Наталья Самсонова - Жена по жребию [СИ]

Жена по жребию [СИ] 904K, 231 с.   (скачать) - Наталья Самсонова

Жена по жребию
Наталья Самсонова


Пролог 

Ветер бился в дрожащие ставни, стужа завывала, чувствуя такое близкое, такое доступное тепло, отделенное лишь стеклом и слабыми чарами. У камина сидели двое, на полу, на подлокотниках кресел и на шатком столике стопками лежали родовые книги. Многие хотели породниться с Ледяным Герцогом и получить свою долю с его рудников.

- Так, отложим в сторону всех юных и прекрасных, - зеленоглазый блондин грустно улыбнулся мрачному другу, - как показала практика, не все они могут родить от тебя. Несмотря на все ухищрения целителей.

- Не напоминай, - второй мужчина был в маске. Тонкая кожа радикально черного цвета закрывала всю левую сторону лица Герцога, позволяя, впрочем, ему видеть. Красное стекло закрывало левый глаз, и отсветы придавали мужчине демонический вид. И без магии такая конструкция на лице удержаться бы не смогла.

- Итого остается восемь женщин, чей возраст позволяет рассчитывать на богатый приплод. Увы, не все рода имеют настолько древнюю историю, чтобы их дети высвечивались в родовых книгах. Предлагаю бросить жребий.

- Выбирай, как хочешь, - Герцог устало поднялся, подхватил бокал рубиново-алого вина и вышел, оставив друга посмеиваться. Смех был горьким, и блондин прикусил губу, понимая, что его сюзерен и товарищ все глубже погружается в пучину самобичевания.


Глава 1

Комната для переодевания в группе «Рысята» выглядела довольно уныло – протертый линолеум, синяя краска на стенах и облупившиеся шкафчики. Сквозь большое окно проникал безжалостный дневной свет. Он подчеркивал все то, что пытались скрыть люди – нищету и убогость детского сада на задворках большого города.

У окна стояли две женщины. Невысокая полная блондинка с неровной кожей лица и сухопарая брюнетка. Их дети одевались самостоятельно. Один из детей расплакался от того, что ему было не надеть колготы, и блондинка прикрикнула на сына:

- А ты аккуратней можешь?! Шевелись, если не хочешь по темноте домой идти! Вот тебя бабай схватит и все, нету Сашеньки!

Ребенок крупно вздрогнул и сжал губки. Испуганный, он вцепился двумя руками в темно-синие колготы, натягивая их со всей силы.

- Бабаек не бывает, - с достоинством ответила маленькая девочка и улыбнулась матери.

В раздевалку вприпрыжку забежал еще один малыш. Яркие синие глаза, темные волосики и очень, очень качественная одежда. Обе молодые мамы смерили его одинаковыми взглядами и презрительно скривились.

Следом за ребенком вошла и его мать. Высокая, стройная блондинка в узком светлом пальто. Он кивком поздоровалась с женщинами у окна и присела на пол рядом с детской скамеечкой. Синеглазый мальчишка одевался самостоятельно, под постоянный ласковый речитатив матери:

- Не торопись, вот так, молодец. Поправь здесь, ты умница, солнышко.

Подружки у окна смерили недовольными взглядами скромное пальто, изящную сумочку и симпатичную яркую курточку мальчика. Такие вещи не купить на рынке, да и в нескольких близлежащих бутиках тоже.

- Не люблю таких людей, - скривилась блондинка, - жируют, а денег на нужды группы сдать не могут. Из-за вас, милочка, наши детки уже который год в таких условиях живут. День рожденья у ребенка, хоть карамели бы деткам принесла.

Блондинка повысила голос, чтобы молодая женщина ее точно услышала.

- Мила, - неуверенно одернула подружку брюнетка.

- А что «Мила»? – воинственно вскинулась толстушка, - у меня своих трое, почему я за нее сдавать должна? А? Или, может, ты сдашь? А ты что молчишь? Не слышишь? Вот так и знай, всем детям наборы для лепки куплены, а твоему - нет! Хватит на нашей доброте выезжать.

Хрупкая блондинка подняла прозрачные серые глаза и, щурясь, посмотрела против света на двух подружек:

- Я его одна ращу, - тихо произнесла она, не надеясь, впрочем, на понимание.

- Тю, они сначала до свадьбы ноги раздвигают, а потом жалейте их.

- Попрощайся с друзьями, малыш.

Ребенок попрощался и, крепко ухватив мать за бледную руку, вывел ее из раздевалки.

- А у нас сегодня праздник? – ребенок подергал мать за руку и заглянул в глаза. – У меня День рожденья? А что мы будем делать?

Молодая мать, Армин ди-Ларрон, изгнанная имперская принцесса, села на корточки перед своим сыном и ласково улыбнулась:

- Мы пойдем кормить белочек, в парк. Потом домой, там тебя ждет торт.

- Настоящий?

- Ну, уж не из картона, - изгнанница поправила завязочки шапки ребенку и встала. – Идем?

Ребенок прыгал вокруг матери, рассказывал, как прошел его день.

- А Саша не захотел со мной играть. Но зато Раечка угощала меня утром сушками. Это такое сухое тесто! А ты купишь мне сушки?

- С зарплаты, котенок. Если ты еще будешь хотеть, - Армин улыбалась, глядя на сына, и понимала: все, что случилось, случилось к лучшему.

В парке белка доверчиво вспрыгнула на руки к малышу, тот с восторгом позволил любопытному зверьку обнюхать его, пощекотать румяные щечки усами. А после скормил пакетик орехов.

Стемнело и Армин, скрепя сердце, достала пятьдесят рублей – лучше проехать неблагополучные районы на автобусе. Жизнь сына не стоит такой экономии.

В автобусе малыш пригрелся, устроился у матери на коленях и уснул. Армин кусала губы, глядя, как трогательно сопит носиком малыш. Ее сын - оборотень-полукровка, как она сама. Но если у нее есть тотемный зверь, то Роуэну никогда не почувствовать всю прелесть погони за дичью. Или расслабленное единение с природой. Страшный мир технологии не позволяет его ауре правильно раскрыться.

Кондуктор помогла Армин выйти, придержала расхлябанную дверь автобуса.

- Просыпайся, котенок. Ты разве не хочешь попробовать, что тебе мамочка приготовила?

- А что мне приготовила, а, мамулька? – запах застарелого перегара оповестил Армин о появлении соседа по коммуналке.

- Иди в комнату и закрой дверь, - женщина подтолкнула сына, и тот спокойно, уверенно, не обращая внимания на пьяного, ушел.

- Сколько раз, - Армин ловко перехватила руку пьяницы, вывернула и вжала мужчину в стену, - я буду просить тебя оставить нас в покое?

- Да че ты, че ты? Я мужик видный, при работе, - быстро выталкивал он слова,- водочку пью так не часто. И ты одна. Че б и нет-то? Я не обижу, всегда обласканная ходить будешь.

- Зойку свою ласкай, - рыкнула изгнанница и отпустила пьяницу, брезгливо встряхивая руками.

- А я ласкаю, - протянул он, - меня на всех хватит. Магазин твой закроют скоро, на что жить будешь? Уборщица сраная, а гонору как у королевны.

Армин вздрогнула. Пьянчуга попал в больное место. Единственная возможность заработать хоть какие-то деньги и при этом успевать отводить и забирать ребенка из садика висела на волоске. Магазин вот-вот должны были закрыть. Куда идти работать, ди-Ларрон не представляла.

Комната, в которой изгнанница жила вместе с сыном, была светлой и очень уютной. Бежевая мебель - пока Армин не родила, она все время проводила, работая с деревом. Снимала лак, шкурила, выжигала узоры. Присматривала днем у помоек вынесенные предметы мебели и ночью с помощью левитации утаскивала к себе. Разбирала, перебирала, понимая, что ни на что лучшее ей рассчитывать не придется. Спасибо канцлеру, ей хотя бы документы сделали.

На полу яркими красками был нарисован ковер. Причудливые цветы мешались с редкими травами, все, что Армин помнила о своем мире, она отразила в этой комнате. На голых стенах высились деревья, кустарники. Только несколько участков стены были белыми - там рисовал свои незамысловатые каракули Рой.

В комнате была постель матери, кроватка ребенка, стол, два стула и посудный шкаф. Старый холодильник, оставленный хозяйкой комнаты, привычно дребезжал.

- Мам?

-    Все хорошо, малыш, - Армин подошла к столу, сняла крышку с блюда и прикусила губу. На тарелке остались только крошки. Тортик, который она приготовила из остатков муки и яиц, загадочным образом исчез. Ну как - тортик, блины, промазанные сметаной с сахаром и уложенные друг на друга.

-    Я поставлю чайник, да, мам? Будем кушать?

-    Сейчас, котенок, погоди секунду, - Армин предельно осторожно опустила пластмассовую крышку на место и вышла из комнаты.

До комнаты соседа всего два шага, разъяренная женщина преодолела их за секунды. Хлипкая дверь ударила в стену. На столе, рядом с пепельницей и початой бутылки водки, лежали остатки приготовленного Армин угощения. На серой засаленной постели валялся сосед, на нем восседала Зойка с нижнего этажа. Чуткие ноздри оборотня раздражал запах немытых тел и застарелого перегара.

-    Мамулька, - пьяно улыбнулась деваха.

Армин промолчала, глубоко вдохнула отвратительный воздух и протянула руку:

-    Кольцо.

-    Какое кольцо? - вытаращился пьянчуга.

-    Ты хвастался, что кольцо нашел, в ломбард уже снес?

-    Ты мой паспорт отдала? - скривился мужик, спихнул с себя соседку и встал. Вытащил погнутое колечко и подозрительно сощурился, - а тебе зачем?

В этот же момент Армин отвесила ему полноценную оплеуху:

-    У моего сына сегодня день рожденья, а ты, мразь, последнее украл.

-    Перебьется твой выплодок, а нам закусить нечем было.

Армин резко толкнула пьяницу и подобрала упавшее кольцо. Оборотень не могла полноценно разозлиться на соседа. Ведь знала же, знала, что он с самого утра глаза заливши, но нет, сэкономила магию, не поставила барьер. На что понадеялась? Да черт его знает, на что.

Вернувшись в комнату, она посмотрела на стол - крышка была снята и поставлена рядом, оставшиеся крошки исчезли. Сын лежал в ее постели, завернувшись в одеяло по самую макушку.

-    Я сейчас приду, хорошо? Чтобы ты ни услышал, не выходи из комнаты!

Сын дернул ногой, и Армин вздохнула:

-    Я куплю тебе настоящий тортик. Сейчас.

-    Если ты принцесса, почему мы живем здесь? - угрюмо спросил сын. - Не надо, не хочу ничего. Давай спать?

Армин положила невзрачный золотой ободок на стол, переоделась и легла рядом с сыном.

-    Хочешь, я расскажу тебе сказку? Про дивный город Гранполис, где училась твоя мама, или про Столицу?

-    Где ты встретила моего папу? Не хочу. Он нас бросил, да?

Армин прижала к себе так и не выпутавшегося из пледа сына и поцеловала в макушку. Ее возлюбленный оказался не так хорош, как ей казалось. Как и ее собственный отец. Чтобы спасти свой трон, он отказался от дочери. Изгнал. Одно помогло ей выжить - знание о том, что она не одна. И большое количество золотых украшений, надетых по случаю... Армин передернула плечами - она уже не помнила, по какому случаю вырядилась в тот день.

Чутко прислушиваясь к дыханию сынишки, Армин встала и вернулась за стол. К стене булавкой были пришпилены клочки бумаги, на столе с краю лежал старенький калькулятор. В посудном шкафу ждала своего часа слойка с сахаром. И Армин заново пережила жаркие мгновения стыда. На кассе не хватило пятнадцати рублей, и от выпечки пришлось отказаться в пользу сметаны. Надо же было чем-то подсластить блины? Оборотень передернулась и вздохнула. Ей было так стыдно от собственного поступка, что она закинула украденную булочку в шкаф и постаралась забыть. А теперь вот, сын проснется, и на завтрак у него будет вкуснятинка с чаем. И кашей. На воде.

8000+5800+2500-8000-3000=5300

Армин потерла виски и тяжело вздохнула. Сдать восемьсот рублей на чертов набор для лепки, что уж они там в него запихнули? Купить ребенку зимнюю одежду, как всегда, в сэконд хэнде. Купить нитки и нашивки, чтобы придать курточке новый, опрятный вид. И еще как-то прожить надо.

После вычета всех необходимых трат сумма на табло приняла строго отрицательное значение. Женщина прикусила губу и подняла голову вверх, чтобы слезы не выкатились. Она знала: начнет плакать - не сможет остановиться, проснется сын. Как настоящий мужчина, он начнет ее утешать, и вскоре плакать они будут вместе.

Первое время Армин представляла, как за ней придет отец, падет ниц и попросит прощения, как она, вся гордая, со счастливым и упитанным ребенком на руках, милостиво бросит: «Я подумаю». И как отец возрыдает от горя.

Сейчас изгнанница думала лишь о том, что, если в ней наступит нужда, она будет торговаться до последнего. Не отдаст ребенка и выбьет ему денежное содержание. Не смогла гордая принцесса устроиться в этом мире хорошо. Пока был большой запас магической силы - помешала гордость. Лечь под привороженного толстосума, убедить, что ребенок от него - фу, императорская дочь не на помойке себя нашла. Беременность забрала почти все силы - пусть Роуэн не сможет перевоплотиться, но уж магом-то он будет.

Армин уснула за столом. И противный писк будильника заставил женщину вздрогнуть, потерять равновесие и упасть на пол. Со стоном потирая голову, изгнанница поднялась на ноги и выключила ракшасову придумку.

Она заводила будильник на час раньше нужного - в это время на кухне никого не было. Магия поможет сохранить кашу горячей до пробуждения сына.

Кастрюлька немного погнутая, ну так и Армин не кузнец, вода из канистры, ложка соли, ложка сахара и самая дешевая овсяная крупа. Бабульки берут такую на кошачью кашу с рыбой.

Пока женщина возилась на кухне, напевая и пританцовывая у плиты, проснулся Рой. Не найдя матери, ребенок пошлепал на кухню и, стоя в дверях, смотрел, как мать потряхивает головой в такт модной песенке и уворачивается от развешанного для просушки белья.

-    Проснулся?

-    Ты всегда меня замечаешь, - надулся ребенок.

-    Ты сегодня совсем взрослый.

-    Но в школу не пошел, - Роуэн хитро посмотрел на мать.

-    Ты родился зимой, а в школу берут с семи лет, - Армин подхватила кастрюльку, подставку и кивнула сыну на выход,- пойдем кушать.

-    Кашу будем кушать?

-    С сахаром? - улыбнулся сквозь слезки малыш.

-    А то, - подмигнула ему мама, - с сахаром! И с булочкой, - розовея щеками, Армин вытащила грошовую слойку. Бывшая имперская принцесса умирала от унижения, воруя еду в супермаркете. Взамен она скастовала удачу на весь магазин. Будет им счастье.

Рой, забыв про кашу, смаковал вкуснятину. Откусывал маленькими кусочками, медленно пережёвывал и жмурился, отсвечивая волчьей желтизной взгляда. Увы, слойка кончилась очень быстро, и ребенку пришлось доедать кашу. Без особого энтузиазма.

Чуткий нос оборотня-полукровки подсказал, что к ее двери кто-то приближается.

-    Быстро в постель и укройся одеялом, - ребенок испуганно посмотрел на мать и юркнул в большую кровать. Женщина наслала сонное заклятье на сына и приготовилась к бою. Люди за дверью излучали чистую магию.

Щелчок открываемой двери, и ноздри женщины щекочет знакомый и родной запах. Отец. Но радости нет - уже почти восемь лет она выживает, как может, и научилась справляться с проблемами в одиночку. Научилась мыть белый кафельный пол, не оставляя разводов, уносить с корпоративов шоколадные конфеты и не краснеть, когда ловят за руку. Воровать, господи прости, в супермаркетах грошовые булчонки - тоже.

- Хочешь убить меня?

-    Вряд ли у меня это получится, - Армин погасила сферу огня и села за стол. Ее отец прибыл в сопровождении ее же любовника.

- Действительно.

Комнату залил свет, но Рой не проснулся. Император одобрительно хмыкнул:

-    Не растеряла навыки. Откуда щенок?

-    Мой сын, прижила от безвыходности, - Армин не собиралась раскрывать тайну отцовства Роя.

-    Оставишь здесь? - Император принюхался, хоть он и был человеком, но перенял некоторые привычки жены.

Армин, прикусив губу, покачала головой.

-    Я еще не согласилась никуда с Вами идти, Император.

-    Сердишься? - вскинул седые брови мужчина.

-    Вы оставили меня в незнакомом мире без средств к существованию, - ди-Ларрон усмехнулась, - Вы не знаете, каково это - воровать чужие украшения, чтобы скопировать с них пробу. Чтобы иметь возможность сдать золото в ломбард. Что это такое - кормить ребенка кашей на воде и отбиваться от приставаний пьяного отребья. Что это такое - вырастить волшебного ребенка в мире, где нет магии. Так чего же вы хотите, Император?

-    Ты растратила свои средства, а обвиняешь меня? - Император нахмурился. Непокорность дочери его раздражала, как и нищенская обстановка. Как и совокупляющиеся пьяные тела в соседней комнате.

-    Это пустой разговор. Что Вы хотите?

- Дгрон, выйди.

Оборотень легко поклонился императору и вышел.

-    Ты же понимаешь, что он нас слышит? - вздохнула Армин.

-    Прекрасно понимаю. Империя нуждается в тебе, - мужчина сплел руки в замок и покачал головой, - признаю, я оставил бы тебя здесь навсегда. Ты подвела меня.

-    Я подвела тебя, - эхом повторила изгнанница, - но ты приблизил к себе Дгрона.

-    Ты красива, неудивительно, что он не устоял перед тобой. И другой не устоит. Выбор, дочь моя, прост. Ты выходишь замуж за герцога Данкварта или остаешься здесь. Я найду способ усложнить твою жизнь в той степени, в которой ее усложнишь мне ты.

Армин встала и подошла к окну. Фонарь во дворе безжалостно подсвечивал переполненную мусором урну. За стеной повизгивала Зойка. Золото давно было оставлено в ломбарде, а магазин, где она работала, вот-вот закроется. Усложнит жизнь? Куда еще усложнять.

-    Поторгуемся? - Армин не поворачивалась к отцу лицом.

-    Отвратительно звучит. Разве ты не должна...

-    Все мои «должна» в прошлом. Я изгнанница и будущая герцогиня, не имперская принцесса. Но зря Вы так напряглись, мой Император. Мне всего лишь нужен «детский указ» и денежный счет на имя моего сына.

-    Ты не просишь признать его императорским бастардом?

-    Нет, я прошу признать его исключительно моим ребенком, - Армин передернула плечами, - хочу быть полновластной вершительницей его судьбы.

На потрепанном шатком столе был уложен императорский походный набор - именно Армин с матерью в свое время его сотворили. Набор пергамента и перьев, чернильница-непроливайка. Все, чтобы непоседа-Император мог творить указы где угодно.

-    Счет открою уже в Столице. Дешево себя ценишь, доченька.

-    Как знать, - таинственно улыбнулась Армин и подняла ребенка на руки, - не забудь отдать копию указа писарям, такие вещи положено освещать в газетах.

-    Поучи меня, - проворчал Император. - Портал построю отсюда. Выходить на улицу лишний раз смерти подобно.

-    Здешний воздух ядовит, первые дни я кашляла кровью, - тонко улыбнулась Армин, - но после привыкла.

- Дгрон.

Оборотень вошел по зову Императора, и перед тремя взрослыми и одним спящим ребенком открылся портал.


Глава 2

Армин уперла руки в бока, сама себе напоминая Зойку в приступе хозяйственного ража, и гневно сдула прядь волос с точеного лба. Дворцовый распорядитель сделал шаг назад, Роуэн из-за юбки матери показал противному старику язык.

- Извольте проводить меня к Императору.

- Его Императорское Величество занят.

- Как его дочь, вне зависимости от того, в опале я или обласкана монаршей любовью, я имею право на внеочередное посещение родителя не более трех раз в месяц, - спокойно процедила Армин. Распорядитель замер, а ди-Ларрон усмехнулась: слишком часто она слышала студенческую поговорку: «Не знаешь, что сказать преподу? Ври уверенно».

Крепко сжимая тонкую ладошку сына, Армин не торопясь следовала за сухопарым стариком. Она еще помнила, как тот таскал ей пирожные, когда матушка наказывала строптивую дочь, и подсовывал письма Дгрона под запертую дверь. И не сказать, что гордую принцессу это радовало.

- Ее имперское высочество Армин ди-Ларрон, - пафосно возвестил распорядитель и вздрогнул от милой улыбки женщины.

- Спасибо, - с теплотой произнесла принцесса, - Вы всегда были ко мне добры. Ах, если бы не Вы, я бы никогда не сошлась с моим возлюбленным.

- Покиньте нас, - Император выпрямился и повел плечами. Служка за конторкой, записывавший за мужчиной, тут же подскочил, суетливо поклонился, уронил перо, поднял перо, уронил шляпу, отчаянно покраснел и вихрем вымелся из кабинета.

- Почерк у него идеальный, - проворчал Император. – Что тебе нужно и почему ты настолько неподобающе одета?

- Мой Император, - Армин склонилась в поклоне. – Вы отослали указ?

- Я отдал все необходимые распоряжения.

Император встал из-за стола. Его дочь, единственное, что осталось от возлюбленной, рано покинувшей этот мир, смотрела на него с тщательно скрываемым презрением и обидой. Заложив большие пальцы за пояс, он подумал о том, что нельзя было позволять графине ди-Ларрон брать дочь в Лес. Принцесса должна была расти в замке.

- Ты только об этом хотела со мной поговорить?

- Я ищу, и не нахожу слов, мой Император. Мы не успели прийти в себя после Перехода, - Армин сложила на груди руки, став копией своей матери, - как у меня попытались забрать ребенка.

- Кто посмел? – довольно равнодушно спросил Император. Спросил потому, что ему вроде как полагалось радеть о родной крови. Даже о такой.

- Ты распорядился отослать моего сына к дворне, - принцесса нахмурила брови.

- Дочь моя, бастарды твоего братца прислуживают на кухне и помогают чистить камины, чем твой, гм, сын лучше?

- Тем, что мне не все равно, что происходит с моей плотью и кровью, - Армин с трудом удерживала на лице приличествующую маску легкого недовольства. На секунду принцесса почувствовала острую ностальгию по своей конуре в России, там оппонента можно было вдавить лицом в стену и ткнуть остреньким кулаком в почки. Сильнее женщины-оборотня в их общежитии никого не было.

- Поступай как знаешь, Армин, но не вздумай посадить это за общий стол.

- Как прикажете, Император. Как долго я пробуду здесь, и когда состоится свадьба?

- Прежде чем исполнять свой долг перед родом герцога, тебе нужно восстановить здоровье, в том числе и магическое ядро.

- Мой будущий супруг - здравомыслящий человек, иначе он не занимал бы свое место последние десять лет, мой Император.

- Ты ведь понимаешь, что как минимум месяц понадобится, чтобы подобрать тебе достойное платье?

- Быть может, Вы разгневаны настолько, что выдадите дочь в рубище и отправите в ссылку? – едко вскинула бровь Армин и мягко опустилась в кресло. Прижимая к себе сына, она внимательно смотрела на отца.

- Твоя мать так же ставила твои интересы выше моих, - неожиданно усмехнулся Император, - неправильная позиция, Армин. И Ледяной герцог тебе это быстро объяснит. И я отправил бы тебя к нему, все равно свадьба будет по старой традиции, щит и меч вместо супруга. Но слишком роскошный дар преподнес тебе герцог.

- Дар?

- Свадебные украшения, Ледяные Слезы, откуда и берется название герцогства. Целый комплект. Если ты оставишь его в дар семье, в качестве благодарности, Императрица будет в восторге. Мне, впрочем, все равно.

- Я хочу видеть свой Дар.

- Он у Императрицы, я распоряжусь, - Император скривился, представляя, как будет недовольная юная супруга.

Армин грациозно поднялась и присела в реверансе. Роуэн таращил глазенки, все эти расшаркивания взрослых его пугали. Император – дедушка. В жизни мальчика был «дед», старик с верхних этажей. Зимой он играл во все игры с мальчиком, а с весны до поздней осени куда-то ездил с большим рюкзаком. Мама говорила, что Лев Савельич дачник и грибник. Это было непонятно насквозь городскому ребенку. Но зато ко Льву Савельичу можно было залезть на колени и послушать сказку. От него смешно пахло табаком – нос пощипывало от запаха, а мама морщилась и спрашивала: «Когда уже единственный мужчина общежития начнет следить за своим здоровьем?»

- Научи бастарда здороваться, как полагается, - Император помолчал и все же осторожно произнес: - Ты ведь понимаешь, что он обуза для тебя? Ты не хочешь оставить его среди дворовых детей. Что ж, ты женщина, вы все слабы сердцем. Найди ему семью в городе. Выделишь часть своего имперского содержания, и его будут носить на руках.

- Роуэн – единственная причина моего нахождения здесь, мой Император, - Армин выпрямилась, покрепче ухватила ребенка за дрожащие пальчики.

Император смотрел в закрывшуюся дверь. Графиня ди-Ларрон была смутьянкой, что не позволительно для Императрицы. Ее любил двор, и он обезумел от горя, когда жене вздумалось отдать жизнь за дочь. От яда степной шайссы нет противоядия. Ни магического, ни алхимического. Его можно вытянуть из тела больного, но только напрямую другому человеку. С тех пор у Императора куплен особый человек, за определенную плату, и весьма немалую, он дал клятву стать Принимающим, если кого-то из Императорской семьи отравят. И нет, по мнению правителя, это совершенно не подло. Он предложил плату – человек согласился. Все строго добровольно.

 - Гильер, - из угла шагнул лакей. Маг полностью сливался со стеной до тех пор, пока Император не позвал его. - Передай свадебный дар принцессы казначею. Истерику Императрицы приглуши зельями. Пусть сами разбираются.

- Да, мой Император.

Император скривился: это уже второй маг за это время. Отрабатывают положенные три года и уходят, будто не прельщает их монаршая милость.

Обстановка кабинета не менялась с тех пор как графиня ди-Ларрон решила, что ее супругу вредны темные тона. Так стены были обиты золотой парчой, появились шпалеры светлого дерева и изящные стеллажи. Кабинет был пронизан светом и воздухом. А из окна можно было наблюдать за парком и тренировочной площадкой.

Высокую фигуру своей дочери он узнал сразу. Как и прыгающего вокруг нее ребенка. Что за глупость втемяшила себе в голову? Он, отец, сделал все, чтобы Армин могла быть счастливой. Брак, в котором она может быть максимально свободна - выполнит обязательства перед герцогом, и все удовольствия придворной жизни к ее услугам. Драгоценный Дгрон приближен и при хорошей должности.

Император щелкнул пальцами и набросал от руки указ о проведении конкурса на должность дворцового распорядителя. Такие люди должны стеречь принцесс, а не свахами служить.


***

Армин с улыбкой смотрела, как Роуэн знакомится с белками - самыми охраняемыми животными замкового парка. Ее мать приручила этих зверьков, и Император частенько приходил покормить юрких рыжих симпатяг.

-    А ну, положь! От, я сейчас тебя! Розгой-то отхожу, шкура слезет!

Ди-Ларрон едва на месте не упала. То, что свое «фи» высказала ей семья - понятно, то, что придворные старательно отворачиваются от опальной принцессы, тоже вполне объяснимое явление. Но вот эту деву, прислугу в коричневом платье, со сбитым чепцом мчащуюся к ним со стороны беседки - понять невозможно.

Предвосхищая возможное нападение, Армин выставила тонкий прозрачный щит перед конопатым носом служанки. Тонкий - чтобы не покалечить, явно пассия брата или еще кого-то высокопоставленного.

-    Что Вы себе позволяете? - взвизгнула девица.

-    Я - Армин ди-Ларрон, принцесса Императорского дома Грейгронн, - принцесса выгнула бровь глядя, как служанка сначала бледнеет, но после упрямо хмурится.

-    Приношу свои извинения, - ловко вскакивает на ноги девица, - если мой грубый окрик Вы приняли на свой счет. Но ругала я этого невоспитанного мальчишку.

-    Этот юный мальчик воспитан достаточно хорошо, я в этом уверена. Хотя бы потому, что это мой сын.

-    Место байстрюка на кухне, - поджала губы служанка.

-    Место сына подле родителей, матери ли, отца, - с легким превосходством ответила Армин. - Тот, кому не все равно, берет на себя заботу о детях. А теперь иди, почисти камин в моих покоях. Через два часа мы вернемся с прогулки, вызови истопника. Проследи, чтобы все было готово. Как твое имя?

-    Бельтим. Ваше высочество, - служанка была ошеломлена. Она оглядывалась на беседку, не понимая, что старший брат Армин зарекся спорить с «бешеной оборотнихой» еще в далеком детстве.

-    Иди, Бельтим. Теперь ты моя личная служанка. На этот месяц, и в твоих интересах, чтобы я была довольна. Иначе я заберу тебя с собой в Плачущее Герцогство. Суровый край, где всегда есть работа.

-    Да, Ваше высочество. Позволите идти?

- Иди

-    Мам, орешки кончились, - Роуэн грустно улыбнулся. В этот момент из передника Бельтим был извлечен кулек орехов. С заискивающей улыбкой девица протянула кулек ребенку.

-    Никогда ничего ни у кого не бери, Роуэн, - строго произнесла принцесса. - Здесь нет друзей, Лев Савельич тоже остался в прошлом.

Бельтим вспыхнула и бросила кулек на землю.

-    Идем, засвидетельствуем наше почтение брату.

-    Мы его уважаем?

-    Я расскажу тебе об этом позже, котенок.

Две рыжие молнии соскользнули с деревьев и начали дележку рассыпавшихся по земле орешков.

-    Приятно дня, мой почти царствующий брат, - Армин склоняет голову вбок и насмешливо смотрит на брата.

Полу-расстегнутый камзол и рубаха, выпростанная из штанов - он был похож на любого мужчину, прерванного на самом интересном моменте свидания. Принц сидел на скамье, неподалеку на мягкой изумрудной травке лежал скомканный плед и стояла корзина для пикника.

-    Не могу сказать, что мне, прям, радостно тебя видеть, Армин. Ты многое пропустила, оборотниха. Отец так и не ввел тебя в род? Очень жаль.

-    Сколько бы ни прошло лет, Винсент, а язвить ты так и не научился. Но зато ты прекрасный воин и дуэлянт, - Армин присела рядом с яростно вскинувшимся принцем. Неумелость старшего принца Империи в воинских науках давно потеряла новизну. И только в глубинке продолжали рассказывать анекдоты о покупных дуэлях принца Винсента. Одна из причин, по которым не держались маги при дворе - необходимость «помогать» наследнику в дуэлях.

-    Ты мерзкая, как твоя мать.

-    Лучший комплимент. У нас появилась мачеха?

-    О да, дивный цветок степи. Профурсетка из Гранполиса, - принц сплюнул. Армин прищурилась и пихнула братца локтем:

-    А Вы, мой дорогой брат, очарованы ею?

-    У меня не такое содержание, чтобы привлечь ее. Ракшас, Арминка, будто не было этих лет. Как ты так умудрилась, умная ведь?

-    Была умная, - Армин сорвала травинку и сунула ее в рот. Отношения со старшим братом у нее были ровные. Делить им было нечего, особенно учитывая, что Армин, хоть и получала содержание от казны, но в род введена не была. - Такая жадная?

-    Не ведись, - вдруг шепнул принц, - Дар тебе прислали родовой, там камни старые и работы мастеров-гномов. Не простит тебе герцог такого жеста.

-    Я и не собиралась, самой пригодится, - Армин погладила брата по голове, - не переломил отца?

-    Император не может быть ювелиром. Да и поздно мне уже учиться.

-    Смотри, твоя ведь жизнь. И детьми своими займись. Не приведи Господи, решат бунт поднять - твои байстрюки там будут. Первыми.

-    Да все равно мне, - вздохнул принц и легко поднялся на ноги. - Отвернись.

Армин перевела взгляд на сына, краем глаза отмечая, как быстро приводит себя в порядок брат. Отточенными движениями принц привел себя в пристойный вид и подал руку сестре.

-    Позволь проводить тебя до покоев. А что касается моих детей, - он помолчал, - я ведь нанял им кормилиц. А после привел знакомить с отцом, - принц запрокинул голову и улыбнулся небу, - мне не понравилось.

- Жениться собираешься?

-    Сразу после тебя, - серьезно кивнул Винсент. - Я прячу ее, хорошая девушка.

Армин степенно вышагивала рядом с братом, опираясь на его руку. Винсент делился последними новостями, а за прошедшие годы их собралось немало.

-    Первая жена погибла родами, - неожиданно произнес Винсент. - Откажись. Денег хватит.

-    Он вернет меня на Землю, - равнодушно ответила принцесса. - Увы, содержание принцессы не перечисляют в земные банки. Я мыла полы, братишка, собирала травы и ягоды в загаженном до невозможности лесу. Винсент, ты не представляешь, что такое растить сына в нищете.

-    Арминка, - брат обнял сестру за плечи. Принцесса вжалась в худое плечо своего брата и кусала губы, не позволяя слезам пролиться.

-    Сопроводишь меня в город? Плачущее Герцогство - суровый край. Мои шелковые платья не подойдут. А что касается детей, знаешь, место, где родятся самые дорогие камни нашего мира, место, где горы подарили миру переход к Северу - не все так просто, братишка.

-    Не страшно?

-    В первую очередь я оборотень.

-    Мама!

Армин сжала юбку в горстях и бросилась на крик. Винсент с непристойной для принца руганью поспешил за сестрой. Зацепился сапогом за выступающий из земли корень и растянулся во весь рост. Отплевался от земли и травы, сел, пачкая светлые брюки, поправил шнуровку сапог и последовал за прытким оборотнем.

-    Мамочка, сделай что-нибудь, - Роуэн стоял в стороне, Армин, не боясь испачкать подол платья, сидела на земле.

-    Да что тут происходит? - Принц на ходу пытался отряхнуть штаны. Стоит встретить дворцового распорядителя, и нотации от госпожи Маал, воспитательницы императорских чад, просверлят дыру в черепе незадачливого юноши.

-    Твоя Бельтим бросила орехи, и вот незадача, белки, - Армин покосилась на сына и демократично договорила, - заболели.

Яркая зелень травы была взрыта когтями умирающих зверьков. Две тельца лежали спинками друг к другу, орехи были рассыпаны здесь же.

-    Убью дуру, - выдохнул принц.

-    Да она-то тут причем? Ее Император из замка выставит в два счета, а вот автор этой картины останется здесь. Если успеешь, беги, узнай, откуда она орехи взяла.

-    Мам?

-    Прости, малыш, мы слишком поздно пришли. Души этих белочек уже родились заново, вот увидишь, скоро ты встретишь двух маленьких бельчат. Держи при себе проверенные орехи.

-    Не брать еду из чужих рук, - серьезно произнес малыш и вытер слезы, - я запомню. У нас нет друзей.


Глава 3

Всю ночь Армин просидела за круглым трехногим столиком. Возвращала пальцам былую ловкость – писать пером было довольно сложно. Она разминала пальцы, сверялась с толстым талмудом, принесенным вечером из библиотеки, и снова правила список.

«Описание Земель» Гая Лусковски было самым подробным. И пусть путешественник слишком верил в чудищ, живущих исключительно в воображении селян, природу он описывал хорошо. Плачущее Герцогство или Земля Двух Перевалов – суровый край. Армин улыбнулась, читая приписку кого-то из предков: «…три температуры, холодно, очень холодно, умер от холода!»

Бельтим всхрапнула, и Армин недовольно поморщилась. Она успела отвыкнуть от чужих людей на личной территории. Пусть в императорском замке все идет как идет, а в свои покои в доме мужа она не допустит никого. Кроме мужа и сына.

Армин потянулась, потуже завязала халат и села на постель. Роуэн давно спал, положив ладошки под щечку и смешно сложив губки. Оборотень прижалась носом к уху сына и довольно улыбнулась. Аура малыша выправляется, он станет сильным магом. Герцогство - суровый край, там ценятся сильные воины и смелые маги. А ее сын другим и не станет. Из дворца нужно бежать. Винсент, не иначе как из вредности, прикрыл Бельтим. Армин сдала воспоминания о том, что именно служанка бросила орехи. Император пришел к выводу, что белки скончались от старости.

Армин искренне хотела пожелать ему такой кончины, но не рискнула. Не в ее положении злить Императора. Конечно, достав старые драгоценности, она украсилась как новогодняя елочка – если решат их выдворить, еще пару лет проживут безбедно. А там сын станет старше и сможет самостоятельно возвращаться из школы домой. Стыдно сказать, но Армин и в пояс зашила около сотни золотых монет. Носить его она еще не пробовала, но знала – справится.

Императорского портного утром хватит удар от счастья. Выходец из низов, он обожал украшать одежды драгоценными камнями и золотом. И Армин собиралась предоставить ему полный карт-бланш на три платья. Те, что будут ее «запасным кошельком».

Женщина устроилась рядом с сыном, перекинула через него руку и прикрыла глаза. Сон не шел. В голове толкались мысли, предположения. Вырисовывался абстрактный план, на тот случай, если супруг попытается причинить вред ребенку. Ди-Ларрон потрясла головой и отползла на другой край постели – чтобы не тревожить своими метаниями сына.

Армин поднялась с постели, протанцевала по лунной дорожке и сотворила с десяток призрачных ос – ее распирало от счастья. На какой-то миг она показалась сама себе всемогущей. Выйдя на балкон, оборотень с удовольствием вдохнула ночной воздух. Аромат серых невзрачных цветов, что раскрываются только ночью, будто днем стесняются своего уродства. Терпкие запахи конюшен, едва ощутимые для оборотня и неслышимые людям. Запах нагретого и остывающего камня. Немного от дождя – вода скопилась в щелях и теперь испаряется, отдавая себя миру.

- Не пропадем, - Армин с прищуром наблюдала за ночной жизнью замка.

Что-то готовилось на кухне. Говорят, Императрица на завтрак вкушает какие-то немыслимые деликатесы. Шумела кузня – не иначе, ночные стражи привели своих коней. Увы, есть такая повинность у замкового кузнеца. Ночным не отказывают. Никто и ни в чем.

Армин вернулась в комнату за пледом и вновь вышла на балкон. Закуталась, поджав под себя босые ступни, и замерла, прислонившись к прохладе каменной стены. Мысли утишились. Ди-Ларрон наслаждалась покоем. Она не считала, сколько прошло времени, полностью растворившись в ночной тиши и прохладе, в мерном биении собственного сердца. И только перепуганный вскрик служанки вырвал ее из блаженного небытия.

Гибко развернувшись, Армин нос к носу столкнулась с заспанной Бельтим. Та от неожиданности плюхнулась на пол. Крепкий задок должен хорошо амортизировать, усмехнулась про себя Армин и вскинула бровь:

- Ты и Винсента так же будишь?

- Нет, Ваше Высочество. Разрешите нести завтрак?

- Неси.

Армин стянула с плеч отсыревший плед и с прищуром оглядела крепостные стены. В лучах рассвета они казались то спело-желтыми, то розовыми. И оборотень вспоминала, как мечтала о крыльях, что отнесут ее из тюрьмы, коей воспринимался замок, на волю. В материнское графство. Или к любимому.

- Доброе утро, мамочка, - сын сонно улыбался и жмурился в мягком, проникающем сквозь занавеси свете. И восхищенно вскрикнул. Армин довольно улыбнулась – свои покои она украшала сама. И на рассвете, как и на закате, было особенно красиво. Солнце играло на гранях кристаллов и отражалось во фресках, что украшали стены. Окна были расписаны краской. Не полноценный витраж, но Армин очень нравилось. А вот имперский витражный стиль – нет. Слишком много черного, слишком глубокие тени и слишком религиозные мотивы.

- Ваше Высочество, я не виновата, - именно с такими словами вошла Бельтим. На большом подносе стоял завтрак. На одну персону.

- Я предполагала подобное, Бельтим.

- Я в передник спрятала еще ложку, - робко произнесла девица.

- И вот я думаю, что нечего тебе делать в герцогстве, - покровительственно усмехнулась Армин, - продолжай в том же духе, и будешь вознаграждена некоторой денежной суммой. Возможно, хватит на небольшую квартирку. Тебе стоит об этом подумать. Твой живот скоро начнет расти, и работать в прежнем темпе ты уже не сможешь.

Бельтим жарко вспыхнула и поспешно принялась сервировать стол. Покои Армин можно было разделить надвое. Постель скрывала вуаль, крепившаяся напрямую к потолку. Оборотень наотрез отказалась от балдахина – с занавесей стряхнуть пыль проще, чем выбить-выстирать тяжелый бархат. Здесь же, за границей нежно-сиреневой вуали пряталось высокое окно и выход на крошечный балкон. Трехногий столик со свечой и узкий табурет. Армин одно время мечтала об удобной конторке, но желание оказалось несбыточным.

 На другой половине стоял овальный стол, пять высоких стульев с бархатными сиденьями, камин и два кресла у камина. Обстановка была немного диссонирующей, но Армин слишком хотелось и крупный стол, и кресла у камина. Поэтому она пожертвовала красотой обстановки в пользу своих желаний. И ни разу не пожалела.

-    Садись завтракать, котенок.

-    А ты? - Роуэн терпеливо позволил Бельтим помочь ему переодеться после сна и теперь удивленно смотрел на единственную тарелку.

-    Так я раньше встала, - легко соврала Армин.

-    Ты всегда ждала, пока я проснусь, - не вовремя проявил смекалку малыш.

-    Тогда пополам? - натянуто улыбнулась ди-Ларрон. Женщину распирало изнутри, злость пополам с обидой и невероятным желанием расплакаться. Кидаться вещами и капризничать, чтобы вокруг все бегали и чтобы мерзких, гадких людишек какое-нибудь чудовище ело пачками. - Ты кушай, я с Бельтим поболтаю.

Бельтим сноровисто перестилала большую постель. И на покашливание оборотня отреагировала испугом.

-    Прекрати так реагировать, это не на пользу ребенку. Чем мотивировали на кухне?

-    Не знаю, госпожа, это у колдуна спросить надо, - вытаращилась служанка. И Армин прикусила язык. Надо быть проще:

-    Почему только на одного еда?

-    Приказано мальчика кормить на кухне, - пискнула служанка. - Вместе со всеми.

-    То есть кроме прочего, питаться объедками с императорского стола.

-    Это не так плохо, - утешила ди-Ларрон Бельтим. - Императрица свою порцию каши не ест, да и принц - тоже.

-    Да, действительно, - в прострации выдала Армин и вернулась к сыну.

Роуэн оставил всего пополам. Полбулочки, половинку тарелки каши и даже чай лишь немного отпил - знал, что мама водохлеб. И даже целой чашки ей будет мало.

-    Так, я ем булочку, ты доедаешь кашу. Потом в город и в кафе посидим, хорошо?

-    А у нас есть денюжки? - удивился ребенок.

-    Есть, и как показывает практика, проблема не в средствах.

Стук в дверь и веселый голос Винсента заставили Бельтим судорожно оправить волосы и чуть выпростать грудь.

-    Мам, а зачем тетенька так сделала?

-    Ей так дышится легче, - хмыкнула Армин, - не смотри.

-    Привет узникам, - Винсент тащил целую корзину еды. Запах жареного мяса заставил ноздри Армин затрепетать. Оборотень остается оборотнем. Даже в императорском дворце.

-    Мясо и квас, зелень и хлеб, головка пряного сыра. Сладкие булочки для мелкого.

-    И клятва от добытчика, - Армин непримиримо сложила руки на груди. Винсент закатил глаза и прокусил указательный палец:

-    Кровью клянусь, что пришел с добрыми намерениями. Сойдет?

-    На первый раз. Бельтим, найди портного. Он нужен мне через час, - коротко приказала Армин, и служанка проворно выскользнула из покоев.

-    В город не пойдем? - от обиды у ребенка вытянулось лицо.

-    Пойдем, но позже. Голодная смерть нам не грозит.

-    Я кой-чего принес, из своих игрушек.

По полу зашагала рота солдатиков. И Роуэн, поспешно прожевав полоску мяса с хлебом, устремился знакомиться с новыми друзьями.

-    Сам делал, - горделиво выпятил грудь принц.

-    Хоть на что-то годишься. А что с экономикой? Когда на престол взойдешь, вся страна будет в солдатиков играть? - Армин поджала губы и примирительно добавила: - Прости. Мне непривычна твоя доброта. Что произошло за эти годы, что ты вдруг так ко мне проникся?

-    Или что не произошло, - Винсент достал флягу с вином и сделал добрый глоток, - не смотри так. На сухую такое не скажешь. Помнишь Рёдингов? Сильный был клан. Все как один колдуны да ведьмы.

-    Они женились друг на друге, а в итоге даже кровь оборотней перестала их спасать. И что?

-    Отец хотел, чтобы моей Императрицей стала ты, - Винсент охнул, когда сильная рука сестры вырвала флягу из его пальцев. - Я сопротивлялся, как мог. И тебя презирал. Думал, ты знаешь. Потому и лезешь.

-    Я просто тянулась к старшему брату, - Армин покатала на языке терпкий напиток.

-    Где ты берешь такую дрянь?

-    Папенька запретили виночерпию наливать мне. Приходится покупать в городе. Так что, когда стало известно о наличии у тебя ребенка, я обрадовался. И предположил, что мог быть не прав. Насчет тебя. Мир?

-    Да мир, чего б и нет. Почему не сказал? - Армин зябко поежилась, - мама бы не допустила.

-    Это было после ее смерти.

-    Но ты меня не терпел и раньше.

-    Дурак был. А кто его отец?

-    Под клятву.

-    Значит, Дгрон, - Винсент ухмыльнулся, - а ты знаешь, что этот лохматый проклят бесплодием? Мальчик - единственный наследник клана.

-    Ты будешь молчать, Винс, иначе я тебя свергну. И начну войну с оборотнями. Серьезно тебе говорю.

Принц и принцесса посмотрели на маленького наследника, увлеченного игравшего солдатиками. Армин допила вино и вернула брату пустую флягу. Есть ей не хотелось совершенно.

-    Думать о будущем можно бесконечно, - мирно произнес брат и поковырял подсохшую ранку на пальце. - На слово ты ведь не поверишь?

-    Это и для тебя хорошо, - Армин поморщилась. Высокий метаболизм и спиртное - не лучшее сочетание.

-    Чем это? Клянусь своей кровью держать в секрете тайну рождения Роуэна ди-Ларрон.

-    Это недолго будет секретом, - Армин грустно улыбнулась и подхватила кончиками пальцев искорку-клятву. - Он оборотень, чуткий нос, ушки-подслушки, глаза бывают звериными. Такой ребенок от иномирянина не родится. А я точно буду знать, что это не ты. Иди, нам пора заниматься.

-    Заниматься? Ты мучаешь ребенка, Арминка.

С легким стуком в покои вошла Бельтим, присела в книксене и замерла в ожидании приказов. Армин проигнорировала ее, полностью поглощенная расстегиванием хитроумного замочка на лингво-амулете.

-    Ты, правда, думаешь, что мой семилетний сын в совершенстве владеет двумя языками? Или что в том мире говорили на нашем языке? - подняла голову принцесса.

-    Все-все, не начинай. Я наследный принц, и ты не должна заставлять меня ощущать себя дураком, - нахмурился Винсент.

-    Так не будь им, мой почти венценосный брат.

Винсент остался сидеть за столом. Лениво пощипывая виноград, он наблюдал, как Армин возится с сыном. Сняв с ребенка амулет, оборотень раз за разом повторяла слова, проговаривая их мягко, но четко. На секунду принц задумался о том, что идея отца была не столь плоха. В первом поколении, благодаря гену оборотней, близкородственная связь не сказалась бы.

-    Мне нужно идти, - невнятно и немного испуганно произнес наследный принц и поднялся на ноги. Армин полуобернулась, удивленно глядя на брата:

-    Надо - иди. Можешь и Бельтим прихватить с собой.

-    Да, отличная идея, - принц криво усмехнулся. Сестра стала красивей за годы изгнания. Или он просто отвык от ее сдержанной ярости, непокорности, лишь слегка прикрытой лоском воспитания. И теперь вся сила личности сестры была направлена на защиту сына. А раньше она с таким же пылом пыталась поладить с ним, Винсентом.

Принц встряхнулся, разрушив труды придворного куафера, и ухватил под локоть довольно пискнувшую Бельтим. Большие груди призывно колыхнулись, из-за края лифа кокетливо выглянул сосок. Винсент скривился, но все же увлек служанку к выходу из покоев сестры.

-    А куда пошли дядя с тетей?

-    Играть.

- А можно с ними?

-    Не сегодня, котенок.

Придворный портной входил в двери без стука. С этим приходилось мириться, ведь ему уже двенадцать лет благоволил Император. При том, что непосредственно сшитую портным одежду венценосный не носил.

-    Ваше Высочество, невероятно рад, что вы изволили воспользоваться плодами моих скромных трудов, - просиял невысокий худощавый мужчина. Таких, как он, хочется назвать «парнишкой» или «юношей». И Армин была не исключением, несмотря на то, что оборотень точно знала, сколько лет этому «мальчику».

Роуэн восхищенно смеялся, глядя, как вокруг стоящей на табурете матери носятся портновские принадлежности. Сама же Армин была напряжена - она вспомнила, отчего так не любила связываться с придворным портным. Летающие у горла ножницы, стаи тонких игл, удушающий обхват портновской ленты - все это заставляло паранойю женщины вопить в глубинах ее разума.

-    Цвета? И камни, если принцесса пожелает.

-    Желает, принцесса желает алмазы и сапфиры на синем бархате, рубины и тонкие золотые цепочки на алом атласе и зеленый плотный ситец. Чем думаете украсить?

-    Изумруды, как глазки, оправленные золотом. По лифу и рукавам.

-    Отлично, рукава двойные, один облегающий, до кисти, второй поверху - верхний край заканчивается у локтя и острым клином устремляется к полу.

-    Изысканно, в стиле Вашей матери.

-    Именно. Когда я смогу получить свои родовые украшения? Это, кажется, в Вашем ведении.

Портной отвел глаза в сторону:

-    Вы не могли бы прояснить этот вопрос с лордом Бранвин?

-    Казначеем?

-    Он забрал Ваши украшения, когда Император объявил о предстоящей женитьбе на леди Изабель. Вашей нынешней мачехе. Свадебный дар вчера был им изъят тоже, - портной пожал плечами.

Армин прикусила губу: неужели Императрица умудрилась разозлить Сухаря сильнее, чем в свое время сама оборотень?

-    Разберусь.

Портной выдохнул. На самом деле этот смешной мужчина был резко против, когда Император наградил его такими привилегиями, как присматривать за драгоценностями принца и принцессы. И Армин подозревала, что эта «привилегия» была скорее наказанием.

-    Первую примерку проведем завтра во второй половине дня. Я отодвину все заказы ради Вас, Ваше Высочество.

-    Благодарю, господин Димьен.

Портной откланялся, и Армин нетерпеливо позвонила в небольшой колокольчик.

-    Пора собираться на прогулку. И для начала вернем на место амулет.


Глава 4

«Мелдо» невероятно понравилось Роуэну. И Армин с улыбкой ждала, пока ребенок набегается вокруг транспорта. Шофер с удовольствием включился в игру, показывая ребенку, куда и как жать.

- Вам не следует допускать подобного непотребства, - госпожа Маал, вынужденная сопровождать принцессу, недовольно поджала губы.

- Вы воспитали три поколения принцев и принцесс, - Армин легко пожала плечами, - но я не соглашусь с тем, чтобы Вы воспитывали моего сына.

- Хвала Господу, Ваш сын не принц.

- Вот именно, и Вашей власти над ним нет.

- Но есть над Вами, Ваше Высочество. Вы еще принадлежите отцу, и Ваше поведение бросает на него тень.

- Быть того не может, госпожа Маал, - Армин потерла друг об друга ладони, затянутые в кружевные перчатки. На плечи принцессы поверх светло-синего платья был наброшен плащ – осень в Столице выдалась прохладной. А вот госпожа Маал утеплилась как следует и теперь истекала потом. Возможно, именно в этом крылась причина ее недовольства.

- Мам, мы едем? Едем?

- Вы планируете посадить своего отпрыска в салон? – госпожа Маал вскинула тонко выщипанные брови. – Ваше Высочество, возможно, Вам не объяснили. Никто ничего не имеет против Вашего ребенка. Он не способен как-либо объесть или разорить Корону. Он просто существует, и это позор. Вы должны показать, что стыдитесь своей несдержанности. Вот и все. Никто не желает ему зла.

- Госпожа Маал, - Армин переплела пальцы, удерживая готовые вылезти когти.

- Дайте мне договорить, Ваше Высочество. Никто не желает зла бастардам. Или Вы полагаете, что дети принца Винсента как-либо ущемлены? Они получают образование наравне с графскими детьми. Такое образование, которое получили и Вы, по настоянию Вашей матери. Хотя, на мой взгляд, девице достаточно уметь читать. И то для некоторых особ это лишнее.

- К чему Вы ведете?

- Вам нужно сделать громкое заявление, публично отречься от ребенка. Вот и все. Вы можете ничего не менять в жизни, он живет в Ваших покоях – пусть так. За императорский стол его не пустят, но в малой столовой накроют. А там…

- А там бастарды принца Винсента. Я поняла Вас, госпожа Маал. Но беда в том, что я не буду предавать сына даже в малом. И самое главное, я чужая невеста, почти жена. И что бы ни происходило здесь, признали моего сына существом или человеком, это ничем не поможет нам во владениях моего мужа. Так к чему все это?

- Если Вам придется вернуться…

- Если мне придется вернуться, возвращаться я буду в свое графство. Не забывайте, я графиня. И мне есть куда идти.

- Вас изгнали.

- По личному распоряжению Императора, касающемуся его дочери и принцессы. Но после замужества Император утратит надо мной отцовскую власть, приобретя взамен власть сюзерена. Вам стоило бы больше читать, госпожа Маал. Все, что произойдет в герцогстве, пойдет на пользу. Иду, Рой.

- Мам, можно я сяду на первое сиденье?

- А я тоже хочу, - улыбнулась Армин.

- Ну-у, ма-ам, - протянул якобы обиженно Роуэн.

- Давай, ты ко мне на коленки сядешь? А госпожа Маал поедет в салоне, это как раз соответствует ее титулу и положению.

- Она плохо пахнет, - свистящим шепотом сообщил ребенок. Армин прикрыла глаза, пережидая свойственный матерям приступ острого стыда за детские перлы, и неопределенно пожала плечами. Госпожа Маал пахла отвратительно, для оборотня. Смесь химических притираний, застарелый пот и нестиранная верхняя одежда.

Поездка удалась. Шофер позволил Роуэну активировать пентаграмму, запускающую непосредственно двигатель. Ребенок сияющими от счастья глазами смотрел по сторонам, оглядывался на скорбно замершую госпожу Маал, задавал с полсотни вопросов. И в итоге выдал тот, что тревожил его больше всего:

- Мы обидели тетеньку?

- Нет, дорогой. Тетенька получает очень хорошую зарплату и не обижается на маленьких детей, - Армин улыбнулась и бросила взгляд назад. Маал сидела, выпрямившись и сложив руки на коленях. Выражение легкой скуки, идеально расположенные ноги – щиколотки перекрещены и отведены вправо, колени плотно сдвинуты.

Единственное, за что Армин уважала воспитательницу – та в своей жизни руководствовалась тем, чему учила воспитанников. Только вот учить у нее выходило из рук вон плохо. Взбалмошная, не думающая наперед принцесса - Армин трезво оценивала себя-прошлую. Жестокий, жадный до развлечений принц, не ценящий своего статуса и совершенно не беспокоящийся о том, что рано или поздно ему самому придется встать во главе Империи.

- Предлагаю начать с кафе. Я проголодалась.

- Да, мой животик тоже голодненький, - Роуэн положил руку на живот и изобразил бурчание голодного желудка.

- Ваше Высочество, если позволите, я бы тоже взял перекусить, на вынос, - мужчина вытер пленку пота, выступившую на лбу.

- Разумеется, не в моих правилах морить людей голодом.

Госпожа Маал терпеливо ожидала, пока шофер поможет ей выйти из салона «мелдо». Вот только проголодавшийся мужчина побеспокоился лишь о том, чтобы сопроводить принцессу и ее сына до столика, пододвинуть его туда, куда захотел Роуэн, и дойти, наконец, до стойки с кассой. Тонкая официантка, с явной примесью эльфийской крови, подхватила две плотных папки и устремилась к столику ди-Ларрон.

- Две булки и две котлеты, крынку кваса, в мелдо.

- Вы уверены? После котлет пахнет, - деревянная касса позвякивала каждый раз, как шеф крутил колесо, вбивая цифры.

- Ее Высочество разрешила.

- Ага, с тебя серебрушка, и иди, Мелька все принесет. Твой синий мелдо?

- Мой, чей же еще. Императорский, то есть, - хмыкнув, поправился шофер. – Был бы мой, я бы со знатью дел не имел.

Роуэн по слогам читал меню – действие амулета не распространялось на письмо. Армин улыбалась, водила пальцем по строчкам и время от времени поправляла произношение сына. Колокольчик на двери прозвенел, возвещая о новом посетителе. Госпожа Маал на мгновение остановилась, осмотрелась и прошла к столику Армин.

 - Ваше Высочество, с улицы Вас прекрасно видно.

-    Меня в лицо знают немногие. Еще меньше людей в курсе, что я вернулась. И Роуэн захотел сесть здесь.

Маал покачала головой. Ее пергаментно-тонкая кожа, слишком натянутая из-за чрезмерно тугого пучка, порозовела от сдерживаемого гнева. Шофер не счел должным помочь ей выйти из салона, по мнению зарвавшегося мужлана, она такой же наемный работник, как и он. И теперь она вынуждена сидеть напротив окна, и яркий свет бьет ей в лицо.

-    Мам, я не могу выбрать. Блинчики со сгущенкой тут есть?

-    Сгущенкой, - Армин сморщилась, пытаясь вспомнить, есть ли что-то подходящее, и обратилась к подскочившей к ним официантке: - Густое молоко с сахаром, есть что-то подобное?

-    Сметанный крем с сахарной пудрой, - тут же предложила Мелька.

-    Блины с этим кремом, травяной чай с медом и барбарисом. Вы, госпожа, будете что-нибудь?

-    Творог, без сахара, - чопорно ответила женщина. Ей уже давно перевалило за шестьдесят, и она маниакально худела. И без того высохшая, госпожа Маал изыскивала все новые и новые средства похудания. И крайне неодобрительно косилась на аппетитные бедра Армин. При том, что все оборотни отличаются крепкими, сильными ногами.

Роуэн не замечал напряжения, разлитого в воздухе, а Армин давно привыкла игнорировать людей. Длинноволосую красавицу, девушку-с-обложки, как иногда ее называла директриса магазина, замечали, едва только она выходила в зал. В синей робе, желтых резиновых перчатках и со шваброй. Молодежь отпускала едкие шуточки, а каждый зашедший за пивасиком мужичок почитал своим долгом предложить вечерний досуг. Так, демонстративное молчание и показательно тяжелые вздохи перестали действовать на принцессу.

-    Так, теперь пешком. Роуэн, беги вперед, предупреди нашего шофера, что мы пройдемся, - Армин оставила на столе золотой и встала. Роуэн вприпрыжку помчался к «мелдо».

К принцессе сын вернулся в сопровождении мужчины. Шофер решил сопроводить Ее Высочество.

-    Как Ваше имя?

-    Геор, Ваше Высочество.

-    Благодарю Вас, Геор, за Вашу неоценимую помощь, - Армин поправила выбившийся из прически локон, и шофер гулко сглотнул.

Армин едким вихрем носилась от стенда к стенду в травной лавке. Роуэн развлекался кормлением мышей, оборотень запретила даже намекать ребенку, что эти мыши продаются для ритуального умерщвления. Госпожа Маал завороженно нюхала медовицу, и Армин, по некотором размышлении, решила не уточнять, что растение обладает легким наркотическим эффектом. Засушенной заразе не повредит чуть-чуть неправедности. Тем более что в детстве принцессу не единый раз пороли из-за навета вредной воспитательницы.

-    Вы. правда, считаете, что в мешке только сушеный барбарис? - Армин позволила своей второй сути выглянуть из глаз. - А вот я рябину чую.

-    Возможно, случайность?

-    Как договоримся, так и будет, - алчно улыбнулась оборотень. И в этот момент в ней было очень мало от принцессы. А Маал перекрестилась, поминая покойную Императрицу. Та с таким выражением лица носилась по всему дворцу, инспектируя, куда и как потрачены деньги из казны.

Армин скупалась так, будто собиралась на край мира. Ягоды и травы, порошки - все, что обладало долгим сроком хранения.

-    Позвольте предложить Вам мазь от обморожения, - травник выложил на стол крупную ракушку.

Армин взяла предложенное, открыла, принюхалась к прозрачной массе, растерла в пальцах и кивнула.

-    Одной хватит.

-    Да, мы закупаем их в Плачущем Герцогстве, - и травник комично прихлопнул ладонью рот, - надеюсь, Вы не оттуда?

-    Я туда переезжаю.

-    О, тогда запомните две простые вещи: не называйте Герцогство плачущим, этого не любят, и белые звери существуют.

-    Последнее - глупость, - провокационно фыркнула Армин.

-    Я тоже так считаю, - травник кивнул, - но они верят в них. Оскорблять чужие верования - последнее дело для чужачки.

-    Как ты говоришь с принцессой, грязь?! - выдала госпожа Маал.

-    В герцогстве никто не посмотрит на Ваш статус, Ваше Высочество.

-    Госпожа Маал, благодарю Вас за Вашу доброту. И позвольте преподнести вам в дар этот скромный букет, - оборотень подмигнула травнику.

Особого вреда медовица не принесет. Состояние легкого опьянения быстро сойдет, не оставив даже похмелья.

-    Погрузимся в «мелдо», и к портному, - Армин отсчитала часть суммы и ласково улыбнулась травнику. Тот согласно кивнул, даже с такой «скидкой» он не оставался внакладе.

-    Идите к Усатому Горту, он родом с Перевала. Собственно, так аборигены и зовут свое герцогство. Он сумеет вас одеть по погоде.

А оборотень серьезно задумалась над тем, что не помнит, как именуется герцогство в списке земель родной Империи.

Витрины лавки Усатого Горта казались пустыми - на всем видимом с улицы пространстве были разложены квадратные кусочки ткани. Разной, но в таком количестве сливающейся в одну. Изнутри же лавка напоминала склад - стеллажи до потолка и никакой рекламы. Ни манекенов с товаром, ничего. Крупная конторка, и все.

Усатый Горт оказался приятным стариком с гладко выбритым подбородком и усами. Усы были невероятны - густые, заплетённые в две косицы, они спускались до круглого пивного животика.

-    Эт чего ж забыли такие красавицы в моем магазине?

-    Замуж еду, господин, на Перевал, - Армин сложила бровки домиком. - Мне да сынишке одежу бы. Теплую и удобную. Чтобы и бегать и наклоняться - за ребенком-то поди, угонись.

Госпожа Маал застыла скорбным изваянием, слушая, как просторечно общается воспитанница с торговцем. Как усач оглядывает тонкий стан масляным взглядом и фыркает в усы:

-    Тебе, красавица, тяжело там придется, тонкая ты больно. Наши-то женщины крепче.

-    Оборотень я, уж кто крепче меня-то будет? - Армин подхватила стальную полосу с прилавка и, играясь, сложила ее пополам.

-    Не удивила, - рассмеялся торговец и разогнул ее назад, - сердце с перцем, а, красивая?

- Армин меня кличут.

-    Как принцессу?

-    Почему же как?

-    Неужто повезло нашему герцогу? - сам у себя спросил Горт и сам себе ответил, - знать, повезло.

Горт вертел своих клиентов как кукол - выдал два комбинезона и отвел в другую комнату. Заставил там побегать, попрыгать. Роуэн то и дело останавливался, засматриваясь на гравюры, развешанные по стенам.

-    Это пейзажи с Перевала?

-    Сынок мой малюет, - Усатый погладил себя по животу так, будто сынок в данный момент находился там. - Ну, все, молодцы. Переодевайтесь спокойно, я выйду, посчитаю.

Армин помогла сыну и на долю секунды порадовалась, что на ней простое платье с пуговицами, а не корсет. У платьев ди-Ларрон шнуровка на спине, и переодеться самостоятельно она не смогла бы. Мысленно похвалив себя, Армин ловко застегнула длинную вереницу мелких пуговок и пригладила сбившиеся волосы.

-    Когда выезжаете? - Торговец что-то корябал карандашом на листе и среагировал только на звук, не понимая взгляда от своей писанины.

-    У нас около месяца. Свадьба будет здесь, без участия жениха, - Армин прикусила губу. Она знала, что не первая жена, но все же подобное пренебрежение немного царапало оборотня.

-    Что ж, ткани мне в реактивах вымачивать около недели. Мех, он хорош и красив, - неспешно объяснял Горт, - да только жизнь на Перевале такова - кто неповоротливый, того и съели.

Прогулка завершилась на детской площадке. Чистенькой, яркой, уютной, мало похожей на земную. Тут Армин криво усмехнулась: по счастью, на Земле еще не догадались брать деньги с родителей за аренду песочниц.

Шоколадное мороженое стремительно таяло, Роуэн уделался в песке и траве по самые уши, а госпожу Маал окончательно разморило на солнышке. Геору все-таки пришлось помогать ей грузиться в «мелдо». Букетик медовицы Маал приколола к тощей груди и растроганно сказала, что никто из воспитанников ей никогда ничего не дарил. В этот момент Армин почувствовала себя отвратительно и, отвернувшись, буркнула что-то невнятное.

-    В замок? - Геор вопросительно посмотрел на принцессу и, получив утвердительный кивок, махнул Роуэну: - Давай, малец, заводи машину.


Глава 5

В «мелдо» Роуэн уснул. Насыщенный день, сытый желудок, яркое солнце – все это привело к тому, что к ребенку вернулся дневной сон. Геор поднял мальчика на руки и позволил принцессе без помех вылезти из «мелдо».

- Дальше я сама, спасибо.

- Как скажете, Ваше Высочество.

- Когда мы соберемся в город вновь, как мне выбрать именно Вас?

- Запомните номер «мелдо», он закреплен за мной, - улыбнулся Геор. И оборотень запоздало вспомнила, что управлять этим транспортом могут только маги. Нахмурилась, не понимая, что заставляет мужчину работать здесь. Но по пути к своим покоям припомнила то, как сама мыла полы. Хоть и могла, по мнению окружающих, найти работу получше. Только директриса магазина была в курсе ее сложной ситуации. И всячески советовала завести мужчину. Мол, ты настолько красива, что на наличие ребенка никто и не посмотрит.

Армин перехватила спящего сына, чтобы на мгновение освободить руку и магическим импульсом открыть двери. Укладывая малыша в постель и аккуратно избавляя от жесткого камзольчика, оборотень усмехнулась. Время покажет, была ли права Ольга Васильевна, и скроет ли ее красота ее же сына, хотя бы от глаз мужа.

- Миледи, - Бельтим прошла в покои и чуть поклонилась. Служанка была несколько растрепана и сильно уставши. Армин прикрыла глаза, чуткий нос доложил ей совершенно лишние подробности, отчего женщина немного разозлилась.

- Найди лорда казначея и договорись с ним о встрече. После чего доложишь мне и останешься сидеть за закрытой дверью покоев. Если я приду, а тебя нет или кто-то мне скажет, что ты уходила – сборщики ягод нужны всегда. И очень непросто туда попасть.

Бельтим серьезно посмотрела на принцессу, поклонилась и вышла, тихонько притворив за собой дверь. Армин подошла к узкому шкафу, достала из него широкую плоскую шкатулку и с замиранием сердца открыла ее. Надо же, чары сработали как надо, и все крохотные запасы косметических средств, кои не раздражают нюх оборотня, остались на месте и в полной сохранности.

Тонкая салфетка стерла едва заметную высохшую пленку пота с высокого лба и висков, освежила общий тон лица. Кисточка с черной подводкой оставила едва заметные полоски на веках – исключительно чтобы подчеркнуть ресницы, но не выделить саму краску. Густой выпаренный сок мельтийских ягод сделал губы ярче. Мазь на основе степных трав – единственные духи, которые признавала мать Армин. И которыми теперь пользуется ее дочь.

- Ваше Высочество, лорд казначей будет ожидать Вас в Морской гостиной, - Бельтим, памятуя, что сын принцессы спит, вошла очень тихо.

- Достань бежевое платье, - подол того платья, в котором Армин выезжала в город, был безбожно запылен.

Бельтим сноровисто вытащила требуемое платье, и Армин лишь чуть поморщилась, вспомнив о корсете. Через двадцать минут оборотень была готова к выходу. Армин думала лишь о том, оставить ли на себе те немногие украшения, что остались у нее, будучи забытыми в покоях, или подразнить окружающих голыми запястьями и шеей? Непристойно принцессе появиться без каких-либо украшений, но, может, именно это сработает?

Морскую гостиную Армин никогда не любила. Гравюры существующих и вымышленных рыб и водных чудовищ были чрезмерно детализированы. Гротескные щупальца, обвивающие людей и подтаскивающие их к кромке воды, вызывали у Армин отвращение и легкий озноб. При этом сам по себе цвет морской волны нравился оборотню. Как и узор из крупных ракушек, и кораллы, инкрустированные жемчугом, и огромный аквариум, в котором резвилось с полсотни ярких рыбок.

- Ваше Высочество.

- Лорд-казначей, - мужчина сидел на светло-синей кушетке. Рядом с ним, на узорном столике, стоял увесистый сундучок.

- Полагаю, Вас интересуют драгоценности, и, в частности, Дар с Перевала? – казначей слишком ценил свое время, чтобы рассыпаться бисером учтивых слов, интересоваться настроением и погодой. Как того требует этикет. И Армин его в этом полностью поддерживала.

- Меня больше всего интересует то, что мне принадлежит. Дар моего будущего супруга, до тех пор, пока он не передан мне, - Армин пожала плечами, - существует масса способов доказать, что говоришь правду. А лгать я не стану, скажу, как есть – драгоценности его рода до меня не дошли. Растворились где-то по дороге.

- Сегодня Вы потратили очень большую сумму, - помолчав, произнес казначей.

- За годы моего отсутствия на моем счету должна скопиться крупная сумма, - Армин легко пожала плечами, - и я хочу подготовиться к переезду.

- Вас не было в пределах мира эти годы, - возразил лорд казначей, - я полагал, что Вы перечислите эту сумму назад.

- Не дождетесь, милорд, - рассмеялась принцесса, - если бы Вы потрудились найти способ и перечислять мое ежегодное содержание туда, на Землю, этого казуса бы и не возникло. А так я Вас понимаю, сумма выглядит аппетитно. И даже может покрыть вечный дефицит бюджета.

- Это не моя вина, - оскорбленно выпрямился казначей.

- Моего брата, моего отца-Императора и его жены, - кивнула Армин, - только почему это должно касаться меня? Я – отрезанный ломоть. Знаете, каково это: осознавать, что в другом мире у тебя переизбыток средств, а в этом приходиться продавать золото, чтобы накормить ребенка?

- Этот вопрос я тоже хотел прояснить, - лорд Бранвин нисколько не был впечатлен пылкой речью принцессы. – Можем ли мы доверить Вам драгоценности, учитывая, что Вы оставили дивные произведения искусства в чужом мире, не выручив за них и трети настоящей стоимости?

От гнева у Армин потемнело в глазах. Она порывисто поднялась на ноги, крутанулась вокруг себя и подлетела к окну. Корсет давил и мешал дышать.

- Полагаю, на этом наш разговор может быть окончен, лорд Бранвин, - с горечью процедила принцесса.

- Вы даже не желаете посмотреть на Дар?

 -   Я сожгу свой дом, лишь бы вы от дыма закашлялись, - Армин припомнила что-то читанное на Земле и процитировала полюбившуюся ей строчку. - Я могу распоряжаться своими украшениями. А раз так, я пожертвую их Дому Исцеления. И попробуйте не отдайте - господа целители могут быть очень настойчивы. Дар моего супруга я жду до сегодняшнего вечера, в противном случае я его не приму и Вы лично будете объяснять, отчего реликвия Перевала осталась в Столице. Вы можете быть свободны, лорд казначей.

Мужчина усмехнулся краем рта, но вставать не спешил. Армин повернулась к нему лицом и зеркально скопировала его ухмылку. Если он не уйдет, она будет оскорблена, и в ее праве будет потребовать удовлетворения обиды.

-    Вы повзрослели, принцесса, - наконец произнес казначей, - жаль лишь, что характер так и остался слишком пылким для двора. Здесь, - он кивнул на сундучок,

-    все, что мне удалось спасти. Остальное расползлось в неизвестном направлении. Несколько раз мои люди находили Ваши украшения на дорогих куртизанках. Выкупать мы их не стали.

-    Я бы не стала носить их после этих дам, - передернулась Армин.

-    Стали бы или не стали, но Ваш счет был недоступен, а тратить императорскую казну мне было не позволено. Интар!

В гостиную вошел высокий жилистый слуга казначея. Уже двадцать пять лет этот человек всюду сопровождал лорда Бранвина. Он был и телохранителем, и поваром, и слугой. Доверенным другом и единственным человеком, с кем Сухарь мог вести пространные разговоры. Это рассказывала Армин мать, советуя быть очень осторожной с личным слугой лорда.

-    Я провожу Вас до Ваших покоев. Интар, возьми сундучок принцессы. К нему приложена опись. Дар Вашего жениха пока останется у меня, поверьте, Вам не нужны проблемы с Императрицей.

- А Вам?

-    Ее Императорское Величество наивно полагает, что раз комплект украшений находится в казне, то там и останется, - тонко усмехнулся Сухарь. - Что мне останется делать, если Вы потребуете этот комплект? Захотите надеть на собственную свадьбу? А после не вернете? Не силой же мне драгоценности с Вас сдирать.

-    Тем более что свадьба состоится вечером, а уже утром я уеду. И волки сыты и овцы целы, а виновата гадкая оборотниха, - хмыкнула Армин. - Без обид, милорд, я понимаю, Вам здесь еще жить.

Армин сама не заметила, как скатилась на совсем простую речь. В горле першило, и оборотень злилась сама на себя. На свою наивность: кто мог платить куртизанкам ее украшениями? Уж точно не Император. Дорогой брат, вот откуда эта его доброта и услужливость. Страшно стало. Только отчего? Жаловаться Императору принцесса не станет, с чего бы? Все равно не на ее стороне будет справедливость.

-    Герцог сложный человек, - неожиданно произнес слуга. - Его первая жена умерла родами, пока он отсутствовал. А вторая насмерть замерзла. Она бежала из крепости и потерялась в снегах.

-    Спасибо, - кивнула Армин.

Бельтим сидела на полу, у дверей покоев. Рядом с ней устроился один из стражников, что-то шутил. Служанка нервно дергала прядку волос и неуверенно отвечала. Завидев процессию из принцессы и лорда казначея, со слугой в кильватере, стражник вскочил на ноги и подал руку Бельтим.

-    Ты молодец, Бельтим. Предложить Вам чай, лорд казначей?

-    Предложите, Ваше Высочество.

-    Бельтим, подай чай на три персоны. Я сегодня купила совершенно восхитительные конфеты, милорд. Шоколад, мягкая сливочная начинка и горьковатая нотка миндаля.

Армин поманила слугу казначея следом за собой и жестом показала, куда поставить сундучок - у двери на балкон.

-    Мы не разбудим ребенка? - спросил негромко Интар.

-    На этих занавесях столько заклятий, господин Интар, - усмехнулась принцесса, - можете кричать, сына это не потревожит.

-    Спасибо, Ваше Высочество, я воздержусь.

За чаем лорд казначей сказал от силы пару фраз, тишину заполняли Армин и Интар. И уже уходя, казначей произнес страшную для Армин фразу:

-    Вы были бы лучшей Императрицей.

-    Только я не знала о планах отца? - вздохнула оборотень.

-    Я знал чуть больше, чем Ваш брат, - тонко усмехнулся казначей, - Вы - копия вашей матери. И лицо, и фигура и повадки. Сильная кровь, сын так же в Вас пошел. Только глаза Дгрона.

Дверь закрылась, оставив принцессу бессильно сжимать кулаки от злости. Сделав несколько глубоких вдохов, принцесса вспомнила о земной традиции отмечать крестиками дни в календаре. До какого-нибудь значимого события. Кажется, пришла пора и ей перенять эту традицию.

Для принцессы первые дни тянулись невероятно медленно - постоянный прессинг со стороны семьи, легкое непослушание слуг. Впрочем, когда две особо бойкие кухарки были отправлены в дальние гарнизоны, готовить еду солдатам, эта проблема отпала сама собой.

Каждый день принцесса выезжала с сыном в город. Госпожа Маал перестала их сопровождать с того момента, как ей кто-то нашептал о свойствах медовицы. И Армин бы даже устыдилась, если б не унюхала на оскорбленной даме тонкий аромат свежих цветов. После чего принцесса со смешком посоветовала Маал не врать оборотням.

Сундуки с «приданым» принцессы постепенно заполняли отведенную им комнату. Армин лично накладывала заклятья на двери - у нее было восемь лет, чтобы подтянуть теорию магии и придумать что-то свеженькое и любопытное. Она даже приобрела милые пустячки, способные сыграть роль подарков на перелом Зимы - мало ли, на Перевале совсем плохо с лавками? Неловко выйдет.

В ночь перед свадьбой оборотень впервые спала спокойно. Все, отмучилась. И даже избежала личного общения с Императрицей. Благо, что опала распространялась и на внутрисемейное общение.

-    Ваше Высочество, - Бельтим ошеломленно посмотрела на принцессу и на платья, принесенные портным, - а свадебный наряд у вас есть?!

-    Я не шила его, - легко улыбнулась Армин и открыла шкаф. Там, в самом дальнем углу, пряталось платье, в котором выходила замуж мать принцессы. - Мамино платье, идеально мне по фигуре.

Бельтим осторожно раскрыла плотный футляр, в котором хранилось платье, и восторженно произнесла:

-    Какая невероятная красота.

Надевать платье было тяжело, Бельтим даже взмокла, но едва только была затянута шнуровка корсета, и верхнее платье невесомой паутинкой облекло фигуру Армин, служанка вытерла повлажневшие глаза.

-    Вы очень красивы. Сегодня будут присутствовать лучшие художники королевства, они пришлют свадебные портреты на Перевал, и Вы сможете выбрать.

-    Я знаю, Бельтим, - Армин прикусила губу. Этот день в любом случае станет для нее счастливым. Так или иначе, а свадьба делает ее свободной от власти Императора-отца.

Легкий, неброский макияж. На открытую шею легло дивной красоты ожерелье. Ледяные Слезы, словно застывшие в нежной платиновой паутинке, серьги, выполненные в этом же стиле, длинные и зрительно удлиняющие шею. Высокая прическа - переплетение гладких прядей и никаких, боже упаси, кудрей. Тонкая драгоценная полоса венчает аккуратную голову принцессы - материна графская диадема. Удивительно, но алмазы и общий стиль украшения схожи с Даром герцога.

Платье делает принцессу хрупкой, тонкой, как былинка. Основное украшение наряда - невесомое кружево, в котором то тут, то там прячутся крохотные бриллианты и чуть более крупные жемчужинки. Шлейф платья значительно плотнее остальной ткани, и не слишком длинный. Нужды нести его следом за принцессой нет.

-    Шлейф Императрицы несли двадцать человек, - неожиданно произносит Бельтим.

-    Так вот почему злые языки называют ее царственной гусеницей, - тонко усмехнулась оборотень.

-    Кто поведет Вас к алтарю?

-    Лорд казначей, он вел мою мать, приведет и меня, - Армин легко улыбнулась. - Только фата мне не нужна.

Роуэн, причесанный, в праздничном камзоле и с крошечной розочкой в петлице, восхищенно взирал на мать.

-    Мамочка, ты самая красивая.

-    Спасибо, котенок.

-    Роуэн, вам доверена ответственная миссия, - строго произнесла Бельтим. - Вы пойдете впереди принцессы и будете рассыпать лепестки роз.

Армин умиротворенно улыбнулась. Сколько ночей она размышляла, не зная, как сделать момент своей свадьбы безболезненной для сына. Император приказал допустить на скромное торжество лишь тех, чей титул не ниже графского. И ждал, ждал, когда дочь бросится в ноги. Или оставит ребенка за дверями зала. Решение подсказала Бельтим - она подслушала разговор лорда казначея и его слуги. Они обсуждали, догадается ли принцесса о лазейке или нет. Не догадалась, но зато подслушала.

-    Бельтим, пока еще в моих силах чем-то одарить тебя, - Армин серьезно посмотрела на служанку, - ты понимаешь, что скоро не сможешь работать?

-    Вы можете сказать, что забираете меня с собой? - решилась девица. - Один человек предложил мне замужество, но я боюсь, что принц еще не остыл ко мне.

-    А человек знает о твоем положении?

- Да, Ваше Высочество.

-    Хорошо, эта просьба легко выполнима, - Армин усмехнулась: подразнить напоследок братца? Отчего нет.

Церемония прошла скучно. Рядом с Армин стоял сухопарый граф, уроженец Перевала и его же представитель при дворе. На золотом подносе он держал наручи своего герцога. Настоящие, боевые, не праздничные с золотом и бирюзой, а те, что не раз выручали Владыку Перевалов в бою. И пальцы Армин не дрожали, когда она положила руку на эту имитацию жениха и супруга. Совсем не дрожали.


Глава 6

Император вертел в руках серебряный кубок. На самом дне плескались остатки вина. Любимый сорт сегодня кислил.

Подумать только, всесильный владыка таился в собственном дворце. Из окна подсматривал за тем, как уезжает его дочь. Мерзавка полоснула его напоследок по самому сердцу – приняла облик своей матери. Мужчина ударил кулаком по стене.

Принцесса выглядела прекрасно, в рассветном сумраке ее светлые волосы сияли собственным светом. И даже ее сын, иномирный полукровка, раздражал меньше обычного. Шофер придержал дверь для ди-Ларрон, но она, покачав головой, запустила в салон свою служанку. А сама вместе с ребенком уселась на переднее сиденье, рядом с простолюдином.

- И мать твоя так же плевала на все законы, - в сильной руке правителя жалобно скрипнул серебряный кубок. Мягкий металл не выдержал гнева и обиды правителя. – Не нашла времени проститься.

В одной из башен, скрытой от любопытных глаз, хранился секрет правителя. Эта стремящаяся ввысь башня, центральная в замке, носила имя второй жены Императора. Диамин. Там она жила, отказавшись стать частью великолепия двора. Там она воспитывала дочь и принимала мужа. Теперь там жил ее портрет.

Скрипнула дверь, женщина на большом ростовом портрете неуловимо поморщилась. Или просто тень пробежала по полотну.

- Здравствуй, - Император опирался плечом о косяк. На столе, под столом и даже на подоконнике стояли полные винные бутылки. Само окно было неопрятно закрашено черной краской. Раньше эта небольшая комната была супружеской спальней.

- Все молчишь. Я казнил и художника, и заклинателя. Хотя я говорил тебе об этом, - Император ловко вскрыл бутылку. – Прихожу к тебе раз в год. Как раньше. Счастливая у нас вышла семья, не правда ли?

Императрица Диамин сохраняла полную неподвижность. Для портрета это не вызывает затруднений.

- Иногда мне кажется, я был неправ, - Император до краев наполнил потерявший форму кубок. Капли алого вина испачкали дорогую ткань штанов – хрупкий металл треснул. Мужчина махом отпил половину, хмыкнул и отбросил кубок в сторону. Устроился на банкетке, закинул ноги на стол и взял початую бутылку.

- Ну, знаешь, может, не стоило брать тебя против воли? Стоило позволить тебе выйти за твоего, кого ты там выбрала? Артефактора? А потом вспоминаю: я здесь власть! Ты ведь полюбила меня, иначе не родила бы дочь. Пришлось проверить, моя ли.

Император криво усмехнулся, женщина на портрете перебрала тонкими пальчиками по подлокотнику роскошного кресла.

- Тебе про дочь хочется услышать? Она родила тебе внука, ублюдка. И уехала на Перевал. Жена и будущая мать, - Император криво усмехнулся. – Она могла стать Императрицей. Да, единственное, что заставляло тебя со мной говорить, верно? Брат и сестра, могли бы понимать друг друга. Но и она выбрала себе неудачника. Нищего задиру.

Бутылка опустела, Император поставил ее на пол и, опасно наклонившись, подцепил пальцами другую.

- Я все для нее сделал. В память о тебе. Полюбовник ее – мой советник, глава клана. Детей больше иметь не может – кто его так, не знаю. Родит герцогу, вернется в замок и заживет, как положено принцессе. Все ее любо-ови будут прикрыты законом. Потому что я – хороший отец.

Диамин улыбнулась. Она понимала свою дочь лучше, чем ее отец, и была счастлива выслушать эти новости. Пусть даже ее нарисованное сердце было лишь эхом, тенью живой женщины. Она молилась только о том, чтобы кто-нибудь, когда-нибудь нашел ее. Привел к ней дочь. Освободил, пусть и после смерти, от власти мужа.

***

Армин потерла ладони друг об друга. Дурашливая энергия текла по венам. Сын резвился в снегу, а на портальном круге ровной и очень крупной пирамидой были составлены сундучки и тюки. Оборотень переоделась в практичный комбинезон с тонкой, но жесткой юбкой – одежда женщин Перевала. На сыне красовался ярко-синий с желтым узором комбинезон.

- Мам, смотри! – Сын подбежал, держа на руках сразу двух бельчат.

- Ничего себе, - улыбнулась оборотень и спрятала руки в карманы. В конце концов, ведьма она или нет?

- Это они, да?

- Думаю, да. Белочки нашли своего защитника, - Армин подмигнула сыну. И неважно, что новоявленная герцогиня едва дозвалась этих малышей. Это не самая сложная магия.

- Я орешки оставил в рюкзаке, - Роуэн грустно вздохнул, - как же так?

- Они только что поели.

- Леди Данкварт, графиня ди-Ларрон? – вопросительно произнес высокий зеленоглазый мужчина. В отличие от Армин, мужчина был одет по столичной моде. И вместо практичного комбинезона его согревал плащ на меху. Красные щеки и нос подсказывали, что ему было не слишком тепло.

- Да, это я. Мой сын, Роуэн ди-Ларрон, наследник графства, - Армин улыбнулась. Эта победа, незаметная для Императора, грела ее уже неделю.

Друг матери, один из известнейших столичных артефакторов, тот, про кого говорили: «Переплюнет Лёвэ», помог ей. Дело обставили в строжайшей тайне. Так, опираясь на указ Императора, тот, что Армин вытребовала еще на Земле, удалось провернуть законное дело. Но, узнай кто о нем, нашлись бы желающие вмешаться.

Графский доход, и весьма немалый, падал на счет Армин. Но доступа к нему не было, ведь не было и супруга. Но теперь, когда есть официальный наследник, графиня ди-Ларрон может распоряжаться счетами вплоть до совершеннолетия сына. А сын, признанный Императором бастард принцессы, является более достойным претендентом, нежели племянник виконта. Оный племянник разменял уже четвертый десяток и был всегда в долгу. Одно время он даже пытался стать принцессе «лучшим другом».

Оставалось только молиться богам и духам, чтобы никто не обратил внимания на крохотное объявление. Увы, не обнародованное вступление во владение каким-либо наследуемым имуществом не является законным. Пока еще виконт может попытаться вернуть все в прежнее положение. Бастард принцессы против виконта – неизвестно, захочет ли вмешаться Император.

 Поэтому господин Лартон подстраховался - скупил почти весь тираж, оставив лишь выпуски для библиотек и нотариальных контор. Армин улыбалась, вспоминая, как трепетно ухаживал за ней мужчина. Ухаживал не как мужчина, но как старший родственник. И как грозно хмурился, уверяя, что явится на Перевал, если герцог будет обижать супругу.

-    Вы прекрасны, миледи. Ознакомились с традициями и культурой нашего герцогства?

-    Понимаю, ждут от меня иного, - герцогиня улыбнулась и легко качнула головой, - я не привыкла делать полдела.

-    Позвольте проводить Вас к саням?

-    Позвольте проконтролировать погрузку. Есть вещи, которые следует положить сверху - они понадобятся мне сразу по прибытии. Да и просто хрупкие вещи.

-    Вазы? - улыбнулся мужчина.

-    Во-первых, вазы не являются сколько-нибудь значимой ценностью, а во-вторых, Вы не хотите представиться? - холодно ответила Армин.

Оборотень нахмурилась. Ей было неуютно в своем комбинезоне. Голубая шерсть, плотная, пропитанная составами, со странной на ощупь подстежкой. Шесть ремней с крупными бляшками утягивали герцогиню вместо корсета. На груди мелкие пуговки были смещены влево. И на самом деле в лавке Усатого Горта женщина вертелась перед зеркалом, как не всякая модница. А вот тут как-то смутилась. Будь она замерзшая, в платье с кринолином, выглядела бы лучше? Сердито одернув рукав, Армин приподняла подбородок. Она герцогиня. Принцесса, соблаговолившая выйти замуж за человека ниже ее по статусу.

-    Виконт Джареф Лозедин, к Вашим услугам.

-    Весьма приятно, лорд Лозедин.

-    К чему условности, леди Армин, Вы можете обращаться ко мне по имени.

-    Вы можете обращаться ко мне «герцогиня Данкварт» или «графиня ди-Ларрон», как Вам будет приятней, лорд Лозедин, - невозмутимо отозвалась женщина.

-    Мам, я устроил Ди и Ти в санях, они подъехали с той стороны, - Роуэн махнул рукой куда-то себе за спину.

-    Ваш сын? Очаровательный малыш, - натянуто улыбнулся Лозедин. И протянул руку, чтобы потрепать ребенка по меховому помпону.

-    Мой бастард, - мило проворковала Армин и ухмыльнулась, глядя, как резко отдернулась рука мужчины.

Грузили вещи быстро. Под чутким руководством оборотня, мужички споро все перетаскали. И, к огромному удовлетворению оборотня, их одежда была похожа на плотный комбинезон Роуэна. Выглядела значительно дешевле, но общий стиль прослеживался.

-    Составить Вам компанию в санях, миледи? - с затаенной надеждой спросил Лозедин.

-    Не стоит беспокойства, - чопорно ответила герцогиня. - Разбить репутацию женщины проще, чем после ее склеить.

Лозедин скептически посмотрел на оборотня. Мужчина понял, что это мелкая месть. Джареф был из понятливых. Ему не нужно было дополнительных объяснений - чтобы ладить с новой хозяйкой Перевала, придётся ладить с ее сыном. А уж то, что эта женщина не будет смирно сидеть в своих покоях, он понял сразу. Как только увидел гибкую, затянутую в традиционную одежду герцогства, фигуру.

Герцогиня милостиво позволила виконту помочь ей устроиться в санях. И обеспокоено спросила:

-    Будем ли мы проезжать через герцогскую управу? Насколько мне известно, Ратуша стоит в ближайшем к замку городе.

-    Он, по сути, единственный, - Лозедин улыбнулся, - там и управа, и рынок, и казармы императорского отряда.

-    Да, я знаю, Перевал охраняют совместные патрули. Провальная политика Десятого Герцога привела к тому, что на его земли ступили чужие бойцы, - кивнула Армин, и виконт склонил голову. Эта женщина знала, куда ехала.

Теплый меховой полог укрыл Армин, прижавшегося к ней сына и двух спящих бельчат.

-    Поспи, нет ничего слаще сна под теплым мехом. Особенно в мороз. Чувствуешь сладковатый свежий воздух? Где-то поспели ягоды.

-    Зимой?

-    Поздней осенью, а от мороза они приобрели необходимый вкус и свойства, - Армин приобняла сына и вполголоса рассказывала, какие травы добывают из-под снега. Какие плоды приобретают волшебные свойства именно после крепкого мороза. Неспешное движение саней, изредка подающие голос лошади и мерный голос матери - все это быстро сморило Роуэна.

Санный путь пролегал между высоких пустых холмов. Изредка приоткрывался вид на долину. Изумительное сочетание белого, черного, серого и красного. Снег и деревья, кустарники и плоды. Ягоды рябины, вокруг которых летали птицы, ягоды мельтии, наполняющие воздух сладостью. Плоды ксандин, едва выглядывающие из-под жесткого снега. Темные фигуры собирательниц - на склоны выходили все, от мала до велика. Доходы от рудников шли герцогу, а простые люди жили тем, что могли собрать и вырастить.

Суровый край предполагал сплоченность. Те, кто брался торговать травами, давали хорошую цену. Не так, как это происходило в Гранполисе - там степные травы принимали за копейки, чтобы в продать в Столице за полновесное золото.

Мало кто спешил покинуть Перевал. Герцог заботился о своих людях. Армин вздохнула: позаботится ли он о них? И не стоило ли принять предложение Лозедина? Подавив очередной вздох, оборотень отбросила упаднические мысли в сторону. Произвести первое впечатление можно только один раз. И если она предстанет перед своими людьми жалкой и испуганной, что ж, возможно ее полюбят, но уважать не станут.

На груди, под слоем одежды, горячей тяжестью лежал конверт. Усатый Горт просил передать его в Управу. Там векселя, все вырученные им деньги, и Армин ощутимо потряхивало от страха. Не справиться. Или потерять. Или еще что-то.

«- Вы герцогиня теперь, - Горт выразительно посмотрел на кольцо, украшающее левую руку графини ди-Ларрон. - Кому, как не Вам, нести благодать своему народу? Именно так, ибо на Перевале одна власть. Не императорская.

-    Почему именно сейчас?

-    Оказия, - развел руками торговец. - Очень удобное время, но, увы, мой гонец в одиночку не пробьется, да и опасно. Однажды подстерегли. Теперь с караваном ходит. Караван будет только через месяц, когда снежный наст станет тверже. А деньги нужно передать сейчас».

Армин не единый раз расспросила торговца. И даже сорвалась в истерический припадок - вечер после свадьбы оборотень представляла себе иначе. Но тот вечер был. И сейчас оборотень понимала: именно там, на крохотной кухоньке, под мерный треск пламени в печурке, она стала герцогиней. Стала ею в тот момент, когда торговец с Перевала доверил ей вырученные деньги, долю своих работников, ждущих среди снегов. Роуэн спал на лавке, укрытый теплой курткой Порта. А Армин слушала и запоминала, отпечатывала в памяти накрепко.

Оборотень не заметила, как уснула. И только резкая смена запаха заставила ее открыть глаза. Сани остановились перед высокими воротами.

-    Вы прекрасны во сне, миледи, - виконт Лозедин улыбнулся и пришпорил лошадь.

-    Неимоверно, - буркнула Армин и погладила сына по плечу, - просыпайся, котенок.

-    Ма-ам, можно я не пойду в садик?

-    Можно, - засмеялась оборотень. Сын от удивления проснулся и тут же все вспомнил. Проверил своих бельчат. - Почему они спят?

-    Привыкают к тебе, - улыбнулась Армин.

-Да?

-    Да, потом будут понимать тебя, как дрессированные собачки.

-    Тогда пусть спят, - ребенок погладил бельчат самыми кончиками пальцев. Мальчик боялся навредить крошечным зверькам.

Армин потянулась, села немного повыше и осмотрелась. Дан-Мельтим был невероятно, захватывающе необычен и красив. Сейчас сани двигались по центральной улице, широкой, такой чтобы места хватило разъехаться двум возкам. И оставалось пространство для пешеходов. Дома были преимущественно трехэтажными. Время от времени попадались дома, чьи верхние этажи соединялись коваными мостиками.

-    Это если две семьи живут рядышком, вот так объединяются, - лорд Лозедин гарцевал рядом с неспешно двигающимися санями.

-    Мам, чем так вкусно пахнет?

-    Вареньем, - улыбнулась Армин и тут же нахмурилась, - не поздновато для варенья?

-    Зимние плоды, - Лозедин пожал плечами и едва не соскользнул в снег, - я не слишком разбираюсь в этом.

-    Давно Вы живете в герцогстве?

-    С рождения, но много времени провел в Столице, - очаровательно улыбнулся Джареф Лозедин.

Армин вскинула брови и довольно неопределенно хмыкнула. Она провела в России почти восемь лет. не так и много, на самом деле. И то в достаточной мере изучила традиции и мелкие особенности. Знала, что и где в пределах своего микрорайона. Она жила и выживала. Как может человек, живущий всю жизнь на одном месте, не знать, чем живут люди?

-    Мне нужно в Управу.

-    Мы как раз сейчас к ней подъедем, - Лозедин чуть плутовато улыбнулся, - Вам не обязательно туда идти. Я готов взять на себя любой ваш груз.

-    Благодарю, лорд Лозедин, но такие вещи я не доверю никому, кроме себя, - Армин отвернулась, не желая больше участвовать в разговоре.

Дан-Мельтим жил своей жизнью. Вот дородный пекарь с широкой окладистой бородой, перевязанной белым платком, вышел на крыльцо. И выпустил на волю сдобный запах свежей выпечки. Ему махнула рукой женщина из кондитерской лавки, крикнула на всю улицу, что готова партия его любимых шоколадных конфет. Где-то залаяла псинка, и вспорхнула стайка краснопузых птичек.

Роуэн вертел головой, с восторгом наблюдая, как тощий пес тащит украденный бумажный кулек, из которого вереницей по снегу тянутся колбаски. Как смешно семенит за ним приземистый, круглый мужичок. И как следом за ними спешит его высокая и худая супруга. Пес бросил пакет и, подхватив выскользнувшие колбаски, скрылся в переулке.

-    Собачка покушает, да мам?

-    Да, сынок, - Армин и сама повеселилась, наблюдая, как семейная пара пытается спасти свое имущество.

-    Ах ты ж, зверев сын! Говорила тебе, ишаку ледащему, не ставь покупки наземь! Следи в оба!

-    Ах ты, трещотка! А сама-то?!

Семья осталась далеко позади, и Роуэн, зажимавший себе рот, чтобы не смеяться, убрал руки и звонко расхохотался. Сани остановились перед высоким зданием. Ратуша была похожа на высокую, в четыре этажа, квадратную башню. Верхушку здания венчали четыре балкончика, по сторонам света. С саней видны были только два. Войти в Ратушу можно было через широкие, приветливо распахнутые двери низкой пристройки.

Армин легко выскочила из саней и вытащила вытянувшего руки сына. Поежилась, после теплоты мехового полога немного морозило.

-    Идем, - герцогиня протянула сыну руку, и тот радостно ухватил мать.

В пустой гулкой пристройке стояло несколько лавок. На одной из них устроилась молодая женщина, на руках она держала маленького ребенка, закутанного в несколько шалей и платков. К ее боку прижимался ребенок постарше. За ними, в трех шагах стоял закутанный по самые брови стражник. Армин направилась к нему.

-    Герцогиня Армин Данкварт, графиня ди-Ларрон, с поручением от Горта Ландорда,

-    коротко произнесла оборотень. И хмыкнула от того, как забавно это прозвучало. Герцогиня с поручением от торговца.

Стражник осторожно подвинулся в сторону. Он старательно берег тепло, и Армин его прекрасно понимала.

За дверьми было теплее. Камни древней постройки дышали холодом, но в противовес им откуда-то шел теплый воздушный поток.

-    Жуть, да мам? Как в ужастике, - выдохнул ребенок. - Не бойся. Если на нас выскочит Дракула, я тебя защищу.

-    Какие ты интересные фильмы смотрел, пока мама не видела, - вздохнула Армин.

-    С тобой, котенок, я ничего не боюсь.

Прямой коридор привел к узкой двери. И Армин поразилась, насколько тонким было дверное полотно. На стук отозвались не сразу.

-    Кто там? Войдите.

Все стены квадратного кабинета были завешены часами. Большими и маленькими, механическими и магическими. С маятниками и без. Все они были выставлены на разное время, отчего тикали вразнобой. Армин на мгновение ошеломили эти звуки.

-    Сандор Архам, градоправитель Дан-Мельтима, - из-за стола поднялся внушительный крепкий мужчина. Его черные волосы обильно тронула седина, а левая рука оканчивалась культей.

-    Герцогиня Армин Данкварт, графиня ди-Ларрон, мой сын, Роуэн ди-Ларрон, граф- бастард.

-    Неожиданно, - крякнул старик. - И что привело Вас в управу, миледи? Вы ведь не добрались еще до крепости.

-    Горт Ландорд шлет поклон, - легко улыбнулась герцогиня и, не дожидаясь приглашения, села в глубокое, мягкое кресло. Роуэн немедленно забрался матери на колени и заинтересовался потертостями на подлокотниках. Дети любят расковыривать небольшие дырочки до по-настоящему катастрофических размеров.

-    С Вами? - поразился градоправитель и окинул герцогиню иным взглядом.

-    Со мной, отчего нет?

Господин Архам достал из ящика своего огромного, криво стоящего стола удивительно изящный амулет.

-    Клянусь, что являюсь Сандором Архамом, градоправителем Дан-Мельтима.

Амулет полыхнул нежно-синим. Армин расстегнула пуговички верхней одежды и, продемонстрировав край кружевной рубахи, достала пухлый конверт.

-    Свидетельствую, что конверт доставлен в целости и сохранности, - тщательно осмотрев бумагу и принюхавшись к тонкому, чуть горчащему аромату духов герцогини, произнес градоправитель.

Увидев, как человек принюхивается к конверту, Армин немного смутилась. Но доверить настолько важную посылку сундукам она не могла. Наконец, Архам вскрыл письмо и вытащил кипу тонких листов, поверх которых была костяная снежинка. Коснувшись амулетом тонкой пластинки, градоправитель довольно произнес:

-    Воот, теперь у Усача в расходной книге баланс списался.

-    Любопытный способ, - Армин наклонила голову, - у моего графства есть доход. Я смогу использовать свой банковский счет? Через управу?

-    Не любите банк?

-    Мне есть, за что их не любить, - усмехнулась оборотень. И, ссадив ребенка с колен, поднялась, - я приду позже. Не сегодня.

Градоправитель выглядел так, словно хотел о чем-то попросить, и оборотень вопросительно вскинула бровь.

-    Могу ли я просить Вас об услуге?

-    В ближайшее время я в Столицу не собираюсь, - вежливо отозвалась Армин, - так что, если Вы хотите передать письмо господину Ландорду, ничем не могу помочь.

Градоправитель расхохотался и, утерев слезы, произнес:

-    Тут мы как-нибудь сами. Молодуха сидит, видали? Уже сутки, а там дети. Ей в крепость надо, белый зверь разрушил ее дом, а супруг еще раньше погиб. Таких, как она, ставят на довольство у Владыки Перевала. Там дом, общий. Сыты будут и при деле. А почтовая карета еще через два дня пойдет. Замерзнут ведь. Али заболеют.

-    Места в санях достаточно, - вздохнула герцогиня. - Отчего у родственников не остановилась?

-    Не приняли, - скривился градоправитель, - побоялись, что зверь и их настигнет. Так возьмете? А то, боюсь, она вот-вот пешком пойдет. Бабы от отчаяния на разные глупости горазды.

-    Возьму, конечно.

-    До свидания, - дисциплинировано произнес Роуэн. И переспросил маму: - А надо прощаться, если я не здоровался?

-    Надо, пацан, надо. Но и здороваться не забывай, чай не век за материной юбкой ходить будешь.

В пустом и холодном холле немного сменилась диспозиция. Молодая женщина стояла, удерживая ребенка одной рукой. Второй она прижимала к груди какой-то узелок.

-    Госпожа! - воскликнула женщина, - госпожа, подождите! Прошу Вас, позвольте поехать с вами. Вот, у меня тут есть, немного. Жемчуг в серебре, красивый, не сомневайтесь, - она отчаянно всхлипнула, понимая, что ее грошовые украшения не нужны сильной красивой леди.

-    За вас уже просил градоправитель Архам, - сдержанно произнесла Армин, - пойдемте. А украшения оставьте себе, что дочь ваша носить будет, как подрастет?

-    Спасибо. Спасибо, госпожа. Я Рхана, Рхана Васка. Мама на четверть орк, вот так и назвали, - заполошно произнесла женщина. И продолжила болтать, заполняя паузу, боясь, что госпожа может передумать.

В сани грузились весело. Армин пришлось помогать сначала Рхане, потом передавать ей младенца, а после закидывать восторженно пищащую девчонку. Роуэн сел рядом с девочкой. Детям легко найти общий язык, особенно если есть два очаровательных бельчонка.

-    Это Ти и Ди, - краем уха услышала Армин, - они совсем мои. Я буду их учить откликаться.

-    Они убегут, как проснутся, - чуть высокомерно произнесла девочка.

-    Вовсе нет, - обиделся Роуэн, - мама сказала, они будут со мной.

-    Глупая твоя мама, белки - лесные звери. Или ты будешь держать их в клетке?

-    Крина! - сердито одернула дочь Рхана.

-    Ничего страшного, - спокойно произнесла Армин и сама уселась напротив спорщиков. Единственными соседями оборотня были спящие белки. - Я не представилась: герцогиня Армин Данкварт, графиня ди-Ларрон, мой сын Роуэн ди-Ларрон, граф-бастард.

-    Ох, - Рхана побледнела.

Сани двинулись, свежие лошади задорно и звонко ржали, а перезвон колокольчиков на сбруе настраивал на позитивный лад. И только звонкий голос Крины разрушил тишину:

-    Мам, а у нас тоже нет папы, я - бастард?

И сдавленный смех Армин. Оборотень искренне наслаждалась сменой эмоций на лице Рханы - ответить дочери и не оскорбить герцогиню. Ди-Ларрон в который раз возблагодарила богов за русское, более чем толерантное, отношение к матерям- одиночкам. На Земле семья из мамы и сына не вызывала никаких вопросов. И ей удалось мягко донести до ребенка, что проблема не в нем и не в ней, а беда с окружающими. Дети верят своим родителям. И Роуэн снисходительно пропускал мимо ушей все оскорбления, тем более, что в силу возраста, не понимал и половины хитрых уколов.


Глава 7

Крепость жила своей, размеренной и упорядоченной жизнью. Из небольшой кузницы доносились удары молота, приглушенные - так действовал заглушающий барьер. На удобных санках высокий парнишка вез две бадьи с водой. Где-то весело перекликались ребята, отрабатывая заклинания.

Армин глубоко вдохнула, легко выскочила из саней и последовательно, как редиску, выдернула Крину, затем сына и после уже помогла вылезти Рхане.

- Вы очень добры, миледи.

- Возможно, - неопределенно пожала плечами оборотень. – Чем ты будешь заниматься здесь?

- Там дом для таких, как я. Дадут комнату, заселюсь, - Рхана вздохнула, - может, какая работа найдется.

- А ребенок?

- За детьми присматривают, - женщина грустно улыбнулась, - было бы здорово попасть к тем, кто детьми занимается. Но там мест не бывает.

- Мне нужна служанка, - отстраненно произнесла Армин.

- Я не умею, - Рхана покачала головой. – Я бы хотела. Но прически, уход за кружевом, этому ведь учат специально. А я простая деревенская знахарка. И та из меня плохая получилась.

- И где ты на мне кружево видишь? - выгнула бровь оборотень. – Мне нужен человек, который знает жизнь герцогства изнутри. Тот, кто ответит на мои вопросы.

- Господин Даргар занимается слугами, если Вы скажете, что берете меня, - Рхана нервно оправила рукава, - то, может быть, так и случится.

- Может быть? – переспросила Армин.

От господского дома к саням спешил дородный господин. Рядом с ним легко вышагивал Лозедин. Он отправился вперед сразу, как только сани выехали из Дан-Мельтима.

- Герцогиня, - мужчина немного задыхался, его лицо покраснело, - мы рады приветствовать Вас в крепости. Мое имя Гиран Даргар. Для вас приготовлены гостевые покои.

- Гостевые? – вопросительно произнесла Армин.

- Покои герцогини нуждаются в ремонте. Вторая жена герцога, леди Арисса опустошила покои в ожидании каравана, но довести ремонт до конца не успела, - хмыкнул Лозедин.

- Отлично, вот это, это и это, - Армин поочередно указала на сундуки и свертки, - доставить в гостевые покои, остальное - в герцогские. Рхана, даю тебе время до завтрашнего утра, - Армин строго посмотрела на замершую девушку. – Господин Даргар, Рхана Васка должна приступить к своим обязанностям с завтрашнего утра.

- Горничная? – уточнил мужчина.

- Личная служанка. И, Рхана, возьми Крину с собой, дети подружились. Им будет не так одиноко. Тебе что-нибудь нужно? Прямо сейчас?

- Нет, миледи. Разрешите идти?

- Иди, - Армин посмотрела, как Рхана уверенно движется к двухэтажному, очень длинному дому с узкими окнами и перевела взгляд на управляющего.

- Ваш сын, - Даргар откашлялся, - боюсь, что мы не приготовили покои.

- Мой сын - бастард, - жестко произнесла Армин, пользуясь тем, что Роуэн отвлекся и отошел к грузовым саням. – Но он и граф, что я уже не раз подчеркнула. Граф ди-Ларрон, господин Даргар. Я надеюсь, мне больше не придется поднимать эту тему?

- Простите, миледи. Мы далеки от Столицы и новости доходят с опозданием, - поклонился мужчина. – Я исправлю оплошность, но на данный момент проблемы это не решает.

- Моему сыну семь лет, он прекрасно переночует в моих покоях. И я хочу, чтобы его покои находились максимально близко к моим.

- Но не в герцогской детской? – робко вопросил управляющий.

- Я не настолько наивна. Просто, максимально близко. Если есть комнаты для слуг, их можно объединить, необходимые косметические работы я оплачу с графской ренты.

- Да, миледи, как прикажете.

- Где мой супруг?

- Герцог Данкварт на Перевале, - отозвался Лозедин. – Он выехал одновременно с Вами, но сход лавины немного скорректировал его планы. Рихтер прибудет к вечеру. Ужинать Вы будете уже в обществе супруга, его матери и дочери. И Вашего сына, разумеется.

Армин кивнула. Рихтер Айвен Данкварт, человек, чья личность неожиданно приобрела налет тайны. Оборотень помнила его по нескольким приемам. Обычный провинциальный лорд-воитель. Умеренно шумный, немногословный и совершенно не разбирающийся в столичных великосветских традициях. Они танцевали несколько кругов вальса, и Армин было немного смешно оттого, как неловок был герцог. И пусть она была капризной дурочкой, но воспитание, вбитое крепкой рукой матери, не позволило ей отпустить ни единого колкого замечания. Напротив, она поблагодарила милорда и дала обещание принять его приглашение на танец, на следующем приеме.

Удивительно складывается жизнь. Оборотень с прищуром следила за сыном, проснувшиеся белки пытались устроиться у мальчика на плечах.

- За стеной есть небольшой кусочек земли, поросший соснами, - произнес Лозедин. – Туда ведет крошечная калитка, большую часть времени она закрыта.

- Отчего же?

- Подлесок оканчивается пропастью. Много лет назад произошла трагедия: дети повадились там играть и однажды построили снежную горку. Катались просто так, - Джареф пожал плечами, - а потом стащили стальной лист из кузницы. Не в силах определить первого счастливчика, они всей гурьбой взгромоздились… и, - Лозедин сделал неопределенный жест рукой.

Армин прикрыла глаза. Ужас на секунду сковал ее сердце.

- Калитка была закрыта, и больше никому не позволено было туда выходить. Иногда герцог выходит, прогуливается там.

- К чему Вы мне про это сказали?

- Ваш сын новичок, ему могут и подсказать, - Джареф серьезно посмотрел на герцогиню. – Я не думаю, что это будет сделано специально. Юный граф здесь никому не помешает, но люди порой не думают, о чем говорят. На тех соснах живет целая семья белок, и со стены их видно.

- Благодарю, - Армин кивнула.

Оборотень мысленно посетовала на то, что разговор с графом придется начать с просьбы. Не лучшее начало семейной жизни. Но и он - не образец. Глубоко вдохнув и выдохнув, оборотень взяла себя в руки и отбросила пораженческие мысли в сторону. И сразу повеселела – несчастье с покоями герцогини позволяло ей без особых проблем устроиться так, как захочется именно ей.

 - Моя предшественница заказала мебель?

-    Да, в Столице, но подтверждения не было, - господин Даргар едва уловимо поморщился. И Армин его понимала. Ценник должен быть астрономическим.

-    Я хочу посмотреть, что там, - оборотень усмехнулась. Большую часть мебели она закажет в Дан-Мельтиме, а вот матрац для постели следует выбрать все же в Столице. - Завтра.

Широкое основательное крыльцо господского дома было старательно очищено от наледи. Две женщины как раз заканчивали отбивать ледяную корку, когда распахнулись двери, и из дома вышла невысокая женщина в роскошном платье с кринолином. Ее голые плечи были укрыты меховой накидкой, а бледные пальцы стискивали молитвенник.

-    Доброго дня, Вы - Армин? Джареф рассказывал о Вас, - голос вдовствующей герцогини был тих и невыразителен. - Вы так молоды, я представляла Вас иначе. Вы ведь знаете, именно милый Джареф выбрал Вас. Не хотите присоединиться ко мне? Я иду в часовню. Да, часовню. Сын построил ее специально для меня.

Говоря все это, вдова не остановилась. И последние слова ветер отнес в сторону. Лозедин, не извиняясь, покинул общество Армин и устремился следом за матерью друга.

-    Вдовствующая герцогиня, - господин Даргар замялся, - очень набожна.

-    Не худший порок.

Этот дом был любим своими владельцами. Широкий главный коридор приятного древесного цвета. По правой стороне тянулась горизонтальная зеркальная полоса. На левой стене были равномерно распределены рожки освещения, над ними - элементы карты герцогства в тонких темных рамах. Белоснежный потолок обрамляли галтели в тон рамам.

Армин прижала палец к губам и обернулась к управляющему. Явление вдовствующей герцогини отвлекло ее от работниц, что старательно расчищали крыльцо.

- Женщины часто выполняют тяжелую работу?

-    Бывает. - управляющий пожал плечами. - Но конкретно эти красавицы устроили безобразную драку за благосклонность одного из бойцов. Герцог не любит подобных выходок и карает строго.

-    Но справедливо, - усмехнулась Армин.

-    Мам, смотри, - сын показал на самую крупную карту. Старой работы, она действительно была хороша. - Я такую в учебнике истории видел.

-    А где ты взял учебник? - удивилась оборотень.

-    У деда. Мы его больше никогда-никогда не увидим? - хлюпнул носом ребенок. И Армин со вздохом потрепала сына за меховой помпон.

-    У него все будет хорошо.

-    Он говорил, что мы его семья, - уныло проговорил Роуэн. - А получается, мы его бросили.

Армин не нашлась, что ответить на это, и только вздохнула. Глупо было надеяться на то, что сын не заскучает. У него на Земле остались друзья и увлечения, в том числе и мультики. Герцогиня грустно улыбнулась: надо признать, что некоторые мультфильмы и она смотрела с удовольствием. В их комнатке телевизора не было, но зато у Льва Савельича был. Как и видеомагнитофон с кассетами. Оборотень и сама скучала по ежевечерним просмотрам мультфильмов. Старик не любил новостные программы, как и современные фильмы. А вот мультики смотрел с удовольствием.

Коридор подвел их к широкой лестнице. Господский дом, врастающий в скалу, на которой располагалась крепость, имел три этажа и квадратную башню. В башне располагались покои вдовствующей герцогини.

-    Ваши будущие покои на третьем этаже. Сейчас нам на второй.

На лестнице, на широких перилах, были вмонтированы круглые шары. Руны, начертанные на них, говорили знающему человеку о том, что в ночное время лестница хорошо освещена.

В гостевом покое преобладали спокойные оливковые тона. Небольшое окно, стол и стул, постель. Два больших сундука с личными вещами и мягкий тючок.

-    Я хочу помыться сама и отмыть сына, - Армин повернулась к управляющему. Тот загадочно улыбнулся и подошел к узкой неприметной дверце.

-    Как бы далеко от Столицы мы не находились, - многозначительно поиграл бровями мужчина, - но полезные вещи перенимаем сразу. Я пришлю вам служанку. Вы уверены в своем желании взять именно ту женщину в личные помощницы?

-    Абсолютно.

-    Три женщины претендуют на это место. У двух из них столичное образование, а одна принадлежала второй жене герцога. И леди Арисса была ею довольна.

-    Полагаете, мне стоит взять пример с достопочтенной леди? - вскинула брови Армин, всем своим видом намекая на то, как печально закончилась судьба упомянутой леди.

Время до ужина пролетело незаметно. И Армин лишний раз укрепилась в собственном желании принять на службу именно Рхану. Две присланные Даргаром женщины имели собственное, непоколебимое мнение о том, как должна выглядеть герцогиня. Ди-Ларрон знала этот тип людей. Еще по императорскому дворцу, да и на Земле с ними встречалась.

-    Леди, Ваш статус предполагает строгое количество украшений, - произносила рыжая, худая и веснушчатая женщина. И ее фразу подхватывала коротко стриженая товарка:

-    Больше можно, меньше - нет.

Недрогнувшей рукой Армин распахнула двери оливкового покоя и жестом предложила служанкам выметаться. Достоинству, с которым женщины покинули комнату, можно было позавидовать.

-    Мам, кто это был?

Армин улыбнулась и села перед столиком. На него же поставила зеркало и принялась плести косу под подбородком. Заплетя полностью, она вывернула ее так, чтобы та оказалась там, где и должна быть, на затылке. Простая и удобная в исполнении прическа выглядело достаточно необычно, и две заколки с сапфирами дополнили образ.

-    Котенок, я ведь уже говорила тебе о нас, о нашем статусе. Эти женщины работают в замке моего супруга, получают деньги за то, что выполняют определенные задачи.

-    Как ты работала в магазине?

-    Да. И я могу согласиться с тем, чтобы они делали для меня разные вещи, а могу отказаться. Мне не понравилось, как они себя ведут, и я их отослала.

-    Мне тоже они не понравились. А Рхана всегда будет приходить с Криной?

-    Во-первых, не Рхана, а госпожа Васка. И да, она будет брать девочку с собой. Мы еще поговорим на эту тему. Главное - помни, здесь много взрослых людей, некоторые могут захотеть заставить тебя что-то сделать. Они будут говорить, что ты маленький, а они знают лучше. Это не так. Что ты должен сделать?

-    Погасить конфликт и найти тебя, - протянул Роуэн, - мам, я помню. С чужими никуда не ходить, в машины не садиться, конфет не брать. С детской площадки без тебя не уходить. Дед - единственное исключение.

-    Вот и молодец.

Провожать герцогиню с сыном пришла старшая служанка замка. Женщина весьма колоритная - ее традиционное для жительниц Перевала платье-комбинезон украшал накрахмаленный передник. Из-под кружевного чепца в беспорядке торчали тугие рыжие кудри. Она сразу же отрекомендовалась и безапелляционно сообщила, что надеется на следующий день обсудить зимнее меню крепости. Армин только кивнула.

-    Ужинать герцог изволит в малой столовой. За столом будет вдовствующая герцогиня, Ваш супруг, его дочь, Ваш сын и гувернантка Тайланны. Тайланна - дочь герцога. Учтите, что гувернантка имеет влияние на девочку, а девочка - на отца.

-    Отчего Вы столь добры ко мне? - с любопытством спросила Армин и напомнила сыну, что граф спину должен держать ровно.

-    На фоне леди Ариссы Вы очень достойно смотритесь. Леди Лериль, вдова лорда Айвена, так и не смогла принять здешний уклад жизни.

-    Благодарю, Иннади.


***

Скромный, строгий вид малой столовой успокаивал. Герцог устало присел на скамеечку у камина и подбросил пару поленьев. Месяц выдался тяжелым, а про последнюю неделю и вспоминать не хотелось. Ребра ныли, плечо сводило судорогой. Лавина едва не смяла выставленные герцогом щиты и почти похоронила под собой его отряд. Дикий спуск с горы, все ради того, чтобы успеть встретить супругу. Вот только не вышло. Везет ему последнее время. Будь проклят придворный архивариус, нашедший старый, замшелый закон Перевала.

Двустворчатые двери распахнулись бесшумно. Герцог криво улыбнулся и встал, подбросив последнее полено. Его третья супруга ослепительно красива. Как и вторая, как и первая. Единственное, что отличает Армин ди-Ларрон - даже в одеждах женщин Перевала ее реверанс безупречен. Рихтер остро ощутил собственную невежественность.

-    Ваша Светлость, - женщина медленно выпрямляется, отслеживая движения сына. Рихтер грустно улыбается, манера высокородных леди и лордов Столицы обращаться друг к другу по титулам печалила его отца. И теперь будет расстраивать его самого.

-    Ваша Светлость, - герцог взял себя в руки и проводил супругу к столу. - Вы уделите мне время после ужина?

- Да, милорд.

Она немногословна. Рихтер скользнул взглядом по кажущемуся спокойным лицу и понял, что его супруга напугана. Настолько напугана, насколько это возможно. Коснувшись пальцами маски, он вздохнул. Тот же эффект он произвел на Армин ди-Ларрон и на Ариссу Клевиль. В любом случае, им придется научиться сосуществовать вместе. И больше он ошибок не допустит.

Шумно стукнули створки - гувернантка Тайланны вызывала у герцога острую жалость. До странности нелепое создание. Она роняла вокруг себя вещи, спотыкалась на ровном месте, но зато с жаром отстаивала свою точку зрения. Порой даже сотрясаясь всем своим тонким тельцем. Девица рода Данкварт была без ума от своей гувернантки, а герцогу оставалось только терпеть. И тем приятнее было видеть, что новая герцогиня отдает дань традициям Севера.

Герцог встал, проводил дочь к ее месту и усадил мать. Гувернантка обошлась без его помощи. Скользнув взглядом по краю пристежной юбки своей супруги, Рихтер вспомнил, как впервые раздевал первую жену. И как запутался в ракшасовой одежде. Облегающий тело комбинезон, почти повторяющий мужскую одежду, и пристегнутая поверх него юбка ввели в ступор юного герцога. Хорошо лишь, что Мария обладала недюжинным чувством юмора, и первая брачная ночь все же состоялась.

За столом царила тишина. Гувернантка бросала недобрые взгляды на молодую герцогиню. Тайланна, чутко распознав отношение своей наперсницы, так же недобро косилась на женщину. Леди Данкварт, вдовствующая герцогиня, была полностью поглощена молитвенником.

-    А здорово, да, мам? Я имею в виду, что можно все съесть, - негромко шепнул юный граф ди-Ларрон. Коварная акустика малой столовой сделала его слова достоянием всех присутствующих.

-    Да, Роуэн, это действительно чудесно, - спокойно ответила Армин и вежливо улыбнулась.

-    В императорском дворце проблемы с кухней? - нервно спросила гувернантка и едва успела поймать покачнувшийся бокал.

Армин медленно перевела взгляд на худенькую женщину в слишком открытом летнем платье. Осмотрела ее от кончиков ногтей до легкомысленных завитушек в волосах и негромко произнесла:

- Никаких, госпожа...?

-    Есения Олли, миледи, - отрекомендовалась вспыхнувшая гувернантка.

-    Никаких проблем с продуктами в императорском дворце нет, госпожа Олли, - голос у герцогини был звучный. И, сникший было, мальчишка расправил плечи, почувствовав поддержку матери.

Данкварт усмехнулся. Он был готов прозакладывать свой замок, что вечером мальчишка получит от матери нагоняй. За слишком вольный язык. И так же мужчина заинтересовался тем, что сказал юный граф. Раз уж он запомнил, значит, делить трапезу с матерью им приходилось не один раз. А это уже любопытно.

До окончания ужина Роуэн больше ничего не съел. Армин была солидарна с сыном и так же вяло поковырялась в тарелке. Госпожа Олли все же разбила свой бокал, громко и испуганно извинилась перед слугами и в итоге ударилась головой о столешницу. Не стоило, с ее ориентацией в пространстве, помогать слуге собирать осколки. Все это происходило под нечитаемым взглядом оборотня.

-    Я хотела серьезно поговорить с тобой, Роуэн. Но будем считать, что мы обошлись предупреждением. Сегодня перед сном расскажешь мне, где ты был не прав.

- Хорошо, мама.

После ужина герцог остался в одиночестве. Его супруга отправилась устроить сына, а он сам решил дождаться ее в малой столовой. Ожидать себя Армин не заставила.

-    Вы не переоделись, - герцог предложил руку своей супруге.

-    Вы не предупреждали, что желаете этого.

-    Ни в коем случае, - поспешно открестился герцог, кляня себя за неуместное любопытство. - Позвольте пригласить Вас в мой кабинет. Он является частью замковой библиотеки.

- Любите читать?

-    Кхм, нет, но борюсь с этим недостатком, - герцог кривовато улыбнулся.

-    Похвально, милорд, - Армин вежливо улыбнулась.

Герцог накрыл тонкие пальцы супруги, лежащие на локте, второй рукой. В замке было прохладно, а в той части, где располагалась библиотека, на стенах блестел иней. Герцогиня лишь мимолетно улыбнулась, слишком увлеченная настенной мозаикой.

Ход в библиотеку был низок. Приземистая дверь, короткий коридор в пять шагов и еще одна, обитая металлом, дверь. Раньше на месте библиотеки находилось хранилище. В случае осады там прятали детей и женщин. Источник воды и продукты, которые там находились в обычное время, позволяли людям продержаться длительное время. За всю историю рода Данкварт лишь трижды это хранилище пригодилось.

-    Это удивительно. Какая магия сохраняет книги?

Библиотека представляла собой часть пещер, где стояли стеллажи, а справа, у самого входа бил крошечный ручей, превращенный в фонтанчик. Пол и стены пещеры были покрыты рунами, временами бликовали драгоценные камни, впечатанные в узоры.

-    Особая магия, - чуть горделиво улыбнулся герцог, - это старания одной из леди Данкварт. Сильная была ведьма, после смерти мужа возглавила дружину.

В голосе Рихтера звучала неприкрытая гордость. Он указал рукой на проход между стеллажами.

-    В библиотеку есть доступ не у всех, здесь скрыты слишком темные знания. Я особо темноты не заметил, но дед придерживался иных мыслей. Он был магом.

- А Вы?

-    Я маг огня, миледи, - спокойно ответил герцог. - Эта магия подходит для защиты границ, но не особо помогает в познании мира.

-    Хотите познать мир? - вздернула брови Армин.

-    Одна из целей в жизни, почему бы и нет. Сюда, прошу.

Вместо двери проем закрывала струящаяся дымчатая завеса.

-    Протяните ладонь, позвольте ей себя запомнить.

-    Даете доступ?

-    Вы - моя жена, - серьезно ответил герцог. - Это одна из тех вещей, которые я хотел с Вами обсудить.

Кабинет был маленьким и весьма уютным. Армин прошла вдоль полок со свитками, оценила количество бумаг на столе и присела рядом с камином. Герцог разжег пламя щелчком пальцев, и Армин, подкладывая особо симпатичное полешко, отметила:

-    От Вас есть польза в быту, герцог.

-    О чем говорил ваш сын?

-    Только лишь о том, что для него не нашлось места за столом его деда, - тонко усмехнулась Армин. - Что у Вас под маской?

-    Лицо, - спокойно ответил герцог. - Вечер неприятных вопросов можно считать открытым, верно? Могу ли я считать, что Ваш приезд сюда означает Вашу готовность стать герцогиней Данкварт не только на словах?

-    Можете, - склонила голову Армин.

-    Скромный ответ. Я почти чувствую себя чудовищем, но этот вопрос важен мне. Вы собираетесь возобновить отношения с отцом вашего ребенка? - Герцог смотрел в огонь. И не набирай пламя силу под его взглядом, Армин могла бы предположить, что мужчина спокоен.

-    Нет, я не планирую вводить в свою жизнь и жизнь своего сына никаких дополнительных мужчин. Единственное, что может произойти, это наш отъезд в графство ди-Ларрон. Но Вам для этого придется постараться. Либо же выслать нас, - Армин разгладила юбку и вздохнула. Разговор давался ей тяжело.

-    Значит, я прав и отец Вашего ребенка из нашего мира?

-    Роуэн будет сильным магом, - Армин прикусила губу, вновь переживая скорбь о том, чего никогда не будет у ее ребенка. - Его мать оборотень, как и отец. Но на Земле нет магии. Все, что я смогла - сохранить энергоканалы сына. И сейчас они заполнены силой его родного мира.

-    За что Вас изгнали? - Герцог немного расслабился и уже с любопытством посмотрел на супругу. Теплые отсветы пламени делали Армин совсем юной. Особенно с выражением легкой озадаченности на лице.

-    А ведь я не могу Вам ответить, - пожав плечами, произнесла герцогиня. - Моя связь с Дгроном была тайной, а о том, что я жду ребенка, я узнала уже на Земле. Я была шокирована - мне не дали даже нескольких часов, чтобы собраться. Вызвали к отцу в кабинет, где он поведал, что все знает. Я полагала, дело кончится свадьбой. Я не введена непосредственно в императорский род, а мой любовник имеет титул. Пусть невысокий, но это не самый тяжелый случай. Вместо этого меня изгнали. И долгие годы я считала себя виновной. Император был недоволен тем, что моему брату дворянское собрание собиралось выставить вотум недоверия.

-    Даже так?

-    Да, но я тут ни при чем. Мои дети наследовать не могут - они будут либо магами, либо оборотнями. А как Вы знаете, после единственного короля-мага, дворянское собрание запрещает обладающим силой занимать престол.

-    Темное дело, - согласился герцог.

-    Мне не важно. В императорский дворец я больше не вернусь.

-    Предложить Вам вина?

-    Горячий чай будет предпочтительней, - покачала головой Армин.

Герцог открыл дверцы навесного шкафчика, где Армин с удивлением рассмотрела три или четыре бутылки с крепким алкоголем.

-    Я не пью, - оправдался мужчина. И под скептическим взглядом герцогини добавил: - слишком часто. Миледи, Вы всего сутки как моя жена, а я уже чувствую себя виноватым!

- Я не сказала Вам ни единого слова, Ваша Светлость.

-    Моя Светлость хотела бы слышать свое имя. Рихтер, можно Айвен, но я, каюсь, всякий раз, когда ко мне так обращаются, ищу глазами отца.

-    Мое имя Армин, на тот случай если Вы, Рихтер, не знаете.

-    Как я могу не знать Вашего имени?

-    Готова поспорить, моей внешности Вы тоже не знали. Если супругу для Вас выбирал друг, странно, что брачную церемонию проводил представитель герцогства, а не он.

-    Вечер сложных вопросов продолжается? - криво улыбнулся герцог и коснулся пальцами кожаной маски на лице, - Мое отсутствие напрямую связано с маской.

-    И?

-    И все, - резко произнес мужчина. После чего примиряюще поднял руки, - поверьте, Вам не нужно этого знать.

-    И как я буду жить с мужчиной, которому не могу посмотреть в оба глаза одновременно?

-    Стекляшку могу вытащить, - с готовностью отозвался герцог.

-    Значит, не шрам, - кивнула Армин, - с кожей все в порядке, иначе было бы видно, маска очень тонкая. Болезнью или проклятьем от Вас не пахнет, и глаз в порядке. Что Вы скрываете?

-    Позвольте проводить Вас до ваших покоев, Армин, - тяжело вздохнул герцог.

-    Как, чай уже отменяется?

Мужчина вздохнул, развел руками и принялся священнодействовать с заваркой. Было видно: герцог не просто умеет заваривать чай. Он наслаждается каждой секундой процесса. Чай пили в молчании. Ни один не осмелился озвучить вопросы, касающиеся непосредственно брачной жизни.


Глава 8

В крепости было принято завтрак делить с ближним кругом герцога. За столом висел легкий гомон. И только молодая герцогиня была исключена из общего диалога. Армин сидела с прямой спиной, чувствуя довольный, почти торжествующий взгляд гувернантки. Госпожа Олли будто ожидала, что герцогиня с головой бросится в бесплодные попытки завести разговор.

Сам герцог обсуждал с капитаном гарнизона мелкие детали предстоящей вылазки к Перевалу. Рихтер не желал брать с собой имперских солдат, презрительно обзывая их «неженками». Армин сцеживала улыбку и старательно делала вид, что кроме запеканки ее больше ничего не беспокоит. Роуэн беспокойно вертелся на месте, ведь в комнате матери его ждала подружка.

- Как Вам природа Перевала? – неожиданно обратился к герцогине Лозедин.

- То, что я успела увидеть, поражает воображение, - спокойно ответила Армин. Но встречного вопроса задавать не стала. Герцог оторвался от своего собеседника и немного удивленно посмотрел на супругу. Прядь каштановых волос закрывала маску, придавая Данкварту залихватский вид.

- И что же Вас так поразило? – не успокоился Лозедин. Вдовствующая герцогиня отвлеклась от своего молитвенника, пораженно вскидывая брови.

- Дан-Мельтим, - неспешно ответила Армин, - красивый город. Чистый, с добрыми людьми. Ратуша, часть более древней постройки. Вот только печально, что дожидаться почтовых карет людям приходится в холодном помещении. Ведь карета между городом и крепостью ходит раз в трое суток.

- Отчего же холодном? – возразил Джареф, - пристройка сделана качественно.

- Я оборотень, милорд, но даже мне там было холодно, - с достоинством отозвалась Армин, - возможно, люди Перевала более морозоустойчивы, чем я. Но бывает, приходится и с детьми там сидеть.

- Та женщина, которую Вы привезли в своих санях, Вы сейчас о ней? – заинтересовалась вдовствующая леди Данкварт.

- Да, миледи. Рхана Васка пострадала от белого зверя и больше суток просидела в холоде с годовалым сыном на руках и дочерью семи лет. Мне на это указал градоправитель, и я согласилась взять их с собой.

- Ох, это какой-то недосмотр, - покачала головой леди Данкварт, и Армин усмехнулась.

Завязался неспешный разговор. Вдова, она попросила называть ее просто Лериль, оказалась хорошо образованной женщиной. Армин предположила, что в прошлом Лериль Данкварт произошло что-то, от чего она прячется в часовне. Переубеждать женщину, доказывая ей отсутствие Бога, оборотень не стала. У всех свои заблуждения. Оборотни обожествляют Природу и ругаются ракшасами, которые, по сути, не имеют отношения ни к человеческой, ни к оборотнической религии. Мелкие монстрики, привезенные в Лес в качестве подарка из далекой страны. Они быстро расплодились и поделились на диких и одомашненных. С последних был хоть какой-то толк, кроме пакостей.

После завтрака герцог проводил свою супругу до выделенных покоев, пораженно покачал головой, глядя как запросто общаются Крина и Роуэн.

- Вы позволите пригласить Вас на прогулку? Хочу показать Вам крепость, - герцог прикоснулся губами к пальцам Армин. И задержал ее руку в своей чуть дольше положенного.

- Безусловно, милорд. Я могу взять детей?

- При условии, что они будут слушаться, - притворно грозно нахмурился Рихтер, и Крина тут же изобразила кривой реверанс. Армин наметила себе научить девочку делать это правильно. Приближенная графа не может быть совсем уж деревенщиной.

- Да, милорд, - Роуэн просто кивнул. Вечерняя беседа с матерью еще не выветрилась из его головы. Герцог одобрительно улыбнулся.

- Я буду ожидать вас во дворе.

Рхана выскользнула из-за ширмы, за которую улепетнула, едва услыхав герцогский голос, и принялась собирать детей. Армин подошла к висящему на стене зеркалу, придирчиво осмотрела себя и пожала плечами - все в порядке. Только потуже затянула ленту в косе – ветреная погода. Оборотень была согласна на все, кроме шапки. И дело даже не в том, что в любых шапках она выглядит «как дура». С этим герцогиня могла бы смириться. Нет, ей как оборотню, казалось, что на голове не шапка, а вакуумный мешок. Может быть, люди всегда так слышат, но Армин слишком привыкла к многообразию тонов. Оттого предпочитала широкие и глубоки меховые капюшоны, что защищают от холода и не мешают слушать мир.

- Тот, кто ослушается меня или герцога, будет укушен, - грозно произнесла Армин. – Рхана, приготовь горячую воду и плотный перекус, детей после прогулки надо будет выкупать, накормить и уложить спать. И Крина, и Роуэн не дотягивают в росте и весе.

- Да, миледи. Только Крине-то по морозу идти потом, - робко возразила Рхана. Армин ткнула пальцем в узкую софу:

- Постели ей там. Ничего страшного не произойдет. После того как я перееду в свои покои, эта гостевая останется за вами. Личная служанка, госпожа Васка, это не просто работа на леди. Это и статус. И чтобы я больше не видела тебя с ведром помоев.

- Господину Даргару сложно противостоять.

- Пошли его ко мне, с табелем о слугах. Я лично впишу туда твое имя и статус, - Армин помолчала и добавила, видя, что дети еще не до конца собраны, - это не жалость. Дело не в том, что я встретила тебя и прониклась. Все проще и сложнее – мне не нужны начальники. Пришедшие вчера служанки, образованные, знающие, что положено и не положено герцогине по статусу – навязывали мне свои правила.

- Это их работа, - спокойно ответила Васка, - некоторые молодые леди совершенно не разбираются во всем этом.

- Верно. Только я – разбираюсь. И игнорирую некоторые вещи совершенно сознательно. От обилия драгоценных камней у меня начинает ныть голова. Ты ведь знаешь, что оборотни используют природные камни как накопители собственной силы? Магии становится вокруг меня слишком много, и это мешает. Духи раздражают чуткий нос так же, как и пудра. А запах пережжённого плойкой волоса испортит настроение и аппетит на весь день. Я всего этого наелась при дворе. Принцессе положено. Я пряталась в башне матери, пока она была жива. И сейчас не собираюсь страдать снова.

 -   Значит, я научусь делать Вас красивой без страданий, - вдруг улыбнулась Рхана.

-    А кудри Вам нравятся?

-    Конечно, - вздохнула Армин, - но как я уже говорила, запах жженых волос невероятно омерзителен.

-    Я знаю некоторые способы, - хитро улыбнулась Рхана и выпрямилась, подталкивая детей к герцогине, - ведите себя хорошо. Крина, будешь шалить, укусом не отделаешься. Получишь ремнем или полотенцем - что в руках будет.

Герцогиня посмотрела на довольную служанку и малодушно понадеялась, что не придется мучиться ночью, ощущая, как мешают сну стальные бигуди. Дети старательно вышагивали впереди герцогини. Роуэн галантно согнул локоть, Крина, чуть помешкав, милостиво приняла его предложение. Армин кусала губы от смеха, глядя на серьезную детвору.

Герцог, истоптавший в ожидании снег, вскинул брови, увидев забавную процессию. И тут же стянул с головы меховую шапку, надевая ее на жену.

-    Милорд, - Армин даже остановилась, ощущая, как отрезало звуки, - это лишнее.

-    Я не могу позаботиться о супруге? - вскинул Рихтер брови.

-    Я оборотень, - вздохнула герцогиня, снимая теплую вещицу, - от головных уборов, закрывающих уши, мне становится не по себе.

-    А от простуды Вам по себе? - проворчал Рихтер и сунул шапку пробегающему мимо слуге. - Не могу я, когда Вы с непокрытой головой.

-    Замерзнете, - Армин приняла предложенную руку и искоса залюбовалась чеканным профилем супруга. Тот скосил на нее карий взгляд и подмигнул. Поджав губы, оборотень отвернулась, рассматривая убранство крепости.

Крепость Владыки Перевала стояла на небольшом горном плато, занимая его полностью. Господский дом частью был вырублен прямо в небольшой скале, за которой скрывалась пропасть. Широкий крепкий мост соединял плато с остальной частью земель. Вся территория герцогства были изрезана ущельями и скалами, оставляя немного места для лугов и небольших полей.

Внутри самой крепости находился не только господский дом, но и гарнизон, склад, несколько амбаров, три колодца с питьевой водой, кузница, три общих дома - там жили семьи бойцов. И женщины с детьми из тех, чьи мужья погибли на службе роду Данкварт. Три высокие башни - Надвратная, Западная и Восточная. «За спиной» находился юг, мягкое подбрюшье Империи. А впереди - суровый Перевал, северная сказка, она же и кошмар.

Армин поежилась, и герцог обеспокоенно на нее посмотрел.

-    Все в порядке. Просто богатое воображение.

-    Будем подниматься на стену? - этот вопрос герцог адресовал детям, которые тут же потеряли напускную серьезность. - На подъемнике не толкаться, вести себя тихо и сдержанно.

-    Не забыть поблагодарить герцога за интересную прогулку, а работников, вращающих барабан, за подъем, - тут же хором откликнулись дети. Рихтер рассмеялся:

-    Меня, можно сказать, уже поблагодарили. А работников благодарить не стоит - там все на магии держится. Сутками барабан крутить - мне жаль своих людей.

-    Если Вам потребуются созидательные чары, Вы можете обратиться ко мне, - Армин улыбнулась, - я не великий мастер, но некоторые вещи мне даются хорошо.

-    Например? - герцог снял запор с подъёмника и по одному подсадил детей, затем супругу и ловко запрыгнул сам.

-    Хитрые щиты, сигнальные сети, - Армин прикусила губу, вспоминая, сколько всего было накручено на ее комнатке. И на ребенке, которого она до дрожи боялась отдавать в детский сад. - Все это в режиме «тишины».

-    Тишины?

-    Я нахваталась на Земле разных терминов, - оборотень проверила, чтобы дети стояли подальше от края, и прихватила за руку герцога. Супруг, по ее мнению, стоял слишком опасно. - Минимальное использование силы. Мои плетения черпают энергию из окружающей среды, поэтому их крайне сложно обнаружить.

-    Моя леди, - герцог прижал руку к груди, - я буду благодарен, если Вы зачаруете препятствия на нашей тренировочной площадке. Мои бойцы последнее время верят в свою исключительность. Сможете?

-    Хотите восстановить против меня людей? - притворно обиделась герцогиня и прищурилась, - Не боитесь и сами в лужу сесть?

-    Так я первый там и буду, - улыбнулся Рихтер. - Мои люди ценят то, что помогает им стать сильней.

-    Хорошо, я посмотрю, что можно сделать, - Армин отвернулась, чтобы герцог не видел предвкушающей улыбки. Какая кошка не любит игр?

Дети, крепко держась за руки, попискивали от удовольствия, выглядывая в узкие окошечки. Армин, хоть и понимала, что пролезть в эти оконца не сможет и ребенок, все равно хмурилась и переживала.

-    Для чего эти, - оборотень помялась, подбирая слово, - отверстия?

-    Для магов, особая система зеркал, сейчас все зеркала в оружейной, позволяет сбрасывать проклятья на противника, не высовываясь наружу. Только выставив кисть, - герцог погладил толстый холодный камень, стряхивая с него снежную крошку. - А это значит, что риск для жизни почти минимален.

-    Почти, - вздохнула Армин.

-    Жизнь боевого мага по-своему захватывающа, - немного сконфужено пожал плечами герцог, - но зачастую коротка. Вам вряд ли понятно упоение боем, миледи.

-    Сами настаивали на обращении по именам, Рихтер, а теперь прикрываетесь «миледи»? - подначила супруга Армин.

-    Вы меня уели. Кто Вы, во втором облике?

-    Кошка, - улыбнулась Армин.

-    Просто кошка?

-    Что под Вашей маской, Рихтер? Меня Вам не напугать, - спокойно отозвалась герцогиня, - а я ирбис.

-    Снежный барс? - Рихтер уверенно пропустил вопрос супруги мимо ушей. - Вы созданы для нашего герцогства.

-    Только путь был долгим, - чуть слышно ответила Армин, - но я ни о чем не жалею.

С легким хлопком из воздуха, у ног Роуэна материализовались два бельчонка и тут же вскочили мальчику на плечи.

- Мама?

-    Мама немного поколдовала, - хитро улыбнулась герцогиня.

-    Потрясающее сочетание химерологии и пространственной магии, - присвистнул Рихтер, - я никуда не выпущу Вас, Армин.

-    Попробуйте, - кивнула оборотень, - быть может, мне понравится.

С попустительства герцога детям было позволено залезть на аркбаллисту, благо, она была не заряжена. Восхищенные, раскрасневшиеся, они забросали дежурного бойца вопросами, а тот, польщенный, стянул со спины арбалет и позволил детям расстрелять сугроб. Ти и Ди с радостным писком скакали по аркбаллисте, Роуэн корчил суровые рожицы и грозил белкам пальцем.

-    Будете плохо себя вести - укушу, - посулил мальчик зверькам.

-    Дети - отражение родителей, - поддел герцог супругу. И получил тычок в бок от возмущенной и смущенной супруги. Которая тут же извинилась:

-    Прошу прощения, милорд, я немного забылась.

-    Я рад, - подмигнул герцог. А оборотню до дрожи хотелось сорвать с поганца маску. Сорвать и бросить вниз, в пропасть.

-    Там гувернантка Вашей дочери с подъемника упала, - доложил боец, посмотрев на плоский деревянный экран.

-    Жива? - встревожился герцог.

-    Так Вы сами заблокировали ей управление. Он даже не тронулся, - боец читал с экрана и улыбался, - она разозлилась, топнула ногой, поскользнулась и упала. Все как всегда.

-    Человек-недоразумение, - вздохнул герцог. - Что ей в доме не сидится? Неужто с дочкой что?

-    Давайте вернемся, - Армин погладила герцога по плечу, - детям хватит впечатлений. Да и крепость велика, хватит не на одну прогулку.

-    Да, Армин, Вы правы, - герцог хмурился и мыслями был уже с дочерью.

Белки разделили детские плечи - Ти сидела на плече Роуэна, а Ди лапками сбивал шапочку с Крины. Армин погрозила белке пальцем и поправила головной убор девочки.

Во дворе замковый целитель суетился подле погибающей госпожи Олли. Гувернантка прикрывала глазки, тяжело вздыхала и выглядела бы невероятно трогательно, если бы не посиневшие от холода губы.

-    Госпожа Олли, я запретил Вам подниматься на стену, - сурово произнес герцог. Крупные глаза Олли наполнились слезами, - не плачьте! Не плачьте же, говорю Вам!

Герцог беспомощно оглянулся на супругу. Армин напомнила себе, что она хозяйка этого зоопарка, и присела рядом с целительским саквояжем.

-    Вот, выпейте, это успокоительное, - спокойно произнесла оборотень.

-    Потрясающе, Вы по запаху определили, да? - восхитился целитель. - Меня зовут Бойд. Джоран Бойд.

-    Приятно познакомиться, господин Бойд.

-    Можно просто по имени, миледи. А правда, что оборотни способны распознать запах крови за четыре ласса до жертвы?

Гувернантка переводила оскорбленные глаза от герцогини к герцогу и сжимала в руках флакон с настойкой.

-    Господа, мне холодно, - жалобно произнесла госпожа Олли. Армин ожгла взглядом герцога, поднявшего руки к застежкам плаща. По счастью, до противостояния не дошло, целитель достал из саквояжа тонкий платок, встряхнул его, и тот стал большим, чуть светящимся отрезом ткани.

-    Встаньте, госпожа Олли, клатра согреет вас. Миледи?

-    Что? А, нюх у нас очень острый, но боюсь, что не владею данной формулировкой,

-    немного растеряно улыбнулась Армин.

-    Один ласс - один километр, - шепнул герцог.

-    О, да. Тогда - да, а в зверином облике бывает и чуть дальше. В зависимости от ветра и свежести раны.

-    Как бы нам заманить к себе оборотней, - проворчал герцог. Всхлипывающую гувернантку увел целитель. Он мягко уговаривал девушку выпить успокоительное. Чуткие ушки Армин уловили подозрения госпожи Олли, что оборотень хочет отравить бедную, несчастную труженицу.

-    Она у вас с дурнинкой? Как я могу ее отравить, достав успокоительное из сумки целителя? - Армин вскинула брови.

-    Я так понимаю, с дочерью все в порядке. А эта выходка, действительно, глупость. Придется бойца здесь поставить, чтобы не убилась.

-    Не думаю, что она туда полезет, - Армин приняла руку герцога. Дети, наигравшись в снегу, выглядели понурыми и уставшими. А ведь вся прогулка едва-едва заняла два часа. - Без Вашего присутствия.

Герцог только поморщился и вздохнул. Армин попыталась найти в себе хоть капельку сочувствия, но не вышло. Супруг сам разбаловал и гувернантку, и приближенных. И ей в этом всем выживать. Так, пусть теперь покрутится.

-    Бегите вперед, Рхана вышла вас встречать, - Армин подтолкнула детей вперед. На мощном крепком крыльце господского дома действительно стояла госпожа Васка.

-    Вы умеет подбирать людей, - задумчиво произнес герцог. - Я помню ее мужа. Славный воин.

-    Всех помните?

-    Я хожу со своими людьми в дозоры, на Перевал и дальше, ко второму Гребню, - улыбнулся герцог. - Разве я могу их не знать? Не помнить?

-    Возможно, мне стоит быть более терпимой к госпоже Олли? - герцогиня прикусила губу, - Вы одиноки, как и она.

-    Армин, я, по счастью, был относительно свободен в выборе жены, - жестко произнес Рихтер. - Госпожа Олли не подходила по трем параметрам.

- А чувства?

-    Она гувернантка моей дочери, - спокойно ответил боевой маг. Немного помолчал, и с некоторым количеством надежды спросил: - Это ревность?

-    Это нежелание впасть в немилость собственного супруга, - покачала головой оборотень. - Начни я воспитывать Вашу любовницу, как бы вы к этому отнеслись?

-    С пониманием, Армин. Герцогский венец будет возложен на Вашу голову.

Рхана вместе с детьми поджидала Армин на крыльце.

-    Передаю Вас в руки Вашей помощницы, миледи.

-    Как у вас принято обедать?

-    Я ем с бойцами, после тренировки, - пожал плечами герцог. - Матушка из часовни выходит только на ужин и завтрак.

-    Хорошо, я разберусь. Возможно, к Вам придут искать спасения, - тонко улыбнулась герцогиня.

-    Я буду прятаться, - комично насупился Рихтер.

-    Миледи, - пока герцог стоял рядом, Васка не произнесла ни слова. - Там беда.

-    Детей напугает?

Служанка пожала плечами. Крину напугать было сложно, да и юный граф не казался сильно впечатлительным ребенком.

-    Я пошла за постельным бельем, все сделала, как Вы сказали - воткнула щепочку, бросила камень на порог, - Армин посвятила часть утра тому, чтобы научить свою служанку пользоваться мелкими артефактами.

-    Не томи.

-    И вот, - Рхана распахнула дверь. - Я сначала хотела все убрать, чтобы Вас не расстраивать. А потом и думаю: что это, безнаказанно, что ли?

Сложив руки на груди, Армин смотрела на толстую крупную серую крысу. Животное было мертво - темная кровь, раздавленный живот не оставляли сомнений. Крысиной же кровью было выведено простое и понятное слово: «Убирайся».


Глава 9

Дгрон стоял навытяжку. Весть о его бесплодии перестала быть дурной шуткой – глава клана был разгневан.

- Тебе было дано столь многое, - вкрадчиво произносил невысокий вихрастый мужчина. Простая одежда, кинжал на поясе. Ничего лишнего. И дикая, безудержная сила, бьющаяся вокруг невзрачного тела. Вожак стаи. Глава клана.

- Я не…

- Ты – да. Вращаясь в насквозь лицемерном людском обществе, ты забыл все, чем живет стая, - вожак покачал головой. – Тебе доверили представлять клан. Пошли навстречу Императору, раз уж мой вид так не нравится ему. Дали тебе право лгать людям, называя себя страшим в стае. И что? Что ты сделал для стаи?

- Я перекрыл канал, через который похищали полукровок, - едва дыша, вымолвил Дгрон. Зверь внутри него скулил в ужасе. Колени тряслись, и всем существом мужчина хотел рухнуть на мраморный пол, подставляя вожаку беззащитный живот.

- Верно, поэтому я говорю с тобой. Ты бесплоден. Как это возможно?

- Я поступил бесчестно по отношению к лесной ведьме, - в голосе мужчины отчетливо проступали нотки страха.

- Это плохо, оборотни дружат с травницами. Никогда не известно, когда родится новая Говорящая с Лесом. А что ты сделал для того, чтобы вернуть собственность стаи?

- Император.

- Ты должен был вернуть в клан дочь Диамин ди-Ларрон, что ты для этого сделал?

- Я пытался.

- Ты поимел самку, - вожак отпустил свою силу полностью, и его красивый высокий собеседник опустился на колени. – Поимел, не пометил как избранницу, а ведь она выше тебя по статусу, и отпустил. Позволил изгнать. Ты даже не обнюхал ее на прощание. Не проверил.

- Господин.

- Армин ди-Ларрон родила сына, - вожак склонил голову на бок, - я хочу видеть щенка в стае. Твой это сын или внук Диамин – это собственность клана. Кошки принадлежат волкам, мальчик. Наши самки не должны доставаться людям. Ты понимаешь меня?


***

Умытые и переодетые дети сидели на постели Армин. Рхана сидела рядом и читала им сказку. Книга в руках женщины была старой, потертой и потрепанной. Герцогиня то и дело отвлекалась, заново вслушиваясь в то, что читала ей в детстве мать.

Крыса и надпись будили в голове Армин самые разные мысли. И среди них косвенно присутствовало беспокойство за психику дочери герцога.

- Миледи, дети уснули. Может, я уже уберу эту красоту?

- Я думаю, - Армин села в кресло и жестом предложила Рхане располагаться напротив.

- Что тут думать, - удивилась служанка, - труп в помойку, кровь затереть. Потом, если умеете, убрать грязь. Заклятьем, так лекари делают.

- Это понятно. Но мне кажется, лучше поступить иначе. Что у нас сейчас делает герцог?

- До обеда еще час. На сегодня он тренировку отменил. Свою, а бойцы разминаются, - Рхана нахмурилась. – Наверное, с дочкой.

- Вот и славно.

- Думаете, поверит?

- А я не собираюсь жаловаться. Хочешь посмотреть на цирк?

- Нет, я за детьми присмотрю, - покачала головой Васка, - слухов я на кухне насобираю, а не след слугам в хозяйских разборках участвовать.

- И я снова поражаюсь, как вовремя мы друг другу попались.

Некромантия запрещена строго-настрого, но есть некоторые аспекты магии крови, исконно оборотнического искусства, которые позволяют обойти этот запрет. Рхана с писком влезла на кресло с ногами и начала хрипло молиться.

Повинуясь воле Армин, давно мертвая крыса поднялась на лапы и медленно поползла к двери. Оборотень расправила плечи и магическим импульсом открыла двери. Зверек придет к тому, кто его убил. И герцогиня будет идти следом.

Слуги оборачивались, провожая взглядом процессию. Невозмутимая, спокойная герцогиня, преследующая умирающего зверька. Никому и в голову не пришло, что крыса уже мертва. Не укладывалось в головах у людей, что мертвое может двигаться.

- Видать, сама и погрызла, кошка ведь.

- Ох ты, надо Вельме сказать, коридоры и подвалы мыть лучше – а ну, как потравится крысой грязной?

Ни один шепоток не прошел мимо чуткого слуха герцогини.

- Так, может, того, на ужин крысятинку поймать? Я, конечно, не это, но ради супруги герцога могу, - пробасил помощник поварихи.

- Дурной, что ли? Давно ли ты видел, как кошки крыс едят? Наша-то, герцогиня, домашняя. Поиграется и сдохнет.

- Герцогиня?!

- Крыса! Иди, остолоп, каша пенится! Доброго здоровьичка, миледи. Агась.

Зверек ожидаемо привел к высокой двери – розовая гостиная. Армин о ней только слышала, там обычно находились гувернантка с воспитанницей. Двери были приоткрыты. Негромкий голос герцога, поясняющего дочери правильное устройство обороны крепости.

- Ну и что! Он все равно герой!

- Дочь, он людей зазря положил, - укоризненно произнес Рихтер, - а можно было поступить по-умному.

- Или сподличать? – едко спросила Тайланна.

- Эт-то что такое? Армин?

Герцогиня прошла в гостиную, действительно розовую, и села в кресло. Ткань ее платья неприятно прошелестела по плюшевой обивке. Конвульсивно дергаясь, крыса подползла к поджавшей ноги девочке.

- Я понимаю твои чувства, - помолчав, произнесла Армин. Она не смотрела ни на герцога, ни на девочку. Только на крысу. – У меня есть мачеха, мой отец – Император, и у него никогда не было на меня времени. Но знаешь, даже яд в чашку - не так подло.

- Армин, я требую объяснений!

- Зверь пришел к убийце, - оборотень спокойно посмотрела на герцога.

- Я не убийца! Это всего лишь крыса! Крыса! Как ты! Пришла и все испортила! – девочка завизжала. Гувернантка подскочила со своего места и бросилась к ребенку.

- Крыса была жива, - спокойно произнесла Армин. – Встретилась с тобой, Тайланна, и умерла. Кто будет следующим? Мой сын? Или его подружка? На что ты пойдешь, чтобы выжить жену своего отца?

 - Тай, - герцог прикрыл глаза. - Как это может быть? Зачем?

-    Папа, она врет, - неуверенно произнесла девочка.

-    Я могу врать, - кивнула Армин, - но кровную магию не обмануть. Госпожа Олли, полагаю, Вам пора нанять помощницу. Наказывать Тайланну мы не можем, она ребенок, да и жизнь крысы - ничто, верно? Кстати, она довольно долго умирала. Затерла надпись, пришлось потрудиться, чтобы прочесть.

-    Да, полагаю Армин, Вы правы. Госпожа Олли перестала справляться со своими обязанностями.

-    Я не отпущу ее!

-    И не надо, просто теперь у тебя будет две гувернантки, - устало произнес герцог.

-    Зачем гувернантка, Рихтер? Тайланна растет, ей нужна дама, которая сможет привить ей манеры. Она дочь герцога, и ее муж будет не последним человеком в обществе. Выпиши из Столицы наставницу, - Армин поднялась, щелчком пальцев превратила крысу в стайку бабочек и тонко улыбнулась, - не буду мешать семейному вечеру.

-    Не будете настаивать на наказании? - Рихтер посмотрел на супругу с интересом.

-    Я не вижу вины Тайланны, - серьезно произнесла оборотень.

Герцогиня покинула отвратительно розовую гостиную, оставляя за спиной звенящую тишину. Две молоденькие служанки порскнули от двери к стене - протирать пыль с деревянных панелей. Причем одна относилась к помощникам на кухне, а вторая следила за винным погребом. Армин усмехнулась: любопытство свойственно не только кошкам.

В покоях не осталось и следа крови. Васка, подперев рукой бок, стояла посреди комнаты. Выглядела при этом она довольно воинственно. Увидев, что в покои зашла миледи, а не враг, Рхана отбросила свое грозное оружие обратно в ведро. Герцогиня подавила улыбку, представляя, как Васка побеждает противника при помощи мокрой грязной тряпки.

-    Миледи?

-    Манипулировать детьми - мерзко, - вздохнула герцогиня. - Тайланна не обладает и десятой долей возможностей, чтобы поймать крысу. Я была уверена, что ошибаюсь. Думала, крыса приведет меня к крысоловке, откуда ее достала девочка. Но нет, серая тварь досталась ей живой.

-    Господи.

-    Кто-то вынудил ребенка убить зверька, - Армин прикусила губу. Жестокость в родном мире присутствовала повсеместно. Та же Крина не испугалась дохлой крысы. Рхана вечером запустила поленом в серую тень, метко перешибив твари хребет. Но высокородных девиц воспитывали иначе.

-    Тайланна кажется хорошей девочкой, - Рхана покачала головой. - Но бросает ее из крайности в крайность. Смеется взахлеб и плачет.

-    Ее мать умерла родами, - Армин потерла подбородок, - она не может злиться от того, что я заменяю первую жену. Она не знала свою мать. Олли создает культ матери? Воспитывает в ребенке болезненную любовь к мертвой женщине? Глупости, какие же глупости лезут в голову.

-    Лягте да поспите. А я посижу, шарф довяжу. Да простит мне Господь мою леность, а ведь третий год вяжу, закончить не могу. То одно, то другое.

-    Да какое спать, - Армин покачала головой. - Не усну. Посидишь с детьми? Пойду, рассмотрю свои покои. Неужели придется барьеры ставить? Рихтер не казался мне мягкотелым, но сейчас... Я не знаю, - она вздохнула, и вместо того, чтобы выйти из комнаты, плотнее притворила дверь.

-    Я не из города, - пожала плечами Рхана, - но мой муж служил здесь. Я видела его по неделе в три месяца, - женщина старательно развязывала узелки на свертке с пряжей.

-    Тяжело так жить, наверное.

-    Я не к тому, - Васка не поднимала глаз, - у нас была большая семья. Но главной была я. Пока мой муж в дозоре, я гоняла и его брата с женой, да и их детям доставалось. Деревенский дом - не герцогский замок, - Рхана подняла глаза, - но если он возвращается и видит чистого и сытого ребенка, разве заметит непорядок? На столе еда, простыни на месте, ложки никто не украл. Он мужчина.

-    Девочка совершенно не владеет собой, - возразила Армин. - Она знатная леди, и в дальнейшем...

-    Вы видите, - кивнула Васка, - и я вижу, что разницы между юной леди и моей Криной нет. А он не видит. Герцог любит свою дочь. Мой муж прощал нашим детям все - слишком редко виделись. Это мое мнение, миледи, а я простая служанка и могу быть не права.

-    Звучит разумно, - вздохнула Армин. - Моя матушка держала замок в когтях.

-    Что же Вам помешает?

-    Быть может, сам герцог? - вскинула ровные брови Армин.

Стук в дверь заставил девушек вздрогнуть. Васка поспешно встала и отперла дверь.

-    Иннади? Ракшас, я забыла, - нахмурилась Армин. - Проходи, кликни слуг, пусть подадут чай. И дополнительный стул.

Постель со спящими детьми отделило мутное марево заглушки, совмещенной с чарами зрительных помех.

-    Чем ты меня порадуешь? - Армин случайно взяла панибратский тон с Иннади, но та протестовать не стала.

-    А радовать нечем, леди Армин, - спокойно отозвалась Иннади. - Зельеварня прохудилась, милорду сказали, тот от души ее перезаклял. Прости Господи, лучше бы промолчала.

-    Огненная магия в алхимической обители?

-    На удивление, примириться чарам удалось, - Иннади посторонилась, когда двое слуг внесли конторку и высокий стул для нее. - Рхана, ты писать умеешь? Вот садись, будешь оправдывать высокое звание помощницы герцогини. Но зельеварня - это так, мелочи. Беда в том, что в замке нет хозяйки.

-    Девица рода Клевиль не сразу скончалась, - возразила Армин.

-    Она уселась у окошка с рукоделием, миледи, - Иннади разлила чай на три чашки, одну из которых подала бледной Рхане. - Сейчас чаю выпьем и будем делами заниматься.

-    Расскажите о второй жене герцога, - попросила Армин.

-    Она была стеснительной и хорошей девочкой, - спокойно отозвалась Иннади, - такие здесь не выживают. У нее все было по правилам, принятым в Столице. Мы Вас с ужасом ожидали. Увы, милорд Данкварт не знает, за какое место ухватить хозяйство. Он прекрасно правит своей землей, хороший боец и сильный маг. Но домашними делами заниматься у него нет сил. Или желания.

- Довольно малодушно, - заметила Армин.

-    Вы многого не знаете, - уклончиво отозвалась Иннади.

Дамы допили чай и принялись прояснять вопросы первостепенной важности. Рхана, высунув от усердия кончик языка, тщательно составляла список.

-    Слишком много открыто комнат - в замке нет такого количества людей, сколько используется площади. Площади, которую нужно убирать, от этого возникает нехватка слуг, - степенно вещала Иннади.

-    Закрыть? Или что?

-    Закрыть, вот только Тайланна там прячется. Играет в заколдованную принцессу.

-    Просто накройте мебель чехлами, а двери оставьте открытыми, - спокойно сказала Армин. - Никогда не чувствовала себя в роли метлы.

-    Что, простите?

-    Новая метла по-новому метёт, - процитировала леди Армин.

-    Это да. У нас говорят: «Всяк ветер дует по-разному, но сторона, чаще всего, одна», - хмыкнула Иннади.

Армин тихонько вздыхала, отпивая безнадежно остывший чай. В герцогстве, в обще-глобальном смысле, все было хорошо. Конкретно крепость держалась на плечах Иннади и Даргара.

-    Мы не ставим сюзерена в известность о многих вещах, - откровенно призналась экономка. - Он боец, поверьте, такие люди не предназначены для ведения домашнего хозяйства. Лорд Айвен тому пример. Получив травму, он осел в крепости, и люди взвыли. Да, понемногу он понял то, что другие видят сразу. Но зачем? Кто-то должен защищать Перевал.

-    Тайланна и Олли, это ли не ваш недосмотр, - сощурилась Армин и безапелляционно добавила: - если вы когда-нибудь вновь осмелитесь умолчать о происходящем в моей крепости - я найду, чем вас развлечь.

-    Слова хозяйки, - усмехнулась Иннади. - Что Вы будете делать с Олли?

-    Я бы ее с крепостной стены скинула в пропасть, - мечтательно произнесла Армин,

-    но у девочки болезненная привязанность к этой женщине. Она поставила свою гувернантку вместо матери и отца.

-    И Вы позволите ей остаться безнаказанной?

-    О нет, - хищно улыбнулась Армин. - Я просто жду своего супруга. Думаю, тронутый мольбами дочери, он придёт договариваться. Тем более что Тайланна не глупа и возьмет всю вину на себя. Я не поставлю себя в глупое положение, воюя с измученным ребенком.


***

Герцог стоял у стеллажа. Он презирал себя за привычку прятаться после семейных скандалов в замковой библиотеке. Тай плакала навзрыд, закрытая в своей комнате. Олли колола лед под присмотром давешних скандалисток. А он испытывал дичайшее чувство вины перед супругой - выставить Олли из крепости он не мог. Однажды Тайланна уже резала руки, демонстративно, не так, как это делают настоящие самоубийцы. Но с тех пор герцог жил в страхе потерять дочь.

Черная маска лежала на столе, в красном стекле играли отблески пламени. Рихтера подхватили воспоминания.

«- Мой отец служил на границе, - Арисса Клевиль, новоиспеченная герцогиня Данкварт, нежно улыбнулась воспоминаниям, - и был ранен. Домой он вернулся без правого глаза, шрамы проходили и по щеке, заходя на шею.

-    К чему Вы этого говорите? - горько усмехнулся герцог.

-    Вам не напугать меня, - тонкие девичьи пальчики погладили теплую кожу маски».

Данкварт подошел к шкафчику, достал тяжелую квадратную бутыль и немного запыленный стакан. Первая брачная ночь прошла не так, как предполагалось.

«- Вы чудовище, муж мой, - хрупкая фигурка Ариссы в лунном свете казалась еще меньше. - Не приближайтесь. Я жена Ваша, перед Богом. И клялась быть Вам верной и телом и душой. Но Вы не были полностью честны. Клянусь, что не позволю Вам коснуться себя. Придется осчастливить крыску Олли, дать ей вожделенный статус второй жены! Я приказываю Вам покинуть мою спальню! Или, клянусь Богом, о Вашей тайне завтра будут знать все!»

-    Отличный способ решить проблему, - хриплый голос Армин разрушил тишину библиотеки. - Я не смотрю, надевайте свою маску.

-    Миледи, - герцог поспешно прижал магическую вещицу к лицу и вздрогнул, чувствуя, как она липнет к коже.

-    Вы все так решаете? Пропустили ужин, пьете в одиночестве, - женщина прошлась по библиотеке и присела на край стола.

Под усталым и насмешливым взглядом жены Рихтер отставил бутылку в сторону и опустился на колени. Прижавшись лбом к ногам Армин, он только вздохнул, когда тонкие пальцы взъерошили его спутавшиеся волосы.

-    Вы пропустили дивный скандал, Рихтер. Госпожа Олли наказана за недосмотр - отныне она принимает пищу вместе с прислугой. Как это и должно было быть изначально. И я выписала наставницу для Тайланны. Экономка передаст Вам счет.

-    Сможете ли Вы меня понять, Армин?

-    Нет, я не могу понять. Вы поставили интересы края выше интересов семьи. Вашим подданным хорошо живется. Тяжело, да, но приемлемо. А вот за дочерью не уследили.

-    Меня не было несколько лет, - хрипло произнес герцог.

-    Я читала в подшивках старых газет, что четыре года назад Вас засыпало лавиной,

-    прищурилась Армин, одновременно причесывая пальцами волосы супруга. - После чего сообщалось о вашей затяжной болезни.

-    Это не совсем так, - Рихтер приложил титаническое усилие воли, чтобы оторваться от пола. И почувствовал почти физическую, острую боль от разочарования - супруга спокойно выпутала пальцы из его волос и подала ленту.

-    А как именно, Вы мне не скажете?

-    Как Вы относитесь к возможности... К вероятности...

-    Если Вы заведете вторую жену, я уеду в графство ди-Ларрон, проинформировала Рихтера Армин. - Еще только частью гарема мне не хватало стать. В чем дело, Рихтер? Я оборотень, сильнее и выносливее меня Вы женщины не найдете. Я благодарна, что Вы даете мне обвыкнуться с местными традициями и вообще, врасти в герцогство. Но я не собираюсь бегать от своего долга - я дала клятву понести от вас.

-    Понести от меня, - эхом откликнулся герцог.

-    Именно, и без Вашей помощи это представляется мне затруднительным. Но не невозможным.

-    Невозможны здесь Вы, - вдруг по-мальчишески ярко улыбнулся герцог. - От Олли я мечтаю избавиться последние два года. Но...

-    Но Тайланна пугает вас самоубийством? Я видела горизонтальные шрамы у нее на запястьях.

-    Не напрямую, не шантаж. Я хотел рассчитать гувернантку, а после, - Рихтер передернулся.

-    Так бывает, - спокойно произнесла Армин, - и мы будем с этим бороться. Вместе. Герцог, я начинаю находить Вас довольно мягкотелым и слабовольным человеком.

Герцога будто по голове обухом ударили. А супруга, оставив за собой последнее слово, уже подходила к двери.

-    Ракшас в юбке, - хмыкнул мужчина, совладав с обидой и гневом. - Истинный. 


Глава 10

Тайланна отказалась от еды. Гордо, демонстративно, глядя на пустующее место своей гувернантки, она перевернула тарелку и сложила руки на груди.

- Тай, - вздохнул герцог. За столом, как и всегда на завтраке, собралось больше людей, чем входило в небольшую семью герцога. Да и слуги с интересом посматривали, задерживаясь, то, чтобы бокал подвинуть, то букет цветов поправить.

- Я не голодна, папенька, - тоном сладенькой девочки произнесла юная леди.

- Это правильно, Тайланна, - спокойно заметила Армин, - время от времени все высокородные леди устраивают такие дни. Отказ от еды очень полезен для организма. Хотя, как правило, подобные вещи держат в секрете.

Герцогиня искоса посмотрела на падчерицу, с удовлетворением отмечая, что ребенок перевернул тарелку и плюхнул себе целую поварешку каши. Прислуживающая за столом служанка не успела, и половина растеклась по столу. Армин подавила вздох – придется немало заплатить Ирге. Но зато она поможет и магический дар под контроль взять. Не может у настолько сильного отца родиться бесталанная дочь. Да и щиты на гостевых покоях были взломаны именно ею.

- Армин, деточка, когда же вы с Рихтером престанете перед ликами святых? – Леди Лериль закрыла молитвенник и, положив его на стол, вперила острый взгляд в невестку.

- Как Вам известно, леди Лериль, я проживала в мире, бедном на магию, - спокойно ответила Армин, - и сейчас моя аура восстанавливается. Несформированные магические потоки в теле матери могут искалечить ребенка. А так как смысл этого брака в рождении ребенка мужского пола, разумнее немного подождать. И с подтверждением удаленного брака, и с подтверждением брака вообще.

- Мы не знали таких подробностей, - удивилась вдовствующая герцогиня.

- Отнюдь, все это было указано в родовых книгах, по которым Ваш сын, - тут Армин позволила себе усмехнуться, - меня и выбрал.

К их разговору прислушивались. После завтрака герцог подошел к супруге в сопровождении капитана стражи.

- Армин, позвольте представить: господин Мортан Рорден, глава нашего гарнизона. Через две недели я отправлюсь к Перевалу, - Рихтер помолчал, - он ответит на все вопросы, какие только могут у Вас возникнуть.

- Сколько продлится наша разлука?

- Не больше месяца, - Рихтер улыбнулся и проследил взглядом за тонкой фигуркой дочери. Армин сжала пальцами сильное предплечье мужа и последовала за ребенком. Рхана забрала Роуэна, сегодня им с Криной предстояло рисовать Ти и Ди.

Сотворить простое, отводящее глаза заклинание оказалось несложно. Ну, а в умении подкрадываться Армин равных не было.

Тайланна пришла к кухне, с натугой открыла тяжелую дверь и прошла внутрь. Олли сидела за пустым столом, перед ней стояла деревянная миска с водянистой похлебкой и ломоть черного подсохшего хлеба. Армин нахмурилась. Тайланна в ужасе всхлипнула, прижимая ко рту ладони.

- Ну что Вы, моя маленькая звездочка, все хорошо. Немного поголодать даже полезно.

Армин нехорошо сощурилась. Значит, так? Решила давить на жалость?

Найти главного повара оказалось несложно.

- Что за красота у госпожи Олли? - Армин кивнула на едва видимые из-за стеллажа с продуктами фигуры.

- Она все утро себе готовила, - прогудела повариха. – Говорит, худеть собралась.

- На жалость давит, - криво улыбнулась герцогиня. – Тайланна рыдает от ужаса, глядя, как питается ее бедная гувернантка. Я хочу, чтобы с сегодняшнего дня Олли продолжила сама себе готовить. Чтобы, за исключением обеденного времени, у нее не было доступа к продуктам.

- Хуже будет.

- Если сделать все правильно, станет немного хуже, - кивнула Армин, - но через это «хуже» лучше станет девочке. Уже завтра прибудет чудесная наставница, пришлось приплатить, чтобы она расторгла контракт с другой семьей.

- Она Вас воспитывала?

- Меня воспитывали в другом мире, - покачала головой Армин, - а воспитание и манеры в меня вбивали розгой на императорских конюшнях. Иногда на другом конце розги была матушка. Но это не наш случай.

***

Император отложил в сторону проект нового указа о плодородных зельях и благосклонно кивнул вошедшему советнику. Молодой оборотень не один раз доказал свою полезность. Хоть и разрушил прекрасный план. Глава рода Грейгронн не знал, как ему к этому относиться. С течением времени идея переженить детей перестала казаться ему настолько хорошей. Хотя собственные, кровно-преданные Короне маги-оборотни ой, как пригодились бы. Дворянское Собрание обнаглело, имеет смелость лезть в государственные дела. А ведь Империя - не какая-нибудь республика.

- С чем пришел?

- С мольбой, - Дгрон опустил глаза, - мне неловко напоминать Вам, как именно я был Вам представлен. Но. Армин небезразлична мне. И пусть ее дорога от меня далеко, меня не может не тревожить тот факт, что герцог свел в могилу двух своих жен.

- Мою дочь трудно убить, а уж довести до самоубийство и вовсе невозможно.

- Да, мой император, - склонил голову Дгрон. – Позвольте договорить? Арисса Клевиль замерзла в снегах, самовольно покинув крепость.

- Мне это известно.

- Разумеется, Вы - повелитель своей земли. Но крепость Данкварт – неприступная твердыня. Войти и выйти из нее, минуя стражу, может только Император.

- Девица рода Клевиль не отличалась силой магии. Только шириной бедер, - хохотнул Император. – Как и ее мать.

- За что их род и ценится, прекрасный способ получить богатый приплод. И все они отличаются спокойным нравом, не склонным к истерикам.

- Коровы квелые, - кивнул Император, - ее мать в свите Императрицы. И тоже просила узнать, как закончила свою жизнь ее дочь. Одна их девяти, Господа ради, не все ли равно? Их такое количество еще осталось.

- Мой император, - склонился Дгрон, - позвольте мне поехать в герцогство, расследовать эту тайну?

 - Тебя выкинут из крепости.

-    Но, быть может, мой Император сможет что-то придумать? То, до чего мой скудный разум дойти не смог?

Император криво усмехнулся и убрал черновик указа. Извлек из ящика стола бархатную узкую коробку и сдул с нее воображаемую пыль.

-    Будешь моим Голосом.


***

День Армин провела в нескончаемой беготне по господскому дому. Внимания новой хозяйки так или иначе требовали все. Но вот то, что интересовало саму герцогиню, на контакт идти не стремилось.

-    Иннади, что у нас с винным погребом? Я привезла сушеные ягоды, те, что не произрастают здесь. Ударят морозы, и горячее вино с пряностями прекрасно дополнит рацион.

-    Скажу честно, - женщина повела плечом, - не знаю. Мне только вина не хватало, чтобы по ночам не спать. Миледи, до тех пор, пока нам есть, что подать герцогу, мы не суемся в эту вотчину.

-    Что ж, теперь у вас есть любопытная я.

В подвале в одну сторону шли стеллажи с винными бутылками. По просьбе Армин градоправитель Дан-Мельтима прислал юного писаря, который сейчас старательно сверял имеющиеся бутылки с реестром. Виночерпий спокойно улыбался. От него волнами исходила святая уверенность в себе.

-    Старое коллекционное вино все в наличии, миледи, - поклонился юноша.

-    Я не сомневалась, - спокойно пожала плечами Армин. Принюхалась, покрутилась вокруг своей оси и взяла из угла деревянный молот на длинной ручке.

-    Это пробку сбивать, - неловко пояснил мужчина. Он слегка сутулился, будто стесняясь своего неказистого вида - слишком худые руки, тощая шея, нелепо болтающаяся в вырезе рубашки.

-    Я поняла, - так же безмятежно улыбнулась герцогиня.

Армин легко вскинула увесистый молот и обрушила на ближайшую к ней бочку. Орудие с хрустом проломило дыру размером с кулак. Женщина на этом не остановилась. Оборотень перешла к следующей, и следующей, и следующей. Только сдувала гневно прядь с высокого лба да коротко взрыкивала, поднимая молот.

-    Вот мне и мнится: зачем, - герцогиня облокотилась на молот, упирая свободную руку в бок, - воровать коллекционное вино, если можно понемногу сливать из бочек.

-    Миледи, не губите, - виночерпий, и без того не отличающийся краснотой щек, побелел окончательно.

-    А вот это вы будете обсуждать с моим супругом, - Армин поправила немного сбившуюся косу и вернула молот на место. - Или взять с собой, вдруг пригодится?

-    А таскать не умучаетесь, леди? Возьмите лучше кого из бойцов, внушительнее будет, - Иннади пожала плечами.

-    Да и сама могу, - Армин легко пожала плечами, - я лучше супруга навещу. Надо ознакомиться с тренировочными снарядами.

-    Там сам герцог в оба глаза следит, - удивилась Иннади.

-    А я помогу, - подмигнула Армин, и зрачок женщины на секунду стал вытянутым, как у очень сердитой кошки.

Тренировочная площадка находилась между господским домом и гарнизоном. Удачное расположение позволяло прикрыть ее от ветра, чтобы разгоряченные бойцы не простывали на холодном ветру.

Герцог стоял в стороне от бойцов. Нахмурившись, он следил за молодыми парнями и время от времени едко комментировал особо нелепые движения. И посылал небольшие, неприятные проклятья.

-    Ровнее руку! Что ты его, как девку, гладишь? Не на сеновал ведешь! Выше локоть, Айаен!

-    Доброго дня, Рихтер, - рассмеялась Армин. Видеть супруга в такой ипостаси было довольно забавно. Резко развернувшийся мужчина выглядел немного смущенным.

-    Доброго, кхм. И как, - герцог явно желал спросить, что его супруга забыла на тренировочной площадке, но не находил слов.

-    Вы сами звали, Рихтер, а теперь на попятную? - улыбнулась герцогиня. Рихтер развернулся и скомандовал бойцам отправляться на обед.

-    Желаете разделить с нами трапезу?

-    С удовольствием. К Вам сегодня придёт виночерпий. Жаловаться или молить о пощаде.

-    Вино? - вздохнул герцог.

-    Из бочек сливал. А оно портилось, четыре бочки можно выкинуть, - Армин покачала головой, - или заварить глинтвейн и споить всю крепость.

-    Здешние травы и ягоды не подходят для горячего вина, - Рихтер вздохнул. Еще одна дыра в бюджете.

-    У меня хватит запасов.

-    Вы точно кошка, жена моя?

-    Хотите сказать, мои скулы похожи щечки хомяка?

-    У вас изумительные скулы, - серьезно произнес Рихтер. И предложил Армин руку.

В общей трапезной гарнизона для них обоих было приготовлено место. По правую руку от герцога усадили Армин, по левую сел капитан гарнизона Рорден.

Простая каша, две полоски жареного мяса, сыр и хлеб, лук. Армин с сожалением покосилась на луковые перья, но не стала искушать судьбу. Ей еще с мужем общаться, да и с людьми.

-    У нас по-простому, - улыбнулся Рорден.

-    Я оборотень, господин Рорден. Мясо - лучшее пирожное, - Армин лукаво улыбнулась, - лучше скажите, пойдет ли бойцам на пользу глинтвейн?

-    За здоровье новой герцогини - отчего ж нет? - подмигнул кто-то из сидящих рядом с Рорденом бойцов.

-    Утихни, - цыкнул на него командир гарнизона.

Поели быстро. Бойцы рассчитались по тройкам и разошлись. Кто-то пошел сменить дозорных на стену, кто-то отправился в Дан-Мельтим.

-    Из-за императорских солдат приходится держать в городе дополнительных бойцов, - вздохнул герцог и запустил пятерню в безбожно взлохмаченные волосы.

- Сядьте, Рихтер, Вы лохматы, как оборотень.

-    Как мне кажется, у оборотня достойная коса. Хоть немного и сбилась. Воевали, миледи?

-    О, пусть Вам расскажет кто-то другой, как я махала молотом в подвале, - тонко усмехнулась Армин.

-    Надо было звать меня, - герцог подставил жене голову, и она быстро привела его хвост в пристойный вид.

- Солдаты создают проблемы?

- Да, толку от них нет.

-    А вынести гарнизон за пределы города?

-    Там деревни, - герцог покачал головой.

-    Повесить? Зачинщика? А остальных розгами. Боеспособность резко снизится, но пусть боятся, если ладить не способны.

-    Мне нравится Ваш подход, Армин.

-    Вы понимаете, что Перевал служит местом ссылки для, - Армин поискала приличное слово, не нашла и охарактеризовала ссылаемых мужчин весьма ядреным эпитетом.

-    Понимаю, но ведь не перевоспитывать же мне их?

-    А вы их обратно отправьте, - вдруг остановилась герцогиня. - С поручением, или еще с чем. Зачем своих гонцов таскать? Заведите переписку с двором, еще с кем- нибудь.

-    Я подумаю, - легко улыбнулся герцог и обвел руками площадку, на которую они с женой вернулись, - творите, миледи.

-    Не подглядывайте. Впрочем, я буду наблюдать за завтрашней тренировкой из вон того окна, - Армин показала пальчиком на окна сиреневой гостиной.

-    Я покажу себя во всей красе, - шутливо выпятил грудь герцог.

-    О, думаю, да, - по-кошачьи улыбнулась герцогиня, - думаю, да.

-    Вы меня почти напугали, Армин, - лукаво подмигнул герцог и предложил супруге руку. Та только улыбнулась и прошлась вдоль всех снарядов, держа над ними левую руку. Герцогиня не собиралась скопом проклинать все - ей же потом снимать. Но оставить несколько ловушек в самых ожидаемых местах - почему бы и нет. А учитывая, насколько «ожидаемы» ловушки, они вполне могут стать неожиданностью. После чего с чистой совестью приняла руку супруга.

-    Не верю, что Вы сейчас колдовали, Армин.

-    Не верьте, - склонила голову набок женщина.

На чисто выметенную от снега дорожку выскочила Тайланна, откуда неслась девчонка, Армин сообразить не успела. Увидев супружескую чету, она круто развернулась и, выпрямив спину, ушла.

-    Я сегодня совершила ошибку, - негромко произнесла Армин, - поддалась эмоциям, желая поддеть неприятного мне человека, но чувствую, пострадает от этого Ваша дочь. Откуда взялась госпожа Олли?

-    Она была замужем за кастеляном замка, - герцог нахмурился, - и показывала себя с лучшей стороны. Потому, когда кормилица закончила выполнять свои обязанности и Олли начала опекать девочку, у меня не возникло и тени сомнений.

-    Я не представляю, что делать сейчас, Рихтер. Наставница, которую я вызвала, привыкла иметь дело с особенными детьми. Вот только от чего Вы сами не начали заниматься с Тайланной, когда у нее проснулся дар?

-    Она не огненная, - Рихтер помолчал, - и еще ребенок. Начни мы заниматься сейчас, ее вектор силы изменится под давлением моей ауры.

-    У людей сложнее, - кивнула Армин, - я слабо разбираюсь в особенностях человеческой магии. Но Ирга несс-Таор, вызванная мною, обычно работает с детьми, чьи силы проснулись от сильного стресса. При травмирующих обстоятельствах. Теперь понятно, отчего она работает именно с человеческими детками.

-    Заумь, - улыбнулся герцог, - как выражается Рорден. Желает ли моя супруга...кхм. Нет, ничего.

-    И все же? - удивилась герцогиня.

-    Хотел спросить, не привезти ли для Вас подарок с Перевала, - рассмеялся герцог,

-    но вряд ли Вас обрадует шкурка дикого кота.

-    Я бы не отказалась от шкуры северного волка, если здесь такие водятся, - с некоторой долей ностальгии произнесла герцогиня. - Мне кажется, перед вашим отъездом следует навестить часовню и провести обряд.

-    Вы считали иначе, - осторожно произнес Рихтер.

-    Мне неспокойно. Это создаст некоторые трудности, - Армин передернула плечами, и герцог мягко обнял супругу:

-    Часовню так часовню, а в Вашу спальню я приду по Вашему приглашению.

-    Или на аркане? - вскинула брови Армин, пытаясь казаться храбрее, чем есть. Герцог позволил своей супруге оставить последнее слово за собой, не пытаясь вытащит на свет ее страхи.

После прогулки Армин переоделась в одно из своих имперских платьев - больше гулять она не собиралась, а остальные наряды требовалось отгладить. И, взяв сына с Криной, отправилась в сиреневую гостиную. Как Тайланна облюбовала себе розовую, так Роуэну и Крине понравилось в наполненной цветами и зеленью гостиной.

Эти покои в равной степени можно было бы именовать зелеными - сиреневый ситец проигрывал буйной растительности домашних цветов. Дети расселись на полу на подушках, Армин устроилась в кресле. Рядом с ней, на стуле, с бесконечным шарфом присела Рхана.

-    Мы с госпожой Ваской решили разнообразить истории, рассказываемые ею, - ласково улыбнулась Армин. - Ты уже слышал многие земные сказки, но не Крина.

-    Я с удовольствием послушаю.

Армин не бывала в кинотеатрах, а по телевизору чаще всего показывали советские мультики. Зато на работе женщины обсуждали последние новинки Диснея. И сейчас перед глазами замерших детей вставала история отчаянно рыжеволосой красавицы, необычайно храброй сердцем. Правда, эта история в памяти Армин переплелась с мультфильмом «Холодное сердце», а конец и вовсе пришлось выдумать самостоятельно. Но восхищение детей того стоило.

-    Крина Храбрая Сердцем! - провозгласил Рой и дернул подружку за косу. Та тут же огрела приятеля подушкой, вокруг запрыгали белки, принимая живое участие в новой игре.

-    Неугомонные, - проворчала Рхана.

-    Пусть попрыгают. Скоро прибудет наставница.

-    Она не только для Тайланны?

-    Нет, она будет обучать всех детей, и Крину в том числе. Счет, письмо, география. Контроль над магией, - Армин пожала плечами, - возможно, она будет с помощницей, но скорее всего наймет кого-нибудь здесь.

-    А что входит в обязанности помощницы?

-    Обучать детей простой арифметике и толково донести алфавит. Что-то сложное уже дает сама Ирга. Очень важно овладеть магией в юном возрасте, тем полнее раскроются способности. Но и тут велика вероятность все испортить, это если говорить о людях.

- А оборотни?

-    У нас неправильный подход гасит дар, - Армин провела рукой по мягкой замше кресла, - делает внутреннего зверя сильнее человеческой личности. Подавленные чаще всего становятся зверьми навсегда. Личный круг телохранителей главы кланов состоит именно из таких. Они огромны. Просто невероятно огромны, - герцогиня покачала головой, - я видела их лишь раз. А боюсь до сих пор.

Рхана понятливо кивнула. Раззявленная пасть белого зверя до сих приходила к ней во сне. До самого ужина дети сидели за декоративным столиком - парт в закромах найдено не было. Армин решила сделать эскиз для плотника, посмотрела на то, что у нее вышло, и сожгла в камине. Лучше она объяснит на словах. В Академиях были популярны обычные столы и лавки, а оборотень хотела получить на выходе нечто похожее на земные парты. Их она видела в рекламе по телевизору у Льва Савельича и на фотографиях у девчонок в магазине. Там же она поняла, что находится не в худшей ситуации. Кассир, Машенька, родила первого ребенка в пятнадцать. Ей пришлось обоих карапузов сдать в садик-недельку, на зарплату уборщицы они бы не выжили.

-    Мы закончили, - торжественно произнес Рой и немного виновато отвел глаза в сторону. Армин пробежала взглядом по листочкам и вскинула брови:

-    Объяснишь?

-    Мам, - неуверенно произнес сын и вздохнул, - может, я и не прав, но подсказывать ей не буду! Пусть сама учится, а то потом меня рядом не будет!

-    Прости, котенок, - Армин почувствовала себя виноватой, - я решила, что ты просто вредничаешь. Садись за прописи, а мы с Криной еще разберем последовательность чисел. От одного до десяти.

Девочка выглядела расстроенной. Армин погладила ребенка по тугим косичкам и вздохнула:

-    В том, что тебе тяжело дается учеба, нет ничего плохого.

До ужина время пролетело незаметно. Герцог и герцогиня обеспокоенно переглянулись, видя, насколько плохо выглядит Тайланна. Девочка долго плакала, о чем говорили красный нос и опухшие глаза.

-    Тайланна, это неприлично - выходит к ужину в таком виде, - чопорно отметила вдовствующая герцогиня, - желаешь разнообразить свою жизнь слезами - закажи в столице лосьон для глаз.

Армин поняла, что только жесткая выучка матери не дала ей подавиться и сплюнуть еду изо рта на стол. У Лозедина в прошлом не было мамы-оборотня, и он гулко закашлялся, поперхнувшись.

- Да, бабушка, - эхом прошелестела Тайланна.

-    Мама, Вы уделите мне время после ужина? - максимально спокойно произнес герцог, и Армин мысленно его похвалила. Скандал за столом, в присутствии детей, не пошел бы на пользу никому.

-    Почему ты плакала? - негромко спросил Роуэн, - Тебя кто-то обидел? У тебя есть папа, скажи ему.

В представлении Роуэна жизнь была значительно проще, чем ее видели взрослые. И пути решения были тоже очень просты. Сказать старшему. Это простое правило было вбито в Армин, и теперь она научила ему сына - не справляешься сам, позови старшего.

Тайланна зло сощурилась, о чем-то подумала и голосом сладкого ангела обратилась к отцу:

-    А разве герцогиня может морить голодом слуг?

Судя по глазам герцога, он бы одну конкретную служанку не морил голодом. А выдал бы термос и посадил в сани.

-    Нет, Тайланна, когда человек поступает на службу, он имеет право на оплату своего труда, кров над головой и пищу, - спокойно произнес Рихтер.

-    Вы слышали это, миледи? - Тайланна старалась выглядеть сообразно своему статусу, но это выглядело скорее жалко, чем достойно.

-    У меня очень тонкий слух, юная леди, - улыбнулась Армин, - но и без напоминания герцога я это знаю.

-    Почему Вы! - Тайланна задыхалась, девочке не хватало выдержки, чтобы продолжить в том же спокойном тоне, который она попыталась взять.

-    Мне кажется, Тайланна, вы неверно понимаете ситуацию, - чуть нахмурилась Армин. - Сегодня госпожа Олли изъявила желание готовить сама для себя. Чем она в этом случае руководствовалась - я не знаю, да мне и неинтересно. Но я разрешила главному повару выдавать ей продукты. И чем она недовольна теперь? Ведь ей пошли навстречу, знаете ли Вы еще слуг, которым разрешена такая вольность?

Тайланна замерла. Открыто обвинить герцогиню во лжи она не могла. Но и верить ей тоже не хотелось.

-    Ага, я слышал сегодня: две девушки, которые белкам еловые ветки ставили, говорили. Они тоже хотят сами себе готовить, а то им платья узки стали, - бесхитростно произнес Роуэн.

Армин с подозрением покосилась на сына. Очень уж он вовремя вмешался в разговор. Неужели эти маленькие пакостники, Крина и Рой, что-то замышляют? Ох, не приведи ракшас, начнут козни строить против герцогской дочки. 


Глава 11

Перед ужином Армин вывела детей во двор – на улице потеплело, и они решили вылепить снеговиков. Герцогиня несла два ведра и две толстые морковки. Рхане была доверена тряпица с угольками, а сами творцы вовсю барахтались в снегу.

Армин поглядывала время от времени на открытую калитку в основных воротах. Рядом с ней стоял на карауле боец, но сама бы женщина предпочла ее закрыть.

- У вас, правда, много проблем с имперскими солдатами?

- И пользы немало, - хихикнула Васка. – Мне муж рассказывал.

- Поделишься?

- Сюда присылают бузотёров, которых иначе не наказать. Деньги семьи не позволяют их посадить, а ничего по-настоящему плохого они не сделали. Или хорошо скрывали, - Рхана поправила меховой воротник плаща герцогини. Ей, как и герцогу, было холодно смотреть на непокрытую голову Армин.

- Что ж хорошего в такой армии?

- Герцог оставляет своих бойцов «присматривать» за пришлыми. Но на деле, жителям вреда от них нет – девицы охотно прыгают в постель к молодым повесам, кто за золото, кто за украшения. Вино, песни – все по согласию. Сами понимаете, наш край суров, каждый второй здесь боец, а каждый первый знает, как сломать спину лопатой.

- Начинаю понемногу понимать, к чему ты клонишь. Он оставляет с ними молодежь, новобранцев.

- Да, и смотрит, выполнят ли они его приказы. Если да, то как. В общем, муж говорил, на Перевале легче. Там холод, тьма, страх, - Рхана обхватила себя за плечи, - и милорд, который стоит между своими бойцами и основной опасностью. Легко быть храбрым там, где нет выбора.

- А в городе искус, - кивнула герцогиня. – Ясно.

- Мам, смотри!

- Мама, посмотри!

Два чуть кособоких снеговика стояли рядом. Посмеивающийся истопник выдал детям четыре веточки для рук. Крина вставила своему снеговику нос-морковку и вздохнула:

- Жалко, растает.

- Но ведь лепить веселее, чем смотреть, - Армин вставила снеговику глаза и рот.

- Ну да, - вздохнула девочка.

- Если погода продержится, завтра слепим две крепости, и мы с тобой, Крина, обстреляем снежками Рхану и Роуэна, - Армин подмигнула. – А то, может, и кто из бойцов под снежок попадет.

- Ура!

За воротами раздалось отчаянно конское ржание. Армин тряхнула головой, прислушиваясь. Но ветер уносил большинство звуков. Зверь, видели, жертвы. Над крепостью зазвенел колокол.

- Что происходит?

- Где-то видели белого зверя, - Васка была бледна.

От гарнизона к конюшням стремительно, но без суеты направился десяток бойцов. Еще четверо спустились со стен – открыть ворота. Герцог вышел последним, когда все кони уже были взнузданы.

Армин подошла ближе.

- Рихтер, я могу быть чем-то полезна?

- Я пришлю вестника, - серьезно произнес герцог, и женщина, приподнявшись на цыпочки, коснулась прохладной щеки супруга губами.

- Идемте в дом, - Васка подгоняла детей, не делая разницы между юным графом и своей дочерью.

Армин оставалась во дворе, глядя вслед кавалькаде до тех пор, пока ее зоркие глаза не потеряли отряд из виду.

За ужином царила тишина. Леди Лериль выглядела откровенно испуганной. Она поела как птичка и, проигнорировав десерт, поднялась.

- Я пойду в часовню. Кто-нибудь желает ко мне присоединиться? Виконт?

- Я провожу Вас, миледи, - Джареф проворно поднялся и подал руку вдовствующей герцогине.

Тайланна посмотрела в сторону уходящих и немного напряглась. Роуэн вздохнул и запил пирог с патокой несладким чаем.

- Он опять ушел? – негромко спросила Тайланна.

- Он воин и защищает свою землю, - ответила Армин.

- Он опять ушел, - безрадостно повторила девочка. – Я могу идти?

- Если ты тоже боишься, - неожиданно произнес Роуэн, - пошли с нами. Будем бояться вместе.

- Читать молитвы я могу и с бабушкой, - фыркнула девочка.

- Здорово. А у меня бабушки нет. Только дед, но он далеко. А мы будем читать сказки, да, мам?

- Да, сегодня я расскажу про рыбку, которая потеряла своего малька и отправилась в путешествие, чтобы его спасти, - герцогиня ласково улыбнулась, внутреннее не зная, радоваться ли тому, что девочка идет на контакт, или же отругать сына.

- Я приду вместе со своей нянюшкой, - сощурилась Тайланна. И Армин вздохнула:

- Тай, я не могу читать мысли. Или подслушивать на далеком расстоянии. Я не рассердилась из-за крысы, меня напугала твоя готовность убивать. Чтобы поймать зверька, убить его, принести в чужие покои – как минимум полдня госпожа Олли находилась неизвестно где, оставив тебя в одиночестве.

- Это не так!

- Или это придумала она, а осуществила ты, - безжалостно добавила герцогиня. И взмолилась богам, чтобы наставница скорее приехала. Тайланна замерла, задумавшись.

- Мама хочет сказать, что пока ты бегала в поисках крысы, ты могла упасть и сломать шею. Лестницы в подвалах шаткие, с щербинами, - объяснил Роуэн и тут же прикусил язык.

- Именно так, вот только откуда вам, юный граф, известны такие подробности? Рой, ты спускался в подвал?

- Прости, мама, - сконфузился мальчик. – Я хотел найти крысу и подарить ее задаваке, - Рой мотнул головой в сторону Тайланны. – Но потом передумал. Ты ведь говоришь, что девочек обижать нельзя.

- Доедайте пирог, дети, - свернула Армин разговор. – Если решишь присоединиться к нам, Тай, мы будем рады.

- Если нет, тоже не огорчимся, - повеселел Рой.

Тайланна не пришла. Герцогиня не слишком огорчилась – тянуть ребенка из стороны в сторону ей не хотелось. Болезненная привязанность к гувернантке излечится новым человеком, к которому будет сложно подвязать личную неприязнь. Тем более что на стороне Ирги будут уроки магии. Дети не воспринимают силу как ответственность, но как повод пошалить – да. Увы, метод Диамин здесь не подойдет – после хорошей взбучки Тайланна скорее озлобится, чем что-то поймет.

 Армин посмотрела на узкую тахту, где пристроились Рхана с дочерью. Женщина оставила их в своих покоях, потому что видела, насколько перепугана ее служанка. Да и Крина смеялась чересчур сильно и громко. Приходилось признать, что белый зверь существует. Или это какой-то известный подвид магических животных. А местные жители просто не знают его научного имени.

-    Есть раненые, - в комнате материализовался крошечный язычок пламени, - Бойд уже предупрежден.

На этом герцог закончил свое сообщение. Армин поднялась с постели, набросила на плечи теплый пристойный халат, туго подпоясалась и вышла. Распущенные на ночь волосы оборотень заплела в кривоватую косу.

Вотчина целителя занимала целое крыло на первом этаже. И там уже носились слуги, выполняя распоряжения целителя.

-    Господин Бойд, - окликнула Армин мага.

-    Миледи.

-    Командуйте, - коротко произнесла женщина. Целитель на мгновение замер, но не от удивления. Он просто решал, где именно будет полезна герцогиня.

- Умеете напитывать снадобья силой?

-Да.

- Прекрасно, вон там стол, на нем все необходимое.

Армин села за высокий стол и взяла в руки первый костяной флакон. Надавила большим пальцем на выступающий шип и с присвистом выдохнула, привыкая с мерзкому ощущению покидающей тело магии.


***

Ледяной воздух рвал легкие в клочья. Конечно, ему так только казалось, но потратив весь магический резерв, даже самый необразованный боевой маг начинает мыслить метафорами. Герцог вцепился в луку седла, удерживая себя в вертикальном положении. Коэн стонал и матерился, метался в наскоро сооруженных волокушах. В пору было поминать ракшасов - вылазка на Перевал близится, и минус один опытный боец.

«- Зверь всего один, - с невероятной гордостью произнес молодой парнишка. Он был выслан из Дан-Мельтима, чтобы предупредить герцога. И сейчас глотал ледяной воздух, торопясь высказаться, упиваясь моментом, когда не него обращены взгляды бывалых бойцов.

-    Возвращайся в город, - коротко приказал Рихтер. И мальчишка ослушался, третий сын мелкопоместного виконта, он был частью имперского отряда:

-    Простите, милорд. Но я подчиняюсь своему командиру. А он приказал поступить в Ваше распоряжение.

-    Так милорд тебе и распорядился, - сплюнул по ветру Коэн, - вали в город.

-    Близко, - Рихтер вскинул руку.

На снежном насте, слишком белом, слишком чистом, россыпью алых ягод красовалась кровь. В изломанных телах лишь угадывались человеческие очертания. Белый зверь поедает не столько плоть, сколько малую толику магии, что есть даже в самом обычном селянине.

Герцог спешился. Последняя вылазка отняла у него почти все силы и восстановиться он не успел. Стихийные маги, увы, насколько сильнее обычных, настолько же и слабее. По крайней мере в том, что касается периода восстановления магии.

Бойцы спешились, Таммейн связал между собой поводья и прикрыл коней щитом. Привычное дело - остаться безлошадными не хотел никто.

Юнец обнажил меч первым. С горящим взором он крутился вокруг своей оси, облизывал пересыхающие губы. Готовился принять свой первый бой. Зверь не дал ему такой милости.

Он появился из снежной круговерти. Полыхнули янтарные глаза, и двойной хвост размазал юнца по снежному насту. Колдовская сила белой твари позволяла управлять снегом. Делать его тверже камня и острее кинжального жала. Или мягче пуха, засасывая бойцов холодную глубину.

Рихтер резко развел руки от груди, выпуская перед собой стену жаркого пламени. Взвыл-взрычал зверь, отступая к спасительной прохладе нерастаявшего снега. Взвились в воздух тонкие снежные иглы. Закричал Коэн, лишившись части ладони. В снег упал окровавленный клинок.

Данкварт шагнул вперед, толкая перед собой спасительное пламя. Из-под снега показались еще изуродованные тела - тварь успела пожрать. Таммейн, эльф-полукровка, подхватил заклятье сюзерена и добавил к нему свою власть над ветром. Вокруг колдовского отродья закружилась воронка пламени. Взметнулась до небес, лишая тварь чуждой силы. Таммейн опустился в снег, отдав все силы для поддержания огненного смерча.

-    Начали, - коротко приказал герцог.

Один из бойцов быстро уволок потерявшего сознание полукровку. Разделившись по двое, мужчины атаковали исполинского волка. Два хвоста, оснащенные крючьями, мели по жидкой грязи. Он ощерился, предчувствуя свой конец.

Бой вышел коротким. Вдали от Перевала белые звери не были страшны. По очереди жаля тварь и парируя его атаки воздушными щитами, бойцы измотали волка. Когда зверь рухнула в грязь, герцог вспомнил о желании супруги получить шкуру северного волка. Не испугается ли его храбрая кошечка?»

-    Сюда, милорд, - Бойд помог сюзерену спешиться. Рихтер удивился: надо же, они уже добрались до крепости. Не успел, ох, не успел он накопить силу с последней вылазки.

Коэн стонал на узкой койке. Джоран сначала занялся им - пытался спасти руку. Герцог прикрыл глаза. На лоб мужчины легла влажная ткань, пропитанная зельем. Рихтер глубоко вздохнул: опять Бойд за старое - напитывает силой зелья, когда самому не хватает магии на полноценное целительство. Влага постепенно проникала сквозь маску, принося прохладу зудящей коже.

-    Я начинаю переживать за нашу супружескую жизнь, Рихтер, - негромко произнесла Армин.

-    Во дворе ваш северный волк, миледи, - улыбнулся пересохшими губами герцог.

-    Я видела, оттого и испугалась. Значит, именно от них вы защищаете свой край?

-    Не только, - Рихтер пожал плечами, - снимите с меня это тряпку.

-    На эту тряпку, как Вы выразились, я убила двадцать минут. Хорошо, что Джоран уведомил меня о том, в каком состоянии Вы возвращаетесь.

-    Прикосновения прекрасной леди лечат лучше любых заклинаний, - Рихтер вслепую перехватил ладонь Армин и прижал ледяные пальцы к губам. - Вы устали, миледи.

-    Не больше Вас, - Армин вздохнула, - вот от кого вы защищаете нас?

-    Это не лучшая тема на ночь.

-    В Столице не верят в них.

-    Ни одного не удалось довезти - исчезают, растворяются туманными клочьями, - герцог криво улыбнулся.

Больше всего Рихтеру хотелось, чтобы Армин ушла, лежать перед ней слабым - последнее дело. И так же сильно хотелось, чтобы осталась. Тонкие пальцы скользили надо лбом, вырисовывали круги и запятые на влажной ткани. И сила женщины, легкая, как весенний воздух, окружала герцога, расслабляя, позволяя выдохнуть. В очередной раз - справился. Выдержал, смог, его люди уцелели, никто не погиб.

-    Что с Коэном?

-    Мужчина с раной руки? - переспросила Армин и вздохнула, - Бойд пытается приживить ему отрезанную часть. Славно, что вы укутали руку снегом. Прежней подвижности не будет, но и не культя.

-    Хороший был воин, - вздохнул Рихтер.

Армин вновь провела ладонью над головой супруга, погрузив того в целебный кокон. Люди плохо владели этой магией. Джоран улыбнулся герцогине и та кивнула. За несколько сложных, напряженных часов герцогиня и целитель успели проникнуться друг к другу уважением и пониманием. Целитель Бойд заодно пожаловался Армин на упрямых бойцов, которых почти невозможно удержать в постели.

-    Господин Таммейн, извольте лечь, - грозно произнесла Армин, оставляя супруга. Рихтер усмехнулся, слушая жалкие попытки мага-воздушника переспорить герцогиню. Вот только едкий вопрос Армин: «Уж не собирается ли уважаемый маг драться с женой своего сюзерена?», уложил воздушника назад.

-    Мне понятно ваше желание поскорее покинуть целительский покой, - Рихтер жадно прислушивался к словам герцогини. - Один маг-целитель на всю крепость, в которой есть женщины и дети. Джорана нужно беречь. Но теперь есть я. И целителю Бойду больше не придется выкладывать до кровавой рвоты.

-    Это верно, леди Армин до того славно чарует, - поддакнул Бойд, не отрываясь от накладывания новых и новых заклятий на искалеченную руку Коэна.

-    Поэтому, господа боевые маги, лежите смирно, как добрый и совестливый оборотень, я обязана вас предупредить, что лечение может быть разным, - угрожающе произнесла Армин.

Рихтер негромко и счастливо рассмеялся. Стоило подождать и вытащить свой счастливый билет. Только, мужчина коснулся пальцами маски, есть некоторые сложности.

Армин тем временем распекала виконта Лозедина, сунувшегося в целительский покой за утешением мигрени. Женщина едко поинтересовалась: с каких пор драгоценному милорду перестали помогать зелья, и отчего он не хочет съездить в Дан-Мельтим в имперский дом исцеления.

-    Я позже зайду, - нервно произнес побледневший виконт.

-    Нет, виконт. Вы выпьете зелье от головной боли и ляжете в койку, вот там есть свободное место, - Армин уперла левую руку в бок. - Целитель обязан оказать Вам помощь. И он ее окажет, а пока Вы будете наблюдаться. Вдруг вам станет хуже, и мигрень перерастет в нечто большее?

Бойцы проводили повесу злорадными ухмылками. Джареф робко спросил, можно ли ему сесть, и Коэн, отходящий от обезболивающего зелья, едко фыркнул:

-    Никак нет, Ваша милость. Голова - ценный орган, без нее многое становится недоступным. Извольте лежать. Леди кошка правильно говорит, мало ли что. Упс, простите, леди Данкварт. Вырвалось.

-    Я не стыжусь своего второго облика, - негромко ответила Армин. - Если хотите, я могу охладить вашу руку.

-    Нет-нет, миледи, ни в коем случае, - тут же отозвался Бойд, - сейчас нельзя. Через пару часов.

-    Через пару часов герцогиня будет сладко спать, - произнес Рихтер. Герцог страдал от того, что, как и отец, не способен обеспечить супруге нормальную жизнь. Воин не очень хорошо понимал, что такое «нормальная жизнь» в понимании леди, но мать очень от этого страдала. Да и Армин, такая красивая, нежная, каково ей приходиться в этом суровом краю?

-    Я буду спокойно и сладко спать тогда, когда спать будут все, - жестко отрезала герцогиня. - Мой личный запас силы на порядок выше запаса Джорана. Его умения и моя сила позволят вам скорее набраться сил. Господа Таммейн и Роквар, вы, правда, считаете это разумным?

Рихтер усмехнулся: ребята не раз уже отхватывали «горячих» от Бойда, когда он ловил их на распитии спиртных напитков в целительском покое. Прислушавшись, какими страшными карами угрожает супруга, мужчина счастливо улыбнулся. Жизнь заиграла новыми, радостными красками.


Глава 12

В библиотеке было как никогда уютно. У потрескивающего камина стояло два кресла, герцог лично выбирал узкий столик, который разместился меж ними – для шахмат. Армин сидела по-простому, как привыкла на Земле. Подобрав под себя ноги и прикрыв их юбкой, она смаковала ягодный компот и хитро улыбалась. Рихтер честно делал вид, что не заметил, как супруга, уставшая проигрывать ему, небрежным движением смахнула с доски три фигуры.

- Я выиграла, - печально возвестила герцогиня и вернула на доску убранные ранее фигуры, - но не слишком честно.

- Моя вина, надо было поддаться, - Рихтер отпил компот и нахмурился, - у нас голод?

- А? Нет, просто для меня было слишком сладко, я разбавила водой. А во второй поход на кухню мой деспот супруг меня не отпустил.

- Я деспот? – принял подачу герцог, - не Вы ли, герцогиня, продержали весь отряд в целительском крыле двое суток? А виконта Лозедина - и все трое.

- Я заподозрила у виконта мозговую горячку, - рассмеялась Армин, - но ведь Вам лучше? Это то, из-за чего мой род попал в подчинение к волкам. Творить коконы, для скорейшего восстановления магии, напитывать предметы и зелья силой. Все это - без излишнего вреда для себя.

- Фраза «излишний вред» меня пугает, - Рихтер серьезно посмотрел на супругу, - молю Вас, леди, не загоните себя. Я знаю, на Вас свалилось много работы. Я не был достаточно хорошим хозяином для своей крепости.

- Не корите себя, Рихтер, - нахмурилась Армин и отставила тонкостенный бокал в сторону. Тонкие пальцы легли на грубую мужскую ладонь, - Вы делали то, что должны. И не Ваша вина, что нам всем так мало известно о Перевале. Кстати, половичка не получилось. Зверь растаял.

- Раньше они исчезали только за границей земель, - покачал головой герцог.

- Может, эра их правления заканчивается?

- Правления, - оскорбленно фыркнул Рихтер и пожал плечами, - все может быть. Правления. Миледи, помилуйте!

- Простите, Рихтер, - лукаво улыбнулась Армин,- я уверена, они падут перед вами.

Серебристая искра зависла в воздухе:

- Милорд, для герцогини гонец со срочным письмом.

- Чей там герб? – Армин подалась вперед, и герцог продублировал ее вопрос.

- Мне неизвестен, милорд. Пешка в забавной шляпе, насколько я могу разобрать.

- Ирга, - одними губами произнесла герцогиня.

- Пусть доставят к библиотеке.

Рихтер поднялся и вышел. Армин осталась сидеть в кресле. Она сама не заметила, что вытянулась в струну, отчаянно прислушиваясь к библиотечной тиши. Шелест, шорох, негромкий стук, торопливая речь, слуга задыхается, бежал. Что там? Ирга не та женщина, что лишний раз воспользуется услугами срочной почты. Слишком хорошо знает, во что это обходится гонцам. Слишком человечна, как принято говорить. Выбирая мерилом доброты самую жестокосердную расу их маленького мира.

- Вы побелели, Армин, - герцог обеспокоенно нахмурился и протянул супруге пухлый конверт. Он немного истрепался по краям.

В раздражении герцогиня даже не вспомнила о манерах и ноже для письма. Вспорола плотную бумагу острым когтем и жадно вчиталась в строки. Если она побелела в ожидании, страшно представить, что творилось с ее лицом сейчас.

- В Дан-Мельтим прибывает Голос Императора, - хрипло произнесла герцогиня. – Ирге удалось подслушать, но это эвфемизм, что инициировано расследование гибели вашей второй жены.

- Почему сейчас? – герцог не выглядел напряженным или расстроенным, - В гибели моей жены виновата лишь ее собственная глупость. И неспособность верить на слово. Она хотела покинуть герцогство. И я не собирался ее неволить – моя женитьба была прихотью Императора, увы, он может настаивать в таких вещах. Но запирать строптивую жену в своей крепости я не собирался.

- А она сбежала ночью, в ужасе. Только не говорите, Рихтер, что ей Вы показали левую сторону лица, а я носом не вышла, - криво улыбнувшись, неловко пошутила Армин. И тут же расширила глаза, - не может быть? Серьезно, герцог, что там?

- Миледи, - ледяным тоном осадил супругу Данкварт и тут же опустился на колени перед ее креслом, - прошу Вас, маска - не самый странный каприз, бывающий у мужчин.

- Да, - Армин встряхнулась и ласково пробежалась пальцами по волосам супруга, - это не Ваша вина. А моя дурная шутка - следствие того, что удар направлен на меня. Голос Императора – отец моего сына.

Рихтер резко поднялся. Взял свой бокал с компотом и тяжело вздохнул:

- Чего мне ждать?

- Если бы я знала, - Армин покачала головой и тоже поднялась, не в силах усидеть, - если бы я могла представить.

- Чего мне ждать от Вас, миледи? - жестко повторил герцог. Армин резко развернулась - как все кошки, она была вспыльчива. И в иной ситуации смогла бы удержать эмоции. Но не сейчас, когда жизнь резко ударила под дых.

- Чего Вам ждать? О, не того, что я брошусь ублюдку на шею, - едко произнесла она и, подхватив бокал, мучительно выбирала, бросить ли стекляшку в герцога или просто выплеснуть ему компот в лицо. – Не имея ни малейшего представления и желания узнать, Вы смеете делать столь низкие намеки… Так зачем же вообще брали жену с прошлым?! Не смею навязывать Вам свое общество, милорд.

Рихтер с удивлением наблюдал за разбушевавшейся супругой. И вдруг понял, что вот такая: злая, раскрасневшаяся - она ему дороже. Дороже спокойной, уверенной в себе и ситуации леди, чье слово точно отмерено и взвешено.

Герцогиня не успела вылететь из библиотеки – муж поймал ее в объятья и крепко сжал.

- Вы хотите, чтобы я последовательно доказала Вам, насколько оборотень физически превосходит человека? – попыталась холодно процедить Армин, но вместо колких, ледяных фраз с губ срывалось гневное шипение. Как смел этот негодяй позволить себе такие домыслы?

- Леди Кошка, - шепнул герцог, - прости меня. Я у тебя не слишком умный, зато огненный маг. И герцог. Ну, не сердись. Пожалуйста, Армин. Ты и сама никогда не говорила об этом.

 -   Надо же, как мы стали близки, - фыркнула Армин и дернулась в сторону, проверяя крепость объятий супруга. Рихтер отпустил жену и счастливо улыбнулся, когда она не стала пользоваться обретенной свободой. - Мне страшно, Рихтер.

Герцог провел кончиками пальцев по щеке Армин, ласково улыбнулся и едва-едва коснулся своими губами ее. Она вздохнула и спрятала лицо у него на плече.

-    Мы справимся, - Рихтер подул на макушку жены и получил в ответ раздраженное шипенье, - а теперь давай, кошка-жена, садись в кресло и рассказывай. Я буду задавать вопросы, Армин. Но не потому, что хочу тебя обидеть. А потому, что хочу понять.

-    Это была кратковременная вспышка раздражения, - нахмурилась герцогиня и не без сожаления покинула теплые объятия супруга. Усевшись в кресло, она зябко поежилась, показалось, что в библиотеке стало холодней. Рихтер набросил на плечи жены небольшой плед. С тех пор как у него появилась надежда часто видеть герцогиню в своем кабинете-убежище, он повесил его на спинку своего стула.

-    Могу предложить тебе ликер на травах, с добавлением мельты - она делает вкус вяжущим, но полностью отбивает запах алкоголя.

-    Только если в руках повертеть, - улыбнулась Армин. - Оборотни практически не пьют из-за метаболизма. Мы не успеваем опьянеть, как накрывает головная боль и неприятный привкус во рту.

Герцог только кивнул. И Армин запоздало предположила, что супруг может не знать значения слова «метаболизм». Приняв бокал, она кивнула и пригубила напиток. Даже скорее намочила губы, чтобы облизать, распробовать.

-    Мне было семнадцать, когда погибла мама. Я не знаю, на кого был направлен удар - яд, которым меня отравили, не имеет противоядия. Его суть - магия, и избавиться можно только одним способом - передав другому. Я была в беспамятстве, а когда очнулась, узнала, что мама умерла вместо меня.

-    Сожалею, - негромко произнес герцог, и Армин лишь дернула плечом в ответ. Поправила сползший плед и продолжила:

-    Дальше была опала. Отец возненавидел меня за поступок матери. И не захотел в этом признаваться даже себе. Почти год я провела в заточении своих комнат и крохотного крепостного сада. После чего на одном из приемов, где мое присутствие было обязательно, я познакомилась, - Армин поискала слова и не нашла иных, - познакомилась с оборотнем, ставшим впоследствии моим любовником.

Герцогиня всмотрелась в языки пламени. В их пляске ей почудилось возвращение к прошлому. Удивление, шок и счастье - он тоже оборотень. Надежда вновь побывать в графстве ди-Ларрон, там прошла половина ее жизни.

-    Он олицетворял для меня то, чего я лишилась. Нет, не мать. Свободу. Пока была жива мама, я успела поездить вместе с ней по Империи.

-    Благотворительный поезд Диамин, - кивнул герцог, - я слышал об этом. Но вы не деньги раздавали?

-    И деньги тоже, - оборотень улыбнулась, вспоминая, - с нами были маги-целители, маги-строители. Мы помогали тем, чем могли. Мама общалась с людьми, отвечала на вопросы и давала советы. Сейчас я понимаю, ею двигало не столько желание творить добро, сколько жажда покинуть крепость.

-    Она была великой, - Рихтер отпил ликер и вздохнул, - ее любили люди.

-    Да, я тоже. И вот, меня, все так же запертую, начал осаждать Дгрон. Он слал цветы, пирожные, ерунду в общем-то, но мне тогда это казалось подвигом. Опальную принцессу обходили стороной, - Армин пожала плечами, - так что вот.

-    И что было дальше?

-    Дальше? Дальше я подумала, что у нас любовь. Что если мы переспим, то сможем надавить на отца, и он позволит мне выйти за Дгрона замуж и покинуть Столицу. Но все вышло не так. Отец изгнал меня, пользуясь своей властью, а его приблизил к себе. Полагаю, в этом была некоторая доля мести мне.

-    За что изгнал?

-    А какие нужны основания главе рода для изгнания младшего члена рода, не являющегося наследником? - едко спросила Армин.

-    По сути - никаких.

-    Он апеллировал к тому, что я опозорена. Что артефакт, с которым выходят замуж девицы нашего рода, покажет всем, что я не девственна. Я стояла и кивала, для меня происходящее было как обухом по голове. И только на Земле, - она горько усмехнулась, - когда меня спросили, на какую фамилию записывать сына, я осознала - мой род ди-Ларрон. Он изгнал девицу рода ди-Ларрон, на что не имел прав.

-    Почему никто не вмешался?

-    А нет никого, - пожала плечами Армин, - со стороны матери - слишком дальние родственники, они не имеют прав ни на меня, ни на фамилию. Еще могут затеять долгую судебную тяжбу, пытаясь отсудить у Роуэна титул, но и то не выйдет. Максимум, он, как и я, будет регентом до момента рождения и совершеннолетия своего сына или дочери.

-    Графство передается женщинам?

-    Ряд условий, - кивнула Армин, - наличие магической силы, диплома об окончании учебного заведения, и еще пара пунктов.

-    Что ж, значит, он едет за сыном, - подытожил герцог.

-    Он едет за мной, - покачала головой Армин, - на сына у него прав нет. Даже если он докажет свое отцовство, по человеческим правилам меня защищает указ, от закона стаи - его неучастие в нашей судьбе. Он присутствовал в момент, когда открылся портал. Он не учуял, что я в тягости - его проблемы. Я продала все золото, что у меня было, чтобы вырастить его сына, и он его не вернул.

-    Не вернул?

-    Есть лазейка, - улыбнулась Армин, - если мужчина выкупит и вернет все, что было продано самкой, он может забрать ребенка. Или женщину с ребенком, если она изъявит желание идти вслед.

-    Вы моя жена, - напомнил герцог.

-    Если она изъявит желание, - вздохнула оборотень, - но я испортила несколько золотых украшений, такие, как правило, берут для переплавки. Так что, даже если он на Земле найдет ломбарды, куда я сдавала золото, а петляла я как заяц, полностью его вернуть он не сможет.

-    Значит, с этой стороны мы защищены, - Рихтер улыбнулся, - я отдам приказ, и эту ночь мы проведем в часовне, утром нас поздравят, и в глазах моих людей ты станешь неотъемлемой частью княжества.

-    Мне страшно от того, - она взмахнула безнадежно измятым листом, - что Ирга извиняется. Моя хорошая знакомая уверена, что не успела предупредить и что он уже здесь. Что он готовит?

-    Собирает наемников, - пожал плечами герцог, и Армин зашипела сквозь зубы, - тише, прости, Армин. Не в том смысле. Он едет ко мне, Голос Императора едет расследовать дело о смерти жены герцога Данкварта. Какие у него планы - его дело. Но официально, я не смогу отправиться в дозор на Перевал.

-    Ты останешься? - в голосе Армин было столько неподдельной радости, что у Рихтера кольнуло под ребрами.

-    Да, конечно. И отвечая на не заданный вопрос: нет, не будь повода, я бы не смог остаться. Но смог бы забрать вас с собой.

-    Это опасно, - протянула Армин.

-    Не более чем остаться, - подмигнул Рихтер, - если мы не справимся, первым пострадает лагерь, но весь Перевал будет смятен. Даже более того, при прорыве будет безопасней именно в лагере, ведь звери рванут к замку и деревням.

Армин улыбнулась и вновь пригубила напиток. После чего, лукаво улыбнувшись, попросила у герцога бумагу и карандаш. Через несколько минут она уведомила супруга о том, что к нему прибыла почта.

Рихтер рассмеялся, раскрыл сложенный вчетверо листок и, пробежав его глазами, улыбнулся. Отложил «письмо» на стол и подошел к супруге. Приподняв край пледа, он сел рядом, и Армин облокотилась на герцога, устроив голову на его груди.

Отсветы пламени причудливо преломлялись в вычурном светильнике, заставляя тень скакать по ровным строчкам «Герцог Рихтер Айвен Данкварт приглашается под плед с целью объятий. Герцогиня Армин Диамин Данкварт, ди-графиня Ларрон».

-    А почему такой странный титул? - шепнул граф.

-    Графство находится на спорной земле, и если налоги забрала себе Империя, то закон там - слово стаи. Графиня ди-Ларрон владелица. Ди-графиня Ларрон - регент.

-    Сложно, - хмыкнул герцог.

-    Привыкаешь. Мы справимся?

-    Нас двое - он один, - отшутился Рихтер и крепче прижал к себе жену-кошку. - Меня вот какой вопрос интересует.

- М?

-    Ты мурлыкаешь?

- Это полностью зависит от тебя, - тихо рассмеялась герцогиня.


Глава 13

Роуэн и Крина смотрели на герцогиню большими, круглыми от восхищения глазами. Свадебное платье, в котором Армин выходила замуж, было забраковано Рханой. Служанка тонко намекнула своей леди, что есть смысл одеться для супруга так, как принято в герцогстве. И на законное замечание герцогини, что за сутки невозможно подготовить достойное платье, служанка только спросила, как хорошо Армин в этом разбирается.

- Поймите, миледи, у нас широко используется магия при создании одежды. Не сшить, а срастить. Не пришить, а приживить, - Рхана пожала плечами, - я плохо объясняю, но это близко к эльфийской магии. И для герцогини платье успеют сделать. Да и у каждого мастера была сделана заготовка – надежда, что леди Данкварт обратится за традиционным платьем.

- Что ж, - Армин пожала плечами, - тогда я надеюсь в этом плане на тебя.

И вот сейчас оборотень с ужасом и благоговением смотрела на свой свадебный наряд.

- Рхана, вы с портным учитывали выносливость оборотней или каждая невеста выходит замуж в этом?

- Это скорее испытание для герцога – ему нести вас на руках, миледи, - хихикнула юная помощница портного.

Нижнее платье, белое и плотное – Армин сначала не поняла, в чем надобность выбирать настолько плотную ткань. Второе платье цвета слоновой кости было немного тоньше первого. Но от середины бедра ткань заканчивалась, и шли тонкие стальные пластины. Звенья соединялись между собой горным хрусталем, ограненным так, словно это бриллианты. Третий слой свадебного наряда состоял только из тончайших шестигранных пластин серебра размером с ноготь большого пальца. Эта часть была украшена алмазами: замысловатой волной камни спускались от правого плеча вниз и влево, до самого подола.

- Тяжело, но красиво, - негромко произнесла Армин.

- Еще не все, - улыбнулся в пышные усы портной.

- Я могу и не устоять, - честно предупредила герцогиня. Но сияющие глаза подсказали окружающим, что Ее Светлость невероятно довольна. Если бы спросили саму Армин, она, пожалуй, постеснялась бы ответить правду.

- Это накидка. Сплав серебра и белого золота, звенья украшены Слезами, - портной на вытянутых руках поднял тонкую, словно паутина, накидку.

- Платье такое, чтобы жених попотел,- хихикнула юница. – У вас в Столице тоже принято, чтобы муж в первую брачную ночь рвал наряд невесты?

- Эм, да, - смутилась Армин. Она не задавалась вопросами о том, как проходят людские свадьбы. И сама замужем в первый раз. Но оценив вес своего наряда, его общую плотность, поняла – люди верят в герцога.

Усадив герцогиню на табурет, причем оный подсунули под подол, чтобы не помять пластин платья, Рхана разогнала доброхотов-помощничков и протянула миледи три баночки на выбор.

- Нюхайте, - щедро предложила госпоже Васка. – Это чтобы кудри Вам сделать, какой запах сможете сутки вынести?

Армин принюхалась: все три бальзама имели терпимый, даже приятный запах. Выбрала герцогиня травянисто-горький аромат, пусть малина пахла приятней, а все же на сутки нужно выбрать что-то попроще.

Рхана творила настоящую магию, по мнению Армин. Промазывая волосы миледи, она расчесывала пряди до полного высыхания, после чего те начинали виться мелким бесом. До того как леди-кошка успела испугаться, Васка сильно потянула прядку и, отпущенная, та стала выглядеть благородным локоном. А не диким барашком.

- Украшений в волосы много не нужно, - Рхана ловко приподнимала и закалывала локоны, - никаким камням не затмить Слезы. Ну и Вашу красоту, миледи. Сейчас принесут живые цветы, господин Бойд как-то с ними поколдует, чтобы не повяли на морозе.

- К этому платью полагается шубка? – заинтересовалась Армин, подозревая, что веса соболиной шубы может не выдержать даже она.

- Нет, миледи. Старая традиция, - вздохнула Рхана, вспоминая, как сама тряслась от холода.

- Логично: слабые умрут от простуды, - нервно хихикнула Армин. – А как эту процедуру перенесла вторая жена?

- Милорд прибыл в родовое гнездо, - пожала плечами Васка,- но я не уверена – только слухи. В любом случае, он привез ее сам, а значит, нужды не было в повторной свадьбе.

- Ясно, - Армин повела плечами. На секунду захотелось приказать снять с нее это произведение искусства, заплести локоны в косу и подать повседневный наряд. Оборотень сцепила заострившиеся зубы и глубоко вдохнула, выдохнула и поняла – не успокоилась.

- Вы расстроились?

- Не особенно, какие еще слухи ходят?

- Говорят, молодые в первый день много времени провели в замковой библиотеке. А вот после брачной ночи невеста начала пытаться избегать супруга.

- В некотором смысле, ей это более чем удалось, - ядовито хмыкнула Армин.

Она не должна себе позволять никаких глупостей. Достаточно, глупая кошка. Уже любила, идиотка пушистая. Армин нахмурилась, понимая, что здесь ситуация немного другая. После чего сняла с бархата серьги и вдела в уши – не время для размышлений.

- Роуэн, Крина, посмотрите, как нас обвенчают, поедите мясо - и сразу спать, время позднее, - строго произнесла Армин.

- Ты такая красивая. Красивее, чем тогда.

- Кыш, идите с Иннади.

Ушли все. Невесту полагалось оставлять наедине с собой перед свадьбой. «Принимать яд следует в одиночестве», мрачно шутила мать Армин, «Поэтому у оборотней ни невесту, ни молодую жену в одиночестве не оставляют – нет у женщин права распоряжаться своей жизнью». Армин только вздыхала, будучи совсем юной – разве может быть настолько плохой муж, что от него на тот свет бежать придется?

Стук в дверь и удаляющиеся шаги. Пора.

Армин вышла, не затворяя за собой двери – в гостевые покои она больше не вернется. Наскоро обставленная хозяйская спальня примет утром молодую герцогиню. Леди Данкварт нахмурилась: какие глупости лезут в голову. К чему все эти нервы? Перед лицом закона она уже жена, даже невзирая на отсутствие сексуальных отношений в их браке – это мало кого волнует.

 Коридоры были темны - рожки освещения выкручены на самый минимум. Стук каблучков раздается далеко, вот только кроме самой Армин, поблизости никого нет. Входные двери распахнулись сами.

Высокие, в человеческий рост, костры вели герцогиню к часовне - как ни насаждай единобожие, а в каждом краю к этой вере добавляются свои традиции. Морозный воздух приносил вкусный аромат жарящегося мяса. Армин сглотнула голодную слюну и осторожно пошла меж костров - наледь подтаяла от тепла, и только звериное равновесие помогало Армин не рухнуть. И не свалиться в костер.

У входа в часовню стояли виконт Лозедин и капитан Рорден. Как поняла герцогиня, ей следовало выбрать того, кто отведет ее к супругу. Это ни на что не влияло, но было необходимой традицией.

Лозедин скривился, когда тонкую руку герцогини принял капитан гарнизона, человек, не имеющий дворянского звания. Армин было глубоко наплевать на Джарефа. Она сильно подозревала, что этот юноша - возлюбленный вдовствующей герцогини. Оттого та и проводит столько времени в часовне - пытается усмирить сердце. То, что между ними ничего не было, оборотень чуяла так же четко, как и подкисшее вино в полупустых бочках. И тут же Армин прошибло ледяным потом - Дгрон тоже оборотень. И нюх у него не хуже.

Войдя в часовню, герцогиня улыбнулась - с витражей смотрели лики святых. И сразу становилась понятно - это Ледяной Перевал. Суровые старцы, на чьих головах вместо обводов света красовались шлемы, держали костистые руки уложенными на рукояти мечей. За каждым из изображенных святых тянулась сложная и трагичная история.

Белое и голубое - вот цвета, преобладавшие в часовне. И сейчас среди этой холодной хрупкой красоты металось оранжевое, с желтыми и алыми искрами пламя. За кафедрой стоял градоправитель Архам, рядом с ним божий служка. Тонкий и худой мальчишка в очках.

Людей набилось в часовню под завязку. Кто-то сидел на лавках - впереди члены семьи самого герцога и Рой, что интересно - с Криной, дальше - по убыванию значимости. Армин окинула пристальным взглядом сидящих людей - запомнить в лицо, кто и где сидел. Сопоставить на будущее.

-    Этой ночью мы празднуем. Два человека, два сердца, две воли и две души отныне пойдут вместе, в одну сторону, - голос градоправителя обрел звучание. Стоящий рядом с ним служка только вздрагивал.

-    Армин Диамин ди-Ларрон, ди-графиня Ларрон, герцогиня Данкварт, - обратился к женщине Архам.

-    Да, - бездумно произнесла Армин и раскраснелась, понимая, что ляпнула что-то не то.

-    Есть ли тебе что сказать своему супругу?

Первая мысль, посетившая красивую голову герцогини, была исключительно нецензурной.

-    Мы странно начали, - подавив вздох, произнесла Армин, не глядя на супруга, но ощущая тепло его ладони под своими пальцами. - Но это не помешало нам понять друг друга. Не во всем, но во многом. Господин Архам сказал правильно: вместе и в одну сторону. Это важнее чувств.

-    Рихтер Айвен Данкварт, герцог Данкварт, Владыка Перевала.

Герцог молча склонил голову.

-    Есть ли тебе что сказать своей супруге?

-    Я воин и муж, - Рихтер смотрел на Армин, и той пришлось ответить тем же, - я рожден, чтобы защищать свой край и свою семью. Добро пожаловать в мой край и мою семью. Стань для людей хозяйкой, а для меня супругой.

Рихтер склонился и обжег губы Армин поцелуем. Она глубоко вздохнула, нервно улыбнулась и нахмурилась - люди быстро и бесшумно покидали часовню.

-    У нас считается, что для молодой пары важнее найти общий язык, чем постель, - улыбнулся Рихтер.

-    Поэтому нас здесь закрыли? - чуткое ухо оборотня уловило шум упавшего бревна.

-    Утром выпустят, - Рихтер потянул Армин за руку, - предполагается, что несчастные влюбленные будут дрожать от холода и к утру догадаются согреться в объятиях друг друга. Но у меня есть идея получше.

-    Какая? - заинтересовалась Армин.

-    Глинтвейн, жареное мясо, сыр, волчья шкура и задушевные разговоры.

-    Волчья шкура, - мечтательно вздохнула Армин, и, пройдя следом за супругом, замерла, прикидывая, как ей усесться и не повредить платье.

-    Позволь, я помогу. Тепла от него нет, - Рихтер подошел со спины и положил жене руки на плечи. Армин кивнула.

Герцог осторожно разъединил крючки и снял с супруги верхнее платье, затем следующее и присвистнул:

-    Тяжело. Ты невероятна, Армин.

На плечи женщины лег пушистый плед.

-    Не только шкура? - улыбнулась герцогиня и поправила теплую ткань.

В маленькой комнате был очаг. Армин не замечала до тех пор, пока герцог не открыл железные дверцы. И не начал дуть на обожжённые пальцы.

-    Позволишь? - вернула она ему вопрос и протянула ладонь. Небольшие ожоги зажили мгновенно. - Как же маг огня может пострадать от ожогов?

-    И от огня, - улыбнулся герцог, - я живой, из плоти и крови.

Муж и жена устроились на полу, на волчьей шкуре. Смотреть на широкую постель, застеленную синим бельем, Армин было неловко. Но вместе с тем, она довольно цинично подумала, что было бы неплохо осуществить брак. И одновременно она понимала - такое предложение оскорбит герцога. «Давай осуществим сексуальное сношение, а то приедет мой любовник, а я тобой не пахну» - примерилась Армин и покачала головой - такое вслух произносить нельзя.

Герцог принес широкую дубовую доску с изящными узорами по краям. На доске стояло две чаши, исходящие парком, лежала горка аппетитного жареного мяса, присыпанного зеленью. Половина головки сыра еще уместилась на доске, а каравай, замотанный в полотенце, герцог удерживал на сгибе локтя.

-    У нас целый котелок глинтвейна, - довольно произнес Рихтер, - вот удивится Бойд, когда не досчитается своего малого алхимического котла.

-Ай-яй, Рихтер, как нехорошо.

-    Я откуплюсь, - подмигнул герцог.

Армин подобрала ломоть каравая, отрезала сыр, уложила его на нежную мякоть ароматного хлеба и прибавила сверху хороший кусок мяса. И протянула герцогу. Он принял дар двумя руками, немного потерянно улыбнулся, и отдал в обмен супруге чашу горячего вина.

-    Дома тебя будет ждать горячая пища, - негромко сказала Армин. - Верная жена и послушные домочадцы.

-    Я не знаю, что сказать, - виновато проворчал герцог, - это ведь обычай Леса? Я всегда буду приходить домой, есть твою еду и защищать тебя и наших людей. Нашу семью.

Армин кивнула и взяла себе кусочек каравая. Сыр оборотень не слишком уважала, поэтому ограничилась мясом с хлебом. Тишина на некоторое время овладела небольшим помещением.

-    До утра много времени, - Рихтер криво улыбнулся. - В эту ночь принято отвечать на любые вопросы.

Герцог выдал себя, коснувшись пальцами черной маски. Армин перехватила его руку и очень серьезно произнесла:

-    Ты скажешь мне сам. Снимешь и покажешь. Когда поймешь - нет в этом мире того, что может меня смутить.

-    А если у меня зубы торчат сквозь дыру в щеке? - заинтересовался герцог.

-    Некромантия? Я пожму плечами и попрошу тебя больше не снимать маску, - улыбнулась Армин. - Но некромантию, болезнь - все это я бы учуяла. Гниющая плоть даже сквозь магический барьер пахнет.

-    Мне попалась очень чуткая жена? Расскажи о себе. О времени, проведенном в другом мире, - Рихтер вытянул ноги и забрал у Армин чашу. Наполнив ее, он вернул глинтвейн супруге.

-    Мне нечего сказать, - вздохнула Армин, - я была служанкой в лавке, получала копейки и боялась всего на свете.

-    Как так вышло? - нахмурился герцог, - ты сильная. Моя мать до сих пор боится моих же бойцов, а ведь они выросли у нее на глазах.

-    Там совсем другой мир. Нет магии, нет сословий. Ужасные машины, ядовитый воздух, - Армин поежилась. - Я ведь почти привыкла. Привыкла по утрам кашлять кровью, это, правда, быстро прошло, но ведь было же. Привыкла накладывать на сына защитный кокон - я отдавала его под присмотр другим женщинам, пока длилась моя работа. Постоянный недостаток магической силы, это выматывало.

-    Там нет колдуний? - Рихтер привлек потерявшуюся в воспоминаниях жену в объятия, - гадалок?

-    Пока я не поняла, что жду ребенка, - она пожала плечами,- я примеривалась. Я умею искать потерянные вещи и людей, обновлять мебель. В графстве Ларрон магам-строителям бывало скучновато, оттого у меня много спорных навыков. Но мне пришлось отдать всю свою Роуэну. Иначе он родился бы не только без Дара, но еще и слабым физически. Поэтому, последнее свое серьезное заклинание я применила к своему золоту - создала на нем пробу, клеймо. Это помогло мне сдать драгоценности перекупам. На это и жили первые несколько лет. Золота на мне было много, - тут Армин смутилась, - да и магию я использовала. Воздействие «честная цена».

-    Ты молодец, - шепнул герцог и поцеловал жену в макушку, - настоящая умница.

-    Я все думаю сейчас, - она вздохнула, - об упущенных возможностях. Не догадалась об одном, о другом. Хорошо еще, мебелью обзавелась, успела облагородить, а то рос бы ребенок в помойке.

-    Шшш, я уже пожалел, что спросил, - шепнул герцог.

Армин подняла лицо, чтобы взглянуть в глаза мужу - не начал ли презирать ее? Принцесса-поломойка, не то, что может большинство людей. По мнению воспитательницы Армин, принцессе стоило гордо помереть с голоду, угробив вместе с собой и ребенка. А не позорить свой род и своего Императора.

Рихтер посмотрел в глаза жены, полные слез, и на пробу коснулся доверчиво подставленных губ. Проложил цепочку поцелуев по скулам, коснулся губами виска и замер, прислушиваясь. Но долго гадать ему не пришлось - Армин оперлась руками о его грудь и сама потянулась к губам супруга.

Герцог с некоторым трепетом положил ладони на плечи жены, скользнул правой рукой на талию - прижал крепче к себе. Так, чтобы поняла - нужна, необходима. Не прерывая поцелуя, он поднялся на ноги и вместе с собой поднял и супругу. Армин охнула и восхищенно рассмеялась:

-    Как силен мой муж.

-    Очень, - шепнул Рихтер. Голос подвел сурового мага, и он вновь прижался своим ртом к губам Армин.

Ему хотелось благословить тот простой факт, что комната-клетушка замкового служки такая маленькая. Всего два шага, и он уложил свою драгоценную ношу на постель. Мелькнула и пропала мысль, что супруга достойна совсем другого - уложить бы изящное тело на соболиный мех, да на шелковую простынь. Будет. Все будет.

Армин села, протянула к нему руки, позвала. И насмешливо обронила:

-    Эк Вы ловко, милорд, обошли традицию рвать на невесте платье.

-    Я ради тебя все, что скажешь, и порву, и погрызу, - отозвался герцог.

Желание женщины - закон для мужчины. Особенно в постели. Плотная ткань затрещала, поддаваясь силе герцога. Герцогиня лишь улыбнулась, мол, посмотрела бы я, как справился бы мой супруг с полноценным нарядом.

Рихтер довел начатое до конца - платье было разорвано от ворота до подола. Ласково коснувшись пальцами ступни супруги, он подался вперед и оставил поцелуй на колене. Скользнул губами по внутренней стороне бедра, прислушиваясь, как у Армин сбивается дыхание.

Смущенная откровенной лаской, герцогиня впилась тонкими пальцами в предплечья супруга и потянула его на себя. Подставляя губы под горячие, жалящие поцелуи.

Герцог покрывал поцелуями нежную кожу супруги, ласкал грудь и пил сладкие стоны супруги. Этой ночью молодым не грозило замерзнуть.

Уже после, Рихтер закутал немного сонную и очень счастливую супругу в плед, поднялся, продемонстрировав крепкое подтянутое тело, и показательно сдавил пальцами полешко. Мол, не устоит передо мной никакой наряд. Забрав с пола безнадежно остывший глинтвейн, герцог вернулся на постель и жалобно посмотрел на супругу:

-    Пустишь погреться?

-    Уже? - вскинула брови Армин и рассмеялась, - ладно. Ты все спланировал?

-    Отчего же? - хитро улыбнулся маг и протянул супруге вино.

-    Оттого, что и на матраце до нас никто не спал, и белье свежее, - она подергала точеным носиком, - мой нюх не обманешь.

-    Виночерпий до сих пор вздрагивает, - кивнул герцог.

-    Ты его оставил?

-    Нет, отправил в Дан-Мельтим.

Рихтер выразительно посмотрел на пунцовые, зацелованные губы жены. И Армин поспешно поставила чашу на пол - не хватало еще залить постель вином.


Глава 14

Армин пряталась за тяжелой портьерой. Герцогиня прижимала к губам пальцы, и все равно, время от времени нежный смех прорывался наружу. Хоть и некому было подслушать леди кошку.

На тренировочной площадке бойцы ходили вокруг зачарованных ею снарядов – размахивали руками, колдовали. Всеми возможными способами проверяли – есть ли чужеродная магия. И ничего не находили.

Рихтер время от времени вскидывал голову, искал, из какого окна на него смотрит жена. И не находил – Армин предпочла другой этаж. Положа руку на сердце – она пряталась от супруга все утро. Вот и сейчас стояла за портьерой.

Выпустив когти, Армин немного испортила окно – чтобы слышать, что произойдет.

- Я не вижу следов волшбы, - задумчиво произнес Рорден.

- Пойду первым,- усмехнулся Рихтер.

- Ты уверен? Если ночью сплоховал, как бы тебе шею не свернуть, - хохотнул Таммейн.

Данкварт показал соратнику неприличный жест и вскочил на узкое бревно. Привычно щелкнули снаряды, в сторону герцога, по одному, лениво полетели сгустки силы. Имитация вражеских заклинаний. А ведь он точно помнил, как тонкие пальцы жены выписывали узоры именно на этом бревне.

От конфуза герцога спасла только многолетняя выучка. На сотую долю секунды под его левой ступней образовался лед. И как только он пошатнулся, ледяная корка пропала. Проходить выученную до мельчайших подробностей трассу стало на порядок интересней.

Армин только усмехнулась, заметив, что ни одно из ее детских, шуточных заклинаний не оказало особого эффекта. Ни герцог, ни его ближайшие соратники так и не были побеждены. Зато молодняк, на который так любил по утрам рычать Рихтер, ссыпался наземь еще на первом бревне.

Герцогиня хохотала, глядя, как ее ловушки скидывают на землю самоуверенных юнцов. Она изначально не собиралась изобретать ничего коварного – только щелкнуть по носу невнимательных. И судя по тому, как похохатывали старшие бойцы – снять чары с площадки ее просить не будут. Армин задумалась: предупредить ли супруга о том, что ее заклинания способны перемещаться?

К Рихтеру подбежал невысокий юноша. Армин навострила ушки, вытаскивая ближе к поверхности сознания второй облик:

- В Дан-Мельтим прибыл обоз. Вам письмо, гербовое. Отдать лично в руки. Те, кто видел прибывшего, говорят – на нем Императорская Цепь.

Хорошее настроение как рукой сняло. Армин прижала пальцы к губам. Началось.

- Таких гостей приветствуют всей семьей, - кивнул герцог. – Ты молодец. Иди на кухню, там тебя накормят. И после зайди к счетоводу, я обещал вознаграждение за срочные вести.

- Да, милорд. Спасибо большое, милорд!

Армин резко развернулась и направилась к любимой гостиной. Следовало переодеться. Герцогу не придется стыдиться своей герцогини. Тут бледные губы оборотня тронула улыбка – вряд ли Рихтер мог смутиться. И от этого вернулись воспоминания о прошедшей ночи. К гостиной Армин подошла с полыхающими щеками. И неуверенностью – кто из них должен пройти крошечный коридор между господскими покоями? Он или она? Может, колокольчик повесить, чтобы услышать?

- Рхана!

- Вам плохо, миледи? – Васка подхватилась с пола. Она с детьми играла в «замок принцессы», и влетевшая госпожа напугала ее до полуобморока.

- В Дан-Мельтим прибыл Голос. Нужны кудри, парадный наряд, тот, зеленый с серебром и…Ракшас, ведь знала же заранее!

- Как и я, миледи, наряд отглажен, о складки юбки можно порезаться, пуговицы с хрустальных заменены на серебро со Слезами. Все, о чем мы говорили – сделано.

- Ты золото, госпожа Васка.

- Ирья, позови Миох, она присмотрит за детьми, пока я занята, - коротко распорядилась Васка и украдкой посмотрела на госпожу. Армин коротко кивнула, у личной помощницы должна быть небольшая, разумная власть.

Девушка примчалась быстро. Выслушала распоряжения Васки и лишний раз убедилась, что селянская выскочка в фаворе у герцогини. Следом за ней вошел высокий, крепко сбитый слуга. На широком деревянном подносе он принес белок. Ти и Ди отобедали на кухне и теперь спали. Укрытые крошечными лоскутными одеялками.

- Это служанки на кухне сшили, - объяснила Рхана, - дети за мной хвостиком ходят, всех очаровали. Конюх обещался кроватки выстругать. Навроде люлек.

- Вот и славно, - Армин едва не проскочила мимо лестницы. Слишком привыкла к гостевым покоям, - если хочешь, ты можешь забрать в дом сына.

- В детской безопасней, я ведь, и когда Зверь пришел, там его оставила. Там заклинания накладывались давно. Здесь, в доме, только на третьем, господском этаже такая защита есть. Да я успеваю с ним. Но вот если позволите днем его брать, буду благодарна.

- Не в ущерб обязанностям – хоть на голове стой, - улыбнулась Армин.

Кудри вышли невероятные – даже на свадьбу таких тугих локонов не получилось. Серьги из помолвочного, свадебного дара. Неброский макияж. Армин решительно отказалась от стандартного комбинезона. Светлая серебристая рубашка, плотные облегающие штанишки. Теплая юбка с несколькими широкими складками и жакет, плотно расшитый серебром и Слезами. Не столичная штучка, но жена Хозяина Перевала, герцогиня.

Сидя в санях, Армин глубоко и размерено дышала. Отвратительно радоваться болезням детей. Но сейчас она была преступно счастлива от того, что Тайланна слегла с жаром. Хоть у герцогини и возник ряд вопросов к ее воспитательнице.

Леди Данкварт нахмурила тонкие брови. Сани неслись легко, Дан-Мельтим приближался. Пора было подобрать приличествующее ситуации выражение лица. И намертво его приклеить.

- Армин, - герцог сжал затянутую в перчатку ладонь жены, - вернись ко мне. Все под контролем. Дети в крепости. С этого Голоса мои бойцы не спускают глаз.

- Да, - Армин вздохнула и, резко развернувшись, прильнула к груди Рихтера.

 Герцог осторожно приобнял жену за узкие плечи. Поправил локоны - видел он однажды, как нежная и хрупкая девушка колотила метлой жениха из-за порушенной прически - и поцеловал свое счастье в висок. Рихтер хотел бы отправить супругу обратно в крепость. Но нет на свете не смертельной болезни, способной уложить оборотня в постель.

-    Подъезжаем.

Армин выпрямилась, и Рихтер улыбнулся. В супруге больше не чувствовалось страха или надлома. Леди кошка готова играть.

Соскочив с саней, Рихтер подал руку Армин, и, не позволив ей ступить в снег, на руках внес в дубовую, облагороженную пристройку Ратуши. Звонко цокнули каблучки, и Армин, одним движением поправив складки на юбке, поцеловала мужа в щеку.

-    Здесь стало теплее, - она огляделась.

-    Да, как и планировалось. Старая пристройка совсем прохудилась. Да и проклял кто-то, снять не смогли, - герцог рукой махнул. - Архам найдет, кто, но что толку? Все равно новую пришлось делать. Сначала один слой, сейчас вот второй мастера сделали. Посмотри, разметка на полу, видишь?

-    Да, там будут комнаты?

-    Гостевые. Маленькие, тесные, - герцог пожал плечами, - так и не гостиница. Зато в стены мастера сразу заглушки вошьют.

-    Неловко, - проворчала себе под нос герцогиня.

-    Я мало что успеваю, - дернул плечом Рихтер. - Знаешь, у меня воспитание было в детстве такое же. Отца я видел редко, но концентрировано. И правлю своим краем так же.

-    Ты хороший владетель, просто жена у тебя злыдня, - покачала головой Армин.

-    Это да, - насмешливо улыбнулся герцог, - недавно укусила меня.

Тут Рихтер словил шутейный подзатыльник и, уворачиваясь от тяжелой ладошки супруги, поймал ее в объятия.


***

Дгрону было тяжело. Непонятные, неприветливые люди. Навязавшаяся в спутницы волчица, жаль, нельзя отказать сородичу в такой малой просьбе. Холодный край. Оборотень вздохнул и потребовал достать термос с чаем.

-    Изволите горячего, госпожа Ирга?

-    Нет, благодарю.

«Гордячка, как Армин в прошлом. А стоит только чуть силу показать - мигом про свои принципы забывают». Дгрон не слишком уважал женщин своей расы. Слишком быстро они соглашались на его условия. И слишком быстро исчезали, при малейшей возможности уходя к другому. Он считал - они ищут разнообразия. Даже великосветские куртизанки не меняют покровителя, пока тот не обанкротится.

Чай обжигал губы. Оборотень старательно сдерживал вздохи и разглядывал унылые окрестности. Унылое цветовое разнообразие заставляло Дгрона сожалеть о покинутой столице. Вот уж где даже зимой было ярко и весело. Тут оборотень повеселел. Армин ведь тоже должна была это заметить. А значит, есть возможность убедить ее вернуться добром. Герцогу подсунуть вторую жену, раз так нравятся оборотни, подобрать полукровку из волчиц. Есть там горячие штучки. А главное - покладистые. Место второй жены у Данкварта свободно, никто не будет огорчен.

Повеселев, оборотень милостиво отметил, что в принципе герцогство выглядит приемлемо. Хоть и на любителя.

В Дан-Мельтиме Голос Императора приняли как положено. Выделили покои на третьем этаже Городской Ратуши и огорошили - в крепость хода нет. Какой-то там договор, срок подписания и причину оного Дгрон пропустил мимо ушей. Ибо тратил все силы на усмирение бешенства. Зверь внутри него выл и рвался наружу - крушить, убивать во славу гнева своего владельца.

-    Герцог и герцогиня Данкварт прибудут, чтобы поприветствовать вас лично. Выразить вам свое почтение.

И спустя пару часов оборотень был вынужден наблюдать сквозь прозрачную кисею занавесей, как во дворе дурачится его женщина с чужим мужчиной. Из рук полезли когти, оставляя глубокие борозды в мягкой древесине.

В дверь постучали. Отвратительно звонкий голосок служанки оповестил «уважаемого Голоса Императора», что его ожидают в малом совещательном зале.

-    Иду, - Дгрон отвернулся от окна, тем более что ни Армин, ни герцога там уже не было.

В малом зале, у изящного столика было расставлено три кресла. Два рядом и третье напротив.

-    Добро пожаловать на Перевал, Голос, - учтиво произнес герцог.

Гордячка Армин, затычка в каждой бочке, встревавшая во все разговоры Дгрона, просто молча присела в реверансе. Дгрон коротко поклонился в ответ и был приглашен к столу. Сев в одно из двух близко стоящих кресел, он скривился - герцог и герцогиня не пренебрегали радостями супружеской жизни. А ведь в прошлом Армин тщательно вытравляла любой намек на такой аромат - даже приобрела особые травы.

Герцог, не обратив на поступок Голоса особого внимания, сел рядом с ним. Армин присела на краешек кресла напротив и разлила чай. Вопреки протоколу, первая чашка досталась герцогу, а не высокопоставленному гостю. Да и сластить она чай не стала. Дгрон поискал взглядом сахарницу или плошку с медом, на худой конец. Ничего не было.

-    Каким образом Вы будете проводить расследование? - начал диалог герцог.

Дгрон только усмехнулся:

-    Это тайна. Но меня настораживает один факт - Вы закрыли доступ в крепость. Вам есть что скрывать?

-    Да, - кивнул герцог, отпил чай и поставил фарфоровую чашечку на стол. - В моей крепости живет много людей, и их безопасность зависит от меня. Сейчас вы Голос, но это не на всю жизнь. А случиться может всякое. В любом случае, я готов предоставить Вам свои воспоминания, воспоминания людей, обнаруживших тело.

-    Ваша супруга так тиха, уж не запугали ли Вы ее? - наигранно испугано произнес Дгрон. Его игра не произвела впечатления ни на кого.

-    Мой супруг делает меня счастливой, - с нежной улыбкой произнесла Армин. И повторила почти то же самое на языке оборотней. Произнесла ту фразу, ради которой взрослые волки готовы отсечь свои хвосты, лишь бы хоть раз в жизни ее услышать.

Тонкостенный фарфор лопнул в сжавшемся кулаке оборотня. Забегали, скликали целителя. И только Армин с герцогом, отошедшие в сторонку, переговаривались и смеялись. Дгрон скрипнул зубом - на нем заживают раны почти мгновенно. Могли бы и не звать эту шальную бабку-шептунью.

Вместе с целительницей в малую приемную залу Ратуши вошла и волчица- попутчица. Она удостоилась крепких объятий от герцогини и поклона от графа.

-    Ирга, радость моя. Как же мне тебя не хватало. Ты не представляешь.

-    Мне больше интересно, - на грани слышимости шепнула волчица, - как твоя светлость с этой падалью умудрилась связаться.

Рихтер, заметив, что оборотень подслушивает, бросил несколько заглушек. И левое ухо Дгрона разочарованно дернулось.

-    Дамы, нас ожидает утомительный вечер, - состроил брови домиком герцог. И Армин, спохватившись, представила ему старую знакомую, почти подругу:

-    Ирга, позволь представить тебе моего супруга, Рихтера Айвена Данкварта. Рихтер, моя хорошая знакомая, Ирга. Она не называет имени рода, - объяснила такое странное представление леди кошка.

-    Утомительный вечер? - переспросила Ирга, провожая взглядом высокую фигуру Данкварта. Мужчины почти затерялись среди прибывающих гостей.

-    Танцы, костры, - Армин вздохнула, - праздник ведь. Голос Императора прибыл судить Хозяина Перевала.

-    Разве это хорошо?

-    Здесь свои взгляды, - наморщила носик леди Данкварт, - если показать богам и духам, что Голос радует людей, они его заберут. Старая традиция: встречать невзгоды песнями и плясками.

-    А свадьбы? - Ирга пакостливо улыбнулась и стрельнула глазами на тугой жакет Армин, - от корсетов отказалась?

-    Я их никогда не любила, - жарко запунцовела щеками леди кошка.

-    Расскажи мне про детей. Твое письмо, полное оговорок и умолчаний, повергло в ступор мой разум, - Ирга вздохнула и взяла с подноса подошедшего официанта бокал с вином. - Ого, тяжелый.

-    Здесь все основательное, это горный хрусталь. Я тоже удивилась, в Столице все перешли на стекло, - Армин грустно улыбнулась.

Ирга пробуждала воспоминания. О поезде Диамин, где они и познакомились. Выросли бок о бок, под присмотром сопровождающих Императрицу магов. Да и наказывала Диамин обоих шкодниц одинаково. «Большая сила предполагает большую дисциплину», - говаривала Императрица, когда за девочек вступались непрошенные защитники. «Если нашкодит обычный ребенок, разобьет стекло или перевернет крынку молока - это одна беда. Если нашкодит юная ведьма, совсем другая. Не стоит забывать, что проще заговора на смерть только приворот». Так что розгой лупили обеих. Так и подружились кошка с волчицей, когда на соседних скамейках наказание претерпевали.

-    Тайланна, моя падчерица. Я не могу найти с ней общий язык.

-    Мин, - Ирга по-простецки закатила глаза, - а что ты хотела?

-    Это понятно, - герцогиня покачала головой, - будто у меня нет мачехи. Дело в том, что у девочки в голове неправильная система ценностей. Не перебивай. Я не о себе говорю. Она во всем слушает свою воспитательницу.

-    Та самая Олли? Сделайте ее второй женой, - пожала плечами Ирга. Армин вскинулась:

-    Я сразу уеду в графство.

-    На границу? Хочешь под теплое и нежное крылышко ближних родичей? - едко вскинула бровь Ирга. - Ты балованная, подруга. Сначала матерью, которая не показала тебе настоящей иерархии стаи, потом отцом.

- Отцом?! Да он...

-    Не отдал тебя, - Ирга допила вино, - ты оборотень, который человек. Понимаешь, о чем я? Тебе нельзя в графство.

-    Мне тяжело, - Армин повела плечом и приветливо улыбнулась.

Рихтер вернулся к супруге, подал ей руку и вывел в центр зала. Наступило время представить новую Хозяйку Перевала.

Армин замерла рядом с мужем. Леди кошка лихорадочно соображала, что от нее требуется. Держать лицо как на императорском приеме, или быть проще?

-    Моя возлюбленная жена, Армин Диамин Данкварт.

Армин сделала шаг вперед и присела перед собравшимися в глубоком реверансе. Таком, которого удостаивается лишь Император. Богатые купцы, ремесленники, прославленные бойцы, их жены и дочери в тишине смотрели на замершую фигуру леди Данкварт.

-    Прошу вас позаботиться обо мне, - уверенно произнесла Армин, распрямляясь, - подсказывать, не стесняясь. Чтобы я могла любить и беречь наш общий дом.

Нестройный гул согласных голосов и низкий поклон от присутствующих в зале мужчин. Женщины присели в реверансе. Особый, столичный реверанс не получился ни у одной из них, но Армин это не было важно.

-    Вы - лучшее приобретение герцогства за последние три поколения, - негромко произнес седой, покрытый шрамами воин. Он стоял невдалеке, но люди его не замечали. Армин улыбнулась и поблагодарила за комплимент.

-    Не стоит благодарностей, я говорю то, что вижу, - воин усмехнулся, - не переживай, я присмотрю за тобой и твоим постреленышем.

Бокал в руке Армин треснул. Прикусив губу, герцогиня наблюдала, как тает в воздухе фигура седовласого, гордого воина. И как оживает портрет на другой стороне зала.

-    Кто там изображен?

-    Основатель рода Данкварт, мой далекий предок. Именно он отвоевал эту землю,

-    Рихтер коснулся губами виска жена. - Леди желает кадриль?

-    Очень.

Муж и жена пустились в пляс, а Ирга внимательно следила за повеселевшим Дгроном. Волчице не давал покоя слишком приятный запах, исходивший от мужчины. И когда он позвал ее за собой, женщина не смогла устоять.


Глава 15

Армин облокотилась на мужа, уложив голову ему на плечо. Небольшой праздник в Ратуше согрел душу герцогини. Если бы не присутствие Дгрона, она была бы совершенно счастлива.

Рихтер время от времени шутливо касался указательным пальцем кончика носа жены. Армин шипела как настоящая кошка, но отодвинуться не порывалась.

С темной дороги крепость, освещенная разведенными прямо на стенах кострами, выглядела сказочно. Герцогиня даже привстала, чтобы рассмотреть все в подробностях.

- Красиво, - прошептала Армин.

- Да, - кивнул герцог, - я люблю свой дом. Знаешь, когда возвращаешься с перевела, ночью, а костры горят… Сразу становится легче. Пусть устал, ранен, и магия в минусе – дома ждут. Раньше была традиция – герцогиня зажигала один из костров, главный. Не каждую ночь, конечно, - Рихтер пожал плечами.

У Армин в горле встал комок. Ей хотелось пылко пообещать зажечь для него все костры, но она не решилась.

По мере приближения к замку, герцогиню охватывала нервная дрожь. Вторая ночь, какой она будет? Роуэн поселен отдельно, рядом с Армин, но не в ее покоях. Как и подобает ребенку. Придет ли Рихтер? Или они сразу из саней пойдут в спальню? Или она была настолько плоха, что супруг заглянет к ней в покои, только когда настанет время зачать ребенка?

Армин не заметила, как, поглощенная своими мыслями, отстранилась от супруга. Герцог болезненно нахмурился и коснулся пальцами маски.

Едва сани остановились, Рихтер выскочил, быстро обогнул возок и помог выбраться жене. Пылко прижал ее к себе и шепнул в розовое ушко:

- Я не притронусь к тебе и пальцем, моя пугливая леди кошка. Пока сама не позовешь.

Армин растерялась настолько, что даже хваленая реакция оборотня не позволила ей удержать стремительно уходящего мужа. Рихтер ушел в сторону гарнизона, и герцогиня замерла – муж пошел по делу или страдать? Здраво рассудив, что взрослый и самодостаточный мужчина страдать не будет, она пошла к дому. Проведать детей, принять ванну и предпринять какие-нибудь действия в сторону супружеского долга.

Вот только что имел в виду герцог? Как позвать? Как – письмом? Леди Данкварт приглашает лорда Данкварт на… на что? На порцию супружеского долга?

Армин поджала губы, где-то вдалеке звенел колокольчик возка Ирги. Подождать подругу во дворе? Наверное, лучше дать ей расположиться и завтра с утра запытать. Увы, у герцогини любовный опыт был почти нулевым – быстрые, пылкие обжимания с Дгроном, такой же быстрый любовный акт. Один, второй – они не сильно отличались друг от друга. Принцессу пьянила свобода и вседозволенность, а вот любовные ласки так себе. Но она списала это на свою неопытность. А вот в руках мужа она преступно растаяла.

Леди Кошка недовольно и смущенно фыркнула, вспомнив, как непристойно вела себя прошлой ночью. Но Рихтер не возражал. Может, ему нравилось?

Роуэн спал. На первое время Армин зачаровала для него медвежонка – смесь трав и легкий заговор для крепкого сна. Рихтер только посмеивался, глядя на целую плеяду защитных и оповещающих заклятий на комнате пасынка. Но, впечатленный грозным взглядом супруги, пообещал, как выдастся минутка, наложить пару своих проклятий.

- Я думала, Вас супруг на руках внесет, - Рхана встречала госпожу в дверях покоев. – Горячая ванна с бальзамом Оске, чтобы расслабить мышцы, и молоко с травами – уймет головную боль.

- Это вряд ли, - вздохнула Армин.

Васка помогла госпоже раздеться, придержала под руку, пока леди кошка укладывалась в воду, и поспешила вынести одежду из ванной комнаты. От влаги она могла испортиться.

Намыливая и промывая волосы госпожи, Рхана осторожно осведомилась:

- Как прошел вечер?

- Хорошо, - Армин вздохнула, - от меня муж сбежал.

- Бывает, - Васка почувствовала себя старой и умудрённой опытом, хоть на деле и была ровесницей миледи. – Мужчины не любят показывать свою слабость и неуверенность.

- Не все, - чисто из упрямства возразила Армин.

- Не все, - покладисто согласилась Васка, - но достойные представители предпочитают отступить. Что произошло?

- Я не понимаю, - Армин перехватила мочалку и продолжила мыться самостоятельно. Рхана привыкла к приступам скромности герцогини, поэтому тактично отвернулась.

Армин сидела на постели, Рхана мягко просушивала волосы миледи полотенцем и ворчала на безголового милорда.

- Я пойду к нему, - герцогиня кивнула на маленькую дверцу за портьерой.

Рхана только улыбнулась.

- Ваше дело, миледи. Вот только, не изволите новости выслушать?

- Новости? – растеряно произнесла оборотень, и Рхане захотелось оторвать милорду Рихтеру голову. Взрослая женщина, мать и жена выглядела как маленькая, брошенная девочка.

- Два юных оболтуса закрыли другую оболтусиху в подвале, - вздохнула Васка.

- Ракшас, - растерянность из герцогини как ветром выдуло.

- И оттаскали за косы, - лукаво улыбаясь, продолжила Рхана.

- О, змеиная королева, - оборотень запустила пальцы во влажные волосы, - вот чему ты улыбаешься?

- Тому, что нарвался этот клубок дерущихся детей на капитана Рордена, и за уши оттасканы все трое. И если Тайланна кричала, что она герцогская дочь, то…

- Не томи, - рыкнула герцогиня и вскочила с высокой кровати.

- То Крина и Роуэн затаили зло, - хихикнула Васка, - когда капитан пошел по своим делам, дети обрушили ему на голову снег с крыши и сами в нем завязли – бросились мстить.

- Они пытались оттаскать за уши господина Рордена?

- Крина его дважды успела дернуть за мочку уха, - Рхана уже хохотала. – А юный граф вспомнил, что он сын оборотня.

- Укусил? – с ужасом в голосе спросила Армин.

- Нет, конечно, бойцы спасли из снега и детей, и капитана. С завтрашнего дня они будут тренироваться вместе с детьми бойцов.

 - А что Тайланна?

-    Не мое дело - судачить о герцогской дочери, - наставительно заметила Рхана, - но госпожу Олли притравить было бы неплохо. На кухне судачат: у нее был договор с Вашей предшественницей. Что Олли станет второй женой и останется здесь, а та уедет.

-    Хороши новости, - Армин нервно подхватила тюбик с притираниями и начала втирать пахучую смесь в запястья.

-    Госпожа, голова до утра заболит.

-    Она начала болеть еще утром, и явно продолжит, - Армин пошла к маленькой дверце. - Надо поговорить с Рихтером.

Супруга в спальне не оказалось, и Армин дала волю кошачьему любопытству. Темное дерево, массивная крепкая мебель. Простое, грубоватое постельное белье. Деревянное кресло, на него брошены камзол и ремень.

-    Где же тебя ракшасы носят, супруг мой?

Армин залезла на постель и обратилась в крупную голубоглазую кошку. Ирбис покрутился по постели, и, перехватив кончик хвоста зубами, улегся удобным калачиком.


***

Рихтер хохотал, выслушивая, как уели двое сорванцов непобедимого ранее мага.

-    Ну что я мог сделать-то? - возмутился Рорден, которого дорогие соратники смешками доставали с самого утра.

-    Воители сопливые, - утер выступившие слезы герцог.

-    Я их к нашим тренировкам решил приставить. Пусть дурную энергию скинут. Да и постреленку в будущем пригодится. Ты, друг, лучше скажи, отчего жену молодую бросил?

-    Она меня боится, - Рихтер потер левый висок.

-    Ты был так плох? - хохотнул Рорден, - Лозедин уехал. Забыл тебе сказать.

-    А еще мне говорят, что я с новости на новость перескакиваю, - отозвался Данкварт.

-    Да вспомнилось просто. Ты уверен, что она тебя боится? Или ты думаешь, жены, они сразу ласковыми становятся?

-    Да ничего я не думаю,- отмахнулся герцог. - Вечер такой вышел. Этот оборотень, Голос, странный.

-    А тут давай подробней, - подобрался Рорден.

-    Во-первых, он притащил группу бойцов, среди которых всего три мага. Отряд Фарро Лагрима. Ребята известные и Перевал удержат. Но потерь будет много.

-    Да, тварей им придется железом валить, - Рорден сплюнул в камин. Пламя недовольно взметнулось.

-    Если бы я не был уверен, что на оборотней не действуют наркотики, я бы решил, что он дурмана нажрался. Завтра здесь будет. Опрашивать бойцов, осматривать стены.

-    Герцогиня давно уже проследила путь своей предшественницы, - хмыкнул Рорден.

-    И что сказала? - застыл Данкварт.

-    Ничего, травой сухой присыпала кое-какие места, - Рорден нахмурился, - те самые, про какие и я тебе говорил. Защищает. А ты ее бросил. Смотри, женщины умеют ссориться с нами, пока мы спим. Что она себе придумает, пока ты по бабам шляешься.

-    По каким бабам? Или ты про себя, - огрызнулся герцог, чувствуя себя нашкодившим кутенком. Друг был старше почти на десять лет и зачастую считал своим долгом прочитать лекцию-другую «младшенькому».

-    А ты ей чем докажешь?

-    Знаешь, в чем плюс жены-оборотня? - лукаво сощурился Рихтер.

-    Думаю, в том же, в чем и минус, - рассмеялся капитан и хлопнул молочного брата по плечу, - шел бы ты спать, твое лордство. А то придет твоя жена и располосует мне морду. Помнишь, как Нетка своего муженька метлой охаживала?

-    Моя жена - воспитанная женщина, - возразил герцог.

-    Она повяжет салфетку, прежде чем тебя загрызть.

И когда герцог переступил порог своей спальни, последняя фраза соратника перестала казаться шуткой.

Дверь негромко хлопнула, и крупная красивая кошка открыла глаза. Вальяжно потянулась и зевнула, продемонстрировав великолепный набор клыков.


-    Надеюсь, моя дорогая супруга не решила в одночасье овдоветь? - улыбнулся Рихтер, скидывая холщовую куртку, в которой обычно передвигался по крепости, поверх парадного камзола.

Герцог мог поклясться, что на мгновение на кошачьей мордочке проявилось весьма задумчивое выражение. После чего ирбис подвинулся, освобождая для человека место.

-    Я просил, и ты пришла, - хмыкнул герцог и, усевшись на край постели, робко провел рукой по мягкой шерсти. - И как теперь тебя убедить превратиться в мою красавицу жену?

Ирбис коротко взрыкнул.

-    Ты и сейчас красавица, - поспешно уточнил Рихтер и прилег на край постели. Он лег бы и на середину, но где выделили место, там и пришлось ложиться.

Рихтер не предполагал, что боевой маг может уснуть рядом с крупным хищным зверем. Люди боялись оборотней веками, и мало кто мог с первого раза спокойно отнестись ко второй половине друга или возлюбленной. Он и сам почитал большой глупостью чрезмерное доверие в этом вопросе. Но не прошло и получаса, как мужчина уснул.

Ирбис вздрогнул, по шкуре пробежала волна дрожи, и крупная кошка превратилась в женщину. Армин с долей нежности посмотрела в усталое лицо спящего супруга. Но гораздо больше герцогиню обеспокоило то, что разница в обонянии между двумя обликами сильно увеличилась. Слишком долго ирбис был заперт внутри леди Данкварт. Слишком ослаб зверь.

Рхана уже спала. Неслышимой тенью Армин проскользнула по покоям. Достала простое платье, набросила сверху мягкое теплое пальто и вышла в коридор. Путь леди лежал к дальней калитке, не слишком тайному выходу из замка.

Армин сердилась сама на себя. Почему не вспомнила, не сообразила зверю своему свободы дать? Чуть не загубила способности к обороту. На Земле раз в год превращалась, силу берегла. А вернувшись - позабыла.

-    Армин? - За высоким сугробом, на перевернутом ящике сидела Ирга. Неподалеку, скрытый в густой тени, стоял один из бойцов Рихтера. Армин уже различала ночной и дневной караул и подивилась, что за новичком присматривает человек из дневной смены.

-    Нет, не я, - хмыкнула герцогиня, - не чуешь, что ли? Змеиная королева в новом обличье.

-    Не подходи, - хлюпнула носом Ирга.

-    Я почуяла, еще когда ты из Ратуши вышла, - Армин присела рядом с подругой. - И как оно?

-    Да так, самец как самец, - пожала плечами Ирга. - Я не понимаю, почему его захотела.

-    Природа, - в тон ей отозвалась леди Данкварт. - Если бы я понимала. Пойдем лучше со мной, надо кое-что проверить. Господин Отер, Вас не затруднит подсветить нам путь? А то две пары горящих в ночи глаз могут быть неправильно поняты.

- Да, миледи.

В караул ставили только тех, кто имеет хоть какие-то магические способности. Когда магии еще не достаточно для полноценных воздействий, но вызвать свет или ускорить движения, усилить удар уже можно. Если правильно жениться, то у дочери есть шанс стать слабой ведьмой.

В призрачном свете по снегу плясали чернильные тени. Скалились несуществующими клыками.

-    Ты почему от супруга сбежала? Подумает еще, что по волку страдаешь, - шепнула Ирга.

Армин таинственно улыбнулась и пожала плечами. Посвящать подругу в перипетии своих отношений с Рихтером она не собиралась. Пока или совсем - еще не понятно. Но сейчас, пока Дгрон рядом, рисковать герцогиня права не имеет.

Удерживая в руках ворох одежды Ирги, Армин неожиданно поняла, что ей не дает покоя. Она не хочет уходить. Бежать, прятаться - она умеет. Ее учила мать, да и на Земле было время, когда приходилось несколько раз менять место жительства. И время, чтобы теоретически продумать побег - тоже было.

Вот только она по именам знает всех слуг - когда только успела - и сама понять не может. Должны привезти ткани - обновить постельное белье, портьеры. Она отменила все заказы предыдущей герцогини и может сменить обивку на части мебели. А если должным образом зачаровать, и вовсе хорошо будет.

Армин давно пригляделась к бойцам. Ближний круг супруга запросто узнает. Знает и их жен, у кого болеют дети, тем передавала сушеные травы и ягоды, из тех, что не растут на Перевале. Как отсюда уйти? Никак. Значит, уйти придется Дгрону.


Глава 16

Герцог с наслаждением втянул носом горьковатый аромат духов супруги и улыбнулся. Превратилась. Открыл глаза и разочарованно вздохнул – превратилась и ушла.

За окном занимался рассвет. Менялся ночной караул с утренним. Герцог улыбнулся, вспоминая, как хмурилась супруга, пытаясь разобраться в караулах. И как она запросто окрестила их дневным и ночным.

Люди стоят на страже по четыре часа в день. В большем Рихтер не видел смысла – теряется бдительность, подкрадывается усталость. Сигнальщики – совсем другое дело. Большую часть времени они проводят в утепленном «гнезде» в обществе всегда горячего чайника и пары-тройки томиков развлекательной литературы. С такими заметками на полях, что краснел даже герцог. Но сильнее всех покраснел Таммейн, когда Армин попросила его дать ей посмотреть «вон ту интересную книжицу».

- Миледи и ее подруга изволили всю ночь крепость на уши ставить, - доложил Рихтеру помощник. У Зарела не было четырех пальцев на правой кисти. Потерял в бою со зверем. Как и Архам когда-то. Как добрая часть населения Перевала.

- Почему меня не разбудили? – нахмурился герцог.

- Ну, хорошо, - пошел на попятную Зарел, - не всю крепость. Только караульных – у дальней калитки дева-волчица сначала разоблачилась, показав свои прелести, а после шерстью покрылась. Чем здорово сбила градус удовольствия с бойцов.

- У той калитки, через которую вышла моя покойная супруга?

- Да, милорд. Бойцы вертелись рядом, но мало что услышали. А герцогиня всех любопытствующих посылала к вам. Что-то они там вынюхали.

- Леди Данкварт тоже перевоплощалась? – напрягся герцог.

- Нет, только держала одежду своей подчиненной. Это ведь та самая воспитательница? Ну, у такой не забалуешь. Леди Данкварт спать ушла, а волчица устроила юнцам догонялки с последующим валянием самых смелых в снегу.

- Оборотни сильнее людей, - кивнул герцог, - парням на пользу пойдет. Присматривай, чтобы никто на девчонку зла не затаил. И я присмотрю.

- Они скорее будут за ней хвостом ходить, - предупредил Зарел.

- Значит, сменю их. Отправлю стоянку для пришлых обустраивать, - решительно произнес Рихтер, - нам сейчас не нужны лишние проблемы.

Зарел положил на стол пухлую папку. Из нее торчали листы зеленоватой травной бумаги, и Рихтер скривился. Еще один скучный вечер в библиотеке. Когда изгиб точеной шейки Армин, сидящей с книгой у камина, будет отвлекать от бумаг. И ведь вредная кошка как будто понимает, как действует на несчастного бойца. До часовни едва с ума его не свела. А вот после так и не выдалось времени просто посидеть вдвоем.

За завтраком Армин представила окружающим воспитательницу Тайланны. Особо подчеркнув статус волчицы – приближенная к лесному трону. А значит, имеет право есть за общим столом.

Рихтер не понимал, почему между его супругой и ее же подругой искрит неприязнь? Не понимал ровно до тех пор, пока не поймал благосклонный взгляд собственной дочери. Умно, восхитился про себя герцог. И решил не влезать, пока не попросят.

- Леди Тайланна, не покажете ли Вы мне крепость, - Ирга улыбнулась, - дело в том, что на досуге я люблю рисовать. И мне бы хотелось запечатлеть нечто прекрасное. А сейчас у меня разбегаются глаза.

- Хорошо, госпожа Ирга. Мы возьмем с собой госпожу Олли?

- Конечно, - лукаво улыбнулась Ирга, - она ведь первейшая наша помощница. Я с ней еще не знакома, но вижу, со своей работой она справляется прекрасно. Одно печально – мода в столице меняется с ужасающей скоростью. Позвольте, я покажу вам иной способ подвязки косы?

- Конечно, - просияла Тайланна.

Как и все девушки ее возраста, она грезила Столицей и не слишком любила родной край. Чего не осмеливалась высказать вслух – в некоторых вопросах герцог был весьма строг.

- Заодно и посплетничаем. Держу пари, мы с госпожой Олли обязательно найдем общих знакомых.

Армин чутко прислушивалась к разговору. Герцогиня была недовольна той стратегией, которую выбрала Ирга. Но иным способом быстро войти в доверие к Тай не вышло бы. Только объединиться против общего врага, новой леди Данкварт. И отчего ей кажется, что ничем хорошим это не закончится?

После завтрака Армин перехватила супруга и предложила прогуляться.

- Умоляю, жена моя, наденьте шапку. Или платок, - Рихтер скривил рожицу и доверительно шепнул, - у меня уши мерзнут. Но разве я могу стоять в шапке, когда моя супруга подставляет ушки морозу.

- Если Вам так неинтересно, что я могу рассказать, - Армин выдержала паузу и морфировала свои глаза в кошачьи гляделки, - могу предложить вам выгулять ирбиса.

- Он охотничий? – подколол жену герцог.

- Вы стесняетесь надеть шапку. Что же вы почувствуете, если я принесу оленя?

- Я сниму свою перевязь и буду сидеть дома, ведь у меня жена и красавица, и добытчица, - поддержал шутку герцог.

- Но тогда однажды мне придется накормить людей вами, - шепнула Армин на ухо мужу и в противовес словам ласково коснулась губами маски. Герцог дернулся и удивленно посмотрел в спину уходящей супруги. Касаясь пальцами маски, он впервые подумал о том, что Армин может опасаться не его маски. А его самого.

Ожидая Армин, Рихтер с восхищением наблюдал за прогулкой детей. Роуэн и малышка, герцог не смог вспомнить ее имя, барахтались в снегу. И со стороны за ними наблюдала его дочь. Тайланна была одета так, как всегда мечтала: платье, как подобает столичной леди, меховой капор. Издали было видно, сколько заклинаний наложено на одежду – защититься от мороза не так и просто. И вот теперь, скованная роскошной одеждой, дочь с завистью наблюдала за младшими.

Рихтеру Тайланну было жаль. Со стороны явственно видно, насколько неудобно девочке в корсете, как цепляет юбка снег. И это во дворе крепости, где снег старательно расчищают.

 -   Грустить изволите, милорд? - рассмеялась подкравшаяся со спины Армин.

-    Не перебор? - Рихтер кивнул в сторону дочери.

-    Ты отец, - Армин приняла предложенный локоть, - ты можешь это все остановить, отослать Иргу. Тут я буду против, поскольку она не только для Тайланны, но и Рой с Криной тоже будут с ней заниматься. Чуть позже.

-    Ты сразу бросаешься в бой, - покачал Рихтер, - я просто хочу понимать, что вы задумали.

-    Противопоставление меня и Ирги, чтобы она могла войти в доверие Тай. И потакать капризам, одновременно показывая, как печально, когда сбываются желания. Олли действовала так же, - Армин цепко удерживала супруга. Подъемник на крепостную стену действовал на нервы леди кошке.

-    И что в итоге?

-    Постепенно Тайланна начнет решать сама. Я не собираюсь становиться ей матерью - девочка не в том возрасте, когда ей нужен подобный суррогат.

- Что?

-    Она не сможет воспринять меня матерью, - перефразировала леди Данкварт, - как и я не смогу по-настоящему полюбить ее как свою дочь. Как падчерицу - она уже мне не безразлична. Потому и Ирга здесь. Для Роуэна время учиться еще не наступило. Но и подругой-советчицей я ей стать не смогу. Возраст и положение не позволят ей доверять мне.

-    Ирга заменит Олли?

-    Нет, Ирга научит Тайланну смотреть по сторонам и думать, прежде чем делать. Ставить перед собой разумные цели и их добиваться. Тай хотела платье как у бабушки, чтобы шитье, кринолин - все, как у знатной столичной дамы. Это неудобно даже в доме, но чтобы продемонстрировать неуместность этого облачения, Ирга вывела всех на прогулку. Заметь, как хитро волчица одета? Красиво, подчеркивает ее высокий статус в Лесу, но при этом она ловко форсирует сугробы. Якобы подать убежавшего бельчонка.

-    Тай хочет белку, - вздохнул Рихтер. - Бойцы доставили целый мешок. И все разбежались.

-    Я знаю, - Армин улыбнулась, когда крепкие руки мужа ухватили ее за талию и сняли с подъемника. - Это своеобразный индикатор. Когда Тай готова будет пойти на контакт, она придет и попросит зачаровать для нее бельчонка. Хотя мне кажется, что она выберет другого зверя.

Со стены открывался отличный вид. Армин рассмеялась, увидев красные крыши Дан-Мельтима. В прошлый раз она их совершенно не рассмотрела. Острое зрение позволило ей заметить вьющийся над крышами дымок и острый шпиль Ратуши.

Герцог встал позади жены и, обняв ее за талию, привлек к себе. Армин легко откинулась на мужа и положила руку на его сцепленные ладони.

-    Хороший день, - шепнул на ушко леди Данкварт Рихтер. Она неожиданно рассмеялась:

-    Это ты сейчас так думаешь. Вот сообщу тебе плохую весть, и что?

-    А я научу тебя, как правильно сообщать плохие вести. Сначала поцелуй, затем новость и еще один поцелуй.

-    И часто тебе так новости сообщают? - с интересом повернулась Армин, - к кому из бойцов мне ревновать?

-    Я хотел обидеться, моя леди кошка, - шепнул герцог, - но одно то, что ты меня ревнуешь, искупает ужасный смысл твоих слов.

Герцогу казалось, что он вернулся в прошлое. Когда было невероятно вкусно целоваться на крепостной стене, прикрывая хрупкую красавицу от ветра полой своего плаща.

Армин закрыла глаза и прижалась к широкой, крепкой груди мужа. И даже то, что жесткие костяные пуговицы неприятно впивались в ладони, не мешало ей наслаждаться поцелуем. Нежданная ласка примирила герцогиню с отсутствием супруга в спальне прошлой ночью.

-    А теперь плохая новость, - хрипло произнес Рихтер.

-    Ракшас, - выдохнула Армин и покачала головой, - после таких поцелуев, муж мой, в голове остается очень мало мыслей. Калитку открыла Олли.

-    Запах так долго держится? - новость Рихтера не удивила.

-    Другое, - Армин покачала головой, - магия запаха состоит не в том, что мы просто чуем как обычные звери. В некоторых условиях мы можем восстановить «улетевший» запах.

-    Травы, которые ты оставила там, - кивнул Рихтер.

-    Да, требуется время и волчица, увы, мой ирбис на это не способен. Я вообще под другие вещи заточена. Ты выделишь мне комнату поближе к лекарскому крылу?

-    Там все занято, - нахмурился Рихтер, - погоди с комнатой. Я что-нибудь придумаю. Давай лучше вернемся к Олли. Это можно доказать?

-    Смотря кому, - усмехнулась Армин, - волк и сам учует, отведи его туда первым делом. А людям не докажешь.

-    Он будет искать доказательства причастности Олли, - Рихтер крепче прижал к себе жену, - и получит доступ в крепость. Ограниченный, но...

-    Это страшно. Наша магия не похожа на человеческую. А Ирга имеет к нему склонность.

-    Так, может, ее убрать из крепости? - нахмурился Рихтер. - Когда они успели влюбиться?

-    Солнце, - не удержалась Армин, - какая любовь? Он сильнее и он волк. Она волчица, это природа.

-    А ты? - хватка милорда могла причинить боль человеческой женщине. Армин же только удовлетворенно улыбнулась: ревнует.

-    А я кошка. И у меня, кхм, иммунитет.

-    Которому лет пять?

-    Семь, - поправила Армин, - в том мире нет магии, потому Роуэн настолько мал ростом. Кухарки переживают, откармливают. Он за несколько лет нагонит сверстников. Но, скорее всего, останется худощавым. Все же он в меня пошел.

-    Темные волосы - в отца, - Рихтер склонился к губам жены и шепнул, - кончились новости?

-Да.

Поцелуй прервало басовитое покашливание караульного. С улыбкой до ушей боец старательно смотрел в сторону.

-    Трим, - недовольно произнес Рихтер, не отводя взгляда от зацелованных губ жены.

-    Птицу прислали, Голос изволит усадить зад в сани и двинуться в сторону крепости. С ним Лагрим - обговорить дату выхода на Перевал.

- Первым делом пусть проводят их в мой кабинет.

- Библиотеку? - нахмурилась Армин.

-    Нет, у меня есть жутко помпезный официальный кабинет, - хмыкнул Данкварт, - у предков было убойное чувство юмора. Надо послать слуг - пыль стряхнуть.

-    Мне интересно, - улыбнулась Армин.

Боец исчез так же беззвучно, как и появился. К недовольству герцога, Армин расцепила его руки и отошла в сторону. Поправляя волосы, леди кошка размышляла, чем занять детей и Иргу на время прибытия Дгрона.

-    Поблизости только Дан-Мельтим?

-    Посмотри, вон там, видишь дымок? На фоне неба его хорошо видно. Это начинается застава и дальние хутора. Мёд, - мечтательно протянул герцог.

-    Какой мёд в таком климате?

-    Северный, - облизнулся герцог, - жаль, что нам его мало достается. Та часть, что идет как плата, уходит детям и немного на стол. А покупать - всегда находится что- то более нужное.

Армин нахмурилась и наметила в уме: как только разберутся с текущей ситуацией, посмотреть, отчего не хватает меда на герцогском столе. Мысль о нехватке средств она отмела сразу. А вот банальное стеснение признаться в такой «не мужской» слабости - вышло на первое место.

-    Значит, отправь детей на экскурсию. Пусть познакомятся с людьми, посмотрят на ульи. Вечером вернутся.

-    Отправлю с ними бойцов. Таммейн заскучал, да и остальные ребята ворчат, - начал рассуждать вслух герцог.

-    Ты воин, тебе и карты в руки.


***

Армин с улыбкой наблюдала, как дети рассаживаются в санях. И как Ирга прячет мешочек с золотом - на маленький бочонок меда. Как раз впереди Середина Зимы, а что дарить супругу, леди кошка не определилась.

-    Беспокойно мне, - шепнула Рхана.

-    Я бы и рада тебя с ними отправить, - вздохнула Армин, - да только невозможно мне без личной помощницы гостя встречать.

-    Опозорю я Вас, - тоненько пискнула Васка. Вся ее приобретенная уверенность рассыпалась, как карточный домик.

-    Посмотри на меня, Рхана Васка, - строго произнесла леди Данкварт, - ты мною выбрана, и только мне решать, что тебе невместно, а что позволено. Мы начинаем игру, где каждый знает, за чем приехал, и каждый притворяется несведущим. А значит, Полос Императора обязан засвидетельствовать свое почтение жене Хозяина Перевала.

-    Почему герцог не может его выкинуть? - Васка подняла на госпожу несчастные, недоуменные глаза, - Ведь законы здесь свои, хоть с имперскими и схожие.

-    Потому что предок герцога пошел под руку Императора, - вздохнула Армин, - и каждый последующий герцог был вынужден повторять присягу. Там очень сложный, хитрый договор. Обманом, к слову, вырванный. Тому герцогу Данкварту был необходим провиант - люди голодали.

-    Черный мор, - вздрогнула Рхана, - про него до сих пор в селах рассказывают. А мы ведь и не в курсе. Просто появились имперские гвардейцы, и все. А Хозяин остался Хозяином.

-    Только вынужден подчиняться решениям Императора, - вздохнула Армин.

-    Беда, - скорбно произнесла Васка. - Осторожней, там пострелята ледяную дорожку раскатали. Уже и розог получили - водонос упал и запястье сломал.

Армин проказливо улыбнулась и, разбежавшись, проехалась по темной полосе льда. Да так лихо, что остановилась лишь через пять шагов.

-    Так и я рискну, - разохотилась Васка.

Так, на глазах потешающихся бойцов, леди Данкварт и ее личная помощница пару раз прокатились на льду. После чего Армин наставительно произнесла:

-    Вот такое настроение и держи. Позор здесь один, и он еще не приехал. Ирга про меня сказала, - леди кошка поморщилась, - одну нехорошую вещь. А я так перескажу - меня кем воспитали, тем я и осталась. А вот Дгрон в Столице испортился. Не пошли лесному зверю на пользу шелка и вина.

-    Поговаривают, виконт Лозедин сильно рассорился с милордом, - шепнула Васка,

-    потому уехал не сказавшись.

-    Я этому не удивлюсь, но вмешиваться не стану, - Армин стряхнула налипший снег с юбки и вошла в дом, - в мужской дружбе слишком сложные правила.

Голос Императора прибыл к обеду. А если быть точным, обед пришлось перенести.

Дгрон был улыбчив, старательно расточал комплименты вдовствующей герцогине Данкварт. Леди улыбалась, неравномерно краснела и прятала глаза в молитвеннике.

-    Превосходный обед, - Дгрон поднялся на ноги и подошел к Армин, - позвольте засвидетельствовать Вам свое восхищение.

В нос герцогине ударил сладкий, смутно знакомый с юности аромат. На границе сознания пронеслись будоражащие воспоминании о ночи в часовне. Ночи, проведенной с супругом. Это и сбило волну чувственности, поднявшуюся внутри леди Данкварт.

-    Не стоит, господин несс-Тайон. Я не принимала участия в приготовлении пищи, - Армин притворилась простушкой, воспринимающей все комплименты всерьез.

-    Дгрон, - негромко произнес Рихтер, - позвольте предложить Вам ягодный отвар. Или Вы желаете сразу пройти к калитке?

-    Я разложила травы, - мило улыбнулась Армин, - возвращающие тень ушедших воздействий.

Дгрон был вынужден рассыпаться в благодарностях. Но не преминул уточнить:

-    Вы квалифицированы для этого?

-    Мои травы и работа миледи Ирги, - ласково улыбнулась Армин и тоже поднялась на ноги, - дорогой, мы с Рханой хотим заняться вышивкой. Можно?

Рихтер на несколько секунд замер, соотнося свою жену и получившуюся у нее же фразу, после чего улыбнулся и легко ответил:

-    Подушки расшивать будешь? Конечно, кошечка, можно. Только бисер не нашивай

-    спать неприятно будет.

Герцог и герцогиня расцеловались в обе щеки и разошлись в разные стороны. Васка старательно сдерживала смех.

-    Что это было?

-    Пародия на поведение внутри семьи оборотней, - хихикнула Армин. - Прикажи подать ягодный отвар.

- Будем вышивать?

-    Честно говоря, я некоторое время назад навышивалась на долгие годы вперед, - передернулась Армин.

-    Но Вы бы, - Васка замерла, - если позволите посоветовать, сделали бы что- нибудь для милорда.

-    А подробней? - Армин устроилась в кресле с ногами, поерзала и поняла: ее привычная поза с корсетом мало сочетается. Но из упорства решила попробовать посидеть так.

-    У нас считают, что любовь защищает от Белого Зверя, - негромко начала Рхана, и устроилась в соседнем кресле. В ее руках как по волшебству появилась корзинка с рукоделием. - Я вот вышиваю, а для кого - неизвестно.

-    Говорят, за тобой кто-то из бойцов ухаживает?

-    Ай, молодой совсем, - отмахнулась Васка. - Мы верим, что Зверь промахнется, если на рубашке охранные символы любящая рука вывела. И ведь знаете, перед тем как мой муж погиб, мы крепко поссорились. Вот и думаю, а не я ли виновна?

-    Вот уж глупости, - рассердилась леди Данкварт, - во-первых, без магии твои символы мало чего стоят. А во-вторых, даже если и так, уже сделанное обратного хода не имеет. Если любовь в вышивку вложила, хоть запрезирай потом, хоть возненавидь - а рисунок останется прежним. Только распарывать, да наново переделывать.

-    Спасибо.

-    Ладно, вышью рубашку, - Армин вздохнула, - сколько у моего супруга рубашек?

-    Да не все же, - улыбнулась Васка и смахнула слезу, - те, что он в дозор берет. У милорда никогда таких оберегов не было. Даже мать не шила, слухи ходили разные, да потом утихли.

Время остановилось. Армин бездумно, мелкими глотками пила отвар. Рхана вышивала. Где-то бродил герцог в компании волка со странным запахом. Где-то дети рассматривали северных пчел, совсем не похожих на обычных и не впадающих в спячку. Где-то Ирга материлась, вспоминая, на что похож запах волка и молилась, чтобы до вечера, до возвращения в крепость ничего не случилось.


Глава 17

Сани скрипели. Намаявшиеся за день дети спали. Ирга подозревала, что хозяева ледяной пасеки тоже упали спать – маленькие ракшасы троились в глазах и залезали во все щели.

Ирга переживала, сердце стучало так, будто сейчас вырвется из груди. С неба волчице подмигивала растущая луна, что тоже не добавляло женщине спокойствия. Ее зверь ворочался на границе сознания, требовал чего-то. Ирга боялась, что волчица требовала еще одной случки с одурманенным волком.

Как могла Армин, с ее нюхом, с ее знанием трав не понять этого? Или восемь лет назад он не баловался экстрактом снежной ванили? Ирга корила себя, что и сама пропустила эту нотку в парфюме Дгрона. А ведь из Леса ушла именно из-за этого.

Новая наставница в очередной раз поправила накидки на детях и порадовалась тому, что лицо спящей Тайланны не омрачают тени. Уж больно забитой и неуверенной в себе была девочка. А оттого, что статус герцогской дочки требовал от нее иных качеств, она становилась агрессивной. Странно, что леди Данкварт не заметила этого очевидного сходства между ней самой и Тай. Армин, оказываясь на неизвестной территории, сначала осматривалась, а после показывала клыки. Но с другой стороны, Ирга пересела поудобнее, от той Армин, с которой она дружила, осталась только внешность.

- Скоро приедем? – Ирга нервничала: если Дгрон устроит засаду на них, это будет очень печально.

Волчица видела – герцог Данкварт не до конца понимает всю серьезность ситуации. Он человек и судит жизнь по-людски. И если смотреть с его точки зрения, маленький, увечный бастард действительно не нужен. Никому, кроме матери. Вот только…

Диамин была отдана Императору под угрозой войны, к которой Лес готов не был. По негласным правилам, дети Диамин должны были вернуться под руку Вожака. Но не вернулись. Диамин выторговала себе время – до совершеннолетия дочери, а после воспользовалась лазейкой в договоре. Армин родила вне родного мира, и вновь ее ребенок неподвластен Лесу. И многие оборотни, недовольные политикой Вожака, своим местом и своей жизнью, задумались. Императоров на всех не хватит, но…Миров много, да, Армин не повезло, мир беден на магию. Но это еще ракшасы надвое разложили, может, это область ей такая досталась? Да и в тягости она была.

Ивовый трон захрустел, недовольные перестали ворчать и начали строить планы. А значит, Вожаку нужно укрепить власть. Любой ценой. И наказание Диамин через ее дочь и внука – один из способов. Смыть пятно позора – волк отступил перед человеком, отдал свою самку, и устрашить остальных.

Размышляя об этом, Ирга так себя накрутила, что в крепость ворвалась, как ледяной демон. И тут же замерла, будто с размаху ударившись о стену. Голос Императора, невзирая на позднее время суток, все еще был во дворе. Дети спали в санях, и пока еще ветер шел от волка к новоприбывшим. Только и успела волчица шепнуть бойцу, чтобы хватал Крину и нес в казарму. Вдруг получится детей за чужих выдать?

- Госпожа Ирга, я ждал Вас, - нежно произнес Дгрон. На что напряженная волчица только скривила губы:

- Могли вызвать вестником. Миледи, мы мальчика с хутора привезли. Где разместить?

- В казарме, - звенящим от напряжения тоном произнесла Армин. – Там есть свободные лежанки.

Ирга отсчитывала про себя шаги. Еще девять широких шагов, и они в безопасности. Лишь бы ветер не переменился. Лишь бы не учуял волк свою кровь – луна растет. Растущая луна ума волкам не добавляет. Ветер пропал, Ирга прибавила шаг, и уже у самых дверей, за секунду до безопасности, ветер ударил волчице в лицо. Ирга почти физически почувствовала, как запах их тел – ее, испуганный, и расслабленный, спокойный аромат спящего ребенка – был подхвачен проказником-ветерком. Подхвачен и доставлен к чуткому носу Дгрона.

Армин поспешно шагнула вперед, одновременно вещая что-то о счастливом пути и недолгой дороге до Дан-Мельтима. И с трудом сохранила улыбку на лице – зрачок Дгрона вышел за пределы радужки, затопив чернотой глазное яблоко – он учуял все, что нужно и ненужно.

- Пожалуй, мне пора, - хрипло произнес Дгрон, одновременно жадно принюхиваясь к морозному воздуху. Но кроме смешанного запаха четы Данкварт ничего не чувствовал.

- Мои люди проводят, - спокойно произнес Рихтер. – В моем герцогстве единственный разбойник – Белый Зверь, но он же и беспощадный палач.

- Не думаю, что он будет мне опасен, - процедил Дгрон. И по его темным глазам было неясно, куда именно он смотрит.

С Дгроном и его людьми Рихтер отрядил свой личный отряд. С темных небес насмешливо перемигивались звезды, словно потешаясь над леди кошкой. Ты хотела утаить и без того известный факт? Спрятать сына, будто и нет его? Обойтись малой кровью, договориться? Забыла, глупая кошка, Лес со слабыми на переговоры не идет.

Ярость поднималась изнутри. Армин злилась на себя за глупость, за надежду на лучшее, за то, что не продумала ходы-выходы на все случаи жизни. Злилась на Иргу – ну почему она так медленно шла. Ненавидела Дгрона – насколько было бы проще, пришли Лес другого волка. Но еще больше леди Кошка ярилась от того, что понимала – никто не виноват. Так сложилось, но по-другому оно сойтись и не могло. Дгрон знал о ребенке, скорее всего знал, что он его сын. Знал и знает, что законных прав забрать его нет. Или почти нет. Но на последнее у него ума не хватит.

Остатками здравого смысла леди Данкварт осознала – снаряды на тренировочной площадке можно купить новые. А значит, спустить злость, прояснить разум можно именно там. Дерево щадить не имеет смысла.

Рихтер с некоторой долей веселья наблюдал за супругой, мечущейся среди деревянных болванчиков, вооруженных такими же деревянными мечами. Герцог впервые задумался о том, что неспроста огромная Империя поддерживает нейтралитет с не таким уж и большим Лесом.

 Супруга Хозяина Перевала металась среди деревянного воинства и взмахами когтистых рук превращала шедевры столярного искусства в щепки. И пусть по движениям женщины было видно: никто и никогда не учил ее воинскому делу - она была по-настоящему опасна.

Едва лишь Армин почувствовала, что выдыхается, ее обхватили сильные руки. Прижавшись к груди мужа, она судорожно вдыхала родной запах.

-    Настойки с валерианой? - негромко напомнила о себе Ирга, - поговорить бы нам всем.

-    Роуэна и Крину бойцы пронесут по тайному ходу в господский дом, - Рихтер удержал супругу, рванувшуюся было к казармам. В доме мигнул свет, трижды, и Данкварт добавил, - дети уже уложены.

-    Хорошо, - Армин кивнула. - Предлагаю собраться в моих покоях, там прекрасная гостиная.

-    Ты уверена? - последний раз, когда герцог туда заглядывал, гостиная только начинала становиться «прекрасной». А так как это было утром, то вряд ли плотники успели закончить.

-    Да, - коротко ответила Армин. - Рхана, прикажи накрыть стол в мягком уголке, мясо, твердый сыр, пряный соус, лепешки и зелень. И вино, то фруктовое, что привезли с караваном.

Рихтер шел позади супруги и откровенно недоумевал по поводу произошедшего во дворе. Чисто по-мужски он был недоволен тем, что его жена, его женщина пересеклась со своим первым любовником. Но с другой стороны, как он понял по обмолвкам, они виделись в столице, да и с Земли он ее забирал вместе с Императором.

«Мягкий уголок» обнаружился позади деревянных ящиков. С утра в покоях многое изменилось - среди груд стружки появились «тропинки». Но оба оборотня настолько откровенно и жадно принюхивались к запаху свежего дерева, что герцог начал размышлять, как подарить супруге мешок еловой стружки и при этом не выглядеть идиотом и скрягой.

Рихтер в недоумении смотрел на карликовый стол - несчастная мебель едва-едва доставала ему по колено - как за ним сидеть? Вокруг стола были разложены огромные пышные подушки. Но лорд Данкварт не был уверен, что они действительно так называются.

-    А. леди Ирга, - герцог поискал глазами жену, не нашел и был вынужден обратиться к ее подруге, - что это?

-    Уголок Леса, - мечтательно улыбнулась волчица, - там, откуда я родом и где часто гостила Армин, так выглядят гостиные на женской половине дома. Они удобные, смотрите.

Ирга села, будто утонула в пышной подушке и, глядя снизу вверх на герцога, произнесла:

-    Попробуйте, там внутри есть твердые вкладки.

-    Если я упаду, то Армин этого не увидит, - неуклюже пошутил герцог.

-    Вот сюда, она здесь сидит, и Вы рядом. Судя по эскизам, этот уголок будет отгорожен от основной части тонкими шпалерами и рисовыми ширмами с мотивами Степи.

От вернувшейся Армин отчетливо пахло валерианой. После несколько лет этот запах у Рихтера прочно ассоциировался с матерью. После страшной смерти супруга вдовствующая герцогиня сильно изменилась.

-    Прошу прощения. Я заглянула к детям, - леди Кошка грациозно опустилась рядом с супругом и удивленно осмотрела пустой стол.

-    Тише, бешеная хотючка, - фыркнула Ирга, - повара не могут из воздуха создать еду. А твой любимый соус готовится с нуля.

-    Хотючка? - поперхнулся смешком герцог.

-    Армин в детстве все нужно было здесь и сейчас, - Ирга закатила глаза, - и если не было, то потом она из принципа не брала. Я еще помню двухсуточную голодовку принцессы.

-    Я была права, - возмутилась Армин, - я указала, что они не взяли необходимые именно мне продукты, а меня послали к матери, мол, что может знать ребенок. Так что не надо меня позорить.

Конец воспоминаниям об общем детстве двух оборотней положила Васка. Отворив дверь, она запустила троих служанок. Армин принюхалась, определяя, что соус в этот раз удался на славу, а вот мясо немного пережарено. Как любит герцог - чтобы было чуть-чуть суховато. Что ж, с некоторыми вещами остается только смириться.

Герцог разлил вино по тяжелым хрустальным бокалам. Васка, робея, села рядом с Иргой и устремила взгляд на собственные сложенные на коленях руки. Рихтер напомнил себе, что эта пугливая женщина - доверенная служанка жены, и после того как подал бокал Армин, поухаживал и за ней. Это заставило Рхану покраснеть и благодарно кивнуть.

Армин подцепила пальцами тонкую полоску обжаренного в специях мяса, уложила на лепешку, полила сверху соусом и присыпала свежей зеленью. Волчица зеркально отразила ее движения. А вот герцог не стал рисковать - однажды он уже пробовал кушанья оборотней и уделался соусом под жизнерадостные смешки соратников.

-    Мин, - осторожно произнесла Ирга после того, как первый голод был утолен, - что за эпопея с отсыланием детей? Я поддалась общей панике, но ведь он уже видел сына.

-    Не видел, - глухо отозвалась Армин, - надеюсь, это останется между нами. Я готовилась, - она пожала плечами, - надеялась и боялась. А еще я боялась, что на земле все же есть своя магическая фауна.

-    Кто? - удивилась Ирга.

-    Нежить, - любезно пояснила леди кошка, - которой крайне необходимы магические эманации. Поэтому Рой был закрыт - его нельзя было ни учуять, ни увидеть с помощью магии.

-    Совсем без запаха? - Рихтер нахмурился, - Я не специалист, но за амулеты, скрывающие запах, отдают бешеные деньги.

-    Ради собственного ребенка женщина способна прыгнуть выше головы, - Ирга покачала головой, - ты понимаешь, что тебя либо убьют оборотни, либо уведут в рабство боевые маги?

-    Поэтому и молчу. Я не собиралась скрывать Роуэна, это глупо. Он достаточно защищен по закону, а без закона - он все равно мой сын. И Лес будет мстить через нас. Напротив, то, что его отец оборотень, может гарантировать ему жизнь.

-    Жизнь слабого полукровки, - Ирга вздохнула, - не лучший вариант.

-    Роуэн не способен к обороту - Армин прикусила губу - если дойдет до Круга Правды, буду упирать на это. Мой сын больше человек, чем оборотень.

-    Кто пустит женщину в Круг Правды? - волчица собрала остатки соуса пальцем и облизала его.

-    Когда Армин захочет, - подал голос внимательно слушавший Рихтер, - я и мои люди прорубим ей дорогу куда угодно. Но если пол принципиален, выйти в ваш круг могу и я.

-    Вы, милорд, никто Роуэну. Муж матери - по законам стаи не родственник.

-    Значит, стану им, - Рихтер криво усмехнулся, - способы есть.

Васка, молчаливой тенью присутствовавшая при разговоре, поднялась на ноги:

-    Я проведаю детей. И останусь с ними на ночь. Роуэн часто просыпается попить. - Хорошо, - Армин кивнула и улыбнулась, - ты молодец, настоящая опора.

-    Тоже чем-нибудь займусь, - поднялась на ноги Ирга, - не буду мешать.

-    Зайди на кухню и попроси подать чай в спальню герцога, - голос Армин немного дрогнул на слове «спальня».


***

Слуги подошли к исполнению приказана леди Данкварт с энтузиазмом. В спальне милорда не было ничего, что можно было бы, пусть и с натяжкой, назвать «чайным столиком». И тогда из закромов было вытащено настоящее произведение искусства.

-    Не ругай их, они тебя очень полюбили, - поперхнулся смешком Рихтер.

-    Я и не собиралась, столик останется в твоей спальне. Я надеюсь пить здесь чай часто, - Армин провела ладонью по груди мужа.

-    Это будет только чай?

-    Это будет чай с северным медом, - Армин ловко откинула крышечку с соусницы. За неимением другой тары слуги налили мед туда.

Рихтер скинул сапоги и уселся в кресло. Вид хлопочущей вокруг кривенького столика супруги невероятно его радовал. Несмотря на все перипетии сложного дня, она нашла в себе и силы, и желание позаботиться о нем.

Время от времени герцог позволял себе бесплодные размышления - что, если бы он мог завоевать сердце своей жены? Они стали бы прекрасной парой. Он ведь уже не может выбросить ее из головы. Но один взгляд в зеркало, когда маска лежит отдельно, возвращал горе-мечтателя на грешную землю. Будет подлостью начинать «осаду крепости», не открыв всех тайн. Даже не подлостью, нет. Будет слишком больно увидеть в любимых глазах отвращение.

-    Оставь, - Рихтер поднялся с кресла и подошел к супруге.

Герцог привлек к себе жену, пальцами приподнял ее подбородок и заглянул в глаза.

-    Только если ты согласна, - шепнул Рихтер и коснулся губами губ Армин, - только по твоей воле.

-    Да, - выдохнула леди Кошка.

Герцог подхватил жену на руки и бережно опустил на постель. Мягкие домашние туфли упали на пол. Рихтер провел ладонью по ноге супруги, стянул чулки и отбросил в кресло. Прижался губами к колену Армин.

Леди Кошка выгнулась, помогая мужу добраться до крючков платья. И ремешков. И пуговок.

-    Ракшас, кто только придумал это все, - выдохнул Рихтер.

-    Я одета по моде вашей земли, милорд, - добавила в голос кокетства Армин и задохнулась, когда герцог прижался поцелуем к обнажившемуся плечу.

-    Хорошая мода, - проворчал Рихтер, распуская шнуровку нижней рубахи.

Армин прикрыла глаза. Ночь в часовне показала ей - она не все знает о своем теле. И сейчас Рихтер доказывал это. Горячие губы, сильные нежные руки - Армин плавилась от прикосновений мужа. Дыхание - одно на двоих.

Герцог долго, вдумчиво целовал жену - уже после разделенной близости. Прижимал Армин к себе, укрывал одеялом - помогал устроиться удобней.

-    Темной ночи, сердце мое, - шепнул герцог в макушку прижавшейся к его плечу Армин.

-    Темной, - со вздохом отозвалась леди Кошка.

И едва герцог уснул, вывернулась из его объятий. Она собиралась вернуться к нему, но разговор с Иргой не ждал. Накинув на себя нижнюю рубаху, Армин подняла измятое платье на вытянутых руках. Вздохнула, кое-как натянула на ноги чулки, обулась и легкой тенью проскользнула к узкой двери, ведущей в коридор, соединяющий спальни супругов. Благо, нижняя рубаха укутывала леди Данкварт до колен, а значит, для ночных посиделок с давней подругой - вполне годилась.

От спальни Армин шел небольшой сквозняк, и леди кошка сразу почуяла волчицу. Она устроилась в «мягком уголке». Перед Иргой стояло глубокое блюдце с Шишковым вареньем.

-    Вот не могу понять, вроде шишки, а вроде вкуснота, - удивленно произнесла Ирга и отправила в рот еще одну ложечку.

-    Контраст, - пожала плечами Армин. - Судя по тому, что ты дожидаешься меня здесь, ты тоже кое-что заметила?

-    Как иносказательно ты выразилась, - криво усмехнулась Ирга. - Да. И на меня тоже подействовало.

-    Тоже? - Армин нахмурилась. Императрица Диамин довольно скупо рассказывала дочери о нравах, царящих в Лесу. Но еще меньше она говорила о наркотиках, распространенных в среде молодых волков.

-    Что ты знаешь о ванили?

-    С ней булочки вкусные, - пожала плечами Армин. На Земле она часто покупала ванилин. Стоила приправа копейки, а аромат придавала просто волшебный.

-    Иногда я тебе завидую, - Ирга вздохнула и попросила, - приглуши свет. В меня очень долго вбивали правило «не говори о...». Это тяжело.

Леди Кошка с недоумением смотрела на съежившуюся Иргу. Подруга обхватила себя за плечи, варенье было забыто.

-    Змеиная королева принесла в Лес не только ракшасов. Она назвала новую приправу - ваниль. Сама понимаешь, к той ванили, что в булочках, она не имеет отношения. Эта приправа считалась царской и женской. Причина того, что тридцать лет сильнейший альфа стаи хвостом ходил за невзрачной и непокорной человечкой.

Ирга встряхнулась, отпила чай. Поискала взглядом сахарницу и, не найдя, пододвинула к себе варенье.

-    Эта «ваниль» бьет по двум целям сразу. Даже по двум и более, как в случае с Дгроном. Наркотик принимают сознательно, зная, на что идут. Он меняет запах, делает оборотня привлекательным. Или человека - привлекательным для оборотня.

-    Что плохого? - Армин притворилась, что действительно ничего не знает о «ванили».

-    Это порабощение. Когда наркотика в крови становится слишком много - сопротивляться невозможно. Но самое страшное - ты подсаживаешься. То есть я. Моя волчица требует Дгрона.

-    Не отделяй ее от себя, - нахмурилась Армин, - едва ли не каждый разговор о второй ипостаси мама начинала именно так. Это ты обрастаешь шерстью, и ты бродишь на четырех лапах.

-    Волков учат иначе.

-    Но разве ты теряешь разум? Разве перестаешь быть собой?

-    Это неважно, - покачала головой Ирга.

Армин кивнула, соглашаясь. Важным было то, что ваниль, как и всякий наркотик, расшатывала психику. И если Дгрон действительно долго его использует - он неадекватен, и от него можно ждать чего угодно. Но самое главное - через него можно дискредитировать весь Лес. Представить волков как зависимых от «ванили» существ. У Армин не хватит на это сил. Как и у Рихтера - его оружие прямо и остро. Здесь нужен кто-то, кто не погнушается использовать сплетни. А значит, в Столицу Дгрон должен вернуться целым и, желательно, упакованным в цепи.

Но почему Ирга молчит? Почему не предупреждает? Дгрон по-настоящему опасен, и она, Армин, собирается нарушить правило - рассказать об этом человеку. Как бы то ни было, но Рихтер нужен ей живым. Леди Кошка решительно откинула в сторону размышления о том, когда и как муж стал не просто путевкой в родной мир.

Ирга осталась сидеть в покоях Армин. И уходя, леди Данкварт вскользь обронила, что планирует глобальную смену защитных чар. Волчица криво усмехнулась и кивнула.

Забравшись к мужу под одеяло, Армин прижалась своим озябшим телом к нему и прикрыла глаза. Тепло, уютно, безопасно.


Глава 18

Армин проснулась от ощущения колкой щетины на шее – Рихтер неспешно покрывал поцелуями ее кожу.

- Доброе утро, сердце мое, - негромко произнес герцог. Армин развернулась и ахнула, увидев лицо мужа:

- Что это?!

- Раздражение от маски, - Данкварт отстранился и отвернулся, - она держится на магии. На ночь ее следует снимать.

- Если уж ты решил мне не доверять, - холодно произнесла герцогиня, поднимаясь с постели, - то будь любезен заботиться о своем здоровье. Ты мог отослать меня вечером.

- К вопросу о доверии: куда же ходила моя жена?

- В свои покои, - ядовито отозвалась Армин и, не удержавшись, бросила в мужа подобранной с пола подушкой, знать бы еще, как она там оказалась.

- А мне не больно, - по-детски закривлялся герцог. Только вот настоящего веселья в его голосе слышно не было.

- Дгрон принимает растительный наркотик, - Армин потянулась, и задравшаяся рубашка обнажила сильные красивые бедра. – На территории человеческого княжества осудить его за это невозможно. Но психику эта вещь расшатывает.

Герцог невнятно выругался, вскочил с постели и выругался громче – под ноги попалась шпилька из косы Армин.

- Прости, родная, с меня новый набор, - Рихтер сокрушенно протянул жене смятый серебряный цветок.

- Эту утрату ничего не заменит, - печально заметила Армин. И отстранила потянувшегося за поцелуем супруга:

- Я предпочла бы проводить ночи вместе, но до тех пор, пока это будет отражаться на твоем здоровье – нет.

- Лишен поцелуев драгоценной жены? – ужаснулся герцог.

- Драгоценной, - выгнула бровь Армин.

- Драгоценной, единственной, неповторимой, - с каждым словом Рихтер подходил к супруге ближе.

- Только один поцелуй, - сдерживая улыбку, произнесла леди кошка.

- Конечно, один, - покорно кивнул герцог.

Милорд Данкварт не стал уточнять, что многими приятными вещами можно заниматься, не разъединяя губ. А к тому моменту, как поцелуй перестал длиться, Армин была согласна на все. Более того, попробуй муж остановиться – он был бы весьма вероятно укушен или даже оцарапан нежной ручкой герцогини.

Спальню мужа Армин покидала в смятении. На пике удовольствия муж шепнул ей в макушку тихое, неслышимое «люблю». И не будь леди Данкварт оборотнем – никогда бы не распознала в том выдохе этого слова.

Горячая вода неуловимо отдавала горечью степных трав. Васка негромко командовала служанками. А леди Кошка вертела в голове признание Рихтера. Она созналась самой себе, что благо мужа стоит для нее на одной ступени с благом сына. На самом деле – чуть ниже, но только потому, что Роуэн ребенок. В понимании Армин это и была любовь. Она хотела радовать мужа, заботиться о нем. Проводить с ним ночи, и не желала бы никого другого на его месте. Этого достаточно, чтобы сказать: «Люблю»? Или должно быть что-то иное?

Васка просушивала волосы герцогини пушистым полотенцем, втирала в кожу головы сухие духи и неодобрительно посматривала на неловкие движения служанки, прибиравшей комнату.

- Не спеши ругать ее, - шепнула герцогиня, когда девица отошла, - она пахнет болью и страхом. Узнай, что, кто и доложи Рордену. Если кто-то из молодых бойцов или пришлых повеселился – должен быть наказан. Если что-то иное, на усмотрение герцога, но девушка должна быть удовлетворена.

- Тайланна вчера натерла ступени маслом, - так же негромко ответила Васка. – Ночью. Упала госпожа Ирга. Девочка очень громко плакала.

Армин нахмурилась:

- Ирга не могла упасть случайно.

- Учитывая, какие трогательные речи они вели, - Рхана усмехнулась, - обнявшись и сидя за бочками с маслом, да, упала она специально. Те, кто видел, говорят: летела – думали, шею свернет.

- Летающие оборотни – к дождю, - неуклюже пошутила герцогиня.

- Что вас тревожит?

- Что для тебя любовь? Сходить с ума и плевать на условности и последствия своих действий?

- Заботиться, воспитывать его детей, терпеть его семью, ведь двое стали одним целым. Поддерживать, - Рхана вздохнула, - то, что Вы говорите – по мне, весенняя дурость. А любовь, она другая. Она серьезная и у каждого своя.

Армин прикусила губу – значит, она может ответить супругу тем же. По-другому она любить уже не сможет. Того безумия, что породила между ней и Дгроном «ваниль», уже не будет. Зато становится понятна причина ее апатии на Земле. Не зрей внутри нее новая жизнь – опустила бы руки. Не дожила бы. Слишком тянуло, слишком сильно. Вся близость прошлого – один сплошной дурман. Она не могла припомнить подробностей, куда и как целовал ее волк, гладил ли и если ласкал, то как. Было хорошо. Но непонятно. Да только распознать, догадаться, свести один к одному она смогла только сейчас.

За завтраком леди Кошка едва удержала лицо – на Рихтере была совершенно иная маска. Она закрывала всю верхнюю часть лица, оставляя свободным только рот и подбородок. Маска держалась на лентах, значит, та, другая, сейчас где-то лежит.

Армин пришлось напомнить себе, что она любит своего мужа, уважает его и сдирать с него маску силой не будет. Не в этом году. Попробует словом и делом доказать, что ей можно доверять. А уж если не выйдет, там уже можно будет попробовать что-то иное.

Рорден следил взглядом за каждым движением Рханы. Герцог дозволил ей присутствовать на завтраке. Что, видимо, и послужило причиной натирания маслом ступеней. По той лестнице, кроме прислуги, никто не ходить.

Вдовствующая герцогиня выглядела откровенно расстроенной, и Армин негромко предложила женщине провести время в часовне вместе. Двое стали одним целым – повторила про себя леди Кошка. А значит, это и ее мать. Говорят, в деревнях мать мужа жена называет матушкой. Что ж, до такого у них не дойдет, но время от времени леди Данкварт вполне может потратить пару часов на бдения в часовне.

 Сразу после завтрака Рорден подошел к Васке. Как Армин ни напрягала слух, а расслышать, отчего так раскраснелась Рхана, не смогла. Вдовствующая герцогиня кашлянула, привлекая внимание невестки.

-    Простите, - немного смутилась Армин, - кошки любопытны.

К двум леди Данкварт присоединилась госпожа Олли. Именно сегодня ей захотелось помолиться Богу. Армин отнеслась к ней довольно равнодушно, а вот вдовствующая герцогиня недовольно прищурилась.

-    Как Вы находите зиму, леди Данкварт? - непринужденно вопросила госпожа Олли.

-    Очаровательной и пушистой, - мечтательно улыбнулась Армин, - мы, оборотни, хорошо переносим даже самые низкие температуры.

В часовне было темно и тихо. Армин скользила взглядом по витражам, рассматривала то, что не заметила в ночь свадьбы. Герцогиня опустилась на колени перед алтарем и беззвучно молилась. В качестве солидарности с происходящим леди кошка опустила взгляда на сцепленные ладони и замерла. Так сидеть она могла часами.

Олли вздыхала, пыталась устроиться поудобней и снова вздыхала. Армин не обращала на нее внимания, и наконец, та решилась заговорить первой.

-    Леди Данкварт, - позвала Олли.

Армин чуть повела плечом и потянулась. Ее внутренние часы подсказывали, что прошло не менее получаса. Вдовствующая герцогиня застыла в прострации, по впалым щекам текли быстро остывающие слезы.

-    Это нормально, - поспешно добавила Олли, кивая на плачущую вдову.

-    Человек плачет, и Вы говорите - это нормально? Лериль, - Армин опустилась рядом и положила ладонь на плечо матери Рихтера. - Вы меня слышите? Посмотрите на меня.

Лериль Данкварт порывисто прижалась к невестке и затихла. Она не сотрясалась от рыданий, не шептала каких-то невнятных признаний. Просто замерла и будто впитывала чужую доброту и сочувствие.

-    Леди Данкварт, - напомнила о себе Олли.

-    У Вас есть чувство момента? - кротко вопросила Армин,- что у Вас такого важного произошло, что не может ждать? Пожар? Кто-то умирает? Или умрет?

-    Ясно, - невпопад ответила Олли и поднялась со скамьи. Сделала неуклюжий реверанс и развернулась к выходу из часовни.

Армин прикрыла глаза, напомнила себе о сдержанности и спокойствии и принялась терпеливо ожидать, пока вдовствующая герцогиня опомнится от своего горя.

-    Согреть чай? - негромкий голос священника заставил Армин вздрогнуть. Часовня пропиталась своим, особым запахом. Точно так же, как и священник. Оборотень не учуяла и не услышала его.

-    Да, если Вам не сложно, - Армин поднялась с колен, увлекая за собой «добрую матушку», так на Перевале называли мать мужа.

-    Это мой долг - врачевать душевные недуги или облегчать их вес, - тонко усмехнулся юноша. - Пойдемте.

Проходя мимо двери, за которой состоялся ее брак, Армин раскраснелась, но быстро справилась с собой. И войдя в светлую, уютную кухоньку, миролюбиво улыбнулась на смущенные оправдания священника:

-    Леди не пьют чай на кухне. Но здесь нет иного места.

-    Совсем?

-    Кухня и моя комната, - пожал плечами юноша. Армин почувствовала стойкое желание укусить мужа. - Я вас оставлю.

Вдовствующая герцогиня вытащила из поясного кармашка тонкий батистовый платок и прижала к абсолютно сухим глазам.

-    Я прошу простить меня, Армин.

- Лериль, - чтобы назвать ее по имени, леди Кошке пришлось приложить усилие, - мы семья.

Отложив платок в сторону, вдова взяла в руки чашку, принюхалась и усмехнулась:

-    Успокоительные травы.

-    В очень хорошем сочетании, - Армин кивнула, - талантливый мальчик.

-    Я вышла замуж за кошелек, - неожиданно произнесла вдовствующая герцогиня. - Любила другого, но интересы семьи превыше всего. Мой муж был красив, высок, статен. Ловок и умел. Наши ночи заставляли меня сгорать от страсти, но вот каждое утро я плакала от того, что ласкающие меня руки не были теми самыми.

Армин молчала. Герцогиня смотрела куда-то сквозь леди Кошку абсолютно сухими глазами. Наверное, она пребывала в своем прошлом.

-    У меня была и есть честь. Я ездила на балы в Столицу, видела Его. Но никогда не позволила и тени сомнений пасть на себя. Вот только мой муж все знал. Мой бедный Айвен, - Лериль скривила губы в горькой усмешке, - он больше времени проводил вне крепости. А с того момента как я разродилась сыном, больше не приходил ко мне в спальню. А мне не хватило смелости прийти к нему. Он умер влюбленным в нелюбящую его женщину. А я осталась жить, понимая, что в моей жизни был единственный настоящий и любимый мужчина - мой муж.

-    Как он умер?

-    Белый зверь подобрался близко к усадьбе, - Лериль покачала головой, - это моя вина. Зимой нельзя приезжать в усадьбу, она слишком близко к Перевалу. Но я поехала, мне хотелось устроить мужу романтический ужин. Поговорить. Отчего я не смогла этого сделать в крепости? Я не знаю.

-    Мне казалось, виконт Лозедин - Ваш любовник, - прямо сказала Армин.

-    Нет, что ты, милая, - вдова отмахнулась, - он просто мой кавалер. Знаешь ведь, в столице так принято - юноши дарят увядающим дамам цветы, раз в месяц стихотворение, из тех, что не хороши для юниц, и время от времени танцуют на балах.

-    Нравы в столице изменились, Лериль. Теперь не только это входит в стоимость юных и свежих кавалеров.

-    Боже, какой стыд, - ахнула герцогиня. - Нет-нет, я бы не стала. Я жду, когда бог заберет меня. Хочу встретиться с мужем.

-    А внучка Вас не беспокоит? - вскинула тонкие брови Армин, - Вы горюете, и это Ваше право. Но Ваш муж спросит с Вас за общего сына и за внучку. И что Вы ему скажете?

-    Я захожу к Тайланне каждый день в восемь вечера, - с достоинством парировала Лериль, - ни минутой позже, ни секундой раньше. Она рассказывает мне, как прошел ее день, я целую ее в лоб и оставляю немного конфет.

- Простите, этого я не знала, - примирительно произнесла Армин.

«Очень удобно, - гневно подумала леди Кошка, - сунула конфет, похвалила и ушла. Интересно, сколько по времени занимает эта беседа».

- Ничего страшного, милая. Ты здесь не так давно.


***

На тренировочной площадке крутились и вертелись воины. Герцог стоял в стороне и отслеживал движения новичков. Рядом с ним ворчал Рорден. Друг был недоволен с самого утра.

-    Ноешь, как старуха за городскими воротами.

-    Я тебе говорю, прикопаем мохнатого - в жизни не найдут.

-    Пришлют другого, - Рихтер серьезно посмотрел на соратника. Правда, для этого ему пришлось развернуться спиной к бойцам, увы, обычная маска сильно ограничивала зрение. - И хорошо, если озаботятся достойным поводом. Или ты хочешь вылавливать шпионов? Откармливать Белых? Нам потом с ними, сытыми, сражаться.

-    Она того стоит?

-    Стоит, - серьезно кивнул герцог, - она того стоит. Но даже если бы и нет - семью нужно защищать. Какой бы ни была эта семья.

-    Хорошо, - Рорден кивнул, - сынок у нее хороший. Прилежный. Рханина дочка - по ней сразу видать отцову выучку, она же у него любимица была. Другой бы обозлился, а этот нет, пыхтит, старается.

-    У девочки лучше получается? - Рихтер рассмеялся, - смотри, как бы тебе лет через десять не пришлось в отряд девицу добавлять.

-    Да тьфу на тебя, Твоя Светлость, - ругнулся капитан, - еще чего. Только девиц нам на Перевале и не хватает. Ты с темы не уходи.

-    А куда я денусь, - Рихтер поправил сползающую маску, - все вот-вот решится. Он сегодня последний раз приедет в крепость. Хочу Армин с детьми и новой воспитательницей в усадьбу отправить. Под предлогом, посмотреть по хозяйству.

-    После смерти лорда Айвена там так никто и не бывал, - кивнул Рорден. - Хорошая идея, Белые звери набирают силу. Больше недели там проводить нельзя.

-    Отправлю на сутки. И слуг с собой побольше дам - дом действительно надо приводить в порядок.

-    Я от твоего имени распорядился старую защиту поднять, - Рорден сплюнул в снег, - ночью козу зарежем, камни окропим кровью. Пусть силы придаст.

-    Впервые сталкиваюсь, - герцог передернулся, - и уже ненавижу. Подлые игры, ждешь удар - а кто его нанесет, и не знаешь. И ведь есть люди, что так всю жизнь живут и другого не желают.

-    Ты еще не так стар, чтоб ворчать. Да сними ты эту погань, поправляешь и поправляешь.

-    Я не могу, - вздохнул герцог.

-    Да ладно? Уж не рассчитываешь ли ты на нежные чувства с моей стороны? - ядовито осведомился друг. - Уж прости, даже если ты лицом по юношески светел и красив - меж нами ничего не выйдет.

-    В лоб дам, - буркнул оскорбленный до глубины души герцог и приподнял маску, позволяя другу рассмотреть лицо.

-    Твою мать, - выдохнул Рорден. - Твою мать. Вот дерьмо.

- Вот-вот.

Друг продолжал нудно ругаться, перечисляя сексуальные извращения, коим стоит подвергнуть судьбу и богов, допустивших это безобразие. А герцог поправил маску и зычным голосом вопросил у новичков, не левой ли рукой их отцы матерям детей делали.

-    Но ведь это война, - выдал, наконец, Рорден. - Если узнают об...об этом.

-    А ты думал, я отсутствие глаза прячу? - едко отозвался герцог. Кто б только знал, как ему надоели эти предположения. - Я вроде не девица, чтоб из-за лица переживать.

-    Ну уж, с кривой рожей и мужик жить не захочет, - рассудительно отозвался Рорден. - Неужто поделать ничего нельзя?

-    Только если ожогом сверху перекрыть, - пожал плечами Рихтер. - Пока терпит, а там видно будет.

-    Или выйти из-под руки Императора, - осторожно, на пробу произнес Рорден.

-    Кровопролитная война и Белые звери, хозяйничающие на развалинах крепости, вот что будет. Слишком много пришлых в герцогстве, слишком мы размякли.

-    Я не говорю о том, чтобы сделать это резко. Начать подготовку. Ожог на лице, да еще такой силы, чтобы эту дрянь перебить - можешь и не выжить.

-    Армин вытащит, - вздохнул Рихтер и мысленно добавил: «Я надеюсь».

-    Так и знал, что леди Кошка с тебя первым делом маску стащит, - хохотнул довольный вояка, - пойду парням скажу - бочонок хмельного мой!

Рихтер смотрел в спину уходящего друга и чувствовал себя на редкость мерзко. И нет, он ведь не сознательно соврал. Просто друг его не так понял, а поправить его герцог не смог. Твою мать, что за жизнь? Примерно с такими мыслями Рихтер отправился на поиски супруги. Обрадовать поездкой в усадьбу.

Армин нашлась у часовни. Она прогуливалась с молодым священником между заиндевелыми кустами роз. Сердце неприятно кольнуло - уж больно внимательно леди Кошка прислушивалась к словам мальчишки.

-    Милорд, - юноша поспешно склонился.

-    Сердце мое, - Рихтер прижал к губам тонкие пальчики жены, - вновь с непокрытой головой.

-    Это изменится только в одном случае, - лукаво улыбнулась Армин, - когда я буду носить наших детей - тогда же начну и беспокоиться о здоровье.

Герцог нахмурился и жестом приказал священнику исчезнуть.

-    Я чего-то не знаю?

-    Так и тянет съехидничать, - Армин приняла руку мужа и пожала плечами, - естественный процесс, организм матери отдает детям все, что только можно. Магия, сила, здоровье - женщина становится уязвимой. Разве у людей не так?

-    Я не специалист, - Рихтер нахмурился, прикидывая в уме, что целителей надо будет выписать из столицы.

-    Ты просто гуляешь? Или искал меня?

-    Я уже давно просто так не гуляю. Сердце мое, возьми детей, Иргу, слуг и отправляйтесь в старую усадьбу. Вы там будете в безопасности. Голос сегодня использует свою последнюю возможность войти в крепость. Проведете там несколько дней, хорошо? Я пока подниму старые щиты. Будет безопасно.

-    Запертые в крепости, - Армин покачала головой.

-    Давай убивать врагов по мере поступления? - перефразировал известную поговорку герцог.

- Давай попробуем.

Госпожа Олли поправила меховой капор и удобнее устроилась в санях. С обеда в крепости началась кутерьма - герцогиня изволила собираться в усадьбу. Гувернантка поджала губы - с трудом удалось улучить время на поездку в Дан- Мельтим. Еще не хватало встретить Середину Зимы в старых нарядах.

Кошка эта драная, Олли прикусила губу, совсем Данкварта с ума свела. Ходит, царапины напоказ выставляет. И ведь не стыдно. Она бы никогда не позволила бы себе так опуститься. Конечно, муж имеет право докучать жене хоть каждую ночь. Но она, Олли, держалась бы с достоинством.

Гувернантка вздохнула, правильно матушка говорила: «Титул не равен воспитанию». Оборотниха - обычная самка, они ведь так себя и называют, верно? Ложится под Данкварта, пытаясь заслужить его расположение. А на этом можно сыграть. Наверняка она хочет хоть немного разделить утомительный труд - темперамент боевых магов весьма высок. И она за определенные привилегии оттянет на себя часть внимания герцога.

Олли устало вздохнула, сани тащились медленно. За два часа ей пришлось перемерить все платья. Тело болело от уколов - из-за малого количества времени портниха торопилась и слишком глубоко втыкала иглы. Ничего, сейчас ее сани присоединятся к длинному поезду кошки, и можно будет немного поспать.

Сани дрогнули от тяжелого тела, приземлившегося в них. Крупный волк с тяжелой башкой смотрел на перепуганную до немоты Олли. Через несколько томительных секунд волк превратился в столичного хлыща. Гувернантка слышала о нем от дворни.

-    Здравствуй, красивая, - ласково произнес он.

-    Здравствуйте, - холодно произнесла Олли. Пусть оборотень и красив, но она себя для герцога бережет.

-    Я ищу сочувствия, - негромко произнес мужчина и скользнул ближе к гувернантке, устраиваясь у нее в ногах, - Армин - моя жена перед волчьими богами.

-    Как же так?!

-    Вот так, - он опустил глаза и вздохнул, - я слабый мужчина и обидел ее. Она сбежала и теперь прячет от меня сына. Роуэн мой сын, а это важно для любого мужчины. А для оборотня - вдвойне.

-    Я вас понимаю, - Олли покачала головой. Конечно, Армин ей не нравилась. Но то, что оборотниха такая дрянь, она даже и представить не могла.

Дгрон теснее прижался к коленям Олли и взял ее пальцы в ладони.

-    Однажды Вы уже открыли калитку, - он мурлыкал как настоящий кот, посылая волны дрожи по телу служанки, - сделайте так вновь. Клянусь, я заберу лишь то, что вам мешает. Ничего лишнего не возьму.


Глава 19

Армин сердилась и беспокоилась одновременно. Традиции Севера шли вразрез с привычками Столицы. Из-за того, что она отпустила Олли в Дан-Мельтим, весь обоз продвигался крайне медленно – поджидали гувернантку. Леди Кошка вся изворчалась, но исключительно про себя.

На самом деле Армин была согласна с таким положением – дороги опасны и людям нужно держаться вместе. Рихтер отвечает за жизнь своих наемных слуг. А Олли явно готовилась устроить безобразную истерику – платья были заказаны и их могли выставить на продажу. Рорден подтвердил, что бойцы сопровождали гувернантку в город задолго до приезда леди Армин.

- Вот перед кем она собирается выпендриваться? – вполголоса проворчала леди Кошка. Пользуясь тем, что Тайланна тоже уснула, оборотни могли поговорить спокойно.

- Странная она, - поделилась Ирга, - не нравится мне ее отношение к герцогу.

- Она хочет быть второй женой.

- Почему второй? Здесь простой край, а купить мелкое безземельное дворянство проще простого. Да и не любит она его, - Ирга покачала головой, - у нее нет ничего. Я сужу по себе. Когда я бываю влюблена, после дурости мне приходится выбрасывать кучу мусора – цветочек, который мне был подарен, платочек, ленточки, камешки. Как-то раз пивную кружку из таверны вынесла – из нее возлюбленный пил. Ее единственную, к слову, не выбросила после того как любовь увяла. Чай пью – мой размерчик.

- У меня был платок, с вензелями. Я им камин протерла, в нем же и спалила, - Армин согласно склонила голову, - правда, любовь была в самом разгаре. Но это больше относилось к плотской стороне.

- Мне кажется, он из-за тебя подсел на «ваниль».

Дальнейшую фразу Армин Ирга разобрала не сразу – не все оборотни говорят на своем исконном языке. Особенно его высшей форме. А уж материться высоким слогом умеют и вовсе единицы.

- Я не обвиняю, а предполагаю. Ты оказалась неприступным орешком, крепостью, а ему было нужно сманить тебя быстрей.

- Я бежать была готова в любую секунду, просто не могла же имперская принцесса вести себя как бродячая кошка? Я могу как угодно относится к отцу и брату, но семья есть семья и позорить ее невместно.

Ирга пожала плечами. Волчице были безразличны душевные метания кошки – слишком уж разнилось их положение. Армин завидовала свободе Ирги, а сама Ирга тому, что избалованная принцесса каждый день ела досыта. В то время как волчица далеко не всегда находила себе пропитание. После того как ее отца казнили, а сама она бежала из Леса, условия ее жизни сильно изменились. Сама Армин на это только пожала плечами и напомнила, что во дворце Иргу бы приняли с распростертыми объятиями. И ведь не объяснишь леди Кошке, что жить при дворе из милости, в качестве диковинки еще гаже, чем есть через день черствый хлеб.

В кармане волчица нащупала проклятый мешочек. На самом деле это был обычный холщовый мешочек. В такие отсыпали немного орехов на скорый перекус. Или хранили семена.

- Что за переполох? – Армин приподнялась.

- Плохо слышно, вроде кому-то с сердцем плохо стало. Люди, - Ирга пожала плечами, - слабые.

- Здешний люд не кажется слабым, - Армин передернулась. По коже пробежал мороз, будто кто-то злой следил за ней с заснеженных холмов.

- Ты лучше скажи, герцог без одежды так же хорош, как и в камзоле?

- Отстань, - прошипела Армин, заливаясь краской.

- Я твоя единственная подруга и имею право знать во всех подробностях. Хочешь, расскажу тебе про своего последнего? Очень, очень унылый был юноша. Но его агрегат…

- Здесь дети!

- Дети спят. Армин, ну мне же любопытно!

- Хорош, очень хорошо. И это все, что я тебе скажу.

- Жадина, - вздохнула волчица и вновь проверила наличие мешочка. Не выпал, не потерялся.

Армин только плечом повела. А перед глазами встало сильное тренированное тело мужа. Твердые мышцы перекатывающиеся под гладкой кожей и… Тут леди кошка встряхнулась и отбросила приятные, но несвоевременные мысли.

Путь до усадьбы занял почти четыре часа. Неудивительно, что сани подъехали к воротам в темноте. Но все равно дом впечатлял. Маленький замок, готовый к осаде и прячущийся за высокой стеной. Армин вдруг представила, как десятки поколений семьи Данкварт приезжают сюда на короткое северное лето. Дети играют в саду, пожилые дамы сплетничают на террасе, а молодые любятся наверху. И может быть, даже создают нового малыша.

Прикусив губу, Армин решила провести здесь лето. С Рихтером или без, а природа манила ее. Усадьба обещала покой и защиту.

- Выставлены часовые, миледи. Слуги разобрали три спальни.

- Дети и Рхана лягут со мной, - кивнула Армин, - распорядитесь подать что-то съестное, что есть. И пусть бойцы отнесут детей в комнату. Желательно, не разбудив.

- Да, миледи.

Армин уже изучила бойцов своего мужа, но по именам знала исключительно личный круг. Из которого присутствовал сейчас Таммейн – руководил разгрузкой и вставлял перченых пряников разленившимся часовым. Извиняясь через раз перед «миледи Чуткие Ушки». Армин фыркала, будто она таких слов не слышала, но всякий раз исправно хмурилась и милостиво кивала на извинения. Таммейн прикладывал руки к сердцу и забавно кланялся.

- Не боишься, что супруг заревнует? – украдкой шепнула Ирга. И уточнила бойцам, что проснувшаяся леди Тайланна ночует во второй спальне. Одна.

Не успела леди Кошка порадоваться, что добрались без приключений, как за ее рукав уцепилась рыдающая Олли. Гувернантка размазывала по лицу слезы и что-то блеяла.

Первым порывом Армин хотела оттолкнуть неприятную ей женщину. Но резко вспомнила о присутствии Тайланны. Девочка смотрела на свою гувернантку щенячьим взглядом. Скрипнув зубом, Армин обняла обеих и ласково прошептала:

- Ну-ну, хватит, все будет хорошо.

 Позднее выяснилось, что плохо стало именно вознице Олли. Таммейн кивнул, согласился, что старик жаловался на сердце. А еще на печень, легкие и горло - всякий раз, как выпрашивал прибавку к жалованью.

Перед сном Армин и Рхана устроили чаепитие и вполголоса обменивались мыслями. Васке, как и леди Данкварт, было жутковато первый раз засыпать в незнакомом месте.

Поправив одеяло Роуэну, Армин пожелала добрых снов Васке и устроилась на широком подоконнике. Витражное стекло слабо пропускало лунный свет, да и не видно сквозь него двора. Но как следует поискав, леди кошка обнаружила не прокрашенный кусочек стекла. Через него было видно звездное небо.

Засмотревшись, Армин не заметила, как прошло время. И только затекшее тело подсказало, что пора бы уже лечь в постель. Понять бы только, откуда этот неприятный запах мокрой псины?

Решительно скинув платье, Армин приоткрыла дверь и перевоплотилась. В кошачьем облике она быстрее выследит носителя неприятного запаха.


***

-    Ваша гувернантка открыла калитку, - оборотень сидел вполоборота, вертел в руках тяжелый стакан с янтарным напитком и наслаждался собой и своим положением.

-    Я всегда это знал, - легко пожал плечами герцог. Он заполнял принесенные волком бумаги.

-    Так отчего же Вы ее не покарали?

-    За что? - удивился герцог, - леди Данкварт была моей супругой, хозяйкой моего дома. Она имела право ходить где угодно и когда угодно. Да, Олли поступила неблагоразумно, но доказать умышленное убийство - невозможно.

Герцог не стал добавлять, что они пытались это сделать. Незачем. Все то время, пока взгляд оборотня гулял по стенам кабинета, Рихтер пытался найти подвох в бумагах. И не находил. Не зная подоплеки происходящего - можно было поверить.

-    Не подскажете, чтобы получить вид на жительство - нужно обратиться к Вам лично? Или в Ратушу.

-    В Ратушу, я только заверяю готовые прошения, - натянуто улыбнулся Рихтер.

-    О, не подскажете, какие самые частые случаи отказа?

-    Личная неприязнь, - криво улыбнулся герцог.

Оба мужчины понимали, что игра продолжается. По крепости гуляла девица, из тех, что претендуют зваться бойцами, наряженная в платье Армин. Светлые волосы разлетались от ветра - герцог хорошо помнил, что оборотни не любят шапки. Ловушка должна была захлопнуться.

Бегло просмотрев документы, Дгрон поднялся и витиевато попрощался с герцогом. Рихтер проводил нежеланного гостя до ворот крепости и приказал своим людям вести его до Дан-Мельтима и дальше.

Через час прилетел вестник - Голос Императора оформил прошение о предоставлении ему права на жительство и убыл к порталу. Герцог злился - неужели это будет тянуться вечность? Приказав бойцам удвоить караул, он устремился в личное убежище.

Рихтер устроился у камина в своем кабинете-библиотеке. Без Армин было пусто. И пусть леди Кошка совсем недолго живет и властвует в крепости - он уже успел привыкнуть. И даже не заметил, как быстро и незаметно его леди взяла власть. Отдала слугам излишки сладостей - прежняя леди Данкварт была сама не своя до варенья и забила им все кладовые. Напитала силой зелья Бойда. Помогла, по мелочам, всем и каждому. Незаметно подправила меню, он и сам не понял поначалу, что все изыски со стола пропали. Откуда только прознала про дефицит средств?

Данкварт вздохнул. Рудник давно истощился, и камни находились редко. Едва хватало, чтобы свести концы с концами. Рихтер не мог себе позволить экономить на людях. И тем более экономить на семье - его бы никто не понял. Он пытался отказать в закупке морских деликатесов, но встретил непонимание в глазах матери и сдался.

Дробный стук в дверь. Рихтер пружинисто поднялся на ноги и вышел.

-    Две новости, первая - леди Данкварт успешно добралась до Усадьбы. Вторая - Дгрон не пересек портальную границу.

-    Твою мать, - выдохнул герцог. - Седлайте лошадей, Крибба укрепит снег, доберемся за пару часов.

Крепость за минуту превратилась в гудящий улей. Но в суете его обитателей виделась логика - каждый знал, что он должен делать и в каком объеме. Отряд бойцов был собран меньше чем за час. Крибба, сутулый парнишка, сидел по-девичьи перед герцогом. Как маг он был весьма одарен, но вытаскивавшая его повитуха повредила младенцу спину. Мальчишка навсегда остался уродцем. Что не помешало ему развить Дар и стать частью дружины герцога Данкварта.

Крибба старался. Превращал снежный наст в крепчайший материал, позволяя конному отряду выжимать из лошадей максимум. Через час герцог приказал остановиться и напоить лошадей живицей. На осторожное замечание, что после этого коней только на скотобойню, герцог высказался весьма эмоционально.


***

Прогулка во втором облике ничего не дала Армин. Запах словно издевался над ней - то появлялся, то исчезал, всякий раз приводя в тупик. Глухо рыкнув, леди Кошка вернулась в свои покои. Только затем, чтобы горестно взвыть. И кто говорит, что кошки не воют?

Рхана не проснулась. Даже когда перевоплотившаяся в человека Армин отвесила ей полновесную пощечину. Служанка ничего не слышала, не понимала и едва дышала. А на разворошенной постели было пусто. Дети пропали вместе с костюмчиками, ботиночками и любимыми игрушками, с которыми уснули. Ти и Ди двумя рыжими капельками лежали в простынях. Армин чуяла, что белки живы, но интересовали ее они в последнюю очередь.

Из сундука были вытащены простые штаны, рубаха и короткий корсет. Леди Данкварт постаралась предусмотреть все. Даже самый худший вариант.

То, что не бросилось ей в глаза изначально, стало очевидным - все спали. И спали нехорошим, колдовским сном. На шее Ирги багровели синяки. Одежда была в беспорядке, но явных признаков насилия видно не было. Олли пропала. Тайланна спала.


Понимая, что истерика вот-вот захлестнет ее с головой, Армин спустилась на первый этаж. Там в неразобранных сундуках лежали выданные Бойдом зелья.

В красном - зелья прояснения сознания, в зеленом - снижающее либидо. Если Армин предстоит встретиться с Дгроном, она предпочитает подготовиться. И не позволит самцу одержать над ней верх только из-за природы.

Истерика отступила. Не полностью, но достаточно, чтобы здраво размышлять. Леди Данкварт бегом вернулась в комнату, принюхалась - запах достаточно свеж, чтобы не требовалось перевоплощаться.

Мягкие кожаные сапожки не защищали ступни от холода полов. Но леди Данкварт не замечала неудобств. Она полностью погрузилась в исчезающий, истончающийся запах. Такого не может быть - сквозняк слишком слаб, четкий след должен был остаться еще сутки, минимум.

Нюх привел Армин к закрытой комнате в центре усадьбы. Комната была закрыта так, словно нечто находилось внутри. Подняв засов - оборотень даже не заметила его тяжести - Армин захлебнулась затхлым воздухом. Сквозь мешанину ароматов она отчетливо ощущала детей.

- Рой, Крина, - негромко позвала леди Кошка.

Темная комната глушила звуки. Ночное зрение работало на порядок хуже, чем обычно. Все, что могла Армин - это не натыкаться на мебель.

-    Так-так-так, - хриплый голос Дгрона Армин опознала сразу. И через секунду ее ослепила вспышка света.

Армин отшатнулась, прижалась бедром к массивному столу и замерла. По щекам стекали слезы. Леди кошка часто моргала, ожидая пока вернется зрение.

-    Ай-яй, как нехорошо вышло, - Дгрон подошел ближе, прижал Армин к себе и вытер ее слезы платком, - прости, моя хорошая. Но ведь добром ты не понимаешь.

Запах «ванили» забивался в ноздри леди Данкварт, туманил разум, заставлял желать этого сильного, могучего волка. Вот только тело молчало - надежно притравленное зельем, оно не было способно отреагировать на вызов. И Дгрон чуял, чуял, что Армин равнодушна к нему.

-    Как же так, милая? Неужели тебя так обижали, что ты и вовсе перестала быть женщиной, - оборотень поправил выбившиеся из косы леди Данкварт локоны.

Армин глубоко и размерено дышала, терпела прикосновения оборотня и выжидала удобный момент.

-    Я заберу тебя в Столицу. Мне, видишь ли, невыгодно, нельзя возвращаться в Лес, - вкрадчиво произнес Дгрон. - Человеческие самки мягкие, приятные. Ими легко управлять. Ты не переживай, сынок у нас есть, я тебя больше не трону. Будешь жить в моем доме, как хозяйка. Младшей женой тебя возьму, помечу по закону Леса. И подарком на свадьбу - разрешение оставаться в Столице столько, сколько ты захочешь.

-    А если я захочу вернуться в Лес? - насмешливо спросила Армин.

-    А зачем тебе туда? Наш сын уродец, - в голосе Дгрона послышалось рычание, - неспособный к обороту слабак. Что там делают с такими? Я не стану позориться, защищать его. Нет-нет, сердце мое. Если хочешь, чтобы я жилы для ребенка рвал

-    роди другого, здорового.

-    От наркоманов не родятся здоровые дети, - зло выдохнула Армин и резко боднула волка головой в челюсть. Воспользовавшись его секундной заминкой, леди кошка перемахнула через стол и замерла у камина. Под руку удобно легла чугунная кочерга, но она не спешила демонстрировать нежданное оружие.

-    Я заберу мальчика, этого хочет Вожак. И в твоих интересах его отдать.

Армин едва удержала лицо - если дети не с волком, то с кем? Могла ли Олли пойти на такой риск и попытаться их спрятать? Если могла, то откуда ей знать, что Дгрон придёт?

-    В моих интересах многое, Дгрон, - промурлыкала Армин, помня, как вело его в прошлом от ее игр с голосом, - но не это. Ты не имеешь на него никаких прав. И даже права силы у тебя нет - мой муж прибудет сюда.

-    Ты так им гордишься, - расхохотался Дгрон. - Знала бы ты то, что знаю я!

-    Спасибо, но «ваниль» применять я не стану никогда. Мой муж любит меня и он человек. Мне ни к чему травить себя, - Армин продолжала выводить из себя волка.

-    Ты мне безразлична, - неожиданно улыбнулся Дгрон, - ты была не слишком красивой, избалованной кошечкой. Было приятно показать тебе твое место - на коленях, подо мной. Под волком, вот твое место. Вне зависимости от того, хороша ты или нет. И я не собираюсь тебя спрашивать. Я просто заберу своего ублюдка. Веришь - он мне не нужен. Отдам его Вожаку, пусть что хочет с ним, то и делает. Хоть в наложники пристраивает, у эльфов и такое есть.

-    А ты понимаешь, что я порву тебя, - Армин облокотилась на камин, удобнее перехватывая кочергу.

- Ты?

-    Ты, - передразнила мужчину герцогиня, - я тебя, ублюдка, порву. В круге Правды, и я имею на него право. А вот ты отказать мне не сможешь. Я больше не принцесса, но герцогиня. А ты как был никем, так никем и остался. Пристебайло Императора, шавка придворная.

-    Сколько слов, - едко усмехнулся оборотень.

Он ударил неожиданно. Армин не ожидала, что Дгрон способен так давить силой. Кошка внутри нее взвыла, а сама она только благодаря чуду и камину под плечом осталась на ногах.

-    На колени, дрянь, - нежно шепнул волк, - на колени и ползи ко мне, проси прощения.

Сознание Армин разделилось на две части. Она хотела, до боли, до безумия упасть на колени и ползти, ползти к своему господину и повелителю. Ей было горько и стыдно от того, что она его так расстроила и рассердила. Это целиком и полностью ее вина - она была плохой кошкой, плохой женщиной.

Но безмолвное тело, не отвечающее на сексуальный подтекст воздействия, помогло Армин найти в себе силы:

-    Я вызову тебя на поединок, тварь. И ты меня убьешь, ты сильней. Но и остановиться вовремя ты тоже не сможешь - ни разу не смог, потому и сбежал из Леса! Ты убьешь меня и сгниешь в темнице - пусть я и оборотень, но я все еще герцогиня. А Роуэн достанется опекуну. Он уже есть - я все предусмотрела!

Сильный удар обжег щеку Армин. Бросив все силы на борьбу с собой, она не заметила, как Дгрон подобрался ближе. Кочерга выпала из руки леди Кошки. Второй удар рассек губу и отбросил на стол. Сил сопротивляться давлению ауры оборотня почти не было, но она рассмеялась окровавленным ртом:

-    Ты создан, чтобы проигрывать.

-    Полукровная дрянь.

-    Вот именно, наполовину человек. Можешь не тратить на меня свое альфа- обаяние, - криво усмехнулась Армин.

В ее словах было больше бравады. Сил не осталось ни на что. Она даже не могла подняться со стола, и Дгрон это понимал. Перехватив руки Армин, он шепнул:

- Я буду делать тебе хорошо.


Глава 20

- Делать тебе хорошо буду я, - родной, хриплый голос мужа заставил Армин встрепенуться, вспомнить, что она не только оборотень, но еще и маг. Дгрон взвыл, когда кожа леди кошки обожгла его ладони.

Удар волшбы герцога откинул волка в сторону от леди кошки.

- Твой муж явился, - прокаркал оборотень. – Смотри, на кого ты меня выменяла!

Отравленные «ванилью» оборотни становятся психически нестабильными, но приобретают повышенную скорость реакции. И маска герцога, держащаяся всего лишь на лентах, со стуком упала на пол. Безжалостный магический свет ярко и полно высветил позорное, рабское клеймо на виске герцога.

Рихтер стиснул зубы и вскинул голову вверх:

- Дуэль, немедленно!

- С ра-абом? – издевательски протянул Дгрон и отряхнул руки, будто прикосновение к Армин могло его испачкать. – Я, конечно, невысокого полета птица, но не настолько, чтобы об тебя пачкаться. Знай свое место, раб. Сейчас говорят свободные.

- Значит, я тебя убью, - спокойно произнес Рихетр. – Выходи, у тебя только один шанс – уйти достойно. Армин, найди детей и собери уснувших на улице людей. Таммейн выделит бойцов.

Герцог не смотрел на жену. Отважному воину было стыдно признаться, но он боялся увидеть в глазах любимой отвращение.

- Он не уснул? - хрипло произнесла леди Кошка. Она внимательно вглядывалась в клеймо Рихтера, запоминала каждый завиток вычурной магической печати.

- Притворился и поторопил нас, - герцог возжег воздух вокруг волка и тот, зло оскалившись, сгорбился и пошел к выходу.

- Ты своих щенков не найдешь, - прошипел Дгрон. Лицо волка стремительно теряло человеческие очертания.

Из комнаты, ставшей свидетельницей страшных событий, вышел уже не человек, но оборотень. Следом за перекинувшимся Дгроном вышел и Рихтер. От ярости огненного мага искрил воздух, но необходимость придерживаться дуэльного кодекса не позволяла Данкварту просто испепелить тварь.

- Рихтер, - негромко позвала Армин, - оставь ему жизнь.

Это простая фраза ударила герцога сильнее самой звонкой пощечины. Криво усмехнувшись, он коротко кивнул.

Поединок решили устроить вне пределов Усадьбы. Бойцы неверяще смотрели в лицо герцога, доносились шепотки. Ветер обкатывал простые вопросы: «Что теперь будет?» и «Как отреагирует Император?». Но если на эти вопросы у Рихтера были подготовлены ответы, то самый главный, самый важный и болезненный вопрос – что скажет Армин… Она уже сказала. «Оставь ему жизнь». У Рихтера никогда не возникало настолько страстного, яростного стремления убивать. Даже когда он передавил скованными руками глотку мрази, осмелившейся заклеймить его. Даже тогда он мог себя сдержать.

- Сердце мое, - нежный, хрипловатый голос жены отогнал сумрак мыслей.

- Да, - тихо отозвался герцог, не поворачиваясь к леди Кошке лицом.

- Я люблю тебя, - просто и буднично произнесла Армин. И маска, подобранная ею с пола, хрустнула. Леди Данкварт легко переломила ее.

Рихтер наплевал на дуэль, на крупный, мягкий снег и присутствие людей. Здесь и сейчас он должен был знать. Знать, что эта женщина принадлежит ему. Что любит. Понять это, впитать каждой частичкой души.

Лорд и леди Данкварт слились в поцелуе. Его нельзя было назвать страстным или откровенным, но любой, кто смотрел на них – отворачивался в тоске. Так выглядели истинные чувства.

В кругу магического света стоял Дгрон. Его звериные глаза неотрывно следили за супружеской парой. Это было истинное оскорбление. Кошка, его кошка таяла в чужих руках. О, он хорошо видел, как она расслабилась в руках раба. Вот сейчас, сию секунду ее можно принудить к чему угодно. Но жалкий человек отступает в сторону. Дает ей возможность прийти в себя. Дгрон сплюнул в снег. Люди глупы и не способны пользоваться даже теми крохотными знаками леди Удачи, что перепадают им.

Кошечка не стала наблюдать, как он разделает ее человеческого мужа. Ушла, даже не обернулась. Ха. Как и все они. Когда два самца дерутся за самку, последняя всегда уходит. Чтобы правильно встретить победителя.

- Слюну утри, - бросил герцог Данкварт и обнажил клинок.

Танец смерти по колено в снегу. Сталь и магия, воля и ярость. Дгрон ярился, видя холодную собранность человека. Раба. Того, у кого по определению не может быть достоинства и воинской доблести. Рыжее пламя вилось вокруг правой руки человека, жалило острыми искрами. Тонкое жало легкого клинка плясало у самого лица Дгрона. Волк сражался на пределе своих способностей, выжимал из себя последнее. Но не мог дотянуться до раба. Как же это злило.

Пламя опалило лицо оборотня. Правое плечо полыхнуло острой болью, и волк рухнул на колени, зажимая рану левой рукой. Где-то рядом слышалось тяжелое дыхание человека.

Взгляд Дгрона уткнулся в тонкие кожаные сапожки. Некстати волк вспомнил, насколько крошечные у Армин ступни, и как забавно было перехватывать ее ножки и щекотать балованную принцессу. Он поднял глаза, осмотрев фигуру уже не своей кошечки от ног до гневно горящих глаз.

- Ты рожден проигрывать, мальчик, - прошипела леди Данкварт и сверкнула звериной силой взгляда.

- Как и ты, - нашел в себе силы выплюнуть оборотень, - замужем за рабом, за низшим существом.

- А это мы еще посмотрим, - наклонившись к самому лицу Дгрона, промурлыкала Армин, - это мы еще посмотрим.


***

Роуэн крепко держал за ладошку Крину. Мама учила не бояться и защищать слабого. Тут мальчик горестно хлюпнул носом – Крина была сильней. И на тренировках, и вообще. Вчера так в нос треснула, ух, аж в голове зашумело.

- Что теперь будет? – тихонечко спросила девочка, пытаясь оттереть друга себе за спину. Мелкий и щуплый, он не внушал доверия. И Крине казалось, что с ней младший братик. Который, вот спасибо, боженька, еще совсем маленький и в безопасности.

 -   Все будет хорошо, - весомо произнес Роуэн. И Крина хихикнула, уж очень похоже на мастера Рордена у него вышло.

-    Не бойтесь, дети, - из каменной кладки стены вылетел призрак, - как изволил сказать юный мастер, все действительно будет хорошо.

-    Здравствуйте, сэр, - вежливо произнес Роуэн. Крина пискнула и спряталась за товарища по играм.

-    Я приношу свои извинения, дети, - призрак откашлялся, - демоны вас побери, как же давно я не общался с сопляками вроде вас. Да и то, моих вроде жена вырастила, кхм. Так вот, приношу свои извинения за то, что вынудил вас покинуть постель. Дело в том, что...

-    Сэр, нам преподает науку боевой магии мастер Рорден, - Рой шаркнул ножкой, - и он очень прост в общении.

-    Я герцог! - гневно воскликнул призрак, - и я не прост! Но могу быть проще, если вам не понять сложных фраз. Потомок мой взял за себя твою маму, малыш. А защитить не смог - ум пригорел к маске у дурака. Не могу же я позволить Данквартам так опозориться - чтобы из нашей земли детей увезли. Ты принадлежишь роду Данкварт. Да и матери твоей я обещал присмотреть.

-    Спасибо.

-    Давай убежим, - тоненько пропищала Крина. Девочку колотило от страха, и Рой удивленно посмотрел на подружку.

-    Не вини девочку, юный мастер, - сбился на высокопарный слог Герцог, - она чувствует эманации мира Смерти.

- А я?

-    И ты, - призрак ухмыльнулся и стал невероятно похож на Рихтера Данкварта, - но тебе ведь нравится. Ты почти не мерзнешь. Мертвый мир подарил тебе особый дар.

Рой не понял почти ни слова из того, что сказал призрак.

-    Вы слишком крепко держались за руки, пришлось уводить обоих, - призрак изобразил шумный вздох, - надо идти. Иначе она с ума сойдет.


***

Рихтер смотрел на жену. Четкий силуэт на фоне темного неба и снега - леди Данкварт отказалась идти в дом. Сам герцог стоял, облокотившись о входную дверь. Бойцы обыскивали дом, но Армин к ним не присоединилась. Дернула плечом и послала дорогого супруга к лешему.

Ветер непривычно холодил кожу. Данкварт чувствовал зуд в кончиках пальцев - хотелось разорвать кожу ногтями. В свое время Бойду приходилось привязывать своего сюзерена к постели.

Армин резко развернулась, да так, что коса, взметнувшись, со свистом рассекла воздух. И в тот же момент кто-то попытался открыть дверь. Рихтер отошел, позволяя Таммейну выйти.

-    Ну? - коротко рыкнула герцогиня.

-    Он не нашел детей, - воздушник кротко улыбнулся и поправил белоснежный манжет. На ткани явственно виднелось несколько капелек крови. - Леди Ирга не спала, и волк ее выключил.

-    Здесь есть подвалы? Та комната, куда из нее можно попасть? - Армин стиснула побелевшие пальцы.

-    Никуда, родная. Предок не терпел самого понятия тайных ходов, потому его кабинет с толстыми, непроницаемыми стенами, - Рихтер положил ладонь на талию супруги.

-    Предок? - вскинулась Армин,- Где его усыпальница?

-    Вырублена в скале, - Рихтер прищурился, определяя направление и махнул рукой в сторону, - там. Минут двадцать, если идти пешком.

- Лошади?

-    Четверо пали, остальные вот-вот издохнут, - Таммейн виновато улыбнулся.

-    Я пойду пешком, - герцогиня наскоро перетянула волосы в хвост, используя для этого ленты от маски мужа

-    Я соберу людей, - коротко кивнул герцог, - но почему ты так считаешь?

-    На празднике я видела призрака, - отстранено произнесла Армин, - если это его дом, значит, он сдержал обещание. Мужчины твоего рода держат слово?

-Да.

-    Значит, вернутся живыми. Пока что, - Армин сжала губы в тонкую полоску.

-    Герцогство пойдет на открытый конфликт, - Рихтер привлек к себе жену, и Таммейн понятливо исчез, - с Империей и Лесом. Глупцы не предполагают истощения рудника. А значит, мое клеймо - повод для войны. Ибо раб не может владеть землей.

-    Весной будет большой бал, - Армин шептала, - мы приедем, покажем детей, Тайланне пора бы уже приглядываться к женихам. Покажем тебя, с чистой кожей. Только верни мне сына, слышишь? Верни. Мне. Сына.


***

Олли прижималась спиной к ледяной стене и тряслась от холода и страха. Чертова оборотниха вывернула все в свою пользу. Гувернантка бросила осторожный взгляд на пустующую псарню. Дгрона оставили там, скованного по рукам и ногам. Достойного, гордого мужчину подвергли невозможному унижению. Олли стиснула кулачки. Как же было страшно. Все искали детей, чтоб им пропасть.

Тут гувернантка мысленно поправилась, к селянской дочке она не питала ненависти. И не желала ей зла.

Надсадный кашель заставил Олли вздрогнуть и сильнее натянуть капюшон на голову. Ирга, оборотнихина подружайка, едва ковыляла, придерживаясь левой рукой за стену. В правой она несла что-то непонятное, Олли прищурилась. Не то мешочек, не то маленькую фляжку.

Волчица зашла на псарню, и Олли превратилась в слух. Но стылый воздух не принес ни единого звука.

Еще немного постояв, Олли решительно развернулась спиной к псарне. Она не обязывалась спасать Дгрона. Конечно, вдвоем бежать было бы проще. Но возможно, ей и не придется пускаться в путь. Если все получится, к утру герцог овдовеет и она, Олли, займет свое место.

Гувернантка поправила капюшон и ускорила шаг. Эту усадьбу она знала достаточно хорошо. И место, пересидеть ночь, уже было выбрано.

-    Будь проклят этот дикий холод, - выдохнула Олли и потерла озябшие ладони друг о друга.

Больше она ничего сказать не успела. Сильный удар отбросил ее к стене. На спину навалилось тяжелое тело, в нос ударил неприятный запах.

-    Ну что, сучка, открыла дверь? - хрипло выдохнула Ирга.

-    Отпустите, не понимаю, о чем Вы.

-    Все спят.

-    Ты не спишь, как будешь отмазываться? - тут же перестала вырываться Олли, - волчица и волк, ты легла под него, будто никто не заметил. В твоих вещах порошок. Да и навещала ты его только что.

-    Я уже убивала людей, - хмыкнула волчица, - ничего интересного. Слабые шеи, один удар, и все. Упала госпожа Олли с лестницы, будто и не было никогда. Тайланна поплачет, но успокоится.

-    И что мешает?

-    Я взяла кое-что у Таммейна, - протянула Ирга, - и хочу тебя познакомить с этими потрясающими вещами. Видишь ли, детка, Армин - балбеска. И не все способна учуять. А вот я заметила, что от Тайланны пахнет неправильно. И ты, сердечко мое, все-все расскажешь тете Ирге. Иначе я буду делать тебе больно-больно, но ты все равно расскажешь.

-    Я согласна, если ты ничего не скажешь Рихтеру, - Олли сглотнула, - там ничего опасного, слабый отвар. Он выводится из организма, если не принимать больше месяца. Никакого привыкания. Только не говори ничего Рихтеру, иначе он на мне не женится.

Ирга от неожиданности разжала пальцы и Олли развернулась лицом к волчице. Капюшон упал, показав бледное лицо с пятном грязи на щеке. Глаза гувернантки горели безумием.

-    Ты права, - легко согласилась Ирга, припоминая, что маги-менталисты рассказывали о буйных сумасшедших, - но зачем он тебе? Старый и клейменый.

-    Он не стар, - поправила Иргу Олли, - но он мне не особо нужен. Я должна носить фамилию Данкварт. Придется родить ему, жаль, кошка с этим не справилась.

-    Она бы не успела, - брякнула Ирга.

-    Могла бы постараться, - царственно отмахнулась Олли и выжидательно уставилась на волчицу. - Ты будешь воспитывать нашего с Рихтером ребенка. Постарайся, чтобы меня не трогали лишний раз. Не люблю детей. Что-то еще?

-    Позвольте проводить Вас в Ваши покои, - хмыкнула Ирга, прикидывая, куда сдать сумасшедшую. Пусть бойцы Данкварта выпытывают состав зелья, которым сводили с ума Тайланну. Она, Ирга, волчица, и сумасшедших не терпит на инстинктивном уровне.


Глава 21

Роуэна потряхивало от холода и страха за подружку. Крина стала безразлична к происходящему. Не боялась призрака. Шла, когда говорили, останавливалась по приказу. Когда Герцог думал, что Рой его не видит, он хмурился. Отчего мальчику становилось еще страшней. И он перестал украдкой посматривать на посмертную проекцию могучего воина. Сложное, громоздкое слово немного приободрило Роя. Он был уверен: скоро придет мама, найдет их и спасет Крину.

Призрак то отлетал вперед, освещая своей фигурой путь, то возвращался назад. Время от времени он делал вид, что запнулся и немного отставал.

- Дети, сейчас придется немного пробежаться, - Герцог старательно улыбнулся, - уважьте старика.

- Если мы будем бежать в темноте, то упадем, - возразил Рой.

- А если не побежите, вас съест Белый Зверь, - в тон мальчику ответил призрак, - какая-то дрянь открыла Нижний проход в рудник.

- Здесь рудник? – Роуэн опустился на колени, чтобы проверить застежки на сапожках Крины.

- Нет, я просто так поставил Усадьбу в стороне от торговых путей, - огрызнулся призрак. – Быстрей.

- Сейчас, - Роуэн поспешно подтянул ремешки на своей обуви и крепко взял Крину за руку, - бежим.

- Бежим быстро, тихо и аккуратно, - призрак держался впереди ребят. – Звери еще не пробудились, но постарайтесь не пораниться, свежая кровь приманит их. Ах нет, бегите как угодно, только быстрее.

В мертвенном свете фигуры Герцога стали видны истерзанные тушки животных. Два бельчонка - Рой не мог сказать, были ли это его зверьки, - лежали посреди низкого туннеля.

- Я не слышу Зверей, - Герцог нахмурился, - не стойте, бегите. Может, они научились ходить беззвучно?

Герцог отлетел вперед, а Рой резко расстегнул курточку и сунул зверьков за пазуху. Если это его бельчата, он должен иметь возможность их оплакать и похоронить.

- Быстрее! – крик призрака совпал со скрежетом где-то в темноте туннеля. – Сохрани вас господь, дети. Меня, правда, не сохранил, да бегите же!

Крина вырвала руку и упала на пол. Сжавшись в комок, девочка завыла. Рой попытался ее поднять, но сил ему не хватало.

- Пощечин ей отсыпь!

Хорошая плюха действительно помогла. Крина перестала кричать, но и бежать она тоже не могла. Навалившись на друга всем телом, девочка еле переставляла ноги.

- Вашу мать, мать вашу, - на разные лады причитал призрак, - сюда, лезьте. Это переход в мою усыпальницу.

- А мы куда шли?

- Мы шли в крепость, - Герцог покачал головой, - как раз пришли бы к разбору полетов. Надеюсь, моего недотепистого потомка хватило на хорошую дуэль, и погребальный костер уже разожгли.

- Для кого? – пропыхтел Рой, проталкивая подружку в небольшую щель в стене.

- Для противника, разумеется.

- Яма выгребная для него могила, - возмутился Роуэн.

- Для мертвого не стоит жалеть почестей, он ведь уже труп, - наставительно заметил Герцог, - а значит, от тебя не убудет. И авторитет в глазах людей поднимешь.

В склепе горели бледно-желтые кристаллы. На высоком постаменте стоял саркофаг, прикрытый широким полотнищем. Ткань местами истлела, а свисающая с потолка паутина добавляла месту жути.

- Так, теперь ступайте след в след со мной. Тут ловушки, - Герцог хмыкнул, - я свой склеп еще при жизни создал. Чтобы в случае чего, имперцам достался хе… гм, ничего чтобы им не досталось. Думал, война будет. Ан нет, моя собственная кровь выгнила и предала свой край!

От гнева призрака на полу появился иней. Рой только вздохнул и поднял Крину на закорки. У девочки посинели губы, а белки глаз стали желтыми.

- Если выживет, будет видеть призраков.

- Она вас и так видит.

- Это потому что ты рядом. А так всегда будет видеть. - Герцог тут же поправился: - Только свежих покойничков. Верный кусок хлеба – прийти на похороны да выспросить, куда покойный кубышку дел.

- Да? А Вы куда свои накопления дели? – Роуэну было неинтересно. Да он и не думал, что призрак ответит. Вот только стал на несколько тонов прозрачней и нехотя принялся объяснять, что существует еще один рудник, почти не тронутый. Но говорить он не хочет, потому что его неразумные потомки пошли на сговор с Империей. А не погибли гордо, как полагается бойцам.

- Мама бы нашла, что вам возразить.

Сиплый вой и скрежет когтей по камню стали ответом юному маркизу. От всепоглощающего ужаса у мальчика ослабли колени.

- Беги, ловушки кончились, там уже кто-то из людей есть, ну же!


***

К мимолетному удивлению Рихтера, Армин вполне сносно держалась на лыжах. Сосредоточенная, она была похожа на взведенную тетиву. Сквозь ночь и снежный ветер леди Данкварт мчалась на равных с бойцами, и Рихтер невольно сравнил свою нынешнюю супругу с прежней.

- Левее! – Крикнул Данкварт, - там проход будет удобней!

Армин скупо кивнула и пропустила вперед Таммейна. За высокой кованой оградой ветер и снег стихли мгновенно. Щиты, выставленные несколько столетий назад, все еще держались.

Закрытые двери склепа распахнулись, с треском ударив в стены. Вылетел призрак, следом за ним дети. И за ними - огромная белая тварь.

- Мама!

Армин обратилась мгновенно, по снегу разлетелись ошметки одежды. Для леди Данкварт время замерло. Вот девочка запинается и падает, огненный шар Рихтера ударяет в раззявленную пасть монстра. Сын возвращается к Крине и замирает. Приморозило ли его страхом или что-то другое, Армин не важно. Важно лишь то, что она не успевает. Мчится изо всех сил, отчетливо понимая – не успеть.

Призрак разворачивается в воздухе и одним дымным следом ударяет в спину замершему мальчику. Пролетает сквозь него и, обретя на секунду плотность, сбивает Зверя в сторону. Роуэн падает на Крину.

Время ускорило свой бег. Снежный ирбис вцепляется клыками и когтями в Белого Зверя, дерет его задними лапами. Рядом проносятся раскаленные иглы жгучей магии Рихтера.

 - Армин, уйди! Мешаешь.

Сознание матери растворилось в гневе кошки, теряющей своего детеныша. И крики жалкого двуного создания проходят мимо пушистых ушей. Но Таммейн неумолим - воздушная петля подхватывает ирбиса под брюхо и отбрасывает в сторону. Следом сломанными куклами летят детские фигуры, и кошка, невероятно изогнувшись, ловит на теплый бок обоих. Падает в снег и, жалобно мяукая, поочередно вылизывает бледные лица. Ей уже наплевать на то, что происходит там, в стороне. Здесь и сейчас она жадно вслушивается в слабое дыхание сына. Крине достается меньше внимания. Но ее щеки не единый раз вылизывает шершавый язык.

Белый зверь сгорел в высоком пламени. А Роуэн распахнул глаза. Армин обратилась в человек, прижала к себе обоих детей. Да так сильно, что стряхнула с сына шапку. И светлые, почти белые волосы рассыпались по плечикам ребенка.


(ОТСУТСТВУЕТ ЧАСТЬ ТЕКСТА)

-    У меня нет соперниц, - дернула бровью Армин. Она шла впереди и шептала, склонившись над спящим сыном. Чтобы случайные зрители не посчитали ее сумасшедшей, говорящей с пустотой.

-    Одна есть, - хмыкнул призрак, - впрочем, реши Рихтер на ней жениться, я бы из мертвых восстал любой ценой и пресек свой род вот этой рукой. Или этой. Там уж как пошло бы.

Армин усмехнулась.

-    За сына не дрожи, он мастер будущий. Ну, получается, траванулся, раньше времени со смертью встретился. Но ничего. А вот девочка, - Герцог нахмурился, - будущее она видит. Видела бы. Если б меня не встретила. Тут уж не представляю. Мне после смерти многое известно стало, но тут не могу ничего сказать. Вижу - выживет. А как жить будет, только от нее самой и зависит.

-    Откуда Белые Звери пошли?

-    Защита это, - нехотя буркнул призрак. - Ничего не скажу. Нет тебе власти надо мной.

Герцог растаял в воздухе.

Челядь смирно сидела в большой гостиной. Армин негромко рассказывала историю любви бессердечной принцессы и отважного охотника. Постепенно люди втянулись в диалог, миледи Данкварт сменила другая рассказчица. За ней еще одна и еще. До самого утра люди пили чай, грызли сладкие сухари с изюмом и болтали. Когда взошло солнце, Таммейн прислал вестника:

-    Все хорошо, - выдохнула серебристая птица голосом мага-воздушника, - ну, могло бы быть и лучше, но неплохо. Главное, почти все живы.

-    Голову бы ему за таких вестников оторвать, - меланхолично выразила общее настроение Ирга.

-    Всем спать, - решительно произнесла Армин, - два часа, перебить сон - достаточно. Затем провести ревизию припасов и что-то придумать для бойцов. Я помню, были яйца. Значит, накормить яичницей, напоить теплой сладкой водой и уложить спать. Будут раненые - звать меня. Выполнять.

Люди разошлись тихо. Страшная ночь закончилась, впереди был немного сложный день. Но леди Данкварт была уверена - вот-вот выглянет солнце.

-    И осветит ворох проблем, - фыркнула Ирга в ответ на откровение подруги.

-    Иди ты, - пихнула ее кулаком Армин и негромко рассмеялась: то ощущение дружбы, которого ей не хватало, вернулось в полной мере. - Давай спать в кресле?

-    И то верно, что детей таскать.

-    Мам? Доброе утро, - Роуэн открыл глаза и улыбнулся. Ирга глумливо хихикнула и тоже пожелала подруге доброго утра. На что леди Данкварт только пожала плечами: можно подумать, это будут ее первые сутки без сна.


Глава 22

Роуэн был усажен рядом с подружкой. Наблюдать за состоянием девочки и разбудить Иргу, если состояние Крины изменится. Мальчик серьезно кивнул, поправил светлые волосы и сел на пол. Армин принесла подушку, отдала сыну и с трудом удержалась от желания завязать ему волосы косынкой.

- Зато никто не докажет, что он сын Дгрона, - негромко заметила Ирга. Волчица улеглась, но уснуть еще не успела. – Родственный запах стал слаб, а волосы – пошел в тебя. Надо только отварами им более человеческий оттенок придать.

- Но Дгрон…

- Никому и ничего доказать не сможет, - Ирга криво ухмыльнулась и закрыла глаза, - я сплю и ничего не знаю.

- Ирга, - Армин подавила в себе желание тряхнуть подругу, - ты понимаешь, что Голос Императора нельзя убивать? По крайней мере, на территории Двух Перевалов? Что же ты наделала!

Волчица нарочито грубо захрапела. Армин сжала кулаки и вышла из большой гостиной. Чутко прислушалась и пошла на звук громкой речи.

В кухне, в центре стояла кухарка. Высокая, крепкая женщина. Армин нахмурилась, вспоминая, как зовут грозную даму:

- Госпожа Нира?

- Яиц мало, миледи, - с ходу начала кухарка, - не хватит. Я вот сухари размочила, перемешаем с яйцами да пожарим. Эх, все равно бойцы голодными останутся.

- Если я принесу Вам оленя, - Армин улыбнулась ошарашенным взглядам слуг, - Вы справитесь?

- Несите, - повелительно махнула рукой Нира, и герцогиня только усмехнулась.

Каждый - царь и бог в своей вотчине. Кто другой, может, и стал бы наводить порядок. Ткнул бы селянскую бабу носом в пол, чтоб край подола целовала. Да только Армн на это тратить время не хотела. В другой ситуации госпожа Нира была тише воды, выполняла все приказы безукоризненно. Но здесь – полная страха ночь, отсутствие припасов – немудрено сорваться. А вот герцогине норов показать нельзя. Это в мирное время можно хоть вазы в стены кидать, все только посмеются: «Бушует». Сейчас она должна быть для своих людей опорой. Чтобы потом они стали опорой для нее.

- Кто мне расскажет и покажет пленника?

- Никто, - тут же отозвалась Нира, - Вы простите меня, миледи, да только ту срамоту и девкам гулящим показывать нельзя. Умом подвинулся он.

- Подробности, - Армин вздернула брови и даже топнула ногой, - сейчас сама его пойду искать.

Грудастая горничная подошла поближе к леди и шепнула пару слов. Щеки Армин загорелись пунцовым румянцем.

- Ясно. Гм, что ж, не будем мешать, - леди Кошка передернулась, - я на охоту.

- Отлично, ежели чего, мы мужчин сначала яишней подкормим, а там уж и мясо поспеет. А Вы, леди, кушать будете сырым али пожаренным?

- С охоты вернусь – скажу, - отмахнулась Армин, - с солью-то повкуснее будет.

Прихватив плащ мужа, Армин направилась к выходу, принюхиваясь к едва уловимому аромату. Ей хотелось промотать, пролистнуть время. Как мультики порой проматывались нетерпеливым Роуэном – ближе к интересному. Вот так: моргнуть, спрятать лицо в теплый мех, еще хранящий запах любимого мужчины и – бац! Уже прошло несколько лет, все живы и здоровы, все хорошо.

Но вместо счастливого будущего леди Кошке пришлось отфыркиваться от реального настоящего – ветер бросил в лицо снег.

Закрывшись плащом от нескромных взглядов, леди Данкварт разделась и перетекла в кошачий облик. Снег колол подушечки лап, но это ощущение быстро прошло.

Снежный ирбис удалялся от стены, окружавшей усадьбу, длинными прыжками. Одновременно Армин призывала к себе ближайшее крупное животное. И наткнулась на лошадиный труп. Один из коней пал во время гонки, и его бросили. Рядом лежал издохший волк, из его пасти торчал кусок мяса.

Ирбис-Армин фыркнул и помчался дальше. Там ему навстречу уже скакал молодой горный козел. Глупое рогатое не могло сопротивляться мощному подчиняющему призыву.

Не будь Армин оборотнем, вряд ли бы она так быстро управилась. Но вот сильная шея козла сломана ударом когтистой лапы и ирбис, вонзив клыки в теплую плоть, тащит добычу к усадьбе. Оставив у ворот, длинными прыжками стремится навстречу еще одной добыче – не так много мяса в горных козлах.

К возвращению герцогини согрели воду, и Армин с наслаждением выкупалась. Васка очнулась и помогла госпоже промыть и просушить волосы. Рубаха и штаны были забракованы Рханой.

- Крина очнулась, - неторопливо рассказывала Рхана, - поплакала немного и уснула. Юный маркиз сидит рядом. Мне кажется, он будто болезнь с нее забирает.

Армин промолчала, но признала, что это вполне возможно. Интуитивное желание помочь подружке плюс проснувшийся дар некромантии вполне способны спасти девочку. И усилить ее дар видеть будущее.

- Сидите тут, я сейчас принесу платье.

- Мы вроде договаривались на неформальное общение, наедине.

- Я думала, это оттого, что подруги у тебя нет, - пожала плечами Васка.

- Меня вполне хватит на двух подруг, - хмыкнула Армин, - вряд ли мне придется напоминать тебе о разнице в нашем положении. И ты точно не опозоришь меня прилюдно.

- Да уж ученые мы.

- И Рорден на тебя глаз положил, я заметила.

- Ох ,- отозвалась Рхана и поспешно выскочила из мыльни.

Когда Васка вернулась, Армин не стала мучить смущенную женщину расспросами. Просто позволила прибрать в толстую косу волосы и удивилась, где служанка достала платье имперского образца.

- Олли эта, - вздохнула Васка, - взяла с собой такие роскошные платья. Я вот и подумала: не дело это, если гувернантка будет одеваться лучше герцогини. Вот и просмотрела твой гардероб.

- Так, - Армин сжала пальцами переносицу, - ты молодец. Сейчас на кухню, узнаем, все ли готово к возвращению бойцов. Сколько я отсутствовала?

- Около двух часов. Люди, как и Вы, спать не стали. Потом в санях можно будет поспать.

 - Отлично.

Госпожа Нира была довольна. Слуги утащили козлиные туши на задний двор, чтобы разделать. А размоченные сухари было решено сварить с мясом.

-    Получится сероватая похлебка, но мы и не такое едали. Яйца отварим. Если по половинке - хватит на всех, - тут кухарка замялась, но Армин повелительно произнесла:

-    Ситуация тяжелая, и порции для всех равны. Если тебя коробит от того, что приходится кормить всех одинаково, разрешаю по возвращении приготовить любой десерт для детей.

-    Спасибо, миледи. Олли мы покормили водой с сухарями, - отчиталась кухарка, - и мяса я ей не дам.

Армин улыбнулась и заверила кухарку, что не посягает на ее власть. Главное, чтобы пленница не погибла с голоду. После чего герцогиня вышла из кухни и направилась в гостиную. Перед слугами она не стала показывать своего недоумения, но Олли-пленница поразила леди Кошку.

Волчицу пришлось будить почти силой. И только когда разозленная Армин шепотом пообещала пихнуть подругу пятками в камин, Ирга открыла левый глаз:

-    Ну, не подох же он от сладострастия?

-    Что? К ракшасам Дгрона, с Олли что?

-    О-о, это история, достойная горячего отвара, - волчица вздохнула и села, зябко поправив на плечах плед. - Коротко по Дгрону - его нужно быстрее отдать императорской канцелярии. Он через неделю подохнет.

-    Мне знакомы симптомы передозировки «ванилью», - Армин покачала головой, - зачем она тебе?

-    Просто была, - Ирга пожала плечами и поставила заглушающий слова щит, - от отца осталась. Его казнили за это изобретение. А выкинуть... Ну, не могла я выкинуть их. Он просто хотел, чтобы мама его любила. Он ведь ее с боя взял, отбил у соперника. А она оказалась сильной. Не стала держать его на расстоянии, родила двух мальчишек и меня, после чего обратилась к главе клана. Мол, свой долг я выполнила, прошу оставить меня в покое. Для отца это было ударом. Она ведь легко легла с ним в постель. По его мнению. Не обнимала и не целовала, но он думал, что ей нужно время.

-    А я гадала, почему вы все погодки.

-    Ага. - невесело усмехнулась Ирга, - она нас одного за одним. И никого знать не хочет. Только цветы на могилке своего первого мужа поливает. До сих пор, кстати. Вот я и таскала эти зерна. А потом потеряла. Кто ж виноват?

-    Не имею ни малейшего представления, где Дгрон мог найти «ваниль», - в тон подруге отозвалась Армин, - и это не наши проблемы. Давай-ка лучше, объясни, что с Олли.

-    А она, кажись, сама умом подвинулась, без моей помощи, - серьезно ответила Ирга.

Волчица подробно и обстоятельно пересказала все произошедшее и, сняв щит, окликнула зашедшую проведать Васку:

-    Прикажи кому-нибудь из слуг подать горячий отвар. Да не беги ты никуда, посиди с дочерью. Мы под «заглушкой» просто.

Армин сидела молча. Ирга перебирала пальцами бахрому пледа.

-    Я не думаю, что Олли смогут допросить, - наконец произнесла Армин, - среди бойцов Рихтера нет палачей.

-    Видела бы ты Дгрона, - хмыкнула Ирга, - была бы другого мнения. Над ним знатно поработали ножом. Но он трус, так что вряд ли у Таммейна была возможность показать все свои способности.

-    Но вряд ли тот же Таммейн будет изгаляться над Олли. Ему жить здесь, - Армин покачала головой, - Рихтер не отдаст такой приказ.

В полной тишине подруги дождались горячего отвара. Пока служанка накрывала на стол - к отвару госпожа Нира отжалела герцогине и подруге по соленому сухарику. Сладкие вчера все были съедены, а соленые остались. Поскольку изначально предполагались для лошадей.

-    Почему такая беда с провиантом? - удивилась Ирга.

-    Хозяйственные заклинания прохудились, - робко произнесла служанка, - тут бочки с соленым мясом были и крупа. Но все испортилось. Завтра будет обоз.

-    Пусть из мыльни заберут мой кофр с зельями и принесут сюда, - приказала Армин и служанка кивнула.

-    Что будешь делать? - Ирга захрустела сухариком.

-    Можешь и мой съесть, я на охоте перекусила, - Армин усмехнулась, - буду колдовать. Олли не маг, я смогу воздействовать на нее. Надеюсь. Хорошо, если Тайланной все обойдется. А если нет? Нужен точный состав зелья.

-    Вряд ли она сама его готовила, - покачала головой Ирга и взяла второй сухарик. Подумала и кивнула на Роуэна: - А он ел?

-    Ах, совсем забыла! - комично изобразила Армин, - Конечно. Сухари и горячий отвар. Госпожа Нира также обещалась немного чистого бульона для него сделать. Но это еще до охоты было. Поверь, некоторые дни у нас бывали и хуже. Значит, кто-то в Дан-Мельтиме готовил зелье для Олли.

-    И этот человек - враг, - кивнула волчица, - кто бы это ни был, он понимал, для чего используется его варево.

Армин кивнула. Она решила допросить Олли до возвращения Рихтера. И кто знает, возможно, придется взять на душу грех. Ирга решительно кивнула, угадывая мысли подруги.

Никто не решился остановить герцогиню и ее ближайшую подругу. Ирга тихонько подхихикивала, глядя на подругу. Поджатые губы, в глазах решимость. Армин готовится отнять жизнь. Вот интересно, матушка Диамин учила дочь убивать? Или эта наука прошла мимо?

-    Мы не туда сворачиваем, - окликнула Армин Ирга.

-    Я подготовлю комнату, - отрешенно отозвалась Армин.

-    Ой, подготовит она. Что там готовить? Сломать ей пару костей да ножом пригрозить.

-    Нет, - леди Данкварт покачала головой, - мы не можем причинить ей физический вред.

-    Ты герцогиня или волком насрано? - опешила Ирга.

-    В том-то и дело, что я герцогиня, - Армин криво усмехнулась, - надо мной потешаются слуги, по-доброму. Я почти не знаю, как вести хозяйство, но вместе с экономкой постепенно учусь. Это нестрашно. Было бы страшнее, если бы я позволила себе самодурствовать.

-    Очнись, она тебя убить пыталась, готова поспорить, кучу пакостей натворила!

-    Это знаем ты и я, и еще Таммейн. А для других она придурковатая гувернантка, безответно влюбленная в герцога. Воспитательница юной Тайланны. И если ее просто казнить или пытать, пойдут слухи. А мы не в том положении, Ирга. Мы не можем себе позволить и тени пасть на нас. Мы - жертвы, и эту роль должны доиграть до конца.

-    Таких наглых жертв не бывает.

-    Только такие и бывают, слабых и робких выставляют виноватыми. Иди, через полчаса Олли должна быть здесь.

Комната, выбранная Армин, не была лучшим вариантом. Деревянная тонкостенная пристройка. Холодная и темноватая. Слишком много мелких предметов, на которых может остановиться глаз. Но работать пришлось с этим помещением. Армин просто не изучила усадьбу. И решительно надеялась больше никогда здесь не появляться.

За полчаса Армин успела многое: разругаться со старшей служанкой (бедная женщина не сразу признала герцогиню в нехарактерном для леди Кошки платье), застелить светлым хлопком все горизонтальные поверхности в комнате, помириться со старшей служанкой, уволить и принять обратно помощника истопника. Расставить ароматические свечи и прикрыть их листами сложенной бумаги. Поставить на подоконник смесь масел и отрегулировать поток воздуха. А еще леди Данкварт успела устать и окончательно озвереть.

-    Добрый день, - Армин легко развернулась к дверям и присела в глубоком реверансе.

Олли опешила, на мгновение замешкалась, глубоко вдохнула и милостиво кивнула.

- Добрый.

-    Присаживайтесь, - Армин указала Олли на стул с высокой спинкой. Задрапированный тканью, он выглядел достойным герцогини.

-    По какому поводу Вы, - тут Олли замешкалась. Ее погруженный в фантазии разум не мог подобрать причину происходящему.

-    Ваша Светлость, - приторно улыбнулась Армин, - Ваш супруг беспокоится о Вас. Последнее время вы бледны. И никак не желаете завести наследника.

Ирга, стоя за спиной у Олли, покрутила пальцем у виска. Армин одним взглядом приказала волчице выметаться из комнаты.

-    Я связана клятвой, - улыбнулась Армин и положила руки на стол, - потому отослала Вашу прислугу.

-    Я не знаю, что Вам сказать, - Олли манерно надувала губы.

Армин взяла паузу. Магия запахов, свойственная женщинам-оборотням, особенно хорошо удавалась ей. На Земле это было ее спасением и отдушиной. Вот только и на нее действовала эта убойная смесь. Приходилось напоминать себе, кто она и зачем все это затеяла.

У «герцогини» Олли остекленели глаза. Она таращилась на руки Армин, а та потирала ладони, оглаживала пальцы - в одном, завораживающем темпе.

-    Вы исполнили мечту всей своей жизни, - вкрадчиво промурлыкала Армин. - Третья и последняя жена герцога Данкварта. Вы любили его?

-    Сын мрази, - усмехнулась Олли, - разве он достоин любви? Я должна была носить его фамилию. И я ее ношу.

Армин дышала на счет. И перебирала в уме возможные фразы-триггеры.

-    Вы прожили достойную жизнь, - леди Данкварт попробовала зайти с другой стороны. - Родили детей.

-    Уродов, - Олли потрясла головой и захихикала, - перевыполнила план. Моя мать родила от старого герцога. Но он выкинул ее. Да-да. Хотел выслужиться перед женой. Да только той все равно было. Мать. Моя мама потратила свою жизнь на месть. Да. И меня научила. Только я умней. Я ведь Данкварт. Я вот что могу, - Олли развела руки в стороны, и на ее ладонях зажегся огонь.

Армин не отреагировала. Оборотень слишком хорошо понимала - сейчас любое движение приведет к неконтролируемому выбросу пламени.

-    Я не хотела ни детей, ни его! Эта фамилия - моя по праву! Он должен был переспать со мной, завершить круг! И сдохнуть! Как отец наш! Сдохнуть!

Олли начала кричать. Ее зрачки наполнились пламенем. Не делая резких движений, Армин встала из-за стола. Олли зеркально скопировала ее движения.

-    Я могла стать великой, - она посмотрела на Армин неожиданно трезвым, живым взглядом, - блистать в столице. Устроиться при дворе. Туда берут сильных стихийников. А застряла здесь. Снег. Лед. Звери. Охранники, взбунтовавшиеся против хозяев. Им помогли, да-да. Я знаю. Знаю-знаю.

Она покачивалась, обнимала себя руками и напевала: «Знаю-знаю». Открылась дверь, и в комнату проскользнула Ирга.

-    Что это?!

-    Инициация огненной ведьмы, - философски пожала плечами Армин. - Либо она возьмет дар под контроль, либо... Что ты делаешь?!

Ирга сформировала воздушный жгут, толкнула окутанную пламенем Олли к стене. Доски словно того и ждали: радостно вспыхнули, выпуская ведьму на снег.

-    Я соберу людей, - Ирга сосредоточенно почесала нос, вздохнула, невнятно извинилась и со всей силы вмазала Армин по лицу. Леди Данкварт отлетела к стене и, сильно ударившись затылком, потеряла сознание. - Вот так, отлично.

Подняв подругу на руки, волчица вышла из выстуженной комнаты, бросив короткий взгляд на огненную ведьму. Огненный кокон раскачивался в разные стороны, женский голос, слитый воедино с треском пламени, что-то повторял.

-    Помогите! Ну же! - сильный, надрывный голос Ирги разносился по коридору.

-    Ох ты ж божечки! Сюда, сюда герцогинюшку! Что случилось-то?

-    Там Олли горит! Взбесилась и дар не удержала, - Ирга всхлипнула, - Арминка-то мужа люби-ит! И сказала, дурочка наша, мол, костьми лягу-у, а второй жены у Рихтера не будет! А Олли как взбесится! А я ду-ура, я думала: ну что человечка сделать может оборотню? А она вон, там!

Люди засуетились. Старшая служанка и повариха остались рядом с герцогиней. Ирга наотрез отказалась помогать гувернантке: «Я наемный работник и ответственности за нее не несу».

Старший истопник приказал набрать побольше воды.

-    Снег тает, и огонь становится меньше, - внушительно произнес мужчина. - Значит, и госпожу Олли так спасти сможем. От оно как, оказывается. Огневая. Да, край наш богат на сильных магиков.

Ирга, стоя в отдалении, с усмешкой наблюдала за действиями людей. И радовалась, что отправила щепетильную подружку «отдохнуть». Будь здесь Армин, она вновь бы вспомнила о какой-нибудь ерунде и вмешалась.

-    Что происходит? - к волчице со спины подошла Васка.

-    Олли не может обуздать дар. Для того, кто никогда не учился, это невозможно. Добрые люди помогают коллеге, - Ирга улыбнулась, - сейчас потушат.

-    Я бы не стала тушить, - Васка криво усмехнулась, - белки пропали, как бы не ее рук дело. Да и волка в крепость она провела. Я слышала, как он все господину Таммейну выкладывал.

-    Ты спала, - удивилась Ирга.

-    Я духом бесплотным летала. Орочья кровь, не забывай.

-    А ты помнишь, что бывает, когда водой на раскаленный камень плещут?

-    Пар идет, - Рхана обнажила короткие клычки. Обычно она старалась не показывать своего родства с орками. Но не сдержалась.

-    Раскаленный пар, - хриплым, почти безумным шепотом произнесла Ирга. - Кошки

-    собственность волков. Иногда это работает и с женщинами. Она покушалась на мою собственность.

Рхана настороженно посмотрела на волчицу. У Ирги вытянулся зрачок и пожелтела радужка, она часто дышала, готовая броситься и помочь «тушить» Олли.

-    Да! - хриплый радостный возглас совпал с диким криком. Олли бросилась в снег, но вместо него упала в жидкую грязь. Рхана с присвистом втянула в себя воздух. Тело гувернантки было обнажено, и издалека были видны черные и серые пятна.

-    Не выживет, - покачала головой Васка и вздохнула. Тяжелая, неприятная смерть.

-    Госпожа Ирга! Помогите!

-    Отчего нет?

Васка смотрела, как волчица суетится вокруг хрипящей от боли гувернантки и понимала - эту девушку необходимо выжить из герцогства. Любой ценой. Покоя от нее не будет. Уж сообразила бы Армин, как расправиться со злодейкой и себя не потерять.

Развернувшись, Рхана ушла, оставив позади себя театр одного актера. Ирга старательно поддерживала жизнь в обожженном теле Олли и одновременно отправляла вестника в Дан-Мельтим. Призывала на помощь целителей и была весьма старательна. Васка сплюнула и вошла в дом. Кто-то должен позаботиться о герцогине.


Глава 23

Армин ругалась. Прикладывала к опухшему носу лед и ругалась. Ирга с независимым видом сидела за столом.

- Ты меня слышишь?

- Слышу и удивляюсь, - спокойно ответила волчица, - какое тебе дело? Кто готовил зелье, где она его брала. Человеческий детеныш – не твой.

Армин развернулась к подруге и внимательно на нее посмотрела.

- А то, что у тебя под носом травили твою подопечную, тебя не смущает? Я не увидела, Рихтер, Лериль, но и ты тоже. Ты отвечала за девочку.

Ирга замолчала. Она рассеянно моргала, потирала переносицу и вздыхала.

- Я не понимаю, - произнесла она. – Я права? И ты права тоже.

- Как ты передала «ваниль» Дгрону?

- Через поцелуй, - Ирга передернулась, - мерзость.

Армин смотрела на потерянную подругу. «Ваниль», будучи употреблена неправильно, влияет на психику жертвы куда быстрее. Фанатизм, следование мимолетным импульсам. То, что у людей зовется капризами и экстравагантностью. То, что неприемлемо для оборотня.

- Я отпишу письмо матери-настоятельнице монастыря святой Иверы, - весомо произнесла Армин. – И ты поедешь.

- С чего вдруг? – вскинулась Ирга.

- С того, что я тебе благодарна. За все. И даю шанс удержать разум, - Армин приложила тряпицу со льдом к носу. – Откажешься – вылетишь из герцогства. Твои несдерживаемые закидоны подставляют весь край.

- Вот как? – горько произнесла Ирга.

- Крепко подумай. Ты сама обожралась наркоты, - зарычала Армин, - и даже не попыталась хоть сблевануть в сторонку. Ты опасна. Завтра ты решишь еще как-то помочь. Например, убив Рихтера. Или моего сына. Или вспомнишь, что истинный покой лишь в смерти, и перережешь горло мне. Ракшас тебя подери, дура, иверский монастырь – твой единственный шанс!

Стук в дверь, и Васка, немного запыхавшись, входит:

- Появились, вроде все живы. По штукам посчитали.

- Да уж, герцог у нас точно штучный, - хмуро буркнула Ирга.

- Еду тебе принесут сюда. Когда определишься – дашь клятву. Мне. Лично.

Армин решительно поднялась, подхватила с кресла плед и маску. Пришлось постараться, чтобы ее срастить и привязать назад ленты. Бросила взгляд в зеркало и решительно навела иллюзию на лицо. К утру не останется и следа. А значит, незачем будоражить людей. Все, кому надо – увидели.

Выйдя на крыльцо, Армин передернулась от холодного ветра. Платье по столичной моде невероятно красило молодую герцогиню. Но леди Данкварт предпочла бы украшать собой кресло у камина, а не продуваемое всеми ветрами крылечко усадьбы.

Слуги открыли ворота. Армин подалась вперед, жадно всматриваясь в отряд. Муж где-то нашел грубую куртку с глубоким капюшоном. В котором и спрятал лицо.

Скинув лыжи, Рихтер не торопился подходить к супруге. И Армин не сразу поняла, что герцог просто опасается ее реакции. Боится, что она успела обдумать ситуацию и принять не его сторону.

Леди Данкварт решительно направилась к супругу. Тонкие туфельки скользили по снегу, ветер трепал выбившиеся из прически локоны. А Рихтер стоял, опустив голову, пряча лицо в тени капюшона.

- С возвращением, - Армин приподнялась на цыпочки и поцеловала Рихтера в уголок губ. И тут же уклонилась от его рук, - у меня нос разбит. Иллюзии я ставлю плохо, так что…

- Кто посмел? – выдохнул герцог.

- У меня очень много новостей, - Армин вздохнула, погладила кончиками пальцем витиеватую татуировку на лице мужа и помогла ему закрепить маску.

Герцог был в куртке, потому теплый плед Армин набросила на странного худенького парнишку. Она видела его издали, всего несколько раз. И не сразу вспомнила, как зовут. Крибба и его бессменный нянька Уилс.

Рихтер махнул рукой, подзывая людей. Таммейн и Уилс быстро обменялись чем-то. Кажется, деньгами. Спорили?

- Я рассчитывал лишь на горячий отвар, - хмыкнул Таммейн, - удивили. Надеюсь, вы не Голос на мясные полоски растащили?

- Когда ты устаешь, у тебя портится характер, - укоризненно заметил Крибба и грустно шмыгнул носом. Плед, наброшенный на него герцогиней, он трепетно обнимал двумя руками.

Таммейн поспешно прихлопнул рот ладонью и подмигнул Криббе, мол, все-все, молчу и улыбаюсь.

- Совсем перемерз, - тихонько рассмеялась Армин, когда увидела инеистые разводы на рукавах куртки мужа.

- Я огненный маг, - хмыкнул довольный боец, - и не мог замерзнуть.

- Значит, тебя не надо жалеть и всячески утешать?

- Очень надо, - изменил мнение мужчина. – Я так настрадался, сердце мое.

- Пойдем. Еда стынет.

Герцог придержал Армин, и когда его бойцы прошли, откашлялся. Немного помолчал и как-то просто, немного буднично произнес:

- Я люблю тебя.

Будто доброго утра пожелал. Армин прикрыла глаза и улыбнулась. Признание мужа что-то перевернуло внутри нее. Но ответить она не смогла. Только рассеянно пожала плечами и шепнула: «Идем же».

В малой гостевой зале был накрыт длинный стол. Армин плюнула на традиции и села по правую руку от мужа. Ее беспокоил исходящий от супруга запах крови. Ранен. Но куда и как сильно? Сам Рихтер отмахивался и посмеивался.

За столом бойцы похвалялись подвигами, старательно припоминая веселые моменты схватки. И только Армин с Ваской понимали, что на самом деле там было не так здорово, как заливали бойцы. Но главный вопрос интересовал всех. Белые Звери.

- Исчезли, - герцог пожал плечами. – От бойцов Лагрима осталось пять человек и он сам. Он, правда, искалечен, но мы пришли к соглашению. Получит пенсию от герцогства.

- Как исчезли? – Армин нахмурилась.

- Как всегда исчезают, - Таммейн ловко зачерпывал мясное варево ложкой, - мы знаем примерное время и место их появления. Не все три месяца же бой идет. Гораздо больше приходиться ждать.

 - Так не всегда было, - Крибба робко улыбнулся, - я читал.

-    Потом покажешь мне?

- Хорошо, миледи.

-    И я могу эту книгу показать, - возмутился Рихтер.

-    Так кого все-таки на мясо пустили? - вопросил Таммейн, - я вот госпожи Олли не наблюдаю.

-    На мясо пустили двух горных козлов, - спокойно отозвалась Васка, - миледи на охоту сходила. А госпожа Олли лежит в целительском покое.

-    Да, новости у нас не радужные, - негромко сказала Армин, - я расскажу тебе, а ты сам решишь, что сказать людям. Хотя про Олли уже все судачат.

-    Ну, раз все судачат, расскажи, - нахмурился герцог.

По левую руку от Рихтера сидел Таммейн, следом за ним - Крибба. Оба навострили уши.

-    У Олли случилась инициация мага огня, - Армин опустила глаза. Оборотень ненавидела лгать, но иного выхода Ирга ей не оставила, - полагаю, вы родственники.

-    Да уж, - крякнул Данкварт, - вот чего не ждал, так счастливого обретения семьи.

-    Обретения не случилось. В ее инициации есть и моя вина. Олли, - Армин помолчала, - Олли завела разговор не ко времени. О том, чтобы стать твоей второй женой. Я ответила грубо. И отрицательно. Хоть решать все равно тебе. И она сорвалась.

Рихтер опустил ложку. Герцогу было приятно и противно одновременно. Известие, что жена и мысли не допускает о том, чтобы делить его с кем-то, грело. А от того, как Олли выбрала момент, ее хотелось придушить. Сестра, надо же.

-    Так, она в целительском покое. Истощение?

-    Она ударила меня, - Армин, скривившись, сняла иллюзию, демонстрируя распухший нос, - магия придала ей сил и скорости. Да я и не ожидала. Потеряла сознание, а когда очнулась, - Армин прикусила губу. - Ее слуги водой потушили. Ирга удержала жизнь в теле, но... Там такие ожоги, даже эльфийский целитель ничего не сделает.

Крибба вскрикнул и тут же замолчал. Неловко выбравшись из-за стола, он поковылял к выходу. Таммейн криво улыбнулся:

-    Первая любовь - она такая первая.

-    Как бы мерзко не прозвучало, но, может, теперь у него есть шанс? - Уилс пожал плечами, - мымра издевалась над парнишкой. То в Дан-Мельтим проводи, то еще чего. Дар-то у него ого-го. А ходит, ну сами видите.

-    Это все новости? - герцог по глазам жены понял, что самое интересное впереди.

-    Я хочу осмотреть твою рану.

-    Ладно. Бойцы! Ужинаем, ночуем здесь. Что с комнатами, сердце мое?

-    Все приготовлено.

-    Отлично. Завтра на рассвете в путь. Позавтракаем уже в крепости.

До спальни герцог шел на одном упорстве. Но едва переступил порог - сразу рухнул на постель. И раздевать его пришлось перепугавшейся Армин.

-    Все хорошо, сердечко мое. Просто ляг рядом.

-    Ты еще на супружеский долг замахнись, - всхлипнула леди Данкварт.

-    Тише-тише, не плачь. Ну чего ты?

Не вытирая бегущих слез, прижавшись щекой к плечу мужа, Арми рассказывала правдивую историю. Она боялась реакции мужа на поступок Ирги и чувствовала себя предательницей. Но оставлять Хозяина Перевала в неведении было хуже.

-    В монастырь я ее отправлю своей властью, - скрипнул зубом Рихтер, - она - мой наемный работник и умом подвинулась на службе. Твою мать. Тварь. Олли, ну сука же.

Герцог сжал кулаки. Не покалечь Ирга гувернантку, это сделал бы он. И плевать на все. Покуситься на дочь. На свою племянницу.

-    Порадовал папенька. Я ведь помню тот скандал. Правда, болтали об этом мало.

-    Так почему он ее выставил?

- Мать так захотела, - Рихтер неловко пожал плечами, - отец всю жизнь ее боготворил. Пылинки сдувал. Исполнял любой каприз. И я буду. Вот какой тебе каприз исполнить?

-    Не знаю. Где рана?

-    Да залечил, говорил же. Это от одежды кровищей несло. Я вымотан магически, а не физически.

-    Что будем делать? Я осмотрела Тай, пока она спала. Ничего критичного не нашла. Но я и не лекарь.

-    Будем спать, - твердо решил герцог. - В крепость выпишу лучших целителей и зельеваров. А вообще, думать надо. И крепко.

До самого утра Армин засыпала и просыпалась, чутко прислушиваясь к дыханию мужа. И ловила себя на мысли, что этот мужчина ей очень дорог и важен. Вот только сказать это вслух никак не получалось.


***

Дорогу Олли не пережила. Отошла в другой мир на руках у Криббы. Тайланна впала в кому. Армин злилась. Ирга сидела рядом с герцогиней и нервно оглядывалась. Рой и Крина ехали вместе с Ваской.

-    Я возьму у девочки кровь. Я умею отделять примеси, - негромко произнесла Ирга. Армин вскинула брови:

-    Ты думаешь, Рихтер подпустит тебя к дочери?

-    Ты сказала ему?! - Ирга выглядела так, будто ее ударили под дых. - Кто тебе позволил?

-    Мы не в Лесу, а ты не часть моего клана, - жестко напомнила Армин. Она уже поняла, что в подруге говорят скрытые комплексы и привычки. Та часть традиций, про которую Армин старалась не вспоминать.

-Да.

Больше Ирга не произнесла ни слова. Но по возвращении в крепость попросила разрешения взять кровь у Тайланны. Скрипя сердцем герцог позволил ей это. В его присутствии. Армин все это время стояла рядом. И оба оборотня замерли, почуяв мимолетный запах. Такой неуловимый, что будь они в покое по одной - не поверили бы.

-    Рихтер, надо залечить рану, немного подождать и сделать еще надрез, - леди Данкварт серьезно заглянула в глаза мужа.

-    Если нож будешь держать ты, - хрипло произнес герцог.

У Армин щипало в уголках глаз. Ей достаточно было представить сына на месте падчерицы, чтобы понять чувства супруга.

Рихтер с надеждой смотрел, как жена принюхивается к коже Тай. На сгибе локтя намечает место надреза, то подносит лезвие, то убирает. И принюхивается. Быстрое движение, и сам герцог замечает серебристую искорку, скользнувшую в первых каплях крови.

- Круг сужается, - Армин потерла переносицу. - Девочку поить сладким раствором.

-    Смертный сон, - целитель Бойд совершенно не умел щадить окружающих. - Будет сложно.

-    Но Вы же постараетесь, - мягко произнесла леди Кошка, - я смогу ее разбудить.

-    Воспоминания будут спутаны. С момента первого принятия зелья, - Ирга нервно потерла ладони друг об друга. - Если бы не кровь, его почуять невозможно.

-    Что это?

-    «Нежность», - Армин вздохнула, - человеческая придумка. Точнее, калька с орочьего зелья.

-    Я знаю, - обескураженно произнес Бойд, - его давали молодоженам.

-    Будьте честным, - хмыкнула Ирга, на глазах обретая уверенность, - его давали невесте. А после она настолько привыкала подчиняться молодому супругу, что надобность в зелье отпадала.

-    Стоит признать, что не всем и не всегда его подливали, - вздохнул Бойд. - Милорд Данкварт, старший, в свое время отказался.

-    А после его запретили, - кивнула Армин.

Рихтер стоял в стороне. Осторожно касался волос дочери и проклинал себя. Не заметил. Не уберег.

-    Откуда она его брала? - герцог вдруг уловил несоответствие. - Если зелье орочье, значит, и травы используются степные. У нас они стоят непомерно дорого. Люди на поселение приезжают со стандартным набором, и им хватает на дом. Небольшой, но все же.

Леди Данкварт неуверенно пожала плечами. Лес граничил со степью, и оборотни не знали недостатка в травах. И Армин не приходилось слышать о дороговизне - никто не покупал то, что мог собрать сам. А уж говорить о цене, когда ты императорская дочь, и вовсе глупо. Ирга мучилась примерно теми же мыслями.

-    Ладно, не забивайте голову, это уже для меня зацепка, - Рихтер хлопнул в ладоши, - что с Тай?

-    Как уже сказала госпожа Ирга, спутанное сознание, первое время будем идти по тонкой грани, - целитель Бойд вздохнул, - нельзя отдавать прямые приказы. Но и потакать во всем нельзя. Это сложно, ведь девочку жаль. Да и слугам не объяснишь. Они будут стараться подкормить маленькую госпожу, подбодрить, порадовать. Вашу семью любят в замке.

-    Что, и дочь в монастырь? - Рихтер разозлился.

-    Бойцы умеют выполнять приказы, - неожиданно произнесла Армин, - а твой доверенный круг - и подавно. Тайланна не леди, уж прости. И сейчас ей уже четырнадцать. Переломать ее, заставить? Не будь зелья, ты еще мог бы попытаться.

-    Не леди? - переспросил герцог.

-    Не злись. Она несдержанная, не думает, что говорит. Ты скажешь, она ребенок. Не бывает четырнадцатилетних высокородных девиц-детей. К этому возрасту в нас вбивают этикет и свод негласных правил, которые заменяют отсутствующие в силу возраста здравый смысл и ум. Это не всем помогает, - Армин кивнула, намекая на себя. - Но Тай воспитана иначе. Она - яркий и свободный ребенок. Не настолько свободна, как Крина. Я всего лишь веду к тому, чтобы ты отдал ее на обучение.

-    Разумно, - осторожно поддержал герцогиню Бойд, - в худшем случае мы получим деву-воительницу. А таковые уже были в роду Данкварт. Одна только Райтин Данкварт чего стоит.

-    А в лучшем мягко сократим обучение и будем ждать, пока влюбится, - Армин улыбнулась, - вот уж кого нельзя будет выдавать замуж против воли.

-    Я обдумаю это.

Рихтер вышел. Армин подавила в себе беспомощный порыв броситься вслед за мужем. В такой ситуации ей бы потребовалось уединение. И не следует отказывать супругу в нем.

-    Давайте разберем по пунктам, - Армин решительно отогнала мысли о завтраке в сторону. Да и не хотелось, если честно.

Целитель Джоран Бойд включился в работу с удовольствием. Забалтывал герцогиню забавными байками. Вернее, продолжением тех или иных побасенок бойцов.

-    А вот, слышали, как Таммейн похвалялся, что без куртки, на лыжах, до Дан- Мельтима дошел? В самый разгар зимы за-ради синих глаз красотки Эмили? Во-от, а хотите, расскажу, что дальше было? И как красотка Эмили выхаживала рухнувшего на пороге ее дома бойца?

Армин постепенно оттаяла и даже сама начала припоминать забавные истории.

-    Каждый раз, когда меня вызывали пред светлые очи матушки, и она грозно вопрошала: «Арминка, ты ничего не хочешь мне сказать?», я говорила: «Мам, напоминаю: я твоя дочь, и ты меня любишь!»

-    Проказничали?

-    Очень, - честно призналась Армин. - То зелье новое сварю и на брате попробую, сводном. А что, мне его жалко не было. То еще что. Иголки в отцов трон. Ни разу не подпрыгнул, сдержанный. Для меня дворец был тюрьмой.

-    А крепость наша? - целитель серьезно посмотрел на герцогиню.

-    Здесь вокруг природа. Захочу, на охоту пойду. Или просто наперегонки с ветром помчусь, - Армин пожала плечами. - В город ведь выпускали. С целой армией надзирательниц и отрядом стражи. Наследника так не охраняли, как меня.

-    Так может, была необходимость, - Джоран умел задавать неудобные вопросы.

-    Надо было объяснять, - Армин замерла. А ведь она бредила Лесом. Хотела сбежать из дворца к родичам-оборотням. Красивая полукровка. По коже пробежал мороз, и леди Данкварт вздохнула. Да, скажи ей кто-нибудь о возможности попасть в Лес, она побежала бы, теряя туфельки. И вряд ли выбралась.

-    Миледи, чай с булочками, - идиллию целительского покоя разрушила Васка. - Мистер Бойд, пожалуйста, присаживайтесь.

-    Рхана, мы заняты, - недовольно произнесла Армин.

На что личная помощница просто сняла крышку с блюда. Аромат жареных пирожков с мясом поплыл по целительскому покою. Армин жадно принюхалась и постаралась незаметно сглотнуть голодную слюну. Взвыл желудок, и леди Данкварт на секунду испугалась, что это ее организм вышел из-под контроля.

-    Прошу прощения, - Джоран развел руками. - Ого, сколько времени прошло. Арри, установи «капельку» для Тайланны.

-    Подпитаем организм девочки сегодня, ночь и утро, завтра попробуем разбудить, - Армин старалась кушать как приличная герцогиня, а не голодный и усталый оборотень.

-    Угу, - Джоран откусывал по половине пирожка сразу. Рхана только посмеивалась.

-    Мне нужно, чтобы Вы еще зарядили зелий, миледи. Я запасы отправил в дальние деревни - там эпидемия была. Ну, будет верным сказать, что эпидемию удалось предотвратить.

К ночи за супругой пришел герцог. Порадовался румянцу на щеках спящей дочери, перебросился парой слов с Бойдом и подошел к Армин. Леди Данкварт сосредоточенно переставляла пузырьки с зельями в одной только ей ведомой последовательности.

-    Идем спать, сердце мое.

Но «идти спать» у миледи не вышло. Рихтер легко поднял жену на руки и отнес в спальню. На краткое мгновение задумался, уложить ли задремавшую Армин в ее покоях. Но здраво рассудил: если она проснется и захочет уйти - никто не помешает.

Армин проснулась на мгновение, когда Рихтер укрывал ее, уже раздетую, одеялом.

-    Завтра я вытрясу из тебя душу, - грозно пообещала леди Кошка и крепко уснула. Рихтер только посмеялся и устроился рядом с возлюбленной. 


Глава 24

- Если я буду писать мемуары, для потомков, - Армин накрутила на палец прядь волос, - про этот день я напишу так: «А вы когда-нибудь видели боевого мага, накрашенного как продажная женщина?»

- Доброе утро, сердце мое, - Рихтер пожал плечами, - я попросил Рхану дать нам немного твоей косметики.

- Ничего страшного, этот цвет Таммейну подходит больше, - протянула Армин. – Что вы делаете?

- Собираемся сходить за еще одной порцией зелья, - пожал могучими плечами Таммейн.

Армин прикусила губу. Высокий и ладный воздушник смотрелся в женском платье преотвратно. И леди Данкварт не могла понять, как двое умных мужчин могут творить такую ерунду и думать, что кто-то может принять Таммейна за Олли. Да на нем при каждом движении платье трещало. Где только нашли такой размер.

- Портьеры, сердце мое, - ответил на незаданный вопрос Рихтер. – Сядь, посмотри, как будет весело.

Закончив наносить макияж на лицо друга, Рихтер отошел в сторону и достал плоскую шкатулку.

- Какая лэди без драгоценностей, - рассмеялся герцог и отложил крышку в сторону.

Армин замерла в кресле как изваяние. Заколотые булавки постепенно превращали Таммейна в женщину. Иллюзия. Иллюзия, но какая!

- Олли он не стал, но если набросить на голову капюшон, - Рихтер кивнул Таммейну на зеркало и подошел к жене, - больше не думаешь, что твой муж дурак?

- Я и не думала, - легко соврала Армин.

- У тебя очень выразительные глаза, моя герцогиня Кошка.

- Тайланна проснулась, - Армин успокаивающе сжала руку супруга, - мы покормили ее жидкой кашей и уложили обратно. Она почти ничего не понимала.

- Мы уже подобрали людей, - отозвался Таммейн. И Армин хихикнула – сочетание сочного баса и худой женской фигуры было забавным.

- Вот и славно. Мне стоит волноваться?

- Нет. А мне?

- Состояние Тай стабильно, - Армин не стала уточнять, что состояние скорее «стабильно плохо», чем «стабильно хорошо».

- Хорошо. Я приказал собрать второй санный поезд, в Усадьбу.

- Правильно, - Армин кивнула. – Надо найти доверенного слугу, а лучше кровника. Связать клятвой. Как Дгрон?

- Погружен в сани и увезен в Столицу. Ты видела его?

- Нет, - леди Данкварт покачала головой, - я и без подсказок знаю, что делает с оборотнями «ваниль».

Армин вышла на крыльцо, проводить «Олли» и «Криббу». Покрутилась по двору, разогнала гогочущих бойцов – они наперебой предлагали милашке Таммейну сходить на сеновал. Хоть последний уже и покинул крепость, фантазия соратников набирала обороты.

За несколько часов леди Кошка довела до нервного тика прибиравших двор слуг. Познакомилась с бойцовскими псами. Уилс запаниковал, увидев, как миледи бесстрашно входит в вольер. Бедолага успел представить, как докладывает сюзерену, что его возлюбленная супруга была разодрана голодными псами. Но нет. Северные волкобои оказались поумнее многих людей – сразу признали оборотня главой стаи.

- Умные собаки, - отстраненно заметила леди Данкварт.

Уилс стянул шапку, вытер взопревший лоб и выдохнул:

- Очень. Отошли бы вы, миледи. Они на Белых Зверей натасканы.

- Выходит, я страшнее Зверя? – неприятно поразилась Армин. И Уилс замер, пытаясь придумать, как подбодрить госпожу:

- Зато у вас платье красивое!

- Спасибо, - хмыкнула Армин.

И уточнять, что платье принадлежит ее служаке, не стала. Увы, то на что она не обратила внимания вчера, догнало сегодня – гардеробная комната была уничтожена. Вестники были разосланы по всем мастерам и к вечеру Армин должны были привезти два комплекта повседневной одежды и портного. Единственное, что было любопытно леди Данкварт – кто постарался?

К миледи бежала Иннади. Раскрасневшись, она задыхалась, оскальзывалась и махала платком. Армин в несколько длинных, нечеловечески ловких прыжков пересекла раскатанный лед и схватила женщину за плечи:

- Что?

- Миледи, там! Там!


***

Повторить путь Олли было довольно сложно. Гувернантка любила долгие прогулки по Дан-Мельтиму. И герцог, в обличье Криббы, недоумевал, как парень это все выдерживал.

- Ой, а ты сейчас в лавку, да? А колдунец-то того, с утра вещички покидал и к телепорте рванул. Ажно книжки с воза сыпались, - болтала молодая женщина, покрывая ногти Таммейна-Олли слоем ярко-голубого лака. – Во-от, красавица, сейчас закрепим, неделю проходишь.

Герцог прослушивал все разговоры, слоняясь неподалеку. И теперь кусал губы, представляя состояние соратника. А еще Рихтеру было любопытно, что за цвет они выбрали.

- Вот, сходи, конечно, может, он твои травки оставил. А что ты, не хочешь от герцога ребеночка родить?

- Да я как-то, - заблеял Таммейн. К такому вопросу он не готовился. Учитывая, что сюзерен богами клялся, что и пальцем шальную не тронул.

- Вот забеременела бы, он бы мигом женился.

- На матери не женился, - нашелся Таммейн и вздохнул, пищать тонким голоском у него получалось лучше всех. Потому и досталась роль гувернантки. Вот только горло все равно саднило.

- Сама дура, - фыркнула женщина и провела железной пластиной по ногтю Таммейна, - неправильно себя вела. Все, готово. Посиди, чай допей.

Когда Таммейн-Олли вышел из неприметного дома, он старательно прятал руки в муфте.

- Сочувствую, - хмыкнул Рихтер.

- Даже ржать не будешь?

- О, наши соратники обладают чудовищным чувством юмора, друг мой. Тебе хватит.

Ответом герцогу был прочувствованный мат. Рихтер, подавив улыбку, подал «Олли» руку, и странная пара направилась к волшебному кварталу Дан-Мельтима.

Мимо проскочил огромный волкобой, впряженный в санки. Санки были пустыми, и следом с визгом и хохотом промчалась целая ватага детворы. Герцог завистливо вздохнул – когда-то и он так носился.

 -   Мне все же непонятно, как Крибба столько ходил, - пропыхтел Таммейн. И помянул недобрым словом привычку гувернантки к вычурным столичным платьям.

-    Влюбленный дурак, - пожал плечами герцог. - Может, Бойд какую-нибудь настойку давал.

До лавки от «пыточной», как ласково назвал дом Красоты Таммейн, быстрым шагом десять минут. Но герцог был в облике Криббы, а маг-воздушник - в юбке. Поэтому они едва добрались за полчаса.

По дороге Рихтеру несколько раз пришлось удерживаться от желания поздороваться и поболтать с людьми. Все же он боец, а не тайный сыщик. Или как их сейчас в столице называют? Таммейн-Олли вздыхал и периодически наступал на юбку. Да с такой силой, что оборвал подол.

-    Девица из тебя не вышла, - хмыкнул герцог, - подержи щит, пока я лавку вскрою.

-    Ай-яй, какие наклонности у правящего лорда, - томным голоском пропел Таммейн.

Рихтер только головой покачал. Из всех бойцов воздушник был самым языкатым. Ох и отомстят ему дружки за все прошлые подколки.

Вскрыть дверь оказалось несложно.

-    У нас как к Бойду входишь, так травный дух с ног сшибает, - задумчиво протянул Таммейн, - ума не приложу, как твоя супруга, с ее нюхом, там так долго сидит.

Лавка была пуста. Вспоминая годы учебы, Рихтер разделил небольшой домик на участки и тщательно все обыскал. Выводы получались неутешительные.

-    Здесь никто не жил, - Таммейн потер нос. - Снимай с меня тряпки, пойду по соседям пройдусь.

-    Пока я тебя ждал, спросил у пары мальчишек, - Рихтер выразительно кивнул на голубые ногти Таммейна-Олли, - травнику никто особо не доверял. И покупали редко. Он часто отсутствовал и вообще личность мутная.

-    Почему никто не доложил? - возмутился Таммейн.

-    Что докладывать? Что травник себе в убыток живет, по кабакам шляется и деньги проедает? Так ведь не он один такой, - герцог покачал головой, - много таких заезжих травников-целителей. И большинство, продав сырье, покутят, отхватят от бойцов, и обратно.

-    Чтобы через год вернуться.

Герцог подошел к глубокому креслу и со вздохом в него опустился. На гладком полированном столике одинокой кучкой лежали несколько фиалов, чахлая метелка какой-то травы и фантик от конфеты. Столичной фабрики шоколада.

-    Не спеши злиться, - Таммейн устроился на широком подоконнике и осторожно выглянул из-за занавески на улицу.

-    Тут впору отчаиваться, хотя нам, боевым магам, это и не пристало.

-    Я не о том. Ты не думаешь, что Армин может иметь к этому отношение? - Таммейн упорно смотрел в окно.

В комнате нагрелся воздух - ярость огненного мага искала выход.

-    Объясни, - доброжелательным тоном предложил герцог Данкварт.

-    Если ты умрешь, она станет опекуном Тайланны. Я не говорю, что это так и есть. Или что она этого хочет. Но ведь и над ней можно взять опеку. Можно повторно выдать замуж. И муж разделит обязанности опекунства над Тай. Покорной и безвольной.

-    Глупости. Никто не мог знать, что я выберу именно ее, - отмахнулся герцог.

Взять под контроль взбунтовавшуюся магию было тяжело, но Рихтер привычно справился. Слова Таммейна вертелись в голове. Складывались в бездумные, не имеющие смысла фразы.

-    Знаешь, не будь я герцогом, я пропустил бы твои слова мимо ушей, - Рихтер засветил на руке пламя. - И даже дал тебе в морду.

-    В морду - без проблем, - хрипло отозвался воздушник.

-    Я найду для Тайланны законного опекуна, и Армин никогда не узнает об этом разговоре.

Таммейн смотрел на расстроенное лицо сюзерена и молчал.

-    Есть идея получше, - вдруг усмехнулся Таммейн. И на остреньком лице Олли эта усмешка смотрелась весьма и весьма пристойно.

Герцог вопросительно поднял бровь, и соратник пожал плечами:

-    Расскажи ей и посмотри, что будет.

-    Рискуешь впасть в немилость, - усмехнулся Рихтер. Идея товарища идеально легла на его собственные мысли. Армин всегда была откровенна, порой даже говоря о болезненных для любого оборотня вещах.

-    Вымолю прощение на коленях, - задорно улыбнулся Таммейн и герцог с руганью начал снимать с соратника зачарованные булавки.

-    У меня от твоей мимики на лице этой, гм, почтенной и покойной дамы мураши по спине скачут.

-    Почтенной?

-    Она мертва, - Рихтер аккуратно складывал тонкие булавки. - А значит, уже на другом суде. Я в это верю.

-    А во что еще верить остается, - Таммейн криво усмехнулся.

лет назад его обидчик сбежал от мести воздушника на тот свет. И маг искренне надеялся, что Ад существует. Даже грешил побольше, чтобы попасть в соседний котел и убедиться: ублюдку хорошенько жарят пятки по выходным.

-    Может, заглянем в таверну? - без особого энтузиазма предложил воздушник. Ему требовалось запить горечь воспоминаний. Но при этом больше всего хотелось назад в крепость.

-    Давай домой, - покачал головой Рихтер, - у нас два оборотня и склянки - глядишь, что-нибудь вычуют.

-    А мы в это время возьмем крепленое вино, соленые сухарики и поднимемся на старую башню. К ночи оттуда шикарный вид.

-    Будем пить молча, пока не упадем, - герцог припомнил опыт прошлых посиделок с воздушником. Таммейн никогда не говорил о своем прошлом, но пару раз в год приглашал друга и сюзерена на такие вот пьянки. Рихтер не отказывал. Ему тоже было о чем помолчать.

-    Вот спрашивается, что они вечно пешком таскались? - ворчал Таммейн.

-    Потому что Крибба - маг зимы и может сокращать путь по снегу, - наставительно заметил герцог, помогая Таммейну скинуть с саней лапник. Лошадей воздушник укрыл пологом невидимости, который одновременно защищал их от холода. И нельзя сказать, что кони были довольны возвращением хозяев.

Таммейн взялся за поводья. По дороге до крепости мужчины обсудили с десяток тем, но к главной не вернулись. Вопрос о таинственном злодее висел в воздухе.

Крепость гудела. Еще издали Рихтер заметил, что часовые стоят иначе - явно стояли, собравшись вместе, прежде чем увидели сани и рванули на свои места. Значит, что-то обсуждали. Произошедшее в Усадьбе - не самая свежая новость, но что могло произойти днем?

-    Надеюсь, вино с сухариками не накроется семейной жизнью, - негромко заметил Таммейн, глядя на открывающиеся ворота.

-    Надеюсь, - поправил его сюзерен, - не случилось ничего, что повысит градус вина до орочьего самогона.

-    Чистокровные орки не пьют.

-    Но самогон производят.

-    Да, но они считают, что это жидкость для растираний, - хмыкнул Таммейн.

Воздушник сразу ушел к казармам. Герцог же поспешил в дом. Еще только проезжая по мосту, он почувствовал, что сигнальные нити на одной из калиток оборваны. Как назло, это была калитка, ведущая к огрызку земли за стеной. И сейчас Рихтер с ужасом представлял, как ему сообщат о...

-    Все живы, - навстречу супругу вышла Армин. - Я видела твою нить.

-    Зачем тогда пошла? - герцог крепко обнял свою леди, зарылся лицом в пышные волосы и довольно вздохнул. Армин прижалась к мужу и удивленно вскинула брови:

-    Лозедин вернулся? Вы помирились? Это хорошо, хоть я и не поняла причину вашего конфликта.

-    Причину нашего конфликта не понял и я, - Рихтер отстранился, - но с чего ты решила?

-    Парфюм, - пожала плечами Армин, - тебе не обмануть мой нос.

-    Я люблю тебя, - задумчиво произнес герцог, поцеловал жену в кончик носа и предложил руку. Следуя в библиотеку, он даже не замечал, что в очередной раз сделало с леди его признание.

И только устроив Армин в кресле, налив обоим по бокалу легкого вина, он поинтересовался:

-    Что в крепости случилось?

-    Тайланна проснулась. По счастью, ей сейчас одиннадцать, не семь или восемь, как мы опасались, - Армин сочувственно сжала ладонь мужа. - Мы оставили ее наедине с куклами и книгами. И для нее это не стало неожиданностью. Ребенок не стремится к общению.

-    Поэтому Олли и стала чем-то большим, чем наемный работник, она вытащила Тай из скорлупы. Как мне тогда казалось.

-    Не всех нужно вытаскивать, - Армин улыбнулась, - не кори себя. Все уже произошло. Теперь нужно просто разобраться с последствиями. Ирга, хоть и чудит, но разработала план дальнейшей работы. Я его подправила. И хочу, чтобы с Тай работал Таммейн.

-    Я тоже об этом думал, - герцог кивнул, - но что-то еще случилось, верно? Все обсуждают. Я ведь вижу.

-    Первый опыт Крины в прорицании оказался успешным, - Армин улыбнулась, - у нас с тобой будут близнецы, мальчик и девочка. А лет через тридцать умрет много людей. Сам понимаешь, обычно предсказания правдивы лишь наполовину. Я бы на смерти не особо рассчитывала.

Герцог в немом изумлении смотрел на талию супруги, утянутую корсетом. И леди Данкварт поспешила его успокоить:

-    Близнецов, Рихтер, тебе еще только предстоит сделать. И я хотела тебя попросить: можно, я устрою маленький сад, там, за стеной? Только скажи, что за клинопись там, - Армин нахмурилась, - от нее веет жутью.

-    Я посмотрю, - Рихтер неопределенно пожал плечами. Будучи ребенком, он исследовал всю ту часть крепости и ничего такого не припоминал.

-    Сегодня вечером я начну работу с твоим тату, - Армин повертела бокал в руках, принюхалась и сделала крошечный глоток. - Приятное вино.

-    Для тебя заказывал. В нем почти нет алкоголя, - у герцог дрогнули руки. - Ты уверена?

-    Сердце мое, не жди, что взмахну рукой, и все станет волшебным, - немного сердито произнесла Армин. - Придется потрудиться. Будет жечь, будет больно. Будет чесаться, и носить твою маску будет нельзя. Только ту, с лентами. И в ней тоже будут тампоны, пропитанные зельем. Зельями. Я знаю эту манера клейма. Так клеймят в Лесу.

-    Я не был в Лесу.

-    Я говорю не о рисунке, - Армин покачала головой, - а о самом принципе работы.

-    Право, неловко себя чувствую, - Рихтер хмыкнул, - но я сегодня планировал ночевать не в супружеской постели.

-    Сначала процедуры, потом иди куда хотел. Утром я учую все, - дернула бровью Армин и добавила: - я тоже не собиралась.

-    А ты куда?

-    Учуешь утром, - хитро улыбнулась леди Данкварт.

-    Но это нечестно, - притворился обиженным герцог, - душа моя, я ведь простой человек. Пожалей ревнивого бойца, не дай погибнуть.

-    Хорошо, у меня свидание с Джораном Бойдом. Я, он и несколько литров ценнейших зелий.

-    Эпидемия разрослась?

-    Как раз нет. Но на всякий случай, мы хотим заготовить впрок те снадобья, что можно хранить под стазисом. Поэтому, давай покушаем и разбежимся. 


Глава 25

Чуткий нос подсказал леди Данкварт, чем занимался ее супруг всю ночь. И с кем. Фыркнув, Армин выдала герцогу маленький флакон очень полезного снадобья и сообщила, что обижена. И просит милорда Данкварта удалиться, дабы не раздражать чувствительные обонятельные рецепторы ее носа своим нехорошим запахом.

Пока муж в компании бойцов носился по всей крепости, Армин срисовала сложные элементы клинописи на бумагу и приказала отослать господину Лартону. Вместе с некоторыми породами деревьев, образцами трав и одной Слезой.

Выкроив время, Армин зашла к сыну. Последние дни выдались тяжелыми, для него, для нее, и ей хотелось хоть немного времени для себя. Рхана понятливо поднялась и забрала Крину проведать братика.

- Все будет хорошо? – Рой прижался к матери.

- Да, здесь наш дом и наши друзья, - Армин вздохнула, - но ты должен быть осторожен.

- Тот, кто отравил Тайку, еще жив? – простодушно спросил Рой. – Я слышал разговор герцога с наставником Рорденом. Мам, почему меня перестали замечать?

- Магия, - беспомощно пожала плечами Армин и провела рукой по белоснежным волосам сына. Вчера, прежде чем заняться лицом мужа, она купала ребенка в особых травах. Но даже острое зрение оборотня разницы не заметило.

- Плохая магия? Она копится, - Роуэн потер грудь, - вот здесь. Потом становится больно, и что-нибудь происходит. Чаще всего люди перестают меня видеть.

- Как понять – чаще всего? – Армин прикусила губу, - Времени прошло…

- Ну, я так просто сказал, - смутился Рой. – Ты так говоришь: «Чаще всего…» И я так сказал.

- И напугал меня. Хочешь, найдем еще белочек?

- Нет, - ребенок покачал головой, - не надо. Не хочу.

Армин сидел на полу, крепко обняв сына и устроив подбородок у него на макушке. Ребенок тихо хлюпал носом, ни о чем не спрашивая.

- Я больше не буду плакать, мам. Обещаю. Я ведь уже большой, - шепнул вдруг Рой. – Сейчас чуть-чуть посижу и все, буду твоей опорой.

Армин задохнулась от неожиданности и не нашлась что сказать. А сын и правда через пару минут отстранился от матери и очень серьезно сказал:

- У меня младшие будут, за ними пригляд нужен. Мне нужно много тренироваться, чтобы потом никого не пришлось хоронить. Я пойду.

Леди Данкварт осталась сидеть на полу в малой гостиной. Той, что она облюбовала для вечерних посиделок за необязательным рукоделием. Той, где Рхана учила ее вязать «многолетний шарф».

- У меня тоже много дел, - потеряно произнесла герцогиня, - надо встать и идти.

В противовес своим словам Армин легла на пол, прижалась щекой к плотному ворсу не слишком чистого ковра и дала волю слезам. Кого оплакивала леди Кошка? Спроси кто Армин, она бы не смогла ответить. Слезы текли и текли. И только вестник-напоминание заставил герцогиню встать. Необходимо выйти и проводить Иргу – неизвестно, когда еще предстоит встретиться с подругой.

Ирга выглядела бледно. Она отказалась от еды и пила только воду – выводила «придуманный токсин». Армин пришлось потратить двадцать минут на увещевания подруги, после чего плюнуть и приказать – контракт подписан. И работодатель несет ответственность за здоровье своих людей.

Проводить Иргу вышел и герцог. После некоторых размышлений он признал, что пользы от волчицы было больше, чем вреда. Но ненамного.

- Держите нас в курсе ваших дел, - герцог усмехнулся, а волчица отзеркалила:

- Будете сравнивать мои письма с отчетом соглядатая.

- Я не могу отпустить в добрые люди неконтролирующего себя оборотня, - спокойно ответил Рихтер.

- В этой фразе я слышу совсем другого человека, - мило улыбнулась Ирга, и добавила: - а точнее, не человека.

- За умной кошкой и повторить приятно. Мои люди проводят вас до портала. Дальше рассчитываю на Ваше благоразумие – магические клятвы не стоит нарушать.

Едва закрылись ворота, герцог попробовал улизнуть, но был цепко ухвачен под локоть:

- Надо обработать клеймо.

- А это может сделать кто-нибудь другой?

- Ты хочешь меня обидеть? – благодушно спросила Армин. Короткая и тихая истерика пошла на пользу самочувствию миледи. И сейчас она была настроена на рабочий лад.

- Мне просто не нравится, что ты на него смотришь, - вздохнул герцог.

- Сейчас я буду не только смотреть, - Армин мягко подтолкнула мужа к крыльцу, - я буду срезать с тебя крошечные полоски кожи.

- Я буду кричать, плакать и проситься к маме, - нервно пошутил герцог и придержал для жены дверь.

- Это будет не очень больно, - Армин улыбнулась, - но если дернешься – лишишься глаза.

- Я буду подобен статуе из королевского дворца.

- Ты сложен лучше, - выразительно хмыкнула леди Данкварт.

Укладываясь на крепкую дубовую скамью, Рихтер размышлял: не провинился ли он чем-то перед любимой супругой? Когда плотный кожаный ремень захлестнул его грудь, шею и руки, герцог вспомнил, что так и не рассказал Армин о возникших в ее адрес подозрениях. Но едва она взяла в руки тонкое, почти прозрачное лезвие и жуткого вида крюк, герцог осознал, что момент для откровений не лучший.

- Закуси косточку, сердце мое, - Армин приложила к губам мужа деревянную палочку, - чтобы зубы не повредить.

- Главное, помни – я люблю тебя, - нервно улыбнулся герцог.

- Я буду проговаривать каждое свое действие. Косточка не более чем подстраховка. Поверь, выращивать зубы – утомительное занятие.

- Поверь, я знаю, - кое-как проворчал боевой маг. И даже немного обиделся.

- Это «заморозка», - Армин прошлась влажным тампоном по небольшому участку кожи. – Сейчас я делаю небольшой надрез на одном из завитков клейма. Теперь крючком подцепляю жгутик, вытаскиваю – ты должен чувствовать давление. Чувствуешь?

 - Угу, - на висках герцога выступила испарина.

-    Боль идет из-за сопротивления клейма. Его природа растительно-магическая. Оно хочет жить и... Сделать паузу, что с тобой?

Герцог выплюнул «косточку» и с тщательно скрываемым отвращением спросил: - Живое?

-    Разумеется, - Армин нежно коснулась губами губ мужа. - Иначе оно бы свелось, как простой рисунок. Готов?

-    Это сейчас и все? - с надеждой спросил Рихтер и тут же добавил: - Я не боюсь и мне не больно. Просто неприятно так лежать.

-    Посмотрим. Все. Вот, посмотри, что я вытащила, - Армин показала мужу небольшой волосок. - Теперь через шприц я заливаю пару капель зелья на освобожденное место и... Да, солнце, это очень больно.

На шее герцога вздулись вены, крепко стиснув зубы, он тяжело дышал. По лицу крупными каплями катился пот. Действие зелья сходило на нет, и боль понемногу утихала. Леди Данкварт взяла тряпицу и нежно оттерла пот и кровь с лица Рихтера.

-    А теперь срежу омертвевшую кожу, больно не будет. Бойд нанесет зелье, и мы вместе вырастим новый, чистый кусочек. Ты сильный и терпеливый мужчина. Думаю, больше четырех-пяти сеансов нам не понадобиться.

В четыре руки герцогиня и целитель колдовали над обезображенным лицом Рихтера. Омертвевшие участки кожи удалялись неохотно, пациент шумно вздыхал и пытался ерзать. Чем неимоверно раздражал герцогиню.

-    Я хотела вечером поплакать в твое надежное плечо. Но, видимо, придется искать кого-то более терпеливого, - вздохнула в пустоту Армин.

Раздражающее ерзанье прекратилось. Бойд закончил работу, передал тампон с зельем герцогине и отошел за перевязочным материалом.

-    Останутся незначительные шрамы, - неторопливо начала объяснять леди Данкварт. - Они будут видны, только когда ты хорошенько загоришь. И из-за способа снятия клейма - формы они будут совершенно иной.

-    Да, милорд. Мы хорошенько подумали и придумали вам причину. Скальные хлорглы. Их не видели уже много лет. Ожоги от их паутины заживают по нескольку лет.

-    Но не торопись рассказывать сразу, - добавила Армин, и герцог возмущенно зарычал. Ну, что они его за ребенка держат-то?

-    Эх, бинт из-под маски будет торчать. Да ладно, бойцы не спросят, а слуги не решатся.

- Джоран, дашь нам поговорить?

- Хорошо, миледи.

-    Я же уже говорила, можно просто по имени, - улыбнулась Армин.

-    Не забывайте о приличиях, муж тут, - шутливо возмутился Рихтер.

-    Ох, дорогой, а что ты сделаешь в таком-то положении? - в тон мужу ответила леди Кошка. И ахнула, когда ее супруг резко сел. Кожаные ремни лопнули, будто соломенные веревки. А герцог чмокнул жену в щеку и максимально грозно выпучил глаз:

-    Всех порешу!

-    А если мы предложим пироги с мясом и горячий крепкий чай?

-    Я склонен принимать подарки, - тут же поправился Рихтер.

Бойд только фыркнул - о нечеловеческой силе своего сюзерена он был прекрасно осведомлен. Сняв с блюда с пирогом салфетку, целитель вышел. Леди Данкварт была прекрасно осведомлена, где стоят разномастные чашки.

-    Мой сын - будущий некромант, - Армин не стала тянуть.

-    Изумительно, - крякнул герцог.

-    Мы можем уйти, - леди Данкварт пожала плечами, - у меня есть золото и драгоценности. Чтобы рассчитать переход на Землю...

-    Нет. Я обещал защиту твоему сыну, - Рихтер не повышал голоса, но Армин почувствовала себя нашкодившей кошкой. - А значит, я ее дам. Он будет носить мою фамилию.

Армин просто прижалась к мужу.

-    Но учти, такая сила, - Рихтер покачал головой, - с него будет большой спрос. Ни единой свободной секунды и за магические шалости - строгое наказание.

-    Императрица Диамин не чуралась розог, уж поверь, - Армин потерлась носом о плечо мужа. - У нас все хорошо?

-    Почти, - уклончиво отозвался Рихтер. - Есть мнение, что ты можешь играть ключевую роль в происходящем.

-    Я могу дать клятву...

-    Не такую роль, сердце мое, - Рихтер крепче прижал к себе жену. - Что с вами будет, если я не доживу до утра?

-    Ничего хорошего, - помолчав, ответила Армин, - но умирать тебе не с чего.

-    Я и не собирался. Насколько можно оттянуть следующий сеанс?

-    Насколько нужно, но старую и удобную маску тебе использовать нельзя. И повязку снимать - тоже. И, - леди Данкварт помолчала, - ты расскажешь?

-    Вечером, - Рихтер криво усмехнулся, - мне надо найти слова, попытаться хотя бы.

-    Главное, чтобы от твоих попыток у меня в носу не свербело, - по-простому фыркнула Армин. - Давай кушай. Тебе понадобится много сил.

-    Будем делать близнецов? - подмигнул герцог, вгоняя жену в краску.

-    В зависимости от твоего поведения, родное сердце.

-    Ты сможешь закрепить повязку?

-    Трое суток не терпит? - вопросом на вопрос ответила Армин. Уточнять, чем ей придётся заплатить за такое экстренное лечение, она не стала. Пусть горло сжимается всякий раз, как она пытается сказать о любви. Пусть. Она может показать свою любовь делами.

-    Не терпит, - Рихтер поцеловал тонкие пальцы, - сейчас я в Дан-Мельтим, к вечеру вернусь, проведем еще сеанс, если так можно, поспать, и два дня меня не будет.

-    Тогда в вечерний сеанс вложим два, - сама себе кивнула Армин. - Я все подготовлю. Что ты ищешь в городе?

-    Мелочи. Человек что-то ест, где-то гадит, - Рихтер забросил в рот выпавший из пирога кусочек мяса. - Покупает всякие мелочи. Следы всегда остаются, главное - знать, где искать. А так как я ищу следы пребывания одного конкретного человека - я их найду.

-    Вот и славно, - Армин подложила мужу на тарелку еще кусочек мяса. - Я скопировала все письмена и рисунки и отправила хорошему другу.

-    А я их не нашел, - Рихтер очень серьезно посмотрел на жену. - Ты описала где, но я вижу только стену.

Леди Данкварт пожала плечами. Рано что-либо утверждать. Роуэну в переплетении символов виделись Белые Звери. Крина, коснувшись плиты, скатилась в истерику. Что это - проявление магии или просто истерика детей, переживших страшное испытание?

-    Мне кажется, - Рихтер отвернулся от зеркала, и Армин закусила губу, чтобы не засмеяться, - или немного криво? Я про маску.

-    Позволь мне, - Армин туже затянула ленты и спросила: - как ты собираешься творить неведомые дела, будучи слепым на один глаз?

-    Я буду не один, - герцог не удержался и вновь привлек жену в объятия. - Я просто буду командовать. Из безопасного места.

-    Это хорошо, родное сердце. Ты меня успокоил, - Армин едва нашла в себе силы соврать мужу.

Только леди Данкварт давно уже не была глупой кошкой. И видела, кто способен командовать из безопасного места, а кто полезет в самое пекло и вдохновит собой людей.

-    Я буду в библиотеке. Господин Лартон не откажет в моей просьбе, но, может, и мне удастся что-то найти, - Армин сменила тему.

-    До вечера, - Рихтер погладил кончиками пальцев лицо жены, очертил линию скул и, склонившись, запечатлел на губах короткий, но полный скрытого обещания поцелуй.

Армин потребовалось время, чтобы согнать с лица глупую улыбку.

-    Мой потомок не так глуп, - призрак просочился сквозь пол. Он выглядел еще более прозрачным, чем в прошлый раз, - мое время уходит.

-    С чего вдруг? - подозрительно сощурилась Армин.

-    Время, - пафосно пожал плечами Герцог.

-    Говори правду, - резко приказала леди Данкварт. - Мой сын еще мал, но некоторые ритуалы провести сможет. Особенно если найдет помощь и поддержку в моем лице.

-    Я проклял свой род, - Герцог выпрямился, - потом пожалел. Но руки не доходили провести ритуал отмены. А потом я умер. Как и твоя соперница.

-    Она не была мне соперницей, - отмахнулась Армин.

-    Но ты же вышла замуж за фамилию, - оскалился призрак. - За Ледяного Герцога, владельца рудников.

-    Я вышла замуж за того, кто позвал, - покачала головой Армин, - и спас меня и моего сына. Я привезла с собой свое золото и свои драгоценности - чтобы не зависеть от прихотей своего супруга.

Призрак молчал. Он висел в воздухе, не шевелясь. Армин даже начало казаться, что зловредная субстанция уже направилась в свой последний путь.

-    Я пытался вспомнить речь, - сконфуженно произнес Герцог. - Но не вспомнил.

-    Объяснитесь уже, - Армин осторожно составляла готовые и заряженные зелья в специальные ящички. Перекладывала листами мельтии и соломенными валиками.

-    Хоть слушать Вас и неприятно. Свой род проклясть. Как можно? Свою плоть и кровь, детей своих?

-    Она пошли на сговор с Империей, - возмутился Герцог.

-    После Вашей смерти, - Армин остро взглянула хитрого призрака, - я по годам смотрела.

-    Вот въедливая, - хмыкнул Герцог. - Ты другая должна быть. Корыстная, ныть должна. Как все другие.

-    Вы либо рассказывайте, либо уходите. Право слово, и без Вас справимся, - отмахнулась от ворчания

-    Я не готов открывать тебе семейные тайны, - наконец вздохнул Герцог. - Это не то, чем я могу гордиться. Я был не прав. Этого должно быть достаточно. Как и того, что проклятие снято тобой. Ты пришла сюда за защитой, но без корысти. Из бедности, но при деньгах. Третье условие я оставлю в тайне, но и его ты выполнила. Я завидую своему потомку и жалею, что не встретил женщины, подобной тебе.

-    Или не рассмотрел, - Армин в упор посмотрела на призрака. - Вы жадный и злой, драгоценный предок моего мужа. Чтобы ни натворили Ваши дети, в этом была и Ваша вина.

- Давай, расскажи мне про правильное воспитание.

-    Если Вы пьете вино и одновременно рассказываете детям, что пьянство есть глупость и вредность - не удивляйтесь, когда они возьмут в руки бутылку, - покачала головой Армин. - Способов много, наши дети - не копия нас. Но какие-то простые вещи, простые ценности, не глобальные, прививаем им именно мы. Например, ценить свою семью. Любую часть семьи. Глупую сестрицу, помешанную на нарядах, жестокого брата, склонного к пьянству и разврату.

-    Ты любишь своего брата?

-    Я не желаю ему зла, - Армин улыбнулась, - а это уже немало.

-    Если принесешь жертву на Старом Алтаре, Белые Звери вернутся под власть рода Данкварт, - призрак едко усмехнулся, - рассказать об этом мужу ты не сможешь. Вот и выбирай, Армин Диамин Данкварт, опекун рода ди-Ларон, остаться чистой или обезопасить свой род?

Призрак рассыпался искрами. Армин вскрикнула и закрыла лицо - часть искр устремилась к ней и впиталась в подставленную руку. Удружил Герцог, нечего сказать.

До самого вечера герцогиня размышляла над словами призрака. Она не видела дилеммы - ради безопасности своей семьи она способна на многое. Очень многое. Вот только даже со своими скудными познаниями Армин была готова поклясться - не было на стене призывов к какому-либо жертвоприношению.

Подойдя к зеркалу, Армин усмехнулась и медленно, по слогам произнесла:

-    Все рефлексии и размышления - в свободное время.

На этом леди Данкварт сочла свою миссию выполненной и, прибрав на столе, вышла. Времени до вечера оставалось не так и много. Но герцогиня успела поболтать с Иннади - близится праздник, и людей надо побаловать. В комнатке при кухне было жарковато, но зато приятно пахло свежим хлебом. Армин, не чинясь, села на деревянный табурет.

-    Как обычно вы праздновали?

-    Ужин для господ, ужин для бойцов, - женщина пожала полными плечами. - Давно уже ничего не было.

-    В этом году глупо приглашать незнакомых людей в крепость, - Армин прикусила ноготок, - намекни девкам, что будут танцы.

- А музыканты?

-    Моей магии хватит, чтобы заколдовать инструменты на простенькую мелодию, - леди Данкварт пожала плечами, - не думаю, что у нас есть такие ценители, которым будет сильно фальшивить.

-    Вы забываете про вдовствующую герцогиню.

-    Лериль закрылась в своих покоях и собирается поститься до следующего года включительно, - фыркнула Армин. - Я готова ее поддержать только по недвусмысленному приказу герцога и в его же компании.

-    Говорят, наш священник в нее влюблен, - закинула пробный камень Иннади. Но Армин покачала головой:

-    Он устал от нее. А статус не позволяет отказать в помощи. Лериль - одинокий человек. Я искренне надеюсь, что боги надоумят ее посвятить всю себя внучке. Тайланне нужен кто-то взрослый в личное пользование. Кто-то, кто будет только ее. А Лериль достаточно фанатична для этого.

-    Но Вы лишаете своих будущих детей бабушки.

Армин деликатно промолчала, что к своим детям она Лериль не допустит.

-    Миледи, - в комнату заглянула служанка. - А милорд что-то делает в Вашей спальне. Ругается так, что стены краснеют. Вы бы сподмогнули, что ли.

Армин переглянулась с Иннади и встала.

-    Подумай над тем, что мы можем приготовить вкусного и необычного.

-    Вы хотите именно необычного или всех порадовать? - Иннади цыкнула на служанку, и девица выскочила из комнатки.

-    Порадовать, конечно.

-    Вспомните, как праздновали вашу свадьбу. Здесь люд простой, и жаренное на угольях мясо с хлебом и зеленью - первейшее лакомство. А мы соусов сделаем, в которые мясо макать - все счастливы будут. Для детей сладости, но, поверьте, и дети тоже любят мясо.

-    Вы не представляете, как сильно мясо любят оборотни, - Армин подмигнула Иннади и вышла.

Всю дорогу до своих покоев Армин старательно гадала: что такое там вытворяет ее супруг. Леди Данкварт сердилась, когда оборотням приписывали черты их животных. Но глубоко внутри признавала - любопытству она весьма подвержена. Как настоящая кошка.

-    Вот так и знал, что эта пигалица тебе все разболтает, - проворчал Рихтер.

Герцог стоял, закрывая собой какой-то предмет. И Армин неосознанно приподнялась на цыпочки, пытаясь рассмотреть, что там. Данкварт рассмеялся:

-    Это подарок, и ты его получишь на праздник. А сейчас, дорогая супруга, я хочу видеть тебя в спальне.

-    Но ты ведь понимаешь, что я все равно его увижу, - нахмурилась Армин.

-    То есть, брать с тебя слово бесполезно? Ну да, ты ведь кошка, - герцог преувеличенно тяжело вздохнул, - любопытству своему противиться не сможешь.

-    Ну, вот еще, - фыркнула леди Данкварт. И на секунду стала очень похожа на обиженную кошку. - Я оборотень, но мое животное начало надо мной не властно.

-    Мы идем сначала в спальню, - герцог прижал к себе сердитую жену, - а потом в целительский покой?

-    Утром сделаем процедуру, - покачала головой Армин. - Я посчитала кое-что: будет лучше утром, и сложную повязку. Потом сменишь на простую. Я все объясню и покажу. Ах!

Рихтер подхватил жену на руки и поцеловал в кончик носа. Неся к спальне свою драгоценную ношу, герцог витиевато извинялся за свой подарок:

-    Пусть ты еще не видела его, но я уже пожалел, что решил дарить именно его.

-    Ты моих подарков не видел, - Армин улыбнулась, - я ведь не знала, что меня ждет. И взяла нейтральные вещи. Вдруг ты бы оказался деспотом, которому и носовой платок дарить неприятно?

-    А тебе приятно будет подарить мне платок? - промурлыкал герцог, плечом открывая дверь в «супружеский коридор».

-    Не знаю, - игриво протянула Армин, - все зависит от тебя.

Войдя в спальню, герцог отпустил жену, серьезно заглянул ей в глаза и опустился на одно колено:

-    Прошу, подари мне платок...

-    Слезы горечи утирать? - вскинула тонкие брови Армин.

-    Одинокие ночи, - пожал плечами Данкварт, - мало ли, для чего пригодится.

-    Ты не будешь одинок.

Герцог встал. Армин, загадочно улыбаясь, помогла снять мужу камзол. Расстегнула рубаху и провела пальчиками по горячей коже. От груди вниз, к поясу штанов. Рихтер замер, опасаясь спугнуть игривое настроение супруги.

Леди Данкварт засмотрелась, как бьется жилка на шее мужа. Коснулась губами, чтобы почувствовать биение жизни. Как у добычи. Такое сравнение взбудоражило кровь оборотня. Армин прикусила и снова поцеловала, коснувшись солоноватой кожи мужа кончиком языка.

-    Мучительница, - сглотнув, произнес Рихтер.

-    Вовсе нет, просто знакомлюсь поближе, - улыбнулась Армин.

Не скрывая любопытства, Армин распахнула полы рубашки мужа, сильнее огладила руками литые мышцы груди, провела ладонью по твердому животу. Ослабила ремень. Земные болтушки-коллеги рассказывали много разных вещей. Из тех, что должны оставаться строго между двумя людьми. Но сейчас леди Данкварт была благодарна этим невольным «просветительницам».

-    Господи, не знаю, чем заслужил, но спасибо... - на одном дыхании выдохнул герцог.

Этой ночью супруги не спали. Вновь и вновь прижимаясь друг к другу, находя губами губы, они пили жизнь до самого донышка.

Обоим был страшен следующий день.


Глава 26

Герцог отсутствовал вторые сутки. Армин по нескольку раз за день за разными надобностями поднималась на стену. Вот и в наступающих сумерках ноги сами принесли ее на стену.

- Миледи, с господином лучшие бойцы, - не выдержал часовой. – Не может он нас бросить и умереть.

- Да. Да, но беспокойство нерационально, - Армин вымученно улыбнулась.

Короткий диалог с молодым бойцом немного поднял настроение Армин. Спустившись, она нащупала в кармане плаща ключ от калитки. Уютный меховой плащ принадлежал Рихтеру, но на время отсутствия супруга Армин забрала его себе. По счастью, никто не рискнул заострить на этом внимание.

Еще вчера Армин заметила, что по вечерам письмена светятся. Нежным жемчужным светом. Для себя она решила превратить неухоженный кусок земли в изящный сад. А проблему безопасности можно будет решить ковано-магической оградой. Но это – дела далекого будущего. Но воображение уже нарисовало небольшую беседку и детские качели.

От стены шло тепло и Армин, не удержавшись, погладила камень рукой. Только кажущийся гладким он колол кожу тонкими, незаметными иголочками.

- Я знал, что ты придешь сюда, - из-за высокой сосны шагнул человек. Оборотень, подсказало Армин чутье. – Не ценишь себя.

Армин пристально осмотрела мужчину, заглянула ему за спину ища союзников. Не было. Пришел один.

- Мы знакомы? – Армин повернулась к незваному гостю.

- Ты была ребенком, - невысокий вихрастый мужчина подошел ближе. Вокруг него волной расходилась сила. – Не рассчитывай, со стены нас не заметят.

- Вам бы стоило остаться в прошлом, - Армин криво улыбнулась, - забытым детским воспоминанием.

- Ты принадлежишь Лесу, Армин Диамин ди-Ларрон.

- Я принадлежу Перевалу, я герцогиня Армин Данкварт, - спокойно возразила леди. – И я вас вспомнила. Неужели вы себя так не цените? Бросив Лес гоняетесь по чужом долу за полукровкой?

- Некоторые вещи никому нельзя доверить,- пожал плечами вожак. – Дгрон не справился. Но он об этом пожалел.

- Как пожалеете и вы. Я никуда не уйду из герцогства. Здесь мой дом и мой супруг.

- Ты глупа, как и твоя мать, - сокрушенно произнес оборотень. – Ты женщина, самка. Ты должна была родиться под сенью Леса, с молоком матери впитать наши традиции и обычаи. Тогда бы этот разговор был не нужен.

- Моя мать родилась в Лесу.

- Если бы не глупость моего предшественника, в Лесу бы она и осталась, - вожак развел руками, - Лартон – оборотень. Мягкотелый, но все же. Ты принадлежишь мне. Ты – часть моей семьи. Так или иначе, но тебе предстоит вернуться в Лес.

- Чтобы исправить ощущение от вашей провальной политики? Талантливые полукровки, ученые и маги, изобретатели – никто из них больше не желает признавать над собой главенство животного начала. Они хотят уйти. И чем же вам смогу помочь я?

- Ты расскажешь, как вне Леса тяжело и плохо, а я покажу всем твоего ублюдка не способного на превращение. Уверен, будь жива Диамин она бы самолично придушила этот позор.

- Не стоит решать за нее и за меня. Мы свободны,- Армин покачала головой. – И словами о моем ребенке вы меня не разозлите. Я чувствую запах костра. Сколько вы уже сидите на этом пятачке земли в ожидании меня? Вы не смогли войти в крепость. И меня вы отсюда вытащить тоже не сможете. Потому что тащить придется силой. Насколько силен ваш волк, унесет он кошку?

- Не зазнавайся, если ты смогла противостоять Дгрону, да еще и с таким трудом, настоящему мужчине ты противиться не сможешь,- вожак презрительно хмыкнул.

Безымянный оборотень использовал тот же трюк, что и Дгрон. Армин почувствовала мимолетное давление силы, но оно тут же схлынуло. От резкой смены ощущений леди Данкварт оступилась и едва не упала. Опершись рукой о стену, она охнула – острый выступ раскровенил ладонь.

- Пойдешь, и пойдешь сама. Если тебе нужны какие-то личные вещи – мне очень жаль. В Лесу я возмещу тебе потерянное, - оборотень немного рассеянно огляделся.

Армин улыбалась почти безумно. Уж она-то точно знала в каких случаях женщина может без труда игнорировать воздействие силы. Беременность. Едва организм самки начинает перестройку все остальные процессы замедляются. И самец может лопнуть от натуги, но повлиять на разум и тело своей или чужой женщины не способен.

- Ничего, - Армин глубоко дышала, пережидая приступ дурноты. – Ничего, кроме того, что я жду ребенка от любимого мужчины. Мои дети – дети рода Данкварт.

- А я сразу не понял, - нахмурился оборотень. – Всего несколько дней, вот запах и не изменился. Что ж, это все меняет.

Волк вытащил нож и шагнул к Армин. Леди Данкварт выпрямилась, собрала силу в левой руке – просто так она не дастся. Крина видела ее детей и ее саму – значит, все будет хорошо.

Сильный толчок в спину откинул герцогиню в снег. Леди Кошка резко перевернулась на спину и замерла. Над ней стоял Белый Зверь. Оскалив зубы он дрожал переминаясь с лапы на лапу. Не нападал.

Медленно, по шажку, Зверь приблизился к замершей герцогине. С шумом обнюхал раненную руку, слизал кровь. Заворчал о чем-то своем недовольно. И прижался мордой к животу леди Данкварт. Облизал плотную ткань, зафырчал, потерся пушистой щекой.

Армин робко протянула руку и коснулась уха Зверя. Он вскинулся, зарычал. И тут же нежно что-то заворчал вновь касаясь мордой живота герцогини. Она снова протянула руку, намекая Белому, что если он хочет ладить с ее детьми, сначала придется поладить с матерью.

Но вместо того чтобы покориться Белый вскочил на лапы, пружинисто развернулся и бросился на крупного, черно-серого волка.

Два хищных зверя кружили на небольшом пятачке уже утоптанного снега.

Крупный серый волк уклонялся от атак белоснежного двухвостого зверя. Не такого крупного, как труп, привезенный Рихтером. Но уже внушающего трепет. Белый зверь двигался грациозно, и герцогиня ясно видела неотвратимую смерть волка.

 - Давай, малыш, - выдохнула Армин. - Прошу, защити нас.

Ее слова придали Зверю сил и энтузиазма. Снег запятнала первая кровь - сильный удар Белого разорвал бок волка.

Яростная схватка быстро закончилась. Белый Зверь неожиданно увеличился в размерах и вцепился зубами в холку не успевшего отскочить волка. Одним мощным прыжком Зверь исчез в каменной плите.

-    Так вот что тебе нужно - еда. А человеческая жертва могла научить вас есть людей, - Армин вздохнула и поправила сама себя, - уже научила. За что же Герцог так возненавидел свой род?

Армин запахнула плащ и направилась к калитке. Ей даже не пришлось касаться холодного металла - она распахнулась сама. Полуобернувшись, леди Данкварт послала воздушный поцелуй и шепнула:

-    Я вернусь.

Наверное, жизнь исчерпала дурные сюрпризы - в распахнутые ворота въезжали сани. И ветер донес до Армин отголоски запаха мужа, парфюм Лозедина и острый аромат магии воздуха.

Рихтер выскочил из саней и направился к супруге.

-    Ты скучала?

-    Я люблю тебя, - слова дались легко. - Я люблю тебя, сердце мое. Как я могла не скучать? Ты был так убедителен в нашу последнюю ночь, что сын и дочка решили познакомиться с нами пораньше.

Герцог замер. Любимая женщина стояла прямо перед ним. Куталась в его плащ, щурилась от летящих в лицо снежинок и говорила невообразимо восхитительные вещи. Он хотел услышать от нее эти слова. И даже порой позволял себе представить, как это будет - исключительно в тактических целях, чтобы правильно отреагировать. В его мыслях он церемонно целовал руку жене и сообщал, что невероятно рад.

Первая фраза герцога была полна ядреных эпитетов. Крепкие словечки на раз передали его душевное потрясение. После чего он подхватил жену на руки и заорал на весь двор о том, что стал отцом. Что сегодня вечером праздник, и пусть слуги готовят мясо, а бойцы раздувают угли. Таммейн прыгнул обратно в сани и таким же громким ором возвестил, что едет в Дан-Мельтим за вином.

-    Тише-тише.

-    Я тих, - хрипло прошептал герцог, - я тих.

-    У меня и другие новости есть. Неси меня скорей в дом.

-    Ваше приказание будет выполнено, - Рихтер хохотнул и быстрым шагом пошел к крыльцу. Попавшему под ноги слуге было велено доставить в «любимую гостиную герцогини» вино, печенье и молоко.

-    Давай сначала ты поделишься. От тебя опять пахнет парфюмом виконта. Мне стоит начать переживать?

Рихтер даже запнулся от таких возмутительных намеков.

-    Не тряси. Если устал - поставь на пол, - поддела обиженного мужа герцогиня.

-    Положу в кресло, - буркнул герцог.

Посадив жену в кресло, Рихтер устроился у ее ног и погладил пальцами пока еще плоский живот Армин:

-    Должен ли я отнять у тебя корсеты?

-    Что? Нет, сегодняшним утром я сама не знала, - рассмеялась Армин. - Не переживай, я не из тех, кто утягивается до самых родов.

-    Хорошо. Что я должен знать в первую очередь?

-    Мой проект сада-за-стеной нуждается в доработке,- Армин прикусила губу. - Сегодня оттуда вышел Белый Зверь. Из той части стены которую ты видишь обычной.

-    Что ты там делала?

-    Пыталась спастись от вожака волчьего клана,- леди Данкварт последовательно объяснила все произошедшее.

-    Я никогда больше не покину крепость. Я мог лишится вас всех, разом.

-    Ну ты не знал, что нас трое,- кривовато улыбнулась Армин.

-    Подожди здесь, я пошлю распоряжение в Дан-Мельтим. Вожак не мог прибыть в одиночку. Значит где-то в городе чужаки, а я опять не в курсе.

Отсутствовал герцог недолго. Обратно он вернулся вместе со слугой, принесшим поднос. И сразу отправил его восвояси.

-    Что ты хочешь узнать?

-    Где ты был, почему от тебя пахнет виконтом и где он сам. В общем, все о твоих приключениях.

-    Мои приключения и рядом не лежат с твоими. Был в Дан-Мельтиме, в Столице и в родовом гнезде Лозедина.

На столик, под правую руку Армин, герцог поставил стакан молока и блюдце с печеньем. Сам же вернулся на пол, с вином.

-    Я задолжал тебе сразу две истории. Молчи, ладно?

Армин погладила мужа по голове. И подавила желание успокоить, уверить, что необязательно открывать ей душу.

-    Ты слышала, что я пропадал, - Рихтер начал говорить не сразу. - Там было несладко. Но это не было рабством. Меня держали в приемлемых условиях.

Леди Данкварт чуяла недомолвки и короткую, злую ложь. И сейчас в словах герцога сквозили именно они.

-    Им была нужна моя подпись, - Данкварт потер подбородок, задевая пальцами маску. - В крепости оставалась Тай, мать. Мои люди. Я мог рассчитывать на Рордена. У нас был договор. Черт. Не получается что-то у меня хронологию выдержать.

Герцог сделал глоток вина прямо из бутылки.

-    Предпосылки к тому, что под герцогство копают, пошли давно. Но мы, честные и туповатые вояки, честно делали вид, что ничего не понимаем. И старались заткнуть дыры. Сделали что могли, но я попался. В Дан-Мельтиме. Меня продал тогдашний мэр. С Рорденом был ряд договоренностей и условий - в случае моей смерти он должен был жениться на Тай. Документы были готовы. И долгое время в плену моей целью было убить себя. Не вышло. Зато смог сбежать. Первый раз. Меня поймали, выжгли эту дрянь на лице.

Армин хотела возразить, что это не выжигание, но старательно проглотила все слова.

-    Увидев себя в зеркале, ублюдок специально его принес, я смог сломать магический блок. И сжег там все к чертовой матери. Это максимум, который я способен рассказать.

Леди Данкварт отвесила мужу небольшой подзатыльник и тихо спросила:

-    Они связаны? Твои истории? Это все один клубок?

-    Да. Это вторая часть. Мы искали, много, и долго, и нудно. Потому я не поехал встречать тебя - все вело в императорский дворец. И мы поняли всю многоходовку. Как нам показалось - я приезжаю, с меня снимают маску. Раб не может быть герцогом. Находись я здесь - возможны варианты. Там - нет. Беглых рабов, если не находится хозяин, продают на закрытых торгах. Ты могла бы возразить, что в Империи рабства нет. Но это не так.

Армин взяла печенье и протянула его мужу. Он благодарно поцеловал тонкие пальцы и продолжил:

-    Соглашения, дипломатические, со Степью позволяют сделать свободного человека рабом. Если клеймо поставлено вне пределов Империи, оно не подлежит снятию.

Рихтер взял паузу. Съел печенье, сделал еще несколько глотков вина. И с кривой усмешкой продолжил:

-    Лозедина взяли на долгах. Карточные долги его матери. Кто бы мог представить. Он продал меня не сразу. Сначала одна клятва, потом вторая. Потом... Тайланну я простить ему смог. Не спрашивай, где он теперь. Но привело все к твоему отцу. Император решил забрать герцогство себе.

Армин ахнула.

-    Я ведь не сразу вспомнил - тебя выбрал Лозедин. Я был не в том состоянии, чтобы хотеть жениться. Но знаешь, я рад. Сейчас, с тобой.

-    Я тоже с тобой счастлива. Очень, - леди Данкварт ладонью стерла со щек влагу и, наклонившись, коснулась губами макушки мужа.

-    Мы собрали чертову кучу бумажек, только куда с ними идти, - хохотнул герцог. - Жаловаться Императору на Императора?

-    Давай праздновать, - решительно произнесла Армин. - Очищать твое лицо. А император, знаешь, он не выше бога.

Рихетр отставил вино в сторону, встал и подал руку жене.

-    Пойдем, поторопим слуг. Я голодна как оборотень.

-    Как оборотень с начинкой, - хмыкнул Рихтер и вновь поднял жену на руки.

-    И долго ты будешь носить меня на руках?

-    Пока не надоест. Сегодня, может, еще завтра.

Дивный аромат мяса ощущался уже в коридоре. Леди Данкварт глубоко вдохнула вкуснейший запах и облизнулась.

-    Я так и не посмотрела на твой подарок, - вспомнила Армин. - Может, я заслужила узнать, что это?

-    Скажи лучше, что ты не поняла, что это, - хмыкнул Рихтер.

-    Но мне было очень грустно без тебя, - хитро улыбнулась Армин.

-    Ты сказала, что тебе нравится запах свежих опилок. Это красивая деревянная штука, в которую можно положить мисочку с опилками. Дурацкий подарок, да? Надо было юв...

Армин обхватила мужа за шею и прижалась губами к его губам.

-    Это потрясающий подарок. Потрясающий.

На улице были разожжены костры. Выставлены столы. Иннади вытащила инструменты, и Армин попросила мужа отпустить ее. Чтобы наколдовать музыку. Люди праздновали будущее прибавление в семье герцога. И праздновали победу

-    так или иначе, но слухи уже ползли. У Таммейна был длинный язык и большая обида на товарищей. Которые не забыли ни женского платья, ни голубых ногтей. Ни предыдущих шуточек вредного мага.


***

Уже на следующий от праздника не осталось и следа. Армин, как и ее мать, не умела прощать. И из крепости полетели вестники. Кто-то согласился встретится сразу, кто-то юлил и изворачивался. Но лорд Бранвин, императорский казначей, был согласен на разговор.

И через два дня Армин и Рихтер покинули крепость. В Столицу приехала молодая чета Рорден, Мина и Теренс. Но Армин даже запоминать новых имен не стала - не до того.

Лорд Бранвин прибыл в гостиницу лично. Может быть желал застать врасплох, а может торопился.

-    Доброй ночи, господин Рорден,- криво усмехнувшись поздоровался казначей. Опальную принцессу, жену герцога Перевала он решил игнорировать.

-    И вам не хворать, милорд. Делать вид, что меня нет в комнате - бесполезно.

-    Вы заноза, леди Данкварт.

-    Эта заноза носит герцогскую корону, господин казначей,- вкрадчиво напомнил Рихтер. - Ознакомьтесь с бумагами.

Армин и Таммейн потратили целую ночь чтобы сместить акценты в документах. Так, если не сильно копать, у Императора появлялась возможность свалить вину на казначея. Дыру в бюджете можно закрыть казной опального герцога. Бред и глупость, на самом деле. Но если Император пожелает поверить, то Бранвину не удержаться на своем месте. И с головой на плечах.

Казначей рассматривал бумаги долго. Все это время чета Данкварт не двигалась. Армин было привычно замирать в недвижимости на охоте. Да и герцог умел охотится, причем как на обычную, так и на двуногую дичь.

-    Что вы хотите,- наконец произнес казначей.

-    Я хочу чтобы эти бумаги добрались до членов Дворянского Собрания,- просто и безыскусно произнесла Армин.

-    С герцога снимут маску,- вкрадчиво напомнил казначей.

-    Вы знали? - Рихетр резко поднял голову.

-    Слухи ходили разные. Но вы ни разу не приехали в Столицу и слухи утихли. Есть новости поинтересней.

-    Пусть снимают,- пожала плечами Армин,- там нет и не было ничего достойного слухов. Шрамы не всегда красят воинов.

И словно напоминая о течении жизни, в комнате появился вестник и усталым голосом Рханы сообщил, что стены в детской перекрашены в серый. Как и хотела герцогиня. Гневно фыркнув, Армин возжелала пообщаться с Ваской, дабы уточнить, когда это она хотела серые стены. Данкварт открыл было рот чтобы напомнить о «матовых, жемчужно-серых стенах», но крепко подумав решил не встревать.

-    Что ж, я пришлю вестника.

Сутки Армин и Рихтер провели почти не выходя из гостиницы. За это время прилетело еще несколько вестников от Васки и Рихтер только посмеивался над разговорами женщин.

К ночи прилетел вестник от Бранвина. Их ждали сразу по трем адресам. Вот только леди Данкварт наотрез отказалась надевать парадное платье.

-    Пусть принимают такой, какая есть. Я не собираюсь здесь задерживаться.

Спустя пару часов Рихтер понял, что эта ночь станет худшей в его жизни. Чопорные лорды рассуждали о правомерности своих действий и явно пытались найти повод урвать кус побольше. Только тонкие пальцы жены, лежащие на локте герцога помогали тому удерживать гнев внутри. Но желание спалить все к ракшасам его не оставляло.

Второй и третий особняк, посещенный ими ночью друг от друга почти ничем не отличались. И прежде чем он успел спросить, Армин предостерегла мужа именно от этого вопроса.

-    Жены соперничают. Собирают самые дорогие вещи и предметы интерьера.

Здесь разговор заладился сразу. И уже после Армин подтвердила, да, их испытывали.

-    Пойми,- леди Кошка удобнее устроилась в карете,- я дочь Императора. И этот план, почти приведенный им в действие выгоден и для меня. Поверь, их дети не пошли бы против них.

-    Ты мой свет,- улыбнулся герцог,- но меня тошнит от этих рож. И запаха.

-    Они парфюмом скрывают запах многочисленных зелий. Кто-то пьет зелье для потенции, кто-то увеличивал магическую силу. Вдруг ты бы напал?

-    И как бы им помогло зелье для потенции в этом случае? - фыркнул герцог. - Я понял, понял. Все, не сердись. Мы молодцы.

- Да, подождем немного.

Ждать долго не пришлось. Уже через день прибыл гонец и принес приказ Дворянского Собрания. Плава собрания уведомлял лорда и леди Данкварт о необходимости присутствия на малом совете.

-    Ну вот и все.

Для сборов Армин вызвала наемную служанку. Та помогла герцогине справиться с платьем и завила волосы. Тут леди Данкварт пожалела, что Васка и ее чудо зелья остались на Перевале. Забытая вонь жженого волоса щекотала нос и вызывала дурноту.

-    Мы не опоздаем? - пошутил герцог и уклонился от маленькой подушки, брошенной супругой.

-    Только если и ты решишь подкрасить губки,- вернула подколку Армин.

-    Корсет не слишком тугой? - обеспокоенно погладил жену по животу Рихтер.

-    У меня все под контролем.

Наемное мелдо уже ждало супругов. Дорога до замка заняла около часа. Но Армин не поддалась земной привычке дремать в автобусах и автомобилях.

У ворот их уже встречал старший слуга. Приняв конверт он провел чету Данкварт сквозь парк к восточному входу. Третий этаж. Третья дверь направо. Армин усмехнулась, ничего не меняется.

-    Вы прибыли рано,- слуга поклонился, но продолжил,- кабинет еще проверяют маги.

-    Ничего страшного.

Армин отошла в сторону и увидела приоткрытую дверь. За ней кто-то стоял. Принюхавшись, она усмехнулась. Император стоял на лестнице для слуг подсматривая в дверную щель.

-    Доброго дня, Ваше Императорское Величество,- Армин присела в реверансе.

Грейгронн вышел. Резко кивнул на приветствие герцога и попросил его оставить его с дочерью наедине.

-    Как прикажет Ваше Императорское Величество,- поклонился Рихтер. Но от Императора не укрылся тот факт, что сначала герцог получил подтверждающий кивок от жены.

-    Собачку нашла себе? А ведь я прикормил для тебя отличного мужчину,- Грейгронн усмехнулся. - Нет смысла что-то доказывать... Но вот одно я хочу знать, почему ты предала свой род?

-    Потому что вначале род предал меня,- буднично ответила Армин. - Без денег, без вещей ты выкинул меня на Землю.

-    Имея магию там можно было хорошо устроиться,- отмахнулся Император. - Заодно и от ребенка бы избавилась. Да, я знал. Замковый лекарь проверял тебя каждое утро. Не думаешь же ты, что твои постельные игрища были тайной?

-    И после этого ты спрашиваешь почему я тебя предала? Могла бы предать, предала бы еще раз,- отшатнулась Армин. - Но если ты хотел выбить меня из равновесия - не вышло.

-    Господа могут заходить,- маги вышли из кабинета.

Император вернулся на лестницу для слуг. А Армин поняла каким образом он всегда появлялся в эпичные моменты - просто выжидал поблизости.

Малый зал совета был залит ярким светом. За круглым столом сидела вся верхняя линия Дворянского Собрания, герцог и герцогиня Данкварт и, разумеется, Император. Перед каждым лежали одинаковые пергаментные листы. Под каждым листом покоилась стопка исписанной бумаги. Но каждый из присутствующих понимал - решение уже принято. А нынешнее собрание - не более чем дань традициям.

-    Мы просим герцога Данкварта обнажить лицо, - распорядился герцог Сигройский, председатель Дворянского Собрания.

Рихтер встал, спокойно прижал руку к маске, подождал немного и убрал. Император сжал кулаки и коротко, нервно вздохнул.

-    Отчего же вы носили маску?

-    Хотел, - лаконично ответил герцог. - Ловил доверчивых женщин на ореол тайны.

-    Не ерничайте, пожалуйста.

-    Ожоги от паутины хлорглов не только долго заживают, но еще и крайне мерзко выглядят. Я боец, - герцог пожал плечами, - но у меня была дочь и мать. Теперь есть жена. Зачем смущать нежные души женщин.

-    Принято.

Армин широко улыбнулась Императору. Ей импонировала ее роль в происходящем. Хоть так отомстить за искалеченную судьбу своего сына.

-    Леди Данкварт, можете ли Вы подтвердить участие главы вашего рода в заговоре или опровергнуть?

-    Нет, - Армин встала.

-    Имеете ли Вы документальные свидетельства наличия заговора против Перевала?

-    Да. Все бумаги надлежащим образом оформлены и предоставлены уважаемому собранию.

-    Можете сесть.

Армин опустилась рядом с мужем. Ей было немного смешно от всех этих пафосных телодвижений. Все решилось еще неделю назад, когда они с Рихтером прибыли в столицу. На тайных встречах с членами собрания. С людьми, которые талантливо делают вид, что не узнают чету Данкварт. Единственный, кто поздоровался с Армин как со старой знакомой - казначей.

-    Ввиду серьезности обвинений, - герцог Сигройский поднялся на ноги, - мы объявляем Императору вотум недоверия. До момента восхождения на престол его внука, ибо кронпринц на данный момент не имеет долженствующего образования. Что не раз обсуждалось на малых советах.

-    Сейчас это не имеет значения.

Император сидел молча. На виске набухла вена, и Армин опасалась, что отца хватит удар. Впрочем, сейчас за кабинетом наблюдают четыре сильных мага. Спасут.

-    Тем не менее, я должен уточнить, что кронпринц имеет право окончить свое обучение и подать прошение о снятии ограничения с власти отца, - Сигройский криво усмехнулся, - в порядке, обусловленном законом и подзаконными актами. Со времен короля-мага никто не обращался к возможности ограничения императорской власти. Это позор.

Первым кабинет покинул Император. Следом за ним потянулись к выходу члены собрания.

-    Вот и все, - Армин прижалась к плечу мужа. - Теперь только хорошее.

-    Только хорошее, - Данкварт поцеловал жену в кончик носа. - Умрет много людей, помнишь?

-    Мы разберемся. Обязательно. И помни о том, что первое предсказание ясновидящей правдиво лишь наполовину, - Армин выразительно провела ладонью по животу.

-    Жаль, что я не могу взять тебя на руки и нести до самых саней.

- Мелдо.

-    Какая разница?

-    Никакой, и я тебе разрешаю нести меня до самого мелдо. А они пусть смотрят и завидуют - в столице нет мужчин, подобных герцогу Данкварту.

Армин всей душой стремилась покинуть Столицу и вернуться в крепость. Толстыми нитями, прочнейшими канатами было привязано ее сердце к суровому краю. Да и душу грело письмо от господина Лартона - Белые Звери вновь станут верными защитниками герцогства. Рорден и Рихтер потихоньку готовятся отделяться, но до реального отделения от Империи еще десятилетия кропотливого труда. На одних рудниках герцогство жить не может. Но здесь и сейчас Армин куда больше интересовали успехи детей и цвет стен детской. Который она поменяла уже три раза.


Глава 27

Армин теснее прижалась к мужу. Только после прохода сквозь телепорт она поняла каких нервов ей стоил весь этот цирк. Цирк на котором нажились все, кроме четы Данкварт. Все, чего удалось достичь – малая неприкосновенность границ. И пусть Рихтер довольно усмехался и потирал ладони – Армин хотелось всего и сразу.

Тут женщина усмехнулась, когда она носила Роуэна ее преследовало лишь желание выжить самой и спасти еще не рожденного ребенка. А тут, надо же, дали возможность отомстить хоть и негласно, а ей мало.

- А ведь никто ни о чем не узнает,- Армин проводила взглядом уползающие скалы. Где все так же трудились сборщицы трав, или «подмороженного сена» как его ласково обзывали бойцы.

Глубоко вдохнув, леди Кошка потерлась щекой о плащ мужа. Ей хотелось закрыть глаза и открыть их уже в счастливом будущем. Чтобы воздух не отдавал горечью нереализованных желаний.

- Смута никому не нужна,- Рихтер прижался губами к макушке жены.

От ветра слезился глаз, лишенный привычной защиты. Но вместе с тем герцог чувствовал какое-то почти забытое, но очень приятное чувство. Свобода и уверенность в завтрашнем дне. В жене. И дурашливо-нетерпеливое ожидание детей. Когда можно будет взять их на руки. Но лучше, конечно, чтобы сразу встали на ножки и можно было научить их держать в руках клинок. И девочку тоже. Она ведь будет красавицей, как мать. Должна уметь себя защитить вдруг отца не окажется рядом? Рихтер даже передернулся от такой перспективы.

- Я понимаю,- Армин вздохнула. – Понимаю. Но я бы хотела его прилюдного унижения. Чтобы каждый знал – вот он, пораженный в правах владыка. Подставка под корону. Позор. Он ведь до последнего будет цепляться за видимость власти.

- Ты такая сердитая,- хмыкнул герцог.

Милорд Данкварт был всем доволен. Предпосылки для будущего отсоединения герцогства есть. Разведка в новый рудник послана, причем еще три дня назад. Спасибо ученым душам за изобретение вестников. Пока Армин мучила Васку, он сам терзал Рордена.

- Мы никогда не были отцом и дочерью. А даже если бы и были,- леди Кошка покачала головой,- я бы не простила. Не за свои тяготы. За то, что мой сын некромант. За то, что он никогда не узнает упоения свободой. Это нечто непостижимое для людей – нестись на четырех лапах, сквозь снег или лес. Для людей он будет оборотнем, а для оборотней…Калекой. Вне зависимости от силы дара. Это нельзя простить.

- Но это, как и злоключения моего герцогства и меня самого, не стоят гражданской войны. На трон могут претендовать четыре рода. В том числе и наш. Ты хочешь включиться в эти игры? В стороне нас не оставят. Я уверен, если хорошо поискать найдутся слитые воспоминания о том, как мне ставили клеймо. И его попытаются вернуть.

- Нет, благодарю покорно. Нам с тобой еще Амайю и Дитера воспитывать,- фыркнула Армин. – В этом деле отвлекаться нельзя.

- Эм, вот по этому вопросу у меня есть некоторые возражения,- осторожно произнес герцог. – Не сверкай на меня глазами! Давай ты девочку назовешь, а я мальчика?

- Но ведь основная работа на мне,- хитро сощурилась леди Данкварт.

- Но я ведь тоже старался! Очень старался, ты сама это признала,- подхватил герцог.

Он прекрасно осознавал каким испытанием все произошедшее стало для жены. И сейчас она просто шутила и расслаблялась. А Рихтер был рад дать ей лишний повод для улыбки.

- Да, ты старался,- Армин коснулась руками заалевших щек. – Девочка будет оборотнем. А вот мальчик пойдет в тебя, огненная магия твоего рода пересилит оборотничество.

- Я запутался,- вздохнул герцог. – Разве не из-за этого ты страдаешь? Что Рой не сможет обратиться?

- У него будет желание. Это как зуд по всему телу, как напряжение, которое не сбросить. У людей такого не бывает. Любопытство, интерес почувствовать себя в звериной шкуре не равен необходимости оборота.

Герцог пожал плечами. Иногда, когда наваливалось слишком много дел, ему хотелось выть на луну Белым Зверем. Но вряд ли Армин говорит об этом желании. И Данкварт поспешил сменить тему.

- А что за письмо ты трепетно прижимаешь к груди?

- Я хочу беседку,- невпопад ответила Армин. – А в письме расшифровка, помнишь, я говорила, что послала другу перерисованные со стены знаки?

- Так быстро? – поразился герцог. – Я думал это займет больше времени.

- Там нет ничего сложного, для профессионала. Не древние письмена, а адаптация заклятия призыва,- леди Данкварт поморщилась,- но для нас новости не лучшие.

- Не лучшие или плохие?

- Не лучшие. Наши дети смогут управлять Зверьми. А мы – нет. Они были созданы для защиты герцогства от чего-то. Тебе виднее от чего нужно было защищать крепость.

- От нежити,- Рихтер потер подбородок,- мы не только Белых гоняли. Больше с чудовищами сражались. Белые – легенда, изредка показывающая свой ужасный лик.

- Они спят внутри камня, внутри круга. И выходят в строго определенный период,- Армин достала письмо и открыла его. Рихтер поспешно поднял над санями щит. Чтобы ветер не выбил из рук листы.

- Вижу,- на плотном листе чья-то уверенная рука схематично изобразила жизненный цикл Белых Зверей. – Они питались пойманной нежитью и магией моих предков.

- А дальше начинаются догадки, но господин Лартон считает, как и я – после того как предок проклял вас, ваша магия испортилась. Человеческое жертвоприношение усугубило это.

- Но кто мог? – в пустоту пробормотал Рихтер. – Принести в жертву разумного, это ведь еще додуматься надо. Кто-то ходил вдоль стены и бац! Озарило.

- А я?

- Ты защищалась, да и Зверь сам утащил оборотня,- возразил герцог.

- Сейчас уже и не узнаем. Белый меня не тронул – проклятие было снято. Наши дети наследуют чистую магию. А мы с тобой не считаемся. Я сосуд драгоценной магии, а ты по-прежнему проклят. Призрак солгал о необходимости жертвоприношения. Как и о том, что я не смогу об этом заговорить. Неужели он настолько ненавидел своих потомков?

 -   Я не представляю, что должны сотворить мои дети чтобы я их так безнадежно проклял,- покривил душой герцог.

К своему огромному сожалению он помнил семейные предания. И в свете догадок «друга» Армин эти байки обрели смысл. Омерзительный, надо признать, смысл.

-    Не представляй,- покачала головой Армин. - Я тоже проклинатель не слабый.

-    Кодар,- внезапно произнес Рихтер,- прославленный воин и маг. Как тебе такое имя?

- Фу.

-    Ну что «фу»? Хорошее имя,- притворно обиделся Данкварт.

И тут же предложил несколько дурацких имен. Ему нестерпимо было видеть жену расстроенной. Так перешучиваясь и вспоминая самые смешные и дурацкие имена, муж и жена добрались до Дан-Мельтима.

-    Не хочу задерживаться,- сонно пробормотала Армин. - Давай домой? Хочу увидеть сына.

Сани не успели покинуть город как леди Данкварт уже уснула. И в крепость, в дом супруг вносил ее на руках. Сразу в свою спальню. Рихтер был уверен - в их семье не будет раздельных спален. А если у жены будут возражения, он найдет несколько ласковых аргументов.

Уложив супругу в постель, герцог сел изучать бумаги. О многом догадался старый друг его жены. Тут Рихтер ревниво понадеялся, что «друг» достаточно стар и не интересен внешне. Было бы неплохо если бы у него была бородавка на носу.

О том, что Белые Звери раньше служили роду герцогу было известно на уровне легенд. Такую тайну не утаить. Равно как и то, что на пятачке земли за стеной нельзя оставаться на ночь. Но тут было сложно судить - удалые парни порой кичились перед девками своей смелостью и ночевали там. И утром приходили на тренировку. Делая своего сюзерена злым и дерганным.

Предок был импульсивным и жестоким человеком. Рихтер открыл следующую страницу письма. Проклятие. Было проклятье, как не быть. Жена ушла от мужа, кто такое простит? Вот только положа руку на сердце, Рихтер свою далекую прабабку прекрасно понимал. Тяжко ей жилось в одном доме со второй, любимой женой. Это уже когда первой супруги след остыл пращур осознал, как крепко он любил гордячку Лисс.

Что делает мужчина чтобы вернуть любимую? Глупости. И чем сильнее мужчина, тем больше он может натворить. Герцог Данкварт проклял своих детей. Пока он был жив проклятье не вступало в силу и могло быть снято. И он рассчитывал, что его беглянка-жена вернется просить за сыновей. Но не дожил. А какое уж условие он придумал будучи мертвым - вряд ли Армин скажет. Да и не хочет Рихтер ворошить прошлое. Прошло и прошло. И слава богу. Жаль только что никто и никогда не верил в возможность снятия проклятья. И не проводил параллели с Белыми Зверьми. Как-то привыкли, смирились за поколения и даже не искали. Тащились по течению реки.

Леди Данкварт завозилась во сне, защитным жестом прикрыла живот и села. Потерла глаза и нахмурилась.

-    Почему не спишь? - сонно спросила женщина.

-    Прости, разбудил? Бумаги смотрел,- Рихтер отбросил письмо на стол и сел на кровать.

-    Я хочу разбить там беседку,- Армин погладила мужа по растрепавшимся волосам.

-    И обнести магическим барьером край, чтобы никто никогда не смог упасть. Клумбы, небольшой фонтанчик. Пусть ничего не напоминает о том, что произошло. Нам нужно будет приводить детей к стене. Часто, чтобы Белые привыкли. Надеюсь, они будут сидеть внутри.

-    Хорошо. Надо так надо. Мы с бойцами присмотрим по первости, а там уже ясно будет. Обещаю, когда родятся дети у тебя все это уже будет. Только как ты будешь определяться с видом беседки, если не можешь выбрать цвет стен детской?

-    Я просто вредничаю, чтобы не расслаблялись,- засмеялась Армин. - Детскую буду делать сама.

-    Не надорвись, за чем-нибудь тяжелым зови меня или любого из бойцов.

-    Не жалко? Загоняю ведь,- Армин поднялась,- надо переодеться и ложиться. Завтра новый день и новые дела.

Герцог согласно кивнул, разделся и рухнул в постель. Армин, сменив платье на ночную рубашку, легла рядом и позволила укутать себя одеялом. Рихтер теснее прижал к себе любимую и с некоторым трепетом уложил ладонь на плоский живот жены. И пусть она тихонько пофыркивает от смеха, пусть. Он просто наслаждается этим потрясающим фактом - где под его ладонью растут маленькие Амайя и Дитер. В конце концов, он, воин и боевой маг в двадцатом колене, может пойти на встречу жене. Тем более, если жена умеет проклинать.


***

Глава рода Грейгронн тяжело ударил дверью о косяк. Он в очередной раз пришел к жене. В очередной раз не сдержал данного себе слова. Женщина на портрете неуловимо поморщилась. Или просто блик пробежал по полотну.

-    Сегодня печальный день, душа моя.

Пыльное зеркало отразило императорскую фигуру и мужчина скривился. Он пытался вернуть роду былую славу, но никто не оценил его стараний. Сын, и тот предал - женился тайком, поганец. И Дворянское Собрание не упустит случая покопаться в родословной женщины.

-    Ты меня, конечно, не слушаешь. И на печаль мою тебе плевать,- мужчина сделал хороший глоток из бутылки. - А ведь сегодня я похоронил нашу дочь. Бедная девочка.

Долгие годы император добивался хоть какой-то реакции женщины, хоть какого-то намека что ее душу удалось удержать. И, наконец, увидел.

Диамин вскрикнула, прижала руки к щекам и заплакала. Портрет истекал самыми настоящими слезами.

-    Ну что, как оно, узнать, что умерла зря? Оставила мужа и государство, а ради чего? Чтобы девчонка прожила всего на пару лет дольше?

С каждой капнувшей на пол слезинкой краски на портрете блекли. Золотистая кожа женщины становилась сероватого оттенка. Однажды умершая, императрица Диамин умирала во второй раз. Мучительно и медленно, но с надеждой встретить дочь на Той Стороне.

-    Не уйдешь,- фыркнул император,- серебряные гвозди держат холст на подрамнике, на них и заклятье держится. Душа твоя останется здесь. Навеки. Я сдохну, а ты в портрете останешься. Не ценила мою любовь при жизни, у тебя есть все время мира чтобы ее оценить после смерти.

Но Диамин его уже не слышала. Она рвалась, изо всех сил рвалась, силилась уйти, покинуть ненавистный холст. И слабела. Душа женщины впала в смертный сон. И никакие тревоги и думы больше не беспокоили ее.

Император посмеивался и пил вино. Отвратительный день стал чуть-чуть светлее. Пожалуй, он прикажет перевесить портрет в портретную галерею. А напротив повесит портрет дочери. С траурной лентой. Это хоть немного скрасит его удручающе серые будни.

Криво усмехаясь, мужчина пошел к выходу из комнаты. Бросив взгляд в зеркало, глава рода Грейгронн выругался и бросил в стекло бутылку. Оно не имело права отражать его слез. Потому что император не плачет. Никогда. И каждое его решение правильное и взвешенное. Он не ошибается.


Эпилог

Десять лет спустя

Герцогиня Данкварт летела по господскому дому подобно злющему призраку. Тонкий запах привел Армин в тупик и она, хоть и порадовалась таланту детей, обозлилась еще больше. На повороте леди столкнулась со старшим сыном.

- Рой!

- Мам, я обещал их не выдавать,- округлил глаза ребенок. – Но если ты пойдешь в беседку, то возможно…

- Я запомню, что ты их не выдал,- улыбнулась Армин. –Ракшас, ну почему из всех вас только Тайланна не доставляет мне проблем?!

- Потому что она доставляет их Таммейну,- фыркнул Рой.

- Стоять, а ты сам куда собрался?

- Хочу Крину навестить,- отвел глаза Роуэн.

- Даже не вздумай,- строго одернула его леди Кошка. – К ней сегодня приехала наставница. Будут решать, обучаться ли ей на дому или ехать в столицу. И если она поедет, ты, как друг, ее поддержишь, не станешь устраивать девичьих истерик.

- Она мне жену предсказала,- буркнул Рой,- первую, но вторую. Человека, но кошку. Знатную, но простую.

- Вот и хорошо,- Армин улыбнулась. Детская влюбленность сына в подружку беспокоила всех. Сама Крина ничем кроме своего дара не интересовалась.

- Иди, мам. Пока мелкие еще что-нибудь не взорвали.

До малой калитки леди Данкварт добралась быстро – путь был уже привычен. Шкодники-двойняшки нахимичили в материнской лаборатории, но смириться с заслуженной карой не захотели. И сбежали. Причем у Амайи получилось «заморозить» запах, да так что он завел леди Данкварт в пустой коридор.

Дети действительно оказались в беседке. Играли со Зверем. Армин пришлось напомнить себе что она взрослая женщина и имеет при себе несколько боевых зелий. К огромному сожалению и даже ужасу леди Кошки, Белые беспрекословно слушались двойняшек. А детям всего по девять лет.

- А что ты нам сделаешь? - Сощурилась Амайя. Дитер испуганно потупился. Мальчик пошел в отца, серьезный и умный не по годам, он понимал, что сестра поступает неправильно.

- А что сделаешь ты? – вопросом на вопрос ответила герцогиня и отважно шагнула в беседку.

- Ты меня не тронешь,- Амайя была готова стоять на своем.

- Я уложу тебя на скамью, здесь и сейчас,- четко произнесла Армин,- и выдеру розгой. Да так, что ты неделю спать на животе будешь. И кушать стоя.

Девочка побледнела и испуганно вцепилась в шерсть Белого Зверя. Он поднялся на лапы и резко увеличился в размерах. До этой поры ни Амайя, ни Дитер не видели боевой ипостаси их «славной игрушки». Двойняшки прижались друг к другу. Но девочка смогла взять себя в руки и четко произнести:

- Бельчонок, домой! – после этих слов Белый уходил в стену. Но не в этот раз. – Домой!

Зверь резко развернулся и зарычал. Амайя закричала и схватилась за брата сильней. Армин сглотнула и сделала детям жест уйти из беседки. Увы, используй она сейчас зелье и двойняшек тоже зацепит.

Белый рычал, но нападать не спешил. Дитер отцепил от себя Амайю и шагнув вперед, положил руку на вздыбленный загривок Зверя.

«Чудо», отметила про себя Армин, чувствуя, как сердце бьется где-то в животе. Белый Зверь прижал шерсть и прошел мимо леди Данкварт, ведомый тонкой рукой перепуганного, отважного мальчика.

Дитер довел Белого до самой стены и приказал уйти. Жалобно скульнув, Зверь просочился сквозь камни.

- Мам, прости нас,- Дитер опустился на одно колено. – Я готов понести заслуженное наказание.

- Степень твоей вины оценит отец,- старательно проговорила Армин. Герцогиня была перепугана не меньше, чем ее дети.

- Мам, прости меня,- Амайя смаргивала крупные слезы.

- Я не могу тебя простить,- строго произнесла Армин. – Ты играла со Зверем, созданным для защиты княжества. Ты позволила слуге возомнить себя хозяином. Разве это разумный поступок? Ты обратилась против матери и брата, твой поступок подверг нас опасности. Иди в свою комнату. К вечеру я хочу, чтобы ты подготовила речь. Как бы ты рассказала отцу о моей смерти от клыков Белого Зверя. И о том, что произошло с твоим братом. Как ты думаешь, вот сейчас, Дитер рисковал собой? Уводя обозленного Зверя, против его воли?

Амайя склонила голову. Больше всего на свете Армин хотелось приласкать дочь, прижать к себе. Утереть слезы и порадоваться тому что все живы. Но она прекрасно понимала, есть огромная разница в воспитании людей и оборотней. И если Дитеру хватит отцовского подзатыльника, то для Амайи наказание должно быть куда как строже.

Девочка шла низко опустив голову. Она не понимала отчего за разные шалости им с братом достается по-разному. Почему мама любит Дитера больше? И папа тоже. Только Бельчонок любил ее, Амайю. Только ее. И предал.

Амайя просидела в своей комнате до самого вечера. Но когда пришла матушка Васка девочка выходить к родителям отказалась. Уткнувшись лицом в подушку, она тихонько шмыгала носом.

Видение мамы, загрызенной Бельчонком преследовало ребенка. Амайя однажды видела, как подрались псы. Поэтому она представляла, что могло произойти. И одновременно злилась. На брата, ведь он мог бы остановить ее. На мать, почему пришла так поздно? Зачем вообще показала эту стену. Ами ударила кулаком по подушке и накрылась одеялом с головой.

Хлопнула дверь. Амайя приподняла край одеяла, потянула носом воздух и тут же почуяла аромат духов матери. Герцогини Данкварт, как решила ее называть девочка.

- Однажды мне удалось призвать Белого Зверя,- герцогиня села на пол. Рядом с постелью дочери. – Это был ужасный вечер. Твой отец уехал и я осталась беззащитна. Только по счастливой случайности Белый вышел ко мне – я поранила ладонь и моя магия, смешавшись с магией моего врага разбудила Зверя. Он вышел чтобы убивать. Но я уже ждала пока вы родитесь, ты и Дитер. И он пощадил меня.

- Правда? – Амайя подняла голову.

-    Правда. Я не говорю, что он зло. Он инструмент, Ами. И если ты хочешь с ним дружить и играть, наделять его правами - ты должна быть сильнее. Именно ты должна была взять его и вернуть на место, понимаешь? Дитер не любит Белого.

-    Я думала, когда-нибудь придет другой Белый и станет ему другом,- шепотом поведала Амайя.

-    Он всего один,- герцогиня улыбнулась, вспоминая как сильно они удивились с Рихтером. - Внутри камня он становится бесплотным. И спит там. Если его убить, его тело растворится, и с водой и воздухом вернется в стену. Он будет с тобой и после тебя.

-    Это правда?

-    Ну, если ты выучишься читать на языке Леса я дам тебе книгу про Белых Зверей, - Армин не стала уточнять, что эту книгу написал господин Лартон. И что он мог бы все рассказать своей шкодливой крестнице.

-    Выучусь. Я буду сильной.

-    Лучше будь умной,- вздохнула Армин.

-    Папа сильно расстроился? - робко спросила Ами.

-    Он не знает. Дитер ждет тебя, чтобы вы вместе покаялись.

-    Можно спросить? - Ами робко посмотрела на мать.

-    Конечно,- леди Данкварт грустно улыбнулась, понимая, что сейчас ее дочь спросит то же самое, что и она сама в прошлом спросила у своей матери.

-    Почему ты меня не любишь?

Армин поднялась и села на кровать к дочери. Подбирать слова было тяжело.

-    Я люблю тебя, очень. Никогда не сомневайся в этом. Ты не только маг, как твой брат. Ты оборотень. Ты злее,- Армин усмехнулась,- тебе тяжело сдерживать эмоции. Я все это прошла так же как и ты. В одной и той же ситуации твой брат слегка расстроен, а ты топаешь ногами и кричишь. На тренировке ты не сдерживаешь силу - поэтому с тобой ставят детей постарше. Ты опасна. Так же как и я в детстве. И моя мама была так же строга ко мне как и я к тебе. Ты щедро одарена магией, и через год уже сможешь обратиться. Тогда станет легче. Твоя вторая ипостась поможет тебе. Если ты не позволишь ей подчинить тебя.

- А я справлюсь?

-    Разумеется, ведь ты моя дочь,- Армин поцеловала девочку в лоб. - Умойся и спускайся вниз. Не стоит заставлять отца ждать.

Ами хитро улыбнулась, зная, что мама тоже учуяла запах отца. Герцог вместе с сыном тихонько подслушивали под дверью. Слишком волновались за своих девочек.

Армин вышла из покоев дочери и тактично сделала вид, что верит, будто муж и сын случайно оказались в коридоре. Амайя выглянула из-за юбки матери и состроила жалобную рожицу.

-    Пойдемте кушать мед с блинами,- задумчиво произнес герцог. - Это будет ваша последняя сладость на ближайший месяц. И нет, это не все наказание.

- Да, отец.

-    Наказание должно нести пользу,- спокойно произнес Рихтер и подал жене руку, -  вы будете трудиться на благо герцогства. Амайя будет помогать целителю Бойду. А ты, Дитер, отправишься в Дан-Мельтим. Мэру нужен помощник.

-    Ух ты,- восхитился мальчишка.

-    Это вряд ли,- покачал головой Рихтер. - В твои обязанности будет входить подача печенья почтенному старику. Ты освоил малые заклинания огня, сможешь подогреть чай. Развести огонь в камине. В общем, с ролью слуги справишься.

Двойняшки взялись за руки. Наказание было страшным - разлука, да еще и нудные, неинтересные занятия. Все же взрослые иногда слишком жестоки.

Взрослые шли позади своих детей и немного печально улыбались. Армин крепко прижималась к плечу мужа и в очередной раз ловила себя на мысли, что ей невероятно повезло. А Рихтер думал о том, что дети подросли. И что было бы здорово вновь взять на руки малыша или малышку. Надо обсудить это с женой ближайшей ночью.

Из окна донесся шум, похожий на взрыв, мат кузнеца и ломкий оправдывающийся басок Роуэна Данкварта. Армин тяжело вздохнула. А Рихтер рассмеялся:

-    На пасеку просили работника, временного. Никакой магии, иначе мед начинает горчить.

-    На все лето,- кивнула леди Кошка. - Ведь просила повременить с этим экспериментом.

-    Сердце мое, мне что, вас обоих туда отправить? - притворно нахмурился герцог.

-    Я съем весь мед,- пригрозила леди Кошка.

-    Что ж, пусть тогда расплачивается наш сын. Медом я рисковать не могу, -  рассмеялся герцог.

И Армин отвернулась, смаргивая не прошенные слезы. То, что любимый принял ее сына, не сразу, но со временем как своего, до сих пор трогало ее до самого сердца. Что она успешно скрывала от мужа. Который вновь сделал вид что не увидел, как расчувствовалась его любимая жена. Ведь иногда очень важно позволить второй половинке казаться сильнее чем она есть на самом деле.


Оглавление

  • Пролог 
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Эпилог
  • X