. Ага, не с берега же ловить.

— А лодки тогда где?

— Так на берегу сараи лодочные стоят, там всё снаряжение и оставляют, которое чинить не надо.

Мы как раз дорезали последние яблоки, когда из общего дома выбежала одна из женщин, приехавших с рыбаками и побежала к нам. Ещё посреди улицы, она рассмотрела нас с Войтой, и дальше смотрела уже только на меня. И выражение лица у неё было совсем не добрым. Я даже встала из-за стола — мало ли что.

Разгневанная женщина подбежала ко мне. Выглядела она, как и все местные, разве что была немного стройнее. Длинная коса была красиво уложена вокруг головы. На вид я бы дала ей лет 20, но, сколько ей было на самом деле — не знаю.

— Ты! — смотрела она гневно снизу вверх на меня, тыча пальцем мне в грудь. Как и все местные жители, она доставала мне лишь до плеча, так что смотрелось это немного комично, но я понимала, что сейчас не стоит смеяться.

— Не смей к нему приближаться! — продолжала распаляться она. — Он мой!

Я уже догадывалась, что это та самая Станька, которой не должно было понравиться моё появление рядом с Марком. Но пока спокойно стояла и ждала продолжения. Женщина в это время видимо вспомнила что-то, потому что опустила взгляд на мою левую руку, увидела браслет и, схватившись за него, попыталась снять. Я подозревала, что это под силу только тому, кто его надел, так что у неё это не получилось, но руке стало больно.

Я стала вырываться из крепкого захвата этой ненормальной, попутно оглядывая окрестности. Вот за что мне это? Я Марка ещё толком своим назвать не могу, а мне уже второй раз приходится из-за него выслушивать непонятно что. И все считают его своим и никому отдавать не собираются. «А ведь он сейчас едет с тигрицей», — некстати вспомнилось мне. Так, ладно, проблемы надо решать по мере их появления.

А народ на улице с интересом смотрел в нашу сторону. Тут уже были практически все жители. Я решила, что не стоит устраивать представления. Схватила за руку Станьку и увела на яблочный склад, где никого не было. Закрыв за нами дверь, я взяла женщину за плечи и хорошенько встряхнула.

— Успокойтесь! — требовательно и строго сказала я. — Вы вообще кто такая, и о чём говорите?

— Как будто ты не знаешь, — с горечью отозвалась женщина, немного придя в себя. — Стания я. А Марк всё равно мой! — не могла не добавить она.

— Да что все заладили: мой да мой! — возмутилась я. — Это же не я на него браслет подчинения надела, — потрясла я украшением перед лицом девушки. — А мне он и даром не нужен!

Тут я, конечно, немного слукавила, но не признаваться же в обратном — съедят. Стания вроде немного призадумалась.

— И потом, — решила раскрыть карты я. — Мне тут жить осталось дней 5 от силы. Я может, и не увижу его больше.

При этих словах сердце сжалось, но виду я постаралась не показывать.

— С чего это вдруг? — не поверила ревнивица.

— Ты только не рассказывай никому, — доверительно попросила я. — Но я же иномирянка, а у нас условие такое, что мы в вашем мире можем только месяц быть. Так что через пять дней я исчезну.

Стания даже лицом просветлела.

— А ты не врёшь?

— Да мне вроде незачем, — успокаивающе заверила я.

Никогда не понимала женщин, которые борются за мужчину. Его мнение ведь тоже надо учитывать. А толку от того, что они между собой подерутся? Он всё равно выберет, кого захочет. И не обязательно это будет кто-то из споривших.

Стания в глубокой задумчивости вышла со склада, а я пошла за ней. Любопытные жители уже почти все разошлись по делам, и только Гелия переминалась неподалёку и явно переживала за нас. Убедившись, что мы не дерёмся и даже вроде не ругаемся, успокоилась и пошла по своим делам, предварительно указав мне на навес, где уже начали разбирать рыбу.

В рыбе, я совершенно не разбиралась и из принципа не стала запоминать названия рыбёшек, которые нам предстояло разбирать. Ловили рыбу сетями, так что попадалась всякая и в общей куче. Были тут и небольшие рыбёшки до 20 см, а встречались и двухметровые рыбины. В первую очередь нужно было их разобрать по виду, чтобы затем какую-то заморозить, какую-то — засолить или завялить, а какую-то — закоптить.

К концу второго дня от рыбы в глазах рябило, а запах прочно въелся в кожу. Мы все были в чешуе рыбы, потрохах. А разобрать успели только одну телегу. Хорошо, что на них стояло заклинание, позволяющее не портиться продукту, а то она бы уже начала пахнуть на такой жаре.

Прибрав за собой под навесом и умывшись во дворе, мы нестройной женской толпой шли на ужин в общий дом, когда в конце улицы показался спешащий всадник.

— Где младший принц Марк Поронни? — спросил запыхавшийся молодой мужчина в пропылённой одежде, останавливая коня около нас.

Вперёд вышла Гелия:

— Он в отъезде, приедет через пару дней.

Всадник явно расстроился. Достав из-за пазухи пухлый конверт из желтоватой бумаги, он передал его женщине:

— Передайте ему послание от младшего принца Дария Кайского. Это очень срочно.

— Обязательно, как только он появится, — заверила Гелия, передавая конверт Марите.

Гонца уговорили разделить с нами ужин, а потом он уехал, не оставшись на ночь. Я с тоской проводила его глазами. Уже завтра вечером он будет у принца, а мне видимо уже не судьба.

Закончили мы с привезённой рыбой только через три дня к вечеру. Я наверно теперь долго не смогу смотреть на рыбу. Первый день я ещё наслаждалась запахом коптящейся рыбки, да на следующий день с удовольствием ела её в обед, но на третий день… В общем тяжко. Не представляю, как люди работают, например, на рыбных заводах.

После ужина направилась сразу спать, так как была совершенно без сил. Уже сквозь дрёму слышала какой-то шум на улице, но решила не просыпаться.

Однако проснуться пришлось. Выныривая из сна, ощущала на себе чьи-то руки, освобождающие меня от футболки и от трусиков, губы, лёгкими поцелуями покрывающие лицо, шею, плечи, грудь… Не сразу до меня дошло, что это не сон, а самая что ни на есть реальность. Попыталась резко сесть и открыла глаза.

— Тихо, котёнок, тихо, — послышался успокаивающий шёпот Марка. — Это я.

Угу, я вижу. Небритый, но с мокрыми волосами — явно только что из ванной. Ой, мамочка! В одном полотенце… Я покраснела от осознания происходящего. Хотела прервать его, прекратить, но мне не дали, прижав за плечи к кровати и прижимаясь к губам нежным поцелуем.

А я… я решила не вырываться из таких приятных объятий. Ведь каждая девушка мечтает о том, что её первый раз был с любимым и заботливым мужчиной. Похоже, я нашла себе такого. Пусть только на один раз, но что ж… Так что мне осталось только «расслабиться и получать удовольствие».

Полночи Марк не давал мне спать, да я не сильно-то и рвалась, если честно. Мне было очень хорошо. Больно? Ну, немного было, но очень не долго, так что это очень быстро забылось. Пару раз меня относили в ванну, а потом, вытерев и устроив на подушках, вновь покрывали многочисленными поцелуями. И я таяла. От его действий, от его слов: «Мой котёнок», «моя девочка», «ласковая моя» и других, не менее приятных.

Рано утром меня вновь разбудили поцелуями. Я лишь счастливо потянулась.

— Котёнок, мне надо уехать, — прошептал Марк. — К вечеру я вернусь.

— Куда ты? — недовольно проворчала я, настроение резко испортилась. — Ты же только приехал.

— Дарий завёт — помощь ему нужна. А тут ещё полнолуние…

— Нам надо поговорить, — не хотела я отпускать мужчину.

— Вот приеду — и поговорим, — решительно заключил Марк и, поцеловав меня в нос, вышел из комнаты.

Я ещё минут двадцать повалялась в постели, когда до меня дошли слова оборотня. Как полнолуние? Оно же завтра? Сон убежал. Я быстро привела себя в порядок и достала из сумки, где хранила все свои вещи, палку, на которой отмечала дни, прошедшие в этом мире. Да, по моим подсчетам получалось, что первый день полнолуния только завтра. Может я что-то не так поняла спросонья?

В раздумьях я сходила на кухню, позавтракала и вернулась в комнату. С рыбой мы закончили, а новой работы мне пока не дали.

Вот только стоило мне успокоиться, как в ушах зазвенело, потом гул стал нарастать. Я вспомнила, что так же начинался переход с этот мир. В панике я схватила свою сумку и уселась на кровати. Перед глазами мелькали цветные мушки, тело ощущалось, как после погружения.

В комнату ворвалась Стания.

— Что, радуешься, обманула меня? — гневно высказывала она, видимо намекая на прошедшую ночь в объятьях Марка. — Ладно. Я за тобой. Мы все идём в лес за лантицей. Так что собирайся — нечего тут прохлаждаться.

Я её уже слышала как сквозь вату, и отвечать не собиралась. В глазах потемнело, левую руку резко сжало браслетом, не желающим отпускать меня из Усадьбы.

«И как теперь?» — растерянно подумала я. В глазах потемнело, а может просто комната пропала, и вокруг действительно было темно. Боль в руке нарастала. Начала нарастать боль в висках. Я не знала, за что хвататься: то ли за руку, которую грозил оттяпать браслет, то ли за раскалывающиеся виски, и потому просто сидела не шевелясь и сжав в руках бездонную сумку. Наконец, сознание покинуло меня.

Отступление 1

— Доброе утро, Марк. Рад, что ты пришёл.

— Ну, ты смог меня заинтриговать, прислав амулет перехода.

— Я хочу попросить у тебя помощи — надо съездить на Остров Драконов за преподавателем для Школы.

Марк с минуту молчал, поудобнее устраиваясь на кресле возле камина. Во втором кресле сидел младший принц Дарий, приславший несколько дней назад гонца с приглашением на встречу.

Дарий был невысок, черноволос и имел тренированную фигуру. Женщины были от него без ума, но он не нашёл ещё ту, что завладела бы его сердцем. Маркиза — незадачливая невеста, была лишь одной из возможных претенденток, к которой принц не испытывал даже влюблённости, но титул требовал наследника…

— Прости, Дарий, но я не могу, — оборотень выглядел растерянным и немного виноватым от того, что не может выполнить просьбу друга.

— Если ты беспокоишься о своей любимой деревне, — усмехнулся Дарий. — То я готов предоставить управляющего для твоего хозяйства.

— Дело не только в Усадьбе, — ответил Марк, потирая браслет на левой руке. — Я, кажется, влюбился, — неловко посмотрел он на принца. — И мне бы не хотелось сейчас расставаться с ней.

— И кто же эта самочка? — удивился Дарий.

Сразу ответить Марку не удалось, потому что в гостиную вошёл управляющий:

— Земляне готовы и собраны в телепортационном зале, — спокойно и важно доложил он. — До открытия телепорта остаётся 20 минут.

— Хорошо, — ответил Дарий управляющему, а потом повернулся к Марку. — Пойдём, проводим иномирцев — сегодня полнолуние, а по дороге поговорим.

Оборотень согласно поднялся с кресла и пошёл вслед за другом.

— Так что ты можешь сказать про свой выбор? — продолжил расспросы принц, пока они шли коридорами замка. — Где ты с ней познакомился?

— Честно говоря, она не оборотень, — признался Марк. Голос его был неуверенным. Дарий чуть замедлив шаг, удивлённо повернулся к другу. — Она — иномирянка, — пояснил оборотень и добавил, предвидя неизбежный вопрос. — Я не знаю, как это стало возможным, но я не могу оторваться от неё, не могу надышаться ей. Однажды, когда я заснул, мой зверь пришёл к ней и спал рядом всю ночь, охраняя. А ты ведь знаешь, что для нас это знак пары.

— Но ведь она человек! — принц был потрясён.

Марк на это лишь пожал плечами. Весь оставшийся путь они молчали думая каждый о своём.

В небольшом пустом зале было около десятка человек. Мужчины и женщины разного роста, возраста, оттенка кожи и цвета волос. Три помощника управляющего в форменных серых камзолах ходили среди иномирян и проверяли их готовность.

Марк обратил внимание, что всем землянам на правой руке повязали плетёный красный браслет.

— Что это? — спросил он у друга.

— Это временное заклинание, — с гордостью ответил Дарий. — Благодаря ему, все они вернутся в свой мир в тот же день, в который исчезли.

— Как же ты познакомился со своей землянкой? — спросил он некоторое время спустя.

— Ты не поверишь, — усмехнулся Марк, рассматривая непривычную внешность землян. — Помнишь, после скандала с маркизой, я увёз её в родовой замок? Вот она и решила меня отблагодарить. А помнишь ту землянку, из-за которой расстроилась твоя свадьба?

— Марина? Конечно, помню.

— Ну, так у неё оказалась сестра-близнец, которой тоже захотелось побывать у нас. Только вот она не успела до тебя дойти — её по дороге перехватили люди Лауры, дабы отомстить за разрушенные планы. Хорошо, что маркиза разобралась, что перед ней не Марина и решила избавиться от девушки, передав её мне в дар. Она даже 100 золотых мне передала, чтобы я ненароком её не отпустил.

По застывшему лицу младшего принца нельзя было понять, как он относится к рассказанному, но Марк давно знал своего друга, чтобы увидеть, что тот в ярости.

— Вот же стерва, — сквозь зубы прошипел Дарий.

Через пять минут ему удалось взять в себя в руки. Немало этому поспособствовали земляне, отвлёкшие его прощанием и благодарностями за весело проведённый месяц.

— Погоди, — обернулся принц, пожимая на прощанье руку последнему мужчине. — А твоя девушка в храме была?

— Конечно, нет! — возмутился Марк. — Я ещё и родителям не сказал, да и сам не решился на такой шаг. Всё-таки я хоть и младший, но принц, а значит, мне нужны будут наследники. Так что я пока не знаю, как мне быть.

— Да нет, — отмахнулся Дарий. — Понятно, что вы ещё там не были. Ты мне скажи, ходила ли она туда одна, чтобы предстать перед Богиней?

Марк озадаченно задумался.

— Нет, наверно. По-моему у неё не было для этого шанса. У нас в деревне и часовенки нет, а у маркизы есть, но вряд ли землянку туда пустили.

— Тогда это очень плохо, — вмиг посерьёзнел Дарий. Ему очень захотелось обнять друга, потому как он уже предчувствовал то, что произойдёт в скором времени.

— Почему? — непонимающе спросил Марк.

В это время управляющий подошёл к ним и сказал:

— Телепорт открывается, мой принц. Все готовы.

— Отлично, — отмахнулся Дарий. Всё его внимание было обращено другу. — Боюсь тебя огорчить, но твоя девушка сейчас перенесётся вместе с ними, — взмах рукой в сторону действительно начинающих исчезать землян.

Воздух наполнился гудением, уши заложило. Люди прямо на глазах истаяли один за другим. Браслет на руке оборотня нагрелся.

— Этого не может быть, — упрямо заявил он, показывая левую руку. — Она не сможет покинуть деревню.

— Ты надел на неё браслет подчинения? — шокировано воскликнул Дарий. — Это ты зря, они не любят такого отношения — слишком гордые! Но мне кажется, что это не поможет.

Браслет нагревался всё больше. Друзья смотрели на него: Марк в упрямом молчании, а Дарий с грустью и с всё возрастающим волнением.

— Тебе придётся отпустить её, — тихо проговорил принц, придержав покачнувшегося от боли оборотня. — Иначе магия межмирового перехода и твоего браслета, просто оторвёт её руку, но она всё равно вернётся в свой мир. Это незыблемый закон. Мне очень жаль.

Рука Марка дрожала, когда он расстегнул браслет. С минуту он молчал, разглядывая простое теперь украшение.

— Когда надо выдвигаться за твоим учителем? — глухо спросил он.

— Ты успеешь с помощью амулета переноса побывать дома. Собраться и передать дела приемнику, — успокаивающе и желая поддержать друга, сказал Дарий. — Вы как раз должны успеть к новому учебному году.


Глава 14

В сознание я приходила медленно. Хорошо, что боль исчезла быстрее. Сначала вернулся слух. Редкие птицы и проезжающие невдалеке машины. Крики играющих детей. Значит, я всё-таки вернулась домой. По щекам сами собой покатились слёзы. Даже не знаю от чего: от радости или грусти. Затем вернулось обоняние, отчего я сразу расчихалась. Да уж, экология в нашем городе оставляет желать лучшего. Долго лежать на земле не хотелось, ведь я ещё помнила, на сколько загажен наш парк. Открыв глаза, я села и огляделась. Оказалась я в парке возле скамейки, где месяц назад и пропала. Видимо, было утро рабочего дня, потому что в этой части парка народу не было. На мне было простое розовое платье, отданное мне Маритой, а вот обувь я одеть не успела. Так что надо либо переодеваться, либо идти босиком. Рядом со мной лежала сумка, которую я только недавно выпустила из рук. Магия у неё явно кончилась, и она была доверху набита моими вещами, а кеды и вовсе почти вывалились на траву. Хорошо, что вещей было не много, а то бы она точно порвалась. Мой взгляд упал на левую руку. Серебряный браслет с расстёгнутым замочком и потухшими зелёными камнями только каким-то чудом удерживался на запястье. Кожа под ним покраснела, и была немного продавлена сжимающимся ещё недавно украшением, но сильной боли уже не было. Немного подумав, я застегнула замочек, решив не снимать единственный подарок оборотня.

Не знаю, как мне удалось быстро поймать такси, ведь видок у меня ещё тот был — босая, в странном длинном платье и с холщовой сумкой, да ещё и без денег и документов. Однако дедушка мне попался сердобольный, и уже через 20 минут я была дома. Нина Ивановна, ахая и причитая, заплатила за меня таксисту и увела меня в ванную.

— Да как же так! Да где же ты пропадала девочка? Да ещё в таком виде! А обувь где? — как наседка бегала она вокруг меня.

Я даже не пыталась ответить на многочисленные вопросы, потому что прерывать нашу взволнованную повариху сейчас было бесполезно. Пока всё, что хочет не спросит — не остановится. Когда через 10 минут вопросы закончились, я только и сказала, что отвечу на всё, когда соберутся домочадцы.

Мать с сестрёнкой приехали только к вечеру. Я к этому моменту успела належаться в ванне и даже немного поспать. Перед встречей с семьёй я очень нервничала, потому что не знала, как они меня встретят. Нет, то, что сестра будет рада, я даже не сомневалась, а вот мама… Она очень сложный человек, чтобы так просто угадать её реакцию на моё внезапное исчезновение в никуда и такое же внезапное появление через месяц. Она и Марине в тот раз не поверила, хотя той не было всего минуту, зато была куча фотографий из Оборотного, а у меня только браслет да платье с сумкой, которые, при должном старании, я вполне могла приобрести и на Земле.

Мои мрачные предчувствия оправдались. Осмотрев меня с головы до ног, мать мрачно произнесла:

— Не знаю где ты шлялась всё это время, и знать не хочу. Но если в подоле кого принесёшь, то лучше сразу уходи туда, где была, — и ушла в свою комнату.

Марина, уже вовсю обнимавшая меня, только недоумённо посмотрела ей вслед вместе со мной.

— Рассказывай, давай, где была, — требовательно заявила сестра, утягивая за собой на диван.

— Давай, я за ужином всем сразу расскажу, — предложила я, обнимая её в свою очередь. Она совсем не изменилась. Ну конечно, ведь прошёл всего месяц, а мне показалось, что не меньше полугода. Я даже у Нины Ивановны уточнила на всякий случай, но нет — меня действительно не было только месяц.

— Лучше расскажи, что у вас тут было, — попросила я.

— Ой, мама весь город на уши поставила, когда ты пропала! А ты ведь ТАМ была, да? Я сразу поняла, а мама не поверила.

Я лишь кивнула. Марина была такой воодушевлённой, столько интереса сверкало в её глазах, что мне даже неудобно стало — ведь в злоключениях, творившихся со мной по большому счёту виновата именно она, да и в том, что я не вернулась обратно ещё месяц назад — тоже.

— Я сейчас работаю медсестрой у мамы к клинике, — не замечая моих раздумий, делилась новостями сестра. — А через пять дней будет ежегодный приём у мэра в честь дня города, так что завтра пойдём тебе платье искать.

Ну что ж, приём, так приём. Надо как-то втягиваться в повседневную жизнь, привыкать. Да и работу на лето не плохо было бы найти — деньги лишними не бывают.

За ужином я рассказала про своё неожиданное приключение. Утаила лишь о своих взаимоотношениях с Марком — ни к чему маму лишний раз нервировать. Она и так весь ужин просидела, поджав губы. И ушла в свою комнату, не сказав ни слова.

А вот поздно вечером, когда мы с Мариной улеглись спать, я ей рассказала всё и в подробностях, потому что знала, что иначе она не успокоится. Сестра очень переживала, что доставила мне столько неприятностей.

— Платье завтра с меня, — категорично заявила она. И ведь не переспоришь.

Пытаясь уснуть, осматривала такую родную спальню. Взгляд упёрся на большой календарь полнолуний, который Марина сделала после своего путешествия. На ватмане она напечатала весь год, отметив на нём дни полнолуния.

«А ведь полнолуние длится три дня», — подумалось мне. — «И столько же открыт телепорт. Надо будет завтра сходить — а вдруг ещё раз удастся попасть туда».

На этой обнадёжившей мысли я и заснула.

Утром настроение у меня было замечательное. Если у меня получится снова переместиться в Оборотный, то у меня будет ещё месяц, чтобы найти и объясниться с Марком, а то мы как-то не правильно расстались. Я ведь ему даже записочки не оставила.

Быстро позавтракав, я направилась в парк. Что искать, я уже знала, так что до обеда бродила через кусты и деревья, ожидая, когда же начнёт гудеть в ушах. Но, к сожалению, ничего я не почувствовала. Расстроилась жутко. Но потом вспомнила семью. Если я сейчас опять пропаду, то мама меня точно на порог не пустит. Так что наверно всё к лучшему. Перекусив в соседнем кафе, я неохотно пошла домой. Марина пообещала, что отпросится с работы пораньше, чтобы сходить со мной по магазинам. За этот месяц я здорово похудела, так что мне было необходимо обновить гардероб.

На глаза попадалась вывеска «Золотая рыбка. Антикварный магазин», а на двери висело объявление «Требуется продавец на лето». Я решила зайти, чтобы показать свой браслет. Было интересно, что местные могут про него сказать.

В небольшом магазинчике все стены были завешаны полками. А на полках, на небольшом прилавке, в витринах и даже на полу, стояло множество статуэток, украшений и всяких знакомых и не очень антикварных штучек. С потолка свисали люстры, сделанные под старину. Тикали многочисленные часы с кукушками, гирьками и маятниками разных размеров. Самые маленькие лежали на витрине в виде кулончика на длинной цепочке, а самые большие — напольные — тикали в углу.

Оказывается, я очень люблю подобные вещи и готова часами рассматривать всё, предложенное в этом магазине. Когда я вошла, на двери тренькнул колокольчик. В помещении никого не было, так что я смогла неспеша ходить от витрины к полкам и рассматривать дорогие и не очень вещицы.

— Я могу чем-то помочь? — внезапно раздался голос у меня за спиной.

Я вздрогнула от неожиданности и повернулась. Передо мной стоял невысокий сухонький старичок с седыми короткими волосами. Именно так я и представляла себе антиквара.

— Здравствуйте, — поздоровалась я, возможно не слишком вежливо рассматривая продавца. — Я хочу, чтобы вы посмотрели эту вещицу, — я сняла браслет и протянула мужчине. — Продавать не буду, но узнать ваше мнение было бы интересно, — сразу предупредила я.

Зоркий взгляд из-под густых бровей желтоватых глаз обратился на украшение. С минуту продавец внимательно осматривал браслет, потом достал из кармана ювелирную лупу и стал рассматривать серебро через неё. Взгляд мужчины становился всё более заинтересованным.

— Откуда он у вас?

— Подарок, — пожала я плечами.

— Очень необычное. Серебро — это несомненно, но вот месторождение… И пробы нет. А камни… — старичок теперь выглядел слегка растерянным. — Я, честно сказать, не знаю таких. А вы не знаете, где браслет взял ваш даритель? — с надеждой посмотрел он на меня.

— Нет, — я действительно не знала, где Марк взял эти браслеты.

— Жаль, — продавец потёр в раздумье переносицу. — Ну что ж. В таком случае я мог бы дать вам за него тысячи две, не больше. Хотя, если бы вы предоставили мне какую-то историю, хоть как-то подтверждённую документально, то сумма выросла бы в десятки раз.

Ого! Ценится у нас неизведанное. Но я решила уйти от скользкой темы и, забирая браслет и одевая его на запястье, спросила о другом:

— У вас весит объявление о работе. Возьмёте совсем не профессионала?

— Вас? — всё ещё немного разочарованно от неудавшейся сделки, спросил продавец. — Мне действительно нужен помощник — моя дочь полгода как в декрете. Но, честно говоря, мне нужен не столько продавец, сколько уборщик, потому что антиквариат не любит пыли. Зарплату обещаю высокую. Так что если согласитесь…

— Дело не в деньгах, — задумчиво сказала я, взвешивая все за и против. А почему бы и нет, собственно? Лучше бы конечно найти что-то в ветеринарной сфере, но… Не хочется мне сейчас животных видеть. А здесь, среди старинных вещей будет возможность отвлечься. Здесь ведь наверняка найдутся каталоги и книги об истории и искусстве.

— Я согласна, — решительно протянула я руку.

На том и порешили. Мой рабочий день начинался завтра с 9 утра до пяти вечера. А сейчас пора было возвращаться домой.

Поход по магазинам прошёл весело. Марина умела и любила превращать такие походы в праздник. Накупив несколько вечерних платьев, а так же длинных юбок, которые мне вдруг захотелось иметь в гардеробе, приобретя футболки, брюки и блузки, пару пиджачков и кофточек, а так же несколько пар нижнего белья, мы уставшие, но довольные вернулись домой. Там нас встречала всё ещё недовольная мама.

— А я устроилась на работу на лето, — похвасталась я женщинам.

— Ну и, слава Богу, — вздохнула мама. — Давно пора взрослеть и за ум браться. Надеюсь, хоть не за собачками прибирать?

Она всегда была против моего увлечения ветеринарией. Это казалось ей не серьёзным и не соответствующим нашему статусу. Я переубедить её давно не пыталась.

— Нет, в антикварном магазине.

— Чего это вдруг? — удивилась сестра. Да и мама выглядела удавлённой.

— Так получилось. Я и сама не поняла. Просто увидела объявление и решила спросить. Там у них оказалось очень мило и много интересного.

Марина, конечно, загорелась желанием прийти ко мне на работу, чтобы самой посмотреть. Я не возражала.


Глава 15

Следующие 4 дня пролетели очень быстро. Я привыкала к работе в антикварном магазине, изучая ассортимент. В магазинчике кроме выставочного зала оказалось ещё 2 комнаты, служащие складом. Вещей в каждой комнате было больше, чем в первом зале. И все их надо было протирать от пыли.

В обеденный перерыв я гуляла по парку в надежде всё-таки набрести на телепорт, но так ни разу его и не почувствовала.

Сестра, как и обещала, пришла ко мне после своей смены, да так и осталась в магазине до самого его закрытия, перебирая безделушки и украшения. Мне тоже очень нравилось рассматривать старинные вещи. Кирилл Олегович — хозяин магазина и по совместительству единственный продавец, когда не было покупателей, любил рассказывать историю той или иной вещи. Правда, посетителей оказалось неожиданно много. Даже не ожидала, что в антикварную лавку ходят так много людей. Далеко не каждый, конечно, покупал что-то, но внимание нужно было уделить всем заинтересованным.

Во время работы я старалась думать только о том, что держу в руках, об истории вещи, её возрасте и необходимости реставрации, отгоняя ненужные воспоминания об Оборотном мире. А вот ночью абстрагироваться от этих мыслей не удавалось. Дождавшись, когда заснёт Марина, я тихо плакала в подушку, вспоминая ту единственную ночь, проведённую с Марком, а так же всё время, проведённое с ним до этого. Вспоминала его слова, взгляды, случайные прикосновения, то, как он постоянно принюхивался ко мне, к моим волосам. Было очень жалко так внезапно остаться без оборотня. Я наконец-то чётко осознала, что влюбилась всерьёз и надолго, вот только сделала это как-то поздно. Я решила, что через месяц вновь попытаюсь попасть в телепорт, но получится ли у меня — не знаю. Марина рассказывала, что так никто до конца и не выяснил, от чего зависит, кто именно попадёт в телепорт и где этот самый телепорт окажется в тот или иной момент.

Сестра ещё в первую ночь, после моего возвращения, выслушав всю мою историю, сказала:

— Хорошо, что у людей не может быть детей от оборотней. Что бы ты стала делать в противном случае?

А я… Я вдруг подумала, что мне очень жаль, что у меня от любимого остался лишь браслет. И что я была бы не против оставить после нашей встречи живое воплощение нашей любви. Ребёнок от Марка… Это было бы здорово.

Подумала и сама испугалась. Мне ведь всего 17! Учиться надо, жизнь свою настраивать.


Незаметно подкрался день приёма у мэра. С самого утра всей семьёй пришлось идти в салон красоты, чтобы «быть на уровне». Марина вдруг отчего-то решила покрасить волосы в каштановый цвет, как у меня. На мой закономерный вопрос «Зачем?» пожала плечами:

— Так надо.

И больше я от неё ничего не добилась.

В 7 часов вечера мы были у дверей мэрии. Попасть сюда, естественно можно было только по приглашениям, но народу было много — около 200 человек. И мы сразу привлекли много внимания, потому что представляли собой довольно интересную картину. Мама в длинном узком серебристом платье величественной королевой выступала впереди, а с обеих сторон от неё, чуть позади, шли мы с сестрой. Обе в золотистых приталенных платьях чуть ниже колена, на высоких каблуках, похожие, как две горошины. Да-да, Марина умудрилась найти два одинаковых платья, и теперь нас можно было различить только по жестам, едва заметным различиям в мимике и движениях — мы никогда всерьёз не стремились стать похожими друг на друга в мелочах. Наоборот, всю школу даже одевались в разную одежду.

Вот и зал, где проводятся подобные приёмы. Белые стены были почти скрыты за искусно задрапированными тканями и цветами. Вдоль одной из стен шли длинные столы с лёгкой закуской, а в противоположном углу на возвышении располагался небольшой оркестр, который уже начал наигрывать ненавязчивую мелодию.

Народу было много. Все накрашенные, приодетые, надменные и воображающие невесть что. Бр-р-р. Никогда не любила подобные сборища, но вот уже третий год приходилось присутствовать — статус родительницы требовал. Люди были все давно знакомы друг с другом — всё же наш городок был далеко не столицей. Где-то здесь бродили учащиеся нашей школы 9-11 классов — для них это тоже обязательное мероприятие. В начале вечера нам полагалось чинно расхаживать вместе с родителями, здороваясь со знакомыми, считающимися друзьями. Именно считающимися, потому что настоящих друзей в подобном обществе можно было встретить очень редко.

Примерно полчаса мы с сестрой собачками ходили за матушкой, которая общалась с людьми. В основном все разговоры у неё почему-то были о работе её любимого детища — клиники. Наконец, Марина толкнула меня в бок:

— Вон, смотри.

Я оглянулась, всматриваясь туда, куда указала сестра. Около стола беседовали две крашенные блондинки, в которых я узнала матерей наших одноклассников. А рядом с одной из них стояли два брата — Андрей и Сергей. Вот они были настоящими близнецами. Всю свою сознательную и не очень жизнь они тренировались быть похожими. И им это удавалось. Можно сказать, что ребята специализировались на шутках по подмене друг друга и очень их любили.

— Я слышала, — прошептала мне Марина. — Что их прочат нам в мужья.

Ну что ж. Этого следовало ожидать. Предложи мне кто-то такое пару месяцев назад, я бы, пожалуй, согласилась почти не раздумывая. А что, ребята красивые, с накачанными в тренажёрных залах фигурами, высокие, что для наших 1,9 м с сестрой немаловажно. Тёмно-карие глаза очень эффектно смотрелись под чёрными волосами, короткими, но с длинной до бровей косой чёлкой. Братья знали себе цену, но сильно нос не задирали. С ними вполне можно было общаться. Девчонок, конечно, меняли как перчатки, даже, говорят, вели пари, кто больше девушек соблазнит. Нет, до постели вроде дело не доходило, ну или мне об этом не известно, но первое свидание в кафе с прощальным поцелуем в конце вечера было обязательно. Правда к нам с сестрой они почему-то так и не подкатили ни разу. То ли мы были не в их вкусе, то ли ещё по какой причине. Вот только теперь…

— А что они думают по этому поводу? — спросила я у сестры.

— Вот сейчас и узнаем, — она решительно взяла меня за локоть и повела к столу. Я лишь закатила глаза — когда сестричка в таком настроении, спорить с ней бесполезно.

Пока мы подходили к столу с едой, братья внимательно разглядывали нас, таких одинаковых и явно искали отличия.

— Какие люди! — вместо приветствия протянул один из них — не умела я их различать. Не знаю, удавалось ли это вообще кому-то.

— Здравствуйте мальчики, — поприветствовала я их с лукавой улыбкой. Всем было известно, что Марина у нас бойкая, а я — стеснительная. Но тут почему-то решила немного поиграть — поддержать задумку сестры. В глазах парней разгорался азарт. Они явно чувствовали подвох.

— Ну и кто из вас Марина? — не выдержал тот, кто стоял справа.

Нам удалось синхронно пожать плечами. Марина взяла со столика тарелку с различными канапе и протянула мне.

— А мы сегодня не знаем, — подначила она братьев.

Тут заиграл вальс. Значит, настало время танцев. Пришлось в своё время брать уроки, чтобы на таких мероприятиях не ударить в грязь лицом. Правда кроме вальса и фокстрота здесь ничего и не играли, так что было не сложно. Разве что вальс был не только медленный, но и венский.

— Позвольте пригласить вас на танец, — галантно подал руку правый брат Марине.

Левый решил от него не отставать и подал руку мне.

Весь оставшийся вечер мы танцевали, постоянно меняясь партнёрами. Я довольно быстро выдала себя своим молчанием, нежеланием поддерживать беседу, а вот парни так и не признались, кто из них кто. Несколько раз видела, как наши родительницы, собравшись вместе, наблюдают за нашими танцами и что-то обсуждают. Боюсь, что услышанное Мариной не далеко от истины.

Вот только я окончательно поняла, что это не моё. Ни с одним из братьев моё сердце не встрепенулось, душа не замерла в ожидании нечаянного касания, дыхание не сбилось от того, что партнёр положил свою руку на мою спину чуть ниже, чем положено по этикету. Всё время я неосознанно, а потом и всерьёз сравнивала их с Марком. Они проигрывали ему во всём. Ну, на мой весьма предвзятый взгляд.

Через полтора часа после начала вечера танцы приостановили и наша замечательная и всеми любимая мэр сказала традиционную поздравительную речь, а потом на столах, наконец, появилось вино и шампанское. До этого там была только вода. Вообще, в нашем обществе почему-то не приветствовались ежевечерние посиделки с бокалом вина, как это описывают у аристократов. И на подобных вечерах и балах алкоголем не злоупотребляли. Так, 2–3 бокала лёгкого вина для поднятия настроения и снятия усталости. Мы с Мариной до недавнего времени алкоголь не пили. На наше семнадцатилетие сестра решила прекратить это, как она выразилась, ребячество, так что я осталась в одиночестве.

— Ну чего ты! — уговаривала Марина меня теперь, протягивая белое вино. — Один бокал ещё никому не вредил. Давай за наше светлое будущее!

«Почему бы и нет» — подумалось мне. — «Когда-то же надо попробовать, от чего я отказываюсь».

Вот только стоило мне выпить пару глотков, как мне стало очень плохо. Только каким-то чудом удалось добежать до туалета, слава Богу, находящимся недалеко от зала приёмов.

На этой печальной ноте и закончился для меня праздник. Мне вызвали такси и отправили домой, и когда семья через 3 часа вернулась, я уже спала.

Утром Марина рассказала, что братья тоже в курсе матримониальных планов родителей, и тоже ничего особо против не имеют. Правда, считают наши возможные браки чисто политическими, то есть договорными со свободой действия обоих партнёров.

Мне было очень грустно. Чувствовала я после вчерашнего себя не очень хорошо — слабость во всём теле мешала сосредоточиться. Мне приходили в голову мысли, что при нашем статусе мне вряд ли светит замужество по любви, но всё равно надежда всегда жила.

— И что вы в итоге решили? — спросила я у сестры, допивая утреннюю чашку кофе.

— А что мы могли решить? — удивилась Марина. — У нас у всех впереди учёба. Братья, кстати, поступили на юридический. Вот закончим институты и будем решать окончательно. Вдруг ты на своём ветеринарном встретишь принца? — усмехнулась она.

Мне оставалось только печально вздохнуть.


Глава 16

Следующая неделя прошла спокойно. Я трудилась в магазине. Сестра под вечер приходила ко мне, чтобы полюбоваться антиквариатом, а потом мы шли домой.

Слёз по ночам я больше не лила, привыкая к мысли, что больше никогда не увижу Марка. Потому как, не смотря на своё желание в полнолуния искать телепорт, особой надежды на удачу у меня не было.

После приёма во мне что-то словно надорвалось. Всю неделю я чувствовала слабость во всём теле. Начала быстро уставать. И, если вначале я ещё могла списать это на тот несчастный бокал вина, вернее, на его половину, то теперь я совсем терялась в догадках.

В пятницу вечером сестра уговорила меня сходить в пиццерию с братьями-близнецами Суворовыми. Пойти-то я пошла, но от запаха моей любимой колы мутило. Настроение было на нуле, и желания разговаривать с Андреем и Серым не нашлось, а потому я заказала себе кусок говядины с пюре и молча ела, слушая беседу Марины с парнями. Вот эта простая еда у меня почему-то отторжения не вызывала, тогда, как от мысли о каких-нибудь чипсах хотелось сразу бежать в туалет. В итоге весь вечер я просидела за столиком, анализируя странности моего организма и отказываясь танцевать.

А утро субботы началось со встречи с фаянсовым другом. Мне было очень плохо. Как-то раньше меня Бог миловал от тошноты, а тут вдруг за неделю уже второй раз… Напрашивающуюся причину своего самочувствия я упорно отгоняла. Марина ничего не говорила — лишь внимательно заглядывала мне в глаза, а я только плечами пожимала. Весь день я провалялась в кровати, не испытывая желания двигаться.

В воскресенье всё повторилось.

— Это уже ни в какие ворота не лезет! — возмутилась сестра, наблюдая мои обнимашки с унитазом, и куда-то ушла.

Вернулась через пятнадцать минут с тестом на беременность и таблетками от тошноты.

— Но ты же понимаешь, что это не возможно, — умоляюще посмотрела я на неё, запивая таблетку.

— Понимаю, — кивнула сестра. — Но другой причины не вижу. Завтра в любом случае пойдёшь к врачу, пока совсем не слегла.

Я тоже об этом уже думала. Моё состояние было далеко от нормы, так что если не к гинекологу, то к терапевту нужно будет сходить. Хорошо, что мамы в эти дни не было дома — она уехала на Международную конференцию пластических хирургов и вернётся только к следующим выходным. Даже не хочу представлять её реакцию.

Утром в понедельник я снова использовала унитаз не по прямому назначению, а после трясущимися руками сделала тест. Он показал две полоски. По-хорошему, надо было сделать ещё один, но…

— Пойдёшь к нашему гинекологу или к левому? — глаза сестры, как наверно и мои, были квадратными от осознавания происходящего. И да, конечно, у нашей семьи был семейный гинеколог, как впрочем, и другие врачи.

— А смысл? — удручённо спросила я, составляя планы на сегодняшний день. — Всё равно мама скоро всё узнает. Днём раньше — днём позже, какая разница.

Пока сидела в очереди к врачу, выписавшему мне кучу направлений на анализы и обследование специалистов, пока шла на работу, пока стирала пыль с украшений и статуэток, всё думала: «Как же такое возможно? Ведь у оборотней не может быть потомства от людей. Это всем известно. Если только…» Додумать мысль мне не дал звонок телефона.

— Я поняла! — возбуждённо прошептала Марина в трубку мобильника. — Ты же не маг! В тебе нет магии, а потому развиваться малышу ничего не мешает!

По голосу было слышно, что сестра была очень рада своей догадке. Мол, значит, всё у меня будет хорошо.

— Я как раз подумала об этом же, — я её радости не разделила совсем, потому что так же мне в голову пришла и другая мысль. — Только вот и магии оборотней у меня нет. Да и в нашем мире тоже совсем нет магии. А ведь детям для развития она необходима. Скорее всего, именно поэтому мне так плохо в эти дни.

А дальше станет ещё хуже, и до родов мы с детьми не доживём. Но этого я сестре не сказала, чтобы не пугать раньше времени.

— Об этом я как-то не подумала, — растерялась Марина. — Подожди, а почему ты говоришь «детей»?

— Ну, у оборотней редко бывает меньше трёх детёнышей за раз, — поделилась я своими знаниями. — Так что вряд ли я буду исключением.

Следующий день посвятила обходу врачей и сдаче анализов. К утренней тошноте и общей слабости прибавилась слабая, но постоянная тянущая боль внизу живота.

Было очень страшно. Я осознала, что очень хочу этих детей, но что сделать, чтобы они развивались нормально — не знала. Я уже заранее любила своих малышей, сколько бы их не было. Почему-то было чёткое знание, что не один. В пятницу мне назначили УЗИ — там должны сказать.

А пока я решила узнать что-нибудь о магии на Земле. Ведь не зря существует само это понятие. Значит должны быть хоть какие-то крупицы.

Поиски в интернете ничего не дали. Нет, там конечно было много всего, так что я просто утонула в ворохе информации. Но ничего стоящего я не нашла. Может просто не там искала, а может, там и не было ничего. Не знаю. Зато интернет мне помог в поисках всевозможных экстрасенсов, потомственных ведьм и знахарей нашего города, а так же ставших многочисленными филиалов институтов и академий магии и иже с ней. Набрался неплохой такой списочек на пару листов с телефонами и адресами.

Марина одну меня не оставила, так что работали мы вместе. Кому-то просто позвонили, к кому-то съездили. Попадались нам сплошь одни шарлатаны. Повезло лишь в филиале Российской академии ясновиденья и у бабушки-травницы, живущей на краю соседней деревеньки. От них удалось узнать, что магия в нашем мире действительно есть в очень небольших количествах. Не зря говорят о местах силы — источниках нашей магии. Аккумулируют эту самую магию в серебре. Вопреки распространенным заблуждениям драгоценные камни тут не подходят. Только серебро и платина. А чтобы подобным свойством наделить, например алмаз, он должен быть заключён в серебряную или платиновую оправу. Тогда он становится неплохим накопителем, правда при этом теряется вся его хваленая прочность.

Вот только, что в моём случае делать с серебром, кроме как пить серебряную воду и носить украшения, никто подсказать мне не смог. Но ходить увешанной с ног до головы цепочками и брошками…

— И не бойся, деточка, отравиться серебряной водой, — говорила бабушка. — В твоём случае ребёнок всё впитает без остатка — ему это жизненно необходимо.

Откуда она знала такие подробности — я решила не уточнять, а просто предпочла поверить на слово, потому что больше довериться было не кому. Так что буду я теперь ходящим накопителем магии.

Серебряную воду нашли с трудом в небольшой сетевой компании. Можно было, конечно, готовить самим, но хотелось привлекать как можно меньше внимания родных к нашим странным действиям.

— Ну что ж, — проговорила гинеколог в четверг, просматривая результаты моих анализов и записи специалистов. — На лицо общее истощение, но каких-то болезней не наблюдается. Выпишу вам витаминов, и побольше свежей пищи.

Она высказала ещё кучу всем известных рекомендаций вроде отказа от алкоголя и курения, высоких каблуков и узкой одежды, но я уже её не слушала, раздумывая над реальными действиями по помощи себе и моим детям. На завтра ожидалось УЗИ, где наконец-то скажут, сколько детей мне ожидать, хотя вроде на таком маленьком сроке они могут не увидеть…

На УЗИ действительно ничего не увидели. Сказали только, что по виду плода беременность длится не три недели, как я сказала, а все 6, но это я думаю особенности оборотней. Ведь у них беременность длится лишь 7 месяцев, а значит, развитие должно проходить быстрее.

После обеда в пятницу я протирала серебряный сервиз в «Золотой рыбке», когда почувствовала приступ боли внизу живота. Неосознанно положила руки на живот, прижав серебряную тарелку. Боль прошла довольно быстро. Я задумчиво смотрела на посуду. Ведь действительно, если я цепочку буду носить не на шее, а на поясе, то пользы будет больше. Ну, возможно.

Так что вечер был потрачен на поиски широкой, но тонкой и довольно длинной цепочки из серебра или платины. Нужной длины цепочки не нашлось, но удалось связаться с умельцем, соединившим парочку цепочек в одну. Её обещали доставить через пару дней.

В выходные приехала мама, и нам с Мариной пришлось затаиться. Нину Ивановну пришлось ввести в курс дела, но она первая высказала вслух мысль, что маме до последнего знать о моих детях не стоит. Скорее всего, та тут же отправит меня на аборт, раз отца ребёнка я предоставить не могу для скорой женитьбы.

Мой рацион за это время претерпел существенные изменения: любой приём пищи сопровождался куском мяса и свежими овощами. Между завтраками, обедами и ужинами я ела фрукты и пила серебряную воду. Причём мясо должно было быть экологически безвредным, потому что мой организм чутко реагировал на всевозможную химию.

Во вторник прислали цепочку. Одев её, я уже через пару минут почувствовала, что постоянная ноющая боль, не покидавшая меня все эти дни, почти исчезла. Я вздохнула с облегчением: ещё один шаг к здоровью детей, да и к моему тоже, сделан.

Неделя пролетела быстро. Гром грянул вечером в субботу. Мама зачем-то заглянула в мой стол и нашла там бумаги от врачей. Наверно она что-то предчувствовала, не знаю.

— Катерина! — раздался её гневный голос. — Что это? — сунула она бумаги под нос, найдя меня в гостиной. — Это то, что я думаю? И почему ты мне не сказала? Когда я должна была узнать, что стану бабушкой? Когда пойду встречать тебя из роддома? Завтра же устрой мне встречу с папашей!

Это была не просьба. Это был приказ.

— Это не возможно, — тихо сказала я, предчувствуя, что гнев матери ещё не кончился.

— Что значит — невозможно? Ты что, не знаешь, где он? Или не знаешь — кто? Ты же не хочешь сказать, что моя дочь — шлюха?

Этого я уже стерпеть не могла. Понимала, что мама права в своём негодовании и требовании информации, так как я действительно от неё утаила последние новости, но услышать такие слова… Не сказав ни слова в ответ я молча убежала в свою комнату.

Через полчаса мама успокоилась и зашла ко мне.

— Катя, ты же понимаешь, что от ребёнка надо избавиться? — начала она трудный разговор. — Это же позор! Моя дочь — мать-одиночка. Этому не бывать, слышишь? У тебя несколько вариантов. Либо ты избавляешься от плода, либо находишь отца и женишь его на себе, либо находишь кого-то, согласного взять тебя в жёны с чужим дитём.

За предыдущие полчаса моя злость прошла, и осталась только усталость и безразличие.

— Я подумаю над твоими словами, — рассматривая противоположную стену, тихо сказала я.

— Подумай, — мать даже намного подобрела, видя мою покладистость. — Только не долго, милая. Время идёт — живот скоро будет заметен. Я так понимаю у тебя всего пара месяцев.

С этими словами она ушла. А я осталась думать над её словами. Нет, аборт даже не рассматривался. Отца по понятным причинам я не найду. А вот хочу ли я, и могу ли найти кого-то другого? Получится ли у меня жить с малознакомым мужчиной?

Через какое-то время ко мне заглянула сестра.

— И что ты будешь делать? — участливо спросила она.

— Не знаю, — пожала плечами я. А потом мой взгляд упал на календарь полнолуний. — Какое сегодня число?

Марина проследила за моим взглядом. Немного подумав, ответила:

— 10 августа. Завтра первый день полнолуния.

— Это мой шанс, — оживилась я. Сестра моего воодушевления не поддержала, но останавливать не стала. А я решила не терять времени и собрать вещи. Ведь если завтра или послезавтра мне удастся найти телепорт, то уйду я навсегда.


Глава 17

С того момента, как я осознала, что у меня есть шанс завтра или послезавтра попасть в магический мир, все мысли были только об этом. О том, что у меня ни чего не получится, даже думать не хотелось, потому что здесь у меня очень мало шансов выносить детей, не смотря на все мои попытки. А там, с магией и деньгами, а так же поддержкой принца, есть большая вероятность успеха. То, что принц не оставит в беде — даже не сомневалась.

Итак, что нужно взять. В первую очередь зубную пасту с щёткой, лучше несколько, и расчёску. Удобное и красивое нижнее бельё, которое там точно не купишь. Видела я местное до колен — не хотелось бы такое носить. Правда, много с собой тоже не унесешь. Пару длинных платьев с завышенной талией, чтобы не мешать растущему животу. Тёплый плащ у меня остался с прошлого путешествия, так что его тоже берём. Пару упаковок любимого кофе. Сейчас его пить не могу из-за беременности, но через год-полтора наверно можно будет. Любимую кружку с котёнком, как напоминание о доме.

Что ещё. Деньги. Ну, наши там не котируются, так что лучше купить золото в слитках. Нет, ещё лучше — серебро. Если оно аккумулирует магию, то должно очень цениться в Оборотном. Значит, завтра с утра надо сходить в банк.

В итоге получился небольшой рюкзак и сумка, которая, надеюсь, в Оборотном снова станет бездонной. Вообще, можно было ничего не брать — люди туда обычно без вещей попадают, случайно, но раз у меня есть такая возможность… Не хочется ни от кого зависеть. Помощь мне, конечно нужна, особенно на первых порах и с этим придётся смириться. Но буду стараться быть как можно самостоятельнее — спокойнее будет.

Утром, взяв бутербродов, фруктов и бутылку серебряной воды, пошла в банк. Купила там килограмм серебра в слитках по 50 г. Оставшиеся деньги перевела сестре на карточку. Когда уходила из дома — все ещё спали — всё-таки утро воскресенья, так что я оставила записку с объяснением, чтобы не теряли и не искали. А там уж, кто поверит, тот поверит.

Когда пришла в парк, меня слегка потряхивало от напряжения. С час ходила по дорожкам и просто пыталась успокоиться и настроиться на поиск телепорта. Затем ходила, там, куда глаза глядят с молитвами Богине. Нет, настоящих молитв я и к нашим Богам не знала, но рассудила, что тут главное настрой и то, что хочешь сказать, а не то, в какую форму это всё облекать. Просто мысленно говорила Богине, что мне жизненно необходимо попасть в мир, где есть магия, чтобы мои дети развились и нормально родились здоровыми и крепкими. Что там нас ждёт отец моих малышей. Что я очень хочу жить в том мире.

Через час меня потянуло к каким-то кустам, и я не стала сопротивляться. К этому времени моя уверенность стала понемногу проходить, сомнения приходилось отгонять всё чаще, иначе я бы просто села на землю и плакала бы от безысходности.

Однако у кустов я наконец-то почувствовала знакомый нарастающий гул. От нахлынувшего облегчения и счастья закружилась голова и я, опустившись на траву, закрыла глаза.

Когда головокружение прошло, а вокруг вновь послышался гомон птиц и шум ветра в листве деревьев, я открыла глаза. Меня окружала уже знакомая поляна с жёлтой табличкой. УРА! У меня получилось! Слёзы радости текли по щекам, но я не спешила их утирать. Двигаться вообще не хотелось. Я прислушивалась к окружающему меня миру, к себе. Ставшая уже привычной боль в животе, наконец, совсем пропала. Хоть и помогала серебряная цепочка, но совсем избавить меня от боли она на Земле не смогла. Теперь же я чувствовала, что вечная усталость уходит, тело наполняют жизненные силы.

— Спасибо, милая Богиня! — прокричала я, молитвенно складывая руки перед грудью и глядя в голубое безоблачное небо. — Спасибо тебе за моих детей!

Ответа я, конечно, не ожидала, но на моём левом запястье под браслетом Марка, который я носила, не снимая, кожу вдруг защипало. Сначала я вспомнила, что браслет — магический, и может, набравшись магии, вновь наглухо закрыться. И кто знает, какие будут последствия. Так что я быстро сняла его и убрала в карман рюкзака. А потом увидела, что у меня теперь есть татуировка в виде тоненькой ниточки зелёного цвета вокруг левого запястья. Спросить, что это, было не у кого, так что я лишь пожала плечами. Потом спрошу у принца.

Сумка, как я и надеялась, вновь набралась магии и потеряла вес, так что я переложила туда из рюкзака все вещи кроме кружки и еды. А саму сумку уложила в рюкзак, чтобы ничего не нести в руках, да и удобнее с рюкзаком будет.

Ну что ж, пора идти. Настроение было великолепным, здоровье тоже. По венам как будто усиленно бежала кровь, создавая лёгкую щекотку по всему телу. Видимо, это энергия спешила наполнить каждую клеточку. Хотелось петь, прыгать и бежать, но я постаралась успокоиться — неизвестно, кого я могу встретить на дороге — зачем пугать людей, да и идти ещё неизвестно сколько.

Через час была на поляне с мимо пробегающим ручьём, костровищем и деревом с дуплом и припасами. Есть хотелось страшно. С утра от волнения аппетита не было совершенно, да и токсикоз никто не отменил, а сейчас уже пора — время обеденное.

Каша с вяленым мясом пошла на ура. Когда я снимала котелок с травяным отваром, послышались неуверенные шаги со стороны телепорта. Я оглянулась. На поляну вышла молодая девушка в синей узкой юбке до колен, белой блузке и синем же приталенном пиджачке и босиком. Туфли с высоченными каблуками она несла в руках. Увидев меня, она остановилась.

— Здравствуйте, — неуверенно сказала она.

— Добрый день, — я постаралась успокаивающе улыбнуться. Состояние незнакомки могла представить себе очень хорошо. Внезапно оказаться в незнакомом лесу — это довольно большой стресс.

— Присаживайтесь, — пригласила я девушку. — У меня как раз отвар поспел.

Пока незнакомка робко подходила к костру и усаживалась на бревно, служащее здесь сиденьем, я взяла в дупле кружку и налила в неё отвар. К отвару предлагалась баночка мёда и печенье, суховатое, но очень вкусное.

Пили молча, разглядывая друг друга. Вернее, девушка больше смотрела по сторонам, а на меня кидала взгляды украдкой. Я же была спокойна и чувствовала себя уверенно, а потому интереса своего не скрывала. Моя соплеменница была низенькой, но стройной, с каштановыми волосами до плеч, собранными в высокий хвост. Серые глаза, на солнце отливающие синевой цепко осматривали окружающее.

Отвар допит. Теперь можно и поговорить.

— Меня зовут Катя, — представилась я.

— Лейла, — девушка наконец-то решилась задать вопрос. — А вы не знаете, где это мы? Я вроде шла на работу через парк, а потом голова закружилась и…Что это за место?

— Давай на «ты», — предложила я, а когда Лейла согласилась, ответила на её вопрос. — Ты же видела приветственную табличку на поляне, где оказалась? Мы с тобой действительно через телепорт перенеслись в магический мир. Месяц будем здесь, нам покажут здешнюю жизнь, а потом вернут обратно.

— Но зачем? — забеспокоилась ошарашенная девушка. — И у меня работа, муж, ребёнок! Как же они без меня месяц?

— Успокойся, — сжала я её ледяную от волнения ладошку. — Тебя вернут в наш мир в тот же момент, что ты исчезла, так что никто и не заметит твоего отсутствия. А попали мы сюда из-за блуждающего телепорта. А подробнее нам в замке расскажут, куда мы с тобой сейчас и пойдём. Тут недалеко.

— И откуда ты всё знаешь? — с подозрением и удивлением спросила Лейла.

— Я тут уже была, — вздохнула я. Ну совершенно никакого желания не было всем подряд рассказывать о своих приключениях.

Долго рассиживаться не стали. Загасили костёр. Остатки отвара я налила в бутылку, освобождённую от воды. Надеюсь, что серебряная вода мне больше не понадобится. Однако быстро покинуть поляну нам не удалось.

— Эй, девушки! — крикнул нас в спину мужской голос. Мы оглянулись. Со стороны телепорта бежал мужчина средних лет. Был он высок (около 185 см), но с животиком. Деловой костюм, чёрный в тонкую синюю полоску и чёрные ботинки, развязанный синий галстук и портфель с бумагами, которым мужчина размахивал в такт бега. Всё в нём говорило о бизнесмене. Почему-то хотелось сказать, что об успешном.

— Подождите, — он догнал нас и остановился, пытаясь вернуть себе дыхание. — Ох, еле нагнал.

Отдышавшись, он спросил:

— Скажите, девушки, а что это за место?

Пришлось мне ещё раз кратко рассказывать об Оборотном. Мы решили не задерживаться, а не спеша идти дальше. В разговорах выяснилось, что Лейла живёт в Греции, в Афинах и работает бухгалтером. А Майкл из Нью-Йорка. У него действительно успешный бизнес по прокату автомобилей. Он тоже шёл по городскому парку, когда его перенесло сюда — решил путь срезать.

— Моя жена — работа, — рассказывал он о своей жизни. — Некогда отношения заводить. И отдохнуть-то некогда. Так что я, похоже, должен сказать спасибо, тому, кто меня сюда отправил — отпуск себе устрою, а то уже лет пять не был в отпуске.

Мы прошли около часа, когда нам на встречу выбежал огромный розовый пёс. У него была очень длинная шерсть яркого розового оттенка. Да, Марина говорила о провожатом, очень похожем на бобтейла. Как же его звали?

— Здравствуйте, Эдуард, — осторожно поздоровалась я с собакой. Он вроде дружелюбный — вот хвост от радости сейчас отвалится, но кто его знает.

— Здр-равствуйте, земляне, — низким рыкающим голосом сказал Эдуард. Если от вида собаки мои попутчики были в шоке, то от того, что он умеет разговаривать, Лейла, похоже собралась упасть в обморок, но Майкл её поддержал, хотя и сам с трудом удержался на ногах.

— Добро пожаловать в наш Оборотный мир! — продолжал тем временем пёс. — Я отведу вас в замок к нашему принцу Дарию. Он расскажет вам всё о нашем мире и поможет освоиться. Прошу за мной.

Ну, не оставаться же посреди тропинки. Пришлось идти, даже если земляне этого не хотели. Представив себя и своих спутников, я направилась за псом.

— Откуда вы знаете моё имя? — спросил меня Эдуард, на ходу повернув ко мне голову.

— Моя сестра Марина была тут пару месяцев назад. Она и рассказала мне о Вас, — я не видела никакого смысла в утаивании этой информации.

— Мар-рина? — задумался пёс. Было потешно наблюдать, как он для этого поднял голову наверх, как будто ища на небе информацию. — Помню, — он ещё раз внимательно посмотрел на меня. — Вы с ней очень похожи.

— Вы помните всех иномирцев? — поинтересовалась я.

— У меня хор-рошая память, — горделиво кивнул Эдуард.

Мы неторопливо шли по тропинке. Впереди вышагивал розовый пёс. За ним шла я, наслаждаясь теплом и свежим воздухом, а позади всё ещё настороженно озираясь шли Лаура и Майкл.

— Простите, Эдуард, — решила задать я давно возникший вопрос. — А почему у Вас такой странный окрас? Если это, конечно не тайна.

— Вы смелый человек, — одобрительно сказал наш проводник. — Не многие р-решаются спр-рашивать. Это не секр-рет, так что я р-раскажу. Сотню лет назад жил один сумасшедший маг, любящий экс-пер-ри-мен-тир-ро-вать, — сложное слово он произнёс по слогам, но уверенно. — Никто теперь не знает, чего же он хотел добиться, но р-раньше я был обыкновенным обор-ротнем с ипостасью волка, а сейчас у меня только один вид и вот такой стр-ранный окр-рас. Теперь я служу принцу Дарию, встречаю прибывающих и провожаю в замок.

— Это что же, Вам уже больше ста лет? — удивилась я.

— Да, — спокойно ответил Эдуард. Он явно не видел в этом ничего удивительного. — Когда меня поймал маг, мне только-только исполнилось 13 лет, так что у меня впереди ещё лет сто.

— Он Вас поймал Диким? — высказала я внезапно пришедшую догадку.

— Да, — вздохнув, подтвердил пёс.


Глава 18

Замок показался где-то через час. Он был больше замка маркизы, и имел высокую неприступную стену, окружённую рвом с мутной водой. Через ров был перекинут мост, а ворота были гостеприимно распахнуты. Во внутреннем дворе нас уже ждал мужчина в строгой одежде дворецкого. Весь его вид говорил о том, что он — значимая фигура в замке, от него зависит почти всё, но он, как это ни странно, рад нас видеть.

— Добрый день, дамы и господин, — поприветствовал он нас. — Прошу вас следовать за мной.

Пёс с нами в замок не пошёл — свернул куда-то за угол. А мы, не задавая лишних вопросов, положившись на опытность дворецкого, направились за ним.

Коридоры замка были широки, обвешаны картинами с различными пейзажами и габеленами, освещены магическими шарами. Под ногами расстилались ковровые дорожки серого цвета.

Далеко дворецкий нас не повёл. За коротким коридором следовал холл, из которого три коридора вели в разные стороны, а большая красивая лестница на второй и последующие этажи украшала просторную комнату.

— Меня зовут Дженкс, — решил представиться дворецкий, оказавшийся совсем не дворецким. — Я работаю управляющим в этом замке младшего принца Дария Кайского. Сейчас служанки покажут вам комнаты, где вы будете жить этот месяц, через час вас ждёт обед с принцем, ну и объяснения происходящему, конечно.

В это время в холл вошли три молодые девушки. Все как на подбор низенькие, чёрненькие, в светло-серых длинных платьях с белыми передниками. Они повели нас на второй этаж. От лестничной площадки расходилось три коридора с чередой одинаковых деревянных дверей, отличающихся цветными вставками на уровне глаз. Мы свернули в правый коридор, где каждому досталось по комнате. Мне досталась светло-зелёная дверь. Внутри всё оказалось выдержанно в таких же тонах. Небольшая комната с двуспальной кроватью, небольшим платяным шкафом, комодом, прикроватной тумбочкой и письменным столом. Так же была дверь, ведущая в ванную комнату. Здесь всё было устроено точно так же, как в доме у Марка. Я даже выглянула назад в комнату, чтобы убедиться, что меня не перенесло в Усадьбу. Нет, чуда не произошло — я всё ещё была в замке принца, куда стремилась уже который месяц.

На отмокание в ванной времени не было, так что я просто быстро ополоснулась после дороги и вышла разбирать сумку. Раз нам придётся здесь жить какое-то время, то будем обживаться. Переодевшись в одно из платьев с завышенной талией, прошлась по комнате. Оказалось, что у меня не просто окно, а небольшой балкон со столиком и ажурным стулом, видимо, для утреннего завтрака на свежем воздухе. С балкона открывался шикарный вид на лес, простирающийся за замковой стеной до самого горизонта.

Час пролетел быстро, и вот за мной зашла одна из служанок, чтобы проводить на обед, проходящий сегодня в малой столовой. Ну конечно, комнату с длинным столом сложно было назвать небольшой, но она точно была меньше, например, стандартного школьного спортивного зала. Сначала нас препроводили в небольшую гостиную, где уже ждал Его высочество. Принц выглядел, как и все местные маги. Был он молод (около 30 лет на вид), подтянут и явно следил за своей фигурой. Красивый чёрный камзол с серебристой вышивкой, серая рубашка подчёркивали в меру мускулистую фигуру. Длинные волосы были заплетены в замысловатую косу, спускающуюся чуть ниже бёдер.

Его высочество Дарий Кайский сидел на кресле, стоящем в кругу с ещё несколькими диванами, куда предложили сесть нам. Рядом со мной на диванчик села Лейла. Соседний диван занял Майкл, а на третий диван усадили незнакомых мне мужчину и женщину.

— Здравствуйте, дамы и господа, — начал нашу беседу принц. — Я понимаю вашу растерянность и беспокойство, а потому сразу успокою вас, что через месяц вы вернётесь обратно на Землю. И никто не заметит вашего отсутствия. Так что можете считать это интересным и необычным отпуском. К сожалению, мы не можем влиять на блуждающий телепорт в вашем мире, который работает три дня в месяц — в полнолуние, так что мы просто организовали встречу прибывающих и обеспечиваем интересное времяпровождение в нашем мире. Через три дня будет проведён бал, где вы сможете перезнакомиться, в том числе и с людьми, которые пришли из вашего мира и решили остаться у нас, нашли себя здесь. При желании у вас тоже будет такая возможность, только сообщить об этом надо заранее, чтобы мы приняли меры. Теперь давайте познакомимся, пока накрывают на стол.

В соседней комнате действительно гремели тарелками и столовыми приборами. То и дело в приоткрытую дверь врывались вкусные запахи.

Сначала представились Лейла и Майкл, затем настал мой черёд, а дальше были Жанна из Санкт-Петербурга — модель, и её жених Андрей — студент.

— А это интересно, — удивился принц. — Обычно в телепорт попадают поодиночке.

— Я просто увидел, как в двух шагах от меня исчезла Жанночка, — чуть застенчиво проговорил Андрей. — И бросился туда. А потом оказался на поляне.

Честно говоря, выглядела эта пара немного странно. Петербургская модель была длинноногой худой блондинкой, как и полагается настоящим моделям, тогда как её жених был невысоким, почти на голову ниже невесты, немного пухлым брюнетом. Она — вся такая уверенная, весь мир у её ног, и он — робкий, чуть ли не заглядывающий ей в рот. Ну, это сугубо их дело, так что я постаралась не пялиться сильно на их пару.

Стоило Андрею закончить, как управляющий позвал всех в столовую. Кроме принца и его гостей из иного мира больше за столом никого не было, хотя я ожидала встретить здесь хотя бы кого-то из советников Его высочества. Ведь должны быть у принца советники?

Блюда за обедом подавались сплошь знакомые. Видимо, специально для того, чтобы земляне быстрее приспособились к новой реальности. Хотя как им удавалось это, учитывая, что среди попаданцев могли быть представители как России, так и какого-нибудь Сингапура или Конго, не знаю. Пока гости неспешно насыщались, Его высочество попросил управляющего рассказать об устройстве Оборотного мира. Мне всё уже было знакомо, так что я его не слушала, а думала о том, что почему-то не спешила рассказать всем и каждому о том, что уже была здесь ранее. Хотелось поменьше расспросов и интереса к моей персоне. Принц сказал, что после обеда нас посетят портные, чтобы обеспечить нас одеждой, а потом его высочество хотел бы поговорить более подробно с каждым по отдельности.

— Мы ведём учёт всех побывавших у нас, — пояснил он. — Так что вас просто ждёт небольшая анкета, данные которой не покинут замка.

Портных оказалось двое: пухлая миловидная женщина собиралась заняться одеждой для дам, а худощавый пожилой мужчина с седыми бакенбардами планировал одеть наших мужчин.

Мы собрались в комнате Лейлы. Просто потому, что она (комната) оказалась ближе всего по коридору.

— Зовите меня Кларисса, — представилась портниха, взглядом опытного работника иголки и ножниц оглядывая нас троих. — Начнём, пожалуй, с мерок.

Она хлопнула в ладоши, и тут же вокруг каждой из нас закрутился небольшой смерч. Это было так неожиданно, и закончилось так быстро, что мы не успели среагировать. А смерчи тем временем отделились от нас и осели на листах бумаги, предоставленной Клариссой.

— Вот и всё, — любовно разгладила бумагу портниха. Да уж, такой способ снятия мерок мне понравился. Раз — и всё. А главное — никаких погрешностей при замере.

— Теперь можно поговорить о фасонах и украшениях. Моя задача снабдить вас парой домашних платьев, парой платьев для бала, несколькими комплектами нижнего белья и ночных сорочек. Ну и ещё, чего вам захочется. При желании вы сможете потом всю одежду взять с собой на Землю. Кстати, если вы хотите, то мы можем сначала посмотреть уже готовую одежду, которую сделали для женщин, живущих в этом замке раньше. Её хорошенько обработали, так что она теперь как новая, а размеры мы сможем подогнать под вас.

— Я согласна, — решительно кивнула Лейла. Видно было, что она не привыкла, чтобы её обшивал личный портной, так что поиск среди уже готового был ей привычнее и понятнее.

— А мне нужно всё только новое и сшитое для меня, — не согласилась Жанна.

Все посмотрели на меня. Я против уже готового ничего не имела, но при моём быстро меняющемся объёме одежду надо выбирать с умом…

— Я бы посмотрела уже готовое, — всё же решилась я. Было интересно, что пошили женщины из нашего мира.

— Ну, тогда вас дамы сейчас сопроводят в общую гардеробную, а мы с леди Жанной приступим к подбору её гардероба, — постановила Кларисса.

Служанки проводили нас с Лейлой в комнату, занятую исключительно рядами вешалок с платьями. Была даже стойка с брюками — видимо не все современные женщины соглашались пусть даже на месяц отказаться от штанов. Были полки с нижний бельём. Сопровождавшие нас девушки заверили, что бельё тут только ни разу не надёванное. Так что мы можем не волноваться по этому поводу. Панталон с рюшечками тут конечно никто не заказывал. В основном тут были очень коротенькие шортики с ажурными вставками или тесьмой и даже без каких-либо завязочек, а вместо лифчиков — плотно сидевшие топы на тоненьких лямочках или же вообще без оных. Так что я решила взять несколько комплектов — пригодятся. Были тут и полки с обувью. На размер нам сказали не смотреть, так как все туфельки и сапожки подгонят под ногу, так что я выбрала три пары разных туфель без каблука и одни милые сапожки. Из платьев я нашла туникообразное платье по типу греческого с пояском, завязывающимся под грудью. Оно было нежно-голубого цвета, и украшено более глубокого синего цвета камнями, надеюсь, что не драгоценными. Вот и будет мне платье для бала. Больше меня ничего не заинтересовало, но меня заверили, что в случае надобности, меня ещё раз сюда проводят.

Лейла, как говорится, оторвалась по полной, всё больше смелея и выбирая одежду по вкусу. Я не стала её дожидаться, а вернулась в комнату, где в самом разгаре были споры Клариссы и Жанны. Модели хотелось выглядеть соблазнительно и сногсшибательно, хотелось чего-то очень короткого и обтягивающего, умопомрачительно высоких шпилек и суперсексуального нижнего белья, вплоть до бикини. Хотя куда она в нём собралась ходить — не представляю.

Кларисса уже устала втолковывать что-то упрямой девице о здешней моде и правилах приличия, а потому сделала небольшой перерыв и несколькими пасами подогнала всю выбранную мной одежду под меня. Мне для этого даже не пришлось переодеваться. Достаточно было просто держать выбранные вещи в руках, а сверху положить листок с моими обмерами. Очень удобная магия.

— И что, — не удержалась я от вопроса. — Все маги так могут?

— Нет, — рассмеялась портниха. — Я этому специально училась пять лет у лучшего мастера. Я просто отработала все действия до автоматизма, потому это и выглядит со стороны простым. Обычные люди так тоже могут, но у них на это уйдёт гораздо больше времени и сил.

После этого я не стала дожидаться окончания спора с Жанной, тем более, что показалась уже Лейла со своей одеждой, так что я вернулась в свою комнату, где закреплённая за мной служанка, развесила все мои новоприобретённые вещи по местам.

После этого мне сообщили, что принц ждёт меня в кабинете для беседы, пока все остальные заняты подбором одежды.


Глава 19

Кабинет Его высочества был выдержан в тёмно-коричневых тонах. Ничего лишнего: стол, три кресла, книжные полки вдоль одной из стен от пола до потолка. Рядом со столом на высокой подставке большая толстая книга, раскрытая где-то ближе к концу, около которой сейчас стоял управляющий Дженкс и явно готовился писать что-то в этой Книге.

За столом сидел принц и выжидающе смотрел на вошедшую меня.

— Проходите, присаживайтесь, — предложил Дарий. — Я попрошу вас ответить на несколько стандартных вопросов. Ваше полное имя?

— Катерина Копейкина, — ответила я, поудобнее усаживаясь в кресло напротив.

— Сколько вам лет?

— 17, на днях 18 будет.

— Чем вы занимались в своём мире?

— Закончила школу. Собиралась поступать в институт на ветеринарное отделение.

— Есть ли какие-либо заболевания, о которых нам стоит знать? Всех вновь прибывших осматривает и подлечивает наш целитель, — пояснил Его высочество, видя мою заминку. — Просто у вас есть много болезней, которых нет у нас, потому мы подстраховываемся.

— Я беременна, — чуть помедлив, призналась я. — Хотя это конечно, не заразная болезнь, но я действительно хотела попросить у вас помощи целителя.

— Конечно, — отозвался принц.

Если до этого он был слегка отстранён и весь его вид говорил о том, что эта процедура для него привычна и даже слегка успела надоесть, то сейчас в его глазах я увидела лёгкое сопереживание и участие. Дженкс, писавший все мои ответы в Книге, тоже посмотрел на меня более внимательно.

«Ничего, то ли ещё будет», — усмехнулась я про себя. — «Это вы ещё всех подробностей не знаете».

— Есть что-то ещё, о чём вы хотели бы спросить или поговорить? — задал Дарий очередной запланированный вопрос.

Я решила, что пора открывать карты.

— Мне действительно надо с вами поговорить. Правда, я даже не знаю, с чего начать.

Немного подумав, и дав время принцу на осознание серьёзности происходящего, я протянула вперёд левую руку.

— Это появилось у меня, когда я сегодня переместилась телепортом. Вы можете объяснить, что это за татуировка? — спросила я про появившуюся «ниточку».

Глаза принца удивлённо расширились:

— Это знак того, что наша Богиня приняла вас. Он появляется после того, как землянин посетит храм Богини. Боюсь, что вернуться на Землю вы уже не сможете, — Дарий печально посмотрел на меня.

Правда, меня это только обрадовало. Что-то такое я и предполагала.

— Не волнуйтесь, — поспешила успокоить я взволнованного мужчину. — У меня было такое подозрение. Я даже рада, что такое случилось. Ещё, скажите, пожалуйста, как мне найти одного оборотня? Его зовут Марк Поронни. Он главный в деревеньке, под названием Усадьба.

По мере того, как я говорила, Дарий становился всё более удивлённым. Потом я заметила в его глазах догадку.

— Постойте. Вы Катерина. У вас есть сестра-близнец. И… это вы были тут месяц назад? — неверяще спросил он.

— Да, — кивнула я. — точнее будет сказать, что месяц назад я отсюда исчезла. И не успела поговорить с Марком. Так я могу его найти?

— Так уж получилось, — медленно проговорил Дарий, что-то обдумывая. — Что Марк — мой друг. Так что я в курсе ваших отношений. И я помогу вам. Марка сейчас нет в стране. Он уплыл по моей просьбе на Остров драконов и прибудет только недели через три.

Ну что ж, всё могло быть и хуже. У меня будет три недели, которые я могу потратить на экскурсии, предложенные принцем Дарием для всех иномирян.

Я уже было подумала, что на этом аудиенция закончена, но Дарий, немного подумав, спросил:

— Если не секрет, леди Катерина, — вы случайно попали к нам во второй раз, или специально?

— Специально, — вздохнула я.

— Но зачем? — удивился принц. — Если вы беременны?

— Вот потому и искала возможности переместиться в Оборотный, — невесело усмехнулась я. — Во-первых, чтобы у детей был отец, а во-вторых, потому что детям нужна магия, которой нет в нашем мире.

— Подождите, — похоже, рядом со мной принцу грозит всё время быть удивлённым. — Вы хотите сказать, что это дети Марка? Но это же невозможно!

Его высочество, похоже, даже рассердился на меня за такие крамольные речи.

— Я тоже думала, что это не возможно, — успокаивающе сказала я. — но поверьте, кроме Марка у меня никого не было ни до нашей с ним встречи, ни после. Так что у меня нет никаких сомнений в его отцовстве. А вот как это стало возможным… Видимо я простой человек, и у меня нет магии, которая бы вступила в конфликт с магией оборотней.

Принц остыл, и некоторое время обдумывал моё предположение, всё ещё неверяще осматривая меня, задерживаясь на моём животе. Судя по его слегка замутнённому взгляду, принц перешёл на магическое зрение.

— Да, это возможное объяснение, — согласился он. — Только вся шутка в том, что магия у вас теперь есть.

Настал мой черёд в удивлении открывать рот. Потом на меня накатила паника. Я схватилась за живот.

— Но как же! А дети? — расстроено прошептала я. Стоило ли бежать сюда, чтобы здесь напороться на такую подлянку? — Откуда у меня магия? Ведь её не было! Да и неоткуда ей взяться.

Дарий вскочил со своего кресла, обошёл стол и сел на корточки передо мной, протянув стакан с водой, стоящий ранее на одной из книжных полок рядом с прозрачным графином.

— Успокойтесь, — Его высочество наблюдал, как я дрожащими руками обхватываю стакан и пью воду небольшими глотками, постепенно успокаиваясь. — Мы об этом не говорим, но когда человек решает остаться в нашем мире, и Богиня принимает его, даруя уже знакомую вам татуировку, то она так же дарует и какой-то магический дар, как бы уравнивая нового жителя с местными магами. Цвет татуировки говорит о виде магии, дарованной вам. У вас я вижу целительскую магию, но как ни удивительно, эта магия не наносит вреда детям. Видимо потому, что появилась уже после зачатия.

Принц встал и, облокотившись на стол, усмехнулся:

— Похоже, вы, леди, будете уникумом каких мало. Я пришлю вам целителя. А вы подумайте вот о чём: раз у вас теперь есть магия, то надо учиться ею управлять, если вы не хотите, чтобы эта новая способность атрофировалась. Поверьте, это очень неприятные ощущения, когда часть вас перестаёт функционировать.

— И как же мне этому научиться? — осторожно спросила я.

— Ну, самый простой путь — через четыре недели начинаются занятия в Школе целителей. Я могу поговорить с одним из лучших профессоров, чтобы он занялся вами особо, да и за беременностью вашей бы проследил, и после за малышами вашими.

— Да, — через пару минут ответила я. — Это действительно очень хороший вариант. Мне в любом случае надо учиться, получать какую-либо профессию. Деньги на первое время у меня есть… Кстати, — вспомнила я. — У меня с собой несколько серебряных слитков. Могу я где-то обменять их на местные деньги?

— Конечно, — вновь удивился принц. — У нас серебро очень ценится. Покажите завтра Дженксу всё, что у вас есть и решите, как лучше поступить.

На том наша встреча закончилась, и меня отпустили в комнату, дожидаться местного целителя. Он пришёл через полчаса. Добрый низенький слегка полноватый мужчина, очень похожий на иллюстрации доктора Айболита, разве что без бороды. Одет он был в светло-зелёный балахон.

— Здравствуйте, милая леди, — поздоровался он ласковым и располагающим к себе голосом. Вся моя нервозность и все переживания разом пропали от его расположения и доброты. Появилась вера в то, что всё у меня будет хорошо.

— Добрый вечер, — ответила я, присаживаясь на кровать.

— Ну что ж, зовите меня доктор Пакрс. И давайте, не мешкая, приступим. Укладывайтесь удобнее и ни о чём не беспокойтесь.

Я улеглась на кровать и с интересом стала наблюдать за действиями доктора. Только следить особо было не зачем. Доктор просто медленно провёл руками над моим телом в сантиметрах 10 от меня, начиная с ног.

— Серьёзных болезней не вижу. Как у всех иномирцев, общее загрязнение всех клеток, но это мы выправим быстро. Я вам дам нужную микстуру. Ещё есть слабость и нехватка витаминов — беременность вам не просто даётся? — доктор с одобряющей улыбкой посмотрел на меня вопросительно.

Я кивнула:

— Детям нужна была магия, которой у нас нет, так что приходилось обходиться своими силами.

— Понятно. Сейчас никакой опасности нет. А укрепляющее зелье я вам дам. Магия у вас появилась недавно? Надо развивать, чтобы не было застоев и других проблем.

— Его высочество обещал помочь. Скажите, доктор Паркс, а как понять, что у меня есть магия?

— Вы должны чувствовать магическую энергию по всему телу.

Я прислушалась к себе. Действительно, после появления на моей руке знака Богини, по всему телу ощущалось щекоткой движение чего-то, чему я не могла дать название. Но это и правда было похоже на энергию. Точнее и не назвать. За этот день я привыкла к её присутствию и перестала замечать, но щекотка никуда не делась.

Я спросила доктора о детях.

— У вас будут три замечательных малыша, — прислушался к своим ощущениям мужчина, держа ладони над моим животом. — Сейчас с ними всё хорошо. Более подробно о поле и способностях детей можно будет говорить через пару месяцев. Я так понимаю, что срок — около 1,5 месяцев? — он вопросительно посмотрел на меня.

Я не стала разубеждать доктора — незачем всем знать, что отец моих детей — оборотень, а то затаскают по лабораториям.

Доктор Паркс оставил мне обещанные зелья и попрощался. Ужин по моей просьбе мне принесли в комнату, так что больше в этот день я никого не видела.


Глава 20

Утро началось с тошноты. А жаль. Я надеялась, что эта сторона беременности тоже уйдёт с перемещением в магический мир. Однако в остальном я чувствовала себя хорошо, так что жаловаться не на что.

Меня никто с утра не тревожил, так что я решила выспаться и встала уже ближе к полудню. На обеде, накрытом всё в той же малой столовой, иномирцев было уже девять. К нам присоединились Александр из Брянска, Мартин из Канады, Тян из Южной Кореи и Хельга из Германии. Новичков было сразу видно по немного безумным взглядам. Им уже немного рассказали о том, куда они попали, так что теперь земляне просто переваривали информацию и решали, как к этому относиться. Те же, что попали сюда вчера, сегодня уже выглядели спокойно, и Лейла с Жанной весь обед о чём-то оживлённо разговаривали.

После обеда я гуляла по саду, расположенному вокруг замка. Это была странная смесь ухоженных клумб с разнообразными цветами и посаженных по линеечке плодовых деревьев и дикой неухоженной лесной растительности. Дорожки, с красиво уложенными каменными плитками, пересекались с простыми узенькими тропинками. Среди бурелома можно было встретить ухоженную беседку с уютными скамеечками, а широкая дорога могла привести к заболоченному и неухоженному прудику.

До вечера я гуляла по этому странному месту, лишь к ужину вспомнив, что хотела заглянуть в библиотеку — надо же запасаться информацией о новом мире.

Впервые за несколько недель я чувствовала себя спокойно, хотя будущее моё было не очень определено. Но я почему-то верила Его высочеству — что он сможет всё устроить и организовать. Целительство у них тут на высоте, так что с детьми всё будет хорошо. Я вроде как иду учиться на целителя, а там и работа найдётся. Магия… всё ещё не могу поверить, что она у меня теперь есть. Это так странно. Трудно поверить, но сложно не надеяться в лучшее. Магия — это сказка, в которую все мы хотим верить, особенно в детстве. И я мечтала о суперсиле и сверхспособностях. А теперь, стоит прислушаться к себе — и уже привычная лёгкая щекотка по всему телу начинает ощущаться ручейками энергии.

В общем, беспокоила меня сейчас только неопределённость будущего, но к этому состоянию я уже привыкла — оно не покидало меня уже около года — ведь я заканчивала школу, а впереди маячила неизвестность взрослой жизни. А ещё я расстраивалась от того, что не могла увидеть Марка ещё целых три недели. Я по нему ужасно соскучилась, хоть мы и расстались внезапно и совсем не разговаривали о «нас». Моя романтическая натура в мечтах уже рисовала нашу счастливую семейную жизнь. И я изо всех сил гнала от себя мысли о том, что оборотень может быть не свободен от обязательств перед кланом, что просто не захочет иметь с нами дела. Ведь у оборотней, как впрочем, и у магов, очень трепетное и серьёзное отношение к детям. А то, что мой любимый может жениться на мне только из-за детей… Что ж, тут всё будет в моих руках: если окажется, что оборотень меня не любит — будем приручать.

Наступил третий день моего пребывания в Оборотном, а так же последний день открытых телепортов. Сегодня вечером принц организовывал традиционный бал для землян, где вместе с только что прошедшими через телепорты, собирались иномирцы, живущие здесь постоянно.

Встала я опять поздно. Это наверно так беременность сказывалась. После вкусного обеда, где обнаружились новые сотрапезники: немолодой уже мужчина с непроизносимым именем из Индии и девочка двенадцати лет из Саратова, женщин проводили в местный салон красоты. Мне тоже не удалось отвертеться.

Салон располагался в столице, и перешли мы туда телепортом при помощи амулета, управляемого вездесущим Дженксом. У меня действительно сложилось впечатление, что он был везде и успевал всюду в замке. Переправив нас и передав на поруки местной хозяйке, он снова отбыл в замок.

А мы остались наводить лоск и красоту. Каждой досталось по мастерице, ловко с помощью магии приводящей кожу, ногти и волосы в надлежащий вид. Не обошлось и без зелий, отваров и прочей алхимии. Ну, это я так ворчу, потому что за два часа с непривычки устала страшно. Боюсь даже думать, что же со мной будет на 6–7 месяце беременности, ведь у меня ожидается тройня. Почему-то это не вызывало у меня ужаса и паники, хотя до этого я никогда не думала о детях — рано вроде ещё. Но я довольно легко приняла саму мысль о беременности и о том, что ребёнок будет не один.

К шести часам все были готовы и вернулись в замок, так и не увидев города. Бал оказался слишком громким словом. Скорее это был небольшой приём на тридцать человек. Тихо играли музыканты в большом пустом тронном зале. У стены стояли столы с закусками и различными алкогольными и не очень напитками. Его высочество ходил среди гостей. Он явно был знаком с каждым и искренне интересовался судьбой присутствующих. Примерно через полчаса неспешных знакомств и бесед специально для этого приглашённый учитель танцев разбил присутствующих на пары и показал несколько движений местных танцев, удивительно похожих на наш вальс и фокстрот. Оказалось, что саму идею светских балов вместе с танцами действительно завезли с Земли.

Учителем, кстати, оказался впервые увиденный новичками оборотень с ярко-рыжими волосами и отдельными черными прядями — тигр. Высокий, стройный и очень красивый, он произвёл на женщин неизгладимое впечатление. Сам тоже с интересом посматривал на иномирянок, но, конечно, не с целью найти себе жену, о чём мне пришлось предупредить некоторых, особенно впечатлённых. Жанна даже стала задумчиво сравнивать оборотня со своим женихом, явно проигрывающим во внешности.

— Почему бы ему не жениться на мне? — задумчиво промурлыкала она в ответ на моё предостережение. Андрей в это время как раз ушёл за напитками, так что все раздумья явственнее проступили на личике модели. — Я красива, да и он очень даже ничего. А по сравнению с местными барышнями…

— А зачем ему сравнивать тебя с местными людьми? — удивилась я. — У него большой выбор оборотниц, а они очень красивы. В жёны же ему нужна женщина, способная дать ребёнка. Да и выбирают они себе пару как-то по запаху.

— Ребёнок, — задумалась блондинка. — Нет, я пока не готова. Может позже…

— А дети у них от людей не рождаются, — вклинилась в наш разговор незнакомая женщина. Она была не высокой с красивыми золотистыми волосами.

Я не стала говорить, что это устаревшая информация. Да и мой единичный случай — совсем не показатель. Хотя, что-то мне подсказывает, что вскоре не таких приёмах оборотней станет намного больше — в поисках возможной пары из вновь прибывших.

В общем и целом вечер прошёл очень мило. Мы много танцевали и разговаривали. Я ушла пораньше, так что окончания не застала, но вроде никто не скандалил. И то хорошо.

Утром меня разбудила служанка:

— Леди, через час Его высочество ждёт вас для разговора. Собирайтесь, я провожу.

Пришлось вставать. И чего же хочет принц? Или он договорился с обещанным наставником? Это было бы здорово. Скоро всё узнаем.

В положенное время я была у дверей кабинета Его высочества. Он был не один. В одном из кресел сидел землянин. Александр, кажется. Я вопросительно посмотрела на принца.

— Доброе утро, леди. Присаживайтесь, — приветливо улыбнулся он. Когда я осторожно уселась в кресло, Дарий наконец-то удовлетворил моё любопытство. — Я пригласил вас для того, чтобы помочь разобраться с новоприобретённой магией.

Вновь в моём взгляде возник вопрос, на сей раз обращённый к Александру.

— Я, как видимо и вы, вчера сходил в храм Богини, — он показал мне левое запястье с тоненькой ниточкой татуировки. — Тут мне всяко будет лучше, чем в России.

— Сначала, я расскажу вам о магии вообще, прежде чем переходить к вашей.

— Простите, Ваше высочество, — не смогла удержать я своего любопытства. — Почему именно вы занимаетесь этим?

— Ну, во-первых, именно для помощи землянам я и живу в этом замке. Его даже Иномирным прозвали в народе. А во-вторых, мне очень нравится обучать землян магии. Есть что-то такое неописуемое в том, как вы реагируете на вещи, естественные в нашем мире, но не известные в вашем. С этим понятно?

Я кивнула, и Дарий продолжил рассказ:

— А вообще наша магическая реальность несколько отличается от того, что пишут о магии в вашем мире. Но обо всём по порядку. Существует несколько видов магии. В магическом зрении она отличается по цвету. Есть стихийная магия: огненная — красная, синяя — водная, коричневая — земляная и голубая, хотя на самом деле она прозрачная — воздушная. Так же есть ещё магия жизни или целительская — зелёная и мёртвая магия — чёрная. У наших магов часто встречается несколько видов магии. Чаще всего хорошо развиты две или три. Однако, к вновь прибывшим попадает только один вид, что несомненно уменьшает ваши возможности.

Теперь подробнее о каждом. Синяя магия помогает работать с водой в различных её состояниях. Собрать из воздуха молекулы воды вместе — это довольно высокий уровень владения даром. Так собственно и с другими стихиями. Напрямую с ними работать намного проще, чем создать из ничего. В основном, работа мага заключается в уплотнении конкретной стихии для дальнейшей манипуляции. Например, перемещать предметы на расстоянии может воздушник, а водник легко испарит или заморозит воду, огневик легко потушит пожар. Целитель не способен двигать предметы или как-то по-другому воздействовать на неживые предметы, он может только непосредственно влиять на живое существо или растение, добавляя ему жизненной энергии, ну или забирая при необходимости. А вот под мёртвой магией мы понимаем немного не то, что называют у вас некромантией. Мёртвый маг, его принято называть тёмным по цвету магии, может влиять на неживую материю. Например, он может при должном уровне магии превратить чайник в вазу, или покрасить волосы, изменить ткань, чтобы она превратилась в красивейшее платье и т. д.

Дальше углубляться в подробности я не буду. Мы подготовили ряд книг, которые вам необходимо будет прочитать, чтобы свободнее ориентироваться в Оборотном. Там, в том числе будут и книги по магии. Вам же сейчас в первую очередь необходимо научиться магическому зрению, а так же отслеживать потоки энергии в своём теле и управлять ими. Так что усаживайтесь поудобнее, и начнём.

И мы учились расфокусировывать наше зрение, чтобы увидеть магию. Голова довольно быстро начала болеть, но мы старались.

— Ваша задача увидеть цветной туман на фоне человека, — поучал принц. — Лучше всего для начала тренироваться друг на друге, потому что у вас этот туман будет однотонным. Опытный маг вместо тумана видит энергетические каналы и движение по ним энергии.

Примерно через час я увидела лёгкую дымку красного цвета вокруг Александра. Она плотным коконом покрывала всё его тело, где-то полыхая чуть ярче, где-то почти совсем пропадая. Дарий специально не сказал нам, какая у кого стихия, чтобы мы не надумали себе чего, так что я была уверенна, что действительно увидела магию. Александр отстал от меня не намного. Хотя мы могли увидеть цвет своей магии ещё и по татуировкам, но я как-то не догадалась рассмотреть цвет тоненькой ниточки на запястье Александра.

— Отлично! — похвалил нас Его высочество. — Теперь в качестве отдыха мы будем медитировать. Вы должны почувствовать каждый канал в вашем теле. Вообще, энергетическая система очень похожа на кровеносную, попадая во все клеточки человеческого организма, только круг у неё всего один, и центром и главным насосом является не сердце, а источник, расположенный в солнечном сплетении. Вот с него и начните. Почувствуйте, куда от него идёт энергия, как к нему потом возвращается.

На то, чтобы почувствовать то, о чём говорил принц, у нас ушло ещё около пары часов. За временем было следить очень трудно, так как часов в кабинете не было, но по ощущениям именно пара часов. Дарий постоянно выходил по своим делам, но всегда возвращался, чтобы проверить, как у нас дела идут.

— Если вам кажется, что в каком-то месте энергия плохо проходит, значит, вы должны обратить туда особое внимание. Значит, в этом месте канал забит по каким-то причинам и надо его прочистить. Делайте это мысленно, хотя можете и руками помассировать это место — поначалу очень помогает.

В итоге, второй час нашей медитации мы занимались самомассажем. Наконец его высочество нас отпустил на обед.

— Леди Катерина, — окликнул меня принц напоследок. — Я вас жду здесь после обеда — займёмся теперь конкретно вашим даром.

Я лишь вздохнула. Мне хотелось поесть, а потом спать, спать… Но надо — значит, надо.


Глава 21

На обеде все оживлённо обсуждали столицу. Оказывается, пока мы с Александром учились, остальные совершили экскурсию по городу. Ну что ж, мне здесь жить, так что ещё успею насмотреться.

Мясное птичье ассорти прибавило мне сил, но не избавило от сонливости. Занятия магией забрали у меня удивительно много энергии. Однако, заставлять ждать принца не хорошо, а потому я вышла из столовой вместе с ним. С нами пошёл и доктор Паркс, составивший сегодня компанию за обедом.

— Как ваше самочувствие, леди Катерина? — спросил он, когда мы втроём устроились на креслах в кабинете Его высочества. Надеюсь, что этот кабинет не станет моей «любимой» комнатой, а то что-то часто я в нём оказываюсь в последнее время.

— Вроде всё хорошо. Только тошнит по утрам, и спать постоянно хочется.

— Хм, — нахмурился доктор, осматривая меня магическим зрением. Я тоже, вспомнив утреннее занятие, попыталась расфокусировать зрение. Не сразу, но у меня получилось. Аура доктора (наверно можно так назвать тот кокон магической энергии, который оплетал фигуру мага) была насыщенного зелёного цвета с частыми вкраплениями прозрачных, чуть голубоватых потоков. Значит, магия жизни и воздуха. А принц? Воздух и вода. Интересно. Кстати, его высочество оказался не очень сильным магом, судя по интенсивности цветовой окраски его ауры. Видимо власть здесь даётся не за магию.

Пока я продолжала учиться магическому зрению, доктор Паркс закончил моё исследование.

— Да, слабость ещё явно прослеживается, так что продолжайте пить зелья, которые я вам прописал, — доктор расслабился в кресле и продолжил разговор. — Его высочество рассказал мне, что вы хотите поступить в Школу целительства, — я утвердительно кивнула. — Хорошо. Тогда для начала я должен сказать, что чтобы поступить в школу, надо пройти небольшой экзамен, который состоится через десять дней, так что времени у вас не очень много.

Я забеспокоилась. Я же ничего не знаю о магии, да и о мире в целом. Своим даром тоже не владею. Как же поступать? Пришлось вновь вопросительно смотреть на принца. Задавать вопрос вслух не решилась, потому что боялась расплакаться. Кажется, буйство беременных гормонов не за горами.

— Не беспокойтесь, — успокоил меня доктор, заметив мою выразительную мимику. — Не всё так страшно. Так называемый экзамен состоит из двух частей. Во-первых, поступающий должен определить все стихии экзаменаторов, то есть показать хорошее владение магическим зрением. Я думаю, комиссия войдёт в ваше положение, и что увидите, то и примут за правильный ответ. Главное не «увидеть» ничего лишнего, и вообще что-то увидеть. А во-вторых, любой целитель должен в первую очередь уметь вылечить себя. Так что принимаются только здоровые маги. Основы самолечения я сейчас вам покажу, а дальше всё будет зависеть от вас.

— А если поступающего вылечит перед экзаменом кто-то другой? — недоумевающее спросила я.

— Ну, опытному магу, а другие в Школе не преподают, заметно вмешательство целителя, если оно произошло в течение месяца, — усмехнулся доктор. — Но, если подобное пропустят при поступлении, то в дальнейшем это достаточно быстро раскрывается на уроках, и за это серьёзно наказывают. Так что не многие решаются на подобный обман. Давайте сейчас немного позанимаемся?

— Конечно, — вздохнула я. Эх, где моя удобная кроватка?

Его высочество решил нам не мешать и вышел из кабинета, предварительно предупредив меня, чтобы я дождалась его, когда доктор уйдёт.

— У вас уже получилось почувствовать свои энергетические каналы? — спросил у меня доктор Паркс.

— Да.

— А исправление неправильного тока энергии?

— Вроде да, — менее уверенно ответила я.

— Хорошо. Для начала попробуйте сделать медитацию и поотслеживать энергию, а я посмотрю, как у вас получается.

К моей великой радости получилось у меня довольно неплохо. Это было так здорово — наблюдать, как по телу текут ручейки светло-зелёной энергии, помогать прочищать канал, если он где-то слегка засорился.

— Отлично, — через некоторое время прервал моё занятие доктор. Мне казалось, что этим можно заниматься часами, как наблюдением за текущей водой и огнём. — А теперь вам нужно посмотреть на себя немного с другой стороны. Ваша задача наблюдать за телом в целом, а не только за магией. Для удобства глаза лучше держать закрытыми, как при медитации. Так как видимых проблем и болезней у вас сейчас нет, то давайте поработаем с целительством на примере шрамов. Есть у вас такие?

Конечно есть, как не быть. Один на коленке, один не предплечье. Довольно старые и уже насквозь привычные.

— Сейчас мысленно изучите эти шрамы, посмотрите, как отличается ощущение этого участка тела от других. Как ведёт себя энергия в местах погрубевшей и неправильно сросшейся кожи.

Минут через пять мне удалось понять, о чём говорил маг. Действительно в том месте, где на руке шёл шрам, энергетический канал был изломан, и энергия шла по нему хуже. Если смотреть на энергетическую систему в целом, то можно было заметить в этом месте затемнённость и некую неправильность в гармонии каналов. Но как же не просто было это рассмотреть! Нужно было быть очень внимательным и настойчивым.

Осознанно направив энергию в это место, и мысленно представив то, как должно быть правильно, мне удалось наладить поставку энергии в этом районе. Каково же было моё удивление, когда открыв глаза, я не нашла шрама на привычном месте! Если бы я не была такой уставшей и не хотела бы так спать, то наверно не удержалась бы и запрыгала по кабинету от радости. У меня получилось! Я смогу исцелять если не других, то себя точно!

Доктор необидно рассмеялся, заметив мою реакцию:

— Вы молодец. Я верю, что у вас всё получится. Но вы устали, так что на сегодня закончим. Вы должны заниматься, чтобы получить хороший результат. Я бы предложил вам начинать свой день с медитации, постоянно тренировать магическое зрение. Дней через пять мы ещё раз с вами встретимся и пройдёмся по вашим небольшим недочётам в здоровье. Я специально не стал их исправлять, чтобы у вас был шанс поучиться самой.

— Спасибо вам, лорд Паркс, — я была очень признательна этому доброму человеку.

— Э нет, девочка, — остановил мои восхищения маг. — Будь осторожна в обращении к людям. Если тебе представились как «доктор», то и называй доктором, а если представились «лордом», то — им самым и называй. Я ни разу не аристократ, так что лордом быть не могу. Но я-то человек простой и не обижусь, а вот некоторые могут всерьёз оскорбиться.

— Простите, — сконфуженно прошептала я.

— Ничего — научитесь, — добродушно ответил доктор, похлопав меня по плечу. Уже выходя из кабинета, он сказал:

— А вы знаете, что ваша магия не совсем обычна? В светло-зелёных потоках прослеживаются золотые искорки. Я такого никогда не встречал, честно говоря, так что стоит понаблюдать за развитием ваших способностей, если вы не против, конечно.

Я против совсем не была. Мне и самой было интересно. Но подумаю об этом позже — уж больно спать хочется.

Доктор ушёл, я же осталась ждать принца. К счастью долго ждать не пришлось. Уже минут через десять Его высочество вошёл в комнату и не один. Вслед за принцем Дарием вошёл высокий пожилой мужчина. К моему удивлению он хромал на левую ногу. Странно, я думала, в этом магическом мире могут справиться с любой болезнью, а тут… Хотя была же ещё хромая вдова в деревне у Марка. Так об оборотне не думаем.

Перешла на магическое зрение. В этот раз получилось ещё быстрее. Что тут у нас? Жёлтая аура. Жёлтая?! Это как? Про такую стихию мне не говорили.

Пока я обалдевала от увиденного, принц сел на своё кресло за письменным столом, а мужчина присел на другое кресло. Я внимательно рассматривала его, совсем забыв о приличиях. Под два метра ростом, короткие сырые волосы, светло-зелёные глаза с вертикальными глазами. Оборотень. Судя по волосам — я бы сказала, что волк. А вот и возможный ответ — жёлтый — аура оборотня. Надо будет спросить или почитать потом. В целом, этот мужчина создавал впечатление отставного военного. С прямой спиной, волевым подбородком, мощным телосложением. Встретив внимательный оценивающий взгляд мужчины, я смутилась, поняв, что веду себя не очень корректно.

— Простите, — чуть слышно сказала я.

Его высочество не дал мне долго извиняться.

— Знакомьтесь, профессор Терн — это леди Катерина — иномирянка, решившая переселиться к нам, — начал он наше знакомство. Профессор? Не тот ли это обещанный мне наставник? — Леди, это профессор Вок Терн, декан оборотничьего факультета Школы целителей.

— Приятно, — сухо кивнул оборотень. — Но я не очень понимаю… — вопросительно посмотрел он на Его высочество.

— Я хотел бы предложить вам личного ученика, — поспешил объяснить принц причину приглашения.

— Но я уже лет пять не брал себе ученика, — растерялся профессор. — Да и… вы же не хотите предложить мне в ученики человека?

— Именно её! — радостно усмехнулся принц, подмигнув мне. — Присмотритесь к ней, профессор.

Декан оборотничьего факультета пару минут рассматривал меня магически зрением. Взгляд его был тяжёл — видно было, что происходящее ему не очень нравится, потому что оборотень его не понимает. Потом волк, очевидно, что-то заметил. Его густые брови поползли вверх.

— Не может быть! Как такое возможно? Оборотни! Это же оборотни? — требовательно спросил он у принца.

— Верно, — прямо лучился счастьем Дарий, как будто это были его дети. — Отец этих детей оборотень из клана Белых Тигров. Девушка на момент зачатия не владела магией нашего мира. Скорее всего, поэтому стало возможным зачатие.

— Но она владеет магией! — всё ещё не веря своим глазам, рассматривал мою ауру оборотень. Мне, наверное, надо было обидеться на такое бесцеремонное игнорирование моей персоны. Как будто меня здесь нет, а есть только мой живот. Но было так забавно наблюдать за проявлением эмоций на, казалось бы, каменном лице профессора…

— Магия у меня появилась позже, когда Богиня приняла меня, — ответила я, решив вклиниться в разговор. Всё-таки он напрямую касался меня.

— И она совсем не конфликтует с малышами! — не обратил внимания на меня оборотень. Он как безумный учёный, с головой ушёл в изучение, не замечая ничего вокруг. — Это очень необычно!

Ещё несколько минут профессор изучал меня и моих детей. Потом азарт схлынул, и оборотню удалось собраться. Только тогда принц продолжил разговор.

— Как вы понимаете, профессор, леди Катерине надо учиться управлению магией, а так же ей наверняка захочется узнать об оборотнях и их лечении как можно больше. А ещё ей будет нужна помощь при вынашивании, родах и воспитании детей. Потому я и решил обратиться к вам, как опытному целителю.

Профессор внимательно посмотрел на меня теперь уже обычным взглядом.

— Мне бы хотелось понаблюдать за течением беременности, — то ли попросил, то ли предупредил он.

Я ещё не определилась с отношением к этому странному мужчине, так что согласилась очень осторожно. Моя недоверчивость не ускользнула от волка.

— И я с удовольствием помогу вам, чем смогу, леди Катерина, — успокоил он меня.

Я вновь кивнула, на сей раз увереннее.

— Ну и хорошо, — расслабился Его высочество. Он явно переживал за своих подопечных. В данном случае — за меня. Если бы не встретила раньше Марка, то у меня были бы все шансы влюбиться в этого радушного человека, хоть он и был ниже меня на целую голову. И какие только мысли не придут к уставшей и сонной мне!

— Тогда я её забираю, — встал с кресла профессор и уже мне. — Будешь жить у меня, тогда я смогу за тобой постоянно наблюдать, да и ты сможешь задавать свои вопросы сразу.

— Я пришлю вашу ученицу завтра утром, — улыбнулся поспешности профессора принц. — Ей ещё собраться надо.

— Ну, хорошо, — подумав, согласился оборотень. — Я тогда пока комнату приготовлю и учебные материалы. Амулетом обеспечите?

— Конечно. Так же как и начальными знаниями.

— Тогда до завтра, — попрощался со мной волк. Теперь он выглядел намного добродушней, чем при знакомстве. Пожалуй, мы подружимся.

— Ну что ж, — сказал мне принц, когда дверь за профессором закрылась. — Пойдём тебя собирать. А я пока немного расскажу о Школе.


Глава 22

— Кстати, мы как-то не акцентировали на этом внимания, — вспомнил о важном принц, выходя из кабинета. — У нас принято землянам, решившим остаться, находить опекуна, чтобы не оставлять человека наедине с незнакомым миром. Книги — это конечно хорошо, но не достаточно. Если не возражаете, то вашим опекуном станет профессор Терн. Вы даже можете взять его фамилию, чтобы сильно не выделяться среди местных.

— Я не возражаю, — пожала плечами я. Эта идея не вызывала у меня отторжения, да и человек, вернее оборотень, декан вроде хороший. Катерина Терн. Вроде звучит.

Пока шли по коридорам замка, принц рассказывал:

— В Школе целителей вот уже двадцать лет обучаются как маги, так и оборотни. Мы решили объединить две школы, чтобы и те и другие привыкали друг к другу, учились находить общий язык. Сложность же в том, что у оборотней нет магии, вернее она есть, но другая — пассивная. Она позволяет менять ипостась, наделяет оборотня повышенными чувствами и позволяет видеть магию магическим зрением. Никакой другой магии у них нет. Ну, разве что драконы тут выделились — они владеют магией огня. Но на оборотней не действует наша магия. В лучшем случае, оборотень не заметит направленной на него энергии, в худшем же — ему будет больно.

— Как же тогда их обучают вместе? — удивилась я.

— Ну, Источник магии не бесконечен и периодически заканчивается, так что при пустом резерве или лечении тех же оборотней целителю необходимо лечить без магии. Поэтому все уроки проводят для всех, за исключением одной пары в день, когда у оборотней проводят физические нагрузки, чтобы они скидывали лишнюю энергию, и у них оставалось меньше сил на агрессию, а у магов в это время медитации, так необходимые для развития дара. Учатся 5 дней, а потом на шестой день идут уроки об особенностях лечения именно оборотней, а в это время у магов идёт обучение заклинаниям других стихий, ну и седьмой день — выходной. Учёба длится 3 года.

— Так мало? — перебила я принца. — У нас в медицинских институтах люди по семь лет учатся, и это без магии.

— Ну, не забывайте, что здесь у всех есть магическое зрение, которое в любом случае помогает при диагностике, а значит не нужно тратить время на различные анализы и диагностические процедуры. И, конечно, обучение значительно сокращается, по сравнению с вашими институтами. А ещё у нас все вещи, необходимые для заучивания проходят с помощью специального амулета. Достаточно прочитать книгу, используя этот амулет, и всё прочитанное прочно осядет в сознании. Так что время тратится в основном на практику.

Я немного подумала об услышанном.

— А могу я ходить на лекции вместе с оборотнями? У меня ведь нет другой магии кроме целительской. А мне было бы очень интересно изучить нелюдей.

— Можно, — обрадовал меня Его высочество. — Это не слишком часто, но практикуется.

Тут мы как раз дошли до моей комнаты. Там на столе уже лежала стопка книг. К ним мы и подошли.

— Вот. Это ваш амулет, — протянул мне Его высочество серебряное украшение, лежащее на книгах. — Наденьте его, и не снимайте — он вам сейчас очень пригодится.

Я послушно накинула цепочку на шею, рассматривая украшение. Это был небольшой лунный камень, круглый и плоский, размером с двухрублёвую монету, оплетённую тонким кружевом серебра. Принц же указал на книги:

— Тут учебники для иномирцев. Мы в своё время специально создали их для тех, кто не знает ничего об Оборотном.

Ага, это то, что действительно необходимо. Тут были «История», «География», «Биология» и, конечно «Магия». Надеюсь, что написаны они понятным языком.

— Мне уже нужно идти, — отвлёк меня Его высочество от изучения литературы. — Служанки помогут вам собраться, а завтра с утра Дженкс вас проводит к профессору. Мы с вами завтра уже не увидимся, так что я желаю вам удачи, и буду ждать вас на Лунных балах ежемесячно.

Лунный бал — это тот приём на третий день полнолуния? Да, это будет интересно. Попрощавшись с Его высочеством, я обессилено упала на кровать. Правда, тут же пришлось встать, чтобы обсудить с двумя пришедшими служанками, как лучше собрать мой неожиданно большой багаж, и в чём я поеду завтра. Оказалось, что принц мне выделил бездонную сумку, куда без труда уместились вся моя одежда и книги. Всё-таки хорошо у них тут всё устроено.

Ужин я пропустила — просто уснула до утра, и даже снов мне не снилось. Зато утром наконец-то проснулась рано, и даже обниматься с унитазом не пришлось. Подозреваю, что во всём виновато волнение. Наконец-то будущее стало прорисовываться. Я иду учиться магии! Конечно, придётся учиться по расписанию оборотней, разве что медитации для меня обязательны, а вот бегать наравне с тиграми и волками я вряд ли смогу. Ещё надо будет подумать, как быть с учёбой на время родов, да и после пару месяцев хотя бы хочется посвятить детям. Хотелось бы, конечно, пару-тройку лет, но пока я исхожу из того, что одна с тремя детьми. Про поддержку Марка даже загадывать боюсь. Так что все планы буду строить исходя из сегодняшней ситуации. И обязательно надо поискать няню. Надеюсь, что моих сбережений хватит на время обучения, хотя о подработке тоже не мешало бы подумать. Кстати, вроде принц обещал, что мне поменяют моё серебро, но то ли забыли, то ли не смогли выкроить время… Спрошу помощи у профессора.

До завтрака я успела сделать медитацию и окончательно собрать вещи, одевшись в свободные брючки и лёгкую белую рубашку.

Оказалось, что про мою просьбу по обмену серебра всё же не забыли. Сначала Дженкс переместив нас в столицу, сводил меня в местный банк, где услужливый работник завёл мне счёт и перевёл на него деньги из расчёта 100 золотых за свиток, а их у меня было 20. Ого, а я теперь богатая! Никаких карточек или чековых книжек тут не водилось. Да и банковское дело не было так развито, как у нас. Можно было прийти в любое из отделений банка, разместившихся почти во всех городах людского государства и в главных городах кланов оборотней, и положить или снять деньги со счёта. Вне отделений заплатить со счёта ни за что было нельзя. При входе в банк в любом отделении стояло медное «зеркало» — плоская пластина 2х1 м. — по считыванию аур клиентов. Работник подводил посетителя к нему, и зеркало выдавало нужный номер счёта. Обмануть «зеркало» заклинаниями, амулетами или зельями считалось не возможным.

А затем Дженкс проводил меня к дому профессора. Столица мне понравилась. Аккуратная, чистая. Слегка извилистые мощёные камнем улицы с одно— и двухэтажными домами. Ближе к центру, где возвышался замок правителя — по-моему, точная копия Иномирного замка, только раза в два больше, попадались и трёхэтажные особняки, окружённые небольшими садиками. Отделение банка находилось, естественно в центре города, как и Школа целителей, расположившаяся в одном из особняков. Двухэтажный дом профессора обнаружился через пару домов от Школы.

Профессор Терн ждал меня на пороге. Нам даже не пришлось стучаться. Стоило только по коротенькой тропинке подойди к крыльцу дома, как дверь тут же открылась.

— Доброе утро, леди Катерина, — с улыбкой поздоровался декан, — проходите.

Дженкс передал ему мою сумку и откланялся, а я прошла в дом. Внутри было уютно. Стены покрыты светлыми деревянными панелями, везде магические светлячки под высокими потолками. Профессор провёл небольшую экскурсию, прежде чем заселить меня в комнату.

— Вот тут гостиная и мой кабинет, тут кухня, и по совместительству столовая — я не люблю излишней помпезности. На втором этаже три спальни: моя, моего племянника — он сейчас в отъезде, но к началу учёбы вернётся, и гостевая, где будете жить вы. Кстати, как мне лучше к вам обращаться?

— Лучше на «ты» и «Катя», — смущённо и чуть запыхавшись, ответила я. Не смотря на хромоту, двигался профессор быстро, так что я успевала за ним только бегом.

— А ко мне обращайся профессор Терн или учитель.

Комната, где меня поселили, была светло-бежевой. Неширокая кровать, платяной шкаф и комод, письменный стол, а так же дверь в отдельную ванную. У хозяина дома с его племянником ванная была одна на двоих. В принципе, моя новая комната была достаточно просторной, так что, как я прикинула, при небольшой перестановке сюда спокойно поместится ещё три детские кроватки и шкаф для детских вещей.

Служанок тут не водилось — была только приходящая экономка Рена, которая занималась уютом и приготовлением пищи, так что вещи пришлось разбирать самой, но учитель не дал мне этим заняться — позвал в свой кабинет.

В кабинете помимо привычных книжных шкафов и стола со стульями обнаружилась кушетка, куда меня без лишних разговоров уложили.

— Ты прости, что я так тороплюсь, — сказал профессор, располагая свои ладони на моём пока плоском животе. — Но времени у нас мало, так что откладывать работу не станем. Расскажи подробнее о течении беременности.

Утаивать мне было нечего. Рассказала о моих ощущениях, моём «лечении» серебром и серебряной водой.

— Значит, прошёл месяц, — задумчиво сказал профессор. — Вот что. Заведи себе привычку вести дневник, где записывай все изменения, которые в себе заметишь. Напишем-ка мы с тобой дипломную работу о твоей беременности и жизни твоих детей, — Я в целом была не против. — Я буду раз в четыре дня проводить диагностику тебя и малышей. По магии я, к сожалению, тебе ничем помочь не смогу, но и без магии будет что изучать. А я не без оснований считаюсь одним из лучших целителей по беременности и родам, правда оборотней, а не людей, но вряд ли тут будут глобальные различия.

Дальше профессор меня измерял со всех сторон, всё-таки взял кровь на анализ, хотя говорили, что это не нужно… Ну ему виднее.

Вернуться к разбору своих вещей я смогла лишь через час. В обед я познакомилась с экономкой профессора Реной. Она оказалась очень пухленькой и добродушной. Везёт мне в этот раз на таких людей. Присмотревшись, обнаружила, что Рена обладает целительской и водной магией.

— Профессор Терн, а почему нас землян называют леди? — спросила я во время обеда. — У нас же нет такого чёткого разделения на аристократов и крестьян?

— Не знаю, — пожал плечами учитель. — Как-то так принято в замке. А потом уж каждый сам решает, как к нему стоит обращаться.

— А что, услуги целителя здесь дорого стоят? — перескочила я на другую тему. — и много целителей?

— Мало нас, — вздохнула Рена, сидевшая за столом с нами наравне. — Вроде и Школа есть, да только она выпускает по 20–30 целителей в год. из них в лучшем случае половина идёт работать по специальности. Особенно аристократы. Это же выше их достоинства — помогать страждущим. Или сейчас стало модным открывать дорогущие клиники, где умудряются не лечить, а просто изменять внешность, А дело это дорогущее! — возмущалась женщина.

Сама она 10 лет назад окончила школу, но работу целителем в столице найти сразу не смогла, а муж у неё работает во дворце конюхом. Вот и прибилась помощницей профессору.

«И сюда пластическая хирургия добралась», — с грустью подумала я.


Глава 23

Наконец-то я добралась до книг. Для начала посмотрим общую информацию. Насколько я поняла, по астрономическим параметрам этот мир идентичен нашему. Т. е. в сутках 24 часа, в неделе 7 дней, разве что в году 364 дня. Только тут 13 месяцев по 28 дней в каждом, а Новый год празднуют в феврале. Названия месяцев заимствованы явно из нашего древнеславянского. Сегодня у нас, например, 5 серпеня, а учебный год начинается 1 вересеня.

Если судить по карте, человеческое государство Кайса, в столице которого с одноимённым названием я сейчас нахожусь, располагается на материке, омываемом со всех сторон океаном. С востока от Кайсы находится долина, окружённая горами со странным названием Узилище, а с запада расположились многочисленные кланы оборотней с общей территорией по площади лишь чуть больше Кайсы. Ещё западнее находятся Дикие земли. С юга и севера Кайса выходит к океану, впрочем, как и земли нелюдей. На севере находится Драконий остров.

Правит Кайсой король Геринг II. У него два сына: Перий и Дарий. Про королеву почему-то ничего не написано. То ли умерла уже, то ли не заслужила присутствовать в истории. У оборотней в каждом клане свой вожак. С некоторых пор, после заключения перемирия между магами и оборотнями, раз в пять лет выбирается представитель от кланов, который работает посредником между Кайсой и Советом вождей.

История, как обычно изобилует войнами. Лишь пятьдесят лет назад было заключено перемирие между оборотнями и людьми, а драконы присоединились всего 2 года назад. До этого они предпочитали нейтралитет.

Долина Узилище, оказывается, названа так потому, что раньше там была тюрьма для магов-преступников. Правда около 100 лет назад узники взбунтовались и объявили долину своей территорией. Туда перебрались недовольные властью и ещё некоторый преступный элемент.

Дикие земли — это место, где живут дикие оборотни. По-другому не скажешь. У нас их назвали бы волкодлаками. Они питаются сырым мясом, не брезгуют человеком или оборотнем. Нередко туда сбегают Дикие, если их не успевают отловить раньше. Тогда они там и остаются. Вернуть Дикого из этих земель ещё не удавалось. Бытует мнение, что из Диких и получаются волкодлаки, но это не доказанный факт…

— Катя, ты спать собираешься? — заглянул ко мне в комнату профессор.

Я посмотрела в окно — действительно, уже стемнело. Совсем зачиталась.

— Да, спасибо за напоминание. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи.

Ну что ж, на новом месте приснись жених невесте?

А ничего мне не приснилось, зато утром снова пришлось бежать к унитазу. Завтракать не хотелось, так что я вернулась на кровать — медитировать. Надо бы попросить у наставника какой-нибудь комплекс упражнений, а то очень быстро превращусь в колобка.

Медитация давалась всё лучше. Всё подробнее виделся ток энергии. Вот лёгкое затемнение. Что у нас тут? Синяк. И когда успела поставить? Выправляем поток, и вуаля! Синяка нет. Где-то ещё оставался шрам на коленке — его тоже долой.

— Катерина, доброе утро, — это Рена. — Я собираюсь на рынок за продуктами сходить. Пойдёшь со мной? А то, что ты всё в комнате, да в комнате.

— С удовольствием, — и правда, чего-то засиделась, пора размяться уже.

Пока шли по улицам города к рыночной площади, спросила:

— Рена, а у вас есть какой-нибудь специальный комплекс упражнений для беременных?

— А зачем? — удивилась женщина.

Я задумалась. Может и действительно не зачем. Здесь, в мире без компьютера и телевизора, долго не посидишь. Всегда найдётся работа, а значит и движения достаточно. А может с тонусом мышц может помочь всё та же магия… Но я всё же спрошу ещё и у профессора.

Рынок оказался ничем не примечательным местом. Много разнообразного товара, много покупателей. Все кричат, толкутся, хвалят свой товар… Не люблю толпу. А потому задерживаться мы не стали, а приобретя всё, что Рене было необходимо, вернулись домой.

Там я пристала со своим вопросом к учителю. Тот тоже удивился, а потом задумался.

— Если хочешь, могу составить для тебя. А так у нас как-то не практикуется такое.

На том и порешили.

После обеда профессор ушёл в Школу, а я вернулась к своему любимому занятию — книгам. Где-то за час до ужина я решила сходить на кухню, а то уже спина затекла сидеть.

— Рена, может тебе, чем помочь? — спросила я у экономки. Надо же налаживать контакт.

— Да нет, вроде, — даже растерялась она.

— Можно, я тогда просто с вами посижу? А то одной скучно.

— Можно, только давай на «ты».

Мы разговаривали ни о чём и обо всём понемногу, когда нож в руках женщины неловко соскочил и поранил палец.

— А можно я попробую залечить, — спросила я, пока Рена не вылечила порез сама. Видно было, что для неё это уже привычное действие. — Мне тренироваться надо, — пояснила я. — Правда я ещё не пробовала других лечить — только себя.

— Давай попробуем, — Рене явно не терпелось примерить на себя роль учителя. — Положи ладонь на рану и закрой глаза.

Оказалось, что доктор Паркс держал руки на расстоянии от тела потому, что у него вторая стихия — воздух. А при отсутствии такового требуется непосредственный контакт «кожа к коже». Можно не прямо на рану, а рядом, но чем ближе к болезни, тем проще справиться.

— Надо магическим зрением увидеть поток энергии у пациента, — пояснила магичка. — Найти место, где поток нарушен, и направить туда свою энергию с целью исправить нарушение.

С наскоку у меня не получилось, а потому рану Рена закрыла, оставив небольшой шрамик. С ним я и пыталась работать. Не сразу, но все следы пореза исчезли. И я успела понять принцип работы, так что надеюсь, в следующий раз у меня получится лучше.

Учитель вернулся лишь к ужину. Видно было, что он устал — видимо пришлось много ходить. По крайней мере, прихрамывал он по-моему больше, чем обычно. После очень вкусного и сытного ужина Рена ушла домой, а мы с учителем уселись в гостиной, каждый со своей книгой. Когда профессор в очередной раз потёр ногу, а я не выдержала:

— Давайте я её немного разомну.

Предложила, а потом смутилась. Не очень тактично получилось. Но мужчина вроде не обиделся, а лишь кивнул. Вышло у него это так же неуверенно, как и у меня предложение.

Усевшись поудобнее на полу перед диваном, где сидел профессор, я начала осторожно ощупывать больную ногу. Мышцы в районе бедра были как будто пережеваны. Конечно, это должно было причинять немалую боль, и почему магия на оборотней не действует?

— Как это случилось? — тихонько спросила я. В общем-то я не надеялась на ответ, но вдруг…

— Мы с друзьями тогда молодые были, — не сразу ответил оборотень. — Нам всё было по плечу. Вот и пошли в Дикие земли. Пошли впятером, а вернулись — вдвоём. Один без руки, а я вот, хромой. Правда, на службу всё равно взяли: мол, бегать не можешь, но командовать это не помешает.

— А что за служба? — я осторожно разминала напряжённые мышцы и пыталась отвлечь учителя разговором.

— Да как раз охрана территории на границе с Дикими землями. Другие войны уже тогда закончились.

Профессор ещё какое-то время делился байками со своей службы, а я закрыла глаза и, как недавно учила Рена, посмотрела на ногу магическим зрением. Мамочка моя дорогая! Как же тут всё перепутано! Я помнила, что магия людей не действует на оборотней, но мне так хотелось помочь учителю, что я решила аккуратно попробовать. Не спеша, осторожно, вливала свою энергию, выправляя жёлтые каналы оборотня. Моя зелёная энергия тоненьким ручейком вливалась в чужой канал, сливаясь с жёлтым потоком, и там растворялась.

— Что ты там делаешь? — прервал очередной анекдот из жизни учитель. Конечно, он что-то заподозрил: вместо того, чтобы разминать мышцы, как обещала, мои руки просто лежали на его ноге.

— А что вы чувствуете? — поинтересовалась я, не торопясь отвечать на провокационный вопрос.

Учитель прислушался к ощущениям:

— Тепло чувствую, да боль вроде немного утихла, — и требовательно так посмотрел на меня.

— Я… — вот как ему признаться, то я оказалась настолько безрассудна, что полезла со своим лечением, куда не просили?

— А давайте, я пока ничего не буду говорить! — нашлась я. — вы прислушивайтесь к себе. Если почувствуете, что я делаю что-то плохое, то сразу меня остановите. Но пока вроде всё хорошо? — я с надеждой посмотрела на наставника.

— Ну, давай, — с сомнением ответил он.

Я вновь закрыла глаза и сосредоточилась. Так, направляем энергию сюда, выправляем вот этот поток. Вспомнилось вдруг почему-то, как мы с Маришкой в детстве играли в ручейки весной. Из одной лужи выводили воду в другую, от неё отводили дальше, чтобы вода с тропинки ушла, и по ней можно было спокойно ходить. А ведь принцип-то такой же! Значит, потоки стоит исправлять с конца, чтобы энергия не перехлестнулась и не вырвалась. Эх, как не хватает теории! Бывает ли такое с энергией? Что будет, если я открою новый проток, туда хлынет энергия, а выхода ей не будет? Как она себя поведёт? Ладно, рисковать не будем — начнём с конца. Тем более, что рана застарелая, энергия давно уже нашла обходные пути — циркуляцию-то никто не отменял. Так, вот тут должно быть так, А это сюда…

— Не может быть, — выдохнули у меня над ухом. Я вздрогнула и, открыв глаза, с опаской посмотрела на учителя снизу вверх.

— У тебя получается, — неверяще прошептал учитель. — вот только до сих пор считалось, что это не возможно!

Мы немного посидели не двигаясь. Я боялась негативной реакции на свои действия — ведь знала уже, что так делать нельзя, а профессор осознавал увиденное. Он, видимо тоже перешёл на магическое зрение и мог наблюдать мои действия. Наставник перевёл дух и тихо сказал, глядя прямо перед собой:

— Обычно, когда маг направляет свою энергию в каналы оборотня, энергия отторгается. Я завтра тебе покажу на примере Рены. Но твой опыт давай завтра ещё попробуем?

— Почему не сегодня? — не поняла я.

— Во-первых, уже поздно, а во-вторых, тебе отдыхать надо — слишком много энергии так сразу отдавать не стоит с непривычки.

За окном, действительно было уже темно. Засиделись мы что-то.

В молчании поднялись на второй этаж. Прежде, чем уйти к себе в комнату, я окликнула учителя:

— Простите меня, пожалуйста, — попросила я.

— За что?

— За то, что рисковала, — покаялась я. Мне действительно было стыдно, не смотря на положительный результат. — Я ведь знала, что вы можете пострадать, но всё равно решилась, не посоветовавшись с вами.

— Да, — почесал затылок оборотень. — Как твой наставник, я должен тебя за это наказать. Ну что ж. наказанием будет ежевечернее лечение моей ноги. Заодно и натренируешься.

Я неуверенно улыбнулась. На душе немного полегчало.

— Это я запросто! Хотя наверное мне стоило сказать: у, какое сложное задание вы мне дали!

Профессор шутку понял и оценил. Похлопав меня по плечу, он ответил:

— И, всё-таки, в следующий раз лучше советуйся заранее. А то вдруг не повезёт, как сегодня. А сейчас давай спать.

— Доброй ночи, — пожелала я учителю и действительно отправилась спать.


Глава 24

— Рена, покажи, как действует магия на оборотня для Кати, — попросил профессор после завтрака. — Просто добавь своей магии в мои каналы.

Экономка не стала ничего спрашивать. Дождавшись, когда я настрою магическое зрение, она прикоснулась к руке учителя. Я внимательно следила. Вот зелёная энергия перетекает в жёлтый канал и,… не смешиваясь с энергией оборотня, идёт к пальцам, а потом выходит из чуждого ей тела.

— И так всегда? — задумчиво спросила я.

— Да, — подтвердила Рена.

— А больно оборотню будет, если запустить много магии? — сделала я очевидное предположение.

— Верно, — сказал профессор, а потом лукаво посмотрел на экономку. — А теперь посмотри, Реночка, что моя ученица вытворяет, — и уже на меня. — Попробуй поработать вот с этим шрамом.

Учитель показал на небольшой шрам в основании большого пальца правой руки. Рена явно хотела что-то сказать, но оборотень не дал, а я без лишних слов и переживаний о возможной неудаче сосредоточилась на уже знакомом. Со вчерашнего дня ничего не изменилось: моя энергия — зелёная с золотистыми искрами, которые, к слову, на медитации мне сегодня наконец-то удалось увидеть, — тоненьким ручейком втекла в жёлтую, где и растворилась, помогая выпрямиться каналу.

Рена шокировано ойкнула. Я открыла глаза и с радостью увидела, что шрам исчез.

— Вот так вот, — с гордостью заявил учитель. — Есть предположения, как такое стало возможным? — спросил он у меня.

Я кивнула. Всю ночь об этом думала. И хоть теоретических знаний о магии мне катастрофически не хватает, но…

— Я вижу только одно объяснение. Магия у меня проснулась уже после того, как во мне «поселились» оборотни, — тут я нежно погладила живот, а глаза экономки, и без того большие от увиденного, округлились ещё больше: о моём положении она уже знала, а об отце малышей мы ей ещё не говорили.

— Богине пришлось сделать так, чтобы магическая энергия не вредила детям, — продолжила я. — Вот и получается, что моя магия может воздействовать на оборотней. Только боюсь, что это свойство пройдёт после рождения малышей.

— Да, — задумчиво погладил подбородок профессор. — Я пришёл к такому же выводу касательно причин. А исчезнет ли эта способность, мы узнаем в своё время. Ты будешь её разрабатывать? — спросил он у меня.

— Ну, наказание никто не отменял — это раз, — улыбнулась я. — Я бы хотела долечить вашу ногу — это два. Ну и мне всё равно надо тренироваться — это три.

— Отлично, — поднялся оборотень. — Мне нужно в школу, а ты занимайся.

Оставив задумчивую Рену на кухне, я пошла читать историю Оборотного, прерываясь иногда на тренировку письма на местном языке. Поначалу было непривычно, но опыт занятий иностранным у меня уже был, так что приспособиться удалось довольно быстро.

После обеда я гуляла по городу, любуясь довольно простой, но изящной архитектурой каменной столицы. Нашла даже антикварную лавку, где застряла надолго, изучая разные вещицы. Случайно обнаружила, что магические амулеты в магическом зрении оплетены нитями магии. При должном знании теории можно легко определить, для чего нужен тот или иной предмет.

Вечером я вновь лечила ногу профессора. Выходило медленно, и тратилось много сил, но я старалась не расстраиваться — ведь всё у меня впереди.

Так прошли четыре дня. Как и обещал принц Дарий, к нам заглянул доктор Паркс. Он проверил моё здоровье и мои успехи в медитации, и остался доволен.

— Держите, — вспомнил он уже уходя. — Его высочество просил передать вам, — передал мне доктор свиток, перевязанный красным шнурком. — Это ваши документы для поступления в Школу.

Я тут же развернула свиток. «Графиня Катерина Терн. Место рождения Земля», — значилось в бумаге.

— Почему графиня? — удивилась я и спросила у учителя. — Вы граф?

— У оборотней нет таких понятий, как «граф» или «герцог», — тепло улыбнулся мне профессор. — А титул графа дают всем иномирцам, если они решают остаться у нас. Тебе ещё подъёмные полагаются, но об этом тебе лучше в законах почитать.

Именно с «Законов Кайсы» я и начала следующий день, после медитаций и завтрака, конечно. Тошнота меня не беспокоила вот уже третий день, и аппетит был отменным. Историю Оборотного я закончила читать вчера. Амулет запоминания действительно творил чудеса — стоило только подумать о каком-либо событии, как я тут же вспоминала всё, о нём прочитанное.

В законах меня в первую очередь интересовало всё касающееся иномирян. Из истории я узнала, что земляне попадали на Оборотный почти всегда. Конкретной даты и причины первого телепорта никто не знает. Перемещались они в разные случайные места, и лишь восемнадцать лет назад магам удалось выход из телепорта определить в одно конкретное место возле летней королевской резиденции. Сегодня всем, решившим остаться, даётся ненаследный титул графа, денежное пособие в размере 50 золотых (это притом, что на 30 золотых можно купить небольшой домик в столице), определяется опекун, помогающий освоиться в новом мире. В общем, всё для вас, только переселяйтесь. А что — свежая кровь, свежие идеи. В правах и обязанностях земляне уравнены с местными.

В законах Кайсы, а потом и кланов оборотней я зависла на четыре дня, не забывая о послеобеденных прогулках и утренних медитациях. В последних наметился определённый прогресс. Правда я не сразу поняла это. Просто, изучая свои энергетические каналы, я заметила, что часть энергии, доходя до пальцев рук и ног, не возвращается к источнику, а выходит из тела. Я попробовала задержать её, представив вокруг себя непроницаемый пузырь. Энергия действительно стала собираться вокруг меня, но что с этим делать дальше — я не знала. Когда доктор Паркс в очередной раз пришёл меня навестить накануне экзаменов, я ему показала своё открытие.

— О, молодец! — похвалил меня доктор. — Это следующая ступень в работе с потоками. Теперь тебе надо научиться выпускать магию только через руки, ведь именно они — твой главный рабочий инструмент. И совершенно не нужно, чтобы магия уходила в никуда.

— А что делать с этим? — показала я на облачко энергии, скопившееся возле меня.

— На занятиях дают амулеты, которые нужно зарядить целебной магией. Если хочешь, попроси завтра в Школе парочку. Заодно научишься перенаправлять уже освобождённую магию.

— И что, вот так пропуская свою энергию через чужие каналы, и лечатся все болезни? — задала я доктору давно мучающий меня вопрос.

— Нет, конечно, — рассмеялся целитель. — это только первая, начальная ступень обучения. Так обычно добавляют сил больному, подстёгивают регенерацию, а так есть набор заклинаний для лечения: например, заклинание для остановки крови, или лечения ожогов, заклинание антидота или заращивания костей и множество других.

А я, глупая, надеялась, что всё будет просто…

Время до экзаменов пролетело незаметно. Они проводились за две недели до начала учебного года.

В этот день проснулась я рано. Волновалась страшно.

— Ну что ты дёргаешься? — смеялся профессор. — Если вдруг не поступишь, то будешь спокойно жить у меня до родов, а там тебе уже не до учёбы будет. В следующем году точно поступишь.

Я и сама себе не могла объяснить, куда так спешу. А ведь в словах учителя была очень большая доля правды. И, наверное, так действительно было бы лучше — куда мне торопиться? Но что-то внутри заставляло читать учебную литературу, медитировать и бежать сегодня на экзамены.

Надеть решила свободные брючки, удобные ботиночки и светло-зелёную блузку. Волосы просто заплела в косу.

Пока шли к Школе, учитель предупредил:

— О том, что у тебя будут дети оборотня — никому знать не нужно. Пока это видно только тем, кто специализируется на родовспоможении, а таких не много, совсем не много. А потом мы тебе амулет дадим, прикрывающий ауру малышей.

Я была полностью согласна с неразглашением моей маленькой пока тайны.

— А что с моей аурой? — спросила я.

— А необычность твоей ауры может разглядеть только очень опытный целитель. Таких в мире всего трое или четверо, а в нашей Школе и вовсе один — директор Школы Авертан. Вот он о тебе знает всё. Ты уж прости.

— Я понимаю.

В это время мы уже вошли в калитку трёхэтажного особняка, где толпились люди и оборотни.

Мой опекун не останавливаясь, направился в здание Школы, а я принялась оглядываться. Вокруг особняка находился сад, а перед ним большая площадь, где мы сейчас все и собрались. В основном стояли все группами по несколько человек, но встречались и одиночки. Оборотни возвышались над магами примерно на две головы и пестрели разноцветными шевелюрами. Навскидку на плитках мощёного дворика стояло около восьмидесяти человек. Интересно, это все, или часть уже внутри?

Ждать пришлось не долго. Входная дверь открылась и на небольшое крыльцо вышел седой старик. Впервые в этом мире вижу седого человека, хотя на улицах столицы вроде видела уже не мало магов. Коротко стриженная борода, длинные волосы до лопаток собраны в низкий хвост и очень светлые глаза под ещё тёмными густыми бровями смотрелись не привычно, но не отталкивающе.

— Добро пожаловать в Школу Целителей, — торжественно заявил он, осматривая притихших поступающих. — Прошу следовать за мной.

Оказалось, что не все пришедшие желают поступать. Видимо, было много друзей и просто сочувствующих, но в здание пошли только те, кто решился попробовать свои силы в поступлении. Через большую деревянную и окованную железом дверь мы попали в холл, могущий поспорить размерами с любым спортивным залом нашей средней школы. Теперь нас осталось около пятидесяти, причём оборотней было лишь чуть меньше, чем магов.

— Меня зовут лорд Авертан, — продолжил свою речь седовласый мужчина. — Я являюсь директором Школы Целителей и рад приветствовать вас на вступительных испытаниях. С этого года в нашей школе произошли небольшие изменения. Дело в том, что три года назад мы провели один эксперимент, и вот выпускники экспериментального курса выпустились из нашей Школы и успешно работают по специальности, а потому мы официально создаём два факультета: Целительский и Знахарский. На первом учатся маги, а на втором оборотни и те, кто хочет лечить без магии.

Толпа поступающих при этих словах возбуждённо загомонила. Странно, вроде профессор говорил, что оборотни тут учатся уже несколько лет, да и сам назывался деканом оборотничьего факультета. Ладно, потом уточним, что к чему. Лорд Авертан тем временем провёл над нами рукой, и все замолчали. Только явно не по своей воле — скорее всего, это было какое-то заклинание, призывающее тишину, потому что многие так и стояли, открывая рот, но ни звука не произносили. Директор удовлетворённо улыбнулся и продолжил:

— Не отвлекайтесь, пожалуйста — повторять не буду. Теперь о том, что вас ждёт сегодня. Сейчас вы все по очереди войдёте в эти двери, — лорд указал на неприметную дверцу возле доски объявлений, расположившуюся напротив главного входа. — Там вас ждут целители. Они вас осмотрят и направят дальше. Некоторым дадут номерок — сохраните его, он ещё пригодится. А дальше вы попадёте в зал, где вас будут ждать наши преподаватели. У каждого на парте будет лежать задание, так что вы спокойно усаживаетесь, где кому нравится, и пишите ответ. А дальше вам всё расскажут. Я же желаю вам удачи.

И директор ушёл к приёмной комиссии, а поступающие всё так же в тишине стали выстраиваться в очередь. А хорошая штука — это заклинание молчания. Никаких тебе криков и ругани! Нет, народ, конечно, пихался и смотрел грозно, ругался по-страшному, но тишина стояла просто оглушительная.


Глава 25

Я торопиться не стала, а потому оказалась последней в очереди, которая двигалась довольно быстро. В небольшой комнатке стояли только три удобных стула, где сидело трое целителей. И главным, несомненно, являлся доктор Паркс. Остальные — два молодых целителя, явно были его помощниками. Они быстро осматривали натренированным магическим зрением очередного претендента. Некоторых просто отправляли дальше в противоположную дверь, пятерых отправили домой, как не прошедших медосмотр, а некоторым давали номерки.

— Шарк, — обратился к одному из целителей доктор, когда увидел меня, входящую в комнату. — Посмотри лорда Гарена. А вы, леди, проходите ко мне.

Это уже было сказано мне. Маг, вошедший передо мной и уже стоящий перед доктором, недовольно посмотрел на меня и переместился к юному помощнику доктора.

— Как ваше самочувствие? — тихонько спросил доктор.

— Всё хорошо. Волнуюсь только, — так же тихо ответила я.

Маг дал мне номерок «115» и отправил дальше.

— Удачи, — пожелал он напоследок.

Такая дружеская поддержка немного меня успокоила. Ещё шаг, и вот я уже в большой зале. Три ряда по 12 парт и учительский стол перед ними. Большие окна на одной из стен, деревянные панели на других. На стенах карты мира в разных масштабах, а так же карты отдельных областей. Кабинет истории? Похоже.

Почти все парты были заняты, хотя и свободных мест было ещё достаточно. выбрав место за первой партой в третьем от входа ряду, я присела на скамью и посмотрела на экзаменаторов.

За длинным учительским столом сидело семь человек. Среди них один оборотень — профессор Терн и лорд Авертан. Остальные маги были мне не знакомы.

Итак, какое там задание? Передо мной действительно лежал небольшой листок с заданием, а рядом чистый лист для ответа и палочка для письма, заменяющая тут ручки. Слава Богине, никаких перьев с чернилами и чернильницами тут не было. А палочки заправлялись магией и были одноразовыми.

На листочке было всего три вопроса.

Первый — ожидаемый: «Ваше имя и номер, если вам его дали».

Второй: «Какой магией вы обладаете».

И третий: «Опишите, какой магией владеют экзаменаторы, если увидите какую-либо болезнь, так же опишите». Ну что ж, посмотрим. Перед каждым учителем стоял номер от одного до семи. Перешла на магическое зрение.

№ 1. Лорд Аверин. Целительство и воздух. Очень сильный маг судя по свечению ауры.

№ 2. Профессор Терн. Ну, тут всё понятно. Оборотень. Повреждение мышц на левом бедре.

№ 3. Ничем не примечательный человек. В опрятной белой мантии (как, кстати, и все преподаватели, разве что у директора на ней была золотистая вышивка, а у профессора — серебристая) с короткими волосами и аккуратными усиками. Средних лет. Сильный водник, немного воздуха и мертвой магии.

№ 4. Похож на предыдущего, как брат. А может они и есть братья? Разве что есть ещё небольшая бородка клинышком. Очень сильный воздушник, немного воды и мёртвой магии.

№ 5. Очень плечистый мужчина с длинными волосами, собранными в хвост, и гладковыбритым подбородком. Ого, какой яркий огонь! И кажется… да, немного мёртвой магии.

№ 6. Длинная борода — первое, что бросается в глаза. Очень худой с волосами, едва достигающими плеч. По чистой случайности, именно тогда, когда я на него посмотрела, он потёр правое предплечье и чуть поморщился. Только это помогло мне. Я присмотрелась. Так, ну, во-первых, этот — тёмный маг, плюс неплохо развита целительская магия. Надо же, я бы подумала, что это антагонисты, но вот же! А на руке у него… очень похоже на синяк. Так и запишем.

Ну, и № 7. Какой-то он надменный. Волосы явно длинные. Нос длинный, а подбородок узкий. Маг земли с примесью воды.

Фух, вроде все. Осмотрелась вокруг. Почти все уже закончили, но никто с места не вскакивал, так что и я подожду, к будущим сокурсникам присмотрюсь. Среди магов девушек было больше, чем парней, а вот среди оборотней девушек было всего три. Странно, вроде я как-то знахарку представляю лучше, чем знахаря. А может, девушек просто не отпустили из клана, для их безопасности? Среди магов выделялись аристократы. Они сидели обособленной кучкой — трое парней и пять девушек. Отличались от других естественно осанкой и гордыми взглядами, а так же длиной волос — отличительным признаком аристократизма.

— Так, похоже, все закончили, — отвлёк меня от изучения голос директора. Он взмахнул рукой, как бы призывая кого-то.

Листы с ответами поднялись над партами и перенеслись на учительский стол. Проверили быстро все всемером. Ещё троих отправили домой, как совершенно не подготовленных. Советовали тренироваться и попробовать ещё раз в следующем году.

— А вас поздравляю с поступлением, — вновь взял слово директор. — Жду вас на первом занятии 1 вересеня в 9 утра.

Все вздохнули радостно и хотели уже покинуть помещение, но лорд Авертан ещё не закончил:

— Все, кому целители дали номерок, останьтесь, с остальными я прощаюсь.

Нас с номерками осталось 15 человек. Все пересели поближе.

— Чтобы вас не мучить, — сказал входящий в кабинет доктор Паркс. — скажу сразу, что мы оставили тех, к кому у нас возникли вопросы. В основном, среди вас те, кто в течение месяца обращался к целителям. Ваша задача сейчас рассказать, что вы умеете в работе с энергией целительства, и с какой проблемой обращались к целителям. Прошу, подходите по очереди к столу. Кто первый номер?

К учителям подошёл один из аристократов. К слову сказать, из них с номерами остались все. Что рассказывали будущие ученики экзаменаторам, нам слышно не было. Похоже, всем верили на слово, потому что никто не показывал своих умений.

Моё внимание привлекла девушка под номером 12. Она оказалась на полголовы выше среднестатистического мага, а волосы её были скорее тёмно-каштановыми и длинными, ниже лопаток, хотя на аристократку она совсем не была похожа. Землянка? Я посмотрела на её ауру. Светло-зелёная. Похоже, действительно девушка с Земли. Надо будет познакомиться.

Все, ответившие на вопросы экзаменаторов, выходили из кабинета. И вот, осталась только я.

— Доброе утро, — мой голос слегка дрожал от напряжения.

По особому знаку директора тёмный маг материализовал мне стул.

— Присаживайтесь, леди, — предложил мне директор. А потом обратился к учителям. — Господа, я думаю, мы сами справимся с этой студенткой, тем более, что вашей магии в ней нет.

Маги-стихийники без споров вышли вслед за учениками. В комнате остались только директор, профессор и доктор, который сел на одно из освободившихся мест напротив меня.

— Не переживай, — подбодрил меня мой опекун и положил на мою руку свою в успокаивающем жесте. — Ты уже поступила, всё хорошо. Просто наш директор Авертан хочет с тобой познакомиться.

— Да, — с улыбкой подтвердил лорд. — А ещё уточнить кое-какие детали учебного процесса в связи с твоим положением.

Я вопросительно на него посмотрела.

— У нас на каждом курсе две группы: целителей и оборотней. Сейчас, правда, вторую мы назвали знахарской, но это не суть важно. Где ты хочешь заниматься?

— Я бы хотела учиться с целителями, а в субботу — со знахарями. Это возможно?

— Конечно, — подтвердил доктор. — Надо только предупредить Марсела, чтобы не гонял девочку на тренировках.

— Да, кстати о вашем положении, — вспомнил лорд Авертан. — Когда у вас роды, и как вы планируете быть с учёбой на это время?

Я беспомощно посмотрела на профессора Терна. Как-то мы не обсуждали этот вопрос подробно.

— Точное время мы не знаем — прецедентов ещё не было, но беременность будет длиться точно от 7 до 9 месяцев. А сейчас у нас срок 6 недель.

— Так, — быстро подсчитывал что-то в уме директор. — Значит точно после зимней практики.

— Да, — подтвердил профессор. — А после родов ей надо будет с месяц дать отдохнуть, но заниматься дома это ей не помешает, а я помогу. А после мы наймём няню.

— На том и порешим, — поднялся директор. — Всего доброго, — попрощался он со мной и вышел из кабинета.

— Беги домой, девочка, а я здесь ещё немного задержусь, — отправил меня оборотень и проворчал. — А то я тут внезапно узнал, что являюсь деканом знахарского факультета. Надо выяснить подробности.

— Да, наш ректор любит секреты выдавать в последнюю очередь, — усмехнулся доктор. — Ты, Вок, знаешь, например, что нам едет дракон, в том числи и преподавать?

— Когда? — ошарашено спросил профессор.

Доктор лишь пожал плечами, а я не удержалась:

— Его высочество Дарий сказал, что должен к началу учебного года приехать.

— А ты откуда знаешь?

— Его привезёт Марк — отец детей.

— Вот это новости, — почесал затылок оборотень. В таком задумчивом состоянии я его и оставила.

После обеда у меня даже не было сил идти гулять — так переволновалась, что просто без сил упала на кровать и проспала до ужина. Я бы и ужин проспала, но Рена была непреклонна в своём желании меня накормить.

А на следующий день я наконец-то добралась до «Основ магии» и пропала окончательно. Спасибо экономке — спасла от голодной смерти. Она просто выдернула у меня из рук книгу и отправила обедать. Профессор опять пропадал в Школе, так что обедали вдвоём.


Глава 26

Для послеобеденных прогулок я обычно сначала составляла карту, где сегодня пройтись, а потом уже шла по маршруту. А на карте были отмечены все ранее посещённые уголки столицы. В злачные места и бедные районы я, конечно не заходила. Их ещё в самом начале пометил профессор, чтобы обходила стороной.

Сегодня был солнечной денёк, хотя ветер уже намекал на близость осени. В Кайсе она была достаточно холодной и дождливой, правда зима не очень отличалась от неё. Лишь один месяц лежал снег, а всё остальное время было слякотно и холодно, но без снега.

После двухчасовых блужданий я решила зайти в очередную таверну, чтобы перекусить. Ела я теперь много и часто, да и деньги были — отчего не зайти. Таверна на первый взгляд была довольно чистой и похожей на многие другие таверны. Среди столов не спеша ходили три официантки в длинных скромных платьях и больших белых передниках.

Я присела за один из столиков у стены и заказала большой пирог с капустой и кружку чаю. Девушка принесла мой заказ довольно быстро. Но стоило мне только поднести пирог к губам, как за моей спиной раздалось нетрезвое:

— Де-евушка, можно я к вам пр-риседин-нюсь? — и не дожидаясь моего ответа, напротив меня сел пьяный мужчина с неухоженной бородой, но довольно добротной и чистой одежде.

Мне стало очень страшно. Мне и отбиваться-то, если что, нечем. Да и страх за малышей буквально заморозил, не давая пошевельнуться. И вряд ли кто за меня заступится.

«Вот, голубушка», — подумалось мне. — «Совсем ты расслабилась в этом мире. А ведь плохих людей здесь никто не отменял». Честно говоря, мне и на Земле такие люди не попадались, потому что в злачных местах я не ходила, а в нашем элитном районе было чисто и опрятно. Бомжей и прочих подозрительных личностей милиция быстро выгоняла. Так что я оказалась совсем не готова к подобной встрече. И как это героини книг находятся с наглыми ответами, да ещё и так оперативно? Всегда завидовала их бойким язычкам.

Больше книг Вы можете скачать на сайте - Knigochei.net

— Простите, но я против, — тихо, но решительно заявила я.

— Ну что ты, лапочка, — противно просюсюкал мужчина и, встав, попытался сесть рядом со мной, нагло подвинув на лавке. — Я же вижу, что ты хочешь со мной познакомиться, просто не решаешься.

А у меня не хватило сил, вытолкнуть его обратно. Почувствовала, как накатывает истерика. Я никогда не славилась выдержкой, а сейчас гармони буянили вовсю.

— Отстаньте от меня! Я не хочу с вами ни сидеть, ни разговаривать, — уже сквозь слёзы ответила я.

Мужик меня обнял, не смотря на мои потуги к сопротивлению:

— Не переживай, Жан тебя успокоит. Тебе понравится. Сейчас вот выпьем и пойдём, — с этими словами он сделал знак подавальщице, чтобы та подошла к нам.

— Да отпустите же, — безрезультативно отбивалась я.

Официантка, как я и опасалась, лишь с лёгким сочувствием посмотрела на меня, но ничего не сделала.

— Кружку пива мне и моей даме, — важно сказал пьяница девушке, и та молча отошла от нашего столика.

А рука этого наглого типа тем временем начала медленно путешествовать по моему телу с талии на бедро, не обращая никакого внимания на моё сопротивление. Я ревела уже не скрываясь. Мне было очень стыдно, что я не могу дать отпор, а ещё меня била крупная дрожь страха.

Лишь когда на стол поставили две кружки пива, я сквозь шум в ушах от ужаса расслышала:

— Леди, вам помочь?

Судорожно вытирая свободной рукой лицо — вторая рука была зажата этим непробиваемым пьяницей между нашими телами, я посмотрела на того, кто задал этот волшебный вопрос. Перед нами стояли трое молодых парней, вопросительно переводящих взгляд с меня на моего соседа.

— Брыс-сь отседова, — прорычал последний.

Я же судорожно закивала и, всхлипывая, произнесла:

— Помогите, пожалуйста! — а потом пьянице, собрав последние силы рявкнула. — Да отстань ты от меня, ирод! Никуда я с тобой не пойду!

Тот впервые за весь наш странный разговор ошалело посмотрел на меня, как на кружку, у которой вдруг прорезался голос:

— Чего?

— Отпусти! — силы меня оставили окончательно, потому громко сказать не получилось, но мои нечаянные спасители поняли, что меня действительно надо спасать.

Что они говорили этому чёртовому пьянице и как его отцепляли от меня, я уже не помню. На меня напало оцепенение. Я просто безумно держалась за живот и смотрела в одну точку. В голове не было ни одной мысли. Я почувствовала как, наконец, ослабла хватка мужика, но не двинулась с места.

— Леди, — осторожно тронул меня кто-то за плечо через некоторое время. — Вы в порядке?

Я заторможено посмотрела на спрашивающего. Им оказался один из ранее виденной троицы. Я оглядела зал таверны. Немногочисленные посетители смотрели на нас с интересом. Ни назойливого мужика, ни двух друзей стоящего передо мной парня видно не было. Но буквально в этот самый момент входная дверь открылась, и два последних вошли, бурно обсуждая что-то и активно жестикулируя на ходу.

Пока я вставала со скамьи, троица уже вновь была вместе и вопросительно смотрела на меня.

— Спасибо вам, большое, — чуть запинаясь, промямлила я.

— Вас проводить?

Сначала я, конечно, хотела отказаться, но потом покачнулась и кивнула:

— Если вам не трудно.

Меня вывели под локоть из злополучной таверны и повели по улице, предварительно спросив про адрес.

— А вы ведь вчера поступали на целителя, — то ли спросил, то ли утвердительно заявил один из моих спасителей.

Я с удивлением посмотрела на говорившего, шедшего справа рядом со своим другом, поддерживающим меня за локоть. Третий шёл слева от меня.

— Да. А откуда вы…?

— Мы тоже поступали, — улыбнулся парень. — А вы, уж простите, выделяетесь из толпы цветом волос и ростом.

— А ещё аурой, — подтвердил рядом шагающий друг.

— А что не так с аурой? — спросила я. Неужели, вопреки заявлению профессора, кто-то ещё видит золотые искорки?

— Ну, у вас ведь кроме целительской, никакой другой магии нет, а так у магов не бывает, — чуть смутился он.

— Я — иномирянка, — пожала плечами я и с любопытством посмотрела на парней — как отреагируют?

— Мы так и подумали.

Ни презрения, ни азарта — просто констатация факта.

— А как вообще у вас относятся к таким как я? — я вообще-то спрашивала об этом у профессора, но у оборотней может быть другой взгляд на мир. Мой опекун сказал, что оборотням всё равно, откуда человек, главное — какой он.

— Ну… — парень замялся, и его поддержал до этого молчащий парень.

— У нас люди, как наверное у и вас, все разные. И реакция тоже разная: кому-то всё равно, кому-то просто интересно узнать, чем вы отличаетесь от нас, а кто-то презирает, честно говоря.

— За что? — удивилась я. Вот уж точно не ожидала, что мои предположения подтвердятся.

— Мы же не знаем, что вас сподвигло на то, чтобы уйти из своего мира и остаться в нашем. Но первым в голову приходят всякие нехорошие мысли типа преступления или насилия, совершённого над вами. Ещё приходит в голову, что там вам ничего не держало, вот вы здесь и остались, а значит вы как кукушка, которую нигде ничего не держит.

— Ну, на счёт преступления — это вы зря, — грустно усмехнулась я. Вот, миры разные, а мышление такое же отрицательное — в первую очередь думается о плохом. — Вы не забывайте, что попадание в телепорт случайно и почти не прогнозируемо. Даже зная возможное место и время появления телепорта, не всегда получается в него попасть.

— А что, — оживился тот, что справа. — У кого-то всё же получается?

— Ну, на сколько я знаю, — поделилась я знаниями, полученными от Дженкса. — было несколько случаев повторного появления в Оборотном. Для этого люди по несколько месяцев искали вход. И получалось это только у тех, кто осознанно понимал, для чего ему это надо.

Видно было, что парней очень заинтересовала эта тема, и они о много хотели бы ещё спросить, но мы уже дошли до моего нынешнего пристанища, а на встречу нам шёл профессор, как раз возвращающийся из Школы.

— Катя? — взволнованно спросил он, увидев нас. Я наверно выглядела сейчас потрёпанной, зарёванной и бледной. — Что случилось?

— Уже всё в порядке, профессор, — поспешила я его успокоить. — Эти молодые люди мне помогли.

— Спасибо вам, — внимательно оглядел учитель моих спасителей. — Дальше мы сами справимся.

— Спасибо, — поблагодарила я троицу. — Увидимся на учёбе.

— До встречи, — попрощались парни.

— Кстати, — окликнул меня один из них. — Меня зовут Вел, а это Барт и Нор.

— Приятно познакомиться, — рассмеялась я. — А я — Катя.

Дома я всё без утайки рассказала учителю.

— Да уж, не ожидал я такого от нашего города, — сказал оборотень. — А что хоть с тем уродом сделали?

— Не знаю, — растерянно сказала я. — Мне как-то не до этого было.

— Пойду-ка я, зайду к страже — пусть разбираются. А-то ишь, взяли в моду посреди белого дня в приличной таверне… — оборотень ещё что-то ворчал под нос, прихрамывая, идя к выходу.

На душе было тепло. У меня есть защитник в этом мире. Теперь я понимаю всю задумку властей по приставлению к иномирцам опекунов. Особенно, если их выбирают таких же заботливых и неравнодушных как попался мне.


Глава 27

В последующие дни гулять я предпочитала в Королевском парке, расположенном около дворца. Здесь любили гулять «сливки» общества, так что охрана была на уровне, а подвыпивших вообще не пускали.

За неделю до начала занятий с практики приехал племянник профессора Никкель.

— Ник, — представился он, серьёзно рассматривая меня и пожимая протянутую руку.

После чего обошёл меня кругом, внимательно принюхиваясь.

— И ты туда же! — возмутилась я. — Вот скажите, профессор, — спросила я у учителя, который тихонько посмеивался, наблюдая за нашей встречей. — Почему оборотни так внимательно меня обнюхивают? Я так плохо пахну или, наоборот, так уж завлекательно?

— Никки? — переадресовал профессор вопрос племяннику.

— Ты пахнешь сиренью и вишней, — сосредоточенно обнюхивал парень мои распущенные волосы. — Сирень меня не интересует, а вот вишня… Очень привлекательный запах.

Парнишка был немногим выше меня, так что мне было легко смотреть в его глаза. Встретившись со мной взглядом, тот внезапно смутился и отпрянул, так как к этому моменту почти уткнулся носом в мою шею. Парнишкой я, конечно, его зря называю. Он перешёл на третий курс Школы, и сейчас ему было где-то 23 года. Оборотни обычно поступали в 20 лет, а маги в 25. Но психологически это был ещё самый настоящий подросток.

Я рассматривала юного оборотня, невольно сравнивая с Марком. Нет, тут конечно и сравнивать нечего. Марк — матёрый зверь, знающий себе цену, а Ник — по сути ещё подросток, только выбирающийся из детского возраста. Серые волосы чуть касающиеся плеч, собраны в низкий хвостик. Спереди длинная чёлка почти закрыла глаза, отчего приходится всё время её убирать, чтобы не мешала. Одет ещё в дорожную одежду неприметного серого цвета.

— Так, — хлопнул в ладоши профессор, прерывая наши гляделки. — Потом успеете ещё наобщаться, а сейчас Никки — марш наверх приводить себя в порядок — скоро обедать будем.

В общем, паренёк мне понравился сразу. Добрый и отзывчивый, озорной, если бы ещё не принюхивался постоянно… Он даже не замечал этого, а я постоянно его одёргивала, после чего он виновато смущался и извинялся, а я его тут же прощала. И через некоторое время всё повторялось.

— Дядька, я с Катей гулять схожу, — обратился Ник после обеда к профессору.

— Идите, конечно.

За время этой нашей первой прогулки я рассказала моему новому другу и почти родственнику всю свою историю. Ну, по крайней мере, в этом мире.

— Держись меня, сестрёнка, — заявил мне парень, обхватив меня рукой за плечи. — Я буду твоим защитником.

Правда тут же смутился и руку убрал, но я с благодарностью приняла его помощь:

— Спасибо тебе, братик, — потрепала я его макушку.

— Эй, — возмутился волчонок. — Я же не маленький!

— Конечно, нет, — рассмеялась я. — Прости, я больше не буду.

И вновь погладила его по голове.

По утрам Никки в обязательном порядке тренировался в саду. Профессор тоже присоединился к нему, чтобы «поддерживать форму», как он сам сказал. И я стала с ними выходить в сад, только делала свой комплекс упражнений. Профессор мне предложил комплекс укрепляющих и растягивающих упражнений. Движения были все насквозь знакомы, и Америки открыть не удалось. А в саду нашлась довольно удобная деревянная беседка, где я могла спокойно заниматься на коврике.

Время до начала учёбы пролетело как один миг в изучении первооснов магии, легенд и религии, а так же самых распространённых растений и животных, которые известны каждому ребёнку в этом мире.

Мне почти удалось вылечить ногу учителю — работы осталось где-то на три дня. И, конечно, никто не отменял медитаций. Гулять я теперь почти всегда ходила с неугомонным братцем.

И вот долгожданное 1-ое вересеня. Формы, как таковой в Школе не было. Отличительным признаком учащихся служил светло-зелёный длинный до полутора метров и достаточно широкий — около 60 см, шарф. У дипломированных целителей шарф был более тёмного оттенка. Носить его можно было как угодно: хоть заместо пояса, хоть на шее, хоть на голове. Но всегда должен наличествовать. Ещё ученикам выдавали спортивную форму (тому, кто не захотел или не мог купить себе сам) серого цвета, и рабочий халат для работы с зельями или трупами на практике зелёного цвета.

Я в качестве формы решила носить свободные штаны (почти юбку-брюки) и моё изобретение в здешней моде — блузку длинными чуть расклешёнными рукавами и завязками на запястьях, чтобы не мешали при письме или на практической работе. Ещё одни завязки были на горловине почти под горлом. Соблазнять я никого не собиралась, а потому всё было просто без изысков. Поясок завязывался под грудью, а дальше блузка свободно спадала до середины бедра, скрывая мой растущий живот.

Шёл всего второй месяц беременности, но живот уже был заметен, по крайней мере, без одежды, да и грудь ощутимо налилась. Только недавно сообразила, что наши 9 месяцев и здешние — это разные вещи. Ведь в Оборотном почти во всех месяцах кроме одного 28 дней. Значит, даже у магов беременность проходит быстрее, чем на Земле. А со мной вообще не понятно. Хотя всё-таки я уже больше маг, чем простой человек. Но у меня под сердцем оборотни, а их вынашивают 7 местных месяцев! Ладно, подождём. Это всё будет потом, а сейчас учёба.

До школы добирались с Ником. Первокурсники собирались в холле Школы, где я и рассталась с оборотнем. Прямо у входа всех снабдили шарфами, так что теперь мы официально — учащиеся Школы целителей. Пока ждали кого-нибудь из преподавателей, меня нашли трое моих спасителей.

— Доброе утро, Катя, — поздоровался со мной Вел.

Только сейчас я смогла их рассмотреть, как следует. Проще всего их можно было различить по цвету глаз. У Вела они были голубыми, а у Нора — карими, у Барта же скорее серо-зелёными. В остальном же они отличались мелочами вроде чуть более узкого подбородка у Вела или более густой шевелюры Барта. Волосы у всех были короткими.

— Привет, мальчики, — улыбнулась я. Если их и удивило моё обращение, то они никак этого не показали и недовольства не выказали. — А вы знаете, чем дело кончилось с тем пьяницей?

— Ну, мы его в кустах у таверны оставили, — осторожно сказал Барт.

— Профессор Терн, мой опекун, сходил потом к стражам. Так те пьяницу нашли и в лечебницу отправили, а оттуда на год в тюрьму, чтобы не приставал к людям в тавернах.

— Ну и хорошо, — радостно сказал Вел.

— А почему у вас опекун — оборотень? — поинтересовался Нор.

— Ой, только давайте на «ты», — поморщилась я. Парни немного смущённо кивнули. — А по поводу опекуна — почему бы и нет? Мне очень интересно узнать побольше об оборотнях — у нас их совсем нет, а кто лучше оборотня расскажет мне об этом виде?

— Тут ты права, — почесал кончик носа Барт.

Продолжить наш содержательный диалог нам помешало появление директора Авертана.

— Здравствуйте, дорогие первокурсники! — поприветствовал он нас. — Сейчас мы с вами пройдём небольшую экскурсию, а затем поговорим о том, как будет проходить ваша учёба эти три года. Прошу за мной.

В Школе было три этажа. Наверняка ещё был и неплохой подвал, но о нём нам ничего не сказали. На первом этаже расположились кухня со столовой, а так же малый и большой тренировочные залы. Последний легко трансформировался в бальный. На втором этаже были учебные классы. Кстати, сегодня рядом с доской объявлений не было никакой двери, через которую в прошлый раз мы попали к целителям. Лорд Авертан сказал, что это был искусственно созданный переход в один из кабинетов второго этажа, чтобы мы лишний раз не плутали в стенах особняка. Третий этаж заняла библиотека и кабинеты преподавателей и директора. За особняком расположилась тренировочная площадка и оранжерея для теплолюбивых или просто капризных растений, особенно магических. Оказывается, этот особняк выбрали для Школы именно потому, что под оранжереей проходил небольшой природный магический источник, так необходимый для некоторых особо ценных растений.

После очень быстрой экскурсии по зданию мы расположились в кабинете истории и географии, т. е. там, где проходили вступительное испытание.

— Итак, теперь немного о том, как будет проходить учебный процесс, — продолжил директор. — Первые пять месяцев вы учитесь 6 дней в неделю. Затем вас ждёт месяц отдыха и ещё 5 месяцев учёбы. Летом будет месяц практики в одной из деревень Кайсы или у оборотней — куда позовут. Естественно, чем лучше вы будете учиться, тем лучше вам попадётся место. И ещё будет месяц сбора трав. На практику вы едете парой с третьекурсником, а за травой группой из 10 человек. На второй и третий год учёбы после первых пяти месяцев вас так же ждёт месяц практики и летом тоже. После третьего года вы либо выплачиваете Школе 30 золотых, либо работаете год по нашему направлению. Но в любом случае через год вас ожидает защита диплома.

Ой, у них ещё и дипломы защищать! Как-то я упустила этот момент. Ну, вообще-то что-то такое профессор мне говорил…

— Ваш учебный день начинается с 9 утра. У оборотней это будет разминка, а у магов — медитация. Даже, если маг поступил на знахарский факультет, то медитация ему не лишней будет, а за оборотнями всё равно не угнаться, так что все маги занимаются вместе. Затем после завтрака четыре часа отводятся на выполнение домашнего задания, то есть чтение книг, а после обеда две или три лекции. В субботу после первого урока сразу следуют уроки по стихиям. Они проходят у всех курсов сразу. Так что, если у вас нет какой-то стихии, то вы занимаетесь чтением в библиотеке. Ещё одним нововведением и сюрпризом в этом году ожидается прибытие нового преподавателя — дракона, который будет с желающими заниматься по особенностям целительства на их острове. Так как довольно долгое время драконы жили в изоляции от внешнего мира, то им наверняка есть, чем поделиться.

Я внезапно осознала, что всё время, пока мы ходили по особняку, я неосознанно высматривала Марка, который должен был уже привезти дракона. А ещё мне очень бы хотелось побывать на этом уроке, ведь драконы — это настоящая фантастическая сказка, вдруг ставшая реальностью!

— К сожалению, из-за непредвиденных обстоятельств — неблагоприятных погодных условий, новый преподаватель задерживается, — спустил меня директор на землю. — Но как только он приедет, вам об этом сообщат. Записаться на лекции по драконам можно будет у ваших деканов.

Тут прозвенел колокол, оповестивший всех об окончании первого урока.

— Сейчас вы идёте на завтрак, — наставлял нас директор. — А после я вас жду здесь же. У вас будет урок истории.

Я в задумчивости вышла из кабинета направляясь в столовую. Меня догнали мои новые знакомые.

— А вы местные? — спросила я у них.

— Нет, — ответил Барт. — Мы все из разных городов. А познакомились, пока ехали с обозом в столицу.

— И где же вы живёте? — удивилась я.

— А тут на соседней улице есть общежитие для учащихся. Там и живём, — пожал плечами Вел.

— И как там? — я много читала про общежития в магических академиях, но тут вам не там.

— Да нормально. Не дома, конечно, но жить можно.

— Комната на троих, — поделился подробностями Барт. — отдельная ванная. Что ещё нужно для бедного студента?

— Это да.


Глава 28

В столовой стояли небольшие столики на четыре человека. Еду выдавали два повара, стоящие за прилавком. Выбор был не большим — всего из трёх блюд, но порции были достаточно большими, и выглядело всё аппетитно. При желании можно было взять добавки. И да — питание было бесплатным, а обслуживали всего два повара ораву голодных учащихся довольно быстро, и в очереди больше десяти человек зараз не стояло. Я так и не поняла, как этого удалось достичь, ведь все три курса пришли на завтрак одновременно.

За столик мы естественно уселись вчетвером. Весь завтрак парни меня веселили рассказами из своей жизни в общежитии и из дома. Наверно потому, что они больше болтали, чем ели, я закончила есть раньше и, не став их дожидаться, пошла в кабинет. В коридоре меня обогнали три аристократки с нашего курса (как-то классом группу великовозрастных юношей и девушек 24–25 лет у меня язык не поворачивался назвать).

— Тебе ухажёров не много? — презрительно спросила одна из них.

Я удивлённо на неё посмотрела, даже не сразу сообразив, о чём она.

— А что, если я просто пообщалась с молодыми людьми, то они сразу же стали ухажёрами? — спросила я в ответ.

Та лишь фыркнула, и девушки с гордым видом отправились дальше.

«Эх, и здесь позёрство и презрение», — подумала я, поднимаясь на второй этаж.

Вернувшись в кабинет, я вновь села на своё любимое место на первой парте третьего ряда и стала наблюдать за одногруппниками. Три обогнавшие меня девицы объединились с другими аристократами и, косясь на меня время от времени, что-то бурно обсуждали. И чего прицепились? Хотя, я наверно очень сильно отличаюсь от здешних магов, а потому меня, конечно, будут обсуждать все, кому не лень. Только сейчас, например, заметила, что все девушки в красивых длинных платьях, но по столице я не раз видела прогуливающихся женщин в брюках, так что мой вид не является чем-то неприличным.

В кабинет вошла ещё одна девушка с Земли. Заметив, что я смотрю на неё, девушка подошла ко мне.

— Присаживайся, — пригласила я, указывая на место рядом со мной.

Та кивнула и, обойдя парту, присоединилась ко мне.

— Катя, — протянула я правую руку.

— Маша, — улыбнулась землянка, пожимая мою руку.

Поговорить мы не успели, потому что в кабинет вошли доктор Паркс и мой опекун.

— Здравствуйте, первокурсники, — начал приветственную речь доктор. — Давайте знакомиться. Я доктор Паркс — декан целительского факультета, а это профессор Терн — декан знахарского. Для начала я прошу вас пересесть: целители справа от меня, а знахари слева.

Народ зашевелился. Не обошлось и без недовольного ворчания, но спорить не посмели. Я подумала, и осталась на месте, определяя себя к целителям. Когда все пересели, доктор продолжил:

— Отлично, так теперь и будете сидеть на лекциях. Теперь немного поговорим о правилах, установленных в нашей Школе. Когда преподаватель начинает урок и здоровается с вами, вы должны один раз хлопнуть в ладоши. Это будет означать, что вы обратили на учителя внимание и готовы работать.

— Давайте попробуем, — предложил молчащий до этого профессор. Преподаватели так и стояли перед нами, не усаживаясь за свой стол.

— Доброе утро, первокурсники, — поприветствовал нас оборотень. Мы хлопнули в ладоши. Получилось не очень слаженно, но вроде от нас этого и не требовали. Ничего, к концу третьего курса будем хлопать как один.

— Хорошо, — одобрил доктор. — Ну, о том, что опаздывать на уроки не стоит, вам наверно и напоминать не нужно, но я всё же скажу, что за опоздания будут назначаться штрафные работы на кухне по мытью посуды после уроков. Драки и использование магии вне учебных аудиторий запрещены категорически. Если мы заметим, что кто-то пользуется магией, то её заблокируют до окончания учебного года, и как вы будете сдавать экзамены по этой магии — никто не знает, но будет очень трудно, почти невозможно, я бы сказал, так что даже пробовать нарушить этот запрет не советую.

— Теперь ещё немного об учебном процессе, — взял слово профессор Терн. — Сейчас мы с вами проведём проверочную работу, которая поможет нам выявить слабые моменты в ваших знаниях.

Вот ведь, миры разные, а реакции такие же. По классу прокатились стоны недовольства, кто-то рискнул возмутиться, что мы не предупреждены заранее… Доктор провёл рукой над нашими головами, как на вступительных испытаниях делал директор, и все звуки пропали.

— Да, — строго сказал он. — Это ещё одно правило Школы. На лекциях, если учитель не разрешил, не стоит подавать голос в праздной беседе. Иначе мы будем включать полог тишины. Сказать что-то при этом вы можете, только поднявшись на ноги, потому что полог низкий. Но продолжим о вашем расписании. Его вы можете увидеть на доске объявлений. Следите за ним внимательно, потому что оно может меняться. Вернее, он будет меняться, потому что некоторые предметы будут у вас длиться всего несколько лекций, как например, урок Этикета и танцев. Так что постоянно сверяйтесь с доской объявлений.

— Сегодня же, — вновь заговорит профессор. — После проверки знаний будет обед и ещё два предмета: Анатомия и Ботаника.

— Теперь, целители, — обратился к своей половине курса доктор Паркс. — Встаньте те, кто хотел бы учить Особенности оборотней, которые будут проходить по субботам. Напоминаю, что это, за исключением пары обязательных уроков, совершенно добровольное дело.

Я встала, даже не задумываясь, потому что для меня это очень даже необходимое знание. Маша посмотрела на меня с сомнением, но осталась сидеть. Я оглянулась. Кроме меня встали ещё только две девушки — явно подружки.

— Так, — задумчиво рассматривал нашу троицу доктор. — Катя, садись. А у вас, — мужчина посмотрел на девушек магическим зрением. — Вода и земля, — он задумчиво потёр подбородок, а потом явно что-то для себя решил. — Отлично. Можете садиться. Значит, что касается субботы, то после завтрака Целители идут заниматься непосредственно целительством, а оборотни изучают себя любимых: особенности анатомии зверя, особенности оборота, поведения, Диких, ну и так далее. Следующий урок будет для тех, кто владеет воздухом, вы трое, — кивок только что встававшим девушкам. — Занимаетесь Особенностями оборотней, а дальше урок Воды, урок Огня, урок Земли и урок Мёртвой магии. Порядок, конечно, может поменяться, так что смотрите расписание.

— Ну что, — потёр руки довольный профессор. — А теперь проверочная.

Перед нами появился листок с вопросами.

— Ваша задача, — начал инструкцию доктор. — Отвечать на вопросы. Пишите тут же, сразу после вопроса. У вас четыре часа. Обратите внимание на номер вверху листа — это ваш номер на этот год.

Уже знакомый номер «115» смотрел на меня с краю опросника рядом с именем «Катерина Терн». Вопросы оказались очень разносторонними. Пожалуй, на всю информацию, прочитанную мной за предыдущий месяц. История, география, ботаника и зоология, магия, религия. Даже анатомия и этикет попадались. Я очень переживала, что не пройду проверку. Правда никто не сказал, что будет, если кто-то не пройдёт, и сколько надо набрать баллов, чтобы пройти. От расстройства, что не знаю ответов на некоторые вопросы, по щекам покатились слёзы. Хорошо, что полог тишины никто не убрал, а то мои всхлипы звучали бы на весь кабинет. Господи, позор-то какой! Я уже почти не видела листок с вопросами. И, как назло платка с собой никакого нет. С мольбой я посмотрела на доктора. Тот заметил моё состояние, достал из кармана какой-то пузырёк и, подойдя ко мне, прямо на язык накапал пару капель. Я прислушалась к себе: нервы успокоились, плакать расхотелось. Я благодарно кивнула доктору и вернулась к опроснику.

— Чего вы так заинтересовались? — спросил доктор. Видимо многие смотрели на меня с интересом заядлых сплетников.

— А давайте-ка, — предложил вдруг профессор. — Впишите ещё один вопрос в конце листа и ответьте, почему Екатерина заплакала, если объективных причин к этому вроде как нет.

Я с возмущением посмотрела на опекуна.

— Ты, Катя, можешь не писать, — усмехнулся учитель.

К концу четвёртого часа рука уже устала писать. Вот раздался колокол и доктор сказал:

— Молодцы, закончили. Результаты будут завтра.

Взмах рукой, и все опросники перемещаются на учительский стол. Полог тишины наконец-то спал.

— Так что там с Катериной? — спросила подруга презрительной аристократки у преподавателей.

— А что с ней? — переспросил профессор.

— Да беременная она, — сказал чей-то тихий женский голос. — Вот гормоны и играют.

— Отлично, — одобрительно сказал профессор. — Только прошу по этому поводу сильно не шуметь и девушку не дёргать.

И опять обсуждение, рассуждения, пересуды. Я старалась не вслушиваться в разговоры одногруппников. Есть хотелось страшно, так что я взяла под локоток Машу и направилась в столовую.

— И кто же у нас папаша? — послышался сзади голос неугомонной аристократки, когда мы вышли из кабинета. — Или ты его оставила в своём мире?

— Почему же, — ответила я, стараясь не думать о грустном, чтобы вновь не разреветься. — Он сейчас в море.

— Где? — удивилась девушка.

Я вспомнила, что морей у них как таковых нет — только океан.

— Ну, в океане.

— И чего он там делает?

— Слушай, как тебя зовут? — не выдержала я.

— Леди Сантия Бакен, — горделиво высказала аристократка. Судя по её виду, я должна была благоговейно упасть перед ней на колени от счастья лицезрения столь высокородной особы.

— Понятно. Так вот, леди Сантия, — совершенно не впечатлилась я. — Ты меня, конечно, извини, но это совершенно не твоё дело. И мне совершенно не понятны твои претензии и твоё отношение ко мне.

Теперь я разозлилась. Наверно действие зелья доктора закончилось.

— Пойдём, — кивнула я Маше.

Леди в полном ступоре осталась позади, а мы пошли в столовую.


Глава 29

В столовой к нам присоединилась троица друзей. Пришлось потесниться, но, как говорится: в тесноте, да не в обиде. Во время обеда я рассказала свою историю, умолчав лишь о том, что Марк — оборотень. Даже не заметила, как вновь потекли слёзы. Да что ж я за плакса-то такая!

Вот вроде и виделись мы с Марком всего неделю, а так прикипела к нему, что не оторвать. Он, поди уж, и думать обо мне забыл, а я тут на что-то надеюсь. Его ласковые слова до сих пор по ночам мне снятся. А его руки и губы…

— Простите, — извинилась я перед ребятами. Точно надо с собой платок брать.

— Ты скучаешь? — спросила Маша.

— Угу, — только и ответила я.

Кабинет анатомии был, естественно, заставлен скелетами и рисунками различных систем человека и животных. Вёл у нас урок анатомии профессор. Рассказывал интересно, и я почти забыла о своих переживаниях.

Следующим уроком нам неожиданно поставили Этикет, хотя вроде обещали ботанику. Вела этот предмет леди Пани (ударение на второй слог). Она была очень хрупкой и стройной. Каждое движение, как танец — плавное и грациозное. Её можно было смело назвать местной Мэри Поппинс — Сама Элегантность.

Конечно, она сразу сделала мне замечание по поводу моего не соответствующего вида, на что мне только оставалось пожимать плечами — не бежать же мне теперь переодеваться ради Этикета и танцев. Хотя зарубку себе сделала, что в дни, когда в расписании стоит её предмет, всё же лучше приходить в платье или юбке.

Занимались мы в малом тренировочном зале, где для нас наколдовали стулья, расставленные по кругу. Никаких парт, никаких записей. Впрочем, амулет запоминания работал отменно, позволяя запоминать с первого раза не только книги, но и устную информацию.

Следующий урок — ботаники прошёл мимо меня. Этот предмет преподавал сухонький старичок Дарнел. Как и все учителя, кроме, разумеется, леди Пани и наверно ещё местного физрука, ходил он в тёмно-зелёной мантии и был он, пожалуй, даже ниже 1,5 м. Я так устала с непривычки, что почти не слышала, о чём рассказывал преподаватель. Маше пришлось меня даже несколько раз толкнуть, чтобы я не заснула прямо там. Учитель Дарнел рассказывал хоть и интересно, но почему-то обращался при этом явно к задней стенке аудитории, а не к нам, и шевеление учащихся не замечал, правда, полог тишины навесил сразу, наверное, чтобы мы не мешали его рассказу.

На выходе из Школы меня ждал Ник:

— Катя! — вскричал он, увидев меня, и бросился обниматься, как будто не видел с неделю, если не больше.

Конечно, на этот крик обернулись все, кто в это время был во дворе. А были, судя по всему, все 150 учащихся трёх курсов, потому как уроки у всех закончились одновременно. Больше всего меня рассмешило ошарашенное лицо Сантии, которая быстро пришла в себя, и на её лице я могла прочитать, как низко пала в её глазах.

— Привет, братишка! — достаточно громко ответила я и потрепала волчонка по волосам.

Это у нас стало уже своеобразной привычкой: я его трепала, а он смущался и делал вид, что ему не нравится.

Народ ещё несколько минут рассматривал нашу странную пару: ещё бы, где это видано, чтобы человек оборотня братом называл, а тот не возражал. Мы на них внимания не обращали, а просто попрощались с моими новыми знакомыми и направились домой.

Устала я страшно. Непривычно для меня устроен их учебный процесс. С одной стороны учёба целый день с 9 до 6 вечера, а с другой — дома домашнее задание делать не надо, потому что для этого дают утренние 4 часа.

Дома нас ждал вкусный ужин и заботливый профессор. Мне не удалось его уговорить на ежевечерний сеанс лечения его ноги, правда, сегодня я не сильно и настаивала.

— Успеешь ещё, — ласково погладил меня по голове учитель.

Вечер мы провели втроём в уютной гостиной, читая книги.

— Ты опять меня нюхаешь! — возмутилась я, заметив поползновения сидящего рядом Ника.

— Ничего не могу с собой поделать, — в который раз вздохнул волк.

— Обычно так волк чует свою пару, — оторвался от своей книги профессор.

— Она не моя пара, — возмутился Ник и слегка покраснел.

— Тогда не обнюхивай меня так старательно, — справедливо возмутилась я.

Ночью мне опять приснился Марк. Наверно разговоры о нём разбередили память. Всю ночь я плавилась от его поцелуев, а проснулась с мокрой от слёз подушкой и возбуждённая. Только этого мне не хватало! В соседних комнатах оборотни с их обострённым обонянием и слухом. Слава Богине, когда я с ними встретилась в саду для разминки, они ничего не сказали, хотя посмотрели внимательно. Я тоже ничего не стала говорить.

Первым уроком сегодня у нас была медитация. Ничего нового: всё уже для меня привычное. Хотя для меня стало неожиданностью, что у кого-то из моих одногруппников возникли проблемы с концентрацией. Тут, наверное, как и у нас с утренней гимнастикой: все понимают, что надо делать, но реально делают лишь единицы. Как бы то ни было, но почти все аристократы явно в своё время уделяли мало времени медитации, а некоторые простые жители и вовсе никогда этим не занимались, пользуясь своими способностями на интуитивном уровне.

На следующий урок мы пришли в библиотеку, а вернее в большой читальный зал. Здесь размещались одновременно все курсы. У каждого — свой ряд столов.

— Вы можете и не сидеть здесь, — напутствовал нас доктор Паркс. — Но за невыполненную заданную работу будут назначаться наряды на кухню, — и он ушёл, предварительно наложив на всех нас полог тишины.

Прочитав всё, заданное по анатомии, этикету и ботанике, я пошла узнать, чтобы такое ещё интересное почитать. Нашла книгу детских сказок, довольно толстую, надо сказать, и с удовольствием знакомилась с нею до самого обеда.

На обеде, где мы снова собрались впятером, Маша рассказала свою историю:

— Я из семьи потомственных юристов по отцовской линии. Вовремя не среагировала, и оказалась на юридическом. Плохо было то, что я и сама не знала чего хочу, но точно знала, что не хочу быть юристом. А тут ещё однокурсник один приставать начал. Он никак не мог понять, почему я шарахаюсь от него, такого красивого, умного и успешного — он на третьем курсе уже умудрялся работать в юридической конторе своего отца. А мне он просто не приятен был как мужчина. Вот я и решила остаться тут, раз подвернулась такая возможность. А там по мне всё равно никто горевать не будет. Я им отправила через возвращающихся людей письмо, что, мол, уехала, и искать меня не надо.

«О, хорошая идея!» — подумала я. Жаль, что Лейла с Жанной ещё вчера отправились на Землю, но уже сегодня утром от принца пришло приглашение на очередной Лунный бал, который состоится завтра.

— Ты на бал завтра пойдёшь? — спросила я у Маши.

— Мне не в чем, — смущённо сказала девушка.

— Мне тоже, — задумалась я. Хотя, нет, у меня есть довольно миленькое зелёное платье из моего мира. — А знаешь, родилась у меня идея. Если не побрезгуешь, то есть у меня платье, в котором я уже один раз ходила, а переделать его под тебя в этом мире минутное дело.

— Ладно, — чуть неуверенно сказала Маша.

— Ну, тогда завтра в обед и сходим, — решила я.

На следующий урок Истории целительства сначала пришёл профессор Терн и раздал всем домашнее задание по результатам вчерашней проверки. На следующей неделе обещали провести её повторно по проваленным вопросам. Мне учебную литературу в замке принца подбирали очень грамотно, и я добросовестно её прочла, а потому домашнего задания мне не досталось, как и Маше. Остальные с подозрением на нас посмотрели, но профессор пресёк все шёпотки, объяснив, что нам, как иномирянкам дали превосходное образование.

Тут, наконец, пришёл преподаватель истории. Им оказался достаточно молодой маг с короткими волосами. Наверно у местных девушек он считался очень красивым: подтянутый, с хорошо тренированными мышцами, заметными даже через преподавательскую мантию. Даже ростом он был чуть выше, чем среднестатистический маг, но всё равно был ниже меня.

«Да, тяжело будет той же Маше здесь мужа найти», — подумала я, но посмотрев на соседку, очень удивилась, потому что она подобно остальным магичкам прямо таки пожирала учителя глазами. Я толкнула девушку плечом.

— Что? — оторвалась она от любования.

Кивком показала на одногруппников. Мне даже говорить ничего не пришлось: вид у девушек был комичным, особенно в свете того, что учитель совершенно не обращал на них внимания, переговариваясь с профессором.

— Я так же выглядела? — тихонько спросила Маша.

— Угу, — подтвердила я.

— Ужас какой, — вздохнула девушка.

— Добрый день, первый курс, — обратил, наконец, на нас своё внимание преподаватель. Мы хлопнули в ладоши, на что учитель одобрительно улыбнулся. — Меня зовут учитель Растен. Я буду у вас вести Историю целительства и Географию магических источников.

Дальше урок пошёл по накатанной колее. Магу удалось почти невозможное — скучный предмет — историю, с её непременными датами и именами, он умудрялся рассказывать интересно и увлекательно. Магички, так вообще, только что слюной не капали на парты.

Урок зоологии вёл уже знакомый нам старичок Дарнел. Вот уж о чём, а о животных этого мира можно было и интереснее рассказать. Но приходилось слушать внимательно, ведь амулет запоминания помогал запоминать лишь то, что было прочитано или услышано осознанно.

И, наконец, последний урок — физкультура, хотя здесь он назывался просто тренировкой. Переодевшись в раздевалке, где у каждого был свой ящик с одеждой, способный эту самую одежду за 5 минут привести в порядок, я вышла на тренировочную площадку. Пока ждали учителя, невольно залюбовалась нашими одноклассниками — оборотнями. Их высокий рост и разноцветные яркие шевелюры притягивали к себе не только моё внимание.

— Красивые, — вздохнула, стоящая рядом со мной Маша. — Жаль, что недоступные.

— Ну почему же, — с лёгкой ехидцей заметила я. — Мы с тобой, как экзотика можем и привлечь на пару ночей. Но не дольше, это да.

Как раз в это время мимо нас прошли аристократки. Вот, нюх у Сантии на подобные моменты. С усмешкой взглянув на меня и явно услышав мою последнюю реплику, она прямо пошла к оборотням и заговорила с одним из них. Во взгляде, брошенном на меня, явно сквозила победа. Мне оставалось только фыркнуть.


Глава 30

— Приветствую вас, класс, — раздался бархатный, но твёрдый голос позади нас.

Все как по команде обернулись. Было не совсем понятно, что нам делать. Хлопать в ладоши? Но мы сейчас стояли разрозненной толпой, никак не готовой к уроку. Бежать строиться? Но преподаватель явно ждёт от нас положенных оваций. Кстати о преподавателе. Им оказался оборотень. Высокий, с чёрными волосами, заплетёнными в косу, опускающуюся чуть ниже плеч. Был он весь каким-то квадратным с чётко прорисованными мышцами и тонкой талией. Мужчина — мечта, если, конечно, вам нравятся качки. Теперь настал черёд оборотниц давиться слюной, хотя на мой взгляд Марк был гораздо красивее.

— А тут, наверное, надо подпрыгнуть, — скорее для себя шёпотом сказала я. Только вот в наступившей тишине мои слова услышали, пожалуй, все, особенно оборотни с их сверхслухом. Раздались смешки, немного разрядившие обстановку.

— Стройтесь в шеренгу, — произнёс преподаватель, внимательно осматривая меня.

«Главное, чтобы обнюхивать не стал на глазах у всех», — подумалось мне, пока я искала своё место в строю. Поскольку особых требований к шеренге у учителя пока не было, мы построились довольно быстро для разношёрстной едва знакомой друг с другом толпы.

— Здравствуйте, первый курс, — слегка улыбаясь повторился учитель. Мы слажено свели и развели ладони. — Меня зовут Марсел. В следующий раз я хочу, чтобы вы ждали меня именно в таком виде. Леди Терн, выйти из строя.

Я вздрогнула от неожиданности и сделала шаг вперёд. Увидев, кто именно вышел, оборотень чуть хищно улыбнулся:

— Вам, леди, разрешаю ещё и подпрыгивать, — издевается, гад. — Но в конце строя, — неожиданно закончил он, став серьёзным, и указал на моё новое место.

Я недоумённо посмотрела на него. Это его месть такая? Но что я такого сказала?

Видя мой вопросительный взгляд, Марсел пояснил:

— Деканы просили за вами присматривать особо.

А-а, так это из-за беременности, успокоилась я. Конечно, так за мной наблюдать будет легче.

— Группа, — обратился учитель ко всем. — Оборотни 10 кругов вокруг площадки, маги — 6, леди Терн шагом, пока бегут остальные.

Угу. Мне персональные нагрузки. Народ смотрел на меня, кто с непониманием, кто с наоборот, с понимающей усмешкой, кто-то — с завистью, но я тут ничем не могла помочь, а потому просто пошла вслед за остальными.

— Ты нам хоть круги отсчитывай, — прорычал один из оборотней, в пятый или шестой раз пробегая мимо меня.

После бега, была разминка. Её я делала наравне с магами — оборотням опять досталась двойная нагрузка. А потом учитель решил проверить наши навыки во владении различным оружием и рукопашной. Ожидаемо, но от этого не менее неприятно. Сразу вспомнилась сестра, которая в своё время долго уговаривала меня пойти в секцию фехтования, но я не пошла, предпочитая книги. Так что ни тем, ни другим я не владела. Так же плачевно дела обстояли у Маши. Остальные же худо-бедно справлялись хотя бы с ножом, а парни-аристократы превосходно владели мечами.

Преподаватель пообещал, что учить будет всему и понемногу, а следующий урок начнём с деревянного меча и лука.

Домой опять не шла, а плелась. Нику пришлось всю дорогу меня поддерживать. Он даже порывался на руках меня отнести, но я не позволила. Душ и вкусный ужин позволили немного прийти в себя, так что лечение профессору я обеспечила. Хромал он теперь только по привычке, а боли уже не испытывал, за что, конечно, был мне очень благодарен. По официальной версии я лечила его обыкновенным массажем. Просто у нас на Земле, мол, достигли в этом деле небывалых успехов — у нас же нет магии.

Новый день принёс нам новые предметы. Зельеварение вёл доктор Паркс. И когда он всё успевает? Он ведь считается главным доктором королевской семьи, деканом факультета и вот ещё уроки преподаёт.

В кабинете, расположенном на третьем этаже, было светло и стерильно. Рабочее место состояло из стола, стула и треноги с котлом. Дальняя стена была заставлена шкафами со стеклянными дверцами, заполненными различными ингредиентами для зелий. Вдоль ещё одной стены стояли шкафы с многочисленными ящичками, заполненными измельчёнными травами. Мы надели фартуки, больше похожие на хирургические халаты, а шарф намотали на голову, полностью скрыв волосы. Правда, на первом уроке мы ничего не варили — учитель дал под запись технику безопасности, а так же ещё некоторые теоретические аспекты при работе с травами, минералами и прочими составляющими для настоек, микстур, отваров и пр.

Последний на сегодня урок — Законодательство вёл один из принимающих экзамен — маг земли, лорд Карей.

— Для того, чтобы прочитать все законы нашего мира, — начал свою речь преподаватель после приветствия. — Потребуется неделя непрерывного чтения.

Я за прошедшие три дня учёбы уже поняла, что здешние жители читают намного медленнее, чем мы с Машей. В наш век Интернета человеческий мозг перестроился на более быстрый приём и обработку информации. А потому мы — жители Земли — воспринимали знания быстрее и соображали лучше, если и не в 2 раза, то процентов на 40 точно.

— Но наша задача, как преподавателей, — продолжал лорд, пока я наслаждалась моим преимуществом. — Чтобы вы не просто знали все пункты и параграфы закона, но и понимали, что стоит за той или иной формулировкой, а потому наш предмет хоть и будет проходить лишь раз в неделю, но будет длиться все три года вашего обучения.

После уроков мы с Машей побежали к портнихе, где та мгновенно подогнала моё платье для моей новой подруги. Дальше наш путь лежал во дворец, где открывали телепорт в Иномирный замок для перемещения живущих в столице иномерцев. Приглашённые мастерицы поколдовали над нашим внешним видом, и вот мы уже входим в тронный зал, где десять минут назад начался Лунный бал.

В ожидании, когда принц подойдёт к нам в обязательном для него обходе всех гостей, я внимательно вглядывалась в лица вновь прибывших, чтобы понять, кому я могу доверить письмо для родных. Но, физиогномист из меня плохой. Я даже не смогла точно определить, кто же из них из России, так что лучше дождусь Его высочества.

Наша с Машей очередь настала лишь через полчаса.

— Добрый вечер, Ваше высочество, — сделали мы положенный реверанс.

— Ой, бросьте, — рассмеялся принц Дарий. — Научились на мою голову. Поведайте, лучше, графини, как устроились, как учёба?

Мы наперебой с Машей рассказывали свои новости. Принц указал и тут же позвал мужчину, прибывшего из Подмосковья, и я договорилась о передаче письма.

— Ваше высочество, — отвела я принца чуть в сторонку, когда все важные новости были обсуждены. — Скажите мне, как там Марк?

— Не беспокойся, всё с ним в порядке, — принц успокаивающе погладил меня по руке, которой я вцепилась в его локоть. — Просто у драконов какой-то идиот пробудил вулкан, а потому они ещё пару месяцев не смогут уплыть с Острова. Я буду держать тебя в курсе.

— Спасибо, — отлегло у меня от сердца. И как женщины ждут своих мужей с войны? Не представляю. Тут вроде не война, а я всё равно волнуюсь.

Дальше были танцы, правда я быстра устала, а потому распрощавшись с Его высочеством отправилась домой. Принц мне выделил сопровождение в виде двух стражей, которые сдали меня с рук на руки профессору.

Четверг повторял расписанием понедельник, разве что вместо этикета стояла очередная тренировка, а в пятницу к зельеварению добавили Географию магических источников, где магички вновь млели от вида учителя Растена.

Субботу я почему-то ждала с особенным трепетом, ведь там нас наконец-то будут обучать целительской магии. Однако всё оказалось не так просто и быстро, как мне бы хотелось.

Пока оборотни изучали себе подобных с профессором Терном, с нами беседовал доктор Паркс. Я вчера вечером спросила у опекуна:

— Зачем же деление на целителей и знахарей, если всё равно мы либо занимаемся все вместе, либо маги отдельно от оборотней?

— Просто у тех, кто официально числится в знахарях, на экзамене не будет целительства, — ответил мне оборотень. — А после первого полугодия, где они пройдут основы целительства, знахари смогут при желании не посещать уроки целительской магии. В знахари же обычно идут те, у кого уровень дара не слишком высок, а потому они не могут в полной мере пользоваться лечебными заклинаниями. Потому и разделение такое сделали.

И вот первый урок целительства.

— Ваша задача, — начал доктор Паркс. — Через пять месяцев научиться концентрировать магию, выходящую из вашего тела строго на пальцах и ладонях, блокируя все остальные «врата». Кстати, кто скажет мне, откуда ещё выходит энергия?

— Ступни, — сразу же раздался ответ с задних парт.

— Верно, ещё? — подбодрил задумавшихся учащихся учитель.

— Рот, — высказалась Сантия.

— Ага, и уши, — тихонько добавил её сосед по парте. Раздались смешки, но учитель никак не отреагировал на это, дожидаясь более умных ответов:

— Ещё?

Теперь время раздумий стало больше.

— Паховая область? — предположила Маша.

— Довольно сильные «врата», особенно в определённые моменты, — подтвердил доктор.

Раздались сальные смешки. Конечно, как не проехаться по этой теме.

— А ещё? — прищурился лукаво учитель.

Я вспомнила мои медитации, особенно домашние, когда я выпускаемую энергию собирала вокруг себя, а потом училась блокировать «врата», как назвал их доктор.

— А по-моему, — неуверенно начала я. — Вся кожа понемногу испускает энергию.

— Всё верно, закончил опрос доктор. — Отныне на медитациях ваша задача блокировать все выходы энергии кроме рук. Пока вы не научитесь это делать и не сдадите этот зачёт мне, вам не разрешается заниматься практикой целительства без надзора преподавателей. Но на наших уроках теорию, то есть нужные заклинания мы учить будем. Если кто-то не справится по окончании первого полугодия, то его каникулы превратятся в сплошную медитацию под контролем преподавателей.

Маги возбуждённо загалдели. Декан целителей дал нам минут пять на обсуждение этой новости, а потом наложил любимый полог тишины.

— Сегодня мы начнём с довольно сложного заклинания перчаток. Оно сложно тем, что требуется концентрация магии, но без этого заклинания не следует приступать к лечению больного человека. И так, все записали слова активации.

В заклинаниях использовался какой-то древний язык, специально придуманный для управления магией, и по сути, это были простые команды типа: «Гори» или, вот как сегодня, «Перчатка», но язык был не знаком, а потому приходилось заучивать иностранные слова.

— Сначала нужно тонким слоем энергии обтянуть ваши кисти до запястья и чуть дальше, а потом зафиксировать словом-активатором, — доктор показал заклинание в действии. В реальности руки покрылись почти невидимой плёнкой, а в магическом зрении так и остались зелёной в цвет магии «тканью» на руках.

— Эти перчатки очень сложно проколоть или разрезать, — продолжил учитель. — А убрать можно как простые перчатки, подцепив за край и потянув наверх, — и он показал. Стоило пальцу поддеть край «перчатки», как заклинание развеялось, а энергия растаяла.

— Технику безопасности при лечении вам ещё будут преподавать, но запомните: нельзя подходить к больному человеку, особенно с открытыми ранами, без этой защиты. В конце второго курса, а кто-то может и раньше, вы ещё изучите заклинание маски на нос и рот, но это потом. Пока же эти перчатки будут показателем того, что зачёт вы прошли.

Весь оставшийся урок мы медитировали блокируя выход энергии. Только вот в этот раз не получилось ни у кого. Перчатки мы тоже попробовали сделать.

— Не старайтесь делать их тонкими, — поучал преподаватель. — Магия сама их потом уплотнит. Но и просто сделать шар из магии — не выход. Тут надо именно проследить, чтобы энергия облепила вашу руку.

Самое сложное в этом заклинании оказалось удерживать энергию на руках. Пока я «натягивала перчатку» на запястье, с пальцев энергия уже исчезала. Тут, действительно нужна хорошая концентрация.


Глава 31

В общем, с зачётом по целительству я справилась через 6 недель и оказалась пятой из 25 магов. Первой оказалась подруга Сантии — Марика из семьи потомственных целителей. Конечно, её готовили с детства. Затем шли маги, так же готовившиеся не один год. Ещё через неделю после меня и Маша справилась с заданием.

Прошло четыре месяца с начала учебного года. Мы за это время изучили заклинания: «Кровоостанавливающее», «Очищающее», «Универсальный антидот», «Противоожоговое», «Жаропонижающее» и ещё много других. И они у меня даже получались! Что постоянно меня удивляло и радовало. Я до их пор не могла до конца осознать, что у меня есть магия, и я реально могу что-то этакое.

Я потихоньку привыкала, хотя выдержать целый день, сидя за партой, становилось всё сложнее. На самоподготовке меня даже перевели в кабинет библиотекаря, где нашёлся уютный диванчик, так что готовилась к урокам я почти лёжа. Дети вовсю пинались, а я училась понимать их настроение и много разговаривала с ними. Может это и глупо — разговаривать с животом, но мне упорно казалось, что они всё понимают и отвечают мне.

Профессор сказал, что у меня будет трое замечательных малышей: два тигра-близнеца и девочка, которая точно будет магиней.

Отношения с одногруппниками у меня сложились странные. С аристократами мы так и перекидывались колкостями, особенно с Сантией. Ей всё казалось, почему-то, что я пытаюсь притянуть к себе побольше парней. Я старалась не обращать внимания. Остальные ученики относились осторожно и внимательно к моему положению. В этом мире вообще очень бережно относились к беременным и маленьким детям.

В столовой мы так и сидели впятером: я, Маша, Вел, Барт и Нор, и вообще этой компанией мы проводили много времени вместе. После уроков сидели в таверне на соседней со Школой улице за чашечкой чая и булочками. Часто к нам присоединялся и Ник. Его я считала своим младшим братишкой, хотя он и был старше и порой вёл себя, как настоящий мужчина, но чаще дурачился как подросток. А так он был очень добрым и заботливым. И всё так же продолжал бесить меня, периодически принюхиваясь к моему запаху.

Сегодня мы обычной пятёркой сидели в обед в столовой.

— Что, послезавтра опять на свой бал пойдёте? — спросил Вел.

— Пойдём, — вздохнула Маша. — Отчего бы не сходить, от учёбы отдохнуть. Да и письма родным выслать.

Я тоже уже дважды отправляла семье письма, правда обратной связи не было, так что мы не знали, дошли ли наши послания, но надежда была, и она очень грела душу. Буквально на днях поймала себя на мысли, что до сих пор думаю о Земле, как о «своём» мире, а Оборотный считаю чужим, живу в нём, как будто приёхала в другой город учиться. Приходится себе периодически напоминать, что возврата не будет, и скорее всего я никогда больше не увижу свою семью. Иногда накатывала тоска. Но моя новая семья с их обострёнными чувствами очень чутко улавливала моё настроение, и мужчины спешили что-то придумать, чтобы улучшить его. Мне вообще очень повезло и с опекуном, и с братиком…

— Драконы приехали! — вдруг раздался чей-то крик.

Я оглянулась. Многие ученики повскакивали с мест. Кто-то пытался что-то увидеть в окне, но там не было ничего интересного, кто-то сразу выбежал из столовой. Я осознав услышанное, тоже побежала на выход. Ну как побежала — пошла, конечно. Где уж мне сейчас бегать, с моим-то животом.

Я как раз дошла до холла, когда через входные двери вошла процессия из нескольких субъектов. К этому времени холл был наполнен любопытствующими магами и оборотнями, так что, чтобы лучше видеть, я встала на ступеньки лестницы.

Вошедших было пятеро. Все с разноцветными длинными волосами. Но, если у оборотней встречались двухцветные шевелюры с прядками разных цветов, то здесь волосы на макушке были более тёмного оттенка, постепенно светлея к кончикам. Так один мужчина имел золотистую косу, другой синюю, у третьёго красный переходил в рыжий, у четвёртого — ярко-голубой перетикал в льдистый белый, а пятый поражал оттенками зелёного. Глаза у вновь прибывших были под цвет волос с вертикальными зрачками.

«Так вот ты какой, дракон!» — подумалось мне. Несмотря на потрёпанную одежду и растрёпанные волосы — весь их вид говорил, что как минимум месяц у них не было возможности толком помыться, выглядели они потрясающе. Я поняла, что влюбляюсь в эту расу. Нет, не так как в мужчину, а как в произведение искусства. Решила, что обязательно буду посещать уроки по драконоведению.

В это время к драконам уже спешил директор Авертан, пробираясь сквозь толпу любопытных учеников, а в дверь Школы входил… Марк. Сердце забилось сильно-сильно. Я жадно вглядывалась в такие любимые черты. Осунулся, так же потрёпан и пропылён, как и драконы. Он всё равно оставался прекрасным.

«Как же я скучала по тебе!» — мысленно кричу я. Хочу к нему. Оглядываю холл. Нет, сейчас мне к нему не пробиться. Остаётся только любоваться. Марк стоит за драконами и внимательно слушает то, что говорит им наконец-то добравшийся директор. Потом оглядывает собравшуюся толпу. И вот наши глаза встретились! Хочется кричать от радости и прыгать от восторга. На всю Школу закричать: «Я люблю тебя, мой тигр! прости меня за моё внезапное исчезновение. И прими меня». С трудом, но сдерживаюсь от этого импульсивного поступка. На глаза выступают слёзы. Я вижу в глазах Марка узнавание, неверие. И даже… надежду?! Он тоже скучал? Или я просто принимаю желаемое за действительное? Но нет, вон сколько радости написано на его лице! Он прямо весь засветился! Я уже хотела пробираться к нему через толпу, но…

— Ничего ты бегаешь! — пробрался ко мне Барт. — Побереглась бы. Драконы никуда не уйдут в ближайшее время, — он заботливо приобнял меня за плечи. Такая забота не была со стороны моих друзей чем-то необычным. Я же говорю, что у них очень трепетное отношение к беременным. Любой в Школе может подойти и поинтересоваться моим самочувствием, если ему покажется, что со мной что-то не так, даже если этот любой меня не знает. Хотя нет, не так. Меня с моим выдающимся во всех смыслах положением знает, пожалуй, вся школа, а вот я, естественно знаю далеко не каждого.

Только вот Марк… Он явно не был готов к тому, что меня будет кто-то обнимать. А ещё, после такого можно сказать интимного жеста, оборотень заметил мой живот, по которому любой гинеколог Земли определил бы никак не пятый, а скорее уж седьмой месяц беременности. Марк мгновенно нахмурился, несколько секунд внимательно на меня смотрел, а потом что-то резко сказал драконам и директору и резко вышел из здания.

Я рванула к нему, но куда там. Сквозь уплотнённую толпу мне не удалось сделать и трёх шагов.

— Куда ты! — бережно оттеснили меня обратно стоящие в толпе незнакомые оборотни. — Нечего тебе там делать — зашибут и не заметят.

Я обессилено села на ступеньки. И что теперь делать? Вот что он сейчас там себе напридумывал? Что я, пока его не было успела найти себе другого и завести от него ребёнка? А что ему оставалось? Не мог же он на самом деле представить, что дети от него. Такого же не бывает!

Я сидела на ступенях главной лестницы и плакала, не замечая вокруг ничего. Мне казалось, что мир в очередной раз рухнул.

— Катерина? — раздался сверху удивлённый голос директора.

Я подняла глаза и осмотрелась. Толпа уже разошлась — видимо начался урок. Смутно припомнила, как Берт тормошил меня, пытаясь поднять и увести в класс, но я отмахнулась от него, и он убежал на анатомию. А сейчас передо мной стоял лорд Авертан, а за ним — удивлённые моим странным видом драконы.

— Простите, — встала я на ноги. — Гормоны шалят — меня не пропустили посмотреть поближе, — сказала и покраснела, осознав, как это послышалось со стороны. Неудобно-то как!

Директор ничего не сказал. А я пропустила процессию на лестницу. Когда они уже поднялись на несколько ступеней, я окликнула директора:

— Лорд Авертан! — он повернулся ко мне. — Скажите, а оборотень, что сопровождал лордов, — я кивком головы показала на драконов. — Его где можно найти?

— Не знаю, — удивлённо ответил директор, явно недоумевая.

— Он собирался к своему другу — Дарию, — высказался золотоволосый дракон, ещё раз внимательно оглядывая меня.

— Спасибо, — поблагодарила я мужчину и направилась за ними на второй этаж. правда, догнать делегацию не удалось — они быстро ушли дальше, но я и не стремилась.

Недавний всплеск таких полярных эмоций довольно сильно опустошил меня. Больше всего на свете мне хотелось сейчас забраться в свою удобную и мягкую кроватку и поплакать в своё удовольствие. Правда теперь у меня появилась небольшая надежда, что я увижусь с Марком послезавтра и всё ему объясню. А ещё принц в курсе наших отношений, и тоже может всё объяснить своему другу. Так что я надеюсь, что всё у нас будет хорошо.

Два последующих урока высидела с трудом, а с этикета леди Пани меня буквально выгнала, заметив, как плохо я выгляжу. Друзья пытались узнать причину моего странного поведения, но я не в силах была сейчас с кем-либо разговаривать, так что обещала рассказать всё позже.

Раз с урока меня отпустили, то пришлось идти домой, чтобы там осуществить свою мечту с кроватью. Правда нареветься мне Рена не дала — заставила выговориться. После этого стало полегче, и я смогла спуститься к ужину, где вновь рассказала о сегодняшней встрече опекуну и Нику.

— Прости, милая, — огорчённо сказал профессор. — Тут я, пожалуй, ничем не могу тебе помочь. Тебе действительно стоит дождаться бала.

— Хочешь, я буду тебя сопровождать? — предложил Ник.

— Спасибо, братишка, но не стоит, — покачала я головой, представив, как придётся объяснять взревновавшему оборотню ещё и присутствие волчонка, постоянно принюхивающегося ко мне.

Вообще сопровождающие на балу даже приветствуются, но не обязательны, так что я ходила на эти ежемесячные приёмы с Машей, хотя есть у меня подозрение, что вскоре её везде будет сопровождать кавалер. К моему удивлению, девушкой, кажется, заинтересовался учитель истории и географии Растен. Как и она им. Но что из этого выльется, я пока не загадываю — они ещё даже не разу на свидание не ходили — так, только беседовали после уроков.

Следующие два дня прошли мимо меня. Я жила ожиданием бала и новой встречи с любимым. Единственным запомнившимся ярким моментом стали драконы. Оказалось, что из пяти прибывших мужчин один — золотоволосый — был послом от драконов в Кайсу, а так же так ожидаемым всеми преподавателем, а остальные четверо были учениками, пожелавшими обучаться вместе с нами на знахаря. Правда никто не ожидал, что они опоздают к началу учебного года, так что придётся в каникулы навёрстывать пропущенное — а это не мало.

Друзьям я всё рассказала. Даже про то, что Марк не человек. Но попросила ни с кем не делиться. Мы с профессором на семейном совете решили, что через пару лет я с детьми приеду на Совет кланов, где он официально представит наше семейство и расскажет о возможности потомства оборотней от землян. К тому моменту будет готов мой диплом об этом. Но раньше мы не будем сильно светить малышами.

— В няни возьмём оборотницу — есть у меня одна на примете, так что пусть посторонние думают, что это ты — няня, ну или просто подруга с дочкой, играющей с тигрятами.

— Да пусть, что хотят, то и думают, — фыркнула я. Не чувствуя этот мир своим, я готова была плевать на мнение окружающих, если конечно это не близкие мне люди.


Глава 32

С платьями для Лунных балов мы с Машей решили достаточно просто. Найдя ателье Клариссы — портнихи, занимающейся, в том числе и гардеробом землян, мы договорились с ней за небольшую плату, что после каждого бала она будет переделывать наше бальное платье, меняя цвет и узоры на ткани. Фасон оставался тем же, но платье всё равно выглядело другим. А то как представлю, что надо посетить тринадцать балов в год, и на каждый появиться в новом платье… А ведь больше мне подобные наряды носить некуда. Так что, по-моему, эту проблему мы решили с блеском. Все бы проблемы так решать.

На одном из балов узнала, почему так мало народу на подобных мероприятиях. Это как с вечером встречи выпускников в наших школах. Первые годы приходят почти все, а потом начинают приходить раз в пять лет, раз в 10… Так и тут. Есть традиция раз в год собираться всем иномирцам вместе — на третий день нового года. А ежемесячно собираются те, кто появился недавно и те, кто хочет через принца решить свою проблему. Его высочество, к слову, всегда всем охотно помогает. По статистике за год в Оборотном остаются 3–4 иномирца, так что нашего народу здесь не много, но и не мало.

Идя по коридорам замка от зала перемещений в тронный, я внимательно смотрела по сторонам в поисках Марка. Но ни одного оборотня так и не встретила. Стоило мне только войти в тронный зал, как ко мне поспешил Его высочество. И вид у него был совсем не радостный.

— Как ваше самочувствие? — спросил он после обязательных приветствий.

— Всё хорошо, — мне не терпелось найти белого тигра, а потому я не была настроена обсуждать мою утомляемость и неуклюжесть. — Ваше высочество, вы виделись с Марком? — не стала я ходить вокруг да около.

— Видел. Только расскажи-ка мне, что у вас там случилось, а то он не пожелал ничего толком объяснить.

Принц отвёл меня в сторону на один из уютных диванчиков, и я кратко рассказала своё видение нашей встречи.

— Да, как-то неправильно получилось, — вздохнул принц. — Он прибежал ко мне взбешённый, даже поесть и поспать с дороги не пожелал. Накричал на меня, что я, мол, обманул его, сказав, что ты исчезла навсегда. А ты здесь, и уже с другим, и ребёнка от него ждёшь. Я по его просьбе всё это время копил письма, присылаемые другу. Так он их схватил, прочитал письмо от отца и отбыл амулетом перемещения в клан. Насколько я знаю, отец у него — вожак белых тигров — хотел его видеть ещё четыре месяца назад.

— То есть, сейчас его здесь нет? — растерянно сказала я. Сказанное Дарием пока не укладывалось в голове.

— Нет, — подтвердил принц. Он и сам явно был расстроен. — Мне не удалось ему всё объяснить.

— И что теперь делать? — глаза вновь начали наливаться слезами. Я достала платок из сумочки.

— Честно говоря, не знаю, — развёл руками принц.

— Можно поехать нему, — вздохнув и собравшись с мыслями, начала рассуждать я.

— К сожалению, в кланы людей так просто не пускают — надо приглашение, — возразил Его высочество. — Да и учёбу вам, наверное, не стоит пропускать.

— И… что тогда? — мои предположения как-то быстро закончились.

— Знаешь, через 2 недели съедутся представители Кайсы, драконов и кланов оборотней для налаживания отношений, как политических, так и торговых. Я попробую узнать что-то о Марке и передать ему письмо.

— Ой, — оживилась я. — А можно я тоже напишу?

— Конечно, — улыбнулся принц. — Ещё можно попробовать получить приглашение в клан для тебя.

— Ну да, — неуверенно ответила я. — Как раз у нас каникулы через месяц.

На этом наш разговор закончился. Его высочеству нужно было уделить внимание и другим гостям. А я направилась домой — веселиться настроения не было совершено.

И снова ожидание. И снова неизвестность. Весь вечер писала письмо Марку с разъяснениями. Если бы опекун не погнал спать, то и ночь бы просидела. Утром, отдав ему послание — у профессора свои каналы связи с младшим принцем, я отправилась на учёбу.

Драконов нам увидеть не удалось. Преподаватели решили до начала следующего полугодия учить их отдельно по усиленной программе, чтобы те за 2 месяца прошли то, что мы освоили за 5. Бедные мальчики.

После традиционной медитации меня вызвали в кабинет доктора Паркса, где кроме него меня ждал и профессор Терн.

Раз в неделю деканы проводили мне тщательный медосмотр. Правда последний был три дня назад, поэтому я вопросительно посмотрела на преподавателей.

— Я думаю, что настало время для ограничений, — пояснил доктор.

— Каких? — насторожилась я.

— Тебе до родов не стоит пользоваться магией, — с лёгким сочувствием посмотрел на меня оборотень.

— А как учиться? — я была в шоке. Как минимум три месяца не колдовать? А потом ещё несколько недель придётся пропустить. Вот же…

— Медитировать тебе можно и нужно, — успокоил меня доктор. — Только не выпуская энергию, а направляя её исключительно внутрь, на самодиагностику, самолечение и развитие малышей. Особенное внимание стоит обратить на малышку, потому что она развивается медленнее, чем парни. А учёба… Пострадает только практическая часть целительства, но теорию ты знать будешь, а в практике легко потом догонишь. Ты же в любом случае этим летом на практику не попадёшь, так что мы организуем тебе помощь в работе над пропущенным материалом.

На этом я успокоилась и пошла в библиотеку на свой уже любимый диванчик, чтобы заняться самоподготовкой.

Золотой дракон, которого звали Эудавир Золотой, рассказывал всем желающим об особенностях драконов дважды в неделю. Приходили не только учащиеся всех трёх курсов, но и преподаватели. На каждом уроке преподаватель создавал иллюзию нескольких драконов в звериной ипостаси, и я не могла налюбоваться ими. Да и не только я. Больше всего, рассказанного о жизни этих чудесных созданий, женскую половину Школы заинтересовал тот факт, что у каждого дракона есть магия огня, развитая в той или иной мере. И есть на Острове драконов легенда, что огненные драконы могут иметь потомство от магов. Только вот Остров был довольно долгое время в полной изоляции от внешнего мира, разве что корабли с людьми иногда терпели бедствие у его скалистых берегов, а там, как понимаете, женщин не встречалось. Так что подтвердить или опровергнуть легенду было некому. Так что девушки и женщины оживились и готовились к охоте на драконов. Правда, как и у оборотней, мальчики рождались только у любящих пар.

Честно говоря, для меня это было откровением. Я даже переспросила потом у профессора.

— Да, моя девочка, — погладил он меня по спине, слегка разминая уставшие мышцы. — Пару оборотни находят по запаху, и только такая пара может родить наследника.

— Значит, можно с уверенностью утверждать, что Марк — моя пара, и он меня любит? — моему удивлению и шоку не было предела. Всё это время я переживала, сомневалась, надеялась, а тут всё так просто?!

— Да, — рассмеялся опекун.

Я не знала, плакать мне или смеяться. По большому счёту ничего не изменилось: мне всё так же надо найти моего оборотня и убедить в правдивости моих слов, но… Он меня любит! Осталось только дождаться этого их Общего совета…

Но вернёмся к драконам. Лекции проводили в большом тренировочном зале, где рядами наставили скамейки. Мне откуда-то принесли мягкое и удобное кресло. И ведь никто из учеников не возразил. Только оборотни поглядывали на меня с умилением.

Мне от этих высоких и разноцветных в последнее время совсем продыху не стало. Стоило только появиться в коридоре Школы, как тут же с обеих сторон появлялись два каких-нибудь оборотня и помогали дойти до нужного места. Нет, вначале они пытались меня просто на руках носить, но тут я воспротивилась.

Так о чём я? Ах да, о драконах. Ещё три века назад они жили в кланах довольно обособленно. Всего насчитывалось 10 кланов: 7 цветов радуги, чёрный, белый и коричневый. Самым главным считался клан золотых. Однако, чтобы не было вырождения, границы кланов пришлось открыть, правда полукровок не рождалось, потому что у ребёнка был цвет кого-то из родителей. Чаще всего у мальчиков цвет отца, а у девочек — матери. Постепенно границы кланов размывались, но закон: власть у Золотого, остался незыблемым. Так что в преподаватели нам достался младший сын правителя. Везёт мне что-то на принцев, причём младших.

Как утверждал Золотой, женщины у них живут наравне с мужчинами и даже работают, и в совете кланов встречаются, и в стражах границ. Только вот к нам никто дракониц не пустил, что странно.

— Что ж тут странного? — возразил дракон, когда его спросили об этом. — Мы же не знали, куда едем, и что нас тут ждёт. А женщин во все времена у нас было меньше, чем мужчин. Зачем же рисковать?

Больше всего порадовало, что Золотой обещал третьекурсникам практику на Острове драконов. Честно говоря, мне очень хотелось побывать там и посмотреть на всё, рассказываемое преподавателем своими глазами.


Глава 33

Осознание того, что без любви Марка близнецов бы не было, меня очень грело. И все дальнейшие трудности не казались уже такими страшными. Меня сейчас больше стал беспокоить Ник, который «подсел» на мой запах ещё больше, а с недавних пор всё время, проведённое рядом, неосознанно пытался коснуться моего живота. Это стало ещё одной его манией.

Мы сидели вечером в гостиной на наших уже традиционных семейных посиделках. За окном задувал ветер и лил дождь, а у зажжённого камина было тепло и уютно. Поймав в очередной раз руку Ника на моём животе, я спросила:

— Дядька, мне кажется, или братишка имеет виды на мою дочь?

Дядькой я стала называть профессора недавно вслед за его племянником. Это оказалось не просто обозначением родства. «Дядьками» у оборотней называли старшего среди стражей в отряде. Я так привыкла к тому, как Никкель обращается к моему опекуну, что как-то раз сама нечаянно его так назвала, и оказалось, что оборотень совсем не против, и ему даже приятно.

— Ты так думаешь? — задумчиво оторвался от своей книги профессор. — Что скажешь в своё оправдание, Никки?

Братишка покраснел от смущения:

— Ничего не могу с собой поделать. Мне очень нравится запах вишни, исходящий от тебя, особенно теперь, когда он ещё усилился.

— Значит ли это, что она его пара? — вновь спросила у профессора.

— Такое может быть, — всё ещё задумчиво ответил оборотень. — Такое случается очень редко, но случаи бывали.

— Я давно хотела спросить: а у оборотня может быть только одна пара?

— Одновременно — да. Если он настроился на запах одной самки, а той понравился запах этого самца, то другой запах их не интересует. Но если вдруг, что-то случится с одним из них или, если они не очень долго были вместе, и им пришлось расстаться на долгий срок, то со временем связь ослабевает, и оборотень может повстречаться с новым интересным ему запахом. Что интересно, он будет достаточно сильно походить на первый, хотя запах, как и отпечатки пальцев, не повторим.

Я раздумывала над услышанным. Если моя догадка верна, то мне посчастливилось познакомиться с зятем ещё до рождения дочери. Интересно. Что-то мне это напоминает. Ах да. Любимые «Сумерки» и Джейкоб. Но жизнь всё расставит на свои места. Осталось подождать совсем немного…

Спустя 2 недели после последнего Лунного бала в Школу пришла целая делегация оборотней разных кланов. Это оказались обещанные Дарием послы. Они решили посмотреть, как живёт и учится их молодёжь. В том числе посетили и нашу Школу. Побывали в общежитии, столовой, на тренировочной площадке и, конечно, на уроках. У нас шёл урок танцев, заменивший в своё время этикет. Я свой танец уже оттанцевала и сидела в удобном кресле, кои теперь были во всех кабинетах, где мы занимались. В зал вошли профессор Терн и ещё пятеро оборотней. Мой взгляд невольно задержался на беловолосом с чёрными прядями мужчине. Он был очень похож на Марка, но, пожалуй, массивнее, да и волосы были длиннее. Поняв, что не стоит так пристально смотреть на мужчину, я посмотрела и на других. Все длинноволосые разных цветов: серый, как у профессора, блондинистый с оттенком в рыжину с необычными коричневыми пятнами по всей длине, соломенный и коричневый, даже не каштановый, а именно густой коричневый. Волк, гепард, лев и… медведь?

Позже мне профессор объяснит, что последний действительно был медведем. Их клан располагался около границы с Дикими землями и был очень не многочисленнен. Наверно, поэтому в своё время Марк не рассказывал об этом клане.

Пока ученики танцевали наших девушек, которых было в два раза больше, чем молодых людей, послы тихонько стояли вдоль стены.

Урок закончился, и я с друзьями вышли из здания Школы, где меня нашёл Ник.

— Привет, сестрёнка, — поприветствовал он меня радостной улыбкой, а потом наклонился к моему животу и погладил его. — Привет, моя вишенка.

Именно в этот момент на крыльце Школы появились послы во главе с профессором. Тот только головой покачал, а я не знала куда мне деться и как незаметно прибить Ника.

— Спасибо тебе, братик, — прошипела я, отходя в сторону. — Я только что лишилась возможной поддержки с их стороны, — указала я рукой на делегацию. — И так везде хожу с табуном мужиков, а тут ещё ты со своими поглаживаниями.

— Прости, — сконфуженно проговорил оборотень.

Вот, и как на него ругаться, когда глазки кота из «Шрека» отработаны чуть ли не лучше, чем у этого самого кота?

— Пойдём домой, — вздохнула я.

И конечно, уходила я со школьного двора в окружении моих трёх друзей и Ника. Маша теперь предпочитала общество своего любимого учителя Растена, лишь иногда присоединяясь к нам за обедом.

Неделю делегация гуляла по столице, а в выходные состоялся долгожданный Совет послов. Вечером в субботу мне пришло приглашение от принца, так что в воскресение к обеду я была в его замке.

Управляющий Дженкс проводил меня в кабинет к Дарию.

— Добрый день, Ваше высочество.

— Здравствуй, графиня.

Никак не могу привыкнуть к своему титулу, тем более, что кроме Дария никто меня так и не называет.

— К сожалению, ничем обрадовать тебя не могу. На Совет приехал старший брат Марка Рантар. Он не любит человеческих женщин — уж не знаю почему, так что помочь тебе он отказался.

— Угу, а ещё в Школе он видел, как вокруг меня как всегда парни кружили…

— Да, — печально усмехнулся Его высочество. — Просто женщины, увлекающиеся оборотнями, обычно не очень лёгкого поведения. А соответственно и мнение о магичках у оборотней создаётся соответственное.

— А что ей остаётся делать, — задумчиво сказала я. — Если детей от него она иметь не может, замуж он её не возьмёт. Но это всё лирика, Ваше высочество. А что на счёт Марка?

— А Марк сейчас ездит по кланам. Его собираются отправить послом от оборотней на Остров драконов. Поэтому он собирает информацию о том, что оборотни могут дать драконам и наоборот.

— И когда же он собирается туда отплыть? — мой голос дрожал от накатываемых слёз.

— Не знаю, — с грустью признался принц. — Я постараюсь послать письмо через другие каналы, но… Я не могу тебе ничего обещать.

— Спасибо и за то, что вообще что-то пытаетесь сделать.

Слёзы уже безостановочно текли по щекам. Если Марк уедет к драконам, то мне его там не найти. Да и где гарантия, что пока он ездит по кланам оборотней или на Острове драконов, он не найдёт себе другую самку.

В расстроенных чувствах я ходила всю следующую неделю. А потом был Новый год, где каждый встреченный знакомый и не очень уговаривал меня не страдать, забыть про всё и наслаждаться праздником. А я… я решила, что время идёт, и жизнь проходит, а я сижу на берегу этой реки и плачу. А ведь у меня целых три причины, чтобы жить и наслаждаться жизнью, потому что скоро эти три причины будут наслаждаться своей безграничной властью надо мной, а я буду бегать вокруг них заботливой курицей. И тогда мне точно будет не до наслаждений. А ещё я обиделась на Марка, потому что я тут переживаю, ищу возможность с ним увидеться, а что сделал он? Он, увидев меня, просто сбежал, даже не поздоровавшись, я уж не говорю о том, чтобы поговорить. Значит, не так уж я ему нужна? Зачем тогда мне за ним бегать?

На третий день Нового года устраивался большой Лунный бал. Принц Дарий по секрету сказал, что этот ежегодный бал у его подданных ценится даже больше, чем простой новогодний, потому что на нём собираются почти все иномиряне, рассматриваемые многими как экзотика. Ещё Его высочество шепнул мне, что среди оборотней уже прошёл слух о возможной совместимости землян с ними, так что уже на следующий бал ожидается много двуипостасных личностей.

А у нас как-то незаметно подкрались каникулы. Экзаменов здесь за первое полугодие не было — они ожидались только в конце года, но зато по всем пройденным предметам. Мы распрощались с этикетом и танцами, и нам ещё не открыли секрет, каким же предметом их заменят в следующее полугодие.

Как и предрекал доктор Паркс, с зачётами по целительству к этому моменту не справились аристократы, ленившиеся в детстве заниматься медитацией и несколько магов из крестьян, так что их ждали очень напряжённые каникулы, как и драконов, стремящихся нагнать нашу программу.

Все каникулы я проспала и прогуляла по парку. У меня уже складывалось такое впечатление, что это не у меня есть большой живот, а у большого живота есть я. По ночам стала часто просыпаться от особо сильно пинка. Очень выручали медитации с самолечением. Иначе мой живот был бы весь в синяках (по крайней мере, изнутри).

Оказалось, что во втором полугодии мы будем проходить Родовспоможение и всё, что связанно с помощью беременным. Даже учитель Золотой на своих уроках много времени рассказывал о беременности драконов. Именно в это время я поняла, что хочу заниматься помощью беременным, особенно оборотням и драконам, потому как, если повезёт, то у меня сохранятся способности к их лечению, а значит, я буду той, кто сможет магией помочь женщинам в сложных ситуациях.

Мои способности мы пока держали в строжайшей тайне ото всех. По сути, о том, что моя магия действует на оборотней, знала моя новая семья и доктор Паркс. Мой будущий диплом о моей же беременности постепенно пополнялся результатами тестов и анализов, подробностями и отличиями беременности у магов, оборотней и земных женщин. Через принца Дария профессору удалось найти женщину, на Земле работающую акушеркой, и мы привлекли её к этому сравнительному анализу.


Глава 34

Когда каникулы закончились, в дом профессора постучалась обещанная няня. Это была белая волчица с волосами чуть ниже лопаток, естественно белыми, как лист бумаги, но неожиданно мягкими.

— И кого вы мне прочите в подопечные? — с удивлением спросила она глубоким грудным голосом, кода мы все собрались в гостиной. Даже Рена застыла у входа, с интересом прислушиваясь к разговору.

Пару месяцев назад мой опекун подарил мне амулет, прикрывающий ауру моих мальчиков. Обычному среднему целителю казалось, что у меня будет три мага. Не дожидаясь подсказки от профессора, я сняла амулет, выполненный в виде неширокого ажурного браслета, прикрывающий татуировку Богини на левом запястье.

— А теперь что скажешь? — хитро прищурился опекун.

Волчица присмотрелась ко мне и ахнула:

— Но как?!

— Вот так, — рассмеялся оборотень. — Катерина у нас — графиня с не одним сюрпризом. Что, Наяна, возьмёшься?

— Чувствую, будет нескучно, — хищно улыбнулась оборотница, подтверждая своё согласие.

В моей комнате поставили ещё одну кровать, а между ними пока одну детскую, но широкую, сразу на троих. С волчицей мы быстро нашли общий язык. Она два года после выпуска из школы работала няней у двух сорванцов тигров в соседнем со столицей городе, и у неё как раз сейчас закончился контракт.

Пошёл восьмой месяц беременности — самый сложный на мой взгляд период, когда со своими ногами видишься только в зеркале, ощущаешь себя животом на толстых ножках, поясница ноет не переставая, и всё время ждёшь, что вот-вот…

В Школе внимание оборотней ко мне немного ослабло, потому что обнаружилась беременная оборотница. Правда у неё ещё и живота не видно было, но её положение все чувствовали и носились наседками вокруг неё. Я только вздохнула с облегчением. Необходимая минимальная забота осталась, а большего мне и не надо было. Да и мои друзья всегда были рядом.

Воды отошли через месяц после начала второго полугодия прямо вовремя утренней медитации. Мои однокурсники оперативно принесли меня домой, куда вызвали профессора и доктора Паркса. Могу смело сказать, что такие опытные акушеры не у каждой королевы найдутся. Так что роды прошли быстро — всего каких-то 4 часа — и безболезненно для меня. Первым родился Алекс Терн. Он с братом с самого рождения, похоже, решил охранять и оберегать свою сестричку, потому что Сандр Терн пропустил Светлану вперёд. Имя Александр мне нравилось с самого раннего детства. Был у нас в садике мальчик, в которого мы с Мариной были влюблены. Так что я просто поделила его на двоих.

Когда Ника пустили в комнату, где мы вчетвером отдыхали, он первым делом застыл посреди комнаты, закрыл глаза, глубоко втянул носом воздух, а потом повернулся к моей сладко посапывающей дочери и сделал вперёд несколько решительных шагов.

— Я так понимаю, — чуть устало усмехнулась я сквозь дрёму. — Вишней от меня больше не пахнет, и теперь ты будешь занюхивать Свету?

— Све-ета, — протянул братик, заворожённо и с обожанием рассматривая спящую девочку и не решаясь прикоснуться к ней. Дочь действительно получилась светлой — блондинка с зелёными волосами. Тогда как мальчики взяли от меня только цвет зелёных глаз, а так пошли в папу. И были как все близнецы — идентичны. Только моё материнское чутьё говорило мне о том, кто из них старший.

— Так, папаша, на выход — маме надо отдыхать, — вошла в спальню Наяна.

Я аж проснулась от неожиданности. Потом прокрутила в голове события прошедшего месяца и удивилась. Как-то так получилось, что мы ни разу с волчицей не говорили об отце малышей и о том, почему я не замужем. Я сказала только, что была обычным человеком — не магом, потому и стало возможным зачатие и беременность. А ту ещё Никки всё время крутился рядом и норовил прижаться к моему животу.

— Он не папа, — поспешила я расставить все точки над «ё». — Он, похоже, скорее зять и будущий муж для Светы.

— А я думала… — удивлённо посмотрела Наяна на нас Ником.

Я лишь отрицательно покачала головой.

— Отец сейчас послом у драконов работает.

Пока волчица перерабатывала полученную информацию, Ник подошёл к мальчикам:

— Где ты тут волчат увидела? — недоумённо спросил он у няни. — Это же тигры, причём белые.

— Да, — почесала в затылке волчица. — Этот момент я как-то упустила.

Как у всех магов, у меня после родов произошёл скачок резерва — все энергетические каналы чуть-чуть расширились, так что магом я теперь стала довольно сильным — наверно, как компенсация за то, что у меня только один вид магии. Теперь уже и профессор видел золотистые искры в моей магии, а значит, способность лечить оборотней у меня не пропала. Опекун посоветовал с помощью всё той же медитации попробовать скрыть эти искры в глубине, чтобы остальные их не видели — мало ли найдётся среди магов завистников и просто тех, кто ненавидит оборотней.

Ещё месяц мне посоветовали не магичить, но теперь просто потому, что моему телу нужно было привыкнуть к возросшей магии. Весь этот месяц в Школу я не ходила. Целительство делает чудеса, а потому восстановилась после родов я уже через две недели полностью, а потом просто привыкала к детям, изучала их. Всё это время профессор исправно приносил материал для изучения, который проходил мой курс, так что я ещё и находила время для чтения.

Ник всё своё свободное время не отходил от Светы. Теперь уже ни у кого не было сомнений, что он пусть не очень традиционным способом, но нашёл свою пару. Когда братик был дома, мы с Наяной автоматически отодвигались от заботы о дочери.

Мой приход в Школу произвёл фурор. Впереди по улице шла я с сумкой, рядом гордо вышагивал Ник со Светой, а за нами улыбаясь шли профессор с Алексом и Наяна с Сандром. Мы решили, что дети с няней будут в кабинете опекуна, а я каждую перемену и во время самоподготовки буду к ним забегать.

Кстати, о беге. Мне поставили тренировки каждый день, чтобы хотя бы к экзаменам попробовать догнать магов-однокурсников. В чём я лично сильно сомневалась, но стремиться к этому стоило — иметь единственную плохую оценку не хотелось. Выгнать из Школы — не выгонят, но будет не приятно. Так что теперь перед обедом вместо одного часа самоподготовки я занималась с Марселем.

Молодые драконы, как и ожидалось, с начала второго полугодия влились в коллектив первокурсников. Сначала их пристальное внимание ко мне я списала просто на изучение новичка в классе — они ведь меня не видели толком до этого. Потом подумала, что это всё из-за моего триумфального прихода в Школу — не каждый день ученики приходят учиться с детьми на руках родственников и нянек. Однако истинную причину я узнала после очередного урока Золотого — первого в этом полугодии для меня. Преподаватель попросил меня задержаться. Я тоже хотела поговорить с ним наедине, так что осталась без возражений.

Оказалось, что у всех драконов очень сильно развито магическое зрение, так что им хорошо видны мои золотистые искры в целительской магии, особенно после родов. Не помогли все мои ухищрения по их скрытию. Потому и глазели на меня молодые драконы, что никогда такого не видели.

— Я расскажу вам, — ответила я на вопрос Золотого. — Тем более, что и сама хотела попросить помощи по этому поводу. Дело в том, что когда я познакомилась с отцом моих детей (оборотнем, кстати), то была обычным человеком без какой-либо магии, а потом, когда Богиня даровала мне магическую энергию, то сделала так, чтобы магия не вошла в конфликт с сущностью детей. Отсюда и эти искры в энергии. И я могу воздействовать своей энергией на оборотней. А вас я хотела попросить поучаствовать в одном небольшом эксперименте. Мне очень хочется узнать, смогу ли я лечить ещё и драконов.

Преподаватель с минуту ошарашено смотрел на меня.

— Так эти дети были твоими, утром?

— Они и сейчас мои, — рассмеялась я. — Все трое.

— А ученики посовещались и решили, что твоя только девочка, а тигрят предпочли приписать волчице, — немного отошёл от шока дракон.

— Да, наверное, это было самое очевидное решение нашей шарады, — меня действительно смешила эта ситуация. — Так вы поможете мне?

— Конечно. Что для этого нужно?

— Ну, самое лучшее — это если у вас или у других драконов есть небольшой шрам, чтобы результат можно было сразу наглядно увидеть.

— Шрам? — задумался преподаватель. — У меня таких вроде нет, а у ребят… Я спрошу.

— Отлично. Только очень прошу и вас и других: не распространяться о моих особенностях. Мы пока предпочитаем держать это в тайне, хотя бы ещё пару лет. А то даже представить боюсь, какое может начаться паломничество ко мне, если узнают, что я могу исцелять оборотней.

— Это да, — согласился со мной Золотой. — Тут ты права. Я поговорю с ребятами. Так что за сохранность тайны не волнуйся, по крайней мере, с нашей стороны. А на счёт опыта, давай после следующего нашего занятия?

— Хорошо, — обрадовалась я.

Эксперимент прошёл успешно. Через два дня после урока передо мной стояло 5 заинтересованных драконов. Ради такого интересного опыта они были готовы даже порезать себя, но я, конечно, отказалась. Косметических заклинаний мы пока не проходили, хотя доктор Паркс угрожал чем-то таким на третьем курсе, но специально вчера нашла заклинание, разглаживающее кожу и избавляющее от шрамов. Так что сначала испробовала на одном драконе уже испытанный на профессоре способ с помощью «сырой» энергии, а потом на втором — заклинание. И у меня всё получилось! Так что теперь у меня есть очень большой стимул учиться как следует, чтобы не ударить в грязь лицом. Да и резерв увеличивать изо всех сил, потому что чувствую — работы у меня будет очень много.


Глава 35

Время летело. Дни были заняты заботой о детях и учёбой. Вот уже и экзамены все сданы. Здесь была принята стобальная система. Все предметы мне удалось сдать на отлично, и лишь тренировки всё ещё хромали, но 60 баллов я получила.

Нас ожидала практика. Только вот куда мне с трёхмесячными малышами? Наши преподаватели нашли выход, устроив мне сюрприз: два месяца до начала следующего учебного года мне предстояло жить и работать с доктором Парксом в Иномирном замке. Это считалось очень непростой работой — ведь у землян так много разнообразных болезней! Но я была счастлива. В замке младшего принца я не была с Нового года, а сейчас мы нашим небольшим табором: я, дети, Наяна и, не пожелавший расставаться со Светой, Ник, заселялись в выделенные нам комнаты. Были тут гостиная, две спальни, кабинет и ванная комната. Спальни отдали мне и Нику, который тоже собрался здесь проходить свою последнюю практику (первая практика первого кура проходила в паре с третьекурсником), а в гостиной поселились Наяна и дети.

Малыши радовали нас своим развитием. У оборотней первые пять лет дети растут в два раза быстрее, чем у магов или у землян, чтобы потом до 10 лет почти не вырасти, и дальше за 3–4 года сделать быстрый рывок и первый раз обернуться.

Сыновья категорически не хотели спать без сестрёнки, а Света, хоть и отставала в развитии от братьев, но уже вовсю строила глазки своему любимому Нику. Мы с Наяной внимательно следили за детьми и исправно заносили свои наблюдения в будущую дипломную.

Перебрались мы в замок перед очередным Лунным балом. В этот раз на нём было гораздо больше народу, чем обычно: как и говорил Дарий, присутствовало около десятка оборотней и, видимо ради развлечения, несколько местных аристократок — где ещё можно было бы увидеть столько сразу ищущих себе пару оборотней? Так и ходили по залу — вновь прибывшие иномиряне искали поддержки у тех, кто тут уже устроился и мог подсказать, чего ждать от этого мира, оборотни высматривали, а скорее вынюхивали среди новеньких возможную пару, а аристократки строили глазки оборотням в надежде на краткое, но близкое знакомство.

Больше всего поразила уже знакомая маркиза Лаура, пришедшая с оборотнем. Краем уха слышала, что именно он считался тем любовником, с которым она не пожелала расстаться даже ради принца. И как решилась появиться только? Ну, Дарий вроде был спокоен. Даже подошёл к ним, о чём-то мило поговорили.

Я тоже пришла со спутником — Ником, который ещё ни разу не был на подобном мероприятии. Сначала традиционный светский трёп, потом учебные танцы с давешним учителем-оборотнем и просто танцы.

Ещё когда учитель показывал нам движения вальса, случайно заметила, что спутник Лауры к чему-то принюхивается, а потом, когда уже каждый приглашал на танец, кого хотел, а на подобных мероприятиях не принято было танцевать больше трёх танцев с одним партнёром, если он конечно, не законный супруг, увидела, как оборотень танцует с новенькой землянкой и прижимает её к себе нежно-нежно, и носом почти уткнулся в её шею.

«Пропал», — подумала я. Эти симптомы мне знакомы. И, похоже, наша идея дала плоды. Надо было видеть вытянутое лицо маркизы, которая из-за плеча партнёра по танцу наблюдала за этой парочкой. А могла быть уже принцессой…

Ушли оборотень с иномирянкой вместе, а на Лауру он даже не взглянул.

В остальном вечер прошёл нормально. Я попросила Дария переговорить с оборотнем о возможностях и перспективах возможного будущего с иномирянкой, а сама завтра предполагала сделать тоже самое с девушкой. Уж очень хотелось проверить нашу теорию и убедиться, что я не исключение из правил.

Утро следующего дня началось с традиционного обхода доктором иномирян. В этот раз их набралось 13 человек. В прошлом, когда сама попала в этот замок, как-то не задумывалась об этом, а ведь здоровье являлось ещё одним очень приятным бонусом пребывания здесь землян. Возможности местных целителей и рядом не стояли с анализами и диагностикой Земли. Здесь доктор видел организм человека в целом, не пропускал ни одной мелочи и тут же исправлял. На некоторые болезни приходилось тратить весь месяц. Пару раз даже его не хватило — доктор не мог всё вое время уделить пациенту — у него ещё Школа была и королевская семья, которая, к счастью, болела редко. Однако, если доктор что и не успевал доделать, то это могли сделать и на Земле.

Наша с Ником задача была внимательно наблюдать за действием декана и делать заметки, чтобы после составить отчёт о болезнях пациента и о действиях целителя. А доктор параллельно проверял нас на знание зелий, которые могут помочь в той или иной ситуации.

А вот и вчерашняя девушка. Чёрные, как смоль волосы, хрупкая фигурка и чуть вздёрнутый носик.

— Инга, из Латвии, — представляется она.

Все целебные процедуры на сегодня закончены, зелья розданы. Доктор увёл из комнаты Ника, и мы с девушкой остались одни.

— Инга, я хочу поговорить с вами, — как же трудно подобрать правильные слова, чтобы не обидеть и не спугнуть!

— О чём? — не понимает Инга.

— Вы вчера ушли с бала с оборотнем…

— И что? — не даёт мне продолжить возмущённая девушка. — Это какое-то преступление здесь?

Мне неудобно, и я уже хочу начать оправдываться и извиняться, но если вопрос поставлен так…

— Ну, если учесть, что мужчина пришёл на приём с одной, а уходит с другой… — Инга немного смущается и остывает так же внезапно, как и вспылила недавно. — Вы не подумайте, что я что-то имею против, — успокаиваю я её. — Я просто хочу, чтобы не возникло недоразумений. И я заранее прошу прощения за немного бестактный вопрос. Он вам понравился?

Девушка краснеет и опускает глаза. Ну, понято, влюблённость на лицо. Я не дожидаюсь её ответа:

— Инга, вы уже знаете, как оборотень находит свою пару?

— Нарген сказал — по запаху, — неуверенно и вопросительно смотрит она на меня.

— Верно, — улыбаюсь я поощрительно. — Значит ли это, что Нарген (так вот как его зовут!) вчера признался вам в любви?

Снова смущенный взгляд в пол и утвердительный кивок головы.

— Он мне зверя своего показывал, — шёпотом говорит Инга. — Такой большой чёрный лев! И такой ласковый.

— Значит, его зверь тебя тоже признал. И как ты к этому относишься?

Инга неуверенно пожимает плечами:

— Я не знаю. Всё так неожиданно. Попадание сюда, этот бал и его признания… мне ведь придётся остаться здесь, а дома родители, родственники. Они же меня потеряют, беспокоиться будут… Да и что мне делать здесь?

— Ну, давай разбираться по порядку. Решать, конечно, тебе и только тебе. родственникам можно написать письмо с объяснениями, чтобы сильно не волновались, и отправить с кем-нибудь из возвращающихся. А чем заниматься… А чем захочешь. Здесь очень хорошо устроена помощь остающимся. И учителей найдут, и опекуна, который поможет быстрее освоиться, и информацию для самообучения, подъёмные и дом для жилья. В общём, всё, что может тебе понадобиться. Вопрос тут в другом. Я решилась на этот разговор с тобой в основном из-за Наргена. К сожалению, с моей стороны это может выглядеть как некое давление на тебя, но я всё же рискну поделиться с тобой информацией. Всем известно, что у оборотней не может быть детей от магов, однако мой пример показал, что у землян такая возможность есть. Но зачать детей надо до того, как человек пойдёт в храм, чтобы Богиня отметила его и позволила остаться здесь. Потом уже ничего не получится. Так что думай. У тебя месяц, чтобы решить, хочешь ли ты здесь остаться, хочешь ли связать свою судьбу с оборотнем и согласна ли ты осчастливить его наследниками.

Пока я говорила, Инга краснела, бледнела, порывалась что-то гневно сказать, но в итоге задумалась над выданной мной информацией. Почему-то принц Дарий настаивал на том, чтобы не говорить попадающим сюда землянам о том, что если они решат остаться, то у них появится магия. Наверно, местные хотели таким образом немного обезопасить свой мир от жадных до магии людей, не знаю. Потому приходилось дополнительно следить за тем, что говорю.

— А потом больше детей уже не будет? Если я сейчас рожу, то потом всё? — наконец нашла она вопрос.

— Не знаю, — честно призналась я. — Моим детям сейчас только три месяца. И что будет потом — неизвестно, но чисто физиологически, мне кажется, это возможно.

— Детей? — уточнила девушка.

— Да, — чуть горделиво сказала я. — У меня трое замечательных ребятишек. 2 оборотня и девочка-человек. А вообще у оборотней рождается от 2 до 4 детей обычно.

Тут я решила закруглиться, пока Инга не начала интересоваться моим мужем и возможностью поговорить с ним. Девушка обещала подумать, а я пошла кормить своих непосед. Мальчишки уже вовсю ползали, так что Наяне было совсем не скучно за ними приглядывать.

Однако сразу уйти мне не удалось. Стоило только закрыть дверь комнаты Инги, как я почти столкнулась с Наргеном.

— Добрый день, Нарген, — поприветствовала я его.

— Мы знакомы? — нахмурился оборотень.

— Нет, — чуть смущённо улыбнулась я. — Простите, нас не представляли. Меня зовут Катерина.

— А, вы та самая иномирянка, которую поймала Лаура, — насмешливо произнёс оборотень.

— Да. Простите, Нарген. Прежде, чем вы встретитесь с Ингой, могу я спросить?

Оборотень был явно заинтригован, хотя ему не терпелось встретиться с девушкой, судя по бросаемым взглядам в сторону нужной комнаты.

— Его высочество с вами разговаривал?

Нарген нахмурился:

— Он пытался мне что-то сказать на счёт Инги, но это совершенно не его дело, да и не ваше тоже.

— Я знаю, — вздохнула я, судорожно подыскивая слова для недовольного мужчины. — Ответьте мне только на два вопроса. Поверьте, я никоим образом не хочу встревать в ваши отношения. Просто недавно я оказалась в схожей ситуации, и мне хотелось бы кое-что прояснить.

— Какой ещё ситуации? — мужчина нервничал всё явственнее. Он явно ощущал запах своей пары и стремился к ней.

— Когда я ушла от маркизы, то встретилась с оборотней, который выбрал меня своей парой.

— И что? — он слегка заинтересовался и даже посмотрел на меня.

— И теперь у меня трое замечательных малышей от него, — улыбнулась я. Ну, уж если он и сейчас не клюнет…

— Дети? От оборотня? — ага, задело. Теперь я полностью завладела его вниманием.

— Я не буду вдаваться в подробности. Но совет могу дать, — дождалась неуверенного утвердительного кивка и продолжила. — Если вы решите связать свои судьбы с Ингой, то не торопитесь вести её в храм, — при этих словах Нарген взвился и хотел возмутиться, но я ладонью остановила его. — Подождите возражать, дослушайте. Если вы в вашем союзе хотите детей, то зачать его должны, пока Инга — землянка, простой человек без магии, а уж после смело идите в храм. Тогда магия, появившаяся у девушки, не будет конфликтовать с вашей и позволит вырастить детей. И ещё, не говорите заранее ей о том, что у неё будет магия. Пусть она останется в этом мире из-за вас, а не ради гипотетического могущества.

— Хорошо, — задумчиво ответил оборотень и направился к своей избранной. Я же отправилась к детям.

— Спасибо вам, — услышала я от Наргена, прежде, чем скрылась за первым поворотом коридора.


Глава 36

В итоге, Инга осталась в Оборотном с Наргеном. После того, как она забеременела, они сходили в Храм, где принесли друг другу брачные клятвы. У девушки появилась целительская магия, так что осенью она поступила в Школу.

На второй месяц практики мы с Ником сами делали микстуры и зелья с порошками для очередной партии попаданцев. И на балу в этот раз оборотней было в два раза больше, но пару они себе не нашли.

Новый учебный год сюрпризов не принёс. Дети теперь сидели дома с Наяной, а Ник пошёл отрабатывать год для Школы в городскую лечебницу. В Школе мы теперь вместо анатомии изучали проявления болезней в ауре существ в магическом зрении, а историю и географию заменили подробным изучением всевозможных болезней. По субботам целительской магией теперь занимались только целители, а у знахарей в это время была самоподготовка, если, конечно они не интересовались оборотнями и их болезнями.

На тренировке я хоть и была далеко не в первых рядах, но и последней становилась редко, потому что за лето Ник меня неплохо подтянул. Я уже привыкла к своим магическим возможностям, и они не казались мне чем-то удивительным и невозможным. Это наверно, как управление автомобилем — со временем привыкаешь и управляешь уже не задумываясь. По успеваемости в целительстве я была в пятёрке лучших.

Время текло размеренно и без особых происшествий. Дети росли, я училась. На зимнюю практику меня направили в королевский дворец. И это не по блату, а по итогам учёбы — туда отправляли двух лучших целителей и двух знахарей. Весь месяц мы варили омолаживающие зелья, отбивались от просьб на любовные, ну и изредка лечили придворных от реальных болячек. И, конечно, всё это под присмотром местного лекаря.

Потом снова была учёба. На очередном Лунном балу образовалась очередная пара из землянки и оборотня. И снова я проводила беседу, но на сей раз только с ним, потому что мы решили не грузить лишний раз девушку. Так что у нас появилась ещё одна уникальная целительница, способная лечить и оборотней с драконами.

У Инги родились три очаровательных чёрных львёнка. Они теперь жили у пожилой травницы неподалёку от Школы. Последняя стала нянькой для ребятишек, правда Инга, в отличие от меня, отучилась только первое полугодие, а потом ушла в декретный отпуск, планируя продолжить учёбу через год.

Закончились экзамены, и настала пора выбрать, куда мне ехать на практику. Остаться в столице правила не позволяли. До этого как-то так получалось, что я не присутствовала на выборе места практики. А оказалось всё очень похожим на день отрытых дверей в земных центрах занятости. В большом тренировочном зале хаотично стояли столы, за которыми сидели представители деревень и городов, желающих на месяц или два взять практиканта. Обычно брали двух.

Я растерянно бродила между столами, читая названия. В голове, благодаря амулету запоминания, тут же возникала карта с местом расположения населённого пункта. А я не могла выбрать. Да и всё осложнялось тем, что со мной поедут дети и Наяна.

«Усадьба», внезапно выцепил мой взгляд знакомое название. Я подняла взгляд на представителя и не смогла сдержать улыбку.

— Здравствуйте, Арей!

Чуть недовольный мужчина посмотрел на меня. Ему явно не очень нравилось то, что его сюда делегировали. Спустя 30 секунд он меня узнал и тоже расплылся в улыбке:

— Катерина, ты как тут? Откуда? Мы думали, что ты больше не вернёшься. Марк сказал, что ты иномрянка и…

Я рассмеялась. Теперь я точно знала, куда поеду на практику, только стоило обсудить один момент.

Присев напротив на специально приготовленный для нас стул, я спросила:

— Возьмёте меня на практику? Я закончила второй курс и у меня оценки одни из лучших.

— Конечно, возьму, — Арей был рад. — Только нужен ещё кто-то.

— Это мы сейчас найдём, — отмахнулась я. — Я должна предупредить, что со мной будут три маленьких ребёнка и их няня. Сможете найти нам место для проживания на два месяца?

Мужчина некоторое время ошеломлённо смотрел на меня, потом ответил:

— Мы собирались поселить практикантов в общем доме, но если ты с детьми, то можем предоставить комнаты в главном.

— Хорошо, — успокоилась я и стала искать глазами своих друзей.

Вел как раз неподалёку вставал из-за очередного стола, и его разочарованный вид говорил о том, что они с нанимателем не договорились. Так что я со спокойной душой позвала его и предложила поехать вместе. Парень с радостью согласился. На том и порешили.

На следующий день утром наша компания собралась около телепорта в королевском дворце, и нас переместили в памятную мне яблочную деревню. Меня вспомнили и даже вроде были рады. Вела поселили в общем доме, а мне выделили две гостевые комнаты в главном. Из разговоров за общим ужином я узнала, что Марк после моего исчезновения приехал, собрал вещи, дождался управляющего, предоставленного принцем Дарием, и уехал. Больше деревенские жители его не видели. Однако, новый управляющий пришёлся не ко двору, попытавшись с ходу устроить новые порядки, так что уже через полгода всей деревней его выгнали и на общем собрании назначили своего — Арея. Так что теперь он со своей супругой жил в главном доме, где полгода назад закончили ремонт.

Работы нам с Велом тут хватало: в основном, хронические болячки, но было и несколько серьёзных бытовых ран. А ещё мы ходили к магическому источнику вместе с местными и заготавливали травы для Школы. Про себя я старалась не рассказывать, но шила в мешке не утаишь. Мои тигрята стеснялись только первые два дня, а позже уже бодро вышагивали по улице деревни вместе с Наяной. Так что на пятый день нашего здесь пребывания вечером после ужина, проходящего традиционно в общем доме, любопытные женщины во главе с Гелией — женой старосты, и Маритой — экономкой главного дома, а теперь ещё и женой Арея, припёрли меня к стенке и потребовали рассказать о моей жизни и тигрятах подозрительно похожих на одного им знакомого оборотня. Пришлось всё рассказывать, во всём признаваться.

— Я даже на тебя обижаться не могу, — задумчиво проговорила Стания. — В итоге он ни мне, ни тебе не достался.

Я лишь горько вздохнула. Каждый раз, смотря на своих малышей, невольно вспоминала и их отца. А здесь в Усадьбе, где всё пропахло таким знакомым мне яблочным духом, все ночи были наполнены воспоминаниями. Так хотелось его хотя бы увидеть… Его высочество Дарий иногда рассказывал мне новости о Марке, но это было очень редко. Да и нового было мало. Тигр всё так же посольствовал на Острове драконов и раз в месяц с помощью амулетов связывался с материком, передавая и принимая информацию, необходимую для сотрудничества между странами. После экзаменов золотой дракон — один из моих любимых учителей, с которым у нас сложились довольно дружеские отношения, собирался на каникулы отплыть на родину и вёз с собой послание от принца Дария для Марка. Не знаю, что из этого выйдет.

Лето пролетело быстро. Но мы успели вылечить всех желающих, даже хромоногую Войту, и набрать разных трав. А так же успели отдохнуть и объесться яблок и рыбы в разных видах.

И снова учёба. Теперь мы работали с трупами — учились определять болезни посмертно, когда уже никакой ауры нет, изучали, как выглядит болезнь, так сказать, в реальности.

У третьей целительницы — Джоанны из Техаса родились две девочки-целительницы и два белых влчонка. Джоанна идти в школу отказалась, и училась на дому. Хотя, если она хочет потом работать целительницей, то, как минимум, экзамены она должна будет сдать, для получения диплома.

А после первого полугодия наступил Новый год и Новогодний бал в королевском дворце, где собирались представители кланов оборотней и драконов, а ещё планировалось наконец-то представить меня с детьми и ещё двух уникальных целительниц этому влиятельному обществу. Руководство Школы даже придумало защиту моего диплома провести на этом мероприятии.


Отступление 2

Эудавир Золотой возвращался домой после почти двухлетнего отсутствия. Две недели на корабле — и вот он уже сходит на берег на родном сердцу Острове. Его и четверых учеников, рискнувших отправиться в Кайсу, встречали большой радостной толпой. Здесь были и родные, и друзья, и просто знакомые, и вовсе не знакомые, но услышавшие о прибытии корабля с материка.

Два дня дракон провёл с семьёй, а после решил вспомнить о деле, которое ждало его на Острове. Путь его лежал в недавно отстроенный в Центральном городском парке Посольский дом. Его поставили специально для послов от магов и от оборотней. Небольшой, но довольно уютный, буквально утопающий в зелени парка. Жили послы на втором этаже, а на первом располагались кухня со столовой, два кабинета и общая гостиная.

У Эудавира были письма к обоим послам, хотя больше всего его интересовал Марк. Дракон довольно близко к сердцу принял историю Кати, которая оказалась очень доброй и отзывчивой девочкой, а потому хотел поспособствовать её счастью.

Марк с Виером — магом воздуха, встретили его в гостиной. Дел у послов на Острове было откровенно не много. Отношения между народами только-только налаживались, да и удалённость острова от материка сказывалась, так что работа у послов была больше похожа на длительный отпуск. И они с большим нетерпением ждали Золотого, который привезёт им новости и наставления с Родины, потому как иного способа связи у них практически не было. Амулеты связи работали редко и на очень недолгий срок.

Почти два часа дракон рассказывал о новостях с материка, выслушивал новости с Острова, а потом передал почту и отбыл домой.

Марк нашёл письмо от отца, где тот давал указание отправиться домой с кораблём, который повезёт Золотого в Кайсу. Ожидалось посещение всех кланов, а так же две свадьбы: дочь вождя белых волков выходила замуж, а советник гепардов женился. В первый день нового года планировался Большой всемирный совет, на котором Марку тоже нужно было быть.

«Ну, что ж», — подумал Марк. — «Надо — значит надо». Ему и самому надоело здесь сидеть. Отъезд, а вернее отплытие назначили через месяц, чтобы как раз успеть к началу очередного учебного года.

Было среди почты письмо от матери, где она рассказывала семейные новости, интересовалась здоровьем сына, жаловалась на непослушание братьев и своеволие сестёр. Было очень приятно получить весточку от семьи.

Ещё и Дарий написал. В прошлый раз расстались не слишком красиво. Марк был зол на весь мир, и не желал никого слушать. Друг писал о своих новостях, а так же:

«… Хочу поздравить тебя с тремя замечательными малышами. Ты в нашу последнюю встречу не пожелал меня выслушать, а Рантар не пожелал передать тебе послание от меня, но лучше поздно, чем никогда. Год назад 8 лютеня у Катерины родились дочь Светлана и два близнеца Алекс и Сандр. Мальчики — вылитый ты. У тех, кто хорошо знает тебя, даже сомнения не возникнет в том, что ты их отец. Как такое возможно — не спрашивай. Но у нас тут уже три случая, когда иномирянка забеременела от оборотня, так что ты такой счастливчик не один. Мы с Катей часто разговариваем о тебе, она тебя ждёт, хотя уже особо и не надеется. Как приедешь, хоть в гости к ней зайди, поговори. Может, захочешь детей признать, а то растут без отца — не хорошо это…»

Много ещё чего принц написал, ругался на тупость и упёртость друга. А Марку пришлось несколько раз перечитать строки, прежде, чем он поверил. Как же это? Разве так может быть? Найти свою пару, и так бездарно её потерять? Чтобы потом снова увидеть, но не поверить и оттолкнуть? Какой же дурак! А ведь до сих пор вспоминал о девушке, грустил.

Долго переживать Марк не любил, а потому уже на следующий день принял решение: как только пристанут к берегу материка — поедет к Катеньке, его Котёночку. Будет на коленях вымаливать прощение.

Месяц в ожидании пролетел незаметно. Нужно было успеть выполнить все указания отца, согласовать договора, договориться о поставках. И вот, наконец, корабль, и впереди две недели плаванья.

Весь путь Марк расспрашивал дракона о Катерине, который оказался с ней в дружеских отношениях. Несколько слов добавили и ученики, которые учились вместе с ней. Тигр отчаянно ревновал её к ним, хотя и понимал, что это не правильно, и что ни она, ни парни повода не давали.

Порт Кайсы бурлил, здесь было шумно и многолюдно, однако встречающих почти не было.

— Рантар? — Марк с удивлением узнал среди последних своего брата. — Ты как тут оказался?

— Тебя встречаю, конечно, — рассмеялся Рантар и обнял младшенького.

Когда наобнимались и попрощались с попутчиками, старший предложил:

— Давай, сначала вон в таверну зайдём, а то отвык наверно уже от здешней кухни, да и мотает вон тебя после корабля знатно. А нам ещё на лошадях ехать.

— Куда ехать? — уточнил Марк. Нет, он как раз знал, куда ему ехать — в столицу, к любимой — Дарий адрес оставил, но планы брата тоже узнать надо.

— До стационарного телепорта доедем — и домой, — ответил Рантар, открывая дверь таверны.

— Мне в столицу Кайсы надо, — не согласился Марк. — Представляешь, у меня там дети! И жена — будущая.

Они уселись за столиком и заказали обед. Марк действительно соскучился по мясу — на корабле питались рыбой, так что он был только рад этой остановке. Рантар на слова брата никак не отреагировал, только посмотрел заинтересовано и вопросительно. Брат не стал ничего скрывать, а просто рассказал всю историю знакомства с Катериной. И не заметил, как старший всё больше мрачнел.

Принесли еду, и братья замолчали, отдавая дань мастерству местного повара. Первый кувшин пива опустел, и Рантар пошёл за вторым. Марк успел выпить ещё одну кружку, когда в глазах у него внезапно потемнело, и сознание куда-то уплыло.

Возвращалось сознание медленно. Голова болела, как с похмелья. Только вот пиво, что они пили в таверне — слабенькое, чтобы опьянеть, нужно было с десяток кувшинов выпить. Память не стала прятаться и подкинула последние события: прибытие корабля, таверна, брат… Брат! Надо осмотреться.

Руки вроде свободны, ноги тоже. Лежит на чём-то жёстком и похоже деревянном. Глаза открывать не хотелось. Прислушался. За стенкой шумел лес, перекликались птицы, за другой стеной кто-то ходил и гремел посудой. Рядом никого не ощущалось. Осторожно провёл руками по лицу. Подбородка коснулся металл. Пришлось открывать глаза.

На левой руке плотно сидел серебряный браслет. Почти такой же как в своё время он одевал на Катеньку. Браслет подчинения с привязкой к определённому месту или человеку. Может это Катя так пошутить решила? Или просто отомстить? Он бы не удивился, и даже подыграл…

Широкий топчан, на котором лежал оборотень, располагался в небольшой деревянной комнате, где ещё стоял шкаф для одежды и небольшая тумбочка. Больше сюда ничего бы не влезло.

Дверь, чуть скрипнув, открылась, и в комнату вошёл старший брат.

— Рантар? — удивился Марк. — Что происходит?

Одна догадка уже посетила его, но верить в неё не хотелось, потому что тогда получалось, что его брат…

— Прости, Марк, — присел на край топчана старший. — Но у меня не было времени тебя переубеждать. Про твою человечку мы не знали, хотя слухи такие ходили, но уж больно не правдоподобные. Ты уже в том возрасте, когда нужно заводить семью, а потому было решено, что ты какое-то время проведёшь здесь. По кланам мы с отцом проедемся и без тебя, да и на свадьбах погуляем, а вот к новому году будешь в столице — послу нужно быть на Большом совете.

— Здесь — это где? — пытался понять глубину падения Марк.

— Где-то в лесу, — чуть лукаво сказал брат.

— Но… что я здесь буду делать пять месяцев? — совсем растерялся Марк.

— О, скучать тебе не дадут, — рассмеялся старший и встал. — Пойдём. Ты наверно пить хочешь, да и поесть не мешало бы.

За дверью оказалась просторная комната, совмещённая с кухней, где главенствовала большая глиняная печь с большой лежанкой. Возле неё стоял стол и две скамьи по бокам, дальше стоял небольшой диван и пара кресел, два книжных шкафа, до потолка наполненных книгами. На деревянном полу возле дивана лежала большая шкура какого-то чёрного зверя. А у печки накрывала на стол…

— Сарта, — выдохнул Марк.

Юная тигрица — дочь советника из клана тигров в простой опрятной юбке с рубахой накрывала на стол. Взгляд оборотня зацепился за браслет на руке девушки. Браслет подчинения. Парный к тому, что был застёгнут на его руке.

— Брат? — всё ещё упрямо отвергая очевидное и надеясь, что ошибся, Марк посмотрел на родственника.

— Что ты так смотришь? — Рантар чувствовал себя не очень уютно. Наверно особенно после рассказа о возможных детях, ждущих младшего в Кайсе. Но приказ альфы был однозначен, так что выбора не было.

— Поживёте тут. Присмотритесь друг к другу, а ближе к новому году, я за вами приеду. Еды тут достаточно, так что обживайтесь.

— Рантар! Но пять месяцев!?

— Приказ отца, — пожал плечами старший и отвернулся.

Был у оборотней такой обычай. Если кто-то из приближённых к альфе не мог найти себе пару, и была возможность сблизиться с другим кланом, то пару сводили вместе на три месяца, и оставляли одних. Тут главное, чтобы хотя бы одному нравился запах будущего партнёра. Природа так устроила, что за это время происходило привыкание и у второго. Так рождалась новая пара, полностью устраивающая все стороны. И для этого было достаточно три месяца, а уж за пять…

Марк был в отчаянии. Не сбежать из-за браслетов. Рантар сообщил, что радиус работы браслета — 30 метров. Уговорить Сарту не получится. Ещё тогда, отвезя её домой, Марк понял, что девушка к нему не ровно дышит, а сейчас и вовсе смотрела, как голодный зверь на парное мясо. Амулетов связи нет. Где находится домик — не известно. Остаётся только ждать. 5 месяцев.


Глава 37

Новый год. Не было в Оборотном того ощущения праздника, как на Земле. Запаха мандаринов и ёлки. Снег, правда, был, но и только. Обычно на кануне устраивали народные гуляния на площадях с ярмарками и различными развлечениями. Дома этот праздник отмечать было не принято. Лишь аристократы ещё неделю после самого праздника устраивали балы у себя в замках. Но самый главный бал собирался в королевском дворце.

Народу здесь в первый день нового года набралось много. Собрались сразу после обеда в бальном зале. По плану были обязательные полчаса на знакомства и беседы, потом два или три танца, а после все заинтересованные будут приглашены на Совет, а остальные останутся отдыхать. Когда власть имущие решат все стоящие на повестке вопросы, они вернутся в зал, чтобы огласить судьбоносные решения и тоже отдохнуть. А после торжественного ужина можно будет и разойтись по домам.

Бальный зал до потолка был украшен цветами, от чего создавалось впечатление, что мы на лужайке. Впечатление усиливалось большими окнами во всю стену, выходящими в сад. Правда, последний был в снегу, отчего складывалось довольно странное впечатление. В углу около окон тихонько что-то наигрывали музыканты. Вдоль противоположной окнам стены стояли столы с лёгкими напитками и закусками.

Зал постепенно наполнялся людьми. То тут, то там возвышались оборотни. У магичек заметила в причёсках разноцветные пряди — явное подражание шевелюрам двуипостастных. Дамы, в основном, в широких юбках, естественно до полу. Но с каждым балом всё больше женщин решались на юбки из одного или двух слоёв ткани.

Я стояла с Джоанной и Ингой. Не то чтобы мы подружились, но отношения у нас были хорошие. Я им много помогала и подсказывала, учила, где надо. Супруги девушек пока ходили где-то отдельно, чтобы заранее не привлечь лишнего внимания к нашей компании. Это была не столько наша идея, сколько пожелание Его высочества Дария. Ему явно нравилось интриговать и держать секрет до последнего.

— О, Его величество с детьми, — сказала Джоанна, стоящая лицом ко входу.

Его величество был пухленьким мужчиной лет пятидесяти на вид, хотя, скорее всего, ему было больше. Рядом с ним гордо вышагивала молоденькая девушка, как ёлка увешенная драгоценностями. На королеву она ни разу не походила, так что видимо фаворитка. За этой парой шёл старший принц со своей женой и Дарий с землянкой. Судя по её ошарашенному лицу, девушка только утром переместилась в Оборотный, а Его высочество решил её сразу познакомить с высшим светом.

— А ещё белые тигры пришли, — не дала мне насладиться процессией Инга.

Я обернулась, уже предчувствуя возможную встречу — уж больно хитро сверкали глаза Дария при нашем последнем разговоре. Явно что-то знал, но не сказал. Так и есть. Среди группы только что вошедших оборотней взгляд очень быстро отыскал знакомое лицо. Сердце забилось быстрее. А я-то, наивная, думала, что всё прошло. Угу. Я жадно рассматривала Марка, отмечая, что выглядит он немного усталым, но довольным. Похоже, у него всё хорошо. Так что я, наверное, должна быть за него рада. Вот и спутница у него так и виснет на его локте.

— Это же Сарта, — неверяще прошептала я, рассматривая сияющую тигрицу. Вот уж у кого точно было всё просто замечательно.

— Кто? — переспросила услышавшая меня Инга.

— Да так, — отмахнулась я. — Одна старая знакомая.

Я никак не могла оторваться от этой парочки. Марк выискивал знакомых и подходил то к одному, то к другому, бережно прижимая к себе ладошку своей спутницы, а та не могла оторваться от оборотня и вся светилась счастьем. Наконец, она устав от того, что Марк не обращает на неё внимания, что-то сказала, и они направились столам. Их путь пролегал мимо нас буквально в трех шагах. Я уже хотела отойти подальше, но потом передумала — я же не преступница какая, чтобы скрываться. Я застыла, боясь пошевелиться и привлечь внимание. За меня это сделала Джоанна:

— Катя, а детей нам сразу с собой брать? — спросила она. Мы как раз обсуждали наши действия на Совете, куда тоже были приглашены в качестве наглядного материала.

— Я думаю да. Чего уж представление затягивать, — отвлеклась я на девушку, и не увидела, как при звуках моего имени встрепенулся Марк. Когда я вновь повернулась, высматривая интересующую меня парочку, мой взгляд столкнулся с жадным взглядом тигра. Он оглядывал меня и принюхивался, подходя всё ближе.

В это время объявили о начале танцев. Марк, не останавливаясь и практически вырывая свою руку из захвата Сарты, подошёл ко мне и хриплым голосом предложил:

— Позволь пригласить тебя на танец.

Инга с Джоанной застыли в лёгком ступоре, Сарта жадно хватала ртом воздух от возмущения, но я на них не обращала никакого внимания. Меня интересовал только мужчина, предлагающий мне руку и приглашающий на вальс. Конечно, я согласилась. Сердце грохотало, в горле пересохло от волнения. Мы вышли в центр зала к танцующим, и Марк обхватил меня одной рукой за талию, другой зажав мою чуть дрожащую ладошку. Весь мир для меня перестал существовать. Была только музыка, и мужчина, прижимающий к себе чуть сильнее дозволенного этикетом. Пусть это не на долго, пусть даже мы потом никогда больше не увидимся, но сейчас он рядом! Меня окутал его аромат. Яблоки. Он всё так же пахнет яблоками. Я боялась поднять на него глаза. Не знала, что могу там увидеть, хотя его глубокие вдохи слышала.

Вот музыка закончилась, и мы остановились, но вместо того, чтобы отпустить меня и проводить туда, где остались мои собеседницы и спутница Марка, он прижал меня теснее и зарылся носом в мою высокую причёску из кос. Это было не прилично. Это был разрыв всех норм этикета. Но это было так… нежно и приятно, что у меня не нашлось сил отстраниться. Мы ничего не говорили друг другу. Просто стояли и дышали. Мой мир за эти несколько минут разрушился и собрался заново. Я не знала, что будет дальше, не думала ни о чём.

Снова музыка — на сей раз фокстрот. И снова мы движемся, кружимся в танце. И никого в целом мире. Только музыка, я и он. Я, он и музыка.

Закончились последние аккорды, но Марк не успел вновь прижать меня к себе, потому что в этот момент его окликнул подошедший слуга:

— Лорд Поронни, вас ждут в зале Советов, — и потом обратился ко мне. — графиня Терн, вам тоже лучше перейти в приёмную — поближе к Залу.

Я посмотрела вокруг. К власть имущим подходили слуги и приглашали их на Совет. К Инге и Джоанне тоже подошёл мужчина в ливрее, и девушки уже вслед за своими мужьями направлялись к выходу.

— Пойдём, — хриплым голосом сказал мне Марк. Мою талию он нехотя отпустил, но руку сжал так, что синяки останутся. Погладив свободной рукой его сжатые пальцы на моей коже, заставила их немного разжаться.

По коридорам дворца шли медленно и опять же молча. Я не знала, что сказать, боясь спугнуть своё счастье. Вот он, мой любимый, рядом! От дикого коктейля из счастья и страха неопределённости немного кружилась голова. И оттого я сама крепче сжимала руку Марка.

Мы шли неторопливо и немного отстали от остальных. Из какого-то бокового коридора послышались детские голоса, а затем оттуда выбежали Сандр и Алекс.

— Мама! Мама! — закричали они, увидев меня. Бегали они уже достаточно быстро для своих почти двух лет (ну, на Земле им бы не дали меньше четырёх), так что очень быстро они уже прыгали вокруг меня и перебивая друг друга рассказывали о том, что с ними было и что они видели, пока рядом не было меня. Пришлось нам с Марком ещё больше замедлиться, чтобы не сбить с ног двух непосед.

Вслед за мальчишками из коридора вышли Ник со Светой и четыре женщины, ведущие и несущие детей Инги и Джоанны. Им видимо тоже посоветовали перебраться поближе к Залу Советов. Две из несущих детей были няньками ребятишек и опекуншами землянок, а ещё две были, видимо, выделены королём, чтобы уследить за малышнёй. Наяна с нами во дворец не пошла — не хотела встречаться с советником белых волков. Что-то там они не поделили в своё время, но мы не стали лезть не в своё дело.

Так шумной толпой и дошли до приёмной, предваряющей Зал Советов. Принцы, вожди и их советники как раз заходили в Зал. Мы ещё успели услышать, как белый тигр, чем-то похожий на Марка, но явно старше, довольно говорил волку:

— … так что недели через три приглашаю на свадьбу младшего сына…

Вот так и рушатся надежды. На то, чтобы сложить два и два, у меня ушло всего пару секунд. Я бессильно отпустила руку оборотня, за которую держалась всё это время. Марк какое-то время постоял возле меня, наверно пытаясь найти какие-то слова, но слуга его торопил, а слова не находились, так что оборотень всё так же молча пошёл в Зал.

Сандр с Алексом похоже только сейчас обнаружили, что я всё это время шла с незнакомым дядей — так их оглушили впечатления от дворца.

— Мама? — неуверенно, шёпотом, но от этого не менее громко, спросил у меня Алекс. — А этот дядя… он свой?

Марк остановился и повернулся к нам. Ему тоже было интересно, что я отвечу. А я откровенно растерялась. Что ему ответить? Что это совершенно чужой оборотень? Так мальчики чувствуют родственность, потому и спросили именно так. Что это их отец? Дак он ещё не признал этого, а кто я такая, чтобы Марку детей навязывать? Мы и сами справимся.

Как ни странно, но меня спас всё тот же Марк. Он вернулся к нам, присел на корточки, чтобы оказаться на одном уровне с сыновьями, и решительно сказал:

— Меня зовут Марк, и я ваш отец. Но мы с вами поговорим об этом чуть позже, а сейчас меня уже ждут.

Послав мне предупреждающий взгляд, Марк зашёл в Зал Советов, и слуга закрыл за ним дверь. А я так и не поняла, о чём предупреждал оборотень.


Глава 38

Около получаса ничего не происходило. Из Зала Советов не доносилось ни звука — наверно, там стояло что-нибудь глушащее звуки. Мы дружно развлекали детей. Шутка ли, в небольшой комнате 10 детей мал мала меньше. И самому старшему почти 2. Только и того, что выглядит на 4. Надеюсь, крики детей в Зале так же не слышны.

Через полчаса из Зала вышел дракон. Он заговорщески посмотрел на меня и протянул свёрнутый рулончиком свиток.

— Что это? — спросила я у него, не торопясь разворачивать.

— Это договор. И приглашение заодно на наш Остров, — гордо вздёрнул подбородок дракон. А сам такой счастливый-счастливый!

— Не понимаю, — растерянно посмотрела на Золотого.

— Я приглашаю тебя после окончания Школы работать к нам. Тут можно и на летнюю практику, и на обязательный год отработки, и после, если понравится, — терпеливо разъяснил дракон.

Я немного подумала. Потом осознала, что именно предлагает мне учитель.

— Я согласна! — чуть не подпрыгнула от радости. Я о таком даже мечтать несмела. — Но почему именно сейчас?

— А тут всё просто, — подмигнул мне Золотой. — Сейчас вы с девушками перед Советом раскроете свои секреты, и все захотят пригласить вас к себе. До кого-то сразу дойдёт вся выгода, до кого-то чуть позже, но захотят все.

Это да. Этого мы и боялись всегда: что узнав о наших возможностях лечить магией любого оборотня, мы станем очень популярны. А это не всегда только приятно. Может стать и опасно, если кто-нибудь вдруг решит, что он умнее всех или, что ему нужнее всех и, например, украдёт, или шантажировать начнёт… Да мало ли уродов в мире со своими заморочками и заскоками. Но и держать в тайне вечно не получится. Да и помогать очень хочется, если честно. Когда знаешь, что можешь кого-то спасти, кому-то помочь…

Я развернула, наконец, свиток, вчиталась в условия договора о найме на работу. Ого, какая сумма! Хотя, у меня ещё дети, которых надо содержать.

— Это чудесно, — опомнилась я. — Только вот есть ещё Ник…

Он вряд ли отпустит Свету, да и жить без неё не захочет.

— А Нику тоже уже готов договор — хорошие знахари нам не помешают, — улыбнулся успокаивающе Золотой.

— Тогда я согласна, — ответила я и подписала документ.

Дракон забрал у меня свиток и ушёл обратно на Совет. Ишь, хитрый какой!

Ещё полчаса длилось наше ожидание, а потом секретарь наконец-то позвал меня, правда, пока одну.

Мне предстояла своеобразная защита дипломной работы на тему «Развитие полукровки от иномирянки и оборотня». Я оглядела просторную комнату. На одной из стен висела огромная карта мира (где-то 3х4 м2), вдоль другой расположились полки с книгами. Ну, и конечно, большой овальный стол с креслами по периметру, в которых сейчас сидели король с двумя сыновьями и двумя советниками, вожди кланов оборотней с советниками, посол драконов (Золотой) и ещё два посла от оборотней, здесь же оказался директор школы Авертан, профессор Терн и доктор Паркс. И все сейчас смотрели на меня. Кто-то с интересом, кто-то с недоверием, мол, а человечка-то тут что забыла, а вот старший сын вождя белых тигров, по-моему, и вовсе с презрением смотрел. Марк… не пойму, я как он смотрит. Вот только крылья его носа очень явно показывают, что он очень часто и глубоко дышит, как будто пытается поймать какой-то запах.

— Напоследок, я хочу, чтобы мы выслушали графиню Катерину Терн, — поднялся с места Его высочество Дарий. — Она три с половиной года назад попала в Оборотный и довольно сильно изменила мои знания о нашем мире. Прошу, Катя.

Вдох, выдох…

— Добрый день, уважаемые участники Всемирного Совета, — начала я. Слава Богине, у меня в этой компании были сочувствующие и болеющие за меня. Так что я чувствовала их поддержку и почти не волновалась.

Сначала оборотни большей частью недоумевали, зачем меня выставили перед их светлы очи. Потом, по мере моего рассказа о проведённом исследовании, появились заинтересованные взгляды, хотя было и немало скептиков.

Для начала я поделилась с ними тем, что у землянки и оборотня может быть общее потомство. Рассказала о развитии таких детей.

— Получается, — говорила я. — что у магички и оборотня мальчики рождаются в отца, а девочки в мать. Магичка, судя по всему, будет целительницей, как и её дочери.

Дарий попросил секретаря пригласить пары с детьми, ожидающие всё это время в приёмной. Пока наш шумный табор (по-другому назвать эту толпу с детьми у меня не получается) входил в Зал, Дарий вышел к ним, держа в руках довольно большой (с книгу) артефакт овальной формы.

Я представила Совету Ингу с Наргеном и их тройню, Джоанну с ее мужем Тинаром и их четверых детей. Дарий вновь взял слово:

— Я думаю, вы все знаете назначение этого артифекта, — показал он предмет всем присутствующим. — Это артефакт, определяющий родство. Чтобы ни у кого в этом Зале не возникло сомнений, мы вам покажем.

Камень синего цвета в руках принца был разделён серебристыми прожилками на три сектора. Инга и Нарген положили свои руки — каждый на один сектор, а на третий приложили ручку одного из сыновей. Артефакт засиял мягким светом. Ту же процедуру проделали с Джоанной и её семьёй.

Скепсис почти исчез с лиц оборотней.

— А это чьи? — напряжённо спросил альфа белых тигров, указывая на Алекса с Сандром прижимающихся к ногам Ника, держащего Свету.

— Мои, — хором ответили я и Марк. Мне так тепло на сердце стало. Он действительно их признал!

— Сын?! — изумлённо повернулся вожак к вскочившему Марку. А тот подошёл к Нику и бережно взял на руки Свету, всматриваясь в её спящее личико.

— Сейчас не время, отец. Мы поговорим об этом позже, — спокойно произнёс Марк. — В своё время ты не пожелал меня выслушать, так что теперь жди.

Мы с Марком так же приложили свои руки и ручку Светы к артефакту. И он, конечно тоже засветился.

Некоторое время все присутствующие размышляли об увиденном.

— То есть вы утверждаете, — подал скептический голос Рантар. — Что у мага и оборотня может сложиться пара, и запах человечки может привлечь зверя?

Нарген и Тимар с готовностью кивнули.

— Но насколько сильна эта связь? — не унимался белый тигр.

— Очень сильна, — неожиданно ответил Марк, смотря почему-то не столько на брата, сколько на отца. — Мы с Катей провели вместе хорошо, если неделю, в конце которой за один раз смогли зачать. Её запах очень манил меня, но мне пришлось уехать, а ей уйти в свой мир. Почти три с половиной года мы не виделись, находясь очень далеко друг от друга, а последние пять месяцев я и вовсе провёл наедине с тигрицей и вроде подался её чарам, — на этих словах он свирепо посмотрел на брата с отцом, а оборотни понимающе оскалились — они понимали, что случится, если пять месяцев находиться только с одной женщиной в уединении.

— Тем не менее, — продолжил Марк, теперь смотря на меня и передавая Свету Нику. — Стоило сегодня мне увидеть Катерину, услышать её чудесный запах — и я забыл обо всём, забыл тигрицу. Теперь для меня, как и три года назад, существует только один запах, а потому, — Марк подошёл к растерянной и боящейся поверить мне и взял мои дрожащие руки в свои. — Катенька, ты станешь моей женой?

— Когда там, отец, ты говорил, намечается свадьба? — повернулся он к вожаку белых тигров. — Через три недели?

— Вот, — вновь повернулся Марк ко мне. — Свадьба через три недели.

И так он просительно посмотрел на меня…

Сейчас я наверно должна была с возмущением отвергнуть его предложение, потребовать ухаживаний, заглаживания его вины. Не смотря на мою влюблённость, оборотень прав — мы действительно провели вместе около недели, причём в дороге. Может мы вовсе не сможем вместе жить, может у нас интересы настолько разные, что нам невозможно будет ужиться. Может он любит разбрасывать по всему дому носки и не опускать после себя крышку унитаза… Хотя о чём это я? Носки у них только тёплые вязанные, а унитазов мало и крышек у них нет…Но это всё не о том. Я устала от одиночества и тоски по любимому. Мне хотелось мужского плеча и крепких объятий, любви, наконец. Так что я не стала долго мучить мужчину и сказала своё тихое:

— Да.

Марк радостно выдохнул и прижал меня к себе, вновь уткнувшись носом где-то в район моей шеи. Давно меня не нюхали…

— Ладно, — перехватил инициативу Дарий, пока белые тигры не очухались. — Это всё лирика. Марк, отпусти Катю, и пусть она нам поведает об ещё одном сюрпризе, полученном от этих союзов, — и так хитро-хитро улыбнулся.

Я тоже улыбнулась ему в ответ и выпуталась из объятий Марка. Тот так и не отпустил меня, придерживая одной рукой за талию и вопросительно посматривая то на меня, то на Дария. Впрочем, сейчас все присутствующие смотрели так же.

Я вздохнула, собираясь с мыслями и пытаясь осознавание только что случившегося отставить на потом.

— Наверно это лучше сразу показывать наглядно, — вклинился в разговор дракон, наслаждающийся творящими здесь страстями.

— Да, — подхватил Дарий. — Надо три оборотня, у которых на видном месте есть небольшие шрамы.

Совет недоумевал и не понимал происходящего, но трёх добровольцев выдвинул. Я с Ингой и Джоанной подошли к подопытным.

— Не переживайте, — успокоила я своего пациента — советника от гепардов. — Ничего страшного мы с вами не сделаем, а вот шрам уберём. Он ведь вам не нужен? — вопросительно посмотрела на мужчину и поймала себя на том, что разговариваю с ним, как с ребёнком.

Совет тоже оценил мои слова как шутку, но мы с девушками уже не обращали на них внимания — мы лечили.

У меня опыта было побольше, так что справилась я первой. Гепард с изумлением смотрел на чистую кожу.

— Вот так, — я не стала дожидаться окончания лечебного сеанса у девушек. И так всё было ясно и понятно. — Оказалось, что землянка, нашедшая себе пару из оборотней и зачавшая от него, получает от Богини магию, способную лечить оборотней. Я через полгода заканчиваю Школу целителей с уклоном в родовспоможение, Инге ещё учиться два с половиной года, а Джоанна ещё только будет поступать в Школу. Наши дочери тоже, похоже, будут обладать этим даром.

Вот тут Совет прорвало. Все что-то возбужденно говорили, друг другу доказывали. Мы им не мешали. Девушки закончили с лечением и отошли к мужьям, которые обняли своих женщин за плечи и больше отпускать не собирались.

Минут через десять все притихли и теперь уже новыми взглядами рассматривали нас. Видно было, как в мозгах совета крутятся шестерёнки, мелькают мысли, рождаются идеи.

Первым вскочил вождь белых волков и обратился ко мне:

— Я прошу вас после учёбы приехать к нам работать.

Его тут же перебили другие, начавшие доказывать, что им нужнее будет. Довольный дракон подмигнул мне и разочаровал всех, сказав, что я уже подписала с ним контракт на год.

— Верон, — спокойно прозвучал голос Дария в наступившей разочарованной тишине. Обращался он к отцу Марка. — Я слышал, у тебя жена ждёт новый приплод?

— Да, — нехотя ответил альфа. — Вздумала вот на старости лет.

Да уж. Сколько лет Марку? 40? 50? А ведь он младший сын.

— Возьми Катю на зимнюю практику на месяц. Пусть присмотрит, — всё также спокойно предложил Дарий.

Вожак пристально посмотрел на меня и нехотя высказал свое согласие, хотя было видно, что далось ему это очень не легко.


Глава 39

Времени осознать случившееся мне не дали. После Совета все вернулись в бальный зал, где я до ужина танцевала с Марком. Сарта пыталась прорваться к нему, хотела что-то высказать, но оборотень отказался с ней общаться, сказал только, что всё кончено. Всё время танцев мы молчали и просто наслаждались близостью друг друга. После воистину королевского ужина, где все сидели согласно приглашениям, и я оказалась далеко от любимого, но рядом профессором, мы поехали домой. Мне удалось только ручкой махнуть Марку на прощание. Потом полночи мы собирали вещи, чтобы рано утром снова оказаться во дворце у телепорта.

Ник с нами поехать не смог. Он лишь проводил нас до перехода, где сдал мне на руки дочь и попрощался. Так что ехали мы с Наяной и детьми. У телепорта нас уже ждала семья Поронни. Марк тут же ухватил меня за руку и больше не хотел отпускать. Я же передала ему спящую Свету — пусть привыкает.

Переместились мы в одну из комнат главного дома. Альфа сразу распорядился на счёт комнат, и служанка (магичка, кстати, но слабая) отвела нас в гостевые покои. От раздельных комнат мы с Наяной отказались, а потому получили в своё пользование спальню, где поселили Наяну с детьми, и гостиную, где я собиралась спать и принимать пациентов, если конечно для работы мне не найдут отдельное помещение. До обеда мы были предоставлены сами себе, привыкали, раскладывали вещи. А на обеде нас представили высшему обществу клана. За столом расположилось около 30 оборотней. Из них я решила запомнить жену вождя — Каниту, их старшую дочь — близняшку Рантара — Ранту, и младшую — близняшку Марка — Мариту. Остальные: советники, помощники и прочие приближённые. Нет, остальных я тоже запомнила — спасибо амулету, — но не стала на них зацикливаться.

Представили нас обществу как-то странно:

— Графиня Катерина Терн, к нам приехала на практику по целительству. Так что у кого какие болячки, обращайтесь к ней, — начал Рантар представление с меня, правда, про невесту почему-то не сказал. — А это Наяна из рода Белых Волков.

Фамилии у Наяны не было, потому что из семьи она ушла, а потому просто называлась Белой Волчицей. Детей за стол не приглашали, и представление на этом закончилось. Вопросов никто не задавал. Лишь в конце обеда как бы между прочим альфа вспомнил о сыне и пригласил всех на свадьбу, так и не назвав имя невесты. Судя по взглядам оборотней, все решили, что это Наяна.

Неторопливо потекли дни. Сначала ко мне на лечение никто не приходил. Я только следила за здоровьем Каниты. Поздняя беременность давалась ей не очень легко, так что я каждый день утром и вечером вливала в неё половину своего резерва. Ну и просто подлечила все тело немолодой уже тигрицы.

А остальное время мы с Наяной и детьми наслаждались зимней природой, гуляли по городу, который и городом-то можно было назвать с натяжкой. Деревянные, в основном одноэтажные, дома стояли меж деревьев. Создавалось впечатление, что каждый дом в отдельности находится в глухом лесу. Дома соединялись ухоженными тропинками. Было и несколько полян, где собиралась молодёжь, да парочки гуляли.

На третий день ко мне зашёл альфа, узнать, не надо ли мне чего. А я уговорила его на диагностику. И конечно не удержалась от подпитки магией. Вожак явно относился ко мне с предубеждением, хотя, наверное, и сам себе не смог бы сказать, почему не доверяет мне. Скорее всего, тут просто сыграла роль нелюбовь к магам, особенно магичкам, имевшим среди оборотней не самую лучшую репутацию. После лечебных процедур ушёл тигр от меня обновлённый и задумчивый.

С Марком в эти дни мы не виделись, потому что его обязали посетить все деревни клана как посла от оборотней. Хорошо, что не отправили по всем кланам — договорились, что информацию по ним привезут к свадьбе. Вечером четвёртого дня, он, наконец, вернулся и перед сном зашёл ко мне.

Мы сидели, взявшись за руки, смотрели друг на друга и молчали. О стольком хотелось сказать. Ещё о большем хотелось промолчать и просто показать действиями. Но мы молчали. Изучали и просто любовались. Потом после пожелания доброй ночи долго целовались не в силах расстаться. В итоге заснули на моей кровати.

Утром Марк ушёл от нас рано, а днём пришёл на сеанс лечения, как он сам это назвал. Между жаркими поцелуями я действительно продиагностировала его, а потом ему пришлось уйти.

Дальше, видимо, сработало сарафанное радио, и ко мне потянулись пациенты. Большей частью просто из интереса. Но были и реальные болезни. То, что лечила я магией, никак не укладывалось в головах оборотней, пока они не убеждались в этом своими глазами и выздоравливающим телом.

Надолго запомнились мне посещения сестёр Марка. Они подтвердили мою догадку о том, что все считали невестой белую волчицу, и никто не торопился разубеждать народ. Алекса и Сандра полагали сыновьями Марка и Наяны, а Свету — моей дочерью, с которой я попросила поводиться Наяну, пока принимаю пациентов.

Старшая сестра пришла через неделю поле нашего приезда.

— Какая она? — задала первый вопрос Ранта.

— Кто? — не поняла я, подпитывая её своей энергией.

— Ну, Наяна — невеста Марка.

— Дак Наяна или невеста? — усмехнулась я.

Тигрица лишь раздражённо фыркнула. Я решила женщину не злить.

— Наяна — очень хорошая, добрая и отзывчивая девушка. Она любит детей и легко ладит с ними. А невеста, — задумалась я. — Об этом лучше у Марка просить. Ему виднее — что же он такого в своей невесте нашёл.

На этом наш странный разговор завершился.

Младшая сестра пришла ещё через неделю и с ходу заявила:

— Как ты могла? — у неё даже дыхание сбилось от возмущения. — Зачем брала с собой дочь, если знала, что будешь работать всё время?

— Я не совсем понимаю сути ваших претензий, — постаралась не улыбнуться я. — Но специально для того, чтобы было кому присматривать за детьми, я и взяла Наяну. И, по-моему, она совсем не плохо справляется со своей работой.

— Как с работой? — оторопела тигрица и присела на стул для пациентов. — И почему детей? У вас же девочка…

— Угу. А ещё мальчики. Два.

— Ты же не хочешь сказать, что тигрята — твои? — опять начала раздражаться Марита.

— Я уже это сказала, — пожала плечами я. И спросила. — Диагностику делать будем?

Всё время диагностики тигрица ошарашенно молчала. Потом до неё дошло.

— Так это ты — невеста?

Я лишь кивнула. Как-то оправдываться я не собиралась, да и не за что вроде было.

С Марком мы теперь проводили все вечера и ночи. Вечером вдвоём возились с детьми, тигр узнавал их ближе, привыкал к отцовству. А ночи были только наши. Напоённые страстью и нежностью, признаниями в любви и заверениями о лучшем будущем, а так же недолгими рассказами о жизни между нашими встречами.

За две недели мне удалось свыкнуться со счастливой мыслью, что я выхожу замуж. При трезвом размышлении я поняла, что поступила правильно. Даже, если мы в чём-то не сойдёмся с мужем, то разговоры и консенсусы никто не отменял. Все эти дни я летала на крыльях от радости.

Наконец, настал день свадьбы. Оборотни к этому моменту разделились на тех, кто не знает — кто невеста, на тех, кто думает, что знает, тех, кто знает и не верит, и тех, кто знает и почти смирился с этой правдой. Приняли выбор Марка к этому моменту, по-моему, только мать, с которой мы не плохо поладили, и отец, следивший за моими успехами в работе и не нашедший недочётов, в чём накануне он мне честно сознался.

Одежда будущих супругов была проста: традиционный белый цвет платья и наряда жениха, белёный лен и лаконичный крой. По заведённым обычаям после обряда молодожёны обращались зверями и уходили в лес, где проходила брачная ночь. Потому украшать одежду на пару часов, оборотни не видели смысла. Красиво украшенными были лишь вышитые повязки на голову — широкие ленты, прикрывшие лоб, и пояса, несколько раз обёрнутые вокруг талий. А так, просто обрез ткани, с проделанной посередине горловиной и схваченный в нескольких местах по бокам. Без рукавов и прочих излишеств. У невесты платье доходило до пола, у жениха рубаха прикрывала бёдра и шла поверх очень простых штанов из той же ткани. Зима была в самом разгаре, а потому сверху на нас накинули длиннополые шубы из шкурок какого-то мелкого зверька.

Одевали молодожёнов по традиции родственники. С моей стороны оказалась только Наяна, так что ей и выпала честь накинуть на меня платье, затянуть пояс. Принёсшая одежду тигрица долго не могла понять, почему одевают меня, а не волчицу.

Сам обряд проходил в древнем храме. Как пояснил Марк, в каждом поселении оборотней был подобный храм. Стены круглого зала были образованы стволами живых многовековых дубов. Внутри храма стены были аккуратно в течение нескольких десятков лет выравнены, образуя сплошную ровную круглую стену. Купольный потолок был образован сросшимися кронами. В центре располагался алтарь в виде большого пня не менее метра в диаметре.

Вместе с Марком мы прошли к алтарю, где нас уже ожидал жрец. В храм кроме нас троих пропустили только наших детей, ну и Наяну, как няньку. Она следила, чтобы дети к нам не подходили и не мешали.

Обеты, даваемые супругами ничем особым не отличались от земных. Однако, после произнесённых клятв жрец надрезал наши правые запястья и соединил их. Наши правые руки охватило туманное светло-зелёное свечение, тут же впитавшееся в места разрезов. Вокруг запястья закололи тоненькие иголочки, а раны прямо на глазах затянулись. На наших правых руках на всю жизнь остались зелёные ажурные татуировки-браслеты. Разводов в Оборотном не было.

— Поздравляю, — торжественно заявил жрец. — Марк и Катерина Поронни. Теперь вы муж и жена.

Марк обнял меня и поцеловал. Наяна подтолкнула к нам мальчиков и сама подошла со Светой, чтобы поздравить.

Возле храма стояли многочисленные гости — всё-таки женится младший сын вождя, да ещё и официальный посол. Где-то среди разноцветных шевелюр мелькала золотая коса дракона. А в первых рядах оказались близкие родственники и друзья. К моему огромному удивлению и радости тут же стояли профессор Терн и Ник, который, подмигнув мне, бросился обнимать в первую очередь Свету, а вовсе не виновников торжества.

Нас все поздравляли, желали всего самого хорошего и побольше, хотя на лицах многих всё ещё было недоумение:

— А чего это он человечку обнимает? — нет-нет, да слышалось в толпе. Уже позже, где-то через пару дней, Наяна по секрету рассказала мне, что оборотни сошлись на том, что по какой-то, никому не ведомой причине, Марк, подарив Наяне двух сыновей, решил таки жениться не на ней, а на магичке, уже имеющей от кого-то дочь.

— Чего только не придумают, — покачал на это головой Марк. — Только бы в правду не верить.

— Дак чего же вы прямо им эту самую правду не скажете? Собрали бы всех, да объявили. Или вон, на свадьбе бы сказали, — возмутилась я.

— Угу, — зарылся носом в мою растрёпанную причёску оборотень. — И чтобы завтра все свободные оборотни побежали в Иномирный замок? Больно они там Дарию нужны.

— Это да, — подумав, согласилась я. — Совсем не нужны.


Глава 40

Свадьба длилась неделю. Неделя обильных обедов и шумных вечеров. Хорошо, что без алкоголя. А зачем он, если душа и без него радуется? И ни каких ссор и драк. И много подарков. По традиции каждый гость что-то дарил. Причём в первый день это было что-то весомое типа набора посуды или постельного белья, а все последующие дни гость мог дарить что-нибудь маленькое и не значимое, но каждый день и обязательно дарить. В последний день свадебной недели эти маленькие подарки вроде фарфоровых фигурок или мягких небольших игрушек разыгрывались среди молодых ещё не женатых гостей. Такая мелочь считалась приносящей удачу и быстрое нахождение своей пары.

Практика подошла к концу, и мы вернулись в столицу Кайсы. Марк купил небольшой дом, куда мы с детьми переселились. Ник, конечно, был очень против, когда узнал об этом, но поселить Марка в доме профессора было негде, да и стеснять не хотелось. И вообще, надо было привыкать к тому, что мы теперь семья. Через пять месяцев мы собирались переселиться на Драконий остров. С нами собирались ехать и Ник с профессором, которого драконы пригласили организовать на Острове Школу знахарей. А вот Наяна с нами ехать отказалась, потому что на свадебной неделе нашла свою пару из ягуаров и планировала ухать с ним в клан.

Учёба шла привычно и без потрясений. За экзамены я не боялась. Благодаря амулету, если ты в течение всех трёх лет добросовестно читал всё, что предлагали учителя, если на практике у тебя всё получалось, то сдать экзамены было простым делом.

Экзамены шли в первые дни липеня всю неделю, так что очередной Лунный бал, набирающий популярность среди оборотней, я планировала пропустить, но утром 3-его липеня от Дария пришло приглашение с пометкой «Обязательно». Я удивилась, но, взяв с собой всю нашу немаленькую семью с Наяной и Ником, приехала в замок.

Уже привычный тронный зал, аристократы, оборотни, новички, кто растерянно, а кто и с азартом исследователя, оглядывающиеся по сторонам и… Марина. Моя любимая сестрёнка, которую я уже и не мечтала увидеть.

— Как ты здесь оказалась? — после пятнадцатиминутных обнимашек и криков радости спросила я.

— Пришла вот, — пожала плечами Марина. — Надоело всё дома.

Мой взгляд всё время соскользал на большой живот.

— А как же отец?

— Да ну его, — отмахнулась сестра. — Я вроде начала встречаться с Андреем, ну помнишь, близнецов? — я утвердительно кивнула. — Вот. А потом узнала, что отцом может быть и не он вовсе, а его брат, так как они периодически менялись на наших свиданиях. Да и мама совсем проходу не даёт. А ведь я даже и забыла, что вчера полнолуние началось. Просто гуляла по парку, плакала, тебе на жизнь жаловалась… И оказалась здесь.

— Да-да, — подтвердил Дарий, подходя к нам, сидящим в сторонке. — А ещё она, наобнимавшись с Эдуардом, упросила его сходить сначала в храм.

Марина чуть виновато показала мне голубоватую ниточку тату на её левом запястье.

— Ну, ты и… — не нашла я слов. — И что теперь? Я ведь через пять дней уезжаю.

— Не переживай, — успокоил меня Дарий. — Мы за ней присмотрим. Опекуншу ей уже нашли — она приедет завтра или послезавтра. Твоя сестра захотела учиться на портальщика.

— А разве одного воздуха для этого хватит? — удивилась я.

— Для практики создания телепортов — нет. А на теоретика её возьмут.

— И тебе этого хочется? — с сомнением спросила я у сестры. — Ты же всегда доктором хотела работать.

— Я за три года учёбы всякого насмотрелась и наслушалась, так что уже сосем не хочу. А вот разобраться с перемещениями было бы интересно, — глазки сестрёнки прямо таки заблестели.

— Ну смотри, — с сомнением проговорила я. — Это твой выбор.

С бала Марину мы забрали с собой, и весь следующий вечер я вновь не готовилась к экзамену, а рассказывала сестре о своей жизни.

— Какая ты счастливая! — восхитилась сестра.

Да, я была очень счастлива. У меня есть любимый муж, дети и друзья. Впереди меня ждёт интересная работа, где я смогу помогать людям (хотя, конечно драконам, но всё равно людям), новые знакомства и впечатления. Даже моя любимая сестра будет теперь где-то рядом, а может потом и вовсе переберётся ко мне ещё ближе. Жизнь покажет.


Эпилог

Новый год на Острове был ещё меньше похож на земной, чем в Кайсе. Здесь не было деления на сезоны благодаря окружавшим Остров вулканам. Некоторые спали, другие курились, изредка извергая клубы пепла. Так что здесь почти всегда было тепло и влажно. Правда, нередко дождь был серым, так что зонты здесь делали очень прочными. Остров драконов утопал в цветах. Вокруг городов буйствовал тропический лес. Красота неописуемая, хотя по лесу без высоких сапог ходить не стоило из-за множества ядовитых и не очень змей.

Новый год. Люди с цветочными венками на волосах собирались на площадях городов, делились с первым встречным своими успехами и новостями за прошедший год. Лёгкое вино из местных плодов манго лилось рекой. Любимое всеми местными огненное шоу можно было увидеть почти на каждой площади. Огнём жонглировали, показывали огненные иллюзии, в огне танцевали и показывали красочные фейерверки.

После шума городских площадей вечером мы с Марком сидели на нашей уютной веранде. Дети сегодня остались с Ником и профессором, подарив нам свободный вечер.

— Кстати, — вспомнил Марк, вставая с небольшого диванчика, где мы с ним сидели, наслаждаясь вечерней прохладой и тишиной. Он вошёл в дом, и я его не могла услышать, а потому мужчина на время замолчал.

Дом мы купили не в самой столице, а на окраине. Первый этаж муж отдал мне на клинику для беременных дракониц, а на втором этаже были наши комнаты. Вокруг дома жил своей дикой жизнью лес, пели птицы, перекрикивались звери. Где-то далеко праздновали столичные жители, но здесь было спокойно и тихо.

— Сегодня же утром корабль пришёл из Кайсы, — вернулся Марк, неся конверт в руках. — Тебе письмо.

Я вскочила. Конечно, я догадывалась, от кого письмо. Еще осенью, проводив драконов в Школу целителей, корабль вернулся на Остров с письмом от Марины, где сообщалось, что она родила чудесную девочку Катеньку, наняла няню и собирается учиться в Школе воздушников в соседнем со столицей городе Кайсы. И вот, прошло 5 месяцев. Я жадно выхватила конверт из рук Марка и открыла письмо.

— Ну, что там? — поинтересовался через некоторое время тигр.

— У неё всё хорошо, — радостно выдохнула я. — Она даже нашла себе жениха. Он — сын землянки и учится вместе с Мариной в Школе. И учиться ей нравится. И уже даже какие-то идеи о телепорте имеет. Сумасшедшая девчонка!

— Я рад за неё, — обнял меня Марк, успокаивая. — Чего это ты разошлась?

Я обняла его в ответ и вдруг расплакалась.

— Эй, — заволновался муж. — Ты чего, котёнок?

— Я… — попыталась успокоиться. — Всё хорошо. Это от радости. Мне просто до сих пор сложно поверить, что это всё происходит со мной. И ты, и дети, и чудесные добрые горожане… Невольно жду какую-нибудь ложку дёгтя, но никак не дождусь. Слава, Богине.

— Ну и хорошо, — улыбнулся мне в волосы муж и потянул меня на диванчик.

Некоторое время я сидела у него на коленях, а потом вздохнула и решилась:

— Знаешь, нам наверно надо расширять дом.

— Зачем? — удивился оборотень.

— Совсем скоро нас станет на три человека больше, — призналась я. — Буквально через шесть с половиной месяцев.

Давно меня не подбрасывали к потолку. Хорошо, что потолки у нас высокие…

Больше книг Вы можете скачать на сайте - Knigochei.net


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  •   Отступление 2
  • Глава 37
  • Глава 38
  • Глава 39
  • Глава 40
  • Эпилог
  • X