Александра Вячеславовна Якивчик - Обмануть судьбу [СИ]

Обмануть судьбу [СИ] 1208K, 287 с.   (скачать) - Александра Вячеславовна Якивчик
p.book {text-indent: 30px; margin-bottom: 0pt; margin-top: 0pt; text-align : justify; } h1.book { font-size : 160%; font-style : normal; font-weight : bold; text-align : right; } /* Book title */ h1.title{ font-size : 160%; font-style : normal; font-weight : bold; text-align : right; } /* Book title */ h3.book { font-size : 150%; font-style : normal; font-weight : bold; text-align : center; padding-top : 12px; padding-bottom : 3px;} /* Title */ h3.title{ font-size : 150%; font-style : normal; font-weight : bold; text-align : center; padding-top : 12px; padding-bottom : 3px;} /* Title */ h5.book { font-size : 110%; font-weight : bold; text-align : center; padding-top : 9px; } /* SubTitle */ h5.subtitle{ font-size : 110%; font-weight : bold; text-align : center; padding-top : 9px; } /* SubTitle */ blockquote { margin : 0.2em 4em 0.2em 4em } div.book { text-align : left } div.poem { margin-right : 25%; margin-left : 33%; margin-bottom : 0.8em; margin-top : 0.8em; } div.stanza { margin: 0.8em 0} blockquote.cite { margin-bottom : 0.2em; margin-top : 0.2em; } blockquote.epigraph {margin-right : 5em; margin-left : 50%;} blockquote.text-author { text-align : right; margin-right : 10%; margin-bottom : 0.3em; } Обмануть судьбу - Либрусек

Якивчик Александра Вячеславовна
Обмануть судьбу



Пролог

Над землями оборотней ярко светила полная луна. Призрачный свет струился между искривленных стволов деревьев, припорошив серебряной пылью редкие островки белого снега — последнего напоминания о долгой зиме. Лютые холода давно прошли, и риск столкнуться с голодным хищником-оборотнем практически исчез, но лесные звери не спешили покидать свои норы этой светлой ночью. Звенящая тишина, царившая в лесах оборотней, недвусмысленно предупреждала — этой ночью из укрытий лучше не высовываться.

Звенящую тишину леса нарушил оглушительный треск сломанной ветки. Через несколько мгновений на лесной тропе, которая вела из самой опасной территории земель оборотней, появился темно-серый волк. Он сломя голову бежал вперед, не оглядываясь и не останавливаясь ни на минуту. Мощные лапы оставляли на вязкой земле вереницу глубоких следов, но оборотень не обращал на это внимание. Любое промедление, любая ошибка сейчас стояла ему жизни.

Сердце бешено стучало в груди, грозя не выдержать бешенных нагрузок, но беглец снова и снова перепрыгивал через стволы поваленных деревьев и глубокие овраги, проламывал густые заросли кустов, боясь услышать за спиной ровное дыхание преследователей.

Или преследователя. Того, кому этой ночью волк решился перейти дорогу и проиграл, допустив непростительную ошибку. И расплата за этот опрометчивый шаг могла настигнуть неудачника в любой момент.

Когда усталость начала брать свое, волк рискнул остановиться на небольшой поляне. Лапы дрожали от напряжения, но оборотень внимательно оглядывался по сторонам, ни на мгновение не оставаясь на месте. Чуткие уши дрожали, питаясь различить звуки приближающейся погони. Он слабо верил в то, что новоприобретенные враги отпустят свою законную добычу живой…

Но кроме его тяжелого дыхание ничего услышать не удавалось. Лес будто вымер, поскольку не было ни единого звука, который указывал бы на присутствие хоть одного живого существа.

Раздраженно зарычав, оборотень снова сорвался с места и, больше не оглядываясь, понесся по лесной тропе.

Отсутствие погони напрягало и заставляло волноваться приговоренного к смерти зверя. Он совершенно не верил в то, что тот, от кого он бежал, так просто отпустить своего врага.

Тряхнув головой, отвлекаясь от тревожных мыслей, волк ускорил бег. До заветного дома оставалось все меньше и меньше. Пару десятков минут, и он окажется в безопасности.

До границы территории его стаи оставались считанные шаги. Волк облегченно выдохнул, не веря, что ему удалось избежать наказания, когда впереди раздалось глухое угрожающее рычание. В густом кустарнике, перекрывавшем тропу, засверкали недобрым светом несколько пар волчьих глаз. А через несколько мгновений перед беглецом замерли четыре подтянутых волка, оскаленные морды которых давали понять: сородичу здесь не рады.

Стражи границ встречали незваного гостя.

Оборотень замер и недоуменно попятился. Такого приема он не ожидал и не мог понять, что стало причиной странному поведению лучших друзей. Но, посмотрев в глаза старшему стражу, ему захотелось взвыть от досады.

Потому что они все знали. И были не на стороне бывшего собрата.

Теперь все было кончено. На поддержку сородичей он может больше не рассчитывать.

Эту ночь он запомнит на всю жизнь. Ночь, в которую он потерял все. Последний шанс вернуть себе положение в стаи. Последний шанс отомстить за то, что случилось сто лет назад, когда налаженная жизнь резко пошла под откос…

В светлых глазах оборотней не было ни малейшего намека на жалость к собрату. Они уже знали, какой закон их родич посмел нарушить, но с какой целью, знал только один из них. Тот, кто ещё вчера звал незваного гостя лучшим другом.

Старший страж сделал вперед несколько шагов к уступавшему ему в размерах сородичу. Тот тихо рыкнул, прекрасно понимая, что снисхождения от братьев он не получит.

— Ты ведь понимаешь, что после произошедшего дорога в стаю тебе закрыта, — спокойно произнес страж, не отводя от врага тяжелого взгляда. Серая шерсть на загривке угрожающе вздыбилась, острые когти невольно вонзались во влажную землю. Оборотень с трудом сдерживал желание перегрызть глотку первому волку, который, спустя сто лет после смерти последнего предателя клана, посмел нарушить законы стаи.

— Ты не знаешь, что там произошло, Виор, — зло оскалился волк, прижав к голове уши. Стражники, стоявшие за спиной главного, ощетинились в ответ, готовясь в любую минуту отразить нападение врага. Волк, заметив это, нехотя убрал клыки, прекрасно понимая, что ему не удастся справиться со всеми. Посмотрев в равнодушные глаза бывшего друга, предатель тихо произнес, — У меня просто не было другого выхода…

— Ты просто не захотел его искать.

Хищник дернулся, как от удара хлыста, услышав жестокие слова волка.

Стражники, посчитав, что дали врагу достаточно времени на разговоры, молча начали приближаться к прижавшемуся к земле бывшему собрату. Тот раздраженно рычал, не желая выпускать из лап последний шанс на спасение, но после нескольких угрожающих выпадов сдался, медленно пятясь прочь от агрессивно настроенных волков. Слишком недвусмысленно они показали, что пусть приказа «убить» у них нет, покалечить предателя им никто не мешает…

Убедившись, что враг понял, что никто с ним играть не собирается, стражники начали один за другим исчезать в кустах, возвращаясь на свои посты.

— Виор…, - с отчаянием произнес в спину задержавшемуся другу беглец, — ты же практически не знаешь его… никто из вас не знает… Неужели, не смотря на все, что мы вместе пережили, через что прошли, ты послушаешь его и…

— Не мне решать, слушать его или нет. А вожак уже сказал свое слово, — тихо обронил оборотень, даже не смотря в сторону пса, — Тебе среди нас больше не место.

Весь запал беглеца исчез. Потому что смог понять, что не давало ему покоя с момента встречи со стражами.

Вожак стаи сделал свой выбор. Он просто не пришел. Не счел нужным прощаться с лучшим другом, с тем, кто долгие годы служил ему верой и правдой, кто столько лет защищал его ценой собственной жизни…

Волк молча смотрел в след удаляющимся стражникам границы. Ещё сегодня утром он был одним из них, гордых и уверенных в себе хищников, не боящихся никого и ничего…

Его предали те, на чью помощь он рассчитывал.

Ночное небо затянули свинцовые тучи. Под струями весеннего дождя земля в считанные мгновения превратилась в липкие комья грязи, в которых вязали лапы. Струи холодного дождя неприятно холодили спину уставшего хищника, медленно удалявшегося от спасительного дома.

Волк нашел укрытие к утру. Забравшись в глубокую нору между корней деревьев, он обессилено опустил голову на вытянутые лапы и немигающим взглядом смотрел в царившую в лесу темноту. Все та же тишина, воцарившаяся в лесу после его ухода, не смогла обмануть зверя. Он чуял, что там, среди почерневших стволов деревьев, скрывались те, кто на рассвете не оставят от него живого места. Стражники получили новый приказ и не отстанут от него до тех пор, пока провинившийся оборотень не покинет пределы земель клана… или не умрет от их клыков…

Теперь ясно, почему погони не было. Его враг решил не тратить на беглеца силы и время, предоставив более долгую и мучительную смерть за пределами земель оборотней…

Зверь невесело усмехнулся.

Пределы земель… Там ему одному не выжить. В империи его никто не ждет, в Рассветный лес соваться нельзя… Королевство Онтверт? Это тоже не лучший вариант. Сейчас там полно охотников на оборотней, которые живо заинтересуется отбившимся от стаи волком. Без поддержки стаи ему не выжить…

…Не выжить… ты слишком слабый маг, чтобы противиться силе молодых борзых магов-охотников… Но ведь это можно исправить, не так ли?

Волк тревожно вскинулся, острым взглядом окинув сгустившиеся за пределами норы сумерки. Незнакомый голос, прозвучавший в считанных шагах от него, заставил нервно ощериться и прижать к голове уши.

Слишком странным был этот голос, больше похожий на змеиный шелест…

Не меня тебя нужно бояться, волк… неужели ты думаешь, что твой враг отпустит тебя? Нет, он из тех, кто никогда не забывает своих недругов… Если тебе повезет и госпожа Удача позволит тебе выжить, рано или поздно он найдет и уничтожит тебя, как тех, других… У тебя достаточно сил, чтобы отстоять свою жизнь?

Чутье оборотня молчало. Кем бы ни был нежданный доброжелатель, жизни волка он не угрожал.

Предатель заинтересовано склонил голову на бок. Если это был посланные покровительницей клана шанс, то он не имел право его упустить…

«И что ты можешь предложить мне?»

Тихий смех на грани слуха…

Многое, волк… Многое…

В темноте лесной чащи сверкнули два сине-зеленных змеиных глаза…

Волк покинул свое логово на рассвете. Гроза, гремевшая где-то на севере земель Д'аркв'ир, улеглась так же внезапно, как и началась. Лишь припорошенная каплями воды первая трава напоминала о ночном дожде.

Окинув полным боли взглядом родные места, зверь неспешно направился на запад, к границе империи Алькании и Теневого королевства…

Новая жизнь началась.


Глава 1 Вася, подъем!

Четыре сотни лет спустя…

— Вася! Ва-а-ася-а-а!! — противным голосом выли за окном, — Васи-и-или-и-ий!

Я лениво приоткрыл правый глаз… Точнее, попытался. Глаз не открывался. Левый тоже не поддавался на уговоры, видимо из солидарности с правым. Попробовал открыть глаза рукой. Та начала бурно возражать против такого варварства, выражая протест сильной болью и ломотой. Все остальные части моего тела поддержали её порыв. Теперь у меня болело всё.

— Вася, подъем! Труба зовёт! — продолжали верещать у меня под окном.

Мне удалось разлепить правый глаз! Обозрев задумчивым взглядом открывшийся взору пейзаж, пришел к неутешительным выводам: во-первых, судя по большому количеству пустых бутылок, вчера здесь было весело. Во-вторых, проанализировав состояние своего организма, могу с уверенностью заявить — было ОЧЕНЬ весело. В-третьих, порывшись в памяти, я узнал голос орущего под окном субъекта — надрывался мой вчерашний собутыльник. Если б я ещё вспомнил, по-какому поводу мы вчера… хм… веселились, цены бы мне не было. Ой, моя голова…

— Василий, или ты выходишь, или я за себя не отвечаю! — пригрозили под окном.

Я встал. С трудом, оханьем, аханьем, но встал. Комната отплясывала чунга-чангу, но меня это не остановило… Почти… Зарубка на память: оббить все острые углы мебелей мягкой тканью…

На негнущихся ногах дохромал до окна и с укором посмотрел на друга:

— Чего орешь?

Брюнет с янтарными глазами окинул меня возмущенным взглядом. Под правым глазом гордо сверкам темно-фиолетовый синяк.

— Кто-то вчера говорил, что ему сегодня надо явиться в Онтверт, и этот «кто-то» очень просил ему об этом напомнить. Не догадываешься, кто этот «кто-то»?

Я счёл выше своего достоинства отвечать на провокационный вопрос собутыльника. Вместо этого с грустью разглядывал в зеркало свою небритую и помятую физиономию, подбитый левый глаз (теперь понятно, почему он не хотел открываться) и художественный беспорядок на голове. Осторожно потрогал «боевое украшение» и поморщился от резкой боли:

— А что мы вчера праздновали?

— Праздновали? — ехидно уточнил мой друг, — Мы не праздновали. Мы устроили поминки твоему беззаботному будущему на ближайших четыре месяца. В очередной раз, — с вздохом закончил он.

— Подожди… — начал вспоминать я, — Меня что, опять позвали?

— Не «опять», а «снова», — подтвердил мои худшие опасения «будильник».

— Твою…! — выдохнул я и бросился собирать вещи, на ходу натягивая одежду. Если я не явлюсь пред светлы очи правителей Онтверта, это будет катастрофа!

Затолкав в сумку всё необходимое и храня надежду, что ничего не забыл, я вылетел из комнаты и помчался к телепортистам.

* * *

Я успел. Даже не верится. Пять минут назад, когда я, взъерошенный, неумытый и немного помятый из-за похмельного синдрома, ворвался к телепортистам, при этом вращая безумными глазами, меня с перепугу не признали и зашвыряли фаэрболами, молниями и другими болезненными заклинаниями. Я увернулся, но, к сожалению, не от всего. Один фаэрбол меня таки зацепил. Телепортисты поняли свою ошибку, но было поздно. Я разозлился и дал сдачи… Как я не угробил телепорт — тайна, покрытая мраком. Удивились все. Даже я.

В конце концов, мне удалось объяснить контуженым магам, куда мне надо, при этом обречённо понимая, что опоздал.

Как выяснилось, я ошибся. Хвала Царице! Спешно приводя себя в порядок (синяк убрал, волосы пригладил, складки камзола расправил, проплешину от фаэра заштопал), я с беспокойством размышлял, что же ждёт меня на этот раз. Чтобы понять, что ничего хорошего, не надо иметь семи пядей во лбу. Эх, тяжела служба хранителя рода, тяжела… Жаль, что только Алекса д'эль Альтерни может меня понять. Таких подопечных, как династии императоров соседней империи Алькании врагу не пожелаешь! А уж подруге из клана пантер…

— Его светлость Василен де Каровер! — торжественно произнёс глашатай зычным басом.

Василен… Я горестно вздохнул. Не имя, а сплошное недоразумение! Тем более, для наследника клана гепардов! Человеческое имя, переделанное на кошачий манер. Мама настояла. А я теперь мучаюсь.

Все эти мысли пронеслись в моей голове, пока я, гордо вскинув голову, приближался к трону их величеств. Всё это время меня внимательно изучали карие глаза короля (высокий сорокалетний мужчина с короткими черными волосами) и голубые — королевы (стройная женщина с длинными, светлыми локонами).

— Приветствую вас, ваши величества! — поздоровался я с правителями королевства Онтверт.

— И мы вас, Василен, — кивнул мне король, — Рад, что вы так скоро откликнулись на наш зов.

— Это моя работа, ваше величество, — без особого энтузиазма откликнулся я.

Король улыбнулся:

— Надеюсь, мы не оторвали вас от важных дел.

— Нет-нет, что вы, — качнул головой я, думая, что мне скажет отец за очередной пропущенный Совет, задержку отчётов… Выходило, что ничего хорошего, — А по-какому поводу вы меня позвали?

Их величества переглянулись, видимо, решая, стоит ли говорить мне всей правды.

Интересно, какую свинью они собираются мне подложить на этот раз?

— Понимаете, Василен, наши дочери хотят отправиться в небольшое путешествие, — осторожно начал мужчина, — И мы бы хотели, что бы вы их сопровождали.

— А почему я? — насторожился я.

— Вы единственный, кому мы можем доверять, — вмешалась в разговор королева.

Я хотел было возразить, но не успел. В зал ввалились ОНИ.

Сначала мы услышали странную возню за дверью. Потом до нас стали доноситься отдельные фразы:

— Подвинься, мне ничего не видно!

— Сама подвинься, ты мне всё ноги оттоптала!

— А ну замолчите обе. Вас только глухой не услышит!

— Это нас глухой не услышит?!

— Да, вас!

Дверь, ведущая в зал, раскрылась, и на пол вывалились три очаровательные девушки… в покрытых пятнами платьях. Блондинка, брюнетка и рыжая. Быстро оглядевшись, девушки увидели меня и расплылись в многообещающих улыбках. Причем обещающих много неприятных моментов.

— Здравствуйте, — пролепетали принцессы, поднимаясь на ноги и не переставая улыбаться.

— Здрасте, — кивнул я, медленно пятясь к трону.

— Девочки, познакомьтесь, — сказал король, указывая в мою сторону, — Это хранитель нашего рада, Василен де Каровер.

— Он будет сопровождать вас во время вашего путешествия, — добавила королева, ногой отпихивая меня от трона. Супруг ей активно в этом помогал. Но я не сдавался. Мой хвост просто орал, что надо сматываться и желательно подальше.

— Отлично, — обрадовалась брюнетка, — Тогда мы пойдём собирать вещи, — она подхватила под руки своих сестёр и они вышли из зала, о чём-то азартно перешептываясь.

— Я им помогу, — сказала королева и поспешила за дочерьми.

Я медленно повернулся к королю:

— За что?

Его величество развел руками:

— Так никто больше не хочет с ними ехать.

— А я, значит, хочу?! — взвыл я дурным голосом.

— Работа у тебя такая, — вздохнул король.

Встав с трона, он подошел ко мне и обнял одной рукой за плечи:

— Ну что, по рюмочке?

Я задумчиво посмотрел на него и качнул головой:

— Нет. Лучше по бутылочке.

— Поддерживаю, — кивнул король и повел меня в свой кабинет, готовить к дальнейшему путешествию.

Хранители, дайте мне сил пережить эту поездку!

В это же время…

В этот день Теневые коридоры были непривычно пустыми. Ни одна сущности, бродившей в поисках еды, способной утолить вечную жажду, ни единого шороха, способного выдать обитателей потустороннего мира…

Частый гость этого места невольно нахмурился. Обычно среди сизого тумана, стелившегося над самым полом, часто можно было заметить безвредных сущностей, прячущихся от более сильных и опасных сородичей. А сегодня… никого. И это могло значить только одного.

Тот, кого ждал гость, уже давно здесь. Осталось только его найти…

Вдруг в конце одного из коридоров мелькнула и тут же исчезла быстрая тень. Но она была не достаточно быстра, чтобы укрыться от внимания острого зрения гостя…

Он сорвался с места мгновенно. Нырнул в соседний коридор, сокращая предполагаемое расстояние до заветной цели, и бросился за знакомой тенью, постепенно набирая скорость. Но призрачный силуэт будто игрался с гостем, то исчезая, то появляясь в нескольких шагах от «охотника».

Рядом с гостем, то исчезая, то появляясь вновь, незримо скользил угольно-черный волк с изумрудно-алыми глазами, изредка порыкивающий на увязывавшихся за «охотником» потусторонних сущностей.

Когда в очередной раз руки гостя поймали пустоту, вместо заветной добычи, он раздраженно зарычал, отталкиваясь от стены коридора, с которой чуть не столкнулся. Ноги привычно спружинили, гася силу удара. «Охотник» резко выпрямился, пытаясь взглядом найти ускользнувшую добычу, и почти ринулся в погоню, когда за его спиной насмешливо поинтересовались:

— Дети, вы ещё не наигрались?

Гость, почти сорвавшийся с место, разочаровано вздохнул, оборачиваясь к говорившему. Почтительно поклонившись замершему напротив него черноволосому мужчине с ярко-зелеными волчьими глазами, «охотник» недовольно произнес:

— Дядь Макс, вечно вы появляетесь на самом интересном месте.

Выпрямившись, «охотник» бросил в висевшее рядом с родственником призрачное зеркало внимательный взгляд. Серебристая гладь зеркала-портала, через которое волк и попал в Теневые коридоры, послушно показало высокую девушку с такими же, как и дяди, зелеными глазами, только с кошачьими зрачками. Темные волосы были тщательно завязаны в хвост, чтобы не мешали во время быстро бега, охотничий костюм был чуть припорошен пылью. Кошка нахмурилась, пытаясь незаметно отряхнуть запачкавшийся после бега по Теневым коридорам костюм, но тут же потупилась, встретившись с неодобрительным взглядом прибывшего вместе с дядей человека.

Оборотень хитро усмехнулся, убирая с глаз мешавшую челку и наблюдая за мгновенно виновато потупившейся девчонкой.

— Лиина, мама не говорила тебе, что дерзить старшим родственникам нехорошо? — покачал головой второй мужчина, с укором смотря на девчонку.

— Ник, да ладно тебе, — хмыкнул волк, положив на плечо поникшей кошке руку, — Ты же знаешь, дерзость — это наша семейная и неискоренимая черта характера…

— Пап, дай нам ещё полчаса, а? — жалобно попросила проявившая рядом с волком «тень», оказавшаяся невысокой девчушкой со светло-серыми глазами. Заглянув в глаза отца, малышка нетерпеливо произнесла, — Мы уже который раз пытаемся выяснить, кто из нас быстрее, и все время не получается.

Лиина, услышавшая слова младшей кузины, едва заметно улыбнулась, обменявшись с отцом понимающими взглядами. Лиина была на двести лет старше Киры, дочери Макса, но разница в возрасте не мешала девчонкам быть лучшими подружками и постоянно ставить на уши весь Рассветный лес, чем вызывали умильную улыбку любящих родителей и полное недоуменнее у окружающих. Последние просто не могли понять, как почти взрослая кошка и малолетний волчонок смогли найти общий язык. Но мало кто, включая Киру и её мать, знал, что такая странная дружба была не случайной…

— Теневые коридоры не лучшее место для игр…, - с показным сомнением произнес волк, взъерошив темные волосы дочери.

— Так с нами же Дух, — недоуменно произнесла Кира, выскальзывая из-под руки отца, — Если что, он предупредит нас об опасности…

— Хорошо, — покачал головой Макс, махнув рукой, Через пару часов жду вас у Алексы.

— Да, папа! — просияла девчонка, — Лиина, ты идешь?

Последние слова Кира выкрикнула на ходу, мгновенно оборачиваясь светло-серым волчонком и устремляюсь вперед по пустынному коридору.

— Иду, — увидев разрешающий кивок отца, кошка бросилась вслед за скрывшейся из виду кузиной.

Черный волк, лежавший чуть в стороне от семьи Д'аркв'ир, тяжело вздохнул и неспешно потрусил за детьми, угрожающе рыкнув на выглянувшего в коридор Призрачного волка. Тот испуганно попятился назад и исчез, не рискую попадаться под руку закончившему трансформацию Духу Мертвых.

— Думаешь, это была хорошая идея? — с сомнением произнес Макс, проводив неразлучною троицу задумчивым взглядом. После рождения Киры Виссарион отдал Духа Мертвых в полное владение старшему сыну, здраво посчитав, что для охраны внучки сущность нужна намного больше, чем для охраны волка, живущего вместе с женой в одном из удаленных закоулков Рассветного леса.

— А ты считаешь иначе? — хмыкнул Ник, прекрасно поняв, о чем спрашивает друг, — Ты же говорил, что лучшего телохранителя, чем Дух мертвых нет во всем мире Ректешь…

— Но мы до сих пор не знаем, что случилось с Исс» шей, — покачал головой волк, снова активируя портал-переход между мирами, — Боги на твой призыв больше не отвечают, Алексу они тоже игнорируют…

— Её здесь нет, — уверено произнес Ник, прислушавшись к своим ощущениям. И, как и прежде, они говорили об одном и том же. Но перестраховка все равно не помешает, — Ты должен чувствовать это не хуже меня. А где она…, - бывший наследный принц империи Алькании неопределенно пожал плечами, — дай Кеминор, чтобы мы этого никогда не узнали. Пойдем, пусть дети повеселятся. Пока могут.

Макс рассеянно кивнул, соглашаясь со словами Ника, и первым шагнул в открывшуюся воронку портала…


Глава 2 А в путь дорожка…

— Ты уверен, что мне это пригодится? — скептически поинтересовался я, обводя задумчивым взглядом гору колюче-режущих предметов, гордо возвышающуюся посреди комнаты.

— Конечно, — пропыхтел король, вытаскивая из тайника в стене своего кабинета очередной раритет, — Ты из этой поездки хочешь вернуться?

— Хочу, — осторожно сказал я, присаживаясь на краешек стола и с тихим ужасом взирая на все растущую горку. Мама мия, как я это все повезу? — Но я не понимаю, зачем мне столько оружия.

Вот уже три часа я сижу в кабинете короля, а он с азартом выволакивал на средину комнату все новые мечи, кинжалы, луки… В итоге у нас образовалась гора Эверест в миниатюре (Взбирался я не эту горку в соседнем измерении… Больше не хочу). По-настоящему полезных вещей в этой куче практически не было, ибо она в основном состояла из явно быушных вещей отвратительного качества. Могу даже приблизительный список предоставить:

1. Лук негнущийся с порванной тетивой — шесть штук;

2. Меч погнутый, покрытый ржавчиной — три штуки;

3. Доспехи помятые, скрипучие, полуразвалившиеся — семь штук разной комплекции.

4. Кинжалы тупые — две штуки, кинжалы тупые, без рукояти — десять штук.

5. Щит деревянный, подгоревший — одна штука…

Перечислять можно до бесконечности, но главного это не меняет — зачем мне эта гора раритетов, не пригодных для употребления, а?

— Потом поймешь. А сейчас слушай меня, как отца родного…, - начал, было, король инструктаж, вольготно устроившись в своем кресле.

— Лучше как маму, — фыркнул я, невежливо перебивая бывшего подопечного, — Отца я не слушаюсь вообще.

— Хорошо, — покорно согласился мужчина, — Маму, так маму. Слушай внимательно. Произвожу короткий инструктаж по технике безопасности при общении с моими дочерьми.

— Я весь одно большое ухо, — хмыкнул я, доставая из личного пространства блокнот и ручку. Да здравствует глава клана кошек, снабдившая меня когда-то этими незаменимыми в жизни хранителей рода предметами. Писать удобнее, не то что пером.

— Ты в курсе, что основателем нашего рода был охотник на кошек? — невинно поинтересовался король, доставая из ящика стола трубку и табак.

Я выронил ручку. Не знал. Хранителем рода правителей королевства Онтверт я стол только триста лет назад, а род их существует уже тысячу лет.

— Вижу, что нет, — сделал правильный вывод мужчина, — Ну, теперь ты в курсе.

— Все так плохо? — в ужасе спросил я, начиная догадываться, куда клонит король.

— Все еще хуже, — покачал головой король, — Гены нашего предка спали уже много лет…

— …и проснулись в твоих дочерях, — схватился я за голову. М-да, сегодня явно не мой день.

— Именно, — кивнул король, закуривая трубку.

Я недовольно поморщился. В следующее мгновение трубка моего бывшего подопечного вспыхнула и осыпалась серым пеплом.

— И что это значит, — спокойно спросил король, отряхивая одежду от остатков своей трубки.

— Кошки не переносят запах табачного дыма, — напомнил я ему, слезая со стола и расхаживая по кабинету, — Нюх отбивает.

— Вряд ли он тебе поможет, — фыркнул мужчина, с любопытством наблюдая за мной, — Благодаря гену основателя рода, мои дочери теперь могу найти тебя в любой точке королевства.

Дальше король начал детально рассказывать мне о подвигах своих дочурок.

На счету у белобрысой Каролины, старшей дочери короля — пять зомби, дикий дракон и изрядно потрепанные нервы придворного мага. Девушка с блеском окончила Магический Межрасовый Университет и столичную Школу Боевых Искусств.

Брюнетка Елизавета, средняя дочь, — прекрасно владеет магией иллюзий, победила на многих соревнованиях из этой области, причем её конкурентами были оборотни из клана Креш, то бишь метаморфов, признанных мастеров перевоплощения. Единственной соперницей Лизы, которую она не смогла победить, была дочь Алексы д'эль Альтерни Лиина (Я бы очень удивился, если бы все было по-другому).

Ну и, наконец, рыжеволосая Алина, младшая дочь — маг огненной стихии, стихийная телепатка и головная боль всего замка. Именно она являлась зачинщицей всех шалостей принцесс. Например, внезапное исчезновение ремня штанов посла эльфов, полностью уничтоженная лаборатория придворного мага (бедняга) и так далее и тому подобное…

Я замер возле «Эвереста». Хм, а может, и правда стоит прихватить что-нибудь…

— Я попал, — хмуро подытожил я, подчитывая свои шансы на возвращение в родные пенаты в целости и сохранности. Перспектива выходила не радостная.

— Ты не волнуйся, — успокаивающие похлопал меня по плечу король, — Похороны я тебе, как хранителю рода, устрою шикарные…

Мужчина осекся на полуслове, напоровшись на мой красноречивый взгляд.

— То есть, я хотел сказать, что шансы на возвращение у тебя… хм… многообещающие, — поспешно поправился он.

Я тяжело вздохнул. Многообещающие… То есть красивый круглый нолик.

— А у тебя ничего более годного для употребления нет? — печально поинтересовался я, невежливо тыкая пальцем в гору раритетов.

— Есть, — кивнул король, — Но где-то далеко и я точно не помню где…

Я тяжело вздохнул. Никто меня не любит…

— Как думаешь, сколько им понадобится на сборы?

— Часа три, — пожал плечами король.

— Тогда где твоя обещанная бутылочка?

Три часа спустя…

Я наконец-то выполз из кабинета короля. Сам же державец тихо храпел на полу в обнимку с бутылкой дорогого элитного вина. Как я ему завидую. Сколько я не пытался опьянеть, ничего не получалось. Вот когда надо пить и не пьянеть, то фиг вам, называется. А когда надо на оборот, то всегда пожалуйста. И где в мире справедливость?

Спустившись во двор, я застал финальную часть погрузки вещей принцесс в… гроб. По-другому назвать это деревянное сооружение на четырёх колесах не поворачивался язык. Только «сооружение» выше немного.

— Что это? — в шоке уставился я на это орудие ремесла любого уважающего себя палача.

— Карета, — бодро сказала, подходя ко мне, старшая принцесса. Она, как и её сестры, был одета в новый охотничий костюм, блондинистые волосы завязаны в длинный хвост.

— И кто в нем поедет? — осторожно спросил я, с опаской поглядывая на «карету».

— Ты, — улыбнулись принцессы. Плотоядненько так улыбнулись.

— Почему я? — я туда не полезу! Я жить хочу!

— Ну кто-то же должен охранять наши вещи, — пожала плечами Лиза.

— А вы на чем поедете? — я буду мстить и мстя моя будет страшна!

— На лошадях, естественно! — фыркнули сестры, запрыгивая на своих каурых скакунов.

Я обреченно вздохнул и полез в гроб.

В это же время… Территория Теневого княжества

Резиденция князя вампиров казалась вымершей. Пустые провалы окон, безлюдный двор замка… все указывало на то, что в этом доме давно никто не живет. Но это впечатление было ошибочным.

Жители резиденции затаились. Несколько часов назад в ворота замка въехала официальная делегация Рассветного леса во главе с вампиром, от которого остальные кровососы старались держать подальше. Их пугала сила и мощь, исходившая от высшего вампира, ещё несколько столетий назад умиравшего от неизлечимой болезни…

Сам высший в этот момент находился в кабинете князя вампиров и внимательно выслушивал его доклад. Пребывание на территории врагов, которые ещё недавно пытались сжечь его в лучах смертоносного солнца, отнюдь не прибавляло вампиру хорошего настроения. Острые когти, которые высший то выпускал, то втягивал, царапали обивку старого кресла, любезно предложенного гостью хозяином кабинета. Последний неподвижно стоял возле своего рабочего стола, устало прикрыв темно-алые глаза.

— Ты ведь понимаешь, что это не лучший выход из этой ситуации, — когда хозяин кабинета закончил свой рассказ, холодно произнес высший. Темные, почти черные глаза покрылись едва заметной сеткой льда, выдавая тихое бешенство незваного гостя.

Темноволосый князь тяжело вздохнул. По уставшему, немного осунувшемуся лицу вампира плясали отблески почти погасшего в камине огня.

— Иллорин, мой народ умирает, — медленно, пытаясь как можно точнее подобрать слова, произнес князь, — Да, другие варианты есть, но этот — наиболее выгоден. Причем как кошкам, так и вампирам…

Иллорин неопределенно хмыкнул, бросив на зарвавшегося вампира острый взгляд. Поднявшись из неудобного кресла, он неспешно прошелся по кабинету, днебрежным пасом руки разжигая потухший камин.

Сложившаяся в Теневом княжестве ситуация нравилась ему все меньше и меньше. Через три сотни лет после смерти Вольфа в мире Ректешь начали появляться новые кланы охотников, целью которых было не уничтожение кошек и оборотней, как раньше, нет. Их главными врагами стали вампиры, которые изрядно потрепали империю Альканию в первые годы после окончания последней войны. Обычные, на первый взгляд, маги поначалу не могли нанести кровососам вреда, но когда последние расслабились и перестали воспринимать охотников как настоящую угрозу, те наконец-то проявили свои настоящие возможности. Ни один вампир, который попытался пересечь границу Теневого княжества, не оставался в живых. Охотники убивали всех, кто рисковал приблизиться к землям людей как в империи, так и в Королевстве Онтверт.

С тех пор прошло две сотни лет, и с каждым годом положение вампиров становится все хуже и хуже. За это время охотники успели найти себе достаточно приспешников и учеников, чтобы взять под контроль все границы Теневого княжества. И с каждым разом проскочить незамеченными мимо стражников становилось все сложнее и сложнее. Вампиры утратили возможность охотиться и утолять свой голод. В княжестве заканчивались запасы крови, сделанные кровососами во время войны с псами. Если верить словам князя, через месяц среди вампиров начнется голод. И тогда страшно себе представить, на что пойдут одержимые жаждой твари, чтобы спасти свою жизнь.

Как только об этом стало известно Алексе, она попросила кузена, который после последней войны с псами остался в мире Ректешь, взять ситуацию в Теневом княжестве под свой контроль. Слишком велик был риск, что охотники могут не сдержать напора вампиров, и тем самым поставят под удар не только человеческие земли, но, возможно, и оборотней с кошками.

И вот уже который раз, предварительно договорившись с охотниками, Иллорин вынужден был посещать Теневое княжество, чтобы в случае необходимости остановить назревавшую беду.

— Зато твой план не выгоден империи. — спокойно ответил высший, повторно обдумав план князя.

Тот предлагал заключить с кошками договор, по которому воины Алексы будут отвлекать внимание охотников, в то время как вампиры смогут поохотиться в приграничной зоне империи Алькании. Взамен князь обещал вечное перемирье и уступки в виде обеспечения кошек артефактами, сделанными с использованием магии вампиров, и многое другое.

Но кровосос не учел одной небольшой детали: Алекса никогда на это не пойдет, не смотря на обещанные «золотые горы». Где гарантия, что после подобного поступка охотники не начнут охотиться на её соплеменников? А возвращаться к той жизни, в которой кошки боялись лишний раз высунуть нос за пределы своего леса, никто не хотел и не собирался.

— И что с того? — понимая, что вряд ли получит положительный ответ, сухо произнес князь, — Никанорен д» Амретор не поддерживает связь с бывшим домом со дня смерти своего отца.

Незваный гость криво усмехнулся, прислонившись к широкому подоконнику. Непонятливость князя, с которым у него были личные счеты, начинала Иллорина злить.

— Это не меняет того, что Алекса продолжает быть покровительницей этой династии правителей, — небрежно обронил вампир, посчитав, что достаточно времени провел на территории давних недругов. Забрав брошенный на спинку кресла плащ, он небрежно его отряхнул и с нажимом повторил, — Вам придется искать другой способ. Хотите вы этого или нет.

В глазах князя промелькнула тень приближающего голода. Но открытая демонстрация угрозы не произвела на главу делегации никакого впечатления. Он был сильнее, и князь это прекрасно понимал. Так что нападение кузену Алексы не грозило. По крайней мере, открытое.

Иллорин быстро спускался по лестнице на первый этаж резиденции, понимая, что надолго оставлять делегацию, состоящую только из оборотней и кошек, больше нельзя, когда сильный удар чуть не сбил его с ног, отбросив к стене. Бок отозвался резкой болью, когда по нему прошлись заостренные когти нападавшего кровососа. В полумраке резиденции сверкнули два ярко-алых глаза врага, когда застигнутому врасплох высшему удалось уклониться от прямого удара в голову. После этого дальнейшая судьба боя была предрешена. Следующий выпад вампир парировал, перехватив руку нападавшего и завернув тому за спину. Кровосос попытался сопротивляться, но момент, во время которого он мог повалить высшего вампира, был уже упущен.

Вжав сопротивляющегося вампира в стену, Ил тихо зашипел сквозь сжатые зубы. Бок начал понемногу затягиваться, но незваный гость уже понимал, что даром ему рваная рана не пройдет. Потому что он наконец-то заметил, что когти соплеменника светились слабым зеленоватым свечением. Очень знакомым Иллорину свечением.

Яд, использующийся телохранителями князя для убийства врагов своего господина. Если бы Ил был обычным вампиром, сегодняшняя ночь могла стать для него последней.

Вампир криво усмехнулся.

Похоже, проблемы князя ограничиваются не только отсутствием еды для подданных… За последний год это уже десятый одержимый…

С верхнего этажа послышались шаги потревоженных звуками борьбы вампиров. Увидев среди них Мирана, телохранителя князя, и его подчиненных, Иллорин толкнул напавшего на него кровососа оскалившимся вампирам и со злостью прорычал в лицо главному телохранителю:

— Щенок, следи за своими подчиненными! В следующий раз я сверну ему шею!

Глаза вампира нехорошо сощурились. Проследив, чтобы подчиненные скрутили извивавшегося одержимого, Миран приблизился к Иллорину и тихо прошипел:

— Только посмей…

В свете принесенных слугами свечей блеснули острые загнутые когти высшего…

— Миран! — жесткий оклик князя заставил телохранителя опустить голову и отойти назад. Но по желвакам, игравшим на его лице, Ил прекрасно понимал — это не последняя стычка с молодых вампиром.

Нехотя втянув когти, Ил жестом успокоил собравшуюся на первом этаже делегацию, и вкрадчиво произнес:

— Если он нападет в следующий раз — посмею.

Злобно сверкнувшие глаза телохранителя Иллорина не впечатлили. Но эта ночь напомнила ему, что бессмертным он отнюдь не является. И если он хочет вернуться с земель врагов живым, расслабляться нельзя ни на минуту. Тем более в виду всплывших обстоятельств…

Придерживая рукой все ещё кровоточащий бок, Иллорин неспешно спустился к подчиненным Алексы, проигнорировав предложение князя о помощи. Сейчас нужно было как можно скорее покинуть негостеприимную территорию, пока не всплыл ещё один неучтенный одержимый…

Уже пересекая границы Теневого княжества и наблюдая за тем, как охотники проверяют его разрешительные документы, Иллорин отослал сестре магического вестника с неприятными новостями.

В следующий раз он придет сюда один. Оставлять кошек и оборотней наедине с вампирами стало слишком опасно.


Глава 3 Нашего полку прибыло…

Привал мы сделали уже ближе к вечеру, на небольшой полянке в густом лесу. За день езды в этом пыточном средстве, по ошибке названом каретой, я готов был взвыть дурным голосом и молить о пощаде. Сил выйти из «гроба» уже не было, поскольку ни одну мышцу своего многострадального тела не чувствовал. Но полз я довольно бодро, что не могло не радовать.

Пока охранники принцесс занимались обустройством лагеря, я с блаженной улыбкой валялся под каким-то кустом, осторожно, время от времени, разрабатывая мышцы. Но блаженство продлилось недолго, поскольку божественные запахи, которые шли от костра в центре нашего лагеря, заставили меня собраться с силами и подняться на ноги. Собравшись с духом, я, пошатываясь, мелкими шагами побрел к костру, не забывая разглядывать плоды трудов телохранителей.

Оказалось, что пусть в жилах принцесс и течет кровь охотников на кошек, про удобства они не забыли. За то время, пока я восстанавливался после пыток, охранники успели поставить палатки, расседлать лошадей, привести их в порядок и накормить, разжечь костер, а личный повар, не замеченный мной раньше, заканчивала готовить еду. М-да… спрашивается, и зачем я им нужен, если у них есть отряд вооруженных до зубов универсальных воинов внушительных размеров? Только одному из них я едва до плеча достаю. Так и комплекс неполноценности можно заработать. Хотя, я же не барс, чтобы росту иметь под два с половиной метра… мне и моих метр девяноста хватает… хотя согласен, слабое утешение…

На обед у нас невероятно вкусный овощной суп. Свою порцию я проглотил за одно мгновение, как и три порции добавки. А миски у нас внушительные были, почти тазики. Повар (а им оказалась очень плотно сбитая и бойкая женщина) с умилением наблюдала за голодным, как стая диких драконов, гепардом, а когда я нерешительно попросил добавки, даже прослезилось. Оно и понятно. Принцессы-то едят меньше цыплят, фигуру берегут, воины тоже не злоупотребляют, а я ем чуть ли за шестерых. А что вы хотите, у меня с утра ничего в желудке, кроме вина его величества, не было…

— Итак, — с предвкушением произнесла старшая принцесса, поправив белокурые волосы, — Куда отправимся?

Все как по команде посмотрели в мою сторону, от чего я чуть не подавился супом. Судя по сочувствующим взглядам охранникам, «гроб» в следующий месяц будет не последней моей проблемой…

— Чего вы так на меня смотрите? — с трудом откашлявшись, прохрипел я.

Принцессы недобро улыбнулись, и до меня наконец-то дошло, почему король отправил в это путешествие с тремя взбалмошными девицами именно меня. Все остальные сопровождающие наотрез отказались. А мне деваться некуда…

— Ты же нас хранитель, — невинно произнесла Алина, — Так что должен знать нас лучше всех. Куда бы ты посоветовал нам отправиться?

«— Понятия не имею», — хотел ляпнуть я, но вовремя спохватился. Так, похоже, что мне объявили войну три взбалмошные девчонки, годящиеся мне в пра-пра…внучки. Как сказала бы Алекса, детский сад, ясельная группа. Главное, не стать в этой группе главным…

— Насколько я знаю, девушки в этом вопросе разбираются лучше нас, мужчин, — обворожительно улыбнулся я, отдавая поварихе миску. Та по-матерински погладила меня по голове и пошла мыть посуду. Знали бы, каких трудов мне стоило скрыть свое…не то чтоб удивление…, но такой поступок был для меня неожиданным. Мало кто рискует так фамильярно относиться к котам. Но обижаться на женщину я не стал. Она же не в курсе, что я старше её раз в…, ладно, не будем считать.

Елизавета, услышав мой ответ, упрямо поджала губы. В глазах средней принцессы я прочитал, что впереди меня ждет очень долгая поездка…

Похоже, в конце путешествия я прокляну тот день, когда Алекса подбила меня стать хранителем этой королевской династии… К Хранителям такой жизненный опыт…

* * *

Подождав, пока лагерь заснет, я встал со своего плаща и, миновав дежурящего у костра охранника, прокрался в лес. Нужно было срочно звать на помощь. Сам я с тремя девицами с охотничьими корнями не справлюсь… у них же в крови умение доводить котов до белого каления, а мои нервы мне дороги…

Забравшись подальше от лагеря, я достал кристалл связи. Только бы она приняла вызов, только бы приняла…

Сначала на мой вызов никто не отвечал. Когда же я почти отчаялся, перебирая в уме личные коды других членов семьи Д'аркв'ир, боги наконец-то услышали мои молитвы. Серебристый туман в кристалле начал медленно выцветать, и вскоре в нем отразилась средних размеров комната с столом, на котором стояли тщательно сложенные стопки каких-то бумаг, несколькими книжными шкафами и мягкими глубокими креслами для посетителей. Сквозь полуоткрытые шторы в комнату лил призрачный лунный свет, которого не хватало, чтобы осветить всю комнату целиком. И лишь мягкий свет магического светильника на рабочем столе показывал, что сегодня хозяйке кабинета в очередной раз не спалось. К счастью для меня…

— Слушаю тебя, Василен, — не поворачивая ко мне голову и продолжая что-то писать пером на листе бумаги, негромко обронила моя будущая спасительница — кошка с темными волосами, в которых можно было неприкрытым глазом увидеть первые седые волосы. — У тебя что-то случилось, раз ты вызываешь меня в такое позднее время?

— Прости, не хотел тебя отвлекать, — покаянно произнес я, оглядываясь на всякий случай оглядываясь по сторонам. Не хотелось бы, чтобы этот разговор кто-нибудь услышал…, - Но кое-что действительно случилось…

Услышав мои слова, Алекса отложила в сторону перо и подняла на меня темно-зеленые, немного уставшие глаза. Бледное лицо, освещенное лишь светом магического светильника, выдавало, что работала кошка уже давно и, похоже, что до первых лучей солнца ей сон ещё не грозил.

Странно. Обычно Ник не позволял жене засиживаться с проблемами клана допоздна, справедливо считая, что за одну ночь с кошками Рассветного леса ничего не случится. А сегодня его и самого нигде не видно… Неужели у Лиины снова произошел всплеск?

— Что именно? — потребовала объяснений Алекса, привычным жестом высушивая чернила на бумаге и убирая лист в ящик стола.

Я тяжело вздохнул и выдал:

— Меня подставил король Онтверта. Он попросил меня сопровождать его дочерей во время их поездки…

— И? — недоуменно спросила кошка, которая три столетия назад посоветовала мне обзавестись подопечными. Как она сказала, это мотивирует развивать свои способности и открывать новые, что во времена напряженных отношений между гепардами и ягуарами могло стать для меня жизненно необходимым. Потому что слушать отца и отсиживаться в столице клана, пока он вместе со своими воинами бьется за нашу территорию, я не собирался.

Но одно дело, когда твой подчиненный — обычный человек (хотя, как оказалось потом, не совсем человек) без примесей опасной для тебя крови. Но когда он — потомок вечных врагов твоего народа… Остается только молиться, чтобы в них не проснулась родовая кровь и память. Иначе я не знаю, что делать с подопечными, которых должен защищать, и которые в это же время будут пытаться меня убить.

— Алекс, предки моих подопечных — охотники на кошек!

Мой отчаянный вопль спугнул спящую на ветке дуба, возле которого я замер, сову. Она обиженно ухнула, с укором посмотрев на меня, и, совсем по-человечески вздохнув, полетела на ночную охоту. М-да, не дал поспать птичке ещё пару часов. Она, наверное, не очень-то и есть хотела…

Мое заявление не произвело на кошку никакого впечатления. Лишь слегка приподнятые брови показывали, что такой факт из истории рода королевской династии Онтверта ей был не известен.

— Сочувствую, — немного помолчав, пожала плечами Алекса, — Чего от меня ты хочешь?

Я замер, переваривая заявления подруги.

Хм, справедливое замечание. Изменить родословную моих подопечных она вряд ли сможет, у охотников память рода так просто из крови не вытянешь. Зато можно предугадать, когда эта самая память начнет возвращаться и остановить это. А для этого нужен тот, кто сможет это учуять…

— Помоги, а? — протянул я, посмотрев на Алексу жалобным взглядом.

Кошку не проняло. Но на миг мне показалось, что я увидел странную тень, мелькнувшую на дне узких кошачьих зрачков.

— Вася, не пытайся разжалобить меня моими же трюками, — поучительным тоном сказала она. Украдкой зевнув, внимательно посмотрела на меня, — Ладно, так и быть, не брошу друга на растерзание кровожадным потомкам злейших врагов. Куда вы собрались?

— На фестиваль бардов в Менерике, — с готовностью ответил я, немного расслабившись. Бывшая Хранительница мира Ректешь, а теперь глава клана пантер своих слов на ветер не бросает…

Вдруг затылок заломило от чьего-то недоброго взгляда. По спине прошел неприятный холодок, но стоило мне обернуться, как боль мгновенно исчезла и странное ощущение чужого присутствия пропало. Будто и было ничего…

— Встретишься там с одним из моих братьев, — продолжала тем временем Алекса, не заметив мое состояние, — Такой вариант тебя устроит?

— Вполне, — кивнул я, зябко передернув плечами.

Нет, такое не может показаться. Слишком давящим и сильным был этот взгляд… или это действительно только игра моего воображения?

— Тогда до завтра. Держись, я с тобой… морально.

Пока я истуканом стоял под деревом, онемев от наглости Алексы, она прервала связь. Последнее, что я увидел, это её хитрая улыбка.

Тряхнув головой, сбрасывая охватившее меня оцепенение, спрятал кристалл связи во внутренний карман куртки и ещё раз посмотрел в ночную темноту. Но даже обостренное кошачье зрение не могло уловить ничего, что могло бы нести для меня потенциальную угрозу.

Неужели действительно почудилось? С таким-то днем не удивительно.

Может, нужно было позвонить отцу? Хотя нет, тот бы точно подложил мне какую-нибудь свинью. А Алекса испортит настроение кому-то из братьев…

Через пять минут я вернулся в лагерь и обессилено упал на свой плащ.

Завтра будет сложный день, а до моего дежурства осталось только полчаса. Нужно выспаться… или хотя бы попытаться…

Но как я не пытался, уснуть не получалось. Из головы не выходил странный взгляд, на одно мгновение остановившийся на моей спине, и сразу же исчезнувший.

Драконы любят говорить, что дыма без огня не бывает. И в этом случае я был полностью с ними согласен.

Не могло такое показаться. Не могло, как бы мне не хотелось себя в этом убедить.

Поняв, что со сном мне сегодня не повезет, я решительно встал с плаща, сверкнул его и направился к костру. Охранник, несший возле него пост, бросил на меня вопросительный взгляд, но покорно уступил место. Как только он вернулся на свое место, я внимательно осмотрел периметр лагеря. Все телохранители, кроме тех, кто отдыхал, были на своих постах. Что ж, если на закате такая предосторожность казалась мне излишней, то, пожалуй, завтра нужно будет немного усилить охрану. Шесть телохранителей и гепард — это, конечно, хорошо. Но может быть и лучше.

Сев на бревно, на котором до этого сидел телохранитель, я взял с земли несколько сухих веток и подбросил их в гаснувший костер…

* * *

Рано утром мы отправились в Менерик. Только теперь я понял, почему раньше не заметил нашу повариху. Она, несмотря на свою плотно сбитую фигуру, имела своего коня и прекрасно держалась в седле. Завистливо повздыхав, я с видом великомученика полез в свой, уже почти родной, «гроб». Утешало то, что до города осталось полчаса пути.

Что я могу сказать о Менерике. Маленький провинциальный город в королевстве Онтверт, который живет только за счет своих праздников. Каждый из них проводится с широким размахом, ибо все затраты окупаются чуть ли не в первый день за счет прибывших в город гостей. Ещё Менерик славится своими превосходными винами, которые оценили даже предвзятые снобы-эльфы…

Мерное поскрипывание колес «гроба» убаюкивало, и меня, так и не заснувшего в эту ночь, начало понемногу клонить в сон. Но стоило сознанию начать гаснуть, как в сумке заверещал кристалл связи. Смерив её недоуменным взглядом, я полез за кристаллом. Он, по закону всемирного свинства, нашелся чуть ли не на самом дне сумки (как хорошо, что она у меня не безразмерная, а то ещё полчаса искал бы). К моему удивлению, вызов был от Алексы.

— Да, Алекс? — потянувшись и прогоняя остатки сна, ответил я.

— Брата я отправила, — доложила кошка, лукаво сверкнув изумрудными глазами. В отличие от меня, она выглядела не в пример бодрой и полной сил. Всегда недоумевал, как у неё это получается после бессонных ночей… — Хотя дело это было не из простейших. Он очень активно сопротивлялся…

— Я твой должник по гроб жизни! — уверил я подругу, воодушевившись. Так-с, скоро моя нелегкая ноша будет разделена с невезучим братишкой Алексы…

Интересно, кому не повезло на этот раз? Эльвиниориэль отпадает, он сейчас наводить порядок в Закатном лесу. Брат нашего полуэльфенка наконец-то передал бразды правления родственнику, игнорируя злобное шипение венценосной матушки, и младший представитель семьи Д'аркв'ир активно находил общий язык с многочисленными подданными.

Дарн отправился вместе с дядей Лиореном в мир демонов, где в принципе и планировал остаться. Дин, после ожесточившегося контроля за въездом на территорию земель кошек, все время находился на внешней границе Рассветного леса, тщательно проверяя всех, кто прибывал в наш дом по своим делам. Зар же, поминая любимую сестру незлым тихим словом, пропадал в клане Д'аркв'ир, выясняя отношения с взбрыкнувшими одиночками. Кандидатуру Макса даже рассматривать не буду, он после свадьбы с Ариной и рождения дочери полностью погружен в дела клана метаморфов и только изредка вырывался с семьей навестить семью сестры и полюбоваться на растущую племянницу.

И кто же из них сегодня попал под раздачу?

— Заметано, — хмыкнула кошка, запоминая мои слова о долге, — Ты средство передвижения имеешь?

Я задумчиво посмотрел на стенки «кареты».

— Допустим. А почему ты спрашиваешь? — осторожно уточнил я.

— Брата я отправила без транспорта. Так что придется поделиться с другом…

— Да я с радостью! — заверил я Алексу, мысленно азартно потирая руки. Эх, знал бы счастливчик, что его ждет…

— Тогда проблем нет, — мило улыбнулась моя подруга, — Удачи. А за брата шкурой отвечаешь, — со все той же милой улыбкой добавила она, прерывая связь.

Потирать руки как-то резко расхотелось…

* * *

В Менерик мы прибыли ближе к полудню. Через ворота нас пропустили без лишних вопросов, ещё издалека узнав непоседливых дочерей короля. Подобострастно улыбаясь, стражники с поклонами пропустили нас в город, любезно подсказав, на каком постоялом дворе можно остановиться.

Проводив их взглядом, я покачал головой. Не люблю таких людей. Может, из-за того, что сам спину гну только перед Алексой во время официальных приемов, ибо так требует этикет, то ли из-за того, что мы, коты, слишком свободолюбивы. А может, и то, и другое…

Сам Менерик меня не поразил. Яркие вывески, пестрые ленты, украшающие почти каждый дом, чересчур шумные и оживленные улицы…, в общем, ничего особенного. Хотя принцессы оглядывались по сторонам, оживленно обсуждая каждую «диковинку», которая попадалась им на глаза. Среди таких были вычурно украшенные фасады зданий, будто оплетенных странным разноцветным плющом. И колоны в виде хищно ощерившихся драконов, держащие на мощных крыльях балконы. И гирлянды из живых цветов, протянутые над улицей. Меня же это не особо удивляло. За то время, что я пожил на свете, видел более удивительные вещи…, хотя, в переводе на человеческие года, мне всего двадцать-двадцать один. Да, веду себя немного старше, но люди меня воспринимают именно молодым и смутно представляющим, что он хочет от жизни, парнем. И я как-то не стремлюсь переубедить всех и вся в ошибочности их выводов, активно и всеми возможными средствами поддерживая такую легенду… оно мне надо, разрушать полезное для меня впечатление окружающих?

Найдя ту таверну, которую посоветовали нам стражники, и оставив свои вещи в предоставленных комнатах, мы отправились гулять по городу. Точнее, гулять — это ещё громко сказано, потому что сегодня наш маршрут ограничивался исключительно посещением местных лавок. Все остальные достопримечательности были отложены на завтрашний день. Поэтому принцессы бегали по магазинам, в то время как я скучал на улице. Повариху и охранников мы решили оставить в таверне. Всей толпой нам было бы очень сложно передвигаться по городу.

Посмотрев на часы ратуши, которая возвышалась над аккуратными двухэтажными домами, я пришел к неутешительному выводу. Девушка, что магичка, что воительница, все равно остается верной своей природе. То есть пройтись по магазинам — это священная обязанность каждой уважающей себя девушки или женщины. Что ж, надеюсь, они не заставят меня таскать их покупки по всему городу…

Из соседней подворотни послышалась ругань и чьи-то злые смешки.

— Ну что, мальчишка, сам деньги отдашь или тебе помочь? — чуткие кошачьи уши с легкостью уловили доносящийся оттуда голос с неприятной хрипотцой.

М-да, методы выколачивания денег из добропорядочных людей (и нелюдей) везде одинаковы: что в империи Алькании, что в Онтверте, что на территории клан львов в Рассветном лесу…, если туда не посчастливится ночью забрести уставшему гепарду.

Раздумывая, стоит ли принимать участие в уличной драке, я продолжал прислушиваться к тому, что происходило в подворотне.

— Мужики, — уловил я до боли знакомый голос, — не нервируйте меня, я сегодня не с той ноги встал…

Я мысленно воздал хвалу богам, расплывшись в довольной улыбке. Потому что прекрасно понял, кого именно мне послала богиня Удачи…

В ответ на заявление «жертвы» бандиты противно засмеялись.

М-да, не всех дурных дикие драконы растерзали. Ибо только полный идиот не может отличить оборотня-волка от обычного человека.

— Ну что ж, — снова раздался знакомый голос, — Я вас предупреждал…

Подумав, я решил насладиться занимательным зрелищем. Заглянув за угол, с удовольствием наблюдал, как один светловолосый жилистый парень с изумрудными волчьими глазами, абсолютно безоружный, методично отправляет в нирвану небритых лиц бандитской наружности. Вскоре «лица» закончились, и волк невозмутимо поправил свою одежду.

— Не жаль людей-то? — насмешливо спросил я, подходя к нему. За десять лет, которые я не виделся с этим оборотнем, он не сильно-то и изменился. Разве что походка стала более уверенной и плавной — сказывается долгое общение с чистокровными оборотнями-волками. Ещё пара лет — и никто не скажет, что перед ним вместо чистокровного Д'аркв'ир стоит полукровка. А если учитывать тот факт, что вторая часть крови Зара, мягко говоря, очень странная, то так даже лучше. Чем меньше народу знает о его матери, тем лучше, особенно в наше время…

Парень, выглядевший моим ровесником, обернулся ко мне и расплылся в довольной улыбке.

— Этих — не жаль! Кстати, здравствуй, Василен, — сказал волк, протягивая мне руку.

— И тебе не хворать, — с улыбкой ответил я, пожимая его руку. — Зарон, ты не представляешь, как я рад тебя видеть!

— Я попробую догадаться, — изумрудные глаза парня насмешливо сверкнули, — Где твои девчонки? Алекса сказала, что у тебя с ними возникли некоторые проблемы…

Пока не возникли, но в ближайшем будущем грозятся…

— Там, — тяжело вздохнув, махнул я рукой в сторону магазина.

Разговаривая, мы вышли из подворотни и наткнулись на растерянно озиравшихся по сторонам принцесс.

— Вот ты где! — воскликнула Лиза, первой заметив меня, — А мы думали, что успели тебя потерять…

Не с моим счастьем…

— А это кто с тобой? — спросила Каролина, привычно начав строить Зару глазки.

И это наследница королевства. Кошмар, куда только учителя смотрели…

— Позвольте представиться, — церемонно поклонился оборотень, — Зарон, друг этого оболтуса, — кивнул он в мою сторону.

Неопределенно хмыкнул, «оболтуса» я решил пропустить мимо ушей…, по крайней мере, пока.

— Как ты нас нашел-то, друг? — насмешливо поинтересовался я, краем глаза заметив странную тень на другом конце улицы. Чувство самосохранения встрепенулось, моментально сделав стойку.

— Да так, — неопределенно подал плечами волк, проследив за моим взглядом. Судя по тени, мелькнувшей на дне его глаз, он заметил намного больше меня, — Черная кошка на ухо шепнула, что один гепард, которого я прекрасно знаю, прячет от друга трех очаровательных девушек, — «очаровательные» застенчиво потупились, слажено шаркнув по земле ножками (тренировались, что ли?), — Поделишься с ближним своим?

С превеликим удовольствием!

Честно говоря, когда я понял, что именно Зар оказался тем «счастливчиком», которого Алекса отправила мне на помощь, то мне стало намного спокойнее. Из всей семьи Д'аркв'ир я прекрасно общался только с двумя оборотнями: Максом и Заром. Алекса не в счет, с ней у меня дружеские отношения наладились только тогда, когда я перестал быть её учеником и жить в замке Цариц. Пожалуй, это был самый радостный и беззаботный период в моей жизни… вот только, причина, по которой я вынужден был жить в Столице Рассветного леса, отнюдь не радужная…

Единственное, что оставалось для меня неясным, так это то, как Лиина отпустила второго обожаемого дядю за пределы земель оборотней — единственной территории, которую ей разрешалось посещать без родителей. Дальше несовершеннолетнему котенку ход был закрыт… Впрочем, Зар всегда умел договариваться с этой девчонкой…

Принцессы тем временем тоже представились, заинтересовано изучая светловолосого оборотня. Девчонки даже не догадывались, что перед ними находился сам глава клана Д'аркв'ир, о котором легенды ходят не хуже, чем о его старшем брате и сестре. Хотя странно, наследница королевства, Каролина, должна была бы знать, как выглядит предводитель дружественного клана оборотней…

— А вы здесь надолго? — спросила Алина.

Волк широко улыбнулся:

— Если вы не против, я хотел бы составить вам компанию…

— Что вы, мы только за, — с обворожительной улыбкой заверила Зарона старшая принцесса. И на месте волка, меня бы мелькавшие на дне её глаз демонята насторожили бы…

Похоже, у кого-то эта поездка будет ещё веселее, чем у меня…

В это же время…

Снежно-белый дракон неподвижно замер на краю горного плато. Тяжелое дыхание, вырывавшееся из пасти зверя, оседало на его морде хрупкими кристалликами инея. В лучах рассветного солнца крупные треугольные чешуйки и полупрозрачные загнутые когти отливали едва заметным льдисто-синим светом. Гибкий хвост нетерпеливо бил по покрытой инеем земле, приподнятые широкие крылья могли в любой момент поднять хозяина к хрустально-чистому небу, в то время как медово-карие глаза хищника внимательно осматривали заснеженные пики гор, готовясь в любой момент встречать незваных гостей…

В лучах закатного солнца сверкнула ярко-алая чешуя…

Дракон, вовремя учуявший появление противника, распахнул крылья и взвился навстречу врагу. Но алый легко ушел с линии атаки, пропуская под собой струю ледяного дыхания противника, и первый же хлесткий удар увенчанного шипами хвоста отбросил подставившегося белого назад на плато. Снежный рухнул на землю, едва успев сложить широкие крылья, и в тот же миг алый ринулся вниз и уже собирался нанести последний удар, когда…

— Стоп!

Резкий окрик больно резанул по слуху алого ящера, и в последний момент ему удалось остановить атаку. Лезвия когтей вошли в землю, оставив на шее белого всего несколько алых росчерков…

После этого иллюзия распалась. Призрачные горы начали постепенно выцветать, открывая взору истинное место боя — огромный даже по меркам властителей неба зал с высоким куполообразным потолком, под которым кружили два небольших дракона, внимательно наблюдая за происходившим внизу. В разных углах зала шло ещё четыре боя, за каждым из которых следили наставники бойцов и их заместители, готовые в любой момент остановить своих подчиненных. Смерть во время учебного боя была сейчас слишком большой роскошью…

Втянув когти, алый дракон отошел в сторону, позволяя бывшему противнику подняться на ноги. Жесткий удар об землю забрал у белого много сил, из-за чего вставал он с изрядным трудом. И только после того, как поверженный ящер смог твердо встать на лапы, к драконам решительно приблизился их наставник. Лицо ещё довольно молодого мужчины было непроницаемым, но недовольно изогнутые губы и приподнятый подбородок ясно давали понять ученикам, что старший дракон ими очень недоволен. А яркий огонь, которым бушевал в пронзительно-синих глазах крылатого, заставил молодых воинов только уныло переглянуться и пониже опустить головы.

Окинув подчиненных недовольным взглядом, мужчина резко произнес:

— Рошь, ты второй раз подряд делаешь одну и ту же ошибку, подставляясь под хвост противника. Я понимаю, что ты в первую очередь хочешь попытаться достать самые уязвимые места врага, но не забывай — чтобы защитить брюхо драконам даны не только лапы с острейшими когтями, но и мощный хвост, который и без шипов способен нанести немало вреда. И которым ты, к слову, упорно отказываешься пользоваться во время всех поединках.

— Учитель, но ведь вы сами говорили, что в бою мы должны использовать свои преимущества, а не недостатки… — нерешительно попытался возразить белый, но тут же потупился, увидев знакомую морщину, залезшую между густых бровей наставника. В таких случаях нужно было помалкивать, если не хочешь нарваться на ещё больший выговор…

— Рошь, черному дракону, с которым ты можешь столкнуться, плевать, насколько мощное у тебя ледяное дыхание или насколько опасен яд твоих когтей! — сухо бросил дракон, — Ты уже второй раз не можешь закончить первую атаку! И твой будущий враг не будет, как Серен, ждать, пока ты упадешь, а потом атаковать. Это, кстати, уже твоя ошибка, Серен. — алый дракон только ниже опустил голову, искоса поглядывая на разбушевавшегося наставника, — Врага надо добивать сразу, как только вам удалось выбить его из равновесия! Черного дракона мало подбить, нужно не дать ему возможности благополучно опуститься на землю…

— Ид! — от негромкого окрика из центра зала мужчина осекся. Синие глаза, в которых ещё минуту плескался живой огонь, заледенели. Ученики, знавшие этот взгляд наставника, испуганно опустили головы к полу. Но дракон очень быстро взял себя в руки. Только крепко стиснутые зубы и заострившиеся черты лица выдавали, насколько тяжело повелителю неба справиться с чувствами, которые вызывал у него незваный гость.

— Работайте, — обронил он подчиненным и, попросив одного из помощников заменить его, неспешно направился к ждавшему его посетителю. Точнее, посетителям.

Одним из них был дракон, размеры которого намного превышали размеры других ящеров, находившихся в этом зале. Даже серебряные драконы, к которым принадлежал Ид, и которые были чуть ли не самыми крупными повелителями неба, уступали белому гиганту. По серебряной короне рогов, украшавших узкую голову зверя, плясали ярко-зеленые всполохи магии, а угольно-черные глаза, в которых узкие щелки зрачков была практически невидны, следили за боем двух ящеров, изумрудного и золотого, которые находились в паре десятках метрах от него.

Возле молочно-белого дракона, непоколебимой статуей замершего в центре зала, стояла невысокая женщина с густыми, заплетенными в длинную косу светлыми волосами. На холеном лице была уже знакомая Иду маска ледяного пренебрежения, появлявшаяся на лице женщины, стоило ей оказаться в обществе абсолютно не нужных ей драконов. Острый подбородок был гордо приподнят, а в янтарно-желтых глазах легко можно было прочесть, что эта особа была довольна тем, что именно она сейчас находиться рядом с драконом, от чьего решения зависит жизнь любого из находившихся в зале драконов. Затянутые в тонкие перчатки руки трепетно, словно высшую ценность, держали небольшой конверт с печатью в виде пронзающей ворона молнии — символа Главы совета Древнейших и, по совместительству, Повелителя всех драконов мира Ректешь. Точнее, с недавних пор, почти всех.

Ид с трудом подавил желание крепче сжать кулаки.

В его логово явился сам Повелитель собственной персоной и его ручная змея, которая очень любила всюду совать свой острый любопытный нос.

Приблизившись к Главе совета Древнейших, синеглазый с непроницаемым выражением лица преклонил перед ним колено, низко опустив голову:

— Вы звали меня, господин, — слова дракону давались с трудом. Но он бы не пережил первые годы после последней войны между псами и волками, если бы не научился сдерживать свои эмоции. Хоть это до сих пор получилось у вспыльчивого ящера с изрядным трудом…

Женщина, сопровождавшая Главу, недовольно поджала пухлые губы, одарив коленопреклоненного дракона презрительным взглядом. От неприкрытого недовольства черты лица драконицы ещё больше заострились, вызвав у Ида невольную усмешку. Слишком уже погожа становилась в такие моменты эта ящерица на бедного ворона с печати Повелителя, которому не повезло попасть под лапу властителю молний…

— Мне нужно, чтобы ты кое-что для меня сделал, Ид, — скупо бросил белый дракон, теряя интерес к схватке молодых ящеров. Переведя тяжелый взгляд на так и не поднявшегося Ида, Повелитель негромко продолжил, — И я очень надеюсь, что ты меня не разочаруешь.

Расслабленный до этого серебреный невольно напрягся, но голову не поднял. Нельзя было, чтобы Глава увидел тот лед и скрытую под ним ненависть, которую так тщательно все эти годы подавлял в себе дракон…

— Что именно я должен сделать, Древнейший? — по спине синеглазого прошелся нехороший холод. В прошлый раз, когда этот змей отправлял четырех глупых метаморфов на помощь кошкам, он тоже просил, чтобы его не разочаровывали…

И что-то подсказывало дракону, что новое задание не приведет его в дикий восторг. К сожалению, в следующее мгновение его опасения подтвердились.

— Помнишь своих старых знакомых, Алексу д'эль Альтерни и Никанорена д» Амретора?

Сердце серебряного замерло, пропуская удар… А потом дикий, уже подзабытый огонь боли взметнулся в душе повелителя неба, заставляя его до скрежета стиснуть зубы.

Всего одна фраза. Одна фраза, перевернувшая с ног на голову, казалось бы, успокоившийся мир…

— К чему вы клоните? — медленно выдохнув, Ид принял единственное верное решение — сделал вид, будто не понимает, к чему клонит Повелитель. Хотя вспомнившее былую боль сердце уже знало, что в ближайшее время дракону придется снова столкнуться с тенями давнего прошлого и снова пережить то, что лучше было бы давно забыть…

— Я хочу, чтобы ты незаметно проник в Рассветный лес и передал своим друзьям вот это, — драконица, все это время неотрывно наблюдавшая за действиями Ида, шагнула навстречу ящеру и с бесстрастным выражением лица протянула уже замеченный им конверт с печатью.

Но если они думали, что Ид так легко сдастся, то они ошиблись. Что бы не задумал Владыка в отношении семьи Алексы д'эль Альтерни, синеглазому это не нравилось. Дружественными чувствами между кошкой и драконом-метаморфом даже и не пахло, но и объявлять друг другу войну ни Ид, ни Алекса не собирались. Ведь в случае, который развел их пути в разные стороны, никто из них не виноват…

Но больше всего серебряного смущало то, что проникнуть в лес нужно было незаметно. Зачем это понадобилось Владыке, если он просто мог отправить кошке магического вестника со своим посланием? Хотя… его ведь можно и перехватить… Тогда что ж такого в этом письме, что оно должно попасть только в руки Алексы и ничьи больше?

— После последнего Единения пробраться незамеченным в Рассветный лес невозможно. Д'эль Альтерни и род Д'аркв'ир позаботились, чтобы в их логово больше никто не смог проникнуть, — ввязываться в игры Древнейших серебренный не собирался. Об этом ясно свидетельствовал и то, что он перестал прятать свой взгляд от хозяина, прямо смотря тому в черные, похожие на вытягивающие силу омуты, глаза, и упрямо поднятый подбородок вместе с сжатыми в кулаки руками.

Открытая демонстрация непослушания вызвала у белого дракона неопределенную усмешку. И если бы не ощетинившиеся клыки, которые он при этом показал, можно было бы подумать, что этот бой остался за синеглазым. Но Глава ещё никогда не отказывался от того, что задумал.

В воздухе запахло свежестью приближающейся грозы…

В зале воцарилась мертвая тишина. Как только ситуация начала накаляться, все драконы прекратили учебные бои и неподвижно замерли в разных концах зала, неотрывно следя за разворачивающимся на их глазах конфликтом. Первым за последнюю сотню лет…

— Повелитель, я… — несмело произнесла вышколенная ящерица Владыки, когда почувствовала первые всполохи зарождающихся молний. Испуга в янтарно-желтых глазах драконицы не было. Ей не раз приходилось присутствовать при вспышках гнева Повелителя, и поэтому женщина к этому уже привыкла. Да и не причинит он ей вреда…

Ей нет. А вот другим драконам не пристало спорить с сильнейшим драконом. Но когда это останавливало серебреных, тем более тех, кто в одиночку боролся против нескольких черных одновременно. А выстоять перед напором двух Несущих Смерть, чье дыхание может убить любого крылатого, намного сложнее.

— Молчи, Ариша, — от резкого тона Властелина драконица зябко передернула плечами, но послушно отошла в сторону. Только взгляд, брошенный из полуопущенных ресниц в сторону Ида, будто говорил: «Я попыталась. Хочешь жить — послушай его».

Когда Ариша отошла, белый дракон опустил голову и пристально посмотрел в глаза Ида. Горячее дыхание дракона обжигало, но синеглазый и не подумал отступить или принять вторую ипостась, продолжая неподвижно стоять напротив Владыки.

Завораживающие омуты черных глаз находились меньше чем на расстоянии вытянутой руки от повелителя неба, находившегося в человеческой ипостаси, когда запах грозы резко исчез. Серебреный не успел опомниться, как Глава совета Древнейших выпрямил шею и насмешливо посмотрел на синеглазого сверху вниз.

— А ты постарайся сделать это, — вкрадчивый голос белого, казалось, прозвучал над самым ухом метаморфа. Но стоило тому попытаться возразить, как Глава с лживым сожалением обронил, — Ты, конечно, можешь отказаться, но… Подумай, сейчас в горах Драконьего хребта идет очередная война за территорию. Кто знает, кого завтра пошлют на бой с драконами Черной Скалы, которые вплотную подобрались к нашим землям…

На лице метаморфа заиграли желваки. Змей все-таки нашел самое уязвимое место непослушного слуги.

— Ты понял меня, Ид? — широко оскалившись, насмешливо поинтересовался Владыка.

Ид бросил через плечо короткий взгляд на учеников. После смерти брата они были всем, что у него осталось. Если Владыка пошлет их на войну с черными…, дети не выживут. Рошь тороплив и не умеет выжидать подходящего момента, а Серен недостаточно быстр, чтобы уследить за маневрами слишком опасных врагов.

Руки снова сжались в кулаки… и почти сразу опустились.

Сегодня метаморф проиграл.

Ариша, прекрасно поняв, что произошло, протянула Иду приснопамятный конверт. Зло посмотрел на лучащееся довольством заостренное лицо змеи, дракон вырвал письмо из её рук и резко поклонился ухмылявшемуся Главе.

— Да, мой господин. Я вас понял, — зло процедил Ид, после чего резко встал и направился прочь из зала. Проигрывать за эти годы он так и не научился…

— Куда он, Древнейший? — уже на выходе из зала услышал он напряженный голос Серена.

Оглянувшись, Ид увидел, как его ученики вместе с заместителем стояли напротив Повелителя, и с нетерпением ждали его ответ. И непонимание и замешательство, которое было прекрасно видно в глазах драконов, заставило метаморфа обессилено ударить кулаком по стене.

Потому что догадывался, какой ответ они получат.

— Продолжайте тренировку, — благосклонно повел головой Древнейший, доброжелательно усмехнувшись детям, — В ближайшие дни вашим тренером будет госпожа Ариша.

Женщина мило улыбнулась детям, но тепла в янтарных глазах не прибавилось ни на каплю. Перед ней как были слуги, подчиняющиеся её повелителю, так и остались. И серебреный был более чем уверен, что хитрая змея не будит ничему учить его подопечных. Значит, у него есть стимул вернуться как можно быстрее.

— А как же…? — Рошь беспомощно посмотрел в сторону Ида. Ещё слабо развитое чутье подсказывало, что ничем хорошим такой поворот событий для молодых драконов не обернется…

— У него есть дела поважнее… — острый взгляд, немо приказывающий поторопиться, Ид почувствовал бы даже сквозь стенку. Настолько материальным и тяжелым он был.

Убрав конверт во внутренний карман плаща, Ид поторопился к открытой площадке, откуда можно было без проблем подняться в воздух. Он пока понятия не имел, как проникнуть на территорию земель, охраняемых лучшими магами и воинами Рассветного леса под руководством родственников Алексы д'эль Альтерни. За недолгое время, которое он смог с ней пообщаться, кошка ясно дала понять, что не так проста, как может показаться на первый взгляд. Поэтому Иду оставалось надеяться лишь на то, что боги мира Ректешь будут к нему благосклонны и ему удастся на месте придумать, как выполнить, казалось бы, невыполнимую задачу.

Через десять минут в небо над Драконьими горами взмыл серебристый дракон и, минуя земли, на которых шла ожесточенная схватка за территорию, направился в сторону Рассветного леса…


Глава 4 Охота начинается

Через пару часов, побродив по городу, мои подопечные проголодались. Подыскав более-менее приличный трактир, мы зашли внутрь. Здесь было шумно, но в общем трактир создавал вполне благоприятное впечатление: чистый пол и мебель, аппетитные запахи с кухни, прилично ведущие себя посетители. Картину портили только что-то празднующие в углу зала странные личности. Опытным взглядом я быстро определил, сколько оружия они прячут под одеждой. Зачем в трактире столько оружия?

Переглянувшись с Заром, заметил, что оборотень ощутимо напрягся, заметив этих посетителей. Причину его состояния я понял почти сразу. Даже не смотря в сторону странных личностей, я ощутил их очень внимательные изучающие взгляды. Так-с, похоже, что у нас проблемы…

Зар сделал мне незаметный знак рукой, указав взглядом на освободившийся у входа в трактир столик. Согласно прикрыв глаза, я подхватил Каролину и Лизу под локотки и направился в сторону столика. Оборотень же взял Алину и начал проталкиваться в сторону стойки хозяина заведения, что-то тихо объясняя внимательно слушающей его принцессе. Судя по кровожадной улыбке, расцветшей на её лице, «личностей» ждал очень неприятный сюрприз… Что они делали дальше, я не видел, сосредоточив свое внимание на странных посетителей и поддерживая разговор со своими подопечными.

Личности тем временем что-то бурно обсуждали, неспешно потягивая вино. Странный выбор для одетых в простую одежду мужчин. Вино в Менерике — дорогое удовольствие, а у них аж два кувшина на столе…, а почему еды нет? Или они пьют, не пьянея?

Тут один из них незаметно (для людей) достал из кармана странный пакет и высыпал в кувшин белый порошок. В воздухе запахло мятой и мелиссой. Я насторожился, узнав до боли знакомый запах антиопьянина — очень дорого порошка, который при взаимодействии с алкоголем позволяет человеку не пьянеть. Изготавливается это порошок в Рассветном лесу и стоит заоблачную суму денег. Позволить себе такую роскошь могут только высшие чины в королевстве, империи, и двор Закатного леса. Откуда он у простых наемников?…

Из-под полы куртки мужчины, который высыпал порошок, мелькнула рукоять обсидианового кинжала…

Я вцепился пальцами в угол стола, пытаясь сдержать рвущиеся на язык проклятия. Охотники на кошек! Обсидиановый кинжал я узнаю из тысячи, даже не видя лезвия!

Тут охотники перестали спорить и, расплатившись за заказ, направились к нам. Я приготовился к быстрому перевоплощению. Не бывает таких совпадений, чтобы коту и охотникам приглянулся один и тот трактир. И даже если мне так повезло, перестраховаться не…

— Друзья, как я рад вас видеть! — на плече одного из охотников всем весом навалился пьяный в стельку Зар. Я ошеломленно замер, не веря своим глазам. Когда только успел?

Судя по всему, охотник был озадачен таким поворотом событий не меньше, чем я.

— Какие ещё друзья? — пропыхтел он, пытаясь стряхнуть со своего плеча оборотня, — Я вас в первый раз вижу!

— Как так? — обиделся Зар, повышая голос, — В одном университете учились, столько приключений вместе пережили, а ты — в первый раз вижу?!

На буянящего волка стали оглядываться и остальные посетители трактира, с интересом прислушиваясь к разговору. Некоторые тихо перешептывались, предвкушая занимательное зрелище.

Я шикнул на попытавшихся вмешаться в назревающий конфликт принцесс и, встав из-за стола, стал медленно подталкивать их к выходу.

Тем временем брат Алексы продолжал разыгрывать перед постояльцами театр одного актера.

— Я три года его не видел! — пьяно икая, возмущался он на весь трактир, — А как встретились, так он делает вид, что вообще меня не знает… Неужели я так за это время изменился? — вдруг грустно спросил он у обалдевшего охотника.

— Я не знаю, — жалобно протянул тот, беспомощно оглядываясь в сторону застывших в ступоре коллег. Судя по всему, он понятия не имел, что нужно делать с пьяным оборотнем.

— Значит, изменился, — вздохнул волк, — Не удивительно. А ведь от меня жена ушла, — доверительно сообщил Зар «добыче», стальной схваткой держа охотника, — Сказала, что знать такого кобеля, как я, не хочет, хлопнула дверью и ушла. А ведь я всего один раз с соседкой… два… три… Ну так не для себя ж старался, а популяции вымереть не давал!

Я, продолжая пробираться к выходу, восхищенно присвистнул. Вот выдумывает! Вот за что обожаю семью Д'аркв'ир, так это за их умение виртуозно вешать лапшу на уши! Хотя вряд ли охотник понял, что такое «популяция»…

У выхода я резко затормозил. Из окна было прекрасно видно, как к трактиру уверенно направлялись стражники. Уж не знаю, что они здесь забыли, но ошибки быть не могло. И тут я заметил семенящих рядом с ними побитых личностей. Очень знакомых личностей.

Я тихо застонал. Судя по всему, побитые Заром бандиты пошли жаловаться местным стражникам! Только этого нам не хватало…

Мысленно поминая стражей порядка и «добропорядочных граждан» нехорошими словами, я заозирался в поисках выхода из сложной ситуации. Но мы оказались между двух огней: с одной стороны нам не дадут прохода стражники, с другой — охотники. Не хотелось бы сейчас с ними связываться…

Тут я заметил ведущую на второй этаж лестницу. Быстро повернувшись к замершим за моей спиной принцессам, я кивнул в сторону лестницы. Девчонки понятливо кивнули и бросились в ту сторону. Я же отправился спасать брата Алексы.

— И, что самое главное, она бы ничего и не узнала, — продолжал волк изливать душу постепенно приходящему в себя охотнику, — Да та ж самая соседка и сдала со всеми потрохами…, а мне теперь есть нечего…, ты ведь помнишь, я совсем готовить не умею…

— Господа, — возникнув возле охотника и ненавязчиво отцепляя Зара от его плеча, мило улыбнулся я его молчаливым слушателям, — Прошу простить моего неугомонного друга, он обознался. Надеюсь, у вас нет к нему никаких претензий?

— Есть! — хором воскликнули вышедшие из нирваны охотники, доставая свое оружие.

Вид обсидианового кинжала меня напряг, но я с все той же милой улыбкой произнес:

— В таком случаи, выскажите их им! — и невинно показал в сторону вломившихся в трактир стражей.

— Вот он! — завопил один из побитых Заром бандитов. К счастью, я ещё не успел оттащить вошедшего в роль оборотня от его добычи и палец, которым мужик невежливо ткнул в нашу сторону, показал именно на доставшего свое оружие охотника. Стражи порядка, посмотрев на безоружных нас с притихшим волком и угрожающих нам четверых мужчин с кинжалами, единогласно приняли за напавшего на искалеченного бандита злодея многострадальную жертву актерского таланта Зара. Тут уж охотникам стало как-то резко не до нас, ибо они изо всех сил стали отбиваться от кинувшихся на них стражников. Мы этим тут же воспользовались, незаметно ретировавшись к лестнице.

— Где Алина? — успел спросить я оборотня, протискиваясь между засобиравшихся домой посетителей.

— Сейчас узнаешь, — ответил Зар, пытаясь от меня не отстать.

В этот момент в зале раздался жуткий грохот, и по стенкам трактира заплясало ярко-красное пламя. Только не настоящее, а иллюзорное. Но ведь среди постояльцев сего заведения магов не было, а сами они отсутствие запаха гари не заметили. А вот потрескивание настоящего огня Алине изобразить удалось. В зале начался такой переполох, что в дверях трактира организовалась давка и пролезть там уже невозможно.

Кое-как добравшись до лестницы, на которой ждали нас принцессы, мы в замешательстве оглядели зал.

— М-да, похоже, что мы немного перестарались, — глубокомысленно произнесла Алина, наблюдая за рвущимися к выходу стражниками и охотниками.

— И что теперь делать? — удрученно спросил Зар, задумчиво ковыряя выращенным ногтем перила лестницы.

Я подумал и вспомнил про подходящее прямо к окну, находящемуся на втором этаже трактира, раскидистое дерево. Не то дуб, не то ясень, понять я так и не успел…, да и не очень я в этом разбираюсь…

— За мной, — скомандовал я, взлетая вверх по лестнице. Остальные быстро направились за мной. Найдя и открыв нужное окно, мы по одному осторожно спустились на землю и по темным улочкам направились к постоялому двору, в котором оставили свои вещи и охранников.

* * *

— Как думаешь, что они там делали? — спросил я волка, когда мы добрались до постоялого двора и выдохнули с облегчением. Весь путь от того злосчастного трактира и до места ночевки мы преодолели, поминутно шарахаясь от собственной тени. Теперь, находясь в относительной безопасности, можно немного расслабиться и обдумать сложившуюся ситуацию.

— Если они ждали именно нас, то дела плохи, — тяжело вздохнув, ответил Зар. Вольготно развалившись на кровати в выделенной мне комнате, он задумчиво изучал потолок, что-то сосредоточенно взвешивая в уме.

Сама ж комната особо изысканной и богатой не была. Кровать, небольшой стол, тумбочка и кресло в самом углу. Единственным её достоинством было большое окно, через которое легко можно будет выбраться на улицу… о чем это я? М-да, что-то не в ту степь мысли понеслись…

— А если нет? — неуверенно уточнил я, обессилено падая в кресло.

— Ты в это веришь? — удивился оборотень, ошеломленно посмотрев в мою сторону.

Нет. А что, я не имею право немного помечать?

— Хотелось бы, — признался я, отводя глаза, — Все-таки, подписываясь на все это, я не думал, что каким-то охотникам захочется устроить на меня…

— Нас, — поправил меня брат Алексы.

— … на нас охоту, — послушно согласился я, но, когда до меня дошел смысл фразы, встрепенулся, — Нас?

Зар поморщился, наверное, поражаясь моей недальновидности.

— Хвост мне подсказывает, что охоту начали на нас всех. Точнее, на тебя и принцесс. Меня в планах охотников точно не было.

— Но ведь они видели, как с тобой ушла одна из принцесс? — возразил я, ощущая странное волнение. Что-то будет…

— Они сидели к нам спиной, — тут же парировал мое замечание оборотень, — Они физически не могли меня видеть…

— А та тень на площади? — напомнил я, с удовольствием наблюдая, как лицо волка стало медленно вытягиваться.

— Ты тоже заметил? — со странным выражением лица спросил он. Я напрягся, почувствовав в его голосе необъяснимое напряжение.

— Заметил, — осторожно ответил я, — А что?

— Нет, ничего, — поспешно уверил меня волк. Слишком поспешно.

Высказать свои сомнения по этому поводу я не успел. Окно с громким звоном разбилось, а по полу комнаты покатилось нечто круглое…

Подробнее разглядеть этот предмет я не успел. Инстинкт самосохранения взвыл и я, моментально перекинувшись в гепарда, выбил дверь комнаты. Следом за мной рванул и Зар, тоже принимая вторую ипостась. Сделали мы это очень вовремя. В помещении что-то взорвалось, и в коридор повалил едкий черный дым.

— Это ещё что такое? — забывшись, рыкнул я на кошачьем языке. К моему удивлению, Зар меня прекрасно понял.

— Что бы это ни было, проверять как-то не хочется, — ответил он, снова став человеком, вызвав у меня невольное удивление. Как он так быстро сменил ипостась?! — Беги за девчонками, я подниму на ноги остальных постояльцев двора.

Кивнув, я бросился в комнату принцесс, на ходу перекидываясь в человека.

К счастью, девочки как раз выглянули в коридор, чтобы узнать, что же все-таки случилось. Из своих комнат выходили и остальные постояльцы, привлеченные взрывом.

— Вы вещи успели разобрать? — напряженно спросил я, влетая в комнату принцесс.

— Нет, — растерянно ответила Лиза, — А что там случилось?

— Быстро хватайте вещи и на улицу, — жестким голосом приказал я, поднимая с пола сумку Алины и проигнорировав вопрос подопечной.

Девчонки вопросов больше не задавали, послушно взяв свои пожитки и направившись к карете. Только удостоверившись, что подопечные теперь в надежных руках охраны, я рванул обратно в нашу с Заром комнату. Свои вещи я из «гроба» так и не достал, но за брата Алексы я волновался. Мне почему-то показалось, что никаких постояльцев предупреждать он не пошел.

Дым в комнате уже развеялся, и я увидел на полу камень с остатками какого-то заклинания. Осторожно приблизившись и проверив его на спрятанные спящие ловушки, я взял камень в руки и осмотрел. Непримечательный булыжник серого цвета. Мимо такого на улице пройдешь и не заметишь.

Ещё раз осмотрев находку, я положил камень в личное пространство и вышел в коридор. С трудом учуяв запах волка, я крадучись направился к другой лестнице, ведущей к черному выходу из постоялого двора. Не знаю, в какой момент я принял частичную трансформацию, но резко обострившийся слух отчетливо уловил тяжелое дыхание Зара.

Скатившись по лестнице, я увидел устало прислонившегося к перилам оборотня, держащегося рукой за правое плечо. По белой рубашке расползалось ярко-алое пятно.

— Зар, ты… — начал я, но волк меня раздраженно перебил:

— Потом. Нужно скорее выбираться отсюда. А ещё лучше вообще уехать из города.

Спорить я не стал. Просканировав рану оборотня, я с удивлением заметил, что регенерация вообще не идет! Точнее, идет, но слабо, и как у человека!

На мой взгляд Зар только криво усмехнулся:

— Потом. Все потом…

Сказав это, он стал медленно заваливаться на бок. Едва успев его подхватить, я перекинул здоровую руку волка через плечо и потащил к выходу, на всякий случай прикрывшись щитом, зачем-то изогнув его полусферой. Наверное, это меня и спасло.

Стены постоялого двора нагрелись и резко вспыхнули ярким огнем. На щит обрушился шквал чужой магии, с остервенением пытающейся его пробить. Заклинание прогнулось под ударом, но отразило его, тревожно замерцав алыми всполохами. Я сжал зубы, когда очередное нападение чуть не разрушило щит, и стал быстрее продвигаться к выходу. Огонь, которого касалось защитное заклинание, гас, пропуская меня вперед. Языки пламени жадно лизали полусферу, энергия из резерва силы стремительно убывала. Если так пойдет и дальше, то мне придется бросить все силы организма на поддержание щита.

Сквозь плотную стену огня я заметил окно, ведущее во двор. Сделав последний рывок, я плечом выбил оконную раму и, тщательно расчистив его от осколков стекла, с трудом выволок Зара наружу. А потом обессилено опустился на одно колено, переводя дух. Щит последний раз вспыхнул и разорвался на несколько сгустков магии, не выдержав нагрузки. Если бы я помедлил ещё хоть мгновение, мы б с Заром живыми оттуда не выбрались.

Собрав скудные остатки силы, я с трудом поднялся и дотащил раненного оборотня к карете, где его тут же подхватили охранники принцесс.

— Быстро уезжаем отсюда, — хриплым голосом приказал я кучеру, — Как можно дальше.

Тот понятливо кивнул и, как только я залез в «гроб», лошади рванули с места в карьер. Я устало прикрыл глаза, отстраненно наблюдая, как Лиза с Каролиной быстро обрабатывают рану Зара, который все ещё не пришел в себя. Алина сосредоточенно рылась в сумке, пытаясь что-то найти.

Бросив ничего не выражающий взгляд в окно, я уловил очертания смутной фигуры человека, пристально следящего за нашей каретой. С чего я так решил? Не знаю. Может, снова интуиция. Но его лица я увидеть так и не успел. Перед глазами все затуманилось, в висках запульсировала тупая боль. Я схватился за голову, пытаясь одновременно справиться с болью и подкатившей к горлу тошнотой.

Так, похоже, что у меня полное магическое истощения. Прелестно.

— Выпей, — раздался над головой строгий голос Алины.

С трудом подняв голову, я взял сунутую мне в руку бутылку и сделал несколько глоткой. Перед глазами все поплыло, и через мгновение я потерял сознание.

В это же время…

Старый, обветшавший от времени дом с пустыми глазницами окон и покосившейся крышей выглядел заброшенным. Деревянные стены двухэтажного дома оплетал ядовитый плющ темно-зеленого окраса, в запущенном саду, раскинувшемся от калитки невысокого забора до высокого крыльца, во всю хозяйничал вездесущий бурьян. Покрытая медной ржавчиной калитка висела на единственной петле, противно поскрипывая от резких порывов ветра, гулявшего по безлюдным улицам.

Этот дом на окраине столицы империи никогда не привлекал к себе постороннее внимание и, если верить чутью Ида, стоявшего на противоположной стороне улицы, в нем уже давно никто не жил. Но это впечатление было обманчиво. Дракон был уверен, что единственный человек, который мог помочь в нелегком деле Древнейшего, мог находиться только здесь.

Прислонившись к стенам дома, в тени которого прятался от любопытных глаз возможных зевак, дракон внимательно осмотрелся по сторонам. Узкий, грязный переулок, к которому тесно жались неопрятные двухэтажные дома, был как всегда безлюден. Лишь облезлая дворовая кошка неспешно прогуливалась по дороге, лениво оглядывая свои владения. Лениво мазнув взглядом по крылатому ящеру, она недовольно зашипела, выгнув белую в черных пятная спину, и юркнула под прикрытые ближайшего забора. Мгновение, и черный хвост мелькнул между деревянных досок, оставив дракона в переулке одного.

Проводив пугливое животное взглядом, Ид снова перевел взгляд на интересовавшее его здание.

Больше выжидать было нельзя.

Накинув на голову широкий капюшон плаща, тень которого могла скрыть лицо хозяина, ящер неспешно пересек переулок и подошел к обвитой плющом калитке. Открывать её дракон не рискнул, резонно считая, что та в любой момент может упасть ему под ноги, подняв ненужный сейчас шум. Поэтому ящер с легкостью перемахнул через невысокий забор, и неспешно направился к дому. Пройдя по заросшей травой и сорняком дорожке, Ид забрался на крыльцо и вошел внутрь.

Сразу за дверью находился широкий погруженный в полумрак коридор, заваленный разнообразной рухлядью. В воздухе витал неприятный затхлый запах, на стенах и потолке можно было разглядеть ажурные плетения здешних пауков. Темно-серая пыль толстым слоем покрывала пол и все, до чего только мог дотронуться Ид, пытаясь пересечь этот коридор — поломанные стулья, в беспорядке валявшиеся под ногами, поваленные на бок стол, у которого не хватало нескольких ножек и крупные осколки ваз. Шторы на многочисленных окнах были плотно задернуты, лишая солнечные лучи малейшей возможности заглянуть внутрь старого дома.

Недовольно поморщившись, Ид направился к видневшейся в конце коридора лестнице, осторожно огибая валявшиеся под ногами предметы. После него на грязном полу оставалась вереница шагов, а пыль липла к полам широкого плаща.

Не обращаясь на это внимания, дракон начал подниматься по скрипевшей под его весом лестнице. Ступени опасливо прогибались под ящеров, но выдерживали, и Ид без особых проблем добрался до второго этажа. В конце полутемного коридора из-под неплотно прикрытой двери виднелась узкая полоска света.

Довольно прищурив глаза, дракон неспешно направился к двери. Пусть чуткий слух и подсказывал, что никого живого за ней быть не может, звериное чутье безошибочно твердило — цель ящера находится именно там. Сосредоточенная, затаившаяся, готовая отразить первый удар незваного гостя…

Дверь поддалась сразу. Легкий толчок — и ящер привычно прикрыл глаза, чтобы не ослепнуть от непривычно яркого света. Через несколько мгновений Ид смог спокойно разглядеть небольшую убранную комнату, в которой не было и намека на пыль или грязь. Тяжелые выцветшие шторы, как и в коридоре, были плотно задернуты, на столе, находившемся в центре комнатушки, царил идеальный порядок.

В кресле за этим столом сидел невысокий мужчина в темном камзоле. Ярко-желтые звериные глаза с довольным прищуром разглядывали незваного гостя, чуть заостренные черты уже немолодого лица выдавали в мужчине оборотня из клана Огненного лиса. В темно-русых с рыжеватым оттенком волосах друга Ид не без сожаления заметил первые седые волосы. Время не щадит даже хитрых потомков Огненного Лиса, которые, казалась бы, могут перехитрить и самого бога Смерти…

Бегло осмотрев содержимое стола, Ид едва заметно усмехнулся. Рядом с руками лиса, расслабленно лежавшими на столе, покоились несколько метательных ножей, которые оборотень явно был готов пустить в ход.

Что ж, значит, Горд, старый друг Ида, до сих пор ведет двойную жизнь. Днем он добропорядочный торговец, дружащий с правительством империи, а ночью… тоже торговец, но обслуживающий теневую сторону жизни столицы. Т раз дракон не прогадал и застал его именно в этом доме, всегда служившем лису как надежное прикрытие от случайных визитеров, значит, сейчас он исполняет вторую роль. В таком случае, есть возможность, что лис сможет помочь давнему приятелю в одном нелегком и запутанном деле…

— Не верю своим глазам, — закончив изучать замершего на пороге дракона, открыто улыбнулся лис. Жестом предложил ящеру сесть в стоявшее напротив стола кресло, — Давно тебя здесь не было, Ид.

— Со времен последней войны, — пожав протянутую руку лиса, Ид опустился в предложенное кресло, — Я уже начал бояться, что за столько лет ты сменил свое привычное логово.

— Ты же знаешь, лисы редко изменяют своим привычкам, — здесь торговец откровенно слукавил, и дракон понимал это лучше других. Если бы его старый друг никогда не изменял бы своим привычкам, сидел бы он сейчас в клане Огненного лиса и дальше вел активную торговлю с кланом Д'аркв'ир. Что и происходило ровно до того момента, пока к власти во второй раз не пришел Вольф Д'аркв'ир… — Просто теперь круг моих посетителей и клиентов немного сузился, — закончил свою мысль Горд, не сводя с друга полного любопытства взгляда, — Ты сегодня в качестве кого ко мне заглянул, чешуйчатый?

Вот они и добрались до самого неприятного момента разговора.

Немного помолчав, размышляя, какой ответ будет больше соответствовать действительности, Ид спокойно произнес:

— Клиента… и друга.

Лис недовольно скривился, услышав знакомый ответ на старый вопрос. Склонив голову на бок, мужчина тяжело вздохнул:

— Когда ты так отвечаешь, жди крупных неприятностей. Во что ты влип на этот раз?

— Это не имеет значению, — качнул головой Ид. Посвящать в дела драконов посторонних, будь они трижды лучшими друзьями, было, по меньшей мере, не разумно, — Но мне нужна помощь в одном деле, и предоставить её можешь только ты.

— Ты меня заинтриговал. И что ты хочешь?

— Пересечь границу Рассветного леса. Нелегально.

Горд неподвижно замер, так и не дотянувшись до записной книжки, в которою он всегда вносил все заказы своих клиентов, за исключением пары случаев. По лицу лиса нельзя было прочитать, о чем он думает в этот момент. Но Ид слишком хорошо знал своего друга, чтобы понять — лис просто не мог поверить в то, что услышал. Такое всегда случалось, когда дракон в очередной раз обращался к торговцу за очередной услугой, связанной с откровенно безумной и смертельно опасной аферой. Но похоже, в этот раз дракон переплюнул сам себя…

Молчаливый обмен взглядами длился не больше минуты. После этого лис несколько раз моргнул и натянуто улыбнулся:

— Ты шутишь, верно? — с нажимом спросил торговец, взглядом показывая другу, что для него же будет лучше, если эти слова окажутся неудачной шуткой.

Но Ид не для этого пришел именно сюда, вместо того, чтобы повиноваться приказу Древнейшего и сразу направиться в Рассветный лес. Прорываться через границу с боем дракону не улыбалось. Поэтому лис был его последним шансом решить возникшую проблему бескровно.

— Нет, Горд. Я не шучу. — ничего не выражающим тоном произнес ящер и с досады щелкнул языком. Потому что судя по крепко сжатым в замок рукам оборотня, уговорить его помочь будет намного сложнее, чем думалось вначале…

В комнате воцарилась мертвая тишина. Ид с вызовом смотрел в нехорошо прищуренные глаза лиса, которые после слов друга невольно принял частичную трансформацию. Короткие уши, покрытые темно-рыжим мехом, были плотно прижаты к голове, в то время как из-под верхней губы оборотня невольно показывались заостренные клыки.

Горд смотрел в глаза решительно настроенного дракона и мысленно поминал незлым тихим словом всех известных богов. Этот взгляд Ида был знаком ему не понаслышке и ничего хорошего он не означал. Дракон будет стоять на своем до последнего, как упрямый баран, даже не понимая, что просит. И отговаривать его, объясняя, что Д'аркв'ир после случая с Вольфом никому не позволят подобраться к ним на расстояние удара, что они порвут любого, кто попытается нарушить их закон, что подобная афера может привести дракона не в Рассветный лес, а свежее вырытую могилу, бесполезно. Он просто ничего не будет слушать. Поэтому на уговоры не стоит даже времени тратить…

А что ж касается вариантов решения его задачи… Пересечь границу Рассветного леса… нелегально…, то есть в обход осмотра на единственном пропускном пункте, находившемся аккурат между землями оборотней и территорией клана львов… Безумие. Это и до Единения было трудновато, приходилось задействовать все возможные связи и уйму ресурсов, чтобы договориться хоть с каким кланом о небольшой услуге… а сейчас это настоящее самоубийство. В лучшем случае можно отделаться конфискацией товара и запретом на въезд на территорию кошек на несколько десятков лет…, а в худшем можно и расстаться с жизнью. И не знаешь, что в таком случае для торговца хуже — разгневанные клиенты-кошки, которые одним ударом лапы могут сломать тебе хребет или распахнутые объятия бога Смерти…

Нет, впутываться в это дело Горд не собирался, даже ради старого друга. Слишком велика цена подобной аферы, когда дракона поймают. А в том, что это будет именно так, лис не сомневался. Пройти незамеченным мимо вошедших в силу Д'аркв'ир невозможно. И если Ида схватят не сразу, это будет далеко не его заслуга. Скорее, Дин захочет немного потренировать своих бойцов…, а то в последнее время в Рассветном лесу слишком тихо…

— В таком случае ты не по адресу, — на удивление спокойно ответил лис, снова принимая человеческий облик. Расслаблено откинувшись на спинку кресла, Горд невозмутимо указал приятелю на дверь, — Бюро по услугам для самоубийц в другом конце переулка.

На подобный ответ дракон и рассчитывал, заранее анализируя реакцию друга. Но это не значило, что он действительно собирался отправиться по указанному адресу.

— Горд, я серьезно. — медленно произнес Ид, — Ты же торговец, у тебя должны быть связи в землях кошек!

— Всем, кому должен — прощаю. — хлесткий ответ заставил дракона поморщится. Но ответный удар был не менее ядовит и ехиден:

— Я слишком хорошо тебя знаю, чтобы в это поверить.

Собеседники снова замолчали, дожидаясь, у кого раньше не хватит сил, чтобы продолжить поединок взглядами.

В этот раз первым не выдержал лис. Резко поднявшись из свое кресло, он сделала несколько кругов по комнате и напряженно замер возле окна. Ид не торопил друга, спокойно дожидаясь встречного хода.

— Допустим, — после долгого молчания глухо произнес торговец, не оборачиваясь к дракону, — Допустим, связи есть. Но в том то и дело, что на территории Рассветного леса, то есть ЗА границей, — Горд обернулся к дракону и сухо добавил, — И помогать мне в этом деле эти связи не будут. Измена в Рассветном лесу карается смертной казнью, если ты не забыл.

— Неужели за столько лет вы не наладили коридор для теневых товаров?

— Повторяю, бюро для самоубийц в другом конце переулка, — отрезал купец, дивясь непонятливости друга. Неужели он действительно думает, что среди торговцев есть дураки, которые станут дергать опасных хищников за усы, — Ты же знаешь нынешних хозяев Рассветного леса. С такими лучше не шутить, а дружить.

— Не верю, что нет способа пересечь границу.

— Есть, — с наигранной радостью сообщил лис насторожившемуся в ожидании подвоха дракону. И торговец не обманул его ожиданий. — Шаор, называется. Там находиться единственный пропускной пункт. Вот туда тебе и надо.

— Я должен пересечь границу леса незамеченным. Или хотя бы неузнанным.

— Желаю удачи. Но я тебе не помощник, в очередной раз встретив упрямый взгляд дракона, который как раз набирал воздуха для очередной отповеди. Лис готов был взвыть от досады. Такой упрямый клиент ему ещё не попадался. Даже раньше запросы у Иду были куда скромнее. Жестом остановив друга, который уже собирался начать очередной спор, Горд тяжело вздохнул. — Послушай, Ид. Да, у меня есть люди в Рассветном лесу. Точнее, коты. У меня даже есть караван, который сегодня в обед отправляется к кошкам, а торговец, которому он принадлежит — мой старый знакомый. Но даже если он возьмет дракона в караван, ты не сможешь перейти границу. Дин — если ты ещё не забыл, кто это — без тщательной проверки не пропускает никого. Сначала караванщик и его сопровождение передают коту и его помощникам полную информацию о себе и товаре, потом эта информация тщательно проверяется, караван и люди обыскиваются, и только потом, если все в порядке, ты можешь пересечь границу. Не раньше.

— То есть неузнанным перейти границу нельзя? — все ещё не веря в свое поражение, негромко уточнил дракон.

— По той схеме, что я тебе обрисовал, нет, — в следующий момент лис готов был проклясть и себя и свой чрезмерно длинный язык. Дракон, и так все это время чуявший, что огненный оборотень что-то не договаривает, как пес вцепился в единственную оговорку, которую допустил расслабившийся было лис.

— А есть ещё схемы? — подтверждая опасения Горда, подался вперед Ид.

— Одна, — напряженно ответил лис, возвращаясь на свое место. Грузно опустившись в кресло, он подпер рукой голову и недовольно посмотрел на друга, — Но она тебе не подходит.

— Рассказывай.

Делать этого лису не хотелось. Эта схема была придумана ещё пару десятков лет назад, когда одному из барсов нужно было во что бы то ни стало попасть в Рассветный лес, из которого его изгнали. За что, лису нервный клиент так и не рассказал. А прижатый к стене оборотень, горло которого холодили острые когти зверя, как позабыл об этом вопросе.

В тот день в его дом по счастливой случайности заглянул старый знакомый лиса, тоже оборотень из того же клана, владелец того самого каравана, который сегодня отправлялся в земли кошек. Застав приятеля и партнера в щекотливой ситуации, этот сын Огненного Лиса предложил раздраженному коту выход из этой ситуации. Пока владелец каравана отвлекал на себя внимание Дина и его помощников, барс мог незаметно подкрасться к ограждению и, выбрав подходящий момент, рвануть в сторону леса. От пропускного пункта до первых деревьев было максимум десять метров — пустяк для барса во втором облике. А там уроженец этих мест должен был сам сориентироваться, как оторваться от погони и попасть на родные земли.

Тогда план сработал и Горд со своим знакомым неплохо заработали на том дельце. Вот только было одно огромное «но», из-за которого они не раз потом проворачивали эту схему, не боясь, что хозяева Рассветного леса могут потрепать шкуры зарвавшихся лисов… И из-за этого «но» Горд не хотел проворачивать эту схему со своим другом.

Но ведь, её можно и подкорректировать… нужно только предупредить Варна, что в этот раз все должно получится немного иначе…

Приняв такое решение, лис пустился в объяснения:

— Проникнуть на территорию Рассветного леса без предварительного установления личности можно только в роле… хм… преступника.

— Прости…? — не понял намека дракон.

Видя расширившиеся от неожиданности глаза друга, Горд потер лоб и резко откинулся на спинку кресла.

— Объясняю. — скрестив руки на груди, спокойно произнес лис, — Преступник в данном случае — представитель любой расы, который незаконно пересек границу и был пойман. После поимки их сначала доставляют в Столицу, а там уже разбираются, кто, как, зачем и почему… Ты же сказал, что тебе нужно туда попасть неузнанным? Так сначала тебя никто и не узнает. Разве что ты с Дином знаком лично…

— Нет, мы не пересекались во время последней войны. А если и пересекались, то не запомнили, — задумчиво и немного рассеянно произнес Ид, оценивая предложенный другом вариант. Он мало нравился дракону, но другого выхода, похоже, не было… Но ведь проверить все-таки стоит. Переведя взгляд на лиса, Ид неуверенно спросил, — А другого выхода нет?

— Слушай, тебе не угодишь. Тебе срочно свое дело провернуть надо?

— Да.

— Тогда это все, что я могу тебе предложить, — развел руками лис, — Я свяжусь со своим знакомым, поедешь с караваном в роли попутчика. На границе тебя отделят от каравана, и тогда тебе придется молить Богиню Удачи, чтобы Дин сначала сосредоточил внимание на караване и дал тебе несколько секунд, чтобы перемахнуть через ограждение. А дальше… попутного ветра, как говориться, и чтобы ни одна кочка не выросла на твоем пути, пока не углубишься в лес. Дальше версты тебе никто зайти не даст, но этого будет достаточно, чтобы Дин не вернул тебя на границу и не стал разбираться с тобой там. И не смотри на меня так! — возмутился торговец, видя, как кривится от открывшейся перспективы дракон, — У тебя есть предложения лучше?

— Нет.

— Тогда бери, что дают, и не строй из себя привередливую барышню.

На этом разговор был окончен. Ид получил адрес торговца, с караваном которого поедет в Рассветный лес и направился к выходу из помещения.

— Спасибо, Горд, — уже у дверей поблагодарил друга Ид. — Не стану скрывать, не на такую помощь я рассчитывал, но и за это спасибо…

— Не хочешь знакомиться с когтями котов? — усмехнулся лис, — Понимаю. Но выбора, похоже, у тебя нет.

— Выбор есть…, - задумчиво произнес Ид, вспоминая о том, что он должен был сделать первоначально, — но он хуже того, который мне придется сделать.

Когда Ид покидал дом Горда, на улице вовсю палило полуденное солнце. Прищурившись от яркого света, дракон неспешно направился вверх по переулку, к месту, где находился нужный ему караван. И он уже не видел, как из-под знакомого забора ему в след недобро сверкала желтыми глазами черно-белая кошка…


Глава 5 Старые враги и новые неприятности

Солнце клонилось к закату, когда караван наконец-то прибыл в место назначению — приграничный город Шаор. Единственный город, который служил пропускным пунктом на земли котов. В других местах граница была опечатана мощными заклинаниями, чтобы пресечь любую попытку незаметного проникновения в Рассветный лес.

Шаор представлял собой небольшой город, в котором насчитывалось около четырех сотен домов, минимум четверть которых были разного сорта тавернами, постоялыми дворами и прочими необходимыми в таком месте заведениями.

Когда караван вошел в город, Ид сильнее сжал поводья, сдерживая охватившее его беспокойство. Потому что он наконец-то начал понимать Горда, который отправил в его в бюро для самоубийц, когда дракон попросил помочь ему незаметно проникнуть в Рассветный лес.

Потому что последнее было невозможно. Или, скорее, трудноосуществимо.

Пропускной пункт находился на выезде из города. Два столба, находившиеся в двух сотнях шагах друг от друга, и выжженная дотла трава между ними. На первый взгляд ничего не обычного…, если бы невидимое простому взгляду ажурное алое плетение, тянувшееся вдоль призрачной границы от этих столбов, и вооруженные до зубов коты, бродившие по обе стороны границы.

При виде нас, они мгновенно оживились, бросая в сторону каравана настороженные взгляды. Но своих постов, чтобы приблизиться к пустующему месту между столбов, никто из них не покинул. И лишь спустя пару мгновений Ид понял, почему.

Бесшумно, не задев ни единой ветки, из леса вышел один из котов в свободной одежде черных тонов. Высокий парень с короткими темно-русыми волосами неспешно направился к столбам, на ходу отдавая приказы вытянувшимся при его появлении подчиненным. Темно-зеленые глаза с вертикальными щелками зрачков внимательно скользили по обозам каравана, изредка останавливаясь на ехавших рядом с ними всадниках. Острый как закаленная сталь, он. Казалось, насквозь видел всех присутствующих здесь людей и нелюдей.

Когда этот взгляд махнул по Иду, он недовольно передернул плечам.

Пройти мимо вошедшего в силу представителя семьи д'эль Альтерни-Д'аркв'ир будет непросто. Если бы дракон знал, что не только в Заре проснулась сила крови… возможно, он бы действовал по-другому. Но Горд таких подробностей об этой семье не знал, и объяснить, чем Дин так пугает и настораживает его, так и не сумел.

Но менять планы было уже поздно.

— Приготовься, — к Иду подъехал невысокий мужчина с янтарными лисьими глазами. Привычно надев на лицо приветливую улыбку, торговец будничным тоном продолжил, — Как только подъедем, я постараюсь его отвлечь на себя. Запомни, в твоем распоряжении не больше нескольких мгновений, чтобы пробиться через защиту. Как, меня не интересует, Горд и так будет мне по гроб жизни должен за то, что я вообще ввязался в эту сомнительную аферу… Господин Динор, как я рад вас видеть! — мгновенно направился к коту лис, когда передние повозки остановились в нескольких десятках шагах от границы.

— Оставь свое красноречие для следующего раза, Варн, — лениво бросил Дин, окинув лиса и его недавнего собеседника странным взглядом.

Ид невольно напрягся, подсчитав в уме, какое расстояние разделяло его с котом во время разговора с лисом. Получалось около полусотни шагов. Слишком много, учитывая, что вокруг шумели и громко переговаривались другие спутники каравана. Кот не должен был услышать, о чем разговаривал караванщик и дракон. Но зная род Д'аркв'ир, не стоило упускать такую возможность.

— Какой незаконный товар ты пытаешься провести на этот раз, — ненадолго задержав взгляд на нахмурившемся ящере, Дин равнодушно отвернулся от него, занявшись своими прямыми обязанностями. Откинув покрывала, скрывавшие находившийся в первой повозке товар, кот с легкостью запрыгнул внутрь, — Оружие, зелья или другую магическую дрянь?

— Как можно, господин Динор! — принялся заверять изучавшего странные свертки кота лис, — Я о законах Рассветного леса знаю не понаслышке. Никаких магических запрещенных товаров, только кинжалы и луки. Без капли силы!

— Так я тебе и поверил…, - достав из-за пояса короткий кинжал, кот привычным жестом срезал веревки, которыми был обмотан интересовавший его сверток, и вытряхнул на дно повозки его содержимое. Звон оружия привлек внимание охранявших границу воинов, отчего те ненадолго упустили из поля зрения терпеливо ждавшего своего шанса дракона.

Тот хотел было воспользоваться представившимся мгновением, когда его остановил громкий возглас торговца:

— Господин Динор, Хранителей ради, будьте осторожнее! Это ручная работа лучших мастеров империи, меня за порчу такого дорогого товара клиенты живьем съедят и не подавятся!

— Мастеров империи, говоришь? — недоверчиво хмыкнул брат Алексы, подкинув в воздух один из выпавших на дно повозки кинжалов. Тот сделал в воздухе несколько кругов, после чего кот с легкостью поймал его за рукоять, — Я был о них лучшего мнения.

— О чем вы? — растерянно переспросил лис, бросив исподлобья недовольный взгляд в сторону дракона. Но тот уже и сам понял, какую ошибку чуть не совершил. Хоть Дин и сидел к нему спиной, зато один из его помощников украдкой наблюдал за подозрительным ящером, практически не сводя с него взгляда. Так что предпринимать что-либо до того, как закончится осмотр товара, было глупо.

Ид начинал нервничать. Первоначальный план начинал трещать по швам. Он собирался сделать нужный рывок именно во время проверки первой повозки, но сейчас это не представлялось возможным. И было не ясно, выпадет ли вообще подходящий шанс для пересечения границы или нет.

Главный промах Ида заключался в том, что он поспешил. Нужно было выждать, изучить защиту границы, а потом разрабатывать план. А не идти в лобовую атаку, надеясь, что богиня Удачи будет благосклонна к одну из многочисленных ящером. Тем более что семью Д'аркв'ир эта привередливая госпожа любит намного больше…

— Я о том, многоуважаемый Варн, что балансировка кинжалов лучших мастеров империи обычно практически идеальна, — с насмешкой произнес Дин, бросив на замявшегося торговца лукавый взгляд, — Здесь же, — он взмахнул кинжалом, который до сих пор сжимал в руке, — балансировкой даже и не пахнет. — небрежно бросив кинжал на дно повозки, кот выпрямился и спрыгнул на землю, — Поэтому либо мастера империи начали мельчать, либо вы собрались кого-то надуть…

— Ну, господин Дин, — заискивающе заулыбался Варн, спокойно перенося пристальный взгляд прислонившегося к повозке кота, — вы ведь сами знаете, куда ж в моем деле без маленьких уловок и обманов…

Брат Алексы только покачал головой, махнув своим помощникам, чтобы забрали у торговца и спутников каравана документы.

— Вы уверены, что он ничего незаконного не везет? — недоверчиво спросил у кота тот помощник, что до этого момента пристально наблюдал за драконом. Бросив пристальный взгляд в сторону торговца, достававшего из своих объемных сумок требуемые документы, он почти беззвучно произнес, — Один сверток ещё ничего не значит…

— Я все просканировал, — донесся до дракона почти беззвучный ответ Дина. Подняв глаза, ящер невольно передернул плечами, видя, что кот, не таясь, изучает его ничего не выражающим взглядом, — Если Варн и пытается провезти что-то незаконно, то явно не товар…

Ид крепче сжал поводья, видя, что кот уже собирается направиться к нему.

Сейчас или никогда…

— Господин Динор… — окликнул торговец кота, сделавшего было решительный шаг в сторону дракона. Он невольно обернулся к лису, на мгновение выпустив из виду напрягшегося ящера…

И этого мига схватило, чтобы дракон мгновенно сорвался с места.

— Взять! — жесткий приказ кота застал дракона уже в шаге от границы. Но было уже поздно.

Ид мгновенно принял частичную ипостась и понесся по едва видной в сгущающихся сумерках тропе, петлявшей между высоких деревьев. Сзади послышался треск ломающихся веток, и дракон почувствовал, что за ним в погоню устремились сразу несколько котов. Слишком медленных, чтобы догнать перешедшего на сверхскорость дракона…

Перед глазами все смазалось в одну темно-зеленную полосу, из которой изредка выплывали очертания темных провалов оврагов или поваленных деревьев. Ид петлял между стволов деревьев, постоянно меняя направление и изо всех сил пытаясь сбить погоню со следа. Ноги проскальзывали по мягкой земле, острые когти оставляли на коре глубокие следы, когда дракон в очередной раз менял направление бега.

Уши закладывало от яростного рычания бежавших следом за ускользающей добычей котов, но дракон продолжал нестись вперед, практически не чувствуя ног. Напряженное до предела тело было готово в любой момент дать отпор приблизившимся слишком близко преследователям. Но короткие мысли, мелькавшие в голове сосредоточенного на беге дракона, подсказывали — шанса выстоять в рукопашной борьбе с огромными пантерами у него нет. Поэтому Иду оставалось только одно — бежать. Так быстро, как он только мог, выкладываясь на полную, так, как он учил своих учеников. Иначе все это будет зря.

Пару раз за спиной слышалось тяжелое дыхание пантер, но оба раза Иду удавалось вырваться из звериных когтей, отделавшись подранной курткой и несколькими царапинами на спине.

Темп погони все возрастал. Ид чуял, что по его следам, теперь подпитываемым запахом крови, идет не меньше пяти мощных зверей, выносливостью ничуть не уступавшие ему.

И тут начались проблемы, о которых предупреждал Горд. Погоняв дракона несколько круг, о границы земель львов и обратно к границе, коты куда-то исчезали. Ненадолго, всего на пару минут, которых Иду хватало, чтобы перевести дыхание. А потом все начиналось сначала…

Когда этот маневр повторился в очередной раз, дракон начал понимать, что крупно влип. По самые уши, вместе с крыльями и хвостом.

Его выматывали, загоняли. Точнее, на нем учились или освежали в памяти, как это делать. Горд предупреждал, что Дин может не сразу принять активное участие в погоне, давая возможность своим воинам и молодняку отточить нужные для защитников границы навыки. Потомку Д'аркв'ир не составит труда догнать дракона в частичной трансформации, но кто ж на его месте упустил бы такую потрясающую возможности…

Но в этот раз что-то пошло не так. Внутренние часы дракона говорили, что обычное время, отпущенное на отдых, уже закончилось, а ожидание затягивалось. Ид неподвижно замер возле росшего возле тропы дуба, безуспешно пытаясь унять бешено бившееся сердце. Тяжелое дыхание вырывалось из приоткрытого рта дракона, а подгибающиеся ноги не двояко давали понять, что ещё немного — и дракон не выдержит такого темпа. Короткий отдых уже не помогал.

Прижавшись к стволу дерева, Ид внимательно осмотрелся по сторонам, пытаясь понять, куда делись преследователи. Ещё миг назад он спиной чувствовал незримое присутствие котов, которые просто менялись местами с напарниками, а сейчас… Сейчас он был один. Будто погоня взяла и растворилась в воздухе…

Но в чем подвох? Почему они исчезли, почему Дин отозвал своих воинов, открывая дракону прямой путь на другие территории кошек? Или он ничего не открывает…

Как только до Ида дошла последняя мысль, он мгновенно сорвался с места.

Потому что Дин мог сделать это только для одного.

Чтобы вступить в бой самому, когда противник уже вымотан и не причин ни коту, ни тем, кто окажется рядом, особого вреда. А в таком состоянии против Д'аркв'ир дракон просто не выстоит…, и граница находится слишком близко…

Крепкие ветки с треском ломались под напором дракона, который несся по лесу, не разбирая дороги. Не было времени искать тропу, не было времени выбирать маршрут. Если за оставшиеся мгновения он не уйдет от границы на достаточное расстояние, его планам конец.

Через несколько мгновений Ид услышал за спиной все приближающийся треск кустов. Кто-то стремительно бежал по следам набравшего темп дракона, стремясь во что бы то ни стало его догнать. И Ид даже догадывался, кто.

Дракон обернулся всего один раз, когда звуки погони стали доноситься с опасно близкого расстояния. И чуть не поплатился за это, потому что именно в тот момент, когда он увидел бежавшего всего в пяти метрах от него кота, под ногу подвернулся выпирающий из земли корень. С трудом удержав равновесие, дракон нырнул вправо, в кусты орешника, уходя из-под возможно удара кота. Тонкие ветки на миг ослепили дракона, из чего ящер чуть не свалился в открывшийся за кустарником овраг.

И в этот момент дракон допустил вторую ошибку. Ид потерял Дина из виду всего на миг. А когда спрыгнул на дно оврага и бросился вверх по руслу ручья, мощный удар в грудь сбил его с ног, сильную приложив спиной о твердую землю. От следующего удара в лицо дракон увернулся, откатившись в сторону, и вскочил на ноги. Дин, срезавший путь и оказавшийся прямо на пути беглеца, неподвижно замер напротив поднявшегося на ноги ящера, пристально следя за движениями Ида. И по сосредоточенному взгляду кота дракон понял, что тот собирается броситься в бой. Только и Ида на этот счет были другие планы. Не в той он форме, чтобы победить. А на проигрыш он права не имел. Не сейчас.

Кинжал, спрятанный в личном пространстве, сам скользнул в руку и мгновенно сорвался в полет. Но цели он достичь не должен был. По крайней мере, не той, о которой должен был подумать кот.

Клинок пролетел меньше чем в шаге от кота, но свое дело сделал. Но стоило Дину отвлечься, как Ид одним ударом сшиб его на землю и бросился дальше по руслу ручья.

Но бег был не долгим. Мгновение, и мощный удар когтистой лапы опрокинул дракона лицом в грязь, с силой прижимая к земле.

— Далеко собрался, беглец? — раздался над головой шипевшего от боли дракона насмешливый голос кота.

Подняв голову, Ид с непониманием посмотрел на склонившегося над ним испачканного грязью Дина. Тот с усмешкой наблюдал за замешательством ящера, гладя по голове лежавшего на драконе огромного черного кота.

— Сегодня ж не полнолуние, — с трудом произнес дракон, чувствуя, как лапы зверя давят на спину, не позволяя пленнику пошевелиться.

Пантера насмешливо фыркнула, с удовольствием потеревшись о плечо довольного хозяина.

— А я Д'аркв'ир, — потрепав зверя по загривку, с иронией напомнил Дин, — Нам законы природы нарушать, как нечего делать.

Повинуясь приказу хозяина, пантера бесшумно растворилась в воздухе, после чего Дин бесцеремонно поднял обессиленного дракона с земли и завел за спину руки.

— У меня послание от Древнейшего, — чувствуя, как прочные магические путы оплетаются вокруг запястья, произнес Ид, — Для твоей сестры и её мужа.

— Рассказывай это кому-нибудь другому, — хмыкнул кот, продолжая связывать дракона, — Письма в наше время магическим вестником отправляют. И советую тебе не дергаться, а то можешь и в челюсть получить.

— Тогда представь, что в этом письме, раз его отправили со мной, да ещё и приказали сделать так, чтобы меня не опознали на границе! — Ид рванулся, пропустив мимо ушей последнюю фразу кота, за что тут же поплатился. Чуть отпустив пленника, позволив тому обернуться к себе лицом, Дин одним точным ударом отправил дракона высказывать свои возражения подсознанию.

— Вот на границе и разберемся, — укладывая обмякшего дракона на землю, сухо произнес кот. Утерев тыльной стороной ладони выступившую на лбу испарину, он чуть слышно свистнул.

Из кустов, росших недалеко от оврага, раздалось тихое шуршание, после чего в овраг по одному начали спускаться ближайшие помощники брата Алексы.

— Господин, вы его…? — задумчиво посмотрев на потерявшего сознание дракона, неуверенно произнес один из котов, на что Дин лишь небрежно отмахнулся:

— Обижаешь. Всего лишь вырубил, чтобы под руку не лез, — подобрав с земли кинжал дракона и вытерев его об безнадежно испорченную одежду, пантер кивнул в сторону ящера и сухо приказал, — Обыскать.

Дважды повторять приказ коту не пришлось. Пока помощники занимались обыском дракона, Дин ждал в стороне, задумчиво вертя в руках кинжал.

Что делать с подвернувшимся под руку странным драконом, он пока не решил. С одной стороны, нужно было вернуть его на границу и хорошенько допросить торговца, привезшего его с собой. Лис мог бы рассказать, каким образом к нему прибился этот попутчик, и что ему понадобилось на территории Рассветного леса. Но с другой стороны… семейное чутье подсказывало, что дела могли обстоять серьезней, чем это может показаться на первый взгляд. Да и упоминание Главы Совета Древнейших… Что-то сделать было нечисто…

— Господин, тут письмо, — из размышлений Дина вырвал окрик подчиненного, закончившего обыск дракона. В руках кота находился небольшой конверт, на котором действительно красовалась личная печать одного из самых старых ящеров Драконьего хребта…

— Давай сюда, — получив конверт, Дин внимательно осмотрел его, проверяя подлинность печати, и недовольно нахмурился. Подчиненные, наблюдавшие за действиями командира, невольно подобрались, но спустя мгновения Дин, как ни в чем не бывало, произнес, — Так, торговца развернуть и отправить обратно в империю с запретом на пересечение границы Рассветного леса сроком на десять лет.

Спокойный тон кота заставил воинов немного расслабиться, после чего один из них спросил, кивнул в сторону дракона:

— А с этим что?

— А с этим…, - рассеянно произнес Дин, пряча конверт во внутренний карман принесенной подчиненным куртку, — Ладно, демон с ним. Отвезите его в Столицу. Там будем разбираться, кто он и давно ли у него крыша поехала…

Василен

Очнулся я ближе к вечеру, на собственном плаще, который какая-то добрая душа заботливо расстелила на земле. Едва сдерживая болезненный стон, я кое-как принял вертикальное положение и огляделся.

Так-с, что мы имеем? Небольшая поляна посреди совершенно незнакомого леса. Впереди — разожженный костер и о чем-то спорящие принцессы, вокруг которых с непроницательными лицами застыли охранники. Повариха что-то наспех варит в походном котелке.

От запаха еды меня замутило. Рухнув обратно на плащ, я попытался взять себя в руки. Выходило плохо. Голова гудела как после хорошего банкета. Ещё массу неприятных ощущений добавляла стреляющая боль в суставах. Так плохо мне не было уже давно. Как-то не доводилось тратить столико энергии за последнее сто лет. Вот ощущение полного магического истощения и призабылись. Ничего, теперь есть возможность наверстать упущенное.

И тут меня как молнией ударило. Я резко сел и замотал головой по сторонам, плюнув на головокружение, тошноту и боли. Сейчас важно другое.

Где Зар?!

Взгляд зацепился за склонившихся над чем-то подопечных. Бордо встав на четвереньки, пополз к ним. Иначе передвигаться я был просто не в состоянии.

— Почему не запускается регенерация? — донесся до меня расстроенный голос Каролины, — Я же все сделала правильно! Нас в ММУ учили помогать раненным долгожителям, которые не могут прийти в себя!

— Ты только успокойся, — строго произнесла Алина, — Соберись и подумай, что ещё можно сделать…

— Не знаю! — сорвалась на крик старшая принцесса, — У него к ауре прикрепленная какая-то гадость. Я ничего подобного раньше не видела! Тут даже плетение не стандартное, а с кучей ловушек и крючков. Может, эта пакость и блокирует регенерацию.

— Тогда наши дела плохи, — мрачно прокомментировала Лиза, — Если рана не затянется, он скончается от потери крови. Как ни странно это звучит в случае с оборотнем. Пожалуй, это будет первый подобный случай в истории…

— Не думаю, что это утешит его родственников, — хмыкнула Алина. И я был с ней полностью согласен. Алексу преждевременная гибель брата очень расстроит. А если вспомнить, что я за оборотня головой отвечаю, то совсем не радостная картинка получается.

— Отойдите, — буркнул я, подползя к правой ноге Алинки.

Та испуганно отпрыгнула в сторону, а я шустро подполз к бледному Зару и, нашкрябав на самом дне резерва пару крох энергии, окинул его ауру, разноцветное кружево из энергетических нитей и ослепительно-ярких силовых узлов, магическим взглядом.

Хотелось ругаться. Долго, красочно и со вкусом. Какой-то гад прицепил к ауре волка «паука» — паразита магического происхождения, который по капле высасывает из долгожителя магическую и жизненную силы, при этом блокируя любое сопротивление организма. Их специально для таких, как мы с Заром, люди выдумали. Ещё в те времена, когда мы враждовали. И пусть войн и стычек между людьми и другими расами уже давно не было (вампиры — не в счет), эта гадость все равно осталась. Только кто её использовал? Если мне не изменяет память, технология создания «пауков» давно утрачена. Остались только штук десять «замороженных» паразитов и все они хранятся в ММУ. Кто-то похитил оттуда «паука»?

Впрочем, сейчас не до этого. Напряженно вглядываясь в ауру брата Алексы, я все отчетливее понимал, что энергии для того, чтобы помочь, у меня не хватит. Хотя, если попробовать один старый, пусть и болезненный, способ, то все ещё может получиться.

— Каролина, — тихо позвал я подопечную. Блондинка присела возле меня, вопросительно заглянув в глаза, — Чтобы помочь ему, мне нужна энергия. У тебя резерв полон?

— У меня полный, — влезла в наш разговор Алина, — Я могу поделиться энергией.

Я кивнул, крепко сжав ладонь девушки. Она тихо охнула, почувствовав, как сила по капле исчезает из резерва. Я же внимательно следил за перемещениями «паука» по ауре Зара. Паразит уже выпил всю магическую энергию волка и медленно подбирался к главным узлам жизненной силы. Под его «лапками» нити стихий мелко дрожали и тускнели, истончаясь все больше с каждым мгновением. Скрипнув зубами, почти с ненавистью смотрел, как паразит приближается к узлу силы напротив сердца.

«Запрограммированный паук». Таких было ещё меньше. Три или четыре, точно не помню, и хранятся они не в ММУ. Значит, университет тут ни при чем. Но от этого не легче. Такие паразиты ещё опасней обычных. Им дается четкая команда, которую они и выполняют, попадая на ауру жертвы. Сначала «паук» лишил волка сознания, чтобы тот не мог осознанно с ним бороться, потом насытился магической энергией и подбирался к сердцу.

Подушечки пальцев стало едва заметно покалывать. Все, энергии достаточно. Теперь нужно успокоиться и осторожно подцепить паразита так, чтобы он не порвал ни одной энергетической нити.

Глубоко вздохнув, я подчерпнул из резерва немного энергии и, сформировав из неё некое подобие острого штыка, стал выжидать. Защита у паразита была на высоте. Вся «спина» была покрыта толстыми «платинами», которые защищали от любого воздействия. Поэтому Каролина и не могла ничего сделать. Но снять его с ауры можно. Главное, осторожно, чтобы ничего не повредить в кружеве ауры, и целиком. То есть так, чтобы на ауре не осталось ничего от этого паразита: ни «лапки», ни «головы», что намного страшнее. А подцепить его можно только тогда, когда он готовится впиться в энергетическую нить или узел. Он тогда привстает на «задние лапы» и закрывает «жала».

Я напрягся, увидев, что паразит подобрался к узлу и, подгадав момент, резко ударил штыком. «Паук» дернулся и протянул лапы к нити, пытаясь за неё зацепиться. Но я быстро вытащил его и «заморозил» специальным заклинанием. Паразит в последний раз шевельнулся и замер.

— Все, — облегченно выдохнул я, делясь с оборотнем остатками магической силы. От истощения они меня все равно не спасут, придется ждать, когда индивидуальная энергия выработается. А ему для регенерации пригодится. Уставшему организму сейчас все равно, какой энергией его пичкают, она все равно надолго не задержится. Да и не совсем моя энергия чужеродна оборотню. Мы оба двухипостасные, так что она у нас чем-то похожа.

Теперь все будет хорошо. По крайней мере, я очень на это надеюсь.

И все же, что случилось с Заром, пока я бегал за принцессами? И кто прицепил ему «паука»?

В это же время…

— Господин Дин, ну как же так, — охал торговец злосчастного каравана, мысленно проклиная отправленного к нему партнером дракона, — Десять лет запрета! Как так можно. У меня же половина торговых соглашений заключена именно с Рассветным лесом.

— Будешь надоедать, конфискую товар, — невозмутимо откликнулся Дин, сидя на козлах одной из повозки и положив на колено кусок пергамента. Длинное перо неспешно скользило по белоснежной бумаге, покрывая её рядами темно-синих строк. Справа стоял один из помощников котов и держал в руках флакон с чернилами, в который Дин изредка опускал перо.

— А если конфискуете, то запрет снимите, — с отчаянной надеждой спросил лис, с тоской во взгляде наблюдая за действиями других помощников кота. Те уже закончили осматривать личные вещи других попутчиков караванщика. Теперь люди. Тихо шипя сквозь стиснутые зубы проклятия на голову все того же ящера, собирали с земли свои вещи, куда те были бесцеремонно вытряхнуты, а коты перешли к осмотру повозок, методично переворачивая их верх дно. После обследования очередной повозки один из воинов подходил к Дину и докладывал, какие вещи в ней находились. Дин же скрупулезно записывал все перечисленные товары в третий по счету список. А повозок ещё было много…

— Ты же знаешь, что нет, — не отвлекаясь от своего занятия, задумчиво ответил Дин, — Либо запрет, либо и запрет и конфискация.

Лис тяжело вздохнул, прикидывая, какую компенсацию содрать с подставившего его партнера. Сума выходила немалая, но облегчения торговцу это не приносило, поскольку операции, накрывшиеся из-за демонова ящера, стоили в несколько раз больше и в будущем могли принести неплохую прибыль.

Но как только все посторонние лица, прибывшие вместе с караваном, пересекли границу и скрылись в лесу, лис мгновенно изменился в лице. Из глаз исчезла тоска, как и выражение всемирной скорби и печали с лица. Убедившись, что их никто не слышит, кроме ближайшего помощника Дина, Варн довольно потер ладони:

— Ну, как все прошло?

— Прекрасно, — все тем же сосредоточенным тоном ответил кот, покрутив в руках сломавшееся перо. «Снова некачественный товар люди привезли… нет, пора сказать Вини, что мы переходим на эльфийские перья. Их на дольше хватает». Помощник, заметив недовольно выражение лица кота, достал из личного пространства новое перо, припасенное именно на такой случай. Через мгновение Дин снова сосредоточенно писал на следующем пергаменте, в этот раз отчет о произошедшем для сестры, — Правда, он под коне понял, что это всего лишь тренировка для молодняка, и мне пришлось вмешаться раньше, чем мы планировали.

— Вижу, он заставил вас побегать. — подметил лис, осматривая засохшую грязь на некогда черной одежде кота. Чистым остался только камзол, который Дин скинул перед началом погони, и который сейчас лежал рядом с ним на повозке.

— Я бы не сказал, — отмахнулся кот, выслушивая очередного помощника, — Шустрый дракон, не спорю, но недостаточно. Хотя если бы не твоя наводка, мы бы провозились с ним чуть дольше. Как поживает твой партнер, который нам сдает подобных личностей?

— Нормально. Но у него к тебе просьба, Дин.

Перо замерло над пергаментом, и если бы не реакция кота, то на документе красовалась бы жирная темная клякса. Вовремя отложив перо, кот перевел потяжелевший взгляд на невозмутимого оборотня.

— Даже так? — заклинанием высушив чернила и свернув пергамент, с насмешкой спросил кот. Запечатав послание, он передал его помощнику и тот послушно скрылся в лесу, стремясь быстрее доставить послание главе клана пантер, — И что же это за просьба?

— Она касается дракона… — начал лис, но Дин его раздраженно перебил:

— Я уже понял, что его. Давай ближе к сути, пока я не передумал.

— Дракон его близкий друг…

— Если он замышлял недоброе относительно моей семьи, ему это не поможет.

— Он этого не замышлял, иначе мой партнер никогда бы его к вам не послал, — спокойно ответил лис, не обращая внимания на острый взгляд кота, — Мы помним уговор. Ящер для вас неопасен. Поэтому мой партнер просить отпустить его, как только вы выясните, зачем все это было нужно.

— Это все? — напряженно спросил кот.

— Да.

Дин ненадолго задумался. Он и сам понимал, что вряд ли этот дракон хочет им навредить. Но тот, кто его послал, мог преследовать и совершенно другие цели. Нужно было как можно скорее вернуться домой и узнать, кто же стоит за этим драконом и что в том письме, которое ящер так рвался передать Нику и Алексе.

На этой мысли Дин бросил в сторону лиса задумчивый взгляд. Вряд ли дракон посвятил оборотней в свои планы, но попробовать все же стоило.

— Когда я поймал дракона, он сказал, что имеет какое-то послание в Столицу, — тщательно подбирая слова, спокойно произнес кот, следя за реакцией лиса, — Тебе или твоему партнеру что-либо об этом известно?

Уже договаривая вопрос, Дин по глазам лиса прочитал ответ. И мысленно разочарованно цокнул языком.

Этот пробный камень прошел мимо цели. Или же…

— Нет, — не обратив внимания на изменившийся взгляд Дина, покачал головой торговец, — Дракон не стал посвящать моего партнера в свои дела.

Или же дело дракона касалось его сородичей. Крылатые ящеры никогда не посвящают в дела Драконьего хребта посторонних, даже если они их лучшие и проверенные друзья. А раз дракон пошел именно к тому лису, да ещё и с такой щекотливой просьбой, значит, он оборотню доверяет.

Но с каких это пор дела Драконьего хребта стали касаться Рассветного леса? Тем более семьи Дина? Где-то был подвох, и кот пока не мог понять, где именно.

— Это плохо, — ещё немного помолчав, Дин решительно отодвинул мысли о драконе на второй план. У него и так было ещё одно дело, которое нужно поручить именно этому лису, — Ладно, вернемся к тебе и твоему положению. Хочешь, чтобы я уменьшил срок запрета?

Глаза оборотня ожидаемо загорелись и Дин мысленно поздравил себя с успешно выполненным поручением. Теперь этот лис был целиком и полностью в руках кота, если, конечно, хочет и дальше продолжать сотрудничать с Рассветным лесом на выгодных условиях.

— Вы ещё спрашиваете…

— Ты когда-то говорил, что у тебя есть связь с теневой жизнью королевства Онтверт… — напомнил Дин, рукой отгоняя направившегося было к нему подчиненного. Этот разговор должен был пройти без посторонних ушей. Помощник понятливо кивнул и вернулся к своим, передав им приказ Дина пока не вмешиваться в разговор начальства и торговца.

— Есть. Какой город вас интересует? Столица, надо полагать?

— И она тоже. Узнай, какие слухи по ней ходят относительно королевской семьи, кто ей интересовался в последнее время, что необычного вообще происходило. То же самое меня интересует в Менерике и других городах, находящихся в его окрестностях.

— То есть вас интересуют все крупные города, которые находятся вокруг Менерика и Столицы?

— И, пожалуй, на юге. За каждую полезную новость я убираю… два месяца.

— Всего? — разочарованно выдохнул лис, рассчитывавший на более щедрую награду.

Дин криво усмехнулся. Мечтать, как говориться. Не вредно.

— Так и городов у тебя много, — резонно заметил он, пряча плесавшие в глазах смешинки, — Но нужна мне информация как можно скорее. За скорость новость будет стоять шесть месяцев, — торговец заметно приободрился. А следующие слова кота должны были только прибавить оборотню настроения, — А если ты мне достанешь информацию об огненных магах разрушителях, появлявшихся на нужной мне территории, и о деятельности некоего ордена охотников вот с такой эмблемой, — Дин достал из кармана сложенный вчетверо лист и продемонстрировал рисунок лису, — то за каждую новость я уберу год.

Лис взял протянутый ему листок и внимательно разглядел рисунок. Водяной Дракон и Феникс, сцепившиеся в смертоносной схватке… Где-то он видел что-то похожее… причем совсем недавно…

Свои мысли оборотень озвучивать не стал. Знал, что в этом случае Дин душу из него вытрясет, но нужные воспоминания достанет. А лис хотел сам убедиться, что не ошибся, и сделать это менее радикальными способами.

— Я вас понял, — кивнул Варн, возвращая листок Дину. Не стоит при себе держать подобные вещи. Мало ли что собой представляет этот орден. А лис должен провернуть все тихо и при этом не попасться им на глаза, — Первая информация будет у вас этим вечером.

— И ещё одно, — уже спрыгивая с повозки и забирая свой камзол, обронил Дин. Лис напрягся, справедливо ожидая подвоха. — Десятую повозку я все-таки конфискую. И в следующий раз будь осторожнее с заказами из Рассветного леса.

Торговец с трудом подавил горестный вздох. Случилось то, чего он так боялся. Коты все-таки пронюхали, что кроме подделок и среднего качества оружия везет и настоящее сокровище — мечи и кинжалы ручной работы горных мастеров. Острые, с идеальной балансировкой и сделанные из удивительно легкого и прочного метала, они стоили просто бешеных денег, даже по меркам высших мира сего. Естественно, коту не стоило труда понять, что этот товар добыт явно незаконным путем. Скорее всего, замешана теневая сторона жизни империи, которая и перепродала опасный товар ушлому торговцу, а тот намеревался реализовать его в Рассветном лесу. Может, даже тем клиентам, которым вез фальшивые мечи мастеров империи. И все было бы хорошо…, если бы торговец указал этот товар в списке, предоставленном Дину. А поскольку его там не было…

Лис набрал побольше воздуха, чтобы завести уже привычную песню про бедного торговца…, но очень выразительный взгляд Дина заставил оборотня смириться с тем, что сегодня явно не его день. Во всех смыслах этого слова.

Василен

Пока Зар не пришел в сознание, мы не рисковали отправиться дальше. Он ещё слишком слаб, и никто из нас точно не мог сказать, как Д'аркв'ир перенесет поездку в гробу-карете. Пусть вероятность того, что охотники нас найдут, была очень высока, я не мог позволить себе рисковать жизнью брата Алексы. И дело не в том, что если Зар не выкарабкается, она мне голову открутит и скажет, что так и было. Дело в том, что со всеми братьями правой руки Царицы я нашел общий язык и довольно тесно сдружился. Все-таки я много времени проводил в клане пантер, особенно во время небольшой войны между гепардами и львами. Алекса тогда только заняла свой пост и не могла сразу вмешаться в ход событий. Но уже через месяц, когда казалось, будто львы уничтожат мой клан, она лично поставила зарвавшихся котов на место. Алекса — очень сильный маг. Сильный, но не всесильный. Бывали случаи, когда и она была неспособна что-либо изменить. Но за то время, как пантера занимала свой пост, ситуация в Рассветном лесу намного улучшилась. Я уже и не помню, когда была последняя межклановая резня. Нет, ругаемся мы все регулярно, во главе с Алексой, но это скорее эмоциональная разрядка. И дальше этих разборок ничего не было, что не могло не радовать.

Но вернемся к Зару. Я был в замке Царицы в тот день, когда Алекс привела его: запуганного и худого, с затравленным взглядом зверька, которого загнали в угол. Я тогда ещё котенком был, глупым и непосредственным. Наверное, именно поэтому я был единственным, не считая его двух других братьев и сестры, кто решился подойти к нему и заговорить. Общий язык мы нашли очень быстро и скоро полуоборотень довольно комфортно чувствовал себя в клане пантер. Кстати, взрослые коты новость о том, что новый брат Алексы — оборотень, приняли довольно спокойно. Нет, недовольные, конечно, были. Но я бы не сказал, что их было много. Да и как-то они все очень быстро заткнулись, стоило только Алексе мило улыбнутся. Что-то, а улыбаться, демонстрируя удлинившиеся клыки, она любит. Это своеобразное предупреждение, которое понятно всем.

Те дни, которые я провел в клане пантер, были самыми радостными и веселыми в моей жизни. А когда к нам присоединились Зар, чуть позже — Дарн, стало ещё веселее. Если Лео и Дин к тому времени почти перешагнули границу совершеннолетия, то и я, и остальные были ещё сущими детьми и развлекались, как могли. Иногда и за счет живших в замке котов.

И вот теперь, когда мой друг находился на волоске от смерти, я понял, как сильно привязался к этой сумасшедшей семейке. Я ведь почти вырос среди них. Моему отцу в те неспокойные времена, после смерти Царицы Марианны и на протяжении ещё пары сотен лет, было не до меня. Поэтому, оказав помощь клану пантер, взамен он попросил защитить меня — его единственного на тот момент наследника. И меня под свое крыло взяла Алекса. А потом, когда все успокоилось, я сам стал проситься в гости к правой руке Царицы. И она была не против.

Правда, когда я вырос, да и Зар с Дарном тоже, видеться мы стали немного реже, но дружба от этого не пострадала. И я очень не хотел терять одного из лучших друзей. «Паука» я снял, но Зар оказался слишком слаб, чтобы запустить регенерацию. Такого поворота событий я не ожидал. Как-то привык я к тому, что Д'аркв'ир могут выбраться из любой, даже самой безвыходной ситуации.

Присев рядом с Заром, я со злостью сжал кулаки.

Кто бы не подцепил на ауру оборотня паразита, он об этом очень пожалеет, даже если Зар справится. А если нет…, Алекса немного подождет. Сначала я убью эту тварь, посмевшую поднять руку на моего друга, а потом она может делать со мной все, что захочет.

* * *

Через четвертого дня мы все-таки рискнули покинуть полянку. Задерживаться больше нельзя было, хотя Зару ставало только хуже. Я битый день пытался понять, почему регенерация не запускается, но так и не понял. Возможно, «паук» повредил какую-то нить, а я не могу увидеть. Здесь нужен был мага, который намного сильнее меня.

А ещё я очень боялся, что паразит повредил нить, которая связывала оборотня с Алексой и Максом, иначе они бы уже давно рыскали бы в округе и искали бы нас. Но от них ни слуху, ни духу. Это пугало и настораживало. Пока Зар держится, можно было надеяться на благоприятный исход дела. Но жизненная сила медленно утекала из него, как бы я не старался её задержать.

Несмотря на это, к вечеру четвертого дня нашего нахождения на поляне мы тронулись дальше. В карете-гробу рядом со мной все время находилась Лиза, что-то сосредоточенно обдумывая. Иногда она бросала на меня задумчивые взгляды, но я так уставал, что практически не обращал на них внимания. Не до этого сейчас.

Я даже не стал спрашивать, куда мы едем. Не отрывая взгляда от Зара, я безуспешно пытался связаться с Алексой. Но сколько бы раз я не пытался включить кристалл связи, он загорался ярко-серым светом и почти сразу тух. Видимо, то буйство стихии огня испортило какие-то настройки. Боги, зачем после того трактира я его вытащил и переложил в карман?! Был бы в личном пространстве, ничего бы не случилось.

Стиснув зубы, я с бессильной злостью ударил кулаком по стенке кареты.

Так и знал, что эта поездка ничем хорошим не закончится!

— Василен, — тихо позвала меня Лиза.

Тяжело вздохнув, я напомнил себе, что рядом находится ни в чем не виноватая девчонка, взял себя в руки и ответил:

— Да, Лиз?

Девушка нерешительно поерзала на сидение, посмотрела на бледного волка, лежащего на скамейке у противоположной стены и тихо сказала:

— Ты тоже видел того человека, который был у ворот постоялого двора?

Я замер, окинув её долгим взглядом. Не понял юмора.

— Откуда ты это знаешь? — насторожился я, судорожно роясь в своей памяти. Что-то я пропустил. Теперь, когда Лиза задала свой вопрос, я понял, что что-то не сходится.

— Если ты не забыл, я стихийная телепатка, — напомнила принцесса.

Я чуть за голову не схватился.

Дурак. И ещё мягко сказано! Меня сразу должно было насторожить то, что Лиза захотела помочь. Она не такой уж и сильный маг, хоть и огненный. Не стала бы младшая принцесса тратить резерв, не зная, что рядом находится угроза. А она её почувствовала, раз воспользовалась вовремя подоспевшим всплеском, чтобы прочитать мои мысли. Много она вряд ли узнала из того хаоса ощущений и эмоций, бушевавших во мне, но главное понять смогла — нам грозила опасность.

Но почему она решилась открыться мне сейчас? И почему молчала раньше?

— Лиз, ты мне ничего не хочешь сказать? — устало спросил я, посмотрев ей в глаза.

— Хочу, — с готовностью откликнулась девушка, до этого момента опасливо вжавшаяся в стенку кареты, ждя моей реакции, — Это был маг. Очень сильный маг огненной стихии. Я учуяла шлейф магии, который тянулся от него.

Почему я ничему не удивляюсь? Новость очень неприятная, но ожидаемая. То, что тот человек, смазанную фигуру которого я увидел, находился в непосредственной близости от места событий, не могло быть случайностью. Как говорится, не с нашим счастьем.

— Это все?

— Нет. Кажется, я знаю, почему Зар не может придти в себя…

Я резко вскинулся, недоверчиво вглядываясь в лицо девушки. Это что, шутка?

Лиза упрямо тряхнула головой и продолжила:

— Мало кто знает, что магов огня, как и магов других стихий, можно поделить на две группы: на боевых, или магов разрушения, и мирных. И какое б заклинание маг-разрушитель не создавал, даже самое безобидное, оно может принести вред…

«На три», — рассеяно поправил её я, пытаясь поймать вертящуюся в голове мысль, — «Боевые маги и разрушители — это две разные вещи».

— Что ты хочешь этим сказать? — вкрадчивым тоном спросил я, почувствовав близость разгадки. Лиза даже не догадывалась, какую существенную особенность нашего врага выведала. Боевых магов огня много, даже очень, но не все из них удостаиваются звания «разрушитель». В нашем мире таких всего пять. У них даже бытовые заклятия — опасны.

Неужели все намного проще, чем кажется?

— Заклинание, которое истощает Зара, может быть обычным, неопасным в руках обычного мага…

Дальше я уже не слушал. Потому что мне в голову пришла невероятная и безумная мысль. Неопасное заклинание, которое в данном случае вытягивает силы и блокирует связь с сестрой. Неужели это то, что я думаю?

— Лиз, а разрушитель мог просто переделать уже наложенное кем-то заклинание? — на всякий случай уточнил я.

Принцесса задумалась:

— При его силе…, думаю, что да.

Не медля больше, я ещё раз посмотрел на ауру волка. Теперь, когда я знал, что нужно искать, дело сдвинулось с мертвой точки. И нашел я это «нужное» почти мгновенно. Чуть выше нитей едва заметно шевелилось золотисто-алое марево. Энергетический щит. Простое, но надежное заклинание, которым Зар воспользовался, когда понял, что противник пытается пробиться к его ауре. Только вряд ли мой друг думал, что противник окажется разрушителем. Нарваться на мага такого уровня в провинциальном городке почти нереально. Но мы нарвались. И щит, вместо того, чтобы защищать, отрезает все нити-связки и вытягивает энергию не из врага, а из своего же хозяина. Если его уничтожить…

Собрав «в кулак» все остатки энергии, я стал медленно распутывать нити энергетического щита. Делать это пришлось очень осторожно, потому что в некоторых местах нити заклинания плотно срослись с нитями ауры.

Но через час мне удалось уничтожить заклинание. Руки дрожали, все тело прошиб озноб, но я с довольно улыбкой смотрел, как тело оборотня неохотно запускает регенерацию и постепенно, по капле, наполняет нити ауры энергией.

Зар, только попробуй теперь не выкарабкаться.

* * *

На следующий день я проснулся от несильного толчка в бок. Резко вскинувшись, я открыл глаза и с удивлением посмотрел на мирно спящего Зара. Точнее, делающего вид, что спящего.

— Быстро ты пришел в себя, — слабо улыбнулся я, облегченно проведя рукой по лицу. Слава богам, обошлось.

— А ты уже успел меня похоронить? — ехидно поинтересовался Зар, открывая глаза, но не делая малейшей попытки подняться.

— Нет, — я постучал по стенке гроба, отдавая кучеру команду остановиться, — Ты голоден?

Зар ничего не ответил, но взгляд у него был очень красноречивый. Не удивительно, судя по тому, как он быстро очнулся, регенерация работала в полную мощь, и ресурсов организма истратилось намного больше, чем обычно.

Гроб остановился, и спустя пару минут сопровождение принцесс готовило место для временного лагеря. Девчонки в это время хлопотали над оборотнем и, судя по довольному выражению лица последнего, такая забота ему очень даже нравился.

Я слабо улыбнулся, наблюдая за ними, и устало прислонился к стволу раскидистого дуба, росшего на краю облюбованной нами полянки.

Этой ночью я почти не сомкнул глаз, бледным призраком нависая над братом Алексы, и следя, чтобы регенерация прошла нормально. Только под утро, когда солнце уже показалось из-за деревьев, и мы снова тронулись в путь, я убедился, что его жизни больше ничего не угрожает и отключился.

Устало прикрыв глаза, проанализировал сложившуюся ситуацию.

Итак, за нами по пятам следуют охотники, среди которых есть маг-разрушитель. К тому же у них откуда-то есть «запрограммированные пауки». К тому же я не могу связаться с Алексой, и ещё неизвестно, сможет ли это сделать Зар. Вполне может оказаться, что это не щит блокировал его связь с сестрой, а «паук» повредил нить. В таком случае ситуация складывается просто аховая.

Охрана принцесс, которая ничего не сможет сделать с охотниками и тем более разрушителем, два неспособных колдовать мага и три девчонки, которые в случае нападения только под ногами будут путаться. Долго такой толпой мы в лесу прятаться не сможем, как ни старайся, и рано или поздно нас догонят. Я вообще удивляюсь, что нас до сих пор не нашли. По лесу мы передвигаемся с таким шумом, что все зверье в окрестностях перепугали. Хотя, может, оно и к лучшему, что пока не нашли. Защитники из нас с Заром сейчас никакие, я сам едва передвигаюсь, волку даже вставать ещё нельзя.

И позвать на помощь мы не может. Разве что рискнуть и выйти из лесу к ближайшему городу, где должны быть стационарные кристаллы связи. Но даже если мы сможем связаться с Алексой, и она заберет нас, проблемы с охотниками это не решит…

Когда мы пообедали, оборотень коротко рассказ мне о стычке с огненным магом, который и ранил его в плечо на том постоялом дворе. Спокойно выслушав друга, я немного подумал и, сев рядом с Заром, поделился своими размышлениями. Глаза волка нехорошо прищурились, и он категорически качнул головой:

— В ближайшее время Алекса нам не помощник. У них с Ником сейчас и так проблем выше крыши.

— О чем ты? — недоуменно спросил я, не понимая, что оборотень имеет в виду. Когда я разговаривал с Алексой в последний раз, она не выглядела встревоженной или чем-то озабоченной.

Зар выразительно посмотрел вверх, неопределенно взмахнув рукой. Обычно такой жест у него значил, что…

Я обреченно вздохнул, чуть не схватившись за голову.

Боги, как не вовремя.

— Что Лиина сделала на этот раз? — спросил я, не обращая внимания на заинтересованно поглядывающих в нашу сторону девчонок.

— Сравняла с землей центральное крыло, — невозмутимо ответил волк. Подумав, он нехотя добавил, — И башню, в которой проходил Совет Кланов.

Мои глаза медленно, но уверено поползли на лоб.

Лиина разрушила САМОЕ УКРЕПЛЕННОЕ крыло замка Цариц?! Нет, у неё точно талант… В прошлый раз она взорвала правой и левое крыло… причем КАК, не смогла понять даже её мать.

— С этого места подробнее! — потребовал я, боясь представить, какой переполох сейчас должен быть в Столице клана пантер. Алекс, наверное, рвет и мечет.

— Это случилось почти сразу после того, как Алекса позвонила тебе и сказала, что отправила к тебе одного из своих братьев, то есть меня, — охотно поделился подробностями Зар, — Она как раз отдавала мне по кристаллу последние указания, поскольку другие братья сейчас полностью вне зоны доступа. Вини в Закатном лесу у эльфов наводит шороху, Дарн отправился погостить к дяде Лиорену, а Макс в клане метаморфов порядок наводит. Те уже не рады, что их глава клана вышла замуж за Д'аркв'ир. Но речь не об этом. Так вот, разговариваю я с сестрой, как на заднем фоне слышу громкий взрыв. По воодушевленному лицу Алексы я сразу понял, что Лиина снова что-то отчубучила. В принципе давно пора было, последний раз она чудила три года назад. Оказалось, что девчонка вместе с Кирой решила устроить фейерверк. Результат ты знаешь.

— А что там с башней Совета?

— О, это отдельная песня! — мечтательно протянул волк, — Главы кланов решили в тот день провести внеочередное совещание, но без Алексы. Так вот, сидят они себе, обсуждают проблемы кланов, как вдруг башню начинает трясти. Твой отец сориентировался быстрее всех, перекинулся в гепарда и только его и видели. Стражники, стоявшие возле дверей в коридоре, отработанным движением ушли в окно, а вот другим главам кланов пришлось туго. Ибо единственное окно в зале совещаний заблокировал застрявший в нем Вентрей. Слишком рано перекинулся, вот и не смог пролезть. А теперь представь себе эту картину: застрявший в окне лев, которого пихают барс, тигр и пума, отчаянно при этом высказывая Вентрею все, что о нем думаю, и сидящий на столе рысь, руководящий процессом и нервно косящийся в сторону дрожащей двери…

— Откуда такие подробности?

— Слышал, как они это сестре рассказывали.

— М-да. А что с Лииной?

— А что с ней будет? Сбежала к дяде под крылышко в Магический Межрасовый Университет. Он ей сейчас там морали читает на тему: «Как правильно использовать свой магический резерв». Но, согласись, это лучше, чем попасть под руку любящей, но в данный момент очень злой маме. Единственные, кто рад сложившейся ситуации, это гномы. С недавних пор дочка Алексы стала для них отдельной статьей дохода…

Да, вот кто процветает, пользуясь стихийными всплесками силы Лиины…

Я слабо улыбнулся, представив себе виноватую мордашку пантеры, которая в очередной раз хотела как лучше, а из-за всплеска вышло, как всегда. Алекса с Ником хоть и учат дочь пользоваться своим даром, до совершенного владения им Лиине ещё учиться и учиться. Ректору ММУ её на обучение пока не отдают из-за того, что по меркам кошек она несовершеннолетняя.

Слава богам, по стопам матери она не пошла, и раньше времени пересечь порог совершеннолетия не стремится. Дело в том, что котенок считается совершеннолетним только после того, как может выпускать на волю свою пантеру и в полнолуние, и по собственному желанию. Но для того, чтобы выпускать своего зверя, когда захочется, нужны годы практики и тренировок. Не так просто научится в идеале управлять второй половиной своей души. А вот с полнолунием все намного легче. В этот день наши звери на одну ночь получают почти полную свободу, ограниченную только одним запретом — нельзя убивать разумных существ, которые на свое несчастье подвернутся тебе под лапу, если они не нападают первыми. Кот может спокойно выпустить своего зверя и благополучно проспать всю ночь, не о чем не волнуясь. А вот котята в день полной луны просто перекидываются и полностью отдают контроль над телом своим зверям. То есть они всю ночь проводят в теле зверя, которое полностью подчиняется второй половине нашей души, и вынуждены вместе с ним бодрствовать всю ночь. Некоторые котята «отключаются», переживая эту самую тяжелую для них ночь в бессознательном состоянии.

Так вот, как только котенок может отделить от себя звериную часть души, он считается совершеннолетним. Лиина, по крайней мере, официально, этого ещё не умеет, так что пока находится под полным контролем родителей или ближайших родственников. То есть в гости к дяде-дракону она приехать может, но учится в его университете — нет. Закон один для всех, даже для дочери Царицы.

— О чем задумался? — немного помолчав, спросил Зар, изучая меня внимательным взглядом.

Я бросил в его сторону быстрый взгляд, но все-таки ответил:

— Ты действительно так хорошо себя чувствуешь или по врожденной привычке Д'аркв'ир шутишь, чтобы не обращать внимания на свое состояние? А заодно отвлекая от этого внимание других?

Волк неопределенно хмыкнул:

— Хорошо же ты нас знаешь…

— Значит, второе, — утвердительно произнес я. Оборотень вопросительно приподнял брови, спрашивая, зачем задавал глупые вопросы, если и сам все знаю, — А когда сможешь передвигаться на своих двух?

Зарон опустил глаза, прислушиваясь к себе, после чего уверено сказал:

— К вечеру. Крайний срок — завтра утром.

Я недоуменно нахмурился, посчитав, что ослышался.

— Зар, ты уверен? После «паука» и сюрприза от разрушителя ты не можешь так быстро восстановиться…

— Речь шла о том, когда я смогу передвигаться без посторонней помощи, — мягко возразил оборотень, хитро прищурив глаза, — А вот о полном восстановлении речи не было.

— Может, ты тогда и телепорт в Столицу клана пантер открыть можешь? — невесело усмехнулся я, даже не надеясь на положительный ответ. Но то, что сказал мой друг, все равно выбило меня из колеи.

— Я тебе даже больше скажу. Я в ближайшие месяцы вообще могу о магии забыть, если не хочу отправиться на встречу с прародителями.

Я устало растянулся на траве, обречено посмотрев на небо.

Ситуация становится все непригляднее и непригляднее.

— Тогда мы должны добраться до ближайшего города и попасть домой с помощью стационарного телепорта…

— Ты свято уверен, что нам дадут это сделать? — фыркнул Зар, осторожно приподнимаясь и поправляя плащ, на котором лежал — Чует мое сердце, если мы сможем живыми добраться до этого самого ближайшего города, это уже будет чудо.

— Думаешь, охотники возьмутся за нас так плотно? — поморщился я от открывшейся перспективы.

— Уверен, — кивнул оборотень, — На помощь позвать нам не дадут уж точно. К тому же, я не хочу подвергать жизни своих родных опасности, пока не пойму, что за ненормальный клан охотников открыл на нас охоту.

Я напрягся, уловив в голосе волка встревоженные нотки.

— Ты не знаешь, что это за клан?

— Нет, — качнул головой Зар, тут же поморщившись от стрельнувшей в висках боли. Очередное неприятное последствия после общения с паразитом, — Я никогда раньше с ними не сталкивался. Да и Алекса не рассказывала о клане, в который может входить разрушитель. Ты о таких не слышал?

— Нет, — с сожалением признался я, — А может, ты видел их символ?

— Видеть-то я его видел, — мрачно-сосредоточенное выражение лица Зара мне сразу не понравилось. Не к добру это, ох не к добру. Похоже, что мы вляпались во что-то по самые уши, и это «что-то» мне очень не нравится, — Вот только я не могу понять, почему охотники выбрали гербом феникса и дракона, сцепившихся, будто в смертельной схватке.

— Хранители?

— Может быть, — неопределенно качнул головой оборотень. Вдруг он замолчал, к чему-то прислушиваясь, — Так, потом договорим. Помоги мне забраться в этот гроб на колесах.

Я напрягся, приняв частичную трансформацию и тоже прислушавшись. Но ничего необычного не услышал и быстро помог Зару забраться в карету, попутно приказав охранникам принцесс быстро собираться. Если у моего друга сработало феноменальное чутье Д'аркв'ир, не единожды спасавшее их шкуры в самых опасных и безвыходных ситуациях, лучше поторопиться. К счастью или сожалению, но в такие моменты они никогда не ошибаются.

— Куда направляемся? — спросила Лиза, подъезжая к карете на своей лошади.

Переглянувшись с оборотнем, напряженно прислонившимся к стенке гроба, я решительно произнес:

— К ближайшему городу. Но только очень осторожно, чтобы нас не было слышно на весь окрестный лес.

Зар хмыкнул, но от комментариев воздержался.

Да знаю я, что ораве вооруженных до зубов людей бесшумно пройти по лесу будет сложно. К тому же телохранителей принцесс никогда этому не учили. Их задача — любой ценой защитить их высочеств в путешествии, а не вместе с ними прятаться от врага в лесных зарослях.

Но когда по пятам движутся охотники, которые запросто справятся с этими телохранителями, важна любая предосторожность. Вдруг богиня удачи нам улыбнется, и нас не перехватят на подходе к городу? А уж там мы найдем, где затеряться. В конце концов, надежда умирает последней… часто вместе с надеющимся…, тьфу, снова меня на пессимистические мысли потянуло.

* * *

До города мы добрались ближе к вечеру. Это оказался большой торговый город с собственным портом, огромным рынком и целой толпой разношерстых жителей и путников, среди которых очень легко затеряться.

Я даже сначала не поверил своему счастью, когда кучер направил карету к воротам города, перед которыми суетились представители почти всех рас нашего мира. Где ещё можно затеряться так, чтобы тебя искали годами и не нашли? Именно, в городе, живущем за счет торговли с другими странами. Сюда столько народу каждый день приезжает, что в лицо упомнить, кто и когда проехал мимо стражников на воротах, просто не возможно. Охотникам придется попотеть, чтобы отыскать нас здесь.

Правда, на воротах нам пришлось немного задержаться из-за приставших к девчонкам стражников. Уж очень приглянулись принцессы местным стражам порядка.

Такому повороту событий я даже не удивился. От столицы мы уже отъехали на порядочное расстояние, и здесь просто пока не знают принцесс в лицо. Ключевое слово «пока».

Как я думал, с неожиданной преградой мои подопечные справились без лишних проблем. И если Лиза с Алиной просто культурно послали стражников далеко и надолго, то Каролина подошла к делу более радикально. Теперь стражники обзавелись оригинальными украшениями под глазами в виде ярко-фиолетовых синяков, заботливо поставленных тяжелой рукой старшей принцессы.

Зар, который успел немного оправиться после неприятного знакомства с разрушителем, с любопытством разглядывал улицы, по которым мы проезжали.

— Вася, — вдруг странным тоном произнес волк, мгновенно напрягшись, — Это случайно не твой старый знакомый из клана барсов?

Я резко подался вперед, выглянув из окна и посмотрев в указанную сторону. В десятке шагов от нас ехали шесть котов на крупных серых лошадях с иссиня-черными гривами. Если бы не ярко-желтые кошачьи глаза и серые с черными пятная уши, их можно было принять за обычных наемников, которых в этом городе пруд пруди.

Впереди них ехал высокий брас с пепельными волосами и с белесым, почти незаметным шрамом на правом виске, оставленным росчерком острых кошачьих когтей. Моих, если быть точным.

Ириан, наследник клана барсов. Единственный из моих врагов, от которого мне хотелось держаться подальше. Потому что в кошачьей ипостаси у меня против него вообще никаких шансов. Прошлая наша стычка это очень наглядно показала. Не вмешайся тогда Зар и Макса, от меня даже хвоста не осталось бы. А так я отделался длинный и грубо зарубцевавшимся шрамом на спине, он — почти незаметным на виске.

Отпрянув назад, я тихо зашипел сквозь зубы:

— Час от часу не легче, — бросив ещё один взгляд в сторону окна, решительно задернув тонкую штору, — Надеюсь, он меня не учует. Устраивать продолжение разборок у меня сейчас нет ни сил, ни желания.

— Боюсь, что от твоего желание здесь ничего не зависит, — тяжело вздохнул волк.

— Чутье Д'аркв'ир?

— К сожалению.

Приплыли. Только встречи с давним недругом мне не хватало для полного счастья.

Через полчаса «гроб» остановился, и к нам в окно заглянула Алина:

— Господа долгожители, приехали. Ваши комнаты на постоялом дворе ждут вас.

Под ложечкой неприятно засосало. Похоже, что сейчас все и случится.

Выйдя из кареты, я настороженно оглянулся, но пока барс в поле зрения не попадал. Тяжело вздохнув и лелея надежду, что чутье Д'аркв'ир в этот раз ошиблось, я вошел в приветливо открытую дверь постоялого двора. И понял, что надежда действительно умирает последней… вместе с надеющимся.

В дальнем углу зала сидела печально знакомая мне компания барсов, которые, стоило мне перешагнуть порог, как по команде оглянулись в мою сторону. Желтые глаза кота со шрамом на виске нехорошо прищурились.

М-да, все-таки очень специфический юмор у богини судьбы. Сбежать от охотников и героически погибнуть от лапы кота — всегда «мечтал» о такой смерти.

— Здравствуй, Ириан, — спокойно произнес я, когда барс направился ко мне и замер на расстоянии вытянутой руки.

— И тебе не хворать. Василен, — усмехнулся барс, изучая меня внимательным взглядом, — И что ты здесь делаешь?

— Прячусь от охотников, — честно признался я, невозмутимо обходя застывшего при моих словах столбом Ириана и садясь за ближайший свободный стол, — Они с Менерика за нами идут.

— За вами? — уточнил кот, немного подумав и сев на свободный стул напротив меня.

Странно, я думал, он прибьет на месте, даже не здороваясь. Причем, должен признать, есть за что, и дело не только в шраме.

— Мной, моими подопечными и братом Алекса, Зароном, — жестом попросив полового принести чего-нибудь съестного, пояснил я. Зар. Пару мгновений прислушивавшийся к нашему разговору, понял, что на месте меня убивать не будут, и подтолкнул замерших принцесс к соседнему столику.

Ириан немного помолчал, окинув нашу компанию задумчивым взглядом, и тихо сказал:

— Три дня назад на границе Рассветного леса были замечены охотники со странным гербом. Они попытались забраться на территорию моего клана, но патрульные их отогнали.

— Герб случайно феникс с дракон, сцепившиеся между собой? — поинтересовался я, внутренне холодея.

Охотники не решались пересечь границы Рассветного леса уже более пяти сотен лет. Алекса очень быстро им объяснила, чем это может быть чревато, и подписала мирный договор с главой одного из самых могущественных кланов — Теневыми охотниками.

И теперь, после стольких лет, появился никому не известный клан, у которого хватило смелости (или глупости, пусть и одно другому не мешает) напасть на кошек на их же территории? Причем появились, как будто из неоткуда.

— Алекса знает? — немного подумав, спросил я.

Что ж, тогда ясно, почему барс на меня не напал. Сейчас, когда над нашим домом нависла угроза в виде нового клана охотников, не до старых разногласий. Пока охотники большого вреда нам причинить не смогли, но, что-то мне подсказывает, что это только начало.

— Знает, я сразу отправился в Столицу, чтобы ей об этом сообщить, — тяжело вздохнул барс. Подождав, пока половой разложит на столе мой ужин, Ириан продолжил, — Ты бы видел себе её выражение лица. «Счастливое» до невозможности.

— Я себе это представляю, — кивнул я, прекрасно понимая реакцию Алексы. Мы все наивно думали, что у охотников хватит мозгов больше с ней не связываться. Но, видать, последние триста лет, прошедшие со смерти Вольфа, были слишком тихие и спокойные, чтобы особо дурные представители этих убийц рискнули помериться с Рассветным лесом силой, — Что она решила?

— Пока только усилила охрану на границах и контроль над телепортами, — охотно поделился со мной наследник клана барсов, — А так же запретила выпускать из лесу котят и молодых котов даже под присмотром старших. А теперь догадайся, что я здесь делаю? — без перехода безрадостно улыбнулся Ириан.

Недоуменно нахмурившись, я бросил в сторону Зара вопросительный взгляд. Благо слух оборотня давал ему возможность прекрасно слышать нас разговор. Волк, прочитав все по моим глазам, кивнул, соглашаясь с моими выводами.

— Тебя послали за нами, — повернувшись к барсу, утвердительно сказал я.

— Вот именно, что послали, — вздохнул Ириан, — Причем прямым текстом и в далеко не самых культурных выражениях.

— Надо же, она даже через заблокированную связь почуяла опасность, — негромко заметил оборотень, шикнув на что-то спросивших у него принцесс.

— Скорее именно из-за того, что связь была заблокирована, Алекс и поняла, что мы снова во что-то влипли, — возразил я, обдумывая сложившуюся ситуацию.

Меня не покидало ощущение, что сейчас возвращаться в Рассветный лес нельзя. Точнее, нам просто не дадут этого сделать. Шрам на спине начали покалывать тонкие иголки, как в преддверье очень крупных неприятностей. Причем неприятностей намного опаснее той, в которую попал Зар с тем «пауком».

— Мы не можем вернуться, — заявил я, не обращая внимания на расширившиеся от удивления глаза Ириана.

— И почему же? — очень быстро взяв себя в руки, поинтересовался он.

— Потому что тебя и твоих котов перебьют раньше, чем мы достигнем земель оборотней, — жестко ответил брат Алексы, все-таки взяв стул и подсев за наш стол, — За вами следом отправится свита принцесс, подопечных Василена. А нас пятерых отгонят назад, в Альканию или Темное королевство. А может даже в Мертвую Степь.

— Что-то чутье в последнее время очень часто у тебя просыпается, — негромко заметил я, мысленно соглашаясь со словами друга. Не знаю, зачем мы охотникам, но в том, что участь барсов будет очень незавидной, можно не сомневаться.

Ириан замолчал, изучая нас внимательным взглядом, после чего недовольно произнес:

— Что ты предлагаешь?

— Нужно избавиться от охотников, идущих за нами по следу и только тогда рвать когти в лес, — спокойно произнес Зар, — А пока мы этого не сделаем, нам даже дергаться в этом направлении не стоит. Во избежание обсидианового кинжала в спину или «запрограммированного паука» на ауру. Или огненного шара от разрушителя.

Глаза барса медленно, но уверено поползли на лоб, но ответить он не успел.

В зале раздался звон разбитого стекла, и в следующее мгновение в Ириана полетело смертоносное заклинание. Быстро сориентировавшись, я быстро вскинул руку, метнув в сторону барса безобидный сгусток воздуха. Кота оттолкнула назад и заклинание врезалось в стол, разнесся его в щепки.

— Разделяемся, — крикнул я быстро поднявшемуся на ноги Ириану, — Встретимся уже за городской стеной, как они отстанут.

Слава богам, в подробностях брасу разъяснять ничего не надо было, и он, крикнув что-то на наречии своего клана подчиненным, бросился к выходу. Следующее заклинание сползло по мощному щиту кота, не причинив ему ни малейшего вреда.

«— Мы отвлечем их на пару минут», — пришла короткая мысль от наследника клана барсов, после чего Ириан вместе со своими бойцами выскочил на улицу.

— Лиза, где сейчас карета? — спросил я у средней принцессы, уводя подопечных к черному входу.

— Во внутреннем дворе, — коротко ответила вместо неё Каролина, бежавшая чуть впереди меня, — Там же нас ждут и телохранители.

— Отлично, — бросив за спину мимолетный взгляд и убедившись, что Алина с Заром от нас не отстают, произнес я, — Лиз, сколько могут продержаться твои мороки?

— Час, максимум два, а что?

— Наложишь на повариху и ещё двух охранников морок в виде тебя и твоих сестер.

Лиза кинула, не задавая лишних вопросов.

Выбежав во двор, принцесса быстро наложила уже приготовленные мороки.

— Залезайте в карету и езжайте в сторону восточных ворот, — быстро заговорил я, не давая телохранителям вставить и слова, — Принцессам угрожает опасность и вы должны отвлечь внимание врагов на себя, пока мы не покинем город, ясно?

Не знаю, что произвело на них большее впечатление, мои слова или том, которым они были сказаны, но телохранители без лишних слов окружили карету и она двинула вверх по улице.

— Алина, твоя работа? — вдруг строго спросила Каролина младшую сестру.

Та скромно потупилась:

— Не зря же я столько лет оттачивала умение легкого воздействия на разум на собственных слугах? Пригодилось ведь. Только нам надо спешить, оно всего пару минут продлится.

Тяжело вздохнув, я мысленно сделать зарубку, что нужно будет расспросить Алину поподробнее об этом «легком воздействии», и повел девчонок вверх по улице, к северным воротам.

Сзади раздался лошадиное ржание и, обернувшись, я увидел, как вслед за каретой с обманкой рванули десять охотников. А так же то, как с заднего двора постоялого двора выходят ещё пятеро во главе с магом-разрушителем.

Тяжелый, почти материальный, взгляд, который скользнул по спине, стал для меня сигналом к действию. Я — хранитель и отвечаю за них. Значит, мне и вытаскивать нас из этой ситуации.

Метнувшись с Заром и принцессами в ближайший переулок, я быстро произнес:

— Зар, бери девчонок, и бегите к северным воротам.

Волк не стал возражать и, не задавая лишних вопросов, взял Алину в охапку и бросился вниз по улице. А я метнулся на встречу охотникам, прямо перед их носом прошмыгнув в узкий переулок. Оглянувшись, я увидел, как охотники, не мешкая, рванули за мной. Ну что ж, игру «Догони гепарда» объявляю открытой.

Прибавив ходу, я перепрыгнул через загородившую дорогу бочку, тенью юркнув в следующий переулок. Почти не разбирая дороги, я старательно отвлекал на себя внимание охотников, чтобы у Зара было время увести принцесс из города.

Нужно забраться на крышу и перекинуться. Тогда у меня будет чуть меньше минуты, чтобы уйти от погони во второй ипостаси. Слишком мало, но на большее в облике гепарда меня не хватит.

Не заметно для себя вылетев на торговую площадь, я бросился вдоль прилавков с товарами, переворачивая все, что только попадало под руку. Сзади раздалась сдавленная ругань преследователей, и я спиной почувствовал, что в меня вот-вот бросят смертоносное заклинание. От огненного шара, легко сжегшего меня бы на месте, меня спас бросившийся под ноги гном. Споткнувшись, я упал на мостовую и перекатился в сторону, пропуская шар над собой. Быстро вскочив на ноги, я перемахнул через ближайший прилавок, оказавшись в рыбном ряду. Впереди виднелись загоны с лошадьми, на крышу которых можно было легко залезть. Перевернув за собой ближайшую бочку с соленой рыбой, я бросился к ряду с животными.

Увернувшись от очередного огненного шара, я добрался до загона с лошадьми. Подпрыгнул, зацепившись за край загона, и легко подтянулся, взобравшись на крышу строения и на ходу меняя ипостась. Мир мгновенно окрасился во все оттенки серого, внизу взволнованно заржали кони, учуяв бегущего по крыше загона хищника. Не обращая внимания на животных, я в считанные мгновения достиг противоположного края крыши и, сильно оттолкнувшись лапами от досок, распластался в огромном прыжке. Совсем рядом, опалив шерсть на спине, пронеслась огненная птица, но я уже приземлилась на крыше жилого дома и стрелой метнулся вперед. Обострившийся слух уловил за спиной проклятия охотников, которым попалась слишком быстрая жертва, а чувство опасности подстегивало и гнало вперед, подальше от пахнущих кошачьей кровью преследователей.

Погоня слилась в казалось бы бесконечную череду крыш и переулков, через которые нужно было перепрыгнуть. Несколько мгновений башенного бега, мощный толчок, короткий миг полета и снова бег, единственное, что могло спасти меня от охотников. Мое единственное преимущество перед ними.

Чувство опасности, отдававшее стальным привкусом на нёбе, исчезло внезапно. Я замер на краю очередной крыши, будто налетев на каменную стену. Уши тревожно дрожали, улавливая любой звук, который мог выдать приближающуюся опасность. Но кроме шума торгового города, крика чаек в порту, который находился неподалеку, и звона битой посуды в доме напротив я ничего не услышал. Ни грохота тяжелых сапог охотников по мостовой, ни бессвязного бормотания мага, плетущего очередное заклинание, ни свиста летящего в спину огненного шара.

Напряженное тело немного расслабилось, и я отошел от края, устало опустившись на теплую крышу. Нужно перевести дыхание и отдохнуть перед тем, как отправиться на поиски Зара и принцесс. О том, почему охотники прекратили погоню, думать не хотелось. Такие, как они, могут преследовать и более выносливых кошек неделями, абсолютно не чувствуя усталости. Если бы они подождали ещё пару мгновений, я бы свалился им в руки в человеческой ипостаси. Гепарды не могут долго бежать, и по истечении определенного времени природный блок выбрасывает нас из звериного облика. Иначе сердце бы не выдержало бешеных нагрузок и разорвалось бы в клочья. Охотники должны были об этом знать. Так почему же они отступили в шаге от победы?

Решив, что могу подумать над этим позже, спрыгнул на мостовую и уже в человеческой ипостаси, немного пошатываясь, направился к выходу из переулка. Естественно, не ожидая подвоха или очередной пакости от богини судьбы. Как оказалось, очень даже зря.

Мы столкнулись на выходе из переулка. Не смотря на то, что в прошлый раз я видел его лишь мельком, разрушителя в заслонившем мне дорогу маге я узнал мгновенно. Карие глаза, горевшие оранжевым огнем из-за плескавшейся в них силы, сжатые в белесую линию губы и мрачная решимость на простом, немного грубом лице.

Мы на мгновение замерли, напряжено изучая противника тяжелым взглядами, и ударили. Почти одновременно. Он — сгустком жидкого ярко-оранжевого огня, я — тремя метательными кинжалами, инстинктивно выхваченными из-за голенищ сапог и брошенных в мага. И оба промазали, успев уйти с линии атаки врага.

Отшатнувшись к стене дома, я отделался испорченной курткой и легким ожогом на руке. Не тратя времени, стремительно ускользавшего сквозь пальцы, я, выхватив из личного пространства меч, тень скользнул к разрушителю и распорол ему бок. Не ожидавший нападения маг не успел отбить мою атаку и, держась рукой за окровавленный бок, метнул в меня ещё один шар. Но я, больше не обращая на него внимания, метнулся к выходу из переулка, и огонь беспомощно растекся по стене дома. Я же, забыв про усталость после недавней погони, мчался в сторону северных ворот, петляя, как заяц, и моля всех богов, что впереди не было засады.

* * *

В этот раз боги вняли моим мольбам, и я без проблем покинул негостеприимный город, уверено направившись на юг по наезженному тракту. Чутье хранителя, благодаря которому я мог найти своих подопечных хоть на другом конце света, указывало, что принцессы с Заром находятся именно там.

Нашел я их через три часа на обочине тракта. Девчонки с тревогой вглядывались в лица проезжавших мимо путников, оборотень же, устало прикрыв глаза, сидел на козлах неприметной коричневой кареты, запряженной четверкой печальных гнедых лошадей.

— Не меня ищите? — улыбнулся я, приближаясь к принцессам.

Первой ко мне обернулась Лиза и, радостно взвизгнув, со счастливой улыбкой бросилась мне на шее. Я покачнулся от неожиданности, но не упал. Но через мгновение маневр Лизы повторили её сестры, и мне пришлось приложить немало усилий, чтобы устоять на подгибающихся ногах.

— Можно, я не буду повторять действия девочек, выражая всю степень радости от твоего возвращения, и просто скажу, что рад тебя видеть? — насмешливо поинтересовался Зар, открыв глаза и изучая меня лукавым взглядом. Хотя судя по мимолетной тени, скользнувшей в его взгляде, он заметил, что куртка у меня теперь с одним рукавом, хоть я и постарался это скрыть с помощью морока. А заодно и перебинтованную руку, на которой очень медленно заживал ожог. Надеюсь, девчонки не додумаются осмотреть меня магическим зрением, иначе обман очень быстро раскроется. А мне бы очень не хотелось пугать их ещё и этим.

— Нужно, — улыбнулся я в ответ, мягко отцепив от себя подопечных и подходя к карете, — Где вы её откопали? — спросил я, похлопав по стенке нового приобретения.

— Без понятия, — пожал плечами оборотень, спрыгивая на землю, — Это у Лизы надо спросить, где она карету с лошадьми нашла.

Принцесса под нашими вопросительными взглядами потупилась и невинно шаркнула ножкой:

— А она у ворот стояла, без хозяев. Вот я и подумала, что нам в данный момент она нужнее.

Я обречено вздохнул.

Кошмар, моя подопечная стащила у кого-то карету. А ещё принцесса называется. И в кого они такие?

Окинув замену нашему гробу задумчивым взглядом, я наткнулся на затравленно-испуганный взгляд коней. Подозрительно знакомый взгляд…

— Животных ты там же взяла? — с подозрением уточнил я.

Лиза непонимающе хлопнула ресницами:

— Конечно. А где я ещё могла их взять?

Интересно, почему я ей не поверил? Не может у животных быть таких взглядов. Разве что за время моего отсутствия принцессы успели замучить бедных животных, что вряд ли.

Поняв, что правды сейчас не узнаю, я, не слушая возражений принцесс, загрузил их в карету, а сам вместе с Заром залез на козлы. Благо как управлять запряженными в карету лошадьми меня учли. Мало ли, все в жизни пригодится.

Уже выезжая на тракт, я оглянулся, почувствовав чей-то нехороший взгляд. Но неприятное ощущение пропало, так же быстро, как и появилось.

Нужно что-то делать. Иначе охотники без проблем схватят нас в ближайшем городе.

В это же время…

Карета принцесс, в которую была погруженная замаскированная повариха вместе с двумя самыми щуплыми охранниками, мчалась по дороге в сторону столицы королевства, почти не разбирая дороги. За ней, отставая всего на четыре корпуса, черными тенями мчали охотники на крепких лошадях.

На очередном повороте карета жалобно заскрипела и задняя её ось с треском сломалась. Телохранители, её окружавшие, мгновенно сориентировались и, взяв остановившуюся карету в плотное кольцо, приготовились вступить в бой с преследователями.

Но те, покружив в нескольких десятках шагов от них, вдруг развернули лошадей и поскакали в обратном направлении, почуяв, что добычи в карете нет и не было все это время.


Глава 6 Незваный гость

Тихий шелест поворачиваемого в дверях ключа…

Ид приоткрыл глаза, но вставать с жесткой койки камеры не спешил. Дин говорил, что за ним придут не раньше завтрашнего утра, когда бывшая Царица Рассветного леса решит, что с ним делать. А с момента заточения прошло всего пара часов. Точнее, с того момента, как он пришел в себя после удара кота, в одночасье отправившего дракона общаться с подсознанием. Придя в себя, дракон оказался в тесной камере на подземном этажа замка, где не было ничего, кроме узкой койки-лежанки. Если не считать Дина, который терпеливо ждал, когда нарушитель границы очнется, чтобы сообщить ему «радостную» новость.

Но, видимо, планы хозяев замка изменились.

Дверь отворилась, и дракон невольно приподнялся, разглядев, кто к нему пожаловал.

На пороге камеры стоял упомянутый кот, но в этот раз его визит явно не сулил ящеру ничего хорошего. Странный прищур зеленых глаз внимательно изучил напрягшегося дракона, после чего кот сухо произнес:

— Глава клана примет тебя сейчас, гонец.

Почему-то эта новость дракона не обрадовала. Ожиданиям пришел конец, но напряжение, которым веяло от кота и замерших за его спиной воинов, ящеру не нравилось. Потому что он никак не мог понять причин такого резкого изменения отношения к нему.

Ид нахмурился, но покорно встал с кровати и позволил надеть на себя антимагические оковы. Запястья опалило холодным огнем.

Охранные чары высшего порядка. Стоит дракону только подумать о побеге, как его надсмотрщик уже будет об этом знать, а в оковах активизируется заклинание, мгновенно замораживающее нарушителя. Причем сопровождается это далеко не безболезненными ощущениями.

Ситуация с каждой минутой не нравилась дракону все больше. А когда его под конвоем нескольких охранников вывели в коридор, по которому бесшумно скользили вооруженные коты, Ид начал нервничать. До пленника им не было никакого дела, все спешили по своим делам, то появляясь, то исчезая в ответвлениях коридора. Но нехорошие предчувствия подсказывали, что такое оживление здесь не в порядке вещей. И вполне может быть, что все это как-то связано именно с крылатым ящером, на свою голову ввязавшимся в аферу с письмом.

Да и напряженная спина идущего впереди Дина не прибавляла уверенности в благополучном исходе дела. К тому же наводила на весьма печальные мысли…

Во что он умудрился вляпаться на этот раз? Что такого было написано в письме Древнейшего, что кошки так переполошились? Больше похоже на объявление войны… Одолеваемого плохими предчувствиями дракона провели на второй этаж, в конце которого он увидел уже знакомые массивные створки дверей, ведущих в тронный зал. Догадаться, что ведут его именно туда, Иду было не сложно. Но с каждым шагом, сокращавшим расстояние до зала, дурные предчувствия дракона возрастали, становились все более материальными. Будто его вели на казнь, медленную и мучительную.

Дракон мысленно невольно хмыкнул.

Когда-то в его мире был обычай убивать гонцов, приносивших плохие вести. И пусть подобное давно не применялось на практике, Ид понимал, что, похоже, для него могут сделать исключение.

Нужно было все-таки вскрыть письмо и узнать, что в нем. И плевать, чтобы подумали кошки или что бы сделал, узнав, Глава Совета. Зато можно было бы избежать проблем. Но умные мысли, как всегда, приходят слишком поздно.

Дин спокойно толкнул двери тронного зала, открывая их, и стремительно вошел в зал. Глаза дракона, привыкшего к полумраку коридоров замка, ослепили лучи заходящего солнца, чей свет заполнял зал. Прикрыв глаза, ящер сдержал желание недовольно зашипеть от неприятной рези в глазах. Когда перед глазами перестали плясать разноцветные круги, Ид открыл глаза и нервно передернул плечами.

Его вели по темно-алой ковровой дорожке к трону, стоявшему в дальнем конце зала. Яркие лучи умиравшего солнца оставляли на посеребренных колоннах и зеркальных стенах мазки цвет свежей крови. Переливались перламутром светлые прожилки светлого мрамора, покрывавшего пол зала. А в воздухе повис немного подзабытый запах надвигающейся грозы. Именно предгрозовая свежесть, от которой кружилась голова, ассоциировалась у дракона с неотвратимо приближающейся опасностью.

Обведя зал внимательным взглядом, дракон все-таки решился поднять глаза и посмотреть на две темные фигуры, очертания которых он заметил перед тем, как глаза ослепило непривычно ярким светом.

За годы, которые они не виделись, хозяева Рассветного леса практически не изменились. Только в темных волосах прибавилось покрытых серебряной пылью прядей, а взгляды стали более острыми, как прекрасно заточенные неведомым мастером клинки. Хотя, почем у неведомым? Имя у этого мастера всего одно — жизнь…

Некоронованный принц империи Алькании стоял справа от трона бывшей Царицы, небрежно облокотившись на его подлокотник, и внимательно следил за приближавшимся к трону конвоем, чуть прикрыв ярко-зеленые глаза. Насыщенно черного оттенка одежда простого покроя не стесняла движения мужчины. Солнечные лучи сверкали на изумрудных и серебряных нитях камзола и отполированной стали клинка, тенью скользившего между пальцами Ника.

А Алекса… Алекса даже не взглянула на вошедших в зал котов и дракона, будто их не существовало. Охотничий костюм такого же цвета, как и у ее мужа, был припорошен дорожной пылью, плащ, покрытый той же пылью, был переброшен через свободный подлокотник. Похоже, кошка только что вернулась из поездки, и Дин решил сразу доложить сестре о происшествии на границе.

Дракон чуть опустил взгляд и тяжело вздохнул. А вот и злосчастное письмо. Вскрытый конверт лежал на коленях Алексы, а само письмо она держала в обтянутых кожаными перчатками руках. Закинув ногу на ногу, она прислонилась и спинке трона и напряженно перечитывала послание, нехорошо прищурив глаза. Выражение лица кошки дракон понять не мог, как и её мужа. На первый взгляд они выглядели вполне спокойными и расслабленными, но дракон достаточно тесно общался с этой семьей, чтобы не учуять леденящий душу холод, которым веяло от этой парочки.

Пока Ид изучал обстановку, конвой приблизился к трону на расстояние пяти шагов и коты преклонили перед хозяевами Рассветного леса колени. Получив ощутимый тычок в спину от одного из воинов, дракон последовал их примеру. На ногах остался только Дин, который поднялся к сестре и что-то негромко произнес, кивнув в сторону крылатого ящера. И только после этого Алекса наконец-то подняла глаза. И в следующий миг Ид понял, что лучше б она этого не делала…

А изумрудных глазах кошки царила ледяная метель. Колючий, пробирающий до костей взгляд, после которого хочется проверить, не покрылось ли тело тонким слоем инея, скользнул по коленопреклоненному дракону и замер на его лице. На дне глаз, в которых плясала серебряная стужа, мелькнул слабый огонек узнавания…

— Вот это сюрприз, — медленно протянула кошка, не отрывая от лица дракона ничего не выражающего взгляда. Сложив письмо и положив его себе на колени, кошка продолжила — Не ожидала увидеть тебя, Ид.

— Ты знаешь его? — не дав ответить дракону, немного удивленно спросил Дин, замерший по левую руку от сестры.

Алекса ответила не сразу. Задумчиво посмотрев на дракона, она снова перевела взгляд на письмо и склонила голову на бок, будто размышляя над чем-то. А может, и не будто.

Проведя рукой по поврежденной печати Древнейшего, кошка едва заметно кивнула, будто соглашаясь со своими выводами, и встретилась с внимательным взглядом мужа, который все это время наблюдал за размышлениями кошки. И только дождавшись от него ответного кивка, она негромко произнесла:

— Дин, помнишь Арина, дракона, который возглавлял группу метаморфов, помогавших нам во время войны с Вольфом? Ид — его брат.

Взгляд кота, который он бросил на дракона, был ещё более странный, чем тот, которого Ид удостоился в камере. В нем что-то неуловимо изменилось. Вместо злой настороженности и раздражения в нем появилась… растерянность? Но почему? Что меняет тот факт, что Арин был его братом?

— Тогда почему… — напряженно произнес Дин, обращаясь к сестре, но к досаде дракона, свой вопрос он не договорил. Кошка поняла брата и без этого.

— Подстава, — вместо Алексы ответил Ник. Кинжал, который он вертел между пальцами, бесследно растворился в воздухе. С сочувствием посмотрев на ничего не понимающего дракона, иллалир добавил, — Ему нужен повод, а кроме этого дракона провернуть такую аферу никто бы не смог.

— Из-за общения с нами? — с сомнением протянул Дин, не поверив доводам Ника.

— Скорее связи. Знал, к кому обратиться за помощью в столь деликатном деле…

Казалось, что семья Д'аркв'ир совершенно забыла про своего растерянного пленника. Ид переводил взгляд с одного представителя этой ненормальной семейки на другого, и пытался понять, кто именно по их мнению пытался его подставить и зачем. Точнее, кто этот неизвестный было более-менее ясно… но что за повод ему был нужен и для чего…

— Ид, ты знаешь, что написано в этом письме? — прервав разговор мужчин, негромко произнесла Алекса, взяв в руки письмо.

— Нет. — сухо ответил дракон, — Мне передали его в запечатанном виде и приказали передать вам…

— Как именно передать?

Дракон вздохнул, вспоминая неприятный разговор.

— В идеале я должен был незаметно перейти границу. На деле хватало просто быть не узнанным. Насколько я понял.

— И тебя не смутила эта просьба? — недоверчиво хмыкнула Алекса, сделав небрежный жест рукой.

Охрана, все ещё стоявшая за спиной дракона, небрежно вздернула его на ноги, один из них снял с ящера оковы.

— Смутила, — честно признался Ид, потирая неприятно зудевшие запястья. Магия оков действовала на драконов далеко не лучшим образом, оставляя после себя массу неприятных ощущений. В лучшем случае. В худшем — ещё и неприятности с резервом сил… — Но у меня не было выбора.

— Выбор есть всегда… — отвлеченно заметила Алекса. Тряхнув головой, наверное, отгоняя посторонние мысли, она протянула письмо брату, — Прочти, что здесь написано.

Дин неспешно спустился к дракону и протянул письмо. Но ввязываться в дела высших мира сего Иду не хотелось. Один раз он уже совершил подобную ошибку, и она стоила жизни его брату…

Промедление дракона от кота не укрылось. Как, возможно, и его причины. Слишком внимательным был взгляд Дина, но он дракона не торопил. И только на дне глаз кота Ид различил едва заметное понимание.

— Тебе стоит это прочесть, — вкрадчивым тоном произнес кот, — Поверь, будет лучше, если ты будешь знать, что задумал твой хозяин.

И Ид решился. Вряд ли бы он смог потом сказать, что именно заставило его прислушаться к совету коту — внутренние предчувствия, любопытством или всем известное обаяние Д'аркв'ир. Но это уже ничего не меняло…

Дракон расправил лист бумаги, не сводя глаз с отступившего назад Дина, и только после этого опустил глаза… Пальцы, сжимавшие бумагу, нервно дрогнули…

Зря он беспокоился, что, взяв письмо, он вляпается в интриги высших мира сего, зря. Потому что увяз в них в тот момент, когда он только в первый раз увидел этот злополучный кусок бумаги…

Ровные строчки резких, чуть угловатых букв складывались в картину, от которой по спине дракона скользил неприятный холодок. И чем дальше он читал, ближе был конец послания, тем очевиднее становился один простой факт.

Ид не должен был вернуться с этого задание живым. За то, что было в этом письме, его должны были не просто убить… смерть — слишком легкая кара за слова, изложенные в этом послание…

— Тебе приказали проникнуть на территорию Рассветного леса незамеченным или неузнанным не просто так. — негромко начал объяснять Дин, когда дракон оторвал от письма полные потрясения глаза. — С недавних пор у меня есть полномочья вскрывать всю дипломатическую почту, которая адресованная моей сестре, прямо на границе, и только после этого решать, стоит ли отправлять её по адресу. Все гонцы, живые или магические, тщательно досматриваются, и если бы я прочел это письмо на границе, ты бы со свистом полетел бы обратно в горы Драконьего хребта. Письмо бы до адресата не дошло.

— А ему нужно было, чтобы, когда вы прочтете это письмо, я был рядом, — сквозь зубы процедил дракон, отдавая письмо обратно коту.

Ощущения у дракона были самые мерзкие. Дураком он никогда не был и на счет Древнейшего никогда не обманывался. Он не верил ни в его бескорыстность, когда он дал лишившемуся родича дракону место в клане, ни в его доброту, когда отдал Иду на попечение двух драконят-сирот, ни в щедрость, когда они получили отдельную пещеру, где места хватало всем… Но он никогда не думал, что тот так спокойно предаст его, отправив на верную смерть. Потому что за посягательство на жизнь одного из детенышей семьи Д'аркв'ир кара была бы именно такой. Его бы просто разорвали бы на куски, чтобы всем, кто «забыл» о силе и мстительности этой семьи неповадно было покушаться на самое дорогое, что у них есть…

Ид прекрасно их понимал. Наверное, он бы сам отреагировал так, если бы получил от кого-то письмо с подобным содержанием…, но с другой… с другой стороны, он понимал и те доводы, которые излагал в письме Древнейший…

Он давно заметил, что с его расой происходят странные вещи. С каждым десятилетием в горах рождается все меньше ящеров, способных принять облик человека…, все больше повелителей неба лишаются магических способностей…, все больше драконов утрачивают возможность мыслить и сходят с ума…

Его народ медленно вымирал, вырождался. И если это выход… если это шанс все исправить…, то он понимал и Главу Совета…

Но цена… цена возрождения слишком высока… Но если дело дойдет до принятия решения, на чьей Ид стороне… скорее всего, он выберет не семью Д'аркв'ир… особенно, если Древнейший прав, и их раса вымирает именно по той причине, о которой он написал…

— Ты сказал, что у тебя не было другого выбора, кроме как послушаться приказа, — углубившийся в раздумья дракон невольно вздрогнув, услышав напряженный вопрос кошки, — Он угрожал тебе?

Говорить об этом не хотелось. Больше всего на свете Ид желал поскорее покинуть Рассветный лес и вернуться к ученикам. Проверить, все ли с ними в порядке… Или просто.

— Не совсем, — понимая, что ни в его ситуации можно отмалчиваться, нехотя произнес Ид, — На кону были жизни моих учеников. Если бы я ослушался…, он бы отправил их в бой против драконов из клана Черной Скалы…

Пора уходить. Нужно вернуться домой и так взвесить все «за» и «против». Здесь, в присутствии тех, кто так и не стал ему друзьями, но и врагами назвать сложно, правильное решение не принять…

— Что мне передать Древнейшему? — глухо спросил дракон, решительно посмотрев в глаза наблюдавшей за ним кошки.

Метель давно исчезла из её глаз, но взгляд… он был слишком проницательным…, будто Алекса без проблем читает его мысли, как раскрытую книгу…

Это дракону не нравилось ещё больше.

— А разве это не очевидно? — делано удивилась Алекса, недобро сверкнув глазами, — Твой хозяин не получит то, что он хочет. А если он считает иначе, то пусть приходит сюда лично. Или мы с Ником придем сами, чтобы напомнить, кто все ещё является одними из лучших магов этого мира. Как думаешь, два мага нашего уровня смогут создать в Мертвой Степи такую волну аномальной силы, которая пройдет по хребту, разрушая все на своем пути? Я почему-то в этом не сомневаюсь…

Это было предупреждение. Мягкое, но очень красноречивое. Сомнения Ида все-таки не укрылись от взгляда Алексы, и сейчас она недвусмысленно намекнула ящеру, что ему лучше не вставать у неё на пути рядом со своим хозяином. Иначе они с Ником сметут обоих, не смотря на прошлые заслуги…

Поединок взглядами продлился недолго, Ид отступил первым. Алекса была слишком сильным соперником. Это был явно не его уровень. И отступление в данном случае — самая правильная тактика.

— Я передам ваши слова Древнейшему, — церемонно поклонился Ид, пытаясь справиться со смешанными чувствами, терзавшими его душу, — Я могу идти?

— Да. Дин, проводи нашего гостя.

Кот склонил голову, показывая, что приказ сестры услышан, и, бросив на дракона странный взгляд, направился в сторону выхода. И Ид был готов поклясться, что увидел в глазах Дина сожаление и… сочувствие.

Когда воины, сопровождавшие посла Древнейшего, осторожно закрыли за собой двери тронного зала, Алекса вздохнула, устало потерев нывшие от усталости виски.

Этот разговор дался ей тяжело. Слишком ошеломляющая и неожиданная новость ждала её после возвращения домой. Похоже, у Главы Совета окончательно пропало чувство самосохранения, раз он рискнул послать к семье Д'аркв'ир письмо с просьбой, за которую волки обычно убивают на месте. И даже возможность того, что просящий просто сошел с ума и поэтому его стоит пощадить, для оборотней не аргумент.

Алекса ещё раз посмотрела на злополучное письмо с ровными строчками резких букв:

«Приветствую вас, Алекса д'эль Альтерни, глава клана пантер и действующая хозяйка Рассветного леса. Рад, что даже после утраты титула Третьей Хранительницы мира Ректешь, вам удалось удержать в руках власть над своими землями. Но, думаю, вы догадываетесь, что написал я это письмо и попросил своего подданного передать его вам столь экстравагантным способом не для того, чтобы воспевать ваши ум и силу…

Мой народ вырождается, Алекса, и вам ли не знать, почему. Ваш опрометчивый отказ от силы Царицы привел к тому, что равновесие в нашем мире нарушено и лучше всех это чувствуют расы, чувствительные к изменениям магического фона… Рано или поздно наш мир приспособиться к отсутствию дополнительной опоры, но мой народ может не дожить до этого момента… Я многие годы искал способ спасти своих подданных, но все было тщетно, пока Хранители не откликнулись на мой зов. Думаю, ты не удивишься, узнав, какой выход из сложившейся ситуации они мне предложили…

Ты уже не сможешь занять место Третьей Хранительницы, Алекса. Отрекшись один раз от дара, нельзя получить его снова. Но кто мешает Фениксу и Дракону создать новую сущность и заключить её в тело другой смертной… Смертной, которая будет достаточно сильна, чтобы выдержать мощь новой силы… И твоя дочь вполне подходит под эти требования…»

Проклятое письмо вспыхнуло изумрудным пламенем, которое в считанные мгновения превратило его в серый пепел, осевший на покрытых алыми прожилками мраморных плитах…

Не таким они себе представляли объявление о начале активных действий со стороны Хранителей… Этим паршивцам удалось заставить семью Д'аркв'ир немного понервничать, пока подстава не раскрылась…

На плечи кошки опустились руки иллалира, обнимая и даря успокаивающее тепло…

— Думаешь, это то, чего мы так долго ждали? — услышав тихий вопрос мужа, Алекса прикрыла глаза и прижалась к нему. Перед глазами снова всплыли очертания неприступной скалы, об которую с ревом разбивались темные волны…, полыхающее огнем от света молний хмурое небо, на фоне которого черный замок Хранителей казался неприступной крепостью… и тихий шелест, звучавший за спиной удаляющейся бывшей Царицы:

«…мы ещё встретимся, Алекса д'эль Альтерни, и возьмем свое. Всего через пять сотен лет…»

— Я в этом уверена, — спокойно ответила кошка, открывая глаза. И даже обученные чувствующие вряд ли смогли различить на дне изумрудных глаз с кошачьими зрачками хотя бы тень страха. Потому что его не было. Пять сотен лет — приличный срок для того, чтобы приготовить врагам массу неприятных сюрпризов…

Губы Алексы тронула мимолетная усмешка.

Если Хранители думают, что управлять дочерью строптивой бывшей Хранительницы намного легче, чем её матерью, но они очень сильно просчитались… Впрочем, именно этого Ник с Алексой и добивались на протяжении многих лет…

— Похоже, пора выпускать на сцену наш главный козырь…, - встав с трона, она потянулась, разминая затекшие мышцы, и довольно улыбнулась, — Тем более что Зар уже пару дней не выходит на связь, а от Ириана до сих пор нет вестей.

Какой бы неприятной не была бы новость, полученная от драконов, планов семьи Д'аркв'ир она абсолютно не меняла. Наоборот, для них она значила, что очередное затишье подошло к концу, и враги приступили к активным действиям. Что ж, не будем их разочаровывать…

— Не боишься, что с брат мог попасть в очередную неприятность? — хмыкнул Ник, присаживаясь на подлокотник трона.

— Нет. В противном случае он бы давно воспользовался бы аварийным телепортом и вместе с нашей наживкой был бы здесь, — Алекса бросила в сторону садящегося солнца задумчивый взгляд, оценивая, сколько ещё приказов и кому она успеет раздать до темноты. Засиживать сегодня до поздней ночи в её планы не входило…, - А раз его здесь, то неприятности если и есть, то небольшие. Или он вышел на след нашей неуловимой тени, за которой Иллорин безуспешно гоняется почти пять лет…

Неплохо было бы сообщить вампиру, что его невезению наконец-то пришел конец и скоро он сможет столкнуться со своей неуловимой тенью. Да и Макса не мешало бы предупредить о том, что скоро в их мире станет очень жарко. Пусть подготовит укрытие для жены и дочери. На всякий случай.

— В таком случае пойду вызволять наш «козырь» из вынужденного заточения…, - легко скользнув к кошке и обняв, Ник поцеловал её в висок. И только после этого задал последний вопрос, мучавший его с момента возвращения супруги, — Как прошел разговор с родителями? Все в порядке?

— В полном, — Алекса с досадой посмотрела на покрытые магическими узорами перчатки, — Но картину событий он не прояснил, — поймав встревоженный взгляд супруга, кошка успокаивающе улыбнулась, — Вернешься, расскажу, это терпит.

— Ловлю на слове…

Когда за спиной мужа закрылась воронка телепорта, Алекса хотела направиться в зал телепортаций, чтобы навестить старшего братца, когда в соседнем крыле прозвучал не первый за последние дни взрыв. Центральное крыло ощутимо тряхнуло, но постройка гномов ударную волну выдержала. Подождав, когда пол под ногами перестанет ходить ходуном, кошка обреченно подняла глаза к потолку. Похоже, маги все ещё разбирают последствия шалостей Лиины и сейчас нарвались на очередную ловушку-эксперимент…

Нет, пожалуй, сегодняшняя ночка все-таки будет длинная…

* * *

В кабинете стояла тревожная тишина, нарушаемая лишь шелестом песчинок в старинных песочных часах. Золотистые кристаллы лениво скользили по стеклу и осыпались на дно часов, отсчитывая часы до конца наказания. А песка в верхней части часов было ещё много… так что ожидание грозило затянуться.

За песочным ручейком наблюдали двое: один спокойно, насмешливо поглядывая на собеседника, а вторая холодно с тщательно скрытой ненавистью. За многие годы эти песочные часы достали её до глубины души. Она могла без усилий сказать, из какого дерева сделана оправа необычного оружия пыток, сколько в ней трещин и как можно уничтожить этот проклятый антиквариат тысячью и одним способом…

— Лиина! — одернул ненавистницу часов наблюдавший за ним дракон, — Немедлено погаси огненный шар! Ты и так уже лишила меня шести раритетов, которые старше тебя раз в десять!

Бросив на дракона угрюмый взгляд ярко-зеленых глаз, темноволосая девушка нехотя погасила порхавшую между пальцев изумрудную искорку. Спорить с двоюродным дядей кошке не хотелось.

— Так-то лучше, — удовлетворенно кивнул ректор ММУ, когда племянница послушно исполнила его приказ, — Вижу, новый метод наказания действует намного лучше словесных нравоучений.

Кошка тяжело вздохнула, забравшись с ногами в кресло и обхватив их руками.

Идея податься к дяде-дракону, чтобы переждать у него шквал возмущений членов Совета, уже не казалась девушке венцом гениальности. Лучше выслушивать рычание разъяренных котов, которые были вынуждены спасаться бегством из рушащейся башни совещаний, чем часами сидеть без дела, уставившись на старинные песочные часы. Да, дракон, вырастивший не одно поколение волчат из семьи Д'аркв'ир, знал, как наказать непоседливого котенка с бурной жаждой деятельности… Официально, котенка… Да и как усидеть на месте в такое-то время…

В коридоре послышались отчетливые шорохи приближавшихся шагов. Лиина заинтересованно подняла голову. Странно, в университет она прибыла за час до отбоя. С того времени уже стемнело, студентов в главном корпусе физически не могло быть. Сюда шел кто-то из учителей?

Ректора Магического Межрасового Университета тоже волновал этот вопрос. Он прищурил стального цвета глаза и напряженно смотрел на дверь. А Лиина чуть повела головой, закрывая лицо длинными волосами, чтобы дядя не увидел её довольную усмешку. В отличие от него, она уже успела учуять и распознать запах ночного посетителя.

Но на сердце начали тревожно скребтись дикие драконы. Отец шел сюда явно не для того, чтобы спасать дочурку от наказания. Точнее, не только для этого…

— Добрый вечер, Ник, — широко улыбнулся ректор, когда иллалир пересек порог кабинета, — Пришел забрать Лиину?

— Не совсем, — качнул головой Ник, жестом поманив к себе дочь, — Надеюсь, она не доставила тебе никаких неприятностей…

Лиина приблизилась к отцу и в её руки незаметно скользнул небольшой узкий футляр, покрытый изумрудной бархатной тканью. Который тут же исчез, заняв место в личном пространстве девушки.

«Пора. Ты знаешь, что делать».

Кошка согласно прикрыла глаза.

Знала. Они обсуждали это не один раз. И указания, полученные пару дней назад, из головы никуда не выветрятся.

— Все, что могла, Ли уже натворила дома, — с укором посмотрел на племянницу дракон. Кошка тут же спряталась за спину отца, бессовестно пользуясь тем, что тот был на полторы головы выше её. Сверлить взглядом непослушную родственницу сквозь широкие плечи Ника было неудобно…

— Я бы хотел поговорить с тобой наедине, — убедившись, что маневр с футляром остался для крылатого незамеченным, вкрадчивым тоном произнес Ник.

— Конечно. Ли, подожди пока в своей комнате, мы тебя позовем. И не вздумай применять магию, с твоим наказанием мы ещё не закончили.

Ник на мгновение сжала руку дочери, лежавшую у него на плече.

«Будь осторожна. И не попадись».

В следующую минуту кошка выскользнула в коридор, тщательно закрыв за собой двери. Тратить время на ответ отцу она не стала. Обученный чувствующий и без слов услышит её обещание.

Теперь нужно сосредоточиться на деле. От того, как Ли проявит себя в следующие полчаса, зависит благополучие её семьи. И жизни как минимум двоих долгожителей…

Василен

— Это не выход! — категорически заявил Зар, не обращая ни малейшего внимания на испепеляющий взгляд Каролины, — Нас схватят, как только мы появимся в поле зрения стражи.

— Да почему?! — с видом обиженного ребенка возмутилась старшая принцесса. Между нервно сцепленных пальцев мелькнула шаровая молния, — Подумаешь, три благородные леди в сопровождении своих спутников решили наведаться в…

— Бедный город в глуши королевства без единой достопримечательности, достойной внимания сиятельных вельмож, — невозмутимо закончил волк, не сводя с раскрасневшейся от гнева блондинки насмешливого взгляда, — Но они мало того что заявились в это богами забытое место, так приехали ещё и на карете, украденной у градоначальника крупнейшего порта королевства. Занавес!

Каролина нехорошо прищурила глаза. Пренебрежительный тон оборотня ее сильно раздражал и, похоже, она уже сомневалась, что спасение жизни это волка была хорошей идеей…

Я тяжело вздохнул, удобнее устраиваясь на стволе поваленного дерева, найденного нами на небольшой полянке неподалеку от дороги, где я столкнулся с оборотнем и девчонками. По обе стороны от меня, закутавшись в наши с Заром плащи, сидели Лиза и Алина. Девочки с любопытством и сочувствиям наблюдали за стоявшими напротив спорщиками. Если бы мы их не знали, то подумали, что перед нами разворачивается классическая и незамысловатая сцена «капризы избалованной жены против железной логики её мужа». Каролина по всем законам жанра стояла в классической позе «руки в боки», только скалки для полноты образа не хватало, Зар же, скрестив руки на груди, с невозмутимым и независимым видом наблюдал за пыхтевшей как самовар принцессой. Последнюю это бесило ещё больше и вскоре их спор грозился перерасти в нешуточную потасовку между боевыми магами…

Неподалеку спокойно паслись стреноженные лошади, настороженно прядая ушами, когда спорщики переходили на повышенные тона. А на краю поляны сиротливо стояла та самая злосчастная карета, из-за которой в нашем лагере разгорелись нешуточные баталии.

Дело было в том, что принцессы на пару с Заром, убегая от возможных преследователей, решили «одолжить» у жителей города неприметную карету, стоявшую возле ворот. Алина усыпила охранявшую карету стражу, Лиза накинула на всех морок, чтобы никто не заметил, куда девалась пропажа, и мои друзья спешно ретировались с места преступления. Вот только, когда опасность миновала, и волк немного расслабился, он узнал в неприметной коричневой карете последнее приобретение градоначальника портового города, из которого мы бежали. Это был подарок эльфов в знак благодарности за несколько успешно проведенных сделок, изрядно пополнивших казну Закатного леса. Карета была сделана на заказ, из редчайшей породы дерева, растущей только в королевстве эльфов. Название породы не помню, в такие подробности при изучении последних новостей из внешнего мира я не вникал, каюсь. Но факт оставался фактом: пропажа подарка соседнего государства незамеченной никак остаться не могла, её наверняка уже ищут, поэтому появляться в ней в любом городе королевства, даже в самом глухом, было чревато весьма неприятными последствиями…

Каролину такое развитие событий не смущало. Принцесса вознамерилась продолжать путь только в этой карете, раз наш личный «гроб» пришлось пожертвовать во имя спасения собственных шкур. Зар с таким положением дел был категорически не согласен, а блондинка, не привыкшая к отказам, начала яростно отстаивать свою точку зрения. А я с каждой минутой все больше утверждался в мысли, что подвиги моих подопечных изрядно приукрашены…

Спорили Зар с Каро долго и со вкусом, так что я уже всерьез начал беспокоится на счет того, как бы лучше разбить на этой полянке лагерь. Но делать этого не пришлось. Хотя спасение, как всегда, пришло не оттуда, где его ждали…

Солнце начало клониться к закату, под сенью деревьев понемногу сгущался ночной полумрак. В воздухе похолодало, из-за чего девчонки все плотнее кутались в одолженные нами с волком плащи. Поднявшись на ноги, я неспешно обошел поляну, оглядываясь в поисках хвороста для разведения костра. Вот здесь все и началось.

Сначала обостренный слух гепарда засек странное шуршание с противоположной стороны поляны. Напрягшись, я начал присматриваться к насторожившим меня кустам. За деревьями мелькнула чья-то размытая тень…

Неужели охотники? Но как они могли выйти на след? Зар сказал, что они тщательно замели за собой все следы…

Видимо, не все.

Тело само начало перетекать в звериную ипостась, готовясь отразить нападение врагов, когда из-за дерева сверкнули два ярко-желтых глаза с черными провалами зрачков.

— Круа, мы нашли их, — раздался тихий шелест, подозрительно похожий на кошачье шипение. Неизвестный переминался с лапы на лапу, внимательно оглядывая меня и поляну со увлеченно ругавшимися волком и старшей принцессой, — Все целы, здоровы, врагов на горизонте не наблюдается…

Я досадно рыкнул, развернулся и неспешно потрусил к своим спутникам.

«Круа» — так в клане барсов принято обращаться к временному вожаку. Значит, их нашли не враги, а союзники. Обидно, мог бы и сам догадаться. Если б нам грозила опасность, Зар бы не пререкался со строптивой девчонкой, а давно забил бы тревогу.

Недовольно сверкая глазами, я опустился на пожухлую траву возле дерева и несколько раз раздраженно фыркнул.

— Да ладно тебе, — тут же забыв про разгневанную наследницу престола, примиряющее поднял руки Зар, — Сказал бы я тебе, что барсы идут по нашему следу, и что бы это изменило? А так ты спокойно сидел и наслаждался спектаклем…

Поняв, что спор из-за кареты оборотня только развлекает, Каролина обиженно поджала губы и присоединилась к сестрам, демонстративно не глядя в сторону довольно ухмылявшегося волка. Последний на этот маневр не обратил никакого внимания, переключившись на наших прибывших гостей.

— Вижу, вы здесь резвитесь вовсю, — насмешливо заметил Ириан, выходя из тени ближайшего дерева.

Ответом ему были только мой недовольный рык и неопределенное пожатие плечами со стороны Зара. Девчонки на эту тему тоже решили отмалчиваться.

К такому проявлению нежелания продолжать разговор о недавнем споре барс отнесся философски, переключив внимание на нашу ворованную карету.

— Я надеюсь, вы не собираетесь на этом выезжать на люди? — скептически осведомился кот.

— Нет, — решительно отрезал волк, увидев, что Каролина снова собирается взяться за старое. Девчонка его взгляд проигнорировала и от повторения её пылкого монолога нас спас только мой ощутимый удар лапой по руке, в которой начинал искриться огненный шар. К этому намеку Каролина отнеслась более внимательно, послушно распустив вязь заклинания и потупив взор. Давно заметил, что на мои воспитательные меры в облике гепарда девчонки реагируют куда охотнее, чем когда я нахожусь в облике человека. Вот и пришлось при появлении барсов остаться в шкуре кота, чтобы лучше контролировать поведение подопечных…

— Но передвигаться принцессам на чем-то надо, — понимающе кивнул барс, что-то жестом приказав своим воином. Несколько котов тут же скрылись в лесу, — Что ж, в таком случае стоит восхвалить нашу госпожу за дальновидность и небольшой подарок наследницам престола королевства Онтверт…

О какой госпоже он говорит, мы с Заром поняли сразу, в отличие от принцесс. Там барс мог назвать только одну не безызвестную нам кошку, являвшуюся по совместительству и старшей сестрой нашего волка…, но им об этом знать не обязательно.

Когда барсы выкатили на поляну «подарок», я облегченно перевел дух. Похоже, богиня Удачи наконец-то решила нам улыбнуться. Подарком оказалась карета из черного дуба, которыми в последнее время все чаще пользовались в империи Алькании. Удобная, маневренная и в то же время не привлекает к себе лишнего внимания. Такими давно пользуются за пределами империи, и в Онтверте ими никого не удивишь…

Чуть в стороне один барс держал под узды четырех пепельных коней, которые должны были тащить нашу карету.

— Претензии к подарку имеются? — полюбопытствовал Ириан, глядя на наши довольные с Заром лица. Причины нашей радости ему было не понять. Вот прокатился бы пару деньков в том «гробу», который принцессы подсунули мне вместо нормального средства передвижения, тогда бы понял. Но это мелочи жизни. — Если нет, то в таком случае прошу принцесс занять места в карете, а для вас, господа, у нас есть запасные лошади…

— И куда мы собираемся отправляться на ночь глядя? — скептически поинтересовался Зар, не спеша воспользоваться предложением барса.

Я разделял его точку зрения, поэтому придержал рвавшихся к новой игрушке принцесс.

Странно, с чего такая спешка…

— В ближайший город, где для нас уже заняты места на постоялом дворе, — невозмутимо ответил кот, запрыгивая на своего скакуна. Бросив на Зара странный взгляд, он странным тоном произнес, — Тем более, что нас там уже ждут…

Ответный взгляд волка мне не понравился, как и его реакция на слова Ириана. Оборотень на мгновение прикрыл глаза, после чего тряхнул головой и спокойно направился к черным лошадям, выделенным нам с Заром. Мне ничего не оставалось, кроме как загрузить уставших после долгого дня подопечных в карету и присоединиться к волку. Но я дал себе слово, что как только мы останемся наедине, обязательно расспрошу его об этом странном обмене взглядами…

Об этом я думал, когда наш отряд, окруживший небольшую карету, выехал на главную дорогу и, возглавляемый Ирианом, неспешно направился в сторону ближайшего города. А за нашими спинами на поляне догорала подожженная барсом карета градоначальника…

Когда отряд скрылся из виду, поляна неуловимо изменилась. Огонь, объявший карету градоначальника, пошел рябью и исчез, не оставив на дереве ни единого следа. Исчезли и гнедые лошади, которых коты не стали брать с собой. Вместо них по поляне неспешно бродили несколько черных как смоль ящероподобных животных, перепончатые крылья которых волочились по пожухлой траве. Прочная чешуя отливала серебром в свете полной луны. В ночном сумраке ярко блестели ярко-алые глаза с узкими щелками зрачков.

Когда луна скрылась за рваными облаками, на поляне появились двое. Бесшумными тенями скользя между деревьев, они тщательно осмотрели открытое место и разделись. Один, шепча что-то успокаивающее встревожившимся зверям, неспешно наматывал на руки поводья, другой направился к карете. Несколько резких пассов рукой, и подарок эльфов начал медленно чернеть, сминаясь и оседая на землю. Когда от него остался лишь серый пепел, вторая тень тщательно уничтожила все следы чужого присутствия на поля, включая те, что оставили после себя коты. Примятая трава начала выравниваться, принимая прежнюю форму, с земли исчезли следы от колес и звериных лап. Поляна вернулась в свой первозданный вид, и даже опытный следопыт оборотень вряд ли сможет найти здесь следы беглецов.

Тень удовлетворенно кивнула, оглядев результаты работы, и направился вслед за скрывшимся в ночной мгле вместе с животными и напарником. И будь на той поляне посторонний, он мог бы поклясться, что из-под капюшона, скрывавшего лицо тени, на миг показалась длинная светлая прядь и уши с чуть заостренными кончиками… А глаза его напарника сверкали ярко-рубиновым голодным блеском…

Василен

Как Ириан и обещал, на постоялом дворе, находившемся в квартале от ворот небольшого города, для нас были специально отведенные места. Поскольку нас вместе с барсами насчитывалось голов десять, хозяину двора пришлось, скрипя зубами, выделить нам целый этаж. Впрочем, полный кошель, материализовавшийся в руках Ириана, тут же поднял человеку настроение.

Осматривая свою комнату мрачным взглядом, я бросив на кровать выделенную барсом сумку с походной одеждой. Точно такие же сумки, но с разным содержимым достались и волку с девчонками. И если последние, как и положено по закону природы, тут же умчали в свои комнаты примерять новые наряды, то спокойная реакция Зара поставила меня в тупик.

Ничего не понимаю. Когда я обращался к Алексе за помощью, она согласилась только выслать мне в помощь одного из младших братьев. А оказалось, что за ним следом пантера отправила пятерых барсов с запасной каретой, одеждой и лошадьми. Знаменитое чутье Д'аркв'ир? Ой ли… В этом случае она бы явилась нам на помощь лично, прихватив мужа и старшего братца. Тогда какого демона здесь творится?!

Стена, которую я угрюмо сверлил взглядом в поиске ответов, молчала. Что ж, в таком случае придется потребовать объяснений у более сговорчивых объектов…

Идти никуда не пришлось. Стоило мне подняться на ноги, как в дверь вежливо постучали. Уже догадываясь, кого увижу, я открыл дверь и выжидательно посмотрел на стоявших в коридоре волка и барса. Но пришли не для того, чтобы удовлетворить мое любопытство…

— Собирайся, — бескомпромиссным тоном произнес Зар, — Пойдешь с нами.

Ириан при этих словах недовольно поморщился. Судя по всему, последняя фраза адресовалась именно ему, а не мне. Все интересней и интересней. И куда это меня не хотел брать давний враг?

— А куда? — поинтересовался я, забрав брошенный на кресло возле двери плащ и закрывая на ключ свою комнату.

— К городским воротам, — уже на ходу ответил Зар, спешно спускаясь вниз по лестнице, — Произошла какая-то накладка, и теперь в роли встречающих придется выступить нам…

— И кого мы будем встречать? — вопрос о неизвестной накладке я решил оставить на потом. Сейчас меня больше интересовало, кто станет одиннадцатым в нашей веселой компании. Хотя была у меня одна кандидатура… Но если я прав, то остается только повеситься на радость всем врагам. Или кого-то повесить…

Услышав мой вопрос, волк с барсом обменялись короткими взглядами. Ясно, эту тайну мне никто до последней минуты раскрывать не будет. Прекрасно.

— Увидишь, — сухо бросил Ириан, вслед за членом семьи Д'аркв'ир выходя во двор.

Ответ меня не удивил. С чего бы это?

Подавив желание прижать эту парочку магией к ближайшей стене и устроить допрос с пристрастием, я шагнул на мостовую ночного города.

Игра «кошки-мышки вслепую» началась…

Лиина

Во дворе университета никого не было. Фантомы-охранники завершили очередной обход, так что пять минут на все про все у меня было.

Ночное зрение привычно окрасило мир во все оттенки серого. Внимательно оглядевшись в последний раз, я выскользнула из своего прикрытия, быстро пересекла двор и спряталась в тени конюшни. Чуткий слух уловил встревоженное ворчание лошадей, учуявших запах чужого хищника. Придется снова принять человеческую ипостась, иначе животные перебудят весь университет…

Время поджимало. В дальнем конце двора мелькнула и тут же исчезла белесая тень фантома. Если не знать, где и когда он должен появиться, заметить призрака практически невозможно. Ещё три минуты, и он доберется до конюшни. В этот момент я окажусь в поле его зрения, и тогда всему придет конец. Покидать здание университета после отбоя строго запрещено. Нарушителей ловят фантомы и доставляют в кабинет ректора. А мне пока повторное общение со старшим родственником не улыбалось.

Привычно найдя расшатанную мною ж доску в стене конюшни, я осторожно сдвинула её в сторону и юркнула внутрь, принимая облик человека.

Лошадь, в стойле которой я оказалась, недовольно всхрапнула, но под действием усыпляющих чар быстро успокоилась.

Не переставая гладить лошадь по морде, снимая остаточные следы своей магии, я осторожно выглянула из стойла.

Возле дверей, как и предполагалось, чутко спал конюх. Естественно, в ипостаси своего зверя — серебристо-серого волка с черным пятном на спине. Этот полукровка фактически вырос в этом университете, поэтому здешние животные давно перестали его бояться, не смотря на довольно большую силу его волчьей крови. Но и её слишком мало, чтобы учуять присутствие волка из семьи Д'аркв'ир.

Убедившись, что на лошади не осталось следов моей магии, я бесшумно покинула стойло и направилась в дальнюю часть конюшни, не забывая поглядывать на спящего оборотня. Но богиня Удача сегодня была на моей стороне, и недавняя тревога лошадей, когда они учуяли меня под стенами конюшни, волка не разбудила. Или же полукровка недавно вернулся с охоты, на которую выходит каждое полнолуние, и сегодня ему тоже улыбнулась наша богиня. Что ж, тем лучше для меня…

Аранш отца, доставшийся мне в подарок на один из дней рождения, приветливо толкнул меня в плечо, стоило приблизиться к его стойлу. Потрепав зверя по смоляной холке, я осторожно сняла с его спины одну из своих седельных сумок и закинула себе на плечо. В университет я прибыла только этим вечером, когда конюха на месте не было, поэтому расседлать Эйра никто ещё не успел, хотя легкие сумки не сильно мешали боевому араншу отдыхать после долгого путешествия.

Вот здесь начиналась самая сложная часть плана. Покинуть университет через главные ворота я не могла, фантомы наверняка бы меня засекли. Придется идти по-старинке, через крышу. Но главное забраться туда так, чтобы не разбудить волка.

Но тот все ещё спал, пока не чувствуя моего присутствия, так что я решилась и начала осторожно подкрадываться к лестнице, ведущей на своеобразный «второй этаж» конюшни, где хранилось сено для животных. Деревянную лестницу делали на совесть, так что ни одна ступенька не скрипнула, выдавая меня с головой. Пробравшись наверх, я, мягко ступая по подстилке из старого сена, приблизилась к окну и, открыв его, осторожно выглянула наружу.

Фантомы все ещё были на месте, то исчезая, то появляясь в различных местах двора. Предугадать их траекторию с помощью логических вычислений было сложно, наши маги с факультета вероятностей до сих пор ломали голову над этой задачкой. Но без чутья Д'аркв'ир просчитать охранников, поставленных драконом, было очень сложно.

Я подняла голову, просчитывая маршрут движения. Допрыгнуть до края стены с крыши конюшни было невозможно даже в зверином облике. А вот до ближайшего здания университета, которое подходила к нужному мне месту практически вплотную, вполне. У этого маршрута был только один существенный минус — чтобы добраться до стены, нужно было пройти по карнизу, проходившему слишком близко к окну кабинета моего старшего родственника…

Я тяжело вздохнула и выскользнула из окна, осторожно закрыв за собой окно. Мгновение — и я осторожно скользила по коньку крыши, внимательно смотря под ноги. Край крыши, короткий миг полета, и я замерла, удерживая равновесие на узком карнизе. Теперь можно двигаться дальше. Надеюсь, отец сможет занять ректора беседой до тех пор, пока я не миную опасную зону.

Карниз чуть прогибался под моим весом, но пока выдерживал. Ещё несколько шагов, и я в нерешительности остановилась, смотря на залитое светом окно кабинета дракона. Карниз проходил аккурат в ладони от этого окна, осложняя мне задачу покинуть университет незамеченной. Но другого выхода у меня не было…

Тело привычно перетекло в частичную трансформацию. До обостренного слуха начали доноситься обрывки из разговора отца и ректора.

… - Ли не умеет сдерживать свою силу, — с сожалением произнес дракон. Судя по звукам, он как разливал по бокалам вино из своей личной коллекции. Насколько я знала, доставал он его крайне редко, только для особых гостей. А мой папа был как раз из их числа, — Но не буду лукавить, некоторый прогресс виден налицо…

— О да, — с иронией произнес отец, пригубив дорогой напиток. Осмелев, я осторожно заглянула в кабинет и встретилась с ним взглядами. Он расслабленно сидел в моем кресле напротив ректора и с удовольствием наблюдал за искрами, отражавшимися на гранях бокала с темно-вишневым вином. На дне его глаз мелькнула тень удивления, но он мгновенно взял себя в руки, открыто улыбнувшись дракону, — Судя по обреченности и обиде, которые я видел в глазах Ли, ты придумал новый метод пыток, эффект от которых ей пока не удалось свести на нет…

— Я же обещал ей, что последняя выходка с магистром Саренсом ей с рук не сойдет.

Выражения лица дракона я, по техническим причинам, не видела, зато тон мне был очень хорошо знаком. Довольный такой тон, как у гепарда, безнаказанно укравшего у охотников на кошек крынку сметаны…

— Не продемонстрируешь? — вкрадчивый тон отца заставил меня подобраться и приготовиться к рывку. Часы, которые дракон использовал для новой «пытки», хранились в нижнем ящике шкафа возле дверей. Когда ректор к нему подойдет, у меня будет просто идеальный шанс миновать опасный участок.

— Почему бы и нет…

Кончики пальцев дрогнули от волнения. Так, не сейчас. Сейчас волноваться нельзя, иначе весь путь до этого окна будет проделан зря.

Как только ректор присел, отпирая ящик шкафа, я тенью метнулась вперед. Яркий свет на миг осветил меня, но в тот же миг я скрылась в ночном мраке с другой стороны окна. По связи, связывавшей меня с отцом, пришла приятная волна одобрения. Значит, все прошло прекрасно.

— Ты ничего не заметил? — раздался за спиной задумчивый вопрос дракона.

— Нет. А должен был?

— Нет, но…

Конец фразы ректора я уже не слышала. Мягко оттолкнувшись от края карниза, я ухватилась руками за зубцы стены. Внизу замерцали потревоженные фантомы, но о них я не переживала. Тонкая сеть чужого, но знакомого заклинания осторожно натягивалась через двор, успокаивая и заставляя охранников вернуться к патрулированию. А когда приказ был выполнен, чары рассеялись, подобно утреннему туману…

Спасибо, папа, но я бы справилась и сама. Но все равно спасибо.

Легко подтянувшись, я взобралась на стену и спрыгнула вниз. Неподалеку спокойно стояла серая неприметная лошадь, терпеливо дожидаясь свою хозяйку.

Что ж, первый этап пройден успешно. Осталось теперь найти дядю Зара и Ириана. Тогда можно будет узнать, что ж такого случилось, раз родители дали отмашку начинать воплощать наш план в жизнь…

Лошадь уносила меня все дальше от университета, к природному порталу, ведущему на территорию королевства Онтверт. Именно туда тянула тонкая нить, связывающая меня с главой клана Д'аркв'ир…

А на дне седельной сумки покоился, дожидаясь своего часа, узкий футляр, завернутый в изумрудную бархатную ткань…

Василен

Путь до городских ворот занял у нас всего несколько минут, которые мы провели в гробовом молчании. Освещение на пустынных улицах, само собой, отсутствовало, но двум котам и одному оборотню это не мешало абсолютно. Наоборот, судя по взволнованным лицам моих друзей, это только играло нам на руку. Дурные предчувствия становились все более материальны…

Оптимизма не прибавило и получасовое ожидание в тени ближайшего к воротам города дома. Тот, кто должен был встречать нас на постоялом дворе, опаздывал, и это все больше нервировало моих спутников. И естественно, их настроение начало понемногу передаваться и мне.

Так что когда возле ворот наконец-то началось какое-то оживление, мы все были на нервах и готовы были перегрызться, пытаясь снять напряжение. К счастью, этого нам делать не пришлось.

Увидев, что один из стражников, сонно зевая, неспешно направился к воротам, мы подобрались, дожидаясь, кого он впустит в город. Но время было уже позднее, поэтому долгое время до нас доносилось только ворчание стражника, объяснявшего непонятливому спутнику, что никто его пускать не намерен и придется ждать под воротами до утра. Но после десяти минут бессмысленного разговора из-за ворот раздался красноречивый звон монет, после которого стражник важно согласился, что «Подумаешь, два часа ночь, новый день, сколько там до того рассвета осталось…». Подоспевшие коллеги стражника, тоже услышав волшебную музыку монет, начали помогать напарнику открывать ворота.

Когда на мостовую города, ведя под узды флегматичную серую лошадь, шагнула среднего роста девушка с изумрудными глазами, я с трудом подавил желание раздраженно зашипеть. С очень большим трудом.

Девушка, одетая в черный охотничий костюм, осмотрелась по сторонам и неспешно направилась к нам. Убив тем самым последнюю надежду на то, что я ошибся, и кошка с длинными темно-русыми волосами, заплетенными в тугую косу, не моя давняя знакомая.

Лиина д'эль Альтерни. Дочь хозяев Рассветного леса.

Вот теперь точно, как любит говорить Зар, занавес! Полный занавес…

— Ли, мы уже начали волноваться, — с укором произнес волк, обнимая любимую племянницу, — Что-то случилось?

— Если случилось, то не у меня, — хмыкнула кошка, выскальзывая из объятий дяди, — Мне отмашку дали только пару часов назад.

— В таком случае мы знаем больше твоего, потому что работаем с самого утра, — барс неуловимо быстрым движением оказался за спиной Лиины и мягко привлек её к себе, поцеловав в висок, — Здравствуй, родная.

— И что вы за этот день успели сделать? — насмешливо поинтересовалась пантера, ответив на поцелуй барса.

В груди снова начала просыпаться позабытая боль. Как всегда, в самый неподходящий момент.

Я с силой стиснул зубы, практически слыша их скрежет.

Спокойствие, только спокойствие.

— Например, нашел твоего дружка и чуть не стал движущейся мишенью для стрел охотников с эмблемой Феникса и Дракона…

При слове «дружок» кошка невольно вздрогнула и только после этого обратила внимание на третьего члена делегации по встрече королевских особ. Меня, то есть. Демоны, опять начинается… надо взять себя в руки…

— Здравствуй, Лиина, — только боги знают, сколько сил мне понадобилось, что спокойно это сказать. Больше всего на свете мне хотелось оказаться как можно дальше отсюда, желательно хорошенько перед этим подравшись с одним драным котом…

— Привет, Василен, — растерянно улыбнулась явно не ожидавшая меня увидеть Ли, — Как поживаешь?

Изумительный вопрос. Сказать честно или в стиле Д'аркв'ир.

— Работаю нянькой для принцесс королевства Онтверт. Бегаю от мага-разрушителя и охотников с эмблемой Хранителей нашего мира. Разрешаю барсу вытаскивать свой хвост из разных неприятностей. А так все прекрасно.

Судя по глазам Зара, такого ответа он от меня не ожидал. Каюсь, я почти решил воспользоваться первым вариантом, но в последний миг воспитание волков взяло верх. Не зря ж я многие годы рос рядом с младшими братьями Алексы под её чутким присмотром. И присмотром Макса, естественно…

Лиина нехорошо сузила зеленые глаза.

Вот теперь точно началось…

— Так, закончите свой обмен любезностями в другом месте. — почуяв, что в воздухе запахло жаренным, вовремя вмешался Зар. Торжественно клянусь когда-нибудь поставить ему за это памятник, — Нужно возвращаться на постоялый двор, пока девчонки нас не хватились. А то они такой шум поднимут, не увидев своих личных нянек, что мы твоих, Ириан, воинов будем по всему городу отлавливать…

Эти слова на барса подействовали моментально и он быстрым шагом направился назад к постоялому двору, прихватив с собой и Лиину.

— Что на тебя нашло? — дождавшись, когда эта парочка отойдет от нас на приличное расстояние, удивленно произнес волк.

Я недобро глянул на друга, но во время придержал язык. Нет, хамить другу, это самое последнее дело. Он не виноват, что у нас с Лииной не самые лучшие отношения. Как и в том, из-за чего они у нас такие…

— Не важно, — проронил я, с тоской посмотрев на черное ночное небо.

В такие моменты жалею, что я не волк. М-да, прошло уже столько лет, а раны все ещё болят. И даже то, что в последний раз мы с Ли виделись очень давно, ничего не изменило.

Это ж надо было, чтоб тот вечер меня так зацепил…

В очередной раз убеждаюсь, что не зря считаю Зара одним из лучших своих друзей. Потому что после этого фразы он понял все без слов.

— Ты ещё не простил…

А вот говорить на эту тему не обязательно.

— Зар! — резко одернул я друга и тут же прикусил язык. Видимо, оклик получился слишком громким, раз даже Ли на мгновение захотела обернуться в нашу сторону, но передумала, резко отвернувшись. Я глубоко вздохнул, заставляя себя собраться с силами. Следующие слова у меня вышло сказать намного тише. — Не надо.

— Ладно, — одарив меня долгим взглядом, нехотя согласился оборотень, — Но ничем хорошим для тебя это не кончится.

— Для меня все закончилось ещё сто лет назад.

Волк с моими словами был явно не согласен. Бросив странный взгляд на идущих впереди нас Ириана и Ли, он вдруг покачал головой и решительно произнес:

— Поговорим завтра. Ты с нами слишком долго общался и перенял одну из самых худших черт нашего характера.

— Язвительность или хорошую память? — грустно уточнил я.

Злость начала понемногу отступать. А вот боль, нет. И это было плохо.

— Озверение от недосыпа.

Если бы беда была только в этом, Зар.

Дальше мы шли молча. Зар думал о чем-то своем, а я…, а я старался не думать вообще, а просто наблюдать за спящими домами, за тем, как ветер гонит пустынной улице какой-то лист бумаги…, и понимал, что завтра проснусь в своей комнате, спокойно спущусь вниз и буду вести себя с Лииной, как ни в чем не бывало. Пора наконец-то отпустить прошлое и идти дальше. Тем более, чем я дал слово служить своей госпоже и наставнице и всеми силами защищать её семью. А в ближайшее время от меня требуется именно это и ничего более.

И будь что будет…


Глава 7 Тайна кровавого рубина

Территория клана оборотней-метаморфов

В камине тихо потрескивали поленья, объятые мягким золотистым огнем. Яркие искры отражались на дне темно-зеленых глаз, с напряжением следящих за танцем пламени.

— Ты уверена, что это они? — сухо спросил Макс, переводя взгляд на сидевшую в соседнем кресле сестру.

Поставив бокал с вином на невысокий столик, Алекс уверенно кивнула:

— Уверена. Иллорин проверил трактир, в котором напали на Зара и Василена. Там все буквально пропиталось магией огня. И я не знаю ни одного из ныне живущих магов-разрушителей, обладающих такой силой.

— Ещё один одержимый? — вскинул брови оборотень, сплетя руки в замок.

— Не думаю. — отрицательно качнула головой кошка, — Если бы это был одержимый, мы бы его учуяли. А этот словно тень, появляется внезапно и так же исчезает.

Волк недовольно качнул головой. Разрушитель, которого невозможно поймать. Прекрасная новость, ничего не скажешь.

Макс резко встал и подошел к окну. Отдернув тяжелую штору, выглянул во двор.

Там, среди других детей, бегал белый волчонок, за которым следовала темная тень Духа Мертвых. А за резвящейся Кирой с умилением наблюдала куница с темно-рыжим мехом. Почувствовав взгляд мужа, Арина подняла голову и вопросительно взглянула на оборотня. Но тот лишь отрицательно качнул головой, успокаивающе улыбнувшись, и задернул штору.

— На твоем месте я бы усилила охрану, — тихо произнесла пантера, с сочувствием наблюдая за напряженным братом. Она лучше кого-либо понимала, какие эмоции сейчас одолевали Макса, — Они рискнут напасть только на тех, кто находится отдельно от нашей стаи. Сейчас вы с Вини самые привлекательные мишени…

— И мы оба не можем покинуть свои владения, чтобы переждать бурю в Рассветном лесу, — кивнул волк, возвращаясь на свое место, — Народ Арины до сих пор прохладно относится к тому, что ими правит Д'аркв'ир, а Эльвиниориэль занял место брата всего сто лет назад и тоже ещё не укрепил свою власть…, - зло хмыкнув, Макс откинулся на спинку кресла, — Хороший они момент выбрали, ничего не скажешь…

Несколько минут они молчали, думая об одном — как уберечь свою семью. Рассветный лес был единственной неприступной крепостью, куда путь Хранителям был заказан. Но отправившись туда, волк ставил крест на всем, чего добился за последние сотни лет. Почувствовав слабину, метаморфы могут попытаться сбросить с себя поводок, и одной проблемой у семьи станет больше. Да и Кира… этот клан принадлежал ей по праву, и именно она должна стать его следующей главой. Она, а не тот, кого выберут метаморфы, избавившись от власти Д'аркв'ир.

Нет, покидать клан было нельзя. А остаться значит подвергнуть себя и близких смертельной опасности…

— Макс, он придет за тобой, — прервала молчание Алекса. Волк слабо улыбнулся, услышав в голосе сестры искреннее беспокойство и тревогу, — В прошлом ты спутал Хранителям все планы, поддержав меня после пожара в Старой Столице и не дав раньше времени воспользоваться силой Царицы. Они бы этого не простили.

— Я знаю, Лекс, — устало прикрыв глаза, невесело усмехнулся волк, — Вини они вряд ли тронут, Феникс просто обожает своих эльфов, даже если один из них принадлежит к нашему роду. Зато ничего не мешает им отыграться на мне… — в этот момент Макс потянулся и бросил на сестру насмешливый взгляд. И только член семьи Д'аркв'ир мог бы различить на дне его глаз злой смех, практически ярость, которая придает волкам силы, чтобы впиться в горло врага, — Пусть приходит. Давно мне не выпадала возможность померяться силой с разрушителем…

Алекса только грустно улыбнулась, допивая свое вино.

Её брат был неисправим. Но, тем не менее, она прекрасно знала, что если маг огня все-таки придет сюда, его будет ждать очень жаркая встреча. Слишком много сил и трудов Макс потратил на то, чтобы в клане метаморфов воцарилась хотя бы относительная тишь да гладь, а его дочь могла спокойно гулять по городу, где находилась резиденция клана. Слишком долго боролся за то, чтобы его семья была счастлива. Так просто он это никому не отдаст…

Вот только, переживет ли он эту встречу?

Тем временем в королевстве Онтверт

Постоялый двор, где остановился весьма необычный отряд из кошек, одного оборотня и людей, погрузился в зыбкую дрему. До рассвета оставалось всего пара часов, но уставшие спутники спали, видя кто тревожные, кто спокойные сны.

Вдруг одна из дверей на втором этаже бесшумно открылась, выпуская в коридор гибкую тень. Внимательно оглядевшись и прислушавшись, тень сверкнула ярко-изумрудными глазами и неспешно направилась к дальним комнатам. Возле одной из дверей она на мгновение замешкалась, проверяя, спит ли её хозяин. Но все было спокойно, и она, облегченно выдохнув, направилась дальше.

Достигнув цели, тень задумчиво осмотрела три абсолютно одинаковых двери. Решившись, она скользнула к крайней, и с её рук начал медленно стекать молочный туман. Ненадолго замерев в воздухе, он лениво просочился в нужную комнату. Выждав пару минут, тень достала из кармана отмычки и, открыв дверь, осторожно проникла внутрь.

Хозяйка комнаты, светловолосая девчонка, недовольно заворочалась во сне, почувствовав чужое присутствие, но усыпляющий туман среагировал на возникшую опасность, и вскоре принцесса успокоилась. Не обращая внимания на плескавшийся возле ног туман, тень подошла к столу, на котором лежала сумка девчонки. Открыв её, положила на дно завернутый в бархат футляр, на который установила специальное заклинание для отвода глаз. Теперь кто бы ни заглянул в сумку, никакого футляра он не увидит.

Закрыв сумку, тень быстро замела за собой следы, впитала в руки сделавший свое дело туман и покинула комнату. Вернувшись в свои покои, облегченно выдохнула и сползла на пол по холодной стене. Лучи полной луны, пробравшиеся сквозь щель между шторами, осветили усталое лицо в обрамлении темно-русых волос и темно-зеленые глаза с кошачьими зрачками. Недовольно прикрыв глаза от слепящего света, Лиина поднялась на ноги и, не раздеваясь, свернулась клубочком на своей кровати.

Свое дело она сделала. Осталось только ждать и надеяться, что родители ошиблись, и ни одна из принцесс не может стать потенциальной одержимой в лапах Водяного Дракона…

Василен

… Это был обычный летний день. Солнце светило на ярко-лазурном небе, пригревало, заставляя вытянуться во весь рост на мягкой траве в тени раскидистого дерева и закрыть глаза. Пряный запах цветущих лип дурманил, кружил голову, а перед глазами мельтешили теплые снежинки тополиного пуха…

Откинувшись на примятую траву, я заложил руки за голову и прищурил глаза, рассматривая чистое небо сквозь переплетенные ветви старых лип. На лице то и дело появлялась довольная улыбка.

Как же хорошо, когда не надо никуда бежать, никого спасать или решать чьи-либо проблемы. Даже свои.

Чуть в стороне раздался предательский шорох густых кустов. Усмехнувшись, я закрыл глаза и глубоко вдохнул теплый воздух. Обострившееся чутье привычно уловило знакомый запах сирени и мяты.

А я уже начал думать, что ты не придешь…

Рядом послышалось тихое обиженное фырканье, после чего над головой раздался звонкий голос:

— Вот скажи, как ты постоянно узнаешь о моем присутствии?

Я открыл глаза, посмотрев на свою собеседницу. В изумрудных глазах стояла наигранная обида, которую затмевали плясавшие на дне кошачьих зрачков смешинки.

— А как ты постоянно узнаешь о том, что я тебя раскрыл? — мягко произнес я, чувствуя, как руки девушки ложатся мне на плечи, — Родители сильно расстроились, когда ты сбежала с приготовлений к сегодняшнему балу?

— Не думаю. Они же знают, к кому я постоянно бегаю, стоит ему появиться в Столице…

— Неужели знают? — с наигранным удивлением вскинул я брови. Удрученно покачал головой, — Какой кошмар… никудышные мы конспираторы…

Лиина тихо рассмеялась, щелкнув меня по носу:

— Я тебя умоляю, чтоб мои родители, да чего-то не знали? Тогда бы это было уже не они, — вдруг она замолчала и мягко провела рукой по моим волосам, — Я скучала.

— Я тоже, Инна. Я тоже…

Я резко открыл глаза, сбрасывая цепкие оковы сна. Несколько минут неподвижно лежал на кровати, смотря в серый потолок, после чего медленно провел руками по лицу.

Снова этот сон. Когда же прошлое наконец-то опустит меня…

Резко выдохнув, я сел на кровати и бросил в окно хмурый взгляд. На горизонте алела тонкая полоска рассвета, предвещая скорое начало нового дня.

Что ж, уснуть уже все равно не получится, придется вставать. Заодно приведу мысли в порядок до того, как проснуться мои спутники.

После холодного душа стало немного легче. Острые когти ночного видения начали понемногу ослаблять хватку, но я не обольщался. Следующей ночью прошлое снова даст о себе знать, пусть и другим воспоминанием-сном.

Вывернув содержимое сумки, врученной мне вчера Ирианом, на диван, я внимательным взглядом осмотрел свое добро. Итак, в моем распоряжении теперь имелись целых четыре рубашки, несколько пар штанов, сапоги, легкая куртка и ещё один плащ. Учитывая, что в начале путешествия мои пожитки были намного более скудными, грех жаловаться.

Переодевшись и накинув на плечи куртку, я вышел из комнаты и направился в зал постоялого двора. Не думаю, что хозяева и их слуги спят в столь ранний час, и в завтраке мне никто не откажет.

Уже спускаясь по лестнице, я невольно замедлил шаг, увидев за одним из столов тонкую фигуру Лиины, но через мгновение спокойно направился к её столу.

— Доброе утро, Ли, — вежливо произнес я, подойдя к её столу. Кошка, сосредоточено что-то обдумывавшая, вскинула голову, — Не возражаешь? — спросил, кивнув на пустой стул напротив девушки.

Пантера отрицательно качнула головой:

— Нет, не возражаю.

Следующие десять минут, во время которых мы ждали служанок с нашей едой (те, увидев, что к первой заказчице подсел сосед, догадливо принесли сразу две порции), и последовавший за этим завтрак прошел в гробовом молчании. Каждый из нас думал о своем и, судя по изредка нахмуренным бровям Ли, мысли у нас обоих были не самые радужные.

— Ли, я предлагаю перемирье, — дождавшись, пока кошка расправится со своей порцией, рискнул начать я разговор, справедливо полагая, что все недоразумения нужно решить до того, как мы перейдет к активным действиям. Тем более, что я не знал, когда по нашему плану они намечаются.

Вчерашняя злость и боль пока не давали о себе знать, и я надеялся, что так будет вплоть до конца нашего разговора. Но нужно будет потом подумать над тем, что заставило меня вчера выпустить эмоции на волю…

Ли вопросительно вскинула брови:

— Да? Вчера ты явно был настроен на ведение активных боевых действий.

— А как бы ты поступила на моем месте? — с иронией произнес я, скрестив руки, — Твои родители обещали нам ещё минимум полстолетия затишья. Я не рассчитывал, что эти времена припадут на период, когда у меня будет целых три подопечные, которых я обязан беречь и защищать. Согласись, наша ситуация к этому не располагает, что изрядно осложняет мне задачу.

Посторонний вряд ли бы понял, о чем я говорю, но дочь Алексы к таковым не принадлежала. Вот и сейчас она бросила на меня извиняющийся взгляд, понимая, в какую сложную ситуацию я оказался втянут.

Четыре столетия назад Алекса с Ником рассказали мне о том, что на самом деле произошло в день смерти Вольфа. По официальной версии, после отречения от поста главы клана Д'аркв'ир, Алекса вернулась к мужу и всю ночь провела рядом с ним, пока утром он не пришел в себя. И только семья кошки и я знали, что на самом деле Алекса побывала в мире Хранителей и чудом выбралась оттуда живой. Но последние слова Феникса, обещавшего, что когда-нибудь эти гады вернут себе то, что по праву принадлежит им, заставило Ника и Лексу готовить план ответного удара. Воплощать план в жизнь мы должны были после того, как Хранители дадут нам знать, что они снова в игре и готовы к бою.

А через полтора столетия после этих откровений мы узнали, что придут они, скорее всего, за Новой Хранительницей, роль которой отвели дочери моих друзей. И волей-неволей оказался втянут в планы этой семьи, хотя был риск, что когда все начнется, на моей шее будет висеть подопечный. Мы ошиблись. Подопечных оказалось целых три. А учитывая, что если хоть одна принцесса пострадает, то я отправлюсь в лучший из миров, то вчерашнее появление Лиины меня не слишком обрадовало. Потому отправить девочек домой таинственный орден с символикой Хранителей нам не даст. Не говоря уже о маге-разрушителе.

— Поэтому Ириан здесь, — осторожно произнесла Ли, заранее зная, как я отреагирую на её слова, — Он поможет тебе…

— Помощь барса, это последнее, что мне было нужно, — хмыкнул я, впрочем, не начиная ожидаемой Ли пикировки. Вместо этого я серьезно спросил, смотря кошке в глаза, — Почему он?

— Хранители его не видят, а значит, не могут просчитать. Он нужен нам, Вась…

Мог бы и догадаться. Дракон и Феникс могли прочитать мысли любого, кто был связан с семьей Д'аркв'ир, если мы находились за пределами Рассветного леса. Эта территория все ещё была им не подвластна, к тому же, Алекс с Ником закрыли её сетью Альвиара, которая не позволяла Хранителям вмешиваться в то, что происходило на землях кошек.

И пусть кровно с семьей Лексы я не связан, они официально признали меня членом своей «стаи», а это связало меня с ними невидимыми нитями, открывая мои мысли Хранителям. А вот Ириан официальным женихом Ли не являлся, что делало его нашим основным, но единственным, козырем.

Но легче мне, почему-то, от этой мысли не было.

— На счет нужности я уже высказался, — чувствуя, что снова начинаю заводиться, я глубоко вздохнул. Когда эмоции улеглись, я спокойно произнес, невозмутимо пожал плечами, — Но раз Алекса так решила, значит, так тому и быть.

На дне глаз Ли мелькнула тень понимания и… горечи.

— Так вот как…, - с грустной улыбкой начала она, но как и в случае с Заром, развить эту тему я ей не дал. Потому что да, именно так. Иначе прогнать мысли о том, что неплохо было бы начисть барсу морду (извиняюсь за грубые слова), у меня не получалось. Только с помощью долга и слова, данного другу и хозяйке Рассветного леса в одном флаконе.

— Тебе какая разница? — мягко, но настойчиво произнес я. Ли хотела возразить, но в этот миг с улицы послышался настойчивый рык, который мы без труда перевели на человеческий язык. Понимающе хмыкнув, я кивнул в сторону выхода, — Тебя жених ищет…

— Он мне не жених, — резко произнесла Ли, не спеша откликаться на зов барса.

— Официально — нет. Потому что в этом случае он станет членом семьи Д'аркв'ир, а все, кто из вас находятся за пределами Рассветного леса, становятся для Хранителей открытыми книгами, не так ли? Исключение только Ник, и ты с Иллорином. Причем благодаря крови твоего отца. — эти свойства крови иллалира были ещё одним нашим секретом, который знали немногие. Но он изрядно облегчал нам жизнь. Без неё нам пришлось бы туго.

Когда рык с улицы повторился, я открыто улыбнулся и протянул кошке руку:

— Так что, мир?

Пантера замешкалась. Ненадолго, долю мгновения, но я это все-таки заметил.

— Как скажешь, Василен, — кивнула Ли, пожимая мою руку.

— Вот и чудно. Раз такое дело, предлагаю обсудить план наших совместных действий, — широко улыбнулся я, игнорируя недовольный взгляд Ли. Да, ты правильно поняла, именно за этим я и пришел. Частично, — Разрушитель скоро выйдет на наш след, значит, оставаться нам здесь нельзя. Куда отправляемся дальше?

— У нас больше времени, чем ты думаешь.

Слова Лиины заставили меня недоуменно склонить голову на бок.

— Даже так? Чутье или… Впрочем, не мое дело, — одернул я себя, понимая, что вряд ли мне ответят, — Но ты не ответила на мой вопрос…

— Зар пошел за снаряжением для нашей поездки, Ириан показал ему дорогу. Город хоть и провинциальный и находиться в стороне от основных торговых путей, здесь есть маги, которые принимают и отправляют заказы в ближайшие крупные города.

Чудесно. Барс проводил волка до логова здешних магов, а сам зачем-то вернулся и зовет с собой Ли. И никто ничего мне не скажет, иначе это тут же узнают Хранители. Точно «кошки-мышки вслепую».

— И сколько времени занимает доставка? — рык барса становился все более настойчивым.

— Три дня максимум, — коротко ответила пантера, поднимаясь на ноги.

Ясно, аудиенция закончена, мне пора удалиться. Только кое-что уточню напоследок…

С верхнего этажа начали потихоньку спускаться девчонки и другие барсы, сторожившие их покои.

— И в течение этого времени ни о каких планах на будущее не может быть и речи, верно? — я тоже поднялся на ноги и махнул рукой в ответ на приветствия принцесс.

— Именно.

— Что ж, в таком случае, пойду, выгуляю свой «зверинец», — невозмутимо произнес я, направившись к своим подопечным, — Девчонки, не хотите прогуляться по городу?

А что, заодно прекрасный повод наведаться в город и попытаться разобраться, что со мной вчера случилось.

Взгляда Лиины, который она бросила на меня, выходя на улицу, я уже не видел. Как потом оказалось, зря…

Лиина

— Думаешь, он действительно смирился со своей ролью? — напряженно спросил ждавший меня на улицу Ириан.

Я зябко повела плечами, плотнее закутываясь в теплый плащ.

Василен и смириться? Нет, это две не совместимые вещи. Иначе это был бы не Василен…

— Нет, — отрицательно качнула я головой, вместе с барсом поднимаясь вверх по улице к центру города, — Мой дядя, конечно, знает его лучше, но и я общалась с ним достаточно долго, чтобы понять — так просто он не сдастся. Он не позволит нам держать его в неведении…

Даже зная, что это может нам навредить. Но с другой стороны, он прав — под угрозой оказались жизни его подопечных, и Вася имел право знать, что происходит, чтобы защитить их.

— Проследи за ним, — через несколько минут попросила я барса, — Я хочу знать, что он задумал.

— Так быстро? — с сомнением ответил Ириан, но, тем не менее, сделал знак рукой идущему за нами воину. Кот понятливо кивнул и исчез в переулках.

Что ж, теперь есть шанс, что за Василеном есть, кому присмотреть. Но я не удивлюсь, если он легко уйдет от слежки. Влияние моей семьи, что тут сделаешь…

— Он ненавидит прогулки по городу, которые подразумевают хождения по магазинам, — задумчиво произнесла я, отвечая на вопрос кота. После этого посмотрела ему в глаза и уверено кивнула, — Да, думаю, уже.

Василен

Когда принцессы позавтракали, я, как и обещал, повел свой «зверинец» на прогулку. Естественно, в одиночку нас никто не пустил, и следом за нами увязались трое воинов Ириана. Сначала эта идея мне не понравилась. Точнее, не понравилось то, что меня просто поставили в известность о том, что эта троица переходит под мое временное командование, и будет выполнять функцию наших телохранителей. Но подумав, я решил, что это даже играет мне на руку. Будет под чью ответственность оставить принцесс.

Как и следовало ожидать, первым пунктом нашей экскурсии по городу (что-то мне подсказывает, что и последним) было посещение торговых кварталов. Подождав полчаса, чтобы девчонки увлеклись любимым занятием и не сразу заметили мое отсутствие, я подошел к котам:

— Я ненадолго отойду, присмотрите за ними, — если честно, я меньше всего надеялся, что барсы меня послушают. Но к моему удивлению воины спокойно кивнули и направились за девчонками, умчавшимися в сторону очередного магазина.

Что ж, прекрасно. Теперь у меня есть пара часов, чтобы разобрать все по полочкам.

Я неспешно бродил по улицам города, не обращая внимания на происходящее вокруг и погруженный в свои мысли.

Мне не давала покоя вчерашняя вспышка гнева. В последние годы я научился держать свою боль под контролем и до прошлой ночи никаких проблем у меня возникало. Я не раз сталкивался с Ли в Столице клана пантер, когда меня приглашали на балы или просто нужно решить какие-либо вопросы. Мы даже перекидывались парочкой ничего не значащих фраз… Так почему меня так пробрало именно вчера? Чем эта встреча отличается от других?

Чуть не столкнувшись с торговцем сладостей, надеявшимся найти в задумчивом юноше нового покупателя, я скомкано извинился и снова погрузился в свои мысли.

Была и еще одна странность. Этим утром от вчерашнего гнева не осталось и следа. Только горький осадок, но с ним я хотя бы знаю, что делать. И сон давних событиях не в счет, он снится мне после каждой встречи с Ли. Где же подвох? И почему я никак не могу найти причину, объяснение своему поведению…

… Отливающие темным золотом волосы, переливающиеся в свете полуденного солнца…

… Тихий смех на грани слуха, подсказывающий, где искать очаровательную беглянку…

… Сотни смешинок, танцующих на дне ярко-изумрудных глаз…

…- Инна, тебе кто-нибудь говорил, что смешивание двух противоположных стихий чревато непредсказуемыми последствиями?

— Говорил. Но кто ж виноват, что во мне течет и кровь волка, и кровь иллалира, из-за чего мне покоряются обе стихии… Но так сократить мое имя умудряешься только ты…

… Яркий свет тысячи свеч, освещавший танцующие по залу пары. Тревожное чувство от того, что ищешь, и не можешь найти в пестрой толпе приглашенных родную душу… А когда находишь…

— Лиина д'эль Альтерни и её спутник Ириан д'ар Корен!..

Стоп! А это ещё что такое? Я вторую дозу воспоминаний не заказывал!

Я тряхнул головой, прогоняя вновь нахлынувшее наваждение.

Да что ж со мной творится?

Когда перед глазами перестали плавать разноцветные круги, я огляделся по сторонам и удивленно присвистнул.

Ноги привели меня к городским воротам, как раз к тому месту, где мы вчера ждали Лиину. Я как стоял на противоположной стороне улицы от дома, где мы прятались от посторонних глаз. Дом…

Постойте. А ведь накатило на меня вчера именно здесь. И сегодня все повторилось. Совпадение? Сомневаюсь.

Лавируя между многочисленными прохожими, я пересек улицу и замер возле заинтересовавшего меня дома. В этот раз я был наготове, поэтому, когда очередная волна гнева и боли отделилась от здания и пошла на меня, приготовленный щит с легкостью отразил атаку.

Дожил. На меня уже дома охоту начинают.

Я чувствовал, что в здании никого нет. Жилище вообще казалось заброшенным, причем довольно давно. Пыльные окна, грязные разводы на выцветших стенах… Это не смотря на то, что фасады остальных домов были свежеокрашенны и вычищены до блеска. Если бы я жил по-соседству с этими чистюлями, старался бы, чтобы мой дом выглядел не хуже.

Эх, узнать бы о владельцах этого дома. Слишком знакомой мне была магия, которая использовалась для атаки. Я уже подвергался воздействию этих чар раньше. Именно тогда обзавелся красивым украшением на всю спину.

Я задумчиво осмотрелся сторонам, прикидывая, где бы найти надежный источник информации.

Искать долго не пришлось, поскольку я почти сразу обратил внимание на скучавшего у ворот вчерашнего стражника. Странно, его смена должна была уже закончиться… Хотя, это и к лучшему. С этим человеком я уже знаю, как разговаривать.

— Служивый, не подскажешь, кто живет вон в том доме, — в руках сверкнула золотая монета. А что, выделенные госпожой средства мы поделили пополам и теперь могу распоряжаться ими, как душе угодно.

— А там уже лет сорок никто не живет. Хотя какое там, больше. Ещё мой наставник не застал хозяев этого дома? — c готовностью доложил мне стражник, проверив на зуб золотую монету.

Больше сорока лет? Тогда кто оставил в доме вещь, которая меня атаковала?

— Почему ж его до сих пор не снесли, раз хозяев нет? — задал я следующий вопрос, раздумывая над возможными вариантами развития событий.

Нужно заглянуть в дом и осмотреть его. Если хозяев давно не было, то могли остаться следы тех, кто был там после них. А ещё нужно добыть кристалл связи, что вызвать Алексу. Кошка говорила, что уничтожит эту вещь, но та каким-то образом оказалась здесь. Знать бы, как…

Или это все-таки не то, что я думаю?

Услышав мой вопрос, мужчина замялся. Почесав затылок, он с сомнением посмотрел на меня, но все-таки ответил:

— Тут такое дело… не знает никто, есть хозяева или нет. Да только в казну каждый год приходит солидная сумма в обмен на сохранность дома.

— А от кого? — осторожно уточнил я, склонил на бок голову.

Очень интересно. Судя по тому, с какой неохотой стражник об этом говорил, сума, выплачиваемая казне, была довольно крупная. Это объясняет наличие магов в городе, которые переносят товары из других городов сюда, да и к тому же подновляют защитные плетения на домах. Даром этот народ работать не любит, а горожане не настолько богаты, чтобы оплатить такую дорогую услугу, как защита против взлома, в том числе и магического. Пусть последняя была всего на нескольких домах в центре, но уже одно это говорило о многом.

Маги сидят здесь и не рвутся сбежать только потому, что им платят. И платят, судя по всему, недурно.

— А вот это мне не ведомо, — разве руками мужчина. И, к моему сожалению, человек не врал.

Жаль. Что ж, тогда придется узнать все самому. Сначала обследую дом, а потом нанесу визит местному градоначальнику.

— Что ж, и на том спасибо, — поблагодарил я мужчину и неспешно направился в переулок, находившийся сразу за нужным мне домом.

Ждать ночи мне не хотелось. Во-первых, будет сложно объяснить своим спутникам, куда это меня понесло после заката, а их помощь мне была не нужна. В одиночку я справлюсь с этим делом быстрее, да шанс на то, что удастся провернуть все незаметно, заметно возрастет. Во-вторых, если мне не изменяет память, существуют такие неприятные заклинания, которые переходят в активное состояние именно с наступлением ночи. Кто даст мне гарантию, что в этом доме нет похожей гадости? Вот и я подумал, что никто…

В переулке никого не было. Решив долго не испытывать терпение богини Судьбы, я быстро оглядел ближайшие дома. Все окна были плотно зашторены, кроме двух, но возле них никого не наблюдалось. Похоже, внимание посторонних глаз мне пока не грозит. Но лучше поспешить.

Окна первого этажа находились довольно высоко от земли, но для гепардов это не проблема. Легко подпрыгнув, я ухватился за край деревянного подоконника и осторожно подтянулся. К счастью для меня, дом строили на совесть, и подоконник тяжесть моего тело выдержал. Но тем не менее окно было закрыто только на щеколду, которую легко можно было подцепить кинжалом благодаря щели между створок, что я и сделал. Через мгновение я уже был внутри.

Плотно закрыв за собой окно, я внимательно осмотрелся. Комната, в которую я проник, больше всего была похожа на спальню, о чем свидетельствовала покрытая пылью и занавесками паутины кровать. Вокруг были разбросаны трухлявые обломки другой мебели, в воздухе повис затхлый запах запустения и плесени. Единственным источником света было окно с грязными разводами, через которое я сюда попал, из-за чего комната была погружена в полумрак.

Стараясь не задеть покрытые пылью вещи, я осторожно приблизился к выходу из спальни и, толкнув дверь, выглянул в коридор. Здесь обломков мебели было меньше, зато на полу были видны четкие отпечатки чьих-то сапог.

Нахмурившись, я обернулся и увидел своих отпечатки, оставленные на пыльном полу комнаты. Но другой цепочки следов здесь не было. Как же тогда сюда проник второй посетитель? Через входную дверь?

Чувствуя, как кончики пальцев начинает покалывать проснувшаяся сила, я бесшумно выскользнув в коридор. Присев рядом с чужими следами, я осторожно провел по ним рукой. На подушечках пальцев остались грязные разводы, чужие отпечатки уже успели покрыться новым слое пыли. Значит, был он здесь давно. И действительно вошел через дверь, возможно, открыв её своим ключом.

Поднявшись, я последовал за следами. Кем бы ни был неизвестный гость дома, здесь его уже не было. Зато вполне может быть, что именно он принес сюда вещь, заставившую меня потерять контроль над собственными эмоциями. А его следы укажут, где именно он эту гадость спрятал.

Гость явно не думал, что кто-нибудь кроме него может захочет попасть в этот дом, поэтому даже не подумал замести за собой следы. Цепочка привела меня в дальнюю комнату дома, которая раньше играла роль гостиной. Несколько диванов давно превратились в обломки трухлявого дерева, выцветшие гобелены на стенах местами покрывали вязкие разводы плесени. А вот небольшой шкаф, стоявший у дальней стены, оказался целым.

Приблизившись к нему, я осторожно прикоснулся к деревянной поверхности и почувствовал отклик незнакомой бытовой магии, защищавшей шкаф от разрушительного воздействия времени. Заклинание недавно обновляли, слишком много силы в нем было. А вот охранных чар нет. Странно, неужели неизвестный гость настолько беспечен, что не поставил защиту даже от простых воров? Хотя, что им здесь брать.

Как бы там ни было, я выдохнул и осторожно открыл ящик верхний ящик шкафа. В нем, на багровом бархате лежал небольшой кулон из черненого серебра. Тонкая цепочка змеей обливалась вокруг него, а на дне единственного камня, — темно-алого, как спекшаяся кровь, рубина, — украшавшего кулон, вспыхивали золотистые искры враждебной магии.

Я устало прикрыл глаза, узнав найденную вещь.

Это был амулет, с помощью которого пять сотен лет назад Вольф заставил нас с Ирианом сцепиться не на жизнь, а на смерть. С тех пор барс ходит с белесым шрамом возле глаза, а я со следами его когтей по всей спине. Странно, что я вообще выжил с разодранной в клочья спиной. За это нужно благодарить Ника, поделившегося тогда со мной своей кровью.

Будто что-то почувствовав, серебро нагрелось, и из амулета вырвалась очередная волна отрицательных эмоций. Но и она разбилась о мой щит, который я так и не убрал. Рубин ярко сверкнул и погас, истратив на эту атаку последние крохи силы, которые в нем были.

Я осторожно прикоснулся к разряженному амулету. Как и ожидалась, он был настроен на мою ауру, как и пять сотен лет назад, когда его вынули из рук мертвого вампира — приспешника Вольфа. Сомнений в том, что это может быть другой, похожий кулон, у меня не возникало. Эту гадость я узнаю среди тысячи одинаковых украшений. Но возникает вопрос, который я задал себе ещё во время разговора со стражником.

Что этот амулет делает здесь? Почему его не уничтожили, как и собирались?

Времени на раздумья не было. Время, отпущенное мне на прогулку в гордом одиночестве, неумолимо заканчивалась, а дел ещё невпроворот. Принцессы наверняка уже заметили мое отсутствие и скоро так достанут барсов вопросами, что те принесут им меня на блюдечке с золотой каемкой. Уж своих подчиненных я знал. Поэтому нужно было поскорее выбираться отсюда, если я хочу успеть попасть на прием к градоначальнику.

Подбросив в воздухе амулет, я подумал и спрятал его в карман куртки. Оставлять опасную вещь здесь было глупо. Кто знает смогу ли я за ней потом вернуться, а если и да, то будет ли она ещё в этом шкафу. Кто знает, когда предыдущий гость дома решит вернуться за своей собственностью.

На обратный путь я потратил не больше минуты. Закрыв окно и спрыгнув на мостовую, я осмотрел себя критическим взглядом. М-да, обувь в пыли, на рукавах и ладонях грязные разводы, на плечах и рукавах куртки обрывки паутины. Красавец. Хоть на королевский прием отправляйся…

Тратить время на ручную чистку одежды я не стал. Прошептав короткое бытовое заклинание, которому меня когда-то научила Алекса (а она точно знает, что и когда может пригодиться в нашей нелегкой жизни), я вышел из переулка и направился в сторону городской ратуши.

* * *

На подходе к ратуше я замедлил шаг. Центр города находился вблизи торговых кварталов. Не хотелось бы сейчас столкнуться с девчонками, когда до цели остались считанные шаги.

Крадясь вдоль стен домов, я насторожено поглядывал в сторону шумных переулков, за которыми находилась опасная зона. Но ни подопечных, ни барсов на горизонте не оказалось, поэтому я вступил на мостовую Центральной площади… и отшатнулся назад, увидев, кто выходит из городской ратуши.

Спрятался я вовремя. Лиина и Ириан, вышедшие из дверей ратуши, были слишком заняты беседой с высоким человеком, выправка и манеры которого явно говорили, что это аристократ. Причем явно не последний в высших кругах. Черные как смоль волосы были коротко острижены вопреки здешней моде, цепкие карие глаза как бы невзначай осматривали площадь. Крепкое телосложение и четкие, экономные движения. Воин. По крайнем, оружием владеет и неплохо. Но определенно не градоначальник. Иначе бы прохожие хотя бы здоровались с ним, а не безразлично проходили бы мимо. Но все равно не последняя фигура в этом городе. Стража на входе ратуши аж дышит через раз, вытянувшись и уважительно поглядывая на человека. Теневой хозяин? Возможно, раз Ли с Ирианом разговаривают именно с ним.

Ещё пару минут я наблюдал за их разговором, досадуя, что из-за шума на площади не удается расслышать слов. Потом они сухо распрощались, и темноволосый человек скрылся в здании, а мои спутники направились в торговые кварталы.

Проводив их взглядом, я бросил на ратушу полный сожаления взгляд и последовал за пантерой и барсом. Если человек, с которым они говорили, настоящий хозяин города, мне в ратуше ловить нечего. Не станет он мне ничего говорить. Нет у меня полномочий, чтобы требовать у человека ответы на свои вопросы. Классического градоначальника, крупного телосложения (и не подумайте, что я про мышцы) и с загребущими руками мне бы припугнуть удалось. Но с воином и аристократом такой финт ушами не пройдет. Не моего уровня соперник, увы. А от его куклы и прикрытия никакого толку не будет.

Что ж, раз в лоб получить ответы не вышло, сделаем звонок другу и узнаем, как амулет Вольфа мог здесь оказаться.

Я не стал идти точно по следам спутников, направившись в квартал торговцев обходным путем. Слившись с шумной толпой, я внимательно оглядывался по сторонам, ища вывеску лавки ближайшего мага. Наконец-то на глаза попала вывеска с изображенным на ней Водяным драконом, прижавшим лапой к земле тигровую лилию — знаком Совета Магов королевства Онтверт. Странным знаком, если честно. Официально здесь чтили обоих Хранителей в равной мере, но маги все равно отдавали предпочтение Дракону и всячески это подчеркивали. У них даже знак означал, что Второй Хранитель сильнее Феникса, символом которого была тигровая лилия. Может, это связано с тем, что магов воды и земли в королевстве было больше, может, по другой причине. Раньше я этим не сильно интересовался.

Дверь лавки открылась, и я спокойно вошел внутрь.

— Заказов на перемещение вещей не принимаю! — категоричным тоном заявили мне из глубины лавки.

— Не беспокойтесь, меня интересует только товар, который есть в наличии, — хмыкнул я, проходя внутрь помещения.

Эта лавка ничем не отличалась от других, виденных мною раньше на территории человеческих государств. Вдоль стен тянулись стеллажи с разнообразными магическими товарами, начиная с приворотных зелий (а на самом деле крашенная вода, поскольку настоящий рецепт зелья давно утрачен), заячьих лапок и амулетов от сглаза до серьезных вещей: боевых или замораживающих амулетов, исцеляющих зелий, кристаллов связи и так далее. Мне лично нужен был последний пункт в этом списке.

В дальнем углу помещения за узким столом сидел хмурый парень лет двадцати пяти со взъерошенными светлыми волосами. Перед ним на столе стояли несколько рядов флаконов из темного стекла. По очереди беря каждый флакон, маг внимательно его осматривал, после чего что-то быстро записывал в лежавшую перед ним толстую книгу.

Подняв на меня недоверчивые светло-серые глаза, парень задумчиво потер подбородок, явно размышляя, принимать или нет нового посетителя.

— И что же вам нужно? — после недолгих раздумий спросил маг, закрывая книгу и убирая флаконы в ящик стола.

— Кристалл связи. Желательно несколько.

Глаза человека удивленно расширились.

— Редкий товар, — взъерошив на затылке волосы, нехотя произнес маг, — Может и не быть. Сейчас посмотрю, — он встал из-за стола и подошел к стенке с многочисленными выдвижными ящиками, — Вам больше ничего не нужно?

Я ненадолго призадумался, после чего махнул рукой. Гулять так гулять.

— Четыре защитных, боевых и обездвиживающих амулета. Три из них женские.

Маг понятливо кивнул, и через пару минут на столе лежало все, что я просил, и два кристалла связи.

— Это все, что есть, — развел руками парень, имея в виду кристаллы.

Я осмотрел свой заказ. Отлично, теперь есть шанс, что если что-то будет не так, первый удар мы не пропустим.

Расплатившись с магом, я спрятал свои приобретения в личное пространство и покинул лавку. Что ж, теперь можно отправляться на поиски своих неугомонных подопечных.

Долго искать их не пришлось. В первой же лавке готовой женской одежды я наткнулся на скучающих барсов и активно торгующихся с продавцом принцесс. Должен признать, что пакетов с одеждой на полу возле котов оказалось немного — по одному на каждую девчонку. Вот могут же не капризничать, когда хотят.

— О, Вася вернулся! — обрадовалась заметившая меня Алина, — А где ты был?

— Гулял, — уклончиво ответил я, — Не отвлекайся, а то продавец сейчас снова на этот охотничий костюм цену поднимет.

Алина, щеголявшая в новом костюме, послушно вернулась к прерванному занятию.

Какие они ещё в сущности дети…

— А если честно, то где ты был? — раздался за моей спиной вкрадчивый голос Лиины.

Я прикрыл глаза, пряча мелькнувшую в них досаду.

Хороша пантера. Сидела на стуле возле выхода, а я её даже не заметил.

— Успокаивался, — невозмутимо ответил я, оборачиваясь к кошке, — Тренировочного зала под боком нет, с мечом не потренируешься, спуская пар. А тренировка на заднем дворе нашего убежища может привлечь ненужное внимание.

Ли недоверчиво прищурила глаза, закинув ногу на ногу и скрестив руки на груди.

Я не телепат, закрываться от меня не обязательно…

От продолжения разговора меня спас Зар.

— Как у вас дела? — веселым тоном спросил волк, заглядывая в лавку.

— Полчаса пытаемся расплатиться за понравившиеся вещи, — улыбнулась в ответ немного оттаявшая кошка.

— Это мы сейчас исправим, — с этими словами оборотень подошел к раскрасневшемуся продавцу и широко улыбнулся ему фирменной улыбкой Д'аркв'ир, — У вас проблемы, уважаемый?

«Уважаемый» побледнел и быстро замотал головой, уверяя, что никаких проблем у него нет. Уже через пару минут довольные принцессы, трепетно прижимая к себе пакеты с обновками, покинули лавку, к неимоверному облегчению торговца.

Я же на мгновение задержался, придерживая за локоть все ещё недовольную Лиину.

— Вернемся на постоялый двор, и я расскажу, где был, — тихо прошептал я ей на ухо, — Договорились?

Дождавшись утвердительного кивка, я отпустил Ли и вышел из лавки.

* * *

— То есть ты хочешь сказать, что именно этот амулет стравил вас с Ирианом пять сотен лет назад? — поддев ногтем серебряный кулон с рубином, с недоверием спросила Лиина.

— И он же был причиной моего вчерашнего поведения, — кивнул я, подтверждая свои слова.

Кошка ещё раз посмотрела на кулон и удрученно покачала головой.

— Я чувствую остатки заклятия внушения, настроенного на твою ауру. Причем довольно сильного, я с таким ещё не сталкивалась. Но сказать, что один и тот же амулет…

— Это он, — уверено произнес барс, напряжено разглядывая кулон, — Эту гадость, из-за которой мы с Василеном чуть не убили друг друга, я узнаю из тысячи.

Слова кота пантеру не переубедили. Она провела подушечками пальцев по гладкой поверхности рубина, прислушиваясь к внутреннему чутью. Но судя по всему, узнать у камня ответы на свои вопросы у неё не получалось.

— Подтверждаю слова обоих, — развел руками Зар, поймав вопросительный взгляд племянницы, — Я видел плетение амулета, и оно абсолютно идентичное этому.

Мы находились в комнате пантеры. Как и обещал, сразу после возвращения на постоялый двор я отвел Ли в сторону и рассказал о заброшенном доме, который не сносят благодаря щедрым пожертвованиям неизвестного богача. После моих слов кошка развела бурную деятельность, разогнав принцесс по комнатам мерить наряды, а нас собрала у себя. Я, Ли и барс заняли места за столом, волк, места которому не осталось, с комфортом устроился на подоконнике.

— В таком случае неясно, каким образом он мог оказаться здесь, — недоуменно взглянула на нас Лиина.

— Хозяин дома мог бы пролить свет на то, как это произошло, — задумчиво произнес барс, красноречиво посмотрев на пантеру.

Та удрученно покачала головой, но вместо неё общую мысль озвучил Зар, не скрывая в голосе иронию:

— Но реальный градоначальник, с которым ты и Ириан сегодня общались, ничего нам не скажет.

Осведомленности оборотня неразлучная парочка не удивилась. Но судя по мимолетному взгляду, брошенному кошкой на меня, на счет моей осведомленности вопросы возникли.

— Может, нам и не придется ничего у него спрашивать, — на лице Лиины мелькнула лукавая усмешка, — Василен, ты сказал, что неизвестный был в доме несколько дней назад?

— Думаешь, что в то же время он виделся с градоначальником, чтобы внести в казну очередную сумму? — в отличие от недоуменно нахмурившего барса, я ход мыслей пантеры понял мгновенно.

— И мог оставить после себя следы, — Ли довольно прищурила глаза, — Пожалуй, я нанесу хозяину города ещё один визит. Одна, — отрезала кошка, заметив недовольство на лице барса.

— А я могу попытаться вытащить слепок силы неизвестного из кулона, — заметив удивленные взгляды собеседников, не замечавших раньше за мной таких талантов, я пожал плечами, — Не сам, естественно. Я тут во время прогулки наткнулся на лавку одного мага. Вот к нему завтра и пойду.

— Вот так просто пойдешь и покажешь этот кулон первому встречному человеку? — судя по тону, барс начал серьезно сомневаться в моих умственных возможностях.

Нет, мы с ними все-таки сцепимся. В этом раз без всякого амулета.

— У тебя есть идея получше? — не согласился с мнением кота волк, — След от подобного заклинания держится двое суток. Ты за это время найдешь нам более надежного мага?

— Пусть идет, — поставила Ли точку в назревающей соре, — Сами мы не справимся, а такую возможность упускать нельзя. А Ириан будет страховать Василена. На всякий случай.

Эта идея восторга у меня не вызвала, но вынужден признать, доля здравого смысла в ней есть. Этого мага я видел всего раз жизни. Мало ли, что может случиться.

— Значит, решено, — подытожил я, вставая со стула, — У каждого из нас есть, чем заняться в ближайшие три дня ожиданий…

— Я так понимаю, мне вы оставили самую почетную миссию, — с сарказмом хмыкнул волк, — Следить, чтобы наш неугомонный зверинец ничего не натворил.

Ответом ему были наши честные глаза.

— Алексы на вас нет, — тяжело вздохнул оборотень, смерившись с тяжкой участью. После чего спрыгнул с подоконника и направился к выходу из комнаты, — Что ж, раз ценные указания на сегодня закончились, пойду наслаждаться последними минутами тишины.

Следом за волком последовал и барс. Лишь я на мгновение замешкался, за что был схвачен и усажен на прежнее место.

— Откуда ты знаешь про градоначальника?

— Спроси у барса, который весь день ходил за мной вторым хвостом, — заметив мрачную тень, мелькнувшую на дне глаз пантеры, я с нажимом произнес, — И нет, я за вами не следил.

Как и в случае с дядей, Ли ответу не удивилась. Только досадно дернула уголком губ.

На этом наш разговор закончился. Правда, я видел, что у Ли возник справедливый вопрос, почему я не избавился от слежки? Но, думаю, она и сама догадается. После неприятной находки в заброшенном доме я не стал отбрасывать возможность того, что неизвестным врагом может оказаться и кто-то из охотников с символикой Хранителей. А может, и разрушитель собственной персоной. Поэтому я резонно решил, что в случае нападения лишняя поддержка мне не помешает.

В свою комнату я вошел с твердым намерением отдохнуть и поразмыслить над сложившейся ситуацией. Но моим намерениям не суждено было сбыться.

Сложенный вчетверо лист, лежавший на кровати, я заметил сразу. Как и настежь открытое окно.

Понимая, что неизвестного визитера уже и след простыл, я подошел к кровати и, развернув лист, прочел несколько строк, написанных незнакомым резким почерком:

«Приходи после восхода луны в дом, который сегодня посетил. Один. Любой, кто последует за тобой, умрет. Не придешь, пострадает одна из твоих спутниц».

Стоило мне прочесть последнее слово, как записка вспыхнула черным пламенем и осыпалась на пол сухими хлопьями пепла.

На крыше дома, стоявшего на противоположной стороне улицы, мелькнула чья-то смазанная тень. Но когда я оказался возле окна, там никого уже не было. Кем бы ни был следивший за мной нелюдь (человек физически так быстро двигаться не может), он успел скрыться.

Прекрасно. И во что я вляпался на этот раз?


Глава 8 Дом с призраками

Лиина

Когда за спиной Василена закрылась двери, под моей кроватью раздался тихий шорох.

Похоже, терпение нежданного гостя, которого я учуяла ещё на подходе к своей комнате, подошло к концу.

— Вылезай-вылезай, — с ироничной усмешкой произнесла я, присаживаясь рядом с кроватью. Откинув в сторону свисавший с нее край одеяла, с ехидцей посмотрела на позднего визитера, — Спину не отлежал, дядя?

Под кроватью, вальяжно устроившись на деревянном полу и подперев голову рукой, лежал темноволосый вампир с темно-рубиновыми глазами. Судя по довольной усмешке и сытому виду, мой дядя заявился ко мне сразу после сытного ужина и был настроен на весьма миролюбивый лад.

— Отлежал, племянница, отлежал, — раздался из-под кровати веселый ответ, подтверждая мои догадки, после чего вампир явно отработанным движением выполз из своего укрытия. Легко поднявшись на ноги, потянулся, разминая затекшие мышцы, — Радикулит замучил, аж слов нет.

Я только иронично хмыкнула, окинув красноречивым взглядом подтянутую фигуру Иллорина. М-да, всем бы такой радикулит…

Те немногие, которые хоть раз присутствовали при наших с дядей пикировках, не редко удивлялись, как вампир, питавшийся отнюдь не кровью животных и славившийся довольно жестоким характером, позволяет племяннице общаться с ним подобным тоном. Причем позволялось подобное исключительно мне, пусть и в то время, когда мы оставались в комнате одни. Даже наедине с мамой он не позволял себе подобного поведения, хотя отношения между ними, не смотря на вечную вражду между расами кошек и кровососов, были на редкость теплыми. Как, впрочем, и с моим отцом, но дядя никогда не скрывал причины такого положения дел. Кровь иллалиров помогала ему бороться с кровавым бешенством — болезнью, которой подвержены все без исключения вампиры во всех мирах. Большинство из больных срываются из-за неконтролируемой жажды и в итоге их уничтожают собственные соплеменники, не желающие связываться с храмовниками. А они всегда появляются, когда где-либо без причины умирает большое количество людей.

Моему дяде повезло больше. Когда его соплеменники пытались избавиться от возникшей головной боли, ему удалось вырваться из плена и уничтожить их. Но дело могло закончиться довольно плачевно, если бы в это время маме понадобилась его помощь. Иллорин нехотя признавал, что если бы не долг перед семьей, я бы с ним не разговаривала. Долгие годы борьбы с неизлечимой заразой выпили из него последние силы, и если бы не долг перед семьей… никто не знает, как бы могла закончиться кровавая ночь в неизвестном мне мире…

Дядя тем временем скептически оглядев испачканный пылью костюм и присвистнул:

— Увидел бы меня кто-то из кровососов князя, заработанное уважение полетело бы дракону в печень… Ладно, подурачились, и хватит, — мгновенно посерьезнев, вампир стряхнул с одежды пыль и присел на край стола, — Был бы рад пообщаться ни о чем, но не в этот раз. Я с докладом по просьбе твоих родителей.

Веселье мгновенно улетучилось. Попросить Иллорина покинуть Теневое княжество, находящееся за сотни верст отсюда, да ещё и в такое неспокойное время… Новости наверняка не самые хорошие.

— Всплыл разрушитель? — напряженно спросила я. Это была единственная разумная причина, из-за которой родители могли решиться на такой риск.

— И да, и нет, — досадно поморщился дядя, — Я был в трактире, где напали на наших общих знакомых, и нашел весьма любопытный след. От магии клана Д'аркв'ир.

— Это мог быть Зар, — неуверенно предположила я. Неуверенно, потому что если бы все было так просто, вампир бы это не говорил.

— Запах магии наших родственников я прекрасно знаю, — отбросил это предположение вампир, — Это явно был не Зар. Но это не значит, что след мне не знаком. С его хозяином наверняка сталкивался в Столице во время войны с Вольфом. Но тесно мы знакомы не были. Связать след с лицом мага у меня не получается.

Я с сожалением прикусила нижнюю губу. Я знала, что так просто решения всех проблем нам на голову не свалятся. Но зато теперь у нас есть хоть какая-то зацепка…

— Жаль. Это решило бы многие наши проблемы…, - я осеклась на полуслове, увидев, как за считанные мгновения светлеют глаза вампира, — Дядя, что-то случилось?

Иллорин недобро прищурил выцветшие глаза. Черты лица заострились, из-под верхней губы показались заостренные клыки. От мгновение назад расслабленной фигуры вампира потянулись невидимые жгуты силы, готовые в любой момент сплестись в смертоносное заклинание.

Внутри все сковало льдом от дурного предчувствия.

— Дядя Иллорин…, - почти беззвучно промолвила я, чувствуя, как подобрался внутренний зверь, готовясь к смертоносному прыжку. Шерсть на загривке пантеры встала дыбом, где-то под сердцем начало зарождаться пока безмолвное рычание.

На постоялом дворе что-то неуловимо изменилось. От вязкого напряжения, повисшего в воздухе, перехватило дыхание. На нёбе застыл металлический привкус опасности. Цепкие когти льда все крепче впивались в бешено колотящееся сердце.

Чутье Д'аркв'ир отреагировало на смертельную опасность.

На территории дома находился враг. Жестокий, беспощадный и слишком сильный, чтобы подобравшаяся пантера могла с ним справиться. Зато довольно оскалилась волчица, предвкушая славную схватку…

Я видела, как на дне глаз дядя пробуждается готовая снести все на своем пути неукротимая сила. Движения хищника (а передо мной стоял именно он, а не добродушный дядя, который многое спускал с рук любимой племяннице) стали более плавными и экономными, в каждом жесте чувствовалась уверенность и звериный азарт, как перед долгожданной охотой.

Когда произошел переход в частичную трансформацию я не заметила.

Время привычно растянулось, когда до обострившегося обоняния незнакомый запах, от которого волчица издала радостный рык и приготовилась сорваться в погоню…

— Сиди здесь, — жестко процедил сквозь зубы вампир, неуловимым, хищным движением скользнул к окну. Волчица утробно рыкнула, не довольная приказом, но вынуждена была покориться воле более сильного и опытного зверя.

Иллорин приник к окну, цепким взглядом выискивая врага. А в следующий миг тенью выскользнул на улицу и исчез, так ничего не объяснив и не оставив никаких наставлений.

Значит, будет действовать самостоятельно.

Я с трудом подавила желание последовать за ним. В душе ворочалась разозленная волчица, у которой отобрали законную добычу.

«— Ириан!» — резко окликнула я барса, пытаясь втянуть острые когти. Но тело, все ещё скованное холодом от короткого присутствия чуждого существа, повиноваться отказывалось.

Я прикусила нижнюю губу, расчетливо анализируя свое состояние. Волчья часть моей души всегда повиновалась приказам хозяйки. И нежелание уступать контроль над частичной трансформацией могло означать только одно.

Опасность все ещё находится на расстоянии удара. Но кому предназначен этот удар, если врага в доме больше нет?

«— Что случилось, Ли?» — спустя несколько долгих мгновений услышала я взволнованный голос барса.

«— Под любым предлогом выведи всех наших в зал. Что хочешь делай, но чтобы и духу их не было», — коротко приказала я.

«— Сделаю».

Потянулись томительные минуты ожидания. Я понимала, что найти убедительный предлог, чтобы вытащить котов и принцесс из их комнат будет сложно, но все равно нетерпеливо нарезала круги по комнате, прислушиваясь к каждому шороху.

Через несколько минут двери соседних комнат стали едва слышно поскрипывать, и их хозяева неспешно направились к лестнице, тихо что-то обсуждая. Спустя мгновение к ним присоединился и Зар, ведущий за собой принцесс, жутко недовольных тем, что их оторвали от любимого дела. Только со стоны комнаты Василена не доносилось ни звука.

Я нахмурилась, прислушиваясь к своему чутью. Но оно упорно твердило, что в помещении, находящемся всего в пяти шагах от моей двери, никого не было.

Неужели гепард так и не вернулся в свои покои? Возможно, хоть и немного странно.

Убедившись, что все покинули этаж, я тихо выскользнула из своей комнаты и начала методично обыскивать комнаты спутников, ища малейший намек на чужое присутствие. В ход пошло обострившееся зрение и обоняние, сканирующие заклинания, которые не отбирали много сил, рябью пробегали по помещениям, где жили барсы, но ко мне возвращались ни с чем. Пусто оказалось и в комнатах принцесс, что немного успокаивало. Значит, девчонкам ничего не грозит и за Василена можно не опасаться.

Зря я так подумала.

Когда отпирала оказавшуюся закрытой комнату гепарда, со стороны лестницы раздались торопливые шаги Ириана. Оказавшись в коридоре, он сразу же метнулся ко мне. Мрачный взгляд кота заставил меня насторожиться.

— Ли, я не могу найти Василена, — сухо сообщил барс.

От неожиданности я чуть не выронила отмычку, но быстро взяла себя в руки. Глубоко вздохнув, я медленно произнесла, тщательно пряча просыпающееся бешенство:

— В смысле, не можешь найти? Вы же вместе выходили из моей комнаты. Он что, по-твоему, сквозь землю провалился?

Злилась я не на барса, а на одного гепарда, присутствия которого тоже не могла почувствовать. Но это не значило, что он покинул постоялый двор. Он мог выйти в конюшню, проведать наших скакунов, или потренироваться с мечом на заднем дворе…

Конечно, на ночь глядя. Делать ему больше нечего.

Я бросила быстрый взгляд в окно. На улицах города давно властвовал сумрак, предупреждая о скором появлении своей госпожи. Ярко-алое солнце почти погасло, прячась за нестройные ряды домов. Ещё максимум полчаса, и ночь войдет в свои права.

Куда нашего гепарда могло понести в такое время?

— Не знаю, сквозь землю или нет, но здесь его точно нет, — раздраженно отрезал барс, которому начало передаваться мое волнение, — И я не имею ни малейшего понятия, где его можно искать…

Ириана я практически не слушала, в считанные мгновения вскрыв замок и ворвавшись внутрь.

На первый взгляд все было в порядке. Если не брать во внимание открытое окно и кучку пепла, лежавшего на полу возле кровати гепарда. И странный, практически неуловимый запах лаванды и старой крови. Тот же запах, который заставил меня принять частичную боевую трансформацию.

Я прикрыла глаза, понимая, что потратила время зря.

Наш гость был здесь, в этой комнате. Недолго, знал, тварь, что мы его учуем, стоит ему пересечь порог этого дома. Он был здесь всего мгновение. Но этого мгновения хватило для того, чтобы Василен зачем-то пошел за ним. В том, что это было именно так, я практически не сомневалась. Непонятным оставалось другое — что могло заставить обычно осторожного гепарда пойти на такой безрассудный поступок.

Я присела рядом с пеплом и осторожно прикоснулась к нему рукой. Что бы это ни было, магия, уничтожившая его, мне была не знакома.

Когда я почти решилась ослушаться приказа Иллорина и пойти по следу Василена, за спиной раздался вкрадчивый голос Зара:

— У вас есть две минуты, чтобы объяснить, что здесь происходит, — глаза волка были недобро прищурены и, как и обманчиво мягкий тон, не предвещали нам ничего хорошего. Дядя прекрасно понял, что его спутники попытались что-то от него скрыть, и был очень зол из-за этого. Но вдруг оборотень напряженно замер, принюхавшись к витавшему в воздухе запаху. И через мгновение в глазах сверкнула изумрудная буря бешенства, — И почему я чую запах чужого вампира?

Вампира…

Я провела руками по лицу, наконец-то понимая, почему Иллорин таким жестким и безоговорочным тоном приказал мне оставаться здесь и не высовываться.

Любой кровосос, будь он высшим или низшим, имел достаточно сил, чтобы справиться с котом. У оборотня шансов намного больше, тем более из клана Д'аркв'ир. Но этот странный вампир, чей запах был мало похож на запах его родичей, был мне по зубам. Что уж говорить о гепарде, который в бою с кровососом может рассчитывать только на свою магию.

— Вась, что же ты творишь…, - тихо простонала я, осознавая, что бессильна в данной ситуации.

Два оборотня могут справиться с вампиром. Но не ночью и не на территории кровососа. Если я пойду за гепардом, живыми мы не вернемся.

Осталось надеяться на то, что Иллорин выйдет на логово собрата до того, как тот убьет Василена.

За окном гасли последние лучи умиравшего солнца. И через пару мгновений на улицы города опустилась непроглядная мгла…

Василен

Я неспешно шел по безлюдной неосвещенной улице. Луна давно светила мне в спину, намекая, что назначенное время встречи приближается. То и дело я невольно ускорял шаг, но почти сразу одергивал себя, бросая за спину внимательные взгляды. Я не мог позволить себе явиться в логово опасного зверя, приведя с собой дорогих мне людей… Вырваться из когтей смерти всегда легче в одиночку.

Я не обольщался, зная, что меня хватятся. Поэтому выбрался из окна сразу, как осознал, что замеченная на соседней крыше тень исчезла. Да, был риск, что Ли пойдет за мной, эта кошка учует мой запах везде и всегда. Но было одно обстоятельство, из-за которого я точно знал: никто за мной не пойдет.

По крайней мере, я очень надеялся на благоразумие Зара, когда он учует запах того, кто был в моей комнате.

Прячась в тенях спящих домов, я все больше приближался к намеченной цели. За спиной остался торговый квартал, где я бродил, дожидаясь, когда солнце окончательно скроется за покатыми скатами крышами. Ждал, когда ночь заключит город в свои вязкие объятия, легким дуновение холодного ветра задувая одинокие огоньки света в домах.

Я глубоко вдохнул в себя пряный воздух, смотря на аметистовый бархат ночного неба.

Страха не было. Я знал, что шансов пережить эту ночь у меня мало. Помощи тоже ждать неоткуда, сам об этом забочусь. Но за свою жизнь я понял одну простую вещь — страх не поможет тебе выжить в ситуации, где нужно принимать быстрые и точные решения, от которых зависит твоя жизнь. А страх становиться твоим внутренним врагом, ослепляя, затуманивая сознание. Поэтому первое, от чего меня отучили в семье Д'аркв'ир, это бояться. Но только за себя. За тех, кто нам дорог, не разучились бояться даже мои лучшие друзья…

Единственное чувство, которое не давало мне покоя, был азарт и любопытство. Я думал, что после моего визита в заброшенный дом со мной свяжется разрушитель. Но ошибся. И мне очень хотелось знать, как связан с нашей историей незваный посетитель, так «любезно» пригласивший меня гостем в свой дом. Хотя к Водяному Дракону такие приглашения…

Дом на окраине города встречал меня тревожной тишиной и едва тлеющим огоньком в окне второго этажа. Дверь была чуть приоткрыта, приглашая меня войти внутрь, как и полагается всем порядочным гостям, традиционным способом, а не через окно.

Я бросил за спину быстрый взгляд, но залитая лунным светом улица по-прежнему была безлюдна. А в пряном воздухе угасающего лета не было и намека на запах моих спутников… обостренное обоняние частичной трансформации обязательно бы их засекло…

Я облегченно выдохнул, снова посмотрев на злосчастный дом.

Я до последнего момента боялся, что Ли и остальные пойдут за мной. Когда записка неизвестного осыпалась пеплом, я почувствовал мощный всплеск чуждой, смертельно опасной силы. Силы, с которой во время войны с псами мне довелось столкнуться не раз. Только от магии этих тварей шерсть на загривке вставала дыбом, а внутренний зверь бесился и угрожающе скалился, готовясь к ответному удару.

Хозяином дома был высшим вампиром. Слишком сильный, чтобы два оборотня могли справиться без потерь. А коты для этого кровососа — досадная помеха, от которой можно легко избавиться. По крайней мере, это он так думает.

Губы тронула мимолетная усмешка.

Что ж, может, и помеха. Но тесное общение с волками не прошло для меня даром…

Под ногами тихо скрипнули рассохшиеся доски, когда я толкнул незапертую дверь и шагнул внутрь дома. По спине тут же прошелся ледяной холод чужой силы, вязким киселем разлившейся в воздухе.

На втором этаже раздалось тихий скрип половиц. Благодаря обострившимся до предела чувствам, я спокойно учуял с нетерпением ждавшего меня зверя. Он был зол на своенравную жертву, посмевшую не придти в четко установленное время. Тварь явно не считала меня за достойного соперника, раз даже не пыталась скрыть своего присутствия до последнего момента.

В глубине души нетерпеливо оскалился обычно осторожный гепард. Несвойственное этому хищнику поведение наверняка бы поставило в тупик ждавшего меня врага, но он чувствовать моего внутреннего зверя, к счастью, не мог. Хотя, я прекрасно знал причину странного поведения своего зверя…, да и своего тоже…

Никогда не угрожайте никому смертью его близких. Особенно если этот кто-то вырос в окружении весьма жестоких к подобным глупцам волков из семьи Д'аркв'ир.

Я с кривой усмешкой посмотрел на вновь скрипнувший потолок.

Уже иду, кровосос. Жди.

В это же время…

Бешеный бег на грани возможностей. Толчок, короткий миг полета, и снова под ногами стелется гладкая черепица крыш, за спиной черным плащом развеваются кожаные крылья…

В очередной раз оттолкнувшись от края крыши, Иллорин с легкостью перемахнул через узкий переулок, благополучно приземлился и замер, пытаясь найти потерянный след. Запах неизвестного сородича, учуянный на постоялом дворе, оборвался совсем недавно, в центре города, но этого было мало, чтобы заставить вампира бросить погоню.

Слишком хорошо вампир знал этот проклятый запах, успевший ему изрядно надоесть. За его хозяином, не раз пересекавшим территорию оборотней из клана Д'аркв'ир без всякой причины и оттого замеченным волками, он охотился уже давно. Иногда преследования тянулись месяцами, но, как и таинственному разрушителю, сородичу всегда удавалось уйти от погони. Но не в этот раз… не сейчас, когда Иллорин подобрался к врагу ближе, чем когда-либо раньше…

Но и в этом районе следов неуловимого кровососа не было.

Ничего, его загонщик терпелив.

Вампир уже готов был сорваться с места, когда ветер изменил направление. И среди разнообразных ароматов ночного города Иллорин наконец-то учуял запах лаванды и спекшейся крови… легкий, практически исчезнувший, но это был именно он.

Губы вампира растянулись в хищной улыбке, обнажив удлинившиеся клыки, сверкнули потемневшие от предвкушения глаза…

Хищник взял след своей жертвы…

Город спал, не подозревая, что в его стенах сейчас начнется кровавая битва не на жизнь, а на смерть. Ослепительно-белая луна равнодушно смотрела на многочисленные дома, стелившиеся под ней, заливая узкие улицы своим холодным, безжизненным светом. Тьма вступившей в свои права ночи, словно котенок, ластилась к стенам домов, усыпляя их хозяев, и скрывая от посторонних глаз опасных хищников, готовившихся нанести смертельным удар…

И один из этих хищников тенью скользил по крышам домов, все ближе подбираясь к желанной добыче. Добыче, за которой он бегал не одно столетие и которую, наконец, настигнет.

Василен

Я неспешно поднимался на второй этаж. Под ногами скрипели старые доски лестницы. Несколько раз прогнившие степени чуть не обрушались, увлекая меня за собой, но кошачья реакция делала свое дело.

В воздухе все сильнее чувствовался запах смерти, которым веяло от чужих плетений, готовых в любой миг сорваться с пальцев ждавшего меня вампира. Поняв, что я не собираюсь сбегать и отступать, тварь с предвкушением и нетерпением ждала свою жертву. По стенам дома то и дело пробегали всполохи иссиня-черного огня, от которого поднимавшийся следом за мной гепард злобно скалился, прижав к голове покрытые пятнами уши.

Да, я рискнул выпустить своего зверя на волю и предоставить ему полную свободу действий. Вторая половина моей души руководствовалась только собственными инстинктами, чего не скажешь обо мне. Мне не составило труда преодолеть главный инстинкт гепардов — инстинкт самосохранения, чтобы не подвергать угрозе жизни своих близких. И пусть кот поддерживал мое решение, в критической ситуации у него будет только одна цель — выжить любой ценой. И это могло помочь мне пережить эту ночь… Слабое утешение, но попытка, как говорят, не пытка.

Под пятнистой шкурой гепарда перекатывались полные силы мышцы, лапы с острыми, как лезвия, когтями мягко и практически бесшумно ступали по прогибающимся ступеням лестницы. Оглянувшись, я видел два ярко-желтых глаза зверя, в которых царило полно спокойствие и сосредоточенность. Только то и дело показывались острые клыки, когда гепард скалился, чуя проявление чуждой нам силы.

Я замер на последней степени лестницы, собирая в кулак все силы, что остались у меня после поединка с разрушителем. И было не так уж и мало, но все равно недостаточно. На груди нагрелись защитные амулеты, которые я купил в лавке мага и собирался отдать своим девчонкам. Но мне они сейчас нужны больше.

Гепард недовольно рыкнул, ощутимо подтолкнув меня в спину. Ростом зверь практически доходил мне до плеча, что в данном случае играло против нас. В комнате у гепарда резко уменьшалось место для маневра. А если учесть, что рядом с ним буду ещё и я… дело нам предстояло очень трудно.

Не оборачиваясь, положил руку на голову зверя и успокаивающе провел за ухом.

Ты прав. Пора.

Кот отошел назад на несколько шагов, заняв привычное место за моей спиной, и я поднялся на второй этаж, оказавшись в узком коридоре, в конце которого находилась чуть приоткрытая дверь.

Приглашение. Что ж, не буду заставлять тебя больше ждать, вампир.

Я привычно принял полную боевую трансформацию, чувствуя, как тело становиться более гибким и послушным. Движения сразу смягчились, став более похожими на неспешный шаг находившегося за моей спиной гепарда. Руки покрылись коротким рыжим мехом, ногти преобразились в длинные загнутые когти, которые запросто могли вспороть легкую броню любого воина.

На пол полетела мешавшая теперь куртка, а в правую руку привычно скользнул легкий клинок с острым лезвием и удобной рукояткой. В другой руке привычно закручивался огненный вихрь смертельного заклинания. Мир на мгновение заволокло серебристой сетью, похожей на ворох ледяных снежинок, после чего все стало на свои места. Защита из купленных амулетов заняла свое место.

Дверь в комнату беззвучно открылась, стоило мне легко толкнуть её вперед. Гепард за спиной с предвкушением подобрался, мягко переступая с лапы на лапу.

Пора.

Я скользнул в комнату, вскидывая руку с законченным заклинанием…, и замер, напряженно оглядываясь по сторонам.

Всюду лежали трухлявые обломки мебели, покрытые толстым слоем пыли, обрывки какой-то ткани. Стены и потолок покрывали грязные разводы, в углах комнаты переливалось серебром тонкое кружево паутины. В тяжелом, затхлом воздухе не было и намека на запах ладана и спекшейся крови, который я отчетливо чуял на первом этаже.

В комнате было пусто. И только на узком подоконнике окна стояла одинокая белая свеча, по которой медленно скользили капли горячего воска…

Где он?

В спину ударило волной парализующего холода…

— А ты думал, что все будет так просто? — прошелестел над моей головой тихий голос со змеиными нотками.

В следующий миг сильный удар отбросил меня к противоположной стене, приложив о каменную кладку. Я успел обернуться и увидеть, как гепард с утробным рычанием набрасывается на темную тень, появившуюся из ниоткуда… и легко проходит сквозь нее, плавно опускаясь на пол в нескольких шагах от меня. Зверь отчаянно замотал головой, ожесточенно теряя лапами морду, после чего растерянно рыкнул, не понимая, куда делся враг.

Тени в комнате уже не было.

Он что, ещё и призрак?

— Как на счет игры, кот?

В этот раз голос снова прозвучал откуда-то сверху. Я резко откатился в сторону, уходя с линии удара. В следующий миг на том месте, где я стоял, расцвел ледяной цветок, от которого веяло диким, пробирающим до костей холодом.

Я отошел на несколько шагов назад, не желая попасть под действие опасного плетения.

Замораживающее заклинание высшего порядка. Одно прикосновение к лепестку этого «цветка» — и из меня получиться реалистичная статуя в полный рост. И снять его с меня же не сможет никто.

Гепард быстрым шагом нырнул мне за спину, чувствуя опасность, которым веяло от материального заклинания.

— Умная у тебя зверушка, — хмыкнул бесцветный голос, на этот раз из противоположного угла комнаты. С пальцев тут же слетело и направилось туда огненное плетение, но, ударившись о стену, бессильно сползло по ней на пол и погасло. Но мигом раньше я уже успел понять, что врага там больше нет.

Где же ты прячешься тварь? Почему я тебя не чую?

Недовольного гепарда тоже интересовал этот вопрос. Гибкий хвост раздраженно бил по напряженным бокам, низко опущенная голова зверя показывала, что сложившаяся ситуация нравится ему все меньше и меньше.

В этом я с тобой согласен, друг.

— Неплохая реакция для кота. Но неужели ты думаешь, что в схватке с высшим вампиром она тебе поможет?

По граням цветка скользнули разноцветные искры, и он растаял, превратившись в густой туман. Он лениво растекался по грязному полу, поглощая лежавшие на нем обломки.

Я зло зашипел, усиливая защиту и приказывая гепарду держаться как можно ближе ко мне.

Приехали. Туман Иссушения, одно из запрещенных заклинаний, придуманное когда-то кровососами. Оно медленно, по капле вытягивало силу из своих жертв, а когда она заканчивалась, принималась за их кровь. Жертвы умирали медленно, постепенно превращаясь в высохшие мумии. Не самое приглядное зрелище.

Защититься от него было можно. Но выдержит ли моя защита, если вампир ударит в полную силу?

Итак, вампир, твоя стихия — вода, ты стар или у тебя были прекрасные учителя. Простая община такими подданными похвастаться не может, ты приближен к князю. Или был к нему приближен…

Туман ударил внезапно. Защита прогнулась, пытаясь погасить сокрушительный удар, на ней появились первые трещины…

— Амулеты, причем не последнего качества. Умно, но мало. Я все равно заставлю тебя использовать те крохи силы, с которыми ты ко мне пришел.

— А показаться и сразиться в открытую ты не хочешь? — амулеты нагрелись добела, обжигая кожу нестерпимым огнем. Демоны, надо было предвидеть это, и обернуть их хотя бы охлаждающим плетением.

В этот раз голос вампира, казалось бы, доносился из всех уголков комнаты. Точнее, не голос, а тихий смех с едва уловимым нотками безумия. Я внутренне похолодел.

Прекрасно, ты ещё одержимый. Мало мне было просто высшего кровососа, так он ещё и кровавым бешенством болен.

Я глубоко вдохнул, быстро беря себя в руки и упорядочивая лихорадочно метавшиеся в голове мысли.

Что Иллорин говорил об одержимых?

— Я уже говорил, что это было бы слишком легко, — отсмеявшись, с усмешкой прошелестел вампир, — А я слишком долго ждал этого дня, когда смогу поквитаться с семьей Д'аркв'ир.

Кто бы сомневался. По другой причине враги у моих друзей не заводятся. Иных случаев пока не было…

Так, не отвлекаться!

Туман начал медленно перетекать на постепенно деформирующийся щит. Ещё немного, и либо он лопнет, либо я его не удержу.

Одержимые сильнее других вампиров, особенно когда испытывают неконтролируемые приступ жажды. В такие моменты они себя не контролируют и готовы вырезать целые города, лишь бы насытиться…

Мне пришлось опуститься на одно колено, не выдерживая напора чужой силы.

Не мой случай. Этот гад себя контролирует… даже слишком хорошо… или я плохо понимаю принципы поведения вампиров…

— Ты что-то говорил про игру…, - выдохнул я, когда один из защитных амулетов вдруг нагрелся до предела и потух, превратившись в кусок льда.

Одним защитным амулетом меньше. Осталось два.

Вдруг давление на щит исчезло. Я поднял голову, не понимая, что произошло.

Туман рассеялся. Вместо него на полу лежала тигровая змея, не сводившая с меня гипнотизирующего взгляда раскосых бледно-желтых глаз. Длина змеи впечатляло. Гибкое тело свилось в, по меньшей мере, пятнадцать колец, приплюснутая голова была чуть наклонена к полу. Между заостренных клыков мелькал черный раздвоенный язык.

— Знакомься, — с ехидцей произнес вампир, так и не показываясь на глаза. Как ни странно, теперь голос звучал со стороны змеи, — Яд этой красотки убивает за несколько секунд. Скорость и реакция у неё не хуже твоей, так что не думай, что тебе удастся с ней легко справиться.

— А зачем мне с ней драться? — с напряжением спросил я, не спеша убирать защиту.

Что-то не так. Какая-то неправильность, которую я не могу заметить.

— Ты же хочешь выжить…, а кроме тебя и её, в этой комнате никого нет…

Гепард жалобно рыкнул, заваливаясь на бок. Тело кота стало покрываться тонкой сеткой черных трещин, все глубже впивавшихся в тело зверя и причиняя ему невыносимую боль. Гепард бился, пытаясь вырваться из сетей. На морде стали проступать первые капли алой крови…

— Стой! — внутри все сжалась от дикой боли, пронзившей все тело. Будто это меня, а не моего зверя опутала черная паутина и медленно, будто наслаждаясь болью и отчаянием, по капле вытягивала из меня жизнь…

— Победи змею… и возможно, твой зверь останется жив…

Я кое-как поднялся на ноги, даже не помня миг, когда упал на колени. Рядом бился в конвульсиях беспомощный гепард, тихо скуля от боли.

Я обернулся к аметистовой змее и вытер с подбородка струившуюся из прокушенной губы кровь.

Победить змею? Как скажешь.

Щит растаял в воздухе, оставив меня один на один с огромной змеей. Она лениво посматривала на меня, не спеша нападать.

Что же здесь не так?

Тело снова пронзила острая боль, и я бросился в атаку. Но в том месте, куда вонзился мой меч, змеи уже не было. Она с немыслимой скоростью скользнула в сторону и тут же нанесла ответный удар. Я вскинул щит, считая, что он остановит тварь…, и рухнул на гол, пропуская над собой гибкое тело змеи.

Демоны! Он что, поставил на ней какую-то защиту?!

— Это было бы слишком просто…

Сейчас тебе будет сложно!

Откатился в сторону и вскочил на ноги, чтобы принять на клинок следующий выпад ловкой твари. Покрытое чешуей тело скользнуло по клинку, после чего удары шли один за другим. Двигаясь со скоростью молнии, змея делала короткий выпад, пытаясь достать до меня ядовитыми клыками, и тут же отступала назад, скользя по очищенному туманом вампира полу. Я медленно отступал, приближаясь все ближе и ближе к окну. Гепард уже практически не двигался, обессиленный безуспешной борьбой с неизвестным мне заклинанием. Времени оставалось все меньше.

Уперевшись спиной на подоконник, я бросил в сторону змеи огненный шар, пытаясь хоть как-то её отвлечь. Тварь недовольно зашипела, метнувшись подальше от вспыхнувшего пламени.

Думай, Василен, думай! Что ещё говорил Иллорин?

Не подпуская к себе змею с помощью огненных шаров, я начал методично «просматривать» все сведения, имевшиеся у меня про одержимых.

Вспыльчивы… Большая физическая сила… Если успели утолить жажду, то огромный резерв магической силы… Не то, не то! Дальше, что на счет способностей? Стихия у каждого своя… Обычные способности вампиров усиливаются многократно…

Стоп. Вот оно!

Все вампиры обладают даром внушения и гипноза. И именно они непревзойденные иллюзионисты, которым проигрывают даже оборотни-метаморфы.

Я посмотрел на полуживого гепарда… и бросился вперед, разрывая разделявшее меня со змеей расстояние. Тварь, не ожидавшая от меня такого, попыталась ускользнуть, но мой меч с легкостью вошел в тело змеи, пришпилив её к полу. Вот только вреда, как и ожидалось, он ей не причинил.

Тигровая попыталась извернуться, чтобы достать меня, но вытянутый из-за голенища сапога кинжал легко вошел в голову змеи, не давая ей пошевелиться. В следующий миг комната вспыхнула иллюзорным огнем, жадные языки которого сметали все на своем пути. Лениво скользя по стенам, пламя планомерно уничтожало мираж вампира, несколько языком огня дотронулись до тела гепарда, дотла выжигая обездвижившую его сеть. В воздухе запахло ладаном и спекшейся кровью…

Через мгновение пламя потухло. Гепард неловко поднялся на подгибающиеся лапы и с яростным рычанием припал к полу, смотря мне за спину. Но я уже и сам понял, что враг находится именно там.

Щит занял свое место, когда я резко обернулся к вампиру и отступил на шаг назад. И в следующий миг руку до самого предплечья объяло уже настоящее пламя, готовое сорваться в смертельный полет.

В дальнем углу комнаты клубился живой мрак. Он лениво перетекал с места на место, извивался, плавно стекал на обуглившиеся доски пола, все время меняя форму. А в центре этой гадости стоял вампир, очертания тела которого лишь угадывались в черной массе ожившей силы. Только два ярко-алых глаза сверкали на фоне непроглядного мрака.

— Игра окончена, — я знал, что вампир силен. Но не думал, что настолько. От концентрации силы смерти стало трудно дышать, гепард теперь тонко рычал на одной ноте, едва сдерживая желание напасть. Или сбежать, если представится такая возможность.

— Нет, кот, — казалось, со мной говорила сама тьма. И только зло прищуренные глаза вампира опровергали подобную мысль, — Игра только начинается…

И в следующий миг он напал, больше не собираясь бить в полсилы.

* * *

Кинжал вонзился в плечо, зайдя в него по самую рукоять, и в следующий момент ударная волна отбросила меня назад. От удара и последовавшей за ним боли перед глазами потемнело, но на голову тут же обрушился поток ледяной воды, мгновенно приводя в сознание.

— Вставай! — жесткий окрик вампира больно резанул по ушам.

Рядом разозленно зарычал гепард. Израненный зверь с трудом стоял на подгибающихся лапах, низко опустив голову. Морду покрывали глубокие порезы, из которых медленно текла кровь, на загривке и спине зияли рваные раны.

Я с трудом вытащил из плеча кинжал и отбросил его в сторону.

Тело практически не слушалось, регенерация была на нуле. Сил для неё уже просто не оставалось.

Видя, что я не спешу вновь исполнять её приказ, тварь зло прищурила пылавшие огнем глаза. Но атаковать вампир не успел, потому что мой зверь мгновенно бросился на врага, впиваясь клыками в его руку. Тьма, окутавшая кровососа с ног до головы, кота уже не пугала.

Вампир разъяренно зашипел, сбрасывая с себя гепарда и со всей силы приложив его об пол. Раздался тихий хруст ломающихся костей, и в следующий миг мое тело пронзила новая волна боли. В ушах зазвенело от накатившей слабости, но прижатый к полу зверь продолжал сопротивляться, яростно извиваясь и пытаясь дотянуться когтистыми лапами до вампира.

Я с трудом поднялся на ноги, держась за стену и пытаясь не выпустить из рук разом потяжелевший меч.

Бой, если так можно назвать планомерное избиение, продолжался от силы минут пять-семь. Но мне все больше начинало казаться, что прошла как минимум вечность. Любая моя атака заканчивалась одинаково — вампир отбивал мой удар и наносил свой, хорошо прикладывая меня затылком об стену. Но вместо того, чтобы добить, эта тварь заставляла меня каждый раз подниматься, будто получая удовольствие от избиения одного из друзей ненавистной семейки волков…

Боевые амулеты, которыми мне хватало времени воспользоваться, теперь служили источниками силы, давая мне возможность отвлечь кровососа от моего зверя. Вот и сейчас остатки силы из последнего амулета перетекли в руку, медленно превращаясь в огненную стрелу. Но как и все другие заклинания, оно вошло в окутавший вампира плащ темной силы и испарялось…

Все. Больше сил для атакующих плетений у меня не осталось.

Вампир отпустил гепарда, чем тот мгновенно воспользовался, полоснув отвлекшегося врага по лицу когтями и отпрыгнув назад, вздыбив окровавленную шерсть. Из глубоких царапин тут же потекла алая кровь…

Тварь медленно провела рукой по лицу, стирая капли кровь, и с кривой усмешкой посмотрел на меня.

— Это все, чему тебя научили Д'аркв'ир? Тогда ясно, почему ты никого из них не взял с собой…

Я оперся спиной о мокрую от моей крови стену и, оторвав кусок ткани от своей рубашки, перевязывал рану на плече. И не сводил с вампира пристального взгляда, отсчитывая мгновения до следующего удара. Гепард, угрожающе оскалившись, приблизился ко мне, закрывая своим телом.

Глупый зверь, ты же все равно не сможешь меня защитить. Но ты слишком верный, чтобы просто так смотреть, как хозяина медленно убивают на твоих глазах.

До этого момента я продержался только благодаря тому, что после каждого удара вампира кот нападал на кровососа, отвлекая и давая мне пару мгновений, чтобы перевести дыхание.

Но долго так продолжаться не могло. И теперь, когда силы в моем резерве хватило на всего один щит, развязка приближалась.

Слишком силен оказался враг. Явно не из моей категории…

— Молчишь? — прошипел вампир, медленно приближаясь ко мне, — Готовишься к смерти? Зря, кот, я ещё не дождался прихода твоих дружков. Пока кто-либо из волков не придет за тобой, я тебя не отпущу…

— Зачем они тебе? — хриплым голосом спросил я, крепче сжимая рукоять меча. Похоже, пора использовать мой последний козырь…

Кровосос сверкнул алыми глазами, обнажив клыки. На дне зрачков плясало не скрываемое теперь безумие.

— Как, зачем? Эти твари забрали у меня все, что я имел…

— Я эту песню уже слышал, и не раз, — с презрением сплюнул я на пол вязкую кровь. Раны на спине и животе все больше давали о себе знать, забирая последние крохи сил, — Ты не первый, кто утверждает, что Д'аркв'ир у него что-то забрали… Твой дружок-разрушитель охотиться за нами по той же причине?

Предупреждающее рычание гепарда становилось все громче, сам зверь прижался к полу, готовясь сорваться с места в любой миг. Но кровососу было не до него. Вампир неподвижно замер в нескольких шагах от меня, не сводя с моего лица напряженного взгляда.

— Разрушитель… — медленно произнес он, будто пробуя это слово на вкус. После чего на его лице появилась язвительная ухмылка, — А что, огневику идет. Да, по той же причине.

В висках пульсировала резкая боль, мешая сосредоточиться на разговоре. Может, мне и не удастся передать услышанное Лине и Зару… Зато до Алексы послание дойдет…

Рукоять меча, когда подаренного мне Алексой, начала медленно накаляться.

Ну же, быстрее…

— Неужели Хранители настолько выжили из ума, что решили выставить против могущественной семьи разрушителя-мага и обезумевшего вампира? — с сарказмом произнес я, сильнее прижимаясь к стене. Я знал, что нарываюсь. Вампира, больного кровавым бешенством, дразнить нельзя, это в нас с Ли Иллорин вбивал долго. Но другого выхода у меня не оставалось. Я должен был сделать хоть что-то… помочь хоть чем-то…

Иначе моя смерть будет напрасной.

Но к моему удивлению, вампир лишь рассмеялся. Искренне и без единого намека на безумие. Правда, когда его смех резко оборвался и на меня взглянули два глаза, пылающих алым огнем, я понял, что мое время закончилось.

— Маг и вампир? — прошелестел змеиный голос вампира, когда он одним движение сократил разделявшее нас расстояние. Гепард попытался его остановить, но кровосос легко перехватил его за загривок и со всей силы ударил об стену, выбивая дух. Кот медленно сполз на пол и больше не двигался. Вампир приблизился ко мне почти вплотную, так что я кожей чувствовал ледяной холод, которым веяло от охватывавших его тело жгутов силы, — Нет, кот. Нас намного больше… намного…, - выдохнул он мне в лицо, после чего на голову обрушился сокрушительный удар мечом.

Вскинуть свой я успел лишь в последний момент и то, только благодаря кошачьей реакции… Раздался оглушительный скрежет скрестившего оружие, и я опустился на одно колено, пытаясь удержать свой клинок. Вампир всем телом навалился на свой меч, буквально вжимая меня в пол и заставляя все ниже опускать вскинутый над головой. Вскинутый щит, в который я влил последние крупицы энергии, треснут в следующее ж мгновение, столкнувшись с всемогущей магией вампира. От облака тьмы начали отделяться толстые жгуты, медленно обвиваясь вокруг моего тела, вытягивая последние силы. От них веяло невыносимым холодом, который растекался по телу, обездвиживая и парализуя, не давая сопротивляться возрастающему напору вампира.

Я стиснул зубы, краем зрения видя, как под ногами начинает шевелиться приходящий в себя гепард.

Нет, вампир. Так просто ты не победишь…

В следующий миг время остановилось. Клинок в моих руках резко нагрелся и сверкнул ярко-белым светом, ослепляя не ожидавшего этого вампира. Тварь с воем отшатнулась, прикрывая обожженные светом глаза. Я с облегчением выдохнул, обессиленно опуская меч. Он сиял ещё несколько мгновений, после чего потух, выполнив свою задачу.

Все. Алекса получила мое послание…

Рассветный лес, территория клана пантер… Алекса

Боль накатила внезапно. Ещё мгновение назад я спокойно перебирала донесения своих агентов, следивших за разворачивавшимися в королевстве Онтверт событиями, а в следующий миг меня с головой накрыла волна обжигающей, лишавшей силы боли.

Я с трудом удержалась на ногах, во время схватившись за угол своего стола.

Что происходит?

В ответ на мой вопрос в голове всплыли первые воспоминания-образы…

… - Зачем они тебе? — тихий, едва различимый вопрос, который можно было услышать только с помощью обостренного слуха нелюдей. Говоривший был слишком серьезно ранен и слаб, чтобы тратить силы на повышение тона…

— Как, зачем? — с притворным удивление ответил его оппонент, — Эти твари забрали у меня все, что я имел…

— Я это уже слышал…

Практически исправившаяся надежда на возможность спастись… Но где-то на грани сознания все ещё тлеет одинокий огонек, что кто-нибудь из старших названных родственников все-таки придет…

… - Разрушитель? А огневику идет…

Боль и отчаянная злость молодого гепарда, не знающего, как совладать с слишком сильным противником…

… - Вампир и маг? Нет, кот, нас больше… намного больше…

Звон скрестившихся клинков… Все нарастающее напряжение и дикое, почти отчаянное желание жить…

Я резко вдохнула, когда воспоминания развеялись. Пронзившая тело чужая боль, исчезла, оставив о себе только неприятный зуд в тех места, где у отправителя послания находились самые серьезные раны…

Василен активировал заклинание, которое было заложено в меч, подаренный ему мной несколько столетий назад. Чары, выведенные из состояния спячки, должны были передать адресату зов о помощи. Такие подарки имели все, кто не был связан с моей семьей кровно и не мог воспользоваться нашей обычной «связкой»…

Но Вася всех переплюнул. Использовать заклинание, чтобы передать с убийцей…

Вампиром. Одержимым кровавым бешенством.

О боги.

«— Иллорин!» — позвала я кузена, понимая, что сама придти на помощь не успею. Сеть, которой мы с Ником накрыли Рассветный лес, чтобы отрезать себя от внимания Хранителей, не позволяла пользоваться телепортом даже на защищенной территории. Что уж говорить про переходы в другие страны…

«— Я близко…» — прошелестел в ответ далекий голос вампира.

Перед глазами пронеслись узкие улицы незнакомого города, покрытые черепицей покатые скаты крыш… А на горизонте, на расстоянии всего пары сотен шагов, двухэтажный дом с тлевшей на окне белой свечей…

После этого связь оборвалась.

Я устало опустилась в кресло возле стола, с трудом подавив желание схватиться за голову. Недоумение и беспокойство, испытанные после того, как пришло послание от Василена, начало медленно перерастать в недовольство и злость.

Что они там вообще творят? Чему мы с Ником их столько лет учили?

— Похоже, кто-то завтра получит хорошую трепку…, - задумчиво произнесла я, тяжело вздохнув.

Ох уж эти дети. Ни на миг выпускать из поля зрения нельзя…

Василен

Через несколько мгновений, когда вампир восстановил зрения, раздался оглушающий звон разбитого окна. Мимо меня скользнула размытая тень, от которой веяло знакомым холодом, и с рычанием врезалась в отшатнувшегося кровососа, увлекая его подальше от меня. Противники сцепились, двигаясь с неуловимой даже для глаза кота скоростью. От резко поднявшегося в воздухе уровня темной силы закружилась голова и стало тяжело дышать. Дезориентированный в пространстве гепард жалобно заскулил, подползая ко мне и укладывая покрытую ранами морду на колени. Я успокаивающе положил руку на голову зверя, пытаясь успокоить испуганное огромной концентрацией чуждой силы животное. На лице мелькнула облегченная улыбка.

Потому что в отличие от гепарда я знал, кто пришел мне на помощь и теперь увлеченно трепал зарвавшегося собрата. Слишком знаком мне был пряный запах корицы и мяты, которой пахли все без исключения члены семьи Д'аркв'ир.

Через пару мгновений все было кончено. Возле окна, прижавшись к стене спиной, стоял мой враг, прижав к располосованному в кровь боку руку. Вторая была сломана в нескольких местах и висела вдоль тела безвольной плетью. Тьма за спиной вампира сгустилась, готовая защищать хозяина от следующих ударов, и, как и раньше, скрывая его лицо.

А в двух шагах от меня, закрыв от кровососа широкими кожистыми крыльями, замер Иллорин, зло скалясь в лицо шипевшему от боли сородичу.

— Вот мы и встретились, тень, — с охотничьим азартом проворковал средний кузен Алексы, сжимая в руках окровавленный меч, — Не ожидал, что враг сможет приблизиться к тебе так близко?

Вампир затравленно посмотрев на охотника, даже не пытаясь напасть. Судя по всему, прихода более сильного сородича, способного справиться с больным кровососом, он не ожидал.

Я попытался подняться на ноги, но вдруг меня захлестнула очередная волна усталости и странной боли. На грани сознания раздался едва слышный змеиный шелест.

«… Уходи…»

Я ошарашено мотнул головой, пытаясь сбросить наваждение. Лежавший рядом со мной гепард недоуменно мяукнул и ожесточенно замотал головой.

Что это было?

В следующий миг вампир сжался и рванул к окну, окончательно выбив покосившуюся раму, и исчез в темноте.

Уйдет…

Я дернулся, но раны, полученные во время боя с одержимой тварью не вовремя дали о себе знать, и я обессиленно сполз на пол.

Ненавижу вампиров.

— Не спеши, — раздался над головой успокаивающий голос Иллорина, после чего вампир без усилий помог мне подняться на ноги, придерживая за плечи, — Пусть уходит. Он теперь от меня не спрячется, — кузен Алексы красноречиво показал на покрытый кровью врага клинок, после чего осторожно прятал его в ножны, обернув специальным заклинание, чтобы сберечь драгоценную алую жидкость.

Нужно уточнить. Почти всех вампиров.

У ног снова жалобно мяукнул потерявший все силы раненый гепард. Посмотрев на измученное животное, все тело которого дрожало от озноба, Иллорин тяжело вздохнул. Прислонив меня к стене, он легко поднял кота с пола и закинул себе на плечо. Убедившись, что гепард не сползает, позволил мне опереться на свободное плечо и, придерживая одной рукой меня, второй — моего зверя, неспешно направился к окну.

— Ну что ж, герой, рассказывай, как докатился до жизни такой, — ехидным тоном произнес вампир, окончательно доламывая окно и расширяя проход.

Когда мы благополучно опустились на мощенную камнем дорогу, я поднял голову и улыбнулся, увидев светившую на небе луну.

— Это долгая история, Иллорин…

— Ничего, времени у нас полно, — успокоил меня вампир, поудобнее перехватив двойную ношу и неспешно направившись в сторону нужного нам квартала, — Времени у нас полно, так что можешь начинать.

Дом за нашей спиной начало постепенно охватывать огнем. Он жадно скользил по стенам старого дома, оставляя на них черные следы ожогов, но на соседние дома не перекидывался. Уж об этом кузен Алексы позаботился…

Через минуту на пожар сбежался простой городской люд, безуспешно пытавшийся загасить огонь своими силами, и пара стражников, недоумевающих, что могло случиться в разброшенном доме. Но идущую в тени домов странную парочку, состоявшую из раненого кота и вампира, несшего на своем плече довольно жмурившегося гепарда, чьи раны вампир постепенно залечивал, они не увидели. Отвод глаз в исполнении кровососов тоже всегда срабатывал безотказно…


Глава 9 Воспитательные меры

Василен

Мы с Иллорином неспешно приближались к постоялому двору. До него оставалось всего пара минут, но вампир не спешил, давая мне время перевести дух перед долгим и наверняка неприятным разговором с разозленной Лииной. Рядом бодро рысил гепард, изредка обгоняя нас на несколько десятков шагов, изучая местность на наличие врагов. Не то, чтобы он не доверял чутью Иллорина, просто после сегодняшней ночи ему так было спокойнее. Да и энергия, переполнявшая животное после лечения вампира била через край, требуя, чтобы её направили хоть в какое-то русло. Меня излечить подобным образом кузен Алексы отказался, мотивировав это тем, что не хочет тратить впустую ценные крохи сил. Смерть от истощения мне не грозила, в отличие от моего зверя, так что до постоялого двора и помощи квалифицированного целителя я дотяну. Единственное, на что он согласился, так это остановить кровотечение. И на том спасибо.

Уже на подходе к нашей цели я понял и скрытую причину, по которой Иллорин не стал избавлять меня от довольно жалкого вида. По улице перед постоялым двором нервно нарезала круги Лиина, к ближайшему забору расслабленно привалились Зар и Ириан. Но подойдя ближе я понял, что расслабленностью в их позах и не пахнет. Злые, как драконы, которым отдавили любимый хвост, и не выспавшиеся долгожители сверлили меня недобрым взглядом, обещая ещё припомнить сегодняшний финт ушами. Что ж касается кошки… взгляд, которым она меня одарила, едва заметив, словами описать было невозможно. Невольно вспоминается любимая фраза Алексы: «Если бы взглядом можно было испепелять, мир бы представлял собой маленькую кучку пепла из наших злейших врагов и тех, кто не вовремя сунулся под руку…»

Гепард, трусивший впереди нас с вампиром, резко притормозил. Прижав к голове короткие уши, задумчиво осмотрел встречавшую нас делегацию, что-то взвесил в уме и быстро потрусил обратно, прячась за наши спины.

Умный кот. Жаль, что мне спрятаться не за кого…

— Вась, на твоем месте, я бы как минимум попробовал притвориться мертвым, — абсолютно серьезным тоном прошептал мне вампир. И только жутко довольное выражение глаз говорило, что Иллорин просто наслаждается ситуацией и с предвкушением ждет предстоящих разборок.

Может, он не просто, а энергетический вампир?

Я вспомнил последние дни войны с Вольфом, когда Иллорин рвался в первые ряды и с каким холоднокровием и жестокостью уничтожал псов, посмевших сунуться к голодному вампиру.

Нет, на энергетического вампира он не тянет. Просто слишком долго общался с родственниками-волками. Вот и нахватался…

— Не поверят, — уверено произнес я, думая, что после сегодняшней бойни мне даже разнос со стороны Лиины не страшен. А вот когда за дело возьмется её мама… Вот тогда я действительно буду в комнате пятый угол искать.

В том, что Алекса ещё скажет мне пару «ласковых» по поводу сегодняшнего происшествия, я даже не сомневался.

— Тогда хотя бы тяжело раненым, — пожал плечами вампир, поудобнее перехватывая свою ношу. То есть меня, — Иначе допрос с пристрастием тебе устроят прямо сейчас.

Гепард за моей спиной утвердительно заурчал, полностью соглашаясь со словами своего врачевателя. Если раньше к Иллорину, как и к другим вампирам, он относился весьма прохладно, то после спасения хозяина и последовавшего за этим лечения его мнение немного изменилось. Для одного-единственного вампира он мог сделать исключение и вычеркнуть из списка потенциальных врагов.

Лиина с решительным видом направилась к нам, не дожидаясь, когда же мы соизволим доползти до постоялого двора.

— Василен, — просто пропела кошка, принимая любимую позу матери. Да, ту самую, «руки в боки». Только сковородки не хватает для полноты картины, — Не подскажешь, когда это ты решил выбрать стезю героя-смертника?

Я тяжело вздохнул, понимая всю правоту слов вампира. Сегодня от меня точно не отстанут.

Спасение пришло оттуда, откуда я его не ждал. Со стороны забора, к которому привалились мои друзья, плавно скользнула волна мягкого, усыпляющего тепла. Добравшись до меня, она скользнула к вискам, осторожно их коснулась, и в следующий миг сознание начало постепенно меркнуть.

— Куда? — прошипела Лиина, помогая Иллорину удержать меня на ногах. Но даже теряя сознание от легких усыпляющих чар (в моем состоянии мне больше и не надо было), я уловил в её голосе скрытые нотки тревоги, — Я ещё только начала…

За спиной с тихим урчанием исчез гепард, снова став нематериальной частью моей души. Широко зевнув, кот свернулся мягким клубочком где-то под сердцем и уснул, предлагая хозяину последовать его примеру.

— Ли, оставь парня в покое, — ласково посоветовал вампир, передавая меня в руки волка и барса, — Он и так сегодня натерпелся. А попытать ты его и завтра сможешь. Все равно нам ещё нужно дождаться…

Чего нам нужно дождаться, я уже не услышал. Усталость и боль наконец-то взяли свое, и я перестал сопротивляться чарам одного из моих друзей, проваливаясь в крепкие объятия глубокого лечебного сна…

Лиина

Когда Зар с Ирианом отправились вместе с вызванным целителем залечивать раны Василена, я наконец-то облегченно перевела дыхание. Тревога, острыми когтями сжимавшая сердце все это время, наконец-то исчезла.

Теперь с гепардом все будет хорошо. Гильдия целителей здесь оказалась хорошая, и нам тут же прислали одно из лучших лекарей-друидов, который уже занимался лечением котов. Значит, можно заняться и другими насущными делами…

— Ты понял, кто это был? — задала я дяде волновавший меня вопрос, устраиваясь вместе с ним за дальний столик зала.

Хозяин постоялого двора, понявший, что беспокойные клиенты не скоро снова вернутся в свои комнаты, вынес нам ранний завтрак и два кувшина: один — с прохладной водой для меня, другой — с отборным красным вином для вампира. Это был единственный напиток, который мог отвлечь вампира от просыпавшегося в минуты смертельной опасности голода. И не важно, грозит ли опасность самому Иллорину или кому-то из тех, кто его окружает.

Иллорин пригубил принесенный напиток, игнорируя поданную следом за ним еду. О том, что новый постоялец — вампир, и в еде пока не нуждается, человек не знал. А просвещать его мы, естественно, не стали.

— Нет, — отрицательно качнул головой вампир, немного поразмыслив над моим вопросом, — Точнее, у меня появились некоторые мысли на этот счет… уж больно знакомый у его магии запах…

— Но что-то не дает тебе покоя, — негромко продолжила я, отодвигая в сторону принесенную еду. Я не вампир, но после слов вампира аппетит исчез, будто его и не бывало.

Похоже, я начинаю догадываться, о ком думает мой дядя. Но в этом случае у нас появляются очень большие неприятности.

Иллорин бросил на меня задумчивый взгляд. И судя по легкой досаде, мелькающей на дне светло-красных глаз, мы с ним действительно подумали об одном и том же кровососе.

— Но ты убил его двести лет назад, когда у него окончательно снесло крышу, — растерянно покачала я головой, наливая себе воду в свободную кружку.

Вампир только невозмутимо пожал плечами:

— Во время нашего боя я почувствовал присутствие Водяного Дракона, который в конце приказал своей игрушке отступить. Вполне может быть, что это его лап дело.

— Думаешь, он здесь из-за… — я коснулась небольшой сумки, висевшей у меня на поясе, и где был спрятан забранный из вещей старшей принцессы футляр. Одного дня вполне хватило, чтобы определить, отреагирует вещь, находящаяся там, на ауру Каролины или нет. Но никаких изменений не было. Блондинка была явно не той, кого мы ищем. Что ж, у меня есть ещё две попытки.

— Нет, — дядя без усилий понял, что я имела в виду, — Вампира послали найти ваши следы. Все-таки на той поляне мы с Эльвиниориэлем очень тщательно уничтожили любой намек на ваше присутствие. Да и перед нашим другом-градоначальником, карету которого пришлось пустить в расход, извинились, вручив оставшихся животных. Он был в восторге, когда увидел последний эксперимент твоих родителей — араншей-посыльных, которые могут переносить всадника и небольшой груз по воздуху. Про карету эльфов он тут же забыл…

Я лукаво улыбнулась, вспоминая обсуждения этого маневра. Сколько нам тогда пришлось потратить сил, чтобы дядя Вини наладил отношения именно с этим портовых городом королевства, куда Зар должен был привести наших друзей в случае опасности. А сколько трудились, чтобы местные маги не смогли распознать во флегматичных гнедых лошадях наших зверей. Про подкуп личного смотрителя конюшен градоначальника и городской стражи, чтобы они подсунули беглецам дорогой подарок эльфов лучше вообще не говорить. Но иначе сбить погоню со следа, а потом ещё и усадить принцесс в нашу карету, защищенную чарами от любого заклинания-слежки, было бы намного сложнее. А так несколько часов — и все готово.

Мы немного помолчали, каждый занятый своими мыслями. Я, понимая, что вряд ли нам скоро ещё выпадут подобные тихие минуты, наслаждалась тишиной и доедала свой завтрак (организму Д'аркв'ир в большинстве случаев были по боку переживания хозяев, пополнять запас энергии за счет чего-то надо же было). Иллорин же допивал свое вино, с напряжением прислушиваясь к себе. Видимо, размышлял, хватил ли его до получения посылки от моего отца или нет.

— Я так понимаю, следующая остановка — Теневое княжество? — в конце концов, спросила я.

— Именно, — довольно потянувшись, вампир отодвинул на край стола пустой кувшин, который тут же забрал приставленный к нам хозяином постоялого двора расторопный половой. О том, что он услышит наш разговор, мы не беспокоились, поскольку все это время разговаривали исключительно на языке оборотней, который мальчишка-человек знать не мог, — В свой последний визит я обещал князю, что в следующий раз вернусь довольно скоро. Пора выполнять обещание.

— Тогда ждем посылку и выдвигаемся, — с верхнего этажа начал спускаться довольный своей работой целитель.

Подойдя к нему и поблагодарив за помощь, мы заверили друида, что в ближайшие дни нашего друга будут окружать только покой и спокойствие. Дня два-три точно…

Проводив взглядом неспешно удалившегося лекаря, Иллорин покачал головой и направился к выходу.

— Ты надолго? — прекрасно зная, куда и зачем он направляется, тихо спросила я.

У каждого из нас есть свои недостатки, с которыми нам приходится жить…

Вампир обернулся у самого выхода и успокаивающе улыбнулся:

— До рассвета вернусь. И не беспокойся, нашего ожившего кровососа в городе больше нет. Если верить его крови, он сейчас находится на полпути от Теневого княжества…

Очень на это надеюсь.

За все в этой жизнь нужно платить. А за волшебное исцеление от неизлечимой болезни — тем более.

Бедные кварталы нищих находились на окраине города, жмущиеся к его неприступным стенам. В предрассветных сумерках можно было различить смутные тени воров и местных головорезов, возвращавшихся с ночного промысла. В нескольких домах тлели огоньки свеч. Кто-то терпеливо ждал своих родных, надеясь, что эта ночь не стала для них последней…

Эти мысли вихрем пронеслись в голове прятавшегося в тенях покосившихся домов светловолосого мага, напряженно оглядывавшегося по сторонам. Двигаться бесшумно он не умел, этому в провинциальных академия магов не учили. Из-за этого молодому человеку приходилось идти очень медленно, практически красться по улицам, подражая изредка встречавшимся на пути слугам богини Удачи. Воры не обращали на невысокого паренька никакого внимания, благо тому хватало ума вместо мантии мага надеть обычный черный плащ с глубоким капюшоном.

Отряхнув сапоги от помоев, на которые из-за невнимательности умудрился наступить, маг недовольно поморщился. Этот квартал он не любил. Можно сказать, практически ненавидел. Но для вчерашнего выпускника не самой престижной академии, выходца из бедной семьи ремесленника, только в этом пропахшем помоями и прочими далеко не самыми приятными запахами месте можно было найти жилье, соответствующее скромным доходам начинающего чародея.

Пропустив мимо себя очередную тень, маг невольно ускорил шаг, досадуя, что снова увлекся новым составом полезного зелья и в очередной раз засиделся в лавке до поздней ночи. Хорошо хоть стражники знают юного представителя гильдии в лицо и выпустили за пределы города, зная, что взять с парня все равно нечего…

Светловолосый человек уже практически добрался до своего скромного жилища, где жила пожилая замужняя пара, сдающая его за символическую плату в полсеребряника просторный чердак с удобным лежаком, когда над головой мелькнула чья-то смазанная тень. Маг тут же вжался в стену ближайшего дома, удивленно вскинув голову. Для человека тень двигалась слишком быстро. Да и зачем ворам бегать по одноэтажным зданиям, если существовал риск, что ненадежная крыша может в любой момент провалиться под ногами?

На груди нагрелся собственноручно сделанный защитный амулет, сигнализируя, что рядом находится очень опасное существо. И настроено оно отнюдь не благодушно.

Бытовик, знакомый с боевыми заклинаниями чисто через рассказы бывших друзей с других потоков, зябко поежился. Боевых амулетов он с собой не взял, рассчитывая, что простого вора сможет запугать с помощью безвредных фокусов. Но с быстрой тенью такой трюк не пройдет.

До нужного дома оставалось всего сотня шагов. Маг даже видел выглядывающий из-за поворота в конце улицы край бледно-серого дома со светлой черепицей. Если собрать в руки все силы и вспомнить студенческие годы, когда опаздывающее студенты вихрем неслись на пары особенно злобствующих профессоров, можно было бы и добежать.

Нервно оглядевшись по сторонам и убедившись, что нет ни единого намека на странную тень, маг решился. Сняв плащ и свернув его, чтобы не путался под ногами, маг собрался с духом и со всех сил рванул в сторону дома.

Уже на средине пути амулет раскалился до предела, оставив на коже несколько ожогов. Маг вскинул голову и увидел, как с крыши ближайшего дома сорвалась высокая тень и устремилась к нему. В воздухе мелькнули два огромных кожаных крыла…

Парня спас случай. В тот миг, как он с застывшим от ужаса сердцем увидел обнажившиеся белоснежные клыки, под ноги подвернулся булыжник, и маг кубарем покатился по грязи, по ошибке названной здесь дорогой. Черная тень мелькнула всего в шаге от распластавшегося на сырой земле мага. За спиной парня раздался чей-то сдавленный крик, который тут же оборвался. В воздухе нестерпимо запахло свежей кровью…

Как смог вскочить на ноги и добежать до заповедного дома, маг не помнил. Он очнулся уже на своем чердаке, с бешено бьющемся под ребрами сердцем, которого готовы было вырваться из груди. Дикими глазами оглядев свой чердак, парень бросился быстро закрывать все окна и накладывать на дом защитные плетения. Только покончив с этим, он что-то скомкано объяснил проснувшимся хозяевам дома и заперся наверху. В старых запасах зелий тут же отыскались несколько бутылок с успокаивающим настоем…

«— Завтра же буду требовать, чтобы выделили комнату за городской стеной, — подумал маг, одним залпом осушив половину бутылки. В голове никак не укладывалась мысль, что эту ночь он все-таки переживет, — Пусть даже в самом узком и сыром подвале! Зато хоть под охраной защищающих от нечисти чар…»

Через пару минут тело мага начала бить запоздавшая дрожь. Едва не выронив бутылку с настойкой, человек решительно поставил её на тумбочку возле кровати и обхватил голову руками. В светло-серых глазах все ещё мелькал нешуточный испуг от того, что сегодня произошло. Но краем сознания, незамутненным догнавшим жертву страхом, маг понимал: если бы целью вампира был маг со светло-серыми глазами, тварь бы не промазала. Даже не смотря на неожиданный «маневр» жертвы…

А на улице все было уже кончено. Вытерев с губ остатки чужой крови, вампир бросил равнодушный взгляд в сторону дома, где скрылся нежданный свидетель его ужина. Потом отвернулся и направился в другую сторону, ища ближайшую сточную канаву, чтобы оставить там труп невезучего вора.

Проблемы с гильдией магов в планы вампира не входили.

Алекса

В предрассветных сумерках клубился сизый туман. Плавно стелился над беспокойной рябью воды, мягко обволакивал стволы деревьев, словно котенок ластился к стенам города. Приятная прохлада бодрила и приводила в порядок растревоженные за неспокойную ночь мысли.

— В ближайшие дни Водяному Дракону будет не до нас, — тихо произнес Ник, накидывая на мои плечи теплый плащ, — Зная Иллорина, могу с уверенностью сказать — игрушка Хранителя будет долго зализывать раны. И вряд ли без присмотра хозяина.

Мы стояли на обзорной площадке Восточного крыла замка и неспешно обсуждали то, что произошло этой ночью. А события были далеко не самые радостные и требовали немедленного вмешательства. Иначе последствия могут быть очень серьезными.

Я благодарно улыбнулась, плотнее кутаясь в плащ.

После сообщения кузена о неизвестном вампире, напавшем на Василена, мы пришли к выводу, что вряд ли Дракон оставит свой козырь без присмотра. Ведь есть риск, что Иллорин захочет выследить раненного собрата. Единственный минус такого положения дел, так это то, что под присмотром Хранителя кровосос восстановится намного быстрее, чем в одиночку. Так что времени у нас немного — день-два. Осталось только решить, как использовать неожиданное преимущество.

— Хочешь наведаться к Василену лично? — мой задумчивый взгляд не остался для Ника незамеченным.

Я ещё раз посмотрела на медленно рассеивающийся туман и неспешно направилась к выходу с площадки.

До рассвета оставалось полчаса. Достаточно времени, чтобы отдать агентам последние распоряжения и добраться до границы Рассветного леса, откуда можно переместиться на территорию королевства Онтверт.

— Подобную глупость без внимания оставлять нельзя, — утвердительно кивнула я, передернув плечами от неприятных воспоминаний, — Этой ночью ему крупно повезло, что мы изменили свои планы и отправили Иллорина к Лиине. В противном случае гепард был бы уже мертв. Заодно сообщу Илу наши выводы на счет личности разрушителя…

— Кристаллам больше не доверяешь?

— Не в этом дело. Рядом с ним сейчас слишком много посторонних, а об этом разговоре не должен знать никто. К тому же, нужно рассказать Ли о том, что мне сообщила Марианна.

— Думаешь, сработает? — с сомнением спросил Ник, сильно сомневаясь в успехе нашей затеи.

Если честно, то я полностью разделяла его мнение. Слишком неправдоподобной оказалась история, поведанная мне мамой. Но легенды другими быть и не могут.

— Должно. Иначе нам придется искать другой способ заставить их действовать.

Будем надеяться, что правды в этой истории намного больше, чем вымысла…

Василен

На следующее утро, стоило мне прийти в себя и позавтракать, началась самая настоящая пытка. Лиина рвалась поговорить со мной ещё с вчерашней ночи, но благодаря увещаниям дяди отложила свои замыслы на более поздний срок, позволив обследовать меня прибывшему целителю. И только после того, как друид, оставивший на тумбочке возле моей кровати целый список из того, что мне можно и нельзя, удалился, кошка с многообещающей улыбкой приступила к допросу.

Из своих цепких лап она меня выпустила спустя час, заставив раз сто пересказать, что поминутно происходило в доме, какие у вампира были приметы, что он мне говорил и дальше в том же духе. Но главный вопрос был другим. Если перефразировать и опустить подробную характеристику моих умственных возможностей, он сводил к следующему — зачем я полез к вампиру, который в десять раз сильнее меня, да ещё и подставил под удар внутреннего зверя. Не объяснять же разозленной и перенервничавшей из-за меня пантере, что иначе шансов пережить прошлую ночь у меня было бы ещё меньше?

Гепард был полностью со мной согласен, но выражал это тихо, забившись куда-то на дальние задворки сознания. И зря я в тот миг не обратил внимания на изредка вздрагивающую кисточку хвоста своего зверя. Иначе знал бы, что меня ждет дальше.

Когда Лиина наконец-то выдохлась, и я обрадовался, что отделался малой кровью, с первого этажа до чуткого кошачьего слуха долетела всего одна фраза, заставившая меня нервно озираться в поисках путей к бегству.

— Ну и где этот недобитый труп? — обманчиво ласковым тоном поинтересовалась не безызвестная мне кошка, и я понял, что попал. Крупно, по самые пятнистые уши…

Когда на пороге комнаты появилась мило улыбающаяся Алекса в походной одежде, я с трудом подавил желание раствориться в воздухе или хотя бы забиться под кровать в самый дальний угол, откуда меня было бы трудно достать.

Дожил. Закончил обучение у Алексы ещё до рождения её дочери, а привычки никуда не делись. И одна из них — пытаться смыться куда глаза глядят, лишь бы подальше от праведного гнева главы клана пантер.

Алекса вежливо спросила у дочери о моем здоровье и, услышав в ответ, что умирать в ближайшее время я не собираюсь, жестом велела Лине удалиться и попросила меня вызвать своего зверя, чтобы провести воспитательную работу сразу с обоими виновниками сложившейся ситуации. Благо полнолуние, во время которого кошки могут выпускать на волю своих внутренних зверей, ещё не закончилось.

Последующие два часа я отчаянно жалел, что, в отличие от своего зверя не могу спрятаться под кровать и слушать монолог пантеры оттуда. Алекса в выражениях не стеснялась (хоть все они и были цензурные) и с чувством и расстановкой объяснила мне, что если я возомнил себя бессмертным героем, то глубоко ошибаюсь, и девять жизней есть только у наших неразумных четвероногих сородичей. Это было во-первых. Во-вторых, я полный идиот, если подумал, что могу выбраться живым из когтей высшего вампира, и трижды идиот, если даже допустил мысль, что смогу его хотя бы поцарапать. На возражение, что мой гепард даже умудрился прокусить ему руку и расцарапать лицо, Алекса презрительно фыркнула и вкрадчиво поинтересовалась, многим ли мне это помогло. Пришлось признать, что как раз наоборот — это только ещё больше разозлило и без того не благодушно настроенного кровососа.

— Не дай боги с тобой что-либо случилось этой ночью, как бы я смотрела в глаза твоему отцу? — в конце разговора, хмуро поинтересовалась у меня Алекса, присев на край кровати. — С детства учила выживать, использовать свои силы и, главное, думать головой, а не другим местом, чтобы, в конце концов, его сын умер при выполнении моего поручения?

Я отвел взгляд, оставив эту реплику без ответа. О своих вчерашних ошибках я прекрасно знал, и пантере это было известно. Но и кошка знала, почему я поступил так и никак иначе.

Да, Ли и Зар могли вызвать подмогу. Но беда в том, что вряд ли кто-либо успел бы нам помочь. Алекса с Ником находились в Рассветном лесу, и из-за сети Альвиара, которая не позволяет никому пользоваться телепортом на территории кошек, прибыли б не раньше, чем к середине ночи. Макса сейчас тоже лучше не трогать, ему нельзя лишний раз отлучаться из клана метаморфов. Эльвиниориэль занят делами Закатного леса и своих подданных, а Иллорин, в теории, должен был устраивать вырванные годы слишком много возомнившим о себе вампирам…

Кто ж знал, что все это время кузен Алексы находился на расстоянии вытянутой руки?

— Это все так, — выслушав мои доводы, легко согласилась пантера, — Но скажи мне, Вась, какого демона для подобных случаев на границе Рассветного леса находится Дин, а всего в трех верстах от него — Леонара, проходящая практику у львов? Или ты считаешь, что сил двух оборотней и стольких же кошек из семьи Д'аркв'ир не хватило бы, чтобы скрутить одного вампира? А там уже и мы с Ником бы подоспели…

Ответить на это мне было нечего. Да и что сейчас думать и гадать, что могло случиться, если бы у меня была логика Д'аркв'ир? Чего нет, того нет, и предугадать, где и кто находится в любой отрезок времени, у меня возможности нет.

— Вот поэтому тебе и нужно всегда думать сначала этим, — Алекса довольно ощутимо постучала по моему лбу, — А не тем, чем обычно думаем мы. Сил не хватит, чтобы потянуть такие решения и при этом не надорваться до гробовой доски. И ты это прекрасно знаешь. Ладно, — успокоившись, махнула на меня рукой пантера, — жив и слава богам. Точнее, Иллорину, который вовремя оказался рядом.

Гепард недоверчиво выглянул из-под кровати, проверяя, действительно ли миновала буря. Алекса рассеяно почесала зверя за ухом, от чего не ожидавшее такого поведения животное настолько опешило, что даже забыло как дышать. Не обращая внимания на замершего кота, пантера серьезно посмотрела мне в глаза:

— Вась, ты не хуже меня знаешь, что сейчас не лучшее время для геройства. Или ты принимаешь решение, при котором в живых остаются все, либо берешь их в охапку и рвешь когти.

Это я прекрасно знал. И чтобы объяснить, наконец, почему я так странно себя повел, пришлось доставать из личного пространства не безызвестный Алексе амулет с кровавым рубином. Увидев кулон на серебряной подвеске, кошка ничему не удивилась. Оказалось, что амулет исчез ещё в последние дни войны с Вольфом, когда всем было не до уничтожения старинного артефакта. Пропажа обнаружилась уже после возвращения пантеры и, естественно, никаких следов воров обнаружить не удалось. Хозяйка Рассветного леса подозревала, что без лап наших врагов здесь не обошлось, но предпринимать что-либо было поздно.

Осмотрев амулет, Алекс попросила мне держать его рядом с собой. Мало ли, вдруг хозяева решатся вернуть себе пропажу, и тогда Иллорину с Заром не придется бегать по всему миру за нашими неуловимыми слугами Хранителей.

Идея Алексы меня не вдохновляла, я бы предпочел избавиться от этой вещи как можно быстрее. Но приказы не обсуждаются, и пришлось надевать разряженный амулет на шею, чтобы он всегда был под рукой и на виду.

На прощание пантера бросила на меня долгий лукавый взгляд и только после этого с насмешкой заметила:

— Знаешь, Вась, я слишком хорошо тебе знаю, чтобы поверить, будто амулет был единственной причиной, по который ты подавил природную осторожность и сунулся в логово вампира. А если учесть, что тебя в этом порыве поддержал ещё и зверь, которому самой природой велено следовать древним инстинктам… Не думаю, что ошибусь, если скажу, что голова у тебя перестает работать только тогда, когда речь заходит о безопасности одной нашей общей знакомой-пантеры…

Насладившись досадой, мелькнувшей на моем лице, кошка с довольной усмешкой удалилась.

Хотя чего я ожидал? Что удастся все скрыть от зоркого взгляда давней подруги? Очень смешно…

Через мгновение в комнату вернулась Лиина вместе с закупленными по рекомендациям целителя лекарствами, и мне действительно стало не до веселья. Слишком красноречивым был довольный взгляд кошки, когда она направилась ко мне, доставая первое прописанное мне лекарство.

Алекса

Стоило дочери исчезнуть за дверями комнаты Василена, улыбка мгновенно исчезла с моего лица. Поманив рукой подпиравшего стену Иллорина, я спустилась на первый этаж и, заняв место за одним из дальних столов, окружила нас пологом молчания. Бросившийся было к нам половой отшатнулся от светящегося контура и шмыгнув обратно к стойке хозяина постоялого двора. Тот на наши действия отреагировал весьма флегматично, явно привыкнув к подобным трюкам магов.

— А просто перейти на языке семьи было сложно? — недоуменно приподнял брови вампир, заняв свободный стул напротив меня.

— То, что я тебе скажу, не должны знать даже наши, — откинувшись на спинку стула, спокойно возразила я, — Мы с Ником проверили отпечатки магии Д'аркв'ир, которые ты нашел в сожженном постоялом дворе.

Иллорин мгновенно напрягся, с нетерпением поддавшись вперед:

— И что вы нашли?

— Разрушитель — действительно оборотень. И ты не поверишь, из какой стаи.

— Стаи? — переспросил вампир, непонимающе склонив голову на бок, — Но ведь ты отменила деление на…, - тут кузен осекся, поняв к чему я клоню. Криво усмехнувшись, выбил незамысловатый ритм по деревянной столешнице, — Одиночки.

— Именно, — я увидела спускающегося по лестнице Ириана и жестом остановила его, когда кот направился к нам. Барс резко приказ понял и отступил на несколько шагов, ожидая своей очереди. Уж не знаю, о чем он хотел мне доложить, но молодой кот с трудом сдерживал нетерпение.

Ничего, подождет. Пусть тренирует выдержку.

— Проблема пришла оттуда, откуда мы её не ждали, — ситуация не нравилась Иллорину так же, как и нам с Ником. Прищурив глаза, вампир покачал головой, — Если Дракон добрался и до них, это начинает пахнуть новым расколом в клане.

— До раскола не дойдет, мы этого не допустим. К тому же, есть шанс, что этот оборотень — изгнанник.

— Предлагаешь мне проверить это? — уже догадываясь, о чем я буду просить, деловито предположил Иллорин. После помощи Ника и вынужденного пребывания в нашем мире мои поручения стали для вампира единственным источником развлечения. И судя по тому, что кузен не рвался нас покидать и не скучал по бывшей родине, его такое положение дел вполне устраивало.

— Этой ночью вожак стаи прибудет в резиденцию клана, чтобы обсудить последние новости о желании Зара вернуть одиночек под свое покровительство, — опуская подробности о том, кто пустил такие слухи, начала вводить кузена в курс дела, — Я хочу, чтобы ты взял моего брата и вместе с ним переговорил с Аникой. Лучшего случая нам не представится.

На губах вампира появилась знакомая довольная улыбка.

— А если вожак будет молчать… — на всякий случай уточнил вампир.

Самый слабый момент моего плана. В том, что Аника, нынешний вожак клана одиночек, с готовностью поведает нам все о своих подчиненных, ни я, ни Ник уверены не были. Очень даже наоборот, мы знали, что так просто нужные сведения нам не достанутся. Поэтому и нужно было, чтобы в этом разговоре участвовал вампир, умеющий неплохо применять чары внушения. Но, надеюсь, до этого все-таки не дойдет.

— Я должна знать, кому из одиночек мы перешли дорогу и не знаем об этом. Точнее, я догадываюсь, кому, но мне нужно знать, не изгнали ли его. Это единственное объяснение тому, что он сейчас находится в лапах Хранителей. А если Аника не захочет говорить, — я немного подумала, решая, как бы бескровно заполучить нужные сведения. С этой волчицей я практически не общалась, но на ум пришел один момент, который когда-то и ополчил против нашей семьи эту стаю, — намекните ей, что я могу и передумать и решить, что одних только пантер мне стало мало, а братцу нужна помощь в управлении кланом волков.

Когда-то ученики заместителя Аники пришли ко мне с просьбой принять их в клан Д'аркв'ир, и я не стала им отказывать. Их учитель, не ожидавший от меня такого поступка, особенно после непосильной помощи в войне с Вольфом, тогда едва сдержался, чтобы не показать наглой Д'аркв'ир (то есть мне), что не стоит лишать одиночку его учеников без его на то согласия. Да и остальная стая была неприятно поражена случившимся. Кто ж виноват, что волчата, почуяв вкус настоящей жизни и свободы, не захотели возвращаться к сородичам, который снова посадят их на короткий поводок обязанностей, ограничений и лжи…

— А как быть с амулетом, который Василен нашел в заброшенном доме, и местным хозяином города? Может, стоит потянуть и за эти ниточки…

Я опустила голову, пряча мелькнувшую на губах улыбку.

— Можешь потянуть, Ил, — спокойно произнесла я, подняв на кузена честные-пречестные глаза, — но я тебе гарантирую, что они приведут тебя не к нашим неуловимым теням, а в кардинально противоположную сторону…

Подвох Иллорин почуял, но в чем он состоит, понял не сразу. А когда до него дошло…

— И когда ж вы успели? — пораженно выдохнул мой родственник, понимая, почему не учуял на амулете следы враждебной магии. А в том, что амулет он видел и лично пытался проверить, кто его подбросил в заброшенный дом, я не сомневалась ни минуты.

— А ты думаешь, Ириан просто так привел Василена и его компанию именно в этот город и этот постоялый двор? — насмешливо хмыкнула я, с удовольствием наблюдая за досадой, отразившейся на лице вампира, — Пока все идет по плану, и будет надеяться, что Хранители не внесут в него свои коррективы.

Сказав это, я перевела вопросительный взгляд на Ириана, жестом подзывая его к столу.

Итак, следующий докладчик. Время у меня ещё есть, можно и послушать, что споет наследник клана барсов.


Глава 10 Клыкастое гостеприимство

Василен

Алекса покинула постоялый двор ближе к полудню. Перед этим она с Лииной о чем-то долго говорила на первом этаже дома. Не знаю, что они обсуждали, но после ухода матери Ли ещё долго о чем-то размышляла, сосредоточенно прикусив нижнюю губу. Все это я узнал со слов принцесс, которые весь день не отходили от меня ни на шаг. Только под вечер, когда от заботливого щебета девчонках голова не просто раскалывалась от боли, меня спас Зар, отправив сиделок ужинать вместе с Ли и другими котами. Остаток вечера прошел в блаженной тишине, которую снова ж таки волк, чтобы доложить о том, как обстоят наши дела. А обстояли они из-за моей выходки не очень.

Пантера и Иллорин собирались отправиться на поиски нашего неуловимого вампира в Теневое княжество, как только придет посылка из Рассветного леса. На мой вопрос, почему Алекса не прихватила её, когда отправлялась к нам, получил лаконичный ответ. Никто не ожидал, что Водяной Дракон отвлечется на лечение ран своей игрушки и оставит своих врагов без присмотра. Так что посылку отправили ещё вчера утром, когда Ли дала знать, что добралась до места назначения.

Так вот, поскольку мы получим подарок из Рассветного леса только через три дня, целителям дали такой же срок, чтобы вылечить меня до транспортабельного вида. Так что, как любит говорить старшая пантера, быть мне подопытным кроликом.

Дни ожидания прошли на удивление спокойно. Зар мужественно выполнял возложенные на него обязательства по защите принцесс, сопровождая их на прогулках по городу и держа как можно дальше от меня. Чтобы не замучили своей заботой. К слову, о том, что со мной случилось той злополучной ночью, им так и не сказали. Но одной улыбки вампира хватило, чтобы девчонки растаяли и не задавали лишних вопросов. Внушение — хорошая штука, если его не применяют к тебя.

Сам же Иллорин все дни провел в моей комнате, прячась от солнечных лучей. Не смотря на то, что тень в помещении была только до обеда, от предложения Ириана занять покои барса, выходившие на внутренний двор дома, вампир вежливо отказался. Настолько вежливо, что кот теперь старался держаться подальше от нашего кровососа. Не знаю, чем барс не понравился Илу, но я его антипатии разделял и ничего против такого соседства не имел.

На закате третьего дня на постоялый двор прибыл вестник мага, получившего нашу посылку. Завтра на рассвете он лично доставит её нам, благо эта услуга тоже была оплачена отправителем, и мы сможем двинуться в путь. По крайней мере, мы на это надеялись.

* * *

… Осенний дождливый вечер. Небо заволокло тяжелыми стальными тучами, далеко на горизонте виднелись первые вспышки молний. В воздухе ощутимо пахло свежестью приближающейся грозы.

Я накинул на голову капюшон плаща, почувствовав, как на лицо упали первые ледяные капли дождя, и осмотрелся.

Рядом со мной неподвижно замерли двадцать оборотней и одинокий дракон, стоявший чуть в стороне от остальных. Последний прислонился к стволу плакучей ивы и немигающе смотрел в сторону резиденции клана Д'аркв'ир, которую было прекрасно видно с холма на котором мы находились. Видна была и процессия из десятка людей и волком, приближающихся к нам со стороны дома.

Стоявшая справа от меня Алекса недовольно сверкнула глазам, повыше поднимая ворот теплой куртки.

— С каждой минутой мне все больше кажется, что не стоило связываться с общиной видящих, — тихо произнесла она, чтоб её мог слышать только я.

Убедившись, что нашим соседям, с мрачными лицами наблюдавшим за процессией, сейчас не до нас, я негромко ответил:

— Но мы же не могли просто взять и уничтожить тело их коллеги, будь она хоть трижды марионеткой Дракона. То, что пошла с ним на сделку и помогала Вольфу в последней войне с псами, для видящих не преступление…

Пантера убрала выбившийся из косы локон и плотнее закуталась в плащ:

— Это единственное, что заставляет меня присутствовать на этих похоронах.

Я понимающе хмыкнул. Проблемы с общиной видящих, то есть людей, способных предвидеть будущее, нам сейчас были не нужны.

Через пару минут процессия достигла холма и начала медленно подниматься к нам. Чуткий слух уловил приближающийся хор заунывных песнопений, которыми у людей было принято провожать умерших в чертоги бога Смерти.

Когда в нескольких шагах от нас на вычищенную землю положили носилки с лежащим на них телом, я невольно передернул плечами. Даже сейчас, спустя пару дней после смерти, от мертвой видящей тянуло силой Водяного Дракона. Невидимая шерсть на загривке стала дыбом.

Спустя миг пение смолкло и первые свидетели, одними из которых были и мы с Алексой, начали подходить к телу и складывать рядом с ним заранее приготовленные брусья. Когда я следом за пантерой оставил свое подношение, затылок заломило от чьего-то недоброго взгляда. Подняв голову, я встретил с жутким немигающим взглядом одной из видящих. Совсем молоденькая девушка неподвижно замерла, так и не выпустив из рук свой брус, и не сводила с меня будто заледеневших карих глаз…

— Василен, — встревоженно окликнула меня Алекса, видя, что я не спешу отходить от тела. С другой стороны помоста плеча молодой видящей коснулась её наставница, тоже обеспокоенная поведением ученицы.

В следующий миг глава девушки вспыхнули, и я с трудом успел отскочить назад, когда видящая рванулась, пытаясь схватить меня за руку.

— Я видела смерть. Она уже стоит за твоим плечом, кот. Ты умрешь от руки того, кого назовешь своим другом…

— Довольно! — резко оборвала вышедшую из транса подопечную старшая видящая. Когда девчонку оттащили назад, пытаясь успокоить, седовласая женщина медленно обернулась и бросила на нас тяжелый взгляд, — Нельзя тревожить покой мертвых предсказаниями. Вам лучше уйти.

Я хотел возразить, сказать, что видящие сами настояли на нашем присутствии, но меня остановила Алекса. Положив руку мне на плечо, она чуть сжала его, успокаивая и прося подчиниться.

— Не сомневаюсь, — сухо бросила она, после чего настойчиво потянула за собой.

С холма мы спускались в полном молчании, не оглядывая. Лишь добравшись до подножья холма, я поднял голову, смотря на тусклые языки пламени, плясавшие на вершине.

— Как ты думаешь, — задумчиво спросил я, переведя взгляд на темное небо, — это пророчество сбудется?

Алекса проследила за моим взглядом, наблюдая, как небо над холмом рассекают первые росчерки молний.

— Не знаю, Вась, — в изумрудных глазах отразились всполохи небесного огня. Накинув на голову капюшон, пантера перевела на меня полный растерянности взгляд, — Не знаю…

Над нашими головами прогремели первые раскаты грома…

— Василен! — разбудил меня оглушительный стук в стенку кареты, — Проснись же наконец!

Я с трудом открыл глаза и попытался понять, где нахожусь. Спросонок это оказалась задача не из легких…

Рядом, у наглухо зашторенного окна дремал Иллорин, закутавшись в серый плащ. Хоть солнце больше не причиняло вампиру вреда, в тени он все равно чувствовал себя более комфортно, чем под палящим знойным солнцем последнего месяца лета.

На улице снова азартно о чем-то спорили Зар и старшая принцесса. Точнее, спорила только Каролина, волк же внимательно выслушивал её доводы, после чего двумя фразами рушил тщательно построенную логическую цепочку, чем ещё больше бесил девушку.

Лизы пока ни слышно, ни видно не было, зато недовольное лицо разбудившей меня Алины, едущий верхом на лошади рядом с каретой, я видел прекрасно.

Всласть потянувшись, разминая затекшие мышцы, я вопросительно посмотрел на принцессу:

— Что-то случилось?

— Пока нет, — отрицательно качнула головой та, выразительно посмотрев куда-то в сторону от кареты, — Но если ты не вмешаешься, то вскоре одним членом нашей команды станет меньше…

— Зар Каролине ничего не сделает, — поняв, что так обеспокоило младшую принцессу, беспечно отмахнулся я, удобнее устраиваясь на жестком сидении. Рядом недовольно заворочался вампир, и только сейчас я обратил внимание, что закутался он не в серый плащ, а в собственные крылья.

Алина бросила на Иллорина опасливый взгляд и на тон ниже продолжила:

— Я говорю не о сестре, а о твоем друге.

— За него можешь не волноваться, он Каролине не по зубам, — хмыкнул я, вспоминая сестриц друга. После Алексы и Леонары, обладающих далеко не сахарным характером, разбалованная принцесса-человек ему не страшна.

Алина недоверчиво хмыкнула, но от меня отстала.

Я прищурил глаза, посмотрев на ярко-голубое небо, и решительно задернул штору. Перед глазами все ещё стояли тяжелые грозовые тучи и пылающий на вершине холма костер.

Устроившись в углу кареты, я подложил под голову плащ и попытался снова уснуть. Дорога предстояла неблизкая, верховая езда мне пока была противопоказана, Зар развлекал принцесс, и делать мне было абсолютно нечего. Особенно когда Лиина с Ирианом обогнали наш отряд и умчались к границе, договориться с охотниками на вампиров о нашем пропуске.

Мерно поскрипывали колеса, сидевший на козлах барс подгонял разомлевших от жары лошадей, а сна у меня не было ни в одном глазу. Спокойно дремавший рядом вампир вызывал приступы черной зависти.

«…Ты умрешь от руки того, кого назовешь своим другом, кот…»

Я невесело усмехнулся. Тогда сейчас рядом со мной находятся минимум два кандидата на почетное место убийцы…

После того дня мы с Алексой не раз пытались найти ту видящую, но все наши попытки жестко пресекались общиной. Не знаю, почему он так не хотели, чтобы девушка до конца рассказала мне о своем видении, но я до сих пор не знаю, кто мне может убить и правда ли это вообще.

Через пару столетий воспоминания о том дне потускнели, переживать по поводу недоброго пророчества я тоже перестал. Зато сны, невероятно реалистичные, изредка навещали меня и возвращали в тот день. Вот только в последнее время сон приходит ко мне с завидным постоянством.

Тяжело вздохнув, я достал из-под лавки сумку и начал перебирать вещи, доставшиеся мне из присланной посылки. Как маг и обещал, он приволок наш багаж утром следующего дня. Несколько грубо сколоченных коробок, которые представляли собой нашу «посылку», впечатлили не только нас, но и всех, кто находился на постоялом дворе. Взмыленный и раскрасневшийся светловолосый маг, тащивший на своем самый ценный ящик, невольно вызвал уважение даже у Иллорина. Денег на носильщиков у парня не было, для найма дилижанса тоже, поэтому бедолага нес это все с помощью телеги, передвигаем его магией. Телегу он взял взаймы у коллеги, решив, что если будет использовать левитацию, протянет ноги ещё на выходе из торгового квартала.

Присмотревшись к светловолосому магу, устало опустившемуся на ближайший стул, я азартно потер руки, узнав своего давешнего знакомого бытовика-артефактора. Сероглазый маг меня тоже узнал, но на проверку амулета согласился с явной неохотой. Лишь когда Лиина рассчиталась с магом и доплатила за доставку, парень взъерошил и без того стоящие торчком волосы, внимательно разглядывая алый рубин.

— Вас интересует само плетение или слепок ауры мастера? — деловым тоном уточнил маг.

— Аура, — односложно ответил я, жестом отгоняя любопытных девчонок. Принцесс, недовольных тем, что им не дали посмотреть на симпатичный амулет, тут же увлек в сторону Зар. За последние дни он мастерски научился отвлекать девчонок от заинтересовавших их вещей, — Слепок с рубина снять удастся?

Маг на миг оторвался от изучения амулета, подняв на меня изумленный взгляд.

— Заклинание находится не на камне, а на оправе.

Делающие вид, будто им нет дела до нашего разговора барсы и Лиина перевели на мага заинтересованные взгляды. Даже Ил, при виде светловолосого не ставший спускаться в зал, заинтриговано облокотился на перила лестницы.

Смущенный повышенным вниманием парень замялся, растеряно смотря на меня.

Оказалось, что на рубине находилось очень старое плетения, почти распавшееся из-за того, что его давно не подпитывали, и определить его хозяина было невозможно. Второе плетение, которое было на оправе, более новое, ему было не больше трех лет. На мой вопрос, для чего оно нужно, маг уверено заявил, что для защиты. Только от чего или кого, ответить затруднился.

После этого он случайно встретился с любопытным взглядом вампира, разглядывавший взъерошенного парня, и маг странно побледнел и быстро ретировался. Судя по полному досады взгляду Иллорина, обстоятельства их встречи он бы хотел оставить в секрете. Хотя догадаться, в принципе, не сложно.

С этими мыслями я перебирал вещи, которые получил от Алексы и сразу сложил в свою походную сумку. Отлично отшлифованные кинжалы с практически безупречной балансировкой, несколько защитных амулетов, намного сильнее тех, которые полегли в бою с вампиром Дракона, книги по защитной магии. На последнее я взглянул с любопытством, прикидывая, успею ли дочитать первый из талмудов до границы. Уже вытаскивая книгу, я почувствовал под обложкой что-то небольшое и шершавое, похожее на лист бумаги. Отложив учебник в сторону, удивленно повертел в руках узкий конверт без единой печати или надписи.

Оказавшее внутри письмо заставило меня задуматься, почему же когда-то согласился стать хранителем рода правителей королевства Онтверт.

«Василен, я навела справки об ордене охотников с гербом Хранителей нашего мира. Оказывается, что прапрадед твоих подопечных был основателем этого ордена. Его задача — уничтожать всех, кто может помешать Хранителям остаться при власти. В каком смысле — спроси у Лиины, она тебе расскажет легенду, которую Марианна откопала в летописях Цариц. Желательно, чтобы твои подопечные тоже её услышали.

Будь осторожен и смотри в оба. Если они до вас доберутся, последствия трудно представить даже мне».

Я сжал письмо в кулаке, чувствуя, как жаркий огонь жадно коснулся сухой бумаги, сжигая её дотла. По руке пробежало приятное тепло родной стихии, после чего я разжал пальцы, и сухой светло-серый пепел неспешно опал на дно кареты.

Рядом зашуршали, разворачиваясь, крылья вампира.

— Развлекаешься? — с удовольствием потянувшись, насмешливо спросил выспавшийся Иллорин.

Посмотрев в темно-рубиновые глаза, в которых не было и намека на веселье, я пришел к неутешительному выводу. Похоже, о том, что происходит, знают все, кроме меня. Пора исправлять это упущение.

— Нам обоим сейчас не до веселье, как я погляжу, — рассеянно ответил я, стирая с рук следы пепла и магии. Если Лиина увидит, что я позволяю себе уже использовать магию, с неполным-то резервом, она меня загрызет, хоть и в переносном смысле этого слова. Желание изучать новые заклинание резко исправилось, поэтому я спрятал книгу в сумку и забросил её под лавку. Поднял на вампира задумчивый взгляд, — Может, поделишься, что же мы все-таки будем искать в Теневом княжестве?

На лице Ила мелькнула довольная усмешка.

Интересно, это означало согласие или отказ?

* * *

Как оказалось, все-таки согласие. Но многим полученные данные мне не помогли.

Двести лет назад средний брат нынешнего князя вампиров окончательно сошел с ума из-за кровавого бешенства, поскольку выпытать у Иллорина рецепт волшебного зелья для излечения никто так и не смог. Хотя вся разведка князей честно трудилась, пытаясь понять, как вампиру, ослабленному после сорвавшейся казни под лучами солнца, удалось так быстро восстановиться и избавиться от смертельной заразы.

Когда до Алексы дошли слухи о полном безумии князя, она отправила Иллорина разобраться, следует ли нам вмешиваться в ситуацию или нет. Кровосос, находящийся пусть и не при власти, но имеющий влияние на брата и одержимый жаждой крови, никого не устраивал.

Но у богини Судьбы на этот счет было свое личное мнение. Иллорин столкнулся с обезумившим вампиром ещё на полпути к резиденции теневого князя. Средний князь бежал от своих же подданных, которые прекрасно понимали — такой собрат может принести только беды. Мнение его брата других вампиров не интересовало.

После кровавой битвы, из которой Иллорин вышел победителем, пусть и полгода зализывал полученные раны, тело мертвого князя было сожжено при первых же лучах солнца. Блондина не стало, а вот его младший брат, который правил вампирами из-за болезни родича, затаил на Ила злобу, мысленно пообещав отомстить при первой же возможности. Возможностей не представилось, зато отношения между кузеном Алексы и князем вампиров были довольно натянуты.

Но это предыстория, самое интересное начиналось с короткой битвы в заброшенном доме с якобы незнакомым вампиром. Когда Иллорин ранил врага, он учуял подозрительно знакомый запах крови. Что-то, а на противников, которые чуть не отправили его в лучший из миров, у нашего вампира память была отменная.

К сожалению, все это оставалось на стадии догадок. Ил не видел лица напавшего на меня кровососа, следок ауры и магии нам ничего не дал — сила Водяного Дракона настолько изменила их, что даже родная мать не узнала бы в игрушке Хранителей свое дитя. Так что наша задача была выяснить, действительно ли наш новый знакомый не такой уже и новый (хотя не ясно, как ему удалось выжить под прямыми солнечными лучами) или же Иллорин начал терять нюх. В последнее лично мне верилось слабо, но сам вампир был более самокритичен и такую возможность не отметал.

Что же касается разрушителя, то на счет его личности у Ила тоже имелись некоторые соображения, но поделиться он ними не успел.

Впереди послышалось недовольное конское ржание, и карета остановилась.

Я прислушался, пытаясь понять, что послужило причиной остановки. Но спустя минуту расслаблено откинулся на спинку лавки, увидев из приоткрытого вампиром окна, как по одному начинают спешиваться наши спутники.

Мы наконец-то прибыли на границу.

* * *

В общем, пропускной пункт на границе королевства и княжества вампиров меня не впечатлил. Нет, не спорю, защитные сооружения в виде укрепленной магией высокой стены, крепкого подвесного моста и неприступных башен для наблюдения вызывали уважение, но при желании все это можно было обойти. Тем более вампирам, привыкшим сливаться даже с малейшей ночной тенью.

По крайней мере, я так думал, пока стена не отреагировала на приближение Иллорина. Каменные блоки ярко вспыхнули, ослепляя даже при свете дня, уничтожая малейший намек на тень или другое укрытие от внимательного глаза охотника.

Вампир, не раз сталкивавшийся с подобной реакцией защиты, вовремя прикрыл глаза, и когда маги выключили свою защиту был лишен сомнительного удовольствия в виде пляшущих перед глазами разноцветных кругом, неприятного жжения и пульсирующей в висках боли. Недовольно морщась, мы по очереди подошли к магам, стоявшим у подвесного моста, и они внимательно изучили наши документы. Сначала особый интерес они проявили к Иллорину, но, разглядев его, они разочаровано выдохнули и нехотя вернули пропускные документы. Как мне потом объяснил вампир, его в лицо знали все охотники, охранявшие границы Теневого княжества. Алекса лично провела его по всем постам, проверяя, все ли маги запомнили её кузена. Никому не улыбалось в один прекрасный день получить маленькую коробочку с пеплом и извинениями, дескать, обознались, припечатав вашего родственника заклинанием.

Когда все было закончено, маги приказали опускать мост и мы спокойно пересекли границу, вскоре оказавшись под сенью раскидистых деревьев, росших на территории княжества. Пожалуй, кроме лесов и болот этой стране похвастаться было нечем. Но вампиром это устраивало, поскольку давало возможность выходить на улицы даже в солнечный день. Правда, они все равно старались избегать подобных прогулок. На всякий случай, как говорится.

На территории вампиров Иллорин усадил принцесс в карету, а мы продолжили путь на лошадях. Пусть, по подсчетах вампира голод в Теневом княжестве начаться ещё не должен был, но перестраховка лишней не бывает. Людей кровососы, конечно, учуют, но запах более сильного сородича, которым пропиталась карета за день пути должен был их отогнать. Что делать в обратном случае, вампир уточнять не стал, и так всем было понятно.

К резиденции князя мы прибыли под вечер. Солнце уже клонилось к закату, между стволов деревьев начали клубиться закатные сумерки.

Иллорин, ехавший впереди меня, напряженно огляделся по сторонам.

— Самое опасное время, — недовольно произнес он, не заметив ничего, что могло нести нам скрытую угрозу. Но, похоже, его это тревожило ещё больше, чем наличие голодных сородичей, — На закате вампиры готовятся к началу ночной охоты. А если их гонит голод, то они уже должны быть здесь.

— И чем нам это грозит? — приказав своему воину подстегнуть тянувших карету лошадей, уточнил Ириан.

Взгляд Ила описанию не поддавался. Даже Д'аркв'ир вряд ли смогли бы отразить во взгляды гремучую смесь вежливого удивления умственными способностями спутника, презрения, некой доли брезгливости и искреннего недоумения. Последнее, если я правильно понял, скорее адресовалось либо Лине, либо Алекса, и переводилось так: зачем сюда прислали этого дурака, не понимающего элементарных вещей?

— Нападением, — проникновенным тоном ответил Иллорин, с сочувствием смотря на побагровевшего барса, — Надеюсь, чем нам грозит нападение, уточнять не надо?

Зара, ехавшего справа от меня, диалог между родственником и котом откровенно забавлял, а вот я… я получал неописуемое удовольствие, со злорадством наблюдая за сменой красок на лице старого недруга. Уважение и признательность перед вампиром достигла заоблачных высот.

Вот за что я люблю эту сумасшедшую семейку, так это за врожденное умение указать собеседнику его место всего несколькими фразами. Мне подобному ещё учиться и учиться…, если этому вообще можно научить, а не унаследовать с кровью.

Ириан заскрипел зубами, что-то разозлено прошипел и направился раздавать указания своим воинам, чтобы те были готовы к возможной атаке. Хотя это было лишним, коты и так были не глупее командира и знали, что им грозит на землях кровососов.

Когда за очередным поворотом широкой дороги появилось вересковое поле, в центре которого находился замок князя вампиров, мы все облегченно перевели дух. Похоже, нам повезло, и сегодня кровососы решили выйти на охоту с последними лучами солнца.

А вот Иллорин, наоборот, только больше напрягся, странно вдыхая пряный, нагретый за день воздух.

— Направляйтесь к замку по дороге, я сейчас вернусь, — быстро проговорил он, после чего спрыгнул с лошади и, бросив мне поводья, исчез в густых зарослях вереска.

Объяснениями он себя не утруждал, но этого и не требовалось. Ещё на постоялом дворе Ил взял с нас слово, что на территории вампиров мы будем слушаться ему беспрекословно. Что мы и сделали, неспешно тронувшись в сторону цели нашего визита…

Иллорин

Знакомый запах смерти заставил меня напряженно замереть, напряженно вглядываясь в густые заросли вереска. Легкий ветерок небрежно коснулся золотистой травы, и его дыханием волнами разошлось по травянистой глади. И очередная волна открыла взору и тут же скрыла темную тень, стремительно направлявшуюся прочь от нашего отряда…

— Направляйтесь к замку по дороге, я сейчас вернусь, — бросил я котам, стремительно соскочив с встревоженной лошади и бросившись за собратом.

Мир привычно смазался, превратившись в сплошную золотистую полосу. Лишь темные отпечатки чужой ауры светились чуть видным багровым светом, безошибочно указывая путь.

А вот и тень вампира, практически добравшегося до опушки леса.

Попался!

Тень подпрыгнула, пытаясь перемахнуть через перекрывшее вход в лес поваленное дерево. В воздухе сверкнул алый росчерк стали, и плащ врага пригвоздило к дереву. Не ожидавший этого вампир оступился и приложился головой об дерево. Попытался вскочить и броситься прочь, но время было упущено и вокруг шеи сомкнулись мои острые когти.

Сорвав с вампира капюшон и наконец-то увидев его лицо, раздраженно зашипел.

В моих руках задыхался один из телохранителей князя, мой давний недруг Миран. Алые глаза блестели лютой ненавистью.

— Мир, какого демона? — чуть ослабил схватку, прорычал я, пряча досаду. Демоны, а я так надеялся, что эта тварь из заброшенного дома. Размечтался.

— У меня к тебе аналогичный вопрос, — прохрипел вампир, пытаясь вырваться из моих рук. Наивный, хватка у меня железная, — Что за делегацию из людей ты к нам приволок?

Я замер, от неожиданности разжав пальцы. Вампир медленно осел на мятую траву, хрипло вдыхая пряный воздух. На шее Мирана виднелись глубокие алые следы от моих когтей, но меня не волновало.

На рассвете я отправил князю вестника, в котором предупредил, что явлюсь вместе с послами Онтверта, желавшими снова попытаться договориться с вампирами о поставке редких артефактов. О том, «что посольство» представляют собой дочери короля, я упоминать не стал, решил не испытывать судьбу.

А теперь выходит, что мой вестник вообще не дошел до адресата.

Тогда какого демона нас впустили на земли вампиров?

— Разве князь не получил моего вестника? — напряженно уточнил я, бесцеремонно встряхнув Мирана.

— Птицу заметили на границе, но до резиденции она не добралась.

Досадно рыкнул, без проблем выдернул кинжал из дерева и что есть сил припустил обратно. Судьба вампира, которому я чуть не сломал шею, меня не интересовала.

Тварь Хранителей обвела меня вокруг пальца. Вот чего он добился: момента для нападения, или это была обычная демонстрация, чтоб я знал о его присутствии и не расслаблялся?

Василен

Иллорин вернулся через пять минут, злой и чем-то обеспокоенный. На наш вопрос о том, что случилось, вампир нехотя произнес, что произошло небольшое недоразумение с встречавшими нас людьми князя. Но теперь все в порядке, и мы можем ехать дальше.

На территорию резиденции мы въехали в сгустившихся сумерках. Кошачье зрение привычно окрасило мир во все оттенки серого. А вот принцессы чувствовали себя неуютно, стараясь держать ближе ко мне и Лиине.

При входе на территорию князя пришлось спешиться, и весь путь до самого замка мы проделали пешком, рассматривая пышно цветущий сад, находившейся прямо за высокой стеной, принятой нами за стены замка. Широкие тропы петляли между диковинных кустарников, чуть впереди виднелась и сама резиденция. Невысоких замок-дом на три этажа с тремя крылами, вокруг которого не росло ни единого куста и дерева. Идеальный обзор для сторожей-вампиров.

Князь вышел нас встречать лично, хоть в сопровождении своих телохранителей. Вышколенные вампиры внимательно наблюдали за нашими действами, и лишь один из них, черноволосый кровосос, изредка бросал неласковые взгляды в сторону Иллорина. Из-за высоко поднятого воротника виднелись едва различимые в темноте полосы от чьих-то когтей.

Я бросил на невозмутимого Ила быстрый взгляд.

Похоже, я догадываюсь, чьих именно когтей и с кем из встречающих у нашего вампира произошли недоразумения.

Не буду лгать, князь явно был не в восторге нашего визита. Больше всего его удивило, что посольство Онтверта, которое должно договариваться о новых поставках редких артефактов, состояло из трех молодых девчонок. Но вампир тактично не стал ничего уточнять, не желая портить и так не лучшие отношения с соседним государством. У него и так проблем с охотниками и угрозой голода хватало.

От ужина мы вежливо отказались, и князь приказал подчиненным показать нам наши комнаты в левом крыле здания. Все разговоры были единогласно решено отложить до завтра, чтобы люди смогли отдохнуть с дороги. А мы с Илом, Заром и Лииной — обсудить сложившуюся ситуацию. Но об этом теневому князю знать не обязательно.

Моя комната оказалась небольшой с довольно скромной обстановкой. Из предметов роскоши — диван возле стены, где могло уместиться человека три-четыре, да широкое окно. Кровать инебольшой письменный стол с двумя стульями и креслом впечатления не производили, но мне хватало и этого.

Когда я положил сумку с вещами на стол и начал прикидывать, стоит ли разбирать вещи или нет, в дверь вежливо постучали. Вот эта вежливость меня и подкупила. Потому что, едва открыв дверь, я с кислым выражением лица оглядел принцесс, тут же расплывшихся в милых улыбках.

— Вась, мы к тебе за ответами, — начала Каролина, решительно входя в комнату, — Не скажешь нам, зачем мы на самом деле приехали в Теневое княжество.

Наблюдая, как девчонки устраиваются на диване, я пропустил появление четвертого действующего лица. То есть Лиины, которая, оказывается, сопровождала моих подопечных.

«— У Зара тоже от них уже голова болит, — мысленно фыркнула Ли, поймав мой вопросительный взгляд, — Ему тоже нужна хотя бы одна ночь, чтобы отдохнуть от твоих балаболок».

Я тяжело вздохнул, смирившись со своей участью.

Эти бестии даже Д'аркв'ир уморить сумели. И за что мне такое наказание?

«— Работа у тебя такая», — не к месту вспомнились слова короля, когда я задал ему тот же вопрос.

К демонам такую работу. Выберемся из этой ситуации — попрошу короля освободить меня от этой почетной должности. А не захочет, Алексу натравлю. Сама втянула меня в это дела, пусть сама и вытаскивает.

— Вам мало того, что вы попытаетесь убедить князя возобновить поставки артефактов? — уточнил я, уступая кресло напротив девчонок Лиине.

— Мало, — кивнула Лиза, с любопытством оглядывая мою комнату, — Нас преследуют неизвестные охотники, а мы вместо того, чтобы вернуться домой или вызвать подмогу едем в соседнее государство. Не логично, не находишь?

— Мы здесь по делам Рассветного леса, — обменявшись с Ли быстрыми взглядами, мягко произнес я. И не вру, в принципе, хоть и всей правды не говорю, — А на счет логичности… Разве не лучше переждать бурю на безопасном расстоянии, чем подвергать себя и подданных вашего отца опасности?

Девчонки задумчиво переглянулись. Некая доля благоразумия в моих словах была…, но и подвох, скрывавшийся за обтекающей формулировкой дел, они тоже прекрасно чувствовали.

Но, похоже, пока что принцессы решили до правды не докапываться. Видимо, хотят понаблюдать, что же получится из наших «дел», а уже потом повторить попытку выведать правду.

Но это не значило, что они захотят так быстро покинуть мою комнату. Принцессам, очередная «нянька» которых сбежала, сдав на руки племяннице, было скучно, и веселиться они явно собирались за мой счет.

Сначала я усиленно сопротивлялся, заявив, что ещё плохо себя чувствую, на что девчонки с азартом предложили свою помощь в качестве лекарей. Ужаснувшись подобной перспективе, бросил умоляющий взгляд на Лиину. И тут до меня дошло, как избавиться от принцесс и воспользоваться советом Алексы.

— Давайте договоримся так, — мысленно азартно потерев руки, миролюбиво предложил я, — Лиина расскажет вам одну из старинных легенд Рассветного леса, о которых знают только в её клане, и вы пойдете набираться сил перед завтрашними переговорами. Договорились?

Лиина удивленно вскинула брови.

— Какую легенду? — недоуменно переспросила она, поймав заинтересованные взгляды принцесс.

— Например, про Хранителей нашего мира, — вкрадчивым тоном намекнул я, выразительно посмотрев в потолок.

Лиина проследила за моим взглядом, немного помолчала, а потом бросила на меня полный укора взгляд.

«— А мысленно прямо сказать, что нужно, трудно было, — проворчала кошка, удобнее устраиваясь в кресле, — Конспиратор…»

Дождавшись, когда внимание девчонок полностью переключится на неё, кошка начала рассказ. По комнате заструился мягкий голос пантеры…

…Власть — это испытание, выдержать которое могут немногие. Слишком велико искушение, когда в руках находятся жизни других людей, и лишь от твоего решения зависит их судьба. Так и хочется почувствовать себя демиургом и переделать этот бренный мир так, как считаешь нужным ты. Вот только, пойдет ли это на благо самому миру, и тем, кто его населяет?..

Эта история начиналась именно так. Сначала, на протяжении долгих лет, наш мир процветал. Расы закончили делить территорию, прекратив многосотлетние войны за место под солнцем, и зализывали глубокие раны, безобразные шрамы которых ещё долго остались на лице мира Ректешь: аномальная зона в Рассветном лесу, где кошки долгое время не могли определить, кому какая земля принадлежит. Или безобразные горы Драконьего хребта, тогда ещё только начинавшие формироваться, искорежены когтями повелителей неба. Выжженные дотла полосы земли на территории людей. Или кровавые разводы на обугленных стволах могучих деревьев Закатного леса, отныне принадлежавшего только эльфам.

Но раны затягивались, постепенно стирая из памяти народов те века, когда расы гризли друг другу глотки, желая отхватить кусок земли побольше и побогаче. Понемногу налаживались торговля и дипломатические отношения, развивались магия и наука, воспитывалось новое поколение, которому не ведом был запах гари от сожженных родных домов, или привкус горькой крови друзей, умирающих на твоих руках. Понемногу на земле воцарился мир…

Но идиллия продлилась недолго. Первые отголоски приближающейся беды заметили драконы, видя, как с каждым годом рушится все больше хребтов, покрываясь глубокими трещинами бездонных провалов. Открытых плато, необходимых для создания гнезд, становилось все меньше, обрушались своды пещер, в которых подрастало молодое поколение крылатых ящеров.

Потом беда пришла на земли людей. Повальный мор, медленно изводивший под корень эту расу, перекинулся на вновь сцепившихся за территорию оборотней, подрывая силы и без того не многочисленных в те века кланов. В лесах эльфов заводилась неизвестная нечисть, а погода в Рассветном лесу менялась с каждым днем, осыпая беззащитных перед холодом львов и гепардов снегом, а тиграм и барсам посылая изнуряющую жару.

Фениксу и Дракону, стражам покоя нашего мира, надоело наблюдать за размеренной жизнью своего мира.

Первыми не выдержали люди. Двое братьев-учеников архимага, пытавшегося найти лекарство от неизвестной болезни, нашли старинные летописи, где говорилось о подобных событиях в истории и с чем они были связаны. Молодых ещё мальчишек обуяла злость на тех, кто должен был оберегать, а не уничтожать свой мир. И если бы они рассказали бы о находке мудрому учителю, возможно, история пошла бы по совсем иному пути.

Но этого не случилось. Мальчишки решили сами устранить угрозу для нашего мира. Но летописи молчали о том, как избавиться от опьяненных властью Феникса и Дракона. Недоучившимся магам пришлось самим искать способ поставить на место опьяненных властью Хранителей.

К сожалению, братья оказались слишком способными учениками, у которых сила была, а вот знаний, как правильно её использовать — нет. Помогая учителю в создании лекарства для больных, маги постепенно изучали все старинные книги, находившиеся в кабинете архимага.

Слишком старый и занятый учитель не замечал, что ученики постепенно набираются сил и знаний, овладевая не только тайнами невидимого искусства, но и секретами владения оружием. У старшего брата лучше всего получилась стрелять из лука, без промаха посылая в цель тонкие стрелы. Младший же в совершенстве освоил бой на мечах и метание кинжалов.

Когда лекарство против мора было найдено, братья вместе с учителем отправились к оборотням, чтобы предложить свою помощь и попытаться восстановить испорченные взаимоотношения. И один из кланов оборотней-гиен, в будущем исчезнувший с лица мира, приютил их, приняв помощь. Пока архимаг договаривался со старшей гиеной стаи, его ученики проникли в библиотеку клана и нашли там старинную книгу, которая оказалась заветным продолжением летописей, подаривших молодым магам новую цель в жизни.

Пропажу книги оборотни заметили не сразу. Никто не ожидал, что пущенные под сень стаи маги окажутся ворами, пришедшими за старинной книгой. За ворами послали погоню, и, когда они нашли практически перешедших границу людей, напали не раздумывая. Старый архимаг яростно защищал своих учеников, не подозревая, что именно их поступок разъярил оборотней, и погиб, прикрывая отступление молодых магов. Братья с трудом сбежали, оставив на поле боя истекавшего кровью учителя, тело которого яростно терзали обманутые гиены.

Только вернувшись домой, ученики поняли, что натворили. Из-за их поступка погиб единственный человек, который заботился о них и который был для них дороже кого-либо на свете.

Затаив ненависть на проклятых оборотней, маги решили во имя памяти об учителе закончить начатое, а потом и отомстить врагам. И вскоре, благодаря украденной книге, в глубине земель кошек был найден заброшенный Храм Хранителей, статуи которых до сих пор хранили в себе частицу надбожественной силы — первозданных источников огня, ветра, земли и воды. Едва прикоснувшись к золотым статуям, теплым от переполнявших их сил, маги поняли — они нашли то, что поможет им совладать с Хранителями.

Яростное пламя ненависти и боли подхлестывало бывших учеников, и старший брат создал первый из артефактов, который принесет смерть Первому Хранителю — Фениксу. Гибкий лук, созданный лучшими мастерами эльфов, за хорошее вознаграждение согласившихся помочь человеческому магу. Старший брат долгие ночи трудился вместе с мастерами, тщательно вплетая в каждую частицу будущего оружия всесильную магию огня, добытую в заброшенном Храме.

Но кропотливая работа была вознаграждена — похожий на живое пламя лук, переливавшийся при свете дня всеми оттенками алого и желтого цветов, и десяток стрел из белого дуба.

А в жерлах подземных вулканов, где единоличными хозяевами были гномы, создавалась смерть для Водяного Дракона — черный кинжал из лучшей горной стали, покрытый узором древних символов, каждый из которых заключала в себе часть всесильной энергии Второго Хранитель. Ненависть мага, которую впитывал в себя клинок, лучше любого яда впиталась в тонкое лезвие, заставляя его сиять едва заметным изумрудным светом.

Два артефакта, которые положили начало смене династий Хранителей, были слишком сильными, чтобы исходящую от них эманацию энергии не почувствовали другие маги. Тогда же были созданы специальные оболочки, которые не глушили надбожественную силу — тонкий футляр из черного тиса — для кинжала, и сумку из кожи золотого дракона — для лука и стрел.

Каким образом магам удалось найти вход в мир Хранителей, легенда не говорила. Но оказавшись на одинокой скале посредине бушующего океана, братьев обуяли сомнения. И лишь молнии, огненными росчерками освещавшие тяжелое свинцовое небо, напомнили им о том грозовом дне, когда оборотни растерзали их учителя.

Пустынные залы сменяли друг друга, постепенно приближая братьев к заветной цели. И наконец, на верхнем этаже замка Хранителей, в зале, где чувствовались остатки былого величия древних созданий, они нашли два трона, на которых восседали Феникс и Дракон.

Хранители ждали своих убийц, узнав об их скором приходе ещё в то время, как с помощью их силы создавались несущие смерть артефакты. Но сдаваться без боя не собирались.

Бой был долгий и кровавый. Ни одна из сторон не хотела проигрывать, отдав жизнь в руки врага. Но ненависть людей, подпитанная болью давней утраты, оказалась сильнее слепой ярости и страха потерять власть.

Последняя стрела старшего брата наконец-то нашла свою цель, по оперение войдя в сердце Феникса. Жалобный крик умирающей птицы отвлек Водяного Дракона, прижавшего к полу младшего мага и наклонившегося, чтобы добить врага. За это он и поплатился. Кинжал по рукоять вошел в глаз ослабленного схваткой Хранителя. Дракон отшатнулся, из последних сил швырнув мага в стену, как тряпичную куклу, но его участь была предрешена. И через несколько минут мучительных конвульсий Хранитель обмяк на полу рядом с неподвижным телом огненной птицы.

Старший брат, прижав руку к смертельной ране на боку, выпустил из обессиленных рук неподъемный лук и подошел к телу младшего мага. Но тот уже был мертв, не выдержав последнего удара Дракона.

Потерявший последнего родича маг не заметив, как тела Хранителей начинала таять в воздухе, превращаясь в два разноцветных смерча. Мгновение — и они устремились к завалившемуся на бок старшему брату. Тело ослабевшего от потери крови мага охватило золотистое сияние, в то время как над мертвым телом его брата сгущалась непроглядная тьма…

В тот день мир сотрясло сразу двумя мощными волнами силы. Одна принадлежала отчаянно цеплявшимся за жизнь старым защитникам мира. А вторая огласила о появлении новых Хранителей, пока ещё не пришедших в себя и не догадывавшихся о своей новой роли…

И начался новый виток истории, в которой переплелись воедино боль прежних веков, желание вернуть все на свои места и нарастающий страх перед неизвестным будущим…

Лиина давно замолчала, а в воздухе все ещё звенел мягкий, обволакивающий голос, вернувший нас в события давно минувших дней. Перед глазами стояла отвесная скала, вокруг которой оплелось змеиное тело нового Водяного Дракона, а в грозовом небе величественно парил объятый огнем Феникс…

— А что случилось с артефактами? — чуть хриплым голосом спросила Алина, первой очнувшись от пережитых эмоций.

Ли снисходительно улыбнулась:

— То же, что и с другими всемогущими творениями магов из древних легенд — бесследно исчезли.

Младшая принцессе разочаровано выдохнула, даже не заподозрив подвоха. Чего нельзя сказать обо мне. Чтобы Д'аркв'ир не знали, куда исчезли артефакты, способные убить их врагов? В жизни не поверю.

Теперь ясно, про какое удержание власти говорилось в письме Алексы. Но каким образом в этой истории замешаны предки моих подчиненных?

Получив обещанную историю на ночь, девчонки начали понемногу собираться. Уходить им явно не хотелось, но данное мне слово нужно было выполнять.

Мы с пантерой помолчали, дожидаясь, когда шаги девчонок стихнут.

— И сколько поколений сменилось за эти века? — когда в коридоре воцарилась тишина, тихо спросил я у Лиины.

Эта история действительно была похожа на обычную красивую легенду, которых много в нашем мире. Слишком нереальным казалось то, что Хранители нашего мира — смертны. Но простая легенда никогда бы не была занесена в хроники Цариц Рассветного леса.

— В летописях упоминается о пяти, — глухо сказала Ли, устало прикрыв глаза. Как и у всех Д'аркв'ир, при малейшем затишье накопившееся напряжение и усталость начинали давать о себе знать. И не важно, что вокруг — голодные вампиры. Пока с нами Ил, он в обиду ни свою любимую племянницу, ни её спутников не даст, — Но сколько их было до того, как мы появились в этом мире, не известно.

Я покачал головой, устало откинувшись на спинку кресла.

— Не понимаю. Зачем демиург отобрал у своих первых детей бессмертие?

— По той же причине, что раз в несколько тысячелетий их убивает следующая пара магов, — кошка ожесточенно потерла нывшие от боли виски, невидящим взглядом изучая что-то на противоположной стене комнаты, — Власть опьяняет, тем более власть безграничная. Вот почему когда-то демиург одарил мой род даром-проклятием — силой Третьей Хранительницы. Мы были тем стрежнем, который удерживал чаши весов, не позволяя нарушить равновесие. А когда моя мать лишила наш род этого проклятия, мир остался без защиты, а время смены поколений Хранителей неумолимо приближалось. И никто не может сказать, чем все закончится в этот раз.

Я провел руками по лицу, понимая, к чему клонит пантера. Когда в мире умирает сильный маг, по силовому полю нашего мира ещё долго расходятся энергетические волны. Они полностью лишают возможности использовать свои способности и доставляют немало неприятных ощущений даже не имеющим дара существам. А поскольку Хранители в сотню раз сильнее даже архимагов нашего мира, то волны от их смерти будут в сотни, если не больше, раз сильнее обычных. И как поведет себя мир, получив такой удар, предвидеть не возможно. Может, отделается только несколькими глобальными катаклизмами и разрушениями. А может, и вообще исчезнет с лица мироздания…

— Что мы должны сделать? — спокойным тоном спросил я, внимательно смотря на Лиину.

— Любимыми способами достать второй артефакт, которым убивают Феникса. Где находится кинжал Дракона, мы знаем, а вот лук нужно найти.

— И где он?

Внимательный взгляд Лиины мне не понравился, как и многозначительное молчание.

* * *

— Ты понимаешь, на что меня подбиваешь? — охнул я, выслушав просьбу Лиины.

Нет, безумство в этой семье — явно наследственная болезнь.

— Это займет у нас всего одну ночь…, - поспешно добавила кошка, делая вид, что не понимает, что я имел в виду.

За дверью раздались звуки приближающихся шагов. Мы с Ли мгновенно замолчали, напряженно вглядываясь в сторону дверей, почувствовав едва уловимый запах мяты. Вампиры молча прошли мимо моей комнаты, ни на миг не задерживаясь, и вскоре их шагов стихли в противоположном конце коридора.

— Знаешь, одной ночи вполне хватает, чтобы вампиры зарыли нас на заднем дворе своей резиденции, — на тон ниже прошипел я, заглушая рвущееся наружу раздраженное рычание. Звериные инстинкты, в этот раз не видящие веской причины для смертельного риска, проявляли себя во всей красе.

Лиина была свято уверена, что второй артефакт, некогда позволивший Хранителям свергнуть своих предшественников, находился сейчас в лапах вампиров.

На мой вопрос, с чего такая уверенность, пантера уверенно ответила: первую часть они нашли у драконов, которые, как и вампиры, в последнее время постепенно начинают вырождаться. Как думала Алекса, далеко не без помощи Водяного Дракона. Только эти расы больше всего подвержены его влиянию, поскольку кроме Второго Хранителя никому не поклоняются.

Логично было предположить, что раз крылатые ящеры хранят один из смертоносных артефактов и защищают её ценой собственной жизни, то не исключено, что и у вампиров есть, что оберегать. И Ли предлагала это проверить, пробравшись в покои князя вампиров.

— Если мы сделаем все быстро и без шума, не зароют, — решительно отрезала кошка, не собираясь больше со мной препираться. Упрямо вздернув подбородок, она сухо произнесла, — Либо ты идешь со мной, как единственный из нашей группы, кто умеет пользоваться маскировочными чарами, либо я иду сама.

Я досадно сверкнул глазами. Знает, на чем меня подловить.

Звериные инстинкты зашли в тупик.

Я мрачным взглядом сверлил невозмутимую кошку, на которую мои действия не производили никакого впечатления. Скрестив руки на груди, она вопросительно вскинула брови, ожидая моего ответа.

Поднял глаза к потолку, мысленно взывая к богам. Что делать в этой ситуации, было абсолютно непонятно. Пробраться мимо голодных вампиров, чувства которых обостренны, как никогда, обыскать покои их господина, при этом не оставив никаких следов, заменить настоящий артефакт подделкой…, если он там вообще есть, конечно… Безумие. Даже большее, чем ответить на приглашение неизвестного недоброжелателя и прогуляться в его дом на окраине города. Там хоть один вампир был. А тут их минимум штук двадцать… и это по самым скромным прикидкам.

Но с другой стороны, отпускать на это дело девчонку, которая только сто лет назад пересекла порог совершеннолетия и то неофициально… Да ещё и судьба которой мне была далеко не безразлична…

Демоны. Если не выразиться грубее.

Молча подошел к столу и открыл лежавшую на нем сумку. Под любопытно-довольным взглядом кошки бесцеремонно вытряхнул на стол содержимое мешка. Пять отлично заточенных кинжалов, блестевших при свете луны, заняли свое место в поясных ножнах и за голенищами сапог. Не думаю, что мне придется ими воспользоваться, но перестраховка никогда не мешает.

Выбрав из образовавшейся кучи амулет с резервной силой, чтобы долго подпитывать заклинание маскировки, мрачно посмотрел на Лиину:

— Пошли. Но если Иллорин нас застанет, ты сама будешь ему объяснять, почему нарушила приказ — не выходить из комнат до рассвета. Я объясняться с твоим клыкастым родственником не собираюсь, — отрезал я, открывая двери и жестом пропуская девушку вперед.

Лиина опустила голову, пряча довольную усмешку.

Д'аркв'ир. Мало того, что уговорила меня участвовать в смертельно опасной афере, так ещё и радуется этому!

Вот только, почему у меня, как и пантеры, начинают азартно блестеть глаза, а внутренний зверь многообещающе скалится, предвкушая славную ночь? Похоже, безумие все-таки заразно.

* * *

Ночной ветер приятно холодил покрытые шерстью спину и бока, лапы мягко ступали по травяному ковру. Изредка острые ветки кустарников пытались зацепиться за шерсть, оставив клок себе на память, но я привычно уклонялся, заметая за собой любой намек на следы и запах. Рожденное для охоты тело гепарда беспрекословно слушалось, и я неспешно трусил вдоль цветущих аллей сада резиденции, прячась в тени деревьев и густого кустарника. Изредка призрачный свет луны белыми пятнами скользил по шкуре, но природная маскировка помогала избегать нежелательных встреч с врагами. А именно таковыми сейчас были вампиры, через посты которых я должен был пройти незамеченным.

Тропа вильнула куда-то вправо, уходя в сторону мрачного леса, темной стеной замершего на фоне неба, и я нырнул под раскидистые ветки пахучей ели, ложась на мягкую землю и переводя дух.

Путь от левого крыла до правого, где находились покои князя, можно было сократить, пройдя по широкой аллее перед центральным зданием. Но поскольку ничего, что помогло бы укрыться от чужих глаз, там не росло, выбрал более длинный путь, обогнув опасную зону по широкой дуге через цветущий сад. И вот, спустя десять минут неспешной рыси, я нашел место, с которого прекрасно видна дорога до моей цели. И даже небольшое озерцо, вдоль которого мне придется пройти, чтобы вода скрыла от вампиров мои следы, не вызывало каких-либо опасений.

Пока врагов на горизонте не было.

Выскользнув из укрытия, приподнял голову и начал внимательно принюхиваться, чтобы исключить любую возможность ошибки. Но в духмяном воздухе летней ночи не было следов даже очень старой крови. И после объяснений Иллорина это начинало пугать.

Вампиры не едят в своем логове, так заложено в них природой. Но логово любого вампира обязано пропитаться запахом крови, который может исчезнуть только в одном случае — если кровосос в последний раз питался очень давно. И, похоже, это как раз наш случай.

Внутренние часы неумолимо отсчитывали отпущенное на путь к покоям князя время, и я решительно направился к озеру. Промедление в нашей ситуации стоило слишком дорого.

Лап коснулась прохладная вода озера, и я брезгливо тряхнул лапами, подняв в воздухе ворох брызг. С некоторыми привычками второй половины души, как, например, с неприязнью к воде, бороться было бесполезно.

Недовольно вильнув хвостом, прижал к голове уши и быстро пересек неприятный участок. Если бы не свойства воды скрывать запахи и следы от вампиров, никогда бы не зашел в это озеро. По-хорошему, его вообще вплавь надо было пересечь, во избежание непредвиденных обстоятельств, но на такое уговорить звериную сущность не удалось.

Борясь с желанием вылизать лапы, приблизился к зданию правого крыла и сел под одним из окон. Оно находилось не очень далеко от земли, я бы легко перемахнул через подоконник, но была одна преграда — окно было закрыто. Придется искать более подходящее место для проникновения.

Под самой стеной никаких растений не наблюдалось, и я отошел под прикрытие кустов, оглядывая цель с безопасного расстояния. Не хватало ещё, чтобы выглянувшие в окно вампиры увидели песочного цвета тень с черными пятнами на спине. Тогда на операции можно будет поставить жирный крест.

Открытое окно обнаружилось только при повторном осмотре территории. Точнее, не открытое, а со слегка прикрытыми створками. При желании, можно было встать на задние лапы и толкнуть их, но нужно проверить, нет ли там вампиров. Произвольно открывающееся окно — далеко не обыденное зрелище.

Убедившись, что в данный момент любителей ночных садов в окнах других этажей нет, я осторожно приблизился к цели и поднялся на задние лапы, цепляясь за деревянный подоконник. Внимательно принюхался, пытаясь различить запахи, доносящиеся из коридора.

Чисто.

Окно распахнулось, и я оттолкнулся от земли, легко вспрыгнув на широкий подоконник, а оттуда — на пол коридора. Огляделся, проверяя, действительно ли мой маневр остался незамечен. И только после этого вернул всему первозданный вид и, накрывшись тонким плетением маскирующего заклинания или, как его называла Алекса, «хамелеона», направился дальше по коридору. Где находится цель, я прекрасно знал и времени на ориентировку в пространстве не понадобилось.

Впереди — два этажа с вооруженными до зубов охранниками-вампирами.

На первый взгляд, коридоры были пусты. Блеклый свет пошедшей на убыль луны освещал узкий коридор, устеленный мягким ворсистым ковром, едва видные гобелены украшали холодные стены. В воздухе все ещё стаял терпкий запах мяты, от которой по спине прошел привычный холодок.

Пустой. Но только на первый взгляд.

Прижавшись к мягкому ковру, я склонил голову на бок, приподняв чуткие уши. Пятнистый хвост раздраженно бил по полу и напряженным бокам, острые когти с наслаждением впивались в ворс ковра.

Впереди враг.

Слух и обоняние, единственные верные союзники в логове вампиров, умевших сливаться с любой тенью, четко указали на один из гобеленов, на котором был изображен Водяной Дракон, змеиное тело которого обвивало нависшую над пропастью скалу. Бирюзово-синие при свете дня чешуйки в одном месте были чуть темнее, чем должны были быть. И тень, отбрасываемая гибким хвостом на покрытые мхом камни, падала не туда, куда должна.

Чуткий слух уловил практически беззвучные вздох невидимки. Если бы не годы тренировок под чутким руководством Алексы, я бы его даже не заметил…

Я беззвучно оскалился, довольно прищурив глаза.

Запахов и звуков хватило, чтобы воображение само нарисовала четкий контур прислонившегося к гобелену вампира. Наверняка вооружен. И, судя по отсутствию запаха крови, которым должно было нести от всех кровососов, голоден.

Лапы мягко пружинили на мягком ковре, глушащем любые звуки. Только когти цеплялись за него, но это было мелочью.

Я медленно подбирался к вампиру. Нетерпение подхлестывало, толкая вперед, но отработанные охотничьи инстинкты придерживали, шепча: «Рано».

Рано. Нужно приблизиться ещё на шаг. И ещё. Чем ближе, тем меньше вероятность быть обнаруженным.

Миг — я и вышел на освещенное лунным светом место и напряженно замер. Маскировочное заклинание напряглось, мгновенно меняя структуру и приспосабливаясь под смену освещения.

Самый опасный момент.

Я бросил на вампира настороженный взгляд. Мышцы привычно напряглись готовые отправить гибкое тело в полет в любую минуту.

Контур тела врага дрогнул. Быстро, неуловимо, но я успел оскалиться и почти оттолкнулся от пола, думая, что обнаружен, когда…

— У тебя чисто? — молнией среди ясного небо прогремел тихий голос со стороны вампира.

В темноте на миг сверкнули грани кристалла связи.

Я с трудом остановился, распластавшись на ковре и не давая инстинктам взять верх.

Похоже, в этот раз богиня Удачи на моей стороне.

— Да, — односложно ответила моя несостоявшаяся добыча, и я четко увидел чуть размытые контуры тела вампира. На голову выше меня и шире в плечах, но силой, тем не менее, от него не тянуло. Похоже, с голодом я угадал.

— Будем надеяться, что наши гости и дальше не будут создавать проблемы, — вздохнул неизвестный собеседник, после чего кристалл потух. Тень снова заняла свое место и замерла, больше не двигаясь.

Я облегченно прикрыл глаза, успокаивая бешено бьющееся в груди сердце.

Надейтесь.

Тело чуть дрожало от неиспользованной энергии, собранной перед прыжком, но я спокойно добрался до новой границы между светом и тьмой и осторожно переступил её. По телу снова прошла приятная рябь от перестраивающегося заклинания.

Убедившись, что вампир так ничего и не заметил, я неспешно направился дальше.

Времени потрачено немного. Значит, из графика мы пока не выбиваемся.

Надеюсь, у Лиины тоже все идет по плану.

К покоям князя мы приближались разными путями. Лиина шла через левое крыло, огибая посты вампиров, стерегущих наш покой, я же добирался до цели через правое крыло, где и находилась наша цель. В одиночку у нас было больше шансов остаться для кровососов незамеченными.

На последнем этаже крыла обстановка была намного богаче. Кроме гобеленов, здесь были и невысокие столики с живыми цветами, и глубокие ниши с неподвижно замершими в них доспехами. В носу начало щекотать от резкого запаха цветов, но с желанием ожесточенно потереть лапами бедный орган нюха я справился.

Под крепкими дверями комнаты князя, охраняемыми сразу двумя вампирами, мы оказались практически одновременно. Сначала я почувствовал отклик знакомой магии и лишь потом увидел легкую серебристую сеть, окутавшую черное тело пантеры. Мы находились в разных концах коридора, внимательно наблюдая за новой преградой. Эти вампиры своего присутствия не скрывали, поэтому мы могли разглядеть их во всей красе. И одного из них я узнал. Это был тот самый черноволосый телохранитель князя, во время нашей встрече одаривший Иллорина далеко не ласковым взглядом. На его шее до сих виднелись алые полосы когтей нашего вампира.

Я бросил на прижавшуюся к стене пантеру вопросительный взгляд.

Мы знали, что покои будут охраняться и далеко не худшими воинами князя. Но четкого плана, что делать в этой ситуации, у нас не было. Не хватило времени.

Лиина что-то взвешивала в уме, когда с моей стороны коридора послышались чьи-то неспешные шаги. Внутренне холодея, осторожно выглянул из-за поворота и медленно попятился назад.

По коридору неспешно шли, о чем-то переговариваясь, Иллорин с князем.

Час от часу не легче. Хотя надо было понять, что раз до этого все было легко, под конец богиня Удачи преподнесет нам огромную свинью.

Что ж, тогда попробуем сделать из неё отбивную.

Я быстро огляделся по сторонам и увидел невысокий декоративный столик практически у самых дверей комнаты князя. Слишком близко к встрепенувшейся охране, слишком близко к приближающимся нежданным новым лицам… и слишком маленький, чтобы скрыть слишком крупное тело гепарда…

Но лучшего выбора у меня нет. Пытаться прошмыгнуть мимо вампиров, которые теперь внимательно смотрят в мою сторону, готовясь к приходу высоких гостей, было ещё глупее.

И я рискнул. Пригнулся к полу, максимально втягивая острые когти и короткими перебежками, все время смотря на вампиров, начал приближаться к столику. Под него я нырнул как раз в тот момент, когда из-за поворота появились вампиры. И вжался в пол, пытаясь слиться с ним в одно целое, лишь бы меня не заметил князь. В том, что мой пятнистый хвост, не помещающийся под ненадежным убежищем, увидит Ил, я не сомневался.

И как назло, негромко переговаривающиеся визитеры остановились как раз возле столика.

— Я так понимаю, это все, что ты хотел мне сообщить? — подчеркнуто вежливо спросил Ил, одарив поприветствовавших их с князем телохранителей холодным взглядом.

Князь небрежно кивнул подчиненным, жестом приказав им открыть двери в его покои, и невозмутимо согласился:

— Да, Иллорин. Никаких вампиров, одержимых кровавым бешенством, с такими приметами у нас нет. Мы бы заметили, если бы у кого-либо из наших собратьев изменился уровень силы.

Лиина, с тревогой и напряжением наблюдавшая за вампирами, прижала уши к голове и зло оскалилась. Клыки у черной пантеры были намного больше моих, поэтому оскал выглядел достаточно внушительно, чтобы понять — князь лжет. Нагло и с полной уверенностью в своей безнаказанности.

К моему удивлению, Ил оставил это без должного внимания. Лишь криво усмехнулся, спокойно заметив:

— Надеюсь, ты знаешь, что если твои слова окажутся ложью, малой кровью ты не отделаешься.

Телохранители князя хищно ощерились, многозначительно сжав рукояти мечей.

Сказать, что на Ила демонстрация агрессии не произвела впечатления, значит, ничего не сказать. Он лишь с наигранным удивлением вздернул правую бровь, с насмешкой смотря на оружие кровососов. И если раньше я бы эту реакцию не понял, то после демонстрации силы Иллорина в заброшенном доме целиком разделял его недоумение.

Неужели вампиры думают, что им удастся совладать с кузеном хозяйки Рассветного леса?

Князь так явно не считал, поэтому бросил на подчиненных тяжелый взгляд. Те нехотя убрали руки с оружия, но доброжелательности в их глазах не прибавилось.

Вдруг один из них бросил на столик, под которым я прятался, внимательный взгляд и напряженно нахмурился.

Ситуация начинает накаляться. Я знал, что небольшой декоративный столик не скроет надолго от глаз вампиров довольно крупное для гепарда тело, даже если оно спрятано под чарами «хамелеона». Один хвост, лежавший на полу возле сапог Ила, говорил о многом.

План плавно начинал трещать по швам.

— Мы все прекрасно понимаем, — примиряюще поднял руки князь, — Поверь, нам не о чем волноваться…

Смелое заявление.

Бросив быстрый взгляд на кузена Алексы, я почувствовал, как шерсть на загривке встает дыбом.

Разговор подошел к логическому завершению.

Замерев на пороге своей комнаты, князь вежливо спросил:

— Не желаешь зайти на бокал вина?

Ответ был ясен заранее. Слишком красноречивым было выражение лица Ила, хоть для посторонних оно оставалось невозмутимой маской с вежливой улыбкой.

Но в этот миг строптивая удача снова улыбнулась другу своих любимцев.

Иллорин проследил за взглядом одного из телохранителей, и я увидел, как улыбка вампира сначала чуть дрогнула, а потом глаза начали наливаться материальным холодом. Виновато вильнуть хвостом я не рискнул, опасаясь, что это выдаст меня с головой. Хотя желание так поступить было велико.

Демоны побрали бы эти звериные инстинкты. А то я не знаю, что Ил более опасный хищник, чем я.

— Почему бы и нет? — лучезарно улыбнулся Ил, ощутимо наступив мне на хвост. Я уткнулся мордой в лапы, подавив недовольное рычание.

Хорошо хоть не оторвал, с него бы сталось. Хотя у меня ещё все впереди.

Подчиненные князя удивленно переглянулись, зато их господин держался молодцом, не позволив ни единой эмоции отразиться на лице.

— Тогда прошу, — сделал вампир приглашающий жест, после которого один из телохранителей скользнул в комнату. Но, увы, не тот, который внимательно разглядывал декоративный столик.

— Только после вас, — вежливо произнес Ил, бросив на излишне любопытного сородича быстрый взгляд.

Наша проблема от его глаз не скрылась.

Князь на ответ посланника Рассветного леса ничего не сказал, спокойно пересекая порог комнаты.

Ли, наблюдавшая за развитием событий со стороны, вдруг подобралась и бросила нерешительный взгляд в сторону освободившего прохода. В следующий миг смазанная черная тень скрылась в покоях князя.

Вот неугомонная!

Боль в хвосте усилилась.

А я-то здесь причем? Она меня давно не слушается. Скорее наоборот…

Наконец Ил убрал сапог с моего хвоста и неспешно приблизился к покоям князя. Но возле телохранителя остановился, закрывая меня спиной.

— Не стоит меня злить, Мир, — от вкрадчивого тона Иллорина даже у меня пробежали мурашки по спине, что уж говорить о внимательном вампире, — Или ты решил, что сказки людей о вашем бессмертии — правда?

Я быстро выполз из-под ненадежного укрытия и нерешительно замер возле ног нашего вампира. Чуть толкнул Ила в колени, с беспокойством смотря на открытые двери покоев князя.

Ли, что же ты творишь… Нам уходить надо было, но кровь Д'аркв'ир одержала верх над благоразумием.

— Ты первым напал на меня сегодня, — процедил телохранитель, зло смотря в глаза Иллорину.

Я же получил слабый удар в бок сгустком силы. Подняв голову, увидел, что кузен Алексы завел руки за спину и выразительно указывал мне на дверь.

Намек понял. Вытащить Ли оттуда смогу только я, пока Ил будет отвлекать внимание кровососов.

— Не лезь, — проигнорировав фразу телохранителя, жестко произнес Ил, отходя вместе со мной к дверям, — Если, конечно, хочешь жить.

Ответ недруга Ила я не услышал. Шагнув за порог комнаты, я метнулся за ближайший диван, не собираясь ждать, когда «хамелеон» перестроится под новую обстановку.

Тень дивана надежно скрыла меня от глаз вампиров, и я перевел дух, дожидаясь, когда за Илом закроется дверь, и я смогу приступить к изучению комнаты.

Помещение оказалось довольно просторным. Многочисленные кресла и диваны, расставленные по всей комнате, изрядно облегчали мне работу, как и пушистые ковры. Вдоль стен тянулись стеллажи с книгами, в дальнем углу, куда направился Ил, находился шкаф с винными запасами князя. Хозяин комнаты как раз выбирал, чем же угостить неожиданно принявшего приглашения гостя, его телохранитель внимательно наблюдал за действиями Иллорина.

Все, кроме подчиненного князя, стояли ко мне спиной, а коллега внимательного вампира был слишком занят потенциальным врагом. Что ж, это мне только на руку.

В этой комнате Лиины не оказалось. С сомнением посмотрев на ещё две двери, находившиеся в противоположных углах помещения, я выбрал ту, что была ближе к моему укрытию. Надеюсь, что не ошибся.

Пока князь разливал в бокалы выбранное вино, я осторожно лапой поддел край двери, чуть приоткрыл её и скользнул внутрь. И понял, что с везением у меня все-таки крупные проблемы. Скрывавшаяся за дверью комната оказалась ванной, где, естественно, пантеры не наблюдалось.

С досадой вильнул хвостом, осторожно выглянул из-за двери. Обстановка не изменилась, вампиры все ещё были заняты неожиданным гостем.

Когда я пересекал комнату во второй раз, практически ощущал тяжелый взгляд Иллорина, который украдкой наблюдал за моими маневрами. Вампиру удалось заставить князя встать к выходу из комнаты спиной, так что он прекрасно видел, что я делаю.

Нырнув в тень очередного кресла, находившегося ближе всех к второй двери, возблагодарил тех, кто придумали «хамелеона», скрывавшего мага не только визуально, но и на уровне запахов. Жаль, до приглушения звуков не додумались.

Эта комната оказалась спальней, причем обстановка оказалась намного скромнее, чем в гостиной. Единственной «достопримечательностью» была широкая кровать с балдахином и несколько шкафов, в которых аккуратно и сосредоточенно рылась Лиина.

Перевоплощение в человека произошло мгновенно. Плотно закрыв за собой дверь, я приблизился к кошке, но все слова испарились, когда увидел, что Ли держала в руках.

В мешке из отливающей золотом чешуи дракона лежал плавно изогнутый лук, покрытый ярко-алыми рунами. Они светились рубиновым светом, покрывая светло-желтое дерево, из которого было сделано оружие, красными пятнами.

Здесь же лежали несколько золотистых стрел с длинными наконечниками и серебристая тетива.

Похоже, это и был наш артефакт. Вот только никакой силы, идущей от него, я не чувствовал.

Прикоснулся к плечу пантеры и вопросительно вскинул брови. Ли медленно кивнула, с трепетом проведя рукой по светлому дереву.

Ясно, артефакт мы нашли, это радует. А вот как теперь отсюда выбираться?

Пока я размышлял над путями отхода, Ли спрятала лук обратно в мешок, а на его место положила точную копию, извлеченную из личного пространства. Конечно, при желании отличия найти можно — руны были другие и чуть светлее, тонкая сетка неглубоких трещин лежала совсем иначе, да чешуя на нашем мешке была намного на тон светлее. Опытный глаз легко определит, что наш дракон был намного моложе и шкуру мы получили явно в период линьки, если приглядеться к чуть мятым и выгнутым чешуйкам. Но будем надеяться, вампиры так досконально не изучили артефакт, который обязаны охранять.

Убедившись, что замели все следы, мы с сомнением посмотрели на дверь, ведущую в гостиную. Посмотрел на Ли, дожидаясь, когда она получит указания от дяди, но спустя минуту кошка отрицательно качнула головой.

Ясно, отход тем же путем для нас закрыт. Значит, будем действовать по-старинке.

Первой из окна вылезла Лиина. Цепляясь за малейшие неровности в каменной кладке, она начала медленно спускаться вниз. Только когда пантера оказалась на уровне второго этажа, я осторожно забрался на карниз и плотно закрыл окно, стирая отпечатки своей ауры. Пальцы привычно находили небольшие трещины в стене, мешок с артефактом был надежно закреплен на спине и спуску не мешал.

Под окном меня нетерпеливо поджидала перевоплотившаяся пантера. Недовольно вильнув хвостом, Ли повернулась ко мне спиной, позволяя закрепить мешок. Ей нести подобную ношу было легче, с моей спины мешок бы постоянно сползал на бок, мешая бежать.

Миг, и мы скрылись в зарослях кустарника, на всякий случай избегая пересечений с путем, которым я сюда пришел.


Глава 11 Новые Хранители мира Ректешь

Земли клана метаморфов

Ночь подходила к концу. Блекли антрацитовые тени, хищными тварями затаившиеся в сени деревьев или углах комнат. Постепенно светлел горизонт, оставляя на бархатном плаще тьмы огненные проплешины. По улицам города лениво стелился предрассветный туман.

Вдруг в окне одного из домов загорелся огонек свечи. Сверкнула заботливо отполированная сталь клинка, вытащенного из плена потертых ножен.

Макс ласково провел рукой по фамильному мечу, после чего положил его на колени. В спокойных изумрудных глазах плясали отблески огня, трепетавшего на почерневшем фитиле белой свечи. Вечно падающая на глаза челка была тщательно убрана, слегка отросшие черные волосы перехвачены узкой лентой.

Языки пламени опасливо вздрогнул, когда волк расслаблено откинулся на спинку кресла и чуть прикрыл глаза. И лишь рука сжимала рукоять меча, готового в любой миг отразить атаку врага.

Оборотень ждал гостей.

Когда первые лучи рассвета коснулись крыш города, волк почувствовал первый всплеск чуждой силы. На губах Макса появилась кривая усмешка, в глазах мелькнуло предвкушение скорого боя.

Тихо скрипнули ступеньки лестницы, ведущей на второй этаж. Слух волка уловил шорох приближающихся шагов.

— Ты заставляешь себя ждать, разрушитель, — насмешливо произнес Макс, когда шорох стих всего в нескольких шагах от гостеприимно открытой двери, — Или твои хозяева решили, что я тебе по зубам?

Первая же атака разнесла в щепки кресло, где ещё миг назад находился волк. Но зло оскалившийся хищник находился уже в совершенно другом месте…

Гибкий хлыст, сорвавшийся с рук волка, оплелся вокруг шеи появившейся на пороге тени. Миг — и разрушитель рухнул на стол в центре помещения. В воздухе повис запах первой пролившейся крови.

— Это все, на что ты способен? — с презрением бросил Макс, плавным, крадущимся шагом приближаясь к врагу. Хлыст, будто свитый из тончайших серебристых и антрацитовых нитей, отпустил шею мага, неподвижной змеей замерев у ног волка, — Ты меня разочаровываешь. Я ожидал, что наш поединок продлится дольше…

Разрушитель с трудом приподнялся на покрытом глубокими трещинами столе. По бледному лицу, половину скрытому глубоким капюшоном, заструилась алая кровь.

— Видимо, не судьба мне сегодня умереть от руки посланника Хранителей, — удручено развел руками Макс в притворном сожалении. А в следующий миг неуловимым движением скользнул в сторону, мечом отбивая атаку выведенного из себя мага.

Тактика Д'аркв'ир наконец-то принесла свои плоды. Посмотрим, насколько хорош разрушитель, когда сознание затуманено слепой яростью…

— Вот теперь станцуем, — оскалился достигшей своей цели волк, бросившись в атаку.

Раздался звон скрестившегося в бою оружия, и по комнате закружили две неуловимые тени, сцепившиеся между собой не на жизнь, а на смерть. Сверкала смертоносная сталь, вонзались в стену не достигшие цели заклинания, радужной пленкой сверкала защита магов, отражая все новые и новые атаки. К стене отлетел выбитый из рук Макса хлыст, успевший располосовать лицо и руки разрушителя, в почерневшую стену по рукоять вошел отравленный кинжал, пройдя всего в ладони от плеча Д'аркв'ир.

Ускорившись, Макс отбил очередной выпад мага и оттолкнулся от остатков стола, пропуская под собой волну жаркого пламени. Вспыхнули тяжелые шторы на окнах, в воздухе застыл тяжелый запах гари и свежей крови.

Но Максу было не до начинавшегося пожара. Перекатиться, отправив в короткий полет последний кинжал, вскочить на ноги и принять на меч рубящий удар сверху, уводя клинок врага в сторону. И снова безумная пляска двух теней, танец смерти между двух равных по силе врагов. Пока равных.

— Трудно призывать тварей из Теневых коридоров в ограниченном пространстве, — прорычал одиночка, разрывая расстояние между собой и Максом, чтобы перевести дух.

Но Д'аркв'ир отдыхать не собирался, и на щит разрушителя обрушилась волна изумрудного пламени.

— Да вот боюсь, что они раздавят тебя до того, как я увижу твое лицо, — едкий дым застилал глаза и отбивал нюх, так что волку оставалось надеяться только на чуткий слух.

Вдруг разрушитель вскинул руки, и огонь радостно взревел, стремительно наполняя комнату черным дымом.

… Заканчивай с ним…

Виски волка кольнуло резкой болью, и он с трудом успел увернуться от огненного шара мага. А в следующий миг тот скрылся в облаках дыма.

«— Феникс», — мысленно прорычал Макс, пытаясь справиться с надсадным кашлем. Не вскинув вовремя щиты, волк успел наглотаться едкого дыма, и теперь горло и глаза жгло немилосердным огнем.

Выход из комнаты волк нашел с трудом, все время готовясь к следующему удару разрушителя. Лишь спустившись вниз, Макс начал приходить в себя и искать скрывшегося из виду врага.

Но удар он все равно пропустил.

Резкий толчок в грудь опрокинул волка на стол. Лишь в последний миг он успел вскинуть меч и щиты, принимая на них сокрушительный удар одиночки. Заскрежетал метал, и клинок Макса задрожал, с трудом гася силу удара. Радугой вспыхнула защита, которую магией продавливал разрушитель, чтобы добраться до горла врага.

… Заканчивай!..

Терпение Хранителя подошло к концу, и давление на клинок резко возросло, подпитанное силой Феникса. Руки Макса дрогнули, не выдерживая такого напора, и меч разрушителя начал медленно приближаться к горлу волка.

Со стороны дверей раздалось глухое рычание. Чуть повернув голову, Макс замер. Сердце остановилось, пропуская удар… и бешено забилось.

В дверях дома, испуганно обхватив за шею метрового черного волка, жалась невысокая девчонка с зелеными глазами.

«— Кира! — из последних сил потянулся к дочери волк, чувствуя ледяное прикосновение меча врага, — Уходи!»

— Папа! — испуганно крикнул волчонок, видя, как на шее отца проступают первые алые пятна.

Этот крик спас Максу жизнь. Вздрогнувший от неожиданности маг отвлекся, на миг ослабив хватку, и Макс отбросил его назад. Одиночка отшатнулся, уворачиваясь от острых клыков Духа Мертвых, и бросился к отскочившей от дверей Кире. Проанализировать маневр девчонки маг не успел, и ледяная волка темной воды отбросила его к противоположной стене, на глазах превращаясь в корку льда. Полыхнула обжигающим жаром, и к замершему на пороге магу устремилась стая огненных птиц, вдребезги разбившаяся о щит мужчины.

— Пап, — позвала Кира, прижавшись к стене и расширившимися глазами наблюдая за схваткой магов.

Дух, закрывавший малышку своим телом, недовольно скалился, когда черную шерсть опалял жар чужого заклинания.

Стараясь не попасть под заклинанья друга или врага, Макс осторожно подполз к дочери и успокаивающе прижал её к себе:

— Спокойно, малыш, дядя Ник сам справится с этим оборотнем.

Иллалир резко вскинул руки, пытаясь поймать разрушителя в водяные сети, но реакция оборотня оказалась быстрее. Выставив перед собой стену из огня, он выбыл ближайшее окно и выпрыгнул на улицу. Последовавший за этим всплеск чужой магии показал, что бросаться в погоню уже бесполезно.

— Ушел, гад, — Ник раздосадовано взмахнул руками, развеивая почти материализовавшееся плетение.

— Разве ты не поставил барьер на окна? — встав с пола и оставив дочь на попечение Духа Мертвых, волк неспешно подошел к иллалиру. Глубокий порез на шее практически затянулся, неприятный зуд в более серьезных ранах вызывал легкий дискомфорт. Регенерация оборотня понемногу делало свое дело.

— Поставил, но он его смел, даже не заметив. Без помощи Феникса здесь не обошлось… — пока бывший принц империи Алькании посматривал остатки разодранного плетения на оконной раме, волк оценивал принесенный разрушителем ущерб. Огонь на втором этаже Ник загасил, но вряд ли там что-либо уцелело. Гостиная тоже «радовала глаз» копотью, обуглившейся мебелью, лужами воды и редкими пятнами крови.

Вдруг взгляд Макса наткнулся на обрывок плаща, ставший трофеем Ника во время схватки. Подняв с пола пропитавшуюся водой ткань, оборотень осторожно провел рукой по остаткам ауры, ещё не успевшим исчезнуть следом за владельцем. Перед глазами волка возник образ знакомого черноглазого шатена со шрамом на щеке, так мало похожего на напавшего на Макса разрушителя. И если бы не взгляд, полный бессильной злости и боли, Д'аркв'ир никогда бы не сказал, что маг и этот одиночка — один и тот же оборотень.

«— Так вот какой ты, посланник Хранителей… — скрипнул зубами Макс, внутри которого клокотала нарастающая ярость, — Чем же мы не угодили тебе…»

— Ник, нужно срочно связаться с Заром, — напряженным тоном произнес волк, с силой сжав в руке обрывок ткани.

Такого поворота он не ожидал. Они с Заром долго думали, кто же мог быть на них так зол, что решился пойти на службу самым опасным тварям мира Ректешь. Но даже когда след привел к одиночкам, им и в голову придти не могло, что это окажется именно этот волк.

— Бесполезно, Хранители уже две недели блокируют вашу связь, — отрицательно качнул головой Ник, — А вестник до него просто не долетит…

— Тогда нужно послать гонца, — резко отрезал Макс, — Ник, это важно. Я узнал этого оборотня.

— И кто он? — как ни странно, вопрос озвучил не Ник. Оглянувшись, Макс увидел любопытное личико дочери, которая как ни в чем не бывало приглаживала вздыбленную шерсть своего защитника. Дух довольно щурился, расслабленно лежа на покрытом лужами воды и копотью полу.

Заглянув в глаза дочери и поняв, что кроме восторга от увиденного там давно ничего нет, Макс удрученно покачал головой.

Да, их с Алексой дочери друг друга стоят. Интересно, мир выстоит, когда и у остальных членов семьи Д'аркв'ир появится потомство?

Василен

Утро выдалось не из приятных. Побочные свойства «хамелеона» проявляли себя во всей красоте, и стал счастливым обладателем тошноты, ноющей боли во всем теле, головокружения…, в общем, список был довольно существенный, и перечислять все пункты не имеет смысла.

С трудом открыв глаза, обвел комнату взглядом великомученика. Как и ожидалось, никого, кто мог бы помочь бедному «умирающему» в ней не оказалось. Пришлось собирать волю в кулак и ползти к столу, где все ещё находилась внушительная горка из моих пожитков.

Нужный флакон мутного цвета с противоядием нашелся не сразу, перед глазами все плыло, существенно усложняя мои попытки отыскать нужную вещь. Уняв дрожь в руках, я открыл флакон и залпом выпил горькую настойку, которая должна была избавить меня от всех последствий вчерашних подвигов. На самом же деле снять оно должно было только боль и тошноту. Головокружение и слабость оставались на совести моей регенерации, которая во время действия настойки работала крайне медленно.

Когда мир перестал расплываться перед глазами, я поднялся с пола, где решил переждать отведенное для активации лекарства время, и осторожно потянулся. Голова ожидаемо пошла кругом, но по сравнению с тем, что я испытывал во время обучения этому заклинанию, это была мелочь.

Из комнаты я вышел уже твердой походкой, практически не чувствуя никакого дискомфорта. Казалось бы, день начал налаживаться…, пока почти у самой лестницы я не столкнулся с Ирианом и Лииной, которые ожесточенно о чем-то спорили на языке клана пантер. Светившее через окно солнце мешало разглядеть выражения лица кошки, зато недовольный взгляд барса я увидел довольно четко.

Итак, что я пропустил на этот раз?

— Тебя не должно волновать, где я была этой ночью, — резко отрезала пантера, зло сверкая изумрудными глазами, — Твоя задача — защищать принцесс и смотреть в оба, чтобы не пропустить появление разрушителя!

— В обязанности входит и твоя защита тоже, — прошипел кот, не желая сдаваться просто так, — А как я могу это сделать, если ты по номам сбегаешь в неизвестном направлении, находясь на территории наших врагов, и даже не ставя меня об этом в известность?

— Да она и сама спокойно может за себя постоять, Ириан, — небрежно бросил я, спокойно перейдя на наречие дружественного клана. Не удержавшись, мило улыбнулся недовольному моим вмешательством коту, — И можешь не беспокоится за Ли, этой ночью ей ничего не грозило. Можешь мне поверить.

Судя по тому, как перекосило барса, милой мою улыбку было назвать сложно. Не буду врать, что я старался…

Пантера бросила на меня укоризненный взгляд.

А что такого? Разве я сказал что-то не то? Беды действительно нас миновали этой ночью. А на счет двусмысленности фразы… так каждый думает в меру своей испорченности. Я виноват, что у барса буйная фантазия и демоны знают что себе понапридумывает?

Язык кот проглотил ненадолго. Одарив меня неласковым взглядом и снова получив в ответ только обезоруживающую улыбку, Ириан вкрадчивым тоном спросил:

— И чем же вы занимались, если не секрет?

Ли закатила глаза, прекрасно зная, что сейчас будет. А барсу сейчас светит так и лезшее из меня воспитание Д'аркв'ир, которое просыпается всякий раз, когда дело касается одной конкретной пантеры…

— Как чем? — удивленно округлил глаза я, — Ты разве не знаешь, чем такие коты, как мы с Ли, можем заниматься ночью? Конечно же, обдумывали, как будем защищать принцесс от голодных вампиров, если у последних от запаха человеческой крови поедет крыша… А ты о чем подумал?

Лицо кота нужно было видеть. Что-что, а объяснить, что он подумал, барсу хотелось до глубины души. От наочных объяснений с помощью кулаков и когтей останавливало только присутствие Лиины.

М-да, Ириан, место своего отца ты займешь ещё не скоро. Поучился лучше у него сдержанности и контролю над эмоциями. Конечно, от едких замечаний Д'аркв'ир, если они захотят вывести тебя из себя, тебя это не спасет, но хоть влиянию их воспитанников будешь подвержен намного меньше. Или в клан пантер переселяйся, это тоже неплохой способ взрастить в себе титаническое терпение.

— О том, что неплохо слуги вампиров давно накрыли нам стол на первом этаже крыла, — с трудом подавив рык, процедил сквозь стиснутые зубы Ириан и, резко повернувшись ко мне спиной, начал спускаться вниз по лестнице, — Вы идете или нет?

Кот начинал откровенно раздражать. И я все меньше начинаю понимать, зачем Алекса отправила к нам в помощь именно его. А Лиину я не понимаю уже давно… хотя…

Взвесив в уме последствия принятого решения, я прислонился к стене и посмотрел на Лиину.

— Скажи мне, что он просто ширма, — с тяжелым вздохом произнес я, внимательно следя за реакцией пантеры. Не лучшее время для этого разговора, но в нашем случае другой момент может не представится.

— Спустя столько лет ты наконец-то отважился это спросить? — невесело хмыкнула Ли, присев на край подоконника.

— А как бы ты поступила на моем месте, если бы на тот бал я бы явился вместе с твоей заклятой соперницей?

Кошка не ответила. Лишь чуть склонила голову, пряча грустную улыбку.

— Конечно, ширма. И поддержка, когда я займу место матери. Ты же знаешь, этот клан на Совете самый непредсказуемый. Никогда не знаешь, чью сторону они в итоге поддержат.

— Приручаешь? — с пониманием кивнул я.

Прекрасно, одной тайной стало меньше. Когда на Совете принимались важные решения, реакцию барсов действительно было не предугадать. Как и то, кого они поддержат, если столкнуться интересы нескольких дружественных кланов, среди которых были и пантеры. И последних снежные коты поддерживали не всегда.

Только, не рано ли Алекса начала задумываться о том, как обеспечить дочери поддержку в Совете для сохранения первенства клана черных кошек? Сначала она знакомит её с Вентреем и его женой-пантерой Каринорой, бывшей ученицей Лексы, потом с главами кланов рысей и тигров, которые должны были хозяйке Рассветного леса небольшую услугу… Про меня будем молчать, для меня клан пантер — второй дом…

Нет, слишком рано. Неужели Алекса собирается покинуть свой пост? Что-то не похоже на неё… Или я чего-то не знаю?

— Именно, — Ли подняла на меня полный сожаления и вины взгляд, — Прости, что так получилось. Я хотела все рассказать, но ты в тот же день покинул Столицу и долгое время у нас не появлялся. А если и приезжал, то только когда я гостила у дяди в университете, в клане волков у Зара или ещё где-то…

«— А в мой клан тебя не пускали, справедливо считая, что ничем хорошим это не закончится», — мысленно добавил я, вспоминая укоризненное выражение лица отца каждый раз, когда он сообщал мне об очередном письме из клана пантер, в котором Ли просила устроить ей встречу с сыном главы клана. И об очередном отказе, неизменно следующим на такой запрос.

Вот уже кто всегда открыто демонстрировал свое неодобрение моим поступкам. Но и единственный, кто знал настоящую причину, по которой я тогда сбежал из замка Царицы.

Я догадывался, что барс — всего лишь часть плана, связанного с Хранителями, и ничего больше. Но, вот беда, как и все Д'аркв'ир я собственник до мозга костей. Не знаю, следствие ли это их воспитания или ещё что-то, но я четко давал себе отчет в том, что присутствия рядом с Ли другого барса не потерплю. И в итоге испорчу Алексе и Нику всю игру, возможно, поставив жизнь младшей пантеры под удар. Единственный способ не допустить этого — уйти, заняв место наблюдателя до тех пор, пока не позовут на сцену…

Мы немного помолчали, думая каждый о своем. Хотя нет, скорее, об одном и том же.

Со стороны лестницы снова послышались чьи-то тяжелые шаги, но спустя миг чуткий слух уловил тихое шипение Зара:

— Оставь их в покое, пусть разбираются. Иди лучше принцесс развлекай, а то мне уже надоело их личной нянькой работать. Да ещё и бесплатно…

В ответ раздалось только недовольное ворчание Ириана, после чего волк бесцеремонно (судя по тихой ругани и ударам) спустил барса в зал. И в коридоре наконец-то воцарилась звенящая тишина.

Мысленно поблагодарив друга за помощь, я бросил на Лиину задумчивый взгляд. Пантера неотрывно наблюдала за мной, дожидаясь реакции на свои слова.

К демонам этого барса. Но шкуру я ему все равно подпорчу при первой же возможности.

Одним движением преодолел разделявшие нас с Ли несколько шагов и нежно провел рукой по её щеке. В изумрудных глазах пантеры мелькнула слабая надежда.

«— Прощаешь?» — тихий шелест на грани сознания. Шелест, от которого я почти отвык за эти годы.

Заправил за ухо кошки выбившуюся из косы прядь, чувствуя, как теплые руки ложатся мне на плечи.

«— Да куда ж я от тебя денусь…»

Тишина после признания Лиины затягивалась. Недоуменно вскинув брови, Зар осторожно заглянул за поворот коридора.

Если Василен упустит такой шанс, волк ему лично уши надерет… и скажет, что так и было…

Солнечный свет, ливший из единствено в коридоре окна, неприятного резал по глазам, но с упоением целующуюся возле него парочку оборотню разглядеть удалось.

И двести лет не прошло…

Понимая, что уши друга можно оставить в покое, Зар с довольной улыбкой начал спускаться в зал, где барс спешно залечивал приобретенный синяк под глазом.

Начало дня выдалось превосходным.

Василен

В зал мы спустились, когда даже принцессы начали обеспокоенно поглядывать в сторону лестницы. Но, увидев, что их хранитель и новая подруга целы, невредимы и очень даже довольны жизнью, тут же вернулись к новой игре — доведению барсов до белого каления.

Долгожители же тактично сделали вид, что не заметили ни чуть припухших губ Лиины, ни моих взъерошенных волос, которые я безуспешно пытался пригладить рукой. Глубокомысленней всех молчал Ириан, под правым глазом которого ещё виднелись следы от хорошего синяка, с которым с трудом справлялась даже кошачья регенерация.

Теперь ясно, что это был за удар и последовавший за ним грохот.

После сытного завтрака за нами пришли вампиры князя, которые должны были проводить нас в зал для совещаний. Когда мы вышли из здания и направились к центральному крылу, к нам присоединился Иллорин, который участвовал в переговорах от имени королевства и должен был помогать Каролине — официальной главе нашей делегации.

Всю дорогу вампир одаривал нас с Ли далеко не ласковыми взглядами, но пока разбор полетов после вчерашней выходки устраивать не стал. Видимо, хотел сначала разобраться с нами сам, а потом сдать тому же Зару. Но, увы, он был рядом и язык Д'аркв'ир, на котором мы могли без опасений говорить при слугах князя, знал не хуже нас.

Что ж касается самих переговоров, то они проходили с переменным успехом. Много Каролина предложить князю была не в состоянии, поскольку её отец ничего не знал о нашей «делегации», и что он думает по этому поводу, старшая принцесса не знала. Поэтому ей пришлось собрать в кулак все свои дипломатические способности и попытаться договориться хотя бы о минимальных поставках за ту цену, которую она была в состоянии предложить, но с возможностью пересмотра условий договора в будущем. В общем, использовала все, чему наследницу престола обучили многочисленные учителя.

Но князь вампиров был девчонке ещё не по зубам. Кровосос, проживший не одно столетия и наверняка догадывающийся, что с нашей делегацией что-то не чисто, не собирался облегчать Каролине работу. Спорить приходилось за каждый золотой, который принцесса могла заплатить за артефакты, и за каждое редкое свойство, которое могло быть или отсутствовать в товаре.

Понимая, что скоро переговоры зайдут в тупик, в них вступил Иллорин, и дело пошло заметно живее. Слову кузена Алексы князь верил намного больше, чем слову неизвестной малолетней девчонке, хоть с Илом у них и были напряженные отношения. Но все-таки, когда речь шла о благополучии его народа, правитель княжества забывал об этих разногласиях.

В итоге все остались довольны, хоть речь шла об одноразовой поставке артефактов, но за приемлемую цену. Но если не возникнет никаких трудностей, был шанс договориться и о более продолжительных торговых отношениях.

Во время переговоров Лиина изредка недовольно морщилась, когда Каролина, по её мнению, проявляла или излишнюю уступчивость, либо напористость. Чувствовалось, что принцессе ещё не хватает опыта и применения своих навыков на практике. Но из сегодняшней встречи она должна была вынести хороший урок на будущее. Особенно если внимательно следила за тем, как ведет переговоры Ил.

По завершению разговора мы столкнулись с неожиданной проблемой. В принципе, миссия несуществующей делегации выполнена, и нам надо было возвращаться обратно в королевство. Но ни неуловимого вампира, ни его подельника-разрушителя мы ещё не нашли…

Нашу проблему решил сам князь, предложив организовать завтра вечером бал в честь высоких гостей. Каролина немного замешкалась, не зная, входит ли это в наши планы или нет, но, видя спокойствие Ила, все-таки согласилась.

Я бросил быстрый взгляд на невозмутимого вампира и четко понял — он знал, что так и будет. Только ждал, когда же князь предложит нам задержаться.

Значит, вчера он действительно соврал. И повелитель вампиров прекрасно знает, какого кровососа мы ищем, и где он находится. Значить, чем это может для нас обернуться…

— Не слишком ли это рискованно? — напряженно спросил Зар, когда мы спровадили принцесс в зал, где их развлекали барсы, а сами собрались в моей комнате.

— Другого шанса выманить эту тварь из норы у нас не будет, — спокойно ответил Ил, присев на край подоконника и внимательно разглядывая цветущий сад, — Дракон понимает, что я могу лишить его любимой игрушки, поэтому он ещё не скоро введет вампира в игру. Может быть, мы больше не услышим о нем до самого финала этой схватки.

Я занял единственное в комнате кресло, оставив диван Зару и Ириану, Лиина же устроилась рядом со мной на подлокотнике.

— Ил прав, — согласилась с вампиром Ли, — Если наш неуловимый кровосос здесь, то он не упустит возможность подобраться к нам на расстояние удара во время бала.

— В резиденции будет полно вампиров, и его запах уловить будет практически не возможно. Пока он не подойдет слишком близко, — негромко добавил Ириан, нервно выстукивая незатейливый ритм по подлокотнику дивана.

Я бросил на барса чуть удивленный взгляд.

Похоже, я что-то упускаю и недооцениваю своего недруга. Нужно будет приглядеться к нему внимательней. Не хочу повторять распространенную ошибку врагов моих друзей.

— Знать бы, кто конкретно ему нужен, — тоже удостоив снежного кота внимательным взглядом, подкинул нам новую проблему Зар, — В прошлый раз он выманил Василена, хотя целью были мы с Ли. Изменилась ли его цель за эти дни?

Вот это действительно была загадка. Действия игрушки Дракона мы до конца предвидеть не могли, и возникала опасность, что мы можем пропустить следующий удар.

Или же нет.

— Я бы на его месте стратегию не менял, — покачал я головой, вспоминая ночь, когда имел возможность «пообщаться» с нашим врагом. Надеюсь, в своих выводах я не ошибусь, — С Д'аркв'ир очень трудно справиться без козырей в рукаве. И этим козырем могу быть только я. И вот тут начинаются разные варианты, как он может до меня добраться… И самый оптимальный в его положении — это принцессы.

— Я бы на его месте тоже обратил бы внимание на людей, — обронил вампир, — Они из нас всех самые беззащитные.

Зар задумчиво посмотрел на нас с Лииной, а потом на Иллорина, старавшегося не смотреть в нашу сторону. В отличие от Ириана, волк прекрасно видел побелевшие пальцы вампира, в которых он вертел между ними. Выводы из увиденного сделать было не трудно.

Бросив на нас укоризненный взгляд, прекрасно поняв, что этой ночью мы умудрились что-то натворить, Зар решительно встал с дивана.

— Тогда мы с Ирианом пойдем разъяснять ситуацию барсам, готовя их к тому, что завтра от принцесс они не отойдут ни на шаг. — без усилий поставив опешившего от такой бесцеремонности кота на ноги, волк настойчиво подтолкнул его к дверям, — Расскажешь потом, во что они вляпались на этот раз, — уже в дверях попросил Зар Ила, перейдя на язык Д'аркв'ир.

Как только они вышли из комнаты, Иллорин наконец-то обернулся к нам и мило улыбнулся:

— Что ж, а теперь расскажите мне, голубки, какое из слов «не выходите из комнат до рассвета» вы не поняли?

Мы с Лииной переглянулись и синхронно обреченно выдохнули.

* * *

Новость о найденном артефакте не убедила вампира в том, что риск, которому мы подвергли свои жизни, был оправдан. Так что пока он не вытянул из нас сведения обо всем, что мы делали прошлой ночью чуть ли не поминутно, Ил не успокоился.

Когда каяться нам с Ли было уже не в чем, Иллорин бросил на меня укоризненный взгляд:

— Я понимаю, нашу кошку, как магнитом, к этому луку тянет, но ты-то как согласился на такое опасное мероприятие? Инстинкты вообще уже не работают?

Не совсем поняв, что имел в виду вампир, говоря о луке и Ли, я развел руками:

— Ты же знаешь Ли, она от своего не отступится. Вот и поставила меня перед выбором: либо я иду с ней, либо она идет одна… Вот инстинкты в тупик и зашли.

Тяжело вздохнул, вампир махнул на нас рукой, сказав, что с душевнобольными спорить бесполезно, и ушел проверять, не оставили ли мы где-то после себя следов. Мало ли, вдруг кому-то из вампиров да померещилась черная или пятнистая тень в коридорах резиденции.

Когда Ил удалился Ли вспомнила об амулетах телепортации, которые должны были переместить нас в Рассветный лес при намеке на опасность, с которой мы не справимся. Амулетов хватало на всех, ещё при отъезде Ли из дома, но раздать их кошка не успела. Слишком быстро завертелись события. То я с неизвестным вампиром сцеплюсь, то нужно ехать в земли голодных вампиров и раздобыть артефакт Феникса, то ещё какая-то напасть. В общем, не до этого было.

В комнату Ли я зашел вместе с пантерой, предложив ей помочь с амулетами. Сумка кошки, как и моя, лежала на столе, плотно обернутая в защитные и сигнальные чары. Перестраховка от любопытных вампиров, которые могут рискнуть обыскать наши вещи.

Лиина подошла к столу и открыла сумку, ища припрятанные амулеты.

Вдруг кошка неожиданно зашипела, резко одернув от чего-то руку. Из сумки выпал тонкий футляр, обернутый бархатной тканью.

— Нет, не трогай! — оглушил меня резкий крик пантеры, когда я попытался перехватить падающий предмет.

Теплая на ощупь коробка коснулась пальцев, после чего по руке прошла дикая волна сковывающего льда. Рука онемела, перестав меня слушаться, и футляр выскользнул из мертвенно-бледных пальцев. По телу прошла волна колючей, обжигающей боли.

Это ещё что за фокусы?

— Что это, Ли? — пытаясь размять застывшие пальцы, сквозь стиснутые зубы прошипел я.

При ударе о пол футляр раскрылся, и в свете солнца блестели грани антрацитового кинжала, покрытого тонкой вязью серебристых символов.

Я замер, не верящим взглядом смотря на кинжал.

Боги, только не это…

Лиина молча провела рукой по моему плечу, снимая онемение и озноб, после чего с помощью книжки осторожно переместила кинжал обратно в футляр. Только когда коробка закрылась, и резкий запах весенней грозы наконец-то начал утихать, Ли тихо произнесла:

— Кинжал Дракона.

Я с трудом подавил рвущийся из горла утробный рык, наблюдая, как кошка прячет опасный артефакт обратно в сумку.

Так. Вот теперь я окончательно перестал понимать, что здесь происходит.

— Почему он здесь, а не в Рассветном лесу? — напряженно спросил я, пытаясь пошевелить пальцами. Те подчинялись с явной неохотой, но колючая боль понемногу исчезала, уступая место усталости и жару.

«Приятные» ощущения, ничего не скажешь. Испытать подобное мне довелось всего один раз, когда на одной из тренировок меня задел снежный щит Ника. Похожие были чувства, пока половину тела размораживали.

— Каждый раз, когда приходит время для смены Хранителей, в двух магах нашего мира просыпается скрытая сила Дракона и Феникса, — медленно произнесла Ли, наглухо закрывая сумку и восстанавливая защитные плетения. Пальцы пантеры нервно сжали край стола, — Маги могут быть и не связаны кровными узами, но лишь их будут слушаться артефакты. Нынешнее поколение защитников мира уже родились. Но мы точно знаем имя только одного из них, о втором только догадываемся…

А вот и недостающая часть легенды. То, чего не хватало для полноты картины.

Потерев занывшие от усталости виски, я опустился на первый попавшийся стул и глухо спросил:

— И кто это?

Кошка молчала, не решаясь смотреть мне в глаза.

Ясно. Значит, этого «везунчика» я знаю лично. И он, давно зная о своей незавидной участи, молчит. Прорежу я чью-то шкуру…, если она у него имеется.

— Ли, не молчи, — когда безмолвие начало затягиваться, тихо произнес я.

Кошка зябко повела плечами и нерешительно продолжила:

— Дракон, возможно, одна из твоих подопечных. Потому что именно основатель их рода сейчас является Вторым Хранителем нашего мира. А его сын создал орден, цель которого — найти и уничтожить новую пару защитников мира. Поэтому они охотятся на твоих подопечных…

— А Феникс? — внутренне холодея, спросил я. Значит, имя претендента на престол Водяного Дракона им точно не известно. А как на счет Первого Хранителя?

Тяжелый вздох не желающей открывать эту правду кошки. И тихое признание, о которого внутри все оборвалось, покрывшись тонким слоем льда…

— Следующий Феникс — это я.


Глава 12 Бал с неприятностями

На следующий день…

Аника неподвижно сидела в кресле, неотрывно наблюдая за тревожным огоньком свечи. Его света хватало, чтобы осветить бледное, чуть осунувшееся лицо волчицы, и побелевшие от напряжения пальцы, сжимавшие подлокотники кресла.

Напротив Аники, присев на край стола, неподвижно замер Зар. Потемневшие глаза оборотня тускло блестели в полумраке комнаты, а вот лица из-за скупого света свечи видно не было.

Но в комнате находился и тот, чье присутствие пугало внутреннего зверя волчицы даже больше, чем злость главы клана Д'аркв'ир. От расслабленного тела вампира, замершего за спиной Аники, веяло затаенной силой хищника, наблюдавшего за движениями возможной добычи. А именно таковой чувствовала себя волчица, затылком ощущая ледяное дыхание вампира.

— Так и будешь молчать, Аника? Или все-таки ответишь на мой вопрос? — вкрадчивым тоном спросил волк, специально смотря поверх головы женщины.

Волчица прикрыла глаза, собираясь с силами. Ей предстоял долгий поединок, итог которого невозможно предвидеть. Потому что так просто выдавать информацию, которая будет стоить её бывшему подчиненному жизни, она не собиралась. И так виновата перед ним, бросив на растерзание этой проклятой семье, отвернувшись в самый важный момент…

— Мне нечего вам сказать, глава клана Д'аркв'ир, — спокойно произнесла Аника, не открывая глаз, — За названный период времени из стаи были изгнаны четыре волка, и причины моих решений вам известны. В то время мы ещё были одним кланом.

Тихий хруст заставил вожака стаи одиночек открыть глаза. И вжаться в спинку кресла, понимая, что с расстановкой сил она явно ошиблась.

Волк вертел в руках сломанный карандаш, а в его глазах плясали обжигающие языки пламени тихого бешенства.

Терпение Д'аркв'ир начало подходить к концу.

— Аника, я просил назвать имена не всех изгнанников, а того, кого ты прогнала первым. Четыре сотни лет назад… — медленно произнес Зар, бросив обломок карандаша на стол и угрожающе нависнув над женщиной.

Волчица только больше вжалась в кресло, отчетливо понимая, что против силы Д'аркв'ир ей не выстоять. Слишком силен был противник, чтобы с ним могла справиться вожак стаи одиночек.

— Я не помню, кто из них был первым, — прекрасно осознавая, что бороться бесполезно, тихо, чеканя каждое слово, произнесла Аника.

Волк недовольно прищурил глаза.

— Или помнишь слишком хорошо, — вкрадчивым тоном продолжил за неё оборотень, — Хотя, я догадываюсь, кто это был. И твое молчание красноречивее любых слов. Ты меня неприятно удивила, Аника, — волк склонил голову на бок, одарив поникшую волчицу тяжелым взглядом, — Я был потрясен, когда узнал, что ты его изгнала…

— Он покушался на жизнь вашей сестры, — от бессильной злобы хотелось выть, но Аника сдерживала себя, не позволяя себе ещё дольше демонстрировать свою слабость перед врагом. Сейчас нужно было обезопасить стаю… донести до волка мысль, что виновата только вожак… — Если бы мы его покрывали…

— Он не стал бы пешкой в руках Хранителей! — рявкнул Зар, сверкнув изумрудными глазами. Не глядя на обмершую от неожиданности женщину, волк четко произнес, — Мы не собирались ему мстить. Знали, почему он так поступил и хотели помочь.

Волчица не верила своим ушам. Слова волка просто не укладывались в её голове. Д'аркв'ир, славившиеся тем, что никогда и никому не прощали предательства, Д'аркв'ир, безжалостно уничтожавшие любого, кто посмеет причинить вред их семье…, собирались отпустить предателя.

— Что? — голос предательски дрогнул и ослаб, прозвучав невероятно жалко, но волк все-таки услышал вопрос ошеломленной и подавленной неожиданной новостью женщины. Беззвучно выдохнув, волк провел руками по лицу и глухо, с некоторой усталостью сказал:

— Если бы мы убивали всех, кому не нарочно перешли дорогу и кто нам за это мстил, трупов хватило бы на половину Рассветного леса.

Аника сгорбилась, пряча лицо в лицо в ладони. Глаза невыносимо жгло от невыплаканных след, но волчица пыталась взять себя в руки. Выплакаться, жалея о том, что не знала этого раньше, можно будет и потом.

Неестественно выпрямившись, Аника глубоко вздохнула и сухо спросила:

— Что с ним будет теперь?

Поморщившись от надломленного голоса женщины, Зар неопределенно пожал плечами, занимая свое место за столом. Посмотрев на ждущую его ответа вожака стаи одиночек, волк равнодушно бросил:

— Не знаю. Хранители никогда не отпускают своих игрушек, если тем не посчастливилось попасть в их руки. Скорее всего, он умрет.

Аника прикрыла глаза. По бледной щеке волчицы скатилась одинокая слеза…

Перед глазами Зара все ещё стоял образ убитой горем волчицы. Когда-то Аника отказала в помощи самому дорогому существу, оставив его на растерзание семье Д'аркв'ир. Все эти годы она перекладывала вину за случившееся именно на них, избегая встречи с правдой. Но когда бежать от неё стало некуда, некогда сильная и умная женщина потухла, осознав, что сама послала самого верного…, можно сказать, друга на верную смерть. Потому что в нужный момент сделала неправильный выбор, спасая не то и не от того.

В дверь вежливо постучались, отвлекая Зара от грустных мыслей.

— Дядя, ты готов? — заглянула в комнату Лиина, придерживая подол длинного платья.

Полюбовавшись красотой племянницы, волк бросил последний взгляд в зеркало, поправляя камзол, и спокойно кивнув:

— Конечно, — с галантным поклоном предложив пантере руку, оборотень с улыбкой произнес, — Платья тебя красят даже больше, чем охотничий костюм.

Лиина смущенно улыбнулась, принимая руку дяди.

— Сразу видно, что вы с Васей наконец-то помирились, — не удержался от насмешливого замечания Зар, наблюдая, как медленно краснеет кошка.

— Дядя! — раздражено зашипела пунцовая Лиина, не осознано поправляя выбившийся из прически небольшой локон.

В комнате раздался тихий смех довольного волка…

Василен

Приглашенные на бал вампиры неспешно прибывали. Они с грацией спускались по мраморной лестнице, гордо подняв головы и приветствуя сородичей вежливыми улыбками. От блеска дорогих украшений и духмяно-приторного запаха духов чуть кружилась голова. Дорогие шелка самых невероятных расцветок струились по безупречным телам вампирш, а их спутники были облачены в иссиня-черные камзолы, расшитые золотыми, серебряными или алыми нитями, в зависимости от положения в общине.

Вскоре от количества вампиров в зале было не протолкнуться. Главы общин и их наследники, щеголявшие в камзолах с золотыми и серебряными нитями, гордо вышагивали в центре зала, с вежливыми улыбками принимая приветствия ниже стоящих кровососов. Телохранители, одеяния которых выделялись ярко-алыми нитями, тенями скользили за спинами хозяев, бросая на коллег по ремеслу настороженные взгляды. Но все это было лишь дань привычкам. Вампиры вели себя на удивление спокойно и расслабленно, изредка из разных углов зала доносился веселый смех. Некоторые вампиры с любопытством посматривали в сторону нашей компактной группы, занявшей место подле одной из мраморных колон. Несколько раз особо смелые вампиры или их дамы пытались к нам приблизиться, намериваясь завести светскую беседу, но одной улыбки Иллорина и пары вежливых слов хватало, чтобы непрошеные собеседники удалились.

Вскоре по залу начали разливаться первые трели приятной музыки, и освободившийся центр зала заняли танцующие пары, пытавшиеся скоротать время в отсутствии князя. А последний изрядно задерживался, нарушая все приписанные этикетом нормы приличия…

Проводив взглядом очередную разряженную пару вампиров, величественно спускавшуюся по лестнице, я с досадой подметил у них ту же странность, что и у других гостей.

Голодного блеска в глаз ни этих, ни других кровососов почему-то не было. А в воздухе начинал чувствоваться едва уловимый запах свежей крови.

Ничего не понимаю. Так у них голод или нет?

Рядом со мной напряженно замер Иллорин, внимательно следя за гостями.

— Что-то здесь не так, — уверенно произнес вампир на языке Д'аркв'ир, — От них не должно пахнуть так, будто они только что выпили двух людей разом.

— Слишком сильный запах? — уточнил я, с нетерпением поглядывая в сторону выхода.

Где же Ли с Заром? Неприятно находиться в толпе кровососов, не имея максимально укрепленного тыла. Даже если вампиры вовсю показывают откровенно дружелюбный настрой.

Ага, хищник тоже улыбается своей добыче, обнажая клыки, перед тем, как перегрызть ей глотку.

— Да ещё и неправильный, — рассеянно кивнул Ил, осторожно принюхиваясь к прошедшей мимо вампирше. Та бросила на сородича недоуменный взгляд, но её спутник уже увлек её в центр зала, к остальным танцующим парам, — Я впервые чувствую подобный запах. Не возражаешь, если я оставлю тебя в компании Ириана?

Возражал. Но понимал, что лучше мы будем знать, чья это кровь и откуда она взялась.

— Иди. Только постарайся вернуться быстрее.

Вампир растаял в толпе сородичей, а я подошел поближе к барсам, возле которых крутились девчонки. Поскольку на бал я пригласил Ли, принцессам пришлось разбирать бесхозных барсов. Ириана сцапала Лиза, Алина приглядела себе самого крупного кота, хотя ростом она была гиганту по грудь. Но Каролина сестер переплюнула, лично пригласив на бал проснувшегося утром Зара, который спросонья не понял, что у него спросили. А когда понял, было поздно.

Но пока блондинке приходилось развлекаться в обществе одного из барсов, поскольку её спутник немного опаздывал. Как и моя спутница.

Иллорин

За спиной тянулись извилистые коридоры резиденции князя вампиров, а запах все не усиливался. Казалось, им пропиталось все здание, и определить источник неприятного запаха ставало все сложнее.

Вдруг впереди послышались чьи-то быстрые шаги.

Вампир скользнул в одну из полутемных ниш, пропуская мимо себя спешившего куда-то секретаря князя. Бросив вслед обеспокоенному собрату задумчивый взгляд, Ил продолжил путь, решив оставить эту проблему на родичей. Какие бы новости не нес секретарь гостям князя от своего господина (а Иллорин практически не сомневался, что вампир направляется именно туда), волки в состоянии справиться самостоятельно. Вот только, и кабинет, и покои князя находятся в другом крыле резиденции. Что же забыл секретарь на подземных этажах центрального крыла?

Чувствуя, как в крови просыпается привычный охотничий азарт, Ил бесшумно направился дальше по коридору, вскоре достигнув узкой винтовой лестницы, ведущей в подземелья. Запах секретаря, выделявшийся на фоне ароматов незнакомой крови, вел именно туда. А ещё оттуда веяло знакомым запахом спекшейся крови и ладана…

Губы вампира на миг исказила хищная ухмылка.

Вот ты и попалась, тварь.

Василен

Когда Зар и Ли наконец-то показались на верхних ступенях лестницы, я почувствовал, что с души аж камень свалился.

Слава богам, с ними все в порядке. А то я уже начал волноваться.

Пока волк и пантера грациозно спускались в зал под заинтересованные взгляды вампиров, я с удовольствием любовался своей спутницей. Облаченная в длинное шелковое платье золотисто-алого цвета и густыми волосами, темным водопадом опадавшими на обнаженные плечи кошки, Лиина была неотразима. Картину, пожалуй, портила только изысканная серебряная подвеска с золотыми камнями, но и то, если знаешь, что это аварийный телепорт, который в случае опасности доставит свою хозяйку в Рассветный лес. А ещё я готов был поспорить, что под пышной юбкой скрываются штаны от охотничьего костюма, сама юбка может превратиться в плотный плащ, а туфли на высоком каблуке в любой момент могут стать удобными сапожками. Оружие Ли, по-видимому, решила оставить в личном пространстве, иначе платье могло похвастаться ещё и широкими рукавами.

М-да, чувствуется школа Алексы, матери этой непоседы. Всегда готовая отразить атаку и вступить в бой. И почему меня не покидает уверенность, что привычка быть всегда готовой ко всему Ли сегодня очень пригодится?

Когда Зар, вопреки традиции своей семьи обрядившейся в белый камзол, с довольной улыбкой передав мне свою племянницу, я тут же услышал напряженный вопрос кошки:

— А где Иллорин?

Я обреченно закатил глаза.

Ли неисправима. Ни тебе здравствуй, ни до свидания. И это на светском балу. Вон как находившиеся ближе всех к нам кровососы стали заинтересовано оборачиваться в нашу сторону. А нам их внимание ни к чему. Особенно теперь, когда Ил отлучился выяснять, где они успели отобедать.

Ли досадно сверкнула глазами, тоже понимая, какую ошибку допустила.

Ничего, сейчас будем исправлять ситуацию.

— Ты сегодня тоже великолепно выглядишь, дорогая, — мягко произнес я, поцеловав протянутую Ли руку. Вампиры разочарованно отвернулись. Видимо, надеялись, что я начну выяснять, чем какой-то вампир (а уж имя кузена Алексы они знали прекрасно) настолько привлек внимание моей спутницы, что её так беспокоит его отсутствие. Как только до кровососов дошло, что выяснять с девушкой отношения я не собираюсь, перешел на язык Д'аркв'ир, отвечая на вопрос пантеры, — А твой дядя нас временно покинул, выясняя, почему вокруг нас бродят сытые и довольные жизнью вампиры, а не бледные твари со светло-красными глазами и трясущимися руками.

Поскольку гости князя не знали языка основателей клана волков, то по нашему беспечному тону решили, что мы ведем обыкновенные разговоры о погоде или ещё о чем-то подобном, и мгновенно потеряли к нам всякий интерес. Первые полчаса обособленная группа котов и нескольких людей была некой диковинкой, которую не встретишь на балах вампиров, но наше бездействие и равнодушие к происходящему остудило вспыхнувший было интерес. Что было нам только на руку.

— Не ехидничай, — с милой улыбкой ответила Ли, принюхавшись к витавшему в воздухе неприятному терпкому запаху. Но, как и Иллорин, не смогла его опознать.

— Когда твои враги перекусили каким-то незадачливым нелюдем или нелюдями, тела которых ещё наверняка находятся где-то в резиденции, волей-неволей начинаешь нервничать, — Зар занялся весьма заскучавшей в обществе неразговорчивого барса Каролиной, но прислушиваться к нашему разговору не забывал. И судя по его заострившимся скулах, чутье Д'аркв'ир говорило, что нервничаю я не зря, — И скрываешь это всеми возможными способами.

Новость о нелюдях Лиину не обрадовала.

— Почему именно нелюди? Ил сказал расу?

— Он сказал, что их главными блюдом были явно не люди. И что кровь имеет какой-то неправильный запах и очень ему не понравилась.

— Вампиру не понравилась кровь? Эти твари дракона выпили или как?

На верхних ступенях мраморной лестницы появился чем-то обеспокоенный секретарь князя, который тут же спешно начал спускаться в зал. Вампиры следили за ним недоуменными взглядами, явно не понимая, что этот кровосос здесь забыл и где же ходит его хозяин. Никогда раньше князь не позволял себе такое вопиющее нарушение этикета, наоборот. Музыка стихла и даже пары молодых вампиров стали отходить ближе к стенам, освобождая центр зала для вестника владыки Теневого княжества. И вести, похоже, были не из приятных.

— Не знаю, кого они выпили…, - напряженно следя за встревоженным секретарем, которые занял освободившийся центр зала и собирался с духом начать свою речь, тихо произнес я, — но, боюсь, мы скоро об этом узнаем…

Ли промолчала, но по тому, с какой силой она сжала мой локоть, было ясно — вестник князя принес отнюдь не радостные новости…

— От имени князя приветствую собравшихся здесь глав общин, их наследников, спутников и спутниц. К сожалению, мой господин не сможет присутствовать на балу, поскольку…

Причину отсутствия князя мы уже не слушали. Быстро переглянувшись с Заром и Лииной, я увидел, как стремительно расширяются их зрачки, на дне которых мечутся тени мрачного предчувствия.

Рука невольно сжала рукоять меча, висевшего в поясных ножнах.

— Только не говорите, что началось… — сквозь зубы процедил я, чувствуя, как внутри все сворачивается в тугой клубок напряжения.

— К сожалению, очень на это похоже, — мрачно произнес Зар, быстро оглядываясь по сторонам.

Секретарь князя все ещё что-то вещал внимательно слушавшим его вампирам, но мы видели, как зал стремительно покидают телохранители князя, которые ждали его прихода возле трона, находившегося возле дальней стены, напротив мраморной лестницы. Больше всего мне не понравилось выражение лица того самого вампира, с которым у Ила были напряженные отношения. Мираном, если мне не изменяет память. Вампир с трудом сдерживался, чтобы не сорваться на бег и не покинуть зал как можно быстрее, все время протягивая руку к короткому мечу.

Проводя вампира взглядом, я вдруг увидел в одном из зеркал странную тень. На один миг показалось, будто возле выхода в сад, находившегося за моей спиной, мелькнула чья-то знакомая тень. Присмотревшись, я с удивлением заметил обожженный рукав куртки одного из гостей, стоявшего ко мне вполоборота и неспешно разговорившего с одним из телохранителей князя. После короткого обмена фразами вампир откланялся и скрылся в саду.

— Лиина, это он, — прошептал я на ухо кошки, не сводя не верящего взгляда с разрушителя. На нем была все та же коричневая куртка, которую я подпортил своим огненным шаром, но лицо разглядеть не удавалось так же, как и в прошлый раз. Даже не просто разглядеть, скорее, запомнить. Образ все время ускользал, не складываясь в четкую картинку.

Разрушитель чуть повернулся голову в мою сторону, видимо ощутил пристальный взгляд.

Только он. Даже царапина от моих когтей на щеке ещё не затянулась…

— Кто? Вампир? — недоуменно уточнила кошка.

— Нет, — прошипел я, видя, как разрушитель ловко скользил среди вампиров, пробираясь в другой конец зала, — Разрушитель!

Зар тут же вскинулся, завертев головой в поисках оборотня, а когда нашел… Я ещё никогда не видел, как глаза друга вспыхивают поистине звериной яростью. У Алексы или Макса — да, но не у их младшего брата…

Неужели Зар узнал, кто этот маг?

— Незаметно выводите принцесс из зала и воспользуйтесь амулетами! — жестко приказала пантера, первой найдя стремительно ускользающего от нас огневика. Посмотрев в глаза дяде, с нажимом добавила, — А ты сначала помогаешь им, а потом присоединяешься к нам.

Волк недовольно оскалился, но приказ племянницы выполнил, взяв старшую принцессу за руку и быстро пробираясь к выходу из зала сквозь толпу недовольных вампиру. Секретарь князя уже закончил свое выступление и удалился, но кровососы, по-видимому, не сочли причину отсутствия господина достаточно весомой, но сделать ничего с могли. В зале снова раздались первые аккорды медленных танцев, и в центр зала начали собираться танцующие пары, изрядно осложняя нам с Ли задачу. Пока мы выясняли, кто и что будет делать, разрушитель уже добрался до противоположной стороны зала и направлялся к неприметной двери в углу помещения, ведущей прочь из зала.

— Ли, он уйдет, — с раздражением посмотрел на вампиров, которые заняли оставшееся в зале место. Это в одном были немолодые главы общин, которые что-то неспешно обсуждали, и полностью загораживали проход. Пробраться мимо них к злополучной двери не было ни малейшей возможности.

Вдруг пантера бросила задумчивый взгляд в центр зала и лукаво спросила:

— Надеюсь, танцевать не разучился?

Я поднял глаза, оценивающе посмотрев на танцующие пары. А что, места между ними достаточно, мелодия подходящая… при должной сноровке и ловкости может сработать…

— Обижаешь, — широко улыбнулся я спутнице, увлекая её в круг танцующих.

Если разрушитель решил, что ему удастся так просто от нас избавиться, то он глубоко ошибается.

Илорин

На очередном витке лестницы неприятный запах начал усиливаться. Замедлив шаг, чтобы не попасться в возможную ловушку, вампир оказался в узком коридоре. А в нескольких шагах впереди — поворот, из-за которого и несло неизвестной Илу кровью…

Между пальцев затанцевали серебристые искры атакующего заклинания, когда Иллорин неспешно приблизился к повороту и прильнул к стене рядом с ним, напряженно прислушиваясь к любым звукам. Но в коридоре звенела все так же оглушающая тишина.

Собравшись с силами, вампир резко выскользнул из-за поворота, вскинув защитное заклинание… и замер, не веря своим глазам.

Перед ним находился небольшой зал, у обоих стен которого тянулись ровные ряды просторных клеток. Между ними оставался узкий коридор, проходивший ровно по центру зала и упиравшийся в полутемный провал, похожий на ещё один выход из помещения. А в клетках, в лужах собственной крови, беспорядочно лежали обескровленные тела низших вампиров.

Убедившись, что в зале больше никого из живых нет, Илорин развеял заклинание и приблизился к первой клетке. Прутья из сплава серебра со сталью, укрепленные с помощью магии, неприятно обожгли ладони, но большого вреда не принесли. Оттолкнул дверь клетки, Илорин осторожно вошел внутрь и присел рядом с трупом вампира. Шея низшего была сломана, из рваной раны на горе ещё текла узкая струя крови, почти сошедшая на нет. Кто бы ни «выпил» кровь этого вампира, на то, чтобы довести дело до конца, духу у него не хватило.

Ил посмотрел на пятна крови, покрывающие кровь клетки, и заглянул в глаза мертвого сородича. В поблекших светло-красных глазах застыл погасший огонь безумия…

«— Только не это…» — мысленно произнес вампир, закрывая глаза низшего.

Внутренне похолодел, Иллорин проверил других вампиров, раз за разом находя у них такие же признаки кровавого безумия, как и первой жертвы. Все низшие, которых, судя по всему, убили собственные родичи, утоляя жажду, были больны неизлечимой болезнью, как и средний брат князя вампиров. Все вампиры были истощенны, видимо, их держали здесь не одну неделю, лишая сил, чтобы потом легче было убить…

Найдя в одной из последних клеток тело высшего вампира-аристократа, судя по богатой одежде и символе знати одной из общин, и тоже зараженного кровавым бешенством, Иллорин провел рукой по лицу.

«— Ли, ты меня слышишь?» — мысленно позвал вампир, выпрямившись и с омерзением посмотрев на тела сородичей. Ему было противно от одной мысли, что кровососы, находившиеся сейчас в одном зале с его близкими, убили и выпили кровь собственных слуг, а то и родственников. Причем зараженных неизлечимой болезнью…

«— Слышу».

«— В подземелье находится зал с обескровленными телами вампиров. Это их запах я учуял, когда в зале начали собираться гости князя. Немедленно уводите принцесс и уходите отсюда сами».

«— Поняла».

Обрывая связь, вампир посмотрел на изуродованное тело высшего. Похоже, перед смертью ослабевший аристократ сопротивлялся, не желая так просто отдавать свою кровь голодным родственникам. Поэтому его сначала изранили, выматывая и лишая сил сопротивляться, а уже потом свернули шею.

— Князь, что ж ты творишь? — Ты ведь подписал своей расе смертный приговор…

У противоположного выхода мелькнула чья-то тень. Резко скинув голову, Иллорин стремительно откатился в сторону, пропуская над головой угольно-черный шар смертельных чар. Вскочив на ноги, вампир увидел, как нападающий стремительно исчезает в полутемном проеме. И сорвался с места, мгновенно набирая запредельную скорость.

В этот раз противник от него не уйдет.

В это же время… Горы Драконьего хребта

На горном плато, покрытом толстым слоем колючего, обжигающего снега, царила неестественная тишина. Только ледяной ветер завывал между узких ущелий, поднимая в воздух колючую снежную крупу, которая слепила глаза. Стального цвета небо нависло над неприступными пиками гор и лишь изредка сквозь плотный занавес облаков пробивались лучи закатного солнца.

Крупный молочно-белый дракон навис над самым краем плато, смотря на отливающие синевой горные пики. А в нескольких метрах от него замер серебристый синеглазый ящер, низко опустивший голову к земле, ожидая решения Хозяина Гор. Он знал, что провал, который он потерпел во время переговоров с кошками, белый дракон ему так просто не простит. Но никаких угрызений совести на счет того, что не смог уговорить хозяйку Рассветного леса отдать свою дочь в лапы драконов он не испытывал…

— Ты должен вернуться в Рассветный лес и убедить кошку в том, что это единственный способ избежать гнева Водяного дракона, — спустя какое-то время холодно произнес Глава совета, отступив от края ущелья и бросив на подчиненного тяжелый взгляд.

Серебристый вскинул голову, обнажив острые клыки:

— Она не станет меня слушать. Тем более, мне не двусмысленно дали понять, что в ближайшие сотни лет мне в землях кошек лучше не появляться.

Белый равнодушно поднял крылья, смахивая с ним налипший снег.

— Мне все равно, как ты будешь исполнять мой приказ, — сухо произнес древний повелитель неба, — Для меня важен результат. Или ты забыл, что борьба с драконами из клана Черной Скалы ещё не закончена и твои ученики ещё успеют принять в ней непосредственное участие? Что ты на это скажешь, Ид?

Ид стиснул зубы, раздраженно ударив увенчанным острым шипом хвостом по корке льда. По ней тут же пробежала тонкая паутина глубоких трещин…

Дракон хотел сказать многое. И о своем отношении к тому, что один из Старейшин потакает желаниям их покровителя, который методично уничтожает расу драконов. И о том, что за ошибки белого должна платить не малолетняя пантера, родители которой когда-то перешли дорогу всемогущим Хранителям. И о бесконечных войнах за территорию, которые уничтожат расу повелителей неба ещё до того, как это сделает Водяной Дракон…

Но Ид промолчал, покорно опустив голову к земле, признавая силу хозяина. Но в глубине души уже созрел четкий план, как нужно поступить в этой ситуации…

Бегство. Это единственное, что ему оставалось. Ему и его ученикам.

— У тебя были дружеские отношения с одним из волков семьи Д'аркв'ир, — увидев покорность подчиненного, смягчился белый дракон. В выцветших глазах замерло полное удовлетворение тем, что глупый серебристый метаморф не стал перечить более сильному и опытному собеседнику, — Зарон, если я не ошибаюсь. Вот и задействуй этого оборотня, чтобы подобраться к дочери Алексы. И доставь девчонку в гнездо любыми способами…

Над головами драконов мелькнула смазанная тень. Подняв головы, ящеры увидели величественно парившего в небе черно-синего дракона, неспешно спускавшегося к плато. При свете солнечных лучей, пробивавшихся сквозь серые облака, его чешуя переливалась всеми оттенками синего: от светло голубого, почти белого, до густого, насыщенно-фиолетового цвета.

Увидев новое действующее лицо, серебристый дракон посторонился, освобождая место для брата Повелителя Гор. Синего дракона метаморф знал не понаслышке, несколько раз сталкивался с ним во время очередного Совета. Но, насколько знал Ид, этот дракон-метаморф очень не любил отлучаться из своего замка в самом сердце гор, откуда невесть как наблюдал за всем, что происходило в Драконьем хребте.

А ещё черно-синий ящер был дедом Алексы д'эль Альтерни, который и основал род Оделия. А его старший сын, Виссарион Д'аркв'ир — одноименный клан и семью, против которых и боролись Хранители…

Пока дракон плавно спускался к плато, его брат напряженно следил за действиями ящера. Похоже, для него визит старшего родственника, который когда-то отказался стать Хозяином Гор, был неприятной неожиданностью.

Вскоре черно-синий ящер опустился на толстый лед и сложил за спиной огромные крылья, не испытывая никакого дискомфорта от усилившегося ветра и холода. Бросив странный взгляд на отступившего в сторону серебристого ящера, дракон обратил внимание на собрата, подобравшегося, будто перед прыжком.

— Давно не виделись, брат, — мягко произнес родственник Алексы, доброжелательно смотря на молочно-белого ящера, — Почему не навещаешь, как раньше? Или забыл про странного родственника-отшельника?

От вкрадчивого и обманчиво вежливого тона дракона по спине Ида невольно прошел неприятный холодок. Подобный тон был ему знаком. Разозленная чем-то Алекса подобным ласковым голосом разговаривала с нерадивыми подчиненными, когда те в чем-то провинились. Ид присутствовал при таком разговоре всего раз, но впечатлений ему тогда хватило…

Не дожидаясь ответа от родича, черно-синий дракон обернулся к серебристому и вкрадчиво произнес:

— Шел бы отсюда, мальчик. Разборки членов рода Оделия — не лучшее зрелища для неподготовленной психики…

Иду и в голову не пришло поспорить со странным ящером. Почтительно поклонившись древнему дракону, по сравнению с которым действительно был сущим мальчишкой, серебристый мгновенно взмыл в воздух, со всей возможной скоростью направляясь назад, в гнездо.

Разборки братьев были ему только на руку. Пока два древних дракона выясняют отношения, Ид успеет забрать своих учеников и покинуть ставшие чужими горы Драконьего Хребта. И вернется только тогда, когда старший представитель рода Оделия займет причитавшееся ему место. А в том, что так и будет, молодой метаморф почему-то не сомневался. Не зря ж именно сейчас, когда драконы начали угрожать семье старшего сына отшельника, нелюдимый ящер решил вмешаться во внутренние дела клана…

Полет до гнезда занял полчаса. Приземлившись под сводами просторной пещеры, Ид перевоплотился и поспешил в зал, где обычно тренировались его ученики. И надеялся, что их временная наставница, правая рука древнейшего — Ариша, не станет изменять эту традицию…

В зале практически никого не было. Только два аметистовых дракончика парили под сводами пещеры, скучая в отсутствие учителя. А в дальнем конце зала, отдыхая после напряженной тренировки, лежали снежно-белый и ярко-алый драконы.

Наставника они заметили не сразу. Сначала Рошь недоуменно поднял голову, учуяв знакомый запах, а потом увидел Ида и вместе с алым сородичем метнулся к учителю.

— Учитель, вы вернулись, — радостно рыкнул Серен, опустив рядом с Идом шипастую алую голову. Рядом нетерпеливо переминался с лапы на лапу белый Рошь, тоже желавший поговорить с наставником, но пропустивший старшего сородича вперед.

— Вернулся, — рассеянно ответил Ид, проведя рукой по морде Серена и сухо произнес, — Перевоплощайтесь и быстро за мной. Нам нужно покинуть горы. И чем быстрее, тем лучше.

Молодые драконы недоуменно переглянулись, не понимая, почему должны покинуть родной дом, но по тону учителя поняли, что задавать вопросы сейчас нельзя. Нужно действовать. А все остальное может подождать…

— И далеко ты собрался? — раздался за спиной до боли знакомый насмешливый голос.

Ид прикрыл глаза, уже зная, кого увидит за своей спиной. Невысокая светловолосая женщина с язвительной ухмылкой на пухлых губах наблюдала, как дракон медленно оборачивается в её сторону, скрестил руки на груди. Из зала исчезли аметистовые дракончики, которые, увидев ручную змею Повелителя Гор, решили покинуть зал от греха подальше. О скверном характере посланницы белого дракона знали все и по возможности пытались избегать с ней встреч.

А вот Иду, собиравшемуся бежать из-под власти хозяина этой змеи, повезло меньше всех.

— Ариша, — медленно выдохнул дракон, понимая, что загнан в угол и путей к отступлению у него нет. Не известно, как древнейшему удалось связаться со своей змеей, но сейчас золотая драконица преграждала путь из зала, явно не собираясь отпускать серебристого метаморфа и его учеников.

Золотая насмешливо свернула янтарными глазами, выразительно изогнув светлую бровь.

— Ариша, прошу, позволь мне уйти, — вкрадчивым голосом произнес метаморф, бросив быстрый взгляд на учеников. Унижаться перед змеей было неприятно, но ради благополучия тех, кто ему дорог, дракон был готов пойти на этот шаг, — Ты ведь не глупая женщина, должна понимать, что долго так продолжаться не может. Из-за твоего хозяина и его бездействия Водяной Дракон уничтожит нас, даже если получит дочь Алексы. Это не выход.

Маска ледяного пренебрежения чуть дрогнула на холеном лице женщины. Сузив глаза, она одарила серебристого странным взглядом. Будто эти мысли не раз приходили ей в голову, и золотая только ждала подходящего момента, чтобы подтвердить свои догадки. Хотя, почему будто? Будь Ариша глупа и слепа, она никогда бы не заняла то высокое место в стае, которое занимает сейчас…

На миг серебристому показалось, что змея знает даже больше, чем ему кажется. Слишком задумчивым был её взгляд, которым она скользила по его лицу. Будто что-то искала… какое-то подтверждение… но чему?

Следующий вопрос поставил все на свои места.

— ОН уже здесь? — чуть дрогнувшим от волнения голосом спросила Ариша, специально подчеркнув интонацией первое слово.

Ид окинул золотую удивленным взглядом, сразу поняв, о ком идет речь.

— Да.

Неужели это Ариша доложила черно-синему дракону о том, что задумал его брат? Неужели именно она, бесконечно преданная своему господину и повелителю змея, для которой жизнь неинтересных ей драконов не стоила и ломаного медяка, позвала на помощь настоящего Повелителя Гор?

Довольная улыбка, озарившая лицо женщина и сорвавшая с неё маску безразличия, была ответом на все вопросы ошеломленного дракона.

Вот уж от кого он подобного не ожидал…

— Я тебя не видела, — мгновенно посерьезнев, быстро произнесла золотая, бросив быстрый взгляд в сторону выхода. В сосредоточенных янтарных глазах зрел какой-то план, — Но через полчаса подниму тревогу.

— Спасибо, — искренне выдохнул Ид, ещё не до конца веря в свою удачу.

Похоже, верховная богиня клана Д'аркв'ир сегодня благосклонна не только к своим любимчикам.

Через десять минут из-под сводов пещеры в свинцовое небо взмыли три дракона — серебристый, белый и алый — и исчезли среди облаков. А через полчаса часа их догнала изящная золотая драконица, уверенно скользившая в воздушных потоках. Приблизившись к серебристому, некрупная самка издавала вопросительную трель, спрашивая у самца разрешения присоединиться к группе. И когда в ответ получила утвердительный рык, пристроилась рядом с вожаком, стараясь не отставать от более сильных и выносливых драконов.

Ариша решила, что переждать бурю и смену власти лучше подальше от пещер родного дома.

Посланные в погоню ящеры только разочарованно кружили на границе Драконьих гор, провожая взглядом давно покинувших бывший дом собратьев. Но и серебристый самец, и золотая драконица знали — они вернутся. И, возможно, даже быстрее, чем думают…

Василен

В коридоре, в котором скрылся разрушитель, царил приятный полумрак. Перейдя на ночное зрение, привычно окрасившееся мир во все оттенки серого, мы с Лииной настороженно огляделись. Но никаких следов мага или возможных ловушек не заметили. Лишь легкий запах дыма и корицы указывал, где нужно искать неуловимого оборотня…

Пока мы крались по коридору, Лиина рассказала мне о коротком диалоге с Иллорином, который был перед тем, как я заметил разрушителя. Новость о выпитых вампирах, зараженных смертельной болезнью, мне не понравилась. В голове не укладывался простой факт — как кровососы решились убить зараженных кровавым бешенством сородичей и выпить их кровь? Я понимаю, голод может кого угодно свести с ума и подтолкнуть к безумным поступкам, тем более если речь идет о таких бездумных убийцах, как вампиры. Но неужели у них полностью отказало чувство самосохранения и они не понимают, что теперь тоже могут стать носителями вируса?

Впрочем, с этим можно разобраться и позже. Сейчас важнее было догнать разрушителя и прижать его к стенке. Пока он снова что-нибудь не натворил…

Зря я об этом подумал. Когда коридор привел нас к винтовой лестнице, ведущей на подземные этажи резиденции князя, мы учуяли странный запах паленого сена и ещё какой-то гадости.

Недоуменно переглянувшись, мы с Лииной начали медленно спускаться по лестнице в подземелье. Кошка, как я предполагал, одела одно из платьев своей матери, со снимающейся юбкой, которую пантера тут же отправила в личное пространство, и под которой оказались светлые охотничьи брюки, более подходящие для преследования оборотня. А вот с туфлями не угадал — их Ли просто сняла, заменив вытащенными из того личного пространства сапогами. Как она объяснила, у неё такого дара к иллюзиям, как у Алекс, нет, и на подержания такого сложного заклинания, которое бы скрывало настоящую обувь девушки уходило бы слишком много сил.

Когда мы спустились на первый подземный этаж, горький запах начал усиливаться. Не понимая, что происходит, мы с Лииной прошли дальше по коридору, пытаясь найти источник странного аромата. Прикоснувшись к одной из стен, я отдернул руку, почувствовав, как нагрелась до сего момента холодная каменная кладка. Под сердцем свернулась холодная змея дурного предчувствия…

До нужного поворота мы с Ли добежали за считанные мгновения, уже догадываясь, что произошло. За ним оказался зал с двумя рядами клеток, в которых угадывались неподвижные тела вампиров, закрытые от нашего взора сплошной стеной магического огня. Пламя жадно лизало начавшие обугливаться тела, от жара начали плавиться стальные прутья клеток…

Похоже, это был тот самый зал, где до нас успел побывать Иллорин…

Отшатнувшись от метнувшихся к нам лепестков огня, я прикрыл глаза рукой, пытаясь разглядеть среди лепестков беснующейся стихии силуэт разрушителя. Интуиция меня не подвела, маг стоял у противоположного конца зала, в небольшом проходе, который наверняка был вторых выходом из зала. Оборотень с удовлетворением наблюдал за огнем, уничтожавшим следы преступления вампиров. Вдруг он поднял на нас свои темно-янтарные глаза, в которых можно было разглядеть отблески неукротимой стихии, и криво усмехнулся, сделав приглашающий знак рукой.

Я в бессильной злобе стиснул зубы, понимая, что волк издевается, приглашая нас последовать за ним. Ага, сквозь стену ревущего огня…

— Уходим, — потянула меня за руку Лиина, видя, как огонь медленно подбирается к нам, — Пойдем другим путем…

Я нехотя последовал за ней, стараясь не вдыхать пропитавшийся запахом горелой плоти воздух. Лишь напоследок бросил выразительный взгляд на разрушителя, обещая, что это — не последняя наша встреча. Тот лишь предвкушающе оскалился.

Мы бросились назад по коридору, на ходу вспоминая план здания резиденции, пытаясь определить, куда же выходит тот лаз, где стоял разрушитель. И единственным местом, которое раз за разом всплывало в памяти, был сад князя.

Что ж, попробуем. Другого варианта у нас не было.

Но у богини Судьбы на этот счет было свое мнение. Когда мы приблизились к залу, где проходил бал, до слуха донесся испуганный женский крик. Вскоре по залу заметались, в спешке пытаясь выбраться из помещения.

Ворвавшись в зал, мы увидели, как огонь, уже объявший сад, через открытые окна перекинулся на шторы, висевшие на них. Горький дым, разъедающий глаза, начал понемногу заполнять помещения…

Выход из зала был заблокирован бросившимися к нему вампирами. Нам с пантерой пришлось вернуться назад, к лестнице, и искать другой выход из резиденции. Знание плана дома немного облегчило нам задачу, но куда бы мы не сунулись, везде пылал обжигающий огонь, отрезавший нам все пути отступления.

Лиина пыталась использовать магию воды, доставшуюся ей в наследство от отца, но все-таки большая предрасположенность к магии огня сыграла свою роль, и пробиться сквозь занавес пламени у нас не получилось.

Лишь когда силы были на исходе и Ли потратила большую часть энергии, окутав нас водянымщитом, я увидел в конце одного из ответвлений коридора смутный свет. Чуткий нос уловил запах свежего воздуха, и я покрепче обнял за талию ослабевшую пантеру, укрепив её щит с помощью своей магии. Кошка, которой было трудно работать со стихией, власть над которой ей принадлежала только благодаря крови отца, практически висела на мне, обняв руками за шею и из последних сил сдерживая напор огня.

Готов отдать хвост на отсечение, что Ли так тяжело только из-за силы Феникса, которой и питалось магическое пламя…

Минута, и помог пантере взобраться по полуразрушенным ступеням лестницы, ведущей на поверхность. Когда проход остался позади. Как и беснующееся пламя, Лиина без сил опустилась на зеленую траву поляны, на которой мы оказались. Руки кошки била слабая дрожь, тело практически не слушалось, с трудом справляясь с перенапряжением.

Накинув на плечи пантеры свой камзол, я присел рядом с ней и насторожено огляделся.

Проход вывел нас в густой лес недалеко от резиденции, поскольку на небе чуть севернее нас виднелись густые клубы черного дыма, поднимавшего над пылающей резиденцией князя. Вокруг царила безмятежная тишина, приятная вечерняя прохлада чуть холодила спину, остужая тело после долго бега и общения с, казалось бы, родной стихией.

Посмотрев на клубы дыма, я прижал к себя все ещё вздрагивающую Лиину, успокаивающе проведя рукой по её волосам, немного подпаленным огнем. Почему-то я сомневался, что хоть одному вампиру удалось уйти оттуда живым. Если мы с Ли с трудом нашли выход, всюду сталкиваясь со стеной огня, то что говорить о них…

— Надо же, живые, — вдруг раздался насмешливый голос из кустов, росших на краю поляны, — А я уже подумал, что наследница клана Д'аркв'ир остались и её дружок остались в подземелье резиденции…

Я резко вскочил на ноги, выхватив из личного пространства меч и закрывая собой небоеспособную Лиину. Слишком много сил у неё ушло на борьбу с силой Первого Хранителя, несмотря на наполовину полный резерв…

Из кустов начали медленно выходить телохранители князя. Насторожено следя за моими движениями, они взяли нас с Ли в плотное кольцо и только после этого на поляне появился довольно ухмыляющийся оборотень. Лицо волка было прикрыто глубоким капюшоном, так что я снова не мог разглядеть его лица, о чем сильно жалел. Хотелось бы знать, с кем вскоре сцепишься не на жизнь, а на смерть.

— Вот видишь, мы встретились даже быстрее, чем ты думал, — язвительно подметил волк, с интересом посматривая на кошку, напряженно наблюдавшую за нашим разговором. Собственное бессилие бесило Лиину не хуже, чем издевательские взгляды вампиров, которые прекрасно знали о её состоянии, — На помощь своих друзей можете не рассчитывать, вампир сейчас гоняется по болотам за князем и… ещё одним вампиром, а ваши спутники спешно покинули резиденцию ещё в начале пожара…, но вам такая удача не светит…

Я бросил на Лиину задумчивый взгляд.

Покинули резиденцию…

Пантера, поймав мой взгляд, мгновенно поняла, какие мысли вертелись у меня в голове.

— Не смей… — практически бесшумно произнесла она побледневшими губами, когда я бросил меч на траву и обнял её за плечи, помогая встать на ноги.

Я грустно улыбнулся, прижимая кошку к своей груди.

Прости, Ли. Но ты сейчас слишком слаба. А интерес, с которым смотрят на тебя вампиры, отнюдь не платонический. Да и в руки Хранителей я тебе попасть не дам…

— Вот и молодец, — не правильно понял мой маневр разрушитель, расслабившись, когда я убрал оружие, — Ну что ж, поговорим о наших делах?

Когда я сжал ладонь Лиины, взгляд кошки стал практически умоляющим.

— Поговорим, — с легкостью согласился я, быстрым движением положив ладонь пантеры на самый крупный из золотых кристаллов её украшения и с силой его сжав. Кристалл с легкостью хрустнул, превращаясь в золотистую пыль, и прежде, чем вампиры успели что-либо предпринять, Лиина исчезла в яркой вспышке света.

Когда ослепленные вампиры снова смогли видеть, на поляне стоял только я, с насмешливой ухмылкой смотря на опешившего от неожиданности разрушителя.

Свой амулет я ещё утром отдал Зару, когда пришел к нему выяснять, почему он раньше не сказал мне о том, что его племянница — потенциальная Первая Хранительница. Вот тогда волк и рассказал мне и о том, как Алекса с Ником узнали о судьбе своей дочери, и о том, как добыли кинжал Дракона и догадались использовать его в поиске будущего Второго Хранителя, и о том, кем же является неуловимый разрушитель, подсадивший Зару «паука» и подпортивший мне шкуру в злополучном портовом городе…

А амулет я оставил, потому что понимал — если что-то пойдет не так, второго шанса поймать разрушителя у нас не будет. Хранители не дадут нам ещё одной подобной возможности, и только если я буду рядом с оборотнем, Д'аркв'ир смогут поймать эту падаль. И тогда они буду решать, что делать с этой тварью…

Когда до оборотня дошло, что добыча его хозяев вновь ускользнула, я с удовольствием потянулся и широко улыбнулся разозленному оборотню-одиночке:

— Ну здравствуй, Анрил. Вот теперь — поговорим…

Разрушитель разражено отдернул капюшон куртки, и я с грустью увидел знакомое лицо шатена, бок о бок с которым сражался во время последней войны с псами. Только глаза этого оборотня были не карими, а янтарно-желтыми, и рассекавший щеку шрам заметно посветлел, став практически незаметным.

Почему же именно ты, Анрил? Тебе-то они что сделали…

Как и следовало ожидать, ответа не последовало. Анрил лишь раздраженно прищурил глаза, явно прочитав безмолвный вопрос на моем лице.

— Взять! — рыкнул волк, отворачиваясь от меня и создавая воронку телепорта.

В следующий миг ко мне метнулись телохранители князя, и мир перед глазами потух…


Глава 13 Когда тайное становится явным

Рассветный лес, территория клана пантер

— И что было дальше? — мрачно спросила Алекса, наблюдая, как придворный целитель латает поврежденную ауру Лиины.

Младшая пантера досадно поморщилась:

— Не знаю. Василен заставил меня сжать кристалл, и я оказалась здесь.

Алекса недовольно фыркнула, переглянувшись с присутствующими в комнате родственниками. После незабываемого появления ругающейся и обессиленной Лиины в зале телепортации замка Цариц, её мать за полчаса согнала в родовое гнездо д'эль Альтерни практически всех родичей. За исключением Иллорина, который был занят охотой на старого недруга, и родителей, которые пытались выяснить судьбу вампиров в сгоревшей резиденции князя.

— Прекрасно. Просто замечательно, — раздраженно прошипела Алекса, досадуя, что Василен снова смешал ей все карты. Ник и Макс, которые тоже были посвящены во все детали плана, полностью разделяли её недовольство, — Когда вырвем этого героя из когтей Хранителей, лично прослежу, чтобы отец его выпорол. И уши оборву, — пантера бросила вопросительный взгляд в сторону Зара, — Хоть «маяк» этот идиот снимать не стал?

Провинившийся белый волк, стоявший чуть в стороне от остальных, криво усмехнулся, отрицательно покачав головой:

— Нет, амулет с рубином ещё на нем.

Алекса бросила на брата недовольный взгляд. Когда пантера узнала, что Зарон знал о намерениях друга и никому не сказал, волк узнал много нового о своих умственных возможностях. А так же о том, что мешать планам старших родственников, как минимум, признак дурного тона и плохого воспитания. На что тот невозмутимо ответил, что нечего было множить тайны на пустом месте.

— Тогда выступаем, — решительно сказала Алекса, настраиваясь на сигнал собственноручно сделанного амулета, — Демоны, такую комбинацию испортил! — когда перед кошкой начала закручиваться белесая воронка телепорта, пантера внимательно осмотрела собравшихся и вдруг удивленно произнесла, — А где Ириан?

Снежного кота среди представителей рода Д'аркв'ир не наблюдалось.

Василен

В себя я пришел от слабого ментального удара, отозвавшегося в голове тихим звоном. С трудом подавив стон, медленно открыл глаза.

Обстановка комнаты не порадовала. Я оказался в тесной камере с узким окном под потолком и оббитой железом дверью. Больше в комнате ничего не было. Если не принимать за элементы декора нескольких вооруженных вампиров, внимательно рассматривавших меня с нескрываемой злобой. Что ж, наши чувства были взаимны.

Оглядев своих сторожей, я с удивлением заметил, что недруга Ила среди них не было. Странно, если мне не изменяет память, зал он покидал именно в их компании. Выполняет другое поручение? Возможно.

— Налюбовался? — насмешливо поинтересовался стоявший напротив меня оборотень, которому надоело ждать, пока я обращу на него внимание, — Как тебе новые покои?

— Скудноватая обстановка, — мило оскалился я, чувствуя, как от ледяной улыбки разрушителя по спине прошел холодок дурного предчувствия, — Да и украшения, — я выразительно посмотрел на обхватывающие запястья обсидиановые оковы, — нарушают целостность картины…

Волк задумчиво хмыкнул:

— Другие камеры не лучше, можешь поверить мне на слово. Но есть ты так желаешь, можем переселить тебя поближе к казармам. Там сейчас много голодных вампиров, твоему соседству они очень обрадуются…

Улыбаться в ответ уже не тянуло. Напряжение вампиров и оборотня невольно передалось и мне, и теперь я с настороженностью следил за движениями своих надсмотрщиков.

Странно, я ожидал, что мои попытки острить (не самые удачные, вынужден признать), разозлят оборотня. Но Анрил оставался все таким же собранным и невозмутимым, как и минуту назад. Только яд, так и сочившийся из елейного голоса волка показывал, насколько он раздражен. Похоже, отследить, куда перенеслась Лиина и добраться до неё у разрушителя не получилось. Что не могло не радовать…

Дернув несколько раз свои наручники, немного натиравшие запястья, я сухо спросил:

— Так и будем зубоскалить? Сомневаюсь, что ты меня сюда перенес для того, чтобы упражняться в остроумии…

— А почему бы не скоротать время за душевной беседой? — наигранно удивился волк, смотря на меня все такими же ледяными глазами, — Твои обожаемые Д'аркв'ир доберутся сюда ещё не скоро. Так что времени у нас более, чем достаточно…

Я поморщился, услышав в голосе волка знакомые презрительные нотки.

Отлично, враг завел старую добрую песню про моих друзей и их благородном безрассудстве, которое заставит их без раздумий броситься ко мне на помощь. Старо как мир. Честно говоря, я надеялся, что Анрил будет немного оригинальнее своих предшественников… хотя, ещё не вечер…

Подыграть или не стоит? Впрочем, времени, если верить разрушителю, у нас сейчас полно…

— Я сейчас задам глупый вопрос, но почему ты взял, что они придут сюда, а не сразу к твоим хозяевам?

Произнося этот наивный вопрос только для того, чтобы поддержать разговор, я не ожидал, что именно он выведет волка из равновесия. Точнее, сорвет с него маску ледяного презрения и равнодушия. Поэтому искреннее удивление и недоверие, с которым на меня взглянул Анрил, поставили меня в тупик.

И что я такого сказал?

— А они тебе не сказали? — изменившимся тоном поинтересовался волк, смотря на меня совсем другими глазами. И было в них что-то отдаленно похожее на сочувствие и… жалость? Дождавшись моего нерешительного кивка, волк неопределенно хмыкнул. Переглянувшись с вампирами, он недоверчиво покачал головой, — Надо же. Скрывать от названого родича такую информацию… Не ожидал, не ожидал. Хотя, если Алекса родных братьев не всегда посвящает в тонкости своих интриг, то что уж говорить о гепарде, когда-то принятом в эту сумасшедшую семью… Хотя мы были уверены, что во время её короткого визита в тот провинциальный городок вы говорили именно об этом…

Тон оборотня мне не нравился. Как и задумчиво-растерянный взгляд, который Анрил бросал в потолок комнаты. Будто моя неосведомленность изрядно спутала ему планы, не позволяя в полной мере осуществить задуманное…

В душе недовольно заворочался встревоженный зверь.

Новость о том, что Алекса не посвятила меня в какую-то часть своего плана, неожиданностью не стала. Но, судя по реакции Анрила, которого такой поворот событий поставил в тупик, мне не сказали то, что я ОБЯЗАН был знать.

На ум не вовремя пришла фраза, которую пару раз доводилось слышать от Макса: «Без меня меня женили…»

— Ты о чем? — подавив нервный смешок, напряженно спросил я.

Нет, нельзя спешить с выводами. Я слишком плохо знал этого волка, чтобы определить, лжет он или нет. Тем более, после того, как он стал марионеткой Хранителей. Это могла быть и обычная провокация, цель которой — заставить меня сомневаться в своих друзьях. Тем более, что последних я знал намного дольше и лучше, и ещё не разу они не дали мне повод засомневаться в их преданности и искренности. А недоговорки… это один из способов защиты своей семьи. Не всегда удачный и необходимый, но кровь Д'аркв'ир брала свое…

Нет, нужно выбраться отсюда, поговорить с Алексой и уже тогда делать выводы.

— О том, что они не могут прийти к моим «хозяевам», — мягко произнес Анрил, говоря со мной, как с несмышленым ребенком, — Видишь ли, проход в мир Дракона и Феникса с недавних пор для Алексы с Ником закрыт.

— А я тут причем? — грубо перебил его я. Это я знал и без него, благо что ни Алекса, ни Ник этого не скрывали. Если бы дела обстояли иначе, они давно бы сами разобрались с Хранителями, не вмешивая в это родных.

— Притом, — никак не отреагировав на грубость, доброжелательным, но резким тоном ответил Анрил, — Ты — их одноразовый пропуск. И если ты умрешь сейчас, то, к сожалению, Лиина и одна из твоих подопечных станут следующими Хранителями…, хотя нет, прошу прощения, не станут. Охотники, конечно, провалились, упустив вас на той поляне, но во второй раз такую ошибку они не совершат.

— Ли и принцессы сейчас в Рассветном лесу. Там вы их не достанете.

— А нам туда и не нужно. И Ли, и одна из принцесс сами придут к нам, да ещё и с артефактами Хранителей. Вспомни легенду о первой смене Хранителей. Когда у тех магов окончательно съехала крыша, и они вознамерились убить Дракона и Феникса?

Память услужливо подкинула нужный момент из легенды о Хранителях и их первых преёмниках. И если она не подводила, то без помощи обманутых и обворованных оборотней-гиен тут не обошлось…

— После смерти учителя, — разговор нравился мне все меньше и меньше. По тону Анрила было ясно, что рассказывать мне абсолютно все он не собирался, уже решив, как использует мою неосведомленность, и сейчас только скармливал мне только расплывчатые намеки и крохи информации. Вот только он не учел одной маленькой детали.

Да, по крови я не Д'аркв'ир. Но я слишком долго жил рядом с ними и учился у их старших родственников, чтобы не научиться складывать целую картинку из мозаики обмолвок и намеков. И получавшаяся картина меня не устраивала.

— Именно, — не догадываясь, что уже сказал мне даже больше, чем нужно, продолжил свою игру разрушитель, — И поверь, в таком состоянии справиться с ними очень легко, если вовремя подловить и заманить в ловушку. Можешь не сомневаться, на этот случай у нас уже все готово. Но, думаю, Лекса слишком умна, чтобы отдать шанс на спасение дочери в лапы врагов, и каждый из нас сыграет давно уготовленную ему роль…

Давно уготовленную ему роль…, почему при этих словах у меня в память снова всплыло воспоминание о костре на фоне грозового неба? А в ушах звенят слова видящей, которую мне так и не удалось найти, чтобы узнать, кто же из друзей меня все-таки убьет…

— И какая же роль у меня? — отгоняя непрошенное видение, сквозь зубы процедил я.

— Приманки, — ожидаемо развел руками Анрил. Причем тон был такой, будто волк извинялся, что мне досталась такая незавидная роль, — Как только Д'аркв'ир придут за тобой, их будет ждать неприятный сюрприз, о котором тебе пока знать не нужно.

На этом разговор был окончен. Волк направился к дверям камеры, за которыми уже исчезли вампиры. Серьезную угрозу я не представлял, так что за жизнь разрушителя кровососы не опасались. Да и сопровождают его наверняка только из-за приказа князя. При желании Анрил и их может свернуть в бараний рог, при этом не тратя много сил.

Когда волк почти пересек порог комнаты, я все-таки не выдержал и просил:

— Анрил, почему? Неужели в вашей стае такие глупые законы, что их нельзя было обойти? Или решить ситуацию другим способом?

Спина волка окаменела. Оглянувшись, Анрил бросил на меня внимательный, изучающий взгляд. Будто впервые увидел…

Но ответа на свой вопрос я все равно не получил.

— Отдыхай, Василен, — глухо, с едва заметной усталостью произнес разрушитель, повернувшись ко мне спиной, — Чувствуй себя как дома.

Когда оборотень и вампиры покинули камеру, я со всех сил рванул на себя оплетавшие руки цепи. Но обсидиан лишь огнем обжег запястья, не двусмысленно намекая, что так лучше больше не делать.

Тихо шипя от боли и радуясь, что никаких ран на руках у меня нет, я ещё раз внимательно осмотрел камеру. Но ничего, что могло бы помочь мне избавиться от наручников из опасного для кошек металла, здесь не было.

Предусмотрительные гады. Что ж, пока придется играть по их правилам…

Опустившись на пол камеры, я ещё раз прокрутил в голове сложившуюся ситуацию.

Итак, что я имею? Прочные обсидиановые наручники, которые прикреплены к длинной цепи с крупными стальными звеньями. Цепь пропущена кольцо под потолком камеры. При желании, я могу сделать несколько шагов по комнате или сесть на пол, но ни до окна, ни до двери я не достаю. К тому же обсидиан не позволяет мне принять ипостась гепарда, но даже с силой своего зверя цепь мне не порвать.

Взвесив в уме возможные варианты развития событий, я принял единственное верное решение — ждать. Прихода друзей или удобного шанса для побега. Причем второй вариант более предпочтителен…

Но спокойно отдохнуть не получалось. С наступлением затишья в голове снова начали всплывать фрагменты из утреннего разговора с другом, в котором Зар, насколько мог, начистую рассказал мне о том, что на самом деле происходит вокруг нас.

Почему Анрил стал игрушкой Хранителей? Ведь именно он одним из первых встал под знамена Д'аркв'ир в борьбе против Вольфа и его псов.

У Зара было два объяснения.

У одиночек существует странный закон. Чем больше достойных учеников вырастил и воспитал волк, тем выше его положение в стае. До знакомства с Алексой у Анрила было четыре подающих надежду ученика, и он занимал пост заместителя вожака стаи. И все шло хорошо, пока волчата не увидели, как живут оборотни клана Д'аркв'ир — свободные, гордые и независимые хищники, стоящие горой за своих близких. Да, у них были свои обязанности — преданность главе клана, но прав было намного больше. Их не связывали цепи негласных законов и обязательств, от них не скрывали, по какому принципу происходит раздел власти в стае, они не должны были годами служить вожаку и учителю, чтобы когда-нибудь, в сопровождении старших, взглянуть на мир за чертой сосновых лесов и вересковых полей.

Вкусившие настоящую свободу волчата, конечно же, не захотели возвращаться обратно в кабалу, и попросили Алексу принять их в клан. Естественно, она не отказала ученикам союзника в такой мелочи. Вот только ни она, ни юные оборотни, от которых многие законы скрывали, не знали, что для Анрила подобный поступок значит только одно — крах всех надежд и долгих лет работы и служения стае…

О поступке учеников Анрил узнал слишком поздно, когда ничего изменить было нельзя. Чем выше сидишь, тем больнее падать. Лишившись в одночасье всего, чего добивался долгими годами непосильной работы и собственной кровью, волк не знал, что ему делать. Аника, вместо того, чтобы поддержать старого, верного друга, отвернулась от него, закадычные «друзья» больше не хотели и слышать об оборотне-неудачнике.

И сложившейся ситуацией воспользовались Хранители. Понемногу, изо дня в день Дракон ненавязчиво внушал разуверившемуся во всех волку планы о мести семье, которая лишила его всего, чего он имел. Так продолжалось почти пятьдесят лет, пока Анрил окончательно не сдался под напором Хранителя и организовал покушение на младшую сестру Зара и Алексы, Леонару. Волк знал, что старшая пантера е