Эмили Ланкастер - Обольстительница в маске

Обольстительница в маске 851K, 92 с.   (скачать) - Эмили Ланкастер

Эмили Ланкастер
Обольстительница в маске


Глава 1

— Теперь вы полностью в моей власти, — произнес Роберт Адамс, отрывая глаза от сценария.

«Ты даже не подозреваешь, насколько прав, — усмехнулась про себя Келли Ласкер и удивленно взглянула на шефа: — Почему из всего текста он вслух прочитал именно эту фразу? Будто мысли мои угадывает!»

— По-моему, хороший фильм может получиться… — сдержанно ответила она, чтобы поддержать разговор.

На самом деле ее мысли были не о работе… При одном взгляде на Роберта у девушки начинало учащенно биться сердце и ноги становились ватными. Старательно делая вид, что внимательно изучает свой экземпляр сценария, Келли опустила глаза, чтобы шеф, знаменитый режиссер и продюсер Роберт Адамс, не смог догадаться, что творится в ее душе.

Сегодня он просто сводил ее с ума! После утренней пробежки Роберт не успел принять душ в своем офисе: неотложные дела заставили его присесть «на минутку» за рабочий стол в приемной, и он с головой ушел в работу. И теперь Келли могла украдкой любоваться его обнаженным торсом и мускулистыми плечами. Хорошо тренированное тело пропорциями напоминало статуи древнегреческих атлетов, черты лица мужчины тоже соответствовали классическим образцам. Встав из-за стола, Роберт стал расхаживать по приемной, держа в руке сценарий. У Келли застучало в висках. Как он великолепен!

Вот уже четыре года Келли пылала к шефу тайной страстью. Но, увы, для него она была всего лишь опытной компетентной секретаршей и не более того. Келли мечтала в недалеком будущем открыть собственное агентство по подбору актеров и очень рассчитывала на помощь и поддержку шефа. Поэтому она не могла рисковать деловыми отношениями с ним и изо всех сил старалась скрыть свои чувства.

Кроме того, Роберт был избалован вниманием пышных блондинок, ярких голливудских звезд. Разве могла его заинтересовать она, скромная секретарша, одевающаяся в неброские деловые костюмы? Келли была реалисткой и не создавала себе иллюзий. Но если б можно было провести с ним хотя бы одну ночь! Этого мгновения счастья и воспоминаний о нем хватило бы ей на всю жизнь…

Раздался сигнал мобильного телефона, и Роберт раздраженно ответил. Выслушав звонившего, он бросил сценарий на стол.

— Дочитаем позже! Мне надо поговорить без свидетелей.

И он быстро прошел в свой кабинет. Вздохнув, Келли аккуратно положила оба экземпляра на край стола и глубоко задумалась. Было о чем подумать, ведь именно сегодня у нее созрел хитроумный план, как соблазнить Роберта, воплотить свою мечту и остаться при этом неузнанной!

Утром, когда Роберт делал пробежку, в офис позвонил агент кинозвезды Лейн Ламонд.

— Самолет Лейн из-за неисправности двигателя совершил вынужденную посадку в Лондоне, — сообщил он секретарше. — Боюсь, мисс Ламонд не успеет прибыть вовремя.

Келли несказанно обрадовала эта новость. Соблазнить Роберта она решила уже давно, но все не могла придумать, как и когда. А сейчас у нее даже перехватило дыхание: она сегодня же вечером выдаст себя за Лейн Ламонд и соблазнит Роберта Адамса! Бал-маскарад, на котором должна была произойти встреча кинозвезды с продюсером, значительно упрощал ситуацию. В маске и вечернем наряде Роберт ни за что ее не узнает! Она наконец сможет утолить свою страсть и не испортит дружеских и деловых отношений с шефом. Келли отлично понимала, что поступает как настоящая авантюристка, но второго такого случая могло больше и не представиться. Если она упустит этот шанс, то всю оставшуюся жизнь будет казнить себя за это! Ради ночи любви с Робертом стоило рискнуть, какой бы безумной ни казалась ее затея. Она позвонила своей подруге, Кимберли Хейфорд, и посвятила ее в свой план. Ким была ассистенткой Роберта, и без ее помощи Келли было не обойтись. Теперь Келли ждала подругу.

— Можно? — раздался знакомый голос, и вошла Ким.

В одной руке девушка держала какие-то кассеты, а другую прятала за спиной. Положив кассеты на стол, она жестом фокусника протянула Келли сверток, и глаза ее хитро заблестели. Келли ахнула: конечно, это было платье, приготовленное к приезду Лейн Ламонд!

Кимберли взяла его в гостиничном номере, снятом киностудией для кинозвезды. Оглядевшись по сторонам, она ловко извлекла платье из прозрачного пакета и встряхнула его.

— Как оно тебе?

— У меня нет слов!.. — восхищенно выдохнула Келли. В бутиках такого не увидишь! Из нежнейшего темно-синего шелка, лиф украшен настоящим жемчугом. Что и говорить, в таком платье трудно остаться незамеченной!

Кимберли достала из кармана конверт.

— Портье выдал мне приготовленные киностудией в подарок актрисе драгоценности под расписку. Не забывай, я должна их вовремя вернуть в номер Лейн! — сказала она и театрально погрозила пальчиком.

Келли дрожащими пальцами открыла конверт и достала из него колье с сапфирами и серьги с бриллиантами. Она вдруг почувствовала себя Золушкой, на которую по мановению волшебной палочки свалилась вся эта роскошь, но пробьет час — и сказке конец: включай ксерокс, отсылай факсы, готовь кофе… Она устало вздохнула.

— Что-то не так? — Кимберли посмотрела на нее подозрительно. — Или ты уже отказалась от своей бредовой затеи?

— Конечно, нет! Но, Ким, Боже мой!.. Неужели я смогу?! И надену на себя все это…

— Ладно, не впадай в панику раньше времени. Вот еще, чуть не забыла, самое главное-то!

И Кимберли деловито достала из кожаной сумки украшенную перьями синюю, в тон платью, маску, закрывавшую лицо от бровей до верхней губы.

— Спасибо, Ким, — благодарно прошептала Келли, вымученно улыбнувшись. Она и вправду разволновалась не на шутку. — Что бы я делала без тебя?!

Костюмерши по просьбе Кимберли подогнали платье по фигуре Келли Ласкер. Кроме того, Ким заказала для своей подруги их студийный лимузин, на котором та должна будет сначала съездить к парикмахеру и визажисту, а потом вернуться в отель, где Лейн Ламонд договорилась о встрече с Робертом.

— Как ты думаешь, Ким, он ничего не заподозрит, увидев меня? А вдруг он сразу поймет, что я вовсе не французская кинозвезда, а самозванка?

— Да не беспокойся так. Все будет хорошо, я уверена. Не зря же ты шесть лет корпела над французским! Вот и попрактикуешься заодно!

Уверенность жизнерадостной подруги ободряла Келли, и все же она продолжала нервничать, хотя и была настроена весьма решительно.

Келли уже исполнилось тридцать два, и она считала, что настала пора наверстать упущенное: окунуться в мир авантюр и романтических приключений, чтобы внести разнообразие в свои серые будни. Келли Ласкер никогда не была синим чулком, но всегда очень завидовала светским львицам, стильным женщинам, которые могли позволить себе праздность и бесконечные походы по салонам красоты и дорогущим бутикам. В отличие от этих дам сама Келли вынуждена была всю свою жизнь трудиться, и окружавшие ее мужчины смотрели на нее прежде всего как на коллегу, этакую бизнес-леди, умную и усердную в достижении своих целей. Роберт никогда не бросал на нее жгучих, исполненных страсти взглядов, да что там — просто игнорировал ее как женщину, за все годы совместной работы он ни разу не сделал ей праздного комплимента. Это больно ранило влюбленное сердце Келли.

Кимберли присела на край письменного стола.

— Ну, чего ты такая серьезная, будто вся твоя жизнь сейчас поставлена на карту? Успокойся, это же просто приключение!

Кимберли была не менее амбициозной и целеустремленной, чем ее подруга. Она писала неплохие сценарии и мечтала заняться режиссурой. И у нее тоже давно не было романов.

— Знаешь, Ким, — вздохнула Келли, — самое страшное, что меня ждет, если Роберт раскроет мой обман, — это потеря рабочего места.

— Но ведь ты давно уже собираешься открыть собственное агентство. Если вылетишь с работы, то реализуешь и эту мечту. — Кимберли усмехнулась в ответ. — Впрочем, я уверена, что он ни о чем не догадается. Так что смело в бой, бери инициативу в свои руки! Кто знает, может быть, эта ночь изменит всю твою жизнь!

— Ты так говоришь, как будто я собираюсь связать свою жизнь с Робертом…

— Почему бы и нет?

— Ким, ты же отлично его знаешь. Он меняет женщин, как перчатки. Я вообще думаю, что он не способен любить. И уж точно он не из тех мужчин, с которыми можно строить крепкие серьезные отношения.

— Но, возможно, ты сумеешь переделать его.

— Я? Да он никогда не обращал на меня никакого внимания! Я для него серая мышь. Что ты! Я даже и не рассчитываю на это. Одна только ночь — и точка. Знаешь, он мне постоянно снится, и кажется, если я не пересплю с ним наяву, то сойду с ума. И вообще — я хочу в нем разочароваться! Может быть, этой ночью мне удастся навсегда выбросить его из головы! — Келли вздохнула. — Скажи честно, как ты думаешь, смогу я убедительно сыграть роль Лейн Ламонд?

— Конечно! Ты даже внешне немного похожа на нее. Кроме того, сымитировать акцент для тебя не проблема. Ну и даже в случае провала операции, — Кимберли засмеялась, — что ты потеряешь? Уж работу-то с твоей квалификацией найти — два раза плюнуть.

Слова подруги ободрили Келли. Она вспомнила поворотные события своей жизни. В семнадцать лет лишилась невинности. После окончания колледжа перебралась в Калифорнию и здесь сначала познакомилась, а потом подружилась с Кимберли. Самостоятельно, без чьей-либо помощи, делала карьеру. До сих пор Келли ни разу не раскаялась в том, что сделала тот или иной шаг, совершила тот или иной поступок. И она была уверена, что никогда не пожалеет о ночи, проведенной с Робертом.

Келли положила колье и серьги в сумочку и вздохнула:

— Я отдаю себе отчет в том, что эта авантюра — настоящее безумие.

— Безумием являются твои многолетние мечты об этом мужчине! Желания нужно реализовывать, дорогая моя! — возразила Кимберли.

— Собственно говоря, такие приключения не в моем стиле. Но что делать, если Роберт не создан для продолжительных отношений? Придется мне довольствоваться одной ночью с ним!

— Возможно, это приключение будет иметь продолжение… — с улыбкой сказала Кимберли.

— Вряд ли. — Келли с сомнением покачала головой. — Мы с ним слишком разные. Он — творческая натура, а я — прагматик. И потом, не забывай, что он мой босс, я работаю у него секретаршей. Роберт проводит ночи со знаменитыми кинозвездами. А я чаще всего сплю одна в холодной постели…

— Ну и что? Противоположности сходятся.

— Ему двадцать восемь, а мне — тридцать два, — продолжала Келли.

— Тридцать два — еще не старость, — заметила Кимберли.

— Что бы ты ни говорила, я знаю одно: мы совершенно не подходим друг другу.

— Ну и отлично! Реализуешь свое заветное желание и наконец избавишься от него, как от наваждения.

Кимберли была права. Это приключение являлось для Келли своего рода ритуалом инициации, после которого она сможет перелистнуть еще одну страницу жизни и все начать с чистого листа.

— А что, если он не захочет спать со мной? — вдруг спросила Келли.

— Глупости! Ни один мужчина не сможет сопротивляться чарам Лейн Ламонд. Тем более я точно знаю, что Адамсу необходимо подписать с ней контракт, так что в его интересах выполнять все ее капризы.

Келли примерила маску и почувствовала себя более уверенной. Она слишком долго предавалась мечтам. Настало время активно действовать!


Глава 2

Отель «Вендаз» располагался на вершине скалы, с которой открывался прекрасный вид на Тихий океан. Огромный сад отеля был расцвечен огоньками и светящимися гирляндами: сегодня здесь пройдет бал-маскарад. Персонал отеля здоровался с постояльцами по имени. Официанты прекрасно знали вкусы завсегдатаев ресторана — богатых и известных людей. Местные бармены были посвящены во многие тайны, но умели держать язык за зубами.

В бар отеля «Вендаз» Роберта впервые привел его отец, Джейсон Адамс, когда мальчик был еще ростом не выше стойки. Но в обращении бармена не было ни капли снисходительности, он приветствовал его почтительно, как взрослого, с улыбкой налил ему тогда темного эля и бросил в стакан три вишенки. Роберт навсегда запомнил поразившую его воображение атмосферу роскоши и богатства.

Джейсон Адамс, популярный голливудский актер, был хорошо известен в стране. Благодаря пластической хирургии, строгой диете и ежедневным тренировкам под руководством личного инструктора он до сих пор прекрасно выглядел, и его гонорар за роль в фильме составлял не менее двадцати миллионов долларов.

Роберт чувствовал себя в мире киноискусства как рыба в воде. Он любил женщин, от которых исходил тонкий аромат дорогих духов, и мужчин, куривших дорогие сигары, он обожал слухи и сплетни о знаменитостях. Очень скоро Роберт понял, что успех в киноиндустрии зависит не столько от таланта актеров, сценаристов и режиссеров, сколько от спонсоров, финансистов и продюсеров, заключающих контракты. Причем от своей матери, знаменитого режиссера, он знал, что настоящие многомиллионные сделки совершаются не в тишине кабинетов, а на площадках для игры в гольф, в роскошных ресторанах и в таких вот барах, как бар отеля «Вендаз».

Уже в десять лет Роберт решил пойти по стопам Стивена Спилберга и создать фильм, выступив одновременно в качестве сценариста, режиссера и продюсера.

У родителей Роберт учился не только ведению дел в киноиндустрии, но и искусству жить. Его отец был известным ловеласом, а мать четыре раза разводилась. С детских лет мальчик усвоил один урок: любовь — это нечто обманчивое, эфемерное и непостоянное. А главное, стабильное в жизни — это работа, приносящая успех, уважение людей и деньги.

— Ты почему пьешь в одиночестве? — услышал Роберт знакомый голос и, обернувшись, увидел коротышку Дэна О’Доннела, который вынужден был запрокидывать голову, разговаривая с ним.

На Дэне был костюм ковбоя — джинсы, фланелевая клетчатая рубашка и сапоги.

Роберт кивком поздоровался.

— Я жду одного человека, — сказал он.

— Это понятно. Все мы здесь кого-то ждем, — заметил Дэн весело и чокнулся с Робертом кружкой пива.

Несмотря на свой незначительный рост, Дэн был довольно цепким и жестким. Адамс считал его своим главным конкурентом. Дэну удавалось привлечь на осуществление своих проектов огромные деньги. Роберт порой завидовал его таланту продюсера. Сейчас они оба работали на одну кинокомпанию «Симитар студиос», которую возглавлял Дерек Паркер. Пока преимущество было на стороне Роберта, поскольку ему удалось уговорить принять участие в новом проекте Лейн Ламонд, к которой Дерек Паркер питал известную слабость. Однако Роберт хорошо знал, что нельзя недооценивать такого соперника, как Дэн. В самый последний момент мяч может оказаться на его стороне.

Сейчас у них с Дэном возникла общая проблема: Линн Паркер, третьеразрядная актриса, жена Дерека, претендовала на главную роль в одном из новых фильмов. Продюсеры не знали, как от нее отбиться. Линн была красивой женщиной, но не обладала талантом и терялась перед камерой.

Сейчас Линн появилась в баре в шикарном наряде и тут же направилась в их сторону. Слава Богу, она не принадлежала к той многочисленной категории актрис, которые строили Роберту глазки и пытались переспать с ним, чтобы получить роль.

— Ты уже подобрал фильм, в котором я сыграю главную роль? — одарив Адамса белозубой улыбкой, беззаботно прощебетала она и чмокнула его в щеку.

— Пока еще нет. Я не могу найти сценария, достойного твоего таланта.

Дэн, стоявший за спиной актрисы, выразительно закатил глаза. Но, когда она к нему повернулась, его лицо приняло невинное выражение.

— А ты, Дэн, подыскал что-нибудь для меня? Меня устроила бы роль в фильме «Леди Удача».

— К сожалению, Линн, ты слишком молода для этой роли.

Она улыбнулась, довольная комплиментом.

Продюсеров обхаживали как подающие надежды, так и опытные, уже известные актеры. В поисках работы к ним постоянно обращались сценаристы, режиссеры, композиторы, менеджеры по рекламе. Роберт привык к просьбам знакомых оказать им услугу, помочь устроить родственника или друга. Он обожал свою работу, дававшую ему деньги и власть над людьми, но у славы была и оборотная сторона. Роберту хотелось порой познакомиться с женщиной, которой был бы нужен он сам, а не его положение в киноиндустрии.

Продолжая сиять улыбкой, Линн отошла от стойки. Роберт сразу же забыл о ней. Он думал о предстоящем разговоре с Лейн Ламонд. Необходимо было уломать ее подписать контракт! Была надежда, что французская кинозвезда сносно говорит по-английски.

Такие деловые свидания с актрисами были для продюсера Роберта Адамса обычной практикой. Он встречался с ними в неофициальной обстановке, получал устное согласие на подписание контракта, фотографировался для прессы и давал короткое интервью журналистам. На этом все заканчивалось, и Роберт ехал домой.

— А где твой костюм? — спросил вдруг Дэн, потягивая пиво.

Роберт показал взглядом на лежавшую рядом маску, шпагу, прислоненную к стойке, и плащ, перекинутый через плечо.

— Костюм Зорро? — Дэн удивленно приподнял бровь и проворчал: — Сегодня здесь почти все в масках и сногсшибательных нарядах. Я почти никого не узнаю.

— В таком случае просто расслабься и постарайся приятно провести время.

— А у тебя, я слышал, здесь назначено свидание с Лейн Ламонд? — нахмурившись, спросил Дэн. — Чрезвычайно избалованная и невыносимая особа! Мой тебе совет. Хорошенько подумай, прежде чем предлагать ей главную роль.

Роберт и глазом не моргнул, хотя был крайне удивлен, что Дэн знал о его деловой встрече с Лейн. Слухи в Голливуде распространялись очень быстро.

— Лейн — это настоящее испытание для нервов, — продолжал Дэн. — На съемках своего последнего фильма, например, она требовала, чтобы все операторы на площадке были одеты в черное — футболки, брюки и обувь, даже носки чтоб у них были черного цвета! — Дэн, хитро прищурившись, окинул взглядом черную рубашку, черный галстук, черную маску и черный смокинг Адамса. — Впрочем, ты молодец — тщательно подготовился к встрече!

— Спасибо, я учту твое предупреждение, — коротко и дипломатично ответил Роберт и отвернулся. Какой же все-таки Дэн проныра, так и держи ухо востро!

До Роберта, конечно же, давно дошли слухи о предпочтениях и вкусах Лейн Ламонд, и маскарадный костюм был выбран отнюдь не случайно. Он готов был во всем потакать ей до тех пор, пока она не подпишет контракт.

В этот момент ему подали знак, что лимузин с Лейн прибыл на стоянку отеля. Роберт быстро допил свой бурбон и расплатился, оставив щедрые чаевые.

— Долг призывает, — бросил он Дэну и, взяв маску и шпагу, двинулся к выходу из бара.

Роберт Адамс не был лично знаком с французской кинозвездой, но прекрасно знал ее по работам в различных фильмах. Ему хотелось увидеть, как она входит в вестибюль гостиницы. Походка и манера держаться многое могли рассказать о женщине.

— Робби, дорогой, — раздался рядом с ним голос Ханны Оуэнс, талантливой сценаристки, с которой Роберт охотно работал. — Я написала новый сценарий и хочу показать тебе его…

— Ханна, я с удовольствием прочту… но не сейчас. Пусть твой агент пришлет его мне в офис.

— Завтра утром он будет на твоем столе.

Пока Роберт шел по вестибюлю, его еще несколько раз остановили знакомые актрисы, режиссеры и рекламные агенты. Перекинувшись с ними парой фраз, Роберт надел маску и поспешил сквозь толпу к выходу. Он пришел как раз вовремя.

Двери гостиницы распахнулись, и в вестибюль вошла Лейн Ламонд в роскошном синем платье от Версаче, заказанном для нее киностудией. Она была ослепительно хороша. Все присутствующие, затаив дыхание, глазели теперь только на нее. Несмотря на то что лицо Лейн скрывала маска, от нее трудно было отвести взгляд. Тонкая талия, высокая грудь, женственные округлые формы тела были просто восхитительны. Ее шею украшало изящное колье с сапфирами и бриллиантами. Но с красотой кинозвезды не могли соперничать ни роскошный наряд, ни драгоценности.

Роберт был покорен с первой секунды, как только увидел ее — такова была сила обаяния примадонны. Ее окружили репортеры, замигали вспышки фотокамер. Француженка плавной походкой направилась прямо к Адамсу и, подойдя к нему, расцеловала в обе щеки.

Роберту понравилось, что она не стала ломать комедию и делать вид, что не узнала его. Лейн вела себя очень естественно и непринужденно, и это тоже подкупало.

— Я очень рада нашей встрече, дорогой Роберт! — сказала она по-английски с легким французским акцентом. От Лейн исходил тонкий аромат дорогих духов. Адамс не мог припомнить, когда в последний раз женщина производила на него такое сильное впечатление.

Возможно, причиной ее неотразимого очарования отчасти была маска. Или слава обольстительницы, которая придавала ей особую пикантность. Как бы то ни было, но Лейн Ламонд обладала особой харизмой, свойственной кинозвезде. Она была сексапильной, самоуверенной и соблазнительной.

— Счастлив познакомиться с вами, — промолвил Роберт и поцеловал ей руку.

У Лейн были голубые глаза, которые Роберт хорошо помнил по ее фильмам. Но он даже не представлял себе, что в действительности они такого глубокого, насыщенного небесно-голубого цвета! Может быть, это из-за особого освещения в вестибюле отеля или синяя маска отражалась в зрачках? Лейн в жизни оказалась еще более стройной и изящной, чем на киноэкране. Но актрисы часто корректируют свой облик с помощью диет, занятий в спортзалах и пластических операций.

— Интересно, те слухи, которые ходят о вас, соответствуют действительности? — спросила Лейн, беря Роберта под руку и заглядывая ему прямо в глаза.

— А что обо мне говорят?

— То, что вы ловелас и просто фантастический любовник.

Адамс бросил на нее удивленный взгляд. Он был смущен и не ожидал от знаменитой кинозвезды такой фамильярности. Роберт привык к тому, что начинающие актрисы пытаются затащить его в постель, надеясь получить роль в новом фильме. Но Лейн вовсе не надо было его соблазнять, он был готов подписать с ней контракт прямо сейчас. Более того — ему это было важней, чем ей, и она, конечно, об этом знала.

— Я проделала долгий путь, приехав из Франции только для того, чтобы увидеть вас, — продолжала Лейн.

Роберт смущенно откашлялся.

— Я с большим удовольствием буду работать с вами, — сказал он, тщательно подбирая слова.

— Нет, нет! — воскликнула актриса и стала что-то горячо говорить по-французски.

Адамс не знал французского и из всего монолога уловил только одно знакомое слово «L’amour», то есть «любовь». Может быть, она говорила о том, что любит те фильмы, которые он снимал? Однако Роберта настораживал проникновенный тон, которым была произнесена эта речь. Может быть, Лейн действительно хотела соблазнить его? Но зачем ей это было нужно?

Роберт совсем запутался. Он ничего не понимал. Он не ожидал пережить подобные эмоции при первой встрече с французской актрисой. Эта женщина была для него загадкой. Должно быть, во всем виноват языковой барьер, и они просто плохо понимали друг друга.

— Простите, но я не уверен, что правильно понимаю вас, — искренне признался Роберт.

— Что ж тут непонятного? Я приехала сюда не для того, чтобы работать, а для того, чтобы поиграть.

— Поиграть? — с недоумением переспросил Роберт.

— Ну да, поиграть с вами в постели.


Глава 3

Келли наслаждалась своей ролью. Она видела, что Роберт Адамс даже не подозревает об обмане. Он верит, что перед ним французская кинозвезда Лейн Ламонд, иначе не выглядел бы таким растерянным и ошеломленным. Келли совершенно перестала нервничать и опасаться, что ее разоблачат. Все шло по плану, и она, повернувшись к своему спутнику, обвила его шею руками и поцеловала в щеку.

Она изнывала от страсти. Келли выросла в добропорядочной семье. Ее мать работала консультантом по инвестициям, а отец был водителем грузовика. Родители всегда внушали ей, что она должна добиваться поставленной цели и следовать своим заветным желаниям. Знали бы они, какими будут ее желания! Вот сейчас, в точном соответствии с отцовским заветом, она шла напролом к поставленной цели.

— Неужели, по вашему мнению, я похож на игрушку? — с улыбкой спросил Роберт, пытаясь скрыть растерянность.

Келли дернула его за галстук-бабочку и расхохоталась.

— Да, причем вы прекрасно упакованы и перевязаны ленточкой с бантиком.

Его зеленые глаза в прорезях черной маски Зорро манили ее. Ей хотелось припасть к его мягким чувственным губам. Она еле сдерживала себя.

— Я рад, что вам нравится мой маскарадный костюм, — сказал Роберт, тщательно подбирая слова. — Мне ваш наряд тоже кажется очень удачным.

Келли как бы невзначай стала поигрывать своим колье, зная, что тем самым привлечет внимание Роберта к своей пышной груди.

— Драгоценности тоже весьма кстати, — заметил он, не сводя глаз с ее бюста.

Келли вошла в роль. Она видела, что лед тронулся, и Роберт не прочь пофлиртовать. Но у нее не было времени на флирт! Впереди их ждала всего лишь одна ночь, и надо было спешить.

— Месье, — сказала она проникновенным голосом, — мне бы очень хотелось остаться наедине с вами и заняться любовью.

Роберт ошарашенно вытаращился на примадонну. Такого поворота событий он никак не предвидел, да и не хотел. Конечно, его мужскому самолюбию льстило, что эта обольстительная знаменитость, у которой миллионы поклонников, проявляет к нему такой… хм… бешеный интерес. Но зачем так форсировать события?

— Неужели вы действительно прилетели в Штаты для того, чтобы переспать со мной? — недоверчиво спросил он.

— Да, — прозвучал бесхитростный ответ.

Однако Роберт был истинным джентльменом и не хотел пользоваться ситуацией.

— Надеюсь, вы понимаете, мадам, что вам нет никакой необходимости спать со мной для того, чтобы получить главную роль в новом фильме?

— Я приехала сюда не для того, чтобы разговаривать о делах. О подписании контракта вы можете поговорить и с моим агентом. — Келли нетерпеливо и решительно взяла руку Роберта, положила ее себе на талию и увлекла его в танцевальный зал, где играл оркестр. — Давайте потанцуем, месье Адамс! Мне так не хватает романтики!

Роберт повел ее в танце среди веселящихся коллег. Здесь были знаменитые актеры, преуспевающие агенты, сценаристы, режиссеры. Келли не хуже его знала почти всех присутствующих, но не опасалась, что ее разоблачат. Она почему-то чувствовала себя очень уверенно.

Танцуя, она вглядывалась в зеленые глаза своего босса, пытаясь отгадать, что он сейчас думает. Впрочем, ему нельзя было давать времени на размышления. Это было опасно. И Келли постаралась отвлечь его. Погрузив пальцы в густые темные волосы Роберта, она пригнула его голову и припала к его губам. Поцелуй был скорее нежным, чем страстным. Тем не менее Келли бросило в жар, хотя в зале было прохладно. Голова у нее закружилась — неужели все происходит на самом деле?! Она была на седьмом небе от счастья.

Когда музыка закончилась, Келли взглянула на своего кавалера снизу вверх, затаив дыхание.

— Мы долго еще пробудем здесь? — спросила она и испугалась своего голоса. Чуть не забыла про акцент! Чтобы исправить ситуацию, она тут же затараторила по-французски какую-то тарабарщину — все равно шеф не знает языка! Кажется, пронесло. Роберт ничего не заподозрил.

— Столько, сколько вы захотите, — дипломатично и мягко ответил он.

В полутьме, которая царила в танцевальном зале, Келли не могла разглядеть выражения его лица.

— Мне хотелось бы уединиться с вами, или вы боитесь остаться со мной наедине? — игриво спросила она.

Адамс слегка нахмурился.

— Если хотите, мы можем пойти в бар и там поговорить, — предложил он.

— Мне не нужны пустые разговоры. Я хочу получить наслаждение и доставить его вам. Не будем больше медлить!

Их пальцы переплелись, и Роберт, поднеся руку Келли к своим губам, поцеловал ее.

— А откуда вы знаете, что мы способны доставить наслаждение друг другу? — спросил он.

— У меня, как у всякой женщины, хорошо развита интуиция.

— И что еще она вам подсказывает?

— То, что я правильно сделала, приехав сюда. Мы с вами чудесно проведем время.

И они, держась за руки, направились к выходу. Их провожали десятки глаз. Однако Келли ничуть не беспокоило то, что о них будут ходить сплетни.

— Мы с вами едва знакомы, но у меня такое чувство, как будто я давно знаю вас, — задумчиво промолвил Роберт.

— После сегодняшней ночи мы еще лучше узнаем друг друга, — заверила его спутница, направляясь к лифту. — Давайте только не будем ничего усложнять. Как говорите вы, американцы: ты хочешь меня, я хочу тебя, так в чем же дело?

Пока они поднимались в лифте в ее апартаменты, «Лейн Ламонд» продолжала соблазнять Роберта Адамса. Она прижималась к нему всем телом, обвив руками его шею. Пока все шло по плану, и Келли была вполне довольна собой.

— Я очень рада, что мы наконец встретились!

Роберт дотронулся кончиками пальцев до ее губ.

— Какие красивые губы! Удивительно, но вы отлично говорите по-английски! Если бы я это знал, то намного раньше пригласил бы вас сниматься.

Она с наигранным возмущением отпрянула от него.

— Вы опять заговорили о работе! Если так будет дальше продолжаться, месье Адамс, я улечу назад в Париж!

— Простите, это я по привычке.

Его извинение звучало по-детски искренне, и вообще он был похож на растерянного школьника. Келли почувствовала прилив нежности и… даже что-то похожее на укор совести. Бедный Роберт! Как же легко он попался в ее ловушку, как растерян… Она снова обняла его и погладила по щеке.

— Надеюсь, вы ради меня откажетесь на время от этой привычки?

— Конечно.

Роберт очаровательно улыбнулся, и у Келли опять ухнуло сердце в предчувствии их близости.

Наконец они добрались до двустворчатых дверей, ведущих в апартаменты. Пройдя через элегантную гостиную, они оказались в роскошной спальне. По бокам широкой двуспальной кровати стояли высокие канделябры с зажженными свечами. На ночном столике — бутылка шампанского в серебряном ведерке со льдом и два хрустальных бокала. Одеяло было откинуто, подушки взбиты. Кимберли постаралась на славу, подготовив спальню по просьбе подруги. Дверь на балкон, с которого открывался чудесный вид на океан, была распахнута настежь. Из динамиков стереоустановки лилась тихая джазовая музыка, ее звуки смешивались с шумом водопада, находившегося внизу, в саду.

Роберт не сводил восхищенных глаз со своей спутницы. Сняв маску и отложив в сторону шпагу, он взял ее за руку.

— Я польщен тем, что вы устроили мне такой прием, — проговорил он.

Роберт ждал, что «Лейн» тоже сейчас снимет маску, но Келли вовсе не собиралась этого делать. Повернувшись спиной к Роберту, она приподняла свои белокурые волосы.

— Помогите мне, пожалуйста, расстегнуть молнию, — попросила она.

— Может быть, вы позволите мне взять инициативу на себя? — с улыбкой спросил Роберт, не спеша приступать к активным действиям.

— Дело в том, что я точно знаю, чего хочу, месье Адамс, — капризно протянула Келли.

— И мне это нравится в вас, — прошептал он, целуя мочку ее уха. — У вас красивая шея, мадам…

Келли никогда не думала, что маска придаст ей смелости и уверенности в себе. Сейчас она ощущала полную внутреннюю свободу и была, как никогда, раскованна.

— Снимите с меня платье, — сказала она, понизив голос до шепота, — и, быть может, вы найдете другие объекты, которые вызовут у вас восхищение.

Он поцеловал ее в затылок, и по телу Келли пробежала сладкая дрожь.

Может быть, не будем торопить события? — снова спросил Роберт.

Келли вздрогнула. Хорошо ему говорить — у него впереди время, а у нее — несколько часов счастья, и «карета превратится в тыкву»!

— Будем. Мы будем торопить события! — решительно возразила Келли и очаровательно улыбнулась.

Она наслаждалась каждым мгновением общения с ним, его прикосновения и поцелуи возбуждали ее. Роберт медленно расстегнул молнию на ее платье, обнажая спину девушки.

— Я люблю основательность, — с улыбкой пояснил он. — Поэтому мне хочется медленно и постепенно изучать ваше тело.

Он провел кончиками пальцев по шее и спине Келли. Ее расстегнутое платье с тихим шелестом соскользнуло на пол. Теперь Келли стояла перед шефом лишь в маске, трусиках и туфлях.

— У вас великолепная спина, — восхищенно пробормотал он.

— А что вы скажете о моей груди? — игриво спросила Келли, поворачиваясь к нему лицом.

— Это — настоящий шедевр.

— Вы хотите потрогать его?

Роберт протянул руку. Келли думала, что он коснется ее груди, но он был, как всегда, непредсказуем и взялся за ее маску.

— Нет! — Келли испуганно отпрянула. Только не это! Все, что угодно, но вот лица-то она ему не покажет. Она заранее решила, что если он будет настаивать, ей придется немедленно ретироваться.

— Теперь ваша очередь раздеваться, — поспешно сказала она, стараясь, чтобы он не заметил ее замешательства.

Роберт снял галстук-бабочку и бросил ее на стул.

— Дальше, — потребовала Келли.

Адамс скинул смокинг и сделал шаг по направлению к Келли. Она покачала головой:

— Я почти голая, а на вас еще слишком много одежды.

Улыбнувшись, Роберт снял ремень.

— Сначала рубашку, пожалуйста, — заявила Келли тоном, не терпящим возражений.

Она испытывала упоительное чувство власти над этим мужчиной, который был готов беспрекословно повиноваться ей. Видя, как он снимает рубашку, она ощущала, что ее соски набухают и становятся твердыми от возбуждения.

Когда Роберт обнажил свой хорошо натренированный мускулистый торс, Келли затаила дыхание и облизала кончиком языка пересохшие от волнения губы.

— Продолжать стриптиз? — с усмешкой спросил Роберт.

Келли кивнула. Комок подступил к горлу, и она не могла произнести ни слова. Роберт послушно снял брюки.

— А теперь разувайтесь, месье Адамс, — приказала она капризным тоном, вспомнив, что должна разыгрывать роль избалованной кинозвезды.

Однако с каждой минутой ей было все труднее притворяться. Сняв ботинки, Роберт устремил на Келли сладострастный взгляд.

— А носки? — хрипловатым от возбуждения голосом спросила она.

Продолжая играть в предложенную ему игру, Роберт беспрекословно подчинился и снял носки. Теперь на нем остались только трусы, которые заметно топорщились спереди. Келли было приятно сознавать, что она возбуждает его.

— Будьте любезны, снимите с меня трусики, — промолвила Келли.

— С большим удовольствием.

— Зубами, пожалуйста, — уточнила она, и кровь застучала в ее висках. Никогда и ни с кем из мужчин она не вела себя так бесцеремонно!

Дрожь пробежала по телу Роберта, и он тяжело задышал.

— Но сначала я должен поцеловать вас, — заявил он, и, не дожидаясь ответа, припал к ее губам.

Их поцелуй был долгим и страстным. Когда Роберт наконец прервал его, Келли показала на свои трусики.

— Снимайте, — потребовала она.

Но на этот раз Роберт не послушался и стал ласкать ее грудь.

— Сначала я должен оценить те сокровища, которые мне уже доступны, — прерывистым шепотом выдохнул он.

Келли хотела оттолкнуть его, чтобы снова взять ситуацию под свой контроль, но это было выше ее сил. Она закусила нижнюю губу, едва сдерживаясь, чтобы не застонать.

У нее подкашивались колени. И чтобы не упасть, она обняла Роберта за плечи.

— Снимите же с меня трусики… — прошептала Келли почти умоляюще.

Роберт опустился на колени, и она ощутила на своих бедрах его жаркое дыхание. Роберт стал целовать ее живот, и Келли поняла, что допустила ошибку, попросив его снять с нее трусики зубами. Теперь он будет долго испытывать ее терпение, прежде чем выполнит распоряжение.

— Быстрее! — воскликнула Келли.

— Вы не просите, вы повелеваете, — заметил Роберт.

— Но ведь вы стоите на коленях, поэтому я и отдаю вам приказы!

— Ах вот в чем дело! Тогда все понятно.

Он засмеялся, и его дыхание как будто снова обожгло кожу Келли. Неожиданно он легонько ущипнул ее набухшие от возбуждения соски, и Келли громко вскрикнула.

— Я же просила вас поторопиться, — напомнила она.

— Наберитесь терпения, — промолвил он и, зажав зубами кружева трусиков, начал очень медленно стаскивать их, одновременно лаская пальцами ее соски.

— О, Роберт, как это чудесно!

— Нет, — возразил он, прижавшись лицом к ее лобку, прикрытому треугольником тонкой кружевной ткани, — самое чудесное находится здесь!

Келли впервые в жизни испытывала такое сильное возбуждение. Она готова была сама наброситься на Роберта, а он все медлил, продлевая сладкую пытку. У Келли больше не было сил ждать.

И тут она почувствовала между ног его язык, который стал ласкать самые интимные части ее тела сквозь кружевную ткань. Ей захотелось пошире раздвинуть бедра, но тогда он не смог бы снять с нее трусики.

— Я жду, — внезапно сказал он.

— Чего?

— Объяснений.

Келли охватила паника. Неужели он догадался, что она не Леин Ламонд?!

— Каких… объяснений? — запинаясь, пролепетала Келли.


Глава 4

— Скажи мне честно, скажи, зачем ты заманила меня сюда?

Чувства Келли пришли в смятение. Неужели он что-то заподозрил? А может быть, он давно понял, кто она такая? Роберт тем временем не давал ей сосредоточиться и обдумать сложившуюся ситуацию. Его язык продолжал ласкать ее, а пальцы играли с сосками.

Когда раздались раскаты грома, Келли решила, что это кровь так гулко стучит у нее в висках. Однако ночное небо тут же разорвала ослепительная вспышка молнии.

— Сейчас начнется гроза… — пробормотала Келли.

Но Роберт как будто не слышал ее. Он продолжал ласкать ее тело, не желая снимать проклятые трусики!

— Роберт, — простонала она, — я… должна закрыть… двери на балкон…

Но он не отпускал ее. В комнату залетели первые капли дождя и обожгли ее разгоряченное тело. Келли немного пришла в себя и, сбросив оцепенение, отпрянула от Роберта.

— Дождь идет, — тяжело дыша, промолвила она.

— Ну и что?

— Надо закрыть дверь на балкон.

Роберт встал с колен и изучающе посмотрел на Келли.

— Ты что, боишься испортить ковры? — спросил он с легким сарказмом.

Келли натянуто засмеялась. Боже мой! Она чуть не выдала себя, забыв о своей роли. Конечно же, кинозвезда Лейн Ламонд не стала бы беспокоиться о том, что намокнут дорогие шторы или роскошные ковры в ее номере. Но ее замешательство длилось не более секунды.

— Глупенький! — выдавила она. — Я просто не хочу, чтобы сюда проник кто-то третий. Даже дождь!

Засмеявшись, она завиляла бедрами и повернулась к Роберту спиной. Округлые ягодицы Келли были крепкими и упругими благодаря многолетним тренировкам и занятиям кик-боксингом. Взглянув на Роберта через плечо, она заметила, что он с вожделением смотрит на нее, едва сдерживая себя.

— У тебя потрясающая фигура, — с искренним восхищением заметил он.

Этот комплимент польстил ее женскому самолюбию. Она сама медленно сняла с себя трусики и отбросила их в сторону. Маска позволяла ей скрыть смущение и неуверенность. Она еще никогда не вела себя так дерзко и раскованно.

Разгоряченный Роберт подхватил ее на руки. Келли думала, что он понесет ее на кровать, но он направился к двери, ведущей на балкон.

На улице бушевала гроза. Дул порывистый ветер, швырявший им в лицо капли дождя. Тело Келли покрылось гусиной кожей. Но, как ни странно, ей не было холодно. Роберт, сжимающий ее в объятиях, был похож на пирата, похитившего принцессу. Он поставил ее на пол и бесцеремонно прижал спиной к перилам. От его вежливости и предупредительности не осталось и следа. Стриптиз, устроенный Келли, сделал свое дело, и шеф был охвачен неистовым желанием.

Келли спустила с него трусы и взяла в руку возбужденное копье.

— Я должна вернуть тебе долг, — сказала она прерывистым шепотом, лаская его. — Я доведу тебя до апогея страсти. Ведь я обещала, что доставлю тебе незабываемое наслаждение.

Келли присела на корточки и начала действовать языком. Адамс задрожал, глухой стон вырвался из его груди. Келли никогда прежде не чувствовала такой безграничной власти над мужчиной. И это чувство доставляло ей невыразимое наслаждение. Доведя Роберта почти до пика, она остановилась и испытующе взглянула на него. В его глазах горел огонь неутоленной страсти, на ресницах и щеках блестели капли дождя. Он схватил ее за плечи и приподнял.

— Скажи, наконец, чего ты хочешь?

— Я хочу тебя!

— В таком случае твоя мечта сейчас осуществится, Лейн Ламонд! — воскликнул он и припал к ее губам в неистовом поцелуе.

У Келли закружилась голова. Внезапно он прервал поцелуй и повернул Келли спиной к себе. Она взглянула на штормящий океан и ухватилась за перила балкона.

— Не закрывай глаза, — прошептал Роберт ей на ухо.

Он взял ее за бедра и слегка наклонил. Келли широко расставила ноги, чувствуя, как по ее спине барабанит дождь. Она ждала, что он наконец овладеет ею, но ощутила, как в ее лоно проникли его пальцы. Роберт был опытным любовником и в считанные минуты чуть не довел ее до оргазма. Глядя на грозовое небо и море, Келли поняла, почему он велел ей не закрывать глаза. Созерцание природной стихии, созвучной буре в ее душе, обостряло чувства до предела.

— Я хочу тебя! — теряя терпение, воскликнула она.

— Я знаю.

Роберт медлил, хотя Келли сгорала от желания. Прижавшись бедрами к ее ягодицам, он стал снова играть ее сосками.

— Подожди еще немного… — прошептал он, покусывая мочку ее уха. — Полюбуйся грозой…

Келли взглянула на молнию, сверкнувшую на горизонте. По ее лицу ручьями стекала дождевая вода. Поглаживая ее грудь, Роберт медленно целовал ее шею и спину. Наслаждение было столь острым, что Келли начала извиваться в его руках.

И, когда он наконец вошел в нее, Келли сразу забилась в его руках, достигнув вершины наслаждения, и, если бы он не сжимал ее в своих объятиях, наверняка упала бы с балкона.

Придя немного в себя, Келли почувствовала, что его твердая плоть еще не покинула ее лона. Пальцами Роберт нежно нащупал самую чувствительную точку ее тела. Келли вновь охватило возбуждение. Пожар страсти вспыхнул в ее крови с новой силой. На этот раз они вместе взлетели к вершине, и Келли громко закричала.

Да, она очень многим рисковала. Но сейчас она ни о чем не жалела. Ее самые смелые мечты сбылись. Воспоминания об этой ночи любви будут согревать ее до конца дней. Волшебная, незабываемая ночь…

Переведя дыхание, Келли заметила, что дождь почти прекратился. Роберт все еще стоял позади нее и сжимал ее в объятиях. Келли хотелось остановить это счастливое мгновение, но время неумолимо шло вперед. Она понимала, что оставаться здесь до утра было бы слишком опасно. Ей надо было уходить, в противном случае разоблачение неминуемо.

* * *

Роберта разбудил звонок мобильного телефона. Спросонок он только спустя несколько секунд сообразил, что все еще находится в отеле. Однако Лейн рядом не было. Взглянув на часы, он понял, что проспал назначенную в ресторане встречу, и чертыхнулся. Судя по определившемуся номеру, звонил его отец.

— Привет, папа, — сказал Роберт в трубку.

— Ты долго не отвечал. Наверное, резвишься в постели с какой-нибудь красоткой?

Многие на месте Джейсона Адамса возмутились бы, если бы их сын не пришел к назначенному времени в ресторан. Они с Робертом заранее договорились позавтракать сегодня вместе. Однако в голосе Джейсона не было и тени обиды. Знаменитый актер до сих пор слыл ловеласом и хорошо понимал своего сына, пользующегося бешеной популярностью у женщин.

— Уже нет, — ответил Роберт. — Она ушла.

— А я ее знаю?

Этот вопрос застал Роберта врасплох. Ему до сих пор не приходило в голову, что его отец, возможно, не только знаком с Лейн Ламонд, но и состоял с ней в интимной связи. Сама Лейн впервые приехала в Штаты, но Джейсон не раз бывал в Европе.

Вздохнув, Роберт заглянул под подушку, надеясь найти записку, оставленную Лейн. Но там было пусто. Хотя он не рассчитывал завязать с кинозвездой серьезные отношения, его все же неприятно удивило, что она даже не черкнула ему пару фраз на прощание.

— Понятия не имею. У тебя масса знакомых. Впрочем, эта женщина действительно очень хороша собой, — сказал Роберт.

— А как ее зовут?

— Лейн Ламонд.

В трубке возникла подозрительная пауза.

— Так ты сейчас находишься в Лондоне?

Роберт оторопел.

— Нет, я нахожусь сейчас в отеле «Вендаз», — потирая лоб, ответил он.

— И Лейн Ламонд с тобой? — недоверчиво спросил отец.

— Нет, я же сказал, она уже ушла. А почему ты все это спрашиваешь?

— Так ведь в сегодняшних газетах написано, что вчера вечером самолет Лейн из-за неисправности произвел вынужденную посадку в Лондоне.

— Папа, но ты же знаешь этих репортеров! Они пишут всякую ерунду! Я не верю ни единому их слову.

— Ну, как знаешь! Пришел мой агент, поэтому давай заканчивать разговор. Созвонимся попозже!

То, что случилось с Робертом этой ночью, было для него из ряда вон выходящим событием, настоящим любовным приключением. Он привык, что женщины преследуют корыстные цели, увлекая его в постель. Лейн же показалась ему довольно странной. Она обладала природным обаянием, сексапильностью, истинным шармом, свойственным кинозвезде. Но вместе с тем она не желала разговаривать о ролях, киносценариях и гонорарах. Это было очень необычно. Если бы Роберт не подпал под ее чары, он непременно заподозрил бы что-то неладное. Но вчера вечером он утратил способность ясно мыслить…

В апартаментах Роберт не обнаружил ни одежды Лейн, ни каких-либо принадлежностей для ванны. Все шкафы и ящики были пусты. Лейн бесследно исчезла. Он не знал, что и думать. Ведь если она остановилась здесь, должны же быть хоть какие-то ее вещи!

Если Лейн таким образом пыталась заинтриговать его, сыграв роль таинственной возлюбленной, то ей это вполне удалось. Только странно все это, очень странно… Роберту не терпелось узнать, что за всем этим кроется. Одевшись, он поехал домой, принял душ и отправился в офис.

У него из головы не выходило ночное приключение. Перед его мысленным взором вставали соблазнительные картины. Он представлял нагую Лейн в туфлях на высоких каблуках и в маске. Если на экране она сумеет передать хотя бы десятую долю той страсти, которую демонстрировала сегодня ночью, то их новый фильм ждет сумасшедший успех. А сама Лейн может рассчитывать на получение Оскара. Она была загадочна, восхитительна, соблазнительна.

Роберт надеялся на новую встречу с этой очаровательной женщиной, полагая, что интимная связь не помешает их деловому сотрудничеству. Впрочем, прежде чем назначать новое свидание, он решил позвонить агенту Лейн и договориться о подписании контракта.

Припарковав машину, Роберт вошел в свой офис. Настроение у него было прекрасным. Еще никогда его так не радовала перспектива работы с новой кинозвездой. В приемной Келли протянула ему пачку свежих газет и чашку горячего кофе.

— Доброе утро, — встретила она его, даже не намекнув на то, что он опоздал. Скромность и тактичность секретарши всегда нравились Адамсу.

Присев за соседний стол, Роберт выпил кофе.

— Какие новости, Келли? Выкладывайте!

— Звонил ваш отец…

— Я с ним уже говорил сегодня.

— Были также звонки от трех агентов и одного режиссера. Питер Регент…

— Кто-кто?

— Автор сценария, по которому сейчас снимается фильм в Малибу, — напомнила Келли. — Так вот, он уже раза четыре звонил и сказал, что ему необходимо срочно поговорить с вами. По его словам, дело не терпит отлагательства.

Однако, судя по насмешливой интонации Келли, причина, по которой сценарист хотел поговорить с продюсером, яйца выеденного не стоила. Келли прекрасно справлялась со своей работой и хорошо координировала все деловые встречи и звонки своего шефа.

— Так в чем там все-таки дело? — спросил Роберт.

Келли усмехнулась.

— Режиссер не пускает на съемочную площадку Пупси, а Регент без него отказывается писать диалоги.

Роберт удивленно приподнял бровь.

— Пупси — это пудель Регента, — пояснила Келли с улыбкой.

— Понятно.

— Так вот, он постоянно лаял на исполнительницу главной роли, и режиссер распорядился не пускать его на площадку. А Регент теперь жалуется, что не может работать без своей собачки.

— Уладьте, пожалуйста, этот конфликт, — попросил Роберт секретаршу, зная, что на нее можно положиться в таких делах.

Келли кивнула и что-то записала себе в блокнот.

— Ох уж эти творческие люди… Если он снова позвонит, я намекну ему, что у вас есть на примете другой сценарист. — Она вопросительно взглянула на шефа.

Роберт Адамс согласно кивнул и улыбнулся ей. Все-таки она была превосходной секретаршей. Словно читала мысли своего шефа и предвосхищала все его желания. Роберт полностью доверял ей и давал довольно ответственные задания.

— Что еще? — спросил Роберт.

— Вы уже прочитали тот сценарий, который Кимберли положила вам на стол? — спросила Келли.

Роберт нахмурился. Ведь Келли прекрасно знает, что он еще не читал эту рукопись, и ее вопрос, по существу, напоминание и упрек. Но как настойчиво она этого требует! Кимберли ее подруга, именно поэтому Адамсу даже не хотелось брать в руки пресловутый сценарий. Он не любил отказывать друзьям своих знакомых. Возможно, Кимберли действительно неплохо писала, но Роберт выбирал для своих проектов только самые талантливые сценарии. Ему не хотелось бы говорить в лицо Келли или Кимберли неприятные слова, если вдруг представленная работа не ответит его высоким требованиям. Зачем расстраивать девушек? Хотя, конечно, рано или поздно ему придется поговорить с ними откровенно.

Роберт отрицательно покачал головой и направился в свой кабинет.

— Ах да, — остановившись на пороге, сказал он, — я хотел спросить, не звонила ли Лейн Ламонд?

— Нет, — не сводя глаз с экрана монитора, ответила Келли, — не звонила. Но вчера звонил ее агент. Вместе с газетами я передала вам его сообщение.

Роберт кивнул и исчез в своем кабинете. Закрыв за собой дверь, он тут же начал рыться в ворохе газет и телефонных сообщений, аккуратно записанных секретаршей. «Самолет Лейн совершил вынужденную посадку в Лондоне», — гласила одна из записок.

Холодный озноб пробежал по спине Роберта. Что все это значит? Неужели его кто-то одурачил? Нет, скорее всего Лейн села в Лондоне на рейсовый самолет и прилетела в Лос-Анджелес. Роберт поднял трубку внутреннего телефона:

— Келли, соедините меня, пожалуйста, с агентом Лейн Ламонд.

Через несколько минут секретарша доложила о том, что его задание выполнено.

— Агент мисс Ламонд Тирол Бенкс на проводе, Роберт.

— Спасибо. — Он взял трубку. — Простите, Тирол, что вчера я не смог поговорить с вами.

— Ничего страшного. Неисправность, обнаруженная в самолете Лейн, устранена, и сегодня она прилетает в Нью-Йорк. Лейн хочет поездить по магазинам, а в начале следующей недели она планирует приехать на Западное побережье. Если хотите, мы можем пообедать и все обсудить.

— Она будет у нас только в начале следующей недели?!

Роберт чуть не выронил трубку. Если Лейн Ламонд эту ночь провела в Лондоне, то кто же тогда был с ним в отеле «Вендаз»?

Он откашлялся.

— Прекрасно. Я попрошу заказать нам столик на следующий вторник, — ответил он. — Какое время вас устроит?

— Давайте около шести вечера, — произнес Тирол после короткой паузы. — Рад был слышать вас, Роберт.

— До свидания.

Теперь Роберт понимал, почему незнакомка, с которой он провел эту ночь, не снимала маску. Все вдруг встало на свои места. Она не хотела говорить о работе, потому что вовсе не была французской кинозвездой.

Его обвели вокруг пальца! Но зачем? Может быть, она была начинающей актрисой и надеялась, что, соблазнив продюсера, получит роль в новом фильме? Теперь позвонит и скажет: «Ну что, недурно я вчера сыграла?» Роберт усмехнулся. Ведь действительно недурно… Работа наложила отпечаток на сознание Роберта, он слишком хорошо знал жизнь окружавших его людей. И поэтому ему даже не могло прийти в голову, что этой женщине нужен был он сам, а не связанные с его работой перспективы.

Прошло полдня, но та, с кем он провел ночь, так и не позвонила. Адамс не находил себе места.

Но как бы ни был Роберт на нее зол, в глубине души он мечтал о повторении этой восхитительной ночи. Что за женщина его околдовала? И как ее теперь найти, если он не знает даже ее имени?!


Глава 5

В приемную вошла Кимберли с неизменной стопкой кассет. Ее распирало от любопытства.

— Ну, как все прошло? — нетерпеливо спросила она подругу.

— Тсс! — остановила ее Келли, бросив выразительный взгляд на дверь, ведущую в кабинет шефа.

— Значит, все удалось, как ты задумала?! — понизив голос, продолжала допытываться Кимберли. — И он ничего не заподозрил?

Она положила кассеты с новым отснятым материалом на письменный стол.

— Роберт как раз сейчас разговаривает с агентом Лейн, — шепотом сообщила Келли. — Он только что узнал, что прошлой ночью с ним была не Лейн…

— Но, судя по твоей усмешке, он не догадывается, что это была ты!

— Нет, даже не подозревает.

Несмотря на то что Келли всю предыдущую ночь не сомкнула глаз, выглядела она бодрой и свежей. Она надула своего шефа и, как ребенок, радовалась проделке. Ей удалось воплотить в жизнь свой план: она соблазнила Роберта, осуществив тем самым заветную мечту, и при этом не потеряла работу и сохранила с боссом хорошие отношения.

Сегодня рано утром Келли незаметно покинула отель и вернулась в свою квартиру. Здесь она вымыла голову красящим шампунем, вернув волосам первоначальный цвет, поскольку накануне ей пришлось превратиться в блондинку.

— Признавайся, тебе понравилось? — Кимберли сгорала от любопытства, ей не терпелось узнать подробности. — Оцени его как мужчину по десятибалльной шкале!

Келли на секунду задумалась.

— Я поставила бы ему двадцать баллов, — наконец с улыбкой сказала она.

Кимберли налила себе кофе.

— Ну, расскажи хоть что-нибудь, — умоляюще попросила она подругу.

Келли рассмеялась.

— Заведи себе лучше мужика и оценивай его, — посоветовала она.

— Какая ты вредина, Келли! Между прочим, без меня ты вряд ли бы справилась! Вот я сейчас пойду к Адамсу и расспрошу его о том, как прошла эта ночь!

Келли знала, что Кимберли никогда не сделает этого, но решила подшутить над подругой и подтолкнула ее к двери кабинета шефа:

— Ну, что ж, иди, иди, спроси его! Возможно, он решит, что именно ты была его таинственной возлюбленной!

— Такая мысль вполне может прийти ему в голову, — с улыбкой парировала Кимберли. — Впрочем, у меня подкачала грудь. Разве ее можно сравнить с твоим роскошным бюстом?

В этот момент дверь кабинета распахнулась. Кимберли вздрогнула от неожиданности и пролила кофе на футболку. Смутившись, она пробормотала что-то невнятное и быстро удалилась. Келли осталась наедине с шефом.

Она сразу же поняла, что он находится в скверном расположении духа. Келли это было приятно. Кажется, его впервые так одурачила женщина, не на шутку задев его самолюбие.

Она посмотрела на шефа с притворным участием.

— У вас какие-то проблемы?

— Мне срочно нужна еще одна прямая телефонная линия. Пусть ее проведут мне в кабинет. И дайте во все газеты Лос-Анджелеса объявления с указанием моего нового номера телефона.

Келли едва сдерживала смех.

— Вы действительно хотите, чтобы я поместила во все газеты такое объявление? — спросила она, подняв брови. — Значит, в объявлении я должна указать ваш прямой телефонный номер и настоящее имя? Роберт Адамс, кинопродюсер? Вы, наверное, забыли, что каждый второй в этой стране хочет сняться в кино! Ваш телефон будет трезвонить не умолкая!

— В таком случае, укажите в объявлении номер телефона не так явно! — раздраженно воскликнул Роберт. — Придумайте что-нибудь!

Келли наморщила лоб.

— Честно говоря, я вообще не понимаю, чего вы хотите, — солгала она.

Конечно, она все прекрасно понимала. Шеф хочет разыскать свою таинственную возлюбленную.

— С вами все в порядке? — неожиданно спросил он, внимательно приглядевшись к своей секретарше.

Келли насторожилась. Похоже, она недооценила Роберта. Несмотря на растрепанные чувства, он сразу заметил, что Келли над ним потешается. Решив, что лучшая защита — нападение, Келли бросилась в атаку.

— Не понимаю, о чем вы! В конце концов, объясните мне, чего вы на самом деле хотите, или дайте конкретное поручение! Я ведь не ясновидящая, Роберт, и не умею читать ваши мысли и отгадывать сокровенные желания. Если вы хотите, чтобы я разместила объявления в газетах, продиктуйте мне текст.

Роберт бросил на секретаршу мрачный взгляд.

— Хорошо, я подумаю. Не соединяйте меня ни с кем.

И он снова удалился в свой кабинет.

Через несколько минут в приемную вернулась Кимберли в застиранной влажной футболке и бросила любопытствующий взгляд на дверь кабинета Роберта Адамса.

— Что здесь происходит? — спросила она.

— Он пытается найти меня.

— То есть ту, с кем он провел эту ночь?

— Ну да. Он хотел указать номер своего прямого телефона в газетных объявлениях.

Келли прыснула со смеху, не в силах больше сдерживаться.

— О Боже! И что ты теперь намерена делать?

— Я буду выполнять его поручение. В конце концов, мне платят именно за это.

— Скажи, дорогая, а тебя не мучает совесть? Роберт выглядит таким подавленным и несчастным.

— Ничего, переживет, — заявила Келли, пожав плечами. Она не испытывала чувства вины перед шефом. — Почему я должна терзаться муками совести? Я же его ни к чему не принуждала!

— Ты права, конечно, — вздохнув, признала Кимберли. — Но… неужели тебе не хочется провести с ним еще одну ночь?

— Хочется, конечно…

Однако Келли понимала, что второе свидание с шефом грозит ей полным разоблачением.

— В таком случае, вперед! — с воодушевлением воскликнула Кимберли и залпом допила остывший кофе из чашки Келли. — Что тебя останавливает?

* * *

Роберт сидел за письменным столом, обхватив голову руками. Только что он чуть не наделал глупостей. Слава Богу, Келли вовремя вмешалась. Роберт сознавал, что совсем потерял голову. Что бы он делал без своей секретарши, особенно сейчас, в смятенных чувствах? Роберт отдавал Келли должное: она блестяще справлялась со своими обязанностями и была способна на большее. Из нее вышла бы отличная ассистентка режиссера или начальник отдела по подбору актеров. Роберт помог бы ей сделать карьеру, но ему было жаль терять такого дельного сотрудника.

Роберт вздохнул. Его мыслями вновь завладела таинственная незнакомка. Конечно, можно нанять частного детектива, и тот снимет отпечатки пальцев с перил балкона, за которые держалась женщина, выдававшая себя за Лейн Ламонд. Хотя, конечно, и другие постояльцы тоже касались их… И что потом? Снимать для сравнения отпечатки пальцев у всех женщин на киностудии?! Безумие…

Черт побери! Но почему эта женщина так запала ему в душу? Почему он не может забыть ее? Он хотел отомстить ей, отплатить за обман той же монетой. Но как это сделать?

Он еще раз перебрал в памяти все факты, связанные с событиями этой ночи. Незнакомка приехала на принадлежащем киностудии лимузине и привела его в апартаменты, снятые киностудией для французской звезды. Роберт позвонил шоферу, сидевшему вчера за рулем лимузина.

— Чарльз, скажите, не показалось ли вам вчера странным поведение или облик Лейн Ламонд? — спросил он.

— Нет, сэр. Хотя…

— Что? Договаривайте, Чарльз!

— Мне показалось странным, что она не снимала маску, сэр.

— Спасибо, Чарльз.

Это был тупик. Роберт разочарованно вздохнул. Никто не видел лица незнакомки — ни шофер, ни фотографы, ни участники вечеринки… Роберт мог встретить женщину, с которой провел незабываемую ночь, во время утренней пробежки или в лифте и не узнать ее. Раздался сигнал вызова на переговорном устройстве.

— Слушаю!

— Если вы хотите дать объявление с указанием номера вашего телефона в завтрашние газеты, вы должны срочно продиктовать мне его текст, — сказала Келли.

У Роберта было такое чувство, что она смеется над ним. Ничего не ответив, он отключился. Конечно, глупо давать в газете объявление такого содержания: «Один известный кинопродюсер разыскивает таинственную незнакомку в маске, горя желанием заняться с ней любовью». Но если он будет изъясняться полунамеками, его загадочная возлюбленная не поймет, о чем идет речь. Что же делать?

Все его мысли были заняты любовным приключением. Ни о чем другом Роберт не был в состоянии думать. Постепенно у него созрело решение посвятить в свою тайну Келли. Она, конечно, в душе посмеется над ним, но, по крайней мере, никому не проболтается. Адамс не сомневался, что его секретарша умеет держать язык за зубами.

Внезапно Роберта осенила идея, и, он выскочил из кабинета в приемную.

— Кто выдавал приготовленные в подарок Лейн драгоценности из отеля? — нетерпеливо спросил он у Келли.

— Портье.

— И где теперь находятся эти ювелирные изделия?

Келли открыла ящик стола и достала факс, полученный из ювелирного магазина и подтверждавший факт возврата колье и серег.

— Украшения были возвращены в магазин через курьера. А почему вы этим интересуетесь?

— Потому что эти драгоценности были вчера ночью на женщине, выдававшей себя за Лейн Ламонд!

— Значит, вчера кто-то выдавал себя за Лейн?! — сделав большие глаза, спросила Келли.

— Да, и на этой самозванке были драгоценности, приготовленные в подарок Лейн и доставленные в отель «Вендаз»!

Келли нахмурилась.

— Вы в этом уверены? — спросила она.

— Да, я провел с ней несколько часов наедине и успел хорошо рассмотреть эти украшения.

— Вы хотите сказать, что какая-то женщина тайком пробралась в гостиничный номер, приготовленный для Лейн, взяла из него драгоценности, надела их, провела с вами ночь, а потом вернула украшения в ювелирный магазин? Ну, это уже слишком!..

— Мы можем проверить видеозаписи, сделанные камерой наблюдения в отеле.

В голосе Роберта слышалась неуверенность. Келли не опасалась того, что он просмотрит видеозаписи. Камера могла запечатлеть только Кимберли, входящую в номер Лейн. Но Адамс сам поручил своей ассистентке доставить в отель сшитое для французской кинозвезды платье. К счастью, Кимберли спрятала его в пакет, когда выходила из номера.

— Я уверена, что эта авантюристка надела поддельные украшения, которые можно купить на черном рынке, — заявила Келли.

— Но как она узнала, какие именно украшения будут в этот вечер на Лейн?

Келли пожала плечами:

— Мир тесен. Кто-то из костюмерного отдела мог рассказать об этом ее парикмахеру или массажисту. Вы же знаете, как это бывает. Слухи очень быстро распространяются в Голливуде. Кстати, владелец ювелирного магазина накануне предполагаемого приезда французской кинозвезды демонстрировал эти драгоценности репортерам в рекламных целях.

— Я должен ее найти, — помолчав, произнес Роберт.

— Зачем? — с наигранным недоумением спросила Келли. — Вы хотите предложить ей роль в своем новом фильме?

Роберт бросил на секретаршу сердитый взгляд.

— Это мое личное дело! — раздраженно воскликнул он.

— О, простите!

Внезапно Роберта прорвало.

— К вашему сведению, эта женщина — фантастическая любовница! — выпалил он.

— Правда? А что такого особенного… в ней? — поинтересовалась Келли, стараясь спрятать улыбку.

— Я сам не знаю, чем она меня покорила, — растерянно признался Роберт, — но я не могу ее забыть.

— Только не говорите, что вы влюбились в нее! — Келли от напряжения закусила губу. «Если он сейчас скажет, что влюблен, то я… Я признаюсь ему, и будь что будет!» — пронеслось у нее в голове. Роберт был слегка бледен после бессонной ночи, и глаза его казались еще более выразительными и зелеными, чем обычно. Келли, забыв о предосторожности, не могла отвести от него восхищенного взгляда.

После короткой паузы Роберт отрицательно покачал головой:

— Я не верю в любовь.

Келли разочарованно вздохнула. Другого ответа и ожидать было нечего!

— Неужели вы никого никогда не любили? Даже родителей? — с отчаяньем в голосе спросила она.

— Ну, это совсем другое дело. Любовь к родителям не замешена на сексе.

— Так, значит, вы не можете полюбить женщину, потому что занимаетесь с ней сексом? Впервые слышу о таком!

Роберт нахмурился.

— Не понимаю, почему я разговариваю с вами на эту тему… — пробормотал он.

— Потому что вы очень расстроены и нуждаетесь в поддержке. Вам нужен мой совет, чтобы снова обрести душевное равновесие.

Роберт внимательно посмотрел на секретаршу и опустился в кресло, стоявшее рядом с ее рабочим столом.

— Мне кажется, что вы верите в любовь с первого взгляда, это так? — спросил он с тайной надеждой в голосе, словно ждал, что сейчас Келли объяснит, что творится в его душе.

— Да, верю. Мои родители влюбились друг в друга еще в пятом классе, а потом прожили в браке сорок лет. У них трое детей, пять внуков, и они сумели сохранить свою любовь.

Роберт так недоверчиво смотрел на нее, будто она рассказывала ему сказки.

— Это исключение из правил. Уникальный случай, — наконец произнес он. — История ваших родителей — это отклонение от нормы.

— Отклонение от нормы — это спать с незнакомой женщиной, — жестко возразила Келли. — Вы даже имени ее не знаете!

Роберт покраснел.

— Но я думал, что это Лейн Ламонд, — стал оправдываться он.

— Но если вы не испытываете к этой женщине никаких чувств, то зачем ищете ее? По всей видимости, дама, с которой вы провели ночь, не хочет продолжения отношений с вами.

— Мне не нравится, как она обошлась со мной. Кто так делает? Она ворвалась в мою жизнь, а потом внезапно бесследно исчезла.

— Признайтесь, вы ведь тоже часто поступали подобным образом. Вы соблазняли женщину, проводили с ней ночь, а потом исчезали из ее жизни.

— Но это же разные вещи!

— Почему разные?

— Потому что я никого не тащил к себе в постель обманом! — возмущенный ее непониманием, воскликнул Роберт. — Вы прекрасно знаете, что некоторые актрисы не прочь переспать с продюсером, чтобы заключить выгодный контракт или сняться в новом фильме, пусть даже в эпизодической роли. Женщина в подобных обстоятельствах знает, на что идет. Она знает, что и зачем делает. Здесь нет обмана и подвоха. Признаюсь, порой мы просто делаем вид, что поднимаемся в номер, чтобы заняться любовью, а на самом деле мило проводим время в дружеской беседе. Все эти интрижки необходимы для паблисити, рекламы, светской хроники.

— Значит, в тех гостиничных номерах, которые я время от времени бронирую для вас и ваших пассий, ничего особенного не происходит? — удивленно спросила Келли.

Роберт печально усмехнулся.

Похоже, Келли зря: считала своего шефа бабником и ловеласом. Она знала, что ему свойственны такие качества, как преданность и верность. Он не менял своих бухгалтеров и адвокатов, у него были близкие друзья среди известных режиссеров. Наконец, Роберт был искренне привязан к своим родителям.

Конечно, он не вел жизнь монаха. Келли знала по крайней мере двух женщин, с которыми у шефа были продолжительные романы. А прошлой ночью она сама убедилась в том, что он был опытным любовником.

— Я так и не поняла, почему вам запала в душу женщина, с которой вы провели прошлую ночь? — тихо спросила она.

Роберт задумался.

— Я сам толком не пойму… Меня поразило то, что ей ничего не нужно было от меня. Она не преследовала никаких корыстных целей… Даже драгоценности вернула в магазин! Может быть, вы мне объясните, что ей было нужно?!

— Но может быть, этой женщине нужны были именно вы. Например, она тайно влюблена в вас и хотела… провести с вами время наедине. Это и было ее целью.

— Это, конечно, льстит моему самолюбию, но кажется совершенно неправдоподобным, — заявил Роберт, сокрушенно качая головой. — Почему она ни о чем не попросила меня? Почему даже имени своего не сказала?!

— Потому что ей ничего не было от вас нужно! — перебила Келли, удивляясь непонятливости шефа. — Значит, вы ищете эту незнакомку только потому, что ее загадочное поведение заинтриговало вас?

— Я во что бы то ни стало найду ее!

В голосе Роберта слышалась непоколебимая решимость. По спине Келли забегали мурашки. Она и не предполагала, что эта ночь оставит глубокий след в его душе. Честно говоря, она вообще не задумывалась о его чувствах. Ей казалось, что Роберт Адамс легко воспримет это романтическое приключение и сохранит о нем приятное воспоминание. Но ее расчеты не оправдались.

По иронии судьбы он именно ей открыл свое сердце и попросил дать совет. Келли впервые серьезно подумала о том, что, возможно, совершила большую ошибку, решившись сыграть роль Лейн Ламонд.

— Если бы сейчас таинственная незнакомка находилась рядом с вами, — задумчиво произнесла Келли, — что бы вы ей сказали?

— Не знаю, все зависит от обстоятельств. Сначала ее нужно найти.

— А как вы собираетесь ее искать?

— Понятия не имею. Я знаю лишь, что она занята в киноиндустрии. Этой женщине было известно, что Лейн Ламонд собиралась приехать в Голливуд, но ее самолет приземлился в Лондоне из-за неисправности двигателя. Она знала также, что киностудия приготовила наряд и драгоценности для Лейн, в которых та должна была появиться на маскараде. Вся эта информация доступна лишь тем, кто работает в нашей системе. Каким образом она стала известна ей?

Звонок телефона прервал их разговор. Это была Миа, актриса и бывшая любовница Роберта. Сейчас она была замужем и жила в Ванкувере. Келли попросила Миа подождать и сообщила шефу о том, кто его спрашивает.

Роберт тяжело вздохнул:

— Скажите ей, что я сейчас занят и перезвоню попозже.

Келли выполнила его распоряжение. Может быть, он хочет переговорить с Миа без свидетелей? Или так сильно расстроен, что не в состоянии ни с кем общаться? Келли вдруг стало жаль шефа. Как же ему помочь? Но признаться, что она и есть та самая соблазнительница, которую он ищет, она никак не могла!


Глава 6

Роберт находился в подавленном настроении. Весь день прошел впустую: он не смог сосредоточиться на делах и думал лишь об этой таинственной незнакомке. Чтобы немного успокоиться и прийти в себя, он решил прокатиться с ветерком на автомобиле по загородному шоссе. Такие прогулки всегда помогали ему восстановить душевное равновесие.

Но и тут его продолжали терзать те же мысли. Кем была эта женщина в маске? Зачем она соблазнила его? Может быть, это розыгрыш? Кто-то из знакомых нанял путану, чтобы подшутить над ним? Если это так, то шутка получилось злой. Впрочем, нет… Незнакомка точно не принадлежала к числу женщин легкого поведения…

Раздался сигнал мобильного телефона. Номер, появившийся на дисплее, был ему незнаком.

— Роберт Адамс слушает, — мрачно ответил он. У него сейчас не было никакого желания общаться с кем бы то ни было.

— Добрый день, — раздался в трубке женский голос.

Тот же самый французский акцент! Роберт чуть не подпрыгнул, сидя за рулем, и стал быстро сбрасывать газ.

Это была она! Женщина, имени которой Роберт до сих пор не знал. Теперь из-за нее он чуть было не съехал в кювет. «Только бы не спугнуть ее!» — подумал он и заговорил нарочито спокойным небрежным тоном, хотя его сердце готово было выпрыгнуть из груди.

— Я рад, что ты позвонила.

— В самом деле?

Она помолчала, и Роберт страшно испугался, что его собеседница даст сейчас отбой.

— Я провел с тобой незабываемую ночь, — сказал он, тщательно подбирая слова.

— Здорово было, правда?

— Да.

«Зачем она позвонила? — лихорадочно соображал Роберт. — Хочет снова встретиться? Интересно, согласится ли она поужинать со мной? Или захочет сохранить инкогнито?»

— Во что вы сейчас одеты? — спросил он, вспомнив ее ночной наряд, в котором она впервые предстала перед ним, и ощутил под пальцами скользящий шелк, когда он расстегивал на ее спине молнию.

Она ответила не сразу.

— Я… в пену… — От ее бархатного голоса он обмяк.

— В пену? — переспросил он, чувствуя, что подчиняется магнетизму ее голоса.

— Да… я лежу в ванне. И… думаю о тебе.

Представив ее влажное обнаженное тело, пряди волос, прилипшие к шее, Роберт почувствовал, как в нем нарастает возбуждение. Ему стало ясно, что незнакомка рассчитывала именно на такую его реакцию.

— А ты помнишь, как мои пальцы гладили твою грудь? — спросил он, подхватывая игру.

— Я… помню… твои пальцы… — раздалось в трубке.

— Я хочу, чтобы ты сейчас сама погладила свои соски…

Роберт услышал легкий плеск воды, а затем тихий завораживающий смех.

— У меня руки нежнее, чем у тебя… — Она его дразнила!

— Поиграй со своими сосками, — все больше заводясь, приказал он.

Но одна мысль не давала ему покоя. Зачем она позвонила? А вдруг это новая ловушка?

— Скажи, ты записываешь наш разговор? — вдруг осенило его.

Она снова засмеялась, но теперь успокаивающе.

— Нет, не бойся. Если наш разговор станет достоянием общественности, я пострадаю больше, чем ты.

— Почему это?

— Потому что ты — лицо известное и влиятельное. Скандал пойдет тебе только на пользу, увеличит интерес публики к тебе. А я потеряю свою работу и окажусь на улице.

У него вертелся на языке вопрос, где же она работает, но задать его он не решился. Сомнений не было, она — сотрудница их компании, поскольку вдобавок ко всему еще и знает номер его мобильного телефона!

— Ты продолжаешь ласкать себя? — вместо этого спросил Роберт, все еще завороженный тем, как она его дразнит.

— Да… как ты велел…

Роберт чуть не застонал. Как бы ему хотелось оказаться сейчас рядом с ней! Вблизи увидеть жемчужные пузырьки пены на ее коже. Прикоснуться к ним губами… Обхватить руками ее гибкое влажное тело. Но вместо этого он мог лишь стиснуть пальцами телефонную трубку.

— Может быть, как-нибудь встретимся? — хрипло пробормотал он, не в силах оторваться от своего видения — ее тело под тонким слоем прозрачной воды, на поверхности которой плавают пушистые островки белой пены…

Она не ответила и продолжала описывать свои ощущения, чем приводила его в состояние, близкое к умопомрачению. Когда он почувствовал, что вот-вот взорвется изнутри, она вдруг прервала свой монолог:

— Пожалуй, нам пора прекратить!

— Нет, нет! — почти вскрикнул Роберт. — Давай… еще… Я хочу тебя видеть, — сорвался он с осторожного просительного тона. — Ты сможешь завтра приехать в мой офис? — Вопрос его прозвучал властно и настойчиво.

— Скажи честно, зачем ты ищешь встречи со мной? — услышал он в ответ.

Роберт решил не кривить душой.

— Как любовница ты великолепна. Но мне хочется большего.

— Большего? — удивленно переспросила незнакомка.

— Да, это что-то невероятное, но я постоянно думаю о тебе, — признался он. — Но это не для телефона. Пожалуйста, приезжай.

— Ну что ж, я подумаю… над твоим предложением… Возможно, завтра мы увидимся. Но у меня есть одно условие.

— Какое? — нетерпеливо спросил Роберт.

Она тихо засмеялась:

— Какой ты прыткий! Завтра я пришлю тебе маленький подарок. Ты сам решишь, принимать его или нет.

Роберт насторожился. Что снова задумала эта бестия? Впрочем, он боялся задавать лишние вопросы. Главное, что она согласилась с ним встретиться!

— Хорошо, — сказал Роберт.

* * *

Келли никогда прежде не занималась сексом по телефону. Честно говоря, ей это понравилось. Глядя на себя в зеркало, она улыбалась с довольным видом. Разговор с мужчиной, которого она не один год безответно любит, доставил ей огромное удовольствие. Она решила снова встретиться с ним, приняв образ таинственной незнакомки.

Роберт, конечно, рассчитывал на то, что приход и уход его возлюбленной зафиксируют камеры наружного наблюдения, и он по видеозаписи опознает ее. Но Келли придумала, как устроить так, чтобы шеф не разоблачил ее. Несмотря на уверенность в том, что и эта проказа сойдет ей с рук и она не потеряет работу, по спине Келли забегали мурашки.

Приняв ванну, она собралась ложиться спать, поскольку чувствовала себя смертельно уставшей, но тут раздался звонок в дверь. Посмотрев в глазок, Келли увидела Кимберли и вспомнила, что сегодня вечером они собирались вместе отправиться на спектакль студенческого театра.

Келли поспешно открыла дверь.

— Прости, Ким, прости, пожалуйста! Я совсем забыла о наших планах!

Кимберли посмотрела на часы:

— Если ты поторопишься, мы еще успеем к началу.

Келли было жаль разочаровывать подругу, но от усталости она едва держалась на ногах.

— Я целые сутки не спала, у меня слипаются глаза, никаких сил нет.

Кимберли внимательно посмотрела на подругу.

— Может быть, ты прячешь в спальне любовника? — подозрительно спросила она.

— С чего ты взяла?

— У тебя такое умиротворенное выражение лица…

Келли засмеялась:

— Я действительно занималась сексом. По телефону.

Кимберли прошла на кухню, открыла холодильник и достала банку пива.

— Я понимаю, что твоя жизнь сейчас намного интереснее всякого спектакля, — заявила она. — Ты говорила по телефону с Робертом?

— Угу, я позвонила ему под видом таинственной незнакомки.

— И о чем вы беседовали?

Келли присела к столу.

— Я согласилась завтра снова встретиться с ним.

Кимберли покачала головой:

— Ты играешь с огнем!

— Но ведь ты всегда поддерживала и ободряла меня, Ким. Я и на этот раз рассчитываю на твою помощь. Ты не могла бы подежурить вместо меня завтра у телефона? Я хочу сослаться на нездоровье и отпроситься с работы.

Кимберли с ужасом посмотрела на подругу.

— Но я не знаю, в каких случаях соединять шефа, а в каких нет!

— Я оставлю тебе список тех, кто может позвонить, с рекомендациями.

— Знаешь, Келли, я ведь тоже рискую потерять работу, если обман раскроется и выяснится, что я помогала тебе. Роберт уволит нас обеих.

— Не волнуйся, я выгорожу тебя и скажу, что это я одна во всем виновата. Роберт очень вспыльчивый, но справедливый человек. Он не станет принимать опрометчивых решений, вот увидишь.

— И все же мне страшно, Келли…

— Если ты хочешь, чтобы он снял фильм по твоему сценарию, ты должна сблизиться с ним. Поэтому воспользуйся шансом подежурить в его приемной и пообщаться тет-а-тет.

— Знаешь, я его побаиваюсь. Всякий раз, когда я его вижу, то начинаю заикаться или расплескиваю кофе, как в прошлый раз, или отвечаю невпопад… Не могу я с ним общаться, Келли, пожалей меня!

— А ну прекрати сейчас же! Сама втравила меня в эту историю, а теперь хочешь выйти сухой из воды. Запомни, Кимберли, назад пути нет! Я обещала завтра встретиться с ним, но без твоей помощи у меня это не получится.

— А почему ты уверена, что он на этот раз не узнает тебя?

— Я войду к нему в просмотровую комнату в тот момент, когда он будет знакомиться с рабочими материалами нового фильма. Там будет темно, понимаешь? Роберт не сможет разглядеть моего лица.

— Боже правый! Ты хочешь соблазнить шефа прямо в офисе?

— Да, поэтому мне и нужна твоя помощь. Нам никто не должен мешать — ни звонки, ни посетители…

— А что потом?

Келли, нахмурившись, с недоумением посмотрела на подругу.

— Что ты имеешь в виду? Потом я уйду…

— Я хотела спросить, как будут дальше развиваться ваши отношения?

— Я еще не задумывалась над этим.

Кимберли вздохнула.

— Чем чаще будут ваши встречи, тем больше риск, что он тебя узнает, — заметила она.

— Я буду очень осторожной.

— А если он поручит службе безопасности вычислить тебя?

— Ну и чего он добьется? Ему сообщат, что его таинственная незнакомка, по-видимому, работает здесь, в административном здании киностудии, или имеет пропуск в него.

— А если Роберт просто включит свет?

— Дело в том, что… Понимаешь ли, в действительности он не хочет знать, кто я.

У Кимберли глаза округлились от удивления.

— С чего ты это взяла?

— Ему нравится эта игра. Если бы он просто хотел разоблачить меня, то уже бы это сделал… Ведь я звонила ему на мобильный из дома, и у него определился мой номер… Так что ему не составило бы труда узнать, откуда был звонок…

Кимберли с немым восхищением и страхом смотрела на подругу.

— Я и не подумала сразу… Ты с ума сошла! Он так и сделает! — выдавила она.

— Нет. Он обрадовался моему звонку и сказал, что хочет снова встретиться со мной на моих условиях.

Келли достала из холодильника шоколадное мороженое и протянула подруге.

— Так ты поможешь мне, Ким?


Глава 7

На следующий день Роберт с особым волнением переступил порог административного здания киностудии. После телефонного разговора с таинственной незнакомкой он долго не мог уснуть.

Он не был уверен в том, что женщина, которой теперь были заняты все его мысли, выполнит свое обещание и приедет в офис. Вообще-то служба безопасности не допускала посторонних на территорию киностудии «Симитар», но незнакомка, судя по всему, была ее служащей. В огромном здании работало несколько тысяч человек, и Роберт, конечно, знал далеко не всех.

Войдя в офис, он увидел в приемной вместо своей секретарши Келли ассистентку отдела производства фильмов Кимберли.

— Доброе утро, мистер Адамс, — поздоровалась она, привстав с кресла, как ученица, когда учитель заходит в класс.

Роберт уже не раз замечал, что Кимберли страшно волнуется в его присутствии. Но сейчас ему было не до этого. Он сухо кивнул ей.

— А где Келли?

— Она приболела, и я ее замещаю.

Роберт нахмурился. Как не вовремя! Если в его офисе появится таинственная незнакомка, ему бы не хотелось, чтобы ее кто-нибудь видел, кроме преданной секретарши.

— Я буду у себя, — сказал он и скрылся за дверью своего кабинета.

Сев за стол, Роберт связался с Джоном Дэвисом, режиссером, который должен был снимать новый фильм.

— Нам надо обсудить детали нашего проекта, Джон.

— А Лейн Ламонд уже подписала контракт?

— Она еще не прилетела, технические проблемы с самолетом. Но скоро будет здесь.

— Ты уже кого-то наметил на главную мужскую роль?

— Вот об этом как раз я и хотел поговорить с тобой.

— Прекрасно. Давай встретимся в десять, Роберт, пропустим по стаканчику и побеседуем. Ты платишь!

— Хорошо, в десять так в десять.

Роберт отметил время назначенной встречи в своей электронной записной книжке.

Вскоре в дверь постучали, и на пороге появилась Кимберли. В одной руке она держала какие-то бумаги, а в другой — стопку кассет.

— Я принесла вам… здесь записи телефонных сообщений, полученных сегодня, и съемки… отснятые материалы нового фильма, — запинаясь, доложила она и хотела положить кассеты на стол, но они выпали из ее рук, перевернув чашку с кофе.

Черная жидкость залила разложенные на столе бумаги.

— О, простите… — испуганно пробормотала Кимберли и начала усердно вытирать пролитый кофе своим носовым платком.

— Успокойтесь. Почему вы все время нервничаете в моем присутствии?

— Как же мне не нервничать, ведь от вас зависит вся моя жизнь!

— Простите, но я вас не понял…

Роберт внимательно посмотрел на ассистентку. Нет, она ничем не напоминала таинственную незнакомку. У Кимберли были длинные темные волосы и худощавая фигура.

— Я хочу, чтобы по моему сценарию сняли фильм, мистер Адамс!

— Называйте меня, пожалуйста, просто Робертом. Меня так все зовут.

Кимберли тяжело вздохнула.

— Думаете, мне нравится работать ассистенткой в отделе производства фильмов? — спросила она со слезами на глазах. — Я не для того заканчивала киноакадемию, чтобы ежедневно мотаться в аэропорт за новыми материалами, отснятыми на площадках, разбросанных по всему миру. Я хочу писать сценарии, заниматься режиссурой и снимать фильмы. Я из кожи вон лезу, чтобы воплотить свою мечту, а вы не желаете помочь мне хотя бы немного!

Роберт, пряча улыбку, скрестил руки на груди.

— Вы прочли мой сценарий? — с обидой в голосе спросила Кимберли.

— Нет, я был занят.

— Вы все время будете заняты! Я состарюсь в ожидании, пока вы прочтете мой сценарий!

— Он, наверное, лежит на полке в приемной среди папок с документами. Если хотите, принесите его.

— Зачем он вам?

— Ну, во всяком случае, не для того, чтобы заливать его кофе. Может быть, я выкрою минутку и прочитаю его.

Кимберли, подбоченясь и горделиво вскинув голову, окинула его сердитым взглядом.

— Если вы не прочитаете мой сценарий до конца месяца, я пошлю его другу, который работает в конкурирующей кинокомпании, — заявила она.

Роберт слегка приподнял бровь.

— А вот эта глупая угроза была ошибкой! До этого вы держались превосходно.

— Простите, — сразу же сникла Кимберли. — Я просто не знаю, как вас убедить… прочитать его побыстрее…

Роберт взглянул на записи телефонных сообщений. Ему было трудно разобрать незнакомый почерк.

— Были какие-нибудь важные звонки? — спросил он.

— Звонили агент Лейн Ламонд и ваш отец.

— А был ли звонок от человека, не назвавшего себя?

Кимберли посмотрела на продюсера с наигранным удивлением.

— Да, был странный звонок от женщины, говорившей с французским акцентом. Она не захотела назвать свое имя…

— Она оставила сообщение?

— Да, она сказала, что вы должны ровно в час дня вместе посмотреть отснятый материал нового фильма. Вам известно, кто эта дама?

— Я не имею об этом ни малейшего понятия, — со счастливой улыбкой промолвил Роберт. — Очень прошу вас, если во время просмотра в офис зайдет незнакомка, беспрепятственно пропустите ее ко мне. Только, ради Бога, не разглядывайте ее и не задавайте ни-ка-ких вопросов!

* * *

В первой половине дня Келли позвонила в приемную Адамса. Кимберли сразу же ответила.

— Как дела? — спросила Келли.

— Ты откуда звонишь?

— Из магазина. Я покупаю нижнее белье. Слушай, я никак не пойму, почему стринги такие дорогие? Ведь на их изготовление почти не нужно ткани!

Кимберли пропустила риторический вопрос подруги мимо ушей.

— Роберт обещал прочитать мой сценарий, — радостно сообщила она.

— Прекрасно. Как ты этого добилась?

Кимберли засмеялась:

— Я разлила кофе на его столе и надерзила ему.

— Интересная тактика.

— Мне просто повезло. Он пребывает в радостном ожидании свидания с… незнакомкой. Кстати, я уже сказала, что дама обещала навестить его во время просмотра материалов нового фильма, — понизив голос, добавила Кимберли.

— Да? Но я подумала, что это очень рано, Ким. Я приеду около пяти.

— Но я ему уже сказала! — с ужасом в голосе прошипела Кимберли.

— Ничего! Ожидание пойдет ему на пользу. Сотрудники службы безопасности сменяются в пять часов. Я войду в здание без десяти пять, а ты как бы невзначай скажешь Роберту, что я забегала за дубликатом ключей от машины. Завтра я ему сообщу, что захлопнула дверцу машины, оставив внутри ключи, когда ездила к врачу. Тогда у него точно не возникнет подозрений, когда охрана сообщит ему, что я приезжала в офис…

— Но если ты появишься в его кабинете в пять часов, он увидит твое лицо! Ведь затемнение есть только в просмотровой комнате.

— Не волнуйся, я все предусмотрела! Около четырех ему доставят небольшую посылочку. Проследи за тем, чтобы он обязательно открыл ее.

— Хорошо. А что за посылка?

— Все узнаешь потом, ладно, Ким? Спасибо тебе!

* * *

Просматривая рабочий материал нового фильма, Роберт нетерпеливо поглядывал на дверь. Он решил сразу же остановить пленку, как только его возлюбленная переступит порог, чтобы она чувствовала себя в полной безопасности и не боялась, что он разглядит ее лицо. Но она так и не пришла. Роберт был сильно разочарован.

Выйдя из просмотровой комнаты, он сел за стол и стал работать с документами. Но его мысли постоянно возвращались к этой таинственной женщине. Он стал в деталях вспоминать вчерашний телефонный разговор: может быть, он допустил какую-то бестактность?..

— Роберт, курьер доставил вам посылку, — доложила Кимберли, входя в его кабинет. — Отправитель неизвестен.

Глаза Роберта радостно вспыхнули. Неожиданных сюрпризов можно было ожидать только от одного человека — от Нее!

Кимберли поставила на стол коричневую коробку.

— Спасибо, — поблагодарил ее Адамс.

Когда дверь за ассистенткой закрылась, Роберт сразу хотел открыть коробку, но тут раздался звонок по внутренней линии. Это был Дерек Паркер.

— До меня дошли кое-какие неприятные слухи, — сказал он. — Лейн Ламонд находится сейчас в Ванкувере. Туда же недавно вылетел Дэн О’Доннел.

— Понятно.

— Я окажу финансовую поддержку тому из вас, кто подпишет с ней контракт. Твой проект лучше, но фильму, в котором будет играть Лейн, обеспечен кассовый успех. Так что прими к сведению.

Роберт был благодарен Дереку за честность. Без огромных средств, которые мог дать только Паркер, ему не удастся реализовать проект. Надо во что бы то ни стало опередить О’Доннела! Если, конечно, еще не поздно.

— Спасибо за информацию, Дерек. Похоже, выходные мне придется провести в Ванкувере.

— Да, ты можешь взять самолет, принадлежащий киностудии, — подсказал Дерек. Похоже, ему самому хотелось, чтобы Адамс опередил своего конкурента.

Еще раз поблагодарив Паркера, Роберт закончил разговор и вскрыл посылку. Внутри лежала записка.

«Дорогой Роберт!

Я скоро приеду в твой офис. Приготовься, завяжи этой повязкой глаза и разденься. Если дверь твоего кабинета будет заперта изнутри, я пойму, что ты меня ждешь обнаженный».

У Роберта учащенно забилось сердце. Какая дерзость! Незнакомка сводила его с ума своей бесшабашностью. Но на этот раз он твердо решил держать ситуацию под контролем.

Роберт связался с приемной.

— Кимберли!

— Я слушаю, сэр.

— Дама, о которой я вам говорил, приедет с минуты на минуту. Не могли бы вы дождаться, пока она придет, а потом уйти, заперев за собой дверь приемной?

— Конечно, сэр. Ах да, чуть не забыла! Только что здесь была Келли. Она нечаянно захлопнула в салоне ключи от машины и заезжала за дубликатом. Она просила передать вам, что завтра выйдет на работу.

— Спасибо.

Роберт запер дверь, задернул шторы на окнах, разделся и, сев в кресло, завязал себе глаза.


Глава 8

Келли вошла в административное здание киностудии и кивнула охране. Вынув из кармана носовой платок, она высморкалась, делая вид, что у нее сильная простуда.

При мысли, что Роберт, обнаженный, с завязанными глазами, ждет ее сейчас, Келли охватило возбуждение. А что, если он не выполнил ее указаний? Она учла и этот вариант развития событий. Если в кабинете ее встретит одетый шеф, то она выступит в привычной для себя роли секретарши, явившейся за папкой с документами, с которыми она якобы хочет поработать дома.

Поднимаясь в лифте, Келли чувствовала, как сильно у нее колотится сердце. Войдя в приемную офиса Адамса, она увидела Кимберли и прижала палец к губам. Та молча взглянула на часы, взяла свою сумочку и, выйдя за дверь, закрыла ее на ключ.

По спине Келли опять забегали мурашки. Сделав глубокий вдох, она медленно выдохнула, чтобы успокоиться, а потом взялась за ручку двери, ведущей в кабинет шефа. Дверь была заперта. Она тихонько постучала и услышала, как повернулся ключ в замке. Помедлив еще несколько секунд, Келли толкнула дверь и ступила в полумрак комнаты.

Роберт сидел в кресле. На нем не было ничего, кроме повязки, закрывавшей верхнюю половину лица.

— Если ты хочешь, чтобы я осталась здесь, — произнесла Келли, не забывая о французском акценте, — ты должен обещать, что не снимешь повязки.

— Хорошо, обещаю.

Роберт понимал, что особую прелесть их свиданиям придает именно атмосфера таинственности. Секс без всяких обязательств с обворожительной и чувственной женщиной — мечта любого мужчины.

Келли остановилась за его креслом, и он ощутил тонкий аромат духов. Его будоражил этот запах. О, с каким наслаждением он обнял бы ее сейчас и зарылся лицом в ее волосы! Но он знал, что незнакомка сама хочет вести эту игру, и боялся спугнуть ее.

— У тебя очень красивое тело, — услышал он.

— В таком случае, садись рядом и любуйся им. Кстати, можешь тоже снять свою одежду.

— Хорошо, я сниму блузку, — сказала она, и Роберт услышал шорох шелковой ткани.

Его бросило в жар, когда он представил ее обнаженную грудь.

Незнакомка тронула его за колено.

— Мне нравится то, как ты реагируешь на мое присутствие, — смеясь, сказала она.

Она наблюдала за реакциями его тела! Ни одна женщина еще не играла с ним в подобные игры. Возбуждение Роберта нарастало.

— Сегодня утром я купила себе новый лифчик и трусики, — сообщила она. — Очень жаль, что ты их не видишь. Но я тебе помогу. Лифчик у меня особенный, он не прикрывает сосков.

У Роберта перехватило дыхание, когда он представил эту соблазнительную картину, ему не терпелось дотронуться до ее груди.

— У тебя, наверное, сейчас твердые набухшие от возбуждения соски, — хрипловатым голосом проговорил он и почувствовал, как ее сосок коснулся его губ.

Однако незнакомка отпрянула прежде, чем он успел схватить ее.

— Ты решила помучить меня?

— Но ведь тебе это нравится!

— И все же я предпочел бы настоящие ласки воображаемым.

Незнакомка тут же коснулась губами его восставшей плоти, и по телу Роберта пробежала сладкая судорога. Он тихо застонал от неутоленного желания.

— Ты не будешь возражать, если я привяжу твои руки к подлокотникам кресла? — спросила незнакомка.

— Ты хочешь, чтобы я полностью находился в твоей власти?

— Ты и так находишься в моей власти. Разве ты еще этого не понял?

— А если я скажу «нет»?

— А если я сейчас уйду?

— Ну, хорошо, привязывай, — сдался Роберт, испугавшись, что она действительно сейчас уйдет.

Роберт сильно рисковал, доверяя незнакомой женщине.

— Не двигайся! — приказала Келли и стала привязывать его запястья к подлокотникам тонкой тесемкой.

Роберт понял, что его оковы чисто символические. По-настоящему его держали здесь собственные желания. Незнакомка прильнула к его губам. Ее нежность и дерзость возбуждали Адамса сильнее всего. Но она оторвалась от него и отошла.

Он услышал шорох ткани и понял, что она снимает юбку.

— Расскажи, какие на тебе трусики, — попросил Роберт.

— На мне зеленые стринги. А под ними у меня гладкая кожа.

Роберт поборол желание немедленно увидеть все это и дотронуться до ее соблазнительного тела. Он едва сдержался, чтобы не сорваться с места.

— Подойди ко мне, я хочу прикоснуться к тебе, — сдавленным голосом едва выговорил он и услышал, что она снова приблизилась.

Вот она наклонилась, и он почувствовал на своих губах ее губы. Поцелуй был острым, он вздрогнул, повязка чуть сдвинулась, и он увидел лицо своей таинственной возлюбленной! Это была его секретарша!

Так вот кто, оказывается, соблазнил его! Келли! Она выдала себя за Лейн Ламонд, чуть не свела его с ума, занимаясь с ним сексом по телефону, а теперь заставила ждать ее в рабочем кресле — голым! С завязанными глазами! Как же он раньше не догадался, что это она! Ведь только она знала все его привычки, номера телефонов, распорядок дня, вкусы и пристрастия. Только она могла спланировать такую авантюру и реализовать свой коварный замысел, не вызвав при этом у него подозрений. Но это только сейчас кажется очевидным. А еще минуту назад… Нет, это была совершенно другая женщина! Вот уж кому надо дать «Оскара»! Чтобы так перевоплотиться, нужен недюжинный талант или… И тут его сердце сжалось. Или… очень сильное чувство, ради которого можно свернуть горы. «Неужели она меня любит?!» — потрясло его второе открытие.

Он и представить себе не мог, что Келли такая соблазнительная и страстная. Она всегда вела себя сдержанно, носила строгие деловые костюмы, под которыми скрывала все это великолепие. Трудно было поверить в то, что открылось ему сейчас, но неоспоримый и веский аргумент красноречиво свидетельствовал о реальности происходящего. Противостоять этой аргументации не было ни сил, ни желания, ни возможности — искусительница своими волшебными пальцами нежно держала его в руках.

Келли, не заметив разоблачения, продолжала свою захватывающую игру.

— Хочешь, я сниму трусики? — При звуках ее голоса он снова чуть было не вскочил и не стиснул ее в своих объятиях. Но в этом уже не было необходимости.

Он почувствовал, как она садится на него верхом, и, застонав, одним сокрушительным толчком проник в ее зовущее лоно. Оба раскаленные до предела, они мгновенно достигли пика наслаждения и замерли в объятиях друг друга. Придя в себя, Роберт заметил, что порвал тесемки и, обхватив Келли руками, крепко прижимает ее к своей груди. Ее теплое дыхание чуть щекотало его кожу.

Думать о чем бы то ни было он сейчас не мог. Настоящее поглотило его без остатка…

* * *

Келли ушла, так и не догадавшись о том, что ее раскусили. Открытие, сделанное Робертом, не давало ему покоя. Противоречивые чувства разрывали его на части. Его вдруг охватывало негодование: да как она смела так над ним издеваться! «Объявление в газету? Продиктуйте мне текст!» «Спать с женщиной, даже не зная ее имени, — фу, какая непристойность!» И при этом — такое невинное лицо! Немыслимо! А то он вдруг ловил себя на мысли, что… боится ее потерять! Это-то и было самым ужасным. Никогда еще ничего подобного он не испытывал.

Роберт решил съездить к отцу. Уж он-то наверняка даст ему верный совет! Джейсон Адамс, опытный в любовных делах, хорошо разбирался в женской психологии.

Дом Джейсона располагался на скале, откуда открывался чудесный вид на водные просторы. В этот вечер Тихий океан казался спокойным и мирным. Пляж был безлюден. У отца Роберта были дом в Беверли-Хиллс, пентхаус в Нью-Йорке и особняк в Лондоне. Но Роберт больше всего любил именно этот загородный скромный коттедж.

Дворецкий Джейсона проводил гостя на террасу. Отец читал газету. Увидев сына, он искренне обрадовался и встал ему навстречу.

— Ба, какие люди! Что твоя привело сюда, сынок?

— Я хотел бы поговорить с тобой об одной женщине, пап.

Джейсон удивленно приподнял бровь:

— Да на тебе лица нет. Что случилось? О какой женщине?

— О моей секретарше.

— Она забеременела?

— Нет.

— Она обманывает тебя?

— Нет.

— Продает информацию папарацци?

— Тогда в чем проблемы?

Джейсон снова опустился в шезлонг.

— Я не знаю, чего она хочет, папа, — признался Роберт. — Недавно на маскараде она выдала себя за Лейн Ламонд, скрыв лицо под маской. Помнишь, ты еще сам сказал мне, что это не могла быть Лейн? Мы провели с ней ночь, и я так и не понял, что это моя секретарша.

— А теперь она тебя шантажирует?

Роберт бросил на отца изумленный взгляд. Почему он сразу же представил самое плохое? Наверное, он предположил такое развитие событий в силу своего большого жизненного опыта. Недаром он много лет проработал в Голливуде.

— Нет, дело совсем не в этом, — сказал Роберт.

— Тогда в чем же?

— Я не вижу мотивов ее поступка.

— А ты считаешь, что они обязательно должны быть?

— А как же иначе.

— Видишь ли, женщины иногда руководствуются чувствами, а не доводами рассудка или корыстными интересами. Твоя мать полюбила меня еще до того, как я стал знаменитым и богатым. — В голосе отца звучала печаль.

Роберт до сих пор не понимал, почему его родители расстались. Никто из них не говорил с сыном на эту тему. Они с уважением относились друг к другу и оставались добрыми друзьями.

Джейсон внимательно посмотрел на сына.

— Я не смогу дать тебе дельного совета, если ты не посвятишь меня во все детали твоей истории, — сказал он.

Но Роберту совсем не хотелось подробно рассказывать о своих отношениях с Келли. Он подозревал, что отец не поймет его, если он прямым текстом заявит, что влюбился. Роберт и сам был в недоумении. Почему он не смог забыть ночь в отеле «Вендаз» и стал искать новой встречи с незнакомкой? А после того, как узнал, кто именно скрывался под маской, он вообще утратил душевный покой. Уже несколько дней у него было странное чувство, как будто он не ходит, а парит над землей. Он плохо спал, но тем не менее днем был, как никогда, бодр и полон энергии. Роберт не хотел терять Келли. Она нужна была ему и как помощница, и как возлюбленная.

Джейсон с сочувствием смотрел на сына. Ему очень хотелось взбодрить его, сердцем он чувствовал, что для сына это серьезный вопрос. Роберт находился на пике своей популярности, на взлете карьеры, было бы досадно, если такой, по мнению Джейсона, пустяк мог выбить его из колеи.

— Роб, не бери в голову. Ну, переспал с секретаршей — с кем не бывает? — Он ободряюще хлопнул его по плечу и подмигнул. — А ты не задумывался, какой потрясающий сюжет для фильма тебе сама жизнь подбросила, а?! Из всего надо извлекать положительные моменты!

Роберт поморщился. Раньше он тоже всегда в своей жизни ставил на первое место работу. Но теперь приоритеты поменялись. Неожиданно для него самого Келли стала смыслом его существования.

— Ты не можешь забыть ее, не так ли? — спросил Джейсон. Работа актера научила его понимать людей и их эмоции.

Роберт печально улыбнулся.

— Но в таком случае скажи… Ее, кажется, Келли зовут? Скажи Келли, что ты узнал ее.

— Знаешь, папа, у меня есть более интересная идея.

— Какая же?

— Нет, папа, пока это мой секрет. Хочу лишь сказать, что ты очень помог мне. Спасибо.

* * *

На следующее утро Келли пришла на работу окрыленная и радостная. Ее женскому самолюбию льстило то, что она сумела во второй раз соблазнить Роберта. Келли понимала, что их связывал только секс. Как бы Роберт ни был очарован таинственной незнакомкой, о любви в их отношениях не могло быть и речи. Увы, Адамс не был способен на глубокие сильные чувства.

Переступив порог кабинета шефа, Келли невольно вспомнила о том, чем они вчера здесь занимались, и едва сдержала улыбку. Чтобы записать текст факса, она села в то кресло, в котором совсем недавно сидел ее голый шеф с завязанными глазами, и заерзала, почувствовав возбуждение.

— Кому вы хотите послать факс? — деловито спросила она.

— Одной… подруге, которая сейчас находится в Ванкувере.

— А как ее зовут?

— Это факс личного содержания.

Келли знала, что одна из бывших подруг Роберта действительно живет в Ванкувере. Ее зовут Миа, и она два года назад вышла замуж за капитана дальнего плавания. В Голливуде ходили слухи, что Миа недавно развелась и снова стала сниматься в кино. Может быть, Адамс хотел предложить ей роль?

Келли замерла с блокнотом и карандашом в руках, ожидая, когда шеф начнет диктовать.

— Пишите! — сказал он. — «Эти дни были самыми прекрасными в моей жизни. Наше первое свидание походило на одну из сказок «Тысячи и одной ночи». А помнишь наш секс по телефону? После него мне начали сниться эротические сны».

Карандаш Келли замер над листом бумаги. Знакомые мурашки побежали у нее по спине. Роберт писал далекой подруге о своих отношениях с таинственной незнакомкой, то есть с ней! Она не понимала, что происходит.

— «Но особенно мне понравилось наше свидание в моем офисе», — продолжал Роберт, поглядывая на Келли.

У нее перехватило дыхание. Теперь она не сомневалась в том, что речь идет об их отношениях. Так, значит, Роберт считал, что таинственной незнакомкой была его бывшая подружка? Келли покраснела и, чтобы не выдать своего смущения, уронила карандаш и тут же наклонилась за ним. Она надеялась, что Роберт не заметит ее замешательства.

Подняв карандаш, она выпрямилась и поправила прическу.

— Простите, — пробормотала она.

— Прочитайте, пожалуйста, последнее предложение, — попросил Роберт.

Келли выполнила его просьбу.

— Так, значит, вы все же догадались о том, кто была ваша таинственная незнакомка? — спросила она, и голос ее предательски задрожал.

— Мне кажется, что да.

— И кто же она?

У Келли вдруг пересохло в горле, и она судорожно сглотнула. На мгновение ей опять показалось: шеф знает, что под маской скрывалась она, его секретарша, и играет с ней сейчас как кошка с мышкой.

— Я пока не хочу говорить об этом, — ответил Роберт. — Сначала я должен расспросить мою подругу.

Келли почувствовала облегчение, решив, что ее опасения были напрасными.

— А вы, Келли, когда-нибудь занимались любовью с завязанными глазами? — неожиданно спросил он.

У Келли упало сердце. Роберт впервые задавал ей вопросы интимного характера. Может быть, он провоцировал ее? Или надеялся захватить врасплох и выведать ее секреты?

Она покачала головой.

— В таком случае попробуйте когда-нибудь заняться подобным сексом со своим другом, — посоветовал Адамс, не сводя с нее глаз.

Келли потупила взор и снова покраснела. Зачем он вгонял ее в краску? Причем делал это явно намеренно! Келли решила пойти в наступление.

— Если я правильно вас поняла, ваша возлюбленная позволила вам завязать себе глаза во время занятий сексом? — спросила она с вызывающим видом.

Роберт усмехнулся.

— Совсем наоборот, она попросила меня надеть на глаза повязку.

— Ах вот оно что!

— И теперь я хочу отомстить ей за это. Именно поэтому я собираюсь лететь в Ванкувер. Понимаете?

Что ж тут было непонятного? Он хотел снова переспать с женщиной, которая очаровала его, только вот заблуждался, считая, что она живет в Ванкувере. Келли могла поздравить себя с тем, что очень удачно замела следы.

— Вы успеете собраться к пяти часам к отъезду? — неожиданно спросил Роберт Адамс.

— А вы хотите, чтобы я поехала с вами? Не понимаю, зачем я вам нужна в этой частной поездке!

Келли вновь охватила паника. Ей показалось, что Роберту все известно, что он разоблачил ее. Но она постаралась отогнать эту ужасную мысль.

— Я полечу на самолете киностудии, и во время полета мы сможем поработать.

Как и все занятые люди, шеф умел совмещать приятное с полезным.

— Я еще не излечилась от простуды, Роберт. Боюсь, что путешествие пойдет не на пользу моему здоровью. Почему бы вам не взять с собой Кимберли?

— Кимберли слишком любопытная особа и не умеет держать язык за зубами. Что касается вашей простуды, то возьмите с собой капли от насморка и другие лекарства. Обещаю, что завтра утром я дам вам возможность подольше поспать, а сам займусь своей дамой.

— Но…

— Никаких «но», Келли! Если бы вы знали, как мне хочется завязать глаза своей любимой, — перебил ее Роберт, доставая из кармана повязку. — Это ведь совсем невинное удовольствие, не правда ли?


Глава 9

Келли чудом доехала до дому, не попав в аварию. Разговор с Робертом ошеломил ее. Она не знала, как ей быть дальше. Возможно, следовало сказать ему всю правду и признаться, что она и есть та самая таинственная незнакомка, которую он ищет?

Припарковав машину, Келли быстро поднялась в свою квартиру. У нее был всего час на сборы. Вытащив из-под кровати чемодан, она побросала в него какие-то вещи. На душе у Келли кошки скребли. Ей предстояло провести в Ванкувере все выходные и наблюдать, как ее любимый будет ухаживать за своей бывшей любовницей. К такому испытанию она не готова!

Зайдя в ванную комнату, Келли автоматически сгребла с полочки косметику. Лучше она скажет Роберту правду! Но как он ее воспримет? Вдруг он выгонит ее с работы? Или захочет продолжения их отношений? Но устроит ли его роман с собственной секретаршей? Да, скорее всего ей придется уйти из кинокомпании…

Она не заметила, как набила чемодан разными ненужными вещами, так что замок-молния на нем лопнула. Келли в отчаянье схватилась за голову. У нее нет другого чемодана! Она топнула ногой с досады. Что же теперь делать?

В этот момент в дверь позвонили. Это Роберт! Он обещал заехать за ней по дороге в аэропорт. Келли боролась с собой. Может быть, не открывать? Может быть, он уедет и оставит ее в покое? Тогда будет время хорошенько все обдумать. И может быть…

Теперь в дверь громко постучали.

— Келли, пора! Нам нужно ехать! — услышала она голос шефа.

Вздохнув, она направилась к двери.

— Что случилось? — спросил Роберт, окинув ее внимательным взглядом. Келли была явно чем-то расстроена.

— Я сломала замок на чемодане, и теперь он не закрывается. Вам придется лететь без меня.

— Не говорите глупостей. Зачем вам чемодан? Не берите с собой никаких вещей, все необходимое купим в отеле.

— Это мне не по карману.

— Счет оплатит киностудия.

— Но…

— Поехали! — Роберт взял ее за руку и слегка потянул. — Неужели в вас совсем нет авантюрной жилки? Запирайте дверь — и в дорогу!

Шофер лимузина не подал виду, что удивился, когда Келли вышла из подъезда с одной косметичкой в руках. По дороге в аэропорт она избегала смотреть на Роберта, отвернувшись к боковому окну и стараясь унять сильное сердцебиение. Она чувствовала свою вину перед шефом.

Роберт, казалось, не обращал внимания на то, что она упорно молчит. Он вел деловые переговоры по мобильному телефону с агентами и сценаристами. А в самолете диктовал Келли письма. За время полета она очень устала, проголодалась и мечтала о душе и отдыхе.

Когда самолет приземлился в Ванкувере и они добрались до отеля, Роберт настоял на том, чтобы Келли купила все необходимое в пассаже гостиницы. Келли впервые делала покупки вместе с шефом. Если она не могла решить, какое платье из двух понравившихся ей взять, он оплачивал оба. Кроме верхней одежды, они купили обувь и необходимые аксессуары.

— Но не можем же мы выставить счет за все эти покупки киностудии! — воскликнула Келли.

— Прекратите! Вы разве забыли, что я могу тратить любую сумму на накладные расходы? — сказал Роберт и, видя, что она хочет что-то возразить, добавил: — Вы выглядите усталой. Идите к себе в номер и отдохните!

— Хорошо.

Келли медленно направилась к лифту. Она была уверена, что до воскресенья его больше не увидит. Он будет развлекаться со своей бывшей возлюбленной. Сердце девушки терзала ревность. Ну почему она не сказала Роберту всю правду!

Переступив порог своего номера, Келли почувствовала себя очень одинокой. Но она не хотела предаваться отчаянью и жалеть себя. Келли решила использовать эти два дня для того, чтобы посмотреть Ванкувер, в котором было много достопримечательностей. Чтобы случайно не столкнуться где-нибудь с Робертом и Миа, она выбрала по путеводителю несколько дешевых ресторанов, где можно было пообедать.

Обдумав план своего пребывания в Ванкувере, она повеселела и отправилась под душ. Выйдя из ванной комнаты, Келли надела гостиничную пижаму из мягкой фланели. Она надеялась, что ей скоро доставят купленные в пассаже вещи. А пока, чтобы скоротать время, Келли заказала по телефону холодный ужин в номер.

Келли включила телевизор, но не смогла сосредоточиться на передачах. Ей не давали покоя мысли о Роберте. Где он сейчас? Что делает? С кем проводит время?

Вздохнув, она выключила телевизор. Все-таки ей, наверное, придется рассказать правду Роберту. Если он уволит ее, она найдет себе новую работу. Она объяснит ему, что слишком увлеклась затеянной игрой. В дверь постучали. Это был служащий пассажа, он доставил ее покупки.

— Спасибо, — сказала Келли и дала ему чаевые.

— Ах да, чуть не забыл! Вы должны сначала открыть эту коробочку.

Служащий протянул ей небольшой сверток и исчез, прежде чем Келли успела расспросить его. Сев на кровать, она разорвала оберточную бумагу. Должно быть, шеф прислал ей какую-то работу на выходные.

Внутри свертка поверх коробочки лежала записка: «Зайду за вами через полчаса. Пожалуйста, наденьте вот это». Открыв коробочку, она увидела… повязку!

О Боже! Значит, Роберту давно все известно! Он водил ее за нос, заставив думать, что приехал в Ванкувер для встречи с бывшей возлюбленной. На Келли нахлынули противоречивые чувства. Ей хотелось одновременно плакать и смеяться.

Оказывается, Роберт взял ее с собой в Ванкувер, чтобы продолжить начатую Келли игру, и вряд ли собирался увольнять ее. Слезы радости и облегчения выступили на глазах Келли. Роберт обо всем знал, но его не смущало то, что таинственной незнакомкой, соблазнившей его в отеле «Вендаз», была она! На подобное развитие событий Келли даже не надеялась. Ее усталость куда-то мгновенно испарилась.

Интересно, когда Роберт разгадал ее секрет? Впрочем, сейчас было не время об этом думать! Через двадцать минут он будет здесь!

Келли начала судорожно одеваться и только тут вспомнила, что забыла купить нижнее белье. После секундного замешательства она махнула рукой и натянула новое платье на голое тело. Несколько взмахов кисточкой по лицу, и она взяла в руки повязку. Ее била мелкая дрожь…

* * *

Ровно в семь дверь в номер Келли открылась, и на пороге появился Роберт Адамс. Келли сидела в кресле. Повязку она держала в руке. По выражению ее лица Роберт понял, что им предстоит непростой разговор.

— В чем дело, Келли? — как ни в чем не бывало спросил он, входя в комнату и закрывая за собой дверь.

— Когда вы узнали о том, что… — Келли запнулась, подбирая слова.

— Что это ты выступила в роли моей соблазнительницы?

Келли кивнула.

— В какой-то момент повязка чуть-чуть сползла, и я увидел тебя краем глаза.

Келли сильно нервничала. Роберт заметил, что у нее дрожат пальцы.

— И что ты подумал, когда узнал меня? — спросила она ровным голосом.

— Я подумал, что все это время недооценивал тебя.

Он подошел к ней и нежно поцеловал в губы. Дрожь пробежала по телу Келли. Роберт взял ее холодные руки в свои ладони и сжал их.

— Значит, ты издевался надо мной, когда заставлял записывать под диктовку текст факса?

— Я не собирался обижать тебя. Мне хотелось, чтобы ты во всем призналась. Когда ты намеревалась сказать мне правду?

— Я не собиралась ничего говорить тебе и вообще думала, что ты хочешь встретиться в Ванкувере с другой женщиной. Я очень переживала по этому поводу, Роберт.

— Я действительно планирую встретиться здесь с другой женщиной.

— Правда? — разочарованно спросила Келли.

— Да. Лейн Ламонд сейчас в Ванкувере, и Дэн О’Доннел пытается добиться от нее согласия на участие в съемках своего нового фильма. Собственно говоря, я приехал сюда именно для того, чтобы опередить Дэна и подписать контракт с актрисой.

— Понятно…

Келли вела себя как-то странно. Роберт не понимал причины ее подавленности. Почему она сидит с отсутствующим видом? Неужели она обиделась на него? Но ведь именно она первой прибегла к обману!

Келли хотела высвободить свои руки, но Роберт сжал их еще крепче.

— С Лейн мы встретимся завтра, — сказал он. — А сегодняшняя ночь безраздельно принадлежит нам. Скажи, в чем дело? Чем ты недовольна? Почему у тебя такой потерянный вид?

Келли покачала головой.

— Скажи честно, зачем ты взял меня с собой в Ванкувер?

— Я хотел, чтобы мы вместе провели выходные.

— За четыре года тебе ни разу не приходила в голову такая мысль! Что же вдруг?

— Но мы с тобой еще не были любовниками!

Келли нахмурилась.

— Признайся, ты ведь никогда не воспринимал меня как потенциальную возлюбленную?

Роберт присел рядом с Келли на подлокотник кресла. Ее ледяной тон вызвал у него недоумение.

— Я не завожу романов со своими сотрудницами, — заявил он.

— Так, может быть, и не стоит начинать? — горько усмехнулась Келли.

— О чем ты говоришь, Келли? Ведь ты сама все это затеяла!

— Да, сама! И уже пожалела. Я никогда не интересовала тебя как женщина.

— Но теперь — интересуешь.

В глазах Келли промелькнуло выражение обиды.

— Тебя интересую не я, а секс со мной, — тихо сказала она.

— Да, мне понравилось заниматься с тобой любовью. Но как личность ты тоже мне очень нравишься.

— Но ведь ты до недавнего времени не знал о том, что это я скрываюсь под маской?! — с горечью воскликнула Келли. — Как же ты можешь теперь утверждать, что тебя интересую именно я?

Роберт не понимал сути ее претензий и причины обиды.

— Я не знал твоего имени, но понял, что передо мной эмоциональная, жизнерадостная и очень темпераментная женщина с хорошим чувством юмора.

— Ты это говоришь только потому, что хочешь меня.

— Нас связывают более сильные и глубокие чувства, чем похоть или сладострастие. Скажи, зачем ты выдавала себя за Лейн Ламонд?

— Понимаешь, я была безумно влюблена в тебя и думала, что избавлюсь от этого наваждения, если… пересплю с тобой. — Ее ответ прозвучал простодушно.

Было видно, что Келли ничуть не лукавила, и Роберт оценил ее искренность.

— Однако после той ночи, которую мы провели вместе в отеле «Вендаз», ты снова позвонила мне. Почему?

— Потому что мне захотелось все повторить. Я не собиралась открывать тебе свое имя.

Роберту было трудно поверить в это.

— Почему же ты не хотела сказать мне правду?

Келли закусила губу.

— Потому что… я боялась, что ты меня уволишь, — помолчав, тихо ответила она.

— Ты боялась, что я тебя уволю? — изумленно переспросил Роберт. — Не понимаю, как такое могло прийти тебе в голову!

Келли тяжело вздохнула и наконец, освободив руки, встала с кресла.

— Каковы твои планы на этот уикенд? — спокойно спросила она.

— Я хочу, чтобы ты помогла мне убедить Лейн сняться в моем фильме в главной роли. Ну, и кроме того, мы будем вместе проводить ночи.

— Нет, этого не будет.

Ее решительный тон удивил и озадачил Роберта. Неужели она и впрямь хотела прекратить с ним интимные отношения?

— Значит, ты больше не желаешь спать со мной?

— Да, не желаю.

Роберт ничего не понимал. Но в любом случае он не хотел потерять Келли. Он понимал, что всей душой привязался к ней, но она была еще не готова услышать из его уст признание в любви. Роберт почувствовал, что она просто не поверит его словам, хотя сам-то он был уверен в глубине и искренности тех чувств, которые испытывал впервые в жизни!

Нет, он ни за что не даст ей уйти, он не сдастся без боя. Роберт решил во что бы то ни стало завоевать эту женщину.

— Я не понимаю тебя, — заявил он.

— Я хотела просто поразвлечься с тобой, завести маленькую интрижку. Больше ничего. Я не планировала заводить с тобой роман и вступать в длительную связь. Между нами все кончено, Роберт.

— Тебе не понравилось то, что я узнал, кто ты?

— Я не намерена давать объяснения.

В глазах Келли блестели слезы, и она отвернулась, чтобы скрыть их. Роберт встал и обнял ее. Келли не сопротивлялась.

— Скажи мне, Келли, почему ты не хочешь продолжать наши отношения?

— Потому что ты не тот мужчина, который мне нужен. Неужели ты этого не понимаешь? Мы не подходим друг другу. И я не хочу проводить время с человеком, с которым у меня нет будущего.

«С чего она взяла, что мы не подходим друг другу?» — думал Роберт, сжимая Келли в объятиях. Сам он доверял своей интуиции, которая подсказывала ему, что из них выйдет отличная пара.

— Почему ты считаешь, что у наших отношений нет будущего? — Роберт нежно провел рукой по ее волосам.

— Потому что мы слишком разные люди. Я привыкла все планировать заранее. — Келли отвечала глухо, уткнувшись ему в плечо.

— Я тоже. Иначе я не добился бы в жизни успеха! — Он взял ее руку и стал водить пальцами по своим губам.

— Нет, по-моему, ты очень часто идешь на риск.

— Иногда это оправданно.

— Я не кинозвезда, а ты знаменитый продюсер. Мне будет неуютно рядом с тобой, и я вынуждена буду играть несвойственную мне роль.

— Ты мне нравишься такой, какая ты есть. Тебе не нужно играть и притворяться.

— Да уж, нравлюсь! — Келли отстранилась от него и усмехнулась. — За четыре года знакомства ты ни разу не оказал мне ни одного знака внимания и вообще не замечал во мне женщину. Неужели ты думаешь, что я действительно поверю в твои чувства ко мне? Не считай меня глупее, чем я есть на самом деле!

Роберт едва сдержался, чтобы не рассмеяться. Ну и ну! Проявив чудеса изобретательности, она теперь боялась выглядеть глупой и доверчивой.

— Ты упрекаешь меня в любви к риску, но в той истории, которая произошла с нами, именно ты вела себя как настоящая авантюристка. Я не хотел заводить с тобой легкий романчик…

— Однако теперь, когда мы переспали, ты подумываешь об этом.

— Я ни о чем не жалею, Келли. Я очень рад, что все так вышло. И говорю не о легком романчике.

— Ты хочешь сказать, что тебе нужны серьезные отношения?

— Да, именно это я хочу сказать. Я люблю тебя.

Эти слова вырвались у него помимо воли.

— Нет, это неправда. Ты хочешь меня, но не любишь. Это разные вещи.

— Я знаю, в чем заключается разница между любовью и страстью.

— Неужели?

— И я понимаю причину твоего недоверия. Ты боишься серьезных отношений и пытаешься избежать их. Но я действительно люблю тебя, Келли. Мы прекрасно подходим друг другу.

— Нет, ты ошибаешься. Нам нравится заниматься любовью, но мы не сможем жить вместе. И вообще я не верю, что ты способен полюбить. Завтра твои чувства станут другими. Нет, это не любовь, это, скорее всего, просто влюбленность, замешенная на страсти.

Келли не верила ему, и Роберту было очень обидно. Ему казалось, что его слова прозвучали убедительно, но они не подействовали на нее. Может быть, до ее сознания еще не дошло то, что он признался ей в любви?

— Но почему ты не веришь мне? — в отчаянье спросил он.

Келли помолчала.

— Тебе пора идти, — вместо ответа сказала она, пряча глаза.

— Я хочу, чтобы мы вместе спустились в ресторан и поужинали. Нам надо обсудить нашу тактику в переговорах с Лейн. Но прежде чем мы выйдем из номера, я хотел бы услышать ответ на свой вопрос.

— Какой вопрос?

— Почему ты не веришь в то, что я люблю тебя? — повторил Роберт.

На глазах Келли блеснули слезы.

— Ну, хорошо, допустим, что ты любишь меня. Но чем ты можешь это доказать?

Ее вопрос поставил Роберта в тупик. Он мог бы покрыть ее поцелуями с ног до головы. Но Келли назвала бы это страстью, а не любовью.

— Хочешь заняться подбором актеров для моего нового фильма? — неожиданно для самого себя спросил он.

На мгновение лицо Келли озарилось радостью, но она тут же снова помрачнела.

— Твое предложение свидетельствует только о том, что ты высоко ценишь мои профессиональные качества.

— Значит, ты отклоняешь мое предложение?

— А оно было сделано всерьез?

— Да. И решение остается за тобой. Теперь Роберт не сомневался, что Келли боится собственных чувств. И к тому же не верит в его чувства. Он должен, должен убедить ее в том, что он ее любит! Но как?


Глава 10

Неужели он действительно любит ее? Как это вообще могло случиться? Вот что наделал их сумасшедший секс! А может быть, он принял страсть за любовь?

Келли все-таки спустилась с Робертом в ресторан, и они вместе поужинали. Он вел себя как истинный джентльмен, не заговаривал на неприятные ей темы. В основном беседа шла о работе. Келли не замечала, что ела. Она была в полном смятении. Ее смущало и в то же самое время волновало присутствие Роберта. В темно-синем костюме с коричневым галстуком он выглядел очень элегантно.

Келли чувствовала себя очень усталой, у нее не было сил притворяться и вести светские беседы с любезной улыбкой. Поэтому ужин длился недолго, и вскоре она вернулась в свой номер, заявив Роберту, что ей надо отдохнуть.

Келли необходимо было тщательно обдумать сложившуюся ситуацию. Она получила предложение заняться отбором актеров для нового фильма! Наконец-то сбылась ее заветная мечта! Но сейчас она не могла и думать о своей карьере. Главным для нее стали отношения с Робертом.

Он сказал, что любит ее… Но это, конечно, неправда. Этого просто не может быть! Четыре года он общался с ней, но видел при этом только опытную энергичную секретаршу, а теперь вдруг в течение нескольких дней безумно полюбил. Нет, невозможно в это поверить! Просто она задела его самолюбие, и он хочет взять реванш, добиться от нее безграничной любви и преданности. Как только это произойдет, он тут же потеряет к ней всякий интерес…

Сама Келли не сомневалась, что испытывает к Роберту глубокое и сильное чувство. Но ей было больно сознавать, что она полюбила человека, неспособного завязать прочные длительные отношения. Она понимала, что виной тому — пример его родителей, не сумевших сохранить свой брак.

Келли больше не хотела близости с Робертом. Эта авантюра разбила ей сердце. Роберт Адамс никогда не будет безраздельно принадлежать ей. А делить своего мужчину с другими женщинами Келли не желала. Ей необходимо было решить сейчас, остаться ли в кинокомпании или уволиться и искать новую работу. Ведь не сможет же она притворяться, что между ней и шефом ничего не было. Их быстротечная связь будет постоянно сказываться на деловых отношениях. А может быть, ей стоит принять предложение Роберта и заняться подбором актеров для его нового фильма? Это было бы началом ее самостоятельной карьеры…

Но не могла же она заниматься подбором актеров, не вступая в контакт с продюсером фильма! А Келли хотелось прекратить всякое общение с Робертом, чтобы не бередить свои душевные раны. Он упрекнул ее в том, что она боится собственных чувств. Но Роберт ошибался, она просто хотела вести себя взвешенно и разумно.

Стоп! Принять предложение Роберта как раз было бы вполне разумным. Глупо не использовать выпавший ей шанс начать карьеру агента по подбору актеров… Но где она возьмет силы и самообладание противостоять собственным чувствам? А ее чувства к Роберту… Обдумывая сложившуюся ситуацию, Келли взволнованно расхаживала по номеру. Теперь она остановилась. Кажется, ее мысли движутся по кругу. Или она зашла в тупик, выхода из которого нет.

Устав от своих размышлений, Келли в конце концов решила лечь спать. Однако сон к ней не шел. Она ворочалась с боку на бок, не в силах даже задремать. Ей представилось, как Роберт сейчас в своем номере разговаривает с Европой и Азией по мобильному телефону, ведет деловые переговоры, готовит сделки. Вряд ли он раздумывает над их разговором. И уж наверняка не мучается так, как она, не вспоминает каждое сказанное ими слово.

Келли боялась наступления завтрашнего дня. Роберт потребует от нее ответа, а она еще не решила, соглашаться ли ей на его предложение. Если она все же примет его, то останется работать в компании, но больше не будет секретаршей Роберта Адамса. Ей предоставят собственный офис, и она будет не так часто видеться с продюсером. Это было бы хорошо. С одной стороны. А с другой — она привыкла видеть его каждый день, а теперь этого лишится? Нет, только не это. Сможет ли она вообще когда-нибудь выкинуть его из головы и спокойно жить?! Тогда, может быть, разумнее вообще уволиться? Она нашла бы другую работу, начала бы все сначала, познакомилась бы с новыми людьми. Новые заботы и впечатления заставили бы ее забыть Роберта.

Вконец измучившись, заснула Келли только на рассвете, так и не приняв никакого решения.

* * *

Ее разбудил громкий стук в дверь. Келли пришлось сделать над собой неимоверное усилие, чтобы разлепить глаза. После бессонной ночи веки ее были будто намазаны клеем. Оглядевшись вокруг, она поняла, что находится в номере гостиницы, и вспомнила все, что произошло накануне. Груз нерешенных проблем вновь навалился на нее всей своей тяжестью.

— Оставь меня в покое! — крикнула она.

Однако Роберт и не думал ее слушать. Распахнув дверь, он вошел в номер, катя перед собой тележку с завтраком. Келли тихо ахнула. Где он раздобыл карточку доступа в ее номер? Что ему было от нее надо?

— Убирайся отсюда, — промычала она и спрятала голову под подушку.

Роберт подкатил тележку к кровати.

— Завтрак подан, дорогая, — умильно доложил он.

— Прекрати называть меня «дорогая»!

— Хорошо, сокровище мое.

— Я не твое сокровище!

— Ну, это мы еще посмотрим! Не надо нервничать, счастье мое. Посмотри лучше, что я тебе принес.

Однако Келли упорно прятала голову под подушку. От аромата кофе и аппетитного запаха ветчины и блинчиков у нее потекли слюнки, а в пустом желудке заурчало от голода.

Отбросив подушку, она села на кровати и натянула одеяло до подбородка. Она больше не могла притворяться, что сердится на него. Взглянув на поднос, она увидела вафли со свежей земляникой, черникой и взбитыми сливками, свежевыжатый апельсиновый сок, еще теплые круассаны и серебряные блюдечки с джемом и маслом. Здесь же стояли тарелки с глазуньей, мюсли с молоком, блинчиками, сосисками и ветчиной. А также чай и кофе.

— Со мной будут завтракать еще десять человек? — спросила она.

Роберт широко ей улыбнулся.

— Я же еще не знаю, что ты любишь на завтрак, вот и заказал всего понемногу.

Это было на него очень похоже! Он, конечно, даже не подумал о том, сколько все это будет стоить. Конечно, она могла послать его сейчас ко всем чертям, но ей очень хотелось есть. Кроме того, сияющие глаза Роберта свидетельствовали о том, что он вдохновлен какой-то блестящей идеей, и Келли очень хотелось узнать, что нового он придумал.

Роберт протянул Келли накрахмаленную белоснежную салфетку. Однако Келли даже не шелохнулась, и он положил салфетку ей на колени. От Роберта исходил приятный запах туалетной воды. Он уже успел принять душ и побриться. На нем были бежевые брюки и изумрудного цвета рубашка, гармонировавшая с его зелеными глазами.

По сравнению с ним Келли чувствовала себя жалкой замухрышкой. Она не умылась и не причесалась, но ей не хотелось шлепать мимо Роберта в ванную в одной ночной рубашке.

— Кофе? — услужливо спросил он.

— Да, пожалуйста.

Он подал ей чашку черного кофе, а в свой добавил молока и положил три кусочка сахара.

— Что ты будешь есть?

— Вафли с медом и кленовым сиропом, если они есть.

— Здесь есть все! — радостно заявил он.

— И положи мне на тарелку пару кусочков ветчины.

— С большим удовольствием.

Роберт подал ей тарелку с едой, а потом взял стул и присел к подносу, стоявшему на тележке, чтобы тоже позавтракать.

— А теперь скажи, зачем ты сюда явился? — осведомилась Келли, утолив голод.

— Ты же попросила доказать мою любовь к тебе.

Келли чуть не застонала от досады.

— Если ты думаешь, что обильный завтрак является доказательством сильных чувств, значит, ты ничего не понимаешь в любви.

— Для того, чтобы ты убедилась, что я люблю тебя, мы должны больше времени проводить вместе.

— Что?! — возмущенно воскликнула Келли и, сделав резкое движение, нечаянно пролила кофе на одеяло.

Роберт засмеялся:

— Неужели я сказал что-то ужасное?

Келли поставила чашку на поднос. Только теперь она в полной мере осознала, что совершила роковую ошибку! Ей нельзя было связываться с Робертом Адамсом! Он никогда не пасовал перед брошенным ему вызовом и всегда шел до конца. Теперь он не остановится, пока не завоюет ее, а потом утратит к ней всякий интерес и обречет на вечные страдания.

— Почему ты молчишь? — спросил Роберт.

— Ты загнал меня в угол.

— Я принес тебе завтрак, а ты ничего не ешь.

И он протянул ей хлебницу. Келли взяла еще теплый круассан. Она не хотела спорить и ругаться с Робертом. Она не знала, что он задумал. Роберт никогда не выкладывал раньше времени на стол все свои козыри. Из его слов Келли поняла, что он и дальше намерен ухаживать за ней. Раньше, до этой авантюры, ей польстило бы такое внимание с его стороны. Но теперь она продолжала считать, что им движут не искренние чувства к ней, а уязвленное самолюбие и желание одержать над ней верх.

— Сколько времени, по твоему мнению, тебе потребуется для того, чтобы доказать мне свою любовь? — холодно спросила она.

— Точно не знаю. Ведь ты не готова еще переехать ко мне?

Переехать к нему?! У Келли перехватило дыхание. Она еще не решила, пойдет ли сегодня ужинать с ним, а он уже заговорил о ее переезде к нему! Должно быть, Роберт и сам понял, что дал маху.

— Я хотел бы встречаться с тобой шесть раз в неделю, — поправился он.

— То есть, другими словами, проводить со мной шесть ночей?

— Да, ну и, конечно, весь уикенд.

— Да ты с ума сошел!

— Нет, я просто влюблен.

— Ты спятил. Даже супружеские пары не проводят вместе так много времени.

— Пять ночей в неделю, вся суббота и утро воскресенья, это мое последнее слово, — заявил он.

— А я считаю, что будет достаточно двух ночей в неделю и второй половины субботы, — возразила Келли.

О Боже! Что она делает? Она с ним торгуется! Келли почувствовала себя как мышь в мышеловке и прикусила язык, но было уже поздно.

Роберт с довольным видом кивнул.

— Этого для меня, конечно, маловато, — заметил он, — но ничего не поделаешь, твоя взяла. Но давай сразу договоримся, ночь — это значит с вечера и до утра.

Лицо Келли выражало ужас.

— Не волнуйся, дорогая моя, — быстро сказал Роберт, стараясь успокоить ее, — я не буду ни к чему принуждать тебя. Ты вольна делать все, что захочешь.

Он не понимал, что именно собственных желаний она боится больше всего!

— Я не буду настаивать, если ты откажешься надевать повязку на глаза, — с улыбкой продолжал Роберт.

Келли вспыхнула. Она не знала, смеяться ей или плакать. Роберт взял из ее рук тарелку и положил ей на колени альбом с фотографиями актеров.

— Мы должны выбрать партнера для Лейн, — деловито пояснил он. — Актера на главную мужскую роль в новом фильме.

— Но сначала я должна принять душ и почистить зубы, — заявила Келли.

— Ты разрешишь мне подглядывать, как ты будешь это делать?

— Нет, ты подождешь в холле, — возразила она.

Роберт наклонился и нежно поцеловал ее.

— Не будь такой ершистой, сокровище мое.

— Не называй меня сокровищем!

— Хорошо, хорошо, успокойся. Я ухожу.

Закрыв за ним дверь на цепочку, Келли наконец-то вздохнула с облегчением. Она отправилась в ванную комнату, решив не выходить оттуда до тех пор, пока не разберется в своих чувствах и не приведет в порядок мысли. Или хотя бы еще раз попытается это сделать.

* * *

Келли радовалась тому, что на обеде будет присутствовать Лейн Ламонд. Ей не хотелось оставаться наедине с Робертом. Французская кинозвезда появилась не одна, а в сопровождении своего агента Тирола. Когда они вошли в зал ресторана, взоры всех присутствующих устремились на них. На Лейн Ламонд были золотистые джинсы, кремовая футболка, вышитая бисером, и сапоги на шпильке. Ее белокурые волосы были распущены и обрамляли нежное лицо актрисы.

Лейн двигалась грациозно, словно топ-модель, вышедшая на подиум. Роберт встал, чтобы поздороваться с актрисой. Лейн обняла его, как старого друга, и бросила холодный взгляд на Келли.

— Я так рада, что наконец-то мы встретились! — с улыбкой воскликнула актриса, обращаясь к Роберту Адамсу.

По-английски она говорила без акцента. Роберт представил всех присутствующих друг другу. При этом он назвал Келли не своей секретаршей, а ассистентом режиссера по подбору актеров. Келли чуть было не возмутилась. Что за манера единолично принимать решения и опережать события! Но устраивать скандал при посторонних не стала.

Агентом актрисы был невысокий лысоватый мужчина, похожий на Дэнни де Вито. Подошедшая к их столику официантка налила воду в стаканы. Когда она ушла, Роберт заговорил о новом фильме.

— Что вы думаете о роле Кики? — спросил он Лейн.

Кики по сценарию была главной героиней нового фильма, в котором речь шла о том, как милая и наивная женщина делает успешную карьеру в бизнесе. При этом прослеживался весь жизненный путь Кики. Она выходила замуж, разводилась, переживала нервный срыв, лежала на излечении в клинике для душевнобольных. Но в результате героиня преодолевала все трудности и добивалась успеха в жизни. На эту роль требовалась актриса, которая могла бы достоверно сыграть как шестнадцатилетнюю девушку, так и зрелую пятидесятилетнюю женщину.

Лейн пожала плечами.

— Я не уверена, справлюсь ли я с ролью, — заявила она.

— А в чем вы видите трудности?

— Мне кажется, я не такая старая и безобразная, какой должна выглядеть героиня в конце фильма. Кроме того, меня смущают сцены ее сумасшествия. Может быть, лучше смягчить эти эпизоды?

Роберту не понравилось то, что Лейн требует существенно изменить написанный им сценарий, но он не показал своего недовольства.

— Что вы предлагаете?

Лейн тронула Роберта за руку.

— Я понимаю, что вы — автор сценария, но мне хотелось бы выглядеть на экране…

— Всегда молодой, здоровой и красивой? — перебил ее Роберт. В его голосе слышался сарказм, но Лейн не уловила его.

— Правильно! — радостно воскликнула она.

— Я бы переписал для вас сценарий, — промолвил он, — но имейте в виду, что тогда значительно уменьшатся ваши шансы на получение Оскара.

— Вы в этом уверены? — настороженно спросила Лейн.

— Абсолютно. Оскара получают актрисы, которые играют сложные по психологическому рисунку роли.

— Но как же я смогу одновременно демонстрировать на экране эмоциональную глубину и оставаться красивой?

Келли чуть не закатила глаза от досады. Знаменитая актриса оказалась очень недалекой женщиной.

— Я подумаю над этим, — дипломатично пообещал Роберт, хотя Келли, как, впрочем, и агент Лейн, отлично понимали, что он не изменит сценарий фильма.

— Лейн, кого бы вы хотели видеть в качестве своих партнеров? — спросила Келли. — В фильме три главных мужских персонажа — юный друг героини в молодости, ее супруг в зрелом возрасте и пожилой друг, которого она обретает в конце фильма.

— Я хотела бы, чтобы вместе со мной в фильме снимались Бен Эффлек, вы, мистер Адамс, и ваш отец. Как вы на это смотрите?

— Но я не актер, — спокойно возразил Роберт.

— В таком случае, зачем вы сейчас играете? — насмешливо спросила Лейн и зло прищурилась. — Думаете, я не понимаю, что вы не желаете менять сценарий? А я не хочу выглядеть на экране старой уродиной!

— Прекрасно! Какие искренние эмоции! — похвалил ее Адамс со сдержанной улыбкой. — Надеюсь, вы сможете быть такой же убедительной на экране.

Лейн рассмеялась:

— Конечно, смогу, я же профессионал. А вы действительно не хотите сняться вместе со мной?

— На вашем фоне моя игра будет выглядеть слишком тускло. Что же касается моего отца, то он сейчас слишком занят и не сможет принять участия в съемках моего фильма.

— А что вы думаете по поводу Тодда Лендена? — снова вмешалась в разговор Келли.

— А кто это такой? — пренебрежительным тоном спросила Лейн.

Келли протянула ей фотографию актера. Он был достаточно известен, однако уже два года не снимался. Ленден все это время ухаживал за своей женой, страдавшей раком молочной железы. После ее смерти он решил возобновить свою карьеру и выбрал проект Роберта Адамса, показавшийся актеру серьезным и перспективным.

— У него слишком светлая кожа, — вздохнув, сказала Лейн и вернула Келли фото.

— Ну и что? — с недоумением спросила Келли.

— Лейн не работает с актерами, кожа которых более светлая, чем ее собственная. А также с блондинами, — пояснил агент.

— Я вообще ставлю условие, чтобы в фильме не снимались белокурые актеры и актрисы, кроме меня. Ни в главных, ни в эпизодических ролях, ни в массовке.

— Мы учтем ваше пожелание, пообещал Роберт.

Келли бросила на него удивленный взгляд. Если это было сказано всерьез, то ей придется отказаться от некоторых кандидатов, которых она уже наметила для участия в фильме.

— Если вы хотите работать со мной, то должны будете принять все мои условия, — с улыбкой сказала Лейн и опустила ладонь на бедро Роберта.

Роберт взял ее руку и вернул на стол.

Лейн удивленно посмотрела на него и надула губки.

— Видите ли, — сказал Роберт, понизив голос так, как будто речь шла о секретной информации, — недавно мне звонила Николь Кидман и спрашивала, не возьму ли я ее на роль Кики. Но я ответил, что уже обещал пригласить для участия в Съемках вас, Лейн.

Глаза мисс Ламонд заблестели азартом соперничества.

— И вы не ошиблись во мне. Я прекрасно справлюсь с этой ролью.

— Это будет сенсация в кинематографе!

Лейн выразительно посмотрела на Тирола, давая понять, что ему пора вступить в разговор.

— Честно говоря, недавно мы получили еще одно заманчивое предложение, — заявил агент.

— Да? От Дэна О’Доннела, наверное? — небрежным тоном спросил Роберт. — Но у его фильма не такой большой бюджет, как у моего. Кроме того, шанс сыграть такую роль, какую я предлагаю Лейн, выпадает актеру раз в жизни. Фильм будет снимать один из лучших современных режиссеров.

— Минуточку! — остановила его Лейн. — Но я думала, что вы сами выступите в роли режиссера этого фильма.

— Эту картину будет ставить Джон Дэвис, большой поклонник вашего таланта.

Келли поражалась искусству Роберта вести сложные переговоры. Она знала, что у нового фильма должно быть два режиссера — Дэвис и Роберт Адамс. По всей видимости, Роберт, чтобы пойти хоть на какие-то уступки Лейн, решил дать себя «уговорить» заняться режиссурой новой картины и пожертвовать участием Дэвиса в новом проекте.

Это был хитрый ход. Сколько еще таких ходов в запасе у Роберта? Нет, Келли явно не могла тягаться с ним в искусстве добиваться поставленной цели.


Глава 11

Вернувшись в отель, Келли прилегла отдохнуть и незаметно для себя крепко уснула. Ее разбудил громкий стук в дверь. Она посмотрела в глазок и увидела служащего отеля с большой корзиной цветов, шоколадом и шампанским.

Распахнув дверь, она почувствовала сильный аромат лилий. У Келли дрогнуло сердце. Ей было очень приятно внимание Роберта. Она дала служащему чаевые и поблагодарила его.

К цветам была приложена карточка. Келли внимательно прочитала ее:

«Сегодня суббота. Надень на глаза повязку. Я приду в семь. С любовью, Роберт».

Ей начинали нравиться его упорство и настойчивость. Его настрой свидетельствовал о силе и глубине его чувств. Смущала только та внезапность, с которой он вторгался в ее жизнь. Это выводило ее из равновесия и лишало способности сопротивляться ему.

Келли глубоко вдохнула аромат лилий. Она любила цветы, шоколад и шампанское. Но это вовсе не означало, что она готова была идти навстречу всем желаниям Роберта.

Она все еще не верила в то, что он действительно ее любит. Келли бросила ему вызов, и он принял его. Вот и все.

Келли в задумчивости прошлась по номеру, взяла с ночного столика повязку и повертела ее в руках. Может быть, действительно, следует дать Роберту шанс? В последнее время Келли стала очень нерешительной и часто сомневалась в правильности своих поступков.

Она приняла душ, оделась и без пяти минут семь завязала себе глаза. Возможно, сейчас она совершала самую большую ошибку в своей жизни, но ничего не могла с собой поделать. Вскоре послышался осторожный стук в дверь.

— Войдите! — крикнула Келли и провела кончиком языка по пересохшим от волнения губам.

Она слышала, как Роберт вошел и закрыл за собой дверь.

— Спасибо за цветы, — проговорила Келли, чувствуя на себе его взгляд.

— Не за что. Ты и не представляешь, с каким нетерпением я ждал этой минуты, когда увижу тебя сидящей в кресле с завязанными глазами!

Голос Роберта возбуждал Келли, ее грудь трепетала и жаждала его прикосновений, тело горело огнем неутоленной страсти. Разум был не в силах противостоять напору чувств!

— Ты готова отправиться со мной на ужин? — спросил Роберт.

У Келли было странное чувство от того, что она разговаривала с невидимым собеседником.

— Но у меня же завязаны глаза, — напомнила она.

— Если нам кто-нибудь встретится, я скажу, что у тебя день рождения и я задумал сделать тебе сюрприз.

Его голос звучал хрипловато от сдерживаемой страсти. Келли не терпелось заняться с ним любовью, и она решила уговорить его остаться в ее номере.

— Может быть, лучше закажем ужин в мой номер? — спросила она. — Мы забыли купить нижнее белье, и я надела платье прямо на голое тело.

— Покажи! — попросил Роберт.

— Что именно? — с недоумением спросила Келли.

— Подними юбку.

Келли заколебалась. Конечно, Роберт уже видел ее обнаженной, но тогда он не знал, что перед ним она, Келли Ласкер. Но на этот раз ее лицо не было скрыто под маской, и она не выдавала себя за французскую кинозвезду. Келли охватила паника.

— Давай лучше пойдем ужинать, — предложила она.

— Ну, конечно, скоро пойдем, но сначала я должен убедиться, что ты действительно без трусиков. Ты до недавних пор была такой смелой, даже дерзкой. Что с тобой случилось, Келли? Почему ты робеешь? Наверное, потому, что у тебя завязаны глаза…

Роберт явно бросал ей вызов. Глубоко вздохнув, Келли встала и медленно подняла юбку, предъявив его взгляду открытые бедра и гладкую кожу внизу живота.

Она чувствовала себя не в своей тарелке. Повязка на глазах действительно лишала ее способности ориентироваться в пространстве. Она не знала, что в следующую минуту сделает Роберт, и это смущало ее. Почувствовав его дыхание на своем бедре, она поняла, что он встал перед ней на колени.

— Знаешь, о чем я думаю, Келли? Я вспоминаю о том, как ты жестоко играла со мной, когда у меня были завязаны глаза.

Келли напряглась, ожидая, что сейчас он поцелует ее.

— Ты тогда разделась, но я не мог тебя видеть, и это мучило меня. Но теперь я могу любоваться твоей наготой и ласкать тебя. Ты хочешь этого, Келли?

— Да, хочу, — отбросив все сомнения, призналась Келли. — Я хочу, чтобы ты не только любовался мной, но и целовал и обнимал.

Она слегка расставила ноги, чувствуя, что ее возбуждение нарастает. Келли едва сдерживала страсть. Она понимала, что если Роберт сейчас не дотронется до нее, она сама набросится на него. Но тут же ощутила его пальцы у самого своего лона. Они были нежными и всепроникающими. Приготовившись отдаться им целиком, она впала в легкий транс, но это продлилось недолго.

— Что случилось? — отрешенно спросила Келли, когда он вдруг убрал свою руку.

— Мне кажется, мы слишком торопим события, — сказал Роберт. — Сначала я хочу нежно поцеловать тебя, потом поласкать твою чудную грудь, а уже затем переходить к более дерзким действиям.

— Нет! — в отчаянье простонала Келли. — Пожалуйста, не останавливайся, Роберт!

В этот момент в дверь постучали, и Келли быстро опустила юбку. Это был служащий отеля, который принес какой-то заказ. Роберт дал ему чаевые и снова подошел к ней.

— Я попросил принести нам специальный лосьон, — сказал он. — Подними снова юбку!

Келли беспрекословно повиновалась. Она слышала, как Роберт открыл лосьон и налил немного жидкости себе на ладонь.

— Холодно! — вздрогнула Келли, когда он снова прикоснулся к ней.

— Потерпи.

Роберт провел рукой там, где сейчас блуждали его пальцы, не обойдя вниманием самый низ живота, а затем сходил в ванную комнату и вымыл руки.

— Что ты чувствуешь? — спросил он, вернувшись.

— Мне немного щекотно.

— На этикетке написано, что это средство можно применять по мере необходимости. Думаю, что тебе понравится, как оно действует.

Келли хотела опустить юбку, но Роберт остановил ее, перехватив запястья.

— Пусть лосьон высохнет, Келли.

— Чем ты меня натер?

— Средством, возбуждающим половую активность.

— Но такого средства не существует.

— Ты так считаешь? Не буду спорить с тобой. Скажу только, что скоро ты почувствуешь тепло и пощипывание.

Она хотела что-то ответить, но его указательный палец проник в нее, и она прикусила губу, едва удержавшись, чтобы не застонать.

— Трудно доверять человеку, когда ты общаешься с ним с завязанными глазами, правда? — спросил он как ни в чем не бывало.

Краем сознания Келли подумала, что ей в любой ситуации трудно доверять ему, но тут же вконец утратила способность что-либо соображать. Ласки Роберта сводили ее с ума.

— Я больше не выдержу… — простонала она.

— Нет, Келли, ты сильная женщина. Я тебе, по-моему, уже говорил, что восхищаюсь сильными женщинами?

На секунду Келли показалось, что он издевается над ней, может быть, даже мстит, но она не могла противиться его ласкам. Дрожь пробежала по ее телу, она начала неистово двигать бедрами, придя в экстаз.

— Стой спокойно, — приказал Роберт. — Ты же не хочешь перепачкать юбку лосьоном?

— Но он уже высох! — смогла пробормотать она.

— Еще не совсем!

Пальцы Роберта двигались все быстрее и быстрее. Келли начала громко стонать. Она боялась, что Роберт опять прекратит сейчас свои ласки, но он продолжал до тех пор, пока она, издав протяжный крик, не упала бессильно ему на плечи. Он убрал свою руку только тогда, когда у Келли начали дрожать и подкашиваться колени. Роберт встал и заключил ее в свои объятия.

— Мы можем снова нанести лосьон через час, — пообещал он.

Через час?! Неужели он хотел, чтобы она каждый час была на грани безумия?

— Ты шутишь, наверное?

— Нет, я говорю совершенно серьезно.

— Но…

— Я намеренно не стал покупать тебе нижнее белье, Келли, и постарался отвлечь тебя, чтобы ты забыла это сделать.

— Значит, ты все заранее спланировал?

— Да. А теперь нам пора идти. Сначала мы немного прогуляемся, а потом поужинаем.

— Мы будем сегодня вместе спать? — не удержавшись, спросила Келли.

Однако Роберт ничего не ответил ей. Должно быть, он не хотел предвосхищать события и готовил сюрпризы. Выйдя из номера, они направились к лифту. Спустившись на первый этаж, они миновали вестибюль. Роберт помог Келли сойти с крыльца. Она почувствовала запах лошадиного пота и решила, что их ожидает извозчичья коляска. Ей очень хотелось проехаться по Ванкуверу и посмотреть его достопримечательности. Но глаза Келли были все еще завязаны.

— Мы едем на прогулку? — спросила она. — Можно, я все-таки сниму повязку?

— Нет. Пока, — уклончиво ответил Роберт.

Он усадил Келли в коляску и, заняв место рядом с ней, укрыл одеялом свои и ее колени.

— Не беспокойся, дорогая, что кучер услышит нашу беседу, — сказал он. — Я специально нашел тугого на ухо парня.

Коляска тронулась с места. Слушая цокот копыт, Келли расслабилась и прильнула к Роберту.

— Я и не подозревала, что в душе ты романтик, — промолвила она.

— Я устроил эту поездку, чтобы соблазнить тебя, — прошептал он ей на ухо и обнял за плечи.

Свободная рука Роберта проникла под шерстяное одеяло, и Келли почувствовала, что он задирает подол ее юбки.

— Ты мог бы сделать это и в отеле, — возразила она.

— Мне кажется, сейчас намного интереснее.

Мимо них проезжали машины, по тротуарам шли прохожие. Но Келли не видела их. Она слышала лишь городской шум и ощущала дуновение ветерка. Коляска слегка покачивалась и поскрипывала.

— А почему ты решил соблазнить меня именно в коляске?

— Потому что здесь я могу привести тебя в сильное возбуждение, но мы не сможем заняться полноценным сексом на глазах у всего города, — ответил он, поглаживая ее бедра.

— Ах, вот оно что! Ты решил помучить меня!

От каждого его прикосновения по ее телу пробегали мурашки. Никогда еще чувственность Келли не была так обострена. Возможно, виной тому был лосьон или повязка, закрывавшая ее глаза.

— И как долго будет длиться наша поездка?

— Достаточно долго для того, чтобы вдоволь наговориться.

Его палец снова проник в ее лоно.

— Так я не смогу сосредоточиться на беседе, — предупредила она.

— А мне кажется, что ласки не помешают тебе отвечать на вопросы.

— Смотря на какие…

— Ну, во-первых, мне хотелось бы знать, почему ты считаешь, что мы не подходим друг другу?

Келли не была готова ответить на подобный вопрос.

— В данный момент у нас, по-моему, полная идиллия, — попробовала отшутиться она.

Рука Роберта ритмично двигалась, имитируя половой акт. Келли тихо застонала от наслаждения.

— Я имею в виду серьезные долговременные отношения, — уточнил он, не переставая доводить Келли до исступления.

— Но ведь раньше ты никогда не заводил с женщинами длительных романов, — возразила она, стараясь сосредоточиться на разговоре.

— То было раньше.

Движения Роберта стали интенсивнее. Келли поняла, что он подвергает ее этой сладкой пытке, чтобы выведать у нее ее секреты. Она не могла в пылу страсти четко мыслить и сознавать, что говорит и делает.

— Твое прошлое — это только часть проблемы.

— А что еще тебя смущает? — спросил он.

— Твоя работа.

Келли была слишком откровенна с ним, но не могла контролировать себя.

— Тебе не нравится то, как я зарабатываю деньги? — удивленно спросил он.

Келли судорожно вздохнула, стараясь не стонать. Это стоило ей неимоверных усилий.

— Мне не нравится, что тебе на шею вешаются хорошенькие женщины, — пробормотала она. — Я ненавижу соперниц.

— Ты вне конкуренции, дорогая. У тебя не может быть соперниц.

Коляска сделала поворот, и Келли качнулась в сторону. Роберт использовал этот момент для того, чтобы глубже погрузить палец в ее лоно.

— Ты не застрахован от того, что можешь увлечься другой женщиной, — заявила Келли. — В конце концов, мы можем поссориться, и ты начнешь искать тепла и ласки на стороне.

— Это просто смешно, Келли! Неужели ты действительно считаешь меня таким ветреным и легкомысленным!

Келли с трудом понимала, что он говорит ей. Ее захлестывали эмоции. Зачем Роберт приставал к ней с вопросами и заставлял ее отвечать? Келли хотелось погрузиться в полузабытье и молча наслаждаться тем, что он с ней делает.

— Может быть, мы побеседуем попозже? — спросила она умоляюще.

В этот момент коляска остановилась. Келли решила, что они снова подъехали к отелю и Роберт хочет подняться с ней в номер. Она находилась в таком состоянии, что вряд ли могла стоять на ногах.

— Спасибо, — сказал кому-то Роберт. Наверное, кучеру.

Келли ощутила аппетитный запах горячего картофеля и почувствовала, как ей поставили на колени поднос с едой. Коляска снова тронулась.

— Подожди немного, я вытру руки. Я захватил влажные полотенца. Хочешь есть?

Келли кивнула.

— Тогда открой рот.

Она повиновалась, и он положил ей в рот хрустящий картофель с сыром.

— Как вкусно! — воскликнула Келли.

— Может быть, ты хочешь пить?

— Хочу, — сказала Келли и почувствовала, как он вставил ей в рот соломинку. Она втянула в себя напиток, оказавшийся легким сухим вином. Некоторое время они молча ели, а потом, насытившись, Роберт стал жадно целовать Келли, и в ней снова вспыхнула страсть.

Она всем телом прижалась к Роберту, и ее рука легла на его пах. Однако он мягко отстранил ее.

— Нет, дорогая, — прошептал он, — ты вдоволь поиграла со мной, теперь моя очередь. И это только начало.


Глава 12

Глаза Келли были все еще завязаны, и она потеряла ориентацию во времени. Роберт успел уже три раза довести ее до состояния полного экстаза. А в перерывах между ласками он кормил ее хрустящим картофелем и поил сухим вином.

Рука Роберта проникла ей под блузку и начала ласкать грудь. Келли было трудно говорить от охватившего ее возбуждения.

— Тебе хорошо? — спросил Роберт.

— Да, мне очень хорошо.

— Тебе нравится заниматься со мной сексом? — продолжал допытываться он, покусывая мочку ее уха.

— Да… — простонала Келли.

— Но согласись, ведь если бы ты не доверяла мне, ты не поехала бы со мной на прогулку с завязанными глазами.

— Я доверяю тебе, но не во всем…

— А ты позволила бы мне связать тебя?

Дрожь пробежала по телу Келли. Что он задумал?

— Зачем тебе это? — спросила она.

— Ты сказала, что не во всем доверяешь мне, и я хочу знать предел твоего доверия.

— А что ты собираешься делать со мной, после того как свяжешь меня?

— Все, что захочу.

Но ведь Роберт и так делал сейчас с ней все, что ему было угодно. И все же Келли было любопытно, на какие еще безумства он способен. В том состоянии сильного возбуждения, в котором она находилась, ей очень хотелось испытать их обоих.

— Хорошо, можешь связать меня, — наконец проговорила она.

— Надеюсь, ты понимаешь, на что идешь? Ты будешь полностью находиться в моей власти.

Келли содрогнулась от сладкого ужаса.

— Я понимаю, но все же я согласна.

— А теперь задумайся над тем, могла бы ты согласиться на этот шаг, если бы не любила меня?

Нет, она не желала признавать его правоту! Она вообще не хотела ни о чем думать. В ее голове сейчас стоял туман, а чувства были обострены. Пальцы Роберта поигрывали с ее сосками, а язык — с мочкой уха.

— Роберт, я ни о чем не могу думать, когда ты вот так ласкаешь меня…

— Сейчас мы пересядем на другой транспорт, — неожиданно сказал Роберт.

Коляска, как по мановению волшебной палочки, остановилась. Роберт поправил одежду на Келли и помог ей выйти из коляски. Вскоре она уже сидела на кожаном сиденье автомобиля. Роберт занял место рядом с ней. Дверца захлопнулась, и уличный шум смолк. Машина тронулась с места, и Роберт стал расстегивать пуговицы на блузке Келли.

— А как же водитель? — смущенно спросила она. — Ты не боишься, что он нас увидит?

— Нас от него отделяет перегородка с тонированными стеклами. Он не видит тебя, не волнуйся.

Келли не сомневалась в том, что Роберт сказал ей правду. Он не стал бы выставлять ее напоказ в неприглядном виде. Успокоившись, Келли позволила Роберту раздеть себя. Он посадил нагую Келли себе на колени и связал ей руки в запястьях.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил он.

— Мне не очень комфортно, — призналась она.

— Почему?

— Потому что я голая, а ты одетый.

Он рассмеялся:

— Не будь такой нетерпеливой.

Келли надеялась, что Роберт сейчас начнет ласкать ее грудь или лоно, но он только полизывал мочку ее уха. Келли не терпелось, чтобы он пошел дальше, однако Роберт бездействовал. Но тут она почувствовала под собой, что он тоже возбужден. Келли стала ерзать, сидя у него на коленях, чтобы доставить ему удовольствие.

— Успокойся, дорогая, — заявил он. — Если ты не прекратишь дергаться, я шлепну тебя.

— Ты не смеешь со мной так грубо обращаться! — обиженно воскликнула она.

— А что ты можешь мне сделать? Ты же связана, а значит, совершенно беспомощна.

Келли не знала, шутит он или говорит серьезно. Она действительно была нагой, связанной и беспомощной. К тому же ничего не видела. Да, Келли находилась в его полной власти, и от сознания этого ей было не по себе. На всякий случай она перестала ерзать и замерла в ожидании.

И тут она почувствовала, как пальцы Роберта принялись за дело.

— Не дергайся, Келли, — предупредил он ее. — Замри.

Для Келли было настоящей пыткой сидеть не шевелясь. От прикосновений его пальцев по ее телу пробегали разряды электрического тока. В ее крови бушевал огонь желания. Ее мучила мысль о том, что Роберт прекратит свои ласки, чтобы обречь ее на страдания от неутоленной страсти.

— Роберт! — закричала она, не в силах больше сдерживаться. — Умоляю тебя!

— О чем ты меня умоляешь?

— Не останавливайся!

— Ты уверена, что действительно хочешь этого?

— Да, я прошу тебя, — прошептала она.

Но он не откликнулся на ее просьбу. Келли застонала и стала кусать губы.

— Хочешь, я войду в тебя? — спросил он, и в ее душе вновь ожила надежда.

— Да!

— В таком случае привстань.

Келли привстала и услышала, как он расстегнул брюки и зашуршал пакетиком. Затем Роберт взял Келли за бедра и снова посадил себе на колени. Келли раздвинула ноги и почувствовала, как он медленно вошел в ее лоно. Вне себя от страсти, Келли начала неистово извиваться. Судорога пробежала по ее телу, и она вновь рухнула в его объятия. Он тяжело задышал.

— Ты не послушалась меня! Я ведь приказал тебе сидеть не шевелясь, — хрипло выговорил он.

— Это упрек?

— Нет, это обвинение. Я накажу тебя за провинность, — пряча улыбку, сказал Роберт. — Я сейчас с огромным удовольствием отшлепаю тебя!

У Келли перехватило дыхание. Ей впервые за время свидания с Робертом вдруг стало страшно.

— Ты это серьезно? — испуганно спросила она.

— Абсолютно.

— Роберт, я не выношу боли.

— Тебе не будет больно.

Келли услышала, как он открыл флакон с лосьоном и вылил немного жидкости на ладонь, а затем она почувствовала прикосновение его влажной руки к своей груди.

— Это масло очень эффективно, — промолвил он.

Келли ощутила легкое жжение в тех местах, куда он нанес свое волшебное средство, и ей захотелось, чтобы он прикоснулся к ним.

— Что это за масло? — спросила она.

— По сравнению с ним лосьон, который я использовал до этого, — просто игрушка. Сейчас ты в этом убедишься.

Он приподнял ее, и Келли не оставалось ничего другого, как встать на ноги и нагнуться вперед. Роберт исполнил свое обещание. Когда его руки кончили скользить по ее телу и он снова посадил Келли себе на колени, она почувствовала, что изнывает от желания близости с ним.

Волосы ее растрепались, кожа горела. Она была вне себя от страсти и больше всего хотела, чтобы Роберт наконец овладел ею. Но он опять заставил ее встать на ноги. У Келли подгибались колени.

— Стой, Келли, — услышала она приказ.

Келли представила, что Роберт впился взглядом в ее обнаженное тело, и это возбудило ее еще больше, чем его прикосновения. Поняв, что Келли снова вот-вот впадет в экстаз, Роберт заключил ее в объятия и посадил себе на колени. Наконец-то и он дал волю своим чувствам, на этот раз ни на что не прерываясь.

Разомлевшая Келли погрузилась в полузабытье. Никогда в жизни она не испытывала ничего подобного. Роберт творил с ней настоящие чудеса.

* * *

Роберт сначала не хотел заниматься сексом с Келли, ведь он стремился доказать ей, что их связывало не только физическое влечение, но и любовь. И все же он не смог удержаться, видя, что Келли жаждет близости с ним.

Роберт уже не сомневался, что любит Келли, и его чувства к ней сильны и глубоки. Он хотел, чтобы они до конца жизни были вместе. Когда лимузин остановился и водитель пересел в другую машину, чтобы ехать домой, Роберт развязал Келли руки, завернул ее в одеяло и вынес на руках из автомобиля.

Келли прислушалась.

— Мы находимся на берегу моря? — спросила она.

— Сейчас ты все узнаешь.

— Я слышу, как волны бьются о берег.

Келли крепче прижалась к Роберту. Конечно, она любит его, иначе она не стала бы выдавать себя за Лейн Ламонд и затевать эту авантюру. Иначе она не отправилась бы с ним на эту прогулку и не позволила бы делать с собой все, что ему заблагорассудится.

Да, она любит Роберта. Поэтому она не сразу согласилась заняться подбором актеров для его нового фильма. Она не хочет подачек с его стороны.

Роберт догадывался о ее чувствах и о причинах, заставивших ее отклонить его предложение. Но он решил запастись терпением и упорно идти к своей цели. А пока они могли общаться на работе и во время оговоренных свиданий.

— Ты можешь снять повязку, — наконец разрешил он.

Келли, как нетерпеливый ребенок, быстро сорвала повязку с глаз и посмотрела на Роберта. Его лицо освещало пламя горящего на берегу костра, глаза сияли. Келли погладила его по щеке.

— Спасибо, — прошептала она.

— За что?

Келли улыбнулась:

— Прежде всего — за то наслаждение, которое ты доставил мне. А также за то, что ты все так чудесно придумал.

— Я готов все для тебя сделать, лишь бы ты не покидала меня.

Келли бросила на Роберта недоверчивый взгляд. Он понял, что совершил ошибку, заговорив о серьезных отношениях, к которым его возлюбленная еще не была готова. Чтобы сгладить неловкость, он закружил Келли, схватив на руки. Она обвила руками его шею, и они оба упали на расстеленные на песке у костра одеяла.

Келли взглянула на море и на стоявший на берегу неподалеку от них фургончик.

— Ты хочешь, чтобы мы пожили здесь дикарями?

— Да, я заранее договорился с владельцем этого участка пляжа. Нам никто здесь не будет мешать. А в вагончике устроена комфортабельная ванная комната с позолоченными кранами и мраморной ванной, достаточно большой для того, чтобы в ней разместились два человека. Еще там есть двуспальная кровать…

Роберт открыл корзину, стоявшую рядом, и достал оттуда термос, два стакана, хлеб и колбаски. На дне корзины лежали шампуры.

Келли легла на одеяло и стала задумчиво смотреть на пламя костра. Еще несколько дней назад она и мечтать не могла, что так все будет. Реальность превзошла ее самые смелые фантазии. Это была сказка, а сказки не длятся долго. Вот чего боялась Келли.

— Когда ты успел все это устроить? — тихо спросила она.

— Все дело в волшебной палочке, которую я захватил с собой, — пошутил Роберт. — Хочешь, я поджарю колбаски?

— Да, пожалуйста.

— Ты сегодня удивительно покладистая, — заметил он с улыбкой, нанизывая колбаски на шампур.

Келли, не мигая, смотрела в огонь.

— Значит, ты хочешь, чтобы мы жили вместе? — спросила она почти шепотом, но он услышал.

— Да, именно этого я и хочу.

— И ты думаешь, что мы сумеем сохранить верность друг другу?

Роберт понял, что это был камень в его огород. Келли считала его законченным ловеласом. Неужели она думала, что он, признавшись ей в любви, будет продолжать ухлестывать за другими женщинами?

— Да, Келли, я буду верен тебе. Я не похож на своего отца, который готов бегать за каждой юбкой. Он ищет женщину, которая любила бы его больше, чем он любит самого себя. А это невозможно.

— А какой характер у твоей матери?

— Она посвятила свою жизнь работе и не в состоянии уделять достаточно внимания своим близким. В свое время мой отец разбил ей сердце. После разрыва с ним она еще три раза выходила замуж, но так и не обрела счастья в браке. Мне кажется, в глубине души мама все еще любит отца.

— Да, родители подали тебе дурной пример, — вздохнула Келли, наблюдая, как Роберт поджаривает на огне колбаски.

— Я рассчитываю на тот пример, который подашь мне ты. — Он протянул ей колбаску. — Осторожно, она горячая!

— Сними ее с шампура, — попросила Келли.

Он выполнил ее просьбу, но вместо того, чтобы дать ей колбаску, разломил ее пополам и положил кусочки на соски Келли. Она ахнула.

— Что? Слишком горячо? — с улыбкой спросил он.

Келли усмехнулась. В ее глазах с новой силой вспыхнула страсть.

— Значит, ты хочешь, чтобы я научила тебя быть верным и преданным и была бы при этом пылкой любовницей?

— Мы оба темпераментные и пылкие в постели, Келли.

— В таком случае раздевайся, я тоже хочу устроить эксперимент с горячей колбаской.

— Тогда я поджарю еще парочку, — сказал он и нанизал несколько колбасок на шампур.

Келли нахмурилась.

— Ну что ж, Роберт, не хочешь раздеваться, твое дело, — заявила она. — А я не могу больше ждать.

И она расстегнула замок-молнию на его брюках.

— Не спеши, — мягко остановил он ее. — Куда ты торопишься?

Но Келли уже завладела сокровищем, попавшим ей в руки.

— Как ты представляешь наши отношения? — спросила она.

— Много секса, верность и преданность, сердечность, общие интересы, духовная близость, взаимопомощь.

— Ого! Ты, оказывается, многого ждешь от меня!

— Я еще не закончил. Мне нужна женщина, которая заботилась бы обо мне и нуждалась бы в моей заботе. Короче говоря, мне нужна ты.

— Но, как я поняла, секс у тебя стоит на первом месте.

— Это правда, — согласился он и тихо застонал от ее прикосновений.

— Когда ты сказала, что я должен доказать свою любовь, — продолжал он через некоторое время, — я решил воздержаться от секса с тобой до тех пор, пока мы не узнаем друг друга лучше. Это была, конечно, глупая идея.

— И ты отказался от нее.

— Да, — сказал он, стягивая с себя одежду. — Я не могу, находясь рядом с тобой, держать чувства в узде. Ты манишь меня своей открытостью и готовностью к изобретательному дерзкому сексу. Я шалею от того, что ты не боишься экспериментов.

— Так, может быть, нас связывает только похоть?

— Нет, потому что для меня важнее доставить тебе наслаждение, чем самому получить удовольствие.


Глава 13

Слова Роберта произвели на Келли сильное впечатление. Но можно ли верить ему? Роберт был известным сценаристом и умел строить эффектные красивые фразы. Однако если он говорил это всерьез, значит, действительно любил ее…

— Ты не веришь мне, Келли, я вижу это по твоим глазам, — грустно промолвил Роберт. — Мои слова кажутся тебе неубедительными.

Неужели он читал ее мысли?

— И знаешь, в чем тут дело? — продолжал Роберт.

— В чем?

— Во времени.

— Во времени?

— Да, фактор времени играет очень важную роль в отношениях. Ты ведь не знаешь, что творится в моей голове и что происходит в сердце. Для тебя все непривычно во мне. Мы слишком недавно начали общаться на новом уровне.

Келли внимательно посмотрела на Роберта.

— Но ты, в отличие от меня, не сомневаешься в прочности и серьезности наших отношений.

— Нет, я в этом не сомневаюсь. Я уверен в искренности тех чувств, которые испытываю к тебе.

— Но откуда у тебя такая уверенность?

— Я доверяю себе, голосу своего сердца. Мы подходим друг другу во всех отношениях — и духовно, и физически.

— Значит, любовь — это то, во что надо верить?

— Да, любовь требует веры. — Он воткнул шампур в песок, чтобы поджарившиеся колбаски немного остыли. — Любовь — это всегда риск. Но я не боюсь вызова, который бросает мне судьба. Я азартный человек.

— Но ведь острота чувств со временем проходит. Тебе могут быстро надоесть спокойные ровные отношения.

— Мы не допустим, чтобы в нашу жизнь проникла скука. Мы наполним ее интересными замыслами и делами.

Келли промолчала. В ее голове роились тысячи мыслей. Размышления Роберта о жизни понравились ей своей глубиной, но она не знала, насколько он постоянен. Вдруг завтра откажется от своих слов? Она годами создавала себе образ шефа как легкомысленного и избалованного женским вниманием мужчины и не могла так сразу признаться себе, что ошибалась. Роберт тем временем снял колбаску с шампура.

— Дай мне парочку, — попросила Келли.

— С удовольствием.

Келли откусила кусочек и, держа его во рту, попросила:

— Поцелуй меня, Роберт.

Наклонившись, он припал к ее губам в глубоком поцелуе и взял из ее рта кусочек колбаски. Келли понравилось кормить его таким образом. Это возбуждало ее. Роберт стал целовать ее грудь, поигрывая языком с сосками.

Келли впервые в жизни занималась сексом под открытым небом. Она видела мерцание звезд над своей головой и слышала неумолкающий гул волн. Воздух был пропитан запахами моря. Они не спали всю ночь, и когда на горизонте появились первые лучи солнца, Келли почувствовала себя, как никогда, счастливой. Она понимала, что больше не сможет жить без этого человека. Ей нравилось в нем все — внешность, темперамент, образ мыслей, душевные качества.

— Роберт, ты не спишь? — спросила она, нежась в его объятиях.

— Нет…

— Не понимаю, почему ты доверяешь мне. Ведь я могла затеять всю эту авантюру из-за меркантильных интересов. Ты не думал о том, что мне что-то надо от тебя?

— Думал, но это было в самом начале, когда ты явилась в образе Лейн Ламонд. Но ты так ничего и не попросила у меня.

Келли посмотрела ему в глаза. Сейчас наступал момент истины. От того, как он ответит на ее следующий вопрос, зависело, поверит ли она в его любовь.

— Но если я приму твое предложение заняться подбором актеров для нового фильма, не будет ли это означать, что я преследовала корыстные цели?

— Нет, ведь я сам сделал тебе это предложение, ты ни о чем подобном даже не заикалась. Скажи, ты будешь продолжать заниматься со мной любовью, если я завтра потеряю работу?

— Конечно, буду. Но ведь на тебя сразу же посыплются новые предложения. Ты не останешься без работы.

— Тогда представь такую ситуацию. Все мои проекты заканчиваются неудачей, и в Голливуде на мне ставят крест.

— Но ты богатый человек, и этим будешь вызывать интерес у меркантильных женщин.

— А если я вдруг потеряю все свое состояние? Ведь случается же такое в жизни. Скажи, ты будешь заниматься сексом с разорившимся любовником?

— Да. Но это ни о чем не говорит. Ты сильный талантливый человек, и я уверена, что, даже разорившись и потерпев неудачу, ты вскоре снова встанешь на ноги и сумеешь найти спонсоров, чтобы заняться производством нового фильма.

— Вот ты и доказала, что любишь меня! — воскликнул Роберт.

— Чем доказала? — с недоумением переспросила Келли. — Тем, что верю в твой неизменный успех?

— Тем, что не отделяешь меня от него. Ты любишь меня таким, какой я есть в этой жизни. Я вырос в семье знаменитостей и по сравнению с ними чувствовал себя всегда ущербным и незначительным. Со временем я стал циником. Добившись в жизни успеха, я всегда спрашивал подружек, любили бы они меня, если бы у меня не было денег и власти. А ты убедила меня в том, что деньги, талант, власть, успех являются моими неотъемлемыми спутниками в этой жизни. Это — часть меня. Меня нельзя отделить от того, чем я занимаюсь.

— И это хорошо? — спросила Келли.

— Да, Келли, это очень хорошо!

Улыбнувшись, он крепко обнял ее.

— В таком случае, думаю, ты не рассердишься, если я напомню тебе о том, что ты обещал прочитать сценарий Кимберли.

— Неужели сейчас нам не о чем больше с тобой поговорить?

Келли попыталась высвободиться из его объятий.

— Ты не желаешь говорить на эту тему? — обиженно спросила она.

— Ну, хорошо, обещаю, что я прочитаю этой проклятый сценарий. Но я не стану снимать по нему фильм, если он мне не понравится. Даже ради тебя.

— Роберт, Келли, вы одеты? — вдруг раздался за фургончиком голос Кимберли. Легка на помине!

— О! Подожди минутку! — крикнул Роберт.

Казалось, он не был удивлен неожиданным появлением ассистентки режиссера в этом безлюдном месте.

Выпустив Келли из объятий, он встал, надел брюки и рубашку и пошел навстречу Кимберли, появившейся из-за вагончика.

Келли огляделась вокруг, но ее одежды нигде не было видно. Схватив одно из одеял, она натянула его до подбородка. У Келли было тревожно на душе. Должно быть, произошло что-то важное, если Кимберли прилетела сюда, в Ванкувер, и разыскала их на пляже.

Кимберли, ковыляя на высоких каблуках по песку, подошла к костру. Она старалась не смотреть на укрывавшуюся одеялом обнаженную Келли и на Роберта, рубашка которого была распахнута на груди.

— Наверное, случилось что-то из ряда вон, раз вы разыскали нас даже здесь? — обеспокоенно спросил Роберт.

— Лейн Ламонд и Дэн О’Доннел тайно поженились, — сообщила Кимберли. — Вот факс, полученный мной от Дерека Паркера вчера вечером.

— Это он поручил тебе найти нас? — спросила Келли, лихорадочно соображая, какие последствия будет иметь это событие и как они отразятся на судьбе нового проекта Роберта.

Не ответив на вопрос подруги, Кимберли протянула Роберту мобильный телефон.

— Мистер Паркер хотел бы поговорить с вами, — сказала она.

Роберт бросил на нее сердитый взгляд:

— У меня есть свой мобильник. Надеюсь, вы понимаете, почему я отключил его?

— Вы, наверное, не хотели, чтобы вам кто-нибудь мешал, — высказала предположение Кимберли, смущенно потупив взор.

Келли стало жаль подругу.

— Что ты набросился на нее? Она ни в чем не виновата.

Роберт что-то проворчал и взял мобильный телефон. Отойдя в сторону так, чтобы женщины не слышали, о чем он будет говорить, Роберт набрал номер шефа. Келли тяжело вздохнула.

— Это я во всем виновата, — сокрушенно сказала она.

— В чем ты виновата? В том, что Лейн Ламонд и Дэн О’Доннел поженились? — удивленно спросила Кимберли и, сняв обувь, присела на расстеленное одеяло рядом с подругой.

— Нет, в том, что Роберт отключил свой мобильный. Знаешь, он хочет, чтобы я занималась подбором актеров для его нового фильма.

— Но это же отлично!

Однако Келли уже ничего не радовало. Она страдала из-за того, что у любимого возникли неприятности. Шеф киностудии не любил, когда его сотрудники находились вне пределов досягаемости. Паркер считал, что они должны есть, принимать ванну и спать с включенными мобильниками.

— Я не смогу принять предложение Роберта теперь, когда он лишился главного источника финансирования, — сказала Келли, качая головой.

— А почему ты думаешь, что Паркер откажется финансировать его новый фильм? — удивленно спросила Кимберли.

Этот наивный вопрос напомнил Келли о том, что ее подруга относительно недавно поступила на работу в кинокомпанию и еще не разбиралась во всех тонкостях взаимоотношений.

— Потому что Паркер даст деньги тому продюсеру, который заключит договор с Лейн, — терпеливо объяснила Келли. — Он считает ее участие в фильме залогом коммерческого успеха картины. А без достаточного финансирования Роберт не сможет заказать дорогие костюмы и декорации.

— Понятно…

Кимберли на минуту задумалась.

— Скажи, Адамс действительно попросил тебя заняться подбором актеров? — внезапно оживившись, спросила она.

— Да, но боюсь, теперь Роберту придется отказаться от осуществления своего замысла.

— Ты уже однажды сыграла роль Лейн, — промолвила Кимберли, хитро улыбаясь, — может быть, тебе стоит попробовать сделать это еще раз?

— Спасибо, но я не актриса, у меня совсем другая профессия.

Должно быть, ветер донес эти слова до Роберта, который, закончив разговор, бодрым шагом направлялся к женщинам, сидевшим на одеяле.

— Ты будешь делать только то, что умеешь, Келли, — заверил он, подходя к ним. — Подыщешь исполнительницу главной роли для моего фильма. Найди такую актрису, которая сразу же покорила бы Паркера.

— Но он хочет видеть в новом фильме Лейн и никого больше.

— Ошибаешься, он разочаровался в Лейн, — с улыбкой возразил Роберт.

Может быть, он рассказал Паркеру по телефону о капризах кинозвезды? Келли начала лихорадочно перебирать в памяти имена известных киноактрис.

— Ты, по-моему, говорил Лейн, что ролью в твоем новом фильме интересовалась Николь Кидман? — вспомнила вдруг Келли.

Роберт покачал головой.

— Это был блеф.

— А как тебе удалось повлиять на мнение Паркера о Лейн?

— Лейн считается кинозвездой в Европе, а в Америке она мало известна. Я убедил Паркера в том, что сейчас нам выгоднее взять кого-нибудь из актрис второго плана и раскрутить ее имя, сделав из нее кинозвезду.

Кимберли кивнула:

— Да, вы совершенно правы, это хорошая тактика. Вспомните Вивьен Ли в фильме «Унесенные ветром». Американцы любят сказки, в которых золушка превращается в принцессу. Ну, или, на худой конец, в кинозвезду.

— Именно это я и сказал Паркеру, — сообщил Роберт. — И еще я добавил, что Келли уже нашла такую актрису, которая может принести успех нашему фильму.

— Как?! Ну, знаешь!.. — от возмущения Келли чуть не подпрыгнула, забыв, что она раздета.

Роберт усмехнулся.

— У тебя есть двадцать четыре часа, чтобы найти такую актрису, Келли. Это целый вагон времени, — сказал он. — В понедельник утром она должна встретиться с Паркером.

* * *

На обратном пути в Лос-Анджелес телефон Келли не умолкал. Она успела провести несколько десятков переговоров — и никакого результата! Келли была на грани отчаянья. Почему она вдруг решила, что готова заняться отбором актеров для фильмов? Может быть, со временем она и станет неплохим агентом, но сейчас ей было явно рано брать на себя такую ответственность. У нее не было ни наработок, ни картотеки, ни базы данных. Хорошо еще, что Келли успела прочесть сценарий фильма, для которого искала актрису на главную роль.

Как только их самолет приземлился, Роберт и Келли сразу же отправились на киностудию. Келли сильно нервничала. На ее состоянии сказывались недостаток сна и волнение. Она нашла трех кандидаток на главную роль, но получила отказ от их агентов. Две актрисы были уже заняты в других проектах, а третья находилась на пятом месяце беременности.

Еще в полете Роберт позвонил сотрудникам своего отдела и распорядился подготовить отдельный офис для Келли. Несмотря на усталость и подавленное настроение, Келли была приятно удивлена, осмотрев новое рабочее место. В ее кабинете было два окна, несколько шкафов для деловых бумаг, компьютер. Рядом располагалась комната для просмотра актерских проб — с затемнением, экраном и видеомагнитофоном. Роберт назначил Келли двух помощников, которые должны были приступить к своим обязанностям в понедельник утром.

Келли хотелось броситься на шею Роберту и расцеловать его за заботу, но он поспешил оставить ее одну, чтобы она могла сосредоточиться на делах. Келли знала, что лучшей благодарностью для него будет ее удача. Она должна была найти актрису на роль Кики!

Кимберли поставила на стол перед Келли кофе и сандвичи и опустилась в кресло.

— Я могу тебе чем-нибудь помочь? — спросила она.

— Я думаю, что мы должны пригласить для участия в съемках фильма совершенно неизвестную публике актрису, — заявила Келли.

— Но у нас нет времени на кастинги!

Келли порадовало, что Кимберли сказала «у нас». Значит, она была готова всю ночь напролет работать вместе с ней. Келли повезло с подругой. Кимберли обладала цепким умом, хорошим чувством юмора и вкусом. Они часто целыми часами обсуждали фильмы и театральные постановки. Вдруг Келли вспомнила о спектакле студенческого театра, на который она так и не попала.

— Кстати, Кимберли, — спросила она, — как тебе понравилась игра Серены Кендел в спектакле, поставленном по твоей пьесе?

— Ты знаешь, она великолепно играет! Но только это театральная актриса, Келли, она не привыкла к кинокамерам…

— Мы научим ее, как себя вести на съемочной площадке. У нее есть агент? Впрочем, какая разница! Мы найдем ей агента. — Келли взяла сумочку. — Пошли! Мы едем в университет.

Кимберли последовала за ней.

— Я не против, Келли, мне нравится твоя задумка. Но что, если Роберт станет возражать против дилетантки?

— Он сказал, что полностью доверяет мне.

Келли отлично понимала, что идет на риск. Она видела Серену Кендел на сцене всего два раза — в роли инженю и в характерной роли. Актриса произвела на нее очень хорошее впечатление. Она играла выразительно и достоверно. Но роль, написанная Адамсом, была очень сложной для начинающей актрисы, справится ли она с ней?

Подруги быстро нашли молодую актрису. Студенты в университете подсказали им, что Серена сейчас на работе, она устроилась официанткой в соседнюю пиццерию.

Аппетитный запах пиццы напомнил Келли и Кимберли о том, что сейчас время обеда. Но им было некогда сидеть за столиком и ждать выполнения заказа. Серена сразу же понравилась Келли. Несмотря на то что молодая актриса была без макияжа, она выглядела очень эффектно. У нее были безупречная гладкая кожа, прямой нос и великолепные ровные зубы. Походка Серены отличалась изяществом. Она ловко маневрировала между столиками с подносом в руках.

— Вас зовут Серена Кендел? — спросила Келли, подходя к ней. — Я — Келли Ласкер, сотрудница киностудии «Симитар», мне хотелось бы поговорить с вами.

Серена поставила пиво на стол, за которым сидели клиенты, и бросила удивленный взгляд на незнакомку. Келли взяла ее под руку и отвела к соседнему, свободному, столику.

— Я видела вас на сцене, и вы мне очень понравились.

Серена наконец улыбнулась.

— Спасибо, но мне надо работать, — сказала она.

— Я подбираю актеров для съемок в одном фильме и хочу пригласить вас на главную роль, — поспешно сказала Келли.

— Если речь идет о порнофильме…

— Вам что-нибудь говорит имя Роберт Адамс? — перебила ее Келли, чтобы сразу развеять все сомнения Серены.

— Роберт Адамс? Ну конечно!.. Вы не шутите? — Она ущипнула себя за руку. — Неужели это не сон?

— Я не могу вам ничего обещать заранее, но мы приглашаем вас завтра на кинопробы.

Скептицизм Серены понравился Келли. Молодая актриса не витала в облаках, а твердо стояла на земле, и это было хорошо.

— У вас есть визитная карточка? — спросила Серена.

Хорошо, что Роберт заранее позаботился о том, чтобы для Келли изготовили визитки. Порывшись в сумочке, она протянула Серене одну из них.

— Вы когда-нибудь снимались в кино? — спросила Келли.

— В детстве я много снималась в рекламе…

— Замечательно!

Келли дала Серене несколько страничек сценария.

— Вы сможете быстро выучить текст? — спросила она.

— Мне это не составит никакого труда. У меня фотографическая память.

Келли была в полном восторге от молодой актрисы. Она поняла, что ей страшно повезло.

— Но к чему такая спешка? — спросила Серена. По-видимому, она была настроена все еще скептически.

— Главную роль в нашем фильме должна была сыграть Лейн Ламонд, — объяснила Келли. — Но она вильнула хвостом. И чтобы нам не срезали финансирование, мы вынуждены срочно найти ей замену.

— Так вы действительно хотите, чтобы я сыграла в вашем фильме главную роль?! — изумилась Серена и вдруг побледнела как мел.

Келли едва успела подхватить на руки упавшую в обморок будущую кинозвезду.


Глава 14

Подоспевшие на помощь студенты, завсегдатаи пиццерии, отнесли Серену на диванчик. Келли смочила салфетку в холодной воде и положила ее на лоб девушке. Через несколько секунд та открыла глаза.

Келли поняла свою ошибку и ругала себя на чем свет стоит за то, что огорошила молодую актрису неожиданным известием, которое могло перевернуть всю ее жизнь. Она поклялась себе, что впредь будет более осторожна в общении с актерами.

— Я поторопилась сказать вам о том, что вы приглашены на главную роль, — оправдывалась она. — Вам предстоит еще пройти кинопробы.

— Не оправдывайтесь, все в порядке, — слабым голосом сказала Серена. — Я постараюсь не разочаровать вас.

Придя в себя, Серена отпросилась с работы у хозяина пиццерии, и тот сразу же отпустил ее, пожелав удачи. Они решили немедленно поехать на киностудию и познакомить молодую актрису с обстановкой. По дороге, в машине, Серена прочитала текст, а Келли по телефону попросила дежурную съемочную группу подготовиться к предварительным съемкам. Серена должна была освоиться перед камерами.

— Кто будет моим партнером во время кинопробы? — спросила Серена. — Нам, наверное, надо будет провести небольшую репетицию.

Только тут Келли вспомнила о том, что не позаботилась о партнере для исполнительницы главной роли.

— Не беспокойтесь, найдем кого-нибудь, — сказала она и, подумав, спросила: — Хотите, мы пригласим на съемки в понедельник Джейсона Адамса?

Серена ахнула… Джейсон Адамс был знаменитостью.

— Только в обморок больше не падайте, пожалуйста, — обеспокоенно поглядывая на нее, попросила Келли.

Позвонив по мобильному телефону Роберту, она быстро уладила дело.

* * *

Наконец наступило утро понедельника. Никогда в своей жизни Келли еще так сильно не волновалась. В семь часов Серена была уже одета в костюм героини, загримирована и причесана. Она знала свой текст назубок.

Джейсон Адамс приехал довольно рано. В студии, где должны были проходить фотопробы и киносъемки, все ожидали появления Дерека Паркера. Обычно шеф киностудии не присутствовал на подобных пробах, но это был особый случай. От его решения зависела судьба проекта, на финансирование которого должно было пойти несколько миллионов долларов.

Перед съемками Роберт зашел в офис Келли, подарил ей розу и, заботливо посмотрев на нее, спросил:

— Ты, наверное, сегодня еще не ложилась спать и чувствуешь себя страшно усталой?

Келли покачала головой.

— Нет, я бодра, как никогда, — возразила она и выразительно посмотрела на Роберта. — Я так хочу, чтобы у меня все получилось!

— Я уверен, что все будет хорошо, дорогая. Пусть Дерек Паркер сам составит мнение о Серене. Как бы ни закончились пробы, я все равно буду любить тебя…

— Перестань говорить мне о своей любви, а то я привыкну к этому.

Келли не признавалась в том, что очень боялась потерять Роберта. Ей казалось, что хеппи энд в их отношениях невозможен и рано или поздно они должны будут расстаться. Но Келли очень любила Роберта. Она уже не сомневалась в этом ни на йоту. Но ее прежняя влюбленность была сродни дружеской приязни и восхищению. Теперь же, когда Келли лучше узнала Роберта, она полюбила его всем сердцем.

Но она также знала, что он не любит рутины и серых будней. Роберт жаждал от жизни риска и вызова. Поэтому Келли боялась признаться ему в своих чувствах. Может быть, если она скажет, что любит его, у него пропадет к ней всякий интерес. Впрочем, существовал только один способ, чтобы проверить это. Однако слова застревали у нее в горле.

— Что случилось? — спросил Роберт, заметив слезы на ее глазах.

— Мне что-то попало в глаз, — солгала она.

— Келли, не волнуйся. Серена великолепная актриса. Дерек будет очарован ею и даст нам деньги на съемки фильма.

Ну как она могла не любить этого человека?! Он еще даже не видел Серену, но бесконечно доверял ее выбору. Келли взяла его руки в свои ладони и заглянула ему в глаза.

— Я люблю тебя, Роберт, — прошептала она.

— Я рад, что ты наконец-то поняла это.

Его глаза сияли от счастья.

В этот момент в кабинет вошли Дерек Паркер и Джейсон Адамс. Джейсон так внимательно и изучающе посмотрел на Келли, что она смутилась и покраснела. Роберт представил друг другу тех присутствующих, кто был еще не знаком. Вскоре в дверь постучала Кимберли и пригласила всех в студию.

Сцена была залита ярким светом. Келли сидела между Робертом и Дереком Паркером. Когда на сцену вышли Джейсон Скотт и Серена, Келли схватила Роберта за руку от волнения.

— Серена очень хороша собой и прекрасно держится, — прошептал Роберт на ухо Келли. — Если она к тому же и неплохо играет, то ей цены нет.

— Она великолепная актриса, — заверила его Келли.

— В таком случае, может быть, она еще снимется в фильме по сценарию Кимберли? — спросил Роберт. — Правда, там есть несколько эротических сцен.

— Так ты все же прочитал сценарий Кимберли? — спросила Келли радостным шепотом.

— Да, и он мне очень понравился. Как ты думаешь, Серена согласится сниматься в этом фильме?

— Не знаю.

Келли была ошарашена. Роберту понравился сценарий Кимберли, и он хотел снять по нему фильм! Она не могла дождаться того момента, когда сообщит об этом подруге.

Тем временем Серена и Джейсон начали разыгрывать один из эпизодов фильма. Келли затаила дыхание. Она так волновалась, будто это она сама могла забыть текст или стушеваться перед камерой. Но все прошло отлично. После небольшой репетиции состоялась съемка.

Дерек сердечно пожал Роберту руку.

— Прекрасная актриса, — сказал он, — можете заключать с ней договор. Почему я ее раньше не видел? У вас несомненный талант, Адамс, выкапывать таланты из-под земли!

У Келли вспотели ладони и участился пульс. Она не понимала, как может Роберт сохранять спокойствие.

Роберт проводил Дерека до двери и вернулся к Келли. Он был доволен.

— Мы сделаем из Серены настоящую звезду, — сказал он, подмигнув Келли. — И она будет до конца своих дней благодарна тебе за то, что ты открыла ее талант большой публике.

— Спасибо, Роберт! Ты наполнил мою жизнь смыслом.

Она обняла его.

— Лишь одно обстоятельство сильно разочаровывает меня, — сказал он.

— Какое обстоятельство? — насторожилась Келли.

— Нам пришлось неожиданно прервать наш отдых в Ванкувере. Поэтому, мне кажется, будет справедливо, если мы слетаем на несколько дней на Таити.

— На Таити? — удивленно переспросила Келли.

— Да, я думаю, что это отличное место для свадебного путешествия.

Келли потеряла дар речи.

— Какое свадебное путешествие, Роберт! — воскликнула она после того, как пришла в себя. — Прежде чем говорить о нем, надо сначала пожениться!

— Согласен.

— Что значит «согласен»?

— Ты мне только что сделала предложение стать твоим мужем, и я согласился, — с улыбкой сказал Роберт.

— Я? Ну уж нет, я не делала тебе никаких предложений! — возмутилась Келли. Щеки ее пылали. Роберту нравилось наблюдать ее смятение.

— Но ты же любишь меня, а значит, хочешь выйти за меня замуж.

— Я еще не думала об этом…

— Не беспокойся, дорогая, я обо всем позабочусь. Куплю билеты на самолет и упакую вещи.


Эпилог 

Свадьба была экстравагантной и роскошной, в духе Роберта Адамса. Келли была постоянно занята кастингом актеров и кинопробами, поэтому во время подготовки к торжеству Роберт особенно не докучал ей. Он попросил ее всего лишь один раз съездить на примерку свадебного платья и вовремя явиться на церемонию бракосочетания. Поэтому Келли совсем не знала, как будет проходить ее собственная свадьба. Но она полностью доверяла своему жениху и была  на седьмом небе от счастья. Кимберли была приглашена свидетельницей со стороны невесты.

На свадьбу явилось около тысячи гостей, не считая репортеров, журналистов и фотографов. Для многих было неожиданностью и сенсацией, что прославленный Роберт Адамс женится, да еще на своей бывшей секретарше. В светской хронике любого журнала можно было найти эту новость. Но Келли абсолютно не волновали слухи и острые языки журналистов. Глядя в сияющие радостью глаза Роберта, Келли спросила себя, достойна ли она такого счастья. Ей было трудно произносить клятву верности новобрачной, потому что к горлу подступал комок от волнения. В элегантном смокинге Роберт выглядел великолепно. Однако он больше нравился ей без одежды, и Келли мечтала о той минуте, когда они останутся наедине и заключат друг друга в объятия.

Несколько часов спустя новобрачные незаметно покинули веселящихся гостей и сели в лимузин, чтобы отправиться в аэропорт. Там их ждал самолет, в котором была установлена большая двуспальная кровать. Молодожены летели в свадебное путешествие на Таити. Через девять месяцев после этого путешествия у Келли и Роберта родится их первенец — Тед, мальчик с изумрудными глазами и азартным характером.

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Эпилог 
  • X