Лев Иванович Кузьмин - Капитан Коко и Зеленое Стеклышко. Повесть-сказка

Капитан Коко и Зеленое Стеклышко. Повесть-сказка 2M, 49 с. (илл. Можаева)   (скачать) - Лев Иванович Кузьмин

Лев Иванович Кузьмин

Капитан Коко и Зеленое Стеклышко




ГЛАВА ПЕРВАЯ

СТРАНА МОЕГО ДЕТСТВА

Я живу в солнечной квартире. На моём столе груда бумаг и глубокая чернильница. Я макаю в чернильницу перо, беру лист бумаги и всё время пишу. Пишу с утра до вечера. Такая уж у меня работа.

Но прошлым летом в городе наступила страшная жара, чернила в чернильнице высохли, писать стало нечем - и я собрался в отпуск.

Я сложил бумаги в стопу, плотно закрыл письменный стол, сказал соседям «до свидания» и укатил далеко-далеко.

Я уехал в самый любимый уголок Страны Моего Детства!

Там всегда хорошо. Там шумят четыре миллиона сосен, зеленеют над грибными полянами сто двадцать тысяч берёз и течёт одна-разъединая речка Нёндовка, чистая, неглубокая - как раз для ребячьего купания.

А за речкой
По светлой горушке,
По траве
К теремку-избушке
Тропка вверх повороты вьёт.
Та избушка ходить не может,
У избушки нет курьих ножек -
Очень ласковая старушка
Припеваючи в ней живёт!
Есть на всё у старушки уменье,
И друзей самых добрых не счесть:
В теремок по утрам
Варенья
Прилетают шмели поесть.
И ведут себя тихо, скромно,
Не толкутся, не точат жал.
Раз к старушке медведь огромный
Прямо из лесу прибежал!
Но и он
Головою косматой
Не мотал,
Не ревел что есть сил,
А касторки больным медвежатам
Смирно,
Вежливо попросил.
Мишка ахал и охал горько,
И конечно же
Сразу он
Получил пузырёк с касторкой
Да ещё и медку бидон!
Целый день там,
С утра до заката,
Самых лучших гостей полно.
В избу солнечные зайчата
Так и прыгают
Через окно!
И не зря…
Та старушка
Ватрушки
Печь умеет на зависть всем:
Глянешь раз -
Откусить захочешь!
А откусишь -
Язык проглотишь! Понарошку,
Не насовсем.

Вот какая старушка живёт в Стране Моего Детства!

И это, конечно, моя бабушка - самая на свете добрая волшебница.

Как только я с нею встречаюсь, как только приезжаю к ней, вокруг меня и со мной самим непременно случается что-нибудь интересное.

Вот и сейчас, не успел я прикрыть за собой калитку, не успел обнять бабушку, как вдруг - чик-бац! ой-ой-ой! - произошло что-то странное.

Мой собственный пиджак стал мне очень велик, из брюк и туфель я прямо вышагнул на траву, а чемодан сразу потяжелел вдвое и вырвался из рук.

Сначала я испугался, но потом сообразил: это бабушка устроила так, что я снова стал маленьким, таким, каким был в детстве!

Я засмеялся и сказал:

- Ну что ж, бабушка, тогда помогай мне. Ведь силы-то у меня тоже убавилось.

Вдвоём мы затащили чемодан в избу, и там на него сразу же уселись солнечные зайцы. Бабушка поцеловала меня в макушку:

- Умница, Лёвушка! Наконец-то ты хоть на время, да покинул свой город. Наконец-то отдохнёшь по-человечески! Беги в светёлку, открой сундук и оденься как полагается мальчику…

При слове «сундук» я подпрыгнул на месте, крикнул «ура!» и помчался в светёлку. В светёлке почему-то оказался петух. Тот самый петух Петька, который в прошлом году выклюнулся из яйца на печи. Он похаживал по крашеным половицам и что-то высматривал около сундука, а когда я хлопнул дверью - выскочил в раскрытое окошко.

Но про петуха я позабыл сразу. Я торопился к сундуку. И неспроста!

Старый бабушкин сундук всегда притягивал меня, как притягивает большой магнит маленькую иголку. Притягивал не потому, что был красиво расписан жёлтыми и красными цветами, а потому, что я знал:

Добром чудесным он набит!
Чего в нём только нет!
Калоши. Банки. Пузырьки.
Бумажки от конфет.
Шпагат. Сапожная игла.
Утюг. Дверной засов.
Часы без стрелок и стекла.
Пружина без часов.
И неизвестно чей портрет.
И школьный мой пенал.
Ошейник пса…
Но пса здесь нет,
Сюда он не попал!
Зато под ворохом калош
Хранится зонтик тут;
Его раскрыть - и он похож
На гулкий парашют!
А если надо, парус он
Заменит хоть сейчас:
Его над чудо-сундуком
Я поднимал не раз.
И яхтой быстрою сундук
Летел в морской рассвет,
И крепкий шторм свистел вокруг,
И чайки мчались вслед.
Я мог бы новый путь открыть
Вокруг земли вполне!
Да жаль, в такую даль уплыть
Не разрешают мне…

Только я чуть задержусь, бабушка кричит:

- Ну что ты там застрял! Не придавило ли тебя крышкой, упаси господи?

Вот и теперь я услышал то же самое и опять не успел как следует налюбоваться бабушкиными сокровищами.

Я быстренько сунул в сундук свой городской костюм, надел короткие трусы, лёгонькую майку, попробовал поскакать на одной ножке и вдруг подумал: «Хорошо бы мне остаться таким подросточком на весь отпуск! Хорошо бы на все эти дни сделаться мальчиком настоящим, а не в шутку».

А бабушка вновь заторопила меня:

- Садись пить чай да рассказывай про своё городское житьё-бытьё. Ведь у тебя, наверное, полно всяких новостей.

Я сел за стол, положил в стакан ложку варенья, потом добавил ещё две и задумался: какие же самые важные новости лучше всего рассказать?

Может, о моей работе и о том, как опустела чернильница?

Но в голове у меня будто что-то щёлкнуло, и я выпалил:

- А в городе, у нас на крыше, подрались воробьи! Один воробей свалился в трубу и вылез оттуда чёрным-пречёрным, весь в саже!

Выпалил я эту новость и покраснел. Вот, думаю, сморозил так сморозил! Важнее ничего придумать не мог!

Но бабушка посмотрела на меня без усмешки и сказала:

- Ая-яй! Вот бедняга воробей, каково-то ему теперь, чумазому!

И тут меня как ветром понесло! Я начисто забыл о своей работе и, торопясь и обжигаясь чаем, рассказал:

во-первых, про знакомого чемпиона по боксу, который год тому назад поздоровался со мной за ручку;

во-вторых, про то, что ребята нашего двора сделали из пустых банок заправдашнюю ракету и запустили бы её в космос, если б ракету не отобрал дворник;

в-третьих, про то, что у нас в зоопарке катают мальчишек и девчонок на лошадке-пони всего за одну маленькую монетку, а иногда и бесплатно.

А дальше… Я не помню, что рассказывал я дальше, но было нам с бабушкой очень хорошо. Слушали мои россказни и солнечные зайчишки. Они сидели на самоваре, на самом ярком месте, и подмигивали мне. Они, наверное, хотели сказать: «Как славно быть маленьким не в шутку, а по-настоящему!»

Но это я знал теперь и без них.


ГЛАВА ВТОРАЯ

ПЕТУШИНАЯ ТАЙНА

Когда чай был выпит и новости рассказаны, бабушка прилегла отдохнуть, а я выскочил на крыльцо.

Мне не терпелось поскорее обежать, осмотреть все знакомые уголки Страны Моего Детства.

Первым делом я заглянул в огород. Там пахло укропом, смородиной, там всё зеленело и поспевало. Вокруг тонких колышков завивался горох. Рядом, на самой земле, из-под широких резных листьев выглядывали крепенькие огурчики. Они сами просились в рот, и я наклонился над грядкой.

Но тут до меня донеслись очень подозрительные звуки. В дальнем конце огорода, в густой крапиве, словно бы кто-то разговаривал.

Я подумал: «Не мальчишки ли забрались в огород?» - и на цыпочках стал подкрадываться к тому месту. А потом опустился даже на четвереньки и увидел среди волосатых стеблей крапивы тёмный лаз. Обжигаясь и оцарапывая колени, я пополз по нему.

Голоса приближались. Я полз бесшумно, как индеец-охотник. И вот увидел впереди лужайку, а на лужайке множество кур. Над куриной толпой возвышался бабушкин петух Петька. Он стоял на опрокинутой кадушке и… разговаривал с курами на человеческом языке!

Я притаил дыхание и стал смотреть, слушать: что же происходит?

Петух царапнул по дну кадушки лапой, выпятил грудь, сказал:

- Уважаемые дамы курицы! Уважаемые петушки! Всем ли охота выслушать меня?

- Ох! Охота! Куд-куда как охота! - ответили куры и придвинулись поближе к кадушке.

- Чив-чито вы! Чив-чито вы! Очень охота! - прочивкали цыплята и встали впереди своих мам.

Петух ещё круче выпятил грудь, заложил крылья за спину, громко произнёс:

- Так вот, уважаемые! Всем вам давным-давно известно, что я петух не совсем нормальный… То есть, я хочу сказать, не совсем обыкновенный! Вы согласны со мной?

- Ко-конечно! Ко-конечно! Ведь вы же вывелись не под ко-корзиной в курятнике, а на бабушкиной печке. А это удаётся не каждому! - прококовали две рябенькие курочки, Петькины сестрицы.

- Чив-чив… Да! Да! - поддержали их цыплята.

- Ну, если так, если вы со мной согласны, то знайте, что я больше не хочу называться глупым деревенским именем Петька! С этой минуты называйте меня по-другому, - сказал петух.

- А как же вас теперь называть? - опешила куриная публика.

Петух прищурил один глаз и уверенно объявил:

- С этого дня, с этого часа нужно называть меня: месье Коко! Это имя почётное, заграничное. А я не позже как сегодня собираюсь уехать за границу, посетить славный Городок по названию Валяй-Форси. Вы слышали что-нибудь о Валяй-Форси?

- Нет! Откуда нам слышать?

- Эх вы, неучи! Так вот послушайте:

В тот город быстрые пути
Дано не каждому найти,
Туда не всяк домчится!
За сотни вёрст отсюда он,
В нём населенья - миллион,
И каждый житель - птица!
А назван он - Валяй-Форси.
В нём куры ездят на такси
В любой конец бесплатно.
В столице птичьей
Без хлопот
Легко прожить хоть целый год -
И сытно, и приятно.
Там каждой курице сошьют
И плащ, и капор в пять минут
С большим
Куриным
Вкусом.
Не надо яйца там нести,
Не надо лапами грести
С утра до ночи мусор!
Всем петухам такая честь,
Что нам лишь сниться может здесь,
А там
Любой отпетый,
Любой задиристый петух
Имеет шпаг не меньше двух
И носит эполеты!
Что ни петух - то генерал!
Пускай он даже ростом мал,
Пусть глуповат немножко,
Но украшают ленты грудь
И петушиный устлан путь
Ковровою дорожкой.
И королём петух идёт,
И сдуру в суп не попадёт,
Ощипанный жестоко.
Там, в городке Валяй-Форси,
Лишь знай себе гуляй, форси!
Но он, друзья, далёко…

Тут бывший Петька, а теперь «месье», немножечко задумался, помолчал, а потом опять гордо вскинул голову:

- Так вот! Я всё равно найду этот городок, займу курятник побольше и вернусь за вами.

- Ах, Коко! Ка-кой вы кавалер! - умилились куры. - Мы ко-который год мечтаем о плащах и капорах. Только капоры нам нужны не ко-кой-какие, а с ко-ко-шниками…

- Будут вам и с кокошниками! - пообещал петух.

- И ко-кое-кто из нас покатается на такси?

- Не кое-кто, а все!

- Ах-ах! Кудах! - обрадовались куры и восторженно закачали головами.

А я чуть не хихикнул, но вовремя спохватился. Спохватились и куры:

- Постой, Петька! То есть, прости… Месье Коко… Как же ты уедешь за границу?

Месье потоптался и сказал:

- Это моя тайна.

- Тайна? Так раскрой же её скорее. Здесь все умирают от любопытства!

- Вы умрёте не от любопытства, а от страха, когда узнаете эту тайну. Поклянитесь, что не разболтаете!

- Клянёмся! - хором ответили куры и цыплята.

- Поклянитесь ещё раз!

- Клянёмся, но нам уже страшно…

- Поклянитесь в третий раз!

Куры хотели дать клятву и в третий раз, но тут самый маленький, самый жёлтенький цыплёнок, должно быть чересчур испугавшись, пискнул:

- Я хочу пи-пи! - И куриные ряды смешались. Мамаша подхватила малыша под крылышко и побежала с ним в кусты.

- Какое невежество! - возмутился петух и спрыгнул с кадушки. Теперь он говорил шёпотом; и мне пришлось почти высунуться из крапивы, чтобы узнать тайну.

- Я уеду по меридиану, - зашептал петух. - Меридианы - это линии, которые опоясывают всю землю с юга на север. Люди думают, что меридианы есть только на карте. Но они крепко ошибаются. Люди не знают о том, что, кроме нарисованных, придуманных меридианов, есть ещё и серебряные, волшебные. Их можно трогать, по ним можно кататься, как по перилам на лестнице на крыльце, или как катаются солнечные зайцы после дождя по радуге…

Петух перевёл дыхание, оглянулся и, наверное, заметил бы меня, если б не так волновался.

- Один Серебряный Меридиан проходит здесь. Рядом с нами. Как раз под бабушкиным сундуком. Но увидит его только тот, кто посмотрит в Зелёное Стёклышко. А Стёклышко в сундуке, в кофейной коробке. И вот, - бормотал петух, - мы сегодня же после обеда залетим в светёлку, я сяду в сундук, а вы толкнёте его…

Тут я чуть не всплеснул руками от изумления. Так вот оно что! Так вот почему сундук всегда мне казался необыкновенным! Вот почему бабушка не давала в нём как следует порыться! Но уж теперь-то я знаю, что делать…

И я потихоньку выбрался из крапивы, побежал к избе.



ГЛАВА ТРЕТЬЯ

НЕОБЫКНОВЕННЫЙ КОРАБЛЬ И ЕГО КОМАНДА

Обеда я едва дождался. И не потому, что проголодался, а потому, что хотел скорее отправиться в путешествие.

Но я очень жалел бабушку. Я знал: она расстроится, когда останется без меня. И решил на прощание сделать доброе дело: наколоть дров, наносить в огородную бочку воды из колодца.

Пока я возился с берёзовыми чурбаками да с вёдрами, наступил полдень.

И тогда бабушка накрыла на стол, и мы уселись обедать.

Меж тарелок ползали пчёлы. Они собирали сахарные крошки. Солнечные зайчики сидели прямо на скатерти. А мы ели лепёшки со сметаной, и я всё время соображал, как бы стащить парочку. В дальнее путешествие без провианта отправляться было бы глупо.

Курам возле крыльца насыпали на дощечку овсяных зёрен. Они выбежали из крапивы и, толкая друг дружку, забарабанили носами.

А петух поклевал, поклевал и заорал песню, которую придумал наверняка сам:

Кто во дворе
Любой забор
Перелетит легко?
Кто носит пару острых шпор?
Конечно, я, Коко!
Кто ловок, строен и крылат,
И разнаряжен в пух?
Кто крепче всех, умом богат?
Конечно, я, петух!
Кто бил врага во всех боях
И зря не удирал?
Поверьте мне, что только я,
Куриный генерал!
А потому,
А оттого
Передо мной, месье,
С большим почтеньем, глубоко,
Должны склониться все!

- Вот разорался, бесстыдник! - сказала бабушка, - Прямо-таки не узнаю его в последнее время.

Она выглянула в окошко, а я совершил нечестный поступок: спрятал две лепёшки под майку и как ни в чём не бывало стал допивать молоко. Лепёшки припекали живот, но я решил закалять силу воли и терпел.

Солнечные зайчики видели мою проделку, но помалкивали; наверное, сами были хорошие проказники.

Тут я опять стал переживать и мучиться: как незаметно от бабушки прошмыгнуть в светёлку?

И. возможно, ничего бы не придумал, если бы не куры.

Две Петькины сестрицы направились на картофельный участок и начали нахально разрывать аккуратные рядки.

Бабушка закричала: «Кыш! Кыш, безобразницы!» - и выбежала на улицу, а я схватил на комоде бумажку, карандаш, быстро написал записку:

«Бабушка! Я не потерялся. Я уехал за границу. Твой внук».

И бросился в светёлку.

Я мигом открыл крышку сундука, выбросил на пол утюг, засов, портрет, сломанные часы, ошейник, нырнул там под старую, присыпанную нафталином бабушкину шаль и стал ждать.

Самый кончик носа я оставил открытым. Для дыхания.

И только притаился, как рядом послышались тихое кудахтанье, постукивание, поскрипывание. Затем что-то упало на меня. Это забрался в сундук месье. Я не пошевельнулся.

А куры плакали. Плакали и причитали:

- Ах, кудах, милый Петя! Ах, дорогой месье! Хоть денёк ско-коротал бы ещё с нами! Но ты, ко-конечно, нас не забудешь? Пожалуйста, пришли нам с дороги хотя бы коротенькую открыточку…

Они рыдали потихоньку, но месье так удивился просьбе, что произнёс полным голосом:

- Вы в своём уме? Какую открыточку? Ведь вы же сплошь безграмотные!

- Всё равно! - всхлипывали куры. - Мы подбросим открытку соседскому Ваське, ученику первого класса, он увидит и прочтёт вслух. Он всё читает вслух, даже вывеску на магазине…

- Ну ладно! - согласился Коко. - Теперь я придержу крышку, чтобы не захлопнулась, а вы толкните сундук! Правда, сначала надо бы найти Зелёное Стёклышко, да нет времени: кажется, идёт бабушка.

Действительно, за дверью светёлки послышались торопливые шаги бабушки. Наверное, она прочла мою записку.

Сундук дёрнулся, хрустнул всеми гвоздями, полосками, скобами - мы поехали!

Я хотел встать, но вовремя одумался. Моё неожиданное появление могло напугать петуха, и, чего доброго, он выпал бы из сундука. Я решил потерпеть.

А петух, переступая когтистыми лапами по моей накрытой шалью спине, опять начал горланить залихватскую песню:

Эй, кто не верит в чудеса,
Тот встань и посмотри,
Как взмыл сундук под небеса
С водителем внутри!
Сундук прокладывает путь
Сквозь облака легко.
И главный в нём не кто-нибудь,
А капитан Коко!

«Ого! - подумал я. - Он уже называет себя не только месье, не только генералом, но и капитаном. Каков хвастун!»

Тут петушиный хвостище задел мой высунутый в дырку нос, от щекотки я зажмурился, чихнул. Петух всполошился:

- Кто-кто в сундуке? Не подходи! Клевать буду! Мне ничего не оставалось, как самым сладеньким, почти медовым голоском пропеть:

- Храбренький-прехрабренький, смелый-пресмелый месье, дорогой генерал и капитан, пожалуйста, не бойся. Это я, бабушкин внук. У меня под майкой две лепёшки. Прими меня в команду.

Петух долго молчал, переминался с ноги на ногу и наконец ответил:

- Хорошо. Так и быть, вылезай из трюма на палубу. Поедем вместе. Мне, капитану корабля, всё равно нужен помощник. Назначаю тебя помощником.

Я откинул шаль и глянул за борт сундука.

Почти рядом с нами неслись тучки. Внизу мелькали реки, поля, деревни, города и городишки. Они казались игрушечными. Чудилось, вот стоит протянуть руку - и можно домики любого селения собрать в пригоршню, как спичечные коробки. А рельсы железных дорог намотать на пустую катушку… И всё это улетало назад, назад, назад.

Сундук мчался с огромной скоростью. Часа через полтора мы наверняка должны были достичь Северного полюса. От встречного ветра, от быстроты сундук потрескивал, покачивался, и, кажется, чуть-чуть припахивало дымком.

Я подумал, какое несчастье может произойти, если сундук соскользнёт с Меридиана, и закричал:

- Капитан! Где Зелёное Стёклышко?

Петух охнул, быстро-быстро принялся расшвыривать багаж в сундуке и вытащил кофейную коробку.

Зелёное Стёклышко оказалось на месте. Чуточку пыльное, гладкое, оно ничем не отличалось от обычных бутылочных осколков. Лишь внутри у него словно бы плавал крохотный воздушный пузырёк.

И едва я поднёс осколок к глазам, я сразу увидел Меридиан! Он мерцал, поблескивал, искрился неярким серебряным светом. Сундук очень точно скользил прямо по нему.

Крушение нам не угрожало!

Путешествие наше началось отлично!

Впереди показался Северный полюс!


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

ЖАБИАНИЯ

Наверное, на всей земле нет ни одного мальчика, ни одной девочки, которые не хотели бы побывать на Северном полюсе. Мы тоже с большим удовольствием погостили бы там, если бы не петушиная мечта разыскать Валяй-Форси и если бы не ужасный полярный холод.

Мы глянули на полюс только мимоходом.

И не успели мы помахать белым медведям, не успели надивиться на ледяные просторы, как очутились уже где-то над синими морями.

Здесь при помощи раскрытого зонтика я устроил воздушный тормоз и на одну минуту остановил сундук.

Остановил по чрезвычайно важному делу.

Затем, чтобы поднять над сундуком, над нашим летучим кораблём вымпел.

Ведь каждый корабль, куда бы он ни мчался, несёт на себе вымпел-флажок того места, где его корабельная родина, откуда он начал свой отважный путь.

- А мы начали свой путь из Страны Нашего Детства, и вымпел надо сделать из чего-нибудь такого же прекрасного, как она! - объяснил я капитану Коко и стал рыться в сундуке, искать что-нибудь красивое, для вымпела подходящее. По красоте здесь, конечно, подошла бы старая шаль бабушки, но она была слишком широка, она бы накрыла весь наш сундук, а меньше её были только конфетные, совсем непрочные фантики, и я развёл печально руками, да тут Коко мне заявляет:

- Да! Правильно! Мы из Страны Нашего Детства… Но ещё и с Бабушкиного Двора! А что самое прекрасное на всём этом дворе? Мой цветистый хвост! Вот, когда надо, я и стану поднимать его повыше, и он заменит любой вымпел.

- Что ж… Пожалуй, так… - не стал спорить я, и петух перевесил свой хвостище через борт сундука, и он засверкал в небесах, словно маленькая, но яркая радуга.

- Теперь всем будет ясно, кто мы такие и откуда! - сказал гордо Коко.

- Будет… Хотя хвостом своим ты немножко и расхвастался, - ответил я, опять раскрывая зонтик.

Но теперь я подставил зонт попутному ветру, как парус, и опять наш корабль набрал бешеную скорость, мы понеслись туда, где петуху мерещилась птичья столица Валяй-Форси.

А неизвестные нам страны приближались.

Вот проплыли внизу дремучие лесные чащи. Вот опять под нами замелькали реки, поля, посёлки, и, наконец, из голубоватой дали выплыл большой город. Его высоченные дома напоминали гигантские, направленные остриями вверх сосульки. Они втыкались в небо, и маленькие тучки цеплялись за них, не могли никуда улететь.

Я ещё не успел ничего сообразить, а капитан Коко так с ходу и заахал:

- Ах, какие чудесно высокие курятники! У нас в деревне таких нету! Давай скорей остановимся. Может, именно здесь и живут петухи. Может быть, это и есть Валяй-Форси!

Но останавливать сундук нам не пришлось. Мы так зазевались, что в тот миг, когда я снова глянул в Зелёное Стёклышко, тормозить было поздно…

Меридиан уходил прямо в распахнутое окно здания-сосульки. Окно великанской пастью неудержимо надвигалось на нас! Вернее, мы сами летели в него!

А там был стол. А на столе тарелки. А рядом с тарелками - бутылки, рюмки, вазы, бокалы. И ещё что-то, чего я рассмотреть не успел.

И мы врезались прямо в середину стола. Мы вылетели из сундука, словно камешки из рогатки. Причём Коко угодил в золотую тарелку с гречневой кашей!

Ужасный гром наполнил просторную комнату, не хватало только молнии. Но тут явилась и молния! Чья-то ручища сцапала меня за воротник, а Коко испуганно вскудахтал, выскочил из тарелки, нырнул под стол.

Я оказался нос к носу с разгневанным господином. У него были рачьи глаза и колючие узкие усы.

И пухлый-препухлый живот!

Он этим животом притиснул меня к ребру стола, колючими усами, казалось, вот-вот проколет!

- Извините… - начал я объясняться ослабленным голосом, но усатый господин рыкнул так, что оставшаяся неразбитой стеклянная посуда разлетелась вдребезги, а в комнату ворвались двое полицейских с пистолетами, с длинными саблями, с мотками бельевых верёвок у пояса.

Они во всём подражали своему господину.

Они так же, по-рачьи, таращили глаза. Они имели точно такие же усы-колючки. И даже круглые животы у них выпирали совсем как у хозяина. Только у одного живот был настоящий, а у второго сделан из подушки. Подушка торчала из-под мундира, в подушке была дырка, из дырки на пол сыпался пух.

- Обыскать, допросить! - рявкнул господин, тыча пальцем в меня.

Полицейские отдали честь и принялись за дело. Первый начал обшаривать меня, а второй, тот, что с поддельным брюшком, раз-раз-раз, по-собачьи стал рыться в сундуке.

Потом вдруг он замер, прислушался, глянул под стол, увидел там петуха, закричал: «О ужас!» - выпалил вверх из пистолета и упал в обморок. Белый пух взвился над ним облаком.

Господин тоже заглянул под стол, тоже поморгал рачьими глазами на петуха, да и тоже повалился в обморок.

Хотел упасть в обморок и второй полицейский, но раздумал. Он только покачался, пошлёпал губами, схватил со стола кувшин, глотнул холодной воды и успокоился. А остатки воды выплеснул на хозяина и на своего приятеля.

Полицейский с подушкой очнулся, открыл глаза и пузатый усатый господин. Он заорал громче прежнего:

- Связать, запереть, не выпускать!

И вот с грохотом, звоном полицейские поволокли меня и петуха куда-то вниз по крутой лестнице, а сундук остался наверху.

- Мы вам покажем, - пыхтел один полицейский.

- Мы вам устроим, - шипел второй и дышал на меня чесноком.

Но я думал только о том, чтобы не обронить Зелёное Стёклышко, зажатое в кулаке. Потеряв его, мы потеряли бы Серебряный Меридиан, а может быть, и большее…

Железные ступени лязгали под сапогами полицейских. Гулкое эхо испуганно металось в лестничной клетке. По всему было видно, что нас тащили в тюрьму.

Я кричал в похожее на пельмень ухо полицейского:

- Мы будем жаловаться! Мы будем жаловаться! Пустите…

Но мимо проносилась только глухая каменная стена, а сам я лежал вниз животом на плече разгневанного стража. И вдруг я почувствовал себя свободным. Меня никто не держал.

Оказывается, пока я кричал о справедливости, капитан Коко ловко извернулся и клюнул своего охранника в глаз. Тот ойкнул и выпустил петуха из рук. Второй полицейский бросился за петухом и выпустил меня.

И впереди орущих полицейских мы ринулись вниз по лестнице.

Коко - лётом, я - вприскочку через три ступени.

И лестница теперь уже не грохотала, а звенела от моих прыжков! Её железные ступени радовались нашей удаче!

Лестница желала нам свободы, а вот и распахнулась дверь на широкую шумную площадь…

Теперь мы были не одни! Горожане помогут нам!

Но что это? Высоченный дворец-башня, откуда мы выскочили, был окружен франтовато разодетыми, гладко выбритыми, разутюженными зеваками. Одни из них гордо восседали и никуда не ехали в своих собственных автомобилях; другие, пешие, теснились на тротуарах, заглядывали в нижние окна дворца и, разинув рты, вздыхали:

- Ах, там шикарная люстра в тысячу килограммов весом!

- Ах, там ночная посудинка с серебряной крышечкой…

- Ох! Сервант из бим-бам-бонской ели! Вот и нам бы такой!

- Ну надо же! Ну надо же! Вот живут же люди…

Ну а мы-то что могли ожидать от такой публики? Ровным счётом ничего. Все тут были прихвостнями господина-усача, и мы с петухом постарались проскользнуть мимо них. Потому что стук полицейских сапог раздавался уже совсем рядом.

Но кривой полицейский не мог теперь мчаться быстро, прямо: его то и дело заносило в сторону. А полицейский с подушкой забегать вперёд не хотел. Он желал сохранить оба глаза.

И всё ж, когда полицейские выскочили на улицу и стали кричать: «Держи их!» - наши дела обернулись неважно.

Все зеваки, пешие и на автомобилях, кинулись в погоню за нами.

Теперь мы мчались узкой, как ущелье, улочкой и никуда не могли свернуть. Слева и справа темнели витрины запертых магазинов, а сзади орала, свистела, улюлюкала погоня.

Лишь впереди было пусто. Там лежали угрюмые тени домов-сосулек да таращилась в небе ночная жёлтая луна. Она, должно быть, думала: «Теперь двух этих маленьких букашек внизу может спасти только чудо»…



ГЛАВА ПЯТАЯ

ЧУДЕСА В ПОДВАЛЕ

А потом стало ещё хуже!

Впереди показался дорожный каток.

Тарахтя мотором, он встал поперёк узкой улицы.

Он заткнул улицу надёжней, чем пробка затыкает бутылку.

- Западня! - вскричал я и заметался туда-сюда.

- Ловушка! - ахнул петух и шлёпнулся на тёплый асфальт.

Но мотор катка смолк, вдруг послышалось:

- Ребята, сюда! Ко мне!

За рулём сидел Машинист в синем комбинезоне. Его лицо блестело от машинного масла. Он попыхивал сигареткой и улыбался. Он перетащил нас на другую сторону катка и шепнул:

- Впереди люк! Ныряйте в него. Да не забудьте прихлопнуть за собой крышку. А я задержу погоню.

Недалеко от катка в самом деле зиял раскрытый люк. Мы проскользнули туда, и в это время вой погони утих. Автомобили зевак и полицейские наткнулись на тяжёлый дорожный каток.

Мы захлопнули за собой крышку люка, по пыльному жестяному жёлобу съехали вниз и очутились в самой настоящей пекарне. Там дышала жаром большая электрическая печь, горой высились мешки с мукой. Жёлоб, по которому мы въехали в пекарню, был сделан как раз для того, чтобы спускать сюда мешки с мукою.

Румяный курносый Пекарь с кудрявой бородкой месил тесто, нас пока ещё не видел.

Тесто вздыхало, пучилось, лениво переваливалось по доске, а Пекарь поддавал ему ладонями под бока, напевал:

Нет работы веселей,
Чем у нас, у пекарей!
Нам везде почёт и место
Потому, что месим тесто,
Потому, что мы в печи
Печь умеем калачи!

Пекарь притопнул, присвистнул, хотел пуститься вприсядку, но раздумал и только добавил:

А ещё мы преотлично
Печь умеем хлеб пшеничный,
И за это всех подряд
Люди нас благодарят!

Пока звучала песенка, в подвал откуда-то проникла оса. Она подлетела к Пекарю и стала жужжать у него над ухом.

- Ну тебя, Зиньзелла, - добродушно отмахнулся Пекарь. - Вечно ты со своими выдумками!

Но оса упрямо кружилась на одном месте, продолжая жужжать. Тогда Пекарь обернулся, увидел нас и от удивления развёл руками. Тесто бухнулось на пол.

- Ты права, Зиньзелла. У нас гости! Коко и я сидели возле жёлоба, всё ещё не могли отдышаться.

- Откуда вы, друзья? - спросил Пекарь и подошёл к нам. От него пахло тёплыми булками и ванилью. Его голос был таким же мягким и приветливым, как у нашей бабушки.

- Мы оттуда… - показал я на люк. - Нас прислал Машинист Дорожного Катка.

- Так, значит, на самом деле за вами гонятся полицейские и Машинист задержал их?! Значит, это правду нажужжала мне матушка Зиньзелла?! - всполошился Пекарь. - А я-то, глупец, подумал, что она шутит!

- Какие тут могут быть шутки! - хмуро прозвенела оса, а Пекарь зашагал туда-сюда, начал смотреть по сторонам.

- Нужно что-то решать… Надо куда-то вас укрыть… Придумал! - хлопнул он себя по лбу- Петух залезет в пустую квашню, а мальчик оденется пекарёнком.

И в один момент месье Коко, бравый генерал, отважный капитан, оказался в квашне из-под теста и был закрыт деревянной крышкой. А на мне, как на вешалке, повисла большая белая куртка Пекаря. Но я подвернул повыше рукава и получилось как нельзя лучше.

- А теперь, - сказал Пекарь и сунул мне в руку душистый калач, - извини, брат, но я должен бежать на помощь Машинисту.

Пекарь выключил печь, схватил дубовую скалку, побежал к двери.

- Я тоже с вами… - кинулся было я за Пекарем. Но тот ответил, что малыши для горячих дел не годятся, и захлопнул за собой дверь.

Мы остались вдвоём с Зиньзеллой. Если, конечно, не считать Капитана. Но тот сидел в квашне - и ни гугу. От волнения он потерял голос.

Я разломил калач, половину сунул в квашню петуху, а другую хотел разделить с матушкой Зиньзеллой. Но она ответила, что предпочитает фруктовый сок да сахар, и мне пришлось ужинать в одиночку.

Я сидел на мешке с мукой, отщипывал от калача мякиш и вздыхал.

- Не печалься, - сказала оса. - Всё будет хорошо.

- Но ведь наш сундук остался во дворце, на самой, на самой верхотуре… А как мы уедем без сундука? - сокрушался я.

- Ты ошибаешься. Сундука во дворце, на вышке, нет. Его спрятали в саду, рядом с главным фонтаном. Так распорядился Жабиан Усатый, когда вас утащили полицейские. Я всё видела, я всё слышала. Я была в башне, когда вы упали на стол с посудой. Я залетала туда, чтобы взять немножечко апельсинового соку.

- А кто такой Жабиан Усатый? Неужели тот сердитый господин?

- Он самый.

- Но почему у него такое странное имя? Зиньзелла даже всплеснула крылышками:

- Странное? Ничего не странное. Ты и представить себе не можешь, какой он скверный тип! Знаешь, что он придумал однажды?

- Что? Какую-нибудь бомбу?

- Хуже! Он решил взять к себе на злодейскую службу всех зверюшек и таракашек. Ежам он сказал: колите прохожих в босые пятки! Ужей он подучивал забираться к ребятам в постели! А лягушатам приказывал прыгать в кружки с молоком…

- Ну да! - не поверил я и поёжился.

- Вот тебе и да! Он и наш осиный рой приглашал к себе на службу.

- И вы согласились? - испуганно кукарекнул из квашни Коко.

- Вот ещё! - сердито отмахнулась оса. - Не на таких дураков напал Жабиан! Я своим собственным жалом так тюкнула злодея в лоб, что он три дня не выглядывал из своей дворцовой вышки.

- А ужи, ежи? Что они сделали?

- А они и лягушата в это время удрали кто куда. Кто за город в лес, кто в овраг. А мы, осы, с тех пор живём здесь, в подвале, у доброго дядюшки Пекаря.

- А где живут здешние петушки и куры? - опять высунулся из квашни Коко. - Разве нет здесь поблизости куриного городка?

- Да, да! Расскажи нам, пожалуйста, о здешних куриных делах, - поддержал я товарища. Нам обязательно нужно про них всё узнать, ведь мы же ищем куриную столицу Валяй-Форси.

Но только Зиньзелла собралась рассказывать о курах и петушках, как дверь пекарни затрещала и затряслась под тяжёлыми ударами. Так стучать могла только полиция!

Я выпустил калач из рук.

- Открой, - шепнула оса. - Иначе они высадят дверь. Я почерпнул пригоршню муки, размазал по лицу и откинул дверной засов.

В пекарню ввалилась ватага полицейских. Командовал ими наш знакомый с подушкой под мундиром. А кривого с ними не было. Скорее всего, он лежал, лечил глаз в больнице.

- Обыскать! Допросить! - попытался рявкнуть старший полицейский, но у него получилось совсем не так, как у громогласного Жабиана. Голос у полицейского был сиплый, словно он объелся мороженым.

И тем не менее помощники его послушались, начали кряхтя переваливать мешки с мукой. Как будто бы кто-то мог залезть между ними!

А командир уставился прямо на меня:

- Эй ты! Пекарёнок! Не было ли здесь мальчишки с петухом?

- Нет, ваше превосходительство, никакого мальчишки с петухом я не знаю.

- Не знаешь? А почему твой хозяин Пекарь полез в драку с полицией, тоже не знаешь?

- Тоже не знаю, - едва пролепетал я, потому что во мне всё сразу похолодело. Неужели Пекаря забрали? Неужели из-за нас попал в тюрьму хороший, добрый человек?

Тут один из полицейских заорал:

- Петух! Петух! Вот он! - И все кинулись к раскрытой квашне.

Но я взял себя в руки и как можно спокойнее сказал:

- Это не тот петух. Этого петуха Пекарь купил для начинки в пироги.

- В самом деле? - не поверил старший.

- В самом деле. Можете убедиться. Я растолкал полицейских, шепнул петуху: «Не шевелись!» - и поднял его за лапу.

- Видите? Он уже не дышит.

Петух и вправду висел как неживой.

Старший полицейский прищурился, покрутил около капитана Коко носом, принюхался и медленно произнёс:

- Да-а… От него даже чуть-чуть попахивает…

И полицейский хотел было идти восвояси, но вдруг что-то сообразил и вытащил из своих ножен саблю:

- Он, конечно, неживой. Но в этом надо убедиться ещё раз. Дай-ка я его…

Петух вздрогнул, и тут я увидел Зиньзеллу. Она пулей сорвалась с мешка, подлетела к полицейскому начальнику и, звеня крылышками, нависла над его левым глазом. Полицейский побледнел, опустил саблю, бормотнул сипло:

- По-о… Пожалуй, и так видно, что петух не совсем живой. Пожалуй, можно считать, что обыск закончен…

- Во-о-круг! - робко произнёс он вместо «кругом!» и на цыпочках удалился из пекарни. Его сослуживцы, таращась на Зиньзеллу, выкатились вслед за начальством.

Атака врага была отбита успешно. Оживший Коко забрался на старое место, в квашню, но всё равно веселья в нашей победе было мало. Из головы не выходили мысли о Пекаре.

- Если его и посадили, - пыталась утешить меня Зиньзел-ла, - если его и арестовали, он всё равно не пропадёт. Не такой это человек! С ним это случалось не раз, и тем не менее он всегда возвращался в пекарню.

Так, за разговорами, проходила ночь. А Пекарь всё не возвращался. И каждому из нас было понятно, что без Пекаря нам в этой стране несдобровать.


ГЛАВА ШЕСТАЯ

ДВА ПУШЕЧНЫХ ВЫСТРЕЛА

И всё-таки на рассвете Пекарь вернулся! Он распахнул дверь, и вместе с ним в пекарню вошли:

бодрость,
веселье,
хорошее настроение!

А следом за этой компанией порог перешагнул… Ну, конечно. Машинист Дорожного Катка! Он был по-прежнему в синем комбинезоне, по-прежнему дымил сигареткой, и лицо его всё так же темнело, но… совсем не от машинного масла! Машинист был негр! Белозубый, смуглый, высокий негр, и притом не менее весёлый, чем Пекарь.

Коко негров никогда не видел и растопорщил крылья. Но потом решил, что и так слишком много здесь удивлялся, и потому обошёлся тем, что шаркнул вежливо лапой, отвесил Машинисту поклон. Машинист ответил петуху тем же. Всем стало смешно и легко. Несчастья как будто бы остались позади.

- Ну, дядюшка Пекарь, - подлетела оса, - как вы на этот раз выпутались?

- Всё так же, - улыбнулся Пекарь. - Наплели с три короба всякой чепухи - и нас выпустили! У нас ведь сажают за правду, а за враньё - никогда. Не так ли?

- Так-то так, да что вы им сказали?

- Что сказали? Ой, мы им сказали… - И тут Пекарь не сдержался: - Ха-ха-ха-ха!

Машинист басом подхватил:

- Хо-хо-хо-хо!

И мы ничего не могли понять, пока друзья не нахохотались. А потом Пекарь перевёл дух и договорил:

- Мы сказали, что потерялась главная гайка и мотор заглох! И потому каток встал! А гайку-то Машинист спрятал. Машинист, покажи ребятам гайку…

Машинист вынул из кармана гайку и показал нам. И тут, конечно, мы тоже стали хохотать до упаду. А петух так разошёлся, что вдруг попросил у Пекаря открытку и карандаш.

Открытки не нашлось, но лист бумаги, конверт и огрызок карандаша петух получил. Он перевернул вверх дном квашню, разложил на ней бумагу, сказал:

- Эх, очки-то в сундуке остались! - и стал писать ужасным почерком:

Потом сложил испачканный каракулями листок, засунул в конверт.

- Вот! Отправлю курицам домой!

- Слушай, - сказал я петуху. - Не позорь себя и меня. Хоть ты и петух, но написал письмо сам, как курица лапой. Такое письмо никто не сможет прочитать, даже и соседский Васька. Его не примут ни на одной почте.

- Ну и пожалуйста! - обиделся Коко. - Не больно-то надо! Могу и не посылать. Только, когда приедем домой, скажу, что письмо не послал из-за тебя.

И тут мы чуть не поссорились, но вмешался Машинист:

- Коко, ты хороший парень, и ссориться из-за пустяков не надо. Куры не обидятся на тебя, когда ты им расскажешь про свои приключения. И давайте не терять времени, а поскорее отыщем сундук. У нас на всё про всё остался один час! Вот-вот ударит первая пушка…

- Что за пушка? - вздрогнул Коко.

- Видишь ли, у нас тут запрещён петушиный клич. Такой, как у тебя, Коко. Ведь из-за этого вас и ловят, а не потому, что вы перебили во дворце посуду. Тех, кто бьёт посуду и стёкла в окнах, здесь не трогают. А вот петушиные песни, особенно - на утренней заре, - это преступление…

- Почему преступление? И при чём тут всё-таки пушка и утренняя заря? - не понял я.

- А вот при чём. Петушиный клич всегда, везде к какой-либо вокруг нас перемене. В ночных потёмках - к зорьке, к рассвету, в ненастье - к солнышку… А Жабиан любых перемен боится! Он думает: если все петухи начнут кричать совсем громко, то и с ним стрясётся перемена. Усы его останутся, а вот кланяться ему больше никто не будет. Потому он и запретил у нас в городе слушать петушиные, утренние, самые звонкие песни. А у кого живёт петух домашний, тому петуху в кукарекальный час хозяева должны надевать на голову, на клюв, толстую варежку. Самим же хозяевам-горожанам ведено из дома в этот час не выходить, дверей, окон не раскрывать, пока время утренней, петушиной зари не истечёт совсем. Начало такому глухому часу - выстрел первой пушки, конец - выстрел пушки второй… - завершил своё подробное объяснение Машинист.

- И от первой до второй пушки мы должны выкопать в саду сундук, - добавил Пекарь.

В это время на самом деле где-то бабахнуло.

И мы заторопились на улицу.

Тут я спохватился, что Пекарь и Машинист опять рискуют из-за нас, и спросил:

- А вы-то ведь сейчас строгий запрет нарушите?

Но Пекарь и Машинист улыбнулись.

- А нас это не страшит. Мы давно привыкли прогуливаться сами по себе и друг с другом вместе. Верно, Зиньзелла?

- Верно! - откликнулась та. - Весь город сейчас заткнул уши, закупорил окна, и нас никто не увидит, не услышит, если не стучать каблуками.

И мы шли, не стуча каблуками.

И никто нас не слышал, никто не видел.

Город как будто оглох и ослеп.

На каждом окошке, даже на чердачных отдушинах висели плотные чёрные шторы.

Крепко привязанные, крепко приколоченные, пришпиленные, прикнопленные, приклеенные, чтобы не проникал ни один живой звук.

Даже и через двери, через замочные скважины.

Каждая скважина была заткнута аккуратно свёрнутой бумажкой.

И это доказывало благонадёжность всех здешних обитателей.

Впрочем, не всех… Рядом с нами шагали два самых лучших жителя этого города, этой страны!

Я шёл и думал: «Вот какие отличные у нас друзья! Они стараются для нас, но и мы их не подведём…» Да только я так подумал, а петух вдруг раскрыл клюв, вытаращил глаза и отчаянно замахал крыльями.

- Что с тобой? - кинулись мы к нему.

- Ой, держите меня! Ой, закройте мне клюв! А не то я запою… А не то я взлечу на крышу! - сипел он. - Ой-ой! На рассвете я должен петь! Ой-ой! От этого мне никуда не деться…

- Только посмей! Только посмей! - зашипел я на петуха. - Ты же всех нас выдашь!

Но разве можно словами унять утреннее петушиное «кукареку», если петух жив-здоров? Конечно, нет! Это ведь всё равно что сказать исправным часам: «Не тикайте!»

И наверняка петух бы загорланил, наверняка переполошил бы весь город, если бы Пекарь не догадался сбросить с себя куртку и наглухо запеленать ею Коко. Плотная куртка не пропускала звуков, и петух под ней отлично прокукарекался. Когда ему стало легче, он сказал Пекарю:

- Да-а! Не завидую я здешним петухам, которые голосят здесь только в варежку.

- Не завидую и я, - ответил Пекарь.

И вот перед нами крутою скалою поднялись стены Жабианского дворца. Его окна были тоже наглухо занавешены изнутри и снаружи. Мы обошли дворец и оказались около садовых ворот. Приоткрытые створки тяжело врезались в песок, между ними вполне можно было бы протиснуться, но почти у самого прохода стоял полицейский.

Он опирался на ружьё со стволом в виде оркестровой трубы, на поясе у него висел пакет с солью для зарядов, а сам он стоял склонив голову, совершенно как сонный.

- Дрыхнет на посту, - шепнул я Пекарю.

- Не дрыхнет, а очень старательно выполняет приказ Жабиана, - ответил тот едва слышно.

Полицейский взаправду ничуть не спал. Он только заткнул уши двумя длинными тряпочками и, чтоб не видеть и петушиного рассвета, закрыл глаза.

Пекарь подмигнул нам, и мы тихо пролезли в ворота.

Главный фонтан в саду мы нашли сразу. Это был круглый бассейн, посередине которого стояла медная позеленевшая фигура самого Жабиана Усатого. Медно-зелёный усач держал огромную медную бутылку с надписью: «Пейте наш лимонад!», а из бутылки со свистом вылетала лишь простая вода.

Фонтан так шумел, что мы могли разговаривать полным голосом, не боясь себя обнаружить.

Зиньзелла облетела вокруг фонтана, села на куст шиповника, указала:

- Вот здесь!

Машинист раздвинул колючие ветки, и мы увидели наш великолепный сундук. Он цел и невредим! Только вещи перемешаны так, будто там порылся поросёнок. Но это беда невеликая, - главное, что мы могли ехать дальше. Оставалось лишь увидеть Серебряный Меридиан.

Я вынул из кармана Зелёное Стёклышко и глянул. Меридиан был на месте. Всё такой же. Пронизав дворец из одного окна в другое, он проходил над садом. Около нас он даже чуть-чуть опускался.

Машинист сказал:

- Поспешим, ребята! Скоро ударит вторая пушка! Мы подхватили сундук и побежали к Меридиану.

- Прощайте! - сказал нам Пекарь и грустно-грустно улыбнулся.

- Счастливого полёта! - сказал Машинист, и у него печально угасла сигаретка.

А я стал высматривать в сундуке какую-нибудь такую вещицу, чтобы сделать памятный подарок, но Машинист и Пекарь сказали:

- Не ищи ничего… На память нам пусть останется письмо капитана Коко, раз уж оно не отправлено. Мы иногда будем его перечитывать и вспоминать вас. Это очень хорошее письмо.

- Хорошее? Правда?! - встрепенулся совсем было погрустневший петух.

- Ну конечно. Оно же написано от чистого сердца! - И два друга, два добряка потихоньку пошли к садовым воротам. Вскоре они исчезли за медной статуей с лимонадной бутылкой, из которой лилась лишь холодная вода.

Вслед за приятелями, помахав нам крылышками, улетела и оса Зиньзелла.

Я раскрыл бабушкин зонт и подставил его утреннему ветру. Сундук тронулся. Неведомые страны с затерянным где-то там Валяй-Форси опять понеслись нам навстречу.

И в это время ударил второй пушечный выстрел. Здешние жители получили разрешение вынуть бумажки из замочных скважин и, конечно, из ушей.



ГЛАВА СЕДЬМАЯ

НА ВАХТЕ ОБ ОСЬМИНОГАХ НЕ ДУМАЮТ

Мы вновь догоняли уходящий горизонт.

Внизу бежали друг за другом волны океана. Впереди полыхали два ярких солнца: одно - настоящее, другое - отражение на волнах.

От солнечного блеска, от свежего ветра кружилась голова. Очень хотелось спать: мы уже вторые сутки не смыкали глаз.

- Коко! - сказал я. - Давай бросим жребий, кому спать, а кому стоять на вахте. Потом поменяемся.

- Совершенно верно! - откликнулся петух. - Но никаких жребиев! Поскольку я капитан, то на первую, самую трудную, вахту назначаю себя. Давай Зелёное Стёклышко и заваливайся. Только что бы такое придумать, чтоб на вахте не скучать?

- Ну, это проще простого. Под нами океан, в океане живут осьминоги… Ты слыхал что-нибудь про осьминогов?

- Осьминог, осьминог, съел у бабушки пирог! - засмеялся петух и ответил: - Что-то такое слыхал от соседского Васьки, да забыл.

- Ну вот! А я не только слыхал… Я даже отгадывать принимался:

Для чего же осьминог
Отрастил так много ног?
Может быть, он самый ярый
Футболист в морской стране?
Но для этого и пары
Ног
Достаточно
Вполне!
Может, любит он галопом
Вдоль по берегу скакать?
Но коня-четверонога
Осьминогу не догнать!
Может, стал он
Чем-то вроде
Сухопутного жука?
Но жуки-то ходят-бродят
На шести ногах пока!
У него же - целых восемь!
И когда его мы спросим:
«Ну зачем вам, осьминог,
Столько ног?» -
То, наверно, он ответит:
«Я и сам давно заметил -
Восемь
Вовсе
Ни к чему!
Я на трёх
Ногах
Ходил бы,
Остальные подарил бы.
Но кому?»

Вот сиди и думай, почему у осьминога восемь ног и кому он мог бы пять из них подарить! - сказал я и улёгся спать.

Сквозь дрёму до меня доносилось петушиное бормотание:

- Ну зачем вам, осьминог, восемь ног…

А затем я уснул. И сколько времени проспал - не знаю. Только когда проснулся, сразу услышал горькие всхлипывания.

«Что-то случилось!» - подумал я, вскакивая, и увидел жуткую картину.

По небу неслись чёрные лохмотья туч. Внизу бушевали, грохотали, бухали огромные водяные валы. Холодные брызги долетали до нас.

Петух, постанывая, сидел в углу, а сундук заваливался набок.

- Капитан! Что стряслось?

- Я… - развёл крыльями петух. - Я… очень… очень задумался об осьминоге и… и…

- Что «и»?!

- И обронил Зелёное Стёклышко! - Петух показал за борт.

У меня встали торчком волосы.

Я не знал, что делать. Ругать петуха? Но этим не поможешь, да и сам я виноват: взял да и подсунул вахтенному глупейшую осьминожью загадку. Разве можно думать на вахте об осьминогах!

А сундук под боковыми ударами ветра начал сползать с Меридиана.

Он так накренился, что мог вот-вот опрокинуться. И без Стёклышка невозможно было разглядеть, куда и как его направить.

Вот ударил ещё один ветровой порыв, петух вскричал:

«Ай!» - и мы повалились.

«Прощай, Страна Моего Детства! Прощай, Бабушкин Двор!» - подумал я и зажмурил глаза. Но, к счастью, наш зонтик-выручалочка недаром был похож на парашют. С ним я очень удачно приводнился, вернее, при-сун-ду-чился. Я опять угодил прямёхонько в сундук, который качался на волнах, как лодка.

- Ура! Живём! - закричал я и огляделся.

И опять мои волосы встали дыбом!

И не только встали, а зашевелились, потому что… петуха… в сундуке… не было!

Я заревел. Я заголосил так, что, наверное, заглушил бы пароходную сирену, если бы она гудела даже рядом. Но пароходов поблизости тоже не было, а мой друг, мой капитан Коко погиб в бездонной пучине. Это точно! Это несомненно. Ведь петухи плавать не умеют.

Я представил себе, как зубастые акулы подбираются к несчастному капитану, как таращатся вокруг него пучеглазые крабы, и залился слезами ещё сильнее. Залился и стал вглядываться: не плывут ли где хоть петушиные перышки? Но всё было напрасно. От Коко не осталось и перышек…

А буря не унималась.

Волны швыряли сундук то вверх, то вниз. Его начало захлёстывать, и мне пришлось лечь и опустить крышку. Так было безопаснее.

Я оставил только маленькую щёлку для зонтика, и штормовой ветер наполнил его. С грустью я покинул печальное место, где потерял друга. Не исполнилась его мечта, не удалось ему доехать до города Валяй-Форси…

Буря уносила меня всё дальше и дальше. Сундук швыряло из стороны в сторону, как на качелях. Штаны и майка на мне вымокли. Да и вообще, чем дальше я плыл, тем становилось холоднее и холоднее.

Однажды под крышку залетела снежинка, и я подумал, не обратно ли к Северному полюсу уносит меня. Не раскрывая сундука, я натянул на себя всю свою бывшую городскую одежду, которая, к счастью, находилась под рукой. И очень грустный, очень одинокий стал ждать, когда кончится буря.

Утихло только к вечеру. Лишь тогда я осмелился отбросить крышку сундука вверх и огляделся.

Океан по-прежнему был тёмным, угрюмым. Небо хмурилось. Но далеко впереди опять стало проблёскивать солнышко, и под его лучами на горизонте что-то белело, поднимаясь из воды.

«Не то земля, не то облако», - гадал я и всматривался в белое пятнышко.

Оно заметно росло, оно приближалось, и скоро я увидел огромную гору, покрытую снегом и льдом. Рядом возвышались другие горы, поменьше, но и они были укрыты снегами.

Прибой плескал в крутые склоны, обламывал их, на побережье грудилось ледяное крошево.

Недалеко от берега плавали айсберги - великанские ледяные глыбищи. Полупрозрачные, голубоватые, они отражались в океане, как стеклянные дворцы.

И повсюду - на айсбергах, на льдинах, на берегу - суетились потешные чёрно-белые фигурки, удивительно похожие на маленьких музыкантов во фраках.

И я понял, что ветер затащил меня не на Север, но в такое место, где нисколько не теплее и не лучше.

Я понял, что передо мной Антарктида - страна пингвинов. Я поёжился и сказал сам себе:

- Ну вот, любитель путешествий! Ты удрал от полиции, вышел почти сухим из океана, но теперь погибнешь от холода и голода среди айсбергов и льдов.

И тут мне вдруг послышалось: кто-то где-то кричит.

Я привстал и увидел на волнах - нет-нет, не пингвина! - а живого-преживого капитана Коко!

Я подумал, что с горя мне мерещится, ущипнул себя за ухо, но в открытом океане в самом деле кричал петух!

Он плыл! Он из последних сил подгребал к сундуку.

Я тоже чем попало - руками, ладонями, зонтом - стал грести навстречу, схватил петуха за гребень и втащил в сундук. И сразу понял, почему Коко не утонул.

Он плыл… в калоше!

Да, да! В огромной старой калоше из той самой пары, которую бабушка весной надевает на валенки. Калоша во время аварии выпала из сундука, петух забрался в неё и остался жив.

Мы так радовались встрече, что даже забыли о своей беде. Но мы тут же дали друг другу слово никогда не загадывать и не отгадывать загадок на вахте. Особенно про осьминогов. И всегда быть начеку, чтобы опять где-нибудь не влопаться в неприятность.

Но думаете, петух после этого посмирнел? Ничуть!

Как только он увидел пингвинов, сразу засуетился, заволновался:

- Смотри! Смотри! Там птицы! Там одни только птицы! Они приветствуют нас! - орал он с прежним азартом. - Смотри! Они машут нам крыльями! Ведь это же чудесно! Ведь это же… - И тут Коко так уставился на меня, будто в голову ему пришла гениальная мысль.

Он пару мгновений беззвучно раскрывал клюв, потом выпалил:

- Слушай! Ведь это Валяй-Форси! Я уверен - это Валяй-Форси! - И он так обрадовался, так запрыгал, что снова чуть не угодил за борт.

- Дружище! - горланил он. - Одолжи мне свой городской костюм! Я так обтрепался за дорогу, что и птицам показаться стыдно. У меня, наверное, такой вид, что и куры не признают.

Вид у петуха был действительно не из лучших: от холода гребень посинел, перья топорщились.

Я не стал его расстраивать, а молча скинул пиджак и укутался шалью.

Месье, капитан Коко, не теряя времени, начал готовиться к выходу на берег.

Со дна сундука он выкопал и разложил перед собой все фантики от конфет, картонку с пуговицами, два обрывка бус и полдюжины старых значков. А потом, как будто примеряясь глянул на мои брюки… Но я быстренько затянул на себе пояс потуже, и петух стал наряжаться в то, что имел.

Сначала он облачился в пиджак, подвернув и пришпилив булавками рукава и полы. Затем развесил на груди и животе значки, бусы, пуговицы и фантики.

Издали вся эта мишура вполне смахивала на ордена бусы выглядели как цепочки от часов, и петух был очень доволен.

А кончив наряжаться, он придирчиво осмотрел свои синие от холода лапы, вздохнул и произнёс:

- Как жаль, что не захватили сапожный крем. Надо было бы почистить сапоги.

Я расхохотался, но петух даже не взглянул на меня. Все его мысли были там, на берегу.



ГЛАВА ВОСЬМАЯ

ДЕСЯТЬ ТЫСЯЧ ИМПЕРАТОРСКИХ НАСЛЕДНИКОВ

Высадка прошла удачно. Я нашёл спокойную бухточку и привязал сундук шпагатом к большому обломку льдины.

Капитан ступил на берег первым. Важный, разодетый, разукрашенный, он направился прямо к пингвиньей толпе. И как только поравнялся с нею, залихватски крикнул:

- Здорово, братцы! Привет вам, славные жители Валяй-Форси! А где же куры? Они что, стесняются меня?

Пингвины удивлённо развели крыльями и уставились на петуха круглыми глазами.

Конечно, человечьего языка они не понимали, а петух продолжал им хвастливо кричать:

- Что же вы молчите, братцы? Разве вам не нравится мой генеральский мундир? - И повернулся так, что все украшения сверкнули, звякнули.

С начищенных значков едва не сыпались искры.

На снегу среди чёрно-белых птиц Коко полыхал, как маленький пожар. Наверное, он думал, что ошеломлённые пингвины застынут перед ним в глубочайшем поклоне.

Но произошло совсем другое!

Пингвины постояли-постояли, поглядели-поглядели, затем вдруг выстроились перед петухом в очередь, как перед ящиком с пирожками, и сделали то, чего не ожидал даже я…

Они - тюк! тюк! тюк! - начали склёвывать с петушиной груди фальшивые ордена.

Первый пингвин склюнул самый большой фантик-орден, проглотил и отошёл в сторону.

Второй склюнул фантик поменьше, проглотил, постоял, склюнул на добавку значок и тоже отошёл в сторону.

И так, друг за другом, не толкаясь, не спеша, пингвины клевали до тех пор, пока на длинном пиджаке петуха не осталось и бусинки.

Петух стоял как вкопанный. Странный приём настолько его ошарашил, что он и одного разика не ворохнулся. И только в самом конце этой странной процедуры он не то прокаркал, не то прококовал:

- Гр-р-р-р!

Очевидно, он хотел крикнуть: «Гр-рабят!» - но от замешательства сбился с человечьего языка на птичий…

И тут пингвины сразу его поняли!

Они снова плотной толпой окружили Коко и, перебивая друг друга, взволнованно стали что-то по-птичьи говорить, говорить, говорить. А Коко тоже их понимал, тоже что-то им рассказывал, кивал то на меня, то на сундук, и пингвины поднимали крылья, будто вскрикивали: «Ах, какой страх! Какие вы бедняги!»

В этом месте я должен сделать пояснение.

Я должен предупредить: всё, что потом говорили пингвины, мне пересказывал капитан Коко. Сам я пингвинов не понимал. В своё время я плохо усвоил иностранные языки, а птичий не учил совсем. И поэтому заранее прошу: если в моём рассказе о пингвиньих делах что-то покажется неправдоподобным, то в этом виноват Коко, мой переводчик.

А теперь продолжаю…

Петух оживлённо толковал с пингвинами, а я стоял в сторонке на холодном ветру и терпеливо ждал, чем закончатся переговоры.

Наконец птичий галдёж утих, пингвины, бережно поддерживая петуха под крылья, повалили всей толпой ко мне. Двое из них, самые рослые, вежливо кивнули носами и, как бы приглашая меня, показали на заснеженную, уходящую к небу скалу. Я принял приглашение и поплёлся вслед за птицами. Под скалой, между гранитными глыбами, оказался вход в уютную пещерку с песчаным полом. С потолка свисали прозрачные ледышки, но, по сравнению с берегом, здесь было теплее.

Ветер сюда не проникал.

Мы вошли в пещерку, а пингвины разом повернулись и вперевалочку побежали назад, к морю.

- Сейчас будут угощать! - сказал Коко.

- Откуда ты знаешь?

- Я с ними об этом говорил!

- А ещё о чём вы говорили? Почему они склевали твои ордена?

- Об орденах мне пока ничего неизвестно. Спешил выяснить главное.

- Что главное? - так и бросился я к петуху. - Как нам отсюда выбраться, да?

- Ну не совсем это… Первым делом я узнал, нет ли поблизости городка Валяй-Форси, - самым серьёзным тоном ответил петух.

И тут моё терпение лопнуло.

- Петька! - закричал я. - Ты окончательно свихнулся на своём курином городке! Ты же прекрасно видишь, что мы вот-вот погибнем от холода, а сам тратишь драгоценное время на болтовню. О каком Форси может идти речь, когда кругом льды и снег? Снег и льды!

- Вот и я тоже так подумал, когда узнал, что городка рядом нет, - ответил петух. - Ты зря кричишь. Выбраться мы сможем. Пингвины - отличные товарищи. Они скажут Синим Китам - и те выручат нас.

- Каким Синим Китам? Синих Китов не бывает!

- А вот и бывает!

- А вот не бывает!

- А раз не бывает, то и не надо! И я больше ничего тебе не скажу… - рассердился петух, и мы опять, как в пекарне, чуть не поссорились. Но на этот раз мирить нас было некому, и я сам себя взял в руки.

- Прости, Коко! Я погорячился. Будем считать, что Синие Киты бывают. Так что же ты о них узнал?

- А то узнал… - сердито пробурчал петух. - То узнал, что они дружат с пингвинами и приплывают по утрам сюда. И могут отвезти нас к тёплым берегам.

Я запрыгал на одной ножке и закричал:

- Ура! Да здравствуют Синие Киты! Да здравствуют пингвины!

А капитан поправил меня:

- Надо говорить не просто пингвины, а Императорские Пингвины.

- Почему же императорские?

- Почему да почему! Откуда я знаю? - ответил Коко и показал озябшей лапой на море.

Там из воды на лёд выскакивали наши новые приятели - Императорские Пингвины.

Каждый из них держал в клюве по крупной рыбине, и каждый тащил улов к нам. Рыбы оказалось так много, что мы с петухом вполне могли бы прокормиться не один год. Но ни я, ни петух сырую рыбу по-пингвиньи глотать не умели, а в пещере не было и огня. И мы поужинали только кренделями, подсунутыми в наш сундук умницей Пекарем.

Хозяева, конечно, огорчились. Ведь они очень желали сделать для нас что-нибудь доброе.

И вот, когда наступил вечер, когда мороз проник и в пещеру, они не пощадили своих чёрно-белых пиджачков, и каждый выдернул по три, а то и по четыре пушинки. Получилась целая пуховая, тёплая постель. В морозную ночь это отлично спасло нас.

Более того, когда все ушли спать, с нами был оставлен самый сильный, самый надёжный Императорский Пингвин.

Прежде чем уснуть, мы долго с ним разговаривали. Вернее, разговаривал Коко, а я слушал его пересказы.

Первым делом мы поинтересовались, почему так неожиданно были сорваны с петуха его яркие украшения, и пингвин смущённо ответил:

- Да! Я понимаю, вас удивляет наш невежливый поступок. Но, поверьте, это ошибка! И если бы вы знали историю Императорских Пингвинов, если бы знали, почему мы, пингвины, называемся императорскими, то сразу бы перестали обижаться на нас…

- А мы и не обижаемся. Но историю услышать очень хотим. Это, наверное, интересно!

- Интересно-то интересно, - вздохнул пингвин и осторожно выглянул из пещеры: не подслушивает ли кто? - Интересно-то интересно, да секретно! Но так и быть, я расскажу вам всё. Правда, история наша не записана нигде, и во всех подробностях её помнят лишь старые пингвины, но если им верить…

Если верить чудесам,
То Антарктикой когда-то
Правил честный император
По прозванью Только-Сам!
Очень вежлив,
Очень важен,
Соблюдая строгий тон,
В модном фраке цвета сажи
Выходил к вельможам он.
В ослепительной манишке
Император щеголял…
Но - и всё!
В другом излишка
Ни себе и ни сынишке
Он ни в чём не позволял.
И бездельничать не мог он!
Выйдут слуги по утрам
Снег расчистить за порогом -
Он кричит:
«Нет, нет! Я сам!»
На обед дворцовый повар
Тушит рыбное рагу -
Император вновь:
«Ну что вы!
Я кухарить сам могу!»
И спешит на побережье,
И, забыв про модный фрак,
Удит рыбу там прилежно,
Как совсем простой рыбак.
А потом на кухне гладит
Фрак горячим утюгом,
А потом шагает в садик
За наследником-сынком…
И, конечно, все вельможи
Возмущались:
«Это что же?
Господа! Ну как же так?
До чего правитель дожил!
Слуг нисколько не тревожит
Не иначе он дурак!
Нет,
С правителем таким
Жить мы больше не хотим!»
И вельможи
Ночью
Тайно
К императору вошли
И беднягу взяли в спальне
И на лёд поволокли.
Притащили,
Отыскали
Пострашнее глубину,
Раскачали
И сказали:
«Блямс!
Тони!
Иди ко дну!
Утопай в пучине… Вот как!
Нам не жаль тебя!»
Но… ах!
Император, словно пробка,
Всплыл в бушующих волнах!
Окунуться только рад он,
Рад поплавать между льдин -
Потому что император,
Этот чудный император,
Был, друзья мои,
Пин!
Гвин!
Настоящий,
Работящий
Чернохвостенький Пингвин!

- Ну-у! Неужели пингвин! - обрадовался петух. - А что он сделал потом? Как рассчитался с вельможами?

- Да рассчитываться и не пришлось. Вельможи так всполошились, так застучали от злости сапогами, что льдина треснула, и они - буль-буль! - друг за дружкой пошли на дно.

- А император?

- А император остался жить-поживать, рыбку ловить да сынка растить!

- А потом?

- Потом, когда у него появились внучата, каждому из них было дано прекрасное имя - Императорский Пингвин. В честь дедушки. Вот и вся наша история…

- История - хоть куда! Но почему вы держите её в секрете?

- Да просто потому, что нам неизвестно, все ли вельможи - ночные заговорщики потонули. Ведь если кто-то из них выплыл, то рано или поздно, а нам навредит. Мы очень этого боимся. Вот и с капитаном Коко вышла неприятность только потому, что его приняли за вельможу.

- Какой я вельможа! - сразу встопорщился петух. - Я не менее честный, чем ваш работящий дедушка! А то, что ищу Валяй-Форси, так это ещё ничего не значит. Бездельничать там я не собираюсь. Погуляю денька три - и стану учить тамошних петухов собирать гусениц с капусты в огородах…

Но Императорский Пингвин ещё раз извинился, и Коко утешился.

А я пообещал, что никто их секретной истории не узнает; ну разве что ребятишки в Стране Моего Детства, а они-то пингвинов не обидят.

И вот настало утро, а с ним приплыли Синие Киты. Они гулко шлёпали могучими хвостами, пыхтели, как пароходы, и были на самом деле синими.

Один из китов сразу согласился доставить нас к берегам Самой Жаркой Страны.

- Где-то там, - пропыхтел он, - плавает моя мама. Я давно хотел повидать её.

И мы сразу подумали, какой величины должна быть у него эта мама, когда он сам-то не меньше хорошей баржи.

Но, по правде говоря, нас это касалось не очень, и лишних вопросов киту мы задавать не стали, а немедленно принялись готовиться к новому путешествию.

Размотав клубок шпагата, я сделал упряжь, похожую на громадную узду с поводьями. Узду я накинул на кита, а поводья привязал к сундуку.

Кит из дырки во лбу выпустил фонтан, шевельнул хвостом, поводья натянулись - и мы отчалили от холодных, но гостеприимных берегов Антарктиды.

Пингвины провожали нас до самых дальних айсбергов, а затем мы втроём вышли в пустынный, открытый океан.



ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

МАЛИНОВАЯ ЛОШАДЬ И САМАЯ ЖАРКАЯ СТРАНА

Кто никогда не ездил на китах, тот много потерял! Если бы у меня была возможность, если бы я мог выбирать, то всегда-всегда путешествовал бы не на кораблях, не на лодках, а только на китах.

Разумеется, если бы они сами на это согласились. Разумеется, если бы они сами пригласили меня, как это сделал наш Синий Кит.

Плыть было замечательно.

Океан на этот раз не рычал, не грохотал. Он словно бы призадумался над тем, что натворил вчера. Сундук вслед за китом мчался по океанской глади со скоростью быстроходной яхты. Из воды то и дело выскакивали пёстрые летучие рыбки. Они, как деревенские ласточки, проносились прямо над нашими головами. А навстречу по спокойной воде мчались крохотные, величиной с промокашку, кораблики. Это морские жители, велеллы, плыли на своих изумрудно-синих парусах. И мне очень захотелось что-нибудь весело спеть. Что-нибудь такое, что было бы не хуже песенок петушиных.

И я запел:

Кто видел хоть однажды
Зелёного кота,
Малиновую лошадь
И синего кита?
Котов таких, конечно,
И сам я не встречал
И лошадь странной масти
Нигде не замечал!
Но синий кит, поверьте,
На самом деле есть!
Взаправду повстречаться
С ним выпала мне честь.
На берег Антарктиды
Я прибежал чуть свет,
Кит выглянул из моря
И крикнул мне: «Привет!»
Он пригласил: «Нырни-ка!
Водица - красота!»
А сам был синим-синим
От пасти до хвоста.
А сам
Всё сине море
Загородил собой,
Над ним легко взвивался
Фонтанчик голубой.
Нырять к морскому зверю
Не стал я с высоты,
Но всё ж таки поверил:
Есть синие киты!
Я всем теперь отвечу
И на другой вопрос:
Малиновая лошадь
Имеется всерьёз!
Она в лесной избушке
В малиннике живёт,
Малиновое сено
За столиком жуёт.
А рядышком на печке
Уснул зелёный кот,
Он ждёт со мною встречи
Во вторник через год.
Его щекочут мыши,
А он себе храпит:
Зелёному лентяю
Всё снимся я да кит!

Мне казалось, что Коко засмеётся, подхватит песенку, но он почему-то совсем грустно произнёс:

- Да, да… Если на свете живут синие киты, то, наверное, где-то живут-поживают и малиновые лошади, и зелёные коты. Но это ничуть не смешно.

И петух вдруг заплакал.

Я удивился:

- Что с тобой? Уж не захворал ли ты морской болезнью?

- Нет, я не захворал. Я ни капельки, Лёвушка, не захворал, но я вспомнил Страну Нашего Детства. Услышал про кота на печке, про лошадь в малиннике - и вспомнил…

И петух опять завсхлипывал, и слезы катились даже по его шёлковой бородушке.

- Не надо падать духом! - утешал я товарища. - Посмотри, как старается кит. Он скоро привезёт нас к берегам Самой Жаркой Страны, и там, может быть, мы увидим и Валяй-Форси.

- Ах! Мне уже больше не хочется искать Валяй-Форси! Я хочу домой… - вздохнул петух и отвернулся. Он стыдился своих слез.

Но я не упрекнул его. Я верил, что мой товарищ в пути не струсил, а плачет лишь из-за сильной усталости. Я и сам едва держался.

Вот так, то грустя, то радуясь, мы плыли по океану к Самой Жаркой Стране. К Стране, у берегов которой плавала мамаша Синего Кита.

И вот из-за горизонта выглянули далёкие пальмы, а под ними ярко зажелтела узенькая песчаная полоска.

Наш океанский конь резко убавил ход и басом прогудел:

- Ближе не могу-у! Слишком мелко! - И я снял упряжку с его могучей спины.

- Спасибо, дорогой кит! Кланяйтесь вашей маме.

- Непременно поклонюсь! А благодарить не стоит. Я даже и не заметил, что вы прокатились на мне, - ответил кит, и его синий хвост сразу исчез в синем океане.

А мы немножко погребли зонтиком и вскоре высадились на берег. Там было не прохладней, чем в натопленной бане.

Там страусы в плавках,
А зебры в тельняшках,
И голый совсем
Бегемотик, бедняжка.
Ему бы
В жару бы
Мороженок пуд,
А нам бы
Воды газированной пруд!
Там даже слоны
От жары
Темнокожи,
А мы стали тоже
На уголь похожи.
Нам так припекает
Затылки и пятки,
Что в тень под кусты
Мы бежим без оглядки!

Мы и впрямь на глазах друг у друга начали темнеть. И это было бы весело, если бы хоть кто-нибудь чего-нибудь дал нам попить! У меня от жажды свело губы, а петух распустил крылья и широко разинул клюв.

Оттого, что рядом плескался океан, пить хотелось ещё больше.

Мы попробовали глотнуть морской воды и выплюнули. Ведь океан до самого донышка был солёным. Таким солёным, словно в нём солили огурцы.

- Охо-хо! Я умираю… - просипел петух, закрывая глаза.

Я глянул на него, вздохнул и тоже прилёг рядом на горячую землю.

- Подождите! Не умирайте! - вдруг послышалось сверху, и что-то шлёпнулось в жёсткую траву.

Я вскочил.

Около сундука лежал круглый кокосовый орех, а над нами на пальме сидел человек в зелёной жилетке, в зелёной панаме. На ногах, кроме полосатых носков, у него ничего не было. Зато внизу, под пальмой, стояли такие огромные, широченные сапожищи, что в каждом из них могли бы свободно уместиться и я и петух.

Человек махнул нам панамой, крикнул: «Сейчас!» - и стал спускаться.

А когда спустился до середины, оттолкнулся, прыгнул и попал обеими ногами в сапоги.

- Вот здорово! - сказал Коко.

- Как в цирке! - подтвердил я.

Человек, приминая сапогами траву, подбежал, ловко срезал перочинным ножичком макушку ореха, сказал:

- Пейте!

Я глотнул прохладное кокосовое молоко - и мне сделалось лучше.

Петух всунул в круглое отверстие всю голову, напился-и ему тоже стало хорошо.

С виду незнакомец был не очень-то симпатичным. Подбородок зарос колючей щетиной, глазки маленькие, быстренькие, а нос краснее, чем спелый помидор. Но я подумал: «Неважно, кто как выглядит, а важно, кто как поступает. Этот человек дал нам попить - значит, он хороший!»

Вслух я сказал:

- Здравствуйте, дяденька! Благодарим за угощение.

- Не стоит! Кушайте на здоровье! - ответил незнакомец.

А потом спросил:

- Кто вы такие? Куда путь держите? Расскажите о себе добряку Бену, а уж добряк Бен о вас, ей-ей, позаботится как следует!

- Мы приплыли в сундуке. Мы ищем Валяй-Форси, куриную столицу, - поспешил объяснить петух, допивая последние капельки молока из кокосовой скорлупы.

- Валяй-Форси? Ку-ри-ну-ю столицу? - переспросил Бен и тут же что-то начал прикидывать в уме. Его шустрые глазки так и забегали.

И вдруг… он… сказал:

- Слушайте! Так это же рядом! Это же рукой подать! Пускай петух идёт со мной, и через полчаса он будет в куриной столице. Его там ждут не дождутся.

- Ура! Ура! Наконец-то! - как сумасшедший заорал Коко, подпрыгнул и ласково тюкнул клювом Бена в нос. Я тоже обрадовался, но и удивился:

- А почему только петух? А почему вы меня не берёте? Бен вроде бы замялся, почесал затылок, но быстро ответил:

- Видите ли… Понимаете ли… Поскольку Валяй-Форси- городок куриный, мальчишек туда не пускают. Мальчишки - народ ненадежный. Они… Они выдирают петушиные перья!

- Ничего подобного! - возмутился я. - Не бывало случая, чтобы я выдирал петушиные перья.

- Не бывало! - поддержал Коко. - Мы знакомы с детства, а перышки у меня все до единого целёхоньки!

- И тем не менее, - стоял на своём Бен, - тем не менее мальчишку в городок не пустят. Со мной пойдёт только петух! Хотя постойте-ка… - И он опять принялся мигать, соображать.

Соображал, соображал, наконец сказал:

- Порядок! Придумал! Возьмём и тебя. Но не сразу. Сначала мы сходим с петухом одни, сначала расскажем там, что ты мальчишка ничего себе, для куриного населения не опасный. А как только тамошние жители согласятся, так мы за тобой и вернёмся. Ты сам-то согласен?

Я не знал, что говорить: «да» или «нет», но петух принялся так меня уговаривать, так упрашивать, что я махнул рукой:

- Ладно! Ежели в полдень вы вернётесь.

- Вернёмся! Как не вернёмся! - уверил меня Бен, подхватил счастливого петуха на руки и припустил вдоль по берегу.

Тут я крикнул:

- Коко! Коко! Пиджак-то с орденами забыл надеть!

Но петух даже не обернулся. Не обернулся и Бен.

Я пожал плечами, уселся на сундук. Надо было набраться терпения, ждать, когда наступит полдень.

Сидеть одному, да ещё чего-то дожидаться - не так уж просто. Тем более что сидел-то я ведь не в бабушкиной избе у окошечка, а в Самой Жаркой Стране, рядом с тропическим лесом. А из леса каждую минуту мог выйти лев или, хуже того, косматая обезьяна-горилла.

Но сегодня, как видно, денёк был удачным для нас. Мне никто не угрожал. Поблизости бегали только мирные страусы. Они играли в прятки. Играли совсем как ребятишки: один отвернётся, остальные прячутся.

Только вот прятались-то они смешно.

Засунут голову в песок или траву и думают: их не найти! А хвосты наружу торчат. А голенастые лапы за версту видно.

Глядя на бестолковых страусов, я вдоволь натешился, вдоволь насмеялся и почти не заметил, как время приблизилось к полудню. За мной никто не являлся. Тогда я решил искупаться в океане. Но только скинул трусы, вдалеке послышалось кудахтанье. Я вскочил на сундук.

По берегу, подымая пыль столбом, мчался Коко.

Я натянул трусы и подумал: «Не иначе за мной торопится петушище! Не иначе разрешение мне выхлопотал, и сейчас мы пойдём смотреть Валяй-Форси». А петух подскакал к сундуку, с разгона сделал круга три, наконец остановился и завопил:

- Тащи сундук в лес! Мы, братец, опять влопались!

Вид у петуха был такой, что я и спрашивать ничего не стал, схватил сундук за скобу, поволок в чащу. Петух изо всех сил подталкивал сундук сзади, причитал:

- Вот так Валяй-Форси! Вот так городок! Задыхаясь от жары и тяжести, я прохрипел:

- А что стряслось? Что? Ты же ходил туда с добряком Беном.

- Скажешь тоже, ходил! Не ходил, а сидел у него в лапах! И никакой он не добряк, а самый заправский жулик. И Валяй-Форси не Валяй-Форси, а сарай с клетками…

- Да ну! - так и сел я на колючую траву.

- Вот тебе и ну! Бен заманивает в клетки птиц и отправляет их к Жабиану Усатому на службу. Он и меня в клетку сунул!

- Оё-ёй! А как ты очутился здесь?

- А меня спас какой-то мальчик. Бен ушёл к своим дружкам-разбойникам хвастаться добычей, а мальчик пробрался в сарай, выпустил птиц и шепнул мне: «Беги, петух, к товарищу, прячьте сундук в лесу и ждите меня…» Да вот он и сам!

Кусты закачались, из их чащобы вышел смуглый курносый мальчик. В правой руке он держал пистолет, на ремне в ножнах у него висел солдатский штык. Я схватил зонтик и приготовился в случае чего защищаться.

Но мальчик сунул пистолет в кобуру, протянул нам раскрытую ладонь и негромко сказал:

- Привет!
Меня зовут Дуду.
Я к вам на выручку иду.
Грустить не надо, я - ваш друг,
Спасу и вас,
И ваш сундук!

- Ого! - обрадовался я. - Оказывается, не одни мы умеем складывать песенки. Очень приятно пожать твою руку. Дуду, и спасибо тебе за моего товарища. Но как ты узнал, что петух попал в западню?

Дуду крепко тряхнул мою руку и ответил:

- За этим Беном я слежу давно. Пока он вам плёл свои хитрые побасёнки, я сидел за пальмой. Я не выпалил в него только потому, что хотел узнать, где же он прячет краденых птиц. Но теперь и птицы на свободе, и петух здесь. Теперь вы можете вернуться в Страну Вашего Детства.

Мы уставились на мальчика:

- Откуда тебе известно про эту Страну?

- Да всё из ваших разговоров с Беном… И тогда мы горестно поведали Дуду о потерянном нами Зелёном Стёклышке, и Дуду нам сказал:

- Не печальтесь! В нашей деревне у моего дедушки Нгонго имеется Стёклышко точно такое же. Оно у него пылится без дела. Только вот идти нам надо поскорей. Разбойник Бен наверняка собрал теперь целую шайку своих дружков и гонится за нами. Они хотят захватить не только наших птиц, но и кокосовые пальмы, и даже деревни. Вот почему у нас тут все мои земляки собрались в отряды и взялись за оружие!

Петух с завистью глянул на пистолет Дуду:

- А почему ты не в отряде?

- Я разведчик. Я следил, сам знаешь, за Беном. Теперь я это задание выполнил и могу проводить вас к дедушке Нгонго.

Мы подхватили сундук и зашагали по едва заметной тропинке через дремучую чащу. Невзирая ни на какие опасности, мы пошли туда, где нас ожидало Зелёное Стёклышко.

В лесных тёмных дебрях что-то всё время попискивало, потрескивало. Кто-то невдалеке от нас визжал и хохотал. Возможно, попугаи, возможно, обезьяны, а может, и разбойники. Мы с петухом вздрагивали от каждого звука, и, честно говоря, тут-то я и узнал, как трясутся поджилки, как бегают по спине мурашки.

Но Дуду, поддерживая сундук, вышагивал как ни в чём не бывало.

И вот лес поредел, мы вышли на солнечную равнину. Там в мелком озере дремали бегемоты. За озером стояли круглые домики, накрытые пальмовыми листьями. Над ними подымались сизые дымки. Пахло парным молоком и лепёшками совсем так же, как пахло по утрам около бабушкиной избы.

В пальмовой деревеньке жил и дедушка Нгонго. Он встретил нас приветливо, накормил маисовыми лепёшками и хотел уложить отдыхать на соломенном коврике. Но Дуду сказал:

- Нет, дедушка. Эти ребята очень спешат. Они торопятся в птичий городок Валяй-Форси, но у них беда: они потеряли Зелёное Стёклышко! Отдай им, пожалуйста, своё. Зачем оно тебе? Ведь ты же путешествовать по Меридиану не собираешься…

- Да, да, - вздохнул старичок. - Мне незачем покидать родину. Особенно сейчас, когда разбойники окружают её со всех сторон. И, конечно, если разбойники хотят захватить кокосовые пальмы, то они не откажутся и от Зелёного Стёклышка.

Но тут на деревенской околице загремели выстрелы. Дуду бросился с пистолетом к выходу. Дедушка сорвал со стены ружьё, побежал вслед за мальчиком. Помчался на улицу и я, прихватив по пути железную кочерёжку. Оружия получше в домике не нашлось.

Петух выскочил за нами, но заплёлся в траве и отстал. А за деревенькой грохотал бой. Красноносый Бен нашёл-таки наше убежище и привёл к нему всю свою шайку. Разбойники рвались к хижинам, стреляли то залпами, то в одиночку. Отряд бойцов Самой Жаркой Страны сдерживал их, но с большим трудом.

Разбойников собралось раза в два больше, и это придавало им храбрости. Они так палили, что загорелась крыша на одном из домиков.

- Ага! Сдавайтесь! - орали бандиты и высовывали бородатые рожи из-за деревьев. Бен бегал от одного бандита к другому, подбадривал их и сам так расхрабрился, что выскочил впереди всех.

И я швырнул в него кочергой! И сбил с него зелёную панаму!

Бен пригнулся, пронзительно свистнул, выстрелы застучали ещё громче, шайка пошла в атаку.

«Конец! Нам не удержаться!» - подумал я, и мне показалось, что нас окружают: сзади надвигался страшный топот, гул, рёв.

- С тыла вражеская конница! - вскричал я и растянулся на траве. А рядом со мной загрохотали, закачали землю копыта, но какие-то странные…

Я поднял голову и увидел… Ох, что я увидел!

От озера через поляну, подминая кусты, мчался ревущий бегемот, а на нём стоял с огненным факелом в клюве капитан Коко! Факел пылал, раскидывал искры: бегемот, рассерженный огнём, катился, словно гора, на разбойников. И вот уже один полетел вверх тормашками.

Вот кувыркнулся второй, третий, четвёртый…

Пятый не выдержал и, сверкая подошвами, помчался обратно в лес. За ним, побросав ружья, припустили остальные. Бен удирал в носках, его широкие сапожищи остались на опушке леса.

- Победа! - кинулись бойцы в погоню за бандитами. А Коко с бегемота спрыгнул, бросил факел в лужу и скромно встал в сторонке. Бегемот, успокоившись, трусцой побежал к озеру.

Ну и благодарили же все петуха за смелость! Ведь не каждый мог сорвать с крыши пылающую ветку и погнать в бой бегемота! Далеко не каждый!

И петух вполне мог бы сейчас хоть немножко поважничать.

Но на этот раз ничего подобного с ним не произошло, он даже как бы застеснялся и убежал в домик Дуду.

Мальчик сидел уже там, и дедушка Нгонго смазывал ему зелёнкой царапину на щеке: во время перестрелки Дуду был ранен. Но не очень опасно.

И вот дедушка Нгонго поднял изголовье спального коврика, достал красивую деревянную шкатулку, открыл её - и мы увидели Зелёное Стёклышко.

- Теперь это не подарок, теперь это награда за вашу храбрость, - сказал старик.

Мы приняли Стёклышко и сразу увидели: оно совсем такое же, как то, потерянное. Даже воздушный пузырёк внутри был на том же месте.

- Кукареку! - обрадовался петух. - У нас всё в полном порядке опять! А раз в порядке, то и Серебряный Меридиан должен быть рядом.

- Правильно! - кивнул дедушка Нгонго. - Волшебное Стёклышко всегда хранится там, где проходит волшебный Меридиан.


ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

ОСТРОВОК МАСТЕРА КАШКИ

В предыдущей главе я не стал рассказывать о том, как мы прощались с отважным Дуду и с его дедушкой. Не стал потому, что и так чересчур много расставаний описано в этой книжке. А каждое расставание всегда печально, а печаль никому не на пользу, особенно нам с петухом.

Ведь мы так и не нашли куриной столицы, хотя и объехали почти полсвета. Правда, впереди осталось ещё Государство Старинных Замков, где, по рассказам Дуду, не было ни слишком большой жары, ни разбойников, и вот мы спешно направились в эту страну.

Мы торопились потому, что сундук доживал свои последние дни. Краска на нём облезла, доски покоробились, гвозди заржавели. Сундук вот-вот мог развалиться.

Но до Государства Старинных Замков он всё-таки дотянул.

В поздний час, когда на земле угасли все огни, а на небе зажглись все звёзды, мы очутились над тёмным городским парком.

Мы опустились к подножию старого дуба, улеглись на мягкой, пахнущей мятою, траве и стали дожидаться утра.

В листве деревьев попискивали сонные птицы. Над дорожками парка беззвучно проносились летучие мыши. А звёзды в небе так сверкали, так вытягивали тонкие лучики, что казалось, они хотят потрогать наш сундук. Наверное, то же самое думалось и петуху. Он спросил:

- Как, по-твоему, звёзды видят нас?

- Должно быть, видят.

- И городок Валяй-Форси видят?

- И городок! Если он существует…

- Вот поговорить бы с ними! Ты знаешь, мне кажется, они живые и у них есть семьи. У них есть мамы-звёзды и звёздочки-ребятишки. Звёздочки иногда шалят и спрыгивают на землю…

И тут мы разговорились о небесных жителях, и я придумал одну небольшую сказочку:

Спросонок
Малышка,
Сынишка Звезды,
В густую крапиву
Упал с высоты.
Он в чаще кусачей
Застрял на лету
И плачет: «Ой, мама!
Я здесь пропаду!»
Над ним во всю мочь
Лягушата хохочут,
Его букарашки
Усами щекочут,
И где-то близёхонько
Кто-то мычит,
О стенку сарая
Рогами стучит!
И начал малыш
Угасать понемножку,
Но тут я его
Подхватил на ладошку,
Погладил,
Утешил,
Дал сахару с хлебом
И к маме закинул
На звёздное небо.
Я крикнул малышке:
- Лети в свою высь!
Да больше не падай,
За маму держись.
Гуляй с ней за ручку
По звёздному краю;
Я сам как-нибудь
Там у вас побываю.
Примчусь!
Но уж я-то
Среди облаков
Не забоюсь
Лягушат и жуков…
Ну и коровы тоже не испугаюсь!

Пока я сочинял эту сказочку, пока рассказывал её петуху, началось утро. Ведь летняя-то ночь так коротка, что от вечерней до утренней зари больше одной сказки и не придумаешь.

И вот, как только из-за деревьев поднялось розовое солнце, мы спрятали сундук в кустах и направились к калитке. За калиткой, на городских улицах, было тихо, безлюдно. Горожане в это время ещё только-только просыпались, а дворники уже успели подмести весь вчерашний мусор и теперь, наверное, сидели, попивали кофе. Кофейный аромат плыл изо всех дворов.

Тесные кривые улочки убегали куда-то вниз, должно быть, к реке. Слева и справа стояли вплотную друг к другу кирпичные дома, высокие, узкие, похожие на старинные, сказочные замки. Красные их стены были украшены резными, тёмными гербами, в узеньких окнах блестели разноцветные стёкла, над черепичными крышами скрипели жестяные флюгера.

Мы заглядывали во все закоулки, и нам никто не мешал.

Но вот из-за угла, грохоча по булыжникам улицы, выкатилась голубая тележка с мороженым. Её толкала толстая, улыбчивая тётя в белом переднике.

Мы подбежали к ней и, стараясь не глядеть на мороженое, спросили, где здесь находится куриная столица.

Мороженщица всплеснула пухлыми руками:

- Шоколадные вы мои! Земляничные со сливками! Да разве я разбираюсь в куриных делах? Вот если бы вы спросили, как делается ореховый пломбир, я бы вам рассказала.

Тогда мы объяснили, что куриная столица не какая-нибудь, а чуть-чуть волшебная.

- Ах, волшебная! Ну, значит, вам нужно идти на островок Мастера Кашки. Это рядом: вниз по улице к реке и через мост. Уж поверьте, лучше Мастера Кашки в волшебных делах не разбирается никто!

И ясно, что мы сразу же наладились бежать к реке, но тут мороженщица призадержала нас и подала три эскимо на палочках.

- Два - вам, третье - Мастеру! Не бойтесь, вы добежите так скоро, что эскимо не растает.

- Но у нас нет денег!

- И не надо… Вы рассчитаетесь тем, что передадите мой привет Мастеру Кашке.

- Передадим! - обрадовались мы и помчались вниз по улице.

Островок Мастера Кашки разделял глубокую реку на два не очень широких протока. Он весь курчавился зеленью. Из-за деревьев подымалась высокая крепостная стена с зубцами. Над стеной, на башне, стоял трубач. Под башней, закрывая собою ворота, висел на цепях подъёмный мост.

Как только мы выбежали к реке, трубач затрубил: «Та-та! Та-та! Та-та!» - и мост опустился. Не раздумывая мы подбежали к воротам. Дубовые створки распахнулись, навстречу нам выскочил Клоун. Он сделал двойное сальто, пропищал: «Здравствуйте!» - и вынул из кармана широченных штанов будильник размером с кастрюлю. Будильник затарахтел. Клоун многозначительно поднял палец:

- О! Вы явились вовремя. Мастер Кашка ожидает вас именно в эту минуту!

Мы засмеялись:

- Откуда Мастер знает, когда мы явимся?

- Мастер знает всё! А если и не знает, то никогда никому не говорит, что к нему явились не вовремя. Прошу за мной! Я провожу вас мимо нашей охраны.

И мы вошли вслед за Клоуном под сумрачные каменные своды, которые освещались крохотными ёлочными лампочками. Из древних каменных стен торчали какие-то кольца и крючья. Наверное, в старину здесь держали на привязи цепных псов. Было жутковато.

И вот в конце коридора у маленькой дверцы мы увидели стражу. На нас во все глаза таращились двенадцать деревянных Ванек-Встанек с деревянными ружьями в руках: шесть Ванек слева, шесть Ванек справа.

- Ну и охрана! - удивился петух.

- А что? Охрана чудесная! - ответил Клоун и щёлкнул одного стража по деревянному животу.

Страж закачался, в животе у него зазвенел колокольчик.

- Эти часовые никогда не спят.

- Что верно, то верно, - согласился петух. - Ваньки-Встаньки не спят никогда. Но от кого они охраняют крепость?

- Конечно, от родителей! Ведь наш замок почти сказочный! А разве вам приходилось слышать, чтобы кто-нибудь когда-нибудь попадал в сказочное место в компании со своими родителями? За ручку с мамой, за ручку с папой?

- Нет, такого нам слышать не приходилось.

- Вот то-то! - сказал Клоун и открыл дверцу. За нею оказалась крутая лестница с истёртыми ступенями, убегающими вверх.

Мы проходили одну лестничную площадку за другой. Клоун шагал всё выше и выше, нигде не задерживаясь. А мы заглядывали всюду и видели такое, что не каждый раз и не везде увидишь.

На одном этаже игрушечные кондитеры в игрушечных духовках пекли самые настоящие торты, там пахло горячим шоколадом.

На другом этаже кукла с огромными глазами так усердно разучивала гаммы на скрипке, что нам пришлось заткнуть уши.

В комнате напротив сидели звездочёты в бумажных колпаках и в складную трубу-телескоп разглядывали через окошко солнце.

Этажом выше мы увидели жестяные самолётики, которые сами кружились под потолком, и за каждым вился белый дымок.

Мы хотели посмотреть ещё и на деревянных солдатиков, толпящихся в просторном светлом зале около пирамиды с ружьями, но в это время открылась последняя дверь - перед нами оказался кабинет самого Мастера Кашки.

Мастер, вытянув длинные ноги в башмаках с пряжками, сидел на табурете возле электрической плитки и варил манную кашу.

Плитка стояла на подоконнике, потому что стол был завален обрезками фанеры, картона, бутылочками с клеем и всяческим инструментом.

Инструментов-то у Мастера хватало! Они торчали из карманов его потёртой куртки, лежали на полу, а одна коротенькая, похожая на карандаш, отверточка была заложена Мастером даже за ухо.

И Мастер был совсем не строг. Напротив, он так смешно шевельнул бровями, так хитро прищурился и глянул на нас одним глазком, что мы сразу почувствовали к нему большое расположение.

- Ну-с, молодые люди! Вы пришли точно, из секунды в секунду. Манная каша готова! Прошу к подоконнику!

Я хотел было сказать, что манной каши не терплю, но Клоун шепнул:

- Не спорьте! Мастер все важные дела начинает с манной каши. С теми, кто каши не ест, здесь не разговаривают.

Мы с петухом подошли к подоконнику, очистили всю кастрюльку до донышка, а на второе вместе с Мастером съели эскимо.

- Ну вот, - сказал Мастер, - теперь я вижу, что вы народ серьёзный. Теперь я могу показать вам одну интересную штуку.

И он достал с полочки белый флакон с надписью «Дождевые капельки».

- Разрешите, откупырю! - услужливо подскочил к Мастеру петух.

- Пожалуйста, - согласился Мастер. - Только не «откупырю», а «откупорю»…

Петух выдернул пробку. Мастер наклонил пузырёк над чистой тарелкой, отмерил одну капельку - и мы увидели на выпуклой поверхности, как в крохотном телевизоре, Жабиана!

Мастер отмерил вторую капельку - и мы увидели пингвинов!

Мастер капнул в третий раз - и перед нами появился жаркий берег океана!

- Послушайте! - сказал я. - Ведь этак вы можете увидеть любой уголок на Земле! На вашем месте я только то бы и делал, что капал на тарелку да смотрел в дождевые капельки.

Мастер усмехнулся:

- На моём месте ты бы делал игрушки. Ведь я же Мастер Игрушечных Дел! А флакон с капельками я достаю только тогда, когда кто-нибудь заблудился и ему нужна помощь.

- А разве мы заблудились? - удивлённо спросил петух.

- Конечно! Вы же ищете то, чего нет. А каждый, кто ищет то, чего нет, считается заблудившимся.

- Как это так?! - вскричал петух и даже подпрыгнул на месте, - Как «то, чего нет»! Разве Валяй-Форси не существует?

- Да, дорогой капитан! Да, дорогой Коко! Валяй-Форси не существует. Подумай-ка сам, как может существовать такой город, где никто не делает ничего?

И тут петух глянул на меня, я глянул на петуха, мы оба охнули, а потом петух заголосил:

- Оё-ёй! Раз уж мы не нашли куриный городок, раз уж мы такие заблудшие, то лучше нам и совсем не возвращаться домой, а пропадать на чужой сторонушке-е-е…

Но Мастер сердито притопнул и сказал:

- Как тебе не стыдно, Коко! Как ты смеешь так раскисать! Ты забыл о том, что дома вас ждёт не дождётся бабушка, что дома волнуются бедные покинутые куры. Гляньте-ка сюда!

Мастер ещё раз капнул на тарелку.

И в капельке мы увидели наши тихие сосны, наши белые берёзы и нашу добрую бабушку. Она сидела на крылечке, смотрела на тропинку, будто ждала кого-то, а рядом толпились куры. Они поднимались на цыпочки, они тоже смотрели на тропинку.

- Бабушка! Не волнуйся! Мы скоро приедем! Мы очень по тебе соскучились! - закричали мы, но в это время дождевая капелька от нашего крика расплылась, а Мастер сказал:

- Теперь вы поняли, как вас ждут дома? Теперь вы не откажетесь возвратиться?

- Ой, что вы! - опять наперебой закричали мы. - Вот только сундук наш почти уж развалился…

- Это не страшно, - успокоил нас Мастер. - Можно обойтись и без сундука. Я посажу вас на поезд. Как раз сегодня я должен отправить посылки с игрушками в Страну Вашего Детства. С ними вы и уедете.

- Через границу?

- Конечно, через границу!

- Но ведь на границе стоит Часовой! Он потребует пропуск.

- Это мы уладим. Для меня, Мастера Игрушечных Дел, это просто. А пока пойдёмте вниз, посмотрим наши игрушечные дела. Клоун тем временем соберёт посылки и привезёт на автомашине ваш сундук.

- Машина у вас тоже игрушечная? - поинтересовался Коко.

- А как же! В ней лишь бензин настоящий.

Клоун взял гвозди, молоток, начал сколачивать ящики для посылок, и мы не стали ему мешать. Мы пошли с Мастером Кашкой осматривать замок.



ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

ТРАХ-БАХ!

Как только дверь кабинета закрылась за нами. Мастер спросил:

- Что вам хочется увидеть больше всего? До отхода поезда остаётся часа полтора, выбирайте самое интересное. Звездочёты? Самолёты? Куклы?

Я начал было думать да прикидывать, что же здесь самое интересное, но меня опередил Коко. Он вспомнил о своём генеральском звании и сказал:

- Я видел, тут живут деревянные солдатики, так нельзя ли устроить парад?

- Отчего же нельзя? - ответил Мастер. - Идёмте на площадь - и парад сразу начнётся. Наши солдаты всегда наготове.

И вот мы спустились по лестнице и оказались во дворе, на неширокой, но очень ровной площади. На её каменных плитах лежали синие тени, а там, где наискосок падали солнечные лучи, кружились пёстрые бабочки, гуляли стайки белых голубей.

Вокруг цвели георгины, левкои, душистый горошек, а середина площади была свободна.

Мастер вынул из кармана крохотный горн, поднёс к губам, заиграл:

Туру-ру! Тара-ра!
Собираться всем пора!
Кто гостям и солнцу рад,
Выходите на парад.
Тара-ра! Тара-ри!
Пёстрый флаг в окне гори!

И сейчас же над площадью распахнулись все окна, оттуда полыхнули разноцветные полотнища, высунулись весёлые рожицы игрушечных кондитеров, засияли глаза кукол, закачались высокие колпаки звездочётов, а из множества дверей выбежали гости - настоящие девочки, настоящие мальчики. Они толпой окружили Мастера. И все смотрели туда, где под старой башней сверкали медными украшениями кованые ворота.

Мастер опять поднял горн - и к воротам понеслось:

Туру-ру! Тара-ра!
Солдатам строиться пора!
Барабанщикам встать справа.
Командирам слева встать.
А пехоте топать браво,
Но вперёд не забегать.
Тара-ра! Тара-ри!
Флаг над башнею гори!

И опять всё стало так, как пропел, приказал горн. Трубач на башне развернул флаг. Ворота распахнулись. Оттуда начали выходить барабанщики, командиры, солдаты, все ловко выструганные из дощечек.

Пока они строились, я привстал на цыпочки и шепнул Мастеру:

- Уважаемый Главнокомандующий! Ваши пехотинцы великолепны. И я понимаю, выстругали вы их сами, но откуда у вас такой чудесный замок? Ведь его-то вырезать из дощечек вы не могли - он каменный, он старинный, он всамделишный.

Мастер похлопал меня по плечу и сказал:

- Этот замок принадлежал когда-то одному хвастливому принцу. А как он стал нашим, сейчас поглядишь, послушаешь и поймёшь.

Мастер обернулся к своему войску, крикнул:

- Барабанщики! Бейте в барабаны и запевайте нашу любимую песню! Солдаты! Шагайте ровнее и подпевайте барабанщикам! Раз-два-три! Начали!

И тут взлетели и ударили барабанные палочки, шеренги солдат колыхнулись - над площадью загремело:

Бах-бух!
В старину
Принц поехал на войну!
Он в карету
Поскорее
Усадил промеж ковров
Писаришку, брадобрея
И двенадцать поваров!
Прихватил он пива бочку,
Хлеба воз, жену и дочку,
Даже кошку
Взял на рать,
Лишь войска забыл собрать.
«Ой-ой! Что же будет?
Кто успех в бою добудет?»
Принц хохочет: «Ерунда!
Сам управлюсь, господа!»
Бух-бах! Мчит карета!
Нашумели на полсвета!
Отпустили тормоза -
Людям пыль летит в глаза!
«Крах! Тьма! Спасенья нету!» -
В страхе стонут города.
Принц смеётся из кареты:
«Вас похлеще ждёт беда!
Бух-бах! Три страны
Схороню в пыли войны!»
Только вдруг
Навстречу вруше,
Расторопен и удал,
С полным коробом игрушек
На дороге Мастер встал.
Встал негаданно, нежданно,
Короб снял, и вынул он -
Бах-бух - деревянных
Пехотинцев
Батальон!
Бах-бух! Блещут ружья!
Бах-бух! Бьют врасплох!
И к тому же,
И к тому же
В них не пули, а горох!
Ох-ох! Ох-ох!
Не толчёный,
Не мочёный,
А поджаренный горох!
Принц заахал: «Ах, боюсь!»
Принц заохал: «Ох, боюсь!
Не бухбахайте, не надо,
Я вам в ножки поклонюсь.
Я же мирный,
Я же смирный,
Я же вам за жизнь свою
Мой кирпичный,
Мой столичный
Лучший замок подарю!
Сам в чулане стану жить,
В замке дворником служить…»
Тюх-бух!
Ползёт карета
Вдоль дороги, вдоль кювета,
И совсем не тарахтит,
И нисколько не пылит…
И скликает Мастер в замок
Малышей со всех сторон
Посмотреть, как левой-правой
Марширует стройно, браво
Деревянный батальон!
Поглядеть, как до рассвета,
Хвастунишкам всем на страх,
В небе бухают ракеты:
Бух-бах! Бух-бах!

И барабанщики так ловко вскидывали палочки, пехотинцы так дружно ударяли деревянными каблуками в каменные плиты площади, что я не выдержал и сам начал подпевать:

Бух-бах! Бух-бах!
Хвастунишкам всем на страх!

А петух заорал:

- Эх, была не была! А ну, дай дорогу генералу! - и, расталкивая девочек и мальчиков, кинулся на середину площади, туда, где слева от солдат вышагивали деревянные командиры.

Он забежал вперёд, выкатил колесом грудь, гаркнул: «Держи равнение на меня!» - хотел шагнуть в ногу со всеми, но тут же спутал правую с левой, запнулся и задел носом каменную плиту… Строй смешался, солдаты перепутали свои ряды, барабаны умолкли.

Парад был испорчен!

Петух от стыда взлетел на башню, спрятался за кирпичным зубцом, а я с ужасом подумал: «Ох! Что и будет сейчас нам…»

Но Мастер сел прямо на камни и давай хохотать. Сначала он хохотал просто так, потом стал хохотать до слез, потом до икоты, потом опять просто так и наконец успокоился, утёрся большим носовым платком и сказал:

- Эх, Коко, Коко, хоть ты и отчаянный петух, да ещё не вышел пока в генералы! Послужил бы ты раньше солдатом!

Но тут на площадь въехал автомобиль с нашим сундуком. За рулём сидел Клоун.

Он высунулся из кабины, крикнул:

- Это что за шум? Вы забыли, что скоро отправляется поезд? Поторапливайтесь!

И Мастер побежал за посылками, а я полез на башню успокаивать петуха. И едва успокоил, потому что внизу, на площади, над ним хохотали и девочки, и мальчики, и куклы, и даже Клоун, которому рассказали о петушиной неудаче. Но так как смех был совсем не злой, петух в конце концов успокоился и спустился вниз. Там все поглаживали его по спине и говорили:

- Оставайся у нас, Коко! Послужи в солдатах! И к осени, честное слово, из тебя получится отличный генерал! Петух стыдливо отворачивался, отвечал тихо:

- Да, да, конечно… Я бы остался, если бы не бабушка, если бы не одинокие куры…

На вокзале нас провожали Мастер Кашка и Клоун.

Мастер напутствовал:

- Как только доедете до границы, Часового не бойтесь. Покажите ему пропуск - и всё будет в порядке. Клоун, вы приготовили пропуск?

Клоун подал нам свёрнутый вчетверо лист бумаги.

- Ну вот и хорошо! Поезжайте спокойно. Молодцы, что заглянули на наш островок. Передавайте привет бабушке и курам.

- Обязательно передадим, - сказал я. - А ещё, как только заработаю новый отпуск, непременно опять приеду сюда и поучусь делать игрушки. Вы не откажетесь меня поучить?

- Пожалуйста! - улыбнулся Мастер. - Я всегда рад поделиться своими секретами. Но ты и без меня можешь сделать хорошую игрушку. Для этого нужно только терпение да весёлое настроение.

- Только-то? Я запомню ваш совет.

- До новой встречи! Доброго вам пути! - сказали Мастер Кашка и Клоун.

Паровоз густым басом пропыхтел:

- Дан ли марш-ш-рут? Дан ли марш-ш-рут?

Вагоны, звякая буферами, ответили:

- Дан! Дан! Дан!

И под нами застучали колёса, рельсы - мы поехали домой, к бабушке.


ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

САМАЯ ЛУЧШАЯ СТРАНА

В начале пути мы чувствовали себя не очень-то уверенно. Нам всё время думалось, что пропуск получили от Мастера Игрушечных Дел тоже совсем игрушечный, не настоящий, и нас на границе задержат. Мы так боялись, что даже не подходили к окну своего багажного вагона, а смирненько сидели там на сундуке и разговаривали шёпотом.

Петух после скандала на параде совсем расхворался. Он окончательно утратил свой бравый, независимый вид, жаловался на головную боль и теперь мечтал только об одном: как бы скорее добраться до дому.

А рельсы под нами всё постукивали, паровоз гудел, время шло - и вот наконец зашипели тормоза, и поезд начал убавлять ход.

- Граница! - тревожно глянули друг на друга мы и, не сговариваясь, полезли под крышку сундука.

Поезд остановился, за окном послышались чьи-то уверенные шаги. Суровый голос произнёс:

- А ну, посмотрим, что в этом вагоне. Другой голос ответил:

- В этом вагоне посылки от Мастера Кашки. Пожалуйста, проверьте!

Железная дверь лязгнула, шаги застучали рядом с сундуком.

- Раз, два, три… - считал посылки суровый голос, и мы, замирая, слушали и ждали, когда очередь дойдёт до нас. И она дошла, и голос спросил:

- А это что за сундук? В списке он не числится.

- Не знаю! - последовал ответ. - Не знаю! Вполне возможно, что в нём сидят ужасные диверсанты. Нужно поднять крышку!

И тут мы совсем перетрусили, полезли под бабушкину шаль, а крышка над нами откинулась.

Не раскрывая зажмуренных глаз, я дрожащей рукой высунул из-под шали бумагу, полученную от Игрушечных Дел Мастера. Бумагу кто-то взял, начал громко читать вслух:

- «Пропуск! Выдан одному мальчику и одному петуху. Мастер Кашка».

- Отлично! - сказал тот, кто читал. - Пропуск настоящий. Но проверим, на месте ли пассажиры. - Шаль поползла вверх, и я увидел Часового.

Правда, со страху я открывал глаза не сразу, а сначала один глаз, потом второй глаз, и поэтому и Часового разглядел как бы по частям. Сперва увидел ярко начищенные сапоги. Затем зелёную гимнастёрку под хрустящими ремнями. А потом уж и очень молодое загорелое лицо Часового и лаковый козырёк его зелёной фуражки.

Рядом с Часовым стоял Проводник. Он улыбался, подмигивал нам, но Часовой был по-прежнему суров, и нам от улыбок Проводника легче не стало.

Часовой сказал:

- Тут написано про мальчика и про петуха. Мальчика я вижу, а петуха - нет! Вместо петуха здесь, по-моему, всего-навсего мокрая курица. Так, братцы, нельзя!

А петух и в самом деле смахивал сейчас на мокрую курицу. От страха. И всё же он перед стройным строгим Часовым попробовал подтянуться, стыдливо пролепетал:

- Нет, нет… Я петух. Я могу даже спеть «ку-ка-ре-ку».

- Ну, если «кукареку», тогда верю! Тогда можете ехать дальше.

Часовой обернулся к Проводнику и добавил:

- Я думаю, тех, кто гостил у Мастера Кашки, диверсантами считать нельзя!

- Я тоже так думаю, - сказал Проводник, и они оба направились к выходу. А, закрывая за собой дверь, Часовой состроил такую потешную рожицу, что мы оба хихикнули, и страх с нас как рукой сняло! Мы поняли, что опасности позади, что мы почти уже дома.

Мы подбежали к окну и с тех пор не отходили от него до конца путешествия.

Теперь уже не Серебряный Меридиан, а стальные, крепкие рельсы мчали нас сквозь даль, сквозь пространство.

На каждой остановке мы опускали оконную раму. Мы старались высунуться как можно дальше, увидеть как можно больше. Глядеть было на что!

На одной станции нам показалось, что вагон вкатился в огромный яблоневый сад. Яблоки - жёлтые и красные, золотистые с румянцем и без румянца, большие, тяжёлые, средние и даже величиной с клюквинку - виднелись повсюду.

Они свисали с веток вдоль железнодорожного полотна.

Они грудились в окнах магазинчиков.

Они лежали в корзинах и на лотках.

Они алели прямо на земле.

А рядом ходили весёлые люди и, странное дело, не обращали на это чудо никакого внимания! Будто это не яблоки, а всего-навсего картошка.

От яблочного духа у меня закружилась голова, а петух сказал:

- Мы, наверное, попали в государство Яблочко!

- Никакое не Яблочко! Это начинается Страна Нашего Детства! Подожди, хорошего увидишь ещё немало!

И правда, сады вскоре кончились, а за окном побежали, развернулись на все стороны пшеничные поля. Вернее, это было одно огромное поле, такое широкое, что заблудиться в нём среди колосьев и васильков было куда проще, чем в густых лесах Самой Жаркой Страны. И ветер оттуда летел знойный, и пахло теперь не яблоками, а тёплой землёй и хлебными зёрнышками.

Потом навстречу поезду раскрылись зелёные холмы, тенистые перелески, светлые луга, быстрые речки, и на холмах, на речных берегах - большие и маленькие деревеньки да посёлки. И оттуда махали нам такие же, как я, мальчишки, махали девчонки, но самое главное: над печными трубами, над крышами домов там везде красовались деревянные, жестяные и даже, может быть, позолоченные петушки!

А возле домашних крылечек разгуливали вместе с рыжими, белыми, пёстрыми курами петухи самые живые-раз-живые! Они запрокидывали головы и кукарекали, горланили так, что нам их голоса было слышно даже сквозь грохот вагонных колёс.

И тут Коко вскричал, а я подхватил:

- Вот она! Вот она, долгожданная Страна Нашего Детства!

А в это время и поезд замедлил свой ход. Он встал на минуту около тихого, на лесной опушке, вокзальчика. У того знакомого мне вокзальчика, от которого начиналась тропинка к избушке нашей бабушки.

Проводник подсобил нам вытащить из вагона сундук, махнул нам зелёным флажком - и мы оказались среди душистых трав и высоких светлых сосен. И не будь рядом сундука, мы бы и сами себе не поверили, что вернулись из дальнего путешествия.

Над лесом недавно прошёл дождь. Впереди играла разноцветная радуга. На тропинке дымились тёплые лужицы. Я прошлёпал босиком по одной, потом по другой и сказал:

- Чудесно!

Петух склюнул с листа подорожника прозрачную каплю и ответил:

- Замечательно!

Я швырнул сосновой шишкой в радугу и сказал:

- Распрекрасно!

Петух нацелился на большую стрекозу и ответил:

- Куда лучше!

Вдруг развёл широко крыльями и очень, очень серьёзно попросил:

- Слушай! Не называй меня больше Коко, зови меня просто Петькой! Так будет хорошо совсем!

- Конечно! - сказал я, поскакал на одной ножке и запел:

Хорошие страны
Вдали за морями,
Но самая лучшая -
Рядышком с нами.
Туда дошагать
Очень просто пешком
В кедах,
В ботинках
И босиком!
Там свищут дрозды,
Там в коричневой кепке
Над мохом привстал
Подосиновик крепкий,
Шмели щеголяют
В мохнатых рубашках,
И тёплое солнышко
Пахнет ромашкой!

А Петька подхватил:

Там весело речка
По камешкам льётся,
Легко петушкам
Голосистым поётся,
Там скачут скворчата
По светлым полянам,
Там наши друзья,
Без которых нельзя нам!

А потом мы грянули вместе:

Повсюду нас мчали
Сундук и вагоны,
Но только лишь в этой
Стране
Хорошо нам!
Лишь эта страна
Лучше всякого края,
И всё потому,
Что она нам - родная!

С песней мы пришли и к бабушкиной избушке.

И, конечно, всех всполошили. Ждать-то нас ждали, да всё равно мы свалились как снег на голову, потому что не подали телеграмму.

Ну и головомойку нам устроила бабушка! Такую головомойку, что никто себе и представить не может. Но бабушка была горяча, да отходчива, и через каких-нибудь полчаса уже угощала нас ватрушками.

А я рассказал ей о всех наших приключениях.

Бабушка слушала, ахала и взяла с нас твёрдое слово, что мы больше никогда не уедем без её разрешения в неведомые страны.

И мы слово дали, и на этом можно было бы поставить точку.

Но точка всё как-то не ставится, и вот почему.

Не успел я опять вернуться в город, не успел снова стать взрослым, как пришло заказное письмо от бабушки.

«Дорогой внучек! - писала мне бабушка. - После ваших дальних странствий петух Петька так и не исправился! Он и теперь шепчется с курами, забивает их куриные головы всякими фантазиями. Говорит, что ещё триста лет тому назад учёные обнаружили на небе планету, которая называется «Мир курий», и, стало быть, там живут куры. Он, озорник, сказал, что в скором времени вместе с тобой полетит на эту планету.

Я очень беспокоюсь, дорогой внучек, правда это или нет.

Если правда, то напиши: на чём вы собираетесь лететь? Ведь сундук-то совсем развалился, его уже и починить нельзя.

А ещё петух натаскал в курятник целую кучу всяких стёклышек, и я не знаю, как поступить с ними…

Ответь мне, выбрасывать из курятника стёклышки или не выбрасывать. Уж больно петух дорожит ими, с утра до вечера только на них и любуется и даже с чужими петухами теперь дерётся не каждый день!»

Сначала я рассмеялся над бабушкиным письмом и над Петькой-Петрованом, но потом подумал, подумал и смеяться перестал.

Ведь я и сам с тех пор, как прокатился по Серебряному Меридиану, не могу так просто взять да и пройти мимо лежащего на улице стёклышка, а обязательно его подниму, пусть даже из крапивы. Подниму и посмотрю: не Зелёное ли, не Волшебное ли?

И я совсем-совсем не знаю, чем всё это закончится, а потому ставлю не точку, а многоточие…



Оглавление

  • ГЛАВА ПЕРВАЯ СТРАНА МОЕГО ДЕТСТВА
  • ГЛАВА ВТОРАЯ ПЕТУШИНАЯ ТАЙНА
  • ГЛАВА ТРЕТЬЯ НЕОБЫКНОВЕННЫЙ КОРАБЛЬ И ЕГО КОМАНДА
  • ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ ЖАБИАНИЯ
  • ГЛАВА ПЯТАЯ ЧУДЕСА В ПОДВАЛЕ
  • ГЛАВА ШЕСТАЯ ДВА ПУШЕЧНЫХ ВЫСТРЕЛА
  • ГЛАВА СЕДЬМАЯ НА ВАХТЕ ОБ ОСЬМИНОГАХ НЕ ДУМАЮТ
  • ГЛАВА ВОСЬМАЯ ДЕСЯТЬ ТЫСЯЧ ИМПЕРАТОРСКИХ НАСЛЕДНИКОВ
  • ГЛАВА ДЕВЯТАЯ МАЛИНОВАЯ ЛОШАДЬ И САМАЯ ЖАРКАЯ СТРАНА
  • ГЛАВА ДЕСЯТАЯ ОСТРОВОК МАСТЕРА КАШКИ
  • ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ ТРАХ-БАХ!
  • ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ САМАЯ ЛУЧШАЯ СТРАНА
  • X