Александр Геннадьевич Савчук - Серый барон империи [СИ]

Серый барон империи [СИ] 1551K, 377 с. (Балбес (СИ) = Единственный и неповторимый-3)   (скачать) - Александр Геннадьевич Савчук

Александр Савчук
Серый барон империи


Глава 1

Вызов от императора был совсем некстати. Я только-только вернулся из трудного похода, где дважды чуть не расстался с такой полезной штукой как жизнь. Сначала ловушка, которую хитрые древние маги установили для защиты своих сокровищ, а потом и стая нечисти. Чуть не съели нас, паразиты! И вот, заявляюсь я в дом родной, а мне даже отдохнуть не дают! Император требует! Нет, Эдгар мужик неплохой, но сердить его не стоит. Раз требует, надо ехать.

— Любимая, прости. Сама видишь, его величество зовет, — сказал я, глядя в глаза Виктории. — Но это ненадолго! Через пару часов вернусь. Не скучай!

— Я все понимаю, — ответила моя невеста. — Езжай! У нас еще будет достаточно времени.

— Ваше сиятельство, придется отложить общение, — граф де Монтекур понятливо кивнул. — Рэдфорд, пока затопи баню. Страсть как помыться хочется!

В качестве маленькой мести я отправился к императору в дорожной одежде. Вот натопчу ему там грязными сапогами, будет знать! И пока добрался до дворца, вспомнил все нехорошие слова, какие знал. Нет, ну в самом деле, что такого важного могло случиться, что мне даже отдохнуть с дороги времени не дали? Я тут как проклятый тружусь, сокровища империи добываю, нечисть гоняю, эльфов спасаю – и никакой благодарности! Даже молоко за вредность не дают. У меня, между прочим, даже фиксированного оклада нет, и ордена здесь не водятся. Может и начнут делать, но когда это будет? А я невесту столько времени не видел! Что еще говорить, Эдгар император и душитель свободы. Злодей коронованный!

Во дворце встречные слуги шарахались от меня, лишь завидев мою злую физиономию. Правильно, не стоит мне под горячую руку лезть! Растопчу! Добрался до императорского кабинета, но меня не пустили даже в приемную. Велели обождать немного. Дескать, у его величества сейчас посол со свитой, и в приемной места свободного нет. Действительно, народу было столько, что я секретаря с трудом видел. Ладно, обожду, деваться все равно некуда.

— А чего это Серый Барон в таком виде? — донесся до меня чей-то тихий голос. Скосив глаза, я увидел двух дворцовых слуг, которые выглядывая из-за угла, обсуждали мою персону.

— Да кто ж его знает! — сказал второй. — Не иначе ратился с кем-то! Смотри, камзол с пятнами крови, да и плащ потрепан! А лицо какое злое, видно не всех душегубов извел. Вот и недоволен!

— Чтобы от Серого Барона кто-нибудь ушел? Сказки рассказываешь! — не согласился с ним первый.

Стоп, стоп! Серый Барон? Это чего они так меня величают? Неужели из-за того, что я серые камзолы ношу? Вот и еще одним прозвищем обзавелся! Меня больше другое интересует: это кто же мне такую репутацию супермена присвоил? Я сам себя таким не считаю, рано или поздно я столкнусь с чем-нибудь и не справлюсь. Вот тогда-то и возникнут проблемы. Вполне возможно, что на это и рассчитывает кто-то из моих врагов, сейчас возвеличить меня, пусть даже только в глазах остальных, а потом в грязь втоптать. Схема известная, не раз применялась в разных странах матушки Земли. Надо быть внимательней, да и собственную разведку заводить пора. Иначе схарчат меня.

Из дверей приемной начали выходить люди. Все нарядные, в дорогих одеждах. И все с изумлением смотрели на меня, не понимая, откуда во дворце взялось такое чучело. В ответ я зыркнул глазами исподлобья. Чего вам надо? Стоит мужик, ну и пусть стоит! В своих дворцах командуйте!

— Барон Воронов, можете войти!

Я вошел. Охрана приблизилась, чтобы принять оружие. Держите! Сдал меч, кинжал, отцепил перевязь с метательными ножами, достал засапожник. Из ножен между лопаток извлек маленький нож. Снял атакующий перстень. Вручил все это богатство гвардейцу и вошел в кабинет к императору.

— Барон, почему вы в таком виде? — Эдгар удивленно приподнял бровь.

— Прошу прощения, ваше величество, но ваш посыльный застал меня в тот самый момент, когда я только переступил порог своего дома. Как верный слуга вашего величества я не стал тратить время на смену одежды, вместо этого я незамедлительно поспешил прибыть во дворец.

— Где же вы пропадали столько времени, барон? Маркиз де Салан уведомил меня, что вы покинули лагерь возле сокровищницы древних несколько дней назад? И должны были давно быть дома?

— Ваше величество, человек предполагает, а Единый располагает! Так сложились обстоятельства!

— Ладно, этот вопрос мы разберем потом, — император вдруг весело сверкнул глазами. Я пригласил вас, чтобы сообщить новость. На вашу личность поступил заказ. Кто-то нанял убийц, чтобы отправить вас за Грань. Что на это скажете?

— А что тут скажешь? — я пожал плечами. — Удивляюсь, почему этого не сделали раньше? Чего ждали? Я ведь многим мозоли оттоптал. А убийцы пускай приходят! Встретим со всем нашим гостеприимством.

— К сожалению, вам это не удастся! — Эдгар слегка откинулся в кресле, продолжая иронично поглядывать на меня. — Дело в том, что наемных убийц, которым поручили исполнение заказа, нашли задушенными на пороге главы клана. А еще ему в кабинет, прямо на стол, кто-то подбросил фигурку черного тигра. Глава совсем не глуп, он тут же отказался от выполнения заказа и сообщил заказчику, что барона Воронова охраняют некие силы. Не думаю, что заказчик окажется глупее главы клана наемных убийц.

— Надо же! — так же иронично хмыкнул я. — С такими защитниками я могу вообще меч на гвоздик повесить. Интересно, за какие такие заслуги мне столько счастья привалило?

— Я к этому не причастен, — категорично заявил Эдгар. — Мастера сами принимают решения. И никому не объясняют причины своих поступков. Но не спешите с мечом расставаться, "Черные Тигры" только от наемных убийц вас защитили! Насчет остального, заботьтесь о своей безопасности сами.

— Ясно, — действительно, а почему "тигры" обо мне такую заботу проявили? И ведь спросить не у кого. — А имя заказчика случайно вам не известно?

— Нет. Глава клана профессионал, и заказчиков не выдает. Теперь о другом, — Эдгар резко превратился из неплохого мужика в императора. Я непроизвольно вытянулся по стойке "смирно". — Вот, возьмите эти документы. Я поручаю вам передать их владельцу.

Он протянул мне несколько листков пергамента. Бросив на них взгляд, я замер на месте.

— Граф Родион де Роста помилован моим указом, — властно сказал император. — Его имя вновь внесено в Книгу родов империи. Также я даровал бывшему виконту титул графа. Но, в связи с тем, что его отец давно умер, а земли и замок отошли по наследству младшему брату Родиона, я жалую ему бывшее владения барона де Врена, расположенные неподалеку от земель магистра магии Зоренга. Я повелеваю, графу де Роста открыть в своих владениях школу фехтования, и обучать в ней юношей, из дворянских родов, которые не в состоянии оплатить обучение. Со всем старанием. Империи нужны хорошие воины! Как минимум половина из его воспитанников должны получить звание мастера меча!

Вот Эдгар загнул! Помиловал преступника, а взамен укрепил свои позиции среди обедневших родов империи! Теперь, многие из тех, кому обучение у мастера не светило по причине финансовых проблем, смогут воплотить свою мечту. Да еще и в будущем рассчитывать на хорошее место в армии или гвардии! И весь геморрой на голову Гордиона! Уже не знаю, что я бы выбрал, доживать свой век в должности капитана замковой охраны, или вернуть титул, а впридачу получить столько проблем! С другой стороны, Гордион еще не стар и теперь, когда скрываться больше не надо, он вполне может жениться. Детишки пойдут! Ну а насчет проблем со школой фехтования, справится, с божьей помощью!

— Зоренг знает? — спросил я.

— Нет. И я жду графа в столице через неделю!

— Хорошо. Сюрприз будет, — я аккуратно свернул пергамент. — Завтра же отправлюсь. И графа обязательно привезу.

— Тимэй, а где же ты пропадал? — император снова исчез, а Эдгар появился.

— К эльфам в гости заезжал, — хмуро сказал я. Воспоминания об этих высокомерных леших испортило и без того плохое настроение.

— И как? Неужели они тебя пустили в Лес? — заинтересовался Эдгар.

— Как же! Даже разговаривать не стали! — огрызнулся я.

— А зачем ты вообще к ним поехал?

— Просто так. Интересно было, — рассказывать о спасенном нами эльфе я не хотел. Вообще не хочу иметь с ушастыми ничего общего.

— Ну-ну, — Эдгар сделал вид что поверил, но допытываться не стал. — Хорошо, иди отдыхай.

Поклонившись, я покинул кабинет. Забрал оружие и поехал домой.


На следующее утро я снова отправился в путь. Вчера я уговорил семейство де Монтекур погостить у меня еще несколько дней. Как оказалось, граф, получив от Эльмиры контакты строительной артели, успел построить собственную баню, чему был несказанно рад. Баня действительно пошла ему на пользу, стали меньше болеть суставы и наладился аппетит. О полном выздоровлении мечтать пока не приходилось, но и этот результат впечатлял. Камила только за это готова была носить меня на руках, но я отказался. Зачем мне будущую тещу в гроб раньше времени загонять? Я тяжелый! Во с Ларатой посоветуюсь, может, еще чем-нибудь тестю поможем.

Виктории я подарил те самые украшения, которые из кладовки древних магов увел. В награду насладился видом сияющих глаз, и украдкой (пока родители не видят) сорвал поцелуй. Весь оставшийся вечер ходил как шальной.

Выехали мы в привычной компании, кузены, Мирон и я. Колмана в этот раз брать не стали, дорога спокойная. Я бы и от кузенов отказался, но Рэдфорд настоял. Я рассказал ему о смене статуса Гордиона, и намекнул о вакантном месте капитана замка Зоренга, но он решил отказаться. Придется Зоренгу нового капитана себе искать.

Прошли через портал, в Югоре задерживаться не стали. На обратном пути к Макиру и Анне заедем. До замка Зоренга дорога была привычная, но на середине пути дождь пошел, и пока мы доехали, вымокли до нитки. Даже плащи не спасли.

Зоренг был в родном замке. И в Академию не сбежал, и по делам на другой конец империи не отправился. Увидев в каком виде, я к нему явился, о тут же усадил меня к горящему камину, а одежду высушил каким-то хитрым заклинанием. Прямо на мне. Не предупреждая. Когда он сделал пасс и от моих штанов пар повалил, я чуть со страху дара речи не лишился. А вдруг бы он что-нибудь неправильно сделал? И лишил меня очень важной части тела? Я еще с момента нашей первой встречи понял, что Зоренг редиска конкретная!

— Зоренг, пригласи сюда Гордиона, пожалуйста, — попросил я мага. — Мне вам кое-что сказать надо. Очень важное!

— Хорошо, сейчас Гордион придет, — Зоренг свистнул Антошку и отправил его за капитаном.

Гордион быстро явился на зов. Сердечно поздоровался со мной и сел в предложенное кресло.

— Уважаемый магистр Зоренг, — со скорбным видом начал я. — Так уж вышло, что именно мне приходится сообщать об очень печальном известии. Вашего капитана больше нет!

— Не понял тебя, Тимэй? — вытаращил на меня глаза магистр.

— Действительно, Тимэй, какая-то не смешная шутка! — поддержал его Гордион. — Вот же я! Перед тобой сижу!

— Нет! — печально покачал я головой. — Не вижу я Гордиона перед собой! А жаль! Он моим другом и учителем был! Честное слово, я буду скорбеть о нем до конца дней моих!

— Тимэй, прекращай свой балаган! — Зоренг кажется начал злиться. — Не смешно! Есть что сказать – так говори! Или может тебе лекарю показаться?

— Вот, читай! — я протянул Гордиону, вернее уже графу де Роста, императорские грамоты.

Родион принял от меня пергамент, развернул его, и прочитав несколько строк, прямо впился глазами в текст. Побледнев, он схватился рукой за воротник, словно ему не хватало воздуха. Дочитав, он уставился пустым взглядом в стену, намертво зажав в руке пергамент.

— Гордион, что с тобой? — взволнованно спросил Зоренг.

Не получив ответа, он начал тормошить капитана за плечо. Гордион очнулся от шока и перевел взгляд на меня.

— Тимэй, зачем ты это сделал? — спросил он помертвевшим голосом.

— Что именно? — поинтересовался я.

— Зачем ты просил императора о моем помиловании?

— Я этого не делал! — открестился я.

— Клянешься? — требовательно спросил Гордион.

Я поднялся с кресла и выпрямился во весь рост.

— Клянусь, что никогда не просил его величество Эдгара Третьего о помиловании Родиона де Роста! — торжественно сказал я. Но, садясь обратно, добавил. — Я герцога Рамайского попросил.

— Зачем??? — застонал капитан.

— Затем, чтобы ты снова стал тем, кем являешься по праву рождения! — жестко ответил я. — Чтобы дети твои могли титул получить! Чтобы ты перестал скрываться, и начал жить нормальной жизнью! Чтобы ты ко мне на свадьбу приехал, иначе же тебя в столице не увидеть? А еще потому, что ты первый человек, которого я встретил в этом мире! С Зоренгом-то мы на моей планете познакомились! Правда, здороваешься ты странно.

И почесал некогда ушибленную макушку.

Зоренг вырвал из рук своего капитана пергамент и быстро прочитал его. Потом еще раз, уже более вдумчиво.

— Родион, ты чего так всполошился? — вопросил Зоренг. — Тимэй все правильно сделал! У меня не удалось, а он сделал! Поздравляю тебя, дружище!

— Да я ничего… Просто все так неожиданно, — пробормотал новоиспеченный граф. — Так, Тимэй, рассказывай все по порядку! И со всеми подробностями!

И я принялся рассказывать. Говорил я недолго, в принципе рассказывать было нечего. Зоренг, узнав, что я отказался от желания, посетовал. Такая вещь всегда может пригодиться, но я только отмахнулся. Не знаю, что от герцога требовать! Лучше попросить, по крайней мере, так отношения не испортишь. А ставить в неудобное положение советника императора весьма чревато. А вдруг ему мое желание не понравится? Даже не желание, а сам факт, что его заставляют что-то делать!

— Значит, Эдгар решил сделать первый шаг, — задумчиво сказал Зоренг, когда я замолчал. — Он давно подумывает о военной академии. Сейчас большинство мастеров меча учеников себе сами набирают, а император хочет это дело на поток поставить. Пусть даже не все воспитанники мастерами станут, остальным тоже дело найдется.

— А еще, мне кажется, что война не за горами, — вложил и я свою лепту. — В мирное время большая армия не нужна, только казну разоряет. Раз потребовалось много подготовленных воинов, значит, есть вероятность войны. Правда, не знаю с кем.

— Школа фехтования! — может Родиону самогона капнуть? Слишком уж вид у него ошеломленный. — Сколько же учеников ко мне его величество направит? И где столько денег взять? Их же кормить, поить, одевать надо! Да и на оружие тоже монета нужна. Пока научатся правильно меч держать, сколько клинков поломают!

— Я думаю, Эдгар на это дело золота отсыплет немного, — успокоил бывшего капитана Зоренг. — Да и я тебе выделю пару тысяч. Без возврата. Считай это моим вкладом в оборону империи.

— Я тоже денег дам, — поддержал я мага. Денег мне было жалко, но и остаться в стороне я не мог. — И еще, я там меч привез. Тот самый, который обещал. Понимаю, мастером я еще не стал. Но, если говорить честно, вряд ли когда стану. Бойцом, но не более. А тебе этот меч подойдет, все-таки глава целой школы!

— Один не справлюсь, инструктора нужны, сержанты. Слуги тоже, — продолжал подсчитывать Родион.

— Найдешь, наемников подыщешь, из тех, кто решил остепениться. А вот насчет слуг, меня послушай! В моем мире был такой монастырь, Шаолинь называется. Вернее не один монастырь, но это не так важно. Там монахи не только богу молились, но и боевые искусства изучали. А в остальное время работали. С полной отдачей. И еду выращивали и полы мыли. Да все сами делали! Тем самым свой дух закаляли, ну и тело тоже. Вот установи у себя такие порядки, кому не понравится, скатертью дорога! Правда, у тебя благородные будут, как бы проблем не вышло.

— Не выйдет! — Родиону очень понравилась моя мысль, да и в себя он уже пришел. — Уверен, ко мне самых безденежных отправят. Благородное происхождение и отсутствие благородного металла в кармане. Знаю я таких! Некоторые аристократы чуть-чуть богаче крестьян живут. И работать руками не боятся. Не поверишь, многие из них обедают не каждый день. Расскажешь мне подробней об этом монастыре?

— Расскажу, — пообещал я. — Только долго я задерживаться не могу, уж извини. И так невесту столько не видел. Да и дела в столице есть. Вот что, тебе через неделю надо перед императором появиться, приезжай на пару дней раньше. Остановишься у меня, там и поговорим спокойно. А я сегодня еще в Югор вернуться хочу, там у Макира в трактире заночую. Утром в столицу. Как вам такой план, ваше сиятельство?

— Как же я отвык от этого обращения! — пожаловался Родион. — А никуда не денешься, придется снова привыкать. Зоренг прости, но больше капитаном твоей стражи я быть не могу. Как Тимэй сказал, нет у тебя больше капитана!

— Да, я понимаю, — усмехнулся Зоренг. — Не переживай, дружище! Все к лучшему! А нового капитана я найду.

На этом все закончилось. Меня уговаривали остаться на обед, но я торопился в Югор. Благо дождь уже кончился. Мои сопровождающие успели высушить свою одежду, и перекусить. Меч я графу вручил. Де Роста ломаться не стал, а принял подарок с удовольствием. Теперь у него полный комплект: меч и кинжал. Еще я кувшин "драконовки" оставил, пусть отпразднуют.

Несмотря на прошедший дождь, дорогу не слишком размыло. Добрались до Югора без происшествий. Макир встретил нас радостно, да и Анна чувствовала себя хорошо.

— Макир, крышу над головой предоставишь? — спросил я, обнявшись со старым другом и поцеловав сестренку. — На ночь?

— Глупые вопросы задаешь, Тимэй! — широко улыбаясь, ответил Следопыт. — Причем ответ сам знаешь!

— Ну а вдруг! — усмехнулся я. — А как насчет покушать?

— А вот с этим сложнее, — Макир сквасил физиономию прожженного скряги. — Надо посмотреть, может и завалялось что-нибудь!

— Да мне хоть корочку хлеба! — жалобно протянул я.

— Ладно уж, иди за стол! — рассмеялась Анна. — Будет тебе корочка!

И не обманула. Корочку хлеба принесла. На отдельной тарелке. Вот только эта корочка, почти в половину каравая затянула. Ну, еще так, по мелочи. Борщика наваристого, ребрышек бараньих, салатов пять штук. Колбасы, ветчину, сало копченое да сыр я вообще не считаю. Разве это еда? Не еда, так, закуска. Овощей разных. Рыбки. Остановилась тогда, когда площадь столешницы закончилась. Все равно буду всем рассказывать, что меня только корочкой хлеба угостили!

Все съесть не получилось, хотя видит бог, я старался. Анна настоящая мастерица и стряпух подобрала отличных. Вкусно! А вот размер желудка подкачал! Что поделать? Нет в жизни справедливости! Сыто отдуваясь, я поднялся из-за стола и подошел к Макиру, стоящему за стойкой.

— Замечательно у вас кормят! — сказал я. — Как вижу, многим твой трактир приглянулся?

— Да! Спасибо Единому, грех жаловаться! — Макир с удовольствием осмотрел заполненные столики.

Народу и в самом деле хватало. Купцы, чиновники, даже парочка дворян со слугами. И все с аппетитом уплетали предложенные яства. И довольно высокие цены их не смущали.

— Ладно, пойду наверх. Объелся, — пожаловался я. — Потом, как освободишься, зайди. Разговор есть и не один.

— Зайду, разумеется.

Я было повернулся к лестнице на второй этаж, как вдруг уловил чей-то взгляд. Установив от кого он исходит, я изменил планы.

— Похоже, подниматься незачем, — поведал я Макиру. — Пока ты занят, собеседник здесь найдется.

Прошагав к столику, за котором сидел одинокий человек, в костюме небогатого купца, я без приглашения сел на стул.

— Здравствуй, Кот, — сказал я.

— И вам здравствовать, ваша милость, — не слишком радостно, но и без агрессивности ответил главный вор Югора.

— Смотрю, зубы вырастил, — продолжил я светскую беседу.

— Пришлось, — вздохнул он. — Без зубов есть трудно. А здесь кормят вкусно. И необычно.

— Рецепты с моей родины, — просветил я вора.

— Теперь понимаю, откуда такие блюда, — кивнул он.

— Зло на меня держишь? — прямо спросил я.

— Есть немного, — не стал отрицать Кот. — Правда, когда узнали, что вы весь общак действительно в храм отдали, себе даже монетки не взяли, как-то даже уважать стал.

— Ты уж извини, за прошлый раз, — повинился я. — Немного вспылил. Не люблю, когда моих близких обижают. Зато дошло быстро. Так ведь?

— Так, — вздохнул он. — До самого тупого дошло. Зато теперь трактир – территория нейтральная. Так решено было. Раз мы не можем с владельца деньги брать, пусть хоть так пользу приносит. А мы здесь встретиться можем с разными людьми. Потолковать, обсудить все. И никто за нож не схватится, все правила знают. Мы даже по счетам честно платим!

— Вот это мудрое решение! — одобрил я. — Юрмар!

Здоровяк немедленно приблизился.

— Принеси кувшин, ты знаешь какой.

Не прошло и минуты, как кувшин был на столе.

— Что это? — подозрительно спросил вор.

— "Драконовка", высшего качества! — я придвинул емкость к собеседнику. — Не бойся, не отравлено. Вдруг у тебя настроение соответствующее будет, а выпить нечего. Бери, не стесняйся!

Кот хмыкнул, но кувшинчик взял. Литра на три кувшинчик-то.

— И еще сказать тебе хочу, — я приглушил голос. — Не для всех, для тебя только. Ну, еще если в Мормакс весточку дашь, благодарен буду. Его величество новую службу создает, воров и убийц ловить. И не так как сейчас это стража делает, а по-взрослому. И работать там люди опытные будут, со всеми полномочиями. Так может профессию сменить? Пока не поздно? И учти, договориться, как со стражей, не получится.

Я решил немного жути нагнать, пропаганда она и на Мархе пропаганда. Даже такая.

— Точная информация? — немного напрягся Кот.

— Из первых рук, — ответил я. — Смотри, сейчас еще есть время соскочить, потом уже разговоров не будет. Вернее будут, но не всем они понравятся.

— А расписка моя? — вдруг вспомнил вор.

— Расписка? А! Ну, ты слово держишь, так и я соответственно. Могу ее вернуть, или в камине спалить. Взамен, если не изменишь род деятельности, могу сотрудничество небольшое предложить.

— Это как?

— Ну, не всеми ты доволен. Так ведь? Уверен, есть воры, которые тебе мешают. А убрать своими руками ты их не можешь! Зато я смогу.

— Стучать, значит предлагаешь? — ощерился он.

— Дурак! Стучать я тебя заставить могу, — усмехнулся я. — А я тебе сотрудничество предлагаю. Не спеши, обдумай все услышанное. Захочешь поговорить, свяжешься со мной через Макира.

Я поднялся со стула. Информацию к размышлению я дал, крючок закинул. Без плотных контактов среди "воров в законе" все равно не обойтись. Это только в книгах и фильмах опера преступления силой мысли раскрывают. В жизни без стукачей среди преступников не получится. И, чем выше статус завербованного, тем лучше для дела. Полностью искоренить криминал невозможно, но есть шанс основательно его проредить. Чем я и думал заняться.

Пусть из предпринятых десяти вербовок хоть одна сработает, уже будет неплохо.

— Ах да! Совсем забыл! — я немного задержался. — Тут ко мне в дом пара придурков влезла. Навела их девка, злобная да глупая. Но это не твоя печаль! Краденое у них обещался Хромой выкупить, да по такой цене, что я почти по земле от смеха валялся. Будь другом, передай ему, что времени сейчас нет. Но, если он и дальше на мое имущество будет рот разевать, я очень огорчусь. Даже аппетит пропадет. И тогда ему, и не только ему, будет плохо. Передашь?

— Передам, при случае, — вор очень пристально посмотрел на меня. — Непростой вы человек, ваша милость! И в себе уверены.

— Все под Единым ходим, — серьезно ответил я. — Просто я знаю, чего хочу! И умею.

Кивнув ему на прощание, я пошел наверх. Обожрался я все-таки. Тяжко.


С рассветом мы были в столице. С Макиром легко договорились обо всем. Собирать слухи, при этом никуда не вмешиваясь, он без колебаний согласился. Значит, у меня один город прикрыт. Пусть не сто процентов, но достаточно для начала работы. А с остальными потом разберемся.

Еще Макир очень обрадовался, что его бывшему командиру возвращено его доброе имя.

— Эх, кабы не трактир, пошел бы к нему сержантом! — посетовал он.

При этом Следопыт хорошо понимал, что трактир это более хлопотно, но и гораздо прибыльней. А женатому человеку надо семью кормить.

Дома было все спокойно. Виктория встретила меня радостно, не иначе как поджидала. Граф еще отдыхал, а вот графиня пила чай в гостиной.

— Барон, вы вернулись! — приветливо сказала она. — Право, как неудобно получается! Мы заняли ваш дом, мешаем вам спокойно отдыхать. Но, надо признаться, эта ваша баня, просто чудеса творит! Даже я стала чувствовать себя гораздо моложе. А мой муж вообще готов в ней поселиться!

— Ваша светлость, мой дом – ваш дом! — склонил я голову. — Вы можете оставаться здесь, сколько будет вам угодно. И вы ничуть не ограничиваете меня. Наоборот, я рад вашему присутствию!

Обменявшись любезностями, мы разошлись. В день моего возвращения я не успел зайти к Джару, и теперь решил наверстать это упущение. Интересно, что он там придумал? Но расставаться с Викторией я не желал. Даже на минутку. Значит, можно совместить приятное с полезным.

— Дорогая, не составишь мне компанию? — спросил я.

— С удовольствием! — ответила Виктория. — Куда мы идем?

— Мы идем на выставку достижений орка-механика с дипломом.

В мастерской нас встретил Джар, а за спиной его стояло что-то большое, загадочное, накрытое куском полотна.

— Вот, господин барон. Я закончил! — орк горделиво оскалил клыки.

Он снял полотнище и представил на мой суд свое творение.

— Мать моя женщина! Ты как это сделал? И что ты сделал?

Аккуратная и компактная швейная машинка в моих чертежах, превратилась в огромный и сложнейший агрегат, размером в половину малолитражного автомобиля. Ножной привод, о котором я рассказывал орку, скромно пристроился внизу, рядом с непонятным устройством. Игла, с уже заправленной нитью, хищно блестела, готовая протыкать все и вся.

— Челнок я так и не сумел сделать, — повинился орк. — Вместо него я вот такую конструкцию приспособил. А все остальное по вашим чертежам.

Он указал на устройство, которое так привлекло мое внимание. Я с умным видом оглядел ее, пару раз многозначительно хмыкнул и одобрительно кивнул. Если честно, я и сам не понял принцип работы. Но я не технарь, я так, погулять вышел. Главное чтобы работало.

— Продемонстрируй, что у тебя получилось, — приказал я.

Джар сел на стул, сноровисто заправил два куска ткани, сложенные вместе и качнул привод огромной ножищей. Агрегат заворчал, зашуршал, забурчал, но начал выполнять возложенные на него задачи. Иголка словно оголодавший цыпленок принялась клевать ткань, оставляя за собой ровный шов. Джар виртуозно менял направление шва, и машинка слушалась своего создателя. Наконец, закончив демонстрацию, орк протянул мне образец.

— Что скажешь, дорогая? — спросил я Викторию, рассматривая строчки.

— Эта штука может шить? — звезда моя взяла простроченную ткань, поковыряла шов ноготком, попробовала его на разрыв и довольно улыбнулась. — Какие ровные стежки! И так быстро!

— Вот тут можно менять усилие, — пояснил орк, указывая на небольшой штырек. — Для тонкой ткани, для плотной, и даже нетолстую кожу шить можно. Я пробовал! И иглы разные есть! Только нить нужно ровную, иначе плохо получается. Шелковая лучше всего идет.

— Ну, ты даешь! — развел я руками. — Не ожидал, что у тебя получится! Сложно будет еще одну такую сделать? И что по затратам выходит?

— Собрать можно, только в первый раз трудно. Если все части в наличии, сборку за один день можно выполнить! А затраты от количества зависят. Можно в разных мастерских заказ сделать, а потом только собрать.

— Джар, я думаю ты не откажешься немного золота заработать? — спросил я. — Правда, не знаю, как ее продавать? Не сам же я буду по гильдиям бегать? Тут человек с определенной хваткой нужен. К тому же, надо успевать, пока ее наши конкуренты копировать не стали! Вот что, заказывай части еще на две машинки, а я подумаю как сбыт наладить! И, подумай над способом сделать ее компактней, а то не везде ее поставить можно. Клеймо поставь, своего клана и личное. Пусть все знают, кто ее сделал! Ну, а пока прими заслуженную награду! Ты настоящий мастер!

Я высыпал на его мозолистую ладонь горсть золотых монет.

— Спасибо вам, ваша милость, но только это не моя заслуга, — пробормотал орк, глядя на деньги. — Это же ваш чертеж был. Вот если бы я сам такое придумал, был бы мастером, а так….

— Глупости говоришь! — оборвал я его. — Чертеж может и мой, но сам я никогда бы такое не сделал! Руки у меня кривые и соображалки не хватает. Да и замену челноку ты сам разработал. Мастер ты настоящий!

Вернувшись в дом, я озадачил Мирона поиском единственного знакомого мне купца. Того самого, которому я фокус со шкатулкой показал.

— Мирон, срочно разыщи мне купца Левмона и передай, что я хочу его видеть. И как можно скорей! Скажи, что есть дело на очень крупную сумму.

— Все сделаю, господин барон! — пообещал вампир и умчался на поиски купца.

— Тимэй, я понимаю, что ты не можешь говорить о своей родине, но я теряюсь в догадках, — Виктория смотрела на меня испытывающим взором. — Ты говоришь на языке, о котором никто и никогда не слышал, ты обладаешь столь разносторонними талантами, что просто не верится, как это все может быть в одном человеке. И ведешь ты себя очень необычно.

Блин, но почему граф отказался сообщить ей обо мне? Что я родился в другом мире? Зачем эти проблемы? Но я не хочу больше врать Виктории, пусть она все сейчас узнает, а не после свадьбы. Иначе получается, что я обманываю ее. А я этого не желаю!

Словно услышав мои мысли, граф де Монтекур появился в гостиной.

— Ваше сиятельство, я не знаю причин, по которым вы решили не сообщать своей дочери правду обо мне, но я так больше не могу, — без приветствий и прелюдий набросился я на графа. — Я не прошу вашего разрешения, я просто ставлю вас в известность!

— Тимэй, я вовсе не против этого, — мягко сказал граф, вовсе не обидевшись на мои резкие слова. — Просто мне казалось, что именно ты должен все ей рассказать. Я думаю, этот момент настал.

— Отец, о чем рассказать? — Виктория переводила взгляд с меня на графа. — Тимэй, что происходит?

— Капельку терпения, дорогая, сейчас ты все узнаешь, — я успокаивающе взял ее за руку. — Думаю, в моем кабинете мы можем спокойно поговорить. А если нам кто-нибудь попробует помешать, разрублю на сотню частей! Пойдем!

Мы поднялись на второй этаж, я отворил дверь в кабинет, посторонился, пропуская Викторию и вошел вслед за ней. Усадив девушку на диван, я сел в кресло напротив. Мгновение помолчал, собираясь с мыслями, и решительно начал:

— Мое имя не Тимэй. Меня зовут Тимофей Воронов. И я никогда не был в Альдаре. В этом мире я появился несколько месяцев назад.

— В этом мире? Значит….

— Да. Я родился и жил в другом мире. И в моем мире нет магии.

Рассказ затянулся на пару часов. Виктория слушала очень внимательно. Вопросов она задала множество, но первым был о моем семейном статусе в том мире. Узнав, что я никогда не был женат, она успокоилась и потом уже просто удовлетворяла свое любопытство. Надо отметить, что хоть вопросов было много, но заданы они были весьма корректно. Другая бы взяла меня за глотку и вытрясла все, вплоть до младенческих воспоминаний, но воспитание не позволило Виктории глубоко лезть в душу. В конце я извлек из тайника смартфон и сделал несколько снимков. А Виктории не показал. Просто попросил сидеть смирно и смотреть на меня. Появилась у меня одна интересная мысль.

— Теперь ты знаешь все. Ну, большую часть, — я уже пересел с кресла на диван, и теперь сидел рядом с Викторией. — Что скажешь? Изменилось ли твое отношение ко мне? Ведь я родился в другом мире. Но я люблю тебя, люблю всем сердцем, всей душой! Примешь ли ты меня, такого, какой я есть?

В ответ девушка прижалась щекой к моему плечу. Несколько минут мы молча сидели, боясь пошевелиться и спугнуть это потрясающее чувство единения душ. Внезапно Виктория шмыгнула носом.

— Что такое? Чем ты расстроена? — с тревогой спросил я.

Она молча помотала головой, еще сильней прижимаясь ко мне и пряча лицо. Я сорвался с дивана и встал на колени перед любимой.

— Виктория, Вика, что с тобой? Не молчи, скажи хоть что-нибудь!

— Все хорошо! — глаза у нее были мокрые, но губы улыбались. — Просто я так счастлива!

Я, продолжая давить коленями пол, обнял ее и поцеловал в соленые от слез глаза. Старое, веками проверенное средство, не подвело и уже через секунду слезы прекратились. Я бы с превеликим удовольствием простоял так не один час, но и так наше общение затянулось. То, что мы находимся наедине до свадьбы, уже было нарушением всех приличий, а я не желал чтобы по дому начали гулять слухи. Потому что рано или поздно эти слухи выплеснутся за пределы дома и неизвестно к чему приведут.

— Пойдем? — тихонько сказал я. — Не стоит заставлять твоих родителей думать о нас плохо. А еще я есть хочу.

— Пойдем, — рассмеялась она. И тут же гордо добавила. — У меня единственной будет муж из другого мира! Не то, что у прочих!


После обеда ко мне пожаловал Левмон. Купец степенно поклонился, войдя в гостиную, и без стеснений принял от служанки бокал вина.

— Господин барон, ваш слуга сказал, что вы хотели меня видеть, — сказал он, оглаживая бороду. — Вам потребовались мои скромные услуги?

— Да, потребовались, — не стал я тянуть время. — Скажите, вы хороший купец?

— Я думаю, что хороший, — если купец и был удивлен моим вопросом, он этого не показал. — Начинал я с очень небольшой суммы, оставленной мне отцом в наследство, а теперь мое состояние входит в сотню самых богатых купцов столицы. И в гильдии я на хорошем счету.

— В таком случае вы сможете по достоинству оценить мое предложение. Прошу вас, идите за мной.

В мастерской купцу было продемонстрировано чудо технической мысли. Суть Левмон уловил быстро. Он чуть ли не обнюхал машинку, пощупал каждый выступ, придирчиво осматривал сшитые куски ткани. И тут же проявил свою купеческую хватку.

— Ваша милость, вы же понимаете, что получать деньги вы будете до того момента, пока кто-нибудь не разберет вашу машинку, скопирует ее и начнет продавать дешевле?

— К сожалению понимаю, — вздохнул я. — Единственным выходом я вижу сделать много машинок и продать их в короткий срок. Чтобы успеть собрать сливки до печального момента.

— Это правильное решение, но я могу предложить еще один вариант, — купец еще раз взглянул на агрегат. — Что если обратиться к магу, хоть к тому же господину Нанику? Он может наложить охранные заклинания на корпус, чтобы при попытке взлома, весь механизм уничтожался! Это хоть частично обезопасит ваше изделие.

— Мысль хорошая, но механизм периодически надо смазывать.

— Тогда наберем несколько человек, обучим их, дадим им амулеты для доступа к механизму, и пусть они оказывают услуги по обслуживанию. И взять с них клятву!

— Это возможно, — я прикинул варианты. — Господин Левмон, вы возьметесь за это дело?

— Разумеется, господин барон, разумеется! — купец оживленно потер руки. — На этих механизмах можно хорошо заработать! И я не упущу такой возможности! Обговорим условия?

— Обговорим.

Признаться, будь на моем месте толковый экономист или человек имеющий опыт бизнеса, можно было бы получить более хорошие условия, но и так прибыль должна быть великолепной. А я последнее время был очень озабочен состоянием своих финансов.

До свадьбы осталось меньше трех месяцев. А где саму свадьбу праздновать? В моей усадьбе все гости не поместятся, а в доме де Монтекур я не хочу. Со стороны буду казаться голодранцем, кем в принципе и являюсь. Ресторанов больших в империи нет, да и принято, чтобы свадьба была в доме жениха. Купить большой дом в центре столицы мне просто не по карману. Вообще-то мне еще доля малая от сокровищ древних полагается, но насколько она будет весомой? А свадьба у меня будет по-русски! То есть широкая, звучная и хлебосольная! Только вот золота на это мероприятие надо приличное количество. Да и потом на что-то жить надо. Вот и хватаюсь за любой доход.

Когда все условия были оговорены, и купец умчался продумывать рынок сбыта, я обратился к графу за помощью.

— Ваше сиятельство, император согласился на создание оперативно-следственной группы розыска. Ее руководителем назначен маркиз де Салан.

— Я знаю маркиза, — кивнул граф. — Достойный и уважаемый человек. Великолепный командир. Служил на границе, боролся с контрабандистами. Даже в Тайной канцелярии успел послужить. Его вся империя знает, император не раз ставил его в пример. Правда иногда бывает излишне строг.

— Мне тоже показалось, что маркиз будет хорошим начальником. И с характером его справимся. Но вот где остальных сотрудников брать? А выбирать надо тщательно, количественный состав группы пока не утвержден, но я не думаю что он будет большим. У вас никого нет на примете?

Граф, судя по реакции, ждал этого вопроса и тут же выдал с десяток имен. Одно из них заставило меня встрепенуться.

— Макс Прем? Как же я о нем забыл!

— Вы знаете Према? — удивился граф.

— Еще бы! Он меня в тюрьму сопровождал. Да еще и отдельную камеру выбил и тюфяк тоже! Благодаря этому срок пролетел мгновенно!

— Ах, да! Анри рассказывал.

— А где он? Я его сегодня не видел.

— Он покинул столицу сегодня утром. Есть некоторые мелкие проблемы, которые срочно требуется урегулировать. Завтра или послезавтра он вернется, — граф помолчал, а затем продолжил. — Тимэй, я очень благодарен тебе за гостеприимство, но завтра мы тоже возвращаемся в наш дом. И не уговаривай, остаться мы не сможем. В конце концов, это нарушение правил приличий. Но, наш дом всегда открыт для тебя.

— Благодарю, Аскольд, и все понимаю, — раз граф перешел на "ты" то и мне не грех. Тем более, что он сам ранее разрешил. — Признаюсь, я хочу, чтобы вы остались, но с другой стороны, не так далеко вы и уезжаете.

— А еще я хочу свою баню опробовать и с твоей сравнить, — признался Аскольд.

— Интересно будет услышать результаты, — я слегка потянулся, разминая мышцы спины. Устал я что-то. — А теперь, не хотите скоротать время за игрой?

— Тимэй, я не одобряю азартные игры! — строго сказал граф.

— Так это не азартная игра, то есть не на деньги. Просто детская забава.

— Что же, можно попробовать.


— А-3!

— Ранил.

— А-4.

— Ранил.

— А-5.

— Вы ошиблись, сэр! Черная Борода никогда не был в этих водах! Результат вашего выстрела – дохлая селедка вверх брюхом!

Большинство попаданцев учат неразумных аборигенов играть в благородные и высокоинтеллектуальные шахматы. Причем сами попаданцы, как правило, имеют первый разряд. Как минимум. Невзирая на земную профессию, характер и область интересов. Правда, некоторые из нашей братии предпочитают нарды. А вот я в шахматы играть почти не умею, так, в школе баловался немного. И нардами никогда не увлекался. Поэтому я обучил будущего тестя "морскому бою". Игра простая, но завлекательная. Правила граф уяснил быстро и после первой же партии вошел во вкус и потребовал продолжения банкета. Когда нас нашли обеспокоенные дамы, потерявшие своих мужчин, у нас шло нешуточное сражение. С переменным успехом. Поддаваться я не стал. Зачем? Лучше от игры удовольствие поучить! Графиня тут же присоединилась к мужу, помогая ему в нелегком бою, а Виктория приняла мою сторону. Жалко конечно, что ей пришлось против родителей выступить, зато она сражалась на стороне будущего мужа. Удовольствие получили все!

Потом графиня поинтересовалась, какие еще игры распространены в моем мире. На секунду я опешил, ведь Анри утверждал, что его мать не в курсе моей истории? Но Аскольд, видя мое замешательство, поведал, что пока я просвещал Викторию, он составил беседу с женой.

— А я сразу сказала, что Тимэй абсолютно не похож на наших дворян, — заявила Камила. — Правда я списывала это на Альдару, но потом меня посетило сомнение. Эмигранты из Альдары хоть и редкость, но периодически появляются в империи. И по слухам, воспитание дворян в Альдаре почти не отличается от нашего. А вы явно выбивались из картины.

Вот так! Моя будущая теща – Холмс в юбке! А я ее за тихоню и домоседку держал. Блин, у меня такое ощущение, что вокруг меня одни папаши Мюллеры собрались. И каждый мою личность своим колпаком накрывает. И о какой следственной группе может речь идти, когда тут каждый второй Мэгрэ, а третий Пуаро?!

— Так какие же игры есть?

— Если я начну все перечислять, и рассказывать правила, хоть кратко, в аккурат к свадьбе закончу, — пожаловался я. — Их ведь сотни! Некоторые требуют специальных приспособлений. Пожалуй, я закажу несколько комплектов настольных игр, но это потом. А сейчас, если желаете, могу вам рассказать историю о пиратах.

Весь оставшийся вечер занял вольный пересказ "Острова сокровищ" в моем исполнении.



Глава 2

И снова вызов во дворец. Как я устал от всего этого! Не успел я Викторию и ее родителей проводить, как человечек из дворца прискакал, весточку от императора притаранил. А в весточке той, черным по белому говорилось, что желает меня император видеть, причем незамедлительно. И отказа не примет. Зараза венценосная!

Пришлось ехать. Еще и погода хулиганит! Дождя можно сказать, что и нет, так моросит чуть-чуть, но настроение от этого не улучшается. Скорей бы уже снег лег, хоть грязи этой меньше стало бы. Хорошо еще, что в столице дороги камнем мощенные, иначе вообще грустно было бы. А на проселочных дорогах сейчас что делается? Нет, умные люди в такую погоду дома сидят. И, за неимением телевизора в камин смотрят.

В общем, до дворца я добрался, пусть и в плохом настроении. Поздоровался с императорским секретарем, сдал оружие знакомым гвардейцам, прошел проверку у дежурного мага и явился пред ясные очи Эдгара Третьего.

— Барон, я вызвал вас по поводу предполагаемого состава вашей группы, — возвестил император. — Надо определяться и начинать подготовку. Маркиз прибудет через три дня, я дал ему небольшой отпуск. К этому времени надо подобрать кандидатуры.

— Ваше величество, да я бы с радостью! Только вот знакомых у меня здесь мало. Кого рекомендовать, не знаю, — покаялся я.

— Ничего, вы определитесь, какого типа вам нужны сотрудники, а мы подумаем, кого вам предложить, — подбодрил меня он.

— Тогда я предлагаю начать с двух полноценных групп. Это на тот случай, если придется работать в двух местах одновременно, — начал я. — Больше, я думаю, сейчас набирать нецелесообразно. Можем не успеть подготовить. Сами группы будут формироваться в процессе обучения. Нам нужны разумные, хорошо разбирающиеся в законах и делопроизводстве. Это буду следователи. Потом, оперативники. Про оперативников я вам рассказывал, понимаете, какого типа сотрудники нам нужны. Далее идут эксперты. Вот тут придется прибегнуть к помощи магов. И алхимиков. Нужно чтобы они могли точно определить, применялась ли на месте преступления магия, какого характера, и возможное считывание ауры преступника. И некромантия, если будет возможность. Менталисты обязательно. Алхимик будет работать по профилю, определять различные вещества. Также нужен тот, кто сможет разобраться с ранами на теле. Каким оружием были нанесены, с какой силой, с какого расстояния? Еще множество факторов. Группа силовой поддержки, которая сможет штурмом небольшой дом взять. Если придется атаковать замок, будем армию просить. И еще архивариус. Принимать разумных надо не обращая внимания на титулы. Некоторые простолюдины сто очков форы дворянам дадут! На некоторые должности можно и женщин брать.

— Женщин? — удивленно поднял бровь Эдгар.

— Женщин, — подтвердил я. — Женщины в большинстве своем более усидчивы и аккуратны. В отличие от нас, мужчин. Поэтому с документами они смогут работать лучше. К тому же, если придется женщину обыскивать, не мужикам же это поручать? Они о деле тут же забудут!

— Это точно! — Эдгар уже улыбался в открытую. — Действительно, а если придется аристократку досмотреть? Скандал будет!

— Скандалов и так хватит, — вздохнул я. — Чтобы их было меньше, нам полномочия нужны очень серьезные.

— Полномочия будут, — успокоил меня император. — Да, это не просто группа получается, это прям организация!

— А для этой организации и материальная база нужна, — решил я выложить требования полностью. — Нам нужно помещение, в котором будут не только кабинеты и лаборатория, но и морг. И костюмерная. А также полное оснащение группы. Амулеты там, спецсредства, прочее…. В общем, сумма выйдет изрядная.

— Это я уже понял, — император потер виски, осознавая, что заботы еще даже не начались. — И когда можно будет ждать от группы результата?

— Не менее чем через полгода, — отрезал я. — Подготовить людей за более короткий срок вряд ли получится. При условии, что я сам не полностью представляю, как будет проходить учеба. Это еще не говоря, что людей пока что и нет вовсе. Да, а чем привлекать будем? Какое жалование? Чтобы люди могли полностью отдаваться работе, деньги зажимать не стоит! И еще, я требую в обязательном порядке проверять каждого у менталиста раз в четыре месяца. Думаю, чаще не стоит.

— Это разумно, — согласился император. — Вот что, сейчас пойдешь к герцогу Рамайскому, у него есть кандидатура. Но решать тебе. Не подойдет – не принимай!

— Слушаюсь! — я поклонился и направился к выходу.

— Ах, да! Совсем забыл! — остановил меня оклик императора. — Тимэй, так ты говоришь, просто хотел к эльфам в гости съездить? И они тебя, злодеи, не пустили?

— Так и было! — я с каменной физиономией кивнул в ответ.

— Просто мне сегодня депеша из Леса пришла, так в ней разрешение некому барону Воронову на одно посещение этого самого Леса. Не знаешь, за что такая милость?

По ехидной ухмылке Эдгара и зяблику было ясно, что он в курсе всего случившегося.

— Понятия не имею! — открестился я.

— И больше в гости к ним не собираешься?

— Нет. Они меня не накормили, не напоили, и спать не уложили! Я обиделся и больше с ними дружить не хочу!

— Право твое, только я такое им сообщать пока не буду. Кто знает, как у тебя жизнь повернется? — император аккуратно свернул пергамент и перевязал его зеленой ленточкой. — Пусть пока у меня полежит. Может и пригодится когда-нибудь!

На это мне ответить было нечем, и я отправился к герцогу.

— Барон, как вы относитесь к Тайной канцелярии? — огорошил меня герцог первым же вопросом.

— В принципе положительно, не считая единичного случая в Югоре, — чистосердечно ответил я. — Правда, не так уж часто я сталкивался с "канцелярами". Тофар, Льюис и Литтон в Мормаксе, этот начальничек, о котором я докладывал, вот и все. А, нет! Был еще один персонаж, в замке Зоренга появлялся. Хем его звали. Имя не настоящее, настоящего я не знаю. Забавный такой!

— И что же с ним не так? — заинтересовался герцог.

— Да нет, хороший мужик. Есть в нем азарт, хватка, да мозги работают. Неплохой опер получился бы. Просто как вспомню, что за прикрытие он себе выбрал!

— Я рад, что вы хорошего мнения о моем сыне, — герцог тепло улыбнулся, а меня холодный пот прошиб. Вот так дела! Хем – его сын? А я обещался ему рожу начистить!

— Скучно ему в Шестом отделении, — поведал высокопоставленный отец. — Вот он и решил к вам проситься. Как вы на это смотрите?

— Почему бы и нет? — пожал я плечами. — Но, только при условии, что он будет подчиняться всем приказам.

— Это безусловно, — герцог с самым серьезным видом кивнул. — Более того, я вам это гарантирую. Если будут проблемы, обратитесь ко мне!

— При всем уважении, но беспокоить я вас не буду, — твердо возразил я. — Если Хем, или как там его на самом деле, будет в нашей с маркизом группе, то и разбираться с его поведением будем мы. Он не маленький мальчик, чтобы папочке на него жаловаться. Сами воспитаем и перевоспитаем.

— Вот это правильно! Вот это замечательно! — советник взял со стола колокольчик и позвонил. Заглянувший в кабинет секретарь только кивнул на вопросительный взгляд герцога. — Кстати, он в приемной. Можете забирать его прямо сейчас.

— Заберу, — вздохнул я. — Побеседуем.

— Отлично. Да, я передал гранд-мастеру ваши требования насчет магов, он обещал подобрать кандидатуры.

— Можно из тех, у кого сила не так велика. Главное, чтобы знаний хватало, — посоветовал я.

— И это тоже учтено. А виконта де Монтекур вы тоже примете?

— С этим сложнее. Возможно, в силовую поддержку. Оперативником ему вряд ли стать получится, слишком уж характер прямолинейный. А воин он отличный, тем более я его в рукопашном бою немного натаскал. Но, я еще подумаю.

В приемной меня ожидал старый знакомый. Теперь стоящий передо мной человек нисколько не напоминал мелкого воришку. Прямая спина, открытый взгляд, приветливая улыбка, скромная одежда. Он не бросался ко мне на грудь, не кричал, что счастлив меня видеть. Он просто ждал меня.

— Добрый день, — поздоровался я, не называя по имени. Настоящего я не знал, а Хемом величать неудобно.

— Здравствуйте, господин барон, — негромко ответил он. — Граф Ранэр, к вашим услугам.

— Ваше сиятельство! — я поклонился по всем правилам этикета.

— Оставьте, барон! Для вас я просто Генрих!

— Молодец, первую проверку прошел, — я сбросил с себя всякое притворство.

— И много еще таких проверок будет? — нисколько не обидевшись, спросил граф.

— Достаточно, — я улыбнулся ему. — Что же, погода на улице отвратительная, а поговорить нам надо. Может быть, вы предложите подходящее место?

— Разумеется, прошу вас!

Мой, возможно, первый оперативник, привел меня в огромный вытянутый зал, стены которого были полностью завешаны картинами. Никаких пейзажей и натюрмортов, только портреты.

— Итак, Генрих, почему ты решил оставить неплохую должность и попытать счастья в новом деле? — без предисловий спросил я.

— Скучно мне там, — Генрих смотрел открыто и спокойно. — К тому же на меня большое впечатление произвели ваши действия в замке Зоренга. Я подумал, что могу у вас чему-нибудь научиться, но теория мало чего стоит без практики. Как только я узнал от отца о создании новой группы, я тут же решил попробовать себя этом деле. Но вы не думайте, барон, я не попрыгунчик какой-нибудь! Просто когда Шестое отделение только формировалось, я решил что там смогу пользу приносить, а на самом деле большую часть времени слоняюсь по империи, как мышь по пустой кухне. Дела хочу! Настоящего!

— Во-первых, предлагаю общаться по именам, если только ситуация не требует обратного. Во-вторых, если ты настроен на лихие атаки, на живые действия, на ежеминутные подвиги – забудь! Большую часть времени опер проводит за бумагами. И шевелит мозгами. Если он куда-то бежит, значит, он уверен что это надо делать!

— Я понимаю… — попытался вставить словечко маг. Но я его оборвал.

— В-третьих, работать придется с разными разумными. Я собираюсь привлечь к сотрудничеству всех, кого посчитаю нужным. И простолюдинов в том числе. И не факт, что у тебя будет должность выше какого-нибудь вчерашнего свинопаса. Возможно, тебе придется подчиняться ему. И ни твой титул, ни титул твоего отца роль в этом играть не будут. Сможешь работать в таких условиях?

— Смогу, — твердо и уверенно сказал он. — Я все понимаю, кто лучше работает – тот и старше. И в этом нет урона чести! Но я хочу стать лучшим! Для этого готов много трудиться и выполнять все приказы.

— Вот слова настоящего мужчины! — восхитился я. — Мне импонирует ваше отношение к будущей службе, но окончательное решение будет принято после прибытия маркиза де Салана. Но я уверен, что маркиз меня поддержит.

Я специально указал, что именно маркиз является главой нашего предприятия. Я действительно не собирался делать из него "зицпредседателя Фунта", а надеялся на сотрудничество. Кандидатуры подобрать я и сам могу, но решение будем принимать коллективно.

— А чьи это портреты? — спросил я, вертя головой по сторонам.

— Это императоры Мелинские, — ответил граф, с уважением взирая на лики бывших властителей.

— О как! Не устроишь ли мне маленькую экскурсию?

— Прошу!

Около часа мы бродили по галерее. Граф Ранэр неплохо знал историю, но иногда он затруднялся ответить, чья физиономия изображена на очередном полотне. Нет, каждый портрет был подписан, но вот как проявил себя тот или иной император, граф вспоминал не всегда. Ну это и понятно, портретов было очень много. Временами в галерею забредали другие аристократы, но нашей экскурсии они не мешали. Можно было бы пригласить специального слугу, который назубок знал всех императоров, но я отказался от его услуг. Мне было интересно послушать Генриха. Мне с ним работать, а не со слугой.

Так, потихоньку, мы добрались до конца. а последнем портрете был изображен Эдгар Третий, собственной персоной. Судя по всему, написан портрет был лет десять назад. Но, с тех пор нынешний император ничуть не изменился. Так, морщины на лбе немного глубже стали, да волосы чуть-чуть поредели. А так все тот же Мелинский Ястреб!

— Да, столетия в лицах! — только и смог сказать я, глядя на увешанные стены. — Я думаю, далеко не каждый род империи может похвастаться таким знанием своих предков!

— Не каждый, — подтвердил мой экскурсовод. — Нет, в бумагах, в архивах, все есть, но большинство молодых дворян даже прадедушку назвать не могут. Сейчас мало кто родовое древо учит, а раньше такие знания были обязательны. Боюсь, что такое отношение может привести к увяданию аристократии.

— Все может быть, — согласился я с ним.

Напоследок я еще раз взглянул на портрет Эдгара и внезапно мои ноги отказались мне служить. Я пошатнулся и чтобы не упасть, крепко схватил Генриха за плечо.

— Тимэй, что с тобой? — взволнованно воскликнул он, поддерживая мое тело. — Голова кружится? С сердцем плохо? Эй, сюда! Кто-нибудь!

Материализовавшиеся слуги отвели меня на маленький диванчик, подсунули кубок с холодной водой, который я осушил в мгновение ока.

— Лекаря!

— Не надо лекаря! — остановил я графа. — Я уже пришел в себя. Дайте еще воды!

Вода была тут же предоставлена. Теперь я пил маленькими глоточками и это помогло мне окончательно собраться.

— Генрих, ты случайно не знаешь, кто писал портрет нынешнего императора? — спросил я, отхлебывая еще водички.

Тот только пожал плечами. Такие подробности ему неизвестны.

— Это портрет кисти мастера Аландра, — пожилой, седовласый слуга, видимо тот самый знаток имперского рода, появился рядом совсем незаметно. — Он написал его девять лет назад.

— Мастер Аландр, как же слышал! — на знакомое имя Генрих отреагировал. — Еще бы, один из знаменитейших художников последнего столетия! И самый дорогой! А он разве жив еще?

— Жив, — слуга говорил уверенно. — Правда, старый он уже. Почти не принимает заказов.

— А где он живет? — спросил я, чувствуя, как мое сердце екнуло.

— Здесь, в столице, — слуга мельком взглянул на мой перстень. — Если желаете, ваша милость, я могу дать вам адрес.

— Буду очень благодарен.

Пока слуга ходил за бумагой, пока записывал адрес, я твердо встал на ноги. И хотя Генрих настаивал, от услуг лекаря отказался. Принял бумажку с адресом, попрощался с графом Ранэр, и спешно покинув дворец отправился к художнику.

Что заставило меня так спешить? Всего лишь подпись мастера в уголке портрета. Четыре буквы и символ. СССР и перекрещенные серп и молот.

Еще с момента беседы с первосвященником я жаждал найти того, кто странствующему священнику рассказал о земных религиях. Но как его было искать? Столько лет прошло, да и зацепок никаких. Но, подсознательно я все время ожидал какой-нибудь намек, хоть ниточку, которая помогла бы мне в поиске. И вот оно, свершилось! Не может быть простым совпадением! Нет в мелинском алфавите буквы "С". Вернее она есть, но пишется совсем по-другому. А серп и молот? Нет, точно не совпадение!

Адрес моего возможного земляка был мне незнаком. Не так я хорошо столицу знаю. И от сопровождения отказался! Ни кузенов, ни Мирона с собой не взял. Рэдфорд настаивал, но у меня дурное настроение было. Отказался и приказал, чтобы за мной не ездили. А то с ветерана станется тайком со мной охрану послать. Вон, Анри везде один ездит и ничего! Чем я хуже?

Пусть столицу я знаю плохо, но где какой район располагается, я в курсе. Художник жил на другом конце города, где тоже был "дачный поселок". С трудом нашел нужную мне усадьбу. Но все же нашел.

— Эй, есть кто-нибудь? — я заколотил кулаком по воротам. Дождь, вот и охранники попрятались. А, нет, одного вижу.

— Что вам угодно? — вежливо, но не слишком приветливо спросил меня воин.

— Мне угодно видеть мастера Аландра!

— Прошу прощения, ваша милость, но мастер никого не принимает, — равнодушно ответил воин. Подумаешь, баронишка какой-то приехал! Даже без свиты!

Так и что мне делать? Не штурмом же дом брать? По виду охранники совершенно ясно, что приказ им получен никого не впускать, и он его выполнит. Как поступить? О!

— Подожди, воин, — обратился я к охраннику. — Я проделал долгий путь, чтобы увидеть мастера. Понимаю, ты не можешь впустить меня, но прошу передать ему записку. Если после этого, мастер не захочет со мной встретиться, я уйду.

И вместе с карандашом и обрывком бумаги я извлек из кармана пару золотых монет. Сумма для обычного охранника существенная, тем более, что я не прошу нарушить приказ. А записку передать можно!

— Хорошо, ваша милость, — уговорился воин. — Пишите. Все передадим.

Прикрываясь плащом от надоедливого дождя, я быстро начертал на бумажке по-русски: "У вас продается славянский шкаф?", и отдал послание стражу. Ну и монетки тоже. Тот, свистнув из караулки напарника, направился к дому. Напарник остался приглядывать за моей особой. Мало ли чего? Ждать пришлось всего несколько минут. Из дома, с криком "Где он?" выскочил старик лет семидесяти. Невысокий, худощавый, с всклоченными седыми волосами. На ходу сделал знак охраннику, и он распахнул ворота. Я соскочил с Крома и, ведя его в поводу, вошел в ограду усадьбы. Старик подбежал ко мне, неверящим взглядом вгляделся в мое лицо и осторожно прикоснулся ко мне кончиками пальцев.

— Шкаф продан, — прерывающимся от волнения голосом, по-русски сказал старик. — Осталась никелированная кровать. С тумбочкой!

И заплакал.


— Так сколько уже вы в этом мире живете, Александр Михайлович? — спросил я, сидя в уютной гостиной и потягивая вино.

— Да уже почти пятьдесят лет, — ответил хозяин дома. — Мне на то время всего двадцать один год был.

Александр Михайлович, удостоверившись, что я действительно его земляк, чуть ли не силой утащил меня в дом. Первые минуты мы сумбурно пытались задать друг другу сотни вопросов, и тут же пытались отвечать на них. Наконец, мы немного успокоились, выдохнули и принялись беседовать уже более спокойно.

— Как же вы умудрились место жительства поменять? И какой год был, когда вы родину покинули.

— 1988 год. В июле это было. А по поводу моего билета сюда? Сейчас, — он ненадолго вышел, а по возвращении продемонстрировал мне знакомую многолучевую звезду. — Знаешь что это такое?

— Еще бы! — я фыркнул. — Меня эта штука тоже сюда перенесла. Правда, к ней маг прилагался. А к вашей?

— А к моей – нет, — старик сел в кресло, бросив амулет портала на столик. — Эта штука у моей семьи хранилась. Дед мой, рассказывал, что когда ему еще двадцати не было, он нашел в лесу умирающего человека. Он говорил, что этот человек умер на его глазах, а потом превратился в прах. Остался только этот амулет. Не знаю почему, но и дед и отец прятали его. Хотя оба были коммунистами. Не из-за золота, из которого он сделан, но хранили. Я сам много раз спрашивал отца, почему не сдать государству, но отец всегда отмахивался. Он был уверен, что рано или поздно, объявится тот, кому эта штука нужна. А получилось, что этот амулет меня в путешествие отправил.

— Без мага? — удивился я. — Как такое возможно?

— Ты знаешь, Тимофей, мой отец первым секретарем горкома был, в крупном городе большой пост занимал. Я – единственный ребенок в семье. С детства крепким здоровьем не отличался. Даже в армию меня не взяли, хотя отец настаивал. Говорил, раз не служил, значит не мужик. А что поделать? Так вот, в детстве болел часто, болеть скучно, начал рисовать. Как оказалось, есть у меня способности к этому. Потом художественное училище закончил. Только можешь себе представить, что меня рисовать заставляли? Стройки разные, передовиков производства, различные соцдостижения. В общем, идеологически выдержанные картины! Иначе как? Я же комсомолец! Отец у меня такую должность занимает. А я рыцарей хотел рисовать, прекрасных дам, витязя какого-нибудь. Как в "Айвенго". Один раз рыцаря изобразил, так меня по комсомольской линии так пропесочили! Хорошо еще, что отец прикрыл. Но тоже высказал. А потом отец умер. Прямо в кабинете. Сердце у него больное было, вот и не выдержало. И началось на меня давление со всех сторон. Как оказалось, отец многим насолить успел, после его смерти разные гады из щелей повылазили. Решили на мне отыграться. И пошло-поехало! Что ни день, меня по матушке склоняют! Говорят, не понимаете вы товарищ Филимонов, политического момента! Нет в вас комсомольского сознания, все в облаках летаете! Рыцарей вам подавай, а вы знаете, что рыцари дворянские титулы носили? И крестьян угнетали? А может вы и сами монархических идей придерживаетесь?

— Крепко они за вас взялись, ничего не скажешь! — сочувственно покивал я.

— Крепко, — подтвердил земляк. — До того дошло, что картины мои комиссия принимать отказалась. Еле смог устроиться в привокзальный клуб, художником-оформителем. И выпивать начал. Однажды надрался до чертиков, зачем-то этот амулет на себя нацепил, и давай во весь голос на судьбу жаловаться. Так мне захотелось очутиться там, где этих поганых рож не будет. Стиснул я звездочку золотую, аж ладонь проколол. В этот момент все и свершилось.

— Как же так? Ведь хоть капля магии нужна? — поразился я.

— Капля-то и была, — ухмыльнулся бывший комсомолец. — Как через несколько лет выяснилось, у меня очень большая предрасположенность к магии была. Даже в нашем мире. Если бы я здесь родился, мог бы великим магом стать. А так, моя крупица, плюс жизненная сила, толчок амулету дали. Мгновение, и я здесь очутился.

— А дальше?

— Дальше? Выкинуло меня почти на границе империи. Там меня хуторяне нашли. Память мне отшибло, только имя свое помнил. Я им говорю "Александр", а они все "Аландр, да, Аландр". Ну так я имя и поменял. Почти три месяца у них жил. Язык выучил. Магов поблизости не было, глушь страшная. Память возвращаться не спешила. А вот рисовать я не перестал. Однажды хозяина хутора на обрезке доски так угольком нарисовал, что все диву дались! Вот и говорит хозяин этот, иди-ка ты в столицу, там свой талант найдешь где применить. Все равно из тебя крестьянина не получится.

— И что, сразу в столицу?

— Ага, прям! Откуда деньги на дорогу взять? Пристроился я к обозу купеческому, всякую грязную работу делал. За это меня кормили. И до города довезли. Колед называется. А в городе, кому я нужен? Можно было бы амулет продать, вещь дорогая, но подумал я, раз это единственное, что на мне было, кроме трусов, значит и продавать не стоит. Память к тому времени еще не вернулась, только во сне образы разные. Думаю, а вдруг я дворянин? И по этому амулету можно будет мою семью найти? Не показывал его никому, боялся отберут.

— Ну а в Коледе как?

— О! Там я себя умно повел! — дед пригладил макушку, словно хваля сам себя. — Пристроился я в одном месте, мусор таскал, да улицы чистил. И нужники тоже. Месяц деньги копил. А потом купил лист бумаги хороший, да карандашей пару. Нарисовал я портрет градоначальника. Видел его несколько раз, когда он по улице проезжал. И подарил портрет ему. Не лично, через охрану передал. Понравился ему портрет, он меня на службу к себе взял. Дочерей у него семь штук было, да почти все на выданье. Вот я их портретики малевал, чтобы женихам рассылать. Потом уже в другой город перебрался, а через несколько лет и в столицу попал. Мне Эдгар Второй титул дал, теперь я шевалье Аландер! Вот так, — смеясь закончил он.

— Ну а память? — не унимался я. — Ведь вспомнили все? И почему земными изобретениями не воспользовались? Можно же было денег заработать?

— Память ко мне на третий год вернулась. К тому времени я уже и так деньги хорошие имел. Почему не объявился? Сначала боялся, вдруг меня какая-нибудь инквизиция в оборот возьмет. А потом, привык к этой жизни. Думаю, ну кто я такой, чтобы чужую историю менять? Да и не умею я ничего, кроме как кистью работать!

Он поворошил дрова в камине и продолжил.

— Один раз я рассказал все. Священнику бродячему. Но последствий не было. Может он и не доложил, руководству своему?

— Не успел, — сказал я. — Священник тот в деревню попал, в которой чума бушевала. Там людей лечить пытался, да силы все растратил. Когда помощь подоспела, он уже мертв был. Только часть записей его осталась, а по ним выяснить с кем он разговаривал, и где, совершенно невозможно. А зачем на портрете императора серп и молот изобразили?

— Пошутить захотелось! — весело взглянул из-под бровей на меня художник. — Представляешь, императора комсомолец рисует!

Домой я в этот вечер не вернулся. Александр Михайлович ни в какую не пожелал меня отпускать. Я только с Рэдфордом связался, сказал, что ночевать не приеду. А еще приказал, чтобы Мирон из тайника смартфон достал и ко мне привез. И до самого утра мы говорили о матушке-земле.



Глава 3

— Ну как, возьмешься?

— Не боись, Тимоха, сделаем! — Михалыч махнул рукой.

Как только Мирон привез смартфон, я попросил Александра Михайловича написать портрет Виктории. Зря я, что ли, ее фотографировал? Раньше я думал попросить какого-нибудь мага перенести изображение на бумагу, чтобы в кабинете у меня ее портрет был, но таким подарком судьбы, как землячество с одним из самых знаменитых художников империи, грех было не воспользоваться. Увидев смартфон, Михалыч долго поражался, насколько продвинулась техника. А когда я огласил свою просьбу, он не колеблясь ни секунды, согласился. И тут же начал делать наброски. Я объяснил, что заряда батареи надолго не хватит и художник схватился за карандаш. Наброски он делал следуя совершенно безумной системе, на одном листке он рисовал глаз, на другом ухо, на третьем улыбку. Как потом объединять это все в один портрет? По звездам, не иначе. Но он специалист, ему видней!

— За сколько сделаешь? — поинтересовался я.

— Месяц, не меньше, — не отвлекаясь от набросков сказал Михалыч. — Я за последний год ни одного заказа не взял. Старость, что поделать! Зато у меня двадцать три ученика, да! Но портрет твоей невесты я сам напишу. Может это будет моя последняя работа. Так пусть она будет славной!

— И сколько мне это будет стоить? Услуги такого знаменитого художника не всякому по карману. А я человек небогатый! — я скромно потупил глаза.

— Да ладно! — ухмыльнулся он. — Денег у меня и так достаточно. И детей обеспечил, и внуков. Что я, с единственного земляка буду золото требовать? Пусть это будет моим подарком к свадьбе. На свадьбу-то пригласишь?

— Семен Семеныч! — укоризненно протянул я. — Как же иначе?

— Вот так-то, — удовлетворенно крякнул старик. Хотя какой он старик, вон как карандаш в руках порхает! Глаз еще острый, а рука тверда. — Все, общее я набросал, но хорошо бы твою красавицу вживую увидеть.

— Так в чем дело? — удивился я. — Поедем ко мне, в баньке попаримся, по рюмке выпьем. А потом и к ней в гости заедем.

— В баньку я с удовольствием, а вот пить уже много лет как бросил, — он еще раз окинул взором свои наброски и довольно вздохнул. — Кабы не пьянка, может я и сюда бы не попал. Хотя, я не жалею! Жизнь я прожил хорошую, в достатке и с любимым делом. И жена была, дети есть, внуки. Все хорошо!

— А чего не хватает? — полюбопытствовал я. — Человек такое существо, что ему всегда чего-нибудь да не хватает.

— Земляка хотел встретить, так это, слава Единому, сбылось. Теперь даже не знаю, чего пожелать, — Михалыч на секунду задумался, а потом хитро взглянул на меня. — А ты что, золотая рыбка?

— Нет, какая из меня рыбка, — вздохнул я. — Тем более золотая. Просто интересно.

— Кофе хочу! — заявил он. — Сколько лет прошло, а иногда во сне снится! Просыпаюсь, во рту вкус кофе, даже кажется, что запах по комнате витает. Но нет его здесь. Я уже к кому только не подходил, и к купцам и путешественникам и магам. Нет кофе! У тебя случайно не завалялось с килограмм?

— Откуда? — рассмеялся я. — Сам бы сейчас не отказался! Но неужели это единственное, чего в жизни не хватает? Может еще что-нибудь?

— Нет, ничего я больше не желаю! — твердо сказал он. — А в гости я к тебе заеду, только не сейчас. У меня зуд в руках появился, верный знак, что портрет будет великолепный. Мне сейчас работать надо, и времени я терять не хочу! К невесте твоей потом заедем. А в принципе… Я и так справлюсь!

Он извлек из ящика стола что-то вроде лупы, только без стекла. Повернув на рукоятке медное колечко, он начал рассматривать изображение Виктории через перламутровую дымку, которая появилась в оправе.

— Что это за штука? — заинтересовался я.

— Магическое увеличительное стекло, — поведал он. — Моя придумка! Давно еще, лет тридцать назад, я с одним магом общался, вот и подсказал ему идею. Сколько мы тогда заработали! — он мечтательно закрыл глаза. — У нас их с руками отрывали! И ювелиры, и книжники, и те у кого зрение не в порядке, а вылечить не получается. Сам знаешь, не каждую болячку можно вылечить. Даже магия не всегда помогает!

— Надо будет и мне такую штуку прикупить, — ну вот, а я думал, где мне увеличительное стекло брать? При осмотре места преступления крайне полезная вещь!

Я бы с удовольствием остался у Михалыча еще на несколько дней, но время поджимало. Завтра маркиз де Салан приедет, а у меня еще кандидатуры не подобраны. Где их взять? Одна надежда, что высшие силы помогут. В лице императора и его советника.


Распрощавшись с земляком, мы с Мироном отправились в дом родной. Хорошо еще, что небо плакать перестало. Даже солнышко выглянуло. Может бабье лето началось? Я был бы рад этому, до смерти надоели дожди.

Кром тоже радовался хорошей погоде, бодро перебирал копытами, жизнерадостно фыркая при этом.

— Мирон, хочу тебя попросить. Мне требуется тот, кто смог бы научить моих людей как нужно воровать. Возьмешься? — спросил я.

— Зачем это вам, господин?

— Ты же знаешь, что создается служба, которая будет убийц и воров ловить? Ну, вроде стражи, только лучше. Так чтобы воров ловить, надо знать, как они воруют.

Мирон почесал мочку уха.

— Это не ловушки древних искать, — заметил он. — Я им все расскажу, а они будут таких же как я ловить? Чтобы на рудники отправить? Не нравится мне это. Но если вы прикажете…

— Не прикажу, — остановил я его. — Это в твои обязанности не входит. А ты не раб, чтобы я тебя заставлял. Жаль, но ничего не поделаешь. Буду как-нибудь по-другому действовать. Только подумай, как ты дальше жить планируешь? За то, что ты мне жизнь спас, когда ловушку древних увидел, я готов сейчас же отпустить тебя на все четыре стороны. И наплевать, что я за тебя отвечаю, по закону. Даже денег немного дам. Но куда ты пойдешь? Опять воровать? Второй раз никто тебя из темницы не вытащит. А я тебе новую жизнь предлагаю. Но не заставляю. Взрослый уже, своя голова думать должна.

И Мирон задумался. Нет, я уверен, что и ранее он ситуацию обдумывал, но решения от него никто не требовал. Этот миг казался для Мирона далеким. А вот настал. Одно дело служить человеку, который тебя от пожизненного срока отмазал, но совсем другое лично встать против вчерашних друзей-приятелей. Тяжело это, как не оправдывайся, кардинально жизнь менять.

— Так, здесь где-то лавка была, которая бумагой и чернилами торгует. Давай остановимся, у меня чернила заканчиваются, — прервал я молчание.

Лавка нашлась быстро. Товар дорогой, и лавка была расположена на оживленной улице. По соседству с ней торговали тканями, ювелирными украшениями и алхимическими зельями. Еще специями. А вон та лавка, не иначе кондитерская, уж больно запах вкусный оттуда идет. Даже я, хоть и не сластена, носом задергал. Надо будет купить парочку чего-нибудь. Или троечку. И народу много было. Столичные жители, радуясь, что с неба не капает, покупали необходимые для них товары, да и просто прогуливались.

Отдав поводья Крома Мирону, я направился в канцелярскую лавку. Уже на входе мое внимание привлекло одно семейство. Мужчина средних лет, судя по камзолу мелкий чиновник, прогуливался вместе с женой и дочкой, лет шести. На физиономии мужчины застыла важность, возведенная в квадрат. Наверняка он сам себя считает очень крупной фигурой, могущественной и великой. А всех остальных, соответственно, грязью и ничтожествами. И в семье у него жесткая диктатура, вон как жена ему робко в лицо заглядывает. Но дочку он, видимо, любит, она себя более раскованно ведет, нежели мать. А еще девочка изо всех сил пыталась выглядеть взрослой, но учуяв запах сладостей, начала дергать папашу за рукав. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, о чем она родителя просит. Тот что-то сказал ей, явно не желая приобретать дочке лакомство. Девочка топнула ножкой и потребовала более настойчиво. В ответ мужчина отвесил доченьке приличную затрещину. Девочка отлетела на несколько шагов, не удержалась на ногах и шлепнулась на мостовую.

В эту же секунду тело девочки вдруг выгнулось дугой, она хрипло закричала, ее пальцы, ломая ногти начали царапать камень мостовой. Ее мать кинулась к дочери но наткнулась на непреодолимую преграду. Для меня это выглядело словно мерцающая дымка. Нечто похожее я видел, когда Юджин щит против огня устанавливал. И источником этой магии было тело маленькой девочки.

Вслед за мерцающей дымкой, которая словно большой мыльный пузырь, не позволяла никому подойти к ребенку, пошла магия ударная. Красноваты всполохи начали разлетаться в разные стороны, сталкиваясь с людьми превращали их тела в пепел, а некоторых заставляла корчиться от боли. Крики паники, рвущим душу набатом, звучали со всех сторон. Один из этих всполохов коснулся лошади, на которой передвигался Мирон, и животина рухнула замертво. Сам вампир успел вовремя бросить поводья как своей лошади, так и Крома и откатился в сторону. Но, следовать примеру многих и бежать как можно дальше от смертельных всполохов, он не спешил. А я стоял в ступоре и ничего не понимал.

— Тимэй, убей ее!!! — срывая горло закричал Мирон впервые назвав меня по имени. — Убей!!! Иначе все погибнут!!!

Убить? Кого убить? Эту девочку? Словно во сне я обнажил меч и на закостеневших ногах сделал шаг к маленькому сотрясаемому судорогами телу. Потом еще один. И еще. Браслет, отражающий магические атаки ощутимо нагрелся. Других воздействий на мое тело я не ощутил, и магический щит преодолел. Приблизившись к девочке, я поднял меч, слабо соображая, что происходит. А вот ударить я себя заставить не смог. Так и стоял, с занесенным над головой мечом. Убить ребенка?

Внезапно появились трое мужчин, которые прорвавшись через магическую преграду, начали действовать.

Неизвестные мужчины действовали слаженно и решительно. Один мгновенно распахнул собственный магический щит, ограждая людей от смертельных ударов, а двое других бросились к маленькому, сотрясаемому судорогами телу. Сноровисто нацепили на девочку какой-то амулет и защелкнули на запястьях браслеты. Девочка всхлипнула и обмякла.

— Можете убрать меч, господин барон, — с видимым облегчением выдохнул один из магов. — Теперь уже опасность миновала.

Я опустил руку с клинком и не с первого раза попал в устье ножен. Боже мой, еще немного и я бы убил ребенка! Понимаю, что много разумных сегодня погибли из-за нее, но как я бы смог жить потом? Зная, что на моих руках кровь маленького человечка! Мать девочки пыталась пробиться к своему дитя, но маг, державший ранее магический щит, не давал ей это сделать. Видимо не все еще было кончено.

— Что это было? — каркающим голосом спросил я.

— Неконтролируемый выброс магической энергии, — пояснил один из магов, держа ладонь на груди ребенка. — К сожалению, такое иногда случается.

— Я чуть было не убил ее, — сглотнув тягучую слюну, признался я.

— Поверьте, если бы это сделали, вас никто не стал бы винить, — ответил тот же маг. — Мы случайно здесь оказались. В такой ситуации, обычно есть только один выход. Жизнь ребенка. Против жизней многих разумных. Вы посмотрите, не менее пятнадцати погибших!

— Что с ней будет?

— Она не виновата. Мы отвезем ее в Академию, там ей смогут помочь. И научить пользоваться своим даром. Надо еще выяснить, почему родители не показывали ее Ищущему магу. Такой уровень дара не остался бы незамеченным.

Мать несчастного ребенка наконец прорвалась к девочке, и прижала ее к себе, обильно поливая горючими слезами. А я подошел к сидящему на мостовой отцу семейства, пару секунд смотрел на него, а потом врезал прямо в глаз. От души.


В эту ночь я не мог спать. Только закрыв глаза, я видел тех людей, которые ушли за Грань. Я снова ощущал их отчаянье, их боль. Но и это было не так страшно. Мой меч опять взлетал ввысь, но в отличие от реальности он опускался прямо на тоненькую шею. А я вскакивал в постели, покрытый липким потом, и с проламывающим грудную клетку сердцем. И снова пытался забыться. Не удивительно, что утром я выглядел как классический зомби. Пришлось прибегнуть к холодной воде и горячему чаю.

Встреча с маркизом де Салан была состояться во дворце императора. Но, присутствие самого Эдгара, или герцога Рамайскго на ней не ожидалось. Нам просто выделили пустой кабинет, где мы спокойно могли обсудить все вопросы. Как я не торопился, маркиз прибыл на встречу первым.

— Добрый день, ваша светлость, — поклонился я маркизу, входя в кабинет.

— Здравствуйте, господин барон, — доброжелательно ответил маркиз, но улыбку как обычно зажал. Реально Железный Феликс. Главное чтобы не Дровосек.

Может его пощекотать? Перышком по пяткам? Или анекдот рассказать? Нет, боюсь, тут более суровые меры нужны.

— Итак, ваша светлость, я понимаю, что император все вам рассказал обо мне? — я с ходу взял быка за рога. — Значит, терять времени не будем. У вас есть подходящие кандидатуры?

— Есть, — маркиз разложил на столе несколько свитков. — Вот список магов, имеющих интерес для нас. А вот список разведчиков и сотрудников городской стражи. Список составлен с запасом, будем отбирать лучших. Есть младшие судьи, готовые сменить службу. Знают законы и умеют оформлять документы.

— Что по помещению? Не на улице же нам сидеть? Под березкой.

— И помещение есть. Неподалеку. Только надо там небольшой ремонт сделать. Бригада строителей уже ждут указаний. Все оплачивает казна.

— Отлично! — я потер руки. — Тогда может посмотрим помещение? А потом и по всему остальному решим.

— Согласен, — маркиз легко поднялся на ноги. — Пойдемте.


— Отличный дом! — я с восхищением оглядывал дарованное нашей службе пристанище. — И ремонт на уровне. Только надо кое-что переделать. Кабинеты сделать, приемную. Камеры в подвале. Ну и для архива помещение подобрать.

— Слуги понадобятся, — маркиз мыслил как всегда разумно. — Кухарка, конюх, прочее. И надо комнаты отдыха сделать, неизвестно сколько времени мы тут будем проводить.

— Согласен. В общем, работы много, — я озабоченно почесал макушку. — А когда начнем сотрудников подбирать?

— Завтра. Думаю пригласить несколько кандидатов сюда. Все равно, строители с подвала начнут, будет где побеседовать.

— Ваша светлость, в списках я не увидел имени одного человека, который, как мне кажется, может стать ценным сотрудником.

— Вы о Преме? — дождавшись утвердительного кивка, маркиз на мгновение задумался. — Прем действительно хороший офицер. Но, насколько я знаю, он доволен теперешним местом службы. Согласится ли он?

— А я попробую его уговорить.

— Что ж, дерзайте.

Несколько часов мы обсуждали будущее нашей группы. Я честно рассказывал о моем прошлом опыте работы, тем более, что маркиз прекрасно был осведомлен о месте моего рождения. Начертали десятки планов, составили пяток инструкций. Сошлись во мнении, что для более результативной работы требуются реальные дела. Маркиз пообещал поговорить с императором, чтобы нас начали отправлять на места преступления. Как говорил Жеглов, когда реальные дела распутываешь, учеба быстрей движется.

— Так и думал, что вас здесь застану, — к нашей компании присоединился магистр Тофар. — Рад вам сообщить господа, что с сегодняшнего дня я являюсь куратором вашей группы. Вы счастливы?

— Очень! — фыркнул я. — Тофар, ну неужели во всей империи не нашлось для нас другого куратора? Моложе, симпатичней, и другого пола?

— Тимэй, Тимэй! — укоризненно покачал головой маг. — Ты практически женатый человек, а все о других женщинах мечтаешь! Не стыдно?

— Стыдно должно быть тебе, за мысли обо мне недостойные! — отрезал я. — В отличие от вас, уважаемый магистр, я говорил об эстетической стороне дела. Согласись, работать с красивой женщиной гораздо приятней, чем со старым и лысым мужиком.

— Ну нету сейчас никого подходящего! — развел руками Тофар. — Клянусь, как только появится подходящая кандидатура, тут же спихну вас. Мне лишние заботы тоже радости не прибавляют!

— Ладно, не прибедняйся. Лучше скажи, чего пришел? Не только же новым назначением похвастаться?

— Хотел узнать, когда вы собеседование проводить планируете. На меня еще и ментальную проверку кандидатов повесили.

— Завтра, — в беседу вступил немногословный маркиз. — Утром и начнем.

— Господа, я беру на себя оперативных работников, — заявил я. — Все равно, в магии я ничего не понимаю, да и степень подготовки младших судей оценить не смогу. Кстати, предлагаю ввести звания, как в армии. Будет гораздо проще работать.

— И какое звание вы мне предлагаете? — невозмутимо спросил маркиз.

— Майора. Если численный состав группы будет увеличен, присвоим полковника.

— А себе? — тут уже заинтересовался Тофар.

— А я буду капитаном. И заместителем по оперативной работе. Форму потом разработаем. Как думаете, император согласится?

— В этом есть смысл, — согласился маркиз. — Со званиями и дисциплину поддерживать будет легче. А его величество тоже одобрит, я не сомневаюсь.

— Тофар, помнишь мага, который шкатулки для векселей делал? — спросил я.

— Разумеется. Неужели решил наконец, что с него стребовать?

— Хочу предложить ему разработать несколько полезных для службы вещей. За счет казны, разумеется.

— Хорошо, рисуй, я ему передам. Или сам навестить его хочешь?

— Нет, времени не хватает. А рисунки и описание готовы.

Я передал Тофару рисунок наручников, к которым я планировал магический замок приспособить. А еще электрошокер. Тоже магический. Надо будет с алхимиками побеседовать, пусть слезоточивый газ сделают. Ну, или нечто похожее. Вдруг из домов злодеев выкуривать придется?

Тофар обещал все передать. Обговорив еще несколько вопросов, мы разъехались в разные стороны.


На следующее утро мы вместе с Мироном подъехали к зданию группы имперского розыска. Именно так было решено именовать нашу новую службу. Я надеялся, что в будущем эта группа разрастется до полноценной структуры, подчинив себе городскую стражу. Но для этого необходимо очень сильно постараться.

Мирон накануне подошел ко мне сам. После памятного разговора, когда он отказался делиться воровской премудростью, Мирон ходил задумчивый. Очень задумчивый. Я не торопил его, внутренне ожидая, что он примет верное решение. И я не ошибся.

— Господин барон, я согласен, — сказал молодой вампир. — Я готов рассказать о всех воровских приемах.

— Отлично! Тебе будет выплачено жалование, как привлеченному специалисту. Лишние деньги тебе явно не помешают. А почему ты передумал, если не секрет?

— Я подумал о своем будущем, — признался Мирон. — Раз уж Единый отвел от меня смертный приговор, не стоит заново лезть в петлю. Проблема в том, что я ничего больше не умею. Только воровать.

— Не вижу проблемы! — не согласился с ним я. — Ты молод, мозги у тебя есть. Можешь выбрать дело по душе и прекрасно жить. Сам-то чем хотел бы заняться?

— Да не решил пока! — отчаянно выпалил он.

— Смотри, как решишь, говори. Помогу, чем смогу. Я добро не забываю.

Вот так у нас появился преподаватель воровских искусств. Но занятия ему вести пока рано, сначала надо штат набрать.


— Доброе утро, ваша светлость, — поздоровался я с маркизом. — Как проходит отбор?

— Там вас ожидают семь кандидатов на должность оперативного работника, — маркиз указал мне на бывшую гостиную, где томились потенциальные опера. — Это те, кто прошел проверку Тофара. А я сейчас займусь "законниками".

Маркиз вручил мне несколько жетонов, с изображением идущего по следу пса. Наверное, в любом мире сыщиков будут "легавыми" называть. Такой жетон сам император для нас придумал, шайтан в короне! Зато к жетону прилагался личный приказ Эдгара, за его подписью, и с его печатью, о всеобщем содействии подателю сего. То есть, полномочия у нас были просто космические. По крайней мере, в границах империи.

Немного волнуясь, я подкрался к двери. Тихонько заглянул в щелочку. Семь фигур, расположились на стульях. Две из них мне знакомы, это Макс Прем и граф Ранэр. Вчера мне удалось найти Према и поговорить с ним о новой службе. Как я и надеялся, он с радостью принял мое предложение. Хотя я честно предупредил о нелегкой работе. Но тут сработал дополнительный фактор, император назначил сотрудникам группы очень неплохое жалование, а как я понял, с финансами у Макса туговато.

А еще император позволил нам расследовать дела, так сказать, в частном порядке. За денежку. Если нам поручали расследование официально, то мы работали за оговоренное жалование, а если к нам обращались за помощью в обход официальных структур, то и платили нам заказчики. Это было сделано потому что, некоторые прошения на имя императора по две недели в секретариате своего часа дожидались. А преступления надо расследовать по горячим следам. Главное условие было соблюдать законность и составлять отчет о следствии.

Удивительно, шесть разумных сидят так, чтобы было видно дверь, а вот седьмой развалился на стуле, демонстрируя спину в шикарном, расшитом золотом, камзоле. Не понял, говорили, что у каждого кандидата опыт есть? Пусть и не совсем подходящий.

Стараясь не шуметь, я распахнул двери, быстрым, но плавным движением переместился к растяпе, и прижал острое, блестящее лезвие кинжала к его горлу.

— Правило номер один: в незнакомом месте никогда не садись спиной к двери, — прошептал я ему на ухо. — Понял?

В ответ он сдавленно что-то промычал.

— Вот и отлично! — уже во весь голос заявил я, вернув кинжал обратно в ножны. — Рад всех приветствовать. Я – барон Воронов, заместитель маркиза де Салана по оперативной работе. Так как вы все претендуете на место оперативников, именно я буду вас обучать. И командовать вами тоже буду. Предупреждаю, будет трудно. В империи никогда не было такой службы, хотя многие методы поиска преступников хорошо известны и применяются в страже и Тайной Канцелярии. Мы первые, кто будет заниматься именно расследованием преступлений. Не охраной покоя граждан, как это делает стража и не выявлением заговоров и шпионов. Оставим это Тайной Канцелярии. Мы должны найти тех, кто ни в медный грош не ставит законы империи, и передать их в руки правосудия. Тем самым мы делаем воздух в нашей стране чище.

Я прошел к свободному стулу, сел и продолжил:

— Теперь я попрошу каждого назвать свое имя и прежнее место службы. Если таковое имеется. Ну, кто первый?

— Наверное я, — молодой парень, не старше двадцати, с красивым лицом и оттопыренными ушами порывисто вскочил со своего стула. — Виконт Мар де Барат, год прослужил на западной границе. В штабе. Надоело бумаги перебирать.

— Барон Викат ла Руен, — тот самый щеголь, которому я горлышко кинжалом пощекотал. Взгляд спокойный, вроде бы зла на меня не держит. — Три года в гвардии. Хочу попробовать себя на новом месте.

Садясь, он немного передвинул свой стул. Молодец.

Следом поднялись сразу двое.

— Я – Полар, а это мой младший брат Алар, — представился старший, лет тридцати. Младшему на вид двадцать пять. — Из охотников мы. Пять лет в армии его величества прослужили. Последних два года разведчиками.

— Макс Прем, шевалье, — вот и мой знакомый. — Лейтенант городской стражи.

— Граф Ранэр. В недавнем прошлом служил в Тайной канцелярии. Мастер боевой магии. Немного владею лечебными плетениями.

— Рустар, отставной старшина флота его величества, — крепыш лет около сорока, с мозолистыми руками, сиплым голосом и шикарными усами. — В стычке с пиратами был ранен, с флота списали, но уже поправился.

— Отлично, — я потер ладони. — Хочу сразу отметить, что ваши прежние звания, как и заслуги, не имеют никакого веса в новой службе. Как и титулы. Сейчас вы все рядовые. Необученные рядовые. И только от вас будет зависеть, какое звание вам будет присвоено. Если кого-нибудь не устраивает такое, попрошу на выход. Состав оперативного отдела еще не утвержден, так что на место выбывших найдем замену. Это я говорю сейчас, чтобы не возникло вопросов потом. Есть желающие покинуть нас?

Я пристально вглядывался в лица, но колебаний и сомнений не обнаружил. Не иначе как кто-то уже провел с ними беседу.

— Что же, раз все решили остаться, начнем. Как вы видите, помещение для нас еще не готово, строители только начали приводить дом в порядок, так что занятия наши будут проходить в разных местах. А пока я расскажу вам, как будет проходить наша служба.

И я начал рассказывать. Описал действие следователей, экспертов, и разумеется самих оперативников. Кратко остановился на важности своевременно проведенных действий, о работе со свидетелями. О том, как важна любая мелочь. Но в то же время внушал, что версия, не подтвержденная фактом, просто мысль, которую как известно, к делу не подошьешь.

— Запомните, вы не должны идти на поводу эмоций, — втолковывал я. — К каждому подозреваемому вы должны подходить беспристрастно, и только неопровержимые доказательства могут позволить назвать подозреваемого преступником. Поймите, покалечить чужую жизнь легко. Очень легко! Поэтому ваши действия должны быть многократно проверенны.

— Это понятно! — кивнул виконт де Барат. — Работать нужно по закону, все-таки с живыми людьми дело имеем.

Все поддержали коллегу одобрительными замечаниями. Некоторое время мы потратили на высказывания, которые не слишком отличались по содержанию. Затем я снова продолжил:

— Оперативник должен уметь стать своим в любой компании. Иногда, чтобы получить необходимую информацию, придется работать в плотном контакте с возможным свидетелем. Следовательно, надо обладать артистическим умением. Это и будет вашим домашним заданием. Завтра, вы должны прийти сюда в каком-нибудь образе. Переодевайтесь в купцов, ремесленников, нищих. Да в кого угодно! Главное – полностью соответствовать выбранному образу. На этом ознакомительную беседу закончим. Вопросы?

— У меня вопрос, — де Барат поднялся со стула. — Зачем надо в нищих переодеваться? Я понимаю в купца, но нищего и так можно допросить. Тряхануть сильней, и все.

— Объясняю. Если вам приходится пытать свидетеля, это говорит о полном вашем непрофессионализме. Привыкнете получать сведения с помощью палача, считайте, что зря получаете жалование. Не скрою, иногда и в пыточную придется клиентов сопровождать, но это крайний вариант. Есть еще один немаловажный фактор. Если мы будем расследовать преступления с помощью силы, очень скоро о нас пойдет дурная слава. И вместо того, чтобы сотрудничать с нами, имперцы начнут нас бояться и ненавидеть. Вот этого допустить совершенно нельзя, — тут я позволил себе усмехнуться. — К тому же, надо вам проследить, кто в определенный дом заходит, что вы станете делать? Станете напротив дома во весь рост и начнете дворянский перстень полировать? А нищий, это один из образов прикрытия.

— Нам что, придется милостыню просить? — ужаснулся ла Руен.

— Один из вариантов, — подтвердил я. — Поэтому я говорил о том, что придется забыть о титулах. Нашу работу в белых перчатках не сделаешь. Больше вопросов нет? Тогда все свободны.

Огорошенные информацией стажеры потянулись к выходу. Когда они уже собирались выйти, в дверь протиснулся Мирон.

— Прошу прощения, позвольте пройти, виноват, очень срочное дело! — приговаривая на ходу, мой слуга, а по совместительству новый преподаватель протиснулся через стажеров.

Подойдя ко мне, он протянул два кошелька, кинжал и золотой браслет.

— Господа! — окликнул я уходящих. Дождался, пока они обернутся и продолжил. — Оперативник должен быть внимательным. Всегда. Иначе это просто смех.

Увидев в моих руках свое кровное имущество, Прем, Ранэр, де Барат и Полар в один голос произнесли фразы, которые приличные люди знать не должны. И очень нехорошо посмотрели на Мирона.

— Позвольте вам представить, преподавателя по воровским искусствам Миронала. Он будет обучать вас ухваткам воров.

Надо отдать должное, будущие опера сумели себя сдержать. Спокойно разобрали свои вещи, уважительно кивнули Мирону и удалились. А я тяжело выдохнул.

— Трудные попались? — участливо спросил Мирон.

— Да нет, нормальные, — я еще раз вздохнул. — Просто я не привык людей обучать. Ранее никогда не приходилось, тем более с нуля. Ничего, справлюсь. А ты молодец!

— Я подумал, что их сначала заинтересовать надо! — хитро блеснул глазами вампир. — А то никакого уважения к такому молодому преподавателю, да еще и не дворянину. А так они меня слушать более внимательно будут.

— Я и говорю – молодец.

Обсудив с маркизом и Тофаром первый день, я отправился домой. У меня еще сегодня встреча с Викторией.


Уже несколько дней мы занимаемся с ней переводом "Сказки о царе Салтане". По-русски Виктория уже довольно неплохо читает и говорит, но все равно, консультация по некоторым выражениям ей необходима. Русский текст сказки я давно уже написал.

Сказки Пушкина я выучил наизусть благодаря моей второй самоволке, во время службы в армии. После первой я углубленно изучал строевую подготовку, а вот после второй наказание было куда серьезней.

Километрах в десяти от нашей части, находился полигон. Несколько гектаров полей, изрытых окопами, воронками от снарядов и огневыми позициями. Хотя гражданским проход на территорию полигона был категорически запрещен, время от времени, несознательные личности туда просачивались. Охотники стреляли птичек и зайчиков, грибники набивали лукошки, а ягодники прочесывали поля в поисках земляники. Были и более мутные типы, они цветной металл собирали. От неразорвавшихся снарядов, брошенного имущества и т.д. и т.п. Правда, после нескольких подрывов, эти граждане переключились с разборки боеприпасов на сбор черного металлолома. А заодно прихватывали все, что попадется под руку.

И посредине полигона стояло двухэтажное здание. С большим подвалом. В это здание, а точнее в подвал, после учений свозили мишени и прочий хлам до следующих военных игр. Но все это добро надо охранять, иначе по кирпичику все растащат. Вот и отправляли туда залетчиков, сроком на две недели. С одной стороны, для солдата там раздолье. Никаких отцов-командиров, никакого напряга, сиди и радуйся. Спать можно сколько угодно, три раза в сутки отзвонился дежурному, доложил, что все в порядке и дальше дрыхни. Но это только первых дня три.

Зима. Кругом снег по пояс. Тоска. Через неделю готов на стены лезть от скуки. Телевизора нет, интернета тоже. Даже сотовый телефон отобрали. Наверное, чтобы я в ЦРУ не сообщил о количестве запасенных мишеней. Еду подвозят. А в самом здании даже лампочки не во всех помещениях есть. Честное слово, я был готов сутками плац топтать, лишь бы поскорей оттуда уехать. Но мне повезло. В подвале, среди всякого хлама я обнаружил томик Пушкина, со сказками. Так как это было моим единственным чтивом, я выучил эту книгу от одной ободранной корки, до другой. К тому же Пушкина учить легко, он как-то сам собой запоминается. Вот и пригодилось.

Виктория была без ума от этих стихов. Ничего подобного в империи не было. Ну, еще бы! Пушкин это наше достояние, русское, в единственном экземпляре! Вот и решила она сделать перевод сказок на мелинский. Не для продажи, для души! А я ей помогал, по мере своих скромных возможностей.

К тому же, это был отличный повод для встреч. Хотя меня и так в дому де Монтекур всегда встречали как родного. Да и свадьба не за горами. Кроме поэзии, я часто беседовал с графом, на разные темы. Умнейший мужик, жаль только что здоровье его подвело. Непременно предложил бы ему работу. Но и так, я договорился с ним, что он будет нас консультировать. По-моему, ему были вовсе не важны деньги, что платились за консультации, он снова хотел ощутить себя нужным. И я был рад ему в этом помочь.

Анри теперь был занят, ему предложили отличное место – телохранителем в имперской службе охраны. Это было ощутимое повышение его социального статуса. Такие предложения делаются один раз в жизни и упускать эту возможность, просто глупо. Разумеется, императора охранять ему еще не доверяли, но лиц рангом пониже он уже оберегал. Да и мне легче, не пришлось объяснять, что в моей группе он только силовой поддержкой сможет заниматься. Ну нет у него оперского чутья, не его это!



Глава 4

— Проходите, уважаемый Краст, проходите.

На следующее утро я пришел не один. Со мной был тот самый старик Краст, с которым мы пили в трактире, в ночь после знакомства с Викторией. Накануне я уговорил его сменить род деятельности и стать завхозом в здании нашей группы. Ну и решил привлекать его к делу, по мере надобности. Вот как сейчас, например. Вчера я дал задание моим стажерам, сменить внешний вид, а сегодня буду принимать экзамен. Помня об остром глазе и высоких аналитических способностях Краста, я попросил его присутствовать на экзамене в качестве привлеченного специалиста. Вот и запустил его в комнату первым. Сам тоже собирался зайти, но замер на пороге. Обвел взглядом всех присутствующих, поперхнулся, и с трудом выговорив: " я сейчас", закрыл дверь и пустился бежать. Завернув за угол я остановился и позволил себе выпустить душивший меня смех наружу. Несколько минут я самозабвенно хохотал, пугая фиолетовых крокодилов, шастающих по коридору. Что? Их здесь никогда не видели? Так потому и не видели.

Успокоился, вытер слезы и пошел к стажерам. Сейчас я им устрою критику! Оболдуи! А вот смеяться над ними не стоит, это может отбить у них всякое желание работать.

— Так, и что мы имеем? Уважаемый Краст, может вы что-нибудь скажете?

— А что тут скажешь, господин барон, — старик почесал седую макушку. — Вот те двое нормально справились. А остальных побьют, вздумай они в таком виде куда-нибудь пойти. Да вы сами все видите!

— Это точно. Что же, начнем оценивать выполнение домашнего задания.

Виконт де Барат решил, по моему совету, изображать нищего. На старый камзол он пришил несколько заплат, обмотал левую руку и голову белоснежными бинтами. В комплекте с сытой, гладко выбритой и румяной физиономией это смотрелось весьма оригинально. И уши топорщились еще заметней.

Братья-разведчики переоделись пекарями. Для этого они обсыпались мукой и измазались тестом. Зря старались.

Барон ла Руен нарядился рядовым городской стражи. В принципе неплохое прикрытие, но выполнено небрежно.

Прем выбрал образ землекопа. Он также измазал дешевую и потертую одежду. Только глиной. Рядом с его стулом стояла лопата.

А вот Хем, он же граф Ранэр, порадовал. Потертая одежда, прожженная во многих местах, стойкий запах химикатов. Даже на руках и лице шрамы от ожогов чем-то изобразил. Вылитый алхимик.

Последним я осмотрел Рустара. Бывший флотский старшина оделся купцом. Дорогой камзол, обилие золотых украшений и спесиво-важная физиономия.

— Так, дорогие мои соратнички, что же у нас получилось. Краст, назови основные ошибки.

— Вот этот господин нищего изображает, да только не бывает таких нищих. Лицо сытое, холеное. Волосы ухоженные. Бинты чистые, да и камзол, несмотря на заплаты не так уж стар. И заплаты так не пришивают, сразу видно, что не на прорехи, а на целую ткань сверху положили.

Он перешел к братьям.

— Где же это видано, чтобы пекари в такой одежде по улице ходили? — удивился он. — Они в пекарнях в накидках работают, чтобы одежду мукой не испачкать. Пахнет от вас вином и салом копченым, а должно хлебом пахнуть.

— Вот вы, господин, обычным стражником прикинулись, а выправка у вас офицерская! Стражники-то, они попроще будут. И взгляд у них не такой. И сапожки у вас стражнику не по карману.

— Одежду вы глиной испачкали, и осанка трудовая. Это точно. А под ногтями чисто. И ладошки только слегка грязноватые. У настоящих землекопов земелька во все складочки проникает, каждую точечку заполняет. И волосы тоже чистые, пота трудового не знают.

Он осмотрел оставшихся.

— Вот тут хорошо. Нечего сказать!

— Сами все слышали, — я обвел взглядом стажеров. — При выборе образа надо учитывать все мелочи. Не только одежда, но и запахи должны соответствовать. И все остальное тоже.

Я подошел к Прему и замахнулся. Макс сверкнул глазами, готовый отразить мой удар.

— Вот видите! — я опустил руку. — Прем, вы сейчас землекоп. На вас дворянин замахнулся. Что землекоп сделать должен?

Макс сообразил быстро. Взгляд его стал испуганным, голова ушла в плечи, а спина изогнулась.

— Вот это другое дело! — удовлетворенно заметил я.

— Господин барон, а вы знаете, что в Тайной Канцелярии точно так же шпионов готовят? — задумчиво сказал Ранэр.

— Да? Я не знал. Но что это меняет? Эффективная методика может использоваться в разных ведомствах. К тому же это занятие имеет двойное дно. Если вы научитесь менять образ, учитывая все мелочи, то и раскусить другого, чей род занятий вызывает сомнения, вам будет значительно легче. Мало ли как злодей нарядится решил, для вас это не будет проблемой.

— Получается, что добиваясь одной цели, мы попутно достигаем и другой? — мгновенно сообразил ла Руен. — И все ваши занятия таковы?

— Почти, — улыбнулся я. — Умный человек всегда сможет извлечь информацию даже из обрывочных сведений. Вот только будет ли такая информация полезной?

Чтобы закрепить интерес стажеров к розыскной работе я пересказал им несколько рассказов о Шерлоке Холмсе. Разумеется, адаптировав их под существующую реальность.

Так прошли две недели. Я, как мог, обучал стажеров, припоминая все, что могло бы пригодится в работе. Мирон делился воровскими премудростями, Колмана я попросил прочитать несколько лекций по ядам и противоядиям. Но не только привлеченные специалисты делились знаниями, это охотно делали сами стажеры. У каждого из них был свой опыт, каждому было что сказать. И такие беседы для меня были на вес золота. Несмотря на то, что я уже неплохо ориентировался в этом мире, многое было непонятно. А спрашивать у окружающих не всегда было уместно.

Провели мы несколько тренировок со следственной и экспертной частью. Для слаженной работы всего коллектива. А еще я обучал стажеров методикам допроса. Перекрестный допрос, добрый и злой, остальная классика жанра. Для практического занятия я испросил разрешения посетить темницу.

Наблюдать за тем, как потасканный мужичок, задержанный за мелкую кражу, теряется и паникует во время допроса, было весьма занимательно. Тем более, что допрашивали его сразу семь человек! От испуга мужик рассказал не только что знал, но и о чем не ведал до сегодняшнего дня. Стажеры обогатились знаниями о личной жизни всех соседей мужика, о судьбах его собутыльников и их домашних питомцах.


А в начале третьей недели меня вызвали к герцогу Рамайскому. Конкретно так вызвали. Посыльный от герцога разбудил меня и передал письмо. А затем стоял над душой, не давая сделать лишнее движение. Даже позавтракать не дал. Пришлось подчиниться, и выехать во дворец.

— Барон, нужна ваша помощь! — без предисловий заявил герцог.

— Все, что в моих силах, ваша светлость, — поклонился я.

— Произошла кража. У главы гильдии ювелиров, мастера Олинара, украли очень ценную вещь. Как это произошло – неизвестно. Возьмите своих людей и езжайте к ювелиру. Это очень важно!

— Но они еще не готовы! — попытался открестится я.

— Зато вы готовы! — отрезал герцог.

Мне ничего более не оставалось, как вызвать команду и выехать на место преступления.

Главный ювелир оказался гномом средних лет. Он встретил нас в своем доме. То, что здесь что-то произошло, было видно невооруженным взглядом. Нервозность и волнение прямо в воздухе витает. Мастер Олинар бегло представил нам свою семью, жену и трех сыновей и потащил нас в кабинет.

— Мастер Олинар, расскажите, что произошло? — спросил я.

— Дело в том, что сообщество гномов империи, решили преподнести его величеству дар, как своему сюзерену. Оружейники выковали кинжал, из самой лучшей, небесной стали. Такая сталь куется несколько лет и ингредиенты для нее просто немыслимо дороги. Усилили ее самыми могучими заклинаниями. А мне доверили украсить рукоять и ножны сапфирами и черными алмазами.

Ого! Черные алмазы самые дорогие драгоценные камни империи! За небольшой камень, в пару карат можно купить несколько деревень. Их добывают только в одном месте на планете, и место это находится за пределами империи Мелин. Теперь понимаю, почему такая шумиха. И подарок его величеству и ценность немалая!

— Кинжал мне принесли три дня назад, — продолжал ювелир. — Я успел украсить ножны, и частично рукоять. Сегодня я планировал закончить работу. Вчера вечером я поместил кинжал в свой личный сейф. Вечером нас с женой пригласили к графу Петару, моему старому другу. Вернулись мы поздно. Встал я с рассветом, решил продолжить работу, но когда я открыл сейф, кинжала там не оказалось!

— Сейф был взломан? — спросил я.

— Нет. И более ничего не пропало, — опередил мой следующий вопрос гном. — Более того, уже готовые ножны остались на месте. И много других ценностей. Амулет, открывающий сейф я всегда ношу с собой.

— Хорошо, начинаем работу.

С собой я взял ла Руена, Према и Рустара. Кроме того в группу вошли мастер магии Карлип Ламунд, близкий друг Лестара Руника и новоиспеченный следователь Иллар. По моему указанию, маг принялся исследовать сейф, расположенный тут же, в кабинете. За гобеленом. Вмурованный в стену железный ящик, с массивной дверцей и кучей навешанных заклинаний. Пока маг занимался сейфом, опера-стажеры рванули опрашивать слуг. Следователь сел за стол ювелира и начал фиксировать все происходящее на бумаге. Я же осмотрел окна и дверь. Следов проникновения не нашел. Может другим повезет?

Но в этот день удача задержалась в очереди за молоком и к нам явно не спешила. Стажеры возвращались с печальными лицами и пожимали плечами. Маг перебрал все амулеты и припомнил все заклинания. Потом прошелся по дому, сверяя ауру с места преступления. Пришло время предварительного подведения итогов.

— Что ж, господа, кто имеет что сказать? — спросил я, предварительно выдворив ювелира из кабинета. Нечего ему нас слушать.

— Сейф не взламывали, за это могу поручиться, — ламунд был очень убедителен, да и его квалификацию подтверждал Руник. — Есть следы хозяйского амулета. В кабинете зафиксированы следы ауры самого ювелира, двоих его сыновей и жены. Отпечатков пальцев, кроме хозяйских, нет. Вероятно, у вора очень сильные амулеты. Или это был маг.

— Слуги не видели никого постороннего. И ничего подозрительного, — начал отчитываться Прем. — Охрана в доме надежная, как в магическом, так и физическом плане. Двоих охранников я знаю, они ранее в городской страже работали, потом к ювелиру ушли. Он платит лучше. Толковые и честные воины. За ночь охрана несколько раз обходит дом, правда в кабинет не заходили. На двери заклинания стоят. Сюда может входить только сам ювелир, члены его семьи и доверенный слуга. Он заходил в кабинет, после того как мастер Олинар уехал в гости. Все было в порядке.

— Под окнами кабинета следов не обнаружено, — добавил Рустар. — Накануне был дождь, возможно следы просто смыло.

— Итак, что мы имеем? — задумался я. — Некто, защищенный могучими амулетами, проникает в дом, вскрывает сейф и похищает только кинжал. Другие ценности он не взял. Непонятно как он проник в дом?

— Если у него есть доступ к очень сильным амулетам, то есть и какой-нибудь отводящий глаза, — вступил маг. — Такие амулеты огромная редкость, я встречал только их только дважды. И все они используются Тайной Канцелярией.

— Возможно, — согласился я с ним. — Ладно, сильные амулеты это наша версия. Давайте подумаем, кому выгодна эта кража?

— Конкурентам главы гильдии ювелиров, — предположил Прем. — Возможно, из этого хотят раздуть скандал и сместить его с места.

— Или тем, кому не нравятся гномы, — внес свою лепту Рустар. — Подарок-то его величеству предназначался. И подарок именно кинжал.

— Обе версии имеют право на существование, — признал я. — Необходимо выяснить, кто был в курсе того, что кинжал находится в доме Олинара. Мирон рассказывал, что в империи есть воры экстра-класса. Нанять их очень непросто и дорого. Так вот, эти воры могут украсть все что угодно, не оставляя при этом следов. Особенность этих специалистов в том, что они никогда не возьмут ничего, сверх заказанного. Уверен, тут побывал именно такой вор. Я просто не представляю, кто бы утащил один лишь кинжал, не тронув остальных богатств. Не каждый граф имеет такие суммы, какие хранятся в сейфе ювелира. Вот только как искать такого вора? Их имена, а тем более личности известны единицам. Придется просить людей у городской стражи и трясти все притоны. Может чего-нибудь и найдем. Прем, опроси ювелира самым тщательным образом. Рустар, на тебе связь с маркизом де Салан. Пусть договориться насчет подкрепления. И менталиста надо пригласить, хотя я и не верю, что слуги замешаны. Тут их небось по три раза на дню проверяют. Ла Руен, а ты чего молчишь?

Действительно, барон ла Руен не принимал участия в нашем разговоре напряженно обдумывая какую-то мысль.

— Вы знаете, я пойду, проверю одну догадку, — сказал он. — Скорей всего полная чушь, но проверить надо.

И он покинул кабинет. Странно, о чем это он?

Прем пригласил ювелира и мы начали составлять список. Кто знал о кинжале, кто мог слышать? Вероятно, наводчик среди них. Придется потревожить уйму народа, но другого пути я не вижу. В это время, остальные начнут прочесывать столичное дно. Пусть легендарные воры и живут в тени, но должны же быть посредники, которые принимаю заказы? Вот их и стоит поискать. Блин, ну хоть бы одна улика!

— Мастер Олинар, это тот кинжал? — раздался голос ла Руена.

Мы все разом обернулись к барону. Ла Руен стоял в дверях, держа в правой руке красивый кинжал, с лезвием небесного цвета. А левая ладонь лежала на плече мальчишки, лет десяти. По-моему, это младший сын мастера? Сейчас мальчишка стоял низко опустив голову.

— Он! Клянусь Каменной Ладонью, он! — ювелир вихрем подлетел к барону, выхватил из его рук драгоценный кинжал и внимательно осмотрел лезвие. — Небесная сталь! Никакого сомнения! Как вы его отыскали? И где?

— Об этом вам лучше расскажет ваш сын, — усмехнулся ла Руен и кивнул на мальчика.

— Тумар?! Ты?! Н-но к-как?? — от потрясения ювелир даже начал заикаться.

В ответ мальчишка только всхлипнул и еще ниже опустил голову.

Разъяренный ювелир с рычанием кинулся к родному сыночку, и мне явно послышалось в его рыке "я тебя породил, я же тебя и убью". Блин, надо что-то делать, причем срочно. Не то мы раскроем первое, для нашей группы, убийство в рекордные сроки.

Хоп! Я незаметно облокотился на книжную полку, стараясь надавить всем весом, и она не вынеся такого отношения, рухнула как индекс Доу-Джонса. Бесценные и очень тяжелые фолианты, со страшным шумом шмякнулись об пол. Ювелир вынырнул из пучины безумия и медленно обернулся ко мне. Ну а я сделал вид, что любуюсь прекрасным гобеленом. А к рухнувшей полке не имею никакого отношения. Честно, честно!

В это время похититель кинжала каким-то чувством понял что убивать его не будут, по крайней мере немедленно, вскинул физиономию с покрасневшими глазами на грозного папашу.

— Все равно я оружейником буду! — тонким голосом, но с явным вызовом выдал он. — Не буду ювелиром, не заставишь!

— Ах, ты! — мастер Олинар вскинул руку, но в этот момент до него дошло, что устраивать семейные разборки на глазах у посторонних людей, мягко говоря, неразумно.

Он опустил карающую длань и медленно выдохнул.

— Господин барон, я считаю, что ваши люди великолепно справились и благодарю вас за помощь. Буду рекомендовать вас всем моим знакомым. Его светлости я сообщу. От меня что-нибудь требуется?

— Да, прошу вас написать расписку, что похищенное возвращено вам в целости и сохранности и что претензий вы не имеете, — лезть в семейные отношения мне вовсе не хотелось.

Гном быстро начертал несколько строк, я прочитал написанное и передал документ следователю. Пусть лежит в архиве, на всякий случай.

— На этом позвольте откланяться. Если возникнут новые проблемы, вы знаете, к кому обратится, — я быстренько выпроводил команду и вышел сам.

До ворот особняка ювелира мы шли молча. Лишь за воротами я остановился.

— Рассказывай! — мрачно потребовал я.

— Когда мы только вошли в дом, я заметил взгляд младшего сына ювелира, — начал отчет ла Руен. — Мальчишка очень пристально смотрел на наше оружие. И знаете, это был не просто любопытный взгляд, не интерес мальчишки к оружию, не оценка будущего воина. Мне показалось, что он смотрел как мастер-оружейник. Было что-то такое в его взоре. Когда выяснилось, что следов взлома нет, и неизвестно как вор вообще проник в дом, я подумал, а не причастен ли сынок к этому происшествию? Решил проверить, ты ведь сам говорил, что интуицию со счетов сбрасывать нельзя! Пошел к нему и просто поговорил. Мальчишка и признался.

— Поверить не могу! Но зачем он это сделал? Чтобы отцу насолить?

— Нет, тут все гораздо проще, — улыбнулся ла Руен. — Парень мечтает оружейником стать, а отец против. Он старших сыновей к семейному делу пристроил и младшего тоже хотел. А тот упрямится. И вот, отцу привезли кинжал, из легендарной небесной стали. Такие клинки крайне редки, их только трое гномов-оружейников куют, а секрет никому, кроме учеников не передают. Да и стать учеником у такого мастера практически невозможно. Мальчишка захотел просто посмотреть на работу мастера, ну и испытать его немного. Палку построгать, гвоздик разрубить. Отец бы ему никогда это не позволил, вдруг испортит подарок его величеству? А вчера, когда Олиандр был в купальне, перед выездом в гости, пацан утащил амулет, открывающий сейф, и взял кинжал. Амулет тут же вернул, отец ничего не заметил. Он рассчитывал как следует рассмотреть кинжал, а когда родители вернутся домой и лягут спать, снова взять амулет и вернуть драгоценный клинок на место. Но родители задержались, и мальчишка попросту уснул. А утром поднялся шум и он испугался.

Я стоял молча. Чувство было такое, как будто меня оплевали с головы до ног. Надо же! Величайший сыщик всех времен и народов решил отсталых аборигенов обучать! Круче меня только Шерлок Холмс, да и тот литературный персонаж. Сам же не раз говорил, что необходимо подмечать все мелочи! Загордился, Тимоха? Пару дел распутал и решил, что нет тебе равных? План уже составил, воров элитных ловить решил? А то, что разгадка у тебя под носом не подумал? Нет, тебе не в розыске работать надо, тебе в лучшем случае гнилые помидоры перебирать светит!

— Сегодня вы все видели, что может случиться, из-за невнимательности и плохой проработке версий, — я не собирался оправдываться, но раз уж взвалил на себя ответственность обучения, должен даже негатив использовать во благо. — Я поступил как полный глупец. Не обратил внимания на семью потерпевшего, не попробовал выдвинуть других версий, кроме непревзойденных воров, и чуть было не загубил все дело. Сейчас мы едем в трактир и все будут пить за мой счет. Ла Руен, выношу благодарность за блестяще раскрытое дело!

И мы поехали отмечать наше первое раскрытие.


В следующие дни к нам обратились еще два клиента. Первый хотел, чтобы мы проверили бухгалтерские книги его управляющего. Пришлось ему отказать, ибо не было среди нас специалиста нужного. Кстати, неплохо было бы такого завести, что-то я этот момент не продумал. Надо будет маркизу де Салану идейку подкинуть.

Зато второй клиент оставил после себя неизгладимое впечатление. В тот день мы сидели в комнате для занятий, строители уже закончили перепланировку и отделку и теперь у нас были и кабинеты и приемная и многое другое. Правда, дежурного в приемной мы завели позже. Мирон едва успел начать новую тему, о перемещении чужого добра в свой карман, как дверь распахнулась и в комнату влетел молодой вампир, в очень интересном виде. Грязный камзол, застегнутый на пару пуговиц и надетый на голое тело, порванные на коленях штаны, и прическа напоминающая воронье гнездо. На поясе болтались пустые ножны от меча. Неизвестный замер на пороге, обведя присутствующих безумным взглядом, и внезапно бухнулся на колени. Теперь понятно происхождение этих дыр.

— Умоляю! Найдите! Отыщите! Умоляю! Немедленно! Все что попросите! Умоляю! — безумец полз на коленях, капая на пол слюной и скулил.

Мы соскочили со своих мест, пораженные таким визитом и не понимая чего этот тип от нас хочет. А он продолжал скулить и выкрикивать мольбы о помощи. По дворянскому колечку на его руке я определил, что перед нами шевалье. Жаль, что имя его так не определить.

— Эй, ээ-эй! Шевалье! Вы меня понимаете? — я присел на корточки перед вампиром и пощелкал пальцами у него перед глазами.

Шевалье с видимым трудом сфокусировал зрение и склонил голову набок. Прямо как послушный пес. Даже скулит похоже.

— Шевалье, что с вами произошло? — попытался я достучаться до остатков разума. — Расскажите все нам, и мы вам поможем!

— Найдите ее! Срочно! Разыщите! Любые деньги! Я без нее жить не смогу! — скороговоркой выпалил он.

— Так, ясно, что дело нечисто, — я выпрямился во весь рост, а то коленки затекают. — Пригласите мастера Феллара.

Мастер магии Феллар был нашим штатным лекарем. Его реальный возраст приближался к ста пятидесяти, но выглядел он лет на тридцать. У магов это обычное дело. И как большинство магов, Феллар постоянно искал себе занятие. Долгая жизнь, щедро отмеренная магическим источником, тоже имеет свои минусы – со временем все наскучивает. И апатия у этих личностей – обычное дело. Не зря Зоренг то на границу служить идет, то новые заклинания тестирует. У каждого свой способ разогнать хандру. Когда Феллару предложили войти в новую группу, он тут же согласился. И даже не из-за денег, просто ради интереса. Специалистом он был великолепным, по крайней мере, все вывихи и ушибы, полученные на тренировке, он исцелял мгновенно.

Пока Мирон бегал за магом, несчастный продолжал стоять на коленях, выдавая все новые порции бреда. Правда, разнообразием они не отличались, все то же "найдите, разыщите". Войдя, Феллар сразу возложил на макушке сумасшедшего свою ладонь. Несколько секунд он прислушивался к чему-то, закрыв глаза.

— Приворотное зелье, передозировка! — отрывисто выдал он, закончив исследование. — Необходимо срочно напоить его антидотом, или он окончательно сойдет с ума! Сейчас я принесу лекарство.

Он быстро принес нужный пузырек.

— Вот, шевалье, вы это сейчас выпьете, и вам станет легче! — мягким голосом сказал маг, приближаясь к безумцу.

— Нет! Вы хотите лишить меня ее! Я вам не позволю! Негодяи! Нет!

С ловкостью, которой никак нельзя было от него ожидать, вампир вскочил на ноги, увернулся от Полара, толкнул Алара и попытался сбежать. Но путь ему преградили Ранэр и де Барат. Тогда вампир швырнул в нас стулом и в мгновение ока взлетел на стол. Цапнул ладошкой воздух у ножен, убедился в их пустоте и принялся отбиваться от нас голыми руками. Но мы быстро спеленали юношу, не позволяя ему оказать серьезного сопротивления. Не то, что мы за себя боялись, просто не хотелось, чтобы он сам пострадал. Феллар быстренько влил ему в рот какое-то зелье, вампир икнул, чихнул и обмяк. Через секунду раздалось тихое сопение мирно спящего человека. Уложив страдальца на стол, мы начали приводить комнату в порядок. Хоть стулья не поломал, крепкие оказались.

— Феллар, сколько он проспит? — спросил я.

— Час, может два, — пожал плечами маг. — Потом у него будет жутко болеть голова и несколько дней помучается расстройством желудка. Интересно, где он такую дозу получил?

— Вот очнется, тогда и узнаем.

— Боюсь, что не выйдет, — маг еще раз просканировал голову пострадавшего своей рукой. — Скорей всего он напрочь забудет несколько последних часов.

— Я слышал о новой забаве молодых бездельников, — Рустар неодобрительно посмотрел на спящего. — Приглашают несколько гулящих девиц, а сами выпивают слабенькое приворотное зелье. Так чтобы на пару часов хватило. Говорят, ощущения другие. Вот и перестарался, наверное.

— Я думаю, дело было не так, — не согласился с ним Ранэр. — Обычно такие забавы в веселом доме устраивают, а там зелье проверенное. Тут же явный концентрат.

— И сапоги из разных пар, — заметил Алар. — Скорей всего из дома таким выскочил.

— Или у такого же бедолаги второй сапог спер, а свой оставил, — включился Полар. — Видите, размеры на один отличаются?

— Ладно, пока он не очнется, все равно ничего не узнаем, — вывел я заключение. — Может хоть что-нибудь вспомнит.

Шевалье очнулся через два часа. Сначала он не понял, где находится и как тут оказался. Потом, к удивлению лекаря, начал вспоминать и вспомнил почти все.

Звали шевалье Шир де Эррад. Ему было девятнадцать лет. Накануне, он с друзьями решил отдохнуть. Они забрели в один трактир, где сдавались комнатки на втором этаже. Так сказать для непродолжительных встреч на нейтральной территории. Сначала друзья выпили, затем выпили еще раз. Это так им понравилось, что веселье продолжалось пару часов. Но, к изумлению шевалье, спиртное его в тот вечер почти не брало, друзья уже под стол переместились, а он все еще держался. И тогда подсела к нему девица…..

Вот тут память шевалье допустила сбой. Он ничего не помнил о прошедшей ночи и о том, как оказался в другом конце столицы, с пустыми карманами и чужих сапогах. Как выяснилось, оба сапога ранее виконту не принадлежали. Зато у шевалье появилось непреодолимое, просто маниакальное желание найти вчерашнюю девицу. Эта мысль была настолько завладела сознанием юноши, что он просто не мог думать о чем-то другом. Он начал приставать к прохожим, кричать, метаться со стороны в сторону. А потом, в его воспаленный мозг пришло воспоминание о новой имперской службе, которая может найти все, всех и вся. И он побежал за помощью.

— Веселый у вас вечер получился, шевалье, — сочувственно сказал я. — И чего вы хотите от нас? Найти эту дамочку?

— Упаси Единый! — он вскочил и попятился. — Ни в коем случае! Наоборот, я прошу вас сохранить все в тайне! Поймите, у меня скоро свадьба и если происшедшее станет известно родным моей невесты, свадьбы не будет! Обокрали меня, ну и демон с ними! Главное, мой дворянский перстень не тронули. Но это понятно, продать его почти невозможно, за это смертная казнь полагаться. Я благодарен вам за лечение, но более ничего не желаю!

— Воля ваша, — пожал я плечами. — Но вы помните ту девицу?

— Нет, — шевалье потер виски. — Только помню, что у нее были рыжие волосы.

— Информации мало. Раз вы не желаете продолжения дела, так тому и быть. Но почему эта девка использовала именно приворотное зелье? Да еще в таком количестве? Обокрасть вас можно было бы гораздо проще.

— Возможно, у нее не было под рукой другого средства? — выразил свое мнение Феллар.

— Полар, Алар, Ранэр езжайте в этот трактир, вытрясите из трактирщика всю информацию и у меня на столе должно лежать его согласие на сотрудничество, — приказал я. — Развел у себя в заведении бардак, так пусть теперь пользу приносит. Иначе, в следующий раз не приворотным зельем, а ядом угостят.

Забегая вперед, хочу сказать, что девицу эту так и не нашли. Зато трактирщик, напуганный нашими сотрудниками, зорко следил за тем, чтобы его клиентов никто не смел обижать или обворовывать. Ну и то хлеб.



Глава 5

И снова мою жизнь решили отнять. Черт возьми, ведут себя так, как будто у меня этих жизней целая авоська! А у меня она одна, да и та неказистая! Да и ту я не отдам, самому нужна!

Дело в том, что в последнее время я почти не был дома. Занятия с группой занимали все дневное время, а по вечерам я ездил к Виктории. Домой я приезжал только переночевать, да и то не всегда. В моем кабинете стоял отличный диван, который вполне соответствовал моим требованиям. А терять время на поездки домой нерационально. Но в это вечер я решил спать под крышей дома моего.

Когда я подъехал к воротам, Михмар привычно доложился об отсутствии происшествий и уже распахнул створки, раздалось чье-то очень гневное рычание:

— Тимэй! Я сейчас тебя убью!!!

Ко мне приближалось чудовище, с горящими глазами, оскаленными зубами и скрюченными пальцами. Блин, а стая нечисти не такая уж и страшная!

— Владир, успокойся! — я попытался говорить мягко и тихо, искренне надеясь, что мои амулеты смогут сдержать его атаку. — Владир, давай обсудим все как разумные люди! Владир, а у меня пиво есть! Может, выпьем по кружечке? Я тебе даже пару кружек налью!

— Я приезжал к тебе три раза! Я отправил тебе два письма! ГДЕ МОНЕТЫ!!!!??????

— Есть, есть монеты! Если ты немного успокоишься, я тебе их с удовольствием отдам! Честно, честно! Чтоб мне в жизни больше "драконовки" не пить!

Маг немного успокоился и уже не выглядел как враг рода человеческого. Хух! Похоже, я еще немного поживу!

— Пойдем, как раз ужинать пора, а я есть хочу!

— Сначала монеты, потом ужин! — выдохнул он. — Тимэй, ты просто сволочь! Пообещал мне монеты из другого мира, а сам спрятался. Еще немного и я бы тебя точно убил.

— Тогда монеты не получил бы, — хмыкнул я, вручая повод Крома конюху. — В моем завещании ты не упомянут. Пришлось бы тебе с моими наследниками дело иметь, а они не так дружелюбны как я!

Владир не отступал от меня ни на миг, но я чуть ли не силой оставил его в гостиной, мотивируя свое поведение тем, что монеты находятся в тайнике, а я не собираюсь выдавать его месторасположение всяким, не слишком надежным личностям. Тем, которые за блестящий кружочек родину продадут. Владир возмутился, сказав, что за одну монету, даже самую ценную, он родину не продаст. А вот штук за пять….

В кабинете я добыл мой старый кошелек, выгреб оттуда горсть мелочи. Что же ему отдать? Все монеты не подарю, может еще самому пригодятся. А ну как ветку метро проложат "Махра – Земля", а мне билетик не на что купить будет? Или монисто сделать захочу? Правда, для монисто у меня монеток мало, но все равно отдам лишь часть!

— Вот, держи, вымогатель! — я положил на стол семь монет. — Обязательно его величеству пожалуюсь! Что это такое творится в империи, у бедных баронов маги деньги вымогают!

— Не вымогают, а требуют обещанное, — поправил меня Владир. — Боже, какая тонкая работа! А что за металл? Определенно, это не медь, не серебро и не золото! Герб какой интересный. А что здесь написано?

— Понятия не имею, — я говорить правду не собирался, и так уже слишком много народу обо мне знают. — Мне передал эти монеты человек, заслуживающий доверия. То, что они из другого мира, у меня лично, сомнений не вызывает. А вот из какого, и что гласят эти надписи, я не знаю.

Владир перебирал монеты, внимательно вглядываясь в каждую черточку, и урчал от удовольствия. А я урчал животом от голода.

— Так, монеты получил? Теперь пошли ужинать, — решительно заявил я. — Успеешь еще налюбоваться.

— Пойдем, — согласился маг. — Ты мне еще и пиво обещал!

— Вконец ежики охамели! — возмутился я. — Жаль, что ты себя в тот момент со стороны не видел! Я не только пиво, я бы тебе луну с неба пообещал! Любую, на выбор. Ладно уж, налью кружечку.

Одной кружечкой дело не ограничилось, но и слишком много мы не пили. Сначала разговор шел о монетах, но я быстро его оборвал, заявив, что все равно ничего в этом не понимаю и отвлекаться от такого занимательного процесса как пищеварение не намерен.

— Почему ты письма мои не читал? — спросил Владир.

— Письма? — устало взглянул я на него и позвал служанку: – Почту за последних два дня!

— Сейчас, господин барон!

Девушка ненадолго ушла и вернулась с подносом. Горка писем могла сравнится с Эверестом в масштабе 1:100. Ну, почти. Все равно впечатляло.

— Треть из этих писем – приглашения в гости, — пояснил я. — Остальные содержат просьбу о продаже меча. Одного из мечей. Ты знаешь, о чем я говорю?

— Разумеется, — кивнул Владир. — После того как ты преподнес его величеству клинок, все только об этом и говорят. А ты, как я понимаю, продавать не желаешь?

— Не то чтобы я не хотел продавать, я не хочу продавать кому-либо. Вот сам посмотри, кроме меня такие мечи есть у его величества, моего учителя и мастера, который преподает фехтование в Академии. Ты его наверняка знаешь.

— Знаю. То есть ты хочешь, что бы этими мечами владели достойные люди, так?

— В общем, да, — согласился я. — А просто продавать богатенькому бездельнику я не хочу. И читать все письма у меня нет ни времени, ни желания.

— Тебе бы секретаря завести, — буркнул Владир.

На несколько минут мы прекратили беседу, отдав все внимание еде. Я с удовольствием разделывал зажаристую курочку. Мне несколько раз говорили, что дворянину не пристало питаться такой просто пищей, мол, надо только куропаток и прочих мелких пичуг есть, но я стоял на своем. В этих куропатках и мяса-то почти нет! Да, вкусно. Но мало. А мне и курица нравится.

— Тимэй, много слухов ходит о вашей новой группе, — внезапно сказал Владир. — Говорят, что вы хотите получить контроль над городской стражей. В каждом городе империи.

— Ого! И откуда у этих слухов ноги растут?

— Не знаю, — пожал плечами Владир. — Но говорят так, будто это уже решенный вопрос. А как на самом деле?

— Если такое и случится, то не в ближайшие годы, — отрезал я. — Нам самим бы на ноги встать.

— Я просто о чем, если захотите взять на себя городскую стражу, проблем будет много. Они привыкли не только на жалование жить. Сам наверное знаешь, выкупить воришку из тюрьмы, не проблема. А еще с лавочников деньги за дополнительную охрану берут, поборы на рынке, прочие мелкие и не очень ухватки. Не все, но очень многие.

— Да знаю я! — отмахнулся я. — Работы много предстоит. Порядок в империи навести непросто. Но, без толковых законов это невозможно.

— Будь осторожен, ты и так многим в тарелку плюнул. Могут и на крайние меры пойти.


На следующий день у нас был запланирован "выход в народ". Это не первое мероприятие такого рода, а заключалось оно в том, что все стажеры, переодевшись, шли в людные места и собирали слухи. Это необходимо, чтобы выработать определенные и очень полезные навыки. Добыча информации для опера гораздо важней умения крутить руки. Искусство перевоплощения они усвоили уже вполне удовлетворительно, тем более, что лезть в узкоспециализированную компанию было незачем. Достаточно прикинуться наемником и посидеть в трактире. Или походить по рынку, наемник и там может появится. Хотя костюм наемника не всем пришелся по душе, и ребята экспериментировали. Главное, чтобы по шее не получили.

Вечером стажеры собрались в кабинете для занятий. Начав отчет, они подробно рассказывали, в каком образе и в каком месте сегодня провели день. А уж потом вываливали на меня все слухи, которые им удалось собрать. Без исключений. Подведя итоги, мы совместно вычленяли из этих слухов рациональные зерна и заносили их в архив. Возможно, в будущем нам это пригодится.

Кроме всякой ерунды, сегодня стажеры принесли несколько настораживающие вести. Во-первых, на окраине пропали три девушки, от пятнадцати до семнадцати лет, а во-вторых, в столице начали появляться притоны для "золотой молодежи". В этих притонах молодым людям, дворянского происхождения, давали особое вино. После принятия пары чаш такого вина, им виделись чудесные сны на яву. Это сообщение меня не на шутку встревожило, если пропавшие девицы могли и сбежать куда-либо, то наркотики это вещь более серьезная. Этого джинна обратно в лампу загнать почти невозможно. И я поспешил во дворец.

Герцог Рамайский принял меня, заставив прождать в приемной не более часа. Что поделаешь, забот у него полно и без меня. Но тут особый случай.

— Ваша светлость, империя находится на гране большой беды! — заявил я с порога, не утруждая себя положенными по этикету приветствиями.

— Слушаю вас, барон, — очень серьезно отреагировал герцог, понимая, что без дела я бы не пришел.

Пересказав собранные слухи, я начал рассказывать о чудовищной проблеме наркотиков в моем мире. Количество жертв от этой гадости, сопоставимо с жертвами Второй Мировой войны.

— Это так серьезно? — мрачно спросил герцог.

— Более чем, — не менее мрачно ответил я. — По косвенным признакам можно заподозрить, что наркотики, которые появились в столице, очень слабого действия. Скорей всего, это отвар некоторых трав. Но в будущем, они могут стать гораздо сильней и стать причиной гибели многих разумных. Тем более, что удар направлен на будущее империи – молодых дворян. Если удастся подсадить их на эту гадость, потом можно использовать их как марионеток. Диктовать через них свои условия игры.

— А в мирных целях эти ваши наркотики могут применятся?

— Еще как могут! — кивнул я. — В медицине. У нас их дают больному, чтобы он не чувствовал боли. Часто раненый умирает не от самой раны, а от болевого шока.

— Я слышал об этом, — уверенно сказал герцог. — Некоторые лекари используют какие-то отвары. Правда, амулеты с подходящим заклинанием гораздо удобней.

Он ненадолго задумался, просчитывая варианты.

— Может, вы перегибаете, барон? Попросту у дворян есть деньги, а торговцы хотят продать свой товар с наибольшей прибылью.

— Может и так. Прибыль – дело святое, но не в этом случае. Некоторые аристократы употребляют очень много вина, в связи с чем теряют нормальный облик, так не запрещать же из-за них вино? Но тут другое дело, наркотики вызывают привыкание, а вслед за легкими отварами пойдут более тяжелые препараты. А многие дворяне живут лишь развлечениями, и меры в них не знают.

— Что вы предлагаете? — взглянул на меня очень жестким взглядом герцог. — Я могу поднять стражу, могу дать вам гвардию. Сегодня же император издаст указ, о запрещении этой дряни, под страхом смертной казни.

— Нет, ваша светлость! — воскликнул я. — Запрещая вы можете наоборот, разжечь интерес. Разрешите мы по-тихому накроем оба притона, адреса которых нам известны, изымем всю дрянь и доставим распространителей в пыточные подвалы Тайной Канцелярии. Необходимо срочно выяснить, есть ли еще такие заведения, чем именно травят жителей империи, и кто за всем этим стоит? А в народ надо пустить слух, о том как вредны эти увлечения. Чем чудовищней будут описаны последствия, тем лучше. И церковь подключить.

— Действуйте! — одобрил мой план герцог. — Я предупрежу нужных людей, вам будет оказано полное содействие. От меня что-нибудь нужно?

— Приказ. Одна из точек расположена в доме графа де Шарни. Если мы заявимся туда без приказа, могут быть проблемы. И людей. Моих может не хватить.

Через пять минут я получил и приказ и десяток людей.


Уже стемнело, поздней осенью вообще темнеет рано. Народа на улицах было совсем мало, отличное время для штурма. Проведя краткое совещание, мы решили действовать нагло и быстро, приказ в моем кармане позволял сравнять дом с землей и никто меня бы не осудил. Тем более, что этот дом только принадлежал графу де Шарни. Он никогда не жил там. У графа хватало недвижимости, и в столице тоже, чтобы жить в таком маленьком, по его меркам, доме. Зато сын графа использовал его для гулянок, с многочисленными друзьями. И именно там, с недавнего времени, некто начал предлагать мажорам особое вино. Видно сынок графа, узнав о новинке, сам их пригласил.

Я смотрел, как люди герцога занимают позиции. Он не поскупился, выделил настоящих профессионалов. Четверо из его десятка были магами. Отличными магами.

— Может, просто усыпите всех в доме, а потом мы зайдем и заберем плохих ребят? — спросил я одного из них.

— Там амулетов понатыкано, я их отсюда чувствую, — ответил он. — Но кое-что мы сделать можем. Герцог разрешил использовать особые амулеты.

По его знаку бойцы расставили возле дома три шара, с футбольный мяч каждый. Явно магические штуки. Хотя мне было бы спокойней имей бы я под рукой гранаты со слезоточивым газом. Посмотрим, на что эти мячики способны.

Маг прошептал заклинание, и дом окутала перламутровая дымка. Красиво, зараза! Может выпросить такую штучку на пару дней? Буду сидеть на лавочке, пить вино и любоваться на переливы и всполохи.

Но веселье было недолгим, дымка померцала и потухла. И это все? А где большой бум? А где фейерверки и белый флаг из окна? Что вообще произошло?

— Теперь они не смогут пользоваться активной магией и атакующими амулетами в течение пяти минут, — пояснил маг в ответ на мой вопросительный взгляд.

О как! Ну и это уже неплохо! Я было рванулся на штурм наркоманского притона, маскирующегося под графский дом, но безымянный маг схватил меня за шиворот и удержал на месте.

— Стой тут! — прошипел он. — Парни и без посторонних все сделают!

На долю секунды я оторопел. Меня, барона Воронова, победителя нечисти, спасителя эльфов, добытчика сокровищ древних магов и пугателя фиолетовых крокодилов за шкирняк хватают?! Как воришку малолетнего, петушка на палочке стырившего?! Да я за одним столом с императором "драконовку" стаканами пил!!!

— Это кто еще тут посторонний? — просипел я, перехватив его ладонь, которой он продолжал держать меня за воротник, и нажал на точку между большим и указательным пальцем.

Когда хватка немного ослабла, довернул злодейскую кисть, врезал ему локтем под ребра и каблуком по голени.

— Будешь знать, как хватать руками заслуженных баронов! — с чувством сказал я. — Еще раз рискнешь, я тебя Акеле скормлю!

И помчался в дом. Следом за мной бежали Ранэр, Рустар и Прем. Остальные потрошили другой адрес.

Нет, все-таки ребята герцога настоящие звери! Разве можно так с живыми людьми поступать? Без церемоний согнали всех присутствующих в гостиную, тем кто за меч пытался взяться, надавали тумаков, и железки острые отобрали. Причем быстро так! Сидят теперь шестеро отпрысков, в компании со слугами, и слезки от обиды незаслуженной вытирают. А еще одного, в бессознательном состоянии, за руки за ноги несут.

— Что с ним? — спросил я.

— В отключке, — коротко и емко прозвучал ответ.

Так, раз видимых повреждений не заметно, стало быть парнишка дурмана перекушал.

— А где эти твари?

— Там.

Получив столь исчерпывающую информацию, мы направились искать злодеев и нашли их в самой дальней комнате. Четверо людей, столь благочестивой внешности, что аж подозрительно.

— Так, — рыкнул я, оглядывая четверку. — Ну и кто вам разрешил благородных сынов империи травить? Чем травили, кстати?

— Господин, мы не понимаем, о чем вы говорите? — после секундного замешательства ответил старший из них. — Мы мирные торговцы, привезли вино из княжества Болор. Но, уверяю вас, вино совершенно безвредно!

— Ах безвредно?! Да еще из княжества?! Тогда почему вы не поступили как честные торговцы? Почему втихомолку продаете? — я набрал воздуха в грудь для следующего вопроса, но потом махнул рукой. — Буду я еще время на вас тратить! Везите их в Канцелярию, там палач быстро ответы узнает! А я пока с молодежью побеседую.

Торговцев дурманом увели, предварительно тщательно обыскав. Забрали все их вещи и все вино, которое нашлось. Мне показалось, что под шумок ребята и несколько кувшинов с нормальным вином прихватили, но внимания на этом я заострять не стал. Пусть выпьют за здоровье императора.

— Вы знаете, кто мой отец! — вопил один из молодых любителей веселья, временами оглаживая заплывающий глаз. — Мой отец граф де Шарни! Этот дом принадлежит ему! Как вы посмели ворваться сюда!

— Замолите, любезный, и ответьте – с чего это сыну графа де Шарни с демонологами якшаться? — лениво спросил я.

Юнец пару раз дернул челюстью и с трудом сглотнул. Демонология была под стражайшим запретом, и наказывалась весьма сурово.

— Какие еще, к Темнейшему, демонологи? — снова завопил он.

— Вот такие, которые вас демоническом вином поили, — так же лениво продолжил я. — От этого вина сначала картинки радужные видишь, а потом безропотным слугой демона становишься. Разумных будешь ему скармливать и пятки целовать. И детей никогда не будет, потому как мужчиной быть перестанешь.

— Мы же не знали, — икнул другой мажор. — Думали – просто вино!

— Врешь! — ласково улыбнулся я. — Нечем вам думать! Вино в лавках продается, а такое только втихомолку. Чтобы церковь не узнала. Веселья вам захотелось? Вместо того, чтобы стране своей служить, великой ее делать, только на развлечения и способны! От крестьян больше пользы, чем от вашей компании!

— Я не знаю, кто вы, но уверяю, мы верные сыны церкви и демонам не служим! — пришел в себя графский сынок. — Мы, действительно, ничего не знали об этом вине! Что же теперь с нами будет?

— Давно эту гадость принимаете? — спросил я.

— Нет! Только пятый день!

— Тогда может все и обойдется, — вздохнул я. — Идите в церковь, покайтесь и молитесь усерднее. Особенно если почувствуете, что вас к этому вину тянет. Демонические козни сильны, но Единый сильнее! Может и простит вас, глупцов!

Напугав таким образом молодежь, я связался со второй группой. У них все тоже прошло вполне успешно. Притон, расположенный рядом с борделем средней паршивости, взяли без шума и пыли. Еще двое барыг были задержаны, дурман изъят. Теперь ими Тайная канцелярия займется, может еще точки есть? Да и выяснить, что за гадость в вино подливали надо.


Палачи Тайной Канцелярии не зря свой хлеб ели и к утру выяснили все, что нас интересовало. И немного больше. К счастью, никакой наркомафии не было, а были ушлые ребята, решившие заработать немного золотых монет. В вино они добавляли настой из ядовитых жуков, живших в княжестве. Для человека их яд был не слишком опасен, если только штук десять за раз цапнут, а вот настой из них обладал галлюциногенными свойствами. Привыкания он не вызывал, по крайней мере никто о таком не слышал. Да и добыть этих жуков не такая простая задача, мало их, и живут обособленно. Тем более осень на дворе, не сегодня-завтра белые мухи полетят. Какие тут насекомые? Но звоночек был и насторожиться надо.

Сейчас угрозы наркомании нет, но кто знает, может она появится завтра? Растений, содержащих в себе дурман полно, очередной ботаник выяснит, что травка, которая под забором растет, веселье дает и начнет использовать ее направо и налево. А нам потом с последствиями разбираться! Можно вытребовать у императора указ и внимательно следить за обстановкой, но как только не боролись с наркотиками в моем мире? Даже массовые расстрелы не помогли.

А не попробовать ли мне заручится поддержкой криминалитета? Есть же там здравомыслящие люди, которые не пойдут на торговлю отравой ни за какие барыши? Или пойдут? Скорее всего такие найдутся. Хуже другое, сейчас о наркотиках почти никто не знает, а вот если я подниму эту тему, некоторые несознательные личности могут бросить на поиски кайфа все силы. А я совершенно не знаю местных воров и их иерархию. Что Малик, что Мирон, они никогда не входили в высшие эшелоны воровской власти, и рассказать о много не могли. Потому что сами не знали.

Думаю, надо съездить в Мормакс. Шило – вполне адекватный человек, хотя и со своими интересами. Коту из Югора до него далеко. И "драконовку" я ему обещал. За помощь в поисках Элис я рассчитался, но он же просил приезжать в гости, как "драконовка" будет. И я обещал. Почему бы не навестить его? А там посмотрим, как разговор пойдет.

Выдал задание моим стажерам, разузнать все о пропавших девицах. Если с заезжими молодцами уехали, причем добровольно, Единый им судья. А вот если их похитили, надо разобраться.

С собой взял только Мирона. В Мормаксе есть портал, дел там на пару часов, так зачем свиту таскать? Рэдфорд правда ворчал, что моя охрана деньги получает исправно, но не отрабатывает вложенные в них средства, по причине очень самонадеянного барона. Но я ответил ему, что переход через портал тоже денег стоит и немалых. Рэдфорд подумал и согласился со мной. И пошел гонять лодырей и бездельников.

Снова переход через портал и мы с Мироном в Мормаксе. При таких магических устройствах и техника не нужна. Зачем дорогой самолет, если можно в мгновение ока перенестись за пару тысяч километров? И экология не страдает. Теперь я понимаю, что этот мир не пойдет по техническому пути, если только не научатся совмещать магию и технику. Но пока они и так неплохо живут.

В подарок трактирщику Муну (он же Шило) я вез не только самогон. Еще я прихватил мясорубку. В трактирном бизнесе вещь безусловно полезная. Император хоть и тянул долго, но все-таки нашел людей и средства. Эдгар сам показал мне готовые зеркала, правда, довольно скромного размера. Примерно 30 на 30. Но это уже был прорыв. Прибыль должна быть колоссальной. Под шумок, пользуясь его хорошим настроением, я выпросил три зеркала с личное пользование. Одно себе оставлю, бриться по утрам, а два других Виктории и ее маме подарю. Точно обрадуются. Вот только вернусь из Мормакса и поеду радовать.

Еще мастера Эдгара начали массово штамповать перья для письма. Нашей службе уже были пожалованы несколько десятков канцелярских принадлежностей. Мужики новинку оценили и пользовались с удовольствием.

Насчет качественного самогона, Эдгар решил повременить. Видимо не желал ссорится с гоблинами и разрушать их монополию. А может решил переварить другие новинки. Хотя, как он признался, для себя приказал изготавливать несколько бочонков ежемесячно.

Мормакс ничуть не изменился. Разве что люди начали более тепло одеваться, и луж на мостовой стало больше. Хотя мостовая была сделана таким образом, что много влаги на ней не было, почти вся она стекала в канавы по бокам дороги. Кром, а за ним и лошадка Мирона, бодро цокали копытами, приближая нас к искомому трактиру. А на меня нахлынули воспоминания. Если свернуть вон на ту улицу, приедешь к гостинице "Два Гуся", где жили мы во время поисков. В той стороне стоит дом, в котором удерживали Элис. И меня по ребрам пинали. А здесь я впервые орка увидел, даже нескольких. Живое тогда дело было, интересное. А сейчас я все больше и больше в административных делах роюсь. И это еще только начало! Вот наберутся мои ребята опыта, выйдут в самостоятельное плавание, а я новую группу готовить буду? И так до старости? Представил себя седым, с тростью, вещающим курсантам о своей бурной молодости. Нет! На мой век работы хватит!

Мун занимался привычным делом, протирал кружки, стоя за барной стойкой. Выражение лица у него было самое что ни на есть философское. Вот так стоит, кружку трет и о вечном размышляет. Даже не подумаешь, что этот приятный и обходительный трактирщик – старший вор Мормакса. По случаю холодной осенней погоды, в трактире было довольно людно. Но сразу заметно, буйных и пьянчуг здесь не любят. В основном посетителями были семейные пары, решившие отдохнуть в приятном месте. Хотя одиночек тоже хватало. Даже какой-то дворянин мясо ест и вином запивает.

— Здравствуй, Мун! — приветствовал я вора, заходя в трактир. — И ты здравствуй, Барс!

За соседним со стойкой столиком сидел тот самый вампир, с которым мы тщательно размялись в прошлый раз. Он мне даже глаз подбил, кошак быстрый!

— О-о-о! Ваша милость! Какими судьбами? — приветливо расплылся в улыбке Шило. — Давненько вы к нам не заглядывали!

Барс молча склонил голову. Злобы я в его глазах не заметил.

— Все дела, Мун, дела! — я подошел к стойке. — Я тут привез тебе кое-что по случаю.

И кивнул на Мирона с бочонком в руках.

— Никак опять дракона поймали! — всплеснул руками Мун. Посетители, слышавшие наш разговор, навострили уши.

— Да, попался на днях, и я сразу о тебе вспомнил. — Усмехнулся я.

— Так, ваша милость, может вам в отдельный кабинет? — услужливо поклонился трактирщик. — Там вам никто не помешает от подвигов ратных отдохнуть.

— Давай в отдельный, — вроде бы лениво и вальяжно согласился я. Отлично, будет разговор. Иначе бы он меня в общем зале посадил.

Мун ставил вместо себя служанку, а сам повел мою милость в отдельный кабинет. Мирона я оставил в зале, потребовав чтобы его хорошо накормили. Мун забрал у него бочонок и приказал принести обед.

— Ну, здравствуй, Шило, — сказал я когда дверь в кабинет закрылась.

— Здравствуй, Тимэй, — совершенно спокойно ответил вор. — Чувствую, опять тебе помощь понадобилась?

— Совет нужен. Совет от умного человека.

— Какой же совет может вор дать? — Шило вроде бы улыбался, но глаза его смотрели холодно. — Ты же теперь не просто похищенную девочку разыскиваешь, ты теперь таких как я ловишь.

— Ловлю, — не стал я ваньку валять. — И сдавать своих я тебя не прошу. А вот совет нужен.

— Тогда говори. Или вина принести?

— Думаю, пара бокалов по такой погоде не повредит.

Когда принесли вино и закуски я начал рассказывать.

— Шило, ты ведь знаешь, что я в империи недавно? Так вот, на моей бывшей родине я занимался тем же, чем и здесь. Воров ловил, убийц. Но было еще кое-что. Скажем так, есть некоторые эликсиры и порошки, которые доставляют человеку несказанную радость и удовольствие. Стоит выпить или вдохнуть такое вещество, как человек погружается в сладостный дурман, весь мир кажется ему несказанно прекрасным, а сам он словно парит в небесах. Потом действие состава проходит. Если хочешь снова испытать эти ощущения – прими новую дозу. И вот это очень плохо.

— И почему это плохо? — поинтересовался вор. — Вот вино тоже человека радует, а мы его пьем.

— Дело в том, что человек очень быстро привыкает к этой дряни. Иногда достаточно и одного раза. Чем дольше принимаешь, тем меньше испытываешь наслаждение, но обходиться без него ты уже не в состоянии. Есть такое понятие как "ломка", вот и этих страдальцев ломает без их отравы. Они на стенку лезть готовы от боли, и только новая доза может ненадолго избавить их от страданий. И как все в этом мире, такие препараты стоят денег. Очень много денег. Какое бы состояние ни имел человек, рано или поздно деньги заканчиваются. И тогда он берет чужие деньги, даже против воли их хозяина. Ты можешь сказать, что воры и грабители тоже берут чужое, но тут другое дело. Если они пойдут воровать, они не будут придерживаться воровских правил, не будут соблюдать ваши законы. Их даже смертью не напугать, они уже мертвы, как только начали употреблять эту гадость.

— Неужели все настолько плохо? — Шило уже слушал очень внимательно, видимо его зацепил мой рассказ.

— Ради дозы сын убьет мать, а мать продаст ребенка извращенцам. Не качай головой, я сам это видел. И не раз. А если вор эту отраву употреблять начнет, и попадется в руки стражи, его даже пытать не надо. Посидит сутки в камере, и сам все расскажет.

— Что ты от меня хочешь?

— Шило, как ты сказал, я теперь – по другую сторону. И буду ловить воров, грабителей и убийц, пока буду в силах. Но я не хочу беспредела. Если вина не доказана, на рудник никого не отправлю! И мои люди будут работать так же. А наркотики – это беспредел. Начнутся преступления, будем и вас тоже трясти. Император готов издать указ о смертной казни за распространение этой дряни, но всегда найдутся те, кто желая набить карман пойдет на такой риск. И подсаживать на это дело будут детей. Их легче привлечь. Родители, видя как страдает его ребенок без дозы, сами отдадут последнее. Я хочу, чтобы воры тоже объявили наркотики вне закона. Вне вашего закона. А в остальном, будем жить. Если сможем поймать вора или убийцу – пойдет в тюрьму. Не сможем – значит плохо работали. Но хватать первого попавшегося мы не станем. Как и выбивать показания. Что скажешь, Шило?

— Пей вино, Тимэй. Очень хорошее вино, — сказал Шило и задумался.

Я неспешно делал глоток за глотком действительно очень хорошего вина. И ждал.

— Думаешь, эти наркотики уже появились в империи? — спросил наконец вор.

— Думаю, пока их здесь нет, — покачал я головой. — Может они еще много лет не появятся. А может их уже завтра на центральной площади продавать будут. Я смотрю в будущее, и не хочу, чтобы оно было печальным.

— Хорошо, я переговорю с некоторыми старшими ворами, — решил Шило. — Со всеми пока говорить не стану. Но мы тебя услышали. И будем ситуацию отслеживать.

— Спасибо тебе, — искренне поблагодарил я. — Если будет нужна помощь, обращайся. Но, только если это не заставит меня нарушать клятву!

— Да я понимаю! — усмехнулся вор, взирая обычным ироничным взглядом. — А "драконовка" хорошая?

— Обижаешь! — возмутился я. — Когда это у меня плохая была! Я тебе еще один подарок привез, мясорубка называется! И несколько рецептов. Вот тут все записано. Попробуй, может понравится. В Югоре трактир "Добрый Барон" эти рецепты использует, так многим по вкусу пришлось.

— Слышал я про этот трактир! — захохотал Шило. — Бедного Кота чуть удар не хватил, когда ты общак у него забрал! И, главное, все до монетки в церковь отнес!

— Ну, погорячился я тогда! — смущенно ответил я. — А что, неужели за это меня никто наказать не хотел?

— Хотели, да только ты себе денег не взял! Это многим понравилось. И ворам по ушам за своих близких надавал! Это тоже понравилось. Мы ведь в церковь сами деньги носим, только не такие суммы, разумеется. Да и потом Кот с тобой встречался, говорит, хороший ты мужик, хоть и барон. Предупреждение твое он мне передал.

— И что?

— Стар я уже меняться. Да и сам я на дело не хожу. Я в Мормаксе что-то вроде судьи. За порядком слежу, чтобы, как ты говоришь, беспредела не было. Так что я тоже пользу приношу! Ладно, показывай свои рецепты!

Еще около часа мы просидели в кабинете, беседуя о кулинарии, да и просто о пустяках. Потом я шлепнул себя по лбу и повинился, что ничего не привез в подарок детям трактирщика. А ведь хотел! Пусть я никогда их не видел, но все равно мог бы и привезти что-нибудь. Пообещал исправиться. А потом поспешил к выходу.

Когда я вышел в общий зал, мне сразу не понравилась обстановка. Куда-то подевались почти все посетители, зато ребят с бандитской внешностью прибавилось ощутимо. Не иначе, Барс решил подстраховаться и позвал подмогу. На всякий случай. И самое главное – я не видел Мирона! Столик, который он занимал, обступили человек десять, закрыв его от моего взора. Ну, гады, если с головы Мирона хоть волос упал, порву! Всех, в порядке живой очереди! Я было потянулся к мечу, но тут услышал голос Мирона.

— А вот еще подходите! Внимательно смотрите! За хорошее зрение – пять монет премия! Поймай за хвост удачу и мешок денег в придачу! Раз, шарик побежал, два, шарик побежал, а на третий убежал! Кто шарик видел – говори, да монету получи!

Нет, все-таки не они гады, а Мирон гад! Придется ему голову оторвать! Не так давно у нас зашел разговор об обманах населения, и я привел пример "наперсточников". Даже показал, как это делается. Правда, я катать не умею, руки у меня не под то заточены, но общий принцип объяснил. Но я не знал, что он заинтересовался. Паразит мелкий!

Я растолкал широкоплечих мордоворотов, и увидел довольного вампиреныша, который двигал три наперстка по столу, кося глазом на солидную кучку монет. Вот он остановился и тертые, крутые ребята, но в то же время терпилы ушастые, загомонив начали делать ставки. А вот кое-кто начал требовать проверить этого наглого мошенника. Блин, судя по накалу в голосах крикам, Мирона сейчас будут бить. А если еще и за руку поймают! Уверен, ни под одним наперстком шарика нет.

Дабы сохранить Мирону целые конечности, я смахнул со стола все наперстки и отвесил крепкого леща вампиру.

— Ты что же это делаешь? — зашипел я. — Кто тебе разрешил? А ну верни уважаемым господам все деньги и пошел за мной!

— Но это честный куш! — возмутился Мирон, потирая ушибленный затылок.

— Ужина лишу! — пригрозил я.

— Тимэй, где ты берешь таких слуг? — раздался голос Муна за моей спиной. — И куда ты дел прошлого?

— В маги определил, — буркнул я.

— Может, хоть этого мне отдашь?

— Сам убью! Помощники не требуются! — буркнул я. — Собирайся, и пошли!

Поворачиваясь, к выходу, я заметил как Мирон сгреб в карман горсть монет со стола.



Глава 6

— Вика, любовь моя, закрой глаза! — попросил я свою невесту.

— Зачем? — с любопытством спросила она, разглядывая плоский, покрытый тканью, предмет в моих руках.

— Затем, что я тебя прошу, — улыбнулся я.

Присутствующие в гостиной граф и графиня де Монтекур вполне разделяли любопытство дочери, но в разговор не вмешивались, прекрасно понимая, что дурного я не сделаю.

— А что там? — спросила Виктория прижмурив только один глаз. Вторым она пыталась проникнуть сквозь тканевый покров, но способностей рентгена у нее не было.

— Вика, чем дольше ты тянешь время, тем сильней будет твое любопытство, — нравоучительно произнес я. — А неудовлетворенное чувство весьма опасно, особенно для женщин.

— Ну хорошо! — она честно зажмурилась. — И сколько мне сидеть с закрытыми глазами?

— Всего мгновение, одно мгновение, — я быстренько сбросил ткань с зеркала. — Все, можешь открывать свои чудесные глазки! Смотри!

Вика распахнула глаза и тут же ойкнула. Небывалое чудо, в виде стеклянного зеркала, пусть и не слишком большого, немедленно поразило ее. По сравнению с серебряными и бронзовыми зеркалами, это было произведение искусства и технического гения. Да что она, я и сам с удовольствием побрился утром, глядя в такую привычную на Земле вещь. Мастера императора постарались на славу, тяжелая оправа из серебра, украшенная искусным орнаментом из самоцветных камней, уже была немалой ценностью. Прибыль от производства зеркал обещала быть поистине колоссальной.

— Зеркало? Такое четкое и чистое? — шепотом произнесла пораженная девушка. — Как? Из чего оно?

— Это стеклянное зеркало, правда, пока не слишком большое, — любуясь ее потрясенным видом сказал я. — Их совсем недавно начали делать мастера его императорского величества, и на днях они поступят в продажу. А это я тебе в подарок выпросил. Держи, только осторожно. Тяжелое!

Пока Виктория рассматривала свое отражение, недоверчиво прикасаясь пальчиками к прохладной поверхности, ее матушка не сдержав любопытство, ходила вокруг дочери кругами.

— Ранее таких у нас не делали, — негромко сказал граф. — Твоя идея, Тимэй?

— Не совсем идея, но моя, — признался я. — У меня на родине зеркала производят уже много сотен лет. Делают любые размеры. Некоторые даже потолок в спальне зеркалами покрывают. Здесь такие большие пока не получаются, трудно сделать стекло, прозрачное, без пузырьков и равномерной толщины. А я тут не советчик, сам никогда стекло не варил. Просто подсказал идею, а мастера ее воплотили в жизнь.

— Зеркальный потолок? — граф на секунду задумался, а потом широко улыбнулся, представляя семейную жизнь в такой спальне. — Ну и затейники в твоем мире живут!

Он посмотрел на жену и дочь, и снова улыбнулся, теплой любящей улыбкой.

— Ты знаешь, я очень счастлив, что моя девочка ведет себя как и любая другая девушка в империи. Она начала интересоваться нарядами и украшениями. С удовольствием ездит с матерью по магазинам. Уже не замыкается когда к нам в гости приходят ранее незнакомые мужчины. Хотя гостей у нас немного, сын несколько раз приглашал своих новых сослуживцев на обед. И все это благодаря тебе. Когда вы поженитесь, я буду спокоен за дальнейшую судьбу своих детей! Как же повезло Виктории, что Анри познакомил вас.

— Ваше сиятельство, это мне повезло, что я встретил на своем пути такого друга как Анри и обрел свою вторую половину. У мужчины должны быть как друзья, так и семья. Иначе он рискует превратиться в озлобленного, никому не доверяющему, одиночку. А это плохо. Человек, который живет только ради себя, обречен на одиночество. И некому помочь, поддержать в трудную минуту, подставить плечо… А так, друзья у меня уже есть, скоро жена будет, а там, Единый даст и детишки пойдут! — я аж зажмурился от такой картины. — Чем не жизнь?

— Тут ты прав, Тимэй, — вздохнул Аскольд. — Семья это очень важно. И с внуками не затягивайте!

— Как только свадьбу сыграем, сразу же займемся! — клятвенно пообещал я будущему тестю, и мы дружно рассмеялись.

— Тимэй, спасибо тебе за такой подарок! — Виктория, не стесняясь родителей, чмокнула меня в щеку. — Это просто чудо какое-то!

Тут я перехватил взгляд графини и слабую нотку зависти в нем. Балбес, ей же тоже такое зеркало хочется!

— Ваше сиятельство, прошу меня простить, совсем я запамятовал! — я метнулся к сумке и выудил оттуда еще одно зеркало. Полностью копия первого, разве что узор немного отличается. — Вот, примите от меня подарок!

Графиня охнула и взяла в руки такой необходимый для любой женщины предмет. Картина повторилась, только теперь уже Виктория восхищенно заглядывала через плечо матери. Глядя на них, мы с графом переглянулись и понятливо хмыкнули.

Когда страсти немного улеглись, моя невеста полностью подтвердила слова, ранее произнесенные графом. Она начала расспрашивать меня о платьях. А именно, о свадебных платьях.

— Тимэй, а в твоем мире невесты тоже белые платья надевают?

— Где как, — ответил я. — Стран много и обычаи разные бывают. Хотя в большинстве действительно белые.

Тут перед моими глазами пронеслись картинки с одного сайта, посвященные необычным свадебным нарядам. Нет, не тем, что в экзотических странах приняты, а когда молодые только что из психушки сбежали. И сразу в ЗАГС, пока санитары не скрутили. Много там занятного было, начиная с обнаженки и заканчивая нарядам из дохлых кошек. Да, количество сумасшедших последнее время реально зашкаливает. Это все от холестерина и солнечной радиации. А может и от неумелых акушеров, которые каждого третьего ребенка головой об пол роняют.

Нет, о таких нарядах ей знать не надо! А то еще и обо мне плохо подумает. А я – хороший!

— А какие платья? Я имею ввиду, как пошиты?

— Я не художник, но постараюсь нарисовать.

Следующий час я самоотверженно рисовал свадебные наряды. Уверен, что любая девушка с Земли справилась бы с этим гораздо быстрей и точней, но я не модельер и не портной! Ну не помню я какие там выточки, вставочки и прочие важные подробности! А Вика и мама ее требовали от меня подробностей! Да еще надо было изображать только приличные в имперском обществе модели. Наконец я устал, но так как дамы не собирались проявить хоть какую-нибудь милость, я изобразил женскую фигуру в мини, с огромным декольте. Как будто муфточку на тело натянули, и причем не самую большую. Зато фата на макушке.

— Неужели и такое у вас носят? — пораженно вымолвила графиня.

— И не только такое, — подтвердил я. — В жаркое время еще откровенней наряды носят. Изобразить?

— Нет, нет! — замахала руками Камила. А вот Аскольд, по-моему, был совсем не против. — Вы устали, барон, хватит на сегодня!

Она бережно собрала все мои зарисовки и унесла в одно ей ведомое место. Надеюсь, не в отдельный кабинет для размышлений? Все-таки я старался.

Пробыв в гостях еще час, я начал собираться домой. Завтра выясню, что мои ребята по пропавшим девчонкам накопали. Чувствую, что-то неладное там! А это значит, что сегодня надо отдохнуть. Все, домой, домой.

Но планам на отдых сбыться было не суждено. Как только я подъехал к воротам родного дома, рядом остановилась карета. Ничем ни примечательная, без гербов на дверце и прочих опознавательных знаков. Запряжена она была четверкой довольно посредственных, на мой взгляд, лошадей. Кто это ко мне пожаловал?

Из открывшейся дверцы кареты появилась знакомая фигура. Тот самый молчаливый секретарь-советник Эдгара, Несскас.

— За мной? — спросил я, уверенный в ответе.

Кивок.

— К императору?

Кивок.

— Срочно?

Кивок.

— Хорошо, — вздохнул я, понимая, что отдых накрылся медным тазом.

Только я хотел направить Крома в сторону дворца, как посланник императора отрицательно покачал головой. На мой вопросительный взгляд он кивнул в сторону кареты. Ну что же, хоть подремлю по дороге.

Оставив Крома моим охранникам, я сел в карету и как только она тронулась, провалился в глубокий сон.

Снилась мне какая-то ерунда, будто венчаемся мы с Викторией в парке Пушкина, в моем родном городе, а нас охраняют от неведомой напасти четыре танка. Рота спецназа, с огромными ножницами в руках, внимательно оглядывают окрестности, готовые распустить любого врага на лоскуты. Свидетелями у нас Сергей Шойгу и Николай Басков. А сам обряд Петр Первый проводит. Зыркает на нас грозно выпученными глазами, шевелит усами и все время вопрошает: " А вы вступили в Партию "Единая Монголия"? Мы отвечаем, что не успели, каемся, обещаем исправиться, но тут выскакивает Жириновский и призывает нас строить коммунизм в Антарктиде, ибо только коммунисты достойны доверия, а все остальные подонки! Однозначно! А хор Турецкого хлопал в ладоши и распевал "Все идет по плану"….

Проснулся я от легкого прикосновения Молчуна, это так я моего спутника окрестил. Другое имя все равно не прилипнет. И проснулся я с тяжелой головой, будто вчера был веселый вечер, лилось ручьями спиртное, рвались рубахи и меха баянов, а сегодня наступило горькое разочарование в поведении недостойного разумного человека. Вот говорила мне бабушка, не спи в карете, когда на такой странный вызов его императорского величества едешь! Вообще-то она такого не говорила, но если бы знала, какая судьба меня ожидает, обязательно сказала бы.

Помотав головой в разные стороны, как конь Пржевальского, и растерев виски, я пришел в себя.

— Приехали? — спросил я Молчуна.

Кивок. Нет, с этим мужиком по душам не поговоришь, и вчерашний матч "Спартака" не обсудишь. Что же, у каждого свои проблемы.

Вылез из кареты, чуть не упав при этом, умудрившись наступить на полу собственного плаща. Вот так дела! В этой части дворцового комплекса я никогда не был. То, что это дворец императора, сомнений не вызывает, по башням и шпилям видно, но находимся мы где-то на задворках. Интересно, почему именно сюда приехали?

Молчун покинул карету не в пример тише и аккуратней. Он-то точно знал зачем мы здесь и уверенно зашагал к дверному проему, поманив меня за собой. Делать было нечего, и я затопал вслед. Добравшись до двери, Молчун выбил по ней замысловатую дробь и дверь открылась. Даже не пришлось за веревочку дергать. Гвардеец, открывший дверь молча впустил нас и тут же удалился. Я снова шел за Молчуном. Бесконечные переходы и замысловатые повороты навевали мне мысли, что неплохо было бы едой и водой запастись. А ну как заблудимся? По здешним лабиринтам можно годами ходить!

Но вскоре наши хождения закончились. Молчун остановился в каком-то закутке, нажал на завиток лепного узора, и перед нами распахнулась дверь тайного хода. Становится все интересней и интересней. При свете магического фонарика, мы спустились на несколько этажей вниз, по каменной винтовой лестнице. Теперь мы были в подземелье, и эхо наших шагов гулко отражалось от каменных стен. Через полсотни метров, мы свернули в тупик.

— Ваше величество, а нельзя было днем встретиться? У вас в кабинете, или ко мне бы приехали? Я бы вас в баньке попарил!

— Помолчи, Тимэй, — его императорское величество, Эдгар Третий, был предельно серьезен и смотрел на меня испытывающим взором. — Зоренг рассказал мне, что ты уже в курсе своего статуса истинного имперца. Теперь я спрошу тебя, согласен ли ты применить свои силы на благо империи и меня лично?

— Ваше величество, я сказал вам что являюсь вашим верным слугой и от слов своих отказываться не собираюсь, — я отставил хохмы и опустился на колено. — Располагайте мною по вашему усмотрению! Готов выполнить любой ваш приказ!

— Не приказ, — Эдгар покачал головой. — Просьбу. Если ты готов, пошли.

Он коснулся каменной стены в глубине тупика и монолитная, на вид кладка, разъехалась в разные стороны. А за ней обнаружился активированный портал. Не понял? Насколько мне известно, порталы без солнечного света не работают, а тут, в подземелье, ни один лучик не проникает. Может, спецразработка, в единственном экземпляре? Или свет сюда в ведерке приносят? Молчун шагнул в арку первым, следом я. Император шел замыкающим. Уже привычное ощущение перехода и мы оказались в огромной зале с каменными стенами. Магические светильники и обычные факела ярко освещали внутреннее пространство зала, хотя смотреть особо было не на что. Пусто было здесь, не считая мраморной плиты в центре, которая возвышалась над полом.

— Это усыпальница первого императора, Кеннета Победоносного, — голос прозвучавший в тишине склепа был мне незнаком. — Здесь его прах, и здесь же сердце империи!

Это говорил Несскас. Впервые я слышал его голос. Значит, он не немой? Но почему он ранее всегда молчал?

— И именно здесь каждый император раз в год должен провести некий ритуал, дабы укрепить защиту правящей династии, — добавил подошедший Эдгар. — Если, вместе с императором этот ритуал проведет и истинный имперец, эффект будет гораздо сильней. За последние двадцать лет в империи был только один истинный, а теперь вас двое.

— А кто первый? — задал я глупый вопрос.

— Я, — коротко произнес Несскас.

— А почему ранее ты всегда молчал?

— Говорить было не о чем, — отрезал он.

Да, не очень то мой коллега разговорчив! Да и шут с ним! Зато, раз он столько лет является истинным имперцем, и до сих пор живой, значит, мне сердце и печень во время этого ритуала не вырежут.

— Хорошо, что от меня требуется? — повернулся я к Эдгару.

— Сначала сними все магические амулеты, — потребовал он. — И сложи их возле той стены.

Несскас уже стоял в означенном месте и снимал с себя украшения. Много снимал, одних колец штук пять было. А еще браслеты, цепочки с подвесками, карманные фигурки. И от каждой исходило магическое сияние. Я последовал его примеру и снял свои. Хотя что там было снимать? Браслет и кольцо, Юджином подаренное. Более у меня ничего не было. Ах, да! Еще мой баронский перстень, он ведь тоже теперь с магической составляющей.

— Оружие оставлять? — спросил я. — Там клеймо магическое.

— Не надо, — ответил Мелинский Ястреб, снимая свои украшения. — Готовы?

Мы кивнули.

— Тогда пойдемте.

Мы втроем приблизились к надгробью.

— Что теперь делать? — спросил я, остановившись возле мраморной плиты.

— Встань на колени и молись, — император первым подал пример. — Молись о процветании империи, о защите проживающих здесь, о том, чтобы Единый и далее помогал нам.

— Но я не знаю ваших молитв! — воскликнул я.

— Это не важно. Молись как умеешь. Главное – делай это искренне.

Я встал на колени. Каменный пол был холодным и жестко принял мои колени но я не обращал на это внимания. Какое-то время вполне простоять так смогу. Надеюсь, не придется всю ночь молиться? Но, положа руку на сердце, за империю, которая стала моим домом действительно стоит вознести молитву.

— Тимэй, — вдруг сказал Молчун. — В первый раз может разное мерещится, не пугайся и поступай как велит тебе сердце.

Я кивнул ему и три головы склонились над могильной плитой. Привычным движением я осенил себя крестным знамением и начал. Отче наш, иже еси на небесах…

Молился я долго. Сбиваясь, забывая некоторые молитвы, да и знал я их немного. Но молитва шла от чистого сердца, искренняя и чистая. Иногда я просто говорил. Не обращаясь конкретно к Единому, молился той силе, которая есть в каждом мире, что бы ни говорили атеисты. И просил сохранить империю, укрепить ее, даровать мир живущим на той планете. Просил поддержать Эдгара, хорошего и сильного правителя и не допустить гражданской войны, которая неминуемо начнется при смене правящей династии. Просил даровать защиту от нечисти, болезней и глупости. Я слышал краем уха Эдгара и Несскаса, но какие именно слова они произносили, я не разбирал. Да и не хотел вслушиваться.

Меня снова посетило то самое чувство единения со всем живым, которое я уже испытал во время принятия присяги. Снова мое сердце стучало в такт с остальными, мои легкие наполнялись воздухом, каким дышали и другие разумные планеты. И с каждой молитвой, с каждым словом это чувство становилось все сильней.

И тут я услышал какой-то скрежет. Звук был настолько инороден, что я сбился и поднял голову. Эдгар и Несскас все так же стояли на коленях, читая молитвы. Звук раздался снова. Я оглянулся и тут же вскочил с колен. К нам приближались два десятка разумных.

Люди, вампиры, гномы. Три орка и даже эльф. Между них мелькали зеленые физиономии гоблинов. Объединяло их одно – жажда нашей крови. Шелестело оружие извлекаемое из ножен, скрежетали клинки, касаясь друг друга, взгляды, наполненные ненавистью не сулили нам ничего хорошего. За их спинами мерцала арка портала, из которой выходили все новые и новые враги. Заговор!

— Ваше величество, опасность! — закричал я, выхватывая меч.

Но император не слышал меня, погрузившись в транс молитвы, он продолжал стоять на коленях. Я толкнул в плечо Несскаса, но и тот никак не отреагировал на меня. Неужели враги знали что все так и будет и решили подловить императора когда он практически беззащитен? И все амулеты лежат возле стены!

А дальше со мной произошло нечто, что объяснить я просто не могу. Оставив человека и вампира возле могилы, я извлек из ножен кинжал, в пару к мечу и шагнул навстречу врагам. Их было много, очень много и я не надеялся выиграть этот бой, но поступить по-другому я не мог. Какая-то сила наполнила меня, и все стало ясным и понятным. Есть враги и их нужно остановить! Если другие не могут биться, значит я буду сражаться в одиночку. Я громко захохотал и нанес удар первым.

Мой клинок, выкованный на далекой Земле, описав сияющую дугу, легко миновав меч молодого аристократа, отсек ему голову. А я уже разворачивался к следующему врагу.

Звон стали и крики нападавших наполнили зал. По какой-то причине, заговорщики не стремились к стоящему на коленях императору, они вообще не приближались к нему. Каждый, пришедший в этот склеп хотел только одного, убить сначала меня. А убив меня, они убьют и остальных, это я знал точно! Не понимал откуда, но знал. И я бился!

Потом, через некоторое время, я вспоминал этот бой и удивлялся нелогичности произошедшего. Но в тот момент, я не думал ни о чем. Удар, выпад, блокировать чужой клинок, отвести кинжалом и ударить самому! И еще! И еще! Я хохотал в лицо врагам, радуясь их промахам и прорехам в их защите! Каждый поверженный мною наполнял мою душу уверенностью что я смогу выстоять, и плевать что его место немедленно займет новый враг! И его одолеем, дайте только время! Это мой бой, самый главный в жизни! Удивляло лишь одно – почему среди противников нет магов?

Но, в какой-то момент все круто изменилось. Действия заговорщиков стали более согласованными и продуманными. Мое тело уже получило несколько ран, пусть и поверхностных, но силы мои начали слабеть. Меч казался мне все тяжелей и тяжелей, поднимать его было невыносимо сложно. Чувство легкости покинуло меня, и я понял, что через несколько мгновений я умру. Слишком много нападавших, мне не выстоять!

— Помощи! Я прошу помощи! Хоть кто-нибудь! — закричал я, срывая голос.

Могучий орк, оскалив клыки, легко взмахнул длинным мечом и обрушил его на меня. Выставив навстречу ему свой клинок, я не удержался и упал на колени. Этим тут же воспользовался какой-то вампир, с кроваво-красными глазами, и его узкий меч, похожий на шпагу, метнулся к моему горлу, но был отбит чужим клинком. И в этот момент враги отступили.

— Не время отдыхать, малец! — прогудел чей-то голос. — Видишь, сколько злодеев привалило!

Рядом со мной возник пожилой, но все еще крепкий мужчина. Самое невероятное что фигура его была почти прозрачной, но вот клинок в его руке отливал вполне реальным серебром.

— Ничего, выстоим! — прогудел призрак. — Всегда побеждали и сейчас спуску не дадим!

— Кеннет! — ахнул я, глядя на первого императора.

— И не я один! — ухмыльнулся он. — Но и ты столбом не стой! Бой еще не закончен!

Зал склепа и без того большой, внезапно разросся до невероятных размеров. От количества врагов двоилось в глазах, но и помощь была внушительной. Плечом к плечу, со мной и Кеннетом вставали все новые и новые призрачные фигуры покойных императоров. Тех, кто хранил империю при жизни, тех кто не оставил ее и после смерти. Потомки Кеннета без страха смотрели на врагов, вынимая клинки из ножен.

— За Мелин! — воскликнул Кеннет.

— За Мелин! — громогласно поддержали его остальные.

— За Мелин! — вскинул я свой меч.

Противники тоже заорали что-то, и началось побоище. Две армии сошлись в беспощадной схватке, разя друг друга. Сталь против стали, живые против мертвых! Мы с Кеннетом бились спина к спине, защищая и обороняя. В меня словно вдохнули новые силы, я перестал чувствовать усталость и боль от полученных ран. Все то, чему меня учили Гордион и Рэдфорд, что успел показать Анри, все припомнилось до мельчайших деталей. Мой клинок как проворная спица, как неотвратимое наказание, как суровое возмездие находил все новые и новые жертвы. Не знаю, сколько продолжался этот бой, но в какой-то момент все закончилось. Врагов больше не осталось, но и императоров тоже. Рядом остался только Кеннет. Он устало обвел взглядом поле битвы.

— Выстояли, как всегда выстояли! — тяжело выдохнул он. — А ты молодец! Знатно помог!

И он медленно растворился в воздухе. А я потерял сознание.


— Тимэй, очнись! Тимэй! — кто-то хлопал меня по щекам, как нервную барышню, приводя в чувство.

Открыв непослушные глаза, я увидел физиономии Эдгара и Несскаса, склонившиеся надо мной.

— Очнулся? Вот и славно! Вот, выпей! Это поможет!

К моим губам поднесли небольшую флягу, и я глотнул вина, настоянного на травах. Потом еще раз. И переведя дух, еще. Наконец мне стало легче, и я смог сесть.

Все тот же зал, но никаких следов прошедшей битвы. Мой меч покоился в ножнах, а на моей одежде не было ни капельки крови.

— Что это было? — слабым голосом вымолвил я. — Где Кеннет?

— Прости, Тимэй, у каждого по-разному первый ритуал проходит, — повинился Эдгар. — Но мы все знаем! Все видели! Он показал нам! Спасибо тебе за то, что защитил нас!

Я отобрал у него флягу и в три глотка добил содержимое.

— Так был бой или нет? — выдохнул я.

— И был, и нет, — Эдгар отбросив всякие условности сел рядом со мной. — Он был в твоем сознании. Понимаешь, Кеннет был не простым императором. Он создал империю и вложил в нее всего себя. Перед смертью, он собрал лучших магов и священников, и приказал им провести один ритуал, позволяющий оставить его душу здесь. Приказ был выполнен и он не ушел в Вечный Круговорот. Его душа по-прежнему оберегает империю. С ним нельзя поговорить, он не является по ночам в виде призрака, но он все еще здесь. Оберегает, заботится.

— Откуда тогда взялись враги?

— Их принес ты, — включился в разговор Несскас. — Подсознательно ты ждал какой-то опасности от сегодняшнего действия и был готов выступить против угрозы. Вот магия первого императора и воплотила твои страхи. Со мной было нечто похожее, только не с таким размахом! Поистине, настоящая битва!

— Ты истинный имперец, хоть и не родился здесь, — сказал Эдгар. — Теперь Мелин твой дом и ты всегда будешь оберегать его.

— Ваше величество? — промолвил я.

— Что? — откликнулся он.

— А как часто надо этот ритуал повторять?

— Раз в год.

— Очень хорошо, потому что второй битвы я сегодня не выдержу.

— Не переживай, такое случается только в первый раз. Это еще и проверка. Выстоишь ли ты перед угрозой или побежишь, — успокоил меня император.

— Все окончено? Тогда отвезите меня домой, — попросил я. — А с вас, ваше величество, бочонок самого лучшего вина!

— Вместе разопьем! — кивнул Эдгар. — А может, сегодня во дворце заночуешь?

— Пожалуй, заночую, — согласился я. — Сил нет никаких. А пить я один буду! Вы мне в битве не помогали!

Но пили мы, разумеется, втроем.



Глава 7

— Итак, господа оперативники, чем порадуете? Что удалось узнать о пропавших девицах и почему у вас физиономии такие?

Семеро стажеров, будущий цвет имперского сыска, действительно выглядели необычно. За прошедший месяц я неплохо успел их изучить, но таких эмоций до сих пор не видел. На лицах застыло какое-то мрачное удовлетворение. А еще отблески кровожадности в глазах. Ой, чую, натворили дел, ребятишки!

— В общем, так, шеф! — переглянувшись с остальными начал граф Ранэр, он же бывший Хем. — Одна девица уже домой вернулась. Правда, не девицей, а замужней женщиной. Любовь у нее с одним парнем была, но родители против были. Не хотели за него свою дочь отдавать. Вот молодые и сбежали тайком. Обвенчались в храме, все честь по чести. А потом боялись домой вернуться. Да и, гм, заняты были. Теперь все хорошо, батя этой девицы дочку вожжами выпорол, а новоявленному зятю глаз подбил. А затем дал свое благословение, хоть и запоздалое.

— Это все хорошо, молодые счастливы, задница и глаз заживут скоро, а с другими-то что?

— А вот с другими плохо. — перехватил пальму лидерства ла Руен. — Пропали девки. Стали выяснять, подруг расспрашивать, установили, что у каждой из них недавно ухажер появился. Описание в обоих случаях полностью совпадает. Молодой, смазливый, одет хорошо. По слухам, личный слуга какого-то графа или маркиза. Этот тип примерно две недели девиц обхаживал. Девицы собой весьма привлекательны, из приличных семей. Но небогатые. Между собой не знакомы были. Что он им наобещал, непонятно, только сбежали эти девицы с ним. Одна десять дней назад, другая на следующий день.

— Та-а-ак, раз парень один, а девиц двое, значит тут о внезапной любви говорить не стоит? — подался вперед я. — По крайней мере, со стороны парня? Не гарем же он собирает?

— Истинно! — подтвердил Рустар. — Описание этого хлыща мы подробное взяли, даже мага специально к подругам пропавших водили. Получили портрет, в общем.

— Я всю городскую стражу в том районе опросил, — принял эстафету Прем. — Несколько стражников вспомнили этого парня. Видели его неоднократно. Один стражник даже трактир припомнил, где он его несколько раз встречал. Поехали мы в этот трактир, выяснили. Никакой это не слуга, а тварь настоящая!

— Эмоции за дверь и рассказывайте подробней! — рыкнул я.

— Поставщик "молодого мяса" он! — с омерзением выплюнул Прем. — Девицам молодым головы затуманивал и с собой увозил. А потом в бордель отдавал!

— Погоди, насколько я знаю, в бордели добровольно идут? — не понял я. — Все знают, что если хозяина борделя прихватят на насилии, ему петля счастьем покажется!

— Это так, — подтвердил ла Руен. — Да только этот бордель необычным был. Есть такой домик, на тихой улочке. Официально купцу принадлежит, да только купца такого никто в столице не знает. В этом доме девиц держали, для извращенцев разных! Тем, кому Темнейший папочкой приходится! Сволочи больные! Твари!

Он внезапно замолчал, словно подавившись куском ненависти.

— На заднем дворе захоронку нашли, — глухо сказал Полар. — В ней двенадцать трупов. Девчонки, молоденькие совсем. Никого спасти не успели.

Он тоже замолчал.

— И?

— Теперь на месте этой захоронки четыре кола торчат! — с вызовом, уверенным в своей правоте голосом, воскликнул де Барат. — Всех, и этого хлыща тоже! Такие как они не должны жить!

— Вот вы устроили!!! — я вскочил с кресла, не в силах сдерживать спокойствие. — Мне только "Белой Стрелы" здесь не хватало! Вы что натворили?

— Шеф, но это же мрази были! — тихо сказа Алар.

— Мрази! Но вы-то не вольные мстители! Вы – представители закона! Надо было их в суд передать! Или вы сомневаетесь в судьях наших? Думаете, оправдали бы их? Я вам сколько раз объяснял, мы не судьи и не палачи! Мы должны найти преступника, его вину доказать, а приговор только суд выносить может!

Я рухнул обратно в кресло, переводя дух.

— Как человек и дворянин я вас прекрасно понимаю и одобряю, — немного успокоившись сказал я. — Но как ваш непосредственный начальник, понять и простить не могу! Кроме того, они бы нам как свидетели пригодились бы. Бордель вы уничтожили, а клиенты остались! Теперь они новое место искать будут! И вы знаете, где они в следующий раз объявятся?

— Шеф, но мы ведь не совсем бездари, — взял слово Прем. — Не сдержались, признаю, но перед этим допросили, как следует. Список тех клиентов, имена которых известны, уже передан в Тайную Канцелярию. Преступление такого рода позволяет использовать для допроса Камень Истины. А там и на остальных выйдем!

— Вот что вам сказать? С делом вы справились на "отлично". А с кольями переборщили. Если вы их на куски порубили, можно было бы списать на необходимую самооборону. А так, не знаю, что и придумать!

— Виноваты, что тут скажешь! — Ранэр тяжело вздохнул. — Какое наказание его величество назначит, такое и будет. Мы ко всему готовы!

— Вон с глаз моих, думать буду!

На выходе Рустар немного задержался.

— Шеф, а что это за "Белая Стрела" о которой вы упомянули?

Рассказывать им это или нет? С их энергией всего можно ожидать. А, была не была!

— У меня на родине существовала группа, которая называла себя "Белая Стрела". Они сами выносили приговор преступникам и сами же исполняли его, — тут я увидел, как загорелись его глаза. — Не вздумай! Помни, ты и все остальные клятву давали! Вы пришли сюда, чтобы законными методами с преступностью бороться! Все, свободны!

В принципе не все так уж и страшно. Здесь нет прокуратуры, нет правозащитников, нет либералов. Зато есть полномочия, которыми его величество наградил нас весьма щедро. И есть у нас право, казнить на месте, если вина доказана. А в этом случае доказательств хватит.

Да и мужиков понять можно, увидеть такое и сдержать себя не каждый сможет. Но накрутку им сделать стоит, иначе могут возомнить себя оружием Единого и начнут вершить справедливость направо и налево. А вот это уже недопустимо. Опер не карает и не милует, опер делает свою работу и выполняет взятые на себя обязательства. А приговоры пусть судьи выносят.


— Не заняты, барон? — В кабинет вошел маркиз де Салан.

— Нет, уже нет, — ответил я, встречая начальника.

— Я в курсе произошедшего и доложил об этом его величеству, — маркиз осмотрел кабинет, выбрал кресло и сел. — Император не считает их виновными. Сказал, что они сэкономили время судьям и палачу. Но впредь просит быть более благоразумными.

— Я знаю, — вздохнул я. — Но, согласитесь маркиз, трудно в такой ситуации сдержать себя. Им еще через многое придется пройти, если они хотят жить по закону.

— Еще его величество приказал вам как можно быстрей прибыть во дворец, — не обращая внимания на мои реплики, добавил маркиз.

— По этому поводу? — поинтересовался я.

— Нет, там что-то другое.

Странно, зачем я Эдгару понадобился? Бочонок вина мы кажется допили. Нет, точно допили. Да и не стал бы Эдгар меня на новый бочонок звать, запоями наш император не страдает. Мастером меча не станешь, если пить с утра и до вечера. Не иначе как очередную головную боль для меня придумал.

Ладно, придется съездить. Благо что дворец от помещения нашей конторы не слишком далеко. Из дома мне пришлось бы ехать гораздо дольше.


Эдгар принял меня в своем кабинете. Сразу остановил меня, как только я принялся объяснять ситуацию с самоуправством парней.

— Тимэй, империя на пороге большой войны, — начал он. — Благодаря твоему магу, мы вскрыли большую часть шпионской сети и выявили несколько предателей. Нам удалось выяснить, что была проделана очень большая работа со стороны наших врагов, по подготовке к масштабному вторжению. И боюсь, потеря сети их не остановит. Если бы нам угрожало только одно королевство, я бы не переживал. У империи достаточно хороших воинов, и хватает боевых магов, чтобы отразить нападение. Но против нас выступят сразу три государства! А это очень большая сила! К тому же, на помощь эльфов рассчитывать не приходится. Они бы и рады сдержать клятву, но есть некоторые факторы, не позволяющие им это сделать. А еще, недавние события в интендантстве и аресты многих причастных к этим событиям, не добавляют уверенности в настроении дворянских родов.

— Война это всегда горе, — сказал я. — Это смерть и разруха. Чем я могу помочь империи? Я ведь не полководец. Меня даже воином назвать сложно. В строю биться не умею.

— Я хочу чтобы ты отправился в небольшое путешествие по империи, — пристально глядя на меня сказал Эдгар. — Поезди по разным уголкам, посмотри на настроения. Возможно, тебе что-нибудь удастся разглядеть, что пропустили мои люди. Да и просто империю посмотришь.

Странный приказ! Отправлять меня на такое задание, при условии, что я сам еще не до конца изучил местные реалии. Какой в этом прок? Темнит что-то его величество!

— Ваше величество, а как же мои парни? — попытался я соскочить. — Нам же еще работать и работать! Мы в самом начале и допускать их к самостоятельной работе еще рано. Они такого начудят, что вся наша зарождающаяся репутация псу под хвост пойдет!

— Ничего страшного, — отмахнулся император. — Месяц без начальства они как-нибудь переживут. Надо и к самостоятельности привыкать. Возьмешь с собой виконта де Монтекур, лишний меч в дороге не помешает.

— Но у меня свадьба через полтора месяца! — привел я еще один довод.

— Вот через месяц и вернешься, времени для организации хватит! — не стал слушать меня Эдгар.

— Ваше величество, почему у меня складывается такое впечатление, что вы просто хотите удалить меня из столицы на этот срок? — прищурился я. — Чем я вам здесь мешаю?

— Вы забываетесь, барон! — вскипел Мелинский Ястреб. — Вечер вам на сборы, завтра утром быть во дворце, получите сопроводительные бумаги и предписания! Все, разговор окончен!

И меня выперли из кабинета. И как все это понимать? Что такое произошло, что мою личность в столице видеть не хотят? То, что у императора есть на это свои причины, к гадалке не ходи, но вот какие? Мог бы просто меня к Зоренгу отправить. Или к Гордиону, на его школу посмотреть. К чему такие сложности? И Тофар меня совсем недавно уверял, что войны не будет. Дескать, после вскрытия шпионской сети и чистке среди военных чинов, противникам империи еще несколько лет потребуется на новую подготовку. Нет, странно все это! Но ехать придется, приказ есть приказ.

Связался по амулету с Рэдфордом, дал ему указания о подготовке к выезду, а сам заехал к Виктории. Не могу же я уехать не попрощавшись? Виктория была расстроена, но прекрасно понимала, что от меня уже ничего не зависит.


Ночью заметно похолодало, а когда утром я выглянул в окно, увидел, что осеннюю грязь от моего взора спрятал белый покров. Снег! Первый снег, что я увидел в этом мире! В тот момент он показался мне таким родным и близким, что я чуть не прослезился. Как можно в день первого снега куда-то ехать? Сейчас бы слепить большого и важного снеговика, в снежки поиграть! А потом пить горячий, душистый чай. Но моего желания никто не спрашивал, придется выдвигаться в путь. Надеюсь, это еще не последняя зима на моем веку.

К дворцу подъехали всем составом. Юрмар как всегда управлял фургоном, Мирон, Колман, Михмар и я ехали верхом. Акела, здорово прибавивший за последнее время в размерах, радовался прогулке, и залезать внутрь фургона наотрез отказался.

Оставив своих спутников за оградой, я направился к воротам.

— Господин барон, его величество ждет вас, — сказал мне дежурный маг. — У меня есть приказ установить на ваших спутников следящие заклинания. Это все, кто отправляется с вами в путь?

— Еще должен быть виконт де Монтекур, — ответил я. — Условились с ним здесь встретится. Он еще не появился?

— Нет, но как только появится, я передам ему, чтобы ожидал вас здесь. И подзовите пожалуйста вашего пса. Я и на него заклинание наложу. В дороге разное может случится. Вашему магу я отдам ключи от "следилки".

Кивнув магу, я прошел на территорию дворца. Интересно, зачем это Эдгару понадобилось на моих спутников "следилку" вешать? Мутит что-то его величество, в хитрые игры играет. Неприятно одно – не люблю быть болванчиком. Мог бы сразу сказать, зачем меня из столицы выгоняет. Что, думает я бы отказался участвовать в его затее? Эдгар мужик умный, что попало не станет делать. Значит, мне действительно лучше пока в неведенье побыть.

— Тимэй, вот предписание по твоему путешествию, — сказал император, протянув мне сложенный лист бумаги. — Вот деньги на дорожные расходы. Кроме того я даю тебе приказ, за моей подписью, о праве командовать любыми войсковыми частями, если на то будет необходимость. А равно стражей любого города и отделами Тайной Канцелярии.

— За что такая честь, ваше величество? — нахмурился я. — У меня нет желания становиться полководцем. Планирую тихо и мирно поездить по империи месяц, и вернутся назад. В истории ввязываться не собираюсь.

— Это на всякий случай, — успокоил меня Эдгар. — Наблюдения за тобой показывают, что ты все равно какое-нибудь приключение найдешь. Так пусть у тебя поддержка будет. И вот еще, возьми амулет связи. Он настроен только на одного собеседника. Меня. Такие не у каждого аристократа есть, уж поверь мне. О любых проблемах сообщать мне немедленно. Все понял?

— Так точно! — вытянулся я. — Разрешите исполнять?

— Иди уже! — усмехнулся он.

На улице я сразу заметил Анри, беседующего с Колманом. Не удержавшись, я зачерпнул горсть снега, слепил снежок и отправил его прямиком в широкую спину друга. Хлоп! Попал! Точно между лопаток! Анри резко развернулся, наполовину вытащив меч, озираясь в поисках злодея, посмевшего напасть на благородного виконта. Да еще и со спины! Второй снежок почти угодил ему в грудь, но Анри успел вовремя увернуться.

— Тимэй! Взрослый человек, а ведешь себя как ребенок! — завопил он. — Не боишься, что я тебя проучу за твои шуточки?

— Но-но! Отставить вопли! — принял я строгий вид. — Вы, господин виконт, телохранителем являетесь? Так будьте любезны, храните мое тело! И не сметь отвлекаться на разные мелочи, не то Виктории пожалуюсь!

— Только и можешь, что за юбку прятаться, — проворчал он. — Мужчина называется!

— Ладно, потом тебе уши надеру, за слова твои, — пообещал я. — Пора выдвигаться. Что там у нас по плану?

Я развернул предписание. Ничего не понимаю? Эдгар говорил, что поручает мне обследовать дальние уголки империи, но в его записях первым пунктом стоит город Фален, что находится всего в нескольких часах езды от столицы. Что там такого важного? Все больше и больше убеждаюсь, что дело с этой поездкой нечисто.

— Едем в Фален, — скомандовал я, и мы отправились в путь.

Как я ни ожидал сюрпризов от этой поездки, но такого даже предположить не мог. Сюрприз случился как только мы отъехали пару километров от столицы.

Акеле надоело передвигаться своим ходом и он принялся намекать что вовсе не прочь прокатится в таком удобном фургоне, как наш. Пришлось немного притормозить. Запрыгнув в фургон, Акела сначала все тщательно обнюхал, а потом внезапно зарычал. Зверю я доверяю, он не раз свою разумность демонстрировал, значит стоит обратить внимание.

— Стоп! — я поднял руку. — Что-то не так! Юрмар, ты чего в фургон загрузил?

— Да, так, всего по мелочи, — без тени смущения заявил наш хомяк.

Причем хомяком он был в самом лучшем смысле этого слова. У него всегда могло найтись все что угодно, от ниток с иголкой до магически зачарованных палаток, в которых можно даже в самый лютый мороз спать. В одном нижнем белье. Вот и теперь, почти половину фургона занимали разнокалиберные тюки и сундучки. Над одним, довольно большим тюком стоял Акела и настороженно рычал.

— Уж не мышь ли там? — пошутил я, откидывая плотную ткань. — Нет, не мышь. Заяц!

— Здравствуй, Тимэй!

— И тебе не хворать, ваше высочество! Какими судьбами?

Николас, четвертый принц империи, вылез полностью из-под мешковины, поправил шапку и взглянул на меня безмятежным взором.

— Я с тобой решил поехать, — заявил он, усаживаясь удобней.

— Вот так взял и решил? — я задумчиво посмотрел на мальчишку. — Разумеется, никого в известность ты не ставил? Я о его величестве, если ты не понял.

— Не-а! — мотнул головой этот негодяй.

— Но при этом сделал так, что найти тебя практически невозможно? "Следилки" кто снимал?

— Брата попросил. Он отцу завтра расскажет! Пока твои люди с придворным магом беседовали, я в фургон и пробрался.

— Юрмар, проверь хорошо, все ли на месте? От этого мелкого типа всего можно ожидать, — я просто был поражен этой подставой. Вот же пройдоха! На подвиги потянуло!

— Мешок с копчеными колбасками не так завязан, — поддержал мою игру воин. — Наверняка стянул половину.

— Да не брал я ничего! — возмутилось его высочество. — У меня свое есть! Вот! И денег я взял!

Он вытянул из-под своей тощей, но благородной задницы, плотно набитый мешок.

— Акела, а ты куда смотрел? — напустился я на серого приятеля.

Тот укоризненно взглянул на меня, мол я-то тут при чем? Сами за фургоном не следили, вот и набежали всякие! Хорошо еще, что не всю колбасу сожрал!

— Все! Теперь мне император точно голову отрубит! — вздохнул я. — Анри, передай Виктории что я ее любил! И вы, прощайте! Мертвому слуги, а тем более охрана не нужны! Эх! Жаль, так и не успел пожить!

— Почему это отец тебе голову рубить должен? — купился Ник. — Ты же меня не похищал! Я сам сбежал!

— А потому, что я сейчас спущу с тебя штаны и выпорю ремнем как следует! — рявкнул я. — А такого оскорбления монаршей семьи император точно не простит! Держите его, пока не сбежал!

Анри тут же сцапал раскрывшего рот принца, а я извлек из кармана амулет прямой связи с императором и сжал его в руке.

— Тимэй? Что случилось? — услышал я удивленный голос Эдгара.

— Ваше величество, прошу прощения, что отвлекаю от государственных забот, но у меня произошло чрезвычайное происшествие! Спутник у меня неожиданный появился! Откликается на Николоса и утверждает что он ваш сын. Вы там проверьте, его высочество на месте? Если да, то я этому самозванцу уши надеру!

— Как он с тобой рядом оказался? — устало спросил Эдгар.

— В фургон залез, пока все отвлеклись. "Следилки" с него брат снял. Талантливая семья у вас, ваше величество!

Некоторое время Эдгар молчал, скорей всего перебирая варианты и вспоминая свою молодость. А вариантов было всего два: или я возвращаю пропажу во дворец или беру его с собой. Если вернуть, придется за принцем круглосуточное наблюдение устанавливать. А лучше приковать его к чему-нибудь большому! А если со мной отпустить, то как бы чего плохого не случилось. И где гарантия, что принц завтра опять не удерет? Хоть целую роту ему в сторожа давай. Наконец он заговорил:

— Тимэй, мне очень трудно далось это решение, но не мог бы ты взять его с собой?

— Могу, ваше величество! — вздохнул я, ожидая этих слов. — Но, только на одном условии!

— Каком? Если надо…

— Нет-нет-нет! — перебил я императора, хотя это было очень рискованно с моей стороны. — Я возьму его с собой если только его высочество поклянется во всем слушаться меня. Если нет, я тут же разворачиваю коней!

— Николас! Ты слышал? Поклянись, что будешь слушаться барона, как меня! — сурово произнес Эдгар.

— Клянусь! — обрадовано пискнул принц, понимая, что во дворец его сейчас не повезут.

— Тимэй, то предписание, что я тебе дал, можешь порвать, — вернулся ко мне император. — Просто поезди месяц где-нибудь и возвращайся. В любом большом городе обратись в купеческую гильдию и тебе выдадут деньги. Столько, сколько потребуется.

— Благодарю вас, ваше величество, но деньги у меня есть, — отклонил я предложение. — Вы мне на расходы дали, личные были, да еще и его высочество не с пустыми руками дворец покинул. Кстати, а вы в сокровищницу давно заглядывали? И еще, сдается мне, он не только деньги прихватил.

Император выругался как последний бродяга. Хорошая память у его величества, не забыл молодость наемничью! Не во дворце же он таким выражениям обучился.

— Ладно, потом разберемся! — отрубил он. — Тимэй, если что-нибудь случится, даже если тебя просто что-то насторожит, поднимай все силы, которые будут тебе доступны. Бумаги у тебя есть, как знал, что пригодятся! Может людей прислать? Хороших, надежных?

— Нет, большой отряд будет слишком заметен. Постараемся быть тише воды, ниже травы.

— Очень мудрая тактика, придерживайся ее! — одобрил Эдгар. — Я надеюсь на тебя, Тимэй! Сбереги мне этого сорванца!

— Клянусь вернуть его высочество в целости и сохранности! — пообещал я. А что было делать? Раз взвалил на себя такую ношу, утверждать что ты не верблюд поздно.

Сунув амулет обратно в карман, я навис над Ником.

— Раз ты поклялся меня слушаться, то запомни – до возвращения во дворец ты не его высочество, принц Николас, а… а мой племянник из дальней провинции. Если узнают, что принц с такой маленькой охраной по империи шатается, за нами буду охотиться куча нехороших дяденек. Только вот как с твоей внешностью быть? Могут встретиться аристократы, которые бывали во дворце и видели тебя.

— Щас! — Николас зарылся с головой в свой мешок. — Это не то, это тоже. Где же оно? А! Вот!

Вынырнув из мешка, он продемонстрировал какой-то амулет, на длинной цепочке. Нацепив его на шею, Ник горделиво выпрямился.

— Ну как?

— Замечательно! — одобрил я.

Внешность принца немедленно изменилась. Совсем немного, но теперь в нем сложно было признать сына императора. Просто немного похожий на него парнишка.

— А если маг по пути встретится? — поинтересовался я.

— Хоть десять! — пренебрежительно фыркнул Ник. — Это последняя разработка Тайной Канцелярии! В единственном экземпляре!

— Так ты еще и в хранилище Тайной Канцелярии пробрался? — изумился я.

— А чего у них такая защита слабая? — насупился принц. — Думают, если хранилище во дворце, то и защищать его не надо?

— Нет, домой к себе я тебя точно не приглашу, — усмехнулся я. — Куда поедем?

— Дядюшка, а может на север отправимся? Я там не был никогда! — хитро блеснул глазами Ник, уже предвкушая приключения.

— Возможно, дорогой племянник, возможно. Только вот портала в Фалене нет. А на конях мы туда долго ехать будем.

— Так можно вернуться в столицу! — предложил Анри.

— Нет, возвращаться плохая примета, — не согласился я. — Делаем так, едем в Фален, как и собирались, там ночуем, а утром решим, куда дальше путь держать. Ник, завтра купим тебе коня, а сегодня придется в фургоне проехать. Акелу не обижать, колбасу не воровать!

— Да не трогал я колбасу-у-у-у!!!!


Фален открылся перед нами когда солнышко уже ушло на покой. Почти полноценная зима и темнеет рано. Фален – город небольшой, обнесенный стеной. Это в столице уже стены только центр от всего остального отделяют, да и то чисто символически. А здесь еще границы сдерживали растущий город.

Аристократы въезжали в любой населенный пункт бесплатно, равно как и их сопровождающие, но я бросил пару монет стражнику, поинтересовавшись месторасположением приличной гостиницы или постоялого двора. Пожилой сержант, с седой бородой, ловко поймал монеты и подробно объяснил, как найти ночлег.

Постоялый двор назывался "Стол и Подушка". Уж не знаю, что хозяева имели ввиду, то ли у них столы мягкие как подушки, то ли подушки твердые как столешницы, но по словам сержанта это был самый лучший постоялый двор в городе. Если обманул, я ему бороду в зеленый цвет перекрашу.

Сам постоялый двор оказался намного приятней его названия. Как только мы подъехали, навстречу выскочили расторопные слуги и поспешили забрать наших коней. Вопрос с фургоном тоже решился быстро, нам предоставили отдельный сарай, который можно было запереть магическим замком. Колман добавил к этому свою фирменную охранную систему, уверив меня, что ни один вор не сможет ее преодолеть.

Хозяин заведения, как и положено ему по профессии, толстый и солидный, встретил нас у входа и тут же рассыпался в извинениях. Дескать, остались только три комнаты, две двухместные и одна трехместная. Решено было заселяться следующим образом: я и Ник, Анри и Колман, ну а последнюю заняли Мирон, Юрмар и Михмар. Еще возникла проблема с Акелой, хозяин сначала не хотел чтобы в его драгоценных комнатах жил полуволк, но эту проблему удалось быстро решить с помощью лишней монеты.

Расселившись и сменив одежду мы спустились на первый этаж, где находилась обеденная зона. Как уважающие себя дворяне, Анри, я и Ник заняли самый лучший стол, из тех, что оставались на "чистой" половине. Кроме нас дворян было немного. По соседству с нами сидели два шевалье, в довольно небогатой одежде. Еще был барон. Остальные места занимали купцы, чей наряд был гораздо богаче. Это понятно, громкий титул не всегда сопровождался тугим кошельком.

Оголодавший за целый день Ник, с жадностью принялся поглощать великолепно приготовленное жаркое, автоматически демонстрируя безукоризненные манеры. Видимо этикет, без которого во дворце и вздохнуть нельзя настолько въелся в парня, что это стало его натурой. Что же, не самая плохая привычка.

— Ух, как вкусно! — заявил малолетний представитель правящей династии покончив с мясом. — А что еще есть?

— Да всего хватает, — усмехнулся я. — Только ешь медленней, не то живот болеть будет. Вот, возьми салат. Выглядит аппетитно.

— Угу! — согласился со мной Ник, подтягивая к себе тарелку.

— Тимэй, тебе вина налить? — спросил Анри. — Кьянское, пятилетнее.

— Давай! — я подставил кубок.

К нашему столу подплыл сам хозяин заведения.

— Господа, всем ли вы довольны? Может, будут какие-либо другие пожелания?

И он демонстративно скосил глаз на одну из служанок, обладающей весьма обильными формами. Вот так, оказывается тут обслуживание по полной программе!

— Нет, ничего более не надо, нас все устраивает, — поспешил отказаться я.

— Если желание возникнет, только скажите! — проникновенно сказал хозяин.

В этот момент дверь распахнулась, и в зал ввалился тяжело раненый алкоголем дворянин, лет двадцати пяти. При виде его остальные дворяне и сам хозяин недовольно поморщились.

— Кто такой? — тихонько спросил я.

— Мой постоялец, барон ла Петрац, — так же тихо ответил хозяин. — Его земли неподалеку. Иногда он приезжает сюда развеется. Хочу вас предупредить господа, барон весьма вспыльчив.

— Не беда, но за предупреждение благодарю.

На самом деле мне было плевать на этого пьяницу. Чем он может быть нам опасен? Будет возникать, нашинкуем на дольки. Понятно почему он приезжает в город, хочется почувствовать себя кутилой. Но в столице цены выше, а здесь можно и удаль показать и не слишком потратиться. Просто Фален стоит в стороне от самых оживленных трактов и не пользуется особой популярностью, несмотря на относительную близость к столице. Пусть гуляет, раз хочется.

Набравшийся барон оглядел зал мутным взором и остановился на нашем столе. Разум его работал в очень ограниченном режиме, но на ногах он стоял вполне крепко. И перебирая этими самыми ногами, барон прошагал именно к нам.

— Господа, это мой постоянный столик и я буду вам признателен если вы немедленно освободите его! — не совсем внятно произнес барон.

В ответ на такое предложение Анри помрачнел и потянулся за мечом, но я остановил его. Не хочу в первый вечер вне столицы быть свидетелем убийства. А произойдет именно оно, этот алкаш виконту не соперник.

— Барон, если вы посмотрите немного в сторону, увидите что освободился прекрасный стол, где можно отлично поужинать. А мы, как видите, кушаем, и прерывать это занятие не желаем, — спокойно сказа я.

— Вы осмелились перечить мне? — удивился барон и икнул. — Тогда я убью вас! Вставайте и обнажите свой меч!

Анри дернулся во второй раз.

— Спокойствие, барон, спокойствие! — я за меч хвататься не спешил. — Поединок приведет к очень плохим последствиям.

— Каким? — удивился он.

— Вы верный слуга императора? — спросил я.

— Верный! — подтвердил он.

— А случись вдруг война, вы будете защищать империю?

— Буду!

— Вот видите! Я тоже защитник империи. А если будет поединок, то что произойдет?

— Что? — барон похоже начал терять нить разговора.

— Один из защитников империи погибнет! — скорбно сказал я. — И выиграют от этого только враги империи. Мы же не доставим им такой радости?

— Не-а! — помотал головой мой собеседник. Потом почесал затылок, собрал осколки сознания в кучу и спросил. — А что же тогда делать?

— Садитесь за соседний столик и отдыхайте.

— Нет, так не пойдет! — не согласился пьяница. — Мы должны выяснить, кто из нас лучший! Тогда другой признает себя побежденным! И не придется никого убивать!

Надо же, почти в нирване а соображает! Но это ненадолго!

— Хорошо, давайте выясним, — вздохнул я. — Совсем недавно я узнал, что у его величества есть отряд лучших в империи воинов. Представляете, они не только мастерски владеют мечом, но и в состоянии вышибить дверь головой. Это на тот случай, если меч сломается. Не хотите попробовать? Мне не удалось проделать такое, хотя, видит Единый, я старался! Но такой великий воин как вы, может превзойти мой результат. Я вижу, что вам это по силам!

— Л-л-егко! — вымолвил барон и прежде чем я успел еще хоть что-то сказать, ринулся на дверь, наклонив голову.

Бам-м-м!!! В дверь он не попал, координация подвела, зато в косяк вписался изумительно. Косяк крепким оказался, и не поддался атаке подгулявшего, и не очень умного, дворянина. Барон медленно сполз на пол, закатив глаза и высунув язык. Подскочившие слуги воздели поверженного барона на руки и понесли его в комнату на втором этаже.

— Идиот! — констатировал я и принялся за десерт.



Глава 8

— Где этот паразит?! — завопил я, сбегая по лестнице.

— Глубокоуважаемый барон, не соблаговолите ли уточнить, какой именно паразит интересует вас в данный момент? — вежливо поинтересовался Анри, намазывая маслом кусок булки.

— Все! Трое! — уже начал рычать я. — Хотите подробностей? Загибайте пальцы! Паразит первый, мелкий, вредный и высокородный! Паразит второй, клыкастый. Пока еще. И паразит третий, охранный, в скором будущем безработный. Где они!!!

— Успокойся, Тимэй, скоро вернутся, — Анри был невозмутим. — Садись завтракать.

Колман, сидя за этим же столом, в разговор благоразумно не вступал. Наверняка он на принца уже все что можно навесил и точно знает где в этот момент находится его высочество.

Пыхтя от возмущения, я сел за стол. Расторопная служанка немедленно поставила передо мной тарелку с яичницей и кружку чая. Живот невольно забурчал, и я решил не истязать его. Принялся завтракать. Потом всех убью.

Все дело в том, что вчера я никак не мог уснуть. Думал о Виктории, о предстоящей свадьбе, об оставленных на произвол жестокой судьбы стажерах. Ворочался с боку на бок, пытался считать овец, а когда они надоели, стал считать утконосов. Они хоть и не способствуют быстрому засыпанию, зато выглядят прикольно. А еще представить, как они танцуют диско! В общем, уснул заполночь. Ну, утром меня разбудить никто не догадался, ведь мы никуда не спешим! А я и рад был этому, посапывал себе в удовольствие и не знал, какие дела творятся.

Оказалось, Ник проснулся очень рано. Даже раньше Анри. И тут же сагитировал Мирона и Юрмара пойти за покупками. Коня купить надо, одежду сменную, еще кое-что по мелочи… Не знаю, каким образом он их уговорил, может, просто оказать принцу не посмели, но вся троица благополучно смылась. А я теперь метаю молнии и зарабатываю язву, сжигая остатки нервов.

Нет, я прекрасно понимаю, что для принца простой поход за покупками – настоящее приключение. Кто его из дворца на рынок отпустит? Да как можно, чтобы его высочество по базарам шлялся? И что там покупать, во дворце всего полно! А если чего-то не найдется, озаботим слуг, и все будет доставлено. А тут сам пройти по рынку может! Хорошо еще, что сопровождение взял! Иначе я бы его точно домой отправил!

Волнуюсь я. И даже не потому, что в случае какой-либо неприятности император с меня голову снимет, просто нравится мне этот парнишка. Умный, шустрый, беззлобный, любознательный! Всем хорош, но уши я ему все-таки надеру!

Троица вернулась когда завтрак подходил к концу. Впереди вышагивал по уши довольный принц, следом топал Мирон, настороженно кося глазом. Замыкал шествие Юрмар, нагруженный покупками. Вопреки моим опасениям их было немного.

— А меня обокрасть хотели! — широко улыбаясь, с гордостью заявил Ник.

Мирон отчетливо застонал. Наверняка он уговаривал его высочество сохранить происшествие в тайне, и теперь опасался моей реакции. Но я после еды добрый. По крайней мере, пороть без разговоров всех троих, как ранее собирался, я не стал.

— Подробности? — я нахмурил брови.

Ник и Мирон наперебой стали рассказывать. В принципе, ничего сверхсерьезного не произошло. На рынке, некий криминальный субъект заметил у Ника золотые монетки, которые тот доставал из кармана. И решил переместить эти монеты из кармана принца в свой. Но, на его первую беду, рядом был Мирон, который все уловки карманников отлично знал. Второй бедой был Юрмар, который просто опустил свой могучий кулак на голову бедняги. Убить не убил, но сознания лишил. На этом дело и закончилось, но для принца это было совершенно новым впечатлением. Ранее он покидал дворец без разрешения и свиты, но гвардейцы обычно быстро излавливали его высочество и передавали в руки царственного родителя. Николас получал ремня, гвардейцы благодарность и все затихало до следующей выходки.

— А еще мы видели ватагу наемников, они с магом решили на дракона идти! — продолжал захлебываться впечатлениями Ник. — В трех днях пути отсюда дракона видели! Может, с ними пойдем?

— Нет, на дракона мы не пойдем, — категорично ответил я. — Много времени затратим, дело это опасное, да и жалко мне дракона. В чем его вина? Живет себе спокойно, а какие-то нехорошие люди его убивать идут! И зачем?

— Некоторые части драконьей туши алхимики покупают, — тихо заметил Колман.

— Вот, из-за людской жадности драконов становится все меньше и меньше! — я воздел указательный палец к небу. — Попомните мои слова – наступит тот день, когда драконов совсем не останется!

— Так другой пользы от них нет, — заметил Анри.

— От комаров вообще никакой пользы, вот их и истребляйте! — отрезал я. — А то летом от них спасения нет. А драконы красивые и величественные! Пусть живут!

— Хорошо, куда в таком случае поедем? — спросил Ник, утаскивая с моей тарелки пирожок с ягодами. — Я на север хочу!

— А на севере сейчас холодно, — возразил я. — Там уже настоящая зима.

— А куда?

— Думаю, отправимся в ближайший город, где есть портал, и навестим моего друга и учителя Родиона де Роста. У него школа фехтования, интересно посмотреть, как дела идут.

— У! Школа фехтования! — недовольно сморщился Ник. — Чего интересного?

Тут его посетила хорошая мысль.

— Тимэй, у тебя же остались еще чудесные мечи? — с хитринкой в глазах спросил он.

— Остались, — ответил я вполне понимая куда он клонит.

— Подари? — умильным голоском промурчал он. — Или продай! У меня деньги есть, ты не подумай!

— Знаешь, что? Я пожалуй подарю тебе меч, но когда твой учитель фехтования скажет что ты усиленно занимаешься и готов стать мастером меча! — так же хитро ответил я.

Николас, в отличие от своего старшего брата, вовсе не горел желанием становиться мастером. Он занимался, выполняя положенный минимум, но и только. Его величество был недоволен, но сделать ничего не мог. Мастерами не становятся по принуждению.

— Только так? — омрачился Ник. — Может я все-таки куплю его у тебя?

— Нет, маленький хитрец! — засмеялся я. — Мои мечи будут только у настоящих мастеров и хороших людей. Ты хороший человек, но не мастер. И даже не пытаешься стать им!

— Ладно, я подумаю, — пробурчал принц. — Но куда нам ехать?

— Тимэй, а ты слышал о цветах Ларронар? — внезапно спросил Колман.

— Нет, я как-то не интересовался ботаникой, — удивленно ответил я, не понимая при чем тут цветы.

Самое обидное было то, что все остальные похоже отлично знал, о чем идет речь.

— Есть старая традиция, цветы Ларронар мужчины дарят своим избранницам в знак вечной любви, — негромко начал пояснять Колман. — Существует легенда, что девушка приняв такой букет, как бы подтверждает свое намеренье не просто выйти замуж, а прожить с этим мужчиной всю жизнь. Эти цветы связывают пару крепче любых слов.

— Красиво. Где купить можно?

— Нигде! Они очень редкие. Но и не в этом дело. По старинному обычаю цветы Ларронар нужно добыть самостоятельно. Это трудно, но тем самым ты подчеркиваешь, что готов ради своей невесты на любые подвиги. А чтобы ушлые женихи не покупали у рисковых торговцев такие букеты, дедушка теперешнего императора издал указ, по которому всех недобросовестных женихов считать лгунами, лишать их дворянского титула и имущества. А затем высылать из империи. Вот и не торгуют. Да и сказать по правде, уже давно женихи не дарят таких букетов.

— Правда? — спросил я у Ника.

— Чистая! — подтвердил он. — Это указ и поныне действует.

— А какие сейчас цветы? Зима на носу, вон снег лежит!

— Это здесь, а на юге, на некоторых островах они только собираются расцвести, — Колман оказывается имел четкий план действий. — Ларронар – поздние цветы.

— Значит, ты предлагаешь отправиться за цветами? — уточнил я. — Но ты не учел одну важную вещь. Если мы их найдем, сколько они простоят? Успеем ли довезти?

— Тимэй, — улыбнулся маг. — Во-первых, эти цветы будучи сорванными стоят месяц как минимум, а во-вторых, я все-таки маг. Могу обеспечить их сохранность.

— А на каких островах искать это чудо? Их там сотни!

— Я точно знаю, где росли такие цветы пять лет назад, — победоносно сказал Колман. — Надеюсь, они все еще там! И время как раз убьем, глядишь месяц и пройдет.

— Кстати, о месяце? — я повернулся к принцу. — Ник, ты знаешь, зачем меня его величество из столицы удалил? По глазам вижу, что-то знаешь!

— Знаю, Тимэй, — очень серьезно ответил Николас. — Но тебе не скажу. Это не моя тайна. Поверь, ничего плохого не будет, но знать раньше времени тебе не надо. Лучше поедем за цветами!

Вот так! Ну чуяла моя душа, что эта поездка неспроста! Эдгар еще тот жук, интересно, что он там придумал? Может все-таки Ника попытать, авось расколется? Нет, не расколется. Значит, плывем по течению. За цветочками.

— Поехали!


Юрмар подкинул полено в костер и передвинул котелок. Передвинул неаккуратно, немного воды выплеснулось на угли и они обиженно зашипели.

— Завтра прибудем в Тобилан, — сказал Колман щурясь на огонь.

— Давно бы там были, если бы не один мелкий и надоедливый шкет, — буркнул Анри.

— Эй, повежливей! Все-таки о принце говоришь! — гордо выпрямился Николас.

— Принцы во дворце сидят! — ответил Анри моей любимой в последние дни фразой.

Николас на секунду задумался, но тут же принял не менее горделивую позу.

— Эй, повежливей! Ты о любимом племяннике достопочтенного барона Воронова говоришь! — с тем же апломбом выдал он под всеобщий смех.

Решение поехать за редкими и легендарными цветами было принято еще неделю назад, и мы бы давно достигли портового города Тобилан, но нас здорово тормозил Ник. Просто воспользоваться порталом ему было неинтересно, и он всеми правдами и неправдами тормозил наш поход. Не проходило и дня, чтобы он не высказал очередное свое желание. "Давайте заедем в этот город, там уникальную породу лошадей разводят". Заехали. Посмотрели. Буквально несколько минут, что, принц лошадей никогда не видел? А раз они уникальные, так это означает, что в конюшне его величества точно такие есть. Вот если бы какую-нибудь горбатую и тощую клячу увидеть? Таких в дворцовой конюшне нет. Значит, поедем в другое место, там великий пророк живет, который всех разумных насквозь видит. Приехали. Оказалось, что пророк этот уже двести лет как ноги протянул, оставив после себя каменную плиту с выбитыми символами. А вот что эти символы означают – ни одна зараза не знает. То ли великую мудрость, то ли матерные частушки. Посмотрели на плиту лично, почесали затылки, плюнули и поехали дальше.

И так всю неделю. Самое интересное, что все ворчали, но только для приличия. Дело в том, что жизненно важной цели у нашего похода не было. Добудем эксклюзивные цветочки – хорошо. Не добудем? Зато прокатимся. Ник это уловил сразу и использовал ситуацию в своих целях. Ему нравилось быть не принцем империи Мелин, не почти готовым разведчиком и дипломатом, каким его делал отец, а простым мальчишкой, путешествующим в хорошей компании. Ну а мы восприняли это положительно и просто отдыхали.

Зато Ник всерьез решился получить чудесный меч и тренировался каждое утро. Обычно его противником был Анри, он все-таки мастер и мог больше дать нежданному ученику. Но и остальные вносили свой вклад в обучение принца. Мирон учил его владеть ножом и рассказывал, как проникать в чужие жилища, Колман делился своим опытом по организации шпионских сетей. Кузены учили выбирать место для ночевки, искусству разведения костра в любых погодных условиях и как торговаться на рынке за понравившуюся вещь.

Вообще Николаса никто не воспринимал как принца. Все видели в нем обычного мальчишку, словно себя в молодости. Еще этому способствовало то, что Ник ни разу всерьез не напомнил о своем статусе. Понятно, что такая ситуация продлится только до окончания нашего путешествия.

Передвигались мы в основном через порталы, но тут решили проехать верхом. И не рассчитали времени. Пришлось заночевать на природе. Благо, что у запасливого Юрмара было все необходимое. Четыре палатки, зачарованные магически, в которых всегда тепло. Еда, в количестве достаточном накормить десять орков. И овес для лошадей нашелся. Вот теперь мы сидим у костра и готовим ужин.

— Так, кажется испеклись, — сказал я и начал выгребать из углей картошины.

— И ты будешь это есть? — недоверчиво спросил Анри, с опаской глядя на обугленные шарики.

Остальные готовились кушать похлебку и те самые копченые колбаски, в краже которых был почти несправедливо обвинен принц. "Почти", потому что одну он все-таки съел.

— Еще как, С аппетитом! — закивал я. — Михмар, передай соль.

Я аккуратно разломил картошину, вдохнул ароматный пар, и посыпал желтоватую мякоть крупной солью и с наслаждением откусил кусочек. Под пристальными взглядами я доел картошину, оттряхнул черные от золы пальцы и решительно разрезал следующую. Пока я солил одну половинку, вторую у меня нагло спер его высочество.

— Ешь, ешь! — ободрил я его. — Во дворце только не проговорись, что пищу бедняков пробовал. Не поймут.

Ник осторожно откусил кусочек и зашипел, широко открыв рот. Правильно, горячая, сперва остудить надо. Но вся прелесть печеной в углях картошки, что ее надо есть именно горячей. Немного остыв, она теряет половину своего незабываемого вкуса.

Юрмар подсунул Нику кружку с холодным молоком, которым он запасся в последнем населенном пункте. Ник потушил пожар во рту, задумчиво прожевал и снова откусил. Так, кусая и запивая молоком, он смолотил три картошины. Пальцы, губы, нос и подбородок покрылись липкой грязью. Ну, есть печеную картошку и не испачкаться можно только в одном случае, если заставляешь кого-нибудь чистить ее для тебя. Но тут была полная самостоятельность.

— Прежде чем спать ложится, умойся, как следует, — сказал я. — Ха, видел бы тебя сейчас твой учитель по этикету!

— Это мысль! — кивнул Ник. — Надо будет обязательно во дворце такое устроить и ему на глаза попасться. Может хоть на час дара речи лишится? Ладно, умоюсь. А сказку расскажешь?

— Какую еще сказку? Тебе же не семь лет? Кстати, насчет сказок. А где виконтесса де Пирон? По-моему она тебе понравилась?

— Понравилась, — не стал отрицать принц. — Она умная. Даже очень умная. И храбрая. Но таков удел женщины – сидеть дома, пока мужчины путешествуют и подвиги совершают!

— Щас как дам больно!

— Да шучу я шучу! — захохотал Ник. — Ее в поместье увезли. как раз через недели три вернется.

— И ты решил в это время по империи погулять? Ну ты и жук! Хорошо, будет тебе сказка!

Я начал рассказывать сказку о потерянном времени, разумеется, с некоторыми поправками. Как только я закончил повествование, обнаружил, что Ник сладко спит, прижавшись к теплому боку Акелы.


Утром, свернув лагерь, мы продолжили путь. Империя Мелин была поистине велика и если на севере уже полноправно хозяйствовала зима, то здесь, на юге, было еще тепло. И деревья стояли зеленые. Родных для меня березок здесь не было, натуральные тропики с густыми зарослями и невиданными деревьями. Как таковой зимы тут вообще не было, зато был сезон дождей. Но мы должны были закончить свои дела до его начала. Более всего местный климат не нравился Акеле, бедный зверь уже настроился на снег и мороз, а тут хозяин его в другой конец империи утащил. Хотя по ночам было довольно прохладно.

— Если поторопимся, к обеду будем в городе, — уверенно высказался Колман, который уже путешествовал по этим краям.

— Добро! Может, и корабль сегодня наймем, — для того, чтобы обследовать пару островов нам было необходимо плавсредство, не кролем же плыть.

— Кораблей здесь много, — успокоил меня Колман. — К тому же, большой океанский корабль нам не нужен. Достаточно будет рыбацкое судно нанять.

— Тихо! — внезапно Анри поднял руку. — Слышите?

Впереди, за поворотом наезженной дороги действительно раздавался какой-то шум. И шум этот мне очень не понравился. Лязг металла и приглушенные крики.

— Михмар! Срочно проверь, что там? — скомандовал я. — Только не подставься, аккуратно посмотри!

Михмар соскользнул с коня и растворился в зарослях. Я быстренько натянул тетиву арбалета. Остальные тоже готовились к неприятностям. Юрмар извлек лук и стрелы, Колман проверил амулеты, Анри тоже вооружился арбалетом. Береженого и Единый бережет.

— Ник, если начнется заварушка, прячься за меня и ни каких геройств! Ты меня понял? — строго спросил я.

— Я понял, — отставил мальчишеский тон принц. — Не беспокойся, у меня очень хорошие защитные амулеты.

— Кто бы сомневался! Но все равно, поберегись.

Михмар возник на дороге, словно призрак целлюлита из холодильника.

— Что там?

— Нападение на купеческий обоз! Разбойников около трех десятков, охранников у купцов человек восемь осталось! Еле держатся! Один бандит с этой стороны на стреме был, там в кустах и остался. Еле его заметил!

— Мирон, остаешься здесь! Ник, ты тоже! Михмар, Юрмар, готовьте луки! Колман, постарайся выбить тех разбойников, у которых будет магическая защита! Анри, мы с тобой постараемся хотя бы по два выстрела из арбалетов сделать! Все, на выручку!

Почему я принял решение вступиться за неизвестных мне купцов? Тут все просто, пока впереди разбойники, мы не сможем проехать. Да и не по-человечески, в беде ближнего оставлять. А если еще вспомнить о моей профессии…

Михмар шел впереди, указывая путь. Следом Анри, затем Колман и я. Юрмар замыкающий. Уже через сотню метров шум битвы, до этого приглушенный густыми зарослями, был отчетливо различим. Михмар сделал знак, еще один поворот, и мы вышли на большую просеку. Что тут у нас?

Десяток телег и фургонов, несколько лошадей уже лишившихся своих седоков. И горстка воинов, отражающих нападение толпы оборванцев. Блин, классические разбойники – грязные, в лохмотьях и рожи противные! Но воюют ладно, несколько трупов охраны это отчетливо доказывают.

Выжившие охранники, судя по магической дымке окутывающей их фигуры, пользуются амулетами защиты. Но, если принять во внимание насыщенность этого покрова, амулеты у них вот-вот сдохнут. А еще, в тылу разбойников очень неприятный на вид дядя стоит, и в бедных охранников чем-то вредным для здоровья пуляет.

— Колман, вот тот мужик – маг. Займись им. Остальные, залп по расхитителям купеческой собственности!

Две стрелы и два болта устремились навстречу бандитским рожам. И все нашли свои цели. Я лихорадочно натягивал тетиву, планируя сделать еще хоть один выстрел, а в это время кузены уже по три стрелы в полет отправили. Молодцы, чем больше выбьем с дистанции, тем меньше для ближнего боя останется. Есть! Мгновенно наложил болт и выстрелил. И снова попал.

Колман, словно сбесившийся светофор метал в противника то красные, то желтые, то зеленые всполохи. И не без результата! Вражеский маг или уступал силой Коману, или уже достаточно потратил энергии на купеческих охранников, но достойного сопротивления оказать не мог. Все, что у него вышло, это кокон глухой защиты. Но Колман методично и планомерно взламывал его. На просеке раздались оглушающие крики, нас наконец заметили. Разбойники вопили от досады и страха, а охранники получив прилив новых сил, отчаянно рубили всех вокруг. Двое или трое разбойников, видно самые трусливые, уже метнулись в чащу. Э, нет, так дело не пойдет! Засядут в кустах и стрелу пустят!

— Анри, вперед! Руби их!

И мы с виконтом, обнажив мечи, ворвались в толпу бандитов. Нападавших много, но вооружение у них скудное. Дубины, крестьянские топоры, какие-то ржавые клинки. Против двух бойцов, защищенных магическими амулетами, бандиты мало что могли сделать. Хоть и пытались. Но кузены, выпустив еще несколько стрел, рванули нам на подмогу.

Хех! Мой меч укорачивает одного из бандитов, кинжал добивает раненного виконтом, а рядом, подобно молнии в тело очередного злодея вгрызается топор Юрмара. Не успеваю повернуться к следующему врагу, зато Акела сбивает его с ног и впивается клыками в горло. Хех! Некогда обращать внимание на серого друга, пора встречать еще одного злодея!

Участь разбойников была решена. Охранники купеческого обоза, быстро справились с оставшимися на их долю бандитами, поспешили оказать помощь уже в наш адрес. Да и стрелами многих выбило! Несколько человек успели сбежать в лес, но преследовать их мы не стали. В этих зарослях без проводника делать нечего. Вытерев лезвие меча, я подошел к уцелевшим охранникам.

— Благодарю вас за помощь, ваша милость! — навстречу мне вышел рослый воин, лет сорока. Наверное старший среди охранников.

— Не стоит благодарностей. Жаль, что не успели раньше. Кто это был?

— Банда эта недавно в этих краях объявилась, но уже успели несколько обозов разграбить. Магом прикрывались, сволочи! Пятерых наших положили, да купцов двоих! — ответил тот же воин и запоздало представился. — Гарс Медоед.

— А почему Медоед? — спросил я невольно улыбнувшись.

— Да по молодости так прозвали. Сладкое очень любил, — нисколько не смутившись ответил воин.

— А теперь?

— И теперь люблю, правда уже не так сильно.

Из-за телег выбрались два гнома, одетые как купцы.

— Ваша милость, какое счастье что вы проезжали здесь! — подбежал к нам один из них. Второй отошел к телам погибших и встал возле них на колени. — Вы же в Тобилан направлялись?

— Туда, — не стал скрывать я. А что скрывать, дорога одна. — Я смотрю, у вас потери?

— Да, — проследил за моим взглядом гном. — Сын его и племянник. Первыми полегли, даже амулеты не спасли. Меня Саридом завут, а друга моего Ярсом.

— Барон Воронов, — представился я в ответ.

— Тимэй, что с магом делать будем? — спросил подошедший Колман.

— В смысле? Он что живой? — не понял я.

— Живой, я его оглушил только, — подтвердил маг.

— Ваша милость, отдайте его нам! — с горящими глазами взмолился гном. — За его голову купеческая гильдия пятьдесят золотых империалов назначила, мы вам сотню выплатим! Только отдайте нам!

Закон? Его соблюдать надо. Но и право на месть в империи никто не отменял! Вроде бы совсем недавно я отчитывал стажеров за самосуд, а теперь сам собираюсь так поступить? Но у меня есть два смягчающих обстоятельства: первое – я сейчас не при исполнении, а второе…

— Это не мой пленник. Тот, кто в бою одолел пусть и судьбу решает. Но я не против.

— Дополнительных денег не надо, — Колман сразу отмел возможность нажиться на купцах. — Пятьдесят золотых и делайте с ним все что захотите.

— Договор! — Сарид незамедлительно извлек из кармана пухлый кошель.

Оставив их решать финансовые вопросы, я подошел к Анри.

— А где кузены? — спросил я.

— За лошадьми и фургоном отправились, — Анри внимательно оглядывал поле боя в поисках недобитков. — Да и Ника с Мироном надо проверить. Мало ли что?

— Блин, как я про них забыл? — мне стало плохо от мысли, что кто-нибудь из разбойников мог побежать в тут сторону.

Я был готов уже бежать вслед за кузенами, но увидел как из-за поворота появился наш фургон. Рядом с Юрмаром сидел Ник и махал мне рукой. Ох, прямо камень с сердца!

— Ваш племянник двоих разбойников уложил, — сказал Юрмар.

— Как?!?

— Ну, дядюшка, у меня же не только защитные амулеты есть! — хитро подмигнул мне его высочество. — Они сами на нас с Мироном выскочили! Честно-честно! Мы их даже не искали!

Бли-и-ин!!! Я до свадьбы не доживу! И так седины наверное прибавилось! Нет, это первый и последний раз когда я принцев по империи сопровождаю! Если еще такое случится, тут же сдам на руки родителю, и пусть он сам с ним мучается!

Я втянул воздух сквозь плотно сжатые зубы и внезапно обратил внимание на лицо Юрмара. Наш могучий боец словно превратился в соляной столб. Ни единого движения, дыхания нет, глаза из орбит лезут, а сам взгляд куда-то мне за спину обращен. Обернувшись, я осознал причину ступора моего охранника.

В пылу сражения я не обратил особого внимания на купеческих бойцов. Теперь, когда они сняли шлемы, я увидел, что среди мужчин была и девушка. В кольчуге, с мечом в руке, с длинными, черными как смоль волосами, она выглядела как женское воплощение бога войны! А когда она повернулась к нам и я увидел ее лицо, полностью разделил восхищение Юрмара. И понял, что Юрмар поражен в самое сердце.

Валькирия!



Глава 9

Воительницу звали Ниана Лапка. Ей было двадцать два года. Последние семь лет Ниана тянула нелегкую наемничью долю, и уже пять лет как она была награждена прозвищем. Все это я узнал немного позднее, когда переговорил с Медоедом. А вот Юрмар даже не подумал навести справки. Как только ступор немного спал, он сглотнул набежавшую слюну и решительно направился к девушке. Пару минут Юрмар что-то ей говорил, Лапка внимательно слушала, а потом подняла ручку, и небольшим, но очень крепким кулачком врезала Юрмару в ухо и ушла. А Юрмар стоял на месте, в окружении смеющихся наемников.

Наш маршрут совпадал с купеческим, и было решено проделать оставшийся путь сообща. Мало ли что еще может приключится? Наемники погрузили тела павших товарищей на телеги, быстренько собрали трофейное оружие, какое заслуживало хоть какого-нибудь внимания, и наш совместный отряд тронулся в путь. Нам тоже предлагали долю в трофеях, но я отказался. Возиться с откровенным хламом не хотелось, с деньгами проблем не было. А если бы возникли, всегда можно через купеческую гильдию императорскую денюжку получить. Даже Юрмар, пораженный своей красавицей, ничего не прихватил.

Когда мы немного отъехали от места нападения, я направил Крома поближе к фургону.

— Юрмар, можно узнать, что ты такого девушке сказал, что она тебе ухо пометила? — Спросил я.

— Да я сказать-то толком ничего не успел! — в сердцах сплюнул на дорогу воин. — Сказал, что красивая она очень, что понравилась мне. Предложил ей с нами в путь отправиться. Если надо я бы неустойку по ее контракту оплатил! Только стал говорить, что заплачу, еще даже не сказал, за что как в ухо получил. Огонь девка! И кто ее Лапкой прозвал?

— Кто прозвал, я не знаю. Но знаю почему. Вон она какая, красавица! Гибкая, женственная, притягивающая взоры! Настоящая Лапка! А в лапке когти есть, в чем ты успел убедиться. А еще ты балбес! Посмотри, кто ее окружает? Ну?

— Наемники, — мрачно взглянул на купеческих охранников Юрмар. — Воины отличные. Только ведь я не хуже!

— А не об этом! Ее мужчины окружают, причем постоянно. И сам подумай, сколько раз она уже всяческие предложения выслушивала? Если бы она на каждое соглашалась, кто бы ее уважал? А ее уважают, это сразу заметно.

— Все равно не отступлюсь! Я тут подумал, наверняка там, куда мы едем, цветов не на один букет. Если я ей цветы подарю, может согласиться выслушать.

— Вот это дело! — я полностью одобрял решение Юрмара. — Найдем мы тебе букет, точно найдем! Только продумаю хорошенько, что ты хочешь ей сказать и что ты хочешь ей предложить. А пока попробуй переговорить с Медоедом, он вроде бы мужик неплохой, может и подскажет что-нибудь.

Оставив Юрмара обдумывать свое будущее, я решил связаться с кем-нибудь из стажеров. Что происходит после моего отъезда? Ведь не зря меня Эдгар от столицы подальше отправил? Может что-то удастся узнать? Я достал амулет.

— Ранэр? Как у вас дела?

— Все хорошо, шеф! — бодро отрапортовал Генрих. — Одну кражу раскрыли. И одно убийство. Графа Хамиса в собственном доме убили.

— А убийца, разумеется, дворецкий? — решил пошутить я.

— Как ты узнал, шеф? — в голосе Генриха звучало неподдельное удивление. — Мы ведь только закончили!

— Ну это же элементарно! — я добавил в голос уверенности и снисходительности. — Кто еще графа убить может как не дворецкий?

Тут я не выдержал и рассмеялся. Генрих понял что я его дурачу, поддержал меня.

— Более никаких происшествий? — спросил я. — Что там Стальной Маркиз делает?

Я рассказал стажерам о Железном Феликсе, без уточнения в какой стране жил этот человек. Эти рассказы так понравились, что де Салана тут же перекрестили в Стального Маркиза. Наш начальник об этом прекрасно знал, но комментария от него мы не дождались. Как обычно маркиз был очень скуп на эмоции. Вот вернусь и расскажу, как враги расправились с Железным Феликсом. Интересно, где мощный магнит добыть?

— Пока не улыбался, — дежурно ответил Генрих. — Даже когда "цепочников" поймали.

— "Цепочников"? — не понял я.

— Ну да! — подтвердил он. — Правда, это не наша заслуга, там городская стража отличилась. Ты же знаешь, шеф, в столице есть три театра. Это те, у кого собственное помещение есть, мелочь, на рынках выступающую я не считаю. Так вот, между владельцами театров настоящая война за хорошие пьесы идет. Один из этой троицы, господин Сталикер, заказал у поэта Алгеса пьесу в стихах. Алгес пьесу писал, но очень медленно. В других театрах новые постановки, а у Сталикера репертуар старый. Тогда Сталикер и его жена Елера, поэта этого умыкнули и в подвале своего театра цепью к стене приковали. Стали требовать, чтобы поэт пьесу как можно быстрей дописал, иначе кормить не будут. Алгесу делать было нечего, пришлось призвать вдохновение, ну ты понимаешь, кушать-то хочется, и в рекордные сроки дописал. Кстати, отличная пьеса получилась! Сталикер пьесу получил, а потом задумался. Что делать? Отпускать нельзя, за похищение по головке не погладят. Убивать? Так рука не поднимется. А тут Алгес говорит ему, я стихотворение другу обещал написать, вот написал, передай пожалуйста! Сталикер передал, не сам, мальчишку уличного послал. А в том стихотворении Алгес просьбу о помощи зашифровал. Друг все понял, к страже побежал. Ну, те в театр, нашли поэта, живого и здорового. Теперь Сталикера и Елеру все "цепочниками" зовут!

— Подожди, а разве их на рудник не отправили?

— Нет, Алгес сказал, что претензий не имеет. Говорит, что у него в подвале куча новых идей появились, и теперь он не один десяток пьес написать сможет! Одну уже начал, "Цепь поэта" называется. Так что хозяева театра штрафом отделались. Да что им тот штраф, к ним народ валом валит! Все хотят посмотреть где Алгеса держали. Уже экскурсии водят в "Темницу голодного поэта"!

— Вернусь в столицу, обязательно схожу! — вот я балбес! Знал же что театры есть и ни разу Викторию не пригласил!

— Шеф, а ты где сейчас?

— Путешествую по необъятным просторам империи, — мне не хотелось сообщать свое местоположение. Не то, что я не доверял Ранэру, но лучше прислушаться к своим опасениям. — Значит, ничего необычного не произошло?

— Нет, ничего не припомню. Разве что ночью труп какой-то девки нашли. Зарезали ее, видно приятели. Девка-то не из приличных. Но этим стража занимается.

— Хорошо, работайте я скоро приеду.

Значит, ребята не знают что происходит? Вероятно так. Генрих, несмотря на то, что его отец является советником императора, обязательно рассказал мне, все, что ему стало известно. Что же придумал Эдгар?


Портовый город Тобилан значительно отличался от всех других городов, ранее виденных мной. Начиная с того, что крепостная стена со стороны суши была лишь обозначена, когда со стороны порта поражала своей высотой. Да и толщина ее внушала уважение. Сам порт раскинулся вдоль береговой линии протяженностью более трех километров. А может и больше, весь порт я не обследовал. Сам город был наполнен морской тематикой, это понятно, основную прибыль здесь всем приносило море. Кто-то ловил рыбу, кто-то работал в порту, кто-то баловался контрабандой. Все при деле были. Тобилан не самый крупный портовый город империи, но жителей хватало. Как и разумных в форме. Серьезно, столько военных я и в столице не видел! Как сказал Колман, нападение пиратов на порт было не редкостью, а посему приходилось содержать большой гарнизон для охраны города.

Спасенные нами гномы предложили остановиться у них, но я отказался. Два трупа близких родственников не создадут в доме комфортной обстановки.

— Колман, ты хорошо город знаешь? — спросил я, распрощавшись с купцами и их охраной.

— Прилично, — Колман глубоко вдохнул наполненный солью воздух. — Пять лет назад тут был. Почти четыре месяца прожил. Связи среди контрабандистов налаживал. Хорошее времечко было!

— Тогда подскажи гостиницу приличную. Сегодня нам надо отдохнуть, а завтра будем корабль искать.

— Есть неподалеку приличное место, "Золотая Акула" называется. А прежде чем корабль искать, надо в местном отделении Тайной Канцелярии разрешение получить. Здесь с этим строго, а ну как решат что мы недоброе задумали?

— Хорошо, заедем и получим. Надо будет другую одежду купить, в этой жарко.

Гостиница и впрямь была приличной. В три этажа, с просторными и чистыми номерами. Мы заняли почти целое крыло, я, Анри, Ник и Колман получили по отдельному номеру, а остальным достался трехместный. Как только заселились, Мирон и Махмир слезно начали отпрашиваться у меня, дабы осмотреть местные достопримечательности. Ребята честно трудились, да и в гостинице было спокойно. Я вручил каждому небольшую премию и отпустил. Достопримечательности в новом городе осмотреть – дело святое! Ребята радостно поинтересовались у гостиничного слуги, где находится ближайший бордель, и умчались.

— Ник, я надеюсь, ты никуда не сбежишь без моего ведома? — поинтересовался я. — Если что, портал здесь есть, отправить тебя домой можно очень быстро!

— Нет, Тимэй, я все понял, — с самым честным взором ответил принц. — К тому же я немного устал. Но завтра мы по рынку пройдем? Интересно посмотреть, чем здесь торгуют.

— Сходим, обязательно сходим.

Я отправился в купальню, омыть свое бренное тело после дороги дальней и трудов ратных, а в голове крутилась мыслишка. Портал здесь есть, что если мне оставить Ника на попечение Юрмара и Колмана, а самому на пару часов к Виктории в гости? Ну, может чуть больше чем на пару часов, но все равно, быстро обернусь. Соскучился я. Через амулет мы, разумеется, говорим почти каждый день, но хочется вживую пообщаться. Вот только император приказал мне носа в столицу не показывать, как бы не осерчал правитель. Эдгар мужик крутой, может и покарать сгоряча. Поговорю я с Рэдфордом, может ему что-нибудь известно?

— Рэдфорд, как обстановка? Все в порядке? Я тут домой решил на пару часов заглянуть.

— Тимэй, не вздумай приезжать! — услышал я в ответ взволнованный голос ветерана. — Я не могу тебе ничего объяснить, клятву дал, но в столицу сейчас тебе ни в коем случае нельзя! И вообще, постарайся поменьше светиться! Тут такая история началась!!! Сиди тихо, иначе всю игру поломаешь!

И амулет ветерана замолчал. Вот это поворот! Получается, император, отослав меня, какую-то игру начал? А Генрих мне ничего не сказал. Значит, он тоже под клятву попал. Интересные танцы получаются. И Ник молчит. Правда, его высочество сказал, что мне ничего не угрожает, но подробностей не сообщил? Не нравится мне, когда мою личность втемную используют!


Утром получить разрешение в Тайной Канцелярии не удалось. Инспектор, который должен был его выдать, отсутствовал, и вернуться обещал только через два дня. Я мог бы достать бумагу, которую мне Эдгар дал, шмякнуть ее об стол и потребовать все и немедленно, но мне посоветовали особо не светиться. Значит, будем соблюдать режим "тише воды, ниже травы". Эти дни мы потратили на закупку необходимых вещей и отдых. Колман правда порывался по старой памяти контрабандистов найти и их услугами воспользоваться, но я решительно воспротивился этому. Не доверяю я таким личностям, а у меня принц на попечении. Лучше обождать немного.

На третий день, со мной связался Макс Прем.

— Шеф, у нас проблемы! — Сразу выпалил он.

— Что случилось?

— Ранэр говорил, что девку мертвую нашли? Так у нас за последних три ночи уже пять трупов женских! Кто-то по ночам девок режет! Да как режет! Люди уже о возвращении Мясника поговаривать начали!

— Так, успокойся и давай подробности!

— В общем, три ночи назад, гулящую девку зарезали. Никто особого внимания не обратил, мало ли в столице убийств! Подумали что ее дружки по пьянке приговорили. Задержали парочку приятелей, в темницу отправили и думали, что дело окончено. А на следующую ночь сразу три трупа нашли! В одном районе. И две девчонки из вполне приличных семей. Одна служанкой в трактире работала, домой спешила после смены. Ее в нескольких метрах от дома нашли, ножом кто-то истыкал. Другая, от подружки бежала, засиделась до полуночи. Третья, как и первая, достойным поведением не отличалась. В этом районе на ночь патрули стражи усилили, так утром в соседнем районе еще две жертвы! В столице волнения начались, император лично приказал найти убийцу живого или мертвого, в кратчайшие сроки. Нас тоже на это дело кинули.

— Свидетели? Какая-либо другая информация? Маги что говорят?

— Маги смогли ауру снять, только неполную. Амулетами, гад, прикрывается! Свидетелей почти нет, есть один пьяница, под забором спал. Говорит, проснулся от возни какой-то, а рядом с ним, мужик в девчонку нож вонзает. Этот пьяница так испугался, что замер на месте. А когда убийца ушел, бежать бросился. Только утром к страже обратился, мерзавец! Если бы сразу шум поднял, глядишь и успели бы задержать. По его словам, мужик высоким был, в плаще и шляпе. Лица разглядеть не удалось, но одежда добротная. Маги в его памяти покопались, но ничего толкового не выяснили.

— Собери полную информацию, во что были одеты, какого роста, какого цвета волосы. Все, до последних мелочей! Понял? Еще раз опросите всех, кто живет поблизости, ну не может такого быть, что девок режут, и никто ничего не слышит! Потом характер ранений, куда чаще всего удары наносились, с какой силой? Что за нож был, или может кинжал? Опроси всех в трактире, где девчонка работала, не уходил ли кто-нибудь следом за ней? Маги пусть дополнительно поработают, может что-нибудь и зацепят. Важна любая мелочь! Давай, действуй! Как только закончите, сразу мне полную информацию!

Вот не было печали! И я в столице появиться не могу! Ребята хоть и головастые, но мне бы своим глазком глянуть. Может поговорить с Эдгаром, пусть какой-нибудь амулет на меня навесит, чтобы не узнал никто?

С императором я связался. Правда толку от этого разговора не было. Эдгар даже слышать не хотел о моем возвращении. Сказал, что ввел дополнительные силы в столицу, и убийцу непременно поймают. Блин, дополнительные патрули могут заставить его на дно залечь, а через несколько дней новые трупы найдут! Как можно так к делу относиться? Эдгар же разумный правитель и такую ерунду несет!

Прем, собрав все факты в один мешок, снова связался со мной. Опустив лишние подробности удалось выявить одну деталь – все жертвы носили белые платки. В столице сейчас это модно, многие носят, но далеко не все. А тут только белые платки на голове. Это уже зацепка.

— Шеф, мы священника на место убийства приглашали. Он сказал, что возможно убийца одержим демоном. — Добавил Прем.

— Демонолог в столице? Где "красная братия" на каждом углу? И магов полно? Как-то слабо верится.

— Мне тоже, но священник уловил остатки демонской сущности. Может не сам убийца, а нож его?

— Меня еще один факт беспокоит, почему никто не слышал криков девушек? Представь, ночь, темная улица, девушка идет домой. Внезапно ее догоняет какой-то мужчина, с ножом в руке. Естественно, любая девушка закричала бы, а тут никто не слышал криков. И не на пустыре дело было, среди жилых районов.

— Скорей всего было применено какое-то ментальное заклинание или амулет. Девушки наверняка сами подходили к своему убийце.

— Ясно. Работайте, а я тут подумаю.

Возникла у меня мысль, хоть и избитый прием, но сработать может. Осталось найти нужного человека и кажется, я знаю где его искать.

— Анри, давай сделаем так, ты иди получать разрешение на выход в море, а я прогуляюсь немного. Колмана с собой возьми, сразу как получите разрешение, отправляйтесь в порт и найдите небольшой корабль. Колман знает на какие острова нам надо попасть. А я Мирона возьму.

— За Николасом кто присматривать будет? — Поинтересовался Анри.

— Ох! Ну, давай монетку бросим!

Бросили. Ник пошел со мной.


Подворье купцов, которым мы оказали помощь, стояло почти в центре города. Встречать нас вышел Сарид, собственной персоной.

— Ваша милость, наконец-то вы смогли найти время, чтобы посетить наш скромный дом! — весьма доброжелательно воскликнул он. — Прошу вас, проходите!

— Глубокоуважаемый Сарид, я не навещал вас, потому что не хотел мешать приготовлениям к похоронам. Позвольте еще раз выразить свое глубочайшее соболезнование. Нелегко терять близких, — ответил я.

— Этот так, но жизнь устроена таким образом, что потери неизбежны. Купцы часто гибнут. И охрана не всегда спасает. Вот моя охрана, очень хорошие воины, но в этот раз столкнулись с превосходящими силами. Я не виню их. Они честно выполняли свой долг, ни один из них не сбежал. Даже когда казалось, что смерть заберет всех нас. Да что мы на пороге разговариваем! Прошу за стол!

Отказать приветливому хозяину, так чтобы не обидеть его было невозможно. Хоть время и поджимало, но пришлось воздать должное обильному угощению. Со свой стороны я в грязь лицом не ударил, и выставил на стол кувшин "драконовки". Родственник и напарник уважаемого Сарида к нам не вышел, как и жена хозяина. Пообедали в мужской компании. Ник вел себя безукоризненно, в разговоры не лез, вопросов не задавал. Когда все правила приличия были соблюдены, я перешел к сути визита.

— Глубокоуважаемый Сарид, скажите, собираетесь ли вы в дорогу? В ближайшие дни? Не сочтите мой интерес за выпытывание ваших коммерческих тайн!

— Особых тайн нет, пока я никуда не поеду. Товар доставлен, причин, покидать город нет. Вам что-то нужно? Говорите, я сделаю все, чтобы помочь вам!

— Мне надо поговорить с одним из ваших охранников. Если можно наедине.

— Кто именно вас интересует?

— Лапка.

— Вот как? — гном смерил меня задумчивым взглядом. — Осмелюсь сказать, что эта девушка многих покорила своей красотой, но, ни разу не дала повода усомниться в своей нравственности. И члены отряда очень любят ее. Как верного соратника, как сестру. Прости меня, но за непристойное предложение они даже дворянина не пощадят. Тем более, что один из воинов сам дворянин, и может вызвать на поединок!

— Вы меня не так поняли! — рассмеялся я. — Клянусь, что не предложу Ниане Лапке ничего, что могло бы бросить тень на ее честное имя! Речь пойдет совсем о другом.

— Хорошо. Пройдите в мой кабинет. Лапка сейчас подойдет. Там вам никто не помешает.

Сначала я планировал оставить Ника на попечение Мирона, но принц воспротивился этому.

— Тимэй, не знаю, что ты задумал, но лучше если я буду присутствовать при разговоре, — заявил он. — Девушка почувствует себя более спокойно, если рядом будет ребенок. Предложения интимного характера не делают в присутствии детей.

— Ох, Ник! Не устаю тебе удивляться! То ты ведешь себя как обычный мальчишка, то из-за этой обманчивой внешности проглядывает такой мудрый политик, что просто диву даешься! И как у тебя это получается?

— Тимэй, тебя бы так обучали! — с тяжелым вздохом ответил его высочество.

— Ладно, уж! Пойдем, успокоитель девичьих сердец!

Лапка не заставила себя долго ждать. Лишь только я успел сесть в кресло, как она возникла на пороге. Сегодня на ней не было кольчуги и шлема, да и вооружение было представлено одним кинжалом на поясе. Наемница окинула меня холодным взором, который, впрочем, немного смягчился при виде Ника, залезшего с ногами на диван. Нет, варит голова у принца, ничего не скажешь!

— Вы хотели меня видеть, ваша милость? — спросила она, отвесив скромный поклон.

— Хотел. Присаживайтесь, поговорим, — я старался выглядеть наиболее миролюбиво. — Скажите, когда заканчивается ваш контракт?

— Через год, — мой миролюбивый вид не помог, девушка все равно напряглась. Ее опасения были понятны, если бы я хотел нанять всю ватагу, то говорил бы со старшим наемником, а тут беседую именно с ней.

— Мне нужна помощь. Более того, помощь нужна жителям столицы, — не стал я ходить вокруг. — Работа на несколько дней, связанная с очень большим риском. Но и оплачивается хорошо. Вот в этом кошельке пятьдесят золотых. И это не окончательная сумма.

— Почему именно я? — невольно заинтересовалась наемница.

— Потому что вы девушка. И можете постоять за себя. Мне нужна именно такая. С другими девушками-наемницами я не знаком.

— Что нужно сделать?

— Вы слышали о новой службе, по розыску преступников, которая недавно была создана в столице?

— "Кобели"?

— КАК?!!! — поперхнулся я от неожиданности.

— Ну, у них на эмблеме пес изображен. В народе их "кобелями" называют, — Ниана простодушно похлопала ресницами.

Ник захохотал первым, пока я еще боролся с возмущением. Злядя на него рассмеялся и я, а затем и Ниана поддержала наше веселье. Нет, ну надо же! Я тут бьюсь, службу создаю, преступность пугаю, репутацию создаю, а нам такое неблагозвучное прозвище навесили! Узнать бы кто до этого додумался!

— Ниана, вы просто чудо, но не советую так называть моих парней. Они между прочим, жизнями рискуют и добрые дела делают. Преступников ловят, убийц и воров. Не стоит их так пренебрежительно называть.

— Прошу простить меня, ваша милость, — наемница потупила взор. Чтоб мне больше никогда в бане не париться, если это не актерская игра! Тем лучше для меня.

— Чем же я могу помочь? — спросила девушка.

В ответ я честно рассказал об убийствах в столице. Все, что мне удалось узнать по этому делу, без утайки. Ниана слушала очень внимательно, не пропуская ни одного слова.

— Патрули из городской стражи, это хорошо. Но они могут напугать убийцу. Он заляжет на дно, а через несколько дней снова выйдет на охоту.

— И вы хотите, чтобы я прогулялась по ночным улицам столицы в белом платке? — догадливо спросила она.

— Именно это я и хотел предложить, — кивнул я. — Вас снабдят лучшими амулетами, вам установит ментальную защиту сам магистр Тофар. Вы подготовленный боец, и сможете продержаться несколько мгновений до прибытия помощи. Что вы скажете по поводу моего предложения?

Наемница задумалась. Я не мешал ей, дело было весьма серьезное. Никакая магическая защита не даст полной гарантии, тем более, если тут замешана демонология. Глупцы, вызывающие демона, думают, что смогут удержать его в подчинении, но никому еще это не удалось. Рано или поздно демон поработит своего "хозяина" и начнет диктовать свои правила. И всегда демонология сопровождается трупами, кормить демона нужно кровью и душами. В ответ, призвавший получает весьма могущественные силы. Это и становится причиной вызова демонической сущности.

— Я согласна! — Лапка решительно тряхнула головой. — Но у меня есть несколько условий.

— Я слушаю.

— Вы выкупите мой контракт, заплатив все неустойки, — начала перечислять Ниана. — Эти пятьдесят золотых пойдут Медоеду и его людям в качестве компенсации. И вы возьмете меня на службу!

— Первое и второе условие меня устраивают. А вот третье? — я задумался. — Скажу честно, у меня достаточно охраны. И взяв девушку на службу, я могу получить проблемы в будущем. Мои люди, да и я сам, не привыкли сражаться рядом с девушками. Боюсь, что в следующем бою, мои люди будут невольно оберегать вас, вместо того, чтобы беречь мою жизнь. Может как-нибудь деньгами?

— Дядюшка, ты не правильно ее понял, — внезапно подал голос с дивана Ник. — Мне кажется, что Ниана хочет поступить на службу не к тебе лично, а стать первой женщиной- сыщиком.

— Это так? — я перевел взгляд на наемницу.

— Да! — с вызовом ответила она. — Именно это я и имела в виду!

— Причины? — коротко осведомился я.

— Работа в столице, хорошее жалование, перспективы в будущем. Не так уж и мало! Век наемника короток, а женщины-наемника тем более. Я трижды была ранена, и никто не даст гарантии, что в следующем бою меня не убьют.

— Но погибнуть можно и разыскивая преступников, — возразил я.

— Можно. Но все-таки в некоторых случаях вам без женщин не обойтись! — задорно улыбнулась она. — Значит, вам придется брать на службу кого-нибудь. Так почему не меня?

Признаться я не раз уже задумывался об этом. Да и ранее говорил об этом. И императору, и маркизу. Но, пока что найти подходящую кандидатуру не удалось, так может это наш шанс? Девушка неглупая, боевой опыт имеет. Остальному научится, было бы желание.

— Хорошо! — я хлопнул ладонью по столу. — Обещаю, если справишься с этим делом, возьмем в наши ряды. Только вот кем ты будешь среди "кобелей"?

— Там посмотрим, остаться мне Лапкой или сменить прозвище! — наемница снова улыбнулась. — Стало быть, мы договорились?

— Раз ты выдвинула свои условия, у меня тоже будет одно, — я не спешил подтверждать соглашение. — Когда я вернусь в столицу, ты выслушаешь Юрмара. И не станешь бить его в ухо. Решение принимать только тебе, но выслушать надо. Согласна?

— Согласна!

Время поджимало, и я срочно связался с Тофаром. Объяснив ему ситуацию, я попросил мага встретить девушку в столице, обеспечить жильем и всем необходимым для работы. Ну и объяснить стажерам, что это их будущий соратник, а посему вести себя надо соответствующе. Тофар обещал взять дело под свой личный контроль.

Решив финансовые вопросы с Саридом и Медоедом, я проводил Ниану до портальной установки. Будем ловить убийцу на живца!



Глава 10

— И это наш корабль? — недоуменно спросил я.

— А что тебе не нравится? — Анри с усмешкой взглянул на меня. — Нам же не океан пересекать, острова, на которые нам нужно попасть, в двух днях пути. А может, и быстрей доберемся. Для этого большого корабля не требуется. Пошли на борт.

Я стоял на месте, с чувством, что меня жестоко обманули. Словно ребенку пообещали огромную шоколадную конфету, а в результате решили откупиться карамелькой в замызганном фантике. Идя в порт, я, подогреваемый прочитанными в детстве книгами, надеялся вступить на палубу гордого и красивого парусника, а передо мной качался на волне невзрачный баркас. Может эта посудина называлась и по-другому, знатоки парусных судов, точно сказали бы, какому земному судну она соответствует, но для меня это просто баркас. Парус был, в данный момент свернутый, но всего один. Команда состояла из четырех человек, и они вовсе не выглядели суровыми морскими волками. Нет, внешность была вполне достойная, загорелые лица, крепкие, просоленные фигуры. Но по глазам было видно, что это обычные моряки, а не суровые джентльмены удачи. И ужасный запах рыбы, пропитавший каждую доску на этом судне.

Нет, я прекрасно понимаю, что для такого непродолжительного путешествия не стоит тратить большие деньги. Но, душа требовала настоящего корабля! Такого, как в книгах Станюковича, Жюль Верна и Майн Рида! А тут что? Обычная рыбацкая посудина! Ладно, может в будущем и представится случай осуществить детские мечты!

В поход за цветами мы отправлялись впятером. Михмар и Мирон остались присматривать за лошадьми и прочим имуществом. Острова, на которые стремились, были невелики. Куда там на конях? Еще у меня была мысль оставить на берегу Ника, но поразмыслив решил держать его рядом с собой. Риск все равно есть, но тут хоть лично пригляжу. А в компании Мирона и Михмара он может со скуки в какую-нибудь историю влипнуть. Я даже Акелу брать с собой не стал, где ему на судне естественные надобности справлять?

Благодаря своему небольшому размеру, баркас, гордо именуемый "Рассекатель волн" смог подойти вплотную к причалу, и на борт можно было подняться по сходням. Опасливо взирая на прогибающиеся под моим весом доски, я осторожно переместился на плавсредство. Следом поднялись Колман и Юрмар. Анри шел замыкающим, а вот принц вновь повел себя как обычный мальчишка.

— Эгей!!! — одним махом его высочество преодолел сходни и тут же ловкой обезьяной взлетел на самую макушку мачты. — Отдать швартовы! Поднять паруса! Курс на восток, якорь мне в селезенку! Пятнадцать человек на сундук мертвеца!!! Й-о-хо-хо и бутылка рому!!!

— Ник! А ну спускайся, паршивец! Никогда больше не буду тебе историй рассказывать! — я уже пожалел, что последних два дня пересказывал ему истории о пиратах. Даже несколько картинок нарисовал.

— Каррамба!!! — его высочество взглянул на меня как на сухопутную крысу, взявшую на себя немыслимую смелость указывать доблестному корсару, но все же спустился.

Команда взирала на нас с философским спокойствием, мол дурью богатенькие пассажиры маются, что с них взять. Один из моряков приблизился к Анри, посчитав его старшим в нашей компании.

— Ваше сиятельство, мы готовы отправиться в путь по вашей команде, — молвил он. — В трюме мы отгородили место для вас, там же и вещи сложить можете.

— Хорошо, показывайте. — с важным видом кивнул Анри. — И можем отплывать. Время не ждет!

Мои спутники отправились осматривать предложенные покои, а я решил задержаться на палубе. Ник остался со мной. По всему, принц твердо решил стать пиратом на несколько дней, и сдернув с головы шляпу, повязал красный платок. Глядя на него я решил доставить парню несколько приятных мгновений.

— Так, юнга! — гаркнул я боцманским голосом. — В команде Черной Бороды не было и не будет любимчиков! Выполнять все приказания, иначе, клянусь акульим плавником, ты на собственной шкуре узнаешь, что такое судовая кошка-семихвостка! Немедля покинуть капитанский мостик и приготовиться к отплытию!

Ник важно козырнул мне и отошел в сторонку, не мешая морякам заниматься их делом. Тот, который говорил с Анри, занял свое место возле штурвала.

Ну, хоть частично, но детские меты сбылись! Я на корабле и мы выходим в открытое море! Судно, несмотря на свой непрезентабельный внешний вид, оказалось на диву маневренным и юрким. Миновав корабли, стоящие в стороне от пирса, "Рассекатель волн" медленно, но верно принялся набирать ход. Стоп, а как он вообще движется? Парус так и остался скрученным на мачте, а судно идет вперед?

— Капитан, я могу задать несколько вопросов? — обратился я тому, кто стоял у штурвала.

— Вилф, к вашим услугам, ваша милость, — слегка поворачивая штурвал ответил капитан.

— Скажите, Вилф, а как ваш корабль двигается без парусов?

— Магией, господин! — капитан недоуменно взглянул на меня. — Там, на корме, установлен кристалл с заклинаниями. Они-то и дают импульс, который заставляет корабль идти вперед. Остается только курс выдерживать.

— А парус тогда зачем?

— В море нельзя на одну только магию полагаться. А ну как кристалл испортится, или заряд закончится? К тому же, услуги мага довольно дороги, иногда лучше под парусом идти. Если ветер попутный. А сейчас, как вы сами видите, полный штиль. Но к вечеру ветерок поднимется, это уж точно!

Действительно, что-то я глупость сморозил. Теперь, после слов капитана, я четко увидел на корме знакомое свечение. Хорошая вещь эта магия! И экологически чистая! Ни мазута тебе, ни соляры. Удивляюсь, как они только на автомобилях еще не ездят? Никто не додумался повозку на магической тяге сделать?

— Вы хорошо знаете эти воды? — задал я новый вопрос.

— Отлично, господин, — если капитана и раздражал мой треп, то он никак этого не показывал. — Я двадцать лет здесь хожу. Служил на торговом судне, а потом рыбалкой занялся. На хорошую рыбу и цены хорошие. На жизнь хватает.

— Значит, до нужного нам острова путь знаете?

— Разумеется! Вот только остров Альбатроса, на который ваш маг указал, у нас, моряков, дурной славой пользуется. Подходы к нему трудные, к берегу не причалить. Придется на ялике добираться. Пресной воды там почти нет, а зарос он так, что через дебри и не пройти. Да и люди там пропадали, иногда целыми отрядами. Просто исчезали, без следов и все.

— Там никто не живет?

— Нет, я же говорю, с водой там плохо. А так-то остров довольно большой.

Он снова довернул штурвал, выдерживая прежний курс.

— Если ничего не случится, завтра, к обеду, будем на месте. Но шторма не будет, точно говорю. Хотя к вечеру немного засвежеет.

И в этот момент я понял, что являюсь самым последним балбесом. Если здесь к вечеру становится немного прохладно, то что сейчас в столице делается? Снег, наверное уже приличный, а я вчера наемницу через портал в легкой одежде отправил! Нет, ну не идиот ли я? После здешнего климата, прямиком в сугробы! Вот схватит девчонка воспаление легких, и я тому виной буду! Одна надежда, Тофар ее должен встретить. Надеюсь, он что-нибудь предпримет!

Нам повезло, шторма не было. Корабль шустро рассекал волны, вполне оправдывая свое название. Команда нам не докучала, а мы старались не путаться у них под ногами. В трюме нам отгородили небольшой уголок, где были подвешены пять гамаков. Не самое удобное ложе, но пару ночей вполне можно пережить. Ник излазил весь корабль, вдоль и поперек, а потом капитан разрешил ему немного постоять у штурвала. Сил принцу не всегда хватало, чтобы повернуть корабль на нужный курс, и тогда капитан приходил ему на помощь. Глядя на счастливую физиономию его высочества, я даже немного завидовал ему. Как мало для счастья ребенку надо! И я был рад, что у Ника получился такой насыщенный событиями поход.

Но не всем путешествие на корабле пришлось по нраву. У бедняги Юрмара открылась морская болезнь и он, пугая окружающих зеленым лицом, то и дело перевешивался через борт. Даже от еды отказался. И это при том что качки особой не было. Нет, все-таки он целиком и полностью сухопутный человек.

Как славно дышится в открытом море! Я стоял на палубе, опершись о борт и смотрел на волны. Непередаваемое ощущение! Солнце, уже клонившееся к закату играло нежными лучиками по морским просторам, заставляя их вспыхивать яркими блестками. Особый, чуть солоноватый, но удивительно бодрящий воздух наполнял мою грудь и я не мог надышатся им.

— Тимэй, смотри! Там дельфины! — крикнул Ник, указывая рукой направление.

Действительно, чуть в стороне, наш корабль сопровождали эти морские странники. Весело играя в волнах, они то и дело выныривали на поверхность, издавая забавные звуки. Казалось, что они точно знают о целях нашего похода и полностью одобряют его.

— Это добрый знак! — словно услышав мои мысли сказал капитан Вилф. — Дельфины добрые и умные! Они знают, кто с какими мыслями и целями выходит в море. И, раз они здесь, удача на вашей стороне! У вас точно все получится, ваша милость!

— Спасибо на добром слове, капитан! — улыбнулся я. — Я смотрю, у вас тоже почитают дельфинов? Просто я совсем недавно прибыл в империю, и много чего еще не знаю.

— Ууеееееыыыы! Кхы! — высказал свое мнение Юрмар с другого борта. Перегнувшись, он кормил рыбок поменьше размерами, чем дельфин. Бедняга!

— Мы верим, что это морские ангелы Единого, — ответил капитан, осеняя себя священным кругом. — Много раз случалось, что дельфины спасали потерпевших кораблекрушение. Обидеть дельфина, все равно что Единому в лицо плюнуть.

Он немного помолчал и продолжил.

— Раньше, если человек по неосторожности убивал дельфина, его приносили в жертву. Топили в море. Сейчас не все так строго, однако, дельфинов даже самые отчаянные пираты не обижают.

— Ну а если в сети случайно попадется? — заинтересовался я.

— Они умные, обычно в сеть не идут. Бывает, конечно, только редко. Стараемся высвободить, вреда не причиняя.

Капитан скомкал разговор и удалился. Видимо есть у него на душе грех, не уследил однажды. А может я и не прав, просто говорить об этом не хочет. А ну как его отца или брата в жертву принесли, за убийство дельфина? Не будем прошлое ворошить, незачем это.

До самой темноты я стоял на палубе. Смотреть на море оказалось гораздо приятней, чем сидеть в душном, пропахшем рыбой трюме. Честное слово, вот поженимся, и вытребую у Эдгара отпуск, на пару недель. Возьму Викторию, и увезу на море! Не обязательно сюда. Империя велика, найдется какое-нибудь курортное местечко.

Спал я превосходно. Несмотря на неудобный гамак, тихий шелест волн убаюкивал не хуже, чем учебник по сопромату. Сны были легкими, цветными и воздушными, но вот что именно мне снилось, я не запомнил.

— Тимэй, вставай! Завтракать пора! — Ник, его мелкое и надоедливое высочество тряс меня за плечо. Вот неугомонный, поспать спокойно не дает! — Вставай, Тимэй! Капитан говорит, что через часа три будем на месте! Ветер, говорит, очень удачный! Тимэй, они парус подняли!

— Да встаю я, встаю! Брысь отсюда, дай хоть умоюсь!

Когда водные процедуры и непродолжительный завтрак были окончены, мы начали готовиться к высадке на остров Альбатроса. Колман заставил нас всех надеть сапоги из очень толстой кожи, которые мы купили по его указанию.

— На острове может быть много змей, — пояснил он. — Смотрите куда наступаете и за что хватаетесь. И вот еще.

Он каждому протянул по маленькому пузырьку.

— Это противоядие. Если вас укусит змея, необходимо немедленно выпить.

— Лучше змеи, чем эта качка! — простонал бледный Юрмар. — В жизни больше не поднимусь на борт корабля!

— А как отсюда до берега доберешься? — тут же спросил ехидный Ник. — Вплавь?

Юрмар со стоном закатил глаза.

Кроме оружия у каждого была фляга с водой и немного провизии. Долго задерживаться на острове мы не планировали, но запас должен быть. Жизнь такова, что не знаешь, где тебя опасность поджидает.

Пользуясь случаем, я спросил у Колмана о слухах, насчет острова. Все-таки вчерашние слова капитана мне запомнились.

— Ничего страшного там нет, — успокоил меня маг. — Вода там действительно плохая, да и мало ее, а в остальном, все это слухи. Я лично бывал здесь несколько раз и всегда благополучно возвращался. И не я один.

Интересно, а зачем это Колман на этот остров вообще ездил? Да еще и не один раз? Цветочки собирал? Как-то не верится. Может расспросить как следует? Ладно, пока сделаем вид, что об этом не задумывался. Угрозы я не вижу, хотел бы он мне зло причинить, возможностей ранее было предостаточно. Да и Тофар гарантию дал, что Колман, он же Херман, камня за пазухой не держит. А Тофару я верю.

— Вот он, остров Альбатроса, — оповестил нас капитан, как только мы поднялись на палубу.

Остров был совсем рядом, хотя корабль еще не достиг его берегов. Ранее я думал, что это будет совсем небольшой островок, но в реальности он имел весьма внушительные размеры. Остров Альбатроса высоко возвышался над уровнем моря, густо заросший деревьями и кустарником. Подойти к нему вплотную бело непросто, большое количество рифов плотным кольцом окружали его. Но впечатление остров производил самое благоприятное. Может попросить его в собственность у императора? Буду жить там как князь Гвидон. А если удастся деву-лебедь спасти, можно будет и с водоснабжением вопрос решить. Интересно, тут такие водятся? И тридцать три спецназовца, с дядькой Черномором лишними в хозяйстве не будут! А еще град на острове поставить! Главное, потом тонко намекнуть деве-лебедю, что я женат и гарем мне не нужен. Достаточно и прочих благ. Вот только до материка долго добираться. А если портал?

Пока я примерял себя на роль острововладельца, "Рассекатель" сбросил парус и отдал якорь. Моряки сноровисто спускали ялик на воду.

— Когда ждать вашего возвращения? — спросил напоследок капитан.

— Думаю, до ночи мы управимся. — ответил я. — Но, может быть и заночуем. Это уж как повезет. Надеюсь, у вас нет мыслей оставить нас на этом острове?

— Как можно, ваша милость! — искренне возмутился капитан. — Мы честные моряки! Будем ждать столько, сколько потребуется! Это я к тому, что вдруг что-нибудь случится, а у меня нет людей организовать ваши поиски.

— Ждите нас три дня. Если не вернемся, возвращайтесь обратно и расскажите все моим людям. Они знают, что делать.

И я снова начал сомневаться, правильно ли я делаю, что беру принца с собой? Если что, мне головы не сносить! Но, оглянувшись на Ника я понял, не останется, как бы я его не уговаривал. Ладно, будь что будет!

Юрмар, страстно желая ощутить твердую почву под ногами, залез в ялик первым. Дождавшись пока все остальные займут свои места, моряки взялись за весла. Вдвоем, они развили такую скорость, и так искусно управлялись, что к песчаной отмели, которую мы наметили для высадки, ялик добрался мгновенно. Пообещав внимательно наблюдать за берегом, они отчалили.

Счастливый Юрмар лежал на песке, счастливый Ник носился вокруг нас, а я извлек кинжал, готовясь нанести некоторый убыток местной флоре.

— Ну и где эти цветы? — спросил я. — Кто-нибудь вообще скажет, как они выглядят? О, может вот этот?

Я подошел к кустарнику, и уже было приготовился срезать цветок, немного похожий на розу, как вдруг меня остановил оклик Колмана:

— Тимэй, подожди! Не трогай его!

Маг сам подошел к цветку, внимательно осмотрел его, достал из-за пояса кожаные перчатки и аккуратно сорвал бутон.

— Ядовитый, но очень полезный! — пояснил он, пряча свою добычу в мешок.

— А вон тот? — я указал на другое растение.

— Его "разлучником" называют, — ухмыльнулся Анри. — Дарить такое любимой не рекомендуется.

— Ну я так не играю! — я убрал кинжал в ножны и насупился. — Здесь вообще есть цветы Ларронар?

— Тимэй, можно с тобой наедине поговорить? — Колман подошел ко мне.

Анри корректно вернулся к Нику и Юрмару, который выглядел гораздо лучше, а я обратил свой взор на мага.

— Хочешь рассказать, зачем мы на этот остров приплыли? — доброжелательно спросил я. — Хотя не надо, сам догадаюсь. Спрятал здесь что-то?

— Не я. У одной группы контрабандистов здесь схрон был, — Колман слегка потупился. — Они все погибли, это я точно знаю. Хочу схрон проверить. Там кое-какие товары были. А цветы мы по дороге соберем!

— Далеко этот схрон? И зачем тебе вообще с контрабандой связываться?

— До тайника за час доберемся! — успокоил меня Колман. — Понимаешь, ты платишь мне весьма хорошие деньги, но из родного дома мне пришлось бежать практически с пустыми карманами. Хочу немного заработать. Кто знает, что нас в будущем ждет?

— Твое стремление мне понятно. И цветы можно по дороге поискать. Но вот я с контрабандой связываться не хочу. Но долю с удовольствием приму. Веди!

Когда мы тронулись в путь, у меня возник один вопрос.

— Так, а сколько, собственно нам цветов надо?

— У меня скоро тоже свадьба, если ты не забыл, — включился в беседу Анри. — Думаю, букет для моей невесты лишним не будет.

— Я тоже хотел бы букет привезти, — откликнулся Юрмар. — Ниана сейчас будет в столице жить, может и обратит на меня внимание?

— Мне не для кого, — отклонил предложение Колман.

— Ну а ты, твое высочество? Не желаешь виконтессе подарок сделать? — поддел я принца.

— Нет, пока не желаю! — Ник хитро взглянул на меня. — Рано мне еще жениться! Если потом понадобится, еще раз съезжу. Юрмар, составишь мне компанию?

Юрмар снова позеленел, представив еще одно путешествие по морю.

— Хватить издеваться! — оборвал я принца. — Это не повод для шуток! И потом, Юрмар служит мне и куда ему ехать или плыть, тоже буду решать я!

— Все понял, больше не буду! — покаялся Ник и тут же сменил тему. — Так, это получается, три букета, по пятнадцать цветов каждый. Нам нужно собрать сорок пять штук! Так чего мы стоим? За дело, господа, за дело!

— Вот неугомонный! — покачал головой Анри.

Первый цветок мы нашли как только покинули песчаный пляж. Срезать его предоставили честь его высочеству. Ник важно надул щеки, выстроил нас в ряд и торжественно срезал цветок. А потом вручил его мне, под всеобщие аплодисменты.

Что могу сказать? Цветок Ларронар оказался миленьким, но далеко не роскошным. Формой точь-в-точь наш земной колокольчик, только лепестки белые, с красной каемкой. И чего это растение легендарным сделали?

А вот дальнейший путь потребовал от нас некоторых усилий. Тропинок на острове нет, направлений почти тоже. Все заросло густым кустарником, так что преодолеть эти заросли – задача не из легких. Колман сказал, что раньше тропинки здесь были, но потом все заросло. Климат тут такой, для растений благотворный. Встречались нам и полянки, но чаще приходилось прокладывать дорогу с помощью мечей. Сюда бы более сабля подошла или мачете, но чего нет, того нет. Мы и без них справились! Перли сквозь кустарник, как чиновники по бюджету, оставляя за спиной лишь жалкие клочки. И высматривали по пути цветочки для милых дам.

Когда Колман скомандовал привал, в нашей общей копилке было четырнадцать цветков. Маловато будет! А тут еще и Колман со своим тайником! Точно придется на ночлег устроится.

— Вот здесь и находится пещера! — Колман возбужденно скакал возле ничем не примечательной скалы. — А в пещере товары. Очень дорогие товары. Вход заклинанием закрыт.

— Отпереть сможешь?

— Разумеется! Я его сам накладывал!

Несколько пассов, непонятные слова, странная геометрическая фигура, слетевшая с ладоней мага, и казалось бы монолитная стена разъехалась.

Колман запалил магический фонарик и нырнул в пещеру.

— А мы? — возмущенно протянул Ник.

— Идем! — решился я. Мне ведь тоже интересно.

Магические фонарики нашлись в объемном рюкзаке Юрмара. Вот же какой хозяйственный и запасливый мужик! Если выпотрошить его поклажу, думаю там предметы на все случаи жизни найдутся! Что не может не радовать.

На всякий случай оставили запасливого мужика снаружи, а сами проникли в закрома контрабандистов.

— Что, все уже украдено до нас? — спросил я Колмана.

Маг стоял посреди просторной пещеры, в окружении пустых ящиков, бочонков и драных мешков. Невооруженным взглядом было видно, что ценностей здесь нет. Кто-то нас опередил.

— Кто еще знал про тайник! — огорченно сказал Колман. — Все вынесли, ничего не осталось! Хотя…

Он метнулся в угол пещеры и принялся яростно отгребать землю и мусор. Через минуту он выпрямился, держа в руках медную шкатулку.

— Так, что тут у нас? — крышка шкатулки была тугой, но долго сопротивляться магу она не смогла и жалобно звякнув напоследок, распахнула свои недра.

— Золото! Не менее тысячи империалов! Это была захоронка Копченого, я сам случайно узнал.

— Теперь ты доволен? Пошли цветы искать.

Теперь цветы почти не попадались. За два часа мы разыскали только девять штук. В поисках нам пришлось зайти вглубь острова. Там все больше встречались голые скалы, и все меньше высоких деревьев.

— Тимэй, смотри! — Ник дернул меня за рукав.

Проследив за его пальцем, которым его высочество совершенно некультурно указывал направление, я увидел поляну, с очень интересным сооружением.

— Что это? — Анри прищурился разглядывая объект внимательно.

— Не знаю.

— Пойдем, посмотрим? — Ник, как обычно, приплясывал на месте.

— Ну, давай посмотрим.

На дальнем от нас конце поляны стояла пирамида, полностью состоявшая из кристалла. На вид он напоминал аметист, но я не геолог, и могу ошибиться. Высотой около двух метров, она стояла там очень давно. Вершина отломана, грани расколоты. все это было видно издалека. Заходящее солнце четко освещало пирамиду и лучи, проходящие через нее, вспыхивали на траве разноцветными пятнами. Прямо под нашими ногами. Как красиво. И как-то смутно знакомо….Черт!

— Ник, стой!!!

Но Ник уже наступил на одно из пятен магической ловушки, и вся поляна мгновенно превратилась в гигантскую воронку.

Мы полетели вниз. В темноту.



Глава 11

Если говорить по правде, мы не упали. Мы скатились. Кубарем. По склонам "воронки" словно с большой горки. А куда мы летели, я не заметил. Как тут заметишь, когда в одной куче руки, ноги и остальные части тел пятерых человек?

Соломки нам никто не подстелил. Рухнули на что-то твердое и не фига не гладкое. Мое левое плечо резанула сильная боль, из глаз посыпались искры, из груди вырвался стон, а небо над головой исчезло. "Воронка" затянулась, и мы остались в полной темноте.

— О-уууу! — простонал я. — Кто жив остался? Подайте голос!

— Я живой! — так же как и я простонал Анри. — И вроде целый. Только спину ушиб.

— А я ребрами об что-то ударился! — просипел Юрмар.

— А я цел и на ком-то лежу, — подал голос Ник.

— На мне ты лежишь, — снова произнес Анри. — Слезай, мне и так несладко.

— Колман, ты живой? — спросил я в темноту, но ответа не получил.

— Сейчас, дотянусь до мешка и свет зажгу, — Юрмар зашуршал в темноте и через мгновение вспыхнул магический фонарик.

— А-а-а-а! — без особой паники, скорее от неожиданности вскрикнул Ник.

— Что случилось? — я попытался сесть, но левая рука не слушалась. И очень сильно болела.

— Тут скелеты везде! — звонко воскликнул принц.

Я, сначала встав на четвереньки, а затем и в полный рост, огляделся. Да-а, вот занесло-то нас! Весь каменный пол был усыпан бедолагами, вернее их останками. Выбеленные временем кости, обрывки одежды, ржавое оружие, между которыми трепыхались мои спутники. Анри, Юрмар, Ник. А Колман лежал не подавая признаков жизни.

— Колман!

Проковыляв к магу я нагнулся и приложил палец к его шее.

— Живой! — пульс прощупывался четко. — Юрмар, Анри, помогите ему! У меня что-то с левой рукой!

Мужики приподняли мага, похлопали его по щекам, плеснули в лицо водичкой из фляги. Эти высокопрофессиональные действия дали результат и маг со стоном открыл глаза.

— Что случилось? — обведя нас мутным взором, спросил Колман. — Где мы?

— Мы упали, — любезно просветил его Анри. — Твой череп столкнулся с черепом какого-то бедолаги. Твой оказался тверже. Его – раскололся. А где мы? А демон его знает!

Действительно, Колман шмякнулся на чьи-то останки и своей головой расколол череп неизвестного бойца. Правда и сам пострадал, но не смертельно.

— Сейчас!

Маг залез в свой мешок, выудил оттуда небольшую бутылочку и отхлебнул пару глотков. Видимо, вкус у эликсира не был похож на шампанское, ибо он зажмурился, сморщился, а из-под век потекли слезы. Пока маг приходил в себя, Анри решил заняться моей рукой.

— Тимэй, где болит? Вот тут? — Анри ощупывал мою руку, заставляя скрипеть зубами от боли. — А вот здесь?

— Везде болит, костолом чертов! — огрызнулся я.

— Это не перелом, это вывих, — констатировал он, не обращая внимания на мои возгласы. — Сейчас поправим. Юрмар, держи его!

В ту же секунду могучие руки Юрмара обхватили меня, а Анри со всей дури дернул поврежденную конечность.

— Ууууууу! — взвыл я. В плече что-то хрустнуло, но теперь рука двигалась, хоть и с трудом.

— Хух! — Колман снова открыл глаза. Зелье подействовало и взгляд его был теперь осмысленным. — Вот, возьмите и выпейте по глотку.

Он притянул нам флягу, правда не ту, из которой пил сам. Отхлебнули по глоточку горьковатой жидкости. В голове прояснилось, боль немного стихла. Теперь надо осмотреться и искать выход.

— Это магическая ловушка была? — спросил Ник.

— Да, и она сработала, — ответил я. — Колман, сможешь воронку отсюда открыть? Мне что-то наружу захотелось!

— Сейчас посмотрим, — маг начал ощупывать потолок сканирующими заклинаниями. — Это займет какое-то время, осмотритесь пока.

Я осмотрелся. Мы попали в какой-то подземный зал, из которого шел ход в неизвестном направлении. Сам зал имел размеры десяти шагов в ширину и не менее двадцати в длину. До потолка было метров пять или шесть. Нет, скорее шесть. Как только нам повезло отделаться такими легкими травмами? И почему тогда здесь столько останков?

В настоящее время, эти самые останки проверяли Анри и Юрмар. Отдельно откладывали найденные деньги и украшения. Не мародерство, просто разумный подход. Беднягам уже не помочь, а нам деньги всегда пригодятся.

— Здесь почти нет моряков, — подвел итог Анри. — Одежда не морского покроя, оружие больше для суши предназначенное. Амулеты уже разрядились, эти люди погибли несколько десятков лет назад. Это по монетам установить можно.

Так вот зачем они в кошельках рылись! А я грешный подумал, что в свой карман хотят денюжку положить.

— И погибли они в основном от каких-то заклинаний, — добавил Юрмар. — Переломы не опасные, могли бы жить. По крайней мере, большая часть.

— Здесь атакующие заклинания были, только уже все иссякли, — подал голос Колман. — Сначала срабатывала магическая ловушка, разумные падали вниз, а тут их встречала другая магия. Не знаю, зачем было такое устраивать. Почему не уничтожить пришедших на поверхности?

— Может, хотели чтобы тела не нашли? — предположил я. — Колман, что там с выходом?

— Открыть смогу, только не сразу, — маг увлеченно выпускал одно плетение за другим. — Система очень старая, я такие только в теории проходил. Не знаю, сколько веков назад ее устанавливали. Сейчас я поставлю магического взломщика, он действует медленно, но верно. Потребуется часа четыре, а может пять.

— Это хорошая новость. Столько мы продержимся, — заявление Колмана придало нам сил и бодрости.

— Тимэй, а как выбираться будем? — внезапно задал вопрос подошедший ко мне Ник.

— О чем ты? — я не сразу понял его высочество.

— Я о том, что веревки у нас нет, а до потолка довольно высоко. Не допрыгнуть. Даже если мы пояса снимем, и одежду на ленты порежем, "кошку" сделаем из этого хлама, что под ногами валяется, все равно трудно будет.

— И что ты предлагаешь?

— Давай по коридору пройдем? Ведь не зря он здесь? Ты магию видишь, если будут ловушки – вернемся назад. Может найдем что-нибудь вроде лестницы? И обследуем подземелье заодно. Очень уж это место интересное. Ты в курсе, что здесь амулеты связи не работают?

— А ты откуда знаешь?

— Я испугался немного, — понурив голову признался принц. — Пока вы все тут осматривали, я попытался с отцом связаться. Так, на всякий случай. Не удалось. А у меня амулет самый лучший в империи. Специально изготовленный для членов императорской семьи. Только ты другим не рассказывай, что я испугался!

— Ник, страх есть в каждом, и в этом нет ничего постыдного. Я же знаю, ты мужественный человек. И все остальные об этом знают. Но то, что амулеты не работают, это плохо. Сейчас посоветуемся.

Совет организовали быстро, благо все рядом находились. Обрисовал ситуацию, попросил высказать мнение.

— Я за то, чтобы исследовать коридор, — сказал Колман. — Управляющие нити заклинаний ведут туда, следовательно, там находился центр. Мне интересно, для чего вся эта система?

— Мне все равно, — пожал плечами Юрмар. — Но веревки у нас действительно нет. Можно попробовать сплести из одежды. Но я не думаю, что такая веревка получится крепкой. И за что "кошку" цеплять? До деревьев далеко, а в земле она не удержится. Под нашим весом, точно.

— Пошли! Не торчать же на одном месте несколько часов! — Анри деловито поправил пояс с мечом.

— Тогда доставайте светлячки и пойдем. Только я иду впереди. Слушать меня очень внимательно. Не дай Единый, еще во что-нибудь вляпаемся!

Туннель, по которому мы двигались, был явно природного происхождения. Ну, мне так кажется. Правда, кое-где виднелись следы обработки. Учитывая, что остров это не материк, вряд ли туннель будет очень длинным.

Возможно, магические ловушки здесь и были, но в далеком прошлом. Я не увидел ни одной. Но все равно, шли мы очень медленно. Да и на стены стоило посмотреть.

— Что это такое? — спросил Анри, освещая фонариком стену.

— Настенная роспись, выполненная в примитивной манере молотком и зубилом, — голосом очень умного профессора произнес я. — Изображает, как хорошие ребята били плохих. А может и наоборот. Но кто-то кого-то бьет. И жестоко.

На стене были изображены сцены какой-то битвы. Грубо вырубленные картинки от времени почти стерлись, но можно было разобрать, как группа вооруженных мужиков шла в атаку на другую, не менее вооруженную, толпу. За спиной у первых стоял невероятно огромный воин, с копьем в руках. Видимо, это какой-то легендарный вождь. Или не легендарный, а просто очень здоровый и агрессивный.

— А тут еще одна битва! — Юрмар осветил другой участок стены.

— И еще! — теперь настала очередь Колмана.

— И везде один и тот же вождь с копьем, — Анри сравнил изображения. — Интересно, а кто этот вождь?

— Кто знает? — Колман потер рисунок, пытаясь разглядеть подробности. — Судя по всему, эти изображения были сделаны много веков назад. Сколько битв тогда было, сколько вождей! Попробуй угадай, кого тут изобразили.

А Ник ходил от одной картины к другой, наморщив лоб, будто пытаясь вспомнить нечто давно забытое. На секунду замирал, смотрел на изображение, пожимал плечами и шел дальше.

— Ник, в чем дело? — спросил я.

— Не знаю, Тимэй, — принц почесал затылок. — Знаешь, я как будто знаю эти рисунки. Но вот вспомнить ничего не могу.

— Ну и не беспокойся! Не помнишь, так и не надо. Нам выход найти надо, а не загадки давно минувших дней разгадывать. Идем дальше.

Но за следующим поворотом, начались проблемы. Примерно десять метров каменного пола были усеяны пятнами магических ловушек. И останками еще десятка разумных. Пройти можно, с трудом, но можно. На обезвреживание Колману времени много надо, попробуем преодолеть "заминированный" участок.

— Анри, шаг вперед, потом два шага вправо, шаг вперед и теперь налево. Осторожно, не запнись о скелет! Ну вот! Зачем было череп пинать? Ах, он тебе ногу поставить мешал? И на нервы действует? Ладно, только больше не надо. Мало ли куда эта черепушка прикатится!

Изображая из себя, то ли учителя танцев, то ли мастера ушу, я давал команды по прохождению. Справились все благополучно. Юрмар, по хомячей привычке, на ходу цапнул меч павшего воина, который почему-то не был покрыт вездесущей ржавчиной, и теперь с интересом разглядывал его. На рукояти меча камушки, по виду, драгоценные вставлены, так что находка стоящая.

— Я вот все размышляю, странная магия здесь применена, — задумчиво сказал Колман. — Словно смесь имперской старой магии и камлания орочьих шаманов. Кто мог такое сделать?

— Блин, да что это такое! — возмутился я. — Здесь, что клуб любителей загадок старины? Лично я хочу выйти отсюда, набрать цветов и вернуться домой! И хватит размышлений на высокие темы!

Нет, ну в самом деле! То вождей угадывают, то заклинания на составляющие раскладывают! Тут дела поважней есть.

Надоели! Ходят, нудят, вместо того, чтобы делом заниматься. Загадки им подавай! С их куриными мозгами простейший ребус не разгадать! И вообще, давно пора указать им всем место, которое они заслуживают! То есть на уровне плинтуса.

О, вот еще один участок магических ловушек! И опять мне их проводить! Дармоеды, только и могут за мой счет жить!

— Юрмар, ты совсем тупой? Хочешь, чтобы тут все рухнуло? Недотепа! Я сказал шаг влево, а ты какого демона так ноги раскорячил? Это же не шаг, это все три шага! Наконец-то понял! Хотя чего удивляться, в твоей голове мозгов нет и никогда не было! Колман! А ты куда без команды прешь? Делай, что я тебе говорю, а на остальное не замахивайся! Господи, с кем работать приходится!

Прошли. Ха, без меня фиг бы они прошли! Вот Колман, вроде бы маг, а ничего толкового сделать не может. Зачем я ему вообще плачу? Он должен мне быть благодарен за то, что я ему убежище предоставил! Еще и жалование требует. Мало того, что требует, он еще и недоволен. Запасов финансовых нет! Даже в тайник контрабандистов залез. Надо будет те деньги, что он нашел отобрать. Это штраф ему, за то, что меня сюда затащил. Точно, заберу деньги. Я его кормлю, вот и хватит с него!

Анри тоже гусь хороший! Мечом махать умеет, и на этом таланты его заканчиваются! Ведь ежу понятно, что место в команде телохранителей он только благодаря мне получил. Ни ума, ни фантазии одни благородные порыв в башке!

О Юрмаре и говорить нечего. Тупой бык. Много воли я своим слугам дал, пора это все исправить! Загоню в стойло, а нет, так и на все четыре стороны отправлю! Хотя, так поступать не стоит, он достаточно моих секретов знает. Как бы языком трепать не стал. Лучше горло перерезать и колодец. Мертвые не кусаются! Точно, это теперь мой девиз будет. А еще мертвые не говорят!

Гляди, как между собой переглядываются! Явно что-то нехорошее против меня замышляют! Ну, нет господа, я вам не по зубам! Может, когда следующая ловушка будет ничего им не сказать? Наступят и привет Единому! Нет, пожалуй не стоит, а то вдруг и в самом деле ход обрушится. Ничего, я подберу подходящий момент.

И вообще, пора уже достойное место в этом мире занять! Я уже столько для империи сделал, а все еще барон. А во всем Эдгар виноват, император чертов! Я ему хранилище древних магов на блюдечке преподнес, а доли своей так и не получил! И за обряд тоже. Я истинный имперец! Я должен как минимум советником императора стать! И получить все с процентами! Жаль, что самому мне трон не светит. Зато можно сменить Эдгара на другого императора, посговорчивей и более щедрого. Хм, а это мысль! Надо уточнить, кто из кандидатов более подойдет и подумать, как лучше все устроить.

Детей Эдгара придется вслед за ним отправить. Они папашкиной смерти мне не простят! Да и невелика потеря! Толку-то от них! Вот принц идет, на меня мрачным взглядом смотрит. Может с него и начать? А потом и до остальных доберемся!

— Юрмар, давай! — вдруг заорал Анри, и в тот же миг воин схватил меня, блокируя движения.

А виконт и маг рванулись ко мне.

Твари! И что я вас раньше не порешил?! Да и сейчас еще не поздно. Я долбанул каблуком Юрмару по голени. Здоровяк взвыл, но руки не расцепил. Зато Колмана я встретил ногой в грудь, да так, что он отлетел к стене, в которую и впечатался. Ничего, сейчас я и с остальными разберусь!

— Тимэй, не надо! — закричал Ник. — Остановись!

— И ты, щенок, туда же? Удавлю!

Только я врезал затылком в физиономию Юрмара, гад Анри, поставленным мною же ударом, заехал мне в солнечное сплетение. Пока я воздух ловил, Колман влил в мой раскрытый рот какую-то гадость, и тело перестало повиноваться мне.


Ярость бурлила во мне. Сволочи, успели спеленать! Что они мне уготовили, почему сразу не убили? Вот что значит не слушать свои желания, хотел же их на куски разорвать! А сейчас я даже высказать все не могу!

— Снять с него защитный браслет? — спросил Анри.

— Нет, тут другой принцип. Я и так справлюсь, — заявил Колман, прикасаясь пальцами к моим вискам.

Что со мной произошло? Я в самом деле хотел смерти этим людям? Реально обдумывал план свержения императора и убийство его детей? С какого бодуна у меня такие мысли?

— Тимэй, ты меня слышишь? — передо мной возникло обеспокоенное лицо Ника. — Ты пришел в себя?

Я попытался пошевелить губами и к моему облегчению это удалось.

— Слышу! — просипел я. — Что случилось? Что со мной было?

— Попал ты, Тимэй, под воздействие одной гадости, — ответил Колман. — Очень неприятная вещь, из-за которой ты чуть с ума не сошел. Потерпи немного, скоро действие моего эликсира прекратится.

Я облизнул пересохшие губы и попросил воды. Флягу мне дали. Сам я воспользоваться ею не смог, руки пока еще не работали, и Юрмар помог мне напиться. После нескольких глотков мне значительно полегчало.

— А теперь рассказывайте! — потребовал я окрепшим голосом.

— Это Колман заметил, — начал говорить Анри. — Я сначала ничего не понял, ты внезапно стал очень раздраженным. И смотрел на нас нехорошо, будто примериваешься, в какое место кинжал вонзить. А потом реально за меч взялся. Идешь, под нос что-то бормочешь, и смотришь так страшно! А Колман тут и шепнул мне, что ты не в себе.

— Я тоже не сразу внимание обратил, — перехватил нить повествования маг. — Но в какой-то момент заметил, что ты ведешь себя неадекватно. Я уже неплохо изучил тебя, и такое поведение для тебя нехарактерно. Решил проверить тихонько. Есть у меня для этого один полезный амулет. Вот тогда-то я все и понял. Ты шел впереди нас, и пока твое внимание было сконцентрировано на ловушках, которые были внизу, ты пропустил ту, которая была наверху. Ну, это я так думаю. И получил заряд гадости, которая вызывает приступ ярости, подозрительности и заставляет видеть во всех окружающих злейших врагов. Я такое несколько раз видел. Пришлось тебя обезвредить.

— Подожди! — я смог приподняться. — У меня же ментальная защита высшего порядка! И в браслет защита от магических воздействий вмонтирована! Как это возможно?

— Очень просто, — Колман сел на пол рядом со мной. — Там не магия была, а алхимия. Во время моей молодости я участвовал в поисках сокровищ. Клад был спрятан много веков назад, и сулил большой куш. Нас собралось шестеро разумных. Долго утомлять не буду, но клад мы нашли. А заодно получили по порции такой же гадости. Я хорошо помню, как мой лучший друг шел на меня с мечом. Из шестерых нас осталось двое. Потом уже я узнал, что давно такие ловушки были очень популярны. Алхимическая смесь консервируется специальным заклинанием и может сохранять свойства на несколько тысяч лет.

Некоторое время я переваривал полученную информацию, попутно разминая конечности. Получается, я хапнул порцию неизвестного газа, мгновенного действия, отчего моя крыша резко съехала? А почему другие дозу не получили? Почему я один в счастливчиках оказался?

Эти вопросы я озвучил вслух, но Колман только пожал плечами. Возможно, запасы вредной алхимии закончились именно на мне. А может система не в состоянии выдавать много порций за один раз. В любом случае, мне очень повезло, что рядом оказался Колман, и он знал что делать. Жизнью я магу обязан, и не только я. Еще бы немного, и мой меч точно снес чью-нибудь голову.

— Давайте вернемся, там наверное уже выход готов! — хлюпнул носом Ник. — Как-нибудь выберемся.

— Ну уж нет! — рыкнул я. — Теперь мы точно до конца дойдем! Нужно же выяснить, из-за чего я пострадал!

Минут десять пришлось подождать, пока действие парализующей микстуры закончится. Кстати, не забыть попросить Колмана еще такого приготовить. Может пригодится. Наконец я скомандовал "подъем".

— Друзья, прости меня за то, что я вас убить хотел, а императора свергнуть, — повинился я. — Честно слово, я так больше не буду!

— Да мы все понимаем, Тимэй! — хлопнул меня по плечу Анри. — Это не твои желания были, а этой отравой навеяны. Признаюсь, не хотел бы я оказаться на твоем месте.

— Тимэй, ты действительно собирался свергнуть отца? — Ник требовательно взглянул на меня.

— Ну, я обдумывал такую ситуацию, — смущенно сказал я.

— Гад! — припечатал принц.

Но тут же подал мне руку, которую я со всей серьезностью пожал.


Дальнейший путь был на удивление безопасен и короток. Пятнадцать метров, два поворота и тупик. Реальный тупик. Ни сундука золота, ни могущественного артефакта, ни свитка с самой главной тайной вселенной. НИ-ЧЕ-ГО! Пыльный, затянутый паутиной тупик.

— Нет, ну это надо же! Что за день сегодня, все украдено до нас! — я был так зол, что готов был перевернуть весь этот сволочной остров. — Цветов не нашли, тайник контрабандистов почти пустой, здесь вообще голяк! Даже лестницы нет!

Анри попытался простучать стены, надеясь на скрытый бонус, но не нашел даже заначенной бутылки портвейна. Даже куска засохшей пиццы! Обидно!

— Ладно, делать нечего, — я выдохнул грязное ругательство. — Пойдемте назад. Нужно выбираться из этого места.

Мои спутники с удрученным и разочарованным видом потянулись за мной. Проделали такой путь, преодолели столько препятствий, кое-кто даже по физиономии получил, и полное отсутствие награды! Это кого угодно в тоску вгонит.

— Чертов туннель! — зарычал я.

Эмоции, которые я испытал сегодня оставили тяжелый груз на сердце. И их просто необходимо было сбросить. Сам не до конца осознавая, что делаю, я выхватил меч и рубанул по каменной стене туннеля. В тот момент я точно спятил, иначе зачем мне рисковать любимым клинком? И случилось чудо – клинок пронзил камень словно бумагу!

— Не понял? — я аккуратно потянул меч на себя, и он легко вышел из монолитной стены.

— Тимэй, как ты это сделал? — Ник выглянул из-за моего плеча.

— Кто бы мне объяснил!

Подойдя к стене, я ощупал отверстие. Все точно, никакого обмана зрения. Но как такое возможно? Простучал стену, звук глухой. Камень.

— Анри, попробуй своим мечом, только не со всей силой.

Виконт приставил свой клинок к стене и плавно надавил. Я бил с размаха, и у меня получилось пробить стену легче, но и Анри вполне справился. Его меч ушел в стену по самую крестовину.

— Теперь отойди, попробую вырезать кусок, — заняв место виконта, я начал пластать стену.

Это не камень, это что-то по составу напоминающие гипсокартон. Но вот звук он издавал чисто каменный. Толщина преграды составляла около метра, а вот за ней была пустота. Пять минут работы и получилась достаточная дыра, чтобы можно было пролезть.

— Ну что? Проверим что там? Я первый!

— Тимэй, будь осторожен! — сказал Колман. — Неизвестно, что там за ловушки.

— Я аккуратно.

Пролез в дыру, освещая себе путь фонариком. Вроде бы чисто. Впереди коридор в пять шагов, а потом какое-то помещение.

— Тимэй, как ты там?

— Убивать вас желания не возникает. Заходите по одному, — позвал я своих спутников.

Дождался пока все пролезли через дыру, и только тогда двинулся вперед. Короткий коридорчик вывел в небольшую пещерку. Здесь, судя по всему, и находилось то, что пытались скрыть и защитить неизвестные маги. В принципе, я ожидал большего. Посреди пещеры стоял каменный, покрытый рисунками и письменами, саркофаг, а вокруг него несколько шкатулок.

— Давайте сначала посмотрим, что в этих шкатулках, — предложил я.

Четыре из пяти шкатулок были наполнены серебряным и золотыми монетами, а вот в пятой скрывалось настоящее богатство. Черные алмазы. Камни, которые больше всего ценятся в империи. На глазок там было около сотни камней, различного размера. Да мы богачи! Я на эти деньги такую свадьбу отгрохаю, что не только столица, вся империя обзавидуется! Да что там империя, на весь этот мир прогремим!

— Тимэй, я глазам не верю! — Анри заворожено перебирал золотые монеты. — Тут такое богатство, не у каждого герцога столько черных алмазов есть!

— Точно! Потом поделим на всех! А теперь давай выясним, что в этом каменном ящике!

— Это могила, — неожиданно изрек Николас. — И могила какого-то очень влиятельного разумного.

Он подошел к саркофагу и принялся изучать рисунки. Принц хмурил лоб, беззвучно шевелил губами, пытаясь припомнить что-то давно забытое, прямо как недавно в туннеле. Минут десять он напряженно думал, а затем резко развернулся.

— Тимэй, нам срочно надо выбираться отсюда! — с горящими глазами и побледневшим лицом воскликнул принц. — Пошли назад, и будем решать, как подняться на поверхность! Это очень важно!

— Ник, погоди! Тут что-то угрожает нам? — спросил я.

— Угрозы никакой нет, но нам срочно надо на поверхность! Тимэй, думай, как нам выбраться!

— А что тут думать? — пожал я плечами. — Лестницы мы все равно не нашли. Будем пытаться сделать веревку и «кошку». Раз ты так настаиваешь, пошли. Только шкатулки с собой заберем.

— Тимэй, может, оставим все здесь? — неуверенно промямлил Ник. — Пусть все будет на своих местах? Потом заберете.

— Ну уж нет! — не согласился я. — Ник, я понимаю, что ты обнаружил нечто ценное, и это нечто находится именно в этом саркофаге. Ведь так? Но без добычи мы отсюда не уйдем. Должны же мы хоть что-то получить за все наши мытарства?

— Тимэй, если я прав, то награда будет просто огромной, — попытался вразумить меня принц. — Но, поступай как знаешь! В конце концов, в этих шкатулках только деньги и камни. Они не так важны! Пойдем, не будем времени терять!

Обратный путь, до того места где мы провалились в туннель, прошел без приключений. Даже новой порции вредной для здоровья и психики алхимии никто не получил. Видимо зелье реально закончилось. И как раз на мне! Бывает же такое!

— Сработало! Путь открыт! — с довольным видом возвестил Колман.

Его заклинание сделало свое дело, и потолок снова превратился в воронку. Но, что самое замечательное, до нижнего края воронки было всего метра четыре!

— Анри, давай сделаем так, ты ко мне на плечи залезешь и попробуешь дотянуться до края. Если получится, вонзай в землю кинжалы и выбирайся. Найди лиану или длинное дерево. Спустишь нам и мы тоже выберемся, — предложил я.

— Хорошо, тогда я все тяжелое здесь оставлю, — внес свое предложение виконт и принялся скидывать с себя все, что могло помешать.

— Тише ты пятками, уши мне оттопчешь! — ворчал я, пока Анри пытался дотянуться до вожделенной свободы.

— Сейчас, еще немного! — раздался его голос. — Почти дотянулся!

— Подожди, вставай на мои ладони! — приказал я, подставляя руки к собственным плечам. — Готов? По-о-оехали!

Слыша треск своих мышц, я все-таки смог немного подкинуть Виконта и он вонзил кинжалы в слой почвы. И словно человек-паук полез по стенкам воронки. Через минуту до нас донесся его счастливый крик:

— Все! Я добрался!

А мы остались ждать внизу. Анри, понимая, как нам уже не терпится покинуть подземелье, вола тянуть не стал, а мигом раздобыл длинную и прочную лиану. Первым по ней вскарабкался Николас. Затем я и Колман. В подземелье оставался только Юрмар.

— Ну что ты там возишься? — крикнул я в нетерпении. — Вылезай скорей!

— Сейчас! Только вы сначала лиану поднимите! Я там немного вещиц собрал. Здесь все равно сгниют, а в хозяйстве пригодятся!

— Вот хомячья натура! — выругался я, но лиану вытянул. — Юрмар, ну и на кой тебе эти ржавые клинки? Они же в дело уже не пойдут! В переплавку хочешь отдать, так за это медяки только получишь. А мы сегодня и так разбогатели!

— Клинки пусть и ржавые, зато рукояти камнями украшены! — пропыхтел здоровяк выбираясь из подземелья. — Денег мало не бывает! Мне еще с Михмаром делиться! Ах, как же хорошо на твердой земле стоять! Под солнышком!

Под землю мы провалились поздним вечером, а сейчас поверхность острова Альбатроса, ну и наши физиономии заодно, освещали ласковые утренние лучи. Только в этот момент я осознал, что сильно устал и проголодался. Надо устроить завтрак и подремать пару часов.

— Ник, теперь-то ты можешь рассказать, что мы там нашли? — спросил я, растягиваясь на травке.

— Расскажу! Обязательно! — Ник извлек из кармана амулет связи и сжал его в руке.

— Николас? Что-то случилось? — раздался на поляне глас императора всея Мелин.

— Случилось, отец! Ты один? — Ник был крайне взволнован. С того самого момента как осмотрел саркофаг, он находился в взвинченном состоянии.

— Нет, у меня из Тайной Канцелярии люди. Что случилось?

— Сделай так, чтобы нас не слышали! — потребовал Ник.

— Сейчас, — Эдгар прекрасно понимал, что по пустякам сын его бы не побеспокоил. — Готово, можешь говорить.

— Отец, мы нашли могилу Степного Ветра! — с торжеством в голосе выдал его высочество.

Я переглянулся с остальными и в их глазах увидел такое же непонимание. Кто такой Степной Ветер, чем он знаменит, и почему принц придал этой могиле такое значение?

— Сын, ты уверен? — после небольшой паузы хриплым голосом спросил Эдгар.

— Я уверен! Целиком и полностью!

— Копье в могиле?

— Не знаю, мы не стали вскрывать гробницу, — вот теперь еще какое-то копье появилось.

— Где она?

— Остров Альбатроса. Это неподалеку с городом Тобилан, мы сюда на рыбацком корабле приплыли.

— За каким демоном вас туда занесло?

— За цветочками, — невинно ответил Ник.

Император еще минуту помолчал, обдумывая ситуацию.

— Так, я сейчас же отправляю к вам военный фрегат! — теперь уже говорил Мелинский Ястреб. — И немедленно соберу надежных магов. Потом ты активируешь маячок. Они переместятся к вам с помощью индивидуальных порталов. Сам я не могу сейчас покинуть столицу, но вместе с одним из магов будет герцог Рамайский. Он примет командование.

— Хорошо, буду ждать от тебя сигнала, — послушно ответил Ник, и отключился.

— А теперь давай рассказывай! — потребовал я.

— Может, сначала поедим? — Ник потер живот, который в ответ издал голодное урчание.

— Ладно, давай поедим, — согласился я.

Особых изысков у нас с собой не было, хлеб, копченое мясо, сыр и несколько яблок. Но мы не привередничали, а с аппетитом поглощали запасы. Жалко, что чаю не согреть, котелок мы с собой не взяли. Да и воды оставалось немного. Надо будет с корабля добавки попросить, судя по всему, мы здесь немного застряли.

Наконец принц насытился и начал свой рассказ:

— Вы все знаете, что мира со степными орками у нас нет. Да и у других государств, которые граничат с ними – тоже. Не один раз императоры пытались заключить договор с орками, но это практически невозможно сделать. Орки раздроблены на кланы, у них нет верховного вождя, а составлять договор с каждым кланом проблематично. Они-то и между собой воюют. Но много веков назад и них было все по-другому. Над степью стоял верховный вождь, которому подчинялись все кланы. Последним таким вождем был Степной Ветер. Империя тогда только стала именоваться империей, у нее были свои проблемы. В общем, не до орков тогда было.

Он сделал небольшую паузу, чтобы промочить горло.

— Где степь, а где остров Альбатроса! — протянул с сомнение Анри. — Как он попал сюда?

— Его предали. Младший брат, — ответил Ник, закрывая флягу. — Сам захотел стать вождем. Подговорил разных отщепенцев, пообещал им высокие почести и много добра, и попытался убить брата. Завязалась междоусобная война. Вся степь поднялась. Клан пошел против клана, брат против брата. Степной Ветер был не самым сильным вождем, он не смог придушить все это в зародыше. Ему пришлось бежать. Но убегая, он прихватил с собой копье верховного вождя. Оно передавалось от одного вождя к другому, и было символом верховной власти. Без этой реликвии орки никогда не выберут единого правителя. По обрывкам легенд, Степной Ветер умер неизвестно где, а те, кто сопровождал его, положили копье в его могилу. Но где эта могила никто не знал! Сотни лет ее пытались найти, но все было безрезультатно. А она здесь, на юге. На острове Альбатроса.

— И ты считаешь, что там внизу похоронен именно Степной Ветер?

— Письмена на саркофаге говорят именно так, — кивнул принц. — Мне рассказывали историю Степного Ветра. Только я не сразу смог понять, что это именно та могила.

— Выходит, если вернуть копье оркам, можно заключить с ними договор? — подвел итог Колман. — И многовековое противостояние прекратится? На границе больше не будут гибнуть?

— Не все так просто, — поморщился Ник. — Предстоит много работы. Надо выбрать кандидата, которого поддержит большинство кланов, и который будет настроен лояльно к империи. Тех, кто не согласится, придется вырезать. Но в будущем, возможно, наступит мир. Теперь у нас есть шанс. Сразу скажу, я потребую у отца награды для всех вас. А особенно, для Тимэя. Ведь именно он нашел могилу Степного Ветра.

— Тимэй, ты можешь хоть в сортир сходить, чтобы не совершить нечто глобальное для империи? — под всеобщий хохот спросил Анри.

— Кстати, я сейчас! — Ник подскочил с места и направился в кусты.

Вскоре послышалось приглушенное журчание, а затем изумленный возглас.

— Тимэй, иди сюда!

— И что такого интересного ты хочешь мне показать? — ворчливо спросил я направляясь к кустам.

И в тот же миг я замер с раскрытым ртом. За кустами, которые только что увлажнил его высочество, метрах в десяти, в ложбинке, росли несколько десятков цветов Ларронар.



Глава 12

Примерно через час император дал отмашку и на остров начали прибывать маги. Ни одной знакомой физиономии среди них не было, а я надеялся, что пришлют Юджина или Зоренга. Видимо, они сейчас более важными делами заняты.

А вот нам заняться было нечем. Вход в туннель мы показали, о ловушках предупредили. Я даже провел первую партию доверенных лиц к самой могиле. А теперь мы чувствовали себя абсолютно лишними. Как только прибыл герцог Рамайский, я обратился к нему с вопросом.

— Ваша светлость, может, мы в столицу вернемся? — спросил я и взглянул на советника императора жалобными глазами.

В самом деле, сколько можно словно бродяге по империи колесить?! У меня свадьба на носу, готовится надо. Теперь денег на все хватит. Найденное мы поделили по-честному. Нам с Анри побольше, Юрмару и Колману поменьше. По законам империи могли бы вообще ничего им не давать, оба мои работники, но я так не смог. Вместе в передрягу попали, значит и добыча на всех. Принц от своей доли отказался, а мы не гордые. Его долю тоже раздербанили.

— Нет, еще дней пять-шесть погуляйте. В столицу сейчас вам возвращаться никак нельзя, — максимально серьезно ответил герцог.

— Да что там такое происходит! — в сердцах сплюнул я. — Может, хоть вы мне объясните?

— Боюсь, что не смогу удовлетворить ваше любопытство, барон, — покачал головой герцог. — В свое время все узнаете. Не переживайте, барон, совсем немного осталось.

Так ничего не добившись, я вернулся к честной компании.

— Ну что, мы здесь явно лишние, — сказал я. — Возвращаемся на корабль и на материк? Цветов мы набрали достаточно, даже больше, чем планировали. Отоспимся и решим, на что потратить оставшиеся дни.

Юрмар при упоминании о корабле привычно позеленел, но другого выхода не было. Прибывшие на остров маги наотрез отказались тратить драгоценные заряды индивидуальных порталов, чтобы добросить нас до берега. Не оставаться же жить на этом острове?

— Ник, может, ты фрегата дождешься и с его светлостью домой отправишься? — спросил я.

— Ну уж нет! — категорично отказался принц. — А если вы еще куда-нибудь вляпаетесь? Мне тоже интересно!

— Лучше бы без приключений, — тоскливо протянул я. — Раз так, пошли на корабль!


До порта мы добрались всего за сутки. Я пообещал капитану солидную надбавку, и он запустил магический двигатель на полную катушку. Больше всех был доволен, разумеется, Юрмар, хотя этот переход дался ему гораздо легче. Или организм привыкает, или сказался тот факт, что мы шли к твердой земле и морских путешествий больше не планировали.

Почти все эти сутки мы героически проспали. Просыпались ненадолго, и снова засыпали. Усталость и нервное напряжение сказались на состоянии организма. А тут еще так славно покачивает!

У причала нас встречали Мирон, Михмар и Акела. Серый сразу высказал мне все, что он думает. Не понравилось полукровке, что его оставили здесь, в городе. А сами, судя по всему, развлекались на полную катушку. Погладил, почесал за ушами и пообещал, что в следующий раз обязательно возьму с собой.

Как только добрались до гостиницы, сразу затребовали купальню. В баньку бы сейчас! Праздник телу устроить. Но здесь бани нет, придется в купальне грязь смывать.

Какое счастье лечь в горячую воду, расслабится и отдохнуть. Никуда спешить не надо, планов все равно никаких нет. Герцог внятно сказал, дня три-четыре погулять надо. Так почему их здесь не провести? По крайней мере, тут тепло, а на большей части империи снег уже лежит. Меня снегом напугать сложно, из Сибири я, но к чему спешить в сугробы лезть? Успеем еще.

В купальне то и дело сновали весьма симпатичные девушки, полотенце господину принести, или еще чего. И не только сновали, еще и глазками стреляли. Если бы не Виктория, точно согрешил бы! В империи, в отношении мужчин, нравы были довольно легкими. Иметь любовницу, даже женатому мужчине, вполне привычное дело. Главное – не выставлять такую связь на витрину, а так, гуляй спокойно. К женщинам требования строже, но и тут не без греха. Вот что удивительно, среди аристократов блуда намного больше, чем среди мастеровых или крестьян. Простые люди придерживаются семейных устоев, когда аристократы не видят в короткой интрижке ничего плохого.

Только вот я не такой. Для меня изменить даже не жене, а невесте неприемлемо. Это все равно, как бы любимой в лицо плюнуть. Даже подаренные Тофаром билеты в самый знаменитый и дорогой бордель столицы мертвым грузом лежат. Избавляться от них я не спешил, может, в качестве взятки пригодятся, или премию кому-нибудь выдать. А сам я до свадьбы потерплю.

Хотя мне было хорошо в купальне, долго просидеть в воде я не смог. Желудок еды запросил, причем настойчиво и требовательно. Анри, Ник и Колман еще отмокали в своих ваннах, а вот я заторопился в обеденный зал. Потом догонят, я есть хочу! Спустился на первый этаж, нашел свободный столик и сделал заказ. Здесь, как и в большинстве портовых городов, в меню главенствовала рыба. И мне это нравилось. По крайней мере, приготовлено все было просто великолепно. А еще мне понравился местный овощ, похожий на обычный баклажан, но имеющий очень острый вкус. И цвет у него оранжевый. Немного легкого вина и никуда не спешить.

И, как всегда, мою идиллию нарушил вызов по амулету связи.

— Я слушаю, — откликнулся я, спешно прожевывая кусок рыбы.

— Шеф, взяли мы его! — с гордостью и воодушевлением возвестил Прем.

— Кого именно, куда взяли и зачем? — поинтересовался я.

— Убийцу, который девчонок кромсал! — пояснил Прем. — Ниана его спеленала! Где ты только такую нашел?

— Так, рассказывай по порядку.

— Докладываю! Три ночи она честно по улицам ходила, но все без результата. За это время еще двух этот гад зарезал. И усиленные патрули городской стражи ему не помеха! Как потом выяснилось, глаза мог отводить, причем на очень высоком уровне. А сегодня ночью он на Лапку нарвался! На улице ее Зовом зацепил, велел к себе подойти. Амулет у него такой был. Но Ниане защиту сам магистр Тофар установил, а еще мы ее амулетами обвешали, в три ряда. Зов она почувствовала, только разум при этом сохранила. Но показывать не стала, прямиком к убийце пошла. А как дошла… В общем, подоспевший патруль еле сумел его чуть живого от твоей девицы отобрать!

— Так уж сильно приложилась?

— Не то слово! Мужчиной ему уж точно больше не быть! И кости не все целы! Самое главное, в столицу столько народа нагнали, а поймали мы!

— Ты мне другое скажи, кто этот гад?

— А я не знаю! Его у нас сразу забрали! Нож у него точно энергией демона пропитан! Церковники и "канцеляры" его тут же утащили. Правда, прежде чем допрашивать им его лечить придется. Со сломанной, в двух местах челюстью не много расскажешь. Но это уже не наши проблемы!

— Точно, мы свое дело сделали! Значит, Ниана справилась? И какие у нее дальнейшие планы?

— Тебя дождаться. Разговор у нее к тебе есть. Но я думаю хочет с нами работать. Если что, я "за"!

— Хорошо, пусть отдохнет пока, а я скоро вернусь. Больше ничего не случилось?

— Нет, ничего серьезного. Обычная текучка.

— Тогда ждите меня, а там решим, чем заняться.

Молодец Лапка! Не ошибся я в ней! Что же, такую можно и штат взять. Только объяснить, что не стоит так калечить при задержании. Но я ее понимаю, убийцу женщин наемница жалеть явно не собиралась.

Дальнейшее поглощение пищи прошло в приподнятом настроении. Утерли мы нос и страже и "канцелярам"! Да императору доказали, что не зря хлеб кушаем!

Мое внимание привлек молодой человек, вошедший в обеденный зал. Высокий, худощавый, блондин. Дворянин, судя по перстню, барон. Возраст лет двадцать, добротная, но не слишком шикарная одежда. И лицо человека, находящегося в крайней степени отчаянья.

Вошедший барон оглядел зал, встретился со мной взглядом и направился прямиком к моему столу.

— Господин барон, вы позволите присесть?

— Прошу вас.

— Барон Орл де Хакар, — представился он.

— Барон Воронов, — не остался я в долгу.

— Господин Воронов, мы с вами незнакомы, но я вынужден обратится к вам с просьбой, — отрывисто произнес он, неосознанно сжимая рукоять меча. Похоже парень на поединок нарвался, а секунданта у него нет.

— Я вас слушаю.

— Помогите мне украсть невесту!


История де Хакара была интересной и забавной. Прежде всего стоит отметить, что на юге империи похищение невест хоть и не было обязательным ритуалом, но периодически встречалось. Особенно когда родители против брака, а молодым очень этого хочется. Тогда "влюбленный джигит" ворует невесту и тащит ее в ближайший храм. Разумеется, все происходит только с добровольного согласия девушки. В храме священник венчает пару, и тогда родителям невесты не остается выхода. Разводы в империи дело проблематичное. Любой брак заключается только в церкви, а священники очень неохотно дают разрешение на развод. А вот помочь в создании новой ячейки общества святые отцы всегда готовы.

— Мой отец в молодости был очень дружен с бароном де Киллором, который теперь проживает в этом городе. Настолько, что еще до моего рождения они составили устный договор. Если Единый будет милосерден, и позволит обзавестись потомством, они обязательно породнятся в будущем. У барона де Киллора есть дочь, на три года младше меня. И этот брак мог бы состоятся, но наши отцы рассорились, по неизвестной мне причине. Так, что разорвали все отношения и все договоренности.

— Как давно это произошло?

— Лет десять назад. В детстве я точно знал, что моей женой должна стать Лейра. Мы часто гостили друг у друга и у нас были очень хорошие отношения. Другой жены я себе и представить не мог! И тут ссора наших отцов! Долгое время я пытался выяснить, что послужило причиной, но так и не смог добиться правдивого ответа. С Лейрой мы хоть и не могли видеться, но постоянно обменивались письмами. Месяц назад я узнал, что Лейру собираются выдать замуж. Мою Лейру! Я был вне себя и хотел отправить сватов к барону де Киллору, но отец не поддержал меня. Он и слышать об этом не хотел! Тогда я поехал лично. Я пришел к отцу Лейры и попросил его отменить свадьбу и отдать Лейру мне. Барон выгнал меня из своего дома, пообещав в следующий раз приказать слугам прогнать меня палками. Завтра Лейру увезут к жениху. Мне удалось обменятся с ней записками. Она готова выйти за меня, невзирая на мнение отца. Но я не смогу вытащить ее в одиночку, и довериться местным аристократам я тоже не могу! Поэтому я прошу помощи у вас. Я надеюсь что вы, как благородный человек, поможете мне!

Вот так озадачил меня этот "влюбленный джигит"! Воровать невесту я вообще-то не планировал, тем более не для себя. Да и барона этого я первый раз в жизни вижу. И времени катастрофически мало.

— Барон, я не могу дать вам ответ сейчас. Дело в том, что я здесь не один. И мне надо посоветоваться с моими друзьями, у которых есть свои планы.

— Тогда я подойду через час, — Орл поднялся. — Надеюсь, что вы согласитесь.

Барон покинул обеденный зал как раз в тот момент, когда Анри, Ник и Колман спускались по лестнице. Когда они сели за стол и сделали заказ, я ошеломил их полученным предложением.

— Что скажете? Беремся за это дело или оно нам не нужно? — спросил я.

— Беремся! Непременно! — тут же подскочил Ник.

— Не знаю, времени мало, — с сомнением пожал плечами Колман.

Наши взгляды соединились на виконте. Тот не спешил с ответом, разглядывая тарелки с едой.

— Тимэй, если бы отец был против вашей свадьбы с Тори, а она согласна была бы стать твоей женой? Ты, в этом случае украл бы сестру?

— Да! Без сомнения!

— Тогда давай поможем этому барону. По крайней мере попытаемся это сделать. Только вот как?

Да, задачка! Похищать людей мне еще не приходилось. Тем более это надо сделать так, чтобы никто не пострадал. Значит, бить в темечко охранников барона де Киллора не стоит. Тут не сила нужна, а хитрость. И нужен Мирон.

— Мирон! — позвал я слугу.

— Ваша милость, я здесь.

— Скажи, Мирон, ты когда-нибудь людей воровал?

— Нет, не приходилось! — удивленно ответил вампир.

— Ну как же ты так? — посетовал я. — Придется исправлять этот пробел в твоей биографии. В общем так, сейчас идешь к дому барона де Киллора и прикидываешь, как нам до завтрашнего утра его дочь похитить. Причем сделать это надо без шума и пыли. Даже не так, я с тобой пойду. Вместе решать будем.

— Я с вами! — Ник быстренько запихал кусок рыбы в рот. Торопливо прожевав он укоризненно взглянул на меня. — А ты хотел меня домой отправить!

Оставив Анри ожидать барона де Хакара, мы отправились осматривать место будущего преступления.


На дело мы пошли после полуночи. План был достаточно прост и в то же время изрядно украшен наглостью. Усадьба барона де Киллора кроме большого трехэтажного дома, обладала значительной территорией. Часть ее занимал сад, часть была отведена под конюшни, которых было аж три штуки, и прочие хозяйственные постройки.

Нам очень повезло, что хозяин усадьбы очень не любил собак. Иначе было бы намного трудней. А так трудности состояли в магической защите и охранниках, которые патрулировали территорию. С магией разобрался Колман, его специализация позволила легко обойти защиту и сделать проход. А охранников мы отвлекли спектаклем.

Охранники как раз завершили очередной обход и решили дать отдых ногам в сторожке. Особых усилий в исполнении своих служебных обязанностей, они давно уже не прилагали. А зачем? Город спокойный, опасаться стоит только нашествия пиратов. Местный криминал в дом барона де Киллора не полезут, ведь барон дружен с градоправителем и главой городской стражи! Да и магическая защита на славу сделана! А когда все спокойно, невольно расслабляешься. Вот и сидели охранники в сторожке, да байки травили. Пока в темноте не раздались приближающиеся голоса.

— Зайчонок! — выкрикнул звонкий мальчишеский голос. А затем послышался какой-то шлепок.

— Волчонок! — тут был уже голос взрослого мужчины. И снова шлепок.

— Медвежонок! — заключил выступление трио густой бас. Шлепок.

— Что это такое? — недоуменно спросил один из охранников барона.

Остальные только пожали плечами.

— Зайчонок! — голос и шлепок звучали ближе.

— Волчонок! — шлепок.

— Медвежонок! — шлепок.

— Зайчонок!

— Волчонок!

— Медвежонок!

Из темноты, на площадь перед воротами усадьбы, выпрыгнул мальчишка лет двенадцати.

— Зайчонок! — выкрикнул он, и присел на землю.

— Волчонок! — вслед за ним появился взрослый и рослый мужчина. Он на ходу перепрыгнул мальчишку и так же присел.

— Медвежонок! — пробасил широкоплечий здоровяк, двумя прыжками перепрыгивая и мальчишку и мужчину. Решив не отрываться от коллектива, здоровяк, завершив упражнение, приземлился на корточки.

И все повторилось.

Пока охранники, с отвисшими челюстями, наблюдали за игрой в салочки, мы перебрались через забор, и прикрываясь в тени деревьев, достигли стен дома.

— Вот, на втором этаже ее комната! — горячо прошептал Орл де Харат. — Я попробую залезть по стене, тут есть за что ухватиться!

— Стой! У нас есть кому по стенам лазить! — я еле успел ухватить влюбленного джигита. — Мирон, вперед!

Мирон взлетел по стене с потрясающей скоростью. Пару секунд повозившись с окном, он бесшумно исчез в доме.

— Поднимайтесь, только тихо! — вампир скинул нам закрепленную веревку. Жалко, что лестницу найти не успели.

"Джигит" начал подниматься по веревке, довольно ловко перебирая руками. Я остался внизу, контролировать ситуацию. Анри стоял на стреме, Колман отслеживал магическую защиту, кузены и принц прыгали. Все занимались делом. Но дело надо делать быстро.

К счастью, Лейра не стала поднимать шум или тянуть со сборами. Через три минуты в окно вылетел небольшой сверток с самыми нужными девушке вещами. Затем, по веревке слетел Мирон.

— Сама вряд ли спустится, ловить придется! — шепотом предупредил он.

— Держи! — я сорвал с себя плащ и мы быстро растянули его.

Но де Харат действовал разумно. Затащив веревку в комнату, он обвязал ею свою избранницу, а потом аккуратно начал спускать ее в наши надежные руки. И поступил он абсолютно правильно, ибо девушка в физическими упражнениями явно не дружила. Приняв беглянку, мы освободили ее от веревки, по которой мигом съехал Орл, и рванули в обратный путь. Девушка пыталась что-то сказать на бегу, но я одернул ее.

— Госпожа, знакомиться, и разговаривать позже будем, а сейчас нам срочно нужно покинуть территорию вашей усадьбы. Поспешите!

На бегу дал отбой принцу и кузенам, а то те уже замучались в салочки играть. Перелетели через забор, помогли перелезть Лейре, и заскочили в нутро арендованной кареты. Мирон занял место на козлах, и карета тронулась. Только когда Колман зажег маленький магический фонарик я смог внимательно рассмотреть украденную девушку.

Не могу сказать ничего о характере Лейры, но внешностью она представляла полную противоположность своему избраннику. Если де Харат отличался высоким ростом и худобой, то Лейра еле дотягивала Орлу до плеча и выглядела этаким колобком. Но личико весьма милое, а в глазах светится живой ум.

— Орл, слава Единому, тебе удалось! — девушка прижалась к его плечу. — Я уже не надеялась!

— Все хорошо, любимая! Почти все закончено! Я договорился с отцом Раесом, он ждет нас и немедленно обвенчает! Тогда ни твой, ни мой отец не смогут нас разлучить! И все это благодаря вот этим господам!

— Спасибо вам! — мило улыбнулась нам девушка.

— Помочь вам святая обязанность благородного человека! — высокопарно возвестил Анри.

— Господа, я навеки ваш должник! — Орл сжал руку Лейры. — Мой дом всегда к вашим услугам! Но, я прошу вас об еще одной услуге. Будьте нашими свидетелями!

— Доброе дело надо делать до конца, — вздохнул я. — Разумеется, мы согласны.

Мирон знал расположение церкви, в которой хотели обвенчаться молодые, и правил лошадьми в правильном направлении. Несмотря на ночное время, пожилой священник ожидал нашего прибытия. Служба началась незамедлительно. Требовалось торопиться, ибо пропажу Лейры уже могли обнаружить. На улице послышался топот копыт, мы с Анри напряглись, но это нас догнали кузены и Ник. Они смирно вошли в церковь и встали у дверей.

Венчание довели до конца. Барон де Киллор со своими людьми и несколькими стражниками появились, когда мы уже выходили из церкви.

— Вот они! — взревел барон, еще не старый мужчина, высокого роста, и с крепкой фигурой.

— Господин барон, позвольте вам представить мою жену, баронессу де Хакар! — хладнокровно выступил вперед Орл.

— Что? Как вы успели? Это не может быть правдой!!!

— Это правда! — отец Раес вышел из церкви вслед за нами. — Я только что завершил обряд венчания, о чем и свидетельствую! Также здесь присутствуют и другие свидетели, виконт де Монтекур и барон Воронов.

На отца Лейры было страшно смотреть. Красная физиономия, вздувшиеся жилы, и огненный взгляд. Блин, а вдруг его сейчас удар хватит? Но я переживал зря, барон несколько раз глубоко вздохнул успокаиваясь, а затем подошел к дочери и зятю.

— Я мог бы вызвать тебя на поединок, но не хочу делать дочь вдовой, — сквозь зубы процедил он. — Раз уж так случилось, пусть все так и останется. Но, сейчас вы возвращаетесь в мой дом, а завтра отпразднуем вашу свадьбу, как полагается. Я сообщу твоему отцу, хотя видеть его не хочу. Но выхода нет. Придется помириться со старым мерзавцем!

Лица молодоженов осветились счастливыми улыбками. Думаю, именно на такой исход они и рассчитывали. Не только поженились, но еще и отцов помирят.

— А что касается вас, — перевел на нас взгляд барон. — Вы помогли этому молокососу украсть мою дочь! Кроме того, вы испортили магическую защиту! За это я могу вызвать вас на поединок!

Оп-па! И что нам делать? Его убивать? Перед молодоженами? Или самим умирать? Оба варианта ничего хорошего не несут.

Но тут вперед выдвинулся Ник.

— Господин барон, зачем поединки? Зачем омрачать такой день пролитой кровью? Да, мы помогли барону де Хакару! Но посмотрите, как счастлива ваша дочь! Считайте это все необычным сватовством.

— А ты еще кто такой? — рыкнул барон.

Ник вздохнул, и снял свой амулет, искажающий внешность.

— Ва-ваше высочество? — ошеломленный барон едва смог произнести пару слов.

Не менее ошарашенными выглядели и остальные. Орл и Лейра осознав, что во время побега внимание охранников отвлекал лично сын императора, только хлопали глазами. Потом все резко пришли в себя и синхронно склонились в поклоне.

— Надеюсь, барон, вы не держите зла на меня и моих друзей? — невинно улыбнулся принц.

— Нет, ваше высочество! — ответил барон. Ха, попробовал бы он ответить по-другому! — И прошу вас почтить вниманием мой дом. Раз уж вы причастны к венчанию моей дочери и Орла. И ваших друзей я так же приглашаю!

— Мы должны были завтра утром покинуть Тобилан, — покачал головой Николас. — К сожалению, дела требуют нашего присутствия в другом месте. Но, если что-нибудь изменится, мы будем рады посетить ваш дом.

На этом мы простились. Молодожены в сопровождении отца и слуг отправились домой, а мы поехали в гостиницу.

— Ник, почему ты не хочешь остаться на празднование свадьбы? — спросил я.

— Тимэй, если бы мне не пришлось раскрыться, я бы остался! — поморщился принц. — А так, чтобы все на меня глазели? Не хочу! Мне этого во дворце хватает! Но, если ты настаиваешь, давай останемся.

— Утро вечера мудренее. Сейчас отдохнем, а утром решим.

Приехав в гостиницу, я в приказном порядке собрал всех в своей комнате. И налил каждому по стопке драконовки. Только принцу по малолетству не досталось.

— Что же, друзья, сегодняшняя ночь вывела нас на новый уровень, — с чувством сказал я. — Мы стали ближе друг другу. Мы теперь не друзья! Мы даже не родственники! Мы гораздо круче! Мы подельники! Вместе девицу воровали, вместе чуть на поединок не влетели. Благодаря его высочеству все закончилось благополучно. Так что пьем за нашу команду и отдельно за принца Николаса!

Грандиозную пьянку устраивать не стали. Устали и спать хотели. Просто не отметить такое приключение нельзя. Немного посидели и пошли отдыхать.

Проснулись поздно. На общем собрании решили к барону в гости не ходить. И так слухи, что в городе находится младший принц, разошлись широкой волной. Периодически ловили любопытные взоры, обращенные на нашу компанию. И я отчетливо видел, что Нику это не нравится. Значит, придется уходить из города.

— Предлагаю отправиться в Югор, — сказал я. — Там мой старый друг трактир держит. Отдохнем пару дней, и в столицу. Хватит с нас приключений!

На том и остановились. Извлекли из багажа зимнюю одежду, упаковали надежно цветы, рассчитались в гостинице. И к вечеру добрались до портала. Несколько минут и Югор приветствовал нас.

— Ух! А здесь холодно! — Анри зябко поежился.

Резкая смена климата хорошего настроения не добавила. А тут еще как назло, снег пошел.

— Тимэй, давай быстрей до твоего друга доберемся! — жалобно простонал Ник. — К зиме надо постепенно привыкать, а мы сразу прыгнули. Хочу в тепло!

— Едем! Тут недалеко!

И мы пришпорили коней.

Прохожие уступали нам дорогу, видя, что аристократы с сопровождением куда-то торопятся. Да и было этих прохожих немного! Так что до "Доброго Барона" добрались быстро. Кузены и Мирон остались устраивать наших коней, а мы зашли в трактир.

У стойки, спиной к нам стоял Макир. Его я ни с кем не спутаю!

— Макир! Встречай, дружище! — громко крикнул я.

Макир резко развернулся и мгновенно побледнел.

— Тимэй? Это ты? — с трудом вымолвил он.

— А что, есть сомнения? — весело спросил я, отряхивая с плаща снег.

— Но ведь тебя убили! Сегодня ночью!



Глава 13

Эта новость меня шокировала, но лишь на пару секунд. В самом деле, глупо переживать о собственной смерти, когда ты жив и здоров. А вот выяснить откуда такая информация необходимо. Только чуть позднее.

— Умер? — трагическим шепотом переспросил я. — Значит, кормить меня ты не будешь?

— Ху-уух, Тимэй, ну ты как всегда! — выдохнул Макир.

Он подошел ко мне, и мы крепко обнялись.

— Я рад, что ты живой, — пробормотал он. — Хорошо что Анне не успел ничего сказать!

— Накрывай на стол, паникер! — шутливо рыкнул я. — В мою смерть он поверил! Да не дождетесь!

Когда стол уже был накрыт, а от запахов слюноотделение достигло критической точки, я начал выяснять подробности.

— Макир, так кто тебе рассказал о моей преждевременной кончине?

— Глава городской стражи, шевалье де Ренак, сегодня утром прибыл из столицы. Он-то и рассказал мне. Говорит, в столице была большая буча, задерживали какого-то шпиона важного, а может и не шпиона… Только народу полегло, несколько десятков. И среди них ты. Господин шевалье утверждал, что лично твой труп видел. Да и магистр Тофар это ему подтвердил.

— Тофар! — я скрипнул зубами. — Так вот зачем меня из столицы убрали? Ник, я прав?

— Не знаю, Тимэй! — принц испуганно втянул голову в плечи. — Я слышал совсем другую причину! А что там, в столице, произошло, я не в курсе!

— Сейчас выясним!

Я добыл из кармана амулет связи.

— Тофар? Поздравляю, ты первый человек, который с покойником может не только поговорить, но и в нос от него получить! Ничего мне рассказать не хочешь?

— Тимэй, а ты откуда узнал? — удивился маг.

— Не важно! Так что там с моей смертью? Похороны, надеюсь, за счет государства?

— Тимэй, не кипятись! Нам надо все обсудить! Ты где сейчас?

— В Югоре, у Макира в трактире сижу. Собственные поминки праздную! Если хочешь, присоединяйся. Или мне самому в столицу приехать? Думаю, покойника не будут наказывать, если он кое-кому пинков надает!

— Утром я в Югоре буду. Там все и обсудим. Успокойся, так было нужно.

— Сволочь, ты хоть Виктории сообщил, что я живой? Слухи-то быстро расходятся!

— Демон!!! Об этом я не подумал!

— Убью! — рыкнул я, и отключился.

Анри оказался сообразительней меня, и пока я с магистром беседу беседовал он отошел в сторонку и уже давал опровержение сестренке по поводу слухов о моей кончине.

— Тимэй, ну скажи ты сам ей! — воскликнул он. — Родному брату она не верит!

— Виктория, птичка, любовь моя, я жив и здоров! — поспешил я подать голос. — Все хорошо, все в порядке!

— Тимэй? Ты, правда жив? — донеслось до меня в ответ.

— Правда, правда!

Виктория разрыдалась. Через амулет было слышно, как кто-то пытается ее успокоить. По голосу похоже на госпожу графиню.

— Не плачь, пожалуйста, не плачь! — включился и я в процесс успокоения. — И не верь никому! Я живой и тебя никогда не оставлю! Помирать мне еще рано, вот правнуков с тобой дождемся, а там посмотрим.

— Ты когда вернешься? — еще всхлипывая произнесла моя невеста.

— Скоро, вот только его величество разрешит, и я тут же в столицу! Хотя… Ты знаешь, не буду я ждать разрешения! Сейчас же возвращаюсь!

— Тимэй, подожди! — остановил меня Ник. — Не делай поспешных ходов. Давай хотя бы завтра!

— А зачем покойнику до завтра ждать? — огрызнулся я. — Ник, ты понимаешь, что произошло?

— Тимэй, я все понимаю, но давай еще один день подождем? Завтра уедем.

Видя, что я полон решимости отправится в столицу немедленно, принц очень тихо произнес:

— Тимэй, одумайся! Не стоит перечить отцу!

— Кто там рядом с тобой? — спросила Виктория, слыша наш разговор.

— Да тут его высочество меня к здравому смыслу призывает! — буркнул я, сбрасывая накал.

— Ой! Ваше высочество, простите меня за столь некрасивую сцену! — извинилась Виктория. — Я сильно переживала. Тимэй, поступит так, как велит его высочество! Один день ничего не изменит. К тому же, я теперь знаю, что ты жив и здоров!

— Хорошо! — сдался я. — Придется мне еще немного задержаться. Но, Виктория, постарайтесь пока не распространяться о том, что я жив. Не знаю, что за игра там идет!

— Хорошо, любимый! Я буду молчать, и ждать тебя!


Решив оставить все разборки на завтра, я дал команду отдыхать. К этому моменту о моем визите узнала Анна, и спустилась вниз. Я полюбовался на ее уже совсем круглый животик, поинтересовался самочувствием и подарил небольшие подарки. К счастью, беременность сестренки протекала благополучно, периодически приходящий лекарь не обнаружил никаких нарушений. Ребенок должен был появится на свет в срок, и молодые родители с нетерпением ждали этого момента.

Половина второго этажа так и осталась зарезервированной для моей милости, так что с ночлегом проблем не возникло. Макир сказал, что пока трактир принадлежит ему, комнаты всегда будут ждать меня.

Я пригласил было Макира и Анну на свадьбу, но в ответ получил отказ.

— Тимэй, пойми правильно, — вещал Макир. — Ты дворянин и невеста у тебя тоже титулованная. Соответственно и гости буду сплошь аристократы. Как они посмотрят на то, что ты пригласил простого трактирщика? Это будет плохо для тебя и для нас. Тем более, что Анне не стоит никуда ездить из-за ее положения. Мы рады, что женишься, и будем молится Единому, но на свадьбу не приедем. Извини.

— Ты прав, Макир. Хотя радости твоя правота мне вовсе не доставляет, — вздохнул я.

Самое интересное произошло когда наш затянувшийся ужин все-таки подошел к финалу. Распахнулась входная дверь, и знакомый голос громко произнес:

— Макир, давай самого дорого вина, какое у тебя есть. Помянем его милость! Сильный был человек!

— За доброе слово спасибо, но не рано ли ты меня поминать собрался, Кот? — так же громко откликнулся я, поворачиваясь к вошедшему. — Или ты о другом бароне речь ведешь?

Надо отдать должное, старший вор Югора владеть собой умел. В его глазах лишь на мгновение промелькнуло удивление, а затем он поклонился.

— Рад видеть вас в добром здравии, ваша милость, — сказал вор. — И рад, что получил неверную информацию.

— Не подскажешь, кто тебе эту информацию сообщил? — прищурился я. — О моей смерти шевалье де Ренак знал. Наверняка с подчиненными поделился, а вот кто из них тебе напел?

— К чему разговоры о скучных людях, когда эти слухи не подтвердились? — уклонился от беседы Кот. — Только я вот в толк не возьму, зачем было так врать и вас в покойники записывать?

— А никто и не соврал, — невозмутимо сказал я. — Немного преувеличили, это факт. Изранен я был чудовищно, лучшие маги столицы мне и часа не давали. Единственное, что могло спасти меня, это миска горячего борща! Только вот беда, не готовят борщ в столице! Пришлось в Югор срочно ехать. В трактир меня друзья на руках внесли! Жить мне оставалось не более пяти минут. Уже вся жизнь перед глазами промелькнула, последнее воспоминание детства, как я кашу есть не хотел, а меня матушка уговаривает. Еще бы немного и закончился бы мой земной путь, в самом расцвете лет! Но, слава Единому, стряпуха Макира только что с плиты кастрюлю свежесваренного борща сняла. Всего одна миска, и я здоров и весел! И вы все знайте, что густой, наваристый борщ, с ложечкой наисвежайшей сметаны, густо посыпанный зеленью, может не только насытить, но и из-за Грани вернуть! А если перед ним еще и рюмочку "драконовки" принять… …мммм!!!!

К концу моей истории все посетители трактира мелко подрагивали плечами, маскирую хихиканье под приступ легкого кашля. А затем дружно начали требовать у Макира борща. Кот все-таки самое дорогое вино купил, и сел в сторонке. Правда, первый кубок он громогласно выпил за мое здоровье.


Утром, когда я спустился в обеденный зал, меня уже ждал Тофар. Судя по магической дымке, окружающей тело мага, он решил использовать все уровни защиты от кровожадного меня.

— Рассказывай! — хмуро потребовал я, садясь напротив магистра. — И можешь отключить защиту.

— Что именно ты хочешь услышать? — спросил Тофар, не торопясь расставаться с магическим щитом.

— Теорию о возникновении Вселенной можешь опустить. Историю Кеннета Победоносного тоже. Переходи непосредственно к делу. Кто погиб под моей личиной?

— Его имя тебе ничего не скажет, — вздохнув начал рассказывать маг. — Это был один из лучших сотрудников Тайной Канцелярии.

— Вы специально изменили ему внешность и ауру, чтобы его приняли за меня, так? А меня из столицы подальше отправили?

— Ты и сам догадался, Тимэй. Да, мы это сделали!

— Зачем?!

— Тимэй, я просто поражаюсь глядя на тебя! — Тофар все-таки отключил защиту и откинулся на спинку стула. Вместо нее он окружил дымкой нас, видимо, чтобы избежать подслушивания. — Иногда ты ведешь себя как мудрый старец, но чаще ты наивен словно ребенок! Припомни-ка все свои действия! Ты положил начало разборкам в интендантстве, но даже не поинтересовался, от кого из родственников арестованных может исходить реальная, для тебя, угроза. Ты раскрыл убийство маркиза Баросса, но не стал выяснять, кто напел о твоей причастности к этому убийству герцогу Митронскому. Ты вхож к императору и герцогу Рамайскому, причем так нарушаешь этикет, что любого другого давно казнили бы! А тебя не трогают. Ты создаешь службу, которая в будущем подомнет под себя стражу всех городов империи! Более того, в массы просочилась информация, что к ликвидации крупной шпионской сети ты тоже причастен! Знаешь, сколько раз покушались на тебя за то время, что ты живешь в столице? Шесть! Самого первого покушения, когда ты грудью болт поймал, я не считаю. Шесть покушений! Моим людям пришлось из кожи вон лезть, чтобы предотвратить их, да так, чтобы ты ничего не заметил.

— Хорошо, ты доказал мне, что я наивный и легкомысленный юнец. Я с этим не спорю. Дальше?

— Прибавь к вышеперечисленному тот факт, что почти никто не верит в сказку о твоей родине. Об Альдаре. Слишком уж твое поведение и твои знания выделяются из общей массы. Многие догадались, что родился ты не в этом мире.

— Рано или поздно это должно было случится, — пожал я плечами.

— Недавно нам стало известно, что к твоей личности проявили интерес разведки нескольких стран. Очень пристальный интерес. Вот тогда и возникла идея начать большую игру с этими разведками.

— А почему меня не использовали? Зачем надо было другого подставлять? Неужели подумали, что я испугаюсь?

— Тимэй, дело не в том, что ты испугаешься. Дело в том, что ты до сих пор почти не владеешь международной обстановкой. А в такой игре каждое слово надо оценивать. И менять поведение по ходу действия. Сотрудник, которого выдали за тебя, был прекрасно подготовлен. И он выполнил свой долг до конца!

— Как он погиб? — глухо спросил я. — И сколько вообще наших там погибло? Мне сказали несколько десятков.

— Тридцать два, — так же глухо ответил Тофар. — Часть из них были стражниками, часть моими людьми.

Получается, я гарцевал по жизни в свое удовольствие, попутно наделав множество ошибок, из-за которых теперь погибли ни в чем неповинные люди? И их смерти на моей совести? Как же я мог такое допустить? Хреновый из меня попаданец, другие сами кого угодно в бараний рог свернут, а я как был балбесом, так балбесом и остался. Не сказать еще хуже. Ох, как мерзко-то! Заигрался ты, Тимка, ох и заигрался! И с чего ты взял, что сможешь стать фигурой имперского масштаба? Твой уровень – рядовой опер небольшого отдела! Настоящий оперативник все бы на десять ходов вперед просчитал, а ты начнешь дело и бросишь на середине. Вот теперь тебе придется жить, зная что из-за твоих действий погибли люди. Куда ты со свиным рылом полез? Какой ты барон? Ты баран и не более того!

А как все хорошо начиналось! Я попаданец, впереди у меня куча плюшек и мировое могущество! А на деле оказалось, что не все так радужно. Темный Властелин это не конкретный человек, а некая сущность, которая есть почти в каждом. Мирового могущества я не получил, да и не нужно оно мне. И вообще, жизнь почему-то разительно отличается от книги. Там бы я все просчитал, появился в самый разгар битвы, спас бы хороших, и похоронил плохих.

— Почему они погибли? Это входило в планы?

— Нет. Все должно было быть совсем по-другому. Но ситуация резко изменилась и пришлось действовать быстро.

— Значит, все зря? И вы ожидаемого результата не достигли?

— Почему? Результат есть, и даже больший, чем мы ожидали. Только вот заплатить за него пришлось весьма дорогую цену.

— Расскажешь? Чего вы хотели добиться и чего добились?

— Нет. Не могу я тебе рассказать, да и не надо оно тебе.

— А как дальше жить? Зная, что из-за меня люди погибли?

— Тимэй, не ты это все затеял, и не надо себя винить. Если на ком и есть вина, так только на мне, — Тофар склонил голову. — Я не все просчитал, я туда людей послал. Что же, с той стороны не дураки сидят. Зато знай, для империи великое дело сделано! А ты? Живи, как раньше жил. От тебя нашей стране польза великая, вот и могилу Степного Ветра нашел! А как ее искали! Столько сил, столько людей затрачено было, а тебе она сама в руки далась.

— Знаешь, Тофар, лучше бы я в замке Зоренга остался. Попросился бы сержантом к Гордиону, да и новобранцев рукопашному бою учил. И какого демона меня в столицу понесло?

— В столицу ты по приглашению его величества приехал, — хмыкнул вдруг Тофар. — А в замке тебе все равно отсидеться не позволили бы!

— Что ты имеешь в виду?

— Тимэй, как только Зоренг сообщил, что притащил к нам человека из другого мира, ты сразу внимание привлек. Кое-кто вообще предлагал тебя, гм….

— Арестовать?

— Нет, скорее в гости пригласить. И там, в гостях, выяснить какими знаниями ты обладаешь, и чем можешь быть империи полезен. Но Зоренг был категорически против. Именно он убедил императора дать тебе полную свободу действий. И посмотреть, что из этого выйдет. Император даже твой титул подтвердил.

— Так вот почему он мне голову не отрубил? За нарушение этикета! — хмыкнул я в ответ.

— Нет, не только, — внезапно Ник сел за стол. Ха, с его амулетами никакая антипрослушка не поможет. — Он говорит, что один из немногих кто видит в нем не только императора, но и человека. Говорит, что в компании с тобой расслабиться можно. А это ему очень редко удается. И, как сказал магистр Тофар, польза от тебя несомненная.

Несмотря на все сказанные слова, на душе лежал тяжелый, холодный камень. Тофар прав, не я отправил этих людей на смерть, но я стал причиной ситуации, которая привела их к гибели. И этот факт меня совсем не радовал.

— Как я понимаю Михалыча! Пятьдесят лет здесь провел и никто о нем правды не знает! — вырвалось у меня.

— Кто такой Михалыч? — мгновенно среагировал Тофар.

— Тебе художник по имени Аландр знаком? — прищурился я.

— Лично нет, а так слышал, разумеется!

— Так вот – он мой земляк! Из одного мира мы, только Михалыч здесь уже пятьдесят лет живет. Только сразу предупреждаю, попробуешь его на информацию раскручивать, или, упаси тебя Единый, в своих играх задействовать, вспомню все, что мне известно об оружии моего мира, и уничтожу тебя и всю твою Тайную Канцелярию! Ты меня хорошо понял?

— Понял, не беспокойся, ничего твоему художнику не грозит, — моя угроза похоже подействовала на мага. — Но, один очень важный вопрос у него выяснить надо. Но, если отвечать не захочет, принуждать не станем.

— Вот так-то! — зря я про Михалыча ляпнул. Совсем с головой не дружу.

Домой хочу!

— Тофар, теперь я могу в столицу вернуться? — спросил я.

— Возвращайся. Хоть сейчас.

— Сейчас и поедем.

Наконец домой! В мой уютный дом, к которому я так привык. Там я все обдумаю, разложу по полочкам, и решу, как мне жить дальше. Мой дом – моя крепость! И это не просто слова.

Я попрощался с Анной и Макиром, наказал им сразу же сообщить, когда родится маленький.

— Может, еще денек погостишь? — спросил Макир. — Вчера вот, весь борщ разобрали! Мы бы сегодня что-нибудь еще приготовили!

— А я это рекламировать должен? — хохотнул я.

— У тебя это хорошо получается, так почему бы этим не воспользоваться?

Макир, разумеется, не планировал использовать меня в качестве рекламщика, просто он видел, что мне очень плохо. Вот и пытался поднять настроение.

Я отказался от такого заманчивого предложения, хотя Макир сулил мне денежку от каждой пятой проданной порции, а еще бесплатный чай с вареньем. Раз в неделю. Отказался, но обещал подумать.

Портал, переход и – здравствуй, столица!

Прежде чем прятаться от окружающего мира в стены родного дома, надо было вернуть его высочество во дворец.

— Поехали? Провожу вас до дворца, — предложил Тофар.

— Знаешь, Тофар, я не держу на тебя зла, но и видеть тебя не хочу. Сегодня – точно. Но, если не придешь на свадьбу, я обижусь.

Тофар понял меня. И просто уехал по своим делам. А мы отправились во дворец.

По дороге я заметил, что Ник загрустил.

— Жалеешь, что приключения закончились? — спросил я.

— Немного! — кивнул принц. — Привык я к вам за это время. Да и вы о моем титуле не часто вспоминали. А сейчас придется возвращаться к обычному распорядку. Уроки, занятия. Тимэй, если еще куда-нибудь поедешь, шепни мне. А как из дворца выбраться я сам соображу.

— Обязательно! — я потрепал его высочество по голове. — Я тоже буду скучать по тебе. Как-нибудь обязательно сорвемся в очередной поход. Даже если не будет конкретной причины, мы ее придумаем. А ты пока выясни, какие еще реликвии были бесследно утеряны. Мало ли что!

Гвардейцы на воротах реально оторопели, когда его высочество появился в сопровождении непонятных, и очень подозрительных личностей. Но это не помешало им склониться в положенных по этикету поклонах. Глядя на них, принц только тяжело вздохнул. Соскочив со своего коня, и прихватив заплечный мешок с разными сувенирами, Ник величаво кивнул мне.

— Благодарю вас, господин барон, за оказанные услуги, — казенным голосом сказал он, сопровождая свою речь активным подмигиванием.

— Служить вам, это честь для меня, ваше высочество!

Мы поклонились по всем правилам. Сцену испортил Акела, который наплевал на этикет, встал на задние лапы и лизнул принца в щеку. Ник обнял серого и прижался к нему. Потом резко повернулся и не оборачиваясь пошел во дворец. Четыре гвардейца и маг тут же пристроились рядом с ним.

— Тимэй, ты сейчас к Виктории? — спросил Анри.

— Нет. Не сейчас. Я завтра приеду. Сегодня я чувствую себя грязным. Душа у меня испачкана. Надо себя в порядок привести.

— Я понимаю! И Тори поймет. Она умная, — Анри сочувственно посмотрел на меня. — Пускай тогда моя доля цветов у тебя полежат. А через пару дней я из заберу.

— Хорошо, пусть лежат. Есть они не просят.

— Тогда я поеду? Сам до дома доберешься?

— А то! Да и охраны у меня хватает!

Анри уехал. Блин, чувствую себя д'Артаньяном, теряющим друзей по пути в Лондон за эксклюзивной ювелиркой.

Когда до дома оставалось совсем немного, я понял кто мне может помочь.

— Заедем в церковь! — скомандовал я.

Отец Адриан, тот самый который чуть не сдал меня "красной братии", был на своем рабочем месте. Он очень удивился увидев меня, ведь я так и не нашел времени посетить церковь. Хотя и обещал первосвященнику Севостьяну.

— Господин барон? Что вас сюда привело? — спросил отец Адриан.

— Я хочу исповедоваться, — ответил я.

— Идемте! — священник не стал терять времени на выяснение причин такого желания.

Он провел меня в небольшую комнату, очень похожую на кабинет психолога. Пара удобных кресел, столик со светильником. Адриан сел, предложил сесть мне, и приготовился слушать. Без всяких молитв. Просто давая мне возможность выговорится. Я почти два часа рассказывал священнику о произошедшем со мной за последнее время. Севостьян говорил, что посвятит Адриана насчет места моего рождения, и просветил. Хоть это объяснять не пришлось. Но больше всего меня тревожила ситуация с погибшими людьми. По моей вине погибшими. Я все равно чувствовал свою вину. И ничего не мог с этим поделать.

Слушать Адриан умел. Несмотря на наше неудачное знакомство, он подошел к делу серьезно и вдумчиво. Когда я закончил он пристально посмотрел на меня.

— Все рассказали? — спросил он.

— Все.

— Легче стало?

— Немного, — признался я.

— Со временем станет еще легче, — священник протянул руку и коснулся меня, явно применив какую-то магию.

И тут словно открылся клапан, через который все плохое, вся боль, грусть и тоска начали медленно покидать меня. Я внезапно ощутил, что могу спокойно дышать. Оказывается, с момента встречи с Тофаром я делал это с большим трудом.

— Вы не бог! Вы всего лишь человек. А человек не в состоянии предугадать все. И эти погибшие не на вашей совести. Они выполняли свой долг. И никто из них не изменил присяге. Вот и вы следуйте своим путем. Тем самым, которым шли до сих пор. Каждое ваше действие, которое будет на благо империи, послужит доказательством, что эти люди погибли не зря. Я не вижу в вас Тьмы. И я скажу, что вам делать теперь!

Я приготовился выслушать какую-нибудь мудрость.

— Езжайте домой и как следует выспитесь, — впервые улыбнулся священник. А улыбка у него хорошая, светлая, от души идущая. — Сон помогает забыть плохое, и крепче помнить хорошее. А если вам будет не с кем поговорить, я всегда готов составить вам компанию.

Тяжесть ушла не полностью, но теперь я чувствовал себя не в пример лучше. Действительно, чего казнить себя? Изменить я все равно ничего не в силах. А значит надо бросить переживания в глубокий колодец, и идти дальше!

Вот только надо узнать, остались ли родственники у погибших. Может, я смогу им чем-нибудь помочь?

— Спасибо вам, отец Адриан! Мне стало легче. Я воспользуюсь вашим советом, и поеду домой. А завтра начнется новый день.

Священник осенил меня священным кругом и прочел краткую молитву.

Выходя из церкви я обернулся к Адриану.

— Отец Адриан, приходите ко мне в гости! — предложил я. — Когда захотите! И еще. У меня скоро свадьба, может, вы нас и обвенчаете?

— Но, там будет присутствовать его величество! — немного растерялся Адриан. — Я думал, вас первосвященник венчать будет!

— Так ведь не император женится! — улыбнулся я. — Я думаю, против он не будет. Так вы согласны?

— А почему бы и нет! — тряхнул головой священник.

— Только у меня одно условие, после венчания вы поедете с нами и будете гостем на свадьбе!

— Хорошо! — согласился он. — Только сообщите мне дату свадьбы заранее.

— Разумеется!

Вот наконец и улица, на которой расположено мое жилище. Завтра надо спешно начинать приготовление к свадьбе, а то времени осталось совсем немного. А откладывать свадьбу я не желаю.

— Сейчас приедем, баньку затопим. Смоем грязь и усталость, совсем хорошо будет! — я мечтательно потянулся в седле. — Осталось выяснить одну мелкую деталь. ГДЕ МОЙ ДОМ!!!



Глава 14

Моего дома, к которому я так стремился, не было. Совсем не было. Вместо него, гордо возвышаясь на три этажа, стоял натуральный дворец. Он бы не поместился на прежнем участке, принадлежащем моей милости, а посему неизвестный строитель щедрой рукой присоединил соседние участки. Один справа, а второй, соответственно, слева. Новые хоромы, возведенные из серого камня, выглядели солидно и надежно. Но, в то же время, мрачным строение не казалось! А у ворот стоял Рэдфорд и приветственно махал мне рукой.

— Старина, не подскажешь, что с моим домом случилось? — спросил я, подъехав к воротам. — Вы его кипятком залили и он разбух? Да так, что вместо одного участка теперь три занимает?

— Это подарок его величества вам на свадьбу, — пояснил ветеран. — Как только тебя из столицы убрали, тут же несколько бригад строителей нагрянули. Его величество соседние участки выкупил, дома снесли, и вот что на их месте построили. Да одни строители не поспели бы за месяц такое отгрохать, маги помогли! Полтора десятка тут трудились, за две недели дом возвели! В оставшееся время внутренняя отделка шла. Потом мебель завезли.

— Сколько же слуг теперь понадобится? — ужаснулся я, отдавая конюху повод Крома.

— Слуг император тоже прислал. Сказал, захочешь – оставишь, — Рэдфорд, произнося эти слова, как-то мрачно на меня взглянул.

И взгляд это мне категорически не понравился. Неужели моего учителя в простые охранники определили? Если так, разнесу все и вся! Эдгару за подарок конечно спасибо, но устанавливать свои порядки в моем доме я не позволю!

— Значит эту причину моей отсылки Николас узнал! — пробормотал я себе под нос. И добавил уже в полный голос. — А ты почему мне ничего не сказал? Когда я тебя по амулету спрашивал!

— Не мог я ничего тебе рассказать, клятву дал, — немного виновато ответил ветеран. — Да и портить сюрприз его величества я бы не решился. Он сам дважды приезжал, смотрел, как строительство идет.

— Ладно, пойдем на эти хоромы изнутри посмотрим!

На половине пути я остановился. А мои захоронки? Там ведь кое-что припрятано было!

— Рэдфорд, а про мои тайники что известно?! Деньги, векселя, оружие!

— Все в сохранности! — успокоил меня Рэдфорд. — Прежде чем дом сносить, приехали люди от императора, каждый угол обыскали. Все, что нашли, во дворец увезли. После окончания все обратно привезли. Я тебе потом все покажу.

— А баня?

— Цела и баня. Только в другом месте теперь стоит.

Поднялись по ступенькам. Над входом нависала громадина балкона, поддерживаемая гранитными колоннами. Блин, и вот на кой мне такие апартаменты? Да сюда можно целый полк загнать и тесно не будет!

Перед самым носом двери распахнулись и навстречу нам выскочил непонятный субъект. Я такого не помню, значит, один из присланных императором.

— Ваша милость, добро пожаловать домой! — провозгласил худощавый вампир, среднего роста, разодетый так, словно только что со съемок "Модного приговора" вырвался.

Нет, я ничего не имею против яркого костюма, но тут был явный перебор. Золотое шитье, кружева и куча ювелирных украшений. И прическа по последней моде. Более всего этот тип напоминал индюка, хотя телосложение скорей хорьку бы подошло. И физиономия важная-преважная!

— Ты кто такой? — наехал я на блистательную личность прямо с порога.

— О, позвольте представится, я ваш новый управляющий, Филарон Энер! — вампир изящно поклонился.

— Да? А где Эльмира? — вопросил я.

— Она уволилась! — махнул рукой Филарон.

— Вот как? И по какой же причине? — продолжал давить я, заметив, как лицо Рэдфорда после слов нового управляющего стало еще мрачней.

— Наверное поняла, что это не ее уровень! — напыщенно заявил индюк.

Я развернулся к начальнику охраны.

— Рэдфорд, или ты мне сейчас же все рассказываешь, или я начну зверствовать! — рыкнул я.

— Он ее выгнал! — глухо сказал Рэдфорд, кивая на вампира.

— Это так? — я перевел взгляд на управляющего.

— Не выгнал, а предложил уйти! — уточнил он. — Ваша милость, зачем вам эта старуха? Она никогда не служила в таком большом доме! Это не ее уровень! А я служил у графа Рейца! И у герцога Сларейского! Его величество специально направил меня сюда, чтобы в доме вашей милости был порядок!

Я слушал его очень внимательно, одобрительно кивая и утвердительно угукая. А когда он закончил, подошел вплотную и глядя в газа задушевно спросил:

— Значит, опыт есть?

— Да!

— Отлично! Тогда я спокоен! Назначаю тебя помощником управляющего. Вернее управляющей. Рэдфорд?

— Я здесь, ваша милость! — ветеран всей фигурой выразил готовность к любым действиям. Хоть морду этому индюку набить, хоть закопать по-тихому.

— Где Эльмира?

— Тут, неподалеку. В трактире комнату с мужем сняли!

— Отправь людей. Пусть вежливо попросят госпожу Эльмиру вернуться и приступить к своим обязанностям. Скажи, я прошу.

— Но, меня сам император… — попытался вякнуть Филарон.

И тут же оказался прижатым к стене. Моя рука крепко и надежно сжимала горлышко "золоченого". А Акела уже скалил клыки примеряясь к его ляжке.

— Его величество только предложил кандидатуры, а вот оставлять их на службе, или нет, решать мне и только мне! — зло прошипел я. — Барону перечить вздумал, ничтожество? Ты повел себя крайне глупо, когда решил что можешь распоряжаться в моем доме! Эльмиру я знаю, а тебя в первый раз вижу! И ты будешь работать там, где я укажу! В противном случае ты даже места в самом вонючем трактире не найдешь! Рэдфорд, что еще он успел натворить?

— Пытался заставить меня его знакомых в охранники взять, и грозил выгнать меня вслед за Эльмирой, — с усмешкой бросил ветеран.

— Еще одна ошибка, почти летальная! Рэдфорд не только начальник моей охраны, но еще друг и учитель! Неужели ты думаешь, что я его выгоню? Если я кому и верю, так это Рэдфорду! Правда он тоже не торопится мое приказание выполнять! Старик, где Эльмира!!!

— Сейчас отправлю людей, — Рэдфорд было тронулся с места, но тут же притормозил. — А может, я сам к ней съезжу?

— Да! — кивнул я. — Так будет лучше. Только попутно прикажи баню затопить. Вернешься – попаримся. Да и дела обсудим.

Рэдфорд ушел, а я задумчиво посмотрел на все еще прижатого к стене вампира. А потом разжал пальцы.

— Что же, господин помощник управляющего, покажите мне дом, — миролюбиво сказал я. — А потом мы обсудим насущные проблемы. И еще один момент, одеваться надо скромней. Не терплю рядом с собой павлинов. Все понятно?

— Я все понял, ваша милость! — неожиданно спокойным голосом сказал Энер. — Простите меня, но я правда думал, что так будет лучше. Я полагал, что вы держите этих людей, потому что не желаете тратить деньги на более квалифицированных работников.

— О, а ты оказывается нормально говорить можешь? — удивился я. — Значит, есть шанс на хорошие отношения. Только вот почему мы еще на крыльце топчемся?


— Поддай еще парку! Ухххххх! Хорошо!

Рэдфорд составил мне компанию, и теперь мы хлестали друг друга вениками. Эльмиру старик привез, вместе с мужем. Она с невозмутимым видом заняла свое место и принялась раздавать указания. Как мне показалось, именно такого результата эти двое и ожидали. Я имею в виду Эльмиру и Рэдфорда. И я был доволен.

Экскурсия по дому затянулась на пару часов. А как иначе, такие просторы требуют времени! В принципе мне все понравилось, красиво, но не ярко. Мебель солидная, добротная. Большой обеденный зал решал все свадебные проблемы. Есть где гостей разместить! Молодец, Эдгар! Я-то планировал в центре столицы дом купить! Да денег не хватало. И старого дома было жалко, он в тихом месте расположен. А тут такое изящное решение. Думаю, Виктории тоже понравится.

Единственное что привело меня в некоторое смятение, это наша будущая спальня. Даже не сама комната, а кровать. Она была такого размера, что чтобы ее заполнить я должен был взять в жены как минимум еще пятерых. Для двоих это ложе было явно великовато. Но многоженство в империи запрещено, да и не желаю я других жен. А, черт с ним! Не понравится, другую поставим!

— Значит, его высочество с тобой сбежал? — одобрительно хмыкнул Рэдфорд, потягивая квас в предбаннике.

— Угу! Ему развлечение, а мне боль головная! Если бы с принцем что-нибудь случилось, император устроил бы мне короткую прогулку до ближайшего палача.

— Да, ладно! Все же обошлось! А насчет тех парней, себя не вини. Это был их выбор, такая работа всегда риск подразумевает. По себе знаю. Лучше скажи, чем теперь заниматься собираешься?

— Как чем? Свадьбой! И так времени мало! Ты мне лучше скажи, от этого индюка польза есть?

— Как ни странно, есть. У него действительно огромный опыт, и еще он отлично знает всех дворян столицы.

— К тому же, он свои ошибки признавать умеет, значит не все потерянно.

Мы обсудили остальные вопросы и отправились отдыхать. Но сразу уснуть я не смог. Кровать пугала меня своими размерами, это же слегка уменьшенное футбольное поле!


Утром, проведя разминку с Рэдфордом, и позавтракав, я было собрался выезжать, но тут сработал амулет связи. Особый амулет. Тот самый, который мне его величество вручил, а я отдать забыл.

— Тимэй, не подскажешь, что случилось с моим сыном? — Эдгар явно был недоволен. Наверное не выспался. А может блохи покусали. Особые, императорские, элитные.

— А что такое, ваше величество? — спросил я. Сам я ни сколько не волновался, вчера я Ника дворцовой охране на руки сдал. В полном здравии.

— Вчера он заявил, что желает заниматься фехтованием с полной отдачей, и потребовал поднять его рано утром на тренировку. Меня только обрадовал его порыв. И Николас действительно встал и занимался с небывалым упорством. Но потом на утреннюю тренировку пришли гвардейцы! И мой сын сначала заставил их прыгать друг через друга, а потом заявил, что ты начал обучать его самому смертоносному боевому искусству. А он обучит всю гвардию. И заставил гвардейцев проделывать какие-то несуразные движения! Танец "Яростных Орлов", как его сын назвал. Они вращали руками, скручивали корпус, приседали. А Николас поддерживал темп напевая мелодию. Та-да-та-да-та-да-там! — в конце разговора император воспроизвел услышанное, а я заржал во весь голос.

Как-то раз, во время нашего путешествия, на меня нахлынули воспоминания о золотом, беззаботном детстве. И я показал принцу танец "маленьких утят". В детском садике мы такой на утреннике танцевали! И в свете костра, посреди густых зарослей, я и Ник здорово повеселились. В памяти его высочества я не сомневался, но чтобы "Танец Яростных Орлов"? Молодец, Ник! Так держать!

Рассказав его величеству об этом, я услышал веселый смех в ответ.

— Вот теперь я спокоен! — с трудом, сквозь смех, произнес Эдгар. — А то я уже начал беспокоится, думаю, отчего мой сын таким правильным стал? Теперь я вижу, что его характер ничуть не изменился! А что насчет фехтования? Откуда такой порыв?

— Да я ему меч обещал подарить, но с условием, что его высочество станет мастером меча. Ну, или хотя бы начнет усиленно тренироваться.

— Спасибо, Тимэй, за сына, — его величество снизошел до похвалы своего подданного. — А как тебе мой подарок?

— Он слишком дорогой для меня. Вы очень щедры, ваше величество.

— По заслугам и награда.

Прежде чем ехать к Виктории я отправился к главе ювелирной гильдии. Надеюсь, он помнит меня.

— Чем могу служить, господин барон? — мастер Олинар был занят, но для меня немного времени нашел.

— Мастер Олинар, я хотел бы сделать заказ на обручальные кольца. Может быть вы порекомендуете достойного ювелира?

Гном задумчиво пожевал губами.

— А какие именно кольца вы хотите? — спросил он.

— Обычные кольца, из белого золота, с камушком, — пожал я плечами.

— Белое золото? Возможно. А какой камень?

— Алмаз. Черный.

— Черный алмаз? Это очень дорогой камень. И его не так просто купить.

— А зачем покупать? — я извлек из кармана два десятка камней. — Прошу вас, посмотрите, и решите, какие лучше подойдут.

Ювелир трясущимися руками схватил камни и принялся их скрупулезно рассматривать. Он подносил их к свету, исследовал с помощью какого-то амулета, чуть на зуб не попробовал. Наконец он вынес вердикт.

— Господин барон, я сделаю кольца для вас и вашей невесты лично! — заявил он. — В ответ я прошу вас продать мне вот эти четыре камня. Мне они жизненно необходимы! Я дам очень хорошую цену.

— Согласен! Но свадьба у меня через две недели. Успеете?

— Господин барон! — ювелир посмотрел на меня с небрежным снисхождением. — На такую работу и трех дней много! Но сейчас у меня в доме нет всей суммы в оплату за камни. Если вы не против, я доставлю деньги вместе с кольцами. Или вам более удобен вексель? Его я могу выписать немедленно!

— Как вам будет угодно, — махнул я рукой.

И тут же получил вексель. Взглянув на сумму, я временно потерял дар речи. Нет, я знал, что черные алмазы очень дороги, но чтобы настолько? И это всего лишь за четыре камня? А у меня дома еще камешки есть. И более крупные! Я их с собой брать не стал, подумал, что для кольца слишком велики будут. Ох, теперь я богатый человек!

С этой мыслью я поехал к Виктории.


— Ты прости меня, за то, что я разревелась как девчонка! — Вика сидела рядом со мной на диване, и даже присутствие служанки в углу гостиной не могло разрушить нашего единения.

— А ты и есть девчонка! — немного поддел я ее. — Так что я не удивлен.

— Больше такого не повторится, — пообещала Виктория. — Я буду брать пример с матери. У отца была очень опасная служба, несколько раз он был ранен, и в результате от него осталась лишь тень. И ни разу она не уронила даже слезинки! Ты тоже часто рискуешь, и если я согласилась стать твоей женой, должна быть сильной!

Я взял ее ладошку в свои руки. Заглянул в ее глаза.

— Тори, не надо сдерживать свои чувства! От этого организм страдает. Хочется плакать – плачь! А я постараюсь не доставлять тебе поводов для расстройства. И вообще, у нас все будет хорошо! Ты мне веришь?

— Верю! — сказала Виктория, покосилась на букет, стоящий в вазе, и улыбнулась.

Цветы Ларронар ее поразили. Когда я возник на пороге гостиной, держа в одной руке букет, а в другой сумку с подарками – Анри сохранил в секрете подробности нашей поездки, и о цветах не сказал ни слова – тем большим был эффект. Виктория ахнула, ее матушка ойкнула, граф одобрительно кивнул.

— Ларронар?! Откуда? — воскликнула Виктория.

— Я преодолел бушующие океаны, покорил высокие горы, пересек бескрайние пустыни. Мне угрожали разбойники, злобные и немытые, портили настроение чиновники мерзкие, пугали звери дикие, но нигде не смог я найти цветы, достойные тебя и твоей красоты. И решил вернуться домой. А оказывается, мой садовник их уже десять лет выращивает. Разгреб я снег, и увидел эти самые цветочки. Решил, что им под снегом мерзнуть? Вот, тебе принес.

А потом я открыл сумку. Ничего дорогого или роскошного, просто безделушки. Но миленькие. Статуэтки, раковины, простенькие украшения. Не обошел я вниманием и будущих тестя с тещей.

Один взгляд, брошенный на графа де Монтекур, наполнил мое сердце тревогой. За тот месяц, что я по империи шатался, его сиятельство заметно сдал. Баня принесла временное облегчение, а теперь начался обратный процесс. И хотя граф пытался скрыть свое состояние, я четко видел, плохо ему. Очень плохо. И помочь ему я ничем не могу.

Вернее могу. Но не знаю, как это сделать. В этом мире желтую майку лидера по врачебным делам, с гордостью носят эльфы. И у меня даже есть приглашение в Эльфийский Лес. Вот только все нутро громко орет, что ехать туда не надо. И не потому, что эльфы отличаются очень "милым" характером. Просто я боюсь, что опять ввяжусь в плохую историю. Ведь не зря меня просветили о поисках эльфами "меча летающего". Или летучего? Один черт. И я думаю, что именно меня на эти поиски отправят. Добровольно-принудительно. Скажут, а принеси нам добрый молодец, меч чудесный, тогда вылечим твоего тестюшку. В лучших традициях попаданцев.

Да и не знаю я как эльфов уговорить вылечить графа! От Леса они почти никогда не отъезжают, а графа зимой тащить в Лес тоже не вариант. Надо с императором посоветоваться, может он подскажет как с эльфами общий язык найти.

Родители Виктории расспросив меня о моментах нашего путешествия, о которых умолчал Анри, и видя что нам с Викторией не терпится остаться наедине, удалились. Правда служанку в уголок посадили, правила приличия того требовали. Ну да я не в обиде. Понимаю.


Уже три дня я не зная ни сна ни покоя готовился к окончанию своей холостяцкой жизни. Были наняты дополнительные повара и официанты, найден неплохой коллектив музыкантов, отправлены приглашения. На удивление большую помощь оказал мне Филарон. Он внял моим советам, сменил одежду на более скромную и работал с полной отдачей. В результате они с Эльмирой поделили обязанности, и это положительным образом сказалось на атмосфере в доме.

Филарон действительно знал очень многих в столице. И не только среди аристократии. Он и подсказал к кому можно обратится по поводу организации торжества.

Мастер Олинар сегодня утром прислал кольца, которые я заныкал до времени. Виктория отказалась сообщать мне, какое платье ей пошили, а я ей кольца до дня свадьбы не покажу. Вот такой я грозный и жестокий! Р-р-р-р!

Благодаря тому, что мои управляющие взяли на себя большую часть забот, я выбрался в место сосредоточения родной службы. У меня была договоренность с маркизом де Салар, о небольшом отпуске, до свадьбы, но более терпеть умоляющие взгляды Юрмара просто не мог.

— Едем, Юрмар, едем! Ниане уже сообщили, она меня там ждет. Будем ее в команду принимать, ну а заодно ты с цветочками. Только сразу к ней не лезь, дам я тебе время поговорить.

На месте были не все. Прем, де Барат, Алар и Полар отсутствовали.

— Шеф, ну наконец-то ты появился! — воскликнул Ранэр при виде моей физиономии.

— А где остальные? — спросил я, усаживаясь за свой стол.

— На выезде. Кража у графа ла Жорака. Любимую племенную кобылу украли. Граф лошадей разводит, элитных.

— И как успехи?

— Да уже нашли! Сам же учил, ищи – кому выгодно! Вот и рассмотрели ближайших конкурентов.

— Хорошие результаты! — признал я. — Выходит, я вам уже не нужен. Вы и сами отлично справляетесь.

— Как это не нужен, шеф! — возмутился ла Руен. — У нас нераскрытых дел почти половина! Да и удачные в основном, как ты говоришь, "на дурака". Нам еще учиться и учиться!

— Придется обождать. Ваш шеф учиться сейчас не хочет. Он жениться хочет. А вот после свадьбы, на которую вы все приглашены, с новыми силами всю преступность искореним! Так ведь, Лапка?

Бывшая наемница, судя по тому, как естественно она заняла место на диване, бывала здесь часто. Очень часто. И взгляды остальных сотрудников ярко говорили, что Ниана для них уже своя на сто процентов.

— Не знаю, останутся ли у вас силы. После свадьбы! — невинно заметила она.

— Останутся! — уверил я. — А ты что решила? Остаешься?

— Если возьмете, останусь! — тряхнула головой девушка. — Мне тут нравится!

— Что скажете? — спросил я у остальных, хотя вопроса этого мог и не задавать.

— Она нам подходит, шеф!

— Пусть работает!

— От нее польза будет, это точно!

Понеслось со всех сторон. Ну, против мнения коллектива идти не резон!

— Тогда считай себя в команде! — милостиво повелел я. — Прозвище менять будешь?

— Если заработаю! — улыбнулась девушка.

— Тогда слушай мою первую команду! В соседней комнате тебя один человек ожидает. И помни, ты обещала его сначала выслушать! Сразу в ухо не бей!

Когда я собрался ехать домой, рядом возник довольный Юрмар. С синяком под глазом.

— Откуда украшение? — поинтересовался я.

— Ниана наградила! — с сияющим видом ответил Юрмар. — Чтобы в следующий раз мысли свои четче высказывал.


— Тимка, ексель-моксель, ты когда в гости заедешь? — раздался из амулета старческий, но бодрый голос. — Я портрет твоей ненаглядной уже закончил! Да и не дело земляков забывать!

— Александр Михайлович, простите подлеца, совсем замотался! — начал оправдываться я. — Сейчас же выезжаю!

Войдя в гостиную художника, я замер на месте.

— Нравится? — спросил Михалыч.

Я молчал. Подошел ближе. Потом отошел. Пара шагов вправо. Затем влево.

— Александр Михайлович, вы величайший художник! — не смог сдержать я восторга. — Даже не представляю как такое возможно!

Портрет был настолько реалистичный, что казалось Виктория сейчас моргнет или поведет плечом. Михалычу удалось передать запечатлеть ее облик до малейшей черточки. Взгляд, улыбка, овал лица, локоны. Потрясающе!

— А то! — самодовольно улыбнулся старик. — Школу не пропьешь! Ну а ты меня чем порадуешь?

Все еще глядя на портрет, я протянул ему горсть кристаллов.

— Как договаривались.

— Отлично! Как же мне этого не хватало! Еще бы чашечку кофе!

— Ну, чего нет, того нет.

Михалыч выставил на столик звукатор и вставил кристалл.

Средь оплывших свечей и вечерних молитв
Средь военных трофеев и мирных костров
Жили книжные дети, не знавшие битв
Изнывая от мелких своих катастроф…

— Отец мой очень любил Высоцкого, — с трудом произнес Михалыч, сглотнув тугой комок. — У нас часто в доме записи Владимира Семеновича звучали. Ты знаешь, я за столько лет многое забыл, но его песни почти все помню. Удивительно, я ведь слушал совсем другую музыку, в основном зарубежную, диско, рок, а помню Высоцкого.

— У меня всего восемь песен есть, — сказал я. — Но еще я остальные мелодии вам записал. Может тоже порадуют, пусть даже не так как Высоцкий.

— Обязательно! С удовольствием послушаю! — старик лучился от счастья.

— Раз с удовольствием, тогда может по чуть-чуть? — я извлек бутылку "драконовки".

— А! Давай!

Правда художник выпил только пару рюмок. Возраст, ничего не поделаешь.

— Тимофей, ты знаешь, ко мне магистр Тофар приходил, — сказал Михалыч, прожевав кусочек хлеба. — А с ним еще один магистр. Зоренг.

— Это я виноват, — покаялся я. — Не сдержался, рассказал Тофару.

— Брось! — махнул рукой старик. — Чего мне теперь бояться? Да и они пообещали, что больше обо мне никто не узнает.

— А что спрашивали? — поинтересовался я.

— Их интересовал момент моего перемещения в этот мир. Все – дата, время, место. Со всеми подробностями. Я ответил. Какой смысл скрывать?

— Зачем им это? — пожал я плечами. — Ладно, спрошу при встрече!


Встреча состоялась раньше чем я думал. Тофар приехал ко мне в этот же вечер. И не один. С ним прибыли два крепких мужика. Служанка провела их в гостиную и принесла все необходимое для чаепития.

— Тимэй, это – твои телохранители, — заявил Тофар. — Поверь, они тебе пригодятся.

— Тофар, у меня есть охрана! — возразил я. — Или ты считаешь, что они некомпетентны?

— Твоя охрана неплохие бойцы, но это мастера меча. И у них огромный опыт.

Сосватанные менталистом бойцы выглядели настоящими волкодавами. Примерно одинакового роста, почти одного телосложения. Одному лет тридцать пять, светловолосый, с небольшой бородой. Похож на викинга, какими их рисуют в книгах. Второй гораздо моложе, не старше двадцати двух, с рыжими кудрями и зелеными глазами.

— Тофар, я тебе благодарен за заботу, но предпочту обойтись своими силами, — категорично заявил я. — Своих я знаю, и доверяю. А этих в первый раз вижу.

— Тимэй, дураком не будь! Я тебе говорил, что на тебя уже несколько покушений было! А эти воины еще и амулетами пользуются с мастерством, да так, что почти магам не уступают!

— Навести порядок в империи, чтобы никто на честных людей не покушался, это твоя задача! А я не собираюсь доверять спину неизвестно кому!

— Это не моя инициатива! Это сам император распорядился!

— Я объясню его величеству свою позицию! Думаю, он меня поддержит!

— Тимэй, ты не прав! Подумай сам, ты вот-вот женишься, а значит, охрана не только тебе нужна, но и твоей супруге!

— Тофар, я все сказал!!! Хоп!!!

И я метнул в кандидатов две кружки. В каждого по штуке. Младший и рыжий кружку словил, а старший и викингообразный от метательного снаряда отклонился. Чуть-чуть сдвинув тело, чтобы только пропустить кружку. Которая звонко разбилась о стену.

— Вот этот не годится, — показал я на младшего. — А вот этот подойдет.

В отличие от предыдущего разговора, который велся на повышенных тонах, теперь я говорил абсолютно спокойно.

— Как твое имя, воин? — спросил я "викинга".

— Киллай, ваша милость, — густым голосом ответил он.

— Тимэй, и что это ты тут устроил? — задал вопрос Тофар. — И почему другой не подходит?

— Телохранитель должен думать, а не только мечом махать! — важно ответил я. — А если бы я не пустые кружки метнул, а что-нибудь ядовитое? Или горячее? Зачем ловить, если за твоей спиной нет охраняемого объекта? Вот Киллай правильно сделал. Уклонился от летящего предмета и все.

— Единый! Почему ты мне на старости лет такие испытания шлешь? — поднял к потолку глаза маг. — Значит, ты согласен взять его телохранителем?

— Да, только после еще одной проверки. Рэдфорд!

Ветеран явился незамедлительно.

— Рэдфорд, возьми вот этого воина, пройдите в зал для фехтования, и проверь его, — приказал я.

Рэдфорд с Киллаем ушли, за ними, повинуясь знаку Тофара, ушел и второй кандидат, а маг явно имел что мне сказать.

— Говори, Тофар, не томи. Я же вижу, что тебе есть что сказать!

Тофар немного поерзал и глубоко вздохнул.

— Тимэй, Зоренг и еще некоторые маги из Академии смогли произвести необходимые расчеты. В общем, ты можешь вернуться домой.



Глава 15

— Домой? — я налил в новую кружку ароматного чая, и сделал маленький глоток. — Мой дом сейчас здесь. Тофар, признаюсь, в первую неделю моего пребывания в этом мире, может быть я и обрадовался такой возможности, ну а теперь…. У меня здесь невеста, которая вот-вот станет моей женой. У меня есть друзья, дом, служба, положение в обществе, деньги, наконец. Да и жизнь теперь гораздо интересней. Зачем мне возвращаться?

Внезапно я поймал себя на ощущении, что Тофар предполагал именно такую реакцию. И что он сказал еще не все.

— Тимэй, не считай меня глупцом, — усмехнулся маг, подтверждая мои мысли. — Я прекрасно вижу, что тебе нравится жить здесь. К тому же Виктория моя родственница, и мне не хотелось бы расстраивать девочку, сообщая, что и этот жених сбежал перед свадьбой. Боюсь, она этой новости не перенесет. Но, что ты скажешь, если я предложу тебе вернуться в твой мир ненадолго? Скажем, дней на шесть-семь?

А вот это было крайне серьезное заявление! И его следовало тщательно обдумать.

— Поясни?

— Проблема межмировых переходов в свое время была очень популярна среди магов. — начал вещать Тофар. — Были написаны сотни диссертаций, выдвинуто и опровергнуто тысячи теорий. Чтобы перечислить их мне понадобится неделя, а рассказать о сути теорий, еще год. Потом, почти все они были прекращены. После твоего появления в этом мире, Зоренг организовал в Академии группу магов, которая возобновила исследования на эту тему. Они многое сделали, но когда ты сообщил мне о еще одном переселенце из твоего мира, случился настоящий прорыв. Теперь группа Зоренга с уверенностью может сказать, что они готовы открыть переход. Безопасный переход! Ты окажешься на том самом месте, откуда вы с Зоренгом в этот мир отправились.

— Переход – это замечательно! — воскликнул я. — А как назад? Маг со мной пойти не сможет, он там не выживет. Или ты предлагаешь искать мне жителя Земли, который, в условиях другого мира, мог бы стать великим магом? Да еще и уговорить его дать импульс индивидуальному порталу, которого у меня нет, чтобы в результате он тоже перенесся сюда?!

— Нет, разумеется! — Тофар посмотрел на меня с видом гроссмейстера, у которого все ходы просчитаны наперед. — Не факт, что ты сможешь найти такого, да и как искать? Тут все намного проще, но в то же время гораздо сложней. Помнишь, то хранилище древних магов, которое ты помогал вскрыть?

— Помню, конечно! — фыркнул я. — Чуть там Единому душу не отдал!

— Так в этом хранилище нашлись книги, в которых есть способ осуществить твое возвращение. Но этот способ очень, я повторяю, очень затратный! Суть его в том, что после перехода в твой мир, ты установишь специальный маячок. Как оказалось, магические изделия могут работать в твоем мире, правда, очень недолго и не в полную силу. Группа Зоренга гарантирует его работу в течении двенадцати суток, по меркам твоего мира. Но не рекомендуют доводить до крайности. Лучше всего вернуться назад через шесть, максимум семь дней. Активация маячка даст нам возможность открыть портал отсюда. И ты вернешься в этот мир.

Я думал. Я долго думал. Тофар мне не мешал, понимая, что вопрос весьма серьезный. Наконец, я заговорил.

— В том мире у меня остались кое-какие дела. Те мечи, которыми вся империя восхищается, принадлежали не мне. Я рассказывал, что их изготовил мой друг. И денег за них он не получил. А это нехорошо. Да и остальные вопросы надо бы решить, квартиру на сестру переписать. Кофе Михалычу привезти. Некоторые вещи сюда захватить…

— Что касается вещей, то ты должен пообещать мне не приносить в наш мир вашу технику! — вдруг жестко сказал Тофар. — Я видел устройство, которое заменяет вам амулеты связи! Так вот, ничего подобного ты сюда не принесешь!

— Почему? — удивился я.

— Потому что наш мир развивается по своему пути, и это хорошо. Думаешь, почему сейчас почти нет сообщений с другими мирами? Даже магическими? Потому что, заимствуя что-то оттуда, мы теряем что-то свое. Я не хочу глобальных изменений, и это не пустая блажь. Поверь, угроза всему нашему миру, кроется в мелких деталях. Почему, думаешь, император весьма осторожно вводит то, что ты ему предоставил в своей тетрадке? Прогресс – это не всегда благо. Иногда необходимо чтобы все шло своим чередом. Каждое изменение должно проистекать откуда-то, а не свалиться с неба! До него нужно дойти постепенно, опираясь на уже имеющиеся знания. Так что, никакого оружия, неизвестного в этом мире, и никакой техники! Только на таких условиях я могу отпустить тебя домой. Ты согласен?

— Хорошо! — сдался я. Хотя облик ноутбука все еще стоял у меня перед глазами. — Разве что музыку? И то, после того, как она будет переписана на кристаллы, я уничтожу носители. Клянусь!

Я вскочил и забегал по гостиной. Невероятное возбуждение поселилось в каждой клетке моего организма. С того самого момента, когда мне объяснили, что возвращение домой мне не светит, я вычеркнул мысли о Земле из своей головы. Нет, периодически я вспоминал о прежней жизни, даже скучал, но тут же запрещал себе об этом думать. А теперь у меня есть шанс, вернуть долг Петровичу, и уладить дела!

Стоп! А вдруг я не вернусь? Не смотря на все заверения ученых магов, всегда есть вероятность какого-нибудь сбоя. И останусь я на матушке Земле! Это не смертельно, выживу, но вот как быть с Викторией? Мне без нее точно крышка, к гадалке не ходи!

— Тофар, а я только один могу на Землю в гости сгонять? Или можно попутчиков прихватить? Так, за компанию? — вкрадчиво спросил я.

— А я думал, что ты не догадаешься! — в очередной раз усмехнулся маг. — Или позже спросишь. Можно! Ваша компания может состоять из пяти разумных. Но я настоятельно рекомендую ограничится людьми! Неизвестно как представители другой расы себя в твоем мире почувствуют. Кого возьмешь?

— Викторию! Если произойдет сбой, и мы навсегда окажемся на Земле, так хоть вместе будем! А вот кого еще взять? Не знаю. Да, а сколько времени тут пройдет? Исходя, что на Земле мы неделю пробудем?

— Месяц. Почти. Немного больше.

— Тогда только после свадьбы! До торжества не успеем, а Вика мне ни за что не просит, если свадьба не состоится! Это возможно?

— Вполне. В принципе, все готово. Остается только необходимые расчеты произвести, но это надо делать на конкретную дату и время.

Я немного успокоился и сел в кресло.

— Тофар, а теперь скажи, вам-то для чего это? Сам сказал, что затраты будут огромные, а в чем ваш интерес? Ваша прибыль? Извини, но я в бескорыстность не верю. И что скажет его величество?

— Ты прав, без интереса такие затраты допускать глупо, — согласился со мной Тофар. — И интерес есть. Во-первых, хоть ты и великодушно вернул Юджину его неосмотрительную клятву, она все еще действует. Правда, если ты домой не попадешь, последствия будут не столь плачевными. Но будут. А допускать этого нельзя. Юджин Кан очень сильный маг, к тому же он молод, и у него еще все впереди. Во-вторых, такой переход очень важен для Академии. Подтверждение проделанной успешной работы, принесет авторам достаточно кругленькую сумму. Ну, а в-третьих, у его величества тоже есть заинтересованность.

— Дай угадаю! — я прищурился. — Мечи?

— Именно! — подтвердил Тофар. — Император хочет вооружить всех своих телохранителей такими мечами. Он бы и твои выкупил, но их все равно не хватит. От тебя требуется принести столько готовых мечей, сколько будет возможно. Если нет готовых, можно сталью обойтись. А кроме этого, описание состава стали и образцы ингредиентов.

— С этим я согласен. Ну, я думаю, учебники по металлургии и полезным ископаемым добыть не проблема. Насчет готовых мечей сложнее, ничего гарантировать я не могу. К тому же времени совсем мало, за обозначенный срок особо не разгуляешься. Согласен! Притащу все, что смогу! Надо только оплату подготовить. Денег у меня для всех покупок почти нет.

— Император готов профинансировать твою экспедицию. Что возьмешь? Золото? Драгоценные камни?

— Золото. Камни трудней сбыть, а золото я продать смогу. Хотя, проблем будет достаточно.

— Тогда готовься, продумай все и состав команды огласи. И вот еще, помнишь, когда внучку де Пирона искал, ты его магу интересную идейку подкинул? Насчет амулета, который, при разрушении посылает сигнал о помощи?

— Помню.

— Так наши эту идею доработали. Вот, возьми и приколи к воротнику, — Тофар протянул мне маленькую фигурку тигра. — Слишком много вокруг тебя подозрительных личностей вьется.

— Хорошо, — не стал спорить я. Осторожность не повредит, ведь всякое случится может.

Тофар ушел, и увел телохранителя не прошедшего экзамен. А вот второй, судя по отзыву Рэдфорда, оказался весьма серьезным профессионалом.

— Киллай, ты женат? — спросил я.

— Женат, ваша милость, — кивнул воин.

— И как жена относится к тому, что мужа вечно дома нет? Тебе же возле меня неотлучно придется находиться?

— С пониманием. Служба такая.

— Повезло тебе с женой, — уважительно отозвался я. — Раз так, собирайся, поехали.

Я отправился к Виктории. Надо же сообщить ей, о появившейся возможности, совершить необычное свадебное путешествие. Если она откажется, я тоже не соглашусь. Пусть мастера его величества сами сталь изобретают!

Странно себя чувствую. Даже не думал, что возьму и женюсь! Пока в погонах ходил не до того было. Вечно на работе, вечно уставший. Вот и не ладилось с семейной жизнью. Нелегко такую понимающую, как у Киллая найти. Мой приятель и коллега, Юрка Кротовский всегда по этому поводу говорил: "за мента не каждая пойдет, а мент не каждую возьмет". Что, впрочем, не помешало ему трижды марш Мендельсона прослушать.

Здесь немного другая ситуация, местные девушки по-другому воспитаны. С детства их готовят к тому, что муж будет шляться по свету, с мечом наперевес, а ее задача ждать супруга дома, да детей растить. Разумеется, не в каждой семье такое происходит, но процент вероятности довольно высок. Правда, я тоже по-другому воспитан, для меня супруги равны. Это не значит, что я отпущу Вику на какую-нибудь войну, а сам буду пеленки стирать, но вот ее мнение я всегда выслушаю и обдумаю. Но меча я ей все равно не дам!

Войдя в дом семейства де Монтекур, я раскланялся с графом и графиней, поболтал с ними о обязательных пустяках, отчитался о подготовке к свадьбе, и кое-как дождался пока они оставят нас с Викторией наедине. Привычная служанка в углу не в счет.

— Вика, у меня есть к тебе необыкновенное предложение, — начал я. — Как ты смотришь на небольшое свадебное путешествие?

— Очень положительно смотрю, — благосклонно кивнула она. — А куда ты хотел бы поехать? На море? Сейчас не самый лучший сезон для отдыха.

— Появилась возможность в мой мир на недельку заскочить! — якобы равнодушно сказал я, отслеживая ее реакцию. — Может, съездим? Посмотришь, в каких условиях я жил!

Виктория изумленно смотрела на меня. Не каждый день предлагают в другой мир отправится, да еще в мир, лишенный магии. Вот и служанка в углу уши навострила.

— Рассказывай подробней! — потребовала Виктория.

Я поведал ей обо всем, что рассказал мне Тофар.

— Очень заманчиво и очень страшно, — призналась Вика.

— Я тоже боюсь, — вздохнул я. — Есть, хоть и крошечная, вероятность, что обратно мы не вернемся. И поэтому без тебя я никуда не поеду. Если и случится беда, мы будем вместе.

— Если мы не вернемся, я больше никогда не увижу родителей и Анри, — задумчиво сказала Вика. — Но, если не поедем, ты больше не увидишь своей сестры. Она наверняка переживает. И его величество на мечи рассчитывает.

Виктория тряхнула головой.

— Тимэй, я не могу сейчас дать тебе ответ! — сказала она. — Позволь, я все обдумаю! Завтра я скажу тебе свое решение!

— Разумеется, дорогая! — улыбнулся я. — И не обязательно завтра. Все равно, до свадьбы мы никуда не поедем.

— Если мы решимся, Анри возьмешь?

— Ни в коем случае! — категорично отказал я. — Если мы и останемся там, кто-то должен род де Монтекур здесь продолжить!

— И я с этим полностью согласен! — раздался голос графа. — Прошу прощения, но я слышал ваш разговор. Тимэй, можно тебя на несколько слов?

Мы прошли в ту самую комнату, в которой состоялся наш первый серьезный разговор.

— Тимэй, я не собирался подслушивать, но так вышло, — начал граф. — Не скрою, предложение твое очень заманчивое. Будь бы я здоров, напросился бы с вами.

— Значит, вы согласны на это путешествие? — спросил я.

— Думаю, я соглашусь. И Виктория согласится. Но, если вам не удастся вернутся, как вы будете там жить? Какие условия ты сможешь ей предоставить в рамках своего мира?

— Достаточно комфортные, — ответил я. — С собой я понесу золото. Много золота. Часть пойдет в уплату за мечи и сталь, часть я отдам сестре. И если переход не откроется, я смогу обеспечить Викторию полностью. Правда, жизнь в моем мире существенно отличается от здешней, и сразу легализовать такие большие деньги не получится. Но, со временем, это возможно.

— А документы? Подданство?

— У нас гражданство. И деньги творят настоящие чудеса. Связи у меня есть, документы мы сделаем.

— Кто с вами пойдет?

— Еще не знаю, — вздохнул я. — Наверное своих телохранителей возьму. Правда, мечи придется здесь оставить. У нас с мечами по улице ходить нельзя. Зато тяжести таскать можно. Не мне же одному напрягаться! Вот лучше скажите, что вам в подарок из другого мира привезти?

— Что привезти? — задумался граф. — Я не знаю. Хотя знаю! Ты говорил, что у вас можно делать моментальные картины?

— Да, это называется фотография.

— Вот и сделай мне несколько картинок твоего мира. Раз я сам посмотреть не могу, так хоть на картинках увижу.

— Сделаем. Обязательно сделаем.


На следующее утро я был невнимателен, за что и получил тренировочным мечом по пальцам правой руки. К счастью до перелома дело не дошло, но болело зверски. Нет, надо в команду мага-целителя брать, а то Колман в лечебной магии не сечет. А Рэдфорд злодей! Разве можно так своего нанимателя лупить?

— Старик, хватит на сегодня, — простонал я, удерживая меч левой рукой. — Сейчас я себя в порядок приведу, а затем нам нужно поговорить. Завтракать я буду в кабинете, приходи туда.

Быстренько посетив купальню и сменив одежду, я потребовал сытный и вкусный завтрак. Обычно я завтракаю в кабинете, просто даже малый обеденный зал слишком велик для меня. А в кабинете уютно, спокойно.

Служанка принесла мне яичницу, салат и пару булочек. А также небольшой кувшинчик легкого вина. По утрам пить спиртное нехорошо, но вино было совсем легким. К тому же оно отлично восстанавливало потраченные на тренировке силы. Есть пришлось левой рукой, пальцы правой плохо сгибались. Колман нанес какую-то мазь, и пообещал, что к обеду все будет в порядке, но пока руку пришлось беречь.

Рэдфорд пришел когда я уже заканчивал завтракать.

— Присаживайся! — пригласил я ветерана. — Сам позавтракать успел?

— Да, я уже поел, — откликнулся старик.

— Вот зачем я тебя пригласил, — начал я. — Для тебя наверняка не секрет, что я родился в другом мире. Ведь так?

— Господин Зоренг говорил мне, — осторожно кивнул он. — Но раз ты сам молчал, и я эту тему поднимать не стал.

— Ну, во весь голос об этом говорить не стоит. Хотя, посвященных в эту тайну уже много. Тут дело в другом, Зоренг нашел возможность меня на несколько дней в тот мир отправить. Виктория идет со мной, — я был уверен, что она согласится. — Нужно еще три человека. Идем туда мы не просто так, император большой заказ сделал. И заказ этот будет очень тяжелым. Кого посоветуешь взять? Надо за оставшееся время хоть немного языку их подучить, да одежду другую справить.

— Подробней можешь рассказать?

Я как мог подробно обрисовал картину.

— А что тут думать, берем Михмара и Юрмара. Вот уж кому силы не занимать! — сделал вывод старик.

— Берем?

— Ну да! — он простодушно посмотрел мне в глаза. — Я тоже на другой мир посмотреть хочу. А здесь Колмана оставим. За главного.

— Но ты в качестве грузчика не слишком котируешься.

— Тимэй, портал ведь откроется по твоему указанию, ведь так? — вкрадчиво спросил Рэдфорд. — А что нам мешает весь груз по частям к месту перехода доставить? А когда портал откроется, так же по частям его сюда забросить? На это моих сил хватит.

— Старик! Молодец! А я не сообразил! Это дело надо отметить! — я с энтузиазмом взялся за кубок, но тут же поморщился. Пальцы болели, кубок был большой и увесистый, а левой рукой поднимать его было неудобно.

— У тебя сейчас есть другая проблема, — огорошил меня Рэдфорд.

— Какая?

— Главное, чтобы о твоем путешествии его высочество не прознал. Он-то точно на другой мир взглянуть захочет!

— Опять ты прав! — поморщился я еще раз. — Ник – он такой! Но, думаю император не захочет так сыном рисковать. О! Вот это подойдет!

Я взял с полки тот самый медный кубок, который мне Эдгар на день рождения подарил. Он гораздо меньше и легче, а я пить хочу.

— Рэд, будешь вина? — спросил я, наполняя кубок себе, а затем и ему.

— Нет, ты же знаешь, я не пью по утрам.

После его слов я почувствовал себя хроническим алкоголиком. С сомнением оглядел кубок и замер на месте.

— Я тоже не буду, — сиплым голосом произнес я. — Рэдфорд, в вине яд!

Ветеран тут же подскочил ко мне.

— Тимэй, ты ведь не пил? — с тревогой спросил он.

— Нет, не пил. Только налил.

Я извлек из кармана амулет связи.

— Тофар? А меня тут ядом напоить хотят! — пожаловался я.

— Каким ядом? Откуда ты взял? — мгновенно среагировал маг.

— Я тут завтракал, и решил вина в подарок императора налить. Помнишь, он мне на день рождения подарил? А камушки на кубке цвет поменяли! Значит яд! Ты мне лучше скажи, тех слуг, которых в мое отсутствие прислали, их кто-нибудь проверял?

— Должны были! Я сам занят был, но поручил это дело хорошему менталисту, — Тофар напряженно просчитывал варианты. — Я срочно выезжаю! Тимэй, что ты сейчас делать будешь?

— Как что? — удивился я. — Помирать я буду! А Рэдфорд шум поднимет, посмотрим на реакцию слуг. А потом изолируем всех, кто может быть причастным. Но ты подъезжай, в допросе поучаствуешь!

— Еду!

Я аккуратно убрал в сторонку и кувшин и кубок. Пригодится, на экспертизу алхимикам. Затем осмотрел участок пола.

— Ну что, начинаем веселье? — подмигнул я Рэдфорду и грохнулся на пол.

— Тимэй? Что с тобой? — завопил старик.

Я старательно начал биться в конвульсиях, стараясь не слишком сильно проверять затылком крепость перекрытия.

— Лекаря! Срочно лекаря! На помощь! Барон отравлен! — Рэдфорд пинком распахнул дверь и орал уже на весь дом.

Топот многочисленных ног и в кабинет первым ворвался Колман. Остальных мне было плохо видно, но сапоги Киллая я точно разглядел.

— Яд?! — воскликнул Колман, опускаясь передо мной на колени и пытаясь влить в меня какую-то микстуру.

— Колман, не сметь! Дай умереть спокойно! — зашипел я, изображая последние мгновения страшной агонии.

— Тимэй, выпей! — настаивал маг.

— Колман! Подыграй мне! Все, я умер!

Издав последний стон, я максимально расслабился и обмяк всем телом, вывалив зачем-то язык.

И тут случилось непредвиденное. Плотный завтрак в моем желудке не выдержал издевательств, и вместе со стоном из моего организма вырвался еще один звук. Совсем не изо рта.

Колман мелко затряс плечами.

Я медленно сжал кулак.

Колман взял себя в руки, проверил пульс на моей шее и с печальным видом поднялся.

— Господин барон скончался! — объявил он.

Сразу поднялся шум, все заговорили в полный голос, послышался женский плач, а меня накрыли неизвестно откуда взявшейся простыней. Хорошо, а то уже язык начал подсыхать. И зачем я его наружу высунул? Я ведь ядом травленный, а не висельник какой-то!

Судя по доносившимся до меня звукам, Рэдфорд выгнал всех их кабинета, и пошел наводить порядок. То есть задерживать всех подряд. Но в кабинете остались еще двое.

— Восстаньте из мертвых, ваша милость!

— Хух! И чего это я перину не подложил? — недовольно сказал я, откидывая простыню. — Пол жесткий и холодный!

— Первый раз вижу такого ворчливого покойника, — заметил Колман. — Обычно они тихие.

— Я не обычный мертвец! — гордо произнес я. — Я – единственный и неповторимый барон Воронов!

— Оно и видно, перед смертью взял и воздух испортил!

— Все! Хватит об этом! Лучше полюбуйся на содержимое кувшина.

Киллай помог мне подняться с пола, а Колман в это время исследовал вино. Понюхал, лизнул капельку, капнул какой-то жидкости. Наконец огласил вывод.

— Крысиный яд в дикой концентрации. Купить можно без труда.

— Вот народ пошел, баронов крысиным ядом травят! — возмутился я. — Нет, чтобы какой-нибудь редкий и дорогой состав использовать! Все дешевкой отделаться норовят!

— Есть подозрения? — подал голос Киллай.

— Нет. Но, скорей всего, кто-то из служанок. Хотя и на кухне могли. Однозначно, яд добавили в спешке, обычно я по утрам вино не пью. Ничего, сейчас Рэдфорд всех задержит, а Тофар найдет отравителя.

Мы расположились поудобней и принялись ждать результатов. А результаты поспели быстро, и совсем не те, которых мы ждали.

— Тимэй, в кладовке труп служанки, — оповестил меня Рэдфорд, войдя в кабинет. — Судя по всему, умерла от яда. Остальных распихал по комнатам и охрану обеспечил.

— Я посмотрю, — Колман отправился осматривать труп.

— Получается, она отнесла мне яд, а потом сама отравилась? — я почесал нос. — Что-то слабо верится!

И снова добыл амулет связи.

— Генрих? Бери ла Руена, Полара и Алара. Все мигом ко мне домой. Меня отравить пытались.

До самого вечера в моем доме стоял шум. Тофар, вместе со своими помощниками проинспектировал извилины всех слуг, но не обнаружил ничего криминального. Мои парни занялись личностью мертвой служанки. Самое интересное, что никто не мог понять, откуда она взялась? В списке слуг, присланных императором она не значилась, но тем не менее, несколько дней прилежно исполняла возложенные обязанности. Как она смогла внедриться в штат слуг, и как избежала всеобщей проверки, оставалось загадкой.

Личность ее установить не удалось. Оказалось, что девушка с таким именем, недавно покинула столицу, уехав работать в замок одного дворянина.

Лично я находил в произошедшем что-то нелогичное. Так ловко устроиться в мой дом, избежать проверок, и так бездарно совершить попытку отравления? Глупая картина выходит. Да еще и самой яд принять.

Ясно было одно – кто-то меня очень не любит.

Вот только кто?



Глава 16

Утром я обнаружил, что кто-то посетил ночью мой кабинет. И не просто посетил, а тщательно перерыл все бумаги. Ничего секретного в моих записях не было, да и вел я их на русском, но сам факт меня очень огорчил. Я точно помнил, что вчера положил список вещей, которые я хотел с Земли привезти поверх остальных бумаг, а утром он оказался внизу стопки. Бумаги лежали в ящике стола, и служанка, которая уборку делала, никак не могла случайно их потревожить. Ну, типа уронила по неосторожности!

Этот случай окончательно убедил меня, что я нахожусь под постоянным наблюдением каких-то недоброжелателей. Проникновение извне я отмел сразу, охранная система, усиленная новой разработкой Колмана, действовала без сбоев. Да и наружная охрана службу несла. Особенно после вчерашнего покушения. Значит, кто-то из своих. Кто? Ответа у меня не было. Но решать этот вопрос надо срочно. Через неделю Виктория станет моей женой, а привести супругу в дом, где за мной шпионят, да еще и ядом поят, я не готов. Не свадьбу же мне отменять!

Самое главное, я невольно начал подозревать всех. Рэдфорда, Колмана, Мирона, кузенов….. Не говоря уже об остальных. Да, все они в свое время прошли проверку у Тофара, но может и ее можно обойти? Есть же ребята на Земле, которые полиграф без напряга обманывают? Есть, даже лично с такими знаком. Так и в этом случае.

И ни у кого, на первый взгляд, нет причин делать мне пакости! Плачу я по повышенной ставке, частенько премию подкидываю, отношусь к слугам хорошо, ничего сложного не требую. Да меня дома почти не бывает! Вечно куда-нибудь еду, во что-нибудь встреваю. Мирон неоднократно говорил мне, что слуги считают меня чудаковатым, но хорошим хозяином. Повода для ненависти я никому не дал.

Единственным кому я мог полностью доверять, был Акела. Вот уж кто точно меня любит и ценит! Жаль, что говорить не может.

Такие размышления не прибавили мне хорошего настроения, и завтракал я с самым мрачным видом. Что мне сейчас делать? Опять вызывать Тофара? Или мага-розысника, чтобы "пальчики" снял? Наверное именно так и надо поступить.

— Господин барон, к вам гостья, — возвестила служанка, заглядывая в мой кабинет.

— Гостья? — удивился я.

Гости вообще не слишком частое явление в моем доме, а особы женского пола меня ни разу не посещали. Викторию и ее матушку я не считаю.

— Да, госпожа Ларата Хенс, — подтвердила служанка.

— О! Проси! — этому визиту я был несказанно рад.

За прошедшее время лекарша ничуть не изменилась, разве одежда теперь более соответствовала ее статусу.

— Ларата! Как я рад тебя видеть! — я встал навстречу даме.

— Тимэй, я помню, что обещала осмотреть твоего будущего тестя, но столько дел было! Времени совсем нет!

— Ничего, лучше поздно, чем никогда!

— У лекарей поздно иногда и означает никогда! — отрезала Ларата. — Как его здоровье? Есть изменения?

— Есть, — тяжело вздохнул я. — Чай? Или вина?

— Потом. Рассказывай.

— А что рассказывать? После бани ему намного легче стало. Появился аппетит, улучшилось общее самочувствие. Двигаться живей стал. Но потом я месяц отсутствовал, а когда вернулся, сразу заметил, что граф вернулся в прежнее состояние. Он пытается скрыть это, но я вижу как ему плохо. И переживаю.

— Я могу немедленно выехать в дом графа де Монтекур, — решительно поднялась Ларата. — Ты поедешь со мной, или предупредишь о моем визите?

— Разумеется, поеду! — возмутился я. — Подождешь меня несколько минут?

— Собирайся, я подожду.

Я выскочил из кабинета. Мне требовалось дать распоряжения о сопровождении, да и одежду сменить. Улица, холодно, снег. Когда я кликнул кузенов и Киллая, и направился за Ларатой, Юрмар незаметно сунул мне в руку клочок бумаги. Это еще что за новости?

— Ларата, я не смогу поехать с тобой, — сказал я, входя в кабинет. — Сейчас я сообщу графу о тебе и дам Мирона в сопровождение. Извини, тут дело, не требующее отлагательств. Охрана нужна?

— Зачем она мне? — фыркнула лекарка. — Не переживай, Тимэй, хватит одного Мирона, пусть дорогу покажет. А как закончу, я сообщу результат.

Проводив Ларату, я кликнул Рэдфорда.

— Читай! — я швырнул ему послание Юрмара.

Старик на зрение не жаловался и буквы знал. Да и записка была короткой. Ветеран посмотрел на меня.

— Это правда?

— Откуда я знаю! — я нервно дернул щекой. — Юрмар мне только что эту записку всучил. Как поступим?

— Сначала надо Юрмара расспросить, — резонно заметил Рэдфорд. — Только тихонько.

— Вот что, — решил я. — Мне надо вексель обналичить. Поедешь ты, Михмар и Киллай. А в это время я с Юрмаром поговорю.

— Хорошо, если все подтвердится, дай знак.

— Вот вексель, езжайте.

Я дождался отъезда Рэдфорда и вызвал к себе Юрмара.

— Значит, ты утверждаешь, что за покушением на меня стоит твой кузен?


В записке Юрмар ясно указал, что Михмар оказался плохим человеком. И именно он причастен к неудачному покушению на меня. Такое обвинение требовало серьезных доказательств.

— Мне трудно об этом говорить, — глухо сказал Юрмар. — Мих мой кузен. Наши отцы – родные братья. Мы с детства вместе! Столько боев вместе прошли, постоянно спину друг другу прикрывали. Но молчать я не могу.

— Я тебя понимаю, родича, тем более такого близкого, обвинять всегда сложно, но ты сам эту тему поднял. Говори все что знаешь!

— Началось это еще до нашей поездки последней, — начал вещать Юрмар. — Мы тогда на вечер увольнительную у Рэдфорда получили. Я в бордель пошел, а Михмар отказался. Говорил, что встретиться с кем-то надо. Я подумал, что он бабу себе нашел, просто говорить раньше времени не хочет. Наутро он какой-то заторможенный был, о прошедшем вечере ничего не рассказывал. И после этого дня начались в его поведении изменения. Потом мы отправились в поход. Мих вроде бы вел себя как обычно, но начал он иногда разговоры странные заводить. Дескать, барон наш, ведет себя не как должно порядочному дворянину. Что все новшества, которые барон вводит, до добра не доведут. И с принцем непочтительно держится, а это оскорбление императорской семьи. Разговоры редкими были, и быстро заканчивались. Но ранее он никогда нанимателя не обсуждал! А однажды я видел у него что-то похожее на амулет связи. Откуда он у него? Вещь дорогая, не каждому по карману, хоть и платят нам хорошо.

— Амулет связи? Очень интересно. Продолжай.

— Когда мы вернулись с острова Альбатроса, я с Михмаром честно все золото разделил. Ему бы радоваться, а он посмотрел презрительно и говорит: "Вот так мы за горсть золота империю и потеряем". Я его спрашиваю, откуда мысли такие, а он разговор оборвал и отмолчался. А когда в столицу приехали, я заметил, что он знает Мирту, ту самую служанку, которая вчера померла.

— Может, раньше встречались?

— Нет, тут что-то другое. Он смотрел на нее не как на женщину, а как на командира. Словно ждал приказа. И вчера, когда Рэдфорд приказал нам задержать всех, кто отношение к кухне имеет, да еще и служанок, именно он за Миртой ходил. И вернувшись сказал, что служанка мертва.

Я барабанил пальцами по столешнице и не мог поверить услышанному. Михмар, к которому я всегда мог повернуться спиной, которому доверял целиком и полностью, меня предал? И ведь не деньги причиной стали, тут повод другой. Теперь вопрос, сама ли служанка яд скушала? Или ей помогли? А может это все наговор? Может ошибка, а мы на честного воина все собак повесим? Я лично ничего в его поведении не заметил, хотя месяц рядом находились.

— Юрмар, если ты солгал, я лично тебя убью! — я вонзил свой яростный взгляд в здоровяка.

Юрмар выхватил из ножен меч, бухнулся на колени и протянул мне клинок рукоять вперед.

— Ваша милость, если вы сомневаетесь во мне, можете снять мне голову немедленно, — воскликнул он.

— Голову тебе пока рубить не буду, надо проверить сначала. Придется с Михмаром потолковать серьезно.

Юрмар поднялся с колен.

— Да, и еще сегодня ночью я видел, как он из дома выходил, — добавил он. — Живем-то мы в казарме, что ему в доме делать? Да еще ночью.

— А вот это совсем интересно. Ладно, дождемся возвращения.

Долго ждать не пришлось. Услышав ржание коней и звук открываемых ворот, я вышел на встречу.

— Все в порядке? — спросил я.

— Да, все до медяка, — Рэдфорд продемонстрировал увесистый мешок.

Киллай и Михмар следовали за ним.

— Я доволен, — произнес я оговоренную фразу, и в тот же миг, Киллай подсек ногу Михмару, а Рэдфорд с размаху опустил позвякивающий мешок с монетами на затылок падающего воина.

— Разоружить, раздеть и в подвал, — приказал я.

В подвале после перестройки дома нашлось место и для хранения продуктов и для удержания нехороших личностей. Шесть камер, выбирай любую. Долго не думали, запихнули в первую попавшуюся.

Я в это время шмонал вещи Михмара. И нашел очень интересные предметы.

Во-первых, в потайном кармане обнаружился амулет связи, как и говорил Юрмар. Во-вторых, на шее у него был маленький мешочек, а в нем глиняный шарик. В шарике какой-то бурый порошок. Ну а в-третьих, на дне сундучка, принадлежащего Михмару лежал лист бумаги, на которых корявым почерком был скопирован мой список.

Как говориться, улики были налицо.

Теперь разговора было не избежать.

В камеру я вошел в сопровождении Рэдфорда и Колмана. Михмар, обнаженный и обмотанный веревкой как гусеница, только начал приходить в себя.

— Ну, что, дружок? Поговорим? — ласково спросил я.

— Что со мной и почему я связан? — простонал воин.

— Ты связан потому, что замыслил недоброе в отношении своего хозяина, — я отставил ласковый тон и говорил жестко. Пациента надо колоть пока он окончательно в себя не пришел. — И доказательства у меня есть. Единственное, что мне не известно – почему ты это сделал?

Михмар зарычал и внезапно закатил глаза. Судороги скрутили его тело, и казалось, что или лопнут крепкие веревки, или они разорвут сотрясаемое туловище.

Колман оттолкнул меня, и с его рук сорвалась алая дымка. Михмара словно мгновенно заморозили, те мышцы, что были напряженны в этот момент так и остались напряженными. Лишь прерывистое дыхание заставляло грудную клетку совершать движения.

— Тимэй, срочно нужен менталист! — Колман продолжал удерживать Михмара своей магией. — У него "стиратель" установлен! Это такое заклинание, его шпионам устанавливают! Если менталист быстро не снимет заклинание, его память за последние пару лет будет стерта!

— Понял тебя! — я выхватил амулет связи.

К кому мне было еще обратится, как не к Тофару. Нет, теперь я бочонком "драконовки" не откуплюсь! Надо будет магу что-нибудь интересное с Земли привезти.

В ожидании результатов работы Тофара, я, Рэдфорд и Юрмар находились в кабинете.

— Тимэй, сколько же от тебя хлопот! — устало простонал Тофар, закончив с Михмаром.

— Тофар, не стони как старый дед, тебе еще и трехсот не стукнуло. Не мог же я оставить все без внимания, через несколько дней здесь Виктория поселится. Твоя родственница, между прочим! Лучше расскажи, почему хороший парень Михмар вдруг оказался злодеем.

— Эта разработка называется "капелька", — Тофар решил не вступать со мной в дебаты, а просто выложить факты. — Ментальная магия. Уровень довольно высокий. Суть заключается в том, что объекту подселяют некоторые мысли, которые постепенно начинают менять его отношение к тому или иному разумному. Вот и Михмару подселили такую "капельку". И как капли воды пробивают со временем могучую скалу, твой охранник начал видеть в тебе зло. Для империи, для императорской семьи, для себя лично. Я же говорил, у тебя врагов много, только ты их не замечаешь. Когда Михмар достаточно созрел, ему выдали амулет связи и установили "стирателя". Хитрость этого заклинания в том, что оно устанавливается только с согласия объекта.

— Кто это сделал с ним? И что конкретно Михмар успел натворить?

— Кто именно, я не знаю. Знаю только где можно найти куратора Михмара.

— Говори адрес, сейчас мы его сюда за ноги притащим! — я был готов уже рвануть в бой, но Тофар остановил меня.

— Тимэй, куратора уже взяли. "Капельку" в империи не устанавливают, не та школа. Скорей всего ноги растут из княжества Болор. Там любят такие фокусы. А угроза из-за границы – это моя забота! Так что, куратора уже задержали мои люди.

Княжество Болор! Рассадник всевозможных моральных уродов, распоясанного криминалитета и откровенных подонков. По крайней мере именно так характеризовали княжество все мои знакомые. Вот только я тут при чем? Вроде бы никаких интересов в княжестве я не имел, никому на мозоль не наступал.

— Тофар, я в твою работу не лезу, но мне надо знать, какого демона эти болорцы ко мне прицепились! И ты мне все расскажешь!

— Хорошо, как только куратора допросят, я все тебе расскажу, — пообещал мне маг. — Но могу предположить, что болорцев заинтересовали твои связи с императорской семьей и происхождение твоих знаменитых мечей. Да и вообще ты личность яркая.

— А зачем меня травить надо было?

— А вот травить тебя не собирались. Михмару было поручено только наблюдение за тобой, и сбор информации. Вчерашняя отравительница была внедрена в твой дом для дополнительного контроля Михмара, ну и за тобой подглядывать. Служанка тоже была под заклятием. Женская психика сработала на менталическое вмешательство слишком категорично. Ты предстал перед ней настоящим злом во плоти. И она решила избавить мир от такого чудовища. Купила яд, подсыпала тебе в вино, а когда Рэдфордом было объявлено на весь дом, что барон скончался, она сама приняла яд. Михмар нашел ее еще живой, от нее он и получил сведения.

— То есть, Михмар к отравлению не причастен? Так? Он только информацию обо мне передавал?

— Совершенно верно.

— И что с ним дальше будет? Кстати, ты вычистил с него всю эту дрянь?

— Вычистил. Михмар осознал что натворил, теперь сидит в камере, в полном отчаянии. Он действительно очень переживает. А судьбу его тебе решать! Он твой охранник, он нарушил условия. Но, хочу добавить, что если бы у Михмара не возникали негативные мысли о тебе, "капелька" бы не подействовала. Что-то в твоем поведении ему не нравилось и раньше. Возможно какая-то мелочь, но именно она дала толчок ко всему остальному.

— Можно его казнить лично, можно поручить казнь кому-либо, можно все что угодно, — мертвым голосом провозгласил Юрмар.

Терять брата он не хотел, но прекрасно понимал, что я нахожусь в своем праве. Я дворянин, у меня есть все основания, и никто не может мне запретить покарать Михмара.

Я перевел взгляд на Рэдфорда. Он кивнул, подтверждая слова Юрмара.

— Убить его? Я не смогу. Он честно выполнял свой долг, и в бою мы не раз вместе стояли, — я помотал головой, отгоняя дурные мысли. — Но и доверять больше я ему не могу. Рэдфорд, приведи его сюда.

Вскоре Рэдфорд и Киллай привели осунувшегося Михмара. Он не ждал для себя ничего хорошего. И милости он не просил.

— Михмар, ты совершил предательство по отношении ко мне, — сказал я. — Частично тебя оправдывает тот факт, что ты был под заклятием. Но наказание ты понести должен. Требовать твоей казни я не стану. Вместо этого ты отправишься на границу с орками, на самый опасный участок, и прослужишь там ровно год. Имей в виду, я смогу навести справки о тебе. Не думай, что сможешь отсидеться за чужими спинами. По окончании срока ты вернешься сюда, и тогда мы поговорим. Твои вещи и накопления – в казарме, а вот расчета ты не получишь. Принимаешь ли ты такое наказание?

— Да, ваша милость! — воскликнул Михмар. — Благодарю вас, ваша милость!

В этом возгласе не было облегчения избежавшего неминуемой смерти, скорей это было желание смыть свой позор. Кровью.

— Тофар, ты можешь поспособствовать чтобы этого бойца направили на границу? — спросил я.

— Разумеется. Я даже заберу его с собой. Есть еще некоторые темы для разговора.

— Михмар, у тебя есть полчаса на сборы. Юрмар, можешь попрощаться с кузеном.

Тофар взглянул на меня, а потом перевел взгляд на Рэдфорда.

— Рэд, ты тоже иди, — сказал я ветерану.

— Хорошо, — Рэдфорд послушно оставил нас наедине.

Когда дверь за ним закрылась, Тофар тяжело вздохнул.

— Тимэй, судя по всему, болорцы знают, что ты истинный имперец, — огорошил он меня. — И возможно не только болорцы.

— Откуда? Об этом в курсе всего несколько человек?

— Не могу утверждать точно, но где-то произошла утечка. Зато теперь я понимаю, почему к твоей персоне такое повышенное внимание. Уничтожение истинного имперца, или контроль над ним – цель достойная для любого врага империи.

Когда Тофар, прихватив Михмара и своих людей, убыл, мы снова собрались в кабинете. Я, Рэдфорд и Юрмар.

— Грустно, что так с Михом получилось, — сказал Рэдфорд. — Он неплохой мужик.

— Знаю, — откликнулся я. — Ну, дай бог все обойдется. Юрмар, как он?

— Сносно. Сильно переживает. Он никогда не попадал в такую ситуацию.

— Тимэй, есть еще одна проблема, — внезапно сказал Рэдфорд. — Михмара с нами больше нет, кого возьмем? Может Киллая?

— Нет. Он женат. Не забывай, мы можем остаться там навсегда.

— Да-а. Задачка.

— Кстати, Юрмар, есть к тебе одно предложение. Меч хочешь? Такой, как у меня?

— Хочу!

— Я тебе кое-что поведаю, а ты сам решай, рисковать тебе так или нет.

Я рассказал ему о предстоящем походе на Землю. Я не боялся доверять Юрмару такую информацию, потому что Тофар и его люди не только проверили всех, кто остался в доме, но и снабдили близких мне людей защитными амулетами. Теперь никто не выдаст моих секретов.

— У меня есть предложение, только не считайте, что оно совсем безумное, — немного подумав, сказал Юрмар. — Что, если взять вместо мужчины Ниану?

— Юрмар, я понимаю, что девушка для тебя много значит, но нам крепкий мужчина больше подойдет, — попытался возразить я.

— Тимэй, а в этом есть смысл! — задумчиво произнес Рэдфорд. — Пока мы втроем будем делами заниматься, Ниана с госпожой Викторией будет! Так ведь, Юрмар?

— Именно так! — подтвердил здоровяк. — Ниана не только с мечом ловка, она и голыми руками многое может. К тому же, госпожа Виктория женщина, Ниана – тоже. Двум женщинам легче, чем одной.

Некоторое время я обдумывал предложение. А Юрмар прав! Виктория привыкла к служанкам, и ей трудно будет находится в мужском обществе, а Лапка и за телохранителя послужит. Точно, так сделаем!

— Не знаю как вам, а я ужасно есть хочу, — пожаловался я.

— Неудивительно, уже вечер.

Только я закончил вкушать пищу, вернулась Ларата. И вид у нее был далеко не солнечный.

— Ларата! У меня такой сумасшедший день сегодня! — пожаловался я.

— Тогда я не испорчу тебе настроения, — мрачно сказала лекарша. — Твой тесть умирает!

— Как умирает? — я вскочил с кресла.

— Не сейчас, хотя это как посмотреть, — Ларата наоборот, устало села. — Но жить ему осталось меньше месяца.

— Так, рассказывай подробней! — потребовал я.

— А что тут рассказывать? Заклятье, которому он подвергся так и действует. Человек медленно бредет к могиле. И полностью снять его невозможно. По крайней мере, я не знаю как. Что смогла, я сделала. Небольшая поддержка, но не более. Удивительно, что он продержался так долго.

— И нет способа помочь ему?

— Нет.

Все-таки придется мне совершить небольшое путешествие, потому что я должен сделать все возможное.

— Скажи, а эльфы могли бы помочь? — прищурился я.

— Эльфы? Думаю, да. Только как ты к ним попадешь? Они никого не пускают на свою территорию. Да и неизвестно – что они за помощь потребуют?

— Я знаю, что они потребуют. Ларата, мой дом к твоим услугам! Можешь жить здесь сколько угодно, а я немедленно уезжаю.

— Куда ты собрался? — встревожилась Ларата.

— К эльфам!


Прежде чем ехать к ушастым, мне требовалось забрать у императора именное приглашение. Без него меня на территорию Леса точно не пустят. Вот только время уже позднее, а к императору просто так в гости не заглянешь. Ну, у меня есть один способ.

Со мной ехали Мирон, Юрмар и Киллай. В приглашении сказано, что я могу взять с собой только одного сопровождающего, но до эльфов еще добраться надо.

Гвардейцы на воротах дворца решительно преградили мне путь.

— Господин барон, вас нет в списках. вы не можете пройти во дворец его величества! — заявил мне офицер.

В ответ я протянул ему подарок императора. Ту самую кругляшку, которая позволяет требовать аудиенции у его величества в любое время суток.

— Следуйте за мной, — гвардеец без каких-либо проявлений эмоций направился вглубь охраняемой территории, а я потопал за ним.

Эдгар не соврал и его пропуск сработал. Император принял меня в кабинете.

— Тимэй? Что случилось? Почему ты решил навестить меня в такой поздний час?

— Ваше величество, я прошу прощения, но мне необходимо приглашение в Эльфийский Лес!

Эдгар с усмешкой посмотрел на меня.

— А кто говорил, что ноги его не будет на территории Леса? — спросил он. — Какая же причина заставила тебя изменить решение?

— Жизнь графа де Монтекур, — ответил я. — И она уходит с каждой секундой. Вот только я не знаю, как с ними общаться. Эльфы не самые дружелюбные создания!

— Несколько советов я тебе дам.

Кроме советов император вручил мне разрешение на использование портала. Потому как ночью пропускали только гонцов его величества. Ибо нефиг по ночам персонал портала от заслуженного отдыха отрывать!

Прежде чем отъехать от дворца, я грозно взглянул на Юрмара.

— От фургона не отходил?

— Ни на шаг! — забожился он. — И каждый мешок проверил!

— А что случилось? — тихонько спросил у Юрмара Киллай.

— Да, так! — отмахнулся он. — В прошлый раз "заяц" в фургон пролез. Нынче, видать, спит уже. Оно и к лучшему.

— В путь! — скомандовал я.

Его высочество, принц Николас, с отрядом гвардейцев, догнал нас возле портала.


Ближайший к Эльфийскому Лесу поселок назывался Саксал. Именно в нем мы остановились на рассвете, чтобы позавтракать и дать отдых лошадям. Их наше путешествие вовсе не радовало, потому что снега навалило прилично, а трактора в этом мире еще не изобрели. Поэтому скорость наша была невелика.

— Ник, скажи честно, опять подслушивал? — спросил я его высочество.

— Ага! — ничуть не смущаясь, ответил он.

У принца физиономия цвела и пахла. Он снова отправлялся навстречу приключениям, и все мои доводы, что поездка будет скучная и короткая, им услышаны не были. Ведь мы ехали к эльфам! А Ник, как оказалось, эльфов только во дворце видел. А в Лесу не был. Непорядок! Срочно надо исправить! А тут и случай удачный. Правда, венценосный отец заставил в этот раз взять сына сопровождение, в виде шести гвардейцев и двух магов.

— А с чего ты взял, что я тебя к эльфам возьму? — прищурился я. — У меня в приглашении ясно указано – только одного сопровождающего. Почему ты думаешь, что это будешь ты?

— Тимэй, я все-таки принц! — снисходительно посмотрел на меня Ник. — А эльфы, при всей их нелюдимости, верные подданные империи. Мне приглашение не требуется!

— А твоя охрана?

— А вот их не пустят! — злорадно ухмыльнулся принц. — Вернее, пустили бы, но я от охраны откажусь. Это будет жестом доверия со стороны императорской семьи к эльфийскому народу. Придется им сюда, в поселок возвращаться и нас ожидать.

— То есть, ты желаешь этот "хвост" сбросить, чтобы развлекаться не мешали? — уточнил я.

— Именно!

— Только давай сразу договоримся, от этой поездки зависит жизнь очень хорошего человека, так что дело – в первую очередь, — потребовал я.

— Обещаю, Тимэй! — серьезно глядя мне в глаза, сказал принц.

Через два часа мы достигли Леса. Было очень странно наблюдать за границами эльфийской территории. Дело в том, что в Лесу зимы не было. Зеленые деревья, зеленая трава. И многочисленные птицы в ветвях.

Здесь был один из проходных пунктов на территорию Леса. Эльфы хоть и не любили посторонних, но связь с остальным миром поддерживали. Купцы, получившие разрешение от вождей Леса, привозили свои товары, и меняли их на продукцию ушастого народа. А получить такое разрешение было очень непросто. Никто не знал, по каким критериям эльфы соглашаются торговать с одним купцом, и почему отказывают в сотрудничестве другому. Ни репутация в торговом мире, ни состояние финансов не имели здесь значительного веса. Зато те купцы, которым посчастливилось получить разрешение, очень быстро становились богачами. Ведь только эльфы могли создавать очень дорогие и очень качественные ткани, сложные, но действенные эликсиры, а также, у них можно было купить всевозможные дары леса.

Как и в прошлый раз, эльфийские стражи появились абсолютно внезапно.

— Кто вы, и что вы делаете на границе эльфийских владений? — спросил старший "ушастого патруля".

— Я – барон Воронов, прибыл по приглашению! — доложил я, протягивая свиток эльфу.

— Кто будет сопровождать вас? — спросил страж, бегло ознакомившись с приглашением.

— Мой слуга, — ответил я, кивая в сторону Мирона.

Взять с собой слугу вместо вооруженного охранника мне посоветовал император. И он был прав. Если случится что-нибудь нехорошее, один боец не сможет сражаться с целым народом, а так я подчеркиваю свое дружелюбие.

— Я также требую прохода на территорию Леса! — заявил Ник.

Вечно озорной и непоседливый парнишка исчез, а принц появился. Царственная осанка, взгляд наполненный властью, энергетика хозяина мира, да такая, что непроизвольно хочется склонить голову. А еще знак принадлежности к императорской семье, выставленный напоказ.

— Ваше высочество! — эльфийский офицер мудро оценил ситуацию и поклонился по всем правилам этикета. — Мы рады приветствовать сына Мелинского Ястреба в нашем Лесу! Позвольте узнать, эти воины – ваша охрана? Они будут сопровождать вас?

— Мне не требуется охрана среди эльфийского народа, который ни разу не дал повода усомниться в верности империи Мелин. Я прибыл к вам в гости вместе с моим другом, бароном Вороновым, и более ни в ком не нуждаюсь!

Эльфийский страж с поклонами, предназначавшимися его высочеству, пропустил нашу троицу под сень вечнозеленого дома самого загадочного народа империи.



Глава 17

Сопровождать нас не стали. Указали направление и отправили с богом. Прежде чем мы успели тронуться, на плечо эльфа-пограничника приземлился здоровый ворон. Кося на нас глазом ворон выслушал несколько фраз от ушастого, громко каркнул, и взмыл ввысь. Все понятно, SMS-ку отправили, дескать, встречайте гостей. Не врут, стало быть, книги. Умеют эти ребята животных и растения под себя подстраивать. В принципе, глядя на зеленую травку посреди зимы можно было бы и догадаться.

Других пограничников я не заметил, хотя затылком чувствовал направленные на нас взгляды. Тогда я присмотрелся внимательней, обращая внимание на магические проявления. Наверняка здешние стражи амулетами пользуются. И распознал две фигуры, которые двигались параллельно нашему курсу. Прямо через густой кустарник. Или у них там тропинки натоптаны, или опять эльфийские штучки. Да мне-то все равно, это их дом, им и правила устанавливать.

Наши лошади, одурев от такого перехода из зимы в лето, крутили головами и ржали. Кром с вожделением смотрел на такую вкусную и сочную травку, явно желая набить ей свое брюхо. Ну вот, хоть кому-то эта поездка в радость.

Через километра три, дорога вывела нас к эльфийскому поселению. Вот тут земные легенды дали сбой, в огромных деревьях ушастые себе жилища не устраивали. Небольшие, но аккуратные домики, с тонкими стенами, из плотно подогнанных жердин. А зачем им дома из толстых бревен? Для тепла? Так они зиму, со снегом и морозом, к чертовой бабушке послали, наверняка и в жилищах комфортную температуру поддерживают. И крепостная стена им без надобности. Раз до сих пор их никто не завоевал, значит есть у них чем неприятелю ответить. И это не только защита императора, другие города в империи все стенами защищены. А у эльфов другая оборона. Может неприятеля комары на подходе кусают? Или лягушки за шиворот падают?

Когда мы достигли первых домов, нам навстречу вышел статный эльф неопределенного возраста, с резным посохом в руках. Шаман или вождь? Или что-то вроде дворецкого? Внешность почти такая же как и у других эльфов, которых я видел, разве что волосы не в косу заплетенные, а распущены. И оружия никакого нет. За его спиной еще десяток встречающих. Вот у этих ребят с вооружением все в порядке.

— Ваше высочество, добро пожаловать под сень Леса! — возвестил встречающий. — Да пребудет с вами Свет, да одолеет он Тьму!

— Благодарю за радушный прием, — милостиво кивнул Николас. — Да не оставит Свет и ваши земли!

— Мы рады и вашим спутникам, — продолжил эльф, хотя по его виду было отчетливо понятно, что ни фига он не рад. На меня лишь бросил мимолетный взгляд, а на Мирона вообще внимания не обратил.

Со стороны это напоминало до боли знакомый мультфильм. "Добро пожаловать, дорогой Карлсон! Ну и ты, Малыш, заходи!" Вот не хотел же я ничего общего с ушастыми иметь! Кабы не тесть, видал бы я их Лес на лесопилке! Тише, Тимэй, тише! Успокойся! Главное дело сделать, а уж потом можно их законам гостеприимства обучить.

— Я – старейшина этого поселения, Нестератий, — представился важный дяденька.

— Барон Воронов, — ответил я.

Кром закивал головой, подтверждая мою личность. Принцу называть свое имя было без нужды, а Мирону не по чину. А вот имя эльфа показалось мне странным. Наверное, потому что я ожидал услышать какое-нибудь типа Эдетриэль или Эмануэль. В общем, на "эль". И тут легенды подвели.

После знакомства нам предложили сойти с коней, которых Мирон тут же расседлал, и пройти в отведенные для нас жилища. Нас с Мироном поселили в домике на окраине, подчеркивая, что статус мой невелик, а принца отвели в центр поселка. Я несколько встревожился, не за себя, а за его высочество. Кто знает, что Ник со скуки натворить может? Лучше бы он на моих глазах был. Но спорить с эльфами я не решился.

О делах я тоже не говорил. Как предупредил меня император, эльфы не любят поднимать серьезные темы с первых минут знакомства. Придется потерпеть до вечера. Хоть меня время и поджимает, жениться хочу, надо играть по их правилам.

Внутри домик был обставлен очень скромно. Две лежанки, покрытые шкурами, небольшой столик и два стула. А также что-то среднее между плетеной корзиной и сундуком.

Кого-то могли удивить шкуры невинно убиенных тварей божьих, но только не меня. Я уже был в курсе, что местные эльфы вовсе были не против покушать сочного мяса, вот только делали они это не каждый день. Питаться мясной пищей им разрешено в строго отведенные дни, и нарушать распорядок ни в коем случае было нельзя. Причем скотину они не держали, предпочитая добывать зверя честной охотой. Без применения своих способностей. Все справедливо, пошел на охоту, подстрелил косулю, пожрал мяса. Немного. И не часто.

Блин, хоть бы гида выделили! Мне и Мирону разрешили ходить по всему поселку, аж до самого вечера. Вечером должно состояться торжественное чаепитие, на который я был приглашен. Но сейчас мне требовался тот, кто местные правила огласит. Например, туалета я здесь не вижу, а ну как приспичит? В кусты идти? А если какое-нибудь священное растение оросишь? Как потом оправдываться будем?

Только я озаботился этой проблемой, в наше временное жилище явилась знакомая физиономия.

— Добрый день! — поздоровался я первым. — Рад видеть в добром здравии.

— Собирайтесь! — не проявляя никаких эмоций бросил тот самый эльф, чью тушку которого мы спасли. — Вы отправляетесь в Сердце Леса.

— Угу! Отправляюсь. Немедленно, — вскипел я, хотя внешне старался этого не показывать. Эльф! И этим все сказано! — С чего вдруг мне и такие почести? В самое Сердце Леса? Простого барона?

— Вас и не собирались допускать туда, но его высочество категорически отказывается отправляться в путь без вас, — так же механически ответил он.

— И сколько времени это займет? — поинтересовался я.

— Немного. У нас свой портал. Коней здесь оставите.

— Тогда я согласен.

Эльфийский портал был копией уже виденных мною порталов, с одним маленьким исключением. Арка была полностью заплетена вьюном. И судя по магическому отблеску, вьюн был не простой. Значит вот как эльфы свой портал оберегают, чтобы никто из злодеев в Лес не прорвался.

— Тимэй, мне надо к владыке срочно попасть, но без тебя я не хочу, — шепнул мне Ник. — Пришлось потребовать, чтобы и тебя взяли. Да и насчет тестя лучше с самим владыкой разговаривать.

— Да я уже понял, — так же шепотом ответил я. — Только времени совсем мало! Если я на свадьбу не явлюсь, мне самому лекарь потребуется. Хотя нет, даже эльфы не справятся. Они мертвых воскрешать не могут.


Сердцем Леса эльфы называли столицу своих владений. Встречавшие нас возле портала официально-ушастые лица сразу предупредили, что проход в некоторые части города категорически закрыт для людей, вампиров и прочих рас. И пальцем показали направление, мол, туда не ходи, не то совсем мертвым будешь. И провели нас во дворец владыки другой дорогой.

Собственно дворцом это сооружение назвать было сложно. Этажа всего два, правда, длинное, с этим не поспоришь. Снаружи украшений почти нет, стены сплошь "зеленкой" затянуты. Внутри немного красок больше, разноцветные ковры, легкая, резная и плетеная мебель, красивые статуи. Правда статуи изготовлены не из камня, а из дерева, но красивые, слов нет. В основном изображают эльфов и эльфиек за повседневной работой.

Простота жилищ эльфов вызвана вовсе не скупостью. Денег у них хватает. Просто отношение ушастых к жизни весьма простое – имей самое необходимое и не заморачивайся накопительством. Они искренне не понимают, зачем нужно иметь огромные дома и кучу вещей. В этом еще одно различие между эльфами и другими расами. Ушастые считают всех остальных, а людей особенно, жуткими барахольщиками, готовыми за красивую вещь родную мать продать. И в чем-то они правы. Разумеется, такое отношение не способствует дружбе народов.

Зато я впервые увидел здесь эльфийских девушек. А может и бабушек, по ним так сразу и не поймешь, сколько лет даме – пятнадцать или двести пятьдесят. Живут эльфы гораздо дольше остальных, в среднем, лет пятьсот. Но некоторые, особо упорные, и до восьмисот умудряются прокоптить. И за все это время они почти не меняются внешне, разве что к старости.

Такая продолжительность жизни могла бы вывести их в лидеры среди населения планеты, если бы не одно, "но". С рождаемостью у эльфов плохо. Если у эльфийской семьи, за несколько столетий, родится семь детей, они считаются рекордсменами. А смертность присутствует, от нее никуда не денешься. Несмотря на превосходных лекарей.

А девушки эльфийские весьма привлекательны! В отличие от мужчин, которые, как я уже говорил, были похожи на удивленных червяков, девушки выглядели гибкими, шустрыми и хитрыми лисичками. Необычный разрез глаз, создавал впечатление, что девушки все время хитро прищуриваются, прикидывая, как лучше тебя обдурить. И двигались они шустро и ловко. Мужчины же наоборот, были наполнены важностью и величием. Их уверенность, что эльфы высшая раса на планете, да и во всей вселенной, была непоколебимой. Мы самые-самые и этим все сказано. Это истина и доказательств не требует.

В связи с этим, на нас смотрели не то чтобы свысока, а прямо с Эвереста. Николаса вынужденно приветствовали – сын императора все-таки, на меня взирали с плохо скрываемым пренебрежением, Мирона демонстративно не замечали.

Спасенный нами эльф тоже поперся с нами. На кой черт? Понятия не имею! Всю дорогу он молчал, о достопримечательностях не рассказывал, к девочкам сходить не предлагал. Бесполезный балласт, одним словом. Даже имени своего не назвал. Но во дворец владыки вместе с нами потопал.

Владыка эльфов не стал томить принца ожиданием и принял его, а заодно и меня, без промедления. Выглядел главный эльф весьма колоритно, белоснежные волосы, золотистые глаза, высокий и статный. Возраст определить также не удалось, но у меня сложилось стойкое ощущение, что прожил он уже не одно столетие. Было в его облике что-то такое, что заставляло отнестись к нему с уважением. Одет эльф был просто, почти в такой же костюм, как и его сограждане, лишь цепь на груди, вырезанная из дерева, да золотая пряжка пояса указывали на его высокий статус.

— Ваше высочество! — владыка эльфов поклонился принцу как младший старшему.

— Владыка Палерос! — принц согласно этикету склонил голову в ответном приветствии.

— Что привело сына великого Мелинского Ястреба в наш Лес? — спросил владыка.

— Я приехал волею моего отца, дабы обсудить некоторые вопросы с владыкой славного эльфийского народа, — витиевато ответил принц. — Но прибыл я не один. Это мой друг, барон Воронов. Недавно он спас одного из ваших воинов, а теперь прибыл по вашему приглашению. И у него есть просьба, которую я прошу вас выслушать. Наша беседа может затянуться, и не следует обсуждать в присутствии непосвященных, поэтому я предлагаю, сначала разобраться с делом барона.

Своими словами принц четко дал понять, что:

а) он благоволит к моей личности;

б) мою просьбу надо выполнить;

в) в большую политику меня пускать пока не стоит;

г) говорить с владыкой эльфов принц будет от имени императора.

Палерос оглядел мою личность без обычного для эльфа пренебрежения. Должность у него такая, относится к другим расам, не высказывая негатива.

— Что же, если на то будет веление его высочества, я готов выслушать барона, — сказал он. — Говорите!

— Владыка Палерос! — я поклонился ему. — К вам меня привела беда! Мой друг и будущий родственник, который много лет с честью служил императору, сейчас умирает. Несколько лет назад, при задержании опасного преступника, он подвергся заклятию. После него здоровье достойного человека ухудшилось настолько, что самые лучшие лекари империи не смогли его вылечить. Он не сдавался, пытался бороться с болезнями, вызванными заклятием, но плоть человеческая слаба. И теперь ему дают месяц жизни! Владыка, прошу вас, направьте своих лекарей, чтобы спасти жизнь и вернуть здоровье графу де Монтекур! Я готов оплатить труд лекарей!

Владыка ненадолго задумался.

— Семирал, барон действительно спас твою жизнь? — спросил он того самого эльфа, который прошел в приемный зал вслед за нами. — Ты подтверждаешь это?

Не поверю, что до этого момента главный эльф не выяснил всех подробностей. Приглашение-то было послано. Но, сейчас Палерос раздумывал, стоит ли выполнять мою просьбу. Конечно, слова принца пошли в зачет, но и лицо надо сохранить. А то поможешь одному, так и другие гурьбой повалят!

— Да, владыка! — Семирал низко поклонился. — Когда мы с братьями попали в беду, во время выхода на нас напала стая нечисти, барон со своими людьми пришел к нам на помощь. Они честно сражались и не их вина, что они не успели спасти братьев. После боя в живых остался только я. И я был ранен. У барона не было лекаря, но мои раны промыли целебными настойками и перевязали. Они собрали оружие братьев и оказали им последний почет. Меня же доставили к границам Леса, ничего не потребовав за мое спасение.

Вот прохиндей! Ничего не потребовали! Да с нами и разговаривать никто не стал! Забрали раненого, оружие павших и отрезанные косы, и даже ручкой на прощание не помахали. Да и не знал я, что за спасение эльфов что-нибудь полагается!

Слушая Семирала владыка задумчиво кивал. Когда рассказ был закончен, Палерос снова взглянул на меня.

— Спася эльфа вы вправе требовать от него возврат долга жизни! — сказал он. — Почему же вы хотите заплатить за помощь наших лекарей?

— Владыка, я ничего не знал ни о каком долге, — ответил я. — Клянусь, мы пришли на помощь вашим воинам, не ища для себя выгоды. Будь на месте эльфов орки или гоблины, мы точно так же помогли бы им! И я не считаю уважаемого Семирала своим должником. Мы все подданные императора и должны помогать друг другу. А насчет лекарей, каждый труд должен быть оплачен.

Палерос снова кивнул.

— Барон, вы спасли жизнь эльфу, и просите спасти жизнь человеку. Это справедливо. Я сообщу свое решение вечером. Сегодня вы – гость Леса. Можете пока осмотреть наш город, за исключением некоторых мест. Семирал, сопроводи барона!

Вот так. Ну, хорошо, что не отказал. Да и Ник подмигивает, значит, будет лекарь. А то, что с дороги даже хлебушка не предложили – ерунда! Это мы переживем! У Мирона в сумке наверняка что-нибудь припасено. Он и сам пожрать не дурак.

Я поклонился и вышел. Семирал последовал за мной.

— Показать вам город, барон? — спросил меня эльф, не горя желанием служить гидом моей милости. Даже господином не назвал, просто бароном кликнул.

— Благодарю, но мы немного устали, — отказался я. — Если можно, укажите нам какое-нибудь спокойное место, где мы сможем немного отдохнуть, никому не причиняя беспокойства. Где-нибудь на окраине?

Эльф ничего не говоря взмахнул рукой, указывая направление и зашагал первым, даже не оглядываясь. Мы с Мироном пошли за остроухим Сусаниным.

Через полчаса он привел нас к лесному озеру. Берега его в этом месте густо заросли кустарником, и гладь воды была почти не видна. Зато была отличная полянка, с множеством цветочков. Пахли они просто замечательно, медом и летом. Вот где отдохнуть будет здорово!

— Здесь вы можете спокойно отдохнуть, — провозгласил наш спутник. — Через три часа вам надлежит вернуться во дворец. Найдете дорогу?

— Да, не беспокойтесь, — кивнул я. — Спасибо за помощь.

Эльф вздернул голову и удалился. Напоследок он бросил на нас странный взгляд. Чтоб мне никогда кваса не пить, было в его взгляде что-то нехорошее! Какое-то торжество, словно он нас в ловушку поймал. Хотя, может я придираюсь? Просто сказывается волнение? Нет, от эльфов надо держатся подальше, абсолютно не понимаю их менталитет! Надеюсь, этот Полироль, или как там его, выделит для графа пару лекарей? И больше я в Лес ни ногой! С другими расами все намного проще.

— Мирон, доставай продукты! — скомандовал я.

Мы не спеша, с чувством, с толком, с расстановкой покушали. Жалко, что с собой котелка не было, чайку бы сейчас! Ну да ладно, и вином обошлись. Тем более, что вино совсем слабенькое. Зато жажду утоляет отлично.

Закончив прием пищи, мы растянулись на травке. От озера приятно веяло прохладой, солнышко пригревало, пчелы деловито жужжали. Лепота! Только вырвавшись посреди зимы в теплые края можно ощутить такое чувство.

— Может искупаться, раз такой случай? — лениво произнес Мирон.

— Не стоит! — ответил я. — Кто этих эльфов знает? Может, в этом озере купаться запрещено. Особенно для вампиров.

— Тогда просто на воду посмотрю, — не сдался Мирон. — А то весна еще не скоро.

И он ушел смотреть на воду. А мне было лень двигаться. По-моему я даже задремал немного.

— Господин барон, Тимэй! — разбудил меня горячий шепот вампира.

— Что случилось? — я недовольно взглянул на него.

Но бедняга ничего не мог толком сказать. Он разводил руками, указывал куда-то в сторону озера, и надувал щеки. Мне стало интересно, что же привело моего слугу в такое состояние?

— Там? — спросил я, указывая направление.

— Ааааа-гаааа!!!

— Пойдем, покажешь!

В зарослях нашелся вполне нормальный проход и вскоре мы стояли на берегу. А метрах в ста от нас купались четыре эльфийки. Без одежды. На мелководье. Временами вставая во весь рост.

У Мирона горели глаза, и капала слюна. Признаюсь, посмотреть было на что. Хотя особыми размерами природа их не наградила, но телосложение на удивление гармоничное, со строго выдержанными пропорциями. Изящно двигаясь, эльфийки весело плескались в теплой воде, окатывая друг друга брызгами. Завораживающее зрелище. Но я наблюдал только с эстетической точки зрения! Правда, правда! У меня Виктория есть! Уже почти моя.

— Мирон, пошли-ка отсюда! — зашептал я. — Заметят, жениться заставят! А у меня уже есть невеста. Она не поймет!

Судя по виду Мирона, жениться он был готов немедленно, причем сразу на всех. Получив крепкий тычок под ребра, он немного пришел в себя. Стараясь двигаться как можно более тихо, мы вернулись на полянку.

— Собирай вещи, пора во дворец идти, — приказал я.

Когда до дворца оставалось совсем немного, позади нас послышался какой-то шум. Оглянулся, и увидел десятка три эльфов, которые двигались в нашем направлении. И физиономии их не сулили нам ничего хорошего.

— Вот они! — палец эльфа шедшего впереди указал на нас и вся толпа ринулась в нашу сторону с самыми кровожадными намерениями.

Пока я стоял на месте, хлопая ресницами Мирон среагировал без промедленья.

— Бежим! — крикнул он, и мы помчались.

Мы бежали словно два молодых волка от стаи злобных и очень агрессивных зайцев-мутантов, мечтавших содрать с нас шкуры для половичков в прихожей.

Куда мы бежали? Да черт его знает! Разумней всего было бежать в сторону дворца, там Ник, он может нас защитить, но мы бежали совсем в другую сторону. В ту самую, куда ходить было запрещено. Но мы ведь не шли, мы бежали!

А толпа эльфов нагоняла нас, попутно издавая устрашающие возгласы. Вот ведь вляпались! Догонят, как пить дать догонят! Уйти от эльфов, в их же владеньях невозможно! Но покорно дожидаться разгневанной толпы было самоубийственно глупо.

Дорога вывела нас к большому, раскидистому дубу. Мирон на мгновение оглянулся, ойкнул, и белкой взлетел почти на вершину дерева.

— Мама! — эльфы были уже совсем рядом, а дыхания уже не хватало! И я повторил подвиг Мирона.

— Уважаемые, что случилось? — переводя дыхание крикнул я обступившим дуб эльфам. — В чем мы провинились? Между прочем, ваш владыка сказал, что мы гости Леса! А гостей обижать нельзя!

— Гости так себя не ведут! — отрезал один из эльфов.

— Да что случилось-то?! — уже во весь голос завопил я. — Ну увидели мы ваших женщин во время купания, так что из этого? Мы же не специально! И потом мы сразу ушли! Ну, почти! Вы же мужчины, должны нас понять!

— При чем тут это! — рыкнул тот же эльф, извлекая из колчана стрелу. — Восхищение никчемных людишек красотой эльфийских женщин вполне понятно! Ваши женщины такие уродливые! Но на поляне, где вы были, растут цветы Зан! Они цветут раз в сорок лет! А вы помяли почти половину! Из этих цветов мы эликсир делаем, жизненно важный для эльфов! Мало того, вы еще и на младший меллорн забрались! Это святотатство!

У-у-у-у-у!!!! Задушу этого Семирала! Он же специально нас на эту поляну привел! Загрызу! Расчленю! Голыми руками порву! Голыми ногами запинаю!

А тем временем эльфы готовились к залповой стрельбе. И не спрятаться от них, расстояние плевое. Сейчас нашпигуют нас стрелами, снайперы ушастые, и привет ромашкам! Ведь не хотел сюда ехать! Печенкой чуял!

Эльфы, как по команде подняли луки. Вот и финал. Я зажмурил глаза.

— Стойте! Не стреляйте! — послышался чей-то голос.

Я аккуратно открыл один глаз.

Стрелки опустили луки. К ним спешил какой-то эльф.

Я впервые увидел эльфа-старика. Седые, не белые как у многих, а именно седые волосы. Глубокие морщины на лице. Сгорбленная прожитыми столетиями спина. И посох, служащий опорой.

— Это он! — воскликнул старик указывая на меня. — Он видел ЕГО! Он касался ЕГО!! Он знает, где ОН!!! Я чувствую!

А со стороны дворца уже бежал Ник. За ним бежали еже десяток эльфов.


— Так, объясните мне, кого я видел, кто этот "он", и чего вы от меня хотите? — потребовал я, сидя на стуле во дворце владыки эльфов.

После слов старика стрелять в нас не стали. Заставили слезть с дерева, окружили почетным конвоем и препроводили во дворец.

Меня больше всего поразило тот эффект, который наступил после выступления пожилого эльфа. Знаменитая эльфийская невозмутимость разлетелась в куски, и все присутствующие жители Леса жадно смотрели на мою личность. Кто с сомнением, кто с недоверием, а кто и с надеждой. Последних было больше всего. Зато равнодушных не осталось.

Все во дворец не пошли. В приемном зале собрались сам владыка, Ник, я, старик и десяток эльфов в виде массовки. Прежде чем выяснять подробности, я реквизировал у Мирона флягу с драконовкой и отхлебнул приличный глоток. Нервы, господа, нервы! И только после этого задал вопрос.

Отвечал мне старик.

— Нам нужен МЕЧ! — провозгласил он, сверля меня взглядом.

— Вот! Держите! — я протянул им свой бастард.

— Это не тот меч! — отмахнулся старик. — Нам нужен меч из пророчества! Нам нужен Ключ!

— Так! — я помотал головой. — Какой меч, какое пророчество, какой ключ? Объясните нормально и со всеми подробностями! Все равно при себе у меня другого клинка нет!

Тогда слово взял владыка.

— Много столетий назад, когда народ эльфов только поселился в этом мире, он выбрал именно эту местность своим новым домом, — начал он. — Ты, наверное слышал, что ранее на этой планете жили великой силы маги, которых теперь зовут древними? И что все они покинули этот мир, к тому моменту, когда его заселили предки нынешних жителей?

— Слышал, — кивнул я.

— Так вот, это не совсем так, — продолжил Палерос. — Как минимум один из них жил здесь. В этом самом месте. Я не знаю почему он остался в одиночестве, он никогда не рассказывал об этом. Этот маг принял эльфийский народ с дружелюбием и теплотой. Он помогал нам обустроиться в этом мире, учил новым для нас способам распределения силы, неизвестным для нас заклинаниям. Даже когда появились люди, орки, вампиры и гоблины, он решил остаться с нами. Этот маг был очень стар, но в магическом плане очень силен. Единственное что печалило его, это нежелание наших предков жить с другими расами в мире. Делиться с ними знаниями. Помогать.

Судя по глазам Ника, для него этот рассказ был полной неожиданностью.

— Много раз этот маг пытался воззвать эльфов к разуму, но мы не слушали его. Тогда он решил уйти к людям. И наши предки не позволили ему это сделать.

Голос владыки затих.

— Они убили его? — спросил Ник.

— Да! — признался Палерос. — Они атаковали мага, когда он не ждал нападения. Но, перед смертью, маг успел запечатать в камне всю свою библиотеку, а заодно Душу Леса!

— Что такое, Душа Леса?

— Это сила, дающая жизнь эльфам, — пояснил владыка.

— Я думал, силу вам дают меллорны? — удивился Ник.

— Не совсем так, — покачал головой владыка. — Меллорны дают нам силу, но они не могут существовать без Души Леса. Душа – это та субстанция, которая питает меллорны, которые, в свою очередь питают эльфов. Вы знаете, ваше высочество, что раньше эльфы бродили по всей империи, да и не только по ней! Мы присылали отряды воинов на помощь империи, наши маги помогали бороться с болезнями и неурожаями. Но уже более сотни лет эльфы почти не покидают Лес. Мы не можем надолго удалятся от его границ.

— Это я знаю! — согласился Ник. — Отец говорил, что в случае войны, помощи от эльфов не будет. Так вот почему.

— Да! И по этой же причине мы стараемся не пускать представителей других рас в наш Лес. Потому что они, сами того не подозревая, крадут остатки нашей и без того скромной силы.

— А я думал, что эльфы просто не любят и презирают другие расы, — ляпнул я.

— Не без того, — виновато улыбнулся Палерос. — Люди, и другие расы жадные. Им нужно все, золото, земли, знания. Они хотят получить все, не отдавая ничего взамен. Большинство жителей империи не стали бы отбивать эльфов от стаи нечисти, как это сделал барон. И уж точно потребовали бы платы за свое деяние.

— Но и эльфы тоже хороши! — буркнул Ник.

— Я не спорю! — снова улыбнулся владыка.

— Стоп! Разборки оставьте на потом и объясните мне, при чем тут меч? — потребовал я.

Блин, самогон на меня плохо влияет, у таких личностей ответа требую!

— Когда маг запечатал камень, он произнес пророчество. Открыть камень смогут лишь три меча. Каменный деревянный и стальной. Два меча мы нашли, остался третий. Наш хранитель смог почувствовать, что ты прикасался к нему. И знаешь где найти третий меч.

— Огласите пророчество, пожалуйста! — заявил я.

Владыка взглянул на старика, и он начал читать нараспев:

— Сотворенный мастером из далекой страны, чья нога никогда не ступит на землю эльфов, меч из стали летучей, придет к народу эльфийскому, в дни угасания его! И принесет меч тот, кто не видел магии в прежней своей жизни, но видит ее в новой! И не ведает он, что в руках его! И объединит Птица все три меча и распахнется Душа Леса!

Несколько мгновений я пытался осмыслить предсказание. Ну почему все пророчества оглашаются таким мутным языком? Нет чтобы сказать, придет мужик, такого-то числа, меч будет там-то. И все!

И тут меня осенило! Я все понял! Из "стали летучей"! Алюминий! Крылатый металл!

— О, нет!

Я шатаясь поднялся. И было виной тому не выпитый самогон, а потрясение и даже немного разочарование. Я добрел до стены и с размаху боднул ее лбом. Потом еще раз. И еще.

Бум!

— Нет!

Бум!

— Другие попаданцы, чтобы пророчество исполнить подвиги совершают!

Бум!

— Океаны переплывают!

Бум!

— Горы покоряют!

Бум!

— Злодеев побеждают!

Бум!

— Только я, как обычный курьер, припер меч из пророчества! Да еще чуть не выкинул его!

— Тимэй, а ну успокойся! — потребовал Ник. — Так ты знаешь, где этот меч?

— Знаю! — кивнул я потирая лоб. — Не совсем точно, но знаю.

— ГДЕ!!!! — хором взревели все эльфы.

— Кажется, я его под кровать забросил, — вздохнул я, усаживаясь на стул.

— Отдай его нам! — с мольбой в голосе попросил владыка эльфов.

— Отдай! Отдай! — эхом заголосили остальные.

— Ха! Отдай! — возмутился я. — Я вам меч, вы силу обретете и пойдете мир завоевывать? Я в империи Мелин живу, в ней и дальше жить собираюсь! Мне такие потрясения не нужны!

— Мы тоже являемся жителями империи! — возразил Палерос. — И мы держим свое слово! Более того, обретя силу, мы сможем укрепить империю так, что ни один враг не ступит на земли ее! Кроме меча нам нужна еще Птица, а где она, и что это за Птица, мы не знаем!

— Ник, срочно свяжись с отцом, без его разрешения я действовать не буду! — потребовал я, не обращая внимания на то, что обращаюсь к принцу слишком фамильярно. — И, кажется, я знаю эту Птицу!

Вот тут ребят по-настоящему проняло. Чую, не выйти мне отсюда, пока не соглашусь им реликвии отдать!

— Тестя моего вылечите? — спросил я.

— Немедленно отправлю лучших лекарей! — поклялся владыка.

— Все книги покойного мага передадите в Академию! Можете сами там преподавать, да и молодежь обучать. Знания должны служить всей империи!

— Согласен! — Палерос изображал китайского болванчика.

— И не будете казнить меня, и моего слугу, за то, что мы ваши цветочки потоптали! — внес я последнее условие.

— Не будем! — широко улыбнулся уже немного пришедший в себя владыка.

— Это хорошо! — глубокомысленно произнес я. — Ник, что там его величество сказал?

— Отец сказал, что не знает как поступить. Или наградить тебя. Или на цепь посадить! — откликнулся принц. — И меня за компанию! Но меч эльфам надо отдать! Он приказал открыть портал в столице, чтобы можно было из Леса туда попасть.

— Тогда я пошел! Ждите, через пару часов принесу вам меч!

Разумеется, меня одного не отпустили. Палерос выделил кроме лекарей три десятка лучших воинов и магов. Ник ни за что не согласился ждать в Лесу, и сияя как начищенный самовар, намылился ехать в столицу.

Выйдя из дворца, я нашел в толпе эльфов Семирала, подошел к нему, и врезал в остроконечное ухо.

— За подставу! — пояснил я.

Пришлось еще за Кромом вернуться. Мне предлагали другого коня, но я отказался наотрез. Кром не просто конь, он мой боевой товарищ! И бросать его среди эльфов я не намерен. Благо, что порталы действуют мгновенно, много времени на перемещение не затратили. В общем, в столице мы появились всей толпой.



Глава 18

В столице нас, разумеется, встречали. И не только портальные воины и маги, у которых от удивления глаза увеличились, а челюсти отвисли. Нас встречал почетный караул из двух десятков гвардейцев, пятерки магов, и герцога Рамайского, собственной персоной. Владыка эльфов оставить Лес не смог, вместо себя он назначил старшими эльфийского отряда старика-хранителя, имя которого было Ориклод, и воина, откликавшегося на имя Ефрис.

Именно эти двое вышли вперед, лишь заметив герцога. После взаимных приветствий и обязательных уверений в дружбе, эльфы выразили горячее желание как можно скорее отправиться за вожделенным мечом. От советника императора возражений не последовало. Возражения нашлись у меня.

— Никуда ваш меч не денется! — заявил я. — Столько веков ждали, можно и еще подождать. А вот здоровье и жизнь графа де Монтекур под угрозой. Мало ли, вдруг целитель ошибся? Предлагаю отправить лекарей в дом графа, мой слуга покажет им дорогу. А мы, тем временем, за мечом съездим. На обратном пути целителей навестим. Согласны?

Ориклод махнул посохом и пять эльфийских целителей вскочили в седла. Мирон, не дожидаясь моей команды, встал во главе этого отряда "скорой помощи", указывая направление. Блин, надо Викторию предупредить!

— Вика, дорогая, к вам сейчас Мирон приедет, с ним пять лекарей. Они твоего отца осмотрят! — сказал я, воспользовавшись амулетом связи.

— Тимэй, мы очень благодарны тебе за заботу, но лекари не в силах вылечить отца. И он об этом знает, — раздался в ответ печальный голос моей невесты.

— Ничего! Эти вылечат! Я забыл сказать, что это не просто лекари, это самые лучшие маги жизни. И они эльфы.

— К-как эльфы? — мне в очередной раз удалось удивить Викторию. — Какие эльфы?

— Обычные ушастые эльфы. Специально поушастее выбирал. Говорят, чем у эльфа уши длинней, тем магической силы больше! Сама скоро увидишь. Так что, передай его сиятельству, пусть нос не вешает. Ему еще внуков дождаться надо и правнуков тоже!

Я не стал затягивать разговор, помня об остальных ушастых. Ведь они пока меча не получат, от меня не отстанут. Вот и теперь нетерпеливо смотрят, ежась от небольшого мороза. Это вам не Лес, с тепличными условиями! Привыкайте, салаги!

— Ваше высочество, может быть во дворец отправитесь? — герцог Рамайский попытался скинуть Ника с хвоста.

— Ага! Меня во дворец, а сами поедете на летучий меч смотреть! — словно маленький мальчик заканючил принц.

Герцог только тяжело вздохнул.

На улице люди оборачивались на наш отряд. Не каждую зиму тут эльфы выпадают! Только в високосные года. Да и то если свет от Венеры отразится в пузыре метана.

На воротах в мой дом охрана дружно офигела, но ворота открыли быстро. И Рэдфорд нарисовался мгновенно.

— Тимэй, где остальные? — с тревогой шепнул он.

— Все в порядке! — успокоил я его. — Мирон здесь, в столице, а остальные меня в поселке возле Леса ждут.

— А чего ты этих ушастых притащил?

— Ха! Я их притащил? Они сами ко мне как репей прицепились! Да ты не беспокойся, они ненадолго. Лишний хлам из дома заберут. У них он в цене. Что поделаешь, дикий народ! Окажем помощь!

В спальню меня одного тоже не отпустили, а именно там я в последний раз алюминиевую фигню рассматривал, прикидывая, сделать из нее котелок, или на кружки пустить? Так и не решив, я забросил творение Петровича под кровать. А она у меня больша-а-ая!

И представители эльфийского народа наблюдали меня с тыла, пока я, стоя на четвереньках, шарил рукой под кроватью.

— Ух, вот он! — я извлек меч из крылатого металла.

Ориклод тут же схватил его, провел ладонью по лезвию и повернул сияющее лицо к своим соотечественникам.

— Это точно ОН! — воскликнул хранитель.

Общий вздох облегчения вырвался из эльфийских уст.

— А Птица? — бережно поглаживая меч спросил Ориклод.

— Сейчас и птицу найдем.

Раз уж так случилось, что мое появление в этом мире предсказал какой-то древний и могучий кудесник, и даже угадал, что Петрович мне в рюкзак это алюминиевое убожество засунет, значит и птица в комплекте идет. Та самая, которую я на Земле из земли выкопал. Которая на моем бумажнике прикреплена. Надеюсь, эльфам сгодится, а то обидятся ушастые!

— Вот вам и птица! — я протянул ту самую фигурку.

Хранитель бережно передав меч ушастому охраннику, а сам принял из моих рук серебряную фигурку.

— Я ничего не чувствую! — заявил он, проведя анализ изделия. — Это точно она?

— Да откуда мне знать! — развел я руками. — Я только сегодня узнал, что бесполезный меч, который я переплавить собирался – жизненно необходимая для вас вещь. Но, судя по логике, именно эта штука и должна объединить Ключи. Попробуйте, может и подойдет. Другой у меня все равно нет.

— Ладно, другого выхода все равно нет, — согласился со мной старик. — Возвращаемся.

Ох, ну и длинный денек получился! И опять в Лес двигать. На ночь глядя. В принципе, я все свои дела у эльфов решил, но герцог тоже в Лес едет. И потребовал, чтобы я присутствовал при историческом событии. Обретения эльфами силы.

На выходе из дома меня задержала Ларата. Ух ты, оказывается она решила у меня в гостях задержаться? Да я не против, места хватает, ест она мало, а если даже храпит по ночам, мне слышно не будет. Комнаты разные, стены толстые.

— Тимэй, так ты действительно к эльфам ездил? — прошептала пораженная целительница.

— А то! — я гордо задрал нос. — Я слов на ветер не бросаю!

— Ты не просто к ним в Лес попал, ты еще и в столицу их привел! — продолжала Ларата. — Тимэй, раз уж ты с ними так подружился, можешь насчет меня поговорить?

— В смысле? — не понял я.

— Я столько времени потратила, чтобы к ним на обучение попасть, но мне отказали. Не только мне, эльфы сейчас вообще никого не учат! А лекари они самые лучшие! Попроси чтобы они меня приняли! Я буду тебе до конца жизни обязана!

— Поговорю, — пообещал я. — Прямо сейчас и поговорю!

Ухватив за плечо Ориклода, я быстренько обрисовал ситуацию. Хранитель задумчиво пожевал губами, пару раз недовольно хмыкнул, но все же добро дал. Но задерживаться наотрез отказался, дескать там весь эльфийский народ не ест, не пьет и не спит, меча летучего ждет, и промедление неприемлемо.

— Ларата, они согласились, но ехать надо немедленно. Ты согласна?

— Ой! Да конечно я согласна! — целительница чуть не запрыгала на одной ножке. Прямо как девчонка, а самой наверное уже лет сто пятьдесят. А может и больше. — Я через минуту буду!

От избытка чувств она чмокнула меня в щеку и умчалась собирать вещи. Ну вот, и человеку доброе дело сделал, и империи более грамотный специалист не помешает.

В обратный путь по столице двигались новым порядком. Впереди ехали гвардейцы, за ними хранитель, принц и герцог, взятые в плотную коробочку эльфийскими воинами, замыкали все те же гвардейцы. Эльфы подозрительно оглядывались по сторонам, готовые мгновенно отразить любую атаку, маги светились от активированных заклинаний. Вот только нападать никто не собирался. Хотя любопытных зевак хватало. Я скромно ехал в конце сводного отряда, не желая блистать в первых рядах. Рядом со мной ехал Ефрис, командир эльфийского отряда.

— Уважаемый Ефрис, не могли бы вы объяснить для меня одну ситуацию? — вежливо спросил я.

— Если это будет в моих силах, — так же вежливо ответил воин, не переставая бдительно отслеживать обстановку.

Я поведал ему о подставе Семирала. Ну не понимал я, зачем он это сделал! Просто из пакости или тут была другая цель?

— Видите ли в чем дело, барон, — начал пояснение воин. — Ни для кого не секрет, что эльфы не любят представителей других рас. Для этого есть много причин, перечислять их все придется долго. Но в вашем случае причина одна. Семирал ваш должник.

— Но я же сказал, что не считаю его своим должником! — удивился я.

— Это не важно! — отмахнулся Ефрис. — По нашим законам, он стал вашим должником и обязан был оплатить этот долг. Но вы попросили вылечить вашего тестя, и владыка согласился, тем самым перекрыв долг Семирала.

— Я не знал об этом законе.

— Никто почти не знает, за пределами Леса, разумеется, — кивнул мой собеседник. — Я же говорю, эльфы не любят другие расы. А как быть должником того, кого не любишь? Вот и молчат. Если бы вы сами потребовали вернуть долг, Семиралу пришлось бы это сделать. А раз вы по незнанию промолчали, значит и возвращать долг не надо.

— А зачем подставлять было?

— Владыка согласился оплатить долг и Семирал стал свободным. Но он молод. А молодые всегда были подвержены идее о превосходстве эльфийской расы. Ему было противно чувствовать себя обязанным жизнью человеку. Вот он и решил таким образом отомстить за унижение, да еще и с Леса долг списать. Но вы не думайте, что все эльфы такие. Это в основном молодежь с ума сходит. Кстати, ударив прилюдно, вы окончательно унизили его. Теперь Семиралу придется очень нелегко.

Вот значит как? Ну и поделом! Ему жизнь спасли, а он меня чуть не угробил. Все-таки эльфы очень странные создания. А что вы хотите, столько веков в вынужденной изоляции провести?! Тут и не такое начнется. Ничего, со временем все наладится! Я очень на это надеюсь.

Прежде чем отправляться в Лес, надо было забрать лекарей из дома графа де Монтекур. Но это почти по дороге, большого крюка делать не пришлось. В дом пошли только я и Ларата.

— Виктория, что лекари сказали? — спросил я.

— Еще не знаю, они там, в комнате, — ответила Вика прижимаясь к моему плечу. — И матушка с ними.

— Наверное скоро выйдут, уже давно там находятся, — нервно добавил Анри, меряя шагами гостиную.

В этот момент послышались шаги, и в гостиную вышла графиня.

— Матушка? — в один голос воскликнули Виктория и Анри.

— Все хорошо! — Камилла смахнула слезы с ресниц. — Заклятие удалось снять! Аскольд будет жить!

Виктория уткнулась в мое плечо, которое подозрительно быстро начало намокать, а по другому Анри от души хлопнул. Вот гад! Больно же! Не будь у меня Вики в объятьях, точно в глаз бы зарядил! А так пришлось лягнуть его по ноге. Но Анри нисколько не расстроился. Он издал громкий торжествующий вопль.

— Тише! — шикнула на него графиня. — Аскольд сейчас спит!

Она подошла к ним с Викторией, и обняла обоих.

— Тимэй, спасибо тебе! — шепнула она. — Ты сделал невозможное!

— Мы почти одна семья, — улыбнулся я. — А ради семьи только так и нужно поступать! Так его сиятельство уже здоров?

— Нет, конечно! — вздохнула графиня. — Но сейчас его можно будет лечить! Восстановление организма займет много времени, слишком долго он был под заклятием. Эльфы хотели сегодня же забрать его в Лес, там поставить на ноги будет значительно проще, но Аскольд сказал, что поедет только после вашей свадьбы. Сейчас лекари укрепляют его организм.

— Ничего! — успокоил я ее. — Пусть восстановление несколько месяцев займет, главное – оно будет результативным! И скоро граф снова обретет утраченное здоровье!

Мне очень хотелось задержаться в этом доме, но на улице меня ждали. Очень ждали. По этому, как только лекари освободились, мы отправились к порталу. Ларата тут же прицепилась к коллегам и начала беседу на профессиональные темы. Сначала эльфы-лекари восприняли ее не слишком любезно, но узнав, что Ларате разрешили пройти обучение, начали общаться более приветливо.


В Лесу нас встречали. Сам владыка. С небольшой группой поддержки. Особей так тысяч на пять. Реально, куда ни посмотришь, везде ушастые физиономии. Нет, то что ушастые, оно понятно, физиология у ребят такая. А вот то, что их здесь просто до чертиков, немного напрягает. Вот и гвардейцы поплотней герцога с принцем обступили. Но тут казус небольшой вышел, если герцог воспринял старания своих бойцов нормально, то принцу из-за их спин ничего видно не было. А чтобы Ник пропустил такое событие? Да не бывать этому! Он ловко выскользнул из кольца защиты и встал рядом со мной. Меня-то никто не охранял. Никому я не нужен. Гвардейцы было дернулись к его высочеству, но их остановил герцог. Действительно, если эльфы и задумали пакость, горстка гвардейцев их не остановит. Затопчут.

Владыка мимоходом раскланялся с герцогом и нетерпеливо обратился к хранителю.

— Ориклод, МЕЧ у тебя?

— Да, владыка, это тот меч! Сомнений нет! — доложил результаты вылазки хранитель.

Толпа эльфов оглушительно взвыла.

— А Птица?

— Птицу мы тоже привезли, но я не знаю, та ли это птица? — честно ответил Ориклод. — В любом случае стоит попробовать.

— На рассвете мы приступим к ритуалу! — решительно объявил владыка. — Ваше высочество, ваша светлость, для вас уже подготовлены покои!

Не понял! А мне покои? Принца с герцогом разместят с почетом и удобствами, Ларату уже лекари куда-то утащили, только мы с Мироном остались? И под каким кустиком нам ночь скоротать? Не дай бог опять какое-нибудь реликтовое растение помнем, и будет нам утро стрелецкой казни!

— Барон, пойдемте, — раздался голос Ефриса. — Для вас приготовлен гостевой дом.

— А мой слуга?

— Ему тоже найдется место.


Долго спать не пришлось, незадолго до рассвета нас разбудили. Домик, который был выделен для меня и Мирона, как две капли воды походил на жилище в приграничном поселке. Все тот же спартанский стиль. Да мне не до роскоши, мне бы где-нибудь голову преклонить и чтобы мухи не кусали. Кстати, ни комары, ни мухи наш сон не тревожили, видимо им от эльфов такая установка последовала. Большое, человеческое спасибо.

А еще нас накормили. Мяса, правда, не дали, или не тот день, или просто зажали, зато печеная рыбка с гарниром из овощей получилась просто замечательно. И напиток из меда с чем-то освежающим придал недостающей бодрости. И главное, все натуральное!

До места проведения ритуала пришлось топать на своих двоих. И почти час. Вот зачем энергетиком поили! Среди огромной толпы эльфов я с удивлением обнаружил с десяток вампиров, столько же гномов, пяток орков и даже парочку гоблинов. Эти-то здесь откуда? Как мне известно, эльфы гоблинов не просто не любят, а реально ненавидят. Хотя гоблинов никто не любит. Глядя на представителей других рас создавалось впечатление, что все они занимают высокие посты среди своих, и присутствуют среди эльфов с официальным визитом. Не слишком ли ушастые поторопились, чуда может и не произойти.

Наше шествие, напоминающее крестный ход, закончилось даже не на поляне, на огромном поле. Я, по наивности полагал, что увижу тот самый старший меллорн, но никаких деревьев на поле не было. Травка была, но множество разумных ее тут же вытоптало. Вот и какие они после этого разумные? Совсем природу не берегут. Ладно, эльфы агрономы со стажем, восстановят.

Посредине поля находился камень черного цвета. Я ожидал огромных размеров, но реальность оказалось совсем другой. Обычный камень, в рост человека и метра четыре в диаметре у основания. И здесь сокрыта не только Душа Леса, но и библиотека великого мага? А им там не тесно? Скукожилась душа-то! А книжек, наверное, целых три штуки? Объемом с курочку рябу? Ох, и много же там мудрости! Познать бы хоть крупицу ее!

Шествие на ходу разделилось. Одна часть эльфов заняла правый фланг, другая, соответственно, левый. Мне удалось встать в центре, рядом с Ником и герцогом. По соседству с нами пристроились остальные важные персоны и сам владыка. Центр поля, где находился камень, остался свободным.

Из рядов эльфов вышел хранитель Ориклод. Вслед за ним шагнули еще четыре эльфа. Одеты они были в белые балахоны, украшенные каким-то мелким узором. У троих младших хранителей на вытянутых руках находилось нечто длинное, покрытое тканью. Зуб даю, это три легендарных меча. А у четвертого в ладошках что-то маленькое, хотя тоже тканью замотал. Моему гениальному уму оказался подвластен логический ряд. Раз у этой троицы в руках мечи, четвертый наверняка фигурку птицы держит.

Ориклод встал перед камнем, запрокинул голову и запел. Тысячи эльфов тут же подхватили мелодию и повели ее дальше и выше. Я не мог сказать о чем пели ушастые, язык, на котором они пели был мне незнаком, но песня завораживала. Я словно наяву видел приход эльфийского народа на эту планету, его становление. А затем и его отчаянье, нарастающее все сильней и сильней. И когда отчаянье достигло пика, в общем потоке песни начали прорываться робкие струйки надежды. С каждой нотой, с каждым словом надежда крепла и становилась монолитной. И в этот момент песня оборвалась.

Наступившая тишина резко ударила по слуху, а я обнаружил, что во время песни почти не дышал. Пока я восстанавливал дыхание, хранитель сделал знак и первый его помощник приблизился к нему. Откинув ткань, Ориклод взял в руки первый клинок и приложил его к камню. Затем второй и третий.

Каменный клинок имел мраморную, белую с серыми прожилками, поверхность. С моего места было отлично видно, что сделан он с величайшим мастерством. Тончайшее лезвие, искусная рукоять, четкий контур.

Деревянный меч напротив, выглядел так, будто его наспех соорудил какой-то мальчуган. Кривоватая палка, слегка оструганная тупым ножом и крестовина, примотанная к основе драной веревкой. Да я в детстве лучше мечи делал!

Третьим было творение Петровича. Вот и гадай теперь, кто ему в ухо нашептал сделать такой меч? И кто заставил его сунуть эту штуку в мой рюкзак? Ведь я нес образцы на продажу, и хозяин магазина не давал гарантии, что будет сотрудничать с нами. Зачем его было вместе с другими клинками в магазин отправлять? Сделал ли Петрович это осознанно или машинально, узнать я смогу только от самого Петровича. И у меня есть шанс это сделать.

Ориклод один за другим приложил мечи к почти вертикальной поверхности камня, и они остались на ней, словно приклеенные. По всем законам физики, клинки должны упасть на землю, но они висели, как ни в чем не бывало. Зато само расположение заставило меня прикусить язык, чтобы не рассмеяться. Вот уж не знал, что и здесь есть поклонники "мерседеса"!

Творение Петровича образовало верхний луч, каменный клинок – левый нижний, а кривой дрын – правый. Рукоятями в центр, острием наружу.

А потом я увидел, как нити магической энергии начали струиться по камню, связывая клинки между собой. Но чего-то в этом узоре не хватало. Что-то было не так. Какая-то незавершенность.

Ориклод принял фигурку птицы и начал прилаживать ее к камню. Но, в отличие от мечей, серебряное ископаемое из земли сибирской, плевало слюной на все его потуги. Вот просто "фиг вам" ему и все тут! По эльфийскому строю пронесся вздох, а хранитель приложил птичку в другое место. А потом снова поменял координаты.

— Да не туда, придурок! — не выдержал я.

Благодаря тому, что я отлично видел магические линии, мне было ясно, куда именно приладить активатор. А то, что это именно он, у меня сомнений не осталось. Не в силах больше терпеть я выскочил к камню.

— Положь птичку! — я грозно навис над Ориклодом.

От неожиданности он опустил руки, чем я поспешил воспользоваться. Выхватив у него птичку я быстренько приладил ее в нужное место.

— Вот теперь другое дело! — с удовлетворением отметил я.

Серебряная фигурка не только осталась на камне, она, оказавшись в правильной точке, переплела тонкие магические нити в прочные канаты. Камень вздрогнул, и мечи, вместе с птичкой, начали погружаться в его поверхность.

— Блин, давайте отойдем. На всякий случай.

Я нервно сглотнул, и поспешил убраться подальше. А ну рванет! Кто этого мага знает, может он туда магическую бомбу заложил? Так сказать, привет из прошлого.

Но взрыва не последовало. Камень еще раз вздрогнул, и пополз вверх. Оказывается, на поверхности была только его верхушка, а все остальное скрывалось под землей. Камень медленно, но верно являл себя народу. Три метра, пять метров, семь…. Наконец камень замер. По его поверхности пролегла паутинка трещин, раздался громкий треск, и монолит рассыпался мелкой щебенкой.

Вместе с этим последовала такая вспышка, что я невольно зажмурился.

— Да чтоб этому магу на том свете вентилятором работать! — сквозь зубы выдавил я, добавив несколько нехороших выражений.

В глазах мельтешили искры, слезы бежали ручьем, и я почти ничего не видел. Проморгавшись я огляделся и замер на месте.

На лицах эльфов было выражение невыразимого счастья, смешанного с молитвенным экстазом. Нечто, недоступное для меня, да и для представителей других рас, настолько повлияло на ушастых, что даже стало немного завидно. А когда это случается не с одним представителем народа, а сразу со всеми, эффект просто потрясающий.

— Тимэй, что ты опять натворил? — Ник тер глаза и бурчал. Хотя последнее он делал несерьезно.

— То, что все хотели! — буркнул я в ответ. — Сами требовали, открой камень, открой. Вот, открыл. Пользуйтесь!

Эльфы постепенно начали приходить в себя. Владыка глубоко вздохнул и сел прямо на землю, не обращая внимания на соотечественников.

— Владыка Палерос, все получилось? — подошел к нему герцог.

— Да! Душа Леса свободна! — сказал владыка и рассмеялся.

Он смеялся легко и свободно, словно сбросив с плеч тяжкий груз. Эльфы вокруг нас, как-то все сразу начали двигаться, говорить, смеяться. Их было слишком много, и шум поднялся оглушающий. Почти как на рок-концерте, только музыки не слышно. Да и ничего уже не слышно.

А что насчет источников знаний? Библиотека где? Я повернулся к тому месту где раньше был зачарованный камень.

И это вся библиотека? И эти книги я для Академии вытребовал? И ради этого древний маг такую каменюгу зачаровывал?

— И как все это вывозить? — продолжил мои мысли вслух герцог Рамайский.

Древний маг выбрал камушек неспроста. Под его оболочкой скрывались стеллажи, метров пять высотой, с огромнейшим количеством фолиантов. А еще свитков. И стопки пергамента, надеюсь не чистого. Сколько здесь томов, я не знаю. Я такие большие числа складывать не умею.


Несколько часов спустя мы сидели во дворце владыки.

— Восстановление Леса займет некоторое время, но уже сейчас мы ощущаем новые силы, — сказал счастливый Палерос. — Совсем скоро мы сможем отправлять отряды лучников в армию его величества, и магов в лечебницы.

— Сколько будет восстанавливаться Лес? — спросил Ник, снова став принцем.

— Немного, лет пятьдесят! — улыбнулся Палерос.

Тут его взгляд коснулся меня.

— Барон, а как вы догадались, что птицу надо поместить именно в это место? — спросил он.

— Просто увидел, — пожал я плечами. — Я вижу магию. Вижу лучше многих магов, хотя сам магией не владею. Я увидел нити, рисунок из магических нитей. Но он был не закончен. А уважаемый Ориклод все не в то место хотел фигурку пристроить. Пришлось самому.

— Как мы можем отблагодарить вас? — владыка отложил ликование и смотрел серьезно.

— Будьте верными вашей присяге, служите империи честно. Это все, что мне надо, — ответил я, — но моя невеста наверняка не откажется от вашей чудесной ткани. Немного, на пару платьев.

Палерос расхохотался.

— Обязуюсь высылать вам самые новые образцы нашей ткани, — торжественно сказал он, и повернулся к принцу и герцогу. — И мы не изменим присяге. Так и передайте его величеству. Теперь, когда эльфы станут выходить из Леса, надеюсь их отношение к другим расам изменится.

— Так, я думаю, что мое присутствие здесь больше не требуется, — я поднялся. — Прошу прощения, но у меня очень много дел. Разрешите вас покинуть.

Хватит мне героические подвиги совершать, и пророчества исполнять. Пора серьезным делом заняться. Женюсь!

— Да, господа, у меня тут свадьба на днях. Рад буду вас всех видеть!



Глава 19

Вот и наступил день бракосочетания. День, которого я так долго ждал. И не я один. Сразу представляю себе дедушку Ленина из старого анекдота, в котором он объявляет, что революция, о которой столько говорили большевики, свершилась, а теперь дискотека. И подтяжками звучно щелкнуть надо, для пущего эффекта. Но, подтяжек у меня нет. Да и не нужны они, мои штаны и ремнем нормально удерживаются.

Кроме штанов на мне сейчас черный строгий камзол, сшитый по последней мелинской моде, белоснежная сорочка и новенькие сапоги. А еще баронская корона на макушке. Оружия нет. Зачем оно мне, если вокруг столько вооруженных людей? Ведь мой свидетель и посаженный отец сам император! А императору охрана полагается, вдруг кто-нибудь посмеет на монарха покуситься? Злодея надо тут же зубов лишить, и для этой почетной миссии и гвардейцев хватает, и боевых магов. Часть мой дом проверяют, в том числе и еду с напитками, часть здесь, в церкви, где я, Эдгар и остальные гости с моей стороны ожидаем прибытия Виктории.

Кошмар начался рано утром, когда в мой дом прискакал отряд гвардейцев. Да еще и маги пожаловали. Старший из магов предъявил мне приказ императора, на предмет выявления возможных угроз для его величества, а равно и остальных гостей предстоящего торжества. Гвардейцы тут же скооперировались с Рэдфордом, обошли всю территорию и усилили посты. Маги тоже без дела не сидели, опутывали дом и забор дополнительными заклинаниями. В результате всего я встал на пару часов раньше запланированного, а спать, между прочим, лег заполночь. Уснуть не мог, волновался крепко. Все-таки первый раз женюсь!

А дом и без них напоминал разворошенный муравейник. Десятки слуг бегали туда-сюда, выполняя одновременно сотни приказов Эльмиры и ее помощника. Хотя основной фронт работы был выполнен загодя, но управляющая настаивала проверить все еще раз. И перепроверить. А ну как простынь в гостевой комнате несвежей окажется? Позор! И позор в первую очередь, для хозяина. А этого Эльмира допустить никак не могла. Да еще и слуг гостей надо разместить, а то кто подвыпивших гуляк по комнатам растаскивать будет?

— Господин барон, прибыли служанки госпожи! — доложила мне Эльмира, отловив меня в коридоре. — Вы позволите им войти в вашу спальню? Им надо некоторые вещи госпожи разложить.

— Разумеется, пусть действуют, — отмахнулся я. — И покажи им комнаты рядом со спальней.

— Непременно! — заверила меня управляющая, и тут же заметила, что одна из служанок тащит стопку белья не в том направлении. — Эй! А ну стой! Я куда сказала отнести? Быстро в другое крыло!

Не желая ей мешать, я решил спуститься в кухню и попросить крепкого чая. Судя по всему, служанку свободную сейчас не найдешь, все в трудах и заботах.

На кухне кроме Кираны и еще десятка работников черпака и кастрюли, половина из которых были наняты на время свадьбы, находилось еще два гвардейца и маг. В обязанностях мага была проверка приготовляемых блюд, а гвардейцы были готовы скрутить отравителя, если такой появится. Но, судя по шевелению носов и обильному слюноотделению ребята просто решили покушать на халяву. Да продуктов хватит! Запасли столько, что готовы выдержать годовую осаду, даже если гости останутся на весь этот год. А гостей около сотни ожидается. Да еще и слуги.

— Ох, ваша милость, что же вы сами ходите! — всплеснула руками Кирана, когда я попросил у нее чашку чая и парочку бутербродов, — отправили бы кого-нибудь из слуг! Не дело барону самому за едой ходить!

— Ты, худородная, указываешь барону как ему поступать? — вскинул голову один из гвардейцев.

Я медленно повернулся к говорившему.

— Уважаемый, по-моему вы хотите установить свои порядки в моем доме? — вкрадчиво спросил я.

— Нет, господин барон, я только указал вашей стряпухе на ее место! — упрямо выдвинул, покрытую юношеским пушком нижнюю челюсть гвардеец. — Скоро сюда прибудет его величество! Негоже если слуги будут вести себя непочтительно!

Второй гвардеец, более зрелый пытался одернуть своего молодого коллегу, но юношеский максимализм не обращал внимания на жизненный опыт.

— Ясно! — кивнул я. — Благодарю вас за оказанную помощь!

А затем повернулся к Киране.

— Этого не кормить! — приказал я, впиваясь зубами в бутерброд.

Подошло время ехать в церковь. Гости с моей стороны должны подъехать туда же к назначенному часу. И Аскольд де Монтекур сам дочку привезет. В сопровождении своих гостей. Нацепив камзол, сшитый одним из лучших портных столицы, я было, уже вышел из дома, как меня остановил Колман.

— Тимэй, корону надень! — потребовал он.

— Надо? — озадачился я.

— Обязательно, — кивнул он.

Пришлось украсить макушку.


И теперь мы ждем прибытия Виктории. Кроме императора и других важных и не очень персон хватает. Даже не думал, что у меня столько знакомых за столь короткий срок образовалось.

Герцог Рамайский и принц Николас. Семейство де Пирон, в полном составе, граф де Инской, маркиз де Салан. Тофар, Зоренг, Юджин. Густав, как мой первый учитель и Родион де Роста. Маг-нумизмат Владир. Шевалье де Ренак из Югора. Художник-земляк Аландр. Глава гильдии ювелиров и два десятка дворян, с которыми я в той или иной степени пересекался. Мои коллеги-опера, правда, только те, кому титул позволил. Остальным, за службу титул был обещан, но пока дворянского патента они не получили. Зато я им скатерть-самобранку отправил, с выпивкой и закуской.

А еще владыка эльфов лично. И хранитель. С женами и детьми. Да и аристократы многие с женами прибыли. Вот и набралось с бору по сосенке так, что в церкви места мало. И почти всю улицу каретами заставили. А ведь еще слуги есть и охрана. В общем, народу тьма!

Дома тоже кутерьма. Столы накрывают, конюшни готовят, музыканты инструменты настраивают. И все это под бдительным надзором императорской охраны. Акела от этой суеты в дальний угол забился, и выходить не хочет. Кость на кухне выпросил и грызет ее втихомолку. Ничего, скоро все закончится.

В общем, для полного счастья только невесты не хватает. Ее, по традиции, в церковь отец привезет, и передаст в мои надежные руки.

— Едут! — шепнул мне на ухо Мирон, вернувшийся с улицы.

— Наконец-то! — вздохнул я. — Идем встречать!

Сегодня довольно тепло, несмотря на зимнее время, но эльфы еще что-то нахимичили и возле церковного крыльца температура не ниже 25 градусов. А снег не тает! Умельцы эти ушастые, ничего не скажешь. Это они специально подсуетились, чтобы жениху и невесте в шубах или меховых плацах не стоять. Несколько карет приближались к церкви. Карета с гербом де Монтекур остановилась возле самого крыльца. Первым из кареты выскочил Анри. Потом вышел сам граф с супругой. Аскольд хоть и опирался на трость, да и болезненная худоба никуда не делась, но выглядел бодро. Молодцы эльфы, подлечили тестя! А мясо на костях еще наест, дайте срок!

Когда Виктория выпорхнула из кареты, я мигом перестал думать об эльфах. Да и других мыслей тоже не осталось. Боже, как она красива! Белое платье довольно смелого, для империи, фасона, кружевная фата и со вкусом подобранные украшения, превратили ее в настоящую принцессу. А милое лицо так трогательно украсилось румянцем волнения! А платье-то по моим картинкам сшито! Даже небольшое декольте присутствует, а для нравов империи это почти эротика.

Граф подвел Викторию ко мне.

— Барон Воронов, я передаю вам свою дочь, Викторию де Монтекур. Готовы ли вы перед лицом Единого, взять ее в жены? Готовы ли вы заботится о ней? Любить и оберегать, как положено достойному мужу? — строго вопросил он, улыбаясь при этом глазами.

— Готов! — так же серьезно ответил я. — Благодарю вас, за оказанную мне честь, ваше сиятельство!

Граф передал мне ладошку Виктории. Все! Теперь у меня ее никто не заберет!

— Ты как? — еле слышно шепнул я.

— Волнуюсь! — так же тихо ответила она. — Почти не спала!

— Ничего, все через это проходят! Твоя матушка тоже наверно волновалась, и ничего! Выжила!

Виктория чтобы не рассмеяться очаровательно закусила губу, а вот ее матушка широко улыбнулась. Фыркнул и граф. Анри подозрительно потупился. И тут взгляд графа скользнул за мою спину.

— Де Роста? А ты-то что здесь делаешь? — с рычанием задал он вопрос.

— Прибыл на свадьбу твоей дочери и моего ученика и друга, Аскольд, — невозмутимо ответил бывший капитан Зоренга. — Здравствуй, старый друг!

— Друг? Что-то ты не помнил о дружбе, когда шел с мечом на меня и моих людей! — граф хищно прищурился и даже трость перехватил удобней. — Тебя за это титула лишили!

Вот так номер! Выходит, это мой тесть Гордиона арестовывать приходил? И о том, что де Роста теперь граф он не знал? Действительно, я же Аскольду о Гордионе не рассказывал, вернее, рассказывал, но не упоминал что Гордион и Родион де Роста, одно лицо!

— Моим указом граф де Роста прощен и ему возвращен титул, — проговорил Эдгар появляясь на крыльце.

— Ваше величество! — Де Монтекур и гости с их стороны склонились перед императором.

— Вам стоит забыть о былых обидах, — продолжил император. — Уроки де Роста неоднократно спасали жизнь барону Воронову.

Граф взглянул на меня, и я закивал головой. Правда, правда, спасали. И не раз! Де Монтекур выдохнул и снова взглянул на де Роста.

— Ладно, у нас будет еще время поговорить, — согласился он.

— Тимэй, ты жениться не раздумал? — недовольно буркнул Эдгар. — Все ждут, а он и не торопится!

— Простите ваше величество! — покаялся я. — Мы готовы!

И мы вошли в церковь. Отец Адриан, стоящий у алтаря, встрепенулся, тепло улыбнулся и начал обряд. Священник читал молитвы не так, словно заученные в детском садике стихотворения. Нет, он вкладывал в эти строки душу. Осеняя нас священным кругом, он просил Единого благословить наш брак и даровать ему долголетие. Виктория меняла цвет лица, с алого на бледно-серый, прикусывая в волнении губы. Да что там, я тоже волновался! Благо, что служба здесь длится недолго, и вскоре пришло время надеть на пальчик любимой колечко с черным алмазом. А колечки – у принца Николоса! Раз его величество свидетелем на свадьбе быть согласился, Ник вытребовал себе право поднести нашей паре обручальные кольца. И стоял наготове, держа в ладошках золоченую тарелочку.

Повинуясь знаку отца Адриана, Ник сделал шаг вперед, протянув мне тарелочку. Вика рассмотрев колечки тихо охнула. Еще бы, мало того что черный алмаз стоит целое состояние, так еще необычный дизайн и мастерская работа создали настоящее произведение искусства. Такие колечки становятся фамильными драгоценностями, их берегут и передают по наследству. Я улыбнулся и протянул руку.

Хоп! Мои пальцы заскребли по тарелке, пройдя через колечки и не ощущая их. В первое мгновение я растерялся, но потом, присмотревшись, понял, что на тарелочке вместо колец находится иллюзия. Мой злобный взгляд переместился на принца.

— Да я просто пошутить хотел! — буркнул Ник, доставая из кармана настоящие кольца.

Ох, высказать тебе бы все хорошее, но не при императоре же!

— Ник, уши надеру! — высказал вполголоса мои мысли Эдгар.

Наконец я надел колечко Виктории, а она мне. Блин, никак не привыкну, что тут обручальные кольца на среднем пальце носят! Выглядит вызывающе и несколько вульгарно.

— Во имя Единого! Отныне и до века вы муж и жена! — возвестил священник.

А все присутствующие разразились громкими одобрительными криками.

И я поцеловал свою жену.

Церемония бракосочетания была закончена. Я подхватил Вику на руки и пошел к карете.

Как только мы вышли из церкви, приглашенные заранее музыканты вдарили марш Мендельсона. С чувством, проникновенно и очень громко. От крыльца до кареты была расстелена красная дорожка. Сколько труда я потратил, чтобы найти такую! На крыше кареты были укреплены два золоченых кольца, с привязанными к ним колокольчиками. Вообще я хотел сани и тройку лошадей, но Эдгар меня отговорил. Сказал, что на санях только простолюдины ездят. А еще я куклу хотел на карету примотать, но не нашел подходящей.

— Слава барону Воронову и его супруге! — завопила толпа зевак, привлеченная необычным зрелищем и присутствием на свадьбе императора.

Для многочисленных зевак и любителей халявы, мои слуги выкатили на помост у церкви три бочки вина и одну бочку с первоклассной "драконовкой". А другие слуги начали бросать в толпу мелкие монетки. Гулять так гулять! Толпе такое дело пришлось по вкусу, и они ринулись за деньгами и выпивкой, оглашая окрестности довольными возгласами. А мы в это время рассаживались по каретам.

Вот и дом. Теперь уже наш дом. Я внес Викторию в зал и усадил во главе стола. Сам сел рядом. Гости тоже начали занимать места согласно статусу.

Вообще-то с этим возникли проблемы. Присутствие его величества и принца требовало посадить их на самое почетное место, но его занимали молодожены. Эдгар не стал ничего требовать, а просто сел по правую руку от меня, подчеркивая, что он здесь не как император сидит, а как свидетель.

Повара не подвели, и стол ломился от яств. Здесь были как и деликатесы имперской кухни так и земные закуски. Расторопные слуги сновали туда-сюда, доставляя все новые вкусности. Фрукты, доставленные из-за границы, влетели мне в копеечку, впрочем, как и крайне редкие морские черепахи, обитающие лишь на некоторых островах. Но мне денег не жалко! Надо будет – еще нарисую!

И начался пир! Музыканты наигрывали легкие мелодии, гости с аппетитом поглощали запасы продовольствия, не забывая при этом принять немного алкоголя для лучшего пищеварения. Заметил я и несколько завистливых взглядов, брошенных на мою жену молодыми аристократками, в основном из числа родственников Виктории. Даже успел немного погордится. Пока не обнаружил точно такие же взгляды, исходящие от мужской части приглашенных. Теперь уже завидовали мне, не понимая, как это они просмотрели такую красавицу? Подумаешь, рост великоват! Зато много других достоинств!

Выйдя за меня замуж, Виктория потеряла свой титул и теперь она всего лишь баронесса. Хотя, почему всего лишь? Баронов в империи пруд пруди, а такой который пользуется покровительством самого императора, наверное единственный. Да и сама Вика кажется нисколько не переживает по этому поводу.

— Ой, а ты знаешь мастера Аландра? — изумленно прошептала Вика заметив среди гостей Михалыча.

— Разумеется, мы с ним друзья, — небрежно бросил я. — А что? Хочешь, чтобы он твой портрет написал?

— А можно? — она с надеждой взглянула на меня.

— Если подумать, то вряд ли он за это возьмется, — глубокомысленно заметил я. — Насколько я знаю, Михалыч не любит повторять уже сделанную работу.

— О чем это ты? — не поняла она.

— Заглянешь в мой кабинет – поймешь! — ухмыльнулся я.

— Он уже написал его? — догадалась Вика. — Но как? Он же меня никогда не видел?

— Я на словах тебя описал, а Михалыч мужик понятливый.

— Почему ты его каким-то Михалычем зовешь?

— Потому что его настоящее имя Александр Михайлович. Он тоже с Земли. Правда живет здесь уже очень давно.

— Не может быть! — Вика заглянула в мои глаза и поняла что я говорю правду. — Нам нужно о многом поговорить.

— Поговорим, любимая, обязательно поговорим, — я погладил ее пальчик с обручальным кольцом. — У нас еще будет много времени! Целая вечность для нас двоих!

Через некоторое время гости решили сделать перерыв и размять конечности в танцах. Музыканты заиграли громче, гости разбились на пары.

— Не хочешь потанцевать? — спросил я.

— Очень хочу, но мне нельзя, — с сожалением сказала Вика.

По традиции она не должна касаться пола в этот день. Даже сейчас у нее под ногами небольшой коврик.

— Тебе нельзя, а мне можно! — заявил я и подхватил жену на руки.

Выйдя в центр танцпола, я громко скомандовал:

— Маэстро, вальс!

И когда музыканты заиграли начал танцевать, держа Вику на руках. Все правила были соблюдены, а моя жена, обнимая меня за шею, получала удовольствие от танца. Хорошо, что силой я не обижен!

Правда, хватило меня только на два вальса. Мало тренировался, надо увеличить нагрузки.

Подарки гости нам не дарили. Оказывается, все подарки уже доставили, пока мы были в церкви, и теперь они дожидались нас в отдельной комнате. Рэдфорд успел мне шепнуть, что один из подарков был без подписи. Вместо нее на небольшом сундучке красовался рисунок – кот, держащий в лапе шило. Вот уж от кого не ожидал! Интересно, что нам два вора подарили? Все подарки проверили императорские маги, а значит, никакой угрозы там нет.

Чем имперская свадьба отличается от земной? Да практически ничем! Только вот тамады нет. Эту почетную обязанность выполняют свидетели. В нашем случае Аскольд де Монтекур и Эдгар Третий. Император вел себя словно обычный гость, все время провозглашая новые и новые здравницы, а гости исправно опустошали бокалы. А еще не было дурацких конкурсов. Никаких "попади карандашом в горлышко бутылки" никаких "перекати мандаринку или яйцо", в общем, всего того, что так бесят на свадьбах.

А еще обошлось без драк. Аристократы все-таки! А может, перед императором устраивать побоище не рискнули. Хотя выпили немало. А с градусом пошло общение. Вот и Аскольд о чем-то беседует с Родионом, причем в самых дружественных тонах. Ник, захватив всех подростков, в том числе и эльфийского происхождения и явно замышляют шалость. Почему именно шалость? Потому что это Ник! Да и вещает он ровесниками что-то горячо, кося взгляд на венценосного батю. Наверняка призывает к большому тарараму. Судя по тому, как синхронно кивают подростки, тарарам уже утвержден и одобрен. Только маленькая виконтесса де Пирон сомневается. Надо срочно линять отсюда.

— Тимэй, время! — Эдгар, выполняя свои обязанности посаженого отца, переглянулся с Аскольдом. — Гостям есть чем заняться, а вам пора завершить начатое. Мы вас проводим.

Гости, как по команде вскочили со своих мест и затянули песню. Они пели о том, что сам Единый благословил этот брак, и он обязан быть счастливым. И богатым. И детишек побольше! Я подхватил на руки Викторию, чьи щечки стремительно покрылись румянцем, и направился к лестнице на второй этаж. Император и мой тесть пошли вслед за нами.

Возле дверей спальни разместилась охрана, в виде Юрмара, Киллая и Колмана. Отвесив поклоны императору, Юрмар распахнул двери. И в этот момент внизу раздался громкий "бум". А потом еще один. Затем что-то взвизгнуло, свистнуло, ойкнуло, шлепнулось, выругалось и заголосило разными тональностями.

— Нападение? — встрепенулся Колман.

Я покачал головой.

— Николас.

Эдгар тяжело вздохнул.

— Я на спальню звуковой порог повешу, чтобы никто не мешал, — понимающе кивнул Колман.

— А мы здесь будем. На всякий случай, — пробасил Юрмар.

Я поблагодарил их и внес жену в комнату.


Утром я проснулся первым. Вика, уткнувшись носиком мне в плечо, тихо посапывала. Глядя на ее лицо, я отчетливо осознал, что именно она стала последним, но очень важным фактором, который помог мне окончательно принять этот мир. Я и ранее утверждал, что мой дом теперь здесь, но именно сейчас понял и принял это окончательно и бесповоротно. Даже поход на Землю казался для меня командировкой в чужой город. Куда неплохо съездить, побродить по улицам, купить пару сувениров и вернуться домой. Странно, я прожил на Земле большую часть своей жизни, а здесь и года не нахожусь, но этот мир для меня ближе и понятней. Может потому что здесь жизнь веселей идет? Ведь если разобраться, я все время чем-то занят. И отношение ко мне в целом положительное. Правда, несколько раз убить пытались, но это уже мелочи! Главное скучать не приходится. Да и с деньгами получше.

Вика улыбнулась, потянулась и открыла глаза.

— С добрым утром, жена моя! — я поцеловал ее в носик.

— С добрым утром, муж мой! — этого ей показалось мало, и она стребовала полноценный поцелуй.

Некоторое время спустя, посетив купальню, мы спустились в обеденный зал. Я окинул помещение внимательным взором, ища следы массовых разрушений, но ничего не обнаружил. Значит, тарарам был не столь ужасающим.

— А где все? — спросил я подошедшего Рэдфорда.

— Кто не уехал отсыпаются, — пояснил он. — Застолье до глубокой ночи затянулось.

— А его величество?

— Император вернулся во дворец. Вместе с его высочеством. Он был очень недоволен поступком сына.

— Что Ник опять натворил? — посмеиваясь, спросил я.

— Да, так! Мелочь! — отмахнулся старик. — Ничего серьезного.

А в обеденный зал уже начали спускаться первые ласточки, шумно поздравляя нас со свершившимся бракосочетанием. Виктория тут же уединилась с матушкой, жарко обсуждая что-то и постреливая глазками в мою сторону. А мужской состав потащил меня пить вино. Ну, все как на Земле! Второй день свадьбы!


Еще три дня мы наслаждались семейной жизнью. Гости понемногу разъехались, и наш покой никто не нарушал. Осмотрели мы и подарки. Ну что тут сказать? Дежурный набор, разве что кофеварок и блендеров нет. Зато сервизов из серебра целых пять штук! А еще изрядная сумма золотом и куча ювелирных украшений. И десяток коней, самых известных пород.

Ник презентовал корону для Виктории, сделанную по всем канонам империи. Вот это он молодец, я совсем упустил из виду, что старая корона виконтессы ей уже не подходит. В империи это случалось часто, не каждая могла найти себе пару, равную по титулу. Да и не все потеряно, несколько дней назад Ник шепнул мне, что император подумывает патент мне вручить. На графский титул. Вроде бы эльфы настаивают. Сами-то меня ничем не наградили, даже "другом Леса" не назвали. Вот и хотят за счет его величества выехать. Правда, император еще не решил, стоит ли это делать, или нет? Ну а мне и бароном неплохо живется.

Зато эльфы преподнесли нам два браслета с лечебной магией. Такие вещи были страшной редкостью, и могли спасти человека даже от серьезного ранения. Единственная проблема в том, что после разрядки браслета восстановить его невозможно. Но, вещь очень полезная.

А еще мне визу открыли в Лес, причем бессрочную. И я уже знаю, как я ею воспользуюсь.

С особым интересом я распаковывал подарок от двух представителей криминалитета. Блин, хоть бы ворованное не подсунули! А то узнают хозяева свои вещи, вот конфуз будет! А от этих гавриков всего можно ожидать! А подарили они очень красивую брошь в виде розы и два стилета. Роза изготовлена из золота и украшена драгоценными камнями. А вот стилеты напротив, без украшений. Зато изготовлены из отличной стали, с удобными рукоятями и ножнами, которые можно на предплечья цеплять. Хороший подарок, может когда-нибудь и жизнь мне спасет.

Виктория уже на второй день мягко на крепко взяла управление домом в свои руки. Ее с детства учили этому, ведь мужчины в основном дома не сидят. То на войну сбегут, то с неба звезду добывать. Или дракона навестить едут и заставить его за козла ответить, которого ящер на прошлой неделе сожрал. А женщины в империи – реальные хранительницы очага. А я и не против! Все равно настоящая аристократка лучше с этим управится. Эльмира отнеслась к такой смене руководства спокойно, тем более что Виктория управляла мудро, не требуя ничего сверхъестественного.

Правда однажды я застал Эльмиру в очень печальном состоянии.

— Что случилось? — спросил я.

— Все в порядке, господин барон, — попыталась уйти от ответа управляющая.

Но я потребовал у нее ответа и наконец Эльмира созналась.

— Это все из-за мужа, — сказала она. — Когда строители сносили старый дом, и строили этот, они уничтожили почти все клумбы, которые он столько лет обихаживал. Мой муж сильно расстроился по этому поводу. Теперь он не знает, что ему делать!

Я на минуту задумался.

— Вот что, Эльмира, отправь-ка ко мне мужа. Есть для него задание.

Садовник не заставил себя долго ждать.

— Вок, вот что нужно сделать, — сказал я. — Возьми у Эльмиры деньги и построй за домом теплицу. Такую, как у магов бывает. Денег не жалей, бригаду найми самую лучшую. Мага найди, пусть все наладит. Через месяц, или немного позже, я привезу растения, каких ты еще не видывал. Придется их сразу высаживать, а до весны еще далеко. Понял мой приказ?

— Как есть понял, ваша милость! — воодушевленный садовник низко поклонился. — Как есть, все сделаю! А что за растения? Цветы или деревья? А какую почву готовить? А как….

— Стоп, стоп! — я прервал его. — Я сам еще не знаю какая почва нужна. Но я привезу инструкции, там будет все подробно описано. Ты главное теплицу сделай.

А на четвертый день со мной связался Тофар и вежливо напомнил, что медовый месяц это святое, но и о походе на Землю забывать не стоит. Дескать, его величество дюже мечи чудесные хочет. Уже и золото для обмена приготовил. И я отправил Юрмара за Нианой.

В моем кабинете собрались все участники похода. Только вот Ниана еще не дала своего согласия. Да как она могла бы это сделать, ей никто еще об этом не рассказывал. Поэтому я начал именно с Нианы.

— Ниана, я не буду ходить вокруг да около, скажу прямо. Я хочу предложить тебе одно дело. Не слишком опасное, но очень интересное. Большой прибыли не обещаю, но и внакладе не останешься.

— Я готова! — хитро сверкнула глазами бывшая наемница. — Куда идем? Княжество Болор к империи присоединять или степных орков к присяге призывать? А может просто, уничтожим всех драконов? Говорят их расплодилось последнее время слишком много.

— О как! И с чего такие мысли? — изумился я.

— Ну как, вы же на мелочи не размениваетесь! — Ниана оглядела ухмыляющихся Юрмара и Рэдфорда. — О вас такие слухи ходят, что я даже не знаю, какое дело вы сочтете достойным своего внимания!

— Я знала, что мой муж настоящий герой, но то что он настолько легендарен я даже и не подозревала! — с гордостью, возведенной в квадрат, сказала Виктория.

— Нет, не все так глобально, — отсмеявшись, произнес я. — Всего-то надо в другой мир сходить, кое-что забрать и назад вернуться. В мой родной мир.

— А я подозревала, что не все с вами просто! — уже совершенно серьезно сказала Ниана. — Да и другие опера не раз за вами странности замечали. Так вот значит, как дело обстоит?

— Мы идем все вместе, — продолжил я. — На тебе будет задача прикрывать и оберегать мою супругу. Все-таки одной среди мужчин ей будет нелегко. Там мы пробудем несколько дней, но здесь пройдет месяц. Ты согласна?

— Согласна! — кивнула Ниана. — Как я могу такое пропустить? Клянусь оберегать госпожу своим мечом!

— А вот это не получится, — обломал я девушку. — В том мире с мечами никто не ходит, так что идем без оружия. Да и опасностей быть не должно.

— Тимэй, расскажи подробней о своем мире, — потребовал Рэдфорд. — Надо же знать, с чем мы можем столкнуться.

— Расскажу, — пообещал я. — Вам еще надо язык выучить, чтобы хоть немного могли понимать население. И одежду другую подготовить. Кстати, дорогая, лучше всего идти туда в штанах! — предупредил я Викторию.

— В штанах? — благородная дама в штанах не ходит, это для Нианы привычный наряд. В платье на коне особо не поскачешь, да и в бою неудобно. — Хорошо, в штанах так в штанах!

— Умница! — я поцеловал пальчики супруги. — Ты достаточно хорошо знаешь русский, поэтому будешь помогать мне в обучении наших спутников. А чтобы дело пошло быстрей, я приобрел несколько эликсиров мастера Зухры. За три дня нам надо многое успеть.

Но, прежде чем заниматься изучением языка, я вызвал на дом несколько портных и заказал на всю компанию новую одежду. Эскизы рисовал сам, ведь не можем же мы показаться в мелинской одежде? Сразу внимание привлекать начнем, а это совсем ни к чему. Нам надо сделать все тихо и аккуратно. Вполне возможно, что это не последний наш визит на матушку-Землю, не хочу, чтобы в следующий раз нас ждали нехорошие люди.

Совсем уж земные модели одежды сшить не удалось, но приблизительного сходства добились. Да и на Земле сейчас столько всего разного, что люди не слишком будут на нас глазеть. Разобравшись с одеждой, я начал рассказывать о жизни в России.

Первым делом я потребовал, чтобы к нам с Викторией обращались на "ты" и по именам. Объяснил, что на Земле я не Тимэй, а Тимофей. Можно просто Тим. Рассказал основы поведения. Сказал, что если на нас нападут хулиганы, по морде бить можно, а вот убивать нельзя. Обрисовал бытовые приборы, которыми пользуются в отсутствие магии. Вопрос с проживанием я уже продумал, ведь в мою однокомнатную квартирку все не поместятся. Есть варианты, разберемся.

Вечером Вика спросила меня:

— Тимэй, у вас совсем другая жизнь, в том мире. Скажи, ты о чем-нибудь тоскуешь? Чего-то тебе не хватает?

— В начале тосковал, — признался я. — А теперь привык. Пусть здесь все по-другому, но это не значит что хуже. Хотя есть одна штука, без которой женатому мужчине на Земле было бы трудно.

— Какая? — заинтересовалась Виктория.

— Гараж! — торжественно возвестил я.

— А что такое гараж?

— О! Это сакральное место, где мужчина чувствует себя по-настоящему свободным! — в моем голосе прорезались возвышенные нотки. — Там можно расслабиться, отдохнуть от забот и невзгод, обсудить с другими мужчинами философские вопросы и решить самые важные проблемы!

— А у тебя был гараж?

— Был. Да и сейчас есть, только там!

— Когда мы будем на Земле, ты мне покажешь свой гараж?

— Прости, дорогая, но женщина не в силах оценить всю прелесть гаража, весь его смысл! Лучше я тебя отведу в сакральное место для женщин. Салон красоты называется!


Отправляться на Землю было решено из замка Зоренга. Его портал вполне подходил для этой цели. Зоренг созвал авторитетную комиссию магов, работающих над этим проектом.

— Тимэй, если наши расчеты верны, на Земле прошло чуть больше месяца, — проводил последний инструктаж магистр. — Пройдя через портал, вы окажетесь на том самом месте, где мы встретились. Ну, плюс-минус пара метров. Когда вы закончите свои дела, тебе нужно будет активировать вот этот маяк.

Он протянул мне метровый штырь из свитых вместе медных прутьев.

— Вот тут три кольца, их нужно совместить вот в таком порядке. Как только мы получим сигнал, портал будет открыт. У вас будет около трех минут, чтобы пройти в этот мир.

— Так, а что по грузу? — поинтересовался я. — Сколько мы можем взять? И вдруг возвращаться мы не одни будем? Возможно, чтобы еще люди через портал сюда прошли?

— Без проблем! Вообще обратный портал рассчитан не на вес или количество объектов, а на время. Сколько успеете за три минуты загрузить, столько и пройдет.

— Это хорошо, значит можно с запасом всего набрать, — обрадовался я.

— Тимэй, только помни, никаких технологий! — строго сказал Тофар.

— Я помню! Только простые вещи! — пообещал я. — Ну что? Может пора?

— Подожди, — остановил меня Зоренг. — Вот-вот должен его высочество Николас подъехать. Эдгар разрешил ему проводить вас.

Ник приедет? Что-то у меня возникают смутные сомнения! Зная характер принца от него всего можно ожидать. А случись что, император с меня шкуру спустит!

Но когда Ник вошел в портальную, я не смог удержатся от хохота. Да и не я один, хотя остальные хихикали украдкой. Дело в том, что принца сопровождали три гвардейца. Двое по бокам крепко держали его за руки, а третий шел позади. В руках у него была крепкая веревка, другой конец которой был обвязан вокруг пояса Николоса. Император тоже хорошо знал своего отпрыска и предпринял меры, чтобы сынок в портал за нами не нырнул.

— Чего смеешься? — мрачно взглянул на меня принц.

— Да так, анекдот вспомнил, — отмазался я. — И вообще, нам пора на Землю. Но ты не переживай, я тебе подарок привезу!

Ник только тяжело вздохнул. Его можно было понять, такое приключение сорвалось! Но ничего! Если у нас все пройдет удачно, может император еще одну экспедицию организует. Тогда я сам насчет Ника похлопочу.

— Все! Время! — Зоренг дал отмашку. — Порядок такой: сначала идет Тимэй, затем Виктория, Рэдфорд и Ниана! Замыкает Юрмар! На той стороне сразу отходите в сторону, чтобы другим проход освободить! Готовы?

— Готовы! — за всех ответил я.

— Тогда пошли! Да хранит вас Единый!

Портал затянулся знакомой дымкой и я, глубоко вздохнув, ринулся на Землю. И, лишь шагнув на ту сторону, тут же оказался по самую ватерлинию в сугробе! Блин, а за мной же остальные идут! Надо им место освободить! Но не тут-то было! Передвигаться в таком количестве снега быстро не получалось, и Виктория, натолкнувшись на меня, скатилась в сугроб по правую руку. По левую, с приглушенным ругательством ушел Рэдфорд. Ниана, заставив меня ткнуться мордой в сугроб, перекувыркнулась и замерла впереди. А Юрмар всей своей тушей приземлился прямо на мою спину.

— Ну, здравствуй, Родина! — пробормотал я, отплевываясь от снега.



Глава 20

— И там зима и здесь зима! — ворчливо заметил Рэдфорд, принимая вертикальное положение. — И мы прямо посреди сугроба!

— Блин, и как это я не додумался? — поддержал я старика. — Здесь же пустырь! Никто зимой снег чистить не будет! Надо было другое место выбирать.

— Ладно, хватит вам причитать, давайте выбираться, — остановил нас Юрмар. — Я вон там огни вижу!

Благодаря расчетам Зоренга и его команды, мы оказались на Поле Чудес, откуда я и попал в другой мир. По крайней мере, я очень надеялся, что это именно тот пустырь, а не еще какой-нибудь. Пустырей в России много. Да и Россия ли это? Пока не выберемся к цивилизации – не узнаем.

Путь к цивилизации лежал через нетронутые снежные заносы. Сибирь, однако! Снега здесь не меньше чем пустырей. Я пер впереди, как бульдозер, пробивая путь остальным. Но вскоре умаялся, и меня сменил Юрмар. Потом снова я.

Наконец мы достигли края пустыря. Тут дороги чистили постоянно, так что путь наш стал намного приятней. Нет, точно мой город! Вот только какое число сейчас? И сколько времени? На улице темно, так сразу и не поймешь, вечер, ночь или утро? Но народу мало. Мои спутники ошеломленно смотрели на многоэтажные дома, к которым мы подходили. Хоть я и рассказывал, но увидеть собственными глазами это не то, что рассказы слушать.

— Любимая, ты как? — спросил я Викторию, отряхивая ее шубу от снега.

— Ничего, только голова немного кружится, — через силу улыбнулась она.

Что это с ней? Не могло наше покорение снегов Сибири так на нее воздействовать? Блин! Это же из нее магия выходит!! Она же одаренная была, только дар заблокировали! А сейчас блокировка слетела, и ее магическая сила уничтожается негативной, для магов, аурой Земли. Стоп, Зоренг говорил что если магией не долго пользуешься, то и особых изменений быть не должно. Вот если бы на ее месте был волшебник с двухсотлетним опытом, ему бы кирдык настал. А тут совсем другой случай.

— Ух, все мне уже лучше! — подтвердила мои мысли Виктория.