Диана Гроу - Песня любви

Песня любви [Maiden Song ru] 941K, 223 с. (пер. Левина)   (скачать) - Диана Гроу

Диана Гроу
Песня любви


Пролог

Ребенок снова заплакал.

– Тише, ягненочек, – прошептала Хельга, осторожно смывая с маленького негодующего тельца липкую слизь. Пляшущий свет главного очага поцеловал новорожденного младенца и высветил почерневшие от сажи балки длинного дома.

Старая повитуха тяжело вздохнула. Появление ребенка на свет было трудным, но девочка была здоровенькой, с совершенным тельцем, со всеми пальчиками на ручках и ножках, с рыжими волосиками, прилипшими к мокрой головке.

– Тише, ну тише, – уговаривала ее Хельга.

Маленькое сморщенное личико сморщилось еще больше, и новорожденная испустила такой громкий вопль, словно сам проказливый бог Локи ущипнул ее за попку. Воркуя и напевая, Хельга уютно закутала ее в одеяльце из шкуры рыси.

– Заткни глотку этой дряни, – жестко произнес Торвальд. Голос его прозвучал глухо и был совсем не похож на его обычный звучный бас. Все присутствующие в длинном доме выжидательно смолкли. Словно почуяв повисшую в воздухе угрозу, ребенок перешел с крика на жалобные всхлипывания.

– Разве ты не возьмешь на руки свою дочь? – Хельга протянула маленький сверток Торвальду. – Она хорошая девочка, красивая и крепкая.

– Нет, не возьму. – Торвальд провел ладонью по глазам. – Она убила мою Гудрид. Я не хочу иметь с ней дело. – Он поглядел на хнычущего младенца, и лицо его исказилось отвращением. – Выброси ее.

– Но, мой господин… – ахнула Хельга.

– Не спорь со мной, женщина. Разве я не хозяин в собственном доме? – В серых глазах Торвальда сверкнули горе и ярость. – Я сказал, выброси ее.

Плечи Хельги поникли. Она не могла припомнить такого случая, чтобы на холод выбрасывали здорового ребенка. Но Торвальд был хозяином, так что ей оставалось лишь послушно исполнить его приказ.

И все же было как-то дико отдать девочку на милость судьбы без какого-то дара. Вообще ужасно, что ее должны были просто положить на лед, нелюбимую и нежеланную… Нельзя, чтобы она явилась в мир иной совсем нищей.

Хельга положила маленький сверток на шкуры постели и развязала тонкий кожаный шнурок на шее ее умершей матери.

Подвеска представляла собой маленький янтарный молоточек с крохотной багровой орхидеей, заключенной внутри сияющего камня. Может быть, Тор возьмет ее под свою опеку, если она встретит смерть с его талисманом на груди. Это было не много, но, к несчастью, все, что Хельга могла сделать для бедной крохи.

Потом она сама закуталась потеплее и вышла из длинного дома, держа в руках плачущего младенца. Ее ресницы и волоски в носу сразу заиндевели на холоде. Мысль оставить ребенка на растерзание волкам заставила сердце Хельги мучительно сжаться. Она решила отдать девочку на волю моря. Это будет смерть быстрая и чистая. И она не будет слышать в вое ветра жалобный детский крик. Несчастная маленькая душа не сможет потом тревожить вредными шалостями тех, кто от нее отказался… Хотя, как известно, именно так поступают одинокие озлобленные духи.

Снег хрустел под ногами Хельги, пока она спускалась к берегу полного льдин фьорда. По дороге она прихватила топор и теперь неуклюже пыталась подобраться как можно ближе к воде.

– Прощай, Маленький эльф, – произнесла Хельга и положила ребенка на гладкую холодную поверхность. – Пусть Тор сохранит тебя… Я этого сделать не сумела.

Она резко ударила топором по льду, со звоном отделив большой кусок хрупкого льда от береговой наледи. Топорищем Хельга оттолкнула льдину с младенцем от берега. С щемящим чувством она долго смотрела на качающийся и ныряющий кусок льда с маленьким темным свертком, который волны уносили вдаль.


Глава 1

Все собаки маленького поселения выли так, словно пришел конец света. Рика выглянула в щелку двери нужника. Грубые мужчины, одетые в доспехи из задубелой кожи, загоняли людей и скот на стоявшие у берега драккары, суда викингов с резными драконами на носу. До сих пор никому из налетчиков не пришло в голову проверить строеньице над выгребной ямой. Так что пока Рика и ее молочный брат Кетил были в безопасности.

– Отец где-то там. – Кетил поднял к ней круглое лицо с черными дорожками непросохших слез.

– Знаю, знаю. – Рика прикусила губу, стараясь сообразить, что делать дальше. Среди царящей на берегу сумятицы она пыталась разглядеть развевающиеся седые волосы старого скальда или его разноцветный плащ.

И зачем Магнусу понадобилось тащить их сюда, оставив двор датского короля?

На них пахнуло дымом. Огонь приближался.

– Пойдем. – Рика схватила большую руку Кетила и потащила его за собой. Она помчалась через мокрую глинистую дорогу в конюшню, скользя, падая и снова вскакивая на ноги… И вдруг застыла и вскрикнула.

Ее ум отказывался понимать и принимать то, что она увидела: Магнус лежал, уткнувшись лицом в жидкую грязь. Его череп был рассечен надвое… То бесценное, что хранилось внутри, сочилось из него, орошая землю и затоптанную солому… Он знал тысячи песен и историй.

– Ох, отец!.. – схватилась за грудь Рика, опускаясь рядом с ним на колени. Рыдания душили ее, слезы жгли сердце и глаза. Ей пришлось напомнить себе, что надо глубже дышать.

Она была совсем крохотной девочкой, когда впервые услышала, как Магнус Сереброголосый рассказывает о Рагнароке, сумерках богов, смерти Одина и воинстве Асгарда. Эта история всегда казалась ей самой жуткой, самой отвратительной из всех, что она могла себе представить. До сих пор.

Кетил бережно перевернул тело Магнуса.

– Все будет хорошо, – твердил он, пытаясь собрать мозг Магнуса и вернуть его в череп. – Я не видел этого в снах, значит, это не на самом деле. И все будет хорошо.

– Нет, Кетил. – Рика взяла себя в руки и оторвала его от тела Магнуса. – Больше никогда не будет все хорошо.

Простодушное лицо Кетила сморщилось, и он громко завыл от горя, как один из проклятых в Нифльхейме. В их жестоком мире только Магнус видел смысл в существовании на этом свете нежной души Кетила. А теперь Магнуса не стало.

Рика обняла брата и стала укачивать, не мешая ему выплакаться. И теперь было не важно, мог ли кто-то его услышать. Больше ничего не было важно…

На вход в конюшню упала тень, и у Рики по спине побежали мурашки. Она подняла глаза… Поднять голову, пошевелить рукой или ногой не было сил.

Свет и проход загородил высокий мужчина, на его опущенном мече виднелись следы свежей крови. Держащая меч рука была обнажена, мускулистые икры и бедра стягивали кожаные поножи. Поверх короткой туники на нем была надета свободная кольчуга… Все это свидетельствовало о том, что перед ними рейдер, налетчик. Рика не сомневалась, что темные пятна на его одежде – тоже не собственная кровь.

Его взгляд медленно прошелся по ней, в хищной усмешке сверкнули белые зубы.

– Что это у нас тут такое? – Его суровое лицо было гладко выбрито, что было редкостью для викингов. Впрочем, как и темные глаза. – Маленькая грязная курочка с цыпленком-переростком.

Кетил взревел, поднялся и, размахивая руками, бросился на мужчину. Он отступил в сторону и поставил Кетилу подножку, отчего тот свалился в грязь за порогом конюшни. Затем он шлепнул Кетила по заду широкой стороной своего длинного меча, наказывая его, как ребенка. Слегка.

Рика поспешила вскочить на ноги и накрыть брата своим телом. Всеми приемами искусства скальда, которым обучил ее Магнус, она постаралась «приказать» мужчине подчиниться ей.

– Нет, нет! Ты не причинишь вреда этому мальчишке. Хотя Кетил был на девять лет ее старше, он всегда казался моложе ее и нуждался в защите.

– Кажется, я не прав. – Мужчина вонзил свой меч в землю и оперся на рукоять. – Ты вовсе не грязная курочка. Ты скорее волчица. Не так ли?

– Нет, я скальд. – Рика выпрямилась во весь рост. Она считала себя слишком высокой для женщины и уже несколько лет могла смотреть Магнусу прямо в глаза. Однако чтобы встретиться взором с насмешливым взглядом мужчины, ей пришлось задрать голову.

– А ты убийца! – воскликнула она с храбростью, изумившей ее саму. – Ты убил одного из лучших скальдов. Позади тебя лежит Магнус Сереброголосый, самый отважный, самый лучший… – Голос ее дрогнул от горя.

Какое-то чувство, возможно, сожаление, мелькнуло на худых скулах мужчины, когда он через ее плечо посмотрел на труп Магнуса.

– Это и есть Магнус Сереброголосый? – Его рот сжался в тонкую линию. – Я слышал о нем.

– И благодаря тебе больше никто и никогда не услышит его. – Рика буквально выплюнула эти слова, вытирая слезы. Только необходимость заботиться о Кетиле удержала ее от яростного желания вцепиться в физиономию этого варвара.

– Я его не убивал, – заметил рейдер, всматриваясь в лежащее на земле тело старого скальда. – Но наверняка кто-то из моих людей сделал это.

Он стащил с себя кожаный шлем, и копна черных волос рассыпалась по его плечам, резко оттеняя нордически бледную кожу лба. Из ножен на поясе он вынул нож с роговой рукояткой, вложил его в руку Магнуса и сжал холодеющие пальцы мертвого скальда.

– Возьми, друг, – мягко произнес он. – Осуши за меня рог в Зале мертвых.

Затем он направился к пылавшему по соседству дому, подобрал там головню, вернулся, бросил ее в открытые двери конюшни и подождал несколько мгновений, пока пламя занялось.

Кетил снова разразился рыданиями, и Рика нагнулась, утешая его. Она чувствовала себя замороженной, неповоротливой, словно воздух вокруг нее сгустился и превратился в вязкую жидкость.

– Этого не может быть на самом деле, – настаивал Кетил. – Если бы это было правдой, я увидел бы это во сне, предупредил отца… и мы бы ушли отсюда.

Между бровями рейдера появилась морщинка.

– Что это с ним? – настороженно прищурившись, спросил он. – Он что, полоумный?

– Это лучше, чем иметь камень вместо сердца. – Щеки Рики запылали багровым жаром. Ярость… Гнев… Да, она могла это себе позволить.

– Он может работать?

– Он сильный. – Она сжала кулаки на талии. – Если кто-нибудь покажет ему, что надо делать, он запросто уработает таких, как ты.

– Хорошо, – заметил рейдер. – У нас нет места для бесполезных едоков. Пошли со мной. Вы оба.

– Никуда мы с тобой не пойдем. – Она скрестила руки на груди, решительно настроенная не подчиняться, хотя внутри замирала от страха. – Мы скальды и только что отъехали от королевского двора датчан. Нас нельзя брать в плен. Мы всего неделю находились в Хордаланде.

– Значит, вам не повезло, что вы покинули датчан. Может, вы и правда скальды, но это лишь твои слова. – Лицо его затвердело, как дуб зимой. – Кем бы вы ни были раньше, теперь вы рабы и принадлежите ярлу Согне.

– Полагаю, ты и есть этот ярл? – насмешливо поинтересовалась она.

– Нет, ярл – мой старший брат, Гуннар Харальдссон. – Уголки его губ приподнялись в мрачной полуулыбке. – Я Бьорн Черный, второй сын.

Он поднял меч и направил его острый конец на Рику и Кетила, приглашая следовать за собой к набережной. Черные блестящие глаза Бьорна, непроницаемые и беспощадные, были устремлены на девушку.

– С разговорами покончено, маленькая волчица. Пойдешь ты по доброй воле или я потащу тебя, но в любом случае ты последуешь за мной.

Кровь стучала в ее висках, глаза болели. Рика схватила за руку Кетила и повела к ожидающим у причала длинным ладьям. Вокруг все дымилось. Ее чуть не стошнило от запаха горелого мяса, но она шла, высоко подняв голову. Дочь Магнуса Сереброголосого не покажет свою слабость перед этим пропитанным кровью рейдером.

Впервые в жизни Рика пожалела, что она не мужчина и не может убить Бьорна Черного.

– Полагаю, ты считаешь себя героем и надеешься, что о твоих подвигах сложат сагу. Но ты просто убийца и вор, – говорила ему на ходу Рика, пытаясь пристыдить его.

Она понимала, что только дразнит его, а это глупо и опасно, но ненависть, обращенная на Бьорна Черного, позволяла ей что-то чувствовать и передвигать ноги. Молчать она не могла. Слова для нее были единственным оружием, раскаленная добела ярость переполняла ее и изливалась наружу… умно это было или глупо.

– Что, на острове англов больше не осталось монастырей? – В ее голосе прорезались визгливые нотки. – Нет больше сытых франкских городов, которые можно грабить? Почему ты убиваешь своих соплеменников?

– Если бы я был убийцей, твой большой приятель сейчас разделил бы с Магнусом его погребальный костер, – отозвался Бьорн с ледяным спокойствием. – Я никаких убийств не совершал. Я делал лишь то, что должен был делать. Я поднимаю руку на тех, кто мне противостоит. А что касается кражи, то нельзя назвать вором того, кто забирает назад то, что у него украли.

Когда они добрались до корабля, Бьорн повернулся лицом к горящей деревне. Выжившие жители собрались жалкими кучками неподалеку.

– Люди Хордаланда! Мы напали на вас потому, что вы первые напали на Согне в прошлом месяце. – Его звучный бас, казалось, отражался от прибрежных скал. – У ярла Согне длинные руки. Его именем мы забрали назад украденный у нас скот и наказали виновных. Не повторяйте своих ошибок. Люди Согне этого не потерпят.

Бьорн сунул свой меч в ножны, потом связал кожаной веревкой руки жалобно хныкающего Кетила. Когда он затем повернулся к Рике, она отпрянула.

– Хорошо сказано, Бьорн Черный. – Она метала в него свои слова, как стрелы. – А как быть с невинными, которых ты наказал наравне с виновными?

– Советую тебе, девушка, протянуть ко мне твои руки. – Он встретил ее ледяной взгляд ответным жестким взглядом. – И не заставляй меня завязать тебе рот.

Рика крепко сжала губы. Она покорно позволила Бьорну связать ей руки и лишь свирепо сверкала глазами, пока он кожаной веревкой завязывал тугие узлы на ее запястьях. После этого она вскарабкалась на корабль и пробралась на нос. Ей хотелось устроиться как можно дальше от этого темноглазого хищника.

Команда викингов взялась за работу, и ладья вскоре отчалила. Когда судно достаточно отошло от берега, весла подняли на борт, поставили на место мачту и развернули большой парус. Сильный бриз наполнил парус, и драккар ожил. Приподнявшись над водой, груженое судно легко разрезало серые валы, и волны, как крылья, подхватывали и несли его. Казалось, еще мгновение, и корабль полетит.

Рика всегда любила плавать с Магнусом и Кетилом в их маленьком челноке, слушать крики чаек и вдыхать терпкий морской запах. Вся ее жизнь была одним долгим путешествием, с остановками в разных местах, где их встречали как дорогих гостей. К ней, как спутнице Магнуса, всегда относились с почтением. Широкая мантия старого скальда надежно прикрывала его маленькую семью с двумя найденышами. Даже убогий Кетил под его защитой был в полной безопасности.

Но теперь этот период ее жизни закончился. Сидя на носу драккара, где завеса брызг скрывала их от чужих взглядов, Рика дала волю слезам, оплакивая Магнуса как своего единственного отца.

Горюя о старом Магнусе, она частично жалела себя, в одну секунду превратившуюся из дочери старого скальда в рабыню. Теперь она стала собственностью какого-то неизвестного ей ярла, и ее ждала участь, немногим отличавшаяся от положения домашней скотины.

Кетил свернулся около нее, чтобы поспать, как часто делал во время их путешествий на кораблях. Его бледные ресницы трепетали, резко выделяясь на фоне румяных щек. У Рики все сжалось внутри. Кетил был большим и сильным ребенком. Он был очень ранимым и легко терялся. Как сможет она защитить его в их новой жизни и таких ошеломительных обстоятельствах? Она понятия не имела о том, что их ждет, но знала, что должна попытаться сделать все, что в ее силах. Кроме легенд и сказаний северных народов, Магнус научил ее верности.

«Ох, отец!» Ну почему она с ним спорила в то утро? Причем из-за такой чепухи! Магнус настаивал, чтобы она лучше запомнила сказания об Одине. А ей больше нравились саги о героях, чем восхваления Одноглазого Отца Всемогущего. Теперь она с удовольствием выучила бы тысячу стихов, лишь бы не огорчать Магнуса.

У нее закололо в затылке… Тревожные иголочки побежали по хребту… Она обернулась, чтобы понять причину своей тревоги. С дальнего конца драккара со своего места у рулевого весла на нее смотрел Черный Бьорн. Она кожей ощутила его жгучий напряженный взгляд. Его глаза были темнее болотной трясины и пугали ее. Она вынуждена была отвести взгляд.

Обычно Рика хорошо разбиралась в характерах и намерениях людей. Это была черта, свойственная многим скоморохам и скальдам, то есть исполнителям, развлекающим народ. Она и раньше замечала устремленные на нее красноречивые мужские взгляды. Но на этот раз все было иначе. Она не могла понять, что означал напряженный взгляд Бьорна Черного. В нем не было вожделения. Он больше напоминал взгляд волка, выслеживающего несчастного козленка, отбившегося от стада. И, несмотря на палящее солнце, Рика содрогнулась.

Но ведь наверняка кто-нибудь в поселении, куда они с Магнусом направлялись, слышал о них. Они вспомнят, как он пел, а может, припомнят и ее с Кетилом, и недоразумение благополучно разрешится. Она из-под ресниц посмотрела на Бьорна, который умело направлял корабль и боролся с прибоем. Возможно, ей даже удастся обвинить его в убийстве перед Голосом Закона и потребовать наказания за смерть отца. Кто-то же должен ответить за смерть такого знаменитого и уважаемого скальда, каким был Магнус, а Бьорн со всей очевидностью возглавлял этот смертоносный разбойничий набег. Если повезет, она еще увидит, как этого негодяя подвергнут изгнанию.

Рика смахнула с глаз слезы. Губы ее сжались в тонкую жесткую линию, свидетельствующую о ее решимости. Ее мечта добиться признания в качестве скальда внезапно показалась ей совсем несущественной. А вот увидеть, как торжествует справедливость, как накажут человека, повинного в смерти отца, ей бы очень хотелось и ради этого стоит жить.

Уходящее солнце скользнуло в море, за горизонт. Прежде чем недолгие сумерки перешли в краткую скандинавскую весеннюю ночь, Бьорн приказал своей флотилии как можно ближе подойти к берегу. Крутые утесы не давали возможности судам причалить на ночь у самого берега. Бьорн с трудом поднял тяжелый камень, служивший якорем, и перевалил его за борт.

– Подавай ужин, Йоранд, – велел он светловолосому парню, самому младшему в команде.

И пока Йоранд раздавал скудную трапезу, состоящую из плоских ячменных лепешек, сушеной рыбы и сморщенных вяленых ягод морошки, Бьорн обошел матросов и приблизился к пленникам, чтобы проверить их состояние.

– Протяни руки, я освобожу их, чтоб ты могла поесть, – обратился он к Рике.

Насупясь, она молча подняла связанные руки.

– Как? Никаких ядовитых слов? – поднял брови Бьорн. – Уже истратила весь запас оскорблений? Наверное, ты не слишком хороший скальд. – Он проигнорировал поднятые запястья девушки и сначала освободил руки Кетила.

– …Что бы я ни сказала, это лишь вызовет твой гнев, Бьорн. Герой, победитель беззащитных… женщин и безоружных стариков. – Тон Рики был обманчиво ласковым, что придавало ее словам еще большую язвительность. – Однако если пожелает брат великого ярла, я сочиню сагу о возвращении скота, которую запомнят на века. Ты войдешь в историю, как Бьорн, возвративший свиней, ты прославишься как «спаситель скотины».

Когда парочка воинов зафыркала, он одним движением бровей заставил их замолчать. Рика скользнула взглядом в сторону смолкнувших, еле успевших стереть с лиц ухмылки.

– А-а! Я вижу, не только пленники должны около тебя держать рты на замке.

– Кажется, девушка, тебе не мешает прислушаться к своим словам. – Бьорн присел около нее на корточки и понизил голос: – Не знаю, почему я трачу время на объяснения, но это был вопрос чести. Мужчина должен уметь защищать то, чем обладает. Если он этого не делает, он потеряет это. Мы не можем оставить безнаказанным набег на наши земли. В следующий раз будет потеряно нечто большее и более важное, чем скот.

– Да, – откликнулась она. Глаза ее оставались сухими, но перед ними продолжал стоять образ отца, ничком лежащего на окровавленной соломе. Картина плыла, но не исчезла. – Действительно, уже потеряно большее.

Возможно, Бьорну вспомнилась та же картина.

– Печальный день, когда Магнуса Сереброголосого настигла смерть… если это на самом деле был он. Но ты также хорошо, как я, понимаешь, что его уже не вернешь. Каждый из нас носит свой жребий у себя на шее, как ты носишь этот молоточек.

Он протянул большой палец и погладил янтарную подвеску, угнездившуюся в ямке между ключицами. Рика резко отпрянула, и он убрал руку.

– Какой будет смерть Магнуса, было решено давно и не нами, – продолжал Бьорн. – Просто так получилось, что принес ее скальду один из моих людей.

Глаза Рики от бешенства превратились в щелочки.

– Я тебе этого никогда не прощу.

– Я этого и не прошу. Я всего лишь пытаюсь развязать тебе руки, чтобы ты смогла поесть. – Он ослабил узел и снял веревку.

– Меня удивляет, что ты потрудился нас накормить, – проговорила Рика, растирая запястья, которые сразу закололо иголочками.

– Если ты ослабеешь или заболеешь, ярлу от тебя не будет никакого толку. Ты скоро узнаешь, что я забочусь обо всех интересах моего брата, – пожал плечами Бьорн. – Но возможно, мне стоит предупредить тебя, что Гуннар не такой терпимый, как я. Если ты меня раздосадуешь, я всего лишь завяжу тебе рот.

– Что?! – сверкнула глазами Рика. – Неужто могущественный ярл отрежет мне язык и съест его с селедкой и репой на ужин?

– Нет, он может поступить гораздо хуже, – пояснил Бьорн, передавая ей щедрую порцию рыбы, хлеба и ягод. – Он натравит на тебя Дракона Согне – свою жену, леди Астрид.

На этот раз команда Бьорна хохотала от души, громко и долго.

* * *

– Нет! – во мраке ночи Кетил заметался под боком Рики.

Она обхватила его руками, пытаясь утихомирить, пока он не навлек на себя гнев налетчиков, храпевших неподалеку в своих кожаных спальных мешках на двоих.

– Тише, Кетил, тише, – шептала Рика. Это всего лишь сон.

Крик Кетила перешел в тихие рыдания, его большое тело содрогалось.

– Не дай этому случиться.

Она прикусила губу, думая, что он говорит о смерти Магнуса.

– От некоторых вещей не убережешься, – ласково шептала она. – Отец ушел от нас, и этого нам не изменить.

Он выбрался из ее объятий, растерянно мигая.

– Я знаю это. Я просто не хочу, чтобы ты тоже ушла. Они захотят отослать тебя далеко-далеко, в большой-большой город, окруженный стеной, где солнце жжет так горячо… И они не разрешат мне поехать с тобой.

– Это всего лишь сон. – Она заключила его лицо в ладони. – Никто нас не разлучит, братик. Я этого не допущу.

Но обещая это, она тут же задумалась о том, сможет ли сдержать свое слово. Там, куда ее посылает судьба, рабы не имеют возможности распоряжаться собой. Впрочем, Рика не собиралась оставаться рабыней. По привычке она положила ладонь на амулет у горла. Если ей назначено судьбой стать рабыней, Тор наверняка не позволил бы Магнусу спасти ее, когда она была младенцем.

Магнус всегда был предан Одину. Но хотя Отец Всемогущий был любимым покровителем скальдов, Рика никогда не испытывала особой любви к нему. С самого своего рождения она была предана Тору, чьи раскаленные добела страсти жгли огнем и растворялись в воздухе, как молния. Из всех нордических богов Громовержец был наименее капризным и жестоким к своим приверженцам. Считалось, что он всегда готов прийти на помощь, вызволять из опасных переделок.

Свежий ветер взволновал поверхность моря, задел их своим леденящим дыханием. Кетил задрожал в ее объятиях.

– Мне холодно.

– Сейчас-сейчас. – Рика стянула с плеч зеленый шерстяной плащ и закутала им брата, подоткнув со всех сторон. На двоих его не хватало. – Спи, Кетил. – Она скрестила руки на груди, пытаясь защититься от ветра. Вскоре глубокое ровное дыхание Кетила успокоило Рику, он снова погрузился в крепкий по-детски сон.

Ночной кошмар Кетила очень взволновал Рику. Хотя ей не хотелось в этом признаваться. Магнус всегда считал, что нужно говорить только правду, поэтому никогда не уклонялся от рассказа о том, как она стала его дочерью. Он описывал Рике, как один из снов Кетила привел их на то самое место, где ее бросили на льду. С тех пор у брата не было никаких прорицательских снов, так что она не очень верила в тот вещий сон и считала, что это скорее выдумка любящего отца с богатым воображением. Однако теперь этот кошмарный сон Кетила о грозящей им разлуке заставил ее задуматься.

Над крутыми утесами и бьющим о берег сильным прибоем взошла луна, далекая и холодная. Ее серебристого света хватало на то, чтобы Рика могла рассмотреть кожаный спальный мешок Бьорна Черного у рулевого весла. Глаза мужчины, огненные, грозные, как у хищника, сверкнули в ее сторону. Так что когда он встал и направился к ней со спальным мешком в руках, ее дрожь вовсе не была вызвана ветром.

– Забирайся. – Он шагнул в мешок и держал его открытым, предлагая ей.

Она яростно посмотрела на него.

– Я привяжу себе камень на шею и утоплюсь, прежде чем стану твоей рабыней для постельных утех.

– Не тревожься, я не собираюсь овладевать тобой, – произнес Бьорн. – Во всяком случае, не на качающемся судне по соседству с двумя дюжинами мужчин.

И когда она по-прежнему не пошевелилась, его губы слегка изогнулись то ли от досады, то ли от улыбки. Рика не поняла.

– Насиловать не в моем вкусе, – пояснил он. – Я предпочитаю женщин податливых и не таких грязных, как ты сейчас, волчонок. – И он смахнул с ее щеки комочек засохшей грязи.

Была весна, но ветерок, пошевеливший ее одежду, показался Рике по-зимнему ледяным. Она не хотела, чтобы Бьорн заметил ее дрожь, но скрыть этого не могла.

– Тебе нет смысла спорить со мной из-за этого, – сказал он. – Клянусь, я просто хочу, чтобы ты не мерзла.

Зубы у нее стучали, и это решило вопрос. Она залезла в широкий кожаный мешок к этому черному викингу. Он был специально сделан, чтобы сохранять телесное тепло, и вскоре она перестала дрожать. Этот большой мужчина буквально излучал жар, словно большой очаг в доме.

Несколько ранее он снял с себя кольчужную рубашку и забрызганную кровью тунику, и теперь пах солью моря и честным мужским потом. Почему-то сочетание этих запахов успокоило Рику. И хотя он был ее врагом, исходящее от него тепло нагнало на нее дремоту. Она устало прислонилась к его груди и провалилась в глубокий сон.

– Почему ты это сделала? – пророкотал его голос над самым ее ухом.

Каждый ее волосок встал дыбом от внезапной настороженности. Она должна была понимать, что верить ему нельзя.

– Я замерзла. А ты обещал согреть меня, – напомнила она ему. – Ничто другое не заманило бы меня в твою постель.

– Есть много таких, которые смогли бы подтвердить тебе, что оказаться в моей постели – не самый плохой вариант. Но я не это имел в виду. – И Бьорн показал подбородком в сторону Кетила. – Почему ты отдала ему свой плащ?

– Он мой брат, – просто ответила Рика. – Мы делимся всем. Так полагается в семьях.

– Очень трогательно, – сухо проворчал он, – но не очень практично, если у вас всего один плащ.

Она повернула голову и внимательно посмотрела на него. Черты его лица были суровыми и жесткими, словно высеченными из гранита, как нависавшие над ними утесы.

– Разве ты не поделился бы плащом со своим братом? Черные глаза Бьорна молниеносно скользнули по ней, а потом снова уставились на море.

– Мне не пришлось бы делать этого. Мой брат просто забрал бы этот плащ себе.


Глава 2

В середине утра маленькая флотилия свернула в бухту, которую семейство Магнуса никогда не посещало. Это был Согнефьорд. Рика не раз наблюдала, как они проплывают мимо этой широкой бухты со скалистыми островками, но Магнус по какой-то причине никогда не сворачивал в этот фьорд. Так что надежда Рики найти здесь кого-то, кто знал Магнуса и видел его представления, ушла на дно, как якорный камень.

Они задерживались в поселениях, расположенных вдоль крутых берегов бухты, чтобы вернуть корову или пару свиней. Рика не могла не заметить, что у поселений и расположенных в них домов был неприглядный вид, словно никто не хотел этим заниматься.

У одного дома провалилась крыша, часть его оказалась под открытым небом, и похоже, что никто не собирается исправлять это положение. Несколько небольших полей, которым пора было уже зеленеть ячменем, еще даже не засеяно.

Это не могло быть следствием набега месячной давности. Что-то, видно, подорвало дух жителей фьорда, и они явно пренебрегали своими обязанностями.

Возможно, Магнус был прав, избегая Согне.

Согнефьорд, казалось, бесконечно уходил в глубь суши. Его изгибы вели все дальше и дальше. Рике пришлось провести еще две ночи в кожаном спальном мешке с упрямым и мускулистым предводителем набега.

Ей никогда раньше не приходилось спать так близко с другим человеком, тем более с чужим мужчиной. Тепло его тела было для нее даром судьбы, но каждое движение заставляло ее тревожно напрягаться… Она не могла расслабиться, пока ее, уставшую до изнеможения, не одолевал сон. А больше всего ее злило и пугало то, что ей слишком нравится ощущать его дыхание на затылке и тяжелую руку на своей талии.

Чем больше они отдалялись от открытого моря, тем слабее становился ветер. И в конце концов он совсем стих. Тогда Бьорн приказал команде опустить мачту и взяться за весла. С каждым гребком сердце Рики вздрагивало. Ее не покидала тревога о том, что их ждет в конце пути.

Она посмотрела на Бьорна. Он стоял у рулевого весла, темные волосы развевались по ветру. От яростного солнца он прищурился, руки его напряглись, направляя драккар по стрежню, чтобы избегать подводных камней.

Рика озадаченно нахмурилась. Из загадочных замечаний Бьорна она заключила, что между ним и его братом особой любви не было. Но совершая набег во имя Согне, он выполнял приказ брата, рисковал жизнью, и не только своей. Почему?

Некоторым мужчинам нравится убивать. Возможно, решила она, Бьорн относится именно к такому типу мужчин. Вместе с тем она убедилась, что он умеет держать слово. Они спали в мешке, прижавшись друг к другу, как ложки, но он ни разу не пытался воспользоваться ситуацией и не приставал к ней. Бьорн держал слово и только грел ее. Хотя она просыпалась, ощущая твердость его мужской плоти, упиравшейся ей в спину. Такое явное телесное возбуждение доказывало, что его сдержанность проистекала не из-за отсутствия интереса к женщинам.

– Он ведь тебе нравится, правда? – спросил молодой матрос по имени Йоранд, поймав ее взгляд, обращенный на капитана. Он сидел на веслах и весело улыбался.

– Конечно, нет, – фыркнула Рика, резко отводя взгляд в сторону. – Как может нравиться человек, взявший меня в плен?

Губы Йоранда изогнулись в понимающей усмешке.

– Я еще не встречал ни одной женщины, которая провела бы пару ночей в мешке с нашим Бьорном и не увлеклась им.

– Считай меня исключением, – откликнулась Рика, глядя прямо перед собой.

– Не тревожься, – продолжал Йоранд, налегая на весло. – Ему всегда нравились рыжие. Он защитит тебя, когда мы доберемся до места.

«Защитит? От чего?» – хотела спросить Рика, но Бьорн прервал их разговор, выкрикнув очередное указание.

– Йоранд! – Вода вокруг усилила его голос. – Прекрати ухаживать за хорошенькой рабыней и спусти голову дракона. Мы почти прибыли.

– Видишь? Что я говорил? – подмигнул ей Йоранд. – Ты ему нравишься. – Юноша заторопился на нос кораля, чтобы снять с него нагоняющую страх фигуру, голову дракона. Когда вы дома, не нужно пугать духов земли.

Как только драккар приблизился к причалу, Рика поняла, что было неладно с Согне. Все богатство, отборный скот, все лучшие строительные материалы были сосредоточены в одном месте, в роскошном поселении, где располагался впечатляющий большой дом для ярла Согне. Строение было массивным, с несколькими помещениями, пристроенными под прямым углом к основному длинному залу. Н а большой ровной площадке перед домом ярла множество мужчин тренировались, сражаясь друг с другом и оттачивая свое воинское мастерство.

– Такое количество челяди может разорить и короля, – пробормотала Рика Кетилу. – Неудивительно, что остальные хозяйства по берегам фьорда выглядят такими нищими.

Они высадились на берег и, следуя за Бьорном и его моряками, направились к длинному дому. Поднимаясь по крутой тропинке от воды, Рика держала Кетила за руку и пыталась унять бешено колотящееся сердце. Она заставляла себя улыбаться брату, это немного помогало справиться с ужасающим чувством полной беспомощности, которое испытывала впервые в жизни.

– Добро пожаловать домой, брат, – прогремел зычный голос, едва они вошли в дом. Он не был таким низким и звучным, как голос Бьорна, но заполнил все помещение.

Рика внимательно оглядела длинный зал. Его явно тщательно вымыли и выскребли к весне, набросали на каменный пол свежего тростника. Свет попадал сюда через дымовые отверстия, равномерно расположенные вдоль конька высокой крыши. Вдоль боковых стен шли земляные скамьи, но сиденье самого ярла было расположено не посередине, около центрального огня. Брат Бьорна восседал на возвышении в дальнем конце зала, в вычурном кресле со столбами по бокам. Рика признала в этом отклонении от обычая франкское влияние. Такие сиденья вовсе не были характерны для нордических дворов ярлов.

В очагах, расположенных по периметру зала, горел огонь, и на каждом жарились туши, за которыми присматривали девушки. После многих дней, проведенных на сушеной рыбе и пресных лепешках, от дразнящих ароматов у Рики текли слюнки. Да, ярл Согне должен был иметь богатый стол, чтобы привлекать и удерживать при себе такое большое число воинов.

Служанка приблизилась к Бьорну. В руках у нее был длинный рог, до краев заполненный пенящимся золотистым медом. Он отсалютовал им в сторону брата и осушил его одним большим глотком.

– Тебе, брат, следует завести рог побольше, – произнес он, вытирая рот рукой.

Команда Бьорна захохотала, гордясь своим предводителем. Рика стояла тихо, с раздражением и страхом ожидая, когда наконец выяснится, от кого и от чего ей нужна будет защита. Разумеется, кроме самого Бьорна.

– Удачный был набег? – поинтересовался Гуннар.

– Мы вернули всю скотину, которую забрали у нас, – Бьорн бросил взгляд на Рику, – и прихватили еще кое-что.

Вся команда прошествовала по длинному залу и замерла перед большим резным креслом ярла. На столбах по обеим сторонам кресла извивались полурельефом две сплетенные змеи. Рика заметила, что тот же мотив – двойные змеи – украшал развешанные на стенах щиты. Несомненно, это был символ ярлов Согне.

На первый взгляд Рике показалось, что братья совсем не похожи. Светло-русые волосы и серые глаза Гуннара делали его полной противоположностью Бьорну Черному. Но, приглядевшись, Рика увидела сходство в чертах лица. Однако если полногубый рот Бьорна намекал на чувственность, то тонкие сжатые губы Гуннара свидетельствовало о его жестокости.

Йоранд бросил наземь к ногам Гуннара сверток, который удерживал на широких плечах. Другой моряк высыпал рядом содержимое кожаного мешка. Потом покатились оловянная посуда, серебряные броши и браслеты, а также много рубленого серебра. Был бережно положен и мешок с резным янтарем. Шесть связок мехов присоединились к остальной добыче. Глаза ярла алчно засверкали.

– И вижу новых рабов. – Взгляд Гуннара скользнул по Рике, Кетилу и еще нескольким несчастным пленникам. Затем его глаза задержались на Рике, и он, облизывая губы толстым языком, стал рассматривать ее с головы до ног. – Ты все сделал хорошо, братец.

Легкое подергивание плеч Бьорна подсказало Рике, что он не очень доволен этим отзывом.

– Как я могу тебя вознаградить? – спросил Гуннар.

– Этих двоих я заберу себе. – Бьорн показал на Рику и Кетила. – А что касается моих людей, то мы возьмем половину этой добычи.

– Согласен. И никакой скотины? – уточнил Гуннар.

– Мы вернули скотину тем, у кого ее похитили, по пути сюда, – объяснил Бьорн. – Это было краденое имущество, которое нельзя считать добычей.

На щеке Гуннара задергался мускул.

– В будущем я буду это решать. – Его взгляд вернулся к Рике. – Я подумал и считаю твое вознаграждение слишком щедрым. Ты можешь взять лишь одного раба.

Бьорн посмотрел на Рику и Кетила, словно прикидывая, кто из них принесет ему больше выгоды.

– Тогда я возьму девушку. – Он взглянул в ее сторону. – Мне нужна грелка в постели.

– Ты можешь найти себе грелку в любое время, достаточно лишь пальцем поманить кого-нибудь из служанок, – сказал Гуннар.

– Нет, в моем доме этого не будет, – раздался позади женский голос. Мужчины расступились, пропуская в круг жену ярла. – Кое-кто здесь, может быть, забыл, но это двор ярла.

Рика настороженно взглянула на женщину, которая напоминала дракона, о чем ее предупреждал Бьорн. Она пронзала мужа свирепым взглядом.

Леди Астр ид была одета в юбку и тунику темно-синего и желтого цветов. Тяжелые белокуро-золотистые косы спадали до талии, голова была скромно покрыта красивым платком. Ключи, как символ хозяйки дома, свисали, позвякивая, с золотой цепи, опоясывающей ее большой живот. У нее был сияющий, присущий беременным цвет лица. «Хоть что-то в Согне плодоносит», – подумала Рика.

Астрид остановилась перед Рикой и уставилась на ее забрызганную грязью одежду.

– Да уж, мои девушки ходят почище этой, – проговорила она, поворачиваясь к Рике спиной. – Почему бы тебе просто не отдать ее мне для работы, а брат подыщет тебе жену для согрева постели, – обратилась она к Бьорну. – Есть много домов, которые хотят породниться с Согне. Даже через второго сына.

– Когда я буду готов завести жену, я найду себе ее сам, – заметил Бьорн и скрестил руки на груди. – Кроме того, я привязался к этой замарашке. – Он фыркнул. – Мои люди и я все это время рисковали собой. Неужели ты хочешь, чтобы поползли слухи, будто мне отказали в такой пустяковой просьбе?

Рика перевела взгляд с ярла на его жену. Злость и раздражение до искр накаляли воздух между супругами. Астрид проследила за взглядом ярла, направленным на Рику, и ее лицо стало жестким. Дело было решено.

– Ладно, ты будешь получать ее на ночь, – согласилась Астрид. – Но днем она должна работать на меня.

Пошли со мной, – приказала она всем новым рабам. – Здесь все зарабатывают свой хлеб тяжелым трудом.

Она крепко вцепилась в запястье Рики и потащила ее за собой. Когда девушка бросила яростный взгляд через плечо на Бьорна, на его губах играла насмешливая улыбка.

Молодой Йоранд ошибался, решила Рика. Она вовсе не нравилась Бьорну Черному. Он и пальцем не пошевелил, чтобы спасти ее от дракона Согне.

– Прошу вас, пожалуйста, остановитесь. – Рика едва поспевала за размашистыми шагами Астрид. – Произошла ошибка. Ужасная несправедливость, которую, я уверена, вы исправите.

Они как раз вышли из длинного дома на воздух на утреннее солнце, и Астрид, круто обернувшись к Рике, уперла в бока крепко сжатые кулаки.

– О чем ты там бормочешь?

– О том, что произошло недоразумение, – задыхаясь от быстрого шага, выговорила Рика. – Мой брат и я… были захвачены, потому что ваши люди решили, что мы из Хордаланда. Но, видите ли, мы к нему не имеем отношения. Мы бродячие скальды, поэтому нас нельзя брать в плен и обращать в рабство.

Астрид выгнула белесую бровь и посмотрела на Кетила. Ее холодный взгляд прошелся по приятному, но отрешенному лицу юноши.

– О да! Вижу, твой брат наверняка просто нарасхват. Ну-ка, ты, болван здоровенный, расскажи нам какой-нибудь стих, – велела она.

Полуулыбка Кетила сменилась паникой, и он торопливо попятился.

– Я не… Нет, это не я, а Рика. Это она скальд. Отец всегда это повторял.

– Очень хорошо. – Астрид обернулась к Рике и скрестила руки на груди. – Послушаем этого скальда. Что же ты нам расскажешь? Дай-ка подумать. О Торе и ледяных великанах? О Фрейре и ожерелье Бризингамен? Это я пойму очень даже хорошо, потому что сама обожаю украшения.

Она бросила оценивающий взгляд на серебряные броши, придерживающие накидку Рики. Их тонкая работа и рисунок были гораздо изящнее, чем кричащие бляхи на широких плечах Астрид. Она обошла Рику кругом, провела пальцем в перстнях по добротной ткани, покрытой засохшей грязью. Рика замерла, как заяц, стремящийся укрыться в тени от парящего над ним ястреба.

– Нет, – объявила Астрид. – Как насчет чего-нибудь легкого? Давай-ка послушаем отрывочек из «Хавамала».

Рика мысленно застонала, но выпрямилась и приняла певческую позу. «Дыши глубже», – приказала она себе. Сначала слова отказывались слетать с ее языка, но затем полились неудержимым водопадом.

«Огонь переходит в огонь. Огонь разжигает огонь. Человек слушает и так узнает новое, – выпалила она на одном дыхании. – А робкие… остаются невежами».

Голос Рики ослабел. Взгляд заметался из стороны в сторону, но больше ни одного поучения Одина не всплыло в ее мозгу.

– Сегодня не самый лучший для тебя день, – скривила губы Астрид.

– Пожалуйста, вы не понимаете. Я очень хороший скальд. Я знаю все саги. Правда! Я учила «Хавамал», но еше не выучила полностью. – Даже самой Рике ее речь показалась неубедительной.

– Я верю, что ты очень хитрая девушка с бойким языком и, возможно, неплохой памятью. – Астрид смерила ее откровенно оценивающим взглядом. – Но ты не скальд. Без сомнения, ты слышала одну или две саги и решила их повторить, чтобы избежать рабства, но если бы ты учила «Хавамал», ты бы знала, что не сможешь ни за что на свете изменить свою судьбу. – Бледные брови Астрид сурово сдвинулись. – Все, что ты можешь, это мужественно принять ее.

Глаза ее алчно сверкнули, когда она заметила янтарный молоточек на шее Рики. Он был незатейливый, но очень изящный. Поджатые губы Астрид ясно дали понять Рике, что она считает этот янтарь слишком хорошим для шеи рабыни.

– Можешь начать с того, что отдашь мне эту безделушку, – произнесла Астрид, Дракон Согне. – У рабов, знаешь ли, не должно быть собственных вещей.

Рика прикусила губу и, стащив через голову тонкий кожаный шнурок, вложила янтарный молоточек в ладонь Астрид. После этого хозяйка Согне обратила свое внимание на остальных вновь прибывших рабов.

– Снимите свою одежду… все. Вы наверняка кишите вшами и блохами. – Она повернулась к служанке, подававшей рог с медом Бьорну: – Инга, сожги их одежду и дай то, что больше соответствует их новому положению…

«Значит, вот как это начинается, – подумала Рика. – Чтобы превратить вольных людей в рабов, их сначала лишают того, что свидетельствует о том, кем они были раньше». Она сняла через голову свою одежду, мысленно уговаривая себя, что это не должно быть для нее важным. В мыслях она защитит себя своим искусством. Однако обнажившаяся кожа не прислушалась к этому внутреннему приказу, и, несмотря на солнечные лучи, по ее телу побежали мурашки.

После того как Кетил стащил с себя тунику, Астрид забрала ее у него и пропустила между пальцами дорогую ткань. Она была мягкой и плотной, струящейся как вода, в отличие от жесткого полотна, из которого была сшита ее одежда.

– Сохрани одежду этих двоих, – приказала Астрид служанке, указывая на Кетила и Рику. – Возможно, я найду ей применение. Разумеется, после того, как ее тщательно вычистят.

Щеки Рики пылали огнем. Мужчины, занятые учебными поединками, смотрели на нее и улюлюкали. Затем их, обнаженных, ее с братом и остальных рабов, погнали к кузнецу. Ей на шею надели уродливый ошейник из серого металла и заперли его скрепами. Вот такая мрачная замена ее изящному янтарному молоточку.

«По крайней мере, если я решу утопиться, мне не понадобится каменное грузило», – подумала Рика. Однажды она уже обманула жестокие волны. Может быть, теперь стоит отдать себя волнам и мужественно встретить свою судьбу? Но она не имеет права на это и должна позаботиться о Кетиле. Что бы ни случилось, она не может покончить с собой и будет жить ради него.

Инга дала им бесформенные рубахи из грубой некрашеной шерсти. И хотя Рика была рада прикрыть наготу, шершавая ткань сразу стала больно натирать ей шею и соски.

Затем появилась Астрид с овечьими ножницами. Казалось, ей доставило особое, извращенное удовольствие обрезать неровными кривыми прядями доходившие до талии волосы Рики. Густые косы девушки с трудом поддавались стрижке тупыми ножницами, но Астрид кромсала их и пилила, пока не добилась своего. Магнус никому не позволял стричь ей волосы. Он всегда говорил, что они сверкают, как дождевые струйки в лучах заходящего солнца. Когда длинные локоны падали на землю, Рика жмурилась, заставляя себя вспоминать, как расчесывал их Магнус, когда она была маленькой… Он всегда осторожно распутывал все узелки… Как бы ей хотелось, чтобы он оказался здесь и помог преодолеть ей это испытание!

Она растерянно провела рукой по безобразно обкорнанной голове. У Магнуса заболело бы сердце, если бы он увидел ее такой. Но освобожденные от привычной тяжести, оставшиеся волосы завились веселыми кудряшками на лбу и вокруг ушей.

Затем Астрид отправила Кетила и остальных рабов-мужчин на валку леса. Рике было поручено чистить выгребные ямы. От жгучего мыла, смеси золы, жира и щелочи ее руки быстро покраснели, а глаза стали слезиться. После того как она закончила работу, Астрид велела Рике присоединиться к женщинам, которые обрабатывали шерсть, многократно полоская ее в лохани с коровьей мочой.

Будучи дочерью Магнуса, она раньше даже не помогала ему пищу готовить. Ее дни были заполнены заучиванием бесконечных саг и песен, которые отец неустанно ей повторял. Еще она запомнила тайное искусство чтения рун и могла искусно вырезать их на дереве и камне. Во многих залах знатных вождей и ярлов восхищались нежными звуками певучих мелодий, которые она извлекала из маленькой костяной флейты.

Но теперь она стала всего лишь вещью. И Астрид, кажется, твердо вознамерилась в первый же день ее рабства свалить на нее все самые тяжелые работы по дому. Она не раз ловила на себе яростные взгляды женщин, работавших рядом с ней, но старалась принять невозмутимый вид. Если хозяйка Согне надеялась таким образом сломить ее волю, Рика постарается сделать так, чтобы эти попытки провалились. Она не позволит Дракону Согне заметить, как мучительно ноют кровавые мозоли на ее ладонях… и как болит ее израненное сердце.

Кроме того, она знала, что истинным злодеем является вовсе не Астрид. О, конечно, хозяйка Согне была неприятной, властной и становилась сущей ведьмой, если ей перечили, но не ее винила Рика в своих несчастьях.

Эта «честь» принадлежала мужчине, который бросил ее в цепкие руки Астрид. Этому мерзкому лизоблюду, бесчувственному, вшивому ублюдку… Бьорну Черному.


Глава 3

Рика зажала рот ладонью, чтобы не ахнуть. Она глазам своим не могла поверить. Астрид нарядилась в бледно-бежевую тунику Рики. Ее хорошенько почистили, но все швы топорщились, распираемые мощным телом Дракона Согне. Возможно, главным виновником этого был наследник, который находился в ее животе, но выглядело это так, словно большую толстую сосиску втиснули в слишком узкую для нее кишку.

Хозяйка остановилась перед ней.

– Ты что-то хочешь мне сказать?

– Нет, моя госпожа, – произнесла Рика, с трудом стирая с лица усмешку. – Разве… что этот цвет вам очень к лицу. – Ей подумалось, что хозяйка Согне должна была совсем отчаяться, если решила одеться в платье Рики, чтобы вернуть себе внимание мужа. Рика почти пожалела Астрид, если бы не обкромсанные волосы и мучительно ноющие руки. Кстати, Магнус всегда утверждал, что отчаявшиеся люди опасны, и хозяйка Согне не была исключением. Так что Рика вздохнула с облегчением, когда Астрид прошла мимо нее.

Она отправила Кетила в большой зал вместе с Сертом – рабом, рядом с которым он трудился весь день. Рабам позволялось есть только после того, как накормят воинов, но Рика и думать не могла о пище. Единственное, чего она хотела, это смыть с усталого тела запах выгребных ям и коровьей мочи. Она подумала, что сейчас самое подходящее время, чтобы пробраться в парильню, пока все отправились пировать в длинный главный зал.

Проскользнув в баню, она разожгла огонь, чтобы как следует прогреть камни, и стащила с себя царапающую тунику. Пока парильня нагревалась, Рика постаралась отстирать ее. Пусть ей придется натянуть ее на себя влажной, но по крайней мере она будет чистой.

Когда камни достаточно раскалились, она вылила на них ковшик настоянной на сосновой хвое воды, и над ними поднялось душистое облачко. Рика продолжала потихоньку плескать на камни воду, пока вся маленькая парильня не заполнилась молочным туманом. Тогда она на ощупь пробралась к гладким деревянным скамьям и улеглась, давая раскрыться каждой клеточке своей кожи. Когда все ее тело заблестело от испарины, она прошлась рукой по стене и обнаружила оставленные там березовые веники. Рика взяла один и как следует оттерла им пот и грязь… Уже приготовясь выскочить в предбанник со стоявшей там бочкой прохладной воды для ополаскивания, она вдруг услышала тяжелые шаги у входа и быстро забралась на верхнюю полку в самом дальнем углу.

– Кто-то уже затопил для нас баню.

Рика узнала рокочущий бас Бьорна, но разглядеть его в душистом молочном тумане не могла. Еще ковшик с шипением вылился на горячие камни. Она прижала колени к груди, стараясь свернуться калачиком, и отчаянно надеялась, что останется незамеченной.

– Это история моей жизни, братец. Все всегда подается ярлу Согне на тарелочке.

Бьорн ничего не ответил на подначку Гуннара. Рика услышала шелест стаскиваемой с мужских тел одежды, скрип кожаных башмаков, сдираемых с ног, и их стук о каменный пол. Она смутно разглядела сквозь пар силуэты братьев и поняла, что если они посмотрят в ее сторону, то наверняка увидят ее… Она могла лишь надеяться на то, что они не заметят ее, и затаилась.

– Ну-ну, братец, зависть тебя не красит.

– Я совсем не испытываю зависти, но если хочешь знать правду, титул ярла сейчас тебе не очень идет, Гуннар.

Рике показалось, что она уловила в ровном голосе Бьорна с трудом сдерживаемую ярость.

– Это звучит гораздо искреннее, чем то, что я привык слышать. – Холодный смех Гуннара не убедил ее в том, что он нашел замечание Бьорна забавным.

– Я этого ждал, – откликнулся Бьорн. – Пока меня не было, ты не подпускал к себе никого, кто мог осмелиться говорить тебе правду. – Голос Бьорна прозвучал ближе к ней, и она почувствовала, как прогнулась ступенчатая скамья под тяжестью усаживающихся ниже мужчин. Спасибо Тору, они сели к ней спиной.

– Ты заполонил дом нашего отца наемниками, которые за привилегию сидеть за твоим столом станут твердить только то, что ты хочешь слышать, – обвиняюще произнес Бьорн.

– Это точно, так я и сделал.

– Но почему? – В голосе Бьорна Рика услышала досаду и огорчение. – Я не так много времени охотился на моржей. Всего пару месяцев. Но, вернувшись домой, нашел, что весь фьорд страдает от твоих новых людей. Что в них хорошего? Они даже не смогли отразить набег в прошлом месяце. Подчищать их огрехи пришлось опять моей команде. В который раз.

– Нас здесь не было, когда случился набег, – объяснил Гуннар. – Видишь ли, братишка, если хочешь стать настоящим вождем, ты должен понимать, что людям нужно не только работать, но и отдыхать, развлекаться. Я взял этих людей в глубь страны, на охоту. Да налетчики ударили лишь по окраинным хозяйствам. Они не осмелились дойти до Согне. Так что никакого ущерба они не нанесли.

– Никакого ущерба? – возмутился Бьорн. – Спроси об этом Гимли Синеносого – и ты услышишь иную песню. Налетчики забрали у него дойную корову и оставили двух ее новорожденных телят-близнецов умирать с голоду. Корову мы вернули, но телят уже не спасешь. Каждый селянин в Согнефьорде может рассказать тебе нечто подобное. Как ты допустил, чтобы случилось такое, Гуннар? Как ярл, ты не можешь стоять в стороне и наблюдать, как эту землю грабят чужаки…

– А-а, эту землю. – Голос Гуннара звучал фальшиво и насмешливо. – Ты охотишься, торгуешь и совершаешь набеги как один из лучших викингов, но у тебя вечно земля под ногтями. Не так ли, братец? Ты еще продолжаешь мечтать о том, чтобы осесть на земле?

Бьорн проигнорировал этот укол.

– Признаюсь, что да, я тоскую по земле, но ты пренебрегаешь своими землями, а этого делать нельзя. Селяне и их холды ждут от Согне защиты. Ты не можешь бросать их на произвол судьбы.

– Ты забываешься, братец. Не смей указывать мне, что я могу и что не могу делать. – Рика услышала в тоне Гуннара ледяной холод и безжалостную резкость. – Разве ты забыл, что дал мне клятву в верности?

В последовавшем за тем молчании был слышен только стук капель, падающих с потолка на каменный пол.

– Да, Гуннар, я по-прежнему твой человек, – произнес наконец Бьорн. – Я не клятвопреступник.

– Отлично. Тогда послушай, о чем я думаю. – Гуннар понизил голос, и, несмотря на жару, у Рики побежали по телу мурашки. Что сделает ярл с рабыней, подслушивающей его тайные мысли?

– Мир меняется, – продолжал Гуннар. – Нам следует учиться у франков. Почему я должен ограничиваться одной Согне? Мне нужны верные люди, которые едят за моим столом и помогут расширить мои владения. Я унаследовал от отца этот фьорд, но когда родится мой сын, его будет ждать большее, чем досталось мне.

– Тебе никогда не будет достаточно того, что имеешь. Не так ли? – Рика услышала горечь в голосе Бьорна как второго сына, получившего в наследство только пару рук и то, что они смогут добыть.

– Если б ты был на моем месте, то понял бы, что для того, чтобы удержать то, что имею, я должен становиться сильнее и увеличивать свое имение. Ради блага всех, – быстро добавил Гуннар.

– Но чтобы прокормить наемников, ты берешь у своих вассалов гораздо больше, чем позволяет закон, – возразил Бьорн.

– Закон? Какой еще закон? – Гуннар не сказал, а выплюнул это слово, как горькую ягоду. – В Согне я – закон. Ты слишком много времени провел на охоте в холодных странах, Бьорн. Для людей ярких и сильных закон не писан. Такие личности не могут существовать в рамках закона.

– Это говоришь ты, или Астрид вложила эти слова в твои уста? – сухо осведомился Бьорн.

Гуннар помолчал, а затем прошипел сквозь зубы:

– Я притворюсь, что не слышал, что ты сказал. Послушай меня, братец, я оставлю тебе для раздумий одну последнюю мысль. У датчан есть король. Почему бы нам не завести своего короля?

По дрожанию скамьи Рика почувствовала, что один из мужчин поднялся…

– И почему бы мне не стать им? – спросил Гуннар.

Затем Рика услышала, как он прошлепал по полу к двери, ведущей в предбанник с лоханями прохладной воды. Как ей хотелось самой окунуться в одну из них. Она слишком долго пробыла в парной, и пот ручьями тек по ее спине. Вялость и дремота лишали ее сил. Даже держать прямо голову было невероятно трудно.

Воздух в помещении постепенно начал проясняться, но она никак не могла понять, что за тени и яркие пятна плывут у нее перед глазами. Веки ее трепетали, глаза жгла влага, стекавшая с ресниц. Она заставила себя сосредоточиться. Бьорн все еще не покинул парную.

Она с трудом втягивала в грудь жаркий влажный воздух и выдавливала его из себя. Голова качалась на ослабевшей шее. Какие-то тени опять метались перед глазами. Головокружение неотвратимо затягивало ее в темноту. Сознание гасло, как фитилек свечи, сжатый сильными пальцами. Когда голова ее со стуком ударилась о скамейку, она уже ничего не чувствовала.

Рика пришла в себя внезапно. Растерянная, она захлебывалась водой, сидя по горло в охлаждающей лохани. Лишняя жидкость переливалась через край, плескалась по полу. Бьорн стоял над ней, нахмурив черные брови.

– Очнулась? – сверкнул он свирепым взглядом. – Хорошо. Когда ты грозилась утопиться, чтобы избежать моей постели, я решил, что ты просто блефуешь. Но сейчас тебе, кажется, почти удалось себя убить. Еще одна попытка, и я, возможно, сам помогу тебе исполнить твое намерение.

Глаза Рики стали закатываться, но Бьорн схватил ее за шиворот и стал плескать ей воду на щеки.

– Нет уж, не выйдет. Ты от меня так легко не отделаешься.

Веки ее затрепетали, и она сосредоточила взгляд на его лице.

– Имеешь ты хоть малейшее представление о том, что сделал бы с тобой ярл, если бы поймал тебя за подсматриванием?

– Я не собиралась… – захлебнулась воздухом Рика.

– Тебе нечего было здесь делать. То, что ты услышала, не предназначалось для чужих ушей.

– Я не чужая. Я никто. – Она с трудом справилась с комком в горле. – Ты превратил меня в рабыню. Я здесь никого не знаю. Кому я могу что-то рассказать?

– Это и хотелось бы мне знать. – Он нагнулся над ней, положив руки на край лохани.

– Я не шпионила. – Ее голос прервался. – Я просто хотела стать чистой.

Его взгляд прошелся по ней, и она с ужасом вспомнила, что на ней ничего нет. Торопливо скрестив на груди руки, она поджала колени, чтобы защититься от его взгляда. Подбородок ее задрожал. Она потеряла отца, свободу, а теперь остатки своего достоинства. Слеза повисла на реснице и скатилась по щеке.

Бьорн тронул ее лицо шершавой ладонью и бережно смахнул эту слезу большим пальцем. Рика была слишком растеряна, чтобы отпрянуть. Его прикосновение было почти ласковым. Затем он отвернулся и направился в конец комнаты.

Рика решила, что если он станет глазеть на нее, она в ответ тоже уставится на него. Бьорн, не стесняясь, стал тереть себя полотенцем. Грудь его поросла легкими черными волосками. Годы, проведенные на море, закалили его мускулы и покрыли кожу бронзовым загаром. Через правый бок змеился воспаленный шрам. Однако несмотря на этот изъян, Рика должна была признать, что он великолепно сложен.

Когда он поставил длинную ногу на скамью и провел полотенцем по икре и мощному бедру, взгляд Рики привлек его покачивающийся между ногами фаллос… Она и раньше видела статуи бога плодородия Фрея, с его гордо взметнувшимся фаллосом. Бьорн таким опасным не выглядел.

Он взял из стопки приготовленных полотенец еще одно и направился к ее лохани.

– Вылезай, – протянул он ей сухое полотенце. – У тебя вид… замерзший.

Рика поймала его взгляд, направленный на ее высовывающуюся из воды грудь. Соски сжались в твердые розовые камешки. Она встала и, выхватив у него полотенце, быстро обернула его вокруг себя. Но перед тем как вылезти из лохани, она заметила внезапное преображение его пениса. Он раздулся и поднялся вверх, словно обретя собственную жизнь. Вид у него стал мощным и мужественным, будто он и впрямь стал вдруг моделью для статуи Фрея. Он выглядел чрезвычайно опасным. Она поспешно отвела глаза, пока Бьорн не заметил, куда она смотрит. Поздно. К ее удивлению, он рассмеялся:

– Не тревожься. Я совсем не намерен принуждать тебя, если именно это тебя волнует. – Бьорн приблизился и наклонился к ней, упираясь руками в стену по обе стороны от нее. Она оказалась прижатой к стене. – Хотя, моя курочка-грязнушка, мытье пошло тебе очень на пользу.

– Перестань так называть меня. Я не курочка-грязнушка, – вспыхнула Рика. – И в любом случае не твоя.

– А как мне тебя называть? Волчица?

– У меня есть имя.

– Но ты еще не назвала его мне, – пожал плечами Бьорн. – Хотя я сообщил тебе свое имя уже при первой встрече. Кто ты?

Она выпрямилась и, собрав все свое достоинство, насколько это возможно, если ты прикрыт одним полотенцем, произнесла:

– Я Рика Магнусдоттир.

– Рика, – почти промурлыкал он, проводя ладонью по ее коротко остриженным волосам. – Кто сотворил с тобой такое, Рика?

Она вся сжалась под его рукой, небольшая шишка на затылке была очень чувствительной.

– Кто бы ты думал?

– Астрид, конечно. – Он наклонился ближе и вдохнул аромат ее свежевымытых волос. – Мне жаль, что она остригла твои волосы. Я не подумал об этом, когда разрешил ей забрать тебя. Они были редкостно красивы… Но они отрастут.

– Если бы я знала, что тебе нравятся мои волосы, я бы сама их обкорнала. Думаю, что рабыне не стоит быть красивой. – Она заставила себя посмотреть ему в глаза. – Ведь это убережет ее от нежелательного внимания хозяина.

– Я не говорил, что ты стала некрасивой, – нахмурился Бьорн. – Ты переиначила мои слова.

– А ты игнорируешь мои.

– Я позволил тебе сегодня работать на Астрид не просто так. – Он обвел пальцем ее подбородок. – Я рассчитываю на то, что если тебе придется выбирать между Астрид и мной, ты выберешь меня.

Он взял ее ладонь, разжал согнутые пальцы и покачал головой, глядя на погрубевшую красную кожу ее рук… У основания каждого пальца пузырились волдыри. Бьорн нежно поцеловал ее ладонь.

– Ты не создана для грубой работы, малышка.

– Лучше тяжкий труд, чем участь твоей постельной рабыни.

– Откуда ты знаешь, что это лучше? – Бьорн прижал ее руку к своей голой груди и накрыл ее теплой и сухой ладонью. Его лицо было совсем рядом. – Ты найдешь в моей постели радости и удовольствие, о которых не имеешь представления. Видишь ли, я давно понял, что мое наслаждение лишь тогда полно, когда я могу вызвать те же чувства у той, кто делит со мной постель. А это означает, что ты должна захотеть того же. – Глаза его расширились, увлекая ее в их темную глубину. – Ты еще слишком мало знаешь, чтобы выбирать между мной и тяжелым трудом. Я тебя еще даже не целовал.

Рика ощутила, как сильно бьется его сердце под ее ладонью. Дыхание ее стало частым и прерывистым, она вжалась спиной в грубые доски стенки. Пятиться ей было некуда, а его лицо продолжало настойчиво приближаться. Она почувствовала на своих губах его жаркое влажное дыхание.

Нет, она не может допустить, чтобы это произошло. Рика отвернула голову и крепко зажмурилась. Если этот зверь хочет ее поцеловать, ему придется сделать это насильно. Но ее закрытые глаза не заставили его исчезнуть. Она слышала, как он неровно дышит. Ощутила чистый волнующий запах мужского тела, щекотное прикосновение его волос к ее обнаженным плечам. Гулкие удары его сердца через ладонь передавались по ее руке вверх… Она осознала, что ее собственное сердце забилось в том же ускоренном ритме. Странный, неизведанный ранее трепет пробежал по ее животу, заставил сжаться все внутри, разослал иголочки по всей коже. Дрожь сотрясла ее тело… Она покрылась мурашками, но не от холода.

Чуть приоткрыв глаза, она сквозь щелочки век взглянула на него. Бьорн просто смотрел на нее, сосредоточенный, уверенный в себе. Один уголок его рта чуть приподнялся. Он напомнил ей большого кота-бродягу, притаившегося у норки, напряженно готовящегося к хищному прыжку. Единственная беда, что в этой картине ей отводилась роль мышки. Нет, этого она не потерпит.

– Что ты стремишься доказать? – Она широко раскрыла глаза и толкнула его в грудь. – Что ты больше и сильнее меня? Что можешь взять меня, когда вздумаешь, хочу я того или нет?

Бьорн отступил на шаг, потрясенный ее взрывом.

– Мы оба знаем, что это так, – швыряла ему гневные слова Рика. – Несмотря на все твои красивые слова насчет взаимного удовольствия, мы оба знаем, что пока на мне этот ошейник, вся власть в твоих руках. Но над одним ты не властен. Моей ненавистью к тебе. Я презираю тебя, Бьорн Черный! И если ты возьмешь меня силой, я стану ненавидеть тебя еще больше… С каждым твоим вонзающимся в меня выпадом.

Долгий момент Бьорн ничего не говорил. Затем взял в ладони ее лицо и прижался губами к ее лбу. Прощающим поцелуем. Словно целовал расшалившегося ребенка. Затем он отвернулся от нее и направился к стопке чистой одежды.

– Одевайся, Рика, – произнес он невыразительным голосом. – Тебе нечего меня бояться. Я не стану спать с тобой, пока ты сама об этом не попросишь.

Комок в ее груди исчез. Она вздохнула, но настоящего облегчения не почувствовала. Внутри все еще продолжал шевелиться страх, как клубок змей, то готовясь к отражению атаки, то расслабляясь в растерянном разочаровании. Однако она расправила плечи и смерила его свирепым взглядом.

– В таком случае я умру девственницей.

Его темный взгляд медленно скользнул по ее телу.

– Что ж, тогда это будет страшная и глупая потеря.


Глава 4

Когда Бьорн и Рика вошли в большой зал, огни очагов, на которых грелась еда, уже догорели до углей. Их жара хватало лишь на то, чтобы поддерживать теплыми большие чайники из мыльного камня. На стенах горели равномерно укрепленные факелы, так что в помещении было светлее, чем днем. Множество крепких коренастых ратников вливали в себя мед и вгрызались в жареные окорока, с которых капал жир. Отовсюду слышались громкие разговоры. Мужчины обменивались грубыми шутками и орали непристойные песни. В дальнем углу внезапно началась драка.

Рика прошла мимо Кетила, сидящего рядом с Суртом. Перед ее братом стояла большая миска, полная густой каши из зерен грубого помола, приправленная большим куском масла. По крайней мере, рабов в Согне кормили хорошо. Кетил улыбнулся Рике и помахал ей рукой. Она направилась было к нему, но Бьорн схватил ее за руку.

– Твоя работа еще не закончена, Рика, – проговорил он. – Тебе положено наполнять мою тарелку. И не скупись, потому что у меня зверский аппетит. – Его тон не оставил у нее сомнений в том, что этот аппетит включает в себя не только пищу.

– Как пожелаете, хозяин, – произнесла она с насмешливым поклоном. В ее голосе было столько яда, что, казалось, он капал с ее губ.

Уголок его рта дернулся, но он промолчал, видно, решив пропустить ее дерзость мимо ушей.

Она взяла деревянные тарелку и чашу, а затем прошлась мимо кухонных очагов. Она выбирала самые вкусные куски, чтобы у него не появилось повода отругать ее прилюдно. Его чашу она наполнила крапивной похлебкой. Слюнки бежали от предвкушения вкуса свежей зелени. Потом она положила ему половину жирной курицы, потушенной в пиве, мясной пирог, два крутых яйца, облитые медом корнеплоды и большой ломоть ржаного хлеба, на который она намазала варенье из бузины. Тарелка буквально ломилась под всей этой едой.

– Ну-ка, ну-ка, – окликнул ее один из ратников и положил ей руку на бедро, чтобы задержать. – Какая красоточка. Не ты ли та рыженькая, которую мы приметили сегодня у кузнецов. А, Кормак?

– Оставь ее в покое, Канут, – посоветовал ему друг. – Она принадлежит брату ярла.

– Тогда пусть сама об этом скажет. – Губы Канута под густыми белокурыми усами скривила усмешка. Он провел ищущей рукой по всему ее бедру. – Так, значит, ты принадлежишь Бьорну Черному?

– Он так считает. – Она бросила взгляд на возвышение, где рядом с Гуннаром сидел Бьорн. – Почему бы тебе не спросить его самого?

Канут повернул голову и встретился глазами с хмурым, явно предостерегающим взглядом Бьорна. Его черные сверкающие глаза напомнили Рике бешеный взор жеребца, обращенный к наглецу-коню, осмелившемуся приблизиться к его кобыле. Бьорн заявлял свои права на нее через весь зал. Канут торопливо отдернул руку, решив не связываться с братом ярла.

– Он ответил. – Смех белокурого великана прозвучал натянуто. – Да мне все равно. В Согне хватает хорошеньких служанок.

По крайней мере интерес Бьорна оградит ее от посягательств других мужчин, присутствующих в этом зале. Она вздернула подбородок и стала пробираться через толпящихся людей к возвышению.

– Ваше кушанье, хозяин, – проговорила она, ставя перед ним чашу с супом и тарелку.

– Ты кое-что забыла, – произнес Бьорн.

– Что именно? – Она растерянно оглядела переполненную тарелку. На ней уже не было места ни для чего еще.

– Эль. – Он передал ей пустой коровий рог. – Темного эля.

Рика выхватила у него рог и резко повернулась, бормоча под нос проклятия. Бьорн вряд ли обрадовался, услышав это.

Он наблюдал за ней. Она расталкивала людей, пробираясь к бочкам с элем, а когда перед ней оказывалось пустое пространство и она удлиняла шаги, ее стройное тело двигалось с необычайной гибкой грацией. Он видел напряженность ее плеч и отмечал решимость поджатых губ. Да, надо отдать ей должное, характера у нее хватало. Однако он не привык, чтобы его отвергала женщина, и гордость его была уязвлена, когда Рика отказала ему, да еще с такой яростью.

Впрочем, второму сыну пришлось в жизни научиться терпеть. Гуннар поручил Бьорну заниматься землей, а земля требовала бесконечного терпения и упорного тяжкого труда. Чтобы валить деревья, расчищая место под пашню. Чтобы пахать, сеять и ждать, когда Фрейр пошлет дождь и солнце в нужных долях. А затем терпеливо ждать урожая и откладывать лучшее зерно на будущую весну. Но, занимаясь земельными владениями брата, Бьорн мечтал о собственных землях. Он умел быть терпеливым.

Такая женщина, как Рика, безусловно, стоила терпеливого ожидания. В этом он не сомневался.

– Вот темный эль, как ты потребовал. – Ее светло-зеленые глаза сверкали переливчатой льдистостью айсберга. В них таилось предательство этих опасных плавучих гор. Бьорн напомнил себе, что самая большая опасность скрывалась под водой. Рика повернулась, чтобы уйти, но он схватил ее за руку.

– Нет, Рика, – произнес он увещевающим тоном, словно обращался к ребенку, пытающемуся удрать от своих обязанностей. – Ты еще не закончила. Ты нужна мне, чтобы держать рог. Я не могу одновременно есть и держать его, а если я попытаюсь его поставить на стол, эль прольется, и тебе придется подтирать лужу. – Он пожал плечами. – Избавь себя от лишней работы. Присядь.

– Я лучше присоединюсь к брату.

– А я предпочитаю, чтобы ты сидела рядом со мной.

Бьорн улыбался, говоря это, но это был приказ. Он задумался, станет ли она открыто поступать наперекор, и внимательно наблюдал за сменой выражений ее лица: возмущение, гнев и, наконец, покорность. Все эти чувства пробежали по ее лицу, затем она села. «Достойный противник, – подумал он, – который к тому же знает, когда нужно выбрать подходящий момент для боя».

– Кроме того, раз я знаю, как ты ко мне относишься, не можешь же ты всерьез полагать, что я стану есть принесенные тобой кушанья, пока ты их не попробуешь? – ухмыльнулся Бьорн, насмешливо глядя ей в глаза. – Один Тор знает, каким ядом ты их приправила.

– Какая интересная мысль, – фыркнула Рика. – Жаль, что она раньше не пришла мне в голову.

Он отрезал большой лоснящийся кусок курицы и поднес к ее губам.

– Я и сама могу отрезать себе еду, – откликнулась Рика, отворачиваясь от куска на кончике ножа.

– Но могу ли я не опасаться, что ты попытаешься при этом вырезать мне сердце? Мне не хочется рисковать. – Он снова поднес отрезанный кусок курятины к ее губам.

Она прищурилась, глядя на него, и приоткрыла рот, чтобы принять предлагаемый им кусок. Так кусочек за кусочком он скормил ей самое вкусное со своей тарелки и предложил ей чашу с крапивным супом, чтобы она с ним расправилась сама. Она пила из его рога и пользовалась той же ложкой. Когда их тарелка опустела, Бьорн вытер рот рукавом и поинтересовался:

– Ты наелась? Может, ты хочешь чего-нибудь еще? Например, фруктов в меду?

– Если ты хотел этим выказать мне свое благоволение, тебе это не удалось, – процедила Рика сквозь стиснутые зубы. – Когда я была маленькой, я видела однажды, как человек приручал пойманного им сокола. Он кормил его из своих рук. Теперь я знаю, что чувствовал этот сокол.

Бьорн покачал головой:

– Ты совершенно не так поняла мою цель. Я хотел показать, что со мной ты не будешь голодать. Я буду хорошо с тобой обращаться. – Он запрокинул рог и осушил его до дна. – Я никогда об этом не задумывался, но теперь, когда ты сама рассказала, я понял, что это наилучший способ приручить «дикого сокола». Что же произошло потом с тем человеком и соколом?

– Птица откусила ему большой палец, – выгнула рыжую бровь Рика, и легкий намек на улыбку изогнул ее губы.

Бьорн захохотал. Звучно и раскатисто.

В какое-то мгновение Рике захотелось посмеяться вместе с ним. Он явно не принимал себя слишком всерьез, а она это очень ценила в людях. Но тут она вспомнила, что он считает себя ее хозяином, а к этому она относилась очень серьезно. Не станет она перешучиваться с Бьорном Черным или даже не будет с ним просто вежливой… если сможет это себе позволить.

Краем глаза она заметила, что лицо леди Астрид багровело с каждой минутой все больше.

Было очевидно, что ее раздражает присутствие Рики за главным столом даже в качестве служанки.

– Муж мой, – проговорила Астрид громким напряженным голосом. – Известно ли тебе, что наш дом благословило присутствие знаменитого скальда? Давай-ка, Рика, – рот ее растянулся в приторной улыбке, – порадуй нас отрывком из «Хавамала», как ты порадовала этим меня нынче днем.

Гуннар выжидательно воззрился на Рику. Наличие скальда в доме ярла придавало его двору особый блеск.

– Это правда, братец? Ты взял в плен скальда? Бьорн откинулся на спинку скамьи и вопросительно поглядел на Рику.

– Она это утверждает, но я еще не слышал ее исполнения. Судя по моему опыту, она скорее способна управляться со скалкой, чем быть скальдом.

Рика, насупясь, смерила его сердитым взглядом, но он лишь улыбнулся в ответ, явно наслаждаясь ее смущением. Голубые глаза Астрид потемнели.

– Покажи нам свой дар, девушка, – понукающим тоном сказала жена ярла. Ее палец пробежал по тонкому кожаному шнурку, на котором висел, спадая ей на грудь, янтарный молоточек. Это было не очень тонкое напоминание о том, что у Рики нет ничего, что хозяйка Согне не могла бы у нее отобрать. – Давай-ка, расскажи что-нибудь из «Хавамала».

Рика в панике посмотрела на Бьорна. Улыбка сошла с его лица, и он погладил ее по плечу.

– Решай сама, – хрипловатым шепотом произнес он. – Я не стану заставлять тебя, если ты не хочешь выступать. Никогда. Скажи лишь слово, и я это прекращу.

Рика крепко зажмурилась. Ну почему Астрид понадобился «Хавамал»? Почему эта жуткая женщина не запросила что-нибудь другое? Теперь они никогда не поверят, что она скальд. Она глубоко вздохнула, набрав воздуха в себя так, что он заполнил ее до бедренных костей, как учил ее Магнус. Это прочистило ей голову и помогло сосредоточиться.

А затем она услышала его голос в своем мозгу.


Глава 5

Это был голос Магнуса, звучный, раскатистый. Он декламировал самый драматичный отрывок из сказаний об Одине. И она ясно услышала его совет, который он повторял ей тысячу раз: «Рика, ты должна верить, что обладаешь властью над всеми, кто находится в пределах звучания твоего голоса».

Она сделает это. Должна суметь.

Плавно и легко Рика поднялась на ноги. Она вскинула одну руку к небу, будто коснулась некоего источника силы наверху. Вторую руку она протянула в переполненный людьми зал. Выждала… Она понимала, что в своем жалком мешковатом платье выглядит всего лишь рабыней, но в мыслях она представляла себя одетой в шелк и сказочный роскошный разноцветный плащ.

Дар скальда… Магнус всегда уверял ее, что она им обладает. Быть скальдом означало гораздо больше, чем хорошая память, приятный голос и способность умело декламировать. Лучшие барды Севера были наделены также бесценной благословенной способностью создавать образ… картину и посылать ее слушателям, чтобы она проникала в их головы, оживала в их воображении.

Если она будет достаточно верить в себя, достаточно раскроется, то ее слушатели увидят то, что видит она, и будут чувствовать то же самое, что она. Пришла пора, подумала она, узнать, действительно ли мантия Магнуса Сереброголосого перешла к ней.

Трудно было сказать, увидели или нет сидевшие в зале ее такой, какой видела она себя, но постепенно, один за другим, они замолчали.

– Слушайте, люди Согне! – Голос ее, низкий и певучий, заполнил большой зал с силой, удивившей ее саму. Она сделала глубокий вдох и продолжала: – Я знаю, что есть на свете дерево ясень, которое простирает свои раскидистые ветви и глубокие корни сквозь девять миров. И имя ему Иггдрасиль.

Тихий рокот прокатился по залу. Она задела какую-то глубинную струну, начав свой рассказ с дерева, объединяющего жизнь миров и связывающего воедино все сферы.

– Пойдемте со мной. Мы отправимся в далекое путешествие по мощным ветвям древа жизни. В самые дальние страны, – продолжала она звать их. И сидящие в зале, все до единого, наклонились вперед. – Мы начнем свой путь с Асгарда, этого священного места, родного дома богов, и Валгаллы, мечты всех отважных сердец, где храбрецы могут жить в радости. – Она ласкала голосом слова и образы и ощущала биение сердец своих слушателей. – Отец богов присоединится к нам, Один Одноглазый, мудрейший из всех, зашагает рядом с нами и будет сопровождать нас в походе сквозь миры, к месту назначения.

Она ощутила связь, ослепляющую, как удар молнии, и острую, как клинок. Не только обычную связь между собой и слушателями, а мистическую пуповину, мостом перекинувшуюся между ними. Рика с наслаждением ощутила, как дрожь побежала по их спинам, и даже те, кто еще не закончил еду, положили на стол свои ножи, чтобы лучше слышать.

– Затем мы отправимся в Эльфхейм, место множества наслаждений, где живут Светлые альвы – волшебный народец, позолоченный светом. Но человеческие сердца могут вынести лишь каплю радости, и наше пребывание там должно быть непродолжительным. Но когда мы станем покидать этот зачарованный мир, легчайшая музыка светлых альвов будет звучать в наших ушах.

Голос Рики плыл над залом, невесомый и нежный. Краем глаза она заметила, что Гуннар слушал с приоткрытым ртом.

– Один торопит нас, и мы спешим в Ванахейм, дом Фрейра, бога-брата Отца богов. Фрейр Златорогий знает, что жизнь рождается из смерти так же, как зерно должно умереть, прежде чем возродится обильной жатвой.

Торжественные кивки приветствовали это утверждение.

– Ветви Иггдрасиля доставят нас в Муспель, первый из миров, но мы не осмелимся войти в его яркий жар. Его границу охраняет некто с огненным мечом, который ждет страшного дня, когда сможет напустить его на мир и сжечь негасимым пламенем.

Рика обвела взглядом обращенные к ней зачарованные лица. Ощутили ли они жар и запах серы, вырывающийся из раскаленных добела утесов?

– Мощный ствол Иггдрасиля проходит сквозь прекрасное царство Мидгард, серединную землю, родину всех людских рас. – Рика произнесла это просто, и слушатели расслабились, узнавая привычное. – В Мидгарде жизнь смертных течет своим путем, и каждого из них испытывает судьба.

Рика уронила руки и опустила плечи. Рассказ ее дошел до мрачного поворота:

– Один предостерегает нас миновать, не входя, землю Утгард, скрытую в небесных горах, где в зловонных пещерах прячутся великаны и тролли, а пол усеян костями изъеденных червями неосторожных путников. Мы не войдем в зловещий мир Свартальфхейм, родной дом Темных альвов. И не даст нам судьба забрести в Хель, холодный зал которого предназначен для умерших от болезней и старости. Там всех приветствует Скудость, а на трапезу подают Голод.

Она поджала губы и прищурилась, оглядывая своих слушателей.

– Сегодня Один пребывает в Нифльхейме, где все тела скованы льдом, а все желания плоти застыли и перешли в ничто.

Глаза ее сверкнули ледяным пламенем, и она рывком простерла руки к своим завороженным слушателям.

– Слушайте, что сказал Один, когда висел на древе Иггдрасиль, на ледяном его корне, в темном царстве вечной зимы. Слушайте слова мудрейшего, произнесенные им, когда он обыскивал Нифльхейм, чтобы принести нам, смертным, тайну рун. Я расскажу вам, что говорится в «Хавамале».

Глаза всех присутствующих были устремлены на нее, но видели они туманное царство Нифльхейм, проклятый мир льда и сумрака.

Знаю, висел я
В ветвях на ветру
Девять долгих ночей, —

начала она тихо, четко выговаривай каждый слог, каждую гласную и шипящую, чтобы все прониклись их смыслом.

Губы Рики шевелились, но казалось, что все слышали не ее, а самого Одина, Отца богов, описывающего, как принес он себя в жертву.

Пронзенный копьем,
Принесенный Одином
В жертву себе же,
Висел я на дереве,
Чьи корни
Никому не известны.

Голос Рики наливался силой, хрипел мукой, руки ее напряглись отчаянно, и все увидели, как крепко держали Отца богов ледяные оковы.

Никто не подал мне хлеба,
Никто не поднес питья.

Слушатели виновато заерзали на скамьях. Их полные животы заныли при мысли о муках Одина, о его голоде и жажде.

Заглянул я в глубины…

Глаза Рики расширились от ужаса. Казалось, она ясно видит Нифльхейм, видит перед собой высеченные на льдинах рунические символы, окутанные призрачным туманом. Она услышала тихие ахи: у некоторых, уловивших страшные образы, перехватило дыхание.

Схватил я руны…

Она судорожно сжала пальцы, словно вцепилась в невидимые знаки. Голос ее перешел в почти истерический крик.

Вскрикнув, сжал их…

Она резко дернулась, попятилась на полшага, пошатнулась, словно сорвалась с ветки Древа Мира в том далеком ледяном царстве. Она рванула за собой слушателей, в один слепящий миг сдернув их с узловатого ствола Иггдрасиля в тепло и свет Мидгарда.

А потом рухнул, сорвавшись с Древа.

Рика закончила рассказ шепотом, облетевшим зал и затихшим, отразившись в задубевших кожаных щитах, висевших на стенах.

Тишина, воцарившаяся в зале, была исполнена такой мощи, что никто не решился ее прервать. Рика провела их по головокружительному пути, через девять миров в Нифльхейм и обратно… И ее слушатели едва могли перевести дыхание.

– Клянусь всеми богами, – тихо выругался Бьорн. – Рика, ты настоящий скальд.

Она обернулась к Бьорну и одарила его первой настоящей улыбкой, тронувшей ее губы с тех пор, как она нашла Магнуса ничком на соломе.

– Рика, Рика, – начал ритмично выкрикивать Йоранд, и сидевшие рядом с ним воины подхватили его возглас. Вскоре к этому присоединился весь зал, сопровождая ее имя стуком кулаков по скамьям. – Рика, Рика!..

Она подняла руку, призывая их к тишине, а затем начала «Сагу о Сигурде». Радость от собственного искусства пела в ее жилах, наполняла ее силой, заряжала все тело такой энергией, что, казалось, она стекает с кончиков ее пальцев при каждом жесте.

Бьорн наклонился вперед, чтобы лучше видеть ее лицо. Никогда он не встречал ничего подобного. Подумать только, он считал, что может взять эту женщину в плен. Вслушиваясь в очередную песнь, глядя, как зачаровывает она всех искусным плетением слов, он осознал, что не она, а он мог стать ее пленником.


Глава 6

Он тонул. Снова и снова волны смыкались над его головой, затягивая в глубину. Он пытался хватать ртом воздух, а вместо этого получал очередной глоток соленой воды. Сорвав с себя кольчугу, он рывком выскочил на поверхность воды. Кончики его пальцев ударились обо что-то твердое. Лед. Паника горечью подступила к горлу.

Пузырьки воздуха сорвались с его губ и разбежались по внутренней стороне льдины, ища дорогу к свету и воздуху. Он следовал за ними в поисках отверстия, через которое смог бы выбраться. Вода жгла глаза. Он кулаком бил по льду, но тот был слишком толстым.

Легкие горели огнем, отчаянно требуя воздуха. Они готовы были разорваться, лишь бы вырваться из грудной клетки алой пульсирующей массой. Он видел однажды, как легкие мужчины выплеснулись сквозь сломанные ребра и распростерлись, как кровавые губчатые крылья по спине умирающего. Это была жуткая смерть – наказание за страшное преступление: отцеубийство. Теперь он понял, что при этом чувствуешь.

Он начал тонуть. Намокшая одежда затягивала его в темную бездну. Холодная вода замедляла движения, а нехватка воздуха отвлекала, отсоединяла мозг от беспорядочно бьющихся членов. Местом его назначения будет Хель, а не Валгалла. Бесславная смерть от утопления не привлечет валькирий, чтобы отнести его к славе. Глаза его закрылись, и он перестал бороться, смирившись с судьбой.

Внезапно его перевернуло в воде. Он открыл глаза, чтобы посмотреть, что возмутило воду вокруг. Блеск зеленой чешуи и холодный взгляд глаз рептилии промелькнули мимо. Йормунганд, Мировой Змей. Чудовище развернулось в темной воде и устремилось прямо к нему, раскрыв огромную пасть, усаженную тысячами острых зубов.

Последний глоток воздуха, остававшийся в легких, он потратил на крик.

Этот сдавленный крик разбудил Рику от глубокого сна. Царившая вокруг темнота не дала ей сразу сообразить, где она. Только через мгновение она вспомнила, что лежит в постели Бьорна Черного. Но ведь услышанный ею жалобный крик не мог исходить от этого зверя.

– Нет! – метался он, стремясь вырваться из мехов и одеял своей постели.

Его рука наткнулась на Рику, лежавшую на дальнем краю, и притянула ее поближе.

Она поняла, что он продолжает спать, и без всяких нежностей стряхнула с себя его руку.

– Проснись! – резко произнесла она. – Это просто сон.

Бьорн дернулся, грудь его бурно вздымалась. Он крепко прижимал ее к себе, держался за нее, как за спасительную веревку. Он глубоко дышал, и Рика слышала бешеный стук его сердца.

В этом объятии не было ничего заигрывающего, любовного, поэтому Рика не стала сопротивляться. Его тело содрогнулось. Этот страшный рейдер был похож на маленького испуганного мальчика, и она задумалась, какой же призрачный образ мог превратить его в жалкое существо.

– Просто сон, – повторил он. – Это был просто сон.

– Хочешь рассказать мне его?

– Нет, – решительно проговорил он. – Я не хочу переживать это заново.

Она ощутила его еле сдерживаемую дрожь и на миг пожалела его.

– Бывало, когда Кетилу снились плохие сны, он рассказывал их мне, и ему становилось лучше. – Голос ее звучал хрипло.

– Только этого мне не хватало, – пробормотал Бьорн, – чтобы ты сравнивала меня с этим придурком.

Рика отпрянула от него и села на постели.

– Мой брат добрый и нежный. У него чистая душа, и он никогда не причинит никому вреда. Не наступит день, когда тебя можно будет с ним сравнить. – В ее хриплом голосе звучала горькая обида.

– Ах, Рика, я подозреваю, что совсем не нравлюсь тебе. Ты просто вела себя осторожно, и я начинаю это понимать. Что у тебя с голосом?

– Просто горло устало. Я никогда раньше не проговаривала так много сказаний… Но ведь мне не давали замолчать.

Она рассказывала несколько часов подряд саги и эдды, одну за другой. Большой зал то звенел от хохота, то замолкал в тревожном ожидании. Бьорн заметил, что ее шатает от усталости, остановил ее выступление, перекинул через плечо и вынес наружу.

Когда затем они очутились наедине в его каморке, она запротестовала, что не станет ночевать с ним. Она не хочет быть постельной рабыней никакого мужчины. Однако Бьорн объяснил ей, что в противном случае она как рабыня будет ночевать в главном зале со всеми домочадцами Гуннара. Когда Рика поняла, что ей придется отбиваться от пятидесяти мужчин, а не от одного, предложение Бьорна победило.

– Какое-нибудь питье будет очень кстати, – сказала она, осторожно растирая шею. Откинув одеяла, она стала на ощупь выбираться из кровати.

– Не думаю, что это хорошая мысль, – фыркнул Бьорн, спуская на пол длинные ноги. Рика услышала, как шарил он в поисках огнива, фитиля и запальника. Он высек искру и зажег фитилек маленькой глиняной коптилки. Потом повернулся к ней, и слабый свет упал на его лицо. – По крайней мере не в раздетом виде.

Колючая туника, которую заставила ее надеть Астрид, расцарапала кожу, так что Бьорн дал ей свою рубашку. Она была мягкой и просторной, и хотя хранила его запах, Рика была очень ему благодарна. Но рубашка едва достигала середины ее бедер, и Рика поймала его на разглядывании ее икр. Поэтому она быстро подогнула ноги под рубашку и прижала колени к груди. Бьорн был прав. Если она в таком виде покажется в большом зале, полном мужчин, то никто ей не поверит, когда она будет кричать: «Насилуют!»

– Я принесу тебе немножко эля, – предложил Бьорн, натягивая лосины. Он взял коптилку и выскользнул из каморки.

Сжавшись в комок в темноте, Рика пыталась разобраться в этом загадочном человеке. Бьорн представлялся ей ходячим клубком противоречий. Он был грубым и нежным, пугающим и напуганным, нахальным и заботливым. Как ей было понять человека, от которого попеременно веяло то жаром, то холодом? Она не знала, чего ждать от него в следующую минуту. Каким ликом он к ней обернется? Он все время выбивал ее из равновесия.

Ей было бы легко возненавидеть жестокого воина. А вот испуганный маленький мальчик был совсем другой личностью. Он вернулся с длинным рогом; полным пенящейся темной жидкости, отдававшей вкусом хлеба.

– Ох, ты принес слишком много, – запротестовала она. Конечно, в углу комнатки был небольшой глиняный ночной горшок, но она не могла заставить себя им воспользоваться, а путь к выгребным ямам пролегал через большой зал, где ее подстерегала опасность, так что ей все равно пришлось бы ждать до утра.

– Выпей сколько сможешь, а я допью остаток. Возможно, эль поможет мне уснуть. – Он протянул ей рог, бормоча себе под нос: – Да пошлют мне боги сон без кошмаров.

Она сделала маленький глоток, и привычный мягкий вкус эля прокатился по горлу. Он успокоил ее воспаленные связки и согрел внутренности.

– Спасибо тебе. Это помогает. – Она осторожно втянула в себя еще немного эля и вернула рог Бьорну.

Он отхлебнул как следует, не сводя с нее темных глаз.

– Мы оба бодры и совсем не хотим спать, – сказал он, слегка приподнимая рог. – Нам нужно прикончить весь эль, чтобы я мог положить этот рог. Вот я и думаю, как нам провести время? – Он вопросительно выгнул бровь и снова отхлебнул из рога.

Рика скользнула по постели и уперлась в стенку, подобрав под себя ноги. Что бы он там ни имел в виду, она не сомневалась, что ей это не понравится.

– Понимаю, – тихо пророкотал его бас, напомнив ей мурлыканье большой кошки. – Например, ты можешь побольше рассказать мне о себе.

– Ты не поверил мне, когда я пыталась это сделать.

– А теперь готов поверить. Я никогда не слышал скальда сильнее тебя, Рика.

– А может, я не хочу, чтобы ты знал обо мне больше, – фыркнула она, скрещивая руки на груди. – Ты используешь это знание для своей выгоды.

– Насчет этого ты, пожалуй, права, – хмыкнул он. – Тогда расскажи какую-нибудь историю.

– Еще одну историю? – Плечи ее поникли от усталости.

– Не как скальд, Рика. Ты сегодня достаточно навыступалась. – Бьорн снова предложил ей рог, но на этот раз она, помотав головой, отказалась. – Просто расскажи что-нибудь как другу, видевшему плохой сон.

Она открыла было рот, чтобы возразить, что никакие они не друзья, но тут же сообразила, что, будучи ее хозяином, он может в ту же минуту потребовать от нее нечто большее. Просьба рассказать что-нибудь казалась достаточно невинной.

– Какого рода историю ты хочешь услышать? – Она потянулась к рогу и сделала маленький глоток. – Какое лекарство лучше от дурного сна? Сказание о героических битвах? О приключениях?

– Нет, ничего такого величественного. Думаю, что-нибудь умиротворяющее. – Он придвинулся и оперся о стену рядом с ней, вытянув длинные ноги поперек постели. – Как насчет какой-нибудь любовной истории? Ты ведь наверняка знаешь хотя бы одну.

На самом деле она знала их несколько, но ни одну из них она не стала бы рассказывать мужчине, сидя в его постели.

– Знаешь ли, в некоторых краях они запрещены, – сказала она.

Магнус предупреждал ее, когда обучал, что некоторых скальдов даже казнили за сочинение любовных песен. Песни дев, то есть любовные песни, действовали сильно, как сама любовь, самое мощное чувство в мире. А иногда и самое разрушительное. – В любовных песнях столько же опасности, сколько и удовольствия.

– Я склонен рискнуть.

В колеблющемся свете коптилки его улыбка пьянила ее, как темный эль. Она с усилием заставила себя отвести взгляд.

– Ну давай, Рика. Спой песнь о любви.

Она мысленно пробежала свой запас таких песен и наконец выбрала наименее эротичную.

– Ладно, – кивнула она. – Ты услышишь историю Рагнараи Сванхильды, парочки обреченных любовников.

– Обреченных любовников? – повторил он, скривившись. – Почему меня это не удивляет?

И когда она нахмурилась, махнул рукой:

– Давай рассказывай, пожалуйста.

– Рагнар полюбил Сванхильду, красивую девушку с Гебрид, и она ответила на его любовь. Он просил ее руки, и поскольку его отец был о Рагнаре высокого мнения, их брак был заключен. В положенное время они поженились, и он забрал ее в свой дом на продуваемом ветрами утесе над морем.

– Значит, у него была земля? – уточнил Бьорн, отхлебывая из рога.

– Да. Это был свадебный подарок отца Сванхильды. – Рика зевнула, борясь с желанием прислониться к сильному теплому плечу. – И Рагнар построил там дом для жены, высокую башню, чтобы она могла наблюдать, как прибывают и уходят корабли.

– На что была похожа эта земля? – спросил Бьорн мягко и задумчиво.

– Для этой истории это не так важно.

– Притворись, что важно, и опиши ее мне. – Он закрыл глаза.

И Рика подумала, что он представляет себе, какой была бы его собственная земля, если бы судьба не сделала его вторым сыном.

– Это была хорошая земля, красивая и богатая. Солнце и дождь падали на нее в равных долях, как горе и радость должны выпадать каждой жизни.

– Ммм, – почти промурлыкал он довольно. Глаза его вдруг открылись; и он посмотрел на Рику: – И камней не было?

– Никаких камней, – подтвердила она. – И каждое семя, брошенное в эту землю, возвращалось сторицей.

Он снова закрыл глаза, явно удовлетворенный ее описанием.

– Это, кажется, было чудесное место. И потом они были счастливы?

– О да. Всю первую зиму они страстно пили из рога любви и наслаждались друг другом.

Так как он закрыл глаза, она могла безбоязненно изучать его профиль. Темные ресницы лежали на высоких скулах. Ее взгляд привлек его полногубый рот, и Рика с трудом перевела взгляд дальше. Прямой нос, твердый подбородок. Надо отдать должное: у него были приятные черты лица.

Лицо Бьорна было волевым… честным. Она решила, что смотреть на него – одно удовольствие. Сердце Рики дрогнуло, и она вдруг задумалась над тем, что стало бы с ними, если бы она не увидела Бьорна впервые над телом отца.

Он открыл глаза.

– А потом наступила весна. – Рика поспешно вернулась к своему рассказу, решив больше не разглядывать Бьорна… – И пришла пора Рагнару присоединиться к своим братьям-викингам и отправиться в поход.

– Разумеется, после весенней посевной, – произнес Бьорн, еле сдерживая улыбку, тронувшую уголки его рта.

– Да, конечно, – улыбнулась она в ответ, несмотря на твердую решимость не делать ничего подобного. – Но Сванхильда затосковала. «Как я узнаю, что с тобой?! – воскликнула она. – Ты можешь быть ранен… или заболеть». Тогда Рагнар, который был очень умным, придумал способ обмениваться вестями на расстоянии. Он сделал два белых флага и два черных, дал ей по одному флагу каждого цвета, а потом сказал: «Следи за моими драккарами в проливе. Если со мной будет все в порядке, я подниму белый флаг. Если у тебя все хорошо, вывешивай на башне белый флаг, чтобы мое сердце тоже не беспокоилось».

– Это хороший план, – заметил Бьорн, глубоко вздыхая. Напряжение оставило его тело, и плохой сон, казалось, куда-то испарился.

– Так поначалу и было, – продолжала Рика. – Но когда пошли недели, за ними месяцы, а Рагнар все не возвращался домой, а лишь заплывал ненадолго время от времени, сердце Сванхильды ожесточилось. Она рассуждала так… Когда викинги отправляются в походы, они оставляют свои сердца дома, а уплывают лишь их тела. Но если Рагнар не возвращается, то не забыл ли он о ней в объятиях английской девушки? И решила его испытать.

– Ох, это никогда не приводит к добру, – покачал головой Бьорн.

Рика укоризненно поджала губы, а потом продолжила рассказ:

– Когда она заметила приближавшийся драккар, то вывесила на башне черный флаг и поспешила на берег. Там она улеглась на песок и велела служанкам плакать над ней, как над мертвой.

– Хм! – выгнул бровь Бьорн. – Определенно плохая идея.

Рика продолжала, не обращая внимания на его слова:

– Рагнар издали увидел черный флаг, бросился в море и поплыл к берегу, стремясь обогнать корабль. Шатаясь, выбрался из воды и увидел свою любовь вроде бы мертвую. Клич берсеркера сорвался с его уст. Он выхватил кинжал и, прежде чем кто-либо успел его остановить, вонзил его себе в сердце и упал замертво.

– Я так и знал, что испытывать этого мужчину было плохим делом, – кивнул Бьорн с самодовольной улыбкой.

Рика закатила глаза и покачала головой:

– Ты хочешь дослушать конец истории или нет?

– Да, пожалуйста.

– Сванхильда вскочила…

– Зная, что поступила неправильно, – уточнил Бьорн.

– Да, зная, что поступила дурно, – передразнила его интонацию Рика. – Но ничего нельзя было исправить. Рагнар уже умер… Тогда она вытащила кинжал из его груди, поцеловала любимого в холодные губы и вонзила кинжал в собственное сердце…

– Его губы еще не успели остыть, – уточнил Бьорн.

– Может, в следующий раз ты сам расскажешь эту историю?

– Нет, продолжай, пожалуйста. – Он откинулся назад, явно наслаждаясь ситуацией. – Прости, что перебил тебя.

– Она вытащила кинжал из груди мужа, поцеловала его в холодные губы, – повторила Рика, – и вонзила кинжал в собственное сердце.

– Да-а, нет ничего лучше парочки мертвых любовников, если хочешь повеселить человека, – с насмешкой покрутил головой Бьорн.

– Ты сам хотел услышать любовную историю, – напомнила она ему.

– Хотел. Спасибо тебе, Рика. Думаю, что теперь смогу заснуть. – Он в последний раз предложил ей глотнуть эля, а когда она помотала головой, осушил рог до дна. – Ты знаешь, в чем была истинная проблема Рагнара и Сванхильды?

– Как я понимаю, ты собираешься мне это объяснить.

– Своевременность.

И когда Рика скорчила рожицу, продолжил:

– Если бы Сванхильда открыла глаза на миг раньше, трагедии можно было бы избежать. Главное всегда и во всем – своевременность. Она меняет ход битвы. Она определяет, погибнут посевы или расцветут. Для всего под солнцем есть подходящее время. Если пропустить момент для чего-то, что должно произойти, не использовать его, то он никогда не повторится вновь.

Он положил пустой рог на пол и склонился к Рике:

– А сейчас, полагаю, пришел момент поцеловать тебя.

Она отпрянула.

– А как же твоя клятва?

– Не спать с тобой, пока ты об этом не попросишь? – сказал он, придвигаясь ближе.

– Да, именно эта. – Она была уверена, что глаза ее испуганно распахнулись и вокруг зеленого зрачка появился белый ободок.

– Она остается в силе, – мягко проговорил он. – Я всего лишь хочу поцеловать тебя, Рика. Один поцелуй. Это такая простая вещь. Не создавай трудностей. Вспомни Рагнара и Сванхильду. Если мы допустим, чтобы этот момент пролетел мимо, он может никогда не повториться.

– Всего один поцелуй? – Голос ее дрогнул.

– Скажи, что не будешь отбиваться. Один поцелуй, и я задую огонь и не стану больше тебя тревожить, – пообещал Бьорн, пожимая широкими плечами. – По крайней мере сегодня.

– Ладно. – Рика поверить не могла, что эти слова сорвались с ее уст. Прав был Магнус, предупреждая ее о необычайной силе любовных песен и историй. – Всего один поцелуй.

Улыбка молнией озарила его лицо.

Бережно, словно это было хрупкое франкское стекло, Бьорн заключил в ладони ее лицо. Неторопливо он сократил расстояние между их ртами и замер, едва их губы соприкоснулись. Его теплое дыхание с хлебным запахом эля окутало ее. Большой палец Бьорна медленно прошелся по контуру ее рта, а взгляд – по ее лицу и остановился на глазах. Она почувствовала, что ее затягивают темные глубины его очей, и зажмурилась.

Губы Бьорна накрыли ее рот нежной лаской. Это было похоже на любовный шепот. Он слегка повел ртом, как бы пробуя ее на вкус, словно ожидая отклика, – терпеливо, но настойчиво. Когда ее губы податливо приоткрылись, его язык скользнул внутрь ее рта с той же осторожностью и вдумчивостью, с какой он обследовал бы незнакомую бухту.

Рика едва дышала. Ее рот посылал странные, непонятные сигналы ее телу, пугающие, но в то же время волнующие и возбуждающие. В предвкушении его прикосновений кожу Рики покалывало иголочками. Поцелуй углублялся, пока какая-то искра не прожгла ее насквозь. Пламя побежало по всем ее клеточкам и сосредоточилось жарким комком где-то в животе. От охватившего волнения все разумные мысли вылетели из головы, и единственной реальностью оставалось головокружение.

Бьорн баюкал в большой ладони ее остриженную голову, а другой гладил шею. Кожа Рики трепетала под его пальцами. Его рука слегка задела железный ошейник.

Ненавистный обруч мгновенно вернул ее к реальности. О чем только она думает? Для этого мужчины она всего лишь вещь… собственность, которой можно пользоваться, как кровавым мечом или ночным горшком… и ценить гораздо меньше, чем драккар.

Подумать только, она растаяла, размечталась, наслаждалась его обществом, смотрела на него телячьими глазами и, что хуже всего, ответила на его поцелуй!.. Как могла она забыть Магнуса? Кровь отца на Бьорне! Чувство вины горечью обожгло ей горло. Она положила обе руки на грудь Бьорна и резко оттолкнула его.

У него хватило ума выглядеть удивленным.

– Ну вот, – промолвила она, – ты получил свой поцелуй. – С этим она отвернулась к стене и сжалась в комок.

Бьорн помолчал мгновение, а затем задул коптилку.

– Доброй ночи, Рика. Желаю тебе спать без снов. Разумеется, так оно и будет: все ее сны, все грезы умерли с Магнусом.


Глава 7

Когда Рика проснулась снова, Бьорна уже не было рядом. Однако он зажег маленькую лампу и оставил ее на деревянном сундуке у изголовья. Без нее в этой комнатке без окон было бы темно, как в глухую безлунную ночь. Ломоть хлеба и кусок соленого сыра лежали около лампы тоже явно для нее. Рика обшарила все углы, но ее кусачая туника куда-то делась.

Локи побери этого человека! Он прекрасно понимал, что она никуда не сможет выйти в своей короткой рубашке. Без всяких засовов он запер ее в своей каморке. Она фыркнула с досадой, взяла сыр, сердито отломила кусочек и сунула в рот. Комнатка Бьорна представляла собой небольшую каморку, отгороженную от большого зала дома Гуннара, без собственного очага и дымохода. Постель представляла собой земляное возвышение в торце, на котором лежал соломенный матрас, поверх него были навалены мех и тканые одеяла из тонкой шерсти.

Единственной мебелью был тяжелый деревянный сундук, предназначенный для хранения одежды и личных вещей. Круглый щит из задубелой кожи: стол, прислоненный к противоположной стене. Щит был весь иссечен следами отраженных ударов. Бьорн явно брал его с собой в битвы и набеги. «Какая жалость, что щит отразил их все», – подумала Рика.

Длинный широкий меч стоял рядом со щитом, надежно укрепленный на перевязи, надеваемой через плечо. Она обхватила пальцами его рукоять и попыталась поднять, но быстро поняла, что он слишком тяжел, чтобы она могла с ним управиться. Так что, досадливо фыркнув, она оставила его в покое.

Ей придется отыскать другой способ поквитаться с Бьорном Черным за смерть Магнуса.

Комнатка была чисто выметена, аккуратно прибрана и, как и ее хозяин, выглядела по-спартански. Единственной вещью, которая казалась не на месте, была маленькая костяная флейта на деревянном сундуке. Рика задумалась, умеет ли Бьорн на ней играть, или это осталось у него на память о чем-то или о ком-то – например, о победе над какой-нибудь безмозглой девицей… Наглец он этакий!

Дверь внезапно распахнулась, и на пороге возник этот самый наглец.

– Ты проснулась. Это хорошо. – Бьорн решительно вошел в комнатку. Под мышкой он держал сверток одежды. Он бросил его на постель рядом с девушкой. – Вот, можешь надеть это. Ты знаешь, как ездить верхом?

– Да, я умею ездить верхом, – проговорила она, разбираясь с принесенной одеждой. Туника была из мягкой ткани цвета спелой пшеницы, и еще там была юбка цвета темной хвои. Рика коснулась пальцем двух сверкающих серебряных брошей. Они были такой же тонкой работы, как те, что покупал ей Магнус. Мысль о погибшем отце пронзила ее и заставила с отвращением отвернуться от подарка.

– Обычно мы плавали туда, где Магнусу предстояло выступать, но иногда он мог поехать верхом в какую-нибудь малонаселенную местность, – объяснила Рика.

– Такому прославленному скальду, как Магнус, не было нужды забираться в какие-то затерянные места, – пожал плечами Бьорн, отламывая кусочек хлеба. – Я слышал от одного из наших купцов, что он бывал при датском дворе.

– Мы много раз там бывали, но Магнус не мог долго выносить придворную жизнь… Всю эту суету, притворство, похвальбу и напыщенность. Так что спустя некоторое время мы отправлялись в глушь. – Под одеялом она стащила с себя его короткую рубашку. Если Бьорн воображает, что она станет раздеваться у него на глазах, он жестоко ошибается. – Кроме того, иногда в этих затерянных местечках отец находил новые истории, поэтому полагал, что далекая поездка всегда того стоит. Магнус любил повторять, что скальд нужен всем людям, а не только сильным мира сего. Наши саги и эдды делают нас тем народом, какой мы есть… Они делают нас сильными.

– Нет сомнения, что вчера ты подняла дух присутствующих в доме Гуннара. – В его темных глазах сверкнуло восхищение. – Столько смеха я не слышал с тех времен, когда ярлом был мой отец. – Голос Бьорна стих, словно память затянула его в далекие глубины.

– Давно его не стало? – спросила Рика.

Ее собственная утрата продолжала жечь сердце огнем, и она уловила такую же боль в его голосе и опущенных плечах.

– Немногим больше года, – ответил Бьорн. – Но так много произошло перемен, что кажется, прошло больше.

Рика не могла позволить себе сочувствовать человеку, который забрал у нее ее отца. Она совсем скрылась под одеялом и после непродолжительной возни с туникой и юбкой откинула его, будучи уже вполне одетой.

Бьорн насупился.

– Сколько хлопот ты себе доставила, одеваясь так. Будто я уже не видел тебя голой.

– Тогда я была без сознания, так что это не считается. – Она провела ладонью по своим коротко остриженным волосам. Они были так коротки, что она даже не пожалела об отсутствии гребня. – Меня не готовили к участи постельной рабыни, так что я не стану подчиняться твоим распутным представлениям о том, как себя вести.

– Жалко, – пробурчал он себе под нос.

Рика мрачно взглянула на него, но тут же сообразила, что ей следует быть ему благодарной. Маленькие замечания вроде этого помогают ей его ненавидеть, как он того заслуживает. Прошлой ночью, когда он проснулся от кошмарного сна, растерянный и испуганный, ей захотелось увидеть в нем просто человека… мужчину, а не грубого захватчика, каким она его знала.

При свете дня она задумалась, не притворялся ли он, не выдумал ли весь этот страшный сон, чтобы ослабить ее неприязнь и сдержанность. При воспоминании о его нежном поцелуе губы ее закололо иголочками, а в груди пробудилось некое стеснение. Она встряхнулась, чтобы избавиться от нежелательных ощущений. Ее озадачило, что тело вело себя независимо от доводов разума. Ее губы отказывались воспринимать Бьорна как врага. Нет, этот поцелуй был явно ее ошибкой. Несомненно. Теперь, когда она узнала, какой он хитрый, она будет бдительной вдвойне.

– Куда мы едем? – поинтересовалась она. – Я надеялась, что ты позволишь мне сегодня повидаться с братом. Хоть ненадолго. Мне нужно удостовериться, что с ним все хорошо.

– Сегодня мы поедем в горы, – сказал Бьорн. – Твой брат уже на пути туда. Я позабочусь о том, чтобы ты с ним повидалась.

– А ты уверен, что меня здесь не хватятся? – спросила Рика. – Может быть, нужно посоветоваться с госпожой Астрид? Наверное, осталась еще какая-нибудь уборная, которую я не выскребла?

– Я уже разговаривал с Астрид, – кивнул Бьорн, закидывая в рот очередной кусочек сыра. – Ты больше не будешь скрести уборные. Скальд Согне не может заниматься подобной работой. Отныне ты будешь только прислуживать мне. Днем и ночью.

– Может быть, я предпочла бы уборные, – пробормотала она, застегивая пряжку на новом кожаном сапожке.

Они пересекли двор перед домом ярла, направляясь к конюшне. Там они сели на двух похожих гнедых меринов и неспешно выехали на дорогу, мимо кузницы и сараев кожевенников, мимо пышных обработанных полей. Далее они поднялись по узкой тропе в сосновый лес, полный терпкого смолистого аромата. Воздух был таким свежим и морозным, что Рике пришлось поплотнее закутаться в шерстяной коричневый плащ, который Бьорн накинул ей на плечи перед выездом.

Стволы нескольких старых деревьев были искривлены жестокими ветрами и напоминали странные человеческие фигуры. С наростами на месте глаз, щелями в коре, похожими на рты, и неровными бородами мха они выглядели, как лесные тролли. Легкие порывы ветра, проносящиеся между деревьями, колыхали их, заставляя раскачиваться в жутковатом танце. Рика решила, что ни за что не хотела бы оказаться в этом лесу при лунном свете.

– Куда ты меня везешь? – поинтересовалась она. Порыв ветра с вершин, пронизанный легким морозцем, заставил ее получше завернуться в плащ.

– На новые поля, – отозвался Бьорн, награждая ее ослепительной… и обольстительной улыбкой. Лучи солнца играли синими бликами на его черных как смоль волосах. Она должна была себе признаться, что когда Бьорн хотел очаровывать, он был невероятно привлекателен.

«Наверное, таким становится проказливый бог Локи, когда стремится задурить голову какому-нибудь дурню», – напомнила себе Рика. Она с усилием оторвала взгляд от великолепной фигуры Бьорна, стараясь не обращать внимания на то, как возбуждается все ее тело и сжимаются внутренности от этого зрелища.

Бьорн махнул рукой в сторону тропы:

– Там есть чудесное ровное место. Когда срубим деревья и выкорчуем пни, мы сможем увеличить свои пахотные земли вдвое. Посадим больше ячменя и ржи. Сейчас в Согне живет довольно много людей. Гораздо больше, чем раньше. И всем им нужно есть.

– Но зачем мне это видеть?

– Лишняя пахотная земля необходима и важна для поселения в целом, – заметил Бьорн. – Я полагал, что скальдов интересует и жизнь людей, а не только возможность их развлекать. – И когда она неохотно кивнула, продолжил: – И вообще, это важно для меня.

– Но почему это должно меня интересовать? – резко откликнулась Рика, страстно желая забыть вкус его поцелуя.

– Потому что я этого хочу, – прищурился он. Окинув взглядом окрестности, он глубоко втянул в себя хрустальный воздух. – Земля дает нам все необходимое, если мы о ней заботимся, Рика. Я привез тебя сюда, чтобы показать то, что имеет для меня особое значение. Как иначе мне тебя убедить, что я вовсе не чудовище, каким ты меня считаешь?

– Действительно, как? Это ведь невозможно. – Она яростно сверкнула на него глазами и поджала губы. Лицо ее приняло выражение, от которого ее поклонники в местах, где они бывали, торопливо разбегались, возвращаясь к местным возлюбленным. – Я никогда не забуду, что ты отвечаешь за смерть моего отца, хотя не твоя рука нанесла последний удар. Ты зря тратишь время, Бьорн Черный.

– Моё время, мне его и тратить, – сказал он с обманчивой кротостью. – Но когда я целовал тебя прошлой ночью, мне показалось, что ты готова чуточку меня простить.

Кровь прилила к ее лицу. Значит, он почувствовал этот краткий миг, когда ее тело предало ее, открылось ему, упало в него, как ласковые воды фьорда, как она откликнулась на его поцелуй. Она сгорала от стыда при мысли об этом.

– Прошлой ночью ты говорил, что для всего есть свое подходящее время, – мрачно сказала она. – Наше с тобой время кончилось, не начавшись, когда умер мой отец.

Он вонзил пятки в бока лошади и, пока они ехали, больше не сказал ни слова. Крутая тропа продолжала подниматься в гору, в глухую чащобу. Вскоре Рика услышала удары топоров о стволы деревьев и скрежет двуручных пил. Еще раньше, чем она заметила людей, ее легкие наполнил запах умирающих деревьев, терпкий аромат сосновой смолы.

Через чащу они выбрались на прогалину, где люди и упряжки лошадей трудились над корчеванием мощных пней, оставленных дровосеками. Крупы лошадей, старавшихся исполнить волю своих хозяев, потемнели от пота.

Бьорн соскользнул с коня и нажал плечом на один из самых упрямых пней. Мощные мышцы его рук вздулись от напряжения, когда он с кряканьем присоединился к другим работникам.

– А ну-ка, все разом, – проревел он, и люди и лошади соединили свои усилия. Длинные змеистые корни наконец поддались, перестали цепляться за землю, выпростались наружу и, покорные воле людей, потянулись к небу. Все радостно закричали.

Бьорн одним прыжком вернулся в седло с грацией прирожденного наездника и, причмокнув, послал мерина вперед. Он искоса бросил взгляд на Рику, но она отвела глаза, твердо решив не позволить ему застать себя за рассматриванием его мышц. Вместо этого она уставилась на поля.

– Ты сказал, что Кетил будет здесь. – Она прикрыла глаза ладонью от солнца. – Но я нигде его не вижу.

– Он где-нибудь здесь работает топором. Сегодня утром он сказал мне, что ему нравится рубить деревья, – объяснил он, ища Кетила в дальнем конце делянки. – Он ведь сильный, твой брат. Я просил Сурта присмотреть за ним, но он сказал, что Кетил знает, как обращаться с топором.

– Это он знает… Кетил готов рубить дерево просто ради удовольствия. – Она была раздосадована тем, что Кетил разговаривал с Бьорном. Он не должен был этого делать. Одно дело она общается с человеком, взявшим их в плен… Особенно потому, что у нее нет выбора, а кроме того, хватает сообразительности быть с ним настороже… Но Кетил не может отличить ужа от гадюки. Ее кроткий брат был невероятно доверчивым. Он может стать легкой добычей для такого, как Бьорн, который легко повернет любые слова Кетила к своей выгоде.

– Вот он. – Бьорн протянул руку и указал на молодого человека, рубившего высокую сосну. Он пустил коня рысью, и Рика последовала за ним.

Когда они оказались достаточно близко, Рика сложила ладони лодочкой и выкрикнула имя Кетила. Он перестал работать топором и оглянулся. При виде Рики его потное лицо расплылось в широкой улыбке. Он вонзил лезвие топора в дерево и вперевалку зашагал к ней.

Резкий порыв ветра пронесся над вырубкой. Деревья закачались туда-сюда. Дерево, которое рубил Кетил, содрогнулось, затрещало и начало медленно падать.

– Беги, Кетил, беги! – взвизгнула Рика.

Кетил оглянулся, но вместо того чтобы броситься в сторону, чтобы уклониться от падающего ствола, он продолжал бежать по прямой, строго по линии падения сосны. У Рики перехватило дыхание, ее охватила паника. Кетил точно не успеет выбежать из-под падающего дерева.

Бьорн вонзил пятки в бока своего мерина и резко послал его в галоп. В мгновение ока он покрыл расстояние между ним и Кетилом, на глазах у потрясенной Рики соскочил с коня и отбросил Кетила в сторону как раз в тот момент, когда гигантский ствол обрушился на землю.

Рика ахнула, видя, как Кетил откатился прочь, в безопасность. Но брат ярла исчез под огромной грудой веток и хвои.


Глава 8

Люди суетились вокруг упавшего дерева, как пчелы вокруг перевернувшегося улья. Рика соскользнула со своей лошади и подбежала к Кетилу, избегая смотреть на Бьорна в страхе увидеть его раздавленное деревом тело. Слезы ручьями текли по ее щекам.

«Это от потрясения», – твердила она себе. И конечно, оттого, что Кетил оказался жив. Не может же она так переживать из-за Бьорна Черного, человека, сделавшего ее пленницей и навсегда изменившего ход ее жизни.

Друг Кетила, Сурт, пробрался сквозь ветки упавшей сосны и через несколько мгновений выполз обратно из-под древесной груды, потирая грязную шею.

– Он все еще жив, но…

Рика не стала дожидаться продолжения.

– Почему вы все стоите и ничего не делаете? – Голос ее звучал со всей приказывающей силой ее искусства. – Вырубите его оттуда. Сурт, покажи остальным, где он лежит, чтобы ему не причинили ббльшего вреда!

Рика взяла на себя руководство спасением Бьорна, одних подбадривая, других подгоняя, пока наконец не была поднята последняя часть ствола, придавившая Бьорна к земле.

Глаза его были полузакрыты, на виске набухла большая шишка. Руки и грудь Бьорна были в многочисленных ранках и порезах. Большой сук, толщиной с руку Рики, торчал из бедра Бьорна, покачиваясь, как гигантская стрела.

Сурт ухватил этот сук и начал его вытаскивать.

– Нет! Погоди! – приказал молодой человек, в котором Рика узнала Йоранда, неуклюжего юношу с веселой улыбкой, моряка с драккара Бьорна. Теперь его лицо было искажено тревогой. – Этот сук остановил кровотечение. Если его вытащить, Бьорн истечет кровью прежде, чем мы снесем его с горы.

Йоранд стащил с головы кожаную повязку и стянул ею бедро Бьорна выше раны.

– Мне еще нужна какая-нибудь тряпка.

Рика ухватила подол своей новой мягкой туники и оторвала от него длинный лоскут.

Йоранд поблагодарил ее кивком и махнул рукой Сурту, чтобы тот вытащил сук. Из глубокой раны темной струей брызнула кровь. Спустя мгновение она сменилась на ярко-алую – явное свидетельство того, что сердце Бьорна продолжает биться. Йоранд заполнил рану тканью Рики, а потом туго перевязал ее. При этом за все время Бьорн ни разу не шевельнулся, даже не моргнул глазом.

Когда Бьорна положили на волокушу, Рику охватил ужас. За непродолжительное время своего пребывания в Согне она успела узнать от другой служанки, Инги, что ярл Гуннар не отличался особым милосердием. У рабов не было никаких прав, даже если они не делали ничего плохого. Что сделает Гуннар Харальдссон с рабом, виновным в смерти ее брата? Она отозвала в сторону Сурта.

– Возьми Кетила и спрячь его, пока… – Она не смогла закончить фразу. При мысли, что Бьорн может умереть, у нее перехватило дыхание. – Просто спрячь его, пока я не пошлю вам весточку.

Сурт кивнул и незаметно отошел от основной кучки людей, ведя за собой Кетила. А Рика и остальные работники начали спускаться с горы. Она шагала рядом с волокушей, наблюдая, как с каждым толчком бледнеет лицо Бьорна.

Несколько человек побежали вперед, чтобы сообщить о несчастном случае и подготовиться к прибытию раненого. Так что когда волокуша втянулась на травянистый двор перед большим домом, их уже ждала Астрид. Лечение было занятием хозяйки. Бьорна перенесли в его каморку, Рика попыталась последовать за ним, но Астрид преградила ей дорогу.

– Оставайся тут, – велела она, презрительно кривя губы. – Твои услуги ему больше не понадобятся. Возможно, уже никогда.

– Но я хочу помочь, – проговорила Рика.

Лицо Рики обожгла звонкая пощечина. Хозяйка Согне силы для рабыни не пожалела.

– Ни одна рабыня не должна мне перечить. Делай, что велят, а то в следующий раз отведаешь кнута, – резко бросила Астрид. – А теперь принеси мне неразбавленного спиртного и потом помоги Инге вскипятить воду.

С горящей щекой Рика побежала за спиртом, который требовала Астрид. Она принесла его в комнату Бьорна, но ее внутрь не пустили. Затем она помогла Инге отскрести большой чайник из мыльного камня и притащила свежей воды из ручья.

Один раз из комнатки вышел Йоранд. Губы его были мрачно сжаты. Он бросил взгляд на Рику, но ничего ей не сказал. Он наполнил кожаное ведро кипятком, и опять, не встречаясь с ней глазами, скрылся в комнате Бьорна.

Наконец в дверях показался выпуклый живот Астрид.

– Он зовет тебя, – презрительно сообщила она.

Рика поспешно протиснулась мимо нее. Бьорн распростерся поверх одеял. Нога его была туго перевязана, красное пятно расползалось по ткани. Глаза его были закрыты, словно он спал, но серая бледность лица подсказывала, что он в забытьи. Рика увидела, что грудь его поднимается и опускается в неглубоком дыхании. Шишка на виске стала лиловой с желтыми разводами.

– Бьорн, – прошептала Рика, опускаясь на колени перед постелью и беря в руки его мозолистую ладонь. Ладонь была прохладной, и пальцы не ответили на ее пожатие.

– Он тебе не ответит, – объявила Астрид. – Он снова забылся. Может, очнется. А может, и нет. Знают только Норны.

Норны, три прядильщицы судеб человеческих, несомненно, уже давно определили длину жизненной нити Бьорна и решили его судьбу. Если он достиг своего конца и Норны собрались перерезать его нить, ничто их не остановит.

– Я сделала для него все, что могла, – покачала головой Астрид. – Жаль, что его встретит такая смерть. Такой воин, как Бьорн, должен был покинуть этот мир со славой, а не корчась в постели.

Рика хотела сказать, что Бьорн вел себя как настоящий герой. Никто из известных ей людей не стал бы рисковать собой ради раба. Но она побоялась рассказать об этом. Астрид все равно не сочтет спасение Кетила героическим поступком. Если причина несчастного случая с Бьорном станет известна злобной хозяйке Согне, это лишь поставит под удар ее брата.

– Йоранд, раздень его, – приказала Астрид, затем повернулась к Рике: – Обмой его и смажь все ссадины и раны вот этим. – Астрид протянула ей небольшую чашу с остро и мерзко пахнущим месивом.

– А что потом? – широко открыла глаза Рика. Она никогда раньше не находилась у постели больного, тем более не ухаживала за тяжелораненым.

– Сиди с ним и обслуживай его нужды, – пожала плечами Астрид.

Йоранд разрезал одежду Бьорна, чтобы как можно меньше двигать его. Затем развернул тонкое одеяло и прикрыл им своего капитана. Без лишних слов он собрал обрывки туники, лосин и последовал за хозяйкой Согне. Рика осталась наедине с Бьорном.

Она смочила лоскут мягкой ткани и стала осторожно отмывать засохшую кровь с тела Бьорна. Его туника оказалась слабой защитой от ссадин и царапин. Она тщательно удалила кусочки древесины и бережно промыла кровоточащие ранки и содранные места. Мазь, которую оставила ей Астрид для лечения, резко пахла мочой. У Рики от нее слезились глаза, и она почти позавидовала бесчувствию Бьорна, но не пропустила ни одного пореза, ни одной ссадины.

Когда она добралась до его талии, взгляд ее привлекла узкая лента темных волос, спускавшаяся от пупка вниз. Что, если он пострадал в самой чувствительной мужской части? Затаив дыхание, она потянула одеяло вниз.

Казалось, все было с ним в порядке, то есть никакого повреждения она не заметила. На мгновение она замерла, рассматривая его. Все тайные особенности строения мужского тела были откровенно обнажены. Какое необыкновенное сочетание силы и уязвимости являл собой Бьорн! Она уже видела его полностью возбужденным и воспрявшим. С той поры в ее воображении не раз возникало это впечатляющее зрелище. Трудно было поверить, что эта вялая мягкая плоть была тем самым органом. Мурашки побежали по темной коже его мошонки, вместилищу его семени, и она, вздрогнув, отвела глаза. Она виновато накрыла его одеялом до подбородка и отвернула нижний его край, чтобы отмыть от грязи и полечить его ноги.

«Делай то, что нужно», – сказала Астрид.

Скоро Рика поняла, что у человека в беспамятстве не так много нужд. Она приложила мокрую ткань к его виску, чтобы согнать шишку, поудобнее укрыла его, расправив одеяло и подоткнув его ему под ноги. Когда Рика больше ничего не смогла придумать, она тихо присела на край постели и взяла в ладони его руку.

У него были сильные кисти рук, с широкими пальцами, поросшими черными волосками. Под ногтями чернела грязь, и она осторожно кончиком ножа ее удалила.

Она внимательно вглядывалась в его лицо. Глубокие морщинки вокруг глаз, нанесенные годами, проведенными за рулем драккара в сражениях с ветром и волнами, разгладились, и он стал выглядеть моложе. Кожа по-прежнему была бледной, с нездоровым, почти серым оттенком. Рика положила ладонь ему на грудь и ощутила мощное биение его сердца. Ритм показался ей ровным, хотя немного учащенным.

– Открой глаза, Бьорн, – прошептала она.

У нее сводило желудок. Почему ее волнует, что станет с этим человеком? Разве он ей не враг? Возможно, кровь Магнуса Сереброголосого на его руках… И на этой руке, которую она так нежно сейчас сжимает. Она молила его очнуться, хотя часть души проклинала ее за предательство.

– Бедный братец. – Голос прозвучал у нее за спиной, заставив подпрыгнуть от неожиданности. Она была так поглощена Бьорном, что не заметила, как в комнатку крадучись, словно кот, вошел Гуннар. – Должно быть, он и вправду умирает. Если бы ты присела на мою постель, я бы точно проснулся.

Голос Гуннара был маслянистым, словно лужа китового жира на волнах. Рике очень не понравилось, каким взглядом он окинул ее фигуру.

– Он еще не очнулся?

– Нет, господин. – Рика кротко сложила руки перед собой и отвечала, не поднимая глаз. Гуннар сделал шаг к ней, и она невольно попятилась. Прежде чем она успела сообразить, что происходит, он загнал ее в угол.

– Тебе больше некуда бежать, мой маленький скальд, – произнес ярл. Зрачки его расширились, отчего бледные глаза стали почти такими же темными, как у Бьорна. Черными дырами в окаймлении серого льда.

– Я не ваш скальд, – сказала она. – Я принадлежу вашему брату. – Слова прозвучали странно для ее ушей, но она готова была провозгласить себя собственностью Бьорна, лишь бы уберечься от Гуннара.

– Какой странный поворот судьбы. Не правда ли? – произнес он, продолжая надвигаться. – Еще с той поры, как мы были мальчишками, Бьорн всегда хотел того, чем владею я. Он хотел землю. Да-да, знаешь, он всегда хотел иметь землю.

Рика промолчала. Она не осмеливалась встретиться с ним глазами и старательно изучала дощатый пол, с трудом пытаясь сдерживать внутреннюю дрожь, грозившую вырваться наружу.

– Его вечно снедала зависть, – не умолкал Гуннар. – Но сейчас, как ни странно, я завидую ему.

Ярл склонился над ней и глубоко вдохнул ее запах, водя носом по ее шее – там, где обстриженные короткие волосы завивались легкими колечками возле ушей. Далекий завтрак из сыра с хлебом комком подступил ей к горлу. Гуннар по-хозяйски положил руку ей на талию!

– Хотя Бьорн никогда не будет владеть тем, что принадлежит мне, у него нет ничего такого, что пришло бы к нему без моего согласия. Ты была по праву моей. Думаю, что могу перерешить и забрать тебя обратно, Рика.

– Бьорн может не согласиться с этим, – заметила она, стараясь, чтобы на ее лице не отражалась овладевшая ею паника.

У Бьорна Черного могли быть какие-то угрызения совести, охранявшие ее от изнасилования, но она сомневалась, что его брата будет мучить нечто подобное. Похотливый блеск его глаз свидетельствовал именно об этом.

Гуннар бросил презрительный взгляд через плечо на брата, бледного и тихого, как смерть.

– Не слышу его возражений.

Она попыталась применить другой прием. Поднырнув под его руку, Рика выбралась из угла.

– А вы не думаете об опасности, которую на себя накликаете?

– Не вижу никакой опасности, – усмехнулся Гуннар. – Ты слишком маленькая, чтобы со мной бороться, а Бьорн не в состоянии это сделать.

– А как насчет опасности переспать со скальдом? – Мозг ее лихорадочно искал выход, а ноги осторожно переступали, отдаляя ее от ярла. – Я даровитый поэт. Допустим, что в качестве любовника вы не пойдете ни в какое сравнение со своим братом и я сочиню бойкий куплет о вашей …несостоятельности?

– Я отрежу тебе язык. – Жесткий блеск его глаз и тонкие поджатые губы подсказали Рике, что это не пустая угроза.

– И как вы объясните это людям, которые захотят слушать меня каждый день за вашим столом? – Она шагнула в сторону, уворачиваясь от его рук. – Предупреждаю, стоит мне спеть об этом один раз, и дурная слава будет преследовать вас до конца ваших дней. Куплет будет восхитительно озорным, и всем захочется его повторять. Будут ли его петь в вашем присутствии или нет, но для воинов, которых вы стремитесь возглавлять, вы навсегда останетесь Гуннаром с Коротким Мечом.

На мгновение он замер, как бы взвешивая ее слова.

– Ну, это, конечно, если тебе не понравится быть со мной. – Его бледная бровь выгнулась, и он решительно направился к ней. – Но я думаю, такого не случится.

Он сделал обманное движение вбок, и когда она попыталась ускользнуть, схватил ее и крепко прижал к груди. Он прилип к ее губам, пытаясь грубо протолкнуть язык в ее рот. В результате этот жесткий поцелуй причинил ей боль. Она била кулаками по его груди и плечам, пытаясь вырваться, пока наконец он не отпустил ее. Рика с трудом могла отдышаться.

– Ну ты, мерзкая корка грязи с пупка бродяги, – выругалась она. – Дрянь с немытой задницы Локи! Тролль с вялым мечом и яйцами с горошину!

Гуннар расхохотался.

– Отличные ругательства, но ты запоешь иначе, когда я суну свой «меч» в тебя. – Он стал дергать тесемки на поясе своих лосин. – Видишь, никакой вялости. И он вовсе не короток.

– Нет! – Она уже не боялась, что их кто-то услышит, хотя из-за толщины стен на это было мало надежды.

– Отпусти ее, Гуннар. – Голос был хриплым и слабым, но явно принадлежал Бьорну.

Ярл круто повернулся к брату. Бьорн приподнялся на локтях, лицо было бледной маской ярости. Красноватые белки его темных глаз кричали о желании убийства.

Гуннар засмеялся, почти смущенно.

– Да ну тебя, брат, – произнес он. – Не расстраивайся. Девкой больше, девкой меньше. Что тут такого… между братьями?

– Если не уберешь от нее руки немедленно, узнаешь.

Гуннар, прищурясь, смотрел на Бьорна.

– Перестань нести чушь, безумец. Ты слаб, как старуха. У тебя нет сил меня остановить.

– Если ты попытаешься взять ее, клянусь могилой нашего отца, я изобью тебя до крови. – Бьорн с трудом выпрямился, сидя на постели. Лицо его окаменело, как гранит. Он перекинул ноги через край постели и встал на ноги, наклонившись набок, чтобы вес тела пришелся на здоровую ногу. Его левая щека судорожно подергивалась. Обнаженный, но решительный, он повернулся лицом к старшему брату и крепко сжал кулаки. – Как видишь, я сумею тебя остановить, – процедил он сквозь стиснутые зубы.

Гуннар ответил ему свирепым взглядом, а затем посмотрел на Рику. Из его горла вырвался рычащий звук. Рика подумала, что ему будет сложно объяснить драку с раненым братом. У Бьорна был вид воинственно настроенного берсеркера. Он не чувствовал боли и был опасен, как раненый медведь.

– Она не стоит таких хлопот. – С этими словами Гуннар повернулся и, громко топая, вышел из комнаты.

Когда дверь за ним закрылась, Бьорн слегка покачнулся, а потом с дрожью свалился на постель. Рика поспешила к нему, чтобы помочь лечь как следует.

– У тебя снова пошла кровь, – попеняла она ему, поднимая его ноги на постель. Она оторвала еще один длинный лоскут от подола своей туники и перевязала ему бедро.

Он без возражений улегся и позволил ей поправить одеяло и поухаживать за ним. Натянув одеяло ему на грудь, она заметила, что живот его мелко колышется. Он смеялся. Рика обратила внимание, что при улыбке на одной из его щек появляется ямочка.

– Тролль с вялым мечом и яйцами с горошину, – повторил он, засыпая.

На этот раз он был не в обмороке, а погрузился в легкий сон.

Рика надеялась, что он будет спать без кошмаров.


Глава 9

– Выздоравливать – это не бегать наперегонки, – напомнила ему Рика. – Ты не можешь заставить свои мышцы окрепнуть менее чем за неделю.

– Я никогда не выздоровею, если позволю тебе превратить меня в лежебоку, – отозвался Бьорн. Легкая усмешка изогнула уголки его губ. Эта женщина была ходячим отвлечением от боли. Может, он ещё был больным, но ее близкое присутствие возбуждало его кровь. Приглашающим жестом он отбросил одеяло. – Разве только ты дашь мне повод оставаться в постели.

Рика нахмурилась. Бьорну захотелось стереть поцелуем глубокую морщинку, пересекавшую ее лоб.

– Ты все отлично понимаешь, – сказала она. – Я все еще не твоя постельная рабыня. Я просто хочу, чтобы ты скорее поправился, а ты ничего для этого не делаешь. Пора тебе признать, что есть вещи, над которыми даже ты не властен.

Бьорн покачал головой и постарался сильнее оттолкнуться. Да, только время заполнит плотью и мышцами глубокую рану в его бедре. Громадная вспухшая шишка на виске уже прошла, хотя Рика твердила, что кожа на этом месте еще оставалась желто-лиловой. Бьорн не выходил из своей комнаты, чтобы окружающие не поняли, до какой степени он еще слаб. С каждым днем он все дольше стоял на ногах, но когда начинал мерить комнату шагами, пот струился по его лицу. Как-то раз больная нога подкосилась, и он рухнул на доски.

– У тебя снова из раны пойдет кровь, – ворчала Рика. – Тебе нужна палка, чтобы опираться.

– Нет, девушка, ты не сделаешь из меня калеку, – нахмурился он, но когда лишь с ее помощью смог вернуться в постель, успокоился и смирился. – Может, и правда посох мне пригодится… на какое-то время.

Йоранд с радостью откликнулся на просьбу Рики. Он оторвался от работы над длинным кораблем, чтобы вырезать и отполировать песком хороший крепкий посох для капитана.

Каждый день Рика выходила из комнаты Бьорна лишь на короткое время, чтобы наполнить его тарелку или опустошить ночной горшок. А вечерами ее упрашивали на время оставить его и рассказать очередную историю всем обитателям большого дома. Затем Йоранд провожал ее обратно к постели Бьорна.

Она старательно избегала Гуннара и его жену.

Прошла неделя, но истина о том, как произошел этот несчастный случай с Бьорном, так и не дошла до ушей ярла. История была окутана заговором молчания, потому что поступок Бьорна был слишком необычным. Даже те, кто видел, как он оттолкнул Кетила, не знали, как это объяснить. Между собой люди удивлялись, что брат ярла рисковал жизнью ради раба, к тому же убогого.

Однако в целом поступок Бьорна оказал благотворное влияние на жителей Согне. Они справедливо рассудили, что случись такое с каждым из них, брат ярла сделал бы то же самое для них. И сознание этого заставляло их рьяно служить Бьорну, в отличие от Гуннара, который умел управлять только угрозами и принуждением.

Рика известила Сурта, что после недели пребывания в лесу Кетил уже может вернуться в дом ярла. С ним ничего не случилось, даже пережитый страх почти забылся. Брат вернулся к ней, и за это она должна быть благодарна Бьорну – человеку, которого считала ответственным за смерть Магнуса.

Каждый раз, когда она пыталась распутать эти сложные чувства, примирить их, внутри у нее все сжималось. Она поклялась ненавидеть Бьорна, но каждый день улыбалась ему и охотно ухаживала за ним, помогая ему выздоравливать. Только по ночам, когда в ее мыслях оживал образ отца, ее охватывало чувство вины. Сам он никогда не сочинил бы столь изощренной загадки.

– Как вы себя чувствуете, госпожа? – Искривленные возрастом пальцы Хельги легко пробежали по раздутому животу Астрид.

Ребенок натянул его кожу, расправляя тесные узы чрева хозяйки Согне.

– Как я могу чувствовать себя, старая дура? – сердито откликнулась Астрид. – Так, словно лопну сейчас! Я уже не могу становиться больше и больше. Когда наконец это дитя появится на свет?

– Когда появится, тогда появится, – ответила старая повитуха, жизнерадостная, как воробышек. Ей приходилось в жизни иметь дело с разными раздраженными роженицами, и она уже давно не реагировала на их сердитые слова. – Я помогла родиться многим. И не сосчитать. И никто никогда не мог сказать наверняка, когда именно дитя надумает родиться. Одно скажу: хорошо, что я приехала сегодня. Если утром вы все еще будете брюхатой, я очень удивлюсь. Ваш муж хорошо сделал, что позвал своих вассалов за стол. В эти дни мой хозяин Торвальд никуда не ездит, потому что я лечу его подагру… И вам повезло, что мы здесь.

– Хитрый ярл хочет, чтобы все вассалы фьорда были здесь, когда родится сын, и сразу признали его законным наследником Согне, – презрительно фыркнула Астрид. – Правда в том, что Орнольф Кровавый Топор вернулся из Миклагарда с полным кораблем товаров. И Гуннар хочет, чтобы его подданные привезли товар сюда и торговали прямо здесь, в доме. Этот человек не умеет думать ни о чем, кроме своего члена или кармана.

Хельга прищелкнула языком. Значит, ярл Согне ожидает прибыль, а то, что этот общий созыв привел к нему опытную повитуху, – всего лишь счастливая случайность. «Если Гуннар действительно ценит звон монет выше благополучного разрешения жены от бремени… то Астрид можно только пожалеть», – подумала Хельга.

Она натянула на Астрид тунику и схватила ее за руки, чтобы помочь сесть. И пока она садилась, взгляд старой повитухи упал на янтарный молоточек, висевший на шее у роженицы. Хельга дважды моргнула, не смогла удержаться и ухватила амулет, чтобы рассмотреть его поближе.

Этого не могло быть! Из янтаря делалось много маленьких амулетов, молоточков в Тора, но чтобы два таких одинаковых, с крохотной орхидеей внутри… Он был в точности такой же, как амулет ее покойной хозяйки.

– Маленький эльф, – прошептала она, чувствуя, как бледнеет. Сколько раз за эти долгие годы воспоминания о жалком меховом свертке на льду проникали в ее сны и будили отчаянным чувством вины?

Она помнила все с острой, как нож, ясностью. Ребенок плакал, не умолкая…

Астрид выхватила молоточек из пальцев повитухи.

– Что с тобой, старуха?

– Прошу прощения, госпожа. Я не уверена… – проговорила Хельга, смиренно склоняя голову. – Но где вы взяли этот амулет-молоточек? Такая милая вещица.

– Одна рабыня носила его, когда ее сюда привезли, – призналась Астрид. При этом ее лицо исказила злоба. – Он слишком хорош для таких, как она. Она вообще нахалка. Представляется скальдом, хотя на самом деле она постельная рабыня моего деверя.

Хельга помогла Астрид подняться на ноги.

– Где я могу найти эту рабыню?

– Наверняка у Бьорна Черного, – язвительно промолвила Астрид. – Но ты увидишь ее сегодня. Она развлекает мужчин глупыми россказнями. Хотя что они находят в ее представлениях – для меня загадка.

Хельга задумалась… Сможет ли она узнать Маленького эльфа?

Этим вечером впервые после несчастного случая братец ярла почувствовал, что сможет присоединиться ко всем за ужином. Гуннар скрипнул зубами, когда воины встретили его приветственными криками. Опираясь на посох, Бьорн с помощью Рики благополучно добрался до возвышения.

– Я и не знал, что среди нас есть такой старик, – громко воскликнул Канут, грубый викинг с грудью, как бочка. Гуннар улыбнулся.

Быстрее, чем Гуннар ожидал, Бьорн перенес свой вес на здоровую ногу и кончиком посоха ткнул Канута в толстое брюхо. А когда тот вдвое согнулся от боли, Бьорн закрутил посох и ловким ударом по широкой спине свалил того на землю.

– Раз ты, Канут, такой медлительный, – промолвил Бьорн с довольной ухмылкой, – значит, сейчас здесь у нас два старика. – И он протянул руку поверженному обидчику.

Раскатисто захохотав, Канут встал, схватил недавнего противника за плечи.

– Приятно видеть тебя здесь с нами, Бьорн Черный. Но я думал, что все оружие, кроме ножей для мяса, следует оставлять за дверью.

Таким грубоватым, но добродушным утверждением символ слабости Бьорна был переведен в статус оружия. Гуннар недовольно прорычал что-то. Продвижение его брата вдоль стола замедлялось поздравлениями и добрыми пожеланиями сидевших за столом воинов, мимо которых он проходил.

Гуннар, прищурившись, наблюдал за происходящим. Ему казалось подозрительным обращенное к его брату уважение. С этим нужно будет что-то делать, притом как можно скорее.

Когда Бьорн дошел до торца зала, громадный, похожий на медведя, мужчина, сидевший рядом с Гуннаром, поднялся, чтобы поздороваться с младшим племянником. Он сжал его в объятиях так, что затрещали ребра. Лысина дяди Орнольфа сверкала, а окаймлявшие ее седые волосы спускались до плеч. Одежда представляла собой странную смесь мехов и экзотического шелка.

– Бьорн, мальчик мой! – Голос Орнольфа грохотал, как раскалывающийся ледник.

– Дядя! – Глаза Бьориа засияли от удовольствия. – Почему мне не сказали, что ты здесь?

Орнольф оглядел Рику с понимающей улыбкой и подкрутил кончики пышных усов. Их дядюшка всегда замечал хорошеньких женщин, а сегодня вечером и Гуннар должен был признать – девушка-скальд выглядела особенно привлекательной. Хотя, конечно, она всегда обращала на себя внимание.

– Может, потому, что ты был занят другим? – Орнольф окинул одобрительным взглядом фигуру Рики. – И, судя по ее виду, не зря.

– Рика, это мой дядя Орнольф. – Бьорн подтащил Рику к великану. – Он самый успешный торговец Согне и просто демон за рулем драккара. Они с моим отцом еще молодыми проложили торговый путь в южные края.

– Ба-а, тебя послушать, так я уже какой-то чахлый седой старец, – жалобно возразил Орнольф.

– Ну конечно, седину ты можешь отрицать, но любой, кто решит скрестить с тобой мечи, никогда не назовет тебя чахлым стариком, – любовно заметил Бьорн. – Орнольф, познакомься с новым скальдом Согне.

– Если ты скальд, то я буду ждать твоих песен, – склонил голову Орнольф и сделал какой-то широкий восточный жест в сторону девушки. Однако улыбка слетела с его лица, когда он заметил железный ошейник на шее Рики. Нахмурив брови так, что они почти сошлись над его ястребиным носом, он мрачно посмотрел на ошейник. Когда Рика вопросительно выгнула бровь, он очнулся: – Простите меня, я весь последний год был в Миклагарде, торговал с арабами. И несомненно, перенял некоторые восточные манеры. Садись, Бьорн, пока не свалился с ног. Нам надо обменяться новостями.

Рика устроила Бьорна поудобнее и наполнила его тарелку любимой едой. Гуннар обратил внимание, как она порозовела, суетясь вокруг брата. Он не мог припомнить, когда в последний раз женщина так старалась ему угодить. Астрид, еще до своей беременности, превратившей ее в неповоротливую корову, перестала беспокоиться о нем.

Рика наклонилась к Бьорну, что-то прошептала ему на ухо. Когда он кивнул, она повернулась и скользнула прочь. Рика двигалась очень грациозно. Бьорн подарил ей новую тунику и юбку, подчеркивающие ее фигуру. Она двигалась легко и раскованно, как длинношеяя цапля. Гуннар провожал ее плотским взглядом.

Когда подошла Инга, чтобы наполнить его рог медом, он задержал ее, положив руку ей на запястье.

– Что скальд там делает с этим громадным рабом? – поинтересовался он.

Рика уселась рядом с белокурым великаном и стала гладить его по плечу.

– Ох, господин, это же ее брат Кетил, – ответила Инга. Гуннар больнее сжал ей руку, показывая, что ждет еще сведений. – Он простоватый, немного убогий, но очень добрый и усердный работник. Рика очень ему предана, а он ее обожает. Я раньше никогда не видела, чтобы брат и сестра были так дружны.

– Неужели? – Он отпустил ее руку и протянул ей пустой рог, продолжая внимательно рассматривать Рику и Кетила.

Как это он упустил из виду связь между этими двумя? Гуннар, прищурясь, обдумывал услышанное. Между ними не было внешнего сходства, поэтому Гуннар и не обратил на них внимания. Они сидели голова к голове и явно обсуждали что-то веселое, потому что простак закатывался от смеха. Судя по выражению ее лица, она относилась к своему полоумному брату с большой нежностью. Это было интересно и можно как-то использовать.

– Вот на что я люблю смотреть. Теплые семейные отношения и преданность греют сердце. Не так ли? – произнес Гуннар и махнул рукой, чтобы Инга наполнила рог дяде.

В темном дальнем углу зала еше одна пара глаз следила за Рикой. Взгляд этого человека был полон печали и раскаяния.

– Гудрид, – прошептал Торвальд. Если бы Хельга не предупредила его, он решил бы, что видит призрак любимой жены, а не живую дочь, от которой много лет назад хотел избавиться…


Глава 10

– Никогда в жизни так не смеялся, – промолвил Бьорн, валясь на постель. – Как здорово ты рассказала эту историю про Тора и Локи…

– Когда он переоделся женщиной, чтобы выкрасть у снежных гигантов и вернуть обратно молот Тора? – перебила его Рика, расстегивая пряжки по бокам его кожаных сапог. При этом ее пальцы слегка коснулись его щиколотки. Эту часть его ног она находила необычайно привлекательной. Внутри у нее все сжалось от чувства вины и еще какого-то странного, незнакомого ей ранее будоражащего чувства, которое не знала, как назвать, и поспешно отвела глаза.

– Это было лучше, чем пир. У меня до сих пор ребра болят. – Он вновь рассмеялся низким рокочущим смехом.

Рика улыбнулась и сильно ударила кремнем по кресалу, высекая искру, чтобы зажечь лампу. Когда фитилек загорелся, она закрыла дверь в каморку, отсекая шум общего зала.

– Я ярко представляю себе все это, – продолжал он. – Этих ужасных уродливых женщин – они так и стоят у меня перед глазами. – И он тряхнул своей черной гривой, будто пытался прогнать кошмарное зрелище: громовержец в женском платье. – Как тебе это удается?

– Удается что? – подняла брови Рика.

– Вкладывать картины в чужие головы, хотят они того или нет.

– Кто знает? Может, и ты сумел бы сделать такое, если бы попытался, – ответила она. – Вообще-то это совсем просто. Сначала я представляю все четко и ясно в своей голове, а затем посылаю это в головы слушателей. Просто требуется больше практиковаться… и кое-что еще.

– Что именно? – Он поднял руки, помогая ей снять с него тунику.

– Это дар. Магнус любил говорить, что без особого дара это всего лишь слова. – Усмехаясь, она низко поклонилась ему. – Именно поэтому, Бьорн Черный, это называют искусством.

– Тогда дай, я тоже попробуй. – Схватив ее за запястье, он притянул Рику к себе и поставил между своими коленями. – Скажи мне, видишь ли ты картину, которую я стараюсь вызвать в тебе?

Она посмотрела в его глаза и утонула в напряженной глубине его взгляда. Что же она видит? Какое-то мерцание. Желание? Безусловно. Желание всегда присутствовало в его взгляде, когда она ловила его на себе.

Образы колебались и таяли, но не принимали четких очертаний. Она нахмурилась и покачала головой:

– Сожалею. Не могу ничего увидеть. О чем ты думал? Его руки по-хозяйски легли ей на талию.

– О том, что хочу тебя поцеловать, и это сейчас для меня важнее, чем сделать очередной вдох.

– О!.. – Ее сердце странно екнуло в груди. – Может быть, тебе стоит закрыть глаза и подумать сильнее?..

Улыбка расплылась по его лицу. Он послушно зажмурился, крепче сжал ее талию.

– Если ты считаешь, что это поможет…

Рика старалась не терять самообладания. За время его выздоровления они были не раз так близки, но сознание того, что он хочет ее поцеловать, вызвало у нее внутренний трепет. Похоже, что это было предвкушение.

С того момента, как с Бьорном произошел несчастный случай, она боролась с нарастающей нежностью к нему. Она пыталась убедить себя в том, что это естественное и вполне логичное развитие отношений сиделки и больного. Просто радость оттого, что больной выздоравливает… Однако теперь, глядя на его красивое лицо, Рика засомневалась в том, что это было именно так. Ее тянуло к Бьорну как мощной волной прилива.

Этот мужчина руководил набегом, при котором погиб ее отец. Он разрушил ее мир. Она должна презирать его всей душой. У нее была уйма причин держаться от него подальше… Но сию минуту это был просто мужчина, который хотел ее поцеловать. И она хотела того же.

Рика наклонилась и приблизилась губами к его рту. Они прильнули друг к другу с абсолютной естественностью, словно вернулись домой. Его губы были теплыми и твердыми, с легким сладким привкусом меда. Его рот скользил по ее губам, заставляя кружиться голову. Он затягивал ее в свою глубину. Спустя мгновение она, ахнув, отстранилась.

– По-моему, получается, – мягко произнес он. Наклонившись вперед, он вновь завладел ее ртом. Бьорн целовал ее нежно, бережно, как будто малейшее давление могло причинить ей вред. Он делал это неторопливо, будто смаковал, вкушая изысканное лакомство.

Когда он наконец попытался отстраниться, Рика со стоном потянулась за ним, понуждая остаться. В ответ он стал обследовать ее рот языком. Она обвила его шею руками.

Его рот был удивительным чудом – такого рода наслаждение она испытала впервые. Когда она робко ввела свой язык в его рот, Бьорн лишь крепче прижал ее к себе. Она посмотрела на него из-под ресниц и увидела, что выражение его лица было почти болезненным. Неужели для него было таким мучением желать ее?

Наконец он оторвался от ее губ и притянул Рику к груди.

– Рика, – выдохнул он шепотом, и его рот заскользил по контуру ее уха, пока не дошел до мочки, и нежно прихватил ее зубами.

Она тихонько ахнула. Бьорн прошелся цепочкой легчайших, как пух, поцелуев по ее шее, а руки его тем временем расстегивали броши на ее плечах. Не успела она опомниться, как ее рубашка уже лежала озерком на дощатом полу. Однако Рика не находила в себе сил волноваться по этому поводу. Жажда его прикосновений быстро становилась невыносимой. Его ладони нашли ее груди и стали гладить их круговыми движениями сквозь ткань тупики. Она инстинктивно выгнулась ему навстречу, как кошка, требующая ласки, натягивая разделявшую их ткань одежды.

Он встал, потянул ее тунику вверх, и Рика подняла руки, помогая ему стащить ее через голову. Бьорн уронил тунику на пол позади нее. Это казалось таким естественным… но по ее обнаженной коже побежали тревожные мурашки.

Она одной рукой стыдливо прикрыла груди, а другой защитила от его жаркого взгляда низ живота. К тому же это как-то облегчало странную боль в этой области ее непослушного тела.

– Нет, моя Рика, – произнес он чуть охрипшим голосом, отвел ее руки и положил их на свои плечи. – Мне доставляет удовольствие просто смотреть на тебя. Мне хотелось бы запечатлеть эту картину в своей голове. Ты такая красивая и хорошая… – Он накрыл своей рукой одну ее грудь и потер большим пальцем кончик соска, отчего ее по всему телу пробила дрожь. – Такая нежная…

Бьорн уселся на край постели и притянул ее поближе. Он погрузил лицо в ложбинку меж ее грудей, а потом по очереди брал ее отвердевшие соски в рот. Его мощные широкие ладони бродили по ее обнаженной коже, и мозоли на его пальцах посылали иголочки по всему телу Рики.

Она едва могла дышать. Слова были ее жизнью, ее даром, но сейчас ни одно не шло на ум. Только чувства, пьянящие, головокружительные… Только жаркая нужда в нем. Когда его рука нащупала щелку меж ее ног, она вскрикнула и отступила на шаг.

– Нет!.. Пожалуйста…

– Ты права. – Он прерывисто дышал, но сумел встать на ноги. – Мы должны быть равны. – С этими словами он снял с себя лосины. – Я весь твой, Рика.

Он взял ее руку и положил на свой мощный возбужденный жезл, чтобы она могла его потрогать. Но она позволила нежной шелковистой коже твердого фаллоса просто скользнуть по ее ладони. Бьорн качнулся к ней. Глаза его были закрыты, грудь судорожно вздымалась. Она бережно коснулась его мошонки, сразу напрягшейся от ее ласки, нежно погладила оба бугорка, а потом опять вернулась к его фаллосу. Когда она крепко взялась за него, Бьорн затрепетал, застонал, словно она испытывала его выдержку, а он больше не мог терпеть. Его руки сомкнулись вокруг нее, прижимая к своей груди.

Не открывая глаз, он нашел губами ее рот и завладел им с яростной силой, близкой к отчаянию. Она жарко и жадно ответила на поцелуй, а руки ее, скользнув по мускулистой спине, сжали его тугие ягодицы.

Бьорн опустил ее на готовое ложе и сам примостился рядом. Его рот вдруг оказался повсюду: пощипывая, покусывая, целуя и… пробуждая в ней неукротимый всеобъемлющий огонь. Пылая, Рика услышала чьи-то томные стоны и в то же мгновение поняла, что эти звуки исходят от нее.

Он пробежался пальцами по ее плоскому животу и спустился ниже, в ее влажную глубину. Она содрогнулась от острого наслаждения, которое дарило ей прикосновение кончиков его пальцев.

– Попроси меня, Рика, – уговаривал он ее. – Освободи меня от обещания, попроси меня овладеть тобой. – Он опустился на нее всем телом, а губы его двинулись вверх, минуя железо ее ошейника, чтобы снова найти ее рот.

Внезапно в мозгу Рики вспыхнули слова: «Постельная рабыня, наложница!» Железный ошейник впился в кожу, обжигая болью. О чем она только думает? Бьорн сказал, что они равны, но это ложь. Никогда они не станут равными, пока это железо сковывает ее шею. Она не может отдаться ему добровольно… пока на ней этот ненавистный символ рабства.

Поспешно сжав ноги, она скрестила щиколотки и забилась под ним. Он наконец осознал, что она сопротивляется, и отпустил ее рот.

– Нет, – отпихнула она его, – я не стану просить! Я никогда не стану просить тебя ни о чем, Бьорн Черный.

Он потрясенно смотрел на нее сверху вниз, не веря тому, что слышит. Она его хотела. Он знал это наверняка!.. Но она не примет его, несмотря на то, что ее тело кричит от жажды соития! Он ошеломленно скатился с нее.

Она торопливо передвинулась к стене и сжалась в комок. Бьорн все еще мучительно хотел ее, его тело изнывало от желания. Его трясло, эта дрожь не даст ему уснуть. Возбуждение было настоящим… реальным. Неужели ей удалось так быстро справиться с желанием?

В мерцающем свете лампы он еще долго всматривался в нее. Значит, она по-прежнему его презирает.

– Ох, Рика, неужели ты никогда меня не простишь? – прошептал он и задул огонь.


Глава 11

Дерево просто не желало ему подчиняться. Бьорн полирован его песком весь день, но оно продолжало коробиться не в том направлении, когда он пытался примостить клинышек в крестовину.

– Нужно признать, что ты хороший капитан, – произнес Йоранд, – и можешь вырастить хороший урожай, и никого другого я не хотел бы видеть у себя за спиной в трудном бою, но строить корабли тебе не дано. – Йоранд усмехнулся, потому что сам довольно быстро становился отличным плотником. То, что Бьорн этим искусством не овладел, ничуть не умаляло его авторитет капитана в глазах молодого моряка. – Человек не может быть хорош во всем.

– А иногда он во всем нехорош, – мрачно отозвался Бьорн, провожая взглядом Рику, которая, широко и свободно шагая, возвращалась в большой дом.

Она принесла ему воды и сменила повязку на ране. Затем она поругала его, как трехлетнего малыша, за то, что он совсем не отдыхает. Но в ее заботе Бьорн не ощутил нежности, лишь раздражение, что он разбередил рану и замедляет выздоровление, в результате чего она должна делать лишнюю работу.

– Что ж, у всех нас есть какая-то сноровка к чему-то, – жизнерадостно продолжал Йоранд, трудясь над длинным куском дуба.

Сноровка? Может, именно это требовалось, чтобы заставить женщину полюбить мужчину? Бьорн обращался с ней пo-доброму. Он держал обещание не взять ее против воли, хотя одни боги знали, чего ему это стоило. Лежать рядом с ней в темноте, слушать ее легкие сладостные вздохи, дышать ее ароматом, прикасаться к ней. Невозможность обладать ею быстро становилась еженощной пыткой. Он ведь даже принял на себя рану, предназначенную судьбой ее брату. Каким еще способом он мог доказать ей свои чувства? Он сделал все, кроме того, чтобы объявить ей их открыто. Расстроенный Бьорн тяжело уселся на перевернутую бочку.

Неужели то, что он испытывал, было любовью? Он ощущал безнадежное жжение в груди, совсем не похожее на былые приступы вожделения, которые просто блекли в сравнении с тем, что он испытывал теперь. И даже больше, чем спать с Рикой – он жаждал владеть ее сердцем и разумом. Он хотел заполнить всю ее жизнь, все ее существо так, как она сделала это с ним. Да, он жаждал ее всю.

«Инн макти мурр» – эта мощная страсть! Конечно, Бьорн слыхал о таком. О безумии, которое способно поразить мужчину и превратить его в безвольное существо… И все из-за женщины. Но он никак не ожидал, что такое может случиться с ним.

Он наблюдал, как Торвальд, уважаемый человек и один из старейших друзей его покойного отца, остановил Рику и о чем-то говорил с ней. Ее звонкий смех донесся до Бьорна и царапнул ему сердце. Что мог сказать ей этот старик? Почему она не может так же смеяться с ним?

Торвальд вразвалочку направился к нему, вниз на берег, вдоль которого выстроились корабли разной степени завершенности. Некоторые из них станут крепкими широкогрудыми и вместительными кноррами, предназначенными перевозить скот и переселенцев на новые фермы на Гебридских и других островах. Некоторые станут юркими, более компактными торговыми судами, предназначенными плавать во фьордах и по мелким внутренним рекам. Они способны легко причаливать и достаточно крепки, чтобы выдерживать волнение и перевозить товары даже до Миклагарда, этого величайшего города на Востоке.

А некоторым предназначено стать драккарами, военными кораблями, оставляющими за собой кровавый след и приносящими богатство храбрецам-викингам, лихим налетчикам, не страшащимся плавать на этих утлых суденышках.

Однако Бьорн знал, что Гуннар не собирается использовать новые драккары для набегов. Нет, ярл пошлет драккары для ведения войны и осуществления своей мечты об объединении фьордов и создании собственного королевства.

«Мир меняется», – утверждал Гуннар, и, возможно, был прав. Может, придет время, когда фьордам нужно будет объединяться, чтобы оставаться сильными… Но Гуннар не был сильным вождем. То, как он разорил и обескровил Согнефьорд, свидетельствовало о том, что брат не сможет удержать в подчинении всех северян-норманнов. Такие мысли Бьорна вступали в противоречие с его присягой Гуннару, но постоянно терзали его ум. Эти предательские мысли, как кошмарные сны, мучили его постоянно.

Бьорн не считал, что фьордам нужен король. Да, короли правили христианами, но у северян был свой закон, который оставлял их свободными. Он разрешал споры. Он устанавливал справедливость и определял наказания, соответствующие проступкам. Из того немногого, что знал Бьорн о королях, следовало, что их правосудие было очень далеко от совершенства. Тут взятка, там услуга, и король по своей прихоти мог возвысить любого подданного или уничтожить.

Бьорн мог смириться с тем, что дарит судьба, но не хотел бы хладнокровно принимать волю короля, особенно если этим королем будет его брат.

– Бьорн Черный, – обратился к нему Торвальд, – я искал тебя.

– А я искал повод передохнуть и рад видеть тебя. – Бьорн хлопнул в ладоши, стряхивая стружку. – Не сомневаюсь, что Йоранд будет счастлив, если я отлучусь, потому что здесь от меня никакого толку. Пройдемся, Торвальд, а то у меня нога затекла.

Справа от Бьорна вздымался крутой обрыв, а слева сверкала вода фьорда. Бьорн захромал по каменистому берегу, пользуясь посохом не как костылем, а как палкой для прогулок. Он вообще носил его только потому, что на этом настаивала Рика. А кроме того, он не хотел опозориться и упасть, если слабая нога вдруг подвернется.

– Зачем ты меня разыскивал? – осведомился Бьорн.

Старик помолчал мгновение, словно не зная, с чего начать.

– Я хотел совершить с тобой торговый обмен, – промолвил Торвальд. – Такому молодому человеку, как ты, всегда пригодится серебро, а у меня оно имеется в запасе с тех времен, когда мы с твоим отцом вместе участвовали в набегах. Это слиток чистого серебра величиной с добрый кочан капусты, хорошо откованный. Не какая-нибудь дешевка.

– «Морской змей» не продается, – ответил Бьорн.

Этот драккар был единственной его собственностью, которая стоила таких денег, хотя зачем он понадобился Торвальду, было загадкой. Старик еще достаточно крепок, но дни его набегов были сочтены. Может быть, Торвальд ищет смерти в бою, как старый Эйнар – Кровавый Орел, надевший ошейник из золота, чтобы привлечь нападающих. Хитрость удалась, и старый воин умер под пение своего меча. Хотя Бьорн мог оценить по достоинству такое решение, он не хотел, чтобы «Морской змей» пошел ко дну в бессмысленном поиске Валгаллы.

– Я не расстанусь с ним.

– Речь не о «Морском змее», – покачал головой Торвальд, – а о скальде. Я хочу выкупить твою рабыню.

Отголосок смеха Рики прозвучал в его голове, и Бьорн, насупившись, прищурил глаза.

– Она тоже не продается.

– Я знаю, что этого серебра в десять раз больше, чем плата за свободную женщину, – продолжал Торвальд. – Но тебе не нужно тревожиться за нее. Я буду хорошо с ней обращаться.

Вот, значит, как обстоит дело. Старик захотел приобрести юное крепкое тело в свою холодную постель. При мысли о Рике с другим мужчиной глаза Бьорна сверкнули яростным огнем.

– Нет, – ответил он резко и решительно, стараясь сдержаться, чтобы не обидеть друга покойного отца. Хотя удивился, как мог Харальд дружить с таким козлом.

Торвальд остановился, но Бьорн продолжал шагать.

– Моя земля, – крикнул ему вслед Торвальд. – Хочешь взять за нее мою землю?

Бьорн оцепенел. Земля Торвальда – плодороднейшие угодья фьорда. Она ровная и чистая, без камней. Ее будет легко обрабатывать. Старик предлагал ему самую заветную его мечту. По крайней мере то, что было его заветной мечтой, пока он не заглянул в зеленые глаза рыжекудрой феи.

– Нет! – с нажимом произнес он и зашагал дальше.

– Она слишком хороша, чтобы быть твоей наложницей, – настаивал Торвальд, и в его голосе звучало отчаяние.

Бьорн круто развернулся и придвинулся вплотную к старому Торвальду, глядя ему прямо в глаза.

– Но не слишком хороша, чтобы стать ею для тебя, старик?

Торвальд презрительно фыркнул, и лицо его покраснело.

– Ты ошибаешься в моих намерениях. Я не собираюсь загонять ее в свою постель. Я освобожу ее. Она не предназначена для рабства. Рика принадлежит себе самой.

– В этом ты прав, – кивнул, успокаиваясь, Бьорн. И его гнев быстро прошел.

Манерой держаться, двигаться и тем, как она обслуживала его – без подобострастия, – Рика явно не принадлежала ему. То есть по закону она, конечно, была его рабыней. Наверное, он, если б захотел, мог овладеть ее телом, бить по поводу и без повода… Хозяин может даже убить своего раба, и никакого наказания ему за это не будет. Когда он взял ее в плен в Хордаланде, он получил власть над ее телом, но Бьорн желал завладеть ее сердцем. А это он должен был заслужить.

– Я не расстанусь с ней, – непреклонно заявил он.

– Но ты ее опозоришь. – Серые глаза Торвальда сверкнули яростью, он сжал кулаки.

Бьорн ответил столь же свирепым взглядом.

– То, что я делаю со своей собственностью, тебя не касается. Не знаю, почему это должно тебя волновать, старик, но я не сделаю ей ничего плохого! Рика до сих пор девственница. – Он отвернулся и зашагал дальше, бросив через плечо: – Спроси ее сам, если хочешь, а меня больше не тревожь. Я ее тебе не продам.

А наверху, над Бьорном и Торвальдом, на прибрежном откосе, Гуннар и Орнольф прислушивались к их разговору. Гуннар покачал головой и сплюнул.

– Хм! Поневоле задумаешься, кто из них раб, а кто хозяин.

Орнольф смотрел вслед удаляющемуся по берегу Бьорну. Гуннару показалось, что во взгляде Орнольфа читалось одобрение и сочувствие.

– Кажется, твой брат потерял свое сердце.

– Или голову. Торвальду лучше не предлагать мне свою землю за Астрид, если не хочет всерьез заиметь эту сварливую ведьму. Такой торговый обмен я совершу в мгновение ока, в отличие от моего братца, что тратит время и душевные силы на такую ничтожную вещь, как женщина… к тому же рабыня.

Отказ Рики до сих пор злил его, а он не принадлежал к тем, кто прощает обиды. В какой-то мере он был доволен тем, что его брату эта вредная женщина тоже отказала, но Гуннар был человеком сильной воли и неуемных страстей. Противодействие его требованиям вызывало ярость, и волосы у него вставали дыбом на загривке, как у свирепой собаки. Он должен был властвовать и подчинять. Причем все равно кого – мужчину или женщину.

– Кстати, о женщинах, – промолвил Орнольф, потирая затылок, – у араба к тебе просьба.

– Он не пытается разорвать наши торговые связи?

– Нет. Абдул-Азиз более чем доволен нашими товарами. Меха и янтарь считаются у них на юге товарами экзотическими, а моржовые клыки и подавно.

Гуннар ухмыльнулся. Его забавляло, как расстояние и новизна превращают такие обычные вещи в большую ценность.

– Это было доброе время для Согне, когда вы с отцом совершили свое первое путешествие в Миклагард. Хотя этот город находится на полпути к Нифльхейму.

– Некоторые заходили еще дальше, – пожал плечами Орнольф. – Свен Длинный Лук из Бирки утверждает, что видел город чудес посреди огромной пустыни, где можно найти все богатства Миклагарда. Он называл это место Багдадом. Но чтобы добраться туда, ему пришлось совершить долгое путешествие на спине проклятого животного, называемого верблюдом.

Губы Орнольфа презрительно скривились. Гуннар знал, с каким презрением относился дядя к сухопутным путешествиям.

– Константинополь, или Миклагард, гордится отличным портом. Достаточно богатым. В один знаменательный для Согне день, почти дюжину лет назад, я встретил там Абдул-Азиза и заключил с ним договор. Каждый раз, когда я возвращаюсь оттуда, ты становишься гораздо богаче, племянник. Последнее путешествие вдвое увеличило твои запасы серебра и принесло Согне много золота.

– Так чего же хочет Абдул-Азиз?

– Он хочет постоянного и надежного союза с Согне, – объяснил Орнольф. – Союза, скрепленного брачными узами. По восточному обычаю. Он хочет, чтобы ты прислал ему в жены норманку.

– Я думал, у него уже есть жена, – удивился Гуннар.

– По правде говоря, я полагаю, что у него их дюжина, но у арабов такие нравы, – хитро ухмыльнулся Орнольф. – Наши женщины могут согласиться с присутствием в их доме наложницы, но не другой жены. Гарем Абдула переполнен черноволосыми и черноглазыми красотками, которые слова не скажут, если к ним добавится еще одна.

Гуннар выпятил нижнюю губу.

– Проблема в том, кого мне послать? У меня нет сестры на выданье или дочерей. Хотя я, пока Астрид не родит мне сына, и не хочу их. – Он махнул рукой, как бы отгоняя саму возможность рождения дочери. – Наверное, я мог бы послать ему Ингу или другую служанку… Они все достаточно привлекательны.

– Она должна быть знатного происхождения и иметь безупречную репутацию, иначе араб будет оскорблен, – уверенно произнес Орнольф.

Во фьордах для восстановления чести после нанесенных обид и оскорблений часто происходило кровопролитие. И Орнольф всегда повторял, что в такого рода делах его арабский торговый партнер был щепетильнее любого норманна.

– Может быть, у кого-то из твоих холдеров есть подходящая дочь.

– Я подумаю об этом, – кивнул Гуннар, провожая взглядом ковыляющую фигуру брата.

Они с Бьорном не перекинулись и двумя словами после того, как брат оттащил его от рыжеволосой рабыни. Бьорн и раньше мог с ним не соглашаться, но впервые братец так открыто и решительно пренебрег волей Гуннара… да еще из-за такой безделицы, как какая-то девка.

А что будет, если Бьорн решит противоречить ему в более важных делах? Сколько людей последуют за ним? Кстати, это была еще одна проблема, требовавшая особого внимания Гуннара.

– Какие новости из южных фьордов?

Уголки рта Орнольфа мрачно опустились под густыми усами, словно он знал, что Гуннару не понравится то, что он собирается сказать.

– Халфдан собирает людей, – наконец произнес он. – Он притягивает их, как муравьев на мед, и с каждым днем их все больше собирается за его столом. Он уже властвует над Раумариком и поглядывает на других соседей, как бы поглотить и их. Некоторые говорят, что возражать они особо не будут, потому что Халфдана люди любят.

При этих словах из горла Гуннара вырвался тихий рык.

– Мне нужно больше людей, больше серебра, больше времени, – пожаловался он.

– Но сейчас тебе всего этого не хватает. И мы поступим мудро, если избежим противостояния с Халфданом. А ты не думал вступить с ним в союз? – осторожно спросил Орнольф, стараясь сохранять примирительный тон. – Можно предложить ему взять на воспитание его сына или оформить помолвку между вашими детьми, когда твой ребенок родится.

– Почему я должен пресмыкаться перед ним? – Льдисто-голубые глаза Гуннара стали еще светлее от злости. – У северян будет король, ты сам это сказал. И этим королем стану я, а после меня – мой сын. Я позабочусь о том, чтобы это было так, дядя.

Орнольф искоса посмотрел на племянника. У Гуннара всегда были железная воля и злобный нрав. Затем Орнольф бросил взгляд на берег, где опирался на свой посох темноволосый Бьорн. Он не раз желал, чтобы норны поменяли порядок рождения сыновей его брата и отдали Согне Бьорну. К нему люди тянулись. Орнольф знал, что если понадобится, вся команда Бьорна, легко и с песнями, слепо последует за ним в ад.

– Поэтому ты в ближайший месяц снова отправишься в Миклагард, – объявил Гуннар.

Орнольф закрыл глаза. Дорога в Миклагард, или Константинополь, как называли его местные жители, была долгой и утомительной. Опасным было не только само путешествие, но и клубок интриг, который ожидает его по прибытии в этот город. Требовалось немалое искусство, чтобы распутать его. Орнольф планировал перезимовать в Согне и лишь весной опять отправиться в дальние края. Он надеялся несколько успокоить честолюбие своего племянника, убедить его идти мирным путем. Странно, но чем старше он становился, тем милее ему казалась мирная жизнь. Возможно, он слишком много времени провел в роскошной атмосфере Востока. Хорошая погода и комфортное житье расслабляют человека.

– У нас достаточно товаров для торговли, – продолжил Гуннар. – Моему братцу повезло в северных землях, так что у нас много моржового клыка и мехов. А во время набега на Хордаланд мы захватили много янтаря. Этого вполне достаточно, чтобы твоя поездка оказалась доходной. К тому же если Абдул-Азиз хочет более прочного союза с нами, не стоит заставлять его ждать.

– Кто же станет его невестой? – поинтересовался Орнольф, пытаясь понять, что же на сей раз задумал его хитроумный племянник.

– Ты займись подготовкой новой поездки. – Его губы изогнулись в коварной улыбке. – Предоставь мне решить эту мелкую проблему.


Глава 12

Старая повитуха Хельга ошиблась. Прошла целая неделя, прежде чем наследник Согне решил появиться на свет. В промозглый день, когда небо и вода соревновались, что из них серее, Астрид наконец возлегла на постель роженицы.

Она не верила в молчаливые страдания. Крики Астрид сотрясали балки большого дома и заставляли служанок, как леммингов на пути к морю, бесцельно бегать туда-сюда. Несмотря на дождь, секущий острыми ледяными струями, Гуннар сбежал из дома на охоту, и его наемники с радостью последовали за ним.

Как предсказывала Рика, Бьорн сильно натрудил ногу, и его рана снова открылась. Так что он был обречен сидеть в большом зале и слушать вопли Астрид, а Рика обязана была находиться рядом с ним.

– Я понятия не имел, что сено и штукатурка совсем не защищают от громких звуков. – Нависший над шахматной доской Бьорн безумным взглядом посмотрел на Рику: – Неужели так бывает всегда?

– Откуда мне знать? От скальда роженице мало толку. – Стена около них дрожала. – Спасибо Тору, – пробормотала Рика с досадой девственницы.

Крики Астрид заставляли ее, с одной стороны, благодарить небо за то, что она не уступила Бьорну. Роды были делом нешуточным. Но с другой стороны, память вновь и вновь воскрешала в сознании ту ночь, с невероятными переживаниями, поцелуями, трепетным экстазом от ощущения на теле его рук. Губы и кожу начинало покалывать иголочками, и она невольно задумывалась, в каких же наслаждениях себе отказала. Что такого было в этом мужчине, что буквально лишало ее воли? Одного его взгляда было достаточно, чтобы кровь быстрее бежала по жилам и стучала в висках.

Бьорн снова переключал внимание на костяные и гагатовые фигурки на доске.

Эти изысканные шахматы дядя Орнольф привез ему из Миклагарда. Как только Бьорн выяснил, что Рика умеет играть в шахматы, он попросил ее, чтобы она научила его. Это оказалось непростым делом. Он считался мастером норманнской стратегической игры «хнефатафл», для которой тоже нужна была доска. Но для освоения шахмат, с их огромным разнообразием ходов и уловок, требовалось довольно много времени. Он тронул пальцем фигуру с маленьким крестиком на макушке, которую Рика называла епископом, и передвинул ее, угрожая белой королеве.

– Как ты собираешься учиться, если пренебрегаешь моими советами? – возмутилась она и, двинув своего рыцаря, сбросила его епископа с доски. – Ты плохо сосредоточиваешься.

– Потому что не вижу в этом смысла.

Теперь на доске оставалось больше белых фигур, чем черных. Как могло получиться, что женская стратегия побеждала мужскую?

– Когда я училась играть – это было в Данневирке, – мне объяснили, что игра построена по принципу организации королевского двора. – Ее пальцы замелькали над доской. – Тут есть правитель и его супруга. – Она коснулась фигурки короля. – Ты просто не задумываешься над этим.

Было странно, что он вообще был способен думать. Наблюдая за тем, как ее бледная ладонь гладит шахматную фигурку, он вновь ощущал на своем жарком теле прикосновение этих тонких пальцев, прохладных и гладких.

– Епископ символизирует их религию, – она помахала очередной фигуркой перед его носом, затем взялась за фигурку на коне, – а рыцари – их отборные воины.

– Единственное действие, которое имеет для меня смысл, – это нападение с флангов. Именно так нападает кавалерия в самый разгар битвы, – промолвил Бьорн.

Конечно, он точно так же одобрял фронтальную атаку с копьем наперевес, устремленным в грудь лошади противника. Но он полагал, что такое действие лишь усложнит игру, даже если позволить рыцарю иные маневры.

– А замок – их крепость, – продолжала Рика, обводя пальцем зубчатый край вершины башни.

– Глупая фигура, ведь крепости никогда не передвигаются, – фыркнул Бьорн.

Рика проигнорировала его реплику.

– А затем идут пешки, злосчастные пешие солдаты, которых короли расходуют легко, как хворост для костра.

– А почему королева может передвигаться так свободно, если королю разрешается ходить только на одну клетку? – Бьорн передвинул своего оставшегося рыцаря, чтобы он угрожал ее королеве. – Я начинаю думать, что это женская игра.

– Но разве не так ведут короли свои битвы? – спросила Рика. – Магнус всегда говорил мне, что они сидят верхом на огромных жеребцах на вершине какого-нибудь холма и руководят битвой издали.

– Да, это верно, но это не прибавляет им уважения, – кивнул Бьорн, скользя взглядом по доске в поисках возможного удачного хода. – Как может мужчина называть себя королем, если он не стоит во главе своего войска, которое, например, оказалось в беде?

– Кстати, о беде, – заметила Рика с довольной улыбкой, ставя белую королеву в позицию, угрожающую его королю. – Твой король в опасности. Шах!

– Как и твоя королева, – радостно улыбнулся Бьорн, сбрасывая фигуру с доски своим рыцарем.

Крепость Рики промчалась поперек доски и столкнула его короля набок.

– Шах и мат, Бьорн, тебе нужно было следить за своим королем, а не гоняться все время за моей королевой.

– Я ничего не могу с собой поделать: мне больше нравится гоняться за женщиной, а не тревожиться насчет мужчины. Давай попробуем еще раз. Когда-нибудь я все-таки тебя побью.

Они снова расставили фигуры на доске. Бьорн заметил, что Рика украдкой бросает на него быстрые непонятные взгляды. Он отдал бы год пребывания в Валгалле, лишь бы понять, что творится в голове у этой женщины. Из комнаты роженицы вновь донесся вопль Астрид и громкие сомнения в происхождении ее отсутствующего мужа.

– Прошлой ночью ты опять видел плохой сон?

– Я не думал, что разбудил тебя, – нахмурился он.

– Они у тебя часто случаются, Бьорн. Иногда не один раз за ночь. – Она наклонилась вперед. – Ты уверен, что не хочешь рассказать мне об этом? Кетил… – Она оборвала себя на полуслове. – Я просто думаю, что тебе поможет, если ты их перескажешь.

– Не знаю, – мрачно заметил он, скрещивая руки на груди и делая вид, что поглощен игрой… хотя смотрел на доску невидящим взглядом.

– Но это действительно может помочь. И вообще, я думаю, что ты ведешь себя эгоистично.

– Это как? – резко встрепенулся он.

– В конце концов, эти твои кошмары прерывают мой сон. Так что они мучают не только тебя, но и меня, – объяснила она.

Он неловко поерзал на стуле. Его кошмары внушали ему ужас, но с недавних пор он больше всего боялся выглядеть в ее глазах трусом. Прошлой ночью он, кажется, даже во сне со злостью оттолкнул ее, но когда пришел в себя, Рика вроде бы крепко спала. Значит, она притворялась? С одной стороны, он жаждал поделиться с ней этим личным ужасом, но с другой стороны, он и так сейчас был калекой. Как может мужчина признаться в слабости и при этом оставаться сильным и мужественным?

– Пожалуйста, расскажи мне.

Он посмотрел в ее теплые зеленые глаза, и ему захотелось довериться ей.

– Ладно, расскажу. Хотя бы для того, чтобы ты перестала меня пилить. Ты хуже, чем протекающая крыша. – Он отодвинулся от шахматной доски и провел рукой по лицу. – Этот сон всегда одинаков. – Если он просто сухо изложит события своего сна, то, может быть, этот кошмар перестанет терзать его днем, нагоняя панику. – Я нахожусь под водой и не могу выбраться на поверхность.

– Почему? – Она сделала первый ход, двинув королевскую пешку вперед на две клетки.

– Иногда мне путь преграждают льдины, а иногда какая-то рука опускается в воду и удерживает меня, не давая всплыть. – Он повторил ее ход своей пешкой. – Воздух у меня кончается, и я начинаю тонуть. – Голос Бьорна прервался.

– Продолжай.

– Йормунганд, – прошептал он, не в силах встретиться с ней взглядом. – Я вижу Мирового Змея.

Рика прикрыла рот ладошкой.

– Поистине жуткий сон. Я понимаю, почему тебя от него трясет…

– А потом я просыпаюсь и чувствую себя полным дураком. – Он громко вздохнул, презирая себя.

– Неудивительно, что ты кричишь. Мировой Змей способен нагнать ужас даже днем, когда мы бодрствуем. – Она протянула руку через столик и коснулась его плеча, – Испытывать страх вовсе не глупость, Бьорн. Это вполне естественная человеческая реакция.

– Храбрые люди не знают страха.

– Чушь. Если бы ты не знал страха, то не стал бы храбрым, преодолев его. – Рика переставила своего епископа в новое положение. – Нет храбрости в том, чтобы оказаться лицом к лицу с тем, чего ты не боишься. Страх – необходимое условие для проявления истинной храбрости.

Бьорн был благодарен Рике за новый угол зрения на его проблему. Возможно, он действительно не был трусом и зря считал себя таковым. Слегка кивнув, он заметил:

– Может быть, ты права.

– Конечно. А теперь нам нужно разобраться, почему тебе снится, что ты тонешь и при этом видишь Змея. – Она говорила это, продолжая изучать позицию на доске с явным удовлетворением. – Теперь твой ход.

– Первое объяснить легко. – Он передвинул пешку на дюйм вперед. Мальчишкой я чуть не утонул. Мне было не то пять, не то шесть зим. Это одно из самых ранних моих воспоминаний.

– Это ужасно. – Она съела его пешку своим епископом. – Как же это произошло?

– Мы с Гуннаром плыли на маленьком суденышке. – Бьорн откинулся назад, стараясь припомнить подробности этого события. – Весь день мы лазали по скалам за яйцами чаек, а потом направились домой. Я помню, мы еще поспорили, кто набрал больше яиц. Гуннар всего на пять лет старше меня, но в моих детских глазах он выглядел почти взрослым. Поэтому я очень гордился тем, что быстрее лазал по скалам и сумел набрать больше яиц. В конце концов, мы – братья, а братья всегда соперничают. От резких слов мы перешли к крикам, потом… – Бьорн поморщился и от провала в воспоминаниях, и от потери пешки. – Я точно не помню, что произошло, но я оказался в воде и стал тонуть. Я не умел плавать.

– Это объясняет часть твоего сна, – кивнула Рика. – А что случилось потом?

– Гуннар вытащил меня, – быстро ответил Бьорн, – но я смутно это помню. А следующее четкое воспоминание – моя рука сжимает его руку, я перелезаю через борт лодки и валюсь без сил на ее дно. Мой брат спас мне жизнь. И даже будучи ребенком, я понимал, что отныне у него в долгу. Прямо там, в лодке, я принес ему клятву верности, а потом повторил ее в большом зале отца. У нас с Гуннаром есть свои разногласия, но я до сих пор его верный вассал. – Он ухмыльнулся глуповатой улыбкой. – Но плавать я не умею и по сей день.

– Тогда ты очень храбрый человек, Бьорн, – покачала головой Рика. – Если бы я не умела плавать, я бы ногой не ступила ни в какую лодку или корабль.

Он улыбнулся и съел ее епископа. Она не заметила опасности. Может быть, ключ к победе над ней был именно в отвлечении?

– Как странно, – заметила Рика почти шепотом.

– В том, что я съел твою фигуру, нет ничего странного, – сказал Бьорн, выпятив губу.

– Нет, я имею в виду то, как ты чуть не утонул, – нахмурилась Рика и замолчала, прикусив губу. – Меня кто-то также в свое время предал воде, хотя я ничего об этом не помню.

Бьорн вопросительно выгнул бровь.

– Я не по рождению дочь Магнуса, – доверительно промолвила она дрогнувшим голосом. – Магнус с Кетилом нашли меня новорожденную плывущей на льдине. Он любил называть меня кельтской принцессой, потому что я была уже синей, когда они меня выловили.

– Тот, кто бросил тебя, был дураком, – покачал головой Бьорн.

Она улыбнулась грустной улыбкой и провела пальцами, как гребнем, по своим обрезанным волосам.

– Мне нравится думать, что это был перст судьбы. Иначе не было бы в моей жизни Магнуса. – Ее подбородок задрожал, и она отвела глаза в сторону, стремясь не встречаться с ним взглядом.

Бьорн почувствовал, чего ей стоило поделиться с ним своим прошлым. Он знал, что она винит его в смерти Магнуса. Так почему же у нее такой виноватый вид? Да, именно это выражение читалось на ее лице. Когда она снова посмотрела на него, ее лицо было бледным, заострившимся. Чувство вины… Внезапно он тоже ощутил это.

– Рика, я хотел бы… – Только слабые мечтают о невозможном, и все же он знал, что отказался бы даже от надежды на собственную землю, если бы мог каким-то образом вернуть ей Магнуса. Однако выражение лица Рики его озадачило. Почему она чувствует вину? Неужели она начала испытывать к нему особые чувства?.. Да, все дело в этом! Должно быть, так…

Она глубоко вздохнула и передвинула следующую пешку.

– Ладно, вернемся к твоему сну. То, что ты почти утонул, произошло давным-давно. Тебя все эти годы терзал один и тот же кошмар?

– Нет, – нахмурился Бьорн. – Теперь я подумал и понял, что много лет меня это не тревожило.

– Когда же снова начались эти сны?

Он сложил ладони вместе и стал соображать.

– В прошлом году. После смерти отца.

И когда она вопросительно выгнула бровь, он продолжил:

– Хотя отцу исполнилось почти пятьдесят зим, он был еще очень деятельным человеком. Он любил охотиться в одиночку, объясняя это тем, что ему время от времени нужно побыть в одиночестве. Он уходил в горы и возвращался с добычей – оленем или двумя. Когда его конь примчался в конюшню без седока, мы отправились на поиски.

– Это был несчастный случай?

– Нет, убийство. На него кто-то напал, он отчаянно боролся. Меч его был иссечен, но не в крови. – Бьорн провел рукой по лицу. – И самое плохое… смертельная рана была нанесена сзади. Рана от труса.

Рика прикусила нижнюю губу.

– Ты полагаешь, что твой отец пытался убежать от схватки? Но ведь все могло быть иначе. Иногда все выглядит совсем не так, как есть на самом деле. Одно ясно, что смерть отца каким-то образом вернула твой сон… Ладно. Теперь подумаем, что может означать видение Мирового Змея?

Бьорн откинулся и сплел пальцы за головой, изучая символы Гуннара на одном из щитов, украшавших стены зала. Переплетенные змеи. Он нахмурился, глядя на их изображение. Потом пожал плечами. Он и свой драгоценный драккар назвал «Морской змей». Казалось, оба брата питали уважение к этим страшным существам. Интересно, бывают ли у Гуннара такие же кошмары? Нет, ему не хотелось думать об этих скользких рептилиях, являвшихся ему по ночам.

– Ты скальд. Вот ты мне и объясни.

– В сагах Мировой Змей всегда связан с предательством и разрушением, – пояснила Рика с блуждающим взглядом, словно перебирала в памяти подобные упоминания. – Йормунганд помогает уничтожить богов при Рагнароке, но в этой последней битве Змей погибает, что обнадеживает.

Бьорн прищурился, вглядываясь в шахматную позицию. Предательство? Почему он стал видеть такие сны? Внезапно он заметил на шахматной доске просвет. Рика оставила своего короля незащищенным. Он поспешно двинул королеву в угрожающую позицию и удовлетворенно откинулся на спинку стула.

– Шах и мат!


Глава 13

– Парируй и сразу выпад! – прорычал Орнодьф, когда клинки со звоном ударились друг о друга. Бьорн отскочил, его тело двигалось свободно и раскованно. Если рана на бедре еще и беспокоила его, то никто не смог бы догадаться об этом, наблюдая его ловкие движения.

– А теперь поворот и выпад вверх! – выкрикнул Орнольф.

Бьорн круто повернулся и направил острие меча на дядю назад из-под руки. К счастью, этот опытный воин знал, что подобный удар наготове, и отскочил в сторону.

– Да, именно так, – произнес Орнольф, стирая пот с лысины.

– Хитро. – Бьорн снова повернулся лицом к дяде и сжал рукой его плечо. – Сначала надо отвлечь врага, показав ему свою беззащитную спину, а потом он получит клинок в живот. Эти арабы должны быть очень хитроумным народом.

– Они такие, – кивнул Орнольф, тяжело дыша от напряжения. Он показывал Бьорну новые приемы боя на мечах, которые освоил на Востоке.

Абдул-Азиз, арабский торговый партнер Орнольфа, был опытнейшим бойцом, потому что купцам часто приходилось вести караваны в таких местах, где разбойники считали их легкой добычей. Этот араб получал удовольствие от тренировочных боев с Орнольфом, который соответствовал ему по возрасту, но был гораздо выше ростом. Северяне вообще были крупнее местных жителей. Тем не менее маленький смуглый человечек очень ловко управлялся со своим длинным кривым клинком и щедро делился этим знанием со своим северным другом.

– Всегда помни, что должен круто обернуться назад, чтобы отразить последний удар, – заметил Орнольф. – Умирающий человек может убить тебя точно так же, как здоровый.

– Братец! – окликнул его через весь двор Гуннар.

– Спасибо, дядя, я запомню.

И Бьорн с Орнольфом зашагали к Гуннару. Бьорн старался придумать какую-нибудь безобидную тему для разговора с братом. Он не собирался извиняться за защиту Рики даже перед ярлом, так что последние недели они практически не разговаривали.

– Как поживает моя красавица племянница? Гуннар скривился, словно отведал гнилой селедки.

– Наверное, пукает и пачкает все тряпки вокруг себя. Полагаю, лет через тринадцать, когда я смогу выдать ее замуж, она будет полезна… А пока я стараюсь держаться подальше. – Бьорн знал, что брат все еще злится на Астрид, подарившую ему дочку. – И вообще она похожа на гнома.

– Все дети поначалу выглядят так, – доброжелательно сказал Бьорн. – Рика говорит, что малышка Дагмар со временем станет очень красивой… – «Когда у нее вырастут волосы», – подумал он язвительно.

– Рика. Да, да, – промолвил Гуннар. – Ты заговорил как раз о том, что я хотел с тобой обсудить. – Он обнял Бьорна за плечи и повел его через двор туда, где отрабатывали приемы боя его наемники.

– Что насчет нее? – подозрительно осведомился Бьорн, сжимая кулаки.

Он не был готов обсуждать ее с Гуннаром. Он все еще помнил отчаянный взгляд Рики и слышал хриплый от похоти голос брата.

– Верно то, что я слышал? Она отказывается спать с тобой? – Гуннар понизил голос.

– Где ты это услышал?

– Не важно. У ярла всегда есть способы обо всем знать, и это тебя не должно волновать. Так она все еще девственница? – настойчиво продолжал уточнять Гуннар.

У Бьорна был большой соблазн соврать. В конце концов, это не его дело, но он привык ничего не скрывать от Гуннара и не собирался лгать сейчас. Плечи Бьорна поникли.

– Да, это так.

– Что с тобой неладно, братец?

– Если я не хочу насиловать женщину, это не означает, что со мной что-то не так. – Бьорн стряхнул с плеча руку Гуннара. – Я не вижу, чтобы Астрид во всем подчинялась тебе.

– Ну-у, жена – совсем другое дело, поверь мне, – вздохнул Гуннар. – А вот рабыня… Тебя не должны особенно волновать ее желания.

– Но они меня волнуют, – признался Бьорн. – По правде говоря, брат, я собираюсь на ней жениться.

– Жениться? Ну точно, эта Рика не только талантливая рассказчица, но еще и чародейка. – Гуннар был явно встревожен. – Мы о ней почти ничего не знаем. Она может быть колдуньей. – И он сделал знак, отгоняющий зло… даже упоминание о злых чарах.

– Это нелепо, – заметил Бьорн. – Никакая магия не влияет на мое желание жениться на ней.

– Она околдовала тебя какими-то руническими заклинаниями. Как ты можешь даже думать об этом? – покачал головой Гуннар. – Она рабыня и твоя наложница… Эта женщина предназначена только для одного твоего удовольствия. И поверь мне, женитьба удовольствия мужчине не приносит.

– Кажется, это моя единственная надежда, – криво усмехнулся Бьорн.

– Но подумай, какой ущерб ты нанесешь дому Согне, женившись на женщине настолько ниже себя? Клянусь волосатыми ногами Локи, она же рабыня, братец.

– Только потому, что я сделал ее такой, – пожал плечами Бьорн. – Вообще-то я еще ни разу не встречал женщины, которая считала бы себя настолько выше меня. – Воспоминание о том, как Рика стояла в бане – обнаженная и вызывающе гордая, – вызвало улыбку на его губах. – И возможно, она права.

– Хм-м. Знаешь, что я думаю? – Гуннар облизнул губы. – Я думаю, ты должен ее освободить.

– Освободить? – Бьорн попятился. – Тогда я потеряю ее окончательно.

– Я так не думаю. Я наблюдал, как она смотрит на тебя, когда ты чем-то занят. У нее такое выражение лица… Я хотел бы, чтобы какая-нибудь женщина так глядела на меня.

Бьорн прищурился, вглядываясь в лицо брата. Неужели ярлу до сих пор хочется, чтобы Рика обратила на него внимание? Он подозревал, что ради рыжеволосой злючки брат легко пойдет на ссору с Астрид. Однако слова Гуннара пробудили в нем надежду. Рика старается держать его на расстоянии, но может быть, тайно она хочет его?

– Ты думаешь, если она будет свободной, то согласится стать моей? – Он произнес это с почти детской надеждой и поморщился, поняв, как жалобно это прозвучало.

– Да-да, – уверил его Гуннар. – Если она станет свободной женщиной, то упадет в твои руки, как спелая слива. Мне кажется, что она уклоняется из-за того, что ее гнетет положение рабыни. Она гордая женщина… скальд. Она похожа на прекрасного сокола, который жаждет свободного полета и сядет на твое запястье лишь по собственной воле.

Сначала Торвальд, а теперь собственный брат твердили Бьорну, что Рике нужна свобода. Два человека говорили одно и то же. Даже три, если добавить его собственное мнение.

– Ты прав, Гуннар, – вздохнул он. – Я освобожу ее сегодня же после ужина.

– Расскажи это снова, Рика, – попросил ее Кетил, принимая на себя большую часть веса полного ведра, которое они несли вместе.

Рика улыбнулась и принялась повторять снова рассказ о Кетиле Смелом. Она с детства знала, что Магнус и Кетил нашли ее на плавающей льдине. Но чтобы развлечь и порадовать брата, она давно придумала рассказ об этом событии. Героем рассказа был не юный простак, а заграничный принц Кетил, который вырвал ее у Йормунганда, этого мерзкого змея, опоясывающего землю. В рассказе Рики он был Кетилом Смелым!

Вообще-то история Кетила была очень похожа на ее собственную. Он тоже был брошен сразу после рождения, как многие младенцы, пустой взгляд которых свидетельствовал об ущербности их разума. Магнус спас Кетила от волчьей стаи неподалеку от Трондхейма и всегда повторял, что спас самую добрую душу, которую Один когда-либо отсылал в Мидгард.

Рассказывая Кетилу сказочную историю, в которой тот исполнял столь героическую роль, Рика не могла не задуматься о том, как она оказалась на льду. Почему ее бросили? Это была небольшая, но постоянно кровоточащая рана в ее сердце.

Однако когда она улыбалась, глядя в доброе лицо брата, его тепло и беспредельная любовь смягчали эту боль. Бьорн устроил, чтобы они с Кетилом каждый день какое-то время проводили вместе, и это очень радовало обоих.

Кетилу жилось на удивление хорошо. Сурт взял его под свое крыло, а мирный и кроткий нрав брата помог ему наладить добрые отношения с другими рабами дома. Потребностей у Кетила было мало: доброе отношение окружающих, достаточно еды и теплое место для сна. Поскольку он всегда с трудом принимал решения, он охотно выполнял приказы других, лишь бы его не ругали. Казалось, он был вполне счастлив.

– Рика, я хочу с тобой поговорить, – окликнул ее появившийся позади них Гуннар.

– Кетил, неси ведро в дом, – тихо сказала она. Ее всегда охватывала тревога при звуке голоса ярла, особенно если рядом не было Бьорна.

Кетил покосился на Гуннара, а потом подхватил ведро и собрался продолжить путь, успев прошептать сестре:

– Будь осторожна, у него дурной взгляд.

Она прикусила губу, обдумывая предостережение Кетила. До этого момента она никогда не слышала, чтобы он плохо о ком-то отзывался.

Смиренно сложив руки перед собой, она ждала, пока ярл Согне подойдет к ней.

– У меня есть обязанности, мой господин, которые требуют моего присутствия в другом месте, так что я надеюсь, наш разговор будет кратким.

Гуннар рассмеялся.

– Какая очаровательная дерзость! Ты поистине украшение моего дома. – Он медленно обошел ее, тщательно оглядывая, словно измеряя. Затем удовлетворенно остановился перед ней.

Рика понимала, что он пытается смутить ее этим пристальным, наглым взглядом, и старалась держаться холодно и невозмутимо. В конце концов, они находились в публичном месте, и ей не нужно было его бояться. Так убеждала она себя, но больше всего в этот момент ей хотелось, чтобы откуда-нибудь из-за угла появился Бьорн.

– Хочешь покороче? – произнес Гуннар. – Хорошо. Буду краток. Этот здоровенный бык, что сейчас был с тобой, твой брат?

– Да. – Она сжала губы в тонкую линию. Ей было больно слышать, когда кто-то презрительно отзывался о Кетиле. Ее иногда поражало, как люди, глядя на него, не видят нежную и чистую душу, светящуюся в его детских глазах. – Он мой брат.

– Вы очень близки. Не так ли?

– Я – все, что есть у него, а он – все, что есть у меня, – просто ответила Рика.

– Отлично. – Гуннар оценивающе выгнул бровь. – Я люблю тесные семейные узы.

– Я рада угодить вам, мой господин, а теперь извините меня. – Она повернулась, чтобы уйти, но он резко схватил ее за руку.

– О нет. Никуда не пойдешь. – Голос его прозвучал угрожающе. Казалось, что краткий всплеск ее тревоги доставил ему удовольствие, возбудил его. – Мы еще не закончили. – Он притянул ее ближе, и она ощутила его внезапно восставший член, похотливо прижавшийся к ее бедру. – Мне нужно отослать невесту моему торговому союзнику в Миклагард.

– Не понимаю, какое отношение это имеет ко мне. – Она вырвалась, потирая руку в том месте, где его крепкие, цепкие пальцы оставили красный след.

– Я намерен отправить туда тебя.

На ее губах возникла дрожащая улыбка.

– Неумно выдавать женщину замуж без ее согласия. Вы не забыли историю Ботиллы, чья семья выдавала ее замуж без ее согласия не один, а пять раз? Все браки заканчивались увечьями, убийством или разводом, – перечислила она с притворной беззаботностью, стремясь смягчить ситуацию. Наверняка это какая-то мрачная шутка ярла.

– И все же я хочу отправить тебя к Абдул-Азизу в Миклагард, – непреклонно произнес Гуннар.

– Это будет трудно сделать, поскольку я принадлежу вашему брату. – Он снова стал обходить ее, и Рика поворачивалась вместе с ним, чтобы не оказаться к нему спиной.

– А если бы ты была свободной?

– Тогда вам будет еще труднее подчинить меня своей воле, мой господин, – процедила она сквозь зубы.

– Я так не думаю. Потому что пока твой брат принадлежит мне… – Кривая ухмылка заиграла на его лице.

– Что вы хотите этим сказать?

– Только то, что если ты не исполнишь мою волю, у меня не останется выбора, кроме как отправить твоего брата Кетила – ведь его так зовут – в Уппсалу, когда вновь придет год жертвоприношения. – Он задумчиво постучал пальцем по виску. – Кажется, его срок придет следующим летом…

Восемь лет назад они с Магнусом, Кетилом и большинством северян собрались в Священной роще. В течение девяти дней там справляли свадьбы, торговали и пили. А по ночам в темной чаще, среди деревьев-великанов возле храма, совершали обряды в честь Одина. Мощные ветви гнулись под тяжестью повешенных жертв: лошадей, коз, домашней птицы и… людей.

Бессильная ярость заклокотала в ней.

– Как вы можете требовать этого от меня, когда знаете, что не в моей власти это исполнить? Я не могу выйти замуж по своему выбору, пока я рабыня вашего брата.

– Значит, ты говоришь, что, будь ты свободна, то согласилась бы на этот брак? – настаивал Гуннар.

– Да, согласилась бы, – с сильно бьющимся сердцем промолвила она. – Но ради брата, а не для того, чтобы угодить вам.

– Значит, ты даешь мне слово? – продолжал напирать на нее Гуннар. – Если ты будешь свободна, то согласишься отправиться на Восток, чтобы выйти замуж за моего торгового партнера?

– Но я же не свободна.

– Ну а если бы была свободна? – повторил Гуннар.

– Да, даю вам слово, – настороженно сказала она. Что за игру затеял ярл? Впрочем, какое это имеет значение, пока она носит железный ошейник. Впервые с тех пор, как его замкнули у нее на шее, Рика с удовольствием ощутила его тяжесть. – При условии, что вы тоже дадите мне слово.

– О чем ты?

– Пощадить моего брата, разумеется, – пожала она плечами. – Мое обещание будет зависеть от вашего обещания безопасности Кетила.

– Разумеется, – быстро согласился он.

– Если я поеду, Кетил должен поехать со мной. Иначе как мне быть уверенной, что вы сдержите свое слово?

– Как ты смеешь сомневаться в клятве Согне? – Глаза Гуннара сузились и превратились в сверкающие злобой щелки. – Мужчина на твоем месте уже был бы мертв. Клянусь тебе любым богом, которого хочешь назвать… Пусть Астрид никогда не родит мне сына, если я нарушу нашу сделку.

Несколько мгновений после этого они молчали.

– Но я принадлежу Бьорну. Я не свободна, и потому это бессмысленный разговор, – промолвила она, стараясь не показать, в какую панику она впала. Теперь она знала, как чувствует себя заяц, избежавший когтей ястреба: пронзительный крик, мелькание пестрых перьев и скрип когтей, скользнувших на расстоянии волоса. Она с усилием сдерживала дрожь.

– А теперь простите меня, мой господин, у меня есть работа.

Она повернулась и зашагала прочь. Она расскажет Бьорну об угрозе Гуннара Кетилу, и тот будет знать, что делать.

– И последнее, Рика, – услышала она опять голос Гуннара. – Одно слово Бьорну об этом разговоре сильно повредит здоровью Кетила. Клянусь, я позабочусь, чтобы он попал в Священную рощу. А что касается моего брата…

Она круто повернулась к нему лицом. Гуннар словно подслушал ее тайные мысли.

– Последнее время с Бьорном происходят несчастные случаи. Если тебе взбредет в голову наболтать ему об этом, боюсь, с ним опять случится какое-нибудь несчастье. По правде говоря, я в этом уверен. За деньга можно устроить любой несчастный случай, а я человек богатый. В следующий раз он может и не выздороветь.

Продолжая говорить, Гуннар опять приблизился к ней и остановился, оказавшись нос к носу с девушкой. Рика с трудом удержалась, чтобы не попятиться.

– Ни слова, – прошипел он, – никогда. У меня имеются уши и глаза по всей Согне, так что не воображай, что сможешь меня провести. Поняла?

Она кивнула, не в силах вымолвить ни слова. А Гуннар прошествовал мимо нее в длинный дом.


Глава 14

Бьорн был переполнен нервной энергией. Он обдумывал свой план завоевания сердца Рики, словно стратегию взятия города. Теперь все было подготовлено.

Он не был так взволнован и напряжен с той поры, как вышел в первый раз в море на «Морском змее». Тогда это знаменовало серьезный рубеж в его жизни. Водораздел. Он становился взрослым мужчиной, капитаном собственного судна со своей командой, и начинал самостоятельную жизнь.

Сейчас в его судьбе второй такой важный рубеж. Сегодня вечером он добровольно вручит свою жизнь женщине.

Тогда в Хордаланде его заинтересовали ее лицо и фигура, потрясла ее отвага в опасных обстоятельствах. Он подумал, что это будет хорошее развлечение на одну-две недели. И совсем не ожидал, что она станет ему так необходима. Он не думал, что полюбит – душой, разумом и телом – эту женщину, с ее чарующими зелеными глазами.

Когда ужин подходил к концу и все насытились и напились, раздались голоса, призывающие Рику рассказать очередную сагу. После многих часов тяжелой и пыльной работы это было вершиной дня, долгожданным удовольствием, как глоток доброго меда или хороший кусок прожаренной оленины.

Когда она попыталась встать, Бьорн движением руки придержал ее. Он оперся на ее плечо и сам встал, затем поднял вверх ладони, призывая всех к тишине.

– Я не обладаю даром слова Рики Магнусдоттир, но хочу говорить, – произнес он низким, глубоким голосом, который был слышен во всех концах большого зала. – Какое-то время она была моей рабыней, и никогда еще хозяин не был в такой степени не достоин своей рабыни.

Парочка мужчин весело прокричала озорное согласие, и Бьорн добродушно улыбнулся. На дальнем конце стола Торвальд откинулся назад и, сцепив перед собой длинные пальцы, одобрительно закивал, словно понимая, что за этим последует.

– Я взял ее в плен во время набега на Хордаланд, но со временем мы поменялись ролями, и она пленила меня. – Он посмотрел на Рику и улыбнулся. Его глаза светились теплом и лаской.

Рика открыла рот от изумления. Что такое Бьорн делает? Краем глаза она заметила, как заулыбался Гуннар – торжествующе и жестоко. Сердце ее ушло в пятки, и она вдруг осознала, что попала, как ни о чем не подозревающая муха, в паутину и почуяла опасность лишь при приближении паука. Ее дрожащая рука невольно потянулась к железному ошейнику.

– Поэтому сегодня я ее освобождаю! – выкрикнул Бьорн и махнул рукой, подзывая кузнеца с его инструментами. Приветственный крик вырвался из глоток всех мужчин в зале.

– Бьорн, нет! – тихо взмолилась она, но за шумом он ее не услышал.

Кузнец подвел ее к краю стола и велел положить голову, чтобы срубить болт, скрепляющий ошейник. Звон удара прозвучал в ее ушах, затем снова раздались приветственные крики. Тяжесть железа спала с шеи, оставив ее такой незащищенной и легкой, что ей показалось, будто она сейчас взлетит. Все поплыло и заколыхалось перед глазами, и пришлось сделать глубокий вдох, чтобы прийти в себя.

Бьорн схватил обе ее руки в свои и помог встать.

– Рика Магнусдоттир, я возвращаю тебе тебя. – С этими словами он коснулся пальцами ее щеки, стирая покатившуюся по ней слезу. Бьорн поднес ее руку к губам и поцеловал. – И если ты не против и готова принять меня, я отдаю тебе себя. Выходи за меня замуж, Рика, – предложил он и притянул ее к своей груди.

– О, Бьорн!.. – Рика прерывисто вздохнула, но в дымном зале было душно, и воздуха не хватало. Она дала слово Гуннару, думая, что все обойдется и ей не придется его держать. Но этот негодяй все рассчитал!.. Он, должно быть, уже знал планы Бьорна, когда перехватил ее утром. А теперь она попалась в ловушку и не могла ответить Бьорну, как хотела.

Зал затих в ожидании. Все присутствующие подались вперед, готовясь услышать радостное согласие на его удивительное и так красиво сделанное предложение. Но горло Рики судорожно сжалось, и она не могла произнести ни звука.

Когда она резко вырвалась из рук Бьорна и опрометью кинулась из дома в звездную ночь, выжидательное молчание сменилось потрясенным недоверчивым ропотом. Бьорн торопливо последовал за ней.

– Рика, что не так?

– Уходи, Бьорн. Я не могу смотреть на тебя, – еле простонала она сквозь жгучие слезы. – Не теперь.

Он схватил ее и обнял своими сильными руками. Она вырывалась лишь мгновение, а потом приникла к нему, наслаждаясь его близостью, зная, что больше такого не будет.

– Это все еще из-за Магнуса? Ты ведь знаешь, как я сожалею о случившемся, – . отчаянно прошептал он ей на ухо, и Рика затрепетала в его объятиях. – Я потрачу всю жизнь на то, чтобы заплатить тебе за это.

– Нет, Бьорн. Дело не в этом. – Она спиной чувствовала бешеный стук его сердца. Ее собственное сердце тоже рвалось из груди, но она не могла рассказать ему правду. Тогда Кетил умрет страшной смертью. Мало того, Гуннар, но сути, обещал и Бьорна убить, если она скажет ему хоть слово.

Бьорн повернул ее к себе лицом и, приложив широкие ладони к ее щекам, заставил поднять глаза.

– Ты просто меня не хочешь?

– Я не могу быть с тобой, Бьорн, – еле выговорила она.

– Что это за чушь? – Он потерял терпение и без слов накрыл ее губы своими. Она страстно отдалась его поцелую. Но затем со стоном оторвалась от него.

– Я не могу выйти за тебя замуж. Я помолвлена с другим. Я дала слово.

– Это верно, – прервал их Гуннар. Он выступил из тени. Резкий лунный свет разделил его лицо на две части: темную и светлую. – Поздравь скальда Согне, братец. Ей суждено стать женой Абдул-Азиза, нашего достойного торгового партнера в Миклагарде. Этот брак будет выгоден всем нам.

– Ты хочешь сказать, будет выгоден тебе. – Бьорн повернулся лицом к Гуннару и расправил плечи. – Ты подстроил все это.

– Подстроил, – кивнул ярл. – После того как ты сообщил мне о своем намерении освободить ее, у меня состоялся доверительный разговор с Рикой, и она согласилась на этот брак… Не так ли, моя дорогая?

– Сегодня днем она еще не могла ни на что соглашаться, – возразил Бьорн, – потому что не была свободна, и ты не можешь настаивать на том, что она тебе обещала.

– Нет, могу. – Гуннар перевел свой ледяной взгляд на Рику. – И настаиваю на нашем договоре. Целиком. Во всех подробностях.

– Тогда защищайся, брат, – процедил Бьорн сквозь стиснутые зубы. Его меч со звоном выскользнул из ножен, – потому что я тебя сейчас убью.

Рика ахнула. Магнус всегда говорил ей, что нет ничего отвратительнее, чем битва между братьями. То, что она стала причиной их раздора, было ужасно.

– Я буду счастлив ответить на твой вызов, – выгнул надменную бровь Гуннар, но даже пальцем не пошевелил, чтобы взяться за меч. – Однако прежде чем ты станешь клятвопреступником и обречешь себя на изгнание и на пребывание в Нифльхейме на том свете, можешь выяснить, стоит ли она твоих хлопот. Спроси госпожу теперь, когда она уже не твоя рабыня, хочет ли она сохранить помолвку по собственной воле?

Бьорн заколебался. Когда он вытащил меч, Рика не сомневалась в том, что он намерен драться с братом. Его напряженная осанка доказывала смертельную решимость. Но данная им клятва верности заставила его остановиться. Клятвопреступление было таким же тяжким проступком, как убийство человека исподтишка, а не в открытом бою. Человек, нарушивший слово, становился в глазах окружающих ничтожным. Когда через мгновение, взвесив риск, Бьорн все равно вызывающе поднял меч, Рика потрясенно ахнула.

– Ты не заставишь ее выйти за араба, – твердо произнес Бьорн.

– Нет, не заставлю. Мы дадим ей возможность решить это самой. – И Гуннар повернулся к Рике: – Дело за тобой. Хочешь ли ты по своей воле выйти замуж за Абдул-Азиза? Я приму твое решение и буду знать, что делать в атом случае. – Верная смерть Кетила, если ее ответ ему не понравится, читалась в льдистых глазах Гуннара. А если она расскажет Бьорну об этой угрозе, Гуннар сделает так, чтобы и его настиг «несчастный случай».

Напряжение оставило Бьорна, он расслабился и повернулся к Рике. Ради нее он был готов нарушить клятву мерности, и она не сомневалась, что он станет драться за нее с братом. Возможно, он убьет Гуннара… В сердце испыхнула надежда, но тут же ее охватило отчаяние. Бьорн станет клятвопреступником, изгоем. Возможно, его даже предадут смерти за нарушение, клятвы верности… А может быть, он умрет еще сегодня, сраженный клинком брата.

Рика не могла говорить. Она посмотрела на Бьорна, на его серьезное, напряженное лицо. Сердечная мука и нежность отражались в его темных глазах. Они были полны надежды. Перед ней стоял мужчина, которого она могла бы любить всю жизнь.

– Рика? – недоуменный возглас Бьорна подсказал ей, что он не понимает ее молчания.

Ее отец ушел из жизни, и милый простодушный Кетил был единственным ее родственником на всем белом свете. Его жизнь зависела от нее. Она не могла купить свое счастье ценой его жизни. Она не могла позволить любимому человеку пойти на бесчестье. Выпрямившись в полный рост, она постаралась принять равнодушный вид. Какая-то шторка опустилась в ее душе, закрыв ее сердце от Бьорна.

– По свободной воле своей, Бьорн, я выбираю брак с арабом, – сказала она, и голос ее не дрогнул.

Это было самое убедительное представление в ее жизни. Гуннар шагнул вперед и встал между ними.

– Ты что, всерьез решил, что женщина предпочтет выйти за человека который хочет копаться в земле? – Гуннар тыкал ее выбор в зубы Бьорну. – Если ты подумаешь как следует, тут и выбора-то нет. Мужчина, обладающий богатством и властью, или мужчина, владеющий всего лишь одним кораблем. Не могу сказать, что я ее осуждаю.

Меч Бьорна бессильно опустился.

– Пойдем, дорогая моя. – Гуннар протянул Рике руку. – Пойдем объявим всем о твоем замужестве, а потом можешь развлекать людей своими историями.

Он вновь повернулся к Бьорну, мощные плечи которого поникли вместе с мечом.

– Рика будет отправлена в Миклагард как любимая дочь этого дома. И ты, братец, будешь сопровождать ее в доказательство своей преданности мне и Согне.

Гуннар мысленно поздравил себя с этой маленькой хитростью. Он умиротворял торгового партнера, льстил женщине, посмевшей ему отказать, и избавлялся от брата, ставшего слишком популярным. И все это одним решительным и смелым ударом.

Поскольку Рика застыла на месте и не брала предложенную ей руку, он сам ухватил ее. Больно сжав пальцы, чтобы напомнить о сделке насчет жизни брата, он повел ее обратно в дом, бросив через плечо Бьорну:

– И помни, что она должна прибыть в Миклагард непорочной.


Глава 15

– Может, кто-нибудь заставит этого чертова ребенка прекратить вой? – потребовала Астрид, усаживаясь поудобнее на постели. – Мало того что она девчонка, так еще и орет как резаная.

– Похоже, у нее просто болит животик. – Хельга склонилась над несчастным ребенком и нежно похлопала по спинке.

Ребенок перестал плакать и слегка срыгнул.

– Ну-ну, мой ягненочек, ничего, моя дорогая, – ворковала старая повитуха, укладывая малышку в колыбельку. – Думаю, теперь она сладко уснет.

– Что я буду делать без тебя? – Астрид выглянула из-под молочно-белой руки, которой прикрывала глаза. – Ты действительно уезжаешь, Хельга?

– Мой хозяин сказал, что едет в Миклагард. Значит, я тоже уезжаю. – Втайне старушка мечтала поскорее расстаться с вечно ноющей Астрид, хотя мысль о том, что для этого придется отправиться в далекий чужой город, казалась пугающей. – Торвальд хочет пережить последнее приключение, так что придется ехать. Да и твой муж требует, чтобы невесту сопровождала к жениху служанка. А поскольку я всегда путешествую со своим хозяином, то могу выступить и в этой роли.

– Снова эта Рика! Эта рыжая ведьма стала моим проклятием с той минуты, как мой деверь приволок ее сюда. Такая надменная… Смотрит на всех свысока… Такая везучая! – Лицо Астрид побагровело от злости. – Наш торговый партнер в Миклагарде сказочно богат. И теперь эта жалкая рабыня получает статус дочери дома и отправляется с целой свитой, чтобы стать новой женой араба. Это уже слишком и невозможно перенести, Хельга. Какая несправедливость!

Девочка дернулась во сне. Хельга затаила дыхание, но Дагмар не проснулась.

– Мне бы хотелось, чтобы Гуннар думал о потребностях своей жены и ребенка больше, чем об этой рабыне, – надула губы Астрид. – Знаю, он все еще сердится на меня за то, что я родила ему дочь. Он всегда был вредный и мелочный.

– Ну-ну, госпожа, – примирительно промолвила Хельга, – не тревожьтесь. Уверена, что в следующий раз вы родите ему сына.

– Мне бы твою уверенность.

– Для этого есть кое-какие способы, госпожа моя, – тихо вздохнула Хельга, мысленно посылая благодарность всем богам, которые могли ее услышать.

Эти слова Хельги открывали для Астрид долгожданную возможность, на которую она исподволь надеялась.

– Много лет назад, когда я была девочкой, в соседней долине жила одна знахарка, которая клялась, что нельзя носить молоточек Тора, если хочешь родить мальчика.

– Что? – Рука Астрид рванулась к янтарному молоточку Рики, который она носила на шее.

– Да, – серьезно кивнула Хельга. – Если хочешь родить сына, ты должна носить образ Фрейи, властительницы Асгарда. Ты ведь знаешь, как богиня благосклонна к мужчинам. Она наверняка поможет тебе родить сына.

– Почему ты не сказала мне об этом сразу, как приехала? Может, я бы еще успела… – Астрид сорвала с себя кожаный шнурок с молоточком. – Убери эту штуку с глаз моих, – вопила она. – Эта мерзкая сказительница! Клянусь, она сделала это нарочно.

Хельга надела на себя амулет и тут же спрятала его на груди под туникой – для пущей сохранности.

– Когда ты уезжаешь, Хельга? – хлюпнула носом Астрид, и старой повитухе на миг стало ее жалко. Ее и несчастного ребенка, оставляемого на попечение равнодушной и неряшливой мамаши.

– Поскольку это свадебное путешествие, мы отплываем утренним приливом в пятницу, – объяснила Хельга. – Свадьбы всегда играют в этот день недели в честь Фрейи и Фрейра, близнецов, богов плодородия и урожая. Так как ярл Согне не может повлиять на выбор дня свадьбы Рики с Абдул-Азизом, Гуннар решил отправить ее в благоприятный день.

– Но ведь это завтра, Хельга! Я без тебя совсем растеряюсь, – жалобно заныла Астрид, но тут же перешла на злобное шипение: – Но хоть избавлюсь от этой рыжей развратницы.

Маленькая Дагмар вздрогнула в своей колыбельке от резких звуков, проснулась, заерзала и испустила отчаянный крик.


Глава 16

Монотонный скрежет стали о камень, раздававшийся под дверью, доводил Рику до исступления.

– Неужели нельзя точить свое оружие где-нибудь в другом месте? – ворчала она, расхаживая по комнате и сжимая уши.

Но с этим она ничего не могла поделать. Теперь Рике, в статусе свободной женщины, облеченной доверием представлять Согне в выгодном браке, не поручалось никаких дел. По приказу Гуннара ей примеряли платья, готовили великолепное приданое, но больше ей нечем было заняться.

Бьорн отдал ей свою комнатушку, так что она могла наслаждаться одиночеством, но каждый раз, выходя за дверь, она спотыкалась об его длинные ноги.

Гуннар поручил Бьорну доставить ее в Миклагард в целости и сохранности, и он отнесся к заданию с полной ответственностью, вплоть до того, что спал у ее порога. А если приготовления к отъезду требовали его присутствия на «Морском змее», он оставлял вместо себя юного Йоранда. Она даже в уборную не могла отправиться без сопровождения. Теперь в чем-то она оказалась даже большей пленницей, чем раньше, когда носила железный ошейник.

Взгляд ее упал на костяную флейту, лежавшую на деревянном сундуке Бьорна. Она подняла ее и поднесла к губам. Щемящая грустная мелодия полилась из тонкой трубочки, поплыла в воздухе, в точности отражая ее настроение. Когда стихли последние звуки, она обратила внимание на то, что скрежет за дверью прекратился. Оставался ли Бьорн там и теперь? Прислушивался ли он к печальным звукам флейты? Понял ли, как она тоскует?

Хотя она видела Бьорна каждый день, его как бы не было рядом. Его замкнутое лицо ничего не выражало, как тогда, во время набега на Хордаланд. Нет, выражало – безжалостную беспощадность. Это был человек с мертвым лицом, который больше не думал о том, что будет с ним или с кем-то еще, пока он выполняет свой долг по отношению к Согне. Бьорн отключил эмоции, замкнулся, а его тело существовало лишь по привычке.

Но была ли она сейчас иной?

Внезапно нахлынуло сильно и резко воспоминание о его губах. Ее соски отвердели… В ней пробудилась такая мощная непонятная потребность в нем… что она иногда просыпалась ночью, раскрасневшись от яркого сна, в котором он ее целовал и нежно ласкал. Эти видения приводили ее в мучительную ярость, из которой не было выхода. Каждая косточка, каждая жилочка и каждая клеточка ее тела жаждала этого темного воина. Почему она не отдалась ему, когда была возможность?! А теперь этому никогда не бывать.

Она положила флейту и отворила дверь. Как она и ожидала, Бьорн был рядом. Он со скрежетом водил точильным камнем по лезвию своего меча. Движения его были быстрыми и уверенными.

Он поднял на нее темные глаза, не скрывая своего презрения.

– А вот и «дочь дома».

Он стал разговаривать с ней – удивилась Рика.

– У меня просьба.

– Твои наряды готовы, «Морской змей» снаряжен, и пока мы беседуем, Гуннар давит на своих холдеров, собирая серебро на приданое, которое ты возьмешь с собой. Его хватит даже на выкуп короля, – насмешливо произнес он. – Что еще может тебе понадобиться?

– Я хочу повидать Кетила. – Она все откладывала эту встречу, но раз они отплывают с утренним приливом, оттягивать прощание дальше она не могла. – Мне нужно объяснить брату, что происходит.

Бьорн мрачно нахмурился и вложил меч в ножны, висевшие на перевязи через плечо.

– Я хотел бы, чтобы кто-нибудь объяснил мне все это, – пробормотал он.

Рика подозревала, что происходящее кажется ему совершенно бессмысленным. Ведь он наверняка знал, что она его хочет и испытывает к нему такие же чувства, как и он к ней, но объяснить ему мотивы своего выбора она не могла. Ярл крепко держал в своих руках нити жизни своих холдеров и рабов. Даже Бьорну не была гарантирована безопасность, несмотря на кровное родство. Угрозы Гуннара дамокловым мечом висели над ее головой, и Рика держала язык за зубами.

– Тебе действительно нужно поговорить с Кетилом. Он спрашивал о тебе утром, – заметил Бьорн. – Впрочем, в последнее время ты вообще избегаешь всяких объяснений.

Его тон был неодобрительным, но он впервые с вечера после того, как сделал ей предложение, заговорил с ней. Так что она решила не обращать внимания на его досаду.

– Можешь отвести меня к нему?

– Отводить тебя туда, куда тебе захочется, теперь моя обязанность. Не так ли? – Широким жестом он предложил ей пройти вперед. – Нам придется поехать верхом. Он опять на новых полях. Но поскольку я сопровождаю тебя до Миклагарда, полагаю, что смогу проводить и в горы.

В этот момент Рика готова была на что угодно, лишь бы выбраться из тесной каморки Бьорна. Это крохотное пространство пахло им, его теплым мужским запахом с примесью острой морской свежести. Ей трудно было находиться в его комнате, а еще труднее в непосредственной близости от него, но разговор с Кетилом откладывать было нельзя.

Она последовала за Бьорном через двор для воинских турниров в конюшню, где он оседлал двух широкогрудых меринов. Затем он помог ей сесть на лошадь, стараясь ни на одно мгновение не задерживать руку на ее талии. Рике показалось, что он сразу отдернул от нее руку, как от раскаленного металла.

Вскоре они оказались на крутой тропе, ведущей к новым полям. Когда они поднялись на первый перевал, Рика натянула поводья и обернулась, чтобы посмотреть на фьорд. Вода и небо ослепительно сияли необыкновенной синевой. Крутые обрывы, как крылья, обнимали длинный морской залив, окаймляя его зеленью. Резкий порыв ветра принес с собой терпкий сосновый смолистый аромат. Она втянула его в себя и вздохнула.

– Что-то не так? – осведомился Бьорн, останавливая свою лошадь около нее.

– Ничего, – откликнулась она. От красоты Согне теснило грудь. – Просто это такое место… Когда ты впервые привез меня сюда, я его возненавидела. А теперь мне тяжело уезжать отсюда. Мы с Магнусом много путешествовали, но ни одно место не стало для меня домом. Не знаю почему, но этот фьорд я воспринимаю именно так. Мне страшно подумать, что после того как мы в пятницу уплывем отсюда, я больше никогда не увижу Согнефьорда, Я просто задумалась, сможет ли Миклагард с ним сравниться.

– Несомненно, богатство твоего нового мужа придаст ему достаточно очарования, – сухо ответил Бьорн, и она вздрогнула от его слов. – Не тревожься, Рика, и не бойся. Миклагард великолепен, это город чудес. Он на перекрестке двух великих морей и огражден большой стеной, охраняющей его жителей от бед. И всяких налетчиков вроде меня.

– Значит, ты там был? – Она сжала пятками бока своего мерина, направляя его вверх по тропе. Не было смысла продолжать разговор с Бьорном: его горечь и досада то и дело пробивались сквозь кажущееся равнодушие.

– Однажды, когда я был мальчишкой. – Бьорн ехал теперь прямо за ней. – Дядя Орнольф взял меня с собой. После этого мне захотелось путешествовать. Это было самое лучшее приключение в моей жизни. – Рика уловила в его голосе улыбку.

– На что был похож Миклагард?

– Я ни с чем не могу его сравнить, – продолжил Бьорн. – Город такой большой, что понадобится не один день, чтобы пройти по лабиринту его тесных и извилистых улочек.

– О, – вздохнула Рика, вдруг почувствовав себя очень маленькой.

– Они не строят, как мы, дома из дерева. Великолепные дома богатых людей – из камня, а бедняки довольствуются глиняным кирпичом-сырцом. – Рика оглянулась и увидела, как Бьорн раскраснелся от увлекательных воспоминаний. – А их рынок – вообще нечто особенное. Он очень душистый, ароматный, пахнет пряностями и верблюжьим навозом…

– Фу!.. – рассмеялась Рика и обрадовалась, когда Бьорн рассмеялся вместе с ней. – А как выглядит верблюд?

– Увидишь. На базарах Миклагарда товары со всего мира: шелк, пряности, олово, серебро и золото, драгоценные камни, сверкающие таким огнем, что кажется, будто они живые. За деньги там можно купить все. А люди…

– Что с ними?

– Ты никогда не видела столько самого разного народа: греки, арабы, евреи, черные как уголь жители Абиссинии, монголы… Дядя Орнольф вечно ругал меня, что я бесцеремонно разглядывал всех. Впрочем, они тоже на меня глазели. Кажется, северяне там считаются экзотикой. – Он мягко хохотнул, словно на миг забыл о том, что он сопровождает туда Рику, чтобы выдать ее замуж, за другого мужчину.

– Тебя возбуждает возможность вернуться туда, – заметила она.

Реальность обрушилась на него с силой падающего дерева.

– Нет, – угрюмо произнес он. – Я готов никогда больше туда не возвращаться.

Он направил свою лошадь мимо нее вверх по тропе. Мощные бока мерина сжимались и разжимались от усилия.

Рика застала Кетила за погрузкой длинного толстого дерева на телегу. Наверняка искусные руки Йоранда сделают из него киль для одного или двух кораблей. Когда Кетил заметил ее, он вытер руки о тунику и вперевалку зашагал к ней. Широкая улыбка расплылась по его лицу. Рика спрыгнула с лошади и побежала ему навстречу. Она заключила его в свои объятия, и они уселись рядом в тени большого ясеня. Пока Бьорн в отдалении осматривал копыта лошадей, они спокойно беседовали.

Через некоторое время, посерьезнев, Кетил сказал:

– Рика, вчера ночью я видел сон.

– О чем? – Она боялась его ответа. Она вдруг вспомнила последний сон Кетила. Накануне гибели Магнуса Кетил проснулся и невнятно забормотал, что ее отошлют в большой город. – О том, что я куда-то уеду?

– Нет, – содрогнувшись, ответил он. – Это я уехал. – Кетил перешел почти на шепот. – В то место с большими деревьями, на которых висят мертвые.

Восемь лет назад, когда они с Магнусом посетили Уппсалу, Кетил так разволновался, что старый скальд поклялся никогда больше не присутствовать на жертвоприношении, хотя для почитателей Одина это было практически обязательно.

Новый сон Кетила лишь укрепил Рику в ее решимости. В ее власти отвратить зловещее предсказание. Она воспрепятствует этому.

– Кетил, этого не случится, клянусь тебе, – сказала она, исподтишка бросая взгляд на Бьорна, занимавшегося лошадьми. Ей нужно было удостовериться, что он ее не слышит. – Я заключила сделку с ярлом Согне, и он пообещал мне, что тебя не отправят в Священную рощу Уппсалы.

– Правда? – Его широкое лицо, на миг расплылось в улыбке, но тут же горестно сморщилось. – Но у него плохие глаза. Как ты можешь быть уверена, что он сдержит обещание?

– Уверена, что сдержит, потому что в обмен я делаю кое-что, чего хочет он, – торжественно объявила она. – Говорю тебе, я заключила с ним сделку. В обмен на его обещание я должна уехать. Ты помнишь свой сон о большом городе?

– Да, – произнес он дрожащим голосом.

– Вот туда я должна уехать.

– И они не позволят мне уехать с тобой, – грустно сказал Кетил.

– Да, ты останешься здесь, с Суртом. – Она выдавила из себя улыбку.

– Сурт – мой друг, – кивнул он. А затем его осенила новая мысль, и он повернулся к сестре: – Но ты вернешься сюда?

Влага скопилась в уголках ее глаз… Она сжала губы в тонкую линию, а потом честно ответила:

– Не знаю, не думаю.

Кетил обнял ее, крепко прижал к себе и сказал:

– Ты меня снова увидишь. Я в этом уверен.

Она взяла в ладони его лицо и нежно поцеловала в обе щеки, а затем один раз в губы. Потом, крепко зажмурившись, прислонилась к нему лбом и прошептала:

– Прощай, Кетил.

Оторвавшись от него, она бегом бросилась к Бьорну, державшему наготове лошадей.

Кетил долго махал ей вслед, пока они с Бьорном не скрылись из виду.

Он видел, как содрогались плечи Рики, и понимал, что она плачет.

– Не плачь, Рика, – тихо произнес Кетил. – Ты снова увидишь меня. В том месте, где стоят большие деревья.


Глава 17

Путь Рики в Миклагард обещал быть долгим. Гуннар рассматривал ее путешествие как посольский выезд и четко расписал, где им следовало останавливаться. По его приказу Бьорн направил «Морского змея» по излучине Виксфьорда в Каупанг, чтобы продемонстрировать жителям этого важного торгового центра богатство и щедрость ярла Согне. Орнольф бросал тоскливые взгляды на прекрасные чайники из мыльного камня, на которых в Миклагарде можно было бы заработать много денег, но чтобы не перегружать корабль, вынужден был отказаться от их покупки.

Оттуда они направились к датскому архипелагу и остановились в Данневирке, дабы от имени Гуннара засвидетельствовать почтение датскому королю. Рику в этой мощной крепости встретили тепло, но радость королевского двора по поводу ее предстоящей свадьбы была омрачена известием о смерти Магнуса.

Королевские дворы вечно полны сплетен с душком, напоминающим ароматы выгребной ямы. Теперь Бьорн понял, почему Рика и Магнус долго там не задерживались. Шипящие шепотки преследовали их повсюду. Рика выглядела слишком грустной – это заметили все, но не очень удивились, потому что знали, как она любила отца.

И разве не ярл Согне, этот замечательный человек, устроил сироте такой выгодный брак? Щедрость Гуннара всячески восхваляли и даже высоко оценили его хитроумный ход в выборе сильного и богатого союзника. Да, в далеком Согнефьорде явно поднималась новая сила.

Слыша отрывки этих разговоров, Бьорн лишь поджимал губы. Планы Гуннара успешно развивались. Снова. Но отныне им придется осуществляться без него. Он был связан словом навсегда забрать Рику из Согне, но не давал клятвы вернуться назад.

Глазами воина изучал Бьорн крепостные укрепления в Данневирке. Земляные валы сдержали натиск франкских королей, и даже сам Карл Великий, прославленный Шарлемань, не смог победить датчан. Бьорн и ранее участвовал в битвах, но теперь решил, что пора ему начать содержать себя своим искусным клинком. Теперь, когда Рика направлялась в жены к другому человеку, у него не было желания обзавестись своей землей. Не мог Бьорн вернуться к управлению владениями брата, хотя впереди его ожидала лишь могила в чужой земле.

Им везло с погодой. Дни стояли ясные, и следующим на их пути был шумный и суетливый торговый порт Бирка, сверкавший на солнце, как полированный янтарь, в обрамлении красивой бухты. Если бы понадобилось, можно было добраться от Согне до Бирки и по суше, преодолев горные перевалы в юго-восточной части норманнского полуострова. Впрочем, Бьорн не слышал, чтобы кому-то захотелось совершить этот утомительный путь, если можно приплыть туда по морю.

– Слава богам! – воскликнула, спускаясь на берег, Хельга. – Как приятно мне, старому человеку, почувствовать наконец твердую землю под ногами.

– Я спокойно отношусь к плаванию на корабле, но рада возможности оказаться на берегу, – промолвила Рика, наблюдая, как Бьорн привязывает «Морского змея» к пристани. Здесь кораблю будет тихо и спокойно, потому что на входе в бухту есть волнорез.

– Ты можешь проводить Рику на рынок? – обратилась к нему Хельга. – Мне нужно отыскать травницу и приготовить лекарство для Торвальда, иначе он не сможет стоять на ногах. Тор знает, как неинтересно молодым стоять и смотреть, как растирают травы.

– Я пойду с ней, – произнес Торвальд, хмуро глядя на старую женщину и стараясь не морщиться от боли, наступая на большой палец ноги. Но боль воспаленного сустава, видимо, пронзила ногу так, что он тут же присел на свой морской сундук. – Может, на этот раз Хельга права. Но невеста не может ходить по чужому городу без сопровождения. Ты проводишь ее?

Бьорн угрюмо кивнул. Йоранд помог своему капитану причалить и тут же уловил аппетитные ароматы. Дрожжевой запах эля явно исходил от ближайшей таверны.

– Плавание нагоняет жажду. Я устал от перекисшего молока и тухлой воды.

– Придется тебе подождать своего эля до второй смены. У нас на борту слишком много товаров, чтобы оставлять корабль без присмотра, – пояснил Бьорн. – После того как я провожу скальда на рынок, я сменю тебя.

Рика заметила, что теперь он почти никогда не называл ее по имени. Это был еще один способ держать ее на расстоянии. Она полагала, что теперь должна быть довольна, но ее сердце постоянно щемило. Каким холодным, равнодушным тоном он произнес слово «скальд»… словно говорил о связке мехов или куске янтаря. Он заставил ее почувствовать себя товаром, подлежащим доставке. Впрочем, именно в этом качестве она и выступала.

Тем не менее она выпрямила спину и задрала вверх подбородок, не желая показывать, как задело ее его обращение. Они спустились по деревянным мосткам и пошли на рынок. Рика заметила овальную крепость, расположенную на голой вершине утеса к югу от города.

– Что это? – поинтересовалась она.

– Безопасная гавань. Укрытие в случае внешней угрозы, – пояснил Бьорн. – Бирка – богатый город. Перед таким соблазном трудно устоять. Если на горизонте появляется флотилия драккаров, купцы спешно собирают свои товары и укрываются в форте. – Впервые за последнее время Бьорн встретился с ней взглядом, и она почувствовала, как затягивает ее темная глубина его глаз. – Ты же знаешь мужчин. Если они видят что-то привлекательное, их естественное желание – тут же этим завладеть.

Кровь быстрее побежала по жилам под его твердым взглядом… Ей захотелось самой укрыться в безопасной гавани. Если она позволит ему так на нее глядеть, он вскоре поймет, что ему вовсе не нужно захватывать ее силой. Она отдастся ему добровольно. Если бы не эта сделка с Гуннаром…

– Сегодня никаких захватов не произойдет, – решительно объявила она. – Здешние купцы явно надеются получить за свои товары серебро, а не удар меча.

– Верно. – Бьорн кивнул стражникам, бродившим по улицам города. – Здесь даже лавочники вооружены. В Бирке хороший рынок, но если ты не найдешь того, что ищешь, нам еще предстоит остановка в Уппсале, перед тем как мы зайдем в устье Двины.

– В Уппсале?

– Да. Гуннар очень ревностно к этому отнесся, – объяснил Бьорн. – Его очень тревожило, что в Миклагарде ты уже будешь слишком далеко от храма Одина. Он был уверен, что ты захочешь посетить Священную рощу, потому что, возможно, больше никогда туда не попадешь.

Нет, не о ее религиозных пристрастиях заботился Гуннар. Он хотел в последний раз напомнить ей о том, какие последствия ждут ее брата, если она нарушит их соглашение.

– Вообще-то я никогда особенно не поклонялась Одину, – сказала она. – Я могу и не ездить в Уппсалу.

– Как хочешь, – сухо ответил он. Суровое выражение его лица подсказало Рике, что он решил, будто она торопится попасть к своему будущему мужу в Миклагард.

Они наткнулись на серебряных дел мастера. Полюбовались, как ловко он управляется с расплавленным металлом. Рика зачарованно смотрела, как он на одной и той же каменной основе кует и молот Тора, и христианский крест. Потрогав готовые серебряные украшения, она восхитилась качеством обработанной поверхности, ее особой гладкостью.

– Вы делаете амулеты для тех, кто верит и в Тора, и в Христа? – спросила она.

– Да, – ответил ремесленник, – в Бирке люди поклоняются и Тору, и Христу. Кому как нравится. Хоть старые боги, хоть новые, мы уживаемся со всеми. – Он улыбнулся уголками рта. – А я продаю амулеты тем и другим. Что продать вам?

– Я привыкла носить молоточек, – вздохнула Рика, вспомнив свой гладкий сияющий янтарик. – Но кажется, Тор меня покинул, так что сейчас я не ношу никакого амулета. Доброго вам дня.

Они пошли дальше по главной улице, и Бьорн бросил на нее острый взгляд.

– Значит, ты утратила свою веру?

– Скорее, куда-то подевала, – откликнулась она. – Я знаю только богов Асгарда. Я выросла на сагах об их приключениях, но в последнее время они кажутся мне такими далекими.

– А когда боги интересовались нашими делами? Разве что тогда, когда это служило их целям, – пожал плечами Бьорн. – Им не нужны ни второй сын, ни девушка без отца.

– Ты прав, – согласилась она. – Но я привыкла к ощущению, что кто-то наблюдает за мной, заботится о том, чтобы со мной ничего не случилось. Я верила в то, что это Тор.

– Думаю, ты по-прежнему это чувствуешь. – Он не скрывал переполнявшей его горечи. Она прозвучала в его голосе. – В конце концов, ты вот-вот станешь женой очень богатого человека. Чего тебе еще желать?

«Тебя, глупый человек!» – чуть не сорвалось с ее уст. Но вместо этого она прикусила губу и ускорила шаг. Он легко успевал за ней. Больше они не разговаривали, пока не свернули за угол. Тут Рика увидела здание необычной формы. Высокий шпиль и торчащие острые углы крыши…

– Что это? – поинтересовалась она.

– Должно быть, христианская церковь, – ответил Бьорн. – Десять лет назад, когда мы были здесь с дядей Орнольфом, они только начинали ее строить. Я прошел туда. Какой-то маленький священник приехал с юга и собрал вокруг себя единомышленников. И они построили это здание, чтобы было куда прийти помолиться. В результате даже Хергейр, местный городской голова, принял христианство.

– Ты что-нибудь знаешь об этой религии? – осведомилась она.

– Совсем немного. – Глаза его рассеянно смотрели вдаль. – Мой первый набег был на монастырь. И все, что я знаю о христианах, так это то, что они умирают легко. Они очень ревностно относятся к своим книгам и серебряным чашам, но не готовы убивать, чтобы защитить то, чем владеют. А что ты знаешь об их вере?

– Только то, что мне рассказывал Магнус, – ответила Рика. – Он много и долго беседовал со священником, который от датского короля приехал обращать его в свою веру. Магнус рассказал, что их Христос был мощным скальдом. Он рассказывал саги, обучая своих последователей.

– Хм, – пожал плечами Бьорн. Его это не впечатлило. – А он рассказывал тебе, что их Христос умер?

– Да, как бедный Бальдур, – кивнула Рика, думая о злосчастном сыне Одина, смерть которого от яда предвещает начало Рагнарока, Сумрака богов, эпической битвы, знаменующей конец света. – Христиане верят, что их Христос воскреснет и будет жить вечно.

– Этого даже боги не могут. – Взгляд Бьорна скользнул вверх по шпилю церкви до креста. – Странно, правда? Те, кто поклоняется Тору, носят на себе знак его силы – молоточек, а христиане носят крестик – знак слабости их бога.

– Магнус говорил, что они видят в этом силу, потому что крест символизирует прощение.

– Прощение? – презрительно заметил Бьорн. – Человек должен нести ответственность за свои деяния, хорошие или плохие. Только слабаки ждут прощения.

– И все же, насколько я помню, ты просил меня простить тебя. За Магнуса.

Бьорн опустил голову.

– Во всем, что касается тебя, я слабак, – признался он. – И потом, ты сказала, что никогда меня не простишь.

Она внимательно посмотрела на Бьорна. Много раз после смерти отца она слышала его голос, упрекающий, подбадривающий, веселый. Но теперь этот голос смолк. Она задумалась, чего теперь захотел бы от нее Магнус. Она могла лишь следовать своим чувствам. Это нужно было сделать ради Бьорна и ее самой.

– Я могу сказать тебе сейчас, Бьорн, что была не права. Я от всей души тебя прощаю. – Она протянула руку и коснулась его плеча. Его кожа была теплой. Она ощутила, как сначала напряглись его мышцы, а затем расслабились. Напряжение ушло. – А ты можешь простить меня?

– Что ты имеешь в виду? – Он накрыл ее пальцы своей ладонью так нежно, словно сама возможность прикоснуться к ней была бесценным даром.

Рика едва могла дышать.

– Можешь ли ты простить мне, что я выхожу замуж за араба?

– Могу, если ты в этом раскаиваешься, – твердо скапал Бьорн. – Ты что, обращаешься к Христу со своими мыслями о прощении? Христиане полны раскаяния и прощения, не так ли? Если ты передумала насчет замужества, то эта религия меня действительно привлекает.

– Нет, я не меняю религию, – выдохнула она, и глубокая грусть прозвучала в ее голосе.

Что бы ни случилось, она не могла рисковать жизнью Кетила и Бьорна. Его тепло поднялось по ее руке, колени ее ослабели, готовые подкоситься. Это прикосновение к нему было ошибкой. Она осторожно отняла руку.

– Я не могу раскаяться в моей сделке с Гуннаром, но я нуждаюсь в твоем прощении.

Они стояли, оцепенев, на площади перед христианской церковью, а вокруг сновали купцы и покупатели, шумела суетливая толпа. Бьорн поверить не мог, что она обратилась к нему с такой просьбой.

Она просила о невозможном. Как он мог простить ее за то, что она вырвала и растоптала его сердце? Ее глаза цвета морской волны смотрели на него с такой отчаянной мольбой, что он был вынужден отвести взгляд.

– Тебе придется продолжать этого хотеть, – наконец произнес он.


Глава 18

По желанию Рики они не стали останавливаться в Уппсале, а направились прямо к устью Двины. Там, у местного племени славов, Орнольф оставил свою «Валькирию», предназначенную для передвижения по рекам. Товары с «Морского змея» перегрузили на этот корабль и разместили на нем.

Это был ладный, высоко сидящий в воде корабль, идеальный для путешествий по мелкой воде. «Валькирия» была построена так, чтобы в любой момент ее можно было водрузить на волокушу и передвигаться посуху. Еще у «Валькирии» был квадратный парус, который можно было использовать при благоприятном ветре, и четыре пары уключин, чтобы идти на веслах в безветренную погоду. Судно было достаточно компактным, дабы с ним могли управиться четыре человека, и в то же время довольно вместительным, чтобы разместить груз и взять на борт двух женщин. Орнольф очень гордился своей «Валькирией». Надо было видеть, с какой нежностью он гладил ее своей широкой ладонью.

Бьорн стоял, в последний раз глядя на «Морского змея». Большинство моряков его команды, возвращавшихся в Согне, склонились над веслами и повели драккар от берега. Две дюжины спин сгибались и разгибались в привычном ритме. Отойдя на некоторое расстояние, они сложили весла и поставили мачту. Попутный ветер тут же раздул парус, и корабль приподнялся над волнами, как верткое и гладкое морское животное. Бьорн провожал его грустным взглядом. Он думал, что вряд ли увидит его снова.

– Бьорн, – окликнула его стоявшая рядом Рика.

– Что? Мы не торопимся к твоему жениху? – сухо осведомился он, не отрывая взгляда от своего удаляющегося корабля.

– Нет, дело не в этом. – Она почти вспылила, но сдержалась и продолжила мягким тоном: – Я просто задумалась, что не так. Ты выглядишь таким… С тобой все в порядке?

– Со мной все хорошо, – огрызнулся он. – Что еще?

– Я хочу спросить, что это такое? – Она указала на высокий камень с рунами, высившийся на утесе над самым устьем реки.

– Какой-то памятник, – пожал плечами Бьорн. – Я не умею читать руны и не знаю, что там написано.

– Но я-то умею, – улыбнулась она. – Однако одно слово в надписи меня озадачивает.

Бьорн вздохнул, еще раз посмотрел вслед «Морскому змею», уходившему из его жизни, и перевел взгляд на каменную стелу. Рунные камни всегда его интересовали, но, не зная значения букв, он воспринимал вырезанные знаки просто как необычные узоры.

– Пойдем посмотрим. Может, мы разрешим твою загадку, – произнес он со вздохом, зная, что тающий в сиянии солнца силуэт «Морского змея» и радужные искры в поднятой им пене навсегда останутся в его памяти.

Пока он с Рикой поднимался на невысокий утес с рунным камнем, она не переставая искоса бросала на него быстрые взгляды. Его лицо было бледным и напряженным. Он выглядел как человек, которому суждено было нынче утром утонуть в болоте. Но разумеется, сказать это вслух она не могла.

Оказавшись на вершине холма, они приблизились к камню. «Со змеей узор» покрывал всю его поверхность. Вдоль змеи резкими глубокими штрихами были нанесены руны. Рика наморщила лоб, вглядываясь в них.

– О чем тут говорится? – спросил Бьорн.

Слегка касаясь пальцами каждого знака, Рика стала называть их вслух.

– «Фарбьорн и Эдмундр поставили этот камень в память их брата Роальда. Он отправился за золотом к далекому Аэфору и дал пищу орлам». – Ее палец задержался на группе штрихов. – Что такое Аэфор?

– Вечно свирепый, – ответил Бьорн.

– Роальд отправился далеко, в Аэфор? В этом нет смысла.

– Есть, если ты спустишься по Днепру, – сказал он, и уголки его рта опустились. – Двина – река довольно тихая, со спокойным течением, пологими берегами. Мы пройдем ее быстро, пока не дойдем до переката и не перегрузимся на волокуши. А после того как мы по суше доберемся до Киева, начнется наш путь по Днепру. А это совсем иная река.

– Что ты имеешь в виду?

– Между Киевом и Черным морем на Днепре пять порогов. И самый большой из них называется Аэфор. – Бьорн покачал головой. – Там вода бурлит так, что практически превращается в пену. Я больше нигде ничего подобного не видел. И порог заканчивается водопадом, который в пять раз выше человеческого роста. Если этот Роальд попал в него, думаю, он просто оттуда не выбрался.

Рика затихла. Она не предполагала, что, спасая жизнь брата, подвергает опасности других.

– А иного пути в Миклагард нет?

– Есть еще западный путь. Мы можем доплыть до Острова англов, потом мимо франкских земель, затем вокруг родины мавров и по внутреннему морю. Но это очень долгий путь, – объяснил Бьорн, скрещивая руки на груди. – А я уверен; что ты торопишься к своему будущему мужу.

Рика, прищурясь, посмотрела на него. Она очень страшилась того, что ждет ее в Миклагарде… Она даже не позволяла себе думать об этом арабе. Пусть Бьорн ведет себя, как сердитый тюремщик, но ей не хотелось, чтобы он поспешно сбросил ее в гарем нового мужа.

– Я хочу выбрать более безопасный путь.

– Неожиданности и опасности могут подстерегать путешественников повсюду, – сказал Бьорн. – Долгое плавание по океану тоже опасно. Только там по суше препятствие не обогнешь. Ты знаешь, что я не умею плавать, так что одолевать пороги по воде в ближайшем будущем не собираюсь. Тем более когда есть надежные и проверенные обходы по суше. Так что не тревожься, скальд. Я благополучно доставлю тебя на твою свадьбу. Обещаю.

Как ей хотелось, чтобы он назвал ее по имени. Когда он называл ее скальдом, у Рики создавалось впечатление, что она просто перестала для него существовать. Возможно, этого он и добивался.

Он протянул руку и обвел пальцем некоторые рунические буквы.

– Богатство теряется, родичи умирают. Скот и пшеница гибнут. Но не умрет никогда слава! Слава никогда не умрет, если ты ее честно заслужил, – повторил Бьорн старую пословицу. – И через много лет после того, как мы с тобой станем прахом, люди будут знать о путешествии Роальда в Аэфор. Это высечено здесь на века, завещанная память о нем. Сделать так, чтобы дела человека помнили после его смерти, – лучшее, на что он может надеяться. Должно быть, здорово уметь понимать тайну рун.

– Я могу тебя этому научить, – сказала она.

Он быстро отдернул руку.

– Я не поклонник колдовства.

Хотя не было ничего необычного в том, что женщины искали силу и власть в темных искусствах, мужчины, которые пытались их освоить, считались не очень мужественными и вызывали подозрение.

– В этом нет колдовства, – возразила Рика. – Это просто умение. Совсем не сложно.

Скользящим движением она приблизилась к Бьорну и, взяв за руку, повела его указательный палец по извиву первой руны.

– Такие символы называются «футарк», по первым буквам алфавита. Это первый символ.

Вместе они обвели первую букву имени Фарбьорн. Рика старалась подавить приятное ощущение от его теплых и сильных пальцев, но это ей не удалось. Она бурно реагировала на любое прикосновение к нему, и даже во лоски на тыльной стороне его ладони волновали ее.

– Эта буква представляет собой звук «ф». – Она судорожно выдохнула воздух, заставив его прошелестеть по губам, стараясь не обращать внимания на то, как все у нее внутри переворачивается от его близости. – Но еще она может означать «скот» или «богатство». Каждый символ имеет двойное значение.

– Двойное значение? – Он поднял брови, и она вдруг почувствовала, как ее груди прижались к его боку. Когда она попыталась отстраниться, Бьорн повернулся к ней и сжал ее руку в своих. – Кажется, тут много чего придется учить.

– Возможно, – пролепетала она.

Его темные глаза бросали ей вызов, манили заглянуть в их глубину, и Рика совершила ошибку, посмотрев в них. Там были страсть и бурный огонь. Раньше она видела лишь намек на эти чувства. Теперь они обожгли ее, и она поспешила отвести глаза.

– Но ведь ты говорил, что нам предстоит долгий путь до Миклагарда, и обучение поможет нам скоротать время.

– Да, всегда хорошо освоить что-то новое. – Бьорн оперся о стелу рукой и зажал Рику между камнем и своим телом, почти касаясь ее. Впрочем, не совсем. Однако искра желания пробежала между ними, и кожу ее закололо иголочками. – А чему я могу научить тебя?

Его рот был так близко. Ей нужно было лишь немного повернуть голову, и он прильнет к ее губам. Она крепко зажмурилась, и в ее голове ярко вспыхнуло видение: их губы в страстном поцелуе, требовательные, вкушающие… Это видение сменилось другим: их тела, рвущиеся друг к другу, льнущие, сплетающиеся и жаркие от всепоглощающего первобытного вожделения. Веки ее приоткрылись, и она уставилась на Бьорна. Той ночью в своей комнатке он почти смог передать ей эти образы. Неужели он повторил это теперь? Или видение было порождением ее собственного желания? У нее не было уверенности ни в том, ни в другом.

Она поднырнула под его руку и отскочила.

– Я знаю, – проговорила она, стараясь, чтобы ее голос не дрогнул, – ты побывал в Миклагарде. Ты слышал их язык?

– Немножко. И это было так давно. Орнольф лучше сумеет научить тебя.

– Раз ты ничего не помнишь, может, нам стоит вместе поучиться у него? – предложила она, почувствовав облегчение при мысли о том, что во время занятий их будет трое. Она не сомневалась, что Бьорн способен многому ее научить, особенно тому, что стоит знать девице, отправляющейся к жениху. – В конце концов, я не хочу опозорить Согне своим невежеством.

– Ни в коем случае. О Согне никак нельзя забывать, – холодно согласился он.

– Кажется, «Валькирия» готова к отплытию, – сказала Рика и зашагала вниз, к ожидающему их судну.

Бьорн какое-то время наблюдал за ней. Он еще ощущал аромат ее волос. Они теперь отросли, закрывали уши и вились, окружая ее голову рыжим солнечным нимбом. Как хотелось ему запустить пальцы в эти шелковистые кудри. Он хотел вернуть мгновения, когда мог целовать ее, хотела она того или нет. Это путешествие станет для него сплошным мучением, одним долгим прощанием. Он вновь окинул взглядом рунный камень.

– Может быть, Роальд, тебе еще повезло, – пробормотал он себе под нос.


Глава 19

Бьорн был прав. Двина оказалась уютной рекой. Они поплыли вверх по течению, сопровождаемые попутным ветром, наполнявшим маленький парус «Валькирии». Это сберегало силы Орнольфа, Торвальда, Йоранда и Бьорна, дальше придется идти на веслах.

Иногда Рика обращала внимание на небольшие группы плохо одетых, неопрятных, нечесаных местных жителей, стоявших на берегу. Однако при виде Бьорна и Йоранда, стоявших в качающейся лодке с луками наготове, они быстро растворялись в лесной чаще. Предыдущие стычки с норманнами, отстреливавшими их поодиночке, отпугивали разбойников даже от такого маленького отряда.

На ночь они вытаскивали «Валькирию» на сушу и разбивали лагерь на берегу. Сидя у костра, Рика учила Бьорна вырезать руны на гладких кусках дерева. Он оказался способным учеником и быстро осваивал эту науку, так что скоро она стала находить буквы на кусочках для растопки, перед тем как отправить их в огонь. Бьорн усиленно практиковался. Он вырезал имена всех своих спутников, даже освоил символы судовождения.

Его воспоминания о языке, который слышал в детстве в Миклагарде, оказались весьма туманными. Так что каждый вечер дядя Орнольф давал им азы арабского и более серьезно обучал греческому языку, которым владели образованные люди во всем мире.

– Не стоит сразу показывать людям, что вы умеете говорить на их языке. Хотя бы поначалу, – предупреждал он. – Можно многое узнать, держа рот на замке, а уши открытыми. Я совершил множество выгодных сделок, притворяясь невежественным.

– Хватит учебы на сегодня, – взмолился Йоранд. – У меня уже голова пухнет.

– У тебя и так столько ума, что не хватит даже на то, чтобы заполнить наперсток, – беззлобно поддразнил его Бьорн, давая шутливый подзатыльник.

– Наверное, ты прав, – добродушно ухмыльнулся Йоранд. – Рика, как насчет какой-нибудь истории? Думаю, после всех этих уроков мы ее заслужили.

– Ох, да, – вмешалась Хельга. – Это то, что нам всем необходимо.

– Ладно, – кивнула Рика, мысленно перебирая свой запас саг, чтобы выбрать подходящую. Она подняла глаза на небо, где звездная россыпь широкой полосой пересекала черное пространство. Да, это подходит.

– Поднимите глаза на эти сверкающие драгоценные камни в небе, – начала Рика, и ее голос постепенно набрал силу и глубину. – Я расскажу вам историю о Фрейе и сказочном ожерелье Бризингамен.

Бьорн прислонился спиной к упавшему дереву, вытянул ноги и заложил руки за голову, чтобы было удобнее смотреть в ночное небо. Рика не раз ловила себя на том, что исподтишка наблюдает за ним, любуясь его непринужденным, грациозным движением и сильным телом. Теперь, когда общее внимание было устремлено в небо, она могла открыто и откровенно смотреть на него.

– Богиня Фрейя – это Хозяйка Асгарда. Она прекраснее солнца и так привлекательна, что боги, великаны и люди неустанно стремились добиться ее благосклонности. Некоторые называют ее шалой и бесшабашной, потому что она получает наслаждение с кем ей вздумается. Именно она дарит любовь мужчинам и женщинам. Несчастливым любовникам именно к ней стоит обращать свои мольбы, потому что богиня сочувствует тем, кому не везет в любви. – Рассказ Рики лился, простой и безыскусный, рисуя обстановку грядущих событий.

Взгляд Бьорна переключился с черного неба на Рику, на ее лицо, – вопросительный, чуть растерянный. Она заставила себя отвернуться.

– Но больше всех своих любовников Фрейя любила Одура и была предана ему. Говорили, несмотря на то, что многие наслаждались ее прелестями, ее сердце принадлежало Одуру, – продолжала Рика.

Насмешливое хмыканье Бьорна свидетельствовало о том, что он не слишком высоко ценит подобную преданность.

– Со временем Фрейя с Одуром поженились. Она подарила ему двух дочерей, а Одур осыпал ее золотом, которое, как известно, эта богиня очень любит и копит. Ее жизнь в Асгарде была вполне благополучной, – продолжала свой рассказ Рика, глядя в небо, чтобы не встречаться глазами с Бьорном. – Но Одур любил путешествия, и однажды, когда он в очередной раз собрался в дорогу, Фрейя тоже решила постранствовать.

Тут Рика совершила ошибку, вновь посмотрев на Бьорна. Он сидел с другой стороны костра, и отблески пламени плясали на его грубоватом лице, подчеркивая его суровость. Она начинала хотеть его… жаждать с той тянущей пустотой внутри, которая известна только голодным. Усилием воли она заставила себя отвести взгляд.

– Как-то однажды Фрейя прогуливалась вдоль границы Свартальфхейма и заметила четверых карликов-бризингов. Они были замечательными мастерами и сделали поразительное тонкое ажурное ожерелье, которое в своем великолепии было прекрасней ночного неба.

Рика вновь бросила взгляд на Бьорна. Он, как и все остальные, опять уставился на черное небо, где можно было увидеть цепочку сияющих огней ожерелья Фрейи.

– Сердце Фрейи никак не могло успокоиться, так ей хотелось обладать ожерельем. Она предложила карликам золото, потому что у нее было его много но они никак не соглашались. Единственное сокровище, которое они хотели получить взамен, это сама богиня. Она должна будет провести ночь с каждым из них, и тогда ожерелье перейдет к ней. Эти карлики были чудовищно безобразны, но красота ожерелья Бризингамен была такой потрясающей, что Фрейя согласилась на их требование провести с каждым одну ночь.

Голос Рики завораживал сидевших вокруг костра. Они явственно представляли себе божественно прекрасную Фрейю, предающуюся сексуальным утехам с безобразными карликами. Только Бьорн оторвал взгляд от неба и уставился на Рику.

Казалось, душа светилась в его темных глазах, полных любви и муки. Когда он так на нее смотрел, Рике было трудно дышать. Все переворачивалось внутри, а между ног становилось тепло и влажно. Как такое возможно, чтобы мужчина… возбуждал женщину одним взглядом? Жарким и понимающим. Какая-то ее часть жаждала быть Фрейей, вольной и сумасбродной… перемахнуть через костер на колени к Бьорну, умолять его взять ее, и пусть Локи забирает весь остальной мир.

– Что же случилось дальше? – заинтересованно спросил Йоранд.

Рика встряхнулась и продолжила рассказ:

– После четырех ночей любви с карликами Фрейя с ожерельем возвратилась домой в Асгард и обнаружила, что Одур возвратился из путешествия. – Она заметила, как насупился Йоранд, ожидавший более подробного повествования. – Эти четыре ночи ничего не значили для богини, так что она не считала нужным посвящать Одура в то, как досталось ей это новое украшение. Они снова были счастливы, и Одур остался в неведении.

– Как это похоже на женщин! – цинично заметил дядя Орнольф.

– Скорее, на большинство мужчин, если хотите знать мое мнение, – выгнула бровь старая Хельга.

И Рика продолжила рассказ:

– Но обман Фрейи все-таки вскрылся. Локи, вечный насмешник, никогда не допускал, чтобы радость царила среди богов и людей. Локи поведал Одуру, какую цену заплатила Фрейя за роскошную новую безделушку, и сердце его воспылало гневом. Одур в ярости навсегда покинул Асгард, чтобы вечно странствовать по всем девяти мирам.

Любовь преданная – это любовь утраченная. Суть рассказа была достаточно убедительной, без всяких прикрас, и Рика замолчала, давая слушателям время проникнуться печалью происшедшего. Сама она уже испытала подобную боль.

Затем тихим голосом она продолжила рассказ:

– Фрейя по-прежнему носит ожерелье, так дорого ей доставшееся, потому что оно обладает могущественной силой. Но каждую ночь она ищет Одура, свою потерянную любовь. И, странствуя по Мидгарду, она тоскует по утраченной любви и оставляет за собой золотые слезы.

– Можно было бы с пониманием отнестись к этим слезам, если поверить в их искренность, – произнес Бьорн, искоса глядя на Рику. – Благосклонность, которую можно купить за побрякушки, какими бы красивыми они ни были… свидетельствует о душевной пустоте. Любовь без верности, без совместной жизни – это вовсе не любовь.

Губы Рики сжались в тонкую линию. Она не могла смотреть ему в глаза.

Глядя на Рику, Бьорн пытался понять, не намекает ли она на то, что Гуннар был прав. Что она выходит замуж за араба из-за его богатства. Если это так, он должен ее презирать. Но он увидел, как дрожит ее подбородок, и понял, что всегда будет любить Рику, каким бы мукам ни подвергла она его сердце.

Рика поднесла руку к шее, на которой когда-то висел янтарный молоточек.

– Тот, кто находит золотые слезы Фрейи, ценит их очень высоко. – Тут ее голос дрогнул. – Ведь они превращаются в светящееся вещество, такое драгоценное, что даже мы везем его в далекий Миклагард. Слезы фрейи и есть то, что мы называем янтарем.

Она замолчала надолго, и слушатели беспокойно задвигались.

– Когда в следующий раз вы возьмете в руки янтарь, вспомните о женщине, которая заключила плохую сделку и из-за этого потеряла свою любовь, – мягко произнесла наконец Рика.

Бьорн обратил внимание на то, что она сказала «женщина», а не «богиня».

– Рика, пришла пора тебе тоже надеть янтарь, – вдруг сказал Торвальд. Из кисета на поясе он вынул янтарный молоточек и помахал им перед ней. – Я слышал, что ты его утратила и хочешь получить обратно.

Удивление отразилось на ее лице, и она растерянно потянулась к амулету.

– Откуда?.. Как ты… – Она потрясенно смотрела на молоточек. В отблесках костра искрой сверкнула крохотная орхидея, заключенная в янтаре. Да, это, несомненно, был ее амулет!..

– Я рад угодить тебе, – сказал Торвальд и протянул руки к ее стройной шее, чтобы завязать кожаный шнурок. – Он должен украшать шею красивой женщины. Так было всегда.

Бьорн зло прищурился на старика. В какую игру тот играет? Сначала Торвальд хотел купить ей свободу, даже чуть не подрался из-за этого с Бьорном, мужчиной вдвое моложе его и в самом расцвете сил. Теперь Торвальд, как явный поклонник, делает ей подарок.

– О, спасибо! Как я могу отблагодарить вас? – бурно воскликнула Рика.

Когда она обняла Торвальда, Бьорн мысленно дал себе пинка за то, что не подумал отобрать ее амулет у Астрид. Тогда она сейчас обнимала бы его, а не этого дряхлого старика.

– Мне казалось, что твоя вера в Тора пошатнулась, – сухо заметил Бьорн.

– Дело вовсе не в вере, – объяснила она. – Этот амулет – моя единственная связь с прошлым, память о моем отце.

– Твоем отце? – растерянно заморгал Торвальд.

– Да, Магнусе Сереброголосом, – кивнула Рика. – Может быть, вы когда-нибудь слышали о нем. Магнус всегда повторял мне, что я ношу этот знак с самого младенчества.

Бьорн заметил, как на лицо Торвальда набежала тень, но огорченное выражение исчезло так же быстро, как появилось, так что было похоже, что он не ошибся. Его недоверие и неприязнь к старику росли с каждым днём. Бьорн до сих пор не мог понять, зачем Торвальд пустился с ними в это долгое и тяжелое путешествие. Он прожил более пятидесяти зим, даже почти шестьдесят. Иногда его мучили сильные приступы боли в воспалявшейся ноге. Не было у него никакого важного дела в Миклагарде, и они еще не достигли самого опасного участка пути. Зачем было старику так себя истязать?

Но тут Бьорн заметил, с каким теплом смотрит Торвальд на Рику, и, кажется, стал догадываться, в чем тут дело… И это ему очень не понравилось.


Глава 20

Они добрались до верховьев Двины быстрее, чем хотелось бы Рике. Она наслаждалась неторопливым путешествием по тихой реке и легким дружелюбием спутников. Но иногда напряженность между ней и Бьорном достигала такого накала, что все остальные, она в этом не сомневалась, должны были чувствовать, как колебался и искрил окружающий их воздух. Впрочем, если они и замечали это, то не подавали виду. И каждый вечер полные желания глаза Бьорна посылали ей чувственное сообщение.

Какая-то частица ее разума сообщала, что глупо продлевать эту муку для них обоих. Но другая… благодарила судьбу за каждый лишний день, проведенный в его обществе, за возможность наблюдать, как играют его налегающие на весла мускулы; слышать его смех в ответ на очередную нелепость, брошенную Йорандом; чувствовать на себе его ласкающий взгляд вечерами у костра. Она копила в памяти эти мгновения, приберегая их на потом, как орхидею, навсегда заключенную в янтаре. Эти краденые мгновения станут ее утешением, когда двери гарема захлопнутся за ней.

Великий город с высокими стенами уже маячил в ее воображении… Но ведь она еще туда не добралась. Она выжмет из каждого дня как можно больше радости и любовной муки.

В верховье реки Орнольф заключил торговую сделку с местным племенем славов, и в обмен на большой кусок серебра они дали ему большую телегу с корытообразным коробом, чтобы переправить «Валькирию» посуху до самого Киева. Серебро при этом было тщательно взвешено, и, чтобы уравновесить весы, Орнольф даже добавил к большому серебряному куску еще половинку монеты со странными арабскими письменами.

Каждое утро, когда Бьорн поднимал Рику и сажал на лошадь, он совал ей в руку небольшой кусочек дерева с вырезанными накануне вечером рунами. Иногда это были имена членов их компании, причем составлявшие их звуки он старался воспроизвести в правильной последовательности. Рика обратила внимание на то, что имя Торвальда он никак не мог написать правильно. Иногда это было сочетание символов, передававших какую-то чепуху, заставлявшую Рику улыбнуться. Однажды он удивил ее тем, что преподнес гребень, искусно вырезанный из рога, на котором написал: «Рика владеет этим гребнем».

У них практически не было возможности поговорить наедине, и руны стали для них тайным средством общения. Поскольку больше никто прочитать их не мог, они как бы имели свой собственный код. Этим утром, когда он передавал ей очередную деревяшку, его ладонь задержалась на ее руке дольше, чем позволяли приличия. Однако она руку не отдернула.

В этот день Хельга и Торвальд поехали в телеге вместе с Орнольфом. Она, Бьорн и Йоранд ехали верхом. Когда остальные отвлеклись разговорами, она потихоньку прочла послание, переданное Бьорном.

«Рика владеет этим сердцем» – гласила надпись. Слезы набежали на глаза. Свинцовая тяжесть легла на сердце, стеснила грудь. Зачем она делает с собой такое? Не может она владеть его сердцем, не хочет этого! Невольно вспомнила она его губы, поцелуи, обоюдное яростное желание. Его губы требовали, она отвечала тем же. Рика покачнулась в седле.

У них не было ни одного шанса на будущее. Гуннар с его угрозами насчет Кетила и самого Бьорна об этом позаботился. Так почему же она завлекает его, улыбается, кокетничает, смеется, мучает его и себя надеждой на то, чего быть не может?

«Потому что это то, что должно происходить между нами», – ответила она себе. Она жадно хотела его, томилась, и какую бы боль ни испытал он потом, ей было просто необходимо получить от него сейчас хоть эту малость. Пока можно.

Она крепко зажмурилась, чтобы остановить слезы, и увидела перед собой укоризненное лицо Магнуса: губы поджаты, брови нахмурены. Старый скальд растил ее милосердной, а не жестокой.

Это должно закончиться прямо сейчас. Порез от острого ножа заживает быстро. Конечно, сию минуту Бьорн lie сочтет ее поведение добрым, но позднее, когда забудет о ней в объятиях другой женщины, он поймет всю мудрость ее поступка.

Рика расправила поникшие плечи и уронила деревяшку наземь так, чтобы Бьорн это увидел. Услышав, как она хрустнула под колесом телеги, Рика даже не поморщилась.


Глава 21

В Киеве они провели мало времени, несмотря на то, что это был единственный большой город на их пути. Хотя по плану это поселение было ближе к норманнскому типу, с характерными деревянными мостовыми и узкими извилистыми улочками, и населяли его высокие светловолосые люди, Рика чувствовала себя здесь неуютно и сильно тосковала по родине.

Город не был расположен на морском берегу или в защищенном фьорде. Отсюда начиналось их путешествие вниз по Днепру, опасный характер которого требовал от них предельной осторожности.

На «Валькирии» больше не было места для товаров, так что Орнольфу не надо было задерживаться на рынках. А Бьорн каждый день подгонял их, доводил до изнеможения, стремясь преодолеть как можно большее расстояние. С того момента, как она выбросила его послание, он не разговаривал с ней и даже не смотрел в ее сторону. Ей следовало быть ему благодарной за это.

Рика забралась в «Валькирию» вслед за Хельгой. – Никогда не думала, что скажу такое, но я счастлива снова оказаться в этой лодке, – заявила старая повитуха. – Моя костлявая задница достаточно намучилась, трясясь в телеге на ухабах. По сравнению с ней «Валькирия» скользит по воде как по маслу.

Когда они вскоре пристали к берегу над первым порогом, Рика подумала, что, пожалуй, Хельге придется взять свои слова обратно. Порог назывался «Эссупи», что означало «Не спи». Рев воды делал нормальные разговоры не возможными. Рика не могла себе представить, что где-то рядом можно задремать. Днепр в этом месте сужался, и ею русло было завалено большими мшистыми валунами, похожими на островки. Вода вокруг бурлила и захлестывали камни. Попытка проскочить порог посередине реки может закончиться тем, что даже такая легкая посудина, как «Валькирия», останется без дна и превратится в кучу обломков.

Но если сначала выгрузить товар, то мужчины смогли бы протащить лодку водой по узкому месту вдоль высокого берега, не вытаскивая ее на сушу. А проведя лодку вперед по реке, они потом уже по берегу могли бы вернуться назад и перенести оставленные товары опять на «Валькирию».

Когда Рику и Хельгу высадили из лодки вместе с бочками и обложили связками мехов, мужчины разделись почти догола и полезли в воду.

– Привяжите себя к лодке, – крикнул Орнольф. – Тогда вас не смоет в реку, если поскользнетесь. Остальные в этот момент будут удерживать ее, пока вы не обретете равновесие. Пробирайтесь ощупью по камням – тогда мы спокойно проведем ее, и все закончится благополучно.

Бьорн встал у борта со стороны реки, а Йоранд – у противоположного борта, ближе к берегу. Орнольф и Торвальд заняли положение по обеим сторонам кормы. Рика наблюдала, как напрягся Бьорн, как задрожали от напряжения мышцы его рук и спины, когда он удерживал «Валькирию» от рывка в стремнину. Стоя по пояс в воде, он осторожно передвигался по скользкому дну, мягко ведя лодку по бурной воде.

Если бы ситуация не была такой опасной, Рика с наслаждением любовалась бы игрой его мышц под гладкой загорелой кожей. Но теперь, когда малейшая ошибка могла привести их всех к верной гибели, Рика затаила дыхание.

Вдруг звонкий детский плач прорезал воздух. Он доносился из грубо сплетенной корзинки, которую быстрое течение неумолимо несло к порогу. Из прутьев высунулась тонкая ручонка, судорожно хватающая воздух.

– О боги! – ахнула Рика, сердце ее упало. – Там ребенок!

Не колеблясь она бросилась в воду и поплыла за исчезающей корзинкой. Быстрое течение сразу сбило ее с ног и, царапая о дно, поволокло в сторону лодки и мужчин.

Она услышала отчаянный вопль Хельги и поняла, что сейчас окажется возле них. Когда река проносила ее мимо, Торвальд бросил «Валькирию» и поймал ее за талию. Рика почувствовала, как пытается он удержаться на ногах, не выпуская ее из рук. Она поняла, что державшие лодку мужчины без Торвальда тут же ощутили перегрузку.

– Что ты делаешь? – проревел Торвальд, с трудом перекрикивая шум реки.

– Там ребенок, – задыхаясь, пролепетала она, понимая, что это кто-то из печенегов выше по течению отправил младенца на верную смерть.

– Оставь его! – прокричал он, выкидывая Рику на берег.

– Торвальд! – донесся сквозь рев реки голос Бьорна. – Мы не можем ее удержать.

Старик, шатаясь, вернулся на место. Наморщенный лоб и капли пота явно свидетельствовали о том, какую муку доставляла ему воспалившаяся нога. Он со стоном изо всех сил налег на борт «Валькирии», бросив суровый взгляд на Рику. Она вздрогнула, увидев гнев в его серых жестких глазах.

Что она наделала! Она подвергла смертельной опасности их всех… но ведь это из-за ребенка. Кто-то обрек беспомощное дитя на страшную смерть. Этого она никогда не поймет. Старая боль всколыхнулась в груди. Слезы ручьем потекли по ее щекам – она жалела ребенка и себя.

– Ну-ну, Маленький эльф. – Хельга присела возле нее на корточки и обняла за дрожащие плечи. – Мой хозяин вовсе не злится на тебя.

– Я плачу не об этом, – говорила Рика, вытирая глаза и нос рукавом. – Хельга, это был ребенок.

Она слышала голос Бьорна. Он продолжал командовать спуском «Валькирии» по течению. Теперь, когда их снова было четверо, они медленно и верно вели ее через порог. Она шмыгнула носом, вспомнив холодный тон Торвальда, упрекнувшего ее в безрассудстве.

– А Торвальд так злился на меня.

– Мужчины иногда бывают такими, – объяснила Хельга. Они обе встали и следили за передвижением мужчин по узкой полоске над порогом. – Они не хотят, чтобы мы, женщины, знали, как они напуганы, и скрываются за гневом. Торвальд очень за тебя испугался.

– Ему следовало бояться за того несчастного ребенка, – возразила Рика. Она очень надеялась, что не увидит маленький трупик ниже по Днепру, где воды его становятся спокойнее.

– Я понимаю твои чувства, – кивнула Хельга. – Я, как никто другой, знаю, как приятно ощущать новорожденного в своих руках, но подумай секунду; у нас нет кормилицы и никаких средств на то, чтобы его накормить. Даже если бы нам удалось его спасти, ты не могла бы приветствовать твоего будущего мужа с чужим ребенком на руках. Мне все равно, какие там особые обычаи в Миклагарде, но какие-то моменты во всех краях воспринимаются одинаково.

– Да, – грустно согласилась Рика. – Некоторые явления существуют повсеместно. Не сомневаюсь, что нежеланных детей выкидывают на произвол судьбы все народы и племена.

Когда мужчины прошли Эссупи, Рика и Хельга уже ждали их на берегу, чтобы помочь привязать лодку. Бьорн вытащил на сушу корму «Валькирии» и хорошенько закрепил. Затем впервые за последние дни он посмотрел на Рику.

– Как получилось, что ты упала в воду? – Он говорил громко, чтобы она слышала его, несмотря на шум порога. – Ты не ушиблась?

– Нет. И не упала, – ответила она. – Я прыгнула.

– Почему?

– Там плыла корзинка с… – У нее перехватило дыхание, и она не смогла закончить фразу. Ребенок наверняка погиб, разбившись о холодные камни Эссупи.

– Кто-то отправил нежеланного ребенка в корзинке на пороги. Она попыталась спасти его, пока он не утонул, – мрачно объяснил за нее Торвальд. – Но при этом подвергла опасности себя саму.

«И нас». Этот не прозвучавший упрек словно повис в воздухе.

Нежеланный ребенок… По выражению лица Бьорна Рика поняла, что тот догадался, какую боль пробудило в ней воспоминание о собственной судьбе.

– Ты уверена, что ничего себе не повредила? – спросил он.

– Всего одна или две ссадины. Ничего серьезного. – Она ощущала теплую струйку крови, стекавшую из-под повязки на колене, однако эта боль была ничто по сравнению с тяжестью, которую она ощущала на сердце.

В тот вечер настроение сидевших вокруг костра было подавленным. Когда Йоранд попросил Рику рассказать какую-нибудь историю, она отказалась, сказав, что не в настроении.

– Не мучай себя мыслями о ребенке, – заметил Бьорн. – Его конец был быстрым, а сделать ничего было нельзя. Без сомнения, так рассудили Норны.

– Нет! – страстно возразила она. – Я в это не верю. Больше не верю. Никакие три прядильщицы судеб в Асгарде не решали судьбу этого несчастного ребенка. Ее решили его родители. Они виноваты в его смерти.

– Есть тысяча причин, по которым кто-то решает бросить младенца на произвол судьбы, – глухо произнес Торвальд. – Нищета, стыд, горе…

– Но ребенок ни в чем не виноват, – прервала его она.

– Да, конечно, – прошептал старик. – Но какова бы ни была причина, в этот момент такое действие, должно быть, кажется кому-то единственным выходом. Эти решения почти всегда принимаются слишком поспешно, в отчаянии или в состоянии какого-то безумия, вызванного чаще всего горем.

Образ поднятой детской ручонки жег ей глаза.

– Он был таким маленьким… таким беспомощным…

– Я знаю, что ты переживаешь об этом ребенке, но твоя жалость бессмысленна, – продолжал Торвальд. – Этот ребенок больше не чувствует боли, а для его родителей она только начинается.

– Они ее заслужили… если вообще способны ее испытывать. – Глаза Рики сузились и превратились в щелочки. – Откуда ты можешь знать, что они чувствуют?

Торвальд тяжело вздохнул.

– Это знание – свой горький опыт.

Никто вокруг костра не пошевелился. Только стрекот насекомых и далекое уханье совы нарушали молчание ночи.

Торвальд провел ладонью по лицу, он смотрел невидящим взглядом, ничего не замечая вокруг. Казалось, что он забыл о присутствующих и погрузился в свой внутренний ад. Когда он снова заговорил, его голос был еле слышен:

– Маленький призрак будет следовать за ними по пятам каждый день. Каждый очередной год будет порождать вопросы… И так всю жизнь. Ходит ли она уже? Какого она теперь роста? Похожа ли на мать или имеет несчастье быть похожей на отца? – Глаза Торвальда затуманились, словно он видел призрачного ребенка на разных этапах его жизни. – Каково было бы носить ее на плечах, ощущать ее пухлые ручонки на шее?

Мурашки побежали у Рики цо спине, когда старик поднял на нее глаза, пристально всматриваясь в ее черты.

– По крайней мере я получил ответ на некоторые из моих вопросов, – произнес Торвальд. – Ты очень похожа на свою мать, Рика.


Глава 22

– Что? – Рика не могла поверить своим ушам. Это было невероятно!..

– Я сказал, что ты выглядишь в точности, как твоя мать, – не моргнув глазом повторил Торвальд. – Как моя жена, Гудрид. У тебя ее осанка и повадки. Если бы Хельга не предупредила меня, я решил бы, что вижу ее призрак в тот первый день, когда увидел тебя в большом зале дома ярла.

Глаза Рики широко раскрылись.

– Она была дерзкой рыжей красавицей, совсем как ты. – Голос Торвальда зазвучал громко и твердо. – Мне не нужно было других подтверждений, кроме свидетельства собственных глаз, но Хельга поняла, что это на самом деле ты, еще по молоточку. Она увидела его на госпоже Астрид и спросила, как он к ней попал.

Рука Рики невольно дернулась к горлу.

– Он принадлежал моей Гудрид. Я подарил ей его на свадьбу. – Торвальд говорил обыденным спокойным тоном, словно обсуждал погоду или ход посевной. – Такая простая вещичка. По правде говоря, стоит недорого, но Гудрид никогда его не снимала. Всю жизнь.

– Я повесила этот талисман тебе на шею в день, когда ты родилась. Я сделала это, – добавила Хельга. – Я не могла вынести мысль, что ты покинешь нас ни с чем. И я украла его для тебя.

– Как ты можешь так просто здесь сидеть и говорить мне об этом? – потрясенно спросила Рика.

– Потому что это правда, – ответил Торвальд. – Я говорю это не потому, что хочу быть жестоким. И не горжусь тем, что сделал… Я горевал об этом каждый день с того самого момента.

– Видишь ли, твоя мать умерла, рожая тебя, – объясняла Хельга, поглаживая Рику по плечу, чтобы смягчить обиду. – А они так горячо любили друг друга, твоя мать и мой хозяин. Когда она умерла, он просто обезумел от горя.

– Это не оправдание, – сумрачно произнес Торвальд. – Даже тогда я понимал, что поступаю дурно. И эту вину я чувствовал каждый день с тех пор. А потом, когда я увидел тебя в доме ярла, я понял, что боги послали мне второй шанс.

– В чем, собственно, ты видишь этот второй шанс? – холодно поинтересовалась Рика.

– Узнать тебя, – ответил Торвальд. – Заботиться о тебе, как подобает отцу.

– Кажется, у тебя не слишком много опыта в таком деле, – отрезала Рика.

– Это верно, – кивнул он и, встретившись глазами с ее яростным зеленым взглядом, осознал, что разговор пошел не так, как ему хотелось.

Возможно, ему следовало подождать с признанием, кем он ей приходится, но ее возмущение по поводу брошенного ребенка усилило страх, который он испытал, видя, как она барахтается в днепровском водовороте. Если бы ему не удалось поймать ее, он потерял бы ее вновь, и на этот раз навсегда. И оба раза по своей вине. Вышвырнув ее на берег, Торвальд решил при первом же удобном случае рассказать Рике правду.

– После того как ты исчезла из моей жизни, в ней не осталось ничего, о чем стоило бы заботиться, – тихо промолвил Торвальд. – Плохо это или хорошо, но моя кровь течет в твоих жилах. Хочешь ты этого или нет, но я твой отец, и, наконец, мне пришло время вести себя, как положено отцу. Я лишь надеюсь, что еще не поздно заслужить твое прощение.

Никто не сказал ни слова. Орнольф и Йоранд ловили каждое слово. На их глазах разыгрывалась тяжелейшая драма, пострашнее тех, что рассказывала им Рика. Только Бьорн ощущал жгучие волны боли и гнева, исходившие от нее.

– Кровь – это все, что я получила от тебя, и никогда не попрошу ничего больше. Один человек спас меня из воды, в которую ты бросил меня умирать. – Голос ее был хрупким и льдистым. – Его звали Магнус Сереброголосый. Он был хорошим, храбрым и великодушным, с большим сердцем, и принял под защиту беспомощного младенца, не считая это чем-то необычным. Сам же Магнус был человеком уникальным. Он был моим отцом… единственным, которого я признаю.

Она встала, вышла из круга света и прислонилась к борту вытащенной на берег «Валькирии». Бьорн пытался последовать за ней, но не сомневался, что она оттолкнет его так же, как только что оттолкнула Торвальда.

Старик провожал ее мученическим взглядом. Внезапно до Бьорна дошло, почему Торвальд так настойчиво хотел купить свободу Рике и был готов заплатить за это всей своей землей. То же стало причиной его казавшегося бессмысленным путешествия в Миклагард. Он любил Рику также безнадежно, как Бьорн.

Он бросил на Торвальда понимающий взгляд. Торвальд, будучи родным отцом Рики, оставил ее, как только она родилась. А Бьорн лишил ее Магнуса, единственного отца, которого она знала. Торвальд посмотрел на Бьорна. В этот момент они ощутили объединяющую их связь. Это была любовь к женщине, которую они оба глубоко ранили, каждый по-своему.

И она никогда не позволит им забыть об этом.


Глава 23

Они благополучно одолели еще два порога, столь же больших и свирепых, как Эссупи, применив ту же технику переправы пустой лодки через камни вручную. А затем «Валькирия», увлекаемая быстрым течением, понеслась к Черному морю.

Через какое-то время раздались звуки, похожие на гром.

– Кажется, дождь собирается, – заметила Рика.

– Нет, – покачал головой Орнольф, – это ты слышишь Аэфор. Мы еще достаточно далеко от него, но он нас милостиво предупреждает о своем приближении.

– Он должен быть огромным… – ужаснулась Рика.

– Да. Так и есть, – согласился Орнольф и налег на весло, направляя «Валькирию» к правому берегу. – Бьорн, следи внимательно, когда покажутся большие заросли боярышника. Это будет означать, что недалеко то место, где нам нужно пристать и перегрузиться на телегу. Если мы его пропустим, другой такой возможности у нас не будет.

Бьорн с кормы ответил кивком.

– Аэфор такой большой, что нам придется тащить «Валькирию» несколько миль, – объяснил Орнольф. – Там ущелье, Днепр бурлит и крутит, а заканчивается все водопадом высотой футов в тридцать.

Бьорн перегнулся через острый нос «Валькирии» и рукой подавал дяде сигналы, указывая на приближающуюся отмель, которую следовало обогнуть.

– Как вели себя печенеги, когда ты последний раз здесь проходил? – спросил Орнольф.

– Не так сердечно, как хотелось бы, – ответил дядя. Бьорн повернулся к Рике:

– Мы должны быть настороже, Печенеги не сильны в рукопашном бою, но они просто демоны в стрельбе из лука.

Рика молча кивнула. Ее мучила вина за еще одну опасность, которую навязал им ее выбор.

– А разве вы не торгуете с печенегами? – спросила она Орнольфа. – Разве они не дадут нам телегу, как то племя, которое помогло нам добраться до Киева?

– На этот раз никакой телеги не будет, – ответил он. – Мы нарежем веток, маленьких деревьев и перетащим «Валькирию» волоком по дороге, выстланной хвоей. Это будет дольше, чем на телеге, но мы справимся.

– Вон, кажется, начало волока. – Бьорн указал на открывшийся узкий проход в густых зарослях боярышника.

– Да, – отозвался Орнольф. – У тебя острый глаз. Прошло больше десяти лет с того времени, как ты проплывал здесь со мной. Я рад, что ты до сих пор помнишь все метки.

Орнольф направил «Валькирию» к берегу и причалил.

– Когда отправимся в поход, держись ближе ко мне, – обратился Бьорн к Рике.

Она молча кивнула. Пока Бьорн и Йоранд доставали топоры, Орнольф смотрел, не появились ли враждебные жители. Они начали валить деревья, чтобы смастерить салазки для перетаскивания лодки. Пока лесорубы трудились, Торвальд и Хельга разбили лагерь. После резкой отповеди Торвальд не предпринимал больше никаких попыток вовлечь Рику в разговор и вообще никак ее не беспокоил. Но она все время чувствовала на себе его взгляд.

Рика прошла немного вниз по течению и остановилась неподалеку от того места, где Бьорн рубил высокую сосну. Ей уже не терпелось взглянуть на Аэфор. Она столько слышала об этом свирепом пороге, что жаждала как можно скорее увидеть его своими глазами. И с первого же момента у нее захватило дух.

Вода молотом била в утесы. В ушах стоял рев, туман мелких брызг окутал ее дыханием дракона. Кожа тут же ощутила холодную влагу и пошла мурашками. Кипящая пузырьками белая вода низвергалась в бурлящий котел, занимавший всю ширь реки. Порог, казалось, длился бесконечно и с той же неослабной яростью скрывался за излучиной. Орнольф рассказал ей, что дальше русло реки сужается и проходит между высокими скалистыми берегами, образующими ущелье, за которым вода низвергается водопадом.

Неутомимая энергия воды притягивала, и Рика наклонилась над обрывом. Тысячеведерная масса воды падала вниз в каком-то бесконечном, отчаянном, безумном танце.

Она вспомнила рунный камень в устье Двины и надпись, которую они с Бьорном на нем прочитали: «Рональд ушел в Аэфор и там дал пищу орлам». Поистине уйти в Аэфор означало уйти в мир иной.

Вода гипнотически притягивала. Рика наблюдала, как взлетают водяные брызги и ударяются о скалы, такие разные, но повторяющие один и тот же узор. Она заметила выбоины в граните там, где река непрестанно и свирепо билась о него.

Ведь камень не может вечно выдерживать такие удары. Она понимала, что постепенно даже самые мощные камни Срединной земли износятся и сгинут в огне. В мире Рики не было ничего неизменного. Это касалось богов и всего остального. И внезапное открытие этого факта пронзило ей душу печалью. Она вдруг ощутила себя совсем маленькой и ничтожной.

Она подумала, что годы жизни, отведенные ей судьбой, и все сложности преходящи. Через тысячу лет не будут иметь никакого значения ни ее безнадежная любовь к Бьорну, ни ее самопожертвование ради спасения брата. Ей отведен только этот миг, только одна жизнь. Что же ей с ней делать?

Она повернулась спиной к Аэфору и посмотрела на Бьорна. Он разделся до пояса, чтобы высвободить руки и легко управляться с топором. Волосы, чтобы не лезли в глаза, были связаны на затылке. Его обветренное лицо было мрачным и сосредоточенным. И вдруг Рика со всей остротой поняла, что любит его. Любит всем своим существом, всей душой, каждым вздохом, каждой клеточкой.

И еще с той же определенностью она осознала, что если умрет, не позволив этому человеку любить ее, то проще умереть сейчас же… На этом месте.

И не имеет никакого значения, достигнут ли они конца своего путешествия завтра, на следующей неделе или в следующим месяце и потом расстанутся навсегда. Стрела печенегов может оборвать их жизнь в любой момент, а сама жизнь – всего лишь череда прощаний. Никто не может обещать им «завтра». Но «сегодня» принадлежит им.

Бьорн был охотником, но он обладал звериным чутьем, которое обычно подсказывает дикому оленю, что за ним следят. Он остановил топор на половине замаха и круто обернулся, чтобы встретить пристальный взгляд, от которого у него по телу бежали мурашки. Он ожидал увидеть воина-печенега, нацелившего на него свою стрелу, но обнаружил наблюдающую за ним Рику.

Что-то было иное, мягкое, в ее полуоткрытых губах. Глаза, не льдистые, как обычно, а цвета летней травы, смотрели тепло и чуть туманно. Он увидел, как шевельнулись ее губы. За шумом Аэфора он не мог разобрать слов, но догадался, что она произносит его имя.

– Рика? – неуверенно произнес он.

Она сделала шаг к нему, и все. Не только скалы были подточены силой воды. Мягкая земля, ослабленная ее ударами и сотрясениями, не выдержала веса Рики, поползла под ее ногами, и Рика полетела вниз.

Потрясенный, он увидел ее распахнутые глаза, открытый рот, и в ту же секунду она исчезла в пучине Аэфора.


Глава 24

– Рика!.. – закричал он, роняя топор.

Орнольф успел повернуть голову и заметил, как его племянник помчался к краю обрыва и прыгнул вниз. Мелькнули его вскинутые руки, и он исчез. Орнольф нигде не видел Рику, и его сердце упало.

Они с Торвальдом подбежали к осыпавшемуся краю обрыва как раз в тот момент, когда две головы – одна рыжая, другая черная – скрылись за поворотом реки.

– Что мы можем сделать? – с отчаянием воскликнул Торвальд.

– Ничего, – безжизненным голосом отозвался Орнольф. Он любил Бьорна, как сына. – Они погибнут. Нам повезет, если после волока мы найдем их тела. Но рассчитывать на это не приходится.

Он крепко сжал плечо Торвальда и повел его прочь от водопада, пока старик с горя не бросился в воду вслед за дочерью. Без Бьорна Торвальд становился жизненно необходимым для продолжения пути. Даже без невесты груз товаров Согне не может ждать. Он должен быть доставлен к Абдул-Азизу в Миклагард.

Он тонул. И на этот раз не во сне, не в ночном кошмаре, а наяву.

Воды Днепра сомкнулись над его головой, но он извивался, отчаянно борясь с силой, тянувшей его вниз, в глубину. Его легкие болели. Но вдруг его ноги коснулись дна, он оттолкнулся и рывком пошел вверх. Голова его выскочила на поверхность ровно на миг, которого хватило на то, чтобы вздохнуть и увидеть Рику, сражающуюся со стихией неподалеку от него. Она была на расстоянии трех саженей, но это было как три мили. Он не мог до нее дотянуться.

Река подхватила его, вновь притопила и потянула по окатанным камням ко дну. В какой-то момент он посмотрел наверх и сквозь прозрачную воду увидел солнце и нависшие ветви деревьев. Затем его с размаху ударило спиной о валун и вышибло из груди остатки воздуха. Бьорн отчаянно старался не вдохнуть воду, о чем молили, кричали его легкие.

Он бил вразнобой руками, стремясь прорваться наверх, к свету и звуку. Он вынырнул и судорожно набрал полные легкие воздуха. Никогда еще воздух не казался ему таким сладким. Почему он никогда не ценил это божественное чудо – способность дышать?

Теперь Рика оказалась ближе. Широко открыв глаза, она прерывисто хватала ртом воздух. Бьорн протянул руку, стараясь схватить ее. Кончиками пальцев они коснулись друг друга, но ухватиться не смогли. Водоворот снова унес ее прочь от него, и в тот же момент бурное течение опять потащило его вниз.

Вода давно отполировала подводные камни, так что у них не было никаких острых краев, о которые можно было бы пораниться. Да, камни Аэфора были сглаженными, но очень твердыми. Никакие кулаки в прошлых драках не молотили его с такой силой, как эти днепровские камни. Бьорн чувствовал, как поддается напору реки его тело: тут тычок в плечо, там словно кулак в почки, потом скользящий удар по голове, от которого он на миг или два перестал видеть… Нет, ему нужно скорее выбираться, пока он не превратится в отбивную.

Его вынесло на поверхность как раз вовремя – он увидел маячащий впереди огромный валун и успел развернуться так, чтобы встретить его спиной. Он приготовился к столкновению, напрягся… и валун развернул его поперек течения и отбросил на что-то мягкое. Он не сразу сообразил, что это Рика, а поняв, обхватил ее обеими руками и крепко держал, пока они оба вновь не скрылись под водой.

Тело Рики было вялым и словно бескостным. Голова ее безвольно скатывалась ему на плечо. Бьорн одной рукой держал ее, а другой молотил воду, стремясь вынырнуть на поверхность.

Скалистые берега Днепра грозно нависли над ними с обеих сторон, и хотя полузатопленных валунов стало меньше и избегать их стало проще, река здесь была глубже и имела очень быстрое течение. Даже если б он каким-то образом смог подплыть к берегу, выбраться на сушу ему бы все равно не удалось – не было ни единого подходящего местечка. И он уже был не в состоянии противостоять мощному течению, которое несло их, не выпуская из своих цепких объятий.

Рев в ушах Бьорна становился все громче. Водопад! Он приближался, и не было никакой возможности его избежать.

Приближаясь к пропасти, он крепче прижал к себе Рику. На какой-то миг они замерли на краю водопада, он увидел над головой безмятежное синее небо… И неудержимым потоком в радужном тумане множества брызг их потащило вниз… и с размаху швырнуло к основанию порога.

Вода вокруг них от водоворотов и пены была белая, как молоко. Их захватило круговое движение потока, закрутило и потащило со страшной силой по промытой веками гранитной чаше русла реки. Этой безжалостной силе не могли противостоять ни камень, ни дерево, ни такое ничтожное существо, как человек.

Бьорн тонул. Намокшая одежда и Рика тянули его вниз. Он вполне осознавал надвигающуюся слабость и паралич воли, что лишало его сил и возможности продолжать борьбу. Как в своих кошмарах, он достиг точки, когда сдавался и позволял стихии завладеть им.

«Перестань. Покорись, – нашептывал ему внутренний голос. – Прими свою судьбу». Все это было призрачно знакомым. Это был последний миг перед тем, как разверстая пасть Йормунганда высунется из тьмы и поглотит его. Но на этот раз он был не один. На пути чудовища оказалась еще и Рика.

Нет, если суждено ему попасть в Хель, он уйдет туда сражаясь, а не в виде вялой кучки мусора, безвольно колышущегося на глубине. Вспышка решимости обожгла его. Он оттолкнулся от дна. И двигая ногами, как ножницами, помогая себе одной рукой, а второй обхватив Рику за талию, он рванулся наверх.

Вынырнув на поверхность, он с хрипом сделал глубокий вдох. Перекатившись на спину, он подтащил на себя Рику. Она бессильно лежала у него на груди, а Бьорн отчаянно втягивал в себя воздух и с каждым вдохом ощущал, как возвращаются силы в его суставы, руки и ноги.

А течение продолжало нести их – правда, уже более нежно, но Рика не шевелилась. Бьорн заметил на середине реки небольшой островок и замахал руками, стремясь приблизиться к нему. Ноги его вдруг почувствовали каменистое дно, и он с трудом встал на ноги. Держа Рику на руках, как младенца, он, шатаясь, вынес ее на сушу.

Он уложил ее в высокую траву. Кожа ее была белой, как лучший алебастр, который он видел когда-то в Мик лагарде: глаза широко открыты, хотя взгляд – застывший. Задыхающийся Бьорн вглядывался, не поднимется ли ее грудь, но она оставалась неподвижной.

– Нет, Рика!.. – в отчаянии закричал он. Когда-то давно его отец оживил утонувшего товарища. Что же он тогда делал? Бьорн потряс девушку, затем сильно надавил на грудину.

– Дыши, – приказал он.

Он накрыл ее рот своим, желая вернуть ее к жизни. Грудь ее поднялась и опала. И снова ничего… Он вновь наполнил ее легкие своим дыханием, но она лежала неподвижно.

– Нет! Только не это! – Его охватила паника. – Нет, нет и нет! – С каждым выкриком он ритмично нажимал ей на грудь. – Вернись, Рика, обмани эту воду!

Он снова приник к ее рту, чтобы вогнать в нее свое дыхание. Ее губы были еще теплыми, но Бьорн чувствовал, что проигрывает эту битву за жизнь с Норнами.

– Нет! – Он сжал пальцы в кулак и ударил им со всей силы в середину ее груди. От силы удара ее тело подпрыгнуло.

И вдруг ресницы Рики затрепетали. Она закрыла глаза, и Бьорн заметил легкое движение под тонкой кожей ее век. Рика кашлянула, потом издала какой-то давящийся звук. Ощутив прилив энергии, Бьорн повернул ее на бок, и из ее легких полилась вода.

– Вот так, – уговаривал он ее. – Отдай ее всю. Когда вода вся вышла, она, задыхаясь, перекатилась на спину.

– У тебя где-нибудь болит? – настойчиво спрашивал он.

– Везде, – ответила она, напрягая мышцы, чтобы показать, что ее тело все-таки работает.

Бьорн быстро провел ладонями по ее рукам и ногам. Потом засунул руку под тунику и кончиками пальцев легонько прошелся по ребрам.

– Ничего не сломано, – выдохнул он с облегчением. – По крайней мере я ничего такого не нащупал.

Она подняла дрожащую руку и положила ему на грудь.

– Бьорн, ты же не умеешь плавать. Он усмехнулся уголками рта.

– Полагаю, что теперь умею.

– Ты… прыгнул в Аэфор за мной?

Он вытянулся рядом с ней на траву, потом привстал на локте.

– Я увидел, как мое сердце исчезает в реке. – Он приложил ладонь к ее щеке. На нежной коже начинал набухать большой синяк. – Мое тело само последовало за ним.

– Ох, – вздохнула она. Грудь ее вздымалась, рот слегка приоткрылся. – Люби меня, Бьорн.

– Я люблю, – откликнулся он, нежно целуя ее. Затем он откинулся и отвел с ее глаз мокрую прядь волос.

– Нет, я имею в виду, люби меня. Прямо сейчас! – Она обеими руками схватила его за плечи. – Я тебя умоляю!

– Рика, я не хочу причинять тебе еще большую боль, – промолвил он.

– Мне все равно! Пусть болит… – Она притянула к себе его голову и крепко поцеловала в губы. – Я хочу жить, Бьорн. Я хочу чувствовать… наслаждение или боль – все равно. Я хочу ощутить все!..


Глава 25

Рика прижалась губами к его шее, пробуя на вкус кожу, которая была теплой и солоноватой. Она ощущала, как от ее поцелуя ускорялось биение его сердца.

– Пожалуйста, Бьорн, – молила она. – Покажи мне, как тебя любить.

Он привлек ее к себе, и она растаяла в его объятиях. Его руки скользили по ее коже, на этот раз не выясняя, где переломы и ушибы, мягко лаская, поглаживая ее шер шавыми кончиками пальцев, возбуждая в каждой частице ее тела блаженный трепет. Она зеркально повторяла его движения, легонько рисуя круги на его плечах и на груди. Ей безумно нравилось касаться его кожи, ощущать коп чиками пальцев его упругие мышцы.

Он вновь нашел ее рот и отдался страстному поцелую. Пальцы его нащупали застежки ее брошей. Она помогли ему стащить с себя рубашку и насквозь промокшую тунику, отпустив его губы лишь на миг, чтобы сбросить все через голову.

Его руки, теплые и сильные, плотно легли на ее обнаженные груди, разминая и лаская их. Ее охватил жаркий всплеск ощущений, от которого кровь запела в жилах, бурно потекла по ним. Где-то в самом низу живота возникло тянущее биение. Легкий намек на боль.

Она потянулась к его лосинам и медленно стащила их вниз по мощным бедрам. Он был готов, но когда она дотронулась до него, содрогнулся и отвел ее руку в сторону.

– Еще рано, – произнес он хриплым голосом, стараясь сохранять самообладание.

Он перекатил Рику на траву, прохладную и мягкую. Длинные травинки щекотали ее кожу. Она закинула руки за голову, и Бьорн прошелся легкими поцелуями по ее шее и продолжил свое исследование, пощипывая и нежно покусывая ее тело.

Она выгнулась ему навстречу, приблизив к его рту набухшие кончики своих грудей. Сможет ли он почувствовать… понять и оценить ее покорность? Она идет навстречу его желанию? Она отдается ему целиком и полностью. Все, чего он от нее хотел так долго, теперь принадлежало ему… если он хочет это взять. Если бы он сейчас попросил у нее душу, она без колебаний вырвала бы ее из себя и протянула ему на ладонях.

Но когда Бьорн поднял голову и посмотрел ей в глаза, Рика поняла, что он ничего брать не собирается. Его темные глаза сияли, улыбка излучала любовь. Каждой частицей себя, своего тела он хотел… отдавать.

И он сделал это. Под его искусными руками и губами ос захлестнули волны наслаждения. Он обнаружил и возбудил каждое нежное местечко ее тела, потеребил губами соски, ласково потыкался носом в пупок, прошелся языком по ложбинкам под коленями и локтями, легко пробежался по впадинке спины. Так же умело, как направлял свой корабль, Бьорн провел Рику через пики и спады изумительного мучительного наслаждения.

– Что ты хочешь, чтобы я сделала? – прошептала она между вздохами и стонами, когда вновь ощутила его губы на своем соске.

– Для этого у нас еще будет время, – хрипло откликнулся он. – Этот миг для тебя. – Его рот двинулся вниз, к курчавому рыжему треугольнику волос.

Она извивалась и билась под его губами, выстанывала его имя, впивалась пальцами в его плечи, притягивая его ближе. Ее мир, рассыпаясь, спиралью уходил ввысь. Жар. Влажность…

Когда он наконец вошел в нее, Рика ощутила себя безопасной гаванью, радуясь его вторжению, приветствуя его, как моряка, возвратившегося домой после долгого отсутствия.

Он прикусил губу, стараясь удержать свой напор, но она понукала его, звала вперед, и он нажал, вторгся, разрывая тонкую пленку. Боль обожгла ее, но Рике было все равно.

Он был жарким, твердым и сильным. А чудо ощущения его внутри ее стало таким блаженством, что она за кричала от счастья.

Они соединили руки, сплели пальцы, и тела их за двигались вместе, сердце к сердцу. Сначала медленно, а потом с нарастающей потребностью они вторгались, прорывались друг в друга, сливались, как бурные потоки, сшибаясь, соударяясь в неудержимом стремлении стать единым целым. Граница между наслаждением и мукой раз мылась, осталась лишь неотложная и острая потребность соития.

Рика не помнила, как пережила Аэфор, но Бьорн ощутил второй раз чувство нереального полета, словно время потекло вспять, и они зависли на гребне порога, а затем, содрогаясь в экстазе, понеслись вниз, в глубину. Ощущение себя как отдельной личности пропало, выгорело в жарком пламени страсти. Их души рассыпались, рассеялись, улетели прочь.

И осталось одно сверкающее новое единое существо… С одной общей душой.


Глава 26

Солнечные лучи ласкали ее веки, призывая Рику открыть глаза. Что-то тяжелое придавило ее к земле. Ей потребовалось некоторое время, чтобы понять, что это Бьорн. Прежде чем провалиться в сладкий сон, он прижал ногой ее бедро и положил мощную руку ей на грудь. Ладонь его все еще бережно удерживала одну из ее грудей, как самую дорогую собственность. От прикосновения его пальцев сосок затвердел.

Все ее тело было блаженно расслаблено. Она раскинулась, словно ее растянули на франкской дыбе, но не замучили. Ушиб на щеке болел, и, осторожно дотронувшись до него, она поморщилась. Нежная кожа была туго натянута. Наверняка, если вздумает пошевелиться, обнаружит еще немало болезненных мест. Впрочем, сейчас это не имело никакого значения. Главное, что она была жива! И испытывала огромную радость от того, что случилось в ее жизни. Вообще это богатство ощущений было бесценным даром богов. Так что глупо было ей жаловаться на какие-то синяки.

Она осторожно выбралась из-под Бьорна, стараясь не разбудить его, и не торопясь направилась к воде. Она ступила на мелководье, и вода оказалась блаженно прохладной. Еще шаг. Она погрузилась в воду до подбородка и позволила ей ласкать себя.

Какая-то певчая птичка запела в небесах, призывая свою пару. Ее песня была одновременно сладкой и пронзительной. Воздух вокруг был напоен свежим запахом новой зелени.

Как получилось, что она никогда раньше не обращала внимания на такие сцены? Наверное, потому, что была слишком увлечена историями и сагами, погружена в приключения богов и героев и не обращала внимания на реальную жизнь.

А теперь, что бы ни случилось дальше, этот день она будет помнить до самой смерти. В этот день она ощутила жизнь во всей ее полноте.

«Боги, боги, помогите мне запомнить этот день на всю оставшуюся жизнь».

– Эй, девушка-эльф, – послышался зов Бьорна.

Она перевернулась в воде и увидела, что он сел и радостно ей улыбается. Ее сердце запрыгало в груди, как весенний ягненок. Ей захотелось поцеловать его в эту чудесную ямочку на щеке.

– Ты есть хочешь? – спросил он.

Теперь, когда он упомянул о еде, у нее в животе заурчало.

– Да! – крикнула она и поднялась из воды, наслаждаясь солнечным теплом на обнаженной коже.

Она направилась к нему и увидела, как потемнели его глаза. Он снова ее хотел. Радость переполнила ее, и Рика опустилась на колени, чтобы поцеловать его. Может, на этот раз он покажет ей, как нужно его любить. Сможет ли она доставить ему удовольствие ртом, как сделал это он? В ее воображении явилось море возможностей, развернулась целая эпическая сага разных чудесных способов любить этого мужчину. От избытка чувств у нее закружилась голова. Она коснулась его груди, легонько пробежалась по темно-лиловому синяку на плече, а потом скользнула кончиками пальцев по его твердому плоскому животу. Как же ей нравилось прикасаться к его гладкой теплой коже, ощущать его мощные мышцы.

– Сначала еда, любовь моя. – Он схватил ее руку и приник поцелуем к ладони. – Нам нужно набраться сил, я поставлю силок, а пока отправимся на сбор растительного корма.

Он встал и потянулся. Его великолепное тело золотили солнечные лучи, но Рика заметила несколько кровоподтеков на его руках и ногах. На плече виднелся огромный лиловый синяк, и на широкой спине безумный спуск по Аэфору тоже оставил печать. Собственная боль во всем теле подсказала ей, что она, наверное, тоже вся «расцвела».

Бьорн взял ее за руку и повел к ближайшим кустам, усыпанным ягодами, которые не успели поклевать птицы. Они были приторно-сладкими, но иногда попадались одна-две терпкие, от которых во рту набегала слюна, и Рика морщилась. Они с Бьорном начали играть в поиски самых спелых ягод, а когда находили, угощали ими друг друга.

Бьорн слизывал сок с ее рук, медленно обсасывая каждый ее палец. У нее все внутри сжималось от желания. Как удавалось ему превращать еду в нечто эротическое?

– Ты ужасно гадкий, – пробормотала она.

– Хорошо, что ты поняла это с самого начала, – сверкнул он глазами. – Поэтому, когда придет зима, тебя не потрясут и не отпугнут наши постельные игры… которым я тебя научу.

«Когда придет зима!..» Если бы это было возможно. Какую радость дарили бы они друг другу… какую долгую любовную жизнь провели вместе. Какая-то часть ее молила промолчать, позволить этому чудесдому. моменту продлиться как можно дольше. Но другая часть помнила наставления Магнуса о том, что нужно говорить правду…

Она выпрямилась, расправила плечи, ощутила все свои ссадины, ушибы… и твердо произнесла:

– Грядущей зимой я уже буду женой Абдул-Азиза.

– Это какая-то глупость. – Он бросил в рот очередную ягодку и скривился от ее кислоты.

– Нет, это правда, – ровным голосом повторила она.

Первая тревожная морщинка пересекла его лоб.

– Возможно, ты упустила из виду, любовь моя, что ты уже не совсем годишься в невесты. Ты больше не девственница. Слава богам!

– Есть способы это обойти. – Она вспомнила подслушанный разговор одной испуганной невесты при датском дворе. Старая повитуха советовала молодой девушке перед тем, как лечь в брачную постель, вложить в себя небольшой, наполненный кровью пузырь овцы. И тогда жених ничего не поймет.

– Я люблю тебя, Рика, и верю, что ты любишь меня. – Лицо Бьорна вдруг побледнело и осунулось. – Нужно найти какой-то выход, чтобы мы были вместе.

– Нет, Бьорн. Я всегда буду любить тебя, но у нас нет общего будущего. – Слезы повисли на ее трепещущих ресницах. – Я дала слово.

– Я тоже, но, переспав с тобой, я нарушил клятву верности Гуннару. Раньше я готов был встретиться со змеей, но не преступить клятву верности, но это было до того, как я попал под твои чары. – Он вопросительно посмотрел на нее: – Гуннар сказал, что ты меня околдовала. Неужели он был прав?

– Конечно, нет, – возмутилась она. – Я не занимаюсь темным ремеслом.

– И все же наша любовь так сильна, что смахивает на магию, – покачал он головой. – По правде говоря, мне все равно, лишь бы ты осталась со мной, Рика. Честь моя утрачена, но теперь это не важно, – мягко произнес он.

– Прости меня, – прошептала она, – но так должно быть.

– Нет, я не верю, что ты хочешь продолжать эту чушь с арабским замужеством. – Тут она увидела, что его лицо озарила какая-то умная мысль: – Мы же умерли. Орнольфу в голову не придет, что мы пережили спуск по Аэфору. Я сам с трудом в это верю. Мы никогда не вернемся на север, и никто ничего не узнает.

– Нет, Бьорн. – Она положила руку ему на плечо. – Я во что бы то ни стало должна добраться до Миклагарда.

Она увидела, как он стиснул зубы и на его щеке задергался мускул. Когда он резко повернулся и посмотрел ей в глаза, перед ней стоял свирепый незнакомец. Как-то получилось, что за долгие дни их пути она уже забыла это опасное жесткое выражение его грубоватого лица. И вот оно вернулось. Он хищно ухмыльнулся:

– Ты никому, кроме меня, принадлежать не будешь! Он рывком притянул ее к себе в удушающее объятие и яростно завладел ее ртом. Она застонала, но он не обратил на это внимания. Он вцепился в нее скрюченными пальцами, и боль от ушибов сделала его грубое прикосновение еще мучительнее. Она потрясенно вскрикнула. Даже в порыве страсти он никогда не причинял ей боли. Никогда с намерением повредить ей.

Она забилась и выскользнула из его рук, рванулась прочь, неуверенная, что сможет убежать, и действительно, Бьорн нагнал ее в три шага. Тут он споткнулся и повлек ее за собой наземь. Она оказалась на нем, но Бьорн быстро перевернулся и всем весом подмял ее под себя.

– Бьорн, пожалуйста, – взмолилась она.

Но он ее не слышал. Он ввел свое колено между ее ногами и пинком развел их.

– Никто, кроме меня, – яростно повторил он.

Она почувствовала, как его вздыбившийся член уперся во внутреннюю сторону ее бедра.

– Не делай этого, – вскричала она.

Если он сейчас возьмет ее в гневе, вонзится в нее, полный злобы, изливая в нее переполнявшую его ярость, он накажет ее сильнее, чем все камни Аэфора.

– Не делай так, чтобы я возненавидела тебя, – выкрикнула она.

И он остановился. Звериный блеск в его глазах погас, он увидел ее ясным взором. Увидел слезы, текущие по ее ушибленной щеке, ее распухшие губы… и страх в ее глазах.

– О боги! Рика!.. – С рыданием, от которого содрогнулось все его тело, он отстранился от нее, затем откатился и отвернулся. Его мощные плечи затряслись. – Прости меня.

Она села. Все ее тело болело. Она потянулась к Бьорну, чтобы утешить его, но рука ее так сильно дрожала, что она опустила ее. Страх смешался со стремлением к нему. Магнус предупреждал ее о взрывной силе буйной страсти. Когда она попросила Бьорна любить ее, она не предполагала, никак не ждала такой всепоглощающей свирепости.

– Почему? – горестно спросил он. – Почему ты убиваешь меня, отрезая по кусочку?

Только ее подчинение воле Гуннара обеспечивало безопасность брата. Никто – за исключением, может быть, Бьорна, который сам находился в опасности, – не поверит ее слову против слова ярла Согне. Да, угроза жизни Кетила и Бьорна продолжала тяготеть над ней, но теперь ничего, кроме правды, не могло ей помочь.

– Если я не выйду замуж за араба, твой брат отправит Кетила в Уппсалу в качестве жертвоприношения в Священной роще будущим летом. Гуннар предупредил меня, что если я расскажу об этом тебе, он подстроит и тебе несчастный случай.

Бьорн повернулся к ней лицом:

– Это действительно так?

– Да. Разве этого мало?

– Почему ты не рассказала мне об этом? – Он сел. – Ты думаешь, я такой беспомощный? Я могу выкрасть Кетила и увести в безопасное место. Ты лучше других знаешь, что я хорошо устраиваю набеги.

– Потому что я хотела защитить тебя и Кетила. Даже если бы ты узнал о намерениях Гуннара, невозможно быть всю жизнь настороже. А ему нужен лишь удобный случай. И позже, когда я подумала, что, может быть, мы сумеем как-то победить Гуннара, оставалась твоя клятва верности. Я молчала ради сохранения твоей чести.

– Ради моей чести?

– Да, любовь моя, разве ты не понимаешь? – Она положила руку ему на плечо, и он быстро накрыл ее руку своей, словно боялся, что она тут же ее уберет. – Если мы сбежим на север, забрав с собой Кетила, всем станет известно, что ты нарушил клятву верности Гуннару. Ты станешь изгоем. В лучшем случае изгнанником, или будешь приговорен к утоплению в болоте. А в мире ином за свое клятвопреступление ты будешь обречен на Нифльхейм. Здесь же, в этом мире, ты никогда не вернешься домой.

– Я в любом случае никогда не вернусь в Согне, – с горечью заключил он.

– Ты должен, – с трудом выговорила она. Кончик носа Рики покраснел, и одинокая слеза скатилась по щеке. – Ради меня. Если я продолжу путь в Миклагард, ни одна живая душа не узнает, что ты нарушил клятву. Единственное, что поможет мне вынести брак с арабом, это сознание того, что ты благополучен в Согнефьорде, заботишься о земле и людях фьорда, оберегаешь Кетила, живешь в чести и, я надеюсь, в радости.

Губы ее подергивались, подбородок дрожал, и он увидел, как она старается сдерживать слезы. Однако эта битва была заведомо проиграна, и слезы полились ручьем.

Он раскрыл ей объятия и испытал глубокую благодарность, когда она не колеблясь шагнула в них. Он бережно прижимал ее к себе, давая выплакаться, зная, что плачет она о них обоих.

«Будь проклято завтра!» – яростно подумал он. Сегодня ему было достаточно просто держать ее в объятиях.


Глава 27

Этим утром Бьорну удалось поймать в силок маленького кролика, и вскоре его тушка жарилась на самодельном вертеле над костром. Капли жира шипели, падая в огонь, и наполняли воздух вкуснейшим ароматом. Они ждали Орнольфа уже несколько дней. Они, Бьорн и Рика, сидели на своем островке и надеялись, что уже вот-вот их спутники притащат сюда «Валькирию», обогнув Аэфор.

Все это время любовники ни в чем не нуждались, Бьорн рыбачил на мелководье с самодельной острогой и ловил силками мелких зверьков. Рика собирала съедобные клубни и ягоды, Река, чуть не убившая их на коварном пороге, теперь обеспечивала их едой. И еще они «вдоволь пили из рога любви». Рика улыбалась, повторяя мысленно это поэтическое выражение, которое часто употребляла в «девичьих песнях». Только раньше она не представляла себе, каким пьянящим напитком был наполнен этот рог.

По молчаливому согласию они больше не говорили о будущем. Они смеялись, плескались в воде, как дети, и бурно любили друг друга с виноватым отчаянием людей, знающих, что их время коротко. Иногда они сходились с томительной нежностью, от которой замирало сердце, иногда брали друг друга со свирепостью спаривающихся волков. «Завтра» для них не существовало. Значение имело лишь вечное «сегодня».

Рокот Аэфора был слышен постоянно, и Рика привыкла не обращать на него внимания. Однако когда вдалеке послышался скребущий звук дерева по дереву, эхом отразившийся от высоких сосен, она насторожилась.

– Что это? – спросила она Бьорна.

– Похоже на днище «Валькирии», – ответил Бьорн. – Чтобы переволочь лодку, приходится укладывать сосновые стволы перед ее носом и катить судно по ним. – Он показал ей этот прием на своих ладонях. – Когда они доходят до конца настила, то возвращаются, перетаскивают вперед уже пройденные стволы, и все повторяется снова. Дело это медленное, и в день удается преодолеть не больше шести миль. Да и людей у них не хватает, – прибавил он виновато. – Но, судя по звукам, они уже приближаются к реке.

– Ох, – сердце Рики упало, окаменело. – Когда они сюда доберутся?

– Скоро, любовь моя, – нежно произнес он. Лицо его помрачнело. – Рика, а если будет ребенок?

Она растерянно заморгала. Об этом она пока не думала. Если они не зачали дитя на острове, то уж точно не из-за отсутствия стараний. Но ей все равно придется идти вперед, к объявленной свадьбе. Никакие уговоры Бьорна не убедили ее в том, что у них есть иной выход. Это был единственный способ обеспечить безопасность брату и человеку, которого она любила больше воздуха. С усилием она выдавила из себя улыбку.

– Если я забеременела, Бьорн, то наш ребенок станет для меня подарком. – На миг она представила себе похожего на него темноволосого и темноглазого младенца. – Разве не говорится, что первый ребенок может появиться на свет когда угодно, а вот второй – только через девять месяцев.

– Это не смешно. – Он нежно, но настойчиво сжал ее руку. – Если ты родишь бледнокожего ребенка, да еще раньше срока, твой араб отошлет тебя обратно к Гуннару с отрезанным носом. Ведь они безжалостны.

Она побледнела и стала мысленно отсчитывать назад дни. К счастью, ее месячные, как приливы и отливы, всегда были регулярными.

– Как долго нам еще добираться до Миклагарда?

– Еще три дня по Днепру, потом десять дней по Черному морю до Золотого Рога. При хорошей погоде не больше двух недель.

– Если ребенок зачат, я уже буду к тому времени знать об этом, – сказала она.

– Тогда пообещай мне одно. – Бьорн поцеловал внутреннюю сторону ее запястья. – Если будет ребенок, ты мне об этом скажешь. Мир гораздо больше, чем ты можешь себе представить. У нас еще есть возможность убежать так далеко, что нас никто не найдет.

– Но, сердце мое, ты же лишишься чести. Север будет навсегда закрыт для тебя. – Рика с готовностью приняла, что она никогда больше не увидит фьорда, и это обстоятельство камнем лежало у нее на сердце. Но она не хотела, чтобы Бьорн испытывал то же самое, остался без корней, с той же мучительной тоской внутри. – Согнефьорд и твой род, земля и люди, все, что тебе дорого… будет для тебя потеряно. Как я могу позволить тебе пожертвовать ради меня своей клятвой?

– Я готов был погибнуть вслед за тобой в реке. Разве ты не поняла, как мало для меня значат все эти вещи в сравнении с тем, что я могу потерять тебя? – «Валькирия» приближалась. Бьорну даже показалось, что он слышит голос дяди, выкрикивающего команды.

– А что будет с моим братом?

«А что будет со мной? Что будет с нами?» – Бьорну хотелось хорошенько ее встряхнуть, обругать, но он понимал, что этот спор им проигран. Она убеждена, что единственный ее путь – тот, в который ее загнал Гуннар, и в этом она непоколебима. Их дни любви были даром богов… или проклятием, которое будет мучить его всю оставшуюся жизнь. Он ни в чем не был уверен, но готов принять эту женщину на любых условиях.

– Так или иначе, я не дам отправить Кетила в Уппсалу, – пообещал он. – А теперь, Рика, поклянись нашей любовью, что скажешь мне, если будет ребенок. Если ты забеременела, это все изменит.

– Клянусь. Я скажу тебе, когда узнаю, – пообещала она.

– Тогда я буду молиться богам, чтобы эта маленькая новая жизнь, которую мы пытались создать, уже существовала в тебе. – Бьорн нежно поцеловал ее. Он встал и устало поплелся встречать приближающуюся «Валькирию». Сложив перед ртом ладони лодочкой, он громко позвал дядю.

– Я тоже молюсь об этом, – услышал он позади себя шепот Рики.


Глава 28

Изумление при виде спасшихся Рики и Бьорна было невероятным. Орнольф заявил, что, услышав голос племянника и увидев его с Рикой на острове, решил, будто перед ним призраки. После того как найденная парочка переплыла Днепр и присоединилась к остальным путешественникам, им потребовалось несколько дней, чтобы привыкнуть к этому. Даже Йоранд поначалу вздрагивал, когда Бьорн клал ему руку на плечо. Он вроде как побаивался, что перед ним не живой капитан, а его тень, явившаяся забрать его с собой в Хель.

Торвальд был просто счастлив, что Рика вернулась – все равно, настоящая или нет, хотя она продолжала держаться с ним холодно. Не удивилась только Хельга.

– В конце концов, – объявила старуха, – она уже не первый раз обманывает воду.

Хельга знала, что Бьорн с Рикой настоящие, но заметила, что ее молодая хозяйка и брат ярла после падения в Аэфор очень изменили свои отношения. Если в первой половине пути она часто замечала их нежные взгляды, то теперь они старались не смущать друг друга и избегали прямых контактов.

«Оно и к лучшему», – решила старая повитуха. Нет ничего хорошего в том, чтобы желать того, чем не можешь обладать.

Бьорн довольно много рассказывал Рике о великом городе Миклагарде, но несмотря на его цветистые описания, она оказалась совершенно не готова к встрече со столицей Византийской империи. Он говорил ей об Айя-Софии, соборе Святой Софии, Премудрости Божией, с ее поразительным куполом, но она представить себе не могла, какое это чудо… пока не увидела.

Утреннее солнце золотило изгибы белого мрамора. Гигантский свод высоко венчал кольцо арочных окон. Он словно целиком был спущен с небес и не желал опускаться ниже, до уровня ничтожных людишек.

Великий город на полуострове, врезающемся в Мраморное море, раскинулся на семи холмах. Он был эхом Рима, славу которого основатель города Константин стремился затмить и вытеснить. Весь горизонт был утыкан бесчисленными шпилями и колоннами, и на каждой из них была статуя. Рика подумала, что все это похоже на какое-то поселение гигантов, замороженных на высоких постаментах.

От Босфора они свернули на север и вошли в Золотой Рог, глубоководный порт Константинополя. Рика стояла на носу «Валькирии», и Бьорн присоединился к ней. Он старался, чтобы это выглядело естественно, но от ее близости сердце его забилось сильнее. Когда судно слегка накренилось и Рика покачнулась, он положил руку ей чуть ниже спины, чтобы она удержалась на ногах. Она слегка склонилась к нему.

– Что-то неладно? – спросил он.

– Просто все это как-то подавляет, – объяснила Рика, позволив взгляду лишь на миг задержаться на его лице. – Этот город такой откровенно богатый… Наверное, на него часто совершают набеги?

– Миклагард хорошо защищен, – ответил он и свободной рукой указал на высокую стену, поднимавшуюся из воды. – А со стороны суши его окружает тройное кольцо стен, каждая из которых почти в двадцать раз превышает человеческий рост. Причем стена такая толстая, что никакой таран ее не пробьет.

Здания из светлого мрамора ослепительно сияли на солнце, и Рика подняла руку, чтобы защитить глаза. «Валькирия» скользнула мимо императорских доков, где под неумолкающий грохот молотков строились суда для имперского флота.

– А как город защищен с моря? – поинтересовалась Рика.

– Ты ведь видела морскую стену? Ее строго охраняют, так что любой пират дважды подумает, прежде чем лезть на нее. – Бьорн рассеянно постукивал пальцами по выгнутому носу «Валькирии». Богатства Миклагарда манили и будоражили кровь. Он невольно стал соображать, как можно преодолеть эту преграду. Он уже не раз обдумывал это. – Бухту еще защищает и цепь, которую солдаты натягивают поперек входа на уровне воды. Считается, что через нее никто не может проникнуть внутрь.

– А как можно выбраться отсюда? – осведомилась она почти равнодушным тоном.

– Я думаю, что смог бы сделать это даже при натянутой цепи, – уверенно произнес он.

С момента воссоединения с остальным отрядом у них не было никакой возможности поговррить наедине. Каждый день Бьорн украдкой наблюдал за Рикой, надеясь на то, что она забеременела. Но живот ее выглядел плоским, а поинтересоваться этим у него не было возможности.

– А нам надо будет отсюда выбираться? – спросил он, пытаясь дать ей понять истинный смысл вопроса.

Рика посмотрела ему прямо в лицо, и на краткий миг в ее глазах блеснули слезы. Подбородок ее слегка дрожал, и он понял, что ребенка нет. Она смахнула слезу и отвернулась.

– Нет, – тихо откликнулась она. – Нам этого не надо.

Город показался Рике великолепным, но ее поразила его вонь. Она не была к этому готова. Она ожидала, что в гавани и городе будет преобладать запах свежей рыбы, но по мере того как они поднимались по крутой улочке в путаницу переулков и проездов, ей в ноздри все сильнее ударял смрад от гниющих овощей, помоек и фекалий, сочившихся из трещин терракотовых труб, несущих отходы в море. На каждом шагу попадались дома, переполненные бедными людьми.

Они упорно двигались выше, и характер узких улиц постепенно менялся. Все меньше было помоек и отходов на дороге. Их встречал аромат пекущегося хлеба, каких-то незнакомых Рике пряностей и благовоний. Торговцы предлагали зеленые оливки и инжир, вдоль улиц стояли тележки с огромными арбузами и множеством разнообразных фруктов.

Бьорн остановился у прилавка и, поторговавшись с хозяином, купил каравай свежего сладкого хлеба. Он поделил его на равные части и раздал путешественникам. После привычной грубой пищи этот хлеб показался Рике даром богов.

Торговцы громко расхваливали свой товар на множестве языков: арабском, латинском, франкском, персидском, монгольском и, конечно, греческом. Внимание Рики привлекли колоритные черные африканские купцы, одетые в яркие разноцветные наряды. Она не могла оторвать от них взгляда, но продавцы и покупатели тоже с нескрываемым любопытством разглядывали их. Рядом с северянами местные жители выглядели просто карликами. Даже она на многих прохожих могла смотреть буквально сверху вниз.

– Как здесь много людей, – ахнула Рика, разглядывая окрестности.

– Около двухсот пятидесяти тысяч, – уточнил Орнольф. – И не менее пятидесяти тысяч приезжих из разных земель. Весь мир, дети мои, стремится в Миклагард.

Дядя Орнольф широко раскинул руки и глубоко вдохнул, с удовольствием впитывая ароматы рынка. Рика поняла, что если одна часть его души всегда тосковала по дикой красоте фьордов, то другая явно принадлежала этому городу, перекрестку многих дорог.

Рика решила, что скоро уже сможет отличать уроженцев этих мест от заезжих купцов. Греки носили «паллы». Кроме того, у большинства византийцев были аккуратно подстриженные бороды, хотя попадались и абсолютно гладкие лица. Не чисто выбритые, как у Бьорна, а безволосые и нежные, как у нее самой. И голоса у них были высокие, почти как у нее.

– Это евнухи, – объяснил Орнольф, заметив ее удивление. – Византийцы называют их «третьим полом». Оскопленные мужчины. – Он презрительно оттопырил губу. – Почти в каждом богатом доме их не меньше дюжины. Они занимаются обслуживанием, ведут хозяйство. Мы наверняка увидим таких и в доме Абдул-Азиза. У него они сторожат гарем. Понять не могу, как мужчина может позволить так себя искалечить.

– Не думаю, что они сами пошли на это, – заметил Торвальд.

– Вообще-то обычно решение принимают не эти несчастные, – признал Орнольф. – А их родители. Они кастрируют младшего сына, чтобы тот получил пост чиновника или стал слугой влиятельного семейства. Я раньше не рассказывал тебе об этом, Бьорн, но когда я привозил тебя сюда мальчишкой, мне сделали одно очень заманчивое предложение. Это был старый грек-придворный, который хотел купить тебя. Узнав, что ты второй сын в семье, он стал проявлять особую настойчивость. Бьорн мрачно сверкнул глазами.

– Он считал тебя очень хорошеньким мальчиком, – не скрывая ухмылку, заметил Орнольф. – Но я решил, что он заслуживает ножа под ребра, и не стал продавать ему тебя.

– Мудрое решение, дядя, – процедил Бьорн, ткнув Орнольфа в плечо кулаком. – Иначе и ты мог получить нож под ребра.

Орнольф одобрительно хлопнул племянника по плечу. Впрочем, шлепок был такой силы, что кого-нибудь менее крепкого мог сразу уложить наповал.

Они продолжили свой путь и миновали двухэтажный акведук, доставлявший воду с гор за городскими стенами. Широкие, вымощенные мрамором проезды вели к площадям – с колоннадами, вычурными садами и фонтанами. Несколько маленьких экипажей, громыхая, проехали мимо них по мостовой. Перезвон колоколов многочисленных церквей, отражаясь от стен дворцов и других величественных зданий, множился и набирал силу. Это был Миклагард… Константинополь… Столица империи… гулко бьющееся сердце христианского мира.

В живом воображении Рики даже Асгард не мог сравниться с великолепием и роскошью имперской части Города. Но несмотря на всю эту красоту, Рика ощущала холод предательства в самом воздухе, наполнявшем его. Она потрясла головой, пытаясь гнать от себя подобные мысли.

Дядя Орнольф привел их к новому постоялому двору Ксенона Теофилоса, чтобы отдохнуть и освежиться. Несколько позже, после полудня, они посетили Зеуксиппое – роскошные публичные бани, расположенные рядом с императорским дворцом.

– Нельзя же появиться у жениха запылившейся деревенской растрепкой, – сказал он Рике.

Так что она с замиранием сердца искупалась в благовонной воде, надела свои лучшие рубашку и тунику, которые были в ее приданом. Хельга долго хлопотала над ее волосами, которые все еще едва доходили до подбородка. Однако ей было наплевать, что об этом подумает ее будущий муж. Она только тревожилась лишь о том, как пережить эти последние моменты и не броситься на шею Бьорну, умоляя его увезти ее подальше.

Когда она вышла из купальни и увидела его, у нее чуть не подкосились колени. Он тоже вымылся и побрился, но при этом у него был какой-то загнанный взгляд. Она заставила себя отвести глаза в сторону. Он уже был навсегда в ее сердце: его рокочущий бас, твердые мускулы, запах его кожи, вкус его поцелуев… Стоило ей закрыть глаза, и тут же возникал его образ. Но смотреть на него ей было очень тяжело – она могла погубить все.

Орнольф повел их к дому араба. Бьорн и Йоранд шли по бокам от нее, Хельга и Торвальд замыкали шествие. Рика ощущала, насколько напряжен Бьорн, и каждой своей клеточкой чувствовала его муку – так же, как свою собственную.

Пока они шли по улицам, Рика ловила взгляды темноглазых женщин, беззастенчиво разглядывающих северян. Она заметила, что Бьорн не обращал на них никакого внимания. Он глядел прямо перед собой. Но Рика понимала, что в этом городе он один не останется. Со временем он кого-нибудь найдет и забудет ее. И от этих мыслей у нее все внутри переворачивалось.

Она снова искоса посмотрела на него. На его щеке дергался мускул. Она поняла, что он еле сдерживает ярость.

Ну почему он должен злиться на нее? Разве он не понимает, что она делает это и ради него? Она больше не сомневалась, что он убережет Кетила от опасности. Но если Бьорн помешает ее браку с арабом и соответственно союзу с Согне, то он станет клятвопреступником. Человеком, лишенным чести.

Он возражал, говорил, что это не имеет значения. Возможно, в какой-то мере он прав. Но рано или поздно это стало бы для него важным. Жизнь без чести – не жизнь. Они оба это знали. Он стал бы презирать ее за то, что она разрушила его судьбу. И его любовь превратилась бы в ненависть.

Она убеждала себя, что сможет прожить без него. Даже вынести брак с нелюбимым человеком. Но отвращения Бьорна ей не перенести.

Наконец они добрались до дома Абдул-Азиза, трехэтажного особняка, расположенного в стороне от главной дороги. К улице были обращены гладкие мраморные стены. Без окон. Рика смогла рассмотреть отсюда только высокую двустворчатую дверь. Несмотря на великолепие строительного материала, снаружи дом напоминал тюрьму. У Рики от страха дрогнуло сердце.

Орнольф громко постучал в дверь, и она широко распахнулась. На пороге стоял массивный евнух с голой грудью. Он узнал Орнольфа, и его круглое смуглое лицо расплылось в улыбке.

– Тысяча приветствий, северянин, – произнес он, кланяясь и широким жестом приглашая в дом. – Мой хозяин будет счастлив видеть вас.

Дядя Орнольф ответил таким же поклоном и улыбнулся.

– Много тебе долгих и хороших лет, Аль-Амин, – ответил он традиционным приветствием византийцев.

Рика знала, что от нее требуется шагнуть вперед, но ее ноги словно налились свинцом. Она будто приросла к земле. Если она войдет в этот дом, обратной дороги не будет.

Бьорн подхватил ее на руки и внес через порог в большой внутренний двор.

– Что ты делаешь? – Она обхватила его руками за шею и с трудом удержалась, чтобы не положить ему голову на плечо.

– Разве ты не помнишь? Для невесты споткнуться на пороге ее нового дома плохая примета, – громко объявил он, а потом, понизив голос, пробормотал: – Еще не поздно, любовь моя. Скажи одно слово, и я заберу тебя отсюда.

Острая тоска пронзила ей сердце, перехватила дыхание. Ничего в мире не хотела она так, как этого. Ничего, кроме жизни, о которой она мечтала для него… жизни с честью и… среди своих. Такой жизни у него не будет, если он ради нее нарушит клятву верности. Она прижала ладонь к его груди. В последний раз ощутила удары его сердца.

– Я не могу, – с трудом выговорила она.

И под ее взглядом свет надежды погас в его глазах, а лицо тут же превратилось в маску. Он бережно опустил ее на землю и попятился.

– Тогда прощай, Рика. – Он повернулся и не оглядываясь вышел из дома араба.


Глава 29

Оцепеневшая Рика молча смотрела ему вслед. Бьорн свернул к дверям в дальнем углу двора и скрылся, ушел из ее жизни. Орнольф чуть заметно кивнул Йоранду, и тот поспешил за своим капитаном. Большой евнух закрыл за ними дверь и запер ее на массивный засов. Первое впечатление, что она попала в тюрьму, с каждой минутой все больше укреплялось в сознании Рики.

– Пожалуйста, пройдемте со мной. Наверное, с дороги вам надо освежиться. – Аль-Амин провел их в увитую виноградом беседку в просторном дворе. Он хлопнул в ладоши, и явились служанки с чашами розовой воды. – Если вы соблаговолите подождать, я сообщу хозяину о вашем прибытии. – И он еще раз поклонился перед тем, как скользнуть в сумрак дома.

Рика последовала примеру Орнольфа и поплескала душистой розовой водой на лицо. Может быть, это заставит ее хоть что-то почувствовать. У нее было какое-то нереальное ощущение, что она наблюдает все происходящее со стороны… извне…

Ей хотелось только одного: спрятаться куда-нибудь подальше и без всякого стеснения выплакаться. Слишком много непролитых слез скопилось в ней. Но ей казалось, что если она начнет плакать, то уже никогда не сможет остановиться.

– Ой, хозяйка, – сказала Хельга. – Какое чудесное место! Не правда ли? Я никогда не видела ничего подобного.

Рика огляделась вокруг. Дом араба был великолепным. Даже в самых дерзких мечтах она не могла себе представить ничего подобного. Размеры, изысканные формы, дорогие материалы – все это свидетельствовало не только о достатке владельца, но и о его утонченном вкусе. Рика шмыгнула носом. Какой бы раззолоченной и надушенной ни была эта клетка, все равно это, по сути, клетка.

Дом представлял собой прямоугольный колодец с обширным внутренним двором-садом и множеством разнообразных цветников. Рика обратила внимание на то, что первый этаж занимали конюшни и кладовые. Кухни, видимо, тоже располагались там же, потому что именно оттуда аппетитно пахло жареным мясом и свежей выпечкой. Эти ароматы приятно смешивались с уютными теплыми запахами конюшни и чистой соломы. В середине двора находился фонтан, был слышен тихий плеск воды, стекающей в его чашу. За ним – небольшое строение из белого мрамора, похожее на баню.

Суровая простота наружных стен делала здание похожим на коробку, в то время как интерьер был смягчен множеством арок и каких-то почти чувственных изгибов. Рике все это показалось неестественным. Она предпочитала прямолинейность и аскетизм длинных домов викингов. Комнаты второго этажа имели выход на широкую веранду, огражденную балюстрадой, нависавшей над внутренним двором. Рика никого не заметила, но чувствовала устремленные на нее взгляды и выпрямила спину.

«Никогда не забывай, кто ты».

Уже много дней она не слышала голоса Магнуса, и сейчас голос старого скальда прозвучал в ее голове как поддержка, которой она обрадовалась. Уголки ее губ изогнулись. Она не забудет, что скальд должен вести себя с достоинством, вызывать уважение… А она его заслуживает. Сердце ее заледенело, и, возможно, никогда не оживет, но она скальд, и это поможет ей выжить и справиться с туманным будущим. Она надеялась, что будет именно так. Больше ей надеяться не на что.

Абдул-Азиз откинулся на подушку и бросил в рот сладкий финик. Его молодой гость наслаждался обстановкой и беседой, что было к лучшему. Яхья Аль-Газзал, придворный поэт из Кордовского халифата, был послан сюда в качестве представителя при византийском дворе и потому заслуживал внимания Абдула.

Всегда хорошо иметь доброе знакомство в коридорах власти. Если Абдул-Азиз сможет завязать дружбу с Аль-Газзалем, у него будет свой бесплатный, источник полезных сведений об императорском дворе. Заходы дрейфа в волнах византийских интриг Абдул усвоил, что такого рода внутренняя информация гораздо важнее и интереснее, чем всяческая чепуха, которую собирают платные доносчики.

А если поставщик сведений даже не подозревает о том, что его используют, так это еще лучше и выгоднее.

– Как вы находите жизнь при дворе? – осведомился Абдул-Азиз равнодушным тоном.

– Здесь или дома? – уточнил молодой человек, промокнув уголок рта надушенным льняным платком.

– И тут и там, – пояснил Абдул.

Более двадцати лет назад Абдул приехал в Константинополь с дипломатической миссией из Мавританского халифата. Ему понравился этот христианский город, он здесь остался и создал свою торговую империю. Длинные щупальца его связей протянулись на восток, в Индию, – за шелком и пряностями, на север, к ледяным фьордам, – за янтарем и мехами, на юг, в Африку, – за драгоценными камнями и слоновой костью. Абдул мог легко позволить себе, не пошевелив пальцем, просто наслаждаться роскошью – его достояния хватило бы на безбедную жизнь нескольких поколений. Но он был игроком, ему нравилось торговать, и он умел это делать.

– Как наши сарацинские братья, мы воюем с ближними христианами и торгуем с дальними, – усмехнулся Яхья и взял с тонкого фарфорового блюда сочный кусочек жареной дичи во фруктовой глазури. – Весь мир сошел с ума.

– А если б все происходило иначе, то не нужны поэты были бы, чтобы вернуть нам разум. – Небольшая порция лести всегда развязывала язык собеседника быстрее, чем вино, которым он поил немусульман.

– Верно. – Молодой человек принял слова Абдула как должное. – И все же не кажется ли вам странным, что византийцы, пославшие своих людей в Иерусалим воевать против сарацинов, торгуют и заключают договора с людьми из Кордовского халифата, последователями того же Пророка?

– Странно? Да, – кивнул Абдул-Азиз, – но нам очень выгодно. Это возможность свободно торговать в Константинополе, не соперничая с нашими сарацинскими братьями. – Он сделал глоток охлажденного гранатового сока. Лед был роскошью, в которой он никак не мог себе отказать, хотя знал, что его доставляют с гор по большой цене. – Что вы думаете об императорской чете?

– О-о, императрица Феодора… – Яхья закатил глаза и схватился за сердце. – Меня изумляет, что император позволяет ей появляться без вуали. Ее красота прекрасней луны. Любой, кто увидит ее вблизи, не может не плениться ее бездонными черными очами. Признаюсь, что я сражен.

Абдул-Азиз слегка встревожился, услышав столь бурное проявление чувств собеседника.

– Сдерживайте свои страсти, мой юный друг, или они погубят вас. Христиане ведут себя неумно, если выставляют своих женщин напоказ, но не думайте, что они потерпят какую-либо нескромность по отношению к ним. Приберегите свой любовный пыл для стихов, воспевающих прелести Феодоры, и все будет в порядке. И параллельно подыскивайте себе жену, – подмигнул он Яхье, – даже двух.

Поэт захихикал.

– Вы правы. Я с радостью последую вашему совету.

В этот момент со стороны ажурной каменной решетки в комнату осторожно вошел слуга и низко поклонился Абдул-Азизу.

– Тысяча извинений, хозяин, – произнес Аль-Амин высоким голосом, совершенно не соответствующим его крупной фигуре. – С севера к вам прибыла невеста с сопровождением.

– Так скоро? – нахмурился Абдул. – Я не ждал их раньше будущей весны. Ну хорошо. Веди их сюда.

Аль-Амин поклонился и выскользнул из комнаты, двигаясь легко и изящно.

– У вас какое-то личное дело, – промолвил Яхья, вытирая рот, и встал. – Благодарю вас за трапезу. Теперь я вас покину.

– Нет, пожалуйста, останьтесь. – Абдул-Азиз положил руку на плечо молодого человека. – Это всего-навсего прибыла моя новая жена. Мой северный торговый партнер, небольшой хозяин в этом мире льдов и снега, прислал мне невесту, чтобы укрепить наш союз. У меня сейчас три жены. Она станет четвертой.

– Я слышал о том, что вы знаток женских прелестей и ваш гарем полон красавиц. – В голосе поэта прозвучало восхищение в сочетании с завистью. – Браво, у вас уже больше женщин, чем позволяет всемилостивый Аллах.

– Это так. Женщин у меня в избытке, но жен… – Он покачал головой. – Разве не прекрасно, что нам положено иметь только четырех жен, но нет ограничения на число наложниц, которыми мужчина может наслаждаться? – Чувственная улыбка изогнула его губы. – А из всех удовольствий, которые женщина может предложить мужчине, мой юный друг, самое великое – разнообразие.

– А эта женщина с севера красива?

– Кто знает? – поднял брови Абдул-Азиз. – Их мужчины сильны и красивы и очень ловко управляются с клинками. Они абсолютно бесстрашны, но хорошими манерами не отличаются. Я допускаю, что их представитель может быть просто безграмотен.

– Необразованные дикари, – скривил губы Яхья. – Неравные партнеры для такого опытного купца, как вы.

– Они не получили такого образования, как мы, и в этом нам проигрывают, однако не стоит их недооценивать. Они ловкие и опытные торговцы. Признаюсь, что этот Орнольф раз или два обставил меня в наших сделках, – неохотно признался Абдул, хотя в его голосе прозвучало уважение. Именно это делает торговлю увлекательной игрой. – Вы должны остаться и встретиться с ними. Я думаю, вам будет интересно посмотреть, какие цветы растут на морозном севере.

Рика не заметила появления в беседке евнуха, пока не услышала его голос:

– Хозяин счастлив, что вы приехали. Пожалуйста, пройдемте со мной.

Они последовали за Аль-Амином в прохладу дома, поднялись по круговой мраморной лестнице, а затем вышли на длинную веранду, одна сторона которой открывалась во внутренний двор, а с другой стороны были проходы в разные комнаты. Рика успела заметить полированные ониксовые полы, украшенные вычурными коврами и дорогой мозаикой. От такой пестроты у нее закружилась голова. Когда евнух наконец свернул в один из проемов, Рика с облегчением остановилась у каменной решетки, чтобы глаза привыкли к царившему здесь полумраку. Она увидела в комнате двух мужчин, откинувшихся на подушки около низенького столика, уставленного разнообразной изысканной едой. Один из них, склонный к полноте, был моложе. Он бросил в рот какую-то сладость и тут же старательно вытер пальцы.

Второй мужчина был постарше. Его темные волосы и аккуратно подстриженная бородка были тронуты сединой, но при этом подбородок оставался твердым и подтянутым.

Вероятно, его можно было считать красивым: он был хорош своей хищной восточной красотой. Крутой изгиб темных бровей и расчетливый блеск в глазах подсказали Рике, что ей не стоит делать его своим врагом. Кто же из них был ее будущим мужем? В общем-то ей было все равно, но она сразу поняла, что старший мужчина был опаснее.

Они вошли за Аль-Амином в комнату и помедлили, пока он их объявит. Впереди широко шагал Орнольф, за ним поспешали Торвальд и Хельга, явно ошеломленные роскошью дома, а уже за ними шла Рика. Она высоко держала голову, напоминая себе, что происходящее – малая жертва за жизнь брата и честь мужчины, которого она любила.

Более молодой мужчина откровенно уставился на нее и едва сдерживал ухмылку. Старший нахмурился и что-то пробормотал по-арабски. Рика не могла быть уверена, но уловила несколько слов, вроде бы «рыжая северная корова». Затем этот мужчина выдавил из себя улыбку, которая так и не достигла глаз, и встал, приветствуя Орнольфа. Рика с удивлением посмотрела на араба. Она была выше его на полголовы.

– Добро пожаловать, мой друг, – произнес Абдул-Азиз, переходя на греческий. Они с Орнольфом привыкли разговаривать на этом языке. – Я думал, что долго не увижу тебя. Не говоря уже о редкой северной… – он замолчал, явно ошеломленный внешностью Рики, – лунной красоте, которую ты мне привез.

Гость Абдул-Азиза, глядя на Рику, не мог скрыть презрения. С легкой гримасой он пробормотал несколько слов хозяину дома, подтвердив ее подозрение, что арабский идеал красоты – это миниатюрные пухленькие смугляночки, которыми уже был переполнен гарем ее будущего мужа.

Абдул судорожно глотнул и уставился на нее, как будто размеры его новой невесты умаляли его мужское достоинство. Он прошептал какой-то едкий ответ своему другу, повторил обидное замечание насчет ее кричащего цвета волос и сверкающих светлых глаз. Рике показалось, что он даже сделал рукой знак, отгоняющий дурной глаз. Было очевидно, что когда Абдул предлагал заключить этот союз, ему не приходило в голову, что высокие светлые варяги-северяне родятся от высоких северянок.

Рика заметила, что Орнольф сжал кулаки. Он, должно быть, тоже услышал оскорбительные замечания, но притворился, что ничего не понял.

– Ярл Согне рад выполнить твою просьбу о невесте и посылает тебе высокочтимую дочь дома, Рику из Согнефьорда. – Орнольф махнул в ее сторону рукой, и Рика склонила голову перед арабом.

Как интересно, что он вовсе ее не хочет. Ее странно утешала его неловкость. Это доказывало, что не одна она попала, как муха, в паучьи сети Гуннара. Возможно, это был ее шанс вырваться на свободу. Она ощутила внутри слабый трепет, которого давно не испытывала. У нее зародилась надежда.

– Увы, – произнес Абдул-Азиз. – Появились непредвиденные осложнения, которые могут помешать нашему договору.

– А в чем они заключаются? – враждебным тоном осведомился Орнольф.

Араб несколько мгновений смотрел на Рику, прежде чем собрался с мыслями.

– Религиозные осложнения, – промолвил он. – Я, как ты знаешь, последователь Пророка, а люди с севера – известные языч… поклоняются многим богам. По законам моей веры я не могу вступить в брак с нечестивицей.

– Мы проделали долгий путь, чтобы услышать, что есть затруднения. И почему-то лишь сейчас ты вспомнил об этом, – яростно сверкнул на него глазами Орнольф.

– Мой друг, у нас с тобой давно установились успешные торговые отношения, – сказал Абдул. – Мы провели множество обоюдовыгодных сделок. Я'просто забыл, что между нами существуют такого рода различия.

– Ярл Согне будет очень недоволен, – настаивал Орнольф. – Скорее всего он станет искать нового торгового партнера, который будет держать слово.

Рика с трудом сдерживала улыбку. Гуннар просто озвереет от такого. Ведь ее вины нет в том что араб отказался от сделки. Кровь быстрее побежала пo ее жилам. Они с Бьорном смогут пожениться до возвращения в Согне, которое намечалось на будущую весну.

– Не торопись, – умиротворяющим тоном заговорил Абдул. – Твои слова меня ранят, северянин. Ты же знаешь, что я держал слово, даже когда ты обходил меня. Я охотно взял бы этот северный цветок в жены, но я не могу просить ее отречься от своих богов и принять мою веру. Это было бы слишком…

Огонек надежды взметнулся и погас. Первое впечатление Рики оказалось верным. Араб был опасен. Своим хитроумным доводом он переложил вину за провал их союза на нее. Гуннар действительно разозлится на нее. И Кетил поплатится за это жизнью.

Ей нужно каким-то образом повернуть все это против Абдул-Азиза. Может ли она отвергнуть Тора и других богов? Всему, что она знала о них, ее научил Магнус. Но Асгард вроде бы предал ее. В конце концов, разве они не видят ее злоключений? Но они как будто ничего не замечают и пальцем не пошевелят, чтобы ей помочь!.. Ей нужно время, чтобы все распутать и выбраться из этой переделки. Отречься от северных богов казалось не таким уж большим препятствием.

– Могу ли я что-то узнать о вашей религии, прежде чем принять решение? – спросила она на безупречном греческом. Обучение Орнольфа пригодилось.

Абдул-Азиз резко повернул голову к ней, явно пораженный тем, что она могла слышать их и следить за спором. Рика надменно выгнула бровь.

– Когда «рыжую северную корову» отправляют на новое пастбище, ей нужно дать время, чтобы она распробовала новую траву.

Сидевший рядом с Абдулом молодой человек чуть не подавился фиником. Не обращая на него никакого внимания, Абдул-Азиз уставился на Рику, явно изучая ее.

– С твоего разрешения, Орнольф. – Он поклонился и прижал кончики пальцев сначала к губам, потом ко лбу. – ' Могу ли я показать северной луне красоты моего сада? Чтобы быть спокойным за нее, ты можешь наблюдать за нами с веранды, но прошу предоставить мне возможность поговорить с ней наедине.

Орнольф вопросительно посмотрел на Рику, и когда она слегка кивнула, согласился. Абдул-Азиз предложил ей руку и повел из комнаты.

Они молча спустились на веранду, затем по мраморной лестнице вышли в сад. Солнце уже село за один из семи холмов Миклагарда, но сад еще хранил дневное тепло, хотя уже была ранняя осень. Абдул-Азиз остановился у фонтана, где было попрохладнее.

«Очень хитро», – подумала Рика. Плеск воды приглушит их голоса, если вдруг кто-то захочет их подслушать.

– Ты удивила меня, Рика их Согнефьорда, – произнес он, морщась оттого, как грубо звучит ее имя на его языке. – По моему опыту, ум и дерзость – необычное сочетание для женщины.

– Тогда я замечу, что у вас не большой опыт общения с женщинами, – бросила она в ответ. – Вы тоже удивили меня. Мне говорили, что арабы в отношении женщин проявляют особую учтивость и такт.

Улыбка коснулась кончиков его губ.

– Тогда я оказался в невыгодном положении, потому что тебя обо мне предупредили. А мне никто не сообщил, что северные женщины сообразительны и остры на язык. – Он жестом пригласил ее присесть на одну из резных скамеек, окружавших фонтан. – Ты, безусловно, не «корова», и я, конечно, стыжусь, что так сказал. Мои глубочайшие извинения за столь недостойное суждение.

– Принимаю, – промолвила Рика. – Однако должна нам сказать, что никогда не осуждаю тех кто говорит правду. Это очень бодрит.

Он чуть склонил голову набок и уставился на нее, как свирепый ястреб, удивленный поведением полевой мышки, которой он собирался поужинать.

– Женщина, которая ценит правду, тоже бодрит. Расскажи мне о себе, Рика из Согнефьорда. Почему ты хочешь, чтобы наш брак состоялся?

Рика взвесила свой ответ. Если бы его оскорбительное замечание ранило ее, она могла бы бросить ему в лицо то, что оказалась в Миклагарде по принуждению. Но ее сердце все еще находилось в оцепенении после ухода Бьорна, так что она ничего не чувствовала. Даже обиды на слова этого маленького мужчины. Кроме того, лучше спорить с Абдул-Азизом, чем уклоняться от его любовных посягательств. Она была благодарна ему за то, что он не хотел их брака.

– Правда – редкая пряность, и ее нужно применять в небольших количествах. У меня свои резоны, и я не сказала, что хочу этого брака. – Она посмотрела ему прямо и глаза, что его озадачило и встревожило. – Я всего лишь сказала, что хочу ознакомиться с вашей верой.

– Если бы ты была мужчиной, то наверняка стала бы судьей, – усмехнулся Абдул, усаживаясь рядом с ней на скамью. Смеркалось, и в наступавших сумерках черты ее лица показались ему не такими уж резкими. Кроме того, теперь, когда она сидела, ее рост не так его смущал. – Для женщины ты очень тонко и умело обращаешься со словами.

– Возможно, вы не так много времени проводили с женщинами, которых знаете. А если бы я была мужчиной, мы не вели бы этот разговор в вашем чудесном саду, – улыбнулась она. – Но что касается моего умения обращаться со словами… В моем краю я считаюсь хорошим рассказчиком и неплохим поэтом.

– Это многое объясняет. – Искра уважения промелькнула в его глазах. – Признаюсь, поэзия трогает мое пресыщенное сердце и доставляет мне больше радости, чем успехи в торговле. Я польщен, что мой торговый партнер выбрал мне такую невесту.

– Но по вашим собственным словам, надо еще посмотреть, стану ли я вашей невестой, – вежливо возразила она. – Ведь у нас религиозные разногласия…

– Эту ситуацию я намерен исправить немедленно. Я сейчас же найму имама, чтобы он тебя наставил. – Темные брови сошлись над горбатым носом. – Любовных приключений с женщинами у меня было предостаточно. Но я никогда не встречал такую, которая бросала бы вызов моему уму. До сих пор такого не было. Твои уроки по исламу начнутся завтра же утром. Это тебя устроит?

– Очень хорошо, – ответила она и поспешила добавить, уловив вдруг мелькнувшую мысль: – Орнольф сообщил нам, что не может возвращаться на север зимой. Поэтому до весны у нас будет достаточно времени, чтобы как следует ознакомиться с вашей верой. Если за это время выяснится, что я не смогу ее принять или по-прежнему не понравлюсь вам, весной я отправлюсь с Орнольфом назад.

Абдул невольно улыбнулся.

– Ты только что растянула нашу помолвку на несколько месяцев. Ловко проделано. Я никогда не буду вести с тобой торговлю. На все это время ты и твои спутники должны стать почетными гостями моего дома. А ты будешь делиться со мной какими-нибудь своими северными историями.

– Я с радостью буду делать это, – кивнула она.

– Что ж, Рика из Согнефьорда, возможно, мы еще заключим с тобой союз. – Он встал и предложил ей руку. – Давай договоримся всегда говорить друг другу правду и…

– И что еще?

– И мудро ею пользоваться.

Ее губы растянулись в улыбке. Она сможет справиться с Абдул-Азизом, но придется внимательно за ним наблюдать.

– Согласна.


Глава 30

Бьорн упорно шагал по улице, не уступая никому дорогу. Разнаряженные, надушенные жители Миклагарда разбегались с его пути. А ему хотелось встретить кого-то, кто бросил бы ему вызов. Желание подраться лихорадочно нарастало в его крови. Он слышал за собой нагоняющий топот сапог, но не поворачивал головы. Если это враг, он готов помериться с ним силой, а если это навязчивый друг…

– Куда мы направляемся? – поравнялся с ним Йоранд.

– Похоже, что в Хель, – угрюмо откликнулся Бьорн.

– Тогда нам нужно выпить, чтобы дорога была веселей, – сказал Йоранд, не обижаясь. Он посмотрел вперед и назад вдоль улицы. – Не вижу ни одной приличной таверны. Сомневаюсь, что мы найдем здесь эль, похожий им тот, что пили в Бирке. Как ты думаешь, что тут пьют христиане?

– Давай выясним, – поддержал его Бьорн. По воспоминаниям детства он знал, что близ базара располагается несколько совершенно непристойных заведений, в которых любил бывать Орнольф.

Ночь спустилась на Миклагард; На извилистых улочках появились другие прохожие. Честные торговцы после шили укрыться в своих домах, а головорезы, проститутки и наемные убийцы проснулись, чтобы заняться своим привычным ремеслом.

Потребность подраться бурлила в Бьорне. Он жалел, что у него в кожаном кошельке у пояса слишком мало серебряных монет. Они с долговязым Йорандом выглядели слишком крепкими, чтобы кто-то стал нападать на них ради столь мизерного заработка.

Таверна, в которую они вошли, выглядела еще более жалкой, чем раньше. Темная, с душным запахом курений, необходимых, чтобы заглушить стоявшую там вонь. Однако именно это место сейчас вполне отвечало потребностям Бьорна. Они с Йорандом обнаружили, что христиане пьют вино, густое и красное. Бьорн опустошил восемь чаш крепкого сладкого напитка, не почувствовав ни малейшего шума в голове. Но боль в сердце оставалась по-прежнему острой.

Женщина, которую он любил, твердо решила стать женой другого мужчины. Не сегодня и, может быть, не завтра, но скоро. И он абсолютно ничего не мог с этим поделать.

– Как она может делать такое? – Язык уже плохо слушался его. Возможно, красное вино Миклагарда было крепче, чем он предполагал.

– Полагаю, это практика, – откликнулся Йоранд, наблюдая за изощренными движениями полуодетой танцовщицы. В этот момент она запрокинулась назад, а потом взметнула пятки над головой. – Много, много практики.

Бьорн фыркнул. Йоранд нарочно притворялся тупым. А может быть, Йоранд был прав. Что толку в этих разговорах? Действие! Вот что ему нужно. Он оглядел таверну. В дверь ввалились двое солдат в форме и потребовали их обслужить. Вооружены они были короткими римскими мечами и двигались с ловкостью людей, знающих, как с ними управляться. Бьорн улыбнулся.

– Привет, защитники города. – Он, шатаясь, поднялся и сделал приветственный жест – Позвольте угостить вас.

Солдаты с удовольствием согласились. Старший из них, одноглазый ветеран с головой, припорошенной сединой, бычьей шеей и мощными мускулами, облокотился на стойку и смерил Бьорна оценивающим взглядом.

– Ты северянин? Варяг?

– Верно. – Бьорн махнул служанке пустой чашей, приказывая подать вина вновь прибывшим. Другой солдат явно заинтересовался длинным мечом, висевшим у него на перевязи через плечо. Он был на полголовы ниже Бьорна, но крупнее его.

– Твоя империя широка, – продолжал Бьорн, кидая девушке серебряную монету. – Откуда вы родом?

– Ты, наверное, не слыхал о тех краях, – ответил моложавый.

– Варяги – беспокойный народ. Мы любим путешествовать, так что испытай меня, – задиристо настаивал Бьорн.

– Я из Пафлагонии. – Ветеран принял чашу с вином, благодарно поднял ее в сторону Бьорна и сделал хороший глоток.

– Да, да. Знаю такую. На южном побережье Черного моря. Там много гор, – кивнул Бьорн.

Он также знал, что оттуда вывозили свинину и изувеченных маленьких мальчиков на рынок евнухов в Миклагарде. Грубые сплетни утверждали, что женщины там настолько некрасивы, что мужчины предпочитают совокупляться со свиньями или свежеоскопленными евнухами. Во время своего последнего путешествия Бьорн узнал старую обидную поговорку, которую пафлагоняне не считают издевкой над их полноценными мужчинами. Любопытно, подействует ли это оскорбление на солдат?

– Йоранд, – проревел он через всю комнату. – Ты понятия не имеешь, кто охраняет этот прекрасный город. Пара свиных задниц!

Старый солдат уронил свою чашу и всадил кулак в живот Бьорну, отчего тот сложился вдвое. Молодой прыгнул ему на спину, мощная рука его зацепила Бьорна за шею. Солдат пытался повалить его на пол. Значит, оскорбление оказалось нестерпимым.

Несмотря на винные пары, затемнявшие голову, Бьорн был готов к нападению. Он с размаху ударился спиной о стену и придавил солдата так, что тот чуть не испустил дух. Другие посетители таверны поспешно убирались с дороги. Бьорн услышал, как в дальнем углу предприимчивый хозяин принимал ставки на победителя схватки.

Оба солдата накинулись на него, осыпая ударами грудь и плечи. Кулаки взлетали и опускались. Бьорн отвечал тем же. Он пропустил несколько ударов, но сам нанес больше, получая удовлетворение от каждого точного попадания. Его кровь бурлила. Жар внутри нарастал и вскоре сорвался с губ воплем берсеркера – свирепым, как медвежий рев, и хищным, как волчий рык.

Солдаты попятились, ошарашенные этим противоестественным звуком. Их не учили драться с безумцами.

– Идите-ка сюда, вы, жалкие девчонки, – дразнил их Бьорн.

Они снова накинулись на него, и все трое покатились по столу и свалились на пол. Когда Бьорн попытался встать, ему по почкам пришелся удар подкованным сапогом. Он схватил обоих солдат за шкирку и столкнул их лбами. Они пошатнулись, но остались стоять.

Ветеран дал какую-то команду другу, и они бросились в очередную атаку. Драка путаницей рук и ног выкатилась через боковую дверь в узкий проулок. Зрители последовали за ними. Йоранд бодрящими криками поддерживал Бьорна.

Правый глаз Бьорна заплыл и ничего не видел. Он тронул его рукой, и она стала липкой от крови – один из ударов рассек ему лоб.

– Хочешь крови? – взревел Бьорн. Гибким движением он выхватил меч и со свистом рассек им воздух. – Поиграем по-настоящему.

Солдаты, оскалясь, с шумным лязгом вытащили свои мечи и начали кружить вокруг него.

Бьорн напружинил колени, готовясь принять удар. Внезапно что-то ударило его по голове. Боль взорвалась огненной вспышкой в мозгу. Он услышал, как со звоном покатился по булыжникам его меч, упал и провалился во тьму.


Глава 31

Когда Бьорн очнулся и вынырнул из темноты, он ощутил дикую боль и вновь погрузился во мрак, купаясь в нем, как кабан в болоте. Временами он слышал над собой какие-то голоса – грубые или тревожные и заботливые, но смысл слов оставался неуловимым. Окончательно Бьорна привел в чувство яркий свет.

– Пожалейте, закройте ставни, – пробормотал он, зарываясь в покрывало.

– Прости. – Йоранд сорвал с него одеяло. – Ты проспал всю ночь и большую часть дня. Красивей ты от этого не становишься, так что я решил посмотреть – может, ты хоть чуть-чуть успокоился от такого долгого отдыха.

Бьорн застонал. Во рту было сухо и мерзко, словно по языку прошелся целый византийский легион. Босиком. Когда он попытался сесть, голова закружилась. Ощущение было такое, что она вот-вот скатится с плеч.

– Отныне только мед и эль, – проныл он, поднося руку к голове, чтобы ее удержать. – Обещай, что если я когда-нибудь решусь прикоснуться к вину, ты меня прикончишь на месте.

Йоранд ухмыльнулся.

– Твоя голова болит не только от вина. Боюсь, я к этому тоже приложил руку.

Бьорн вопросительно поднял брови.

– Я сейчас не способен разгадывать загадки. Объясни, что ты хочешь этим сказать.

– Прежде чем ты разозлишься, имей в виду, что я выполнял приказ. – Йоранд вручил Бьорну тарелку с хлебом и маслинами. – Еще до того, как мы прибыли в дом араба, Орнольф велел мне пойти за тобой, если ты решишь нас оставить. Твой дядя не глупец. И не слепец.

Бьорн осторожно жевал хлеб, надеясь, что это успокоит его желудок.

– Значит, все считают меня глупцом?

– Нет, не глупцом, – примирительно ответил Йоранд. – Просто влюбленным. Кстати, на Орнольфа произвело большое впечатление, как вы с Рикой держались. Он думал, что вы сбежите.

– Будь по-моему, так бы оно и было.

– В любом случае худшее для тебя уже позади, – продолжал Йоранд. – Орнольф велел не мешать тебе сделать какую-нибудь глупость… лишь бы она не была смертельной. Эта драка прошлой ночью была для тебя тем, что нужно. Но когда ты вытащил меч, я обязан был все это прекратить.

– Ты?

– Мне пришлось заплатить хозяину таверны за амфору, которую я разбил о твою голову. – Йоранд ухмыльнулся и схватил с тарелки Бьорна маслину. – Но благодаря крепкому черепу твоя голова осталась цела.

Бьорн скосил глаза на Йоранда. Он понимал, что друг ждет от него благодарности, но не был способен на это. Он страдал не только от выпитого вина и удара по голове. Да, тело его уцелело, но ему придется жить с камнем на сердце. Йоранд наивно полагал, что для Бьорна худшее осталось позади. На самом деле его муки только начинались. Перед ним открывалась грустная перспектива жизни без Рики. Он медленно жевал хлеб и глотал его, не ощущая вкуса.

– Где я? – Бьорн осмотрел комнату, представляющую собой длинный коридор с матрасами у стен, вроде того, на каком он лежал сам.

– Казарма, – сказал Йоранд, наливая Бьорну в чашу какую-то густоватую белую жидкость. – Аргус и Зэндер, когда я объяснил им, в чем дело, повели себя весьма достойно. Разумеется, монеты, которыми я посеребрил их ладони, тоже очень помогли.

В ответ на слова Йоранда Бьорн выгнул бровь и поморщился, потому что даже такое движение вызвало мучительную боль.

– Я говорю о солдатах, с которыми ты дрался прошлым вечером. – Йоранд протянул ему чашу с мерзко пахнущим напитком, настойчиво предлагая выпить. – Знаешь, ты не первый мужчина, потерявший женщину. Они все поняли.

Бьорн хмыкнул и с отвращением посмотрел на чашу в руках друга.

– Что это такое?

– Козье молоко, два яйца и некоторые другие добавки, о которых тебе лучше не знать. – В голосе Йоранда не было ни малейшего сочувствия. – Выпей. Аргус говорит, что это просветлит тебе голову.

Бьорн залпом осушил чашу и вытер губы тыльной стороной ладони.

– Они все еще пытаются меня убить… Почему мы здесь? Я что, под арестом?

– Нет, ничего подобного, – нахмурился Йоранд. – Видя, как ты старался завязать драку, Аргус подумал, что, может, ты захочешь вступить в его полк в качестве тагмата. Так они называют наемников. Он решил, что, возможно, ты захочешь получать плату за то, что тебе и так нравится делать. Он говорит, что у них уже есть на службе северяне.

Тут до них донеслись новые звуки: топот подкованных ботинок и треск ударяющихся друг о друга деревянных мечей. Бьорн с трудом поднялся и поплелся к открытой двери. На просторном и ровном дворе практиковались солдаты. Они рубились, оттачивая боевое мастерство, вступая в схватку между собой и с хитроумными устройствами, имитирующими разные боевые удары. На дальнем плане кавалеристы отрабатывали повороты в узком пространстве и учили коней вставать на дыбы и бить противника подковами.

Мерзкая смесь козьего молока с добавками, безусловно, подействовала. Голова Бьорна совершенно прояснилась. Рика фактически умерла для него. Мечта о собственном земельном наделе ушла куда-то в тень вместе с памятью о Согнефьорде. Нежность и удовлетворение от жизни, которыми он мог бы наслаждаться рядом с Рикой, растаяли с ее уходом. Впереди он видел для себя лишь кровь, грязь и жестокую смерть… Он смотрел на солдат на дворе и ощущал все большее родство с ними. Битвы! В этом он знал толк. Здесь его место.

– Они сказали, что жалованье весьма условно можно считать приличным, – заметил Йоранд.

Бьорн мрачно кивнул:

– Этого будет достаточно.

Если повезет, он недолго проживет без Рики.


Глава 32

Рика отворила ставни. Воздух, напоенный ароматами жасмина, ударил в лицо. Она перегнулась через подоконник и глубоко вдохнула его. Ничего… Аромат был сладостным, но никакой радости ей не доставил. Казалось, сердце ее окутал плотный саван, и она больше не чувствовала ни боли, ни удовольствия. Она задумалась. Интересно, вернется ли к ней когда-нибудь эта способность.

Она оглядела двор и увидела сидевших внизу, в беседке, Орнольфа и Йоранда… Склонив друг к другу головы, они тихо о чем-то беседовали. Но то ли случайно, то ли по замыслу архитектора, каждое их слово долетало до ее комнаты на третьем этаже. Ей стало интересно, все ли женские комнаты могут похвастаться подобным преимуществом.

– Значит, он записался в солдаты, – услышала она голос Орнольфа.

– Да, вчера после полудня он поставил свой знак на табличке.

– Может, оно и к лучшему. Ему нужны перемены, – кивнул Орнольф. – А потом, военная добыча помогает мужчине разбогатеть. Не сомневаюсь, что он своим мечом заработает себе состояние. Однако до будущей весны нам надо будет подыскать кого-нибудь ему на замену. Я не хочу снова волочь лодку вокруг Аэфора такими малыми силами. Когда его полк покидает город?

– Бьорн говорит, что в следующем месяце. Они отправляются на восток воевать с сарацинами. – Йоранд провел пальцами по золотистым волосам. – Но он не собирается зарабатывать состояние. Он рвется к смерти.

Сердце Рики ушло в пятки. Она была не права. Она ощущала боль, и очень сильно.

Орнольф что-то раздраженно прорычал.

– Куда они его поместили?

– Сейчас он в пехоте, но Аргус сказал мне, что командир собирается попробовать его в кавалерии. Ты же знаешь, что Бьорн умеет обращаться с лошадьми. Вчера у них возникли трудности с одним четвероногим детенышем Локи, который никак не хотел носить седло. Бьорн схватил повод, нагнул голову упрямца, схватил его за ухо, что-то прошептал ему, и тот немедленно успокоился. Бьорн вскочил на него, проехал два или три круга, затем спрыгнул на землю и швырнул повод командиру. После этого конь демонстрировал манеры принца, – покачал головой Йоранд. – Так что Бьорн уже заработал себе репутацию отличного всадника, но каждый кавалерист должен сам обеспечить себя конем и сбруей, а у Бьорна на это нет серебра.

Рика услышала звон монет.

– Позаботься об этом, – сказал Орнольф. – Пехота – просто мясорубка для тех, кто ищет смерти. По крайней мере, на коне у него будет шанс выжить, а там постепенно он, может, придет в чувство.

– А ярл не разозлится, если узнает об этих расходах? – спросил Йоранд, убирая монеты в кошель у пояса.

– Полагаю, что с таким доходом, какой я обеспечил ему в этой поездке, Гуннар может позволить себе раскошелиться на лошадь для брата, – фыркнул Орнольф. – По сравнению с тем, что он отнял у Бьорна, это совсем немного.

– Доброе утро, госпожа, – певучий тенор Аль-Амина заставил Рику отскочить от окна. Она повернулась и увидела, что толстый евнух ставит на низкий столик серебряный поднос с хлебом и фруктами. Затем он стал заправлять постель Рики. Хельга следовала за ним и кружила рядом, как рассерженная пчела.

– Я пыталась не пустить его сюда, но он такой настырный, все равно вошел, – бормотала она. – Ходит туда-сюда в женскую комнату и разрешения не спрашивает. Это неприлично. Совсем неприлично.

– Видимо, здесь так принято, Хельга, – откликнулась Рика. – Мы теперь в других краях и Должны придерживаться местных обычаев.

Когда она пришла к согласию с Абдул-Азизом, тот приставил к ней в качестве личного слуги Аль-Амина. У каждой его жены был свой собственный евнух, не считая служанок, заботившихся об их повседневных нуждах. Евнухи были для них надежной охраной, а сексуальное равнодушие делало их идеальными слугами гарема. Аль-Амин объяснил Рике, что если Абдул-Азиз подарил ей собственного слугу, то это признак его особого благоволения. Может, это действительно так, или это хитрый способ приглядывать за ней, подумалось Рике.

– После того как вы утолите первый голод, госпожа, – произнес он, – вам будет приготовлено купание.

Рика растерянно моргнула.

– Я купалась прошлым вечером. – При обычных обстоятельствах у них в северных краях считалось достаточным для чистоты купаться в бане раз в неделю. Особенно зимой.

– Вы узнаете, что у нас принято купаться дважды в день, – объяснил евнух. – Как вы успели заметить, госпожа, здесь свои обычаи.

После того как она съела немного хлеба и несколько кисловатых долек оранжевого фрукта, называемого апельсином, Рика проследовала за Аль-Амином в купальню.

Третий этаж большого дома Абдул-Азиза занимали исключительно женщины и их слуги. Из соображений безопасности длинный, полностью закрытый коридор вокруг двора проходил по внешней стене, но он был прорезан узкими бойницами, через которые при необходимости защитники дома могли пускать стрелы, не подставляясь противнику. Через эти же бойницы в комнаты поступал свежий воздух. Так они проветривались. Из женских покоев можно было выйти лишь по одной лест нице, проходившей через личные покои Абдул-Азиза. По той же лестнице можно было подняться в чудесный сад на крыше.

В первый же вечер Абдул повел ее туда, чтобы показать восход луны. Она поняла, что он хотел поразить ее потрясающим зрелищем – панорамой великолепного Миклагарда. Возможно, он тем самым хотел загладить свою вину после оскорбительного для нее замечания насчет «коровы». Хотя, по правде говоря, для самой Рики это никакого значения не имело.

Она не сомневалась, что пробудила в нем интерес к себе. Не сексуальный, разумеется. Он откровенно говорит о своих предпочтениях. В Рике он увидел вызов своему уму. Видимо, в будущем ей гораздо чаще, чем хотелось бы, придется с ним видеться.

Хельга суетилась вокруг нее.

– Я не считаю, что очень полезно мыться так часто, хозяйка, – говорила она, пока они шли в роскошную купальню. – Особенно в присутствии мужчины, который все время глазеет на тебя.

– Госпожа Хельга, не волнуйтесь, – успокаивал ее Аль-Амин. – Меня приспособили к такой службе очень давно. У меня нет никаких склонностей, присущих мужчинам. Я нахожусь здесь для охраны госпожи и чтобы ей прислуживать. И ни для чего более.

Хельга недоверчиво выгнула седые брови.

– Большая часть здешней челяди – вроде меня. Только в конюшне работают несколько неоскопленных мужчин. Нам же не хочется, чтобы кто-то из них случайно зашел сюда без разрешения, когда госпожа купается? Поэтому я здесь.

Рика расстегнула броши и выскользнула из туники и рубахи. Хельга, явно не убежденная словами Аль-Амина, продолжала бросать на него строгие взгляды.

– Все равно, по-моему, это как-то неестественно, – бурчала она.

– О, это так и есть, – ответил Аль-Амин с подкупающей искренностью. Он протянул руку и помог Рике забраться в ванну. – Евнухами не рождаются. Их такими делают. Кому повезло, как мне, те становятся евнухами в совсем юном возрасте. Нельзя тосковать по тому, чего никогда не имел.

– А другие? – Рика взяла из его рук кусок душистого мыла.

Аль-Амин выразительно пожал плечами.

– Я слышал, что евнухи, оскопленные, будучи взрослыми, очень страдают от утраты мужественности.

– Ах! Я же говорила, что она здесь. – Новый голос заставил Рику повернуться в воде на звук. В купальню скользнула смуглая женщина, одетая в развевающуюся паллу из такого тонкого и воздушного материала, что казалось, она была закутана в крылья бабочки. Двигалась она с грацией сокола в полете, и в ее лице были явные черты хищной птицы. Она остановилась возле ванны и приказала:

– Встань, чтобы мы могли рассмотреть тебя.

Рика поглядела на нее и двух стоявших рядом с ней женщин. Их сопровождал мужчина с голой грудью в мешковатых штанах, совсем как у Аль-Амина. Это могла быть только одна из жен Абдул-Азиза со своей свитой.

– Говорят, ты глупая и большая, как рыжая северная корова. – Подведенные углем большие глаза женщины сверкнули жестким ледяным блеском.

Оскорбление потрясло Рику. Вернее, не само оскорбление, а форма, в которую оно было облечено. Кто-то явно подслушал и донес гарему первые слова Абдула, произнесенные им в тот момент, когда он увидел ее. Да, гаремная жизнь очень напоминала интриги при датском дворе. Рика мысленно приказала себе никогда не говорить вслух того, чего не хотела услышать от местных женщин.

– Что ты можешь рассказать о себе? – требовательным тоном спрашивала женщина.

– Только то, что на севере принято начинать беседу со знакомства и приветствий, а не оскорблений. – Рика намеренно повернулась спиной к женщинам и стала намыливаться. – Если хотите поговорить со мной, пожалуйста, договоритесь с Аль-Амином, чтобы он назначил вам более удобное время. А сейчас вы мешаете мне мыться.

Она услышала, как женщина, раздраженно взвизгнув, протопала из купальни, сопровождаемая своими слугами.

– Все хорошо, госпожа, – облегченно выдохнул Аль-Амин. – Не многие женщины смогли бы так противостоять главной жене. Должно быть, в своей стране ты была королевой среди женщин.

– Ну это вряд ли, – промолвила Рика, вылезая из воды и позволяя Аль-Амину накинуть ей на плечи толстое полотенце.

– Хорошо, что Султана поняла, что ты не собираешься ей подчиняться, но берегись и не превращай ее в своего врага, – предостерег ее евнух. – Ее сын Карим – наследник хозяина. Когда он придет к власти, она станет очень влиятельной.

Рика вздохнула. Ей было, в общем, все равно. Интриги, заговоры, жажда власти… Все казалось таким пустым. Она хотела только одного – быть с Бьорном, но если это невозможно, то все остальное для нее никакого значения не имеет. Может, любовь и вправду проклятие? Как несчастные евнухи, оскопленные, уже будучи взрослыми, она будет сильно страдать, потому что познала любовь.

Но она никогда не пожалеет о том, что было. Да, она больше никогда не увидит Бьорна, но его образ живет в ее сознании, и стоит ей закрыть глаза, она тут же видит его. Просыпаясь ночью, она почти физически ощущала его рядом. Что бы ни ожидало ее в будущем, Бьорн будет с ней всегда. Она постареет и одряхлеет, но в ее памяти он останется молодым и мужественным.

Йоранд сказал, что он записался в солдаты, и Рика решила, что не станет выяснять, где именно он служит, чтобы не знать, если он вдруг погибнет в какой-то битве. Пока она жива, он тоже будет жить. Магнус говорил ей, что Фрейя, Хозяйка Асгарда, с состраданием относится к несчастным любовникам и приберегает для них место в своем доме. Может быть, Бьорн встретит ее там, и тогда в другом мире они будут любить друг друга так, как мечтали.

А здесь и сейчас ей нужно думать о Хельге и Аль-Амине. Рика терпеть не могла всякие дрязги, но умела играть в эти домашние игры. Ей нужно взять себя в руки и отвоевать себе удобное место в доме. Это надо сделать хотя бы ради своих слуг. Может, ей стоит начать с выяснения, кто передал Султане реплику Абдула о «рыжей северной корове».

– Аль-Амин, – обратилась она к евнуху, когда он помогал ей надеть паллу. Ткань ее была такой тонкой, что Рика чувствовала себя обнаженной, хотя была полностью одета, – кто-то вложил в уста Султаны слова Абдул-Ази-за. Кто, по-твоему, это мог сделать?

– Ах, госпожа мыслит тонко, – кивнул он. – Этот вопрос занимает и мою голову.

– Как мне помнится, за столом кроме нас были только мои спутники и гость Абдула, – осторожно заметила она. – И разумеется, ты.

Он побледнел.

– Госпожа, не думаете же вы…

– Я пока не знаю, что мне думать, – покачала головой Рика. – Мне необходимо выяснить, кому ты предан. Служишь ты мне или Абдул-Азизу? А может быть, у тебя какое-то тайное соглашение с Султаной?

– Вы раните мне сердце, – с большим достоинством ответил он. – Когда я служил Абдул-Азизу, то принадлежал ему всей душой. Теперь он отдал мои бумаги вам, и я полностью в вашей воле. Возможно, госпожа не знает, как дают имена в моей стране. Меня не зря зовут Аль-Амин.

– Прости мне мое невежество. – Рика сдержала улыбку, видя, как искренне он обижен. Он напомнил ей фазана со взъерошенными перьями. – Так что означает имя Аль-Амин?

Он склонил голову и, приложив руку к сердцу, произнес:

– Достойный доверия.


Глава 33

«Олифант» проревел три раза. Сигнал рога из слоновьего бивня ознаменовал окончание солдатского рабочего дня. Пот тек ручьями по телу Бьорна. Он смахнул жгучую влагу с глаз и устало побрел с тренировочного поля. Хотя битва шла на деревянных мечах, двое его противников сумели нанести ему чувствительные удары. Ушибленное правое плечо отекло, и на нем уже появился приличный синяк.

В северных землях грубая сила и умение не обращать внимания на боль обычно помогали победить в рукопашной. Однако новые товарищи по оружию учили его другим приемам. Бьорн освоил ложные выпады и встречные отбивающие удары, а также научился использовать силу движения соперника против него самого. Он вспомнил, чему учил его Орнольф, и успешно применил парочку его приемов. Даже Аргус, крепкий одноглазый ветеран, с которым ранее подрался Бьорн, грубовато заметил, что, возможно, Бьорн переживет свою первую битву в качестве наемника.

Когда его меч со свистом разрезал воздух, Бьорн забывал обо всем. Сосредоточенность, требовавшаяся ему для того, чтобы во время смертельного танца удержаться на ногах, загоняла мысли о Рике в самый дальний уголок его сознания. Но едва кончались дневные занятия, ее образ вновь всплывал в его воображении, пронзительный, как острый клинок, сладостный, как медвяный плод, и неотвратимый, как морской прилив.

Каждый вечер он пил, причем довольно много, но ни разу ему не удалось заглушить боль по-настоящему.

– Бьорн!

К нему направлялся Йоранд, держа в поводу вороного жеребца. Конь перебирал ногами, прядал ушами, его огромные глаза светились умом. Бьорн встретил их посередине двора.

– Какой красавец! – Бьорн провел рукой по крупу, по мощной груди жеребца. – Прекрасное животное. Но зачем лучшему матросу Согне такой конь?

– Он твой, – ответил Йоранд. – Орнольф хочет видеть тебя в кавалерии.

– Я подумаю. – Бьорн сурово поджал губы. Он знал, что дядя желает ему добра, но не хотел никакого вмешательства в свою жизнь. – Вы все еще живете у Ксенона? – не удержался он. Ему хотелось спросить Йоранда, видел ли он Рику, состоялась ли свадьба… но не мог выговорить ни слова.

Однако Йоранд давно плавал с Бьорном и понимал его без слов.

– Орнольф и я живем на постоялом дворе, но часто навещаем дом араба. Твой дядя утверждает, что не может быть гостем Абдул-Азиза и успешным купцом одновременно. Рика и Хельга живут в доме араба. И Торвальд тоже там же. На этом настоял Абдул-Азиз, когда узнал, что старик является отцом Рики.

– Значит, – вздохнул Бьорн, – это свершилось.

– Нет. Свадьба отложена на время. Кажется, из-за каких-то сложностей с религией, – пояснил Йоранд.

Надежда вспыхнула в глазах Бьорна, но он тут же подавил ее, когда Йоранд уточнил, что Рика согласилась продлить время помолвки до тех пор, пока не изучит законы ислама.

– А как она относится к присутствию там Торвальда? – поинтересовался Бьорн. – Она ведь так и не простила его.

– Я ее не видел, – отвечал Йоранд, догадываясь, о чем хотел узнать Бьорн на самом деле. – Она как женщина не имеет права выходить из своих комнат, когда мы с Орнольфом навещаем дом араба. Таковы обычаи.

– Ее удерживают против воли?

– Торвальд говорит, что нет, – покачал головой Йоранд. – Он видит ее каждый день. Она изучает веру, обдумывая вероятность своего перехода в ислам, но пока никаких обязательств она на себя не взяла.

– Хм! – У него все внутри перевернулось от острой тоски по ней. Покончить с этим или продолжать муку… Бьорн не знал, что лучше.

К ним подошел Аргус и с любопытством осмотрел нового коня Бьорна.

– Достойное животное, – объявил он. – Кстати, это напомнило мне, что тут есть один человек, с которым вам обоим будет интересно повидаться. Во всяком случае, он ваш земляк… северянин. Он только что вернулся с маневров со своим отрядом. Его прозвали Фенрис Пешеход.

– Почему? – спросил Йоранд.

– Потому что мы пока не нашли коня, который мог бы его выдержать. – В единственном глазу Аргуса сверкнула веселая насмешка. – Я позабочусь об этом черном сыне сатаны. – Он взял из рук Йоранда повод и повел коня к конюшне. – Фенрис наверняка уже пристроился к еде! – крикнул он через плечо.

Бьорн и Йоранд без труда нашли великана. Фенрис Пешеход возвышался над окружавщими его византийцами и даже был на полголовы выше Бьорна. Его огромные руки были больше бедра большинства солдат. Заплетенная в косу рыжая борода спадала на бочкообразную грудь. Бьорн и Йоранд подошли и представились ему, наслаждаясь возможностью говорить на родном языке, а не на греческом, которым, постоянно запинаясь, пользовались во время пребывания в Миклагарде. Фенрис был безобразен, как тролль, криклив и сыпал непристойными шуточками. Бьорн готов был даже отнестись к нему с симпатией, когда тот, чтобы похвастаться, вытащил из ножен свой меч.

– Галатская сталь, – гордо произнес Фенрис. – Лучший меч из тех, какими я владел когда-либо. Попробуй.

Бьорн рассек воздух серией сверкающих арок, затем положил меч плашмя на палец чуть пониже рукояти. Он был идеально сбалансирован.

– Отличный меч, – произнес он, возвращая меч Фен-рису. – Даже несмотря на зазубринку на клинке, баланс великолепный.

– Да, неприятная штука. Слишком глубокая, ее нельзя заполировать. – Фенрис снова сунул меч в заплечную перевязь. – Кстати, я получил эту зазубрину в ваших краях, в Согнефьорде.

– Неужели? – Колокол тревоги прозвучал в голосе Бьорна. Он в первый раз обратил внимание на кованый серебряный браслет, украшавший руку Фенриса. Не бицепс, потому что вряд ли какой-нибудь браслет пришелся бы ему впору, а чуть ниже локтя. Это были две искусно переплетенные змеи с янтарем вместо глаз. Вдруг у Бьорна внутри все оборвалось – он узнал этот браслет. Он снова посмотрел на Фенриса, внимательно изучая его.

– Не помню, чтобы видел тебя в Согне, а должен был.

– Конечно, должен был. Не такой уж я незаметный, – захохотал Фенрис. – Я из Бирки. Побывал в ваших лесах, но в Согне не спускался. – Он наморщил лоб, став еще безобразнее. – Мы все здесь живем, промышляя клинком, так что мне притворяться нечего. Меня наняли убить человека в Согнефьорде.

– И этим браслетом с тобой расплатились.

– Вот именно. – Фенрис прищурился, внимательно глядя на Бьорна.

– А кем был человек, которого ты убил?

– Он был ярлом, Харальдом Гуннарссоном.

У Бьорна был только его деревянный меч, так что он потянулся за настоящим мечом Йоранда. С металлическим лязгом он выхватил его из наплечной перевязи друга и, расставив ноги, напружинив колени, двумя руками направил острие меча в живот Фенриса.

– Защищайся, Фенрис Пешеход, потому что я Бьорн Черный, сын Харальда из Согне. Ты убил моего отца и сегодня будешь кормить червей. – Бросив искоса взгляд на Иоранда, он добавил: – Если помешаешь мне сейчас, будешь следующим.

Фенрис вышел из очереди, его бледные глаза не отрывались от лица Бьорна.

– Не торопись, юноша. Мы далеко от северных краев, и тебе нет нужды затевать здесь кровную месть из-за того, что случилось там. То убийство было просто делом – ничего личного.

– Для меня это личное.

Византийские солдаты не понимали, о чем спорят северяне, но напряженность, повисшую в воздухе, можно было уловить сразу. Вокруг Бьорна и Фенриса Пешехода тут же образовался круг зрителей.

– Да будет так. – Фенрис плюнул на ладонь и потер руки одну о другую. Затем он снова вытащил свой галат-ский меч. – Позорно убивать отца и сына одним и тем же мечом, но Один свидетель, ты сам напросился, вынудил меня.

Фенрис набрал в грудь воздуха' и испустил грозный рык, от которого все византийцы-попятились. Быстрее, чем Бьорн счел возможным для такого огромного мужчины, Фенрис взметнул меч над головой и опустил вниз.

Бьорн быстро поднял свой, отражая удар. Сталь зазвенела о сталь, сила удара дрожью прошлась от кистей до плеч. Если бы Бьорн не сомкнул запястья и локти, Фенрис разрубил бы его одним ударом от носа до пупка.

Меч великана скользнул прочь и вновь полоснул широкой дугой по груди Бьорна. Бьорн отпрыгнул, широко раскинув руки, чтобы избежать пореза, но цепочка алых бусин расцвела на его коже там, где по ней прошлось острие меча Фенриса.

Фенрис обрушил на противника град ударов, которые Бьорн отразил, но с большим трудом. Фенрис дрался без изящества, нанося тяжелые удары – один за другим. Обладая такой недюжинной силой, он в особой ловкости не нуждался.

Бьорн, танцуя, отступил, пытаясь сообразить, как действовать. Он понимал с самого начала, что уступает противнику в размерах и длине захвата, но он ожидал, что тот будет двигаться медленнее. Этого не произошло. Все, что удавалось Бьорну, – лишь не очень стойкая защита от безжалостных молотящих ударов, и Фенрису удалось несколько раз его оцарапать. Кровь струилась из порезов на плече и бедре Бьорна, пот заливал глаза жгучей влагой. По холодку в животе Бьорн понял, что влип в большие неприятности.

Он кружил, стараясь успокоить дыхание и остаться за пределами широких смертоносных дуг, которыми окутал себя Фенрис Пешеход.

– Иди ко мне, мальчик, – понукал его Фенрис почти ласковым голосом. – Ты хорошо бьешься за свою честь. Я убью тебя чисто, и ты окажешься в Валгалле как раз к ужину. Ты сможешь там со своим отцом осушить рог за мое здоровье.

С его отцом!.. Неужели безобразное лицо Фенриса было последним, что видел Харальд перед смертью? Ярость вскипела в Бьорне, но он подавил ее. Если он не сохранит холодный рассудок, он погиб. Силой он не победит в поединке с Фенрисом. Его стойкость и выносливость были подорваны постоянной необходимостью защищаться, ведь он даже ни разу не оцарапал Фенриса.

Тот играючи перекинул меч с руки на руку. Бьорну нужно было действовать быстро, пока его дыхание не сбилось совсем. Пришла пора встретить свою судьбу, а все, что оставалось Бьорну, – это смекалка.

Он набрал полную грудь воздуха и покрепче сжал рукоять меча, готовясь к очередной схватке. Он издал грозный клич берсеркера и бросился вперед. Его меч рассекал воздух сверкающими молниями. Фенрис, не дрогнув, встретил его атаку, и вскоре Бьорн снова стал отступать.

Пешеход нанес мощный удар, сбивший Бьорна с ног. Задыхаясь, он попытался подняться на колени спиной к Фенрису. Заходящее солнце отбросило огромную тень соперника на Бьорна, и он увидел темный призрак смерти в занесенной для последнего удара руке Фенриса.

В мгновение ока Бьорн развернулся и вонзил свой меч по рукоять в живот Фенриса. И тут же откатился прочь. Галатский меч зазвенел, падая на землю, и Фенрис медленно опустился вслед за ним, скребя пальцами по стали, торчащей из его живота.

Бьорн, шатаясь, поднялся на ноги и двинулся к поверженному противнику. Он ухватился за скользкую от крови рукоять и рывком вытащил меч из тела Фенриса. Мерзкая вонь из раны подсказала Бьорну, что у того проколоты почки. Ему придется мучиться несколько дней, пока не наступит конец.

Бьорн повернулся, чтобы уйти.

– Прикончи меня, человек Сотне, – прохрипел Фенрис.

– Как ты прикончил моего отца, ударом в спину? – Глаза Бьорна сверкнули от стыда за трусость отца и злости на его убийцу.

– Твой отец не убегал, – задыхаясь, произнес Фен-рис. – Он был храбрым бойцом, вроде тебя. По правде говоря, он меня почти достал… – Он задохнулся от крови, заливавшей его внутренности.

– Что произошло? – Бьорн опустился на колени около своего врага.

Фенрис поднял руку с переплетенными серебряными змеями.

– Человек, который дал мне этот браслет, вышел из укрытия. Он ударил твоего отца в спину кинжалом, когда мы с ним дрались.

– Его имя! Кто заплатил за убийство Харальда из Согне? – потребовал Бьорн, с трудом глотая воздух. Бой чуть не кончился его поражением. Если бы не уроки дяди Орнольфа, Бьорн уже был бы пищей червей. Ему не хотелось верить Фенрису, и его трясло от подозрений. – Мне нужно услышать его имя.

– Я его не знал, – отвечал Фенрис с мучительной гримасой. – Он сказал, что так будет лучше. А теперь давай прикончи меня. Не оставляй меня умирать на постели, залитой моей же мочой.

Бьорн вытащил нож и резким движением провел им по горлу Фенриса. Пешеход скривил губы в легкой усмешке, и свет в его глазах погас.

– Выпей рог за меня в Зале Сраженных, человек из Бирки, – тихо произнес Бьорн.

Внезапно круг разомкнулся, зрители расступились, и двое офицеров схватили Бьорна за руки.

– Северянин, ты арестован за убийство товарища по службе, – объявил один из них.

Когда Бьорна потащили, он обернулся и крикнул Йоранду:

– Забери его меч и браслет. Отнеси их Орнольфу. Он будет знать, что с ними делать.

Бьорн не сомневался, что дядя вспомнит этот браслет. Ведь именно он подарил его Гуннару.


Глава 34

Ветер хлестал ветки деревьев, сек лица. Рика слышала, как позади нее Аль-Амин постанывал от холода. Она тихо ворчала, кутаясь в чадру. Что эти южане понимают в холодах? То, что они здесь называют зимой, ей напоминало всего лишь свежие весенние деньки.

– Госпожа, почему мы должны ходить сюда каждую неделю? – жалобно спросил евнух. – Статуи Акрополя не страдают от холода, а я очень.

– В следующий раз оставайся дома. – Она удлинила шаг, направляясь к мраморной фигуре, которая заворожила ее с первого раза, как только Рика ее увидела. Это была статуя Марса. Его пристальный взгляд был навечно устремлен в сторону Босфора. – Можешь вернуться домой, если хочешь.

– Моя хозяйка дразнит меня мечтой о теплой жаровне. Хозяин запорет меня до смерти, если я оставлю вас без сопровождения, – покачал головой Аль-Амин. – Вам это хорошо известно. Я не ожидал от вас, госпожа, такой бесчувственности.

– Но ведь ты служишь мне, а не хозяину, – возразила Рика. – Я не позволю ему избить тебя. Перестань ныть, на обратном пути мы зайдем на базар и купим тебе фисташек.

– Моя госпожа – воплощение доброты. – Он изобразил на ходу полупоклон. – Только давайте вернемся вместе.

– Если ты оставишь меня в покое, я побуду здесь всего несколько минут.

Они миновали столпника, святого человека, фигура которого располагалась на вершине колонны, в пять раз превышающей человеческий рост. В корзину у подножия столпа паломники клали свои подношения, еду и воду в надежде на, что в этом случае мольбы молящегося за них столпника окажутся более действенными. Рика сознавала, что никогда не привыкнет к странному смещению верований и суеверий этого великого города.

– Жди меня здесь, – приказала она.

Наставления ислама казались ей невнятным сочетанием правил и обрядов. Христиане Миклагарда постоянно ругались, их споры бывали кровавыми, и в основном все по поводу того, какую доктрину считать еретической, а какую ортодоксальной. Она не могла уловить смысл этих бесконечных диспутов.

Боги Асгарда ушли в далекое прошлое. Она не сомневалась, что ее молитвы не слышны на далеком севере. Так что она совершала свое собственное еженедельное паломничество в Акрополь к алтарю, расположенному среди множества статуй, изображающих римских богов.

Она навещала Марса с тревогой. Так было при каждом посещении: прерывистое дыхание, стеснение в груди… Она ощущала опустошенность, странную легкость и головокружение, от которых, казалось, в любой миг могла рассыпаться. И тогда, при сильном порыве ветра, эти мелкие кусочки вместе с опавшими листьями куда-то унесутся вдаль. Иногда ей хотелось, чтобы все произошло именно так.

Рика подняла глаза вверх. Разворот широких плеч, посадка головы, спокойный уверенный взгляд, твердый рот… Эта статуя Марса напоминала ей Бьорна…

Абдул-Азиз настаивал, чтобы на людях она появлялась в чадре. И она была ему благодарна за это. Потому что была защищена от любопытных глаз. Она видела мир через полупрозрачную ткань, прикрывавшую почти половину ее лица. Она всматривалась в улыбающийся лик статуи, пока глаза не наполнялись слезами, отчего мраморные черты начинали расплываться. Тогда она прижималась лбом к холодному мраморному основанию колонны.

– Бьорн! – вырвалось у нее. – Где ты?

То немногое, что Рика знала о нем, она почерпнула из подслушанных разговоров. Йоранд пришел к Орнольфу с каким-то мечом и браслетом, значение и важность которых она не поняла. Однако она узнала, что Бьорна арестовали. Когда на следующий день Орнольф и Йоранд явились в казарму, суд над Бьорном уже состоялся. Он был признан виновным и передан гражданским властям для наказания. Военные не хотели сами казнить наемника-иностранца, оказавшегося в их отряде. Такого рода истории отбивали охоту у новобранцев поступать к ним на службу, так что вынесение приговора и приведение его в исполнение было отдано на откуп гражданским.

Однако при передаче виновного каким-то таинственным образом все записи о Бьорне Черном, северянине, признанном в убийстве, куда-то исчезли. Орнольф раздал кучу денег, пытаясь найти след племянника, но в ответ слышал лишь предположения. Возможно, его отправили на галеры, где, прикованный к веслам, он бороздил воды Срединного моря. А может быть, его продали в рабство какой-нибудь вдове и оскопили. Ведь всем известно, что оскопленные взрослые мужчины способны к долгой и мощной эрекции без угрозы для женщины забеременеть от них. А возможно, его просто задушили вместе с такими же преступниками, а тело сбросили в, выгребные ямы за городскими воротами. Узнать точно не представлялось возможным.

Миклагард проглотил его, будто он провалился в болото, но Рика тешила себя надеждой, что он жив. Она была уверена, что ее сердце почувствовало бы, если бы Бьорн погиб. Хотя внутри у нее все переворачивалось, когда она оказывалась возле статуи Марса. Рика приходила сюда каждую неделю, и в те мгновения, что она проводила у изваяния, так похожего на Бьорна, чувствовала себя по-настоящему живой.

Бьорн наблюдал за движением тени по стене, и когда, по его мнению, она доходила до высшей точки, выцарапывал черту на камне. Таким образом он мог грубо прикинуть день зимнего солнцестояния и следить за сменой времени года. Он также вел и счет дням.

В последнее время его перестали мучить ночные кошмары. Этот страшный сон приснился ему лишь однажды, и, проснувшись, Бьорн понял, что жуткое видение Йормунганда было связано с переплетенными змеями браслета Гуннара. Он очень удивился, как ему это не пришло в голову раньше. Впрочем, раньше у него не было столько времени для размышлений. Осознав это, он стал вспоминать и анализировать прошлое.

Возможно, тот факт, что он едва не утонул вместе с Рикой на Аэфоре, отослал его к давнему полузабытому случаю, но теперь он мог объяснить и другую часть своего кошмара. Воспоминание, слишком болезненное, чтобы его воспринять, четко всплывало в его сознании.

Он рассказал Рике, что в тот далекий день он тонул и Гуннар спас его, но теперь он осознал, что это было не так. Это брат столкнул Бьорна в воды фьорда и удерживал его голову под водой. Он только потому остался жив, что мертвой хваткой вцепился в руку брата и тот понял, что он может утянуть его за собой. Он забрался в лодку по руке ошеломленного Гуннара. Потом, очевидно, сработала защитная реакция, его мозг изменил ход событий и Бьорн в благодарность за спасение принес клятву верности старшему брату. Со временем он уверовал в эту версию случившегося. Однако после того как Фенрис Пешеход фактически признался в том, что Гуннар заплатил ему за убийство их отца, Бьорн понял, что означал кошмарный сон: он нес сообщение о том, что именно Гуннар убил их отца.

Клятва верности сохранила ему жизнь, так как делала его полезным Гуннару. Теперь при одной мысли об этом его начинало тошнить, как от прогорклого козьего молока. Если бы он сейчас находился в Согнефьорде, то наплевал бы на эту клятву и отбросил ее, как старый рваный плащ.

К несчастью, он сейчас был далеко от Согне. Время сна теперь стало для него благодатным прибежищем, потому что бодрствование было достаточно серьезным испытанием.

Окно в его камере располагалось слишком высоко, чтобы в него выглянуть, но оно все-таки давало свет, а если шел дождь и ветер дул в нужную сторону, то в него залетали освежающие брызги. Когда такое случалось, Бьорн скидывал свои лохмотья и давал небесной влаге смыть с тела грязь, с которой уже приспособился жить.

Раз в день прорезь в двери открывалась, чтобы можно было забрать ночной горшок и оставить кусок заплесневелого хлеба и немного затхлой воды. То ли тюремщику было запрещено с ним разговаривать, то ли он вообще не мог говорить, Бьорн так и не узнал. Так что Бьорн уже давно не слышал человеческого голоса.

Он начал разговаривать сам с собой, сознавая, что с ним происходит, но не сдерживал себя. Он стал вырезать на стене руны, чтобы не сойти с ума. С голодом он мог справиться, но безумие… Этого он страшился больше, чем Хеля. Одиночество и молчание грозили довести его до сумасшествия.

И вдруг случилось чудо. Бьорн поглядел в угол камеры. «Чудо» поднялось с колен и стряхнуло пыль с потрепанной одежды. Тюрьма была переполнена, и в маленькую камеру Бьорна пришлось подселить еще одного узника. Он не сомневался, что именно это событие спасло его от буйного помешательства.

– Все еще молишься, Доминик? – спросил он.

– Пока дышу, сын мой, – промолвил маленький священник.

– А твой Бог намерен вызволить нас отсюда?

– Я не прошу его об этом. – В остром взгляде Доминика светился ум. – Я молюсь за тебя. Мне хотелось бы, чтобы Бог освободил твою душу от оков.

– Почему же ты не просишь его о том, чтобы он вызволил меня отсюда? – Бьорн присел на корточки у стены так, чтобы свет падал ему на лицо. Тепло успокаивало его, и на миг перед его мысленным взором возник образ Рики… Она опирается на какой-то обелиск, и по ее щекам текут слезы. Если воображение давало ему возможность ее увидеть, то почему не в более приятном виде? – Если твой Бог освободит меня из тюрьмы, то я с радостью приму его в свою душу.

Лицо священника расплылось в беззубой улыбке.

– Бог неутомим в своей погоне за нами. И для того чтобы уговорить тебя, Всевышний наверняка позаботится о том, чтобы ты освободился.

Бьорн покачал головой:

– Уговорить меня? Если тебя послушать, то получается, что твой Бог похож на страстного любовника.

– Так и есть, – кивнул Доминик. – Причем он любит всех нас и всегда – даже тогда, когда мы меньше всего этого заслуживаем.

Бог, любящий всех без причины?.. Бьорну вера священника показалась неразумной. Неудивительно, что Доминика посадили в тюрьму.

– Что ж, раз мои боги решили оставить меня здесь, я готов предоставить твоему Богу шанс. Я пробовал обращаться ко всем своим богам, даже к Локи. Но они не могут мне помочь, или им все равно, что будет со мной.

– Или они слишком немощны, – заметил Доминик. – Насколько я понял из того, что ты рассказал мне о богах Асгарда, они действуют лишь внутри своего творения. Но Всевышний стоит над сотворенным им миром и все объединяет. За всем сущим, за всем, во что мы верим или о чем думаем, что знаем, и даже за божественным откровением стоит Господь.

Слушая Доминика, Бьорну было несложно понять, чем он так рассердил местных религиозных руководителей. Его Бог был слишком могущественным, чтобы человек мог его воспринять, слишком великим, чтобы его можно было умиротворить молитвами… Словом, он был слишком велик, чтобы его можно было втиснуть в рамки религии.

– Может, и так, – допустил Бьорн. – Но ты должен согласиться, что с моими богами веселей на пиру. Возьми, например, Тора. Вот уж бог так бог: с ним можно посидеть за столом и осушить рог другой.

Бьорн шлепнул себя по бедру и затянул старую застольную песню:

Дуб заветный, боевой, эль тебе принес я крепкий.
Он под песни сварен был, силу их в себя впитал он,
Добрых заговоров радость, звонкость легкую напевов.

– Госпожа моя, я знаю такую лавку, – произнес Аль-Амин. – Она как раз рядом с тем продавцом пряностей из Персии. И фисташки там всегда самые лучшие.

Рика молча кивнула. Она всегда чувствовала невероятную усталость после прогулок к Акрополю, но видеть статую Марса ей было просто необходимо. Странно, почему именно там она ощущала, что Бьорн рядом, словно на несколько мгновений с ним устанавливалась какая-то связь. Она часто задумывалась о том, передается ли ему ее любовь. Конечно, это всего лишь ее фантазия, но Рике так необходимо было в нее верить.

Они миновали Айя-Софию, собор Премудрости Божией. Оттуда доносилось пение – прозрачные бесплотные голоса, которые так ценились византийцами. Это пение считалось возвышенным и чистым, но Рике больше нравилось земное, удалое пение на ее родине. Громкие, не всегда мелодичные песни, звучавшие в длинном доме, были полны жизни и задора. Ей даже в какой-то момент показалось, что она слышит такой разухабистый напев:

Верно люди говорят: элем худо напиваться…

– Аллах милосердный, что за жуткие звуки? – Аль-Амин стал оглядываться, пытаясь обнаружить источник шума. – Просто какое-то рычание! Как будто сдирают шкуру с большого пса. Заживо.

А голос продолжал:

Эль в тебя, и мысли вон. Свалит с ног любого он!

Рика ахнула. Она узнала этот голос. Она не сомневалась. Именно эту песню пел ей Бьорн как-то вечером на острове, когда они грелись у костра. Длинная цепочка куплетов, один задиристее другого, явно была любимой песней пьяных компаний.

– Она доносится вон из того здания. – Рика указала пальцем на крепость на противоположной стороне площади. – Что там такое?

– Тюрьма, моя госпожа, – объяснил Аль-Амин.

– Мы должны пойти туда. – Она заторопилась, чуть ли не бегом понеслась в ту сторону. – Этот голос… принадлежит моему земляку. Я не допущу, чтобы он томился в тюрьме, если я могу ему чем-то помочь.

– Женщине не пристало посещать это заведение, – взмолился Аль-Амин. – Вы должны рассказать об этом хозяину, и он позаботится обо всем.

Рика круто повернулась к нему и уперлась руками в бока.

– С тобой или без тебя, но я отправляюсь именно туда. Если я чему-то и научилась в Миклагарде, так это тому, что здесь все можно купить. За подходящую цену. А теперь расскажи мне, как добиться освобождения здешнего пленника.


Глава 35

Бьорн медленно шел по полутемному коридору. Его руки и ноги были закованы в кандалы. Впереди него шел тюремщик, сзади – стражник. Он не выходил из камеры с момента заключения, и теперь радостное удивление от того, что можно идти, не поворачивая назад, упираясь в стену через каждые несколько шагов, было почти невыносимым. Это было просто чудо.

– Жалко, что нет времени помыть его, – произнес тюремщик. – Может, она заплатила бы больше, если б он был почище.

– Не уверен. – Бьорн услышал, как идущий сзади стражник сплюнул на грязный пол. – Я слыхал, что некоторые распутницы любят именно грязных и вонючих. А этот парень здоровенный.

– Полагаю, она поэтому и захотела его. – Тюремщик грубо заржал.

– Если ей нужен большой парень, почему бы тебе не привести сюда того убийцу и не предложить выбрать? Может, она возьмет их обоих.

– Я предлагал, но у госпожи особый вкус. Она захотела того, кто орал песни, а этот варяг – единственный, кто этим отличается. – Тюремщик почесал голову, распугивая своих вшей.

– Не будет ли у нас неприятностей из-за того, что мы его продали?

– Нет. Я заранее «потерял» все записи о нем, как только его привезли. Большой лысый мужик уже крутился тут, все выспрашивал, но я сказал ему, что никаких новых пленников не поступало. Я собирался весной выставить этого громилу на аукцион рабов. Весной цены повыше. Но у этой дамы явно денег немало, так что я наверняка получу с нее больше, чем на аукционе.

Бьорн равнодушно слушал, как они обсуждают его, словно быка на рынке. Казалось, все, что происходило в этом тупике Хеля, было не с ним. Не задумываться о том, какие новые ужасы его могут ожидать, было для Бьорна единственным способом выжить, и он скрывал свои чувства за маской безразличия. Его грубо впихнули в контору тюремщика. Цепи загромыхали.

– Вот он, – сказал стражник, подсовывая длинную дубинку под подбородок Бьорна и заставляя его поднять голову. – Пусть дама тебя как следует рассмотрит.

Щурясь на свету, Бьорн попытался тоже разглядеть даму, но она была закутана в шелковую чадру. Он ничего не мог сказать о ней, кроме того, что для византийки она слишком высокого роста. Женщина судорожно высвободила руку и, прижав ее к груди, попятилась. Наверное, запах ее отпугнул.

А сама она благоухала жасмином, причем так сладко, что у него закружилась голова. Месяцы голода привели его к истощению, все его чувства были предельно обострены. Тюрьма была пропитана едким запахом дерьма и страха…

Аромат этой женщины напомнил ему, что он когда-то жил в другом мире. Он готов был упасть на колени и благодарно лизать ступни ее душистых ног.

Тем временем ее евнух торговался с тюремщиком о выкупе и после долгих препирательств пришел к согласию. Его приятный тенор показался Бьорну знакомым, и он нахмурился, пытаясь сообразить, где он мог его слышать.

В доме араба! Это был Аль-Амин. Впрочем, было понятно, что евнух его не узнал. Ведь Бьорн поспешно внес Рику в дом и тут же удалился, так что евнух наверняка не успел его разглядеть. А вот Бьорн хорошо помнил Аль-Амина еще по тому разу, когда мальчишкой побывал в Миклагарде. С тех пор слуга араба мало изменился. Бьорн опустил глаза. Покрытые коростой грязи лохмотья, похудевший фунтов на сорок… Он поднес скованные руки к своей клочковатой бороде и усам, скрывавшим его лицо. Неудивительно, что Аль-Амин его не узнал – он сам едва узнавал себя.

Женщина! Ведь высунувшаяся из-под чадры рука была бледной. Он снова внимательно посмотрел на нее, пытаясь разглядеть лицо сквозь чадру. По сравнению с жительницами Миклагарда она была очень высокой. Это должна быть Рика. Ее одежда была прошита серебряными нитями, золотые монеты окаймляли прорези для глаз. Жена богатого араба… Она может иметь все, что захочет. И теперь ей захотелось иметь ручного варяга.

– Поставь свой знак здесь, – плотоядно ухмыльнулся ему тюремщик. Он ткнул пальцем в линию на клочке пергамента, которым он менял одно рабство на другое – дама выплатила за тебя пеню, и теперь ты отработаешь эту сумму в качестве ее раба.

– Нет, – выпалил Бьорн. Тюремщик удивленно нахмурился, но Бьорн откашлялся и повторил отказ. Если Рика хочет обладать им, ей придется дорого за это заплатить. Появление в камере Доминика, спасло его рассудок. Он не может бросить друга в беде. – Я подпишу, только если она возьмет и моего товарища по камере.


Всю дорогу до дома араба Доминик не уставал восхвалять своего Бога в самых высокопарных выражениях. Когда они наконец дошли до места, он повернулся к Бьорну:

– Помнишь свое общение, сын мой?

– Какое? – Бьорн сейчас мог думать только об идущей впереди Рике. О Рике, чьи стройные лодыжки мелькали при ходьбе, завораживая его. О нежной и страстной Рике в его объятиях там, на острове у Аэфора.

– Бог освободил твое тело из темницы, как ты просил, – настаивал Доминик. – Помнится, ты обещал ему взамен свою душу.

– Мне привести их в порядок? – поинтересовался Аль-Амин.

Закутанная в чадру фигура кивнула и исчезла в сумраке дома. Взгляд Бьорна проводил ее. В его душе боролись желание и презрение. Она сделала выбор не в его пользу… Как она теперь могла рассчитывать на благодарность? На то, что он станет ей служить? Какая-то его часть была готова бросить вызов, в то время как другая была просто счастлива дышать с ней одним воздухом.

– Беда в том, Доминик, – откликнулся он, – что моя душа уже давно мне не принадлежит.

Рика была потрясена видом Бьорна. Он стал таким худым и бледным. Но когда его глаза мятежно сверкнули и он потребовал, чтобы она еще освободила его сокамерника, Рика поняла, что дух Бьорна не сломлен. Горячая баня, качественная еда, немного солнца, и вскоре он вновь станет самим собой.

И если ему придется переживать из-за того, что он стал ее рабом, она не заставит его страдать и удовлетворит чувство справедливости. В конце концов, напомнила она себе, он же без раздумий сделал ее рабыней.

Когда Рика вернулась в свои комнаты, Хельга собиралась ложиться спать. Старушка постоянно суетилась вокруг Рики, обихаживая ее, но в последнее время быстро уставала. Преклонные годы сказывались на ее здоровье, так что Рика не стала ее будоражить.

Раздеваясь, она вдруг почувствовала некоторую тревогу. Очевидно, Бьорн сильно настрадался. Мысль о том, что его могут подвергнуть новым унижениям, беспокоила ее. С другой стороны, разве она не страдала, когда он застал ее над телом Магнуса? Но ему было безразлично.

Но это было до того, как они полюбили друг друга, до того, как поняли, что живут разрозненно и только вместе обретают единство, что жаждут целостности, которую могут дать друг другу.

Нет, ей нужно перестать об этом думать. Она велит Аль-Амину освободить его, и на этом все закончится. Рика решительно двинулась по винтовой лестнице на нижний этаж.

Из помещения около конюшни раздался громкий рев. При этом непривычном звуке породистые арабские скакуны задергались в стойлах и стали бить копытами. Рика ускорила шаг.

Она увидела Тарика, евнуха Султаны. Он вышел из комнаты, смеясь и отряхивая пыль с ладоней. Рев перешел в крик, но более слабый и невнятный.

– Что там происходит? – резко спросила она.

– Только то, что вы приказали. – Тарик склонил перед ней голову. Но чуть-чуть, просто чтобы не выглядеть дерзким. На лице его и груди была некоторая растительность, как у оскопленного во взрослом возрасте. – Ваших новых рабов готовят к службе у вас.

– Но почему такой крик?

Тарик ухмыльнулся.

– Большой раб возражал. Но мы сумели, правда, с трудом, привязать его к столу. Не тревожьтесь, это пройдет. Неразумные страсти улягутся, и он станет покорным, как вол. Привыкнет быть скопцом.

Рика подхватила юбку и побежала так, что заболели колени и прижатые к бокам локти.

– Не бойтесь! – крикнул ей вслед Тарик. – Аль-Амин ловко управляется с ножом. Они редко умирают от этого.

Рика ворвалась в комнату:

– Стойте! Прекратите!

Сокамерник Бьорна скорчился в углу, закрыл глаза и что-то шептал, но Бьорн, полностью обнаженный, лежал распростертым на длинном столе посреди комнаты. Голова его скатилась набок, глаза остекленели. В мочке одного уха у него уже торчало шило, с помощью которого сделали отверстие под кольцо. Оно означало его принадлежность ей. Кровь стекала по щеке. Аль-Амин стоял над ним с ножом в руке.

– Что ты делаешь? – вскричала она, кидаясь к Бьорну.

Тонкий шнур с узлом крепко обвивал его мошонку. Рика судорожно стала его развязывать и только безнадежно запутала.

– Готовлю его к службе у вас, – спокойно объяснил Аль-Амин. – Если вы снимете шнур, он истечет кровью прежде, чем я успею прижечь рану.

– Нет, ты ничего ему не отрежешь, – пролепетала Рика. – Отдай мне это. – Она выхватила у евнуха нож и осторожно, чтобы не поранить Бьорна, подвела его острие под шнур.

– Не огорчайтесь, госпожа. Он почти не почувствует боли, – уверял ее Аль-Амин. – Я всегда, чтобы заглушить боль, даю мужчинам, которых обрабатываю, маковый сок.

Это объясняло вялость Бьорна и стекавшую из его рта слюну. Она перерезала шнур и, нежно приложив руку к его мошонке, с облегчением почувствовала в ней биение крови.

– Госпожа, это неприлично, – произнес Аль-Амин, укоризненно поджав губы.

– Не смей учить меня приличиям. – Оглядев комнату, Рика заметила ворох кисеи и поспешила накрыть ею Бьорна. – Я такого не приказывала.

– Но, госпожа моя, эти люди не могут вам прислуживать, если останутся… целыми, – настаивал Аль-Амин. – Это покроет позором голову моего хозяина.

– Я всегда подозревала, что ты не предан мне всем сердцем, а теперь услышала правду из твоих собственных уст, – сказала Рика. – Ты по-прежнему в первую очередь служишь Абдул-Азизу.

– Нет, госпожа, – промолвил он. – Каждый мой вздох принадлежит вам. Но я прожил в этом доме больше половины жизни. Старые привычки так просто не отбросишь.

Рика почувствовала, как смягчилось выражение ее лица.

– Я понимаю, Аль-Амин, и твоя верность делает тебе честь. Ты просил меня верить тебе, а я прошу тебя поверить мне.

– Но этот мужчина.

– Я обязана хранить верность этому человеку, – объяснила Рика. – Видишь ли, я его знаю. Тебе будет трудно в это поверить, но когда-то я была его рабыней.

– Госпожа! – потрясенно вытаращил глаза евнух. – Если он был когда-то вашим хозяином, он не может служить вам. Он наверняка попытается вас изнасиловать, если оставить его неоскопленным.

– Он никогда не насиловал меня, когда я была его рабыней, – не моргнув глазом заявила Рика. – Он не станет этого делать и теперь. Аль-Амин, я пытаюсь понять ваши обычаи. Я ношу ту одежду, которую хочет видеть на мне Абдул-Азиз. С имамом я изучаю Коран, хотя, по правде говоря, мне кажется, что его больше заботит, не оскверняет ли его мое пребывание рядом с ним во время моих месячных, а не мое обучение. Я пытаюсь принять ваши обычаи, но они не для меня. И никогда моими не станут.

Глаза Аль-Амина затуманились, и Рика подумала, что, наверное, он пожалел о том, что не нашлось в свое время кого-то, кто помешал бы его оскопить. Кого-то, кто положил бы руку на его гениталии и сказал: «Нет, не надо. Не трогайте этого мальчика». Аль-Амин был предан дому Аб-дул-Азиза, но иногда задумывался о том, что неплохо было бы иметь собственный дом. Собственную женщину… детей…

Но уже через минуту взгляд Аль-Амина прояснился. Он посмотрел на маленького священника, все еще стоявшего на коленях в углу, и деловито спросил:

– Полагаю, что если вы не собирались его покупать, то он сможет служить вам в конюшне?

– Ладно, – согласилась Рика и вернула нож Аль-Амину.

– Хорошо, тогда его можно не трогать. Но если этот будет служить в ваших покоях, тогда хотя бы надо сделать вид, что произошли изменения.

– Понимаю, – согласилась она. – Что ты предлагаешь?

– Все должны видеть, как он ходит ко мне, как к врачу, лечить рану в области паха, – сказал Аль-Амин. – Для этого будет достаточно ожога. Я прижгу его здесь. – Евнух провел пальцем по внутренней поверхности бедра Бьорна. – Да, этого будет достаточно. – И он отвернулся, чтобы раскалить лезвие ножа.

У Рики все внутри сжалось при мысли о боли, которую испытает при этой процедуре Бьорн. Она могла бы просто отпустить его, освободить, чтобы он через несколько недель отправился на север вместе с Орнольфом. Но ее жадное сердце не хотело с ним расставаться. Она уже один раз его потеряла. Второй раз ей этого не пережить. Пусть работает на конюшне рядом со своим приятелем, который ему так дорог. Но тогда она не сможет с ним даже поговорить… и это будет невыносимо.

Аль-Амин повернулся к Бьорну, лезвие в его руке светилось багровым цветом… Он склонился над Бьорном, крепко схватил его за ногу, чтобы тот не шевельнулся, когда опустится нож. Это произойдет быстро. Бьорн, опоенный маковым соком, боли не почувствует. А вот потом… Рика знала, что из всех ран ожоги самые болезненные. Она схватила Аль-Амина за руку.

– Нет, – приказала она, – пусть ухаживает за лошадьми. Я не хочу, чтобы ему причиняли боль.

– Как пожелает моя госпожа, – откликнулся Аль-Амин с изящным полупоклоном.

Султана отдыхала в увитой виноградом беседке, когда Аль-Амин и другой новый раб пронесли бесчувственного большого раба в комнату, примыкавшую к конюшне. При их приближении лошади беспокойно заржали. Рика прошла за ними. Вероятно, решила Султана, чтобы проследить, как устроили новых рабов.

– Судя по всему, она велела оскопить только большого раба. Жаль, что ему дали макового сока. Он издавал любопытные крики, пока его не успокоили, – произнесла Султана, постукивая длинными ногтями по ручке кресла.

Тарик кивнул:

– Северная корова кровожадна. Она захотела наблюдать. Султана прищурилась, провожая взглядом удаляющуюся Рику.

– Я, кажется, начинаю ее понимать.


Глава 36

Месяц спустя Рика стояла у окна, наблюдая, как Бьорн выводит во двор красивую кобылу. Бока ее блестели, она игриво перебирала ногами, явно желая скакать. Бьорн придерживал ее голову, чтобы Торвальд мог сесть на нее.

– Когда ты ждешь возвращения в город Орнольфа и Йоранда? – услышала она вопрос Бьорна.

– Наверное, через неделю или две, не раньше. – Торвальд наклонился и погладил шею кобылки. – Но я буду ездить в гавань каждый день, узнавать, не слышно ли что-нибудь о них. Если бы Орнольф знал, что ты здесь, он бы никогда не отправился в Фессалонику.

– Ты не знаешь, передал ему Йоранд меч и браслет? – Рика перегнулась через подоконник, стараясь побольше услышать, но так, чтобы они ее не увидели. Она не понимала, почему Бьорн настойчиво интересуется судьбой меча и браслета. Раньше он никогда не проявлял особого внимания к товарам.

– Он передал, уже давно, – ответил Торвальд. – Но Йоранд – единственный свидетель, Голосу Закона этого будет недостаточно. А вот теперь, когда и ты сможешь сказать свое слово, мы обратимся в суд.

– Мы с тобой далеко от Голоса Закона, но у меня есть подозрение, что моя хозяйка, – Рика вздрогнула от горечи, прозвучавшей в его словах, – освободит меня, чтобы я поплыл на север с Орнольфом. Поговори с ней, Торвальд.

– Я бы очень этого хотел, Бьорн, – ответил старик. – Но она все еще не желает иметь со мной никаких дел. Я давным-давно потерял право говорить Рике, что ей делать. Так много времени прошло зря… Столько боли пережито. – Торвальд умолк, но после паузы взял себя в руки. – Не обращай внимания на ворчание беспомощного старика, – с отвращением произнес он. – Всегда хочется переделать прошлое, хоть знаешь, что это невозможно.

– Не только старики этого хотят, друг мой. – Бьорн хлопнул кобылку по крупу.

Он стоял, уперев руки в бока, и провожал взглядом выезжающего со двора Торвальда.

Рике показалось, что, прежде чем повернуть назад к конюшне, Бьорн поднял глаза на ее окно, но взгляд был мимолетным, почти незаметным.

Хельга тихонько подошла к ней и встала рядом у окна. Она успела увидеть Бьорна в дверях конюшни.

– Маленький эльф, я знаю, что ты твердо решила выйти замуж за араба, но как бы мне хотелось, чтобы все было иначе. – Глаза старой повитухи наполнились слезами. – Брат ярла – очень хороший парень.

– Так и есть, – согласилась Рика, смахивая слезу с ресниц. – Но наши желания ничего не могут изменить. – Она услышала за собой шорох. Это Аль-Амин принес поднос с завтраком, который она разделяла с Хельгой.

– Аль-Амин, – позвала она. – Я хочу поехать на верховую прогулку.

– Поехать верхом, моя госпожа? – Аль-Амин растерянно поставил поднос.

Хельга подняла серебряную крышку.

– Ох, ты забыл апельсины, – проворчала она. Старушка уже привыкла к присутствию евнуха и до того расхрабрилась, что даже приказывала ему делать то или другое, особенно когда Рика была рядом, чтобы поддержать ее распоряжения. – Рика подумала, что Аль-Амин терпит Хельгу, как мощный сторожевой пес выслушивает тявканье мальтийца: с некоторой досадой, но терпеливо. Ради хозяйки.

– На севере я часто ездила верхом, – кивнула она. – Так гораздо лучше я смогу узнать город.

– Я велю приготовить для вас экипаж, – предложил он. – Право, это больше соответствует вашему положению.

– Но не моему желанию, – пожала плечами Рика. – Ты поедешь со мной, Аль-Амин. И проследи, чтобы еще с нами поехал северянин. Двоих сопровождающих будет вполне достаточно, чтобы напомнить всем о моем статусе.

Поскольку большинство слуг не сомневались в том, что Бьорна оскопили в первый же день, её распоряжение не могло вызвать замечаний.

Брови Аль-Амина взлетели вверх, но что-то в непреклонном выражении лица Рики и ее напряженной спине подсказало ему, что спорить бесполезно.

– Как пожелает моя госпожа.

Рика и ее сопровождающие выехали из двустворчатых ворот дома Абдул-Азиза, пока солнце не поднялось высоко и еще не успело нагреть воздух. Мужчины ехали сзади. Бьорн не скрывал своего хмурого вида. Она махнула рукой, подзывая его, и он угрюмо пришпорил коня, чтобы поравняться с ней.

– Аль-Амин не знает нашего языка, кроме нескольких слов. Так что мы можем разговаривать свободно. Неужели тебе нечего мне сказать, Бьорн?

– Что госпожа хочет от меня услышать? – Он смотрел на нее мрачными темными, как колодцы, глазами. – Ей стоит только высказать свое пожелание, и нужные слова сами польются из моего рта.

– Я полагаю, что простое спасибо будет приличествовать случаю. – Рика отвела глаза в сторону, потому что его взгляд смущал ее.

– Ах да. Спасибо, Рика, что сделала меня своим рабом.

– В свое время ты легко сделал своей рабыней меня, – отрезала она.

Бьорн неохотно кивнул.

– И ты при этом утратила всего лишь немного волос… Ты ждешь, чтобы я благодарил тебя за то, что ты заставляешь меня наблюдать за началом твоей супружеской жизни с другим мужчиной?

Их разговор пошел не так, как ей хотелось. Ее сердце было переполнено тем, что она собиралась сказать Бьорну, но получалось, что пока они способны лишь переругиваться.

– Я имею в виду, что ты мог бы поблагодарить меня за то, что я освободила тебя из тюремного ада и… за кое-что еще. – Она не была уверена, что он знает, как избежал оскопления. Даже спустя несколько дней она просыпалась от ужасного сна, в котором Аль-Амин стоял с ножом над связанным Бьорном.

– Что ж, и за это. Доминик рассказал мне, что ты вмешалась, прежде чем Аль-Амин сделал из меня сопрано. Согласен, что это заслуживает сердечной благодарности. Хотя все слуги уверены в том, что я евнух. – Кривая усмешка Бьорна говорила, что особой благодарности он не испытывает. – Но я догадываюсь, что ты намерена использовать мой член по назначению в будущем, когда тебе надоест дожидаться милости своего мужа.

Она выдернула руку из-под чадры и жестко хлестнула его по губам. От силы удара у нее заболело плечо.

– Ты самый мерзкий человек, которого я когда-либо знала, – прошипела она сквозь стиснутые зубы.

– Благодарю вас, моя госпожа. – Он склонил голову с издевательской почтительностью.

Рика круто развернула лошадь и ударила пятками в ее бока. Она помчалась по улице так, что прохожие в ужасе разбегались. Аль-Амин и Бьорн пришпорили своих коней и поскакали следом за ней.

– Если ты снова расстроишь госпожу, – сердито начал Аль-Амин, пока они мчались по улице, – то я не просто отрежу тебе признаки мужества, но и заберу твою жизнь.


Глава 37

Рика тщательно наряжалась к обеду. Она привыкла к воздушным струящимся паллам, которые носили знатные византийки. Просторное одеяние было удобным, и его было приятно носить. К тому же оно обволакивало женскую фигуру красивыми складками, придавало ей особую соблазнительность. Абдул-Азиз не скупился на подарки и выбирал ткани и цвета, которые ей очень шли.

Когда Абдул бывал в городе, он приглашал Рику пообедать с ним. Казалось, что он был очарован ею. Его поражало, что она довольно часто обыгрывала его в шахматы. Она знала, что после того как он позволял ей удалиться на покой, он призывал в свою постель одну из жен или наложниц. В гареме постоянно обсуждались его предпочтения и подсчитывалось, кого и сколько раз он приглашал. Однако трапезы он делил только с Рикой.

Сначала Рика была уверена, что он просто не хотел обижать своего торгового партнера, но в последнее время она стала читать в его полузакрытых глазах кое-что еще, похожее на желание. Она пока не приняла ислам и, следовательно, не могла выйти за Абдула, но он настаивал на этом с нарастающей горячностью.

– Понравилась тебе сегодняшняя прогулка верхом, Маленький эльф? – поинтересовалась Хельга, расчесывая серебряным гребнем волосы Рики. Они все еще были короче, чем подобало ей по ее положению, но старушка умела их так причесать, подворачивая локоны в хитроумные зачесы, что это скрывало недостаток их длины. – Ты каталась недолго…

Рика прикусила губу. Бьорн вел себя невыносимо, грубо и гадко. Как она могла думать, что он любит ее, если он способен так ее третировать?

Она решила игнорировать вопрос Хельги и задать свой:

– Хельга, почему за доброту человек платит злобой и грубостью?

– О, нужно быть мудрецом, чтобы знать, почему кто-то ведет себя так или иначе, – отвечала старушка, приглаживая очередной непокорный огненный локон. – Но я часто сталкивалась с тем, что за гневом люди стремятся скрыть боль. Особенно это касается мужчин.

– Правда?

– Да. Это заставляет их говорить и делать вещи, которые никогда не пришли бы им в голову, будь они в трезвом уме, – продолжала Хельга. – Взять, к примеру, твоего отца. Он был совершенно не в себе от горя, когда умерла твоя мать. Это заставило его совершить поступок, о котором он жалеет всю жизнь.

– Я не была в этом виновата, – упрямо насупилась Рика.

Хельга не проявляла деликатности, когда заводила разговор на любимую тему. Она не скрывала, что хочет помирить старого хозяина и новую хозяйку, и не упускала ни единой возможности, пытаясь уговорить Рику простить Торвальда.

– Конечно, нет, ягненочек, – ворковала Хельга. – Но ты должна помнить, что боль и горе делают мужчин дураками. Всех мужчин.

Значит, Бьорн мучается? Значит, ему больно? Он что, полагает, что у нее сердце не болит? Разве не страдала она хуже проклятых душ в Нифльхейме, не зная, жив он или мертв? Она подошла к окну. Бьорн работал во дворе. Он поднимал на вилы сено из стога и относил его в стойла. За месяц службы он восстановил свой прежний вес. При работе мускулы на его спине перекатывались. От его твердой и плавной походки у нее слабели колени.

Возможно, она тоже поглупела от боли. Но заставит ли это ее совершить полную глупость? Наверное, пришла пора выяснить это.

– Аль-Амин, – тихонько позвала она. Она не видела его в своих покоях, но знала, что он где-то неподалеку, скрывается в тени за дверью, ждет, когда понадобится ей.

– Да, моя госпожа?

– Я хочу, чтобы варяг прислуживал нынче за ужином.

– Но, госпожа моя, он не обучен деликатной службе в доме. – Тон Аль-Ами намекал на то, что северянин вообще не приучен к дому. Он как бродячий пес. Пусти его в дом, и этот варвар обязательно нагадит на драгоценные ковры.

– Тогда позаботься о его обучении… Причем поскорее, – велела Рика. – Он сказал мне сегодня, что остальные слуги уверены в том, что ты его оскопил, потому нет никаких препятствий для его службы наверху. Он достаточно разумен, так что ты наверняка сможешь научить его прислуживать за столом.

Аль-Амин нахмурился и перешел на шепот:

– Госпожа моя, вы считаете это разумным?

– Возможно, нет, – призналась она. – Но таково мое желание.

– Помни, – яростно шептал Аль-Амин Бьорну, – чтобы обслуживать изящно, нужно стараться быть невидимым. Предлагай блюда слева, а затем отступай в сторону и жди указаний. И наполняй чашу хозяина льдом и соком, не дожидаясь напоминаний.

– Хм, – угрюмо пробурчал Бьорн.

Он подхватил поднос с запеченным ягненком и овощами и заступил за каменную резную решетку. Он поставил тонкие тарелки перед арабом и Рикой, затем отступил в сторону. Вроде бы он все сделал правильно, потому что почувствовал себя невидимкой даже в этих мешковатых штанах, которые евнух велел ему надеть. Никто из обедающих не посмотрел на него.

Серебристый смех Рики скребком прошелся по его слуху, когда он наполнял чашу Абдул-Азиза ледяным соком. В какой-то момент ему захотелось налить ему яда, но он тут же напомнил себе, что араб ни в чем не виноват. Виновата была Рика.

– Так какую северную прелесть ты приготовила мне сегодня, мой бледный цветок? – спросил Абдул.

Бьорн сжал кулаки.

– Песню девы, – ответила Рика и слегка качнула головой, рассыпая золотые отблески на лоб. Рыжие локоны засверкали в свете ламп. Если хотите знать, это любовная история.

– А-а. Я такие очень люблю. – Абдул-Азиз отхлебнул сока и устремил взгляд на оживленное лицо Рики. Бьорн обратил внимание, что она, как настоящий скальд, с полной отдачей устраивала представление для одного человека. Каждый звук, каждое движение, каждый нюанс были тщательно отточены.

– Тогда слушайте, и вы узнаете историю Рагнара и Сванхильды…

«О паре обреченных любовников», – мысленно закончил вместо нее название Бьорн. Ему отчаянно хотелось зажать уши. Как может она рассказывать арабу историю, которой заворожила его много месяцев назад? Той сладостной ночью, когда он впервые сорвал поцелуй с ее губ… Нахлынувшее воспоминание пронзило его. И с этого момента он был навсегда сражен. Зачем она заставляет его стоять и слушать, как она рассказывает эту историю другому мужчине? Впервые Бьорн почувствовал ненависть по отношению к ней. Он закрыл глаза, но звук ее голоса впивался в уши, низкий, обольстительный… Она плела кружевную вязь рассказа с умением и безжалостностью паучихи, готовой съесть своего самца, едва закончится совокупление.

– …Крик берсеркера сорвался с его уст, и Рагнар вскинул свой кинжал. Но Сванхильда вскочила и вырвала клинок из его рук, прежде чем он успел вонзить его в свое сердце.

Глаза Бьорна широко раскрылись. Рика изменила историю, а скальды никогда этого не делают! Легенды, устные сказания северного народа считались священными и неизменными, и именно так передавались от скальда к скальду, из поколения в поколение. Он страстно впитывал каждое слово, а она продолжала…

– Прости меня, любовь моя! – вскричала Сванхильда. – Я не хотела причинить тебе боль, но ты так долго отсутствовал, что я должна была узнать, крепка ли по-прежнему твоя любовь ко мне.

Ему почудилось, или Рика действительно мельком взглянула на него?

– Рагнар заключил ее в объятия. «Ты тоже прости меня, – сказал он. – Я больше не буду оставлять тебя одну. Давай поплывем в нашу северную ширь и навсегда забудем печали». – Голос Рики дрогнул.

Бьорн с трудом сдерживался, чтобы не пустить слезу.

– Так они и сделали. – Рика широко взмахнула рукой, отвлекая внимание от своего взгляда в сторону Бьор-на. – И с тех пор до конца своих дней Рагнар и Сванхильда пили не переставая из рога любви. – Тут она перевела взгляд на сидящего рядом Абдул-Азиза, пока он не успел заметить их переглядывание.

Араб захлопал в ладоши:

– Прекрасно рассказано! И как чудесно, что все закончилось радостью. По правде говоря, ты держала меня в напряжении. Я боялся, что влюбленные расстанутся. Так часто бывает в рассказах о любви. Ведь правда?

– В старых сказаниях очень часто, – согласилась она. – Но иногда верная любовь должна победить.

– Конечно, должна, – кивнул Абдул-Азиз и нахмурился, посмотрев на свою тарелку. – Где же наши фрукты?

Бьорн поспешно повернулся и вышел из столовой. Перепрыгивая через две ступеньки, он помчался на кухню. Аль-Амин встретил его хмурой гримасой.

– Не тревожься, друг мой, – промолвил Бьорн. На сердце у него было так легко, что даже евнуха он готов был обнять с радостью. – Я тебя не опозорил. Мне просто нужны фрукты.

Когда Бьорн увидел нарезанные ломтики арбуза, ему в голову пришла блестящая мысль.

– У меня на родине, чтобы сделать блюдо интереснее, повар вырезает на кожуре узоры. Позволь показать тебе. – Он схватил ломтик и стал быстро делать на кожуре надрезы. Он не сомневался, что Аль-Амин не увидит в них смысла. И действительно, сдвинутые брови евнуха показали, что он ничего особенного не заметил.

Когда Рика увидела нанесенные на кромку ломтиков арбуза руны, она фыркнула, еле сдерживала смех и вынуждена была закашляться, чтобы скрыть веселье. На толстой кожуре Бьорн вырезал: «Тролль с яйцами с горошину».

Медленно прихлебывая сок, Рика рассматривала свой арбуз. Адресованное ей послание было кратким и опасным: «Купальня. Восход луны».


Глава 38

– Вы вызывали меня, мой хозяин?

Проводив Рику в ее покои, Аль-Амин поспешил к Абдул-Азизу. Впервые после того, как тот отдал его своей северной невесте, хозяин пожелал с ним говорить.

– Да, Аль-Амин, – подтвердил Абдул, вальяжно раскинувшийся на подушках перед низким столиком. – Ты со мной с самого начала моего пребывания в этом городе и лучше других знаешь мои мысли. Теперь я хочу узнать твои. Как ты находишь свою новую хозяйку?

– Я не смею обсуждать ее, мой господин, – Аль-Амин слегка склонил голову.

– Я приказываю тебе говорить.

Евнух негромко вздохнул. Требование хозяина было неожиданным и необычным.

– Моя госпожа – сама доброта. Служить ей приятно. – Он вспомнил, как добродушно поощряла она его пристрастие к фисташкам, но понимал, что хозяин хотел услышать вовсе не это. – Она быстро усваивает наши обычаи. У нее отличный ум. Имам говорит, что она способная ученица и рьяно изучает Коран, хотя еще не приняла окончательного решения, принимать его или нет. Такие колебания свидетельствуют о чистоте души и искренности намерений. Она не похожа ни на одну женщину из тех, кого я знал.

Абдул согласно кивнул.

– Если бы тебе пришлось определить ее одним словом, как бы ты ее назвал?

Перед глазами Аль-Амина вспыхнула картина: Рика, протянувшая руку над мужским достоинством варвара, защищая его. Он прямо посмотрел в глаза хозяину:

– Милосердная.

– Тогда она хорошо уравновесит меня, потому что обо мне так никто не скажет. Она удивляла меня с самого начала. Такое нежданное удовольствие. Рика обладает многими достоинствами, хотя ее красота далека от совершенства, – продолжал Абдул. – Но чтобы родить и вырастить замечательных сыновей, особая красота не нужна. – Он вытащил из широкого рукава свиток. – Сегодня я получил отчет о последних «подвигах» моего старшего сына в Кордовском халидате. Карим позорит меня своей ленью и увлечением азартными играми. Он расточает мое добро и бездумно тратит предоставленные ему средства.

– Карим еще молод, мой господин, – промолвил Аль-Амин.

– Он достаточно взрослый, чтобы делать глупости. – Абдул яростно скомкал свиток в кулаке. – Я хочу, чтобы завтра, прямо с утра, ты вызвал ко мне имперского писца. Я собираюсь составить новое завещание, лишить Карима наследства в пользу сына, которого родит мне Рика.

– Это очень странно… и не в наших обычаях. Права первенца всегда были почти священными.

– Я очень расстроен поведением Карима, – нахмурясь, продолжил Абдул-Азиз. – Когда я слушаю речи Рики, то представляю себе сына, которого она мне подарит: умного, сильного, не склонного к распутству. Когда твоя хозяйка узнает о моих намерениях, она сразу решится на смену веры. Разве не так?

– Простите меня, но, по-моему, для нее перемена веры – это дело принципа, а не выгоды. – И когда Абдул сердито свел брови, Аль-Амин поспешил исправиться: – Наверняка особая благосклонность хозяина как-то повлияет на мою хозяйку, произведет на нее большое впечатление.

– Хорошо, тогда позаботься об этом и не затягивая начинай приготовления к свадьбе.

– Тысяча извинений, мой господин, – заметил Аль-Амин с почтительным поклоном. – Но мы не можем готовить церемонию бракосочетания, пока не вернется в город этот северянин Орнольф. По моим сведениям, в прошлом месяце он со своими спутниками отправился в Фессалонику. Он наверняка оскорбится, если узнает, что брак был заключен в его отсутствие.

Абдул-Азиз еще больше насупился, но махнул рукой, отпуская Аль-Амина:

– Наведи справки. Выясни, когда мы можем ждать его возвращения.


Глава 39

Из сада на крыше Рика наблюдала, как восходит луна над куполом Айя-Софии. От легкого ветерка кожа Рики покрылась мурашками.

Казалось, мир стал другим. Она поняла это с того момента, как изменила историю Рагнараи Сванхильды. Что-то изменилось в самом воздухе Миклагарда. Ее судьба больше не была для нее предрешенной, как и Песня девы. Она могла все перерешить. Сама выбрать свое будущее, на горе или на радость. Оно больше не зависело от богов Асгарда или воли Норн. Она перестанет быть жертвой интриг Гуннара. Ее жизнь, как и должно быть, окажется наконец в ее собственных руках.

Она тенью проскользнула через комнаты Абдула, бочком прокралась мимо его спальни, услышав ритмичные охи и стоны новой наложницы, недавно появившейся в гареме. «Крикуша», – вспомнилось ей прозвище, которое дал ей Тарик. Он не ошибся. Громкие, чересчур страстные стоны показались Рике наигранными.

Она очень осторожно спустилась по винтовой лестнице во двор. Она прекрасно понимала, чем рискует. Хозяин дома по желанию может спать со многими разными женщинами, но если застигнут ее наедине с Бьорном… ничто и никто не остановит руку Абдул-Азиза. «Но, – подумала она, – стоит рискнуть ради того, чтобы вновь ощутить бешеный бег крови по жилам».

– Моя госпожа. – Шепот Аль-Амина заставил ее вздрогнуть. – Уже поздно, и вам не стоит здесь бродить одной.

Она прижала руку к груди и приказала себе успокоиться, чтобы ее голос звучал убедительно.

– От сегодняшней поездки верхом у меня разболелись мышцы. Я подумала, что горячая ванна пойдет мне на пользу.

– Как пожелаете, госпожа.

Евнух пошел следом за ней. Его босые ноги неслышно шагали по каменному полу. Когда они подошли к купальне, Рика остановила его:

– Я хочу побыть одна. Проследи, пожалуйста, чтобы меня не беспокоили… – Она свела брови. – К тебе это тоже относится.

Аль-Амин растерянно заморгал, но спорить не стал. Он кивнул и повернулся к ней спиной, став на страже у единственного входа в купальню.

Рика на цыпочках вошла в прохладу мраморного строения. Сердце ее стучало молотом: она надеялась, что Бьорн ее уже ждет, но панически боялась этого.

Маленькая масляная лампа мигала на краю глубокого водоема, наполненного душистой водой. Сверху, как крохотные кораблики, плавали лепестки роз. Вьющиеся растения свисали над поблескивающей водой. В дрожащем свете курились облачка пара. Купальня была отдельным замкнутым миром, как маленький фьорд.

Быстрым взглядом она окинула комнату и не увидела Бьорна. Может, он прятался в саду и был остановлен внушительной фигурой Аль-Амина? А может, таково было его представление о шутке? Наказать ее за то, что превратила его в раба… заманить сюда и посмеяться? Она тяжело вздохнула. Он приготовил ей чудесную ванну. И она насладится этим сполна.

Движением плеч она сбросила с себя паллу и ступила в водоем, позволяя шелковистым прикосновениям воды ласкать ее икры, бедра, живот… Наконец она погрузилась в бассейн с головой, получая огромное удовольствие от тепла. Вынырнув, она глубоко вдохнула напоенный ароматом роз воздух и подплыла к краю, где могла стоять на подводной ступеньке.

Широко разбросав руки, она откинулась на край ванны и положила голову на прохладный мраморный пол. Закрыв глаза, она старалась успокоить бунтующее тело. Ванна была чистым наслаждением, но как же она желала, чтобы рядом был Бьорн. Каждая ее клеточка жаждала его прикосновения. Она тосковала по его поцелуям. А тайное женское местечко ныло от пустоты, требуя, чтобы он ее заполнил, и не хотело успокаиваться.

Шорох заставил ее открыть глаза. Возле одной из колонн, окаймлявших ванну, появился Бьорн. Наверное, он все время был здесь.

Он было открыл рот, чтобы что-то сказать, но она поспешно приложила палец к его губам и кивнула на дверь. Он ответил понимающим кивком. Затем он размотал кушак, опоясывающий его талию, и дал своим мешковатым шароварам соскользнуть на пол.

Колеблющийся свет лампы ласкал его тело, трепетал на мышцах и гладкой коже. Рика заметила, что хотя он частично и восстановился, ребра еще можно было пересчитать. Место на бедре, которое когда-то в Согне пропорол сук, все еще было заметным. Этот старый шрам был справа, но его грудь пересекала воспаленная красная линия нового шрама. Как раз над сосками. Рике хотелось прижаться к нему, смягчить боль. Она скользнула взглядом по его измученному телу и, увидев, что он готов, судорожно втянула в себя воздух. Капелька влаги блестела на кончике его вздымающегося пениса.

Бьорн вошел в воду и двинулся к ней. Едва он приблизился, Рика потянулась к нему, но он схватил ее за руки и крепко сжал их. Он склонился к ней, и ее мокрые груди уперлись в его грудь, кожа прильнула к коже, стремясь слиться с ним, как сливаются капли… так, чтобы ничто их не разделяло, то есть в полном единении.

Дыхание вырывалось из его рта рядом с ее ухом, дрожь наслаждения сбегала по шее.

– Сейчас произойдет одна из двух вещей, – прошептал он. – Либо ты закричишь, и тот, кто находится снаружи, войдет и убьет меня, а я позволю ему это сделать.

Она резко втянула в себя воздух.

– Либо ты позволишь мне любить тебя. – Он нежно толкнулся носом в ее ушко. – И когда вернется Орнольф, мы каким-то образом покинем этот дом вместе. Потому что, Рика, клянусь богами, я не стану владеть тобой наполовину. Я не буду стоять рядом и наблюдать, как ты выходишь замуж за другого. Ты станешь моей, или я умру. – Он посмотрел ей в глаза. – Выбирай.

– Я не закричу, – еле слышно выдохнула она.

Он накрыл ее рот своим, и вся боль, вся накопившаяся тоска растворилась в этом очищающем поцелуе. Рика соскользнула с подводной ступеньки и прильнула к нему. Они погрузились в воду, перекатываясь, как пара морских львов, совокупляющихся в прибое, выныривая на поверхность только для того, чтобы глотнуть воздуха. Бьорн потряс головой, как собака, вышедшая из воды, и Рика прикусила губу, чтобы не расхохотаться.

Затем внезапно смешливость перешла в жгучее желание. Он взял в ладони ее лицо и покрыл его поцелуями… глаза, губы, шею. Его руки гладили ее спину, его губы нашли ее соски и стали их нежно посасывать, пока они не заныли. Рика вдавливалась телом в него, ощущая, как его твердый пенис скользит по ее животу, между ног. Она ахнула, когда он вошел в нее, и он тут же отпрянул.

– Пожалуйста, – взмолилась она, – я вся горю.

Он схватил ее за ягодицы и приподнял. Она обняла его ногами, а он продолжал дразнить ее своим возбужденным пенисом.

– Я хочу видеть, как ты плавишься, любимая, – прошептал он ей на ушко.

Бьорн посадил ее на край водоема, а затем бережно уложил на прохладный мрамор. Рика выгнулась ему навстречу, когда его умелые руки скользнули с ее плеч по грудям, животу и раздвинули ей ноги. Она полностью отдалась ему.

Когда Рика почувствовала его губы в самом нежном месте, ей показалось, что она сейчасумрет от блаженства. Волны наслаждения покатились пб ней, сворачиваясь и распрямляясь, словно золотые нити. Напряжение достигало невыносимого накала, уступая по силе только жажде большего. Наконец пришло освобождение, и все ее тело содрогнулось. Она прикусила щеку изнутри, чтобы не закричать в голос.

Большего восторга, большего блаженства она представить себе не могла. Но затем он вошел в нее, и она узнала, что была не права, потому что испытала еще ббльшее блаженство.

Омовение хозяйки подозрительно затянулось, даже если ее мышцы очень устали. Аль-Амин задумался. Несмотря на строгий приказ не тревожить ее, он полагал, что обязан проверить, все ли с ней в порядке. Он умел незаметно проникать в самые труднодоступные места, что делало его весьма полезным для Абдул-Азиза. Хозяйка его никогда не узнает, что он тайком заглянул в купальню.

То, что он увидел, потрясло его до глубины души. Конечно, он не в первый раз наблюдал акт любви. Хозяин полагал, что постороннее присутствие при его любовных утехах возбуждает и усиливает накал страстей, так что Ал ь-Амину часто приходилось быть при нем молчаливым наблюдателем. У него сводило живот, когда Абдул-Азиз жестоко лишал невинности купленную для развлечения девственницу или свирепо совокуплялся с похотливой наложницей.

Но ему никогда не приходилось видеть, как два тела нежно сливаются воедино, как сплетаются руки и ноги в медленном танце муки и страсти. Он никогда не видел, как взгляды мужчины и женщины полнятся радостным удивлением и доверием. Его хозяйка и этот варвар были потеряны для мира. Они неотрывно смотрели друг другу в глаза, объединенные общим восторгом от блаженного напряжения, предшествовавшего последнему судорожному порыву полного слияния.

Аль-Амин стыдливо попятился и скользнул прочь. Он понятия не имел, что такое возможно. Глубоко интимное, почти священное, не предназначенное для чужих глаз. Когда он подумал, что его госпоже придется подвергнуться грубому насилию хозяина, он содрогнулся.

«Госпожа моя любит этого варвара. Помоги ей Аллах», – подумал Аль-Амин. Он снова встал на страже и глубоко задумался, соображая, чем может ей помочь.


Глава 40

– Значит, имея меч и браслет этого человека, у тебя достаточно оснований для обращения к Голосу Закона? Ты думаешь, этого достаточно, чтобы его убедить? – спросила Рика, направляя свою лошадь через толпу пешеходов.

Бьорн рассказал ей о предсмертном признании Фенриса. Это был еще один повод для того, чтобы им обоим покинуть этот проклятый город и как можно скорее отправиться на север.

– Да. Вдобавок к моему свидетельству и словам Йоранда этого будет достаточно, чтобы обвинить Гуннара в убийстве нашего отца, – ответил Бьорн, вынуждая своего коня держаться ближе к ней. – Девятилетнее жертвоприношение придется на нынешнее солнцестояние. Если мы к тому времени прибудем в Упссалу, то суд состоится там.

Никто из них не произнес этого вслух, но Рика и Бьорн думали о том, что Гуннар в числе прочих вполне может отправить Кетила в качестве жертвы в Священную рощу. Человеку, убившему собственного отца, нельзя было доверять. Вряд ли он станет выполнять тайное обещание, данное женщине. Однако возвращение на север будет опасным для Бьорна.

– А как же быть с твоей клятвой верности Гуннару? – поинтересовалась она.

– Мы оба знаем, что она уже нарушена. – Он встретил ее взгляд быстрой нежной улыбкой и, приняв равнодушный вид, оглянулся на Аль-Амина, трусившего следом на гнедом мерине. – Этот евнух, может, и не понимает нашего языка, но наблюдает за нами пристально. Прошлая ночь была глупым риском.

– И все же я не отказалась бы от нее за все сокровища мира, – промолвила Рика чуть севшим голосом.

– Я тоже, – признался он. – Но нам не нужно оставаться наедине, пока мы не покинем этот город. Это слишком опасно для тебя, любовь моя.

– Нарушение клятвы опасно и для тебя.

– Я не считаю, что чем-то обязан человеку, который убил моего отца, – покачал головой Бьорн.

Рика резко повернула к нему голову. Когда-то она сама винила Бьорна в смерти Магнуса. И вот теперь любовь связала ее с этим человеком крепче, чем это сделала бы любая клятва. Он был впечатан в ее сердце, выжжен на нем, и никогда ей от этого не освободиться. Да она и не хотела этого. Смерть старого скальда всегда останется для нее горем, но Бьорн не был ее непосредственным виновником. Теперь она это осознала. Магнус привел ее с Кетилом в Хордаланд. Бьорн руководил набегом. Другой человек держал в руках боевой топор, убивший Магнуса. Кто может теперь сказать, чей выбор предопределил трагедию? Просто это случилось. И теперь им нужно жить дальше.

– Я сознательно иду на клятвопреступление, дабы добиться справедливости, – сказал Бьорн решительно и холодно. – Кроме того, Гуннар достаточно долго грабил Согнефьррд. Ты же знаешь, его честолюбивым планам нет предела… И он ни перед чем не остановится, чтобы их осуществить.

– Я не думаю, что мне будет трудно сбежать, – промолвила Рика. – Я просто объявлю Абдул-Азизу, что не могу перейти в ислам.

– Это будет не так просто, – покачал головой Бьорн. – Араб воспримет это как личное оскорбление… Кроме того, ты, видно, не слишком внимательно за ним наблюдала, если думаешь, что он легко отпустит тебя. Поверь, я лучше тебя знаю, как рассуждает мужчина. Его интерес к тебе не ограничен соображениями торгового партнерства. Этот шакал хочет тебя.

Рика поежилась.

– Если это так, то лишь из-за новизны. Я в этом уверена. Его забавляют мои рассказы, и больше ничего. Своих предпочтений в женщинах он не скрывает.

– Возможно, я сильно ошибаюсь, но, по-моему, он изменил свое мнение. – Губы Бьорна сжались в тонкую линию.

Они приближались к двустворчатым воротам дома Абдул-Азиза, и Бьорн придержал коня, чтобы ехать позади госпожи. Когда они спешились, он занялся лошадьми, а Рика и Аль-Амин поднялись по винтовой лестнице на третий этаж.

– Хельга, я вернулась, – крикнула Рика, входя в свои покои. Ответа не последовало. Она стянула с головы чадру и снова позвала: – Хельга?

Из комнаты, где обычно спала старушка, донесся слабый стон. Рика бросилась туда. Аль-Амин последовал за ней. Хельга с посеревшим лицом лежала на постели. Искривленные от боли приоткрытые губы обнажили посиневшие десны.

– Что-то неладно? – Рика опустилась на колени около постели любимой няньки.

– Маленький эльф, – еле выдохнула она, – я чувствую, что ухожу. Боюсь, мне придется покинуть тебя.

– Но еще утром ты хорошо себя чувствовала…

– Это так. Я хорошо себя чувствовала и даже пошла в купальню, чтобы понежиться в теплой воде. – Хельга с трудом облизнула сухие губы. – Когда я вернулась сюда, то обнаружила оставленный нам поднос со сластями. Ты же знаешь, что здешнюю чужеземную еду я не слишком жалую, но сладости люблю. – Она перевела взгляд на Аль-Амина. – Лучше тебе выбросить то, что осталось.

– Хельга, что ты говоришь?

Хрупкое старческое тело свела судорога, и она уже больше не могла говорить.

– Она хочет сказать, что у моей госпожи в доме есть враг, – сухо объяснил Аль-Амин. – Еда была отравлена, я немедленно займусь этим.

Прежде чем он повернулся к дверям, Хельга протянула костлявую руку и, сжав его запястье, прохрипела:

– Охраняй ее за меня. Евнух торжественно кивнул:

– Положитесь на меня.

У Рики перехватило горло.

– Ох, Хельга! – промолвила она и разразилась рыданиями.

– Не огорчайся так, Маленький эльф. – Голос старушки был еле слышен. – Я была рядом, когда ты только родилась и открыла глаза. Теперь ты закроешь мои глаза. Все как подобает.

– Но что я буду делать без тебя?

Рика вдруг осознала, насколько во всем полагалась на Хельгу. Даже радовалась ее ворчанию и болтовне. Так приятно было сознавать, что кто-то постоянно заботится о ней, суетится вокруг… Магнус был замечательным отцом, но Рика никогда не знала нежной материнской ласки, пока не появилась Хельга и не стала ее баловать и ухаживать за ней. И вот теперь Хельга умирает, потому что Рика приобрела какого-то смертельного врага.

– Мне так жаль, это я во всем виновата. – Рика уткнулась лицом в худую грудь Хельга.

– Тише, деточка. – Хельга положила руку на голову Рики. – Я не хочу, чтобы ты так думала. Но если хочешь, чтобы я ушла счастливой, можешь сделать для меня кое-что.

Рика подняла лицо и посмотрела в выцветшие глаза Хельги.

– Прости своего отца, ягненочек. – Грудь ее содрогнулась от очередной судороги. – Не потому, что он этого заслуживает, хоть это и так. Просто наказание, которому он подвергал себя все эти годы, было страшнее того, чем можешь наказать его ты. Поверь. Прости его сама.

– Хельга, я…

– Не позволяй обиде укорениться в своем сердце, Маленький эльф. – Голос ее стих до шепота. – Если она завладеет тобой, то станет крепче Иггдрасиля и постепенно порвет тебя на куски, как корни разрушают камни.

– Я постараюсь, – с трудом выжала из себя Рика.

– Вот и ладно, ягненочек. – Хельга глубоко вздохнула и притянула Рику к сердцу. Рика почувствовала, как старая женщина легкими медленными движениями гладит ей волосы. Затем ее рука легла на голову Рики. – Да, это будет хорошо.

Ее верная старая подруга смолкла, и Рике понадобилось несколько мгновений, чтобы понять, что Хельга уже не дышит. Слезы подступили к ее глазам, жгучие, требующие выхода. Казалось, в комнате не осталось воздуха. Рика ахнула и разрыдалась.

Когда сил плакать не осталось, Рика ощутила на плече руку Аль-Амина. Все внутри у нее скрутило, она почувствовала, как горе переходит в яростный гнев.

– Кто совершил это зло?

– Я постараюсь выяснить, но это будет очень трудно, потому что тот, кто подстроил такую хитрую ловушку, достаточно умен и наверняка замел следы. – Голос Аль-Ами-на звучал устало.

– Когда я расскажу об этом Абдул-Азизу, он придет в ярость, – сказала Рика с уверенностью. – По-твоему, это сделал кто-то в доме? Значит, здесь нарушены законы гостеприимства. Он силой вырвет из них правду.

– Он попытается, и, несомненно, кто-то признается в преступлении, но, уверяю вас, это не будет истинный виновник. Такие вещи устраивают за плату, и семья признавшегося получит свой барыш, но мы не станем умнее, и ваша безопасность не станет крепче.

Евнух накрыл тело Хельги тонкой льняной простыней.

– Тогда что же нам делать?

– Делать? Ничего, моя госпожа, – откликнулся Аль-Амин. – Ваша безопасность теперь зависит от умения притворяться. Смерть Хельги не вызовет особых пересудов, и убийца засомневается, дошел ли яд по назначению, но знать твердо, в чем дело, он или она не будут. Не подняв шума, мы их успокоим. Они решат, что могут спокойно попытаться еще раз и, поверьте, сделают это.

– Прямо скажем, ты меня не успокоил, – сказала Рика, вытирая глаза краешком простыни.

– Но мы, госпожа моя, будем настороже, – убежденно произнес Аль-Амин. – Вы не станете есть ничего, приготовленного не мной. Я буду сопровождать вас повсюду. – Он на миг прикусил губу и, глядя ей прямо в глаза, твердо заявил: – И больше никаких ночных купаний.

Рику охватила паника. Аль-Амин все знал. Однако глаза его при этом были непроницаемы.

– Согласна, – ответила она.

– В этом доме вы можете доверять только мне и хозяину. Я знаю, что вы не хотите иметь с ним ничего общего. И еще о вашей безопасности может позаботиться ваш отец Торвальд. – Аль-Амин пересчитал ее союзников по пальцам, затем, скривившись, добавил: – Думаю, что мы так же можем полагаться на варвара и его друга, маленького римского священника.

– Уверена, что можем, – подтвердила Рика.

– Все другие на подозрении. Пожалуйста, госпожа, позвольте мне руководить вами. Я позабочусь о вашей безопасности, но, на мой взгляд, обеспечит ее только одно.

– Что именно?

– Вы должны покинуть этот дом, госпожа, – грустно произнес Аль-Амин. – Вы должны вернуться на север. Мне кажется, это и так у вас на уме. Я прав?

– Ты хорошо меня знаешь, Аль-Амин. Евнух вздохнул.

– Тогда я помогу вам, госпожа, но у меня будет одна просьба.

– Ты уже знаешь, что я не могу тебе ни в чем отказать.

Аль-Амин нервно потер руки.

– Я слышал, что на севере очень-очень холодно. И там наверняка не растут фисташки… – Он грустно улыбнулся. – Но когда вы соберетесь туда, пожалуйста, возьмите меня с собой.

Рика бросилась к нему на шею.

– Конечно, ты поедешь с нами, я обещаю купить тебе новую самую теплую одежду. Кто знает, может быть, ты полюбишь лесные орехи так же, как фисташки.

Обрадованный ее искренним порывом, Аль-Амин робко похлопал ее по спине.

– А теперь, моя госпожа, нам следует позаботиться об упокоении госпожи Хельги. Должен ли я устроить ее погребение в одном из мавзолеев, или вы желаете похоронить ее за городскими воротами?

– У нас, северян, другие обычаи. Мы не зарываем тела дорогих нам людей в землю, потому что не хотим, чтобы они стали пищей червей, – ответила, ему Рика. – И не заключаем их в каменные ящики гнить и плесневеть. Мы отсылаем их в рай достойно – с попутным ветром и в огне.

– Как это?

– Пошли за Торвальдом, – решительно приказала она. – Мне нужно поговорить… с моим отцом.


Глава 41

Понадобилось пойти на компромиссы. В соответствии с верой Абдул-Азиза похороны Хельги прошли с большой спешкой. На севере ее тело на десять дней положили бы в холодную черную землю, а тем временем шили бы погребальные покровы и собирали нужные ей вещи. В холодном климате за такое короткое время тело потемнело бы, но не разложилось.

Но ислам требовал быстрого захоронения, так что Хельгу похоронят в том, в чем она умерла. Рика согласилась, что дорогой шелк – достойный саван. В Согнефьорде построили бы специальную погребальную ладью, чтобы отправить останки Хельги в последний путь, но Рике пришлось принять небольшую лодку, купленную Торвальдом на верфи в гавани Феодосии.

– Твоя преданность этой служанке меня поражает, – говорил Абдул-Азиз, шествуя рядом с Рикой в маленькой похоронной процессии. Его тон явно указывал на то, что он считал подобную преданность неестественной. Ему это было трудно понять. Впереди них Бьорн, Торвальд, Аль-Амин и маленький священник несли легкое тело Хельги на плоской доске в сторону гавани. В свободной руке каждый держал зажженный факел.

– Она была мне другом.

Рика сильнее прижала к груди охапку зеленых веток, вдыхая их свежий терпкий аромат. Он прочищал голову, и ей подумалось, что перед лицом смерти у живых всегда каким-то удивительным образом обостряются все ощущения.

Хорошо, что чадра скрывала лицо Рики от любопытных взглядов. Она не раз слышала здесь завывание наемных плакальщиц, сопровождавших гробы с усопшими, и все это казалось ей невероятно фальшивым. Ее горе не предназначалось для чужих глаз. Оно было сугубо личным.

Чадра также позволяла ей незаметно наблюдать за Аб-дул-Азизом. Араб явно испытывал какую-то неловкость. Она знала, что он считал их похоронный обряд языческим. Мусульмане, христиане и иудеи с непониманием относились к ритуалу сожжения покойников. И небольшая толпа зевак следовала за ними, чтобы поглазеть на необычный варварский обряд, который был для них увлекательным зрелищем.

Они добрались до гавани Феодосии и подошли к ее самому удаленному и укромному месту, где колыхалась на волнах маленькая лодка. Бьорн и Торвальд бережно опустили в нее тело Хельги.

– Но у нас нет жреца, – заметил Торвальд.

– Я скажу, – произнесла Рика, стаскивая с себя чадру. Абдул-Азиз начал было возражать, но она взглядом заставила его замолчать, коротко сказав: – Это необходимо. У нас нет варяжского жреца, значит, придется обойтись скальдом.

Склонив голову, она мысленно повторила строфы обряда и в этот миг осознала, что больше не верит в богов Асгарда. Они стали просто бледными героями саг и сказаний, забавных и страшных, пригодных лишь для развлечения в длинные зимние вечера. Но Хельга в них верила, так что Рика произнесет их со всей страстью верующих. Это было последнее доброе дело, которое она могла совершить ради преданной старой подруги:

– В моменты печали и горя мы призываем богов, – начала Рика, воздев руки к небу. – Слушай, Отец Всемогущий, Один. Обрати к нам свой слух, Тор Громовержец и не презирай наших слез, Фрейя, Хозяйка Асгарда! Мы просим вас принять душу Хельги, той, которую мы очень любили. – Голос ее от глубокого волнения прерывался. – Мы будем тосковать по ней.

Затем Рика, в предписанном жесте призыва трех божеств, приложила сжатый кулак ко лбу, потом к правой груди и к левой. Однако делая это, она ощущала глубокую пустоту.

– Она, истинно достойная, со временем вернется к своему народу. Мы знаем, что Хельга – достойнейшая из достойных. Пусть душа ее обретет в Сияющих Землях покой, радость и лучших друзей. Об этом мы молим. Пусть это сбудется!

– Пусть это сбудется, – повторили за ней Торвальд и Бьорн.

Рика через голову сняла с себя янтарный молоточек и, став на колени, завязала его кожаный шнурок на шее мертвой женщины. Ей казалось, что именно этот амулет должен сопровождать Хельгу в загробный мир.

– Возьми с собой этот молоточек Тора. Пусть он охраняет твою прекрасную душу в далеких странствиях.

Когда Рика поднялась на ноги, она увидела, что Торвальд поджал губы, но согласно кивнул. Нагнувшись, он вложил в холодную руку Хельги золотую византийскую монету, а Рика продолжала:

– Возьми монету этого края. Пусть она принесет тебе удачу и проход в Страну Мертвых. – Произнося эти слова, Рика вручала всем провожающим зеленые ветки. Только Абдул отказался принять ветку. Его нахмуренный лоб указывал на то, что он не желает иметь ничего общего с этим непонятным ритуалом. Рика подумала, что могла бы произнести прощальные слова на греческом, а не норманнском, но ведь она говорила их для Хельги, а не для него.

– Пусть, как это вечнозеленое дерево, душа твоя живет, не старея, – закончила Рика, укладывая последнюю ветку на тело Хельги. Другие провожающие последовали ее примеру. – Плыви в ладье, дорогая подруга. Пусть твое путешествие между мирами будет быстрым и безопасным.

Рика кивнула Бьорну, и он выступил вперед со своим факелом. Он поджег им сухую щепу под телом Хельги.

Остальные тоже бросили свои факелы в лодку, чтобы ускорить горение. Бьорн отвязал ладью от причала и толкнул ее навстречу волнам. Она закачалась и поплыла прочь от берега. Морской ветер подхватил пламя, и оно взметнулось, разгораясь. Огненные языки взлетали, обеспечивая душе Хельги быстрый переход в мир иной.

– А теперь будем радоваться, – провозгласила Рика. Слезы ручьями лились по ее щекам. – Потому что душа ее расцветает алым цветком. Летит белой птицей. Наша добрая подруга ушла в лучший мир, и мы, если будем того достойны, встретимся с ней вновь в Сияющих Землях. – Рике очень хотелось бы верить в то, что говорит, но мешала тяжесть на сердце. – Да будет так, – прошептала она.

Она наблюдала за горящей лодкой, пока ее почерневший остов не скрылся под водой. Когда Рика развернулась, чтобы уйти, она почувствовала чью-то руку на плече. Это был друг Бьорна, священник по имениДоминик.

– Могу я добавить свою молитву к вашему прощальному обряду? – уважительно спросил он.

Рика кивнула, неуверенная, как отнеслась бы к этому Хельга, но ей самой было любопытно, что произойдет. Доминик склонил голову.

– Иисус, любящий наши души, – нараспев начал он. – Мы вверяем твоей заботе душу женщины по имени Хельга. Суди ее не по делам ее и не по вере. Потому что так никто из нас не заслуживает рая. Но укрой ее своей милостью и прими к себе, потому что все, что можем мы, простые смертные, это идти за светом, который нам вручили, и верить, что Судящий все на земле рассудит правильно. – Доминик возвел глаза к небу и улыбнулся. Затем на ломаном норманнском добавил: – Да будет так!

Рика улыбнулась ему в ответ. От его простой молитвы ей стало легче на душе. Она тихо повторила:

– Да будет так!

Когда они возвращались по берегу реки Ликус в дом Абдул-Азиза, Бьорн толкнул Торвальда локтем в бок.

– Ты видел? – спросил он.

– Да, – тихо ответил Торвальд. – Нам нужно перенести наши планы на нынешнюю ночь.

Бьорн кивнул.

До того как похоронная процессия покинула набережную, Бьорн и Торвальд заметили на горизонте в волнах Мраморного моря парус и знакомые очертания корабля. «Валькирия» возвращалась в Миклагард и к закату уже должна была причалить в бухте Золотой Рог.


Глава 42

Торвальд покинул дом араба сразу по возвращении с похорон, чтобы встретить «Валькирию» и перехватить Орнольфа. Если большой лысый варяг отправится сразу в дом Абдул-Азиза, тут же возникнет вопрос о переходе Рики в ислам, и петля на ее шее затянется неотвратимо. Рика попыталась сопровождать отца в гавань, но Тарик остановил ее у входных дверей.

– Хозяин считает, что вам следует какое-то время пребывать в уединении, – сообщил ей евнух Султаны. – Горевать лучше без посторонних. Он также просил вас воздержаться от верховой езды, чем вы активно занимались в последнее время. Если вы желаете получше узнать наши обычаи, то Аль-Амин обязан был объяснить вам, что такое поведение является неподобающим.

Стоявший рядом Аль-Амин возмущенно насупился при такой обидной оценке поведения его госпожи.

– По приказу хозяина, если вы захотите посетить город, вам следует перемещаться в закрытых носилках или в экипаже с возницей. – Улыбка Тарика при этом была фальшиво подобострастной. – Я считаюсь весьма умелым возничим, и моя госпожа предлагает вам воспользоваться моими услугами.

Рика подумала, что скорее позволит себе сотрудничать со змеей.

Торвальд обнял ее и прошептал:

– Не отчаивайся, мы что-нибудь придумаем, – и с робкой улыбкой на губах добавил: – Дочка!

Ранее он не осмеливался ее так называть.

Рика с Аль-Амином удалились в свои покои, которые с этого момента стали для нее тюрьмой. Время от времени она выглядывала в окно, пытаясь увидеть отца или Бьорна.

Отца… Странно было называть его так. Выполняя предсмертную просьбу Хельги, она помирилась с этим старым человеком.

Торвальд закрыл лицо руками и заплакал.

– Как ты можешь простить старого дурака? Я никогда себя не прощу.

– Но я прощаю, – уверила его Рика, вытирая собственные слезы. Хельга была права. Эта давняя ранка на сердце теперь наконец зажила. Образ Магнуса не поблек, но Рика осознала, что в ее сердце есть место и для этого человека.

Солнце уже садилось, когда она увидела, что Торвальд вернулся.

– Аль-Амин, пойди на конюшню и выясни, что удалось узнать моему отцу.

– Госпожа, я не оставлю вас одну.

– Я запру дверь на засов и не пущу никого, кроме тебя, – пообещала она.

Однако все время до его возвращения она тревожно металась по комнате. Сердитым шепотом Аль-Амин пересказал ей план, придуманный Бьорном, чтобы вывести их из дома Абдул-Азиза.

– Но мне этот план не нравится, госпожа, он очень опасен, – с грустью заметил евнух.

– Бьорн прав. Мы должны уходить поодиночке, – возражала она. – Если мы попытаемся уйти все вместе, это точно вызовет бурю. Нет иного безопасного способа выбраться отсюда всем.

Аль-Амин напряженно выпрямился.

– Тогда я пойду после всех, госпожа.

– Нет, – строго сказала Рика, – так Абдул-Азиз догадается, что именно ты помог мне сбежать.

За время, проведенное в обществе араба, она поняла, что он может быть обаятельным, но под его лощеной внешностью скрывается страшная жестокость. Гнев его будет ужасен.

– Я не оставлю вас одну, – настаивал Аль-Амин. – Как я могу доверить заботу о вас этому дикарю?

– Этот дикарь заботился о моей безопасности на протяжении долгого и трудного пути сюда, – успокаивала его Рика.

Она вспомнила, как Бьорн прыгнул за ней в Аэфор. Что бы ни случилось, он поможет ей освободиться. И если их план провалится, она умрет вместе с ним. Этого ей было достаточно.

Через некоторое время она увидела, как Аль-Амин и маленький священник повели ее лошадь к большим двустворчатым воротам.

– Моя госпожа решила продать ее, так как хозяину не нравится, что она ездит верхом, – объяснил он Тарику, продолжавшему охранять вход. – Если ты не позволишь нам пройти сейчас, то торговцы лошадьми закроют свои дворы и на ночь напьются.

– И чтобы продать одну лошадь, вам нужно идти вдвоем?

Аль-Амин закатил глаза.

– Как ты знаешь, я наездник, а не конюх. И день, когда я начну сгребать на улице навоз, станет для меня последним, – жеманно проговорил он.

Тарик засмеялся и распахнул широкие ворота. Аль-Амин танцующей походкой прошел мимо евнуха Султаны. Доминик вышел за ним с мерином.

– Двое выбрались, – прошептала Рика. – Остались трое.

С наступлением сумерек мальчишки на улице подняли крик, предлагая за небольшую плату освещать дорогу благородным господам. Рика услышала, как Торвальд на ломаном греческом подозвал одного из них. Она выглянула в окно вовремя и увидела, как отец проскользнул наружу, после чего Тарик запер за ним высокую двустворчатую дверь. При этом Рика, прячась за занавеской, не пропустила злобный взгляд, который он бросил на ее окно.

– Трое выбрались, – тихо произнесла она.

– Рика, может быть, поешь? – уговаривал ее Абдул из-за дверей комнаты.

– Не сегодня. – Она прислонилась к косяку. Сердце ее бешено билось. – Таков обычай моего народа. Я должна поститься в память усопшей подруги. – Несмотря на поучения Магнуса, ложь легко слетела с ее языка. На самом деле поминки на севере были как раз поводом как следует напиться и наесться. Пиршество и пьянство считались более подходящим для провожания, чем пост. – Ты должен простить мне это краткое отсутствие.

– Тарик доложил мне, что Аль-Амин не вернулся, – продолжал Абдул. – Хочешь, я пришлю кого-нибудь прислуживать тебе? Может быть, другого евнуха?

– Нет, – покачала она головой. – Я привыкла к Аль-Амину. Он скоро вернется. Наверняка у него просто возникли какие-то трудности с покупателем, но я хочу скорее продать этого коня, чтобы мои поездки верхом не раздражали тебя.

– Спасибо, мой северный цветок. Твое уважение к моим желаниям весьма похвально. – В его голосе звучало нетерпение. – Но мне хочется сегодня же вечером поделиться с тобой моими планами на будущее. Право же, смерть служанки и так отняла у тебя много времени; Неужели я не смогу уговорить тебя присоединиться ко мне?

В этот момент возле другой двери мелькнула какая-то тень.

– Пожалуйста, отнесись с уважением к моим обычаям, хотя бы сегодня, – просительно добавила Рика. – Я сегодня не смогу быть приятной собеседницей. Я готова с полным вниманием отнестись к твоим планам, но в другое время. Прошу тебя. Может быть, завтра…

– Как хочешь. – Недовольный тон Абдула подсказал Рике, что он нечасто позволял идти наперекор его желаниям.

Затаив дыхание, она прижалась ухом к дверям, вслушиваясь в его удаляющиеся шаги. Убедившись, что он действительно ушел, она облегченно выдохнула и обхватила себя руками, чтобы сдержать дрожь.

Затем она подперла дверной засов стулом, задула лампу и в наступающих сумерках стала ждать, когда дом затихнет. Абдул-Азиз приказал, чтобы ужин сопровождала музыка, и Рика терпеливо переносила завывания и всхлипы, издаваемые его музыкантами. Она знала, что Аль-Амину не нравятся ее северные мелодии, так что ее совсем не удивляло, что она, в свою очередь, находит арабскую музыку непонятной.

Она подвинула свой стул к окну и уселась наблюдать за тем, что происходит во дворе, но так, чтобы оставаться незамеченной. Тарика сменил у ворот другой евнух, но такой же громадный. У ворот всегда стояла стража, но лишь сегодня ей запретили выход наружу. Заподозрил ли Абдул что-то, или просто обеспокоился насчет ее безопасности и репутации, как утверждал Тарик?

Лампы в хозяйской обеденной комнате погасли, и колеблющийся свет свечи свидетельствовал о том, что Абдул направился по веранде в свои покои, расположенные вокруг лестничного проема. Если бы здесь была еще одна лестница!.. Но единственная возможность попасть с третьего этажа во двор – идти мимо комнат хозяина. Рика должна была признаться, что ей очень повезло прошлой ночью, когда она прокралась вниз незаметно. Несомненно, ей помогли громкие стоны и завывания наложницы, развлекавшей господина. Но Абдул-Азиз редко приглашал одну и ту же девушку две ночи подряд, так что Рика понимала: сегодня рассчитывать на подобное отвлечение нельзя.

Многочисленные женщины Абдула ее не интересовали, так как она не собиралась присоединяться к их числу. Однако она задумалась, как отнесется к воплям плакальщицы женщина, которой Абдул небезразличен. Возможно, для нее этика завывания будет поводом не для забавы, а для отчаяния? На севере тоже у вождей нередко были наложницы, но она не думала, что ей лично придется с этим столкнуться. На миг Рика пожалела Султану и других жен. Если кто-то из них всерьез любил Абдул-Азиза, то они каждую ночь должны были умирать от печали. Как может женщина постоянно жить с этим?

Лампы в комнатах Абдула погасли. Не было слышно ни звука, кроме тихого щебета ночных птиц и плеска фонтана. Женщина, делившая сегодня ложе с господином, была либо молчаливой, либо более безразличной. Рика продолжала смотреть в пустой двор, напряженно ожидая сигнала отпереть свою дверь.

Луна поднялась и медленно покатилась по небу, но во дворе не было и намека на движение. Почему он не идет? Бьорн бился в битвах, ходил в набеги. Он наверняка знал, как важна точность в таких делах. Ожидание терзало ее. Рика перестала заламывать пальцы и, чуть не плача, уткнулась лицом в ладони.

Внизу гордо прошествовал один из павлинов, сунул голову в куст и испустил громкий скрипучий крик. Этот звук заставил ее поднять голову, и она увидела, как неясная фигура проскользнула на лестницу.

Наконец! Он идет, и скоро они вместе тихо поднимутся в сад на крыше. У Бьорна с собой будет веревка, по которой они спустятся с крыши дома на улицу. А потом они с Бьорном доберутся до площади Быка, где их будет ждать Торвальд с лошадью. Оттуда они быстро доедут до гавани Феодосии, где по договоренности Торвальдас Орнольфом их будет ждать «Валькирия», готовая отплыть, как только они поднимутся на борт.

Рике нужно будет всего лишь преодолеть темный коридор от дверей до лестницы, а там она встретит Бьорна. Они вместе проберутся в сад на крыше. Она быстро сунула бумаги о продаже в рабство Аль-Амина в кошель у пояса. Рика собиралась отдать их ему при первой же возможности. Затем она окинула взглядом комнату, которая была последние полгода ей домом. Рика ничего не хотела отсюда брать. Она отодвинула стул от засова и приготовилась открыть дверь.

Но дверь неожиданно распахнулась, отшвырнув ее к стене. Голова Рики ударилась о камень. На какой-то момент у нее потемнело в глазах. Она почувствовала на себе грубые руки, пихавшие ей в рот тряпку, чтобы она не закричала. А затем ее швырнули на пол. Нападавший упал на нее, так что его вес пригвоздил ее к полу. Ее руки он сжал в болезненном захвате.

В открытое окно попадало немного лунного света, и она узнала, кто пытается ее убить. Над ней нависло искаженное бешеной гримасой лицо Тарика.


Глава 43

– Отправляешься на прогулку? Так, что ли? – проскрипел голос Тарика ей в ухо. – Думаю, не сегодня.

Он ввинтил колено ей между ног.

– Никуда ты не пойдешь. Я об этом позаботился. Я, знаешь ли, сказал господину, что, видимо, смерть служанки расстроила твой рассудок. И ему нужно держать тебя в этих стенах. Для безопасности.

Рика билась под ним, пытаясь закричать, но безуспешно, кляп во рту мешал этому. Силу Тарика удваивала природная жестокость. Он зажал оба ее запястья в один кулак, а свободной рукой рвал на ней тунику.

Рика пыталась ударить его коленом между ног, но он ответил ей ударом кулака в висок. Перед глазами у нее вспыхнули огни.

– Ты что, надеялась, что Султана будет стоять и ждать, пока ты и твои ублюдки вытеснят ее сына Карима?

Рика свела недоуменно брови. О чем он бормочет? Он тесно прижался к ней, и Рика потрясенно ощутила его твердый восставший член, прижавшийся к внутренней стороне ее бедра.

– О да, – ухмыльнулся он, правильно оценив ее растерянность. – Все истории о мужчинах, оскопленных во взрослом состоянии, которые ты наверняка слышала, – истинная правда. – Его лицо исказила жестокость. – И единственное удовольствие, которое мне осталось, это наслаждение болью, какую я могу причинить тебе.

Он ухватил ее за грудь и сильно сжал, зверски выкручивая сосок. Слезы выступили у Рики на глазах.

– О да! Как же хоро… – Голос Тарика прервался, глаза расширились, затем остекленели. Внезапно тело его слетело с нее и упало рядом. Над ним стоял Бьорн. Она увидела блеск клинка, который Бьорн вытащил из ребер Тарика и тщательно вытер нож о мешковатые шаровары евнуха.

– Ты ранена? – прошептал он, помогая ей освободиться от кляпа и подняться.

– Нет. – Она бросилась ему в объятия, остатки страха все еще отзывались в ней дрожью. Она уткнулась лицом в его грудь и глубоко вдохнула его родной запах.

– Пойдем, – приказал он и буквально погнал ее к выходу. Однако прежде чем они дошли до двери, она распахнулась, и на пороге появилась Султана с лампой в руках.

– На помощь! – закричала она на весь дом. – Тарик изнасиловал северянку. – Она явно не хотела ждать, пока осмотр докажет беду с Рикой, и готова была пожертвовать своим приспешником, чтобы поскорее достичь цели. Однако когда она заглянула в комнату, глаза ее широко раскрылись. Она увидела мертвого евнуха на полу и громадного северного варвара, приближавшегося к ней с ножом в руке. Султана уронила лампу и бросилась по коридору с паническим воплем: «Убийство!»

Бьорн захлопнул дверь и подпер ее стулом.

– Теперь мы не доберемся до крыши. Что же нам делать? – растерялась Рика.

– Меняем план. – Он решительно подошел к окну и глянул вниз во двор. Во всем доме зажглись лампы, и мужчины уже бежали по лестнице. – Они скоро окажутся здесь.

Бьорн скинул с плеча моток веревки и привязал к металлической балюстраде за окном. Затем он подергал веревку, чтобы убедиться в крепости узла, и остаток веревки сбросил вниз.

– Садись мне на спину и держись крепко.

Он полез за окно, Рика поддернула тунику, чтобы она не мешала ей обвить ногами его талию, и сомкнула руки на шее Бьорна, стараясь не придушить его. Он зажал в зубах лезвие ножа и перекинул ногу через перила.

Зацепив веревку ногой, как крюком, он стал на руках спускаться вниз.

– Они сломали дверь, – воскликнула Рика, услышав треск ломающегося дерева.

Бьорн дал веревке скользить по пальцам, и Рика догадалась, что он обжигает ладони. В едва сдерживаемом падении они достигли земли, свалились кучей, но быстро вскочили и помчались к воротам. Бьорн тащил Рику за руку. При каждом шаге ее щиколотка посылала острые стрелы боли вверх по ноге, но она стиснула зубы и старалась не отставать.

Евнух, охранявший ворота, вытащил из ножен свой меч при первом крике тревоги, но его воинское умение не шло ни в какое сравнение с боевой сноровкой Бьорна. Опытный солдат, он отбил удар стражника и вонзил кинжал ему в шею. Кровь брызнула алым фонтаном, и он умер, еще не коснувшись земли.

Топот ног уже слышался на лестнице. Бьорн боролся с брусом, запиравшим ворота, откинул его и взял с собой. Ворота были открыты, и Рика с Бьорном выбежали наружу. Бьорн тут же закрыл ворота и подпер их тем же брусом с внешней стороны.

– У нас мало времени. – Он схватил ее за руку.

Топот копыт по камням мостовой заставил Бьорна оттащить ее в тень дома. Всадник остановился у входа и спешился. Это был Торвальд.

– Что ты здесь делаешь? – воскликнула Рика, а Бьорн поспешно закинул ее в седло.

– Вы опаздывали, и я решил выяснить, чем вам сегодня сможет помочь старик.

Торвальд выхватил из ножен меч. Деревянные ворота трещали от силы ударов. Все слуги Абдул-Азиза проснулись и явно пытались каким-то тараном вышибить дверь.

– Нам надо торопиться. Ворота долго не выдержат, но это выгодная позиция, ее легко защищать. Я постараюсь продержаться как можно дольше.

Бьорн быстро обнял старого землепашца, вновь ставшего воином, каким он был в юности, а затем вскочил на коня позади Рики.

– Нет, ты тоже с нами, – жалобно взмолилась она.

– Не на этот раз, дочка, – ответил он. На его лице появилась первая настоящая улыбка, которую видела Рика у этого измученного старика. – У меня другое предназначение. Берегите друг друга.

Треск ломающегося дерева заставил их повернуть головы к дому. Казалось, годы свалились с широких мужественных плеч Торвальда. Он распрямился, и нечувствительный к боли горящий взгляд берсеркера появился вдруг у старого викинга. Жажда крови засверкала в его глазах, ноздри раздулись.

– Убирайтесь прочь! – Торвальд шлепнул мечом плашмя по крупу коня, и тот пустился вскачь.

– Отец! – вскричала Рика.

За ними послышался треск рухнувших ворот, и ночь прорезал боевой клич Торвальда – дикий, потусторонний…


Глава 44

Рика не понимала, что стучит сильнее: копыта их коня по булыжнику или ее сердце. Пальцами она судорожно вцепилась в гриву коня, а бедрами плотно сжала ходившие ходуном бока. Руки Бьорна на ее талии не позволяли упасть, но от этого стремительного ночного полета по узким извилистым улочкам у нее захватывало дух.

– Йа-а! – орал Бьорн, и конь, прижав уши и вытянув шею, мчался галопом по площади Быка.

Рика слышала позади топот чужих копыт. У нее все сводило внутри. Значит, Торвальд был мертв. Иначе он никогда не дал бы преследователям пройти мимо себя.

– Они нагоняют! – вопила Рика. Они с Бьорном наклонялись вперед, как один человек, и конь откликался, увеличивая быстроту бега. Но он нес на себе удвоенный вес, и с каждым скачком они проигрывали расстояние слугам араба.

Бьорн рванул поводья, и они круто свернули в темный проулок. За миг до этого Рика оглянулась и увидела погоню, группу всадников во главе с Абдул-Азизом, лицо которого было искажено свирепой яростью.

Путь становился все круче, и острый рыбный запах подсказал Рике, что они приближаются к гавани. Когда они вырвались из проулка на деревянные мостки набережной, звонкий цокот копыт перешел в глухой стук. В конце длинного пирса Рика заметила «Валькирию» и Йоранда, факелом освещавшего им путь.

Она услышала крики Абдул-Азиза, но его слова унес ветер. Когда они добрались до судна, Рика почти свалилась с коня. Орнольф то ли поймал, то ли стащил ее и зашвырнул в ожидающее судно. Бьорн выхватил нож и рывком обрезал веревки, удерживающие «Валькирию» у причала. Оттолкнув судно в волны, он с разбегу прыгнул на корабль, уже отходивший от причала.

Йоранд, Аль-Амин и священник сидели на веслах. Бьорн присоединился к ним, и они стали торопливо грести, а Орнольф сидел у руля. Рика стояла на носу, упираясь в борта, чтобы не упасть. Отложенная паника нагнала ее, и она дрожала, как лист на ветру.

И тут воздух наполнился свистящим жужжанием тысячи «пчел». Стрелы полетели над водой прямо в них. Одна впилась в высокий нос «Валькирии» почти рядом с ладонью Рики.

– Рика, пригнись! – крикнул Бьорн между гребками.

Она укрылась за изгибом носа, прислушиваясь к ударам стрел о борта. Византийскую стражу тоже подняли против них. Она знала, что Абдул-Азиз очень влиятелен и что у него связи по всему городу, но представить себе не могла, что он сможет так быстро привлечь власти на свою сторону.

Воздух полнился шумом приказов и разъяренными воплями Абдул-Азиза. Но вдруг полет стрел прекратился: они вышли за пределы их досягаемости. Рика выглянула из-за борта корабля. Они уверенно приближались к узкому горлу гавани Феодосии. Она заметила на берегу отряд стражи, грузившийся в тяжелое греческое судно. Другой отряд бегом направлялся к входу в бухту. Там, на мысу, стража начала крутить большое колесо, натягивая поперек бухты тяжелую цепь. Ее мокрые звенья скоро покажутся из воды.

– Они перекрывают бухту, – прокричала Рика Ор-нольфу.

– Сбрасывайте груз в воду, – проревел он. – Облегчайте корабль.

Греческое судно направлялось к ним, так что гребцы не могли даже на миг прерваться и помочь Рике. Она стала ворочать и сбрасывать в темную воду тяжелые ящики, которые только могла поднять. Серебро и золото, которые должны были обогатить Согне, находили покой в теплых глубинах бухты. Рулоны шелка, мешочки с пряностями заколыхались на волнах. Орнольф на миг оставил рулевое весло, чтобы скинуть более тяжелые грузы. Облегченная «Валькирия» как ласточка полетела вперед, уходя от преследующего судна.

Рика видела, что люди на борту греческого корабля стали возиться с какой-то объемной массой. Она не могла понять, что они делают, пока там не зажгли факел. Тогда она ахнула. Как-то раз она оказалась в бухте вместе с Аль-Амином и наблюдала демонстрацию необычайного оружия, предназначенного для обороны Миклагарда. Оно было грозой пиратов и врагов Византийской империи на всем Срединном море. Оно называлось «греческий огонь»…

Длинный язык пламени рванулся к ним по воде, зажигая по пути качающиеся на волнах рулоны шелка. «Валькирия» пока была вне зоны досягаемости, но это закончится, как только она коснется цепи, перегораживащей бухту.

– Мы в ловушке, – тихо сказала Рика, глядя на Бьорна.

Он все еще налегал на весло, хриплое судорожное дыхание вырывалось из его груди. Сердце ее переполнялось любовью к нему, глаза налились слезами. Он так старался. Если ей суждено умереть, то она умрет рядом с ним, и в этом последнем пожаре пепел их тел смешается… Большего она у судьбы не просила.

– Рика, иди на корму, – приказал Бьорн. Она на четвереньках пробралась мимо него, но в нежном любовном прощании на миг коснулась рукой его плеча. – По моему знаку все бросают весла и бегут на корму, – выкрикнул он.

Рика увидела, как натянулась цепь у самой поверхности воды, ее металл тускло поблескивал в свете греческого огня. Пламя снова с шипением побежало к ним, его пахнущее серой дыхание напоминало адский огонь христиан. – Жар этого огня обжег ей предплечье, и она, сжавшись, отпрянула.

– Держитесь, – произнес Бьррн с ледяным спокойствием. – Еще три гребка. Раз. – Он погрузил весло в воду…

– Два. – Четверо гребцов налегли на весла, изо всех сил посылая «Валькирию» вперед.

– Три. Суши весла! – Они сделали последний гребок и сложили весла вдоль бортов, чтобы уменьшить сопротивление, а сами бросились на корму. Добавочный вес на заднюю часть судна приподнял нос «Валькирии», и она пронеслась над цепью почти на половину длины, прежде чем сесть на нее и замереть, причем вторая ее половина повисла над водой.

– Вперед! – приказал Бьорн, и все опрометью кинулись на нос.

Фигура на носу «Валькирии» склонилась к воде, корма ее приподнялась.

– Йоранд, ко мне! – Бьорн взялся за дальние весла и вместе с другом стал отталкиваться, пытаясь перетащить корму через цепь.

Греческий корабль приближался, и Рика видела, как солдаты готовят оружие к очередному залпу. На этот раз их поджарят, как дичь. Сердце у нее ушло в пятки. Орнольф схватил весло и тоже стал отпихивать цепь, постанывая от напряжения. Аль-Амин вцепился в последнее весло и отпихивал цепь с другого бока «Валькирии». Корабль задергался и рывками начал переваливаться через цепь – сначала понемножку, а потом, когда большая его часть переместилась вперед, – все быстрее и быстрее. Наконец «Валькирия» освободилась, погрузилась в воду и, оставив цепь за собой, заскользила по волнам.

Пламя греческого огня полыхнуло им вслед, но затанцевало вдоль цепи, образуя огненную стену в человеческий рост… но уже позади.

– Весла поднять! – скомандовал Бьорн. Они с Йоран-дом подняли парус, и ветер тут же наполнил его. «Валькирия» легко и весело приподнялась и побежала вперед, как легкая лань, отрываясь от своих преследователей.

Когда цепь будет опущена и огонь погаснет, погоня прекратится. Неуклюжим греческим судам никогда не догнать легкий и маневренный корабль норманнов.

Содрогаясь от рыданий, Рика свалилась на руки Бьорну. Это были слезы облегчения. Он гладил ее волосы и прижимал к себе.

– Не плачь, любовь моя, – шептал он, – мы плывем домой.


Глава 45

Аль-Амин оказался неважным моряком, но после того как Доминик пронянчил его целую неделю из-за морской болезни, он стал переносить покачивание «Валькирии» если не с удовольствием, то по крайней мере без жалоб. Путь вверх по Днепру оказался более тяжелым, чем их бешеный сплав к низовьям, несмотря на то что «Валькирия» была без груза. Бьорн, Йоранд и Орнольф неотрывно сидели на веслах, и, оправившись от морской болезни, им помогали Аль-Амин и Доминик. Они плыли против течения, иногда очень сильного, иногда лишь неприятного, но всегда изматывающего, старающегося утянуть «Валькирию» обратно к Черному морю.

Поскольку у Рики не хватало сил на то, чтобы грести, она настояла, и Бьорн научил ее направлять корабль рулевым веслом, так что когда одному из пяти гребцов позволялось ради этого оставить весла, у нее тоже появлялась возможность отдохнуть. Для разговоров не было ни сил, ни дыхания, и Рика часто оставалась наедине со своими мрачными мыслями.

Она грустила без Хельги, ощудцая нехватку женского участия и поддержки, ведь рядом с ней были одни мужчины. И потом, она тайком плакала по Торвальду, этому печальному сломленному человеку, соверщившему чудовищную ошибку, которая преследовала его всю жизнь. Впрочем, он расплатился за нее героическим самопожертвованием. Она надеялась, что его измученная душа наконец обрела покой.

Ее тревожила судьба Кетила. Брат видел в снах, что его отправляют в Священную рощу, так же, как увидел ее путешествие в Миклагард. Теперь, когда она знала, что Гуннар пытался утопить Бьорна ребенком и сумел убить собственного отца, она не сомневалась, что ее кроткому брату грозит серьезная опасность. С тревожной яростью она считала дни, оставшиеся до летнего солнцестояния. Они должны попасть в Уппсалу до начала Блота, девятидневного пира в честь Одина, во время которого состоятся обряды и убитые жертвы повиснут на раскидистых деревьях в роще вокруг храма.

За время плавания у Рики совсем не было возможности остаться наедине с Бьорном, и они оба остро это ощущали. Быстролетных нежных взглядов и сорванного украдкой поцелуя скоро оказалось недостаточно. Наконец у Аэфора Бьорн объявил остановку.

– Если я не женюсь на этой женщине прямо здесь и сейчас, я просто лопну! – воскликнул он, когда они разбили лагерь.

– Не знаю, племянник, как ты можешь сделать это здесь по правилам, – пожал плечами Орнольф. – Наши силки и сети накормят нас, но свадебного пира не обеспечат. И потом, мы же не жрецы и не сумеем пропеть обрядовые песнопения. Так что нет никакого способа поженить вас сейчас по всем правилам.

– Если хотите, – тихо промолвил Доминик со сдержанной улыбкой, – я могу их поженить. Но для этого нужно, чтобы они приняли христианство и были крещены. После этого они смогут стать мужем и женой еще до захода солнца.

– Согласен, – произнес Бьорн. – До сих пор твой Бог хорошо о тебе заботился, друг мой. Рика, ты примешь христианство, чтобы я последовал за тобой?

Она крепко его обняла. Ее норманнские боги были недосягаемы и равнодушны. Она давно утратила веру в царство Асгарда. То немногое, что она узнала об арабском Аллахе, не привлекло ее к этой вере. Кровавые распри между христианами Миклагарда вызывали у нее подозрение и недоверие, но ей очень хотелось во что-то верить. Это желание жгло ее изнутри. Она даже попыталась удовлетворить эту потребность еженедельным паломничеством к статуе Марса. Получалось, что все люди стремятся признать какое-то высшее существо. Ее только очень огорчало, что они не могут договориться о том, кто это, и прийти к согласию.

Она повернулась к Доминику. Маленький священник был добрым, храбрым и стойко переносил все трудности. Она знала, что Бьорн благодарен ему и считает себя обязанным за то, что не сошел с ума в заключении. Если личность человека определяется тем, чему он поклоняется, то характер Доминика явно свидетельствовал в пользу его бога.

– Я согласна на все, что сделает меня женой Бьорна, но я мало что знаю о Христе, – призналась она.

– Тогда считай это своим представлением ему, – улыбнулся священник. – Уверяю тебя, что если ты захочешь, то обязательно узнаешь его лучше.

Орнольф, насупившись, впился взглядом в Доминика, но в его глазах читалось уважение. Священник имеет на Бьорна большое влияние. А до сих пор это почти никому из варягов не удавалось.

– Ты распространяешь свою веру принуждением?

Маленький священник примирительно раскинул руки.

– Северные люди такие упрямые. Я обращаю в свою веру любым доступным способом.

Рика и Бьорн в сопровождении Доминика вошли в воды Днепра и, не понимая ни слова, выслушали произнесенные на латыни слова обряда крещения. Действие сопровождалось шумом водопада Аэфора, но Рике казалось, что ее сердце бьется громче.

После того как обряд крещения закончился и Бьорн с Рикой как следует промокли в брызгах водопада, Доминик совершил брачный обряд. В результате из воды вышли мокрые и счастливые молодожены.


Глава 46

Свет факелов ярко озарял поселение Уппсала. Колеблющиеся тени играли на стенах могучего храма, где находились гигантские статуи Одина, Тора и Фрейра с воздетым мощным фаллосом. Стоявший в воздухе смрад от разложения свидетельствовал о том, что Священная роща уже была увешана телами принесенных жертв. Блот был в самом разгаре.

В течение девяти дней празднества каждую ночь проходил ритуал приношения в жертву девяти самцов различных животных. Им перерезали горло, а кровь собирали для проведения всяких таинственных обрядов варяжского жречества. Обескровленные останки развешивали возле храма на ветвях могучих дубов, чтобы они разлагались и запахом тления очищали это священное место.

Рика не могла на это смотреть. Она лишь на миг зажмурилась и произнесла краткую молитву своему новому Богу о том, чтобы они не опоздали и она не увидела болтающееся на ветру тело брата.

– Мы вовремя добрались, – сказал ей на ухо Бьорн. – Людей пока на ветвях нет, но этой ночью будут. Если Кетилу предназначено висеть, то у нас осталось совсем немного времени до того, как луна окажется в самой высокой точке.

Рика обмякла и прильнула к нему, почувствовав облегчение и панику одновременно. И вдруг выпрямилась.

– Вон там Сурт! – воскликнула она, указывая на согненского раба на противоположной стороне переполненного людьми поселения.

Они подбежали к Сурту и выяснили, что действительно, как они и предполагали, Кетил должен был быть жертвой от Согне. Одной из девяти жертв для Блота. Сурт отвел их к особой хижине, где под стражей держали будущих жертв. Их хорошо поили и кормили, ублажали, как и положено тем, кому вскоре суждено предстать перед Отцом Всемогущим. Им предоставляли все, чего душа пожелает, – от вкусной еды и напитков, игр и музыки до опытных шлюх.

– Сестра! – Широкое лицо Кетила расплылось в лучезарной улыбке. – Я знал, что ты придешь, видел это во сне. – Он произносил слова невнятно, икал… Сурт наполнил его опустевший рог сладким пьянящим медом.

– Ох, Кетил, – прикусила губу Рика. Он всегда плохо переносил вино, но, видимо, Сурт решил облегчить его мучения и отправить на заклание пьяным. Она опустилась возле брата на колени и поцеловала его в щеку. Слезы покатились по ее лицу.

– Говорю тебе, не плачь, – промолвил Кетдл, смахивая слезы с ее щек. – Я знал, что увижу тебя снова… в том месте, где большие деревья. – Лицо его сморщилось от страха. Видимо, питье Сурта было недостаточно крепким, чтобы стереть даже из убогого разума Кетила осознание предстоящей злой судьбы.

Бьорн наклонился и положил руку на плечо Кетила.

– Мужайся, брат, – сказал он. – Ты не отправишься этой ночью на заклание, клянусй тебе.

Мрачное и решительное выражение лица Бьорна не оставило у Рики сомнений в том, что он сделает все возможное, чтобы сдержать свою клятву. Затем он выпрямился и шепнул Рике:

– Оставайся с ним, если хочешь. Я иду к Голосу Закона.

– Тогда я пойду с тобой, – откликнулась она.

– Я останусь с твоим братом, если можно, – произнес Доминик. – Давать утешение в беде – мой долг.

– Пытаешься приобрести еще одного обращенного? – хмыкнул Орнольф, скрещивая руки на груди.

– Нахожу их, где могу, – не стесняясь, ответил Доминик.

Рика быстро обняла Кетила и пообещала:

– Я скоро вернусь. Мы покинем эту рощу вместе. Так или иначе это обещание сбудется: либо они с Бьорном освободят Кетила, либо этой ночью они все вместе умрут и навсегда покинут пределы Мидгарда.

С Орнольфом и Йорандом по бокам и ничего не понимающим Аль-Амином позади Бьорн и Рика направились через все поселение к длинному дому ярла Уппсалы. Хриплые выкрики пирующих рвались оттуда, будоража тихую теплую ночь.

Бьорн прорвался к дверям и внимательно оглядел большой зал, полный дыма оттлеющих очагов. Он увидел Гуннара, который что-то нашептывал на ушко служанке и смеялся. Астрид сидела рядом и испепеляла мужа и всех окружающих злобными взглядами. Орнольф указал на крупного мужчину, сидевшего рядом с Халфданом из Раумарики и другими ярлами. Это и был Домари, Голос Закона.

– Закон требует справедливости, – проревел Бьорн, перекрывая шум. – Призываю Домари, Хранителя Закона.

Постепенно шум вокруг прекратился.

– Обращаюсь к твоей мудрости и знаю, что ты выслушаешь мое дело. – Бьорн шагнул вперед, уверенно выговаривая традиционные слова обращения к Голосу Закона.

– Кто ты и в чем состоит твоя жалоба? – встал Домари, прямой и величавый. Несмотря на свои шесть десятков зим, он оставался могучим мужчиной. Посеребренные сединой волосы спускалась до плеч.

Бьорн выждал, пока в пиршественном зале наступила абсолютная тишина.

– Я Бьорн Черный из Согнефьорда. А привело меня сюда убийство. – Он медленно повернулся и яростно посмотрел на Гуннара. – Я обвиняю моего брата, Гуннара Харальдссона, в убийстве нашего отца, Харальда из Согне, прежнего ярла этой прекрасной земли.

– Клятвопреступник! – раздался выкрик Гуннара. Он вскочил и стал тыкать пальцем в Бьорна. – Этот человек дал мне клятву верности и смеет оскорблять меня клеветой перед такими людьми в священную ночь!

– Это правда? – спросил Домари.

– Да, я человек Гуннара, – подтвердил Бьорн. – Но выслушайте сначала мои доказательства вины ярла Согне, а за нарушение клятвы я отвечу потом.

– Он признался! – взревел Гуннар. – Зачем Голосу Закона слушать клятвопреступника?

– Сядь, сын Харальда, – приказал Домари Гуннару. – Твой отец был моим другом, и Закон ищет правду. Давайте установим истину. Говори, Бьорн Черный.

Бьорн медленно повернулся, окинул взглядом присутствующих. В этот миг ему был необходим дар красноречия Рики, ее умение обращаться со словами, способность вызывать у слушателей яркие образы… Но что поделаешь? Придется ему ограничиться сухим изложением фактов. Он кратко описал историю своего боя с Фенрисом Пешеходом и рассказал о предсмертном признании великана.

– Все это выдумка, – прервал его Гуннар. – Мой брат околдован этой женщиной. – Он свирепо уставился на Рику. – Она выставляет себя скальдом, и, без сомнения, именно она сочинила эту сказку.

– Я, Йоранд из Согне, сын Орма. Я был свидетелем этого боя, – выступил вперед Йоранд. – Все произошло именно так, как рассказал Бьорн Черный. Умирая, Фенрис признался в убийстве. Он также назвал человека, давшего ему серебряный браслет и нанесшего Харальду из Согне смертельный удар. Я не думаю, что человек, который готовится уйти в мир иной, решится делать это с ложью на устах.

– Бьорн Черный – капитан Йоранда, – не унимался Гуннар. – Этот человек ради своего капитана скажет что угодно.

– Это правда, что он мой капитан, и добавлю еще, что Бьорн Черный – мой друг. – Голос Йоранда прозвучал на весь зал. – Но я не связан с ним клятвой верности. Мои слова принадлежат только мне, и, клянусь честью, мое свидетельство истинно.

– Этот браслет, о котором идет речь, с вами? – осведомился Голос Закона.

– Да, – ответил Бьорн. Увидев, как при этих словах побледнело лицо брата, Бьорн ощутил внутри дрожь предчувствия победы. Но он подавил в себе это чувство, потому что не сомневался в том, что Гуннар так просто не сдастся. Орнольф вытащил браслет из кошеля и предъявил его Домари для осмотра.

– Я Орнольф Кровавый Топор, – произнес он. – Я подарил этот браслет моему племяннику Гуннару Харальдссону в день его свадьбы. Сплетенные змеи – символ, который Гуннар сам себе выбрал. Внутри браслета имеется надпись. – Он коснулся пальцем рун и передал браслет Домари, а затем повернулся к Гуннару: – Мне было грустно увидеть его в Миклагарде и узнать о том, что им расплатились за смерть моего брата.

– Любой человек может потерять браслет, – настаивал Гуннар, обращаясь к Домари. – И потом, вы же наверняка видите, что здесь просто говорит зависть. Вторые сыновья всегда поддерживают друг друга. Разве не в этом дело, дядя? – Ободренный молчанием Голоса Закона, он выступил вперед. – Все, что у них есть, – свидетельство клятвопреступника, ложь его признанного друга и давно потерянное украшение, которое я требую вернуть мне как мою законную собственность. Остальное – всего лишь сказка, предназначенная для того, чтобы пугать ребятишек темной зимней ночью.

Домари, нахмурясь, разглядывал браслет.

– Так это все?

– Нет. – Бьорн вытащил галатский меч и вскинул его в мерцающем свете факелов. – Это меч Фенриса Пешехода. Как вы видите, это отличный клинок, но у него есть изъян. – Он провел пальцем по лезвию, старательно избегая острого края. – Меч моего отца, Харальда из Согне, оставил на нем зазубрину, слишком глубокую, чтобы ее можно было заполировать. Этот клинок оставил точно такую же зазубрину на мече моего отца. – Он прищурился, глядя на Гуннара. – Давай-ка, братец, вытащи меч отца и покажи нам, совпадают ли эти отметины.

– Только чтобы послать тебя в Хель, брат, – взревел Гуннар.

Он выхватил меч и рубящим ударом попытался поразить Бьорна. Тот встретил смертельный замах галатским мечом.

По знаку Голоса Закона присутствующие мужчины схватили Гуннара и Бьорна и, заломив им руки, обездвижили противников.

– Да не прольется кровь в этом доме, – провозгласил Домари. – Ярл Согне выбрал суд боевой схваткой. Да будет так. Приготовьте хольмганг, и пусть бой состоится до того, как выгорит следующий факел.


Глава 47

– Я хочу, чтобы ты уехала сейчас же, – сказал Бьорн Рике, прикидывая легкий деревянный щит. Два других на замену, если треснет тот, который будет у него в руках, лежали у его ног. – Забирай Йоранда, выкрадите Кетила во время суматохи и отправляйтесь в какое-нибудь безопасное место.

– И где же такое отыскать? – поинтересовалась Рика, настороженно глядя на Гуннара, стоявшего на противоположной стороне хольмринга, традиционной площадки для боя. Ярл был на тридцать фунтов тяжелее Бьорна. – Без тебя во всем Мидгарде для меня нет места. Или мы покинем Уппсалу все вместе, или никто из нас отсюда не уйдет.

Хольмринг был почти готов. На земле был растянут большой плащ, закрепленный деревянными кольями. Вокруг него, прямо на земле, были нарисованы три квадрата. По четырем концам внешнего квадрата, между ореховыми кольями, были натянуты веревки, огораживающие поле боя размером двенадцать на двенадцать футов. Бьорн и его брат стащили с себя через голову туники. Ни кольчуги, ни твердого кожаного панциря использовать не полагалось. Согласно правилам хольмринга, после того как ломались щиты из мягкой липы, единственной защитой оставались только мечи бойцов.

– И потом, Йоранд нужен тебе в помощники, – сказала она.

– Ты очень непослушная жена, – нахмурился Бьорн.

– И такой останусь навсегда.

– Рика, пожалуйста…

Она прижала пальцы к его губам.

– Нет, любовь моя. Я не могу покинуть тебя. И не проси. – Ее сердце мучительно заныло. Бьорн все еще недобирал своего бойцового веса. Кроме того, она понимала, как он был измучен дорогой – они очень торопились добраться сюда вовремя и двигались с сумасшедшей скоростью. А Гуннар был сытый и отдохнувший, крепкие мускулы рук и груди играли под лоснящейся кожей. Однако несмотря на все это, Рика выдавила из себя улыбку.

– Ты запросто победишь этого тролля с яйцами в горошину.

Бьорн склонился к ней и поцеловал. Когда он снова выпрямился, Рика увидела, как светится в его глазах любовь и доброта.

– Ты меня предупреждала, – улыбнулся он. – Мы с тобой прожили необыкновенную любовную историю. И, как ты говорила, в любовной песне опасностей столько же, сколько радостей. Ведь так?

– Говорила. – Она обняла его и уткнулась лицом в грудь. – Ноя тогда не знала, что придется так рисковать.

Он фыркнул.

– Ох, Рика, наша радость, безусловно, того стоит. Я так люблю тебя, девочка. – И он нежно погладил ее по голове.

– И я люблю тебя.

– В зимы, которые придут, помни обо мне, – прошептал он ей на ухо.

– В зимы, которые придут, мы вместе расскажем нашу любовную песню нашим детям и внукам, – твердо заключила она. – Они никогда не поверят, что это правда, а не история, издавна передаваемая от скальда к скальду. Ты должен победить, Бьорн. Я никогда не прощу тебя, если ты не подаришь мне ребенка.

Он кивнул, и кривая ухмылка углубила складки на его щеках. Затем его карие глаза потемнели, налились холодом, и он вновь повернулся к хольмрингу, чтобы лицом к лицу встретить своего смертельного врага, своего брата.

– Этому бою предназначено определить вину или невиновность Гуннара Харальдссона в убийстве его отца, Харальда из Согне, – гулко провозгласил Домари. Его звучный голос колоколом разнесся по окрестностям.

Луна поднялась над вершинами деревьев, но когда диск ее достиг зенита, Рика не позволила себе думать о судьбе Кетила. Она сосредоточилась на Бьорне и молилась. Если Доминик прав и этот его новый бог действительно любит их, пусть докажет свою любовь прямо сейчас.

– Право первого удара принадлежит ярлу Согне, – объявил Голос Закона. – Пусть начнется хольмганг и никто не вмешивается.

Бьорн и Гуннар оба ударили мечами плашмя по своим щитам и вступили на плащ. Бьорн напружинил колени, готовясь встретить удар брата.

Гуннар вскинул руку и, крякнув от натуги, с силой опустил меч на Бьорна. Щит принял удар и раскололся посередине. Только кожаный ремень, повисший на предплечье, помешал его обломкам упасть на землю. Бьорн отбросил его, и Йоранд подал ему второй щит.

Рика поймала себя на том, что перестала дышать и вся напряглась. Она с силой выдохнула и приказала сердцу не выпрыгивать из груди. На противоположной стороне хольмринга она увидела Астрид. Глаза ее сверкали ненавистью. Если Бьорн проиграет бой, Астрид снова сделает ее рабыней.

Бьорн ударил мечом по щиту брата, но его щит отразил удар и остался целым. Снова настала очередь Гуннара.

В боях на хольмганге не было ни правил, ни стратегии. Работали только грубая сила противников и стойкость. Под напором Гуннара Бьорн пошатнулся, отступил на шаг, и одна его нога сошла с плаща.

– Он отступает! – взревела толпа.

Под крики со всех сторон Бьорн поспешил вернуться на плащ, готовый к продолжению схватки. Если две ноги сойдут с плаща, раздастся позорящий крик: «Он бежит!»

Рика закрыла глаза, комок в горле не давал ей свободно глотнуть. Она не могла смотреть на это. Однако треск ломающегося дерева, глухие натужные хрипы бойцов, звон стали о сталь заставили ее вновь открыть глаза… и ахнуть. Обломки трех щитов Бьорна лежали у его ног, а у Гуннара оставался еще один щит.

– Не стоило тебе заводить эту бучу, братец. – Лицо Гуннара расплылось в жуткой издевательской гримасе. – Знаешь ли, победитель на хольмганге получает все. Конечно, все, что у тебя есть, это твоя рыжая малышка, но не беспокойся. – Гуннар широко и легко взмахнул мечом. Он просто играл с Бьорном. – После того как я тебя прикончу, я пойду полюбуюсь на жертвоприношение. А потом позабочусь и о твоем скальде. А когда она мне надоест, я отдам ее своим людям на забаву.

Рика почувствовала, как Аль-Амин придвинулся к ней. Он положил свою большую руку ей на плечо. Рика содрогнулась. Несмотря на всю преданность Аль-Амина, он не сможет защитить ее от Гуннара, если Бьорн падет в этом поединке. Впрочем, если Бьорн погибнет, ее жизнь тоже потеряет смысл. Ей будет все равно, что с ней произойдет потом.

– Неужели тебе все равно, что я стану спать с твоей шлюхой? – издевался Гуннар, стараясь вывести брата из себя, чтобы заставить его промахнуться.

Мускул на щеке Бьорна дернулся, но он не шевельнулся. Рика сплела пальцы и прикусиланижнюю губу.

Когда последовал удар ярла, он был таким быстрым, что взгляд Рики едва успел его отследить. Бьорн сделал выпад в сторону последнего щита Гуннара, затем взмахнул режущим ударом вверх, встречая ответный удар.

Длинные клинки заскрежетали друг о друга от кончика к рукояти.

Внезапно зазубрины на обоих мечах сцепились нерасторжимо, как олени при схватке рогами. Глаза Гуннара расширились от удивления. Бьорн рванул меч назад и вырвал меч брата из его руки. Клинки остались соединенными, но обе рукояти оказались у Бьорна. Рика ахнула. Ни разу она не видела, чтобы кто-либо обезоружил противника на хольмринге.

Ошеломленный Гуннар замер как статуя. Ненужный щит продолжал висеть на его руке. Бьорн стоял как вкопанный.

– Следующий удар принадлежит ярлу Согне… – объявил Домари.

– Канут, меч! – крикнул Гуннар своему помощнику. Огромный белокурый викинг сплюнул наземь.

– Человеку на хольмринге полагается три щита, но только один меч.

– Что, братец? – Голос Бьорна прозвучал еле слышно. – До тебя наконец дошло? Зачем тебе понадобилось убивать отца?

– Харальд мог прожить еще двадцать зим. Почему я должен был так долго дожидаться своего? – Глаза Гуннара заледенели. С бешенством глядя на брата, он испустил дикий вопль берсеркера, затем с размаху швырнул свой щит на землю, и тот накололся на острие одного из мечей.

– Так, говоришь, победитель получает все? – холодно произнес Бьорн. – Я согласен взять твою жизнь.

Ярл, зашатавшись, попятился.

«Он отступает!»

В темных глазах Бьорна не было пощады. Гуннар попятился еще, стремясь уклониться от удара, который должен был последовать, едва мечи разъединятся.

«Он бежит!» – заорала толпа, когда обе ноги Гуннара покинули бойцовое поле.

Этот крик, казалось, выпрямил согнувшуюся было спину Гуннара. Он выпрямился и снова ступил на плащ. Слабый запах мочи, запах страха, окутал его, но он повернулся лицом к Бьорну.

Бьорн взмахом отвел мечи в сторону, готовясь нанести последний рубящий удар по незащищенному телу ярла, но вдруг замер. Грудь его вздымалась, словно в борьбе с невидимым врагом.

– Нет, – произнес он, вонзая в землю острые концы обоих клинков.

Растерянный ропот побежал по толпе.

– Я принял христианство и не могу хладнокровно убить человека. Даже того, кто этого заслуживает. Но, Домари, Голос Закона, исход этого боя ясен. Мой брат виновен в убийстве нашего отца. – Бьорн повернулся и направился к краю хольмринга. – Я оставляю его судьбу в твоих руках.

– Свяжите его, – приказал Домари, и несколько человек схватили Гуннара. Голос Закона вновь повернулся к Бьорну: – Ты должен понимать, что твое решение не так уж милосердно, христианин, – произнесен, презрительно скривив губы.

– Гуннар Харальдссон, ты признан виновным в отцеубийстве, – торжественно произнес он нараспев. – Наказание за это хорошо известно: ты встретишь смерть на крыльях кровавого орла.

Краска сбежала с лица Гуннара. Его живые дышащие легкие вырвут из тела сквозь ребра. Он будет задыхаться… Такая жуткая смерть могла расплавить внутренности самого храброго мужчины, а Гуннар таким не был.

– Будь ты проклят, братец! – прошипел он сквозь стиснутые зубы. – Прикончи меня.

– Я прошу Голос Закона выслушать меня, – обратился к Домари Бьорн. – Я больше не принадлежу Одину, но мой брат следует старым путем. – Пусть в эту священную ночь он принесет себя в дар Одину в Священной роще, чтобы почтить своих богов и заплатить за свое преступление. Пусть Гуннар Харальдссон будет принесенным в жертву от Согне.

Голос Закона, прищурясь, посмотрел на Бьорна, обдумывая его предложение. В жертву Одину обычно приносили рабов. Однако человек высокого происхождения, добровольно идущий в Священную рощу, повысит престиж храма и умиротворит жрецов.

– Да будет так! – прокатился над толпой голос Домари, и Гуннара повели на замену Кетилу. – В соответствии с законом хольмринга Бьорн Черный наследует все, принадлежавшее ранее Гуннару Харальдссону. Отныне ты ярл Согне.

Вокруг Бьорна раздавались приветственные крики. Гуннар нажил себе множество врагов. Только Астрид с яростными криками бросилась прочь от хольмринга в сторону, противоположную той, куда поволокли ее мужа.

– Теперь вернемся к клятвопреступлению, – произнес Голос Закона торжественно, как подобало серьезности проступка. – Слово человека священно. Его не дают легкомысленно, и его нельзя вернуть. Клятвопреступление – тяжкий проступок. Согласно закону ты, Бьорн Черный, должен быть изгнан с севера на три года. Но твой брат поступил вероломно с отцом, с тобой и со всеми жителями Согне. Твое оскорбление закона ослабляется его преступлением. Поэтому ты вместо изгнания в течение трех лет не должен покидать пределы Согнефьорда. Хорошо управляй своими людьми. Но если ты за это время выйдешь за границы своего владения, то будешь отвечать передо мной.

Рика подбежала к Бьорну и бросилась ему на шею. У нее камень свалился с души от нежданного милосердия законодателя. Мерный стук сердца мужа еще больше успокоил ее.

– Йоранд, ты мне поможешь? – обратился Бьорн к другу.

– По-моему, я уже это сегодня доказал, – кивнул моряк. – Я не стану присягать тебе. И ты не сможешь отдавать мне приказы, хоть и стал ярлом. Не отправиться ли мне в путешествие… года натри? А кстати, чем займешься ты в своем заключении?

Бьорн посмотрел на Рику.

– Я хочу построить крепкий дом с высокой башней для этой дерзкой девчонки.

– На крутом обрыве, над морем… На семи ветрах?

– Именно так.

– А-а, значит, когда закончится срок твоего наказания, ты снова отправишься викингом в набеги, а я смогу с высокой башни высматривать твой корабль во фьорде?

– Ты хорошо изучила меня.

– А ты, Бьорн Черный, не очень хорошо знаешь меня, если думаешь, что тебе удастся осуществить свои планы, – возмутилась Рика. – Мне уже до самой смерти хватило разлук с тобой. Если не хочешь закончить свои дни, как Рагнар, лучше оставайся дома и занимайся земледелием.

Бьорн крепко обнял ее.

– А как ты посмотришь на то, если я останусь дома и буду ухаживать за своей женой?

– Это еще лучше, – отозвалась Рика и крепко его поцеловала.


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 36
  • Глава 37
  • Глава 38
  • Глава 39
  • Глава 40
  • Глава 41
  • Глава 42
  • Глава 43
  • Глава 44
  • Глава 45
  • Глава 46
  • Глава 47
  • X