Виктория Миш - Маленькое путешествие [СИ]

Маленькое путешествие [СИ] 887K, 216 с.   (скачать) - Виктория Миш


Маленькое путешествие
Виктория Миш

Пролог. Глава 1.


Пролог

- Только не бойся, я буду рядом, - шептали его губы.

Улыбнулась.

Мы так недолго одни, а он уже столько обещаний выдал, что на всю мою многострадальную жизнь хватит.

Но я ему верила, с трепетом ощущая ветер грядущей радости.

... Ведь этих слов я очень долго ждала...

Глава 1

Я мечтала поехать во Францию всю свою сознательную жизнь. В чем причина - в романах Александра Дюма, пленивших мое излишне романтизированное воображение, или в школьном французском - об этом я не задумывалась. Просто мечта появилась из ниоткуда и сформировалась в устойчивую потребность.

Я не могла себе представить, что никогда не побываю во Франции. Нет, такого просто не может быть! Я шла, стремилась к мечте и не представляла своего существования без нее.

Поэтому очень удивилась словам коллеги:

- И зачем тебе тратить такую прорву денег на путешествие?

- А почему нет? - удивилась я.

Не станешь же рассказывать чужому человеку о самом сокровенном.

- Еще понимаю, в Египет или Таиланд, - сокрушалась коллега, - Или еще в какую теплую страну, но ехать во Францию зимой... Это же глупо! Мало того, что некрасиво, так еще и встречать одной Новый год в незнакомом месте...

- Я еду с сестрой, - соврала я, но червячок сомнения все-таки проник в душу.

Может, и вправду поспешила? Как только сумма на карточке достигла нужной отметки, я сорвалась покупать билеты. Забронировала апартаменты на чердаке, и понеслась по магазинам.

Разумеется, я должна быть во всеоружии во Франции - с новой примочкой на фотоаппарате, с путеводителем и удобным вместительным рюкзаком.

Но, может, все-таки стоило подождать?

Я копила на эту поездку больше года. Устроившись на работу после института, с первой же зарплатой стала откладывать деньги на Францию. Курс евро, стремительно взлетевший вверх, не поколебал моей решительности, а только урезал основные расходы. Туфли, сумочки, брюки... Без этого вполне можно было обойтись и спокойно доносить уже имеющиеся.

И пусть мои джинсы приобрели естественный эффект потертости, а туфли опять вышли из моды, я делала упор на классику и смотрелась вполне себе нормально.

Правда, первая красавица офиса Мариса не забывала пройтись по моему не соответствующему должности виду, но я не обращала внимания.

Стрессоустойчивость в действии! Главное, директор замечаний не делает, начальнице все равно, так что тогда буду переживать я, простой кадровик?

Моя мечта сбывается, и вот сейчас стою я посредине маленькой улочки и в который раз пытаюсь найти поворот на Латинский квартал.

Сорбонна... Старейший университет в Европе. Я так много слышала о нем и так мечтала увидеть и окунуться в атмосферу средневековья,  что с трудом сдерживала нетерпение.

Конечно, я подготовилась и обзавелась картой. Французский знаю достаточно хорошо, чтобы сориентироваться в названии улиц. Но... Что-то пошло не так, а вернее пошел мокрый снег, и я решила сократить расстояние, чтобы поскорее добраться до места назначения.

Судя по путеводителю, на площади должна стоять церковь Сорбонны - та самая, что построил Ришелье. И видна она должна быть издалека. Что ж...

Даже если этот мокрый и внезапно появившийся снег не пройдет, я смогу переждать в какой-нибудь кафешке поблизости.

Я покрепче сжала карту и двинулась вверх по улице.

Уже два дня в Париже, и большинство крупных музеев и галерей я успела обойти, да так, что под вечер валилась с ног от усталости.

Несколько раз начинался снег, но буквально за час, а то и раньше, заканчивался. Значит, нужно перетерпеть,  переждать, и скоро эта непогода снова закончится...

Я шла уже десять минут, а площадь все не появлялась. Светло-коричневые дома, все как на одно лицо, дразнили своим видом: смотри, мы старинные, мы были построены в одно время с Сорбонной. Ты идешь в правильном направлении - так говорили они.

Через эти десять мокрых и противных минут, я уже с некоторым неудовольствием поглядывала на голые стены.

Хоть бы табличка где была или указатель!

Снежинки лезли в глаза, и я в который раз ругала себя за то, что не взяла шапку. Плюсовая температура еще не повод обходится капюшоном. Да. Особенно, когда вокруг гуляет ветер.

Я шла вверх по улице и пыталась прикрыть собирающийся расползтись макияж. Распущенные волосы то и дело поднимались вверх, липли к лицу и попадали в рот. Я отрывала их, пытаясь зачесать на одну сторону, но все было без толку...

Серо-коричневые дома слились в одно нечто, и я, наверное, долго бы бродила вокруг, путаясь и натыкаясь на похожие стены, если бы не случайно брошенный взгляд.

Я не ожидала увидеть такого взрыва цвета в сером переулке. Нет, определенно, мне показалось.

Остановившись, я медленно поворачиваю голову влево.

Не показалось! Но что это?

Буйство красок, разнообразных, ярких и вызывающих, от желтого до розового и голубого. Они были там, в глубине переулка, и манили своей сказочностью.

Забыв обо всем, я сделала шаг влево. Переулок был совсем близко, но, только подойдя ближе, я заметила, насколько он выглядел странным. Как круглый колодец, он замыкался сам в себе. Разноцветные дома стояли друг на друге, создавая эффект двух земель, двух плоскостей или реальностей.

На втором этаже стояла я и часть домиков вокруг. Чтобы попасть в переулок, я могла спуститься только вниз - туда вела широкая каменная лестница с обычными железными перилами.

Аккуратно ступая, чтобы не поскользнуться, я спустилась вниз.

Многоэтажные домики в два и три этажа поражали своей сказочной красотой. Кажется, на открытках Голландии я видела нечто подобное.

Затаив дыхание, ступила на вымощенную булыжником землю.

Нереально. Шум непогоды стих, и я даже не сразу обратила внимание, что на меня не капают снежинки и не продувает ветер.

Вокруг никого, и я могу вдоволь налюбоваться этой странной архитектурой.

Мне захотелось войти. Просто посмотреть, каковы эти домики изнутри. Обвела взглядом круглый переулок и нашла самую загадочную дверь.

Наверное, некрасиво заходить в чужой дом без приглашения, но я воспринимала это все как выставку, музей. У меня не было ощущения, что я вламываюсь в чьи-то владения.

Лишь только войдя внутрь, затылком почувствовала чей-то взгляд. Но мои ноги, не останавливаясь, сами несли любопытную хозяйку туда, вперед, чтобы увидеть нечто очень важное. И  сделать это было необходимо пока меня никто не нашел, не остановил и не выставил за дверь.

Я поднялась по укрытым коврами ступенькам и вышла в просторный зал с колоннами. Но не он был моей целью. Идя вперед по какому-то внутреннему наитию, я искала что-то...

Деревянная дверь с завитушками. Открываю ее и вхожу в небольшое помещение, устланное коврами, с тяжелыми занавесками на окнах.

В комнате царит полумрак и вся обстановка  - в серьезных, темных тонах. Каким-то шестым чувством я понимаю, что попала в комнату в мужчине.

Но не это меня заботит. Я иду вперед, к широкой кровати и сворачиваю вбок.

Там, на стуле, стоит писанный маслом портрет красавицы.

Я слышу сзади шорох и понимаю, что сейчас меня настигнут и выволокут отсюда.

Но я успеваю.

- Увидеть это лицо. Прекрасное лицо, которое невозможно забыть... - шепчу я, и замираю перед портретом.

Она ласково улыбается мне и на душе оттого становится теплее и спокойнее.

- Зачем вы пришли?

Вздрагиваю от голоса, слишком громкого и ясного, чтобы думать - мне показалось. С трудом отрываюсь от портрета и поворачиваю голову.

Мужчина в темной, необычной одежде. Длинные темные волосы собраны в хвост. Лет тридцати, черты лица узкие, с выпирающими скулами, но не отталкивающие. Глаза смотрят строго и будто просвечивают насквозь...

В этот момент я отчетливо понимаю, что сделала что-то неправильное. Это как проснуться из сна и понять, что - увы! ты не обладаешь супер силами или сверх способностями, или просто не та принцесса из сказки. Сон кончился, и реальность вкупе с собственным положением сваливаются как снег на голову.

Я медленно поднимаюсь с корточек и дрожащим голосом, вкладывая все раскаянье, на которое способна, прошу:

- Простите. Я...

- Вы пришли за портретом? - мужчина складывает руки на груди, и пристально рассматривает меня.

Мне очень неловко. Почему-то в этот момент я отчетливо осознаю, насколько бедно и безвкусно одета - потрепанные джинсы, синтепоновая куртка не первой свежести, рюкзак. Пожалуй, последнее выделялось особенно сильно на фоне классической и богатой обстановки. И этот шикарный мужчина с блестящими в темноте волосами, и его явно недешевая одежда...

- Если за портретом, забирайте. Вижу, вы достойны. К тому же, страж пропустил вас.

- Что?

Создалось навязчивое ощущение, что меня во что-то втягивают. Я, как усталый путник в болоте - понимаю, что нужно скорее уходить, но нет сил выбраться из вязкой жижи.

- Мне нужно, чтобы вы озвучили желание. Таковы правила, - мужчина чуть усмехнулся уголками губ, но серьезный и твердый взгляд говорил - шутки кончились.

- Какое желание? - я стала оглядываться в поисках пути отступления, но единственный выход из этой узкой прямоугольной спальни был за незнакомцем.

- Имя, фамилия. И желание - забрать портрет.

И тут мне в голову приходит поистине гениальная мысль. На миг забыв о странной просьбе незнакомца, во мне просыпается филолог, и я делаю шаг вперед.

- Вы знаете русский?! У вас абсолютно нет акцента, и такое произношение...

- Я просто сделал так, - перебил он и поднял правую руку, - и между нами возникло, как вы сказали? абсолютное понимание.

Он щелкнул пальцами, и мне показалось, что воздух качнулся.

Да нет, такого просто не может быть.

- У нас мало времени. Они скоро будут здесь, и в ваших интересах высказать желание и забрать портрет.

- А мне за это ничего не будет? - сделала я робкую попытку узнать перспективы.

Все-таки забирать чужой портрет из чужого дома, пусть и настолько красивый и притягательный, казалось неосмотрительным.

- Это ваша судьба. Не могу знать, - он сделал легкий поклон, и в этом движении мне почудилась насмешка.

Ай, была не была. В конце концов, разве может портрет принести неприятности? Да еще, если он настолько хорош?

Собравшись с духом, я быстро выпалила:

-  Я - Лада Менялова хочу забрать портрет.

- Отлично. Только повторите, пожалуйста, еще раз, используя не слово хочу, а слово - желаю.

- Это так важно? - удивилась я.

- Чрезвычайно. Прошу.

- Ладно. Я - Лада Менялова, девица двадцати пяти лет, - не смогла сдержать сарказма, - желаю забрать сей чудесный портрет.

Как только я произнесла последнее слово, мне опять показалось, будто воздух качнулся. Но это движение было настолько мимолетным, что я опять списала это на нечеткое зрение.

Мужчина сделал стремительный шаг в бок, и откуда-то с тумбочки взял небольшое покрывало. Подойдя к портрету, он слегка поклонился ему, а после аккуратно завернул, стараясь не повредить - будто он стеклянный.

- Вы можете убрать портрет в рюкзак, дабы избежать ненужных взглядов, - минута, и вот он уже протягивает мне плотно завернутый сверток.

- Но он не влезет в рюкзак, - попыталась возразить я.

Тогда незнакомец подошел совсем близко, и я заметила, что портрет, в общем-то небольшой. Как раз такого размера, чтобы спокойно войти в отверстие рюкзака.

Но ведь я сама стояла перед ним, когда тот находился на стуле! И его размер был вроде другим...

Прежде, чем я успела очнуться и как-то высказать свои подозрения, мужчина легким движением руки снял с моей спины рюкзак и даже успел расстегнуть основное отделение.

- Быстрее. Они скоро будут здесь.

- Они?

Он молча вложил портрет в рюкзак и застегнул его. Я так и стояла с открытым ртом, будто парализованная, не в состоянии даже сформулировать вопрос и прояснить ситуацию.

Кто придет? Настоящие владельцы портрета? Но что тогда делаю я? Краду его?

Видимо, последнюю мысль я все-таки озвучила вслух, потому что незнакомец ответил:

- Они недостойны владеть им. Поэтому до настоящего момента сюда им входа не было. Но его открыли вы, Лада, своим присутствием. Я знал, что портрет не сможет стоять здесь вечно и что он позовет приспешника. Так что собирайтесь быстрее и езжайте на Родину. Не откладывайте поездку в долгий ящик. И умоляю, не расставайтесь с портретом. Пока вы с ним, они не смогут забрать его.

Я не успела ответить, потому что необычайно громкий звон огласил все помещение. Будто где-то завыла сирена, или кто-то одновременно разбил тысячу бокалов.

В страхе я зажала уши.

Незнакомец насторожился и сделал знак рукой. Сбоку, там, где стоял тяжелый деревянный комод, он дернул что-то в стене, и в тот же момент она отъехала.

- Сюда. Скорее.

Я покрепче перехватила рюкзак, и ни секунды не сомневаясь, побежала за ним.

Мы попали не в красивую залу с колоннами или в старинный холл, виденный мною вначале, а спустились в подземелье, какое раньше я видела только в мультиках, да исторических фильмах.

Ступеньки были узкими и скользкими, потолок низенький и я пару раз  пребольно билась лбом на поворотах. Мы спускались все ниже и ниже,  пока,  наконец, не показалась белоснежная дверь.

Она так странно смотрелась на фоне темного и влажного подземелья, что мне как-то боязно было подходить к ней.

Но кто бы меня спрашивал!

- Ступайте быстрее, пока они не нашли ход, - произнес мой странный проводник, и потом, чуть поколебавшись, добавил: - Если понадобится помощь или встанет вопрос жизни или смерти, возьмите.

И с этими словами он протянул мне кольцо. Из темного металла, похожего на заплесневевшую от времени медь, с характерными зелеными прожилками, оно венчалось темно-красным камнем.

- Гранат? - полюбопытствовала я.

Но мужчина, не слова не говоря, схватил мою руку и нацепил кольцо на указательный палец правой руки.

- Скажите: Амбруаз, и я пришлю помощь.

- А разве она не нужна мне сейчас? - воскликнула я, услышав откуда-то сверху доносящиеся шаги.

Даже не так: не шаги, а топот тысячи ног. Все это и вправду походило на пресловутую погоню. Вот только мне совсем не хотелось, чтобы за мной кто-то гнался.

- Идите. И ни о чем не жалейте, - сказал напоследок Амбруаз и подтолкнул к двери.

Мне ничего не оставалось, как открыть ее.

Я вошла в странный коридор, похожий на прихожую в пятиэтажке, сбоку заваленную всяким хламом, типа сломанных стульев и каких-то коробок, и через три шага увидела обычную деревянную дверь, как стояла у меня дома между комнатами.

Что ж. Мне очень хотелось выйти из этой ситуации, и я, ни капли не сомневаясь, открыла ее, чтобы оказаться... на площади Сорбонны.

Сразу же в лицо ударил противный ветер и тысячи снежинок, подстерегающих меня, впились в глаза, нос, губы. Я вздрогнула, как от ушата холодной воды и резко обернулась назад.

Маленькая дверка, деревянная, в пол моего роста. Я определенно не могла выйти из нее, не сгибаясь пополам. И это так поразило меня, что еще с минуту я стояла, только что не открыв рот.

На всякий случай дернула за ручку дверь и попыталась открыть снова, чтобы убедиться в том, что мне не померещилось.

Но она не открывалась. Усиленно подергав ее, я поправила рюкзак и направилась вперед - туда, где меня ждали новые экспонаты, виды и истории.

Вот только привкус от всего этого  изменился. Я рассеянно рассматривала церковь и, кажется, в пол уха слушала экскурсовода. Раньше я бы дико обрадовалась, что могу присоединиться к русскоговорящему гиду. Но теперь ходила механически  и почти не рассматривала экспозицию. Все пыталась решить, во что же ввязалась.

Кольцо при свете дня смотрелось потрясающе красиво и казалось очень старинным. Я любовалась на него все время экскурсии, и совершенно не запомнила рассказ.

На улице снег и ветер поутихли, но все равно нужно было зайти в кафе, чтобы пообедать, или, на крайний случай, перехватить французский сэндвич.

Голода я не ощущала. Только глядя на часы, понимала - нужно подкрепиться, ведь уже начало четвертого, а я только завтракала с утра.

Вокруг проносись туристы, гудели машины, текла обычная жизнь. Но жуя взятый на вынос бутерброд, я печенкой чувствовала, что моя обычная, нормальная жизнь кончилась, а впереди - нераскрытые тайны, новые приключения и что-то такое, о чем я подсознательно мечтала всю свою жизнь.

Глава 2.



Глава 2

Я сидела на чердаке, именуемой во Франции мансардой, и рассматривала портрет. Ночь уже спустилась на город, а так как в декабре темнеет рано, мне еще не хотелось спать.

Но и бродить дальше по уютным и полюбившимся улочкам я не стала.

Потому что внезапно, из подполы, нагло и грозно сверкая очами, появилась она - паранойя.

Мне постоянно казалось, что кто-то следит за мной. Несколько раз оборачивалась, но сзади лишь спешили прохожие, и никто не выглядел подозрительным.

И все бы ничего, пересидела бы я остаток дня дома, без лишних вылазок и экскурсий, глядишь бы и успокоилась... Но было одно но.

Сегодня - 31 декабря. А, значит, через несколько часов я подключусь к хозяйскому wi-fi и буду слушать поздравление Президента.

Но слушать его на голодный желудок как-то не комильфо, поэтому необходимо хоть что-то съесть и хоть что-то выпить. Я собиралась зайти в ближайший супермаркет и купить готовые салаты и закуски, но с этой картиной забыла обо всем.

Сейчас же мне было безумно страшно выходить из мансарды, ровно, как и оставлять картину на чердаке. А вдруг и в самом деле украдут? Она так переливалась, будто сделана из золота.

Но и рюкзак мне нужен свободный, чтобы сложить туда продукты.

Как тут быть?

Я решила пойти навстречу красавице на портрете: оставлять ее здесь не буду, возьму побольше пакетов, и как-нибудь донесу покупки на чердак. Домик, в котором я на время арендовала так называемые апартаменты, был старинным. В самом центре Парижа, рядом с каналом Сент-Мартен, он имел высокие потолки и большую лестницу с пролетами.

Наверное, я слишком разленилась в Москве, потому что подниматься на пятый этаж без лифта было трудно. Особенно после насыщенного экскурсионного дня.

Но что ни поделаешь, ради экономии средств? Вот и я согласилась на это более чем выгодное предложение, и даже гуляющий по чердаку сквозняк не уменьшал моей радости.

Это же так круто жить в центре, как настоящая парижанка!

Но, что-то я отвлеклась.

Пакеты, пакеты... Они у меня тонкие, из сувенирных магазинов, но я со вздохом собрала их в кучу, и, впихнув в рюкзак с картиной, почти что смело спустилась вниз.

Погода и на этот раз решила меня удивить. Пока я металась в сомнениях, откуда-то появившийся пушистый снег покрыл как ковром улицу.

Он укрыл грязь, некрасивость обшарпанных стен, и улочка предстала в настоящем рождественском облачении.

Я даже остановилась заснять эту красоту. И когда прекрасный кадр уже готов был поселиться в моем фотоаппарате, откуда-то выскочила тень и вырвала из рук фотоаппарат.

Это было несправедливо! Это было обидно до чертиков! Но я не спринтер, чтобы пытаться догнать преступника, и слишком скромный человек, чтобы сразу вмазать ему куда-нибудь.

Поэтому я просто закричала.

И в этот не менее ужасный момент кто-то сзади обхватил меня за плечи, заткнул рот ладонью, и потащил обратно, в темную часть переулка.

Я мычала, как корова, и пыталась укусить преступника. То, что у человека сзади нехорошие намерения, было очевидно, как и то, что он не собирается красть картинку. О, нет, он явно собирается посягнуть на меня саму!

Наша борьба продолжалась долго. Так, по крайней мере, мне казалось. Преступник пытался уклониться от удара моих ног и удержать руки. Я же пыталась нанести ему урон посерьёзней, чтобы он, наконец, меня отпустил. Но он вцепился как клещ, и ничто его не пронимало.

Наконец, я все-таки изловчилась укусить его за руку, и на мгновение охват ослаб. Мужчина взвыл, а я воспользовалась его замешательством, и сильно стукнула ногой.

Он застонал, и я успела выбежать на заснеженную улицу.

Я бежала изо всех сил на проспект, где было больше народа, и который пролегал перпендикулярно моей улочке. Я бежала до боли в боку, но когда увидела толпу, праздно шатающуюся по проспекту, все-таки оглянулась.

Сзади никого не было.

Моя паранойя стала увеличиваться в геометрической прогрессии. Если вначале мне пришло на ум, что это обычный грабитель, собиравшийся поживиться за счет неосторожных туристов, то теперь мне виделся в этом более глубокий умысел.

Он ждал именно меня. Ведь когда я спустилась по лестнице, вышла во двор и сделала пару шагов - никого в округе не было. Значит, он прятался. И его несомненной целью была я.

И он позволил преступнику украсть фотоаппарат. Навряд ли они в сговоре - напали бы вместе.

Мне стало жутко.

И как идти обратно домой?

Руки дрожали, и я опять побежала, на этот раз в супермаркет.

Сколько всего вкусного продается на Новый год! Католическое Рождество уже прошло, и в магазине устроили распродажу рождественских кексов, тортиков и прочих сладостей.

Не то, чтобы я была сладкоежка, но ведь хочется попробовать волшебных местных блюд! Я взяла два кексика - один привезу маме, другой на завтрак и направилась в салатики.

Да, найти здесь оливье - нереально, но я выбрала парочку похожих, и еще разнообразные закуски и рождественские колбаски. Кажется, вяленые. Но выглядят вкусно.

Теперь осталось шампанское.

Винный отдел поражал обилием всего французского, необычно натурального, так, что я даже не стала искать шампанское, а взяла трехгодичное красное вино.

Главное, чтобы было вкусно!

Это всё оказалось огромной кучей на кассе, и уже расплачиваясь, я вспомнила, что у меня не пустой рюкзак, а пакетики тонкие. Очень легко, как оказалось, забыть об этом.

Я начала всовывать покупки в пакетики, а они - рваться прямо в руках. То острый угол упаковки надрывает тоненькую стенку, то слишком много засунула...

Кассирша нахмурилась и, судя по жесту, предложила купить пакет. Я почувствовала себя очень неловко, да еще позабыла все французские слова, так что начала быстрее собирать покупки, но от излишней спешки, все пошло еще хуже.

Покупатели в очереди тоже недовольно поглядывали на меня, и я, забыв про предосторожность, открыла рюкзак.

Это, конечно, бред, но на несколько секунд мне показалось, что из под тряпочки, укрывавшей картину, да из под оставшихся внутри пакетиков, просачивался свет. Да, это определенно был свет - как будто светили фонариком.

И в этот момент я подняла голову. Скучающий господин, стоявший сразу за мной, почему-то глядел на меня со вселенской злостью, а его полуоткрытый рот пугал удлинившимися острыми зубами. Как старый забор, они торчали в разные стороны и создавали ужасное впечатление.

Я сделала шаг назад, и по инерции схватила рюкзак.

Вокруг будто замерло время, потому что двинулась только я, а это чудовище, иначе и не назовешь - пошло на меня.

Я громко заорала, и, бросив все, что не успела положить в пакеты, выбежала на улицу.

Не успела пробежать и пару шагов, как меня схватили  за рюкзак и попытались вырвать его себе.

Я опять истошно заорала, и дернула его на себя.

У стоявшего передо мной чудища удлинились волосы, а лицо напоминало собачью морду. Его глаза горели черным углем и совсем перестали походить на человеческие.

Снедаемая ужасом, я даже не пыталась вырваться, пассивно наблюдая, как он разрывает рюкзак. Когти на его лапах - с мои пальцы, блестели при свете фонаря, как железные ножи.

Страх подбирался к горлу, и я уже не орала истошно, смотря на это безобразие, нет. Почему-то я вспомнила «Отче наш» и без остановки читала его.

Чудище остановилось на мгновение и подняло глаза. Мне стало еще страшнее, и, забыв продолжение молитвы, я молча уставилась на него.

Медленно взял он мою правую руку и осторожно поднял к морде. Красный камень блеснул, как огненный цветок, и я вспомнила про обещанную помощь.

Только как же его звали? Амбрус? Нет. Амбез? Боже мой, ну как же его звали?

- Чертов Амбруаз, - прорычало чудище, и я чуть в радости не пожала ему лапу.

- Амбруаз, помогите. Пожалуйста, помогите, - вскричала я, понимая, что это единственное существо, способное мне помочь.

В то же время аккуратно попыталась высвободить свою руку из острых когтей.

Не тут то было.

Чудище поняло, что совершило ошибку, и я могу спастись. Оно перехватило мою руку за локоть и крепко прижало к себе. Я оказалась очень близко. Так близко, что отчетливо видела ворсинки на морде, и от черных угольков глаз становилось жарко.

И в этот миг что-то произошло. Я почувствовала лишь колебание воздуха, и чудище отлетело в сторону. Оно и само, видимо, не ожидало такого финта, потому что резко взбрыкнуло и понеслось на меня.

Моя обычная реакция - это ноль реакции, поэтому я сама очень удивилась, увидев, как плавно отлетаю вбок.

А потом я увидела его.

Черные волосы собраны в длинный хвост. Темная одежда больше походила на старинную, нежели на современную. Сверху накинуто что-то типа черного пальто, только с серебристой отделкой по краю.

Мне было видно, как Амбруаз приблизился, и из его горла вырвался рык. Он сделал взмах рукой, и по воздуху прошла рябь. Как в замедленном кино, он несколько раз быстро и, наверное, больно ударил чудище, и наконец, уронил на асфальт.

Как только чудище отключилось, черты лица обратно вернулись на место, когти втянулись, и общий вид лежащего на асфальте мужчины теперь не отличался от обычного.

Я дрожащими руками пыталась застегнуть рюкзак, но он был безвозвратно испорчен - когти прорвали ткань насквозь, и портрет вместе с моими вещами вот-вот вывалится наружу.

- Почему вы не уехали домой?

Протянутая узкая ладонь с длинными пальцами. Я залюбовалась,  глядя на это произведение искусства. Ни разу в жизни не видела у мужчины таких красивых рук. Даже сама форма дышала благородством и хорошей родословной.

Ладонь сделала приглашающий жест, и я очнулась. Протянула свою, и меня резко поставили на ноги. Даже чуть не уронила рюкзак.

Совсем непочтительно. Поэтому я недовольно буркнула:

- Как я могу уехать в Новый год? И вообще, у меня еще три дня оплачено.

- Вам мало неприятностей?

Я с недоумением посмотрела на мужчину.

- Вы про этого недопеса? Мне, наверное, померещилось. А сам мужчина  - псих.

- А как же фотоаппарат? Или насильник?

- Так это был насильник... - мне резко захотелось присесть обратно на мостовую.

Ноги задрожали, и стало так страшно, что я почувствовала страстное желание забиться в какую-нибудь норку и не казать оттуда носа.

- Езжайте сегодня. Через два часа вылет из Орли, успеете. Билет на ваше имя забронирован.

Возмущение хлынуло из меня водопадом, и я даже позабыла про все эти ужастики.

- Как это сегодня? И зачем купили билет?! Говорю же: мой вылет четвертого января, и я совершенно не собираюсь вылетать раньше. С какой стати?! Я оплатила эти дни, у меня запланирована поездка в Версаль, почему я должна делать, как вы говорите?!

- А вас ничего не настораживает?

Он обвел рукой вокруг. Я не обратила внимания.

- Если будете пугать или преследовать, забирайте портрет и дело с концом. Мне он не нужен.

- Поэтому особенно важно, чтобы он оставался у вас, - ответил он, и меня поразило отсутствие логики  в его словах.

- Никуда не поеду, - насупилась я.

Понятно, сейчас будет уговаривать и пугать, но я тоже бываю упрямой. Если мне портят поездку, о которой я мечтала всю жизнь, что ж, и я покажу характер.

- Лада, еще раз взгляните. Вы ничего необычного не замечаете?

Я неохотно оглянулась. Потом еще раз и еще...

- Что это?

- Я остановил время, чтобы справиться со второй ипостасью, но мне трудно удерживать его долго. Теперь понимаете, насколько все серьезно?

Мои мысли побежали в хаотичном порядке. Вторая ипостась, время? Что за ерунда? Может, я сплю?

- Ущипните меня.

- Лада, понимаю, вы перепугались...

- Да ущипните меня скорее! Вам что, жалко?

Амбруаз вздохнул и пребольно сжал мою кисть.

- Ай. Блин, вот же не везет.

- Лада, все с точностью, да наоборот. Но вам нужно уехать...

Приходится мириться со всей этой дичью. Но ведь я, правда, не хочу так быстро уезжать. Да что я видела-то? Совсем граммулечку, совсем чуть-чуть, можно сказать, самое интересное только впереди...

- А вы не можете побыть со мной эти три дня? Если для вас важно, чтобы я была живой.

- Как вы можете такое говорить... - Амбруаз нахмурился, и, казалось, действительно был оскорблен моими словами.

- Простите. Но, раз мне нужна охрана, может, вы будете ею...

- Я не могу появляться здесь надолго, - мужчина сделал шаг назад и задумался. Он коснулся черного камня в серебристой оправе на руке и пару раз покрутил его, - Но я знаю, кто может помочь.

- Какого всемогущего?!

Я подпрыгнула от неожиданности и осмотрелась. Вокруг также стояли неподвижно люди, застыли машины и вообще, отсутствовало какое-либо движение. Но ведь я своими собственными ушами слышала чей-то возмущенный голос!

- Эрл, тебе нужно прийти.

- С фига ли?

Амбруаз поморщился.

- Ты должен мне услугу. Считай, предоставляется возможность ее вернуть. Нужно три дня охранять одну девушку.

- Я тебе что, бюро добрых услуг?!

- В твоих интересах. У нее портрет.

Вытаращившись, я смотрела на кольцо. Это что ж, там внутри спрятан передатчик? Это как рация, да? Такая маленькая, удобная. Получается, два в одном: и украшение стильное, и мобильник.

- А как вы набрали его номер? - не удержала я свое любопытство, - ведь кнопочек нет. И как оно работает? От батареек? Они же должны быть маленькими...

- А мне нравится голос, - на той стороне связи голос повеселел, и собеседник только что не мурлыкал, - Так и быть. Сделаю тебе услугу. Развлекусь. Только мы в расчете.

- В расчете, расчете, - пробормотал Амбруаз, и крутанул камешек кольца.

- Ах вот оно как... - я завороженно таращилась на кольцо, и меня осенила догадка, - у меня такое же кольцо?

Он кивнул.

- Поэтому вы меня услышали? Но он что, настроен только на одного человека? Это же не выгодно...

- Нужно мысленно сделать запрос, и если у собеседника есть похожее устройство, он услышит.

- Вот это да! Сила мысли?

Амбруаз опять кивнул. Он смотрел в асфальт, и казалось, его мысли были далеко. Я почувствовала себя брошенной, и, пока он совсем не исчез, попробовала привлечь его внимание.

- А кто такой Эрл?

И в этот момент сзади раздался рык. Амбруаз поднял глаза и одобрительно улыбнулся. Немея от страха, я медленно повернулась назад.

Прямо посреди заснеженной мостовой, между застывших машин и автобуса стоял тигр. Огромный, рыжий и полосатый.

Без клетки, укротителя или ограждения.

Я вскрикнула и вцепилась в руку Амбруаза. Между тем тигр рыкнул еще раз и медленно, с чувством собственного достоинства, стал приближаться к нам.

- Амбруаз, сделайте что-нибудь, он нас раздерет! Откуда здесь тигр? Почему?!!! Я не хочу умирать!

Если бы могла, залезла бы Амбруазу на голову и оттуда бы смотрела на все это безобразие. Но Амбруаз обхватил меня за плечи и прижал к себе.

- Спокойно, Лада, спокойно. Не волнуйтесь, это - Эрл. Он пришел охранять вас. Только три дня.

- Что?

Тигр остановился в трех шагах от нас. Он элегантно сел, подтянув под себя хвост, и стал похож на огромного полосатого кошака.

Но ведь я - собачница! И кошек сроду не понимала!

- Я не хочу с ним быть. Я боюсь.

- Он - добрый. Не волнуйтесь. Это только воинственный вид. Да, Эрл? -с нажимом произнес Амбруаз.

- Я не могу разгуливать по городу с тигром! Я вообще боюсь оставаться с ним без вас. Не оставляйте меня! Пожалуйста!

Да, пусть я веду себя некрасиво и как маленькая девочка, но ведь меня хотят оставить тигру на съедение! Да, точно! Он решил ему меня скормить. Вот что-то не верю я в благородство и охрану. Боже, как я боюсь!!!

Я вцепилась в плащ Амбруаза, и повисла как маленькая грушка.

- Лада. Он не ест людей.

- Как же. Посмотрите, какая пасть. Он ест рождественский кекс?!

- Если угостишь, съем, - раздался сзади голос. Насмешливый такой.

Я вздрогнула и обернулась.

- Он говорит?

- Да я вообще умнее тебя. Когда мне предлагали портрет, отказался, - из пасти тигра донеслось откровенное ржание.

Тут уже я покрылась краской и опять повернулась к Амбруазу.

- Тем более, как я могу доверять себя такому... Такому...

- Кому? - с легкой улыбкой уточнил мужчина.

- Придурку!

Да что скрывать, это издевательский смех меня разозлил. Умный он, видите ли. Ага. А мы тут простодушные дурочки собрались.

- Лада, успокойтесь. Вам нужна охрана, пока вы в Париже. Он сможет вас защитить. Зачем ругаться?

- И обзываться не надо, - протянул тигр, - а то я обижусь и разговаривать с тобой не буду.

- И не надо, - надулась я.

- Лада, у меня осталось меньше минуты. Решайте: либо летите домой сегодня, либо берете в охранники Эрла.

Я посмотрела на этого наглого кошака, потом вокруг, и со вздохом ответила:

- Ладно. Пусть охраняет. Только мне еще покупки в магазине забирать.

Амбруаз аккуратно отцепил мои руки от одежды. Я немножко сконфузилась, что все еще держусь за него, но, в конце концов, не просто так ему на грудь бросаюсь, а по объективным обстоятельствам - спастись. Да. Поэтому, приставанием не считается.

Убеждая себя, что все нормально, постаралась принять независимый вид и серьезно выслушать напутственные слова.

- Не открывайте рюкзак на улице, - предостерег Амбруаз, - носите с собой, но никому не показывайте. Хорошо?

- Да...

Я с недоумением рассматривала то, что осталось от рюкзака. И вот как мне сейчас нести все это домой?

- Держите, - Амбруаз сделал взмах рукой и передо мною на заснеженной мостовой очутился рюкзак. Новый. Такой же, как у меня раньше был. Красотища!!!

- Спасибо!

С трудом подавила желание броситься на шею и расцеловать, но лимит прикосновений к чужим мужчинам на сегодня исчерпан. Так что стоим улыбаемся и излучаем радость через глаза.

Амбруаз же, тем временем, будто мысленно переговаривался с тигром. Но сеанс связи быстро закончился, и вспомнили и обо мне.

- Пора. Не ссорьтесь. Если что, зовите.

Прежде, чем я успела еще раз поблагодарить, воздух опять пошел рябью, и мужчина растворился.

Зачарованная, я не верила своим глазам. Как можно провернуть такое? Я тоже хочу. От врагов убегать, от неприятных людей скрываться.

И тут в жизнь резко ворвались звуки. Я подпрыгнула от громкого гудка автобуса, чьего-то крика. По мостовой застучали тысячи каблуков, и все это так поразительно слушалось после абсолютной тишины... Мне даже показалось, что сейчас лопнут уши.

- Ну, что? Забираем покупки? - полосатая киса невозмутимо поднялась на лапы и направилась к дверям супермаркета.

- А тебя не сдадут в зоопарк? - засомневалась я.

Все-таки, не нормально это - тигр на заснеженных улицах Парижа.

- Да расслабься. Меня видишь только ты.

И столько сарказма в голосе, что мне захотелось стукнуться обо что-нибудь головой.

Ну, все, здравствуй глюк, мы приплыли!

Глава 3.



Глава 3

Мерзкий. Усатый. Полосатый. Он доведет меня до ручки. Однозначно.

Я разогревала огромные креветки, когда он заявился и сунул свою морду только что не в микроволновку.

- Разве это можно есть?

- Можно, - стараюсь не злиться и говорить спокойно.

- Ты сейчас шутишь?

Резко разворачиваюсь и для весомости аргументов беру в руки вилку.

- Между прочим, это - деликатес. И, между прочим, у меня дома это стоит очень дорого. Поэтому, не мешай мне наслаждаться на отдыхе.

- Так ты здесь отдыхаешь? Ааа. Понятно, - красноречиво обвел взглядом обстановку и притворно вздохнул, - Бедная девушка. Отдыхает на чердаке. Ест каких-то членистоногих. Фу. На мясо совсем денег не осталось. Меньше по подозрительным местам шляться надо.

- Слушай, - пытаюсь сохранить остатки терпения, - У меня сегодня праздник. Я его хочу отметить в хорошем настроении. Можешь не портить?

- А я что? Я ничего.

Кошак делает взмах хвостом и гордо покидает условно обозначенную кухню. Всего-то и есть - небольшая тюль, разделяющая пространство.

Поэтому я прекрасно слышу сопение, и это меня бесит.

Креветки ему, видите ли, не подошли!

- Да я вообще кормить тебя не собираюсь! Призрак бесплотный! - кричу я, а после сразу же жалею о своих словах.

Рассерженный тигр  в замкнутом помещении - это тот еще абзац!

- Я пошутила.

Он подходит плавно, спокойно, будто вышел на прогулку, но через чур близко и обвивает меня хвостом.

- Здесь шучу только я. Уяснила?

И столько превосходства в голосе, что страх улетучивается на раз. Ищу глазами сковородку. Народное средство, предписывается к применению. Но на французской мансарде только кастрюли. Эх, все не так происходит в моей жизни!

- А разве глюки могут шутить? - уже устало выдаю я и на всякий случай замахиваюсь.

Ну, да. Столько событий и переживаний. Вымоталась. Мне бы тихо и благородно встретить Новый Год, покушать салатиков, креветки вот...

Подозрительный запах не сразу дошел до моих рецепторов.

- Не сгорят? - участливо спрашивает киса, и я кидаюсь к микроволновке.

Это не моя доходяга из дома. Хозяйская микроволновка - зверь! Креветки и вправду пережариваются и скукоживаются. Мне очень сильно хочется запульнуть все это в голову одного не в меру наглого кисика, но сдерживаюсь. Ибо против страшных зубов я бессильна.

- Ну, за что мне всё это? Ну, почему я? - достаю салат и нарезку.

- Ныть вредно.

- Все шло так прекрасно. Даже креветки королевские купила. Французское вино. Нарезка...

- Мясная?

Устало смотрю на эту любопытную морду.

- Тебе на один зуб.

- Угостишь?

- Вот еще, - фыркаю, - в условиях нашего договора нет пункта о кормежке. Ты охраняешь, я - позволяю себя охранять.

- И кто еще наглый? - он разворачивается и в один прыжок оказывается на диване в комнате.

Мда. Никак мне не привыкнуть, что этот хищник -  разумное существо.

Красиво разложив все по разнокалиберным тарелкам, ищу приемлемый для вина бокал. То ли хозяева забили на это дело, то ли все предыдущие квартиранты были русскими, но кроме стопариков и кружек, других емкостей нет.

Стол получился праздничный. А все благодаря салфеткам и моему настроению.

- Если для тебя это праздник, могла бы переодеться, - фыркает «защитник».

- Зачем? Мне итак хорошо.

Моя любимая футболка со смешной надписью, летние шорты. Готовясь встретить Новый год на чердаке, я не собиралась облачаться в вечернее платье и укладывать волосы. Густой волной они рассыпались по плечам. Удобно, симпатично. Что еще надо?

- Чем же хорошо? Как пацанка.

- Слушай, тигр. Какое твое дело, в чем я собираюсь встречать Новый год? У вас, небось, и праздника-то такого нет. Откуда ты знаешь, что это не традиция?

- А что символизирует праздник?

- Конец старого, начало нового. Ну, так я думаю... -  в первый раз в жизни я озадачилась.

Что-то из школьной программы устойчиво било в мозгу навязчивой мыслью про урожай. Но какой урожай в декабре? Вот то-то же...

- Если ты хочешь всю жизнь прожить в футболке и этих стремных шортах, конечно, встречай новую жизнь в этом, но я бы переоделся... - задумчиво произнес тигр.

- Да нет у меня платья! - уже в сердцах воскликнула я, - Не ношу я их.

И, вскочив с табуретки, понеслась проверять холодильник. Вдруг что забыла на стол поставить. Ах, точно. Сок. Как же без него. Виноградный.

- Не понимаю я тебя, - продолжал разглагольствовать тигр, - ехать в чужую страну одной, да еще на праздник - это же скучно.

- И ничего не скучно. Все было довольно весело, пока ты не появился. Вернее, нет. Пока не появилась эта леди. Кстати, ты не знаешь, кто она?

- Никто не знает... - длинный полосатый хвост начинал нервировать. Он все время колотился по обивке дивана, и норовил задеть низкий столик с угощением.

- Можешь хвост убрать? - не выдержала я.

- И куда же?

- Куда-нибудь.

- Не могу.

- Вредный.

- Противная.

- Наглый.

- Беспардонная.

- Сам такой. И вообще. Вот ты говоришь... У тебя, значит, работает речевой аппарат. И ты - животное. Получается, ты - маг? Оборотень?

Он захохотал. Нагло и насмешливо. Кровь прилила к моим щекам, и я вскочила.

- А ну отвечать!

В такие моменты у меня просыпается папин командный голос.  Удивительно, но Эрл затыкается и только в изумлении таращится. И, что еще страннее, тут же отвечает.

- Это самый приемлемый вид для Земли. На родине я смотрюсь еще ...мм... необычнее. При переходе вид подбирается сам, и я не могу его изменить. Это на случай, если ты захочешь попросить стать человеком.

- И в мыслях не было, - хмурюсь я, и пытаюсь представить, как ОНО могло бы выглядеть дома.

Получается очень страшно.

- Бррр... Ладно, не будем о плохом. Ты умеешь открывать вино?

- Могу только откусить, - почему-то облегченно выдыхает тигр, и мы смеемся.

- Ну и зачем нужна такая сила, если даже бутылку открыть не можешь? - печально вздохнула я и пошла на кухню за открывалкой.

Все приходится делать самой. Ну, все, то есть - абсолютно.

Но судьба не дала совершить это важное и просто необходимое действо. Когда я вытаскивала открывалку из ящика, послышался шум у входной двери, потом какой-то треск, тяжелый плюх, и, наконец, нечеловеческий рык.

Испугавшись, что на мою беду появился еще один тигр, я быстро схватила табуретку и поспешила на помощь к уже ставшему почти родному защитнику.

Но когда я увидела происходящее у входной двери, табуретка сама вывалилась из рук.

Входной двери не было. Вместо нее болтались вывернутые с мясом петли, а с тигром дрался, катаясь по полу, рыцарь в средневековой одежде.

Я протерла глаза и ущипнула себя за руку. Нет. Это определенно происходит наяву. А синяки самой себе ставить вредно.

Рыцарь, одетый, как положено, в латы поверх темно-синих одежд, не снимая забрала, еще что-то выкрикивал на непонятном языке, фонетически похожем на французский. Но я не понимала ни слова.

- А ну стоять! - на всякий случай крикнула я тоже на французском, и соперники замерли.

- Что здесь происходит? - с перепугу вырвалось на английском, но, кажется, народ понял.

Тигр снял огромную лапищу со спины рыцаря, и тот, с видом потрепанной игрушки, оторвался от хищника. Эрл же так и остался лежать в непринужденной позе, будто ему и дела ни до чего нет, только если полежать.

- Ты можешь говорить на родном языке, твое произношение слишком ужасное, - отряхиваясь, спасенный мною рыцарь даже не поглядел в мою сторону.

Я чуть не подавилась от обиды. Какое хамство и пренебрежение! Но сейчас не время выяснять отношения. Снесенная хозяйская дверь - вот о чем стоит побеспокоиться.

- Даже не пытайтесь уйти, не починив. И как вы посмели сломать дверь в чужое жилище? - вся эта невоспитанность сильно возмутила меня, так что я, по примеру мамы, встала «руки в боки».

Вместо ответа рыцарь фыркнул и сделал взмах рукой.

Я обалдела. Если бы не видела собственными глазами, что дверь снесли, ни за что не поверила, что ее можно так идеально восстановить.

- Еще один волшебник на мою голову, - срезюмировала я, и подняла с пола табурет.

Села, положила ногу на ногу и как можно строже спросила:

- И что вам надо? Вернее, угодно?

Рыцарь отвернулся и в упор поглядел на тигра. Тот подозрительно приоткрывал челюсть и издавал какие-то хрюкающие звуки.

- Да в чем же дело? - уже рассвирепела я, - Эрл, если этот негодяй сейчас же не ответит, разрешаю разорвать его в клочья.

Разумеется, блефовала. Вообще, я против насилия и принуждения, но не в случае, когда тебе сносят арендованную за евро дверь.

Но вот залетным рыцарям это необязательно знать. Я сделала глазами знак Эрлу, чтобы поддержал, и тигр, с угрожающим рычанием двинулся по направлению к рыцарю.

Но рыцарь удивил нас обоих.

- Накиньте на себя что-нибудь, - выдавил он, все еще демонстративно не смотря на меня.

Я опешила. Слабоумный, зачем-то нарядившийся в карнавальный костюм. И я оскорбляю его чувство прекрасного? Еще один эстет на мою голову? Мне что, по Парижу ходить только в вечернем платье?!

И вообще, он сам завалился в мои апартаменты, и вместо того, чтобы незаметно сбежать от опасного тигра, еще советы дает. Косплейщик несчастный. Нашел повод вырядиться.

И тут я вспомнила.

- Новый Год! - беглый взгляд на часы расстроил еще больше, - А я время теряю. Вот же... И салат не приготовила, а ведь полчаса осталось!!!

Плюнув на этих особей мужского пола, я забегала со скоростью торпеды. Так. Огурчики, помидорчики, перчик, фета. Или не фета, но очень похожий на нее французский сыр. Так. Быстро порезать. Масло... Где масло?!

Сегодня день разочарований, не иначе.

Теряя на ходу тапочки, я выбежала в гостиную.

- Елки-палки, забыла купить масло!

И даже послать в магазин некого. Один - тигр, другой - странный тип в костюме. Ну, никакой поддержки от мужиков.

Взвыв раненым зверем, бросилась к джинсам. Сейчас быстренько оденусь, сгоняю в супермаркет, куплю масло. Пусть даже оливковое. Не важно. Главное, чтобы было. Даже рюкзак брать не буду. Вон сколько охранников, толпа прямо.

- Что вы делаете?!! - остановил на середине второй штанины окрик рыцаря.

Не понимая, в чем дело, на всякий случай медленно обернулась.

- Одеваюсь. От вас же толку мало.

- Что?!

Он снял шлем и еще раз внимательно вгляделся в меня.

Красавец. Длинные кудрявые волосы по плечи. Жгучий брюнет. И такие тонкие черты лица, прямо вылитый Орландо Блум. И все бы было в нем прекрасно и волнительно для моего женского истосковавшегося по любви сердца, если бы не выражение лица.

Такой удивленный вид, будто лягушку увидел. Или обезьянку. Даже как-то обидно стало, все-таки не часто на меня удивляются.

- Если бы вы соблаговолили сойти вниз за маслом, я бы осталась дома.

Но в лице рыцаря совсем не было понимания. Он озадаченно рассматривал мою скромную фигуру и чему-то удивлялся.

- Зачем вам масло? Вы в опасности!

- Еще один, - безнадежно вздохнула я.

Плюнув на масло, вернулась на кухню дорезать овощи.

Ладно, фиг с ним, с рецептом, у меня итак все получается неправильно. Неправильный салат, неправильная компания, неправильный Новый Год.

Но рыцарь почему-то поплелся за мной на кухню.

- Нужно срочно уйти отсюда. Ваша аура слишком фонит, чтобы долго оставаться незамеченной. Даже охранник не сможет долго гасить ее.

- Послушайте, милейший, - нож в руке добавляет смелости и, как я считаю, харизмы, - я собираюсь встретить Новый год здесь, и мне пофигу, что у вас там фонит.

- Не у меня, а у вас! - и столько значения во взгляде, что даже как-то становится интересно.

Обязательно поинтересуюсь этим в следующем году.

- Резать умеете? Квадратиком? Тогда огурцы на вас. Быстрее. Мне еще к wi-fi подключаться и канал ловить.

Этот псевдо рыцарь так забавно смотрел на доску, что я даже умилилась. Неужели все мамочка за него делает? Ну, лет двадцать мальчику с виду есть. Это только по росту он выше меня на пол головы, а вот по мозгам... И где вся показная решительность? Сдулась?

Поколебавшись то ли для приличия, то ли и вправду от глубокой юности, он все-таки ответил:

- Хорошо. Но после этого мы сразу уйдем, - несмело берет кухонный нож и медленно-медленно отрезает квадратик.

Настоящий квадратик.

- После Нового Года, - на всякий случай уточняю я, нарезая помидор, но не выдерживаю издевательства на доске по соседству, - Не нужно вырезать прямо квадратный квадратик. Можно примерно. А то мы до Пасхи не управимся.

- Неквадратный квадратик? - зависает рыцарь, и мне приходится отнимать нож, чтобы визуально продемонстрировать.

- Не слишком ли ты вежлива к врагу? - вплывает на кухню величавый Эрл и подозрительно рассматривает рыцаря.

Тот почему-то бледнеет, смущается, будто и не ломился несколько минут назад к нам.

- Я не враг. Я пришел помочь, - нервно выкрикивает кудрявая жертва тигровой харизмы и одновременно засаживает себе нож в палец.

- Да знаю я, знаю. Просто мясца захотелось, - невозмутимо отвечает Эрл.

И тут я поступила как не самая радужная хозяйка. Меня разобрал смех. Понимаю, что человеку нужна помощь, и у него вообще-то кровь из пальца хлыщет, но не могу. Усталость дня дала о себе знать.

Ржу, не могу.

Эрл сделал мне кокетливые глазки и, широко зевнув, направился обратно в гостиную.

С трудом сдерживаю истерию, закрывая рот рукой.

- Простите. Сейчас.

Сбегала в ванную и достала ватный диск с йодом. Аккуратно взяла жертву за руку и предупредила:

- Будет жечь.

Нет, ну везет мне на сумасшедших. Так выть из-за йода? Да не смешите мои тапочки.

- А самому залечить не судьба? Вы же волшебник. Почему стоните? Первая колотая рана в жизни?

- Больно. И я не лекарь.

- Зачем тогда кинулись на Эрла? А если бы он вас погрыз?

- Когда вы вошли, я как раз взял над ним верх, - с достоинством произнес «рыцарь» и со всей силы подул на ранку.

- Да не идет же кровь, - я внимательно осмотрела руку,- Режьте дальше.

- Уж лучше вы. Давайте я посуду перенесу, - он махнул рукой на выставленные нарезки.

- Ладно, берите. Только аккуратно. Уроните, вы - труп.

Он кивнул и понес закуски.

А я озаботилась еще больше. У меня всего одна бутылка вина. Хм. Нужно поставить два бокала. Навряд ли тигр пьет вино. Не то, чтобы я хотела напиться до беспамятства, и мне было жалко алкоголя, но как нормальная хозяйка, я должна нормально накормить, напоить и...

Осталось десять минут!

Кое-как дорезав салат, я вихрем долетела до столика и быстрее схватила мобильник. К счастью, к wi-fi подключилась сразу, и канал онлайн, предварительно поставленный в закладки, четко показывал картинку. Господин Президент вот-вот начнет говорить.

- А что это вы?... - попытался влезть с вопросом рыцарь, но я отмахнулась.

- Цыц. Убью. Открой вино, - пригрозила я балде и всучила в руки штопор.

Уж открыть-то он сможет! Должна же быть от него хоть какая-нибудь польза.

Открыл. Пролив половину на стол, попав мне на джинсы и тигру на хвост.

Ненавидя его всей душой, я пропустила все поздравление Президента, и только бой курантов спас его от немедленного разделывания на месте.

- Ура! С Новым годом!!! - закричала я так громко, как это делается в моей семье.

Мы радуемся, смеемся, поздравляем друг друга. И, конечно, чокаемся бокалами.

Рыцарь глядел на меня во все глаза, а Эрл нагло стянул колбасу с тарелки и увлеченно ее жевал.

В их глазах не было отклика или хоть какого-нибудь понимания. Как два манекена, они выражали ноль радости и скорее поражались моим действиям, нежели разделяли их. А я в свою очередь махнула на них рукой и еще раз завопила:

- С Новым Годом!! Ура!!! Пусть сбудутся наши мечты! - и в знак серьезности произнесенных слов опустошила бокал.

Глава 4.



Глава 4

- Я вот что думаю: если вы испортили мне новогоднюю ночь, ее нужно отработать!

После второго бокала вина мне захотелось высказаться.

- И поэтому... предлагаю поиграть в дурака.

- В кого?! - в очередной раз обалдел рыцарь.

Мне даже стало его жаль. После первого и последнего же бокала его так развезло, что он признался: ему всего 18. Когда я это услышала, долго хохотала, за что была удостоена очередного изумленного взгляда со смесью обиды.

Вот и теперь. Не иначе, как обиделся мальчик.

- Это игра такая. Сейчас научу. Картишки у меня всегда с собой, - я полезла в чемодан, но тут же остановилась на полпути.

- Но ведь я ехала одна, и не собиралась ни с кем знакомиться. Почему же я их взяла?!

Рыцарь пожал плечами, а Эрл усмехнулся.

- И вообще, интереснее играть по парам. Вот если бы нас было четверо...

Не успела я закончить предложение, как входная дверь с треском отлетела, и перед нами появился еще один рыцарь. Его фигура была громадной, и для меня осталось загадкой, как он смог протиснуться в относительно небольшую дверку мансарды.

Мы втроем молча уставились на него.

В этот раз перед нами стоял рыцарь без шлема, одетый только в латы. Его кудрявые рыжие волосы почти достигали плеч, и вся фигура больше походила на изображение викинга, нежели на обычного французского рыцаря с гравюры.

События этого дня, перенесенное нападение и встреча с говорящим тигром - все это, наверное, исчерпало лимит моего страха, потому что я с картами наперевес двинулась на незнакомца.

- А мы как раз вас ждали. Нам не хватает четвертого.

- Лада, - строго окрикнул меня тигр, но я даже не обернулась.

- Проходите, садитесь. Будете вино? У нас и закуска осталась. Не стесняйтесь, будьте как дома, -  я широким хозяйским жестом обвела мансарду, и пошла к столу.

Налила себе бокал и пригубила. Нет, ну надо же - устроили проходной двор. Звала я их, что ли? Вместо того, чтобы тихо-мирно смотреть новогоднее выступление артистов, развлекаю непонятно кого.

Рыцарь тем временем развернул голубую тряпку, висящую у него на согнутом локте, и кинул нашему юноше.

- Ты забыл свой плащ.

- О, да вы знакомы! - с сарказмом констатировала я и сделала еще глоток, - Значит, драки не будет. Отлично. Кто с кем в паре?

Новый рыцарь повернулся ко мне с надменным видом.

- Из-за нее ты сбежал? Всегда знал, что у тебя дурной вкус.

- Брат!

Мы вздрогнули. Ну, не знаю, как насчет тигра, а я уж точно. Разве могут братья так отличаться друг от друга?

- Ты не понял. Она... Миледи, расскажите! - он с такой мольбой посмотрел на меня, что сердце дрогнуло.

- О чем?

- О том, как вы стали хозяйкой портрета!

Я не успела даже открыть рот, как он резко вскочил, прикрепил плащ к правому плечу и рухнул передо мной на колени.

Пол дрогнул. Соседи снизу тоже.

- Миледи, позвольте служить вам вечно! Мои расчеты оказались верны, и именно в этом измерении и хранился заветный портрет. Поэтому, Жак Дюнуа к вашим услугам.

Все это начинало нервировать. И, видимо, не меня одну.

- Жак, не стоит присягать в верности, если ты не видел портрет.

- С чего ты решил, что я не видел? - резко вскочил Жак и с вызовом посмотрел на старшего брата.

- Не думаю, что ты настолько хорош.

- Много думаете, - тигр оказался очень близко, и старший рыцарь вздрогнул. На вид было не больше двадцати пяти, - И куда только ваша матушка смотрит.

- Мессир, простите, не признал вас, - теперь наступила очередь старшего брата склонять колено.

Причем он сильно дернул за плащ младшего, и тот тоже встал на колени перед тигром.

- Ведь раньше я слышал только ваш голос, - еще почтительнее прибавил блондин.

- Да что за комедия тут происходит!

Я налила себе еще бокал и залпом выпила его.

Хорошее вино, освежает.

- Эврар де Борн, встань с колен. И подними своего брата. Жак Дюнуа, вставай.

- Пфф. Сколько пафоса! - сказала я, но на мои слова никто не обратил внимания.

Эврар и Жак с благоговением смотрели на тигра, а тигр представлял собой монумент выпендрежности самому себе.

- Я рад, что ваша семья на страже, и не теряет бдительности...

- А теперь поподробнее, - я села на подлокотник диванчика, чем ввергла в ужас обоих братьев, - меня не интересует, почему у вас разные фамилии, у нас и не такое бывает. Даже у матерей и детей  встречаются разные фамилии...

Кажется, вино развязало язык, потому что стало как-то весело и забавно, так, что хотелось прыгать по тигру и резвиться вместе с братьями, но прежде нужно во всем разобраться.

- Итак. Портрет. Почему вы его охраняете? И почему вы охраняете его не здесь, в Париже, а в... Откуда вы?

- Из XII века, - ответил за них тигр, и я подавилась вином.

- Откуда?

- Они давно умерли, - подтвердил мои опасения Эрл, - поэтому не могут находиться в этом времени. А вот в своем могут.

- А там они не умрут? - решила все-таки уточнить я.

- Там они живут по кругу.

- А?...

- Но не помнят об этом. Это если обычные рыцари. Они замерли в своем измерении, как в клетке. Перед тобой же находятся благороднейшие из благороднейших. Они посвящены в великую тайну Вселенной, и овладели пространственными ходами, специально, чтобы отслеживать перемещении картины и при необходимости, перенестись к ней.

- И все равно я не понимаю, - я искоса посмотрела на этих недопризраков и вздохнула, - а почему они выглядят, будто живые? Почему не призраки?

- По сути, они ими являются. Материальными призраками. Но овладение разными тайнами, как они это называют - волшебством, позволяет существовать, мыслить, развиваться.

- А что с картиной? - безумно обрадованная тем, что сейчас смогу прикоснуться к многовековой тайне, искоса взглянула на рюкзак.

Он так и лежал на полу у дивана, где я его оставила после возвращения из магазина.

- А что с ней? - хором спросили братья.

- Да нет, в порядке она, в порядке, - успокоила их, - Мне интересно, почему вы с ней носитесь.

Эврар прокашлялся:

- По нашим данным, в мир может войти необыкновенное зло, и, чтобы этого не произошло, мы должны охранять портрет. Это - наша миссия. Мы долго готовились, обучались магии и тренировались. Мессир основал наш орден много веков назад, и знание передавалось через поколение. Мессир выходил на наши обращения и оповещал нас, есть ли потребность в помощи.

- То есть это ты их сюда позвал? - обернулась к кошаку, - У меня голова кругом.

- Мы сами пришли. Звезды подсказали, в каком времени искать...

Надо же, какие общительные звезды. А мне только погоду подсказывают, да и то - нечасто.

- То есть вы действительно будете моими рыцарями?

- Мы за вас умрем, миледи, - сказал Жак.

И в глазах такая тревога, что я даже рассмеялась. Переживают, миленькие.

Особенно этот юноша... Он - кажется искренним и благородным, на такого можно положиться. Он сдержит свое слово и, судя по накаченной фигуре, он и вправду сможет защитить от опасности.

- Мне стоит начать волноваться? - повернулась к Эрлу, - Если у меня такая охрана, значит, всё не просто так?...

- В прошлый раз ... Ай, ладно. Много будешь знать, скоро состаришься, - проворчал Эрл, - Вот протрезвеешь...

В пику ему, я налила себе еще бокал и залпом выпила его. Удивительно, как настоящее французское вино легко идет! Но тут меня охватило смутное подозрение...

- А разве вино не должно было кончиться? - резко обернулась я к мужчинам.

Жак виновато улыбнулся.

- Просто подумал, что вам захочется еще немного.

Я обалдела: как предупредительно! И как ненавязчиво. Не то, что некоторые, полосатые.

- Настоящий джентльмен! - я подняла бокал и в раз опустошила.

- Кто? - удивленно спросил рыцарь.

Кажется, хватит ему сегодня удивляться.

- Они до туда не дошли, - ответил почему-то Эрл, а мне стало смешно.

Ну, действительно же! Сидим на чердаке во Франции, в Новый год и ведем та-акой странный разговор! Кстати. А вправду ли мы тут все сидим? А может быть, я сижу одна?

Дабы проверить это, так сказать, эмпирическим путем, я отставила бокал в сторону, сделала пару шагов и упала на тигра.

- Кисик, живой, - дергать за шерстинки тигра оказалось очень весело, а еще он забавно кривил морду.

- Ути-пути, какой пушистый. Ой, ты моя прелесть!

Тигр вовремя отодвинулся, иначе я чмокнула бы его в лоб, как своего Маркизика. Да... Маркиз остался дома, в Москве, и в этот момент я очень по нему скучала.

- Ты что творишь, пьянь?! - рыкнул тигр, и я вмиг протрезвела.

- Кто пьянь, я? Да как ты смеешь! Разлегся на моей мансарде, ест мою колбасу, еще и возмущается! - руки в боки, - Да я, может, проверяла, не приснились ли вы мне.

- И как? - морда тигра с огромными зубами оказалась слишком близко, чтобы не навевать ужас, - Проверила? Тогда слезай с меня!

- Да кто тут еще разлегся, - обижено проворчала я, но с тигра все-таки слезла, - коврик полосатый.

- Миледи, - Жак что-то захотел спросить, но обозленная донельзя тигром, я понеслась в атаку.

- Я не миледи. У нас аристократов нет. Просто Лада. Лада и всё. Это мое имя.

- Ла-да, - мечтательно протянул юноша и у него загорелись глаза.

Я чуть не подавилась. Терпеть не могу излишне романтизированных парней. Надумают себе сами невесть чего, а потом по стеночке свой предмет любви обходят. Обползают. Знаю уже, проходили. Сама умудрилась влюбиться на первом курсе в такого объекта. Он по стеночке вокруг другой, а я из жалости, иначе и не назовешь, вокруг него. Он так и не признался своей возлюбленной за три года учебы, а я потом, оставшиеся два, только его и вспоминала. Потому что самый красивый мальчик с нашего бабского факультета. Эх, дуреха!

- Даже не думай, - на всякий случай пригрозила я, - А вообще, давайте в карты. Не зря же я их доставала.

Когда все правила были разъяснены по n-нному кругу, я выдохлась, а мужская часть поняла, что от них требуется, мы столкнулись с непредвиденной трудностью - тигр не мог держать карты веером. Его тигриная лапа к этому не была приспособлена, ну никак.

Эврар, с которым тигр договорился играть в паре, предложил держать веер перед носом, чтобы Эрл мог тыкать когтем в нужную карту. Все это смотрелось так забавно, что я в который раз пожалела, что у меня украли фотоаппарат.

Может, стоит написать заявление в полицию? Жаль, никто не подскажет. Я еще раз обвела взглядом компанию вокруг маленького столика и вздохнула. Все мы здесь не местные, и если бы не щелкнувшие у самого моего лица зубы Эрла, я действительно подумала бы, что это - глюки.

Но глюки не бывают такими правдоподобными. Хоть и происходит это все в мансарде, обставленной белоснежной мебелью на белоснежном полу, с белоснежными стенами и даже белоснежными шторками. Понимаю, что белый цвет - очень нарядный, и вообще смотрится стильно, но это уже перебор. Хоть мне вначале и понравились фотки в интернете, у хозяев явно что-то не то с головой.

- Эй, мадемуазель Лада, о чем задумались? - Эврар уже успел пригубить вино, и теперь добродушно пытался исправить возникшую между нами неловкость.

- Да так. Удивляюсь в очередной раз происходящему.

- Вы такая смелая девушка, - сделал, по-видимому, высший комплимент Эврар и подмигнул, - на вашем месте я давно поехал бы домой.

- Да что такое с этим домом? Почему мне обязательно нужно отсюда уезжать?!!! - почти на автомате вспылила я.

- Но ведь действие портрета только во Франции...

- Что?

Эврар переглянулся с Эрлом и замолчал. Я переводила взгляд с одного на другого, но они представляли памятник партизанству и «фиг я тебе что скажу».

- Товарищи партизаны, а ну выходи из кустов, - скомандовала я папиным голосом.

Мужчины вздрогнули. А то. Это вам не средневековые барышни с повадками умирающего лебедя.

- Говорить будете, или перейдем к пыткам?

Кажется, они не поверили. Ладно. Что ж...

- Широка страна моя родная... Жив и я, привет тебе, привет. Я другой такой страны не знаю...

Каюсь, это может показаться подлым. Слуха у меня нет, и никогда уже не будет. Ровно, как и правильного текста. Почему-то с детства, запоминая песенки и стишки, я их запоминала по-свойски, комбинируя, дополняя и сочиняя недостающие, по моему мнению, фрагменты. За что попеременно и получала тройки по литературе.

Позже я использовала эту способность, как веский аргумент в споре с папой. Наверное, я пошла в маму, потому что папа все-таки имел слух. И его эта моя звуковая абракадабра очень пугала и нервировала.

Кажется, у рыцарей тоже был слух, потому что, не зная изначальной мелодии гимна, они морщились и из последних сил удерживались, чтобы не прикрыть руками уши. Лишь только Эрл довольно улыбался и наслаждался устроенным мною представлением.

- Довольно, - первым сдался Эврар, - Лада... Вы чудесно поете, но без аккомпанемента...

- Да, да, - быстро закивал головой Жак, - вот и я думаю: чего-то не хватает.

Я почти по-доброму усмехнулась. Эх, кавалеры.

- Тогда быстро говорите: какое действие у портрета и почему только во Франции? И если эта такая опасная штука, нафига я буду подвергать опасности свою страну?

- Не то, чтобы опасная... - протянул Жак, но под пристальным взором старшего брата замолк.

- Ну, - я сделал вид, что сейчас открою рот и запою, - у меня много гимнов в запасе. И песен. И даже стихов.

Мужчины вздрогнули дуэтом.

- Дело в том, что...- Эврар не успел закончить мысль, когда рядом с ним колыхнулся воздух, и прямо из прозрачного нечто вышел человек.

Одного взгляда хватило, чтобы понять - это не друг. Узкие черты лица, узкие глаза и длинная черная борода. Мне почему-то вспомнились монголы, Чингизхан и вся эта братия. От фигуры незнакомца веяло силой, и эта сила была явно в циничных и расчётливых руках, иначе, чем можно объяснить сковавшее меня чувство ужаса.

Он молча обвел взглядом комнату и остановился на мне. Потом взгляд опустился ниже.

Ах, ну да. Я сижу как раз рядом с рюкзаком.

Рыцари вскочили и попытались достать мечи. Один взмах рукой, и мечи застряли в ножнах. Эврар сделал какой-то пасс, воздух снова колыхнулся, и будто молниеносная  искра пронеслась мимо него. Монгол отбил и этот удар.

Сзади что-то зашипело, и я подпрыгнула на месте, автоматически схватив рюкзак и прижав его к груди.

- Лада, быстрее, - обернувшись, я увидела вход в пещеру, вот только располагался он в воздухе, на территории моей мансарды, и немножко двигался по краям.

У рыцарей с монголом опять что-то такое произошло, но я даже не стала оборачиваться, искренне надеясь, что уж вдвоем они справятся.

Если честно, было чертовски страшно входить в проход. Тем более его темные стенки вызывали ассоциации с каменным веком, динозаврами и прочим, но вот сзади послышался чей-то вскрик, и я шестым чувством поняла, что ранили Жака.

- Лада, скорей. Не останавливайся, - прозвучал могучий голос Эврара, и я решилась.

Зажмурив посильнее глаза и прижав крепче драгоценный рюкзак, я побежала вперед и пролетела через проход, ничего не ощутив.

Глава 5.



Глава 5

- Вообще-то я не дворник.

Понимаю, что ворчаньем ничего не добьюсь, но это сильнее меня. Убирать двор. Огромный, заваленный прогнившей листвой, двор замка. Причем, убирать одной. И никого, ну, совсем никого в помощь.

А лохматый наглец, который затащил меня «погостить к дядюшке»,         сейчас сидит с мужиком вида йети и что-то лакает. Уверена. Хоть и ушли они под благовидным предлогом - есть мясо.

Я сделала взмах полужидкой метелкой и опять огляделась.

Большой каменный двор заброшенного замка. Из всех проживающих - только хозяин. Ни тебе слуг, ни родственников. В общем, никого, кто бы мог помочь прибраться. Видимо, в этом и кроется причина столь нелюбезного обращения с лицами женского пола, вернее, со мной в частности.

Высокий, заросший волосами и бородой мужик. А ведь Эрл говорил, что у него нечеловеческая форма жизни. Тогда какой он ему дядюшка?

А еще тут холодно. Мы как вышли из той каменистой пещеры, так сразу очутились в горах. Хорошо, не снежных. Но все равно холодно.

Я в футболке и хлопковых шортах. Хорошо, хоть кеды были на мне, а в рюкзаке завалялась шоколадка. Хотя я не помню, чтобы клала ее туда.

Мы пробирались сквозь непроходимый лес, где точно не ступала нога человека. На все мои вопросы, где мы, как там наши рыцари, и куда вообще идем, тигр огрызался, говоря, что это - я ясновидящая, а он ничего не знает.

Шутник выискался.

А потом мы набрели на этот замок. Мне даже показалось - случайно.

Но нет.

Это - моя карма. Да, я дома мало убиралась в своей комнате. Да, мне 25 и я живу с родителями, а если точнее - вишу на шее у мамы, потому что не готовлю, не убираюсь, и даже редко стираю свои вещи.

Это - мое воздаяние за все. Карма, ты существуешь. Карма, я все осознала. Клянусь впредь быть послушной и трудолюбивой девочкой! Прости меня!!!

- Давно не видел столько рефлексии, - раздался сзади знакомый насмешливый голос, и полосатый хищник подошел ближе, - Что-то плохо метешь. А в замке еще ужин приготовить надо.

- Я поняла твой коварный план, - вооружившись метелкой, направила ее на Эрла, - всю эту чушь с картиной ты нарочно придумал, чтобы утащить меня в этот мир и сделать рабыней. Так?! Отвечай, чудовище!!

- Моя форма вернулась? - заволновался тигр, осматривая себя.

Его вообще не впечатлила моя тирада, из-за чего стало немножко обидно. Я не хочу готовить в замке! Я вообще не хочу оставаться тут, а хочу домой, - вся обида, продуманная за время уборки во дворе, поднялась огромной волной и грозила обрушиться на тигра.

Я почувствовала, как предательски защипало в глазах, но постаралась сдержать слезы. Вот еще. Нельзя показывать свои слезы нелюдям.

- А ведь обещала карме быть послушной девочкой, - серьезно сказал тигр, и его зеленые глаза опасно блеснули.

- Откуда ты?...

Тигр многозначительно замолчал, а шестеренки в моей голове активно закрутились. Сложить одно к одному оказалось нетрудно.

- Но почему ты набросился на Жака? Ты же сразу понял, что он пришел с миром. А если бы поранил? Да как ты мог!

- Уже и поиграть нельзя, - смутился тигр и быстро добавил, - Я же вижу, он - дите малое, дай думаю, постращаю для полезности.

- Дите? Дите?!!! Да как ты, полосатая морда, вообще посмел на человека наброситься, - схватила я метелку наперевес и со всего размаха ударила тигра по морде.

Вернее, почти ударила. Реакция у этого типа оказалась быстрее моей в разы. Он ловко отпрыгнул и оскалился.

- Забыла, кого бояться надо, - вот что говорил весь его вид, но меня уже было не остановить.

- Полосатый коврик! - вскричала я, и налетела на него снова, - Обманщик! Подслушальщик!

- Такого слова нет, - пытался вставить слово тигр, но меня с толку не собьешь.

- Теперь есть! В твою честь появилось!

Я бегала за ним по двору, пока метелка не стала выпадать у меня из рук, а я не запуталась в листве.

- Ее нужно убирать, а не взбивать, - тигр, забравшийся на небольшое ограждение сбоку, опять смотрел на меня с издевкой.

- Вот сам и убирай, а я устала.

- Посиди в беседке.

- Где? - я стояла во дворе уже больше часа, а никакой беседки не видела. Только роскошные, упругие деревья рвались ввысь, но построек не наблюдалось...

- Да вот же,- махнул лапой тигр, и я повернулась в том направлении.

И вправду, в конце двора, у самой стены, стояла темно-бордовая беседка, обвитая девичьим виноградом. Из темно-коричневого камня, она сливалась со стеной замка, да еще красно-бурая листва отвлекала внимание, поэтому я не заметила ее.

- А мне можно туда? -  застеснялась я идти туда, куда не звал хозяин.

Но искать йети с труднопроизносимым именем тоже не хотелось.

- Он не будет против, если ты немного посидишь, - Эрл источал крайнюю степень дружелюбия и миролюбивости, что не могло не насторожить.

- Это не какая-нибудь его тайная и любимая беседка? - спросила я с подозрением, - И не разозлится ли хозяин, если я отдохну, не убравшись?

- Слишком много вопросов, - Эрл махнул лапой. - Иди.

Не люблю я ходить по чужим домам, заглядывать в замочные скважины или рыться в чужих вещах. Но сейчас у меня не было сил сопротивляться и настаивать на своем. Усталость отяжелила тело, и я заплетающимся шагом двинулась к беседке.

Она казалась совсем близко, но шла я до нее вечность. Когда же перешагнула порог, застыла в изумлении. Казавшаяся квадратной снаружи, внутри беседка была круглой, и длинная деревянная скамейка опоясывала ее, как обруч.

Деревянный свод и резные вставки в стене. Кажется, здесь всего пару окон, или просто свет не проникает сквозь вьющийся виноград.

Одно мгновение я смотрела на все это великолепие, а потом рухнула на скамейку. Мои веки закрылись сами собой, и даже деревянное ложе показалось сделанным из пуха.

Мне снилось странное: мы с Амбруазом убегали от толпы людей. Они были высокие и стройные, сплошь одетые в светлую, постельных тонов, одежду. Вокруг был неизвестный город или замок, похожий Шамбор, вот только шире и длиннее. В городе явно был праздник - вокруг висели разноцветные гирлянды, бумажные фонарики и цветы. Много цветов. Мы бежали, исполняя супер важную миссию, и впереди, на ступеньках храма, как икона, стоял портрет. Нам предстояло схватить его.

Оставалось пробежать еще пару домов, и Амбруаз откроет портал. Мы сразу прыгнем в него, и никто не сможет остановить нас. Жаль, что я - всего лишь слуга и не могу пользоваться магией. Исчезнуть  - было бы быстрее.

Но прежде, чем я успеваю сообразить, что происходит, в спину пронзается боль. Эх, я совсем забыла, что у них заговоренные стрелы.

Падаю. Но не испытываю сожаления: главное, чтобы миссия была выполнена. Вижу спину убегающего Амбруаза, и его образ, как черное пятно - последнее, что остается у меня в сознании...

***

Я дернулась и чуть не свалилась на пол. В глазах стояли слезы, и сон казался таким настоящим, что я еще несколько мгновений не могла прийти в себя.

- Проснулась? Отдохнула?

Увидев перед собой йети, заорала. Непочтительно и не особо красиво, потому что испугалась до чертиков. Огромное волосатое лицо, отдаленно напоминающее человека - это вам не чудище по телевизору увидеть. Это - реалити шоу.

Хозяин тоже ойкнул и отпрыгнул от меня.

- Ты чего?

- Вы...вы... простите. Вы меня испугали.

И тут я заметила, что все еще полулежу на темно-коричневой лавке в беседке.

- Зачем ты зашла сюда? Как ты себя чувствуешь? - заволновался хозяин.

Я посмотрела в его испуганные глаза и сердце больно дернулось.

Я сделала что-то неправильное! Не спросив разрешения, я проникла на территорию частной собственности.

- Нормально. Простите, что побеспокоила.

- Сколько пальцев у меня на руках? - вдруг спросил он и показал шесть пальцев.

Я запнулась. А сколько должно быть у приличного йети?

- Пять, - с надеждой спросила я.

- Оо, - с жалостью посмотрел он на меня, - Ты пошутила или вправду видишь пять?

- Я вижу шесть, - призналась я.

- Значит, беседка на тебя не подействовала, - с облегчением сказал он, - она очень своенравная, поэтому я не пускаю сюда своих гостей. Берегу.

- Да? - неприятно поразилась я.

А Эрл значит, меня не бережет? Вот, коврик ходячий! А ведь Амбруаз ясно поручил ему меня охранять. Ох, Амбруаз. Ну и сон мне с вами приснился!...

- Нужно отсюда выходить, пока она не передумала, - с глубочайшим уважением к беседке прошептал йети, и подхватил меня под руку, - Вставай.

- Она мыслит?

Я испуганно озиралась, уже готовая увидеть глаза и уши на стенах, но, к счастью, этого не случилось. С виду беседка оставалась вполне себе обыкновенным местом.

- Она - живая субстанция, как и любой представитель неорганического мира, - дружелюбно объяснил йети и пропустил меня вперед, - Если в хорошем настроении, помогает вспомнить прошлое или даже увидеть будущее. Но, в большинстве случаев, просто шалит.

Я не стала комментировать сознательность сооружения, потому что другое чудо занимало мои мысли: двор был чистым. Он был идеально выметен, а вся куча листьев свалена у дальней стены в углу.

- Здесь можно ходить только туда, куда я приглашу, - продолжил светский разговор йети, - Например, замок. Как ты думаешь, почему еще не переступала его порог?

Я посмотрела на башенки. Если сначала, когда мы продирались сквозь леса, он казался мне ожидающим, то сейчас - неуловимо изменился. Я почувствовала, как от замка исходит опасность и настороженность. Будто он стоит и думает: скушать меня или слегка надкусить.

- Ты согласна ночевать в замке? - с нажимом спросил хозяин и остановился.

Мы стояли посреди пустого огромного двора, и когда подкравшийся незаметно Эрл дыхнул прямо в ладонь, я чуть не умерла от ужаса. Сердце ухнуло куда-то вниз, и я с трудом удержалась на ногах.

- Решайте, - с вежливым поклоном Эрлу йети оставил нас одних и прошел внутрь замка.

Тигр невозмутимо любовался окружающим видом и явно не собирался ничего обсуждать. Эта показушность так разозлила меня, что я сама  дернула его за плечо.

Мне не давал спокойствия один момент:

- Это ты все убрал?

- Нет. Ты.

- Я?

Я так удивилась, что даже не нашлась, что сказать. Это он так шутит? Посмотрела прямо в наглые зеленые глаза, но ничего не увидела. Как я могла расчистить такую гору листьев в столь короткий срок?! Я же спала!

- Ты очень сильно пожелала, чтобы листва исчезла, - пояснил Эрл, а я не поверила своим ушам.

- То есть в этом мире исполняются желания?! - попыталась пошутить и я, но тигр невозмутимо кивнул.

Вот это да! Если не шутит, то я попала в рай! Чтобы такого полезного загадать? Тортик? Неинтересно. Машину? А куда я ее дену? Да и деньги в этом мире - другие. Но ведь я, получается, прибралась и мне полагается плюшка.

Тигр фыркнул и лег у моих ног.

Да, это надолго. Так, чтобы заказать? Внеземную любовь? А вдруг мне подсунуть такого йети? Ну уж нет, лучше к рыцарям приглядеться. Тогда может, личные качества улучшить? Носик подправить, тон лица ровнее сделать...

От сладких дум меня отвлек хозяин, так и не дождавшийся нас  в замке, а потому опять пришедший за нами лично. Только сейчас я заметила, что солнце уже зашло, и сумерки плавно перетекают в ночь.

- Я подготовлю для вас восточные покои, - йети вежливо улыбнулся и добавил, - ужин в восемь, в зале. Вас проводят.

- Меня? На ужин?! Но кто?

Появившийся из ниоткуда призрак вызвал лишь короткий вскрик и легкое удивление. Наверное, способность пугаться и удивляться тоже имеет свой лимит.

Милая девушка средних лет, прозрачного желтого цвета, она элегантно поклонилась и пригласила следовать за ней.

Я не стала ворчать и предъявлять претензии полосатому обманщику, а покорно пошла вслед за горничной.

Замок изменился. Теперь он переливался разноцветными огнями, и, казалось, жил собственной жизнью. Откуда-то издалека  доносилась легкая мелодия, и, прислушавшись, я узнала флейту и скрипку.

Чем ближе я подходила к замку, тем страннее становилось на душе. Там было много народа, и я слышала топот ног, вскрики и шум разговоров. Но ведь этого всего не было еще пару часов назад.

Горничная летела над землей в какой-то паре сантиметров и не оборачивалась. А в моем мозгу настойчиво била мысль: не верить, не поддаваться, не идти на поводу.

Ведь что я, собственно знаю о хозяине? Да ничего. А вдруг он маг-иллюзионист или людоед, который наслаждается пиром из гостей. Иначе откуда здесь столько призраков?!

Я была твердо уверена, что в замке веселятся не люди.

Вот сейчас заманят меня в ловушку, и всё - ищите Ладу, свищите... И портрет им просто так достанется.

Кстати, за всей этой странной уборкой я совсем забыла про портрет.

Сумерки уже перешли в густую осеннюю ночь. Я обернулась - Эрл неслышно шел следом и на его вопросительный взгляд тихо спросила:

- Где мой рюкзак?

- Боишься?

Я замялась. Насколько могу доверять ему?

- Просто соскучилась по портрету. Как-то спокойнее, когда он рядом.

- Где ты его бросила, там он и лежит, - фыркнул зверь и пошел вперед.

Я хотела возмутиться, но тут же сдулась. Да, бросила на лавочке у замка, с кем не бывает. Чай, не на помойке. Сразу, как пришли, хозяин поручил уборку. Не до рюкзака было.

Горничная остановилась, и Эрл что-то негромко сказал ей. Призрак поклонилась и поплыла к дому. Я же, плюнув на все приличия, стрелой бросилась в бок, туда, где стояла лавочка.

Мой рюкзачечек! Как же я по тебе соскучилась!

Почувствовав непреодолимое желание увидеть портрет, я медленно расстегнула молнию, и вытащила тряпицу.

Красавица смотрела на меня блестящими глазами. Ее высокая, красиво уложенная прическа блестела брильянтовыми заколками, а румянец на щеках поражал своей реалистичностью. Вообще, вся картина казалась живой.

Она играет со мной. Улыбается так нежно и загадочно. И какое у нее серебристо-золотое платье!

Я сидела и любовалась портретом, ничего не замечая вокруг. Он захватил мое внимание в плен, и оно все растворилось внутри.

Интересно, кто это незнакомка, и почему все ищут ее?

- Тебе повезло, что в этом мире он не действует.

Я совсем забыла про Эрла, а ведь он вернулся и стоял рядом.

Резко обернувшись, я почувствовала неконтролируемый прилив злобы. Тигр меня раздражал. Он просто выбешивал своей невозмутимостью. И силой. Я чуяла в нем какую-то бесконечную силу и это тоже крайне злило. Ровно, как и его беспардонное вмешательство в мою жизнь.

- Мне нельзя его открывать? - зло прищурила я глаза, - Это же мой портрет. Что хочу с ним, то и делаю.

Он только на мгновение прикрыл глаза, будто успокаиваясь.

- Кажется, кто-то прокачался не в том направлении.

Зеленые глаза оказались совсем близко, и я не успела отпрянуть.

Огромные зеленые омуты, нереально прозрачные и затягивающие. Они просвечивали насквозь - я почувствовала будто бы касание двух лучей.

Моргнула.

- Что случилось?

Показалось, что с меня содрали тяжелое, стопудовое одеяло. Оно давило все это время, как товарняк, и мешало жить. Теперь же внезапно испарилось, и мне стало легче дышать.

- Ты права, тебе в замок нельзя, иначе станешь призраком.

Первой реакцией был шок, второй - облегчение. Я улыбнулась.

- Это что, проверка?

- В некотором роде. Прокачиваем одну бесполезную инфантильную улитку.

- Ты кого улиткой назвал?! - слабо возмутилась я, но на самом деле, совсем не злилась.

Почему-то глубоко в душе я знала, что он прав и честен со мной. Кажется, у него планы не только охранять меня от злоумышленников.

Но я не против. Теперь я прониклась к нему доверием.

Тигр давал мне время собраться с духом. Он терпеливо ждал, пока я не решу все для себя. Наконец, улыбнувшись, я тряхнула головой.

- Интересно, как там наши рыцари? Может, стоит вернуться?

- Вполне себе живы, - Эрл был необыкновенно сосредоточен и собран, - Но их стоит навестить, иначе сопьются.

- Что?

Я вспомнила про бесконечную бутылку Жака и вздрогнула.

- А монгол?

- Он скоро будет тут. Ты же понимаешь, он приходил не за братьями.

Я кивнула и побыстрее запеленала портрет. Закинув рюкзак на плечо, повернулась к тигру.

- Готова.

Вместо ответа Эрл сделал движение лапой и перед нами колыхнулся воздух. Образовался огромный круглый овал, в два моих роста, и сквозь пелену разноцветных красок я услышала голос братьев.

- Так мы могли слинять отсюда сразу?!

Я с видом оскорбленной в лучших чувствах девушки уставилась на Эрла.

- Будешь возмущаться или пойдем домой? - невозмутимо ответил тигр, и я нехотя кивнула.

Ладно, сейчас я не буду устраивать тебе скандал, и выяснять, кто виноват. Но, держись, полосатый. Инфантильные улитки умеют сражаться!

Глава 6.



Глава 6

Рыцарей мы застали в изрядном подпитии. Они сидели на моем белоснежном диване, задрав ноги, и играли в карты.

- Ты погляди, что они устроили! - всплеснула я руками и сбросила рюкзак на кровать.

Особо ценный предмет. Пусть хранится в безопасности.

- Мы вроде все прибрали, - забеспокоился Жак и быстро огляделся, - Миледи, как выдалась прогулка?

- Говорил тебе не называть ее так, - проворчал братец и сделал еле заметный пасс рукой.

- Он жульничает! - вскричала я, и все в изумлении замерли.

Стушевалась.

- Ну, я так думаю.

Жак повернулся к брату и тоже провел рукой по воздуху.

- Магическое вмешательство налицо, - констатировал он сухим тоном, - и долго ты этим занимаешься?

Эврар серьезно рассматривал брата с кровожадным видом, а потом внезапно расхохотался:

- Он только заметил. Только сейчас. И то, когда Лада подсказала...

Видя несчастное лицо обманутого Жака, я почувствовала неловкость, будто не Эврар, а я сама его обманула, и поспешила исправить ситуацию.

- Так, картежники! Карты долой. Давайте ужинать. У меня маковой росинки во рту с Нового года не было.

Смех Эврара оборвался. Он с недоумением посмотрел на тигра. Тот же невозмутимо разлегся на коврике у ванны и представлял собой памятник молчанию.

- А где вы так долго были? Монгол ушел почти сразу же, - Жак бросил карты на стол, и встал в полный рост, - Мы волновались.

- Мы...- я не знала, можно ли говорить правду, или это стратегическая тайна, - Мы были в гостях, но до ужина дело не дошло.

- Я поставлю чай, - отмер Эврар, и двинулся на кухню.

- Я помогу, - Жак суетливо побежал за ним.

- Они умеют ставить чай?! - с удивлением повернулась к тигру, - Но как-то странно. Я же не показывала. И что это вообще было?

Эрл пожал плечами, а я не стала разбираться. В конце концов, их дело, ставить чайник или нет. Я вообще-то хотела перекусить что-нибудь посущественней, ну да ладно. Главное - не мне готовить.

И потом, не помешало бы переодеться. После нашего маленького путешествия, мои прекрасные бежевые шорты расцветкой напоминали защитную одежду, а футболка... Я даже не знаю, можно ли это отстирать - уж очень темные пятна остались от листьев.

- В ванную не заходить, - на всякий случай крикнула я, и, прихватив чистую одежду, поплелась мыться.

Квартирные хозяева поражали отсутствием логики. На мансарде располагалась огромная двуспальная кровать и два диванчика - для гостей. И в то же время дверца в ванну не запиралась.

Для меня это было дико, поэтому на всякий случай,  обмотала круглую ручку полотенцем, а конец привязала к батарее. Пусть конструкция получилась довольно хлипкой, но я хотя бы попыталась закрыться.

Впрочем, у меня не было оснований подозревать мужчин в недостойном поведении.

Мылась я долго и с чувством.

Это до Нового Года старалась экономить воду, боясь, что хозяева представят дополнительный счет на оплату. Читала на форумах, что и такое бывает - вода во Франции через чур дорогая.

Но сейчас не могла удержаться. Нагретая теплая вода - как же приятно! Дом старый, и горячую воду на чердак не проводили, но мне и бака вполне хватит. Полного бака горячей воды.

С удовольствием вымыла волосы, оттерла всю грязь с коленок и постирала вещи.

Стук в дверь вывел меня из этой сладкой теплой полудремы, и я недовольно покосилась на конструкцию. Пока никто не пытается открыть дверь, выдержит.

- Что?

- Тебе звонят.

- Ответь, - подколола я тигра.

- Твоя мама, - прозвучал невозмутимый ответ и я перепугалась.

Точно! Я не поздравила родителей с Новым Годом! Наверное, сейчас из меня сделают заблудшую дочь-котлету.

- Щас, - быстро обмоталась большим белым полотенцем, схватила маленькое, плюнула, бросила обратно. Некогда. Пусть волосы сами сохнут.

Когда я выбегала из ванны, чуть не врезалась в Эрла.

- Кошак, с дороги!

Это надо же так растянуться на коврике! Настоящий кот.

- Да уже не звонит, - лениво протянул в ответ.

Не слушая, я перепрыгнула через тушку и бросилась к столику, на котором лежал мобильник.

Со всеми этими приключениями, совсем забыла про телефон. Как такое возможно? И никого не поздравила, и никому не позвонила.

Включив экран, гулко сглотнула. Двадцать смс. Пятнадцать пропущенных вызовов от мамы. Два от папы. Звонки от подружек, коллег, даже от троюродной сестры из Вологды.

Не знала, что так популярна.

Набирая самый важный в мире номер, заметно тряслась, и, как оказалось, не напрасно.

Прямо какое-то ясновидение просыпается.

- Почему я должна нервничать? Неужели трудно позвонить матери? Где тебя носило два дня? Ты там ни с кем не спишь? В Париже полно заразы, и если ты подцепишь ВИЧ, я тебя предупреждаю...

- Мама, - устало выдохнула я, - просто телефон заглючил. Не могла позвонить. Прости. Больше не буду. И ни с кем я не сплю.

Мама еще долго ругалась, обзывала нехорошими словами и даже грозила выставить из квартиры. А в конце выдала просто-таки умопомрачительную новость:

- Леночка приехала первого числа. Говорит, тебе звонила, но ты была недоступна.

Кровь прилила к щекам, и я с ненавистью посмотрела в окно. Все такой же прекрасный Париж. Крыши домов разноцветных оттенков, от темно фиолетового до темно коричневого. Старинные дома, трубы, окна. Рамы. Все такое романтичное и старинное, как в мультике про Белль. Это - твоя мечта, Лада, так что не стоит огорчаться и портить себе настроение.

- Значит, она в Москве? - изо всех сил я попыталась оставаться невозмутимой, чтобы не спровоцировать маму.

Она всегда на стороне этой дряни.

- Да. Я ей отдала твою комнату. Поживет у нас недолго, походит по магазинам. Так давно не виделись! Леночка передает привет.

Я опять постаралась, чтобы голос не выдал мои чувства.

- Всё, мам, мне нужно бежать, а то картошка подгорит. Я завтракаю.

- Сейчас же два часа дня, - ужаснулась мама, - разве в Париже не такое же время?

- У меня поздний завтрак, - сквозь зубы  прошипела я и отключилась.

Значит, пока меня нет, они скооперировались? Ни за что не поверю, что Лена «случайно» решила прилететь в Москву. Все это было точно подстроено! Но зачем? Чтобы развалиться на моей кровати вместо раскладушки? Чтобы пользоваться моим халатом и вещами? Не слишком ли мелочно?

И вообще, как она умудряется обводить маму вокруг пальца столько лет?!

- Зараза!

Я схватила со столика бокал и кинула в белоснежную стену. С самым приятнейшим звуком он разбился.

- Дрянь!

Кувшин с холодной кипяченой водой полетел следом.

Братья высунулись из-за кухонной шторки. Оттуда доносилось скворчание сковородки и приятный вкусный запах. Я бы полюбовалась выражениями их лиц, если бы мне было до них.

- Миледи, - попытался что-то сказать Эврар, но я не слушала.

- Скотина!

Схватила подушки и с чувством разбросала их по гостиной. С навесных полок разбила две статуэтки, одну вазу и странный вытянутый горшок.

Да, я все рассказала об этой девице. Вернее, охарактеризовала ее, точно и емко. Когда запыхавшаяся и раскрасневшаяся повернулась к братьям, кроме шока в их глазах ничего не наблюдалась.

Но я постаралась мило улыбнуться.

- Вы же восстановите все это?

Пауза.

- Мы умеем только то, что сами разрушили, - тихо произнес Жак.

Обессиленная, рухнула на диван.

Всё. Занавес. Мне конец.

Тигр, все молча наблюдавший с коврика у ванной, издал какой-то булькающий звук.

А я загрузилась еще больше. Ну, надо же так опростоволоситься. Сколько стоят эти гребанные статуэтки? А графин? Расплачиваться евро придется, да что же это такое?!!! Я не стала бы истерить, если б в глубине души не надеялась на восстановление.

- Да ладно, я пошутил, - Жак, подбежавший к дивану, осторожно взял меня за руку, - Сейчас все будет, как новенькое. Но разве не глупо крушить все подряд из-за плохого настроения?

Мне стало стыдно.

- Это не настроение. Это - Лена, - попыталась оправдаться, - Она...

- Лена - это Лена. А вы - это вы. Хранительница наследства мирового масштаба и просто хороший человек. Прошу не забывать, миледи, - очень серьезно произнес Жак.

Братья встали рядом и начали делать замысловатые пассы руками.

Воздух колыхнулся, и вещи возвратились на свои места, будто и не исчезали вовсе.

- Значит, я самая невоспитанная из присутствующих здесь дам, - попыталась пошутить, но не вышло.

Рыцари шутки не поняли, а тигр... Он прикрыл глаза и впал в спячку.

- Кормить-то меня будете?

Жак посмотрел с сочувствием, и от этого стало еще противнее. Я так редко устраиваю скандалы, что всегда делаю это не к месту.

Эврар вернулся с подносом чего-то приятно пахнущего, и с гордостью водрузил это на столик.

- Яичница? - попыталась угадать я.

 Блюдо, приготовленное на сковороде, только  слегка и отдаленно напоминало мое любимое блюдо. Куски вареной курицы, которую я приготовила еще 30 декабря, были смешены с сырными кусками, причем, Эврар явно порезал все 400 грамм, а сверху все это густо сдобрено зеленью. Попадавшиеся темные точки я классифицировала как фасоль, и очень удивилась, как они ее смогли открыть. Консервы, все-таки.

- Для средневековых рыцарей вы очень продвинуты. Как открыли фасоль?

- Она стояла открытая.

Я почувствовала себя последней тупицей, и легонько треснула по столу.

- Точно. Открывала к курице. Ну, что ж, выглядит съедобно. Приступим?

Эврар кивнул и принес еще тарелок. Я смотрела и умилялась. Кто бы мог подумать, что такой суровый шкафоподобный рыцарь может прислуживать за столом. В смысле, помогать.

Жак тоже убежал за стаканами к вину, и я с удовольствием откинулась на диванчике. Кажется, жизнь налаживается.

- Так и будешь смущать всех своими прелестями? - раздался насмешливый голос Эрла.

- У меня нет прелестей, - так не хотелось двигаться, что я прикрыла глаза, притворившись спящей.

- Это, конечно, так, но рыцари смущаются. Оденься.

- Ты мой охранник, а не нянька, - напомнила я.

- Вот именно.

Пришлось вставать. Когда я вышла в своем обычном домашнем платье, все ахнули.

- Дикие люди, - взяла вилку, и, не дожидаясь приглашения, начала есть, - Чему удивляетесь?

- Вам так идет платье, миледи, - восторженно протянул Жак, и мне стало неловко: сиреневое, застиранное платье с мультяшным мишкой на груди. По большому счету, ночнушка.

- Хватит шутить, а то у меня аппетит испортится.

Мужчины вздохнули и приступили к еде.

А я тем временем попыталась осознать услышанное. Меня не было два дня. Я потеряла два чудеснейших дня в Париже. Еще раз взяла мобильник и проверила дату.

- Ну, что за невезуха, - не смогла удержать стон, - сегодня второе, а, значит, мне остался день. Один единственный, жутко маленький, день...

- Сегодня можно куда-нибудь сходить.

- В сумерках? - ужаснулась я, - А если мы наткнемся на кого-нибудь?

- Вряд ли, - зевнул тигр и повернулся ко мне: - Мне нужно отлучиться на пару часов. Позавтракать. Пойдешь со мной или останешься тут? Охрана более, чем достойная.

- Я могу купить мясо в супермаркете, - попыталась найти компромисс.

- Мне нужна определенная еда.

- Свежая?

- С кровью.

Я сглотнула. Почувствовав тошноту, поскорее запила все это вином.

- Я боюсь.

- Миледи, мы сможем о вас позаботиться, пусть мессир поохотится, - вмешался Жак, а Эврар кивнул в подтверждение его слов, - тем более, вы хотели погулять по Парижу.

- Здесь, что, все читают мои мысли? - с возмущением вскрикнула я, но все-таки сдалась, - Ладно, иди, Эрл. А картину с собой забрать не можешь?

- Хорошая попытка, но нет, - в его глазах опять появились лукавые огоньки, - это твой крест.

- Ты знаком с этим выражением? - удивилась я.

- И не только с выражением, - многозначительно улыбнулся он и встал, - Если задержусь, или кто-нибудь появится, зовите Амбруаза.

Рыцари почтительно кивнули, а Тигр зашел в ванну и...

- Там вроде портала не было, - прошептала я.

- Мессир очень велик, - излишне пафосно произнес Жак, а меня передернуло.

- Только не говори, что он - ваше божество или еще что-то в этом роде. Пусть он и с другой планеты...

- Из другого измерения, - вставил свои пять копеек Эврар.

Я выразительно посмотрела на блондина, но он не проникся. Либо непробиваемый тип, либо в двенадцатом веке другие нормы поведения. Да, скорее всего так оно и есть.

- Неважно. Но вы не можете быть уверены, что у него честные намерения. Как вообще можно верить кому-то типа него?

Жак покраснел и переглянулся с Эвраром. Кажется, парням и в голову не приходило выказывать недоверие.

Понятно. Зомбирование населения. Сталкивались, проходили.

Как раз, в прошлом году, приехала Леночка с очередной идеей фикс. Школа астрологии и предсказаний.

Мама даже бутерброды ей с собой делала, а что в итоге?

Диплом Лена получила, всю колбасу, сырокопченую, мою любимую, съела, и вернулась к себе обратно в Вологду. Устроилась на работу и целый месяц проработала в должности главного астролога, пока не предсказала откровенную чушь. Фирма налетела на деньги, Лена - на неприятности, а мне попало по первое число за то, что не «уберегла сестренку».

Она меня младше всего на месяц, почему я должна разбираться в школах астрологии?

Мне сразу не понравилась ее затея, и я даже высказалась по этому поводу, но кто меня послушает?

- Астрология - это модно, - заявила Лена с таким видом, будто она - гуру.

Я так зависла на мыслях о сестре, что не заметила, как рыцари вымыли и убрали тарелки, и теперь, готовые ко всему, памятниками самим себе стояли передо мной.

- Миледи, куда отправимся?

Вздохнув, я оглядела живые статуи.

- И куда же вы в таком виде собираетесь? - вернулась я к делам насущным.

Хоть и тяжело мне было все это вспоминать, но я же в Париже. А значит, нельзя терять время. Экскурсии, достопримечательности, простите, что я не всех вас посетила. И увы! не все успею посетить...

Жак оглядел себя и нахмурился.

- Здесь такое не носят?

- Хорошо, хоть железяки сняли, - фыркнула я, - И то, уж очень необычного покроя у вас одежда. Вот если бы джинсы или синтепоновые куртки. Вот как у меня висит на крючке. Видите?

- Красная? - ужаснулся Жак, а я расхохоталась. Парень так уморительно удивляется, просто прелесть. Такие чистые и незамутненные эмоции!

- Мужчины предпочитают синие, - не стала мучить его я.

- У нас хорошие плащи, - Эврар с очень решительным видом встал передо мной и сложил руки на груди.

Да, такого сложно будет уговорить зайти в магазин. Впрочем, покупать им что-нибудь из одежды я не собираюсь. С деньгами напряженка, да и при условии, что ребята скоро канут в лету - не вижу в этом смысла.

- Лада, если нужно, мы будем сопровождать вас, как хранительницу портрета. Но одежду оставим свою.

Я прикинула, как они забавно будут смотреться среди прохожих, и улыбнулась. Ладно, может и сойдет. Новый год, каникулы, все пьяные. Сойдут за ролевиков или спешащих на маскарад чудаков. Интересно, в Париже устраиваются маскарады?

- Договорились. Дайте мне пять минут на переодевание, и пойдем.

Пока натягивала теплый свитер и джинсы, мысленно выбирала место.

Не знаю почему, но я подумала про кладбища. Знаменитые кладбища Парижа: Пер-Лашез, Монмартр, Монпарнас.

Я со смешком подумала, что рыцари будут очень органично смотреться на нем и вряд ли вызовут подозрение. Сколько фриков и странных людей обитает там!

- Ну что, народ! Я готова. Сначала на Пер-Лашез. И не вздумайте пугаться дат, - я подмигнула, - Вы же у нас бессмертные, чего вам терять?

Рыцари переглянулись. Название им не сказало ни о чем, и они совершенно спокойно накинули плащи поверх теплых туник. Готовы.

На какой-то миг я почувствовала, что мне чего-то не хватает. Но вот чего или кого?

Эврар поднес рюкзак и я вздохнула.

Определенно, становлюсь параноиком, и мне просто грустно выходить из теплого местечка. Сквозь некрепкую фрамугу в крыше, совершенно определенно завывал ветер. Январь на улице - во всей своей снежной красе.

- Не волнуйтесь, мы умеем драться, - по своему истолковал мое промедление Жак и ободряюще улыбнулся, - Я жизнь за вас отдам, миледи.

В глазах стало как-то очень мокро и некомфортно. Шмыгнув носом, я резко повернулась к двери, и, пригнув голову, вышла.

Глава 7.



Глава 7

- И почему это все выпало мне? - я пряталась за большой могильной плитой и не решалась выглянуть.

Они ведь уйдут, верно?

Шум и тихий разговор неподалеку разбивал вдрызг все мои надежды. Нет, эти упыри не уйдут. Они же пришли за мной.

Постаралась успокоить дыхание, чтобы излишне громким всхлипом не выдать своего местоположения. Но слезы, как назло, текли рекой, и совсем не собирались останавливаться. Холодили, изводили, ровно, как и эти недочеловеки.

Это все походило бы на сказку или юморной рассказ, если бы не было так печально.

Холодная плита студила пальцы, и холод добрался до плеча. Испугавшись, что так и превращусь в окаменевшую статую, я совершила еще одну отчаянную попытку убедить.

- Je ne suis pas une ensorceleuse (прим. - Я не колдунья), - как можно громче выкрикнула я, и, не дожидаясь ответа, рванула через могилы.

Бегать я умею плохо. Бегать по кладбищам, огибая вразнобой расположенные строения, вообще неудобно, так что я просто старалась перепрыгнуть маленькие надгробия, сторонясь и избегая больших.

Разумеется, они увидели меня. Улюлюкая, погнали добычу, а я, не желавшая ею становиться, со всех сил припустила вперед.

- Лови ведьму, - крикнул кто-то по-русски, и я чуть не налетела на крест.

 Кажется, соотечественники?

Эта мысль придала мне смелость, и резко развернувшись, я подняла руку.

- Эй вы. Стоять! - папин голос рождается из недр живота, и особенно громко звучит в тишине кладбища, - Не подходить. Какого лешего вы делаете?

Толпа из трех неформалов в разноцветных плащах останавливается и изумленно переглядывается.

- Русская?

Киваю. Что-то не нравятся мне их радостные улыбки. Как и черные, выкрашенные не пойми чем и зачем, зубы. Не слишком я разбираюсь в сектах и группировках, но весь облик этих парней говорит: не подходи, убьем!

 - Нам бы обряд провести, - сказал тот самый, в черном плаще и фосфорицидных очках, который раньше кричал:       «Sang,        sang!» (прим. - кровь, кровь!) и сейчас олицетворял саму невинность.

Ну, насколько это возможно с такими амулетами - черепа, готичные кресты. Фу, гадость.

- Да не колдунья я и не ведьма, - попыталась донести эту простую мысль психам, - И что вы делаете здесь на кладбище? Дома что, все позаканчивались?

- Что ты понимаешь... - презрительно фыркнул огромный парень в темно-зеленом плаще, но на него зашипел другой.

Главарь же сделал самую вежливую мину и осторожно, будто боясь, что от лишнего шага могу взорваться, двинулся ко мне.

- Но вы же вызвали Монгола. А нам всего-то нужно поговорить с Пиковой Дамой.

- Да Боже же ж  ты мой, - я картинно взмахнула руками, - Я его не вызывала, он сам приперся. А Даму лучше вызывать в Санкт-Петербурге.

Кстати, что-то долго рыцари возятся... Этот Монгол меня в дрожь вгоняет одним своим видом.

А ведь так все мило начиналось...

Мы успели доехать до кладбища еще до наступления сумерек. Всю дорогу я делала вид, что мне абсолютно пофиг как таращатся окружающие.

Да, да. Именно на меня, а не на настоящих рыцарей.

Девушки прожигали взглядом, парни сочувственно рассматривали, то ли чтобы понять, что во мне такого незабываемого, то ли воображая неизвестно что.

Моя красная куртка напоминала тряпочку тореадора, вот только с тем различием, что я не добровольно на все это подписывалась.

Портрет тянул спину, и мне подумалось, что он не просто так. От подобных мыслей становилось еще грустнее, и что-то тревожное противно  кололо в сердце, так, что когда мы, наконец, оказались перед знаменитой каменной аркой, я сгорала от нетерпения. Нужно скорее вернуть жизнь в нормальное русло. Экскурсии, галереи, походы, кладбища...

Разумеется, я объяснила товарищам по картине, куда мы едем. Сказала, в музей. Рассказала, что такое музей, не без злорадства: увидеть в очередной раз крайнюю степень удивления Жака - дорогого стоит.

- И что, люди приходят посмотреть на могилы чужих? - молоденький рыцарь все никак не мог взять в толк, - Но зачем?

- По множеству причин. Многие, навестить своего кумира. Кого-то привлекают тайны и легенды... Кто-то просто из любопытства - все-таки известная достопримечательность...

- А вам зачем? - спросил Эврар.

И мне стало неудобно: я осознала, какой, в сущности, ерундой я занимаюсь. Ну, ладно бы еще в театр, в оперу сходила. Так нет же: надгробия и кресты. Конечно, людям свойственно интересоваться тайным и неизведанным, но какое впечатление составят обо мне рыцари? Не хотелось, чтобы они принимали меня за авантюристку.

- Тоже хотела бы увидеть знаменитые надгробия. И, конечно, загадать желание. Итак, сначала мы пойдем к Оскару Уайльду...

Я распечатала карту еще дома и вполне запомнила, где какие номера и могилы. Но стоило попасть на место, как мой разум сделал волшебный кульбит и увел в противоположную сторону. Пока мы ходили взад вперед по кладбищу, спустились сумерки. Но уходить, не навестив хотя бы Уайльда, я не хотела.

Быть в Париже и не увидеть этой чудо могилы? Пусть я и не верю в слухи и все эти псевдо магические бредни, но ... Да, я поклонник его творчества и отдать дань уважения писателю...

Да и на всякий случай загадать желание я очень хотела.

Но мы опять попали не туда. Свернув за очередной фамильный склеп, мы совсем горяченькие попали к недоумкам, поджидающим нерадивого прохожего для жертвоприношения своему божеству.

Увидев зажжённые свечи и пентаграмму,  я дико заорала и бросилась бежать куда-то вбок,  а мои верные рыцари обнажили оружие. И все бы ничего, но как назло в этот момент откуда-то из воздуха, а вернее, из расставленной на могиле пентаграммы, вышел Монгол.

Рыцари сразу переиграли ход сражения, и все внимание перенесли на нового персонажа, а эти нелюди...

Полные счастья, они решили отловить меня.

 Но сейчас я не буду удирать. Дудки. Не похожи они на обкурившихся или обколовшихся парней, вполне адекватный недобрый взгляд. Видимо, их мало любили в детстве.

Значит, попробую договориться. Сейчас выясним, что им нужно, и почему я должна быть колдуньей, найдем выход из ситуации и все будет ок.

Кстати, а все ли в порядке с рюкзаком?

Я осторожно сняла его с плеча, и, не теряя народ в плащах из поля видимости, проверила застежку.

Да что такое!

Удирала я от них долго, сквозь могилы и кустарники, цепляясь за деревья и ограды. Но кто мог бы подумать, что ткань хорошего, качественного рюкзака может порваться?!

И свет... Этот предательский желтый цвет из недр рюкзака. Я попыталась прикрыть прорезь рукой, но свет проходил и через мою руку.

Какое-то шебуршание. Вскидываю голову, и опять кричу: «Стоять!», потому что главарь этой неформальной псевдо колдовской группировки неожиданно оказывается в пяти шагах от меня.

- Назад, иначе колдану, - сама удивляясь королевскому спокойствию, я отчетливо понимала, что только страх перед неизведанным сможет их удержать, - И давно вы тут тусуетесь?

Зеленый плащ одобрительно крякнул и достал телефон. Включив камеру, он ослепил меня фонариком.

Он собирается снимать видео со вспышкой?

- Что ты делаешь? - я говорила спокойно, но вся ситуация  давила на нервы, и последние уже ощутимо звенели внутри.

Какая-то недостающая деталь постоянно ускользала.

Они ведь меня боятся, нет?

- Давай, - крикнул третий, в темно-фиолетовом плаще, и черный прыгнул.

Сквозь очки было видно, как вспыхнули его глаза нечеловеческим красным огнем, и рот приоткрылся в радостном предвкушении. Хотя стройный ряд тысячи острых зубов сложно было бы назвать ртом.

Я попыталась убежать от этих, теперь я точно знала, нелюдей, но затылок коснулся чего-то тупого и холодного, и мир моментально перевернулся, а сознание в одно мгновение уплыло в прекрасные дали.

***

Выход из черного небытия получился быстрым - когда мои глаза распахнулись, я сама не поняла, зачем же падала в обморок.

Я лежала на одной из могильных плит, а вокруг плясали тени.

Честно говоря, я надеялась, что мне приснилось. Но не повезло. Мне что-то активно не везет в последнее время.

- Слышь, очнулась, - бугай в зеленом плаще склонился над моим лицом и я вздрогнула.

Рыжие волосы торчком выглядывали из под капюшона, и весь вид деревенского дурочка никак не навел бы на мысли, что у человека тронулась крыша. Или что человек - злодей. Что в принципе, одно и то же.

Только глаза у него изменились и полыхали каким-то красным оттенком, да и лицо...

- Боже мой, да это свинья! - мысленно вскрикнула я, и мои глаза расширились от ужаса.

- Будет дергаться, свяжи, - равнодушно сказал парень в черном, - мне нужно кое-что переделать. Раз у нас такая мощная жертва, проведем сегодня другой ритуал.

Кровь застыла у меня в жилах.

- Ребята, а может не надо? Вы же такие молодые, зачем вам это?

- А ты старая? - рыжий в капюшоне довольно улыбался, - Сколько лет?

- 25.

- Хм. А выглядишь моложе. Но лежи тихо, иначе придется связывать. А я это не люблю, - детина почесал щеку и достал мобильник. Сделал пару моих фото.

И что мне делать?! Умирать как-то очень не хочется. А единственные защитники не приходят на помощь, и полосатый хвост куда-то уперся. Надолго.

Амбруаз!

Я покосилась на руку, туда, где должно быть кольцо, но... Не обнаружила его!

- Куда вы дели мое кольцо?! Отдайте срочно! Это кольцо моей мамы. Мне нужно с ним попрощаться, как если бы передо мной стояла она...

- Так мы тебе и поверили, - рядом возник парень в фиолетовом плаще, - наверняка какой-то мощный артефакт. Раз ты так преобразила нас. Мы не против, нам, наоборот, по кайфу.

Я не смогла вымолвить и слова, смотря на его лицо... Не знаю, на какое животное он стал похож, смесь ястреба со змеей и с длинной хищной пастью крокодила.

Именно он был главарем банды, и именно от него исходила вся эта продирающая до дрожжи угроза.

- Значит, в эту чашу капаем ее кровь, в эту отрезаем по одному пальцы, я их потом зажгу, - волкодав в черном плаще подошел к фиолетовому с книгой, - тогда мы завладеем ее душой после вот этого, - он ткнул пальцем в картинку, - и сможем посылать на задания, вот типа этих, - он еще раз указал что-то напечатанное в книге.

А у меня тем временем мысли побежали не в том направлении.

Значит, они не поняли, что изменились из-за портрета? Подумали, что это я наколдовала? И он им совсем не нужен?

Не знаю, почему, но я улыбнулась.

- Эй, ты чего радуешься?  - рыжий детина откинул капюшон и наклонился ко мне ближе, что бы рассмотреть, - Ненормальная что ли? Бояться должна, что мы щас зарежем...

Не знаю, почему, но мне стало так весело, что я рассмеялась. Наверное, и вправду двинулась умом. Двинешься тут от таких приключений.

- Эй, ты чего? - обиженно протянул рыжий и засопел.

- Сейчас она будет плакать, не беспокойся, - черный плащ поставил у горла чашу и дернул меня вверх.

Посадил у креста и одним движением привязал тело к нему.

Честно говоря, смеяться резко расхотелось, но из принципа я решила не останавливаться. Помирать, так гордо. Ну, хоть портрет они себе не заберут, значит, удача на моей стороне.

Резкая боль пронзила где-то у основания шеи и оттуда брызнула кровь.

Я ойкнула, а черный подставил чашу под струю и что-то забормотал на непонятном языке.

Вокруг горели свечи, нарисованная пентаграмма ярко вспыхнула разноцветными красками и... Впереди, у соседнего склепа появился он.

Парни видимо не ожидали возрождения кого-то там так скоро и удивленно замерли. Амбруаз, серьезный и великолепный в своем черном, блестящем в сумерках наряде, очень быстро приближался к нам.

- Помогите, - хотела крикнуть я, но, видимо рана задела связки - из горла вырвался хрип.

- Эй! à l'aide! (прим. - помогите!) - я постаралась крикнуть громче, но опять получался бессвязный крик, - Помогитеееее!!!

Когда он увидел чашу у моего горла, его глаза зажглись бешенством. Он стремительно двинулся в нашу сторону, и рука черного дрогнула. Одним движением он вырубил его, и чаша с моей кровью разлилась по земле. Очень нежно Амбруаз обхватил одной рукой мою шею, а второй придержал затылок.

- Если бы я мог помочь раньше, - грустно прошептал он, и надавил.

Сначала меня обожгло кипятком, на глазах навернулись слезы, но я даже не могла приоткрыть рот, чтобы сказать, как мне больно. Это длилось вечность, и я даже стала привыкать к этой опаляющей все тело боли, но пришел адский холод. Шею закололо еще сильнее, из глаз хлынули слезы. И все это время мужчина пристально глядел мне в глаза, будто наблюдая за реакцией. Как врач.

Внезапно он отнял руки, и я закашлялась. Тело било в лихорадке, но скоро это все кончилось.

Я смогла поднять руку и коснуться шеи.

Зажило?

Казалось, прошла вечность, но парни в плащах только очнулись. Фиолетовый достал блеснувший в свете огней ритуальный нож и быстро бросился к нам.

Я не успела вскрикнуть, предупредить или как-то обозначить опасность. Но Амбруаз понял все по моим расширившимся зрачкам. Во тьме мелькнул его длинный хвост, и он выбил из рук фиолетового нож. Тот отлетел в кусты.

Очнувшийся парень в черном бросился его поднимать.

- Даю вам пять минут, чтобы уйти, - мужчина поднял руку и зажег в ней огонь.

Не знаю, как парни, а мне стало страшно.

Но наши не сдаются, даже если перед ними инородный элемент. Они бросились на него все сразу, и тут произошло странное.

Мне показалось, что время замедлилось, потому что парни повисли в воздухе в нелепых позах, с озлобленными мордами, а мужчина, уже собиравшийся направить на них голубой огонь, опустил руку и погасил его.

- Так ты доверяешь мне?

Из-за фамильного склепа справа вышел Эрл.

Теперь мне кажется, я узнала бы его из тысячи тигров. Наверное, по наглым блестящим глазам или по насмешливой ухмылке. Ну, разумеется, по голосу точно.

- Прости, - мужчина и не думал совеститься, - Ты чуть не опоздал.

- Но я пришел во время, - констатировал факт Эрл, совсем не обращая на меня внимания.

Стало обидно. Я тут сижу на холодной плите, порезанная и испуганная, а ему лишь бы что. Охранник, называется.

Захотелось противно захныкать, но последующая фраза высушила намечавшиеся слезы.

- Я просил тебя проследить, - с нажимом сказал Амбруаз и аккуратно поднял меня на руки.

Это было романтично. Так, по крайней мере, возопило мое сердце. И Амбруаз, неприступный и строгий, позаботился обо мне. Даже показалось, что я действительно знаю его чуть дольше, чем пару дней.

- Кстати, что будешь с ними делать?

Эрл кивком показал на нелюдей. Они так и повисли в воздухе, кто одной ногой отталкиваясь от земли в прыжке, кто с занесенной для удара рукой.

- А что с ними делать? - равнодушно пожала плечами я, - Смотреть противно. Сдать в полицию.

- Не пойдет. Их надо казнить, - непримиримо выдал Эрл.

Я вздрогнула.

Как казнить?

- Они нарушили неприкосновенность человеческой жизни, они хотели поработить твою душу и истязать твое тело. И все, что ты хочешь в ответ: сдать их в полицию? А если отпустят?

- Но я же свидетельствую, что...

- Ты с портретом потащишься в полицию?

Я смотрела ему в глаза и не понимала.

- Ты представляешь, что начнется в отдельно взятом управлении полиции, если хоть лучик выглянет из рюкзака?

Я с содроганием вспомнила магазинчик. Да, это вам не церковь. Амбруаз крепче прижал меня к своей груди и я решила воспользоваться случаем и спросить самое важное:

- Не понимаю: почему он не действует на меня? Я же не ангел во плоти. Совершаю ошибки, злюсь, расстраиваюсь. Негативных эмоций - много.

- Давай поговорим у тебя на чердаке, - предложил Амбруаз, и сделал шаг вперед.

- Эй, гуманисты, - Эрл не дал сбежать нам с поля боя, - Готовы все простить... Можно сделать с ними то, что они хотели сделать с тобой.

Я побледнела и схватила на пиджак Амбруаза.

- Пожалуйста, не надо. Это - перебор. Не позволяйте Эрлу творить такое...

Наткнулась на серьезный бескомпромиссный взгляд и замолчала.

Нет слов. Это что же такое получается, а?

- Эрл! - постаралась вложить в слова всю силу убеждения, - Нельзя отвечать силой на силу. Я не убийца и не хочу ею стать.

Мужчины промолчали. Наверное, слова попали в цель. Теперь попробую убедить.

- Я против убийства и против выкачивания крови. Эрл, послушай, они, конечно, подонки, но мы не можем поступать так же!

Почему-то вспомнились слова Жака о Лене. Я улыбнулась: вот она - верная позиция! Как бы плохо и неправильно не поступали окружающие, нельзя опускаться до их уровня.

- Почему это?  - судя по выражению морды, я ни на йоту не убедила тигра, -Или ты забыла боль?

- Да вся наша жизнь состоит из боли, - разозлилась я.

Это только ощущение, или надо мной насмехаются? Я повернулась к Амбруазу, но он рассматривал надгробие напротив и ни во что не собирался вмешиваться.

- Ты преувеличиваешь, - лениво ответил Эрл и махнул хвостом.

Парни поплыли по воздуху прямо к нам. Их звериные морды еще не исчезли, и сейчас они были перекошены от злости. Это зрелище было до того противным, что меня передернуло от отвращения.

- Я говорю правду, - вернулась к вопросам о боли, - многие приятные моменты в жизни сопряжены с болью. Пусть это будет душевная боль от переживаний: любит или не любит, и заканчивая физической болью при...Хм, половом акте. Везде и за всем стоит боль, даже за таинством рождения, поэтому стоит принять ее за данность и ...

- И что? - парни повисли рядом с Эрлом и я тяжело сглотнула.

Выглядит ужасно, нереально и бредово, как во сне, вот только жаль, я не могу очнуться.

Заметив красное пятно на боку у парня в черном плаще, почувствовала дурноту. Это же моя кровь там осталась. Моя.

Изверги.

- Мы не должны их казнить.

- В твоих словах нет логики, - Эрл довольно прикрыл один глаз, - Ты говоришь, что все в жизни связано с болью, и не хочешь причинить боль тем, кто этого заслуживает.

- Я оставляю данное решение мирозданию.

- Будем считать, что мироздание - это я, - гордо произнес Эрл.

Амбруаз издал смешок, а я вырвалась из его рук. Если такие принципиальные, то и мне помогать не надо. Рану залечили - и на этом спасибо. А теперь я пешком постою.

Меня всегда возмущало самодовольство и самолюбование. Поэтому - руки в боки и, не скрывая ехидства, спросила:

- Ты случайно не очередное воплощение короля Солнца?

- Он этой фразу не говорил. Вообще, скромняжка-парень был ... А я всегда говорю правильные вещи, - глубокомысленно произнес он, - прямо как учитель в школе.

- Эрл, давай отпустим их, - устав с ним биться, протянула я. Найдя лавочку поблизости, с радостью плюхнулась на нее, - Я не хочу больше это обсуждать. Нужно найти Жака и Эврара. Вдруг с ними что случилось.

- Так и думал, что ты не сможешь отомстить. Но я не позволю им просто уйти. Придумай наказание.

- Эрл...

- Последнее слово за тобой.

- Но...

- Они будут висеть, пока ты не придумаешь.

- Наказание должно быть смертельным?

- Необязательно.

Я выдохнула. Хотя бы на этом спасибо.

Еще раз окинула взглядом парней и задумалась. Не хочу брать грех на душу и лишать жизни. В то же время тюремное заключение -  не то, что я могу им предоставить. Наверное, Эрл ждет, что я прикажу отрубить руку или ногу, или каким еще способом наказывали преступников раньше?

Замуровывали заживо? Нет. Этого я не перенесу.

- А память стереть можно?

- Совсем? - оживился Эрл.

- За последний вечер, - несмело предложила я, - тогда они не вспомнят, что совершили.

- Но их память будет хранить прошлые злодеяния. Или ты думаешь, что они вели благочестивый образ жизни?

- Вряд ли, - загрустила я.

Значит, нужно придумывать дальше. Только вот что? Мне показалось, что начать жизнь сначала, с чистого листа - самый оптимальный вариант.

- Тогда я подкорректирую твое желание, - тигр протянул лапу, и по воздуху прошло колебание, - вот так.

Морды втянулись и приняли человеческое выражение лица. Парни шлепнулись об землю, как мешки с картошкой, но не проснулись.

- С ними точно все будет в порядке?

- Если ты вызовешь лекарей, то будет.

- Но... - я обвела взглядом место побоища и вздохнула.

Как объяснить людям, что не я здесь похозяйничала? Тем более, вырубленные парни валяются трупиками. Пентаграмма почти погасла, но чаша вон валяется и нож в крови...

Меня замутило. Дрожащими руками я вытащила мобильник и попыталась вспомнить, как вызвать врачей. Была бы дома - дело одной секунды, а здесь...

Ах, да! Я же записала номер скорой помощи в телефонной книжке.

Какая я все-таки предусмотрительная!

Кое-как объяснив по-французски, что нашла трех парней без сознания на кладбище, назвала адрес и номер ближайшего склепа.

- А теперь пора делать ноги. Только как же рыцари? Их могут замести в полицию, -  взволнованно оглядываясь, я надеясь, что они выйдут из непроглядной тьмы вокруг.

Но никого не было.

- Портрет не забудь. А рыцари... Они появятся позже. Увязались за Монголом, хоть я и  предупреждал этого не делать. Если одумаются, координаты твоего чердака знают.

- Тоже верно, - согласилась я и бросилась к рюкзаку.

Он лежал в двух шагах от меня, у ограды. Странно, что парни не захотели пошарить в нем. Но, как оказалось, у них другая специализация.

- Теперь нужно скорее уйти отсюда, - оказавшись рядом с Эрлом, я попыталась вспомнить, с какой стороны кладбища бежала, но память не подбрасывала какой-либо ответ.

Я просто бежала без оглядки.

Вокруг было так темно, что хоть глаз коли, так что я пододвинулась ближе к тигру, авось он вспомнит или по запаху найдет. Амбруаз статуей стоял сбоку, и, казалось, даже нас не слушал.

- Не будем тянуть время, - Эрл взмахнул лапой и портал очутился прямо перед нами.

- Лада, - вдруг отмер мой спаситель, - Вы потеряли кольцо.

Никогда не забуду этого волнительного трепета, когда он взял меня за руку. Тепло пролилось от кончиков пальцев вдоль руки и достало до позвоночника. Амбруаз одевал кольцо очень медленно, будто проверял, удобно ли оно и плотно ли садится. Я старалась не покраснеть, но этот жест показался мне очень интимным и личным.

- Спасибо. С вами приятнее путешествовать, - растрогалась я и зашла в темно-синий круг.

Глава 8.



Глава 8

Все оказалось хуже, чем я могла себе представить. Моя красная курточка... Моя единственная курточка.

- Жизнь наказывает за прегрешения, - я сидела на белом диване и рыдала навзрыд, - А как иначе это можно понять? Вся спина рваная и грязная.

Эрл хранил молчание. Рыцарей дома не оказалось, и вначале я даже обрадовалась, что смогу без любопытных взглядов привести себя в порядок, но внезапно открывшийся факт потери куртки нарушил все планы.

Амбруаз осматривал чердак. Обилие белого цвета неприятно поразило, и по прибытии он фыркнул, что это место - для умалишенных.

Но я не обращала внимание на его странную реакцию и занималась своими делами - оплакивала курточку.

- Завтра последний день. Последний чертов день в Париже. Четвертого числа я улетаю в 11 часов утра.  И что, мне теперь сидеть здесь?! Прощай, Версаль?!

- Ты еще не наездилась? - Эрл развалился на своем любимом коврике у ванной, - Мало приключений?

- Дело не в этом. Когда я еще смогу побывать в Париже? Знаешь, здесь вообще-то дорого, и я год копила, чтобы снять этот чердак. Но Версаль! Я ужасно хочу побывать там, и если ты не слиняешь, как в прошлый раз, уверена, все будет в порядке. Только что делать с курткой? Моей лю-би-и-мой курткой?!

Я сидела и навзрыд плакала, ничего не видя и не слыша вокруг. Самозабвенно предаваясь горю, я остановилась,  только когда сильные руки схватили за плечи и дернули вверх.

- Амбруаз?

- Я трачу столько драгоценного времени, чтобы ты оплакивала свою куртку? - недовольно сказал он, и воздух снова колыхнулся.

Наверное, он починил мою куртку, как тогда рюкзак. Но я не стала смотреть, потому что земля подо мной дернулась, и я почувствовала, как тону в его темных, почти черных глазах. У меня не было сил отвернуться. Что это со мной происходит? Наверное, слабость после ранения...

- Не собираюсь показываться твоим спутникам, - продолжил тем временем Амбруаз, - Поэтому, слушай внимательно. Да, портрет недаром выбрал тебя. Он помнит. Но, я не могу об этом говорить. Между вами установлена невидимая связь, и ты единственная из всех девушек Парижа, кто может помочь вывезти портрет.

- Обязательно в Россию? Или любая страна подойдет? - не отрываясь от прожигающих глаз, спросила я.

- Любая. Хоть в Африку. Проклятие наложено на Францию.

- Значит, вы так переживаете за свою страну?

Он помолчал.

- Если Франция падет под ордой тьмы, она не остановится. Она захватит и другие страны, и тем сложнее мне будет остановить беспредел.

И тут я задала по-настоящему важный вопрос:

- Кто вы?

Он улыбнулся. Впервые с нашей встречи, я увидела, как его губы растянулись в нежной улыбке. Поразительно, как будто солнышко вдруг вышло из-за тучки... Но не стоит расслабляться!.

- Ну... - я оттолкнула Амбруаза, и плюхнулась на диван, - Вы ничего нового и не сказали. Портрет нужно увести. Я - единственная, кто может помочь. Портрет работает на тьму - все это было ясно после первого взаимодействия. Так нечестно.

- До встречи, - безапелляционно сказал Амбруаз, и исчез.

Когда я вышла из ванны, рыцари уже добрались домой.

На диване  неестественно полулежал Эврар: его рука откинулась  в бок, а живот - прикрыт грязного вида тряпкой. Общий вид - бледнее обычного.

Предчувствие плохого больно кольнуло в сердце.

- Что случилось? - бросилась я к рыцарю.

- Ранили, - Жак сменил грязную тряпку на нетканое полотенце,  - Неглубоко. Перебинтуем и заживет...

Ужаснувшись средневековому невежеству, я бросилась в ванную. Бинт, йод, перекись - все это есть.

Ракетой влетела в гостиную, чуть не спотыкнувшись об Эрла. Кошак лежал так спокойно, будто ничего не происходит.

Тут уж я возмутилась.

- Разве можно так безалаберно относиться?! А если там заражение, а если там потеря крови... - набросилась уже на Эврара.

- Я перебинтовал, как мог, миледи, - с достоинством ответил раненый и прикрыл глаза.

Я замерла: это он что, сейчас меня признал достойной? Назвал миледи?!!! Стало так приятно, что я чуть не опрокинула открытый йод.

Но не время отвлекаться.

Разбинтовала рану и ужаснулась.

Запекшаяся кровь прилипла к ткани. Отодрать безболезненно - невозможно. Чтобы размягчить все это дело  и промыть под напором - нужно много перекиси или хлоргексидина, а у меня - один флакончик. Местной воде я не доверяла.

- Придется потерпеть, - вздохнула я, и маленькими кусочками, по чуть-чуть, поливая перекисью, принялась отдирать.

Эврар держался, как настоящий мужчина. Только пыхтел или краснел в моменты, когда становилось особенно больно.

Хорошо, что я умею перевязывать - нас этому учили в школе. Я еще раз мысленно возблагодарила директора за то, что ввел дополнительный предмет, и я сделала всё, как надо.

Жак и Эврар впечатлились. Жак ассистировал с чувством уважения и крайнего благоговения. Для него я стала кем-то вроде небожителя или магистра медицинских наук.

Также пришлось пару раз покраснеть под пристальным взглядом старшего рыцаря. Эврар рассматривал меня с таким упорством, будто в первый раз увидел и сейчас решал, что я за букашка такая.

 Надо сказать, что до этого самого момента я не рассматривала рыцаря, как мужчину. Хоть это и звучит странно, но для меня он был кем-то вроде ожившего манекена. Но сейчас, когда из него лилась кровь, а он мужественно переносил боль и рассматривал меня помутневшим взором, я застеснялась.

В одно мгновение я увидела многое: и высокий рост, и крепкое телосложение, и мужественный вид, и длинные блондинистые волосы интересного оттенка, и... правильные черты лица.

Если вначале я подумала, что Жак - красавец, хоть и юнец, то сейчас мое сердце дрогнуло из-за Эврара.

Бред Питт нервно курит в сторонке. Очень нервно и завистливо. Потому что наш Эврар...

- Так. Стоп, - одернула я себя вслух, и еще больше залилась краской: все это время я безотрывно смотрела в глаза рыцарю.

Бинтовала руку и смотрела в глаза. Вот стыд-то.

- Что-то подать, миледи? - участливо спросил Жак.

- Не, нет, - я проверила повязки и еще раз осмотрела  рыцаря.

Две раны, и вправду неглубокие, были забинтованы. Что ж, пора и честь знать.

- Чай? - дернулась я на кухню, и только за шторкой смогла выдохнуть.

И что это сейчас было? У меня крышу несет от усталости? Не то, чтобы у меня имелся парень или муж, которому нужно хранить верность, но...

Еще раз выглянула из-за шторки.

- Не нужно забивать голову ерундой, - решила я и включила чайник.

Нарезала бутерброды и быстренько переоделась.

Рыцари о чем-то негромко переговаривались в гостиной, а я постаралась расслабиться.

Все в порядке, никто не умрет. Никто ни в кого не влюбился...

Мне просто показалось. А так, как я не искушенная в любви девушка, ну, подумаешь, покраснела чуток. Всякое бывает. Не стоит на этом заморачиваться.

Мне вообще кажется, что я целый день краснею: то на руках у Амбруаза, то перед Эвраром. Слишком много прекрасных мужчин затесалось в моей компании.

Я снова задумалась. Только сейчас могла спокойно выдохнуть и поразмыслить: во что же я ввязалась? Мне навязали портрет и, видимо, под гипнозом, я его взяла. За портретом охотится Монгол, очень воинственный и опасный. В Париже небезопасно вообще - прощай мой фотоаппарат. А еще, я зачем - то повезу это все домой...

Как бы я не хмурилась, выхода из сложившейся ситуации не видела. Что ж, придется плыть по течению и надеяться, что оно меня не убьет. Я зацепилась кольцом за полотенце и с особенным вниманием погладила по камушку.

Амбруаз - неплохой. Он не бросил меня в беде, и, вернув кольцо, выразил намерение и дальше мне помогать. Это уже неплохо.

Я вышла с кухни с подносом. Эрл спал, раскинувшись на пол гостиной, и я не стала будить его. Понятно, что колбасой и хлебом он не наестся, а напоминать про еду и выпроваживать в другой мир я не намерена. Пусть уж лучше здесь спит.

После ужина, который прошел под всеобщее молчание, лично мне показавшееся тяжелым и обременительным - Жак и Эврар не спускали с меня глаз, и мне почему-то неловко было все это ощущать,  я  наконец-то  улеглась спать. Сил не было.

Сначала я хотела поинтересоваться, как там Монгол: жив ли, и собирается ли прийти по мою душу, но передумала.

Завтра у нас целый день, вот тогда и поговорим.

Рыцари тоже отвалились спать. В первый раз большая жилплощадь мансарды была оправдана. Интересно, если бы я сняла маленькую комнатушку, где бы мы все ютились?

Я подтянула поближе к сердцу рюкзак, и удостоверившись, что портрет рядом - отправилась в объятья Морфея.

Как назло, мне не спалось. Сознание томилось где-то на грани, и  мозг усиленно пытался соотнести данные.

Портрет, который меняет людей. Но меняет только в плохую сторону - я не видела, чтобы у кого-нибудь отрасли крылья или появился нимб над головой. В то же время Амбруаз дал четко понять, что в моих руках портрет - в безопасности.

Стоит ли его вести в Москву? Если рассуждать рационально, то нет. Я не буду всю жизнь бродить с рюкзаком, мало того, я не подписывалась таскать двух килограммовый портрет по чащобам и весям. А если меня на свидание пригласят?

Амбруаз... Чем больше думаю, тем страннее мне все это кажется. Такой сильный маг, он смог остановить время, вернуть первозданный вид людям... и не в состоянии охранять сам портрет? Да ла-а-дно.

Теперь я не сомневалась, что тот дом, в который я так опрометчиво зашла, принадлежал Амбруазу. И интуиция подсказывала, что разноцветный островок, привлекший мое внимание, не совсем Франция.

Разум буксовал и начал выдавал фантазии, одна хлеще другой, все фэнтезийного уровня. Но ничего не поделаешь! Глубоко в душе я была уверена, что такого переулка, круглого, как стенки колодца, в реальной жизни не бывает.

Получается, Амбруаз специально отдал портрет мне, чтобы тот пошел в народ? Но зачем? Ведь он представляет опасность для всех, кроме меня.

Почувствовав, что зашла в тупик, заворочалась.

Кажется, я что-то упустила из вида...

Чувства и ощущения сказали мозгу заткнуться и перестать терзать измученное существо, то есть меня, сомнениями, так что вскоре я упала в теплую и нежную пелену, и оказалась в знакомом городе мечты футуристического художника...

Я иду по нежно-серому асфальту и напеваю песенку. Почему-то у меня другое мироощущение и я знаю, что все вокруг - правда. И дома, серой лентой устремляющиеся ввысь, и мужчина, идущий мне на встречу.

Сердце радостно заходится в стуке: Амбруаз. Только у него волосы короче, чем обычно, и сейчас больше похожи на земное каре. А еще он моложе и... веселее.

Он хватает меня за руку, дергает вверх, и мы взлетаем.

Это так неожиданно!

Ветер ударяет в лицо, мы стремительно несемся вверх,  вперед, в манящие дали.  И все было бы хорошо, но мне нечем дышать. Я дергаю рукой, чтобы подать знак Амбруазу, но мы несемся дальше, вверх, в темно-синие облака, подальше от серого города и ненужных оков. Дыхание приходит в норму, и я наслаждаюсь полетом.

- Не знала, что ты умеешь летать, - восхищенно шепчу я, но он слышит.

Смеется. Просто, заразительно так, что становится легко на душе.

- Ты какой-то странный сегодня.

У него озорные глаза и сумасшедшая улыбка. Почему-то тянет улыбнуться в ответ и вздохнуть полной грудью.

И тут я понимаю, в чем странность.

Он слишком легкий и податливый, чтобы быть настоящим Амбруазом.

Я замираю, и, чуть приоткрыв рот, внимательно рассматриваю спутника.

Улыбка медленно сползает с его лица, и уже серьезным голосом он спрашивает:

- Увидела?

Медленно киваю.

- Можно открыться?

Сердце замирает от предчувствия чего-то жуткого. Это жуткое разрастается в груди, как сорняк, и удушающе хватает за горло. Но голова делает кивок, и вот я уже затихаю, стараясь не дышать и не пропустить главное...

Он хватает меня за вторую руку и кружит.

Вдалеке садится солнце. Кажется, осень сейчас ранняя, потому что оранжево-золотые всполохи еще видны на темно-синем небе.

- Ам-бру-аз, - пытаюсь остановить его, но он кружит, кружит, не останавливаясь, и в этом вихре красок мне кажется, я что-то замечаю.

Другие черты, другое лицо. А может, это и не лицо, а всего лишь тигриная морда...

Испуганно охаю и отпускаю руки. Ракетой, бомбочкой, калошкой - я лечу вниз. Ветер свищет в ушах, коса неприятно трясется где-то рядом.

Амбруаз с лицом того самого Амбруаза, которого я знаю, разочарованно вздыхает. Он не пытается меня поймать, а просто смотрит, как я падаю.

И, что удивительно, меня не волнует, что происходит со мной, что будет дальше, потому что в этот момент я вижу только его глаза - уставшие и печальные, будто вынесшие и пережившие всю печаль мира...

- Какого лешего? ...

Я просыпаюсь и лихорадочно пытаюсь понять, что это было. Вокруг - сонная тишина и ночь. С диванов доносится храп, а с пола у ванны - бульканье.

Рука самопроизвольно тянется к рюкзаку. Не открывая, щупаю портрет. На месте. Хорошо.

Но почему, почему я второй раз вижу во сне Амбруаза? Я не загадывала  желание увидеть жениха на новом месте, и беседки, навевающей воспоминания или ложные фантазии, рядом нет.

Приснится такое - матрасом не отмахаешься.

Амбруаз - слишком таинственная и сильная личность, чтобы испытывать к нему что-нибудь. Это - бесполезно. Зачем ему я? А разбитое сердце - совсем не тот сувенир, который хочу привезти из Франции.

Я тихонько встала, чтобы не разбудить всю эту братию, и направилась на кухню. Попью водички, авось бешено стучащее сердце успокоится, и дальше мне приснится что-нибудь по-настоящему романтичное.

Но не успела я взять стакан, как сзади послышалось едва слышное шебуршание.

Я дернулась с графином и чуть не облила себя с ног до головы.

- Ты поедешь завтра голой? - Эрл стоял под шторкой.

Его глаза, итак через чур зеленые, отсвечивали не хуже фонариков, и почему-то сейчас, в тишине спящего дома, мне сделалось страшно.

Ведь я, по большому счету, совсем не знаю это существо. И мне совершенно не понять его целей и желаний: если он может так много, почему занимается такой ерундой - охраняет невзрачную меня.

- Вот что мне в тебе нравится, - Эрл прошествовал внутрь кухоньки, - это самокритичность. Приятно послушать. Моей расе это не свойственно.

- Почему?

Как завороженная, я смотрела в эти огромные изумруды и млела: как далекие звезды из далекой галактики они мерцали, звали навстречу приключениям и любви.

- Для тебя так важно любить?

- Это тоже не свойственно вашей расе? - как под гипнозом произнесла я, и только потом спохватилась, ЧТО я сказала.

Кровь прилила к щекам и я замахала руками, опять чуть не облив себя водой.

- Я не имела в виду...

- Да понял, - Эрл внезапно обхватил мою талию хвостом, - У нас все немножко по-другому, и как такового понятия любви нет.

- Вообще?

Он кивнул.

- Но как вы? ...

- Почкованием.

Я рассмеялась, как забавной шутке. Но наткнувшись на полный серьезности взгляд, замолчала, обдумывая.

У них действительно нет секса? А как же тогда?...

- Поэтому мы и любим ходить по мирам. Даже такая форма дает многое. Интересные ощущения, новые мысли, запахи, вкусы...Иногда.

- Так ты уходил охотиться за тигрицами? - выпалила я, а потом покраснела: да о чем я тут ночью веду беседы?! Стыд, да срам!

- Я и покушал, и энергии набрался. А вообще, это две связанные между собой вещи, - он хмыкнул, - А ты чего не спишь? Королевские условия - в опочивальне, да два рыцаря рядом, один другого краше...

Мне послышалось, или кто-то опять насмехается?

- С тех пор, как мы повстречались, меня терзают кошмары, - я стряхиваю хвост, - держи свои конечности при себе.

Попила воды и вернулась обратно к кровати. Как выяснилось, не одна.

- А ты не хочешь прогуляться?

- Шутишь? Ночь полночь... - я плюхнулась в кровать и натянула одеяло до подбородка, - Да и холодно.

- А если это - другой мир?

- Прикалываешься?

- К чему?

Внезапно Эрл залез ко мне на кровать  и лег рядом.

Я обалдела. Это что за вольности такие!

- Эй ты, кошара, а ну пошел вон.

- Не пойду, - нарочито широко зевнул тигр и всем своим видом дал понять, что будет здесь спать.

Нет, я понимаю, что он меня охраняет, и в некотором смысле, так я буду в полной безопасности, но этичность и мораль еще никто не отменял. Да еще и тигр - говорящий, а значит, вполне сознательное существо мужского пола...

- Тогда я... Я...

Стряхнуть с покрывала, как маминого Мурзика, не получилось. Но и спать рядом... Это - немыслимо, все мое естество противится такому вторжению.

- Тогда я уйду!

- И куда же? - Эрл демонстративно развалился вдоль кровати.

Дразнится еще, полосатый!

- В ванную! - я быстро подцепила тапки и с гордым видом удалилась.

В след донеслось противное хихиканье, и я, только что не пышущая от гнева, резко впрыгнула в ванную комнату.

По другим он мирам собрался, вот наглец! Лишь бы мозги запорошить, негодяй.

Ладно уж. Помоюсь, раз уж пришла. Пусть его совесть мучает, если она у него есть. Я защелкнула дверь и, сбросив ночнушку, отодвинула шторку ванной.

Прямо на меня, не мигая, смотрели черные глаза, и тонкие губы растягивались в гаденькую ухмылку.

Я не успела даже открыть рот и крикнуть, как Монгол схватил за руку и утянул в портал.

Глава 9.



Глава 9

В первый раз я летела через туннель дикого ужаса. Черные глаза не отпускали ни на мгновение, и я даже не могла отвести взгляд. Так мы и перемещались: глаза в глаза.

Когда же оказались на месте, он сам отпустил меня, причем взгляд его выражал крайнюю степень удивления. Он смотрел за мою спину и хмурился.

Забыв про наготу, я тоже обернулась и обмерла.

Мы стояли на каменной темно-серой плите, парящей в воздухе, а вокруг... Был белесый туман и в нем постоянно что-то мелькало, как мотыльки или какие-то летающие палочки, там явно содержалась жизнь, но от этого становилось как-то не по себе. Больше в округе ничего не наблюдалось.

- Добро пожаловать, - раздался громкий голос, и этот голос своими вибрациями будто пронизывал насквозь.

- Где мы? - спокойно спросил Монгол, будто и не удивлялся вовсе.

Вот у меня такого самообладания не было, и я вцепилась в плащ врага, лишь бы не упасть с платформы.

- У меня дома, - голос, вроде бы спокойно произнесший это, показался смутно знакомым.

Догадка возродила надежду, и я выглянула через плечо.

- Эрл?

- Но как ты перехватил переход? - Монгол представлял собой саму серьезность и, видимо, искренне пытался понять, - Я же пришел заранее и спрятался за шторкой. Ты не мог меня вычислить по магическим колебаниям.

Я поежилась. Значит, все это время, за шторкой стоял Монгол?!! А ведь и вправду: мы пришли, потом я возилась с рыцарями, а затем с ужином, и никто не принимал ванну... Да что скрывать, я даже зубы не почистила перед сном - так устала. И все это время, получается, за шторкой прятался враг...

И тут я почувствовала: что-то не сходится. Совсем не сходится.

- Но ведь у меня нет портрета. Зачем же вы меня украли?! - я опять спряталась за Монгола, чтобы лишний раз не светить наготой, но меня прямо таки разбирало выпрыгнуть и показать ему язык: вот мол, опростоволосился, чувак, портрета у меня нет.

Но он резко развернулся и несколько самодовольно произнес:

- А мне нужна ты.

Как гром среди ясного неба.

Я? Что, правда?

Взглянула в блестящие от желания глаза и поняла: влипла. Но ведь не просто так он преодолел все эти расстояния, пути, двери, заклинания... Ах, черт, не знаю, как они перемещаются в пространстве...

Сколько женщин на земле! Ни за что не поверю, что он увидел мою фотокарточку и влюбился...

Все это выглядело так двусмысленно, что я испугалась. Сделала шаг назад. Он - ко мне, я - от него, он - опять ко мне, я еще один шаг назад и...

Лететь вниз спиной - теперь мое хобби. Почему-то не было страшно. Наверное, во сне я натренировалась. Только все уменьшающая точка на платформе придавала радости. Скоро я от него отвяжусь. С детства не любила монголов, со времен историй про Золотую Орду.

Падение все шло, шло, я все летела и летела. Вокруг клубился белесый туман и в нем копошились какие-то не то жучки, не то какой-то мусор.

Интересно, Эрл убъет Монгола или проведет наказание? Как он там вообще? Почему я его не вижу?

В этот момент я почувствовала какую-то щемящую тоску. Сама себя одернула, но поздно: не последняя дурочка, поняла, к чему все это - я привязалась.

Странные мы - люди, привязываемся не только к живым существам, но и предметам, воспоминаниям, местам. Оказывается, и я вот привязалась к тигру.

Если подумать логически: зачем? Что он мне хорошего сделал? Ну, выручил пару раз, ну постебался, пошутил. Так среди моего окружения таких людей много, нет необходимости к ним привязываться. А я вот привязалась.

Какое-то тридесятое чувство возопило: привязываться к Эрлу опасно. Но кто его слушает?

Понятно, что опасно. Все, чего не знаешь и не можешь познать - представляет опасность. Но здесь есть что-то еще. Интуиция говорила, что Эрл очень добр ко мне. А я таким вещам верю.

- И правильно делаешь, - раздался голос откуда-то сбоку, и меня снова пронизало вибрацией от голоса.

Вдруг подо мной появилась белоснежная пластина, сделанная, будто из мрамора с серебряными прожилками, только теплая. Мне было совсем не холодно лежать на ней.

 - Это же другой мир? - я оглядываюсь и безуспешно пытаюсь увидеть Эрла.

Но его нигде нет. Я села, подтянув под себя ноги, хоть как-то прикрыв наготу. Оказаться в чужом месте да еще в таком неприглядном виде - не совсем комильфо.

- Да. Неорганический.

- Это как?

- Здесь нет жизни в привычном тебе понимании. Палочки, которые кружатся в облаке, и есть жители этого мира.

- И это твой родной мир?! - поразилась я до глубины души.

- Да, - невозмутимо ответил голос.

- И ты  - одна из палочек?

Я пыталась разглядеть хоть что-нибудь, но они все ускользали от моего взгляда. Размером не больше спичек, они казались беловато-прозрачными и немножко блестели. Туча белоснежных, в постоянном движении, летающих палочек.

- Да.

И тут мне почему-то стало его жалко. Это как же он, бедненький, живет: ни тебе интернета, ни поцелуев, ни кофе... Ни звезд и лунных ночей, ни прохладного воздуха по утрам и теплого бриза летом...

Он рассмеялся, а я смутилась. Совсем забыла, что он умеет читать мысли.

- Но как же ты говоришь?

Не смотря на то, что я так и не смогла разглядеть палочки, уверена, рта у них не было. Ровно, как и головы, и глаз, и всего прочего. Просто палочки.

Ужас.

- Проецирую информацию так, как тебе знакомо. Голосовых связок, головы и туловища у меня нет, ты права.

- Слушай! - меня озарила догадка, - а может я сошла с ума и лежу сейчас где-нибудь под капельницей, а мне все это только снится?

- В точку, - насмешливо сказал он, и мое сердце забилось сильнее.

Надо же: сама придумала, сама влюбилась. Как там в песне поется? Я его сотворила из того, что было... А потом что в наличие оказалось, то и полюбила...Никогда не хотела себе такой судьбы.

- Но не сейчас. Сейчас все, что происходит с тобой - реально. Но вы, люди, и вправду можете побывать в моем мире, и часто бываете именно во сне, как ты и говоришь. Те случаи, когда снятся непонятные, нереальные, двигающиеся предметы и есть путешествие к нам, неорганам. Девушки заходят чаще, и мы здорово веселимся.

- Это как? - я не стала гадать, как они могут веселиться за наш счет.

В конце концов, Эрл всегда был честен со мной и если там что-то не в порядке или страшно, не будет скрывать.

- Да ничего криминального. Девушки смотрят на наши представления, а мы выкачиваем эмоции. Немного.

- А зачем?

- Ну как. Эмоции - это энергия. Халявная и весьма качественная. Вся жизнь и все существа во вселенной состоят из энергии. Мы не исключение.

- Но вы же никого не убиваете? - и я посмотрела вверх, туда, где остался Монгол.

Не то, чтобы я сильно беспокоилась о нем, но он человек все-таки. Живое существо.

- Я знаю, ты не желаешь ему смерти, поэтому выбросил домой.

- Ко мне?

Я в ужасе представила, как он обрушивается на сонных рыцарей, как они спросонья вскакивают, безоружные... И что он с ними может сделать. Судя по последней стычке - ничего хорошего.

- В его родной мир. Очень приставучий тип. Я подправил ему память, но гарантий, что он опять не притащится за тобой, нет.

- Но если ты житель этого мира, то как... Как ты можешь магичить в других? Я думала, при смене мира, меняются и исходные данные.

- Я - неорган, поэтому любой неорганический предмет мне как слуга.

- Ты так говоришь, как будто они могут двигаться.

- Еще как могут. И впитывать информацию и содержать ее в себе и передавать.

- Вот это я слышала. Так, замороженная вода в Антарктиде, содержит информацию о жизни на Земле миллиарды лет назад.

- И не только. Если разбирать слои земли, то можно найти много неорганики и получить из нее много информации. Ты знаешь, что даже нефть имеет энергетику?

Я покачала головой. Как полный гуманитарий, я не особо вникала во всю эту физику или химию. Не мое это.

Но тигру почему-то верила.

- Может, ты подбросишь мне во что-нибудь одеться? - перевела я разговор на насущное.

- Что хочешь? - невозмутимо ответил голос.

- Покрывало. Платье. Да что угодно. Я, конечно, понимаю, что ты - неорган, но мне неловко. Сидеть перед...  твоими подданными в неглиже.

Он опять издал смешок, и в ту же секунду я почувствовала, как мою кожу сдавило что-то тяжелое.

Оглядевшись, я с удивлением обнаружила себя одетую в железные доспехи и необычные повязки. Вместо рубашки или брюк - ткань, плотно обмотанная вокруг туловища, темно бордового цвета. Латы, лиф, наколенники - везде шла незнакомая мне вязь. Впрочем, комплект был определенно женским.

И тяжелым.

- Спасибо! - неуверенно выдала я и постаралась разогнуться.

С трудом поднялась на ноги и еще раз огляделась.

Мда. Готичненько. Рыцари бы оценили.

- Я не амазонка и сражаться не умею. Зачем мне такой наряд?

Не успела произнести эти слова, как в одно неуловимое мгновение что-то изменилось, и я вдруг обнаружила себя одетой в золотые струящиеся одежды. Форма рукавов напоминала ранее средневековье, а мерцающие ткани - советские фильмы про космос. На голове появилась какая-то шапка не шапка, колпак - не колпак, но что-то высокое и железное, как у Нефертити.

- Это что?

- Платье. Не нравится?

Я не успела сказать: «Да», как он снова поменял наряд.

Теперь я стояла в бальном пышном платье с открытыми плечами. Лиф был красиво украшен незабудками, а ноги ощутимо сжимали туфельки. Восхищенно ахнув, я покружилась, чтобы посмотреть как красиво колышется юбка - она двигалась красивыми волнообразными движениями и единственное, чего мне не хватало - это кавалера. Настоящее бальное платье! У меня!

Я  вытянула носок из-под юбки и увидела невообразимой красоты туфельку - с искусственными незабудками, листочками и усыпанными блестящими прозрачными камушками, на небесно-голубом атласном фоне.

- Нравится? - вежливо поинтересовался голос.

- Это просто нереальная красотища, - завороженно рассматривала я ногу, но потом тряхнула головой, сбрасывая наваждение: - Но это все не мое. Лучше принеси, пожалуйста, мои шорты и футболку. Или хотя бы ночнушку...

В мгновение ока на мне оказалась привычная одежда, и я расслабленно вздохнула.

- Так мне нравится больше. Только не обижайся, - я не знала куда смотреть, поэтому опять села на белоснежную платформу и подтянула под себя ноги.

- Да мне, собственно, все равно. Я пытался сделать тебе приятно.

После таких слов что-то в моей груди опять разжалобилось и расчувствовалось. Я уже и не помню, чтобы кто-то в этом мире делал что-то приятное мне... Ну, если только Володя.

- Послушай, - я прокашлялась и лихорадочно попыталась подобрать слова так, чтобы как можно точнее выразить мысль, - если ты так хорошо разбираешься во снах, может, объяснишь, что значат сны про Володю?

- Могу, но не хочу.

- Что-то у тебя много желаний для неоргана, - недовольно произнесла я.

- Узнаю мою Ладу, - весело заметил Эрл, - вечно недовольна и ворчит.

- Неправда! Я всем довольна и сама душка! - стало чертовски обидно услышать такое мнение обо мне.

- Да ладно, не обижайся.

Но я все равно демонстративно надулась и отвернулась глядеть в сторону.

- Лаад... - протянул он так нежно, что сердце предательски сжалось.

И зачем так откровенно заигрывать со мной? Это же все неправда? А вот мое человеческое сердце так не считает...

Поэтому я решила отвлечься от ненужных эмоций и пойти в наступление:

- Слушай, а каким местом палочка похожа на тигра?

Тишина.

- Э-эрл! Ты говорил мне, что ты - чудовище!

- А что, нет?

Ага, сарказмом страдаем?

- Не вижу сходства с палочкой. Лучше бы ты превратился в столб. И вообще, ты не Амбруаз часом?

Я постаралась, чтобы в моих словах не звенела надежда.

- Нет.

- Точно? - так я и поверю этому шутнику с первого раза!

- Да. Человеком быть я не могу.

А жа-алко.

- И мне жалко, - печально согласился он.

- Ах, ты! - замахнулась я на пустоту и сама себе показалась жалкой.

 Это как же я собираюсь стукнуть то, чего даже не вижу и не знаю, и почему я вообще волнуюсь о нем?

- А ты хоть мужского рода?

- Мы гермафродиты.

- Вот бли-ин, - это показалось мне вообще через чур несправедливым, и я закусила руку.

Главное: не расчувствоваться, не размякнуть...Но из глаз все равно полились предательские слезы.

- Лад, ты чего?

И тут произошло нечто.

Рядом со мной материализовался железный человек. Не такой, как в Изумрудном городе или в одноименном фильме, а намного, намного красивее.

Широкое лицо с высоким лбом и чуть выступающими скулами. Резко очерченные губы и слегка раскосые глаза. Волнистые волосы уложены в прическу аля Пресли, но очень идет ему. Высокая спортивная фигура, под два метра, и обычные джинсы с футболкой. И все это - одного цвета. Серого.

Он быстро подошел ко мне и присел на колени.

- Лаад, все хорошо, успокойся.

Я старалась не пересекаться с ним взглядом. Ну как здесь может быть все хорошо? А как же неясное томление в груди, которое я даже не могу классифицировать как чувства? И то, что он весь - серый и безжизненный, как статуя. И как мне вообще с этим жить?

Ведь если это сон, я не хочу просыпаться...

- Ты просто устала, - Эрл нежно гладил меня по спине; - Многое пережила и потеряла кучу энергии.

- Давай вернемся на мансарду. Давай ты будешь просто тигром, - сердце мое разрывалось от тоски и какой-то дикой потери.

Видимо, все это отражалось в моих глазах, потому что кивнул, и в следующее мгновение я оказалась на своей кровати на чердаке.

Глава 10.



Глава 10

Что бы вы почувствовали, если бы ваш друг заболел? Наверное, жалость или сочувствие. Вот и я не могла смотреть на Эрла по-другому. После этого сна-путешествия стала совсем по-другому к нему относиться.

А тигр воспринял это со свойственным ему скептицизмом.

- Я не буду это есть, - воротил он морду, когда пыталась подсунуть колбаски.

- Но ведь в Новый год ел, - не сдавалась я, - Что же ты, голодным поедешь?

Благодаря милости Амбруаза и его экстраординарному волшебству, моя курточка снова была в полном порядке, и ничто не препятствовало поездке в Версаль.

- Чисто из вежливости, - фыркал тигр и отползал на задних лапах.

Рыцари откровенно посмеивались.

- Давай лучше мне, - Эврар за ночь удивительным образом восстановился, и, если бы я сама не накладывала повязку, заподозрила бы его в симулировании.

- Еще чего, кисик не ел.

Тигра бесили мои ласковые словечки, а я их за утро успела напридумывать много: и тигрястик, и тигра, и кисяк¸и кисик, и кисяриус... На последнем он пригрозил снова стать палочкой и приходить ко мне в каждый сон, чтобы настучать по попе.

Я поумерила свой пыл, но сдерживаться постоянно - невозможно.

Мы бодро позавтракали и, наконец -то, собрались отчаливать. Портрет я обернула в хозяйские полотенца и сложила в пакет - в общем, приняла все известные мне меры предосторожности.

И вот, мы, добродушные и скромные, едем в маленькой душной маршрутке в Версаль.

Что ж, хорошо хоть без мечей. С трудом уговорила оставить железяки дома, потому что как чувствовала: будут лишними. Итак, мы сидели втроем, прижавшись коленками, и под косые взгляды остальных пассажиров отчаянно делали вид, будто все в норме.

Парни млели от моего присутствия, и это было приятно.

- Это - не шутки, рыцари в маршрутке, - приходили на ум скабрезные мысли, и я с трудом сдерживала смех.

Погода наладилась. За окном мерцало зимнее пряное солнце, и воздух был сухим и терпким. На улице - плюс пять, нормальная европейская зима.

Парни притихли и изо всех сил старались не таращиться по сторонам. Но им многое было любопытно, и Жак то и дело задавал вопросы:

- А почему у этой девушке такая штука на голове?

Я пыталась рассмотреть сквозь ускользающую остановку, что он имел в виду.

- Ну, такая! - Жак крутил вокруг ушей обеими руками и выглядело это ну очень...смешно.

Как инопланетянина изображал. Алле, алле! Земля, прием.

- Наушники, наверное. На палочке?

- Красные, с мехом.

- А, это чтобы уши не мерзли, - улыбалась я, - Модный аксессуар.

Мне бы самой такую штуку! Почему-то было ощущение, что вечером грянет мороз. А я опять впопыхах забыла шапку.

После каждого ответа Жак смотрел на меня, как на небожителя. Это немного смущало, но отвернуться и смотреть в окно - не получалось, так как я сидела посередине.

Эврар всю дорогу молчал и думал о чем-то своем, и только когда мы уже подъехали к месту назначения, он спросил:

- А что носят люди в коричневых фужерах?

- Кофе.

- Зачем? Они не могут выпить это дома?

- Спешат или хотят выпить во второй раз. А некоторые, - я приблизилась к блондину с серьезным видом, - Вообще живут из-за кофе...

- Это как? - Жак пододвинулся заинтригованный еще ближе, и со стороны, мы, наверное, смотрелись как банда заговорщиков.

- В их жилах течет кофейная вода, в их уме - кофейная жижа, они подзаряжаются от кофе по нескольку раз на дню. Если не дашь, они умрут.

Парни были потрясены. А я всего-то рассказала один момент из офисной жизни.

- Шутка!

Они не поверили. Так и выходили из маршрутки, загруженные по полной программе - картинкой кофейного человека. Мимо как раз проходила симпатичная француженка с кофе. Мальчики вздрогнули.

И такие они классные. Я даже присела на корточки от хохота. Смотреть на их испуганные лица - это нечто! Наверное, после общения с Эрлом я становлюсь монстром, но подкалывать и дурить наивных рыцарей - забавно.

Всю дорогу Эрл бежал следом. Как и обещал, для остальных людей он был невидим. Да, я от души порадовалась этому факту.

Сначала посматривала назад, но вскоре у меня затекла шея, так что я оставила преследование нас драгоценных на совесть полосатого.

В Версаль мы прибыли в одиннадцать утра и первым делом решили осмотреть парк - пока светло.

Рыцари были поражены тем, что ближайший сад представлял собой горшочки с упакованными на зиму деревьями. Они искренне не могли взять в толк, зачем люди обмотали их тканью.

- Это южные растения. Им холодно здесь, - пыталась объяснить я, но мне не поверили.

- Дурацкая мода, - выдал Жак, и я опешила.

Откуда он взял это словечко? Пожалуй, пока я протюненговывалась в подметании, парни разнообразили словарный запас.

- Ты совсем тиви не смотришь? - добавил он.

Я не успела сформулировать и озвучить крайнюю степень удивления, потому что на плечи опустились две здоровенные тигриные лапы.

- Ну, как, довольна?

- Я еще не видела внутреннюю экспозицию... Но сад красивый.

Тигр фыркнул, а я поманила рыцарей.

Мы прошлись вперед и заценили простирающийся до горизонта вид. Белоснежные статуи с изображением прекрасных дев и купидонов, изрядно смутили рыцарей.

Погуляв полчаса, я не выдержала и потащила смотреть экспозицию во дворец. Все же холодно зимой гулять по парку. Да и ветер от воды поднялся.

И хотя Версаль смотрелся величественно и красиво, не могла удержаться от сравнения:

- Есть у нас в Санкт-Петербурге дворец, - рассказывала я им, пока мы обходили этот, - он называется по имени императора - Петродворец. Если сравнивать, так он раз в сто шикарней.

- Зато этот старше, - не согласился Эрл, а рыцари промолчали, - И если ты не в курсе, Петродворец построен по подобию этого. Только, как любят русские... Одна янтарная комната чего стоит.

Судя по их восторженным глазам, для них и этот являлся чем-то из разряда футуристических конструкций.

Мы купили билеты и вошли внутрь. Что ж, красиво! Не все комнаты, конечно, обставлены, но это можно пережить. Когда мы добрались до королевской опочивальни, я уже привыкла смотреть только на потолок и стены, потому что они единственные выглядели по-королевски.

И я так увлеклась созерцанием одного резного потолка в комнате, что вход в зеркальную залу стал для меня неожиданностью. Просто шла, шла себе по скучным комнаткам и вдруг - бац! передо мной чудо.

Самое поразительное, что туристов в зале нет. А в самом конце этого чуда стоит он: высокий и худощавый, с правильными, утонченными чертами лица. Бордовый мундир старинного покроя и черный хвост густых волос. Настоящая гипсовая скульптура, демонстрирующая отличный образчик французского дворянства!

Вдруг, образец сделал взмах рукой и задвигался.

Пока я переваривала информацию, полученную от глаз, статуя из экспозиции явно заметила меня и бодро зашагала вперед.

Наверное, в мое сознании так плотно запечатлелся образ Амбруаза в черном, что я даже вообразить себе не могла его одетым во что-нибудь другое.

Надо сказать, что любуясь королевскими покоями, я убежала вперед, и сейчас рыцари только входили в залу. Эрл вышел из-за спины и сел рядом.

- Сколько можно ждать! - вместо приветствия сказал Амбруаз, и я с удивлением заметила, как он взволнован: щеки с легким румянцем, грудь - резко вздымается. Наверное, он и сам прибыл сюда недавно. Прямо, бежал.

- Что случилось? - по его лихорадочно блестящим глазам угадывалось экстраординарное событие, - Всё плохо?

- Пока нет, - выдохнул он и косо взглянул на Эрла, - портрет с собой?

- Да...

- Тогда пойдем, - он схватил меня за руку и потащил на середину зала.

- Эй, полегче, - испугалась я, и обернулась, чтобы попросить помощи у рыцарей.

Одно дело, когда Амбруаз помогает и спасает, а другое дело - когда незнакомый мужчина куда-то тащит тебя против воли.

Но, к  моей досаде, рыцари спокойно осматривались. Я могла обозревать только их затылки. Они обменивались впечатлением, обсуждая позолоту и причудливость светильников, но даже пальцем о палец не ударили, чтобы спасти меня.

- Жак! Эврар! - закричала из всех сил я, надрывая голос, но хранители, обязанные из всех сил оберегать меня и мою ношу, даже не дернулись.

- Они не видят, - признался Амбруаз, - Прости, пришлось законспирироваться.

- И меня не видят?! - ужаснулась я, - И Эрл?

- Нет, Эрл знает, что я тебя забираю.

- Ты? Меня? Но зачем?

- Нужно кое-что прояснить, - сказал он и резко остановился.

Повернул меня спиной к себе и крепко обнял. Рюкзак мешался, а так получились бы вполне себе симпатичные объятья.

- Эй! Что ты делаешь... - не успела возмутиться я, как воздух подернулся, перед глазами будто встала пелена, а потом мы очутились в огромной комнате.

Она была серой.  После воздушности и объема зеркальной залы эта, какой бы огромной она не была, просто казалась грязной клеткой. Хотя...

Я осмотрелась.  Комната была жилой, о чем свидетельствовали необычного вида цветы в вазе - серебристые колокольчики, подернутые мерцанием,  но все остальное вполне вписывалось в стиль пост-модерн. Только некоторые предметы мне не удалось классифицировать, а в остальном комната походила на светскую гостиную примерно того типа, что недавно мы видели в Версале.

Тут же я услышала чей-то бубнешь, и, обернувшись на звук, заметила женщину у окна. Она стояла спиной и что-то бубнила, ворчала, не переставая. Сразу стало понятно: кто-то ее допек.

- И после всего, что ты сделал, говоришь, что можешь унаследовать род? - женщина пришла, по-видимому, к ключевому вопросу и обернулась.

Ну, что ж сказать. Время никого не красит ... просто так. Она была хищницей. Молодой, но с бойкими мудрыми глазами, высокой и ухоженной. Ее возраст и выдавали-то только глаза. Сильные черные волосы заплетены в замысловатый хвост и каскадом спадали до талии. Наверное, такой мечтала бы стать каждая женщина за сорок.

Она не стала мелочиться и выспрашивать, кто это перед ней, откуда, да с какими целями Амбруаз привел эту ободранку - всё это читалось во взгляде, но не высказывалось. Она только приподняла бровь.

Этого оказалось достаточно.

- Это та девушка, о которой я говорил, - с поклоном сообщил он.

Потянул меня за рукав, и я тоже слегка поклонилась. Опускать голову полностью было, если честно, страшно. Женщина выглядела ну очень недоброй, и ее потенции в отношении меня не внушали доверия.

- Неужели? - вдруг сладко пропела она.

На меня накатила волна тепла, расположения, счастья и радости. Будто  полчаса назад выпила кофе, а эффект дошел только сейчас.

- Селеста, не надо, - строго сказал Амбруаз и взял за руку.

Холодная волна поднялась от точки нашего соединения и почти в секунду отрезвила разум. Я растеряно заморгала. Это что, меня хотели загипнотизировать?

- Некрасиво манипулировать гостями, - озвучил мои подозрения он.

- Это кто же у нас гость? -  со смешком сказала эта... Селеста.

- Раз я привел, значит, гость, - упрямо отбрил ее Амбруаз и крепко сжал губы.

Что-то опасное промелькнуло во взгляде, и черноволосая тоже поняла, что лимит его терпения - не безграничен.

- Отцу будет любопытно с ней познакомиться, - с издевкой сказала она, - Узнать, из-за чего ты пропадал столько времени.

Он опять поклонился и потянул меня следом. Что ж, раз такие пряники, мне не жалко поклониться, лишь бы на общую пользу. Хоть и напрягает эта женщина...

Когда я разогнулась, у окна уже никого не было.

Но мы все еще стояли в этой серой комнате.

- А давай домой? - с надеждой улизнуть спросила я.

- Хм... С каких пор мы с тобой на ты? - вдруг выдал Амбруаз, но потом расслабленно улыбнулся, - Ладно, проехали. Говори, если никого рядом нет. Но мы не можем уйти сейчас.

- Почему?

- Нужно переговорить с правителем.

- Может, как-нибудь без меня? -  намек не удался.

Шестым чувством ощущала моя селезенка, что правитель не в диком восторге будет от моей скромной персоны. Да и от меня самой: волосы не уложены, джинсы одеты, и все это выглядит таким диким контрастом на фоне этой швабры...

- А кто она? -  я кивнула на окно.

- Моя невеста, - спокойно ответил он, а я чуть не подавилась.

- Правда что ли?

Он кивнул.

- Но она старше?... - этот факт, собственно, и наводил на подозрения, что он шутит.

- Это неважно, - ответил он, и тут случилась необъяснимая вещь: мы вдруг оказались в огромном сером помещении.

Как на складе. Вот только отличие состояло в том, что здесь были высокие стрельчатые окна, и под ними стояли кушетки. Пара человек мялась у дальнего конца залы, а впереди, на обычном стуле, сидел человек в массивном теплом пиджаке.

- Я слушаю, - важно сказал он, и я тут же сдрейфила.

Увидеть так быстро какого-то правителя -  не для слабонервных. Но наши не сдаются, поэтому я как можно выше задрала подбородок: подумаешь, правитель. С виду совсем не тянет. Он еще наших не видел...

- Лада, достань потрет, - строго приказал Амбруаз, и я зашуршала.

А он тем временем не сводил взгляда с мужчины, и со стороны это поведение выглядело как вызов. Мне так и хотелось шепнуть ему, чтобы не нарывался, но полное непонимание того, что происходит, спасло от необдуманных слов.

Молчание - золото!

Я покраснела дюжину раз, пока вытаскивала полотенце. Рюкзак пришлось положить на бетонный пол, а вот белые полотенца - разматывать под пристальным взглядом правителя.

Когда я его все-таки вытащила, красавица на портрете засветилась необыкновенными красками.  Даже  ярче и сильнее, учитывая серый фон стен. На мгновение показалось, что можно ослепнуть от ее красоты и сияния.

Повисла гнетущая тишина. Мужчины дотошно рассматривали портрет, будто видели его впервые.

- Она сделана здесь, - протянул правитель, - Я помню ее во времена своей юности. Украшала наш дом.

Амбруаз кивнул.

- Кто-то выкрал ее и специально перенес на Землю. Много лет таился и ждал удобного случая, а потом вышел убивать. Народы помнят эти дни, они остались в устном творчестве, запечатлены в сказаниях и былинах, - голос Амбруаза звучал строго и сухо, как будто резал клинок, - Я нашел и обезоружил портрет, надежно спрятав в своем временном жилище. Но не учел одного: на портрете стоял блокировщик передвижения, и я не мог покинуть Землю долгие годы. Вынужденно жил на там, и если бы не Лада, наверное, еще торчал бы там.

- То есть? - недоверчиво посмотрел на меня правитель.

- Она помогла открыть его.

- Девушка?

Амбруаз кивнул.

- Стояло жесткое нравственное условие: взять портрет может только чистый и не корыстный человек. Три девушки подходили по этому определению, но в последний момент каждая думала о том, как бы продать подороже.  Я задержался дольше, чем предполагал...

- Почему не привез портрет сразу?

- Как отвечающий за галактику аватар,  не мог бросить место работы сразу после открытия. Мне нужно обезопасить страну и людей.

- И?

- Выяснил, что свойства портрета оказывают влияние на людей, живущих на территории Франции.

- Что за страна?

- Обычная, считается передовой. Есть любопытные технологии, но люди много внимания уделяют взаимоотношениям. Мне по душе - другая страна Земного шара.

- И что собираешься делать?

- Сопроводить девушку до безопасной страны и там попробую уничтожить портрет.

- Почему не попробовал сразу?

- Во Франции не действует. Получилось обратное действие, и на несколько миль вокруг люди потеряли сознание.

- То есть в России тебе людей не жаль? - возмутилась я.

- Жаль, но у вас и безлюдные леса есть, - спокойно ответил он.

- Ты позволяешь ей тыкать? Какие у вас отношения?

Вопрос застал врасплох не только меня, но и мага. Он хлопнул ресницами и повернулся ко мне. А я что? Отрицательно замахала головой, в ужасе представляя, как можно заподозрить эту прекрасную статую в интрижке со мной? Да, пусть он смотрится молодо, лет на тридцать, но его слова об устном творчестве... Это же сколько лет он провел на Земле?

От этих мыслей пробежал холодок.

- Хорошо, а то Селеста истосковалась, - сказал правитель и в его теплой улыбке, интонации, с которой он произнес эти слова, я услышала любовь.

Удивленная, повернулась к Амбруазу. Он слегка кивнул. Значит, она и вправду  дочь правителя? Ничего себе, кто-то карьеру делает.

- Как дела на твоем объекте?

- Все в норме, - по-военному отрапортовал Амбруаз, и даже сделал приветственный жест рукой, как под козырек, но с волнообразным движением, - Разрешите идти?

- Я, возможно, захочу поговорить с ней позже, - медленно сказал правитель.

Сердце ушло в пятки. Зачем я ему? Разве он не удовлетворился предоставленным объяснением?

- Не теряй с ней связь, и обезоружь портрет как можно скорее. Хочу повесить в галерее.

Мы поклонились и ножкам прошли через весь зал к выходу. Я не могла отделаться от мысли, что обстановка больше похожа на место для разборки кланов, нежели для решения вопросов на государственном уровне.

- Все в порядке? - спросила я, как только за нами закрылась отъезжающая в бок панель.

- Справимся, - он обернулся и взял меня за руку, - Пожалуйста, подержи портрет у себя еще немного. Придумаю способ, как избавиться, сразу же приду за тобой.

И сказано это было с такой страстью и уверенностью, что я поверила. Конечно, смогу продержать у себя портрет и месяц, и год, и вечность, если надо для дела. А как я поняла из разговора, ставки слишком высоки - Земля, планета моя любимая, Родина моя ненаглядная.

Захотелось всплакнуть. Я как-то резко осознала, что нахожусь не просто в нескольких километрах от дома, а где-то в далекой-далекой галактике, где живут вот такие вот существа, как Амбруаз, и где такой маленькой бесполезной мне - не место.

- Спасибо, Лад, - мужчина неожиданно наклонился и поцеловал меня в лоб.

Я не успела открыть рот и хоть что-нибудь сказать в ответ, как молниеносно сменилась картинка и я очутилась в зеркальной зале, в самом центре огромного, забитого людьми холла.

Вокруг была китайская группа туристов. Рыцари уже выходили из помещения, и только Эрл лениво катался на спине у окна. На меня первое время никто не обращал внимания.

 Амбруаза рядом не было.

- Что-то вы быстро, - лениво протянул Эрл.

- Нас выставили.

- Все обошлось?

Я посмотрела на завернутый в два полотенца портрет и кивнула. Нужно вложить в пакет, потом в рюкзак. Амбруаз так торопился от меня избавиться, что даже не дал времени спокойно всё упаковать.

Китайцы огромной толпой заслоняли вход и выход, толпились вокруг. Да, они были везде! Кто-то пихнул в спину, кто-то неаккуратно прошел мимо.

Портрет вылетел из рук и очень ловко вывалился сразу из обоих полотенец.

Я только увидела повернутые ко мне головы,  взгляды вниз и чудовищную трансформацию.

Глава 11.



Глава 11.

В первый раз я заметила тоненькие струйки света, расходящиеся в разные стороны от портрета. Они достигали людей и включали потайной механизм.

А я стояла в центре этой безумной толпы, и мне не было страшно! Почему-то в голове била только одна мысль: кто, зачем и как создал этот жуткий артефакт?

Меня сбил с ног Эврар, и крикнул: «Не спать!». Я в ужасе смотрела, как он голыми руками раскидывает чудовищ. Подозревала, конечно, что рыцарь  - очень силен, и была приятно удивлена, что портрет на них с братом не действует.

Значит, у них чистые сердца и намерения?...

Эрл, рыкнув, валил мастерски чудовищ. Он был страшен и прекрасен в бою.

Я пыталась найти укрытие - Эврара оттеснили к другой стенке, и пред глазами мельтешила черная масса.

Вокруг творилось невероятное!

Чудовища бесновались и всей толпой пытались добраться до моего тела.  Падая, я  стукнулась копчиком, но смогла отползти за белоснежную скульптуру полководца - какое счастье, что в этой зале выставлены бюсты на постаменте! Я слышала дикие крики рыцарей - видимо, они помогали выразить гнев и прибавить храбрости, но шум стоял оглушающий.

Пока Эрл раскидывал чудовищ с одной стороны, ко мне подползали с другой. Я схватила портрет и уже приготовилась им сражаться, когда взгляд упал на кольцо.

Амбруаз! Заварил всю эту кашу, что ж, приходи расхлебывать!

Я позвала громко, тверда выговаривая каждую буковку, но никто не приходил. Меня схватила за ногу и потянула к себе когтистая лапа. Эрл среагировал мгновенно, и каким-то невероятным движением отрезал эту лапу когтем. Глюки уже паразитировали на воспаленном сознании, потому что я увидела, как его ноготь удлинился и стал наподобие иглы.

Чудовище отвалилась, а лапа на моей ноге осталась. Я в панике попыталась скинуть чужую конечность, но она зацепилась за джинсы, и висела, как некромантский брелок.

Бой продолжался. Чудовищ было очень много, и рыцари не справлялись.  Жака окружили со всех сторон и норовили погрести под собой. Эврар отбивался умело и ожесточенно, но его загоняли в угол.

- Справа! - увидела я подлый бросок, но мужчина не успел среагировать.

Он дернулся к выходу, защищаясь кулаками, но острые когти чудовища пропороли насквозь брюшную полость. Он остановился и изумленно моргал, даже не пытаясь сопротивляться, и чудовища, с еще большим воодушевлением вонзали в его тело когти.

Я видела, как он осел, а потом скрылся под черными волосатыми телами. Это было так ужасно, что ужас парализовал меня. Я не могла думать и говорить. Если бы и на меня сейчас прыгнуло чудовище, вряд ли бы я отошла в сторону.

- Брат! - заорал Жак, чудом сумевший выползти из под сваленных в кучу тел. Он держал в руке нож и хаотично осматривался.

Он еще не видел. Он еще не знает.

Нельзя ему позволить это увидеть. Нельзя.

Я прыгнула вперед, и рукой сшибла бюст. Он опрокинулся с таким треском, что парень подпрыгнул и бросился ко мне. Оставшиеся между нами чудовища активизировались. Эрл отступал к нам. Если не считать троих на полу и двух у входа - все остальные чудовища все еще были тут.

Мы сбились в кучу, а они нас окружили.

- Где Эврар? - Жак пытливо вглядывался в притихших животных и ловил каждое их движение.

Они что-то замышляли.

Мы с Эрлом промолчали. Я опять посмотрела на кольцо и уже мысленно позвала Амбруаза. Язык не повиновался, и от мысли, что мы навсегда потеряли Эврара, перед глазами начинали двигаться предметы.

Воздух колыхнулся. Звуки вдруг стихли, и только мы, тяжело дыша и сгибаясь под тяжестью пережитого, стояли  наготове.

- И это - нормально?! - раздался злой голос правителя, и нашим глазам предстала процессия.

Их было четверо: правитель, теперь уже в черной одежде, Амбруаз, тоже переодевшийся, и две женщины в темных хламидах.

- Ах, вот почему ты так долго шел, - с неудовольствием подумала я, признавая в одной из женщин Селесту.

Неприятное ощущение, когда твой зов о помощи променивают на прекрасных красоток.

Но тут раздался отчаянный вопль Жака, и я устыдилась малодушных мыслей:

- Эврар! Не может...Эвр...Нет...

Он рухнул на колени, а я медленно повернула голову. То, что осталось от рыцаря, уже мало напоминало человека.

Пошатнулась.  Прозрачное зеркало приобрело черты Эврара и протянуло мне руку: оно дружески хотело приободрить. В голове гулким эхом ворвалась тишина, и черные фигуры, молчаливыми судьями смотревшие на это безобразие, превратились в великанов.

Кажется, удара об пол я не почувствовала.

***

- Она дышит, - раздался мелодичный голос, и я резко распахнула глаза.

Серый потолок и причудливый карниз. Неужели меня все-таки оттащили в тюрьму?

Тело ломило от слабости, и, охая, я приподнялась на локте.

Рядом со мной сидела женщина в черной одежде. Она выделывала странные пассы пальцами, как будто тренировалась в мудрах, и с кончиков периодически срывались искры.

- Рада приветствовать тебя, Лада, - дружелюбно сказала она, и направила слетевшие искры мне в голову.

Я не успела испугаться, как почувствовала жжение во всем теле. С мозга шли согревающие импульсы, и теперь я не чувствовала усталости или беспокойства. Мне стало так хорошо, что скептическая часть меня, неизвестно когда взращенная Эрлом, поинтересовалась:

- Это - гипноз? Но ведь я ваша гостья!

- Ты и это знаешь? - женщина молниеносно свернула попытки успокоить меня, и я обессилено рухнула на кровать.

- В некоторых случаях и гипноз - благо, - сказала она.

У меня не было настроя рассуждать на философские темы, поэтому я как можно равнодушнее спросила:

- Где я?

- В своей комнате.

Недоверчиво огляделась. Даже если допустить, что моя бежево-розовая комната вдруг поменяла цвет, выкинула мебель и поставила невиданные доселе механизмы, все равно обстановка смотрелась не нашей. Не родной. А где монитор для компа? А где мои разноцветные коробочки для мелочей? А куда вынесли книжные полки?

- А где Эрл?

- Кто? - кажется, мне удалось удивить свою сиделку.

В том, что она караулила, я не сомневалась.

- Тигр.

- Тигр? - переспросила она меня, а я засопела.

Не люблю, когда люди прикидываются дурочками.

- Где мои спутники? - зашла я с другой двери.

- Молодой господин отдыхает под присмотром... - она косо взглянула на меня, - персонала, а второй господин... - она выдержала очень длинную паузу, - почил. Мы проводили его со всеми почестями.

- Сколько я тут лежу?

- Два дня.

Значит, Эрл убег. Что ж, об этом подумаю позже, а сейчас нужно повидаться с Амбруазом и прояснить судьбу портрета, и, чего уж мелочиться, всего Версаля!

Я с подозрением посмотрела на сиделку. Чинный вид, кроткий взгляд. Наверняка что-нибудь замышляет.

- Я так хочу пить, прямо изнемогаю от жажды, - я постаралась вложить в эту фразу столько страсти, сколько Мурзик вкладывает в ожидание еды.

- Сейчас принесу, - повелась сиделка, - Но тебе нельзя вставать. Раз отказалась от терапевтического вмешательства, нужно дать возможность организму восстановиться самому.

Кажется, лекари всего мира одинаковые. Чуть что не по их рецепту, иди и помирай, как хочешь!

Я дождалась, пока она выйдет за серую дверь, и попыталась встать. Разумеется, я не планировала совершить побег прямо сейчас, в полуобморочном состоянии, но хотя бы потренироваться ходить следовало.

Перед глазами все вертелось. Организм съел положенную дозу витаминов, и теперь наотрез отказывался идти на контакт.

Медленно я дошла до столика и вернулась к кровати. Только вид сбоку немножко напугал: кровать возвышалась над полом где-то на пол метра, и деревянное основание меня очень изумило. После серой-серой гаммы, я не ожидала увидеть теплые деревянные оттенки.

Я успела натянуть одеяло, когда вошла сиделка. Он принесла ароматный напиток, по вкусу похожий на годный компот, и сказала невероятную новость:

- Господин Амбруаз хотел бы увидеться с вами. Вы не против?

Я тут рисковала жизнью и опасалась упасть в обморок, а ларчик просто открывался. Наверное, я слишком поспешно кивнула, потому что сиделка что-то заподозрила.

- Если он будет угрожать или применять силу, нажмите на эту кнопочку, - она показала на электронный звоночек у изголовья кровати.

Он ворвался как ураган и чуть не сбил почтенную женщину. Она неодобрительно покачала головой, и сама закрыла за собой дверь.

- Как ты?

Мне показалось, что он осунулся. Глаза лихорадочно горели, и ему самому требовался доктор. Но вспомнив про методы лечения, я не стала говорить об этом.

- Они назначили суд, и теперь только после предварительного слушания станет ясно, когда нас отпустят.

Нас... Он сказал «нас»! - пропело мое больное сердце, и перед глазами затанцевали бабочки.

- Смотрю, ты еще под наркозом, - заметил мужчина, и я с громким треском слетела с небес на землю.

- Что?

- Тебе сделали операцию, потому что в тебя попала инфицированная кровь.

Я непонимающе посмотрела, и он сжалился:

- Когда от твоей ноги отодрали лапу, выяснилось, что он прорвал насквозь ткань, и в ране началось заражение.

- И?

- Пришлось слегка перелить кровь. У нас не было твоей группы, поэтому обошлись местной. Так что ты наполовину аватарка.

- Ты издеваешься? - первым моим желанием было стукнуть его подушкой, но силы уже оставили меня, а подушку надо было еще вытащить, - Как можно было решать такие вещи, не спросив моего согласия?!

- Вообще-то оно не требуется, - Амбруаз сел на место сиделки, - Как действующий аватар Солнечной галактики, имею право принимать такие решения самостоятельно.

- Ну, ты...- возмутилась я, но потом все-таки спросила: - Аватар - это как в мультике?

- Нет, - рассмеялся он, - Аватары - это наша нация, подвид, если хочешь. Мы - метаморфы, и если на должности нужно, можем менять внешний облик соответственно населяющему планеты виду.

- То есть это не твой настоящий облик?

Он отрицательно качнул головой.

Озадачилась. То есть то, что я вижу в реальности, на самом деле таковым не является?!

- Мне бы хватило и Эрла, - все-таки сказала я, - Вас двоих для меня слишком много. Хочу домой, к маме.

- Как поправишься, можно устроить, - вдруг согласился он.

- Знаю я ваше лечение! - фыркнула я, - Оболванить и бросить.

- Давай по-другому, - его ладонь появилась над моим лбом, - Я передам тебе немного своей энергии, и мы посмотрим, как твое тело примет это.

Я согласилась. Пусть лечит наложением рук - это мне показалось надежнее, чем гипноз. Но все время «прогревания» - именно так я ощущала процесс передачи энергии - меня терзали смутные подозрения: раса аватаров, управляет целыми галактиками... и использует дедовский метод лечения?

- Какой ты на самом деле? - зачем-то спросила я.

Сама удивилась вырвавшемуся вопросу, но, наверное, так ладонь на меня подействовала: смотреть на нее долгое время скучно.

- Тебе не понравится, - был ответ.

Ну, надо же, какие дипломатичные! Говорим только то, что может понравиться.

- Я серьезно, - уже тише добавил он.

Не стала развивать эту тему, интуитивно почувствовав отторжение. Удивительно, насколько часто у меня появляются внутренние ощущения! Они формируются как принятие, отторжение, тревога, предвкушение. Но чаще, конечно, чувства негативные.

Теперь я понимаю выражение: «интуиция подсказала».

- Как Жак?

- Придется возвращать домой и чистить память. Сломался.

Я была готова услышать, что он ранен и лежит в реанимации, что он идет на поправку, и к нему можно только завтра, но такого!... Нет, такого поворота я не ожидала.

На глазах навернулись слезы. И даже теплая энергия, усиленно текущая в лоб, не смогла меня остановить. Бедный мальчик! Почему на его долю выпало столько несчастий?!

- Его брат пал смертью храбрых. Очень достойная смерть. Я сделал для него всё, что мог.

- Это как?

- Не могу тебе рассказать. Просто знай, с ним сейчас все хорошо. Он - счастлив.

- Амбруаз, какой ты милый! Спасибо!

Маг смутился и отодвинул ладонь.

- На сегодня достаточно, а то ты еще приставать начнешь.

- А можно? - поддела его я, но парень, к моему удивлению, отнесся к этому серьезно.

- Нет. У меня есть невеста. И после моего освобождения... В общем, вскоре будет свадьба.

- Я за вас рада, - почти искренне процедила я и откинулась на подушки, - Мне так хорошо сейчас, можешь оставить одну? Надеюсь, мне приснятся хорошие сны...

Неожиданно он наклонился и  поцеловал в лоб. А потом исчез, даже не потрудившись выйти за дверь. Я была ошеломлена: зачем, вот зачем он совершил это мимолетное касание, если собирается жениться?

Или я что-то не понимаю в психологии аватаров, и нас, проживающих под их руководством, они воспринимают как детей?

Стало очень обидно. Понимаю, что ловить мне здесь нечего, и объективно мне больше подходит простенький Жак, нежели шикарный всемогущий мужчина, но...

Всегда есть одно но: бес противоречия. Он живет там, где логика забывает протирать пыль - с левой стороны. И часто, в самый неподходящий момент, вылезает наружу с красной тряпочкой.

- Эй! - говорит он, - Давай устроим генеральную уборку: пошлем все нафиг!

Сиделка принесла покушать, и я с удовольствием съела овощное пюре. Все это время она считала своим долгом развлекать меня пустыми разговорами о погоде, последних новинках моды и прочей ерунде.

Едва пюре закончилось, я принялась усиленно зевать и всячески демонстрировать, как хочу спать.

Женщина прониклась, и спустя минут пять, на цыпочках вышла за дверь. План был выполнен.

Я распахнула глаза и принялась обдумывать свое положение.

- Почти ничего не знаю, ничего не умею. Друзей у меня нет: Амбруаз легко может стать врагом, если будущий свекор скажет. А Эрл опять слинял.

- Вообще-то у меня есть обязательства, - раздался знакомый голос над ухом, и я подпрыгнула.

Серый железный мужчина, не отрываясь, смотрел в лицо. Он сидел у изголовья на табуретке сиделки, вот только готова поклясться, что еще минуту назад его здесь не было.

А ведь я говорила вслух! Боже, какой позор...

Мне захотелось провалиться сквозь подушку и одеяло, но научить этому фокусу меня никто не удосужился, поэтому я просто покраснела. А Эрл, серо-железный и все такой же прекрасный медленно наклонился вперед.

- Я давно хотел попробовать одну вещь, - вдруг сказал он, - Не двигайся.

Легко говорить, когда это - твои слова. Но в моем случае, мне захотелось убежать и спрятаться. Опять чертова интуиция сигнализировала красным пламенем.

 И вот я в полуобморочном состоянии наблюдаю, как железный человек склоняется к моим губам.

- Поцелуй, - бьет в висках набатом.

- Что, правда? - вторая мысль.

- Меня целует сам ЭРЛ! - третья мыслишка принялась плясать безумный танец.

- И что, он все равно ничего не чувствует, - сказал еще один голос.

- Зато я -то чувствую, - поддержал его хор.

- Ух, как холодно... но приятно. Ой, он губу захватывает...

Чувствуя, что еще чуть-чуть и сойду с ума, рукой уперлась ему в грудь.

- Зачем тебе это? - выдохнула в губы, - Ты же не чувствуешь...

Он отодвинулся и поморщился. Прямо как один мой знакомый тигр.

- Обязательно упрекать меня в этом? - насмешливо спросил неорган, - Всегда было интересно, каково это...

- Только не говори, что это был твой первый поцелуй.

- Тогда промолчу, - он оттолкнулся от кровати и встал, - Спящей красавицы из тебя не получится, значит, придумаем другое. Странно все получилось...

В его тоне, спокойном и безразличном, я услышала опасность. Эрл боится. Да! Эрл до чертиков боится чего-то.

Я приподнялась на локте и попыталась осознать этот факт: крутой Эрл, король неорганов, способный управлять неживой материей, а значит, умеющий делать оружие изо всего, боится?

- Так и есть, - печально ответил он, и тут же  в комнате стало очень темно.

Глава 12.



Глава 12.

Резкая вспышка, и полуденный свет опять возвратился в комнату. В середине стояла светловолосая девушка, и после обилия брюнетов в радиусе ста километров, этот факт оказался примечательным. На руках у нее лежал ребенок.

Она осматривалась, но Эрл благополучно исчез.

- Где он? - требовательно топнула ногой она, - Куда он делся?

- Кто? - осторожно спросила я.

- Король неорганов. Он должен быть здесь. Я загадала...

Ребенок проснулся, услышав голоса, и заплакал. Девушка принялась качать и нежно улюлюкать. Ее личико разгладилось и теперь для нее больше никого не существовало, кроме ребенка.

Я поразилась этому контрасту.

- Зачем ты сюда пришла? - пошатываясь,  я села в кровати.

- Подожди, - нежно прошептала девушка и, пританцовавая, прошлась по комнате.

Ее нежно-голубое платье облегало стройную фигуру, а волосы спускались до талии. Вся фигурка представляла собой отличный образчик материнства, и я залюбовалась.

- Кем бы ни была эта незнакомка, она не сможет причинить кому-то вред, - так вопила моя интуиция.

Ребенок уснул. Девушка осторожно положила его у меня в ногах, и села рядом.

- Ты - новенькая? - спокойно спросила она, - Если есть возможность, лучше беги отсюда. Очень жаль, что я не смогла встретиться с королем неорганов, он мне очень нужен.

- Зачем?

- Я попала сюда случайно, здесь родила. Если бы не местный менталитет, меня бы сделали рабой.

- Откуда ты?

- Ох... - тяжело вздохнула она,  - Ты, наверное, не знаешь. Есть такая далекая Солнечная галактика...

Мое сердце забилось сильнее.

- В ее системе есть планета Земля. Я оттуда. Но вот в чем проблема: аватар Солнечной галактики заперт, и хода на Землю нет... Я обращалась к Сибилле, местной провидице, и она подсказала мне способ вернуться домой: найти короля неорганов.

Я заметила легкое движение у изголовья кровати. Как едва видимая тень, Эрл притаился и подслушивал наш разговор.

- Он сможет помочь?

- Не знаю, - в конец расстроилась девушка, - Но это последний шанс.

- Тебя обижают? - посмотрела я на розовый кулек, безмятежно спящий на кровати.

- Нет. Как женщина, принесшая Ориэну дитя, я священна. Представляешь, никогда бы не подумала, что бывает такие места... Здесь выполняются любые желания беременных женщин, правда, материальные. Я бы ни за что не провела такое счастливое время на Земле... Было прикольно, но...

- Но?... - подтолкнула я замолчавшую девушку.

- Меня Лизой зовут, а тебя?

- Лада.

- Лада? Такое необычное имя... - у девушки загорелись глаза, - Помнится, у мамы была любимая песня: «Даже если станешь бабушкой, все равно ты будешь Ладушкой»... Мама всегда плакала под нее.

- Я тоже с Земли.

Лиза даже подпрыгнула на постели.

- Но как?... Это же невозможно. С тех пор, как отвечающий за нее аватар...

- Я его освободила.

- Оо...- Лиза открывала и закрывала в удивлении рот.

- Но дело не в этом. Пока я слаба, лечусь. А потом  - будет суд.

- Суд?

- Сама не понимаю, что там и почему. Вроде Амбруаз ничего такого не совершал...

- Здесь очень странная система, - прошептала Лиза, пугливо оглядываясь по сторонам, - Есть свод правил, которые нарушать ни в коем случае нельзя. И порой они до того абсурдны, что диву даешься.

- Например? - напряглась я.

- Аватары - это не фигня с колесом Сансары, это нечто более страшное. Слышала легенду про голема? Конечно, здесь не совсем так, но я видела их в первозданном виде... Жуткое зрелище! И скажу честно, видеть их нельзя, так что это - между нами. Так вот, они приобретают новый вид, чтобы не выделяться на фоне других существ: я видела эльфийских красавцев, безобразных орков и многих других. Здесь, на Ориэне, их много - родная планета.

- Ориэн?

Она кивнула.

- На самом деле, еще так диктатура. Их объективно мало. Города созданы как административные центры. Все аватары - аристократы, здесь нет простолюдинов. Даже слова такого нет, - сникла она, - Но не в этом дело. Есть слушок, что раса - вымирает, поэтому они ставят эксперимент: привозят здоровых чужеземцев и вливают им кровь аватаров. Так как их ДНК сильнее, например, наших, то получаются дееспособные полукровки. Вот этих набралось много, и они служат чем-то вроде заместителей заместителей заместителей. То есть не простые рабочие, но и не элита.

- А что про новорожденных...

- С этим еще забавнее. Знаешь, как у нас - если родился в Америке, получаешь американское гражданство. И никого не волнует, что ты, может, в первый и последний раз там побывал. То же самое здесь: Лалли по документам числится аватаркой,  и в год совершеннолетия ей предложат либо перелить кровь, либо свалить с этой планеты.

- Ну, и заморочки! - у меня голова кругом шла от всех этих странностей.

Но я тут же вспомнила, о чем говорил Амбруаз. Получается, это не шутки?!

- Слушай... - я посмотрела в открытое дружелюбное лицо, но не стала говорить.

Мало ли, как повернется судьба. Пусть у меня будет свой маленький секрет.

- Я живу неподалеку, на соседней планете, в большом частном доме, - вдруг сказала Лиза и взяла на руки дочку, - Мы пойдем, а то нас хватятся. Вроде бы и желанные гости, и чуть ли не полукровки, - она кивнула на дочь, - но к нам приставлен свой надсмотрщик, и дом, в котором мы проживаем, не наш.

- Конечно, идите. Приятно было познакомиться, - искренне сказала я, и приготовилась пережить еще одну вспышку.

- Желания женщин исполняются искрометно, - хохотнула Лиза,  - нашим мужчинам такое и не снилось.

- Но ты же уже родила? - все-таки уточнила я.

- Это время засчитывается с декретным, - она вышла в центр комнаты.

- До встречи! - махнула рукой, и золотая вспышка покрыла помещение.

Защипало в глазах. Интересно, что кроется за этим явлением? Я даже в книжках не читала о таком исполнении желаний!

- Что думаешь? - Эрл материализовался опять в изголовье кровати.

- Что ты меня доведешь до тика, - честно сказала я, - И что нужно вызволять Амбруаза. Чую, попал он в переплет.

- Лада, ты поразительная девушка! - Эрл развел руки в стороны, - Готова спасать бессмертного ценой своей жизни? Такой альтруизм!

- Вообще-то хотелось бы спастить и самой, но ты уже решил меня убить...

- Кстати, если будут спрашивать, меня с вами не было, - сказал Эрл.

- Почему?

- Я не очень дружу с аватарами, - нехотя признался он,  -  Абсолон поклялся меня прикончить. Не знаю, что с этим мэном. По-моему, он псих.

- Абсолон?

- Правитель аватаров. Еще тот гаденыш.

- Эрл! - я огляделась.

- Не бойся, я выключил в твоей комнате прослушку. Вернее, - он мерзко хихикнул. На его красивом благородном лице это смотрелось странно, - Заменил некоторые картинки.

- И что я там сейчас делаю? - подозрительно спросила я.

- Ты спишь. Спокойно спишь и видишь ангельские сны.

- Они и в мои сны могут сунуться? - ужаснулась я.

- Могут, но на тебе защитный артефакт Руаза, да и своей силы достаточно, чтобы поставить блок.

- Силы?

Я чувствовала себя первоклашкой, случайно забредшей в одиннадцатый. Все вокруг все знают, а я только мух ловлю.

- Ты не чувствуешь изменений? Ощущения, мысли... Ничего не настораживает?

Я прислушалась к себе. Вроде все по-старому. Но я ощущаю тревогу Эрла. Хоть он и выглядит в прямом смысле железным, я знаю, что он не в своей тарелке.

- Почему ты сменил форму? Мне тигр нравился больше...

- Чтобы не привлекать внимание. Тренируюсь. Скоро наш выход.

- М?...

Он не успел ничего объяснить, как в дверь постучали. Неорган сделал жест ручкой и исчез.

Я ожидала увидеть Амбруаза или сиделку, но никак не Селесту. Женщина выглядела немного смущенной, что не вязалось с привычной надменностью. Она была одета в серебристое длинное платье, плотно облегающее шикарную фигуру, и изумрудные туфли. Необычное сочетание цвета завершалось изумрудными серьгами, дождиком спадающими до подбородка, и браслетом в тон.

- У меня важный разговор, - сказала она таким тоном, будто объявляла войну.

- О чем? - я решила до последнего придерживаться вежливости.

В конце концов, я на ее территории и, пока не знаешь правил игры, лучше держаться индифферентно.

- Какие отношения у вас с Амбруазом?

Она встала надо мной и угрожающе сложила на груди руки. Почему-то только сейчас я заметила, какие длинные у нее ногти.

Да, у нас на Земле некоторые девушки любят экстравагантные украшения на ногтях. Они даже наращивают пластины, а то и приклеивают их, и все ради того, чтобы камушек или цветочек, выпирающий на сантиметр, смотрелся более-менее органично.

Но здесь был тяжелый случай: у Селесты ногти - треугольной формы и стального цвета. И до такой степени толстые... Вздрогнув, посмотрела ей в лицо.

Зря.

Кожа покрылась, будто серым пеплом, и вся красота, что так бережно лелеяла Селеста, испарилась. Теперь передо мной стояла замарашка в вечернем платье и драгоценностях. Не знаю, этот ли облик видела Лиза, но ничего страшного в этом не было. Ну, слегка сероватый цвет лица. Если долго не гулять и сидеть перед компом - и не такое бывает.

- Не волнуйтесь, - я встала, - Между нами ничего нет, и не будет, потому что... Я люблю другого.

Маленькая ложь во спасение. Или даже почти полная правда - я не чувствовала к Руазу сентиментальных чувств. Да, было ощущение, что нас сближает портрет, и мы в одной лодке; отрицать тот факт, что он очень привлекательный мужчина я бы тоже не стала, но... Все это не является гарантом чувств!

- И кого же? - Селеста непринужденно села на стул, - Расскажи.

Почему-то мне вспомнились слова Лизы о том, что существа с других планет для них - рабы.

- Это слишком личное, - сказала таким категоричным тоном, чтобы она поняла - не обсуждается.

- Ты, наверное, плохо понимаешь ситуацию, - сощурила она красивые глаза, - Завтра состоится первое слушание твоего дела. И если оно пойдет не в ту сторону, тебя развеют.

- Что сделают?

Она взяла со стола чайную ложку, что осталась от ужина, и, резко подбросив ее вверх, раскрыла ладонь.

Я не увидела ни пламени, ни ветра, ни электрического тока. Ложка просто исчезла, как будто ее и не брали вовсе.

- Поэтому в твоих интересах идти на контакт. Если мы выясним, что ты любишь кого-то другого, отец сможет отпустить тебя...

Она грациозно встала и, насмешливо улыбнувшись, вышла из комнаты.

Если честно, я чувствовала себя раздавленной. Мои глупые надежды выпутаться самой развеялись вместе с  ложкой. Почему-то я сразу поверила, что она не шутит.

Позвала Эрла, но он не откликнулся. У меня замелькали перед глазами мысли - бабочки, и я вспомнила, что он реально боится аватаров. Сильно и по-настоящему. Скрылся сразу, как почувствовал Селесту.

Что же связывает их с Руазом?

И тут я решилась на отчаянную вещь: выйти из комнаты. После сеанса восстановления прошла тошнота и слабость. После разговора с Лизой - вернулась уверенность в том, что выживу. А вот после встречи с Селестой... Мне захотелось не просто выжить, а доказать ей, что я тоже чего-то стою. Утереть нос. А лучше - свести на нет ехидную улыбочку с ее лица.

На мне была ночнушка в пол, и, как теперь я понимала, неспроста. В шкафу, что одиноко стоял в конце комнаты, не висело ничего. Даже дохлой мыши.

Одев на ноги пушистые серые тапочки, я открыла дверь рядом со шкафом.

Ванная. Маленькая, но обычная. Значит, в случае неудачи, буду говорить, что ошиблась дверью. Глупая отмазка, но больше ничего в голову не пришло.

Собравшись с силой духа, открыла дверь в коридор.

Да, это вам не мансарда в старом потрескавшемся доме! Вместо коридора я увидела редкие колонны, что подпирали потолок, а за ними - утопающий в листве зимний сад.

Спустился вечер. В открытом коридоре, что шел в разные стороны, никого не было. Сбоку я видела двери, и сама конструкция напоминала больше гостиничный комплекс, нежели правительственную резиденцию.

Озадачилась: куда же меня поселили?

На всякий случай выставила вперед две руки, будто я  - лунатик, и пошла налево. Миновав три двери, коридор уходил вниз по лестнице. Дальше он расширялся, превращаясь в холл, и в середине очень тихо шелестел фонтан.

Идеальное место!

Я дотронулась до кольца.

- Амбруаз! Руаз! Срочное дело!

Он появился рядом так неожиданно, что я подпрыгнула. Мужчина удивленно огляделся, но ничего не сказал. Схватил за руку и потащил куда-то вбок.

Мы миновали коридор и спустились по узкой лестнице. Весь наш пеший тур походил на побег с черного входа. Мне-то было все равно, а вот что предъявят аватару, если обнаружится пропажа?

Мы остановились около черной двери из каменной плиты. Стены вокруг были темнее и обшарпаннее, чем наверху. Больше всего это походило на вход в темницу.

- Если будут спрашивать, ты хотела навестить Жака.

- Он там? - с содроганьем посмотрела на дверь.

Да ее не то, что тараном, бомбой не снимешь!

- Он в слабом состоянии и долго не продержится. Ему отказали в переливании крови.

- Что?!

- Не кричи, - он зажал мне рот, - Я поставил другу картинку, и сейчас ты с закрытыми глазами пытаешься открыть дверь.

Как говорится, ноу комментс. Опять меня макнули в то, чего не понимаю. И это расстраивает посильнее жестких слов и угроз распыления.

Вдруг Амбруаз порывисто дернул меня за руку и прижал меня к себе. Я замерла. Он тихо погладил по спутанным волосам и что-то успокаивающее шептал. Неужели, я так страшно выгляжу?!

- Ну, конечно, - подумала я, - Расчески-то в номере не нашла! Наверняка происки Селесты!

- У меня столько вопросов...

- Прости, что впутал во все это, - подавленно прошептал он.

Я чувствовала его эмоции, как свои. Беспокойство, тревога, нежность. Сплав переживаний и чувств - как кислородный коктейль кружил голову. Он по-настоящему беспокоится за меня, и это было так трогательно!

- Почему хотят судить меня? И в чем ты виноват? - я первая вынырнула из этого сладкого состояния и отодвинулась.

Если бы нас увидели со стороны, подумали бы, что встречаемся.

- У нас есть свод правил, которые нельзя нарушать. Когда я попал в ловушку - а по-другому это и не назовешь, должен был вызвать подкрепление. Сообщить невесте, передать права на род младшему брату. Я не должен причинять столько проблем.

- И надолго пропал?

- На десять лет. Но время везде течет по-разному...

- И Селеста дождалась тебя?! - до глубины души поразилась я.

Получается, это не договорной брак, а основанный на вполне реальной симпатии! Эх, Лада, Лада, о чем ты только думала! Разумеется, невозможно не влюбиться в такого мужчину, как Амбруаз, да и визит Селесты говорит о многом.

- А ты... Твоя вина в том, что ты существуешь, - горько усмехнулся он.

- Ты про рабов?...

- Считается, что раса аватаров - главенствующая во всех известных нам галактиках. Мы умеем принимать облик, необходимый для работы. Мы внедряемся в окружающую среду и становимся супер сильным человеком, эльфом, драконом... Мы - всегда первые. И тут появилась ты, такая маленькая и беззащитная, но сумевшая утереть нос другим аватарам.

- Я ничего такого не собиралась делать, - запротестовала я, но Амбруаз, думая о чем-то своем, нежно схватил меня за руки.

Сложил вместе и поднес к своему лицу.

Я опешила. Как-то странно он себя ведет. Не знаешь, к чему это, и что ожидать дальше.

- Твоя сила зарождается, это тоже в минус. Будь ты простым человеком, они бы сдали тебя на землю без сожалений, но я...

- Ты... - подтолкнула его к ответу я.

Очень интересно узнать, почему я не могу оказаться дома.

- Ты наполнена моей кровью.

Я пошатнулась.

- Ты...

- Прости, но иначе ты бы умерла. Правитель дал указ не выдавать тебе донорскую и не класть на операцию.

- Ты!... - я все еще не могла подобрать слов, чтобы выразить всю бездну разочарования, - Все испортил!

Вырвала руки и развернулась. Нужно бежать отсюда, пока он снова чего-нибудь не усугубил! Кажется, мы пришли справа.

- Лада! - не сдерживаясь, закричал Руаз, но мне было наплевать.

Я мчалась вперед, без разбору куда, лишь бы подальше. Видеть его - невыносимо. Чувствовала себя так плохо, что единственной реакцией было желание кого-нибудь стукнуть.

Коридоры все не кончались и не кончались, и я поняла, что заблудилась. Зимнего сада тоже видно не было, и мне вспомнился  любимый фильм из детства, где один персонаж все время сетовал на то, как строят.

Оперлась на стену и вытерла пот со лба. Понимаю, что не права, и нужно решить все здесь и сейчас, но чувства - сильнее меня.

Когда же я зашла в окончательный тупик, отчаяние позволило мне со всего размаха стукнуть о стену.

- Эрл! Мать твою! - рыкнула я.

- Ты ее видела, обычная прозрачная палочка, - нагло заявил голос в ответ, - Что случилось и почему ты в таком виде? Обидел кто?...

- Эрл! Ты - наглый кот!

Серый железный человек неожиданно появился справа и широко улыбнулся.

- Ага!

- Ненавижу!

- Ага!

- Что делать?

- Ага!

- И его ненавижу!

- Откуда мне знать, что тебе делать с тем, с кем ходишь ночью на свидания? - рассудительно спросил Эрл.

- Сейчас не ночь, я пробегала мимо часов - около десяти вечера.

- На  Ориэне - кромешная ночь, потому что подъем в три.

- Не может быть, - простонала я, - И здесь та же дурь....А я то думала, хоть высплюсь.

- И что сказал Руаз? - ненавязчиво спросил Эрл.

- А ты не слышал? Ты же находка для шпиона. Кажется, начинаю догадываться, почему аватары тебя не любят.

- И? - снисходительно спросил неорган.

- Ты слишком опасен и внезапен. Не знаешь, что от тебя ожидать. Да!

- В чем-то ты права, но есть и мое мнение: аватары самовлюбленные, надутые тупицы. Только используя то, что им досталось даром от природы, они по умолчанию считают себя руководителями.

- А раньше было не так?

- Нет. Раньше мир был поделен очень просто: на органический и неорганический.

- И что же случилось?

- Была похожая ситуация, как с портретом. Долгая история, да и интриги все не перескажешь. Тебе пора спать.

- Я заблудилась, - повинилась перед тупиком.

- Это я понял, пойдем.

Мы вышли к моей комнате очень быстро. Эрл не стал заходить, а легонечко поцеловал у порога.

- Чтобы выглядело, будто ты ходила на свидание ко мне.

- Ну, ты и наглец!

- Что имеем, - усмехнулся он и мгновенно исчез.

- Классная фишка, - размышляла я, открывая дверь, - Есть выход из любой ситуации. Но чисто механически, как человек, который изучавший в школе силу притяжения и прочие ньютоновские штучки, я так и не понимаю, как это работает.

Я закрыла дверь на засов и подалась в ванную, ворча на ходу. Даже полотенца не повесили. Одни огорчения! На гостиничный номер походит мало - сервиса никакого!

Настроение снова скатилось в ноль.

Как пережить завтрашнее заседание? А если вызовут и применят ультрасовременный детектор лжи? Узнают и про Жака, и про Амбруаза правду...

Я все-таки намочила себе волосы, и вытираться пришлось полами ночнушки. Не включая в комнате свет, я добрела до кровати.

- Хоть не солому постелили, и то радость, - вслух сказала я, и с размаху плюхнулась на постель.

Кто-то охнул. Я заорала изо всех сил и попыталась вскочить. Крепкие руки схватили меня за талию и прижали к себе. А рядом с ухом раздалось жаркое:

- И где ты так долго ходила?

Глава 13.



- Амбруаз! - я заехала локтем куда придется и вскочила с колен, - Ты двинулся? Разумом пошел? Вообще дурной, да? Тебе не стыдно приходить к беззащитной девушке ночью? Вламываться, а? Вот же блин...

Я отбежала на безопасное расстояние и включила свет.

Захотелось медленно съехать по стенке, но это было слишком дорогим удовольствием -  я не ошиблась, передо мной и вправду сидел он.

- Держи себя в руках, Лада! Держи!

В одних трусах на моей кровати, с дьявольской улыбкой. Конечно, мне не выпадало сомнительной чести встретиться с нечистым, и, чего уж скрывать, я очень рада этому обстоятельству, но классифицировать улыбку Амбруаза удалось сразу.

- Ты меня соблазняешь? А ничего, что у тебя невеста?!

- Ты же не против обниматься перед дверью Жака... - выдал сомнительный комплимент.

То есть это было прощупывание почвы? Эх, что ж я, дуреха, сразу-то не отшила! Разнервничалась, распереживалась, а он...

- Это вышло случайно.

- Тогда иди ко мне, сладкая, и у нас может выйти случайно что-нибудь поинтереснее.

Он постучал по кровати рядом с собой. Меня передернуло от пошлости этого жеста. Просто невероятно, чтобы так изменился человек!

Я рассматривала эту скалящуюся улыбку, и в душе поднимался червячок сомнения: Амбруаз никогда бы не позволил себе скатиться до откровенного разврата. Завтра заседание по наши души, а он тут решился поддаться пороку? Да ладно! Вот все это время жил без меня спокойно, а тут приперло? Причем в родном городе, где живет невеста, может, и куча бывших девушек?

В свой последний день свободной жизни он решил осчастливить меня?

- Руаз, - позвала я.

Он стрельнул глазками. Столько жеманства! Я даже представить себе не могла, что аристократичное лицо парня может выдавать такие пошлые выражения.

- Это не ты, - вопросительно сказала я, - Либо ты спятил. Не понимаю, почему ты так меня обижаешь. Вроде я не давала повода.

- Разве? - он наклонил голову, и черные волосы рассыпались по плечам.

До чего же хорош!

Где-то изнутри, в животе поднялось пламя. Как от маленькой спички, оно раздувалось и усиливалось с каждым вдохом. И вот уже потеют ладони и хочется прижаться к его груди. А еще почувствовать, как он придавит меня своим телом и нежно поцелует.

Губы закололо. Я попыталась отвезти взгляд, чтобы не соблазняться, но тело ощутимо трясло.

- Что происходит? Почему веду себя, как похотливая кошка? - мучилась я, - Никогда раньше я не испытывала такого притяжения к мужчине. Это похоже на сон. Может, я сплю?

С размаху стукнулась рукой об стену. Нет, больно. Не сплю.

- Амбруаз, прошу покинуть мою комнату.

Даже если я буду умирать от желания, не сдамся. Не при таких обстоятельствах, не в этом месте. Моя гордость просто не переживет. Да и остатки шальной логики подсказывали, что ничем хорошим эта затея не кончится.

- Не хочу, - нагло заявил он.

Вот вредно ему общаться с Эрлом! Вот уж кто совращает своей наглостью и своеволием!... Может позвать?

Интуиция, так внезапно прорезавшаяся во мне, возопила:

- Ни в коем случае! Нельзя! Табу! Забудь!

- Амбруаз, я очень прошу покинуть комнату! Иначе мне придется позвать на помощь.

- Я поставил блокировку звуков, - он встал с кровати, - можешь орать, сколько хочешь.

И медленно двинулся ко мне.

Я не переживу этот позор. Это же - насилие. И ничего, что я умираю от желания и с вожделением смотрю на его руки. Хочу, чтобы он прикоснулся ко мне. Обнял, прижал. Да, хочу почувствовать себя маленькой и слабой в его руках. Как он тогда взял на руки и нес. Это было так прекрасно. Восхитительно.

Наверное, во мне заговорили потаенные женские желания: понадеяться на мужчину. Мы временами хотим почувствовать себя слабыми и маленькими. И я тоже хочу. Амбруаз, возьми меня!

- Что ты творишь, - взлетели бабочки здравомыслия, - А ну перестань! Соберись! Ты - человек, и пусть это будет звучать гордо. Он манипулирует тобой, как сиделка. Не смотри в глаза. Помнишь, читала, что стоит разорвать зрительный контакт, и гипноз не удастся?

Я повернулась боком и усиленно рассматривала столик. Серый. Обычный. До какой же степени здесь скудная обстановка! Ну, что стоит для правителя заказать вещи посущественнее?

Предчувствие обмана кольнуло в сердце.

Амбруаз встал рядом, и я слышу его запах. Сводит с ума. Заводит неимоверно.

С железным скрипом и неимоверным усилием воли стараюсь не смотреть. Даже боковое зрение блокирую. Но не могу не вздрогнуть от легкого касания шелковистых волос. Он наклонился.

- Ты сегодня очень странная, Лада, - шепчет он каким-то другим, непривычным голосом.

- Обычная, - выдавливаю я.

Кажется, если скажу слово, упаду. В ноги и буду валяться, умаливая, чтобы он меня поцеловал. Долго и с чувством.

- Лада, Ладочка, Ладушка моя, - пропевал он на ушко, - Ну иди сюда, моя сладкая, иди ближе.

- Вы меня с кем-то путаете, - не сдаюсь я, - Я не ваша Ладушка, отойдите от меня, прошу.

- Иначе что? Я же вижу твою реакцию и не понимаю, чему противишься? - нагло просил он.

Я видела Амбруаза высокомерным, строгим, заботливым, возмущенным, злым. Он почти не улыбался, никогда не одобрял мои действия, не хвалил. По сути, за то время, что мы знакомы, я никак не успела проявить себя. Не показала себя с лучшей стороны. Он спас меня дважды.

Что должен чувствовать обычный мужчина по отношению к обычной женщине? А если она без укладки, вечернего платья и красивых ногтей?

В том-то и дело, что ни-чего-го. Максимум, дружескую симпатию, ну, как к любому человеческому существу.

И еще. Я не помню, чтобы намекала, давала надежду или делала что-то, что могло выставить меня в таком неприглядном свете и дать повод приставать. А ведь Амбруаз - умный, тактичный мужчина.

- Снимите маску, я вас узнала, - все еще дрожа, прошептала я, - Узнала.

- И?... - он ждал моего ответа, как сладкую награду.

Как конкурсант - результаты.

- Абсолон, - не отвела взгляд, а смотрела прямо в глаза.

Хочу увидеть, как эта змея преображается. Хочу понять, как он смог обвести меня вокруг пальца. Узреть механизм метаморфа.

Он возвращал себе облик медленно. Сверху вниз будто стекала краска с лица, обнажая чужие черты. Он даже был не в трусах, а в легких серых брюках, как обычно носят мужчины дома, и рубашке.

- Как ты догадалась? - не улыбаясь, спросил он.

И тут мое сердце забилось с утроенной силой. Паника накрыла, как цунами: что со мной будет? Зачем он пришел проверять? Неужели совсем не верит в Амбруаза?

- Зачем вы?...

- Если хочешь сделать что-то грамотно, сделай сам. И чтоб ты знала, в тебе - моя кровь.

Я шокированно рассматривала мужчину. Да, высокий и статный, без брюшка или отупевшего взгляда. С чуть посеребренными висками, он выглядел изрядно вымотанным и уставшим. Обычный мужчина-руководитель среднего звена.

Только вот... Неужели он всё делает сам?

- Зачем? - только и смогла выговорить я.

- Официально я запретил выдавать тебе кровь. Неудачно поцарапалась ты, да. Но и выполнять просьбу дочери по твоему умерщвлению -  мне не выгодно. Еще использую тебя детка, не сомневайся. А пока - молодец, экзамен выдержала. Даже скажу: не каждая аватарка способна сопротивляться моему очарованию.

- Почему?

- Особенность личности, - довольно хмыкнул он и улыбнулся, - Иди ложись. Больше тебя никто домогаться не будет. Обещаю.

И испарился.

С сомнением посмотрела на кровать. И как таким личностям можно доверять после этого?! Да я глаза не смокну всю ночь!

Стащила одеяло с подушкой и постелила под столом. Да, выделенная мне кровать довольно удобная, и даже две подушки к ней прилагаются, но нет, спасибо.

Раз тут проходной двор, спите сами.

Я свернулась калачиком и довольно быстро заснула. Сны мне не снились, и я почти сразу провалилась в тяжелую, но такую необходимую дрему.

И не слышала, как вошла сиделка. Проигнорировав щеколду и мое желание побыть одной, она принесла завтрак.

- Помогите!! - я проснулась именно от этого крика, а еще от звука подающей посуды.

То ли сиделка обладала слабым зрением, то ли не удосужилась заглянуть под стол, а он оказался на проверку не таким уж и маленьким, но мое местоположение не обнаружилось.

- И незачем так орать, - выползла я и с сожалением посмотрела на валявшийся на полу пудинг.

Наверное, вкусный. Здравствуй, диета на завтрак!

В мою комнату так никто и не пришел. Подождав пять минут, я умылась и даже вымыла голову единственным мылом. В шампуне мне тоже было отказано. Изверги!

Почему-то подумалось, что даже в районной больнице условия лучше.

Опять расстроившись из-за отсутствия полотенца, я принялась разглядывать свое отражение.

Симпатичная, даже с синяками под глазками. Распускать волосы - полезно, мне идет. Сразу становлюсь похожей на романтичную особу. Даже если в джинсах или затрапезной ночнушке.

Мысли плавно перетекли на вчерашние события. Денек выдался не из легких. Я с трудом понимала логику правителя и его желание пощупать меня лично. Может, это такое развлечение при дворе - пугать чужестранок? А Амбруаз сидит где-нибудь за стеклом и ржет над этим шоу...

- Нет! - возопила интуиция, - Все не так. Лучше подумай, что могли сделать с парнем, если Абсолон воспользовался его внешностью и даже не побоялся быть застуканным!

Вот теперь я загрузилась. Перед глазами мелькали картинки, как его пытают, душат, морят голодом. Он заточен в темнице, его мучают лазером или Селеста бьет плеткой.

- Соберись, Лада! Нужно его найти!

В который раз вспомнила об Эрле. Сможет ли он помочь? Сунется ли в опасное приключение?

Обшарить весь дворец, или как он тут называется. Допросить слуг или получить информацию от предметов. Нельзя опускать руки и сдаваться без боя.

Тоже самое касалось Жака: я не видела, в каком он состоянии, а верить досужим слухам, как выяснилось, опасно.

Нужно все делать самой! В этом правитель прав.

Я вышла из ванны и остолбенела: в моей комнате стояла та самая процессия, что появилась в зеркальной зале: правитель, Амбруаз, Селеста и незнакомая женщина. Вот только женский наряд больше напоминал монашеский и сильно контрастировал с тем туалетом, что я вчера имела честь видеть на Селесте.

По спине прошел холодок. Мне показалось, что они пришли судить по всей строгости джунглей.

Но ведь слушание суда не будет проходить в этой комнате? ... Мне хотя бы выдадут одежду? Или у них здесь такие правила: в чем застал, в том и судишь?

- Мы за тобой Лада, - патетично воздел руки вверх правитель, и я сделала шаг назад.

Кажется, платье мне не дадут.

Я не успела возмутиться, как подернулся воздух, и я вдруг оказалась на скале. Четверо аватаров так и стояли  рядом, вот только пейзаж  изменился: позади виднелся обрыв, впереди - лес, и сильный ветер задувал в лицо. Хорошо, что по времени года здесь было лето.

Ночнушка, которую я изрядно намочила, неприятно липла к телу, и я обхватила себя руками. Промерзла в секунду и насквозь.

Впереди, за спинами четырех аватаров, начинался лес, а скала - на самом деле оказалась выступом над рекой.

Чуть поодаль стояло четыре больших валуна, как будто каменные пенечки.

- Тебя будут судить по закону джунглей, - рефреном пронеслось в голове.

Амбруаз не смотрел на меня в упор. Стало обидно. Пусть вся его симпатия исходила от другого, но мы же связаны!

- Лада, ты обвиняешь в том, что наложила блокирующие чары на действующего аватара. Повестка суда: установить, было ли  это преднамеренно или нет, избрать меру наказания. У меня всё, - зачитала по бумажке незнакомая женщина в плаще.

- Итак, - правитель присел на серый камень, - Рассматриваем первый вопрос: имеет ли место преднамеренная блокировка?

- Нет! - выкрикнула я.

Побыстрее бы они с этим покончили, а то замерзну насмерть.

- В качестве доказательств принимаю это, - незнакомая женщина, видимо, выполняющая роль прокурора, из воздуха вытащила мой старый рваный рюкзак. Тот первый, в который я и положила впервые портрет, - На нем мы видим остаточные магические следы, не аватара, что говорит нам о том, что Лада обладает магической силой.

- Ну и дурь она несет, - пронеслось у меня в мозгу, но я поняла, что опротестовывать без доказательств - не вариант.

А еще вспомнила, что в тот момент я познакомилась с Эрлом. Наверное, его присутствие оставило след на рюкзаке. Но выдавать неоргана не буду, пусть уж обвиняют меня.

- Она нарочно зашла в жилище Амбруаза, свидетель выйдите вперед, - мужчина послушно сделал шаг, - Вы свидетельствуете, что обвиняемая самостоятельно посетила ваш дом?

- Да, - покорно ответил аватар.

- Значит, она вошла с корыстной целью, - заметила прокурорша, - Вина доказана.

- Как они быстры на провосудие, - поразилась я, - Готовы сразу виноватой сделать.

- Второй вопрос - мера пресечения и наказания.

- А обвиняемого вы не выслушаете? - я постаралась спросить вежливо, но все равно не удержалась от нотки возмущения.

Селеста очень злорадно на меня посмотрела.

- Обвиняемый права голоса не имеет, - сказала она, - Это я вам, как ваш адвокат говорю.

- Вы мой адвокат? - до глубины души поразилась я.

- Да, - улыбнулась она с нежностью маньяка.

- Предлагаю год исправительных работ во дворце, - предложила она «выгородить» меня.

Ага, а лучше засунуть ее, то есть меня, сразу в чан и кидаться туда костьми. Понятно, как она будет надо мной измываться в течение года! Да уж лучше... Ох, Лада, не богохульствуй!

- Возражаю, - вдруг заступилась незнакомка.

Она посчитала что-то в уме и предложила:

- Можно отправить ее в дальнюю колонию в качестве раб силы на десять лет. Добавим осквернение дворца своим присутствием, и общественность не подкопается.

- У них еще и СМИ имеются, - поразилась я.

А законы, как в махровом средневековье.

- Свидетель, вы можете опровергнуть или уточнить меру наказания, - предложила мадам прокурор.

От этих слов я обалдела еще больше.

Задул сильный ветер. Амбруаз поднял глаза и печально, будто прощаясь на век, моргнул.

- Двадцать лет исправительных работ на Уэлсе.

- Оо, - выдохнули дамы, а мне показалось, что ослышалась.

Считала его другом, хорошим знакомым, а он так подло вонзил в спину нож. А ведь хотела его защитить...

- Молчи! - шептала настойчиво интуиция, - Умирать, так  с гордо поднятой головой. Пусть подавятся, но не увидят твоих слез!

Я сильно закусила губу, до крови. Изнутри жгло отчаяние. Оно перекрывало холод, злость на себя из-за бессилия. Я могла бы умереть от остановки сердца, но судьба не послала мне легкой кончины. Двадцать лет исправительных работ на каком-то чертовом Уэлсе - это же пожизненная каторга!

- Отлично, - непонятно чему обрадовался правитель, - переходим к следующему заседанию. Аватар Амбруаз, ты обвиняешься в халатности, повлекшей за собой смерть подвластных тебе людей. Так же ты обвиняешься в умышленном сокрытии сильного артефакта, а так же в том, что умышленно не сообщил о своем трудном положении. И в четвертых, - он повернулся к мадам прокурору: - Я ничего не забыл?

- Вмешательство, - шепнула она.

- И в четвертых, ты обвиняешься во вмешательстве в жизнь и судьбу землянки, Лады Меняловой, двадцати пяти лет. Правильно?

- Да, мой господин, - поклонилась мадам прокурор, - Кроме того, обвиняешься в том, что научил девушку обращаться с ее магическим даром. Это, пожалуй, самый тяжелый проступок.

- Защитник, вам есть, что сказать? - обратился правитель к Селесте.

- Аватар Амбруаз де Лонге обладает, как вам известно, повышенным магическим потенциалом.

- Ты его не на работу устраиваешь, - поморщился правитель.

- Он способен управлять живой и неживой материей, - вдохновенно продолжила Селеста, - И он слишком благороден, чтобы подвергать риску других аватаров.

- В любви объяснишься потом, - проворчал ее отец, - к делу.

- Он не мог позвать на помощь, потому что не мог установить природу блокирующего заклятия.

- Такой сильный аватар, - передразнил ее правитель, - И не мог?!

- Свидетель, - Селеста пристально посмотрела на Амбруаза, - Вы подтверждаете, что господин Амбруаз не имел возможности вызвать подмогу?

Вопрос поставил меня в тупик: то есть свидетель теперь я? Ну, и системка!

- Не имел, - на всякий случай подтвердила, -  Кстати, портрет он отдал мне сам. Даже настаивал.

Судебная система зависла.

- Этого мы не учли, - недовольно протянула мадам прокурор.

- И...? - подтолкнул ее к вынесению нового приговора правитель.

- Он еще обвиняется в том, что не сохранил в тайне важный артефакт.

Я посмотрела на реакцию обвиняемого. Есть реакция? Ноль реакции. Он обреченно смотрел за мою спину и, видимо, мечтал прыгнуть от этих судий подальше. По большому счету, я его понимала, но только прыжок - не выход. Если только он не умеет летать.

- Меры пресечения и наказания, - напомнил правитель.

- А доказательства? - удивилась Селеста.

- Ой, да ну, нафиг. Сделаем вид, будто оно уже было.

- Какой выговор?

- Уменьшение денежного пособия на 30 % и лишение премии, - строго вынес вердикт правитель.

Я стояла в прострации: значит мне, волею судеб, случайно попавшей в этот переплет, дают двадцать лет колонии, а ему, с шестью пунктами провинностей -  всего лишь штраф?!

- Это нечестно! - восклицаю я.

- Свидетель, вам есть что сказать? - хитро спрашивает меня правитель.

Селеста с женщиной - прокурором недовольно переглядываются. Они что, реально думают, я буду молчать?

- Считаю, ему нужно провести двадцать лет на острове Уэлсе.

- Планете, - подсказал правитель.

У него был такой довольный вид, что я даже удивилась.  Женщины тоже. Они переводили взгляд с меня на Амюруаза и пытались понять, кто кого надул.

- Отличная перспектива, - потер руки Абсон, - К исполнению немедленно.

Он взмахнул руками, хлопнул в ладоши, и вдруг мы оказались в гроте.

Это было так неожиданно, что я чуть не закричала от страха. Темно, вокруг что-то стрекочет, шелестит, ползает. Холодно, опять же. Брр...

- Какого?!

- Спокойно! - Амбруаз схватил за руку и потащил вперед, - О, недалеко ушли.

Грот оказался неглубоким, и я зря перепугалась. Вышли мы быстро и оказались в лесу.

- Смотри!

Приглядевшись, я увидела напротив, через речку от грота, ту самую скалу. Мы даже видели спины судей, которые неторопливо, пешочком, удалялись по своим делам.

- Ничего не понимаю, - призналась я, - Разве нас не сослали на другую планету?

- Это она и есть, - вдруг развеселился аватар, - Абсон такой смешной, всегда делает по-своему.

- Разве он не должен был тебя выгородить?

- Он это и сделал, - Руаз потянул меня вправо, по еле заметной дорожке в густые кусты, - Вообще, здесь опасно, держись ближе ко мне.  Аватары обходят планету стороной: много ползучих гадов. А яд - трудно выводимый.

- Мы можем отсюда слинять?- я резко стала осматриваться по сторонам.

Не слишком-то мне хочется стать чьим-то ужином.

- И помнишь, ты обещал доставить меня домой.

- Потом.

- Почему?

- Нам нужно сделать вид, будто мы все поняли и сожалеем. Больше так делать не будем, - весело ответил он.

Кусты оказались колючими и противными. В этот момент я порадовалась, что ночнушка длинная и плотная.

- Что за детский сад?! Он издевается?!

- Нет. Вполне себе обычное заседание, - наклонил голову на бок Амбруаз, - А тебе идет платье.

- Это - ночнушка! - прошипела я.

Вот ерунда. Еще не хватало, чтобы он со мной заигрывать начал!

- Мы Эрла можем позвать?

- Зачем? - быстро скосил глаза он.

Я сделала равнодушное лицо.

- Спросим совета. Может, он знает, как отсюда сбежать.

- Сами выберемся.

- Через двадцать лет?!

Парень остановился и рассмеялся.


- А ты забавная! Думаешь, я просто так сказал про эту планету и время?

Почувствовав подвох, выдернула руку. Не люблю, когда надо мной прикалываются.

- Здесь время течет по-другому. И те двадцать лет, что мы проведем тут, на Ориэне - всего лишь два дня.

- Ты шутишь! - недоверчиво протянула я, - А девчонки об этом знают?

- У Селесты по географии всегда было два, - со смехом сказал аватар, - Она считает, раз принцесса, можно не учиться. А вот у Элестины...

- Прокурорши?

- Помощницы отца другой подход: она ловит настроение правителя, его малейший намек. Поэтому, когда я предложил эту планету, она сразу смекнула, для чего это нужно. Правитель поддержал - она поддержала.

- И для кого вы устроили весь этот фарс? - возмутилась я.

- Для протокола. Если ты его не видишь, это не значит, что он не ведется. Закон есть закон.

- Мне показалось, что я попала в дурдом...

- Потерпи еще чуть-чуть, скоро придем.

Мы продирались сквозь обнаглевшие кустарники еще минут десять, и когда уже тапочки в конец решили меня оставить, вышли на полянку.

Полянка была большая, с луговыми цветочками и даже домиком для пчел. В самом ее конце, под большой сосной, стоял двухэтажный деревянный домик. Очень симпатичный, с треугольной русской крышей и даже с малиной перед окном.

- Нравятся мне ваши домики, - признался Руаз и пригласил: - Входи.

Я зависла. Ну, допустим, нас сослали по блату на два дня на дачу. Да, мы отделались легким испугом. Пусть! Но я никак не ожидала увидеть на неведомой планете русский колорит!

Ступеньки на крылечке приятно поскрипывали. Дверь оказалась сделанной из брусьев, как и весь дом. Настоящая избушка!

Удивительно, но внутри было чисто: никакой тебе пыли, беспорядка, что можно встретить в холостой квартире. Эта особенность заставила предположить, что какая-то женщина все-таки следит за домом. Интересно, кто?

- Заклятие уборки, - развеял подозрения аватар. Наверное, удивление было написано у меня на лбу, - Вон там кухня с печкой. Холодильник - в подсобке. Продукты сейчас организую. Готовить не надо. Располагайся, отдыхай. Спальни на втором этаже. Моя - с черной дверью, твоя - любая другая.

Я так устала и морально, и физически, что сразу побрела наверх. Широкая резная лестница, салфеточки на стенах, сомнительной художественности картины - все это я даже толком не рассмотрела, а вошла в первую попавшуюся дверь - не черную, а сиреневую, и, увидев кровать, с разбега рухнула на нее.

Глава 14.



Глава 14.

Силы покинули. Нервничать - вредно. Интересно, что там делает Жак и как он себя чувствует? После розыгрыша правителя, я воспрянула духом и понадеялась, что рыцарю ничего не угрожает.

Обстановка комнаты была очень скромной. Полотняный шкаф, стол. Окошко с белоснежными шторками и фикус на окне.

Подумала, что аватары - крайне нетребовательные существа. Вот что стоило Амбруазу вместо избушки построить дворец? Или замок? Если он такой аристократичный аристократ.

Вспомнила об Эрле и позвала. Но в комнате висела тишина, и наглый тигр не появился. Взгрустнула. Все-таки я очень привязчивая личность. Вот уже и неорган мне как родной, и посоветоваться с ним хочется.

В дверь постучали.

- Заходи! - крикнула с кровати.

Показалась голова Амбруаза:

- Подумал, может, ты хочешь малинового чая? Хорошо восстанавливает силы. А еще скоро пиццу привезут. Будешь?

Чуть не упала с кровати. Какой сервис, какая забота! Все-таки Амбруаз - мировой парень! Усмехнулась - реально мировой, межгалактический!

- Обожаю пиццу, - призналась я, - Через пять минут буду.

Когда мужчина вышел, я на всякий случай подошла к шкафу. Понимаю, что это - гостевая комната, и скорее всего, здесь та же история, что и во дворце, но попытать счастья надо.

Открыла дверь и обмерла: шкаф был полностью забит одеждой. Причем, на штанге висело столько платьев, что они все были плотно прижаты друг к другу. А еще там было нижнее белье, колготки, ночнушки...

Я завизжала от радости: необыкновенный дом!

Но тут же другая мысль - бабочка  посетила мое истосковавшееся по одежде сердце:

- Если здесь гостевая комната, а Селеста даже не знает о существовании этого дома, то женская одежда про запас висит...

Я пораженно уставилась в боковое зеркало.

Вид у меня был шокированный. А в купе с взлохмаченными волосами, грязной рубашкой я смотрелась вообще отпадно ужасной.

- У него есть женщина! - обличительно ткнула в платья я, - И мне теперь безумно любопытно, как он изо всего этого выкрутится!

В полном раздрае я нацепила сиреневое платье ниже колена. Заглянула в боковую дверь, где, как и предполагала, находилась ванная. Уже не удивилась, увидев на полочке расчески и шпильки в пластмассовой баночке.

- Он водит сюда любовницу, - возмущенно расчесывала спутанные волосы. Зачем-то рвала колтуны...

Заглянула в навесной шкафчик: там обнаружилась косметичка с засохшей тушью и каменными тенями.

- Но, похоже, это было давно, - разочарованно протянула я.

День обещал принести все больше и больше сюрпризов.

Спустилась вниз в странном расположении духа: было неловко появляться в этом платье. Сначала я его накинула, как вызов себе и ему, но с каждой пройденной ступенькой хотелось развернуться и убежать. Накрасилась стовековой тушью и причесалась, но не воспримет ли Амбруаз это как попытку заиграть?

Но предмет моих терзающих дум уже переоделся и сидел на кухне за длинным столом. Читал газету и, кажется, не заметил моего присутствия. Такой домашний и не страшный. В нашу первую встречу он произвел другое впечатление. Его облик и вправду менялся в зависимости от обстоятельств: иногда он казался властным и сильным мужчиной, а вот теперь... Передо мной сидел парень, молодой и порывистый. А может, я просто плохо разбираюсь в мужчинах.

Огляделась. Огромная изразцовая печка. Очень красивые ухватки висят чинно, на гвоздиках. Белая скатерть с петушком. Ну, не кухня, а мечта любого сельского жителя!

- Это твой дом?

- Неа, - он поднял голову от газеты и замер.

- Лада, не красней! - мысленно надавала себе по щекам, - Он смотрит не на тебя, я на платье. И, возможно, вспоминает его хозяйку. Наверное, она его бросила - вон как он побледнел.

- Откуда ты...

- В шкафу. Нельзя? - вызывающе посмотрев на парня, обошла стол, - Где еда?

Он кивнул на подоконник.

- Птичка принесла, - усмехнулась и втащила коробку с пиццей в дом.

- У вас служба доставки прямо-таки улетная, - попробовала пошутить, но на меня посмотрели с таким выражением, что я сразу принялась открывать коробку.

Наконец, она поддалась. С виду пицца выглядела обычной, с пепперони и маленькими кусочками перца. Аватар смотрел до такой степени недружелюбно, что захотелось гордо отставить коробку и уйти.

Но вдруг заурчавший желудок подсказал, что если на завтраке сэкономили, то уж обед обязаны таки положить.

Вздохнув, поставила коробку на стол и огляделась в поисках ножа.

- В правом ящике, - подсказал Амбруаз, снова уткнувшийся в газету, - И тарелки возьми.

Все разложила, и мы принялись кушать. Пользуясь тем, что мы сидели друг напротив друга, исподтишка его рассматривала. Как говорится, многое можно понять по тому, как человек ест.

Амбруаз ел аккуратно. Насколько он голоден? А может, стесняется меня? Нет. Опять уткнулся в газету и принялся жевать. Это мне очень не понравилось.

- Что мы будем делать два дня?

- Хм?

- Хотелось бы знать. Уйти отсюда можем?

- М?

- Руаз! - одернула его я, - Это очень некрасиво. Ты впутал меня в эту историю, а теперь даже не хочешь экскурсоводом поработать в родных пенатах.

- Я здесь был два раза, без понятия, что тут есть.

- Но...

- Это дом моей бабушки. Она умерла. Переехала за сто лет до своей кончины. Второй раз был на похоронах.

- Прости, - стушевалась я.

И как сразу не догадалась, что единственным объяснением этому дизайну может стать не любовь аватара к русскому фольклору, а возраст хозяйки дома. Хотя...

- Постой! Она была в России?

- А как же, - кивнул Руаз и потянулся за вторым куском, - Долго жила, ее там даже за императрицу принимали.

- Что? - не поверила я.

- Она сменила имя на земное. Стала Екатериной.

- Ты шутишь.

- Неа, - он встал, - Умеешь заваривать малиновый чай?

Отрицательно качнула головой.

- А меня бабушка научила. Цени, - он достал с маленького столика в углу пышущий паром чайник и приоткрыл крышку.

Аромат малины разнесся по всей кухне. А еще там угадывалась мята.

Мы попили чай, и все это время Амбруаз читал газету. Я почувствовала себя настоящей замужней женщиной: мой муж пришел с работы, и единственная, кому досталось хоть капельку тактильных ласк - это газета.

Фу! Не хочу такой брак!

- Я придумал, - Амбруаз вдруг закрыл газету, - Пойдем на чердак. Там столько лет никого не было - это целое приключение.

- Убираться? - в ужасе поглядела на свое платье.

А ведь даже не мое, разве можно пачкать?!

- Просто посмотрим, что там, - примирительно сказал аватар.

И мы пошли. К моему дикому удивлению, там тоже было очень чисто. Но вещей... Наверное, в ломбарде водится меньше, а уж старьевщик... Он обзавидовался бы нам и умер на месте от инфаркта.

- А что ты хочешь найти? - спросила я, когда Руаз открыл огромный железный сундук.

Сразу вспомнились сказки про наследство, которое нужно делить.

- Что-нибудь полезное.

- Например?

Он достал объемный квадрат и резко встряхнул. Щелкнул механизм и из квадрата выпала фотокарточка.

- Посмотри! - протянул мне.

С дрожью в руках я смотрела на изображение императрицы. Ах, вот почему она была такая умная! Вторая...

- А первая тоже была аватаром?

- Нет, но дружила с ба, - Руаз с грустью положил карточку на столик сбоку, - Она была классной.

- Еще бы, у нас ее до сих пор вспоминают! Слушай, а Екатерина Вторая тоже отвечала за всю галактику?

- Нет, эта должность для мужчин.

- Сексисты!

- Наоборот, мы женщин любим, - улыбнулся Руаз, - Даем им возможность заниматься любимым делом, а когда любимая ждет ребенка...

- Вы исполняете все ее желания, - закончила я, - Это очень мило с вашей стороны.

- Не мы. Сама вселенная аватаров. Она живая и реагирует на потребности женщины.

- Слушай, а мы можем отсюда отлучиться на Землю?

- Зачем?

- Ну, я вспомнила про потребности женщин.

- То есть?

И, запинаясь и краснея после каждого слова, рассказала про сестру. Амбруаз слушал внимательно и несколько раз хмурился. Мне это понравилось. Вот Эрл или Жак - они не оценивали сестру так, как она этого заслуживает. В их глазах виноватой все равно была я, даже если эта наглая девчонка экспроприировала мою кровать.

- Зря ты не поговоришь с матерью начистоту, - печально сказал аватар, - Нормы воспитания и поведения в семье - это то, чему учат.

- Хотелось бы ей отомстить, - призналась я, - Сделать какую-нибудь гадость. Напугать. Чтобы отлились кошке мышкины слезы.

- И что ты предлагаешь?

- Представь: она спит в моей кровати. Мы подбираемся сбоку и в белых простынях кружимся. Она орет и включает свет. Мы, благодаря твоему волшебству, исчезаем. Она снова ложится, мы снова пугаем. Она снова включает свет...

- Не думал, что ты такая пакостливая девчонка, - улыбнулся Руаз.

- Не согласен?

- Если мы отсюда сбежим, наше наказание не засчитается и нам выдумают другое. А с воображением Селесты, это может быть и пострашнее ночевки у бабушки...

- Ты ее любишь?

Он повернулся и в упор посмотрел. Я не смутилась. Я спросила чисто из любопытства и не имею в этом корыстной заинтересованности. Но такой взгляд в упор заставляет нервничать.

- Она приходила ко мне, - пояснила на всякий случай.

- Да? Когда?

Решила не таить и рассказать всё, что пережила накануне вечером. Чем дальше я рассказывала, опуская неловкие подробности, тем больше вытягивалось лицо у аватара. Особенно поразила его сцена с ним самим у меня на кровати.

- Ты же понимаешь, что это был не я? - отнекивался он, - Меня вызвали на допрос в канцелярию, и я просидел там битых два часа, заполняя отчеты. Даже не представляешь, что заставили писать: про климатические нормы и грунтовые воды, как будто я это отслеживал! Сочинял на ходу.

- С таким подходом вообще не понимаю, как существует ваше государство.

- На самом деле всем заправляют министры. Но правитель имеет право вето и его решение по умолчанию считается приоритетным.

- Диктатура...- прошептала я.

- Нормально, - махнул рукой Руаз, - смотри, вот здесь что-то интересное.

Он достал черный футляр для драгоценностей.

- Твоя бабушка большая оригиналка, если хранила драгоценности на чердаке.

- С чего ты взяла? - аватар щелкнул застежкой и показал открытую коробочку, - передатчик для связи с родными. Тогда еще не умели прятать в драгоценности.

Выглядела, как беспроводная гарнитура. Да, об этом не напишут в учебниках истории...

- А почему ты не посмотришь вот здесь? - меня больше заинтересовала красная бархатная коробочка, что стояла сбоку, на полу.

Она не была такой огромной как сундук, скорее, походила на пуфик.

- Можно посмотрю? - парень кивнул, заинтересовавшись каким-то электронным устройством, а я не без опаски открыла коробку.

Что ж, она была деревянная, и внутри лежало много подарков-сверточков.

Взяла первый попавшийся в пестрой, разноцветной бумаге. На нем была прикреплена записка:

- Когда откроешь, не удивляйся.

Интересно, кому предназначен этот подарочек?

- Ты уверен, что мне можно открыть? - оглянулась я на Амбруаза.

Передо мной сидел великовозрастный мальчишка: откуда-тот достал игрушечный паровозик и с упоением рассматривал его устройство: уже отломал бок и что-то там крутил пальцем.

- Можно! Раз глаз пал на него, значит тебе полезно.

Я поразилась логике, и дернула за бумажку. Внутри оказался пластиковый браслет. На нем висело много разноцветных сердечек, от светло розового до малинового. Миленький, девчачий брасетик.

Примерила. Стоило только браслету коснуться моей кожи, как он исчез. Не веря своим глазам, я запаниковала.

- Руаз!

- Слушай, хватит меня так называть, - проворчал он, впрочем, не отрываясь от паровозика, - А то еще подумают, что мы близки.

- Посмотри!

Сунула руку прямо под нос. Он с неудовольствием уставился на мое запястье.

- И?

- На руке - браслет!

- Хватит прикалываться! - он отодвинул руку и опять влез в паровозик.

- Я серьезно!

Понимая, что с этой игрушкой он не услышит от меня ни звука, нагло вырвала ее из рук.

- Ты что себе позволяешь?! - вскочил на ноги аватар, и вид у него был поистине грозный.

- В этой коробочке, - я ткнула в распотрошенную обложку, - лежал браслет. Твоя бабушка хотела его кому-то подарить. Я примерила - ну очень милый, не удержалась, а он исчез!

В его взгляде засквозил интерес. Он поднял мою руку, повертел перед глазами, даже обнюхал со всех сторон.

- Не чувствую магического следа.

- Я говорю правду! - в сердцах вскричала я.

Вот еще за дела - мне не верят!

- Давай тогда потом посмотрю сундук...

- Нет, сейчас, - мне стало страшно.

Какой-то неведомый механизм вжился мне под кожу, а я не могу с этим ничего поделать. И это не съемки фильма «Чужой», это реальность!

Лоб покрылся испариной. Я царапала кожу и пыталась нащупать браслет изнутри. Но его не было, как будто он и не существовал.

Амбруаз подошел к коробке. Посмотрел снаружи, оглядел крышку, пощупал бархатную обивку.

- Странно, ба не любила яркие ткани, - пробормотал он.

А мне стало нехорошо. Может, этот сундук подбросили враги, чтобы свести счеты с его семьей, а пострадала опять я!

- Но... - он присел на корточки, - Ты это видела?

Он показал надпись на внутренней стороне крышки. Села рядом.

- Самой лучшей девушке, которую ты повстречаешь, Руи.

- Меня так бабушка звала, - пояснил он.

Самой лучшей... Мозг никак не мог соотнести эти слова со мной. Значит, я надела чужой браслет?! Он предназначался невесте любимого внука, а я, как свинья, влезла в святое этой семьи...

- Прости меня, - взвыла я раненым зверем, - Испортила сюрприз твоей невесте. Селеста меня со свету сживет. Это ужасно!

Амбруаз как-то странно на меня посмотрел. Казалось, я знаю все выражения на его лице, но это... Задумчивое и оценивающее? Нет, слишком просто...Любопытное? Нет, как-то по-другому.

- Знаешь, в чем особенность этого чердака? - все-таки сказал он, - Каждый находит то, что ему надо. Лично ему. Я не буду говорить, что он живой, но иногда так оно и есть.

- Чушь! - искренне прошептала я.

- Когда умерла бабушка и в дом понаехали родственники, дальние и не очень, я сбежал на чердак. Мне было так плохо, что я сел  вон в том углу и не выходил где-то часа два. И когда я подумал, что неплохо бы мне было слинять отсюда и не видеть больше этих людей никогда, как я нашел это...

Он достал из-под рубашки кулончик на веревочке. Очень простой, он представлял собой переплетение разных веточек, символов и слов.

- Это трансформатор невидимости.

- Правда?

Нажал на центр и исчез. Я протянула руку и нащупала все еще сидящего рядом мужчину. Он появился.

- Редкая штука. То есть все думают, что ты телепортировался, а ты остался здесь и все слышишь. В тот вечер я узнал много горькой, но полезной информации...- его взгляд затуманился и он посмотрел вдаль, - Поэтому я думаю, ты не зря нашла браслет. Его свойств не знаю, даже кулон расшифровать и понять удалось не сразу. Но он пригодится. Я только удивлен, что он выполнен, как подарок тебе...

- Почему?

- Потому что ты и вправду очень хорошая девушка, Лада, - повернулся он ко мне.

И такой взгляд... Сейчас поцелует. Зрачки расширены, ноздри чуть подергиваются.

Его близость волнует меня, но по-другому, не так, как вчера. Сейчас мы сидим рядом, на чердаке и нам никто не может помешать. И от этого я не тороплюсь ускорить наше сближение. Мне интересно, как это получится. Вот секунду назад передо мной сидел почти незнакомый мужчина, а секунду спустя он меня поцелует и станет чем-то большим?

Волнительный момент! Он будоражит кровь не меньше самих поцелуев! Я вижу, как он медленно наклоняется. Как в его голове мелькают мысли, и созревает желание - все это я и вправду как будто вижу.

Все это показывается мне на экране. Картинки появляются таким красочными, что я отвлекаюсь на них.

В них он меня целует и опрокидывает на спину. Мы занимаемся любовью прямо здесь, на чердаке. Он становится моим первым мужчиной. Я в восторге, хоть мне и чуть дискомфортно. Но что потом? Картинка меняется, как слайд. Я вижу, как мы занимаемся этим в моей спальне, в маленькой ванной и даже на кухне.

Я чувствую его чудовищную страсть и желание, но...

Картинка вдруг гаснет, и я вижу их: взявшись за руку, они идут в высокий, с множеством трубовидных башенок, храм. Селеста в пышном платье, я и не сомневаюсь - в свадебном, и его глаза... Он радостно смеется ее словам. А я стою в процессии, что провожает счастливых новобрачных, и тайком утираю слезы...

Возврат в реальность получился шокирующе быстрым. Его губы не успели коснуться моих, а замерли в десяти сантиметрах.

Он тоже сомневается, борется со своим желанием...

Резко отодвинулась и встала.

Не хочу себе такой судьбы.

Глава 15.



Глава 15.

Больше мы ничего интересного на чердаке не нашли. Пытать судьбу и потрошить оставшиеся свертки для прекрасной леди я не стала, а у аватара резко упало настроение.

Не смотря друг на друга, мы разошлись по своим комнатам.

В окно смотрело полуденное солнце, и я уже собиралась самостоятельно пойти погулять, как в дверь постучали.

Амбруаз, почему-то смущенный и взволнованный, мялся на пороге.

- Лада, я хотел бы тебе кое-что сказать...

- Проходи.

Как школьник, вызванный к директору, он топтался у двери.

- Садись на стул, - неловко было командовать хозяином дома, но хотелось поскорее все выслушать и пойти гулять.

Сидеть дома - невыносимо. Но аватар не спешил с разговором. Он уселся и принялся разглядывать обстановку, будто ее и не видел.

- Ты мне очень нравишься, Лада, - выдавил он через несколько минут.

Покраснела. В связи с неудавшимся поцелуем, его признание выглядело двусмысленным.

Он сидел настолько ровно, как солдатик стоит перед командиром. И еще красный и волнительный.

- С чего вдруг? - не смогла удержаться, - Я не красавица, не женственная, да еще и ниже тебя по социальной лестнице. Смертна. У меня куча недостатков!

- Ты - прекрасна! - восторженно сказал он.

Таких влюбленных экзальтированных глаз я не видела даже у Жака! Надо спросить у интуиции... Что она скажет?

Интуиция запрос приняла, обработала, промолчала.

- Чтобы не обижать, - выдала в мозг сообщение.

- Это почему же?

- Похоже на приворот, - пожала несуществующими плечами интуиция.

- Думаю, я знаю, в чем дело, - я подошла к Амбруазу и положила руку ему на плечо.

Так и есть: парень весь затрясся. Покраснел, несчастненький. Что ж, вот часть моих «слез» и отлилась аватару. И пусть меня в комнате пытал вожделением его будущий свекор, но сейчас речь идет о представительстве всего рода: человеческий против аватарского!

- Ты умеешь снимать любовные привороты?

Отдернула руку. Амбруаз посмотрел таким затуманенным взглядом, что я забеспокоилась всерьез о своей безопасности.

- Нет, ты не поняла. Я на самом деле люблю тебя!

А вот и признание подоспело! Жаль только, что в полукаматозном состоянии мой влюбленный... Никак не засчитать за добросердечное.

- Это все браслет! Не даром на нем были висюльки-сердечки. Он скорее всего влюбляет окружающих в его владелицу, или... - тут я вспомнила надпись на коробке, - Влюбляет тебя в ту, что носит эту вещицу. Знать бы, как ее снять.

- Ла-да... - выдохнул этот влюбленный инпланетянин и вдруг упал на колени, - Ты согласна выйти за меня? Согласись, иначе я умру! Пожалуйста, согласись!

Я стала рассматривать пути к отступлению. Через окно - в крайнем случае, если заблокирует отход к двери. А чтобы пройти к двери, нужно проскочить мимо Амбруаза...

Я выбрала дверь и дернулась в сторону. Он пытался меня перехватить, но любовь нарушает координацию. Парень упал плашмя на пол. Не оборачиваясь, я сбежала вниз по лестнице.

- Плохая из меня выходит золушка, - печально подумала я, теряя на ходу тапочки, - И даже Алиса из зазеркалья - дурная. Та хоть не мучилась с возжелавшими ее мужчинами...

Всю дорогу ругала себя за то, что так и не подобрала туфли. Выбежав из дома, я свернула в кусты и, увидев еле заметную тропинку, побежала по ней.

Сейчас мне нужно найти  спокойное место, где бы я могла сесть и подумать.

Бежала я недолго, а выдохлась еще раньше. Тапочки соскальзывали из стороны в сторону, и я постоянно налетала на мелкие камушки и ветки, что очень больно пронзали ногу. Когда же я увидела в стороне от тропинки пенечек, не задумываясь, свернула и побежала в чащу.

- Сяду на пенечек, съем пирожочек, - вспомнилось мне, и я удивлением поняла, что чертовски проголодалась.

- Эх, была бы беременная, тут бы уже стояло блюдо с пирожными, - вздохнула я.

Не везет мне по жизни! Попала - неизвестно куда. Делать - непонятно что. Но, главное, не отчаиваться!

Я вытянула ноги и блаженно улыбнулась: счастье в жизни есть! Даже если это пенек и возможность вытянуть ноги.

Осталось решить вопрос с браслетом.

- Эрл! - по привычке позвала я, но тигр не появился.

Что-то я по нему скучаю...

Вздохнула и встала. Одела тапочки. Не время раскисать.

Огляделась вокруг и поняла вдруг удивительную вещь: лес изменился. А ведь когда я брела к пенечку, я отметила и куст малины, и большое желтое дерево, похожее на березу.

Где они?

Обошла вокруг пенечка, внимательно вглядываясь в лес. В детстве я часто ходила гулять с мамой в парк, поэтому прекрасно разбираюсь в растительности.

Здесь не было сосны!

В лесу творилась какая-то чертовщина.

А еще я услышала нарастающий гул.

- Нужно срочно залезть на дерево, - подсказали мысли-бабочки, но от них отмахнулась интуиция: - Не надо. Шум - еще не опасность.

- А если на меня несется стадо кабанов? - в панике подумала я.

- Нет, - настаивала интуиция, и я решилась ей довериться.

И вправду: зашумела листва, и гул раздался совсем рядом. На всякий случай села на пенек стала прислушиваться.

- Ищет...Ее...Злой, как само зло... - едва различались слова. А, может, это были и не слова, а общий смысл.

Но я его ухватила.

Кто злой ищет? Амбруаз? Он разозлился?! На меня?

- Что мне делать? - громко спросила я.

- Бежать, колдунья, - раздалось вокруг, и я вдруг поняла: со мной разговаривают деревья! Если бы не события прошедших дней, сумасшедшие по своей сути, я бы подумала, что схожу с ума...

Но теперь я как бы привычная...

- Я не колдунья! Это все амулет.

- Неважно. Он страдает, не видя тебя, и переносит страдания на нас.

- Вернуться? - покаянно склонила я голову.

Ни за что не хочу, чтобы по моей вине страдали невиновные, а уж тем более, деревья.

- Нет. Он кидает нож в дуб, - снисходительно сообщили мне, - если пойдешь по вон той тропинке, дойдешь до другого дома. Там тебе помогут. Будет лучше, если он остынет. Сейчас к нему нельзя.

Я послушно пошла туда, куда указали деревья. Шла я медленно и долго. Солнце уже собиралось садиться, а лес все не кончался. Какая зеленая планета!

Во время дороги меня никто не кусал, не цеплялся и не собирался съесть. Я была поистине удивлена. В нашем лесу и метра пройти невозможно, как тебя тут же обнаружат комары.

Ворота показались за очередным лесным массивом, и я удивилась: похожие были у маминой подруги на даче, а сверху виднелись узкие кирпичные башенки.

Я позвонила. Дверь открыл почти сразу седовласый мужчина в представительной ливрее.

- Что вам угодно? - спросил он, а я так и не нашла, что ответить.

Пустите переночевать, а то покушать и поесть - негде? Слишком тривиально. Соврать, что ошиблась домом - глупо. Тут на несколько километров вокруг домов нет.

- Вы к госпоже Лизе? - решил помочь с ответом дворецкий.

- Лизе? - я широко распахнула глаза, - Так она живет здесь?!

Судьба решила удивить меня поистине королевским сюрпризом. Точно, она же говорила, что живет в частном доме. И я сомневаюсь, что на всем Уэлсе есть еще одна Лиза!

- Она укладывает дочь спать. Спустится чуть позже. Проходите, - вежливо сказал он, и пропустил меня внутрь.

Наверное, когда я мечтала в детстве об идеальной семье, доме и быте, я могла бы вообразить нечто подобное: большой богатый дом, красивый фруктовый сад, а еще палисадник и лужайка. Дворецкий, помогающий по хозяйству, и горничная - повар. Наверняка здесь есть.

Ротанговая мебель перед домом.

- А разве аватары не боятся жить на этой планете? - спросила дворецкого, когда он принес чай.

- Планета не любит их, - отозвался мужчина, - Поэтому обычно здесь селят высокородных полукровок. Но и они склонны к предрассудкам.

- Что же делает с ними планета? - ужаснулась я.

- Аватары - бессмертны, но и их можно убить, - печально сказал дворецкий, - Если, например, перекрыть кислород или изувечить тело.

- Оо, - я вспомнила про бабушку Амбруаза и ужаснулась, - Тогда они не бессмертны?

- Нет, их регенерация клеток - бесконечна, и первые аватары до сих пор живут среди нас. Но биологические законы соответствуют человеческим в том, что касается жизнедеятельности.

- Вы тоже с Земли?

- Да. Нашел эту работу по объявлению и ничуть не жалею.

Он поклонился и скрылся в доме.

Надо же, как получается: даже и бессмертных можно убить. Брр. Нет ничего статичного в этом мире.

- Лада! - Лиза набросилась на меня, как на давнюю подругу. Крепко обняла и даже поцеловала в макушку, - даже не представляешь, как я тебе рада! Но как ты меня нашла?

За чашкой ромашкового чая я рассказала о своих приключениях. Только про Эрла умолчала. Лиза пораженно кивала и не задавала вопросов, а потом вдруг сникла.

- Ты чего?

- Иногда мне кажется, что я никогда не увижу его.

- Отца ребенка? - понятливо наклонила голову я.

- Не-ет, - удивила меня Лиза, - Этого козла я не хочу видеть вообще. Я про Марка.

- Расскажи!

По мере того, как я слушала Лизину историю, мои глаза округлялись. Через что она прошла! Узнала об измене мужа и бросилась мстить. Тогда она еще не знала, что беременная. Вместо того, чтобы благополучно переспать с первым попавшимся в баре красавцем, она угодила в рабство к ведьме из другой реальности.  Там она познакомилась с женщиной Татьяной, тоже с Земли, а потом попала в дом к Татьяниному бывшему. И влюбилась. И звали его Марк. И их любовь была бы взаимной, если бы не бывшая жена Марка - Кассандра.

- У нее с головой не все в порядке, - сокрушалась Лиза, - Ну, сбежал от тебя муж десять лет назад. Уймись и забудь. Нет. Отыгралась на мне, экспериментаторша фигова! Отправила в эту галактику, сама, не зная как. И я застряла.

- А желания стали сбываться сразу?

- Да, - Лизины глаза заблестели, - Как увидела их серый город, сразу поняла: жить там не хочу. И поезд, в котором я ехала, остановился.

- Прикольно!

- Нормально пообщалась с их канцелярией. Как узнали, что я беременная - выделили дом. Прислугу наняли по моему вкусу, обещали гражданство Лалли дать. В общем, живу и радуюсь, если бы не Марк.

- Представляю, как ты хочешь домой...

- Да. Он - замечательный. Очень красивый, но не это главное. Он понимает меня, и я ему нравлюсь такой, какая есть.

- Это и вправду любовь, - протянула кисло я.

Как в кино. Косо взглянула на блондинку. Так же не бывает. Она тешит себя этой мыслью, ну и пусть. В конце концов, она была беременной, а в этот период женщины склонны к сентиментальности.

- А у тебя есть кто-то? - Лиза отставила кружку и заинтересованно подалась вперед.

- Нет.

- Амбруаз тебе не нравится? - с подколкой спросила она.

- Он, конечно, милый, - девушка в ответ разулыбалась, - Не в том смысле, - я смутилась, - По поведению милый. Но...

- Только не говори, что чувствуешь что-то к Жаку, - ужаснулась она, - Он - вообще не вариант!

- Да ни к кому я ничего не чувствую! - возмутилась я, - Надоели до чертиков. Хочу домой и к маме!

- Ты такая глупышка, как я была, - Лиза откинулась на спинку кресла, - Думаешь, что самое интересное будет потом. Случится завтра. Выпадет еще один шанс. Не знаю, чем ты так понравилась судьбе, но скажу так, как видно со стороны: тебе дают джек-пот и вторую половинку. Даже браслет это доказывает.

-  Это ты говоришь глупости, - обиделась я, - Браслет, скорее всего, приворотный, а Амбруаз в здравом уме и памяти даже не посмотрит на меня. Какие половинки! Что ты! Где я и где он?!

- Значит, ты уже об этом думала? - подловила меня блондинка.

- Чисто теоретически, - я нахмурилась, - Слушай, уже совсем стемнело. Пойдем в дом. У тебя же можно переночевать?

Пока мы вот так душевно болтали, на улице стемнело. Зажглись садовые фонари, и сад заиграл необыкновенными красками: где-то лежала тень, где-то - отблеск фонаря на цветах... Можно было бы сидеть бесконечно и любоваться природой, если бы не этот допрос с пристрастием.

Не ожидала, что Лиза окажется такой настойчивой. Хоть и могу ее понять: одна в чужом мире и без возможности возврата, она вдруг узнает о возвращении Амбруаза...

Я бы тоже обрадовалась на ее месте.

И все-таки я не рассказала о том, что могу понимать язык деревьев  и про переливание крови. Не знала, как отнесется к этому землячка.

- А он не кинется искать? А на вас не наложат штраф? - кажется, Лиза искренне волновалась.

- В условиях наказания не было указано, что мы должны ночевать в доме бабушки Амбруаза, - зевнула я.

Все-таки пеший марафон на несколько километров не прошел даром - я валилась с ног от усталости.

Дом был огромный и очень уютный. Но я не оглядывалась и не смотрела по сторонам, а шла за хозяйкой, стараясь не свалиться с лестницы. Мы поднялись на второй этаж.

Лиза провела в гостевую комнату и пожелала спокойной ночи. Где-то в глубине дома проснулась Лалли, и блондинка, толком не показав, где что, убежала ее укачивать.

А мне было уже все равно. Главное - есть,  где поспать, и никто не домогается. Идеальные условия для ночи.

Не раздеваясь, прямо в платье я рухнула на кровать.

Глава 16.



Глава 16.

Утро принесло нежданные вести. В отличие от ненормальных аватаров, в этом доме встали в восемь утра. Во всяком случае, когда я спустилась, Лиза только наливала заварку.

В доме, как я и предполагала, была повариха: пухленькая, добродушная женщина. Она пожелала приятного аппетита и поставила перед нами оладушки. Порционный омлет с ветчиной и фруктовый салат  - я с удивлением посмотрела на хозяйку.

- Люблю поесть, - призналась она, - Всего по чуть-чуть.

Завтрак выдался поистине королевским. Поблагодарив повариху, мы взяли молочные коктейли и вышли в сад. Сегодня было ощутимо жарче, и Лиза попросила дворецкого переставить кресла в полутень.

- А на Земле сейчас зима...

Лиза вздрогнула от моих слов и горько улыбнулась.

Мы сели. Было так уютно и приятно находиться в этом саду, что я на мгновение закрыла глаза. Только птицы, легкое жужжание мошек и прохладный напиток. Красота...

Некоторое время мы молчали.

- Не подумай, что прогоняю, но ты не собираешься к нему? - спросила Лиза, - Второй день, все-таки. Вдруг правитель придет проверить?

Ее слова вернули с блаженных небес на землю. А я так хотела посидеть в тишине.

- Всё норм, - недовольно открыла глаза, - Сейчас посижу немного и пойду.

Мы помолчали. У каждой из нас было, о чем подумать.

- Я тебе могу позвонить? Если вы застрянете на Ориэне, как я тут, было бы здорово иногда общаться.

Продемонстрировала свой перстень. Девушка восторженно ахнула.

- Какой крутой! - Лиза подняла руку с простеньким колечком, украшенным синим камушком, - А у меня обычное. Синий цвет означает простолюдина. Я даже не уверена, что смогу позвонить на твой красный. Есть некоторые ограничения. Ты мне можешь позвонить, а я тебе - нет. Правда, красивый, вот только камень... Рубин или гранат - не пойму. Амбруаз подарил?

Кивнула.

- Дорогой подарок! Везет тебе... Ну, позвони ему. Скажи, чтобы забрал. Не пешком же идти... Далеко.

- Откуда знаешь? - удивилась я.

- Когда выбирала этот коттедж, смотрела, чтобы в округе - никого. Маньяков здесь нет, знакомых у меня тоже нет. С кем буду общаться? Лучше уж одной, чем с кем попало.

- Логично, - согласилась и отставила бокал на ротанговый столик, - Спасибо за гостеприимство. Я, пожалуй, пойду.

Лиза тоже вскочила.

- Ну, что ты выделываешься? Позвони и попроси забрать.

Неприятно поразило это вмешательство в мою жизнь. Что за мода такая? Понимаю, что ей здесь скучно и нечего делать, но мне самой решать, кому и зачем звонить.

Но Лиза стояла непреклонная, и пришлось объясниться.

- Боюсь. А вдруг он зол?  - вспомнила про кидание ножичков в дерево и добавила: - И тебе достанется...

- Ты забыла, что я - священная мать! - гордо подняла подбородок Лиза, - Еще года два, типа декрета. Звони. Не убьет же он тебя.

А вот на этот счет я не была бы столь уверенна! Вспомнила пылающие желанием глаза, и меня передернуло. Кто знает этого маньячину, может, браслет ему так запудрил мозги, что он готов убить меня, лишь бы никому не досталась?

Но идти по лесу в тапочках...Тоже не комильфо. А просить у Лизы - мне не позволяет гордость, к тому же она итак приютила на ночь. Не буду наглеть.

Я потерла камушек и позвала аватара. Не успела даже моргнуть, как он предстал передо мной.

Вздрогнула. Темные распущенные волосы спускались водопадом. На нем была черная, расстегнутая на груди рубашка и ...руки в крови.

А еще тяжелый, немигающий взгляд.

Ой, кому-то сейчас будет плохо! Да лучше бы я по лесу пешком целый день бродила!

Сделала шаг назад. Фокус не удался. Он резво прыгнул и заключил меня в объятья. Всё, не вырваться.

- И где ты шлялась? - относительно спокойно спросил он.

В панике забилось сердце - ненавижу, когда нет путей к отступлению.

- Пусти.

- Какого ты шлялась? Хрена, а? - прошипел аватар.

Его глаза заполонила такая черная пелена гнева, что все мои внутренности сжались. Просто адская жуть! Не хочу злого, верните мне добродушного Амбруаза и поскорее! Только вот каким богам молиться, если управляющий Солнечной галактикой сжимает до боли в костях?!

Удивительно, но меня спасла блондинка.

- Господин Амбруаз! - пропела ангельским голосом Лиза, и аватар ослабил захват.

Недоуменно развернулся к девушке. Он и не заметил, что тут еще кто-то есть.

- Очень рада с вами познакомиться, - Лиза улыбалась во все тридцать два зуба и изо всех сил демонстрировала дружелюбие, - Лада была у меня в гостях...

Но он грубо перебил:

- Вы с Земли?

- Да, но хотела бы вернуться, - она молитвенно сложила руки, и Амбруаз уже хотел было кивнуть в знак согласия, как проснулась Лалли.

Резкий крик ребенка разлетелся на всю округу. Лиза покраснела, аватар задумчиво посмотрел на дом.

- Ребенок? Чей?

- Мой.

- Где родился?

- На Ориэне, - прошептала Лиза.

Всё, надежда рухнула об асфальт и разлетелась на мелкие кусочки.

- Не выйдет, - отрезал Руаз и вернулся ко мне.

Больно сжал за талию. Всё, мне капец.

- Но у меня там любимый! Пожалуйста! - Лиза рухнула на колени, - Пожалуйста, господин Амбруаз, помогите нам!

Девушка правильно поняла: либо сейчас, либо никогда. Второго шанса судьба может и не дать. И вот теперь я увидела аватара при исполнении: он глубоко вздохнул, отцепился от меня и сел в ротанговое кресло. Закинул ногу на ногу.

- Рассказывайте.

Пока Лиза по второму кругу рассказывала за жизнь, я с ужасом рассматривала взятое напрокат платье. Чужое! И в кровавых разводах. Кого он там убивал, пока меня не было?

- Делал мясные отбивные к твоему приходу, - опять перебил Амбруаз Лизу, а у той округлились глаза.

Всё, занавес. Теперь она подумает, что у нас с ним те самые отношения. Я расстроенно уселась прямо на лужайку. А что, платью уже не поможешь. Если прибавится зеленый свет - ерунда!

- Лучше бы пиццу заказал, - проворчала чисто из принципа.

Повисла пауза. Лиза во все глаза рассматривала нас. Нет, ну что за любопытство! Никакой личной жизни.

Но блондинка решила нас еще больше удивить.

- Она скучала, - выдала Лиза и тут же вернулась к своей истории: - Его бывшая жена Кассандра...

Прослушав по второму кругу историю взаимоотношений, я немножко оттаяла. И на ее долю выпало немало дегтя. Лиза не виновата в том, что она такая. Местами наивная и слишком открытая, по большому счету, она всем желает только добра.

- Я подумаю, - сказал Руаз и встал, - Лада, пойдем.

Нехотя поднялась с лужайки. С тоской посмотрела на кирпичный домик, в котором я впервые за последнюю неделю отдохнула.

- До встречи, звони! - даже не успела сказать «прощай», как воздух подернулся, и мы оказались в избушке.

На столе и вправду стояло блюдо с мясом. Подгоревшее. Рядом - полусырая картошка в кожуре. Перцы, помидоры и баклажаны, вроде как запеченные на углях. Мда. Обед обещает быть незабываемым.

Села за стол и послушно наложила в тарелку недожаренных овощей.

- Откуда ты узнала, что она здесь живет? - аватар еще не вышел из роли планетарного судьи, и встал надо мной, скрестив руки.

- Она заходила во дворце, - положила себе мяса. Попробую.

Но Руаз не собирался все так оставлять. Сощурился и наклонился надо мной.  Наши глаза оказались слишком близко, чтобы я могла спокойно сидеть.

- Есть в этой галактике хоть кто-нибудь, кто не заходил к тебе? - задал он чисто риторический вопрос.

Неловко вот так, нос к носу, и я возмутилась:

- Что за допросы! Ты мне никто!

И попыталась отодвинуться. Не получилось.

- Да? - он нависал надо мной, упершись одной рукой в стол, - Но ведь я тебе нравлюсь...

- С чего бы? - равнодушно спросила я.

- Вот с этого, - указал он на перстень.

Покраснела. Неужели он все слышал?! Но ведь это - как телефон, а не скрытая камера... Или...?

Судя по его заблестевшим глазам, мое подозрение - верно.

- Ты вообще непроходимый тупица, - решила, что лучшая защита -нападение, - Дома неизвестные предметы водятся, портреты чужие хранишь! За девушками подглядываешь... Всё у тебя вверх-тормашками, как ты вообще за галактикой смотришь? И кому доверили ответственную работу, а? ...

Мои слова ой! как не понравились аватару. Отодвинулся.

- Видимо, ты  у нас через чур умная!- взбесился он.

- Поумнее тебя буду! - задрала подбородок вверх.

Ноздри затрепетали, глаза заискрились, мужчина клюнул на удочку.

Ужинала я в одиночестве. Он ушел, громко хлопнув дверью.

Кажется, переборщила.

Остаток дня маялась от безделья и поминала нехорошим словом Лизу. Вот шла бы я себе по тропиночке, гуляла бы, воздухом свежим дышала. А не этим объявлением войны. И всё было бы хорошо!

Вечером легла спать рано и долго ворочалась. Несправедливость ситуации возмущала: Амбруаз сидел в своей комнате, и, видимо, злился. А ведь я всего-то и сделала, что обозвала тупицей. Ну, немного засомневалась в его управленческих возможностях. Подумаешь, нежный какой!

Против правды не попрешь.

Я немного развлеклась перед сном, примеривая женские вещи из шкафа. Выбрала умопомрачительную ночную сорочку в черных кружевах и голубое платье на завтра. Приготовила туфельки на низком каблуке в тон - в общем, сделала всё, чтобы завтра сразить этого невежу с ног.

Утром меня разбудил стук в дверь. Не слишком понимая, где и что я, разрешила войти.

- Ты что себе позволяешь?! - вскричал Руаз одновременно со мной.

Спросонья испугалась его черного-пречерного костюма, что мелькнул перед глазами. Ну, вот кто разрешал ему так близко подходить? Орала самозабвенно, в панике закрыв глаза.

- Какого ты входишь?! - натянула одеяло до подбородка.

- Сама разрешила, - вскричал Амбруаз, - Развратница! Спит в таком виде и не стесняется!

Я поразилась ханжеству и лицемерию аватара.

- Это вещи твоей любовницы!

- У меня нет любовницы, - возмутился он.

Ну, надо же, какие мы щепетильные!

- Прошлой любовницы.

- Не было у меня тут никого.

И так это было горячо сказано, что я даже озадачилась.

-  А чьи тогда вещи?

Если не любовницы... На ум ничего не приходит. Не горничной же... Хм, ведь это - гостевая комната, или я чего-то не понимаю?

- Бабушки. Сиреневая спальня - ее.

- Что?!

Теперь мне захотелось содрать все это с себя. Я сплю в вещах покойницы! Ужас-ужас.

Но с другой стороны... На мне ночная сорочка Екатерины Второй... Ежкин-кот, это же круто! Настоящая ночнушка императрицы, и если учесть черные кружева, реально - шальной...

- Клевая фигура была у твоей бабушки.

- Угу. Собирайся, через двадцать минут выходим.

Повернулась к окну. Дневной свет только собирался прореживаться сквозь кучевые облака.

- Так рано же, - посмотрела на висящие сбоку часы.

Половина пятого утра.

- Я итак дал тебе полтора часа поспать. Не гунди.

Возмущенно засопела, но хлопнувшая дверь отрезала все возможности к торгу. Придется вставать.

Злая и заспанная, я спустилась вниз через десять минут. На завтрак был вчерашний обед и ужин, только все это лежало на столе без холодильника. Да уж, куда я попала! Разумеется, побоялась есть недожаренное и недоваренное.

Под немигающим взглядом черных глаз выпила малинового чаю и приготовилась к возвращению.

Глава 17.



Глава 17.

Мы вышли в лес и двинулись той самой тропой к гроту. Густо разросшиеся кустарники все так же норовили порвать платье и растрепать прическу. Казалось,  будто за два дня они выросли заново.

Да, я преобразилась, и даже Амбруаз не стал ворчать по поводу опоздания. Голубое платье мне очень шло, и заценив свой look с утра, я решила по приезду накопить денег на новый гардероб в голубых тонах. Прощай, мои любимые джинсы и безвкусные кофточки... Теперь уже моя мечта сбылась, Париж увиден и полностью рассмотрен, и даже на тысячу сто процентов больше, потому что кому еще выпадет такая странная вещь - путешествие по галактикам?

События прошедших дней мелькали перед моим взором, и всеобъемлющая грусть сжимала сердце. Я иду по узкой тропинке на выход не просто из этого мира, но и из приключений тоже.

Я больше не увижусь с ребятами? Вечно смущающийся Жак, насмешливый Эрл, строгий Руаз... Эврар, рыцарь без страха и упрека, ты тоже всегда будешь жить в моем сердце! Мы столько пережили вместе, и так сблизились, что теперь мне хотелось быть постоянно вместе, ну или хотя бы видится, как обычно делают друзья - по пятницам.

Зайти в бар, сесть где-нибудь сбоку. Посетовать на жизнь и поздороваться с барменом, который меня знает.

Войдет Амбруаз и закажет ...виски со льдом. Эрл опоздает и посетует, что долго ловил нарушителя спокойствия белоснежных палочек. Он возьмет воду и сделает вид, будто пьет. Жак тоже придет во время и закажет бокал вина. Пригубит и сморщится. Скажет, это не то вино, что вы пили, миледи, на чердаке. Мы посмеемся и вспомним Францию.

А потом, когда бармен отвернется, он сотворит заклинание и будет весь вечер пить один бокал. Напьется вусмерть и начнет забавно хохотать.

Будем вспоминать приключения и предаваться ностальгии...

Когда мы, наконец, дошли до грота, на глазах стояли слезы. Нет, не может быть, что всего этого не будет. Неужели расстанемся просто так?

Не выдержала и дернула аватара за рукав.

- А что будет потом?

Он недоуменно обернулся. Спокойное лицо, прямой взгляд. Вот уж кто не терзается по поводу будущего.

- Перенесемся во дворец и отчитаемся, что отбыли наказание, как положено.

- Я про другое. Что будет со мной?

- Хм... - он задумался, - По идее, тебя должны отправить домой. Нет никаких причин оставаться здесь.

Я пытливо рассматривала лицо аватара, пытаясь понять, есть ли во всем этом подвох. Неужели для меня ничего не изменится? Наверное, и в первый раз ко мне приходил Абсолон, под его личиной, и наврал про переливание крови.

Теперь уже и не различишь, где - правда, а где - ложь.

- А Жак? Что будет с ним?

- Его вернем туда, откуда он прибыл.

- И я больше никогда вас не увижу?

- Лада,  а зачем тебе нас видеть? Верну тебя сразу домой, к маме. Ты же этого  хотела? - и в его голосе явно послышалась поддевка.

- Окей, - отцепилась от его рукава и вытерла слезы.

Путь будет, что будет! Остатки гордости еще при мне...

Мы перенеслись в безликую серую залу моментально. Я даже не успела до конца успокоиться и предстала перед Абсолоном и женщинами в расстроенном состоянии.

Селеста с помощницей опять были при исполнении и одеты в  бесформенные хламиды.

Но все равно заценили мой вид - недовольно сморщились. А вот реакция правителя оказалась полностью противоположной.

- Тебе идут юбки, -  оскалился он, - Амбруаз на тебя хорошо влияет.

Селеста вспыхнула. Помощница правителя сделала предупреждающий жест и указала куда-то наверх.

- Внимание! Вас снимают скрытые камеры, - вспомнилось мне, когда подняла голову.

Наверху летали круглые одноглазые объекты и явно что-то фиксировали.

- Ну что ж, наказание вы отбыли правильно, ничего не нарушали?... - задали нам вопрос с подвохом, и я подобралась: правитель в курсе, что я навещала Лизу. Но разве это что-то значит?!

- Не нарушали, - твердо ответил Амбруаз, и сверху посыпались вспышки.

Это камеры еще и фотографируют!

- Лжи нет, - констатировала прокурорша и записала в блокнотик.

- Наказание принято к исполнению, - кисло подтвердила Селеста.

Женщины что-то записали в блокнотах, а потом выжидающе повернулись к правителю.

- Отлично! А теперь обычная аудиенция, - весело сказал он, но перехватив хмурый взгляд дочери, поправился: - Секретная аудиенция.

И взмахнул рукой. Женщины исчезли вместе с летающими объектами.

- Итак... - почему-то Абсолон остановился взглядом на моей руке, - Обзавелась магической вещицей?

Стушевалась. Не то, чтобы я ее искала-искала и, наконец-таки, нашла, но...

- Прекрасно. Чем больше на тебе магических артефактов, тем лучше. Селеста не достанет.

Мои глаза превратились в блюдца. Да что за отношения у них здесь такие?!

- Дело в том, что Амбруаз меня никак не устраивает в роли зятя, - заговорщицки снизив тон, признался правитель, - Но и отказать своей любимой дочери я не могу.

Невозмутимый Амбруаз вдруг хмыкнул. Да уж, становится все веселее и веселее.

- Он тоже не горит желанием становиться мужем, - продолжил откровенничать главный аватар и подался вперед, - И заточение на Земле мы предприняли с той целью, чтобы Селеста нашла себе уже кого-нибудь тут, поближе...

- То есть это вы заточили его там?! - я думала, что схожу с ума, но Амбруаз довольно кивнул:

- Отдохнул нормально. Выспался.

Нет слов. Вы посмотрите на него! Отвиливал от своих обязанностей и ничуть не смущается! Я искренне возмутилась:

- Мы столько войн кровавых пережили, пока ты спал, а ты даже и не мучаешься?!

- Зачем ему мучиться, - возразил правитель, - с точки зрения планетарного равновесия, у вас естественный отток населения.

- Что?!

- Все в норме, - пояснил Амбруаз.

Я только запыхтела. Вот мужчины! У них все в норме! Народы чуть не поубивали друг друга, чуть планету не взорвали, а у них - норма.

- Кстати, к 1945 я проснулся, - довольно добавил Руаз.

Честно, захотелось наброситься и придушить. Для профилактики, чтобы все в норме было. Планитарное равновесие. Подумаешь, чуть придушенный аватар выйдет.

- Так вот, если вы изобразите роман, - вернулся к матримониальным рассуждениям правитель, - Селеста тебя убьет. Она очень чувствительная...

В его голосе слышалось легкое одобрение.

Ничего себе - чувствительная убийца! Мне стало холодно. Поежилась.

- Значит, портрет - ваших рук дело.

Он кивнул.

- И размагничивать, то есть снимать проклятие с него не надо?

- Ну, вообще можно, чтобы в дальнейшем никто им не воспользовался, - задумчиво сказал правитель, а у меня было состояние на грани обморока.

Эврар погиб из-за этого чертова портрета! Я сама несколько раз чуть не погибла из-за него, а этот ...правитель еще сомневается, стоит ли его обезоруживать?!

Но у меня возник еще один насущный вопрос и я повернулась в Руазу:

- Кстати, а почему ты хотел сплавить меня в Россию?

- М? - кажется, Абсолон тоже заинтересовался.

А Амбруаз покраснел! А потом, потупив взгляд, принялся водить мысочком круги по полу, как нашкодивший школьник.

- Из-за бабушки, - выдал он.

- А что с ней? Она давно почила, - спокойно спросил правитель.

- Очень любила Россию, - скосил на меня глаза Руаз, - И очистила ее от скверны. Если говорить доступным языком, то в России такие проклятия не действуют. Она - священная.

- Ты же говорил, хоть в Африку, - возмутилась я.

- У тебя нет визы и денег, - снисходительно пояснил аватар, - Я блефовал.

- Ну, ты и... - я осеклась под взглядом двух аватаров и сникла.

Даже обозвать нельзя! Вот, гадство.

- Вернуть обратно? - Руаз кивнул на меня, а мне еще обиднее стало.

Понятно, что я как муравей на слете птиц, но ведь живая и право голоса имею.

- А что с Жаком? Он здоров?

- Ага, я преувеличил, - ответил правитель, - У него выдались шикарные денечки.

- То есть, - недоверчиво взглянула из-под бровей.

Знаем мы ваше веселье, господин правитель аватаров!

- Он с придворными дамами развлекался. Демографию поправлял.

Я чуть не упала. Ну и нравы!

- Кстати, про демографию, - Руаз поправил свой длиннющий хвост, - Так что вы решили с Селестой?

- Ну, сначала я подумал, может она утешится в объятьях этого гастролера, но она вся в меня: подавай ей лучшего из лучших, поэтому...

- М?

- Решил познакомить ее с твоим другом.

Руаз вопросительно поднял бровь.

- Так что забирай ее с собой, и как-нибудь, в непринужденной обстановке... Сам понимаешь...

- Я не очень, - встряла в разговор, - С кем вы хотите ее свести?

- С Эрлом, - пояснил Руаз, и мое сердце ухнуло вниз.

Тигр не достоин такой подлянки, нет! Он очень хороший и заботливый, и...

- Стойте! Вы же с ним конфликтуете.

Аватары переглянулись и расхохотались. Добродушно, от души.

- Был один инцидент, - отсмеявшись, сказал правитель, - Но я его уже простил. А неорган еще помнит? Вот душка...

И они расхохотались снова, аж до слез.

Разозлилась. Это же надо так цинично распоряжаться другими жизнями.

- А...

- Я все сказал, - вдруг сменил тон Абсолон и приказал Руазу: - Твое прошение рассмотрел, может забрать землянку, но до совершеннолетия ребенка. Потом как хочешь, но приволоки обратно. Или дочку одну.

- Оо... - удивилась я, узнав, как быстро решилась судьба Лизы.

Значит, Руаз и вправду побеспокоился о ней?!

- Хорошо, будет сделано, - поклонился Руаз и потянул меня за рукав.

Что ж, надеюсь, я никогда не увижу вас больше, правитель Абсолон. Вот уж с кем мне хочется прощаться навсегда, так это с вами. После каждой встречи, остается горькое послевкусие, как от скисшего продукта.

А еще я начинаю сомневаться в Амбруазе. Когда мне кажется, что он - самый благородный из всех благородных существ на земле, я вспоминаю вас и начинаю сомневаться. Сомнение - первый шаг к потери доверия.

А я не хочу сомневаться в Амбруазе. Не знаю его родителей, но бабушка... Она должна была научить его тем вещам, что практиковала у нас в России. Как он сказал? Священная земля? Может, мораль и этика на Ориэне другая, но Амбруаз, он должен был перенять что-то и от землян, не только вид и форму жизни.

Все это пронеслось в моей голове со скоростью полета бабочки, и я, как в замедленной съемке наблюдала: правитель сделал взмах рукой,  воздух подернулся и ... мы вдруг резко очутились на чердаке. На моем белом, арендованном за евро чердаке.

Жак сидел на диванчике и смотрел на нас, как на незнакомцев. А еще из ванны вышла донельзя удивленная Лиза с ребенком, а с кухни донесся крик Селесты.

- Ну, и дурдом, - пронеслось в голове, и я несмело улыбнулась.

Мы во Франции, значит, все в порядке?

Глава 18.



Глава 18.

- Как он посмел перенести меня сюда? - Селеста лежала на диване в полуобморочном состоянии и вечернем платье, симулировала припадок, и мы только что не размахивали над ней веером.

Сначала ей было холодно, и я принесла ей красную синтепоновую куртку.

- Что за дрань? - презрительно фыркнула аватарка, и кинула на пол бедную курточку.

Интересно, если я ее стукну, мне за это что-нибудь будет?

Пока решила не предаваться насилию, а вежливо перекинуть заботу о невесте на Руаза. Со вздохом он снял пиджак и накинул ей на плечи.

Надо же какой заботливый! Вот меня, на утесе, в промокшей ночнушке, никто не согревал!

Фыркнула и пошла к Жаку. Рыцарь выглядел на удивление здоровым, даже румянец появился на щеках. Села рядом на кровать.

- Как ты?

- Всё в порядке, миледи, - засмущался он от моего присутствия.

Интересно, правитель про демографию наврал или нет? Если бедного рыцаря во дворце совращали, то чего он на меня реагирует, как невинный юноша?

- Тебя ранили? - задала волнующий вопрос.

- Нет. Обошлось. А вас?

Задумалась. Посмотрела на ногу. Шрамов нет. Но и ощущения у меня после путешествия на Ориэн изменились: даже сейчас, осматривая свое временное жилище, я чувствовала его по-другому.

Вздрогнула.

Я чувствую жилище?!

Сделалось нехорошо и даже перед глазами замелькали звездочки. Я схожу с ума, какая досада!

- Вас ранили? - заволновался Жак и схватил за руки, - Где? Сильно? Вам больно?

- Нет. Кажется. Все в порядке, - я попыталась выдернуть руки, но мне не дали: рыцарь поднес их к губам и с чувством поцеловал.

- Я переживал о вас, миледи.

И столько в его словах было нежности и теплоты, что я смутилась. Попыталась снова выдернуть руки. Не получилось. Его взгляд вдруг потемнел и стал очень серьезным.

- Я хотел  вам сказать нечто очень важное...

А вот мне после этих слов захотелось убежать далеко-подальше, желательно, на конец света. Он мне сейчас предложение собирается сделать, или я что-то не понимаю? Вот прямо сейчас и прямо здесь?!

Но меня спасли.

- Лада, кто это? - к нам подошла блондинка и очень подозрительно посмотрела на рыцаря, - Ты меня представишь?

Парень отпустил таки мои руки и вытаращился на Лизу так, будто впервые увидел мать с дитем.

- Лиза, познакомься, это - Жак. Жак - это Лиза, она тоже русская.

- Меня все это время смущало одно обстоятельство, - повернулась ко мне девушка, - Как так получается, что я понимаю француза, не зная языка? Тише, Лалли...Тсс...

Дочка заплакала, тоже, видимо, удивившись этому факту.

- Скажи спасибо мне, - Руаз бросил симулирующую теперь уже жару Селесту, и подошел к нам, - Помнишь, когда встретились у меня, ты спросила про абсолютное понимание?

Я непонимающе кивнула.

- Ну, так это - я, а то - Лиза.

- При перемещении в нашу страну, вообще, при любом перемещении, происходит адаптация. Попав на Ориэн, Лиза автоматически стала говорить на аватарском, а рыцари, при перемещении на Землю, автоматически овладевают земными языками.

- Всеми?! - поразилась я.

- Это не сложно для мага. Жак - очень способный, поэтому Эрл и сотрудничал с ним.

Вернее сказать, с ними. Я с горечью вспомнила об Эвраре.

- Мне очень жаль, - сама взяла за руки вдруг зардевшегося юношу, - Эврар - это не только твоя потеря, но и наша.

Мы помолчали. Жак держался молодцом, а у меня были глаза на мокром месте.

- Я поставлю чай, - хмыкнула носом и поднялась.

- Кстати, а что с портретом? - Жак нехотя отпустил мои руки.

Переглянулась с Амбруазом. Селеста тоже приподнялась с дивана и с интересом прислушалась.

- Он у меня, - прямо из воздуха аватар достал замотанный в черную ткань портрет, - Нужно дезактивировать его в России. Так что поедем все вместе. Разумеется, Жак может вернуться к себе домой, если пожелает.

- Я с вами, - подобрался рыцарь, - Помогу, чем смогу.

Аватар кивнул.

Я уже дошла до кухни, как вдруг вспомнила один небезынтересный момент:

- А какое сегодня число?

Бросилась к календарю на телефоне. Мой телефончик опять содержал кучу пропущенных вызовов от мамы и знакомых. То никто не звонит, то целая Москва вспомнила о моем существовании.

- Четвертое, - я не поверила своим глазам.

- Подумал, тебе будет приятно покататься на самолете, - донесся насмешливый голос из-за спины.

- Эрл! - наверное, так я никому еще в жизни не радовалась.

Лиза истошно закричала, и, схватив ребенка, бросилась в ванную.

Селеста приподняла бровь и с любопытством осматривала тигра, а я... С разбегу прыгнула на моего мохнатого, полосатого, наглого друга.

- Потише, а то помнешь, - заворчал Эрл, - я, может, два дня марафет наводил - шерсть расчесывал.

- Эрлушка, как же я по тебе скучала! - мяла я его ушки, шерсть, сживала за толстую шею, - Кисик ты мой, ненаглядный, котик ты мой, полосатый!

- Ну-ну, - неорган улыбался, расслабившись и предоставив себя в мое полное распоряжение.

- То есть это ты вернул нас в четвертое число? -  с восторгом спросила я.

- Да, я такой крутой. Поэтому аватары меня и не любят, - он скосил взгляд на Руаза, - Им это не под силу.

- То есть ты можешь останавливать время? - заинтересовалась Селеста.

- Если бы ты хоть сколько-нибудь училась, не задавала бы таких глупых вопросов, - проворчал Руаз.

- Вау! - выдала аватарка. По ее ошарашенному виду было понятно: она - впечатлена, - А почему в таком виде? Ты - придворный тигр короля неорганов?

Мы переглянулись.

- Не будем говорить. Потом сюрприз будет, - подсказала я мужчинам, и они кивнули.

- Я хочу есть, - капризно протянула принцесса, - Лада, приготовь.

- Тигр ушел? - из ванны выглянула Лиза.

Наверное, услышала про еду и подумала, что опасность миновала. Но ее глаза расширились от ужаса, когда она снова заметила Эрла.

- Тсс, не ори, - я добежала до двери, - Это не настоящий тигр. Он - безопасный.

- Что? - Лиза высунулась и с сомнением посмотрела на животное, - Ты работаешь укротителем?

- Заходи, - я подтолкнула ее к ванне и закрыла за собой дверь, - Тут такое дело: - Он - не животное и не человек...

Я, как могла, объяснила про природу Эрла и попыталась внушить, что тигра не стоит бояться. Тем более, он помогает и будет сопровождать в Россию.

- Как мы полетим все вместе в самолете? У меня нет документов... - у девушки случился эмоциональный шок, и она думала сразу обо всем, - И где живет Марк, я точно не знаю. Под Дубной, вроде. А, может, в самом городе. А вдруг он меня забыл? А вдруг его Кассандра убила? Я же ничего не знаю... И я боюсь зеркал, - она с опаской отодвинулась от висящего в ванне зеркала.

- Спокойствие, только спокойствие, - погладила я ее по плечу, - Ты должна быть сильной, иначе твое волнение передастся вместе с молоком ребенку.

- Да? - пораженно прошептала она.

- Конечно. Чего боишься какой-то ведьмы? С нами аватар, отвечающий за целую систему! Да он размажет ведьму так, что от нее мокрого места не останется!

- Думаешь? - с сомнением посмотрела на зеркало, - Кассандра - сильна и очень злая.

- Не беспокойся! И пойдем, я познакомлю тебя с тигром.

Взяв ее под руку, вывела в гостиную. А там творилось страшное: Руаз и Эрл пытались воспитывать Селесту.

- Я не умею и не буду, - отнекивалась та и продолжала валяться на диване, - Пусть делает человек. Я вам не прислуга.

- И как ты собиралась за меня замуж? - поднял бровь аватар, - Хотела сжить со свету? Чтобы я умер с голоду?

- Что значит, собиралась? Ты передумал на мне жениться? Ты влюбился в нее?!

В этот неподходящий момент появились мы с Лизой.

- Она - твоя любовница? - взъярилась аватарка.

Мне даже показалось, что ее черные волосы встали дыбом.

- Я всего лишь попросил тебя поставить чай, - с грустью сказал аватар.

Очень мне такие семейные сцены не нравятся, поэтому сама предложила:

- Лучше я сделаю.

И решила скрыться на кухне, но Селеста вдруг резко передумала выкаблучиваться.

- Ладно, Лада. Показывай, - величественно махнула мне рукой и встала, - Как можно было назвать тебя местоимением? Какой дурной вкус.

Она походкой королевы прошла на кухню.

Решила не отвлекаться на оскорбления. Пусть себе ее высочество развлекается. Лично я знаю, что у меня - прекрасное имя, и скорее всего, местоимение произошло от него, а не наоборот.

Лиза одобряюще сжала мой локоть и косо посмотрела на аватарку. Хоть кто-то меня поддерживает, приятно.

Ребенок снова заплакал, и девушка, успокаивая, ушла на мою кровать. Опустила шторку, которая висела как разделитель пространства и служила ширмой, и принялась кормить дитя.

На кухне тем временем происходил треш. Нужно было приготовить быстрый перекус и чай, но принцессе аватаров все не нравилось. Не найдя знакомых продуктов, она забраковывала все.

- Как можно пить этот напиток? Фу, какой противный запах, - это она сказала на зеленый чай.

- Я не буду это есть, - посмотрела на колбасу.

Понюхала. Чисто теоретически, она итак испорченная - с белым налетом. Рождественская колбаса, называется. Но мне ее в таком виде продали, так что, получается, вполне съедобна.

- Разве это фрукты? - личи она поворачивала и так, и эдак, рассматривая, как под лупой.

- Скорее уж ягоды, - бегая между холодильником и столешницей, я отделывалась ничего не значащими фразами.

Интересно, через какой промежуток времени я ей выскажу всё, что о ней думаю?

Принцесса же считала, что все хорошо, а может просто не обращала на мой хмурый вид внимания. Рабы - есть рабы, какое ей дело до них.

В общем, толку от нее оказалось - ноль. Принцесса даже не стала кушать, а только попила воды.

Мы сели в гостиной за маленький столик. Было тесно. Малышка заснула, и ее оставили спать на моей кровати. Тигр лег на свой любимый коврик у ванной, Амбруаз - в кресло чуть поодаль. Я притащила дышащую на ладан табуретку и тоже села сбоку. Жак оказался заперт между Лизой и Селестой на диване, но не выглядел сильно смущенным.

Оглядев всю эту чудесную компанию, чуть не прослезилась. А ведь совсем недавно я жила здесь одна. А потом мы встречали Новый год. Столько событий произошло, и все они - как захватывающий сон, о котором жалеешь после пробуждения.

Слезы странного умиления полились рекой. Тигр хмыкнул. Аватар косо посмотрел.

- Ты чего? - забеспокоилась Лиза и протянула салфетки, - Все в порядке?

Спешно закивав, натужно улыбнулась:

- Кушайте! Приятного аппетита. Нам еще нужно успеть в аэропорт.

Кажется, я и вправду привязчивая особа. Буду по ним всем скучать.

Покушали мы плотно и быстро, и собрались минут за десять. Мне помог аватар - он только поглядел в сторону чемодана, и вещи сами оказались внутри.

Я в который раз подивилась его могуществу.

- Где водятся волшебники, где водятся волшебники? - напела я песенку из детства, - Ты - моя большая фантазия. В песне говорится, что в фантазиях моих...

Он криво хмыкнул и отошел к Селесте.

Не клюнул, а жаль. С тех пор, как мы отчитались перед Абсолоном, аватар не оказывал мне знаков внимания. Не приставал, не заигрывал - теперь мне казалось, будто ничего этого и не было и в помине, там, в лесной избушке.

Может, все это причудилось?

Но каждый раз, когда я так думала, ловила настороженный взгляд Селесты. Надо сказать, брюнетка с такой тщательностью следила за мной, будто я представляю угрозу, и она хочет предотвратить преступление.

- Но как же мы полетим? - волновалась Лиза, - у меня ничего нет.

Амбруаз дал ей в руки документы, и она громко вскрикнула:

- Не может быть! Вы настоящий волшебник!

- Лет сто назад вполне мог им быть, - Амбруаз не переставал меня поражать: он вдруг наклонился к малышке и сделал козу-базю.

Ребенок засмеялся.

Счастливая мать, прижимая документы к груди, ошарашенно посмотрела на аватара:

-  Это ее первый смех! Лалли!

- Что за странное имя такое? - нахмурилась Селеста, - Что оно означает?

- Вот кто сдвинулся на значениях и регалиях, - с неудовольствием подумала я, запихивая мобильник в карман, - Всё должно иметь значение. Педантка!

- Это сокращенное от Людмилы, - ответила Лиза.

- Красивое имя, - галантно улыбнулся Жак, - Все готовы?

Было решено, что полетим на самолёте всей гурьбой. Неорган встретит на месте.

- Почему вы не хотите переместиться? - с недоумением спросила аватаров, - Это же проще и быстрее.

- Все равно тебя ждать, - равнодушно произнес Руаз, - К тому же, я никогда не летал на самолете. Интересно попробовать.

Селеста сказала, что без Руаза она никуда не пойдет, и вопрос был решен. Жак вообще не знал, что такое самолет, поэтому поехал вместе с нами.

Полет прошел нормально, без эксцессов. Селеста повизжала сначала, истошно вцепившись в переднее изголовье, но стюардесса чуть ли не силой влила ей в рот коньяк, и аватарка расслабилась. Даже что-то напевала негромко, пока на нее не шикнули пассажиры.

Удивительно, но то ли в незнакомой обстановке, то ли из-за страха перед полетом, но она вела себя нормально. Я бы даже сказала - адекватно.

Зато Лиза... У нее случилась истерика. Она судорожно подсчитывала, когда в последний раз была на Земле, всхлипывала, и на нее даже оглядывались пассажиры.

- Если учесть, что Лалли два месяца, - она так крепко прижимала ребенка к груди, что я забеспокоилась, - А у была тогда на втором месяце... Нет, на первом...Получается, прошло семь месяцев, да?

- Полгода. Ей же еще не исполнилось два, - я успела посмотреть документы на малышку - родилась она в конце ноября.

- Да, наверное. Но я неправильно считаю. Тут есть подвох, - расстраивалась девушка.

Портрет я везла в рюкзаке, он шел как ручная кладь. Опасаясь последствий, обмотала еще в свою футболку, и теперь оттуда не то, что луч, а пол луча не проглянет.

- А вдруг Марк себе кого-то нашел? - Лиза кусала губы, а я за помощью обернулась к Руазу.

Сделала знак глазами, и он понял. Это Селесте мы подсунули коньяк, а вот с кормящей матерью этот фокус не пройдет.

Аватар подержал руки над головой блондинки, делясь своей энергией и успокаивая ее. Прямо на глазах девушка перестала дергаться, и взгляд становился прозрачнее и спокойнее.

- Отдохни, - прошептал он на ухо, и она заснула.

Я высвободила спящую Лалли из рук матери, и благодарно взглянула на аватара.

- Не за что, - чуть усмехнувшись, сказал он и сам прикрыл глаза.

Посмотрела в иллюминатор. Мы летели над облаками, парили, как птицы, и я почувствовала себя странно.

У нас есть цель. Миссия. Можно сказать, общечеловеческого значения. Как в каком-нибудь боевике, мы обезоруживаем страшный артефакт и спасаем Землю. И даже я приложила к этому руку. Но меня все равно не покидало ощущение нереальности происходящего. А еще сердце подсказывало: впереди ждут опасности.

Вот только какие? ...

Мы приземлились в Шереметьево и единственный, кто нас встречал - был Эрл. Родителям я сама строго-настрого наказала не тратиться на такси, потому что могу добраться сама. А близких друзей, кто дико обрадовался моему приезду, не было.

- Какие дальнейшие планы? - мы расположились в кафешке и заказали кофе.

Официантки косо посматривали на нашу компанию, но обслужили по высшему классу. Эрла они не видели. Селеста поражала своей аристократичностью и платьем цвета металлик. Она не изменила своим привычкам и смотрелась немного странно на высоких каблуках и обвешанная драгоценностями.

Лиза не успела ничего захватить из кирпичного дома, только себя и малышку, поэтому поражала девушек легким желтым платьем и голыми ногами. Хорошо, хоть малышка была надежно завернута в кулечек!

Амбруаз притягивал любопытные взгляды девушек загадочным видом: слишком аристократичное и умное у него было лицо, поэтому девушки искренне недоумевали, почему он так оделся: в готичный черный костюм.

Жак тоже смотрелся нетривиально. Амбруаз убрал его оружие и снаряжение в воздух, и теперь перед нами сидел просто необычно одетый парень.

И я, серая мышка в красной курточке. Даже яркий цвет не предоставлял мне повышенного внимания. Но я привыкла, ничего.

- Твоя сестра еще не уехала, - вдруг сказал Амбруаз.

Все посмотрели на меня, и я покраснела.

- Теперь уж ладно.

- Не будешь мстить?

Пришлось поделиться с общественностью своими планами. Лиза заохала и запричитала, что нельзя обижаться на убогих. С формулировкой я была согласна, а вот с тем, чтобы забить на это - нет.

Селеста с каким-то даже уважением посмотрела на меня и предложила свою помощь:

- Наглецов нужно наказывать.

- Ты же училась на адвоката, - поддел ее Амбруаз.

Я засомневалась: что, реально училась?  А, может, числилась? И это не зависть или злоба во мне говорит, нет. Я просто вспомнила наше заседание.

- Но я всегда хотела стать прокурором, - обиженно протянула Селеста.

Вот, да. Я понимаю ее отца, который за километр не подпустил ее к прокуратуре. Правильно. Молодец, Абсолон.

- Хочу к Марку. Но боюсь. Может, я сначала с вами поеду?

- У меня двушка, - на всякий случай предупредила я, - И дома - родители.

Как представила, что мы всей ватагой завалимся ко мне, аж вздрогнула. Родители точно не поймут.

- Но я же пустила тебя переночевать, когда ты от Амбруаза сбежала, - хныкнула Лиза.

Вот так и думала, что она мне это припомнит!

Селеста с интересом повернулась ко мне:

- А почему ты от него убежала? И что вообще произошло?!!

- Предлагаю следующий план, - с энтузиазмом вскочила со стула, - Мы едем ко мне, мстим Лене.

- Миледи, это неэтично, - подал голос Жак.

Сделала вид, что не услышала.

- Ищем Марка, возвращаем ему Лизу.

- У меня есть соображения, какой такой Марк, - вдруг прервал Амбруаз, - Высокий брюнет среднего возраста? И на груди шрам?

Лиза покраснела:

- Да, вроде был...

Посмотрев на эту милую девушку с дитем,  уморительно смущающуюся, мы с Амбруазом расхохотались. Мужчина сначала сдерживался, но после моего заливистого смеха - не знаю, что на меня нашло, стресс, наверное, - не удержался. Уж очень уморительно Лиза смущалась.

 Жак и Селеста посматривали на нас ну очень недобро. Что-то они себе там напридумывали, но мне, в принципе - наплевать.

- Ну, что вы, в самом деле! Это же - не его ребенок, - зачем-то оправдывалась Лиза.

- Если бы не знала твою историю, поняла бы превратно, - сквозь смех сказала я.

- Она изменила своему мужу? - тут Селеста встала, - В какую развратную компанию я попала!


Мы засмеялись еще громче.

- Ладно, решено, - первым пришел в себя Амбруаз, - едем к Ладе. Только давайте без общественного транспорта.

Все согласились, и Амбруаз взмахнул рукой.

Женщины восхищенно ахнули: поверх их платьев оказались теплые шубы. Кажется, норковые. В пол. На Жаке тоже появился черный пуховик, за что он с большой признательностью поблагодарил аватара.

Когда все, наконец, экипировались по-зимнему, аватар снова взмахнул рукой.

Нужно отдать должное его деликатности, мы оказались во дворе. Пятиэтажка впечатлила не только Селесту, но и Амбруаза:

- Ее скоро снесут, - уверенно сказал он.

- Не надо! - в ужасе я потянула его за рукав, - Нам здесь очень нравится.

- Если этого не сделают власти, сделаю я, - не пошел на уступки аватар, - как можно жить в таком убожестве?

- Всю жизнь жила, и нормально, - хмуро ответила я, - Пошли.

Глава 19.



Глава 19.

Нужно было видеть лицо моей мамы, когда она обнаружила гостей на лестничной клетке!

Больше всего ее поразил Амбруаз - ну конечно, таких красивых мужчин, да с необыкновенно длинным черным хвостом она никогда не видела. Папа у меня - обычный мужчина, бывший военный, немного располневший на старости лет. До модельной внешности Амбруаза ему как до Луны пешком. Это я в маму такая красавица.

После того, как мамуля отошла от внешности аватара, впечатлилась аватаркой: ее гардероб никого не мог оставить равнодушным, а так как мама увлекалась шитьем, она с восторгом принялась осматривать платье Селесты, приговаривая:

- Какой крой! Какой фасон! А ткань! Вы не против, если я потрогаю?

Судя по лицу Селесты, эти слова были бальзамом для ее усталого сердца.

- Сама спроектировала. Занимаюсь на досуге. Вы тоже шьете? Нет, за меня это делает служанка. У вас есть эскизы? Покажете?

Папа поздоровался и молча рассматривал иностранных гостей. Он у меня стеснительный, а уж иностранцев боится, как огня, потому что ни одного языка не знает.

Еще мама удивилась Лизе, но виду не подала, а любезно предложила чаю с молоком для лактации. Они вместе ушли на кухню, обсуждая проблемы матерей и детства.

Лена вышла только когда мы все уселись в большой комнате. Она выплыла в моем выпускном платье, победоносно глядя сверху вниз на обалдевших от такого финта мужчин.

Не заметила, как раскрошила печеньку, которую собиралась съесть.

- Ведь услышала, зараза, про платье Селесты. Решила поразить всех, - проскрежетала зубами я, но мои мысли услышал только Эрл.

Жаль, она его не видит. Было бы смешно наблюдать, как она удирает в панике.

- Кстати... - повернулась к Эрлу.

Он прочитал мои мысли и довольно оскалился.

- Отличный план.

- Ладушки, - сказала вслух я и с таким предвкушением посмотрела на сестру, что та вздрогнула.

Правильно мыслишь. Если я привела гостей, а ты прогуливаешься в моей одежде - это чем-нибудь, да закончится.

- А мы ожидали тебя только к вечеру, - мама накрыла стол, и теперь мы лакомились свежеиспеченными пирожками.

Приятно, что меня ждали и даже такую вкусность приготовили, вот только... Странно, но я не чувствовала себя дома.

Посмотрела на Эрла, который валялся перед телевизором. Он только взмахнул хвостом.

- Это все стресс, - решила я, - Конечно, это  - мой дом, как же иначе?

- Вы надолго в Москве или проездом? - спросила мама.

Я снова поразилась, когда Селеста спокойно ответила:

- Передохнем, и поедем дальше. У нас запланирован визит на сегодня.

- Тогда пойдем, взглянете на рисунки? - и обе женщины скрылись в моей комнате.

Именно там стояла мамина машинка.

- Как вам Москва, Лена? - вежливо поинтересовался Амбруаз.

Сестра вспыхнула. Она потупилась и скромно ответила, что понравилась. Не узнаю сестренку. С каких пор она стала скромницей?

Но вот перехватываю брошенный взгляд из под ресниц и догадываюсь: флиртует. Обалдеть. Я привела в дом гостей, а она флиртует! Причем, только с Амбруазом, на Жака не смотрит.

- Вообще-то, он не твой парень, - заметил тигр.

Аватары глянули на него, но промолчали. Жак возмущенно засопел.

- Тсс! - мысленно сказала тигру,  - Ты что! Понятно, что если не считать невесты за столом, он волен делать, что хочет, и вообще...

- Вот об этом и думай, - фыркнул он.

Скривилась.

- Я могу закрыть мысли от тебя?

- Можешь, - отвернулся тигр, будто разговор со мной ему наскучил.

- А как?... - но перед глазами пролетела мысль-бабочка, и я, забыв про закрытие мыслей, спросила тигра: - Ты и Ленины слышишь?

- Да. Такая ржака, - он фыркнул, - Ржака-немогяка.

- Умеешь читать мысли? - дошло, наконец, до Селесты.

Все взгляды устремились к ней. Лена восприняла вопрос на свой счет и вдруг мило улыбнулась:

- Меня учили этому, но я еще в процессе овладения тайными знаниями.

И кокетливый взгляд в сторону Руаза. Мы чуть под стол все не скатились от этих слов. Но сдержались.

Тигр встал и подошел к принцессе:

- Могу, но ваши от меня автоматически закрыты. В детстве над аватарами совершают специальный обряд, чтобы такие, как я, не мешали жить.

Селеста хотела ответить, но Руаз так строго поглядел на нее, что женщина промолчала.

Довольная Лиза вошла в комнату.

- Лалли заснула, я положила ее в той комнате. Можно мне бутербродик? Пока мама кудахтала на ней, Лена начала рассказывать про свое обучение в школе астрологии и как ей это помогло.

- Ты нашла работу? - нетерпеливо перебила ее басни.

- Как раз ищу, - высокомерно ответила она.

Я непонимающе повернулась к маме:

- Разве она не на новогодние праздники к нам приехала?

- Ничего, поспите вместе месяцок, - отмахнулась мама, - Лена - хороший специалист, сразу работу найдет...

И вот на этом месте я почувствовала, как глаза наливаются кровью. А моя красная тряпочка в лице невозмутимой Лены в моем сиреневом выпускном платье продолжала, как ни в чем не бывало, ворковать.

- Ты!... - прошипела я, но неорган уткнулся в бедро носом.

- Что? - повернулась я, не обращая внимания на удивленный взгляд родителей.

Они, наверное, подумали, что дочка слегка того - разговаривает с пустотой. Совсем свихнулась в своей Франции...

- Пойдем на кухню, поговорим.

И я последовала за неорганом.

- Закрой дверь, - приказал он.

Защелкнула. Тут же он превратился в железного парня и притянул к себе. Не сдерживаясь, я благодарно уткнулась в плечо. Меня так трясло, что я даже не могла плакать.

Ласковая рука нежно гладила по спине. Некоторое время мы молчали, а потом меня все-таки прорвало. Хорошо, что Эрл сделан из неизвестного металла - от моих слез впору промокнуть или заржаветь.

- Почему ты наступаешь на одни и те же грабли? - тихо спросил он.

Будто боялся меня напугать. Я почувствовала невероятную тоску. У него такой хриплый, необыкновенный голос... Соскучилась я, что ли?

- Рад, что небезразличен тебе, - прошептал он на ухо.

- Как, говоришь, захлопнуть мысли? - всхлипнула я.

- Давай позже. Мне приятно...

- Ладно... - теперь, когда меня так нежно обнимали, на душе стало теплее, и все мои переживания показались пустыми.

- У тебя комплекс неполноценности, потому что мама может любить племянницу так же, как тебя?

Снова уткнулась носом в плечо.

- Маленькая, ревнивая Лада, нужно уметь прощать.

- Зачем? Она итак мне всю жизнь портит. Вы уедете, а я буду делить кровать с этой... Отдала ей маму, а теперь и жилплощадь...

-  Когда выйдешь замуж, так же будешь думать о сестре? - зачем-то спросил он, - А когда родишь? Будешь приезжать и отбирать свои вещи? Те, которые валяются в чулане, как выпускное платье, и которые тебе, по большому счету не нужны?

- О чем ты?  - оторвалась от плеча.

- Есть в жизни вещи важные и не важные. Ты любишь зацикливаться на не важных.

- Легко тебе говорить, - вздохнула я, - Она сидит в вечернем платье, а я - в грязных джинсах.

- Разве? - лукаво шепнули мне на ушко.

Он все гладил и гладил по спине, и постепенно я успокоилась.

Слезы высохли, и мне стало неловко: прижалась к чужому мужчине, пусть к другу и неоргану, но рыдаю ему в пиджак... Подумает еще невесть что...

Я отодвинулась, и случайно взглянула вниз. Замерла, не веря своим глазам, а потом медленно подняла их вверх. Он довольно улыбался.

- Эрл! - даже голос сорвался.

- Ты же Менялова, вот и меняйся, - хихикнул неорган и нежно прикоснулся к подбородку, - И голову вверх, и улыбайся шире.

- Я не могу выйти в таком виде, - мне все еще не верилось, что это происходит со мной.

Эрл действительно ошарашил, и я снова опустила взгляд вниз. На мне было очаровательное бальное платье. С множеством юбок, оно сужалось к талии. Кажется, такой фасон предпочитают профессиональные танцоры бальных танцев... Сиреневая юбка вышита фиолетовыми яркими цветами. Лиф оторочен перьями и стразами. Сидит на мне - изумительно! Я даже  представить не могла, что подобная красота на свете существует.

- Но без прически это выглядит  некрасиво, - я подняла руку, чтобы взбить волосы и вдруг нащупала замысловатую высокую прическу.

- Это мой тебе подарок по приезде домой, - неорган сделал шаг вперед и медленно наклонился: - Можно тебя поцеловать?

Я не успела даже подумать и сформулировать ответ, как он стремительно прижался к моим губам. По телу прошла дрожь. Это все от нервов и пережитых впечатлений. Его руки крепко прижали меня к себе, и я поплыла. Так стало тепло и хорошо, что я не сильно возражала и позволила себя поцеловать.

 Вдруг дверь скрипнула, и на кухню вошел Амбруаз.

- Я подозревал нечто подобное, - хмуро сказал он и прикрыл за собой дверь.

Мы оторвались друг от друга. Я посмотрела в серое нахмуренное лицо и испугалась. Если  Эрл вспыхнет, и они поссорятся, то что останется от квартиры моих родителей?!

- Не волнуйся, я не буду нарушать этикет, - ответил Эрл.

- Не знал, что ты можешь превращаться в человекоподобное существо, - выражение лица Амбруаза я распознать не могла, но отчего-то мне стало неудобно.

- Но Эрл, это не твои чувства, - вдруг улыбнулся аватар: - Это - чары. Лада у нас теперь чародейка и занимается приворотом мужчин.

- Что? - я возмутилась до глубины души, - Да как ты смеешь!

- Я уточнил свойства браслета. Правда, для этого пришлось сгонять в правительственную библиотеку...

- И когда только успел, - хмуро буркнула я.

- Уметь надо, - отбрил меня Руаз, - Так вот, во времена моей бабушки в моде были похожие браслеты: девушка надевала его, и судьба подбрасывала потенциальных женихов. И девушка сама выбирала, с кем бы хотела провести жизнь. Причем одним из свойств браслета являлся не просто поиск, но и предоставление наиболее подходящих кандидатур. Соответственно, - он развел руки в стороны и выставил указательные пальцы друг напротив друга. Потом медленно их стал сводить, - Если подходящий кавалер попадал в поле жизнедеятельности девушки, он влюблялся в нее - она же ему подходит по всем параметрам. А той оставалось только сделать выбор.

- Короче, ты на себя намекаешь что ли? - недобро посмотрел на него неорган.

- Ой, блин! - подумала я, а вслух сказала:  - Ты же сам видел, я не искала этот чертов портрет, то есть браслет...  Я не виновата! - припечатала я свою позицию стуком ножки об пол.

Судя по пронзившей меня боли, вместо моих советских тапочек на каблучке на ногах - бальные туфли. Подняла юбку - точно.

- Эрл! - протянула я.

- Ты - такая красавица... - выдохнул он, - Вот и будь ею.

- Но перья не обязательны! - взмолилась я, - Убери, пожалуйста.

Неорган отрицательно качнул головой и отошел к окну. Задумался. Амбруаз сделал жест рукой, и в тот же момент перья с моей груди исчезли.

- Да как ты смеешь прикасаться к моему подарку! - взревел Эрл и, на ходу превращаясь в тигра, прыгнул на аватара.

Надо сказать, что кухонька у нас маленькая, всего четыре метра. Для прыжков не предназначенная. Сделай два шага - вот и вся наша кухонька. Поэтому Эрл очень быстро оказался на груди у аватара.

- Эрл, ты что! Оставь! - испугалась я за управляющего нашей вселенной.

Все время хочу спросить, как правильно называется его должность, да недосуг. Вот и сейчас неорган вот-вот откусит голову Руазу.

Но не с голыми же руками я разнимать буду!

К счастью, дверь отлетела в сторону и Селеста молнией прыгнула на спину Эрлу. Я удивилась такой акробатике, а женщина принялась со всей силы сжимать уши неоргану и бить его.

 Тот не реагировал.

- Он хоть что-нибудь чувствует? - озадачилась я.

А если ничего, то зачем лез целоваться? Ничего не понимаю...

Я в шоке рассматривала эту заварушку и не заметила, как в дверях показалась Лиза. С круглыми глазами, открыв рот, она пыталась осознать, что вообще происходит.

- А ну стоять! - рявкнула я, и, к моему удивлению, все остановились.

Селеста, будто очнувшаяся от дурного сна, слезла с тигра, а тот отпустил горло Амбруаза.

Увидев струйку крови, я пошатнулась.

- А ну прочь все отсюда, - разозлилась не на шутку.

Аватарка вместе с Лизой и Эрлом послушно ушли, и даже Амбруаз намылился пойти следом.

- А вас, верховный главнокомандующий, я попрошу остаться, - да, каюсь, на него я злилась почему-то больше всего, поэтому даже пихнула на стул.

Обессиленный аватар поддался. Это потом я узнала, что они умеют регенерировать органы и ткани самостоятельно. В тот момент я искренне думала, что спасаю ему жизнь.

Достала йод, перекись водорода из навесного шкафчика, ватные диски. Смазала, залила ранку йодом. Наклеила пластырь. Крови накапало больше, чем я могла себе представить, но ранка с виду была небольшой. Просто к тому времени, когда я начала ее лечить, Амбруаз уже вполовину затянул ее.

Но он позволил мне прикоснуться к шее. Задумчиво рассматривал мой наряд. О чем-то размышлял.

- Тебе нравится неорган? - все-таки спросил он.

- Да, - ответила честно.

- Почему? - полюбопытствовал аватар, а потом сам себе ответил: - Ну да, он крутой. И время умеет останавливать, и мысли читает.

Я улыбнулась. Ну, Боже ж ты мой! Ведет себя, как мальчишка!

- Сколько тебе лет?

- Смотря, как считать, - увильнул он.

- И все же?

- По твоим меркам... - он прикинул в уме, - Нет, не буду тебя пугать...

- Ты же не всерьез в меня влюбился?

Сама не понимаю, как такой вопрос сорвался с языка. Ведь он мне не признавался, и в вечной любви не клялся, так что...

Он промолчал. А вот это - обидно.

 - Знаешь, что? - заклеила ранку пластырем и отодвинулась, - А вали-ка ты к своей Селесте.

И гордо вышла за дверь

Мое появление в большой комнате можно назвать феерическим. Мама всплеснула руками и бросилась трогать ткань. Лена... Ее глаза были на мокром месте, и она мяла многострадальную юбку, представляя, наверное, что это я.

Эрл невозмутимо разлегся перед телевизором и делал вид, что он - домашний кошак. Я даже улыбнулась.

- Вы, миледи, восхитительны, как всегда, - сказал Жак и покраснел. А потом как будто впал в дрему.

Вообще, поведение Жака меня обескураживало, и я уже собиралась поговорить с ним об этом, но все время что-то отвлекало. Вот и теперь: родители окружили меня и рассматривали, как музейную достопримечательность.

- Ладочка, откуда у тебя такое красивое платье? - восхищенно спросил папа.

- В Париже была распродажа, - соврала я и бросила взгляд на тигра.

- Правильно, - муркнул он.

- Необыкновенная красота, - всплеснула руками мама, - И ты в нем совсем другая. Как принцесса. Я всегда говорила, что тебе идут юбки!

Бросила взгляд на настоящую принцессу, но Селесте было не до меня. Она о чем-то усиленно размышляла, пялясь на тигра.

Ладно, побуду сегодня звездой большой комнаты.

- Лада, ты поедешь с нами к Марку? - спросила вдруг Лиза, - мы уже договорились ехать через полчаса, а то темно будет.

Я посмотрела на Руаза. Тот серьезно кивнул.

- Мы что, на электричке поедем? - усмехнулась про себя.

- Они хотят вернуться затемно, чтобы развлечься с Леной, - объяснил неорган.

- Я - против! - высказал свою позицию Жак.

Я уже и забыла про рыцаря - он так незаметно сидел в углу дивана и тихо кушал, что даже мама ему не подкладывала пирожков. Правда, вот сейчас спохватилась и накладывает.

- Ты же на кухне был, - сощурила глаза Селеста. Тигр занимал все ее внимание.

- Я же неорган, а это не Уэлс, - проворчал он.

- А что было с Уэлсом? Я звала тебя, - забыв про конспирацию, спросила я.

Мама опять удивленно на меня посмотрела и переглянулась с папой.

- Уэлс - полностью живая планета. Всё, что попадает на нее, обретает душу, - пояснил неорган, - И попасть я туда мог лишь через портал, как обычный путешественник, да и то, по приглашению. Обычно туда мне хода нету. А то, что ты звала... Ты же не житель той планеты -я тебя не слышал.

- Переживал? - грустно улыбнулась я.

- А как же! Кстати, повернись к Селесте, а то родители уже за твое душевное состояние переживать начинают.

- Уэлс я не люблю, поэтому не поехала к тебе, - сказала Селеста, и я услышала, как родители облегченно вздохнули.

Мы просидели еще полчаса, и все это время Лена пыталась самоутвердиться. Пусть у нее не самое шикарное платье в комнате, но теперь она пыталась выставить себя как самую интеллектуальную девушку.

После разговора с Эрлом и вправду задумалась: чего я переживаю? О чем? Что в глазах Лены я ниже ее, а мама хорошо относится к сестренке? Так это - ерунда! Как и временное заимствование моих вещей. Да, я живу в столице, и вещи у меня моднее. Но, в конце концов, она никогда не воровала их и не забирала себе. Поносить - что ж, пусть берет. Конечно, вежливые люди сперва спрашивают разрешение, но что выросло, то выросло.

Прощались долго и с чувством. Пока я переодевалась, Лена чуть не заболтала аватара насмерть. Я прямо ощущала, с каким скрипом она отпускает его. Видимо, посчитала, что встретив такую неотразимую ее, он останется навсегда. И будем мы втроем ютиться на моей кровати.

В моем мозгу всплыла эта картинка, и я хихикнула. Забавно.

Тигр издал смешок и первым прыгнул в открытую дверь.

На улице мы все собрались кружком. Лиза держала свой драгоценный сверточек на руках, и нервно улыбнулась. По всему выходило, что девушка нервничает.

- Кстати, почему Лалли не просыпалась? - пришло мне на ум, - Обычно она не так долго спит.

- Это все господин Амбруаз, - улыбнулась Лиза, - он ей послал волшебный сон.

Аватар только кивнул и взмахнул рукой.

Глава 20.



Глава 20.

Мы оказались перед деревянной дверью в сад. Вокруг шел высокий забор, местами обитый плющом, впереди виднелась заснеженная крыша особняка. Шикарного, между прочим.

- Я волнуюсь, - прижалась ко мне Лиза, - Вдруг там...

- Хватит накручивать себя, - развернула ее к себе и как можно уверенней сказала: - Он тебя любит и ждет. Не волнуйся. Все будет хорошо.

- Ага, - ответила она и затряслась.

Селеста тем временем позвонила в колокольчик. Пожилой слуга открыл дверь. Пару мгновений он молча рассматривал нас, но потом заметил Лизу. Пораженно сделал шаг назад и вдруг заплакал.

Я взяла маленькую Лалли к себе, и Лиза бросилась к дворецкому.

- Гордей! Что случилось? Что-нибудь с Марком? Ответьте? Что...

Все мы ввалились в сад. Да, теперь я понимаю, что попыталась воссоздать Лиза на Уэлсе. Как же ей повезло, что желания беременных исполняются! Я увидела так же расположенную лужайку, палисадник, фруктовый сад справа. Ротанговая мебель, обернутая пленкой, стояла под навесом в открытом гараже.

Дворецкий скоро взял себя в руки и, всхлипывая, провел в дом. Там нас посадили в гостиной, а дворецкий отправился докладывать хозяину о прибытии гостей.

Лиза оглядывала гостиную и по ее побледневшему лицу я поняла, что это - то самое место.

Тихо укачивая Лалли, подошла к аватару.

- Ты уверен, что нам нужно сюда приходить? Это тот самый Марк?

Руаз кивнул.

- Он пару раз отличился за эти десять лет. Его счастье, что я был заперт портретом.

- Оо, - удивилась я.

Он вошел неслышно, и когда я обернулась, испугалась за Лизу: высокий брюнет, сильный и уверенный в себе мужчина, каким я представляла себе Лизиного любимого, теперь был седовласым старцем.

- Марк! - воскликнула девушка, и бросилась его обнимать.

Я плакал навзрыд, смотря, как влюбленные обнимают и целуют друг друга. Марк затрясся - на вид ему было лет восемьдесят, он был седой, как лунь, но глаза, заблестевшие от вида любимой... Это - непередаваемое зрелище.

- Что с тобой приключилось? Милый, что?  - рыдая, выспрашивала Лиза, а мы с Селестой рыдали вслед за ней.

Воссоединение после таких мук... Даже невозмутимую аватарку пробрало.

Когда все успокоились, нас пригласили в столовую на чашку кофе. Подошла полного вида женщина, представилась местной поварихой и забрала девочку.

- Не волнуйтесь, я за ней пригляжу, - ласково сказала она Лизе. Та только умилилась и бросилась обниматься.

Марк искоса взглянул на тигра, но не испугался, а тот дипломатично держался ближе ко мне.

 Шекспировские страсти - вот, что мы подумали, услышав продолжение истории.

Марк не собирался сдаваться. Он похоронил сына, и долгое время сидел, запершись в кабинете. Ломал голову над тем, как вызволить Лизу, и придумал, как ему тогда казалось, блестящий выход: поменять время. Он просчитал, что если вернется в то время, когда Лиза находится на Земле, ну или на Ялмезе - в другой реальности, где жила ведьма Кассандра, поработившая Лизу, то сможет спасти девушку и переиграть будущее.

- Да, я всё хотел переиграть, - плотно сжал губы мужчина, - но не знал, что временная петля сожмется на моей шее.

Сначала у него ничего не получалось, но он не отчаивался. Ставил опыты, выдумывал заклинания, отчаяние предавало силы. Он несколько раз попадал мимо. Первые попытки случились на пять, десять минут в прошлое...

Он радовался, что понял механизм и уже близок к разгадыванию временных прыжков, когда удача подвела: в пятый раз, вместо прошлого он случайно попал в будущее, а потом - вернулся в настоящее седым.

- Да, такое бывает, когда берутся за дело маги,  - лениво протянул тигр.

- Слушай, неорган, - Селеста вытерла слезы, - Ты же умеешь управляться с временем. Помоги им.

- А что мне за это будет? - протянул наглый кошак.

Принцесса аватаров не ожидала такого возмутительного ответа и некоторое время испепеляла его взглядом: решала, оторвать голову сейчас или потом.

- А что надо? - подозрительно спросила она.

- Поцелуй, - хитро скосил на меня глазом кошак.

- А не оборзел ли ты?! - вскочил Амбруаз, и сделал взмах рукой.

Тигр оказался в воздухе. С притворным видом страдальца посмотрел на Селесту и рыкнул. Тут же аватар оказался в плену: ковер, что покрывал гостиную, разорвался, и захватил его в мешок. Осталась торчать одна голова.

- Не портите мебель! - вскричала я, - Вы, сумасшедшие чудовища! Что вы творите?!!!

Ребята остановились и удивленно повернулись ко мне.

- Ты не хочешь его наказать за ветренность? - удивился аватар.

- С каких пор ты отстаиваешь мою честь? - обозлилась я, - И какое право у тебя вмешиваться в мою жизнь?

- А давайте сначала разберемся с Лизой и ее парнем, - встала между мужчинами Селеста.

Мы повернулись к влюбленной парочке. Они сюсюкались с Лалли, которую искупала и принесла в свежих пеленках повариха, и совсем не обращали на нас внимание.

- Ладно. Но Селеста должна мне поцелуй, - не сдавался тигр, и вдруг они с Марком исчезли.

Лиза успела перехватить дитя, а вовремя подбежавший Жак - оседающую повариху. Нежная душа простой русской женщины не выдержала, когда прямо из под носа стали пропадать люди.

Девушка занялась приготовлением ребенка ко сну, рыцарь  - переносить упавшую в обморок женщину.

Мы остались втроем. Селеста возмущенно повернулась к аватару, но ничего не сказала. Потом ко мне и... махнула рукой.

- Так и знала, что так всё будет, - и села за стол.

- Что будет-то? - осторожно поинтересовалась я.

- Это всё  - приворотный браслет, - вдруг принялся оправдываться аватар, - А неорган играет на наших чувствах.

Ничего не понимая, промолчала.

- Он оттащил его к королю? - великосветским тоном спросила аватарка и налила себе кофе, - Вот с ним бы я познакомилась. Наверняка он представительней этого полосатого кошака.

Столько было пафоса в ее словах, не удержалась, фыркнула. Селеста косо глянула, но ничего не сказала.

Они вернулись внезапно, минут через десять, когда я уже устала сидеть под напряженным взглядом Селесты. Она делала вид, что рассматривает убранство комнаты, но то и дело оценивающе меня рассматривала.

Наверное, дело в том, что я впервые сама надела юбку. Когда уезжали, я переоделась, оставив бальное платье дома, к вещей радости мамы и Лены. И слова неоргана о том, чтобы просто быть красавицей, натолкнули меня на выбор юбки. Да, я ее носила последний раз в школе, кажется, на огонек. Удивительно, но я ни на грамм не поправилась, и она все также хорошо на мне сидела, хоть и была через чур короткая.

Был даже прикольный момент: когда мы встали в круг, у меня во дворе, Амбруаз вдруг сказал:

- Ну, не могу я на это смотреть, - и щелкнул пальцами.

Моя красная синтепоновая куртка превратилась в длинное синтепоновое пальто. Симпатично, конечно. Но у кого-то шубы... Так что я только фыркнула.

Вот и теперь: я сидела на кресле у стеллажей, закинув ногу на ногу. Селеста, в длинном вечернем платье никак не могла отвезти от меня взгляд, и, реально мучаясь все это время, наконец, не выдержала:

- Как можно ходить в такой короткой юбке? Это возмутительно.

Сделала вид, что не услышала.

- Женщине не пристало так оголяться.

Я многозначительно взглянула на ее декольте и отвернулась. Вот у меня свитер-водолазка. Мне тепло и хорошо. А она... пусть мерзнет, аватарский хвост.

Но Селена все не унималась. Заметив, что я не смотрю в ее сторону, она подошла и нависла надо мной.

- Ну? - не слишком-то любезно спросила я.

- Тебе нужно переодеться, - категоричным тоном сказала она.

Да моя мама так дотошно не донимает, а от вида юбки даже обрадовалась!

- Руаз,  - мне пришла в голову отличная идея, - А укороти принцессе юбку.

- Что? - подпрыгнула та, - Даже не думай!

А вот мужчине, все это время поглядывающему на мои ноги, эта идея пришлась по душе.

- Что делаете? - вернулся Жак.

- Подрезаем юбку Селесте, - ехидно ответила я, - Руаз, начинай.

Парень улыбнулся и сел в угловое кресло.

Правда, он какой-то ...слишком молчаливый.

- Не смей! Я пожалуюсь отцу! - закричала женщина и прикрыла свое сокровище руками, как могла.

- Давай по колено, - скомандовала я, и Руаз взмахнул рукой.

Это было забавно. Про эпиляцию аватарка, видимо, не слышала, потому что ноги были... Хм, не гладко выбритые. Мужчины сделали невозмутимый вид, и отвернулись, будто не имеют к этому никакого отношения.

- Ты! - зашипела Селеста и уже хотела замахнуться на Руаза, когда я все-таки встала с кресла.

- У тебя ровные ноги, такие грех не показать.

Обалдевшая, медленно повернулась ко мне.

- Только нужно кое-что подправить. Если хочешь, помогу.

Не имея силы вымолвить и слова, аватарка кивнула.

- Только сначала найдем Лизу, - я взяла Селесту под руку и потащила на выход.

Мы поднялись на второй этаж и уже в третьей комнате обнаружили Лизу с малышкой. Девочка уснула, а мать все еще умиленно раскачивала ее.

- Бритва? - удивилась она, - Сейчас.

Провела нас в ванную и показала, где что лежит. А дальше пошли сплошные приколы: две землянки учили аватарку пользоваться оружием. По соблазнению мужчин, конечно.

С третьего раза Селеста научилась не резать себя и довольно быстро привела в порядок ноги. Когда Лиза принесла ей капроновые колготки, оттенившие белоснежную кожу ног, женщина пришла в восторг.

- Когда вернусь, введу моду на короткие юбки, - восхитилась она и вдруг кинулась нас обнимать, - Спасибо, я никогда еще не чувствовала себя такой привлекательной. Но немного неудобно. Юбка так резко колышится.

Мы потренировались ходить по коридору, чтобы не было видно исподнее, и садиться, чтобы не раскрывать тайны раньше времени.

Наверное, никогда еще красота так не сближала женщин!

Когда вернулись в столовую, нас встретил восхищенный Ох!. Мужчины, в том числе Марк и Эрл, не могли отвести от нас взгляды.

Марк помолодел. Теперь перед нами стоял тот статный мужчина, о котором я слышала из рассказов Лизы. Девушка успела переодеться в нежно-голубое платье и теперь счастливо кружилась на руках у любимого.

- Селеста, ты просто огонь, - подошел к ней тигр, - Ножки - глаз не оторвать!

- Что ты, - засмущалась та, и только что не покраснела.

- Если бы ты ходила в таком каждый день, пригласил бы тебя в гости.

- Разве моя юбка будет видна? - кокетливо опустила глазки женщина.

- Мне будет приятно об этом думать.

- Я, право, не знаю, - а у самой глаза загорелись ну очень хищным светом.

И тут я заметила нечто странное: в окно, которое выходила в сад, смотрелось зеленое лицо. Оно было женское, но всё укрытое цветами. Выглядело так необычно, что я истошно завопила и отпрыгнула прочь.

- Что случилось? - недовольно спросил Эрл, которому пришлось отвлечься от созерцания Селестиных прелестей.

- Там! - я в шоке указала на окно, где стояла незнакомка. Она пару раз моргнула, но не собиралась уходить.

- Портрет! Где мой портрет? - заметалась я, - Мы опять создали чудовище.

- Спокойно, это моя дриада, - Марк подошел к окну и открыл его.

Как пролезало это зеленое чудище - лучше не пересказывать. Для меня это останется самым страшным впечатлением за всю жизнь. Она не протягивала ногу и не переползала, а протекала внутрь.

- Приятно познакомиться, - проговорила она, не открывая рта.

- Оо, - я была на грани обморока, и если бы не крепкие руки Амбруаза, точно бы свалилась.

- Давненько я не встречала короля неорганов, - она склонила голову с огромной шляпой из цветов, - Мое почтение.

- Что? - резко повернулась Селеста,  - Вы не перепутали?

- О, ну как же, - вежливо улыбнулась дриада, а Эрл... То ли решил выпендриться, то ли продемонстрировать свои умения аватарке, но он принял железный облик.

Да, какой там Бред Питт, если есть Эрл!

Селеста была на грани шока. А еще по ее расширившимся глазам я поняла, что скоро на Эрла откроется охота. Очень жестокая, хищная и наглая.

- Марк, вот теперь можно попробовать оживить.

- Кого?  - поинтересовался Амбруаз, обнимая меня за талию.

А я присматривалась к дриаде и постепенно приходила в себя. Да не очень-то она и страшная, если привыкнуть.

- Моего сына, - печально пояснил Марк.

- Я успела схватить его душу и заключить в  дерево, - неторопливо сказала дриада, - Но чтобы вытащить, мне нужно помощь. Вы, господин Амбруаз, могли бы подстраховать и придать форму. Король неорганов - слить наши силы, как живое и неживое. У нас должно получиться.

- Откуда вы знаете мое имя, милейшая,? - усмехнулся аватар.

- Еще ваша бабушка представляла нас друг другу, - улыбнулась дриада, - Жаль, что вы забыли.

- Я помогу, - Амбруаз повернулся к Марку, - Займемся этим немедленно.

Мужчина крепче сжал Лизу и кивнул.

- Конечно, помогу, я же такой крутой, - рисуясь, добавил тигр и вышел вслед за ними на улицу.

Перед домом, чуть правее от центрального входа, на лужайке, рост дуб. Он был высоким и мощным и достигал второго этажа. Я и подумать не могла, что в дереве может содержаться человеческая душа.

- Здравствуй, ясновидящая, - вдруг прошептало мне дерево, и я вздрогнула.

Огляделась. Кажется, я одна здесь слышу его шепот.

- Я так счастлив, что вы пришли. И Лиза... Она так похорошела, - с легкой грустью сказало дерево.

- Всё будет хорошо, - послала я мысленное сообщение, и дерево его поймало.

Обрадовалось.

- Я бы зашелестел от счастья, но сейчас зима, - ответил он.

- Могу воссоздать лето, чтобы к дереву вернулись соки, и оно проснулось, - предложила дриада, аватар кивнул.

Я не стала вмешиваться и говорить, что парень здесь и ждет. Мы с Селестой стояли сбоку и молча наблюдали. Жак сел на ступеньки. Вид у парня был ошеломленный и вел он себя тише обычного.

Дриада что-то зашептала и простерла вперед руки. Из под ладоней пошли импульсы, и по мере того, как они достигали земли, снег таял. А из под растаявшего снега появлялась трава, и потом показались первые подснежники.

- У дриад особенная магия, - прошептала аватарка и завистливо вздохнула, - Эх, а я в свое время отказалась проходить этот спец.курс.

Я в который раз взглянула на эту раздолбайку и вздохнула. Вот уж, правда, королевское дитя!

Когда на лужайке восстановилась ранняя весна, подошел Эрл. Он протянул свою железную руку, и из под ладоней тоже пошли импульсы. К моему удивлению, они доходили глубже, до самых корней и энергетически питали дерево.

- Нужно создать постоянную сеть  и наполнить ее, - предложила дриада, и они принялись плести.

Работа эта была долгая и кропотливая. Марк поставил Лизу на землю и вынес ей шубу. Мы с Селестой тоже накинули верхнюю одежду, а они все плели и плели.

Выглядело очень красиво: сеть блестела и переливалась, напоминая чем-то излучение от картины. Наконец, она была закончена, и дриада позвала Руаза. Он встал рядом и взмахнул рукой. Я увидела, как из дерева стали вырезаться очертания юноши. Сначала лицо, потом тело, и, наконец, конечности. Парень несмело улыбнулся, как будто не мог поверить в то, что может это сделать и моргнул. В этот момент энергетическая сетка впиталась в его тело, и он приобрел обычную кожу.

Мы восхищенно закричали. Даже аватарка была впечатлена. Что же говорить об Марке и Лизе! Они бросились обнимать и целовать юношу, а он с не меньшей радостью обнимал их.

- Как хорошо, что все хорошо закончилось, - услышала я от дверей печальный вздох Жака и обернулась к парню.

Он выглядел жалко. Наверное, вспомнил Эврара, и что не смог его спасти.

- К сожалению, не всё в жизни получается так, как хочется, - положила ему на плечо руку, - Держись.

- Твой брат очень счастлив, - подошел к нам Амбруаз, - он сейчас в другой реальности проходит военную службу. И, вполне вероятно, встретил свою любовь.

- Вся наша жизнь - бессмысленна, - вдруг с вызовом сказал Жак, - Мы учились охранять и защищать, а не смогли сделать ни того, ни другого. Зачем тогда?!...

- Каждое знание несет в себе пользу, - очень серьезно сказал Амбруаз,  - в новой жизни, которую проживает твой брат, ему пришлось меньше усилий прикладывать, чтобы обучиться военному искусству. Он быстрее сделал карьеру и добьется немалых высот. Это уже  - немало.

- Не знаю... - парень резко развернулся и скрылся в доме.

Мы переглянулись. Селеста пожала плечами - Жак ее не интересовал ни в каком виде, остальным же не было до нас дела.

- Он переживает, - я посмотрела в серьезные глаза Амбруаза.

Аватар кивнул и пошел следом за юношей.

Ему удалось вернуть Жака в нормальное состояние, как я понимаю, не без помощи гипноза. Тут я вспомнила слова Абсона, что парень сломался. И подумала, что правитель, видимо, не солгал. Снаруж он был все таким же добродушным и милым парнем, но внутри у юноши кровоточила рана, и он не мог смириться с гибелью брата.

Я сидела в кресле гостиной и размышляла.

Лишить памяти? Не слишком ли это жестоко?

- Единственный вариант, - Эрл в образе тигра подошел сзади и положил лапы на мое кресло.

Было уже начало восьмого вечера, и все разбрелись кто куда. Троица воссоздавшейся семьи была наверху, Жак спал в гостевой комнате, а Селеста - рассматривала имеющийся гардероб. Лиза вовремя увела ее туда, и у меня появилась возможность побыть одной.

Как я этому возрадовалась!

Подумать, отдохнуть...

Амбруаз тоже ходил где-то по дому, и до этого момента я была в кабинете одна. Села в широкое кресло с деревянными подлокотниками, подтянула под себя ноги и задумалась.

Жизнь и вправду штука загадочная. Никогда не знаешь, что она преподнесет в следующий момент.

Эрл обошел кресло и сел у моих ног.

- Мне его очень жаль, но...Ты же понимаешь, что он не сможет дезактивировать портрет? - спросил Эрл.

Печально кивнула.

- Переговорю на этот счет с Руазом, - решил тигр и оставил меня одну.

Часы пробили восемь. Потянувшись, я встала и двинулась по дому искать народ.

Амбруаз перехватил меня в коридоре на повороте и зажал у стенки. Я так удивилась, что даже не закричала.

- Ты чего?

- Согласна?

- На что?

- Скажи: Да или нет.

- Я не могу говорить, не зная, о каком предмете идет речь, - попыталась высвободиться, но аватар держал крепко.

- И все-таки, - настаивал он.

- Пусть будет - нет.

- Тогда мне стоит огорчить тебя. Мы его отправили.

- Кого?

- Жака.

- Куда? - просипела я.

Почему-то на ум пришли разные нехорошие картинки, начиная от тюрьмы и заканчивая гильотиной.

- Ну, у тебя и воображение, - насмешливо хмыкнул Эрл, - Мы его на Ориэн направили. Со специальным письмом. Память очистили, рекомендательное письмо написали. Будет жить там, у Абсолона за пазухой.

Они ожидали от меня слов благодарности и восхищения, но я обиделась:

- Даже попрощаться не дали! Ну, вы и хамы! Бесподобные! А ведь он многое сделал для меня, и мы вместе столько пережили! Даже не передать словами, как  я расстроена!

И я гордо удалилась на поиски Лизы. Девушка нашлась сразу: она была в той самой комнате, где я ее раньше видела с Лалли. Блондинка выглядела настолько одуревшей от счастья, что червячок зависти неприятно кольнул в сердце. Но я отогнала неправильные мысли.

Она заслужила это, и, я надеюсь, проживет счастливую жизнь.

Не стала ее огорчать и ныть про Жака. Пусть себе живет беззаботно. А это - уже моя жизнь.

Да, мне было плохо, и я очень обижалась на Руаза и Эрла, но логика подсказывала, что скандалами ничего не добьюсь. Абсолон предупреждал...

Через полчаса мы вчетвером вернулись обратно, и, стоя перед родной пятиэтажкой, я впервые засомневалась, правильно ли поступаю.

- Может, не надо? - единственный свет на кухне подсказывал, что моя семья беззаботно пьет вечерний чай.

- Надо, Лада, надо, - весело ответил Эрл, и мы переместились к входной двери.

Глава 21.



Глава 21.

- Кто там? Лада, это ты? - услышала я Ленин голос.

Замок щелкнул, и сестра показалась на пороге.

Удивленная, она остолбенела, как жена Лота, и нам пришлось протискиваться в квартиру. Видимо, девушка никак не ожидала увидеть Амбруаза дважды.

Селеста фыркнула на ее убогую пижаму, и прошла сразу на кухню.

Да, Лена чувствовала себя опозоренной. Конечно, это вам не платье от кутюрье: с не отстиравшимися пятнами, полинявшая пижама с короткими рукавами и зайчиками. Кажется, мама подарила ее, когда Лене было четырнадцать.

Хотя, чего это я злорадствую, сама в такой сплю.

Родители обрадовались Амбруазу и косо посмотрели на Селесту. Видимо, им было бы приятнее, если бы я привела в дом одного мужчину. Вздохнула, подивившись наивности родителей. Разве такой, как Руаз, клюнет?

- Как же нам улечься, - озадачилась мама, - Можно сдвинуть кресла в большой комнате и положить на них Ладу. Но тогда Лене придется ночевать с господином Амбруазом и мадам Селестой...

- Они могут и без Лены заночевать, - буркнула я.

Мне, значит, спать на креслах, а они там будут непотребством заниматься?

- Они не поместятся, - возразил папа, - Давай я поищу надувной матрац. Помнишь, приезжали к нам друзья из Новосибирска?

Все бы хорошо, но приезжали они лет десять назад. И матрац, скорее всего, почил смертью храбрых от старости.

Родители оставили нас одних пить чай и умчались рыться в кладовой.

- Представление начинается...

Оставшаяся с нами Лена заерзала. Она прятала глаза и старалась не смотреть на гостей в шикарной одежде. Я быстренько выпила чай и продемонстрировала пустую посудину:

- Может, еще по чашечке? - и умоляюще сложила ручки, - Ленусь, пожалуйста, налей.

Только что не проскрежетав зубами, девушка встала.

Через минут десять модного позора появились довольные мама с папой.

- Господин Амбруаз, понимаю, об этом неловко просить гостя, но не могли бы вы помочь надуть? - папа показал на велосипедный пылесос.

Руаз с готовностью встал, и они вышли в коридор.

- Мадам Селеста, а вы не встречаетесь с господином Амбруазом?

Еще пару дней назад аватарка выпалила бы, что он - ее жених, но теперь она с сомнением посмотрела на Эрла. Тот широко зевнул, обнажив пасть, и женщина вдруг выдала:

- Нет, он совершенно свободен.

- Как вы думаете, ему понравится Лена?

Я чуть не упала со стула.

- Мама, а обо мне ты не подумала?

- Ты у меня итак красавица, быстро себе парня найдешь, - отмахнулась мама.

Лена побледнела. На носу выступили веснушки, и она обижено посмотрела на маму:

- Тетя Маш, зачем вы так со мной?

- А что, он тебе не нравится? - удивилась мама.

Да, и в кого я такая деликатная?...

На кухню пришел папа, порядком сбитый с толку.

- Слушай, этот мужик, - так папа называл мужчин, достойных того, чтобы быть ему ровней, - Сказал, что сам надует.

- Ну и прекрасно, - обрадовалась мама, - Дело то молодое... Пусть потренируется.

Я представила, сколько бы часов он надувал этим игрушечным насосом, но аватар быстро оказался на кухне.

- Готово, - под немигающий взгляд родителей, он сел на уголок пить чай.

- Да ладно, - не поверил папа и пошел проверять.

А я почему-то испытала чувство гордости. Как будто это не Руаз надул матрац, а я сама.

- Ну, ты и скажешь, - усмехнулся тигр.

Резко развернулась: чтение моих мыслей начинает порядком надоедать!

- Просто сделай вот так, - аватар показал пальцем движение у лба, будто он закрывает молнию справа налево.

Повторила жест, и тигр обижено рыкнул.

- Так неинтересно. Откуда узнал?

Амбруаз загадочно улыбнулся.

В большой комнате было решено постелить нам с Леной, Селесте - спать на сдвинутых креслах, тоже в большой комнате, а Руазу, как королю - родители все-таки почувствовали его величие, иначе не предложили бы такой вариант - одному на моей кровати.

Этот расклад немного нарушал наши планы, поэтому мы предложили другое: родителям постелить в моей комнате, а мы, как самые молодые, расположимся в большой: вдвоем с Леной устроимся на надувном матрасе, Селеста, как нежная барышня - на кровати, а Амбруаз...как настоящий мужчина, поспит на сдвинутых креслах.

Так как за этот вариант голосовали все, кроме Лены, его поддержали. Мы выдали полотенца гостям, показали ванну. Аватарка вела себя вполне терпимо и только отказалась от душа. Она была непривычно притихшая и задумчивая. А то, что отказалась от Амбруаза - вообще выбивало из колеи.

Я чуяла подвох, но не могла сообразить, в чем он.

Мы дождались, пока сестренка уснет, и начали процесс перевоспитания. С Амбруазом и его волшебством это было легко. Мы с Селестой оказались одеты в белоснежные платья и в руках - маскарадные маски. Моя была оторочена серебряной нитью, у аватарки - золотой.

- Вперед, - скомандовал аватар и сам предстал в виде огромного белоснежного шкафа.

Он встал перед нашей обычной коричневой стенкой.

Я впервые увидела, как он преображается. Странно только, что в неодушевленный предмет. Но, когда у шкафа появились глаза и ноги, оттаяла. Даже не смотря на то, что это был призрачный шкаф, он выглядел очаровательно.

Эрл же предстал в виде белоснежного барса, только прозрачного, как приведение.

Я подошла и потрясла Лену за плечо:

- Вставай, ясновидящая! Сейчас тебе будет откровение.

Девушка резко подпрыгнула и уставилась на меня. Хорошо, что я успела приложить маску к глазам.

Моргнув, она перевела взгляд. А там было, на что посмотреть: Селеста оседлала барса и вальяжно прогуливалась по комнате. А еще они о чем-то мило ворковали, прямо, я бы даже сказала - флиртовали!

Вот уж не ожидала.

Девушка протерла глаза и ущипнула себя за руку. Увы! Ей это не снилось.

- Слушай откровение, - вдруг пропел загадочным голосом шкаф, - Для того, чтобы стать настоящей ясновидящей, тебе нужно устроиться на работу...

- Правда? - прошептала Лена, в ужасе разглядывая говорящий шкаф.

Он был огромным и занимал большую часть стены. Ножки его двигались, и рядом с дверцами торчали белесенькие ручки.

Вместо того, чтобы рухнуть в обморок, Лена еще шире распахнула глаза. Это было очень кстати, потому что Амбруаз посылал гипнотизирующие мысли и закладывал ей в подсознание:

- С этого момента ты будешь трудиться. Найдешь работу по душе, но не бросишь ее из-за трудностей. Первые два месяца будешь жить здесь, а потом - снимешь комнату. Ты сама оплатишь свое проживание, и не будешь тянуть из сердобольной тети деньги. Ты никогда не будешь брать чужие вещи. Ты не будешь завидовать и мелко пакостничать...

Я удивилась: откуда Амбруаз узнал об этой маленькой особенности Лены? Вроде я не рассказывала...

- Ты перестанешь верить в мистику и станешь заботливой девушкой. Ты сама будешь стирать свои вещи и готовить кушать.

Я помахала руками, издавая страшный потусторонний вой, как договаривались, а сама тем временем думала: откуда Амбруаз так хорошо знает Лену?

- С этого момента у тебя улучшается память, и ты сама начинаешь учиться на...

Шкаф выразительно посмотрел в мою сторону, и я подсказала:

- На программиста!

А что, хорошая профессия. Высокооплачиваемая. Считай, я, как крестная фея, направила сестру на правильный путь.

Селеста опять пробежала на барсике перед обалдевшим взором Лены и запела какие-то гласные звуки:

- Ооо...Аааа...Уууу...Ооо...

Странно, но от этих звуков глаза Лены стали закрываться, голова опускаться на подушку, и девушка быстро заснула.

- Здорово мы ее, - довольно сказала Селеста, и Амбруаз вернул нам прежний вид.

- Точно сработает? - я не особо знакома с природой гипноза, - Там не кратковременный эффект?

- Обижаешь, - Амбруаз уже растянулся на разложенных креслах, что вообще смотрелось забавно: ноги не умещались, и он задрал их вверх, - Я вообще-то ваш аватар.

- Завтра увидишь, а теперь спи, - заворчал неорган, и сам улегся перед телевизором.

- Мм, - протянула я, укладываясь спать.

Лена безмятежно посапывала во сне и, надеюсь, ей снились хорошие сны. После всего пережитого, я спокойней стала относиться к ее персоне. И даже в чем-то посочувствовала ей - начинать новую жить всегда тяжко.

Утро принесло плоды и сюрпризы: я спала дольше всех, не реагируя на мамины увещевания, что у нас гости, и нечего валяться. Я так давно не спала дома, что не хотела выходить из приятной дремы.

Наконец, совесть пробудилась во мне и я, хромая от затекшей ноги, побрела в ванную. Взяла зубную щетку и вздрогнула: в самой ванной сидел Эрл.

- Есть важный разговор, - сказал он.

- Ну?

- Я полюбил другую, - тигр стыдливо прикрыл глаза.

Не скажу, что очень расстроилась, но слышать это было...хм, неприятно. У нас и отношений-то никаких еще не было, а он так сразу - другую.

- Странно, а Руаз уверял, что браслет приманивает и влюбляет, - попыталась пошутить.

- Мы встретились до того, как ты стала обладательницей браслета, - напомнил Эрл, - И потом, мне кажется, он чешет свое чсв.

- Что?

- Чувство собственного достоинства.

- Это как? - загрузилась я.

- Наверное, он сам себе не верит, что влюблен. Не думает, что может полюбить тебя.

- А причем здесь чувство этого... достоинства?

- Он считает, что слишком хорош для тебя. Типа, крутой Бог и простая смертная. Поэтому он и не допускает такой мысли.

- Это бред, - фыркнула я и быстро дочистила зубы.

- Ну да, он олух и сам лишает себя счастья, - согласно кивнул тигр, - Я ему уже не в первый раз говорю...

- Я не о том говорила... Постой, он уже влюблялся в смертную?

Почему-то слышать эту было ну о-очень неприятно.

- Было дело. Он же Амбруаз... Бессмертный.

- И ты говоришь, что теперь он влюблен в меня?

- Ага.

- Да нет, ерунда, - махнула рукой и уже хотела открыть дверь, но обернулась:

- Доказательства есть?

- Открой глаза и все поймешь, - посоветовал кисик и исчез.

А ведь я хотела спросить, как в песне поется: на кого он меня променял! Хоть меня и терзают смутные подозрения...

Вздохнув, вытерлась полотенцем. Прикольно, наверное, быть неорганом: когда хочешь - исчезаешь,  куда хочешь - приезжаешь. И еще можешь копаться в чужих мыслях.

Одернула саму себя: и быть ограниченной в чувствах? Да ну на фиг!

На кухне уже шел светский завтрак, только родители встали пораньше и папа уже собирался на работу.

- Но ведь выходные... - растеряно посмотрела, как мама целует его в щечку.

- На дежурство. Завтра - дома.

Мы позавтракали под мамины рассказы о грядущих праздничных событиях: где какая выставка, куда можно пойти бесплатно и что посмотреть. Потом мама рассказала, на каких мероприятия они успели побывать с Леной и что планируют посетить завтра.

Удивительно, но во мне не вызывали ее рассказы прежнего ревнивого отклика. Выросла я, что ли?

Лена, притихшая, молча и сосредоточенно кушала. Поразилась.

- Как спалось? - ненавязчиво спросила.

Получила кроткий кивок:

- Хорошо. Спасибо.

Замерла, не веря своим ушам: Лена только что поблагодарила меня? Что, правда? Аватары сияли довольные, будто совершили подвиг. Эрл активно отбивал хвостом такт и тоже ждал моей реакции.

- Круто! - улыбнулась, и они рассмеялись.

Мама не поняла, к чему это относится, но тоже заулыбалась в ответ. А я подумала, что теперь в жизни Лены наступит светлый, впечатляющий рассвет.

Глава 22.



Глава 22.

Мы стояли во дворе моей пятиэтажки и прощались. Когда-то на этом месте была детская площадка, но теперь ее сдвинули в бок, и мы стояли на большом, белом, притоптанном машинами сугробе.

Не знала, что это будет тяжело. Даже к Селесте успела привязаться и привыкнуть. Да и у аватарки глаза были на мокром месте.

- Мы сначала заглянем к Абсолону, - нехотя сказал тигр, - Селеста хочет нас примирить, потом ко мне.

- И я тебя больше никогда-никогда не увижу?

Тигр превратился в железного парня и схватил меня в охапку.

- С чего ты взяла, дурная полуаватарка? - и закружил на вытянутых руках.

- Эй, поосторожнее, - Руаз сделал смешной жест, будто собирается меня ловить.

А я кружилась на детской площадке и не могла остановить слезы. Как в детстве, ей богу. Это было давно...

- Эрл! - вдруг попыталась высвободиться я, и он поставил меня на руки.

- Я тебя видела!

- Когда? - неорган выглядел довольно удивленным, - Меня здесь не было, я в первый раз на твоем районе.

И сказал он так, будто дворовый мальчишка, и подмигнул.

- Нет. Я вспомнила. Когда была маленькой, и здесь стояли качели, - я показала место, один раз меня сильно раскрутили. Солнышком. Я орала сильно, боялась.

- И? Причем тут я.

- И когда я уже подумала, что умру от страха, у моего подъезда, вон там, я увидела тигра. Тебя, - воспоминание нагнало на меня слезы, - Ты стоял такой величественный, как все тигры. Крутой. Я почему-то успокоилась, и не кричала. Мальчишки, что подшутили надо мной, больше так не делали - раз не кричу, неинтересно.

- У тебя было ведение, - Эрл взял меня за подбородок, - Это здорово, маленькая ясновидящая. Учись дальше. А я... Приду всегда, когда позовешь.

Он сделал паузу.

Только не зови часто, ладно? Вдруг я буду занят, - он кивнул на Селесту, а та вспыхнула.

- Можно вопрос? А как Селеста будет в твоем мире? Ты ее тоже поставишь на платформу?...

- Ты там была? - неприятно удивился Руаз, - почему не рассказывала?

Только фыркнула. С каких пор мы договаривались делиться сокровенным.

- У нее остался подарочек с того времени. Да, Лада? - неорган подмигнул.

- Если только захочешь получить информацию от неоргана - только попроси, - мысленно сказал он.

- И деревья...

- Тут несколько иное... На Уэлсе с тобой разговаривали деревья?

Кивнула.

- Они активировали древнюю связь. Теперь ты можешь общаться со всеми существами этого вида, - мысленно рассказал мне Эрл.

- Нехорошо шептаться при нас, - ревниво выдала Селеста, но вдруг сморщилась и кинулась на шею: - Лада, ты такая хорошая, я и не догадывалась. Ты ни за что не выживешь на Ориэне, не приезжай туда.

- С какого перепугу мне туда переться? - прохрипела я, - Ты меня задушишь.

- Дорогая, покажем девочке фокус? - с энтузиазмом обратился Эрл к аватарке.

О, она у него уже дорогая! Понимаю, что веду себя, как собака на сене, но это выше меня: терять такого друга. И отдавать его такой глупышке...Хотя, она довольно милая, когда не задирает нос.

- Кстати, закрывать мысли надо каждый раз перед королем, - заметил Эрл, - Я тебе не простой неорган.

Засмущалась.

- Да знаю я все. Придется заняться ее обучением, - вздохнул парень и вдруг в одно мгновение превратился в белоснежную летающую палочку.

Как батарейка А4.

Селеста посмотрела на нее, щелкнула пальцами, и сама вдруг уменьшилась до точно такого же размера, вот только она стала розовой палочкой.

- Эээ... - только и смогла выдавить я.

- Ты навсегда останешься моим другом, не переживай, - сказала белая палочка.

- И моим, - поддакнула розовая.

- Сначала расскажите все отцу, - строго сказал Амбруаз.

А палочки вдруг захихикали: - Ну, ты и зануда, Руаз.

Они исчезли, и мы остались одни.

Я чувствовала себя странно: как будто не спала двое суток, меня водило из стороны в сторону и все вокруг представлялось в поблекшем свете.

- Куда теперь?

Но Руаз не успел ответить - нас окликнула мама. Она как раз возвращалась с покупками из магазина.

- Ой, а что вы вдвоем? А где мадам Селеста?

- Отбыла на родину, - хмуро сказал Амбруаз.

Мама, наверное, почувствовала, что пришла не вовремя, потому что неловко замялась:

- А что вы не поедите в центр прогуляться? Там красиво...

- Кстати, хорошая идея, - вдруг загорелись глаза у аватара, - Давно там не был. Лет сто...

И рассмеялся. Ага, сто. Шутник.

- Ну, вот и отлично, а то Лена...-  мама огляделась, и, не увидев любопытных соседей, снизила голос: - Странная сегодня какая-то. Погладила себе рубашку, оделась, накрасилась и сидит перед компьютером....Работу ищет.

- Давно пора, чему ты удивляешься?

Мама на меня косо взглянула.

- Мы собирались съездить на распродажу, ей нужны и новые кофточки, и брюки...

- Что со старыми?

- Но ведь она выходит на работу!

Мама неисправима.

- Не мешай человеку устраивать свою жизнь, - от всей души попросила я.

Амбруаз вдруг сделал взмах рукой и у мамы зазвонил мобильник. Извинившись, она взяла трубку.

- Свободна. Да, могу. Что, правда? Сегодня?

Подозрительно повернулась к аватару. Он сделал вид, что рассматривает пролетающие мимо облака.

- Представляете, звонила Люда, там у нее контрамарки в театр. На сегодня.

- Отлично, мам! Сходите. Папа все равно вернется только завтра.

- Ну, я побежала.

Я глядела в след чуть ли не прыгающей от счастья мамы и улыбалась. Как же мало надо человеку для счастья...Кстати.

- И не стыдно так откровенно манипулировать людьми? - повернулась к аватару.

- Я только хотел, чтобы ее действия не нарушили нашу ночную работу. Пошли.

Он взмахнул рукой, и мы оказались в центре, на мосту - рядом виднелись маковки собора Василия Блаженного, под нами бурлила Москва-река.

- Хорошо, хоть не в воду, - проворчала я.

- Хочешь поплавать? - подколол аватар.

- Слушай, а мы портрет дома оставили. Или ты вправду на экскурсию собрался? - сощурилась я.

- Пожалуйста, - он поднял руку вверх и из воздуха достал мой рюкзак.

- Ты же не здесь его будешь... - я в панике огляделась.

Куча народа гуляла по мосту, на Васильевском спуске на открытой сцене устраивались музыканты - скоро начнутся праздничные гуляния.

- Нет, конечно. Хотел поговорить... - он оперся на перила.

Вдруг его хвост распушился, сдерживающая заколка лопнула, и волосы упали на плечи. Черный костюм удлинился и превратился в старинный камзол, украшенный серебряной вышивкой. На пальцах сверкнули перстни.

Взгляд потемнел.

Завороженная, я смотрела в такое знакомое лицо и понимала: я не знаю это существо. В нем так же мало человеческого, как в Эрле. Вот только неорган сразу это продемонстрировал, а Руаз ведет человеческую жизнь. Но что на самом деле скрывается за этой оболочкой?

Поднялся сильный ветер. Кремль сбоку, как призванный свидетель, смотрел на нас с укором. Мне казалось, что сейчас что-то случится, и Руаз вправду поднял руки.

- У тебя сегодня странное состояние, да? - не глядя на меня, спросил он.

Кивнула. К чему все это?

- После нашей встречи у тебя стал пробиваться дар ясновидения, я хочу укрепить его, - жестко сказал он.

Я запаниковала. Под его ладонями будто сворачивался ветер и кружился маленький ураган.

- Не надо, Руи, - прошептала я и сделала шаг назад.

- Что будет сейчас? - строго спросил он, и ноги приклеились к мосту.

От страха я ничего не соображала.

- Сбежать? Он двинулся? - мысли-бабочки забились, будто их поймали в банку.

- Ты пройдешь инициацию, или мы дальше не двинемся, - его голос уже не был простым голосом Амбруаза.

В нем звучала сталь, решительность, твердое намерение.

- Расслабься и открой разум.

Голос врезался в мозг, и сделалось больно. Виски пронзало как иглой.

Я упала на колени, не в силах выдержать эту пытку.

- Ты сопротивляешься и боишься, - с трудом могла различить его слова.

В голове вместе с дробными ударами в виски стоял гулкий шум.

- Расслабься, - услышала я последнюю команду.

- Попробую, а что остается, - решила последняя бабочка, и сложила крылья.

Кажется, я все-таки стукнулась головой об мостовую. Хоть бы здесь не было людей. И почему мы все это проделываем над рекой?

- Убери мысли и оставь образы. Ответь мне: что сейчас будет?

Закрыла глаза и послушно попыталась принять образы. Сначала перед глазами носилась что-то черное, и в сердце била как из гранатомета паника:

- Дыш, дыш, дыш.

А потом я увила поразительное: Аватар, раскинув руки, прыгнул в реку. Его подхватил созданный им смерч и поднял вверх. Он улыбался и погнал вперед по реке. Странно, но ураган почти не задевал воду, и люди, обычные прохожие и проезжающие по набережной автомобилисты, даже не видели его. Они только зафиксировали усиление ветра. Может быть, даже объявили штормовой.

Очнулась. С трудом поднялась с асфальта и оперлась на перила рядом с ним. Руаз все еще сдерживал смерч в руке, и пирамидкой он уходил к воде. Та легонечко колебалась.

- Ты полетишь над рекой.

- И всё? - удивился он и наконец-то взглянул в глаза, - Какие неточные видения, - и запустил в небо смерч.

Тот разогнал птиц, облака и прорвался одиночным выстрелом.

- Это не опасно? -  испугалась я.

- Полеты над Москвой не просто так запрещены, - усмехнулся аватар.

Пораженная, я пыталась понять, в чем ошиблась.

- Но почему в моем видении все произошло по-другому?

- Потому что мне одному подвластно менять будущее? - с легкой грустью посмотрел на реку аватар, - Ты очень медленно обучаешься... Пока я не могу взять тебя с собой.

- Как это? - я подошла и тоже облокотилась на перила, - Но ты обещал!

- Много ли выполняют обещаний аватары? - он смотрел не на меня, думая о чем-то своем, - А теперь обещанная экскурсия.

Мы перенеслись к Большому театру. Фонтаны, в этом году подсвечивающиеся, мерцали даже днем.

- Скоро стемнеет, и тут будет красивее.

- Ты любишь музыку? - вдруг спросил он.

На нас не обращали внимания люди, хоть мы и представляли собой непривычную парочку: я, в длинном красном пуховике и Эрл, в готичном, но прекрасном наряде.

Невольно залюбовалась. Подумала, что эти воспоминания согреют меня до конца жизни.

- Люблю, но редко слушаю, - с опаской посмотрела н Большой. Он же не про классику?

Заглядевшись, налетела на его спину.

- Тогда мы немного послушаем, - хитро прошептал он, и вот мы уже сидим на первом балконе в театре. Музыканты репетируют, готовясь к вечернему выступлению.

Красивая музыка, и даже арфа есть. Но для меня произведение - незнакомо, и я улавливаю только мелодичные, красивые звуки. Аватар слушает серьезно, замерев и включившись в игру.

Вдруг музыка останавливается, и дирижер что-то гневно выговаривает скрипачу. Агрессивно размахивает руками.

- Что там? - шепотом спрашиваю у аватара, но тот взмахивает рукой и дирижер затыкается.

Все садятся и спокойно начинают играть. Даже я понимаю, что звук идет ровнее, и вот он нарастает, стремится к кульминации, и мне уже самой интересно, чем там это дело закончится, когда вдруг вместо оркестра перед глазами всплывают картинки.

Девушка, прекрасная, как сама весна - мучается от своей любви и неизлечимой болезни, притворяется равнодушной. Возлюбленный, в отчаянии вызывает на дуэль ее покровителя. Ранит, вынужден уехать за границу. Девушка увядает и в последний момент все-таки обретает любовь. Но - всего лишь на несколько мгновений.

Музыка увлекает и мчит, я уже вижу, как засохла камелия, как безудержен в своем горе молодой человек, как он хочет покончить с собой...

Не понимаю, что рыдаю в голос...

- Травиата...

Меня возвращает в реальность голос Амбруаза. Он все так же печально  смотрит на сцену.

- Ты увидела ее, не так ли?

- Мари... - рыдания не прекращаются, но мне все равно.

Я только что испытала горечь любви, страх потерять любимую и  обиду на жизнь за ее несправедливость.

- Поразительно, как музыка способна открывать человеческие чувства, - говорит Амбруаз и протягивает вышитый камелиями платок.

- Я не могу воспользоваться им.

На моих глазах цветы превращаются в розы.

- Тебе будет трудно, - меня удостаивают взглядом, - Но ты сделала большой шаг вперед...

И вот мы сидим на лавочке в скверике у театра. Стемнело. Завывает холодный ветер и слезы того и гляди превратятся в сосульки.

- Почему... Это так трудно? Быть ясновидящей?

Наверное, глаза у меня - как рубины. Стыдно смотреть на аватара, но он проявляет чудеса деликатности и глядит в сторону.

- Ничто не дается просто так.

Молчим.

- Ты смирилась? - он чувствует мой косой взгляд, - С тем, что будешь другой. Будешь видеть дальше, а значит, и спросу с тебя - больше. И ответственность... - усмехнулся, - Мировая.

- Не знаю, - честно призналась я, - Не скажу, что у меня сильная воля или острый ум, но я постараюсь.

- Отлично, - он взял меня за руку, и я почувствовала электрический заряд.

- Тогда ты в деле, - и мы перенеслись в странное, пустынное место.

Глава 23.



Глава 23.

Уже стемнело. Снег отбрасывал прозрачный свет, ночь была безлунной. По небу неслись кучевые облака, изредка между ними проглядывали звезды.

- Хоть бы фонарик прихватил, - проворчала я и сделала шаг вперед.

Увязла в сугробе. Мда. Не с моими зимними сапогами здесь ходить - снега по колено.

- А другого места ты не нашел, - печально огляделась я.

Дорог в округе не было: ни проселочных, ни асфальтированных. Мы стояли посредине картофельного поля. А может, пшеничного - я не интересовалась, что сейчас модно высаживать на полях.

- Точно нет людей? -  куда не погляди - заснеженная равнина, не видно и кустика, но ведь поля вспахивались недалеко от деревень  и сел.

- Уже нет. Две деревни по бокам - заброшенные. Двух старичков я заблаговременно отправил к родным.

- Отлично. Что нужно делать?

- От тебя: просматривать вероятность.

- А ты этого не можешь?

Он улыбнулся.

- Что, правда, не можешь? - открытие было обескураживающим, - А как же на мосту?...

- Изменил свое решение. Специально представил то, что потом увидела ты, а потом изменил его...

- Ну и жук! - восхитилась я.

- И где почтительность, восхищение аватаром всей галактики?

- Ой, да ладно, тебя назначили по блату, - махнула рукой.

Руаз начал приготовления: из воздуха он достал коричневое сооружение, чем-то напоминающее алтарь, водрузил на него портрет и одним движением распаковал: ткань просто исчезла.

Незнакомка на портрете излучала такое сияние, что меня впервые посетила мысль: а не радиоактивное ли это излучение?

Залюбовалась. Если вначале сияние шло только вперед, потом оно растекалось по бокам, и, в конце концов, окружило себя настоящими лучами славы.

Вдруг перед глазами замелькали звездочки, и голову пронзила тупая боль. Плохо понимая, что происходит, мое тело оседает на снег. Перед тем, как закрыть глаза, вижу медленно поворачивающегося аватара. К нему пронеслась тень, и если бы не еле видимый свет от портрета, я бы даже ее не заметила.

Мне приснился Эрл. Я увидела его сразу и удивилась забавному времяпрепровождению парочки: две палочки носились друг за другом в пустоте.

- Ой, ты что здесь делаешь? - розовая палочка преобразовалась в Селесту. Короткое розовое платье на бретельках, едва прикрывающее стратегически важные места - неужели всему этому научила я?

- Некогда стыдится, - Эрл подлетел ближе, - Что случилось? Диагностирую твое состояние, как плачевное.

- Стукнули по голове.

- Кто? - ахнули вдвоем.

- Не знаю. Сама в шоке. Мы готовились дезактивировать портрет...

- Аватар не мог позаботиться?

- Он просил меня просмотреть будущее.

- А ты?

- Отвлеклась на портрет.

- Ну, и дуреха, - приласкал Эрл, - Ты же вроде научилась.

- Не умею по запросу, - огрызнулась я, - И вообще, я же не родилась в семье экстрасенсов, откуда мне знать, как обращаться с даром...

Селеста хлопнула ладонью по плечу.

- Ты слишком заморачиваешься. Иди и спаси мир. Всё!

Я прифигела.

- Что? Так просто?

- Угу, - согласился неорган, - Я тебя подкачал. Так что твой организм в норме. Это - наш свадебный подарок.

- Оо...- не ожидала я таких быстрых темпов, - Абсолон согласился?

- Они немного подрались, - Селеста с удовольствием посмотрела на летающую в невесомости палочку, - Но я их помирила.

- Огонь! - подняла я вверх большой палец, - Ты все хорошеешь, и хорошеешь.

- Иди уже, - проворчал Эрл, - Твой аватар в одиночку борется.

Картинка резко сузилась, превратившись в одну точку, и я открыла глаза.


Не мог вечер так быстро перерасти в день, но тогда что происходит?!

Цветные всплохи летали мимо меня. Я слышала взрывы, вспышки - настоящие военные действия. Где-то даже растаял снег. Не сразу за спинами чудовищ я разглядела Руаза - он отбивался настоящими светящимся лучом, попеременно кидая левой рукой синие файерболлы.

- Почему не останавливает время? - поразилась я.

Но выспрашивать было некогда. Чудища, почувствовав еще один оживший объект, повернулись ко мне.

Морды оскалились, и глаза загорелись красным цветом.

- Предвиденье, - взмолилась я, - Ты - единственное, что может помочь мне.

Напрягла свою голову так сильно, как только могла, а потом отпустила все мысли.

Чудовища толпой шли ко мне, но не это было важно.

Ко мне прилетела провидческая картинка: я увидела, как меня берут в круг и отвлекают чудища, а справа выпрыгивает монгол. Он вытаскивает из темноты кинжал и пронзает меня. Кинжал - зачарованный, и я погибаю. В этой картинке монгол считает меня настолько важной, что даже отвлекается от аватара.

Хорошо. Попробуем поработать с этой ситуацией.

Я отпрыгиваю назад и бегу прочь от портрета. Чудища за мной. Делаю круг по полю - удивительно, но если бежать быстро, ноги не сильно проваливаются в снег.

Монгол... Он остался там, с Амбруазом.

Отбежала на значительное расстояние, но и чудища догоняют.

Выбрасываю все мысли. Вижу снова картинку - сбоку идет ручей, канавка. Если перепрыгну, они попадают вниз. Почему чудища боятся воды? Ах, да, вода непростая - она течет с заброшенной церкви, что в километре оттуда.

Святая вода.

Что ж попробуем.

На всякий случай просматриваю вероятность Амбруаза. Бессмертный - это хорошо, но монгол...

Отлично, они сражаются. У аватара световой луч, как в звездных войнах, только без рукоятки. Прикольно.

Странно, что монгол не уступает аватару. А ведь я считала его обычным магом.

Ну что, покажем этим лохматым, как нужно бегать?

Через ручей перепрыгнула с трудом. Запыхалась. Хоть Эрл и подкачал силы, но я - не в лучшей физической форме. Если подумать, то я вообще -  офисный планктон.

Вспомнила, усмехнулась. Прошлая жизнь была из разряда сказки. Не то, что это бегущая и озлобленная орда.

Они попадали в речку и забавно зашипели. Проглядела будущее - о них беспокоиться не стоит. Люди не утонут, и даже не сильно замерзнут - святая вода согреет тела до утра.

Что ж, теперь пора встретится с этим наглым монголом и надрать его... Хм, усы.

Влетела в поле боя, как ракета. Просмотрев вероятности, заметила, как чудовища валят меня за полминуты до того, как достигну монгола.

Нет, не порядок. Зайдем с другой стороны. Бабочки одели латы и принялись просматривать вероятности в трешовом режиме.

Вытерев пот со лба, зашла с другой стороны.

Думай, Лада, думай, пока эти двое сражаются. Амбруаз, конечно, крут - так ловко он успевает отражать удары монгола и раскидывать чудищ.

Но, как сказал дворецкий с Уэлса? Даже у Бессмертных так же работает биологический механизм. То есть, если на него набросится куча чудовищ, и он не будет времени восстановиться, он погибнет.

Мне это ну очень не понравилось. Гнев ударил в голову, и я захотела размазать сама эти недоумков по поляне. Да как они посмели напасть?!

Руаз не может остановить время. С чем это связано? Просматриваю вероятности. Хм... Время блокирует портрет, находящийся в непосредственной близости. Он сам наполовину открыт. То есть свойства портрета сейчас - как тлеющая свеча - огонь есть, и только от аватара зависит, куда он направит его силу.

И вдруг я вижу: что-то черное витает вокруг, как облако. Нечто странное.

В голове мелькает ответ - проклятие.

Руаз его выпустил?! Ах, точно, проклятие нужно снять обязательно.

Черное лоснящееся облако смотрится пугающе, как переливающаяся жидкость. Оно не может вырваться наружу, на священную землю, и не хочет возвращаться в портрет.

Значит, монгол напал в тот момент, когда аватар уже хотел разрушить чары.

- Почему на портрете известной аватарки оно вообще появилось? - мысль -бабочка заставляет остановиться и задуматься.

Невероятное открытие! Почему я не задала этот вопрос раньше?!

На меня снова летят чудовища, я отмахиваюсь от них как от мух - маленькой мышкой пробегаю между огромными телами.

Повинуясь какому-то странному порыву интуиции, я протягиваю руки ладонями вверх. Воздух колышется, и в чудищ врывается звуковая волна. А может, энергетическая - из-за окружающего шума я мало что слышу.

Я их раскидала! Что, правда?

Оглядываюсь на Руаза. Он так же сражается с монголом и не смотрит в мою сторону. Жаль, не видел, как я их сделала.

Ладно, не время расслабляться. Интуиция дергает и заставляет просмотреть будущее. Картинки мелькают быстро, как слайды: я отгоняю чудовищ, подхожу справа к Амбруазу. Мы вдвоем ударяем по монголу, я своей энергетической волной блокирую его магию, и мы сваливаем противника с ног. Что ж, неплохо.

Снег местами похож на обуглившуюся бумагу. От аватарского луча светло, но черное и длинное оружие монгола пугает меня. Я чувствую в нем опасность.

Замираю. Мне нужно подойти справа, как я видела в видении, но душа не лежит к этому: интуиция стучит, вопит и не пускает.

Не понимаю, в чем дело. Чудовища только разворачиваются ко мне - я их не убила, лишь оглушила. Они снова готовы броситься в бой, и я понимаю, что промедление - смертельно.

 Я - полукровка. Полуаватарка. Теперь это знаю со стопроцентной уверенностью. Поэтому аватар и помог мне освоить дар и притащил сюда. Он - верит в меня и помогает начать новую жизнь.

Значит, я смогу. Медленно делаю шаг к монголу. Интуиция орет, чтобы я этого не делала. Быстренько смотрю картинки провидения: монгол нападает слева, мы выдвигаемся справа - все правильно.

Заглохни, интуиция, ты проигрываешь моему дару предвиденья. Лучше тебя знаю, что делаю.

Я смогу помочь Руазу. Я должна отплатить ему той же монетой.

Вдруг парень поворачивается и смотрит на меня. Одно мгновенье, яркое, как вспышка - я прочитываю всё в его взгляде: и злость, что на нас напали, и недоумение, почему это все еще не закончилось и волнение за меня. Да, дикое волнение за меня.

Рвусь вперед и попадаю с правой стороны, как и подсказало видение, но одного я не учитываю: монгол  каким-то невероятным способом удлиняет секунду, и, пока Амбруаз смотрит на меня, на его шею бросает блестящую петлю.

Аватар успевает повернуться и посмотреть на врага. Веревка, как блестящая петля, послушной змеей притягивает аватара к портрету. Черная дымка всасывается в петлю, и она разбухает.

Не успеваю сообразить, понять и предпринять какие-либо действия. Чисто рефлекторно кидаюсь вбок, и чудище пролетает мимо.

Я вижу, как моего аватара душит петля, и со всего размаха вскидываю руки, ударяя по монголу, но до него доносится только легкий ветерок.

- Не действует магия? - бабочки в латах заметались в панике.

Монгол позволил себе маленькую усмешку, а я быстро вызвала предвидение. Сейчас он сделает выпад и ранит меня мечом, я умру. Или...

Пока отпрыгивала в бок, монгол подтянул за веревку аватара и взмахнул рукой. Ярко-красный портал открылся моментально, и также быстро монгол зашел со своей добычей.

В тот же миг чудища попадали на снег, став обычными людьми.

Осталось чуть подгоревшее поле, алтарь с блеклым портретом и я.

Меня била дрожь то ли ужаса от потери, то ли страх и отчаяние. Я не могла разобрать.

- Он поменял будущее, - вдруг пришла в голову мысль, - Как это сделал на мосту Амбруаз... Значит...

Он - аватар!

Шокированная, хлопаю себя по щекам. Горят. Так, здесь еще остался чистый снег? С трудом нашла и приложила к лицу.

Отлично, хоть что-то мы выяснили, остался один вопрос: где я?

Люди вставали, отряхиваясь, и непонимающе смотрели друг на друга.

- Спокойно, Лада, - интуиция затрубила, что не надо впадать в депрессию, а мне сейчас это ну очень захотелось.

Будем рассуждать логически. Аватары...

Я села прямо в снег и подтянула под себя ноги.

- Они - необычные существа. Метаморфы... Принимают тот вид, который их окружает. Следовательно, монгол - с Земли. Это - хорошо, - я вытерла пот со лба. Снег таял на мне, как на углях. Еще секунду назад было жарко, теперь - лихорадило.

- Кого я знаю из известных монголов... А, может, он - китаец? Причем вообще тут монголы? Кто его так определил?

Я вспомнила вечер в Париже, и наш побег...Первый свой визит к Эрлу...

- Нет, - расстроенно протянула я, - Он - монгол. Но кто? Чингизхан? Вот этого еще не хватало...Но, разве на Земле должен быть не один аватар?

- Девушка, вы не знаете где мы? - подошла парочка и с надеждой заглянула в глаза.

И что мне делать с людьми, по воле хитрого монгола, втянутыми во все это?

Достала мобильник, включила GPS. Ловит плохо.

Попробовала позвонить. Спасатели работают, и это радует.

- Можете зафиксировать, откуда мой звонок?

Передала всю информацию, отдала телефон благопристойного вида юноше и наказала ждать. Как же хорошо, что можно отследить местонахождение!

Сама отошла в сторону и села на сугроб.

Мне нужно попасть к Абсолону, причем срочно. Но вот только - как?!

- Предвиденье, ясновиденье, активизируйтесь быстрее, попе холодно, - закрыла глаза и попыталась очистить голову от мыслей.

Как учил Амбруаз.

Вот блин! Так, не думать, Лада, ни в коем случае его не вспоминать, а то расклеишься. Нужно действовать, а на нюни забить. Собрала волю в кулак и настроилась на нирвану. Даже не почувствовала, как по щекам бегут тихие слезы.

- Попасть на Ориэн. К Абсолону. Срочно, - посылала я своим супер способностям сигналы, и спустя какое-то время, показавшееся мне вечностью, пришел ответ:

- Представь, что ты во дворце.

Распахнула глаза. Что, так просто?

- Ты полукровка, - хмыкнула интуиция, и для тебя Ориэн - второй дом.

Отлично. На всякий случай взяла портрет и прижала к себе.

- Держись, Руи, я иду к тебе, - сжала кулаки и представила во всех подробностях королевский дворец.

Серый барак, серый барак со стрельчатыми окнами, отзовись!

Воздух подернулся моментально, и я очутилась сидящей на каменном полу.

- О, привет! - Абсолон встал со своего стула, и, отмахнувшись от пяти человек, которые что-то возмущенно вещали с тетрадками наперевес, бросился ко мне.

- Овладеваешь способностями? - поинтересовался он, - А мне как раз скучно, эти министры достали... Что скажешь?

У меня мелькнула мысль, что правитель - не совсем нормален. Какой-то блеск глаз у него подозрительный, и вообще.

- А ваша внешность подразумевает, что вы тоже с Земли?

Правитель расхохотался.

- Думаешь, вы единственные на всех существующих галактиках люди?

- Видимо, нет, - я попыталась встать, но Абсолон сам присел передо мной на корточки,  - Как там мои влюбленные?

- Кто?

- Ну... - расстроился правитель на мое непонимание, - Селеста?

- А...Нормально. Можно я встану?

Абсолон взмахнул рукой, и вместо моего красного синтепонового пальто я оказалась в серебряном платье в пол. Оглядела себя и подняла глаза на правителя.

Вот еще один мужчина со способностью навязывать наряды. Если бы не экстренная ситуация, я бы высказала все, что об этом думаю.

Тот усмехнулся:

- Не надо выделяться среди населения. Ты же не поболтать пришла, аватарочка?

И с такой насмешкой он это сказал, что я заподозрила неладное.

- Что-то не так?

- На будущее: вежливые аватары не врываются в дом без крайней необходимости, а сначала спрашивают позволения.

- Как?

- Например, перемещаются к входной двери, - подсказали мне.

Какой позор! Стало очень неловко, и я поклонилась.

- Надо же, и манерам обучена, - поддел правитель, - Ну, так что случилось?

Он сел обратно на стул.

- Принесла портрет, держите.

Абсолон остро вгляделся в него, взмахнул рукой, и портрет исчез.

Что, и это все? Если честно, немного расстроилась. Мы столько пережили, чтобы достать этот портрет, дезактивировать его и вернуть... Где аплодисменты, полный восхищения взгляд? Реально, обидно.

- Благодарю, - вежливо улыбнулся правитель, - Мне он всегда нравился. А где Амбруаз?

Я замялась. Говорить такое в лоб... Лучше пойду с другой стороны.

- Скажите, а в Солнечной галактике один аватар?

- Для чего тебе?

- Хотела бы знать.

- Аватаров там может быть тьма, - явно преувеличил правитель, учитывая плохую демографию населения, - Но наместник один.

- Наместник?

- Амбруаз не любит это слово, и предпочитает использовать земные: руководитель, главный... Но смысл в том, что за порядок и правильное функционирование отвечает он.

Прилетела мысль-бабочка, и я тут же схватилась за нее:

- Скажите, а есть ли жизнь на других планетах Солнечной системы?

- Есть. На Венере, например, живут русалки. Такие горячие штучки...

- А на Марсе? - не знаю, смеяться мне или печалится от такого соседства.

- Там военная база и ее периодически арендуют...

- Монголы? - с надеждой подалась вперед.

Правитель задумался.

- Не помню. Это не моя епархия, чтобы я за этим следил. Но могу узнать. Это срочно?

Кивнула и все-таки выдала новость:

- Амбруаз похищен.

Пару секунд Абсолон, не мигая смотрел на меня в упор, видимо, ожидая, когда я скажу: «Шутка! Улыбнитесь, вас снимает скрытая камера»...

- Кто посмел? - взревел он, и вылетели окна.

- Монгол, - съежилась от страха я.

Совсем забыла про местные обычаи. А вдруг вестника с плохими новостями принято казнить? Ну и силища у этого правителя! Хотя, если подумать, и Руаз - не слабак.

- Какой монгол? - у Абсолона налились кровью глаза, и он топнул ногой, обращаясь к кому-то в сторону: -  А ну ко мне, срочно.

Рядом появились двое: один толстенький, похожий на шкафчик господин; второй - чуть повыше, но худой, как жердь. Они по-военному отдали честь.

- Нужна справка: все монголы, попавшие под наблюдение за последние 300 лет, в Солнечной системе.

Двое вытащили прямо из воздуха листки бумаги и отдали правителю. Я стояла пораженная: вот это скорость! Вот это - оперативная информация.

- Получается, их может быть двое. Опознать сможешь?  - он протянул мне два листка с цветными фотографиями.

Они были очень похожи, поэтому я пожала плечами. Круглые лица, узкие карие глаза. Могли бы цветные линзы одеть, что ли. Но интуиция подсказывала: не они.

- По кольчуге и плащу - вроде первый, по лицу - больше похож на второго.

- И как работать в такой обстановке? - всплеснул руками правитель и листки исчезли, - Но мы не можем позволить, чтобы наместники исчезали. Нам предъявят обвинение в распространении хаоса, и тогда начнется революция...

Правитель постучал пальцами по подлокотнику. И тут в его голову пришла просто потрясающая идея:

- Давай мы отправим на разведку тебя.

Глава 24.



Глава 24.

Нормально, да? У меня даже гражданства аватарского нет, вид на жительство - не выдали, а уже поручают задания государственного значения. Вот поистине, наглость - второе счастье. Можно сэкономить на ценных кадрах.

- Я ничего не умею, - подняла ладони и резко развела в стороны, дабы продемонстрировать.

Воздух скукожился, и в стороны пролетела приличная воздушная волна.

- И всё, - покаялась я.

- Для начала нормально, - одобрил Абсолон, - А если так: представь, что из твоей ладони подымается пламя.

Я отвела в сторону правую руку, ладонью вверх, и представила огонь. Из ладошки вырвалось два розовых всплоха.

- Давай, направь все свое внимание в центр, - подсказал правитель.

Я поднатужилась и направила. Все равно были легкие всплохи, а не стабильный огонь.

- А теперь представь, что будет с Амбруазом, если ты не вызволишь его, - серьезный голос правителя вызвал в моей памяти задыхающегося аватара.

- Эй, эй, - вскричали министры, - поосторожнее.

Огонь, вырвавшийся из моей ладони, достал до потолка, и я нахмурилась: разве можно с такой нестабильной силой идти в разведку?

- Я не смогу, - прошептала я, и огонь тут же потух.

- Ты готова сдастся, когда твоя судьба так близко?

- Что? - не поняла я.

- Браслет, - кивнул правитель, - Я знаю, зачем Руаз перерыл библиотеку, вот только...

- Только?...

- Он не учел одного важного свойства: твоя природа.

- Какая?

- Ты - не в полной мере аватар. И пламя у тебя - розовое.

- И?

- У чистокровных обычно голубое, у полукровок - рыжее. А у тебя - розовое.

- Из-за моего дара?

- Из-за твоего браслета. Он делает тебя полностью аватаркой, хоть и искусственно. Передает силу, окрашивает ее.

Я помолчала. Идея, что браслет дает мне силы и новый цвет - была явно притянута за уши. Правитель блефовал. Ладно, сейчас не принципиально выяснять природу, свойства, возможности или что там есть, моего браслета.

Есть другие жизненно важные вопросы:

- Что за тьма витала вокруг портрета?

- Проклятие. Его легко снять, но важно во время снятия не останавливаться, иначе чернь может перейти на другой предмет.

- Оно впилось в веревку, которой душили Руаза, - прошептала я.

- Вот это - отвратно. Оно может лишить его сил, и даже простейшая магия не будет удаваться.

- Так, про что вы говорили? ...Военная база?

При мысли, что Амбруаз где-то лежит, полностью лишенный магии, беззащитный и, вполне возможно, на грани смерти, кровь ударила в голову, и я была готова перетрясти всю планету, лишь бы найти аватара.

- Да.

- Господин Абсолон, - вдруг вышел вперед толстячок - министр, - У меня есть основания предполагать, что объект находится не на Марсе.

- Почему?

- Мы проводим там учения. Вряд ли похитители стали бы рисковать.

- Хм...

- Но есть еще одно место, где аватары арендуют базу, и где мы давно не проводили проверку, - вызвался поделиться идеей худой министр, - это Моурон. Помните метеоритный дождь в прошлом году? Эльфийская королева просила выделить  корабли для защиты Моурона ... Они нам обязаны.

- Эльфийская королева?! - неприятно было услышать о такой особе, - Красивая?

Мало мне было неприятностей с Селестой, так еще и эльфийка...Хотя тогда я не сильно переживала на Селестин счет - сама еще не знала, какие чувства питаю к аватару. Но теперь - совсем другое дело.

- Не думаю, что это она, - перебил толстячок, - Эльфы занимают малую часть материка, а остальное сдают под базы. Но с ними трудно договориться: то вид оружия не подходит, то экологию им там не порти, то еще что. Сплошные капризы. Навряд ли монголы связываются с ними.

- Понимаю. Но вы подозреваете неспроста? - проницательно спросил Абсолон, - Доказательства?

Министры опять из воздуха достали по папке с документами и протянули правителю. Тот открыл сначала синюю, от толстого министра, пролистал, захлопнул. А вот красная,  с тесемочками от худого, его явно порадовала - он пролистал несколько страниц и согнулся пополам от смеха.

- Что там?

- Ой, не могу...

- Что там? - я подошла и нагло вырвала из его рук красную папку.

Там содержалось досье на некую королеву Эллантаниэль. Фотография белокурой красавицы в полный рост и биография: родилась в таком-то мохнатом году, училась там-то, увлекалась пением и чтением, вышиванием каких-то узоров...

- А что смешного-то? - не поняла я.

- Ты дальше читай.

- Так... - я пролистала пару страниц, интуиция подсказала мне остановиться на контактах.

Почитала. Так: симпатизирует расе аватаров, считает их ровней, так как они такие же, как мы. Или мы - как они. Ее семья часто общалась с  семьей де Лонге - фамилия какая-то знакомая  - и ребенком Эллантаниэль часто бывала на Ориэне...

- И? Что смешного-то?

- Слушай, ты почти аватарка, - отсмеялся правитель, - Ну, включи ты уже свою хваленую интуицию или дар.

- Это не одно и то же?

- Неа, - правитель, казалось, забавлялся моим недовольством, и чуть не прыгал от восторга.

Вредный какой. Нет, чтобы сразу сказать.

Опять посмотрела на первую страничку. Фигура 90-60-90, рост - не меньше метра семидесяти, личико миловидное...

- Ну, она мне сразу не понравилась, - брезгливо посмотрела на блондинку.

Не то, чтобы я совсем не люблю блондинок, вот Лиза - нормальная, я к ней хорошо отношусь, хоть она и со своими тараканами, а эта... Почему-то передергивает от одного ее вида.

- Правильно, что не нравится. Читай досье на ее ближайших советников.

Пролистала дальше. И как это правитель смог так быстро усвоить информацию? Я почувствовала, что мои глаза вычленяют больше из текста, чем обычно - хватает одного взгляда, чтобы запомнить страничку, но все равно я должна на нее посмотреть.

Абсолон же понял все, лишь только прикоснувшись к папке.

Нашла информацию о советниках и помощниках, и замерла: один из мужчин-помощников, а их у королевы было пятеро, был полукровкой - аватаром.

- И?...

- Вот вам все его зафиксированные личины, - протянули мне синюю папочку.

Классно как у них все заведено, даже компов не надо. Открыла: точно. Вся информация, что только можно найти на помощника, была тут. Среди прочих виднелась фотография в образе монгола.

Внимательно посмотрела. Вроде он.

- Есть интересное хобби у этой королевы, о нем мало кто знает, - вдруг сказал Абсолон и взмахнул рукой.

Помощники исчезли, и мы остались одни.

- Она увлекается чернушеством.

- Это как?

- Вот, например, такими проклятиями.

- Вы подозреваете ее?

- Иных врагов у Руаза не вижу.

- А что он ей сделал?

- Скорее не сделал. Предложение, - хмыкнул Абсолон, - Руаз в чем-то наивный и чистый юноша. Когда он понял, что Эллантаниэль увлекается черной магией и другими, более кровавыми вещами, порвал с ней все связи. Сбежал.

Подумала. Возможно ли такое? Если объективно оценивать фотографию, эльфийка - красавица. Что ей какой-то аватар?

- Ну, не может быть, чтобы все было так просто, - устало вздохнула я, - Одна сумасшедшая баба похищает моего красавца ради того, чтобы женить на себе?

- О, смотрю, ты уже сделала выбор, - одобрительно заметил аватар.

- Да я ее по стенке размажу! - сжав кулаки, зашипела я.

- Слушай координаты, - приказал Абсолон и взмахом вернул министров, - Итак, планета Моурон находится....

Быть полукровкой не так-то плохо: память упрочняется, реакция ускоряется, я запомнила сложные координаты за секунду и воспроизвела шестнадцати значный код без запинки. С такими способностями я и на мехмат могла бы поступить.

Перед отправлением, Абсолон сказал:

- И учти, если вдруг все будет очень плохо, позови через кольцо меня, но...

- Но... - я слушала в пол уха и вовсю настраивалась биться с эльфами.

 А одну белесую эльфийку лично хотелось сбросить в реку.

Если только подтвердятся наши подозрения...

- Ни в коем случае не зови Эрла. Знаю, что вы сдружились, но Моурон - вторая живая планета в нашей системе и...

- Он может не вернуться, - прошептала я.

- Умница, поняла.

Меня ободряюще хлопнули по плечу, и я сразу же перенеслась.

***

 Итак, что мы имеем? Полуаватарку в серебристом вечернем платье. «Чтобы не выделяться».

Угу. Вокруг - необыкновенной красоты эльфийки, все сплошь блондинки в летящих платьях постельных тонов.

Я - брюнетка в серебристом платье, а они - блондинки в белоснежных. И я их не осуждаю за косые взгляды, нет. Сама глазела бы на такое чудо. Вот только спросить, где здесь королевский дворец - не получается. Стоит мне сделать шаг вперед, как на пятьдесят метров вокруг меня - пустое место. Ну, не заразная я, честно слово!

Правитель решил проявить чудеса вежливости и дипломатии, поэтому перенес меня не во дворец. А куда-то совсем в другую сторону.

Что ж, тащиться на каблуках по брусчатке  в горку - это моя карма. Ну, кто так стоит! Я иду вперед, стараясь не слишком смущаться от любопытных взглядов.

Красивый город, чем-то неуловимым похожий на замок. Белоснежные стены, двухэтажные постройки. Воздух чистый. Экология!

Вдруг провидческий взгляд показывает мне картинку: тот же самый город, только вот празднично убранный и еще больше вычищенный.

Я здесь была?

Интуиция шепчет: «О, да». И столько сарказма, что я останавливаюсь.

- Эй, вы, мозгоклюйки - бабочки, - строго говорю им, - Вы на моей стороне или как?

Вроде закивали.

- Тогда срочно начертить план местности, а ты интуиция, скажи честно: какие аватарские фишечки мне доступны?

Пока я шла дальше по улице, мозг грузился. Даже слышался скрип, с которым бабочки переворачивали колесики в моем уме, а интуиция просматривала внутренние файлы.

Вот если бы не была ясновидящей, никогда б не подумала, что человеческая психика так хитро устроена.

- Ты можешь поменять цвет платья. Внешность - никак.

- Неплохой апгрейд, - решаю я, и представляю себя в розовом.

Отлично. Даже идти как-то комфортнее стало. Попробовала поменять обувь на сандалии - получилось. Да я настоящая крутая аватарка! Осталось только вернуть моего черноволосика, потом разобраться, что у нас там с ним общего, и...

- Девушка, вы откуда? - мне перегородил дорогу очень высокий субъект.

Опасный эльф. Я напряглась.

Еще бы: белоснежный брючный костюм с золотой вышивкой и длинная шпага на боку. А еще внешность - головореза. Удивительно, но я думала, что по внешности все эльфы похожи на высокоинтеллектуальных художников... Узкие кисти, тонкие брови.

Сейчас же меня прожигали взглядом и обещали инквизицию за неправильный ответ. Да какая муха его укусила?!

- Ну... Это долго рассказывать, - я усиленно вспоминаю женские уловки и, как мне кажется, вполне себе мило делаю глазки.

Блондина передергивает.

- Я - представитель городской стражи. Предъявите документы, - жестко говорит он.

Вот и нашпионились. И нет, чтобы спросить у этого самодовольного Абсолона, куда идти, что делать, как представиться - я кидаюсь в омут с головой.

Эх, придется выкручиваться самой.

- Я прибыла с Ориэна с целью увидеть королеву, - вспоминая Селесту, говорю довольно надменно.

Просматриваю вероятности. Нет, надменность здесь не очень любят - по всему выходит, что меня возьмут за шкирку и оттащат в тюрьму, как незаконный элемент.

Поэтому, лучше осваивать кокетство. На практике.

Улыбаюсь нежно, во все тридцать два зуба.

Эльфа-головореза опять передергивает. Да что со мной не так?

- Пройдемте в канцелярию, сделаем запрос, - и он показал мне идти в бок.

- Королевский дворец прямо по курсу, - проснулись бабочки-мысли.

- А я уж подумала, что вы там сдохли, - невежливо откликнулась я, - Лучше придумайте, как выпутаться из этой щекотливой ситуации.

Мы молча прошли пару домов и остановились у типичной бюрократической конторки. У входа сидела эльфийка-секретарша и усиленно делала вид, что печатает документы. Два эльфа играли в карты, но тут же спрятали их под стол, когда мы вошли.

- Сделайте запрос на Ориэн. Госпожа... - он повернулся ко мне.

- Лада.

- Оо, - эльфийка посчитала уместным фыркнуть: - Какое короткое имя. Какая безвкусица. Фу...

- Цыц, - поймавший меня страж сделал строгие глаза, - А вдруг она - приближенная к правительству? Думай, что говоришь.

Девушка в удивлении открыла рот и во все глаза уставилась на мою скромную персону. Наверное, статус гражданина она определяла по имени.

Да, ну и шарашка. Весь страх улетучился, и я спокойно прошла внутрь комнаты. Села на свободный стул, надменно посмотрела на служак.

- Проверяйте, но быстро. У меня мало времени. Снежная королева похитила моего Кая.

На меня посмотрели, как на сумасшедшую, но мне было до лампочки. А еще я увидела элегантный высокий графин с прозрачной жидкостью. После всех пережитых событий очень захотелось пить.

В государственных учреждениях часто стоит пустой графин и один стакан. А если графин полон, то изволь прийти со своим стаканом.

Здесь же был рай для посетителей: стоял и графин, и стакан. Поэтому, пока эльфы что-то там вытворяли с агрегатом, отдаленно похожим на ноутбук, я от души утолила жажду.

Эльфийка смотрела на меня офигевшими глазами, эльфы-чиновники тоже не переставали удивляться. Наверное, я нарушила все известные им формы этикета. Но, если учесть, что их королева подлым образом утащила моего аватара - их мнение меня не колышет.

- Ну, что? - я закинула ногу на ногу, - Вы будете работать или как?

Я косо поглядела на заваленный документами стол. Как человек, успевший сроднится с системой документооборота, я сразу оценила эльфийскую безалаберность: входящие валялись прямо на исходящих.

А еще она смеет говорить что-то о моем имени.

Фыркнула. Эльфы прибалдели от моего поведения и явно заподозрили в аристократическом происхождении.

Ответ не заставил себя ждать: прямо из воздуха пришла телеграмма. В ней было написано:

- Госпожа Лада - кровная сестра правителя Абсолона направилась с частным визитом к королеве Эллантаниэль.

И маленькая приписка:

- Успехов, моя крошка.

Ну и Абсолон! Послал, что называется, так послал... разведчика. Да они теперь мне проходу не дадут! Как же, сестра верховного аватара. Придумал, ежкин-кот, прикрытие.

Интуиция подбросила мне картинку усмехающегося Абсолона.

Заскрежетала зубами. Это - его план? Мысли-бабочки всполохнулись и заподозрили неладное: показалось, что я участвую в каком-то глупом фарсе.

- Госпожа, простите, мы не знали, - повинился страж.

А вот когда он так виновато смотрит, очень даже симпатичный, хоть я и не люблю блондинов.

- Лэр Илларитон, к вашим услугам. Готов сопроводить во дворец хоть сейчас.

- Можно к вам обращаться - Илья? - кокетливо взглянула из под ресниц.

Опять вздрогнул. Но налицо прогресс - постарался сдержаться. Да что ж со мной такой? Огляделась в поисках зеркала, но такового в местном управлении правопорядка не водилось.

Ладно, я приехала не на конкурс красоты. И вообще, откуда я знаю реакцию эльфов на женщин? Может, это у них такой тип одобрения? Чего только не бывает...в этой жизни.

- Конечно, госпожа Лада, - и мы двинулись на выход.

На улочках оказалось больше эльфов, чем когда я прибыла, и почти сразу ко мне подбежал ушлый господин с блокнотом.

- Госпожа Лада, газета «Вечерний эльф». Пару слов: экономическое сотрудничество Ориэна с Моуроном? Будет ли налажена поставка горючего или вы планируете....

- Без комментариев, - выпалила я и повернулась к Илье: - Мы идем или как?

Тот понял, что просвещать общественность в правительственные планы я не намерена, поэтому сделал знак коллегам оттащить надоедливого журналиста.

- Как быстро у вас разносятся вести, - с неудовольствием заметила я.

И тут же пришла в голову мысль:

- Скажите, а с Ориэна у королевы кто-нибудь гостит?

- Нет. Аватары не присутствовали на нашей планете лет пять.

- А как насчет аренды? - бросила я пробный камень.

- Так метеоритный дождь... - растеряно посмотрел на меня Илья, - Там отлаживать территорию лет двести придется.

- Понятно, - вздохнула я.

Мы подошли к дворцу минут через двадцать, и все это время шли по мощенным белоснежным улочкам. Чистота была повсюду, но одно не давало покоя: зачем ограждать такую большую территорию и вносить ее в черту города?

А потом мелькнула мысль бабочками и замахала словом «опасность»: если такой большой замок, значит, городу что-то угрожает?

Озвучила вопрос.

- Раньше у нас было много диких животных, - объяснил эльф, - Они бегали по лесам, а ночью часто прорывались в тепло домов, чтобы погреться. Надо сказать, что у нас необычная планета, живая. И она временами экспериментирует и выводит новые виды. И не все безопасны для эльфов. Чтобы спокойно ходить по улицам, мы выстроили общую стену.

Почему-то вспомнила о хобби Эллантаниэль, и подумала о том, что она вполне могла приложить к этому руку.

Настрой у меня был боевой, но интуиция подсказывала: нужно действовать не спеша и осторожно.

Дворец королевы не сильно отличался от других строений в городе. Сверху прикреплены лишние два этажа, да красивый вход, очень похожий на вход в Собор Парижской Богоматери.

Меня немного напрягло это сходство - откуда эльфам знакома земная архитектура, но я не придала этому значение: чего только не встретишь в этом мире.

Перед дворцом была небольшая круглая площадь и улочки уходили в разные стороны, как лучи. Сбоку стоял храм, который я уже видела в своем сновидении.

Королевская охрана безропотно пропустила нас внутрь, и на пороге мой сопровождающий откланялся.

- Подождите здесь, - он указал на продолговатые диванчики сбоку холла, - Вас позовут.

И с поклоном вышел.

Настоящий офисный холл. Прохладный, и без дополнительного освещения - дневной свет просачивался из распахнутых высоких дверей.

Я усмехнулась и села. Что ж, сначала послушаем, что она мне скажет, а потом выберем порядок действий.

- Скинем со скалы, - подсказывали самые кровожадные бабочки.

- Перекрасим платье в красный цвет, - злорадствовали другие.

Но мои планы были нарушены самым бессовестным образом.

- Рада видеть тебя, Лада, - раздался хрустальный голос сбоку, и прежде, чем я успела встать, из дивана выросли ветки-петли и обхватили меня, - Амбруаз много рассказывал о тебе.

Со скрипом, преодолевая сопротивление прутьев, повернула голову.

Глава 25.



Глава 25.

В дверях стояло настоящее чудовище, хотя оно и смотрелась молодо, и вроде как привлекательно. Эльфийка поражала в самое сердце: ее длинные белокурые волосы были распределены на пряди, и каждая из них шевелилась наподобие змеи. Прекрасные голубые глаза отпугивали холодностью и циничным выражением. Миловидные черты лица были перекошены от злобы.

Входные створчатые двери захлопнулись, и мы остались один на один.

Почему-то в уме забилась дурацкая мысль-бабочка:

- Интересно, ее народ в курсе, какая она на самом деле?

- Пойдем, поздороваешься, - гадко улыбнулась эльфийка, и, по мановению ее длинных, с острыми ноготками пальчиков, диван встал и двинулся за ней.

Меня трясло до тошноты, но я решила не выказывать слабости. Изо всех сил стиснула зубы и просматривала вероятное будущее.

Выходило странно: то монгол закалывал черным клинком аватара, потом меня, то монгол превращался в аватара и женился на Эллантаниэль, то над Руазом проводили жуткий обряд и лишали его воли...

Я отбросила провидческие картинки и решила полагаться на интуицию. Раз решения меняются часто, значит, наша судьба еще не предрешена, и мы сможем побороться.

Мы прошли внутрь дворца, и я отметила, до какой степени безлюдным оказался дворец: ни слуг, ни горничных, ни помощников. Этот неприятный факт сразил напрочь моих бабочек, и они в панике забились в угол. Нас никто не увидит, о нас никто не узнает...

- Но как вы объясните исчезновение кровной сестры Абсолона? - не удержавшись, спросила я.

Королева молча показала дивану, в какую комнату заходить, и не ответила.

Меня внесли в настоящую комнату для пыток: черные каменные стены резко контрастировали с остальным убранством дворца. На стене висели железные щипчики, плетки и другие приспособления для пыток. В углу, привязанный к стулу, с удавкой на шее сидел Амбруаз. Он был в отключке.

Рядом стоял монгол и натачивал ножи. Недобро глянул на меня, и сердце ушло в пятки. Тот самый, что увязался за мной к Эрлу...

- Ну, что, голубки, приступим к приятному разговору? - нежно рассмеялась королева.

Вот уж правда, никогда не стоит судить по внешности. Ангельский вид и маниакальная тяга к черным делам... Бр.

- За что ты нас так? Должна же быть причина?

Если честно, не ожидала, что эльфийка ответит, но она задумалась.

- Причиной, наверное, можно назвать ваше воровство.

- Мое? - искренне удивилась я.

- Абсолон - мелкий трусливый гад, - взвизгнула эльфийка и схватила плетку, - Скотина, - она стукнула по стене, и от нее отлетело два камня.

- Ну и удар! Я и одного не переживу, - подсказала самая хилая бабочка, но ее заткнули другие, - Мы пришли спасать Руаза, а умрем как-нибудь потом.

- Я знаю, что это он дал задание, и по его приказу вы украли портрет.

- Он - ваш? - начала постепенно что-то понимать.

- Это портрет моей мамы. Он - священен, - эльфийка снова с размаху вдарила плеткой по стене, - Моя мамочка исчезла двадцать лет назад и я почти ее не помню. Но она была чудо, как хороша. Многие народы слагали о ней песни и легенды, она была межгалактической знаменитостью...

- И? Что случилось? - заинтересовалась я.

Конечно, столько возилась с портретом, интересно же, что за красавица на нем изображена, и какая у нее судьба.

- Ее так и не нашли. Много гипотез, споров... Самое странное, что все ее вещи - пропали, остался лишь один портрет. Мамин похититель случайно забыл его, и в итоге мы хранили его, как реликвию.

- Ну и нравы, - подумалось мне, - Иллюстрация к фразе: «Не сотвори себе кумира».

Уважать память предков надо, и помнить о них, но не такими же варварскими методами!

Эльфийка снова прошлась плеткой по стене.

- Хороший анти стресс, - подумалось мне, - Но удивительно, что нам не попало.

- Руаз, мелкая скотина, - вспомнила об аватаре эльфийка, - Чтоб тебя мгла поглотила! Негодяй! Трус! - продемонстрировала скудный словарный запас эльфийка, - Приехал сделать предложение, а вместо этого... Украл мою святыню!

- Согласна, некрасиво вышло, - глянула на этого воришку в отключке, - Но зачем ты наслала на него заклятие?

- Ничего я не насылала, он сам схватил, - недовольно буркнула Эллантаниэль, - Думаешь, портреты хранятся без охранки? А ведь он и тебя не пожалел... - сузила она глаза, - Не злишься?

Задумалась. То, что мне приснилось - было правдой. В это было сложно поверить. Черная, удаляющаяся спина аватара - правда. Он меня бросил. В момент опасности, а сели точнее, смерти. Что я должна чувствовать? Странное дело, но мне все равно.

- Ага, - подтвердила интуиция.

«Портрет тебя признал» - вспомнились слова Амбруаза.

Но как оказалась здесь, если я - простая землянка?

- Не помнишь? - я недоуменно посмотрела на нее, и она добавила, - У тебя на лице мысли написаны. Эх, хорошие были времена... Мы как раз взяли новую партию земных рабов, и ты благополучно служила во дворце...

- А вот это вряд ли, - прокомментировала бабочка.

- Когда он приехал, - махнула головой на Руаза, - ты влюбилась, как дурочка.

- Оо, - в этот момент я даже порадовалась, что аватар не слышит, - Это - досужие домыслы.

- И поэтому ты помогла ему? - усмехнулась Эллантаниэль, - закрыла собой его спину?

- У, какая я крутая, - восхитились бабочки и дружно зааплодировали.

Тем временем эльфийка прохаживалась по комнате. Ее задумчивый вид пугал не меньше, чем злость. Кто знает, что может прийти этой девице в голову? Судя по обстановочке, ничего хорошего.

- Абсолон сделал тебя кровной сестрой. Зачем? Это - подарок мне? - задумчиво осмотрела меня эльфийка и подошла поближе, - То есть ты - моральная компенсация?

Ее слова мне совсем не понравились.

- Не понимаю...

- Эх, дурочка. Всё просто: вы меня оскорбили, представитель аватаров выкрал священный портрет, осквернил его проклятием...

Чисто из чувства справедливости перебила:

- Но проклятие поставила на него ты!

- Ой, да ладно, обычное, охранное, - отмахнулась эльфийка.

- Но люди трансформировались в животных, - в ужасе сказала я, - Все их низменные чувства вырывались наружу и меняли облик!

- О, значит, эксперимент удался, - потерла ручки эльфийка, и взяла меня за подбородок, - Тем же лучше. Вы, жалкие людишки, не достойны жить в мире и процветании...

Она провела по моему подбородку острым когтем и брызнула кровь.

Не дернулась. Интуиция, помоги! Только на тебя есть надежда...

- Зачем Абсолону портрет какой-то эльфийки? - не могла взять в толк я.

- Она отказала ему, - не без ехидства сказала королева, - Попользовала и бросила. А он до сих пор хранит о ней теплые воспоминания.

Да, я была права - Абсолон двинулся. Причем, простые лекари ему уже не помогут. Если только лечить электричеством...

Положение становилось безвыходным, но мои бабочки решили не сдаваться.

И вдруг я услышала гул. Дернулась. Эльфийка, сощурив глаза, на отмажь хлестанула по мне плеткой. А вот и садизм появился...

Плечо и бок пронзила жгучая боль, но я тут же перенесла внимание на шум: он нарастал, и, чем больше я прислушивалась, тем яснее различала мыслеформы.

- Освободи аватара, ты не выстоишь, - шептали стены.

- Как? - послала я мысленный запрос и даже не почувствовала второго удара.

- Сними удавку.

Я взвыла. И не от третьего удара, а именно от сознания своего бессилия. Посмотрела на Руаза - он так же лежал в отключке. Даже если я сниму удавку, сможет ли он очнуться?

- Мне нужна помощь, - мысленно взмолилась я, - Ну, хоть кто-нибудь... Хоть на две минуты, пусть отвлечет Эллантаниэль...

- Пробуем, - и вдруг услышала громкий шум, как будто часть дворца начинает опадать.

Эльфийка медленно обернулась. Прислушалась.

- Опять орлуны шалят, - она взяла со стены огромные щипцы и с видом маньяка вышла из комнаты.

- Кто такие? - прохрипела я.

Посочувствовала бедным созданиям.

Монгол, до этого молчавший, подошел. С некоторым сожалением посмотрел на мой видок, видимо, не самый распрекрасный, и сказал:

- Полуптицы - полузвери. Эллантаниэль развлекается экспериментами. Иногда нападают на дворец. Сильные твари...

Нужно срочно что-нибудь придумать. Как отвлечь внимание?!

- Я тебе нравлюсь? - предприняла попытку выиграть время.

Уж больно заинтересованно он косится на аватара. Убьет еще, не дожидаясь эльфийки. Кто его знает...

Монгол сморщился. А, ну и ладно. Мне твоя симпатия не очень-то и нужна.

Решила зайти с другого бока:

- Ты же сам полукровка... Как можешь помогать ей...

- Она - моя госпожа, - спокойно ответил он, - Не собираюсь служить Абсолону, его грязные делишки - вот где сидят, - он показал на шею.

Забавно слышать это от убийцы. Но в чем-то я согласна: Абсолон послал нас на верную смерть, и его темными делишками тоже сыта по горлу. А симпатия Селесты к Амбруазу, видимо, немного оттянула смертоносный момент.

- Зачем ей Руаз?

- Хочет лишить его воли и сделать из него комнатную собачку.

- Получится?

Монгол пожал плечами.

Шум стен нарастал и я услышала:

- У тебя - пять минут. Возьми черный кинжал монгола - он выкован на темных заклятьях. Если сможешь разрезать удавку, аватар освободится.

Хороший план, но я  - связана. Это так, на минуточку.

Но тут активизировались мысли - бабочки:

- Посмотри внимательно, из дивана тебя удерживают ветки деревьев. Внимание, Лада! Деревьев...

- Намек понят, - мысленно сказала я и обратилась к дивану: - И нравится тебе таким заниматься?

Тот обалдел. Нет, он был обескуражен, и несмело пролепетал:

- Ты можешь разговаривать с нами?

- Да. Я очень люблю деревья, - искренне ответила я.

- Оо...Так приятно слышать.

- Можешь помочь? Освободить меня? А я избавлю тебя от темной госпожи...

Пока диван думал, я разглядывала монгола и ножи. Тот темный, с которым он сражался с Руазом, лежал сбоку. Его лезвие мерцало и казалось, злобно усмехалось.

И тут я вспомнила наказ Абсолона:

- Не зови Эрла, планета - живая.

Как с Уэлсом? Если бы я была жительницей этой планеты, смогла бы сделать приглашение... А если подумать,  я когда-то жила здесь в рабстве... Интересно, мой вид на жительство уже истек? Или мигрантам он не полагается?

- Послушай, - обратилась я к монголу, - я, правда, была здесь рабыней?

Тот вздрогнул.

- В прошлой жизни.

- И?

- Тебя застрелила стража, когда ты прикрывала Амбруаза.

- Я была красивой?

- Очень. Но внешность у тебя была другая... - с чувством сказал монгол, и провидческие картинки подбросили воспоминания: я, юная и прекрасная, и заглядывающийся на меня помощник эльфийской королевы.

Прямо собор Парижской Богоматери на выезде.

Значит, можно рискнуть. Собрала последние силы в кулак и мысленно позвала неоргана:

- Эрл! Эрлчик! Приглашаю тебя на Моурон. Я тут регистрацию еще в прошлой жизни получила... Помоги, меня убивают...

Не сильно надеясь на благоприятный исход, была удивлена не меньше монгола, когда прямо из воздуха появился тигр.

В одну секунду они схватились в рукопашной.

- Диванчик, миленький, я попрошу Амбруаза сделать из тебя настоящее дерево. Только отпусти, пожалуйста, - взмолилась я, и прутья исчезли.

- Хочу быть кленом, - прошептало дерево, и я кинулась к столу.

Монгол с тигром валялись на полу и мутузили друг друга кулаками. Беспрепятственно я схватила черный кинжал и разрезала удавку на шее.

Плеть упала вниз с глухим звуком, и дворец огласила сирена.

- Сейчас прибежит ненормальная, - пронеслось в голове, и я схватила за плечи аватара.

- Руаз, проснись, скорее!

Но он не подавал признаков жизни.

- Нам конец, если ты не проснешься, - захлестала его по щекам, но голова безвольно шаталась из стороны в сторону.

- Руи, любимый, ну, пожалуйста, - расплакалась я.

Он не слышал.

- Как привести в чувство аватара? - сделала запрос у интуиции, - Только быстро.

- Поцеловать? - прошептала ненормальная бабочка.

Все на нее зашикали, но мне было все равно. Раз нет другого выхода, а маньячка скоро прибежит, так хоть поцелую на прощание.

Его губы, мягкие и теплые пахли вишней. Так мне показалось. Сначала я прижалась, смущаясь самого факта, что я сама первая целую мужчину, но потом... Здравые мысли-бабочки отключились, и я слегка прикусила нижнюю губу. Потом поцеловала верхнюю.

- Ну, ты даешь, - выдохнул он мне в рот, и ответил.

Блаженство. Нет, просто улет - вот вкус его настоящего поцелуя.

- Что здесь происходит? - завизжала с порога эльфийка, и сразу произошло несколько интересных вещей: Руаз отбросил меня плавно в сторону, сам вскочил вперед и швырнул в эльфийку плотный воздух. Тот обошел ее стройную фигурку и заключил в плотное кольцо, как в камеру.

Эрл с монголом исчезли, и мы остались втроем.

- Тигр - отвязный товарищ, - подумала я, вспоминая, с какой легкостью он может переносить существ к себе домой. Какое счастье, что у меня есть такой надежный друг!

Монгол еще плохо понимает, как попал.

- Ты смеешь мне угрожать? - тихо сказал аватар, и расправил плечи.

О, да, теперь от скукоженного и бледного Руи ничего не осталось. Перед нами стоял сильный и очень опасный в гневе аватар. Эльфийка свой шанс проморгала. Я от души поблагодарила стены и всех существ, что помогли отвлечь ее.

- Ты что, я только хотела поздороваться, - пошла на попятную королева и хотела сделать шаг назад, но не сумела.

Твердый воздух крепко держал ее в тисках.

- Отлично, думаю, пора менять власть на Моуроне. Как думаешь? - повернулся ко мне.

Я кивнула. Ощущение опасности прошло, и напряжение спало. Я вдруг почувствовала, что вообще-то у меня отбит весь правый бок. Ковыляя, дошла до стула и села.

- Лада? - заволновался аватар.

Он взмахнул рукой, и эльфийка закрыла глаза. Этого я не ожидала. Да, она - последняя тварь и по ней костер плачет огненными слезами, но чтобы вот так, одним движением руки...

- Ты убил ее? - опешила я.

- Нет, что ты. Она заснула.

Он погладил мой бок и выставил над ним руки.

- Потерпи, - строго сказал он, и я взвыла.

Не знаю, что происходило в моем организме, но было чудовищно больно. Даже больнее, чем когда лупили плеткой.

- Еще чуть-чуть, - меня поцеловали в висок, и боль немного стихла.

- Мне за многое нужно извиниться перед тобой, - прошептал аватар, - Я - полный дурак, и не смог тебя принять тогда...

- А сейчас? - стараясь на него не смотреть, спросила я.

Конечно, комната для пыток - не самое лучшее место выяснять отношения, но хотелось прояснить все сразу. Слишком сильно истосковалось мое сердце от неизвестности.

Он лечил меня. Тепло, энергия - всё это перетекало в мой организм, и, наверное, говорило лучше всяких слов.

- Теперь все начнем сначала. По-другому. Всегда. Ты подаришь мне свою улыбку? - он отнял руки и сел передо мной на корточки.

- Это такое предложение? - смутилась я.

- Вопросительное... - усмехнулся он.

- Мне ответить отрицательным?

Бок совсем прошел, и я почувствовала себя обновленной. Но сердце отчего-то прыгало, изображая сову на американских горках.

- У вас на Земле говорят иначе: Ты выйдешь за меня?

- Если отвечу, буду с тобой по земным законам, - надула губки я.

Бабочки аплодировали стоя. Кто-то смахивал слезы радости.

- Тогда я сделаю тебе предложение по законам Ориэна: ты подаришь мне свою улыбку?

- Как мило! - согласилась с бабочками и всхлипнула.

- Да.

Он подхватил меня на руки и закружил по комнате.

- Я сделаю тебя счастливой, Лада. Верь мне и не сомневайся...

И нежно поцеловал.

- Только не бойся, я всегда буду рядом, - шептали его губы.

Улыбнулась. Мы так недолго одни, а он уже столько обещаний выдал, что на всю мою многострадальную жизнь хватит.

Но я ему верила, с трепетом ощущая ветер грядущей радости.

... Ведь этих слов я очень долго ждала...

Глава 26.



Глава 26.

С королевой эльфов мы решили все очень быстро и ладно. Когда на площадь вышел аватар и вызвал старейшин вместе с журналистами, народ удивленно загудел.

Мы сопроводили процессию во дворец и показали тайную жизнь королевы. Журналисты были на грани шока: они сфотографировали каждый камушек и дощечку. Не обошли вниманием орудия пыток и артефакты с черной магией.

Заодно выяснили, куда пропали остальные четыре помощника королевы: их тела нашли в подвале и, судя по всему, над ними тоже экспериментировали.

Королеву, запертую в воздушной капсуле, поместили на постамент посреди площади, дабы свершить народный суд.

Ко мне, смущаясь, подошел Илья.

- У нас нет судий, - сказал он, - Вся судебная власть - в руках королевы, как и законодательная.

Амбруаз вздохнул и отошел к старейшинам.

- Разве можно так халатно относиться к работе? - возмутилась я, - У вас даже входящие с исходящими перепутаны.

- А разве можно по-другому? - удивился эльф.

Возвела глаза к небу. И кто нам втирает байки, что эльфы - аккуратисты и педанты?

- Руаз, отлучусь на минутку. Вон в то здание, - показала на местное отделение полиции.

Аватар кивнул, внимательно посмотрев на Илью. Мол, я тебя запомнил, если что - отвечаешь за нее головой. Эльф побледнел, но учтиво поклонился. Для суда было решено выбрать пять старейшин-эльфов и на их усмотрение вынести меру наказания.

Удивительно, но все пятеро единодушно проголосовали за смертную казнь. Видимо, судьба помощников-соотечественников сильно возмутила общественность.

 Я же тем временем показала, как раскладывать документы, а также как ставить номер. При всех своих магически усовершенствованных приспособлениях, эльфы оказались вполне себе ленивым народцем. Шапки на документы писали когда как, о единообразии оформления корреспонденции даже не слышали.

Почувствовала себя гуру в отдельно взятом королевстве.

Мы не остались смотреть казнь, а, используя систему голосования, назначили временно исполняющего обязанности короля - седовласого чинного эльфа.

- У меня к тебе просьба, - прошептала я на ухо Руазу, - Когда я была в плену, мне помог вон тот деревянный диванчик, и я обещала сделать его кленом...

Аватар поднял бровь, но не прокомментировал. Мы отошли к фруктовым деревьям, что росли перед входом во дворец, и Руаз попросил позвать диванчик.

Эльфы в ужасе и гробовом молчании наблюдали, как простой с виду диван, сам передвигается к нам.

- Спасибо тебе, - погладила я обшивку, - Мы исполним твое желание.

Счастливый, он сам выбрал себе место дальнейшего произрастания, и аватару осталось только соткать живительную сеть и накрыть ею.

Я от всей души желала благородному диванчику стать сильным и крепким деревом. Когда сеть была снята, мы увидели небольшой росток,  где-то пятьдесят сантиметров. Он задорно колыхался на ветру и махал зелеными листочками.

 И мы отбыли на Оруэн.

- Не перегибай палку, - умоляла я аватара, когда шагали по серым комнатам правительственного дворца, - Он может быть сильнее тебя и опаснее.

Аватар молчал.

- Если с тобой что-нибудь случится, я этого не переживу, - простонала я.

Он остановился.

- Ты разгадала тайную особенность браслета? - серьезно поинтересовался он.

- А разве это - не привлечение любви?

- Чем большее я об этом думаю, тем глупее кажется эта мысль, - он вздохнул, - Потому что фраза с моим именем подсказывает, что мы уже должны были к тому моменту встретиться. То есть я тебя нашел, а уже потом сам браслет выбрал тебя...

- Абсолон говорил, что браслет дает силы, и поэтому мое пламя - розовое...

- Чушь, - Руаз обнял меня и прижал к себе, - Твое пламя - розовое, потому что ты - розочка. Жаль, что свойство еще не разгадано, оно нам сильно помогло бы в разговоре с Абсолоном.

Мы молча постояли. Я даже не стала спрашивать свою интуицию и дар провидения, что будет на аудиенции. Наверняка правителю уже сообщили, что мы прибыли. И он нас ждет. С аватарами все может обернуться непредсказуемо.

- Мне до сих пор не верится, - прошептала я.

Он меня любит! Вот этот сильный, отважный мужчина, способный повелевать вселенными и силами природы...Он - мой суженый?

- Я слишком долго сомневался, чтобы отказываться от своих чувств, - ответил он и поцеловал, - Не волнуйся, любимая, и у нас появится туз в рукаве. Я это чувствую. Просто доверяй свое интуиции и не беспокойся.

В залу мы вошли, крепко держась за руки. Абсолон, что-то объясняя министрам, кивнул головой.

Те исчезли, и мы остались одни.

Кажется, я навсегда запомню стук каблуков по пустой зале. Зачем строить такие чертоги, если в них так убого? Наверное, я никогда не пойму стиль аватаров. Даже минимализм в интерьере смотрится шикарней.

Правитель вселенных, руководитель всех наместников, он добродушно ждал, пока мы приблизимся.

Чуть нервные подергивания конечностей навивали на определенные мысли.

- Шут, - мелькнуло у меня в голове, - Но тогда где король?

- Вы слишком долго добирались, могли бы слевитировать сюда, - широко обвел он рукой залу.

Интуиция затрубила, чтобы я была настороже.

- Чем ты думал, отсылая Ладу к Эллантаниэль? - жестко спросил Руаз.

- Спасти тебя? - поддел с улыбкой правитель, - отважная девочка, правда?

- И зачем тебе это?

- Наверное, потому что ты достал со своей моралью? - легкая улыбка Абсолона в один миг сменилась бешеным оскалом, - Думаешь, я буду вечно терпеть твое попустительство?

И в нас полетела звуковая волна. Я сделала ограждение, но опоздала на секунду: Амбруаз прикрыл нас первым. Да и его защита была покрепче моей. Всё-таки он опытнее в переговорах.

Улыбнулась. Значит, моя миссия супер женщины подходит к концу. Но все равно не стоит терять бдительности.

Мне показалось, или за стулом мелькнули глаза?

Я удивилась, и стала присматриваться к трону. Он выглядел как самый обычный обеденный стул с ручками. Вокруг была пустота, но теперь я готова была поклясться, что сзади кто-то прячется.

- Все из-за рабов? - Амбруаз зажег синее пламя и пустил его в стену, - Тебе мало подданных, которых ввергаешь в ужас, еще нужно эксперименты над живыми существами ставить?!

В ужасе я смотрела, как пламя охватывает пространство по периметру. Только прозрачная защитная подушка ограждала нас от него.

- А ты знаешь, какие удивительные вещи из них получаются? - взревел Абсон и зажег оранжевое пламя.

- Он - полукровка? - забила дикая мысль в висках, - но как он стал правителем?!

И вдруг сверху на нас стало падать оружие: клинки, сабли, ножи... На всем я видела черную дымку проклятия, шевелящуюся, подобно змее. Все замерло в воздухе, буквально над нашими головами.

- Мы столько сил вкладывали в разработку, - взвыл правитель, - И все ты, с твоими дикими, человеческими реформами!

- Они с Эллантаниэль в сговоре? - ужаснулась я и запаниковала: - Одни не справимся. Если облако оружия упадет на нас, даже бессмертный погибнет.

Что же делать?!

Я опять заметила горящие из-за стула глаза. Интуиция прошептала, что стоит заполучить этого нечто в свое владение.

А еще я чувствовала, как Амбруаз начинает терять терпение. Ну-с, интуиция, веди меня...

Как я говорю, быть аватаркой очень неплохо - тело становится сильнее, реакция - четче. Разве могла бы раньше я провернуть такой фокус: упасть на пол, проскользнуть мимо правителя и оказаться за креслом?

Руаз сразу принялся полить по правителю файерболлами, и тот вынужден был обороняться. И все бы у нас было отлично, если бы не вдруг полетевшие в атаку оружия.

Помня о своей миссии, я начала дерганно водить руками за стулом, надеясь, что мои подозрения окажутся верными. И тут же я нащупала что-то твердое. Схватила обеими руками, и оно открыло глаза.

- Лягушка? - обалдело выкрикнула я.

- Осторожно! - сказала она, и мы отпрыгнули в синее пламя.

Своё своих не жжет - это единственное, что я могла сказать про синюю огненную стену. Я нащупала на груди лягушки кулон и нажала на камешек. Существо проявилось. Чуть не выпустила из рук эту гадость - зеленую, огромную, размером с котенка, зеленую лягушку. Терпеть не могу лягушек.

- Эрл!!!!!! - заорала так, что даже пленница вздрогнула.

Как же меня повезло с друзьями.

- Как же я люблю неоргана преданной и всепоглащающей любовью, - так думала я, пока Эрл переводил все оружие в стены, и оно падало от столкновения. Тигр махал хвостом, и каждое помещалось в прозрачную вытянутую капсулу.

Аватары все еще бились, но пришло время брать верх.

- Стоять, Абсолон! -  я продемонстрировала свой трофей, - Еще один удар, и я сверну ей шею.

Правитель вздрогнул и обернулся. Увидев в моих руках лягушку, побледнел и поднял вверх руки.

Пламя потухло, и мы снова оказались в пустой зале. Если у них так принято решать спорные вопросы - теперь я понимаю, почему вещи решили не навешивать. Дабы имущество не портить.

Руаз подошел ко мне и пристально вгляделся в лягушку.

- Не может быть, - прошептал он.

- Сама офигеваю, - ответила лягушка, - Слушай, милая, отпусти меня, а? Неприятно, когда за горло держат.

Вдруг Эрл хихикнул. Он снова поглядел на лягушку и снова хихикнул. Видимо, признал.

Потом мы наблюдали, как тигр валяется по полу, содрогаясь в диких конвульсиях.

- Что с ним?

- Да так... - Абсолон вздохнул и сел на стул, - Ладно, признаюсь, был неправ. Готов оставить престол, только...

Он с тоской посмотрел на лягушку.

- Отдайте мне Аннатаниэль.

Чуть не выронила из рук заложницу.

- Кого?

- Это мать Эллантаниэль, - пояснил Руаз, - Помнишь красавицу с портрета?

Я честно разглядывала лягушку, но черты явно не сходились.

- Она заколдована?

- А это спасибо мне, - самодовольно сказал Эрл, - Умею проделывать такие фокусы, которые и метаморфы не ведают.

- Мы умеем менять облик только себе, - пояснил Руаз.

- Но она...

- Фарфоровая, - захохотал Эрл.

- То есть ее можно разбить? - угрожающе поглядела на Абсолона.

- Можно, - весело согласился Эрл.

- Тогда... - я сделала левой рукой знак, чтобы правитель встал со стула. Села на его место, - Я буду мстить за все пролитые слезы и надругательство над жителями Земли. С размахом...

Мои мужчины заинтересовались, Абсолон с лягушкой - не очень.

- Она мерзкой была? - поинтересовалась на всякий случай у неоргана.

- Как самая настоящая лягушка, - кивнул тот.

- Думаю, и здесь нам нужно сменить власть, - обратилась к Амбруазу, - Женщины управлять могут? Жаль. Тогда я буду регентшей при тебе.

- Лада, ты само очарование, - улыбнулся тигр, - Но пусть лучше Руаз правит, а то когда у вас эти самые дни, хочется спрятаться на краю вселенной. Что же будет с подданными... - он смущено покосился в окно.

- А я думаю, чего это ты с нами околачиваешься, - усмехнулась я.

Встала со стула и Амбруаз сел.

- Я немного покомандую? - спросила у любимого. Он кивнул, даже не сдерживая улыбку. Обернулась к уже бывшему правителю: - Зови министров и передавай трон, то есть стул Амбруазу...

Оказывается, процедура передачи власти очень проста, если правитель сам умоляет министров его послушаться, а себя - не развеивать.

- Чисто на родственных началах, - усмехнулась я, - Первый и в последний раз. Оставляем вам жизнь. Только нужно бы отправить их куда-нибудь в ссылку... - повернулась к Эрлу, - Чтобы не пакостничали, а?

- Сейчас организуем, - тигр рыкнул, и правитель с лягушкой исчезли.

Мы не успели вздохнуть спокойно, как нового владыку обступили счастливые подчиненные. В их глазах горело алчное предвкушение, будто Абсолон лет двести не занимался государственными делами.

- Эй, кто на новенького? - вспомнилось мне, и я с неудовольствием спросила у Эрла: - Что ты делаешь со своими слугами, если они появляются в ненужный момент?

Наверное, я слишком громко и кровожадно спросила, потому что мужчины вздрогнули и косо посмотрели на меня. Но меня взглядами не проймешь - личное счастье стоит на кону.

- У нас столько проблем, - они Амбруаза, - Вы могли бы подписать здесь и ознакомиться с этим документом?...А вот этот нужно было сделать еще вчера, там экономическое соглашение по союзу...

- Ну, вот... - протянула я и даже топнула ножкой, - А где мой счастливый и любвиобильный хэппи-энд?

Глава 27.



Глава 27.

Все было легко и забавно на Оруэне, а вот в Москве, перед родным подъездом я струхнула. Куда-то делась харизма, наверное, побежала вслед за уверенностью.

- Как объясню родителям, где буду жить? Как отмазаться от свадьбы и что взять с собой? Мне столько вещей нужно перевозить, это же целый век собирать придется...

- Спокойно, - аватар приобнял меня за талию, - Разберемся на месте, отважная ты моя. Свадьбу отменять не будем, лучше сыграем ее здесь, с близкими тебе людьми, нежели устраивать официальный прием на Оруэне.

С этим не поспоришь. Я вообще решила экономить бюджет и не устраивать пышных торжеств.

И мы пошли. Немного меня смущал и мой внешний вид - аватар настоял, чтобы пред родителями я предстала в белой норковой шубе на белое атласное платье в пол.

- Это будет легкий намек и подготовит твоих родных к ошеломительному известию.

Наивный.

Мама, конечно, удивилась. Оказывается, с нашего ухода прошел день, а я ушла, не оставив записки, не предупредив, ну, в общем, настоящая гулящая дочь.

- Спасибо, Эрл, - мысленно поблагодарила я неоргана.

Любит он устраивать сюрпризы со временем. Вот почему он не вернул нас во вчера? И вопросов было бы меньше...

- Лада, почему ты так странно одета? И откуда у тебя шуба? И что это, платье? Сергей!... - позвала мама подмогу.

- Мария, не волнуйтесь, сейчас я вам все объясню, - галантно сказал Амбруаз и нас, наконец-то впустили.

 Дома творилось что-то странное: мы застали Лену с пылесосом, и, сосредоточенно поздоровавшись с нами, она ушла в маленькую комнату. Пока я привыкала к ее деликатности, Руаз помог раздеться, и мы прошли в большую комнату.

- Дорогие Мария и Сергей, - с первой встречи родители настояли, чтобы иностранцы звали их по имени, а вот теперь, в такой торжественной обстановке, занервничали, и стали даже как-то недовольно посматривать на моего аватара, - Я прошу у вас благословения на брак с вашей дочерью.

Повисла пауза.

Родители рассматривали меня, как будто не понимая, почему все обернулось так. Почему вдруг я и замуж? Почему за француза?

Амбруаз принялся рассказывать подготовленную заранее речь. Мы ее немножко отрепетировали во дворе, когда я собиралась с силами, но аватар почему-то нервничал и постоянно спотыкался на ней:

- Я полюбил Ладу с первой минуты, как увидел. Нам многое удалось пережить вместе, и наша любовь прошла через многие испытания. Долгое время я не воспринимал Ладу всерьез...

- А вот этого в речи не было, - хмуро сказала я.

- Потому что она - зе - млянка, - стал заикаться мой всегда уверенный аватар.

У него был такой уморительный вид, что хотелось хлопнуть по плечу и сказать: «Сиди уж, дальше я сама».

Но нет, каждому мужчине стоит пережить это. Я бы даже сказала, что просьба на благословление- это посвящение юноши в мужчину. Теперь он будет нести ответственность не только за себя, теперь он по-настоящему крутой.

- Что ты несешь? - зашипела я.

- Кто? Крестьянка? - не услышал папа, - Наша дочь слишком проста для вас? Ну, тогда что вы тут делаете? Выметайтесь.

Дело начинало принимать не тот оборот.

- Не нужно доводить моего папочку до белого каления, - просипела я сквозь зубы, - Переходи сразу к внеземной... ой, то есть мировой любви.

- Я жить без нее не смогу! - слишком патетично вскричал Амбруаз и упал на колени.

- Перебор, - суфлерски зашептала я.

Родители тоже что-то такое заподозрили, потому что мама пошла красными пятнами. Возмущается и злиться.

Ну, что такое, в самом деле? Нельзя нормально попросить руку? Или он собирается провалить миссию, украсть руку, то есть меня, а потом привозить в гости на выходные? Нет, все должно быть легально и законно!

- Когда мы смотрели «Травиату» и я представлял себя на месте главного героя, - вдруг сказал Руаз; а ведь этого в речи тоже не было, - Подумал, что не смог бы продолжать жить без Лады.

И так он проникновенно это сказал, что родители расчувствовались. Они по очереди всхлипнули и пораженно посмотрели на меня.

- Я его очень люблю, мама, - тихо ответила я, и родители прослезились.

Папа встал и пошел на кухню за салфетками. Мама бросилась обнимать меня.

- Как же так...Нет, я конечно, счастлива...Но где вы будите жить?

Я обернулась к аватару. А вот этот вопрос мы еще не успели обсудить - государственные дела заняли больше времени, чем мы рассчитывали. А еще...

Я вспомнила правительственное здание и поморщилась. Вот уж только не в этом пустом сарае.

Иногда я поражаюсь, как Амбруаз угадывает мои мысли.

- Где захочешь, - ответил он, и я благодарно вздохнула.

Да, это - мой, самый лучший мужчина на свете. Иногда кажется, что он всё обо мне знает.

- Тогда в избушке, - сказала ему я.

- В к-какой избушке? - отмерла мама, - Где? Вы поедете в деревню? Но как же так, у тебя же работа...

- А кем работает Амбруаз? - в комнату вернулся папа и перешел к чисто мужским вопросам: - А если ты бросишь работу, он сможет тебя обеспечивать?

- Я - руководитель высшего звена, - скромно потупился аватар и встал с колен, - Зарабатываю я достаточно, а коттедж, который Лада называет избушкой... Там есть все условия, а чего не достает - куплю.

- Хорошо, наверное, жить на природе, - мама взяла у папы салфетки и вытерла слезы.

 - Мамулечка, я так счастлива...

Мы прожили в Москве еще два дня, собирая вещи и прощаясь с близкими.

- Не волнуйся, как-нибудь пригласим их в гости и покажем избушку, - успокаивал меня аватар, - Придумаем объяснение, посадим заранее в самолет...

- Какой ты у меня замечательный, - вздыхала я.

- Могу ЗАГС хоть сейчас сделать, - обнимая вечером, говорил мне Руаз.

Да, теперь для него и вправду не было ограничений.

Но торопиться мне не хотелось. Два дня - не такой большой срок, а мне еще нужно попрощаться со своей девичьей жизнью.

- Хочу выбрать платье, и еще чуть-чуть пожить с мамой. Служба подождет?

Мой аватар находился в такой эйфории, что на все был согласен.

Мы тотчас же перенеслись в самый большой свадебный салон в городе, и я добрых два часа примеряла платья. Мне нравились все, и, в то же время, не устраивало ни одно.

- Может, мой волшебник сотворит платье, которое хочет сам? - лукаво спросила я после того, как мы вернулись домой ни с чем.

- Попробую, - он задумался.

Щелкнул пальцами, и я оказалась в длинном приталенном платье фасона русалочка. Белоснежные кружева оттеняли кожу, а лиф был украшен сердечками цвета сгущенного молока. Я в восторге любовалась тканью и не могла поверить, что он выбрал для меня такой потрясающий наряд.

- У тебя потрясающий вкус. Красота! - даже подпрыгнула от радости.

- Не забудь позвать Эрла и Селесту, - прощаясь на ночь, сказал он мне.

Теперь на родственных началах он спал в большой комнате вместе с родителями. Убеждал их чуть ли не с пеной у рта, что два сдвинутых друг к другу кресла - высшая степень комфорта. А на самом деле, сразу улепетывал на Ориэн, как только все засыпали.

Наконец, настал день свадьбы. В лимузине, волнуясь и трясясь больше, чем могла себе представить, я ехала с мамой, Леной и Селестой. Последняя была не спокойнее меня - у них вот-вот должна отделиться деточка-палочка, и как не особо знакомая с этим механизмом женщина, она волновалась.

- Вы здорово подходите друг другу, - успокаивала ее я.

Мама ничего не понимала, но улыбалась. Лена вежливо качала головой.

- Да, но...У нас еще не было свадьбы.

- Это не страшно в вашем случае, да?

Аватарка кивала и загадочно улыбалась. У нее проходил настоящий медовый месяц. Ее чувство эйфории можно было хватать и связывать в бантики. Я была очень счастлива осознавать, что и Селеста встретила свою любовь.

Для аватарки было трудно пережить ссылку отца и поверить, что он занимался чернушеством и не был таким благородным, каким она его себе представляла. Эрл рассказывал, что она долго металась по белоснежному нечто и крушила все, что попадалось ей под руку.

Но как сильная женщина, все-таки смирилась. Тем более, скоро у нее открывается новая страничка жизни - материнство.

А в ЗАГСЕ нас ждал сюрприз: приехали Лиза с Марком и возродившимся Веллом. Парень выглядел очень свежо и постоянно заглядывался на мою Лену. Мне он понравился.

Не выдержав столь пристального внимания, познакомила с сестрой. Лена рдела от его комплиментов и с милой улыбкой рассказывала о себе.

А потом был обязательный праздничный ужин. Мы танцевали и выслушивали искренние поздравления друзей. Сердце готово было разорваться от счастья, и я с умилением смотрела на своих близких: строгую Селесту, поначалу - высокомерную и наглую выскочку, которая оказалась милой и непосредственной женщиной; Лизу, добродушную и отважную мать, любящую жену.

Даже Эрл в этот день принял человеческий облик и, замазав при помощи тоналки свою железную кожу, сопровождал любимую. Его лукавые глаза и задорная улыбка навсегда останутся в моем сердце.

- Дорогая, у меня есть для тебя сюрприз, - прошептал Руаз в середине ужина, и повел в холл ресторана.

В холле нас ожидал коротко стриженый юноша. Когда он повернулся, и я с восторгом узнала Жака. У него в руках были документы, и он обескуражено смотрел, как я висну у него на шее.

Точно, у него же стерли память.

Амбруаз и Эрл хохотали.

- Вам нужно снова познакомиться, - сказал Амбруаз, - Жак - мой поверенный секретарь, и вы будете часто видеться. Жак, не думай ничего лишнего насчет этой дерзкой особы, с сегодняшнего дня она - моя супруга.

- Да, правитель, - склонил голову Жак, а я не удержалась и поцеловала его в щечку.

- Лада, что ты творишь? - вскричали мои мужчины.

- Это - ваше наказание за то, что не дали попрощаться, - я отодвинулась и протянула руку, - Очень приятно, Лада. Пожалуйста, позаботься о моем супруге.

Жак обалдело кивнул и протянул папку.

- Но разве у нас не будет медового месяца? - закапризничала я.

- Вот сейчас все подпишу, и перенесемся в избушку, - весело ответил любимый.

- Эрл, - я схватила неоргана за руку, - Теперь я настоящий житель Уэлса и приглашаю вас с Селестой в гости. Приезжайте. Обязательно. Как подумаю, что мы долго не увидимся, уже скучаю.

- Месяца через два, - не отрываясь от документов, сказал Руаз, - Раньше чтобы я вас не видел. Нам еще чердак прибирать и прибирать.

Эпилог



Эпилог

Жили мы в нашей избушке долго и счастливо. Как молодой хозяйке, мне не приходилось прикладывать много усилий:  с изумлением обнаружила, что каждая вещица в доме - живая. И каждая из них имеет собственное мнение. Но жилплощадь меня приняла, и у меня не было проблем с уборкой. Если, например, я оставляла стакан в неположенном месте - он сам возвращался на место.

Красота! Я могла много времени проводить с мужем и даже научить его готовить.

Чердак стал нашим любимым местом, и мы каждый день посещали его.

Там и вправду оказалось много вещей. Некоторые из них так и остались нами непонятые, некоторые - очень пригодились в хозяйстве, как например, ручка-диктофон. Она слушала, что я ей наговаривала, и делала записи в блокнот.

Я снова открыла бархатный сундучок и с полным правом принялась разворачивать подарки. Сколько изумительных сюрпризов я там нашла! Белоснежное кружевное белье из такого тонкого шелка, что побоялась даже надеть. Там был и крем от морщин, омолаживающий лет на десять - сразу же отослала маме, и ей очень понравился. И расческа, от которой блестели волосы, и всяческие обереги - кольца, подвески, кулоны. Но ни один из них не исчезал под кожей, а об его свойствах говорила сложенная внутри записочка.

Когда я разобрала, наконец- то, весь сундучок и оглядела чердак, поняла, что жизни не хватит, привести все это в порядок.

А еще сам чердак был против. Он ясно выразился, что каждый предмет лежит на положенном ему месте.

В такие моменты мне особенно хочется ворчать и говорить, что я не понимаю языка неорганов.

- У настоящего волшебника должен быть настоящий волшебный чердак, - говорит Амбруаз, и, обнимая, выводит меня вниз.

У них там сговор!

Мы долго гадали по поводу браслета, то так и не сошлись во мнениях: я говорила, что он приносит удачу в любви, а муж - что притягивает ко мне всех мужчин.

С ним трудно было не согласиться: мое появление во дворце произвело фантастический фурор. Аватарки, все, как по команде, переняли моду носить джинсы и отоваривались на земле синтипоновыми куртками. Хотя зима на Ориэне была теплая, и можно было бы обойтись плащом.

Их желание во всем походить на меня доводило до того, что земные молодежные магазины одежды зачастую оставались без футболок, шорт и рюкзаков. Да, однажды я пришла к мужу с рюкзаком, и внесла новый тренд в придворную жизнь.

А ведь я всего-то хотела позвать его на пикник.

Их мужья решили превзойти по экзальтированному поведению жен, и считали своим долгом каждый день выказать мне почтение, присылая цветы и пирожные.

Почти каждый день курьер приносил подарки.

Я ругалась и грозилась все отнести на помойку, но рука не подымалась выкидывать цветы или отказаться от необыкновенно вкусных пирожных.

Особенно активизировались наши подданные, когда через год у нас появился крохотный аватарчик. Горы игрушек и машинок принялись доставлять в нашу крохотную избушку, и если сначала меня это смущало, потом стала переправлять все, что можно, на Землю в сиротский дом. Там мне тоже были рады.

- Ну, и ладненько, - приговаривал с любовью муж, и эта его присказка доставляла мне массу удовольствия.

Он как бы подтверждал, что жизнь со мной для него стала очень ладной. А так приятно осознавать, что приносишь радость любимому!

Когда было время, я с удовольствием тренировалась с Жаком и Эрлом усваивать и прокачивать свою силу. Получалось не сразу, но я не отчаивалась.

Визиты в белоснежное нечто особенно приносили мне удовольствие, потому что там я тренировалась с детьми Селесты и Эрла: крошечные палочки были очень юркими, и долгое время я не могла поймать даже одну.

Жак превратился в сильного и доброго юношу, и показывал немалые успехи при дворе. Так как его память не содержала прошлого, эмоциональное состояние его выровнялось, и теперь мы ждали, когда он сделает предложение понравившейся особе.

Муж сделал его своим доверенным лицом и даже перепоручал некоторые важные государственные объекты. Так, реконструкцию Моурона было решено поручить ему.

Моя жизнь текла мирно и неспешно, и, просыпаясь в половину четвертого утра, я благодарила судьбу за этот подарок: за то, что живу, за то, что у меня такой замечательный муж, за то, что всё у нас с ним хорошо.

С тех пор, как Абсолон сделал меня бессмертной, я могла никуда не спешить и вдумчиво вникать во все особенности освоения магии и окружающего мира.

Иногда мы приезжали на Землю, и это был настоящий отпуск - мы много путешествовали, знакомились с местными аватарами и выгуливали малышей - после первенца у нас вскоре родилась малышка.

Родители их баловали и пару раз приезжали к нам в гости. Мама влюбилась в Уэлс. Разумеется, мы не стали травмировать психику родителей, и они искренне считают, что мы живем в Англии.

Вообще, путешествия захватили меня с головой и стали эдаким хобби. Особенно часто я ездила во Францию.

- Ты - очень сентиментальная, - говорил муж, и сам предлагал:- А давай в Версаль сгоняем? Или в тот переулок?

Некоторое время он наотрез отказывался меня туда пускать. Даже было обидно. Место, где мы познакомились... А он не хочет меня пускать. Это же - обидно до чертиков.

- У меня должна быть холостяцкая конура, где я буду отдыхать от всяких дел.

Но со мной этот номер не прошел:

- Тогда и я заведу такое место, специально попрошу Эрла, чтобы научил создавать подпространство, - ворчала я, - И буду уходить, чтобы отдыхать от семьи и зануды-мужа.

Мысль, что я могу быть где-то одна, для него - была совсем невыносимой. И он сдался.

- Смотри, - поцеловал меня нежно в висок, - Теперь он весь - твой. Выбирай любой домик и будем ходить друг к другу в гости. Пусть твой мир будет рядом с моим.

Замерев от странного волнения, я спустилась в цветной переулок, как тогда, по серым длинным ступенькам, неуверенно опираясь на перилы, только уже под руку с мужем.

Задержав дыхание, оглядела домики. Игрушечные, красивые...

- Напротив, - тотчас выбрала я, - Вон тот красный дом.

Он рассмеялся и подхватил меня на руки.

- Хорошо, тогда завтра справим новоселье, а теперь...

- Теперь? - заинтриговано посмотрела в черные глаза.

- Я утащу тебя в самое таинственное место переулка... - и, горячо поцеловав, рассмеялся.

Наверное, я никогда не смогу наглядеться на этого самого потрясающего в мире мужчину!

Счастливо прикрыв глаза, стараясь запомнить этот миг, я снова неслась навстречу приключениям, от всего сердца желая, чтобы это маленькое путешествие никогда не кончилось...


Оглавление

  • Маленькое путешествие Виктория Миш
  • X