Люси Мод Монтгомери - Аня из Зеленых Мезонинов [английский и русский параллельные тексты]

Аня из Зеленых Мезонинов [английский и русский параллельные тексты] 1888K, 556 с. (пер. Батищева) (Аня = История Энн Ширли = Энни-1)   (скачать) - Люси Мод Монтгомери
Lucy Maud Montgomery Люси Мод Монтгомери
Anne of Green Gables Аня из Зеленых Мезонинов
CHAPTER I. Глава 1
Mrs. Rachel Lynde is Surprised Миссис Рейчел Линд удивляется
MRS. Rachel Lynde lived just where the Avonlea main road dipped down into a little hollow, fringed with alders and ladies' eardrops and traversed by a brook that had its source away back in the woods of the old Cuthbert place; it was reputed to be an intricate, headlong brook in its earlier course through those woods, with dark secrets of pool and cascade; but by the time it reached Lynde's Hollow it was a quiet, well-conducted little stream, for not even a brook could run past Mrs. Rachel Lynde's door without due regard for decency and decorum; it probably was conscious that Mrs. Rachel was sitting at her window, keeping a sharp eye on everything that passed, from brooks and children up, and that if she noticed anything odd or out of place she would never rest until she had ferreted out the whys and wherefores thereof. Дом миссис Рейчел Линд стоял как раз в том месте, где широкая дорога, ведущая в Авонлею, ныряла в небольшую долину, окаймленную с обеих сторон зарослями ольхи и папоротников, и где ее пересекал ручей, который брал свое начало далеко, еще в лесах, окружавших старый двор Касбертов. Там, в начале своего течения, этот ручей был капризным и своевольным, прыгал каскадами и разливался небольшими темными и таинственными прудами, но к тому времени, когда он добирался до Долины Линд, это уже был спокойный, благовоспитанный маленький поток, потому что даже ручей не мог протекать мимо дома миссис Рейчел Линд без должного соблюдения приличий. Он, вероятно, отдавал себе отчет в том, что миссис Рейчел, сидя у окна, смотрит внимательным взором на все, что делается вокруг, начиная от ручьев и детей, и если она заметит что-нибудь странное или неуместное, то не обретет покоя, пока не дойдет до всех "отчего" и "почему".
There are plenty of people in Avonlea and out of it, who can attend closely to their neighbor's business by dint of neglecting their own; but Mrs. Rachel Lynde was one of those capable creatures who can manage their own concerns and those of other folks into the bargain. Много есть людей, как в Авонлее, так и за ее пределами, которые любят заниматься делами своих соседей, упуская при этом из виду свои собственные. Но миссис Рейчел Линд принадлежала к тем одаренным особам, которые, питая живой интерес к делам ближних, прекрасно управляются и со своими.
She was a notable housewife; her work was always done and well done; she "ran" the Sewing Circle, helped run the Sunday-school, and was the strongest prop of the Church Aid Society and Foreign Missions Auxiliary. Она была отличной хозяйкой, в доме у нее все блестело; она вела кружок рукоделия для девочек, помогала организовывать занятия воскресной школы, была надежнейшей опорой благотворительной организации при местной церкви и общества поддержки миссионеров.
Yet with all this Mrs. Rachel found abundant time to sit for hours at her kitchen window, knitting "cotton warp" quilts-she had knitted sixteen of them, as Avonlea housekeepers were wont to tell in awed voices-and keeping a sharp eye on the main road that crossed the hollow and wound up the steep red hill beyond. И при всем том у миссис Рейчел хватало времени, чтобы сидеть часами возле окна своей кухни, вязать на спицах одеяла из толстых хлопчатых ниток - а связала она их уже шестнадцать, как с почтительным трепетом в голосе говорили друг другу хозяйки в Авонлее, - и неусыпно наблюдать за дорогой, которая сворачивала здесь в долину, а затем вилась вверх по крутому красноватому холму.
Since Avonlea occupied a little triangular peninsula jutting out into the Gulf of St. Lawrence with water on two sides of it, anybody who went out of it or into it had to pass over that hill road and so run the unseen gauntlet of Mrs. Rachel's all-seeing eye. Так как Авонлея занимала маленький полуостров в форме треугольника, выступавший в залив Святого Лаврентия и окруженный с двух сторон водой, всякий, кто направлялся в эту деревню или из нее, должен был пройти по этой взбирающейся на холм дороге. И потому, сам о том не ведая, представал пред всевидящим оком миссис Рейчел.
She was sitting there one afternoon in early June. Как-то раз в начале июня она сидела в кухне на своем обычном месте.
The sun was coming in at the window warm and bright; the orchard on the slope below the house was in a bridal flush of pinky-white bloom, hummed over by a myriad of bees. Теплое, яркое солнце заглядывало в окно. Сад, раскинувшийся на склоне холма за домом, стоял в чудесном подвенечном наряде бледно-розовых цветов, над которыми с жужжанием вились мириады пчел.
Thomas Lynde-a meek little man whom Avonlea people called "Rachel Lynde's husband"-was sowing his late turnip seed on the hill field beyond the barn; and Matthew Cuthbert ought to have been sowing his on the big red brook field away over by Green Gables. Томас Линд - скромный человечек, которого все в Авонлее называли "муж Рейчел Линд", - сеял свою позднюю репу на склоне за коровником, и Мэтью Касберт тоже должен бы был сеять свою на большом поле у ручья, возле Зеленых Мезонинов.
Mrs. Rachel knew that he ought because she had heard him tell Peter Morrison the evening before in William J. Blair's store over at Carmody that he meant to sow his turnip seed the next afternoon. Миссис Рейчел знала, что должен, потому что слышала накануне, как он говорил Питеру Моррисону в магазине Уильяма Блэра в Кармоди, что собирается сеять репу на следующий день после обеда.
Peter had asked him, of course, for Matthew Cuthbert had never been known to volunteer information about anything in his whole life. Разумеется, Питер его об этом спросил, потому что Мэтью Касберт не принадлежал к числу людей, которые говорят о том, о чем их не спрашивали.
And yet here was Matthew Cuthbert, at half-past three on the afternoon of a busy day, placidly driving over the hollow and up the hill; moreover, he wore a white collar and his best suit of clothes, which was plain proof that he was going out of Avonlea; and he had the buggy and the sorrel mare, which betokened that he was going a considerable distance. И однако, вот он, Мэтью Касберт, в половине четвертого, в будний день, не спеша, направляется по дороге через долину. И что еще удивительнее -так это то, что на нем его лучший костюм и белый воротничок - неопровержимое доказательство, что он выезжает куда-то из Авонлеи. И едет он в кабриолете, запряженном гнедой кобылой, из чего ясно, что путь ему предстоит неблизкий.
Now, where was Matthew Cuthbert going and why was he going there? Так куда же Мэтью Касберт едет и зачем он туда едет?
Had it been any other man in Avonlea, Mrs. Rachel, deftly putting this and that together, might have given a pretty good guess as to both questions. Будь это любой другой человек в Авонлее, миссис Рейчел, минутку подумав, легко смогла бы дать ответ на оба эти вопроса.
But Matthew so rarely went from home that it must be something pressing and unusual which was taking him; he was the shyest man alive and hated to have to go among strangers or to any place where he might have to talk. Но Мэтью так редко выезжал из дома, что только нечто весьма настоятельное и необычное могло заставить его двинуться в путь. Он был на редкость робким человеком, и отправиться туда, где он оказался бы в обществе незнакомых ему людей или где ему пришлось бы с кем-то разговаривать, было для него тяжким испытанием.
Matthew, dressed up with a white collar and driving in a buggy, was something that didn't happen often. Мэтью в белом воротничке, в кабриолете - такое редко случалось.
Mrs. Rachel, ponder as she might, could make nothing of it and her afternoon's enjoyment was spoiled. Миссис Рейчел долго размышляла об этом, но так ни к чему и не пришла, и вся прелесть безмятежного вечера была для нее потеряна.
"I'll just step over to Green Gables after tea and find out from Marilla where he's gone and why," the worthy woman finally concluded. - Придется после чая пойти в Зеленые Мезонины и выяснить у Мариллы, куда он поехал и зачем, -в конце концов решила эта достойная женщина.
"He doesn't generally go to town this time of year and he never visits; if he'd run out of turnip seed he wouldn't dress up and take the buggy to go for more; he wasn't driving fast enough to be going for a doctor. - Он никогда не отправляется в город в это время года и никогда не ездит в гости. Если бы ему не хватило семян и пришлось бы за ними поехать, то он не стал бы наряжаться и брать кабриолет. Не может быть, чтобы он направлялся за доктором, -он ехал слишком медленно для этого.
Yet something must have happened since last night to start him off. Однако что-то несомненно произошло со вчерашнего вечера, что заставило его выехать из дома.
I'm clean puzzled, that's what, and I won't know a minute's peace of mind or conscience until I know what has taken Matthew Cuthbert out of Avonlea today." Ну прямо загадка, скажу я вам! И я не успокоюсь, пока не узнаю, что же заставило Мэтью Касберта выехать сегодня из Авонлеи.
Accordingly after tea Mrs. Rachel set out; she had not far to go; the big, rambling, orchard-embowered house where the Cuthberts lived was a scant quarter of a mile up the road from Lynde's Hollow. И вот после чая миссис Рейчел направилась к Зеленым Мезонинам. Идти было недалеко. От Долины Линд до просторного, утопающего в садах дома, где жила семья Касбертов, было всего четверть мили по большой дороге.
To be sure, the long lane made it a good deal further. Правда, потом предстояло еще пройти по довольно длинной тропинке.
Matthew Cuthbert's father, as shy and silent as his son after him, had got as far away as he possibly could from his fellow men without actually retreating into the woods when he founded his homestead. Отец Мэтью Касберта, такой же робкий и молчаливый, как и его сын, постарался, закладывая свое хозяйство, разместить его как можно дальше от соседей, возле самого леса.
Green Gables was built at the furthest edge of his cleared land and there it was to this day, barely visible from the main road along which all the other Avonlea houses were so sociably situated. Зеленые Мезонины были выстроены на самом дальнем краю принадлежавшего ему расчищенного участка и там стояли по сей день, едва видимые с дороги, вдоль которой дружно расположились остальные домики Авонлеи.
Mrs. Rachel Lynde did not call living in such a place living at all. Миссис Рейчел никак не могла назвать дом, выстроенный на таком месте, жильем.
"It's just staying, that's what," she said as she stepped along the deep-rutted, grassy lane bordered with wild rose bushes. - Это так, просто крыша над головой, скажу я вам, - говорила она себе самой, шагая по поросшей травой и обсаженной кустами шиповника тропинке с глубокими колеями.
"It's no wonder Matthew and Marilla are both a little odd, living away back here by themselves. - Ничего удивительного, что Мэтью и Марилла оба чуточку странные, ведь живут они так обособленно.
Trees aren't much company, though dear knows if they were there'd be enough of them. Конечно, если деревья могут составить компанию, то их тут, слава Богу, вполне достаточно.
I'd ruther look at people. Но я предпочла бы смотреть на людей.
To be sure, they seem contented enough; but then, I suppose, they're used to it. По правде сказать, оба они, кажется, всем довольны, но я полагаю, они просто привыкли к такой жизни.
A body can get used to anything, even to being hanged, as the Irishman said." Ко всему можно привыкнуть, как сказал ирландец, приговоренный к повешению.
With this Mrs. Rachel stepped out of the lane into the backyard of Green Gables. С этими словами миссис Рейчел ступила с тропинки на задний двор Зеленых Мезонинов.
Very green and neat and precise was that yard, set about on one side with great patriarchal willows and the other with prim Lombardies. Весь в зелени, очень чистый и аккуратный, двор этот был обсажен с одной стороны высокими старыми ивами, а с другой - ровными пирамидальными тополями.
Not a stray stick nor stone was to be seen, for Mrs. Rachel would have seen it if there had been. Ни одной случайно оброненной палочки или камешка не было видно, ибо, несомненно, миссис Рейчел увидела бы их, если бы они там находились.
Privately she was of the opinion that Marilla Cuthbert swept that yard over as often as she swept her house. В глубине души она была уверена, что Марилла Касберт подметает двор так же часто, как и дом.
One could have eaten a meal off the ground without over-brimming the proverbial peck of dirt. Можно было бы обедать прямо на земле, не опасаясь проглотить даже и комочка грязи.
Mrs. Rachel rapped smartly at the kitchen door and stepped in when bidden to do so. Миссис Рейчел энергично постучала в дверь кухни и, услышав "войдите", вошла.
The kitchen at Green Gables was a cheerful apartment-or would have been cheerful if it had not been so painfully clean as to give it something of the appearance of an unused parlor. Кухня в Зеленых Мезонинах была просторной и веселой... или, скорее, была бы веселой, если бы не поразительная, пугающая чистота, придававшая ей сходство с гостиной, в которой никто никогда не бывает.
Its windows looked east and west; through the west one, looking out on the back yard, came a flood of mellow June sunlight; but the east one, whence you got a glimpse of the bloom white cherry-trees in the left orchard and nodding, slender birches down in the hollow by the brook, was greened over by a tangle of vines. Окна были обращены на восток и на запад. С западной стороны через окно, выходившее на задний двор, лился в кухню поток мягкого июньского солнца. Восточное же окно, через которое можно было видеть усыпанные белыми цветами вишни в саду и слегка покачивающиеся стройные березы в долине у ручья, зеленело от вьющегося вокруг него плюща.
Here sat Marilla Cuthbert, when she sat at all, always slightly distrustful of sunshine, which seemed to her too dancing and irresponsible a thing for a world which was meant to be taken seriously; and here she sat now, knitting, and the table behind her was laid for supper. Здесь обычно и сидела Марилла Касберт, если уж она решалась присесть и отдохнуть, при этом всегда недоверчиво поглядывая на солнце, казавшееся ей слишком уж веселым и легкомысленным для этого мира, к которому надлежало относиться со всей серьезностью. Здесь сидела она и теперь с вязаньем в руках. Стол позади нее был накрыт к ужину.
Mrs. Rachel, before she had fairly closed the door, had taken a mental note of everything that was on that table. Миссис Рейчел еще не успела как следует закрыть дверь, а уже заметила все, что стояло на этом столе.
There were three plates laid, so that Marilla must be expecting some one home with Matthew to tea; but the dishes were everyday dishes and there was only crab-apple preserves and one kind of cake, so that the expected company could not be any particular company. Там было три прибора, так что Марилла, должно быть, ожидала, что кто-то приедет к чаю вместе с Мэтью. Но посуда была будничная, в вазочке -только яблочное повидло, на блюде - один вид печенья, так что ожидаемый гость вряд ли был очень важной особой.
Yet what of Matthew's white collar and the sorrel mare? Но что же тогда означали белый воротничок Мэтью и гнедая кобыла?
Mrs. Rachel was getting fairly dizzy with this unusual mystery about quiet, unmysterious Green Gables. Миссис Рейчел совершенно растерялась, не в силах разгадать удивительную тайну, так неожиданно окутавшую обычно тихие и совсем не таинственные Зеленые Мезонины.
"Good evening, Rachel," Marilla said briskly. - Добрый вечер, Рейчел, - сказала Марилла оживленно.
"This is a real fine evening, isn't it? - Чудесная погода, правда?
Won't you sit down? Садись, пожалуйста.
How are all your folks?" Как там все ваши поживают?
Something that for lack of any other name might be called friendship existed and always had existed between Marilla Cuthbert and Mrs. Rachel, in spite of-or perhaps because of-their dissimilarity. Нечто такое, что, за недостатком другого определения, можно было бы назвать дружбой, всегда существовало между Мариллой Касберт и миссис Рейчел, вопреки - или, возможно, именно благодаря - несходству их натур.
Marilla was a tall, thin woman, with angles and without curves; her dark hair showed some gray streaks and was always twisted up in a hard little knot behind with two wire hairpins stuck aggressively through it. Марилла была высокая худая женщина с фигурой из одних углов, без всяких изгибов. Ее темные волосы, в которых уже виднелось несколько седых прядок, были, по обыкновению, свернуты в твердый маленький узел на затылке и безжалостно проткнуты двумя металлическими шпильками.
She looked like a woman of narrow experience and rigid conscience, which she was; but there was a saving something about her mouth which, if it had been ever so slightly developed, might have been considered indicative of a sense of humor. Она производила впечатление женщины не слишком широких взглядов, но с суровой совестью, каковой и являлась. Однако что-то в очертаниях ее рта, лишь чуть-чуть наметившееся, позволяло заподозрить в ней чувство юмора.
"We're all pretty well," said Mrs. Rachel. - У нас все здоровы, - сказала миссис Рейчел.
"I was kind of afraid you weren't, though, when I saw Matthew starting off today. - Я испугалась, не заболел ли у вас кто-нибудь, когда увидела Мэтью в кабриолете.
I thought maybe he was going to the doctor's." Я подумала, не поехал ли уж он за доктором.
Marilla's lips twitched understandingly. Губы Мариллы чуть дрогнули в понимающей улыбке.
She had expected Mrs. Rachel up; she had known that the sight of Matthew jaunting off so unaccountably would be too much for her neighbor's curiosity. Она ожидала прихода миссис Рейчел, зная, что вид Мэтью, катящего по дороге в кабриолете, будет столь необъяснимым, что окажется слишком тяжелым испытанием для любопытства соседки.
"Oh, no, I'm quite well although I had a bad headache yesterday," she said. - О нет, я совершенно здорова, хотя вчера у меня очень болела голова, - сказала она.
"Matthew went to Bright River. - Мэтью поехал на станцию в Брайт Ривер.
We're getting a little boy from an orphan asylum in Nova Scotia and he's coming on the train tonight." Мы берем на воспитание маленького мальчика из сиротского приюта в Новой Шотландии. Он приезжает сегодня вечерним поездом.
If Marilla had said that Matthew had gone to Bright River to meet a kangaroo from Australia Mrs. Rachel could not have been more astonished. Если бы Марилла сказала, что Мэтью поехал на станцию, чтобы забрать кенгуру, полученного из Австралии, изумление миссис Рейчел не было бы большим.
She was actually stricken dumb for five seconds. Она онемела на целых пять секунд.
It was unsupposable that Marilla was making fun of her, but Mrs. Rachel was almost forced to suppose it. Было невероятно, чтобы Марилла захотела подшутить над ней, но миссис Рейчел была готова предположить даже такое.
"Are you in earnest, Marilla?" she demanded when voice returned to her. - Ты это серьезно, Марилла? - спросила она, когда к ней вернулся дар речи.
"Yes, of course," said Marilla, as if getting boys from orphan asylums in Nova Scotia were part of the usual spring work on any well-regulated Avonlea farm instead of being an unheard of innovation. - Да, конечно, - отвечала Марилла, как будто брать мальчиков из сиротского приюта в Новой Шотландии входило в число обычных весенних работ на любой порядочной ферме в Авонлее, а не неслыханным доселе нововведением.
Mrs. Rachel felt that she had received a severe mental jolt. Миссис Рейчел почувствовала, что совершенно утратила душевное равновесие.
She thought in exclamation points. Мысли ее состояли из одних восклицаний.
A boy! Мальчик!
Marilla and Matthew Cuthbert of all people adopting a boy! Марилла и Мэтью Касберты берут на воспитание мальчика!
From an orphan asylum! Из сиротского приюта!
Well, the world was certainly turning upside down! Да это прямо конец света!
She would be surprised at nothing after this! После такого ее уж ничто не удивит!
Nothing! Ничто!
"What on earth put such a notion into your head?" she demanded disapprovingly. - Да как вам пришло такое в голову? - спросила она с неодобрением в голосе.
This had been done without her advice being asked, and must perforce be disapproved. Принимая решение, ее совета даже не спросили, а потому следовало выразить неодобрение.
"Well, we've been thinking about it for some time-all winter in fact," returned Marilla. - О, мы думали об этом довольно долго, точнее, всю зиму, - ответила Марилла.
"Mrs. Alexander Spencer was up here one day before Christmas and she said she was going to get a little girl from the asylum over in Hopeton in the spring. - Миссис Спенсер была у нас здесь перед Рождеством и сказала, что весной собирается взять на воспитание маленькую девочку из приюта в Хоуптауне.
Her cousin lives there and Mrs. Spencer has visited here and knows all about it. Там, в Хоуптауне, живет ее кузина. Миссис Спенсер навещала ее и узнала все об этом приюте.
So Matthew and I have talked it over off and on ever since. Так что с тех пор мы с Мэтью все время возвращались к этой теме в разговорах.
We thought we'd get a boy. Мы решили, что возьмем мальчика.
Matthew is getting up in years, you know-he's sixty-and he isn't so spry as he once was. Мэтью немолод, ты знаешь, ему за шестьдесят, и он теперь не такой бодрый, как прежде.
His heart troubles him a good deal. И сердце у него не совсем в порядке.
And you know how desperate hard it's got to be to get hired help. А ты ведь знаешь, как трудно сейчас нанять кого-нибудь, чтобы помогал на ферме.
There's never anybody to be had but those stupid, half-grown little French boys; and as soon as you do get one broke into your ways and taught something he's up and off to the lobster canneries or the States. Тут нет никого, кроме этих глупых французских подростков. Только какого-нибудь из них приставишь к делу и чему-то научишь, как он убегает на завод, где консервируют омаров, или в Соединенные Штаты.
At first Matthew suggested getting a Home boy. Сначала Мэтью предлагал взять мальчика из Англии.
But I said 'no' flat to that. Но я твердо сказала - нет.
'They may be all right-I'm not saying they're not-but no London street Arabs for me,' I said. "Может, они и неплохие, я ничего против них не имею. Но я не хочу иметь дело с лондонскими уличными мальчишками, - сказала я.
' Give me a native born at least. - Пусть он будет, по крайней мере, здешний.
There'll be a risk, no matter who we get. Конечно, риск будет, кого бы мы ни взяли.
But I'll feel easier in my mind and sleep sounder at nights if we get a born Canadian.' Но мне станет легче на душе и спать я буду спокойнее, если мы возьмем канадского ребенка".
So in the end we decided to ask Mrs. Spencer to pick us out one when she went over to get her little girl. Так что в конце концов мы решили попросить миссис Спенсер выбрать для нас мальчика, когда она поедет, чтобы взять девочку для себя.
We heard last week she was going, so we sent her word by Richard Spencer's folks at Carmody to bring us a smart, likely boy of about ten or eleven. На прошлой неделе мы узнали, что она уже едет, и через семью Роберта Спенсера в Кармоди попросили ее привезти нам сообразительного симпатичного мальчика лет десяти-одиннадцати.
We decided that would be the best age-old enough to be of some use in doing chores right off and young enough to be trained up proper. Мы сочли, что это будет самый подходящий возраст - достаточно взрослый, чтобы сразу помогать по хозяйству, и достаточно маленький, чтобы успеть его правильно воспитать.
We mean to give him a good home and schooling. У нас он найдет хорошую семью, дом и получит образование.
We had a telegram from Mrs. Alexander Spencer today-the mail-man brought it from the station-saying they were coming on the five-thirty train tonight. Сегодня пришла телеграмма от миссис Спенсер -почтальон принес ее со станции, - там сказано, что они приедут поездом в пять тридцать.
So Matthew went to Bright River to meet him. Мэтью поехал на станцию в Брайт Ривер встретить его.
Mrs. Spencer will drop him off there. Of course she goes on to White Sands station herself." Миссис Спенсер высадит его там, а сама, разумеется, поедет до Уайт Сендс.
Mrs. Rachel prided herself on always speaking her mind; she proceeded to speak it now, having adjusted her mental attitude to this amazing piece of news. Миссис Рейчел гордилась тем, что всегда высказывала свое мнение без всяких оговорок. К этому она и приступила теперь, уже определив свое отношение к этой потрясающей новости.
"Well, Marilla, I'll just tell you plain that I think you're doing a mighty foolish thing-a risky thing, that's what. - Ну, Марилла, я прямо тебе выложу, что думаю. Вы делаете ужасную глупость! Это риск, скажу я вам.
You don't know what you're getting. Вы не понимаете, что делаете!
You're bringing a strange child into your house and home and you don't know a single thing about him nor what his disposition is like nor what sort of parents he had nor how he's likely to turn out. Вы берете в свой дом чужого ребенка, не зная абсолютно ничего ни о нем, ни о его характере, ни о его родителях, ни о том, каким он может вырасти.
Why, it was only last week I read in the paper how a man and his wife up west of the Island took a boy out of an orphan asylum and he set fire to the house at night-set it on purpose, Marilla-and nearly burnt them to a crisp in their beds. Вот, только на прошлой неделе я читала в газете, как один фермер с женой, из наших же мест, взяли мальчика из сиротского приюта, а он взял да и поджег ночью их дом - поджег нарочно, Марилла, - и чуть не спалил их дотла прямо в постелях.
And I know another case where an adopted boy used to suck the eggs-they couldn't break him of it. И я знаю другой случай, когда усыновленный мальчик высасывал все сырые яйца - они не могли отучить его от этого.
If you had asked my advice in the matter-which you didn't do, Marilla-I'd have said for mercy's sake not to think of such a thing, that's what." Если бы вы спросили моего совета в этом деле -чего вы не сделали, Марилла, - я сказала бы: ради всего святого, и не думайте об этом! Так-то вот!
This Job's comforting seemed neither to offend nor to alarm Marilla. Это запоздалое предостережение, казалось, не обидело и не встревожило Мариллу.
She knitted steadily on. Она не переставала работать спицами.
"I don't deny there's something in what you say, Rachel. - Не спорю, в том, что ты говоришь, Рейчел, много правды.
I've had some qualms myself. У меня самой есть кое-какие сомнения.
But Matthew was terrible set on it. Но Мэтью ужасно привязался к этой мысли.
I could see that, so I gave in. Я поняла это и потому уступила.
It's so seldom Matthew sets his mind on anything that when he does I always feel it's my duty to give in. Мэтью так редко чего-нибудь хочет, что, когда это случается, я всегда чувствую, что мой долг уступить.
And as for the risk, there's risks in pretty near everything a body does in this world. А что касается риска, так риск есть почти во всяком деле.
There's risks in people's having children of their own if it comes to that-they don't always turn out well. Риск есть и тогда, когда люди заводят своих собственных детей, если уж на то пошло, - тоже неизвестно, что из них вырастет.
And then Nova Scotia is right close to the Island. А Новая Шотландия - это совсем близко от нашего острова.
It isn't as if we were getting him from England or the States. Другое дело, если бы мы брали ребенка из Англии или Соединенных Штатов.
He can't be much different from ourselves." Канадский ребенок не может уж очень сильно отличаться от нас.
"Well, I hope it will turn out all right," said Mrs. Rachel in a tone that plainly indicated her painful doubts. - Ну, надеюсь, все будет хорошо, - сказала миссис Рейчел тоном, который явно свидетельствовал, что она сильно в этом сомневается.
"Only don't say I didn't warn you if he burns Green Gables down or puts strychnine in the well-I heard of a case over in New Brunswick where an orphan asylum child did that and the whole family died in fearful agonies. - Только не говори потом, что я тебя не предупреждала, если он спалит Зеленые Мезонины или насыплет стрихнина в колодец - я слышала, такой случай был в Нью-Брансуике, где приютский ребенок сделал это, и вся семья скончалась в ужасных мучениях.
Only, it was a girl in that instance." Только в том случае это была девочка.
"Well, we're not getting a girl," said Marilla, as if poisoning wells were a purely feminine accomplishment and not to be dreaded in the case of a boy. - Ну, мы берем не девочку, - сказала Марилла, как будто отравление колодцев было чисто женской специальностью и не следовало опасаться такого со стороны мальчика.
"I'd never dream of taking a girl to bring up. - Мне бы никогда не пришло в голову взять на воспитание девочку.
I wonder at Mrs. Alexander Spencer for doing it. И удивляюсь, что миссис Спенсер это делает.
But there, she wouldn't shrink from adopting a whole orphan asylum if she took it into her head." Ну, впрочем, она усыновила бы весь сиротский приют, если бы только такая мысль пришла ей в голову.
Mrs. Rachel would have liked to stay until Matthew came home with his imported orphan. Миссис Рейчел охотно бы задержалась и подождала возвращения Мэтью.
But reflecting that it would be a good two hours at least before his arrival she concluded to go up the road to Robert Bell's and tell the news. Но, рассудив, что до его приезда остается еще, по меньшей мере, добрых два часа, она решила пройти дальше по дороге до дома, где жила семья Роберта Белла, и сообщить им новость.
It would certainly make a sensation second to none, and Mrs. Rachel dearly loved to make a sensation. Ее слова, несомненно, произведут сенсацию, а миссис Рейчел очень любила производить сенсацию.
So she took herself away, somewhat to Marilla's relief, for the latter felt her doubts and fears reviving under the influence of Mrs. Rachel's pessimism. И потому она удалилась, к большому облегчению Мариллы, которая чувствовала, что ее собственные сомнения и страхи оживают под воздействием мрачных предсказаний миссис Рейчел.
"Well, of all things that ever were or will be!" ejaculated Mrs. Rachel when she was safely out in the lane. - Ну и ну, слыхано ли такое! - воскликнула миссис Рейчел, выбравшись на тропинку.
"It does really seem as if I must be dreaming. - Прямо как во сне.
Well, I'm sorry for that poor young one and no mistake. Жаль мне этого бедного мальчугана.
Matthew and Marilla don't know anything about children and they'll expect him to be wiser and steadier that his own grandfather, if so be's he ever had a grandfather, which is doubtful. Мэтью и Марилла ничего не знают о детях и захотят, чтобы он был умнее и степеннее его собственного дедушки, если, конечно, у него вообще был дедушка, что сомнительно.
It seems uncanny to think of a child at Green Gables somehow; there's never been one there, for Matthew and Marilla were grown up when the new house was built-if they ever were children, which is hard to believe when one looks at them. Странно даже представить, что в Зеленых Мезонинах появится ребенок. Там никогда не было детей, потому что Мэтью и Марилла были уже взрослыми, когда их отец строил этот дом... Впрочем, кто знает, были ли они вообще когда-нибудь детьми; в это трудно поверить, глядя на них.
I wouldn't be in that orphan's shoes for anything. Не хотела бы я оказаться на месте этого сироты.
My, but I pity him, that's what." Боже мой, жаль мне его, скажу я вам!
So said Mrs. Rachel to the wild rose bushes out of the fulness of her heart; but if she could have seen the child who was waiting patiently at the Bright River station at that very moment her pity would have been still deeper and more profound. Так, с глубоким чувством, говорила миссис Рейчел кустам шиповника. Но если бы она могла видеть того ребенка, который в это время терпеливо ожидал Мэтью на станции, ее жалость была бы еще сильнее и глубже.
CHAPTER II. Глава 2
Matthew Cuthbert is surprised Мэтью Касберт удивляется
MATTHEW Cuthbert and the sorrel mare jogged comfortably over the eight miles to Bright River. Мэтью Касберт и его гнедая неспешной трусцой преодолели восемь миль, отделявшие их от Брайт Ривер.
It was a pretty road, running along between snug farmsteads, with now and again a bit of balsamy fir wood to drive through or a hollow where wild plums hung out their filmy bloom. Это была чудесная дорога, по обе стороны которой расположились ухоженные фермерские усадьбы. Порой она пересекала то участок, поросший душистой смолистой пихтой, то долину, где к ней протягивали свои ветви дикие сливы, все усыпанные цветами.
The air was sweet with the breath of many apple orchards and the meadows sloped away in the distance to horizon mists of pearl and purple; while "The little birds sang as if it were The one day of summer in all the year." Воздух был пропитан ароматами бесчисленных яблоневых садов, луга терялись на горизонте в опаловых и пурпурных отблесках, а птички пели так, словно это был единственный погожий день в году.
Matthew enjoyed the drive after his own fashion, except during the moments when he met women and had to nod to them-for in Prince Edward island you are supposed to nod to all and sundry you meet on the road whether you know them or not. Мэтью наслаждался поездкой. Ее портили только те минуты, когда ему приходилось кланяться женщинам, встречавшимся ему по дороге. На острове Принца Эдуарда принято кланяться каждому встречному, знакомому и незнакомому.
Matthew dreaded all women except Marilla and Mrs. Rachel; he had an uncomfortable feeling that the mysterious creatures were secretly laughing at him. Мэтью боялся всех женщин, кроме своей сестры Мариллы и миссис Рейчел. У него всегда было неприятное впечатление, что эти таинственные существа втайне смеются над ним.
He may have been quite right in thinking so, for he was an odd-looking personage, with an ungainly figure and long iron-gray hair that touched his stooping shoulders, and a full, soft brown beard which he had worn ever since he was twenty. Он не был далек от истины, потому что внешность его была довольно странной -нескладная фигура, длинные с проседью волосы, спускающиеся на сгорбленные плечи, и пышная, мягкая темная борода, которую он отпустил, когда ему было двадцать.
In fact, he had looked at twenty very much as he looked at sixty, lacking a little of the grayness. По правде говоря, он и в двадцать выглядел так же, как теперь, в шестьдесят. Только тогда в волосах его не было седины.
When he reached Bright River there was no sign of any train; he thought he was too early, so he tied his horse in the yard of the small Bright River hotel and went over to the station house. Когда он добрался до Брайт Ривер, никакого поезда не было видно. Он подумал, что приехал слишком рано, а потому привязал лошадь во дворе маленькой станционной гостиницы и прошел в здание самой станции.
The long platform was almost deserted; the only living creature in sight being a girl who was sitting on a pile of shingles at the extreme end. Длинная платформа была почти пуста. Единственным живым существом здесь была девочка, сидевшая на сложенных в самом конце платформы кровельных досках.
Matthew, barely noting that it was a girl, sidled past her as quickly as possible without looking at her. Мэтью, заметив только, что это - девочка, бочком проскользнул мимо нее так быстро, как только мог, стараясь не глядеть в ее сторону.
Had he looked he could hardly have failed to notice the tense rigidity and expectation of her attitude and expression. Если бы он взглянул на нее, то не смог бы не почувствовать напряженную скованность и ожидание во всей ее позе и выражении лица.
She was sitting there waiting for something or somebody and, since sitting and waiting was the only thing to do just then, she sat and waited with all her might and main. Она сидела, ожидая чего-то или кого-то, и так как сидеть и ждать было единственным возможным занятием, то она предавалась ему со всей страстью, на какую была способна.
Matthew encountered the stationmaster locking up the ticket office preparatory to going home for supper, and asked him if the five-thirty train would soon be along. Мэтью столкнулся с начальником станции возле билетной кассы, которую тот запирал, собираясь домой к ужину, и спросил у него, скоро ли придет поезд, который должен был прибыть в пять тридцать.
"The five-thirty train has been in and gone half an hour ago," answered that brisk official. - Он уже пришел и ушел полчаса назад, - отвечал этот бодрый служащий.
"But there was a passenger dropped off for you-a little girl. - Но тут есть пассажир, которого высадили и который ждет вас, - маленькая девочка.
She's sitting out there on the shingles. Она сидит вон там на досках.
I asked her to go into the ladies' waiting room, but she informed me gravely that she preferred to stay outside. Я предложил ей пройти в комнату ожидания для дам, но она очень серьезно сообщила мне, что предпочитает оставаться на открытом воздухе.
'There was more scope for imagination,' she said. "Тут больше простора для воображения", - сказала она.
She's a case, I should say." Оригинальная девчушка, должен заметить.
"I'm not expecting a girl," said Matthew blankly. - Я не жду никакой девочки, - сказал Мэтью беспомощно.
"It's a boy I've come for. - Я приехал за мальчиком.
He should be here. Он должен быть здесь.
Mrs. Alexander Spencer was to bring him over from Nova Scotia for me." Миссис Спенсер должна была привезти его из Новой Шотландии.
The stationmaster whistled. Начальник станции присвистнул.
"Guess there's some mistake," he said. - Похоже, тут какая-то ошибка, - сказал он.
"Mrs. Spencer came off the train with that girl and gave her into my charge. - Миссис Спенсер вышла из поезда с этой девочкой и оставила ее на мое попечение.
Said you and your sister were adopting her from an orphan asylum and that you would be along for her presently. Она сказала, что девочка из сиротского приюта и что вы с вашей сестрой берете ее на воспитание и сегодня же за ней приедете.
That's all I know about it-and I haven't got any more orphans concealed hereabouts." Это все, что мне известно. И я тут больше никаких сирот не прячу, - добавил он шутливо.
"I don't understand," said Matthew helplessly, wishing that Marilla was at hand to cope with the situation. - Непонятно, - сказал Мэтью растерянно, жалея, что нет здесь Мариллы, чтобы разобраться в ситуации.
"Well, you'd better question the girl," said the station-master carelessly. - Ну, вам лучше расспросить девочку, - сказал начальник станции беззаботно.
"I dare say she'll be able to explain-she's got a tongue of her own, that's certain. - Я уверен, она сумеет объяснить - язык у нее подвешен, не сомневайтесь.
Maybe they were out of boys of the brand you wanted." Может быть, у них не было мальчиков того сорта, что вам нужен.
He walked jauntily away, being hungry, and the unfortunate Matthew was left to do that which was harder for him than bearding a lion in its den-walk up to a girl-a strange girl-an orphan girl-and demand of her why she wasn't a boy. И он поспешил домой, так как был голоден, а несчастный Мэтью остался, и предстояло ему сделать то, что было для него хуже, чем войти в логово льва, - подойти к девочке, незнакомой девочке, девочке из приюта, и спросить у нее, почему она не мальчик.
Matthew groaned in spirit as he turned about and shuffled gently down the platform towards her. Мэтью внутренне застонал, когда повернулся и медленно, шаркающей походкой направился к ней.
She had been watching him ever since he had passed her and she had her eyes on him now. Она следила за ним с той самой минуты, как он прошел мимо нее, и продолжала смотреть на него и теперь.
Matthew was not looking at her and would not have seen what she was really like if he had been, but an ordinary observer would have seen this: A child of about eleven, garbed in a very short, very tight, very ugly dress of yellowish-gray wincey. Сам Мэтью не глядел на нее, но даже если бы и взглянул, то не увидел бы, какой она была, но любой обыкновенный наблюдатель увидел бы вот что... Девочка лет одиннадцати в очень коротком, очень тесном, очень некрасивом платье из жесткой желтовато-белой полушерстяной ткани.
She wore a faded brown sailor hat and beneath the hat, extending down her back, were two braids of very thick, decidedly red hair. На ней была выцветшая коричневая матросская шляпа, а из-под шляпы на спину ложились две очень толстые косы, рыжие, как огонь.
Her face was small, white and thin, also much freckled; her mouth was large and so were her eyes, which looked green in some lights and moods and gray in others. Личико у нее было маленькое, бледное и худое, со множеством веснушек, с широким ртом и большими глазами; они казались то зелеными, то серыми в зависимости от освещения и настроения их обладательницы.
So far, the ordinary observer; an extraordinary observer might have seen that the chin was very pointed and pronounced; that the big eyes were full of spirit and vivacity; that the mouth was sweet-lipped and expressive; that the forehead was broad and full; in short, our discerning extraordinary observer might have concluded that no commonplace soul inhabited the body of this stray woman-child of whom shy Matthew Cuthbert was so ludicrously afraid. Вот и все, что мог бы заметить обыкновенный наблюдатель; необыкновенный же, более внимательный наблюдатель мог бы увидеть, что подбородок у нее был решительный и острый, что большие глаза полны живости и сообразительности, что рот у нее красиво очерченный и выразительный, что лоб широкий и умный - словом, наш более проницательный необыкновенный наблюдатель мог бы сделать вывод, что незаурядная душа обитает в теле этого бедного, заброшенного существа, которого робкий Мэтью так нелепо боялся.
Matthew, however, was spared the ordeal of speaking first, for as soon as she concluded that he was coming to her she stood up, grasping with one thin brown hand the handle of a shabby, old-fashioned carpet-bag; the other she held out to him. Мэтью, однако, был избавлен от тяжкой необходимости заговорить первым, потому что, как только девочка поняла, что он направляется именно к ней, она встала, одной смуглой худенькой рукой схватила ручку своего потрепанного старомодного саквояжа, а другую протянула ему.
"I suppose you are Mr. Matthew Cuthbert of Green Gables?" she said in a peculiarly clear, sweet voice. - Я полагаю, вы - мистер Мэтью Касберт из Зеленых Мезонинов? - сказала она необычно звучным и приятным голосом.
"I'm very glad to see you. - Я очень рада вас видеть.
I was beginning to be afraid you weren't coming for me and I was imagining all the things that might have happened to prevent you. Я уже начинала бояться, что вы не приедете за мной, и пыталась вообразить все, что могло вас задержать.
I had made up my mind that if you didn't come for me to-night I'd go down the track to that big wild cherry-tree at the bend, and climb up into it to stay all night. Я решила, что, если вы не приедете за мной сегодня, я пройду по шпалам до той большой цветущей дикой вишни на повороте, влезу на нее и там проведу ночь.
I wouldn't be a bit afraid, and it would be lovely to sleep in a wild cherry-tree all white with bloom in the moonshine, don't you think? Мне совсем не было бы страшно. Было бы прелестно спать на дикой вишне, среди белых цветов, в лунном сиянии, как вы думаете?
You could imagine you were dwelling in marble halls, couldn't you? Можно вообразить, что живешь в мраморном дворце, правда?
And I was quite sure you would come for me in the morning, if you didn't to-night." И я была уверена, что вы приедете за мной завтра утром, если не сможете приехать сегодня.
Matthew had taken the scrawny little hand awkwardly in his; then and there he decided what to do. Мэтью неуклюже пожал худенькую маленькую руку и в ту же минуту решил, что делать.
He could not tell this child with the glowing eyes that there had been a mistake; he would take her home and let Marilla do that. Он не может сказать этому ребенку с сияющими глазами, что произошла ошибка. Он возьмет ее домой и предоставит Марилле сделать это.
She couldn't be left at Bright River anyhow, no matter what mistake had been made, so all questions and explanations might as well be deferred until he was safely back at Green Gables. В любом случае ее нельзя оставить в Брайт Ривер, пусть даже и произошла ошибка. Так что все вопросы и объяснения можно отложить до того момента, когда они благополучно вернутся в Зеленые Мезонины.
"I'm sorry I was late," he said shyly. - Извини, что я опоздал, - сказал он робко.
"Come along. - Пойдем.
The horse is over in the yard. Лошадь там, во дворе.
Give me your bag." Давай мне твой саквояж.
"Oh, I can carry it," the child responded cheerfully. - О, я сама могу его нести, - отвечала девочка весело.
"It isn't heavy. - Он не тяжелый.
I've got all my worldly goods in it, but it isn't heavy. В нем все мое земное имущество, но он совсем не тяжелый.
And if it isn't carried in just a certain way the handle pulls out-so I'd better keep it because I know the exact knack of it. И потом, я знаю, как надо держать, чтобы ручка у него не отваливалась, - так что я лучше сама понесу.
It's an extremely old carpet-bag. Это очень старый саквояж.
Oh, I'm very glad you've come, even if it would have been nice to sleep in a wild cherry-tree. Ах, я очень рада, что вы приехали, пусть даже и было бы приятно спать на дикой вишне.
We've got to drive a long piece, haven't we? Нам далеко ехать, да?
Mrs. Spencer said it was eight miles. Миссис Спенсер сказала - восемь миль.
I'm glad because I love driving. Я рада, потому что люблю ездить.
Oh, it seems so wonderful that I'm going to live with you and belong to you. Ах, как это чудесно, что я буду жить у вас и буду вам принадлежать!
I've never belonged to anybody-not really. Я никогда не принадлежала никому... по-настоящему.
But the asylum was the worst. Но приют был хуже всего.
I've only been in it four months, but that was enough. Я провела там лишь четыре месяца, но и этого было достаточно.
I don't suppose you ever were an orphan in an asylum, so you can't possibly understand what it is like. Я думаю, вы никогда не были сиротой в приюте, так что, скорее всего, не можете понять, что это такое.
It's worse than anything you could imagine. Это хуже всего, что только можно вообразить.
Mrs. Spencer said it was wicked of me to talk like that, but I didn't mean to be wicked. Миссис Спенсер сказала, что нехорошо так говорить, но я ведь не имею в виду ничего дурного.
It's so easy to be wicked without knowing it, isn't it? Очень легко сделать нечаянно что-то нехорошее, даже не догадываясь об этом, правда?
They were good, you know-the asylum people. But there is so little scope for the imagination in an asylum-only just in the other orphans. Понимаете, они были добрые, эти воспитатели в приюте, но там так мало простора для воображения... разве что другие сироты.
It was pretty interesting to imagine things about them-to imagine that perhaps the girl who sat next to you was really the daughter of a belted earl, who had been stolen away from her parents in her infancy by a cruel nurse who died before she could confess. Было довольно интересно воображать разные вещи о них: вообразить, например, что девочка, которая сидит рядом, на самом деле дочь какого-нибудь графа, украденная в младенчестве у родителей злой нянькой, которая умерла прежде, чем успела в этом признаться.
I used to lie awake at nights and imagine things like that, because I didn't have time in the day. Я обычно не спала по ночам и воображала что-нибудь в этом роде, потому что днем у меня не было времени.
I guess that's why I'm so thin-I am dreadful thin, ain't I? Может быть, именно поэтому я такая худая... ведь я ужасно худая, правда?
There isn't a pick on my bones. Одни кости.
I do love to imagine I'm nice and plump, with dimples in my elbows." Я люблю воображать, что я хорошенькая и пухленькая, с ямочками на локтях.
With this Matthew's companion stopped talking, partly because she was out of breath and partly because they had reached the buggy. И тут спутница Мэтью умолкла, отчасти потому, что запыхалась, а отчасти потому, что в этот момент они остановились у кабриолета.
Not another word did she say until they had left the village and were driving down a steep little hill, the road part of which had been cut so deeply into the soft soil, that the banks, fringed with blooming wild cherry-trees and slim white birches, were several feet above their heads. Она не проронила ни слова, пока они выезжали из деревни и спускались с крутого холма. Дорога здесь так глубоко врезалась в мягкий грунт, что края ее, поросшие цветущими дикими вишнями и стройными белыми березами, поднимались на несколько футов над головами едущих.
The child put out her hand and broke off a branch of wild plum that brushed against the side of the buggy. Девочка протянула руку и отломила ветку дикой сливы, которая задела о бок кабриолета.
"Isn't that beautiful? - Правда, красиво?
What did that tree, leaning out from the bank, all white and lacy, make you think of?" she asked. Что вам напоминает это дерево, склонившееся к дороге, все белое и кружевное? - спросила она.
"Well now, I dunno," said Matthew. - Мм... не знаю, не думал, - сказал Мэтью.
"Why, a bride, of course-a bride all in white with a lovely misty veil. - Конечно же невесту - невесту, всю в белом, под прелестной кружевной вуалью.
I've never seen one, but I can imagine what she would look like. Я никогда не видела невесту, но могу вообразить, что именно так она выглядит.
I don't ever expect to be a bride myself. Я не думаю, что когда-нибудь стану невестой.
I'm so homely nobody will ever want to marry me-unless it might be a foreign missionary. Я такая некрасивая, что никто никогда не захочет на мне жениться... ну, может, только иностранный миссионер.
I suppose a foreign missionary mightn't be very particular. Я полагаю, миссионер не должен быть слишком разборчивым.
But I do hope that some day I shall have a white dress. Но я надеюсь, что когда-нибудь у меня будет белое платье.
That is my highest ideal of earthly bliss. Это мое представление о вершине земного блаженства.
I just love pretty clothes. Я так люблю красивые платья.
And I've never had a pretty dress in my life that I can remember-but of course it's all the more to look forward to, isn't it? У меня ни разу в жизни не было красивого платья, сколько я себя помню... но, разумеется, зато есть чего ждать от жизни, правда?
And then I can imagine that I'm dressed gorgeously. А впрочем, я могу вообразить, что одета великолепно.
This morning when I left the asylum I felt so ashamed because I had to wear this horrid old wincey dress. Сегодня утром, когда я уезжала из приюта, мне было так стыдно, потому что пришлось надеть это ужасное старое платье.
All the orphans had to wear them, you know. Там, понимаете, всем сиротам приходится носить такие.
A merchant in Hopeton last winter donated three hundred yards of wincey to the asylum. Один торговец из Хоуптауна прошлой зимой пожертвовал приюту триста ярдов этой ткани.
Some people said it was because he couldn't sell it, but I'd rather believe that it was out of the kindness of his heart, wouldn't you? Некоторые говорили, что он просто не смог ее продать, но я предпочитаю верить, что он сделал это от чистого сердца, а вы как думаете?
When we got on the train I felt as if everybody must be looking at me and pitying me. Когда мы сели в поезд, у меня было такое ощущение, будто все смотрят и жалеют меня.
But I just went to work and imagined that I had on the most beautiful pale blue silk dress-because when you are imagining you might as well imagine something worth while-and a big hat all flowers and nodding plumes, and a gold watch, and kid gloves and boots. Но я тут же взялась за дело и вообразила, что на мне красивейшее платье из бледно-голубого шелка, - потому что если уж воображаешь, то ведь с тем же успехом можно вообразить что-нибудь стоящее - и большая шляпа вся в цветах и с покачивающимися перьями, и золотые часики, и тонкие кожаные перчатки, и туфельки.
I felt cheered up right away and I enjoyed my trip to the Island with all my might. Я сразу почувствовала себя счастливой и наслаждалась этой поездкой на остров всем своим существом.
I wasn't a bit sick coming over in the boat. Меня совсем не тошнило на пароходе.
Neither was Mrs. Spencer although she generally is. И миссис Спенсер тоже не тошнило, хотя обычно ее тошнит.
She said she hadn't time to get sick, watching to see that I didn't fall overboard. Она сказала, что у нее не было на это времени, потому что надо было следить, чтобы я не свалилась за борт.
She said she never saw the beat of me for prowling about. Она сказала, что в жизни не видела никого, кто бы так крутился, как я.
But if it kept her from being seasick it's a mercy I did prowl, isn't it? Но ведь если это помогло ей избежать морской болезни, то просто счастье, что я так крутилась, правда?
And I wanted to see everything that was to be seen on that boat, because I didn't know whether I'd ever have another opportunity. Просто я хотела увидеть все, что можно было увидеть на пароходе, потому что не знала, представится ли еще такой случай.
Oh, there are a lot more cherry-trees all in bloom! Ах, сколько вишен, и все в цвету!
This Island is the bloomiest place. Этот остров - настоящий сад.
I just love it already, and I'm so glad I'm going to live here. Я уже его люблю и так рада, что буду здесь жить.
I've always heard that Prince Edward Island was the prettiest place in the world, and I used to imagine I was living here, but I never really expected I would. Я и раньше слышала, что остров Принца Эдуарда самое красивое место на свете, и часто воображала, что живу здесь, но никогда не предполагала, что буду и в самом деле здесь жить.
It's delightful when your imaginations come true, isn't it? Восхитительно, когда то, что воображаешь, становится реальностью, правда?
But those red roads are so funny. Какие странные эти красные дороги!
When we got into the train at Charlottetown and the red roads began to flash past I asked Mrs. Spencer what made them red and she said she didn't know and for pity's sake not to ask her any more questions. Когда мы сели в поезд в Шарлоттауне и за окнами стали мелькать красные дороги, я спросила миссис Спенсер, почему они красные, а она сказала, что не знает и чтобы я, ради Бога, не задавала ей больше вопросов.
She said I must have asked her a thousand already. Она сказала, что я задала их ей уже, наверное, тысячу.
I suppose I had, too, but how you going to find out about things if you don't ask questions? Я думаю, что так оно и было, но как же понять разные вещи, если нельзя задавать вопросов?
And what does make the roads red?" А почему эти дороги красные?
"Well now, I dunno," said Matthew. -Мм... по правде сказать, не знаю, - признался Мэтью.
"Well, that is one of the things to find out sometime. - Что ж, это еще один вопрос, на который предстоит когда-нибудь найти ответ.
Isn't it splendid to think of all the things there are to find out about? Разве не радостно подумать, что еще так много всего предстоит узнать?
It just makes me feel glad to be alive-it's such an interesting world. Именно поэтому я рада, что живу, - это такой интересный мир.
It wouldn't be half so interesting if we know all about everything, would it? И он не был бы и вполовину таким интересным, если бы мы уже все обо всем знали, правда?
There'd be no scope for imagination then, would there? Тогда не было бы простора для воображения, ведь так?
But am I talking too much? Но может быть, я слишком много говорю?
People are always telling me I do. Мне всегда делают замечания.
Would you rather I didn't talk? Может, вы хотите, чтобы я не говорила?
If you say so I'll stop. Скажите только, и я перестану.
I can stop when I make up my mind to it, although it's difficult." Я могу перестать, если захочу, хотя это трудно.
Matthew, much to his own surprise, was enjoying himself. Мэтью, к своему большому удивлению, чувствовал себя прекрасно.
Like most quiet folks he liked talkative people when they were willing to do the talking themselves and did not expect him to keep up his end of it. Как все молчаливые люди, он любил говорунов, если они были готовы говорить, не ожидая, что он будет поддерживать разговор.
But he had never expected to enjoy the society of a little girl. Но он никогда не предполагал, что общество маленькой девочки может быть таким приятным.
Women were bad enough in all conscience, but little girls were worse. Женщины были, безусловно, ужасны, но маленькие девочки еще хуже.
He detested the way they had of sidling past him timidly, with sidewise glances, as if they expected him to gobble them up at a mouthful if they ventured to say a word. Он особенно не любил, когда они пугливо пробирались бочком мимо него, поглядывая искоса, как будто ожидали, что он проглотит их целиком, если они решатся сказать хоть словечко.
That was the Avonlea type of well-bred little girl. Таков был авонлейский тип хорошо воспитанной девочки.
But this freckled witch was very different, and although he found it rather difficult for his slower intelligence to keep up with her brisk mental processes he thought that he "kind of liked her chatter." Но эта веснушчатая чародейка была совсем другая, и хотя для медлительного Мэтью было довольно трудно поспевать за полетом ее мысли, он подумал, что ему, "похоже, нравится ее болтовня".
So he said as shyly as usual: Поэтому он сказал, как всегда робко:
"Oh, you can talk as much as you like. - О, говори сколько хочешь.
I don't mind." Я не против.
"Oh, I'm so glad. - Ах, как я рада!
I know you and I are going to get along together fine. Я чувствую, что мы с вами подружимся.
It's such a relief to talk when one wants to and not be told that children should be seen and not heard. Это такое облегчение - говорить, когда хочется и когда тебе не напоминают, что детей лучше видеть, чем слышать.
I've had that said to me a million times if I have once. Мне это говорили миллион раз.
And people laugh at me because I use big words. И еще смеются надо мной, потому что я употребляю возвышенные слова.
But if you have big ideas you have to use big words to express them, haven't you?" Но если у вас возвышенные мысли, то вам приходится употреблять возвышенные слова, чтобы их выразить, вы согласны?
"Well now, that seems reasonable," said Matthew. -Мм... похоже, что это оправданно, - согласился Мэтью.
"Mrs. Spencer said that my tongue must be hung in the middle. - Миссис Спенсер говорит, что мой язык следовало бы прикрепить посередине.
But it isn't-it's firmly fastened at one end. Но он прирос, и крепко, с одного конца.
Mrs. Spencer said your place was named Green Gables. Миссис Спенсер сказала, что ваш участок называется Зеленые Мезонины.
I asked her all about it. Я ее расспрашивала о нем.
And she said there were trees all around it. И она сказала, что дом весь окружен деревьями.
I was gladder than ever. Я была ужасно рада.
I just love trees. Я так люблю деревья.
And there weren't any at all about the asylum, only a few poor weeny-teeny things out in front with little whitewashed cagey things about them. А их совсем не было в приюте, только несколько несчастных хилых деревцев перед входом, за выбеленной оградкой.
They just looked like orphans themselves, those trees did. Они сами выглядели как сироты, эти деревья.
It used to make me want to cry to look at them. Мне всегда хотелось плакать, когда я на них смотрела.
I used to say to them, Я говорила им:
' Oh, you poor little things! "Ах вы, бедняжки!
If you were out in a great big woods with other trees all around you and little mosses and June bells growing over your roots and a brook not far away and birds singing in you branches, you could grow, couldn't you? Если бы вы стояли в большом лесу среди других деревьев, где густой мох и колокольчики росли бы вкруг ваших корней, а поблизости шумел ручей и птички пели бы в ваших ветвях, разве не разрослись бы вы быстро?
But you can't where you are. Но здесь, где вы стоите, вы не можете расти.
I know just exactly how you feel, little trees.' Я хорошо понимаю, каково вам, маленькие деревца".
I felt sorry to leave them behind this morning. Мне было грустно расставаться с ними сегодня утром.
You do get so attached to things like that, don't you? Человек привязывается к подобным вещам, ведь правда?
Is there a brook anywhere near Green Gables? А возле Зеленых Мезонинов есть ручей?
I forgot to ask Mrs. Spencer that." Я забыла спросить об этом миссис Спенсер.
"Well now, yes, there's one right below the house." - Да, конечно, ручей прямо за нашим двором.
"Fancy. - Чудесно!
It's always been one of my dreams to live near a brook. Жить возле ручья всегда было моей мечтой.
I never expected I would, though. Хотя я никогда не думала, что она сбудется.
Dreams don't often come true, do they? Мечты не часто сбываются, правда?
Wouldn't it be nice if they did? А разве не чудесно было бы, если бы они всегда сбывались?
But just now I feel pretty nearly perfectly happy. Но теперь я чувствую себя почти совершенно счастливой.
I can't feel exactly perfectly happy because-well, what color would you call this?" Я не могу быть совершенно счастливой, потому что... вот, какого это цвета, что вы скажете?
She twitched one of her long glossy braids over her thin shoulder and held it up before Matthew's eyes. Она перекинула вперед через худенькое плечо одну из длинных блестящих кос и показала Мэтью.
Matthew was not used to deciding on the tints of ladies' tresses, but in this case there couldn't be much doubt. Мэтью не привык судить об оттенках дамских локонов, но в этом случае сомнений быть не могло.
"It's red, ain't it?" he said. - Рыжие, да? - сказал он.
The girl let the braid drop back with a sigh that seemed to come from her very toes and to exhale forth all the sorrows of the ages. Девочка уронила косу со вздохом, таким глубоким, что он, казалось, поднимался от самых ее стоп и давал выход всем многовековым скорбям.
"Yes, it's red," she said resignedly. - Да, рыжие, - сказала она с покорностью судьбе.
"Now you see why I can't be perfectly happy. - Теперь вы понимаете, почему я не могу быть совершенно счастлива?
Nobody could who has red hair. Никто не смог бы, если бы у него были рыжие волосы.
I don't mind the other things so much-the freckles and the green eyes and my skinniness. Я не расстраиваюсь так глубоко из-за других вещей... веснушки, зеленые глаза и то, что я такая худая.
I can imagine them away. Я могу вообразить, что всего этого нет.
I can imagine that I have a beautiful rose-leaf complexion and lovely starry violet eyes. Я могу вообразить, что у меня цвет лица как лепестки розы и прелестные лучистые фиалковые глаза.
But I cannot imagine that red hair away. Но я не могу даже в воображении избавиться от рыжих волос.
I do my best. Я очень стараюсь.
I think to myself, 'Now my hair is a glorious black, black as the raven's wing.' Я повторяю себе: теперь у меня блестящие черные волосы, черные, как вороново крыло.
But all the time I know it is just plain red and it breaks my heart. Но все напрасно, я знаю, что они просто рыжие, и это разбивает мне сердце.
It will be my lifelong sorrow. Это будет трагедия всей моей жизни.
I read of a girl once in a novel who had a lifelong sorrow but it wasn't red hair. Я читала однажды в романе о девушке, у которой была трагедия всей ее жизни, но это не были рыжие волосы.
Her hair was pure gold rippling back from her alabaster brow. У нее были золотые локоны, струившиеся с ее алебастрового чела.
What is an alabaster brow? Что это такое - алебастровое чело?
I never could find out. Мне так и не удалось выяснить.
Can you tell me?" Вы не могли бы мне объяснить?
"Well now, I'm afraid I can't," said Matthew, who was getting a little dizzy. - Мм... нет, боюсь, что не могу, - отвечал Мэтью, у которого начинала идти кругом голова.
He felt as he had once felt in his rash youth when another boy had enticed him on the merry-go-round at a picnic. Он чувствовал себя так же, как однажды в своей безрассудной юности, когда на пикнике другой мальчик уговорил его прокатиться на карусели.
"Well, whatever it was it must have been something nice because she was divinely beautiful. - Ну, во всяком случае, это было нечто прелестное, потому что она была божественно красива.
Have you ever imagined what it must feel like to be divinely beautiful?" Вы когда-нибудь воображали, что чувствует человек, который божественно красив?
"Well now, no, I haven't," confessed Matthew ingenuously. -Мм... нет, никогда,- признался Мэтью чистосердечно.
"I have, often. -А я это часто воображаю.
Which would you rather be if you had the choice-divinely beautiful or dazzlingly clever or angelically good?" А каким вы предпочли бы быть, если бы вам предложили выбирать, - божественно красивым, ошеломляюще умным или ангельски добрым?
"Well now, I-I don't know exactly." - Мм... я... точно не знаю.
"Neither do I. - Я тоже не знаю.
I can never decide. Никак не могу решить.
But it doesn't make much real difference for it isn't likely I'll ever be either. Но это неважно, потому что невероятно, чтобы я стала такой.
It's certain I'll never be angelically good. И уж точно, что я никогда не буду ангельски доброй.
Mrs. Spencer says-oh, Mr. Cuthbert! Миссис Спенсер говорит... О, мистер Касберт!
Oh, Mr. Cuthbert!! О, мистер Касберт!!
Oh, Mr. Cuthbert!!!" О, мистер Касберт!!!
That was not what Mrs. Spencer had said; neither had the child tumbled out of the buggy nor had Matthew done anything astonishing. Это не были слова миссис Спенсер, и девочка не вывалилась из кабриолета, и Мэтью не сделал ничего удивительного.
They had simply rounded a curve in the road and found themselves in the Просто они миновали поворот дороги и оказались в
"Avenue." "Аллее".
The "Avenue," so called by the Newbridge people, was a stretch of road four or five hundred yards long, completely arched over with huge, wide-spreading apple-trees, planted years ago by an eccentric old farmer. "Аллея", названная так жителями Ньюбриджа, представляла собой отрезок дороги в четыреста или пятьсот ярдов длиной, над которым сплетались ветвями два ряда огромных разросшихся яблонь, посаженных много лет назад каким-то старым чудаком-фермером.
Overhead was one long canopy of snowy fragrant bloom. Над головой был один сплошной навес из снежно-белых благоухающих цветов.
Below the boughs the air was full of a purple twilight and far ahead a glimpse of painted sunset sky shone like a great rose window at the end of a cathedral aisle. Под ним царил пурпурный полусвет, а далеко впереди виднелся кусочек вечернего неба, сверкающий, как огромное окно-розетка в конце длинной галереи.
Its beauty seemed to strike the child dumb. Красота этого места, казалось, лишила девочку дара речи.
She leaned back in the buggy, her thin hands clasped before her, her face lifted rapturously to the white splendor above. Она откинулась назад в кабриолете, сцепила на груди худенькие руки, лицо ее в немом восторге было поднято к белому великолепию, простиравшемуся над головой.
Even when they had passed out and were driving down the long slope to Newbridge she never moved or spoke. Даже когда они уже выехали из "Аллеи" и спускались по длинному косогору к Ньюбриджу, она все еще не двигалась и не говорила.
Still with rapt face she gazed afar into the sunset west, with eyes that saw visions trooping splendidly across that glowing background. Все с тем же восторженным лицом она смотрела вдаль на заходящее солнце, и перед ее глазами на фоне пылающего неба проходили чудесные видения.
Through Newbridge, a bustling little village where dogs barked at them and small boys hooted and curious faces peered from the windows, they drove, still in silence. Через Ньюбридж, шумную маленькую деревню, где собаки облаяли их, маленькие мальчики приветствовали криками, а из окон выглянули любопытные лица, они проехали по-прежнему в молчании.
When three more miles had dropped away behind them the child had not spoken. И когда позади остались еще три мили, девочка все еще ничего не сказала.
She could keep silence, it was evident, as energetically as she could talk. Она, очевидно, могла молчать так же энергично, как и говорить.
"I guess you're feeling pretty tired and hungry," Matthew ventured to say at last, accounting for her long visitation of dumbness with the only reason he could think of. - Ты, наверное, устала и голодна, - отважился, наконец, сказать Мэтью, который не мог найти другого объяснения этому необычно долгому молчанию.
"But we haven't very far to go now-only another mile." - Но нам уже недалеко, около мили.
She came out of her reverie with a deep sigh and looked at him with the dreamy gaze of a soul that had been wondering afar, star-led. Девочка с глубоким вздохом вышла из задумчивости и посмотрела на него мечтательным взором существа, которое блуждало в далеких звездных пространствах.
"Oh, Mr. Cuthbert," she whispered, "that place we came through-that white place-what was it?" - О, мистер Касберт, - прошептала она, - это место, которое мы проезжали... то белое место... что это было?
"Well now, you must mean the Avenue," said Matthew after a few moments' profound reflection. -Мм... ты, наверное, имеешь в виду "Аллею",-сказал Мэтью после недолгого, но глубокого раздумья.
"It is a kind of pretty place." - Да, очень красивое место.
"Pretty? - Красивое?
Oh, pretty doesn't seem the right word to use. Nor beautiful, either. They don't go far enough. О, это слово не подходит, И прекрасное - тоже не подходит.
Oh, it was wonderful-wonderful. О, оно было чудесное... чудесное!
It's the first thing I ever saw that couldn't be improved upon by imagination. Это первое, что я видела в жизни такое, что нельзя представить еще чудеснее.
It just satisfies me here"-she put one hand on her breast-"it made a queer funny ache and yet it was a pleasant ache. Оно вызвало у меня радость вот здесь. - Она положила руку на грудь. - От него тут такая странная боль, но это приятная боль.
Did you ever have an ache like that, Mr. Cuthbert?" У вас когда-нибудь бывает такая боль, мистер Касберт?
"Well now, I just can't recollect that I ever had." - Мм... да не помню, чтобы когда-нибудь была.
"I have it lots of time-whenever I see anything royally beautiful. - У меня часто бывает - каждый раз, когда я вижу что-то по-настоящему красивое.
But they shouldn't call that lovely place the Avenue. Но не следует называть это прелестное место "Аллеей".
There is no meaning in a name like that. Это название ничего не выражает.
They should call it-let me see-the White Way of Delight. Нужно назвать его... сейчас, подумаю... Белый Путь Очарования.
Isn't that a nice imaginative name? Разве не замечательное образное название?
When I don't like the name of a place or a person I always imagine a new one and always think of them so. Когда мне не нравится название места или имя человека, я всегда придумываю новое и потом так их всегда и называю.
There was a girl at the asylum whose name was Hepzibah Jenkins, but I always imagined her as Rosalia DeVere. В приюте была девочка по имени Хепзиба Дженкинс, но я всегда про себя называла ее Розалия де Вер.
Other people may call that place the Avenue, but I shall always call it the White Way of Delight. Пусть другие называют это место "Аллеей", я всегда буду называть его Белый Путь Очарования.
Have we really only another mile to go before we get home? Нам в самом деле осталось проехать всего милю?
I'm glad and I'm sorry. О, мне и радостно, и грустно.
I'm sorry because this drive has been so pleasant and I'm always sorry when pleasant things end. Грустно, потому что эта дорога была такой приятной, а мне всегда грустно, когда что-то приятное кончается.
Something still pleasanter may come after, but you can never be sure. Хотя, конечно, потом может произойти что-то даже еще более приятное, но никогда нельзя быть уверенным заранее.
And it's so often the case that it isn't pleasanter. А часто потом бывает что-то неприятное.
That has been my experience anyhow. Я знаю по опыту.
But I'm glad to think of getting home. Но я рада, что у меня будет дом.
You see, I've never had a real home since I can remember. Понимаете, у меня никогда не было настоящего дома, сколько я себя помню.
It gives me that pleasant ache again just to think of coming to a really truly home. И у меня опять появляется эта приятная боль в груди, как только подумаю, что еду в настоящий, свой дом.
Oh, isn't that pretty!" Ах, как это чудесно!
They had driven over the crest of a hill. Они миновали гребень холма.
Below them was a pond, looking almost like a river so long and winding was it. Внизу раскинулся пруд, выглядевший почти как река - такой длинный и извилистый он был.
A bridge spanned it midway and from there to its lower end, where an amber-hued belt of sand-hills shut it in from the dark blue gulf beyond, the water was a glory of many shifting hues-the most spiritual shadings of crocus and rose and ethereal green, with other elusive tintings for which no name has ever been found. Мост пересекал его посередине. Ниже моста, до того места, где янтарный пояс песчаных холмов отделял его от темно-голубого морского залива, вода представляла собой буйство множества меняющихся красок - полупрозрачных оттенков шафранного, розового, бледно-зеленого с другими неуловимыми оттенками, для которых еще никто не нашел названия.
Above the bridge the pond ran up into fringing groves of fir and maple and lay all darkly translucent in their wavering shadows. Выше моста пруд вился между рощами елей и кленов и сверкал темной водой среди колеблющихся теней.
Here and there a wild plum leaned out from the bank like a white-clad girl tip-toeing to her own reflection. Кое-где склонялась с берега дикая вишня, словно девушка в белом, вставшая на цыпочки, чтобы полюбоваться своим отражением в воде.
From the marsh at the head of the pond came the clear, mournfully-sweet chorus of the frogs. Из болота, окружавшего верхний конец пруда, доносился звучный, меланхолически сладкий хор лягушек.
There was a little gray house peering around a white apple orchard on a slope beyond and, although it was not yet quite dark, a light was shining from one of its windows. Чуть выше пруда на склоне стоял маленький серый домик, выглядывавший из яблоневого сада, и хотя еще не было совсем темно, свет горел в одном из его окошек.
"That's Barry's pond," said Matthew. - Это пруд Барри, - сказал Мэтью.
"Oh, I don't like that name, either. - Нет, это имя мне тоже не нравится.
I shall call it-let me see-the Lake of Shining Waters. Я назову его... дайте подумать... Озеро Сверкающих Вод.
Yes, that is the right name for it. Да, это правильное имя.
I know because of the thrill. Я знаю это по дрожи.
When I hit on a name that suits exactly it gives me a thrill. Когда я нахожу имя, которое точно подходит, я чувствую дрожь.
Do things ever give you a thrill?" У вас что-нибудь вызывает дрожь?
Matthew ruminated. Мэтью размышлял.
"Well now, yes. - Мм... пожалуй, да.
It always kind of gives me a thrill to see them ugly white grubs that spade up in the cucumber beds. Дрожь меня всегда пробирает, как увижу этих противных белых гусениц, которые ползают в огуречных грядках.
I hate the look of them." Терпеть их не могу.
"Oh, I don't think that can be exactly the same kind of a thrill. - О, мне кажется, это не совсем та дрожь.
Do you think it can? А вы как думаете?
There doesn't seem to be much connection between grubs and lakes of shining waters, does there? Ведь есть разница между гусеницами и озерами сверкающих вод, правда?
But why do other people call it Barry's pond?" Но почему этот пруд называют прудом Барри?
"I reckon because Mr. Barry lives up there in that house. - Наверное, потому, что мистер Барри живет там, в том доме.
Orchard Slope's the name of his place. Садовый Склон - вот как это место называется.
If it wasn't for that big bush behind it you could see Green Gables from here. Если бы не та густая роща за ним, ты могла бы увидеть отсюда Зеленые Мезонины.
But we have to go over the bridge and round by the road, so it's near half a mile further." Но нам придется проехать через мост и кругом по дороге, это еще примерно полмили.
"Has Mr. Barry any little girls? -А у мистера Барри есть маленькие девочки?
Well, not so very little either-about my size." Ну, не очень маленькие - моего возраста.
"He's got one about eleven. - Да, у него дочке одиннадцать лет.
Her name is Diana." Ее зовут Диана.
"Oh!" with a long indrawing of breath. - О-о! - протянула она, глубоко втягивая воздух.
"What a perfectly lovely name!" - Какое прелестное имя!
"Well now, I dunno. - Ну, я так не думаю.
There's something dreadful heathenish about it, seems to me. Звучит как-то ужасно по-язычески.
I'd ruther Jane or Mary or some sensible name like that. Я предпочел бы Джейн или Мэри или еще какое-нибудь разумное имя вроде этого.
But when Diana was born there was a schoolmaster boarding there and they gave him the naming of her and he called her Diana." Но когда Диана родилась, Барри сдавали комнату школьному учителю. Они попросили его выбрать имя, и он предложил имя Диана.
"I wish there had been a schoolmaster like that around when I was born, then. - Жаль, что не было такого учителя там, где я родилась.
Oh, here we are at the bridge. О, мы уже на мосту!
I'm going to shut my eyes tight. Я зажмурюсь покрепче.
I'm always afraid going over bridges. Мне всегда страшно переезжать через мосты.
I can't help imagining that perhaps just as we get to the middle, they'll crumple up like a jack-knife and nip us. Я не могу удержаться и не воображать, что, может быть, как раз когда мы будем на его середине, он закроется, как складной ножик, и защемит нас.
So I shut my eyes. Поэтому я закрываю глаза.
But I always have to open them for all when I think we're getting near the middle. Но мне всегда приходится открыть их, когда мне кажется, что мы уже возле середины.
Because, you see, if the bridge did crumple up I'd want to see it crumple. Потому что, понимаете, если бы мост закрылся, я хотела бы увидеть, как он закрывается.
What a jolly rumble it makes! Как он весело громыхает!
I always like the rumble part of it. Я люблю, когда так громыхает.
Isn't it splendid there are so many things to like in this world? Разве не чудесно, что есть так много вещей на свете, которые можно любить?
There we're over. Ну, вот и проехали.
Now I'll look back. Теперь я посмотрю назад.
Good night, dear Lake of Shining Waters. Спокойной ночи, дорогое Озеро Сверкающих Вод.
I always say good night to the things I love, just as I would to people. Я всегда говорю спокойной ночи вещам, которые люблю, совсем как людям.
I think they like it. Я думаю, им это нравится.
That water looks as if it was smiling at me." Эта вода словно улыбается мне.
When they had driven up the further hill and around a corner Matthew said: Когда они миновали очередной холм и дорога снова повернула, Мэтью сказал:
"We're pretty near home now. - Мы почти возле дома.
That's Green Gables over-" Зеленые Мезонины...
"Oh, don't tell me," she interrupted breathlessly, catching at his partially raised arm and shutting her eyes that she might not see his gesture. - О, не говорите где, - прервала она, поспешно хватая его приподнявшуюся было руку и закрывая глаза, чтобы не видеть, куда он указал.
"Let me guess. - Позвольте, я угадаю.
I'm sure I'll guess right." Я уверена, что угадаю правильно.
She opened her eyes and looked about her. Она открыла глаза и взглянула вокруг.
They were on the crest of a hill. Кабриолет был на гребне холма.
The sun had set some time since, but the landscape was still clear in the mellow afterlight. Солнце уже село, но окрестности были еще ясно видны в мягком свечении заката.
To the west a dark church spire rose up against a marigold sky. На западе темный шпиль церкви высился на фоне ярко-оранжевого неба.
Below was a little valley and beyond a long, gently-rising slope with snug farmsteads scattered along it. Внизу была маленькая долина, а за ней тянулся длинный покатый склон, на котором толпились аккуратные фермерские дворики.
From one to another the child's eyes darted, eager and wistful. Глаза девочки перебегали от одного из них к другому жадно и серьезно.
At last they lingered on one away to the left, far back from the road, dimly white with blossoming trees in the twilight of the surrounding woods. Наконец, взгляд ее остановился на одной ферме, далеко слева от дороги, белевшей в дымке цветущих деревьев и сумраке окружающего леса.
Over it, in the stainless southwest sky, a great crystal-white star was shining like a lamp of guidance and promise. Над ней в юго-западной стороне безупречно чистого неба сверкала огромная хрустально-белая звезда, словно светильник, указывающий путь, полный надежд.
"That's it, isn't it?" she said, pointing. - Вот это, правда? - сказала она, указывая рукой.
Matthew slapped the reins on the sorrel's back delightedly. Мэтью в восхищении хлестнул кобылу вожжами.
"Well now, you've guessed it! - Ну, угадала!
But I reckon Mrs. Spencer described it so's you could tell." Но, я думаю, миссис Спенсер все подробно описала, и потому ты смогла угадать.
"No, she didn't-really she didn't. - Нет, она не описывала... правда не описывала.
All she said might just as well have been about most of those other places. Все, что она сказала, можно было бы сказать о любой из этих ферм.
I hadn't any real idea what it looked like. У меня не было представления, как она выглядит.
But just as soon as I saw it I felt it was home. Но как только я увидела, я почувствовала, что это мой дом.
Oh, it seems as if I must be in a dream. Ах, мне кажется, что я во сне.
Do you know, my arm must be black and blue from the elbow up, for I've pinched myself so many times today. Знаете, у меня, наверное, вся рука выше локтя в синяках, столько раз я себя сегодня щипала.
Every little while a horrible sickening feeling would come over me and I'd be so afraid it was all a dream. Каждую минуту меня охватывало страшное чувство: я боялась, что все это только сон.
Then I'd pinch myself to see if it was real-until suddenly I remembered that even supposing it was only a dream I'd better go on dreaming as long as I could; so I stopped pinching. И тогда я щипала себя, чтобы убедиться, что это правда, пока вдруг я не вспомнила, что если даже это только сон, то лучше спать и смотреть его как можно дольше, и я перестала себя щипать.
But it is real and we're nearly home." Но это не сон, и скоро мы будем дома.
With a sigh of rapture she relapsed into silence. Со вздохом восторга она снова погрузилась в молчание.
Matthew stirred uneasily. Мэтью беспокойно ерзал на своем месте.
He felt glad that it would be Marilla and not he who would have to tell this waif of the world that the home she longed for was not to be hers after all. Он был рад, что это Марилле, а не ему придется сказать этому бедному бездомному ребенку, что дом, к которому он так стремился, не станет его домом.
They drove over Lynde's Hollow, where it was already quite dark, but not so dark that Mrs. Rachel could not see them from her window vantage, and up the hill and into the long lane of Green Gables. Они проехали по Долине Линд, где уже было довольно темно, - но не настолько, чтобы миссис Рейчел не могла заметить их со своего наблюдательного пункта у окна, - и затем по холму и длинной тропинке к Зеленым Мезонинам.
By the time they arrived at the house Matthew was shrinking from the approaching revelation with an energy he did not understand. К тому времени, когда они подъехали к дому, Мэтью весь содрогался перед приближающимся раскрытием печальной истины с чувством, которого не мог себе объяснить.
It was not of Marilla or himself he was thinking of the trouble this mistake was probably going to make for them, but of the child's disappointment. Он думал не о Марилле, не о себе, не о тех хлопотах, которые эта ошибка, вероятно, им доставит, но о разочаровании девочки.
When he thought of that rapt light being quenched in her eyes he had an uncomfortable feeling that he was going to assist at murdering something-much the same feeling that came over him when he had to kill a lamb or calf or any other innocent little creature. Когда он думал о том, что этот восторг погаснет в ее глазах, у него появлялось болезненное чувство, как будто ему предстояло соучастие в убийстве, -такое же чувство появлялось у него, когда ему нужно было зарезать ягненка или теленка или любое другое невинное маленькое создание.
The yard was quite dark as they turned into it and the poplar leaves were rustling silkily all round it. На дворе было совсем темно, когда они подъехали к дому, и листья тополей шелестели вокруг, словно шелк.
"Listen to the trees talking in their sleep," she whispered, as he lifted her to the ground. - Послушайте, деревья разговаривают во сне, -прошептала девочка, когда он снял ее с кабриолета и поставил на землю.
"What nice dreams they must have!" - Какие у них, должно быть, чудесные сны!
Then, holding tightly to the carpet-bag which contained "all her worldly goods," she followed him into the house. Затем, крепко держа саквояж, заключавший в себе "все ее земное имущество", она последовала за Мэтью в дом.
CHAPTER III. Глава 3
Marilla Cuthbert is Surprised Марилла Касберт удивляется
MARILLA came briskly forward as Matthew opened the door. Когда Мэтью открыл дверь, Марилла быстро поднялась ему навстречу.
But when her eyes fell on the odd little figure in the stiff, ugly dress, with the long braids of red hair and the eager, luminous eyes, she stopped short in amazement. Но как только ее взгляд упал на маленькую странную фигурку в тесном некрасивом платье, с длинными ярко-рыжими косами и радостно сияющими глазами, она остановилась в изумлении.
"Matthew Cuthbert, who's that?" she ejaculated. - Мэтью, кто это? - воскликнула она.
"Where is the boy?" - Где же мальчик?
"There wasn't any boy," said Matthew wretchedly. - Там не было мальчика, - отвечал Мэтью с несчастным видом.
"There was only her." - Там была только она.
He nodded at the child, remembering that he had never even asked her name. Он кивнул на девочку, только теперь вспомнив, что даже не спросил, как ее зовут.
"No boy! - Как не было мальчика?
But there must have been a boy," insisted Marilla. Но там должен был быть мальчик, - настаивала Марилла.
"We sent word to Mrs. Spencer to bring a boy." - Ведь мы просили миссис Спенсер привезти мальчика.
"Well, she didn't. - Она этого не сделала.
She brought her. Она привезла вот... ее.
I asked the station-master. Я спрашивал начальника станции.
And I had to bring her home. И мне пришлось взять ее домой.
She couldn't be left there, no matter where the mistake had come in." Нельзя же было оставить ребенка одного на ночь на станции, хоть и произошла ошибка.
"Well, this is a pretty piece of business!" ejaculated Marilla. - Хорошенькое дело! - воскликнула Марилла.
During this dialogue the child had remained silent, her eyes roving from one to the other, all the animation fading out of her face. На протяжении этого диалога девочка не проронила ни слова, только взгляд ее перебегал с одного собеседника на другого.
Suddenly she seemed to grasp the full meaning of what had been said. Все оживление погасло в ее лице. Внезапно она, казалось, поняла весь смысл сказанного.
Dropping her precious carpet-bag she sprang forward a step and clasped her hands. Уронив свой драгоценный саквояж, она подскочила ближе и заломила руки.
"You don't want me!" she cried. - Вы не хотите взять меня! - закричала она.
"You don't want me because I'm not a boy! - Я вам не нужна, потому что я не мальчик!
I might have expected it. Я должна была этого ожидать.
Nobody ever did want me. Никто никогда не хотел взять меня.
I might have known it was all too beautiful to last. Я должна была знать, что это слишком прекрасно, чтобы так могло продолжаться.
I might have known nobody really did want me. Я должна была знать, что на самом деле никому не нужна.
Oh, what shall I do? О, что мне делать?
I'm going to burst into tears!" Я зальюсь слезами!
Burst into tears she did. Этим она и занялась.
Sitting down on a chair by the table, flinging her arms out upon it, and burying her face in them, she proceeded to cry stormily. Упав на стул, стоявший возле стола, она уронила руки на стол, уткнулась в них лицом и отчаянно зарыдала.
Marilla and Matthew looked at each other deprecatingly across the stove. Марилла и Мэтью растерянно переглянулись поверх кухонной плиты.
Neither of them knew what to say or do. Оба не знали, что сказать или сделать.
Finally Marilla stepped lamely into the breach. Наконец, Марилла неуклюже попыталась поправить дело:
"Well, well, there's no need to cry so about it." - Ну-ну, не о чем тут так плакать.
"Yes, there is need!" -Не о чем?
The child raised her head quickly, revealing a tear-stained face and trembling lips. - Девочка быстро подняла голову, и показалось залитое слезами лицо и дрожащие губы.
"You would cry, too, if you were an orphan and had come to a place you thought was going to be home and found that they didn't want you because you weren't a boy. - Вы тоже плакали бы, если бы вы были сирота и приехали в то место, которое, как вы думали, станет вашим домом, и вдруг узнали бы, что вас не хотят оставить, потому что вы не мальчик.
Oh, this is the most tragical thing that ever happened to me!" О, это самая трагичная минута в моей жизни!
Something like a reluctant smile, rather rusty from long disuse, mellowed Marilla's grim expression. Что-то вроде невольной улыбки, словно заржавевшей от того, что к ней так долго не прибегали, смягчило суровое выражение лица Мариллы.
"Well, don't cry any more. - Ну, не плачь больше.
We're not going to turn you out-of-doors to-night. Мы же не собираемся немедленно выгнать тебя из дома.
You'll have to stay here until we investigate this affair. Ты останешься здесь, пока мы не выясним, в чем дело.
What's your name?" Как тебя зовут?
The child hesitated for a moment. Девочка на мгновение заколебалась.
"Will you please call me Cordelia?" she said eagerly. - Пожалуйста, называйте меня Корделией, -сказала она горячо.
"Call you Cordelia? - Называть тебя Корделией!
Is that your name?" Это что, твое имя?
"No-o-o, it's not exactly my name, but I would love to be called Cordelia. - Не-ет, не совсем, но я хотела бы называться Корделией.
It's such a perfectly elegant name." Это такое изысканное имя.
"I don't know what on earth you mean. - Не понимаю совершенно, о чем ты говоришь.
If Cordelia isn't your name, what is?" Если Корделия не твое имя, то как тебя зовут?
"Anne Shirley," reluctantly faltered forth the owner of that name, "but, oh, please do call me Cordelia. - Анна Ширли, - неохотно пробормотала обладательница этого имени. - Но, пожалуйста, называйте меня Корделией.
It can't matter much to you what you call me if I'm only going to be here a little while, can it? Ведь вам все равно, как называть меня, если я останусь у вас ненадолго, ведь правда?
And Anne is such an unromantic name." Анна - такое неромантичное имя.
"Unromantic fiddlesticks!" said the unsympathetic Marilla. - Романтичное - неромантичное, чепуха! - сказала Марилла без всякого сочувствия.
"Anne is a real good plain sensible name. - Анна - хорошее, простое, разумное имя.
You've no need to be ashamed of it." И тебе нечего его стыдиться.
"Oh, I'm not ashamed of it," explained Anne, "only I like Cordelia better. - Да нет, я не стыжусь, - объяснила Аня, - просто Корделия мне нравится больше.
I've always imagined that my name was Cordelia-at least, I always have of late years. Я всегда воображаю, что мое имя Корделия, по крайней мере в последние годы.
When I was young I used to imagine it was Geraldine, but I like Cordelia better now. Когда я была моложе, я воображала, что меня зовут Джеральдина, но теперь мне больше нравится Корделия.
But if you call me Anne please call me Anne spelled with an E." Но если вы будете все же называть меня Анной, то, пожалуйста, говорите Аня, а не Анюта.
"What difference does it make how it's spelled?" asked Marilla with another rusty smile as she picked up the teapot. - Какая разница? - спросила Марилла с той же, словно заржавевшей, улыбкой, берясь за чайник.
"Oh, it makes such a difference. - О, большая.
It looks so much nicer. Аня выглядит гораздо красивее.
When you hear a name pronounced can't you always see it in your mind, just as if it was printed out? Когда вы слышите, как имя произносят, разве вы не видите его в уме словно напечатанным?
I can; and A-n-n looks dreadful, but A-n-n-e looks so much more distinguished. Я вижу. И Анюта выглядит ужасно, а Аня гораздо более изысканно.
If you'll only call me Anne spelled with an E I shall try to reconcile myself to not being called Cordelia." Если вы только будете называть меня Аня, а не Анюта, я постараюсь примириться с тем, что вы не зовете меня Корделией.
"Very well, then, Anne spelled with an E, can you tell us how this mistake came to be made? - Очень хорошо. Тогда, Аня, а не Анюта, не можешь ли ты объяснить нам, что за ошибка произошла?
We sent word to Mrs. Spencer to bring us a boy. Мы просили передать миссис Спенсер, чтобы она привезла нам мальчика.
Were there no boys at the asylum?" Разве в приюте нет мальчиков?
"Oh, yes, there was an abundance of them. - О, их там даже слишком много.
But Mrs. Spencer said distinctly that you wanted a girl about eleven years old. Но миссис Спенсер ясно сказала, что вы хотите девочку лет одиннадцати.
And the matron said she thought I would do. И заведующая сказала, что, она думает, я вам подойду.
You don't know how delighted I was. Вы представить не можете, в каком восторге я была.
I couldn't sleep all last night for joy. Я не могла спать от радости всю прошлую ночь.
Oh," she added reproachfully, turning to Matthew, "why didn't you tell me at the station that you didn't want me and leave me there? Ах, - добавила она с упреком, обернувшись к Мэтью, - почему вы не сказали мне на станции, что я вам не нужна, и не оставили меня там?
If I hadn't seen the White Way of Delight and the Lake of Shining Waters it wouldn't be so hard." Если бы я не видела Белого Пути Очарования и Озера Сверкающих Вод, мне не было бы теперь так тяжело на душе.
"What on earth does she mean?" demanded Marilla, staring at Matthew. - Да о чем она говорит? - спросила Марилла, удивленно взглянув на Мэтью.
"She-she's just referring to some conversation we had on the road," said Matthew hastily. -Она... она вспоминает, о чем мы говорили по дороге, - сказал Мэтью поспешно.
"I'm going out to put the mare in, Marilla. - Я пойду распрягу кобылу, Марилла.
Have tea ready when I come back." Приготовь чай к моему возвращению.
"Did Mrs. Spencer bring anybody over besides you?" continued Marilla when Matthew had gone out. - Миссис Спенсер везла еще какого-нибудь ребенка кроме тебя? - продолжила расспросы Марилла, когда Мэтью вышел.
"She brought Lily Jones for herself. - Она взяла Лили Джоунс для себя.
Lily is only five years old and she is very beautiful and had nut-brown hair. Лили всего пять лет, и она очень красивая. У нее каштановые волосы.
If I was very beautiful and had nut-brown hair would you keep me?" Если бы я была очень красивая и с каштановыми волосами, вы бы все равно меня не взяли?
"No. - Нет.
We want a boy to help Matthew on the farm. Нам нужен мальчик, чтобы помогать Мэтью на ферме.
A girl would be of no use to us. А девочка нам ни к чему.
Take off your hat. Сними шляпу.
I'll lay it and your bag on the hall table." Я положу ее и твою сумку на столе в передней.
Anne took off her hat meekly. Аня послушно сняла шляпу.
Matthew came back presently and they sat down to supper. В этот момент вернулся Мэтью, и они сели ужинать.
But Anne could not eat. Но Аня не могла есть.
In vain she nibbled at the bread and butter and pecked at the crab-apple preserve out of the little scalloped glass dish by her plate. Напрасно она щипала хлеб с маслом и клевала яблочное повидло из маленького стеклянного блюдечка с зубчиками, стоявшего возле ее тарелки.
She did not really make any headway at all. Она совсем не продвинулась в этом деле.
"You're not eating anything," said Marilla sharply, eying her as if it were a serious shortcoming. - Ты ничего не ешь, - сказала Марилла, сурово глядя на нее, как будто это был поступок, достойный осуждения.
Anne sighed. Аня вздохнула:
"I can't. - Не могу.
I'm in the depths of despair. Я в пучине горя.
Can you eat when you are in the depths of despair?" Вы можете есть, когда вы в пучине горя?
"I've never been in the depths of despair, so I can't say," responded Marilla. - Никогда не была в пучине горя, так что не знаю, - отвечала Марилла.
"Weren't you? - Не были?
Well, did you ever try to imagine you were in the depths of despair?" Но вы когда-нибудь пытались вообразить, что вы в пучине горя?
"No, I didn't." - Нет, не пыталась.
"Then I don't think you can understand what it's like. - Тогда, я думаю, вы не сможете понять, каково это.
It's a very uncomfortable feeling indeed. Но это в самом деле очень неприятное чувство.
When you try to eat a lump comes right up in your throat and you can't swallow anything, not even if it was a chocolate caramel. Когда пытаешься есть, комок встает в горле и невозможно ничего проглотить, даже если бы это была шоколадная конфета.
I had one chocolate caramel once two years ago and it was simply delicious. Я однажды ела шоколадную конфету два года назад, и это было просто восхитительно.
I've often dreamed since then that I had a lot of chocolate caramels, but I always wake up just when I'm going to eat them. I do hope you won't be offended because I can't eat. Мне часто после этого снится, что у меня множество шоколадных конфет, но я всегда просыпаюсь, как только хочу съесть хоть одну.
Everything is extremely nice, but still I cannot eat." Все здесь невероятно вкусно, но все равно я не могу есть.
"I guess she's tired," said Matthew, who hadn't spoken since his return from the barn. - Я думаю, она устала, - сказал Мэтью, который не проронил еще ни слова с тех пор, как вернулся из конюшни.
"Best put her to bed, Marilla." - Лучше всего, Марилла, уложить ее в постель.
Marilla had been wondering where Anne should be put to bed. Марилла как раз и размышляла о том, где положить Аню спать.
She had prepared a couch in the kitchen chamber for the desired and expected boy. Она приготовила кушетку в каморке возле кухни для желанного и долгожданного мальчика.
But, although it was neat and clean, it did not seem quite the thing to put a girl there somehow. Но хотя там было и чисто и опрятно, все-таки для девочки это место казалось неподходящим.
But the spare room was out of the question for such a stray waif, so there remained only the east gable room. О том, чтобы поместить это бездомное создание в комнате для гостей, не могло быть и речи, так что оставалась только комната в мезонине, выходившая окнами на восток.
Marilla lighted a candle and told Anne to follow her, which Anne spiritlessly did, taking her hat and carpet-bag from the hall table as she passed. Марилла зажгла свечу и велела Ане следовать за собой, что та и сделала, забрав по дороге со стола в передней свою шляпу и саквояж.
The hall was fearsomely clean; the little gable chamber in which she presently found herself seemed still cleaner. Передняя была пугающе чистой, а маленькая комнатка в мезонине, куда они вошли через минуту, казалась еще чище.
Marilla set the candle on a three-legged, three-cornered table and turned down the bedclothes. Марилла поставила свечу на треугольный столик с тремя ножками и откинула одеяло на постели.
"I suppose you have a nightgown?" she questioned. - У тебя, наверное, есть ночная рубашка? -спросила она.
Anne nodded. Аня кивнула:
"Yes, I have two. - Да, две.
The matron of the asylum made them for me. Заведующая приютом сшила их для меня.
They're fearfully skimpy. Они ужасно тесные.
There is never enough to go around in an asylum, so things are always skimpy-at least in a poor asylum like ours. В приюте всегда всего не хватает и все всегда тесное - по крайней мере, в таком бедном приюте, как наш.
I hate skimpy night-dresses. Я терпеть не могу тесные ночные рубашки.
But one can dream just as well in them as in lovely trailing ones, with frills around the neck, that's one consolation." Но человек может в них спать так же сладко, как и в прелестных пышных рубашках с рюшем вокруг шеи. Это единственное утешение.
"Well, undress as quick as you can and go to bed. - Ну, раздевайся скорее и ложись.
I'll come back in a few minutes for the candle. Я приду через пять минут за свечой.
I daren't trust you to put it out yourself. Я не доверю тебе погасить ее.
You'd likely set the place on fire." А то еще и пожар устроишь.
When Marilla had gone Anne looked around her wistfully. Когда Марилла ушла, Аня печально огляделась кругом.
The whitewashed walls were so painfully bare and staring that she thought they must ache over their own bareness. Выбеленные стены были такими пугающе голыми и унылыми, что она подумала, что они, должно быть, сами страдают от своей наготы.
The floor was bare, too, except for a round braided mat in the middle such as Anne had never seen before. Пол тоже был голым, только в центре комнаты лежал круглый плетеный коврик, каких Аня никогда не видела прежде.
In one corner was the bed, a high, old-fashioned one, with four dark, low-turned posts. In the other corner was the aforesaid three-corner table adorned with a fat, red velvet pin-cushion hard enough to turn the point of the most adventurous pin. В одном углу стояла кровать, высокая и старомодная, с четырьмя темными точеными столбиками, в другом - уже упомянутый треугольный столик, украшенный пухлой красной бархатной подушечкой для булавок, настолько твердой, что она могла согнуть конец самой смелой булавке.
Above it hung a little six-by-eight mirror. Над ним висело небольшое, шесть на восемь дюймов, зеркало.
Midway between table and bed was the window, with an icy white muslin frill over it, and opposite it was the wash-stand. На полпути между столом и кроватью находилось окно со снежно-белой муслиновой занавеской наверху, а напротив стоял умывальник.
The whole apartment was of a rigidity not to be described in words, but which sent a shiver to the very marrow of Anne's bones. От всей комнаты веяло таким холодом, что его невозможно описать словами, но который пробрал Аню до мозга костей.
With a sob she hastily discarded her garments, put on the skimpy nightgown and sprang into bed where she burrowed face downward into the pillow and pulled the clothes over her head. С рыданием она поспешно стянула с себя одежду, надела узкую ночную рубашку и прыгнула в кровать, где спрятала лицо в подушку и натянула одеяло на голову.
When Marilla came up for the light various skimpy articles of raiment scattered most untidily over the floor and a certain tempestuous appearance of the bed were the only indications of any presence save her own. Когда Марилла вернулась за свечой, жалкие предметы одеяния, разбросанные по полу, и несколько взбаламученная постель были единственными признаками чьего-либо присутствия в комнате.
She deliberately picked up Anne's clothes, placed them neatly on a prim yellow chair, and then, taking up the candle, went over to the bed. Она неспешно собрала Анину одежду, аккуратно положила ее на гладкий желтый стул и затем, подняв свечу, обернулась к кровати.
"Good night," she said, a little awkwardly, but not unkindly. - Доброй ночи, - сказала она немного смущенно, но не сердито.
Anne's white face and big eyes appeared over the bedclothes with a startling suddenness. Бледное лицо и большие глаза неожиданно появились из-под одеяла.
"How can you call it a good night when you know it must be the very worst night I've ever had?" she said reproachfully. - Как вы можете называть ее доброй. когда знаете, что это будет самая ужасная ночь в моей жизни? -сказала Аня с упреком.
Then she dived down into invisibility again. Затем она вновь нырнула под одеяло.
Marilla went slowly down to the kitchen and proceeded to wash the supper dishes. Марилла медленно спустилась в кухню и занялась мытьем посуды.
Matthew was smoking-a sure sign of perturbation of mind. Мэтью курил - явный признак смятения чувств.
He seldom smoked, for Marilla set her face against it as a filthy habit; but at certain times and seasons he felt driven to it and them Marilla winked at the practice, realizing that a mere man must have some vent for his emotions. Он редко курил, потому что Марилла решительно выступала против этой скверной привычки. Но иногда его неодолимо тянуло покурить, и тогда Марилла смотрела на это сквозь пальцы, понимая, что и мужчине надо дать выход своим чувствам.
"Well, this is a pretty kettle of fish," she said wrathfully. - Веселенькая история, - сказала она гневно.
"This is what comes of sending word instead of going ourselves. - Вот что выходит, когда посылаешь поручения через других, вместо того чтобы ехать самому.
Richard Spencer's folks have twisted that message somehow. Родственники Роберта Спенсера что-то напутали, когда передавали нашу просьбу.
One of us will have to drive over and see Mrs. Spencer tomorrow, that's certain. Завтра кому-нибудь из нас придется поехать и повидаться с миссис Спенсер.
This girl will have to be sent back to the asylum." Девочку нужно отправить обратно в приют.
"Yes, I suppose so," said Matthew reluctantly. - Полагаю, что так, - сказал Мэтью неохотно.
"You suppose so! -Ты полагаешь!
Don't you know it?" А что, ты в этом не уверен?
"Well now, she's a real nice little thing, Marilla. -Мм... она в самом деле милое создание, Марилла.
It's kind of a pity to send her back when she's so set on staying here." Жалко отправлять ее назад, раз уж она так хочет остаться.
"Matthew Cuthbert, you don't mean to say you think we ought to keep her!" - Мэтью, не хочешь же ты сказать, что мы должны оставить ее у себя?
Marilla's astonishment could not have been greater if Matthew had expressed a predilection for standing on his head. Марилла изумилась не меньше, чем если бы Мэтью выразил склонность ходить на голове.
"Well, now, no, I suppose not-not exactly," stammered Matthew, uncomfortably driven into a corner for his precise meaning. -Мм... нет, я полагаю, нет... не совсем,-пробормотал, запинаясь, Мэтью, прижатый к стенке этим вопросом.
"I suppose-we could hardly be expected to keep her." - Я полагаю... никто не может от нас этого требовать.
"I should say not. - Еще бы!
What good would she be to us?" Что нам пользы от нее?
"We might be some good to her," said Matthew suddenly and unexpectedly. - Может быть, ей от нас была бы польза, - сказал Мэтью неожиданно.
"Matthew Cuthbert, I believe that child has bewitched you! - Мэтью, мне кажется, этот ребенок тебя околдовал.
I can see as plain as plain that you want to keep her." Я ясно вижу, что ты хочешь ее оставить.
"Well now, she's a real interesting little thing," persisted Matthew. - Ну, она и правда интересное существо, - убеждал Мэтью.
"You should have heard her talk coming from the station." - Ты бы послушала, что она говорила, когда мы ехали со станции.
"Oh, she can talk fast enough. - О, разговаривать она умеет.
I saw that at once. Я сразу поняла.
It's nothing in her favour, either. Это не свидетельствует, впрочем, в ее пользу.
I don't like children who have so much to say. Я не люблю детей, у которых всегда есть что сказать.
I don't want an orphan girl and if I did she isn't the style I'd pick out. Я не хочу держать у себя девочку из приюта, но даже если бы и захотела, то выбрала бы не из таких.
There's something I don't understand about her. Что-то есть в ней, чего я не понимаю.
No, she's got to be despatched straight-way back to where she came from." Нет, она отправится туда, откуда явилась.
"I could hire a French boy to help me," said Matthew, "and she'd be company for you." - Я мог бы нанять французского мальчика, чтобы он помогал мне на ферме, - сказал Мэтью, - а она составила бы тебе компанию.
"I'm not suffering for company," said Marilla shortly. -Я не страдаю без компании, - отрезала Марилла.
"And I'm not going to keep her." - И не собираюсь оставлять ее.
"Well now, it's just as you say, of course, Marilla," said Matthew rising and putting his pipe away. - Ну, разумеется, как ты скажешь, Марилла, -ответил Мэтью, вставая и откладывая трубку.
"I'm going to bed." - Я иду спать.
To bed went Matthew. Так он и поступил.
And to bed, when she had put her dishes away, went Marilla, frowning most resolutely. Спать, вымыв все тарелки, отправилась и Марилла, решительно нахмурив брови.
And up-stairs, in the east gable, a lonely, heart-hungry, friendless child cried herself to sleep. А наверху, в комнатке мезонина одинокий, заброшенный, истосковавшийся по любви ребенок, наплакавшись, тоже уснул.
CHAPTER IV. Глава 4
Morning at Green Gables Утро в Зеленых Мезонинах
IT was broad daylight when Anne awoke and sat up in bed, staring confusedly at the window through which a flood of cheery sunshine was pouring and outside of which something white and feathery waved across glimpses of blue sky. Было уже совсем светло, когда Аня проснулась и села на постели, растерянно глядя в окно, через которое лился поток радостного солнечного света и за которым покачивалось что-то белое и пушистое на фоне ярко-голубого неба.
For a moment she could not remember where she was. В первое мгновение она не могла вспомнить, где находится.
First came a delightful thrill, as something very pleasant; then a horrible remembrance. This was Green Gables and they didn't want her because she wasn't a boy! Сначала она ощутила восхитительный трепет, словно произошло что-то очень приятное, затем явилось ужасное воспоминание Это были Зеленые Мезонины, но здесь не хотели ее оставить, потому что она не мальчик!
But it was morning and, yes, it was a cherry-tree in full bloom outside of her window. Но было утро, и за окном стояла вишня, вся в цвету.
With a bound she was out of bed and across the floor. Аня выскочила из постели и одним прыжком оказалась у окна.
She pushed up the sash-it went up stiffly and creakily, as if it hadn't been opened for a long time, which was the case; and it stuck so tight that nothing was needed to hold it up. Anne dropped on her knees and gazed out into the June morning, her eyes glistening with delight. Затем она толкнула оконную раму - рама подалась со скрипом, будто ее давно не открывали, что, впрочем, и было на самом деле, - и опустилась на колени, вглядываясь в июньское утро. Глаза ее блестели от восторга.
Oh, wasn't it beautiful? Ах, разве это не прекрасно?
Wasn't it a lovely place? Разве это не прелестное место?
Suppose she wasn't really going to stay here! Если бы она могла здесь остаться!
She would imagine she was. Она вообразит, что остается.
There was scope for imagination here. Здесь есть простор для воображения.
A huge cherry-tree grew outside, so close that its boughs tapped against the house, and it was so thick-set with blossoms that hardly a leaf was to be seen. Огромная вишня росла так близко к окну, что ее ветки касались дома. Она была так густо усыпана цветами, что не было видно ни одного листика.
On both sides of the house was a big orchard, one of apple-trees and one of cherry-trees, also showered over with blossoms; and their grass was all sprinkled with dandelions. С обеих сторон от дома тянулись большие сады, с одной стороны - яблоневый, с другой - вишневый, все в цвету. Трава под деревьями казалась желтой от цветущих одуванчиков.
In the garden below were lilac-trees purple with flowers, and their dizzily sweet fragrance drifted up to the window on the morning wind. Чуть поодаль в саду виднелись кусты сирени, все в гроздьях ярко-фиолетовых цветов, и утренний ветерок доносил до Аниного окна их головокружительно сладкий аромат.
Below the garden a green field lush with clover sloped down to the hollow where the brook ran and where scores of white birches grew, upspringing airily out of an undergrowth suggestive of delightful possibilities in ferns and mosses and woodsy things generally. Дальше за садом зеленые луга, покрытые сочным клевером, спускались к долине, где бежал ручей и росло множество белых березок, стройные стволы которых поднимались над подлеском, наводившим на мысль о чудесном отдыхе среди папоротников, мхов и лесных трав.
Beyond it was a hill, green and feathery with spruce and fir; there was a gap in it where the gray gable end of the little house she had seen from the other side of the Lake of Shining Waters was visible. За долиной виднелся холм, зеленый и пушистый от елей и пихт. Среди них был небольшой просвет, и в него проглядывал серый мезонин того домика, который накануне Аня видела с другой стороны Озера Сверкающих Вод.
Off to the left were the big barns and beyond them, away down over green, low-sloping fields, was a sparkling blue glimpse of sea. Слева виднелись большие амбары и другие хозяйственные постройки, а за ними спускались вниз к сверкающему голубому морю зеленые поля.
Anne's beauty-loving eyes lingered on it all, taking everything greedily in. Глаза Ани, восприимчивые к красоте, медленно переходили от одной картины к другой, жадно впитывая все, что было перед ней.
She had looked on so many unlovely places in her life, poor child; but this was as lovely as anything she had ever dreamed. Бедняжка в своей жизни видела так много некрасивых мест. Но то, что открылось перед ней теперь, превосходило самые буйные ее мечты.
She knelt there, lost to everything but the loveliness around her, until she was startled by a hand on her shoulder. Она стояла на коленях, забыв обо всем на свете, кроме красоты, окружавшей ее, пока не вздрогнула, почувствовав на своем плече чью-то руку.
Marilla had come in unheard by the small dreamer. Маленькая мечтательница не слышала, как вошла Марилла.
"It's time you were dressed," she said curtly. - Давно пора одеваться, - сказала Марилла коротко.
Marilla really did not know how to talk to the child, and her uncomfortable ignorance made her crisp and curt when she did not mean to be. Марилла просто не знала, как говорить с этим ребенком, и это неприятное ей самой незнание делало ее резкой и решительной помимо ее воли.
Anne stood up and drew a long breath. Аня встала с глубоким вздохом.
"Oh, isn't it wonderful?" she said, waving her hand comprehensively at the good world outside. - Ах. разве это не чудесно? - спросила она, указывая рукой на прекрасный мир за окном.
"It's a big tree," said Marilla, "and it blooms great, but the fruit don't amount to much never-small and wormy." - Да, это большое дерево, - сказала Марилла, - и цветет обильно, но сами вишни никуда не годятся- мелкие и червивые.
"Oh, I don't mean just the tree; of course it's lovely-yes, it's radiantly lovely-it blooms as if it meant it-but I meant everything, the garden and the orchard and the brook and the woods, the whole big dear world. - О, я говорю не только о дереве; конечно, оно прекрасно... да, оно ослепительно прекрасно... оно цветет так, будто для него самого это необычайно важно... Но я имела в виду все: и сад, и деревья, и ручей, и леса - весь большой прекрасный мир.
Don't you feel as if you just loved the world on a morning like this? Вы не чувствуете в такое утро, будто любите весь мир?
And I can hear the brook laughing all the way up here. Я даже здесь слышу, как ручей смеется вдали.
Have you ever noticed what cheerful things brooks are? Вы когда-нибудь замечали, какие радостные создания эти ручьи?
They're always laughing. Они всегда смеются.
Even in winter-time I've heard them under the ice. Даже зимой я слышу их смех из-подо льда.
I'm so glad there's a brook near Green Gables. Я так рада, что здесь, возле Зеленых Мезонинов, есть ручей.
Perhaps you think it doesn't make any difference to me when you're not going to keep me, but it does. Может быть, вы думаете, что это не имеет для меня значения, раз вы не хотите оставить меня здесь? Но это не так.
I shall always like to remember that there is a brook at Green Gables even if I never see it again. Мне всегда будет приятно вспомнить, что возле Зеленых Мезонинов есть ручей, даже если я никогда больше его не увижу.
If there wasn't a brook I'd be haunted by the uncomfortable feeling that there ought to be one. Если бы здесь не было ручья, меня всегда преследовало бы неприятное чувство, что он должен был здесь быть.
I'm not in the depths of despair this morning. Сегодня утром я не в пучине горя.
I never can be in the morning. Я никогда не бываю в пучине горя по утрам.
Isn't it a splendid thing that there are mornings? Разве это не замечательно, что бывает утро?
But I feel very sad. Но мне очень грустно.
I've just been imagining that it was really me you wanted after all and that I was to stay here for ever and ever. Я только что воображала, что вам все-таки нужна именно я и что я останусь здесь навсегда-навсегда.
It was a great comfort while it lasted. Было большим утешением это вообразить.
But the worst of imagining things is that the time comes when you have to stop and that hurts." Но самое неприятное в воображаемых вещах - это то, что наступает момент, когда приходится перестать воображать, а это очень больно.
"You'd better get dressed and come down-stairs and never mind your imaginings," said Marilla as soon as she could get a word in edgewise. - Лучше одевайся, спускайся вниз и не думай о своих воображаемых вещах, - заметила Марилла, как только ей удалось вставить словечко.
"Breakfast is waiting. - Завтрак ждет.
Wash your face and comb your hair. Умой лицо и причешись.
Leave the window up and turn your bedclothes back over the foot of the bed. Оставь окно открытым и разверни постель, чтобы она проветрилась.
Be as smart as you can." И побыстрее, пожалуйста.
Anne could evidently be smart to some purpose for she was down-stairs in ten minutes' time, with her clothes neatly on, her hair brushed and braided, her face washed, and a comfortable consciousness pervading her soul that she had fulfilled all Marilla's requirements. Аня, очевидно, могла действовать быстро, когда это требовалось, потому что уже через десять минут она спустилась вниз, аккуратно одетая, с расчесанными и заплетенными в косы волосами, умытым лицом; душу ее при этом наполняло приятное сознание, что она выполнила все требования Мариллы.
As a matter of fact, however, she had forgotten to turn back the bedclothes. Впрочем, справедливости ради, следует заметить, что она все-таки забыла раскрыть постель для проветривания.
"I'm pretty hungry this morning," she announced as she slipped into the chair Marilla placed for her. - Я сегодня очень голодная, - объявила она, проскользнув на стул, указанный ей Мариллой.
"The world doesn't seem such a howling wilderness as it did last night. - Мир уже не кажется такой мрачной пустыней, как вчера вечером.
I'm so glad it's a sunshiny morning. Я так рада, что утро солнечное.
But I like rainy mornings real well, too. Впрочем, я люблю и дождливые утра тоже.
All sorts of mornings are interesting, don't you think? Любое утро интересно, правда?
You don't know what's going to happen through the day, and there's so much scope for imagination. Неизвестно, что ждет нас в этот день, и так много простора для воображения.
But I'm glad it's not rainy today because it's easier to be cheerful and bear up under affliction on a sunshiny day. Но я рада, что сегодня нет дождя, потому что легче не унывать и стойко переносить превратности судьбы в солнечный день.
I feel that I have a good deal to bear up under. Я чувствую, что мне сегодня предстоит многое перенести.
It's all very well to read about sorrows and imagine yourself living through them heroically, but it's not so nice when you really come to have them, is it?" Очень легко читать о чужих несчастьях и воображать, что и мы могли бы героически их преодолеть, но это не так легко, когда приходится и в самом деле с ними столкнуться, правда?
"For pity's sake hold your tongue," said Marilla. - Ради Бога, придержи язык, - сказала Марилла.
"You talk entirely too much for a little girl." - Маленькая девочка не должна так много говорить.
Thereupon Anne held her tongue so obediently and thoroughly that her continued silence made Marilla rather nervous, as if in the presence of something not exactly natural. После этого замечания Аня совсем умолкла, столь послушно, что ее продолжающееся молчание стало несколько раздражать Мариллу, как нечто не совсем естественное.
Matthew also held his tongue,-but this was natural,-so that the meal was a very silent one. Мэтью тоже молчал - но это, по крайней мере, было естественно - так что завтрак прошел в полном молчании.
As it progressed Anne became more and more abstracted, eating mechanically, with her big eyes fixed unswervingly and unseeingly on the sky outside the window. По мере того как он приближался к концу, Аня становилась все более и более рассеянной. Она ела машинально, а ее большие глаза неотрывно, невидящим взглядом смотрели на небо за окном.
This made Marilla more nervous than ever; she had an uncomfortable feeling that while this odd child's body might be there at the table her spirit was far away in some remote airy cloudland, borne aloft on the wings of imagination. Это раздражало Мариллу еще сильнее. У нее было неприятное чувство, что в то время, как тело этого странного ребенка находилось за столом, дух его парил на крыльях фантазии в какой-то заоблачной стране.
Who would want such a child about the place? Кто захотел бы иметь в доме такого ребенка?
Yet Matthew wished to keep her, of all unaccountable things! И однако, что было самым непостижимым, Мэтью желал оставить ее!
Marilla felt that he wanted it just as much this morning as he had the night before, and that he would go on wanting it. Марилла чувствовала, что он хочет этого сегодня утром так же сильно, как вчера вечером, и собирается и дальше хотеть этого.
That was Matthew's way-take a whim into his head and cling to it with the most amazing silent persistency-a persistency ten times more potent and effectual in its very silence than if he had talked it out. Это была его обычная манера - вбить себе в голову какую-нибудь причуду и цепляться за нее с поразительным молчаливым упорством -упорством в десять раз более мощным и действенным благодаря молчанию, чем если бы он говорил о своем желании с утра до вечера.
When the meal was ended Anne came out of her reverie and offered to wash the dishes. Когда завтрак кончился, Аня вышла из задумчивости и предложила вымыть посуду.
"Can you wash dishes right?" asked Marilla distrustfully. - Ты умеешь мыть посуду как следует? - спросила Марилла недоверчиво.
"Pretty well. - Довольно неплохо.
I'm better at looking after children, though. Правда, я лучше умею нянчить детей.
I've had so much experience at that. У меня большой опыт в этом деле.
It's such a pity you haven't any here for me to look after." Жаль, что у вас здесь нет детей, которыми я могла бы заняться.
"I don't feel as if I wanted any more children to look after than I've got at present. - Зато я совсем не хотела бы, чтобы здесь было больше детей, чем в данный момент.
You're problem enough in all conscience. С тобой одной вполне достаточно хлопот.
What's to be done with you I don't know. Ума не приложу, что с тобой делать.
Matthew is a most ridiculous man." Мэтью такой смешной.
"I think he's lovely," said Anne reproachfully. - Мне он показался очень милым, - сказала Аня с упреком.
"He is so very sympathetic. He didn't mind how much I talked-he seemed to like it. - Он очень доброжелательный и совсем не возражал, сколько бы я ни говорила - ему это, кажется, нравилось.
I felt that he was a kindred spirit as soon as ever I saw him." Я почувствовала в нем родственную душу, как только увидела его.
"You're both queer enough, if that's what you mean by kindred spirits," said Marilla with a sniff. - Оба вы чудаки, если ты это имеешь в виду, говоря о родстве душ, - фыркнула Марилла.
"Yes, you may wash the dishes. - Хорошо, можешь вымыть посуду.
Take plenty of hot water, and be sure you dry them well. Не жалей горячей воды и вытри как следует.
I've got enough to attend to this morning for I'll have to drive over to White Sands in the afternoon and see Mrs. Spencer. У меня и так полно работы сегодня с утра, потому что придется поехать после обеда в Уайт Сендс -повидать миссис Спенсер.
You'll come with me and we'll settle what's to be done with you. Ты поедешь со мной, и там решим, что с тобой делать.
After you've finished the dishes go up-stairs and make your bed." Когда кончишь с посудой, пойди наверх и застели кровать.
Anne washed the dishes deftly enough, as Marilla who kept a sharp eye on the process, discerned. Аня довольно проворно и тщательно вымыла посуду, что не осталось не замеченным Мариллой.
Later on she made her bed less successfully, for she had never learned the art of wrestling with a feather tick. Затем она застелила кровать, правда с меньшим успехом, потому что никогда не училась искусству бороться с периной.
But is was done somehow and smoothed down; and then Marilla, to get rid of her, told her she might go out-of-doors and amuse herself until dinner time. Но все же кровать была застелена, и Марилла, чтобы на время избавиться от девочки, сказала, что разрешает ей пойти в сад и поиграть там до обеда.
Anne flew to the door, face alight, eyes glowing. Аня бросилась к двери, с оживленным лицом и сияющими глазами.
On the very threshold she stopped short, wheeled about, came back and sat down by the table, light and glow as effectually blotted out as if some one had clapped an extinguisher on her. Но на самом пороге она внезапно остановилась, круто повернула назад и села возле стола, выражение восторга исчезло с ее лица, словно его сдул ветер.
"What's the matter now?" demanded Marilla. - Ну, что еще случилось? - спросила Марилла.
"I don't dare go out," said Anne, in the tone of a martyr relinquishing all earthly joys. - Я не осмеливаюсь выйти, - сказала Аня тоном мученика, отрекающегося от всех земных радостей.
"If I can't stay here there is no use in my loving Green Gables. - Если я не могу остаться здесь, мне не стоит влюбляться в Зеленые Мезонины.
And if I go out there and get acquainted with all those trees and flowers and the orchard and the brook I'll not be able to help loving it. А если я выйду и познакомлюсь со всеми этими деревьями, цветами, и с садом, и с ручьем, я не смогу не полюбить их.
It's hard enough now, so I won't make it any harder. Мне и так тяжело на душе, и я не хочу, чтобы стало еще тяжелее.
I want to go out so much-everything seems to be calling to me, Мне так хочется выйти - все, кажется, зовет меня:
' Anne, Anne, come out to us. "Аня, Аня, выйди к нам!
Anne, Anne, we want a playmate'-but it's better not. Аня, Аня, мы хотим поиграть с тобой!" - но лучше не делать этого.
There is no use in loving things if you have to be torn from them, is there? Не стоит влюбляться в то, от чего предстоит быть оторванным навсегда, ведь так?
And it's so hard to keep from loving things, isn't it? И так тяжело удержаться и не полюбить, правда?
That was why I was so glad when I thought I was going to live here. Вот почему я была так рада, когда думала, что останусь здесь.
I thought I'd have so many things to love and nothing to hinder me. Я думала, что здесь так много всего, что можно полюбить, и ничто не помешает мне.
But that brief dream is over. Но этот краткий сон миновал.
I am resigned to my fate now, so I don't think I'll go out for fear I'll get unresigned again. Теперь я примирилась с моим роком, так что мне лучше не выходить. Иначе, боюсь, я не сумею снова с ним примириться.
What is the name of that geranium on the window-sill, please?" Как зовут этот цветок в горшке на подоконнике, скажите, пожалуйста?
"That's the apple-scented geranium." - Это герань.
"Oh, I don't mean that sort of a name. -О, я не имею в виду это название.
I mean just a name you gave it yourself. Я имею в виду имя, которое вы ей дали.
Didn't you give it a name? Вы не дали ей имени?
May I give it one then? Тогда можно мне это сделать?
May I call it-let me see-Bonny would do-may I call it Bonny while I'm here? Можно, я назову ее... о, дайте подумать... Милочка подойдет... можно мне называть ее Милочка, пока я здесь?
Oh, do let me!" О, позвольте мне ее так называть!
"Goodness, I don't care. - Да ради Бога, мне все равно.
But where on earth is the sense of naming a geranium?" Но какой же смысл в том, чтобы давать имя герани?
"Oh, I like things to have handles even if they are only geraniums. - О, я люблю, чтобы предметы имели имена, даже если это только герань.
It makes them seem more like people. Это делает их больше похожими на людей.
How do you know but that it hurts a geranium's feelings just to be called a geranium and nothing else? Откуда вы знаете, что не задеваете чувства герани, когда называете ее просто "герань" и никак больше?
You wouldn't like to be called nothing but a woman all the time. Ведь вам не понравилось бы, если бы вас всегда называли просто женщиной.
Yes, I shall call it Bonny. Да, я буду называть ее Милочкой.
I named that cherry-tree outside my bedroom window this morning. Я дала имя сегодня утром и этой вишне под окном моей спальни.
I called it Snow Queen because it was so white. Я назвала ее Снежной Королевой, потому что она такая белая.
Of course, it won't always be in blossom, but one can imagine that it is, can't one?" Конечно, она не всегда будет в цвету, но ведь всегда можно это вообразить, правда?
"I never in all my life saw or heard anything to equal her," muttered Marilla, beating a retreat down to the cellar after potatoes. - Никогда в жизни не видела и не слышала ничего подобного, - бормотала Марилла, спасаясь бегством в подвал за картошкой.
"She is kind of interesting as Matthew says. - Она действительно интересная, как Мэтью говорит.
I can feel already that I'm wondering what on earth she'll say next. Я уже чувствую, как меня занимает, что еще она скажет.
She'll be casting a spell over me, too. Она и на меня напускает чары.
She's cast it over Matthew. И уже напустила их на Мэтью.
That look he gave me when he went out said everything he said or hinted last night over again. Этот взгляд, который он бросил на меня, когда выходил, снова выражал все, о чем он говорил и на что намекал вчера.
I wish he was like other men and would talk things out. Лучше бы он был как другие мужчины и говорил обо всем открыто.
A body could answer back then and argue him into reason. Тогда было бы можно ответить и переубедить его.
But what's to be done with a man who just looks?" Но что сделаешь с мужчиной, который только смотрит?
Anne had relapsed into reverie, with her chin in her hands and her eyes on the sky, when Marilla returned from her cellar pilgrimage. Когда Марилла вернулась из своего паломничества в подвал, она застала Аню снова впавшей в мечтательность. Девочка сидела, опустив подбородок на руки и устремив взгляд в небо.
There Marilla left her until the early dinner was on the table. Так Марилла и оставила ее, пока обед не появился на столе.
"I suppose I can have the mare and buggy this afternoon, Matthew?" said Marilla. - Могу я взять кобылу и кабриолет после обеда, Мэтью? - спросила Марилла.
Matthew nodded and looked wistfully at Anne. Мэтью кивнул и печально взглянул на Аню.
Marilla intercepted the look and said grimly: Марилла перехватила этот взгляд и сказала сухо:
"I'm going to drive over to White Sands and settle this thing. -Я собираюсь поехать в Уайт Сендс и решить этот вопрос.
I'll take Anne with me and Mrs. Spencer will probably make arrangements to send her back to Nova Scotia at once. Я возьму Аню с собой, чтобы миссис Спенсер могла сразу отправить ее обратно в Новую Шотландию.
I'll set your tea out for you and I'll be home in time to milk the cows." Я оставлю тебе чай на плите и вернусь домой как раз к дойке.
Still Matthew said nothing and Marilla had a sense of having wasted words and breath. И опять Мэтью ничего не сказал. Марилла почувствовала, что зря тратит слова.
There is nothing more aggravating than a man who won't talk back-unless it is a woman who won't. Ничто так не раздражает, как мужчина, который не отвечает... кроме женщины, которая не отвечает.
Matthew hitched the sorrel into the buggy in due time and Marilla and Anne set off. В положенное время Мэтью запряг гнедую, и Марилла с Аней сели в кабриолет.
Matthew opened the yard gate for them and as they drove slowly through, he said, to nobody in particular as it seemed: Мэтью открыл пред ними ворота двора и, когда они медленно проезжали мимо, сказал громко, ни к кому, кажется, не обращаясь:
"Little Jerry Buote from the Creek was here this morning, and I told him I guessed I'd hire him for the summer." - Здесь был утром один паренек, Джерри Буот из Крик, и я сказал ему, что найму его на лето.
Marilla made no reply, but she hit the unlucky sorrel such a vicious clip with the whip that the fat mare, unused to such treatment, whizzed indignantly down the lane at an alarming pace. Марилла не ответила, но хлестнула несчастную гнедую с такой силой, что толстая кобыла, не привыкшая к подобному обращению, возмущенно рванула галопом.
Marilla looked back once as the buggy bounced along and saw that aggravating Matthew leaning over the gate, looking wistfully after them. Когда кабриолет уже катил по большой дороге, Марилла обернулась и увидела, что несносный Мэтью стоит, прислонившись к воротам, и печально смотрит им вслед.
CHAPTER V. Глава 5
Anne's History История Ани
DO you know," said Anne confidentially, "I've made up my mind to enjoy this drive. - Знаете, - сказала Аня доверительно, - я собираюсь наслаждаться этой поездкой.
It's been my experience that you can nearly always enjoy things if you make up your mind firmly that you will. Я знаю по опыту, что почти всегда можно радоваться, если твердо на это решиться.
Of course, you must make it up firmly. Но, конечно, решиться нужно твердо.
I am not going to think about going back to the asylum while we're having our drive. Поэтому я не буду думать о, возвращении в приют, пока мы едем.
I'm just going to think about the drive. Я буду думать только о нашей поездке.
Oh, look, there's one little early wild rose out! Ах, посмотрите, там уже один маленький цветочек на кусте дикой розы!
Isn't it lovely? Прелесть, правда?
Don't you think it must be glad to be a rose? Как вы думаете, приятно, должно быть, быть розой?
Wouldn't it be nice if roses could talk? Разве не чудесно было бы, если бы розы могли разговаривать?
I'm sure they could tell us such lovely things. Я уверена, они рассказали бы нам много прелестных историй.
And isn't pink the most bewitching color in the world? И правда ведь, розовый цвет - самый очаровательный на свете?
I love it, but I can't wear it. Я очень его люблю, но не могу носить этот цвет.
Redheaded people can't wear pink, not even in imagination. Тем, у кого рыжие волосы, нельзя носить розовое... даже в воображении.
Did you ever know of anybody whose hair was red when she was young, but got to be another color when she grew up?" Вы не слышали о какой-нибудь девочке, у которой волосы были в детстве рыжие, а потом, когда она выросла, изменили цвет?
"No, I don't know as I ever did," said Marilla mercilessly, "and I shouldn't think it likely to happen in your case either." - Нет, никогда не слышала о таком, - сказала Марилла безжалостно, - и не думаю, чтобы это произошло с твоими волосами.
Anne sighed. Аня вздохнула:
"Well, that is another hope gone. - Ну вот, еще одна надежда умерла.
'My life is a perfect graveyard of buried hopes.' Моя жизнь - настоящее кладбище надежд.
That's a sentence I read in a book once, and I say it over to comfort myself whenever I'm disappointed in anything." Я прочитала эту фразу в одной книге и утешаюсь ею каждый раз, когда сталкиваюсь с разочарованием.
"I don't see where the comforting comes in myself," said Marilla. - Не вижу, в чем здесь утешение, - заметила Марилла.
"Why, because it sounds so nice and romantic, just as if I were a heroine in a book, you know. - Но ведь это звучит так красиво и романтично, словно я героиня повести, понимаете?
I am so fond of romantic things, and a graveyard full of buried hopes is about as romantic a thing as one can imagine isn't it? Я так люблю все романтическое, а кладбище надежд - это самая романтическая вещь, какую только можно вообразить.
I'm rather glad I have one. И я почти рада, что у меня есть такое кладбище.
Are we going across the Lake of Shining Waters today?" Мы поедем сегодня через Озеро Сверкающих Вод?
"We're not going over Barry's pond, if that's what you mean by your Lake of Shining Waters. - Мы не поедем через пруд Барри, если это его ты так называешь.
We're going by the shore road." Поедем по прибрежной дороге.
"Shore road sounds nice," said Anne dreamily. - Прибрежная дорога. Прекрасно звучит! -сказала Аня мечтательно.
"Is it as nice as it sounds? - Интересно, она так же прекрасна, как и ее название?
Just when you said 'shore road' I saw it in a picture in my mind, as quick as that! Как только вы сказали "прибрежная дорога", я сразу увидела ее в воображении!
And White Sands is a pretty name, too; but I don't like it as well as Avonlea. И Уайт Сендс тоже красивое название, но оно мне не так нравится, как Авонлея.
Avonlea is a lovely name. Авонлея звучит прелестно, прямо как музыка.
It just sounds like music. А как далеко до Уайт Сендс?
How far is it to White Sands?" - Пять миль.
"It's five miles; and as you're evidently bent on talking you might as well talk to some purpose by telling me what you know about yourself." Раз уж ты собираешься говорить вею дорогу, то говори, по меньшей мере, с пользой. Расскажи мне все, что ты о себе знаешь.
"Oh, what I know about myself isn't really worth telling," said Anne eagerly. - О, что я знаю о себе, не стоит и рассказывать, -горячо воскликнула Аня.
"If you'll only let me tell you what I imagine about myself you'll think it ever so much more interesting." - Если бы вы только позволили мне рассказать, что я о себе воображаю, вам это показалось бы гораздо интереснее.
"No, I don't want any of your imaginings. - Нет, я не хочу никаких твоих фантазий.
Just you stick to bald facts. Придерживайся строгих фактов.
Begin at the beginning. Начни с начала.
Where were you born and how old are you?" Где ты родилась и сколько тебе лет?
"I was eleven last March," said Anne, resigning herself to bald facts with a little sigh. - Мне исполнилось одиннадцать в марте, - сказала Аня, со вздохом покорности соглашаясь "придерживаться строгих фактов".
"And I was born in Bolingbroke, Nova Scotia. - Я родилась в Болинброке, в Новой Шотландии.
My father's name was Walter Shirley, and he was a teacher in the Bolingbroke High School. Моего отца звали Уолтер Ширли, и он был учителем в средней школе в Болинброке.
My mother's name was Bertha Shirley. Мою маму звали Берта Ширли.
Aren't Walter and Bertha lovely names? Уолтер и Берта - прелестные имена, правда?
I'm so glad my parents had nice names. Я так рада, что у моих родителей были красивые имена.
It would be a real disgrace to have a father named-well, say Jedediah, wouldn't it?" Было бы ужасно иметь отца по имени, скажем, Джедедяй, правда?
"I guess it doesn't matter what a person's name is as long as he behaves himself," said Marilla, feeling herself called upon to inculcate a good and useful moral. - Я считаю, что не имеет значения, как зовут человека, если только это порядочный человек, -сказала Марилла, чувствуя, что призвана внушать правильные и полезные мысли.
"Well, I don't know." - Ну, не знаю.
Anne looked thoughtful. - Аня взглянула задумчиво.
"I read in a book once that a rose by any other name would smell as sweet, but I've never been able to believe it. - Я однажды читала в книге, что роза пахла бы так же сладко, если бы даже называлась по-другому. Но я никогда не могла в это поверить.
I don't believe a rose would be as nice if it was called a thistle or a skunk cabbage. Я не верю, что роза была бы такой же прекрасной, если бы называлась чертополохом или капустой.
I suppose my father could have been a good man even if he had been called Jedediah; but I'm sure it would have been a cross. Я думаю, мой отец мог бы быть хорошим человеком, даже если бы носил имя Джедедяй, но я уверена, это был бы для него тяжкий крест.
Well, my mother was a teacher in the High school, too, but when she married father she gave up teaching, of course. Моя мама тоже была учительницей в средней школе, но когда вышла замуж за отца, то, разумеется, оставила работу.
A husband was enough responsibility. Муж - это и так большая ответственность.
Mrs. Thomas said that they were a pair of babies and as poor as church mice. Миссис Томас говорила, что это была пара младенцев, и вдобавок бедных, как церковные мыши.
They went to live in a weeny-teeny little yellow house in Bolingbroke. Они поселились в маленьком желтом домике в Болинброке.
I've never seen that house, but I've imagined it thousands of times. Я никогда не видела этого домика, но воображала его тысячу раз.
I think it must have had honeysuckle over the parlor window and lilacs in the front yard and lilies of the valley just inside the gate. Я думаю, что у окна гостиной вились вьюнки, перед крылечком росла сирень, а у ворот - лилии.
Yes, and muslin curtains in all the windows. Muslin curtains give a house such an air. Да, и муслиновые занавески на всех окнах, потому что муслиновые занавески придают дому такой изысканный вид.
I was born in that house. В этом домике я и родилась.
Mrs. Thomas said I was the homeliest baby she ever saw, I was so scrawny and tiny and nothing but eyes, but that mother thought I was perfectly beautiful. Миссис Томас говорила, что я была самым некрасивым ребенком, какого она видела, - кожа да кости, ну еще глаза, но что моя мама думала, будто я была необыкновенно красива.
I should think a mother would be a better judge than a poor woman who came in to scrub, wouldn't you? Я считаю, что мать может оценить лучше, чем бедная поденщица, которая приходит убирать дом, правда?
I'm glad she was satisfied with me anyhow, I would feel so sad if I thought I was a disappointment to her-because she didn't live very long after that, you see. Во всяком случае, я рада, что мама была мной довольна, мне было бы так тяжело, если бы я ее разочаровала, потому что она недолго прожила после этого.
She died of fever when I was just three months old. Она умерла от лихорадки, когда мне было всего три месяца.
I do wish she'd lived long enough for me to remember calling her mother. Как бы я хотела, чтобы она прожила подольше и я помнила бы, что называла ее "мама".
I think it would be so sweet to say 'mother,' don't you? Я думаю, было бы так сладко сказать "мама", правда?
And father died four days afterwards from fever too. И папа умер через четыре дня, тоже от лихорадки.
That left me an orphan and folks were at their wits' end, so Mrs. Thomas said, what to do with me. Так я осталась сиротой, и все ломали себе голову -так миссис Томас говорила, - что со мной делать.
You see, nobody wanted me even then. Понимаете, я никому не была нужна даже тогда.
It seems to be my fate. Такова, видно, всегда будет моя судьба.
Father and mother had both come from places far away and it was well known they hadn't any relatives living. Отец и мать, оба приехали из дальних мест, и было хорошо известно, что родственников у них не было.
Finally Mrs. Thomas said she'd take me, though she was poor and had a drunken husband. Наконец, миссис Томас сказала, что возьмет меня, хотя она была бедной и муж у нее был пьяница.
She brought me up by hand. Она выкормила меня из соски.
Do you know if there is anything in being brought up by hand that ought to make people who are brought up that way better than other people? Вы не знаете, на чем это основано, что люди, которых выкормили таким способом, должны быть от этого лучше, чем другие?
Because whenever I was naughty Mrs. Thomas would ask me how I could be such a bad girl when she had brought me up by hand-reproachful-like. Потому что, если я не слушалась, миссис Томас говорила мне с упреком, что не понимает, как я могу быть такой дурной девочкой, когда она выкормила меня из соски...
"Mr. and Mrs. Thomas moved away from Bolingbroke to Marysville, and I lived with them until I was eight years old. Мистер и миссис Томас переехали из Болинброка в Мэрисвилл, и я жила у них, пока мне не исполнилось восемь лет.
I helped look after the Thomas children-there were four of them younger than me-and I can tell you they took a lot of looking after. Я помогала нянчить их детей - их было четверо, все младше меня - и должна вам сказать, это было нелегко.
Then Mr. Thomas was killed falling under a train and his mother offered to take Mrs. Thomas and the children, but she didn't want me. Потом мистер Томас попал под поезд и погиб, и его мать предложила взять к себе миссис Томас и ее детей, но взять меня она не захотела.
Mrs. Thomas was at her wits' end, so she said, what to do with me. И миссис Томас стала тоже ломать голову, так она говорила, что делать со мной.
Then Mrs. Hammond from up the river came down and said she'd take me, seeing I was handy with children, and I went up the river to live with her in a little clearing among the stumps. Тогда миссис Хаммонд, которая жила выше по реке, сказала, что возьмет меня, потому что я умею нянчить детей. И я поехала к ней, в ее дом возле лесоповала.
It was a very lonesome place. Это было ужасно пустынное место.
I'm sure I could never have lived there if I hadn't had an imagination. Я уверена, что не смогла бы там жить, если бы у меня не было воображения.
Mr. Hammond worked a little sawmill up there, and Mrs. Hammond had eight children. Мистер Хаммонд работал там на маленькой лесопилке, а у миссис Хаммонд было восемь детей.
She had twins three times. У нее три раза подряд родились близнецы.
I like babies in moderation, but twins three times in succession is too much. Я люблю детей в умеренных количествах, но близнецы три раза - это слишком.
I told Mrs. Hammond so firmly, when the last pair came. Я решительно сказала об этом миссис Хаммонд, когда последняя пара появилась на свет.
I used to get so dreadfully tired carrying them about. Я ужасно устала таскать всех этих детей.
"I lived up river with Mrs. Hammond over two years, and then Mr. Hammond died and Mrs. Hammond broke up housekeeping. Там я жила около двух лет, а потом мистер Хаммонд умер и миссис Хаммонд свернула хозяйство.
She divided her children among her relatives and went to the States. Она раздала детей родственникам и уехала в Соединенные Штаты.
I had to go to the asylum at Hopeton, because nobody would take me. Мне пришлось отправиться в приют в Хоуптаун, потому что никто не хотел взять меня.
They didn't want me at the asylum, either; they said they were over-crowded as it was. В приюте тоже не хотели брать, они сказали, что у них и так переполнено.
But they had to take me and I was there four months until Mrs. Spencer came." Но все-таки им пришлось взять меня, и я пробыла там четыре месяца, пока не приехала миссис Спенсер.
Anne finished up with another sigh, of relief this time. Аня закончила свою историю новым вздохом, на сей раз это был вздох облегчения.
Evidently she did not like talking about her experiences in a world that had not wanted her. Ей явно не хотелось говорить о своем жизненном опыте в мире, где она никому не была нужна.
"Did you ever go to school?" demanded Marilla, turning the sorrel mare down the shore road. - Ты когда-нибудь ходила в школу? - спросила Марилла, направляя гнедую на прибрежную дорогу.
"Not a great deal. - Не очень много.
I went a little the last year I stayed with Mrs. Thomas. Только один год, когда жила у миссис Томас.
When I went up river we were so far from a school that I couldn't walk it in winter and there was a vacation in summer, so I could only go in the spring and fall. А когда я жила на реке, мы были так далеко от школы, что я не могла добраться туда зимой, а летом были каникулы, так что для учебы оставались только весна и осень.
But of course I went while I was at the asylum. Но в приюте я, разумеется, ходила в школу.
I can read pretty well and I know ever so many pieces of poetry off by heart-'The Battle of Hohenlinden' and Я хорошо умею читать и знаю наизусть много стихов: "Битва под Хохенлинденом",
'Edinburgh after Flodden,' and "Эдинбург после наводнения",
'Bingen of the Rhine,' and most of the "Бинген на Рейне", отрывки из
'Lady of the Lake' and most of "Девы озера" и почти все
' The Seasons' by James Thompson. "Времена года" Джеймса Томсона и много других.
Don't you just love poetry that gives you a crinkly feeling up and down your back? Вы любите стихи, от которых мурашки по спине бегут?
There is a piece in the Fifth Reader-'The Downfall of Poland'-that is just full of thrills. Есть такие стихи в хрестоматии для пятого класса - "Падение Польши" - прямо дрожь пробирает.
Of course, I wasn't in the Fifth Reader-I was only in the Fourth-but the big girls used to lend me theirs to read." Я, разумеется, была не в пятом, а только в четвертом, но старшие девочки давали мне почитать свои учебники.
"Were those women-Mrs. Thomas and Mrs. Hammond-good to you?" asked Marilla, looking at Anne out of the corner of her eye. - А были эти женщины - миссис Томас и миссис Хаммонд - добры к тебе? - спросила Марилла, глядя на Аню краешком глаза.
"O-o-o-h," faltered Anne. - О-о-о! - нерешительно протянула Аня.
Her sensitive little face suddenly flushed scarlet and embarrassment sat on her brow. Ее выразительное личико внезапно залилось густым румянцем. Она явно была смущена.
"Oh, they meant to be-I know they meant to be just as good and kind as possible. - О, у них были такие намерения, я знаю, они собирались быть как можно добрее и милее.
And when people mean to be good to you, you don't mind very much when they're not quite-always. А когда люди хотят быть добры к вам, вы не должны очень обижаться, если им это не всегда удается.
They had a good deal to worry them, you know. У них была такая тяжелая жизнь.
It's a very trying to have a drunken husband, you see; and it must be very trying to have twins three times in succession, don't you think? Это тяжкое испытание - иметь мужа-пьяницу. И иметь три раза подряд близнецов - тоже, наверное, тяжкое испытание.
But I feel sure they meant to be good to me." Но я уверена, что они хотели быть добрыми.
Marilla asked no more questions. Марилла больше не задавала вопросов.
Anne gave herself up to a silent rapture over the shore road and Marilla guided the sorrel abstractedly while she pondered deeply. Аня замолчала, с восторгом глядя на побережье, а Марилла рассеянно правила гнедой, глубоко задумавшись.
Pity was suddenly stirring in her heart for the child. В ее сердце вдруг шевельнулась жалость к этому ребенку.
What a starved, unloved life she had had-a life of drudgery and poverty and neglect; for Marilla was shrewd enough to read between the lines of Anne's history and divine the truth. Какая несчастная жизнь без любви была у нее, жизнь, полная тяжелой работы, бедности, сиротства. Марилла была достаточно проницательна, чтобы читать между строк Аниной истории, и могла угадать правду.
No wonder she had been so delighted at the prospect of a real home. Ничего удивительного, что девочка была в таком восторге от возможности обрести настоящий дом и семью.
It was a pity she had to be sent back. Жаль, что придется отослать ее обратно.
What if she, Marilla, should indulge Matthew's unaccountable whim and let her stay? Что, если она, Марилла, не будет противиться непостижимой причуде Мэтью и позволит девочке остаться?
He was set on it; and the child seemed a nice, teachable little thing. Мэтью несомненно хотел этого, и девочка, кажется, хорошая, и ее можно многому научить.
"She's got too much to say," thought Marilla, "but she might be trained out of that. "Говорит она уж очень много, - думала Марилла, -но можно ее от этого отучить.
And there's nothing rude or slangy in what she does say. И в том, что она говорит, нет ничего грубого и вульгарного.
She's ladylike. В ней есть что-то от молодой дамы.
It's likely her people were nice folks." Похоже, она из хорошей семьи".
The shore road was "woodsy and wild and lonesome." Дорога вдоль берега моря была "и дикой и пустынной".
On the right hand, scrub firs, their spirits quite unbroken by long years of tussle with the gulf winds, grew thickly. Справа толпились низкорослые пихты, чей дух не смогли сломить долгие годы борьбы с морскими ветрами.
On the left were the steep red sandstone cliffs, so near the track in places that a mare of less steadiness than the sorrel might have tried the nerves of the people behind her. Слева тянулись крутые скалы из красного песчаника, подходившие в некоторых местах так близко к дороге, что лошадь менее спокойная, чем гнедая Мариллы, могла бы не раз испытать нервы своих седоков.
Down at the base of the cliffs were heaps of surf-worn rocks or little sandy coves inlaid with pebbles as with ocean jewels; beyond lay the sea, shimmering and blue, and over it soared the gulls, their pinions flashing silvery in the sunlight. У подножия скал лежали кучи отшлифованных прибоем валунов и маленькие песчаные бухты, усеянные блестящей галькой, словно драгоценностями океана. А дальше расстилалось море, сверкающее и голубое, а над ним парили чайки, их крылья серебристо вспыхивали на солнце.
"Isn't the sea wonderful?" said Anne, rousing from a long, wide-eyed silence. - Правда, море прекрасно? - сказала Аня, пробуждаясь от долгого созерцания.
"Once, when I lived in Marysville, Mr. Thomas hired an express wagon and took us all to spend the day at the shore ten miles away. - Однажды, когда я жила в Мэрисвилле, мистер Томас нанял фургон и повез нас всех на целый день к морю, за десять миль.
I enjoyed every moment of that day, even if I had to look after the children all the time. Я наслаждалась каждым мгновением того дня, хотя мне и приходилось все время приглядывать за детьми.
I lived it over in happy dreams for years. Я целые годы потом переживала это событие в счастливых снах.
But this shore is nicer than the Marysville shore. Но этот берег еще красивее, чем у Мэрисвилла.
Aren't those gulls splendid? Какие красивые чайки, правда?
Would you like to be a gull? Вы хотели бы быть чайкой?
I think I would-that is, if I couldn't be a human girl. Я хотела бы... ну, то есть если бы я не была человеком.
Don't you think it would be nice to wake up at sunrise and swoop down over the water and away out over that lovely blue all day; and then at night to fly back to one's nest? Как было бы чудесно просыпаться на рассвете и парить целый день в голубых просторах над водой. А потом вечером улетать обратно в свое гнездо.
Oh, I can just imagine myself doing it. О, как хорошо я могу себе все это вообразить!..
What big house is that just ahead, please?" Что это за огромный дом впереди?
"That's the White Sands Hotel. - Это гостиница в Уайт Сендс.
Mr. Kirke runs it, but the season hasn't begun yet. Ее хозяин мистер Кирк. Сейчас сезон еще не начался.
There are heaps of Americans come there for the summer. Сюда приезжает на лето куча американцев.
They think this shore is just about right." Им очень нравится здешнее побережье.
"I was afraid it might be Mrs. Spencer's place," said Anne mournfully. - Я боялась, что это дом миссис Спенсер, - сказала Аня печально.
"I don't want to get there. - Мне туда совсем не хочется.
Somehow, it will seem like the end of everything." Кажется, что это конец всего.
CHAPTER VI. Глава 6
Marilla Makes Up Her Mind Марилла принимает решение
GET there they did, however, in due season. И все-таки они туда приехали.
Mrs. Spencer lived in a big yellow house at White Sands Cove, and she came to the door with surprise and welcome mingled on her benevolent face. Миссис Спенсер жила в большом желтом доме возле бухты Уайт Сендс. Она выбежала на крыльцо; ее добродушное лицо выражало и удивление, и радость.
"Dear, dear," she exclaimed, "you're the last folks I was looking for today, but I'm real glad to see you. - Боже мой, - воскликнула она, - уж вас-то я никак не ожидала сегодня, но очень рада вас видеть.
You'll put your horse in? Может, лучше выпрячь лошадь?
And how are you, Anne?" Как поживаешь, Аня?
"I'm as well as can be expected, thank you," said Anne smilelessly. - Спасибо, хорошо, насколько это возможно, -ответила Аня без всякой улыбки.
A blight seemed to have descended on her. Тень печали легла на ее лицо.
"I suppose we'll stay a little while to rest the mare," said Marilla, "but I promised Matthew I'd be home early. - Мы зайдем на минутку, пока лошадь отдохнет, -сказала Марилла, - но я обещала Мэтью, что не задержусь.
The fact is, Mrs. Spencer, there's been a queer mistake somewhere, and I've come over to see where it is. Видите ли, миссис Спенсер, произошло недоразумение, и я приехала, чтобы выяснить, как это случилось.
We send word, Matthew and I, for you to bring us a boy from the asylum. Мы, Мэтью и я, просили передать, чтобы вы привезли нам из приюта мальчика.
We told your brother Robert to tell you we wanted a boy ten or eleven years old." Мы сказали вашему родственнику, Роберту Спенсеру, что нам нужен мальчик десяти или одиннадцати лет.
"Marilla Cuthbert, you don't say so!" said Mrs. Spencer in distress. - Марилла, что вы говорите! - огорченно воскликнула миссис Спенсер.
"Why, Robert sent word down by his daughter Nancy and she said you wanted a girl-didn't she Flora Jane?" appealing to her daughter who had come out to the steps. - Роберт прислал ко мне свою дочку Нэнси, и она сказала, что вам нужна девочка... Ведь так, Флора-Джейн? - обратилась она к своей дочери, которая тоже вышла на крыльцо.
"She certainly did, Miss Cuthbert," corroborated Flora Jane earnestly. - Да, так она и сказала, мисс Касберт, -решительно подтвердила Флора-Джейн.
"I'm dreadful sorry," said Mrs. Spencer. "It's too bad; but it certainly wasn't my fault, you see, Miss Cuthbert. - Мне ужасно неприятно, - сказала миссис Спенсер, - что так вышло, но это не по моей вине, мисс Касберт.
I did the best I could and I thought I was following your instructions. Я старалась устроить все как можно лучше и была уверена, что действую в соответствии с вашим желанием.
Nancy is a terrible flighty thing. Нэнси ужасная растрепа.
I've often had to scold her well for her heedlessness." Сколько раз я ее ругала за рассеянность!
"It was our own fault," said Marilla resignedly. - Мы, конечно, и сами виноваты, - признала Марилла.
"We should have come to you ourselves and not left an important message to be passed along by word of mouth in that fashion. - Нам следовало самим приехать к вам, а не передавать такие важные вещи через других.
Anyhow, the mistake has been made and the only thing to do is to set it right. Ну, ничего не поделаешь, ошибка произошла, и теперь нужно только подумать, как ее исправить.
Can we send the child back to the asylum? Можем ли мы отправить девочку в приют?
I suppose they'll take her back, won't they?" Я полагаю, ее возьмут обратно, ведь так?
"I suppose so," said Mrs. Spencer thoughtfully, "but I don't think it will be necessary to send her back. - Полагаю, что да, - сказала миссис Спенсер задумчиво, - но может быть, не придется отправлять ее обратно.
Mrs. Peter Blewett was up here yesterday, and she was saying to me how much she wished she'd sent by me for a little girl to help her. Вчера ко мне заходила миссис Блеветт и очень жалела, что не попросила меня привезти ей девочку, чтобы помогать по хозяйству.
Mrs. Peter has a large family, you know, and she finds it hard to get help. У миссис Блеветт, как вы знаете, большая семья; ей трудно найти прислугу.
Anne will be the very girl for you. Аня ей очень подойдет.
I call it positively providential." Я называю это Божьим промыслом!
Marilla did not look as if she thought Providence had much to do with the matter. Марилла не производила впечатления человека, который верит, что Бог имел какое-то отношение к этому делу.
Here was an unexpectedly good chance to get this unwelcome orphan off her hands, and she did not even feel grateful for it. Появилась отличная возможность избавиться от нежеланной сироты, и тем не менее она не испытывала облегчения.
She knew Mrs. Peter Blewett only by sight as a small, shrewish-faced woman without an ounce of superfluous flesh on her bones. Она не была знакома с миссис Блеветт, но несколько раз видела эту маленькую костлявую женщину со злым лицом.
But she had heard of her. "A terrible worker and driver," Mrs. Peter was said to be; and discharged servant girls told fearsome tales of her temper and stinginess, and her family of pert, quarrelsome children. Говорили, что она очень требовательная хозяйка. Девушки-служанки, которые уходили от нее, рассказывали ужасные истории о ее раздражительности и скаредности и о ее нахальных, драчливых детях.
Marilla felt a qualm of conscience at the thought of handing Anne over to her tender mercies. Марилла почувствовала угрызения совести при мысли, что нужно отдать Аню на милость такой женщины.
"Well, I'll go in and we'll talk the matter over," she said. - Хорошо, я зайду в дом, и мы обсудим это дело, -сказала она.
"And if there isn't Mrs. Peter coming up the lane this blessed minute!" exclaimed Mrs. Spencer, bustling her guests through the hall into the parlor, where a deadly chill struck on them as if the air had been strained so long through dark green, closely drawn blinds that it had lost every particle of warmth it had ever possessed. - Не миссис ли Блеветт, собственной персоной, идет там по дорожке? - воскликнула миссис Спенсер, вводя своих гостей из передней в гостиную, где на них пахнуло таким ужасным холодом, как будто воздух, проходя через темно-зеленые плотно закрытые жалюзи, терял все свое тепло.
"That is real lucky, for we can settle the matter right away. - Какая удача! Мы можем решить это дело прямо сейчас.
Take the armchair, Miss Cuthbert. Садитесь в кресло, мисс Касберт.
Anne, you sit here on the ottoman and don't wiggle. Аня, сядь на оттоманку и не вертись.
Let me take your hats. Давайте сюда ваши шляпы.
Flora Jane, go out and put the kettle on. Good afternoon, Mrs. Blewett. Флора-Джейн, пойди и поставь чайник... Добрый день, миссис Блеветт!
We were just saying how fortunate it was you happened along. Мы как раз говорили, как кстати вы пришли.
Let me introduce you two ladies. Позвольте мне вас познакомить.
Mrs. Blewett, Miss Cuthbert. Миссис Блеветт - мисс Касберт.
Please excuse me for just a moment. О, извините, я на минуточку отлучусь.
I forgot to tell Flora Jane to take the buns out of the oven." Я забыла сказать Флоре-Джейн, чтобы она вынула булочки из плиты.
Mrs. Spencer whisked away, after pulling up the blinds. Она быстро выбежала из комнаты, предварительно подняв жалюзи.
Anne sitting mutely on the ottoman, with her hands clasped tightly in her lap, stared at Mrs Blewett as one fascinated. Аня молча сидела на оттоманке, крепко сцепив на коленях руки, и глядела на миссис Блеветт как загипнотизированная.
Was she to be given into the keeping of this sharp-faced, sharp-eyed woman? Неужели ее отдадут этой женщине с костлявым лицом и суровыми глазами?
She felt a lump coming up in her throat and her eyes smarted painfully. Она почувствовала, как в горле поднимается комок и начинает щипать глаза.
She was beginning to be afraid she couldn't keep the tears back when Mrs. Spencer returned, flushed and beaming, quite capable of taking any and every difficulty, physical, mental or spiritual, into consideration and settling it out of hand. Она уже со страхом думала, что не сможет удержаться от слез, когда вернулась миссис Спенсер, разрумянившаяся и сияющая, готовая преодолеть любое затруднение - физическое, интеллектуальное и духовное.
"It seems there's been a mistake about this little girl, Mrs. Blewett," she said. - Здесь произошла ошибка вот с этой маленькой девочкой, миссис Блеветт, - сказала она.
"I was under the impression that Mr. and Miss Cuthbert wanted a little girl to adopt. - Я была уверена, что мистер и мисс Касберт хотят взять на воспитание девочку.
I was certainly told so. Мне именно так сказали.
But it seems it was a boy they wanted. Но оказывается, они просили прислать мальчика.
So if you're still of the same mind you were yesterday, I think she'll be just the thing for you." Так что, если вы не изменили свое решение со вчерашнего дня, я думаю, Аня - именно то, что вам нужно.
Mrs. Blewett darted her eyes over Anne from head to foot. Миссис Блеветт смерила Аню с головы до ног суровым взглядом.
"How old are you and what's your name?" she demanded. - Сколько тебе лет и как тебя зовут? - спросила она.
"Anne Shirley," faltered the shrinking child, not daring to make any stipulations regarding the spelling thereof, "and I'm eleven years old." - Анна Ширли, - запинаясь, произнесла съежившаяся девочка, не осмеливаясь высказать никаких оговорок относительно своего имени, -мне одиннадцать лет.
"Humph! -Хм!
You don't look as if there was much to you. На одиннадцать ты не выглядишь.
But you're wiry. Но ты жилистая.
I don't know but the wiry ones are the best after all. Не знаю, но, кажется, жилистые люди - неплохие работники.
Well, if I take you you'll have to be a good girl, you know-good and smart and respectful. Но если я возьму тебя, ты должна быть хорошей девочкой - работящей, усердной, послушной.
I'll expect you to earn your keep, and no mistake about that. Я надеюсь, ты честно отработаешь за свое содержание.
Yes, I suppose I might as well take her off your hands, Miss Cuthbert. Да, я полагаю, что могу вас от нее избавить, мисс Касберт.
The baby's awful fractious, and I'm clean worn out attending to him. Мой маленький такой капризный, всю меня измучил.
If you like I can take her right home now." Если хотите, я могу забрать ее с собой прямо сейчас.
Marilla looked at Anne and softened at sight of the child's pale face with its look of mute misery-the misery of a helpless little creature who finds itself once more caught in the trap from which it had escaped. Марилла взглянула на Аню, и сердце ее дрогнуло при виде бледного личика девочки с выражением немого отчаяния беспомощного маленького существа, снова оказавшегося в той ловушке, из которой оно недавно выбралось.
Marilla felt an uncomfortable conviction that, if she denied the appeal of that look, it would haunt her to her dying day. У Мариллы возникло неприятное убеждение, что, если она не отзовется на мольбу, выраженную в этом взгляде, он будет преследовать ее до конца дней.
More-over, she did not fancy Mrs. Blewett. К тому же миссис Блеветт ей не нравилась.
To hand a sensitive, "highstrung" child over to such a woman! Отдать впечатлительного, чуткого ребенка такой женщине!
No, she could not take the responsibility of doing that! Нет, она не могла взять на себя такую ответственность!
"Well, I don't know," she said slowly. - Не знаю, - произнесла она медленно.
"I didn't say that Matthew and I had absolutely decided that we wouldn't keep her. - Я не говорю, что мы с Мэтью окончательно решили не оставлять ее у себя.
In fact I may say that Matthew is disposed to keep her. Должна даже сказать, что Мэтью настроен оставить ее.
I just came over to find out how the mistake had occurred. Я приехала только, чтобы выяснить, как произошла ошибка.
I think I'd better take her home again and talk it over with Matthew. Теперь я полагаю, мне лучше взять ее домой и еще раз поговорить с Мэтью.
I feel that I oughtn't to decide on anything without consulting him. Я чувствую, что не должна принимать окончательное решение, не посоветовавшись с ним.
If we make up our mind not to keep her we'll bring or send her over to you tomorrow night. Если мы решим, что не хотим оставлять, мы привезем или пришлем ее к вам завтра вечером.
If we don't you may know that she is going to stay with us. Если же мы этого не сделаем, то значит, она остается у нас.
Will that suit you, Mrs. Blewett?" Вы согласны на это, миссис Блеветт?
"I suppose it'll have to," said Mrs. Blewett ungraciously. - Придется согласиться, - ответила миссис Блеветт нелюбезно.
During Marilla's speech a sunrise had been dawning on Anne's face. First the look of despair faded out; then came a faint flush of hope; her eyes grew deep and bright as morning stars. The child was quite transfigured; and, a moment later, when Mrs. Spencer and Mrs. Blewett went out in quest of a recipe the latter had come to borrow she sprang up and flew across the room to Marilla. Пока Марилла говорила, лицо Ани словно озарилось солнцем: сначала угасло выражение отчаяния, затем появился слабый луч надежды. Глаза ее засияли как утренние звезды, Девочка совершенно преобразилась, а когда минуту спустя миссис Спенсер и миссис Блеветт вышли из комнаты, чтобы поискать какой-то кулинарный рецепт, за которым миссис Блеветт, собственно, и пришла, Аня вскочила и бросилась к Марилле.
"Oh, Miss Cuthbert, did you really say that perhaps you would let me stay at Green Gables?" she said, in a breathless whisper, as if speaking aloud might shatter the glorious possibility. - Ах, мисс Касберт, вы и вправду сказали, что, может быть, позволите мне остаться в Зеленых Мезонинах? - шептала она почти беззвучно, словно эта чудесная возможность могла развеяться от громкого звука.
"Did you really say it? - Вы и вправду это сказали?
Or did I only imagine that you did?" Или я только вообразила?
"I think you'd better learn to control that imagination of yours, Anne, if you can't distinguish between what is real and what isn't," said Marilla crossly. - Я думаю, что тебе следует научиться держать свое воображение в узде, Аня, а то ты не можешь различать реальность и фантазии, - сказала Марилла сухо.
"Yes, you did hear me say just that and no more. - Да, я действительно это сказала, но ничего больше.
It isn't decided yet and perhaps we will conclude to let Mrs. Blewett take you after all. Еще ничего не решено, и возможно, все-таки тебя возьмет миссис Блеветт.
She certainly needs you much more than I do." Ей ты, несомненно, нужнее, чем мне.
"I'd rather go back to the asylum than go to live with her," said Anne passionately. - Тогда я лучше вернусь в приют, чем пойду жить к ней, - горячо воскликнула Аня.
"She looks exactly like a-like a gimlet." - Она выглядит совсем как... как бурав.
Marilla smothered a smile under the conviction that Anne must be reproved for such a speech. Марилла подавила улыбку, полагая, что Аню следует отчитать за такие слова.
"A little girl like you should be ashamed of talking so about a lady and a stranger," she said severely. - Стыдно маленькой девочке говорить такие вещи о даме, к тому же незнакомой, - сказала она сурово.
"Go back and sit down quietly and hold your tongue and behave as a good girl should." - Пойди на место, сиди тихо и молчи как хорошо воспитанная девочка.
"I'll try to do and be anything you want me, if you'll only keep me," said Anne, returning meekly to her ottoman. - Я буду стараться и буду делать все, что вы скажете. Только оставьте меня у вас! - попросила Аня, послушно возвращаясь на свое место на оттоманке.
When they arrived back at Green Gables that evening Matthew met them in the lane. Когда в тот вечер они снова приехали в Зеленые Мезонины, Мэтью встретил их на дороге.
Marilla from afar had noted him prowling along it and guessed his motive. Марилла еще издали заметила, как брат ходит взад и вперед, и угадала причину его беспокойства.
She was prepared for the relief she read in his face when he saw that she had at least brought back Anne back with her. Она была готова к выражению облегчения, которое прочла в его лице, когда он увидел, что она вернулась вместе с Аней.
But she said nothing, to him, relative to the affair, until they were both out in the yard behind the barn milking the cows. Но она ничего не сказала ему, пока они не оказались вдвоем на скотном дворе во время дойки.
Then she briefly told him Anne's history and the result of the interview with Mrs. Spencer. Тогда она кратко изложила ему историю Ани и результаты своей беседы с миссис Спенсер.
"I wouldn't give a dog I liked to that Blewett woman," said Matthew with unusual vim. - Я бы и собаки не отдал этой бабе Блеветт, -сказал Мэтью с необычным ожесточением.
"I don't fancy her style myself," admitted Marilla, "but it's that or keeping her ourselves, Matthew. - Мне она тоже не понравилась, - призналась Марилла, - но или мы отдадим Аню ей, или нам придется оставить ее у себя, Мэтью.
And since you seem to want her, I suppose I'm willing-or have to be. И так как ты, кажется, хочешь оставить ее, то я тоже согласна... или, точнее, мне приходится согласиться.
I've been thinking over the idea until I've got kind of used to it. Я так долго об этом думала, что, кажется, привыкла к этой мысли.
It seems a sort of duty. Мне это представляется определенного рода долгом.
I've never brought up a child, especially a girl, and I dare say I'll make a terrible mess of it. Я никогда не воспитывала ребенка, тем более девочку, и думаю, у меня будет полно хлопот.
But I'll do my best. Но я сделаю все, что смогу.
So far as I'm concerned, Matthew, she may stay." Что касается меня, Мэтью, она может остаться.
Matthew's shy face was a glow of delight. Унылое лицо Мэтью озарилось восторгом.
"Well now, I reckoned you'd come to see it in that light, Marilla," he said. - Ну, я так и знал, Марилла, что ты к этому придешь, - сказал он.
"She's such an interesting little thing." - Она такое интересное существо.
"It'd be more to the point if you could say she was a useful little thing," retorted Marilla, "but I'll make it my business to see she's trained to be that. - Было бы лучше, если бы ты мог сказать, что она полезное существо, - отрезала Марилла. - Но я постараюсь, чтобы она им стала.
And mind, Matthew, you're not to go interfering with my methods. И запомни, Мэтью, не вмешивайся в мои методы воспитания.
Perhaps an old maid doesn't know much about bringing up a child, but I guess she knows more than an old bachelor. Может быть, старая дева не много знает о воспитании детей, но я думаю, что старый холостяк знает об этом еще меньше.
So you just leave me to manage her. Так что оставь это мне.
When I fail it'll be time enough to put your oar in." Если меня постигнет неудача, то останется вполне достаточно времени, чтобы тебе вмешаться и помочь мне.
"There, there, Marilla, you can have your own way," said Matthew reassuringly. - Хорошо, хорошо, Марилла, будет, как ты захочешь, - заверил Мэтью.
"Only be as good and kind to her as you can without spoiling her. - Будь только так добра к ней, как только можно, чтобы при этом ее не испортить.
I kind of think she's one of the sort you can do anything with if you only get her to love you." Мне кажется, что она из тех, с кем можно сделать все, что хочешь, если только подойти с любовью.
Marilla sniffed, to express her contempt for Matthew's opinions concerning anything feminine, and walked off to the dairy with the pails. Марилла фыркнула в ответ, выразив свое презрение к взглядам Мэтью на этот чисто женский вопрос, и ушла в молочню с ведрами.
"I won't tell her tonight that she can stay," she reflected, as she strained the milk into the creamers. "Я не скажу ей сегодня, что она останется у нас, -думала Марилла, разливая молоко по кувшинам.
"She'd be so excited that she wouldn't sleep a wink. - А то она так разволнуется, что не заснет.
Marilla Cuthbert, you're fairly in for it. Ну и попала ты, Марилла Касберт, в историю!
Did you ever suppose you'd see the day when you'd be adopting an orphan girl? Думала ли ты когда-нибудь, что придет день, когда ты возьмешь на воспитание девочку из приюта?
It's surprising enough; but not so surprising as that Matthew should be at the bottom of it, him that always seemed to have such a mortal dread of little girls. Это так удивительно! Но еще удивительнее, что именно Мэтью причина этого, Мэтью, который всегда смертельно боялся маленьких девочек.
Anyhow, we've decided on the experiment and goodness only knows what will come of it." Ну, как бы то ни было, мы взяли на себя нелегкое дело, и один Бог ведает, что из этого выйдет!"
CHAPTER VII. Глава 7
Anne Says Her Prayers Анина молитва
WHEN Marilla took Anne up to bed that night she said stiffly: В тот вечер, провожая Аню спать в ее комнату в мезонине, Марилла сказала строго:
"Now, Anne, I noticed last night that you threw your clothes all about the floor when you took them off. - Аня, вчера вечером я заметила, что, раздевшись, ты разбросала свою одежду по полу, когда ложилась спать.
That is a very untidy habit, and I can't allow it at all. Это дурная привычка, и я этого не выношу.
As soon as you take off any article of clothing fold it neatly and place it on the chair. Все, что снимешь с себя, аккуратно сверни и положи на стул.
I haven't any use at all for little girls who aren't neat." Я не хочу иметь дело с неаккуратными девочками.
"I was so harrowed up in my mind last night that I didn't think about my clothes at all," said Anne. - Я испытывала вчера такие душевные муки, что совсем не думала об этом, - сказала Аня.
"I'll fold them nicely tonight. - Сегодня я все сложу аккуратно.
They always made us do that at the asylum. От нас всегда этого требовали в приюте.
Half the time, though, I'd forget, I'd be in such a hurry to get into bed nice and quiet and imagine things." Впрочем, я через день об этом забывала, потому что хотела скорее забраться в постель, тихую и уютную, и начать воображать.
"You'll have to remember a little better if you stay here," admonished Marilla. - Тебе придется каждый день помнить об этом, если ты здесь останешься, - предупредила Марилла.
"There, that looks something like. - Ну вот, так-то лучше.
Say your prayers now and get into bed." Теперь прочитай молитву и ложись в постель.
"I never say any prayers," announced Anne. - Я никогда не читаю молитву, - объявила Аня.
Marilla looked horrified astonishment. Марилла изумилась и ужаснулась.
"Why, Anne, what do you mean? - Аня, что ты говоришь!
Were you never taught to say your prayers? Разве тебя никогда не учили молиться?
God always wants little girls to say their prayers. Бог хочет, чтобы все маленькие девочки читали молитву.
Don't you know who God is, Anne?" Ты знаешь, кто есть Бог?
"'God is a spirit, infinite, eternal and unchangeable, in His being, wisdom, power, holiness, justice, goodness, and truth,'" responded Anne promptly and glibly. - Бог есть дух, бесконечный, вечный и неизменный, высшая мудрость, сила, святость, справедливость, доброта и истина, - отвечала Аня быстро и гладко.
Marilla looked rather relieved. Марилла, казалось, немного успокоилась.
"So you do know something then, thank goodness! - Так ты все-таки имеешь какое-то представление, слава Богу!
You're not quite a heathen. Не совсем язычница.
Where did you learn that?" Где тебя этому научили?
"Oh, at the asylum Sunday-school. - В приютской воскресной школе.
They made us learn the whole catechism. Нас учили там всему катехизису.
I liked it pretty well. Мне это очень нравилось.
There's something splendid about some of the words. 'Infinite, eternal and unchangeable.' Что-то есть замечательное в этих словах -"бесконечный, вечный и неизменный".
Isn't that grand? Величественно, правда?
It has such a roll to it-just like a big organ playing. Слышатся раскаты, словно большой орган играет.
You couldn't quite call it poetry, I suppose, but it sounds a lot like it, doesn't it?" Я думаю, это нельзя назвать стихами, но звучит как поэзия, правда?
"We're not talking about poetry, Anne-we are talking about saying your prayers. - Мы говорим не о поэзии, Аня, а о вечерней молитве.
Don't you know it's a terrible wicked thing not to say your prayers every night? Разве ты не знаешь, как это нехорошо - не молиться каждый вечер?
I'm afraid you are a very bad little girl." Боюсь, что ты очень плохая девочка.
"You'd find it easier to be bad than good if you had red hair," said Anne reproachfully. - Вам тоже было бы легче оказаться плохой, чем хорошей, если бы у вас были рыжие волосы, -сказала Аня с упреком.
"People who haven't red hair don't know what trouble is. - Те, у кого волосы не рыжие, не понимают, как это ужасно.
Mrs. Thomas told me that God made my hair red on purpose, and I've never cared about Him since. Миссис Томас сказала мне, что Бог нарочно дал мне рыжие волосы, и с тех пор я перестала Им интересоваться.
And anyhow I'd always be too tired at night to bother saying prayers. И к тому же я всегда слишком уставала к вечеру, чтобы еще утруждать себя молитвой.
People who have to look after twins can't be expected to say their prayers. От людей, которым приходится нянчить близнецов, нельзя ожидать, что они будут читать молитву.
Now, do you honestly think they can?" Скажите откровенно, разве вы так не думаете?
Marilla decided that Anne's religious training must be begun at once. Марилла решила, что религиозное воспитание Ани следует начать немедленно.
Plainly there was no time to be lost. Было очевидно, что откладывать нельзя.
"You must say your prayers while you are under my roof, Anne." - Ты должна читать молитву на ночь, Аня, пока находишься под моим кровом.
"Why, of course, if you want me to," assented Anne cheerfully. - Конечно, если вы хотите, - согласилась Аня охотно.
"I'd do anything to oblige you. - Я сделаю все, чтобы вы были довольны.
But you'll have to tell me what to say for this once. Но сегодня вам придется сказать мне, что нужно говорить.
After I get into bed I'll imagine out a real nice prayer to say always. Когда я лягу в постель, я придумаю по-настоящему прекрасную молитву, которую буду повторять каждый вечер.
I believe that it will be quite interesting, now that I come to think of it." Я уверена, это будет очень интересно.
"You must kneel down," said Marilla in embarrassment. - Нужно встать на колени, - сказала Марилла смущенно.
Anne knelt at Marilla's knee and looked up gravely. Аня опустилась на колени у ног Мариллы и взглянула на нее серьезно:
"Why must people kneel down to pray? - Почему нужно вставать на колени, чтобы молиться?
If I really wanted to pray I'll tell you what I'd do. Если бы я захотела помолиться, то я бы вот что сделала.
I'd go out into a great big field all alone or into the deep, deep, woods, and I'd look up into the sky-up-up-up-into that lovely blue sky that looks as if there was no end to its blueness. Я пошла бы совсем одна в широкое поле или лучше далеко-далеко в лес и стала бы смотреть в небо, высоко-высоко - в чудесное голубое бездонное небо.
And then I'd just feel a prayer. Well, I'm ready. И тогда я почувствовала бы молитву... Ну, я готова.
What am I to say?" Что нужно сказать?
Marilla felt more embarrassed than ever. Марилла испытывала еще большую неловкость.
She had intended to teach Anne the childish classic, Она собиралась научить Аню самой простенькой детской молитве
"Now I lay me down to sleep." "Когда сладкий сон ко мне слетит...".
But she had, as I have told you, the glimmerings of a sense of humor-which is simply another name for a sense of fitness of things; and it suddenly occurred to her that that simple little prayer, sacred to white-robed childhood lisping at motherly knees, was entirely unsuited to this freckled witch of a girl who knew and cared nothing about God's love, since she had never had it translated to her through the medium of human love. Но, как я уже упоминала, у нее были проблески чувства юмора, которое просто не что иное, как другое название способности понять, что и когда уместно. Поэтому у нее вдруг возникла мысль о том, что наивная молитва, предназначенная для крошек в белых рубашечках, шепелявящих ее у колен любящей матери, совершенно не подходит для этого веснушчатого создания, которое ничего не знает о Божьей любви и не стремится к ней, потому что никогда не встречалось с ней в виде любви человеческой.
"You're old enough to pray for yourself, Anne," she said finally. - Ты уже большая, Аня, и можешь сама помолиться, - сказала она наконец.
"Just thank God for your blessings and ask Him humbly for the things you want." - Просто поблагодари Бога за все его благодеяния и смиренно попроси Его о том, чего хочешь.
"Well, I'll do my best," promised Anne, burying her face in Marilla's lap. - Хорошо, я постараюсь, - пообещала Аня, пряча лицо в коленях Мариллы.
"Gracious heavenly Father-that's the way the ministers say it in church, so I suppose it's all right in private prayer, isn't it?" she interjected, lifting her head for a moment. - Милостивый Отец наш небесный - так говорят священники в церкви, так что, наверное, подойдет и для личной молитвы, правда? - прервала она, подняв голову на мгновение.
"Gracious heavenly Father, I thank Thee for the White Way of Delight and the Lake of Shining Waters and Bonny and the Snow Queen. - Милостивый Отец наш небесный, я благодарю Тебя за Белый Путь Очарования, и Озеро Сверкающих Вод, и Милочку, и Снежную Королеву.
I'm really extremely grateful for them. Я несказанно благодарна за них.
And that's all the blessings I can think of just now to thank Thee for. И это все благодеяния, о которых я могу сейчас вспомнить и за которые должна поблагодарить Тебя.
As for the things I want, they're so numerous that it would take a great deal of time to name them all so I will only mention the two most important. Что же до моих желаний, то их так много, что перечисление заняло бы много времени. Поэтому я упомяну только два - самых важных.
Please let me stay at Green Gables; and please let me be good-looking when I grow up. Пожалуйста, позволь мне остаться в Зеленых Мезонинах и сделай меня красивой, когда я вырасту.
I remain, "Yours respectfully, Anne Shirley. Остаюсь с уважением, Анна Ширли.
"There, did I do all right?" she asked eagerly, gettingup. - Вот, все в порядке? - спросила она бодро, вставая с колен.
"I could have made it much more flowery if I'd had a little more time to think it over." - Я подобрала бы более пышные выражения, если бы у меня было время подумать.
Poor Marilla was only preserved from complete collapse by remembering that it was not irreverence, but simply spiritual ignorance on the part of Anne that was responsible for this extraordinary petition. Только мысль о том, что не отсутствие благоговения, а просто духовное невежество явилось причиной этого необыкновенного обращения к Богу, помогла Марилле сохранить присутствие духа.
She tucked the child up in bed, mentally vowing that she should be taught a prayer the very next day, and was leaving the room with the light when Anne called her back. Она заботливо укрыла девочку одеялом, в душе пообещав себе, что завтра же велит ей выучить настоящую молитву, и уже выходила из комнаты, забрав свечу, когда Аня снова окликнула ее:
"I've just thought of it now. I should have said, - Я только что вспомнила, что надо было сказать
'Amen' in place of 'yours respectfully,' shouldn't I?-the way the ministers do. "Аминь" вместо "с уважением". Да? Так священники говорят.
I'd forgotten it, but I felt a prayer should be finished off in some way, so I put in the other. Я забыла об этом, но чувствовала, что нужен какой-то конец, и я приделала такой.
Do you suppose it will make any difference?" Как вы думаете, это большая разница?
"I-I don't suppose it will," said Marilla. - Нет... не думаю... - сказала Марилла.
"Go to sleep now like a good child. - Ложись и спи спокойно.
Good night." Доброй ночи.
"I can only say good night tonight with a clear conscience," said Anne, cuddling luxuriously down among her pillows. - Сегодня я могу сказать "доброй ночи" с чистой совестью, - сказала Аня, с наслаждением ныряя в подушки.
Marilla retreated to the kitchen, set the candle firmly on the table, and glared at Matthew. Марилла вернулась в кухню, поставила свечу на стол и решительно повернулась к Мэтью:
"Matthew Cuthbert, it's about time somebody adopted that child and taught her something. - Мэтью, самое время, чтобы кто-то занялся воспитанием этой девочки.
She's next door to a perfect heathen. Она почти совершенная язычница.
Will you believe that she never said a prayer in her life till tonight? Поверишь ли? Она никогда в жизни не молилась!
I'll send her to the manse tomorrow and borrow the Peep of the Day series, that's what I'll do. Схожу завтра к пастору и попрошу молитвенник для детей, вот что я сделаю.
And she shall go to Sunday-school just as soon as I can get some suitable clothes made for her. И она будет ходить в воскресную школу, как только я сошью ей приличное платье.
I foresee that I shall have my hands full. Да, вижу, что хлопот у меня будет много.
Well, well, we can't get through this world without our share of trouble. Да, да, каждый должен иметь в жизни свою долю хлопот.
I've had a pretty easy life of it so far, but my time has come at last and I suppose I'll just have to make the best of it." У меня была спокойная жизнь до сих пор, но пришел наконец и мой час, и я надеюсь, что исполню свой долг как следует.
CHAPTER VIII. Глава 8
Anne's Bringing-up Is Begun Воспитание Ани начинается
FOR reasons best known to herself, Marilla did not tell Anne that she was to stay at Green Gables until the next afternoon. По одной ей известным причинам Марилла до вечера следующего дня не говорила Ане, что оставит ее в Зеленых Мезонинах.
During the forenoon she kept the child busy with various tasks and watched over her with a keen eye while she did them. До обеда она давала ей разные поручения и внимательно наблюдала, как девочка их выполняет.
By noon she had concluded that Anne was smart and obedient, willing to work and quick to learn; her most serious shortcoming seemed to be a tendency to fall into daydreams in the middle of a task and forget all about it until such time as she was sharply recalled to earth by a reprimand or a catastrophe. Уже к полудню она убедилась, что Аня проворна и послушна, трудолюбива и понятлива. Главным ее недостатком была склонность впадать в задумчивость. Тогда прямо посреди какого-нибудь занятия она совершенно о нем забывала, пока громкое замечание или неожиданная катастрофа не возвращали ее на землю.
When Anne had finished washing the dinner dishes she suddenly confronted Marilla with the air and expression of one desperately determined to learn the worst. Кончив мыть посуду после обеда, Аня неожиданно остановилась перед Мариллой с отчаянным видом человека, решившегося узнать самый ужасный приговор.
Her thin little body trembled from head to foot; her face flushed and her eyes dilated until they were almost black; she clasped her hands tightly and said in an imploring voice: Ее тоненькая фигурка дрожала с ног до головы, лицо пылало, глаза казались почти черными. Она крепко сжала руки перед грудью и сказала умоляюще:
"Oh, please, Miss Cuthbert, won't you tell me if you are going to send me away or not? - О, пожалуйста, мисс Касберт, скажите мне, собираетесь вы отослать меня или нет.
I've tried to be patient all the morning, but I really feel that I cannot bear not knowing any longer. Я старалась быть терпеливой все утро, но чувствую, что больше не могу выносить эту неизвестность.
It's a dreadful feeling. Это ужасное чувство.
Please tell me." Пожалуйста, скажите мне!
"You haven't scalded the dishcloth in clean hot water as I told you to do," said Marilla immovably. - Аня, ты не ошпарила тряпку кипятком после мытья посуды, как я тебе велела, - сказала Марилла невозмутимо.
"Just go and do it before you ask any more questions, Anne." - Пойди и сделай это, прежде чем задавать вопросы.
Anne went and attended to the dishcloth. Аня пошла исполнить приказание.
Then she returned to Marilla and fastened imploring eyes of the latter's face. Потом она обернулась к Марилле и остановила на ее лице умоляющий взгляд.
"Well," said Marilla, unable to find any excuse for deferring her explanation longer, "I suppose I might as well tell you. - Хорошо, - сказала Марилла, чувствуя, что не может найти никакого предлога, чтобы откладывать объяснение и дальше, - думаю, что могу тебе сказать.
Matthew and I have decided to keep you-that is, if you will try to be a good little girl and show yourself grateful. Мы с Мэтью решили оставить тебя. Разумеется, если ты постараешься быть хорошей девочкой и проявишь благодарность.
Why, child, whatever is the matter?" Но, дитя, что с тобой?
"I'm crying," said Anne in a tone of bewilderment. - Я плачу, - сказала Аня смущенно.
"I can't think why. - Не знаю, почему.
I'm glad as glad can be. Я так рада, как только человек может радоваться.
Oh, glad doesn't seem the right word at all. Ах, радоваться - совсем не то слово.
I was glad about the White Way and the cherry blossoms-but this! Я радовалась, когда видела Белый Путь Очарования и вишни в цвету... но это!
Oh, it's something more than glad. О, это гораздо больше, чем радость.
I'm so happy. Я так счастлива!
I'll try to be so good. Я постараюсь быть очень хорошей.
It will be uphill work, I expect, for Mrs. Thomas often told me I was desperately wicked. Это будет тяжкий труд, я полагаю, потому что миссис Томас часто говорила мне, что я ужасно плохая.
However, I'll do my very best. Но я буду стараться.
But can you tell me why I'm crying?" Вы не знаете, почему я плачу?
"I suppose it's because you're all excited and worked up," said Marilla disapprovingly. - Я думаю, потому, что ты так взволнована и возбуждена, - сказала Марилла с неодобрением в голосе.
"Sit down on that chair and try to calm yourself. - Сядь на тот стул и постарайся успокоиться.
I'm afraid you both cry and laugh far too easily. Боюсь, что ты слишком склонна как к слезам, так и к смеху.
Yes, you can stay here and we will try to do right by you. Да, ты останешься у нас, и мы постараемся, чтобы тебе было хорошо.
You must go to school; but it's only a fortnight till vacation so it isn't worth while for you to start before it opens again in September." Будешь ходить в школу. Но сейчас осталось всего две недели до начала каникул, так что пойдешь учиться в сентябре.
"What am I to call you?" asked Anne. - А как мне называть вас? - спросила Аня.
"Shall I always say Miss Cuthbert? - Я должна всегда говорить мисс Касберт?
Can I call you Aunt Marilla?" Нельзя ли мне называть вас тетя Марилла?
"No; you'll call me just plain Marilla. - Нет, называй просто Марилла.
I'm not used to being called Miss Cuthbert and it would make me nervous." Я не привыкла к обращению мисс Касберт, и оно меня раздражает.
"It sounds awfully disrespectful to just say Marilla," protested Anne. - Это звучит ужасно неуважительно - просто Марилла, - запротестовала Аня.
"I guess there'll be nothing disrespectful in it if you're careful to speak respectfully. - Думаю, не будет никакого неуважения, если только ты будешь говорить с уважением.
Everybody, young and old, in Avonlea calls me Marilla except the minister. Bce в Авонлее, и старые и молодые, зовут меня Мариллой, кроме священника.
He says Miss Cuthbert-when he thinks of it." Он говорит мисс Касберт... когда вспоминает об этом.
"I'd love to call you Aunt Marilla," said Anne wistfully. - Мне так хотелось бы называть вас тетя Марилла, - сказала Аня печально.
"I've never had an aunt or any relation at all-not even a grandmother. - У меня никогда не было тети или другой родственницы... даже бабушки.
It would make me feel as if I really belonged to you. Мне казалось бы, что я действительно принадлежу вам.
Can't I call you Aunt Marilla?" Можно мне называть вас тетя Марилла?
"No. I'm not your aunt and I don't believe in calling people names that don't belong to them." - Нет, я тебе не тетя, и я не люблю давать людям титулы, которых они не носят на самом деле.
"But we could imagine you were my aunt." - Но мы могли бы вообразить, что вы моя тетя.
"I couldn't," said Marilla grimly. -Я не могла бы, - сказала Марилла неумолимо.
"Do you never imagine things different from what they really are?" asked Anne wide-eyed. - Вы никогда не воображаете вещи не такими, какие они на самом деле? - спросила Аня, широко раскрывая глаза.
"No." - Нет.
"Oh!" -Ах!
Anne drew a long breath. - Аня глубоко вздохнула.
"Oh, Miss-Marilla, how much you miss!" - Ах, мисс... Марилла, как много вы теряете!
"I don't believe in imagining things different from what they really are," retorted Marilla. - Не думаю. Зачем воображать вещи не такими, какие они на самом деле? - возразила Марилла.
"When the Lord puts us in certain circumstances He doesn't mean for us to imagine them away. - Когда Бог создал нас в таком, а не ином мире, то не для того, чтобы мы этот мир воображали иным.
And that reminds me. Go into the sitting room, Anne-be sure your feet are clean and don't let any flies in-and bring me out the illustrated card that's on the mantelpiece. Ах да, это мне напомнило... Аня, пойди в гостиную - вытри только ноги как следует и не напусти мух - и принеси мне открытку, которая стоит на каминной полке.
The Lord's Prayer is on it and you'll devote your spare time this afternoon to learning it off by heart. На ней напечатана молитва "Отче наш", и сегодня вечером ты потратишь свое свободное время на то, чтобы выучить ее наизусть.
There's to be no more of such praying as I heard last night." Таких молитв, как я слышала вчера, больше быть не должно.
"I suppose I was very awkward," said Anne apologetically, "but then, you see, I'd never had any practice. - Да, я думаю, это была очень нескладная молитва, - сказала Аня извиняющимся тоном, - но, понимаете, у меня не было никакого опыта.
You couldn't really expect a person to pray very well the first time she tried, could you? Нельзя ожидать, чтобы человек хорошо молился с первого же раза, правда?
I thought out a splendid prayer after I went to bed, just as I promised you I would. Я придумала замечательную молитву, когда легла в кровать, как я вам и обещала.
It was nearly as long as a minister's and so poetical. Она была почти такая же длинная, как у священника, и очень поэтичная.
But would you believe it? Но поверите ли?
I couldn't remember one word when I woke up this morning. Я не могла вспомнить ни одного слова, когда проснулась сегодня утром.
And I'm afraid I'll never be able to think out another one as good. Боюсь, я никогда не смогу сочинить другую, такую же хорошую.
Somehow, things never are so good when they're thought out a second time. Почему-то, когда что-нибудь придумываешь во второй раз, никогда не получается так хорошо, как было в первый.
Have you ever noticed that?" Вы это замечали?
"Here is something for you to notice, Anne. - Есть кое-что, что ты должна заметить, Аня.
When I tell you to do a thing I want you to obey me at once and not stand stock-still and discourse about it. Когда я велю тебе что-то сделать, я хочу, чтобы ты слушалась меня сразу, а не стояла столбом и не рассуждала об этом без конца.
Just you go and do as I bid you." Иди и сделай, что я тебе велела.
Anne promptly departed for the sitting-room across the hall; she failed to return; after waiting ten minutes Marilla laid down her knitting and marched after her with a grim expression. Аня быстро направилась через переднюю в гостиную, однако не вернулась оттуда. Прождав минут десять, Марилла отложила вязанье и, поджав губы, отправилась за ней.
She found Anne standing motionless before a picture hanging on the wall between the two windows, with her eyes a-star with dreams. Она обнаружила Аню неподвижно стоящей перед картиной, которая висела на стене между двумя окнами. Девочка сцепила руки за спиной, лицо ее было поднято вверх, в глазах светилась мечта.
The white and green light strained through apple trees and clustering vines outside fell over the rapt little figure with a half-unearthly radiance. Белый и зеленоватый свет, пробиравшийся в комнату через ветки яблонь и плюща, обливал погруженную в созерцание маленькую фигурку неземным сиянием.
"Anne, whatever are you thinking of?" demanded Marilla sharply. - Аня, о чем ты думаешь? - спросила Марилла резко.
Anne came back to earth with a start. Аня, вздрогнув, вернулась на землю.
"That," she said, pointing to the picture-a rather vivid chromo entitled, - Об этом, - сказала она, указывая на картину -довольно яркую репродукцию под названием
"Christ Blessing Little Children"-"and I was just imagining I was one of them-that I was the little girl in the blue dress, standing off by herself in the corner as if she didn't belong to anybody, like me. "Христос, благословляющий детей", - и я как раз воображала, что я одна из них, что я - вон та девочка в голубом платье, которая стоит в уголке, словно она никому не принадлежит, совсем как я.
She looks lonely and sad, don't you think? Она кажется такой одинокой и печальной, правда?
I guess she hadn't any father or mother of her own. Я думаю, у нее нет ни отца ни матери.
But she wanted to be blessed, too, so she just crept shyly up on the outside of the crowd, hoping nobody would notice her-except Him. Но ей тоже хотелось получить благословение, и поэтому она робко пробралась в уголок, надеясь, что никто ее не заметит, никто, кроме Него.
I'm sure I know just how she felt. Я уверена, я знаю, что она при этом чувствовала.
Her heart must have beat and her hands must have got cold, like mine did when I asked you if I could stay. У нее сильно билось сердце и руки похолодели, как у меня, когда я спросила вас, оставите ли вы меня здесь.
She was afraid He mightn't notice her. Она боялась, что Он может не заметить ее.
But it's likely He did, don't you think? Но Он, наверное, заметил, как вы думаете?
I've been trying to imagine it all out-her edging a little nearer all the time until she was quite close to Him; and then He would look at her and put His hand on her hair and oh, such a thrill of joy as would run over her! Я пыталась все это вообразить - как она пробиралась все ближе и ближе, пока не оказалась совсем близко к Нему. И тогда Он взглянул на нее и положил руку ей на голову, и ах какой радостный трепет охватил ее!
But I wish the artist hadn't painted Him so sorrowful looking. Но я хотела бы, чтобы художник не изображал Его таким грустным.
All His pictures are like that, if you've noticed. У Него такое лицо на всех картинах, вы замечали?
But I don't believe He could really have looked so sad or the children would have been afraid of Him." Но мне не верится, что Он в самом деле выглядел таким грустным, а то дети боялись бы Его.
"Anne," said Marilla, wondering why she had not broken into this speech long before, "you shouldn't talk that way. - Аня, - сказала Марилла, удивляясь, почему она уже давно не прервала речь девочки, - нельзя говорить такие вещи.
It's irreverent-positively irreverent." Это непочтение... явное непочтение..
Anne's eyes marveled. Глаза Ани выразили изумление.
"Why, I felt just as reverent as could be. - Но я чувствую такое благоговение!
I'm sure I didn't mean to be irreverent." Я совершенно не хотела быть непочтительной.
"Well I don't suppose you did-but it doesn't sound right to talk so familiarly about such things. -Да, я верю тебе... но нельзя говорить так бесцеремонно об этих вещах.
And another thing, Anne, when I send you after something you're to bring it at once and not fall into mooning and imagining before pictures. И еще одно, на что ты должна обратить внимание, Аня. Когда я тебя за чем-нибудь посылаю, возвращайся сразу, а не мечтай и не фантазируй перед картинами.
Remember that. Помни об этом!
Take that card and come right to the kitchen. Возьми эту открытку и пойдем в кухню.
Now, sit down in the corner and learn that prayer off by heart." Теперь сядь в углу и выучи эту молитву наизусть.
Anne set the card up against the jugful of apple blossoms she had brought in to decorate the dinner-table-Marilla had eyed that decoration askance, but had said nothing-propped her chin on her hands, and fell to studying it intently for several silent minutes. Аня прислонила открытку к кувшину, в котором стояли цветущие яблоневые ветки. Она принесла их перед обедом, чтобы украсить стол, - Марилла косо посмотрела на это украшение, но ничего не сказала. Девочка оперла подбородок на руки и несколько минут молча и внимательно смотрела на напечатанную молитву.
"I like this," she announced at length. - Мне это нравится, - объявила она наконец.
"It's beautiful. - Очень красиво.
I've heard it before-I heard the superintendent of the asylum Sunday school say it over once. Я слышала эту молитву прежде: однажды ее читал ректор воскресной школы в приюте.
But I didn't like it then. Но тогда мне не понравилось.
He had such a cracked voice and he prayed it so mournfully. У него был такой скрипучий голос, и молился он так мрачно.
I really felt sure he thought praying was a disagreeable duty. This isn't poetry, but it makes me feel just the same way poetry does. И я ясно чувствовала, что для него молитва была неприятной обязанностью... Это не поэзия, но на меня она производит такое же впечатление, как поэзия.
'Our Father who art in heaven hallowed be Thy name.' "Да святится имя Твое".
That is just like a line of music. Это совсем как мелодия.
Oh, I'm so glad you thought of making me learn this, Miss-Marilla." Ах, я так рада, что вы велели мне это выучить, мисс... Марилла.
"Well, learn it and hold your tongue," said Marilla shortly. - Хорошо, учи и молчи, - сказала Марилла коротко.
Anne tipped the vase of apple blossoms near enough to bestow a soft kiss on a pink-cupped bud, and then studied diligently for some moments longer. Аня наклонила кувшин с цветами, чтобы нежно поцеловать розовый бутон, и затем несколько минут прилежно учила.
"Marilla," she demanded presently, "do you think that I shall ever have a bosom friend in Avonlea?" - Марилла, - спросила она снова, - как вы думаете, я найду задушевную подругу в Авонлее?
"A-a what kind of friend?" - Что? Какую подругу?
"A bosom friend-an intimate friend, you know-a really kindred spirit to whom I can confide my inmost soul. -Задушевную... близкую подругу, понимаете... по-настоящему родственную душу, которой я могла бы поверять самое сокровенное.
I've dreamed of meeting her all my life. Я всю жизнь мечтаю встретить ее.
I never really supposed I would, but so many of my loveliest dreams have come true all at once that perhaps this one will, too. Я никогда не думала, что встречу, но столько моих самых чудесных мечтаний вдруг сбылось -все сразу, что, может быть, и это сбудется тоже.
Do you think it's possible?" Как вы думаете, это возможно?
"Diana Barry lives over at Orchard Slope and she's about your age. - Диана Барри живет в Садовом Склоне, она примерно твоего возраста.
She's a very nice little girl, and perhaps she will be a playmate for you when she comes home. Она очень милая девочка, и, наверное, вы с ней сможете играть, когда она вернется домой.
She's visiting her aunt over at Carmody just now. Она сейчас гостит у своей тети в Кармоди.
You'll have to be careful how you behave yourself, though. Но тебе придется обратить внимание на свое поведение.
Mrs. Barry is a very particular woman. She won't let Diana play with any little girl who isn't nice and good." Миссис Барри - очень требовательная женщина, и она не позволит Диане играть с девочкой, которая плохо воспитана.
Anne looked at Marilla through the apple blossoms, her eyes aglow with interest. Аня взглянула на Мариллу через ветки яблони полными любопытства глазами:
"What is Diana like? - А какая она, Диана?
Her hair isn't red, is it? У нее не рыжие волосы, нет?
Oh, I hope not. О, надеюсь, что нет.
It's bad enough to have red hair myself, but I positively couldn't endure it in a bosom friend." Достаточно уже того, что у меня рыжие. Я не смогла бы перенести этого еще и у задушевной подруги.
"Diana is a very pretty little girl. - Диана очень красивая девочка.
She has black eyes and hair and rosy cheeks. У нее черные глаза и волосы и розовые щечки.
And she is good and smart, which is better than being pretty." И она послушная и сообразительная, а это лучше, чем быть красивой.
Marilla was as fond of morals as the Duchess in Wonderland, and was firmly convinced that one should be tacked on to every remark made to a child who was being brought up. Марилла так же любила мораль, как Герцогиня в Стране Чудес, и была твердо убеждена, что ее следует добавлять к каждому замечанию, обращенному к ребенку, которого воспитывают.
But Anne waved the moral inconsequently aside and seized only on the delightful possibilities before it. Но Аня легко обошла мораль и ухватилась только за восхитительные возможности, которые эту мораль предваряли.
"Oh, I'm so glad she's pretty. - Ах, я так рада, что она красивая!
Next to being beautiful oneself-and that's impossible in my case-it would be best to have a beautiful bosom friend. Это почти как самой быть красивой. Раз уж я сама некрасивая, то было бы приятно иметь красивую задушевную подругу.
When I lived with Mrs. Thomas she had a bookcase in her sitting room with glass doors. Когда я жила у миссис Томас, в гостиной стоял книжный шкаф со стеклянными дверцами.
There weren't any books in it; Mrs. Thomas kept her best china and her preserves there-when she had any preserves to keep. В нем не было никаких книжек. Миссис Томас держала в нем свой фарфор и банки с вареньем, когда, разумеется, оно у нее было.
One of the doors was broken. В одной дверце стекло было разбито.
Mr. Thomas smashed it one night when he was slightly intoxicated. Мистер Томас разбил его однажды ночью, когда был немного пьяный.
But the other was whole and I used to pretend that my reflection in it was another little girl who lived in it. Но другая дверца была целая, и я обычно представляла, что мое отражение в ней - это другая девочка, которая живет в шкафу.
I called her Katie Maurice, and we were very intimate. Я называла ее Кейти Морис, и мы были очень близки.
I used to talk to her by the hour, especially on Sunday, and tell her everything. Я беседовала с ней часами, особенно в воскресенье, и все ей рассказывала.
Katie was the comfort and consolation of my life. Кейти была моим утешением и радостью моей жизни.
We used to pretend that the bookcase was enchanted and that if I only knew the spell I could open the door and step right into the room where Katie Maurice lived, instead of into Mrs. Thomas' shelves of preserves and china. Мы воображали, что книжный шкаф заколдован и что если бы только я знала волшебное слово, то могла бы открыть дверь и войти в комнату, где живет Кейти, вместо полок с вареньем и фарфора.
And then Katie Maurice would have taken me by the hand and led me out into a wonderful place, all flowers and sunshine and fairies, and we would have lived there happy for ever after. И тогда Кейти Морис взяла бы меня за руку и повела в чудесное место, где полно цветов, солнечного света и фей, и мы всегда жили бы там счастливо.
When I went to live with Mrs. Hammond it just broke my heart to leave Katie Maurice. Когда мне пришлось перейти жить к миссис Хаммонд, мне было так тяжело покинуть Кейти Морис.
She felt it dreadfully, too, I know she did, for she was crying when she kissed me good-bye through the bookcase door. Она тоже чувствовала себя несчастной, я знаю, потому что она плакала, когда поцеловала меня на прощание через дверцу книжного шкафа.
There was no bookcase at Mrs. Hammond's. У миссис Хаммонд не было книжного шкафа.
But just up the river a little way from the house there was a long green little valley, and the loveliest echo lived there. Но возле реки неподалеку от дома тянулась зеленая долина, и там жило прелестнейшее эхо.
It echoed back every word you said, even if you didn't talk a bit loud. Оно повторяло каждое сказанное слово, даже если говорить не очень громко.
So I imagined that it was a little girl called Violetta and we were great friends and I loved her almost as well as I loved Katie Maurice-not quite, but almost, you know. Я вообразила, что это девочка по имени Виолетта и мы с ней дружили. Я любила ее почти так же, как я любила Кейти Морис... не совсем, но почти.
The night before I went to the asylum I said good-bye to Violetta, and oh, her good-bye came back to me in such sad, sad tones. Вечером накануне моего отъезда в приют я сказала Виолетте "прощай", и ее "прощай" вернулось ко мне со слезами в голосе.
I had become so attached to her that I hadn't the heart to imagine a bosom friend at the asylum, even if there had been any scope for imagination there." Я так привязалась к ней, что у меня недостало духу вообразить задушевную подругу в приюте... даже если бы там был простор для воображения.
"I think it's just as well there wasn't," said Marilla drily. - Я думаю, очень хорошо, что его там не было, -заметила Марилла сухо.
"I don't approve of such goings-on. - Я не одобряю подобных глупостей.
You seem to half believe your own imaginations. Ты, кажется, сама веришь в свои выдумки.
It will be well for you to have a real live friend to put such nonsense out of your head. Тебе будет полезно иметь настоящую живую подругу, чтобы у тебя не было таких фантазий в голове.
But don't let Mrs. Barry hear you talking about your Katie Maurices and your Violettas or she'll think you tell stories." И не рассказывай миссис Барри об этих своих Кейти Морис и Виолетте, а то она подумает, что ты плетешь небылицы.
"Oh, I won't. - О нет, не расскажу.
I couldn't talk of them to everybody-their memories are too sacred for that. Я могу говорить о них не с каждым - слишком священна для меня их память.
But I thought I'd like to have you know about them. Oh, look, here's a big bee just tumbled out of an apple blossom. Но мне захотелось рассказать о них вам... Ах, смотрите, большая пчела вылетела из цветка яблони!
Just think what a lovely place to live-in an apple blossom! Подумать только, жить в таком прекрасном месте - в цветке яблони!
Fancy going to sleep in it when the wind was rocking it. Вообразите, спать в цветке, когда ветер тихонько его покачивает.
If I wasn't a human girl I think I'd like to be a bee and live among the flowers." Если бы я не была человеком, я хотела бы быть пчелой и жить в цветке.
"Yesterday you wanted to be a sea gull," sniffed Marilla. - Вчера ты хотела быть чайкой, - фыркнула Марилла.
"I think you are very fickle minded. - Мне кажется, ты очень непостоянна.
I told you to learn that prayer and not talk. Я велела тебе учить молитву и не разговаривать.
But it seems impossible for you to stop talking if you've got anybody that will listen to you. Но ты, кажется, не в состоянии молчать, если поблизости есть кто-то, кто может слушать твою болтовню.
So go up to your room and learn it." Пойди к себе в комнату и выучи молитву.
"Oh, I know it pretty nearly all now-all but just the last line." - О, я знаю уже почти всю... кроме последней строки.
"Well, never mind, do as I tell you. - Хорошо. Делай, что я велела.
Go to your room and finish learning it well, and stay there until I call you down to help me get tea." Пойди в свою комнату и доучи как следует. И оставайся там, пока я не позову тебя помочь мне приготовить чай.
"Can I take the apple blossoms with me for company?" pleaded Anne. - Можно мне взять цветы с собой, для компании? -попросила Аня.
"No; you don't want your room cluttered up with flowers. - Нет, не замусоривай комнату цветами.
You should have left them on the tree in the first place." И вообще, следовало оставить их на дереве.
"I did feel a little that way, too," said Anne. - Я тоже это почувствовала, - сказала Аня.
"I kind of felt I shouldn't shorten their lovely lives by picking them-I wouldn't want to be picked if I were an apple blossom. - Я чувствовала, что мне не следует сокращать их прелестную жизнь. Я не хотела бы, чтобы меня сорвали, если бы я была цветком.
But the temptation was irresistible. Но искушение было непреодолимым.
What do you do when you meet with an irresistible temptation?" Что вы делаете, когда сталкиваетесь с непреодолимым искушением?
"Anne, did you hear me tell you to go to your room?" - Аня, ты слышала, что я велела тебе идти в твою комнату?
Anne sighed, retreated to the east gable, and sat down in a chair by the window. Аня вздохнула, удалилась в свою комнату в мезонине и села на стул у окна.
"There-I know this prayer. - Ну вот, я уже знаю всю молитву.
I learned that last sentence coming upstairs. Now I'm going to imagine things into this room so that they'll always stay imagined. Я выучила последнее предложение, пока поднималась по лестнице... Теперь я воображу, что эта комната выглядит совсем иначе и такой она останется навсегда.
The floor is covered with a white velvet carpet with pink roses all over it and there are pink silk curtains at the windows. Пол покрыт белым бархатным ковром в пунцовых розах, а на окнах пунцовые шелковые шторы.
The walls are hung with gold and silver brocade tapestry. Стены увешаны гобеленами из золотой и серебряной парчи.
The furniture is mahogany. Мебель из красного дерева.
I never saw any mahogany, but it does sound so luxurious. Я никогда не видела красного дерева, но это звучит роскошно.
This is a couch all heaped with gorgeous silken cushions, pink and blue and crimson and gold, and I am reclining gracefully on it. Здесь кушетка, вся заваленная великолепными шелковыми подушками - розовыми, голубыми, пурпурными, золотистыми, и я грациозно раскинулась на них.
I can see my reflection in that splendid big mirror hanging on the wall. Я вижу свое отражение в замечательном большом зеркале, висящем на стене.
I am tall and regal, clad in a gown of trailing white lace, with a pearl cross on my breast and pearls in my hair. Я высокая и царственно прекрасная и одета в ниспадающее платье из белых кружев. У меня жемчужный крест на груди и жемчуга в волосах.
My hair is of midnight darkness and my skin is a clear ivory pallor. Мои волосы черны, как ночь, а кожа бела, как слоновая кость.
My name is the Lady Cordelia Fitzgerald. No, it isn't-I can't make that seem real." Мое имя - леди Корделия Фитцджеральд... Нет-нет, я не могу настолько забыться, чтобы это все показалось мне правдой.
She danced up to the little looking-glass and peered into it. Она, пританцовывая, подбежала к маленькому зеркалу.
Her pointed freckled face and solemn gray eyes peered back at her. Из зеркала на нее взглянуло веснушчатое лицо с острым подбородком и серьезными серыми глазами.
"You're only Anne of Green Gables," she said earnestly, "and I see you, just as you are looking now, whenever I try to imagine I'm the Lady Cordelia. - Ты всего лишь Аня из Зеленых Мезонинов, -сказала она строго, - и я вижу тебя такой, какая ты есть, даже когда ты пытаешься вообразить, что ты леди Корделия.
But it's a million times nicer to be Anne of Green Gables than Anne of nowhere in particular, isn't it?" Но в миллион раз лучше быть Аней из Зеленых Мезонинов, чем Аней из ниоткуда, правда?
She bent forward, kissed her reflection affectionately, and betook herself to the open window. Она наклонилась, любовно поцеловала свое отражение в зеркале и отошла к открытому окну.
"Dear Snow Queen, good afternoon. - Дорогая Снежная Королева, добрый вечер!
And good afternoon dear birches down in the hollow. Добрый вечер, дорогие березки в долине.
And good afternoon, dear gray house up on the hill. Добрый вечер, дорогой серый дом на холме.
I wonder if Diana is to be my bosom friend. Интересно, станет ли Диана моей задушевной подругой?
I hope she will, and I shall love her very much. Я надеюсь, станет, я буду ее очень любить.
But I must never quite forget Katie Maurice and Violetta. Но я не должна забывать Кейти Морис и Виолетту.
They would feel so hurt if I did and I'd hate to hurt anybody's feelings, even a little bookcase girl's or a little echo girl's. Это очень бы их обидело, а я не хочу задевать чьи-либо чувства, даже чувства девочки из книжного шкафа или девочки-эха.
I must be careful to remember them and send them a kiss every day." Я должна вспоминать о них каждый день и посылать им поцелуй.
Anne blew a couple of airy kisses from her fingertips past the cherry blossoms and then, with her chin in her hands, drifted luxuriously out on a sea of daydreams. Аня кончиками пальцев послала несколько воздушных поцелуев в сторону цветущей вишни и затем, положив подбородок на руки, с наслаждением погрузилась в сладкие мечты.
CHAPTER IX. Глава 9
Mrs. Rachel Lynde Is Properly Horrified Миссис Рейчел Линд ужасно возмущена
ANNE had been a fortnight at Green Gables before Mrs. Lynde arrived to inspect her. Прошло две недели с момента появления Ани в Зеленых Мезонинах, а миссис Линд еще не явилась, чтобы как следует ее рассмотреть.
Mrs. Rachel, to do her justice, was not to blame for this. Впрочем, нужно сказать, в оправдание миссис Рейчел, что была она в том не виновата.
A severe and unseasonable attack of grippe had confined that good lady to her house ever since the occasion of her last visit to Green Gables. Тяжелый не по сезону грипп заставил эту достойную женщину оставаться дома со времени ее последнего визита в Зеленые Мезонины.
Mrs. Rachel was not often sick and had a well-defined contempt for people who were; but grippe, she asserted, was like no other illness on earth and could only be interpreted as one of the special visitations of Providence. Миссис Рейчел болела нечасто и питала явное презрение к людям слабого здоровья, но грипп, по ее убеждению, не был обычной болезнью и следовало видеть в нем определенного рода кару Божью.
As soon as her doctor allowed her to put her foot out-of-doors she hurried up to Green Gables, bursting with curiosity to see Matthew and Marilla's orphan, concerning whom all sorts of stories and suppositions had gone abroad in Avonlea. Но, как только доктор позволил ей выходить из дома, она поспешила в Зеленые Мезонины, разрываясь от любопытства и желания увидеть сироту, о которой по Авонлее кружили всякого рода истории и догадки.
Anne had made good use of every waking moment of that fortnight. Already she was acquainted with every tree and shrub about the place. В прошедшие две недели Аня не теряла зря ни минуты: она уже знала каждое дерево и каждый кустик около дома.
She had discovered that a lane opened out below the apple orchard and ran up through a belt of woodland; and she had explored it to its furthest end in all its delicious vagaries of brook and bridge, fir coppice and wild cherry arch, corners thick with fern, and branching byways of maple and mountain ash. Она обнаружила, что за яблоневым садом начинается тропинка, ведущая к лесу, и исследовала ее до самого конца. Тропинка эта бежала вдоль прелестных изгибов ручья, через мостик, среди зарослей пихты и под сводами сплетающихся между собой диких вишен, потом петляла по уголкам, густо поросшим папоротниками, и терялась под покачивающимися кронами кленов и рябин.
She had made friends with the spring down in the hollow-that wonderful deep, clear icy-cold spring; it was set about with smooth red sandstones and rimmed in by great palm-like clumps of water fern; and beyond it was a log bridge over the brook. Аня подружилась и с источником в долине -чудесно глубоким, чистым и необыкновенно холодным. Он был обложен гладкими плитами красного песчаника, а вокруг росли папоротники, похожие на огромные ладони. А за ним был бревенчатый мостик через ручей.
That bridge led Anne's dancing feet up over a wooded hill beyond, where perpetual twilight reigned under the straight, thick-growing firs and spruces; the only flowers there were myriads of delicate "June bells," those shyest and sweetest of woodland blooms, and a few pale, aerial starflowers, like the spirits of last year's blossoms. Этот мостик повел легкие Анины ножки к поросшему лесом холму, где под высокими густыми елями и пихтами царили вечные сумерки. Здесь росли мириады нежных ландышей, этих скромных и прелестных лесных цветов, да кое-где попадались бледные воздушные перелески, словно души прошлогодних цветов.
Gossamers glimmered like threads of silver among the trees and the fir boughs and tassels seemed to utter friendly speech. Тонкие паутинки сверкали, будто нити серебра, между деревьями, а сучья и шишки елей, казалось, дружески шептались между собой.
All these raptured voyages of exploration were made in the odd half hours which she was allowed for play, and Anne talked Matthew and Marilla half-deaf over her discoveries. Все эти восхитительные путешествия совершались в те часы, когда ей разрешалось поиграть. По возвращении Аня засыпала Мэтью и Мариллу рассказами о своих "открытиях".
Not that Matthew complained, to be sure; he listened to it all with a wordless smile of enjoyment on his face; Marilla permitted the "chatter" until she found herself becoming too interested in it, whereupon she always promptly quenched Anne by a curt command to hold her tongue. Мэтью, разумеется, не жаловался, он слушал все с безмолвной и довольной улыбкой. Марилла не возражала против "болтовни", пока не обнаруживала, что сама слишком увлеченно слушает. Тогда она обычно поспешно заставляла Аню замолчать, резко приказав "придержать язык".
Anne was out in the orchard when Mrs. Rachel came, wandering at her own sweet will through the lush, tremulous grasses splashed with ruddy evening sunshine; so that good lady had an excellent chance to talk her illness fully over, describing every ache and pulse beat with such evident enjoyment that Marilla thought even grippe must bring its compensations. Когда миссис Линд пришла в Зеленые Мезонины, Аня была в саду, блуждая как вздумается по буйным колышущимся зеленым травам, расцвеченным красноватым вечерним солнцем. Так что у почтенной доброй дамы была отличная возможность всесторонне обсудить свою болезнь, расписав каждую боль и биение сердца с таким очевидным удовольствием, что Марилла подумала, что даже грипп может принести удовлетворение.
When details were exhausted Mrs. Rachel introduced the real reason of her call. Когда все подробности были исчерпаны, миссис Рейчел обратилась к главной цели своего визита:
"I've been hearing some surprising things about you and Matthew." - Я слышала удивительные вещи о вас с Мэтью.
"I don't suppose you are any more surprised than I am myself," said Marilla. - Я думаю, ты удивлена не больше, чем я сама, -сказала Марилла.
"I'm getting over my surprise now." - Я только сейчас начинаю приходить в себя.
"It was too bad there was such a mistake," said Mrs. Rachel sympathetically. - Ужасно, что произошла такая ошибка, - сказала миссис Рейчел сочувственно.
"Couldn't you have sent her back?" - И вы не могли отправить ее обратно?
"I suppose we could, but we decided not to. - Думаю, что могли, но мы решили не делать этого.
Matthew took a fancy to her. Мэтью она приглянулась.
And I must say I like her myself-although I admit she has her faults. Да мне и самой она нравится, хотя должна признать, что есть у нее и недостатки.
The house seems a different place already. Наш дом словно ожил.
She's a real bright little thing." Она и в самом деле милое создание.
Marilla said more than she had intended to say when she began, for she read disapproval in Mrs. Rachel's expression. Марилла сказала больше, чем собиралась, потому что прочла явное неодобрение в лице миссис Рейчел.
"It's a great responsibility you've taken on yourself," said that lady gloomily, "especially when you've never had any experience with children. - Вы взяли на себя огромную ответственность, -сказала почтенная дама мрачно, - особенно потому, что вы никогда не имели дела с детьми.
You don't know much about her or her real disposition, I suppose, and there's no guessing how a child like that will turn out. Я полагаю, вы мало знаете о ней и ее характере, и нельзя заранее угадать, каким окажется этот ребенок.
But I don't want to discourage you I'm sure, Marilla." Но я, конечно, не хочу напугать вас, Марилла.
"I'm not feeling discouraged," was Marilla's dry response, "when I make up my mind to do a thing it stays made up. - Это и невозможно, - сухо отрезала Марилла. -Если уж я на что-то решаюсь, то не отступаю.
I suppose you'd like to see Anne. Тебе, наверное, хочется взглянуть на Аню?
I'll call her in." Я позову ее.
Anne came running in presently, her face sparkling with the delight of her orchard rovings; but, abashed at finding the delight herself in the unexpected presence of a stranger, she halted confusedly inside the door. Аня вбежала в комнату. Лицо ее еще сияло восторгом нового "открытия", сделанного в саду. Но, смущенная тем, что неожиданно оказалась в обществе незнакомой особы, она растерянно остановилась в дверях.
She certainly was an odd-looking little creature in the short tight wincey dress she had worn from the asylum, below which her thin legs seemed ungracefully long. Несомненно, она выглядела очень странно в коротком тесном платье из жесткой ткани, привезенном из приюта; торчавшие из-под него ноги казались неуклюже длинными.
Her freckles were more numerous and obtrusive than ever; the wind had ruffled her hatless hair into over-brilliant disorder; it had never looked redder than at that moment. Веснушки ее были многочисленнее и заметнее, чем обычно. Непокрытые, растрепанные ветром волосы были в поразительно великолепном беспорядке; они никогда не казались более рыжими, чем в этот момент.
"Well, they didn't pick you for your looks, that's sure and certain," was Mrs. Rachel Lynde's emphatic comment. - Да-а, выбрали тебя не за красоту, это точно, -таков был выразительный комментарий миссис Рейчел Линд.
Mrs. Rachel was one of those delightful and popular people who pride themselves on speaking their mind without fear or favor. Миссис Рейчел была одной из тех восхитительных и всеми любимых особ, которые гордятся тем, что выражают свое мнение прямо и открыто.
"She's terrible skinny and homely, Marilla. - Она ужасно тощая и некрасивая, Марилла.
Come here, child, and let me have a look at you. Иди сюда, детка, и дай мне тебя рассмотреть.
Lawful heart, did any one ever see such freckles? Господи помилуй, да видал ли кто столько веснушек?
And hair as red as carrots! А волосы - красные, прямо морковка!
Come here, child, I say." Подойди сюда, детка, слышишь?
Anne "came there," but not exactly as Mrs. Rachel expected. Аня "подошла", но совсем не так, как ожидала почтенная дама.
With one bound she crossed the kitchen floor and stood before Mrs. Rachel, her face scarlet with anger, her lips quivering, and her whole slender form trembling from head to foot. Одним прыжком она перенеслась через кухню и остановилась перед миссис Рейчел с красным от гнева лицом; губы ее кривились, и вся тоненькая фигурка дрожала с головы до ног.
"I hate you," she cried in a choked voice, stamping her foot on the floor. -Я вас ненавижу! - закричала она, задыхаясь и топая ногой.
"I hate you-I hate you-I hate you-" a louder stamp with each assertion of hatred. - Я вас ненавижу, ненавижу, ненавижу... - Она топала все сильнее с каждым очередным утверждением ненависти.
"How dare you call me skinny and ugly? - Как вы смеете называть меня тощей и некрасивой?
How dare you say I'm freckled and redheaded? Как вы смеете говорить, что у меня веснушки и рыжие волосы?
You are a rude, impolite, unfeeling woman!" Вы грубая, невоспитанная, бесчувственная женщина!
"Anne!" exclaimed Marilla in consternation. - Аня! - воскликнула Марилла в ужасе.
But Anne continued to face Mrs. Rachel undauntedly, head up, eyes blazing, hands clenched, passionate indignation exhaling from her like an atmosphere. Но Аня продолжала бесстрашно смотреть в лицо миссис Рейчел, с поднятой головой, сверкающими глазами, сжатыми кулачками. Яростное раздражение исходило от всей ее фигурки.
"How dare you say such things about me?" she repeated vehemently. - Как вы смеете говорить такое обо мне? -повторяла она неистово.
"How would you like to have such things said about you? - Как бы вам понравилось, если бы вы услышали такое о себе?
How would you like to be told that you are fat and clumsy and probably hadn't a spark of imagination in you? Как бы вам понравилось, если бы вам сказали, что вы толстая и неуклюжая и что у вас, вероятно, нет даже искры воображения!
I don't care if I do hurt your feelings by saying so! Меня не волнует, если я даже и раню ваши чувства, когда это говорю!
I hope I hurt them. Я даже хочу их ранить.
You have hurt mine worse than they were ever hurt before even by Mrs. Thomas' intoxicated husband. Вы ранили мои чувства еще сильнее, чем их когда-либо ранил пьяный муж миссис Томас.
And I'll never forgive you for it, never, never!" И я никогда не прощу вам этого, никогда, никогда!
Stamp! Stamp! И она топнула опять и опять.
"Did anybody ever see such a temper!" exclaimed the horrified Mrs. Rachel. - Да видел ли кто подобное! - воскликнула ошеломленная миссис Рейчел.
"Anne go to your room and stay there until I come up," said Marilla, recovering her powers of speech with difficulty. - Аня, пойди в свою комнату и оставайся там, пока я не приду, - сказала Марилла, с трудом обретая дар речи.
Anne, bursting into tears, rushed to the hall door, slammed it until the tins on the porch wall outside rattled in sympathy, and fled through the hall and up the stairs like a whirlwind. Аня, разразившись слезами, бросилась к двери и захлопнула ее за собой так, что даже противни, висевшие на стенке, сочувственно задребезжали, и вихрем помчалась через переднюю и вверх по лестнице.
A subdued slam above told that the door of the east gable had been shut with equal vehemence. Донесшийся сверху грохот свидетельствовал, что дверь комнатки в мезонине была захлопнута с той же яростью.
"Well, I don't envy you your job bringing that up, Marilla," said Mrs. Rachel with unspeakable solemnity. - Ну, не завидую тебе, Марилла, что ты будешь это воспитывать, - сказала миссис Рейчел с неописуемой торжественностью.
Marilla opened her lips to say she knew not what of apology or deprecation. What she did say was a surprise to herself then and ever afterwards. Марилла открыла рот, чтобы произнести какие-то слова извинения или возмущения, но то, что она сказала, оказалось необъяснимым для нее самой как в ту минуту, так и впоследствии.
"You shouldn't have twitted her about her looks, Rachel." - Тебе не следовало насмехаться над ее внешностью, Рейчел.
"Marilla Cuthbert, you don't mean to say that you are upholding her in such a terrible display of temper as we've just seen?" demanded Mrs. Rachel indignantly. - Марилла, уж не хочешь ли ты сказать, что есть оправдание этой кошмарной вспышке, которой мы только что стали свидетелями? - вопросила миссис Рейчел раздраженно.
"No," said Marilla slowly, - Нет, - сказала Марилла медленно.
"I'm not trying to excuse her. - Я не пытаюсь оправдать ее.
She's been very naughty and I'll have to give her a talking to about it. Она вела себя ужасно, и мне придется поговорить с ней об этом.
But we must make allowances for her. Но мы должны принимать во внимание некоторые обстоятельства.
She's never been taught what is right. Ее никогда не учили тому, что правильно, а что нет.
And you were too hard on her, Rachel." А ты действительно была слишком жестока к ней, Рейчел.
Marilla could not help tacking on that last sentence, although she was again surprised at herself for doing it. Марилла не смогла удержаться от этой последней фразы, хотя опять удивилась себе самой.
Mrs. Rachel got up with an air of offended dignity. Миссис Рейчел поднялась с видом оскорбленного достоинства.
"Well, I see that I'll have to be very careful what I say after this, Marilla, since the fine feelings of orphans, brought from goodness knows where, have to be considered before anything else. - Да, я вижу, Марилла, что мне придется быть очень осторожной в выражениях после этого, так как деликатные чувства сирот, вывезенных неизвестно откуда, стоят здесь на первом месте.
Oh, no, I'm not vexed-don't worry yourself. О нет, я не сержусь, не волнуйся.
I'm too sorry for you to leave any room for anger in my mind. Мне слишком вас жаль, чтобы у меня еще могло оставаться какое-либо чувство раздражения.
You'll have your own troubles with that child. Вам придется нелегко с этим ребенком.
But if you'll take my advice-which I suppose you won't do, although I've brought up ten children and buried two-you'll do that 'talking to' you mention with a fair-sized birch switch. Но если бы ты приняла мой совет - чего ты, я полагаю, не сделаешь, хотя я воспитала десять детей и похоронила двоих, - ты "поговорила" бы с ней хорошей березовой розгой.
I should think that would be the most effective language for that kind of a child. Я думаю, это был бы самый действенный язык в общении с такого рода ребенком.
Her temper matches her hair I guess. Я догадываюсь, что характер у нее такой же пламенный, как и ее волосы.
Well, good evening, Marilla. Ну, до свидания, Марилла.
I hope you'll come down to see me often as usual. Я надеюсь, ты время от времени будешь заходить ко мне, как обычно.
But you can't expect me to visit here again in a hurry, if I'm liable to be flown at and insulted in such a fashion. Но не жди, что я скоро появлюсь здесь, где можно подвергнуться подобного рода обращению и оскорблениям.
It's something new in my experience." Для меня это что-то новое.
Whereat Mrs. Rachel swept out and away-if a fat woman who always waddled could be said to sweep away-and Marilla with a very solemn face betook herself to the east gable. И миссис Рейчел с достоинством выплыла из комнаты - если только можно сказать так о толстой женщине, которая всегда ходит вразвалку, - а Марилла с очень серьезным выражением лица направилась в мезонин.
On the way upstairs she pondered uneasily as to what she ought to do. Поднимаясь по лестнице, она тяжело размышляла о том, что же ей следует предпринять.
She felt no little dismay over the scene that had just been enacted. Она испытывала немалый ужас при мысли о сцене, которая только что произошла.
How unfortunate that Anne should have displayed such temper before Mrs. Rachel Lynde, of all people! Как досадно, что Аня выказала такую вспыльчивость именно перед миссис Рейчел Линд!
Then Marilla suddenly became aware of an uncomfortable and rebuking consciousness that she felt more humiliation over this than sorrow over the discovery of such a serious defect in Anne's disposition. Неожиданно Марилла с тревогой и укором отдала себе отчет в том, что чувствует больше унижения перед соседкой из-за того, что произошло, чем огорчения по поводу такого серьезного недостатка в Анином характере.
And how was she to punish her? И как наказать ее?
The amiable suggestion of the birch switch-to the efficiency of which all of Mrs. Rachel's own children could have borne smarting testimony-did not appeal to Marilla. Дружеский совет употребить березовую розгу, о замечательном действии которой должны были свидетельствовать все дети миссис Рейчел, не привлекал Мариллу.
She did not believe she could whip a child. Она не представляла себе, что может бить ребенка.
No, some other method of punishment must be found to bring Anne to a proper realization of the enormity of her offense. Нет, необходимо было найти какой-то другой способ наказания, чтобы заставить Аню осознать всю тяжесть ее проступка.
Marilla found Anne face downward on her bed, crying bitterly, quite oblivious of muddy boots on a clean counterpane. Марилла обнаружила Аню лежащей лицом вниз на постели. Она горько плакала, совершенно не обращая внимания на то, что грязные ботинки пачкали чистое покрывало.
"Anne," she said not ungently. - Аня, - сказала Марилла без суровости в голосе.
No answer. Не было ответа.
"Anne," with greater severity, "get off that bed this minute and listen to what I have to say to you." - Аня, - строже повторила она, - сейчас же встань с кровати и послушай, что я тебе скажу.
Anne squirmed off the bed and sat rigidly on a chair beside it, her face swollen and tear-stained and her eyes fixed stubbornly on the floor. Аня сползла с кровати и села на стул, стоявший рядом. Лицо ее распухло и было мокрым от слез. Она упрямо не поднимала глаз.
"This is a nice way for you to behave. - Хорошо же ты себя ведешь, Аня!
Anne! Aren't you ashamed of yourself?" И тебе не стыдно?
"She hadn't any right to call me ugly and redheaded," retorted Anne, evasive and defiant. - Она не имела никакого права называть меня некрасивой и рыжей, - отвечала Аня с упреком.
"You hadn't any right to fly into such a fury and talk the way you did to her, Anne. - Ты тоже не имела никакого права впадать в такой гнев и говорить с ней подобным образом.
I was ashamed of you-thoroughly ashamed of you. Мне было стыдно, ужасно стыдно за тебя.
I wanted you to behave nicely to Mrs. Lynde, and instead of that you have disgraced me. Я хотела, чтобы ты была мила и вежлива с миссис Линд, а ты вместо этого так меня опозорила.
I'm sure I don't know why you should lose your temper like that just because Mrs. Lynde said you were red-haired and homely. Я совершенно не понимаю, почему тебя так задело, когда миссис Линд сказала, что ты рыжая и некрасивая.
You say it yourself often enough." Ты сама это не раз говорила.
"Oh, but there's such a difference between saying a thing yourself and hearing other people say it," wailed Anne. - Но ведь это большая разница, когда вы говорите что-то о себе и когда слышите это от других, -отвечала Аня со слезами.
"You may know a thing is so, but you can't help hoping other people don't quite think it is. - Вы можете знать, как вы на самом деле выглядите, но не можете не надеяться, что другие думают иначе.
I suppose you think I have an awful temper, but I couldn't help it. Вы, наверное, думаете, что у меня ужасный характер, но я ничего не могла поделать.
When she said those things something just rose right up in me and choked me. Когда она все это сказала, что-то поднялось во мне и стало меня душить.
I had to fly out at her." Я просто должна была наброситься на нее.
"Well, you made a fine exhibition of yourself I must say. - В хорошем же свете ты себя выставила, должна я сказать.
Mrs. Lynde will have a nice story to tell about you everywhere-and she'll tell it, too. Миссис Линд будет что рассказать о тебе повсюду - и она расскажет, не сомневайся.
It was a dreadful thing for you to lose your temper like that, Anne." Это ужасно, что ты так вышла из себя, Аня.
"Just imagine how you would feel if somebody told you to your face that you were skinny and ugly," pleaded Anne tearfully. - Но вы только вообразите, что вы почувствовали бы, если бы кто-нибудь сказал вам в лицо, что вы тощая и некрасивая, - оправдывалась Аня в слезах.
An old remembrance suddenly rose up before Marilla. Давнишнее воспоминание неожиданно ожило в памяти Мариллы.
She had been a very small child when she had heard one aunt say of her to another, Она была еще совсем маленькой, когда услышала, как одна из ее теток сказала о ней, обращаясь к другой родственнице:
"What a pity she is such a dark, homely little thing." "Жаль, что она такое невзрачное, некрасивое создание".
Marilla was every day of fifty before the sting had gone out of that memory. Марилле было уже пятьдесят, когда она, наконец, смогла забыть об этих так ужаливших ее словах.
"I don't say that I think Mrs. Lynde was exactly right in saying what she did to you, Anne," she admitted in a softer tone. -Я не утверждаю, что миссис Линд была права, говоря о тебе все то, что она сказала, - признала она мягче.
"Rachel is too outspoken. - Рейчел слишком прямолинейна.
But that is no excuse for such behavior on your part. Но это совсем не извиняет твоего поведения.
She was a stranger and an elderly person and my visitor-all three very good reasons why you should have been respectful to her. Она незнакомая женщина, намного старше тебя и к тому же моя гостья - вот три достаточных повода, чтобы ты отнеслась к ней с уважением.
You were rude and saucy and"-Marilla had a saving inspiration of punishment-"you must go to her and tell her you are very sorry for your bad temper and ask her to forgive you." Ты же была грубой и дерзкой, и - в голову Марилле пришла спасительная идея наказания -ты должна пойти к ней домой и сказать, что очень сожалеешь о своей вспышке, и попросить прощения.
"I can never do that," said Anne determinedly and darkly. - Я никогда не смогу этого сделать, - сказала Аня решительно и мрачно.
"You can punish me in any way you like, Marilla. - Вы можете наказать меня любым способом, Марилла.
You can shut me up in a dark, damp dungeon inhabited by snakes and toads and feed me only on bread and water and I shall not complain. Можете запереть меня в темном, сыром подвале, где живут змеи и жабы, держать там на хлебе и воде, и я не буду жаловаться.
But I cannot ask Mrs. Lynde to forgive me." Но я не могу попросить миссис Линд простить меня.
"We're not in the habit of shutting people up in dark damp dungeons," said Marilla drily, "especially as they're rather scarce in Avonlea. - У нас нет обыкновения запирать людей в темных, сырых подвалах, - сказала Марилла холодно, - к тому же их и нет в Авонлее.
But apologize to Mrs. Lynde you must and shall and you'll stay here in your room until you can tell me you're willing to do it." Но извиниться перед миссис Линд тебе придется, иначе ты останешься в своей комнате до тех пор, пока не скажешь мне, что готова это сделать.
"I shall have to stay here forever then," said Anne mournfully, "because I can't tell Mrs. Lynde I'm sorry I said those things to her. - Значит, мне придется остаться здесь навсегда, -сказала Аня скорбно, - потому что я не могу сказать миссис Линд, будто жалею о том, что ей сказала.
How can I? Как я могу это сделать?
I'm not sorry. Ведь я не жалею.
I'm sorry I've vexed you; but I'm glad I told her just what I did. Я жалею, что огорчила вас, но рада, что сказала ей все.
It was a great satisfaction. Это было огромным облегчением.
I can't say I'm sorry when I'm not, can I? Я не могу сказать, что я жалею об этом, если я не жалею, правда?
I can't even imagine I'm sorry." Я даже не могу вообразить, что жалею об этом.
"Perhaps your imagination will be in better working order by the morning," said Marilla, rising to depart. - Может быть, твое воображение заработает лучше завтра утром, - сказала Марилла, вставая, чтобы уйти.
"You'll have the night to think over your conduct in and come to a better frame of mind. - У тебя есть ночь, чтобы подумать о своем поведении и изменить свое мнение.
You said you would try to be a very good girl if we kept you at Green Gables, but I must say it hasn't seemed very much like it this evening." Ты говорила, что постараешься быть очень хорошей девочкой, если мы оставим тебя в Зеленых Мезонинах, но должна сказать, что в это трудно поверить сегодня.
Leaving this Parthian shaft to rankle in Anne's stormy bosom, Marilla descended to the kitchen, grievously troubled in mind and vexed in soul. Оставив эту парфянскую стрелу терзать Анину бурную душу, Марилла спустилась в кухню, охваченная мучительным беспокойством и раздражением.
She was as angry with herself as with Anne, because, whenever she recalled Mrs. Rachel's dumbfounded countenance her lips twitched with amusement and she felt a most reprehensible desire to laugh. Она была сердита на себя так же, как и на Аню, потому что, как только ей вспоминалось ошеломленное лицо миссис Рейчел, губы ее невольно растягивались в улыбке и она чувствовала совершенно предосудительное желание расхохотаться.
CHAPTER X. Глава 10
Anne's Apology Аня просит прощения
MARILLA said nothing to Matthew about the affair that evening; but when Anne proved still refractory the next morning an explanation had to be made to account for her absence from the breakfast table. В тот вечер Марилла ничего не сказала Мэтью о случившемся, но когда и на следующее утро Аня продолжала упорствовать, пришлось дать необходимые объяснения в связи с ее отсутствием за завтраком.
Marilla told Matthew the whole story, taking pains to impress him with a due sense of the enormity of Anne's behavior. Марилла рассказала Мэтью всю историю, приложив немало усилий, чтобы представить в должном свете всю чудовищность Аниного поведения.
"It's a good thing Rachel Lynde got a calling down; she's a meddlesome old gossip," was Matthew's consolatory rejoinder. - Неплохо, что Рейчел Линд так осадили. Она просто надоедливая старая сплетница, - таков был утешительный ответ Мэтью.
"Matthew Cuthbert, I'm astonished at you. You know that Anne's behavior was dreadful, and yet you take her part! - Мэтью, ты меня удивляешь: знаешь, что поведение Ани было просто отвратительным, и тем не менее встаешь на ее сторону!
I suppose you'll be saying next thing that she oughtn't to be punished at all!" Скоро ты скажешь, будто она совсем не заслуживает наказания.
"Well now-no-not exactly," said Matthew uneasily. -Ну... нет... не совсем,- отвечал Мэтью смущенно.
"I reckon she ought to be punished a little. - Я признаю, что ее надо немножко наказать.
But don't be too hard on her, Marilla. Но не будь с ней слишком сурова, Марилла.
Recollect she hasn't ever had anyone to teach her right. Вспомни, ведь у нее никого не было, чтобы научить ее, как себя вести.
You're-you're going to give her something to eat, aren't you?" Ты... ты ведь дашь ей поесть?
"When did you ever hear of me starving people into good behavior?" demanded Marilla indignantly. - Когда это ты слышал, чтобы я голодом вынуждала людей к хорошему поведению? -спросила Марилла возмущенно.
"She'll have her meals regular, and I'll carry them up to her myself. - Она будет есть в обычное время, я сама отнесу еду ей наверх.
But she'll stay up there until she's willing to apologize to Mrs. Lynde, and that's final, Matthew." Но она останется там, пока не согласится извиниться перед миссис Линд, и это окончательное решение, Мэтью.
Breakfast, dinner, and supper were very silent meals-for Anne still remained obdurate. Завтрак, обед и ужин прошли в молчании, потому что Ани по-прежнему не было за столом.
After each meal Marilla carried a well-filled tray to the east gable and brought it down later on not noticeably depleted. Каждый раз после еды Марилла относила в мезонин полный поднос кушаний и позднее приносила его обратно почти в том же виде.
Matthew eyed its last descent with a troubled eye. Вечером Мэтью с беспокойством присмотрелся к содержимому последнего принесенного сверху подноса.
Had Anne eaten anything at all? Неужели Аня целый день ничего не ела?
When Marilla went out that evening to bring the cows from the back pasture, Matthew, who had been hanging about the barns and watching, slipped into the house with the air of a burglar and crept upstairs. Когда к концу дня Марилла отправилась, чтобы пригнать коров с дальнего пастбища, Мэтью, который наблюдал за ней, слоняясь возле амбаров, проскользнул в дом с видом вора и поднялся по лестнице, ведущей в мезонин.
As a general thing Matthew gravitated between the kitchen and the little bedroom off the hall where he slept; once in a while he ventured uncomfortably into the parlor or sitting room when the minister came to tea. Обычно Мэтью вращался между кухней и своей маленькой спальней возле передней, порой отваживаясь на посещение гостиной или столовой, когда к чаю приглашали священника.
But he had never been upstairs in his own house since the spring he helped Marilla paper the spare bedroom, and that was four years ago. Но на втором этаже своего дома он был в последний раз, когда помогал Марилле оклеивать спальню для гостей, а было это четыре года назад.
He tiptoed along the hall and stood for several minutes outside the door of the east gable before he summoned courage to tap on it with his fingers and then open the door to peep in. Он тихонько прошел через маленькую переднюю мезонина и несколько мгновений постоял перед дверью Аниной комнатки, прежде чем отважился постучать в нее пальцами и затем, открыв дверь, заглянуть внутрь.
Anne was sitting on the yellow chair by the window gazing mournfully out into the garden. Аня сидела на желтом стуле у окна, печально глядя в сад.
Very small and unhappy she looked, and Matthew's heart smote him. Она казалась такой маленькой и несчастной, что у Мэтью дрогнуло сердце.
He softly closed the door and tiptoed over to her. Он бесшумно прикрыл за собой дверь и на цыпочках подошел к ней.
"Anne," he whispered, as if afraid of being overheard, "how are you making it, Anne?" - Аня, - прошептал он, словно боясь, что их подслушивают. - Как ты тут, Аня?
Anne smiled wanly. Аня с трудом улыбнулась:
"Pretty well. - Неплохо.
I imagine a good deal, and that helps to pass the time. Я много воображаю, и это помогает приятнее проводить время.
Of course, it's rather lonesome. Конечно, мне довольно одиноко.
But then, I may as well get used to that." Но это ничего, я скоро привыкну.
Anne smiled again, bravely facing the long years of solitary imprisonment before her. Аня опять улыбнулась, храбро глядя вперед - на долгие годы предстоящего ей одиночного заключения.
Matthew recollected that he must say what he had come to say without loss of time, lest Marilla return prematurely. Мэтью вспомнил, что он должен сказать то, что собирался, не теряя времени, так как Марилла могла вернуться раньше обычного.
"Well now, Anne, don't you think you'd better do it and have it over with?" he whispered. - Послушай, Аня, ты не думаешь, что лучше это сделать и покончить с этим? - прошептал он.
"It'll have to be done sooner or later, you know, for Marilla's a dreadful deter-mined woman-dreadful determined, Anne. - Придется это сделать рано или поздно, знаешь, ведь Марилла - ужасно непреклонная женщина... ужасно непреклонная, Аня.
Do it right off, I say, and have it over." Сделай это сейчас, послушай, и все будет позади.
"Do you mean apologize to Mrs. Lynde?" - Вы имеете в виду попросить прощения у миссис Линд?
"Yes-apologize-that's the very word," said Matthew eagerly. - Да... попросить прощения... вот именно, - сказал Мэтью горячо.
"Just smooth it over so to speak. - Загладить это, так сказать.
That's what I was trying to get at." Вот к этому я и веду.
"I suppose I could do it to oblige you," said Anne thoughtfully. - Я полагаю, что могу это сделать ради вас, -сказала Аня задумчиво.
"It would be true enough to say I am sorry, because I am sorry now. - Это будет правда, если я скажу, что мне жаль, что я так вела себя, потому что мне и в самом деле жаль.
I wasn't a bit sorry last night. Мне было ни капельки не жаль вчера вечером.
I was mad clear through, and I stayed mad all night. Я ужасно злилась и вчера, и всю ночь.
I know I did because I woke up three times and I was just furious every time. Я знаю, что так было, потому что я просыпалась три раза и каждый раз была просто в бешенстве.
But this morning it was over. Но сегодня утром все прошло.
I wasn't in a temper anymore-and it left a dreadful sort of goneness, too. Я уже не была в бешенстве... осталось только какое-то неприятное изнеможение.
I felt so ashamed of myself. И мне стало так стыдно.
But I just couldn't think of going and telling Mrs. Lynde so. Но я просто не могла подумать о том, чтобы пойти и сказать об этом миссис Линд.
It would be so humiliating. Это было бы так унизительно.
I made up my mind I'd stay shut up here forever rather than do that. И я решила, что лучше останусь здесь взаперти на всю жизнь, чем извинюсь.
But still-I'd do anything for you-if you really want me to-" Но теперь... для вас я сделала бы что угодно... и если вы действительно хотите, чтобы я...
"Well now, of course I do. - Ну конечно хочу.
It's terrible lonesome downstairs without you. Там внизу ужасно одиноко без тебя.
Just go and smooth things over-that's a good girl." Сходи и загладь это все... будь умницей.
"Very well," said Anne resignedly. - Хорошо, - сказала Аня покорно.
"I'll tell Marilla as soon as she comes in I've repented." - Я скажу Марилле, как только она придет, что раскаялась.
"That's right-that's right, Anne. - Правильно... правильно, Аня.
But don't tell Marilla I said anything about it. Но не говори Марилле, что я с тобой об этом говорил.
She might think I was putting my oar in and I promised not to do that." Она подумает, что я вмешиваюсь в ее дело, а я обещал этого не делать.
"Wild horses won't drag the secret from me," promised Anne solemnly. - Дикие кони не вырвут у меня эту тайну, -торжественно пообещала Аня.
"How would wild horses drag a secret from a person anyhow?" - Только непонятно, как дикие кони могут вырвать у кого-нибудь тайну.
But Matthew was gone, scared at his own success. Но Мэтью уже ушел, испуганный собственным успехом.
He fled hastily to the remotest corner of the horse pasture lest Marilla should suspect what he had been up to. Он торопливо направился на самый отдаленный конец конского пастбища, чтобы Марилла не заподозрила, что он был наверху.
Marilla herself, upon her return to the house, was agreeably surprised to hear a plaintive voice calling, "Marilla" over the banisters. Сама же Марилла по возвращении в дом была приятно удивлена, услышав жалобный голосок, звавший сверху через перила лестницы: - Марилла!
"Well?" she said, going into the hall. - Ну, что такое? - спросила она, входя в переднюю.
"I'm sorry I lost my temper and said rude things, and I'm willing to go and tell Mrs. Lynde so." - Мне жаль, что я вышла из себя и говорила грубости, и я согласна пойти и сказать это миссис Линд.
"Very well." Marilla's crispness gave no sign of her relief. - Очень хорошо, - отвечала Марилла решительно, ничем не выдав облегчения, которое испытала при этом известии.
She had been wondering what under the canopy she should do if Anne did not give in. Перед этим она уже с беспокойством думала о том, что же ей делать, если Аня не захочет уступить.
"I'll take you down after milking." - Я зайду за тобой после дойки.
Accordingly, after milking, behold Marilla and Anne walking down the lane, the former erect and triumphant, the latter drooping and dejected. И вот после дойки Марилла и Аня отправились вместе к миссис Линд, первая - с поднятой головой и торжествующая, вторая - сгорбившаяся и подавленная.
But halfway down Anne's dejection vanished as if by enchantment. Но на полпути Анина подавленность исчезла, словно по волшебству.
She lifted her head and stepped lightly along, her eyes fixed on the sunset sky and an air of subdued exhilaration about her. Marilla beheld the change disapprovingly. Она подняла голову и легко шагала вперед, устремив глаза на закатное небо, от всего ее существа веяло сдерживаемым оживлением, Марилла с неодобрением смотрела на эту перемену.
This was no meek penitent such as it behooved her to take into the presence of the offended Mrs. Lynde. Это не было смиренное раскаяние, с которым следовало явиться перед оскорбленной миссис Линд.
"What are you thinking of, Anne?" she asked sharply. - О чем ты думаешь, Аня? - спросила она резко.
"I'm imagining out what I must say to Mrs. Lynde," answered Anne dreamily. - Я думаю о том, что должна сказать миссис Линд, - отвечала Аня мечтательно.
This was satisfactory-or should have been so. Казалось бы, все в порядке... или почти в порядке.
But Marilla could not rid herself of the notion that something in her scheme of punishment was going askew. Но Марилла не могла избавиться от впечатления, что что-то в ее плане наказания идет не так, как надо.
Anne had no business to look so rapt and radiant. Аня не имела права выглядеть такой радостной и сияющей.
Rapt and radiant Anne continued until they were in the very presence of Mrs. Lynde, who was sitting knitting by her kitchen window. Аня оставалась радостной и сияющей, пока они не оказались в присутствии миссис Линд, которая сидела с вязаньем у окна своей кухни.
Then the radiance vanished. Mournful penitence appeared on every feature. Тогда радость исчезла, и во всех чертах Ани явилось унылое раскаяние.
Before a word was spoken Anne suddenly went down on her knees before the astonished Mrs. Rachel and held out her hands beseechingly. Прежде чем кто-либо успел сказать хоть слово, Аня неожиданно упала на колени перед изумленной миссис Рейчел и с мольбой протянула к ней руки.
"Oh, Mrs. Lynde, I am so extremely sorry," she said with a quiver in her voice. - О, миссис Линд, я так глубоко сожалею, -сказала она с дрожью в голосе.
"I could never express all my sorrow, no, not if I used up a whole dictionary. - Я никогда не смогу выразить все мое огорчение... нет, никогда, даже если я воспользуюсь всеми словами словаря.
You must just imagine it. Вы должны просто это вообразить.
I behaved terribly to you-and I've disgraced the dear friends, Matthew and Marilla, who have let me stay at Green Gables although I'm not a boy. Я вела себя ужасно по отношению к вам... и навлекла позор на моих дорогих друзей, Мэтью и Мариллу, которые позволили мне остаться в Зеленых Мезонинах, хотя я не мальчик.
I'm a dreadfully wicked and ungrateful girl, and I deserve to be punished and cast out by respectable people forever. Я ужасно плохая и неблагодарная девочка и заслуживаю того, чтобы меня наказали и навсегда изгнали из общества уважаемых людей.
It was very wicked of me to fly into a temper because you told me the truth. Это было очень дурно с моей стороны - поддаться гневу из-за того, что вы сказали мне правду.
It was the truth; every word you said was true. Это была правда, каждое ваше слово было правдивым.
My hair is red and I'm freckled and skinny and ugly. У меня рыжие волосы, и я веснушчатая, и тощая, и некрасивая.
What I said to you was true, too, but I shouldn't have said it. То, что я сказала вам, тоже было правдой, но мне не следовало этого говорить.
Oh, Mrs. Lynde, please, please, forgive me. О, миссис Линд, прошу вас, пожалуйста, простите меня.
If you refuse it will be a lifelong sorrow on a poor little orphan girl, would you, even if she had a dreadful temper? Если вы откажетесь, это будет трагедия всей моей жизни. Ведь вы не хотите быть причиной трагедии всей жизни бедной маленькой сироты, пусть даже у нее и ужасный характер?
Oh, I am sure you wouldn't. О, я уверена, что вы не хотите.
Please say you forgive me, Mrs. Lynde." Прошу вас, скажите, что вы прощаете меня, миссис Линд.
Anne clasped her hands together, bowed her head, and waited for the word of judgment. Аня сложила руки, склонила голову и ждала приговора.
There was no mistaking her sincerity-it breathed in every tone of her voice. Не могло быть никаких сомнений в ее искренности - искренность слышалась в каждом звуке ее голоса.
Both Marilla and Mrs. Lynde recognized its unmistakable ring. И Марилла и миссис Линд чувствовали неподдельное звучание этой искренности.
But the former under-stood in dismay that Anne was actually enjoying her valley of humiliation-was reveling in the thoroughness of her abasement. Но первая из них с ужасом поняла, что Аня поистине наслаждалась юдолью унижения и упивалась полнотой своего смирения.
Where was the wholesome punishment upon which she, Marilla, had plumed herself? Где же благотворное наказание, которое она, Марилла, изобрела и которым так кичилась?
Anne had turned it into a species of positive pleasure. Аня превратила его в своего рода удовольствие.
Good Mrs. Lynde, not being overburdened with perception, did not see this. Добрая миссис Линд, не обремененная излишней проницательностью, не сумела увидеть этого.
She only perceived that Anne had made a very thorough apology and all resentment vanished from her kindly, if somewhat officious, heart. Она поняла только, что Аня принесла извинения по всем правилам, и все чувство обиды исчезло в ее добром, пусть даже и любящем заниматься не своими делами, сердце.
"There, there, get up, child," she said heartily. - Ну, ну, детка, встань, - сказала она сердечно.
"Of course I forgive you. - Конечно я тебя прощаю.
I guess I was a little too hard on you, anyway. Я, наверное, сказала тогда немного лишнего.
But I'm such an outspoken person. Но уж такая я откровенная, все прямо говорю.
You just mustn't mind me, that's what. Ты не принимай это так близко к сердцу, вот что.
It can't be denied your hair is terrible red; but I knew a girl once-went to school with her, in fact-whose hair was every mite as red as yours when she was young, but when she grew up it darkened to a real handsome auburn. I wouldn't be a mite surprised if yours did, too-not a mite." Нельзя отрицать, что у тебя ужасно рыжие волосы, но я знала одну девочку - ходила вместе с ней в школу, - и волосы у нее в детстве были точно такие, как у тебя, но когда она выросла, волосы потемнели и стали красивого каштанового цвета, И я совсем не удивлюсь, если и твои потемнеют... совсем не удивлюсь.
"Oh, Mrs. Lynde!" - О, миссис Линд!
Anne drew a long breath as she rose to her feet. - Аня глубоко вздохнула, поднимаясь с колен.
"You have given me a hope. - Вы дарите мне надежду.
I shall always feel that you are a benefactor. Я вечно буду считать вас моей благодетельницей.
Oh, I could endure anything if I only thought my hair would be a handsome auburn when I grew up. О, я могу вынести все, стоит мне только подумать, что мои волосы, когда я вырасту, станут красивого каштанового цвета.
It would be so much easier to be good if one's hair was a handsome auburn, don't you think? Гораздо легче быть хорошей, если иметь красивые каштановые волосы, как вы думаете?
And now may I go out into your garden and sit on that bench under the apple-trees while you and Marilla are talking? Можно мне теперь пойти в ваш сад и посидеть на скамейке под яблоней, пока вы с Мариллой будете разговаривать?
There is so much more scope for imagination out there." Там гораздо больше простора для воображения.
"Laws, yes, run along, child. - Да, Боже мой, конечно беги, детка.
And you can pick a bouquet of them white June lilies over in the corner if you like." И можешь, если хочешь, нарвать себе букет белых июньских лилий, они растут там в уголке, возле скамьи.
As the door closed behind Anne Mrs. Lynde got briskly up to light a lamp. Когда дверь за Аней закрылась, миссис Линд быстро поднялась, чтобы зажечь лампу.
"She's a real odd little thing. - Она и в самом деле странная девчушка.
Take this chair, Marilla; it's easier than the one you've got; I just keep that for the hired boy to sit on. Yes, she certainly is an odd child, but there is something kind of taking about her after all. Садись на этот стул, Марилла, он удобнее, чем тот. Я тот держу для батрака... Да, она странный ребенок, но что-то в ней есть такое привлекательное.
I don't feel so surprised at you and Matthew keeping her as I did-nor so sorry for you, either. She may turn out all right. Я не удивляюсь теперь, что вы с Мэтью взяли ее... и не боюсь за вас... Она, может быть, окажется совсем неплохой.
Of course, she has a queer way of expressing herself-a little too-well, too kind of forcible, you know; but she'll likely get over that now that she's come to live among civilized folks. Конечно, у нее странная манера выражаться... чуточку слишком... ну, слишком сильные выражения, ты понимаешь. Но у нее это, наверное, пройдет, когда она поживет с цивилизованными людьми.
And then, her temper's pretty quick, I guess; but there's one comfort, a child that has a quick temper, just blaze up and cool down, ain't never likely to be sly or deceitful. И характер у нее слишком несдержанный, я чувствую. Но в этом есть и хорошая сторона, когда у ребенка такой характер: вспыхнет да и остынет, но не будет хитрить и обманывать.
Preserve me from a sly child, that's what. Сохрани Боже от хитрого ребенка, скажу я вам.
On the whole, Marilla, I kind of like her." А вообще, Марилла, она, похоже, мне нравится.
When Marilla went home Anne came out of the fragrant twilight of the orchard with a sheaf of white narcissi in her hands. Когда Марилла направилась домой, Аня выбежала из душистых сумерек сада с охапкой белых нарциссов в руках.
"I apologized pretty well, didn't I?" she said proudly as they went down the lane. - Я хорошо извинилась, правда? - спросила она с гордостью, когда они зашагали к дому.
"I thought since I had to do it I might as well do it thoroughly." - Я подумала, что раз уж мне придется это сделать, то нужно сделать как следует.
"You did it thoroughly, all right enough," was Marilla's comment. - Ты сделала все как следует; все в порядке, -признала Марилла.
Marilla was dismayed at finding herself inclined to laugh over the recollection. Она снова с ужасом обнаружила, что при воспоминании об этом извинении ей хочется смеяться.
She had also an uneasy feeling that she ought to scold Anne for apologizing so well; but then, that was ridiculous! У нее было неловкое чувство, что ей следовало бы отчитать Аню за то, что та так хорошо извинялась. Но это было просто смешно!
She compromised with her conscience by saying severely: Она успокоила свою совесть, сказав сурово:
"I hope you won't have occasion to make many more such apologies. - Я надеюсь, у тебя не будет больше случая прибегать к таким извинениям.
I hope you'll try to control your temper now, Anne." Я надеюсь, впредь ты постараешься владеть собой, Аня.
"That wouldn't be so hard if people wouldn't twit me about my looks," said Anne with a sigh. - Это совсем не было бы трудно, если бы люди не издевались над моей внешностью, - сказала Аня со вздохом.
"I don't get cross about other things; but I'm so tired of being twitted about my hair and it just makes me boil right over. - Я не сержусь ни из-за чего другого, но я так устала от того, что издеваются над моими волосами, что сразу вскипаю.
Do you suppose my hair will really be a handsome auburn when I grow up?" Как вы думаете, мои волосы и вправду станут красивого каштанового цвета, когда я вырасту?
"You shouldn't think so much about your looks, Anne. - Ты не должна так много думать о своей внешности, Аня.
I'm afraid you are a very vain little girl." Боюсь, что ты слишком тщеславная девочка.
"How can I be vain when I know I'm homely?" protested Anne. - Как я могу быть тщеславной, если я некрасивая? - возразила Аня.
"I love pretty things; and I hate to look in the glass and see something that isn't pretty. - Я люблю все красивое и терпеть не могу, когда посмотришь в зеркало и видишь что-то совсем некрасивое.
It makes me feel so sorrowful-just as I feel when I look at any ugly thing. Мне так грустно от этого... так же грустно, как когда я смотрю на любую безобразную вещь.
I pity it because it isn't beautiful." Я ее жалею, потому что она некрасивая.
"Handsome is as handsome does," quoted Marilla. - Красив тот, кто красиво поступает, -процитировала Марилла.
"I've had that said to me before, but I have my doubts about it," remarked skeptical Anne, sniffing at her narcissi. - Мне это уже говорили, но я в этом сомневаюсь, -скептически заметила Аня, нюхая свои нарциссы.
"Oh, aren't these flowers sweet! - Ах, какие эти цветы душистые!
It was lovely of Mrs. Lynde to give them to me. Как это мило, что миссис Линд мне их подарила.
I have no hard feelings against Mrs. Lynde now. У меня теперь совсем нет к ней враждебного чувства.
It gives you a lovely, comfortable feeling to apologize and be forgiven, doesn't it? Такое прелестное, приятное чувство, когда извинишься и тебя простят, правда?..
Aren't the stars bright tonight? Какие звезды сегодня яркие!
If you could live in a star, which one would you pick? Если бы вы могли жить на звезде, какую бы вы выбрали?
I'd like that lovely clear big one away over there above that dark hill." Я - вон ту, большую и яркую, над тем темным холмом.
"Anne, do hold your tongue," said Marilla, thoroughly worn out trying to follow the gyrations of Anne's thoughts. - Аня, помолчи, - сказала Марилла, чувствуя, что совершенно измотана попытками уследить за полетом Аниных мыслей.
Anne said no more until they turned into their own lane. Аня не сказала больше ни слова, пока они не ступили на тропинку, ведущую к их дому от большой дороги.
A little gypsy wind came down it to meet them, laden with the spicy perfume of young dew-wet ferns. Легкий шаловливый ветерок, весь пропитанный пряным ароматом молодых обрызганных росой папоротников, подул им навстречу.
Far up in the shadows a cheerful light gleamed out through the trees from the kitchen at Green Gables. Вдали между теней деревьев виднелся приветливый свет, лившийся из окна кухни Зеленых Мезонинов.
Anne suddenly came close to Marilla and slipped her hand into the older woman's hard palm. Аня неожиданно прижалась к Марилле и всунула свою ручку в ее загрубелую ладонь.
"It's lovely to be going home and know it's home," she said. - Как это чудесно - возвращаться домой и знать, что это твой дом, - сказала она.
"I love Green Gables already, and I never loved any place before. - Я уже люблю Зеленые Мезонины, а ведь я никогда прежде не любила ни одного места.
No place ever seemed like home. Ни одно не казалось мне моим домом.
Oh, Marilla, I'm so happy. Ах, Марилла, я так счастлива.
I could pray right now and not find it a bit hard." Я могла бы молиться прямо сейчас, и это совсем не показалось бы мне трудным.
Something warm and pleasant welled up in Marilla's heart at touch of that thin little hand in her own-a throb of the maternity she had missed, perhaps. Какое-то теплое и приятное чувство наполнило сердце Мариллы, когда маленькая худенькая ручка легла в ее ладонь, - быть может, это было чувство материнства, которого она была лишена.
Its very unaccustomedness and sweetness disturbed her. Сама его непривычность и сладость обеспокоили ее.
She hastened to restore her sensations to their normal calm by inculcating a moral. Она поспешила привести свои чувства в обычное состояние, перейдя к внушению морали.
"If you'll be a good girl you'll always be happy, Anne. - Если ты будешь хорошей девочкой, Аня, ты всегда будешь счастлива.
And you should never find it hard to say your prayers." И ты не должна думать, будто это трудно - читать молитву.
"Saying one's prayers isn't exactly the same thing as praying," said Anne meditatively. - Читать молитву - это не совсем то же самое, что молиться, - сказала Аня задумчиво.
"But I'm going to imagine that I'm the wind that is blowing up there in those tree tops. - Но я хочу вообразить, что я ветер, который гуляет там, в вершинах деревьев.
When I get tired of the trees I'll imagine I'm gently waving down here in the ferns-and then I'll fly over to Mrs. Lynde's garden and set the flowers dancing-and then I'll go with one great swoop over the clover field-and then I'll blow over the Lake of Shining Waters and ripple it all up into little sparkling waves. Когда я устану от деревьев, я воображу, что я легко порхаю внизу, среди папоротников... а потом полечу в сад миссис Линд и заставлю все цветы танцевать... а потом я одним порывом пронесусь над клеверным лугом... а потом я буду дуть на Озеро Сверкающих Вод и превращу всё его в маленькие блестящие волны.
Oh, there's so much scope for imagination in a wind! О, в ветре так много простора для воображения!
So I'll not talk any more just now, Marilla." Я больше уже не буду говорить, Марилла.
"Thanks be to goodness for that," breathed Marilla in devout relief. -Слава Тебе, Господи, - выдохнула Марилла с искренним облегчением.
CHAPTER XI. Глава 11
Anne's Impressions of Sunday-School Впечатления Ани от воскресной школы
WELL, how do you like them?" said Marilla. - Ну как? Тебе они нравятся? - спросила Марилла.
Anne was standing in the gable room, looking solemnly at three new dresses spread out on the bed. Аня стояла в комнате в мезонине, серьезно глядя на три новых платья, разложенных на кровати.
One was of snuffy colored gingham which Marilla had been tempted to buy from a peddler the preceding summer because it looked so serviceable; one was of black-and-white checkered sateen which she had picked up at a bargain counter in the winter; and one was a stiff print of an ugly blue shade which she had purchased that week at a Carmody store. Одно было из полосатого полотна табачного цвета. Материал выглядел так практично, что прошлым летом Марилла соблазнилась и купила его у разносчика. Другое было из сатина в черную и белую клеточку, который она купила зимой на дешевой распродаже; и еще одно - из жесткого ситца некрасивого голубого оттенка, который она купила на прошлой неделе в магазине в Кармоди.
She had made them up herself, and they were all made alike-plain skirts fulled tightly to plain waists, with sleeves as plain as waist and skirt and tight as sleeves could be. Марилла сшила их сама, все три одинаково -прямая юбка, прямой лиф и рукава, такие же прямые, как лиф и юбка, и к тому же до невозможности узкие.
"I'll imagine that I like them," said Anne soberly. - Я буду воображать, что они мне нравятся, -сказала Аня спокойно.
"I don't want you to imagine it," said Marilla, offended. - Я не хочу, чтобы ты это воображала, - возразила Марилла обиженно.
"Oh, I can see you don't like the dresses! - Я вижу, что платья тебе не нравятся!
What is the matter with them? Но почему?
Aren't they neat and clean and new?" Ведь они аккуратно сшиты, чистые, новые!
"Yes." -Да.
"Then why don't you like them?" - Тогда почему они тебе не нравятся?
"They're-they're not-pretty," said Anne reluctantly. - Они... они некрасивые, - сказала Аня неохотно.
"Pretty!" Marilla sniffed. - Некрасивые! - фыркнула Марилла.
"I didn't trouble my head about getting pretty dresses for you. - Я не ломала себе голову над тем, чтобы придумывать тебе красивые платья.
I don't believe in pampering vanity, Anne, I'll tell you that right off. Я не собираюсь тешить твое тщеславие, Аня, прямо тебе говорю.
Those dresses are good, sensible, serviceable dresses, without any frills or furbelows about them, and they're all you'll get this summer. Эти платья хорошие, скромные, практичные, без всяких там рюшей и оборок, и их тебе вполне хватит на это лето.
The brown gingham and the blue print will do you for school when you begin to go. The sateen is for church and Sunday school. Коричневое и голубое будешь носить в школу, когда начнутся занятия, а клетчатое - в церковь и воскресную школу.
I'll expect you to keep them neat and clean and not to tear them. Надеюсь, ты будешь аккуратна и постараешься их не рвать и не пачкать.
I should think you'd be grateful to get most anything after those skimpy wincey things you've been wearing." И мне кажется, что тебе следовало бы быть благодарной за то, что ты получила такие платья вместо своего старого, из которого давно выросла.
"Oh, I am grateful," protested Anne. -О, я очень благодарна, - запротестовала Аня.
"But I'd be ever so much gratefuller if-if you'd made just one of them with puffed sleeves. - Но я была бы гораздо благодарнее, если бы... если бы вы сделали хоть одно из них с буфами на рукавах.
Puffed sleeves are so fashionable now. Рукава с буфами - это сейчас так модно.
It would give me such a thrill, Marilla, just to wear a dress with puffed sleeves." Я испытала бы такую дрожь наслаждения, Марилла, если бы только надела платье с буфами на рукавах.
"Well, you'll have to do without your thrill. - Ничего, обойдешься и без дрожи.
I hadn't any material to waste on puffed sleeves. У меня было не так много ткани, чтобы шить рукава с буфами.
I think they are ridiculous-looking things anyhow. И вообще я считаю эту моду просто смешной.
I prefer the plain, sensible ones." Я предпочитаю рукава простые и скромные.
"But I'd rather look ridiculous when everybody else does than plain and sensible all by myself," persisted Anne mournfully. - Но я охотнее согласилась бы выглядеть такой же смешной, как все, чем оставаться единственной простой и скромной, - настаивала Аня огорченно.
"Trust you for that! - Да уж вижу!..
Well, hang those dresses carefully up in your closet, and then sit down and learn the Sunday school lesson. Повесь платья аккуратно в шкаф, а потом сядь и приготовь урок для воскресной школы.
I got a quarterly from Mr. Bell for you and you'll go to Sunday school tomorrow," said Marilla, disappearing downstairs in high dudgeon. Я взяла для тебя учебник у мистера Белла. Завтра пойдешь в воскресную школу, - сказала Марилла и исчезла внизу, уязвленная до глубины души.
Anne clasped her hands and looked at the dresses. Аня заломила руки и остановила взгляд на платьях.
"I did hope there would be a white one with puffed sleeves," she whispered disconsolately. - Я так надеялась, что одно будет белое и с буфами на рукавах, - прошептала она безутешно.
"I prayed for one, but I didn't much expect it on that account. - Я даже молилась об этом, хотя и не очень верила в успех.
I didn't suppose God would have time to bother about a little orphan girl's dress. Я так и думала, что у Бога не найдется времени, чтобы заняться платьем бедной сироты.
I knew I'd just have to depend on Marilla for it. Я знала, что все зависит только от Мариллы.
Well, fortunately I can imagine that one of them is of snow-white muslin with lovely lace frills and three-puffed sleeves." К счастью, я могу вообразить, что одно из них из снежно-белого муслина с прелестными кружевными оборками, а на рукавах по три буфа.
The next morning warnings of a sick headache prevented Marilla from going to Sunday-school with Anne. На следующее утро предчувствие сильной мигрени помешало Марилле самой отвести Аню в воскресную школу.
"You'll have to go down and call for Mrs. Lynde, Anne," she said. - По дороге в церковь зайди за миссис Линд, -сказала она Ане.
"She'll see that you get into the right class. - Она отведет тебя в нужный класс.
Now, mind you behave yourself properly. И не забывай вести себя как следует.
Stay to preaching afterwards and ask Mrs. Lynde to show you our pew. Останься послушать проповедь и попроси миссис Линд указать тебе нашу скамью в церкви.
Here's a cent for collection. Вот цент на денежное пожертвование.
Don't stare at people and don't fidget. Не разглядывай прихожан и не вертись на скамье.
I shall expect you to tell me the text when you come home." Когда вернешься, расскажешь мне, о чем говорилось в проповеди.
Anne started off irreproachable, arrayed in the stiff black-and-white sateen, which, while decent as regards length and certainly not open to the charge of skimpiness, contrived to emphasize every corner and angle of her thin figure. Аня отправилась в путь, облаченная в черно-белое сатиновое платье, которое хоть и было вполне приличной длины и не могло вызвать никаких обвинений в скупости, тем не менее умудрялось своим фасоном замечательно подчеркнуть каждый угол и выступ на ее худенькой фигурке.
Her hat was a little, flat, glossy, new sailor, the extreme plainness of which had likewise much disappointed Anne, who had permitted herself secret visions of ribbon and flowers. Новая блестящая морская шляпа, маленькая и плоская, своей простотой весьма разочаровала Аню, которая втайне грезила о лентах и цветах.
The latter, however, were supplied before Anne reached the main road, for being confronted halfway down the lane with a golden frenzy of wind-stirred buttercups and a glory of wild roses, Anne promptly and liberally garlanded her hat with a heavy wreath of them. Последнее упущение было, впрочем, исправлено еще до того, как Аня вышла на большую дорогу. Столкнувшись на полпути с золотистым великолепием волнуемых ветром лютиков и цветущих кустов шиповника, Аня быстро и не скупясь украсила свою шляпу тяжелым венком.
Whatever other people might have thought of the result it satisfied Anne, and she tripped gaily down the road, holding her ruddy head with its decoration of pink and yellow very proudly. Как бы ни расценили достигнутый результат другие, Аня была им удовлетворена и весело шагала по дороге, очень гордо подняв свою рыжую голову с этим розово-желтым украшением.
When she had reached Mrs. Lynde's house she found that lady gone. Миссис Линд она не застала дома; оказалось, что почтенная дама уже ушла.
Nothing daunted, Anne proceeded onward to the church alone. Ничуть не обескураженная, Аня продолжила свой путь.
In the porch she found a crowd of little girls, all more or less gaily attired in whites and blues and pinks, and all staring with curious eyes at this stranger in their midst, with her extraordinary head adornment. На крыльце церкви она оказалась в толпе маленьких девочек, более или менее нарядных, в белом, розовом и голубом. Все они с любопытством таращили глаза на появившуюся среди них незнакомку с необыкновенным украшением на голове.
Avonlea little girls had already heard queer stories about Anne. Mrs. Lynde said she had an awful temper; Jerry Buote, the hired boy at Green Gables, said she talked all the time to herself or to the trees and flowers like a crazy girl. Маленькие жительницы Авонлеи уже слышали странные истории об Ане: миссис Линд рассказывала о ее ужасном характере, а Джерри Буот, батрак из Зеленых Мезонинов, сообщил, что она все время разговаривает сама с собой или с цветами и деревьями, как сумасшедшая.
They looked at her and whispered to each other behind their quarterlies. Они смотрели на нее и перешептывались, прикрываясь своими учебниками.
Nobody made any friendly advances, then or later on when the opening exercises were over and Anne found herself in Miss Rogerson's class. Никто даже не попытался по-дружески обратиться к ней ни в церкви, ни позднее в классе мисс Роджерсон, в котором оказалась Аня.
Miss Rogerson was a middle-aged lady who had taught a Sunday-school class for twenty years. Мисс Роджерсон была особа среднего возраста, преподававшая в воскресной школе уже двадцать лет.
Her method of teaching was to ask the printed questions from the quarterly and look sternly over its edge at the particular little girl she thought ought to answer the question. Ее метод обучения заключался в том, что она задавала вопрос из учебника и бросала суровый взгляд поверх книжки на ту девочку, которая должна была ответить на него.
She looked very often at Anne, and Anne, thanks to Marilla's drilling, answered promptly; but it may be questioned if she understood very much about either question or answer. Очень часто она устремляла взгляд на Аню, которая благодаря стараниям Мариллы отвечала быстро и правильно; неизвестно только, много ли она понимала из этих вопросов и ответов.
She did not think she liked Miss Rogerson, and she felt very miserable; every other little girl in the class had puffed sleeves. Мисс Роджерсон ей не понравилась, и к тому же она чувствовала себя очень несчастной: у всех остальных девочек в классе были рукава с буфами.
Anne felt that life was really not worth living without puffed sleeves. И Аня чувствовала, что не стоит и жить, если нет буфов на рукавах.
"Well, how did you like Sunday school?" Marilla wanted to know when Anne came home. - Ну, как тебе понравилась воскресная школа? -пожелала узнать Марилла, когда Аня вернулась домой.
Her wreath having faded, Anne had discarded it in the lane, so Marilla was spared the knowledge of that for a time. Анин венок увял, и она выбросила его по дороге, так что Марилла еще несколько дней пребывала в блаженном неведении относительно этого удивительного украшения.
"I didn't like it a bit. - Мне она ни капельки не понравилась.
It was horrid." Отвратительная.
"Anne Shirley!" said Marilla rebukingly. - Аня! - воскликнула Марилла с упреком.
Anne sat down on the rocker with a long sigh, kissed one of Bonny's leaves, and waved her hand to a blossoming fuchsia. Аня с тяжелым вздохом опустилась на кресло-качалку, поцеловала один из листьев Милочки и помахала рукой цветущей фуксии.
"They might have been lonesome while I was away," she explained. - Им, наверное, было одиноко без меня, -объяснила она.
"And now about the Sunday school. - Ну вот, теперь о воскресной школе.
I behaved well, just as you told me. Я все сделала, как вы мне велели.
Mrs. Lynde was gone, but I went right on myself. Миссис Линд уже не было дома, и я пошла одна.
I went into the church, with a lot of other little girls, and I sat in the corner of a pew by the window while the opening exercises went on. Я вошла в церковь вместе с толпой других девочек, села в углу на скамье у окна и там сидела, пока была общая часть перед занятиями.
Mr. Bell made an awfully long prayer. Мистер Белл читал ужасно длинную молитву.
I would have been dreadfully tired before he got through if I hadn't been sitting by that window. Он, наверное, страшно бы мне надоел, если бы я не сидела у окна.
But it looked right out on the Lake of Shining Waters, so I just gazed at that and imagined all sorts of splendid things." Но окно выходило прямо на Озеро Сверкающих Вод, так что я просто глядела на воду и воображала всякие чудесные вещи.
"You shouldn't have done anything of the sort. -Ты не должна была так себя вести!
You should have listened to Mr. Bell." Нужно было слушать мистера Белла.
"But he wasn't talking to me," protested Anne. - Но он обращался не ко мне, - возразила Аня.
"He was talking to God and he didn't seem to be very much inter-ested in it, either. - Он обращался к Богу и, кажется, сам не слишком интересовался тем, что говорит.
I think he thought God was too far off though. Я думаю, он, наверное, считал, что Бог слишком далеко, чтобы из всего этого что-нибудь вышло... Я, впрочем, сама сказала коротенькую молитву.
There was a long row of white birches hanging over the lake and the sunshine fell down through them, 'way, 'way down, deep into the water. Там был длинный ряд белых берез, склонившихся к озеру, сквозь них светило солнце, и лучи пронзали воду глубоко-глубоко.
Oh, Marilla, it was like a beautiful dream! О, Марилла, это было как чудный сон!
It gave me a thrill and I just said, 'Thank you for it, God,' two or three times." Меня охватила дрожь восторга, и я просто повторила два или три раза подряд: "Благодарю Тебя за это, Господи".
"Not out loud, I hope," said Marilla anxiously. - Не вслух, надеюсь, - сказала Марилла встревоженно.
"Oh, no, just under my breath. Well, Mr. Bell did get through at last and they told me to go into the classroom with Miss Rogerson's class. -О нет, совсем тихонько... Ну вот, мистер Белл наконец кончил, и мне велели идти в класс мисс Роджерсон.
There were nine other girls in it. Там было еще девять девочек.
They all had puffed sleeves. У всех были рукава с буфами.
I tried to imagine mine were puffed, too, but I couldn't. Why couldn't I? Я попыталась вообразить, что и у меня такие же, но ничего не вышло, Почему?
It was as easy as could be to imagine they were puffed when I was alone in the east gable, but it was awfully hard there among the others who had really truly puffs." Было так легко вообразить, что они с буфами, когда я была одна у себя в комнате, но это оказалось ужасно трудно там, где у всех остальных были настоящие буфы...
"You shouldn't have been thinking about your sleeves in Sunday school. - Ты не должна была думать о своих рукавах в воскресной школе.
You should have been attending to the lesson. Нужно было внимательно слушать урок, Надеюсь, ты его хорошо знала.
I hope you knew it." - О да.
"Oh, yes; and I answered a lot of questions. Я отвечала на множество вопросов.
Miss Rogerson asked ever so many. Мисс Роджерсон так много спрашивала.
I don't think it was fair for her to do all the asking. Я думаю, это было несправедливо, что она одна спрашивала.
There were lots I wanted to ask her, but I didn't like to because I didn't think she was a kindred spirit. Мне тоже о многом хотелось ее спросить, но я не стала, потому что она не показалась мне родственной душой.
Then all the other little girls recited a paraphrase. Потом все остальные девочки декламировали переложения из Библии в стихах.
She asked me if I knew any. И она спросила, знаю ли я что-нибудь.
I told her I didn't, but I could recite, Я ответила, что нет, но что если она хочет, то я могла бы продекламировать
'The Dog at His Master's Grave' if she liked. That's in the Third Royal Reader. "Верный пес на могиле хозяина"; это из хрестоматии для третьего класса.
It isn't a really truly religious piece of poetry, but it's so sad and melancholy that it might as well be. Это не совсем религиозное стихотворение, но вполне могло бы им быть, такое оно печальное и меланхолическое.
She said it wouldn't do and she told me to learn the nineteenth paraphrase for next Sunday. Она сказала, что это не подойдет, и велела мне выучить переложение номер девятнадцать к следующему воскресенью.
I read it over in church afterwards and it's splendid. Я потом прочитала его в церкви. Просто великолепно!
There are two lines in particular that just thrill me. Там есть две строчки, которые вызвали во мне особый трепет:
"'Quick as the slaughtered squadrons fell In Midian's evil day.' Битвы взалкавших сынов сей земли Сонмы врагов устрашить не смогли.
"I don't know what 'squadrons' means nor 'Midian,' either, but it sounds so tragical. Я не знаю, что значит "взалкавших" и "сонмы", но звучит так величественно.
I can hardly wait until next Sunday to recite it. Жаль, что нужно ждать следующего воскресенья, чтобы это продекламировать.
I'll practice it all the week. Но я буду повторять эти стихи всю неделю.
After Sunday school I asked Miss Rogerson-because Mrs. Lynde was too far away-to show me your pew. После урока я попросила мисс Роджерсон -потому что миссис Линд была далеко - указать мне вашу скамью в церкви.
I sat just as still as I could and the text was Revelations, third chapter, second and third verses. Я сидела так смирно, как только могла, а текст для проповеди был из Апокалипсиса, третья глава, стих второй и третий.
It was a very long text. Это был очень длинный текст.
If I was a minister I'd pick the short, snappy ones. Если бы я была священником, я бы выбирала короткие и ясные.
The sermon was awfully long, too. И проповедь была ужасно длинная.
I suppose the minister had to match it to the text. Я думаю, священнику пришлось сделать ее длинной, чтобы она соответствовала тексту.
I didn't think he was a bit interesting. Я думаю, ему самому было ни капельки не интересно.
The trouble with him seems to be that he hasn't enough imagination. Все его несчастье, похоже, в том, что у него не хватает воображения.
I didn't listen to him very much. I just let my thoughts run and I thought of the most surprising things." Я его почти не слушала и позволила моим мыслям течь как хотят. И думала я о самых удивительных вещах.
Marilla felt helplessly that all this should be sternly reproved, but she was hampered by the undeniable fact that some of the things Anne had said, especially about the minister's sermons and Mr. Bell's prayers, were what she herself had really thought deep down in her heart for years, but had never given expression to. Марилла беспомощно сознавала, что все сказанное заслуживает сурового осуждения, но ей мешал тот неопровержимый факт, что многие из высказанных Аней мнений, особенно о проповедях священника и молитвах мистера Белла, были ее, Мариллы, собственными мыслями, которые она хранила в глубине души многие годы, но никогда не позволяла себе высказать вслух.
It almost seemed to her that those secret, unuttered, critical thoughts had suddenly taken visible and accusing shape and form in the person of this outspoken morsel of neglected humanity. Ей показалось, что эти тайные, никогда не произносимые критические мысли неожиданно приобрели зримую и полную обвинения форму в образе этой заброшенной и неприметной частицы человечества, которая так смело выражала свое мнение.
CHAPTER XII. Глава 12
A Solemn Vow and Promise Торжественная клятва и перспективы
IT was not until the next Friday that Marilla heard the story of the flower-wreathed hat. Только в следующую пятницу Марилла узнала о шляпе, украшенной венком цветов.
She came home from Mrs. Lynde's and called Anne to account. Она вернулась домой от миссис Линд и потребовала у Ани объяснений.
"Anne, Mrs. Rachel says you went to church last Sunday with your hat rigged out ridiculous with roses and buttercups. - Аня, миссис Рейчел рассказала мне, что в прошлое воскресенье ты была в церкви с каким-то смешным венком из лютиков и диких розочек на шляпе.
What on earth put you up to such a caper? Что за глупости!
A pretty-looking object you must have been!" Ну, должно быть, и вид у тебя был!
"Oh. I know pink and yellow aren't becoming to me," began Anne. -О, я знаю, мне не идет розовое и желтое, - начала было Аня.
"Becoming fiddlesticks! -Не идет! Что за вздор!
It was putting flowers on your hat at all, no matter what color they were, that was ridiculous. Сажать цветы на шляпу, какого бы цвета они ни были, просто смешно!
You are the most aggravating child!" Ты самый несносный ребенок на свете!
"I don't see why it's any more ridiculous to wear flowers on your hat than on your dress," protested Anne. - Не понимаю, почему носить цветы на шляпе смешнее, чем прикалывать к платью? - возразила Аня.
"Lots of little girls there had bouquets pinned on their dresses. - У многих девочек были букетики, приколотые к платью.
What's the difference?" Какая разница?
Marilla was not to be drawn from the safe concrete into dubious paths of the abstract. Но Марилла не позволила оторвать себя от безопасного конкретного предмета и увлечь на ненадежную тропу абстрактных рассуждений.
"Don't answer me back like that, Anne. -Ты не должна так мне отвечать, Аня.
It was very silly of you to do such a thing. Never let me catch you at such a trick again. Было это очень глупо, и, пожалуйста, постарайся, чтобы впредь подобного не было.
Mrs. Rachel says she thought she would sink through the floor when she saw you come in all rigged out like that. Миссис Рейчел говорит, что чуть в обморок не упала, когда увидела тебя в таком наряде.
She couldn't get near enough to tell you to take them off till it was too late. Сначала она не смогла добраться до тебя, чтобы велеть тебе снять этот глупый венок, а потом было уже поздно.
She says people talked about it something dreadful. Of course they would think I had no better sense than to let you go decked out like that." Она говорит, что прихожане сочли это ужасным... Разумеется, все подумали, что это я совсем потеряла рассудок, раз позволяю тебе выходить в этаком виде.
"Oh, I'm so sorry," said Anne, tears welling into her eyes. - Ах, мне так жаль, - сказала Аня со слезами на глазах.
"I never thought you'd mind. - Я никак не предполагала, что вы будете возражать.
The roses and buttercups were so sweet and pretty I thought they'd look lovely on my hat. Розочки и лютики такие милые и душистые; я считала, что они прелестно выглядят на моей шляпе.
Lots of the little girls had artificial flowers on their hats. У многих девочек были искусственные цветы на шляпках.
I'm afraid I'm going to be a dreadful trial to you. Боюсь, я буду для вас сущим наказанием.
Maybe you'd better send me back to the asylum. Может быть, вам лучше отослать меня обратно в приют?
That would be terrible; I don't think I could endure it; most likely I would go into consumption; I'm so thin as it is, you see. Это было бы ужасно. Не знаю, смогла бы я это пережить, скорее всего я заболела бы чахоткой, я ведь ужасно худая.
But that would be better than being a trial to you." Но уж лучше это, чем быть для вас сущим наказанием.
"Nonsense," said Marilla, vexed at herself for having made the child cry. - Чепуха, - сказала Марилла, рассердившись сама на себя за то, что довела девочку до слез.
"I don't want to send you back to the asylum, I'm sure. - И разумеется, я не собираюсь отправлять тебя обратно в приют.
All I want is that you should behave like other little girls and not make yourself ridiculous. Все, чего я хочу, это чтобы ты была как все девочки и не выставляла себя на посмешище.
Don't cry any more. Ну, перестань плакать.
I've got some news for you. У меня есть для тебя хорошая новость.
Diana Barry came home this afternoon. Диана Барри сегодня вернулась домой.
I'm going up to see if I can borrow a skirt pattern from Mrs. Barry, and if you like you can come with me and get acquainted with Diana." Я сейчас пойду к ним, чтобы попросить у миссис Барри выкройку юбки, и, если хочешь, можешь пойти со мной и познакомиться с Дианой.
Anne rose to her feet, with clasped hands, the tears still glistening on her cheeks; the dish towel she had been hemming slipped unheeded to the floor. Аня вскочила, сложив руки, слезы еще блестели у нее на щеках; полотенце, которое она подрубала, соскользнуло на пол.
"Oh, Marilla, I'm frightened-now that it has come I'm actually frightened. -Ах, Марилла, мне страшно... теперь, когда эта минута пришла, мне по-настоящему страшно.
What if she shouldn't like me! Что, если я ей не понравлюсь?
It would be the most tragical disappointment of my life." Это будет наитрагичнейшее разочарование в моей жизни.
"Now, don't get into a fluster. - Ну-ну, нет причины так волноваться.
And I do wish you wouldn't use such long words. It sounds so funny in a little girl. И пожалуйста, не употребляй таких изощренных выражений, Это звучит смешно и неестественно в устах девочки.
I guess Diana 'll like you well enough. Я уверена, что ты понравишься Диане.
It's her mother you've got to reckon with. Но главное для тебя - это отношение ее мамы.
If she doesn't like you it won't matter how much Diana does. Если ты ей не понравишься, то не имеет значения, придешься ли ты по душе Диане.
If she has heard about your outburst to Mrs. Lynde and going to church with buttercups round your hat I don't know what she'll think of you. Если миссис Барри узнает, как ужасно ты вела себя по отношению к миссис Линд и о том, что ты ходила в церковь с лютиками на шляпе, то не знаю, что она о тебе подумает.
You must be polite and well behaved, and don't make any of your startling speeches. Ты должна быть вежливой и воспитанной и избегать этих своих напыщенных речей.
For pity's sake, if the child isn't actually trembling!" Господи Боже, да ребенок весь дрожит!
Anne was trembling. Аня действительно дрожала.
Her face was pale and tense. Лицо ее было бледным и напряженным.
"Oh, Marilla, you'd be excited, too, if you were going to meet a little girl you hoped to be your bosom friend and whose mother mightn't like you," she said as she hastened to get her hat. - Ах, Марилла, вы бы тоже волновались, если бы вам предстояло встретиться с девочкой, в которой вы надеетесь найти задушевную подругу и можете не понравиться ее маме, - говорила она, поспешно хватая свою шляпу.
They went over to Orchard Slope by the short cut across the brook and up the firry hill grove. Они направились в Садовый Склон кратчайшим путем - через ручей и потом вверх по поросшему елями склону.
Mrs. Barry came to the kitchen door in answer to Marilla's knock. Марилла постучала в дверь кухни. Им открыла миссис Барри.
She was a tall black-eyed, black-haired woman, with a very resolute mouth. Это была высокая черноглазая и черноволосая женщина с очень решительным выражением лица.
She had the reputation of being very strict with her children. Поговаривали, что она очень строго воспитывает своих детей.
"How do you do, Marilla?" she said cordially. - Как поживаете, Марилла? - сказала она сердечно.
"Come in. - Заходите.
And this is the little girl you have adopted, I suppose?" Это, наверное, девочка, которую вы взяли на воспитание?
"Yes, this is Anne Shirley," said Marilla. - Да, это Аня Ширли, - сказала Марилла.
"Spelled with an E," gasped Anne, who, tremulous and excited as she was, was determined there should be no misunderstanding on that important point. - Только не Анюта, - пробормотала Аня, которая, хоть дрожащая и возбужденная, никак не могла допустить недоразумения в таком важном вопросе.
Mrs. Barry, not hearing or not comprehending, merely shook hands and said kindly: Миссис Барри не расслышала или не поняла, она просто пожала Ане руку и сказала ласково:
"How are you?" - Как поживаешь?
"I am well in body although considerable rumpled up in spirit, thank you ma'am," said Anne gravely. Then aside to Marilla in an audible whisper, "There wasn't anything startling in that, was there, Marilla?" - Я здорова телом, хотя дух мой в явном смятении; спасибо, мэм, - сказала Аня серьезно и, обратясь к Марилле, добавила громким шепотом:- Ведь в этом не было никакой напыщенности, правда, Марилла?
Diana was sitting on the sofa, reading a book which she dropped when the callers entered. Диана сидела на диване и читала книжку, которую сразу отложила, когда вошли гости.
She was a very pretty little girl, with her mother's black eyes and hair, and rosy cheeks, and the merry expression which was her inheritance from her father. Это была очень хорошенькая девочка, с такими же черными, как у матери, глазами и волосами, с розовыми щечками и веселым выражением лица, которое она унаследовала от отца.
"This is my little girl Diana," said Mrs. Barry. - Вот моя Диана, - сказала миссис Барри.
"Diana, you might take Anne out into the garden and show her your flowers. - Диана, можешь взять Аню в сад и показать ей свои цветы.
It will be better for you than straining your eyes over that book. She reads entirely too much-" this to Marilla as the little girls went out-"and I can't prevent her, for her father aids and abets her. Это будет тебе полезней, чем портить глаза над книжкой... Она слишком много читает, -продолжила она, обращаясь к Марилле, когда девочки вышли из комнаты, - и я не могу ничего поделать, потому что отец поддерживает ее и поощряет.
She's always poring over a book. Вечно она торчит над книжкой!
I'm glad she has the prospect of a playmate-perhaps it will take her more out-of-doors." Я рада, что у нее появится подружка... может быть, будет побольше времени проводить на свежем воздухе.
Outside in the garden, which was full of mellow sunset light streaming through the dark old firs to the west of it, stood Anne and Diana, gazing bashfully at each other over a clump of gorgeous tiger lilies. В это время в саду, освещенном ласковыми лучами заходящего солнца, льющимися с запада через темные старые ели, стояли Аня и Диана, застенчиво разглядывая друг друга поверх клумбы великолепных тигровых лилий.
The Barry garden was a bowery wilderness of flowers which would have delighted Anne's heart at any time less fraught with destiny. Сад Барри был настоящим густым и тенистым лесом цветов, которые в любой другой не столь торжественный и решающий момент привели бы в восторг Анино сердце.
It was encircled by huge old willows and tall firs, beneath which flourished flowers that loved the shade. Его окружали огромные старые ивы и высокие ели, под которыми пышно разрослись тенелюбивые цветы.
Prim, right-angled paths neatly bordered with clamshells, intersected it like moist red ribbons and in the beds between old-fashioned flowers ran riot. Аккуратнейшие дорожки, расходящиеся под прямыми углами и тщательно обложенные с обеих сторон морскими раковинами, пересекали его во всех направлениях, словно влажные красные ленты, а на клумбах было настоящее буйство красок старомодных цветов.
There were rosy bleeding-hearts and great splendid crimson peonies; white, fragrant narcissi and thorny, sweet Scotch roses; pink and blue and white columbines and lilac-tinted Bouncing Bets; clumps of southernwood and ribbon grass and mint; purple Adam-and-Eve, daffodils, and masses of sweet clover white with its delicate, fragrant, feathery sprays; scarlet lightning that shot its fiery lances over prim white musk-flowers; a garden it was where sunshine lingered and bees hummed, and winds, beguiled into loitering, purred and rustled. Здесь были розовые маргаритки и огромные великолепные темно-красные пионы; благоуханные белые нарциссы и колючие шотландские розы с удивительно сладким запахом; розовые, белые и голубые водосборы и лиловые колокольчики; купы кустарниковой полыни, канареечника и мяты; пурпурные анютины глазки, желтые нарциссы и множество пахучего белого клевера с его нежными, ароматными, пушистыми цветами; алый шалфей, выстреливающий своими огненными пиками поверх белых пелларгоний. Это был сад, где хотелось задержаться даже солнечным лучам, где жужжали пчелы, а ветерки, поддавшись его очарованию, слонялись без дела, мурлыкали и шелестели.
"Oh, Diana," said Anne at last, clasping her hands and speaking almost in a whisper, "oh, do you think you can like me a little-enough to be my bosom friend?" - О, Диана, - сказала наконец Аня, сжимая руки и понизив голос почти до шепота, - как ты думаешь... о, как ты думаешь, ты можешь полюбить меня хоть чуть-чуть... настолько, чтобы стать моей задушевной подругой?
Diana laughed. Диана засмеялась.
Diana always laughed before she spoke. Диана всегда смеялась, прежде чем заговорить.
"Why, I guess so," she said frankly. - Думаю, что да, - сказала она искренне.
"I'm awfully glad you've come to live at Green Gables. - Я ужасно рада, что ты будешь жить в Зеленых Мезонинах.
It will be jolly to have somebody to play with. Это замечательно, что теперь есть с кем поиграть.
There isn't any other girl who lives near enough to play with, and I've no sisters big enough." Здесь по соседству нет никакой девочки, с которой можно бы было поиграть, а моя сестра слишком маленькая.
"Will you swear to be my friend forever and ever?" demanded Anne eagerly. - Ты поклянешься быть моей подругой навеки? -горячо спросила Аня.
Diana looked shocked. Диана, казалось, была возмущена.
"Why it's dreadfully wicked to swear," she said rebukingly. - Это ужасно нехорошо - клясться, - сказала она укоризненно.
"Oh no, not my kind of swearing. - Нет-нет, моя клятва не такая!
There are two kinds, you know." Есть два вида клятв, понимаешь!
"I never heard of but one kind," said Diana doubtfully. - Я слышала только об одном, - сказала Диана с сомнением.
"There really is another. - Нет, есть совсем другой.
Oh, it isn't wicked at all. В нем нет ничего нехорошего.
It just means vowing and promising solemnly." Просто торжественное обещание.
"Well, I don't mind doing that," agreed Diana, relieved. - Ну, тогда другое дело, - согласилась Диана с облегчением.
"How do you do it?" - А как ты это делаешь?
"We must join hands-so," said Anne gravely. -Мы должны взяться за руки... вот так, - сказала Аня серьезно.
"It ought to be over running water. We'll just imagine this path is running water. I'll repeat the oath first. - Правда, это нужно сделать над бегущей водой, но мы можем вообразить, что эта дорожка и есть бегущая вода... Я скажу клятву первая.
I solemnly swear to be faithful to my bosom friend, Diana Barry, as long as the sun and moon shall endure. Я торжественно клянусь быть верной моей задушевной подруге Диане Барри, пока солнце и луна существуют.
Now you say it and put my name in." Теперь ты скажи, только вставь мое имя.
Diana repeated the "oath" with a laugh fore and aft. Диана повторила "клятву", рассмеявшись в ее начале и конце.
Then she said: Потом она сказала:
"You're a queer girl, Anne. -Ты странная девочка, Аня.
I heard before that you were queer. Я уже слышала, что ты странная.
But I believe I'm going to like you real well." Но мне кажется, что я буду тебя очень любить.
When Marilla and Anne went home Diana went with them as far as the log bridge. Когда Марилла и Аня отправились домой, Диана проводила их до самого мостика через ручей.
The two little girls walked with their arms about each other. Девочки шли обнявшись.
At the brook they parted with many promises to spend the next afternoon together. У ручья они расстались, несколько раз пообещав друг другу провести вместе завтрашний день.
"Well, did you find Diana a kindred spirit?" asked Marilla as they went up through the garden of Green Gables. - Ну как, нашла ты в Диане родственную душу? -спросила Марилла, когда они уже шли через свой сад.
"Oh yes," sighed Anne, blissfully unconscious of any sarcasm on Marilla's part. - О да! - вздохнула Аня блаженно, не замечая насмешки в словах Мариллы.
"Oh Marilla, I'm the happiest girl on Prince Edward Island this very moment. - О, Марилла, в эту минуту я - самая счастливая девочка на острове Принца Эдуарда.
I assure you I'll say my prayers with a right good-will tonight. И уверяю, я прочитаю сегодня молитву с огромным удовольствием.
Diana and I are going to build a playhouse in Mr. William Bell's birch grove tomorrow. Завтра мы с Дианой собираемся построить домик для игры в березовой роще мистера Уильяма Белла.
Can I have those broken pieces of china that are out in the woodshed? Можно мне взять разбитую фарфоровую чашку, которая лежит в сарае?
Diana's birthday is in February and mine is in March. У Дианы день рождения в феврале, а у меня в марте.
Don't you think that is a very strange coincidence? Вам не кажется, что это очень необычное стечение обстоятельств?
Diana is going to lend me a book to read. Диана даст мне почитать книжку.
She says it's perfectly splendid and tremendously exciting. Она говорит, что книжка просто замечательная и ужасно захватывающая.
She's going to show me a place back in the woods where rice lilies grow. Она мне покажет место в лесу, где растут маленькие лилии.
Don't you think Diana has got very soulful eyes? Вам не кажется, что у Дианы очень выразительные глаза?
I wish I had soulful eyes. Я хотела бы, чтобы у меня были выразительные глаза.
Diana is going to teach me to sing a song called Диана научит меня песенке
'Nelly in the Hazel Dell.' She's going to give me a picture to put up in my room; it's a perfectly beautiful picture, she says-a lovely lady in a pale blue silk dress. "Нелли в орешнике" и даст мне картинку, чтобы повесить в моей комнате. Это совершенно прелестная картинка, - говорит Диана, -прекрасная дама в голубом шелковом платье.
A sewing-machine agent gave it to her. Ей дал эту картинку торговец швейными машинами.
I wish I had something to give Diana. Жаль, что у меня нет ничего, чтобы подарить Диане.
I'm an inch taller than Diana, but she is ever so much fatter; she says she'd like to be thin because it's so much more graceful, but I'm afraid she only said it to soothe my feelings. Я на дюйм выше, чем Диана, но она гораздо толще. Она говорит, что хотела бы быть худой, потому что это гораздо изящнее, но я боюсь, она так сказала, только чтобы меня утешить.
We're going to the shore some day to gather shells. А еще мы собираемся пойти к морю собирать ракушки.
We have agreed to call the spring down by the log bridge the Dryad's Bubble. Мы договорились, что назовем источник возле бревенчатого мостика Ключом Дриад.
Isn't that a perfectly elegant name? Правда, изысканно?
I read a story once about a spring called that. Я однажды читала рассказ об источнике, который так назывался.
A dryad is sort of a grown-up fairy, I think." Мне кажется, дриада - это что-то вроде взрослой феи.
"Well, all I hope is you won't talk Diana to death," said Marilla. - Да-а... Единственное, на что я надеюсь, это что ты не заговоришь Диану насмерть, - сказала Марилла.
"But remember this in all your planning, Anne. You're not going to play all the time nor most of it. - Но, составляя свои планы, Аня, ты должна помнить, что нельзя играть с утра до вечера.
You'll have your work to do and it'll have to be done first." У тебя будут обязанности, и они должны стоять на первом месте.
Anne's cup of happiness was full, and Matthew caused it to overflow. Чаша Аниного счастья уже была полна, но Мэтью ее переполнил.
He had just got home from a trip to the store at Carmody, and he sheepishly produced a small parcel from his pocket and handed it to Anne, with a deprecatory look at Marilla. Он только что вернулся домой из магазина в Кармоди. Смущенно вытянув из кармана маленький кулечек, он вручил его Ане, примирительно взглянув на Мариллу.
"I heard you say you liked chocolate sweeties, so I got you some," he said. - Ты говорила, что любишь шоколадные конфеты. Вот, я привез для тебя, - сказал он.
"Humph," sniffed Marilla. "It'll ruin her teeth and stomach. - Хм, - фыркнула Марилла, - испортишь ей зубы и желудок.
There, there, child, don't look so dismal. Ну-ну, детка, не смотри так печально.
You can eat those, since Matthew has gone and got them. Можешь съесть их, раз уж Мэтью съездил и привез.
He'd better have brought you peppermints. Он поступил бы лучше, если бы привез тебе мятных леденцов.
They're wholesomer. Они полезнее.
Don't sicken yourself eating all them at once now." И не съедай все сразу, а то заболеешь.
"Oh, no, indeed, I won't," said Anne eagerly. - О, нет-нет, - сказала Аня горячо.
"I'll just eat one tonight, Marilla. - Я съем сегодня вечером только одну.
And I can give Diana half of them, can't I? И можно мне отдать половину конфет Диане?
The other half will taste twice as sweet to me if I give some to her. Остальные будут для меня в два раза слаще, если я подарю половину ей.
It's delightful to think I have something to give her." Восхитительно, что у меня есть что-то, что я могу ей подарить.
"I will say it for the child," said Marilla when Anne had gone to her gable, "she isn't stingy. - Нужно сказать в похвалу Ане, - заметила Марилла, когда девочка ушла к себе в мезонин, -она не жадная.
I'm glad, for of all faults I detest stinginess in a child. Я рада, потому что терпеть не могу жадности в ребенке.
Dear me, it's only three weeks since she came, and it seems as if she'd been here always. Боже мой, всего три недели, как она у нас, а мне кажется, будто она была здесь всегда.
I can't imagine the place without her. Я просто не могу представить дом без нее.
Now, don't be looking I told-you-so, Matthew. Ну-ну, Мэтью, не делай мины: я, мол, тебе говорил.
That's bad enough in a woman, but it isn't to be endured in a man. Это и у женщины неприятно, и уж совсем невыносимо у мужчины.
I'm perfectly willing to own up that I'm glad I consented to keep the child and that I'm getting fond of her, but don't you rub it in, Matthew Cuthbert." Я открыто готова признать: я рада, что согласилась оставить у нас этого ребенка, и она мне все больше нравится, но не надо мне это постоянно подчеркивать, Мэтью.
CHAPTER XIII. Глава 13
The Delights of Anticipation Восторги ожидания
IT'S time Anne was in to do her sewing," said Marilla, glancing at the clock and then out into the yellow August afternoon where everything drowsed in the heat. - К этому времени Аня должна была уже вернуться, чтобы заняться шитьем, - сказала Марилла, взглянув на часы, а затем в окно на желтый августовский день, когда, казалось, все дремало от жары.
"She stayed playing with Diana more than half an hour more 'n I gave her leave to; and now she's perched out there on the woodpile talking to Matthew, nineteen to the dozen, when she knows perfectly well she ought to be at her work. - Она играла с Дианой на целых полчаса больше, чем я ей разрешила, а теперь еще расселась на бревнах рядом с Мэтью и трещит без умолку, хотя прекрасно знает, что должна уже сидеть за шитьем.
And of course he's listening to her like a perfect ninny. А он, конечно, слушает ее как совершенный простофиля.
I never saw such an infatuated man. Никогда не видела настолько потерявшего голову мужчину.
The more she talks and the odder the things she says, the more he's delighted evidently. Чем больше и чем чуднее она говорит, тем в большем он, кажется, восторге.
Anne Shirley, you come right in here this minute, do you hear me!" Аня, иди сюда сию же минуту, слышишь!
A series of staccato taps on the west window brought Anne flying in from the yard, eyes shining, cheeks faintly flushed with pink, unbraided hair streaming behind her in a torrent of brightness. Крик этот сопровождался стуком в окно. Аня влетела в комнату с сияющими глазами, раскрасневшаяся, косы расплелись и струились сзади ярким потоком.
"Oh, Marilla," she exclaimed breathlessly, "there's going to be a Sunday-school picnic next week-in Mr. Harmon Andrews's field, right near the lake of Shining Waters. - Ах, Марилла! - воскликнула она, задыхаясь. -На следующей неделе воскресная школа устраивает пикник... в поле мистера Хармона Эндрюса, прямо возле Озера Сверкающих Вод.
And Mrs. Superintendent Bell and Mrs. Rachel Lynde are going to make ice cream-think of it, Marilla-ice cream! Миссис Белл и миссис Линд приготовят мороженое... Марилла, только подумайте -мороженое!
And, oh, Marilla, can I go to it?" Ах, Марилла, можно мне будет пойти?
"Just look at the clock, if you please, Anne. - Аня, посмотри, пожалуйста, на часы.
What time did I tell you to come in?" Когда я велела тебе вернуться?
"Two o'clock-but isn't it splendid about the picnic, Marilla? - В два... Но разве это не замечательно - пикник!
Please can I go? Марилла, пожалуйста, позвольте мне пойти.
Oh, I've never been to a picnic-I've dreamed of picnics, but I've never-" Я никогда не была на пикнике... я только мечтала о пикниках, но никогда...
"Yes, I told you to come at two o'clock. And it's a quarter to three. - Да, я велела тебе прийти в два, а сейчас без четверти три.
I'd like to know why you didn't obey me, Anne." Я хотела бы знать, Аня, почему ты меня не слушаешься?
"Why, I meant to, Marilla, as much as could be. - Я стараюсь слушаться, Марилла.
But you have no idea how fascinating Idlewild is. Но вы не можете представить, как восхитителен Приют Праздности.
And then, of course, I had to tell Matthew about the picnic. А потом я должна была рассказать Мэтью о пикнике.
Matthew is such a sympathetic listener. Мэтью такой благодарный слушатель.
Please can I go?" Я смогу пойти на пикник?
"You'll have to learn to resist the fascination of Idle-whatever-you-call-it. - Тебе придется научиться сопротивляться очарованию Приюта... как его там?
When I tell you to come in at a certain time I mean that time and not half an hour later. Когда я велю тебе вернуться в такое-то время, я имею в виду именно это время, а не на полчаса позже.
And you needn't stop to discourse with sympathetic listeners on your way, either. И также нет нужды останавливаться по пути для беседы с благодарными слушателями.
As for the picnic, of course you can go. Что же до пикника, то, конечно, ты можешь пойти.
You're a Sunday-school scholar, and it's not likely I'd refuse to let you go when all the other little girls are going." Ты ученица воскресной школы, и нет причины, чтобы я не позволила тебе пойти, если все другие девочки пойдут.
"But-but," faltered Anne, "Diana says that everybody must take a basket of things to eat. - Но... но... - запиналась Аня, - Диана говорит, что каждый должен принести с собой корзинку с едой.
I can't cook, as you know, Marilla, and-and-I don't mind going to a picnic without puffed sleeves so much, but I'd feel terribly humiliated if I had to go without a basket. Я ведь не умею готовить, Марилла, и... и... мне не так тяжело, что я пойду на пикник без рукавов с буфами, но я чувствовала бы себя ужасно униженной, если бы мне пришлось пойти без корзинки.
It's been preying on my mind ever since Diana told me." Эта мысль угнетает меня с тех пор, как Диана сказала мне об этом.
"Well, it needn't prey any longer. - Ну, пусть она тебя больше не угнетает.
I'll bake you a basket." Я испеку все для твоей корзинки.
"Oh, you dear good Marilla. - Ах, милая Марилла!
Oh, you are so kind to me. Ах, вы так добры ко мне!
Oh, I'm so much obliged to you." Ах, я так вам благодарна!
Getting through with her "ohs" Anne cast herself into Marilla's arms and rapturously kissed her sallow cheek. После всех этих "ах" Аня бросилась Марилле на шею и в восхищении поцеловала ее бледную щеку.
It was the first time in her whole life that childish lips had voluntarily touched Marilla's face. Впервые в жизни детские губы по своей воле коснулись лица Мариллы.
Again that sudden sensation of startling sweetness thrilled her. И опять это странное чувство удивительной сладости вызвало в ней глубокий трепет.
She was secretly vastly pleased at Anne's impulsive caress, which was probably the reason why she said brusquely: Втайне она была безмерно довольна Аниной порывистой лаской, что, вероятно, и заставило ее сказать резко:
"There, there, never mind your kissing nonsense. - Ну-ну, без глупостей.
I'd sooner see you doing strictly as you're told. Лучше бы ты старалась делать все так, как я тебе велю.
As for cooking, I mean to begin giving you lessons in that some of these days. А что касается кулинарии, я собираюсь на днях начать учить тебя готовить еду.
But you're so featherbrained, Anne, I've been waiting to see if you'd sober down a little and learn to be steady before I begin. Но ты такая легкомысленная, Аня. Я все жду, когда же ты станешь немного сдержаннее и научишься быть терпеливой, чтобы я могла приучить тебя к кухне.
You've got to keep your wits about you in cooking and not stop in the middle of things to let your thoughts rove all over creation. Тебе придется быть сосредоточенной во время приготовления пищи и не позволять своим мыслям витать неизвестно где.
Now, get out your patchwork and have your square done before teatime." А теперь возьми свое лоскутное покрывало и пришей еще один квадратик, прежде чем сядем пить чай.
"I do not like patchwork," said Anne dolefully, hunting out her workbasket and sitting down before a little heap of red and white diamonds with a sigh. - Я не люблю сшивать лоскутки, - сказала Аня скорбно, вытащив свою рабочую корзинку и со вздохом усаживаясь перед кучкой красных и белых квадратных лоскутков.
"I think some kinds of sewing would be nice; but there's no scope for imagination in patchwork. - Я думаю, что шитье иногда может быть приятным, но в сшивании лоскутков нет никакого простора для воображения.
It's just one little seam after another and you never seem to be getting anywhere. Один квадрат за другим, и кажется, никогда не будет конца.
But of course I'd rather be Anne of Green Gables sewing patchwork than Anne of any other place with nothing to do but play. Но, конечно, гораздо лучше быть Аней из Зеленых Мезонинов и учиться шить лоскутное покрывало, чем Аней из любого другого места, у которой нет других дел, кроме как играть.
I wish time went as quick sewing patches as it does when I'm playing with Diana, though. Я хотела бы, чтобы время за шитьем шло так же быстро, как когда я играю с Дианой.
Oh, we do have such elegant times, Marilla. Ах, мы так чудесно играем, Марилла!
I have to furnish most of the imagination, but I'm well able to do that. Правда, везде, где требуется воображение, приходится постараться мне, но я на это вполне способна.
Diana is simply perfect in every other way. Диана же просто совершенство во всех остальных отношениях.
You know that little piece of land across the brook that runs up between our farm and Mr. Barry's. Вы знаете эту маленькую полянку за ручьем между нашей фермой и фермой мистера Барри?
It belongs to Mr. William Bell, and right in the corner there is a little ring of white birch trees-the most romantic spot, Marilla. Она принадлежит мистеру Уильяму Беллу. Там прямо в уголке кружком растут белые березы... Самое романтичное место, Марилла!
Diana and I have our playhouse there. Мы с Дианой устроили там себе дом для игры.
We call it Idlewild. Мы назвали его Приютом Праздности.
Isn't that a poetical name? Правда, поэтично?
I assure you it took me some time to think it out. Уверяю вас, мне нелегко было придумать это название.
I stayed awake nearly a whole night before I invented it. Then, just as I was dropping off to sleep, it came like an inspiration. Я почти всю ночь не спала - все думала, а потом, как раз когда я уже стала засыпать, оно пришло как вдохновение.
Diana was enraptured when she heard it. Диана была в упоении, когда его услышала.
We have got our house fixed up elegantly. Мы устроили наш дом очень элегантно.
You must come and see it, Marilla-won't you? Марилла, вы должны прийти и посмотреть. Приходите!
We have great big stones, all covered with moss, for seats, and boards from tree to tree for shelves. У нас есть большущие камни, все покрытые мхом, чтобы на них сидеть, и доски от дерева до дерева -это полки.
And we have all our dishes on them. И мы на них ставим всю нашу посуду.
Of course, they're all broken but it's the easiest thing in the world to imagine that they are whole. Конечно, это только осколки, но нет ничего проще, чем вообразить, что это целая посуда.
There's a piece of a plate with a spray of red and yellow ivy on it that is especially beautiful. Там есть кусок тарелки с веточками красного и желтого плюща, просто прелесть!
We keep it in the parlor and we have the fairy glass there, too. The fairy glass is as lovely as a dream. Мы его ставим в гостиной, и там же Зеркало Фей, прекрасное, как мечта.
Diana found it out in the woods behind their chicken house. Диана нашла его под кустом за курятником.
It's all full of rainbows-just little young rainbows that haven't grown big yet-and Diana's mother told her it was broken off a hanging lamp they once had. Оно все полно радуг... такие маленькие молоденькие радуги, которые еще не выросли... Мама Дианы сказала ей, что это осколок висячей лампы, которая у них когда-то была.
But it's nice to imagine the fairies lost it one night when they had a ball, so we call it the fairy glass. Но гораздо приятнее воображать, что феи потеряли его, когда у них был бал, так что мы назвали его Зеркалом Фей.
Matthew is going to make us a table. Мэтью обещал сделать нам стол.
Oh, we have named that little round pool over in Mr. Barry's field Willowmere. О, и мы назвали этот маленький круглый пруд на поле мистера Барри Плач Ив.
I got that name out of the book Diana lent me. Я взяла это название из той книжки, которую Диана давала мне почитать.
That was a thrilling book, Marilla. Это потрясающая книга, Марилла.
The heroine had five lovers. У героини было пять женихов.
I'd be satisfied with one, wouldn't you? Мне хватило бы одного, а вам?
She was very handsome and she went through great tribulations. Она была очень красива и перенесла много несчастий.
She could faint as easy as anything. Она запросто могла упасть в обморок.
I'd love to be able to faint, wouldn't you, Marilla? Я бы очень хотела уметь падать в обморок, а вы, Марилла?
It's so romantic. Это так романтично.
But I'm really very healthy for all I'm so thin. Но я для этого слишком здоровая, хоть и худая.
I believe I'm getting fatter, though. Впрочем, мне кажется, что я уже чуточку потолстела.
Don't you think I am? Вам не кажется?
I look at my elbows every morning when I get up to see if any dimples are coming. Diana is having a new dress made with elbow sleeves. Я смотрю по утрам на свои локти, когда встаю, нет ли на них уже ямочек... У Дианы новое платье с рукавами до локтя.
She is going to wear it to the picnic. Она наденет его на пикник.
Oh, I do hope it will be fine next Wednesday. Ах, только бы была хорошая погода в следующую среду!
I don't feel that I could endure the disappointment if anything happened to prevent me from getting to the picnic. Я чувствую, что не пережила бы разочарования, если бы что-нибудь помешало мне пойти на пикник.
I suppose I'd live through it, but I'm certain it would be a lifelong sorrow. Ну, может быть, и пережила бы, но это, несомненно, была бы трагедия моей жизни.
It wouldn't matter if I got to a hundred picnics in after years; they wouldn't make up for missing this one. Пусть даже в следующие годы я попала бы на сотню пикников, они не возместили бы мне потерю этого одного.
They're going to have boats on the Lake of Shining Waters-and ice cream, as I told you. Мы будем кататься на лодке по Озеру Сверкающих Вод... и будет мороженое, я уже говорила!
I have never tasted ice cream. Я никогда не пробовала мороженое.
Diana tried to explain what it was like, but I guess ice cream is one of those things that are beyond imagination." Диана пыталась мне объяснить, на что это похоже, но я догадываюсь, что мороженое принадлежит к тем вещам, которые лежат за пределами воображения.
"Anne, you have talked even on for ten minutes by the clock," said Marilla. - Аня, ты говорила целых десять минут; я смотрела на часы, - сказала Марилла.
"Now, just for curiosity's sake, see if you can hold your tongue for the same length of time." - Теперь, просто любопытства ради, посмотри, сможешь ли ты столько же помолчать.
Anne held her tongue as desired. Аня умолкла на требуемое время.
But for the rest of the week she talked picnic and thought picnic and dreamed picnic. Но всю оставшуюся неделю она только и говорила что о пикнике, думала о пикнике, мечтала о пикнике.
On Saturday it rained and she worked herself up into such a frantic state lest it should keep on raining until and over Wednesday that Marilla made her sew an extra patchwork square by way of steadying her nerves. В субботу шел дождь, и она довела себя до такого взвинченного состояния из боязни, что дождь не кончится до среды, что Марилла заставила ее пришить несколько дополнительных лоскутков, чтобы успокоить нервы.
On Sunday Anne confided to Marilla on the way home from church that she grew actually cold all over with excitement when the minister announced the picnic from the pulpit. В воскресенье, возвращаясь домой из церкви, Аня призналась Марилле, что холодная дрожь пробрала ее, когда священник с кафедры объявил о пикнике.
"Such a thrill as went up and down my back, Marilla! - О, какая дрожь пробежала у меня по спине вверх и вниз, Марилла!
I don't think I'd ever really believed until then that there was honestly going to be a picnic. До этого мне никак не верилось по-настоящему, что пикник будет на самом деле.
I couldn't help fearing I'd only imagined it. Я никак не могла отделаться от страха, что я это только вообразила.
But when a minister says a thing in the pulpit you just have to believe it." Но когда священник о чем-то говорит с кафедры, то бываешь просто вынуждена в это поверить.
"You set your heart too much on things, Anne," said Marilla, with a sigh. - Ты слишком сильно все переживаешь, Аня, -сказала Марилла со вздохом.
"I'm afraid there'll be a great many disappointments in store for you through life." - Боюсь, что в жизни тебя ждет очень много разочарований из-за этого.
"Oh, Marilla, looking forward to things is half the pleasure of them," exclaimed Anne. - О, Марилла, ждать чего-нибудь с нетерпением -это уже половина удовольствия! - воскликнула Аня.
"You mayn't get the things themselves; but nothing can prevent you from having the fun of looking forward to them. - Вы можете и не получить того, чего ожидаете; но ничто не может помешать вам наслаждаться ожиданием.
Mrs. Lynde says, Миссис Линд говорит:
'Blessed are they who expect nothing for they shall not be disappointed.' "Блаженны те, которые ничего не ожидают; они не будут разочарованы".
But I think it would be worse to expect nothing than to be disappointed." Но я думаю, было бы гораздо хуже ничего не ждать, чем разочароваться.
Marilla wore her amethyst brooch to church that day as usual. В тот день Марилла, как обычно, надевала в церковь свою аметистовую брошку.
Marilla always wore her amethyst brooch to church. She would have thought it rather sacrilegious to leave it off-as bad as forgetting her Bible or her collection dime. Она всегда надевала эту брошку в церковь и сочла бы святотатством не надеть ее... так же как забыть дома свою Библию или десятицентовик на денежное пожертвование.
That amethyst brooch was Marilla's most treasured possession. Эта аметистовая брошка была самой большой драгоценностью Мариллы.
A seafaring uncle had given it to her mother who in turn had bequeathed it to Marilla. Дядя-моряк подарил эту брошку ее матери, а та, в свою очередь, завещала ее Марилле.
It was an old-fashioned oval, containing a braid of her mother's hair, surrounded by a border of very fine amethysts. Это была старомодная овальная брошка, выложенная по контуру очень красивыми аметистами; в ней хранилась прядь волос матери Мариллы.
Marilla knew too little about precious stones to realize how fine the amethysts actually were; but she thought them very beautiful and was always pleasantly conscious of their violet shimmer at her throat, above her good brown satin dress, even although she could not see it. Марилле слишком мало было известно о драгоценных камнях, чтобы она могла правильно оценить свои аметисты, но она считала их очень красивыми, и у нее всегда было приятное сознание их присутствия у воротника ее коричневого шелкового платья, хотя они и были ей не видны.
Anne had been smitten with delighted admiration when she first saw that brooch. Впервые увидев эту брошку, Аня пришла в неподдельное восхищение.
"Oh, Marilla, it's a perfectly elegant brooch. - Ах, Марилла, какая изящная брошка!
I don't know how you can pay attention to the sermon or the prayers when you have it on. Не понимаю, как вы можете обращать внимание на проповедь или молитву, когда она на вас.
I couldn't, I know. Я не смогла бы, мне кажется.
I think amethysts are just sweet. Я думаю, аметисты - просто восторг!
They are what I used to think diamonds were like. Я именно так представляла себе бриллианты.
Long ago, before I had ever seen a diamond, I read about them and I tried to imagine what they would be like. Очень давно, прежде чем я увидела настоящий бриллиант, я о них читала и пыталась вообразить, как они выглядят.
I thought they would be lovely glimmering purple stones. Я думала, что это должны быть сверкающие фиолетовые камни.
When I saw a real diamond in a lady's ring one day I was so disappointed I cried. И когда потом я однажды увидела бриллиант в кольце у одной дамы, я была так разочарована, что даже заплакала.
Of course, it was very lovely but it wasn't my idea of a diamond. Конечно, он был очаровательный, но я его совсем не так себе представляла.
Will you let me hold the brooch for one minute, Marilla? Можно мне подержать вашу брошку одну минуточку, Марилла?
Do you think amethysts can be the souls of good violets?" Вам не кажется, что аметисты - это добрые души маленьких фиалок?
CHAPTER XIV. Глава 14
Anne's Confession Аня признает себя виновной
ON the Monday evening before the picnic Marilla came down from her room with a troubled face. В понедельник вечером, еще до пикника, Марилла вышла из своей комнаты с озабоченным лицом.
"Anne," she said to that small personage, who was shelling peas by the spotless table and singing, - Аня, - сказала она этой скромной особе, которая лущила горох, сидя возле безупречно чистого стола и напевая
"Nelly of the Hazel Dell" with a vigor and expression that did credit to Diana's teaching, "did you see anything of my amethyst brooch? "Нелли в орешнике" с живостью и выразительностью, делавшими честь педагогическим способностям Дианы, - ты не видала моей аметистовой брошки?
I thought I stuck it in my pincushion when I came home from church yesterday evening, but I can't find it anywhere." Мне казалось, что я приколола ее к своей подушечке для булавок, когда вернулась вчера из церкви, но теперь нигде не могу ее найти.
"I-I saw it this afternoon when you were away at the Aid Society," said Anne, a little slowly. -Я... я видела ее сегодня, когда вы уходили на собрание благотворительного общества, - сказала Аня, чуть помедлив.
"I was passing your door when I saw it on the cushion, so I went in to look at it." - Я проходила мимо вашей двери и увидела ее на подушечке. И я зашла ею полюбоваться.
"Did you touch it?" said Marilla sternly. -Ты трогала ее? - спросила Марилла сурово.
"Y-e-e-s," admitted Anne, - Да-а, - призналась Аня.
"I took it up and I pinned it on my breast just to see how it would look." - Я взяла ее и приколола себе на грудь, чтобы посмотреть, как это будет выглядеть.
"You had no business to do anything of the sort. -Ты не имела права делать ничего подобного.
It's very wrong in a little girl to meddle. Это очень нехорошо - трогать чужие вещи.
You shouldn't have gone into my room in the first place and you shouldn't have touched a brooch that didn't belong to you in the second. Во-первых, ты не должна была входить в мою комнату, а во-вторых, тебе не следовало трогать брошку, которая тебе не принадлежит.
Where did you put it?" Куда ты ее положила?
"Oh, I put it back on the bureau. - Я положила ее обратно на комод.
I hadn't it on a minute. Я ее надела всего на минуточку.
Truly, I didn't mean to meddle, Marilla. I didn't think about its being wrong to go in and try on the brooch; but I see now that it was and I'll never do it again. По правде говоря, я не думала, что это нехорошо -зайти и примерить брошку. Теперь я вижу, что поступила плохо, и никогда больше этого не сделаю.
That's one good thing about me. I never do the same naughty thing twice." У меня есть такое хорошее качество: я никогда не повторяю своих ошибок.
"You didn't put it back," said Marilla. -Ты не положила ее на место, - сказала Марилла.
"That brooch isn't anywhere on the bureau. - Брошки на комоде нет.
You've taken it out or something, Anne." Ты ее унесла или что-то с ней сделала, Аня.
"I did put it back," said Anne quickly-pertly, Marilla thought. - Я положила ее назад, - сказала Аня быстро, даже дерзко, как показалось Марилле.
"I don't just remember whether I stuck it on the pincushion or laid it in the china tray. - Я только не помню точно, приколола ли я ее к подушечке или положила на фарфоровый подносик.
But I'm perfectly certain I put it back." Но я совершенно уверена, что положила ее обратно.
"I'll go and have another look," said Marilla, determining to be just. - Пойду посмотрю еще раз, - сказала Марилла, стремясь быть справедливой.
"If you put that brooch back it's there still. - Если ты положила ее обратно, она должна там быть.
If it isn't I'll know you didn't, that's all!" Если ее там нет, значит, ты не положила, вот и все!
Marilla went to her room and made a thorough search, not only over the bureau but in every other place she thought the brooch might possibly be. Марилла вернулась в свою комнату и предприняла тщательные поиски не только на комоде, но и во всех других местах, где, по ее мнению, могла оказаться брошка.
It was not to be found and she returned to the kitchen. Но брошки не было, и она вернулась в кухню.
"Anne, the brooch is gone. - Аня, брошка пропала.
By your own admission you were the last person to handle it. По твоему собственному признанию, ты была последней, кто держал ее в руках.
Now, what have you done with it? Так что же ты с ней сделала?
Tell me the truth at once. Сейчас же скажи мне правду.
Did you take it out and lose it?" Ты взяла ее и потеряла?
"No, I didn't," said Anne solemnly, meeting Marilla's angry gaze squarely. - Нет, я не уносила ее, - сказала Аня торжественно, смело встретив гневный взгляд Мариллы.
"I never took the brooch out of your room and that is the truth, if I was to be led to the block for it-although I'm not very certain what a block is. - Я не уносила брошку из вашей комнаты, и это правда, пусть даже мне придется лечь на плаху за нее... хотя я не совсем представляю, что это такое- плаха.
So there, Marilla." Вот и все, Марилла.
Anne's "so there" was only intended to emphasize her assertion, but Marilla took it as a display of defiance. Этим "вот и все" Аня намеревалась только усилить свои уверения, но Марилла расценила это как дерзость.
"I believe you are telling me a falsehood, Anne," she said sharply. - Я думаю, что ты лжешь, Аня, - сказала она сурово.
"I know you are. - Я знаю, что ты лжешь.
There now, don't say anything more unless you are prepared to tell the whole truth. Больше не говори ничего, пока не будешь готова рассказать всю правду.
Go to your room and stay there until you are ready to confess." Пойди к себе в комнату и оставайся там, пока не захочешь признаться.
"Will I take the peas with me?" said Anne meekly. - Горох взять с собой? - спросила Аня покорно.
"No, I'll finish shelling them myself. - Нет, я долущу сама.
Do as I bid you." Делай, что я велела.
When Anne had gone Marilla went about her evening tasks in a very disturbed state of mind. Когда Аня ушла, Марилла занялась своими обычными вечерними делами, но душа ее была в смятении.
She was worried about her valuable brooch. Ей было жаль своей драгоценной брошки.
What if Anne had lost it? Что, если Аня ее потеряла?
And how wicked of the child to deny having taken it, when anybody could see she must have! И как это гадко, что девочка отрицает, что брала брошку, когда всякому ясно, что так оно и было!
With such an innocent face, too! Да еще с такой невинной миной!
"I don't know what I wouldn't sooner have had happen," thought Marilla, as she nervously shelled the peas. "Не знаю, что оказалось бы лучше, - размышляла Марилла, нервными движениями луща горох.
"Of course, I don't suppose she meant to steal it or anything like that. - Конечно, я не думаю, что она хотела украсть или что-нибудь в этом роде.
She's just taken it to play with or help along that imagination of hers. Просто взяла поиграть или "вообразить" себе что-то, по своему обычаю.
She must have taken it, that's clear, for there hasn't been a soul in that room since she was in it, by her own story, until I went up tonight. Но конечно брошку взяла она, это ясно, потому что ни единой души не было в комнате после нее, по ее же словам, пока я не вошла туда сегодня вечером.
And the brooch is gone, there's nothing surer. И брошка исчезла, совершенно точно.
I suppose she has lost it and is afraid to own up for fear she'll be punished. Наверное, потеряла и не признается, боится, что ее накажут.
It's a dreadful thing to think she tells falsehoods. Отвратительно, что она лжет.
It's a far worse thing than her fit of temper. Это гораздо хуже, чем ее вспыльчивость.
It's a fearful responsibility to have a child in your house you can't trust. Какая пугающая ответственность - иметь в своем доме ребенка, которому не доверяешь!
Slyness and untruthfulness-that's what she has displayed. Хитрость и лживость, вот какие черты она проявила.
I declare I feel worse about that than about the brooch. И это огорчает меня даже сильнее, чем потеря брошки.
If she'd only have told the truth about it I wouldn't mind so much." Если бы только она сказала правду, мне не было бы так тяжело".
Marilla went to her room at intervals all through the evening and searched for the brooch, without finding it. Несколько раз в течение вечера Марилла заходила в свою комнату и искала брошку, но безуспешно.
A bedtime visit to the east gable produced no result. Посещение перед сном комнаты в мезонине тоже не принесло результатов.
Anne persisted in denying that she knew anything about the brooch but Marilla was only the more firmly convinced that she did. Аня упорно отрицала, что что-либо знает о брошке, но у Мариллы только росла уверенность, что это не так.
She told Matthew the story the next morning. На следующее утро она рассказала Мэтью о случившемся.
Matthew was confounded and puzzled; he could not so quickly lose faith in Anne but he had to admit that circumstances were against her. Тот был смущен и озадачен. Он не мог сразу потерять доверие к Ане, но и ему пришлось признать, что обстоятельства свидетельствовали против нее.
"You're sure it hasn't fell down behind the bureau?" was the only suggestion he could offer. - А ты уверена, что брошка не завалилась куда-нибудь за комод? - Это было единственное предположение, какое он мог сделать.
"I've moved the bureau and I've taken out the drawers and I've looked in every crack and cranny" was Marilla's positive answer. - Я отодвинула комод и вытащила из него все ящики. Я в каждую щель заглянула, - был твердый ответ Мариллы.
"The brooch is gone and that child has taken it and lied about it. - Брошка исчезла. Этот ребенок взял ее, а теперь лжет.
That's the plain, ugly truth, Matthew Cuthbert, and we might as well look it in the face." Это печальная и отвратительная истина, Мэтью, и нам придется взглянуть в лицо фактам.
"Well now, what are you going to do about it?" Matthew asked forlornly, feeling secretly thankful that Marilla and not he had to deal with the situation. - Ну, и что ты собираешься теперь делать? - с унынием спросил Мэтью, втайне довольный, что не ему, а Марилле придется действовать в этой ситуации.
He felt no desire to put his oar in this time. На этот раз у него не было никакого желания вмешиваться.
"She'll stay in her room until she confesses," said Marilla grimly, remembering the success of this method in the former case. - Она останется в своей комнате, пока не признается, - отвечала Марилла мрачно, вспомнив об успехе этой методы в предыдущем случае.
"Then we'll see. - Потом посмотрим.
Perhaps we'll be able to find the brooch if she'll only tell where she took it; but in any case she'll have to be severely punished, Matthew." Может быть, мы сможем найти брошку, если только она скажет, куда ее унесла. Но в любом случае ее придется сурово наказать, Мэтью.
"Well now, you'll have to punish her," said Matthew, reaching for his hat. - Ну, придется тебе это сделать, - сказал Мэтью, берясь за шляпу.
"I've nothing to do with it, remember. - Это не мое дело, помни.
You warned me off yourself." Ты сама меня предупреждала не вмешиваться.
Marilla felt deserted by everyone. Марилла почувствовала себя совсем покинутой.
She could not even go to Mrs. Lynde for advice. Она не могла даже пойти за советом к миссис Линд.
She went up to the east gable with a very serious face and left it with a face more serious still. Она снова отправилась в мезонин с очень серьезным лицом и вышла оттуда с лицом еще более серьезным.
Anne steadfastly refused to confess. She persisted in asserting that she had not taken the brooch. Аня упорно отказывалась признаться и твердила, что не уносила брошку.
The child had evidently been crying and Marilla felt a pang of pity which she sternly repressed. Было видно, что девочка плакала, и Марилла почувствовала приступ жалости, который сурово в себе подавила.
By night she was, as she expressed it, "beat out." К вечеру она была, по ее словам, совсем "выбита из колеи".
"You'll stay in this room until you confess, Anne. - Ты останешься в этой комнате, Аня, пока не признаешься.
You can make up your mind to that," she said firmly. Ты должна об этом подумать, - сказала она твердо.
"But the picnic is tomorrow, Marilla," cried Anne. - Но ведь завтра пикник, Марилла! - воскликнула Аня.
"You won't keep me from going to that, will you? - Вы ведь позволите мне пойти, правда?
You'll just let me out for the afternoon, won't you? Вы ведь выпустите меня завтра, всего на один день, правда?
Then I'll stay here as long as you like afterwards cheerfully. Потом я с радостью останусь здесь, сколько захотите.
But I must go to the picnic." Но я должна пойти на пикник.
"You'll not go to picnics nor anywhere else until you've confessed, Anne." - Ты не пойдешь ни на пикник, ни вообще куда бы то ни было, пока не признаешься, Аня.
"Oh, Marilla," gasped Anne. - О, Марилла! - задыхаясь, воскликнула Аня.
But Marilla had gone out and shut the door. Но Марилла вышла и закрыла за собой дверь.
Wednesday morning dawned as bright and fair as if expressly made to order for the picnic. Утро среды было ясным и солнечным, как будто по заказу для пикника.
Birds sang around Green Gables; the Madonna lilies in the garden sent out whiffs of perfume that entered in on viewless winds at every door and window, and wandered through halls and rooms like spirits of benediction. Птички распевали вокруг Зеленых Мезонинов; белые лилии в саду испускали аромат, который влетал на крыльях невидимых ветерков во все двери и окна и бродил по комнатам, словно дух благословения.
The birches in the hollow waved joyful hands as if watching for Anne's usual morning greeting from the east gable. Березы в долине радостно взмахивали ветвями, словно ожидая от Ани обычного приветствия из окна ее мезонина.
But Anne was not at her window. Но Ани у окна не было.
When Marilla took her breakfast up to her she found the child sitting primly on her bed, pale and resolute, with tight-shut lips and gleaming eyes. Когда Марилла принесла наверх завтрак, она застала девочку сидящей, выпрямившись, на постели, бледную и решительную, с плотно сжатыми губами и блестящими глазами.
"Marilla, I'm ready to confess." - Марилла, я готова признаться.
"Ah!" - Наконец-то!
Marilla laid down her tray. - Марилла опустила поднос.
Once again her method had succeeded; but her success was very bitter to her. И снова ее метод сработал; но успех был слишком горек.
"Let me hear what you have to say then, Anne." - Слушаю, что ты скажешь, Аня.
"I took the amethyst brooch," said Anne, as if repeating a lesson she had learned. - Я взяла аметистовую брошку, - начала Аня, словно повторяя затверженный урок.
"I took it just as you said. - Я взяла ее, как вы и предполагали.
I didn't mean to take it when I went in. Я не собиралась брать ее, когда входила в вашу комнату.
But it did look so beautiful, Marilla, when I pinned it on my breast that I was overcome by an irresistible temptation. Но она была так красива, Марилла, что, когда я приколола ее на грудь, меня охватило непреодолимое искушение.
I imagined how perfectly thrilling it would be to take it to Idlewild and play I was the Lady Cordelia Fitzgerald. Я представила, как было бы чудесно взять ее в Приют Праздности и поиграть там в леди Корделию Фитцджеральд.
It would be so much easier to imagine I was the Lady Cordelia if I had a real amethyst brooch on. Diana and I make necklaces of roseberries but what are roseberries compared to amethysts? Было бы гораздо легче вообразить, что я леди Корделия, имея на себе настоящую аметистовую брошку Мы с Дианой сделали себе ожерелья из ягод шиповника, но что такое шиповник по сравнению с аметистами?
So I took the brooch. И я взяла брошку.
I thought I could put it back before you came home. Я надеялась, что успею положить ее на место, прежде чем вы вернетесь.
I went all the way around by the road to lengthen out the time. Я пошла к Приюту Праздности не напрямик, а кругом, чтобы растянуть удовольствие.
When I was going over the bridge across the Lake of Shining Waters I took the brooch off to have another look at it. Когда я проходила по мосту над Озером Сверкающих Вод, я сняла брошку, чтобы еще раз полюбоваться ею.
Oh, how it did shine in the sunlight! Ах, как она сверкала на солнце!
And then, when I was leaning over the bridge, it just slipped through my fingers-so-and went down-down-down, all purply-sparkling, and sank forevermore beneath the Lake of Shining Waters. And that's the best I can do at confessing, Marilla." Но когда я наклонилась с моста, она выскользнула у меня из пальцев... вот так... и пошла ко дну. Она опускалась все глубже и глубже, сверкая всеми оттенками лилового, и исчезла навеки в глубинах Озера Сверкающих Вод... Лучше признаться я не могу, Марилла.
Marilla felt hot anger surge up into her heart again. Марилла опять ощутила, как яростный гнев вскипает в ее груди.
This child had taken and lost her treasured amethyst brooch and now sat there calmly reciting the details thereof without the least apparent compunction or repentance. Девочка взяла и потеряла ее драгоценную аметистовую брошку, а теперь сидит здесь, спокойно расписывая подробности, без малейшего раскаяния и угрызений совести!
"Anne, this is terrible," she said, trying to speak calmly. - Аня, это ужасно! - сказала она, стараясь говорить спокойно.
"You are the very wickedest girl I ever heard of." - Ты самая дурная девочка, о какой я только слышала в жизни.
"Yes, I suppose I am," agreed Anne tranquilly. - Да, я полагаю, что так, - согласилась Аня бесстрастно.
"And I know I'll have to be punished. - И я знаю, что меня нужно наказать.
It'll be your duty to punish me, Marilla. Ваш долг, Марилла, наказать меня.
Won't you please get it over right off because I'd like to go to the picnic with nothing on my mind." Не могли бы вы сделать это прямо сейчас, потому что мне хотелось бы, чтобы ничто уже не тяготило меня, когда я пойду на пикник.
"Picnic, indeed! - Пикник, вот еще!
You'll go to no picnic today, Anne Shirley. Никакого пикника тебе не будет!
That shall be your punishment. Это будет тебе наказание!
And it isn't half severe enough either for what you've done!" И оно и вполовину не такое суровое, какого ты заслуживаешь!
"Not go to the picnic!" - Никакого пикника?
Anne sprang to her feet and clutched Marilla's hand. - Аня вскочила и схватила Мариллу за руку.
"But you promised me I might! - Но вы обещали!
Oh, Marilla, I must go to the picnic. О, Марилла, я должна пойти на пикник.
That was why I confessed. Я только для этого и призналась.
Punish me any way you like but that. Накажите меня любым другим способом, только не так!
Oh, Marilla, please, please, let me go to the picnic. О, Марилла, умоляю, позвольте мне пойти на пикник.
Think of the ice cream! Подумайте, ведь там будет мороженое!
For anything you know I may never have a chance to taste ice cream again." Ведь у меня, может быть, никогда не будет другого случая попробовать мороженое.
Marilla disengaged Anne's clinging hands stonily. Марилла освободилась от Аниных рук с каменным выражением лица:
"You needn't plead, Anne. - Можешь не просить, Аня.
You are not going to the picnic and that's final. Ты не пойдешь на пикник, и точка.
No, not a word." Ни слова больше.
Anne realized that Marilla was not to be moved. Аня поняла, что тронуть Мариллу невозможно.
She clasped her hands together, gave a piercing shriek, and then flung herself face downward on the bed, crying and writhing in an utter abandonment of disappointment and despair. Она заломила руки и с горьким криком бросилась лицом вниз на постель, рыдая и извиваясь в приступе безграничного разочарования и отчаяния.
"For the land's sake!" gasped Marilla, hastening from the room. - Да что ж это такое! - выдохнула Марилла, поспешно покидая комнату.
"I believe the child is crazy. - Кажется, ребенок с ума сошел.
No child in her senses would behave as she does. Ни один ребенок в своем уме себя бы так не вел.
If she isn't she's utterly bad. А если она не сумасшедшая, то окончательно испорченная.
Oh dear, I'm afraid Rachel was right from the first. Ох, боюсь, что Рейчел была права с самого начала.
But I've put my hand to the plow and I won't look back." Но я впряглась в этот воз и не должна оглядываться назад.
That was a dismal morning. Это было тягостное утро.
Marilla worked fiercely and scrubbed the porch floor and the dairy shelves when she could find nothing else to do. Марилла работала за троих и яростно скребла пол на крыльце и полки в молочне, как будто не могла найти другого занятия.
Neither the shelves nor the porch needed it-but Marilla did. Ни полки, ни крыльцо в этом не нуждались... но в этом нуждалась Марилла.
Then she went out and raked the yard. Затем она вышла и вычистила двор.
When dinner was ready she went to the stairs and called Anne. Когда обед был готов, она подошла к лестнице и позвала Аню.
A tear-stained face appeared, looking tragically over the banisters. Заплаканное лицо с трагическим выражением выглянуло из-за перил.
"Come down to your dinner, Anne." - Иди обедать, Аня.
"I don't want any dinner, Marilla," said Anne, sobbingly. - Я не хочу обедать, Марилла, - сказала Аня с рыданием в голосе.
"I couldn't eat anything. - Я не смогу ничего проглотить.
My heart is broken. Сердце мое разбито.
You'll feel remorse of conscience someday, I expect, for breaking it, Marilla, but I forgive you. Когда-нибудь вы, я надеюсь, почувствуете угрызения совести из-за того, что разбили его, Марилла, но я вас прощаю.
Remember when the time comes that I forgive you. But please don't ask me to eat anything, especially boiled pork and greens. Вспомните, когда придет время, что я простила вас... Но, пожалуйста, не уговаривайте меня есть, особенно вареную свинину с капустой.
Boiled pork and greens are so unromantic when one is in affliction." Вареная свинина с капустой - это такая неромантичная еда, когда человек в горестях.
Exasperated, Marilla returned to the kitchen and poured out her tale of woe to Matthew, who, between his sense of justice and his unlawful sympathy with Anne, was a miserable man. Марилла, раздраженная, вернулась в кухню и излила свою скорбную повесть Мэтью, который, раздираемый чувством справедливости, с одной стороны, и своим беззаконным сочувствием к Ане - с другой, оказался несчастнейшим из людей.
"Well now, she shouldn't have taken the brooch, Marilla, or told stories about it," he admitted, mournfully surveying his plateful of unromantic pork and greens as if he, like Anne, thought it a food unsuited to crises of feeling, "but she's such a little thing-such an interesting little thing. Don't you think it's pretty rough not to let her go to the picnic when she's so set on it?" - Конечно, не следовало ей брать брошку, Марилла, а потом отпираться, - признал он, скорбно взирая на свою порцию неромантичной свинины с капустой так, будто он, как и Аня, считал эту еду неподходящей в случае кризиса чувств, - но она совсем ребенок... такая интересная малышка... Тебе не кажется, что это слишком суровое наказание - не пускать ее на пикник, если ей уж так хочется пойти?
"Matthew Cuthbert, I'm amazed at you. - Мэтью, ты меня поражаешь!
I think I've let her off entirely too easy. Я считаю, что она у меня легко отделалась.
And she doesn't appear to realize how wicked she's been at all-that's what worries me most. А она, кажется, совершенно не сознает, как отвратительно поступила; вот что меня больше всего беспокоит.
If she'd really felt sorry it wouldn't be so bad. Если бы она действительно была огорчена, это не было бы так ужасно.
And you don't seem to realize it, neither; you're making excuses for her all the time to yourself-I can see that." Но ты, похоже, тоже этого совершенно не сознаешь. Ты все время ее оправдываешь... Я это вижу.
"Well now, she's such a little thing," feebly reiterated Matthew. - Да ведь она такая маленькая, - слабо защищался Мэтью.
"And there should be allowances made, Marilla. - И потом, надо учитывать все обстоятельства, Марилла.
You know she's never had any bringing up." Ты же знаешь, ее никто никогда не воспитывал.
"Well, she's having it now" retorted Marilla. - Хорошо, теперь за это взялась я, - отрезала Марилла.
The retort silenced Matthew if it did not convince him. Эта отповедь, если и не убедила Мэтью, заставила его умолкнуть.
That dinner was a very dismal meal. Атмосфера за обедом была тягостной.
The only cheerful thing about it was Jerry Buote, the hired boy, and Marilla resented his cheerfulness as a personal insult. В хорошем настроении пребывал лишь Джерри Буот, батрак, и Марилла воспринимала его оптимизм как личное оскорбление.
When her dishes were washed and her bread sponge set and her hens fed Marilla remembered that she had noticed a small rent in her best black lace shawl when she had taken it off on Monday afternoon on returning from the Ladies' Aid. Когда вся посуда была перемыта, опара для хлеба поставлена, а куры накормлены, Марилла вспомнила, что в понедельник вечером, возвратившись с собрания благотворительного общества и снимая свою парадную черную кружевную шаль, она заметила на ней небольшую дырочку.
She would go and mend it. Следовало пойти и зачинить ее.
The shawl was in a box in her trunk. Шаль лежала в коробке в сундуке.
As Marilla lifted it out, the sunlight, falling through the vines that clustered thickly about the window, struck upon something caught in the shawl-something that glittered and sparkled in facets of violet light. Когда Марилла развернула ее, солнечный луч, пробравшийся сквозь густо увившие окно побеги плюща, упал на что-то, прицепившееся к шали, -что-то блестящее и сверкающее фиолетовыми гранями.
Marilla snatched at it with a gasp. Марилла схватила этот предмет, задыхаясь от волнения.
It was the amethyst brooch, hanging to a thread of the lace by its catch! Это была аметистовая брошка, зацепившаяся своей булавкой за одну из нитей шали!
"Dear life and heart," said Marilla blankly, "what does this mean? - Не может быть! - воскликнула Марилла остолбенев. - Что это значит?
Here's my brooch safe and sound that I thought was at the bottom of Barry's pond. Вот моя брошка, в целости и сохранности, а я-то была уверена, что она лежит на дне пруда Барри.
Whatever did that girl mean by saying she took it and lost it? Что же эта девочка говорила мне, будто взяла ее и потеряла?
I declare I believe Green Gables is bewitched. Ну и ну, такое впечатление, что Зеленые Мезонины заколдованы!
I remember now that when I took off my shawl Monday afternoon I laid it on the bureau for a minute. Теперь я припоминаю, что, когда я сняла свою шаль в понедельник вечером, то положила ее на минуточку на комод.
I suppose the brooch got caught in it somehow. Наверное, брошка как-то зацепилась за нее.
Well!" Ну и ну!
Marilla betook herself to the east gable, brooch in hand. С брошкой в руке Марилла отправилась в мезонин.
Anne had cried herself out and was sitting dejectedly by the window. Аня выплакалась и уныло сидела у окна.
"Anne Shirley," said Marilla solemnly, "I've just found my brooch hanging to my black lace shawl. - Аня, - сказала Марилла торжественно, - я только что нашла брошку. Она зацепилась за мою черную кружевную шаль.
Now I want to know what that rigmarole you told me this morning meant." Я хочу знать, что за басни ты рассказывала мне сегодня утром.
"Why, you said you'd keep me here until I confessed," returned Anne wearily, "and so I decided to confess because I was bound to get to the picnic. - Вы ведь сказали, что будете держать меня здесь, пока я не признаюсь, - отвечала Аня утомленно, -вот я и решила признаться, - потому что хотела непременно попасть на пикник.
I thought out a confession last night after I went to bed and made it as interesting as I could. Я придумала это признание прошлой ночью, когда легла спать, и постаралась сделать его как можно интереснее.
And I said it over and over so that I wouldn't forget it. И я повторяла и повторяла его, чтобы не забыть.
But you wouldn't let me go to the picnic after all, so all my trouble was wasted." Но вы все равно не позволили мне пойти на пикник, так что все оказалось напрасным.
Marilla had to laugh in spite of herself. Марилла рассмеялась против воли.
But her conscience pricked her. Но совесть упрекнула ее.
"Anne, you do beat all! - Аня, подобного я еще не слыхала!
But I was wrong-I see that now. Но я была не права... Я понимаю это теперь.
I shouldn't have doubted your word when I'd never known you to tell a story. Я не должна была сомневаться в твоих словах, раз никогда не слышала от тебя лжи.
Of course, it wasn't right for you to confess to a thing you hadn't done-it was very wrong to do so. Конечно и ты была не права, что призналась в том, чего не делала... Это было очень нехорошо.
But I drove you to it. Но я сама довела тебя до этого.
So if you'll forgive me, Anne, I'll forgive you and we'll start square again. Так что, если ты простишь меня, Аня, я прощу тебя, и мы будем по-прежнему друзьями.
And now get yourself ready for the picnic." А теперь собирайся на пикник.
Anne flew up like a rocket. Аня взвилась, словно ракета фейерверка:
"Oh, Marilla, isn't it too late?" - Ах, Марилла, а не поздно?
"No, it's only two o'clock. - Конечно нет, еще только два часа.
They won't be more than well gathered yet and it'll be an hour before they have tea. Они еще, я думаю, только собрались, и еще целый час пройдет, прежде чем сядут пить чай.
Wash your face and comb your hair and put on your gingham. Умойся, причешись и надень коричневое платье.
I'll fill a basket for you. Я соберу для тебя корзинку с едой.
There's plenty of stuff baked in the house. В доме полно печенья и пирожков.
And I'll get Jerry to hitch up the sorrel and drive you down to the picnic ground." Я скажу Джерри, чтобы он запряг гнедую и отвез тебя на луг, где будет пикник.
"Oh, Marilla," exclaimed Anne, flying to the washstand. - О, Марилла! - воскликнула Аня, подлетая к умывальнику.
"Five minutes ago I was so miserable I was wishing I'd never been born and now I wouldn't change places with an angel!" - Пять минут назад я была так несчастна Я думала, что лучше мне было и не родиться на этот свет, а теперь я не поменялась бы местами даже с ангелом!
That night a thoroughly happy, completely tired-out Anne returned to Green Gables in a state of beatification impossible to describe. В тот вечер, совершенно счастливая, хотя и ужасно усталая, Аня вернулась в Зеленые Мезонины в состоянии блаженства, не поддающегося описанию.
"Oh, Marilla, I've had a perfectly scrumptious time. - Ах, Марилла, я сказочно провела время.
Scrumptious is a new word I learned today. Сказочно - это новое выражение, которое я сегодня узнала.
I heard Mary Alice Bell use it. Я услышала его от Мэри Белл.
Isn't it very expressive? Правда, оно очень выразительное?
Everything was lovely. Все было прелестно.
We had a splendid tea and then Mr. Harmon Andrews took us all for a row on the Lake of Shining Waters-six of us at a time. Чай был просто замечательный, а потом мистер Хармон Эндрюс катал нас на лодке по Озеру Сверкающих Вод - по шесть человек за раз.
And Jane Andrews nearly fell overboard. И Джейн Эндрюс чуть не упала за борт.
She was leaning out to pick water lilies and if Mr. Andrews hadn't caught her by her sash just in the nick of time she'd fallen in and prob'ly been drowned. Она потянулась, чтобы сорвать водяную лилию, и если бы мистер Эндрюс не схватил ее за кушак в самое последнее мгновение, то она выпала бы из лодки и наверняка утонула бы.
I wish it had been me. Как мне хотелось бы быть на ее месте!
It would have been such a romantic experience to have been nearly drowned. Это было бы так романтично - почти утонуть.
It would be such a thrilling tale to tell. Можно было бы потом рассказывать всем эту потрясающую историю.
And we had the ice cream. И мы ели мороженое!
Words fail me to describe that ice cream. У меня нет слов, чтобы описать это мороженое.
Marilla, I assure you it was sublime." Марилла, уверяю вас, это было нечто грандиозное!
That evening Marilla told the whole story to Matthew over her stocking basket. В тот вечер, штопая чулки, Марилла рассказала обо всем Мэтью.
"I'm willing to own up that I made a mistake," she concluded candidly, "but I've learned a lesson. - Я признаю, что совершила ошибку, - заключила она чистосердечно, - но я получила урок.
I have to laugh when I think of Anne's 'confession,' although I suppose I shouldn't for it really was a falsehood. But it doesn't seem as bad as the other would have been, somehow, and anyhow I'm responsible for it. Смех меня разбирает, как вспомню Анино "признание". Я полагаю, что не должна бы смеяться, ведь это была ложь, хотя, может быть, и не такая дурная, как та, о которой я предполагала. И как-никак я в этом виновата.
That child is hard to understand in some respects. Этого ребенка порой трудно понять.
But I believe she'll turn out all right yet. Но я верю, что все сложится хорошо.
And there's one thing certain, no house will ever be dull that she's in." Одно бесспорно: в доме, где есть эта девочка, никогда не будет скучно.
CHAPTER XV. Глава 15
A Tempest in the School Teapot Буря в школьном стакане воды
WHAT a splendid day!" said Anne, drawing a long breath. - Какой замечательный день! - сказала Аня, глубоко вдыхая свежий прохладный воздух.
"Isn't it good just to be alive on a day like this? - Разве не чудесно, что живешь в такой день?
I pity the people who aren't born yet for missing it. Жаль мне тех, кто еще не родился и пропустил его.
They may have good days, of course, but they can never have this one. And it's splendider still to have such a lovely way to go to school by, isn't it?" Конечно, может быть, у них будут хорошие дни, но они никогда не смогут насладиться этим днем... А еще чудеснее, что в школу нужно идти по такой восхитительной дороге, правда?
"It's a lot nicer than going round by the road; that is so dusty and hot," said Diana practically, peeping into her dinner basket and mentally calculating if the three juicy, toothsome, raspberry tarts reposing there were divided among ten girls how many bites each girl would have. - Да, этот путь гораздо приятнее, чем идти кругом по большой дороге; там так пыльно и жарко, -отвечала практичная Диана, заглядывая в корзинку с завтраком и мысленно оценивая, какой кусочек вкусного и сочного малинового пирожного придется на одну девочку, если три таких пирожных, лежащих в корзиночке, разделить на десять девочек.
The little girls of Avonlea school always pooled their lunches, and to eat three raspberry tarts all alone or even to share them only with one's best chum would have forever and ever branded as "awful mean" the girl who did it. Авонлейские девочки всегда ели вместе свои школьные завтраки, и съесть три малиновых пирожных одной или даже вместе со своей лучшей подругой означало на веки вечные быть заклейменной как "противная жадина".
And yet, when the tarts were divided among ten girls you just got enough to tantalize you. Но когда пирожные делились между десятью девочками, вам доставался маленький кусочек, лишь дразнивший аппетит.
The way Anne and Diana went to school was a pretty one. Дорога, по которой Аня и Диана ходили в школу, была и в самом деле прелестной.
Anne thought those walks to and from school with Diana couldn't be improved upon even by imagination. Ане казалось, что эти прогулки вместе с Дианой в школу и из школы нельзя улучшить даже в воображении.
Going around by the main road would have been so unromantic; but to go by Lover's Lane and Willowmere and Violet Vale and the Birch Path was romantic, if ever anything was. Идти кругом по большой дороге было совсем не романтично; но идти по Тропинке Влюбленных, мимо Плача Ив, вдоль Долины Фиалок и по Березовой Дорожке - романтичнее и быть не могло.
Lover's Lane opened out below the orchard at Green Gables and stretched far up into the woods to the end of the Cuthbert farm. Тропинка Влюбленных начиналась прямо за садом Зеленых Мезонинов и тянулась по лесу до самого конца фермы Касбертов.
It was the way by which the cows were taken to the back pasture and the wood hauled home in winter. По этой дорожке обычно выгоняли коров на дальнее пастбище, а зимой таскали дрова и хворост.
Anne had named it Lover's Lane before she had been a month at Green Gables. Аня назвала ее Тропинкой Влюбленных, когда еще не прожила и месяца в Зеленых Мезонинах.
"Not that lovers ever really walk there," she explained to Marilla, "but Diana and I are reading a perfectly magnificent book and there's a Lover's Lane in it. - Не потому, что там когда-нибудь ходили влюбленные, - объясняла она Марилле. - Просто мы с Дианой читаем сейчас совершенно великолепную книжку, и там есть Тропинка Влюбленных.
So we want to have one, too. И нам захотелось, чтобы и у нас была такая.
And it's a very pretty name, don't you think? Это очень красивое название, как вам кажется?
So romantic! Такое романтичное!
We can't imagine the lovers into it, you know. Понимаете, мы легко можем вообразить на ней влюбленных.
I like that lane because you can think out loud there without people calling you crazy." Мне она очень нравится, потому что там можно думать вслух, никто не назовет тебя сумасшедшей.
Anne, starting out alone in the morning, went down Lover's Lane as far as the brook. Утром Аня выходила из дома одна и по Тропинке Влюбленных добиралась до самого ручья.
Here Diana met her, and the two little girls went on up the lane under the leafy arch of maples-"maples are such sociable trees," said Anne; "they're always rustling and whispering to you"-until they came to a rustic bridge. Там ее уже ждала Диана, и они вместе продолжали путь под густыми кронами сплетавшихся кленов, - "Клены - такие общительные деревья, - говорила Аня, - они всегда шелестят и что-то нам нашептывают", -пока не добирались до грубо сколоченного маленького мостика.
Then they left the lane and walked through Mr. Barry's back field and past Willowmere. Beyond Willowmere came Violet Vale-a little green dimple in the shadow of Mr. Andrew Bell's big woods. Затем девочки сворачивали с тропинки и шли через поле мистера Барри, мимо Плача Ив, за которым открывалась Долина Фиалок - маленькая зеленая впадина в тени густого леса мистера Эндрю Белла.
"Of course there are no violets there now," Anne told Marilla, "but Diana says there are millions of them in spring. - Конечно, сейчас там уже нет фиалок, -рассказывала Аня Марилле, - но Диана говорит, что весной их там миллионы.
Oh, Marilla, can't you just imagine you see them? Ах, Марилла, только вообразите - миллионы фиалок!
It actually takes away my breath. У меня прямо дух захватывает.
I named it Violet Vale. Я назвала это место Долиной Фиалок.
Diana says she never saw the beat of me for hitting on fancy names for places. Диана говорит, что еще никого не видела, кто бы так легко придумывал названия для всяких мест.
It's nice to be clever at something, isn't it? Так приятно в чем-то отличиться, правда?
But Diana named the Birch Path. А Диана дала название Березовой Дорожке.
She wanted to, so I let her; but I'm sure I could have found something more poetical than plain Birch Path. Она очень захотела, и я согласилась. Но, конечно, я придумала бы что-нибудь более поэтичное.
Anybody can think of a name like that. Такое простое название, как Березовая Дорожка, каждый может придумать.
But the Birch Path is one of the prettiest places in the world, Marilla." Но Березовая Дорожка, Марилла, - одно из красивейших мест на свете.
It was. Так оно и было.
Other people besides Anne thought so when they stumbled on it. Не только Аня - каждый, кто случайно забредал туда, думал то же самое.
It was a little narrow, twisting path, winding down over a long hill straight through Mr. Bell's woods, where the light came down sifted through so many emerald screens that it was as flawless as the heart of a diamond. Это была узкая извилистая тропинка, спускавшаяся с длинного холма прямо через лес мистера Белла, где свет, много раз просеянный через изумрудные сита густых крон деревьев, становился безупречно чистым, как бриллиант.
It was fringed in all its length with slim young birches, white stemmed and lissom boughed; ferns and starflowers and wild lilies-of-the-valley and scarlet tufts of pigeonberries grew thickly along it; and always there was a delightful spiciness in the air and music of bird calls and the murmur and laugh of wood winds in the trees overhead. На всем протяжении дорожку окаймляли стройные молодые березки с белыми стволами и гибкими ветвями; папоротники, перелески, дикие ландыши и алые пучки лаконосов густо росли вдоль нее; и всегда в воздухе здесь носился пряный аромат, звучала музыка птичьих песен, шепот и смех лесных ветерков в ветвях деревьев над головой.
Now and then you might see a rabbit skipping across the road if you were quiet-which, with Anne and Diana, happened about once in a blue moon. Порой здесь можно было увидеть зайца, прыгающего через дорожку, если, конечно, идти тихо, чего с Аней и Дианой почти никогда не случалось.
Down in the valley the path came out to the main road and then it was just up the spruce hill to the school. Спустившись в долину, дорожка подходила к большой дороге, и оттуда по поросшему елями холму было рукой подать до школы.
The Avonlea school was a whitewashed building, low in the eaves and wide in the windows, furnished inside with comfortable substantial old-fashioned desks that opened and shut, and were carved all over their lids with the initials and hieroglyphics of three generations of school children. Авонлейская школа представляла собой чисто выбеленное здание с низко спускающейся крышей и широкими окнами. Внутри стояли прочные и удобные старомодные парты, которые открывались и закрывались и крышки которых были изрезаны инициалами и иероглифами трех поколений школьников.
The schoolhouse was set back from the road and behind it was a dusky fir wood and a brook where all the children put their bottles of milk in the morning to keep cool and sweet until dinner hour. Школьное здание стояло в стороне от дороги, а за ним тянулся темный сосновый лес и вился ручей, в который ученики ставили по утрам свои бутылки с молоком, чтобы оно осталось прохладным и сладким до обеденного перерыва.
Marilla had seen Anne start off to school on the first day of September with many secret misgivings. В первый день сентября Марилла проводила Аню в школу, питая в душе множество тайных опасений.
Anne was such an odd girl. Аня была такой необычной девочкой.
How would she get on with the other children? Как она поладит с другими детьми?
And how on earth would she ever manage to hold her tongue during school hours? И каким образом удастся ей на уроках справиться со своей болтливостью?
Things went better than Marilla feared, however. Однако дела пошли лучше, чем можно было предположить.
Anne came home that evening in high spirits. В тот вечер Аня пришла домой в отличном настроении.
"I think I'm going to like school here," she announced. - Мне кажется, я полюблю школу, - объявила она.
"I don't think much of the master, through. - Хотя я не очень высокого мнения об учителе.
He's all the time curling his mustache and making eyes at Prissy Andrews. Он все время крутит усы и поглядывает на Присси Эндрюс.
Prissy is grown up, you know. Присси уже взрослая, вы знаете.
She's sixteen and she's studying for the entrance examination into Queen's Academy at Charlottetown next year. Ей шестнадцать, и она собирается в следующем году сдавать вступительные экзамены в Королевскую учительскую семинарию в Шарлоттауне.
Tillie Boulter says the master is dead gone on her. Тилли Бултер говорит, что учитель в нее по уши влюблен.
She's got a beautiful complexion and curly brown hair and she does it up so elegantly. У нее красивый цвет лица и вьющиеся темные волосы, и она их очень элегантно укладывает.
She sits in the long seat at the back and he sits there, too, most of the time-to explain her lessons, he says. But Ruby Gillis says she saw him writing something on her slate and when Prissy read it she blushed as red as a beet and giggled; and Ruby Gillis says she doesn't believe it had anything to do with the lesson." Она сидит на самой задней скамье, и он сидит с ней почти все время... объясняет ей ее урок, как он говорит... Но Руби Джиллис говорит, что видела, как он написал что-то на грифельной дощечке Присси, и когда Присси это прочитала, то покраснела, как свекла, и захихикала; и Руби Джиллис говорит, что не верит, будто это имело какое-то отношение к уроку.
"Anne Shirley, don't let me hear you talking about your teacher in that way again," said Marilla sharply. - Аня, я не желаю, чтобы ты отзывалась об учителе в таком тоне, - сказала Марилла сурово.
"You don't go to school to criticize the master. - Ты ходишь в школу не для того, чтобы критиковать учителя.
I guess he can teach you something, and it's your business to learn. Я полагаю, что тебя он может научить кое-чему, и твое дело учиться.
And I want you to understand right off that you are not to come home telling tales about him. И я хочу, чтобы ты раз и навсегда поняла, что не должна приносить домой всякие сплетни о нем.
That is something I won't encourage. Я не собираюсь этого поощрять.
I hope you were a good girl." Надеюсь, ты хорошо себя вела.
"Indeed I was," said Anne comfortably. -О да, - отвечала Аня удовлетворенно.
"It wasn't so hard as you might imagine, either. - Это оказалось не так трудно, как можно было бы вообразить.
I sit with Diana. Я сижу с Дианой.
Our seat is right by the window and we can look down to the Lake of Shining Waters. Наша парта прямо у окна, и нам видно Озеро Сверкающих Вод.
There are a lot of nice girls in school and we had scrumptious fun playing at dinnertime. В школе много милых девочек, и мы сказочно провели время, когда играли во время обеденного перерыва.
It's so nice to have a lot of little girls to play with. Это так чудесно, когда столько девочек, с которыми можно играть!
But of course I like Diana best and always will. Но, конечно, больше всех я люблю и всегда буду любить Диану.
I adore Diana. I'm dreadfully far behind the others. Я обожаю Диану... Я ужасно отстала от других.
They're all in the fifth book and I'm only in the fourth. Все они уже проходят пятую часть учебника, а я только четвертую.
I feel that it's kind of a disgrace. But there's not one of them has such an imagination as I have and I soon found that out. We had reading and geography and Canadian history and dictation today. Я испытываю что-то вроде унижения из-за этого... Зато ни у кого из них нет такого воображения, как у меня, я это очень быстро обнаружила... Сегодня у нас было чтение, география, история Канады и диктант.
Mr. Phillips said my spelling was disgraceful and he held up my slate so that everybody could see it, all marked over. Мистер Филлипс сказал, что у меня чудовищная орфография, и поднял мою грифельную дощечку так, чтобы все видели, сколько он на ней исправил ошибок.
I felt so mortified, Marilla; he might have been politer to a stranger, I think. Мне было так стыдно, Марилла; все-таки, я думаю, он мог бы быть повежливее с незнакомой ученицей.
Ruby Gillis gave me an apple and Sophia Sloane lent me a lovely pink card with Руби Джиллис подарила мне яблоко, а София Слоан дала мне на время прелестную розовую открытку, на которой написано:
'May I see you home?' on it. "Когда я смогу навестить вас?"
I'm to give it back to her tomorrow. Я должна эту открытку ей завтра вернуть.
And Tillie Boulter let me wear her bead ring all the afternoon. А Тилли Бултер после обеда дала мне поносить свое колечко из бусинок.
Can I have some of those pearl beads off the old pincushion in the garret to make myself a ring? Можно мне взять себе на колечко несколько перламутровых бусинок со старой подушечки для булавок в моей комнате?
And oh, Marilla, Jane Andrews told me that Minnie MacPherson told her that she heard Prissy Andrews tell Sara Gillis that I had a very pretty nose. И, ах, Марилла, Джейн Эндрюс сказала мне, что Минни Макферсон сказала ей, будто она слышала, как Присси Эндрюс сказала Саре Джиллис, что у меня очень красивый нос.
Marilla, that is the first compliment I have ever had in my life and you can't imagine what a strange feeling it gave me. Марилла, это первый комплимент, какой я услышала в своей жизни, и вы не можете вообразить, какое у меня возникло странное чувство.
Marilla, have I really a pretty nose? Марилла, это правда, что у меня красивый нос?
I know you'll tell me the truth." Я знаю, вы скажете мне правду.
"Your nose is well enough," said Marilla shortly. - Нос твой совсем неплох, - сказала Марилла коротко.
Secretly she thought Anne's nose was a remarkable pretty one; but she had no intention of telling her so. Втайне она считала, что у Ани замечательно красивый нос, но отнюдь не собиралась ей этого говорить.
That was three weeks ago and all had gone smoothly so far. Это было три недели назад, и пока все шло гладко.
And now, this crisp September morning, Anne and Diana were tripping blithely down the Birch Path, two of the happiest little girls in Avonlea. И теперь, в это бодрящее сентябрьское утро, Аня и Диана, две из счастливейших девочек в Авонлее, беспечно шагали по Березовой Дорожке.
"I guess Gilbert Blythe will be in school today," said Diana. - Похоже, что сегодня в школе будет Гилберт Блайт, - сказала Диана.
"He's been visiting his cousins over in New Brunswick all summer and he only came home Saturday night. - Все лето он провел у своих двоюродных братьев в Нью-Брансуике и вернулся домой только в субботу вечером.
He's aw'fly handsome, Anne. Он ужасно красивый, Аня.
And he teases the girls something terrible. И кошмарно дразнит девочек.
He just torments our lives out." Он просто отравляет нам жизнь.
Diana's voice indicated that she rather liked having her life tormented out than not. По тону Дианы можно было ясно понять, что она предпочитает, чтобы ей отравляли жизнь, чем жить без этого.
"Gilbert Blythe?" said Anne. - Гилберт Блайт? - переспросила Аня.
"Isn't his name that's written up on the porch wall with Julia Bell's and a big - Это его имя и фамилия написаны на стенке у крыльца рядом с именем Джули Белл, а над ними крупно
' Take Notice' over them?" "Обратите внимание"?
"Yes," said Diana, tossing her head, "but I'm sure he doesn't like Julia Bell so very much. I've heard him say he studied the multiplication table by her freckles." - Да, - сказала Диана, вскинув голову, - но я уверена, она ему не очень-то нравится Я слышала, как он говорил, что учил таблицу умножения на ее веснушках.
"Oh, don't speak about freckles to me," implored Anne. - Ах, не говори мне о веснушках, - взмолилась Аня.
"It isn't delicate when I've got so many. - Это неделикатно, ведь у меня их столько!
But I do think that writing take-notices up on the wall about the boys and girls is the silliest ever. Но я думаю, что писать эти "Обратите внимание" на стенке про мальчиков и девочек - глупейшая вещь.
I should just like to see anybody dare to write my name up with a boy's. Посмел бы кто-нибудь написать мое имя на стенке рядом с именем мальчика.
Not, of course," she hastened to add, "that anybody would." Нет, конечно, - поспешила она добавить, - никто не посмеет.
Anne sighed. Аня вздохнула.
She didn't want her name written up. Она не хотела, чтобы ее имя появилось на стенке.
But it was a little humiliating to know that there was no danger of it. Но было немножко унизительно знать, что это ей совсем не грозит.
"Nonsense," said Diana, whose black eyes and glossy tresses had played such havoc with the hearts of Avonlea schoolboys that her name figured on the porch walls in half a dozen take-notices. - Чепуха, - сказала Диана, чьи черные глаза и блестящие волосы сеяли такое разрушение в сердцах авонлейских школьников, что ее имя фигурировало на стенке у крыльца под полудюжиной подобных
"It's only meant as a joke. "Обратите внимание". - Это просто шутка.
And don't you be too sure your name won't ever be written up. И не очень-то надейся, что твое имя не напишут.
Charlie Sloane is dead gone on you. Чарли Слоан по уши в тебя влюблен.
He told his mother-his mother, mind you-that you were the smartest girl in school. Он сказал своей маме - заметь: своей маме! - что ты самая сообразительная девчонка в школе.
That's better than being good looking." А это лучше, чем быть просто симпатичной.
"No, it isn't," said Anne, feminine to the core. - Нет, не лучше, - сказала Аня, женственная до мозга костей.
"I'd rather be pretty than clever. - Я хотела бы лучше быть красивой, чем умной.
And I hate Charlie Sloane, I can't bear a boy with goggle eyes. К тому же я терпеть не могу Чарли Слоана. Я просто не выношу мальчишек с выпученными глазами.
If anyone wrote my name up with his I'd never get over it, Diana Barry. Если кто-нибудь напишет мое имя рядом с его именем, знай, Диана, я ни за что этого не перенесу.
But it is nice to keep head of your class." Но как приятно быть первой в классе!
"You'll have Gilbert in your class after this," said Diana, "and he's used to being head of his class, I can tell you. - Теперь в твоем классе будет Гилберт, - заметила Диана, - и обычно он первый.
He's only in the fourth book although he's nearly fourteen. Он проходит только четвертую часть учебника, хотя ему почти четырнадцать.
Four years ago his father was sick and had to go out to Alberta for his health and Gilbert went with him. Четыре года назад его отец был болен и ему пришлось уехать в Альберту лечиться. И он забрал с собой Гилберта.
They were there three years and Gil didn't go to school hardly any until they came back. Они там прожили три года, и Гил не ходил в школу почти все это время.
You won't find it so easy to keep head after this, Anne." Теперь, когда он вернется, тебе будет не так легко остаться первой в твоем классе.
"I'm glad," said Anne quickly. - Я рада, - сказала Аня быстро.
"I couldn't really feel proud of keeping head of little boys and girls of just nine or ten. - Я не могла по-настоящему гордиться тем, что была первой среди маленьких мальчиков и девочек девяти или десяти лет.
I got up yesterday spelling 'ebullition.' Вчера я встала, чтобы ответить, как пишется "искусство".
Josie Pye was head and, mind you, she peeped in her book. Джози Пай была первой в правописании, но, представляешь, подглядывала в книжку!
Mr. Phillips didn't see her-he was looking at Prissy Andrews-but I did. Мистер Филлипс не видел... он смотрел на Присси Эндрюс... но я видела.
I just swept her a look of freezing scorn and she got as red as a beet and spelled it wrong after all." Я просто бросила на нее взгляд, полный холодного презрения, и она покраснела, как свекла, и написала все-таки неправильно.
"Those Pye girls are cheats all round," said Diana indignantly, as they climbed the fence of the main road. - Эти девчонки Паев - известные обманщицы, -сказала Диана раздраженно, когда они перелезали через ограду на большую дорогу.
"Gertie Pye actually went and put her milk bottle in my place in the brook yesterday. - Вот вчера Герти Пай пришла и поставила свою бутылку с молоком на мое место в ручье.
Did you ever? Представляешь?
I don't speak to her now." Я с ней больше не разговариваю.
When Mr. Phillips was in the back of the room hearing Prissy Andrews's Latin, Diana whispered to Anne, Когда мистер Филлипс находился в глубине классной комнаты, слушая ответ Присси Эндрюс по-латыни, Диана шепнула Ане:
"That's Gilbert Blythe sitting right across the aisle from you, Anne. - Г илберт Блайт сидит прямо через проход от тебя.
Just look at him and see if you don't think he's handsome." Посмотри, правда, он красивый?
Anne looked accordingly. Аня взглянула в указанном направлении.
She had a good chance to do so, for the said Gilbert Blythe was absorbed in stealthily pinning the long yellow braid of Ruby Gillis, who sat in front of him, to the back of her seat. Момент для этого был очень удобный, потому что упомянутый Г илберт Блайт был всецело поглощен тем, что потихоньку прикалывал булавкой одну из длинных золотистых кос Руби Джиллис, сидевшей перед ним, к спинке сиденья.
He was a tall boy, with curly brown hair, roguish hazel eyes, and a mouth twisted into a teasing smile. Это был высокий мальчик с вьющимися темными волосами, лукавыми карими глазами и дерзкой улыбкой на губах.
Presently Ruby Gillis started up to take a sum to the master; she fell back into her seat with a little shriek, believing that her hair was pulled out by the roots. В эту минуту Руби Джиллис вскочила, чтобы показать ответ арифметической задачи учителю. Она упала обратно на сиденье с коротким воплем, уверенная, что волосы у нее вырваны с корнем.
Everybody looked at her and Mr. Phillips glared so sternly that Ruby began to cry. Все оглянулись на нее, а мистер Филлипс посмотрел так сурово, что Руби расплакалась.
Gilbert had whisked the pin out of sight and was studying his history with the soberest face in the world; but when the commotion subsided he looked at Anne and winked with inexpressible drollery. Гилберт быстро вытащил булавку и продолжал читать свой учебник истории с наисерьезнейшим видом; но когда волнение улеглось, он взглянул на Аню и подмигнул ей с невыразимым лукавством.
"I think your Gilbert Blythe is handsome," confided Anne to Diana, "but I think he's very bold. - Я думаю, что этот Г илберт Блайт и вправду красивый, - призналась Аня Диане, - но мне кажется, что он очень дерзкий.
It isn't good manners to wink at a strange girl." Что за манера подмигивать незнакомой девочке?
But it was not until the afternoon that things really began to happen. Но все началось только после обеда.
Mr. Phillips was back in the corner explaining a problem in algebra to Prissy Andrews and the rest of the scholars were doing pretty much as they pleased eating green apples, whispering, drawing pictures on their slates, and driving crickets harnessed to strings, up and down aisle. Мистер Филлипс сидел в заднем углу класса, объясняя Присси Эндрюс задание по алгебре, а остальные ученики занимались чем кому нравилось: ели зеленые яблоки, шептались, рисовали картинки на своих грифельных дощечках, пускали вдоль прохода между партами сверчков в упряжке из ниток.
Gilbert Blythe was trying to make Anne Shirley look at him and failing utterly, because Anne was at that moment totally oblivious not only to the very existence of Gilbert Blythe, but of every other scholar in Avonlea school itself. Гилберт Блайт пытался заставить Аню Ширли взглянуть на него, но потерпел полную неудачу, поскольку Аня в тот момент совершенно забыла о самом существовании не только Г илберта Блайта, но и всех прочих учеников авонлейской школы, да и о самой авонлейской школе.
With her chin propped on her hands and her eyes fixed on the blue glimpse of the Lake of Shining Waters that the west window afforded, she was far away in a gorgeous dreamland hearing and seeing nothing save her own wonderful visions. Опершись подбородком на руки и устремив глаза на голубые отблески Озера Сверкающих Вод, которые хорошо было видно через западное окно, она была далеко, в великолепной стране грез, не слыша и не видя ничего, кроме своих собственных чудесных видений.
Gilbert Blythe wasn't used to putting himself out to make a girl look at him and meeting with failure. Гилберт Блайт не привык безуспешно стараться заставить какую-нибудь девочку взглянуть на него.
She should look at him, that red-haired Shirley girl with the little pointed chin and the big eyes that weren't like the eyes of any other girl in Avonlea school. Она должна посмотреть на него, эта рыжая Ширли с маленьким острым подбородком и большими глазами, так непохожими на глаза остальных учениц авонлейской школы.
Gilbert reached across the aisle, picked up the end of Anne's long red braid, held it out at arm's length and said in a piercing whisper: Гилберт перегнулся через проход, ухватил за конец одну из длинных рыжих кос Ани, потянул к себе и произнес пронзительным шепотом:
"Carrots! - Морковка!
Carrots!" Морковка!
Then Anne looked at him with a vengeance! Только тогда Аня взглянула на него. Но как взглянула!
She did more than look. И не только взглянула.
She sprang to her feet, her bright fancies fallen into cureless ruin. Она вскочила с места, все ее яркие мечты рухнули безвозвратно.
She flashed one indignant glance at Gilbert from eyes whose angry sparkle was swiftly quenched in equally angry tears. Она метнула на Гилберта раздраженный взгляд, но гневный блеск ее глаз быстро угас в столь же гневных слезах.
"You mean, hateful boy!" she exclaimed passionately. - Ты гадкий, противный мальчишка! -воскликнула она страстно.
"How dare you!" - Как ты смеешь!
And then-thwack! И потом - трах!
Anne had brought her slate down on Gilbert's head and cracked it-slate not head-clear across. - Аня с размаху опустила свою грифельную дощечку на голову Гилберта и расколола ее -дощечку, не голову - пополам.
Avonlea school always enjoyed a scene. Авонлейская школа всегда была рада любому происшествию.
This was an especially enjoyable one. А эта сцена доставила всем особенное удовольствие.
Everybody said Все воскликнули:
"Oh" in horrified delight. "О!" - с испугом и восхищением.
Diana gasped. Диана открыла рот и онемела.
Ruby Gillis, who was inclined to be hysterical, began to cry. Руби Джиллис, которая всегда была склонна к истерике, заплакала.
Tommy Sloane let his team of crickets escape him altogether while he stared open-mouthed at the tableau. Томми Слоан упустил свою пару сверчков и застыл в изумлении, уставившись на эту сцену.
Mr. Phillips stalked down the aisle and laid his hand heavily on Anne's shoulder. Мистер Филлипс прошествовал вдоль прохода и тяжело опустил руку на Анино плечо.
"Anne Shirley, what does this mean?" he said angrily. - Аня Ширли, что это значит? - спросил он гневно.
Anne returned no answer. Аня не ответила.
It was asking too much of flesh and blood to expect her to tell before the whole school that she had been called "carrots." Это было уж слишком - требовать от нее признать перед всей школой, что ее назвали "морковкой".
Gilbert it was who spoke up stoutly. Гилберт решительно вмешался:
"It was my fault Mr. Phillips. - Это я виноват, мистер Филлипс.
I teased her." Я дразнил ее.
Mr. Phillips paid no heed to Gilbert. Но мистер Филлипс не обратил внимания на Гилберта.
"I am sorry to see a pupil of mine displaying such a temper and such a vindictive spirit," he said in a solemn tone, as if the mere fact of being a pupil of his ought to root out all evil passions from the hearts of small imperfect mortals. - Мне очень неприятно, что моя ученица выказала такой гнев и такую мстительность, - сказал он внушительным тоном, как будто даже простая принадлежность к числу его учеников должна была искоренить все дурные страсти в сердцах юных несовершенных смертных.
"Anne, go and stand on the platform in front of the blackboard for the rest of the afternoon." - Аня, пойди и встань у классной доски. Будешь стоять там до конца занятий.
Anne would have infinitely preferred a whipping to this punishment under which her sensitive spirit quivered as from a whiplash. Аня предпочла бы, чтобы ее отхлестали бичом, чем подвергнуться такому наказанию, от которого ее чувствительный дух содрогался, словно под ударами бича.
With a white, set face she obeyed. С побелевшим и застывшим лицом она повиновалась.
Mr. Phillips took a chalk crayon and wrote on the blackboard above her head. Мистер Филлипс взял кусок мела и написал на доске над ее головой:
"Ann Shirley has a very bad temper. "У Анюты Ширли очень плохой характер.
Ann Shirley must learn to control her temper," and then read it out loud so that even the primer class, who couldn't read writing, should understand it. Анюта Ширли должна научиться владеть собой". Затем он прочитал это вслух, чтобы даже самые маленькие ученики, которые умели читать только печатные буквы, могли понять, что написано.
Anne stood there the rest of the afternoon with that legend above her. Аня простояла остаток дня с этой надписью над головой.
She did not cry or hang her head. Она не плакала и не опустила головы.
Anger was still too hot in her heart for that and it sustained her amid all her agony of humiliation. Г нев еще кипел в ее душе, и это поддерживало ее в страданиях унижения.
With resentful eyes and passion-red cheeks she confronted alike Diana's sympathetic gaze and Charlie Sloane's indignant nods and Josie Pye's malicious smiles. С пылающими от гнева щеками, возмущенным взглядом одинаково встречала она и сочувственный взгляд Дианы, и полные негодования жесты Чарли Слоана, и злорадную улыбку Джози Пай.
As for Gilbert Blythe, she would not even look at him. Что же до Гилберта Блайта, то она даже не взглянула на него.
She would never look at him again! Она никогда больше на него не посмотрит!
She would never speak to him!! Она никогда не будет с ним разговаривать!!!
When school was dismissed Anne marched out with her red head held high. Когда занятия кончились, Аня вышла из школы, гордо подняв свою рыжую голову.
Gilbert Blythe tried to intercept her at the porch door. Г илберт Блайт попытался перехватить ее на крыльце.
"I'm awfully sorry I made fun of your hair, Anne," he whispered contritely. - Мне ужасно жаль, что я посмеялся над твоими волосами, Аня, - прошептал он с раскаянием.
"Honest I am. - Честное слово.
Don't be mad for keeps, now." Не обижайся на меня навсегда!
Anne swept by disdainfully, without look or sign of hearing. Аня прошла мимо торжественной поступью, исполненная презрения, даже не взглянув и не подав вида, что слышала эти слова.
"Oh how could you, Anne?" breathed Diana as they went down the road half reproachfully, half admiringly. - О, как ты могла, Аня? - вздохнула Диана, когда они шли домой по дороге, отчасти с упреком, отчасти с восхищением.
Diana felt that she could never have resisted Gilbert's plea. Диана чувствовала, что сама она никогда не смогла бы отвергнуть просьбу Гилберта.
"I shall never forgive Gilbert Blythe," said Anne firmly. - Я никогда не прощу Г илберта Блайта, - сказала Аня твердо.
"And Mr. Phillips spelled my name without an e, too. - И мистера Филлипса, за то что он написал "Анюта", тоже.
The iron has entered into my soul, Diana." Железо пронзило мою душу, Диана.
Diana hadn't the least idea what Anne meant but she understood it was something terrible. Диана понятия не имела, что Аня под этим подразумевает, но почувствовала, что это было нечто ужасное.
"You mustn't mind Gilbert making fun of your hair," she said soothingly. -Ты не должна обижаться на Гилберта, что он насмехался над твоими волосами, - попыталась она утешить Аню.
"Why, he makes fun of all the girls. - Он над всеми девочками издевается.
He laughs at mine because it's so black. И над моими волосами он тоже насмехался... что они такие черные.
He's called me a crow a dozen times; and I never heard him apologize for anything before, either." Он сто раз называл меня вороной. И я никогда прежде не слышала, чтобы он извинялся.
"There's a great deal of difference between being called a crow and being called carrots," said Anne with dignity. - Огромная разница быть названной вороной и быть названной морковкой, - сказала Аня с достоинством.
"Gilbert Blythe has hurt my feelings excruciatingly, Diana." - Гилберт Блайт мучительнейше оскорбил мои чувства, Диана.
It is possible the matter might have blown over without more excruciation if nothing else had happened. Вероятно, тем бы дело и кончилось без дальнейших мучений, если бы больше ничего не случилось.
But when things begin to happen they are apt to keep on. Но очень часто за одним несчастьем следует другое.
Avonlea scholars often spent noon hour picking gum in Mr. Bell's spruce grove over the hill and across his big pasture field. Ученики авонлейской школы часто проводили обеденный перерыв, собирая сосновую смолу в лесу мистера Белла.
From there they could keep an eye on Eben Wright's house, where the master boarded. Между холмом, на котором располагался этот лес, и школой лежало широкое пастбище, и с высоты детям хорошо был виден дом Эбена Райта, где столовался учитель.
When they saw Mr. Phillips emerging therefrom they ran for the schoolhouse; but the distance being about three times longer than Mr. Wright's lane they were very apt to arrive there, breathless and gasping, some three minutes too late. Стоило им заметить, что мистер Филлипс выходит оттуда после обеда, как они бегом бросались к школе. Но расстояние, которое им нужно было преодолеть, оказывалось в три раза больше, чем дорожка от дома мистера Райта, по которой возвращался в школу учитель, и потому они добегали до школы, задыхающиеся и обессиленные, на три минуты позже него.
On the following day Mr. Phillips was seized with one of his spasmodic fits of reform and announced before going home to dinner, that he should expect to find all the scholars in their seats when he returned. На следующий день после описанных событий у мистера Филлипса был один из случавшихся у него время от времени приступов реформаторского пыла, и, перед тем как отправиться на обед, он объявил, что требует, чтобы к его возвращению все ученики сидели на местах.
Anyone who came in late would be punished. Всякий, кто явится позднее, будет наказан.
All the boys and some of the girls went to Mr. Bell's spruce grove as usual, fully intending to stay only long enough to "pick a chew." Все мальчики и некоторые девочки, как обычно, побежали в лес мистера Белла с твердым намерением задержаться там ровно столько времени, сколько нужно, чтобы найти кусочек "жвачки".
But spruce groves are seductive and yellow nuts of gum beguiling; they picked and loitered and strayed; and as usual the first thing that recalled them to a sense of the flight of time was Jimmy Glover shouting from the top of a patriarchal old spruce Но в лесочке было так приятно, а золотистые капли смолы казались такими соблазнительными! Они собирали смолу, болтали, слонялись под деревьями; и, как обычно, первым, кто напомнил им о быстротечности времени, был Джимми Гловер, закричавший с верхушки огромной старой сосны:
"Master's coming." "Учитель идет!"
The girls who were on the ground, started first and managed to reach the schoolhouse in time but without a second to spare. Девочки, которые были на земле, сразу бросились бежать и сумели добраться до школы в последнюю секунду.
The boys, who had to wriggle hastily down from the trees, were later; and Anne, who had not been picking gum at all but was wandering happily in the far end of the grove, waist deep among the bracken, singing softly to herself, with a wreath of rice lilies on her hair as if she were some wild divinity of the shadowy places, was latest of all. Мальчики, которым пришлось, извиваясь, поспешно спускаться с деревьев, опоздали. Аня, которая отнюдь не собирала смолу, но блаженно бродила среди доходивших ей почти до пояса папоротников в дальнем конце лесочка, тихонько напевая, с венком из ландышей на голове, словно какое-то лесное божество этих тенистых мест, оказалась самой последней.
Anne could run like a deer, however; run she did with the impish result that she overtook the boys at the door and was swept into the schoolhouse among them just as Mr. Phillips was in the act of hanging up his hat. Впрочем, бегала она словно лань и на этот раз сумела так отлично этим воспользоваться, что догнала мальчиков у дверей и влетела в школу вместе с ними как раз в тот момент, когда мистер Филлипс вешал на гвоздь свою шляпу.
Mr. Phillips's brief reforming energy was over; he didn't want the bother of punishing a dozen pupils; but it was necessary to do something to save his word, so he looked about for a scapegoat and found it in Anne, who had dropped into her seat, gasping for breath, with a forgotten lily wreath hanging askew over one ear and giving her a particularly rakish and disheveled appearance. Краткий приступ реформаторской активности у мистера Филлипса уже прошел. Ему не хотелось обременять себя, наказывая десяток учеников. Но было необходимо сделать что-то, чтобы сдержать слово, поэтому он оглянулся в поисках козла отпущения и нашел его в Ане, которая упала на свое место, задыхаясь от быстрого бега, с забытым венком из ландышей на голове, криво съехавшим на одно ухо и придававшим ей особенно беспутный и озорной вид.
"Anne Shirley, since you seem to be so fond of the boys' company we shall indulge your taste for it this afternoon," he said sarcastically. - Аня Ширли, ты, кажется, очень любишь общество мальчиков. Сегодня мы примем твой вкус во внимание, - сказал он язвительно.
"Take those flowers out of your hair and sit with Gilbert Blythe." - Сними цветы с головы и сядь с Гилбертом Блайтом.
The other boys snickered. Мальчики захихикали.
Diana, turning pale with pity, plucked the wreath from Anne's hair and squeezed her hand. Диана, побледнев от сострадания, сняла венок с Аниной головы и на мгновение сжала ее руку.
Anne stared at the master as if turned to stone. Аня, словно окаменев, смотрела на учителя.
"Did you hear what I said, Anne?" queried Mr. Phillips sternly. -Ты слышала, что я сказал, Аня? - спросил мистер Филлипс,
"Yes, sir," said Anne slowly "but I didn't suppose you really meant it." - Да, сэр, - произнесла она медленно, - но я не думала, что вы это серьезно.
"I assure you I did"-still with the sarcastic inflection which all the children, and Anne especially, hated. - Уверяю тебя, что да, - продолжил он с той же иронической интонацией, которую все дети, а особенно Аня, терпеть не могли.
It flicked on the raw. Слишком она задевала за живое.
"Obey me at once." - Сейчас же делай, что я велел.
For a moment Anne looked as if she meant to disobey. На мгновение показалось, что Аня не подчинится.
Then, realizing that there was no help for it, she rose haughtily, stepped across the aisle, sat down beside Gilbert Blythe, and buried her face in her arms on the desk. Затем, понимая, что выхода нет, она поднялась с высокомерным видом, села на другой стороне прохода рядом с Гилбертом Блайтом и, положив руки на парту, уткнулась в них лицом.
Ruby Gillis, who got a glimpse of it as it went down, told the others going home from school that she'd "acksually never seen anything like it-it was so white, with awful little red spots in it." Руби Джиллис, которая мельком видела, как это происходило, рассказывала остальным по дороге домой, что никогда "не видела ничего подобного -лицо, белое как мел, все в ужасных красных точках".
To Anne, this was as the end of all things. Для Ани это было ужасное переживание.
It was bad enough to be singled out for punishment from among a dozen equally guilty ones; it was worse still to be sent to sit with a boy, but that that boy should be Gilbert Blythe was heaping insult on injury to a degree utterly unbearable. И так уже тяжело, что ее одну выбрали, чтобы наказать, хотя был еще десяток столь же провинившихся. Еще хуже то, что ей велели сесть рядом с мальчиком. Но то, что этим мальчиком был Гилберт Блайт, явилось верхом оскорбления и делало обиду совершенно непереносимой.
Anne felt that she could not bear it and it would be of no use to try. Аня чувствовала, что не в силах выдержать такое, бесполезно и пытаться.
Her whole being seethed with shame and anger and humiliation. Все ее существо содрогалось от позора, гнева и унижения.
At first the other scholars looked and whispered and giggled and nudged. Сначала другие посматривали на нее, шептались, хихикали, подталкивали друг друга локтями.
But as Anne never lifted her head and as Gilbert worked fractions as if his whole soul was absorbed in them and them only, they soon returned to their own tasks and Anne was forgotten. Но так как Аня не поднимала головы, а Гилберт, решавший задачку на дроби, казалось, предался всей душой этим дробям, и только им, то и прочие вскоре занялись своими заданиями, и Аня была забыта.
When Mr. Phillips called the history class out Anne should have gone, but Anne did not move, and Mr. Phillips, who had been writing some verses Когда мистер Филлипс собирал письменные работы по истории, Аня должна была подойти, но она не двинулась с места, а мистер Филлипс, который в это время сочинял стихотворение
"To Priscilla" before he called the class, was thinking about an obstinate rhyme still and never missed her. "К Присилле" и мучился над какой-то упрямой рифмой, ничего не заметил.
Once, when nobody was looking, Gilbert took from his desk a little pink candy heart with a gold motto on it, Улучив минуту, когда никто не смотрел, Гилберт достал из своей парты маленький красный леденец в форме сердечка, на котором золотыми буквами было выведено:
"You are sweet," and slipped it under the curve of Anne's arm. "С тобою сладко", - и подсунул его Ане под локоть.
Whereupon Anne arose, took the pink heart gingerly between the tips of her fingers, dropped it on the floor, ground it to powder beneath her heel, and resumed her position without deigning to bestow a glance on Gilbert. Тогда она поднялась, осторожно взяла пурпурное сердечко кончиками пальцев, бросила на пол, раздавила каблучком и приняла прежнюю позу, не соизволив осчастливить Гилберта даже взглядом.
When school went out Anne marched to her desk, ostentatiously took out everything therein, books and writing tablet, pen and ink, testament and arithmetic, and piled them neatly on her cracked slate. Когда занятия кончились, Аня подошла к своей парте, демонстративно вынула все, что в ней было, книги и тетради, перо и чернила, Библию и арифметику, и аккуратно сложила все на своей расколотой грифельной дощечке.
"What are you taking all those things home for, Anne?" Diana wanted to know, as soon as they were out on the road. - Почему ты все забираешь домой, Аня? -пожелала узнать Диана, как только они оказались на дороге.
She had not dared to ask the question before. До этого она не осмеливалась задавать вопросов.
"I am not coming back to school any more," said Anne. - Я больше не вернусь в школу, - сказала Аня.
Diana gasped and stared at Anne to see if she meant it. Диана открыла рот от удивления и уставилась на Аню, чтобы понять, не шутит ли та.
"Will Marilla let you stay home?" she asked. - Разве Марилла позволит тебе остаться дома? -спросила она.
"She'll have to," said Anne. - Ей придется это сделать, - ответила Аня.
"I'll never go to school to that man again." - Я никогда не пойду в школу к этому человеку.
"Oh, Anne!" - О, Аня!
Diana looked as if she were ready to cry. - Диана, казалось, собиралась заплакать.
"I do think you're mean. - Это нечестно.
What shall I do? Что же я буду делать?
Mr. Phillips will make me sit with that horrid Gertie Pye-I know he will because she is sitting alone. Мистер Филлипс посадит меня с этой отвратительной Герти Пай... Я знаю, что посадит, потому что она сидит одна.
Do come back, Anne." Аня, вернись!
"I'd do almost anything in the world for you, Diana," said Anne sadly. - Я сделала бы для тебя почти все на свете, Диана, - сказала Аня печально.
"I'd let myself be torn limb from limb if it would do you any good. - Я позволила бы разорвать себя на куски, если бы знала, что это необходимо для твоего блага.
But I can't do this, so please don't ask it. Но вернуться я не могу, пожалуйста, не проси.
You harrow up my very soul." Ты терзаешь мне душу.
"Just think of all the fun you will miss," mourned Diana. - Только подумай обо всем, что ты потеряешь, -сокрушалась Диана.
"We are going to build the loveliest new house down by the brook; and we'll be playing ball next week and you've never played ball, Anne. - Мы собираемся строить прелестнейший новый домик для игры у ручья. А со следующей недели будем играть в мяч. Ты же никогда не играла в мяч, Аня.
It's tremendously exciting. Это потрясающе интересно!
And we're going to learn a new song-Jane Andrews is practicing it up now; and Alice Andrews is going to bring a new Pansy book next week and we're all going to read it out loud, chapter about, down by the brook. Мы собираемся разучить новую песенку... Джейн Эндрюс уже разучивает. Элис Эндрюс принесет новую книжку на следующей неделе, и мы будем читать ее вслух, по одной главе, у ручья.
And you know you are so fond of reading out loud, Anne." А ведь ты так любишь читать вслух, Аня!
Nothing moved Anne in the least. Но Аня была непоколебима.
Her mind was made up. Ее решение было окончательным.
She would not go to school to Mr. Phillips again; she told Marilla so when she got home. Она больше не пойдет в школу к мистеру Филлипсу! Об этом она и объявила Марилле, когда вернулась домой.
"Nonsense," said Marilla. - Глупости, - сказала Марилла.
"It isn't nonsense at all," said Anne, gazing at Marilla with solemn, reproachful eyes. - Совсем не глупости, - отвечала Аня, глядя на Мариллу торжественно и укоризненно.
"Don't you understand, Marilla? - Разве вы не понимаете, Марилла?
I've been insulted." Мне нанесено оскорбление!
"Insulted fiddlesticks! - Оскорбление! Ерунда!
You'll go to school tomorrow as usual." Пойдешь завтра в школу, как обычно.
"Oh, no." - Ах, нет.
Anne shook her head gently. - Аня мягко покачала головой.
"I'm not going back, Marilla. - Я не вернусь туда, Марилла.
I'll learn my lessons at home and I'll be as good as I can be and hold my tongue all the time if it's possible at all. Я буду учить все уроки дома, я буду вести себя как можно лучше, я буду все время молчать, если это вообще возможно.
But I will not go back to school, I assure you." Но, уверяю вас, в школу я не вернусь.
Marilla saw something remarkably like unyielding stubbornness looking out of Anne's small face. She understood that she would have trouble in overcoming it; but she re-solved wisely to say nothing more just then. Марилла увидела непреклонную решимость на Анином лице и поняла, что переубедить ее будет трудно. Она разумно решила отложить разговор.
"I'll run down and see Rachel about it this evening," she thought. "Схожу-ка я сегодня вечером к Рейчел и посоветуюсь с ней, - сказала она себе.
"There's no use reasoning with Anne now. - Бесполезно увещевать Аню теперь.
She's too worked up and I've an idea she can be awful stubborn if she takes the notion. Она слишком возбуждена и может ожесточиться в своем упрямстве.
Far as I can make out from her story, Mr. Phillips has been carrying matters with a rather high hand. Насколько можно понять из ее рассказа, мистер Филлипс уж слишком перегибает палку.
But it would never do to say so to her. Но не стоит ей об этом говорить.
I'll just talk it over with Rachel. Лучше посоветуюсь с Рейчел.
She's sent ten children to school and she ought to know something about it. Она посылала в школу десять детей и должна кое-что об этом знать.
She'll have heard the whole story, too, by this time." Она, должно быть, уже слышала всю историю".
Marilla found Mrs. Lynde knitting quilts as industriously and cheerfully as usual. Марилла застала миссис Линд вяжущей очередное одеяло с обычным усердием и удовольствием.
"I suppose you know what I've come about," she said, a little shamefacedly. - Я думаю, ты знаешь, почему я пришла, - сказала она несколько смущенно.
Mrs. Rachel nodded. Миссис Рейчел кивнула.
"About Anne's fuss in school, I reckon," she said. - Догадываюсь. Из-за этой истории с Аней в школе, - сказала она.
"Tillie Boulter was in on her way home from school and told me about it." - Тилли Бултер заходила сюда по пути домой и обо всем мне рассказала.
"I don't know what to do with her," said Marilla. - Не знаю, что с ней делать, - сказала Марилла.
"She declares she won't go back to school. - Она объявила, что не вернется в школу.
I never saw a child so worked up. Я никогда не видела такой непримиримости в ребенке.
I've been expecting trouble ever since she started to school. I knew things were going too smooth to last. С самого начала, когда она начала ходить в школу, я ждала, что что-нибудь да случится, и даже удивлялась, что все идет слишком хорошо.
She's so high strung. Она все так глубоко переживает.
What would you advise, Rachel?" Что ты посоветуешь, Рейчел?
"Well, since you've asked my advice, Marilla," said Mrs. Lynde amiably-Mrs. Lynde dearly loved to be asked for advice-"I'd just humor her a little at first, that's what I'd do. - Ну, раз уж ты спрашиваешь моего совета, Марилла, - сказала миссис Линд любезно - миссис Линд ужасно любила, чтобы у нее спрашивали совета, - я пошла бы ей навстречу, вот что я сделала бы.
It's my belief that Mr. Phillips was in the wrong. По моему убеждению, мистер Филлипс был не прав.
Of course, it doesn't do to say so to the children, you know. Но, конечно, недопустимо говорить это детям, ты понимаешь.
And of course he did right to punish her yesterday for giving way to temper. Разумеется, он был прав, что наказал ее вчера за вспышку гнева.
But today it was different. Но сегодня дело обстояло иначе.
The others who were late should have been punished as well as Anne, that's what. Он должен был наказать всех, кто опоздал вместе с Аней, вот что.
And I don't believe in making the girls sit with the boys for punishment. Да и что это за наказание - сажать девочку рядом с мальчиком?
It isn't modest. Это бестактно.
Tillie Boulter was real indignant. Тилли Бултер была возмущена.
She took Anne's part right through and said all the scholars did too. Она целиком на Аниной стороне и говорит, что весь класс также.
Anne seems real popular among them, somehow. Похоже, что Аня пользуется у них популярностью.
I never thought she'd take with them so well." Я никак не предполагала, что она им понравится.
"Then you really think I'd better let her stay home," said Marilla in amazement. - Ты... ты действительно думаешь, что мне лучше позволить ей остаться дома? - спросила Марилла с удивлением.
"Yes. -Да.
That is I wouldn't say school to her again until she said it herself. То есть я не стала бы посылать ее в школу, пока она сама не запросится.
Depend upon it, Marilla, she'll cool off in a week or so and be ready enough to go back of her own accord, that's what, while, if you were to make her go back right off, dear knows what freak or tantrum she'd take next and make more trouble than ever. Положись на меня, Марилла. Она остынет через неделю или чуть больше, и сама охотно вернется в класс, вот что я вам скажу. А если заставить ее вернуться сразу, то кто знает, какие вспышки раздражения могут нас ожидать и сколько с этим будет хлопот.
The less fuss made the better, in my opinion. По моему мнению, чем меньше шума, тем лучше.
She won't miss much by not going to school, as far as that goes. Она не очень много потеряет, если неделю не походит в такую школу.
Mr. Phillips isn't any good at all as a teacher. Как учитель мистер Филлипс никуда не годится.
The order he keeps is scandalous, that's what, and he neglects the young fry and puts all his time on those big scholars he's getting ready for Queen's. Порядок, который он завел, возмутителен, скажу я вам. Он не уделяет достаточного внимания малышне, а все время тратит на старших, которых готовит в Королевскую семинарию.
He'd never have got the school for another year if his uncle hadn't been a trustee-the trustee, for he just leads the other two around by the nose, that's what. Ему никак не удалось бы остаться преподавать в школе второй год, если бы его дядя не был одним из членов попечительского совета и не водил двух других его членов за нос, вот что.
I declare, I don't know what education in this Island is coming to." Ну, скажу я вам, уж и не знаю, что будет с образованием на нашем острове.
Mrs. Rachel shook her head, as much as to say if she were only at the head of the educational system of the Province things would be much better managed. И миссис Рейчел выразительно покачала головой, как бы давая понять, что, если бы только она стояла во главе системы образования Канады, дело было бы поставлено гораздо лучше.
Marilla took Mrs. Rachel's advice and not another word was said to Anne about going back to school. Марилла последовала совету миссис Рейчел и не заговаривала с Аней о возвращении в школу.
She learned her lessons at home, did her chores, and played with Diana in the chilly purple autumn twilights; but when she met Gilbert Blythe on the road or encountered him in Sunday school she passed him by with an icy contempt that was no whit thawed by his evident desire to appease her. Аня учила уроки дома, выполняла свои обязанности по хозяйству, а в холодные красноватые осенние сумерки играла с Дианой. Но когда она встречала на дороге Гилберта Блайта или сталкивалась с ним в воскресной школе, то проходила мимо, обдавая его ледяным презрением, которое было не под силу растопить его очевидному желанию помириться.
Even Diana's efforts as a peacemaker were of no avail. Даже попытки Дианы выступить в роли миротворца оказались бесполезны.
Anne had evidently made up her mind to hate Gilbert Blythe to the end of life. Очевидно, Аня твердо решила ненавидеть Гилберта Блайта до конца жизни.
As much as she hated Gilbert, however, did she love Diana, with all the love of her passionate little heart, equally intense in its likes and dislikes. Но так же сильно, как она ненавидела Гилберта, она любила Диану, со всей привязанностью, на какую было способно ее страстное сердечко, одинаково самозабвенно предававшееся и любви, и ненависти.
One evening Marilla, coming in from the orchard with a basket of apples, found Anne sitting along by the east window in the twilight, crying bitterly. Однажды в сумерки Марилла, возвратившись из сада с корзиной яблок, застала Аню горько плачущей у окна ее комнатки в мезонине.
"Whatever's the matter now, Anne?" she asked. - Да что еще случилось, Аня? - спросила она.
"It's about Diana," sobbed Anne luxuriously. - Это о Диане, - рыдала Аня, не жалея слез.
"I love Diana so, Marilla. - Я так люблю Диану, Марилла!
I cannot ever live without her. Я не смогу жить без нее.
But I know very well when we grow up that Diana will get married and go away and leave me. Но я прекрасно знаю: когда мы вырастем, Диана выйдет замуж, уедет и покинет меня.
And oh, what shall I do? Ах, что я тогда буду делать?
I hate her husband-I just hate him furiously. Я ненавижу ее мужа... я ненавижу его всей душой.
I've been imagining it all out-the wedding and everything-Diana dressed in snowy garments, with a veil, and looking as beautiful and regal as a queen; and me the bridesmaid, with a lovely dress too, and puffed sleeves, but with a breaking heart hid beneath my smiling face. Я все это вообразила... венчание и все такое... Диана в снежно-белом платье, под вуалью, и такая красивая и величественная, как королева, и я -подружка невесты. Правда, у меня тоже прелестное платье и рукава с буфами, но сердце мое разбито, хоть на лице и улыбка.
And then bidding Diana goodbye-e-e-" Here Anne broke down entirely and wept with increasing bitterness. И потом нужно будет проститься с Дианой навсегда-а-а... - Здесь Аня совершенно потеряла самообладание и расплакалась еще горше.
Marilla turned quickly away to hide her twitching face; but it was no use; she collapsed on the nearest chair and burst into such a hearty and unusual peal of laughter that Matthew, crossing the yard outside, halted in amazement. Марилла торопливо отвернулась, чтобы скрыть улыбку, но это было бесполезно. Она в изнеможении упала на стоявший рядом стул и разразилась таким необычным и сердечным смехом, что Мэтью, проходивший в это время по двору, остановился в изумлении.
When had he heard Marilla laugh like that before? Когда это он слышал, чтобы Марилла так смеялась прежде?
"Well, Anne Shirley," said Marilla as soon as she could speak, "if you must borrow trouble, for pity's sake borrow it handier home. - Ну, Аня, - сказала Марилла, как только оказалась в состоянии говорить, - если уж тебе нужно искать причины для беспокойства, ради всего святого, ищи где-нибудь поближе.
I should think you had an imagination, sure enough." Приходится признать, что воображение у тебя хоть куда!
CHAPTER XVI. Глава 16
Diana Is Invited to Tea with Tragic Results Трагические последствия чаепития
OCTOBER was a beautiful month at Green Gables, when the birches in the hollow turned as golden as sunshine and the maples behind the orchard were royal crimson and the wild cherry trees along the lane put on the loveliest shades of dark red and bronzy green, while the fields sunned themselves in aftermaths. Октябрь в Зеленых Мезонинах был необыкновенно красив. Березы в долине золотились, словно солнечный свет, клены за садом облачились в великолепнейший пурпур, дикие вишни вдоль дороги принарядились в прелестнейшие оттенки темно-красного и бронзово-зеленого, а луга и поля уже покрыла вторая зелень.
Anne reveled in the world of color about her. Аня упивалась этим окружавшим ее буйством красок.
"Oh, Marilla," she exclaimed one Saturday morning, coming dancing in with her arms full of gorgeous boughs, "I'm so glad I live in a world where there are Octobers. - Ах, Марилла, - воскликнула она однажды субботним утром, вбегая в кухню с охапкой ярких кленовых веток, - я так рада, что живу в мире, где бывает октябрь.
It would be terrible if we just skipped from September to November, wouldn't it? Было бы ужасно, если бы мы сразу из сентября попадали в ноябрь, правда?
Look at these maple branches. Посмотрите, какие ветки!
Don't they give you a thrill-several thrills? Разве при взгляде на них вас не охватывает приятная дрожь? И даже несколько дрожей сразу?
I'm going to decorate my room with them." Я хочу украсить этими ветками мою комнату.
"Messy things," said Marilla, whose aesthetic sense was not noticeably developed. - Опять мусор! - сказала Марилла, чье эстетическое чувство не было слишком развито.
"You clutter up your room entirely too much with out-of-doors stuff, Anne. - Заваливаешь свою комнату всем, что тащишь с улицы.
Bedrooms were made to sleep in." Спальня - для того чтобы спать.
"Oh, and dream in too, Marilla. - И видеть сны, Марилла.
And you know one can dream so much better in a room where there are pretty things. Ведь сны снятся гораздо лучше в комнате, где есть красивые вещи.
I'm going to put these boughs in the old blue jug and set them on my table." Я поставлю эти ветки в старый голубой кувшин у себя на столе.
"Mind you don't drop leaves all over the stairs then. - Смотри только не сори листьями на лестнице.
I'm going on a meeting of the Aid Society at Carmody this afternoon, Anne, and I won't likely be home before dark. Я поеду сегодня в Кармоди на собрание благотворительного общества, Аня, и скорее всего вернусь уже затемно.
You'll have to get Matthew and Jerry their supper, so mind you don't forget to put the tea to draw until you sit down at the table as you did last time." Тебе придется накрыть к ужину для Мэтью и Джерри, так что не забудь заварить чай заранее, прежде чем сядете за стол, а не как прошлый раз.
"It was dreadful of me to forget," said Anne apologetically, "but that was the afternoon I was trying to think of a name for Violet Vale and it crowded other things out. - Да, ужасно, что я тогда об этом забыла, - сказала Аня виновато, - но это случилось в тот день, когда я пыталась придумать название Долине Фиалок, и это совершенно вытеснило все остальные мысли у меня из головы.
Matthew was so good. Но Мэтью отнесся к этому так снисходительно.
He never scolded a bit. Он совсем не сердился.
He put the tea down himself and said we could wait awhile as well as not. Он сам насыпал чай в заварной чайник и сказал, что можно и подождать.
And I told him a lovely fairy story while we were waiting, so he didn't find the time long at all. А я рассказала ему чудесную сказку, пока мы ждали, так что время прошло незаметно.
It was a beautiful fairy story, Marilla. Это была прекрасная сказка, Марилла.
I forgot the end of it, so I made up an end for it myself and Matthew said he couldn't tell where the join came in." Я забыла ее конец и сама сочинила другой, а Мэтью сказал, что даже не заметил, где кончилась сказка и началось мое воображение.
"Matthew would think it all right, Anne, if you took a notion to get up and have dinner in the middle of the night. - Мэтью не возражал бы, даже если бы тебе пришло в голову встать среди ночи и сесть обедать.
But you keep your wits about you this time. На этот раз постарайся сохранять голову на плечах.
And-I don't really know if I'm doing right-it may make you more addlepated than ever-but you can ask Diana to come over and spend the afternoon with you and have tea here." И... не знаю, правильно ли я поступаю... может быть, от этого ты будешь только еще более рассеянной... можешь пригласить Диану и угостить ее чаем.
"Oh, Marilla!" - Ах, Марилла!
Anne clasped her hands. - Аня сложила руки.
"How perfectly lovely! - Просто прелесть!
You are able to imagine things after all or else you'd never have understood how I've longed for that very thing. У вас, несомненно, тоже есть воображение, иначе вы никогда бы не догадались, как сильно я именно этого и хочу.
It will seem so nice and grown-uppish. Это будет так мило и совсем как у взрослых.
No fear of my forgetting to put the tea to draw when I have company. И уж конечно я не забуду заварить чай, если у меня будет гостья.
Oh, Marilla, can I use the rosebud spray tea set?" Ах, Марилла, можно мне взять парадный сервиз с розовыми бутонами?
"No, indeed! - Разумеется, нет!
The rosebud tea set! Сервиз!
Well, what next? Что еще ты придумаешь?
You know I never use that except for the minister or the Aids. Ты ведь знаешь, я его достаю, только когда к чаю приходит священник или дамы из благотворительного общества.
You'll put down the old brown tea set. Возьмешь старую коричневую чайную посуду.
But you can open the little yellow crock of cherry preserves. Но можешь открыть желтый глиняный горшочек с вишневым вареньем.
It's time it was being used anyhow-I believe it's beginning to work. Надо его съесть... а то, боюсь, оно начинает засахариваться.
And you can cut some fruit cake and have some of the cookies and snaps." Можешь отрезать кусок фруктового пирога и взять печенья и имбирных пряников.
"I can just imagine myself sitting down at the head of the table and pouring out the tea," said Anne, shutting her eyes ecstatically. - Я так и воображаю, как я сижу на месте хозяйки и разливаю чай, - сказала Аня, в восторге закрывая глаза.
"And asking Diana if she takes sugar! - И я спрошу Диану, пьет ли она с сахаром.
I know she doesn't but of course I'll ask her just as if I didn't know. Я знаю, что нет, но все равно спрошу, как будто не знаю.
And then pressing her to take another piece of fruit cake and another helping of preserves. А потом я буду уговаривать ее взять еще кусочек фруктового пирога и еще немножко варенья.
Oh, Marilla, it's a wonderful sensation just to think of it. Ах, Марилла, как приятно даже только подумать об этом!
Can I take her into the spare room to lay off her hat when she comes? Можно мне провести ее в комнату для гостей, чтобы она сняла и оставила там свою шляпу?
And then into the parlor to sit?" И можно нам посидеть в парадной гостиной?
"No. - Нет.
The sitting room will do for you and your company. Маленькая гостиная вполне подойдет для тебя и твоей гостьи.
But there's a bottle half full of raspberry cordial that was left over from the church social the other night. Но там осталось полбутылки малинового сиропа после собрания нашего общества на прошлой неделе.
It's on the second shelf of the sitting-room closet and you and Diana can have it if you like, and a cooky to eat with it along in the afternoon, for I daresay Matthew 'll be late coming in to tea since he's hauling potatoes to the vessel." Она стоит на второй полке в шкафу в маленькой гостиной. Вы с Дианой можете взять, если хотите, и выпить его с печеньем на полдник, потому что Мэтью, думаю, вернется к ужину поздно; он будет возить картофель на пристань.
Anne flew down to the hollow, past the Dryad's Bubble and up the spruce path to Orchard Slope, to ask Diana to tea. Аня пустилась бегом вниз через долину, мимо Ключа Дриад и потом вверх по дорожке между елей к Садовому Склону, чтобы пригласить Диану на чай.
As a result just after Marilla had driven off to Carmody, Diana came over, dressed in her second-best dress and looking exactly as it is proper to look when asked out to tea. В результате, как только Марилла отправилась в Кармоди, явилась Диана в одном из своих лучших платьев и именно с таким видом, какой должен быть, когда вас пригласили на чай.
At other times she was wont to run into the kitchen without knocking; but now she knocked primly at the front door. В другое время она просто вбегала в кухню, даже не постучавшись, но теперь она чопорно постучала в парадную дверь.
And when Anne, dressed in her second best, as primly opened it, both little girls shook hands as gravely as if they had never met before. И когда Аня, тоже в одном из своих лучших платьев, так же чопорно открыла, девочки пожали друг другу руки так серьезно, как будто они никогда прежде не встречались.
This unnatural solemnity lasted until after Diana had been taken to the east gable to lay off her hat and then had sat for ten minutes in the sitting room, toes in position. Эта неестественная торжественность сохранялась, когда Диана была приглашена и прошла в комнату в мезонине, чтобы оставить там свою шляпу, и потом минут десять сидела в маленькой гостиной в изящной позе.
"How is your mother?" inquired Anne politely, just as if she had not seen Mrs. Barry picking apples that morning in excellent health and spirits. - Как здоровье вашей мамы? - спросила Аня с изысканной любезностью, как будто и не видела этим утром миссис Барри в добром здравии и настроении, собирающую яблоки в своем саду.
"She is very well, thank you. - Очень хорошо, спасибо.
I suppose Mr. Cuthbert is hauling potatoes to the lily sands this afternoon, is he?" said Diana, who had ridden down to Mr. Harmon Andrews's that morning in Matthew's cart. Я полагаю, что мистер Касберт возит сегодня картофель на пароход "Лили Сэндс", не правда ли? - спросила Диана, которую в это утро Мэтью подвез на своей повозке до дома мистера Хармона Эндрюса.
"Yes. -Да.
Our potato crop is very good this year. У нас очень хороший урожай картофеля в этом году.
I hope your father's crop is good too." Я надеюсь, у вашего папы тоже хороший урожай картофеля.
"It is fairly good, thank you. - Да, очень хороший, спасибо.
Have you picked many of your apples yet?" Много ли вы уже собрали яблок?
"Oh, ever so many," said Anne forgetting to be dignified and jumping up quickly. - Ах, ужасно много! - воскликнула Аня, забыв о напускной важности и быстро вскакивая с места.
"Let's go out to the orchard and get some of the Red Sweetings, Diana. - Пойдем в сад, нарвем себе красных сладких яблок, Диана.
Marilla says we can have all that are left on the tree. Марилла сказала, что мы можем взять все, которые остались на дереве.
Marilla is a very generous woman. Марилла очень щедрая!
She said we could have fruit cake and cherry preserves for tea. Она сказала, что мы можем взять фруктовый пирог и вишневое варенье к чаю.
But it isn't good manners to tell your company what you are going to give them to eat, so I won't tell you what she said we could have to drink. Ах, я забыла, что хорошая манера - не говорить гостям, что собираешься подать им к чаю, так что я не скажу тебе, что она разрешила нам выпить.
Only it begins with an R and a C and it's bright red color. Оно начинается на "м" и "с" и ярко-красного цвета.
I love bright red drinks, don't you? Я очень люблю красные напитки, а ты?
They taste twice as good as any other color." Они в два раза вкуснее, чем любого другого цвета.
The orchard, with its great sweeping boughs that bent to the ground with fruit, proved so delightful that the little girls spent most of the afternoon in it, sitting in a grassy corner where the frost had spared the green and the mellow autumn sunshine lingered warmly, eating apples and talking as hard as they could. Сад с его огромными развесистыми деревьями -ветви некоторых сгибались до земли под тяжестью созревших плодов - оказался столь восхитительным местом, что девочки провели там большую часть дня. Они сидели в поросшем травой уголке, где мороз еще не успел побить зелени и где пригревало мягкое осеннее солнце, хрустели яблоками и болтали наперебой.
Diana had much to tell Anne of what went on in school. У Дианы было много школьных новостей.
She had to sit with Gertie Pye and she hated it; Gertie squeaked her pencil all the time and it just made her-Diana's-blood run cold; Ruby Gillis had charmed all her warts away, true's you live, with a magic pebble that old Mary Joe from the Creek gave her. Ей пришлось сесть с Герти Пай, и это ужасно; Герти все время скрипит своим грифелем, и от этого у нее, Дианы, кровь стынет в жилах; Руби Джиллис вывела все свои бородавки - честное слово! - волшебным камнем, который ей дала старая Мэри Джо из Крик.
You had to rub the warts with the pebble and then throw it away over your left shoulder at the time of the new moon and the warts would all go. Нужно потереть бородавки этим камнем, а потом бросить его через левое плечо в новолуние - и все бородавки сойдут.
Charlie Sloane's name was written up with Em White's on the porch wall and Em White was awful mad about it; Sam Boulter had "sassed" Mr. Phillips in class and Mr. Phillips whipped him and Sam's father came down to the school and dared Mr. Phillips to lay a hand on one of his children again; and Mattie Andrews had a new red hood and a blue crossover with tassels on it and the airs she put on about it were perfectly sickening; and Lizzie Wright didn't speak to Mamie Wilson because Mamie Wilson's grown-up sister had cut out Lizzie Wright's grown-up sister with her beau; and everybody missed Anne so and wished she's come to school again; and Gilbert Blythe- Имя Чарли Слоана написали на стенке рядом с именем Эм Уайт, и Эм Уайт страшно разозлилась. Сэм Бултер запер мистера Филлипса в классе, и мистер Филлипс побил его за это, а отец Сэма пришел в школу и пригрозил разделаться с мистером Филлипсом, если он еще раз осмелится хоть пальцем тронуть его детей. У Мэтти Эндрюс новый красный капор и голубая шаль с кистями, и она так важничает из-за этого, что смотреть противно. А Лиззи Райт не разговаривает с Мейми Уилсон, потому что старшая сестра Мейми Уилсон отбила жениха у старшей сестры Лиззи Райт. И все в школе скучают без Ани и хотят, чтобы она вернулась, а Гилберт Блайт...
But Anne didn't want to hear about Gilbert Blythe. Но Аня не желала и слышать про Гилберта Блайта.
She jumped up hurriedly and said suppose they go in and have some raspberry cordial. Она поспешно вскочила и предложила пойти в дом, чтобы выпить малинового сиропа.
Anne looked on the second shelf of the room pantry but there was no bottle of raspberry cordial there. Аня заглянула на вторую полку шкафа в маленькой гостиной, но там бутылки с сиропом не оказалось.
Search revealed it away back on the top shelf. Ее удалось обнаружить в глубине верхней полки.
Anne put it on a tray and set it on the table with a tumbler. Аня поставила ее на поднос вместе со стаканами и подала на стол.
"Now, please help yourself, Diana," she said politely. - Пожалуйста, угощайся, Диана, - сказала она вежливо.
"I don't believe I'll have any just now. - Я не буду пока пить.
I don't feel as if I wanted any after all those apples." Я так наелась яблок, что ничего не хочу.
Diana poured herself out a tumblerful, looked at its bright-red hue admiringly, and then sipped it daintily. Диана налила себе полный стакан сиропа, с восхищением посмотрела на его яркий красный оттенок и изящно пригубила.
"That's awfully nice raspberry cordial, Anne," she said. - Потрясающе вкусный сироп, - сказала она.
"I didn't know raspberry cordial was so nice." - Я даже не знала, что малиновый сироп может быть таким вкусным.
"I'm real glad you like it. - Я так рада, что тебе нравится.
Take as much as you want. Пей сколько хочешь.
I'm going to run out and stir the fire up. Я побегу, помешаю поленья в камине.
There are so many responsibilities on a person's mind when they're keeping house, isn't there?" Ведение домашнего хозяйства накладывает огромную ответственность, правда?
When Anne came back from the kitchen Diana was drinking her second glassful of cordial; and, being entreated thereto by Anne, she offered no particular objection to the drinking of a third. Когда Аня вернулась из кухни, Диана допивала второй стакан сиропа, а в ответ на любезные уговоры Ани не отказалась и от третьего.
The tumblerfuls were generous ones and the raspberry cordial was certainly very nice. Стакан был вместительный, а малиновый сироп замечательно вкусный.
"The nicest I ever drank," said Diana. - Вкуснее я никогда не пила, - сказала Диана.
"It's ever so much nicer than Mrs. Lynde's, although she brags of hers so much. - Он гораздо вкуснее, чем у миссис Линд, хоть она так и хвастается своим.
It doesn't taste a bit like hers." Этот совсем не такой, как у нее.
"I should think Marilla's raspberry cordial would prob'ly be much nicer than Mrs. Lynde's," said Anne loyally. - Я вполне могу поверить, что малиновый сироп Мариллы вкуснее, чем у миссис Линд, - заявила верная Аня.
"Marilla is a famous cook. - Марилла - замечательная хозяйка.
She is trying to teach me to cook but I assure you, Diana, it is uphill work. Она старается и меня научить готовить, но уверяю тебя, Диана, это тяжкий труд.
There's so little scope for imagination in cookery. На кухне так мало простора для воображения.
You just have to go by rules. Нужно во всем следовать правилам.
The last time I made a cake I forgot to put the flour in. Последний раз, когда я пекла пирог, я забыла положить муки.
I was thinking the loveliest story about you and me, Diana. Потому что я как раз придумывала чудеснейшую историю обо мне и о тебе, Диана.
I thought you were desperately ill with smallpox and everybody deserted you, but I went boldly to your bedside and nursed you back to life; and then I took the smallpox and died and I was buried under those poplar trees in the graveyard and you planted a rosebush by my grave and watered it with your tears; and you never, never forgot the friend of your youth who sacrificed her life for you. Я думала, будто ты заболела оспой и все тебя покинули, но я неустрашимо осталась у твоей постели, выходила тебя и вернула к жизни, но потом я сама заразилась оспой и умерла, и меня похоронили под теми тополями на кладбище, и ты посадила розовый куст на моей могиле и поливала его своими слезами; и ты никогда-никогда не забывала подругу юности, которая пожертвовала своей жизнью ради тебя.
Oh, it was such a pathetic tale, Diana. Ах, это была такая трогательная история, Диана!
The tears just rained down over my cheeks while I mixed the cake. Слезы так и текли у меня по щекам, когда я замешивала тесто.
But I forgot the flour and the cake was a dismal failure. Но я забыла про муку, и ничего не получилось.
Flour is so essential to cakes, you know. Ты ведь знаешь, без муки не может быть пирога.
Marilla was very cross and I don't wonder. Марилла очень рассердилась, и это совсем неудивительно.
I'm a great trial to her. Я для нее сущее наказание!
She was terribly mortified about the pudding sauce last week. Ей было очень неприятно из-за соуса для пудинга на прошлой неделе.
We had a plum pudding for dinner on Tuesday and there was half the pudding and a pitcherful of sauce left over. Marilla said there was enough for another dinner and told me to set it on the pantry shelf and cover it. Во вторник к обеду у нас был сливовый пудинг. Половина его и горшочек соуса остались, и Марилла сказала, что этого хватит на следующий обед, и велела мне поставить все это на полку в кладовой и накрыть крышкой.
I meant to cover it just as much as could be, Diana, but when I carried it in I was imagining I was a nun-of course I'm a Protestant but I imagined I was a Catholic-taking the veil to bury a broken heart in cloistered seclusion; and I forgot all about covering the pudding sauce. Я все так и собиралась сделать, но когда я несла горшочек и кастрюлю в кладовую, я воображала, что я монахиня - конечно, я протестантка, но я вообразила себя католичкой, - которая приняла постриг, чтобы в тиши монастыря похоронить навсегда свое разбитое сердце. И я совсем забыла накрыть соус.
I thought of it next morning and ran to the pantry. Я вспомнила об этом на следующее утро и побежала в кладовую.
Diana, fancy if you can my extreme horror at finding a mouse drowned in that pudding sauce! Диана, ты не можешь вообразить мой ужас, когда я увидела, что в соусе утонула мышь!
I lifted the mouse out with a spoon and threw it out in the yard and then I washed the spoon in three waters. Я вытащила ее оттуда ложкой и выбросила во двор, а потом вымыла ложку в трех водах.
Marilla was out milking and I fully intended to ask her when she came in if I'd give the sauce to the pigs; but when she did come in I was imagining that I was a frost fairy going through the woods turning the trees red and yellow, whichever they wanted to be, so I never thought about the pudding sauce again and Marilla sent me out to pick apples. Марилла в это время доила коров, и я собиралась спросить ее, когда она вернется, не вылить ли соус свиньям, но когда она пришла, я как раз воображала, что я фея холода, которая, пробегая по лесу, делает деревья желтыми или красными, как они захотят, и я не вспомнила о соусе, а Марилла послала меня собирать яблоки.
Well, Mr. and Mrs. Chester Ross from Spencervale came here that morning. Ну вот, а в то утро к нам приехали в гости мистер и миссис Росс из Спенсерваля.
You know they are very stylish people, especially Mrs. Chester Ross. Они, понимаешь, очень благовоспитанные и элегантные люди, особенно миссис Росс.
When Marilla called me in dinner was all ready and everybody was at the table. Когда Марилла позвала меня из сада, обед уже был готов и все сидели за столом.
I tried to be as polite and dignified as I could be, for I wanted Mrs. Chester Ross to think I was a ladylike little girl even if I wasn't pretty. Я старалась казаться как можно вежливее и воспитаннее, потому что хотела, чтобы миссис Росс убедилась, что я похожа на настоящую даму, хоть и некрасивая.
Everything went right until I saw Marilla coming with the plum pudding in one hand and the pitcher of pudding sauce warmed up, in the other. Все шло хорошо до той минуты, когда я увидела Мариллу, возвращающуюся из кладовой со сливовым пудингом в одной руке и горшочком соуса - подогретого! - в другой.
Diana, that was a terrible moment. Диана, это был ужасный момент.
I remembered everything and I just stood up in my place and shrieked out Я все вспомнила, вскочила с места и закричала:
'Marilla, you mustn't use that pudding sauce. "Марилла, нельзя есть этот соус!
There was a mouse drowned in it. В нем утонула мышь!
I forgot to tell you before.' Я забыла вам сказать!"
Oh, Diana, I shall never forget that awful moment if I live to be a hundred. О Диана, проживи я даже сто лет, мне до самой смерти не забыть этой страшной минуты.
Mrs. Chester Ross just looked at me and I thought I would sink through the floor with mortification. Миссис Росс только взглянула на меня, и я подумала, что провалюсь сквозь землю от стыда.
She is such a perfect housekeeper and fancy what she must have thought of us. Она отличная хозяйка, и вообрази, что она должна была подумать о нас.
Marilla turned red as fire but she never said a word-then. Марилла покраснела как рак, но не сказала ни слова в тот момент.
She just carried that sauce and pudding out and brought in some strawberry preserves. She even offered me some, but I couldn't swallow a mouthful. Она просто унесла соус и пудинг и принесла земляничное варенье Она даже угостила и меня, но я не могла ни капли проглотить.
It was like heaping coals of fire on my head. Меня мучила совесть, что мне отплатили добром за зло.
After Mrs. Chester Ross went away, Marilla gave me a dreadful scolding. Когда миссис Росс ушла, Марилла задала мне ужасную головомойку.
Why, Diana, what is the matter?" Ах, Диана, что случилось?
Diana had stood up very unsteadily; then she sat down again, putting her hands to her head. Диана неуверенно поднялась с места, потом снова села, приложив руки к голове.
"I'm-I'm awful sick," she said, a little thickly. - Я... Меня ужасно мутит, - сказала она чуть хрипло.
"I-I-must go right home." - Я... Я... пойду домой.
"Oh, you mustn't dream of going home without your tea," cried Anne in distress. - О, ты не можешь уйти, не выпив чаю ! -воскликнула Аня в ужасе.
"I'll get it right off-I'll go and put the tea down this very minute." - Я сейчас принесу чай... Я сию минуту поставлю чайник.
"I must go home," repeated Diana, stupidly but determinedly. - Я должна идти домой, - повторяла Диана тупо, но решительно.
"Let me get you a lunch anyhow," implored Anne. - Ну съешь хоть что-нибудь, - умоляла Аня.
"Let me give you a bit of fruit cake and some of the cherry preserves. - Позволь, я угощу тебя фруктовым пирогом и вишневым вареньем.
Lie down on the sofa for a little while and you'll be better. Приляг на диван на минутку, и тебе станет лучше.
Where do you feel bad?" Что у тебя болит?
"I must go home," said Diana, and that was all she would say. - Я должна идти домой, - сказала Диана, и это было все, чего от нее можно было добиться.
In vain Anne pleaded. Тщетно Аня просила ее остаться.
"I never heard of company going home without tea," she mourned. - Я никогда не слышала, чтобы гости уходили без чая, - сокрушалась она.
"Oh, Diana, do you suppose that it's possible you're really taking the smallpox? - О, Диана, как ты думаешь, не может быть, что ты и вправду заразилась оспой?
If you are I'll go and nurse you, you can depend on that. I'll never forsake you. Если ты заразилась, я приду и буду ухаживать за тобой, можешь на меня положиться, я тебя никогда не покину.
But I do wish you'd stay till after tea. Но сейчас я так хочу, чтобы ты выпила чаю.
Where do you feel bad?" Где у тебя болит?
"I'm awful dizzy," said Diana. - Голова ужасно кружится, - сказала Диана.
And indeed, she walked very dizzily. И действительно, она шла, сильно шатаясь.
Anne, with tears of disappointment in her eyes, got Diana's hat and went with her as far as the Barry yard fence. Аня со слезами разочарования принесла Диане шляпу и проводила ее до калитки дома Барри.
Then she wept all the way back to Green Gables, where she sorrowfully put the remainder of the raspberry cordial back into the pantry and got tea ready for Matthew and Jerry, with all the zest gone out of the performance. Потом она плакала всю обратную дорогу до Зеленых Мезонинов, где в глубокой печали поставила остатки малинового сиропа в шкаф и заварила чай для Мэтью и Джерри, но весь интерес к этому занятию у нее пропал.
The next day was Sunday and as the rain poured down in torrents from dawn till dusk Anne did not stir abroad from Green Gables. На следующий день было воскресенье. Дождь лил как из ведра с самого утра до ночи, и Аня не выходила из Зеленых Мезонинов.
Monday afternoon Marilla sent her down to Mrs. Lynde's on an errand. В понедельник после обеда Марилла послала ее с поручением к миссис Линд.
In a very short space of time Anne came flying back up the lane with tears rolling down her cheeks. Очень скоро Аня уже мчалась обратно, а по лицу ее катились крупные слезы.
Into the kitchen she dashed and flung herself face downward on the sofa in an agony. Она влетела в кухню и в отчаянии упала на диван лицом вниз,
"Whatever has gone wrong now, Anne?" queried Marilla in doubt and dismay. - Что еще случилось, Аня? - осведомилась Марилла испуганно и неуверенно.
"I do hope you haven't gone and been saucy to Mrs. Lynde again." - Надеюсь, ты не заболела и не надерзила опять миссис Линд?
No answer from Anne save more tears and stormier sobs! Никакого ответа, кроме слез и бурных рыданий.
"Anne Shirley, when I ask you a question I want to be answered. - Аня, когда я задаю вопрос, я хочу, чтобы мне отвечали.
Sit right up this very minute and tell me what you are crying about." Сядь прямо сию же минуту и скажи мне, о чем ты плачешь.
Anne sat up, tragedy personified. Аня села, словно олицетворение трагедии.
"Mrs. Lynde was up to see Mrs. Barry today and Mrs. Barry was in an awful state," she wailed. - Миссис Линд заходила сегодня к миссис Барри, и миссис Барри была в ужасном состоянии, -всхлипывала она.
"She says that I set Diana drunk Saturday and sent her home in a disgraceful condition. - Она говорит, что в субботу я напоила Диану пьяной и отправила ее домой в кошмарном виде.
And she says I must be a thoroughly bad, wicked little girl and she's never, never going to let Diana play with me again. И она говорит, что я, должно быть, совершенно испорченная, злая девочка и что она никогда-никогда больше не позволит Диане играть со мной.
Oh, Marilla, I'm just overcome with woe." О, Марилла, каким я охвачена горем!
Marilla stared in blank amazement. Марилла уставилась на нее, остолбенев от изумления.
"Set Diana drunk!" she said when she found her voice. - Напоила Диану пьяной! - сказала она, когда к ней вернулся дар речи.
"Anne are you or Mrs. Barry crazy? - Аня, кто сошел с ума - ты или миссис Барри?
What on earth did you give her?" Да что, скажи на милость, ты ей дала?
"Not a thing but raspberry cordial," sobbed Anne. - Ничего, кроме малинового сиропа, -всхлипывала Аня.
"I never thought raspberry cordial would set people drunk, Marilla-not even if they drank three big tumblerfuls as Diana did. - Я понятия не имела, что от малинового сиропа люди делаются пьяными, Марилла... даже если выпить три больших стакана, как Диана.
Oh, it sounds so-so-like Mrs. Thomas's husband! О, это так страшно звучит... пьяная... как... как... муж миссис Томас!
But I didn't mean to set her drunk." Но я не хотела напоить ее!
"Drunk fiddlesticks!" said Marilla, marching to the sitting room pantry. - Напоить! Что за чепуха! - сказала Марилла, направляясь к шкафу.
There on the shelf was a bottle which she at once recognized as one containing some of her three-year-old homemade currant wine for which she was celebrated in Avonlea, although certain of the stricter sort, Mrs. Barry among them, disapproved strongly of it. Там на полке стояла бутылка, в которой она с первого взгляда узнала свою трехлетней давности смородинную настойку, изготовлением которой она славилась на всю Авонлею, хотя некоторые из людей особенно строгих правил, и среди них миссис Барри, весьма ее за это осуждали.
And at the same time Marilla recollected that she had put the bottle of raspberry cordial down in the cellar instead of in the pantry as she had told Anne. В ту же минуту Марилла вспомнила, что она поставила бутылку с малиновым сиропом в подвал, а не в шкаф, как она сказала Ане.
She went back to the kitchen with the wine bottle in her hand. Her face was twitching in spite of herself. Она вернулась обратно в кухню с бутылкой в руке: Несмотря на все усилия, ей было трудно удержаться от смеха.
"Anne, you certainly have a genius for getting into trouble. - Аня, у тебя прямо-таки дар создавать себе самой неприятности.
You went and gave Diana currant wine instead of raspberry cordial. Ты угостила Диану смородинной настойкой вместо малинового сиропа.
Didn't you know the difference yourself?" Неужели ты сама не почувствовала разницы?
"I never tasted it," said Anne. - Я его и не пробовала, - возразила Аня.
"I thought it was the cordial. - Я думала, это сироп.
I meant to be so-so-hospitable. Я хотела быть такой... такой... гостеприимной.
Diana got awfully sick and had to go home. Диану ужасно затошнило, и ей пришлось пойти домой.
Mrs. Barry told Mrs. Lynde she was simply dead drunk. Миссис Барри сказала миссис Линд, что Диана была совершенно пьяной.
She just laughed silly-like when her mother asked her what was the matter and went to sleep and slept for hours. Она только глупо посмеивалась, когда мама спрашивала ее, что случилось, и легла спать, и проспала несколько часов.
Her mother smelled her breath and knew she was drunk. Ее мама по запаху догадалась, что Диана пьяная.
She had a fearful headache all day yesterday. У нее вчера весь день страшно болела голова.
Mrs. Barry is so indignant. Миссис Барри ужасно возмущена.
She will never believe but what I did it on purpose." Она никогда не поверит, что я сделала это ненарочно.
"I should think she would better punish Diana for being so greedy as to drink three glassfuls of anything," said Marilla shortly. - Я думаю, она лучше поступила бы, если бы наказала Диану за жадность. Выпить три стакана! - сказала Марилла решительно.
"Why, three of those big glasses would have made her sick even if it had only been cordial. - Да даже если бы это был всего лишь сироп, от трех таких больших стаканов ее бы затошнило.
Well, this story will be a nice handle for those folks who are so down on me for making currant wine, although I haven't made any for three years ever since I found out that the minister didn't approve. I just kept that bottle for sickness. Эта история даст удобный повод для новых нападок всем, кто осуждает меня за то, что я делаю смородинную настойку. Правда, я уже не делала ее три года, с тех пор как узнала, что священник тоже этого не одобряет, А эту бутылку я держала на случай болезни.
There, there, child, don't cry. Ну, ну, Аня, не плачь!
I can't see as you were to blame although I'm sorry it happened so." Тебя не в чем винить, хотя очень жаль, что так получилось.
"I must cry," said Anne. -Я не могу не плакать, - сказала Аня.
"My heart is broken. - Сердце мое разбито!
The stars in their courses fight against me, Marilla. Сама судьба против меня, Марилла.
Diana and I are parted forever. Нас с Дианой разлучают навеки!
Oh, Marilla, I little dreamed of this when first we swore our vows of friendship." О, Марилла, не думала я, что так будет, когда мы впервые принесли обеты вечной дружбы.
"Don't be foolish, Anne. - Да ну, что за глупости, Аня.
Mrs. Barry will think better of it when she finds you're not to blame. Миссис Барри изменит свое мнение, когда узнает, что ты ни в чем не виновата.
I suppose she thinks you've done it for a silly joke or something of that sort. Она, наверное, думает, что ты сделала это из глупого озорства или что-то в этом роде.
You'd best go up this evening and tell her how it was." Лучше сходи к ней сегодня вечером и объясни, как все случилось.
"My courage fails me at the thought of facing Diana's injured mother," sighed Anne. - Мне страшно даже подумать, что нужно взглянуть в лицо негодующей Дианиной маме, -вздохнула Аня.
"I wish you'd go, Marilla. - Я хотела бы, чтобы к ней сходили вы, Марилла.
You're so much more dignified than I am. Вы внушаете гораздо больше уважения, чем я.
Likely she'd listen to you quicker than to me." Она скорее послушает вас, чем меня.
"Well, I will," said Marilla, reflecting that it would probably be the wiser course. - Хорошо, я схожу, - согласилась Марилла, подумав, что это действительно будет разумнее.
"Don't cry any more, Anne. - Не плачь, Аня.
It will be all right." Все будет хорошо.
Marilla had changed her mind about it being all right by the time she got back from Orchard Slope. Но к тому времени, когда Марилла вернулась из Садового Склона, она уже изменила свое мнение на тот счет, что все будет хорошо.
Anne was watching for her coming and flew to the porch door to meet her. Аня ждала ее возвращения и выбежала ей навстречу.
"Oh, Marilla, I know by your face that it's been no use," she said sorrowfully. - О, Марилла, я по вашему лицу вижу, что все бесполезно! - горестно воскликнула она.
"Mrs. Barry won't forgive me?" - Миссис Барри не простит меня?
"Mrs. Barry indeed!" snapped Marilla. - Миссис Барри! - фыркнула Марилла.
"Of all the unreasonable women I ever saw she's the worst. - С кем другим еще можно договориться, но никак не с ней!
I told her it was all a mistake and you weren't to blame, but she just simply didn't believe me. Я ей сказала, что произошла ошибка и что ты не виновата, но она мне не поверила.
And she rubbed it well in about my currant wine and how I'd always said it couldn't have the least effect on anybody. Она все свалила на мою смородинную настойку и напомнила мне с упреком мои слова, что настойка никому не может повредить.
I just told her plainly that currant wine wasn't meant to be drunk three tumblerfuls at a time and that if a child I had to do with was so greedy I'd sober her up with a right good spanking." Тогда я ей прямо сказала, что никто не пьет три стакана настойки за раз и что, если бы у меня был такой жадный ребенок, я отрезвила бы его, хорошенько отшлепав.
Marilla whisked into the kitchen, grievously disturbed, leaving a very much distracted little soul in the porch behind her. Марилла удалилась в кухню в сильном раздражении, оставив на крыльце обезумевшую от горя маленькую душу.
Presently Anne stepped out bareheaded into the chill autumn dusk; very determinedly and steadily she took her way down through the sere clover field over the log bridge and up through the spruce grove, lighted by a pale little moon hanging low over the western woods. И тогда Аня с непокрытой головой шагнула в промозглые осенние сумерки, очень решительно и твердо она направила свой путь через увядший клеверный луг, через бревенчатый мостик, через еловый лесок на холме, освещаемая лишь бледной луной, которая висела на западе над лесом.
Mrs. Barry, coming to the door in answer to a timid knock, found a white-lipped eager-eyed suppliant on the doorstep. Миссис Барри, открывшая дверь в ответ на робкий стук, увидела на пороге маленького просителя с побелевшими губами и полными мольбы глазами.
Her face hardened. Лицо ее приняло суровое выражение.
Mrs. Barry was a woman of strong prejudices and dislikes, and her anger was of the cold, sullen sort which is always hardest to overcome. Миссис Барри была женщиной с глубокими предрассудками и предубеждениями, и гнев ее был холодным и мрачным; такой гнев труднее всего преодолеть.
To do her justice, she really believed Anne had made Diana drunk out of sheer malice prepense, and she was honestly anxious to preserve her little daughter from the contamination of further intimacy with such a child. Справедливости ради нужно сказать, что она была глубоко убеждена, что Аня напоила Диану со злым умыслом, и потому всей душой стремилась оградить свою дочку от дурного влияния такого ребенка.
"What do you want?" she said stiffly. - Что тебе? - спросила она холодно.
Anne clasped her hands. Аня умоляюще сложила руки:
"Oh, Mrs. Barry, please forgive me. - Ах, миссис Барри, пожалуйста, простите меня.
I did not mean to-to-intoxicate Diana. Я не хотела... на... напоить... Диану.
How could I? Как бы я могла?
Just imagine if you were a poor little orphan girl that kind people had adopted and you had just one bosom friend in all the world. Только вообразите, что вы бедная маленькая сирота, которую взяли на воспитание добрые люди и у вас есть единственная на свете задушевная подруга.
Do you think you would intoxicate her on purpose? Вы думаете, что вы могли бы нарочно напоить ее?
I thought it was only raspberry cordial. Я думала, что это всего лишь малиновый сироп.
I was firmly convinced it was raspberry cordial. Я была твердо уверена, что это малиновый сироп.
Oh, please don't say that you won't let Diana play with me any more. О, прошу вас, не говорите, что вы не позволите больше Диане играть со мной!
If you do you will cover my life with a dark cloud of woe." Не покрывайте мою жизнь мрачной тучей отчаяния!
This speech which would have softened good Mrs. Lynde's heart in a twinkling, had no effect on Mrs. Barry except to irritate her still more. Эта речь, которая, без сомнения, смогла бы тронуть сердце миссис Линд в мгновение ока, не произвела никакого впечатления на миссис Барри; напротив, она только раздражила ее еще больше.
She was suspicious of Anne's big words and dramatic gestures and imagined that the child was making fun of her. Она с подозрением отнеслась к Аниным возвышенным словам и драматическим жестам. Ей показалось, что девочка издевается над ней.
So she said, coldly and cruelly: Поэтому она ответила холодно и жестоко:
"I don't think you are a fit little girl for Diana to associate with. - Я считаю твое общество неподходящим для Дианы.
You'd better go home and behave yourself." Иди домой и веди себя как следует.
Anne's lips quivered. У Ани задрожали губы.
"Won't you let me see Diana just once to say farewell?" she implored. - Позвольте мне увидеться с Дианой, чтобы сказать ей последнее прости, - с мольбой сказала она.
"Diana has gone over to Carmody with her father," said Mrs. Barry, going in and shutting the door. - Диана уехала с отцом в Кармоди, - ответила миссис Барри, вошла в дом и закрыла за собой дверь.
Anne went back to Green Gables calm with despair. Аня вернулась в Зеленые Мезонины со спокойствием отчаяния.
"My last hope is gone," she told Marilla. - Последняя моя надежда умерла, - сказала она Марилле.
"I went up and saw Mrs. Barry myself and she treated me very insultingly. - Я сама сходила и поговорила с миссис Барри, но она обошлась со мной оскорбительно.
Marilla, I do not think she is a well-bred woman. Марилла, я не считаю ее учтивой женщиной.
There is nothing more to do except to pray and I haven't much hope that that'll do much good because, Marilla, I do not believe that God Himself can do very much with such an obstinate person as Mrs. Barry." Ничего не остается, кроме как молиться, но я не очень надеюсь, что это поможет, Марилла. Я не верю, что сам Бог может чего-то добиться, имея, дело с такой упрямой особой, как миссис Барри.
"Anne, you shouldn't say such things" rebuked Marilla, striving to overcome that unholy tendency to laughter which she was dismayed to find growing upon her. - Аня, ты не должна говорить такие вещи, - строго заметила Марилла, борясь с нечестивым желанием рассмеяться, которое, к ее ужасу, овладевало ею все сильнее.
And indeed, when she told the whole story to Matthew that night, she did laugh heartily over Anne's tribulations. В тот вечер, рассказывая всю эту историю Мэтью, она смеялась от души.
But when she slipped into the east gable before going to bed and found that Anne had cried herself to sleep an unaccustomed softness crept into her face. Но когда, перед тем как лечь спать, она зашла в комнатку в мезонине и увидела, что Аня уже выплакалась и уснула, непривычная мягкость прокралась в выражение ее лица.
"Poor little soul," she murmured, lifting a loose curl of hair from the child's tear-stained face. - Бедняжка, - пробормотала она, отводя спутанную прядь волос с залитого слезами лица девочки.
Then she bent down and kissed the flushed cheek on the pillow. Потом она наклонилась над спящей и поцеловала ее горячую щеку.
CHAPTER XVII. Глава 17
A New Interest in Life Новая цель в жизни
THE next afternoon Anne, bending over her patchwork at the kitchen window, happened to glance out and beheld Diana down by the Dryad's Bubble beckoning mysteriously. На следующий день после обеда, когда Аня сидела в кухне, усердно трудясь над своим лоскутным покрывалом, она случайно взглянула в окно и увидела Диану, стоящую возле Ключа Дриад и подающую ей таинственные знаки.
In a trice Anne was out of the house and flying down to the hollow, astonishment and hope struggling in her expressive eyes. В то же мгновение Аня выбежала из дома и полетела в долину; удивление и надежда сменяли друг друга в ее выразительных глазах.
But the hope faded when she saw Diana's dejected countenance. Но надежда поблекла, когда, подбежав, она увидела удрученное лицо Дианы.
"Your mother hasn't relented?" she gasped. - Твоя мама не смягчилась? - задыхаясь, спросила она.
Diana shook her head mournfully. Диана уныло покачала головой:
"No; and oh, Anne, she says I'm never to play with you again. - Нет. Ох, Аня, она говорит, что больше не позволит мне играть с тобой.
I've cried and cried and I told her it wasn't your fault, but it wasn't any use. Я плакала и плакала и говорила ей, что ты не виновата, но все бесполезно.
I had ever such a time coaxing her to let me come down and say good-bye to you. Я только уговорила ее позволить мне сбегать сюда и попрощаться с тобой.
She said I was only to stay ten minutes and she's timing me by the clock." Она сказала, что я могу сходить, но только на десять минут, - она заметит время по часам.
"Ten minutes isn't very long to say an eternal farewell in," said Anne tearfully. - Десять минут - это слишком мало, чтобы успеть проститься навеки, - сказала Аня со слезами.
"Oh, Diana, will you promise faithfully never to forget me, the friend of your youth, no matter what dearer friends may caress thee?" - Ах, Диана, обещай никогда не забывать меня, подругу своей юности, какие бы близкие друзья ни появились в твоей жизни в будущем.
"Indeed I will," sobbed Diana, "and I'll never have another bosom friend-I don't want to have. - Конечно не забуду, - всхлипнула Диана, - и никогда у меня не будет другой задушевной подруги... я не хочу другой.
I couldn't love anybody as I love you." Я не смогу никого полюбить так, как тебя.
"Oh, Diana," cried Anne, clasping her hands, "do you love me?" - О, Диана, - воскликнула Аня, складывая руки, -ты меня любишь?
"Why, of course I do. - Ну конечно.
Didn't you know that?" Разве ты не знала?
"No." - Нет.
Anne drew a long breath. - Аня глубоко вздохнула.
"I thought you liked me of course but I never hoped you loved me. - Я, конечно, думала, что и тебе нравлюсь, но даже и не надеялась, что ты меня любишь.
Why, Diana, I didn't think anybody could love me. Ах, Диана, я не предполагала, что кто-то может полюбить меня.
Nobody ever has loved me since I can remember. Никто никогда меня не любил, сколько я себя помню.
Oh, this is wonderful! Ах, это чудесно!
It's a ray of light which will forever shine on the darkness of a path severed from thee, Diana. Oh, just say it once again." Это луч света, который вечно будет прорезать мрак моего жизненного пути, отныне разошедшегося с твоим, Диана... О, скажи это еще раз!
"I love you devotedly, Anne," said Diana stanchly, "and I always will, you may be sure of that." - Я тебя по-настоящему люблю, Аня, - заверила Диана, - и всегда буду любить, можешь быть уверена.
"And I will always love thee, Diana," said Anne, solemnly extending her hand. "In the years to come thy memory will shine like a star over my lonely life, as that last story we read together says. - И я всегда буду любить тебя, Диана, - сказала Аня, торжественно протягивая руку. - и в будущем память о тебе вечно будет сиять словно звезда над моей одинокой судьбой, как написано в той повести, последней, которую мы читали вместе.
Diana, wilt thou give me a lock of thy jet-black tresses in parting to treasure forevermore?" Диана, дашь ли ты мне на память один из своих черных как смоль локонов, чтобы я могла вечно хранить его как самое дорогое сокровище?
"Have you got anything to cut it with?" queried Diana, wiping away the tears which Anne's affecting accents had caused to flow afresh, and returning to practicalities. - А у тебя есть чем отрезать? - спросила Диана, вытирая слезы, вызванные Аниными трогательными речами, и обращаясь к практической стороне вопроса.
"Yes. I've got my patchwork scissors in my apron pocket fortunately," said Anne. She solemnly clipped one of Diana's curls. - Да, к счастью, у меня в кармане передника лежат мои рабочие ножницы, - сказала Аня и торжественно срезала один из локонов Дианы.
"Fare thee well, my beloved friend. - Прощай навек, любимая подруга!
Henceforth we must be as strangers though living side by side. Отныне мы должны быть чужими друг другу, живя так близко.
But my heart will ever be faithful to thee." Но мое сердце будет вечно хранить верность тебе.
Anne stood and watched Diana out of sight, mournfully waving her hand to the latter whenever she turned to look back. Аня стояла и провожала Диану взглядом, печально взмахивая на прощание рукой каждый раз, когда та оборачивалась.
Then she returned to the house, not a little consoled for the time being by this romantic parting. Потом она вернулась домой, ничуть не утешенная этим романтичным прощанием.
"It is all over," she informed Marilla. - Все кончено, - сообщила она Марилле.
"I shall never have another friend. - У меня никогда больше не будет подруги.
I'm really worse off than ever before, for I haven't Katie Maurice and Violetta now. Мне еще хуже, чем прежде, потому что теперь у меня нет Кейти Морис и Виолетты.
And even if I had it wouldn't be the same. Но даже если бы они и были, это ничего не изменило бы.
Somehow, little dream girls are not satisfying after a real friend. Почему-то такие придуманные девочки уже не могут удовлетворить после настоящей подруги.
Diana and I had such an affecting farewell down by the spring. У нас с Дианой было такое трогательное прощание у источника!
It will be sacred in my memory forever. Оно навсегда останется для меня священным воспоминанием.
I used the most pathetic language I could think of and said 'thou' and 'thee.' 'Thou' and 'thee' seem so much more romantic than 'you.' Diana gave me a lock of her hair and I'm going to sew it up in a little bag and wear it around my neck all my life. Я говорила самые трогательные и возвышенные слова, какие могла придумать... Диана дала мне свой локон, и я собираюсь сшить для него маленький мешочек и носить его на шее всю жизнь.
Please see that it is buried with me, for I don't believe I'll live very long. Пожалуйста, проследите, чтобы меня с ним и похоронили, потому что, я думаю, жизнь моя окажется недолгой.
Perhaps when she sees me lying cold and dead before her Mrs. Barry may feel remorse for what she has done and will let Diana come to my funeral." Возможно, когда миссис Барри увидит меня мертвой и окоченевшей, она почувствует угрызения совести из-за того, что она сделала, и позволит Диане присутствовать на моих похоронах.
"I don't think there is much fear of your dying of grief as long as you can talk, Anne," said Marilla unsympathetically. - Не думаю, чтобы тебе грозило умереть от горя, пока ты можешь болтать не переводя дыхания, -сказала Марилла без всякого сочувствия.
The following Monday Anne surprised Marilla by coming down from her room with her basket of books on her arm and hip and her lips primmed up into a line of determination. В следующий понедельник Марилла была безмерно удивлена, увидев Аню, спускающуюся из своей комнаты с корзинкой книг в руке и решительно сжатыми губами.
"I'm going back to school," she announced. - Я возвращаюсь в школу, - объявила она.
"That is all there is left in life for me, now that my friend has been ruthlessly torn from me. - Это все, что осталось мне в жизни теперь, когда моя подруга безжалостно отторгнута от меня.
In school I can look at her and muse over days departed." В школе я смогу смотреть на нее и предаваться мыслям о минувших днях.
"You'd better muse over your lessons and sums," said Marilla, concealing her delight at this development of the situation. - Лучше бы ты предавалась мыслям о своих уроках и задачках, - сказала Марилла, ничем не выдав своей радости от такого неожиданного оборота событий.
"If you're going back to school I hope we'll hear no more of breaking slates over people's heads and such carryings on. - И надеюсь, мы больше не услышим о грифельных дощечках, разбитых о чью-либо голову, и прочих подобных вещах.
Behave yourself and do just what your teacher tells you." Веди себя хорошо и делай, что велит учитель.
"I'll try to be a model pupil," agreed Anne dolefully. - Я постараюсь стать образцовой ученицей, -согласилась Аня меланхолично.
"There won't be much fun in it, I expect. - Не думаю, чтобы это оказалось очень приятно.
Mr. Phillips said Minnie Andrews was a model pupil and there isn't a spark of imagination or life in her. Мистер Филлипс говорил, что Минни Эндрюс -образцовая ученица, а в ней нет даже искры воображения или живости.
She is just dull and poky and never seems to have a good time. Она такая скучная и тупая и, кажется, ничему никогда не радуется.
But I feel so depressed that perhaps it will come easy to me now. Но я чувствую себя такой подавленной, что, вероятно, мне будет нетрудно стать похожей на нее.
I'm going round by the road. Я буду ходить в школу по большой дороге.
I couldn't bear to go by the Birch Path all alone. Я не в силах была бы пройти одна по Березовой Дорожке.
I should weep bitter tears if I did." Я всю дорогу плакала бы горькими слезами.
Anne was welcomed back to school with open arms. В школе Аню встретили с распростертыми объятиями.
Her imagination had been sorely missed in games, her voice in the singing and her dramatic ability in the perusal aloud of books at dinner hour. Ее воображения не хватало в играх, голоса - в песнях, театральных способностей - при чтении вслух в обеденный час.
Ruby Gillis smuggled three blue plums over to her during testament reading; Ella May MacPherson gave her an enormous yellow pansy cut from the covers of a floral catalogue-a species of desk decoration much prized in Avonlea school. Руби Джиллис во время чтения Библии украдкой переслала ей три синие сливы, а Элла Макферсон подарила огромную желтую маргаритку, вырезанную из обложки каталога семян, -разновидность украшения парты, высоко ценившаяся в авонлейской школе.
Sophia Sloane offered to teach her a perfectly elegant new pattern of knit lace, so nice for trimming aprons. София Слоан предложила научить ее вязать крючком прелестнейшие кружавчики, чтобы украсить ими передничек.
Katie Boulter gave her a perfume bottle to keep slate water in, and Julia Bell copied carefully on a piece of pale pink paper scalloped on the edges the following effusion: Кейти Бултер дала ей бутылочку из-под духов, чтобы держать в ней воду для грифельной дощечки, а Джули Белл старательно переписала на листочек бледно-розовой бумаги с зубчиками по краям следующие душевные излияния: К Ане
When twilight drops her curtain down Лишь первая вечерняя звезда
And pins it with a star Прольет на мир свой яркий луч легко,
Remember that you have a friend Подругу вспомни верную тогда,
Though she may wander far. Хотя она, быть может, далеко.
"It's so nice to be appreciated," sighed Anne rapturously to Marilla that night. - Так приятно, когда тебя ценят, - восторженно вздыхала Аня, рассказывая Марилле в тот вечер о школе.
The girls were not the only scholars who "appreciated" her. Не только девочки "ценили" ее.
When Anne went to her seat after dinner hour-she had been told by Mr. Phillips to sit with the model Minnie Andrews-she found on her desk a big luscious "strawberry apple." Когда Аня после обеда вернулась на свое место -мистер Филлипс посадил ее рядом с образцовой Минни Эндрюс, - она обнаружила на своей парте большое и сочное "ананасное" яблоко.
Anne caught it up all ready to take a bite when she remembered that the only place in Avonlea where strawberry apples grew was in the old Blythe orchard on the other side of the Lake of Shining Waters. Аня схватила его и только собралась впиться в него зубами, как вспомнила, что единственным местом в Авонлее, где росли такие яблоки, был старый сад Блайтов по другую сторону Озера Сверкающих Вод.
Anne dropped the apple as if it were a red-hot coal and ostentatiously wiped her fingers on her handkerchief. Аня отбросила яблоко, словно это был раскаленный уголь, и демонстративно вытерла пальцы носовым платком.
The apple lay untouched on her desk until the next morning, when little Timothy Andrews, who swept the school and kindled the fire, annexed it as one of his perquisites. Яблоко оставалось лежать нетронутым на ее парте до следующего утра, когда маленький Тимоти Эндрюс, который подметал школу и растапливал камин, присвоил его в качестве дополнительного дохода.
Charlie Sloane's slate pencil, gorgeously bedizened with striped red and yellow paper, costing two cents where ordinary pencils cost only one, which he sent up to her after dinner hour, met with a more favorable reception. Более благосклонный прием встретил великолепный карандаш для грифельной дощечки, покрытый красно-желтой полосатой оболочкой и стоивший два цента, в то время как обычные карандаши стоили только один. Его прислал ей после обеда Чарли Слоан.
Anne was graciously pleased to accept it and rewarded the donor with a smile which exalted that infatuated youth straightway into the seventh heaven of delight and caused him to make such fearful errors in his dictation that Mr. Phillips kept him in after school to rewrite it. Аня соизволила благосклонно принять карандаш и наградила дарителя улыбкой. Чарли почувствовал себя на седьмом небе от радости и в результате наделал таких ужасных ошибок в диктанте, что мистер Филлипс оставил его после уроков их исправлять.
But as, The Caesar's pageant shorn of Brutus' bust Did but of Rome's best son remind her more, so the marked absence of any tribute or recognition from Diana Barry who was sitting with Gertie Pye embittered Anne's little triumph. Но главное, что омрачало Анин маленький триумф, было явное отсутствие какого-либо подношения или знака внимания со стороны Дианы Барри, которая сидела теперь с Герти Пай.
"Diana might just have smiled at me once, I think," she mourned to Marilla that night. - Я думаю, Диана могла бы хоть разок мне улыбнуться, - жаловалась Аня в тот вечер Марилле.
But the next morning a note most fearfully and wonderfully twisted and folded, and a small parcel were passed across to Anne. Но на следующее утро предусмотрительно и умело свернутая записочка вместе с небольшим пакетиком были украдкой переданы Ане.
Dear Anne (ran the former) Mother says I'm not to play with you or talk to you even in school. "Дорогая Аня, - говорилось в записке, - мама не разрешает мне ни играть, ни разговаривать с тобой даже в школе.
It isn't my fault and don't be cross at me, because I love you as much as ever. Я не виновата и не сердись на меня, потому что я люблю тебя, как всегда.
I miss you awfully to tell all my secrets to and I don't like Gertie Pye one bit. Мне ужасно тебя не хватает и некому рассказать мои секреты, и мне ничуточки не нравится Герти Пай.
I made you one of the new bookmarkers out of red tissue paper. Я сделала для тебя закладку для книжки из красной папиросной бумаги.
They are awfully fashionable now and only three girls in school know how to make them. Они сейчас ужасно модные, и только три девочки в школе знают, как их делать.
When you look at it remember Your true friend Каждый раз, когда посмотришь на нее, вспоминай твою верную подругу Диану
Diana Barry. Барри".
Anne read the note, kissed the bookmark, and dispatched a prompt reply back to the other side of the school. Аня прочитала записку, поцеловала закладку и быстро переслала в другой конец класса свой ответ.
My own darling Diana:- Of course I am not cross at you because you have to obey your mother. "Единственная моя Диана, конечно я не сержусь на тебя, потому что ты должна слушаться маму.
Our spirits can commune. Но душой мы можем слиться.
I shall keep your lovely present forever. Твой прилестный подарок я сохраню навсегда.
Minnie Andrews is a very nice little girl-although she has no imagination-but after having been Diana's busum friend I cannot be Minnie's. Минни Эндрюс - очень хорошая девочка (хотя у нее совсем нет воображения), но после того, как я была задушевной подругой Дианы, я не могу дружить с Минни.
Please excuse mistakes because my spelling isn't very good yet, although much improoved. Прости, если в письме есть ошибки, я пока еще не очень грамотно пишу, хотя ошибок уже стало поменьше.
Yours until death us do part Твоя, пока смерть нас не разлучит,
Anne or Cordelia Shirley. Анна, или Корделия, Ширли.
P.S. P. S.
I shall sleep with your letter under my pillow tonight. Я буду спать сегодня с твоим письмом под подушкой.
A. or C.S. А., или К., Ш.".
Marilla pessimistically expected more trouble since Anne had again begun to go to school. Марилла с пессимизмом ожидала новых неприятностей, когда Аня снова начала ходить в школу.
But none developed. Но опасения не оправдались.
Perhaps Anne caught something of the "model" spirit from Minnie Andrews; at least she got on very well with Mr. Phillips thenceforth. Быть может, Аня переняла некоторые черты у "образцовой" Минни Эндрюс; по крайней мере, в ее отношениях с мистером Филлипсом все было в порядке.
She flung herself into her studies heart and soul, determined not to be outdone in any class by Gilbert Blythe. Она всей душой предалась учебе, исполненная решимости не дать себя ни в чем обогнать Гилберту Блайту.
The rivalry between them was soon apparent; it was entirely good natured on Gilbert's side; but it is much to be feared that the same thing cannot be said of Anne, who had certainly an unpraiseworthy tenacity for holding grudges. Соперничество в учебе между ними вскоре стало очевидным. Оно было вполне благожелательным со стороны Гилберта; но, боюсь, нельзя было сказать того же об Ане, которая, несомненно, руководствовалась не заслуживающими похвалы враждебными чувствами.
She was as intense in her hatreds as in her loves. Она была столь же страстной в ненависти, сколь и в любви.
She would not stoop to admit that she meant to rival Gilbert in schoolwork, because that would have been to acknowledge his existence which Anne persistently ignored; but the rivalry was there and honors fluctuated between them. Она не снисходила до того, чтобы признать, что соперничает с Г илбертом в учебе, потому что это означало бы признать его существование, которого упорно старалась не замечать. Но соперничество существовало, и награды доставались им поочередно.
Now Gilbert was head of the spelling class; now Anne, with a toss of her long red braids, spelled him down. То Гилберт был первым в правописании, то Аня, упрямо тряхнув своими рыжими косами, писала правильно трудное слово.
One morning Gilbert had all his sums done correctly and had his name written on the blackboard on the roll of honor; the next morning Anne, having wrestled wildly with decimals the entire evening before, would be first. Один день Гилберт решил правильно все задачи, и его имя было написано на классной доске в списке отличившихся; на следующий день Аня, целый вечер накануне упорно бившаяся над десятичными дробями, оказалась первой в этом списке.
One awful day they were ties and their names were written up together. В один ужасный день они разделили между собой первое место, и их имена оказались на доске рядом.
It was almost as bad as a take-notice and Anne's mortification was as evident as Gilbert's satisfaction. Это почти равнялось объявлению "Обратите внимание", и огорчение Ани было столь же очевидным, как и удовлетворение Гилберта.
When the written examinations at the end of each month were held the suspense was terrible. Когда в конце каждого месяца проходили письменные контрольные работы, напряжение возрастало еще сильнее.
The first month Gilbert came out three marks ahead. The second Anne beat him by five. В первом месяце Г илберт был на три балла впереди, в следующем - Аня опередила его на пять.
But her triumph was marred by the fact that Gilbert congratulated her heartily before the whole school. Но ее триумф был омрачен тем обстоятельством, что Гилберт сердечно поздравил ее перед всей школой.
It would have been ever so much sweeter to her if he had felt the sting of his defeat. Ей было бы гораздо милей, если бы он ощутил горечь своего поражения.
Mr. Phillips might not be a very good teacher; but a pupil so inflexibly determined on learning as Anne was could hardly escape making progress under any kind of teacher. Мистер Филлипс мог и не быть очень хорошим учителем, но ученица, которая была так решительно настроена на учебу, как Аня, не могла не добиться успеха при любом учителе.
By the end of the term Anne and Gilbert were both promoted into the fifth class and allowed to begin studying the elements of "the branches"-by which Latin, geometry, French, and algebra were meant. К концу полугодия и Аня и Г илберт были переведены в пятый класс и приступили к изучению "элементов отраслей знания", каковыми считались такие предметы, как латынь, французский, геометрия и алгебра.
In geometry Anne met her Waterloo. В геометрии Аня нашла свое Ватерлоо.
"It's perfectly awful stuff, Marilla," she groaned. - Это просто ужасный предмет, Марилла, -стонала она.
"I'm sure I'll never be able to make head or tail of it. - Я уверена, что ничего в ней не разберу.
There is no scope for imagination in it at all. Здесь совершенно нет простора для воображения.
Mr. Phillips says I'm the worst dunce he ever saw at it. Мистер Филлипс говорит, что он не видел никого тупее меня в геометрии.
And Gil-I mean some of the others are so smart at it. А Гил... я хочу сказать, некоторые другие так здорово в ней соображают.
It is extremely mortifying, Marilla. Это ужасно унизительно, Марилла.
"Even Diana gets along better than I do. Даже Диана лучше решает задачки по геометрии, чем я.
But I don't mind being beaten by Diana. Но я совсем не против, если Диана в чем-то лучше меня.
Even although we meet as strangers now I still love her with an inextinguishable love. Хотя мы и встречаемся теперь как чужие, я по-прежнему люблю ее неугасимой любовью.
It makes me very sad at times to think about her. Мне иногда очень грустно, когда я о ней думаю.
But really, Marilla, one can't stay sad very long in such an interesting world, can one?" Но, честное слово, Марилла, человек не может очень долго оставаться печальным в таком интересном мире, ведь правда?
CHAPTER XVIII. Глава 18
Anne to the Rescue Аня приходит на помощь
ALL things great are wound up with all things little. Все великие события тесно переплетаются с событиями незначительными.
At first glance it might not seem that the decision of a certain Canadian Premier to include Prince Edward Island in a political tour could have much or anything to do with the fortunes of little Anne Shirley at Green Gables. На первый взгляд может показаться невероятным, что решение очередного премьер-министра Канады включить остров Принца Эдуарда в маршрут своей официальной поездки по стране могло иметь важное, или вообще какое бы то ни было, значение в судьбе маленькой Ани Ширли из Зеленых Мезонинов.
But it had. Но случилось именно так.
It was a January the Premier came, to address his loyal supporters and such of his nonsupporters as chose to be present at the monster mass meeting held in Charlottetown. Было это в январе. Премьер приехал, чтобы обратиться к своим верным сторонникам, а также к тем из противников, которые решили принять участие в огромном митинге, устраиваемом в Шарлоттауне.
Most of the Avonlea people were on Premier's side of politics; hence on the night of the meeting nearly all the men and a goodly proportion of the women had gone to town thirty miles away. Большинство жителей Авонлеи принадлежало к числу политических сторонников премьера, и поэтому в день митинга почти все мужчины и огромное большинство женщин отправились в город, лежавший за тридцать миль от Авонлеи.
Mrs. Rachel Lynde had gone too. Миссис Рейчел Линд отправилась вместе со всеми.
Mrs. Rachel Lynde was a red-hot politician and couldn't have believed that the political rally could be carried through without her, although she was on the opposite side of politics. Миссис Рейчел Линд была завзятым политиком и считала, что политическое собрание не может обойтись без ее присутствия, хотя она и принадлежала к противникам премьера.
So she went to town and took her husband-Thomas would be useful in looking after the horse-and Marilla Cuthbert with her. А потому она отправилась в город и взяла с собой мужа - Томас мог пригодиться, чтобы приглядеть за лошадью, - и Мариллу Касберт.
Marilla had a sneaking interest in politics herself, and as she thought it might be her only chance to see a real live Premier, she promptly took it, leaving Anne and Matthew to keep house until her return the following day. Марилла в глубине души тоже живо интересовалась политикой и, рассудив, что это, вероятно, единственный шанс для нее увидеть настоящего живого премьера, быстро ухватилась за представившуюся возможность, оставив дом на целые сутки на попечение Ани и Мэтью.
Hence, while Marilla and Mrs. Rachel were enjoying themselves hugely at the mass meeting, Anne and Matthew had the cheerful kitchen at Green Gables all to themselves. И таким образом, в то время как Марилла и миссис Рейчел славно проводили время на митинге, Аня и Мэтью вдвоем хозяйствовали в уютной кухне Зеленых Мезонинов.
A bright fire was glowing in the old-fashioned Waterloo stove and blue-white frost crystals were shining on the windowpanes. Яркий огонь пылал в старомодном камине, а на оконных стеклах сверкали бело-голубые морозные узоры.
Matthew nodded over a Farmers' Advocate on the sofa and Anne at the table studied her lessons with grim determination, despite sundry wistful glances at the clock shelf, where lay a new book that Jane Andrews had lent her that day. Мэтью, сидя на диване, клевал носом над газетой "Друг фермера", а Аня за столом с мрачной решимостью учила уроки, порой бросая печальные взгляды на полку под часами, где лежала новая книжка, которую в тот день дала ей почитать Джейн Эндрюс.
Jane had assured her that it was warranted to produce any number of thrills, or words to that effect, and Anne's fingers tingled to reach out for it. Джейн уверяла, что от этой книжки ее не раз проняла дрожь, или что-то в этом роде, и у Ани руки сами собой тянулись к книжке.
But that would mean Gilbert Blythe's triumph on the morrow. Но приняться за чтение означало согласиться на завтрашний триумф Гилберта Блайта.
Anne turned her back on the clock shelf and tried to imagine it wasn't there. Аня повернулась спиной к полке и постаралась вообразить, что там ничего не лежит.
"Matthew, did you ever study geometry when you went to school?" - Мэтью, а вы учили в школе геометрию?
"Well now, no, I didn't," said Matthew, coming out of his doze with a start. - Нет, не учил, - сказал Мэтью, вздрогнув и очнувшись от дремы.
"I wish you had," sighed Anne, "because then you'd be able to sympathize with me. - Жаль, - вздохнула Аня, - иначе вы могли бы мне посочувствовать.
You can't sympathize properly if you've never studied it. Раз вы ее никогда не учили, вы не можете полностью войти в мое положение.
It is casting a cloud over my whole life. Она омрачает все мое существование.
I'm such a dunce at it, Matthew." Я такая бестолковая в геометрии, Мэтью.
"Well now, I dunno," said Matthew soothingly. - Ну, не думаю, - сказал Мэтью утешающе.
"I guess you're all right at anything. - У тебя отличные способности.
Mr. Phillips told me last week in Blair's store at Carmody that you was the smartest scholar in school and was making rapid progress. Мистер Филлипс говорил мне на прошлой неделе, когда мы столкнулись в магазине Блэра в Кармоди, что ты самая способная ученица в школе и делаешь необыкновенно быстрые успехи.
'Rapid progress' was his very words. "Необыкновенно быстрые успехи" - это его собственные слова.
There's them as runs down Teddy Phillips and says he ain't much of a teacher, but I guess he's all right." Есть, правда, такие, кто пренебрежительно отзывается о Тедди Филлипсе и говорит, что он не ахти какой учитель, но я думаю, он что надо.
Matthew would have thought anyone who praised Anne was "all right." Мэтью счел бы любого, кто хвалит Аню, "что надо".
"I'm sure I'd get on better with geometry if only he wouldn't change the letters," complained Anne. - Я уверена, что у меня с геометрией дело шло бы лучше, если бы только он не ставил каждый раз новые буквы, - жаловалась Аня.
"I learn the proposition off by heart and then he draws it on the blackboard and puts different letters from what are in the book and I get all mixed up. - Я выучиваю доказательство наизусть, а потом он рисует на доске и ставит буквы не такие, как в учебнике, и у меня все перепутывается.
I don't think a teacher should take such a mean advantage, do you? Я считаю, что учитель не должен так нечестно поступать, вы согласны?
We're studying agriculture now and I've found out at last what makes the roads red. Мы теперь изучаем и сельское хозяйство, и я наконец узнала, почему дороги красные.
It's a great comfort. Так приятно, что я это теперь знаю!
I wonder how Marilla and Mrs. Lynde are enjoying themselves. Интересно, как там Марилла и миссис Линд на митинге.
Mrs. Lynde says Canada is going to the dogs the way things are being run at Ottawa and that it's an awful warning to the electors. Миссис Линд говорит, что Канада разорится до нитки при той политике, какую ведет Оттава, и что это должно послужить предупреждением для избирателей.
She says if women were allowed to vote we would soon see a blessed change. Она говорит, что, если бы было введено избирательное право для женщин, мы скоро стали бы свидетелями благословенных перемен.
What way do you vote, Matthew?" Мэтью, а вы за кого голосуете?
"Conservative," said Matthew promptly. - За консерваторов, - ответил Мэтью, не задумываясь.
To vote Conservative was part of Matthew's religion. Голосовать за консерваторов было частью его религии.
"Then I'm Conservative too," said Anne decidedly. - Тогда я тоже консерватор, - сказала Аня решительно.
"I'm glad because Gil-because some of the boys in school are Grits. - Я очень этому рада, потому что Гил... потому что некоторые мальчики в школе - либералы.
I guess Mr. Phillips is a Grit too because Prissy Andrews's father is one, and Ruby Gillis says that when a man is courting he always has to agree with the girl's mother in religion and her father in politics. Я думаю, что мистер Филлипс тоже либерал, потому что отец Присси Эндрюс голосует за либералов, а Руби Джиллис говорит, что, когда мужчина ухаживает за девушкой, он должен соглашаться с ее матерью в вопросах религии, а с отцом - в вопросах политики.
Is that true, Matthew?" Это правда, Мэтью?
"Well now, I dunno," said Matthew. - Мм... не знаю, - сказал Мэтью.
"Did you ever go courting, Matthew?" - А вы когда-нибудь ухаживали за девушкой, Мэтью?
"Well now, no, I dunno's I ever did," said Matthew, who had certainly never thought of such a thing in his whole existence. -Мм... нет, кажется, никогда,- сказал Мэтью, даже не задумывавшийся о таких вещах на протяжении всего своего существования.
Anne reflected with her chin in her hands. Аня размышляла, подперев подбородок руками.
"It must be rather interesting, don't you think, Matthew? - А ведь это, должно быть, довольно интересно, как вы думаете, Мэтью?
Ruby Gillis says when she grows up she's going to have ever so many beaus on the string and have them all crazy about her; but I think that would be too exciting. Руби Джиллис говорит, что когда она вырастет, то постарается, чтобы у нее было много поклонников, которых она будет сводить с ума и водить за нос; но мне кажется, это было бы слишком беспокойно.
I'd rather have just one in his right mind. Я предпочла бы иметь одного, и в своем уме.
But Ruby Gillis knows a great deal about such matters because she has so many big sisters, and Mrs. Lynde says the Gillis girls have gone off like hot cakes. Но, конечно, Руби Джиллис знает гораздо больше об этих делах, потому что у нее столько взрослых сестер, а миссис Линд говорит, что дочки у Джиллисов идут нарасхват, как горячие булочки.
Mr. Phillips goes up to see Prissy Andrews nearly every evening. Мистер Филлипс заходит домой к Присси Эндрюс почти каждый вечер.
He says it is to help her with her lessons but Miranda Sloane is studying for Queen's too, and I should think she needed help a lot more than Prissy because she's ever so much stupider, but he never goes to help her in the evenings at all. Он говорит, что помогает ей готовиться к экзаменам, но Миранда Слоан тоже собирается поступать в учительскую семинарию, мне кажется, что ей помощь гораздо нужнее, чем Присси, потому что она гораздо глупее, но он никогда не ходит помогать ей по вечерам.
There are a great many things in this world that I can't understand very well, Matthew." В этом мире, Мэтью, очень много такого, что я не совсем понимаю.
"Well now, I dunno as I comprehend them all myself," acknowledged Matthew. - Ну, я и сам не все понимаю, - признался Мэтью.
"Well, I suppose I must finish up my lessons. - Ну вот, мне надо доделывать уроки.
I won't allow myself to open that new book Jane lent me until I'm through. Я не позволю себе открыть эту новую книжку, которую мне дала Джейн, пока все не выучу.
But it's a terrible temptation, Matthew. Но это ужасное искушение, Мэтью.
Even when I turn my back on it I can see it there just as plain. Даже когда я поворачиваюсь к полке спиной, я все равно словно вижу эту книжку.
Jane said she cried herself sick over it. Джейн говорит, что плакала над ней до изнеможения.
I love a book that makes me cry. Я люблю книжки, над которыми плачешь.
But I think I'll carry that book into the sitting room and lock it in the jam closet and give you the key. Но я думаю, мне лучше отнести эту книжку в гостиную, запереть на ключ в шкаф, где стоит варенье, а ключ отдать вам.
And you must not give it to me, Matthew, until my lessons are done, not even if I implore you on my bended knees. А вы не давайте мне его, Мэтью, пока я не сделаю уроки, даже если я на коленях буду умолять вас.
It's all very well to say resist temptation, but it's ever so much easier to resist it if you can't get the key. Хорошо говорить, что будешь противиться искушению, но гораздо легче ему противиться, когда под рукой нет ключа.
And then shall I run down the cellar and get some russets, Matthew? А может, мне сбегать в подвал и принести яблок, Мэтью?
Wouldn't you like some russets?" Вы любите ранет?
"Well now, I dunno but what I would," said Matthew, who never ate russets but knew Anne's weakness for them. -Мм... не знаю, я не против, - сказал Мэтью, который никогда в рот не брал этих яблок, но знал Анину к ним слабость.
Just as Anne emerged triumphantly from the cellar with her plateful of russets came the sound of flying footsteps on the icy board walk outside and the next moment the kitchen door was flung open and in rushed Diana Barry, white faced and breathless, with a shawl wrapped hastily around her head. Когда Аня с тарелкой коричневато-желтых яблок торжественно появилась из подвала, неожиданно послышались торопливые шаги на обледеневшей дорожке перед кухней. В следующий момент дверь распахнулась, и в кухню ворвалась Диана Барри, бледная и запыхавшаяся, в небрежно накинутой на голову шали.
Anne promptly let go of her candle and plate in her surprise, and plate, candle, and apples crashed together down the cellar ladder and were found at the bottom embedded in melted grease, the next day, by Marilla, who gathered them up and thanked mercy the house hadn't been set on fire. Аня от удивления выпустила из рук свечу и тарелку, и все вместе - тарелка, свеча и яблоки - с грохотом покатилось по лестнице в подвал, где все это, испачканное растопленным стеарином, нашла и собрала на следующий день Марилла, возблагодарив провидение за то, что дом не загорелся.
"Whatever is the matter, Diana?" cried Anne. - Что случилось, Диана? - воскликнула Аня.
"Has your mother relented at last?" - Ты, наконец, уговорила маму?
"Oh, Anne, do come quick," implored Diana nervously. - Ох, Аня, пойдем скорее, - умоляла Диана в волнении.
"Minnie May is awful sick-she's got croup. - Наша Минни ужасно заболела... У нее круп.
Young Mary Joe says-and Father and Mother are away to town and there's nobody to go for the doctor. Это молодая Мэри Джо говорит... А папа с мамой уехали в город, и некому поехать за доктором.
Minnie May is awful bad and Young Mary Joe doesn't know what to do-and oh, Anne, I'm so scared!" Минни ужасно плохо... и Мэри просто не знает, что делать... и... Ох, Аня, мне так страшно!
Matthew, without a word, reached out for cap and coat, slipped past Diana and away into the darkness of the yard. Мэтью, не говоря ни слова, взялся за шапку и пальто, проскользнул мимо Дианы и исчез в темноте двора.
"He's gone to harness the sorrel mare to go to Carmody for the doctor," said Anne, who was hurrying on hood and jacket. - Он пошел запрятать гнедую, чтобы ехать в Кармоди за доктором, - сказала Аня, торопливо натягивая капор и пальтишко.
"I know it as well as if he'd said so. - Я в этом уверена так, будто он мне об этом сказал.
Matthew and I are such kindred spirits I can read his thoughts without words at all." Мы с Мэтью - родственные души, и я могу читать его мысли, и слова не нужны.
"I don't believe he'll find the doctor at Carmody," sobbed Diana. - Боюсь, он не застанет доктора в Кармоди, -всхлипывала Диана.
"I know that Dr. Blair went to town and I guess Dr. Spencer would go too. - Я знаю, что доктор Блэр уехал в город на митинг, и доктор Спенсер, наверное, тоже.
Young Mary Joe never saw anybody with croup and Mrs. Lynde is away. Мэри никогда не видела больных крупом, а миссис Линд тоже уехала.
Oh, Anne!" О, Аня!
"Don't cry, Di," said Anne cheerily. "I know exactly what to do for croup. - Не плачь, Ди, - сказала Аня бодро, - Я точно знаю, что надо делать при крупе.
You forget that Mrs. Hammond had twins three times. Ты забываешь, что у миссис Хаммонд три раза были близнецы.
When you look after three pairs of twins you naturally get a lot of experience. Если нянчишь три пары близнецов, то, разумеется, приобретаешь большой опыт.
They all had croup regularly. У них у всех по очереди был круп.
Just wait till I get the ipecac bottle-you mayn't have any at your house. Подожди минутку, я возьму бутылочку с ипекакуаной... а то у вас дома может и не оказаться.
Come on now." Ну, пошли!
The two little girls hastened out hand in hand and hurried through Lover's Lane and across the crusted field beyond, for the snow was too deep to go by the shorter wood way. Взявшись за руки, девочки выбежали из дома и поспешили по Тропинке Влюбленных и через заледеневшее поле, потому что снег в лесу был слишком глубок, чтобы можно было добраться кратчайшей дорогой.
Anne, although sincerely sorry for Minnie May, was far from being insensible to the romance of the situation and to the sweetness of once more sharing that romance with a kindred spirit. Аня, хотя и искренне огорченная болезнью Минни, не могла остаться равнодушной к романтичности всей ситуации и приятному чувству от возможности еще раз разделить эту романтичность с родственной душой.
The night was clear and frosty, all ebony of shadow and silver of snowy slope; big stars were shining over the silent fields; here and there the dark pointed firs stood up with snow powdering their branches and the wind whistling through them. Ночь была ясной и морозной. Тени деревьев казались эбеново-черными, а покрытый снегом склон - серебряным; крупные звезды сияли над тихими полями; тут и там стояли темные островерхие ели с припорошенными снегом ветвями, и ветер свистел в них.
Anne thought it was truly delightful to go skimming through all this mystery and loveliness with your bosom friend who had been so long estranged. Аня думала о том, как восхитительно бежать и мельком оглядывать всю эту таинственность и прелесть вместе со своей задушевной подругой, с которой так давно была разлучена.
Minnie May, aged three, was really very sick. Минни, трехлетняя малышка, действительно была очень больна.
She lay on the kitchen sofa feverish and restless, while her hoarse breathing could be heard all over the house. Она лежала на диване в кухне, метаясь в жару, а ее хриплое дыхание было слышно во всем доме.
Young Mary Joe, a buxom, broad-faced French girl from the creek, whom Mrs. Barry had engaged to stay with the children during her absence, was helpless and bewildered, quite incapable of thinking what to do, or doing it if she thought of it. Молодая Мэри Джо, полногрудая и широколицая французская девушка из Крик, которую миссис Барри наняла на время своего отсутствия приглядеть за детьми, совершенно потеряла голову и была не в состоянии ни подумать о том, что нужно делать, ни сделать, даже если бы знала, как поступить.
Anne went to work with skill and promptness. Аня принялась за дело умело и быстро.
"Minnie May has croup all right; she's pretty bad, but I've seen them worse. - У Минни несомненно круп. Случай тяжелый, но я видела и хуже.
First we must have lots of hot water. Прежде всего нам потребуется много горячей воды.
I declare, Diana, there isn't more than a cupful in the kettle! Я уверена, Диана, что воды в чайнике не больше чашки!
There, I've filled it up, and, Mary Joe, you may put some wood in the stove. Вот, я его наполню. Мэри, вы могли бы подложить поленьев в печку?
I don't want to hurt your feelings but it seems to me you might have thought of this before if you'd any imagination. Я не хочу ранить ваши чувства, но мне кажется, что вы и сами могли об этом догадаться, будь у вас хоть капля воображения.
Now, I'll undress Minnie May and put her to bed and you try to find some soft flannel cloths, Diana. Теперь я раздену Минни и уложу в постель, а ты, Диана, постарайся найти мягкую фланелевую одежду.
I'm going to give her a dose of ipecac first of all." Прежде всего я хочу дать ей дозу ипекакуаны.
Minnie May did not take kindly to the ipecac but Anne had not brought up three pairs of twins for nothing. Минни не хотела принимать лекарство, но недаром Аня вынянчила три пары близнецов.
Down that ipecac went, not only once, but many times during the long, anxious night when the two little girls worked patiently over the suffering Minnie May, and Young Mary Joe, honestly anxious to do all she could, kept up a roaring fire and heated more water than would have been needed for a hospital of croupy babies. Ипекакуана была благополучно проглочена, и не один раз в эту долгую тревожную ночь, когда обе девочки терпеливо ухаживали за больной Минни, а Мэри, добросовестно старавшаяся сделать все, что могла, развела и поддерживала в печи такой сильный огонь, что пламя даже гудело, и кипятила столько воды, что хватило бы на целую больницу страдающих от крупа детей.
It was three o'clock when Matthew came with a doctor, for he had been obliged to go all the way to Spencervale for one. Было три часа ночи, когда приехал Мэтью с доктором, которого ему удалось найти только в Спенсервале.
But the pressing need for assistance was past. Но срочная необходимость в помощи врача уже отпала.
Minnie May was much better and was sleeping soundly. Минни было гораздо лучше, и она крепко спала.
"I was awfully near giving up in despair," explained Anne. - В какой-то момент я была ужасно близка к отчаянию, - объясняла Аня.
"She got worse and worse until she was sicker than ever the Hammond twins were, even the last pair. - Ей становилось все хуже и хуже, хуже, чем близнецам Хаммондов, даже последней паре.
I actually thought she was going to choke to death. Я даже подумала, что она задохнется.
I gave her every drop of ipecac in that bottle and when the last dose went down I said to myself-not to Diana or Young Mary Joe, because I didn't want to worry them any more than they were worried, but I had to say it to myself just to relieve my feelings-'This is the last lingering hope and I fear, tis a vain one.' Я дала ей все, что еще оставалось в бутылке, и сказала себе - не Диане или Мэри, потому что я не хотела пугать их еще больше, они и так были напуганы, но самой себе, чтобы дать выход чувствам: "Это последняя слабая надежда, и боюсь, напрасная".
But in about three minutes she coughed up the phlegm and began to get better right away. Но через три минуты она откашляла пленку и сразу почувствовала себя лучше.
You must just imagine my relief, doctor, because I can't express it in words. Вам придется просто вообразить, доктор, какое я испытала чувство облегчения, потому что я не могу выразить это словами.
You know there are some things that cannot be expressed in words." Знаете, есть некоторые вещи, которые невозможно выразить словами.
"Yes, I know," nodded the doctor. - Да, я знаю, - кивнул доктор.
He looked at Anne as if he were thinking some things about her that couldn't be expressed in words. Он смотрел на Аню так, как будто то, что он о ней думал, тоже невозможно было выразить словами.
Later on, however, he expressed them to Mr. and Mrs. Barry. Потом он, впрочем, все-таки выразил это вернувшимся с митинга мистеру и миссис Барри:
"That little redheaded girl they have over at Cuthbert's is as smart as they make 'em. - Эта рыжая девочка, которая живет у Касбертов, просто молодец!
I tell you she saved that baby's life, for it would have been too late by the time I got there. Могу вас уверить, что это она спасла жизнь вашей малышке, потому что могло быть уже слишком поздно, когда я добрался сюда.
She seems to have a skill and presence of mind perfectly wonderful in a child of her age. Она обладает и умением, и присутствием духа, совершенно удивительными в ребенке ее возраста.
I never saw anything like the eyes of her when she was explaining the case to me." Я никогда не видел таких глаз, как у нее, когда она рассказывала мне, как все происходило.
Anne had gone home in the wonderful, white-frosted winter morning, heavy eyed from loss of sleep, but still talking unweariedly to Matthew as they crossed the long white field and walked under the glittering fairy arch of the Lover's Lane maples. Чудесным морозным белым утром Аня возвращалась домой с закрывающимися после бессонной ночи глазами, но по-прежнему неутомимо болтая с Мэтью, пока они пересекали длинное белое поле и брели под волшебно сверкающим сводом кленов по Тропинке Влюбленных.
"Oh, Matthew, isn't it a wonderful morning? - Ах, Мэтью, какое чудесное утро!
The world looks like something God had just imagined for His own pleasure, doesn't it? Мир выглядит так, будто Бог придумал его для Своего собственного удовольствия, правда?
Those trees look as if I could blow them away with a breath-pouf! Эти деревья выглядят так, будто я могла бы сдуть их своим дыханием! - Она подула.
I'm so glad I live in a world where there are white frosts, aren't you? - Я так рада, что живу в мире, где бывают снега и морозы, а вы?
And I'm so glad Mrs. Hammond had three pairs of twins after all. И я так рада теперь, что у миссис Хаммонд было три пары близнецов.
If she hadn't I mightn't have known what to do for Minnie May. Иначе я не знала бы, как помочь Минни.
I'm real sorry I was ever cross with Mrs. Hammond for having twins. Мне. очень жаль, что я сердилась на миссис Хаммонд за то, что у нее близнецы.
But, oh, Matthew, I'm so sleepy. Ах, Мэтью, я совсем сплю.
I can't go to school. Я не могу идти в школу.
I just know I couldn't keep my eyes open and I'd be so stupid. Я чувствую, что не смогла бы держать глаза открытыми и оказалась бы такой бестолковой.
But I hate to stay home, for Gil-some of the others will get head of the class, and it's so hard to get up again-al though of course the harder it is the more satisfaction you have when you do get up, haven't you?" Но я терпеть не могу оставаться дома, потому что Г ил... кто-то другой станет первым в классе, а так трудно потом опять выйти вперед... Хотя, конечно, чем труднее, тем больше получаешь удовлетворения, когда добьешься успеха, правда?
"Well now, I guess you'll manage all right," said Matthew, looking at Anne's white little face and the dark shadows under her eyes. - Ну, я думаю, ты справишься, - сказал Мэтью, глядя на Анино бледное лицо и темные круги под глазами.
"You just go right to bed and have a good sleep. - Ты лучше сразу ложись в постель и выспись как следует.
I'll do all the chores." Я сам все сделаю по дому.
Anne accordingly went to bed and slept so long and soundly that it was well on in the white and rosy winter afternoon when she awoke and descended to the kitchen where Marilla, who had arrived home in the meantime, was sitting knitting. Аня послушно легла в постель и спала так долго и крепко, что проснулась только, когда на дворе уже был ясный бело-розовый зимний день. Она спустилась в кухню, где уже сидела с вязаньем вернувшаяся домой Марилла.
"Oh, did you see the Premier?" exclaimed Anne at once. - Ах, вы видели премьера? - тут же воскликнула Аня.
"What did he look like Marilla?" - Как он выглядит, Марилла?
"Well, he never got to be Premier on account of his looks," said Marilla. - Ну, премьером его наверняка выбрали не за его внешность, - сказала Марилла.
"Such a nose as that man had! - Ну и нос у него!
But he can speak. Но говорить он умеет.
I was proud of being a Conservative. Я была горда, что принадлежу к консерваторам.
Rachel Lynde, of course, being a Liberal, had no use for him. Your dinner is in the oven, Anne, and you can get yourself some blue plum preserve out of the pantry. Рейчел Линд, конечно, как сторонница либералов, не получила никакого удовлетворения... Твой обед в печи, Аня; и можешь взять в кладовой сливовое варенье.
I guess you're hungry. Я думаю, ты ужасно голодна.
Matthew has been telling me about last night. Мэтью рассказал мне, что было ночью.
I must say it was fortunate you knew what to do. Какое счастье, что ты знала, как помочь больной!
I wouldn't have had any idea myself, for I never saw a case of croup. Я бы понятия не имела, что делать, потому что никогда не видела больных крупом.
There now, never mind talking till you've had your dinner. Ну-ну, не говори ничего, пока не поешь.
I can tell by the look of you that you're just full up with speeches, but they'll keep." Я уже догадываюсь по твоему виду, что ты просто разрываешься от новостей, но они подождут.
Marilla had something to tell Anne, but she did not tell it just then for she knew if she did Anne's consequent excitement would lift her clear out of the region of such material matters as appetite or dinner. У Мариллы тоже было что сказать Ане, но она молчала, так как знала, что неожиданное известие вызовет у Ани волнение, которое может совершенно оторвать ее от сферы таких прозаических вещей, как аппетит или обед.
Not until Anne had finished her saucer of blue plums did Marilla say: Только когда Аня доела свое блюдечко сливового варенья, Марилла сказала:
"Mrs. Barry was here this afternoon, Anne. - Здесь сегодня была миссис Барри, Аня.
She wanted to see you, but I wouldn't wake you up. Она хотела повидать тебя, но мне было жаль тебя будить.
She says you saved Minnie May's life, and she is very sorry she acted as she did in that affair of the currant wine. Она говорит, что ты спасла жизнь Минни, и очень жалеет, что поступила так жестоко в истории со смородинной настойкой.
She says she knows now you didn't mean to set Diana drunk, and she hopes you'll forgive her and be good friends with Diana again. Теперь она уверена, что ты не хотела напоить Диану пьяной, и надеется, что ты простишь ее и будешь дружить с ее дочкой, как прежде.
You're to go over this evening if you like for Diana can't stir outside the door on account of a bad cold she caught last night. Можешь сходить к ним сегодня вечером, если хочешь. Диана не может выйти из дома: она простудилась вчера ночью.
Now, Anne Shirley, for pity's sake don't fly up into the air." Аня, смилуйся, не взлетай в воздух от радости!
The warning seemed not unnecessary, so uplifted and aerial was Anne's expression and attitude as she sprang to her feet, her face irradiated with the flame of her spirit. Предупреждение не было излишним. Аня порывисто вскочила, вся ее фигурка казалась воздушной, а лицо озарилось пламенной радостью.
"Oh, Marilla, can I go right now-without washing my dishes? - О, Марилла, можно мне пойти сразу... не вымыв посуды?
I'll wash them when I come back, but I cannot tie myself down to anything so unromantic as dishwashing at this thrilling moment." Я все вымою, когда вернусь, но я не могу сосредоточиться ни на чем таком приземленном, как мытье посуды, в такой волнующий момент.
"Yes, yes, run along," said Marilla indulgently. - Конечно, конечно беги, - сказала Марилла снисходительно.
"Anne Shirley-are you crazy? - Аня... ты с ума сошла!
Come back this instant and put something on you. Сию минуту вернись и надень что-нибудь!
I might as well call to the wind. С тем же успехом можно кричать ветру, -добавила она, обращаясь к себе самой.
She's gone without a cap or wrap. - Убежала с голой головой.
Look at her tearing through the orchard with her hair streaming. Вон она несется прямиком через сад с развевающимися волосами.
It'll be a mercy if she doesn't catch her death of cold." Просто чудо будет, если она не простудится насмерть!
Anne came dancing home in the purple winter twilight across the snowy places. Аня вернулась домой поздно вечером, когда на заснеженные поля уже легли пурпурные сумерки.
Afar in the southwest was the great shimmering, pearl-like sparkle of an evening star in a sky that was pale golden and ethereal rose over gleaming white spaces and dark glens of spruce. Вдали на юго-западе сверкала похожая на огромную жемчужину вечерняя звезда. Небо казалось бледно-золотистым и эфирно-розовым над блеском белых просторов полей и темной зеленью елей.
The tinkles of sleigh bells among the snowy hills came like elfin chimes through the frosty air, but their music was not sweeter than the song in Anne's heart and on her lips. Звяканье колокольчиков проносившихся между заснеженными холмами саней раздавалось в морозном воздухе, словно звон сказочных колокольчиков эльфов, но их музыка не была такой сладостной, как та, что звучала в Анином сердце и просилась на уста.
"You see before you a perfectly happy person, Marilla," she announced. - Вы видите перед собой совершенно счастливого человека, Марилла, - объявила она.
"I'm perfectly happy-yes, in spite of my red hair. - Я совершенно счастлива... да, даже несмотря на мои рыжие волосы.
Just at present I have a soul above red hair. В этот момент душой я выше рыжих волос.
Mrs. Barry kissed me and cried and said she was so sorry and she could never repay me. Миссис Барри поцеловала меня, заплакала и сказала, что виновата и что никогда не сумеет меня отблагодарить.
I felt fearfully embarrassed, Marilla, but I just said as politely as I could, Я была страшно смущена, Марилла, но ответила как можно вежливее:
'I have no hard feelings for you, Mrs. Barry. I assure you once for all that I did not mean to intoxicate Diana and henceforth I shall cover the past with the mantle of oblivion.' "Я не держу обиды на вас, миссис Барри, и уверяю вас раз и навсегда, что я не собиралась напоить Диану, и тем опускаю на прошлое покров забвения".
That was a pretty dignified way of speaking wasn't it, Marilla?" Это были очень благородные слова, правда, Марилла?
"I felt that I was heaping coals of fire on Mrs. Barry's head. And Diana and I had a lovely afternoon. Я чувствую, что отплатила миссис Барри добром за зло... Мы с Дианой чудесно провели день.
Diana showed me a new fancy crochet stitch her aunt over at Carmody taught her. Диана показала мне новый вышивальный шов, которому ее научила ее тетя в Кармоди.
Not a soul in Avonlea knows it but us, and we pledged a solemn vow never to reveal it to anyone else. Ни одна душа в Авонлее, кроме нас, его не знает, и мы торжественно поклялись не показывать его никому.
Diana gave me a beautiful card with a wreath of roses on it and a verse of poetry:" Диана подарила мне красивую открытку, на которой нарисован веночек роз и написаны стихи:
"If you love me as I love you Два наших сердца слились в одно,
Nothing but death can part us two." Их разлучить лишь смерти дано.
"And that is true, Marilla. И в этих словах такая правда, Марилла!
We're going to ask Mr. Phillips to let us sit together in school again, and Gertie Pye can go with Minnie Andrews. Мы собираемся попросить мистера Филлипса снова посадить нас за одну парту, а Герти Пай может сесть с Минни Эндрюс.
We had an elegant tea. У нас было совершенно изысканное чаепитие.
Mrs. Barry had the very best china set out, Marilla, just as if I was real company. Миссис Барри достала свой лучший фарфоровый сервиз, Марилла, будто я была настоящая гостья.
I can't tell you what a thrill it gave me. Не могу описать, какая меня от этого пронзила дрожь.
Nobody ever used their very best china on my account before. Никто никогда не вынимал для меня своего лучшего сервиза.
And we had fruit cake and pound cake and doughnuts and two kinds of preserves, Marilla. И мы ели фруктовый пирог, и кекс, и пончики, и два разных варенья.
And Mrs. Barry asked me if I took tea and said И миссис Барри спрашивала меня, налить ли мне еще чаю, и сказала:
'Pa, why don't you pass the biscuits to Anne?' "Папочка, почему ты не подаешь Ане печенье?"
It must be lovely to be grown up, Marilla, when just being treated as if you were is so nice." Как, должно быть, приятно быть взрослым, Марилла, если так замечательно, даже когда с тобой только обращаются как со взрослым.
"I don't know about that," said Marilla, with a brief sigh. - Не знаю, - сказала Марилла с легким вздохом.
"Well, anyway, when I am grown up," said Anne decidedly, "I'm always going to talk to little girls as if they were too, and I'll never laugh when they use big words. - Ну, во всяком случае, когда я вырасту, - сказала Аня решительно, - я всегда буду говорить с маленькими девочками как со взрослыми и никогда не буду смеяться, если они выразятся возвышенно.
I know from sorrowful experience how that hurts one's feelings. Я по собственному печальному опыту знаю, как это ранит чувства.
After tea Diana and I made taffy. После чая мы с Дианой делали конфетки из масла и сахара.
The taffy wasn't very good, I suppose because neither Diana nor I had ever made any before. Получилось не очень хорошо; наверное, потому, что ни Диана, ни я никогда их прежде не делали.
Diana left me to stir it while she buttered the plates and I forgot and let it burn; and then when we set it out on the platform to cool the cat walked over one plate and that had to be thrown away. Диана оставила меня переворачивать их, а сама смазывала маслом противни, но я забыла переворачивать, и они подгорели. А потом, когда мы выставили конфеты, чтобы остудить, кот прошел по одному противню, и конфеты с него пришлось выбросить.
But the making of it was splendid fun. Но само их приготовление было огромным удовольствием.
Then when I came home Mrs. Barry asked me to come over as often as I could and Diana stood at the window and threw kisses to me all the way down to Lover's Lane. А когда я уходила домой, миссис Барри просила меня приходить почаще, а Диана стояла у окна и посылала мне воздушные поцелуи всю дорогу, пока я шла по Тропинке Влюбленных.
I assure you, Marilla, that I feel like praying tonight and I'm going to think out a special brand-new prayer in honor of the occasion." Марилла, я собираюсь сегодня сочинить особую, совершенно новую молитву в честь этого события.
CHAPTER XIX. Глава 19
A Concert a Catastrophe and a Confession Концерт, катастрофа и извинение
MARILLA, can I go over to see Diana just for a minute?" asked Anne, running breathlessly down from the east gable one February evening. - Марилла, можно мне на минуточку отлучиться и сбегать к Диане? - спросила Аня как-то раз февральским вечером, сбежав вниз по лестнице из своего мезонина и запыхавшись.
"I don't see what you want to be traipsing about after dark for," said Marilla shortly. - Не вижу причины, чтобы тебе нужно было выскакивать из дома, когда уже стемнело, -сказала Марилла решительно.
"You and Diana walked home from school together and then stood down there in the snow for half an hour more, your tongues going the whole blessed time, clickety-clack. - Вы с Дианой вместе шли из школы и потом стояли в снегу и мололи языками еще полчаса.
So I don't think you're very badly off to see her again." Поэтому я не думаю, что тебе уж так необходимо срочно увидеться с ней опять.
"But she wants to see me," pleaded Anne. - Но она хочет меня видеть, - упрашивала Аня.
"She has something very important to tell me." - Ей нужно сказать мне что-то важное.
"How do you know she has?" - Откуда ты это знаешь?
"Because she just signaled to me from her window. - Потому что она подала мне знак из окна.
We have arranged a way to signal with our candles and cardboard. Мы придумали способ, как подавать знаки с помощью свечи и кусочка картона.
We set the candle on the window sill and make flashes by passing the cardboard back and forth. Мы ставим зажженную свечу на подоконник и то закрываем ее картонкой, то открываем.
So many flashes mean a certain thing. Определенное число вспышек означает определенное известие.
It was my idea, Marilla." Это была моя идея, Марилла.
"I'll warrant you it was," said Marilla emphatically. - Не сомневаюсь в этом, - сказала Марилла выразительно.
"And the next thing you'll be setting fire to the curtains with your signaling nonsense." - И уверена, что в ближайшее время вы подпалите занавески с этой своей глупой сигнализацией.
"Oh, we're very careful, Marilla. - О, мы очень осторожны, Марилла.
And it's so interesting. И это так интересно!
Two flashes mean, Два сигнала значат:
' Are you there?' "Ты дома?"
Three mean 'yes' and four 'no.' Три - "да", а четыре - "нет".
Five mean, Пять значат:
'Come over as soon as possible, because I have something important to reveal.' "Приходи как можно скорее, потому что мне нужно сказать тебе что-то важное".
Diana has just signaled five flashes, and I'm really suffering to know what it is." Диана только что подала пять сигналов, и меня мучит любопытство, что она хочет сказать.
"Well, you needn't suffer any longer," said Marilla sarcastically. - Ну, пусть оно тебя больше не мучает, - сказала Марилла с иронией.
"You can go, but you're to be back here in just ten minutes, remember that." - Можешь сходить, но запомни: чтобы ты была здесь не позже чем через десять минут.
Anne did remember it and was back in the stipulated time, although probably no mortal will ever know just what it cost her to confine the discussion of Diana's important communication within the limits of ten minutes. Аня запомнила и вернулась в положенный срок, хотя, вероятно, ни один смертный никогда не узнает, чего ей стоило ограничить десятью минутами обсуждение важного сообщения Дианы.
But at least she had made good use of them. Но этими десятью минутами она распорядилась с толком.
"Oh, Marilla, what do you think? - Ах, Марилла, вообразите!
You know tomorrow is Diana's birthday. Завтра у Дианы день рождения.
Well, her mother told her she could ask me to go home with her from school and stay all night with her. И ее мама сказала, что она может пригласить меня к ним после школы, чтобы я осталась у них ночевать.
And her cousins are coming over from Newbridge in a big pung sleigh to go to the Debating Club concert at the hall tomorrow night. Приедут ее кузены из Ньюбриджа на больших санях, чтобы завтра вечером посетить концерт в дискуссионном клубе.
And they are going to take Diana and me to the concert-if you'll let me go, that is. You will, won't you, Marilla? И они возьмут на концерт Диану и меня... то есть если вы меня отпустите, Марилла!
Oh, I feel so excited." О, я так взволнована!
"You can calm down then, because you're not going. - Можешь успокоиться, потому что ты туда не пойдешь.
You're better at home in your own bed, and as for that club concert, it's all nonsense, and little girls should not be allowed to go out to such places at all." Тебе будет лучше дома в твоей собственной постели, а что до этого концерта в клубе, то это глупая идея, и маленьким девочкам вообще не следует позволять посещать подобные места.
"I'm sure the Debating Club is a most respectable affair," pleaded Anne. - Я уверена, что дискуссионный клуб - это очень достойная организация, - защищалась Аня.
"I'm not saying it isn't. - Не спорю.
But you're not going to begin gadding about to concerts and staying out all hours of the night. Но не позволю тебе болтаться по концертам и проводить ночь неизвестно где.
Pretty doings for children. Хорошенькое занятие для детей, ничего не скажешь!
I'm surprised at Mrs. Barry's letting Diana go." Удивляюсь, что миссис Барри отпускает Диану.
"But it's such a very special occasion," mourned Anne, on the verge of tears. - Но это такой особый случай, - умоляла Аня; она была готова заплакать.
"Diana has only one birthday in a year. - У Дианы только один раз в году день рождения.
It isn't as if birthdays were common things, Marilla. День рождения - это не такое уж обыденное событие, Марилла.
Prissy Andrews is going to recite Присси Эндрюс будет декламировать
' Curfew Must Not Ring Tonight.' "Звон вечерний не слышен сегодня".
That is such a good moral piece, Marilla, I'm sure it would do me lots of good to hear it. Это такое назидательное стихотворение, Марилла, я уверена, мне было бы очень полезно его послушать.
And the choir are going to sing four lovely pathetic songs that are pretty near as good as hymns. А хор исполнит четыре прелестные трогательные песни, почти такие же возвышенные, как религиозные гимны!
And oh, Marilla, the minister is going to take part; yes, indeed, he is; he's going to give an address. Ах, Марилла, даже священник собирается присутствовать; да, да, он там будет; он обратится к слушателям с речью.
That will be just about the same thing as a sermon. Это ведь почти то же, что проповедь.
Please, mayn't I go, Marilla?" Пожалуйста, позвольте мне пойти, Марилла!
"You heard what I said, Anne, didn't you? - Аня, ты слышала, что я сказала?
Take off your boots now and go to bed. Сними ботинки и иди спать.
It's past eight." Уже девятый час.
"There's just one more thing, Marilla," said Anne, with the air of producing the last shot in her locker. - Только еще одно слово, Марилла, - сказала Аня; по ее лицу было ясно, что она прибегает к последнему доводу.
"Mrs. Barry told Diana that we might sleep in the spare-room bed. - Миссис Барри сказала, что мы можем спать в комнате для гостей.
Think of the honor of your little Anne being put in the spare-room bed." Подумайте, какая это честь для вашей маленькой Ани - спать в комнате для гостей!
"It's an honor you'll have to get along without. - Это честь, без которой тебе придется обойтись.
Go to bed, Anne, and don't let me hear another word out of you." Иди спать, Аня, и чтобы я больше ни слова об этом не слышала.
When Anne, with tears rolling over her cheeks, had gone sorrowfully upstairs, Matthew, who had been apparently sound asleep on the lounge during the whole dialogue, opened his eyes and said decidedly: Когда Аня, заливаясь слезами, исчезла наверху, Мэтью, который, казалось, сладко дремал в кресле на протяжении всего диалога, открыл глаза и сказал решительно:
"Well now, Marilla, I think you ought to let Anne go." - Марилла, я думаю, ты должна позволить Ане пойти на концерт.
"I don't then," retorted Marilla. -А я не позволю, - отрезала Марилла.
"Who's bringing this child up, Matthew, you or me?" - Кто воспитывает ребенка, Мэтью, ты или я?
"Well now, you," admitted Matthew. - Ну конечно ты, - признал Мэтью.
"Don't interfere then." - Тогда не вмешивайся.
"Well now, I ain't interfering. -Я и не вмешиваюсь.
It ain't interfering to have your own opinion. Какое тут вмешательство, если у меня просто есть свое мнение.
And my opinion is that you ought to let Anne go." А мое мнение, что ты должна позволить Ане пойти.
"You'd think I ought to let Anne go to the moon if she took the notion, I've no doubt" was Marilla's amiable rejoinder. - Ты сказал бы, что я должна позволить ей отправиться на Луну, если бы ей такое пришло в голову. Не сомневаюсь, - любезно отпарировала Марилла.
"I might have let her spend the night with Diana, if that was all. - Я, может быть, и позволила бы ей провести ночь у Дианы, но если бы это было все.
But I don't approve of this concert plan. Но этих планов насчет концерта я не одобряю.
She'd go there and catch cold like as not, and have her head filled up with nonsense and excitement. It would unsettle her for a week. Вполне вероятно, что она там может простудиться. Да и забьет себе голову всякой чепухой, возбудится и разволнуется на целую неделю.
I understand that child's disposition and what's good for it better than you, Matthew." Я знаю характер этого ребенка лучше, чем ты, Мэтью, и понимаю, что для нее хорошо.
"I think you ought to let Anne go," repeated Matthew firmly. - Я думаю, что ты должна позволить Ане пойти, -повторил Мэтью твердо.
Argument was not his strong point, but holding fast to his opinion certainly was. Он не был силен в обосновании своих мнений, но держался их всегда очень упорно.
Marilla gave a gasp of helplessness and took refuge in silence. Марилла беспомощно вздохнула и умолкла.
The next morning, when Anne was washing the breakfast dishes in the pantry, Matthew paused on his way out to the barn to say to Marilla again: На следующее утро, после завтрака, когда Аня мыла посуду в буфетной при кухне, Мэтью, направлявшийся в амбар, остановился и опять сказал Марилле:
"I think you ought to let Anne go, Marilla." - Я думаю, ты должна позволить Ане пойти на концерт, Марилла.
For a moment Marilla looked things not lawful to be uttered. На мгновение лицо Мариллы приобрело выражение, которое невозможно описать словами.
Then she yielded to the inevitable and said tartly: Затем она покорилась неизбежному и сказала язвительно:
"Very well, she can go, since nothing else 'll please you." - Очень хорошо, пусть она идет, если ничто другое тебя удовлетворить не может.
Anne flew out of the pantry, dripping dishcloth in hand. В ту же минуту Аня вылетела из буфетной с мокрой тряпкой в руке:
"Oh, Marilla, Marilla, say those blessed words again." - Ах, Марилла, повторите еще раз эти благословенные слова!
"I guess once is enough to say them. - Хватит того, что я их один раз сказала.
This is Matthew's doings and I wash my hands of it. Этим ты обязана Мэтью, и я умываю руки в этом деле.
If you catch pneumonia sleeping in a strange bed or coming out of that hot hall in the middle of the night, don't blame me, blame Matthew. Если ты схватишь воспаление легких, когда будешь спать в чужой постели или выйдешь среди ночи на мороз из душного, жаркого зала, вини не меня, вини Мэтью.
Anne Shirley, you're dripping greasy water all over the floor. Аня, у тебя течет с грязной тряпки на пол!
I never saw such a careless child." Никогда не видела такого неаккуратного ребенка!
"Oh, I know I'm a great trial to you, Marilla," said Anne repentantly. - О, я знаю, что я сущее наказание для вас, Марилла, - сказала Аня с раскаянием.
"I make so many mistakes. - Я делаю так много ошибок.
But then just think of all the mistakes I don't make, although I might. Но только подумайте обо всех тех ошибках, которые я не совершила, хотя и могла.
I'll get some sand and scrub up the spots before I go to school. Я возьму песка и ототру все пятна с пола, перед тем как идти в школу.
Oh, Marilla, my heart was just set on going to that concert. Марилла, я так страстно хочу попасть на этот концерт!
I never was to a concert in my life, and when the other girls talk about them in school I feel so out of it. Ни разу в жизни я не была на концерте, и когда другие девочки в школе говорили о концертах, я чувствовала, что я какая-то не такая.
You didn't know just how I felt about it, but you see Matthew did. Вы не представляете, что я тогда чувствовала, но вот видите, Мэтью это понял.
Matthew understands me, and it's so nice to be understood, Marilla." Мэтью меня понимает, а это так приятно, когда тебя понимают, Марилла.
Anne was too excited to do herself justice as to lessons that morning in school. В то утро Аня была слишком возбуждена, чтобы показать себя на уроках с лучшей стороны.
Gilbert Blythe spelled her down in class and left her clear out of sight in mental arithmetic. Гилберт Блайт превзошел ее в правописании и совершенно затмил в устном счете.
Anne's consequent humiliation was less than it might have been, however, in view of the concert and the spare-room bed. Однако Анино чувство унижения было куда меньшим, чем можно было ожидать, так как в перспективе она видела концерт и постель в комнате для гостей.
She and Diana talked so constantly about it all day that with a stricter teacher than Mr. Phillips dire disgrace must inevitably have been their portion. Аня и Диана целый день без умолку говорили о том, что им предстояло, и с более строгим учителем, чем мистер Филлипс, уделом их стала бы ужасная немилость.
Anne felt that she could not have borne it if she had not been going to the concert, for nothing else was discussed that day in school. Аня чувствовала, что, если бы ей не позволили пойти на концерт, она бы этого не перенесла, потому что вся школа в тот день не говорила ни о чем другом, кроме концерта.
The Avonlea Debating Club, which met fortnightly all winter, had had several smaller free entertainments; but this was to be a big affair, admission ten cents, in aid of the library. Авонлейский дискуссионный клуб, собрания которого проходили каждые две недели на протяжении всей зимы, уже провел несколько небольших бесплатных представлений, но этот концерт должен был стать крупным мероприятием; входной билет стоил десять центов, а сбор передавался в помощь библиотеке.
The Avonlea young people had been practicing for weeks, and all the scholars were especially interested in it by reason of older brothers and sisters who were going to take part. Авонлейская молодежь репетировала уже несколько недель; особенный интерес к концерту проявляли те школьники, чьим старшим братьям и сестрам предстояло принять в нем участие.
Everybody in school over nine years of age expected to go, except Carrie Sloane, whose father shared Marilla's opinions about small girls going out to night concerts. На концерт шли все школьники старше девяти лет, кроме Кэрри Слоан, отец которой разделял мнение Мариллы относительно присутствия маленьких девочек на вечерних концертах.
Carrie Sloane cried into her grammar all the afternoon and felt that life was not worth living. Кэрри плакала весь день, уткнувшись в свою грамматику, и чувствовала, что жить на свете не стоит.
For Anne the real excitement began with the dismissal of school and increased therefrom in crescendo until it reached to a crash of positive ecstasy in the concert itself. Для Ани настоящее волнение началось с момента окончания уроков и постепенно нарастало, пока не достигло своей кульминации в блаженном экстазе во время самого концерта.
They had a "perfectly elegant tea;" and then came the delicious occupation of dressing in Diana's little room upstairs. Миссис Барри устроила "совершенно изысканное чаепитие", а затем наступил черед восхитительного занятия - одевания в маленькой комнате Дианы наверху.
Diana did Anne's front hair in the new pompadour style and Anne tied Diana's bows with the especial knack she possessed; and they experimented with at least half a dozen different ways of arranging their back hair. Диана зачесала Ане волосы надо лбом в новом стиле "помпадур", а Аня завязала Диане банты с особым мастерством, которым обладала. А потом они перепробовали, по крайней мере, десяток способов устройства своих волос на затылке.
At last they were ready, cheeks scarlet and eyes glowing with excitement. Наконец, они были готовы, щеки их алели, а глаза сияли радостным возбуждением.
True, Anne could not help a little pang when she contrasted her plain black tam and shapeless, tight-sleeved, homemade gray-cloth coat with Diana's jaunty fur cap and smart little jacket. Следует признать, что Аня не могла не ощутить неприятного чувства, сравнив свой простой черный берет и серое, бесформенное, с тесными рукавами пальто, сшитое Мариллой, с ловко сидевшим меховым колпачком и нарядным пальтишком Дианы.
But she remembered in time that she had an imagination and could use it. Но она вовремя вспомнила, что обладает воображением и может прибегнуть к его помощи.
Then Diana's cousins, the Murrays from Newbridge, came; they all crowded into the big pung sleigh, among straw and furry robes. Потом приехали кузены Дианы - семейство Мюррей из Ньюбриджа; все вместе они уселись в большие выстеленные соломой сани и закутались в меха.
Anne reveled in the drive to the hall, slipping along over the satin-smooth roads with the snow crisping under the runners. Аня наслаждалась этой поездкой. Сани легко скользили по гладкой, как шелк, дороге, и снег поскрипывал под полозьями.
There was a magnificent sunset, and the snowy hills and deep-blue water of the St. Lawrence Gulf seemed to rim in the splendor like a huge bowl of pearl and sapphire brimmed with wine and fire. Закат был великолепен; и заснеженные холмы, и глубокие голубые воды залива Святого Лаврентия, казалось, были в ореоле сияния, словно огромная чаша из жемчугов и сапфиров, наполненная до краев вином и огнем.
Tinkles of sleigh bells and distant laughter, that seemed like the mirth of wood elves, came from every quarter. Звон колокольчиков чужих саней и отдаленный смех, казавшиеся отголосками веселья лесных эльфов, слышались со всех сторон.
"Oh, Diana," breathed Anne, squeezing Diana's mittened hand under the fur robe, "isn't it all like a beautiful dream? - Ах, Диана, - вздохнула Аня, сжимая Дианину руку в варежке под меховой накидкой, - это словно прекрасный сон!
Do I really look the same as usual? Неужели я выгляжу как всегда?
I feel so different that it seems to me it must show in my looks." Я чувствую себя совсем другой, и мне кажется, это должно быть видно по моему лицу.
"You look awfully nice," said Diana, who having just received a compliment from one of her cousins, felt that she ought to pass it on. - Ты ужасно мило выглядишь, - сказала Диана, которая только что получила комплимент от одного из своих кузенов и чувствовала, что должна передать его дальше.
"You've got the loveliest color." - У тебя прелестный румянец!
The program that night was a series of "thrills" for at least one listener in the audience, and, as Anne assured Diana, every succeeding thrill was thrillier than the last. Программа вечера состояла из номеров, каждый из которых "пронзал дрожью", по крайней мере одну из слушательниц, и, как Аня уверяла Диану, каждая следующая "дрожь" была еще более "пронзительной", чем предыдущая.
When Prissy Andrews, attired in a new pink-silk waist with a string of pearls about her smooth white throat and real carnations in her hair-rumor whispered that the master had sent all the way to town for them for her-"climbed the slimy ladder, dark without one ray of light," Anne shivered in luxurious sympathy; when the choir sang Когда Присси Эндрюс, наряженная в новую розовую шелковую кофточку, с ниткой жемчуга на гладкой белой шейке и с живыми гвоздиками в волосах - ходили слухи, что учитель специально посылал за ними в город, - "поднималась в пугающем мраке по темным и шатким ступеням", Аня содрогалась, полностью предавшись сочувствию; когда хор запел
"Far Above the Gentle Daisies" Anne gazed at the ceiling as if it were frescoed with angels; when Sam Sloane proceeded to explain and illustrate "Далеко, над милыми маргаритками", Аня смотрела на потолок, словно он был расписан изображениями ангелов; когда после этого Сэм Слоан рассказывал и изображал
"How Sockery Set a Hen" Anne laughed until people sitting near her laughed too, more out of sympathy with her than with amusement at a selection that was rather threadbare even in Avonlea; and when Mr. Phillips gave Mark Antony's oration over the dead body of Caesar in the most heart-stirring tones-looking at Prissy Andrews at the end of every sentence-Anne felt that she could rise and mutiny on the spot if but one Roman citizen led the way. "Как Сокери курицу на яйца сажал", Аня смеялась так заразительно, что сидевшие рядом с ней тоже стали смеяться, больше из симпатии к ней, чем от удовольствия слышать шутку, которая была слишком избитой даже для Авонлеи; и когда мистер Филлипс произносил монолог Марка Антония над телом Цезаря с самыми душераздирающими интонациями, поглядывая в конце каждой фразы на Присси Эндрюс, Аня чувствовала, что готова вскочить с места и тут же поднять мятеж, если бы хоть один римский гражданин указал путь.
Only one number on the program failed to interest her. Только один номер программы не смог вызвать у нее интереса.
When Gilbert Blythe recited Когда Гилберт Блайт начал декламировать
"Bingen on the Rhine" Anne picked up Rhoda Murray's library book and read it until he had finished, when she sat rigidly stiff and motionless while Diana clapped her hands until they tingled. "Бинген на Рейне", Аня вынула книжку и читала ее, пока он не кончил, и сидела чопорно и неподвижно, в то время как Диана хлопала в ладоши, пока они у нее не заныли.
It was eleven when they got home, sated with dissipation, but with the exceeding sweet pleasure of talking it all over still to come. Было одиннадцать, когда они вернулись домой, пресыщенные впечатлениями, но с предчувствием огромного удовольствия от предстоящего обсуждения всех подробностей вечера.
Everybody seemed asleep and the house was dark and silent. Все, казалось, уже спали, в доме было темно и тихо.
Anne and Diana tiptoed into the parlor, a long narrow room out of which the spare room opened. Аня и Диана на цыпочках прошли в гостиную, длинную узкую комнату, дверь из которой вела в комнату для гостей.
It was pleasantly warm and dimly lighted by the embers of a fire in the grate. Там было восхитительно тепло, горячая зола в камине слабо освещала комнату.
"Let's undress here," said Diana. - Давай разденемся здесь, - предложила Диана.
"It's so nice and warm." - Тут так тепло и приятно.
"Hasn't it been a delightful time?" sighed Anne rapturously. - Концерт был восхитительный, правда? -вздохнула Аня с восторгом.
"It must be splendid to get up and recite there. - Как, должно быть, замечательно выйти на сцену и декламировать!
Do you suppose we will ever be asked to do it, Diana?" Диана, как ты думаешь, нас когда-нибудь пригласят выступать?
"Yes, of course, someday. - Конечно.
They're always wanting the big scholars to recite. Они всегда приглашают старших школьников.
Gilbert Blythe does often and he's only two years older than us. Г илберт Блайт часто выступает, а он всего на два года нас старше.
Oh, Anne, how could you pretend not to listen to him? Ах, Аня, как ты могла делать вид, что не слушаешь его?
When he came to the line, Когда он дошел до строчки:
'There's Another, not a sister,' he looked right down at you." "Здесь есть другая, не сестра...", он смотрел прямо на тебя.
"Diana," said Anne with dignity, "you are my bosom friend, but I cannot allow even you to speak to me of that person. - Диана, - сказала Аня с достоинством, - ты моя задушевная подруга, но я не могу даже тебе позволить говорить со мной об этом человеке.
Are you ready for bed? Ты разделась?
Let's run a race and see who'll get to the bed first." Давай наперегонки, кто скорее окажется в кровати!
The suggestion appealed to Diana. Предложение понравилось Диане.
The two little white-clad figures flew down the long room, through the spare-room door, and bounded on the bed at the same moment. Две маленькие фигурки в белых ночных рубашках помчались вдоль длинной гостиной, влетели через дверь в комнату для гостей и одновременно прыгнули на кровать.
And then-something-moved beneath them, there was a gasp and a cry-and somebody said in muffled accents: И тогда... что-то... зашевелилось под ними, раздался стон... и кто-то воскликнул придушенным голосом:
"Merciful goodness!" - Господ