Сергей Фёдорович Бельский - Охотник [СИ]

Охотник [СИ] 1468K, 346 с. (Хроники Аркании-2)   (скачать) - Сергей Фёдорович Бельский


Хроники Аркании 2. Охотник
Сергей Бельский


Пролог

Тьма окутала мир вокруг, не позволяя пробиться даже тоненькому лучику света. Тишина и покой царствовали здесь. Больше никого вокруг не было, лишь сознание одинокого мага находилось тут в абсолютном одиночестве. У него сложилось непонятное впечатление об этом месте. С одной стороны - здесь было очень хорошо и спокойно, словно все проблемы исчезли (разве они были?), с другой - он был тут совершенно один и это чувство давило на сознание волшебника. О... он наконец-то вспомнил, как его зовут. Такое звучное и вроде ничем не выделяющееся имя - Альрин, которое он получил от матери. С именем теперь понятно, но вот как он сюда попал - это совершенно другой вопрос, на который ещё предстоит найти ответ. Нужно взять свой меч и осмотреться тут повнимательней, хотя на что тут собственно смотреть - сплошная непроглядная тьма. Хм... что-то не так. Несмотря на всю эту темень, руки свои он видел отчётливо, а вот меча на поясе не было. Странно, всё очень странно.

Лилиан - всплыло имя в его сознании и воспоминания нахлынули на него нескончаемым потоком. Он вспомнил всё, что с ним случилось: и первую встречу с отцом, и маму, и жителей Орсарии с Кельросой, и битву с некромантом, и остров Мирум, а также турнир и древний город. И вот здесь поток воспоминаний значительно замедлил свою скорость, после чего перед его внутренним взором предстала ужасающая картина: рука с прекраснейшим мечом сама летит на встречу со смертоносными когтями Владыки демонов. Удар и клинок разлетается на тысячи осколков, после чего волшебник больше не ощущает сознание своей боевой подруги, потом неведомая сила кинула его в портал. Белое пламя всеуничтожающей волной сметает всё на своём пути, а на лице отца была лишь лёгкая улыбка. Слёзы хлынули из его глаз, и гордый адепт Огня не мог их сдержать, словно маленький ребёнок. Маг не мог никого вернуть, не смог уберечь Лилиан и помочь отцу. Но нужно смотреть правде в глаза, и в том поединке от него совсем ничего не зависело. Он немного успокоился и встал в полный рост - мужчина не должен показывать свои слёзы кому-либо, даже если тут никого нет. Вот только интересно, как и на чём он тут стоял? Альрин решил прикоснуться к полу, но ничего не почувствовав, рука прошла сквозь ту плоскость, на которой он находился. Видимо поверхность образовывалась только там, куда он наступал. Адепт Огня не знал, сколько он уже находится здесь и сколько прошел. Времени в этом месте как будто бы не было или в этом странном месте оно попросту забыло начать свой бесконечный путь. Альрин шел вперёд и размышлял над тем как ему выбраться отсюда, и жив ли он вообще. Вот только что-то не укладывалось в логической цепочке событий. Отец кинул его в портал, после чего он очнулся уже здесь. Волшебник напряг свои мысли, странно, почему-то контроль памяти не работает после этих событий, может быть, всё же он ошибался, и отец впрямь забросил его в это полное тьмы место.

«Нет, такого быть не может», - решительно сказал сам себе Альрин.

Белое перо проплыло перед ним, словно лёгкий ветерок нёс его в своих руках. Идеальная форма и цвет могли сказать очень многое знающему человеку. Альрину же оно показалось смутно знакомым, может оно принадлежало какой-нибудь птице? Тут память вновь преподнесла ему сюрприз, и он сразу же понял, кому принадлежало перо, но молодой маг ничего не смог произнести. Перед ним стоял отец. Чёрный плащ с двумя воротниками пытался слиться с окружающей тьмой, и только тонкий белый контур света отгораживал его, не позволяя в ней раствориться. Те же самые монстрообразные руки, так похожие на кинжалы сейчас не творили смертоносные заклинания, а просто покоились на своём месте. Он посмотрел на своего сына и улыбнулся, точно также как в последний раз, исчезая в белом пламени. Чародей не верил собственным глазам. Такого просто не могло быть, ведь никто не может воскрешать людей, даже боги. В голове возникла целая куча вопросов.

- Я и не воскресал, - ответил Орион на ещё не заданный вслух вопрос. - Поразмысли получше и сформулируй несколько самых важных вопросов, на которые ты хочешь узнать ответ.

Альрин хотел узнать многое, но всё же смог определиться с несколькими вопросами, которые интересовали его больше всего.

- Когда ты разговаривал с Владыкой демонов, он назвал тебя Разрушителем Мрака, отсюда вытекает вопрос - почему демон так тебя назвал? - Сформулировал Альрин то, что хотел спросить.

- Всё очень просто, - начал говорить Орион так, как будто объясняет какую-то очень простую вещь тому, кто ничего не понимает. - Я уничтожил четырёх Порождений Мрака, поэтому некоторые могущественные повелители, которые знают о существовании Мрака и от части, что это такое, назвали меня так, - слишком коротко объяснил Орион, опустив никому не нужные (как он считал) подробности.

- Отец, вот зачем ты так сократил свой ответ? - приуныл Альрин.

- Потому что большего тебе знать не нужно, - ответил сверхмаг, - Если так интересно поищи информацию сам. У тебя остался ещё один вопрос.

- Эх-х, - вздохнул молодой волшебник и опять произнёс вопрос, который он не хотел задавать кому-либо конкретно, но Орион рассудил его как последний. - Что же мне теперь делать?

- Вот это очень хороший вопрос, - улыбнулся могущественный чародей. - Тебе следует продолжить свой путь и вступить в гильдию охотников. Я уверен, ты без проблем туда попадёшь. К тому же я перебросил тебя достаточно близко к городу, где расположено главное здание гильдии. Этот город называется Дирантар и фактически целиком является крепостью для охотников, а также их родным домом. Вокруг него расположена мощная защита, которую создали ещё при первом главе и многие маги каждое столетие значительно усиливали её. Глубоко под городом находится алтарь, куда все члены гильдии время от времени отдают часть своей внутренней энергии. Каждый охотник приносит клятву на крови, что обязывает его соблюдать ряд правил или лучше сказать законов, придуманных основателем. Охотник никогда не должен предавать своих соратников, иначе его ждёт смерть, причём очень долгая и мучительная, а потом его душа отправляется к Крайсу, по крайней мере, так считают некоторые члены гильдии. Охотник никогда не должен убивать невинных, иначе его ждут страдания и страшная боль, которая останется с ним до смерти, и уже после его душа попадёт к Долорибу. Хотя часто они сами накладывают на себя руки, не выдерживая того, что на них свалилось. Охотник никогда не должен оставлять своих друзей на верную смерть. Вот с этим правилом проблема - основатель был очень справедливым человеком и поэтому хотел оставить такую формулировку, но, к сожалению, ему пришлось отредактировать её, даже, несмотря на то, что считал это неправильным. Теперь это правило звучит так: охотник должен спасти своих друзей в любой ситуации, но он имеет право оставить их, если спасение заберёт ещё больше жизней. Основатель посчитал, что начальная формулировка была несправедливой по отношению к остальным, но и эта его всё равно не устраивала. Во время выполнения одного задания, перед ним встал очень серьёзный выбор - выполнить свою работу, которая заключалась в том, чтобы предупредить об опасности охотников или спасти своих друзей и провалить её, тем самым пожертвовав остальными и всей гильдией. Он не мог определиться и решил пожертвовать собой, чтобы спасти и тех и других. Основатель смог спасти почти всех, но сам погиб, поэтому у этого правила нет каких-либо наказаний.

Для того чтобы стать мастером тебе придётся выполнить несколько очень сложных заданий и принести вторую клятву. Если первая всего лишь позволяет тебе вступить в гильдию и стать полноправным охотником, то вторая откроет много тайн и знаний этого мира. Первая клятва проходит примерно так: тебе нужно оставить свою подпись на старинном свитке кровью. В том свитке ты увидишь имена многих охотников, кто был до тебя. Совсем забыл упомянуть, что помимо второй клятвы и заданий тебе нужно завоевать доверие не менее семи мастеров. После этого тебя проведут в специальную комнату, где находится чаша с кровью основателя, там состоится вторая клятва, которая добавит ещё одно правило запрещающее тебе раскрывать секреты гильдии. Можно сказать, что оно чем-то похоже на первое правило, но это не так, у мастеров значительно более важные тайны, чем у обычных охотников, поэтому непосвященным они просто не могут рассказать о них. Если обратиться к истокам гильдии, то когда-то давно основатель заполнил небольшую чашу собственной кровью и после этого все его друзья, а потом уже и последующие охотники-мастера добавляли в неё каплю своей крови. Как только эта капля соприкасалась с остальной кровью, то охотник становился мастером. История гильдии длится уже сто двадцать восемь тысячелетий и за это время у охотников накопилось большое количество знаний, поэтому тебе необходимо стать не просто охотником, а мастером, чтобы всё это узнать. Я не тот, кто должен тебе это поведать, всю информацию ты должен будешь узнать сам. Ты должен быть готов к тому, что там будет достаточно много людей (и не только их), кто будет превосходить тебя в силе во много и очень много раз. Так что там будет очень нелегко, но я уверен, ты справишься.

- Спасибо пап.

- Я слышал множество вопросов в твоих мыслях. Почему же ты не спросил, сколько мне лет, ведь этот вопрос интересовал тебя больше всего? - настала очередь Ориона задавать вопросы, - Или, скажем, как исцелять людей также как это делал я? Есть ли у тебя другие родственники? Как я сейчас с тобой разговариваю, ведь я погиб?

- И что это за место? - улыбнулся Альрин, закончив список вопросов.

- И ещё парочка, - посмеялся могущественный чародей. - Это тёмное место это твоё подсознание и тьма тут только потому, что у тебя почти не осталось жизненной энергии, чтобы находиться в этом мире, но кое-кто изо всех сил старается тебя удержать, и я ей немного помогу. Я не позволю тебе отправиться вслед за мной и Аидой так рано. Альрин даже не успел что-либо сказать, как Орион хлопнул в ладоши. Вспышка света в одно мгновение разорвала пелену тьмы и ослепила молодого чародея. Всё растворилось в ярком свете.


Глава 1

Тусклое солнце уже клонилось к закату, и небо потихоньку захватывала ночь. На высокой скале, которая когда-то очень давно откололась от склона громадной горы устремлённой своим острым пиком в фиолетовое небо, стояли три девушки. Первая из них была подобна жаркому пламени, её волосы были цвета ясного огня, в котором изредка проявлялся красный цвет, и их форма напоминала пламя свечи, только устремившееся не вверх к небесам, а вниз к талии, глаза были огненно-рыжими и полыхали неудержимой яростью первородного пламени. На ней было одето красивое платье с элементами брони похожими на широкие лепестки дивного цветка, которые прикрывали её плечи, а также образовывали некое подобие кирасы и юбочки прямо поверх рыжего платья будто бы сотканного из жаркого пламени. Вторая же была подобна бушующему океану, её волосы были цвета утреннего моря, лёгкие волны которого ласкали прибрежные скалы и словно ручейки они струились по её хрупким плечам, спадая чуть ниже талии. Глаза же были похожи на аквамарины, чистота которых не поддавались сравнению. Даже русалки не смогли бы сделать столь прекрасное платье, что было одето на ней. Поверхность его, словно водная гладь через которую протекали несколько ручейков. Гладкие плечики прикрывали прозрачные едва видимые рукава из водной ткани, а само платье спадало на скалистую поверхность словно водопад. Последняя девушка ещё совсем недавно присматривала за Альрином в лесу острова Мирум и на её голове по-прежнему красовалась белая лилия, удерживающая длинный и пышный хвост. По прекрасным лицам волшебниц текли слёзы, и только Повелитель Воздуха умудрялась их сдерживать, но она была явно на пределе своих возможностей. Они оплакивали могущественного чародея по имени Орион.

Ниже у подножия громадной горы красовался огромный замок с десятью зловещими башнями, каждая из которых имела свою форму. Центральная была самой большой и вздымалась почти на высоту упавшей скалы, а это без малого пять километров. Некогда семь изогнутых рогов образующих нечто похожее на корону украшали её, но сейчас же только пять из них остались целыми, а два других были словно отсечены огромным и невероятно острым мечом. Вторую по высоте украшал огромный кристалл родохрозита, отдалённо напоминающий пламя, которое держали тонкие женские руки, менее полукилометра отделяло эту башню от центральной. Вершина ещё одной башни словно была завалена черепами различных форм и размеров: тут были черепа принадлежащие людям, оркам, драконам и даже другим демонам. Казалось, что эта башня так и хочет разрушить две другие, что превосходили её в размерах. Остальные же были не столь примечательны, хоть и достаточно высоки, но всё же они не могли сравниться с тремя лидерами. Неровные стены были созданы из острых камней похожих на зубы гигантского чудища, что делало замок ещё более зловещим. Море, имевшее красноватый цвет ударялось о крутой берег, а с его поверхности испарялись ядовитые газы способные отравить любое живое существо. Ни деревьев, ни другой растительности не было видно до самого горизонта. Даже если посмотреть с вершины горы во все стороны, то можно было увидеть лишь скалистые пустоши с грудами мёртвых камней, ядовитое море, и фиолетовое небо. Только замок выделялся, разбавляя всё это запустение.

- Я испепелю здесь всё дотла вместе с этой ужасной горой, - яростно заполыхало пламя.

- А это замок я разрежу на множество кусочков водными лучами, коих этот мир ещё не видел прежде, - поддержала бушующая вода.

- Аква, Флеймия, успокойтесь, - прошептал воздух, скрывая свою скорбь. - Я думаю, Орион не хотел, чтобы вы пострадали, ведь именно поэтому он старался держать нас в неведении.

- Я просто не могу всё это так оставить! - яростно ответила огненная девушка, ударив своей хрупкой ручкой по камню, который сразу же расплавился. - С нами ничего не случится, обещаю, - немного сбавила она обороты.

- Хорошо ещё Аэтерния сдерживает Свет и Тьму, а Земля ей помогает, так что мы единственные кто может нанести удар в сердце демонов, - бушевал океан.

- Не могу спорить с вами сестры, поэтому я просто помогу вам, - ответила волшебница Воздуха. - Но удар должен быть такой силы, чтобы сын Ориона смог без опаски жить ещё хотя бы пять лет, за которые, я уверена, он достигнет уровня повелителя. Сейчас же он не выстоит против этих тварей, а они обязательно захотят убить его.

- Совсем другое дело, - обрадовалось пламя. - Тогда я увеличу обороты и разнесу тут всё до основания.

- Не оставим тут и камня на камне! - в этот раз голос девушки был похож на грохот водопада.

Разломив твёрдую поверхность скалы, гигантские водные потоки под большим давлением вырвались из своего заточения и с неудержимой яростью направились к демоническому замку. Удар о магическую защиту был такой силы, что страшнейший грохот мог бы оглушить любого в радиусе ста километров от замка, но его щит выдержал хоть и потрескался. Однако недолго ему суждено было ещё оставаться в строю. Водный шар диаметром в полкилометра прилетел вслед и буквально разнёс в щепки остатки щита, при этом затопив всё вокруг так, что вода почти накрыла высокие стены древнего замка, стекая затем гигантскими потоками с крутого берега и образуя красивые водопады. Башни замка начали светиться и девушки заметили, как быстро вокруг цитадели Властителя Преисподней начала формироваться новая защита, причём каждая башня создавала помимо основного ещё и свой персональный щит. Быстро переплетаясь друг с другом, энергетические нити составляли сложные узоры, формируя узлы и переходы, а также источники, вбирающие в себя демоническую силу. Не прошло и пары секунд, а треть щита уже была восстановлена, но ему было суждено просуществовать очень малое время. - Мощнейшие потоки первородного пламени заворачивались в тройную спираль, которая не уступала в размерах гигантским водяным лучам и уже преодолела половину расстояния до замка. Потоки огня излучали такой жар, что камни мирно лежащие на пустынной земле десятками тысячелетий, испарялись в одно мгновение, не оставляя после себя даже пыли. Три спирали слились воедино и образовали остриё похожее по форме на наконечник копья. Всей своей мощью ударило это заклинание по вновь восстановленному щиту. Словно бур прорезает хрупкий камень, тройная спираль пробила щит и затопила внутреннее пространство бушующим пламенем, но персональные башенные щиты по-прежнему держались уверенно и непоколебимо, не обращая внимания на буйство огненной стихии, ведь у них была сила собираемая демонами на протяжении многих миллионов лет. Два огненных кольца диаметром в пять и десять километров появились так, что замок оказался в их общем центре, колоссальная мощь влилась в их энергетические контуры, и стоило Флеймии лишь взмахнуть рукой, как они резко сузились, при этом наложившись друг на друга, или, проще говоря, схлопнулись. Произошел мощнейший взрыв, разрушивший всё в радиусе большего круга. Сильная ударная волна ушла далеко за горизонт, а вокруг стен демонической цитадели плясали языки пламени высотой превышающий их раза в два. Хмыкнув на такое показушничество со стороны своей сестры, Аква создала ещё одно заклинание, а потом, подумав буквально секунду, решила создать ещё несколько. Вода стала спешно отходить от берега, оголяя прибрежные скалы и морское дно, на котором находились весьма неприятные монстры. Четыре длинных чёрных жгутика отходили от центральной части их цилиндрического туловища буквально напичканного острыми шипами, а их конечности ловили какую-то гадость и отправляли в свою уродливую пасть, но когда они увидели четыре гигантских водяных щупальца, которые тянулись ко дворцу, то сразу же ушли под землю. Водные потоки, наконец, достигли цитадели демонов и начали крутиться вокруг нее, создавая невероятно сложный энергетический контур, а потом они резко распались на бессчетное количество тонких водяных дисков. Эти небольшие структуры на огромной скорости начали врезаться в последние рубежи самой мощной защиты преисподней, создавая большие трещины в нерушимых щитах. И тут с моря послышался шум, который нарастал с каждой секундой - гигантская волна высотой не менее километра на большой скорости неслась к берегу. Она смела всё на своём пути, а крутые берега с отвесными утёсами превратились в пологий склон. Щиты, вобравшие в себя так много энергии, не выдержали и лопнули, но при этом разрушив волну. Тем не менее оставшаяся часть мощного цунами дошла до горы. Из замка начали вылетать множество уродливых тварей во главе с высшими демонами. Тут настал черёд третьей девушки. Она подняла свои изящные ручки вверх и резко опустила. Тучи в небе увеличились в десятки раз и с них начали падать смертоносные воздушные потоки, образуя смерчи, которые моментально подхватили всю стаю демонов. Словно маленькие дети ураганы играли с ними, подбрасывая и перекидывая их друг другу, а заодно отрывали камни из главной стены, превращая чудовищных тварей в кровавый фарш. Смерчи начали вращаться не только вокруг себя, но и вокруг оставшейся цитадели. Постепенно уменьшая дистанцию и увеличивая скорость, они наконец-то столкнулись друг с другом, закидав весь замок демоническими внутренностями и их кровью. Ветер продолжал усиливаться, защиты у замка почти не осталось, только древние каменные блоки башен по-прежнему продолжали сопротивляться мощнейшим порывам воздушной стихии. Но и они не устояли, когда столкнувшиеся смерчи резко свернулись в сферу, после чего раздался глухой взрыв, уничтоживший две самые низкие башни и окрасивший кровавым месивом всю цитадель. Аква и Флеймия не заставили себя ждать - гигантский огненный цветок, водный смерч и огромный водяной дракон разбили ещё по одной. Резкий взмах руки третьей волшебницы и часть пятой башни соскальзывает вниз, после чего с сильным грохотом разбивается о землю. Шестая выдержала три попадания крупными завихрениями сгустков яростного пламени, седьмая - столько же только водными вспышками, особо мощным заклинанием этой стихии похожим на парус, который при соприкосновении окутывает цель и пронизывает её множеством острейших всепроникающих водных шипов. А вот восьмая, та на которой было множество черепов, не поддавалась и после десяти совместных ударов Флеймии и Аквы. Девушки быстро объединили свои силы, и теперь в непоколебимое строение направилась мощная стрела, вобравшая в себя энергию сразу трёх стихий. Часть черепов разлетелась вместе с башней, но она и на сей раз выдержала, хотя стояла уже не так уверенно как прежде. На верхушке появилась вспышка и ядовито-желтый газ начал быстро распространяться во все стороны. Ужасный рык услышали даже волшебницы.

- Сейчас я его отправлю к остальным тварям, - незамедлительно стала создавать заклинание Флеймия.

- Я быстрее, - улыбнулась Аква, попутно сплетая изощрённый контур.

- Нам нужно уходить, если бы Орион был здесь, то он бы сделал всё, чтобы мы не пострадали, и он бы не хотел, чтобы нам нанесли вред - это всерьёз расстроило бы его, - сказала прекрасная воздушная волшебница.

- В этом есть истина, но я не могу оставить их безнаказанными, - ответила Флеймия, не переставая насыщать мощное заклинание.

- К тому же они причинили ему столько боли, что нельзя на это закрыть глаза, - согласилась со своей огненной сестрой Аква, заканчивая очередной узел своего наисложнейшего контура. - Даже если нас серьёзно ранят.

- Я всё понимаю, но нам нуж... - девушка не успела договорить.

За ними появились серебристые порталы, и они провалились в них. На самой высокой башне открылись врата, из которых полилась светящаяся вода, ядовитые пары исходили от неё и её фиолетово-желтый цвет не прибавлял ей привлекательности, а лишь добавлял отвращения. Из стремительного пути вышел Властитель Преисподней. С виду он был похож на обычного человека, вот только от центра лба к затылку росли семь рогов, два из которых были срезаны также как и на его башне. Рыжие глаза с тёмно-желтым вертикальным зрачком не имели белков и были наполнены гневом. На нём был красивый красно-рыжий камзол расшитый золотыми нитями и усыпанный драгоценными камнями, которые хранили в себе различные чары невероятной силы, а также они были насыщены огромным количеством энергии. Мало кто из Повелителей смог бы сравниться по уровню энергии с этими кристаллами. Чёрные сапоги прошлись по гладкому камню, он посмотрел на то, что осталось от цитадели, и его лицо исказила злоба.

Почти всё было разрушено подчистую, выстояли лишь три самые высокие башни и то только вторая, принадлежавшая древнему роду Вераценов, осталась без видимых повреждений. Вся стража была убита и разорвана на кусочки, хорошо ещё подземелье было не тронуто. Один из сильнейших Владык Совета Девяти уже передал информацию, но он не успел найти тех кто всё это сотворил.

- Будь прокляты эти Совершенные! - разозлился Властитель Демонов. - Как они только посмели напасть на мой замок в моё отсутствие!

- Владыка, - обратился к нему демон с черепом вместо головы. - Я найду ответственных за эти разрушения и доставлю вам живыми, чтобы вы смогли вдоволь насладиться их пытками.

- Так и сделай, - явно с меньшим гневом сказал Властитель. - Что-нибудь слышно от Вериора?

- Пока ничего, - ответил большерогий, почесав свою черепушку.

- Очень плохо, - вздохнул Владыка Демонов. - Если от него нет вестей так долго, значит он, мёртв. Проклятый Разрушитель Мрака и его Белое Пламя! Да заберут его Владыки Хаоса!

На самой высокой башне, которая принадлежала самому главному демону появились ещё семеро Владык из Совета Девяти, а Вериора по-прежнему не было, что явно радовало большерогого, который теперь уступал по силе только самому Властителю Преисподней.

Было тепло и приятно, что-то мягкое касалось лица, немного щекотало щёки, и в тоже время было немного прохладно, будто лёгкий ветерок решил поселиться под боком у молодого волшебника. Альрин чувствовал себя отлично, будто отдыхал целый день после продолжительных тренировок отца. Он открыл глаза, и какого же было его удивление, когда перед собой он увидел лицо девушки. Она обнимала его своими руками-крыльями с длинными и мягкими ослепительно белыми пёрышками. Чародей видел истинным зрением, как её жизненные силы заполняли его и уже почти затянули страшную смертельную рану в груди, от которой сейчас остался лишь шрам, а также засохшая кровь на штанах и куртке показывали всю серьёзность полученной раны. Людям после такого не сможет помочь даже Мастер Жизни, но девушка смогла. Тёплый свет её жизненных сил исчез, и она наконец-то открыла глаза. Альрин просто обомлел - её глаза были светло-золотыми, будто блеск самородного металла обрёл жизнь, её длинные волосы свободно ложились на плечи и спускались до талии, а цвет их был несколько светлее, чем у глаз. Красивый носик и прекрасные губки так гармонично сочетались друг с другом, что чародей просто не находил слов и продолжал молча смотреть в её внеземной красоты глаза. Было так приятно касаться её мягких пёрышек, что Альрин хотел посидеть так ещё хотя бы денёк, но девушка первой нарушила молчание, и волшебник услышал её приятный голос похожий на шепот ручейка и дуновение лёгкого ветра одновременно:

- С тобой всё хорошо?

«Всё просто замечательно, я бы лучше посидел так ещё немного», - подумал Альрин, но сказал немного иначе. - Лучше быть просто не может.

Девушка словно стала ещё красивее, хотя казалось, куда ещё больше.

- Я так рада! - радостно воскликнула она. - Я думала, что ты умрёшь. Мне пришлось задействовать самое мощное заклинание стихии Жизни из всех известных мне, но я не была уверена, что даже оно сможет помочь. Как же хорошо, я бы не смогла пережить ещё и твою смерть.

«Ещё? - подумал Альрин. - Значит, она тоже пережила смерть кого-то из близких?».

- Спасибо тебе, - вдруг прервалась она. - Два высших демона оказались мне не по силам, а их доспехи были просто перенасыщены Хаосом, я ничего не смогла бы им противопоставить.

«Высших демона!? - мысленно воскликнул молодой волшебник. - Как я смог их убить!?»

- Извини меня, пожалуйста, я встану с твоих колен, только не называй меня уродиной, - сказала девушка. - И ещё раз извини, надеюсь, тебе не было мерзко держать меня.

- Чего!? Уродина!? Мерзко!? - поперхнулся Альрин, не выдержав возмущения. - Да я в жизни не видел такой прекрасной девушки.

Эта фраза заставила её покраснеть, от чего она сделалась такой милой, что чародей сам покраснел.

- Но ведь я не такая как остальные ангелы, как я могу быть красивой? - спросила она и встала во весь рост.

Вместо рук у неё были большие белые крылья, которые могли хорошо изгибаться. Вместо ног были лапы с большими когтями и узкими берцовыми костями. Можно сказать, что ножки у неё были очень красивыми и отличались от обычных человеческих только той частью, что была ниже колен. На ней была белая блузка, такие же красивые штанишки, которые лишь слегка прикрывали колени и заканчивались отворотами в виде лепестков какого-то неизвестного чародею цветка.

- У всех ангелов крылья на спине, а у меня нет, - явно через силу говорила она, видимо эта тема очень сильно беспокоила её.

- Извини меня, если я заставил тебя вспомнить события, которые ты не хотела бы вспоминать. - Сказал Альрин, мысленно обругав себя половиной известных ему бранных выражений.

- Ничего страшного, я давно привыкла к косым взглядам моих ровесников и других ангелов, - махнула она крылом и присела на камень. - Мама всегда любила меня, и это было самым важным для меня, а всё что думают другие, не важно.

- Но ведь ты и вправду очень красивая, - вновь не выдержал Альрин своего восхищения.

- Ты очень странный человек, - ответила она. - Нам ещё с малого возраста рассказывали, что люди очень жестоки. Они убивали ангелов, которые появлялись на Аркании с дипломатическими миссиями, а потом разрывали их на части ради нашей крови, так как она может сделать человека бессмертным, но только одного, того кто первым выпьет хотя бы каплю. Чуть позже они отрывали крылья и использовали их для приготовления эликсиров, а также они ели нас в надежде получить ещё больше сил. Их не волновало мужчина перед ними или женщина - они убивали всех, причём всегда с особой жестокостью. Это не зависело от района Аркании - везде случалось одно и то же. Остальные, кто сопровождал миссии, могли лишь наблюдать издалека за зверством людей, чтобы потом поведать остальным о такой необъяснимой жестокости. Они больше ничего не могли сделать, так как зачастую среди людей было несколько магов превосходящих уровень Повелителя во много раз, а против них охрана не могла устоять, причём даже наши Повелители не могли победить в схватке с ними. Не всегда сопровождающие могли выдержать такое испытание и многие пытались уничтожать людей, чтобы отбить своих, но в результате тоже погибали. Однако, даже не смотря на это, наша раса на протяжении многих сотен тысячелетий не переставала верить в то, что люди могут исправиться и в то, что среди них есть такие же хорошие, как и ангелы. Если говорить честно, то в это верят очень немногие, но встретив тебя, я очень удивилась. Ты защитил меня от демонов, ты поблагодарил меня, ты не пытался меня убить, и у тебя даже не было подобных мыслей, а ведь ты можешь обрести бессмертие. А самое главное, ты второй среди всех живых существ, кто назвал меня красивой, и мне кажется, что ты даже лучше ангелов. Моя жизнь теперь в твоих руках и ты можешь распоряжаться ей как захочешь.

От последних слов адепт Огня просто опешил. Он молчал, не зная, что сказать. Ведь если представить, то эта девушка рисковала собственной жизнью, чтобы вернуть его в этот мир, хотя ей говорили, что люди убьют её.

«Интересно, почему она так сказала, ведь она вернула свой долг - подумал волшебник. - Я даже не представляю, что творится у неё внутри. И кстати, как она сюда попала с той луны?»

- Потому что демоны могут забрать не только жизнь, но и душу, точнее их древнее оружие, что пробило тебя насквозь, - ответила она. - А вот как я тут оказалась - мне неизвестно.

«Приехали, - расстроился Альрин. - На мне ведь мощная защита от воздействия на разум, как же у неё получилось прочитать мысли».

- Не расстраивайся, я же ангел, поэтому у меня врождённые способности к магии Разума, - ответила волшебница. - К тому же у нас она особая. Никто другой не может также, поэтому только я могу прочитать мысли тех, у кого есть мощная защита, при этом не побеспокоив магический контур. Я обещаю больше не заглядывать в твой разум.

- Ладно, - вздохнул чародей и спросил. - Расскажи подробней, как эти демоны появились, и что ты делала в это время.

- Как обычно я отправилась во дворец и... - девушка вдруг прервалась и сказала. - Хотя зачем рассказывать, наверное, будет лучше, если ты сам увидишь.

Девушка-ангел прислонила свою нежную руку-крыло к голове Альрина и что-то сказала на непонятном языке. Волшебника будто прошиб электрический разряд. Он отлетел на несколько метров и из его глаз полетели искры.

Девушка очень быстро оказалась рядом с чародеем и привела его в чувство. Альрин заметил, что волшебница придерживает одно крыло, видимо ей тоже досталось.

- Извини меня, я не ожидала такой реакции, - у неё был очень взволнованный вид, от одного взгляда на который Альрину стало значительно легче, ведь она выглядела такой милой.

- Не беспокойся, я крепкий, - гордо сказал он и согнулся пополам, когда дотронулся до шишки на голове. Девушка-ангел улыбнулась и сказала:

- Похоже, я не смогу поделиться с тобой тем, что видела из-за какого-то барьера, так что просто расскажу. Когда я бежала по дворцу королевы, то появились эти демоны. Даже в наших учебниках не было упоминаний о подобных чудищах, а ведь наша раса истребила множество этих исчадий ада. Они атаковали меня непонятной магией, но их жажда убийства превышала все допустимые пределы, поэтому я сразу же постаралась улететь от них, применив усиливающее заклинание. Выбравшись из дворца, я смогла оторваться достаточно далеко, но потом обнаружила, что вместо нашего города подо мной незнакомый лес и демоны тоже оказались тут. Увидев луны в небе, я сразу же поняла, что нахожусь где-то на Аркании. Силой эти чудища превосходили меня раз в десять, если не больше. Я, конечно, попыталась что-нибудь противопоставить им и даже потрепала их защиту, но всё же пришлось убежать. И тогда они разлетелись или лучше сказать, будто в них просто появились сквозные дыры, и части их тел попросту рассыпались и исчезли. Обнаружить источник энергии не составило труда, и когда я подлетела поближе, то увидела, как ты вырвал из себя это страшное оружие. Его сила вытягивала из тебя душу, а жизненная энергия просто угасала. Восстановить твои жизненные контуры не составило труда, но вот что сделать с душой я не знала. Тогда пришлось применить Стазис - это очень мощное заклинание, которое я разработала сама, оно замедлило все процессы в твоём организме и что самое странное, это подействовало. Две недели я пыталась сделать всё возможное, но у меня ничего не получалось - душа всё равно не входила обратно. А потом яркая вспышка света озарила всё вокруг и всё стало как прежде. Я не смогу передать словами, как была счастлива. Никто ещё не выживал после такого серьёзного ранения таким могущественным артефактом. А сейчас извини меня, но без отдыха я могу умереть - сил почти не осталось.

Альрин едва успел подхватить девушку. Она уснула буквально после последней фразы. Легкая, словно перышко, лежала крылатая волшебница в его руках и еле-еле дышала.

- Подумать только, такая красивая девушка столько времени спасала меня, - радость которую в данный момент испытывал волшебник временно смогла затмить чувство потери отца и боевой подруги.

Как же приятно было держать её на руках и чувствовать светлую энергию, которой было очень мало. Альрин сразу догадался порыться в мешке странника и найти флакон с витайни. Живая вода быстро смогла восполнить уровень энергии, и источник засветился ярким светом в магическом зрении затмевающим даже солнце. От сердца чародея отлегло, теперь можно вздохнуть спокойно - жизни крылатой красавицы ничего не угрожало. Альрин бережно положил волшебницу на свою куртку из шелка арахнидов и сквозь многочисленные звуки полуденного леса он слушал её равномерное дыхание. Она была так прекрасна, что волшебник просто не находил слов, чтобы выразить столь небывалую красоту. Особенно мило выглядели её крылышки мирно сложенные на груди. Наверное, он мог бы наслаждаться этой красотой вечно, вот только его желудок был не согласен с ним и громко заявлял об этом. Не смотря на силу воли и разум, а также какие-то странные чувства, говорящие ему остаться здесь, злобное ворчание органа пищеварения, который требовал пищи за две недели голода, заставило чародея отправиться на охоту, предварительно поставив мощную защиту над хрупкой девушкой. Адепт Огня сразу же свалился на землю без чувств и очнулся спустя два часа. Он и не заметил насколько ослаб и даже в восьмиконечной звезде, что отдал ему отец, не осталось энергии. Хорошо хоть долго искать добычу не пришлось. Пока он был в вынужденной отключке, на поляну вышла крупная косуля. Только с третьего раза удалось попасть в неё метательным ножом. Ох уж эта слабость, маг подумал, что съел бы это животное целиком, но вовремя вспомнил, что девушка потратила невероятное количество энергии, спасая его жизнь, поэтому ей тоже было необходимо оставить хотя бы половинку. Как же много сил потребовалось, чтобы разжечь обыкновенный костёр, который обычно разжигался щелчком пальцев. С лица капал пот, когда пламя уже старалось разгореться, пережевывая подкинутые сухие ветки. Альрин сидел и жарил мясо, несмотря на то, что он страшно устал, и сил было очень мало, вот только спать всё равно не хотелось. Через час он наконец-то пожарил несколько кусочков и попробовал получившееся блюдо, предварительно не забыв взять приправы из мешка странника. На вкус данное творение было очень даже неплохим, но до пищи, приготовленной Орионом, ей было как мелкому гному до великой драконьей горы. Светило медленно клонилось к горизонту, и за это время часть сил успела вернуться к чародею. Теперь он уже не ощущал себя таким беспомощным, а также его разум уловил энергию, которая наконец-то начала исходить из звезды. Адепт Огня буквально подпрыгнул, ощутив себя намного сильнее, а радость переполняла его словно ребёнка, которому дали вкусную конфету. Вот только он не заметил, что девушка-ангел очнулась ото сна и с интересом наблюдала за ним. Альрин покраснел и не знал что сказать:

- Ну... это... не хотела бы ты покушать? - придумал маг как выкрутиться из неловкого положения.

- Спасибо за заботу, но мы не питаемся в привычном для людей понимании, - ответила девушка ангел. - Я не думала, что энергия может восстанавливаться так быстро. Сколько дней прошло с того времени как я уснула?

- Ещё только вечер того же дня, - сказал Адепт Огня, поворошив палкой угольки.

Сказать, что девушка удивилась это ничего не сказать:

- Но... я ведь думала, что смогу очнуться не раньше, чем через неделю.

- У меня ещё был флакон с витайни, - ответил молодой маг. - Так что я просто использовал его.

- Никогда раньше не слышала ничего подобного, - ответила девушка, рассматривая ещё один флакон с живой водой. - Удивительно.

- Кстати, я ведь даже не представился тебе, - улыбнулся волшебник. - Меня зовут Альрин.

- Моя мама дала мне имя Аврора, так что и ты можешь меня так называть, - улыбнулась в ответ крылатая волшебница.

- Какое красивое имя, - сказал Альрин. - Не могла бы ты рассказать мне о месте, где ты родилась?

- Конечно, если тебе интересно, - ответила Аврора и начала свой рассказ. - Я родилась в главном городе на нашей планете. В центре его располагается дворец Реазильвии и нашей королевы, а уже вокруг на некотором удалении расположены дома остальных. Ангелы живут очень долго и времени, чтобы пожить в своё удовольствие, у нас вполне достаточно, а вот дети у нашей расы рождаются крайне редко и каждый раз через определённый цикл. Как раз последний был двадцать лет назад, тогда на нашей планете родилось довольно много детей, разве что у королевы так и не появилась наследница. Ангелы развиваются быстрее людей, но даже мы не способны выйти за определённые Реазильвией рамки. До пяти лет почти ничем не отличаемся от человека, а вот потом крылья, которые сперва выглядят, как две недоразвитые руки, начинают расти, сознание и тело быстро развиваются, и поэтому к десяти-двенадцати годам мы уже полностью становимся взрослыми. В это время мы ходим учиться к наставникам, чтобы изучить магию, историю, мироздание и многое другое. Это очень интересно, особенно видеть записи мастеров иллюзий, которые жили много десятков, сотен, тысячелетий и даже больше лет назад. Всё бы ничего, но я родилась не такой как все. Крылья у меня были с рождения, и они заменили мне руки, такого никогда прежде не было, поэтому меня презирали мои ровесники, и только мама с любовью смотрела на меня и всегда поддерживала. Я часто бывала во дворце, ведь моя мама была главным наставником, и я хорошо помню, какая радостная в те времена была Королева, но пятнадцать лет назад всё как-то изменилось. Она стала какой-то мрачной, почти перестала выходить из дворца, и что-то поменялось вокруг, но я не могу этого объяснить. В общем, я начала изучать магию и искусство управления энергией ещё до пяти лет и стала повелительницей Жизни уже к тринадцати, а потом и Мастером Льда в шестнадцать и наконец, год назад обрела силы Совершенной, правда ими я ещё не очень хорошо владею. После этого на улице мне часто казалось, что за мной следят, и, в конце концов, когда я последний раз была во дворце, за мной погнались непонятно откуда взявшиеся высшие демоны. Ну а остальное ты знаешь.

- М-да... честно говоря я даже не знаю что и сказать, - начал переваривать информацию Альрин. - Что-то похожее говорил отец. Это надо хорошенько обдумать. Как же красиво светят Сёстры, - маг обратил внимание на то, что прошло уже много времени и пора бы уже отдохнуть и ложиться спать.

- Сёстры?

- Так мы называем луны, - пояснил Альрин. - Марсия, та, что покрыта лесами, Венейя, что покрыта водным панцирем, и Реазильвия...

- Почему наша планета выглядит так? Откуда эта дымка? - перебила Аврора чародея.

- О, я как раз хотел спросить. Если Реазильвия покрыта дымкой, то, как вы там видите?

- Нет там никакой дымки или тумана, это-то меня и удивляет, может это как-то связано с появлением демонов?

- Отец говорил, что эта серая пелена появилась пятнадцать лет назад, а до этого времени Реазильвия была похожа на Арканию. - ответил Альрин.

- Любопытно, но нужно больше информации. Ты случайно не знаешь, где можно найти необходимые знания? - спросила крылатая волшебница. - Или может быть твой отец сможет нам помочь?

- До встречи с тобой я как раз направлялся в такое место, но нам встретился один из Владык Совета Девяти, который убил моего отца, вот только мой папа был очень могущественным чародеем и поэтому он забрал его с собой. Если бы этот демон не напал на него, когда он сильно ослаб, если бы я больше тренировался, то и папа, и Лилиан выжили бы, - печаль начала возвращаться к Альрину. - Поэтому теперь я должен отправиться в гильдию охотников без них.

- Извини меня, я не хотела...

- Ничего. Ты не виновата... - Альрин хотел ещё что-то сказать, но не успел.

- Тогда можно я пойду с тобой?

Альрин даже опешил от такого. Путешествовать вместе с такой прекрасной девушкой это мечта, но теперь он знал, что опасности будут поджидать его абсолютно везде, ведь он сын Разрушителя Мрака, у которого очень много врагов и ввязывать в это красавицу ему очень не хотелось.

- Я не против, но ведь чтобы получить эти знания, нужно будет стать охотником.

- Значит стану.

- Ты не боишься, что за мной могут начать охотиться, и тогда ты тоже можешь попасть под удар, и я даже не знаю смогу ли тебя защитить. - Последние слова было очень тяжело говорить, ведь признать свою слабость совсем непросто.

- Я всё равно пойду с тобой Рин, - ласково сказала девушка. - Ты единственный кто мне помог, и кто назвал меня красивой, а ещё спас от высших демонов и теперь моя жизнь принадлежит тебе. А ещё я боюсь людей и скорее всего погибну, если меня найдет достаточно сильный маг.

Альрин был ошеломлён таким ответом, так как он совершенно не подумал, что оставлять девушку в одиночку было, по меньшей мере, безрассудно и жестоко, и в тоже время несказанно рад, ведь теперь они будут путешествовать вместе. Нужно приложить все усилия, чтобы защитить Аврору, так как чародей даже боялся представить, что сделают с ней люди. Никто не должен узнать, что она ангел.

- Тогда через пару дней мы отправимся в путь, - ответил Альрин. - И я сделаю все, чтобы защитить тебя, Ра. Никто не посмеет тебя тронуть. Главное запомни, что никто не должен узнать, что ты ангел, так что старайся не привлекать к себе внимания и не бойся людей. Пока ты рядом со мной можешь ничего не бояться.

- Спасибо, Рин, - улыбнулась крылатая волшебница. - А теперь мне нужно восстановить энергию.

Аврора встала в полный рост, расправила крылья и взлетела немного выше ближайших деревьев. Её взгляд был направлен на трёх Сестёр. Прошло несколько секунд, и она стала светиться сперва зелёным и синим цветами, а потом золотистое сияние затмило всё остальное. Так продолжалось не меньше часа, и всё это время Альрин не мог отвести взгляд от красавицы. Она спустилась на землю, и сияние потускнело, но не исчезло полностью.

- Какой интересный эффект, - удивлённо сказала Аврора. - Никогда бы не подумала, что энергия отраженная лунами будет настолько отличаться от света Лирии. Я почти полностью восстановила свои силы. Завтра я поглощу свет Лирии, а ночью - свет Сестёр и тогда можем спокойно отправляться. Возможно, я тогда смогу одержать победу над демонами.

- То есть вы питаетесь, поглощая свет? - спросил Альрин, чтобы уточнить свою догадку.

- Да, вот только мы всегда питались светом Лирии, и ещё никому не доводилось питаться светом лун, - ответила Аврора. - Он сильно отличается от привычного нам, и энергия в нём не однородная, она будто пропитана силой богинь.

- А можно ли этому научиться?

- Хм... честно говоря я не знаю, а почему ты спрашиваешь? - спросила крылатая волшебница. - Тоже хочешь поглощать энергию таким образом?

- Да, наверное, не помешал бы лишний источник энергии, а то энергию стихии Огня тяжеловато найти, а энергии других стихии ещё нужно преобразовывать, так что прибавка будет не такой ощутимой. И ещё одно, мой отец тоже поглощал свет как ты, - ответил Альрин, задумавшись над этим фактом.

- Но ведь твой отец человек.

- Честно говоря, я теперь даже и не знаю, человек ли он, - задумался маг. - Он отвечал мне на этот вопрос так: я - чародей.

- Давай я попробую тебя научить. Может, ты тоже сможешь поглощать энергию таким образом, - ответила девушка, явно заинтересовавшись данным вопросом. - Вот смотри внимательно на потоки энергий, и попытайся повторить их, а также создай вот такой контур.

Прошло три дня, а Альрин вместе с Авророй ещё не отправились в свой путь. К удивлению крылатой волшебницы молодой чародей смог повторить то, что делала она и его отец. Правда энергия слишком медленно поглощалась, но важно не это, важно то, что, скорее всего, любой маг может подпитываться энергией подобным способом, а это значит, что такие знания никому не должны попасть в руки. Силы у волшебников полностью восстановились, и они отправились искать путь. Альрина вело какое-то знакомое чувство и уже через два часа неспешного шага они вышли на дорогу. Судя по её состоянию, она была довольно оживлённой, правда сейчас на ней никого не было. Чародей помнил, что отец говорил ему о гильдии охотников. Она располагалась где-то севернее Нариорны, значит нужно свернуть вправо.

- Я думаю, здесь недалеко может быть деревня, так что возьми вот это, - Альрин протянул Авроре тёмный дорожный плащ, с капюшоном вытащенный им из бездонного мешка странника. - Конечно, выглядит эта вещица совершенно невзрачно, но этот плащ когда-то принадлежал отцу и он магический. В нём на тебя почти не будут обращать внимания, если ты не заговоришь сама с кем-нибудь, и обязательно надень капюшон, который скроет твою красоту. Деревенские жители не привыкли видеть у себя таких красавиц и поэтому могут возникнуть ненужные вопросы.

- Интересная в нём магическая сила, такая светлая, наверное, даже светлее чем у мамы. Спасибо тебе Рин, - поблагодарила девушка волшебника и надела плащ.

Он оказался ей великоват, но спустя несколько секунд плащ подстроился под её фигуру и полностью скрыл всё, из-за чего могли бы возникнуть никому ненужные вопросы. Альрин помнил, как отец говорил, что этот плащ в зависимости от владельца, может изменять свои свойства, чтобы компенсировать определённые недостатки того кто его надел, так что подобные метаморфозы его не удивили.

Идти пришлось ещё около четырёх часов, прежде чем они наконец-то добрались до небольшой деревушки, которая была раза в два, а то и в три меньше Кельросы. Все дома в ней были довольно старые и невзрачные, но людей здесь было достаточно много, особенно в центре деревни, где сейчас шла драка. Один здоровый крестьянин пытался ударить мужика, который был на полторы головы ниже него и явно уступал в силе этому детине, вот только здоровяк никак не мог его задеть и получал весьма больные удары от его меньшего оппонента. Взмах здоровенным кулаком и вновь мимо головы, а вот мужик сильным ударом локтя под рёбра заставил упасть крестьянина.

- А ну все разошлись! - растолкал всех какой-то старикан. - Ардис, опять ты бьёшь людей. Иди лучше в кузницу и делом займись, - указал старик направление мужику. - А ты дуралей чего полез к нему, ведь знаешь что он сильнее, иди в поле работать. - Дал пинка крестьянину, а потом заметил Альрина и уже хотел обратиться к путнику, вот только его перебили:

- Тять не хочу я в поле, - запричитал здоровяк.

- Иди тогда помоги Ардису. Я и так уже понял, что у вас случилось. Опять ты пытался стать самым сильным в деревне, - поцокал старик. - Тебе умным надо становиться, а силы у тебя и так на десятерых хватит. Иди уже. Ардис присмотри за ним, пожалуйста.

- Без проблем, - спокойным голосом ответил мужик и повел здоровяка в кузницу.

- Кхе-кхе. Что привело вас в нашу деревушку? Проездом или останетесь на ночь? - спрашивал старик во множественном числе, тем не менее, не замечая спутницу молодого волшебника. Альрин обратил на это внимание и сделал пометку в памяти, чтобы разузнать свойства плаща подробнее.

- Проездом, - коротко ответил Адепт Огня, но потом решил спросить. - А что это был за человек?

- Вы про Ардиса? А... он у нас уже давно живет и работает кузнецом. У него отменные изделия получаются, не желаете посмотреть?

- Почему бы и нет, - согласился Альрин и кивнул Авроре, чтобы она шла рядом. Народ между тем уже разошелся.

Старик молча шел тем же направлением, по которому уже успел скрыться из вида тот человек. Самое интересное было для чародея в том, что старик не представился и даже не поинтересовался, как его зовут. Люди здесь совсем были непохожи на жителей Кельросы: с одной стороны много стариков, с другой - все какие-то непонятные, если кельросцев можно было назвать красивыми, то этих же невзрачными. Этот факт очень удивлял чародея, ведь это была для него первая деревня после Кельросы, в которой он побывал. Тем временем они уже подошли к довольно высокому в сравнении с остальными зданию. Оно выглядело также как и жители этой деревеньки - невзрачным и простым. Часть крыши держалась на трёх сваях, под остальной же располагался дом. Тут находилась наковальня, горн, парочка столов и стеллажей с оружием, кучки железной руды лежали в большом ящике, клещи, молот и ещё какие-то инструменты покоились около кузнеца, который уже успел надеть фартук и вовсю стучал по заготовке. Здоровяк держал её большими клещами и следовал всем указаниям, что говорил ему кузнец.

- Кхе-кхе, - громко кашлянул старик, заглушив звон молота. - Ардис, тут с тобой поговорить хотят. Ты отвлекись, а сынка я пока заберу. Позовёшь когда он понадобится, - сказал староста и вместе с детиной направился в обратную сторону.

Кузнец проводил их взглядом, после чего перевёл его на Альрина:

- Чем могу помочь?

- Я бы хотел посмотреть на оружие, которое вы изготовили, - ответил молодой чародей.

- Ну что ж... прошу, - положил молот Ардис и провёл путников к столу.

Надо отдать кузнецу должное, тут были отличные клинки хоть и сделанные из материала не очень хорошего качества. Они были довольно простенькие, но видно было, что их сделал Мастер, другие же можно смело назвать произведением искусства. Альрин сделал вид, что ему очень интересно это оружие и даже изучил подробно несколько экземпляров, но его интересовал совершенно иной вопрос, и это не ускользнуло от взгляда внимательного кузнеца:

- Я вижу вас интересует нечто иное.

- Вы совершенно правы, - вздохнул Альрин. - Видите ли, ваши клинки сделаны просто отменно, но свой мне значительно дороже, вот только я серьёзно повредил его в последней схватке. Не могли бы вы его починить?

- Интересно, честно говоря, я думал, что мне показалось, но, на мой взгляд, вы достаточно неплохой мечник. Думаю, вы имеете первый или второй ранг, - сказал кузнец. - Хотя я что-то много болтаю, покажите мне свой клинок.

Альрин заглянул в мешок и вытащил оттуда обломок Лилиан, который как-то потускнел и стал выглядеть так, будто находился в тени:

- Дела... - лицо Ардиса выражало крайнюю степень удивления. Он пощупал лезвие, попробовал порезать им наковальню и сказал. - Такого мне ещё видеть не приходилось.

- Что такое?

- Такую великолепную работу мог проделать только волшебник, причём далеко необычный. Это, скорее всего очень, я повторюсь, ОЧЕНЬ могущественный Повелитель, - ответил Ардис продолжая разглядывать обломок. - Как ты вообще умудрился его сломать, это же просто невозможно, и трещины на мече какие-то уж слишком необычные. Такой меч не сможет сломать ни один клинок, даже магический и даже очень древний артефакт не способен на такое. Я повторюсь, с кем ты сражался? - задал вопрос кузнец и внимательно посмотрел на Альрина, совершенно не обращая внимания на Аврору, которая с интересом наблюдала за ними.

- Я...

- На тебе метка убийцы демонов, - перебил чародея Ардис. - Дела... так ты убил высших тварей, - глубоко вздохнул он. - Но даже им не под силу сломать этот меч. Сынок, с кем же ты столкнулся?

«Какой любопытный кузнец, - злился Альрин. - Вдруг он слуга Порождений Мрака? Что-то он больно умный для обычного деревенского работяги. Хотя... не похож этот человек на зараженного. Эх, немного приоткрою ему тайну, надеюсь, за мной потом не увяжутся демоны или ещё кто похуже».

- Владыка из Совета Девяти перешел дорогу не в положенном месте, - ответил чародей, не сказав больше ничего.

- Дела... - в который уже раз повторил Ардис и присел на массивный табурет. - Ну и вляпался же ты по самые уши, причём в такое дерь... - не договорил кузнец и перевёл тему. - Тебя как зовут-то?

- Альрин, - честно ответил волшебник.

- Слушай внимательно. Этот клинок я не в силах починить даже за миллион лет, но я думаю, что в гильдии охотников тебе смогут помочь, - сказал кузнец и вернул обломок Лилиан обратно. - Вот только путь туда не близкий, километров четыреста через Лес Харгада Мрачного, или есть намного более безопасный путь, но вдвое длиннее.

- Укажите направление, я как раз и направлялся туда, но не знал дороги, - попросил Альрин.

- Интересно, - задумчиво произнёс Ардис. - Первый раз вижу, чтобы кто-то шел в этот лес добровольно. Кхм... ну ладно, если ты так спешишь, вот возьми, - он протянул Альрину ничем не примечательный клинок. - Меча, как я понимаю, у тебя нет, поэтому держи мой, этот одна из самых лучших моих работ, думаю, ударов на пять-шесть хватит.

- Э-э... в смысле? - заинтересовался чародей.

- Знаешь, я лучше не буду тебе говорить, узнаешь обо всём в гильдии. Ты вроде достаточно силён чтобы пройти этой дорогой, и никому не позволяй обидеть свою спутницу, - сказал кузнец и больше ничего не произносил, занявшись своей работой, а про путников, будто вовсе и забыл.

У Альрина чуть челюсть не упала от такого ответа. Неужели плащ не действует и он всё это время видел Аврору. Нет, этот вариант можно смело исключить, если принять во внимание тот факт, что никто из жителей её не замечал. Тогда как? Чародей махнул рукой и пошел в сторону указанную Ардисом.

- Пойдём Аврора.

- Какие люди необычные, - сказала крылатая волшебница. - Интересно, что же в этом лесу?

- Не знаю, но думаю, скоро увидим, - вздохнул маг и повертел в руках меч.

А клинок и, правда был неплох, хоть и невзрачен. Прямое лезвие в полтора локтя длиной, гарда из нескольких металлических пластин скреплённых друг с другом, к навершию была прикреплена стальная копия аркона, только с портретом Ардиса. Оригинально придумал кузнец. Сбалансирован он тоже достаточно хорошо и в руке лежит почти как Лилиан.

До леса они добрались часа через два, в мешке странника было ещё достаточно припасов, так что о провизии можно не волноваться. С виду лес был вполне обычный. Дубы, липы, буки и много кустарников. Приглядевшись, Альрин заметил маленький боровик, росший рядом с большим дубом, чуть дальше виднелся орешник - совершенно обычный лес, вот только чародей не сразу понял, в чём подвох во всей этой красоте.

- А почему не слышно щебетания птичек, шелест крыльев насекомых и вообще каких-нибудь звуков? - удивлённо спросила Аврора. - Неужели у вас все леса такие?

- Нет, даже в лесу острова Мирум было полно живности, не говоря уже о городе древней расы, а тут, будто всё вымерло... - после последнего слова адепта Огня осенило. - Стихия Смерти и кажется ещё магия Духов. Что-то мне это очень не нравится. Главное чтобы это было не то, о чём я подумал.

- А о чём ты подумал? - заинтересовано спросила девушка.

- Лучше не стоит говорить, чтобы ненароком не накаркать, - ответил Альрин.

- Я немного не поняла.

- Имеется в виду, если я скажу что-нибудь о своих предположениях, то это может оказаться правдой, а я очень не хочу этого, - пояснил волшебник.

- Теперь понятно, почти.

Они зашли в лес и прошли не меньше километра, всё по-прежнему было тихо и спокойно, ни единого звука не было слышно. Так продолжалось очень длительное время, постепенно Лирия ушла за горизонт и наступила ночь. Альрин чуть ли не каждый километр спрашивал, не устала ли его спутница, но крылатой волшебнице было не до усталости - ей очень хотелось узнать из-за чего этот лес такой необычный. Немного посовещавшись, они решили, что привал пока делать не стоит, мало ли что может случиться. К большому сожалению Альрина он оказался прав. Крылатая волшебница всего в двадцати шагах от них увидела тускло светящийся силуэт, это был никто иной, как призрак. Одного раза Альрину хватило, он прекрасно помнил, что призраков тяжело одолеть даже магией, не говоря уже об оружии.

- А что это за странные светящиеся люди? - спросила девушка, указывая на отряд призраков, справа от первого. - И ещё там, как их много.

- Всё очень, очень плохо, - констатировал факт Адепт Огня. - Это не люди, это призраки.

- Кто такие призраки?

- Это души и судя по их внешнему виду, они раньше были воинами, а вон тот, которого ты увидела первым... МАГ!? - Альрин чуть не упал. - Так, когда я говорил, что наши дела плохи, я явно ошибался. Они хуже некуда!

- То есть они плохие?

- Не знаю, но я не питаю иллюзий по этому поводу, так что скорее всего это враги, - ответил чародей. - Теперь понятно для чего этот меч.

Тем временем Аврора внимательно разглядывала отдельно стоящего призрака. Бледное лицо, принадлежащее мужчине лет пятидесяти, казалось было окутано печалью. На нём была мантия с высоким воротником, на левой руке покоился браслет с двумя перекрещенными мечами, обрамлёнными в круг из листьев сирени. На правом указательном пальце находилось кольцо с буквой «М». Сапоги принадлежали скорее воину, чем магу, в таких удобно путешествовать, ножны с мечом прикреплённые к поясу, тоже говорили о том что этот человек был когда-то не просто магом, но и мечником. Сейчас он опирался на высокий посох увенчанный бриллиантом в форме октаэдра размером с кулак взрослого человека или немного больше. Отряд воинов-призраков приблизился к нему, а затем в противоположной от них стороне показалось много, очень много духов, принадлежащих оркам. Призрак-маг, создал мощную защиту с очень сложным энергетическим контуром, часть воинов взяли луки и направили град стрел в сторону противника. Проходя через пелену защиты, стрелы превращались в падающие метеоры, которые долетев до врагов, взрывались, разрывая их в клочья. Спустя десяток выстрелов над орками тоже появилась защита, и стрелы воинов больше не могли причинить им вред. Призрак-маг махнул рукой и вместе с отрядом воинов ринулся в атаку, а затем все до единого исчезли. Там где только что было море призраков, теперь была лишь тьма ночного леса.

- Пойдём быстрее, нам несказанно повезло, что они исчезли, - тихо сказал Альрин.

- Очень странные потоки энергии в этом лесу, ничего подобного я раньше не ощущала. И, по-моему, ты оказался прав, когда сказал про Стихию Смерти, только как ты смог почувствовать её раньше меня, ведь я же Повелитель Жизни и свою противостихию я должна ощущать намного лучше, например как ты Стихию Воды? - вслух размышляла Аврора.

- Ну... тут я тебе вряд ли могу что-то объяснить. Хотя отец говорил, что я тоже могу освоить Стихию Жизни, может как раз в этом и кроется секрет? - Предположил чародей, аккуратно раздвигая ветви деревьев.

- Хм... любопытно, но тогда возникает другой вопрос: почему я не чувствую в тебе энергию стихии Жизни? - задала вопрос крылатая волшебница и сразу же добавила. - Точнее, в тебе есть странные жизненные силы, но я не вижу определённой части контура, которая как раз отвечает за восприятие энергии этой стихии.

- Эм... если тебе не трудно, может, тогда научишь меня использовать стихию Жизни, думаю, это не было бы лишним. Два мага обладающих этой стихией становятся намного более страшными противниками для любого встречного. А заодно изучишь моё восприятие, а также проблему чувствительности к энергии Смерти, - ответил Альрин.

- Я - учитель? - девушка сильно удивилась. - Но я ведь не знаю, как учить, вдруг у меня не получится, и я только сделаю хуже?

- Вот тут как раз можешь не беспокоиться, - успокоил свою спутницу чародей. - Не хочу скромничать, но, наверное, учиться у меня получается лучше, чем что-либо иное, так что тебе совершенно не о чем беспокоится.

- Но...

- Как только вступим в гильдию сразу же и начнём, - адепту Огня эта идея очень понравилась, ведь Аврора не только красивая девушка, с которой приятно проводить время, а ещё и Повелитель Жизни.

Казалось, что ночь длится как-то слишком долго, и Лирия должна была бы уже давным-давно показаться в небе, осветив всё ярким светом, но ничего такого не было. По-прежнему было темно и это несмотря на то, что прошло девять часов. Альрин начал беспокоиться. Сперва он подумал, что они попали в иллюзию, но восьмиконечная звезда не подавала признаков вторжения в разум или воздействие на окружающий лес, тогда ему пришла в голову мысль, что это может быть магия Духов, но проверить правдивость этой теории не представлялось возможности. Аврора сильно устала, но ничего не говоря, продолжала идти. Никой энергии теперь не ощущалось, разве что стихия Дерева и Земли, но она не была связана контурами, так что не представляла угрозы. Аврора покачнулась и чуть не упала, но её успел подхватить Альрин - девушка настолько выбилась из сил, что просто не могла идти дальше. Чародей сделал единственно правильное решение, хотя до этого он очень не хотел останавливаться в этом лесу надолго, но ничего не поделаешь, необходимо отдохнуть. И только когда Альрин разжег костёр, он понял, насколько устал сам. Уложив уснувшую Аврору под деревом и накрыв её одеялом, которое он выудил из мешка странника, Адепт Огня принялся выстраивать сложный контур защитного заклинания высшего уровня, а также несколько сигнальных контуров для большей безопасности. Маг позволил себе лечь только когда купол чар появился над ними, отгораживая их от мира. Создание заклинаний окончательно выбило Альрина из сил, поэтому он лёг поближе к крылатой волшебнице и сразу же провалился в сон.

Лес вокруг бурлил от количества разнообразной живности: Белки прыгали по деревьям, собирая орешки, маленькие треусы звонко пели свои песенки, вдали мелькнула тень кварса, а чуть дальше длиннорукий френус собирал грибы. Многие животные, жившие тут, не боялись людей и даже хищники хоть и неохотно, но всё же подпускали к себе при этом, не стараясь цапнуть. Хорошее место ничего не скажешь, поэтому только здесь Харгад, которого прозвали Мрачным, становился прямо противоположным. Лёгкое дуновение ветра пробежалось по веткам дуба, под которым лежал чародей, рядом уселся небольшой кварс, который за десяток лет уже привык к волшебнику и любил посидеть рядом. Дел у главы гильдии охотников всегда было очень много, поэтому иногда отдых был просто необходим. В этом лесу внутренние силы восстанавливались просто с поразительной скоростью, буквально парочку дней стоит побыть тут и весь гигантский объём энергии могущественного Повелителя полностью обновлялся. Это укромное место под излюбленным дубом всегда приносило умиротворение в душу Харгада, но сегодня ему не посчастливилось как следует отдохнуть. Небольшой отряд воинов уже много времени искал своего командира и только к полудню третьего дня благодаря охотнику-следопыту, который был в отряде, им это удалось. Уставшие воины выбрались на небольшую полянку, где их встретило грозное рычание кварса.

- Успокойся друг, они свои, - сказал волшебник, после чего кварс больше не обращал внимания на гостей. - Что у вас случилось? Я думаю, что-то серьёзное иначе вы бы вряд ли прервали мой недельный отпуск.

- Ну и спрятались же вы, - утёр пот со лба лидер отряда. - Харгад, ты меня в могилу сведёшь. Пока я нашел этот дуб, про который ты мне постоянно говорил, я вверх дном пол леса перерыл, да ты ещё ходишь так, что вообще следов не оставляешь.

- Хватит уже причитать Маверс, что за дело?

- Шаманы орков бушуют в Ардале, - ответил следопыт. - Нас попросили о помощи.

- Неужели в гильдии нет тех, кто может разобраться с кучкой шаманов? - с издёвкой спросил Харгад.

- Есть, конечно, но тут... особое дело, - помявшись сказал Маверс. - Видишь ли, там полсотни шаманов из разных племён и их объединил... С’шан’хаал.

- Эта чёртова свинья ещё жива!? - вскочил глава гильдии охотников, чем напугал кварса, который поспешил спрятаться в кустах. - Вот ведь живучая тварь. Я думал, что моя Каменная Ветвь разорвала ему сердце.

- Я не знаю, как он выжил, но от него веет какой-то несвойственной шаманам энергией, в нашей библиотеке мастеров есть схожие упоминания о чём-то подобном, но я не могу быть до конца уверенным в том, что это именно та сила, - сказал следопыт. - Это не магия Духов и даже не Смерть, это что-то другое, что-то очень страшное. Будто тьма скрыла его жизненные контуры, разведчик увидел в его жизненной силе что-то такое, что его напугало, а ты сам знаешь, что Карм ничего не боится.

- Неужели Неустрашимый Карм потерял свою смелость и превратился в труса? - спросил Харгад. - Такого просто не может быть.

- Но это так, точнее его напугала эта энергия и ему за это очень стыдно, - ответил Маверс, почесав голову.

- Дела... он же столько всего повидал, пока болтался со мной по заданиям высокой сложности, что скорее уж орк чего-нибудь испугается, чем он, - сказал могущественный волшебник. - Что же он увидел?

- Упаси меня Юкан, даже боюсь представить, - сказал Маверс. - Если уж Карм испугался, значит, только ты сможешь разобраться с этим.

- М-да, ничего не поделаешь, придётся сворачивать отпуск, - расстроился Повелитель и разжег костер щелчком пальцев. - Садитесь пока, нельзя же отправляться с пустым желудком.

- И не говори.

Маг выудил из мешка путника магический посох с бриллиантом в форме октаэдра, щёлкнув пальцами, сотворил несколько каменных столбиков со специальными выемками и, продев посох через ручку котелка положил его на опоры. Котелок уже был заполнен водой, поэтому оставалось только добавить ингредиентов. Несколько кусков мяса плюхнулись на дно, оглядев отряд, маг решил положить ещё парочку, затем несколько картофелин, которые рассыпались на множество кубиков, ещё не коснувшись воды, потом в очередь пошли травы и специи. Запах был таким приятным, что у охотников потекли слюнки, а из кустов вышел кварс, чтобы посмотреть, что это тут такое вкусненькое без него собрались съесть.

- Только ты можешь использовать могущественный артефакт в качестве палки для котелка, - усмехнулся Маверс.

- Да для чего он ещё нужен. Всё равно в битве я его очень редко использую. Вспомни, его я применял только когда считал что своих сил мне не хватит, так же как в той схватке с этим проклятым С’шан’хаалом.

- Славная была битва, - сказал следопыт, пробуя похлёбку и убедившись в её отменном вкусе, продолжил. - Вот только как теперь его победить, если ты один раз уже убил его?

- Ну это не тебе придётся ломать над этим голову, - ответил глава гильдии. - Никто не может воскресить мертвецов, даже боги, а зомби это всего лишь жалкая пародия порождённая некромантами и магами Смерти. Так что, скорее всего, он в тот раз не умер.

- А можно мне добавки? - спросил один из охотников.

- Пожалуйста, - глава гильдии заботливо налил в миску ещё пару половников супа.

- Когда отправимся в Ардаль и кого с собой возьмём? - спросил Маверс. - Может, стоит взять Карма и вернуть ему его Неустрашимость?

- Плохие у тебя шутки, - Харгада опять стал Мрачным. - Ты был далеко от эпицентра битвы, где я сражался с этим шаманом, а Карм был рядом, так что не суди о людях, не зная их судьбу. На его месте ты бы, небось, в штаны наложил, когда увидел призыв К’саль’нара, - Харгад потерял свою мрачность и стал Весёлым.

- Да ну тебя, - обиделся Маверс. - Уж и пошутить нельзя, - но любопытство всё же взяло верх, и он решил спросить. - А как выглядел К’саль’нар?

- Если б я его увидел, то вряд ли бы сидел здесь, а гильдии пришлось бы очень туго, - серьёзно ответил могущественный Повелитель. - Хотя, я думаю остальные должны были бы справиться даже с К’саль’наром и без моей помощи, вот только мы бы понесли невосполнимые потери.

- Всегда думал что К’саль’нар это всего лишь детская страшилка, - влез в разговор один из охотников.

- Я бы очень хотел, чтобы это было именно так, - вздохнул Харгад. - Вот только эти проклятые твари существуют на самом деле. Вроде ещё сам Первый встречал их, но не стал испытывать судьбу, хотя у нас слишком мало информации, чтобы говорить с уверенностью. Кто их создал и когда никому неизвестно, но в записях говорится, что эти существа нападают на всех и не боятся никого, даже демонов.

- Тогда зачем этот шаман пытался вызвать такую тварь? Что если бы она и его заодно сожрала? - спросил ещё один охотник.

- Видимо он уже понял что проиграет, поэтому и решил прихватить всех врагов с собой, - ответил глава гильдии.

- Кстати, думаю, с нами пойдёт Призрак, - сказал глава гильдии. - Он как никто другой ненавидит орков, и возможно, что он даже сильнее нас с Кармом. Жаль, что в том сражении он не участвовал, тогда можно было бы вообще не волноваться за исход боя.

- Ладно, так когда отправляемся в обратный путь? - спросил Маверс переведя разговор в другое русло. - А то нам нужно как можно быстрее вернуться.

- На рассвете отправимся, жаль, что в этом лесу нельзя использовать Стремительный путь, ну ничего. Я - не вы, петлять три дня по лесу не буду, хватит и половины суток ходьбы, а потом уже переместимся сразу в главное здание или на площадь.

Ночь наступила также быстро, как закончился вкусный суп. Все знали, что глава ставит мощные защитные заклинания даже в этом спокойном лесу, поэтому все легли спать, не выставив часовых. Тишина и покой ночного леса слегка разбавляли звуки ночных жителей, проснулись зеленоглазые филины, что были редкостью даже здесь. Блеск зелёных глаз увидел Маверс, они пристально смотрели за следопытом, который просто не мог уснуть. Очень долго он ждал этого момента и очень долго готовился, чтобы преодолеть законы Первого. Кинжал в его руке напоминал остро заточенную человеческую кость, но был сделан из металла. Свет Сестёр отразил небольшой амулет в виде крысы, который выскочил из-под рубахи воина. Кинжал уже был занесён над Хаградом Мрачным, но глава гильдии открыл глаза и резко вскочил, при этом выбив странное оружие своим посохом.

- Никогда бы не подумал, что предателем станешь именно ты Маверс, - с грустью сказал великий воин. - Как ты мог, ведь мы рука об руку прошли столько битв?

- Но вся слава доставалась лишь тебе, да ещё этому Карму, который ещё под стол ходил, когда я уже был Мастером-охотником. А теперь его почитают даже больше меня. Если бы ты знал как мне было обидно, но господин помог мне, он дал мне такую силу, что этому глупцу С’шан’хаалу и не снилась. Тогда у меня не вышло тебя убить. Всё же магия Призрака была слишком сильна. О... я вижу, ты удивлён, так знай, он всегда помогал каждому охотнику, а мне... нет. И на тебе, и на Карме была его мощная защита, которая была незаметно встроена в вашу собственную. Господин рассказал мне об этом и ещё о многом другом, так что я ждал когда ты поставишь этот щит, потому что именно тогда она деактивируется, а сейчас...

- Получай! - крикнул другой охотник, всадив такой же кинжал в спину главе гильдии.

Резкий удар острием посоха в глаз Маверса, и кровь стекает с ровных граней кристалла. Ещё один удар и второй охотник оседает на землю. Весь отряд вскочил и бросился скручивать поверженного охотника. Нож прошел мимо сердца, но удар был очень болезненным, и кровь текла из раны, окрашивая мантию багряным цветом.

- Так что за господин? - спросил как ни в чём не бывало Харгад.

- Скоро встретитесь... может быть, - ухмыльнулся охотник, правда после удара обратной стороной копья в живот это у него плохо получалось. - Вот только сперва вы увидитесь с С’шан’хаалом и парой дюжин орков.

- Значит, не скажешь? - отмахнулся глава гильдии от другого охотника, который пытался применить исцеляющее заклинание.

- Нет.

Посох коснулся кристаллом лба предателя и тот завопил от страшной боли, разрывая спокойствие ночного леса. Он корчился и кричал, но не мог сдвинуться с места. Постепенно его кожа начала бледнеть и, в конце концов, он превратился в камень, точнее в статую, которая так и застыла, корчась в мучениях.

- Позвольте исцелить вашу рану, - настаивал охотник.

- Не получится, - вздохнул Хаград. - В кинжале какая-то странная энергия, которую лучше не провоцировать, чем-то напоминает Мрак. Он не задел что-либо важного, только немного распорол жизненный контур. Видимо его рука всё же дрогнула, когда он попытался убить меня, иначе я просто не могу представить, почему опытный охотник промахнулся. А сейчас нужно готовиться к встрече с орками.

Харгад снял защиту и начал прощупывать лес своей внутренней энергией. Из листвы соседнего дуба вылетел филин и аккуратно сел ему на руку, при этом, даже не разорвав мантию своими острыми когтями. Воин посмотрел в светящиеся глаза птицы и увидел орков, которые пробираются через лес. Он прекрасно знал те места, так что уже представлял, как устроить тварям тёплый приём. Филин взмахнул крыльями и исчез во тьме ночного леса. Кинжал причинял изрядную боль, но Харгад знал, что если вытащить его, то он в течение десятка минут умрёт от кровопотери, поэтому приходилось терпеть. Небольшая группа охотников отправилась встречать отряд из двух дюжин орков и шамана. Подготовка ловушек заняла минут пятнадцать, а орки шумели так, что их было слышно за километр.

- Они и мёртвого таким топотом разбудят, - сказал один из охотников.

- Этот лес необычный, он помогает нам, так что не питайте иллюзий, все эти орки опытные бойцы, наверняка элита Кровавого Топора, - возразил другой.

Долгие двадцать минут пришлось ждать. Минуты тянулись словно дни, но вот показался один, потом второй и третий орк. Шли они, и правда, очень умело, но каждый едва слышный ими шорох превращался в звон для охотников. Один из отряда тварей наступил на магическую ловушку и вспыхнул словно факел, орки сразу же рассредоточились и двое угодили в яму с шипами, а капкан отрубил ногу ещё одному. Шаман сразу же убил их, чтобы они не вопили. С’шан’хаал был очень высок и весьма молод для шамана, на нём был серый балахон с чёрными ромбиками по краям, двенадцать черепов крепились вокруг пояса, а на шее висело не меньше пяти амулетов. Он вышел вперёд и крикнул на человеческом языке:

- Выходи Харгад, не трать моё время, всё равно помрёшь, - орки поддержали его ревом и оскаленными клыками.

- Уж лучше вы к нам, - весело ответил, глава гильдии, чем сильно напугал охотников.

Все знали, что когда Харгад Мрачный во время битвы превращается в Харгада Радостного, то будет очень страшная бойня.

- Наш хозяин говорил, что ты упрямый как стадо...

- Орков, - перебил его один из охотников.

Шаман явно был недоволен тем, что его перебили, и не скрывал перед охотниками своей злости.

- Ослов, - закончил свою фразу орк. - А вы презренные людишки, которые выжили благодаря вашему лидеру, должны молчать и ждать своей смерти. Она за вами придёт уже очень скоро, - шаман оскалил клыки в усмешке.

- Ну и рожа у тебя, - брезгливо поморщился один из охотников. - Так и просит дать по ней булыжничком.

Шаман разозлился не на шутку и молнии превратили в щепки несколько деревьев стоящих рядом с наглецом.

- Я опустился до разговора с такими ничтожествами, только потому, что мне приказал хозяин.

- Откуда столько высокомерия у слуги? - спросил Харгад. - Не желаю говорить со слугой, зови своего... хозяина.

- Ничтожная тварь, убить!!!

Орки бросились на людей, но глава гильдии был готов к такому раскладу и первым же заклинанием убил троих тварей, несколько стрел всего на секунду позже убили ещё пятерых - охотники были очень хорошими стрелками и никто не промахнулся, жаль не у всех были луки. Шаман начал бубнить что-то вполголоса, и отбившись мечом от ещё одного врага, Харгад отступил за своих и начал плести ответное заклинание, попутно не забыв активировать мощный защитный барьер, что доселе спал в его браслете. Воины смело сражались с орками и даже, не смотря на то, что они проигрывали в физической силе, люди были намного опытней, так что они без особых проблем убили ещё нескольких большерылых. Удар С’шан’хаала был неожиданным и страшным - он не пожалел даже своих. Будто тяжелое огненное ядро свалилось с небес и убило всех орков, а также унесло жизни троих охотников, что были на самом краю щита. От этого заклинания у Харгада потемнело в глазах, а от мощной отдачи барьера пошла кровь из носа. Но ничего теперь старого врага ждут цветочки, а потом и ягодки, очень большие и смертельно опасные. Вокруг главы гильдии появилось множеств маленьких камушков, которые пытались пародировать туман, но получалось у них не очень хорошо, так как они стали быстро увеличиваться и, достигнув размеров кулака, отправились проверять на прочность кости шамана. Словно железо прошлось по стеклу пару десятков раз - камни ударялись в щит соперника, заставив его сделать несколько шагов назад, но потом С’шан’хаал ужаснулся. Над Харгадом висело три каменных человеческих черепа втрое превосходящие обычные. Глазницы их пылали тьмой и, казалось, что они улыбаются орку. Черепа висели в воздухе, будто были невесомые, но это было далеко не так. Мощная, очень мощная магия пульсировала в их контурах, и даже охотники отошли подальше от своего лидера. С’шан’хаал знал об этом заклинании, точнее слышал из нескольких источников, но не ожидал, что раненый Харгад сможет его применить, ведь он был заражен Мраком и именно Мрак полыхал в глазницах черепов. Эта энергия изменила древнее заклинание, которое знал лишь глава гильдии. Как? Как такое могло произойти? Мрак не убил Харгада, как говорил хозяин, а слился с ним. Но поток мыслей пришлось остановить, взывая к своим собственным силам, чтобы хоть как-то защититься. Три черепа окружили шамана и открыли свои рты, из которых потекло нечто похожее на тьму. Несмотря на мощную защиту из такого же Мрака, С’шан’хаал выл от страшной боли. Эта боль была настолько сильна, что несколько секунд длились будто годы, но шаман выдержал - черепа с громким хрустом лопнули и окатили близлежащий лес тёмными миазмами. Ничего живого вокруг орка не осталось. Не было сил стоять, коричневато-зелёная кровь текла из носа, рта и ушей. Харгад вздохнул с облегчением, но было что-то странное в этой победной тишине, почему молчат охотники. Глава гильдии обернулся, и в его душе заклокотала ярость - все его люди были мертвы, а голову одного из них подбрасывал в руке одноглазый Маверс. Из того места где был левый глаз охотника тёк такой же Мрак как из черепов.

- Зря ты меня не приложил тем посохом, ой как зря, - улыбнулся предатель, кинув голову своего товарища куда-то в сторону. - Даже твоя Каменная ветвь не смогла меня убить, как интересно. Я прочнее, чем кажусь, не правда ли Харгад, а вот ты, как я погляжу, совсем силёнки подрастерял. С’шан Как-Тебя-Там, вижу, слава о тебе слишком преувеличена, раз ты не смог его победить, это весьма прискорбно. Думаю, хозяину не нужны будут такие слуги как ты. В общем, хватит разговоров, мне нужна сила, которую мне обещал господин, так что умри... друг.

Маверс словно стрела преодолел разделявшее его и главу расстояние и теперь в сердце у Харгада был такой же клинок, как и в спине, но жизнь явно не желала уходить из тела великого воина и чародея.

- Я исправлю свою оплошность, - прокряхтел глава гильдии, и резко ударил Маверса во второй глаз своим посохом.

- Будь ты проклят! - взвыл следопыт и начал превращаться в камень. - А-а-а-а! Тва-а-а-арь! - все, что сумел сказать Маверс перед тем как превратиться в статую.

Харгад посмотрел в сторону харкающего кровью шамана и решил отдохнуть. Трава была очень мягкой и его, так и клонило в сон.

- Всё-таки отпуск придётся продлить, - улыбнулся глава гильдии и уснул навечно, сжимая в руках посох.

Альрин очнулся и резко встал, в глазах сразу потемнело. Сердце колотилось как бешенное. Быстро оглядевшись по сторонам, чародей увидел спящую Аврору и постепенно стал успокаиваться. Никто на них не напал, щиты никто не тревожил, а сон явно пошел на пользу, разве что был каким-то уж чересчур правдоподобным. Адепт Огня ощущал себя отлично отдохнувшим, будто он проспал не меньше двенадцати часов, вот только остался один нерешенный вопрос - почему ещё ночь? Действительно, в лесу по-прежнему была ночь, будто свет совсем позабыл об этом месте и полностью передал его во владения тьме. Никакого магического воздействия не ощущалось, и это было очень странно. Аврора проснулась и посмотрела на чародея:

- Что-то случилось?

- В принципе...

- Смотри к нам идёт тот человек, - сказала девушка, указывая в сторону идущего к ним призрака.

Сигнальные контура не сработали, заклинание Охрана тоже, и даже мощный защитный контур не остановил призрака. Прозрачный человек с посохом остановился перед адептом Огня и посмотрел ему в глаза, после чего развернулся и пошел в обратном направлении. Альрин никогда не был трусом, но сейчас ему было страшно. Он даже не мог понять, как призраки вообще могут существовать, ведь у них нет магического контура, да и тела у них тоже нет.

- Может он зовёт нас с собой? - поинтересовалась девушка.

- Почему же он тогда этого не сказал? - задал вопрос Альрин, но посмотрев в светло-золотые глаза девушки, сразу сдался. - Ну хорошо, пойдем, посмотрим, куда он нас приведёт.

Они шли позади призрака, держась от него в десяти шагах. Пришлось долго петлять по лесу и ноги уже начинали побаливать. По оценкам Альрина прошло не менее четырёх часов, а вокруг по-прежнему была ночь и это уже надоедало адепту Огня, а вот девушка вообще не обращала внимание на отсутствие света. Ей было очень интересно столкнуться с чем-то неизвестным. Вот только между ними и тем прозрачным человеком, что вел их куда-то, появились орки, правда, не обычные, а такие же призраки. Они бросились на Аврору, размахивая прозрачными ятаганами. Адепт Огня даже не успел осмыслить происходящего - он в мгновение преодолел расстояние до врагов и, преградив им путь, снёс головы нескольким призракам, после чего те исчезли. Сражаться было тяжело. Прозрачные клинки проходили сквозь любые препятствия, не встречая сопротивления, но Альрин знал, стоит замешкаться и такой клинок без проблем отправит его на тот свет.

- Дзынь! - ятаган ударился о меч воина, что весьма его удивило.

- Вот дурак! - Альрин ударил себя по лбу. - Раз я отрубил головы этим призракам, значит и их клинки тоже смогу остановить.

У волшебника значительно прибавилось уверенности. И он достаточно ловко сражался сразу с восемью орками. Уворот. Прыжок. Ятаган пролетает над головой. Удар мечом и ещё один призрак исчезает. Шаг в сторону. И особо свирепый орк лишается ног, а потом головы. Несколько ятаганов чуть не распороли живот волшебнику. Перекат и вот тут-то, Альрин получил скользящий удар по плечу. Страшный холод тысячами иголок впился в руку воина и ещё один ятаган уже был готов прикончить его, но светло-желтые светящиеся путы сковали всех призраков, а потом вспышка и больше ничего не осталось, только прозрачный человек, идущий впереди, одобрительно улыбнулся и вновь отправился в путь.

- Спасибо Аврора, - поблагодарил Альрин.

- И тебе, - улыбнулась она в ответ. - Пойдём за ним дальше.

По дороге они часто видели, как призраки людей сражаются с призраками орков, и те, и другие то появлялись, то исчезали. Опять долгий пеший переход и снова орки. Ардис говорил, что меч выдержит шесть ударов, но он явно приуменьшал своё мастерство - клинок сломался на сороковом, после чего пришлось кидаться в тварей огненными шарами и стрелами, правда эффект от них был не очень сильным. Казалось, будто Альрин дерётся с призраками на кулаках, хотя от обычных орков уже давно бы остались только кучки пепла. Зато заклинания Авроры действовали отменно и призраки развеивались. Ещё через час они пришли к месту, где была скрюченная статуя человека. Призрак посмотрел на неё и, вздохнув, продолжил свой путь. Идти пришлось недолго и в скором времени они вышли на полянку, хотя при ближайшем рассмотрении можно было увидеть, что здесь как будто взорвался большой огненный шар, ни одного деревца не росло на этом месте, в центре лежала статуя, а чуть дальше человек. Призрак остановился перед ним и лег, исчезнув в теле. Странно, но казалось, что маг живой и вот-вот проснётся, но он продолжал спать вечным сном. В руках он сжимал посох, тот самый, что видел Альрин в своём сне. Нож в его сердце напоминал по форме кость.

- И зачем он нас сюда привёл? - задумался Альрин.

- Ты ведь сам мне говорил, что призраки появляются, если человек не успел выполнить что-то очень важное и погиб, либо кто-то специально не даёт душам успокоиться, - сказала крылатая волшебница.

- Так говорил отец, а я всего лишь повторил его слова.

- Но мы должны как-то помочь этому человеку.

- Точнее призраку, - сказал Альрин. - Во сне я видел этого человека. Его звали Харгад Мрачный и он был главой гильдии охотников, правда, как давно это было я не знаю.

- Ты видел прошлое? - удивилась девушка. - Но ведь это невозможно.

- Я тоже так думал, пока не увидел.

- Удивительно.

- Но мы всё же отошли от темы, - адепт Огня сложил перед собой руки. - Как же нам ему помочь.

- Сперва расскажи все, что видел в своём сне, может и разберёмся, - предложила девушка.

Альрин не стал медлить и подробно пересказал всё увиденное. Рассказ был не очень долгим. С течением времени девушка очень менялась, то удивлялась, то пугалась, но дослушав рассказ Альрина, она сразу поняла, в чём тут дело.

- Кинжал, - сказала красавица. - Его нужно вытащить.

- Без проблем, - ответил Альрин и вытащил древний артефакт, который глубоко засел в сердце главы гильдии и не желал отказываться от тела своей жертвы, так что пришлось изрядно помучиться.

Ничего не произошло, хотя по мнению Авроры они всё сделали правильно. Что ещё тут можно сделать? И что вообще должно произойти? Но они оба ощущали, что ещё не выполнили то, что должны.

- Точно, у него в спине второй кинжал! - пришло озарение магу.

Альрин перевернул тело главы гильдии и вытащил второй кинжал. То, что произошло дальше, совершенно не походило на то, что ожидал увидеть адепт Огня. Человек дёрнулся и открыл глаза. Аврора быстро спряталась за деревом, а Альрин громадным усилием воли заставил себя спокойно держать человека, будто ничего и не произошло, правда на самом деле в момент, когда глава гильдии дёрнулся, очень хотелось мгновенно переместиться за пару дневных переходов отсюда, но ведь нельзя ударить в грязь лицом перед такой красивой девушкой, как Аврора.

- Как же хорошо, - вздохнул Харгад. - Снова быть живым, хоть и недолго.

Глава гильдии внимательно посмотрел на человека, который сидел рядом с ним. Встать он не мог, ибо сил совершенно не было, да и отвык он от своего тела, скованного древней магией. Аврора вышла из-за дерева и подошла к ним. Теперь настала очередь удивляться Харгаду.

- Вот уж не думал, что доживу до тех пор, когда увижу ангела, - посмеялся старик. - Хотя... я ведь не дожил. Спасибо вам большое. Теперь я смогу спокойно уйти в другой мир. Возьми мой посох и пусть теперь он станет твоим, а также окажи мне ещё одну услугу, возьми кольцо с браслетом и отнеси их в гильдию охотников. Передай их новому главе, надеюсь, им стал Карм Неустрашимый, - сказал Харгад и затих, после чего начал медленно растворяться в воздухе.

- Что ж... пойдём дальше, нам предстоит ещё долгий путь, - сказал Альрин. - Пожалуй, меч Харгада я тоже возьму с собой. Как думаешь, нам поверят, что мы разговаривали с призраком главы гильдии?

- А разве не должны?

- Ну... знаешь, - растерялся Альрин. - Могут и не поверить.

- Странно, - какой-то грустной сразу сделалось лицо девушки. - У нас все друг другу верят.

- Люди немного... другие, так что не расстраивайся, - успокоил её Альрин и они отправились в путь.

Опять какое-то странное чувство будто вело чародея в нужную сторону, хотя без опытного следопыта в этом лесу делать нечего, и даже охотники могли здесь заблудиться, не говоря уже об обычных путниках. И уже через шесть часов они вышли из убежища Харгада. Альрин загородился от солнечных лучей, а Аврора словно стала светиться. Наконец-то они приблизились к своей цели, и гильдия охотников уже была не за горами... ну почти.


Глава 2

Уже несколько недель паренёк мотался, по лесу в неизвестном ему месте. Непонятно как он тут очутился, но ничего не поделаешь. Главное - найти людей. Ему даже не хотелось вспоминать, как тяжело пришлось добывать себе пищу. Ничего нормального, что можно было бы назвать едой, не было, только кислые ягоды, которые по заверению старда можно употреблять без опаски, да несколько видов грибов. Как ему удалось остаться в своём уме, питавшись этим, он не понимал. Только какой-нибудь монах спокойно принял бы такую скудную пищу, но для нормального человека нужно мясо и желательно жаренное с картошечкой и специями, а не эта кислая гадость. Как назло ни одного зверя ему не попалось.

«Проклятый человек в шлеме, - злился парень, стряхивая еловые иголки с плаща. - Как он вообще смог переместить меня без каких-либо эффектов и даже без воздействия на пространство. Вот чёрт! И что мне теперь делать!?»

«Так-с, нужно отбросить лишние мысли. Что мне известно? - начал рассуждать заблудившийся в лесу путник. - Тот человек говорил на моём языке, следовательно, здесь меня могут понять, хотя... нет, не следовательно, - нахмурился он, вспомнив один факт. - Если судить по реакции его спутника, то можно предположить, что он ни черта не понимал, тогда какого фига этот тёмный знал мой язык? М-де... на этот вопрос нет ответа, переходим к другому. Он назвал мою семейную реликвию, которая как у нас считалось, приносила счастье, составляющей Основу. Что мать вашу за Основа, какого чёрта эта пирамидка вообще в пыль превратилась!? Так-с, успокойся, я живой, а значит всё нормально, - попытался успокоить себя паренёк, но это у него плохо получалось. - Да ничего не нормально! Уже недели две прошло, а спасательная группа до сих пор спит. Вот вернусь и каждому из них набью морду, хотя сперва меня убьёт дед, потому что я первым прыгнул в пространственный пролом, но это если я вернусь. Почему тут никого нет? Неужели этот тёмный забросил меня в какую-то резервацию? - и только тут до него дошла одна нехорошая мысль. - Перебросил... он меня перебросил в другую точку пространства без каких-либо приборов! Что мать вашу тут твориться!? Телепортация при помощи силы мысли, чёрт бы побрал этот мирок! Дед бы этого гада живьём съел, узнай он о таком открытии».

Ещё пару часов парень шел через лес поглощенный раздумьями, и даже не успел заметить, как сплошное море деревьев стало редеть и постепенно исчезло, а путник наконец-то вышел на дорогу. Спустя ещё полчаса раздумий на паренька вновь снизошло озарение:

- Чёрт бы побрал... - путник не знал, кого бы предложить демону и остановился. - Дорога, судя по всему, не заброшена, и по ней часто ездят повозки, следовательно, можно сделать вывод, что тут где-то должны быть какие-нибудь таверны или другие места, где можно нормально поесть, а заодно что-нибудь узнать.

И действительно не прошло и часа как вдали показалось небольшое двухэтажное здание, рядом с которым росла пара елей. Тяжеловато было разглядеть, но, по всей видимости, рядом было несколько лошадей, ну или ещё каких-то животных очень на них похожих. Вот теперь путник был в предвкушении чего-то вкусненького, правда, он кое-что забыл. Никакие это были не лошади, ну разве что морды такие же длинные. Тела их были бледно фиолетового цвета, а в изогнутых ногах было несколько неровных отверстий, расположенных друг над другом. Казалось, будто какие-то деревья переплелись между собой и вросли в туловище «лошадки», но высшее образование и неплохой ум подсказывали ему, что эволюция каким-то образом сотворила это с данными существами, а растения тут не причём. Всё остальное, в принципе было, как положено, хвост, грива, седло с сумкой, всё было на месте, так что всё же пришлось обозвать эту скотинку лошадкой. Хотя стоит признать, несмотря на удивительный внешний вид, этих лошадей вполне можно было назвать красивыми существами. От греха подальше он решил не прикасаться к ним и зашел в таверну. Народу было не очень много - человек пятнадцать от силы, включая пышных служанок и здоровую двухметровую тётку, в которой путник сразу же определил хозяйку забегаловки. Вот только такой бурной реакции на своё появление паренёк не ждал, все почему-то уставились на него как на призрака и некоторые даже потянулись за рукояти своих клинков и топоров.

«Вот и что блин их так испугало? - задался вопросом путник. - Неужели я слишком сильно отличаюсь от них?»

- Тебе чего надо? - грубо перебила хозяйка заведения мысли парня.

Всё бы хорошо, но он не понимал, что ему говорят, хотя логика позволила ему всё-таки предположить, что ему сказали.

- Мне бы поесть, - сказал путник и, зная, что его не поймут, жестом показал на еду, а потом на свой живот.

- А-а-а, понятно, не местный значит, - ответила хозяйка. - А деньги у тебя есть? - увидев, что парень не понял, она показала жест, который, наверное, был понятен любому человеку вне зависимости от нации, страны или даже мира.

- Вот чёрт! Про деньги то я забыл, - выругался парень, но порывшись в карманах своей куртки, выудил горсть монет различного достоинства и показал их здоровенной тётке.

- Это что за чудные монетки и что это на них изображено? - она повертела их в руке, попробовала на зуб и, поняв, что в этом металле нет ничего ценного, вернула обратно. - Золото у тебя есть? - увидев, что путник по-прежнему её не понимает, она подняла свою губу и указала на парочку золотых зубов.

- Чёрт, чёрт, чёрт! - опять выругался паренёк. - Откуда у исследователя золото?

Тётка видимо поняла, что золота или другого ценного металла она от путника не дождётся, грубо сказала:

- Проваливай!

Тем временем все остальные давно успели успокоиться, и снова были заняты своими делами, позабыв о незнакомце. Однако один из них подошел к стойке и что-то сказал хозяйке:

- Слушай, я заметил монетки этого иноземца. Таких мне видеть не доводилось, очень хорошо сделаны и держу пари это не обычное железо, скорее всего они очень древние и стоят много золота, только он об этом не знает. Правда ты сама отказала ему, так что держи аркон и накорми его как следует.

Тётка ответила что-то неодобрительное в сторону одного из клиентов, однако ещё один аркон заставил покинуть все нехорошие мысли об утраченной прибыли, и она ушла на кухню, проклиная своё невежество и жадность. А вот человек смотрел на путника и спустя минуту сказал:

- Откуда же ты такой взялся? Вроде не из Нариорны, да и не с юга, может ты с Сейхи или из-за моря?

Ничего не поняв, парень развёл руками. Человек кашлянул и как будто не замечая того что путник его не понимает, продолжал с ним разговаривать:

- Интересный у тебя язык, что-то не приходилось слышать такого диалекта. Ну да ладно, может, ты мне продашь эти монетки, - указал он на руку с зажатыми кругляшами и показал пять золотых.

«Похоже, местный коллекционер посчитал мои монетки весьма красивыми, да и пофиг, такие золотые монеты я только в музее и видел, - подумал путник. - Сделка явно выгодная для меня, а может и для него тоже».

Исследователь высыпал свои монетки на стол и человек сразу же забрал их, отдав ему показанные золотые. Он даже не понимал, насколько выгодная для него была эта сделка, ведь на эти пять арконов, можно без проблем прожить год, если особо не шиковать, как это сделал посетитель.

«Лингвистический анализ проведён на тридцать девять процентов. Переводчик активирован. Речевой анализатор доступен для использования. Необходимо больше данных для осуществления более точной информационной передачи при общении», - раздалось в голове у паренька.

«О-па, а про тебя-то я совсем и забыл, - обрадовался путник голосу старда и посмотрел на своё запястье. - Что ж не напомнил мне раньше, что ты ещё работаешь. Хорошо, что я взял стард нового поколения у дедушки из лаборатории, теперь будет легче».

Человека заинтересовал чёрный браслет с таким же тёмным экраном и парочкой каких-то кнопочек. Плавные линии обволакивали левую руку, что позволяло совершенно не чувствовать на себе многофункциональный прибор. Несколько огоньков мигали красным светом.

- Любопытный артефакт, где же вы его нашли? - задал вопрос коллекционер, стараясь жестами объяснить, о чём он спрашивает.

Как неудивительно, но исследователь понял его даже без браслета и сразу же ответил при этом, совершенно не узнав свой голос:

- Дедушка подарил.

- О... так вы маг Разума? - удивился человек. - Давно не видел техник скоростного освоения информации. А по вам сразу и не скажешь, тальм.

«Как-то он теперь по-другому начал говорить, будто с каким-то высшим, - обдумывал слова человека путник. - И что ещё за тальм? - наверное, некоторые слова ещё плохо переводятся. Да и не ожидал, что говорить за меня пока будет стард».

Тем временем еда заказанная коллекционером была принесена, и он предложил сесть за стол. Сказать, что блюда удивили паренька это ни сказать ничего. Он ожидал каких-нибудь многоногих насекомых приправленных их же внутренностями или в лучшем случае свежезапеченных крыс, но никак не то, что он увидел. Служанки расставили пять блюд: цыплёнка с картофелем и яблоками, небольшого поросёнка зажаренного целиком и помещённого на красивую тарелку, какой-то странный салат, который очень аппетитно выглядел, тарелка супа с умопомрачительно приятным запахом и несколько изящных стаканов красного вина. Живот предательски заурчал, дав понять, что его владелец не ел нормально как минимум неделю. Не о чём кроме еды он пока не мог думать, хотя спросить хотел о многом, но отбросив всю свою предосторожность и сомнения, накинулся на блюда. К его счастью коллекционер был честным человеком и ничего плохого не замышлял. Сытно пообедав, исследователь наконец-то смог откинуться на спинку стула и нормально поговорить с этим человеком.

«Лингвистический анализ закончен на девяносто процентов», - вновь раздался голос старда в голове.

«Замечательно, теперь смогу понимать всё, ну почти, - подумал парень и решил уточнить. - Каким образом произошло столь быстрое ускорение обработки информации?»

«Идёт обработка всех речевых данных по всему зданию. За счёт большого количества людей поступает необходимый поток информации, в результате произошло повышение эффективности обработки данных», - ответил прибор.

Кивнув старду, явно удовлетворённый таким ответом, он решил спросить кое-что у своего собеседника:

- Вы случайно не знаете, где я могу найти информацию, скажем, о пространстве?

Собеседник как-то вдруг настороженно посмотрел на исследователя, сощурив глаза, но потом расслабился и ответил, несколько более тихим голосом:

- Если вы имеете в виду пространственную магию, то вам нужно в гильдию охотников.

Правда к ней вас допустят только после того как вы станете мастером-охотником.

- Хм... а сколько времени это может занять?

- Лет десять, ну или может быть двадцать. У всех по-разному, - ответил коллекционер.

- А есть другие варианты?

- В принципе есть. Первый - посетить Сейху и спросить у тамошних великих магистров и архимага, второй - пробраться в университет Лейры в Ревейвеле, но я не знаю, есть ли там информация такого уровня, третий - пока даже не знаю. Сразу предупреждаю, что попасть на остров Сейха без приглашения невозможно, да и добираться отсюда без магии очень долго, в университет Лейры не имеет смысла лезть, хоть он и не так далеко как убежище Прайса.

- То есть единственный выход - гильдия охотников?

- Вы совершенно правы, и думаю, здесь я вам могу помочь. Я ведь забыл вам представиться. Мастер-охотник Виатор Забытый. И я как раз направляюсь в гильдию после выполнения задания.

«М-де, значит, у меня нет другого выхода, - мысленно вздохнул исследователь. - Нужно узнать об этой пространственной магии, чтобы вернуться обратно, а то если сюда заявится дедуля, то мне уж точно несдобровать».

- Рад знакомству Виатор, меня зовут Кенкуин. Я пойду с вами и вступлю в гильдию, только можно один вопрос?

- Какой?

- Почему Забытый?

- Никогда бы не подумал, что мне зададут такой вопрос, - человек рассмеялся и утёр выступившую слезу, ведь этот вопрос ему всегда задавали в первую очередь. - Сейчас расскажу, это короткий рассказ, только погодите минуточку.

Виатор посмотрел в свой мешок путника и положил туда монеты, Кенкуин только краем газа успел заметить шкатулку с тремя большими кристаллами, один из которых треснул.

Серый плащ развивался вместе с длинными седыми волосами, редкие порывы ветра заставляли листву шуметь. Человек был в приподнятом настроении и поскорее желал добраться до своей конечной цели, при этом, совершенно не желая ускорять шаг. Мало кто решился бы так беспечно прогуливаться по юго-восточным границам королевства Ардаль, ведь тут было много орков, которые всегда убивали людей. Маги Ардальского Ордена конечно защищали границу своего государства, но шаманы иногда находили способы незаметно пробраться сквозь мощный магический барьер будучи незамеченными, а заодно частенько приводили с собой до полусотни воинов. Вот и в этот раз случилось нечто подобное. Человек вышел на пригорок и увидел, как в небольшой деревеньке бесчинствуют орки, убивая местных жителей своими топорами.

- Ну что делают эти тупорылые твари, - злился колдун, поглаживая возникшую в руке крысу, чтобы успокоиться. - Это мои люди! - крикнул колдун и появился посреди этой бойни. - Хм... а орков-то я давно не ел, уже и забыл их вкус. Это надо исправить.

Костлявые руки вырвались из-под земли и разорвали ближайшего воина, крысы выпотрошили ещё парочку. Громадный орк, который был на две головы выше своих соплеменников встал перед колдуном. Несколько ятаганов висели у него за плечами, а в руках была огромная секира, лезвия которой были зазубрены от многочисленных ударов по черепам поверженных ей врагов, по мечам и щитам. Теперь же секира хотела крови колдуна. Магия явно чувствовалась в ней, и даже слабое сознание. На поясе у этого орка висело девять черепов, как и у шаманов. А клыки из нижней челюсти вздымались вверх, почти доставая до носа. Со всех сторон к нему сбежались другие орки и трое шаманов.

- Могучий Вождь, этот колдун очень сильный,- сказал один из шаманов. - Он способен ранить вас.

- Какая-то обезьяна не сможет ранить меня! - громко ответил орк. - Я уничтожу этого человечишку, даже если он колдун.

- Мы вам поможем, - заявил старший шаман, и вождь не стал с ним спорить.

Обнажив свои зубы в кривой усмешке, вождь перехватил секиру поудобней и кинулся к своему врагу. Колдун даже не сделал шага в сторону и опытный воин один быстрым едва различимым для окружающих движением перерубил его надвое. Орки рёвом поддержали своего главаря.

- Не такой уж он и сильный, - расстроено сказал вождь. - Всего один удар, как и по обычному человеку.

- Значит, я просто ошибся, - ответил старший шаман. - Видимо я уже и забыл, когда последний раз ошибался, вот теперь запомню.

- Ты даже не знаешь насколько ты прав, - сказал колдун в сером плаще, который как ни в чём не бывало, стоял на том же месте целый и невредимый.

Орки отшатнулись от него словно ужаленные злыми пчёлами. Такого им прежде видеть не приходилось, чтобы перерубленный пополам человек спокойно стоял без видимых ран. Шаманы опомнились быстрее и начали плести какое-то мощное заклинание. Орки кинулись на врага, но всё же страх в их душах маг почувствовал безошибочно.

- Вот теперь другое дело, а то я уже поспешил расстроиться, - обрадовался вождь орков и присоединился к своему племени.

Ароурай лишь улыбнулся в предвкушении потехи. Первый орк замахнулся своим топором, однако одним простым ударом ладони его череп был превращён в фарш, поэтому удара так и не последовало. Второму заострённая кость, вылетевшая из-под земли, перерубила сухожилия на ногах, и ударом ноги с разворота маг отделил ему голову от тела. Ещё одного он просто кинул в приближающуюся толпу орков и разметал сразу десяток, превратив их всех в мешки с переломанными костями. Улыбка на лице вождя сменилась яростью, секира опрокинулась на поганого колдуна, который посмел убить орков, и вертикально перерубила его на две ровные половинки. На лице колдуна застыл страх, и вождь орков удовлетворённо хмыкнул.

- Шучу, шучу, - сказали обе половинки, по-прежнему оставаясь на своих местах, а потом они вновь срослись воедино. - Хороший удар, но всё равно слишком медленный и не достаточно сильный, чтобы меня убить.

- Такого не бывает, мертвые не должны вставать и восстанавливаться, - теперь страх уже забрался в сердце вождя, который прежде о нём и не знал.

- Он не человек, - крикнул один из шаманов, и вождь быстро отпрыгнул в сторону.

Серый шар, окутанный облаком бирюзовой дымки, ударился в колдуна и разорвал его на тысячи маленьких частей, которые разлетелись по всей улице, накрыв её кровавым дождём - это всё, что осталось от человека. Теперь спокойно вздохнули шаманы.

- Что это вообще такое? - спросил младший. - Как люди способны на подобное?

- Я даже не знаю, как тебе ответить, - сказал старший шаман. - Похоже, мы убили очень древнего колдуна, и он изучил какие-то странные заклинания, вот и всё.

- А убили ли мы его? - задал вопрос младший.

- Хороший вопрос, - услышали шаманы голос стоящего позади них человека, после чего орки сразу же отшатнулись от него как ошпаренные. - Но как видите, ответ - нет. - Пока никто не видел, кусочки, на которые разлетелось тело чародея, превратились в крыс и собрались воедино.

- Такого просто не может быть. - Испугался младший и попытался убежать, вот только далеко уйти он не смог - костлявые руки вынырнули из-под земли и впечатали его в землю.

- Что бы мне с вами сделать? - ходил из стороны в сторону колдун. - Убить вас это слишком скучно.

- Ничего ты с нами не сделаешь, - крикнул вождь орков и сразу же упал на землю, лишившись ног вплоть до колен.

- Хм... даже лишившись ног, ты по-прежнему выше меня, так дело не пойдёт, - сказал Ароурай и, схватив остатки конечностей, вырвал их. - Вот теперь другое дело.

Воины, бросившиеся на помощь своему вождю, были остановлены Костяной стеной, а шаманы висели на дереве, которое выросло рядом с ними. Вот только оно было мёртвым и состояло не из древесины, а из костей. Вместо ветвей было множество костлявых рук, а ствол состоял из большого количества берцовых костей, принадлежащих представителям различных рас.

- Отпусти нашего вождя и шаманов иначе я убью эту девчонку! - крикнул орк магу, приставив кинжал к горлу девушки.

- У-ху-ху-ху, - казалось, будто колдун поперхнулся, но это был всего лишь его смех. - Валяй.

- Но ведь вы люди всегда ловитесь на эти уловки, почему же на тебя это не подействовало? - удивлению орка не было предела.

- Тот шаман был прав, я уже давно перестал быть человеком, - улыбнулся колдун. - Поэтому мне безразлична судьба местных людей.

- Тогда почему ты напал на нас? - спросил старший шаман.

- Потому что я хотел напасть на эту деревню раньше вас, а вы мне всё испортили, - ответил колдун в сером плаще. - Кстати, и это вы первые на меня напали. Хотя мне без разницы. Обидно только что вы меня не помните. Был такой шаман С’шан’хаал, неужели он не рассказал вам обо мне?

- Не может быть, - ужаснулся старший. - Так ты Серый Маг.

- Ну хоть кто-то помнит, тебя оставлю в живых, - колдун поправил свои седые волосы и сделал едва заметное движение рукой.

Лучевая кость на большой скорости вылетела из-под земли и вошла в подбородок орку, державшему девушку, и острая часть показалась чуть выше лба. Орки посмотрели на ужас в глазах шаманов, на своего поверженного вождя, который без ног стоял напротив Серого Мага и дрогнули. Все побежали в разные стороны, и никто даже не подумал оглянуться.

- Ну-у-у, так не честно, - скорчил рожу колдун. - Мне что теперь за вами бегать? - чародей вырвал руки у кричащего от боли вождя и, с легкостью подкинув в руке его же секиру, одним ударом размозжил ему голову.

Посмотрев на шаманов, он сделал взмах рукой и кости дерева прошибли двух из них насквозь, полив корни костлявого создания кровью. Девушка была шокирована и больше не воспринимала окружающую действительность.

- Да что за напасть-то такая, таких скучно убивать. - Расстроился колдун и, положив секиру вождя себе на плечо, медленным шагом пошел охотиться на орков.

Многие люди последовали примеру орков и бросились из деревни прочь. Люди не были уверены, что убив орков, колдун не займётся ими, поэтому лучше не рисковать, никто не остановился, чтобы помочь девушке или кому-либо из своих родных - всех охватила паника.

Кишигай подобрался к деревеньке уже под конец представления и застал Серого Мага за поеданием мозга одного из орков. Брезгливо поморщившись, Безумный Маг подошел поближе и отвлёк от своего занятия старого приятеля.

- Ну и как они на вкус? - спросил Кишигай.

- Как дерьмо.

- Даже не буду спрашивать, откуда ты знаешь его вкус, но зачем ты продолжаешь их есть?

- Неужели не понятно? - спросил Ароурай и, не дожидаясь ответа сказал. - Потому что я голоден.

- Ты уже полторы сотни орков сожрал, и заодно всех жителей деревни, ну кроме той девчонки, неужели не наелся? - ухмыльнулся Безумный Маг. - Того и глядишь начнёшь есть Порождений Мрака.

- Не начну, - обиделся Повелитель Падали. - Ривеленд послал приглядывать за мной?

- Да, и вижу не зря. Ты последнее время совсем разошелся, поэтому Властитель Тёмных Вод решил несколько ограничить тебя, - сказал Кишигай, поправляя свою чёрно-оранжевую куртку. - Хм... ты перестал есть девушек, - обратил своё внимание на одиноко стоящую красавицу безумный маг и усмехнулся. - Не можешь забыть своё поражение?

- Я не проиграл! - крикнул в ответ Повелитель Падали и несколько костей сгорели в огненном щите, а одну из них огненный маг поймал.

- Воу-воу полегче Ароурай, я же просто пошутил, - примиряющее поднял руки безумный маг.

- Не надо мне больше напоминать об этой твари, - предупредил Серый Маг. - Больше предупреждать не буду.

- Как будто я тебя боюсь, - в полголоса произнёс Кишигай, а потом уже сказал так, чтобы его услышал собеседник. - Вообще-то я пришел не только по этому вопросу. В этот раз, скорее всего, будут почти все, так что ты тоже должен прийти на собрание. Ривеленд должен сообщить что-то очень важное.

- Хм... интересно... - задумался Ароурай. - Если об этом хочет сообщить Ривеленд, значит действительно это что-то интересное. Кислотный будет?

- Нет, ты же знаешь, - вздохнул Кишигай. - Он не явился ни на одно собрание за прошедшие года с того самого инцидента.

- Замечательно, - лицо Повелителя Падали светилось от счастья. - Тогда подожди меня, сейчас я доем и пойду с тобой.

- Ладно, только я где-нибудь в сторонке постою, а то не могу на это смотреть, - сказал безумный маг и отошел подальше.

- Похоже, всё ещё хуже, чем мы думали. Мрак слишком сильно вклинился в его разум. В результате чего он старается поглотить больше жизни и это его основная цель, а на увеличение силы ему плевать, - сказал Кишигай, сделав круг вокруг девушки. - И похоже после того случая с нашим кислотным другом он будто не замечает девочек и девушек, и они единственные кто остаются в живых.

- Хм... понятно, - раздался голос из браслета с чёрным бриллиантом. - Оставайся с ним и дальше и старайся не допускать его к поселениям людей и эльфов, остальных в принципе не жалко, но лучше пусть наш друг поголодает, иначе он всех сожрёт.

- Без проблем, тогда мы поспешим на собрание, а то нужно сделать несколько переходов и по пути ещё заскочить кое за кем, - ответил Кишигай.

- Действуй, - сказал Ривеленд и его голос исчез.

- Эх... придётся теперь этого крысятника контролировать своим пламенем, иначе Мрак окончательно завладеет его сознанием. - Ароурай, поторапливайся, нас ждёт ещё один друг.

Чуть вдалеке от места, где они вышли, виднелись невысокие горы, ну как невысокие, высотой не более трёх километров. Вот только до них ещё идти не меньше пяти часов, хорошо хоть по дороге. Прогулка в компании прекрасной Авроры не была в тягость Альрину, но вот девушка, судя по всему, устала, правда она не хотела останавливаться, чтобы побыстрее добраться до гильдии. Её ноги не привыкли к долгим пешим переходам, и адепт Огня удивлялся, как она до сих пор могла идти.

- Аврора, давай сделаем привал, тебе нужно отдохнуть.

- Нет, нам нужно идти дальше.

- Но мы уже много прошли и вполне можем позволить себе остановиться, чтобы передохнуть, - настаивал Альрин, но девушка была непреклонна.

- Нет, идём в гильдию.

- Раз не хочешь останавливаться на отдых, то и не нужно, я понесу тебя на руках, и тогда ты сможешь немного отдохнуть, - сказал Альрин.

- Но... а как же ты... ух, - девушка не успела ещё что либо сказать как уже была на руках у Альрина. - Вот зачем, ты же устанешь так намного быстрее.

- Ничего, зато ты сможешь отдохнуть, - улыбнулся маг, а крылатая волшебница обхватила его шею своими крыльями.

Девушка весила не так уж и много, да и её личико было настолько прекрасным, что просто не позволяло Альрину остановиться. Крылатая волшебница, будто наделяла его своей энергией, но всё же предательская усталость дала о себе знать. Альрин смог пройти не меньше трёх километров, после чего о привале заговорила уже девушка.

Отдыхали они около часа, как вдруг на дороге увидели небольшую повозку. Старичок не гнал лошадей и наслаждался дорогой, заметив путников, он решил остановиться.

- Здравствуйте путники.

- Здравствуйте, не подскажите гильдия охотников в той стороне? - спросил Альрин, указывая в сторону гор, откуда как раз приехал старик.

- Отчего же, конечно подскажу. Я ведь как раз оттуда и еду, - улыбнулся дедушка. - Правда приготовьте золотой... да не для меня, это плата за пользование тоннелем гномов, правда за то, что я поставляю припасы, гильдия компенсирует мне часть расходов, так что с вас могут потребовать и два. Вы собрались стать охотниками?

- Можно и так сказать.

- Тогда возьмите мой золотой, думаю вам он нужнее, - протянул дедушка аркон.

- Большое спасибо, но я не могу принять ваш подарок, - вежливо отказался Альрин. - Мы вполне сможем рассчитаться с гномами.

- Ну как знаете, только будьте аккуратней им палец в рот не клади, обдерут до нитки, а ведь здесь ещё хорошие гномы, - сказал старик. - Кстати, а как вы тут так быстро оказались? Поди, до ближайшей деревушки километров четыреста, а до перекрёстка все восемьсот.

- Мы прошли через лес Харгада Мрачного, тем самым значительно сократив путь.

Старик чуть не упал с телеги от такого заявления. Немного переведя дух, он ударил себя по щекам пару раз и сказал:

- Ни за чтобы не поверил, если бы не увидел вас здесь именно в это время. Среди тех, кто шел со мной, вас не было, а, следовательно, за время, когда я ушел из деревни, вы ни за чтобы не смогли покрыть это расстояние, значит, вы говорите правду. - Видно было, что старик напряженно вглядывается в путников. - И всё же не верится. Вы знаете, что за пару тысячелетий никто так и не выходил оттуда живым?

- Хм...

- Кто же вас надоумил отправиться по нему?

- Деревенский кузнец, Ардис, - ответил Альрин.

- Вот старый плут, ух я ему устрою, будет мне ещё молодёжь отправлять через такое место, - злился старик. - Я его в такие места пошлю, что демон ногу сломит, а орк клыки сломает, - он немного успокоился. - Эх... раз вы через такое прошли, то дальше никаких проблем у вас не возникнет и вы гарантировано вступите в гильдию. После прохода идите всё время прямо и через два дня придёте в город, а там не ошибётесь. Удачи, - улыбнулся старик напоследок и поехал.

- Альрин, а что за золотые? - спросила девушка.

- Ты не знаешь про монеты? - удивился маг.

- Нет, а для чего они нужны?

- Ну-у-у... ими можно расплатиться или лучше сказать их можно обменять на всё что угодно, только у каждой вещи есть своя цена, - ответил адепт Огня. - Разве у вас не так?

- Нет, у нас ни у кого нет никаких золотых.

- Но как же вы тогда живёте?

- У каждого из нас есть всё необходимое, нам не нужна еда как людям, воды у нас вдоволь, а что ещё нужно?

- Я даже не знаю, что тебе и сказать, - задумался Альрин. - Давай чуть позже вернёмся к этой теме.

- А у тебя есть золотые?

- Если честно, то нет, - расстроился Альрин. - К моему большому сожалению, я не смог добыть хоть сколько-нибудь. Но не беспокойся, у меня в мешке странника много всякого барахла, может, что и сгодится в качестве платы.

Адепт Огня открыл мешок и начал перебирать всё, что есть. Посохи смирно лежали на своих местах, призрачный меч сверкнул своим прозрачным клинком, туша малоглада и костяной хобот покоились под барьером, чуть дальше от них расположились золотые шары, которые пытались убить чародея в древнем городе, рядом с ними лежал булыжничек, который маг взял назло Лилиан, а чуть в стороне находился чёрный мешок с изображением щита в круге. Это был символ турнира и олицетворял щит Прадоса. Мешок был перевязан золотой цепочкой, к которой была привязана золотая восьмиконечная звезда. Адепт Огня трясущимися руками достал мешок и положил перед собой, боясь к нему прикоснуться.

- Что это за мешок?

- Это приз за победу в турнире, - ответил побледневший Альрин. - Вот только я проиграл, и он не может быть моим.

Чародей аккуратно развязал цепочку и открыл мешок. Как он и думал, пять тысяч золотых арконов лежали внутри и приветливо сверкали своим золотистым светом.

- Но как он оказался у меня? - не понимал происходящего Альрин. - К тому же в мешке странника, который никто не может открыть без моего разрешения, - тут он опять обратил своё внимание на звезду и повертел её в руке. - Эта звезда была у Каутеля, да и приз выиграл он... не может быть, но ведь... Отец! Каутель был клоном отца! - снизошло озарение на волшебника. - Так вот каково было его мастерство! Спасибо папа.

- Альрин, что случилось? Почему ты отворачиваешься от меня?

- Да ничего, просто теперь мы сможем без проблем пройти туннель гномов, - чародей взял десяток арконов и убрал мешок обратно, а потом протянул восьмиконечную звезду Авроре. - А вот это тебе. Это очень древний артефакт, который защитит тебя от многих опасностей, но я постараюсь, чтобы тебе не пришлось полагаться на его силу.

- Спасибо Рин, - улыбнулась девушка и повесила звезду себе на шею. - Какая красивая звезда.

- Но даже она не сравнится с твоей красотой, - ляпнул маг, не удержавшись от комплимента.

Девушка смутилась. Она ещё не могла привыкнуть к тому, что её называют красивой, какой она и была. Звезда вдруг засияла, и вокруг девушки появился золотой купол и сразу же исчез.

- Барьер активировался, - сказал Альрин. - Погоди секунду, я его ещё немного усилю, - чародей прикоснулся к своему подарку и перенёс в него половину своей силы. Немного закружилась голова, и в глазах потемнело, но всё достаточно быстро вернулось в норму, - Теперь даже очень могущественному Повелителю потребуется серьёзно попотеть, чтобы сломать такую мощную защиту и это не учитывая, что Альрин всегда будет рядом. - Пойдём Ра, нам ещё немного осталось.

Они отправились в путь через несколько часов и ближе к вечеру уже стояли перед большими вратами. Из неприметной двери, которая была замаскирована под камень, вышли два гнома. Они совершенно не были похожи на тех, которых он видел в Ареноте. Эти были несколько больше и коренастей. Бороды были заплетены в косы, а доспехи придавали им грозный вид вкупе с весьма большими секирами. Плоские шлемы были отделаны золотом и серебром, впрочем, как и доспехи с оружием.

- Путнички, желаете пройти через туннель? - спросил низким голосом один из них.

- Желаем.

- Тогда с вас десять золотых, - сказал второй.

- Хм... а с предыдущего вы взяли всего один аркон.

- О-о-о... давно не встречал тех, кто хочет с нами поторговаться, - радостно сказал всё тот же гном. - Тот старик наш постоянный клиент, да к тому же он помогает охотникам, поэтому и такая цена. Со всех остальных мы берём по десять, разве что членов гильдии и тех, кто их сопровождает, мы пропускаем бесплатно. Если не хотите платить можете обойти горы, всего пара месяцев пути.

- Погоди Нарниг, - остановил второго гнома первый воин.

- Что ещё Нарварг? - ответил второй.

- Что-то знакомый паренёк.

- Да ты руды объелся. Мы его в первый раз видим.

- И всё же слишком подробно мне его описали, чтобы спутать с кем-нибудь ещё, - ответил Нарварг. - Сам посуди, много ли людей ходят в одежде из шелка арахнида? Русые волосы, синие глаза. Всё сходится, вот только взгляд отличается. Он совсем не радостный как мне говорил Наргон. Так вы идёте в гильдию, чтобы стать охотниками? - спросил первый гном у путников.

- Да, и мне бы хотелось побыстрее пройти туннель и наконец-то добраться до главного здания гильдии, - ответил Альрин.

- Тогда не смею вас задерживать, - сказал Нарварг и под удивлённый взгляд Нарнига махнул рукой, после чего створки начали расходиться в сторону.

Альрин поблагодарил гномов, и они вместе с Авророй вошли в туннель. Врата начали медленно закрываться, и вскоре скрыли их от дневного света, оставив одних в темноте старых гор.

- Что на вас нашло Нарварг?

- Нам теперь тяжело будет расплатиться с тем пареньком, - ответил гном. - Мой внук Наргон встретил его, когда торговал оружием вместе с Нириинтарном и его отец подарил ему слиток титана.

Нарниг аж присвистнул, предвкушая посмотреть на изделия, которые сможет сделать из слитка Нириинтарн.

- Это ещё не всё, - усмехнулся Нарварг. - Меч Глубин нашел своего хозяина. Только в обморок не падай. Его отец снял первую печать, убрав оковы змей, похоже, остальные две он оставил на сына. Я бы очень хотел посмотреть, как выглядит клинок без печатей, а также пожать руку мастеру, который его создал. Ну что ж, посмотрим, каким охотником станет этот молодой маг, а пока сообщи в гильдию о них.

Тем временем Альрин шел вперёд по туннелю, держа Аврору за крыло. Спустя несколько минут в тёмном помещении начало постепенно светлеть, и уже через сто шагов тут было светло как днём. Гладкие стены изредка украшали статуи гномов, вырезанные прямо в стенах, толстые аркообразные опоры поддерживали свод туннеля. Везде чувствовалось мастерство и усердие гномов, которые бурили горы и создали это маленькое (или не совсем) чудо. Тут совсем не было пыли, а пол покрывал гладкий белый мрамор.

- Ты не заметила одну странность? - поинтересовался у девушки адепт Огня.

- Тебя знают гномы, которых ты никогда не видел? Или может быть то, что они нас пропустили без этих маленьких кругляшек? - предположила крылатая волшебница и укуталась в плащ, так как здесь было довольно прохладно.

- Нет, хотя это конечно тоже странно, но я про другое. Ты заметила, что все обращаются к нам, не смотря на то, что плащ скрывает тебя от их взора. Вот мне стало интересно, каким образом этот плащ отводит взор.

- Может как-нибудь и узнаем. Вот только как долго нам идти по этому туннелю? - немного волновалась Аврора. - Такое ощущение, будто горы так и пытаются нас сдавить. Как-то страшновато, да ещё тут холодно.

- Не волнуйся, думаю нам идти не больше тридцати километров, - ответил Альрин и теперь шел вровень с девушкой. - Как думаешь, сколько лет гномы рыли этот туннель, и каково было их количество?

- Десять лет и один гном, - ответил низкий голос, который заставил активировать Альрина все щиты на нём и Авроре. - Да что вы как будто в первый раз гнома видите или вы по туннелям раньше не ходили?

- Зачем же так пугать? - спросил разозлившийся Альрин, ведь он не хотел выглядеть трусом в глазах прекрасной волшебницы, а после такой ситуации вообще хотел перебить армию демонов, чтобы хоть как-то восстановить себя в её глазах, но этого не требовалось. Девушка успела спрятаться за спину чародея, и для неё он был самым храбрым и хорошим человеком. Почувствовав это, адепт Огня сразу же остыл. - Так кто вы и зачем за нами идёте?

- Хм... и впрямь первый раз идёте, ну да ладно. Моё имя Наркап и я проводник. Моя задача сопровождать вас в туннеле и довести вас до выхода из него, - ответил гном. - И я только что вышел из хода. Вы же не соизволили подождать пять минут у входа. Ладно, пойдёмте, идти ещё достаточно долго.

Альрин не стал напоминать гному, что шли они уже несколько часов, и что его пять минут прошли уже очень давно. Тут адепт Огня вспомнил об ответе гнома и решил узнать об этом подробнее:

- Может быть, расскажете, как один гном смог прорыть столь большой туннель?

- О, это весьма старая легенда, - ответил проводник. - У нас её знает каждый, ведь тот, кто прорыл это чудо, был нашим первым королём, который обосновался в этих горах около двадцати тысячелетий назад, после чего заручился поддержкой гильдии охотников. Вот как раз эта поддержка и послужила отправной точкой. Наш король был довольно упрямый и не очень хорошо умел вести переговоры, ему совершенно не было свойственно долго спорить с собеседником. Когда он попросил помощи у тогдашнего главы гильдии, пообещав щедро заплатить за помощь, то главный охотник отказался. Это привело нашего короля в недоумение, ведь до того момента он ни разу не встречал человека, которого нельзя было купить за золото. Тогда он предложил ему драгоценные камни, которые были достойны любого короля, но и тут получил отказ. К его большому сожалению без помощи тут нельзя было бы обойтись, поэтому пришлось спрашивать, каким образом можно добиться помощи со стороны гильдии. Глава гильдии ответил ему, что если в горах появится туннель, по которому любой сможет перебраться через горы и попасть в гильдию, то охотники окажут поддержку гномам, задействуя все свои силы. Правда, было одно условие, которое появилось из-за упрямства и вспыльчивости нашего короля. Его совершенно не радовала перспектива, чтобы кто-то помимо гномов смог использовать туннель и на это он ни как не мог согласиться, хотя идея и была хороша, ведь прокладывать туннели мы умеем лучше всех. В итоге он поругался с главным охотником, но через неделю понял, что нашему клану не выжить без помощи людей, поэтому пришлось вновь прийти, и тогда он услышал условие, которое многие посчитали невыполнимым, но он сам был виноват, и свой народ он не мог оставить. Условие было принято, и король отправился работать. «Ты должен прорыть туннель через эти горы в одиночку», - таковы были слова главы охотников. Тем временем гномов расселили в городе, и так прошло десять лет. Не знаю, как ему удалось это сделать, но он выполнил сказанное и туннель был готов. Честно признаться его ни разу не ремонтировали за это время и, несмотря на это он выглядит как новенький. А всё магия нашего короля, - гордо сказал гном последнюю фразу и продолжил. - Соответственно охотник выполнил и свою часть договора, в итоге ещё через пять лет, благодаря помощи охотников и их магов, мы построили город и полностью обустроили горы. Вот с тех пор и дружим.

- Весьма интересно, - многозначительно поцокал Альрин. - Вот только, если король обладал магией, то он мог бы справиться гораздо быстрее, разве не так?

- Э-э-э... что ты придираешься путник, это ведь легенда, никто не знает, как он выгрызал эту твёрдую породу, но принято считать, что он использовал свою Изумрудную кирку, - ответил Наркап и, сделав многозначительную паузу, продолжил. - Эта кирка передаётся от отца к сыну и является символом наших королей, вот и нынешний наш правитель уже тысячу сто двадцать пять лет носит её в руках. Говорят, что она является очень древним артефактом, причём настолько, что она уже была невероятно старой, когда попала в руки Наараваану, так звали первого короля.

Гном рассказывал о своём народе ещё часов шесть, то есть всю оставшуюся дорогу и, не смотря на такой поток информации слушать его было интересно. Особенно внимательно проводника слушала Аврора, ведь она даже не знала о существовании этого странного народа невысоких людей, которых почему-то называют гномами. И вот перед ними показались такие же створки, как и на входе. Наркап крикнул кому-то на своём языке, хотя кому тут можно было кричать, но, тем не менее, врата начали расходиться в стороны.

- Уже темно, так что отдохните, перед входом есть место, где можно остановиться. С утра идите прямо и никуда не сворачивайте так два дня, и вы будете на месте. Ну бывайте, - врата начали вновь закрываться и гном махнул рукой путникам.

- Спасибо вам, - сказала Аврора, и гном удивлённо посмотрел на нее, перед тем как закрылись створки.

- Ра, не нужно ни с кем говорить. Он ведь обратил на тебя внимание, а это может плохо закончиться, - вздохнул Альрин. - Хорошо хоть капюшон по-прежнему на тебе.

- Да ладно тебе Рин, - сказала крытая волшебница. - Я просто привыкла, что ты хороший, поэтому начала думать, что среди людей есть ещё те, кто не станет меня убивать.

- Ничего, может ты и права, - улыбнулся адепт Огня. - Вон смотри, небольшой домик, наверное, это как раз то место где мы сможем остановиться на ночь. Пойдём.

В свете звёзд дом смотрелся очень красиво. Рядом с ним росли массивные дубы, которые подпирали небольшую изгородь окружающую жилище. Видно было, что дом довольно старый, но в тоже время за ним следили. Где-то слышалось журчание речушки, но в темноте её не было видно. В окнах был свет, видимо хозяева ещё не спали. Альрин открыл калитку, и за этим даже не последовало скрипа, так ожидаемого чародеем. Адепт Огня постучался в дверь, но никто не ответил. Он уже хотел ещё раз постучать, но перед тем как он успел это сделать, дверь открылась. Никого внутри не было. В камине горел огонь, кочерга взлетела и поворошила угли, после чего одна из деревяшек отправилась в качестве ужина для пламени. Здесь была всего одна большая комната. Камин находился в левой части, рядом с ним стояли два кресла, в противоположной стороне был старый стол из каменного дерева гиритлас с двумя стульями. Чуть дальше была большая кровать с пышной периной, одного взгляда на которую было достаточно, чтобы уснуть с открытыми глазами. Какой-то приятный запах ударил в нос волшебника, и он вновь обратил внимание на стол. Теперь на нём стояло несколько тарелок с салатами, жареным мясом и печеным картофелем, а в центре большое блюдо, заполненное нарезанными фруктами. Есть хотелось неимоверно, особенно когда перед тобой такая еда, но осторожность превыше всего. Адепт Огня заметил несколько странностей. Во-первых, всё здесь ровно на двоих человек и стулья и тарелки, вот только кровать была одна. Во-вторых, магия, она тут была повсюду и в стенах и мебели и даже на близлежащей территории. Такое ощущение, что их ждали, и они угодили прямиком в чью-то ловушку, а еда наверняка отравлена. Аврора тем временем глазела на всё вокруг, будто увидела что-то необычное. Тут взгляд Альрина упал на светящийся шар справа от камина, он подошел к нему и чуть не подпрыгнул когда услышал знакомый голос:

- Ну что, уже расположились?

- Наркап?

- Нет, снежный тролль, - ответил гном. - Я извиняюсь, что сразу не заметил что вас двое, поэтому пришлось поспешно дать указание по дополнительному обустройству жилища и немного его увеличить. К сожалению, создать вторую кровать дом не успел, но я думаю это не проблема ведь с вами девушка, - усмехнулся гном и продолжил. - Хотя если подождёте пол часика, она появится. В общем, можете оставаться здесь сколько хотите. Этот дом был специально сделан для путешественников и может принять любое их количество, изменив свои размеры, правда он давно не использовался, поэтому энергии в нём оказалось мало, но в скором времени он восстановит свой запас. За еду не беспокойтесь, он сам её готовит. Больше мешать не буду, спокойно ночи.

- Раньше нельзя было сказать? - злился Альрин, но приятный запах еды не позволил ему долго это делать. - Ра, попробуй, это просто замечательно.

- Но нам не нужна пища, - попыталась отвертеться крылатая волшебница, но запах заманил даже её, и она впервые попробовала еду людей.

Альрин порядком устал, поэтому он сразу же отправился спать, позабыв обо всём на свете. Когда его лицо коснулось подушки, он сразу же провалился в сон. Наутро он почувствовал себя бодрым и хорошо отдохнувшим, вот только волшебник вновь попал в ситуацию, которая его изрядно смутила - Аврора обнимала его своими мягкими крыльями и по-прежнему спала. С одной стороны ему не хотелось будить красавицу и полежать так ещё немного, но с другой он видел, что с ней что-то не так - крылатая волшебница сильно дрожала и старалась сжать Альрина будто боялась чего-то. Чародей попытался её разбудить, но ничего не выходило, он уже начал волноваться, когда девушка ни с того ни с сего громко закричала:

- Мама!

Альрин прижал девушку к себе. По её лицу текли слёзы. Молодой маг не знал, что ей приснилось, но и спрашивать пока тоже не решился, лучше когда-нибудь попозже. Через несколько минут Аврора окончательно пришла в себя.

- Наверное, нам стоит отправляться в путь, - улыбнулся чародей, а крылатая волшебница лишь молча кивнула.

Через два часа они подготовились к продолжению своего небольшого путешествия и покинули этот маленький гостевой домик. Погода была просто замечательной, лес вокруг был совсем не похож на тот, в котором погиб Харгад Мрачный. Никакой опасности здесь не ощущалось, да и птицы начали щебетать, как только Лирия появилась над горизонтом. Сперва Альрин задавался вопросом, почему им говорили никуда не сворачивать, ведь никаких ответвлений на дороге не было, но на второй день пути данный вопрос отпал. Перекрёстки стали встречаться чуть ли не каждый километр, а на дороге всегда стоял камень с какими-то незнакомыми письменами. Как говорил старик и гном, они никуда не сворачивали. Уже утром третьего дня лес закончился и перед ними открылась большая долина, где находился город. Он впечатлил не только Аврору, но даже Альрина. Величественные стены возвышались на тридцать метров и тремя кольцами опоясывали основные строения, между стенами было достаточно большое расстояние, заполненное красивыми домами. В центре города стоял огромный замок с множеством башен, верхушки которых украшали длинные острые шпили. Вокруг этого дворца располагались строения, которые создавали красивый узор, напоминающий восьмиконечную звезду с острыми лучами. Перед первой стеной был ров с водой не менее двадцати метров в длину. Сейчас ворота были открыты, а мост из каменного дерева соединял берега. Народу было достаточно много, кто-то входил в город пешком, кто-то въезжал на телеге, но большинство использовали лошадей. Альрин смотрел по сторонам как обычный деревенский паренек, впервые попавший в город. Несмотря на то, что он уже был в Ареноте, он не мог отвести взгляда от искусных фресок на стенах изображающих битвы давно минувшего прошлого. Всё здесь было совсем не так, складывалось ощущение, что этот город не только крепость, но и произведение искусства. Гигантским усилием воли Альрин заставил себя не глазеть по сторонам и взял за крыло Аврору, чтобы она не потерялась в этом потоке людей. Но адепт Огня ошибался, здесь были не только люди. Много гномов в своих доспехах шастали туда-сюда, у некоторых из них были молоты, у других секиры, у третьих мечи и булавы, несколько таких отрядов бородачей сопровождали двух, на взгляд Альрина, важных персон. Два гнома с длинными бородами держали в руках кирки, у одного из них она была гранитная, а у другого из базальта, оба были экипированы по полной программе. Тёмно-серебристый цвет их доспехов совсем не был похож на гномью сталь, что говорило о высоком статусе, который занимали эти карлики в иерархии гномов, впрочем, об этом говорили и их кирки. Ещё адепт Огня увидел магов, наряженных не в роскошные мантии, как в Ареноте, а в доспехи и разноцветные плащи, у некоторых вместо шляп были одеты шлемы усыпанные кучей всяких символов и рун. Магия так и витала в воздухе, казалось, что весь город был пропитан ею, даже стены и дома источали светлую магическую энергию, но когда Альрин посмотрел в центр города истинным зрением, то у него сразу же заслезились глаза от столь яркого света. Объём энергии в замке был просто колоссальным, даже тысяча повелителей не сравнится с ним. Ещё тут находились и обычные люди, коих было большинство. Гончары ехали на телеге вместе, видимо возвращаясь в город с новыми изделиями или новым сортом глины. Крестьяне большим караваном везли припасы. Среди всей этой толпы выделялся достаточно высокий человек с молотом, который без особых проблем нёс десятка два мечей за спиной, и тут Альрин его узнал, это был Ардис, хотя раньше он не казался таким высоким. Пока он пробирался сквозь толпу, того и след простыл. Адепт Огня очень сильно хотел поговорить с этим человеком, хотя... что он тут делает и как он так быстро дошёл до сюда? Может быть, показалось или это кто-то похожий? Пока чародей задумался, он в кого-то врезался. Человек упал, но капюшон на его плаще не скатился и по-прежнему скрывал лицо. Адепт Огня не успел извиниться, как около него оказалось четыре длинных изогнутых меча. Перед ним были эльфы в точно таких же плащах, как и тот человек, с которым он столкнулся. Заострённые уши и длинные светлые волосы уживались вместе с зелёными глазами. Несмотря на кажущуюся хрупкость телосложения, Альрин знал, что каждый из них сильнее пятерых человек.

- Как ты посмел дотронуться до нашего лидера? - лицо эльфа не предвещало ничего хорошего.

- Я приношу свои извинения, я ничего плохого не... - попытался оправдаться чародей, не желая с кем-нибудь ссориться.

- Тебе слова не давали, ты должен лишиться руки, за свою неуклюжесть, - сказал эльф и уже хотел сделать взмах своим клинком.

Альрин уже хотел достать свой посох, чтобы как-то противостоять эльфам, ведь руки он не хотел терять, но их лидер махнул рукой главному из четвёрки.

- Но... ладно, - сдался старший телохранитель и вложил меч в ножны, после чего четвёрка окружила эльфа и ушла прочь, а лидер махнул Альрину рукой и на последок он успел заметить на руке одного из них светло-серебряного цвета кольцо, которое было отполировано до зеркального блеска.

- Вот тебе и раз, - злился чародей. - Нен не был таким высокомерным как эти. Город этот такой большой, что я даже не знаю, как нам найти здание этой гильдии.

- У нас города больше, только стен мы вокруг них не ставим, - сказала Аврора. - Зачем вам нужны стены?

- Ну мало ли кто-то решит напасть на город и уничтожить его, - ответил Альрин. - У вас такого не бывает?

- Нет, у нас подобного не бывало.

- А если армия другой страны нападёт на ваш город?

- Что такое страна?

- Эм... э... в общем это определённая территория, на которой живёт народ подчиняющийся одному правителю, наверное так, - попытался объяснить Альрин. - Хотя это конечно далеко неполное определение и наверняка там много всяких оговорок, но я думаю, так будет понятнее.

- Тогда у нас одна страна, - ответила Аврора. - И её территория - это вся планета.

- Ничего себе, - удивился Альрин. - Хотел бы я у вас побывать, наверное, у вас очень интересно.

- Наверное... давай подумаем как найти дорогу, может кто-нибудь знает, где находится здание гильдии, - сказала девушка и спросила у первого встречного. - Не подскажите, как пройти в гильдию охотников?

- О... так вы решили стать охотниками, - улыбнулся человек. - Тогда идите к замку, что в центре - его и называют главным зданием. Удачи.

Альрин не находил слов, он боялся за жизнь Авроры и думал, что ей могут причинить вред, но она спокойно смогла поговорить с человеком, несмотря на то, что ей рассказывали о них. Они последовали совету горожанина и отправились к замку, дорога заняла больше часа. У каждых ворот было много стражи, среди которой всегда присутствовали маги уровня Экселита облачённые в кирасы с серыми плащами, на груди у всех была эмблема, изображающая золотой меч на фоне пламени. Пройдя последние врата и затратив ещё немного времени, они наконец-то достигли своей цели. Вблизи замок поражал ещё больше. Весь он был сделан из какого-то камня неизвестного Альрину и казался монолитным. Стены, башни, брусчатка всё было покрыто резьбой, фресками, мозаиками, которые были созданы мастерами своего дела. Всё было сделано из камня, ни золота, ни драгоценных камней тут не было, впрочем, эта красота и без них поражала. Похоже, тут пыли изображены подвиги охотников со времён основания гильдии. Людей здесь было значительно меньше, но всё равно не понятно было, куда следует идти дальше. В принципе, если замок является главным зданием, то какая разница, через какую дверь идти, но нет, все оказались закрытыми. А потом Альрин заметил достаточно большую дверь из каменного дерева, которой ещё мгновение назад тут не было. Как ни странно, но она тоже была полностью покрыта резьбой, вот только тут были изображены монстры. Взявшись за лапу дракона, которая служила в качестве дверной ручки, чародей с лёгкостью открыл дверь, будто она была не из тяжелого каменного дерева, а из лёгкого дука. Они прошли внутрь, дверь с глухим звуком закрылась и исчезла.

- Вот те раз, - сказал Альрин, ощупав стену. - Неужели тут и ловушки есть?

- А зачем они нужны?

- Для того чтобы ловить таких любопытных как мы и... - волшебник ещё что-то хотел сказать, но услышал рык.

Из-за кустов (каких ещё кустов, ведь это замок?) выпрыгнул достаточно большой кварс с четырьмя рогами. Он очень нехорошо посмотрел на незваных гостей и уже решил прыгнуть. Альрин даже не успел понять, как в его руках появился посох с челюстями малоглада, который заставил кварса призадуматься, а стоит ли нападать на такую зубастую и в тоже время мелкую добычу. После недолгих раздумий он скрылся в тех же кустах, из которых выпрыгнул.

- Какое-то слишком странное место.

- Что это за существо? - поинтересовалась крылатая волшебница.

- А... это кварс, в моём лесу таких много было, правда, не трёхметровой высоты, - ответил Альрин. - Весьма странно, что тут так светло.

И действительно светло как днём, несмотря на то, что они находились в замке. Альрин просто похолодел, когда увидел, что это свет Лирии. Вместо потолка расположилось небо, а стены с дверью уже не было.

- Вот тебе и два, - вздохнул Альрин. - Неужели пространственная магия. Это очень плохо.

- Почему?

- Мы можем теперь находиться в тысячах километров от замка, - ответил чародей. - Похоже, я был прав, и это действительно ловушка, чтобы отсеивать новичков. Не волнуйся, доберёмся до замка ещё раз.

- А зачем мне волноваться, ведь ты рядом, - улыбнулась девушка, а в Альрина вселилась такая уверенность в своих силах, что он готов был горы свернуть, что виднелись вдалеке.

- Ну что ж, пойдём.

Несколько часов ходьбы познакомили их с ещё парочкой кварсов и стаей треусов, которые летали неподалёку и пели красивые песенки друг другу. Эти красивые птички с красно-серо-желтыми пёрышками не боялись никого, даже осмеливались садиться на рога кварсу, впрочем, тот не возражал, а вот длиннорукому френусу они страшно надоели и он, держась одной рукой за дерево, пытался отмахнуться от них. Потом на их пути показался небольшой квалис, маг не стал убивать его и лишь спугнул небольшим огненным шаром. Позже Аврору попытались укусить какие-то лианоподобные твари, которых она с лёгкостью откинула энергией Жизни. Магией пришлось пользоваться довольно часто, но иногда хватало ловкости и скорости, чтобы уйти от некоторых особо опасных гадов. Где они оказались, Альрин даже предположить не мог, особенно наличие различных видов монстров поражало воображение. Можно даже было сказать, что их здесь намного больше, чем в лесу острова Мирум и тут даже встречались совсем необычные, которые больше всего были похожи на тех, что были в городе древней расы. Сколопендра размером с парочку кварсов попыталась сцапать их целиком, так что пришлось побегать от неё, огрызаясь огненными шарами, которые не причиняли ей особого вреда и лишь изрядно злили. Крылатая волшебница решила применить более существенное заклинание, и тонкое ледяное копьё пробило чудище насквозь, а пока монстр пытался его вытащить, они скрылись у него из виду. Прошел день, и наступила ночь. Путники добрались до гор и когда они уже хотели отдохнуть и устроить привал камни сложились в трёх здоровенных големов. Альрин был так зол, что три сферических огненных бомбы разнесли этих монстров на тысячи маленьких камушков, ну может быть не совсем маленьких - один из них чуть не придавил Аврору, повезло, что щит Альрина был настолько силён, что камень треснул, ударившись об него, и девушка осталась невредимой, но всё же испугалась. Чародей не ожидал, что заклинание, впервые применённое на турнире, дастся ему так легко во второй раз. После этого события крылатая волшебница ни на шаг не отходила от чародея. Спустя полчаса они нашли небольшую пещеру, где и остановились на ночлег. Поставив защиту, Альрин провалился в сон от усталости, всё же они истратили сегодня слишком много сил. Вот только поспать они смогли всего три часа. Из глубины пещеры выбралась какая-то страшная гадость напоминающая помесь льва и слизня, однако в отличие от последнего двигался он достаточно быстро. Вращающийся огненный шар, заполненный пламенем, взорвался в пещере, и ненасытный огонь обглодал гранит слизав слизняка, не оставив от того ни единого следа. Альрин очень сильно злился до этого, но теперь он был в ярости, уже почти сутки они мотались по этим горам и он не спал, он мог бы потерпеть и ещё пару дней, но видел, что девушка сильно устала. Так много каменных тварей он не видел прежде. По правде говоря, он и не предполагал о существовании кого-нибудь каменного кроме големов, но здесь были шестиногие ящерицы из известняка, каменные птицы, летающие при помощи энергии стихии Воздуха, которые чуть не отцапали руку чародею, двухметровая кошка попыталась подкрасться и прыгнуть на Аврору со скалы, но и ей ничего не удалось. Чародей просто налево и направо разбрасывался мощными огненными копьями, которые в один миг превращали всех даже не в груду камней, а в пепел. Аврора обняла Альрина и потеряла сознание, только тут чародей заметил, что эти горы вытягивают энергию из них и по каким-то причинам энергия красавицы испарялась куда быстрее. Истинное зрение помогло чародею, он заметил очень тонкую зелёную энергетическую нить, прикреплённую к затылку волшебницы. Быстрым движением руки он с лёгкостью разорвал ее, и энергия сразу же стала испаряться значительно медленней. Маг и не думал, что здесь есть паразиты питающиеся энергией, и Альрин не мог понять, как эта тварь смогла пройти сквозь защиту звезды. Спустя ещё несколько часов он добрался до долины, через которую протекала небольшая речушка. Всё здесь заросло зеленью, и опасности совсем не ощущалось. Последнее очень обрадовало чародея и, подобравшись поближе к высокому дереву, он положил на мягкую траву Аврору, которая всё ещё была без сознания. Энергия по-прежнему покидала их. Он передал ей большую часть оставшейся у него силы, после чего отправился к реке, чтобы утолить жажду и наполнить фляги.

Аврора проснулась, когда солнце было уже высоко в небе, и растерялась. Она была совершенно одна, Альрина не было поблизости, и девушка испугалась, что с ним могло что-то случиться. Волшебница встала и начала прощупывать энергию стихии Жизни вокруг себя. Это не заняло много времени, и она наткнулась на слабый отголосок энергии, после чего поспешила к тому месту, где он находился. Река спокойно журчала, протекая мимо гладких камней, а на берегу сидел Альрин, облокотившись на большой валун. Рядом с ним были фляги, из которых уже вылилась вода. Глаза его были закрыты, а кожа стала бледной и могла посоперничать в белизне со снегом, который украшал горные вершины. Аврора кинулась к нему и увидела, что к его затылку прикрепилась какая-то гадость похожая на большого краба с кожистыми крыльями, но без клешней. Многочисленные ножки держались за шею, а основное тело упиралось в голову. Она хотела уже кинуть ледяной стрелой в эту тварь, но Альрин встал. Его глаза будто ничего не видели перед собой, но он уверено шагал навстречу Авроре. В его руке появился сгусток огня, который всё больше и больше насыщался энергией. Вспышка и заклинание Адепта Огня разбивается о чудом уцелевший барьер восьмиконечной звезды. Крылатая волшебница закрылась крыльями, чтобы хоть как-то защитить себя, но это ей не потребовалось. Ещё одно заклинание отправилось в её сторону.

- Рин, не надо, прошу, - пыталась она воззвать к разуму волшебника, но тот лишь молча, шел на неё, правда ноги стали идти не так уверенно как прежде.

Казалось, будто он идёт, находясь по пояс в воде, и к ногам привязали тяжелые гири. Все его движения были скованными и резкими. Шаг вперёд полшага назад рука возносится с готовой сферической огненной бомбой и резко сгибается в локте, ломая хрупкие связи плетения. Пламя охватывает ближайшую территорию, но Альрина не задевает. Вновь повторяется то же самое, и волшебник промахивается - огненное копьё пролетает в двадцати сантиметрах от Авроры, обдав её лицо жаром, а это значит, что звезда больше не защищает её. В сердце девушки возник страх, неужели люди бывают настолько страшными, ведь даже монстров она не боялась. Она медленно отступала назад, пытаясь что-нибудь придумать, чтобы выйти из данной ситуации и как-то помочь Альрину. Она понимала, что им управляет этот монстр, но задеть его прямыми атакующими заклинаниями не представлялось возможным. Опять заклинание адепта Огня прошло рядом с ней и раскололо стоящую сзади массивную скалу. Неужели так чувствовали себя те ангелы, которые спускались сюда раньше. Вот только сила крылатой волшебницы на несколько порядков превосходила силу Альрина, ведь она была Повелительницей Жизни, Мастером Льда, да ещё достаточно неплохо использовала Магию Разума, но ничего не могла сделать. До сознания адепта Огня было невозможно достучаться, будто оно было отрезано от неё массивной стеной.

- Рин не поддавайся этому монстру. Сопротивляйся ему. Прошу Рин остановись, - девушка начала плакать от безысходности. Альрин спас её от высших демонов и чуть не отдал за это собственную жизнь, а она не может помочь ему справиться с каким-то мелким монстром.

Маг вёл себя, словно зомби и его шаги стали ещё медленнее. Лицо исказила гримаса боли, из носа и рта начала капать кровь. Волшебница ужасно испугалась, она боялась, что монстр убивает самого близкого для неё человека. Не оставалось другого выхода, и медлить больше было нельзя.

- Прости меня Рин. - Сказала она и метнула в ногу чародея тонкую ледяную стрелу, которая по её замыслу должна была заставить адепта Огня упасть, а уже вторая бы прикончила монстра, но всё обернулось по другому - маг не упал, несмотря на то, что стрела пробила ногу насквозь и из раны текла кровь.

Альрин стоял на одном месте и больше не двигался, казалось, что он внимательно смотрит в глаза девушки и крылатая волшебница увидела, как слёзы текут из глаз чародея.

- Не-е-е-ет! - закричал Альрин и серая пыль, словно пелена окутала его и сзади образовалась сфера, которая готова была взорваться.

Монстр резко зашевелился и вспыхнул белым пламенем, которое уничтожило тварь в один миг не оставив от него следа. Серая пыль опустилась на землю и уничтожила всё, к чему прикоснулась, оставляя от себя небольшие ямки в земле, после чего исчезла. Маг опустился на колени, и девушка быстро оказалась перед ним.

- Никогда не говори больше так, - произнёс Альрин и потерял сознание.

Он не хотел больше слышать эти слова, ведь именно их он услышал в последний раз от Лилиан и отца. Девушка прижала его к себе и начала исцелять его раны, а их оказалось много. Рана, оставленная её стрелой исцелилась быстрее остальных, проблема была в другом. Из-за сопротивления Альрина, монстр повредил его мозг и нервные окончания в шейных позвонках, и это было гораздо труднее исправить. Когда девушка закончила исцеление, то уже не могла встать, поэтому так и осталась сидеть, обнимая волшебника. Но, несмотря на смертельную усталость, она была счастлива, что чародей теперь здоров, вот только сил у них почти не осталось и, наверное, теперь никто из них уже не проснётся.

Кто-то нарушил барьер, и сработало оповещающее заклинание. Пришлось бросить все дела и поспешить к месту проникновения. Каким образом в Реорионозиум гильдии смогли попасть извне, было просто уму непостижимо и попросту невозможно, ведь единственный вход есть только в апартаментах главы. С одной стороны достаточно опрометчиво пробираться внутрь через это место. Мало того, что оно просто огромное, так ещё и вытягивает энергию из тех, кто не умеет защищаться от подобного, а таких людей мало, и учить этому достаточно долго, даже не все мастера до сих пор овладели этим умением в должной мере. Ладно, если бы только это, хотя такого за глаза хватит даже повелителю, да ещё гигантское количество разнообразных монстров, которых собирали тут многие тысячи лет. Ох уж эти нарушители спокойно не дают посидеть за делами, а ведь их так много. Проанализировать документы там, поговорить о взаимовыгодном предложении гномов здесь, да ещё рассмотреть просьбу кого-нибудь. Остановить драку между мастерами, пока те не разнесли полгорода, отдубасить орков на юге Ардаля, присмотреть за Границей, чтобы демоны ни с того ни с сего снова не полезли проверять её на прочность, в общем полный завал, особенно с документами. В итоге настроение у того кто отправился за нарушителями было мягко говоря плохим. Оно стало ещё хуже, когда он наткнулся на трёх джаггернаутов, потеряв целых двадцать минут чтобы ото всех избавиться, человек нёсся к предполагаемому месту встречи, почти не обращая внимания на монстров. Хотя некеров он просто ненавидел и по пути убил парочку, кто вообще из глав был таким умным, что притащил их сюда. Подосадовав на глупость кого-то из давно ушедших в иной мир предшественников, он ещё прибавил скорости. Лес около входа быстро остался позади, равнина проскочила и того быстрее, хотя раза в три превышала площадь предыдущего препятствия, потом снова лес и наконец-то горы. Какая-то странная энергия ощущалась даже здесь, что-то похожее было, наверное, только от... хотя чего гадать, лучше увидеть всё самому. На пути по каким-то причинами не встретилось ни одного гранитного голема или каменной ящерицы, будто горы вымерли. Это было очень и очень странно, тут всегда было полно живности всех видов и размеров, такое состояние не характерно для этих мест, а значит, сюда забрался кто-то очень нехороший и очень сильный. Кто же это может быть? Кто-то из монстров решил овладеть новой территорией или же просто заплутал? Перебираться через горы было не впервой для охотника, но его скорость значительно уменьшилась - бежать вверх по камням, и прыгать на несколько десятков метров в высоту было несколько труднее, чем преодолеть равнину, но он даже не запыхался. С вершины двухкилометровой горы было видно многое, в том числе и небольшая долина, откуда разило непонятной энергией. Слетев с вершины, охотник прямиком двинулся в ту сторону. Он был одним из самых быстрых в гильдии и поэтому пятьдесят с лишним километров по столь сильно отличающейся друг от друга местности он преодолел за колоссально малое время. Ему потребовалось чуть меньше двадцати минут без учёта разборки с джаггернаутами. Спустившись в долину можно было не спешить, он почувствовал жизненную силу принадлежащую людям, правда она была очень слаба, и они не двигались.

«Всё же это место вытянуло из них много сил, повезло еще, что все монстры отсюда ушли иначе их бы уже давно сожрали, - размышлял охотник. - Хотя всё равно всё это очень странно».

Он раздвинул ветки кустарников и вышел к небольшой речушке, что тихо бурчала, пробегая по камням. На первый взгляд никого тут не было, но приглядевшись внимательней, охотник увидел защитное плетение достаточно высокого уровня, которое скрывало нарушителей от посторонних глаз.

- Решили затаиться, - ухмыльнулся охотник. - Вы старались, но у вас не получилось, так что выходите.

Никакого результата. Это весьма раздражало, но воин умел держать себя в руках, поэтому просто подошел к барьеру и без каких-либо усилий смог его разрушить. То, что он увидел и почувствовал, просто ошеломило человека, на левой руке которого был браслет с золотым мечом в огне.

- Чтоб я золотом подавился! Ангел! Да ещё энергия... эта энергия... К’саль’нар побери этот день! - выругался охотник. - Аниматроггон! Я думал, Призрак пошутил, с ним же попросту невозможно справиться. Та-а-а-ак. Потом буду разбираться, а в начале вытащу их отсюда.

Сила, которой обладал этот охотник, значительно превосходила ту, что принадлежала обычному человеку, поэтому он без труда взял Альрина и Аврору и с утроенной скоростью отправился в обратный путь. Всё же встретиться с этим существом, которое каким-то чудом (а ничем иным это быть не могло) смогли победить эти двое, ему очень не хотелось.


Глава 3

В этот раз инициатором собрания выступил Калигонебрис, который послал всем Зов. И уже спустя шесть часов малый состав был в сборе. Вместо разрушенного города охваченного пламенем был тёмный и спокойный лес. В такие дебри не заходил никто, даже К’саль’нар бы тут ногу сломал и заблудился бы не говоря уже обо всех остальных. Вокруг Владыки Туманов Смерти сперва открылись сразу три стремительных пути: один напоминал могилу, из которой лезут скелеты, другой выглядел так, будто водоворот из чёрной воды втягивал в себя саму реальность, а третий больше походил на трещину в черепе по краям которой были большие и острые клыки чёрного цвета. Из первого вышли сразу два человека, это был вечно смеющийся Кишигай и очень хмурый Ароурай, который на что-то или скорее кого-то злился, из второго величественно появился Ривеленд, а из третьего вывалился Белуарас. Окружающая обстановка не очень понравилась Ароураю, но на него не обратили особого внимания.

- Думаю, не стоит ждать остальных, при встрече передадим им информацию, - сказал Калигонебрис. - Пожалуй, начнём.

- Так для чего ты нас собрал? - спросил Ривеленд так, будто его оторвали от очень важных дел.

- О-о-о поверьте, информация очень важная и можно даже сказать хорошая, - ответил Калигонебрис и чуть ниже тёмных провалов глаз, появилась ухмылка.

- В пору мне начать удивляться, - сказал Ривеленд при этом, абсолютно не показывая на лице никаких эмоций. - Давно я не видел твоего лица. Боюсь даже предположить что за новости.

- А зачем предполагать, вы просто слушайте, - вновь улыбнулся демон.

- Не томи, давай рассказывай, - поторопил Владыку Кишигай.

- Да плевать, - махнул рукой Ароурай.

- Обладатель Белого Пламени погиб.

- Чего!? - на секунду потерял своё самообладание Ривеленд.

- Как такое возможно? - удивился Кишигай.

- Так ему и надо, - добавил Ароурай. - Он испортил все мои планы в Ареноте.

- Но каким образом он погиб, ведь не сам же он решил сдохнуть на радость нам, - сказал Кишигай.

- Для этого я позвал кое-кого важного в Саарторисе, - вновь ухмыльнулся Калигонебрис своей тёмной улыбкой. - Он вам расскажет всё в подробностях.

Владыка Туманов Смерти щёлкнул пальцами, и рядом с ним появилась дыра, из которой посыпались черепа, принадлежащие разным расам. Наступая на них, превращая кость в пыль, которая сразу же исчезала, вышел большерогий демон с черепом вместо головы. Он был несколько выше Калигонебриса, но уступал в росте Белуарасу. Массивное тело было покрыто чешуйками и чёрной шерстью, когти на его лапах были острыми как мечи и оставляли глубокие борозды в земле. Черепа перестали сыпаться и проход закрылся.

- Рад приветствовать Порождений Мрака, - сказал демон своим отвратительным голосом, который настолько не понравился Ривеленду, причём настолько, что хотелось руками раздавить черепушку, издающую подобные звуки. Вот только необходимо было подождать, чтобы узнать всю информацию от этой твари, по сравнению с которой даже Белуарас был не таким отвратительным.

- Мой старый друг попросил меня рассказать вам последние новости, которые наверняка заинтересуют вас, - продолжил рогатый, но его фраза была негативно воспринята Калигонебрисом, ведь он не просил, а приказал и к тому же он ему не друг, а слуга. Впрочем, все остальные и так это поняли, поэтому Владыка Туманов Смерти лишь выдохнул облако, чтобы справиться с гневом.

- Самый сильный, как бы не хотелось этого признавать, но он таковым и являлся до недавнего момента, Владыка Совета Девяти Вериор Верацен получил задание он нашего Повелителя, и я решил проследить за ним, чтобы в крайнем случае помочь своему другу, - говорил демон.

«Ага, конечно, или добить когда тот бы выиграл, а потом присвоить все заслуги себе», - ухмыльнулся Ривеленд, явно не собираясь скрывать свои мысли от такого ничтожества, что не ушло от внимания Олбинорха.

- Тебе, человек, - посмотрел он на Властителя Тёмных Вод. - Я бы не советовал так на меня смотреть, иначе это может плохо закончиться.

Демон допустил огромную ошибку, начав разговаривать с одним из сильнейших Порождений Мрака в таком тоне. Все остальные мигом активировали свои силы, чтобы не дать убить этого заносчивого владыку, но всё же Ривеленд был слишком силён.

- Лучше продолжай рассказывать, ничтожество, ведь твоя жизнь зависит от того что ты скажешь дальше и как ты это скажешь, - улыбался тёмный чародей подкидывая в своей руке большой рог демона, который он оторвал с такой скоростью, что тот даже не заметил. - А это я оставлю себе. И запомни, я намного сильнее всех здесь присутствующих вместе взятых.

Владыка Черепов явно не ожидал такого от какого-то человека. Насколько же он силён? Наверное, смог бы посоперничать с нынешним Владыкой Саарториса.

«Чёртовы люди, самые непредсказуемые твари, - мысленно злился демон. - Твою черепушку я с удовольствием бы добавил в свою коллекцию, и она заняла бы в ней почётное место».

Согреваемый этими мыслями Владыка Черепов продолжил, больше стараясь не обращать внимания на человека в тёмной мантии будто бы состоящей из воды, а также с грустью вздохнул, сетуя на потерю рога.

- Вериор сделал пять переходов в различные места, видимо, чтобы сбить хвост, и я чуть не заблудился в его лабиринте, но всё же он недооценил меня, - сказал демон, вновь потерев осколок рога на черепе. - Каким образом он узнал, где находится тот чародей и как подгадал именно это время мне неизвестно, но оказалось, что Обладатель Белого Пламени почти лишился всех своих сил. Сражение было очень интересным, но пришлось смотреть его со стороны Саарториса через разрыв, иначе досталось бы и мне. Даже не смотря на потерю почти всех своих сил, этот чародей победил сильнейшего Владыку Совета Девяти, но его поглотило собственное же пламя и он растворился в нём, после чего там полыхало ещё несколько дней.

- Этого просто не может быть, - взгляд Ривеленда мог бы убить кого угодно. - Какой-то демон не смог бы победить этого чародея.

- Это был один из самых сильных демонов, - старался вежливо ответить Владыка Черепов.

- Тот чародей был самым сильным воином Эхра и поубивал очень и очень много твоих высших друзей, а также раза два или три полностью уничтожал ваш совет, выходя против всех в одиночку. Неужели ты думаешь, что он проиграл бы всего лишь одному выскочке из совета, - взял себя под контроль Владыка Тёмных Вод. - Пожалуй, я услышал всё что хотел.

- Я бы не спешил, - вновь улыбнулся Калигонебрис и его рожа (если можно так назвать облако тумана с провалами глаз) уже надоела Ривеленду, но он решил остаться.

- Перед тем как сгореть в пламени я заметил, что с ним был какой-то мальчишка с неплохим клинком, который Вериор разломал Когтями Хаоса, - при упоминании последних слов Порождения Мрака переглянулись между собой. - Я был весьма удивлён, ведь демоны утратили возможность контролировать Хаос, но это плетение, которое осталось лишь в древнейших хрониках появилось перед моими глазами.

- Стоп. Какой ещё мальчишка, он же всегда в одиночку путешествует по миру, - задумался Ривеленд.

- Возможно это его ученик, - предположил Ароурай. - В Ареноте этот мальчишка одолел одного из моих слуг.

- И ты молчал!? - уже не в первый раз за собрание Ривеленд вышел из себя. - Почему ты не сообщил мне!?

- Я не думал, что это так важно, а на слуг мне плевать их и так море, - развёл руками Ароурай.

«Ещё бы ты подумал, твои мозги уже давно сожрали твои крысы, а их в свою очередь обглодал Мрак», - мысленно проклинал Ароурая Ривеленд.

- Он создал портал и куда-то отправил мальчишку перед смертью, - закончил демон.

- Можешь быть свободен Олбинорх, - сказал Калигонебрис.

- Но, а как же нагр... - не договорил Владыка Черепов, поймав взгляд тёмных глазниц Владыки Туманов Смерти и, поняв, что сейчас не стоит говорить о вознаграждении, удалился, исчезнув в окне своего пути.

- Найдите этого ученика, но даже не смейте его тронуть, иначе я очень и очень сильно разозлюсь, - предупредил всех Ривеленд. - Тебе нечего будет есть, Ароурай, если нарушишь мой приказ, я призову свой Тёмный Океан и утоплю в Тёмных Водах всю Арканию.

- Зачем ты так жестоко? Я и так всё понял, - сделал грустное лицо Повелитель Падали.

- Мне нужно подумать, - сказал Ривеленд и исчез в тёмном водовороте своего стремительного пути.

- Нервишки начали шалить даже у него, - вздохнул Кишигай. - Такими темпами, я тут единственный останусь нормальным, - посмеялся безумный маг.

- Заткнись уже, - зарычал Белуарас. - Надоел уже ржать.

- Ты бы следил за языком, а то я тебя быстренько по косточкам разберу и отдам их крысам Ароурая, - ухмыльнулся огненный маг.

- Сейчас ты огребёшь челов... - не договорил фразу демон.

Перед ним появилась воронка, состоящая из блёклого желтовато-белого света, из которой вышел человек с умиротворённым выражением лица, будто бы он нашел гармонию или просто выспался, как следует. По его лицу было понятно, что у него просто отличное настроение. Русые волосы выглядели очень ухоженно, желтовато-зелёные глаза с добротой посмотрели на всех присутствующих, а губы сложились в улыбку. Среднее телосложение не позволяло ему выглядеть опасным, но это было бы фатально для того кто бы подумал, что перед ним безобидный путник. Обычная непримечательная одежда без каких-либо украшений была просто идеальна для длительных путешествий. Облачение странника могло изменять свою форму, как заблагорассудится владельцу, а также при желании отводило от себя взгляд и обладало гигантским количеством плюсов, начиная от бездонных карманов и заканчивая самовосстанавливающимся покрытием, которое просто не могло испачкаться. Остальные достоинства можно было бы перечислять столь долго, что многие уже успели бы состариться, поэтому опустим их. За кажущимся добродушием и неприглядностью скрывалось ужасное чудовище, способное без проблем убить тысячу человек не моргнув и глазом. Сила этого Повелителя Жизни была настолько страшна, что он без особого труда мог смотреть в глаза Ривеленда, в которых плескались воды тёмного океана, при этом остальные не могли похвастаться таким достижением, разве что кислотный маг был способен на это. Этот чародей никогда ни с кем не спорил и не ругался, а также никогда не злился и почти не вступал в поединки, но его сила была известна остальным Порождениям Мрака, ведь он был одним из них. Использовать жизнь, чтобы нести смерть, так можно охарактеризовать этого чародея. За всё время существования Порождений, он занимал второе место по количеству унесённых жизней, на его счету много известных повелителей, которые стали жертвами его необычайной силы Совершенного. Любитель длительных пеших прогулок был добрым со всеми кого встречал, но большинство из встреченных умирали не самыми приятными смертями. Даже обычный деревенский старичок, который ехал по тракту со стороны тоннеля гномов и предложил подвезти двадцатипятилетнего невзрачного паренька до ближайшей деревни, но внезапный зов, будь он не ладен, был столь неожиданным, что испугал могущественного чародея и тот активировал свою силу. Убивать старичка не хотелось, он был очень приятным собеседником, и ехать было совсем не скучно. Колдун надеялся, что тот выкарабкается как-нибудь, ведь выглядел он достаточно крепким, а болезнь, которую он на него наслал, была не такой уж смертельной. Чародей любил поговорить с разными людьми, поторговать с гномами, или посоревноваться в стрельбе из лука с эльфами, а однажды ему посчастливилось побороться с арахнидами, в общем, он любил путешествовать и просто не мог сидеть на месте. Умение наслаждаться невероятно длинной фактически бесконечной жизнью из всех Порождений было только у него. Ведь за тысячелетия одно и то же место меняется много раз и поэтому, находясь в одном и том же месте через разные промежутки времени ощущаешь себя совершенно по-разному. Властитель Микроорганизмов стоял и ни на кого не обращал внимания уже несколько минут, переживая о том старике, стараясь вспомнить, что же всё-таки за болезнь он на него наслал.

- Вы посмотрите, кто к нам явился, - ухмыльнулся Кишигай. - Эйриний собственной персоной.

- И тебя рад видеть Кишигай, - улыбнулся чародей. - Ты ничуть не изменился за последние две с половиной тысячи лет, что я тебя не видел... такой же безумный взгляд и непонятная причина для смеха. Чего-то нас много, случилось что ли что-то?

Порождения рассказали ему о случившемся за последние лет двадцать, после чего умиротворение и веселье на лице Эйриния сменились несказанным удивлением.

- А я вам говорил, что нервы надо беречь, мало того, что Повелитель Кислоты нас покинул, скорее всего, насовсем, так теперь ещё и Ривеленд потихоньку сходит с катушек. Сотню тысяч лет не менялся и тут на тебе за последние пятнадцать лет такое, - вздохнул чародей и потёр пальцами виски. - Ладно, Ривеленд хорошенько подумает и успокоится, а вот меры на случай встречи с нашим старым другом нужно какие-то принимать, не хотел бы я с ним выйти в поединок один на один. А также стоит поискать остальных, где их душа носит?

- Уж кто бы говорил, - закатил глаза Ароурай. - Сам-то хорош гусь, бродишь незнамо где, а потом заявляешься с советами.

- А я что? Я ничего. Вы же меня уже вечность знаете, со мной такое постоянно бывает, извиняйте, ничего не могу с собой поделать, - весёлое лицо молодого парня раздражало уже не только Ароурая. - И хм... что-то знакомое помнится связано с белым пламенем. Нужно поискать в своих карманах.

- Да у тебя там Крайс ногу сломит, не говоря уже о тебе самом, - попытался пошутить Кишигай.

- Ну я уж как-нибудь попытаюсь, - улыбнулся Властитель Микроорганизмов. - В крайнем случае, позову этого прохвоста, хотя нет... опять стащит чего-нибудь, а потом будет ходить с довольной рожей.

- Если увидишь кого-нибудь из наших, то передай им эту информацию. Возможно, она чем-то сможет им помочь, ведь теперь Разрушители Мрака откроют охоту на демонов, а потом придут за нами, - сказал Калигонебрис и исчез.

- Я надеюсь, в следующий раз мы встретимся со всеми, - посмотрел Ароурай на Эйриния и распался на множество крыс, которые исчезли среди корней лесных гигантов.

- И никого не потеряем, - добавил Кишигай, взорвавшись вспышкой пламени.

- Что ж, береги себя Эйриний, - посмотрел Белуарас сверху вниз на человека и провалился под землю.

- Вот и снова я один, - вздохнул Властитель Микроорганизмов. - Только встретил старых знакомых и тут же все разбежались. Печаль...

Повелитель Жизни сел на корень огромного дерева и посмотрел на небо, частично скрытое ветвями гиганта. Тяжелые свинцовые облака наползали на голубое покрывало чистого неба, так что надобно поискать укрытие от предстоящей бури или покинуть это место, используя стремительный путь. Всё же покидать эти дебри при помощи пространственной магии совсем неинтересно, поэтому Эйриний решил подождать, пока буря закончится, и уже потом выбраться из леса на своих двоих. Это небольшое путешествие поможет скоротать время и поразмыслить над услышанным. Белое пламя было знакомо этому магу, ведь оно не раз уничтожало насылаемые им на города смертельные болезни, с которыми не могли справиться даже прославленные повелители Жизни. Он очень хотел поговорить с его Обладателем, ведь тот чародей единственный кто смог бы ему помочь, вот только найти его было почти невозможно. Пространственная магия такого уровня была недосягаема даже для Порождений Мрака, не говоря уже обо всех остальных. Возможность создавать порталы, только увеличивало степень неопределённости его появлений, ведь порталы невозможно отследить и их никто не чувствует. Плюс ко всему целая куча артефактов, а также Властителю было известно, что этот чародей владеет куда большим количеством стихий, чем те, которые назвали ему Порождения. Вырвавшись из своих размышлений, он ещё раз взглянул на пока ещё чистое, но уже изрядно потускневшее небо. Красная бабочка с чёрными кривыми линиями на крылышках, плавно огибая ветви, летала в кроне дерева. Таких бабочек не существовало на всей территории Аркании. Исследователь, нашедший подобный экземпляр, наверное, радовался бы как ребёнок, которому купили дорогую игрушку, и дал бы этому красивому существу какое-нибудь сложное название. Вот только это было не существо, так выглядела сила Совершенного, одного из Порождений Мрака, которому было безразлично всё на свете, но, тем не менее, по каким-то своим причинам он решил послать сюда свою часть. Эйриний поднял свою руку, и бабочка медленно спустилась с вершины гиганта и уселась на ладонь. Только сейчас можно было осознать, насколько велика она была. Каждое крыло раза в два или даже в три превосходила ладонь чародея. Цепкие золотые лапки легко удерживали бабочку на руке, не давая ветерку согнать её с места. Эйриний был одним из трех человек, с кем обладатель такой красивой силы общался.

- Давно не виделись, старый друг.

Альрин наполнял фляги в реке, когда услышал странные звуки. Сперва он не придал этому значения, но после того как эти странные, похожие на чавканье звуки продолжились адепт Огня решил проверить где их источник. Он резко встал, и фляга выскользнула у него из рук, а вся вода тут же расплескалась. Выругавшись на свою неуклюжесть, чародей оставил её на берегу, положив на большой камень, и отправился в сторону, откуда слышались звуки. Казалось, что они раздаются из ближайшего леса, который был метрах в двадцати от Альрина, но он шел уже целый час и так и не приблизился к источнику, хотя звук на любом расстоянии был очень хорошо слышен. Наверное, так толстый медведь уплетает дармовой мёд, или исхудавший кварс пожирает долгожданную добычу, которую он смог поймать на пределе оставшихся сил, а может быть маленький родничок, выбиваясь из-под камней, капал на опавшую листву. Сколько ни гадай, всё равно не поймёшь, что это такое. Любопытство вело Альрина дальше, и он не обращал внимания на окруживший его лес, который уже давно начал сгущаться и вокруг становилось темно. Тут могло жить очень много различных монстров, желающих отведать свежего мясца, так любезно пришедшего в их логово самостоятельно, но их не было, будто лес вымер. И только этот раздражающий звук не утихал ни на минуту. Мрак уже сковал небеса, и Лирия не могла пробить его защиту, всё вокруг скрылось под его покрывалом. Деревья стали намного выше прежнего и их кроны уходили высоко в небо, а корни огромными щупальцами расстилались по земле. Об один из таких корней Альрин споткнулся и больно ударился головой. Выругавшись на дерево и пнув его ногой Альрин, наконец, осознал, что не знает где он и откуда пришел. Злиться было бессмысленно, и стоит поискать собственные следы, чтобы по ним вернуться назад. Альрин не умел хорошо ходить по лесу как его отец и всегда оставлял грубые следы в виде поломанных веток и притоптанных листьев, но сейчас поглощенный любопытством он прошел так, как ходят мастера охотники - ни единого следа нигде не было. Он даже специально побродил кругами, сломал пару ветвей, но возвратившись на тоже место, ничего из оставленных следов не обнаружил. Адепт Огня уже начал волноваться, ведь Аврора осталась одна, а он уже несколько часов бродит по какому-то вымершему лесу. Сперва волшебник подумал, что это какая-то магия и враг просто пробил его защиту и взял сознание под контроль, но нет, это предположение оказалось ошибочным, да и вокруг нигде не было ни единой искорки магической энергии. Вот это то и испугало чародея, ни одной стихии тут не было, даже в земле не было энергии, всё было будто бы мертво. Сразу перед глазами всплыл город древней расы, где было то же самое. Главное чтобы монстры не были такими же. Стоит подумать, как отсюда выбраться, но для этого нужно прекратить панику и спокойно обдумать любые варианты дальнейших действий. Истинное зрение не всегда удаётся использовать, поэтому стоит отложить его на потом, магия поиска пути не действует, что весьма странно, остаётся только одно - использовать то чувство поиска, про которое говорил отец. Положившись на внутреннее чутье, маг пошел дальше и уже буквально через пять минут лес начал светлеть, а ещё через пять он, вновь услышал этот звук. Волшебник ускорил свой шаг и лес начал стремительно редеть. Вот он уже вышел на поросшую кустами тропинку и, прикрыв лицо одной рукой, чтобы не пораниться о колючки, начал потихоньку пробираться через эти заросли, следуя к источнику этого чавканья. Раздвинув последние кусты, он вышел на опушку, куда падали лучи Лирии. Чавк, чавк. Альрин посмотрел под ноги и его руки начали трястись от ненависти к себе, к существу, что сидело перед ним и ко всему миру. Странная гадость, похожая на многоножку и одновременно на краба, сложив свои большие крылья за спиной, вцепилась в Аврору и вырывала из неё плоть. Девушка была ещё жива, но ничего не могла сделать монстру, будто была под его контролем, только кровь двумя тоненькими струйками текла изо рта. Ненависть к этой твари охватила Альрина и вновь серая пыль закружилась вокруг него и словно водопад опрокинулась на тварь, не оставив от неё и следа, при этом не причинив девушке никакого вреда. Адепт Огня упал перед ней на колени, кровь текла из глубоких ран на её теле, а маг не знал что делать. Мешок странника куда-то запропастился, да и с собой нет никаких зелий. Стихией Жизни он не владел и теперь страшно жалел об этом. Не в силах ничего сделать предательские слёзы покатились из глаз чародея. Он сидел рядом с умирающей Авророй и наблюдал, как из неё уходит жизнь. Вдруг она заметила его, улыбнулась и умерла.

- Не-е-е-ет! - закричал чародей и вскочил на ноги.

В глазах его клокотала ярость, а вокруг кружилась серая пыль, не позволяя человеку с браслетом на левой руке, на котором была эмблема золотого меча в пламени, подойти ближе. Альрин ничего не понимал, что тут делает человек и где тело Авроры. Он не собирался отходить от неё пока сам не умрёт. Взгляд чародея прошелся по комнате и остановился на крылатой волшебнице. Она была цела и невредима, никаких ран и следов крови на ней не было, и Аврора смотрела на него обеспокоенным взглядом. Будто громадная гора упала с его плеч, серая пыль исчезла и страшная боль пронзила Альрина в том месте, куда когда-то попало демоническое копьё. Альрин упал и закрутился, боль была нестерпимой, и он закричал, а потом стало темно и всё исчезло.

Когда он очнулся вновь, никакой боли не было только радость и лёгкая усталость заполняли его. Он пока не открывал глаза и прислушался к разговору.

- М-да, никогда не видел ничего подобного, - сказал один голос, чем-то похожий на голос Альрина.

- И не говори, ничего подобного даже в библиотеке не нашлось, это просто несказанная удача, что они пришли к нам, - ответил второй.

- Кажется, кто-то уже вновь обрёл своё сознание и слушает нас с закрытыми глазами, - первый голос явно стал несколько мягче.

- Рин! - воскликнула Аврора и обняла Альрина своими мягкими крыльями. - Как я рада, что ты цел! Ты не просыпался уже четверо суток.

- Четверо суток, - с удивлением повторил Альрин.

- Я вижу, что тебе уже значительно лучше, так что теперь мы можем нормально поговорить, - сказал обладатель первого голоса.

Перед чародеем стоял парень едва старше него самого, на левой щеке красовался узкий шрам, доходящий ему до виска и скрывающийся под шевелюрой волос, по цвету похожих на тёмное покрывало ночи. Голубые глаза, волевой подбородок и тонкие губы говорили о том, что характер этого человека далеко не самый простой. Воротник белой рубашки вылезал из-под тёмной куртки, к чёрному поясу были прикреплены красивые ножны, в которых прятался клинок с золотой рукоятью. Чёрные штаны плавно перетекали в такие же черные, начищенные до блеска сапоги. Рядом с ним стояла девушка в сиреневом платье, перетянутом большим поясом на талии, к которому были прикреплены куча непонятных инструментов. Длинные тёмные волосы плавно огибали красивое личико, на котором словно два солнышка горели такие же голубые глаза, как и у парня. Девушка смотрела на него таким взглядом, будто пыталась увидеть, что у него находится внутри, Альрин даже поёжился. Потом он обратил внимание на то, что и у девушки и у парня на безымянном пальце правой руки блестят золотые кольца с волнистыми линиями заполненными платиной. Это были кольца Кауны, богини удачи, которая оберегала тех людей, которые использовали именно её символ, когда связывали свои жизни. На левой руке у парня было ещё одно кольцо с золотой буквой «М», рядом с которой был меч, а у девушки буква «М» была в огне. И муж, и жена смотрели только на него, хотя рядом с ними была ещё девушка принадлежащая расе, которую много десятков тысяч лет не видели на Аркинии. Заметив его удивление, парень пояснил:

- Мы прекрасно знаем об Авроре, но мы не стали ничего спрашивать у неё, поэтому решили подождать, когда проснёшься ты. И так, для начала мне интересно как вы пробрались в Реорионозиум нашей гильдии?

- Не считаете ли вы, что сперва необходимо представиться? - зло буркнул Альрин, вставая с кровати.

- Прошу прощения, - ухмыльнулся парень. - Глава гильдии охотников Меритар, а это моя жена, а также мой заместитель Мерлитта. Твоё имя и имя твоей подруги мне уже известно, а теперь будь добр, ответь на мой вопрос.

- Мы хотели стать охотниками и поэтому добрались до гильдии, но ни одна дверь в этом замке не открывалась, потом я заметил дверь, которая выглядела как набор чудовищ с ручкой в виде лапы дракона и...

- Какой-какой двери? - перебила Альрина жена главы. - Такого не может быть!

- Что такое? - поинтересовался глава гильдии.

- Видишь ли, дорогой, эта дверь не что иное, как путь Призрака, - ответила Мерлитта, обдумывая по ходу ответа ещё что-то.

- Почему я об этом ничего не знаю? - удивился Меритар. - Каким образом Призрак смог сделать проход туда, и для чего он вообще был нужен?

- Потому что я только вчера прочитала в библиотеке о нём, - нахмурилась девушка. - А зачем он нужен был Призраку? Да кто может его понять?

- Действительно, никто не знает, насколько он был силён, - согласился охотник, и они вновь обратили внимание на Альрина. - Мы слушаем дальше.

- Мы прошлись по лесу и добрались до гор. Я не ожидал такого количества чудовищ и думал, что эта дверь закинула нас на край мира, да ещё жизненная сила постоянно покидала нас, а потом на Аврору напала какая-то гадость, которая прикрепила к её шее энергетическую нить...

- Вытягиватель жизни, - сказал жене охотник, а та кивнула в ответ. - Продолжай.

- Мы добрались до небольшой долины в горах, и я отправился наполнять фляги, а потом ничего не помню, - немного исказил правду Альрин и умолчал о своём кошмаре.

- Потом я очнулась и отправилась к реке. Там сидел Альрин, а к нему прицепился какой-то монстр с множеством ног кожистыми крыльями и твёрдым чешуйками. Рин был бледный и я... - прервалась девушка.

- Аниматроггон, - подтвердила Мерлитта, ответив на взгляд мужа.

- Я пыталась его зацепить, но ничего не получалось. Я видела, как Рин сопротивляется ему. А потом появилась та пыль, которую вы видели недавно, но она не успела задеть его, и монстр вспыхнул белым пламенем.

- Чтоб я золотом подавился! Вы просто кладезь сюрпризов, - заходил по комнате Меритар. - Ладно, последний вопрос, на который вы мне, надеюсь, сможете ответить. Про серую пыль, как вижу, у вас бесполезно спрашивать вы и сами ничего не знаете. Откуда у тебя этот плащ? - спросил глава гильдии у Авроры.

- Рин подарил.

- Это плащ отца, - не стал скрывать правду адепт Огня и вновь лёг на кровать.

Ничего не сказав, глава гильдии и его заместитель вышли из комнаты в коридор. Замок был очень большим, но мало кто из людей, кроме самих охотников, знал, что внутри он намного больше, чем снаружи и при желании весь город вместе с прилегающими территориями мог бы уместиться в нём. В коридоре светили магические лампы, установленные ещё Первым, и они создавали светлые ореолы вокруг себя. Но всё же свет их был тускл, и поэтому тьма всё же частично обосновалась в углах и около дверей. Напротив пары стоял коренастый мужчина с буграми мышц на руках, он улыбнулся молодым и спросил:

- Ну и как вам он?

- Ты был прав Ардис, этот паренёк необычайно талантлив, - сказала заместитель. - Мало того что он помог упокоиться Харгаду, так ещё и пробыл в Реорионозиуме так долго без какой-либо подготовки, даже мне не удавалось в его возрасте находиться там столько времени.

- Плащ, это ведь вещь Призрака?

- Да, - ответил Ардис. - Так как я был его другом, то он сделал так, чтобы я мог его видеть в этом плаще, впрочем, как и вы, никто другой девушку бы не увидел. Его магия очень сильна и не похожа ни на что, так что спутать просто невозможно. И подумать только паренёк нашел себе девушку-ангела. Тридцать пять тысяч лет их не видели и тут на тебе. Признаться честно, это очень хорошо, что её видим только мы, иначе...

- Может случиться тоже, что и в последний раз, - закончил за него Меритар. - Люди сойдут с ума, и кинуться на ангелов. Сколько погибло мастеров, когда мы их защищали?

- Сто тринадцать, - вздохнул Ардис. - Гильдия очень долго оправлялась после этого, и ведь мы не смогли спасти ни одного ангела, поэтому сейчас нужно защищать эту парочку. Они станут превосходными охотниками и намного увеличат свои способности и умения. К тому же даже слепой увидит, что парень влюбился в неё по уши и готов жизнь отдать за эту красавицу.

- Я уже видел. Эта серая пыль напугала даже меня, - скривил лицо глава гильдии. - Она даже не заметила Пяти Щитов Первого, которые были на мне и Мери, а этого вполне достаточно для того чтобы волноваться. Вспомни, были ли случаи полного преодоления всех пяти щитов?

- Один был.

- Почему я об этом не знаю? - удивлению Меритара не было предела. - Поподробнее, пожалуйста.

- Не сейчас, как-нибудь позже, - ответил Ардис. - Ты видел метки?

- Да, безусловно, на его счету два высших демона, ну можно сказать три, если считать Пожирателя Душ, он тоже засчитался, хоть и не демон, - сказал охотник. - А судя по тому, как он закричал и забился в судорогах, ему досталось Копьём Хаоса. Первые шаги на пути становления воином Эхра сделаны, очень и очень неплохо. Но Пожиратель Душ... эта тварь сожрала бы и высших демонов, при этом даже не поперхнувшись, да ещё бы и попросила добавки... как он смог использовать белое пламя?

- Ты упустил один маленький факт, - улыбнулся Ардис.

- Какой? - нахмурился глава гильдии.

- Он... сын Призрака, - ответил кузнец и ушел, оставив главу гильдии в раздумьях.

- Информацию о них, полную информацию, должны знать Сёстры, а также она, больше пока никому не говори, - сказал охотник своей жене.

- Боишься, что кто-то из мастеров захочет стать бессмертным и невероятно сильным за счёт девушки ангела? - спросила Мерлитта.

- Да, - коротко ответил глава. - И если такое случиться, парень впадёт в такую ярость, что мне сложно представить последствия подобного.

Альрин восстановил часть своих сил благодаря тому, что Аврора всегда была с ним рядом. Было так хорошо лежать на этой кроватке, обняв одной рукой спящую девушку, что чародей даже позабыл о том, что хочет стать охотником, вот только ненадолго. Мерлитта, неожиданно заявившаяся к ним на следующее утро, решила об этом напомнить. Альрин всё ещё обдумывал, почему они так мало его расспрашивали, ведь на их месте он бы был очень любопытен и не отстал бы, пока не узнал всё, что ему потребовалось.

- Вставайте. Скоро вы станете охотниками, - ласково сказала девушка.

Ничего не ответив, Альрин начал быстро собираться и уже через десять минут они шли по лабиринтам замковых коридоров, в которых Крайс бы ногу сломал, пока разобрался в этом хитросплетении, но не Мерлитта. Заместитель находила нужный путь, даже не задумываясь, и они достаточно быстро вышли в просторный зал. Тут был Меритар и...

- Ардис! - удивился Альрин. - Как ты тут оказал... - ещё не договорив, чародей уже додумался до ответа. - Так ты охотник, и раз так просто говоришь с главой гильдии, значит ещё и мастер.

- Всё правильно, - не стал скрывать очевидных вещей деревенский кузнец.

- Знаешь, лес Харгада Мрачного был не самым приятным местом, - нахмурился Альрин, сложив руки перед собой. - И что-то про гномов ты не упомянул.

- Ну ведь вы всё равно дошли, - улыбнулся деревенский кузнец, остальные пока не вмешивались в разговор.

- Ладно, но Харгад, попросил у меня кое-что, - после этих слов брови Ардиса поползли вверх. - Он отдал мне это и сказал передать эти вещи Карму Неустрашимому, - Альрин достал из мешка странника браслет и кольцо.

- Карм Неустрашимый был главой гильдии семь с половиной тысяч лет назад, поэтому оставь эти вещи у себя, - сказал мастер-охотник. - А теперь пора тебе становиться охотником.

- Ну и где этот здоровенный свиток? - поинтересовался чародей. - Что-то я его не вижу.

- Не буду спрашивать, откуда ты это знаешь, но он не такой уж здоровенный, - последнее слово кузнец повторил по слогам.

- Обрати внимание на тот пьедестал, - указал направление Меритар. - И разверни его, после чего у тебя отпадут некоторые вопросы.

Альрин сперва не обратил внимания на пьедестал, на котором в золотых драконьих лапах покоился какой-то потрепавшийся завёрнутый в трубочку листок. Он ожидал совсем другого. Ведь если учесть что гильдия существовала больше ста тысяч лет, то свиток должен быть размером с него или намного больше, а все имена в нём должны были быть написаны очень мелким подчерком, но всё оказалось совсем иначе. Чародей развернул свиток, который казалось, рассыплется у него в руках, но к счастью обошлось, и увидел множество имен шедших друг под другом. Каждый писал, как хотел, одно имя было написано раскидистым подчерком и занимало много места, два других - элегантым и очень красивым, словно кто-то много лет занимался только тем, что учился так красиво писать, большинство же ничем не выделялись. Адепт Огня начал всё больше и больше разворачивать свиток и не заметил, как листок превратился в уже пятидесятиметровый размотанный свиток, однако он так и не желал заканчиваться. Чародей хотел найти имена своих нынешних знакомых, но это так и не получалось, наконец он оставил это занятие и взял длинный платиновый стрежень с острым наконечником, чтобы записать своё имя в самом конце списка.

- Он не пишет.

- Конечно, не пишет, - буркнул Меритар, поражаясь недальновидности адепта Огня, и больше думал, что над ним издеваются. - Посмотри на свой палец, там под кожей твои чернила.

Как он сразу не смог догадаться, ведь большая часть всех записей была красного цвета, и записать имя нужно кровью. Альрин легко дотронулся острым кончиком стрежня до безымянного пальца. Боли совершенно не чувствовалось, а стрежень испил совсем немного крови. Стараясь записать своё имя таким же элегантным подчерком, который он видел несколько выше того места где собирался написать, Альрин как обычно несколько скорявил, на что он очень злился, но ничего не поделаешь. Чародей поставил стержень обратно и тот ярко вспыхнул пламенем и тут же погас. Волшебник уступил место Авроре и у неё тут же возникли затруднения. Её подвижные пёрышки не могли схватить такой небольшой стержень. Тогда Альрин решил помочь, и, взяв её перышки в свою руку начал старательно записывать её имя. Получилось просто прекрасно, даже те имена, написанные каллиграфическим почерком, могли бы позавидовать такому написанию. Они отошли в сторону и тут свиток вспыхнул, после чего исчез вместе с пьедесталом.

- Разве они не прекрасно смотрятся вместе? - шепотом спросила Мерлитта у своего мужа, подойдя к нему поближе. - Как считаешь?

- Наверное, ты права.

- Поздравляю вас, теперь вы смело можете называться охотниками и в скором времени сможете выбрать первое задание. - Похлопал Ардис по плечу Альрина. Теперь пойдём в наш общий зал сборов, там мы представим вас остальным. Правда там будут далеко не все, но не бойся это такая традиция и народу там всё равно будет много. И мастера и обычные охотники отдыхают там, а также делятся информацией друг с другом и рассказывают байки жителям, которые тоже частенько заходят к нам.

- Кстати, у меня тут возник вопрос, - сказал Альрин. - У меня, конечно, есть предположение, но ответ я всё же хотел услышать от вас.

- Каков вопрос?

- Почему я не смог найти ваших имён в списке?

- Потому что тебе потребовалось бы несколько часов крутить свиток назад, чтобы на них наткнуться. Я ответил на твой вопрос?

- Да, вполне, я так и подумал.

- Вот и хорошо, пойдёмте.

Идти опять пришлось через лабиринт многочисленных коридоров замка, но теперь уже не так долго. Магические светильники одаривали пространство ярким светом, благодаря этому на стенах можно было наблюдать красивые фрески и резьбу по дереву, иногда встречались портреты людей, но больше всего всё же поражала резьба, особенно хорошо получались у мастера ветви деревьев и листья, казалось, что они продолжают расти. Но она не могла сравниться с тем, что Альрин и Аврора увидели в одном из залов, через которые они прошли. Колонны были сделаны так, что ничем не отличались от деревьев, а их крона многочисленными ветвями поддерживала потолок. Видно было, что к ним приложил руку тот же мастер, вот только теперь он работал с камнем, но это не мешало его творениям выглядеть живыми. Заметив восхищение Альрина, Ардис сказал ему:

- Этот зал украсил один из глав нашей гильдии. Как живые, правда?

- Да, - не покривив душой, согласился маг.

- Потому что они такими и являются.

- Что?

- Это каменные деревья, которые вырастил Харгад Мрачный, - ответила Мерлитта. - Никто кроме него не смог больше их вырастить, поэтому многие считают этот зал одним из многочисленных чудес нашей гильдии. Иногда гномы приходят сюда, чтобы полюбоваться этой красотой, да и не только они.

- Многие слышали о каменных деревьях, но мало кто видел, как они растут, а то, что они неподвластны магии, знают все волшебники. Странно, что ты удивился, - продолжил за своей женой Меритар, не сделав даже паузы, будто они были единым механизмом. - Сейчас только двое из всех известных миру магов могут работать с этим деревом, поэтому цена на подобные изделия очень и очень огромна. Каменная дверь, через которую ты пробрался в Реорионозиум, была сделана Призраком и считалась легендой до сегодняшнего дня.

- Вы очень необычные охотники, пожалуй, самые странные за последние пятнадцать, а может даже двадцать тысяч лет, - взяла нить разговора в свои руки Мерлитта. - Обычно, те, кто желает вступить в нашу гильдию, должны выполнить специальное испытание, но вы уже успели отличиться и оказать услугу всей гильдии. Спасти душу главы, освободить Радостный лес от призраков, да ещё продержались в Реорионозиуме так долго без подготовки, - глаза заместителя заблестели, будто она смотрит не на двух новичков, а на два не огранённых бесценных кристалла, из которых предстоит сделать произведение искусства.

- Ладно, мы уже пришли, - сказал Меритар. - Давно не пользовались этой дверью, - Альрин ещё не успел задать вопрос, но уже получил ответ. - Потому что за последние несколько лет в нашу гильдию никто не смог вступить.

Дверь с лёгким скрипом отворилась в сторону, и взору новичков предстал большой и просторный зал. Здесь было много народу, очень много и Альрин на всякий случай взял Аврору за крыло. Большие столы стояли везде, и гомон был такой, будто они вышли на площадь. Все радовались и веселились. Каждый человек в этом зале был охотником, некоторые из них решили взять на себя роли официантов и разносили еду и вино. Казалось, что вошедших никто не замечал, но всё было как раз наоборот. Так много народа не было даже во всей Кельросе, возможно только рыночная площадь Аренота могла бы посоперничать с этим залом. Как же много тут было разных людей. Некоторые сидели в красивых именных доспехах, уже полностью готовые, чтобы выступить в поход, другие были наряжены в мантии, но большинство носили совершенно обычную и ничем не примечательную одежду. Они шли к большому и высокому столу и тут Альрин обомлел. К ним подошли две... эльфийки. Он никогда прежде не видел эльфиек, но он был готов сказать, что только Аврора была красивее их. Первая девушка посмотрела на него. У неё были красивые тёмно-серые волосы перекинутые на правое плечо, прекрасные глаза того же цвета могли пленить сердце любого мужчины, также как и обворожительные красные губки, её кожа была слега загорелой, будто недавно она побывала в южных странах. На ней были одеты достаточно свободные доспехи весьма броского вида. Наплечники, словно несколько склеенных между собой листиков также как и нагрудник надёжно защищали верхнюю часть тела. Перчатки с множеством извивающихся линий казалось, были сделаны из ткани. Элегантные сапоги плавно огибали её ножки до колен, а часть лепестков, из которых они состояли, устремлялась чуть выше. За спиной можно было увидеть рукоять двуручного меча, какой-то необычной формы. Легкая юбочка из металлических лепестков оберегала ещё небольшой участок тела, но больше на ней ничего не было. Все её доспехи были выполнены из золота и какого-то зелёного металла, название которого Альрину было неведомо. Их сочетание так красиво гармонировало друг с другом, что можно было сказать, будто девушка прикрылась бронёй из листьев. Как остальные охотники держали себя в руках, чтобы не прикоснуться к гладкой коже пресса или ног, адепт Огня не знал, впрочем, нагрудник тоже не слишком хорошо скрывал то, что ему полагалось скрывать. Вторая эльфийка была совсем не похожа на первую, разве что длинными ушками. Она принадлежала к другой расе, о существовании которой маг и не предполагал, а Орион видимо забыл рассказать. Девушка была немного выше своей подруги, длинные волосы приятного тусклого серо-голубого цвета с легким сиреневым оттенком были собраны в хвост на затылке и перетянуты платиновой лентой. Большие желтые глаза встретились с его взглядом, и маг ощутил, покоящуюся в их глубине, необычайную мощь. Длинные ресницы, узкие брови, идеально прямой носик и тонкие губки, отливающие лёгким сиреневым оттенком, делали её необычайно прекрасной. Впрочем, не только губки имели такой удивительный цвет, вся кожа тёмной эльфийки была лишь немного темнее этого необычного цвета и, казалось, слегка светилась. Её доспех тоже был на вид не из самых надёжных. Наплечники плавно соединялись тонкой кольчугой с перчатками, которые чем-то напоминали руки Ориона, только без лезвий. Кираса прикрывала грудь и бока тела, доходя до талии и плавно огибая ее, спускалась чуть ниже, образуя некое подобие лепестков. Вот только большой вырез на груди плавно сужался и спускался до пояса, превращая надежную кирасу в какой-то не внушающий доверия предмет, правда, никто не был против. Ещё бы, пока она играла с Альрином в гляделки, охотники так и норовили пробежаться взглядом по свободным от брони участкам тела. Сапоги были чем-то похожи на обувь первой девушки элегантно и искусно сделанные под её ножки, правда были немного выше и почти доходили до лепестков. Если у первой эльфийки броня чем-то ассоциировалась с жарким летом, то у этой чем-то напоминала недавно увиденную Альрином осень. Каждая часть доспехов состояла из сегментов бежевого металла, к сожалению, адепт Огня не знал его названия. Каждый сегмент напоминал длинную и большую чешую. За спиной, как и у первой красавицы, у неё висел двуручник, только... несколько больших размеров. Честно говоря, новоиспеченный охотник даже сомневался, сможет ли она им нормально махать, ведь в нём было добрых полтора метра вместе с рукоятью, а то и больше. Клинок выглядывал из-за спины и почти касался пола. Он был выполнен из чёрно-белого металла и выглядел настолько острым, что посмотрев на него, казалось, можно было обрезаться. Какие-то плавные линии шли вдоль всего меча и сливались на самом острие. Теперь чародей понял, слова отца, когда тот говорил, что в гильдии есть не только люди. Альрин радовался, что всё время с ним была Аврора, иначе бы он не смог привыкнуть к такой красоте.

- Вижу, ты приглянулся Сёстрам Смерти, - улыбнулся Меритар.

- Если Смерть выглядит также, то я не прочь упасть в её объятья, - выдал один из охотников, и пол зала сразу засмеялось, вызвав улыбку даже у эльфиек.

- Аврора, сними капюшон, тут никто тебя не обидит, - прекрасный голос тёмной эльфийки ласкал слух.

«Они тоже видят Аврору несмотря на плащ, - задумался адепт Огня. - Как такое может быть? Нужно запомнить и спросить позже».

Крылая волшебница послушалась совета охотницы и скинула капюшон. Длинные светлые волосы отражали свет магических светильников и, казалось, начали сами светиться. Зал охнул. Никто и не ожидал увидеть здесь девушку, чья красота смогла бы сравниться с красотой Сестёр. А вот на Альрина особого внимания никто не обращал, хотя магу почудилось, что кто-то всё же скользнул по нему взглядом, но осмотревшись, он никого не увидел и обвинил во всём разыгравшееся воображение. Много, очень много улыбающихся лиц, в которых не было затаённого гнева и ненависти, таких же светлых и жизнерадостных как лица жителей Кельросы. Новичков встречали с большим удовольствием, и они слышали, как охотники подбадривают их. Громкие тосты и звон кружек звучали со всех сторон, но никто не стал расспрашивать у них что-либо и этот факт заставил Альрина расслабиться. Как он узнал позже, это такая традиция и если в первый день в общем зале никто не задаст вопрос, то новички выживут и когда-нибудь при следующих встречах поведают о своей жизни сами, если сочтут нужным. Глава гильдии куда-то продолжал вести новоиспечённых охотников, только Ардис где-то потерялся, но зато вместо него к ним присоединились эльфийки, что не могло не радовать, ведь общество красавиц гораздо лучше, чем ворчливый кузнец. Высоченный мужик с лысым черепом и красивой рыжей бородой заплетённой в три косички улыбнулся и пропустил небольшую компанию, потом у них на пути возник старичок, который в росте уступал пару сантиметров даже гномам, сгорбленное старое тело поддерживала массивная деревянная трость, а доброе лицо было радостным. Охотники общались друг с другом и помимо небольшого праздника, который был первым за последние несколько лет, были заняты своими делами.

- Да тут нужно изменить способ сборки данной схемы и всё будет работать отлично... - сказал один голос.

- Эта стойка поможет защититься от многих ударов, а также спасёт твою шкуру от такого подлого приёма как... - объяснял что-то другой.

- Я тут недавно нашел целый сундук, доверху заполненный арконами ... - радовался третий.

И ещё много чего смог услышать Альрин, пока они шли через большой зал и только сейчас он почувствовал, что в зале витает много вкусных запахов. Жаренная дичь, картошка с пряностями, мясо со специями, большой даргал зажаренный на вертеле, а также целое множество разнообразных блюд. Живот предательски заурчал, заставив Мерлитту улыбнуться. Заместитель уверенно двинулась куда-то в бок, и в скором времени Меритар уверенно повёл компанию в туже сторону. Девушка уже сидела за столом, который так и ломился от разнообразия блюд. Все уселись вокруг стола и Альрин сразу же начал уплетать за обе щеки, так как был ужасно голоден. Но несмотря на всю обстановку его тревожила парочка мыслей. Он не мог понять, почему не чувствовал запахов и почему до сей поры просто этого не замечал. Прошло ещё полчаса, и адепт Огня наконец-то насытился и теперь был в очень хорошем настроении. Аврора, сидевшая справа от него очень хотела поговорить со всеми, кто здесь собрался, ведь ей было очень интересно.

- Люди оказались совсем не такими как нам о вас рассказывали, - сказала крылатая волшебница. - Почему они не набросились на меня?

- Во-первых, они не обычные люди - они охотники, а во-вторых они пока не знают что ты ангел, впрочем, я полностью уверен, что ничего не изменится, когда эта информация доберётся до них, - ответил Меритар.

- А почему они настолько радостные? - поинтересовался Альрин.

- Я уже говорила, к нам давно никто не мог попасть, к тому же про ваши подвиги уже знают и все просто хотели посмотреть на легендарных новичков, которые уже смогли оказать неоценимую услугу гильдии и помогли одному из прошлых лидеров, - на этот раз ответила Мерлитта. - Вы спрашивайте, и не стоит колебаться, мы постараемся ответить на все ваши вопросы.

- Можно узнать ваши имена? - спросил адепт Огня у эльфиек и те улыбнулись.

- Позволь мне представить наших выдающихся мастеров, - обратился глава гильдии к охотникам и, дождавшись кивка продолжил. - Лириольна, одна из самых именитых мечниц нашей гильдии, а также неплохой маг, к тому же превосходно готовит и любит пострелять из лука, а также отбиваться от ухажеров, - получив болезненный тычок локтем от сереброглазой эльфийки, Меритар переключился на вторую красавицу. - Селения, владеет мечом наравне со своей сестрой и они обе занимают второе место по мастерству, в обращении с клинком они обошли даже меня, также она Повелитель Смерти, ах да забыл сказать, её сестра Повелитель Самума или Песчаного Ветра. Так вот Селения в отличие от Лириольны готовить не умеет совершенно, - теперь ему досталось от тёмной эльфийки. - Но она очень красиво рисует и поёт. Думаю, я достаточно сказал, остальное сам у них спрашивай, а то ещё пару раз чего-то неправильно скажу и придётся выбирать нового главу гильдии, - посмеялся охотник.

- Очень приятно, - улыбнулся Альрин эльфийкам. - А зачем охотники называют друг друга как-то странно, Дерелл Гора, Аллер Кварс, Нартрап Кайло, Корнг Бур или Нерн Бломп?

- Всё очень просто, это вторые имена, которые характеризуют каждого конкретного охотника, например упомянутый тобою Дерелл, ты его видел по дороге, с рыжей бородой и на три головы выше тебя, за это его и прозвали Гора.

- А ещё он такой же лысый, - посмеялся подошедший Ардис и продолжил. - Алерр носит шлем с рогами как у кварса, Нартрап не расстаётся со своим кайлом ни на секунду, Корнг умеет по особенному фехтовать и его удары напоминают вращающийся бур шахтёров, Нерн... в общем...

- Он взорвал часть городской стены, когда экспериментировал с новым плетением, - перехватил инициативу Меритар. - К счастью никто, кроме неё не пострадал, а Нерна же нашли сидящим в глубокой воронке, и он был весь покрыт чёрной сажей, а волосы и мантия дымились, ещё то зрелище, но это было давно, а сейчас он Мастер Взрыва.

- Так почему Бломп? - не понял Альрин.

- Такой звук услышал весь город, после этого взрыва.

- Понятно, - задумчиво произнёс Альрин и, тут же резко изменившись, спросил. - А какие у вас прозвища?

- Ну... - немного опешил Ардис. - Меня назвали Мелором. Это такое существо, которое пришло из иного мира. Мне по счастливой случайности удалось убить его, прежде чем оно успело что-нибудь натворить. Мерлитту прозвали Скульптор, за её магию и способность научить любого неуча всем основам охотничьих навыков, то есть сделать из камня статую, у многих возникла именно такая ассоциация. По крайней мере, именно это прозвище вызвало у всех чувство правильности сделанного выбора.

- Я бы лучше предложил Фанатика, - сказал Альрин. - Или Профессора.

- Аха-ха-ха, - рассмеялся кузнец. - Такие варианты предлагали, но никакого чувства, что это именно то, что нужно не было. Хотя эти варианты очень хорошо представляют её сущность.

- Может быть, - стараясь не подавать виду, что раздражена, процедила заместитель.

- Да ладно тебе Мери, не злись, - успокаивающе улыбнулся Мелор. - Только ты про меня не говори, - после этих слов девушка явно забыла все обиды.

- А какие же прозвища у вас? - обратился Альрин к эльфийкам и все почему-то притихли, даже в зале изменилась атмосфера.

Девушки переглянулись между собой, потом на них посмотрели все сидящие за столом и после небольшой паузы прекрасный голос тёмной эльфийки прозвучал для Альрина очень неожиданно и показался ему таким грустным и печальным, что он уже пожалел о своём вопросе:

- Когда-то нас называли Селения Ночная Звезда и Лириольна Шелест Листьев, но потом эти имена перестали принадлежать нам и теперь нас называют Тиф и Корь. - Ответила девушка, не вдаваясь в подробности и не рассказывая, из-за чего это произошло, однако немного подумав, она решила продолжить. - Меня назвали Тифом, потому что я убила высшего демона своим блюдом, скажем так, умирал он очень долго и мучительно. А Лириольну назвали Корью из-за одного из самых мощных песчаных заклятий, которое оставляет много точек по всему телу поверженного врага, словно одноименная болезнь.

- А кто такой Призрак и почему у него такое прозвище? - решила спросить Аврора.

- О-о-о это достаточно интересный... охотник, наверное, один из самых загадочных из всех кто когда-либо состоял в гильдии, - сказал Ардис. - Он помогает нам уже больше... в общем очень много лет, возможно, он вступил ещё задолго до распада Алмазной Империи. К сожалению его имени никто не знает, поэтому мы не можем найти его в Свитке Охотников. К сожалению, он очень редко появляется здесь, вероятно только Виатор Забытый может с ним посоперничать в этом. Он никогда не входил в рейтинги охотников, но мы знаем, что он был лучшим мечником и чародеем за последнее время, а точнее пятнадцать тысяч лет.

- Он подобрал нас, когда мы сбежали от какого-то мерзкого колдуна, который хотел нас... съесть, - продолжила Селения.

- До сих пор помню эту тварь, - поморщилась Лириольна. - В общем, не будем об этом. Так его назвали за то, что он умел проходить сквозь стены, да и вообще через любые препятствия как призрак.

- Но какая магия ему позволяла делать такое? - удивился Альрин. - Это ведь...

- Невозможно, - перебила его Селения. - Мы тоже так думали, но он всегда был полон сюрпризов, а этой магии не обучал никого.

- Можно мне задать ещё один вопрос? - робко спросила Аврора.

- Конечно, сколько угодно, - улыбнулся Ардис.

- А почему когда капюшон был на мне, вы меня видели?

- Мне тоже хотелось об этом спросить, - заинтересованно посмотрел на Ардиса Альрин.

- Просто мы были др... - не успела сказать Селения.

- Знакомы с Мастером, который изготавливал подобные плащи для охотников, - перебил девушку Ардис, а та вздохнула и больше ничего не говорила.

- А что за Реорионозиум? - вопросов у Альрина было ещё море.

- Всему свое время Альрин, - посмотрел на него глава гильдии. - На сегодня предлагаю закончить. Теперь ты можешь погулять здесь в зале и познакомиться с другими охотниками, а также помучить вопросами их. Нам же нужно обсудить дела гильдии, которые касаются только мастеров, так что не обижайся.

- Без проблем, - ничуть не злился Альрин, понимая, что он лишь первый день в гильдии, а ему и так достаточно много рассказали, что было весьма странно.

Он взял Аврору за крыло, и они вместе пошли осматривать обширный зал. Оставшиеся сидеть за столом мастера-охотники посмотрели им вслед и, дождавшись, когда новички скроются среди остальных, продолжили разговор.

- Почему ты не хочешь рассказать ему о Призраке? о том, что он его отец? - спросила Селения у Ардиса.

- Потому что он решит, что мы с ним нянчимся и ничего не дадим сделать самостоятельно, - сказал кузнец. - В общем, извини, но тебе этого не понять. Он ведь уже взрослый парень и встретил просто ослепительную красавицу, как думаешь, как он будет себя чувствовать, если мы будем помогать ему во всём? Ему хочется показать себя перед ней, и мы предоставим ему такой шанс... - сделав примиряющий жест, он продолжил. - Но мы всё равно будем за ним присматривать.

- Как думаешь, почему Призрак оставил нас одних? - спросила Лириольна у Мелора. - Может из-за семьи?

- И мы думали, что он погиб во время битвы на Границе, - вздохнула Селения.

- Все так думали, но перед нами без сомнения его сын, - сказала, молчавшая всё это время, Мерлитта. - Я смотрела, как он реагирует на ответы, смотрела за всплесками его дара и за светом, который излучает его жизненная энергия. Всё почти в точности совпадает с тем, что я видела у Призрака, за исключением нескольких нюансов, но пока не будем о них, я ещё должна убедиться в этом.


Глава 4

Стол был завален различными предметами. Странной формы меч покоился на специальном держателе, обтекаемой формы жезл со светлым кристаллом лежал рядом с ним, парочка мощных амулетов с гигантским запасом энергии и много очень много старинных книг из библиотеки великого архимага Сейхи Прайса Минора. Казалось, что массивный дубовый стол с шестью ножками сломается под весом всего, что на нём лежит, или быстрее сдаст позиции пол и всё рухнет на нижний этаж. Прошло уже много времени, но Ригороуз до сих пор не мог разобраться с шифром шкатулки лар Архаиоса, хотя кое-какие успехи уже были. Печать на шкатулке основателя Сейхи была очень сложной, будто он понимал все эти символы как свой родной язык, это злило Повелителя Грозы, ведь он смог разгадать значение только парочки символов и потихоньку начал понимать алгоритм построения этих печатей. Сама печать была очень красива и просто невероятно сложна. Большой желтовато-оранжевый круг, по краю которого располагались ещё двенадцать соприкасающихся друг с другом кругов с тридцатью шестью символами на каждом. При изменении одного символа крутились все круги, абсолютно изменяя картину печати и вводя Ригороуза в заблуждение. Понять принцип и подобрать ключ к шифру не смог никто со времён создания Сейхи и Дрейк не чувствовал себя исключением. Но смотря на него со стороны, Прайс сильно удивлялся:

- Он сидит за работой уже месяц безвылазно и добился за это кратчайшее время больше, чем мы за сто пятьдесят тысяч лет. Насколько же умен это парень?

- О-о-о ты даже не представляешь, - отвечал ему Мейрон. - Я уверен, он поймет шифр лар Архаиоса, а потом и освоит сами печати.

Иногда к нему приходил великий магистр Лейсер. С этим человеком работа у Дрейка продвигалась гораздо быстрее, ведь магистр Знающих Истину был таким же, как он, трудоголиком и человеком любящим раскрывать тайны. Теперь они смогли активировать меч Ригороуза и жезл Минора, а также использовать их постоянно и контролировать энергию, но язык по-прежнему не поддавался расшифровке и маги Разума не могли ничем помочь, так как на самой речи издаваемой артефактами была защита не менее сложная, чем на шкатулке первого великого архимага. Другие артефакты пока не желали работать с ними и мирно дремали, устроившись на специальных полках в кабинете профессора. Они узнали о единице измерения, которую прибор назвал антаром. Ничего подобного в мире не существовало и что именно показывает данная единица, сказать было трудно, но несколько предположений, хоть и недоказанных были. Одно выдвинул сам Прайс, который считал, что антар - это единица измерения энергии стихии, другое высказал Дрейк, предположив, что происходит измерение жизненной силы, находящейся в данный момент внутри контуров. Кто из них был прав, а кто ошибался, пока было невозможно выяснить, но все старались заняться своими делами и помочь по возможности профессору университета Лейры. Великий магистр Говорящих о Мире раскопал какие-то тексты, от которых так и веяло несказанной древностью. Глава Хранителей Порядка посещал все места, где было хотя бы какое-то упоминание о любом необычном явлении. Алан Мейнер рылся в записях о легендах, а также древних хрониках. Прайс Минор целыми днями сидел в библиотеке и искал всё возможное, чтобы помочь всем. Единственный человек, который безмятежно прогуливался по замку и частенько любил отдохнуть - это Мейрон Траст. Со стороны могло показаться, что ему совершенно неинтересно то, чем занимаются все остальные, но это было не так. Магистр Ищущих Силу изучал потоки энергии исходящие от печатей лар Архаиоса, смотрел, как Ригороуз искал ключ к сложному шифру, подкидывал идеи почти всем магистрам, разве что главу Безликих Теней никогда невозможно было найти, ну и Крайс с ним. Мейрону очень хотелось узнать, какая информация хранится в свитках основателя Сейхи, но он не мог до неё дотянуться. Много лет назад Чарган, учитель его и Прайса, показывал им древнюю шкатулку. Знания, которые находились внутри так и манили талантливого чародея, ведь Архаиосу было ведомо то, что до сих пор недоступно никому. В древних хрониках, которые лежат в библиотеке и доступны только первым лицам государства, он видел силу самого могущественного чародея за всю историю Сейхи, и она была настолько велика, что Траст даже боялся подумать, насколько силён был учитель лар Архаиоса. Знания - самое сильное оружие, ведь без них человек был бы одним из самых слабых существ в этом мире. Как и полагалось магистру Ищущих Силу он искал любые способы усилить мощь и влияние своей страны и это у него достаточно неплохо получалось. Природное чутьё на любые источники энергии позволило добиться неслыханных успехов в своей работе, и благодаря этому Мейрон заслуженно пользовался уважением среди многих магов. Магистр усиливал влияние Сейхи почти во всех частях Аркании, правда эльфы, алькоры, и некоторые другие очень сильно мешали, как кость в горле или песок в глазах. Королева длинноухих раздражала Траста больше всех. Она не желала сотрудничать ни при каких условиях, хотя магистр шел на большие уступки, чтобы добиться понимания. После летних переговоров с ней ему просто необходимо было выплеснуть свою злость и в результате в пустыне Кархайм произошло мощное землетрясение, после которого душевное спокойствие вновь вернулось к Мейрону. С алькорами тоже не всё ладилось, но на них он не злился так сильно, всё же у него было не так много способов заинтересовать их. Да к тому же их новый король весьма алчный и жадный, причём настолько, что не хочет отдавать что-либо без десятикратной замены, а такое предложение сильно ударит по бюджету даже самого могущественного государства в Аркании.

«Впрочем, плевать на них... пока. Сперва нужно разобраться с эльфами, - обдумывал великий магистр. - А потом уже можно заняться всем остальным. Хорошо хоть моя помощь с расшифровкой печатей особо не требуется».

- Надеюсь, у них получится разобраться с ней лучше, чем у нас, - прервал размышления Мейрона Прайс. - Седьмая лаборатория просто расплавилась, когда мы ударили по шкатулке совместным заклинанием.

- Я надеюсь, ты помнишь, кто предложил эту идею? - прищурил глаза Траст.

- Конечно же я, - не стал отрицать глава государства. - Но ведь было весело.

- Когда я убегал от валунов Чаргана, а ты сныкался в мешке странника, умник, - давняя обида всплыла в памяти Мейрона. - Я потом неделю не мог нормально ходить. Лучше не мешай мне Прайс, а то на тебя упадёт Базальтовый Сталагмит.

- Да ладно тебе, я ведь просто поговорить пришел, - сделал примиряющий жест архимаг, но на всякий случай создал мощный щит над головой. - Я тут хотел спросить, давно ты знаешь ученика Магнуса Сувайвера?

- С тех пор как встретился с двадцатилетним парнишкой на войне. Он тогда орудовал мечом не хуже старых вояк, - ответил Мейрон. - А что?

- Надо было сразу его переманить к нам, - вздохнул архимаг. - Он мыслит совсем иначе, чем наши чародеи. И я уверен, что рано или поздно он откроет замок.

- Скорее рано, - сказал великий магистр. - Он уже тогда был Мастером Грозы и это в двадцать с небольшим лет, а потом освоил и силу Совершенного! А тебе уже тысяча лет, а ты не можешь совладать с ней!

- Да успокойся ты, - не понравился тон Мейрона главе государства. - Моя сила слишком отличается от многих других.

- Всего лишь отговорки, - хмыкнул магистр.

- Да и К’саль’нар с тобой, - нахмурился архимаг и развернулся к двери. - Я не виноват, что у тебя плохое настроение и нечего на друзьях отыгрываться. Другой архимаг уже отправил бы тебя отдохнуть.

- Иди уже и не мешай, - настроение было благополучно испорчено ещё на пару дней. - Надо и вправду развеяться да отдохнуть. А всё же Прайс прав насчёт Дрейка, он думает не так как мы, а скорее как лар Архаиос.

Магистр Ищущих Силу открыл Стремительный путь прямо в своём кабинете и наполнил контур заклинания энергией стихии Земли, которая сделала его похожим на пропасть. Он сделал шаг, и пропасть сомкнулась, проглотив чародея и оставив его кабинет в безмятежном спокойствии и тишине. Прогулки по утёсу с видом на прекрасные огромные горы и бездонные ущелья между ними всегда приносили покой и заставляли настроение улучшиться. Однако это был всего лишь образ стихии, а не настоящее место, которое можно было бы посетить, что немного разочаровывало, ведь здесь было бы столько энергии... можно было бы разойтись на всю катушку и устроить себе длительную тренировку. Прогулка заняла не меньше часа. Впереди показалась пропасть выводящая из стремительного пути. Теперь в одиночестве остались горы, а Мейрон оказался в далёких краях. В царстве вулканов воздух пах серой и был наполнен ядовитыми испарениями, но это ничуть не мешало великому магистру, ведь его сила Совершенного была родственна той, что сейчас витала вокруг. Глубоко вздохнув, Мейрон прикоснулся к потоку энергии, что текла через скалы и по ним, превращаясь в гигантские магменные лапы, схватившие один из вулканов и удерживающие его в смертельных объятиях. Пепел сыпался на волосы и элегантный белый костюм. Большой изумруд в форме ромба висел на шее великого магистра удерживаемый платиновой цепочкой и поглощал энергию стихий Земли и Магмы. Силы начали наполнять десятки жизненных контуров одного из высокопоставленных служащих Сейхи и мысли о работе потихоньку отходили на второй план, освобождая место новым заклинаниям, новым умениям и тренировке. Сперва Траст хотел лишь немного побыть в этом месте, чтобы успокоиться и развеяться, но дорога стихии, да ещё и огромные вулканы заставили его вспомнить о тренировках, которые он не проводил уже очень много времени. Здесь было достаточно жарко даже для друга архимага, поэтому пришлось снять белый пиджак и защитить его чарами, чтобы не сгорел. Перед глазами магистра всплыло мощное заклинание, и он буквально за пару секунд построил сложнейший контур, после чего множество камней устремилось ввысь и слилось в один большой валун, который с сильным грохотом упал на землю и раскололся. Этот звук был словно музыка для ушей чародея, и он продолжил свои занятия. На этот раз он сжал базальтовый осколок крупной скалы, превратив его в плоский диск, толщиной в пару метров и швырнул получившееся творение в вулкан. Половины верхней части как не бывало, магма выплеснулась из открывшегося проёма и стремительным потоком потекла к подножию огненного великана. Магма словно утратила свои свойства и превратилась в воду под действием заклинаний магистра, который сделал парочку круговых движений, после чего лава завихрилась и застыла на склонах вулкана, словно заледеневшая волна, когда-то увиденная чародеем далеко на севере. Он вытянул руку вперёд и резко сжал кулак. Страшный грохот расколотых камней огласил все окрестности. Резко вскинув обе руки вверх, он заставил осколки взмыть высоко в небо, хлопок в ладоши и острые камни со свистом устремились к земле, изрядно постучав глыбами по плато. Мейрон вновь поднял их вверх и завертел в устрашающем танце вокруг большого валуна. Осколки ударялись о скалу и отлетали. Страшный танец продолжался недолго, после чего все камни вновь лишились магии и осыпались на землю, а перед глазами Мейрона была статуя прекрасной девушки, в которую он влюбился с первого взгляда, но так и не смог отыскать потом. Вздохнув напоследок, он кинул в сторону белые штаны и с разбегу, словно детвора плюхается в воду с небольшой вышки, чтобы создать побольше брызг, великий магистр прыгнул в озеро кипящей лавы. К его большому сожалению без мощного щита поверхность магмы почти не поколебалась. Магистр вынырнул из озера магмы и облокотился на выступ. Его мучил один вопрос, почему Прайс Минор отложил поиски сына Властителя Белого Пламени.

Альрин и Аврора ходили по большому залу в поисках чего-нибудь интересного, охотники хлопали адепта Огня по плечам, приветствуя новичка, и кланялись девушке, осыпая её комплиментами. Очень много новых людей было здесь и это немного вывело из колеи не только Аврору, которой с малых лет рассказывали о кровожадности человеческого рода, но и Альрина, не привыкшего к такому большому количеству людей, которые обращают на тебя внимание. В этом помещении, где отдыхали охотники, чувствовались искренние радость и веселье, иногда через них можно было почувствовать лёгкие отголоски грусти и печали, но они тонули в добрых чувствах большинства охотников. Тут взгляд волшебника наткнулся на один стол, где сидели четыре охотника: здоровяк с большим мечом, эльф с длинным луком, человек со шлемом в руках и девушка с голубыми глазами.

- Леда! - удивлённо воскликнул Альрин, после чего девушка обернулась.

- Рин! - также сильно удивилась она.

- Ты наконец-то стал охотником? - поинтересовался Нен.

- А мы только пришли, - вздохнул Маллард. - И я уже собирался пойти посмотреть на новичков.

- Неплохо ты выступил на турнире Альрин, - улыбнулся Кориат. - Ты не только отличный маг, но и превосходный мечник.

- Вижу, ты стал сильнее, и твоя магическая сила несколько возросла, - Леда посмотрела, на чародея прищурившись, и спросила с ехидством. - Ты я погляжу и девушку себе нашел?

- Э-э-э я... - замялся новоиспечённый охотник и покраснел. - Да ну тебя.

- Моё имя Аврора, приятно познакомиться с друзьями Рина, - улыбнулась крылатая волшебница.

- Какая милашка, - затрясла руками перед собой охотница. - Так и хочется её обнять. Теперь понимаю, почему ты её выбрал, а не меня, - с превосходным актёрским мастерством девушка скрыла смех и нацепила на себя маску печали.

- Ну и долго же ты понимала Леда, смотри, она же красивее тебя в тысячу раз, словно ангел, - сказал Маллард и, увидев рассерженную охотницу, громко рассмеялся, а его поддержали Нен и Кориат. Альрин успешно сумел подавить смех, а Аврора немного не понимала, над чем смеются люди.

- Будете теперь сами готовить, весельчаки Крайсовы, - злилась девушка.

- Кстати, Нен, я видел ещё эльфов, когда мы только пришли в город несколько дней назад, и у одного из них было странное зеркальное кольцо, - почему-то адепт Огня решил рассказать об этом эльфу.

- Вот снайх! - мгновенно развеялось веселье охотника. - Спасибо Альрин, у меня дела, - сказал он и быстро ушел куда-то.

- Садитесь с нами, - предложил Маллард. - Я как раз купил парочку ящичков печенек, - улыбнулся великан и достал из мешка путника небольшую шкатулку заполненную кондитерскими изделиями.

- Альрин, помнишь, я говорил о том человеке, что дал нам заказ? - дождавшись кивка Кор продолжил. - Так вот мы его хорошенько попинали и он раскололся. В буквальном смысле!

- Мне чуть плохо не стало, - приуныл здоровяк. - Словно он из глины был сделан или из какого-то хрупкого камня. Такого мне прежде не приходилось видеть. И я не успел что-либо распознать, так как через несколько секунд он растворился и исчез не оставив и следа.

- Я решил заглянуть к тому человеку, который дал заказ на куб, - мрачно сказал Кориат и, глубоко вздохнув, продолжил. - Он сразу же напал на меня, и схватка далась мне очень нелегко, пришлось снимать сильные чары Смерти с меча и щита, а шлем из-за волшебства твоего отца вообще не задет. Кстати, а где он? - вдруг спросил глава Серых Крыльев.

- Он погиб, - с грустью произнёс чародей.

- Прими мои соболезнования Рин. - Нахмурился Кор, его явно интересовало, как кто-то смог победить Ориона, но ничего не стал спрашивать и вернулся к первоначальной теме о заказчике. - У него на шее висел этот амулет, - глава отряда показал серебряную цепочку с металлической крысой. - Я хотел спросить об этом у твоего отца... может быть, ты знаешь что-нибудь?

- Это символ одного из Порождений Мрака, - ответил Альрин.

- Ты уверен? - вскочила Леда.

- Абсолютно.

- Значит, я должна убить это порождение! - лицо девушки исказилось от злобы, но она быстро опомнилась и спокойно села обратно. - Рин, будь аккуратней. Мне бы ещё хотелось пошутить над тобой. Не уходи за своим отцом.

- Да я бессмертный, - через силу улыбнулся маг, ему было тяжело вспоминать.

- У того кондитера новый рецепт, попробуй, - Маллард передал волшебнику пару красивых печенек в форме цветочков и восьмиконечных звёздочек с мёдом. Это, казалось бы, совершенно обычное действие стерло грусть, и поставила стену, закрывающую разум Альрина от печали.

- Как вкусно! - воскликнула Аврора, с которой поделился маг. - Никогда не пробовала ничего подобного.

- Надо будет показать главе, а лучше заместителю, - вслух размышлял Кориат.

- Они вон там сидят за столом вместе с Сестрами Смерти и Ардисом, - указал охотник направление.

- Ты уже и с ними успел познакомиться? - удивился Маллард.

- Ну и как тебе формы сестричек? - ехидно улыбнулась Леда.

- Красивые, - ответил маг.

- Ха-ха, опять попался! - обрадовалась Леда, а потом опять погрустнела. - Хотя какие там Сёстры, ведь у тебя есть такая прелесть.

- Ты ещё не познакомился с первым номером по фехтованию? - поинтересовался Кор.

- Ещё нет.

- О... тебе понравится... - не успела сказать Леда, подавившись от взгляда Кориата. - В общем, сам узнаешь.

- Рин! Вот ты где! - подошла к столу заместитель главы гильдии. - Пойдём, теперь мы расскажем вам о дальнейших действиях, а через несколько дней начнём подготовку к первому заданию. Я вижу ты знаком с Серыми Крыльями.

- Госпожа Мерлитта у меня есть к вам разговор по поводу этой вещицы, - показал Кор, амулет в виде крысы, который сразу же заинтересовал её.

- Возвращайтесь к Меритару, а я присоединюсь к вам после.

Новоиспечённые охотники отправились в обратный путь и достаточно быстро достигли исходной точки. Меритар думал о чём-то серьёзном, Сёстры молча сидели рядом, и только Ардис весело улыбался. Глава гильдии обратил на них внимание и показал взглядом на стулья, предлагая сесть. Потом ещё несколько минут раздумывал, после чего сказал:

- Я знаю, что у тебя достаточно высокий уровень фехтования, который можно сравнить с мечниками первого ранга, но... для того чтобы стать Мастером, тебе ещё многому нужно учиться, поэтому тебя будет учить наш первый меч. Завтра утром тебя уже будут ждать на тренировочном поле, возьми с собой Аврору. Не бойся, там будет только твой учитель и он тоже знает о том, что она ангел. Возможно, твой учитель сможет потренировать и Аврору, если это возможно. Так как крыльями достаточно тяжело держать меч может ничего и не выйти. Если что, то у нас полно достойных магов, которые смогут научить её множеству заклинаний, и даже не смотря на её уровень Повелителя Жизни, ей придётся попотеть.

На следующее утро новички отправились на тренировочное поле. Пришлось изрядно побродить по коридорам замка, прежде чем выйти из него во внутренний двор, который оказался достаточно обширным, но чародей чувствовал себя здесь как-то неуютно, впрочем, и крылатая волшебница ощущала некое беспокойство. Тут никого не было и эта пустота в совокупности с тишиной немного пугала новичков, ведь они не знали, что ещё слишком рано и все охотники отдыхают после праздника и своих заданий. Вот наконец-то показалась двухметровая дверь из чёрного дерева, пришлось приложить несколько больше сил, чем казалось на первый взгляд. Без единого звука дверь отворилась, и в глаза ударил солнечный свет, ослепивший чародея на несколько секунд. Пару раз моргнув, всё пришло в норму, и Альрин увидел весьма обширную площадку, покрытую идеально ошлифованной и плотно подогнанной друг к другу брусчаткой. Тут было также пустынно, как и в замке. И учителя нигде не было, а чародею просто не терпелось показать, что он ещё отличный мечник. Они отошли от двери буквально на несколько метров, странное чувство подсказало, что они тут уже не одни. И он, и Аврора резко обернулись. Перед ними была симпатичная девушка, которая слегка облокачивалась на стену. Её глаза сверкали, словно два сапфира разрывали тьму глубокого подземелья, элегантный носик, красивые губки и утончённые черты лица просто не могли принадлежать воину. Большая часть волос была собрана в свободный пучок, который держала длинная серебряная шпилька с сапфиром в тон к глазам и только несколько прядей нежно обнимали прекрасное лицо. Тёмный плащ с невысоким воротником плотно прилегал к её соблазнительной фигуре и был застёгнут серебряным креплением. Чёрная кофточка скрывалась под ним, словно за массивной стеной, и плавно переходила в белую юбочку, которая охватывала талию, плащ же устремлялся дальше к щиколоткам. По бокам были вырезы, которые позволяли девушке спокойно двигаться, при этом, не повреждая одежды. По всем контурам плаща шли белые линии, создавая резкий контраст цветов. Единственное что не вписывалось в её мрачноватый стиль это очки. Два овальных стёклышка были идеально прозрачными, тонкая золотая перемычка держала их вместе и две такие же тонкие ножки уходили под пряди её светло-золотистых волос. Она поправила их и направилась к новичкам.

- Так вы и есть те самые охотники, - её голос был столь же прекрасен, как и она сама. - Я не вижу твоего меча.

- Я вашего тоже, - ответ получился грубым, хотя Альрин и не хотел так отвечать, как-то само выскочило.

- Это пока что, - улыбнулась девушка, не заметив грубости. - Не могла бы ты снять плащ Аврора. Я бы хотела посмотреть на тебя.

- Сейчас, - крылатая волшебница скинула с себя тёмный плащ и передала его в руки недовольному Альрину, который что-то бурчал себе под нос.

Девушка подошла к ангелу вплотную и взяла крылья в руки, потом начала пристально осматривать их, попросила пошевелить пёрышками, снова посмотрела и сделала неутешительный вывод:

- К сожалению, я не смогу обучить тебя владению мечом. Ты не сможешь крепко держать меч, и у тебя его просто выбьют обычным ударом.

- Тогда я сам её научу, - не понравилось Альрину, что эта девушка коснулась темы крыльев Авроры. Маг боялся, что подобное может ранить чувства крылатой волшебницы.

- Да мне и поднять его тяжело, не говоря о том, чтобы долго удерживать, - улыбнулась красавица-ангел, понимая негодование чародея.

- Это хорошо, что ты можешь признать своё бессилие в данной области, - сказала мечница, разозлив Альрина, который просто кипел от злости, а вот лицо девушки не выражало никаких эмоций. - А прежде чем учить тебя, - посмотрела она на новичка. - Посмотрим, на что ты способен, ведь ты же хочешь меня ударить? Так попробуй.

- У вас нет оружия, а я не могу сражаться с девушкой к тому же безоружной, - сказал Альрин без какой-либо издёвки, ведь его так учил отец, но мечница разозлилась не на шутку.

На ней появился белый пояс, к которому были прикреплены два красивых парных клинка. Гладко отшлифованная поверхность мечей отбрасывала лучи восходящего солнца, гарда была выполнена из серебра и представляла собой ангельские крылья, широко расставленные в стороны. Словно по волшебству мечи оказались в её руках, но никакой магии не было, иначе Альрин почувствовал бы это. Мечница уже замахнулась на новичка, и лишь мощный барьер восьмиконечной звезды заставил клинки отскочить, но это было ненадолго. Аврора хотела помочь, однако каким-то непостижимым образом она оказалась на значительном расстоянии от разъяренной мечницы и чародея, или лучше сказать, они от неё. От двери по каким-то причинам не удавалось отойти. Альрин пытался достать из мешка странника меч Харгада, и наконец-то ухватившись за рукоять, вытащил его. Вот только это оказался призрачный клинок. Мастер-охотник взглянула на паренька как-то совсем по-другому, в её глазах было удивление и шок. Но клинок, видимо вспомнив, что он принадлежал призраку, вновь стал неосязаемым и упал обратно в мешок. Послав за ним пару проклятий, Альрин вытащил искомый меч и откинул мешок в сторону.

- Что же ты остановилась? Испугалась что ли? - спросил, посмеиваясь, маг.

Это вернуло девушку в нормальное состояние, и она возвратилась к поединку. Прыжок. Девушка исчезла и появилась совсем рядом с чародеем, едва не выбив ему пару зубов рукоятью, но он вовремя успел повернуть голову и загородиться мечом от второго удара. Будто крутясь в танце, она наносила ему множество ударов, которые он едва мог отбить, но Альрин был достаточно неплохим мечником и понимал, что его учитель лишь играет с ним, словно кошка с мышкой и прикладывает совсем чуток усилий, а вот ему приходится выкладываться по полной. Прыжок. И она вдруг оказывается с другой стороны, при этом, не сбавляя темпа, продолжает его атаковать. Прыжок. И снова другое направление. Теперь удары стали резкими, но до невозможности предсказуемыми. Альрин уже обрадовался такой глупой ошибке своей соперницы и решил контратаковать, но попался в банальную ловушку. Меч Харгада должен был порвать ремешок удерживающий юбку, а в итоге по какой-то необъяснимой причине решил научиться летать, причём вместе с хозяином. Больно ударившись о брусчатку Альрин начал подниматься и его горло упёрлось в острый клинок. Капелька крови сразу скатилась вниз. Альрин взял свой меч за лезвие левой рукой и протянул перед собой.

- Я удивлена, - сказала девушка и её мечи исчезли. - Ты знаешь древние традиции поединка на мечах. Кто тебя учил?

- Мой отец, - вздохнув, ответил чародей.

- Значит, его навыки были не ниже уровня Мастера Меча, интересный у тебя стиль, - она на несколько секунд прищурилась, будто солнце светило ей прямо в глаза. - Этот стиль какой-то знакомый, но я не могу вспомнить, кто ещё использовал такой. Ты весьма неплохой мечник, но слишком наивный раз подумал, что мастер может сглупить и совершить настолько простую ошибку. Мастер никогда не совершает ошибок, ведь любая ошибка может стоить жизни. И я не хотела как-то задеть Аврору, ведь ты подумал именно так?

- Эм... - Альрин не мог сообразить, что ответить, то ли от удара о землю то ли от большого потока информации.

- Извини, что сразу так на тебя надавила, но мне нужно было, чтобы ты сражался в полную силу и не обращал внимания на то, что я девушка, - сказала она, совершенно преобразившись внешне.

Теперь она напоминала не Мастера Меча и первый номер по фехтованию во всей гильдии охотников, а обычную девушку. Хотя нет... обычной её нельзя было назвать, она была очень красивой и лучшие художники Аркании передрались бы между собой за право написать её портрет, также как и скульпторы за возможность увековечить её красоту в камне. Сейчас она наклонилась, чтобы подать руку чародею, у которого до сих пор кружилась голова от сильного удара. У неё были такие красивые глаза, но он не мог оторвать взгляда от такой прекрасной фигуры. Только благодаря гигантскому усилию воли и воспоминанию об Авроре он смог отвести взгляд. Адепт был поражен, с какой лёгкостью девушка смогла его победить, а потом ещё и поднять.

- Похоже, я опять перестаралась, извини меня, сейчас помогу, - сделала девушка невинное выражение лица и двинула Альрину в челюсть. У чародея было такое ощущение, что мозги сейчас выльются из носа после такого удара, но нет, всё оказалось совсем наоборот, даже голова перестала кружиться. - Ну как? - большие глаза с интересом смотрели на него.

- Жить буду, - пробухтел Альрин поднимаясь с земли, но настроение было испорчено на весь день, ведь его отдубасила хрупкая девушка, причём удары у неё немногим уступали ударам Ориона.

- Тогда на сегодня всё, завтра продолжим занятия в это же время, - улыбнулась она и уже хотела уйти, но вспомнила одну важную вещь. - Меня зовут Изабелла, а ваши имена мне уже известны, - на этот раз девушка сказала всё что хотела и попросту исчезла.

- Почему все постоянно сильнее меня, - злился чародей, Аврора стояла рядом с ним, но он пока её не видел, будучи поглощенным мыслями о несправедливости. - Наверняка это всего лишь обличие такое красивое, и она обладает Магией Изменения высокого уровня, как отец. И скорее всего за этим обличием скрывается как минимум громадный мужик, как максимум какой-нибудь демон.

- Если бы она это услышала, то вряд ли бы тебя кто-то уберёг от смерти, - посмеивался Ардис, который стоял за спиной Альрина вместе с Авророй. - Она человек, причём с невысоким магическим потенциалом и она младше тебя на два года, - тут кузнец расхохотался на всё тренировочное поле, увидев лицо чародея, впрочем, Альрин не стал злиться, впервые услышав звонкий смех Авроры.

Прошла целая неделя напряженных тренировок с Изабеллой, но новоиспечённый охотник по-прежнему не показывал каких-либо положительных результатов, по крайней мере, он был в этом уверен, в отличие от Ардиса, который заметил качественный скачек его мастерства. Удары стали более плавными, стойки почти без задержек переходили друг в друга, а левая рука постепенно привыкала к весу меча. Девушка была мастером боя на двух мечах и поэтому заставляла Альрина постоянно менять руки в тренировочных боях с ней. Для чародея было достаточно тяжело привыкнуть к манере ведения боя своего нового учителя, так как он любил орудовать мечом, перехватив рукоять двумя руками. Почти весь день они сражались, и маг никак не мог оказать хоть какое-то сопротивление девушке, впрочем, другие охотники с уважением смотрели на новичка за его упорство и желание достичь большего. Аврора с интересом наблюдала за тренировками своего спасителя, и иногда ей тоже хотелось научиться обращаться с мечом также как Альрин, но крылья этого не позволяли. Сражаясь с Изабеллой чародей всё время беспокоился за крылатую волшебницу и не мог понять почему Ардис до сих пор не нашел ей учителя. Серебристый клинок прошел в сантиметре над головой колдуна.

- Не отвлекайся Рин! - улыбнулась Мастер Меча. - А то лишишься головы раньше, чем сам станешь мастером.

Ничего не ответив, маг отбил следующий удар, и они вновь закружились в пляске боя. Уже дня два девушка называла его ласково Рин. Чародей не понимал, почему люди через некоторое время становятся более доверчивы и дружелюбны с ним, хотя это его сейчас не сильно волновало. Гораздо интересней было узнать, насколько же сильна девушка и для того чтобы сравнить он позвал Малларда. Серые крылья как раз отдыхали в городе после своих заданий. Здоровяк просто расцвел, когда услышал о просьбе и, прихватив свой двуручник, отправился на тренировочное поле вместе с Альрином. Здоровяк двигался очень быстро даже не обращая внимания на свои внушительные габариты, но, несмотря на своё мастерство и силу, Альрин с лёгкостью отбивал удары его большого меча, а сила новичка на порядок уступала силе Изабеллы, что заставило колдуна призадуматься. Всё же для девушек совершенно ненормально быть сильнее двухметрового мужика состоящего из горы мышц. - Ну и натренировала тебя Изабелла, - пыхтел великан и утёр пот со лба. - Да и силы в тебе стало очень много, в пору задуматься над усиленными тренировками.

- Я не могу понять почему она настолько сильна, - хмурился Альрин не находя ответа. - Как же её победить?

- А ты у неё спроси, - ответил здоровяк. - Ладно, бывай, я пойду чайку с Неном попью, а то он у нас всю неделю на нервах.

- Что-то случилось? - поинтересовался Альрин.

- А Крайс его знает, молчит как зубоскал, - махнул рукой здоровяк и пошел. - Удачи в решении твоего вопроса. Кстати... - развернулся здоровяк, вспомнив что-то. - Учиться у неё это большая честь и не забывай Альрин, что ты её первый ученик.

Альрин даже опешил от таких слов и так и стоял, не шелохнувшись пока мягкое крыло, не обняло его. Аврора вытянула Рина из забытья и улыбнулась. Магу не нужно было спрашивать что-нибудь, чтобы понять, что на душе у девушки. Ей было грустно и немного скучно и новичок решил сходить вместе с ней в город, чтобы получше всё осмотреть, но когда они уже выходили Альрин столкнулся с Изабеллой. Ловкость колдуна позволила поймать и девушку, и её очки. Чародей принёс свои извинения и уже хотел уйти, но тут перед ними нарисовался Ардис.

- Альрин, пойдём со мной, и прихвати с собой двух красавиц, а также не забудь осколки своего меча, - сказал охотник и удалился. - Жду тебя через десять минут в Зале Мира. Поспеши.

- У тебя был другой меч? - первым делом поинтересовалась Изабелла. - Покажи, пожалуйста.

Альрин выудил из мешка странника рукоять со сломанным потрескавшимся лезвием, которое стало ещё более тусклым чем прежде и на то, что осталось от Лилиан, было больно смотреть. Мастер охотник внимательно рассматривала оставшийся клинок с разных сторон.

- Никогда не видела ничего подобного, такое ощущение, что твой клинок превосходит даже мои мечи и весил он значительно легче, чем меч Харгада, значит именно поэтому некоторые твои движения слишком резкие. Что ж будем исправлять. Знаешь, такое ощущение, что твой клинок утратил жизнь.

Сердце предательски кольнуло всплывшее воспоминание, которое не удавалось прогнать. Девушка не хотела ничего плохого, ведь она просто не знала о том, что клинок, который она держала, ещё не так давно обладал своим сознанием, своей душой. Тёплый светло-золотистый свет развеял неприятные воспоминания. Магия Авроры была очень сильна, но с рождения она обладала ещё одним даром, крылатая волшебница могла ощущать чувства людей, могла читать их души, вот только раньше у неё такого почти не получалось, а теперь боль утраты пережитая Рином отразилась и в её душе.

- Пойдёмте, - немного приободрился Альрин. - Вот только где этот Зал Мира?

Последний вопрос заставил Изабеллу улыбнуться. И она, покачав головой, сказала новичкам следовать за ней. Идти пришлось на удивление недолго всего-то минут десять. Когда они вышли в большой коридор чародей аж присвистнул. Перед ними были ворота в пять человеческих ростов в высоту, прикоснувшись к ним одной рукой, Изабелла лёгким движением распахнула массивные створки. В центре обширного помещения с высоким потолком, через который прорывались тёплые солнечные лучи, был большой круглый стол, сделанный из чёрного гранита, в центре которого был символ главы гильдии. За столом на массивных креслах сидели весьма интересные личности, а рядом с ними находилось их сопровождающие. Тут были те самые два гнома с кирками и отряд эльфов, а ещё Меритар с Мерлиттой. За отдельным стулом расположился Ардис, ещё за одним сидел человек в белой мантии с таким же белым посохом, венец которого украшал светло-желтый огонек, удерживаемый двумя женскими руками, и создавалось ощущение, что он постоянно колышется из-за лёгких дуновений игривого ветерка. Растрёпанные чёрные волосы, усталый взгляд карих глаз лениво бродил по комнате. Волевой подбородок был гладко выбрит, а нос, похоже, не так давно был сломан, но умело, вправлен и восстановлен, только едва заметные розоватые царапины выдавали прежнюю травму. Прислонив руку ко лбу, маг прикрыл глаза. Недалеко сидел старичок, которого чародей видел в Зале Встреч. Глубокие морщины покрывали всё лицо, крючковатый нос был похож на орлиный клюв. Голова лишилась большей части своих седых волос, но в голубых глазах по-прежнему было много жизни и они совершенно не ощущали старости тела. Его когда-то ярко-красная мантия сейчас была тусклой, а руки тряслись, удерживая небольшую трость. Тут были и Сёстры Смерти. Ардис заметил Альрина в сопровождении девушек и указал им на появившиеся из воздуха три кресла с высокими спинками. Они присели и разговор продолжился.

- Уважаемый Мелор, не думаете ли вы что предложенного вами слишком мало, чтобы мы вступили в союз с вами? - спросил гном, положив руку на свою кирку из идеально отшлифованного чёрного гранита.

- Неужели вы настолько алчны король Гааканаар, что считаете, помощь гильдии охотников в вашем вопросе настолько малой или вы хотите, чтобы мы за нашу помощь ещё и доплатили? - ехидно ответил Ардис, чем заставил второго гнома посмеяться.

- Клан Наследников Миоронаталя не имеет больше претензий, - нехотя ответил гном и сжал кулак.

- Замечательно, не прошло и недели, - прищурился старый маг, но король гномов не обратил внимания на его слова.

- Мой сын нашел вот эту вещь глубоко в пещерах Тарнака, - второй гном положил на стол небольшой предмет из серебристого металла с прозрачным шаром на тонкой ножке, которая крепилась к основной структуре с плавными чертами резко переходящими в рукоять, изгибающуюся почти под прямым углом. - Никто из наших кузнецов не смог определить, что это за металл, а магии он вообще не поддаётся.

- Весьма и весьма интересно, - заговорила Мерлитта. - Не могли бы вы оставить его у нас?

- Без проблем, - ответил гном с длинной седой бородой и киркой из грубо обработанного базальта. - Нам эта безделушка всё равно без надобности.

- Я всегда знал, что ты дурак Таарнагаан, - закатил глаза король Гааканаар. - Отдать артефакт древних безвозмездно... это в твоём духе.

- Зато ты типичный жадный гном, как и большая часть нашей расы, - спокойно ответил глава клана Ушедших в Недра.

- Хватит ругаться между собой! - успокоил их вошедший гном, которого Альрин сразу же узнал.

- А что тут делает стражник врат тоннеля? - шепотом спросил он у Изабеллы.

- Стражник Тоннеля? - глаза девушки от удивления стали размером с аркон. - Вот уж не думала, что король Клана Потерянной Основы будет лично дежурить на воротах.

- Ну иногда и король должен заниматься совершенно обычной работой, - услышал их разговор гном и сел недалеко от двух других.

- Очень хорошо, теперь все в сборе, - сказал Меритар. - У нас достаточно много вопросов, которые просто необходимо решить, для этого я и пригласил короля Наарвараага.

- Вижу, изумрудная кирка по-прежнему столь же красива, как и прежде, - кивнул гном с седой бородой. - Рад нашей встрече.

- Надо же кого я вижу... - пробухтел что-то обладатель пышной чёрной бороды.

- Я извиняюсь, что прерываю радость от встречи дальних родственников, но у меня тоже есть много важных дел, - сказал красивый голос похожий на журчание лесного ручейка и он без сомнения принадлежал эльфу, а точнее эльфийке, которая скрывалась под капюшоном. - Уважаемый глава гильдии Меритар, возможно в скором времени королевству Латальлиона потребуется помощь гильдии, так как наши маги недавно заметили очень мощные источники странной магии, о которой слишком мало информации. Единственное что хотелось бы отметить, так это схожесть данной силы с той, что участвовала в Алмазной Войне почти пятнадцать тысяч лет назад.

- Вы уверены? - рука старика сильно сжала трость, а голос предательски дрогнул. - Я лично помогу вам, - ударил старик тростью о пол и разбудил дремавшего мага в белой мантии, впрочем, ненадолго.

- Кто ещё поддержит уважаемого Экрикса в вопросе помощи эльфам? - спросил Меритар оглядывая всех участников.

- Мы отправимся вместе с ним, - одновременно ответили Сёстры.

- Поддерживаю, - улыбнулся Ардис.

- Я тоже, только дайте мне немного отдохнуть, а то от меня будет мало толку, - вздохнул маг в белой мантии.

- Клан Потерянной Основы окажет Латальлионе всю необходимую помощь, - сказал так называемый Нарварг.

- Клан Ушедших в Недра присоединяется, - улыбнулся гном с базальтовой киркой, поглаживая свою бороду.

- Да вы что сговорились что ли? Где это видано, чтобы гномы помогали эльфам? - злился король Гааканаар.

- Вас никто не заставляет помогать, - спокойно ответил Меритар. - Каково же будет ваше окончательное решение.

- Мы поддержим... эльфов, - нахмурился чернобородый.

- Что скажешь ты, Альрин? - неожиданно спросил Меритар у чародея и тот опешил от того что его мнение спросили на совете, где присутствовали столь влиятельные люди, эльфы и гномы.

- Что полезного может сказать мальчишка? - Удивился король Гааканаар, но на его ворчание не обратили внимания, все молчали, дожидаясь ответа адепта Огня, и даже маг в белой мантии перестал прикидываться спящим.

- Несмотря на всю возможную опасность данной ситуации для королевства эльфов, необходимо тщательно проанализировать всю доступную информацию, - начал Альрин говорить, так как учил его Орион. По довольному выражению лица Мерлитты, можно было судить, что ей очень понравились слова об анализе информации. - Прежде чем высылать в тот район охотников, необходимо всё взвесить, так как это может быть неэффективно, что приведёт к лишним расходам, - после этой фразы чернобородый гном резко изменил своё мнение о мальчишке. - А также значительные передвижения охотников могут негативно повлиять на отношения с другими государствами, - сопровождающий эльфийки удивлённо поднял бровь. - Есть вероятность, что угроза эльфам может быть настолько серьёзной, что охотники могут не справиться и погибнуть, а это недопустимо.

- Почему вы так считаете? - поинтересовалась эльфийка.

- Вы упомянули о том, что схожая сила была зарегистрирована во времена Алмазной Войны. Если это так, то она очень могущественна, раз смогла уничтожить тот большой алмазный купол.

После этого гранитная кирка со звоном упала на пол, старик закашлялся, усталость в глазах недавно спящего чародея полностью исчезла, Сёстры Смерти вместе с Мерлиттой смотрели на Альрина так, будто он провинившийся ребёнок, который сказал то, что ему не положено говорить, лишь Ардис с улыбкой воспринял всю ситуацию.

- Откуда ты знаешь о Стеклянном Куполе Элиниора? - поинтересовалась эльфийка.

- Отец рассказывал ну и показывал свои воспоминания, - немного замявшись, ответил Альрин.

- Теперь я поняла, почему ты привёл этого паренька на совет, Ардис, - вздохнула неизвестная. - Ты очень точно всё сказал. Тот купол считался нерушимым и, тем не менее, от него ничего не осталось. Но я не могу оставить эльфов без защиты и единственный выход это гильдия охотников. Так как я боюсь, что своими силами мы не справимся, а нападение, безусловно, будет.

- Могу я узнать, почему вы так считаете? - спросил седобородый гном.

- Потому что я помогала Алмазному Императору в борьбе с ними, - ответила эльфийка, и голос её слегка дрогнул, что заметили лишь Ардис и спящий маг.

- Но не считаете ли вы что для мести уже слишком поздно, ведь почти пятнадцать тысяч лет прошло? - поглаживая бороду, спросил король Гааканаар.

- Этим чародеям гораздо больше лет, вы даже представить себе не можете, что натворили три человека и два демона, - сказала девушка немного больше, чем хотела.

- То есть вы видели обладателей этой силы? - заинтересованно спросила Мерлитта.

- Да, - коротко ответила эльфийка. - И больше бы мне не хотелось видеть их. Один из них постоянно смеялся, и в одиночку удерживал всех Повелителей Леса, поливая их огнём. Другой убил всю императорскую семью, а как вы знаете, они были невероятно сильными Повелителями Кристаллов. Основателю этой семьи было полмиллиона лет. Альрин начал представлять, насколько могущественным был маг, доживший до стольких лет, и страх проник в сердце, когда он подумал, что такой человек с многочисленной поддержкой проиграл одному магу. Насколько же была велика его сила?

- Два демона взяли на себя армию, не подпуская её к дворцу, где сражался Император и Основатель семьи против Повелителя Тёмных Вод, по крайней мере, он управлял только чёрной жидкостью и других сил не использовал. А третий человек убивал всех без разбора не щадя ни женщин ни детей, а потом возвращался чтобы их съесть. Я пыталась убить эту мерзкую тварь, но у меня ничего не вышло, а ведь я уже тогда обладала уровнем Повелителя, но мои заклинания даже не поколебали его защиту и если бы не отец, та тварь убила бы меня. То чудовище использовало какую-то непонятную силу и управляло костями. Никогда не смогу забыть амулет в виде крысы, который на нём был.

- Крыса!? - вскочил Альрин. - Крыса из серебристого металла, которая очень мерзко выглядела?

- Да, неужели ты тоже видел похожий?

- Я видел не этого человека, а двух его слуг: один был некромантом и что-то искал вблизи Орсарии и Кельросы на юго-западе Нариорны, а второго я победил на турнире в Ареноте, эти амулеты словно заражали людей Мраком.

- Хм... - нахмурился Ардис, ведь до него доходила информация о погибшем Судье и каком-то переполохе в Ареноте, но он не придал этому значения. - Мрак, так называется та сила, которую почувствовали ваши сенсоры.

- Необходимо заняться углубленными поисками информации в библиотеке, - сказала посланница королевства эльфов.

- О подобном писал ещё Основатель и множество Мастеров после, - сказал Меритар. - И как я прекрасно помню, эта сила весьма необычна и крайне опасна.

- Но, несмотря на все возможные минусы, мы должны помочь эльфам, - подытожил Альрин.

- Очень хорошо, - улыбнулся Ардис. - Значит решение принято единогласно, поэтому можете не беспокоиться, - посмотрел он на тёмный капюшон, полностью скрывающий лицо эльфийки. - Но будьте аккуратней на обратном пути, с вами пойдут пять Мастеров, думаю, они помогут вам.

- Буду весьма признательна.

- Можно ли считать совет оконченным? - спросил Гааканаар.

- Ещё имеется один вопрос, в решении которого я хотел бы попросить вашей помощи, - сказал Ардис и обратился к Альрину. - Покажи свой прежний меч всем собравшимся.

Адепт Огня несколько удивился подобной просьбе, но порывшись в мешке странника, выудил оттуда осколок Лилиан и положил на стол перед собой. Гномы сразу же начали приглядываться к интересной вещице.

- Какой интересный металл, - в глазах седобородого загорелись огоньки.

- Какая искусная и тонкая работа, - поддержал его чернобородый.

- Я думаю, тут нужен Нириинтарн, уж он-то должен восстановить клинок, - сказал король Наарварааг и никто не стал с ним спорить, так как все, за исключением Альрина и Авроры, знали, что этот гном один из самых лучших кузнецов во всей Аркании. - Вот только металл... он чем-то похож на тот, из которого сделана вещица Таарнагаана.

- Господа гномы, так вы поможете нам восстановить его? - спросил Меритар.

- Безусловно, - хором ответили короли гномов.

- Если вы позволите, мы останемся здесь, - сказал Гааканаар за всех. - Тут весьма неплохая кузница и набор металлов, а заодно кое-что сообщу своему советнику, он должен привезти одну вещь, она поможет восстановить этот шедевр.

- Я бы тоже не отказался от приглашения остаться, - словно крупные камни посыпались со склона горы, был голос Таарнагаана. - Думаю, моя сила тоже поможет обуздать этот металл.

- Нириинтарн вместе с моим внуком будут в Дирантаре через два дня, - сказал король Наарварааг. - И моя кирка тоже пригодится здесь.

- Я подготовлю мою кузницу, - улыбнулся Ардис. - И достану инструменты Храдринга, - после произнесённого имени глаза гномов превысили диаметр аркона. - Ну что вы, успокойтесь, я являюсь их хранителем уже... кхм... - посмотрев на Альрина, кузнец закашлялся. - Много лет и уже успел подчинить три из пяти.

- Ардис, ты меня поражаешь, за такое короткое время и уже три из пяти... неплохо-неплохо, - ухмыльнулся чернобородый гном.

- Почему раньше нам не сказал? - нахмурился хранитель базальтовой кирки. - Мы бы помогли с подчинением, а теперь придётся тебе во время работы обуздать тиски и гравир, а восстановить тот знак у рукояти без гравира будет очень тяжело.

- Скоро встанешь вровень с нами Ардис, - улыбнулся король Наарварааг.

- Я думаю, что тоже смогу вам помочь, - голос эльфийки был весьма неожиданным в разговоре кузнецов.

- Что может понимать эльфийка в изготовлении клинков? - возмутился чернобородый гном.

- Больше чем вы можете себе представить, - резко ответила девушка и кинула гному клинок.

- Вы ведь никогда не видели, как работают эльфы - констатировала Селения.

- Иначе, вы бы не сомневались, - закончила фразу Лириольна.

Гном ловко перехватил тонкий, слегка изгибающийся клинок с острым лезвием и массивной элегантной рукоятью. Сказать, что этот меч был шедевром, значит, ничего не сказать. Несколько разных металлов переплелись в нём прочнейшей связью, боковую часть покрывала прекрасная гравировка изображающая листья на тонких ветвях. Клинок и рукоять сливались друг с другом, будто появились вместе из одной заготовки.

- Я вынужден признать, что ошибался, - пробухтел гном. - Передайте мастеру, что я бы с радостью посмотрел на другие его работы и не пожалел бы золота, чтобы купить одну из них. А также передайте моё почтение.

- Спасибо, но свои работы я не продаю, - ответила эльфийка, а гном как-то совсем приуныл.

- Просто мне тяжело представить эльфийку с молотом.

- Мы не куём мечи, а создаём их. Скоро вы сможете это увидеть, когда я буду вам помогать.

- Огонь должен быть особенным, - сказал уставший маг в белой мантии. - И его создаст Альрин, а я покажу как.

- Мери, изучи пока металл, может, что-нибудь сможем узнать о нём, - обратился Меритар к своей жене.

- Только что хотела предложить.

- Ещё несколько Повелителей Металла помогут, а также нам, скорее всего, потребуется ваша помощь, Мастер Экрикс, - посмотрел глава гильдии на старичка.

- Я к вашим услугам.

- Видишь Альрин, мы всегда помогаем своим соратникам всеми силами. - Сказал Ардис, рассматривая удивлённое лицо чародея, который и не предполагал, что все смогут ему помочь и в его сердце загорелся огонёк надежды на возвращение Лилиан.

- Я, конечно, видела твой клинок, но сейчас он выглядит как-то иначе, - шепотом сказала молчавшая всё время Изабелла. - Какой же он всё-таки замечательный и прекрасный.

- Он был таким. Сейчас это только осколок, - вздохнул чародей.

- Всё равно. Как ты, обладая таким клинком, до сих пор не стал Мастером Меча, я просто поражена, - уставилась девушка на мага укорительным взглядом. - Теперь можешь не рассчитывать на поблажки, твои тренировки усложнятся на порядок, чтобы ты был достоин такого меча.

- Но ведь она у меня была всего несколько месяцев, - попытался оправдаться Альрин и нечаянно взболтнул лишнего, на что не обратил внимания, зато Изабелла сделала себе пометку об этом и хотела спросить что-то ещё, но её перебили.

- Кстати, что же всё-таки это за вещица? - спросил Меритар, взяв в руки непонятный артефакт.

- А можно мне посмотреть? - задал вопрос Альрин, с большим интересом рассматривая древний предмет, и благодарил про себя главу гильдии за то, что спас его от дальнейшего разговора с Изабеллой, которая как-то очень нехорошо посмотрела на новичка. От такого взгляда по спине пробежали мурашки, и он уже успел десять раз пожалеть, что ушел от беседы с Мастером Меча. - Интересный артефакт, и почему-то прохладный даже не смотря на воздействие Тёплым Касанием.

- Так я же говорил, что он устойчив к любому... наверное к любому виду магии, - сказал седобородый гном, но Альрин уже не слышал его, всё его внимание было сконцентрировано на другом.

«Процесс сбора энергии активирован, - заговорил неизвестный безличный голос в голове у Альрина, но этот голос был столь слаб, что, казалось, он говорит на пределе возможностей. - Для восстановления функционала необходима затрата энергии в размере 800 антар. Имеющийся запас оценивается в 15456 антаров, из которых 14000 являются не задействованными. Подтвердите запрос», - чародею показалось, что прибор просил о помощи, и он ответил, сам не понимая что, и на каком языке:

- Запрос подтверждён, сбор энергии разрешаю, - вот только ответил он это вслух и на него уставились как на мурлыкающего кварса.

«Функционал полностью восстановлен. Плазменный излучатель ПЛ-15 готов к работе, - раздался мужской голос прибора, который, казалось, был наполнен радостью. - Ожидаю дальнейших решений».

- Альрин, что с тобой? - как-то сразу изменился взгляд Изабеллы.

- Рин! - забеспокоилась Аврора.

«Запрашиваю разрешение на тестирование функций основного кристалла, - снова заговорил артефакт. - Подтвердите запрос».

- Подтверждаю, - коротко ответил Альрин на неизвестном языке, по-прежнему не понимая, что он говорит.

Рука чародея, сжимая плазменный излучатель за рукоять, направилась в сторону массивного камня, расположившегося недалеко от стола, и палец сам надавил на курок. Мощный луч красной энергии ударил камень и, будто нагретый нож проходит сквозь масло, проплавил в нём большую дыру.

- Крайс побери этот артефакт! - ударил чернобородый гном кулаком по столу. - Я принёс кусок гранита для скульптуры, а теперь он безнадёжно испорчен.

- Успокойся Гаканар, думаю, стоит отложить в сторону официальный тон и обращаться друг к другу проще, - усмехнулся седобородый король. - Неужели ты не понял, что сейчас случилось на твоих глазах? - И не став дожидаться ответа сказал. - Только что этот парень активировал артефакт древних.

- А... э-э-э... - попытался что-то сказать Гаканар, но потерял дар речи.

- Что это такое Рин? - заинтересовалась Аврора.

- Объясни! Как ты это сделал! - радостно запрыгала вокруг чародея Мерлитта, словно маленькая девочка, получившая вкусную конфету, долго выпрашиваемую у мамы. - Ты даже не представляешь!! Теперь мы сможем начать исследования подобных древних артефактов! - Руки у заместителя главы гильдии охотников тряслись, а глаза казалось, разбирают прибор, чтобы узнать, как он функционирует. - На каком языке ты говорил? Мне ни разу не приходилось слышать ничего подобного.

- Нам тоже, - хором ответили короли гномов.

- Признаться честно, даже я ни с чем подобным не сталкивалась, - поправила капюшон эльфийка.

А вот маг в белой мантии, несмотря на спокойное лицо, не выражающее никаких эмоций, явно что-то скрывал и не хотел этого говорить при всех собравшихся здесь, что было весьма странным. Какое-то чувство подсказывало Альрину всё это, но понять было очень трудно.

- Что думаешь об этом Стротклайд? - спросил Меритар у мага в белой мантии.

- А что тут думать. Пусть прибор останется у новичка, раз он его активировал. Мерлитта же займётся его исследованием, а также воздействием артефакта на нашего соратника и взаимодействие с ним, - ответил уставший колдун.

«Возможно сканирование данного материала, - будто прочитав мысли чародея, сказал излучатель. - Подтвердите запрос».

«Провести полное сканирование, - на этот раз мысленно ответил Альрин, всё ещё не понимая, что он говорит, словно кто-то это делал вместо него. - Желательна демонстрация полученных данных».

«Приступаю к сканированию компонента, - мысленно отозвался прибор. Кристалл вспыхнул и через несколько секунд артефакт снова заговорил. - Сканирование завершено, структура не распознана, в базе данных соответствий не обнаружено. Данный металл является ценным научным материалом. Необходимо установить связь с коралуаром, а также запросить помощь экспертов Центрального Ядра. Связь отсутствует. Протокол передачи данных нарушен. Установить соединение невозможно. Частичные физические характеристики металла установлены».

Перед левым глазом Альрина появился ряд таблиц с множеством цифр обозначающих характеристики материала. Несколько из них светилось зелёным, все остальные были алыми, что несколько настораживало. Одно значение сильно колебалось и не могло установиться, постоянно изменяясь в широких пределах.

«Температура плавления данного материала является переменной величиной и зависит от окружающих условий, внутренняя структура не поддаётся сканированию. Частичные данные были получены при анализе скола. Структура не распознана. Замечены блокирующие действия со стороны анализируемого объекта. Нехарактерное взаимодействие с окружающим пространством. Материал является неполной структурой, необходимо восстановление. - Прибор перечислял множество различных команд, столкнувшись с неизвестным для него материалом, постоянно пытаясь связаться с неким центром, но никаких результатов не было. - Необходимо установить координаты ближайшего синтезатора материи. Передатчик данных для отправки результатов анализа через поле информационного взаимодействия не отвечает на запрос. Координаты могут быть не точными. Наложение координат на карту местности завершено».

Перед левым глазом вновь появилась информация, вот только на этот раз это был достаточно большой кусок карты. Альрин видел всю местность сверху и начал шарить руками по столу в поисках пера или ещё чего-нибудь, чтобы зарисовать картину, так как догадывался, что продемонстрировать увиденное другим у него не получится, а использовать магию Иллюзий у него не выходило. Мерлитта поняла, что нужно чародею и передала листок и перо. Достаточно быстро Альрин смог перерисовать карту, после чего он увидел высокую гору с искривленной вершиной, которая будто старая шляпа дряхлого колдуна закручивалась в спираль. Чародей всегда умел красиво рисовать, и это умение ему помогло зарисовать увиденное во всей красе.

- Гора Спейра, - сказал Нарварг. - Всегда считал её необычной.

- Что ты увидел в горах Альтум? - спросил Стротклайд. - Что показал тебе прибор?

- Только эту гору, - немного исказил правду Альрин.

На самом деле, у него до сих пор перед глазами светилась восьмиконечная звезда обозначающая вход в пещеру. Она была точно такой же, как и та, что он подарил Авроре. Почему-то заболела голова и как-то начало меркнуть перед глазами. Мягкие крылья Авроры обхватили его, и сразу же стало легко.

- Похоже, артефакт слишком опасен, - нахмурился старик Экрикс. - Не следует пареньку его отдавать.

- В этом есть доля истины, - согласился Стротклайд и добавил. - Но артефакт должен быть у Альрина. Что-то мне подсказывает, что больше такого не повторится и теперь прибор абсолютно безопасен.

- У вас нет доказательств, - положил гном руку на свою гранитную кирку. - Так что не стоит так утверждать.

- Не нужно спорить с Белым Магом, - посоветовал Тарнаган своему другу. - На моей памяти Стротклайд ещё ни разу не ошибался.

- И всё же артефакт опасен, - сказала эльфийка.

- Пока лучше подержать его подальше от Альрина, - поддержала Мерлитта волшебницу. - Даже не смотря на то, что мне бы очень хотелось всё узнать, мы не можем рисковать жизнью этого паренька. Я не позволю!

- Да никто не собирается с тобой спорить Мери, - успокоил её Меритар. - Но эта гора Спейра...

- Очень опасное место, - закончила Лириольна фразу главы гильдии.

- Там постоянно происходят необъяснимые явления, и иногда достаточно сильные люди пропадают там, - продолжила Селения.

- За последние пятьдесят лет там пропали трое мастеров, которых не смогла отыскать поисковая группа с самым мощным магом-сенсором гильдии. Также не так давно неподалёку оттуда Серые Крылья потеряли нескольких охотников и Кориат был серьёзно ранен, - изложила эльфийка информацию.

- Я думаю, появилось первое задание для наших новобранцев и их учителя, - улыбался Ардис. - А заодно им поможет кое-кто хорошо всем знакомый, он как раз присутствует здесь.

После этих слов все посмотрели на Стротклайда, которого многие знают под прозвищем Белый Маг. Охотник некоторое время сидел и не проявлял никаких эмоций, будто что-то обдумывал, Изабелла уже подумала, что этот маг попросту уснул, но нет, всё оказалось не совсем так.

- Вот опять меня запрягли, - устало вздохнул маг. - Ведь есть ещё Виатор. Меритар запряги его, он ведь любит побродить в местах, где его никто не ждёт, думаю, он даже обрадуется такой перспективе, а я лучше вздремну недельку другую.

- Ты же знаешь, Виатора не просто найти, да к тому же он уже на задании. Там вас наверняка, кто-нибудь будет ждать, а поспать тебе удастся не больше трёх дней, - сказал муж Мерлитты, после чего маг очень злобно посмотрел на Меритара. - Ну хорошо, отдохнуть сможешь в пределах двух-трёх недель... максимум месяц, - сдался глава гильдии глядя на уставшего чародея.

- Так что никуда ты не денешься, - с улыбкой добавила заместитель.

- Ну за что? - поднял руки вверх Белый Маг. - Чем я провинился? А-а-а... Первый с вами, пойду спать.

- Мастер Экрикс, отправитесь вместе с посланником королевы эльфов и возьмите с собой десяток достойных охотников. Защитите её любой ценой, а также окажите Латальлионе любую помощь, - распорядился Меритар.

- Зайдите в оружейную и в хранилище артефактов. Подберите там все, что пригодится для битвы против сверхмагов, а также захватите Ограничитель, думаю, он весьма сильно повысит ваши шансы выжить, если встретите кого-то из колдунов зараженных Мраком, - добавил Ардис Мелор.

- И так, меч новобранца позволит проверить наши силы, а также докажет всем нашу сплочённость и сотрудничество, - сказал кузнец.

- Всё же репутацию нужно поддерживать, без этого никак, - улыбнулся Меритар. - И не забудьте у нас ещё очень много дел связанных с торговлей, архивом и разработкой новых заклинаний. Мери, сообщи Стротклайду, что теперь он будет обучать нашу парочку магии.

- Он и так уже знает, - хихикнула заместитель главы.

- Изабелла, не забывай, ты отправишься с ними в поход к горе Спейра возможно в течение этой недели, а скорее всего позже. И это для тебя первое задание также как и для них, не забывай об этом и не думай, что ты настолько сильна, что сможешь справиться со всем в одиночку.

- Но... мне не нужен это лентяй, чтобы справиться с кем-нибудь, - нахмурилась девушка, опустив свою изящную ручку на рукоять внезапно появившегося меча. - Он разговаривает со мной будто со своей внучкой.

- Успокойся Бэль, - Селения положила ей руку на плечо.

- Ладно, Лена, но он меня всё равно бесит, - меч исчез из руки девушки. - Хорошо Меритар, я подготовлюсь и постараюсь не лезть на врагов как год назад.

- Вот и замечательно.


Глава 5

Кенкуин не мог привыкнуть к окружающему миру уже вторую неделю, несмотря на подробные рассказы Виатора. Они находились в королевстве Ардаль и шли на восток, чтобы выполнить ещё одно задание. Парень немного злился, что охотник сразу не сказал о дополнительном задании, но когда Виатор рассказал, в чём заключается задание, то злость угасла как-то сама собой. В королевстве уже который год нападают на города и деревни, и столичные маги не могут найти следов врага. В городах всегда находят мертвецов и временами живых. Иногда трупы обгоревшие, словно их длительно обжаривали на сильном огне, или в лужах чёрной воды, которая ничем кроме цвета не отличалась от обычной. Кто-то был просто разорван пополам или задушен, но в последней деревне, которая была атакована совсем недавно, нашли только одну девушку, которая не могла говорить, а вся деревня была залита кровью людей и орков, но ни одного трупа не нашли. Как обычно в информационном поле тишина, магия Иллюзий тоже не дала никаких эффектов. Задание заключалось в подробном изучении данной ситуации, а так же в поиске убийц. Плюс ко всему желательно предотвращение дальнейших нападений.

- Люди, обладающие магией, поступают так подло, убивая обычных. Для чего они это делают? - злился Кенкуин.

- Мало ли, одни проводят эксперименты, другие поглощают жизненную силу или просто развлекаются, - безразлично ответил Виатор, чем разозлил исследователя из другого мира.

- Как можно применять магию для такого, мой дед отдал бы что угодно, чтобы увидеть её, не говоря уже об исследованиях, а ты так спокойно говоришь о таких зверствах, в которых используется магия, - высказывался Кенкуин.

- А разве у вас в стране нет магов? - удивился мастер-охотник.

- Нет, - коротко ответил беглец.

- Странно... я думал во всём мире полно магов, - задумался Виатор. - Ну я ведь не везде бывал, так что мог что-нибудь упустить из вида. Кстати как называется твоя страна?

- Земная Федерация, - ляпнул разозлённый исследователь.

- Никогда о такой не слышал, интересное название. В честь кого она была так названа? - задал вопрос охотник, чем ввёл собеседника в ступор.

- В смысле? - не понял Кенкуин.

- Вот смотри, королевство Нариорна было названо так в честь первой королевы, которая и основала эту страну, Атней - в честь могущественного мага Земли, Ревейвел - в честь прекрасной волшебницы, которая отдала жизнь за людей, защищая их от орд кровожадных орков, - разъяснил Виатор. - Теперь понятно?

- Да, моя страна названа в честь... - начал быстренько обдумывать, чтобы правдоподобного ответить и, в конце концов, нашел. - В честь Стихии Земли.

- Интересно, но ни одного мага у вас нет... хотя может быть вы потеряли всех чародеев во времена первой битвы за Границу, а потом утратили исторические архивы? - предположил мастер охотник.

- Наверное, ты прав, - соврал парень.

- Хотя это очень плохо забывать своих героев, ведь многие воевавшие за Границу отдали свои жизни, чтобы люди сейчас жили спокойно, - как-то с грустью сказал Виатор. - Последняя война окончилась меньше двадцати лет назад, а многие о ней уже и не помнят. Жаль, что лишь война может объединить всех людей. Потом они опять вспоминают про свои королевства, свои интересы и снова начинают грызню друг с другом, как и сейчас. Я не сомневаюсь что это люди, которые являются достаточно сильными магами, нападали на деревни и города, не орки, не гномы и тем более не эльфы, хотя они иногда тоже бывают очень жестокими. Ты говорил, что я спокойно отношусь к такого рода зверствам... ты прав, потому что я очень часто сталкиваюсь с подобным и у меня выработалось безразличие как защитный механизм для моей психики. Будь я нормальным человеком, уже сошел бы с ума от всей этой кровищи и зверств.

- Извини, я не подумал... - попытался оправдаться беглец.

- Не бери в голову, мне ведь уже много лет, так что я стараюсь ни на что кроме задания не обращать внимания, - сказал мастер-охотник.

- Постой, я думал, что ты лет на пять, максимум на десять старше меня, - опять не понял Кенкуин своего собеседника.

- Ха-ха, да мне уже далеко за тысячу перевалило, - засмеялся Виатор. - Скажешь тоже, хотя... ты ведь не видел магов. Чем выше уровень мага, тем дольше он живёт. Когда волшебник становится Экселитом, то он перестаёт стареть, а ступень Мастера и Повелителя позволяет контролировать свой внешний облик. То есть я имею в виду, старый маг может снова стать молодым и менять свой возраст в доступных ему пределах. Конечно, не все используют эту способность и далеко не каждому Повелителю она доступна, но иногда это бывает очень полезно. Вот смотри, - чародей щёлкнул пальцами и начал быстро стареть. Уже через несколько секунд рядом с Кенкуином шел дряхлый длиннобородый старик. Ещё один щелчок и охотник стремительно превратился в десятилетнего мальчишку. - Неужели о таком не слышал, - раздался звонкий детский голосок. - Ну ладно пора заканчивать представление, - последнюю часть говорил уже тридцатилетний мужчина. - И кстати ты ведь сам маг Разума, странно, что не знаешь таких простых вещей?

- У нас работу с мозгом не считают магией, - ответил исследователь чистую правду, но охотник резко взмахнул рукой, останавливая парня.

- Стой. Меня почему-то всё время пытаются ограбить вне пределах трёх королевств, - вздохнул Виатор Забытый и крикнул вперёд. - Выходите.

Из-за деревьев повыскакивали человек двадцать, ещё десять лучников остались сидеть на массивных ветвях и похоже несколько небольших отрядов спрятались поблизости. Вид у разбойников был внушительный, на каждом была удобная броня или кольчуга, почти у всех были различные шлемы из добротной стали. Их оружие было в прекрасном состоянии, мечи заточены, броня отшлифована почти до зеркального блеска, луки были достаточно массивными, чтобы пробить средний щит с двадцати шагов, да и в колчанах, судя по оперению и лёгкой магической ауре, были не обычные стрелы.

- Как-то не похожи эти люди на разбойников, или это патруль воинов Ардаля? - поинтересовался Кенкуин.

- Дезертиры, - коротко ответил чародей.

К ним подошел человек полностью одетый в броню из гномьей стали. Массивный меч торчал из-за плеча, тяжелые сапоги отдавали глухим стуком. Из-под красивого шлема раздался грубый голос:

- Отдавайте все деньги, что у вас есть, и мы вас не тронем, клянусь короной Ардаля.

- Видишь, я оказался прав. Даже не пытаются скрыть своей принадлежности, - с грустью вздохнул Виатор и ответил высокому командиру дезертиров. - Ты уже предал свою корону, сбежав с недавнего сражения, а ведь с вашей помощью потери были бы значительно меньше и орков разгромили бы гораздо быстрее.

- Заткнись, ты не был там! - разозлился дезертир.

- О-о-о какие мы трусливые. Мальчик ты не знаешь что такое война, - из уст тридцатилетнего парня это звучало несколько необычно, если учесть что командиру дезертиров на вид было не меньше шестидесяти лет. - Ты не участвовал в сражениях на Границе, вот там был Ад со всей нечистью, что из него лезла.

- Убить наглецов, возомнивших о себе невесть что, - с улыбкой сказал мужик. - Один считает себя стариком, а второй по ходу немой.

Войны посмеялись и кинулись на путников. От вида вооруженных до зубов двух десятков человек Кенкуин как-то нехорошо себя чувствовал, но старался не подавать виду. Виатор же стоял, совершенно ничего не опасаясь. Воин в лёгких доспехах изрядно обогнал всех остальных, и уже было кинулся к путнику, но упал, и его голова по инерции прокатилась ещё пару метров. Остальные дезертиры даже не поняли что случилось. Мастер-охотник пошел к ним на встречу обычным шагом, но никто его так и не остановил когда он прошел сквозь бегущую толпу. Кто-то пытался ударить путника мечом, однако руки упали на землю, продолжая крепко сжимать клинок, у кого-то отвалились ноги, ещё у половины были поломаны мечи и щиты. Лучники быстро опомнились и начали стрелять в мастера-охотника, но он кинул в крайнего странный кинжал, попутно увернувшись от целого роя стрел, которые без проблем утыкали бы его, будь он обычным человеком, а ведь лучники являлись профессионалами.

- Вам не повезло дважды: первый - когда вы решили предать свою корону, а второй - когда встретили меня, - спокойно сказал Виатор и кинул ещё пяток точно таких же кинжалов в каждого лучника, попутно схватив летящую ему в лицо стрелу и отправив её в ближайшего мечника.

Все воины попадали с деревьев, словно переспелые яблоки, но ни у кого в груди не было кинжала. Полюбовавшись на искусную работу мастера-оружейника, который сделал клинок похожим на острый коготь гуарнага длиной в полтора локтя, Виатор подкинул его вверх и, дождавшись пока он сделает один оборот, схватил его за рукоять в виде языков пламени плавно обволакивающих лезвие. Буквально в туже секунду убегающие с места схватки воины развалились на пяток разрубленных кусков. Вокруг всё было залито кровью и увиденное подталкивало пищу из желудка обратно. Только благодаря гигантскому усилию воли Кенкуина не вырвало, а тем временем Виатор направлялся к единственному уцелевшему воину. Командир дезертиров сразу начал пятиться назад и страхом наполнились его глаза.

- Только не убивай меня, как и моих воинов, - взмолился дезертир.

- Не бойся, как их я тебя не убью, ты будешь умирать по-другому и значительно дольше, чем они, - лицо охотника по-прежнему не выражало эмоций.

Ярость поглотила страх дезертира, и он кинулся на своего противника. Взмах мечом, но охотник даже не пожелал уклоняться, а на лице командира дезертиров появилась торжествующая улыбка и когда, казалась бы, клинок должен был перерубить охотника, раздался звонкий удар. Виатор остановил клинок своим странным кинжалом в миллиметре от своей тонкой серой куртки. И уже в следующее мгновение кисти сжимающие меч отделились от рук, а дезертир закричал от боли. Потом он не смог стоять, без ног это было проблематично, а после и руки полностью отделились от тела. Резким движением руки охотник отсёк верхнюю половину черепа прекратив мучения дезертира.

- Теперь ты видишь, что я сталкиваюсь со зверствами достаточно часто? - как-то совсем невесело спросил Виатор. - Я даже не корю себя, за то, что убил этих слабоумных идиотов.

- Но зачем так жестоко?

- Чтобы те, кто наблюдал за бойней из леса, вернулись обратно и рассказали остальным, что с ними будет, если они решат сбежать и оставить невинных людей на расправу оркам, а заодно они получат своё наказание, хоть и не такое жестокое, - вздохнул мастер-охотник. - Если бы ты знал, как мне всё это надоело. Люди настолько же отвратительны насколько и привлекательны. Так, кажется, говорил мой наставник.

Кенкуин и не предполагал, что этот мир настолько жесток и что охотник, с которым он путешествует, на самом деле является магом, причём уровня Повелителя, да и ещё весьма кровожадным, как показалось парню. Дороги в этом королевстве были весьма однообразными и в основном все располагались в лесах. Впрочем, так было только на юге и востоке этого большого государства, на севере же располагались обширные степи. С одной стороны беглец понимал охотника, ведь он читал много книг по истории. Там с дезертирами поступали примерно так же, но это было слишком давно в его мире, а теперь наказания в Федерации совсем иные, да и преступников довольно мало, так что принять подобные методы было слишком тяжело. С момента небольшого сражения или лучше сказать бойни прошел день, и молодой исследователь решил, наконец, поинтересоваться:

- Виатор, а как ты смог их убить? Я никогда не видел ничего подобного.

- Хм... я просто воспользовался одним из своих артефактов, а точнее вот этим отличным клинком, - в руке у чародея появился тот самый артефакт. - Посмотри, - передал охотник ценную вещь своему собеседнику, который немного испугался столь опасного оружия, и продолжил. - Этот артефакт я забрал у одного из высших демонов, убитых мною во времена последней войны на Границе. Он обладает весьма интересными свойствами. Одно из них делает так, что клинок по моему желанию возвращается ко мне вне зависимости от расстояния, а другое позволяет использовать мощный поток огня, чтобы отбиться от большого количества весьма серьёзных противников.

Никогда прежде маг не видел магических предметов, поэтому рассматривал кинжал как нечто невероятно ценное, впрочем, артефакт действительно был очень дорогим. Стард долго анализировал структуру этого артефакта, но ничего не обнаружил, никаких признаков чего-либо непонятного. Этот факт весьма сильно расстроил исследователя, ведь ему до сих пор не удалось зарегистрировать эту самую магию, ни когда его телепортировал тот злобный колдун в чёрном шлеме, ни теперь. А ещё он никак не мог понять, как человек может прожить так долго. Если его собеседник не врёт, то ему больше тысячи лет, а люди просто не способны жить так долго, максимум сто пятьдесят, правда дедушке уже почти двести, ну он исключение. Но выглядеть на двадцать пять-тридцать лет в таком возрасте... это невозможно. Мысли проносились в голове исследователя словно гиперзвуковой истребитель, но так и не получалось сопоставить возможности своего и этого миров, слишком они разные. Потом он вспомнил о пирамидке, что лежала у него в кармане плаща, и решил пока изучить её, а также решил помалкивать о ней. Охотник вроде хороший человек, даже не смотря на такие методы работы, но мало ли что.

- Отличный клинок, - сказал Кенкуин и отдал артефакт владельцу, стараясь скрыть дрожание руки. - Долго нам ещё до места?

«Стард, проведи полное сканирование красной пирамидки и сообщи о выполнении, а также ищи любые непонятные физические явления, химические процессы и любые другие странности, - мысленно приказал исследователь научному прибору. - Обо всём доложишь».

- Думаю ещё день пешей прогулки, и достигнем цели, ну а потом отправимся прямиком к гильдии, - ответил Виатор.

«Сканирование займёт более 1000 часов, - раздался голос старда в голове исследователя. - Лишняя нагрузка по мониторингу внешнего пространства увеличивает время расчётов и замедляет другую работу. Выделение памяти на обработку лингвистических данных не затронуто».

«Как же долго, - расстроился исследователь. - Ну ладно, сообщай о выполнении каждые сто часов, и выдели память на случай непредвиденных обстоятельств в размере десяти процентов всех мощностей».

«Данное действие приведёт к дополнительному увеличению времени сканирования на 92 часа, - сообщил стард. - Также возможны дополнительные увеличения времени процесса».

Кенкуин ничего не ответил, лишь злобно прорычав что-то неприличное в сторону медлительного старда, который не может просканировать какую-то пирамидку за пару минут.

Мастер-охотник оказался прав, они вышли к пустынной деревне ровно через сутки. Сказать, что увиденное шокировало исследователя из другого мира, значит, ничего не сказать. Вся деревня была в запёкшейся крови, каждый дом, каждый двор и центральная улица были усыпаны скелетами людей и орков. Кости были гладкими, словно отшлифованный мрамор и от них веяло такой сильной энергией Смерти, что это почувствовал даже Кенкуин, а вот стард по-прежнему молчал и ничего не улавливал, за что в его адрес отправился ряд нецензурных высказываний. Опять еда просилась наружу из-за такого вида и неприятного запаха разлагающейся крови. А потом Кенкуин чуть не сел на землю. Из одного дома вышла девушка на вид года на три младше, чем он и отправилась за водой с небольшим ведёрком. При этом она прошла буквально в шаге от путников и не заметила их, словно привидение прошло рядом, а не живое существо. Исследователь попытался остановить её, но сам был остановлен охотником.

- Не стоит пока её трогать, у неё сильный шок и даже маг Разума не поможет, - с грустью сказал Виатор Забытый. - Сперва осмотрим деревню, и я подробно проверю всю местность вокруг, а ты присмотри за ней.

- Ладно, - нехотя согласился Кенкуин. - А почему девушка до сих пор здесь и никто её не забрал из этого ужасного места?

- Потому что ей некуда больше идти, ведь это её родной дом, да и никому из королевских инспекторов не интересна судьба обычного человека, - ответил мастер-охотник. - Тех, у кого всего имеется в достатке, не заботит судьба остальных.

- Но это несправедливо, на месте этих жителей я бы устроил революцию, или хотя бы выразил недоверие королю, ибо не может называться правителем тот человек, который не заботится о своём народе, - сказал исследователь из другого мира.

- Хорошо сказано, но есть одна проблема... у этой страны нет правителя, - слова чародея отдавали грустью. - А кому принадлежала та фраза, ведь ты наверняка повторил её за кем-то?

- Так говорил правитель нашей страны, - признался Кенкуин.

- Правильно говорил.

- А почему в этой стране нет короля?

- Потому что он погиб во время битвы с орками, а нынешний совет высшей знати не спешит отдавать бразды правления его приемнику. Точнее его сын, который являлся весьма неплохим магом и был Мастером сразу двух Стихий: Земли и Огня, погиб при загадочных обстоятельствах или можно сказать намного проще - его убили. Только внука они побоялись тронуть из-за древнего пророчества, которое гласит, что если династия исчезнет, то исчезнет и страна. Что-то я заговорился, давай-ка лучше займёмся делом. - Виатор Забытый явно не хотел больше говорить на эту тему, так что Кенкуин не стал больше расспрашивать охотника.

В голове у исследователя крутилось ещё много вопросов: «Почему знать поступила так с наследником престола?», «Как у них получилось одолеть могущественного колдуна?», «Есть ли ещё родственники у короля?», но все эти вопросы пока оставались без ответов. Потом он обратил внимание, как девушке тяжело было крутить механизм, чтобы поднять ведёрко из глубокого колодца и решил помочь. Для сильного парня не составило большого труда данное занятие, но он решил не спешить и поговорить с девушкой:

- Как тебя зовут? - задал он свой вопрос, но она будто не слышала его и стояла, словно робот без источника энергии. - А ты сильная, никогда бы не подумал, что девушка сможет выдержать то, что не каждому мужчине под силу. На месте твоего отца я бы гордился тобой.

- Его убили! - вдруг закричала она. - Два чародея! И второй съел его, а потом и маму, и брата и всех остальных, - заплакала девушка. - Орки напали, но он и их съел, я осталась одна, ни один, ни второй даже не посмотрели на меня! А я ничего не могла сделать! Ничего...

- Успокойся, ведь ты жива и это главное, - обнял исследователь красивую девушку и погладил её по волосам, а она громко рыдала не в силах сдерживаться.

Виатор внимательно осмотрел каждый дом и территорию вокруг, но следов убийц стандартными средствами обнаружить не удалось, пришлось порыться в мешке путника. Для обнаружения искомого артефакта мастер-охотник потратил не больше двух минут, выудив из мешка странный стеклянный шар, с восемью ножками он бережно положил его на землю. Странный предмет зашевелился и будто бы ожил, резко вскочив на все свои тонкие ножки. Стеклянный паук поочерёдно поднимал каждую лапу и вращал её вокруг своей оси, а потом затих. Чародей присел и хлопнул рукой по гладкой спине артефакта, и пауков стало два, после чего он взял их в руки и постучал друг об друга пару десятков раз.

- Давно не приходилось применять Стеклянных Поисковиков, - вздохнул Виатор и, посмотрев на полчище пауков, сказал. - Искать любое проявление Мрака, а также применение пространственной магии и сразу сообщить. Как обычно, вас не должны заметить.

Стеклянные Поисковики быстро и бесшумно разбрелись во все стороны, а перед ногами охотника остался «оригинал». Чародей внимательно вздохнул, посмотрев на необычного паука, который являлся артефактом древних.

- Значит, что я вам там должен... а... кубок собственной крови, - говорил охотник сам себе, выудив из мешка серебряный кубок с большой чашей. - Кровопийцы мелкие, куда постоянно деваются четверть-литра моей крови? - вопрос был скорее риторическим, ведь молчаливые пауки никогда не отвечали.

Виатор поставил кубок и резанул своим кинжалом по запястью. Хлынувший поток крови довольно быстро заполнил сосуд. Охотник достал из поясной сумки флакон с зельем и плеснул себе на рану. Через несколько секунд от глубокого пореза не осталось и следа, а воин довольно хмыкнув, закрыл флакон и убрал его обратно. Тем временем «оригинал» подошел к кубку и опустил внутрь лапу, после чего содержимое кубка оказалось внутри него, окрасив стеклянную сферу тёмно-алым цветом свежей крови. Артефакт сложил ножки и превратился в обычный шарик. Виатор поднял его с земли и пока не торопился класть его обратно в мешок, голова слегка кружилась, и он не хотел забыть место, куда положит этот артефакт. Подобные вещицы древних раздражали Забытого, но иногда без них было не обойтись, вот и сейчас ему хотелось найти тех, кто напал на беззащитную деревню, а это наверняка были Порождения Мрака. Сразиться с ними он хотел уже довольно давно, собирая самые мощные и редкие артефакты, чтобы хоть как-то уровнять свои шансы в битве против сверхмагов. Но он не питал иллюзий на положительный исход боя с двумя Порождениями, поэтому Виатор заранее приберёг один козырь, который позволит победить обоих по очереди, возможно.

«Может быть, этот паренёк сможет помочь? - думал мастер-охотник. - Он конечно не из этих мест, но я отплачу ему за помощь сполна, хотя... мне кажется, что страна его слишком далековата и скорее всего не на этой планете, впрочем... какая разница».

Пока стеклянные поисковики работали и занимались выполнением приказа, Виатор решил вернуться к пареньку и посмотреть как у того продвигаются дела. Какого же было удивление, когда мастер-охотник увидел Кенкуина спокойно болтающего с девушкой, которая ещё совсем недавно была тяжело шокирована увиденным.

«Может он всё же действительно маг Разума? - удивился чародей. - Думаю, пока не стоит им мешать, чтобы девчонка не пугалась лишний раз».

- Виатор! Иди сюда, я тебя познакомлю с нашей спутницей, - раздался голос паренька, заставивший охотника выругаться на свою непредусмотрительность и посетовать на потерю навыков, раз его смог заметить человек, не являющийся опытным охотником.

Виатор немного не рассчитывал на такой исход, и думал, что парень только притворяется магом, используя какой-то странный артефакт на запястье. Но посмотрев на девушку, которая ещё недавно была, словно мертва и передвигалась по инерции, он заметил, что к ней вернулась жизнь, а сейчас можно было признать, что кое-какие способности у паренька есть.

- Здравствуй, - сказал охотник, но не дождался ответа, впрочем, другого он и не ждал.

- Она ещё не до конца пришла в себя, но я кое-что узнал у неё, - Кенкуин был просто рад пообщаться ещё с кем-нибудь, тем более с красивой девушкой, ведь в парочке забегаловок не было ни одного нормального человека, одни уродины, злобные старухи, да бандиты какие-то. - Здесь было два человека, один был в сером плаще и с длинными волосами такого же цвета, а второй в чёрном костюме с рыжими полосами на торсе и рукавах, которые складывались в какую-то злобную гримасу.

- Ароурай и Кишигай собственной персоной, - скривилось лицо чародея, когда он произнёс первое имя. - На него это не похоже, обычно после этой твари остаются горы трупов. Видимо в этот раз ублюдок сильно проголодался. А вот что с ним рядом делает Кишигай, этот чокнутый безумец? - охотник будто говорил сам с собой, рассуждая и оспаривая различные точки зрения, пока его не прервал голос Кенкуина:

- Вы знаете этих людей?

- Этих тварей нельзя называть людьми это... Порождения Мрака, - закончил свою долгую тираду Виатор Забытый и большую часть слов стард почему-то не смог перевести, видимо это был другой язык, и прибору просто не хватало данных.

- Они пошли туда, - девушка указала направление.

- Бери свои подругу, нам предстоит ещё немного походить по здешним местам. - Сказал Виатор, а в глазах у чародея словно сверкнули красные огоньки, которые заставили поёжиться иномирянина.

Перед глазами были трёхэтажные каменные дома с красивыми фасадами, усыпанными всевозможными фресками, высоко в небе Лирия выглядывала из-за серых облаков, и на улицах этого города было много людей, большинство из которых спешили скорее спрятаться под крышами зданий от предстоящего дождя. Этот посёлок был не очень большим, и каменные здания находились лишь в центре, а остальная часть была чем-то похожа на Орсарию, только здесь расположилось немного больше улиц. Альрин стоял рядом с невысоким домиком и смотрел, как по дороге в сторону центра идут два человека. Один из них подкидывал в руке огненный шар, который постоянно менял свои размеры, становясь то размером с голову, то превращаясь в яблочное зёрнышко. Чёрный костюм с оранжевыми полосами и острыми треугольниками, складывающимися в некое подобие причудливой физиономии и чем-то напоминающей лицо ненормального человека со страшной ухмылкой, был таким чистым, будто его только что сшили, а путники не шли добрых пару суток по пыльной дороге. Второй человек в отличие от своего компаньона смотрел на всех так, будто его долго не кормили, а после привели в лавку с едой и не разрешили там ничего трогать. Злобный взгляд этого человека постоянно переходил на его спутника, но тот лишь смеялся и разводил руками, после чего он начинал теребить свою серую запылённую мантию и только тут Альрин заметил, что в руках у того человека была металлическая крыса на цепочке. Какой-то нищий парнишка решил попросить милостыню у богатого на вид господина, и уже подошел было к тёмному магу, но тот лишь злобно сверкнул своей ухмылкой и мальчишка сгорел буквально за пару секунд, только левая кисть удерживающая кружку с парой мельтов уцелела. Но не успела она долететь до земли, как выпирающая кость резко заострилась и направилась в сторону убийцы, после чего сгорела, так же как и её хозяин.

- Что ты творишь Кишигай! - закричал седовласый маг на своего спутника. - Ты же лишил меня пищи!

- Пф-ф, да тут почти тысяча человек живёт, тебе хватит... я не люблю, когда ко мне смеют подходить всякие грязные выкормыши, - с улыбкой отмахнулся от своего напарника огненный маг, а потом его лицо исказила ужасная гримаса гнева. - Ещё раз попробуешь меня атаковать, и я буду долго наслаждаться писком твоих вшивых крыс, - его настроение опять резко изменилось, и он снова улыбнулся, будто в этом человеке не было ничего плохого. - Если ты не можешь наложить заклинание чистки на свою мантию, давай я тебе помогу, - и снова что-то разозлило его. - Или может моё пламя лучше очистит тебя вместе с твоими писклявыми тварями!

- Что ты, что ты, - так же зловеще ухмыльнулся Повелитель Падали. - Не стоит себя утруждать.

Люди, увидевшие, что случилось с мальчишкой, даже не обратили внимания на странных путников, которые теперь оба были похожи на достаточно богатых граждан, а к тем, у кого было много арконов в кошельке, здесь относились с благоговением, осторожностью и затаённой злобой. Два путника медленным шагом шли к самому высокому зданию в городе. Тучи всё больше закрывали собой небо, и Лирия уже утонула в их смертельных объятиях на несколько часов, чтобы потом вновь возродиться и осветить земли этого бедного королевства своим чистым светом. Кишигай злился всё больше, так как ненавидел дождь, поэтому воздух вокруг него стал заметно теплее, а над головой появился слабый огненный щит невидимый обычному человеку. Сперва, одна капля упала на каменную гладко отшлифованную брусчатку небольшой площади, затем к ней присоединилась вторая, третья и капли почти сплошным потоком полились из налившихся свинцом туч. Удручающий вид безумного мага, над которым шел пар, несказанно радовал Ароурая, ведь в отличие от теплолюбивого аристократа он любил дождь, поэтому не создавал какой-либо защиты, позволяя ливню нещадно поливать себя. Альрин будто шел недалеко от них и вновь услышал их разговор:

- Какие же здесь всё-таки странные люди, вспомни, лет сто назад, когда мы разгромили город в Нариорне, на нас сразу же напали, как только Ривеленд убил нищего, который хотел порыться в карманах его мантии, - колдун усмехнулся. - А здесь... я испепелил мальчишку, и ни одна женщина даже не закричала, будто так и должно быть, не говоря уже о трусости здешних мужчин, которые за свою шкуру готовы продать своих детей. Бр-р-р... как же мне нравится жить, и каждый раз смотреть на различные реакции людей, когда я сжигаю кого-нибудь у них на глазах. Давненько мне не приходилось видеть подобной реакции. Я понемногу начинаю понимать Эйриния, - опять с чародеем что-то произошло. - Хотя мне всё так надоело, что я просто бы убил всех в этом Ардале, как он сейчас называется, - и снова с ним произошел резкий скачок настроения. - Нет, я не должен так поступать, иначе Ривеленд мне голову открутит, а мне ещё пока жить хочется.

- Какой же ты сегодня говорливый, - скривился Повелитель Падали. - Заткнись уже!

- Всё-всё, молчу, - усмехнулся безумный маг и резко изменился. - Ещё раз позволишь себе говорить со мной в таком тоне, ничтожество, и от тебя даже пепла не останется. Хотя нет... сперва, я разукрашу твою уродливую рожу ожогами, а потом выжгу глаза и вырву зубы, дальше... - колдун не успел договорить, что он ещё сделает, так как увидел цель. - Вот и идёт к нам толстая продажная свинья.

- И вкусная, - оскалился, словно какое-то чудовище Ароурай.

- Приветствую вас уважаемые... тальм Кишигай и тальм Ароурай, - поклонился мэр города.

- Мы не намерены задерживаться, - сказал безумный маг. - Сколько жителей в этом убогом городишке.

- Тысяча двести восемьдесят шесть, - ответил толстяк, на вопрос, проигнорировав оскорбление.

- Сколько вы хотите за жизни всех жителей? - спросил Ароурай.

- Хм... по сто золотых за каждого, - ухмыльнулся толстый чиновник, сделав совсем небольшую заминку, а его улыбка показалась Ароураю ещё более отвратительней, чем у Кишигая, когда у того хорошее настроение.

- Держи, - безумный маг швырнул в руки мэра мешок путника. - Там двести тысяч арконов. Останешься посмотреть, как мы распорядимся проданными людьми?

- С радостью, - согласился продажный глава города. - Погодите только немного.

Из-за угла вышел человек в синей мантии, которая не намокала под дождём, да и шел он по лужам так, что дорогие туфли не опускались в глубину. Человек посмотрел на Порождений Мрака без особого восторга, но в его глазах явно было предвкушение битвы. Он сжал руку в кулак и в Кишигая полетел мощный Водяной Серп, который, не долетев до безумного колдуна, испарился.

- Стоять Ароурай! - крикнул чародей. - На этот раз это моя битва, ты потом займёшься жителями. А в тебе много Мрака тварь, - обратился маг к мэру. - Сперва продал всех жителей города, а теперь решил прихлопнуть нас.

- Ну а как же, вы конечно щедрые, господа тёмные маги, но мне нужно больше, больше золота, а часть денег пойдёт ему, - он ткнул на мага воды стоящего за ним. - А жителей потом ещё раз продам каким-нибудь тёмным идиотам вроде вас, - усмехнулся довольный собой человек.

- А не боишься? - с улыбкой спросил Кишигай, и в глазах мэра почему-то появился страх.

- Я навёл о вас справки и в них, - руки человека тряслись, сжимая мешок путника с громадной суммой денег, которых хватило бы для безбедной жизни всех горожан на ближайшую тысячу, а то и десять тысяч лет.

- И что же там, - продолжал разыгрывать тёмного идиота безумный маг.

- Ничего там нет выдающегося, рядовые шавки тёмных Повелителей, - огрызнулся мэр и ушел за спину водного мага. - Как хорошо, что Гларкс оказался рядом.

- Специально выбрал Повелителя Воды и с помощью одного интересного артефакта вызвал дождь, - усмехнулся безумец. - Как же тяжело будет огненному адепту биться против Повелителя Воды, да и еще, будучи окруженным его стихией. А Медит Смерти более опасен, поэтому против него ты приобрёл второй артефакт.

- Хватит болтать Кишигай, я голоден, - надоели пустые разговоры Повелителю Падали.

- А я думал ты Ароурай, - посмеялся безумный маг. - Думаешь, откуда я всё это знаю? Потому что я был твоим информатором, - ужасающий смех перебивал шум дождя.

Кишигай резко прыгнул вперёд и встретил три Водных сверла, которые сразу же пробили его насквозь вместе с мощной защитой. Повелитель явно был удивлён столь лёгкой победой, но старался не показывать эмоций.

- А пафоса-то сколько было... пф-ф... слабак, - презрительно смотрел мэр сквозь большую дыру в безумном маге, но его смутила одна вещь - крови не было.

- И это Повелитель Воды? - удивление Кишигая было таким, словно ему не отдали золотой в таверне в качестве благодарности за оставленные жизни.

- И, правда, дилетант, - согласился Ароурай. - Предыдущий вырубил тебя на две минуты, а потом выпотрошил двумя десятками заклинаний высшего уровня, разобрав при этом всё вокруг в радиусе километра. А этот... - Повелитель Падали посмотрел надменным взглядом на Повелителя Воды и продолжил. - Даже за предоставленные ему десять секунд не кинул в тебя ни одного заклинания, - и сразу же седовласому колдуну пришлось защититься от особо мощной водной бомбы, которая сломала метров двадцать отличной брусчатки. - Аккуратней! Я в бою не участвую... пока.

- Ароу, даже не думай мне мешать, иначе буду тебя медленно прожаривать на тихом огоньке, - Кишигай отряхнулся и только тут мэр заметил, что никаких повреждений на колдуне не было, а ведь у него ещё пару секунд назад было три смертельных ранения.

Безумный маг решил не спешить и начал со стандартной техники всех огневиков - он кинул во врага двадцать огненных шаров одновременно, но Повелитель оказался достаточно неплох, чтобы отразить пробный удар Порождения Мрака и, используя дождь, погасил все огненные заклятья в одно мгновение. Конус пламени отправился следом за россыпью шаров, но также был отражен без особых усилий, но ещё не успело стихнуть шипение кипящей воды, как пять подряд Водных Полумесяцев, идущих по земле и постепенно увеличивающихся по мере приближения, сломали защиту Кишигая и отсекли ему руки. Ловкое движение Гларкса и мощная Спираль Прозрачной Воды отделила голову Порождения Мрака от тела и та удивлённо отправилась в полёт, прерванный Ароураем, которому голова друга так удачно попала в руки.

- Удивлён, что такой дилетант знает настолько сложное заклинание высшего уровня, - сказала голова. - Но ты неправильно его используешь и его контур слишком тонкий и хрупкий, а также некрасивый. У Ривеленда намного лучше получается.

- Ты уже закончил развлекаться? - поинтересовался Повелитель Падали у безумного мага.

- Да-да, кинь уже голову обратно, - ответил огненный маг.

Резкая вспышка света и мощное пламя охватило половину улицы, а потом резко потухло и в эпицентре стоял совершенно невредимый Кишигай. Мэр начал немного волноваться, ведь даже такой, совершенно не разбирающийся в магии, человек, как он, начал понимать, что адепт Огня не может использовать магию такого уровня.

- Я отказываюсь дальше участвовать в данном мероприятии, - сказал Гларкс богатому толстяку. - Ты явно наврал мне про уровень их силы. Я бы готовился к бою несколько иначе, если бы знал, что против меня будут два Повелителя.

- Я заплачу тебе пятьдесят тысячь арконов... нет отдам тебе половину того что у меня есть, - взмолился мэр.

- Ты отдашь мне все, что они тебе отдали, если конечно не хочешь остаться с ними наедине, - совершенно не выражая никаких эмоций, сказал Гларкс.

- Х-хорошо, - сквозь зубы ответил чиновник, ведь ему теперь придётся отдать просто громадную сумму денег, но своя жизнь дороже.

- Другое дело, - явно обрадовался такому решению Повелитель Воды и стремительно направился в сторону Кишигая.

Руки Гларкса обволокли потоки воды, и он атаковал. За каждую секунду маг Воды наносил больше десяти ударов водными плетьми, но ни один не доходил до цели. Безумец оправдывал своё прозвище, и Гларксу казалось, что он подставляется под каждый удар, вот только перед тем как плеть должна была нанести рану, он останавливал её. Скорость, с которой Кишигай создавал испепеляющие огненные заклятия, поразила даже Повелителя Падали, который был знаком с ним очень долгое время и уже давно не видел, чтобы мага Огня так захватила схватка с обладателем противоположной стихии. Порождение Мрака успешно контролировало свою силу, не позволяя ей разгореться настолько, чтобы сразу же сжечь своего оппонента. Ведь придерживаясь уровня врага, Кишигай мог вспомнить, как ему приходилось участвовать в своих первых поединках, и как было тяжело победить. Но с течением времени количество соперников, которые смогли бы сражаться с ним на равных, снизалось до десятка знакомых Порождений Мрака и ещё парочки различных малоприятных персон.

«Этот Повелитель Воды силён, но глуповат и неопытен, хотя всё это свойственно молодым, - думал Кишигай. - Весьма странные заклинания он использует, какие-то уж слишком знакомые».

Гларкс резко отпрыгнул в сторону, и в его руках появилось что-то очень мощное, причём настолько, что даже Ароурай поставил вокруг себя усиленную защиту. Два водяных месяца вращались вокруг светящегося сгустка света. Заклинание сорвалось с рук водного мага и стремительно понеслось в сторону безумца. Страшный удар заставил город вздрогнуть, но защита выдержала его. Только рука Порождения расплавилась и крупными каплями стекала на землю, а Кишигай шипел от боли и кривился, что было весьма удивительно. Вся эта дуэль резко надоела огненному магу, и он решил быстро закончить играться со своей добычей. Порождение Мрака щёлкнул пальцами и Гларкс взвыл от боли. Воздух вокруг него резко раскалился, дождь даже не мог коснуться Повелителя Воды, так как капли попросту испарялись ещё на подлёте. Воздух вокруг мага «поплыл» и он начал кричать ещё сильнее, тело не выдерживало такой температуры и начало гореть изнутри и снаружи одновременно. Мантия превратилась в пепел, а лицо стало напоминать что-то очень страшное и мало похожее на человеческое. Десять минут умирал поверженный противник и наконец, его душа покинула то, что осталось от тела.

- Неужели и вправду больно? - удивился Ароурай, наблюдая за тем, как его друг кряхтит и морщится, стараясь замотать рукав своего камзола так, чтобы он скрыл страшную рану и отсутствующую кисть.

- Представь себе, - зло огрызнулся Кишигай. - Теперь придётся обращаться за помощью к Ривеленду.

- А что это было? Первый раз вижу такое заклинание. Хотя, как ты помнишь, только Разрушители могли нас удивить нечто новым, - задумался Повелитель Падали.

- А мне-то, откуда знать? Сам не могу понять, как он смог преодолеть Стену Мрака, при этом не разрушив её, да ещё и уничтожить мою руку, - продолжал злиться огненный чародей. - Ладно, займись уже делом и сожри эти прогнившие души, а я пока побеседую с нашим другом.

Седовласому колдуну не нужно было повторять дважды, так как голод уже давно заставлял его напасть на людей, живущих здесь, и только Кишигай был преградой, а теперь стоило действовать незамедлительно, пока он не передумал.

- Не убивайте меня, я сделаю что угодно, - взмолился мэр.

- Зачем же мне убивать родственника? - удивился огненный маг.

- Родственника? - не понял глава города.

- В тебе почти столько же Мрака сколько и в нас, а все его создания в каком-то смысле наши родственники, родичи... в общем называй как хочешь, - улыбнулся Кишигай. - Вот только с тобой изъявил желание поговорить один наш общий знакомый. Ты ведь уже знаешь кто мы?

- Порождения Мрака из легенд? - затрясся от страха мэр, боясь услышать ответ.

- Ты прав, - всё также дружелюбно улыбался колдун, а этот утвердительный ответ заставил главу города упасть на брусчатку. - И ты уже понял, кто за тобой скоро придёт?

- Крайс, - мэру показалось, что сердце остановилось, когда после его слов, на другой стороне улицы он увидел человека в чёрном камзоле с узким мечом и с треугольной бородкой.

Альрин очнулся в мягкой кровати, рядом с ним сидела Аврора, которая некоторое время смотрела на чародея своими прекрасными глазами, а потом бросилась его обнимать. Адепт Огня был очень рад такому моменту, ведь каждый раз, когда он смотрел на неё, в груди возникало какое-то чувство, жаль что отец не успел ему рассказать что же это такое. От волшебницы исходила мощная энергия Жизни, которая прибавляла сил и забирала усталость с собой. Он тоже обнял Аврору и не хотел её отпускать, но девушка посмотрела на него и сказала:

- Я волновалась.

- Да что со мной случится, - посмеялся чародей. Хотя он немного побаивался, что голова может вновь закружиться, поэтому не спешил вставать с кровати.

- Ты четыре дня пролежал, и все уже нервничают, никогда такого не видела, - девушка была удивлённой. - Я даже слова такого не знала.

- То есть у вас не переживают по какому-либо поводу?

- Наверное, нет, я ещё не совсем понимаю смысл этого, - немного растерялась волшебница. - Дай мне немного больше времени, и я пойму, люди такие интересные. Они совсем другие, не такие как нам описывали на занятиях.

- Будь аккуратней, большинство из них не знают о том, что ты ангел, и мы не знаем, как они поведут себя в том случае, если им станет известно об этом, - вздохнул Альрин и поднялся с кровати. Его опасения не сбылись, чувствовал он себя даже лучше чем прежде и на ногах стоял непоколебимо. Вот только один вопрос всё равно то и дело мелькал в голове. Что же всё-таки за антары, о которых упоминал прибор?

Альрин надел свою куртку и штаны из шелка арахнидов и, взяв под руку Аврору, отправился искать главу гильдии. Открыв дверь, он увидел Мерлитту, которая уже разбирала его глазами на множество деталей, чтобы узнать, как он активировал прибор и управлял им.

- Рада видеть тебя целым и отдохнувшим, - улыбнулась заместитель. - Теперь тебе предстоит много работы.

- Об этом-то я как раз и хотел поговорить с...

- Кстати, через два-три дня всё будет готово к восстановлению твоего меча, - перебила она адепта Огня. - Нириинтарн с внуком короля Нарварга уже прибыл в наш замок, Гаканару доставили какой-то артефакт, Тарнаган наставляет Ардиса и рассказывает об оставшихся инструментах Храдринга. Стротклайд займётся вашим обучением в области заклинаний. Считаю, что тебе очень повезло, ведь он Повелитель Огня и Повелитель Жизни, поэтому сможет рассказать вам много чего об этих стихиях и множестве своих собственных заклинаниях на их основе.

- Спасибо, я пойду...

- На тренировку с Изабеллой, а Аврора пойдёт со мной, - сказала Мерлитта и перехватила крыло девушки. - Я пока расскажу ей об основах общей магии, так как мы выяснили, что у них её совершенно не используют, либо я не совсем поняла, что она имела в виду. В общем, нужно разобраться, а ты иди.

- Эх-х... - вздохнул Альрин и проводил волшебниц взглядом. - Интересно, что же это был за сон. Но, если он показывал реальные события, то мне нужно найти тварь по имени Ароурай и убить.

Трёхчасовая тренировка с Изабеллой настолько вымотала адепта Огня, что ему казалось, будто она длится как минимум месяц. Он никогда не думал, что девушка настолько сильна и вынослива, ведь на её лице даже не было ни единой капельки пота, который лился с Альрина ручьями. Хорошо, что мечница решила не приставать с расспросами и просто сражалась с ним, каждым ударом показывая своё мастерство. Отдохнув часок, он решил побродить по замку и наткнулся на Ардиса, который шел ему на встречу будто знал, что он будет в этом месте.

- Ардис, ты знаешь кого-нибудь под именем Ароурай? - спросил волшебник в лоб.

- ... - у охотника не было слов, чтобы ответить. В его лице отражалось такое удивление и одновременно тревога, что целую минуту мастер-охотник ничего не мог сказать и непонимающим взглядом смотрел сквозь мага. - Откуда тебе известно это имя? - наконец-то смог что-то сказать кузнец.

- Вообще-то я первый задал вопрос, ну так уж и быть, отвечу, - вздохнул Альрин несколько разозлённый таким поведением охотника. - Увидел во сне.

- Во сне? - переспросил он и тут же пришел в себя, решив всё же ответить на вопрос новичка. - Это один из Порождений Мрака, именно о нём упоминала посланница королевы эльфов, когда говорила о твари, которая пожирала людей. Металлическая крыса, это знак его силы, а также способ насытить Мраком любую душу и взять её под контроль, развратив обещаниями могущества, власти, богатства и многого другого, но на деле люди становились послушными марионетками, рабами, которые исполняли его приказы. Его иногда называют Крысиным Королём за его большую любовь к этим тварям, а другие Порождения зовут его Повелителем Падали. О нём у нас больше всего информации, которую собирал ещё Основатель, а потом и многие другие охотники, последним из которых был Призрак. Всего нам известно о пяти порождениях, но судя по всему их больше. Это очень, я повторяю, очень могущественные волшебники. За каждого из них назначено награждение сравнимое с одним миллионом арконов, вот только более подробная информация выдаётся наиболее сильным людям Аркании, ты к ним пока не относишься, поэтому большего о награде и об этих сверхмагах тебе знать не следует. Сам понимаешь, слишком много людей погибло бы просто так, услышав о таком вознаграждении. Ведь даже из самых сильных, кому доставалась эта информация, мало кто выжил, и так происходило на протяжении всего времени существования гильдии.

- Могу я ознакомиться с этой информацией? - решил поинтересоваться Альрин.

- Нет, - категорично ответил Ардис. - Даже не думай об этом, пока я не удостоверюсь в твоих способностях. И после твоих слов я теперь буду за тобой приглядывать, а то мало ли что.

- Можете сразу отправляться к Крайсу, - вспылил адепт Огня и ушел в противоположном направлении.

- И вот зачем ты ему вообще рассказал о Повелителе Падали? - вздохнул Меритар. - Теперь проблем будет очень много.

- У парня есть дар, такой же, как у его отца, - вместо ответа сказал кузнец. - Слышал, что он рассказывал о своём сне? Так вот Призрак точно также мог узнавать много различной информации, которая была ему интересна.

- Я думаю, не стоит говорить об этом никому, даже... тем более Мерлитте, - выразил своё мнение глава гильдии. - Иначе некоторые личности захотят его убить.

- Пока его дар, похоже, без контроля и каким образом он выдаёт Альрину информацию совершенно неясно, - почесал голову мастер-охотник и вместе с главой гильдии отправился к Нириинтарну.

Уже прошло шесть часов, а злость всё не убывала. Хотелось кого-нибудь сжечь или уничтожить, иногда пламя даже вспыхивало у него в руках помимо воли, но Альрин всё же сдерживал собственную силу. В этом чёртовом замке невозможно было кого-нибудь найти, да ещё Ардис не желал делиться информацией, отмахиваясь неспособностью одержать победу над Порождениями Мрака. И всё же не смотря на свою злость, адепт Огня понимал, что мастер-охотник прав и не стоит пока связываться со сверхмагами. Ведь чтобы хоть как-то их ранить, нужно прожить пару сотен тысяч лет и то это не сильно поможет, так как Основателю Алмазной Империи было полмиллиона, и он всё равно проиграл. Тогда нужно найти заклинания способные их убить, ведь отец же одержал победу над несколькими из них, значит, он знал то, что может их одолеть, но он погиб. Альрин вновь задумался, вспоминая отца. За тринадцать лет он остался такой же таинственной личностью, как и при первой встрече. Сколько он прожил? Что увидел за свою жизнь? Почему он ничего не рассказывал о том, где родился? И тут чародей вспомнил, что часть воспоминаний отца ещё осталась запертой в его сознании. Злость как ветром сдуло, когда он решил проникнуть в сферу воспоминаний, но его задумке не суждено было сбыться, из соседнего коридора вышла Мерлитта.

- Наконец-то я тебя нашла, - нахмурилась заместитель. - Сколько можно прогуливать занятия Стротклайда?

- Э-э-э, что? - чародей немного тяжеловато выходил из своих мыслей.

- Пойдём, я покажу, где находится тренировочная комната, - сказала Мерлитта, взяв Альрина под руку. - Аврора тебя уже ждёт, как и твой учитель.

Последнее слово отозвалось холодом и тяжестью в душе, но маг умело скрыл это и, улыбнувшись волшебнице, пошел вместе с ней. Идти пришлось не меньше получаса. Специальная тренировочная комната Стротклайда находилась в таких дебрях замка, что дорогу обратно без контроля памяти найти было бы просто невозможно. Массивная дверь из чёрного дуба сливалась с тьмой коридора, в котором лишь изредка вспыхивали небольшие светящиеся огоньки. Мерлитта легко отворила толстую дверь, и Альрин зажмурился от яркого света комнаты. Это было очень странно, ведь окон нигде не было, а свет словно проходил сквозь стены. Стротклайд выглядел по-прежнему устало, сейчас это было особенно заметно. Он полулежал в кресле с прикрытыми глазами, а рядом скучала Аврора, которая сразу засияла, когда увидела Альрина, затмив при этом свет комнаты.

- Ну наконец-то вы пришли, - открыл глаза Белый Маг. - Я уже думал, что не проснусь.

- Ничего с тобой не будет, - Мерлитта состроила магу смешную рожицу и добавила. - Не веди себя как старик.

- А кто же я ещё? - усмехнулся Стротклайд. - Ладно, иди уже. У тебя ещё много дел, а мне ещё учить их.

Мерлитта прикрыла дверь и оставила двух новичков на попечение одного из сильнейших магов гильдии. Некоторое время чародей смотрел на парочку, будто впервые видел их и что-то изучал. Альрин и Аврора переглянулись, но ничего спрашивать не стали.

- Что ж замечательно, - Белый Маг преобразился, и всю усталость как ветром сдуло, теперь перед новичками будто бы был совсем другой человек. - Очень мощная сила стихии Жизни, а ещё частичка Льда. Стандартный уровень Повелителя Жизни и уровень Мастера Льда, неплохо-неплохо. Тут даже не нужны индикаторы. - Удовлетворённо кивнул чародей и перевёл взгляд на Альрина. - А с тобой всё гораздо сложнее, я просто не пойму какие стихии, кроме Огня, в тебе ещё есть. Вот, возьми вот этот шар-индикатор.

- О, у отца тоже был этот артефакт, только называл он его по-другому, - однако адепт Огня так и не смог вспомнить как.

Альрин взял в руку артефакт и насытил его внутренней энергией. Некоторое время ничего не происходило, но потом шар начал рассыпаться и вспыхнул сильным пламенем, но на этом реакция не закончилась, в какой-то момент времени огонь погас, и индикатор начал источать бледно-желтый свет. Тут Белый Маг просто уронил челюсть от удивления, он просто не верил в такую удачу.

- Кауна улыбнулась мне и теперь меня не ожидают объятья Долорибу или кинжал Аас Таль Муна! - Стротклайд был вне себя от восторга. - Кто бы мог подумать у тебя вторая стихия Жизнь, а это значит, что мне не придётся мучиться с вашими занятиями и это значительно облегчит мою жизнь, я... - волшебник прервался и взглянул на артефакт, который по-прежнему был в руке его ученика.

Бледно желтый цвет резко погас, и из шара несколькими ручьями полилась прозрачная вода, которая начала заливать пол. Белый Маг уже хотел забрать артефакт, но стеклянный шар вдруг резко стал чёрным, как бездонная пропасть и раскололся, осыпавшись на пол множеством острых осколков.

- Могу тебя обрадовать, твоя третья стихия это Вода, что весьма редко встречается, так как сам понимаешь, она является противостихией Огню. Хорошо хоть не Кровь, иначе я бы не поверил, - волшебник старался улыбаться, но Альрин разглядел в его лице задумчивость и тревогу.

- А почему не Кровь? - спросила Аврора, которая до этого с интересом наблюдала за странным ритуалом.

- Видишь ли, по каким-то причинам маги Огня несовместимы со стихией Крови и наоборот, хотя иногда бывают исключения по совместимости с Водой, как мы увидели сейчас, - ответил Стротклайд. - Никто не знает, почему эти Стихии не могут быть связаны.

- Может, были какие-то исключения и здесь? - продолжала интересоваться крылатая волшебница.

- Нет ни одного задокументированного факта или свидетельства других Повелителей, - продолжал о чём-то думать Белый Маг.

- Шар почернел и рассыпался... - Альрин даже не задал вопрос, а просто произнёс фразу.

- Признаться честно, такой реакции я что-то не припомню, - попытался ответить мастер-охотник на невысказанный вопрос.

- Будто его поглотил Мрак и... уничтожил... - адепт Огня явно был встревожен.

- Мрак не определяется индикатором, - строго сказал волшебник. - И это не Тьма, её реакция выглядит иначе, поверь, я знаю, как индикатор реагирует на неё. Мне рассказывал об этом Призрак.

- Мой отец был Повелителем Огня, Жизни и... Крови, - Альрин выглядел как-то странно.

- Ты наверняка ошибаешься, и приди в себя наконец-то! - Стротклайд встряхнул новичка, что положительно подействовало на охотника.

- Какие же вы знаете заклинания? - поинтересовалась Аврора, обхватив адепта Огня крылом.

- И так... - Белый Маг прижал кулак к подбородку, что-то обдумывая и через несколько долгих минут наконец-то заговорил. - Альрин ты скоро достигнешь уровня Медита Огня, если уже не достиг, ну это я ещё проверю. Аврора у тебя достаточно высокий потенциал для столь юного возраста, что просто невероятно, но тебе ещё предстоит многому научиться, думаю, большинство известных мне заклинаний ты никогда не видела прежде, также как и я твоих, поэтому ты тоже можешь мне помочь. Со Льдом будет тяжелее, ну ничего справимся. Сегодня мы пробудим Альрину вторую стихию и ты, Аврора мне в этом поможешь, - Стротклайд посмотрел на охотника. - Так как ты ещё не прошел испытание для того чтобы стать Медитом будет немного тяжело пробудить Жизнь и немного опасно, так что...

- Я готов, - прервал Альрин своего нового наставника.

- Не пожалей потом, - усмехнулся колдун. - Что ж, сядь в центр комнаты, на вот этот рисунок в виде многолучевой звезды с пятью кругами. Отлично, теперь приготовься, будут весьма неприятные ощущения.

Белый Маг начал создавать какой-то очень сложный контур, который насыщался энергией Жизни и приобретал форму похожую на тот странный рисунок, что располагался под Альрином. Аврора заворожено смотрела и запоминала это заклинание высшего уровня. Мурашки пробежали по спине молодого мага. Сложный контур мгновенно исчез, и охотник почувствовал те самые неприятные ощущения. Вот только Повелитель Жизни слишком преуменьшил, было больно так сильно, что казалось тело, разрывается на кусочки, но длилось это не долго. Перед глазами появился бледно-желтый свет, комната исчезла, и не было слышно ни единого звука. Подобное испугало чародея, ведь это было очень похоже на то, что ему пришлось испытать, когда он чуть не ушел из этого мира. Только тогда была тьма, а теперь свет. Капля воды упала откуда-то, и раздался громкий всплеск, лёгкий шелест ветра последовал за ним и страшный грохот молний, сменившийся ударом камней, и такой знакомый звук вспыхнувшего пламени завершил череду непонятного. Вдали, или вблизи, Альрин увидел силуэт, а может быть он был просто маленьким или наоборот слишком большим, здесь тяжело было разобраться. Единственное что можно было понять, так это то, что силуэт принадлежал человеку.

- Пора уходить отсюда, с тебя уже достаточно энергии Жизни, - раздался такой знакомый приятный голос. - Иначе ты уже можешь не вернуться. Не оставляй своих друзей горевать.

Слова незнакомки привели его в чувство и Альрина будто вытащили из-под воды. У чародея было такое чувство, что он задыхался и не может вдохнуть, Аврора резко прижала его к себе крыльями и Альрин наконец-то начал нормально дышать. Немного откашлявшись, он обратил внимание на довольного Белого Мага и улыбающуюся Аврору.

- Невероятно! - ликовал Стротклайд. - Ты просто редчайший случай, мало того что ты Эксайрос, так теперь ты в мгновение ока стал адептом Жизни. Я уже думал, что ты не вернёшься из того мира и пожелаешь остаться там.

- Вот ещё, я бы там со скуки умер, - Альрин хотел сказать все, что он думал о затее идиота, который хоть и выглядел чуть старше его самого, но был уже очень старым, вот только улыбающаяся Аврора своим видом просто смела зарождающийся гнев. Маг обнял крылатую волшебницу и успокоился. - Вы сказали адепт Жизни?

- Если даже не Медит, хотя нет, ещё не хватает знаний и силы, так что всё-таки адепт, - продолжал улыбаться мастер-охотник. - Аврора очень сильна даже для стандартного Повелителя, ведь именно она не отпускала тебя в объятья Жизни. Что ты смеёшься? - не понял Белый Маг внезапного нахлынувшего на Альрина смеха.

- Я просто всегда считал, что маги Жизни вырывают людей из объятий Смерти, а теперь выясняется, что они спасают ещё и от Жизни, - пояснил Альрин. - И я бы не остался в таком скучном месте.

- Понимаешь, некоторые люди просто не могут выдержать нашего мира, и мир Жизни утягивает их навсегда. Тело при этом продолжает жить, несмотря на то, что в нём больше нет души, - радости у Белого Мага как-то поубавилось. - Люди видят прекрасное место, напоминающее легендарные сады Марсии, которые просто переполняют человека энергией стихии Жизни и они всегда хотят остаться там. Только те, кто обладает большой силой духа, способны уйти оттуда по собственной воле. Это было весьма опасно, но я не сомневался, что ты справишься.

- Вот только там не было никаких садов, лишь тусклый свет, странные звуки и какой-то человек, - сказал охотник. - Хотя мне ещё помогла Мирикордия, вроде бы.

- ... - у Стротклайда не было слов и казалось, что могущественный маг уронил челюсть на пол. - Ты видел Сердце Жизни! И её... - тихо произнёс последние слова Белый Маг. - Откуда там взялась... хотя постой, ты бывал в храме Мирикордии и тебе удалось с ней поговорить? - спросил мастер-охотник.

- Да, она сказала, что я любопытный, - ответил чародей.

- Удивительно, очень интересный ученик мне достался, - вздохнул Стротклайд. - Надо поблагодарить Мерлитту, что выслушала всё моё ворчание и всё равно настояла на своём. Но до сих пор не могу представить, как ты смог увидеть Сердце Жизни. Ладно. Теперь пора применять энергию твоей второй стихии на полную катушку.

- Аврора, ты отлично запомнила заклинание Связь со Стихией, данная модификация предназначалась для связи с Жизнью, но вложив в контур энергию другой стихии и выстроив его в соответствии с символом требуемой силы, вы сможете заглянуть в миры иных стихий, - начал рассказывать Белый Маг. - Но для тебя Альрин это слишком сложное заклинание, поэтому начнём с очень простого. Скажем, Малое Высвобождение Жизни, станет твоим первым заклинанием этой стихии. Для начала построй структуру вокруг собственного тела на расстоянии нескольких сантиметров от кожи, Аврора, ты тоже, - оба новичка показали себя замечательными учениками и очень быстро справились с поставленным заданием. - Отлично, теперь насытьте контур заклинания Жизнью и увидите, что получится.

Аврора засияла, словно солнце и глаза перестали видеть комнату. Стротклайд резко взмахнул рукой, сияние исчезло. Крылатая волшебница было очень озадачена получившимся результатом.

- Не ожидал такого, - ухмыльнулся Белый Маг. - Ты слишком много энергии вложила в это простое заклинание.

- Неправда, - девушка не согласилась с учителем. - Я использовала свой минимум для активации риолла, поэтому мне не понятна суть данного явления, ведь по закону Акарии, реакция должна была быть совсем иной.

- Что ж, извини, я просто не учёл различий в ваших уровнях, - Стротклайд пытался прийти к мирному решению. - Некоторые слова мне совсем не ясны, ну ничего. Главное, я понял, что тебе следует больше тренироваться в оперировании слабыми энергиями, для увеличения эффективности применяемых заклинаний, так как это прямой путь к достижению ещё большего могущества. Тебе требуется взять силы ещё меньше твоего минимума. Согласно закону Вернерона, при использовании энергии любой стихии можно использовать любую часть имеющейся внутренней.

- Но это невозможно, минимум Тернеи устанавливается при достижении каждой эленды и изменить его нельзя, - вновь возразила Аврора. - Хотя... если учесть риолл, который вы применяли, то там нет зависимости от эленда, и теоретически минимум Тернеи не нарушается, а также появляется новая величина в законе Акарии, что позволит мне использовать энергию, гораздо более меньшую.

- Кхм-кхм, а теперь, пожалуйста, перейдите на стандартный Арканийский язык понятный для всех, - заявил Альрин о своём присутствии.

- А что ты сидишь, активируй заклинание, ведь твой контур достаточно неплох... для первого построения, - нахмурился Стротклайд.

Альрина окутало бледное свечение и стало как-то тепло и приятно. Маг взглянул на свою руку и решил несколько видоизменить контур этого простого заклинания. Левая кисть ярко засияла, а желтоватый свет стал похож на тонкое лезвие. Белый маг опять развеял контур.

- Похоже, сегодня не перестану это повторять, но я не ожидал такого, - мастер-охотник был опять удивлён. - Ты создал Исцеляющую Ладонь из Малого Высвобождения Жизни, не имея при этом никакого опыта в оперировании энергией данной стихией. И кстати, у тебя всё вышло замечательно. Что ж, я думаю, на сегодня хватит, поэтому можете быть свободны. Придёте завтра в это же время, а теперь мне нужно отдохнуть.

Аврора накинула на себя плащ и, взяв Альрина под руку, отправилась в их комнату, правда магу пришлось помочь девушке открыть тяжелую дверь. Стротклайд ещё некоторое время слушал удаляющиеся шаги новичков, после чего щёлкнул пальцами и дубовая дверь исчезла.

- Что думаешь? - спросил Белый Маг.

- Он такая же загадка, как и его отец, - ответил, появившийся из воздуха, Меритар. - За мгновение освоить вторую стихию до уровня адепта, при этом не став Медитом первой стихии, увидеть Сердце Стихии, знакомство с богиней... я всё перечислил?

- Ещё невероятный талант к магии, - добавил Стротклайд. - Мне кажется, что он догонит ангела за пару лет. Со стихией Огня пока не ясно, какая-то странная реакция индикатора, поэтому займёмся ей чуть позже, думаю, мне хватит двух дней, чтобы подготовить его к испытанию для перехода на следующую ступень.

- А что случилось с индикатором после проявления Стихии Воды, которое тоже было нехарактерным? - продолжал спрашивать глава гильдии.

- Все проявления были нестандартными, Пламя не должно вспыхивать и горит оно сразу, а не через пятнадцать секунд, Жизнь проявляет себя тоже иначе, Вода должна заполнять шар, а не вытекать из него, - хмурился мастер-охотник. - Почему индикатор почернел и рассыпался мне действительно не ясно, ведь даже Призрак не упоминал о таком, а уж он, мне кажется, видел проявления всех стихий. Возможно, это была реакция на силу Совершенного.

- Но раньше такого не было.

- Всё когда-нибудь случается в первый раз, - пожал плечами Стротклайд. - Возможно, его сила связана со всеми его стихиями и она ещё в непробуждённом состоянии способна проявлять себя.

- А парень и правда очень необычный, слышал, что говорила Изабелла? - Меритар сел в кресло. - Так вот, он сражается с ней на равных и ей приходится очень тяжело. Ей и тяжело представляешь?

- Как такое можно представить, она ведь из камня воду способна выжать, - посмеялся Белый Маг, но главе гильдии явно было не до шуток.

- Я помню Призрака, и силы парня отличаются от сил его отца, к тому же он очень быстро развивается. Таких скоростей обучения не проявлял никто из охотников на протяжении всего существования гильдии, - Меритар явно что-то обдумывал и рассуждал вслух.

- Ты не можешь этого знать, - прервал главу гильдии мастер-охотник. - Мы не знаем, как проявляли себя многие чародеи из гильдии, как получил свои колоссальные способности Основатель, мы не знаем, как Призрак стал таким могущественным, даже откуда у Изабеллы такая невероятная сила, мы много чего не знаем, поэтому ты не можешь так просто говорить о гильдии за всю её историю. К тому же тебе слишком мало лет.

- Извини Клайд, я всегда забываю, что ты во много раз старше меня и повидал за свою жизнь гораздо больше, - вздохнул глава гильдии.

- Но парень действительно необычный даже среди других наших выдающихся соратников, - согласился Белый Маг с некоторыми словами главы. - К тому же ангел... она любит его, и, похоже, это у них взаимно, а Повелитель Жизни и Мастер Льда в одном лице это очень и очень неплохой союзник. Ты ведь знаешь, что я видел ангелов до Авроры и после того момента, когда погибло много мастеров? Нет? - удивился мастер-охотник. - Однажды крылатого парня пытались разодрать обезумившие маги Смерти, и я не смог ему помочь. Их внутреннее строение несколько отличается от нашего, поэтому я просто не знал, что мне делать. Я тогда был всего лишь Медитом Жизни. Ещё один раз... Ароурай пытался сожрать крылатую девушку, это было где-то через тысячу с лишними лет после Алмазного Сияния, то есть чуть больше тринадцати тысяч лет назад. Призрак помог справиться с Серым, а я тем временем потратил почти весь свой запас сил и сделал что-то не так. Девушка чуть не умерла у меня на руках, истекая кровью, которая никак не хотела останавливаться. Прошло так много тысячелетий, а я ничего не мог сделать, не смог помочь ангелу. Призрак успел вернуться. Его познания Стихий просто впечатляли, он использовал Жизнь, Кровь и Пламя, в совокупности со Светом. Да, он мог управлять Светом, и это был единственный маг этой стихии кого я когда-либо видел. Я, конечно, могу ошибаться, но хотелось верить, что это был Свет. Впрочем, удивляло одновременное существование в нём стихий Крови и Огня. Его руки будто принадлежали монстру и больше были похожи на лезвия кинжалов, но прикосновения к ранам ангела ничуть не усугубляло положение. Ранения затягивались, от них даже не оставалось следа. Девушка поцеловала меня, коснулась шлема Призрака и исчезла в сияющем портале. После он рассказал мне, что я никак бы не смог залечить раны ангела, но я сумел удержать её в этом мире, и моих сил как раз хватило, чтобы дождаться Призрака. В тот раз я сжег часть своих жизненных контуров, что добавило мне проблем.

- Я думал, что это проклятье Ароурая, - от таких откровений одного из старейших охотников гильдии глава немного опешил. - И почему ты раньше молчал, я думал последний раз, мы видели ангелов в том сражении?

- Ну он тоже немного подсобил, но большие повреждения я всё же нанёс себе сам, когда спасал ту крылатую красавицу, но я ни разу не жалел об этом, - улыбнулся Стротклайд сделав вид, что не услышал вопроса, но потом всё же соизволил ответить. - Призрак посчитал, что не стоит никому говорить о данном инциденте определенное время. А потом обучил меня парочке новых заклинаний, которые потом много раз спасали жизни моих друзей и соратников. Кстати, эта девушка очень необычная, она выглядит несколько иначе, не знаю с чем это связано, но она бесспорно тоже ангел.

- Что ж, я услышал всё что хотел и даже больше, - глава гильдии поднялся с кресла. - Присматривай за этими ребятами, думаю, такие мастера нам не помешают. Ах да, нам нужно как-то исправить ту легенду о необычайной силе, которую получит любой, кто убьёт и съест ангела. Всё же Аврора не может вечно ходить в плаще Призрака. В гильдии её никто не тронет, а вот за приезжих я поручиться не могу. Всё же в Дирантаре она должна чувствовать себя свободно. Мерлитта поможет тебе, но не говори ей ничего лишнего, чем меньше она знает, тем лучше. И кстати, чуть не забыл, не говори ему про Эксайросов и Эхра. Эта информация пока слишком опасна для него.

- Я посмотрю, что можно сделать, - сказал Белый Маг, хотя в комнате уже никого не было.

Альрин и Аврора уже почти добрались до своей обители, но что-то было не так, и это почувствовал не только маг, но и крылатая волшебница. Чародей открыл дверь и еле успел отпрыгнуть от мощного рассекающего удара Изабеллы, которая сыпала мощными техниками во все стороны, пытаясь отбиться от какой-то твари. Все руки девушки были в крови, а в комнате будто прошел ураган, и случилось землетрясение. Какая-то гадость прыгала от стены к стене с такой скоростью, что даже Мастер Меча не могла достать её. Истинное зрение активировалось само и мгновенно увеличило восприятие Альрина, который сразу же заметил небольшой шар с множеством щупалец, работающих как пружины. Просчитав траекторию этого непонятного монстра, маг спокойно подошел к Изабелле и прямо перед тем, как эта тварь должна была удариться о плечо девушки, схватил монстра. Вспышка огня и на пол осыпался пепел. Истинное зрение вновь уступило место обычному. Изабелла обессилено упала, но её успел подхватить Альрин. Руки девушки по-прежнему сильно сжимали мечи. Чародей решил использовать стихию Жизни. Его руку охватило бледное сияние и уже через несколько минут раны Мастера Меча исчезли без следа.

- Не мог бы ты меня отпустить, а то мне неловко, - сказала девушка вместо благодарности. - И когда ты успел овладеть второй стихией?

- Ну где-то полчаса назад, - улыбнулся маг.

- Что-о-о!? - Мастер Меча чуть не поперхнулась.

- И у него уже достаточно неплохо получается, - Аврора было очень рада новым способностям своего спасителя. - Вот только на левой руке Изабеллы немного не правильно срастил ткани. - Она мягко взяла крылом запястье неблагодарной мечницы, и светлое сияние несколько секунд исправляло то, что сделал Альрин.

- Честно говоря, разницы не видно, но всё равно спасибо, - наконец-то поблагодарила девушка новичков, и она не могла не отметить, крылья Авроры такие мягкие и приятные на ощупь, что их хочется держать постоянно. - Но что это всё-таки было?

- Не знаю, - пожал плечами маг.

- Моё новое изобретение, предназначенное для охраны наших новичков, - ответила Мерлитта на вопрос Изабеллы. - И как вижу, он неплохо справился со своим предназначением, ну почти...

- Вот сейчас я тебя пару раз ударю мечом, и ты останешься целой, ну почти... - злилась Мастер Меча. - И зачем им вообще нужна охрана здесь? Ведь мы в центре Дирантара, да к тому же в замке.

- Честно говоря, я сделала этот артефакт для предстоящего путешествия в горы Альтум и оставила здесь, чтобы не забыть рассказать о нём Альрину и Авроре, вот и всё. Извини меня, я же не специально, - Мерлитта не хотела ссориться со своей подругой и первой мечницей гильдии. - Даже не знаю, почему он активировался. Ты использовала какую-нибудь магию, когда вошла в комнату?

- Нет, ты же знаешь, что я не могу использовать её. Я просто пришла, села в кресло и положила меч рядом, и потом выпрыгнула эта гадость, - рассказала девушка о произошедшем.

- Похоже, твой меч коснулся мешка странника, который лежал рядом, а твою энергию я ещё не успела внести в список для защиты, поэтому соприкосновение с чужой внутренней силой привело к такому результату. Ещё раз извиняюсь, - вздохнула заместитель главы гильдии. - Но согласись, весьма действенная вещь.

- Да уж, я даже не могла нанести нормальный удар, все атаки отскакивали от этой дря... этого артефакта, но как вижу, против Альрина она не сработала, - ухмыльнулась Изабелла.

- Во-первых, Рин не являлся врагом для Арма, во-вторых, он использовал что-то непонятное для того чтобы поймать его, - ответила Мерлитта. - Вот только зачем нужно было его уничтожать, - заместитель главы так посмотрела на чародея, что казалось, будто она сейчас заплачет. - Я целый день его делала.

- Эм-м, извини, - новичок отвел взгляд в сторону. - Но Изабелла могла пострадать.

- Ладно, я сделаю ещё одного и заодно доработаю, - сказала Мерлитта и ушла.

- Вот ведь зараза, всё настроение испортила, - обиделась Мастер Меча.

- Кстати Белла, а зачем ты пришла, когда нас не было? - поинтересовалась Аврора.

- Я хотела спросить, как прошли занятия с этим старым хрычом, вот и всё, - ответила Мастер Меча. - Ну может быть ещё немного посидеть с вами и поговорить о чём-нибудь другом.

- Так бы сразу и сказала, - улыбнулся Альрин.

Половину ночи они разговаривали. Изабеллу интересовала жизнь новичков до момента вступления в гильдию, Альрин больше интересовался новыми знаниями, которые помогли бы ему стать отличным магом и Мастером Меча, а Аврору заинтересовала магия здешних мастеров. За это время Изабелла сдружилась с ними так, как до этого не могла подружиться ни с кем больше.

На следующий день Стротклайд много ворчал на несносных учеников, которые вместо сна, так необходимого каждому волшебнику, болтали о всякой ерунде, а теперь чуть ли не засыпают после каждого нового заклинания. После весьма сложных тренировок с Белым Магом они отправились к Изабелле, чтобы Альрин смог улучшить свои навыки фехтования. Мастер Меча в отличие от новичков выглядела просто превосходно, будто не было никаких разговоров ночью или она только недавно встала, поэтому успела выспаться, как следует. Изабелла была в отличном настроении и улыбалась, болтая с Авророй и попутно сражаясь с чародеем, который никак не мог её одолеть. Этот день пролетел даже быстрее, чем предыдущий, а следующий ещё быстрее. Минуло три дня. Раздался стук в дверь, и в комнату вошла Мерлитта. Альрин находился в царстве снов и стук совершенно не потревожил ни его, ни Аврору, которая, обняв мага своими мягкими крылышками, также мирно спала. Эта картина заставила улыбнуться заместителя главы и даже возникла предательская мысль крикнуть усиленным голосом «Подъём!!!», но всё же девушке удалось совладать с собой, и она просто потрясла новичков.

- А-а, что... Аврора, опять ты перебралась ко мне, - вздохнул Альрин. - Ну что мне с тобой делать...

- С тобой удобней, - улыбнулась небесное создание.

- Кхм-кхм, Нириинтарн уже всё подготовил к восстановлению клинка. Около кузни уже собрались три короля гномов, глава гильдии, несколько мастеров высшего ранга, посланница королевы эльфов и все ждут тебя. Я, конечно, понимаю, что ты очень неплохой охотник, у тебя громадный потенциал и всё такое, но не стоит заставлять себя ждать, это некультурно, - последнее слово Мерлитта произнесла по слогам, а потом улыбнулась. - Быстрее собирайся!

Альрин аж вскочил, и уже через пять минут они все вместе шли по направлению к кузнице Ардиса. Коридоры в этой части дворца были хорошо освещены. Идти пришлось недолго и уже вскоре перед ними расположились массивные врата покрытые золотом, которое отбрасывало лучи света, заставляя створки сиять.

- Поможешь хрупкой девушке открыть эти тяжелые врата? - с каким-то хитрым видом спросила жена главы гильдии.

- Конечно, - дал утвердительный ответ маг и попытался разомкнуть створки двумя руками, но те даже не шелохнулись. - Сейчас... экх... кхм... - Альрин пытался изо всех сил, но ничего не получалось.

Видя его старания, Мерлитта улыбнулась и уже хотела показать, как она с лёгкостью откроет тяжелые створки, но перед ней встала Аврора.

- Рин, сделай так же, как сейчас сделаю я, - произнесла крылатая волшебница, и начала создавать простой контур, чем-то похожий на тот, что использовал маг для исцеления Изабеллы, но с некоторыми отличиями: на кончике каждого пальца свет светился ярче и контур был тройным. Альрин создал точно такой же и, вложив в эти контура немного своих сил, новички без особых проблем открыли тяжелые створки. Мерлитте не оставалось ничего другого как раздосадовано пожать плечами и пойти за новоиспечёнными охотниками.

В центре огромного круглого зала с высоким потолком, уходящим вверх, наверное, на пятьдесят, а то и все шестьдесят метров, располагалась кузница. Она совсем не походила на ту, что была у Фрада в Кельросе. Ни копоти, ни точильного камня, даже не было крючка с фартуком. Блестящая наковальня, на которой был такой же сияющий кузнечный молот, клещи. Рядом на массивном столе, сделанном из чёрного каменного дерева, стояли тиски и странный прибор, похожий на маленький молоточек с конусом. Чуть дальше был круглый сверкающий серебром цилиндр, наполненный странными желтоватыми камнями. Около стены противоположной вратам расположился высоченный шкаф с множеством ящиков и на каждом из них была надпись, указывающая какой сплав или металл хранится в нём. Недалеко от шкафа была стойка с гигантским количеством разнообразного оружия: копья, мечи, топоры, молоты, алебарды, секиры... тут было всё. Белые стены светились приятным светом, так что в любое время в этой комнате было светло как днём. Рассматривая зал, чародей совсем не обратил внимания, что кроме Ардиса и их компании тут никого не было.

- О-о-о, кого я вижу, - кузнец протёр глаза. - Альрин и Аврора. Ну как вам в гильдии? Хотя постойте, попробую сам ответить. Стротклайд опять ворчит, но всё же очень доволен вами, Изабелла пытается замучить тебя, попутно разговаривая со своей новой подругой и у вас просто не хватает больше ни на что времени. Хе-хе, со всеми были похожие ситуации, когда они только вступали в гильдию, в том числе и со мной, поэтому я так легко и догадался. Мерлитта, но ты всё же немного рано их привела.

- Как раз вовремя, - ответил Меритар, вошедший в зал. - Остальные уже скоро будут.

- Ну раз ты так говоришь... - Ардис заметил заинтересованность Альрина кузницей и начал с улыбкой рассказывать. - Это инструменты Храдринга, одного из древних королей гномов, который был могущественным Повелителем Металла, Огня и Земли. Он создал семь комплектов абсолютно одинаковых приборов, вот один такой набор мне и достался. Всё отличие этих инструментов заключается в их магических свойствах. Они собирают лишний металл, позволяют нагреть заготовку до идеальной температуры, и позволяют создавать мастеру истинные шедевры. В общем, у них очень много свойств, обо всех рассказывать слишком долго, часть из них ты сам увидишь.

- Вижу, компания уже начала собираться, - ухмыльнулся Гаканар, в руках у него была большая шкатулка.

- Инструменты Храдринга как всегда прекрасны, - оценил приготовления Ардиса Тарнаган.

- Теперь осталось только дождаться всех и начнём, - Нарварг дружески хлопнул Альрина по спине. - Чтоб я бороду потерял, если мы не сможем восстановить твой прекрасный клинок. Что у тебя в шкатулке Гаканар?

- О-хо-хо, - засмеялся гном. - Смотри и завидуй, - король открыл крышку и взору остальных предстал чёрный молот.

- Ах ты старый пройдоха, у какого демона ты спёр личный молот Хаарторна? - удивился Нарварг. - Или может быть, пару раз стукнул своей киркой по башке Властителю Преисподней, признавайся?

- Ну было дело, - посмеялся Гаканар. - Честно говоря, я не ожидал встретить молот в таком месте.

- Молот Хаарторна такая же легенда, как и инструменты Храдринга, ведь это первый кузнец гномов и по совместительству отец Храдринга, - пояснил Альрину Тарнаган. - Считается, что в незапамятные времена во время битвы с демонами молот был утерян и навсегда сгинул в Преисподней, но как сам видишь, наш приятель где-то его откопал.

- Возвращение легенды в руки гномов просто несказанная удача, надеюсь, она нам будет сегодня сопутствовать во всём, - взору Альрина предстал гном с длинной седой бородой, которого он видел в Ареноте вместе с отцом.

- Наконец-то ты здесь Нириинтарн, - обнял его Нарварг. - А где мой внук?

- Я тут! - крикнул запыхавшийся гном. - Здесь я. Мастер, я привёл молот в идеальное состояние как вы и просили. Привет дедуль.

- Ну ты и худым стал Наргон, скоро станешь похож на своего Мастера. Ты б его хоть кормил побольше Тарн, - король Нарварг теперь обнимал своего племянника.

- Да он больше тебя ест, но и работать любит, поэтому жирок не задерживается, как у некоторых, - после этой фразы все гномы посмеялись.

- Всё такой же желчный Нириинтарн, - король Гаканар был явно не рад такой шутке, хоть и смеялся со всеми, но Альрин сразу увидел, что гномы давно не видели кузнеца, который их всех обучал и были очень рады его появлению.

- А ты стал намного старше после нашей последней встречи Альрин, - изумрудные глаза старика пристально смотрели на чародея из-под седых бровей. - Для меня прошло несколько месяцев, а для тебя больше тысячи лет. Вторая печать, ты с ней справился или... вижу, ещё не брался, ну ничего... но не тяни с этим, этот меч тебе ещё пригодится.

- Я обязательно сделаю шедевр из того титанового слитка, - сказал Наргон.

В зал вошла посланница королевы эльфов в сопровождении Селении, Лириольны, Изабеллы и Стротклайда. Белый Маг был бодр как никогда, скорее всего из-за того, что рядом с ним шли такие красавицы, хоть лица посланницы Альрин не видел, но предполагал, что другими эльфийки просто не бывают.

- Ну что Альрин готов? - голос посланницы королевы был очень приятным. - Я помогу тебе всеми силами.

- А мы просто пришли посмотреть, - сказала Изабелла за остальных девушек. - Всё равно от нас мало толку в изготовлении оружия, но пропустить такое просто непростительно.

- Можешь отдать мне клинок и магическую сферу с металлом? - спросила эльфийка.

- Вот, - Альрин передал осколки Лилиан.

Магу хотелось услышать её голос, и он просто не мог дождаться, когда клинок восстановят. Стротклайд позвал чародея и тот подошел к цилиндру, наполненному желтыми камнями.

- Сперва предстоит разжечь пламя и это должен сделать ты, - сказал Белый Маг.

- А остальное предоставь нам, - хором сказали гномы.

- Для начала создай вот такой контур, - продемонстрировал Стротклайд сложную полусферу с множеством конусов пересекающих друг друга. - Отлично, теперь вот такой. - Возникла ещё одна полусфера на метр выше предыдущей. Однако направлена она была так, чтобы множество шаров пересекающих друг друга расположились рядом с конусами.

Потребовалось всего шесть подобных контуров с разными фигурами, которые необходимо было соединить общей сферой так, чтобы энергетические нити не мешали кузнецам работать, при этом постоянно нужно было удерживать все шесть полусфер. С этим занятием Альрин справился на отлично и наконец, энергия стихии Огня хлынула в контур. Желтые камни вспыхнули и Полупрозрачное пламя с оранжевыми контурами загорелось в цилиндре.

- Отлично! - Ардис похлопал чародея по плечу, а гномы были в предвкушении предстоящей работы. - Теперь не мешай нам, и все вопросы задавай Стротклайду, так как он тоже пока не нужен.

- Я восстановлю метал и превращу его в заготовку, - сказала эльфийка.

- Действуй, - отозвался Нириинтарн.

Рукоять клинка вместе с осколком и магической сферой повисли в воздухе. Сверкающие осколки неизвестного металла начали выскакивать из сферы и присоединяться друг к другу в нужном порядке. Эта кропотливая работа заняла почти полчаса. Теперь перед волшебницей висел клинок с множеством трещин, и казалось, стоит только подуть ветру, как он разлетится на тысячу частей. Эльфика взмахнула руками, и раздался странный звук похожий на ворчливое гудение металлического щита, по которому ударили молотом. На мгновение Альрину показалось, что он видел, как две полупрозрачные сферы сжимают клинок.

- Поехали! - сказал Нириинтарн и первым нанёс удар своим молотом.

- Дзынь, - отозвался молот Хаараторна в руках Гаканара.

Гномы вместе с Ардисом по очереди наносили мощные удары по клинку, и их звон эхом разносился по всему залу. Звук был очень красив, словно работали не искусные кузнецы, а профессиональные музыканты. Эльфийка удерживала клинок, чтобы тот не рассыпался. И звук начал меняться, становясь то чуть выше, то чуть ниже и эхо повторяло за ним.

- Альрин, жару! - крикнул Нарварг.

- Температуру повышай плавно, - добавил Ниринтарн.

Казалось, старый гном был сильнее всех королей вместе взятых, каждый его удар был насыщен какой-то неведомой силой, на которую отзывался неизвестный металл. Альрин начал добавлять энергию в контур, и пламя вспыхнуло со стороны всех шести сфер. Огонь равномерно нагревал клинок и тут Альрин почувствовал, что не может больше передать энергию в заклинание.

- Я же говорил, что инструменты сами определяют идеальную температуру, - улыбнулся Ардис, утерев рукой выступивший на лбу пот.

Опять череда ударов выбивала красивую мелодию клинка. И снова повышение температуры. Альрин заметил, как трещины понемногу начали исчезать, и это придало ему ещё больше сил. Долгое время пришлось кузнецам работать тяжелыми молотами.

- Теперь понизь температуру на всех полусферах, - сказал старый гном, резко выдохнув, и вновь приступил за работу.

Часто приходилось то уменьшать, то повышать температуру на всех сферах, потом изменять её в широких пределах на всех шести, а через три часа дошло до того что пришлось варьировать температуру пламени буквально на каждом миллиметре каждой из шести сфер, что отнимало много сил.

- Максимальная температура! Клайд помогай! - крикнул Нарварг.

Белый Маг не жалел своей энергии и пламя засияло от мощи энергий двух Огненных магов. Кузнецы вовсю стучали по клинку, а эльфийка не отставала от них и помогала своей странной силой исправлять клинок. Шли часы, и мастера проходили один участок клинка за другим, но ещё было очень много работы.

- Остальные, хватит стоять, нужна ваша сила, наши огневики уже на пределе, - теперь вздохнул Тарнаган.

- Поторопитесь! - добавил Гаканар, прищурившись от жара.

- Пришло время. Наргон, доставай колбу! - крикнул Нириинтарн. Племянник короля гномов быстро достал колбу, наполненную тёмно-алой светящейся жидкостью из шкатулки. - Лей вдоль клинка!

Стоило этой жидкости только коснуться меча, зазвенело так, будто астероид упал на большой бронзовый диск, подвешенный на тяжелой цепи. Все оглохли, но кузнецы не останавливались ни на секунду.

- Лей всю! - вновь крикнул старый гном.

Теперь зашипело так, словно проснувшийся вулкан, который собирался разойтись по полной программе, заливали ледяной водой. Все находящиеся тут мастера вкладывали свою внутреннюю энергию в контур заклятия и наконец, Альрин увидел нечто. Эльфийка плавными грациозными движениями вытаскивала из контура нити и вплетала их в клинок. Словно живые они переплетались друг с другом, образуя спирали и ложась в трещины. Зеркальная энергия побежала по нитям и стала вливаться в клинок.

- Превосходная работа красавица, - Нириинтарн был счастлив, что радовало всех остальных гномов.

- Почту за честь комплимент от одного из самых лучших кузнецов в Аркании, - ответила эльфийка своим приятным голосом.

Прошло ещё достаточное количество времени и в какой-то момент кузнецы отпрыгнули в стороны, контур заклинания схлопнулся, и все сферы втянулись в клинок вместе с пламенем. Меч парил в воздухе и сиял.

- Быстрее восстанови магический знак гравиром, Ардис! - крикнул Гаканар.

- Быстрее! - добавил Тарнаган.

Кузнец ловко схватил гравир и буквально несколькими очень быстрыми движениями восстановил знак на клинке похожий на нераскрывшийся бутон какого-то неведомого цветка.

- Альрин теперь заключи клинок в Сферу Абсолютной Жизни и можешь его забирать, - улыбнулся Нириинтарн.

- Я помогу, - сказала Аврора и создала мощное и невероятно сложное заклинание.

Три сферы друг в друге были связаны бесчисленным множеством нитей, и колоссальная энергия Жизни хлынула через них. Буквально пару секунд и сфер исчезла, Альрин одной рукой схватил клинок, а другой держал Аврору.

- Ф-у-у-х, - одновременно выдохнули кузнецы и свалились на пол, только эльфийка осталась на ногах.

- Такой сложной работы я что-то не припомню, - Ниринтарн был счастлив.

- Давно тебя не видел в таком настроении старик, - Гаканара тоже переполняла радость.

- Эта была Кровь Дракона? - спросил Тарнаган. - Где ты её достал?

- Да, уже пару тысяч лет пылилась на полке, а тут пригодилась, - ответил довольный старый гном. - А ещё я впервые увидел Стихию Отражения и превосходное оперирование столь большими объёмами её энергии, теперь можно смело помирать.

- Даже не думай! - хором сказали гномы.

- Какой прекрасный звук у этого металла, никогда не слышал такого чуда, он словно пел нам своим прекрасным голосом, - по лицу Нириинтарна текли слёзы. - Альрин дай, пожалуйста, взглянуть на него.

Маг отдал идеально восстановленную Лилиан в руки кузнеца. Тот встал, посмотрел на лезвие, повертел меч в руках, сделал несколько взмахов, вернул обратно и сказал:

- Превосходно, этот клинок просто бесподобен.

- Никогда бы не подумала, что буду свидетелем восстановления столь мощного артефакта, - сказала эльфийка, и голос её был очень уставшим.

- Большое вам всем спасибо, я просто не смогу вам отплатить, - сказал Альрин всем, кто находился в зале, заставив остальных улыбнуться.

- Это была не только помощь тебе, это был вызов моему мастерству, вызов моей чести, ибо я просто не мог смотреть на столь прекрасный шедевр в таком состоянии, - ответил Нириинтарн.

- А мне хотелось посмотреть, что получится из нашей затеи, - сказала эльфийка. - И я не пожалела.

- Теперь нам надо всем отдохнуть, - сказал Ардис. - Альрин, через пару дней я бы хотел посмотреть на ваши тренировки вместе с Изабеллой и твоим восстановленным клинком, а пока всем выходной.

Альрин и Аврора достаточно быстро дошли до комнаты, и маг просто сгорал от нетерпения. Ему хотелось поговорить с Лилиан, хотелось поделиться с ней всем, что он пережил за это время. Альрин сел на кровать и посмотрел на меч. Удивительно, Ардис просто идеально повторил рисунок на боковой стороне клинка, однако прежней магической силы в нём не ощущалось.

«Лилиан, ты меня слышишь? - мысленно позвал Альрин свою боевую подругу. - Мне так много нужно тебе рассказать. Лилька, хватит молчать, скажи уже что-нибудь, а то я тут помру от волнений быстрее, чем услышу твой голос. Ах да, только не обижай Аврору, она очень хорошая и она спасла меня, впрочем, как и я её. Лилиан, ну ты где?»

Боевая подруга по-прежнему молчала, и никто не пытался злиться на Альрина, что он так долго не мог ей помочь. Даже не было угроз кого-нибудь сжечь. Только пустота. Почти вся сила вернулась клинку, но сознания в нём не было.

Альрина охватила такая печаль, что по лицу чародея потекли слёзы. Собственная слабость просто бесила чародея.

- Зачем нужна вся эта сила, если она не может вернуть тех, кто мне дорог? Почему!? Почему мир так несправедлив. Мы приложили столько сил и не смогли вернуть её. Не смогли...

Аврора обняла Альрина, почувствовав его невыносимую боль, которая вновь решила напомнить о себе. Восстановленный клинок выпал из руки, и чародей уснул в объятиях девушки-ангела.


Глава 6

Подготовка к первому заданию в горах Альтум шла ускоренными темпами, а занятия Стротклайда стали ещё более тяжелыми даже для Авроры. Изабелла начала обучать Альрина технике боя двумя мечами и отличные результаты не заставили себя долго ждать. Иногда к ним присоединялись Лириольна с Селенией и тогда было особенно тяжко, ведь они были просто необычайно искусны во владении двуручными мечами. Эльфийки были в несколько раз сильнее взрослого мужчины, и тяжелые двуручники в их руках летали будто пёрышки. Они заставляли охотника выкладываться по полной и даже немного больше. Аврора узнала много новых заклинаний у Белого Мага, который просто был поражен её талантом и скоростью обучения. Чародею же тяжело было справиться со Стихией Жизни, и лишь иногда она слушалась его идеально, позволяя использовать эту энергию для создания некоторых заклинаний среднего уровня. Мерлитта создала охранный артефакт несколько более мощный, чем прежде и внесла в него ряд изменений, чтобы избежать неприятных ситуаций в будущем. Исследования плазменного излучателя не сдвинулись с мёртвой точки. Короли гномов подписали целую кучу соглашений между собой и гильдией, а также с эльфами. Посланница королевы эльфов махнула Альрину на прощание и вместе с несколькими мастерами отправилась в обратный путь. Ещё через несколько дней разъехались все остальные, и только Ниринтарн остался в своём доме вместе с племянником Нарварга. Меритар занялся подготовкой снаряжения для похода к горе Спейра, а также оставил на Мерлитту определение состава команды. Пока было предельно ясно, что туда должны отправиться Альрин, Аврора, Изабелла и Стротклайд. Ещё трёх человек нужно было определить из других мастеров. Мастер Меча чувствовала, что на душе у её ученика было тяжело, и думала, что усиленные тренировки заставят эту тяжесть уйти на второй план.

- Белла, давай уже сделаем небольшой перерыв, иначе я прямо тут и помру, - пот ручьями тёк с охотника, и ему было достаточно тяжело, впрочем, теперь попотеть приходилось и Мастеру Меча, поэтому она ответила:

- Думаю, можно с тобой согласиться. Мне кажется, что меч Харгада всё же несколько тяжеловат для тебя, поэтому ты тратишь много сил, и тебе требуется лишнее время для нанесения ударов, что приводит к моим победам, - высказывала девушка своё мнение. - Может у тебя есть ещё какой-нибудь меч или мне поискать что-нибудь в запасах гильдии?

- Не стоит, вроде у меня должны быть ещё мечи в мешке странника, сейчас поищу, - ответил маг и полез в свой мешок.

Все вещи по-прежнему покоились на своих местах, золотые сферы, костяной хобот, призрачный клинок, который был бы очень неплохой заменой для меча Харгада, вот только взять в руки его не получилось ну и Крайс с ним. Тут Альрин вспомнил слова старого гнома, и, покопавшись ещё пару минут, он выудил Запечатанный меч.

- Ничего себе, да он же тяжелее чем предыдущий, да к тому же такой необычный, - Изабелла была поражена необычным клинком. - Никогда не видела подобной формы, ты его у орков что ли отобрал или у демона?

- Купил за сильт у гномов, точнее у Нириинтарна и Наргона, - ответил охотник.

- Ты ещё и торговаться умеешь? Прямо кладезь талантов, - ехидно сказала Изабелла.

- Продолжим? - также ехидно ответил Альрин.

- Ты поднять-то этот меч одной рукой сможешь? - недоверчиво смотрела Мастер Меча на клинок.

- Он легче предыдущего, - только и успел сказать охотник.

Ему сразу же пришлось защищаться от мощных ударов, посыпавшихся от хрупкой на вид девушки, которая бьёт не слабее пятнадцатиметрового гранитного голема. И всё же сражаться против неё стало значительно легче, клинок просто замечательно проявил себя в паре с Лилиан, что заставило девушку попотеть ещё серьёзней. Через полчаса такого спарринга шипы нового меча начали испускать молнии, а восстановленная Лилиан облачилась в пламя. Изабелла как-то нехорошо улыбнулась, а глаза её стали серебряными.

- Белла успокойся, - голос Стротклайда и его рука на её плече заставили Мастера Меча дёрнуться и прийти в норму. - Пока наш новичок ещё не дорос до подобных техник.

- Ну раз ты так говоришь... - девушка мысленно ругалась на себя за несдержанность и ей казалось просто немыслимым, что этот старый скряга в кои то веки сделал что-то полезное.

- Вы уже и так заигрались, что мне пришлось идти к вам на тренировочное поле, - покачал головой Белый Маг. - Как нехорошо с твоей стороны забирать моё время Белла, надеюсь, ты больше не позволишь себе такую грубость?

- Конечно же, - сквозь зубы ответила Мастер Меча, а из её глаз казалось, сейчас должны были выскочить молнии и поразить Стротклайда. - Больше подобного не повторится.

- Вот и замечательно, Альрин, Аврора, собирайтесь, через десять минут жду вас у себя, - сказал Белый Маг и ушел.

- Как он мне надоел, вредный и злой, - состроила мордочку Изабелла. - А у тебя получилось очень хорошо Рин, совсем не ожидала подобных результатов. Неужели этот меч действительно легче? - охотник протянул меч девушке. - И, правда, раза в два легче, удивительно. Хм... возможно стоит использовать магию этих клинков, так как это сделает тебя ещё более опасным противником.

- Но... - всё что успел сказать чародей.

- Я не могу использовать магию, но вот защищаться от неё у меня получается очень хорошо, - улыбнулась Белла и надела свои очки. - Поверь, я сражалась одновременно против Меритара, Стротклайда и Ардиса, когда они проверяли пределы моих способностей.

- А какие у тебя способности? - поинтересовался Альрин.

- Э-эм... ну... - замялась девушка.

- Белла, а ты будешь меня обучать, если я когда-нибудь смогу держать меч, как и любой другой человек? - пришла на помощь Аврора своим вопросом, хотя и не подозревала об этом.

- О чём речь, я отдам всё своё время твоим тренировкам Ра, - Мастер Меча обняла ангела и исчезла за массивной дверью в приподнятом настроении.

Альрин привёл себя в порядок и вместе с Авророй отправился на тренировку со Стротклайдом. Белый Маг был явно в хорошем настроении, и по его довольному выражению лица можно было понять, что инцидент с Изабеллой его явно подбодрил.

- Не буду ходить вокруг да около. Альрин, я придумал тебе испытание для утверждения твоего уровня Медита, и оно будет очень непростым, - зловещая ухмылка наставника заставила Альрина сглотнуть. - Как ты уже, наверное, догадался, оно пройдёт в Реорионозиуме. Вижу, тебе тоже приглянулась эта идея. Ты проведёшь там неделю, я знаю, что это будет тяжеловато для тебя, и ты к этому сроку даже ползать не сможешь, поэтому сегодня я обучу вас нескольким ограничивающим заклинаниям. Кстати, это только одна из частей твоего испытания. За это время ты должен будешь успеть зарядить один мой древний артефакт в нескольких природных источниках силы, а также придётся поглотить с его помощью некоторых тварей. Что ты так на меня уставился, Реорионозиум используют для разведения тварей и последующее использования некоторых из них в качестве ингредиентов. Там создана особая самоподдерживающаяся природная система, которая видоизменяется при внесении туда новых видов, а также всё пространство внутри разделено на обширные зоны, которые приспособлены для того или иного вида. А этот артефакт... требует крови различных существ, в том числе и людей. Да не волнуйся ты так, он никого не сожрёт. Людской крови потребуется от силы пару пробирок.

- Решили на меня повесить свою работу? - прищурился Альрин.

- А разве наставники обычно не этим занимаются? - притворно удивился Стротклайд. - Ничего с тобой не случится, если ты ещё и мне поможешь немного. И к тому же сбор людской крови, это уже будет моя забота.

- Отец учил по-другому, - надулся Альрин.

- Но я не твой отец, и у каждого свой способ обучения, - спокойно ответил Стротклайд. - И не волнуйся, мы с Авророй будем наблюдать за тобой через этот шар, - чародей вытащил из сундука большой стеклянный шар и поставил его на стол, в котором было специальное углубление.

Столик чем-то напоминал ту дверь, которую Мерлитта называла «Путь Призрака», каждая ножка представляла собой множество различный странных существ, а вогнутая поверхность представляла собой перевёрнутый панцирь какого-то чудовища. Стеклянный шар засветился и Альрин увидел лес, в котором уже посчастливилось побывать, и который оставил не самые лучшие воспоминания. Теперь ему придётся побывать в Реорионозиуме ещё раз.

- Ну что ж... пора выучить специальное заклинание Ограничение Силы, - сказал Белый Маг. - Как вы знаете, каждый маг, а точнее внутренняя энергия выходит за пределы внутренних контуров в виде излучения, тем самым совершая обмен энергиями с окружающей средой. Но некоторые маги, за частую очень нехорошие, а точнее, совсем плохие, научились вытягивать энергию из других людей. Так вот Первый создал Реорионозиум как раз с целью тренировки способности к сопротивлению заклинаниям, нацеленным на то, чтобы вытянуть из вас энергию, а уже впоследствии свободное пространство решили использовать для создания природной системы. Заклинание Ограничения Силы было изобретением Первого, и оно позволит вам противостоять противнику со значительно большим уровнем силы, чем у вас. Для этого нужно создать Щит Стихии, а желательно несколько щитов, причём разных стихий, это в вашем случае. Иногда встречаются охотники, как Изабелла, которые не могут контролировать свою внутреннюю энергию, а, следовательно, не могут пользоваться магией, поэтому они используют артефакты или же Стандартный Магический Щит, ну или помощь своих друзей. Бывали случаи, что у некоторых мастеров-охотников было столько сил, что они могли бы год просидеть там без какой-либо защиты и даже не заметить утраты этих сил, но вы у нас к таким силачам не относитесь. Хотя я могу ошибаться, и через пару-тройку тысячелетий вы тоже сможете прогуливаться там, не используя Ограничение Силы, впрочем, была ещё парочка неординарных случаев. Первый и Призрак, могли бывать там без защиты, и при этом Реорионозиум не мог вытянуть их энергию. Я не знаю с чем это связано, но Первый не успел поведать об этом секрете остальным, а Призрак не хотел этого делать. И так, два магических щита созданных один внутри другого, должны быть соединены определённым образом и только тогда они смогут помочь вам. Ах да... совсем забыл, если вы сделаете щиты по поверхности тела, то это может достаточно неплохо скрыть вашу внутреннюю энергию от наблюдателей, разве только обладатели истинного зрения всё равно будут видеть вас, но таких чародеев не так много, поэтому не забивайте себе голову.

- Стротклайд, а вы можете рассказать о Стихии Отражения? - спросила Аврора. - Я никогда раньше о ней не слышала.

- Хороший вопрос, честно говоря, я и сам немного знаю, так как никогда не сражался с её обладателями. Существует достаточно немного волшебников у кого она пробудилась, все эти люди не спешат рассказывать о своих силах, а тех, кто хотел выбить из них тайны, обычно очень долго отскребали от какой-нибудь поверхности, - ответил Белый Маг. - Я знаю всего троих, включая ту эльфийку. Говорят, что их сила способна использовать внутреннюю энергию атакующего против него самого, но каким образом это происходит, никто не знает, да и почему её выделили в отдельную стихию тоже не ясно.

- А что за артефакт я должен буду наполнять энергией? - поинтересовался Альрин, сделав такой вид, будто ему совсем не хочется об этом узнать и он спросил лишь из вежливости.

- Завтра увидишь, - отмахнулся от него мастер-охотник. - Есть ещё вопросы? Нет? Вот и отлично, теперь продолжим создавать контура.

Стротклайд мучил их ещё очень долго, прежде чем новички смогли использовать новое заклинание на достаточно высоком уровне. Удовлетворившись их успехами, он отправил парочку отдыхать и потребовал явиться к нему через два дня полностью отдохнувшими. Изабелла попросила Альрина отдохнуть и от её тренировок, так как знала, что в Реорионозиуме очень опасно и даже она не может находиться там без артефактов. Ардис был очень доволен решением Белого Мага, впрочем, как и Меритар с Мерлиттой, в особенности последняя, ведь теперь заместитель главы могла проверить влияние этого пространства на столь необычного новичка. Чародею пришлось набраться сил, чтобы чувствовать себя более уверенно. Взяв свои мечи и перекинув мешок странника через плечо, он вместе с Авророй пришел к апартаментам главы гильдии, где его уже ждал наставник, Ардис и вся остальная компания.

- Гляжу, все меня провожать пришли? - ехидно сказал Альрин.

- А как же, мало ли ты там и останешься, надо же ещё раз взглянуть на новичка, чтобы не забыть лицо перспективного охотника, - также ехидно ответила Изабелла.

- Она хотела сказать, что очень волнуется и пришла пожелать тебе удачи, впрочем, как и мы, - улыбнулась Селения.

- Белла себе места просто не находила и не спала вчера всю ночь, - подтвердила Лириольна.

От немедленного уничтожения эльфиек спасла заместитель, задержав Мастера Меча крепко сжав её плечо.

- Ну что ж, всем спасибо, все свободны, а я пошел, - Альрин собирался пойти, вот только куда не знал.

- Не стоит спешить, - спокойно произнёс Стротклайд, хотя эта ситуация его изрядно веселила, в особенности слова эльфиек понравились магу. Он дал себе обещание, угостить их чем-нибудь вкусненьким за такой подарок. Ведь такое лицо Изабеллы просто невозможно забыть. - Сперва оставь мешок странника здесь или отдай его Авроре, там ты обойдёшься без него, думаю, так будет веселей. Ах да... звезду тоже оставь, лишний щит тебе будет только мешать. В общем, тебе хватит твоих мечей. И так, твоё задание заключается в том, чтобы зарядить артефакт, при этом затратив не больше недели.

- А что за артефакт? - Перебил наставника Альрин, совершенно не обратив внимания на то, что ему придётся обходиться без столь привычной защиты и большого удобного пространства, которое всегда было под рукой.

- Ох-х-х... совсем ты нетерпеливый, мог бы просто дослушать до конца, - Белый маг прикрыл половину лица ладонью. - Ну да ладно, вот смотри.

Повелитель Огня и Жизни щёлкнул пальцами и в его руке появился посох, казалось, будто он был сделан из хрусталя и может расколоться от любого удара. Длинный тонкий и невероятно красивый артефакт, чем-то напоминал застывший ручеёк. В верхней части посох разделялся на два притока, которые спиралью охватывали такой же прозрачный гладкий сильно вытянутый кристалл.

- Вот держи, - Белый Маг протянул древний посох новичку. - Источники находятся довольно далеко друг от друга, так что тебе придётся побегать. Не стоит брать с собой зелья, так как они привлекают очень опасных созданий, которые тебе не по силам. Старайся не вступать в схватки с другими существами и веди себя тихо, так как лишние драки значительно уменьшат твою внутреннюю энергию, что приведёт к сокращению твоего времени пребывания там. Кстати, не советую тебе там спать, так как ты попросту можешь не проснуться. Я надеюсь, ты не забыл свой предыдущий опыт.

- Удачи, - коротко сказал Ардис, а Меритар тем временем открыл откуда-то взявшуюся чёрную дверь с ручкой в виде головы дракона.

- Смотри, чтобы Ксальнар тебя не съел, - сказала Изабелла и пихнула Альрина в открывшийся проход.

Чародей даже не успел ничего сказать, а ведь он успел прочитать несколько легенд об этих существах. Злобная гримаса охотника изрядно развеселила Мастера Меча.

- Вот зачем ты так с нашим новичком? Ты же ведь прекрасно знаешь, что их там нет, - вздохнула Мерлитта.

- А он не знает, - захихикала девушка.

- Аврора, мы отправимся следом и подождём его недалеко от выхода, - сказал Белый Маг и зевнул. - Тебе ведь тоже нужно на практике освоить Ограничение Силы. Меритар, Ардис, можете взять всех остальных и отправиться в мою комнату. Наблюдателя я уже установил.

- Замечательно, - Ардис похлопал Стротклайда по плечу. - Теперь мы сможем посмотреть, как Альрин поведёт себя в различных ситуациях.

- Ты думаешь, стоило ему доверить этот посох? - спросил Меритар. - Ведь он может быть даже опаснее, чем тот артефакт древних.

- Заполнение энергией его не активирует, да к тому же им нужно учиться пользоваться, новичок не сможет что-либо сделать с его помощью, в том числе навредить другим или себе самому, - ответил Белый Маг. - Хотя кто знает, может Альрин что-нибудь и учудит. Честно говоря, я даже не представляю, в чём заключается сила посоха, - пожал плечами мастер-охотник и вместе с Авророй последовал в Реорионозиум.

- Не знает он... просто захотел посмотреть, как ученик его активирует, вот и отдал ему столь опасный артефакт. Ух-х-х, если с Альрином что-то случиться, я этого Клайда буду поджаривать его же пламенем и лечить одновременно, чтобы помучился как можно дольше и обдумывал своё поведение, - глаза Мерлитты как-то нехорошо сверкали.

- Нужно быть более доброй Мери, а то я начинаю тебя бояться в такие моменты, - посмеялся Меритар.

- И тебе достанется, дорогой, - улыбнулась девушка и обняла своего мужа. - Я о тебе позабочусь.

Этого места Альрин не помнил. Невысокий водопад слева от него усердно брызгался во все стороны многочисленными ледяными капельками кристально чистой горной воды. Справа же была массивная скала и чуть дальше уступ, под которым маячило безбрежное зелёное море леса, а вдалеке виднелись высокие горы. Немного оглядевшись по сторонам и положив мечи в ножны за спиной, Альрин взял посох и до него дошел один очень неприятный факт.

- Всё конечно хорошо, но как я буду искать эти чёртовы источники!? - злился маг и его голос эхом отразился от близлежащих скал. - И где дверь? - глубоко вздохнув, чтобы хоть как-то умерить разгоравшуюся злость, он начал размышлять вслух. - Всё это очень похоже на испытание отца, только мне нужно выполнить это как можно быстрее, а не просто переждать нужное время... ну хорошо, а ещё каким-то образом найти некие источники и зарядить, опять же непонятно как, древний артефакт. Что-то голова немного кружится от всех этих мыслей, и... Крайс побери этого Клайда, я забыл активировать Ограничение Силы.

Чародей быстро создал несколько защитных контуров и насытил их энергиями стихий Жизни и Огня, после чего соединил их достаточно сложной связью так, как научил его Белый Маг. После всех этих манипуляций, головокружение сменилось лёгким едва заметным покалыванием в висках.

- Весьма странно, вроде я ничего не перепутал, а голова всё равно побаливает... надо потом будет потренироваться с Клайдом на мечах, может мне удастся пару раз ему всыпать как следует. Я просто уверен, что он гораздо более худший мечник, чем Изабелла, если судить по рейтингу, интересно, какое место занимал отец? - Альрин немного задумался. - Лилиан, а ты что думаешь? - надежда всё ещё не покидала чародея, и он время от времени говорил с боевой подругой, сознания которой не было в магическом мече. - Ну и молчи вредина, даже спасибо не сказала, а я-то думал, ты хотя бы пообещаешь спалить чего-нибудь, - чародею было тяжело. Хотелось поделиться с Лилиан всем, что успело произойти за это время, рассказать о Стихии Жизни, которая теперь подвластна ему. - Ну да ладно, пора отправляться... куда-нибудь... - охотник пару раз крутанулся вокруг своей оси и указал рукой куда-то в сторону далёкого бледного пятна к западу от леса. - Туда. Отлично, теперь немного попрыгаем.

Чародей уже больше месяца не использовал магию Форм, поэтому настало время попрактиковаться. Альрин создал контур, который помог ему приземлиться на остров Мирум, но в этот раз насытил его энергией жизни, чтобы посмотреть, что же получится. К большому удивлению охотника, этот контур отшвырнул его вверх, и пришлось создавать ещё множество подобных конструкций и по ним прыгать к основанию скалы, чтобы не приложиться о землю как следует. После таких прыжков потребовалось перевести дыхание. Голова немного болела, что отрицательно влияло на настроение мага.

- Надо бы на всякий случай создать Сферу, чтобы не попасть на ужин к каким-нибудь тварям, - сказал маг сам себе и незамедлительно использовал одну из основных форм одноимённой магии. - Вроде бы неплохо получилось, теперь неожиданного удара враждебной магией можно не опасаться. Не хотелось бы вновь встретиться с той гадостью.

Лес оказался совершенно не похожим на тот, что был на испытании Адепта. Деревья тут были значительно выше, а их листья казалось, образуют безбрежное зелёное море, которое надёжно укрывает землю от света. Поэтому между стволов и в глубине царствовала тьма, но Альрин хорошо запомнил направление и поэтому уверенно вошел в эту темень.

- Пора бы уже, наконец, использовать истинное зрение, да Лилиан? - усмехнулся маг. - А то я вижу, тебе просто не терпится посмотреть на мир моими глазами. - Чародей зажмурил глаза и через несколько секунд открыл их вновь. Тьма исчезла, и появилось множество светлых точек, а очертания всех деревьев, скрытых тьмой стали настолько чёткими, что можно было увидеть глубокие царапины на коре нескольких из них. - Смотри, сколько тут живности, - Альрин явно был удивлён. - Ну что пойдём?

И не дождавшись ответа, маг смело отправился в нужную сторону. Не сказать, чтобы лес был уж слишком тих, но всё равно звуков тут было как-то подозрительно мало, что несколько настораживало, особенно после шести часов прогулки. Шагать по усыпанной листьями земле опираясь на посох, было достаточно удобно, а одежда из шелка арахнидов надёжно укрывала от прохлады. Ещё через некоторое время Альрин уже подумывал о небольшом отдыхе. И как раз в этот момент он вышел на освещённое место, где лежал лесной гигант, упавший здесь должно быть пару лет назад и уже новые молодые деревца стремились к солнечному свету, чтобы закрыть брешь, оставленную их могучим предком. Удобно усевшись около упавшего дерева, охотник начал изучать посох, на который до этого момента особо не обращал внимания, руководствуясь фразой отца «Ну древний артефакт, ну и что». Посох был прохладным и очень гладким, чем-то этот материал напоминал стекло, вот только был во много раз прочнее и даже прошел проверку, которая представляла собой пару ударов по большому камню. Ни единой царапины не осталось, правда, посох некоторое время звенел, будто тем самым он выражал своё недовольство таким обращением, впрочем, если бы он обладал сознанием, то так просто Альрин бы не отделался. Несмотря на то, что здесь везде было довольно опасно, это место вполне можно назвать неплохим и в этот раз всё было намного лучше, чем во время первой прогулки по Реорионозуму.

- Странно, такое ощущение, будто все существа держатся от меня на расстоянии, - огляделся по сторонам охотник. - Эх-х, уже успел пригреться, но пора дальше.

Никто так и не решил подойти к магу и уже к вечеру он вышел из леса, теперь вполне можно было перейти на нормальное зрение. Солнце стремилось к горизонту, а лун ещё не было, что несколько не вписывалось в привычное положение вещей. По пути Альрин много думал о том, как устроено это пространство, как тут может светить Лирия и как Первый смог создать это место. Пустошь лежала за небольшим холмом, постепенно теряющим свой зелёный покров, который плавно переходил в безжизненные камни. Поднявшись на вершину Альрин аж присвистнул от увиденного. От его ног и к самому горизонту тянулось испещрённое белыми камнями покрывало безжизненной пустоши. Лёгкий прохладный ветерок уходящего дня растрепал волосы магу и поднял небольшое облако пыли у подножия холма. Лирия окончательно скрылась за горизонтом, и ночь взяла власть над миром.

- Ух ты, а звёзды тут такие же, - Альрин глядел на небо, наслаждаясь прекрасным видом ночных огоньков, разрезающих тёмную пелену неба. - А луны трудно было сделать? Всё же мне кажется, что это магия Иллюзий, хотя кто знает...

Маг почувствовал отдаленный всплеск энергии, который через несколько минут повторился. Какое-то непонятное чувство указало направление источника странных всплесков, и к большому недовольству Альрина, нужно было идти вглубь пустоши и идти очень далеко.

- Ну что ж можно немного и пробежаться, - Альрин сделал разминку и побежал.

Тренировки пошли на пользу магу, да и бежать по ровной поверхности гораздо проще, чем в лесу, поэтому через два часа он достиг цели, хотя и изрядно устал. Стало хотеться спать, а каждый следующий зевок грозил вывихнуть челюсть. Перед магом раскинулось обширное озеро, идеальная поверхность которого словно зеркало отражало портрет неба усыпанного россыпью драгоценных сияющих камней, даже ветер утих, чтобы не тревожить водную гладь. Сейчас посох был как нельзя, кстати, ведь после такого марафона даже стоять было тяжеловато. Взяв артефакт в руки, Альрин заметил, что посох, будто какой-то неведомой силой тянет к центру озера, так что пришлось поломать голову как добраться до неприметного островка в двухстах метрах от него. И тогда в голову пришла мысль. Стоит использовать свой воздушный лифт, который теперь можно было насыщать энергией Жизни. Будучи наложенным на поверхность воды, лифт проявил себя как обычная переправа. Ничего примечательного в этом плоском клочке суши не было, но так считал только маг, кристалл в посохе начал светиться белым свечением.

- Вот уж не ожидал, что так легко, без каких-либо препятствий найду первый источник и совершенно никого не встречу, - охотник ходил по острову и громко говорил с ночной тьмой. - Вот я напрашиваюсь на неприятности и приключения, а они все как будто уснули. Так слишком скучно, - маг плюхнулся на землю, облокотился на посох и прикрыл глаза.

Через несколько минут он вскочил как ужаленный и побил себя по щекам. Ещё только первый день заканчивается, а он уже чуть не уснул. Пришлось придумать особо хитрый, по крайней мере, он таким казался сразу после резкого подъёма, магический контур, который обволакивал голову, словно невидимая подушка и энергия Жизни беспрепятственно циркулировала по нему, развеивая сон. Теперь было гораздо лучше, и уже с нормальной головой Альрин понял, что сделал кучу неэффективных линий в своём новом заклинании, которые приводили к весомым затратам энергии столь необходимой здесь. Пришлось повозиться ещё четверть часа, прежде чем получилось что-то стоящее, хотя всю прелесть нового заклинания, которому чародей подобрал многообещающее громкое имя Пожиратель Снов, он осознал ещё не очень скоро. Тем временем кристалл начал светиться всё ярче и через минут тридцать адепту Огня показалось, что Лирия решила поздороваться с ним на пару часиков пораньше, а потом он потух так резко, что зрение смогло привыкнуть к тьме ещё очень не скоро. Нужно было торопиться и найти следующий источник, но вот где его искать, не было совершенно никаких идей, а полагаться на удачу второй раз чревато провалом... или успехом, в общем, кто поймёт эту удачу. Поэтому до утра Альрин решил не торопиться и обдумать свои следующие шаги. Злость на Клайда начала накапливаться с осознанием мысли о количестве источников, ведь их могло быть и два, и три, и целая дюжина, а за неделю с таким количеством не справиться. Единственная мысль, которая позволяла спокойно вздохнуть, так это то, что он проходит испытание один. Ему не хотелось бы пережить тот кошмар ещё раз. Вдруг внимание мага привлекло что-то странное - часть звёзд исчезло с небосклона, будто неведомый художник решил закрасить их тёмной краской. Но потом он сообразил, что это дым, а точнее громадный столб дыма или может не дыма, а чего-то ещё.

- Вулкан, - озарение снизошло на чародея. - Как я сразу не догадался, вот и второй источник, и до него опять очень далеко. Придётся побегать вновь, только отдохну ещё немного.

Это «немного» растянулось на добрых два часа, после чего всё же пришлось продолжить свой путь. Озеро по-прежнему исполняло роль идеального зеркала, которому даже не помешали заклинания Альрина. Благополучно добравшись до берега, маг решил, что слишком уж торопиться не стоит, поэтому можно отложить пробежку и спокойно пройтись. Вот только кое-кто думал иначе. Разбив зеркальное озеро на множество осколков, длинная серебристая змея с тонкой пастью наполненной несколькими рядами изогнутых острых зубов вылезла наружу. Оглушительными всплесками заполнился берег некогда спокойного озера. Змея решила позавтракать, вот только её цель уже улепётывала в сторону гигантского столба дыма. Если бы Альрин знал, что от реалларов бесполезно бежать, ведь они перемещаются просто на невероятных для таких размеров скоростях, то поступил бы совсем по иному, но он не знал. Сражаться очень не хотелось, поэтому пришлось побегать. Всё же не стоило просить неприятностей, они ведь только и ждут, чтобы их позвали. Пробежав уже с километр, Альрин решил оглянуться и не зря - змея была уже буквально в пятнадцати метрах, и он еле успел отпрыгнуть в сторону, уйдя от стремительно броска реаллара. С посохом было неудобно сражаться, пришлось откинуть его в сторону и взять мечи. Заклинания низких рангов не помогли бы против такого существа, а высшие слишком долго создавать да и затраты слишком существенные, поэтому охотник принял единственное разумное решение - сражаться со змеёй мечами. Ловко отразив запечатанным клинком атаку змеи, Альрин чуть было не закончил схватку вторым ударом, но реаллар оказался куда проворней, чем думал волшебник, и смог подставить под второй клинок металлические наросты на черепе.

- Вот сволочь! Отвали от меня гадина! Что я тебе сделал!? - злился чародей. - Первая напала на меня, вот и огребла по своей тупой голове.

Как будто разговоры могли повлиять на монстра и заставить его отступить или раскаяться в содеянном, но немного высказав все мысли о данной ситуации Альрину стало намного легче и бой с этим диковинным созданием пошел по иным правилам. Чародей сам перешел в атаку, отбив своими мощными ударами несколько серебристых чешуек от тела монстра, но реаллар не спешил сдаваться и уже успел обвиться вокруг своей добычи несколькими кольцами, отрезав все пути к отступлению. Теперь змея могла атаковать мага с двух сторон, используя острое лезвие на кончике хвоста. Отбиваться от стремительных ударов было тяжело, но всё же легче чем от ударов Изабеллы. Благодаря тренировкам с ней чародей смог продержаться против этого чудища до сих пор, а реаллару уже сильно надоела сложившаяся ситуация и он мгновенно сжал кольца своего тела одновременно с этим намереваясь вцепиться зубами в тело охотника. Но сегодня был не очень удачный день для монстра, а точнее сказать совсем неудачный. Охотник расставил мечи в сторону таким образом, что реаллар не смог сжать чародея в своих смертельных тисках, да к тому же Альрин поставил клинки таким образом, что один из них не позволил челюстям сомкнуться, а другой попросту отсёк лезвие с хвоста. Последнее событие будто привело змею в чувство, и та отступила, оставив на месте схватки парочку чешуек и острое тонкое лезвие, сильно смахивающее на эльфийский клинок без рукояти. Сердце билось как сумасшедшее, и дыхание совсем сбилось, но ничто не может затмить радость от победы, к которой прилагались ценные трофеи.

- Хорошо хоть осталась сумка от зелий, есть куда положить чешуйки, а вот лезвие... придётся прикрепить его к поясу, - маг рассматривал свою добычу с явным удовольствием.

Дальше путь охотника был значительно спокойней. Через несколько часов Лирия яркими лучами встретила одинокого путника и теперь Альрин смог отчётливо увидеть высокий вулкан испускающий чёрные клубы дыма и плюющийся большими огненными бомбами. По его склонам текли реки магмы, яркое сияние которых не спешило уходить даже при достижении подножия.

- Я надеюсь, на вершину мне лезть не придётся, - нахмурился маг. - А то будет совсем грустно.

Идти пришлось почти весь день, и как назло было так скучно, что даже пинать камни надоело после нескольких километров пути. Небольшой ветер приносил прохладу, но не спасал от жара Лирии. Пыль, сухой воздух и жара изрядно злили чародея, что в последнее время происходило всё чаще. Но в случае со змеёй там хоть можно было выместить свой гнев на этом монстре, а тут... даже обладая магией, нельзя ударить ветер, пыль, и жару. Разве только используя Стихию Воды, но ей Альрин не владел, о чём глубоко сожалел в данный момент. Белые камни пустоши начали редеть, и на земле появилась тёмная пемза, оставшаяся здесь после многочисленных извержений разгневанного вулкана. Постепенно в воздухе появился запах серы, который ещё больше разозлил чародея. Хватило бы ещё какого-нибудь пустяка, и Альрин взорвался бы похлеще грозного вулкана. К тому моменту как маг добрался до подножия, вся магма успела остыть. Лишь на небольшой высоте виднелось маленькое озерцо ещё неостывшей лавы, куда и потянуло стеклянный посох. Взбираться оказалось не так трудно, как предполагал чародей, и это немного улучшило его настроение. На краю озерца лавы посох вырвался из рук охотника и застыл над центром этого источника. Оранжево-красные ленты Стихии Магмы потянулись к стеклянному телу артефакта, обвиваясь вокруг него несколькими спиралями.

- Опять, Крайс знает сколько, ждать, - закатил глаза маг и решил побродить рядом.

Всё же можно было бы сказать, что вид с подножия этого вулкана на долину и на несколько других великанов был очень красив. У одного огненного великана кратер будто разбил громадный монстр, а камни повсюду валялись в долине. Альрин активировал истинное зрение, и перед ним предстала совершенно иная картина. Стихия Магмы и Земли буквально властвовали здесь, и многочисленные потоки энергии вырывались из вулканов и расщелин, создавая причудливые узоры. Нельзя было не восхититься такой красотой, к тому же к этим стихиям присоединилась Стихия Воздуха, которая привнесла новые краски в энергетический портрет окружающего пространства. Чарующие рисунки стихий завораживали чародея, но тут его внимание привлекло что-то странное. Среди многочисленных камней стояла девушка. Её силуэт был очень хорошо виден. Множество мыслей пронеслось в голове мага, и любопытство завладело им. Девушка не двигалась, и это настораживало, но вскоре терпение лопнуло, и Альрин направился прямиком к незнакомке. Какого же было удивление чародея, когда он увидел истинную суть представшей перед ним красавицы. Это была статуя, столь прекрасной работы охотнику прежде не доводилось видеть. Было такое ощущение, что она вот-вот начнёт двигаться словно живая, но минуты стремительно проходили одна за другой, заставляя убедиться в том, что девушка всё же была статуей.

- Не стоило возвращаться к обычному зрению, - вздохнул маг, раздосадованный своей ошибкой. - Да и жизни я в ней не чувствовал, но она будто живая, - заворожено произнёс он последнее слово. - Стоп, с каких это пор я стал чувствовать Жизнь? Что-то Клайд определённо забыл мне рассказать. Надо будет поговорить с ним и Авророй.

А девушка выглядела весьма необычно. Она была в доспехах, длинной юбке и высоких сапожках. Красавица на полголовы была выше чародея и смотрела на мир широко раскрытыми глазами с длинными ресницами.

- Это удивительно, создатель этой работы был гением, - восхищался Альрин. - Наверное, только отец смог бы создать нечто подобное. Хм... может, стоит поспрашивать у Меритара, кто у нас в гильдии столь выдающийся скульптор. А возможно он расскажет, как создать тело для Лилиан. Ай-й!

Размышления охотника были прерваны посохом, который вернулся к нему, но попал не в руки, а в голову. Однако жаловаться магу было не на что, так как посох ударил его боковой частью, всё могло быть намного печальней, если бы артефакт был повёрнут к нему кристаллом. Выругавшись на посох, адепт Огня потёр затылок и, ещё раз посмотрев на скульптуру, отправился подальше от успокоившегося вулкана.

«Куда же идти дальше?» - это был главный вопрос, ответ на который нужно было найти как можно быстрее, но пока не особо получалось. Третий раз повезти просто не может, а внутренний голос молчал, предоставив Альрину самому решить данную проблему.

«Предположим, что источников всё же три, так как я не успел бы за неделю обойти больше, да и Клайд не дурак. А то, что я за парочку дней справился с двумя... чистое везение. По идее я должен был их найти за четыре, возможно пять суток. - Обдумывал начинающий охотник. - Посох, похоже, тоже несколько изменился и такое ощущение, что в нём есть отголоски сознания. Хм... не считая той змеи, больше существа ко мне не подходили... это тоже очень странно, да и голова от применения магии не болит. Всё же отличное заклинание придумал Первый. Но нужно быстрее найти источник иначе я просто засну на ходу и...»

От мыслей Альрина отвлёк страшный грохот камней, которые обрушились неподалеку, вот только эти камни не желали просто спокойно лежать после падения, а решили полетать. Осколки застывшей магмы и базальтовая порода закружились и начали формировать тело монстра, и маг даже знал какого. Элементаля вообще очень трудно перепутать с кем-нибудь ещё, но этот был весьма необычным экземпляром. Из рассказов отца, чародей отлично помнил, что каждый элементаль содержит в себе энергию одной стихии, а этот целых две - Стихия Магмы и Земли, прочными контурами слились воедино в теле этого существа. Впрочем, чародей не стал смотреть, как оно завершит своё формирование и улепётывал в противоположную сторону, чтобы не вступать в бессмысленный поединок, ведь справиться с элементалем в одиночку трудно даже в нормальном мире, не говоря уже о Реорионозиуме. Оглядываться не имело смысла, так как от шагов двухстихийного элементаля земля тряслась под ногами. К большому облегчению чародея через некоторое время впереди показалась пустошь, а уж там бежать легче и, если немного поколдовать, используя стихию Жизни, то можно будет оторваться от монстра. Вот только путь к спасению был перекрыт дюжиной небольших, размером с человека, элементалей, которые мгновенно сформировались из белых камешков, пыли и песка.

- Ну уж с этими справиться проще, тут подойдёт и посох, - Альрин не хотел портить мечи ударами о камни. Конечно, они были магическими и поэтому достаточно хорошо защищены от многих повреждений, но всё же. - Получай!

Маг на полной скорости врезался в ближайшего элементаля и ударил его посохом. Сильный звон, мощная вспышка и монстр исчез. Охотник не ожидал такого от бесполезной палки, которая даже не умеет формировать огненные шары. Артефакт сработал и во второй, и в третий раз. Монстры просто исчезали, соприкоснувшись с ним. В итоге с ними удалось справиться, даже не остановившись. Пробежав ещё сотню другую метров храбрость настолько переполнила чародея, что он решил дать отпор большому элементалю. Правда через несколько секунд он весьма сильно пожалел о столь опрометчивом решении. Элементаль был не меньше двадцати метров в высоту и теперь полыхал магмой, а вокруг его рук крутилось множество острых базальтовых осколков. Угрожающего вида глазницы напоминали два кратера до краёв заполненных раскалённой лавой, из спины торчали большие куски разбитой скалы и повсюду магма, словно кровь, вытекающая из множества ран, опутывала это существо. Элементаль чуть не раздавил чародея, и теперь медлить было нельзя, нужно было как-нибудь свалить эту громадину.

- Значит, теперь внутреннюю энергию точно не сберечь, Крайс побери этого элементаля, чтоб он к Мерлитте попал! - злился маг такому неудачному стечению обстоятельств.

Огненное лезвие, быстро сформированное охотником и направленное в ногу монстра, разлетелось вдребезги, поджарив пространство вокруг места соударения и совершенно не причинив вреда чудищу. Огненная сеть здесь была совершенно бесполезна, так как Альрин попросту не смог бы создать её такого размера, чтобы накрыть элементаля целиком. Пришлось перебрать целую гору известных заклинаний, но ни одно из них не смогло бы помочь против огромного монстра с мощной магической защитой почти от любой стихии. Положение было безнадёжным, убежать теперь точно не удастся, сразиться... весьма проблематично, особенно когда нет столь мощных заклинаний в собственном арсенале. Больше применять магию адепт Огня не желал, так как из-за огненного лезвия разболелась голова, а ведь оно далеко не самое мощное.

- А-а-а! Чтоб тебя! - Альрин резко обернулся и вновь побежал на монстра.

Многотонный кулак громадины упал на землю, и адепта подбросило вверх, но это его не остановило. Перехватив посох поудобней, он со всей силы ударил элементаля по ноге и её часть просто испарилась, будто её и не было вовсе. Монстр потерял равновесие и упал с таким грохотом и силой, что Альрин вновь подлетел в воздух и больно ударился о камень, когда приземлился. Адепт Огня вздохнул с облегчением, а монстр рассыпался на кусочки. Но радость его длилась не долго - элементаль начал вновь восстанавливаться. Плюнув на все ограничения, маг создал новое заклинание, применив стихию Жизни. Успешный побег, сработал очень эффективно и, не обращая внимания на сильную головную боль, маг понёсся в сторону леса, который был очень далеко. Это заклинание действительно сотворило чудо, так быстро охотник никогда прежде не бегал и при этом совершенно никакой усталости. Но магменный элементаль не желал так просто отступать, и тяжелые шаги отдавались сильным грохотом догоняющей мага громадины. В руке чудища образовалась массивная скала покрытая магмой, которую он незамедлительно кинул в человека. Альрин не видел, как со спины к нему летит большущий камень, но перед тем как плюхнуться на землю, забрав мага на тот свет, рука с посохом метнулась назад. Яркая вспышка и только песочек осыпался на мага, подняв облако пыли. Ещё один камень, только раза в два больше уже летел на стоящего на месте и ничего непонимающего чародея. Рука с посохом вновь устремилась на встречу летящему куску скалы, но в этот раз перед Альрином будто из ниоткуда появилась сияющая ослепительным светом стена, принявшая на себя чудовищный удар. Камень отскочил и мирно лег рядом, оглушив охотника. Стена резко свернулась в сферу и, быстро набирая скорость, полетела в сторону элементаля. Сперва Альрин услышал свист, а потом стало настолько тихо, будто все звуки в мире исчезли. Сфера встретилась с головой чудища и резко уменьшилась. Страшный взрыв разорвал верхнюю половину монстра и чуть не угробил вместе с чудищем барабанные перепонки волшебника. Светящаяся стена вновь возникла над магом и защитила от каменного дождя, который лил над пустошью почти минуту. Теперь белое покрывало её было усеяно чёрной пемзой, словно пятна чернил на безупречно чистом листе бумаги. Альрин не верил своим глазам, громадина больше не собиралась, а нижняя половина чудища по-прежнему сидела на коленях и не двигалась. Посох потряс его своей силой, которой непонятно как можно было воспользоваться, однако теперь он снова был красивой палкой. От греха подальше охотник решил побыстрее покинуть это место и бежал не менее получаса.

Уже ближе к ночи он пересёк границу леса. Бег ужасно вымотал чародея, как и использование заклинаний, да ещё смертельно хотелось спать, а где искать источник одному Крайсу известно. Глаза слипались, и Альрин уже думал, что заснёт на ходу, но вылетевшая чёрная тень пронеслась мимо чародея и ударилась о дерево, после чего больше не шевелилась. Подойдя поближе, охотник узнал в этой тени достаточно большого кварса, вот только тут была ровно половина этого монстра. Мурашки пробежались по спине и маг оглянулся. Рядом с массивными корнями лесного великана стояло какое-то непонятное существо. Три длинных лапы удерживали массивный шар с тремя большими глазами и просто чудовищной пастью заполненной огромным количеством зубов, словно эта нелепая тварь проглотила кучу кинжалов, которые теперь и торчали из её рта. Три мутных чёрных глаза смотрели на охотника расширенными вертикальными зрачками. Альрин начал медленно отступать, но существо решило, что одного кварса ему будет маловато и резко бросилось в сторону мага. Охотник успел выставить посох перед собой, и пасть существа врезалась в него. Несмотря на свои небольшие размеры, монстр обладал просто огромной силой. Своими мощными челюстями он пытался перекусить посох, который отделял его от заветной добычи. Скрежет зубов по материалу артефакта был настолько противным, что даже существо перестало заниматься этим бесполезным делом. Очень тихо оно передвигалось в пяти метрах от Альрина, выискивая слабые места. Охотник медленно отходил к ближайшему дереву, чтобы никто не напал на него со спины. Усталость взяла своё, Альрин не заметил корень и споткнулся, а существо мгновенно сорвалось с места и прыгнуло на мага. Если бы не удача, то монстр просто откусил бы охотнику голову ещё в полёте, но адепт Огня пытался удержаться за посох, и так получилось, что кристалл был направлен в сторону лесного чудища. Вспышка света и от трёхглазого нелепого монстра не осталось и следа.

- Повезло, - усмехнулся Альрин своему везению. - Пожалуй, стоит оставить такую палку себе.

Маг резко замолчал, когда увидел множество глаз, уставившихся на него из темноты. Послав им страшные проклятия, к сожалению, а может быть к счастью не наделённые магической силой, и, высказав целую тираду ужасных ругательств в сторону всего этого мирка и Клайда, охотник кинулся в противоположную сторону и вновь применил Успешный Побег. Заклинание действовало просто безупречно и монстры никак не могли догнать чародея, который сломя голову мчался через лес. Как он до сих пор не споткнулся и не сломал себе чего-нибудь, было за гранью его понимания, но стоило лишь немного отвлечься, как Альрин на всём ходу впечатался в ближайшее дерево. Весь воздух мгновенно покинул легкие, и сильная боль пронзила грудь. Ещё полминуты маг не мог вдохнуть, но ещё одно заклинание Жизни помогло решить эту проблему и притупило боль в груди, зато подарило мигрень. За это время нелепые твари уже успели догнать охотника, но в этот раз всё сложилось ещё хуже. Дерево зашевелилось, и ствол начал разделяться на несколько частей. Изнутри вылезало непонятное существо с шестью лапами и странными рогами(если это были рога), которые двумя парами выходили из затылка и исчезали где-то за спиной. Чем-то этот монстр напоминал гуарнага, но всё же разглядев его повнимательней, Альрин понял, что кроме шести лап ничего общего они не имеют. Четыре пары глаз украшали длинный череп, а по хвосту шел ряд острых шипов. Складывалось впечатление, что это был только скелет существа, который двигался за счёт энергии стихии Смерти, но это было не так. Удар о дерево потревожил сон этого удивительного создания, которое успело проголодаться за долгую спячку.

- Вот только этого мне не хватало, Крайс вас побери! - крикнул Альрин и вновь активировал спасительное заклинание.

Теперь он не оглядывался целый час и бежал без передышки, стараясь не шуметь, чтобы не привлечь других обитателей ночного леса. Приходилось использовать истинное зрение, так как иначе просто невозможно было ориентироваться здесь, вот только оно отнимало ещё больше сил, и вскоре Альрин устал настолько, что больше не было сил бежать. Но отдыхать было рано, то непонятное существо было уже близко и шло прямо к нему. Тут нельзя было даже выругаться, не говоря уже о побеге. Прислонившись спиной к поваленному дереву, адепт Огня начал усиленно искать выход из сложившейся ситуации. Посох стал источать какую-то странную энергию, которая обволакивала Альрина и ближайшее пространство. Хотелось выкинуть эту палку подальше, но это могло привлечь внимание монстра, поэтому пришлось терпеть эту странную энергию. Прошла минута и энергия плотным невидимым одеялом охватила чародея и часть поваленного гиганта. Существо запрыгнуло на дерево и начало принюхиваться. Теперь его облик совсем не походил на прежний. Мускулы покрывали участки, где раньше были только кости, рога несколько уменьшились, а само существо стало чуть больших размеров, из пасти капала кровь. Пройдясь по стволу бесшумной поступью, монстр остановился прямо над Альрином. Сердце билось через раз, а дышать вообще расхотелось, главное было затаиться. Существо не понимало, куда исчез след, не было ни энергетических отпечатков, тусклым оранжево-белым светом остающихся на земле, ни запаха, ничего. Монстр вдруг начал себя как-то странно вести и быстро побежал в сторону, будто напал на след мага. Через несколько минут чародей вздохнул с облегчением. Усталость навалилась на него словно сильный ливень на одиноко путника в поле, где негде укрыться, и, пренебрегая всеми опасениями Клайда, он уснул.

Через светлый лес спокойно шли пять человек. Вокруг них кипела жизнь, монстры охотились друг на друга, совершенно не обращая внимания на людей. Волшебники же в свою очередь не обращали внимания на всё вокруг и безмятежно разговаривали между собой. Впереди шел высокий парень. Карие глаза и тёмные волосы, совершенно неприметное лицо, в котором не было ничего необычного. Плащ идеально подходящий по цвету волосам был простым и в то же время весьма необычным. К массивному поясу были прикреплены небольшие сумки с зельями, за спиной в обычных ножнах покоились совершенно необычные клинки. Рукоять одного из них представляла собой алькора в прыжке, который и удерживал мощный клинок, у другого же эту роль исполнял гуарнаг. По краю плаща расположились какие-то письмена сделанные серебряной нитью. Сразу за ним шла очень красивая девушка в оранжевой мантии плотно облегающей её безупречную фигуру. Каштановые волосы изредка отбрасывали рыжие блики. Фиалковые глаза смотрели в спину первого волшебника. Девушка постоянно улыбалась, и её чарующий голос было приятно слушать. В отличие от остальных на ней были не сапоги, в которых достаточно удобно было идти по лесу, а туфельки под цвет мантии. Непонятно как, но судя по всему, они не доставляли своей хозяйке никаких неудобств. В середине отряда был маг в белой мантии с капюшоном, который скрывал его лицо, он единственный, кто ничего не говорил и, опираясь на свой причудливый белый посох, увенчанный такой же белой сферой заключенной в клетку из трёх спиралей закручивающихся вокруг неё и друг друга, следовал за лидером отряда и девушкой. А следующего человека Альрин узнал сразу же, вот только тут он вёл себя совсем иначе и выглядел весьма мрачно. Складывалось впечатление, будто его рано разбудили и заставили идти туда, куда ему совершенно не хочется и поэтому он постоянно ворчал себе под нос. Ардис Мелор был чем-то очень недоволен, но хорошие манеры не позволяли ему прямо высказать своё недовольство всем присутствующим. Стоит отметить, что тут он выглядел не старше самого Альрина, если не младше. Тощий парнишка с большим двуручным мечом, который он тащил без особых усилий. Замыкала отряд ещё одна девушка. Также как и у другой, у неё были каштановые волосы и фиалковые глаза, только выглядела она чуть старше. Роскошный тёмно-оранжевый плащ ласково обнимал её, а красивые сапожки не позволяли ногам промокнуть. Она растрепала волосы Ардису, и тот резко откинул её руку, а девушка посмотрела на него добрым ласковым взглядом любящей матери.

- Я уже давно не маленький! - злился молодой охотник. - А ты продолжаешь себя вести так, будто мне лет десять.

- Для меня ты всё время будешь маленьким, - улыбнулась девушка.

- Ну вот опять началось, - закатил глаза Ардис. - Глория, хоть ты её вразуми.

- А я то что, у нас тут Первый главный, вот он пусть и разбирается, - ответила красавица, продолжая смотреть в спину парню.

- Ардис, ты бы лучше помалкивал и говорил спасибо судьбе, что у тебя есть такая мама, - ответил Первый серьёзным тоном, не терпящим возражений. - Ты ещё слишком юн, и я бы вообще не взял тебя с нами, но тебе просто необходимо увидеть сердце этого мира, ведь ты будешь одним из немногих, кто узнает, как устроен Реорионозиум.

- Последнее время с ним что-то не то, - подал голос центральный участник отряда. - Энергия поступает с задержками, а также колебания неба весьма нехарактерны для стандартных утечек энергии.

- Я уже вас понял, - вздохнул охотник. - Можете не продолжать. Кстати, Первый, а какое заклинание ты используешь, чтобы животные нас не воспринимали.

- Никакое, - ответил глава отряда. - Спроси лучше у Ребекки, ведь это она нас прикрывает.

- Э-э-э... мама нас прикрывает? - удивился парень. - Но ведь она маг Огня.

- Бекки, неужели ты не рассказывала ему о своей способности Совершенного? - спросил маг в белой мантии.

- А он и не спрашивал, - улыбнулась девушка.

- Мама, расскажи... пожалуйста, - попросил Ардис. - Как может маг Огня прикрывать нас от животных при этом не используя пламя?

- Ты никогда не задумывался о том, почему животные боятся огня? - спросила Ребекка, и улыбнулась. - Вижу, что нет. Когда животные в первый раз увидели пламя, оно вызвало у них любопытство. Создания приближались к небольшому огоньку, чтобы ощутить его запах, дотронуться до него или попробовать, однако обжигались. Большинству хватало одного раза, чтобы понять, что с огнём лучше не связываться, но некоторым этого не доставало и пламя поглощало их. То был лишь маленький огонёк, но в природе часто бывают и больше.

- Пожары, - предположил Ардис.

- Верно, - кивнула его мама. - Они уничтожали всё, к чему прикасались. Много животных гибло, а те, кто выжил, помнили об этом, и эта информация через десяток поколений сохранилась даже в геноме. Вот я и использую своё пламя, чтобы создать вокруг нас малые отголоски того огня, что бушует в памяти всех этих организмов и они инстинктивно нас обходят, будто чувствуя его приближение.

- Ох, Бекки, сказала бы нашему сыну, что являешься Властителем Ментального Пламени, и можно было бы не объяснять всего этого, - вздохнул маг с белым посохом.

- Тогда бы не было так интересно, - улыбнулась волшебница.

- Очень ты добрая, - ласково сказал маг. - За это тебя и люблю.

- Кхм-кхм, - покашлял Ардис. - Мам, объясни, что за ментальное пламя, и как действует эта сила?

- Эта сила весьма необычна для огненной стихии. Она позволяет атаковать разум и сжигать его без остатка, превращая атакуемых в пустую оболочку.

- То есть в безмозглых?

- Можно и так сказать, - согласилась Ребекка. - Однако это пламя способно бушевать не только в разуме врагов. Оно способно сжигать информационное поле в области применения.

- А можно использовать его по старинке? - спросил Ардис.

Вместо ответа в руке девушки вспыхнул небольшой тёмно-сиреневый огонёк с ярким светом, бьющим из середины сгустка пламени. Сиреневые языки огня будто гипнотизировали своими плавными движениями. Закручиваясь и меняя оттенки, языки пламени создавали приятное ощущение спокойствия. Все звуки вокруг утихли и отошли на второй план. Идти стало легко и казалось, что ещё чуть-чуть и легкий ветерок сам понесёт тебя дальше.

- Ардис, хватит смотреть на пламя, - вывел сына из гипноза маг. - Ты ещё слишком слаб и не подготовлен, чтобы тренировать собственную защиту разума на ментальном пламени твоей матери.

- И правда, - поморгал парень и потер глаза, - бороться с такой силой очень тяжко.

- Ты даже не представляешь насколько, - ухмыльнулся волшебник. - Знал бы ты, чего мне стоило победить твою маму. И честно говоря, - произнес маг шепотом. - Лучше не зли свою маму, а то тебе никто не поможет. Я не уверен, что смогу победить её теперь.

- Ну что ты так жестоко, - наигранно опечалилась Ребекка. - Я ведь почти никогда не злюсь.

- Да я знаю, а вот Ардис-то нет, - усмехнулся маг и обнял свою жену.

- Удивительно как Ребекка сильно меняет тебя, просто находясь рядом, - улыбнулся Первый. - Сейчас хоть весёлый, а то вечно ходишь угрюмый и недовольный.

- У тебя уже дырка в спине должна быть от взгляда Глории, а ты вечно ходишь и ничего не видишь вокруг, - парировал маг.

- Ох и получишь ты от меня когда-нибудь, Стротклайд, - покраснела Глория, и пламя охватило её кулачок.

Пробуждение было не из легких. Веки еле разомкнулись, руки и ноги скрипели, словно старая дверь, да и в глазах всё двоилось. Голова болела ужасно и слабость накатила так, что казалось, будто на Альрина положили гору. Кряхтя, словно двухсотлетний старик ни разу не имевший дело с магией, волшебник медленно поднялся на ноги и сразу же присел на упавшее дерево. Мир кружился перед глазами, однако резкий удар поставил всё на место. Выругавшись на стеклянный посох, самостоятельно ударивший мага, Альрин с удивлением заметил, что до сих пор сжимает его в руке. И как он ни старался, пальцы не хотели разжиматься. Спустя некоторое время силы постепенно стали возвращаться к охотнику и он решил, что больше не стоит сидеть сложа руки. Необходимо отыскать ещё источник энергии для посоха и сделать это как можно быстрее, а потом вернуться к водопаду и ждать оставшееся время там. Вот только где искать этот источник или источники? Очень не хотелось думать, что их всё же больше трёх. По лесу он двигался очень осторожно, так как предполагал, что то странное существо ещё может быть в округе. Ходить с посохом было достаточно удобно, так как усталость всё же брала своё, впрочем, как и Реорионозиум. Казалось, что заклинание Стротклайда вовсе не помогает. В полузабытьи Альрин шел не менее шести часов, пока злополучный корень какого-то дерева не приземлил его рядом с собой. Потерев ушибленное колено, Альрин взглянул вверх и присвистнул. Дуб, перед которым он стоял, был просто огромен. Посох резко рванулся из рук и вместе с Альрином, пролетев десяток метров, остановился около гиганта, после чего темно-зеленые нити энергии Стихии Дерева потянулись к стеклянному телу артефакта. Усталость сразу ушла, будто её и не было вовсе. Маг глубоко вздохнул и почувствовал, будто с его плеч упал приличный кусок скалы. Сил становилось всё больше и больше, казалось, что если так будет продолжаться хотя бы час, то можно смело становиться сразу Повелителем. Однако вместе с возрастающей силой, прибавилось какое-то странное чувство. Хотелось сжечь всё вокруг, чтобы даже пепла не осталось от всего того, что может гореть. Хотелось уничтожить. Уничтожить мир вокруг себя. В левой ладони возник небольшой огонёк, который вряд ли смог бы создать даже Мастер Огня. Маленький язычок пламени, казалось, вот-вот потухнет, однако это было далеко не так. Сила, содержавшаяся в нём, была просто колоссальна. Источник пламени был неведом Альрину, но именно это заклинание зажглось в его руке, готовое выплеснуть свою неимоверную силу в окружающее пространство. Возникла мысль усилить контур при помощи посоха, он оторвал его от земли и сразу же упал без сил. Заклинание развеялось, и маг пришел в себя. Артефакт ещё не до конца впитал в себя энергию и лишенный подпитки, начал вытягивать её не из дерева, а из охотника.

- Ох-х, за что мне всё это? - вздохнул маг, перевернувшись на спину. - Из огня да в полымя. Из крайности в крайность. То чувствую себя мокрой периной прибитой к полу гвоздями, то гигантским вулканом готовым взорваться в любой момент, то тысячелетним скелетом, пролежавшим почти всё время в древнем сыром склепе. Как же надоело. Заряжайся давай и пойдём искать следующий источник, - сказал Альрин уставшим голосом и ткнул посох в то место, где он стоял до этого.

Сразу же стало намного лучше. Ощущение силы испытанное ранее было весьма приятным, хоть и пугающим. Волшебник понял, что ещё не готов использовать этот древний артефакт. Но его мощь просто поражала, если он был способен так сильно увеличить силу чародея уровня медита, то насколько же вырастет сила какого-нибудь древнего сверхмага? От таких мыслей мурашки пробежались по спине.

Солнце светило вовсю, однако магу было как-то холодно. Сжавшись и облокотившись на посох, маг старался хоть как-то согреться, создав огненный шар, однако складывалось ощущение, что огненные заклинания совсем не создавали тепла. Волшебник с тоской вспомнил о тёплом одеяле, которое осталось в мешке странника. Ох уж этот Стротклайд. Отвлекшись от прочих мыслей, Альрин вспомнил о своём сне.

- Хм... значит Ардис сын Стротклайда, интересно. Да ещё это ментальное пламя, где же Ребекка, я бы хотел потренироваться с ней. А Первый вроде бы вполне обычный человек, даже странно. Посмотреть бы на сердце этого мира. Бр-р-р, что ж так холодно-то?

Альрин сам не заметил, как потихоньку стал клевать носом, после чего уснул, облокотившись на древний артефакт. Странный холод действовал на ослабленного волшебника как снотворное.

Лирия разогнала все тучи и стала щедро поливать светом безбрежнее поле, покрытое густым покрывалом трав. Легкий ветерок нежно ласкал стебельки цветков изредка проглядывающих в зеленом одеяле, за которым укрылась земля. Замечательная погода, располагающая к длительным прогулкам под открытым небом, особенно когда тебе совершенно не куда спешить. Никто не ждет тебя дома, да и дома как такового нет уже сотни тысяч лет. Нет места, куда бы хотелось вернуться, впрочем, а нужно ли оно?

Эйриний шел медленным шагом, лишь едва приминая траву, которая спустя пару минут вновь устремлялась навстречу свету. Мысли о доме не часто посещали его, но тут вдруг вновь накатили, и это спустя столько тысячелетий. С одной стороны его это не волновало, а с другой иногда всё же хотелось вернуться в место, которое когда-то он называл домом. Несколько раз он пытался его отыскать, но время было беспощадно. Ни следа, ни руин, ни даже воспоминаний не осталось от того города. Слишком давно он исчез.

Эйриний глубоко вздохнул не в силах выкинуть печальные мысли из головы. Иногда бывало, что апатия с безразличием настигали и его. Это было чертовски трудно скрывать от других Порождений Мрака, ведь нельзя же было развенчивать свою репутацию. Эта депрессия мучила сверхмага уже не первое тысячелетие и с этим ничего он поделать не мог. Наблюдать за тем как люди умирают от его болезней, надоело ещё раньше, так что последние полжизни маг едва ли кого-то лишил жизни. Эйриний решил отдохнуть и прилег на мягкую траву. Безбрежное зеленое море ласково обняло одинокого чародея, стараясь унести его печали. Немного подумав, волшебник вспомнил, что когда-то давно где-то здесь был город с Центральным Энергетическим Ядром, воспроизводящим колоссальные объемы энергии. Однако это было очень давно.

Было в этом безбрежном море что-то странное. Трава тут была зеленее, маг даже слегка улыбнулся, вспоминая стариков, которые говорили нечто подобное, однако здесь это было действительно так. Да и странно, что кроме этой травы тут мало что росло, ни одного деревца, которые росли только до какой-то невидимой границы с этим полем. Сверхмаг специально смотрел на деревья, растущие на границе поля словно строй солдат перед началом сражения, в различных диапазонах. Даже результат многоспектрального анализа проведенного с особым усердием и дотошностью не показал каких-либо внятных результатов способных объяснить подобное явление.

Сверхмаг отдыхал на этом мягком одеяле не менее двух часов. Лирия уже укрывалась за тонкой полосой горизонта, и вокруг стало прохладно. Сверхмаг все же смог оторваться от столь удобного места и с превеликим усилием встал на ноги, кряхтя как обычный восьмидесятилетний старик, обделенный магическим даром.

- Надо бы найти местечко получше. Б-р-р, как прохладно-то стало, того глядишь заболею, - усмехнулся Эйриний и отправился дальше, в место, где его сила не видела жизни.

Идти пришлось ещё несколько часов, так что уже успело окончательно стемнеть, а ветер лишь усилился, создавая весьма неприятные условия для путешествий. Маг создал простенький едва заметный щит Жизни, который защищал его от холода. А впереди показалась искомая находка, представлявшая собой десятиметровую россыпь камней, вокруг высокого каменного столба. Время и ветер сильно изранили оплот энергии стихии Земли, однако в этих камнях можно было разглядеть остатки большой колонны. Металлические штыри торчали из верхушки столба, заставляя сверхмага задуматься, как они туда попали без помощи заклинаний, ведь если бы тут была использована магия, он бы обязательно это почувствовал. Однако этот каменный столб был создан гораздо позже города древних, поэтому было совсем неясно, как кто-то смог вспомнить технологию созидания древней расы. Чародей забрался на плоский камень, лежащий почти у самой вершины так, что снизу не было заметно находится ли на этом камне кто-нибудь. Ночь не мешала осматривать окрестности, ведь от Зрения Жизни мало что могло укрыться, так что маг с грустью вздохнул. В этих местах конечно хорошо, но слишком тихо и одиноко, даже зверья нет. Удобно облокотившись о колонну и подложив руки под голову, Эйриний посмотрел в небо. Звезды ярко сияли сегодня, будто стараясь подбодрить чародея и унести его грусть с собой. Вновь сон начал одолевать уставшего сверхмага и тот спустя пятнадцать минут упорной борьбы всё же сдался под его натиском и уснул.

В кои-то веки это был далеко не обычный сон, каждый раз похожий на пустоту и абсолютную тьму. Эйриний увидел красочные пейзажи, чудных созданий, которых он не видел уже очень давно, и странную энергию, суть которой он не понял. Эта сила старалась вытянуть энергию из него, объемы, конечно, были несущественны, такой силе не хватило бы и миллиона лет, чтобы вытянуть хотя бы десятую часть его, однако она проходила сквозь все щиты, что было весьма удивительно. Потом пейзажи вновь стали меняться. Эйриний увидел пустоши с небольшим озером и странным существом. Далее показались вулканы с невероятно злым магменным элементалем, который просто полыхал, залезая в озеро лавы. А закончилось всё в странном лесу, где бродило существо, напоминавшее мумию, однако оно то и дело поглощало кого-нибудь и потихоньку становилось больше и живее. Странное, очень странное место. Долго бродил он по этому лесу, пока не наткнулся на большое дерево, в корнях которого рядом с прозрачным посохом, напоминающим несколько ручейков сплетённых вместе, спал паренек. Что-то знакомое было в этом мальчишке, однако его энергия совсем не ощущалась, с другой стороны от посоха лучило такой мощью, что рука сверхмага невольно сжалась на прозрачном теле артефакта, и он мгновенно почувствовал сильную слабость и очнулся.

Лирия уже показалась из-за горизонта и ласково касалась волос чародея. Эйриний усмехнулся, удерживая свою дрожащую руку, которой он во сне ухватился за посох.

- Мощная, однако, вещица, - не мог унять дрожь чародей. - И она существует в реальности. Странно, но я не помню тех мест. Неужели это картина из другого мира? Как бы заполучить себе эту вещицу? Впрочем, пока неважно, чувствуется мне, что пока я спал, одинокие райские луга наполнились жизнью. Поприветствовать что ли гостей?

Вдалеке от этого места шел небольшой отряд эльфов, пятеро мастеров и пятеро особо умелых охотников ещё не успевших получить это звание. Все они сопровождали посланницу королевы эльфов. Каждый воин и маг в отряде был наивысшего уровня мастерства. Невысокий старичок по имени Экрикс довольно бодро шагал рядом с остальными. Он уже давно не выбирался из Дирантара и поэтому радовался, как ребёнок, и предвкушал неприятности. На отряде висели довольно мощные щиты, и у них был Ограничитель, поэтому каждый из них держался достаточно уверенно.

- Не хило так подготовились, да и неприятная сила какая-то вместе с ними, - погладил подбородок Эйриний. - Не иначе как Ограничитель с собой волокут. Особо редкая и весьма полезная штуковина, но она им не поможет. Ну что ж проверим, на что сгодятся эти охотники и эльфы.

Перед отрядом появился светло-желтый цветок, сотканный из стихии жизни, энергетические лепестки которого раскрылись и явили сверхмага. Отряд сразу же ощетинился мощной магией и целой плеядой смертоносных заклинаний, однако они прекрасно понимали, что против Эйриния всё это бесполезно. Представший перед ними был настолько силен, что вряд ли поможет даже Ограничитель.

- Приветствую, - улыбнулся Порождение Мрака, а вокруг него закружилась большая бабочка с черно-красными крыльями.

Маг дернулся и попытался вскочить с места, но не смог. Чувствовалась сильная усталость, да и что-то мешало. Этим чем-то оказались крылья Авроры, плотно обнимающие чародея и передающие ему жизненные силы. Хватка несколько ослабла, и Альрин увидел обеспокоенное лицо девушки.

- Зачем ты меня так пугаешь, Рин? Я ведь очень боялась и думала использовать стазис, но Стротклайд сказал, что столь мощная магия не потребуется.

- Где я, Ра?

- У нас в комнате.

- А что со мной случилось?

- На этот вопрос лучше отвечу я, - сказал, вошедший в комнату Белый маг, и присел на стул. - Ты немного не справился с заданием. Тебе оставалось ещё два источника, чтобы окончательно зарядить посох. Однако подожди расстраиваться, это ведь был необязательный пункт, семь дней ты там кое-как, но продержался. Причем даже смог поспать без особого вреда для собственной жизни, что меня несколько удивило. Впрочем, всё это неважно, теперь ты смело можешь носить звание Медита Огня и Жизни. А теперь дополнительные замечания. Ты слишком сильно рискуешь. Я насчитал пять случаев, когда твоя жизнь висела на волоске. Плюс ко всему вокруг тебя постоянно происходит что-то странное. То существо, что вначале было похоже на мумию, не было в списках существ Реорионозиума и это насторожило многих, так что теперь мастера ищут этого монстра.

- Кажется перед деревом я...

- Да, когда ты заряжал посох у меллорна, на тебя было воздействие странной энергии извне. Такое тоже считалось невозможным, пока ты туда не попал. И эта энергия мне не показалось дружественной.

- Я видел сон...

- Слушаю тебя.

- Посланница эльфов в опасности, на их пути встал кто-то из Порождений Мрака, и Ограничитель там не поможет.

- Меритар, срочно отправляй помощь, - резко встал Стротклайд, и около него возникла иллюзия главы гильдии.

- Сейчас, отправлю следопытов.

- Выдели им парочку Повелителей в помощь и отправляй их по стремительному пути, - сказал Белый Маг и сразу же остановил возражения Меритара. - В данном случае плевать на опасность, поэтому отправляй. Она не должна погибнуть, я пойду вслед за ними, а Сёстры меня прикроют.

- Стротклайд готовься, следопыты с мастерами уже отправились к месту, - сказал глава гильдии и исчез.

- Ах да, Рин, я был не совсем прав в том, что ты не зарядил посох. Несмотря на то, что ты был только у трех источников, посох абсолютно заряжен. Это случилось потому, что четвертым источником выступил ты, а пятым кто-то неизвестный. Вижу в твоих глазах вопрос, поэтому сразу же на него отвечу. Посоху для зарядки требуется пять разновидностей природной энергии. А в этот раз он ещё получил жизненных сил разумного существа, что для него более энергоэффективно. Плюс ко всему он впитал из предыдущих трех источников заметно больше энергии, чем должен, поэтому от тебя хватило таких крох внутренних сил. Этот посох немного послужит в борьбе с порождениями. Теперь отдыхай, тебе нужно набраться сил перед походом к горе Спейра, а я пока разведаю, то местечко, образ которого ты мне передал.

- Я передал? - удивился Альрин, однако Стротклайд уже исчез в светлой воронке стремительного пути. - Но как? Я ведь ничего не делал. Ох, черт, - маг схватился за голову. В ушах зазвенело, и мир вокруг зашатался.

- Спи, Рин, - прошептала Аврора и покрепче обняла чародея, опутывая его мощными исцеляющими чарами. - Отдохни.

Альрин проснулся вновь уже глубокой ночью, и вот теперь чувствовал себя замечательно. Сил было столько, что без особых проблем он мог подпрыгнуть метров на сто вверх. Рядом с ним спала Аврора, и её тихое дыхание было еле слышно. Маг провел ладонью по её щеке и улыбнулся.

- Какая же она красивая, - тихо прошептал он и подошел к окну.

Ночной Дирантар выглядел не так впечатляюще, как в свете Лирии, однако имел собственные черты и очарование. Тишина и покой полностью обволакивали каждое здание и улочку, и лишь под окном Альрина такого не ощущалось. Тихий шелест периодически слышался со двора. Со второго этажа было плохо видно, что творится там внизу, а после пробуждения мысли ещё не пришли в порядок, чтобы среди них возникла такая, которая посоветовала бы использовать истинное зрение. А потом неожиданно внизу вспыхнул фонарь, заставив глаза заслезиться.

- Ну и долго мне тебя ждать? - раздался укоризненный голос Изабеллы. - Мне уже надоело бить воздух, так что спускайся и я буду бить тебя.

- За что? - удивлению волшебника не было предела.

- За то, что посмел меня напугать, - Мастер Меча поставила руки на пояс. - Каким же я буду учителем, если потеряю своего первого ученика столь рано? Вся репутация полетит прямиком к демонам. Поэтому чтобы мне не беспокоиться каждый раз я лучше сама тебя убью.

- Это если у тебя получится, - ухмыльнулся Альрин и спрыгнул вниз. - Его руки уже сжимали рукояти мечей, поэтому учитель не стал ждать и сделал молниеносный выпад в сторону своего ученика.

- Дзынь! - раздался звук соприкоснувшихся клинков.

- Зачем так жестко принимаешь удар? - сделала замечание Изабелла. - Ты держишь в руке меч, а не дубину. Движения должны быть более плавными, а ты как будто заржавевший механизм гномов. То, что ты опять был на грани жизни и смерти не имеет значения. Получай!

- За что так больно-то?

- Чтобы думал не только о себе, когда рискуешь жизнью, - зло смотрела на Альрина Изабелла. - Охотники так не поступают. Все за тебя волновались, Аврора на тебя столько сил потратила, что сама не может встать. А сколько нервов убил Стротклайд мне даже страшно представить, ведь ты даже не представляешь, что он пережил когда-то в том мире.

- Как будто ты это представляешь, - начал злиться Альрин. - Так что не надо тут!

- Сейчас я тебя быстро научу уважать старших, - ехидно ухмыльнулась Изабелла.

- Ага, можешь начинать. Хотя постой, я хочу тебе кое-что напомнить, - злость ушла от мага, и её сменило веселье. - Я тут старший. Так что можешь начинать меня уважать.

От такой наглости Изабелла чуть не закипела, а от немедленной расправы ученика спасла Аврора.

- Рин, тебе уже стало лучше? - спросила крылатая волшебница сонным голосом.

- Сейчас ему станет настолько хорошо, что он прямиком улетит в лучший мир от счастья, - прошипела Мастер Меча.

- Спасибо Белла, если бы ты не присмотрела за Рином, то он опять бы попал в какие-нибудь неприятности, - в свете фонаря была видна легкая улыбка Авроры, которая подействовала на Изабеллу, будто ведро воды вылитое на голову, так что вся злость мигом испарилась.

- Не за что Ра. Я же, как-никак, его учитель, - вздохнула Мастер Меча и обратилась к Альрину. - Ты ведь специально меня злил, чтобы увидеть мою силу? И уже подметил, что я излишне вспыльчивая и злюсь по любому поводу. Ох, и сложный мне достался ученик.

- Эх, жаль не получилось.

- Ты ведь действительно мог погибнуть, понимаешь? - спросила Изабелла с явно обеспокоенным видом.

- А не всё ли равно? Впрочем, я бы не погиб, - отмахнулся Альрин. - Да и Аврору я не могу оставить одну.

- Не забывай, охотники своих не бросают и не заставляют других испытывать горе от утраты. Поэтому не вздумай умирать, иначе убью, - сказала Белла и подкрепила свои слова ударом рукояти меча в живот чародея. - Ра, давай завтра потренирую тебя орудовать мечом. Есть у меня одна идея, как помочь тебе с этим делом.

- С радостью, - в глазах крылатой волшебницы вспыхнул огонёк предвкушения, ведь ей тоже хотелось научиться, так красиво орудовать клинком, ну или хотя бы научиться держать его хоть минуту.

- Зараза, - прохрипел согнувшийся Альрин. - Ох-х, Крайс тебя побери.

- Ничего, до свадьбы заживет, - усмехнулась Изабелла и отправилась отдыхать, теперь её настроение было на высоте. Однако ещё совсем недавно она места не могла найти из-за чувства вины перед охотником. Девушка считала, что это именно она виновата в таком состоянии своего первого ученика и ей было неважно, что ученик был старше её. Изабелла чувствовала что-то новое, что-то, что раньше ей было неведомо. Какое-то чувство возникало при появлении чародея и это чувство ей очень нравилось.


Глава 7

Стротклайд бежал по своему стремительному пути, используя все резервы организма многократно усиленные магией, так что сейчас его вряд ли бы догнал даже Меритар. Благодаря этому путь до цели занял не более получаса, однако это чародею сильно аукнется через денек другой. Впрочем, неважно, главное помочь. Посланница эльфов не должна умереть ни в коем случае, да и мастеров нельзя позволить убить, ведь все они ещё слишком молоды. С Порождениями Мрака шутки плохи и было весьма опасно двигаться по стремительному пути, но всё обошлось, и Стротклайд вышел из тускловато-белой воронки.

Чародей скрипнул зубами от увиденной картины. Перед ним стоял человек в неприметной одежде и с весьма грустным выражением лица, а вокруг него лежали разорванные на куски трупы охотников и нескольких эльфов. Мастер Экрикс лежал чуть в сторонке, вроде бы невредимый, только голова подергивалась как-то странно. Пройдя чуть дальше, Белый маг увидел, что Мастер Взрывов потерял половину собственного тела. Странные большие красные бабочки кружились вокруг Порождения Мрака и одна за другой сотрясали щит посланницы эльфов. Она полулежала, опираясь одной рукой на землю, а другой, прикрывая кровь, идущую изо рта. Каждое соприкосновение бабочки с магическим щитом, отражалось в её глазах сильнейшей болью. Рядом с ней была одна из телохранителей, которая упала без чувств после очередного удара.

Мгновенно телепортнувшись к порождению, Стротклайд нанес мощный удар посохом, откинув Эйриния, который был слишком сконцентрирован на чем-то своем и совсем ничего не замечал, на десяток метров. Посланница королевы эльфов, увидев Белого Мага, улыбнулась и хотела что-то сказать, но из её рта лишь полилась кровь, и она упала, потеряв сознание. Магический щит исчез.

- Вот ведь гад, - потер Повелитель Жизни ушибленную голову. - Нападаешь со спины, да и бьёшь ещё так сильно. Больно, Крайс тебя побери. Оп! - воскликнул сверхмаг, увидев посох. - А такую вещицу я уже видел совсем недавно.

«Похоже, Альрин может видеть во снах будущее, - подумал Стротклайд. - Если бы он сказал об этом раньше, хотя скорее всего он и сам не догадывался об этом».

- Что ты так злишься? Я ведь никого тут не трогал, - состроил грустное лицо Эйриний. - Это всё бабочки. Ты ведь уже понял, что это не моя сила, и я ими не управляю.

«Великий Юкан, здесь два Порождения! - мысленно ужаснулся Белый Маг. - Ну что ж, значит нужно их победить. Хе-хе».

- Что это ты засмеялся? - удивился Эйриний. - С ума что ли сошел от страха? Или безумием от Кишигая заразился?

Острие кристалла, что был на вершине посоха, чуть не достигло глаза сверхмага, однако тот успел увернуться в самый последний момент.

- Эй полегче, так ведь и глаз выколоть можно, - с усмешкой сказал Эйриний. - Будь поаккуратней с этой палкой, она мне ещё пригодится. Уж больно полезные у неё свойства.

- И не говори, - сквозь зубы произнес Стротклайд и метнул столь мощный заряд энергии из посоха, что его враг завертелся волчком и отлетел на сотню другую метров, изрядно пропахав землю. - Он даже ещё мощнее, чем я ожидал. Нужно предупредить остальных, чтобы не шли за мной.

Белый Маг послал мысленный сигнал охотникам, что сейчас бежали по его стремительному пути вслед за ним. Приказ был вернуться и ни в коем случае не идти дальше. Вот теперь можно попытаться подобрать эльфиек и сразу же метнуться обратно, иначе просто не выстоять. Даже против одного порождения шансов у Стротклайда было мало, а тут их двое, да причем тех, с кем охотники ещё ни разу прежде не встречались. Сражаться с врагом, о котором нет никакой информации, гораздо сложнее, ведь от таких можно ждать всего чего угодно и при этом они всё равно удивят.

- Ну вот опять, - скрючил губы Эйриний медленно шагая к своему врагу. - Не много ли ты о себе возомнил? Я ведь тоже Повелитель Жизни, так что давай-ка перейдем к нашей стихии, а то мне уже надоели эти тумаки. Ты ведь прекрасно понимаешь, что эти удары не нанесли мне никакого вреда, так что не стоит их использ...

Он не успел договорить, как очередной удар Стротклайда заставил Эйриния исчезнуть глубоко под землей. Однако в этот раз сверхмаг выбрался слишком быстро. И больше не стал разговаривать с врагом. Порождение Мрака вылетело из-под земли и сразу же метнуло в Клайда какое-то очень странное заклинание, напоминавшее облачко энергии Жизни с черными шипами, пробивающими его насквозь и выходящими далеко за пределы границ светлой энергии. Стротклайд назвал бы его Жизненная Сфера Шипов Мрака или Мрачная Иглосфера Жизни или как-нибудь похоже. Еле увернувшись Белый маг огрызнулся Концентрированным Жизненным Выворачивателем, который к тому же был усилен посохом в десятки раз. Эйриний совсем не ожидал ничего подобного от обычного Повелителя Жизни, ведь это было весьма мощное и невероятно сложное в исполнении заклинание, которое к тому же слишком древнее, чтобы его кто-нибудь ещё помнил. Будучи столь сильно удивлен сверхмаг даже не стал отмахиваться от этого заклинания, чтобы проверить не ошибся ли он. Эйриния разорвало на куски похлеще мастеров охотников, которых убили бабочки.

- Не ошибся, - улыбнулась половинка головы сверхмага.

- Неужели справился? - тяжело вздохнул Стротклайд.

Заклинание было очень тяжелым, и он был сильно удивлен, что смог активировать его столь быстро. Чародей не стал тратить время, он знал, что так просто Порождение Мрака не одолеть, поэтому поспешил к эльфийкам, в которых постепенно угасала жизнь.

- Куда-то спешишь? - поинтересовался Эйриний, схватив охотника за руку и метнув его в совершенно другом направлении. - Это было весьма неприятно. Но я не злюсь, разве стоит злиться на таких молодых как ты? Вы все ещё юны и жизнь в вас хлещет через край.

- И уже давно расплескалась, почти вся, - сплюнул кровь Стротклайд, и это малая цена за то, что он смог противопоставить заклинанию, кинутому его оппонентом вдогонку.

- А ты видимо несколько старше, чем я думал изначально, - ухмыльнулся Эйриний. - Но всё равно недостаточно. У тебя не хватит сил, чтобы меня одолеть. Поэтому я даже понять не могу, зачем ты пришел? Впрочем, не так. Как ты смог прийти сюда так быстро, если я всего минут десять назад встретился с этим отрядом? Если судить по твоей энергии, то ты бежал по стремительному пути со скоростью, которой позавидовал бы Медит Скорости, так что завтра, если ты выживешь, тебе будет о-о-очень плохо. И начал ты свой забег гораздо раньше, чем произошла встреча. Как так получилось? У вас объявился предсказатель? Или может новый артефакт нашли? И откуда у тебя посох из моего сна?

От последних слов Стротклайду чуть не стало плохо прямо сейчас, ведь это означало, что у этого Порождения были способности похожие на умения Призрака и Альрина. А это невероятно сильный козырь в руках и без него переполненных силой Порождений. Вместо паники, Стротклайд обрел небывалую уверенность в своих силах, ведь эта информация должна быть доведена до гильдии и поэтому он должен выжить. А ещё нужно унести эльфиек. Сила, которая уже многие тысячи лет дремала в нем начала пробуждаться ото сна. Жизненные контура стали светиться ярким светом и их конфигурация постепенно изменялась. Создавались новые связи, усиливающие Повелителя Жизни и укрепляющие его тело и душу. Аура насытилась столь концентрированной энергией стихии, что вокруг Клайда появились белые всполохи, а воздух вокруг начал дрожать.

- Я уже начал бояться, - ухмыльнулся Эйриний. - Ты полон сюрпризов. За свою слишком долгую жизнь я встречал очень мало тех, кто сумел бы сделать подобное. Ну что ж, может теперь у тебя и появился небольшой шанс.

Стротклайд начал бой с того, что метнул Шар Исцеления в эльфиек, а вслед за ним поставил мощнейший Щит Двойной Жизни, который мог уберечь от множества сильнейших чар. На все это потребовалось едва ли больше мгновения. Третьим шагом была атака Сложноструктурированной Основой Жизни, чем-то напоминающей светящийся шар, окутанный шипастыми лианами, перекрученными между собой и образующими сложные узоры. Это заклинание столь быстро преодолело расстояние, разделявшее магов, что Эйриний не успел отреагировать, лианы развернулись и впились в его ауру, пройдя сквозь мощный щит, словно сквозь масло. Стротклайд не стал радоваться маленькой победе и сразу же отправил во врага следующее заклинание. Извивающийся Шлейф Жизни, похожий на белоснежный шарф обвился вокруг оппонента, а Копье Раны вместе с Жутким Параличом и Разрывом Плоти врезалось в Порождение Мрака и оторвало руку. После этого Эйриния скрючило, и с него слезла кожа, а плоть взорвалась, обдав окрестности кровавым дождем и ошметками тела. Еле дыша после столь мощных заклинаний накачанных силой под завязку при помощи посоха, Белый Маг мгновенно развернулся и побежал к своему стремительному пути, попутно подхватив эльфиек. Посланница эльфов уже пришла в себя и сжала какой-то зеленый камень, который вызвал зеленые лианы. Они оплели тела погибших и утопили их в земле, исчезнув вместе с ними. Сил у эльфийки осталось очень мало. Ведь она держалась почти десять минут в одиночку против двух Порождений Мрака, но всё же девушка собрала их остаток и активировала Многократное Отражение Материи, после чего вновь потеряла сознание. Эйринию осталось соединить несколько частей своего тела, прежде чем его поразило заклинание эльфийки. Голова ещё не успела прирасти к телу и замерла на месте с перекошенным от боли и злобы лицом.

Вот только откат от заклинаний не вовремя аукнулся Стротклайду и, сделав очередной шаг, он чуть не упал. Изо рта полилась кровь, а по телу пронеслась такая сильная волна боли и слабости, что он чуть не выронил эльфиек. Сделав над собой чудовищное усилие, он ступил на стремительный путь и закрыл его за собой. Однако это было не всё. Он открыл второй путь внутри первого, но прежде, чем вступить на него, почувствовал, как по пути кто-то приближается. Охотники не послушали его приказа. Сжав зубы от злости, Стротклайд разделил путь на несколько частей, изогнул ту ветвь, по которой бежали охотники, и направил её в обратном направлении. Повелитель Жизни перешел на следующий уровень пути и вновь прикрыл за собой проход.

- Ух разберусь же я с вами, когда верну... - договорить он не успел. Вновь выплюнув кровь, сознание начало меркнуть.

Две красные бабочки закружились недалеко от него, медленно приближаясь к до смерти уставшему магу.

С рывком подпрыгнув на месте, Стротклайд хотел было метнуть какое-то жуткое заклинание придуманное разумом в беспамятстве, но реальность оказалась не такой жестокой. Запомнив новое плетение и ужаснувшись от его мощи, Повелитель Жизни решил отложить столь неожиданное приобретение до лучших времен. Он по-прежнему сжимал в руках посох и на собственное удивление ощущал себя вполне прилично, что совершенно не увязывалось с его представлениями об откате особо мощных заклинаний. Перед ним стоял человек в неброском костюме, а рядом с ним парень в темной куртке с металлическими вставками, на руке которого был закреплён непонятный артефакт.

- И здорово же ты меня напугал Стротклайд, - произнес человек.

- Взаимно, Виатор, - выдохнул Белый Маг. - Что с эльфийками?

- Ты неплохо сработал, и они потихоньку восстанавливаются, но им потребуется ещё минимум неделька. А вот как ты пришел в себя всего за два часа я даже не представляю, да и та жуть, которую ты хотел в меня метнуть, чуть не угробила меня одним своим видом, точнее его частью. Ты бы поаккуратней был с этим посохом.

- Ты прав, - выдохнул Белый Маг. - Он как раз меня и поддерживает, отдав колоссальный объем своей энергии. Это странно для этого артефакта. Как ты справился с теми бабочками и как вообще здесь оказался, ведь мы по-прежнему находимся на втором уровне пути?

- Про то, как я здесь оказался тебе лучше всего скажет одна вещица, - улыбнулся

Виатор. - Помнишь ту брошь с черным шариком? Так вот это небольшой маяк, за счет него я и нашел тебя тут. Работает он только в случае серьезной угрозы владельцу. А вот против бабочек пришлось попотеть. Как Порождение Мрака отыскало путь сюда мне неведомо, да и не встречал я ещё такого среди них. Весьма необычная сила у этого сверхмага и ты знаешь, что за основная составляющая входит в неё помимо Мрака?

- Разрушение.

- Именно, и это-то как раз сильно удивляет, - почесал голову мастер-охотник. - Ведь о стихии Разрушения не слышали уже очень давно. Как помнится весьма мало информации было у нас в библиотеке, даже о стихии Света и Тьмы чуток, но побольше. С бабочками пришлось повозиться, всё же управляющий ими очень силен, но я справился.

- Ладно, нам нужно возвращаться. Виатор помоги донести эльфийку, а посланницу я понесу сам, - Стротклайд взял на руки эльфийку и направился в путь, однако, вспомнив об одном не столь важном вопросе, остановился и решил уточнить. - А что за паренек с тобой? Ученик?

- Ну можно сказать и так, - пожал плечами мастер-охотник. - Вот веду в гильдию принимать в наши ряды. Кстати, ловко ты наших провел, искривив стремительный путь. Честно говоря, даже не знал, что такое возможно сделать, впрочем, как и про второй уровень пути.

- Нам нужно будет с него сойти через полчаса и вернуться на обычный, иначе мне будет тяжеловато. Второй уровень пути слишком тяжел в освоении, и мы можем заблудиться.

Сестры Смерти шли во главе отряда мастеров-охотников и не понимали, почему до сих пор не достигли конца пути. Они явно почувствовали слишком сильную опасность для жизни Стротклайда, поэтому решили нарушить его приказ и помочь одному из сильнейших магов гильдии. Однако путь никак не хотел заканчиваться, что ужасно злило Лириольну.

- Не злись Лири, - попыталась успокоить сестру Селения, но получалось у неё плохо. - Я знаю, что тебе тяжело, но ведь и я чувствую то же самое.

- Да знаю я, - немного резко ответила эльфийка, однако эти слова заставили её одуматься. - Извини, просто я не хочу потерять Стротклайда вместе с ней. Они слишком важны. А если они встретились с Порождением Мрака, то... то... я даже не хочу думать над этим.

- Не стоит волноваться, он силен как никто другой, да к тому же он Повелитель Жизни, так что сможет исцелить не только себя, но и других.

- Мне бы твою уверенность, - вздохнула Лириольна.

- Ты не заметила, как Изабелла стала посматривать на Альрина? - Селения попыталась настроить сестру на другую тему для разговора, чтобы та могла хоть немного успокоиться.

- Да, такое ощущение, что наш Мастер Меча наконец-то влюбилась, - слегка улыбнулась девушка. - Давно ей пора, но любовь эта может быть весьма трагичной для неё.

- Думаю, ты права, она не сможет перетянуть его внимание от ангела, - согласилась темная эльфийка со словами сестры. - И я без сомнения вижу, что он любит Аврору.

- Ох и не знаю, что из всего этого может получиться, - вздохнула Лириольна. - Главное чтобы Изабелла не впала в свое состояние, иначе будет тяжело.

- Постой, ты слышишь этот звук? - темная эльфийка услышала странный шелест и указала на него своей сестре.

- Кто-то приближается. Будьте наготове! - приказала она отряду.

Позади отряда появилось что-то странное, напоминающее темное облако, которое слегка увеличивалось и вырисовало силуэт человека. Уже через десяток секунд они увидели чрезвычайно злого человека в неприметной одежде, окруженного роем черно-красных бабочек. Его аура была столь сильна, что по гладкой коже прекрасных эльфиек пробежались мурашки, а сердца всех мастеров забились чуть быстрее обычного.

Сверхмаг был настолько зол, что вряд ли кто-то из Порождений Мрака смог бы узнать в нём всегда спокойного и рассудительного Эйриния. Он не ожидал от этого Повелителя Жизни столь мощных чар и поэтому предполагал, что всему виной артефактный посох. Можно сказать, что в его предположении была доля правды, но небольшая. Эманации Мрачной Жизни начали обволакивать ближайшее пространство. Сверхмаг быстро создал несколько десятков простеньких Стрел Мрака и направил их на отряд мастеров охотников. Никакого вреда эта магия им причинить не смогла, однако Эйриний, как ни странно, начал успокаиваться. Вокруг сверхмага начали образовываться странные сущности, похожие на прозрачных слизней. Эти существа, созданные из его силы, стремительно направились к отряду. Выпущенные навстречу этим монстрам огненные шары увязли в какой-то странной защите, однако, каменные глыбы, отправленные вдогонку магом стихии Земли, убили парочку тварей, даже не обратив внимания на их защиту. Однако одна из них плюнула в одного из мастеров какой-то гадостью и выжгла несколько жизненных контуров, что привело к серьезной ране. Сестры Смерти не стали долго думать и вместе ударили по врагу сдвоенными чарами, при этом скомандовав остальным отступление. Веер Смерти и Песчаный Кулак были накачаны силой под завязку, однако эти заклинания разбились вдребезги о Щит Жизни Эйриния. Ожидая подобного результата, девушки приготовили нечто более сильное, что смогло бы задержать сверхмага хотя бы на десяток секунд. Песчаный Шторм совместно с Нитями Жуткой Смерти создали что-то по-настоящему страшное и заставили дрожать стремительный путь Стротклайда. Песок лез в глаза и царапал кожу, а также перекрывал весь обзор, что позволяло увеличить дистанцию. Стремительный путь начал дрожать все сильнее, что вновь начало злить сверхмага, ведь он прекрасно понимал, что случится при уничтожении пути. Тогда он точно не сможет поймать зарвавшихся охотничков, да ещё ему придется прикладывать много усилий, чтобы найти путь из этого пространства обратно в Арканию. Все охотники бежали что есть мочи, ведь все они прекрасно понимали, что не являются соперниками такому чудовищу. Но вскоре в песчаной буре с эманациями Смерти начали возникать прорывы и сильные всплески энергии Жизни. Бабочки взрывались и уничтожали все вокруг, а Эйриний используя сконцентрированную вокруг ладони энергию, отмахивался от шторма, как от назойливой мухи. Ко всему прочему Порождению Мрака приходилось поддерживать чужой стремительный путь, что было весьма сложно, а ведь многие считают подобное невозможным. Скорость с которой сверхмаг приближался к убегающей группе была достаточно большой, так что уже совсем скоро показались ощетинившиеся мечами и множеством смертоносных заклинаний мастера, готовые встретить свою смерть лицом к лицу. Это заставило злорадно усмехнулся Эйриния и он просто подул в сторону одного из охотников. Мечник закашлялся и упал, выплевывая кровь, а его тело скрутила судорога. Вспышки заклинаний озарили пространство вокруг, заставив сверхмага состроить гримасу недовольства, так как большое выделение энергии начало дестабилизировать стремительный путь. Количество энергии на поддержку увеличивалось, атаковать даже в малую часть силы было рискованно, охотники огрызались и не хотели просто лечь и умереть, даже тот мастер, на которого Эйриний наслал Болезнь Кровавого Паралича, не подох, как это полагается людям. Все эти факты начали распылять злобу сверхмага и он решил было ударить чем-то особо мощным, чтобы разнести всё вдребезги, но увидев прореху во вражеском щите, мерзко улыбнулся. Он совершил столь молниеносное движение, что никто из мастеров не заметил, как чародей преодолел расстояние разделявшее их. Уже с предвкушением забрать чью-то жизнь, маг тянул руку к Селении, в глазах которой вспыхнул ужас и сразу же угас.

Сверхмаг даже не успел испытать удивление от столь резкой перемены эмоций своей жертвы, как мощнейший удар посохом размозжил ему голову. Кровь не успела коснуться никого из присутствующих благодаря щиту Стротклайда, который сразу же наложил мощные исцеляющие чары на кашлявшего кровью и дергавшегося в судорогах мастера.

- Ух! Совет побери этот мир! - ужаснулся столь неприятным зрелищем Кенкуин, добавив ещё пару словечек на своем языке. Хорошо хоть стард прекрасно понимал, когда не стоит переводить окружающим произнесенные слова.

- Некогда болтать. Бежим! - крикнул Стротклайд и все мастера побежали вместе с ним.

Едва они пробежали сотню другую метров, как Кенкуин увидел приближающегося сверхмага и вновь выругался. Стротклайд начал искажать путь, но у него ничего не вышло, Эйриний оказался настолько силен, что сейчас попросту не позволил этого сделать, используя какое-то мощное заклинание контроля. Все козыри закончились, разве что Виатор готовил какую-то последнюю уловку, но помня методы этого охотника, Клайд не сомневался, что спастись удастся только этому проныре. Однако реальность оказалась куда благосклонней к отступающим. Эйриний врезался в невероятно мощный барьер и с ходу попробовал его пробить, но не тут-то было. Ни мощнейшая атака Белой Пеленой Жизни, которая разрушила часть стремительного пути, ни последующая за ней Вспышка Мрака и даже уничтожение всех оставшихся бабочек не дало никакого результата. Запустив напоследок несколько сотен Копий Мрака и создав страшный грохот, он наконец-то прекратил беситься, вмиг успокоился и встал напротив своих врагов. Белесая полупрозрачная стенка барьера разделяла их, но Стротклайд прекрасно знал, что теперь они в безопасности.

- Я удивлен, - вздохнул Эйриний. - Столь мощного барьера я никогда прежде не встречал. Интересно, кого же Первый попросил его поставить?

- Первый сам его установил! - выкрикнула Лириольна, сердце которой до сих пор чуть не выпрыгивало из груди, впрочем, как и других мастеров.

Отдав посланницу эльфов одному из охотников, Стротклайд подошел вплотную к барьеру.

- Он прав, этот барьер поставил не Первый, и кто его поставил, я не знаю. Вопрос в другом. Откуда ты знаешь об Основателе нашей гильдии?

- Потому что я встречал его пару раз, ещё на заре его становления. Не все Порождения Мрака такие уж злые. Просто вы напали на меня первые, я же ни сделал ничего плохого. Даже того мастера убить не смог, о чем ещё тут можно говорить. Вы же нанесли мне изрядное количество смертельных для большинства существ ранений. Поэтому моё последующее желание прикончить вас, должно быть вам вполне понятно.

- А куча растерзанных трупов наших товарищей?! - прорычал Клайд. - Хочешь сказать, что это не ты?

- Я уже говорил и повторю снова, что не я. Это сделал мой друг. Уж извините, но я не могу останавливать других Порождений.

- Ты же понимаешь, что я оставлю тебя в этом пространстве? - без каких-либо эмоций сказал Белый Маг.

- Ну что ж, ничего страшного. Побыть некоторое время в одиночестве... мне не привыкать, - как-то совсем по-доброму без тени злобы сказал Эйриний и, раскинув руки в стороны, спрыгнул с остатков пути в бездонную тьму окружающего пространства.

- О-х-х, - тяжело выдохнул Стротклайд и присел.

- Крайс поймет этих Порождений, - сплюнул Виатор. - В его словах не было лжи.

- Я тоже не могу понять этого чародея, - задумалась Селения. - Мне кажется, что он без особых проблем мог убить всех нас, но разыграл этот спектакль с чудесным спасением.

- Не может такого быть, - нахмурилась Лириольна.

- Может, - спокойно сказал Белый Маг. - Он гораздо старше меня и я даже не представляю на сколько. Представь, какой силой он может обладать, тут и двух Ограничителей не хватит.

- Нужно взять штук пять и объединить их в общий контур, - задумчиво произнес Виатор. - Жаль, что у нас есть только две штуки.

- Ограничители на дороге не валяются, - ухмыльнулся Кенкуин.

- Ну-у, вообще-то последний я как раз на старой дороге и нашел, просто никто не знал, что это такое, - пожал плечами Виатор.

- Ладно, сейчас подлечу всех и пойдем домой, - тяжело вздохнул Стротклайд и приступил к исцелению.

Уже прошло несколько дней после возвращения отряда, были отданы почести погибшим охотникам и выбиты их имена на камне памяти. Эльфийки так и не пришли в себя, а Стротклайд мучился с сильнейшим откатом от заклинаний. Противостояние с Порождением Мрака далось ему очень тяжело. Меритар был в серьезных раздумьях и собрал совет мастеров, на котором обсуждался поиск Ограничителей для воплощения идеи Виатора. А также продумывались другие способы противодействия Порождениям Мрака, но кроме идеи Виатора, других вариантов пока не было. Все прекрасно понимали, что связываться со сверхмагами слишком опасное занятие, а на стороне охотников сверхмагов не было. Барьер, поставленный вокруг всех земель Дирантара, был установлен столь давно, что никто не помнит повелителя сделавшего это, а это, несомненно, был сверхмаг, раз Порождение Мрака не смогло его обойти. Но, несмотря на все это, усиленными темпами шла подготовка к походу в горы Альтум. Альрин и Аврора стояли неподалеку от тренировочной площадки и обсуждали последние события.

- Аврора, что ты думаешь о том Повелителе, с которым сражался Стротклайд?

- Похоже, он применял какие-то совсем непонятные заклинания, ведь их след чувствовался от каждого из отряда. Хм... в отряде было два человека, которых я прежде не видела, оба весьма необычные.

- Эх, у меня в это время была тренировка с Изабеллой, и отряд встретить не удалось. Там все настолько плохо?

- Да, посланница эльфов серьезно ранена, впрочем, как и единственная выжившая из телохранителей. Я залечила основные раны, но они все равно не приходят в себя. Мерлитта говорит, что это связано со слишком большими нагрузками на тело, которые они испытали при сопротивлении. Такое нельзя исцелить при помощи стихии Жизни. Нужно быть очень хорошим магом Разума, к сожалению, у меня нет необходимого уровня владения этим разделом магии, даже моих врожденных способностей не хватает.

- А как Стротклайд?

- Откат от заклинаний усиления и древней магии, оказался очень силен. Мои заклинания только слегка облегчают боль, другие Повелители Жизни справляются гораздо лучше, но даже всем нам не хватает мастерства убрать последствия. Стротклайду придется выдержать это ещё в течение какого-то времени, а мы ему поможем всеми доступными нам силами.

В этот момент вдоль площадки прошли два человека, одного из которых к своему большому удивлению узнал Альрин. Это был парень в темной куртке с металлическими вставками.

- Не может быть. Что ты тут делаешь пирамидка? - удивленно спросил маг.

- Только не это, - ужаснулся Кенкуин. - Не надо меня перемещать в пространстве.

- Да зачем мне это надо? - пожал плечами Альрин. - К тому же ты в тот раз на нас напал, поэтому отец тебя и переместил подальше.

- Я смотрю, вы знакомы, - умело скрыл свое удивление Виатор. - Альрин, сын Призрака значит. Когда хоть вы успели встретиться?

- Когда я проходил обучение, а вот откуда знаете меня вы, мне не понятно, - прищурился Альрин, попутно выискивая при помощи контроля памяти лицо этого человека, однако в воспоминаниях о нем ничего не было.

- Меритар уже рассказал о вас, - ухмыльнулся охотник. - Позвольте представиться. Виатор Забытый. Даже не спрашивайте, почему у меня такое прозвище. В общем, у меня пока дела, поэтому приглядите, пожалуйста, за Кенкуином, он скоро тоже станет охотником.

- Как тебе путешествие? - без тени злобы спросил Альрин после ухода охотника, однако иномирянин воспринял это как издевку.

- Ты ещё спрашиваешь!? - взъярился Кенкуин. - Да я не ел больше недели из-за твоего отца! Побывал в таких дебрях, что и тебе и не снились! - После этой фразы Альрин лишь усмехнулся и Кенкуин хотел резко ответить на столь явное оскорбление, но разглядел что-то страшное в глазах мага, что-то, что могло придать взгляду тяжесть пережитых событий.

- Думаю, у меня дебри были пострашнее твоих, а зная отца, я уверен, что он никогда бы не переместил тебя в какое-нибудь ужасное место, - ответил маг. - Ты ведь наверняка не встретил ни одного монстра на своем пути, я прав?

- Э... я, - иномирянин даже не знал, что на это ответить, ведь все слова мага были истиной.

- Вот видишь, поэтому не стоит злиться, - улыбнулся маг и протянул руку. - Меня зовут Альрин, приятно познакомиться.

- Взаимно, - вздохнул Кенкуин и пожал руку.

- А где ты нашел свою пирамидку?

- Лучше о ней никому не говори, все же только ты и твой отец знают о ней.

- И я, - улыбнулась Аврора.

«Он тебя не видит Ра, - мысленно сказал Альрин. - Плащ отца, открывает тебя только для тех, кто был другом отца. Но я так и не понял, увидел ли тебя Виатор».

«Вроде он упомянул нас, - заметила Аврора. - Так что, скорее всего, видел».

«Не факт, он ведь упомянул, что ему рассказал Меритар, а если учесть его манеры, он непременно поприветствовал бы тебя отдельно, так что он не мог тебя видеть. Хотя это все же нужно как-нибудь проверить».

«Убедил».

- Но почему? Ведь, как я понял, это твоя основная сила, - задумался Альрин. - И причем весьма необычная.

- Эх, видишь ли, я не умею контролировать эту, как ты выразился «пирамидку», - вздохнул Кенкуин. - Да и такое ощущение, что она со мной хотела поговорить, впрочем, если учесть что весь ваш мир несколько странный, то, наверное, это нормально.

- Наш мир, говоришь, - медленно проговорил маг, заставив Кенкуина вздрогнуть и закусить губу от досады. - Отец говорил, что ты из другого мира, но я не мог себе это представить. Как интересно пирамидка, одна из составляющих частей Основы, попала в ваш мир?

- Мне-то откуда знать? Я позаимствовал эту штуку у дедули, так что спроси у него при встрече, - усмехнулся будущий охотник.

- А вот поговорить тебе с ней стоит, в этой пирамидке скрыто сознание, причем древнее и наверняка ему много чего известно, - задумался Альрин. - А то, что ты из другого мира и обладатель части Основы я никому не скажу.

- Спасибо, - с облегчением выдохнул Кенкуин. - Альрин, а каково это владеть магией?

- Странно, разве Виатор не говорил тебе?

- Я постеснялся спросить, - немного смутился будущий охотник. - А ты примерно моего возраста, поэтому я спросил именно тебя.

- Даже не знаю, что и сказать, - задумался чародей. - Был бы здесь отец, он бы тебе смог ответить на любой вопрос, а вот я...

- А кстати, где он? - после этого вопроса Альрин нахмурился и сжал кулаки, немного испугав Кенкуина волной дикой злобы, которая всего лишь мгновение ощущалась от мага.

- Он погиб.

- Э... извини, я зря спросил.

- Смотри, - Альрин выставил руку перед собой и в ней возник маленький огонек, чародей никогда не создавал такого заклинания, только смутные ощущения говорили о том, что нечто подобное он использовал в Реорионозиуме.

- Ух ты, - завороженно уставился Кенкуин на небольшой язычок пламени, который, несмотря на кажущуюся хрупкость и слабость, был очень и очень мощным.

Пламя словно танцевало в руке чародея, и Аврора тоже была очарована столь интересной магией. Огонек колыхался, будто сильный ветер пытался задушить его, однако вокруг троицы все было совершенно спокойно. Слабый звон послышался от пламени, словно кристаллики горного хрусталя соударялись между собой в быстром потоке воды.

- Альрин, не стоит использовать столь сильные чары в неподготовленном для этого помещении, - Ардис положил руку на плечо чародею и заклинание развеялось. Рука у мастера-охотника еле дрожала, ведь это заклинание напомнило ему о матери, магия которой была очень похожа на это. - Будь аккуратней с этим заклинанием Альрин. Лучше не используй его пока не придет в себя Стротклайд

- Хорошо, - отрешенным голосом сказал чародей. - Я пойду отдохну, а то я сильно устал.

Аврора обеспокоенно пошла рядом с магом и накрыла его своим крылом, попутно восстанавливая запас его внутренней энергии. Однако маг устал не только физически, но и его разум тоже был сильно утомлен, всплыло слишком много тяжелых воспоминаний. Отчаяние, когда он не мог спасти маму, не смог защитить Лилиан и помочь отцу, выпило почти все силы.

- Пойдем Кенкуин, тебе ещё нужно узнать о том, что тебя ждет, если ты решишь стать охотником, - сказал Ардис и отправился совершенно в другую сторону. - Не беспокой его до завтра, Альрин слишком изматывал себя тренировками последнее время.

- Не буду, но разве бывают тренировки, которые могли бы заставить человека ТАК смотреть на мир вокруг?

- Да, и их, как правило, жизнь преподает лично.

Только спустя неделю состояние Стротклайда начало улучшаться. Он наконец-то пришел в себя. Несмотря на то, что силы ещё не вернулись, чувствовал он себя значительно лучше, однако эльфийки до сих пор были в коме. Королева эльфов была сильно обеспокоена и желала сама прибыть в Дирантар, но её удалось отговорить от столь рискованного путешествия. Ардис большую часть времени проводил в библиотеке мастеров и искал информацию о Мраке, к его большому сожалению её было недостаточно. Сила, которую описал Клайд, была совершенно непонятна. Этот чародей использовал Жизнь для призыва существ или сам их создавал? Почему атакованный им охотник сильно заболел? Это две разных силы или одна и та же? Помимо этих у Мерлитты и Ардиса было ещё много вопросов, однако ни на один из них точно ответить не мог никто. О втором же порождении было известно главное - он обладал стихией Разрушения, а это очень и очень плохо, ведь ей мало что могло противодействовать, разве что Свет или Тьма. Однако в гильдии не было адептов этих стихий. Ещё было непонятно, как сверхмаги смогли найти посланницу, и зачем им потребовалось убивать её?

За прошедшее время Альрин несколько улучшил свое владение мечом, сражаясь с Изабеллой, Сестрами Смерти и ещё несколькими мастерами, а также с Авророй.

- Аврора! Я хочу тебя обрадовать! - Изабелла будто тоже стала ангелом и летала вокруг крылатой волшебницы с каким-то свертком в руках. - Смотри, смотри, что у меня есть для тебя! - Мастер меча развернула сверток, в котором оказались странной формы мечи без рукоятей, по крайней мере, на первый взгляд.

- Что это? - удивленно поинтересовалась Аврора.

- Это мой небольшой подарок, - заулыбалась Изабелла уже в предвкушении увидеть, как крылатая волшебница станет ещё и крылатой мечницей. - Посмотри.

- Ух ты! Какие легкие мечи! - поразилась девушка. - Они совсем не тяготят мои крылья!

Аврора держала в своих крыльях сверкающие, словно зеркало в солнечный день клинки, похожие на длинные перья. Однако рукоять у них всё же была. Она имела вытянутую и слегка изогнутую форму со специальным отверстием, внутрь которого должно помещаться крыло девушки. В этом приплюснутом конусе находились специальные механизмы крепления, способные бережно стиснуть крыло.

- Просунь крыло вот в этот сплюснутый конус, не бойся.

- Ой! - испугалась Аврора щелчка механизма.

- Больно? - тоже испугалась Изабелла, однако крылатая волшебница спокойно подвигала крылом и с удивлением поняла, что ей очень нравятся эти невероятно удобные клинки, поэтому она быстро надела второй и улыбнулась.

- Какие легкие, - искренне радовалась Аврора. - С такими-то я точно научусь искусству меча.

- Ну тогда приступим к первому уроку, - ухмыльнулась Изабелла и сделала слабый выпад в сторону девушки.

Реакция у Авроры была очень хорошей, поэтому он отразила его, однако потом прижала крыло к груди и слегка прикусила губу от боли. Она немного не рассчитывала, что отдача от удара может быть столь болезненной.

- Твои крылья ещё не окрепли для сражений, - констатировала факт Мастер меча. - Тебе не стоит принимать удары, даже такие слабые, на лезвие меча, иначе будешь чувствовать сильную боль каждый раз. Будем учиться отводить удары, а вместо блока старайся уворачиваться, ведь ты очень ловкая. Используй свои физические преимущества, у тебя же их довольно много. Ты сильнее обычного человека и ловкость твоя весьма высока, не говоря уже о возможности полёта. Попробуй нанести мне удар.

- Сейчас. Ай-й! - слезы непроизвольно брызнули из глаз девушки от удара о клинок Изабеллы, и она прижала второе крыло.

- Я знаю, что тебе тяжело как никому другому, но ты должна привыкать к своему новому оружию и выработать свой стиль боя. Ты уже поняла, что тебе нельзя блокировать удары противников, но и нельзя позволить заблокировать свой удар, поэтому тебе нужно стать очень быстрой. Эти клинки сделал Ардис, а магию на металл наложила посланница эльфов незадолго до отъезда. Каждый меч должен являться продолжением твоего крыла, и ты должна это помнить. Будем тренироваться каждый день, тогда твои крылья окрепнут и не будут так сильно болеть после каждого удара, - воодушевленно сказала Изабелла и тихо добавила. - Надеюсь.

С каждой новой тренировкой Аврора все лучше и лучше стала использовать свои клинки и теперь даже Альрину иной раз стоило быть повнимательней. Крылатая мечница могла развить огромную скорость даже на малой дистанции, всего лишь взмахнув крыльями. И этот прием был весьма эффективным, но все же требовал не одного года усиленных тренировок для окончательного закрепления. А вот уходить от ударов по клинкам Авроре было ещё очень сложно, и поэтому она то и дело сгибалась от боли и прижимала крылья к груди, стараясь её унять. Заклинания, которые обычно помогали людям от подобной боли, на неё не действовали, а Стротклайд ещё не до конца пришел в себя, чтобы озадачивать его такой проблемой, поэтому девушка старалась всячески терпеть и не показывать, насколько сильна боль в её крыльях, однако это получалось не всегда. Сердце Альрина сжималось от боли каждый раз, когда он видел, как она страдает, но он ничего не мог сделать и от этого только злился на себя за беспомощность.

В отличие от Альрина и Сестер Смерти Изабелла при каждой тренировке совсем чуть-чуть усиливала свои удары, надеясь таким образом помочь своей подруге укрепить крылья. После очередной тренировки Альрин помогал Авроре снять клинки с крыльев. Конструкция их была такова, что без помощи снять их было бы весьма затруднительно. Очень аккуратно, чтобы не причинить волшебнице боль, маг стягивал клинки. Аврора слегка прищуривала глаза, когда сгибала подвижные перышки, все же болели они постоянно.

- Ра, может, стоит немного отдохнуть от тренировок? - ласково спросил Альрин. - Ведь крылья нужно беречь.

- Нет, - твердо ответила крылатая мечница. - Я тоже научусь использовать клинок и стану сильнее не только в магии.

- Ну тогда я обязательно помогу тебе, - не стал отговаривать волшебницу Альрин, побоявшись обидеть. - А мечи выглядят особенно впечатляюще перед взмахом и твоей быстрой атакой. Словно свет, отражаемый ими, становится ярче.

- Правда? - удивилась девушка и немного смутилась.

- Я никогда не вру, - улыбнулся Альрин. - Ладно, пойдем, нужно начинать готовиться к походу к горе Спейра.

- Уже?

- Да, Мерлитта уже начала подготовку, и она тоже отправляется с нами.

- А какой состав будет у группы? - поинтересовалась девушка.

- Ты, я, Изабелла, Стротклайд, Селения, Лириольна, Мерлитта, и возможно Кенкуин, с ним пока ещё вопрос не решен, - ответил маг. - В общем, волноваться нечего.

- Клайд, ты как? - спросил Ардис, войдя в комнату к магу.

- Бывало и похуже, - усмехнулся Белый Маг. - Что там нарешали?

- Ещё не решали, - вбежала в комнату Мерлитта. - Решили провести небольшое совещание у тебя.

- Все же поход к горе нам необходим, - сказал вошедший вслед за женой Меритар. - Нужно узнать, что там находится. Ведь приборы древних ещё никто не активировал прежде.

- И их язык вряд ли кто слышал до случая с Альрином, - вздохнула Мерлитта. - За исключением тебя, Клайд.

- Вот опять ты вспомнила, - закатил глаза Белый Маг и поудобней улегся на подушку. - Это было слишком давно, и я так и не понял, откуда исходил голос.

- Это не важно. Главное, что ты знаешь местоположение того здания. И почему ты его так долго скрываешь? - надула щечки Мерлитта. - Злой ты и нехороший. Скрытничаешь, когда там столько материалов для исследований.

- Думаю в горах Альтум его больше, - хмыкнул Стротклайд. - А после уже посмотрим, может, и этот район тоже навестим. Ты отошла от темы.

- Извиняюсь. Так вот, все припасы я уже подготовила, артефакт мы тоже возьмем с собой, и я передам его Альрину после выезда из города. Большинство уже готовы выдвигаться в любой момент, но нужно ещё решить небольшой вопрос. Так как ты, Клайд, являешься лидером отряда, то и решить должен ты. Стоит ли брать с собой Кенкуина?

- Хороший вопрос, - потер подбородок Белый Маг. - Я ещё плохо знаю этого паренька, но не думаю, что он плохой, раз уж вы приняли его в ряды охотников. Ещё я заметил интересный артефакт у него на запястье. В общем, будет время посмотреть, что он за человек, а заодно посмотрим, как он проявит себя в этом путешествии.

- В общем, решено, - сказал Меритар. - Он пойдет с вами.

- Но все же дайте мне ещё недельку, а то им придется меня тащить, - наигранно прокряхтел Стротклайд.

- Не боись, ты ещё успеешь отдохнуть, - едва сдерживая смех, сказал Ардис и добавил, уже не сдерживаясь. - В пути!

- Шуточки у тебя как крылья у кварса, - нахмурился Белый Маг.

- Но ведь их нет.

- Вот именно, - вместе с Клайдом заулыбались все остальные.

- Один один, - вздохнул кузнец. - Отдохни, а то вряд ли кто-то смог бы уйти от двух Порождений Мрака, да ещё и спасти столько жизней кроме тебя. Набирайся сил Клайд, чтобы встретить опасность в лучшей форме.

- Да уж в лучшей. В такой форме я не помню когда и был, но все же постараюсь.

- Кстати, я заметила у Авроры новые клинки, - Мерлитта была явно заинтересована этой темой. - И у неё получается довольно неплохо ими пользоваться.

- Однако её крылья по-прежнему слишком слабы даже для тренировочного боя, не говоря уже о реальном, - нахмурился Меритар. - Стоит ли ей и дальше изводить себя?

- Стоит, - ответил Ардис. - Я подумаю, как убрать отдачу, ведь магия почему-то ей не помогает. Возможно, её физиология от обычной человеческой отличается гораздо сильнее, чем мы думали. Других объяснений я пока не вижу. Но она очень сильна, достойно терпит боль и старается преуспеть в овладении мечами. Наша угрюмая Изабелла просто расцвела благодаря таким ученикам.

- Это хорошо, - прикрыл глаза Стротклайд, всё же он ещё не до конца пришел в форму, да и старые раны периодически давали о себе знать. - Мерлитта, а как там поживает твой Арм?

- О-о, я удивлена, что ты о нем не забыл, - улыбнулась девушка, обрадовавшись о том, что упомянули её изобретение. - Я немного видоизменила его и скорректировала команды. Так что его тоже возьмите, он не подведет.

- Возьмем, не сомневайся, главное знать точно, что он нас не убьёт быстрее монстров, с которыми мы, несомненно, столкнёмся, - сказал Клайд.

- Да не убьет, - с уверенным видом сказала Мерлитта, и уже тише добавила. - Наверное.

- Вот как обычно, - вздохнул Белый Маг. - За всеми нужно приглядывать. Если учесть мой возраст, то приглядывать нужно за мной и, причем вам всем. Ладно, пусть остальные готовятся, а я займусь восстановлением сил.

Все ушли молча и только Ардис немного задержался.

- Не стоит слишком долго держать Источник Жизни, а то он принесёт больше вреда, чем пользы.

- А то я не помню, - вздохнул Стротклайд. - Но мне уже давно было нужно воспользоваться им, а противостояние с Мраком лишь доказало это. Я стал слишком слаб и еле смог унести ноги оттуда.

- Не забывай, ты спас много жизней, в том числе и её, - Ардис сложил руки перед собой. - Но всё же будь аккуратней, отец. Мы не можем потерять ещё и тебя.

- Хе-хе, - улыбнулся Белый Маг. - Давно ты меня так не называл. Не волнуйся, ничего со мной не случится, есть у меня один фокус, чтобы обойти притяжение источника.

- Все равно, будь осторожней, - сказал Ардис и прикрыл за собой дверь.

На удивление всех охотников всего через два дня после разговора мастеров Стротклайд пришел в идеальную форму. Его аура просто светилась от мощи энергии Жизни. Никто, кроме Ардиса, не знал, насколько тяжело было Белому Магу. У одного из главных мастеров гильдии дрожали руки, когда он увидел отца. Все же Источник Жизни был чертовски опасной магией. Остальные участники отряда были не готовы к такому поспешному пробуждению лидера, поэтому на полные сборы ушло довольно много времени. Ранним утром следующего дня отряд вышел из города.

Чуть меньше, чем за неделю группа добралась до гор Альтум, после чего скрылась в одном из специальных тоннелей гномов. Кенкуин немного страшился этих подземных сооружений и боялся, что потолок может обрушиться в любой момент. Этот факт весьма сильно радовал Изабеллу, которая периодически пугала новичка резкими звуками, стараясь спародировать обрушение. Невозможно было описать облегчение, возникшее на лице измученного шутками Мастера Меча охотника, когда отряд вышел из горных подземелий.

- Ну дальше вам предстоит идти на Юго-Восточную тропу и пройти перевал Каргерона, а вот после... После будет тяжело, в те места мало кто ходил. Да и никто не захочет туда пойти, слишком дурная репутация у тех мест. Здесь сделаем привал, место хорошее, за спиной надежный тоннель, впереди открытое пространство, так что ни одна тварь незамеченной не подойдет, - протараторил проводник.

- А что? Были какие-то инциденты? - поинтересовался Кенкуин.

- Конечно, - кивнул коренастый гном в тяжелых доспехах и поправил ус, после чего начал загибать пальцы. - Год назад пролетал мимо ледяной дракон и решил здесь немного все проморозить, недели две потом кирками махали, чтобы врата открыть. Месяца через четыре или пять после этого сюда приходили гратты, - видя недопонимание на лицах большинства участников экспедиции, подгорный житель пояснил. - Это такие большие великаны с белой шерстью по всему телу, те ещё заразы. Как-то раз в дневном переходе в той стороне, - гном указал широким мечом направление. - Видели Кальгаварса.

- А разве это не легенда? - удивилась Изабелла. - Огромный снежный кварс с ледяными рогами, который поглотил какой-то артефакт.

- Нет, ну то есть легенда конечно, однако вполне себе реальная, - гном сорвал сосульку с бороды. - Хорошо, что разведчики не пошли за ним. Боюсь уровень его силы не в один десяток раз превышает уровень Мастера. Ах да, пару недель, может быть месяц, назад было странное свечение вон там, в районе горы Спейра. Скажу вам, свет был такой, что уж вспомнились маги Света, но я скорее поверю в то, что кто-то из светлых богов решил спуститься в том месте на землю, чем в живых чародеев этой стихии.

- То есть могут быть мертвые? - удивился Кенкуин, заставив гнома помянуть всех темных богов вместе с Крайсом.

- Да не приведи Юкан. Где ты слышал про мертвых чародеев Света? Тьфу-тьфу, защити нас Реазильвия, - гном что-то прошептал и успокоился. - Лучше отдохните, завтра и послезавтра будет весьма трудная дорога. До горы Спейра пять дней пути, а там может меньше или больше, всё зависит от погоды и от того как быстро будете шагать. Не хотелось бы мне туда идти, вот только Нарварг считает по-другому.

- Он называет короля сокращенным именем, значит это кто-то весьма важный, - сказала Селения Авроре. - Остальные, как правило, называют короля и уважаемых гномов полными именами.

- Король слишком беспокоится за вас, поэтому не мог послать кого-то другого, - поправил темно-рыжий ус гном. - К тому же я тут почти все горы излазил вдоль и поперек.

- Но так к горе Спейра никто же не ходит, - прищурилась Изабелла.

- Никто, кроме меня, - ухмыльнулся гном. - Недаром меня прозывают Эфермерт.

- Ищущий свою погибель, - сказал значение слова Стротклайд. - Интересное у тебя прозвище.

- Я весьма сильно старался, один раз даже думал, что нашел, ан нет... ошибся, - усмехнулся гном и поставил перед собой небольшой камень. - Ладно, пора лагерь возвести. - Гном пнул камень и тот начал резко расширяться и, в конце концов, перед отрядом появилась довольно массивная дубовая дверь. - Добро пожаловать в моё скромное жилище.

- У-у-у, - поразилась Изабелла, увидев каменные колонны за этой дверью и приглушенный свет. - Ты явно скромничаешь.

- Неужели расширенное пространство может быть столь большим? - удивился Альрин, проходя внутрь.

- Оно может быть не просто большим, а огромным, - ответил Стротклайд. - Теоретически, расширенное пространство, может быть равным по размеру нашей планете, а то и превосходить её в размерах. Далеко не всегда понятно, где именно в подпространстве находится точка расширенного пространства, или проще говоря, где оно располагается.

- Но как? Как вы смогли создать нечто подобное, не обладая необходимыми техн...? - Кенкуин даже не знал как реагировать на столь невозможное с его точки зрения оборудование для этого мира, который он считал не таким уж развитым, даже после увиденной магии.

- Ты никогда не видел расширенного пространства? Ну ничего удивительного, все же это не такая распространенная вещица. К тому же, чем больше пространство, тем сложнее и энергозатратнее его создание и как следствие цена становится просто катастрофической, - сказала Селения и отправилась вслед за Альрином.

- И сколько же тогда стоит именно это пространство? - решил поинтересоваться Кенкуин.

- Видишь вон ту гору? - указал гном направление, где виднелась громадная гора, вершина которой уходила далеко в небо. - Так вот точно такую же гору только из золота.

- Ох-х-х, - новичок чуть не упал от осознания подобного.

- Вот только откуда столько денег у обычного гнома? - ехидно спросила Изабелла, прищурив глаза.

- А кто сказал, что я обычный? - наигранно удивился Эфермерт. - Я такого не говорил, да и вообще, хватит болтать нам ещё полчаса топать до места.

- Вредные же вы гномы, как упретесь, так словно скала, - фыркнула Мастер Меча.

- На то мы и гномы.

Альрин не спешил, идя по столь интересному коридору, и наслаждался искусной резьбой по мрамору, из которого были сделаны колонны, а также статуями, периодически появлявшимися в специально установленных нишах. Само пространство было очень необычным. Этот дом совершенно не походил на тот, что был у Кориата и его команды. Там была пара уютных комнат, а здесь гигантский коридор, потолка у которого не было видно из-за густой тьмы скрывающей его. Странные огни испускали тусклый свет, который лишь немного отгонял мрак окружающего пространства.

Как и сказал гном, им потребовалось полчаса, чтобы дойти до большущих двустворчатых ворот. Гном подошел вплотную и ударился головой о стык между вратами. С тяжелым усилием двери начали свой ход, открывая взору большой зал с огромным столом и кучей дверей в левой части помещения.

- Проходите, сейчас чего-нибудь приготовлю, - гном положил секиру и меч на край стола, а сам подошел к первой двери, за которой оказалась кухня, взяв каких-то овощей и мяса из кладовки, находящейся за соседней дверью, он начал приготовление. - Хорошее рагу должно получиться.

Остальной отряд в ожидании расселся за массивные стулья, пытавшие спрятаться за столом. Запахи из кухни шли настолько вкусные, что Кенкуин невольно начал ворчать о слишком долгой готовке.

- Рин, как думаешь, что находится там, внутри той горы? - спросила Аврора, зная, что Кенкуин не обратит внимания на их разговор из-за магии плаща.

- Не знаю Ра, но очень хочу это узнать, - ответил чародей. - Возможно, там есть нечто, что способно вернуть мне кое-что очень дорогое.

- Что же это?

- Если получится всё исправить, то увидишь, - ухмыльнулся Альрин.

- Ребята, может всё-таки стоит открыть Кенкуину глаза, и показать, что у нас в отряде несколько больше участников, чем он думает? - Намекнула Лириольна, посмотрев на Аврору.

- Не стоит, - резко ответил Альрин и немного смягчился. - По крайней мере, пока.

Он не видел, как отреагировала Изабелла на столь явный выпад чародея в защиту ангела, однако это заметила Селения. И на душе у неё стало как-то совсем нерадостно, ведь она прекрасно видела, что Мастеру Меча сильно нравится Альрин, но Белла разрывается между дружескими узами с Авророй и собственными чувствами к магу. Темная эльфийка боялась, что это может привести к очень серьезным последствиям, если вспомнить силу мечницы. Два года назад только Ардису и Стротклайду удалось усмирить её ярость, а хватит ли сейчас у Белого Мага сил справиться с неистовством Изабеллы в одиночку? Это очень хороший вопрос. Однако маг как обычно смог успокоить Мастера Меча, будто почувствовав, как в её душе зарождается буря.

- Белла, а что думаешь ты? - спросил чародей и, ухмыльнувшись, добавил. - Всё же учитель должен знать больше своего ученика.

- А я и знаю больше тебя, - было видно, что девушке очень приятно, что именно чародей спросил её мнение. - Я с тобой согласна, пока не стоит ему говорить. Я пока не совсем доверяю ему.

- Кстати, а что вы все вдруг так надолго замолчали? - спросил Кенкуин, вернувшись из своих мыслей.

- Также как и ты, были поглощены раздумьями, - ответил Альрин. - Всё хотел у тебя спросить, что же может артефакт, который у тебя на руке?

- Да простенький этот артефакт, слегка усиливает возможности магии Разума, ну и немного помогает в плане систематизации информации, - раскрыл Кенкуин малую часть возможностей старда.

- Хм... но при этом сознанием не обладает, правильно? - Альрин, что-то чувствовал от этого артефакта, но понять не мог, а Лилиан, которая смогла бы подтвердить его догадки, не было рядом.

- В общем нет, - соврал новичок.

- Что-то вы расслабились слишком, - вышел из кухни гном. - Не хотите сыграть в одну игру, пока мясо дожаривается, - подгорный воин пододвинул к себе стул, и плюхнулся на него.

Вытерев руки тряпкой, он положил на столе металлический диск с локоть диаметром. На этом предмете красовались разные изображения всевозможных стихий и видов магических дисциплин. И каждое кольцо, включавшее в себя символы, способно было крутиться.

- Это же противоборство, - удивился Стротклайд. - Я уже думал, что об этой игре забыли пару тысячелетий назад.

- Ну так и есть, - с грустью вздохнул гном. - Но игра то простая и довольно веселая. Сейчас, погодите, я объясню правила. Каждый из присутствующих крутит кольцо с понравившимся изображением, когда все выполнят данное действие, первый игрок нажимает на центральный круг, где черный и белый цвета сливаются в серый. Дальше диск заставит крутиться все кольца, и те изображения, оказавшиеся рядом, начинают противодействовать друг другу. Простые правила, правда? Даже смухлевать не получится, - усмехнулся проводник отряда и увидел, как понимающе усмехнулся Стротклайд. - А так как среди нас не один игрок, хорошо умеющий играть, то веселей будет вдвойне, - и заметно тише добавил. - Правда, только нам.

Гном надавил на изображение Металла и крутанул кольцо, потом то же самое проделал Клайд, выбрав Жизнь, а затем уже и остальные. Когда каждый в отряде прокрутил понравившееся ему изображение, подгорный воин с силой надавил на центр диска. Все три кольца быстро завращались и спустя секунд десять остановились. Сразу три изображения, указанные игроками выстроились в один ряд.

- Есть! - подпрыгнул гном. - Сразу два соперника. Ну сейчас посмотрим кто победит.

Напротив Металла оказались Смерть, выбранная Селенией и Самум, на который указала Лириольна. Изображения этих стихий начали светиться, а потом вспышка света ослепила всех вокруг. Селения лежала на полу, а её доспехи испускали слабый дым, Лириольна сидела рядом и вместе со слезами пыталась вычистить песок из глаз.

- Ух-х, сильны, как будто молотком по ноге ударило, - бодро отозвался гном. - Двое выбывают, продолжаем.

- Постой-ка немного, - остановил гнома Альрин. - Зачем ты обидел моих друзей? Ты не говорил, что кто-то может пострадать, - В глазах чародея появился отголосок того маленького огонька, который был слишком силен для столь юного волшебника и Белый маг решил вмешаться.

- Рин, не беспокойся, - положил руку Стротклайд на плечо охотника. - Эффекты этой игры не опасны для жизни и недолговечны. Эта игра проводит сражение между силами играющих и побеждает тот, чья сила оказалась сильнее. Как следствие на побежденного накладывается временный эффект его же собственной силы. Эту игру раньше применяли Повелители, чтобы относительно безболезненно для себя и окружающих выяснить кто из них сильнее.

- А почему изображение стихии Смерти, которое было на третьем кольце вместе с Металлом, оказалось на втором? - спросил Кенкуин.

- Я же говорил, что изображения могут меняться случайным образом не только в пределах своего кольца. Или не говорил? - Гном почесал голову. - Если что не серчайте, никто же не думал, что я окажусь сильнее двух боевых магов-эльфиек. А теперь второе противоборство.

Пока крутились кольца, Альрин находился в серьезных раздумьях.

«Я чуть не кинулся на этого гнома, - мысленно вздыхал чародей. - Но как хотелось сжечь чертового коротышку. Было такое ощущение, что внутри всё вспыхнуло. Не позволю причинить вред Авроре, никому. Спалить нужно бороду этому миниатюрному вояке, Лилиан бы сказала что-нибудь в таком духе», - усмехнулся маг.

Аврора, использовав стихию Жизни, быстро привела в порядок эльфиек, которые теперь с поникшим видом сидели на стульях. Очень странно, но Мерлитта до сих пор молчала, не выдав ни единого слова с момента выхода из Дирантара.

Спустя несколько долгих минут, кольца остановились. Жизнь и Земля ярко засветились, а потом Мерлитта упала, а её рука окаменела по локоть и заместитель Главы гильдии охотников согнулась от боли, но не закричала и даже слезинка не посмела скатиться по щеке вниз.

- Ага, сильна, сразу видно, - покивал гном. - И так, продолжаем.

Альрину совершенно не нравилась эта игра, однако ему во чтобы-то ни стало хотелось одолеть гнома. Аврора излечила руку Мерлитты, Изабелла хотела наконец-то поучаствовать, а вот Кенкуин сильно страшился и уже тысячу раз пожалел, что ввязался в подобную авантюру.

Меч и Разум засветились, и Кенкуин сразу же свалился без чувств.

- Ну-у, так неинтересно, - надула щеки Изабелла. - Всего лишь вырубился.

- Потому что он не так силен, как предыдущие участники, - сказал Эфермерт. - Эта игра действует таким образом, что чем сильнее твоя собственная сила, то тем больше будет отдача от неё. Крутим.

В этот раз кольца крутились долго, и вновь засветились сразу три знака. Металл, Огонь и Лед. Что-то заворочалось в душе чародея, когда он представил, как крылья Авроры леденеют, и она плачет от боли.

Борода гнома вспыхнула и превратилась в металл, а потом сразу же вернулась обратно и заледенела. После этого на усах Эфермерта распустились тускло светящиеся белым светом цветы.

- Силен ты, парень, - гном утер кровь. - Настолько сильно хотел защитить свою девчонку, что я огреб сразу три отката, ох-х.

- Как ты её увидел? - поразился Альрин. - Никто не может это сделать без разрешения отца.

- Ха, значит, я был прав, - злобно усмехнулся подгорный вояка. - Знал бы ты как сложно отомстить твоему отцу. Убить отряд, который должен был вас сопровождать, было весьма просто, всего-то два десятка экхамернов из сотни Нарварга, но я не ожидал, что заманить вас в мой мир будет ещё проще. Тяжелей было наложить заклятие на этого древнего мага, который у вас лидер. Сейчас нас троих никто из них не видит и они даже не понимают, что происходит вокруг них. Знал бы ты чего мне стоило не наткнутся в этой игре на вашего Повелителя, и всё равно я получил откат. Крайс побери эти цветы! В общем, пришло время мести, - лицо гнома превратилось в злобную гримасу. - Что же ты теперь будешь делать, охотник? Ты ведь уже понял, что не сможешь меня победить. Хотя знаешь, я ведь был зол на твоего отца, а не на тебя, поэтому предлагаю тебе небольшую сделку. Я отпускаю тебя и твой отряд на все четыре стороны, а ты оставляешь со мной свою девчушку-ангела. Уж я-то, в отличие от тебя, найду ей применение и покажу ей, что ангелов можно не только есть, - мерзко облизнулся коротышка. - Хотя к Крайсу сделку, я возьму её прямо сейчас, а друзей твоих скормлю по очереди друг другу.

Опять что-то случилось в душе чародея. Серая дымка появилась в воздухе, и все звуки исчезли вокруг, лишь слабый треск слышался от этой непонятной субстанции. Словно звук бьющихся друг о друга кристалликов.

- Альрин, - Аврора обняла чародея мягкими крыльями, и маг несколько раз моргнул и пришел в себя.

- Я не отдам тебе Аврору и не отдам никого из моей команды.

- Да мне в общем-то... - гном не успел договорить фразу и начал принюхиваться. - Ой! Крайс побери мою забывчивость! Мясо подгорает!!!

Через минуту, гном выглянул с кухни с довольным видом и добродушным лицом. Утерев темную сажу с правой щеки, он присел на массивный стул, слегка скрипнувший под тяжелым гномом в доспехах, которые он так и не снял.

- Еле успел, - как не бывало сказал подгорный воин. - Ты во всем похож на отца. Но мне нужно было убедиться. Убедиться, что ты не будешь использовать свою силу во зло и не превратишься в безумное чудовище, как, скажем Ароурай или Кишигай. Даже демоны не стали столь безумными. Но я вижу, тебе есть, кому помочь. Всё же судьба оказалась к тебе благосклонна, одарив хорошими друзьями и даже больше. Всё же погасить подобную силу... честно признаться я думал, что это невозможно, однако Аврора доказала обратное и поэтому мне не пришлось тебя убивать.

- Но зачем вам это?

- Пока я промолчу, скажу при подходе к горе Спейра, - гном провел рукой по усу и нахмурился задев цветок. - Всё же откат был от твоей силы, Аврора. Сильна, очень сильна в тебе Стихия Жизни. Естественно, все мои слова были сильным искажением действительности и служили только для того, чтобы вывести тебя из энергетического равновесия. Приношу свои извинения. Ну и всем остальным тоже, все же игра эта только для тех, у кого есть уровень Повелителя и выше. Я смотрю, что я себя совсем переоценил.

- И не говори, Эфермерт, - размял шею Стротклайд. - Авось не первый раз на меня пытаются воздействовать подобной силой.

- Вижу, ты имел не малый опыт борьбы с Порождениями Мрака, - гном попытался оторвать цветок, но у него ничего не вышло. - Эх, вот как мне теперь убрать это чудо из усов. Портят ведь весь мой грозный облик. Ладно, всем пора кушать, - гном хлопнул в ладоши и все пришли в себя.

- Такое ощущение, будто меня по голове ударили, - потерла виски Мерлитта. - Или я выпила слишком много.

- Вот уж не знала, что ты на подобное способна, - усмехнулась Лириольна. - Хотя у меня тоже немного побаливает голова.

- Когда уже будем кушать? - глубоко вздохнула Изабелла.

- Шумные вы очень, - закатила глаза Селения. - А вот Кенкуину смотрю неплохо и так.

Новичок попросту уснул, и за него можно было не опасаться. Ну разве что каменный пол был несколько прохладным и совершенно не приспособленным для того, чтобы на нём отдыхали.

- Проснётся и поест после, а пока... - гном щелкнул пальцами и начинающий охотник исчез. - Пусть отдохнет вон в той комнате, - указал Эфермерт на пятую дверь. - Набирайтесь сил и кушайте, сколько влезет и даже немножко побольше, так как в тех местах расширенное пространство не работает, поэтому и отдыхать мы там тоже не сможем. Честно говоря, даже не знаю почему, и это несмотря на то, что я бывал там много раз.

- Я думаю, что это может быть из-за какого-то источника энергии, очень и очень мощного источника, - сказала Мерлитта. - Правда сила, а точнее природа этой силы, мне не ясна. Здесь эта энергия слишком слаба для определения более подробного энергетического состава.

- Хм... а как ты это определяешь? - поинтересовался гном.

- Я проводила много исследований и уже по памяти помню множество энергетических структур различной сложности, и на основании этого, с достаточно высокой вероятностью, я могу предположить состав ранее неизвестной мне энергетической структуры. А уже после, когда нахожусь непосредственно рядом с источником, я использую ряд особенных заклинаний созданных лично мной. Другим чародеям они могут показаться несколько неудобными и громоздкими, однако для меня они уже стали привычны и без них я даже не могу представить, как я буду работать, - Мерлитта слишком долго была в раздумьях и молчала, а теперь не могла остановиться. - Далее начинается самое интересное.

- Ужин, например, - ухмыльнулась Изабелла, скушала небольшой кусочек жареного мяса и зажмурилась от удовольствия, прижав руки к лицу. - Замечательно! Как же вкусно.

- Альрин, там ведь есть что-то очень интересное, я права? Как думаешь, что же расположено рядом с этой горой Спейра? - спросила Лириольна.

- Не знаю, но я думаю, мы не разочаруемся, - чародей посмотрел куда-то вдаль, сильно задумавшись. Он боялся того, что и оборудование древних не сможет вернуть Лилиан.

- Опасно там будет точно, - сказала Селения. - Чувствуется мне, что придется нам туго и ждать нас будет множество неприятностей.

- Ничего страшного, - Мастер Меча выпила немного вина. - Я со всеми разберусь.

- Главное не поранься, - улыбнулся Альрин.

- Ух ты! - воскликнула Аврора. - Рин, эта еда даже вкуснее той, которую мы ели в доме на выходе из тоннеля.

- Так вы там были вместе? - прищурила глаза Селения.

- Совсем одни? - с хитрым видом добавила Лириольна.

- Да, - совершенно искренне ответила Аврора. - Там было хорошо и тепло.

- Так-так, хватит к нам лезть, - замахал руками Альрин. - А то ведь я тоже начну спрашивать охотников о вашей жизни.

- Да, пожалуйста, - сказали эльфийки.

- Ардис наверняка может рассказать много интересного, - самодовольно ухмыльнулся чародей.

- Всё, молчим-молчим, - примиряюще улыбнулись девушки-воительницы.

- Я тоже могу много чего рассказать, - сказала Мерлитта, которой не дали дорассказать о собственных заклинаниях и злобно зыркнула в сторону Изабеллы. - Я ещё много чего могу рассказать про нашу серьезную Изабеллу. Например о том, кого она сильно очень сильно любит...

- Не-е-ет! - закричала Мастер Меча и перелетев через стол, упала на Мерлитту, после чего свалившись вместе с ней на пол. - Ох-х!

- Да я пошутила, - вздохнула заместитель главы гильдии охотников, снимая с себя Изабеллу. - Как ты умудрилась меня уронить и не задеть блюда, сразу видно Мастер меня толкнул.

- Не злись Мери, и не болтай про меня.

- Какие вы все весёлые, - гном был совершенно не похож на себя, теперь он выглядел добрее, да ещё и цветы жизни, выросшие из его усов, сильно разбавляли грозный облик. - Однако я бы посоветовал вам спокойно покушать и разойтись по комнатам, а также набраться сил, завтра нужно преодолеть большое расстояние и о комфорте можно будет забыть.

- Да, ты прав, Эфермерт, - согласился со словами гнома Стротклайд. - Я уже как раз поел. Большое спасибо за столь вкусное угощение.

- Для вас у меня подготовлена комната номер семь, - указал гном нужную дверь. - Там поистине королевские апартаменты.

- Благодарю, - кивнул лидер отряда и скрылся за дверью.

- Пожалуй, мы тоже пойдем, - зевнула Селения и потерла глаза Лириольна.

- Вам вон туда.

- Ага, спасибо.

- Мне нужно ещё подумать над одним вопрос, - поднялся с места Альрин и взглядом спросил у подгорного воина, куда ему направляться.

- Альрин, вы вместе с Авророй будете отдыхать в комнате тринадцать. Это вон та.

- Рора, ты идешь, или ещё посидишь вместе с Мери и Беллой? - спросил маг.

- Иду, - ответила девушка. - Странно, но я очень устала.

После фразы девушки, Альрин нехорошо посмотрел на гнома, думая, что это его проделки, однако, подгорный воин взглядом открестился от подобных обвинений.

Альрин прикрыл дверь и обомлел. Таких роскошных апартаментов он никогда не видел в своей жизни, ну разве что в отеле города Аренот. Стены и пол этой большой комнаты были покрыты гладким черным мрамором, ближе к углам расположились красивые гобелены, свисающие с потолка, фреска и многочисленные узоры могли надолго приковать к себе взгляд. Посередине стояла большая дубовая кровать, с мягчайшей периной, одного взгляда на которую могло хватить для того, чтобы сразу же провалиться в сон. Однако кровать-то была одна, что заставило сильно смутиться молодого чародея.

- Гадкий коротышка. Вот зачем так поступать?

Пока маг раздумывал, насколько медленно прожаривать гнома, Аврора легким шагом прошла мимо и аккуратно легла на перину. Похоже, девушка действительно сильно устала, и маг не мог понять почему, что несколько его волновало. Пребывая в очередных раздумьях, Альрин и не заметил, как чародейка уснула. Темно-красное бархатное одеяло, укрывавшее перину, удалилось подальше к краю, будто освобождая место и для мага.

«А чего я собственно боюсь? - мысленно задал себе вопрос маг. - Я ведь попадал в гораздо более серьезные ситуации, от которых зависела моя жизнь. А тут всего-то надо прилечь... Чёрт! - Альрин мысленно ругался сам на себя, но ничего не мог поделать, казалось, сердце бьётся так сильно, что стены начали шататься. - Ну всё!»

Альрин аккуратно прилег рядом с девушкой, но спать совершенно не хотелось. В голову, как назло лезло множество самых разных мыслей. И ничего с этим не удавалось сделать, сердце продолжало биться, словно птица в маленькой клетке. Но потом он почувствовал, как ласково его обнимает мягкое крыло Авроры и сразу же стало так хорошо, что стук сердца, казалось, перестал быть слышен, впрочем, как и остальные звуки в комнате и даже из зала, где всё ещё разговаривали гном и две охотницы. Только равномерное дыхание Авроры заполнило слух мага. Он аккуратно обнял девушку и не заметил, как уснул сам.

- Все такие неженки, - буркнула Изабелла, когда закрылась дверь за магом. - Как будто не с отрядом профессионалов иду, а с компанией придворных фрейлин. Устали они все.

- Белла, не забывай, твой запас сил намного выше, чем у каждого из нас, - сказала Мерлитта. - Поэтому тебе так и кажется, однако не забывай, что и восполняются твои силы дольше, так что не растрачивай их попросту.

- Все только и норовят указать что-нибудь, - Мастер Меча была не в духе от того, что Альрин в комнате не с ней.

- У тебя весьма интересная сила, девочка, - сказал гном, поправляя цветки в усах. - Но у неё есть много минусов. Она сильно зависит от твоих собственных эмоций. Когда ты испытываешь гнев, смятение, ужас, проще говоря, сильные эмоции, ты можешь полностью потерять контроль, я прав?

- Откуда ты узнал?! - вскочила Изабелла.

- Кто не слышал о том случае в Дирантаре, когда Стротклайду Белому Магу и Ардису Мелору пришлось вдвоем сдерживать шестнадцатилетнюю девочку, - ухмыльнулся Эфермерт. - Где это видано, чтобы одни из самых сильных членов гильдии вдвоем сдерживали какую-то никому не известную девчонку.

- Ведь об этом мало кто знает, - поникла Изабелла.

- Но всё же, как вы узнали об этой истории? - спросила Мерлитта, пристально посмотрев в глаза гному.

- Если честно, то мне просто повезло, - совершенно искренне ответил подгорный воин. - Я под исключительной невидимостью пробегал мимо.

- В городе невозможно использовать заклинания невидимости, - сказала заместитель главы гильдии.

- А кто сказал, что это было заклинание? - удивился гном. - Я такого не говорил, однако я не могу сказать, что это было. Клянусь честью, это было использовано для важного дела, и не нанесло городу, гильдии и никому из её членов никакого вреда.

- Вот из-за тебя, Эфермерт, мне теперь придется перелопачивать защиту города и искать лазейку, которой ты воспользовался. Г-р-р! - злилась Мерлитта, представив объем работы, который свалится на неё после похода.

- Но зависимость от эмоций далеко не единственный минус, - продолжил гном, пока заместитель главы гильдии впала в депрессию. - Твоя сила слишком сильно напрягает жизненные контуры и по какой-то причине не позволяет формироваться новым, также нет достаточного количества связей между уже имеющимися контурами. Как следствие, ты не можешь использовать магию, на неё просто нет доступных энергетических резервов. Однако и это не последний минус, есть ещё один, весьма серьезный, на мой взгляд, даже самый серьезный. Ты знаешь, что следует из сказанных мной слов? Из-за того, что жизненные контура не могут формироваться, то жизнь твоя будет не дольше обычного человека, то есть где-то лет восемьдесят-девяносто в среднем. В результате того, что нет достаточного количества связей между контурами, эта цифра уменьшается вдвое. У обычного, не обладающего магическими способностями человека связей намного больше, уж поверь, я много людей повидал за свою долгую жизнь. О-х-х, но и это ещё не всё. Постоянное использование силы, ранит жизненные контуры, и даже сейчас я вижу многочисленные раны, из которых вытекает энергия. Они конечно микроскопические и пока не сильно опасны, но это пока. Эта информация ещё уменьшает срок твоей жизни вдвое, итого получаем приблизительно двадцать с небольшим лет. То есть тебе осталось жить два ну максимум три года.

Девушка присела на стул и, облокотившись на спинку, прикрыла глаза.

- Откуда гном знает столько в магии, да и, судя по твоим словам, ты оперируешь истинным зрением на очень и очень высоком уровне, как и где ты этому обучился? - спросила Мерлитта.

- Это не так важно. И к тому же, неужели вы думали, что гномы слабее других рас в магии? - почесал бороду Эфермерт и обратился к Мастеру Меча. - Девочка, иди, отдохни, вон в той комнате.

- Да, хорошо, - в миг растерявшим силу голосом сказала девушка и направилась в указанном направлении.

- Вы ведь все прекрасно видели, так почему не сказали ей об этом раньше? - спросил гном, когда дверь за девушкой закрылась.

- Хотели, чтобы она нормально прожила отведенное ей время, - с грустью ответила Мерлитта. - Вы ведь совсем необычный гном?

- Вижу что догадалась, - ухмыльнулся Эфермерт. - Но не болтай вашим младшим коллегам, они пока плохо видят перед собой. Эх-х-х, я тоже не смогу помочь девочке, не мой это профиль. Как я понял, даже Стротклайд не смог справиться со столь тонким уровнем оперирования энергией? - дождавшись кивка Мерлиты, необычный гном продолжил. - Тогда нужно искать сверхмага Жизни, потому что я не уверен, что Мерикордия сможет справиться с этим, а если и справится, то всю последующую жизнь девочке придется выполнять очень и очень много дел, фактически она будет постоянно служить богине. А что ты так удивляешься? Думаешь, светлые боги не пытаются увеличить своё влияние любыми способами? Ещё как, иногда их способы ничуть не лучше, чем у темных. К тому же случай девочки просто невероятный. Первый раз вижу, чтобы контуры не заживали. А как тебе должно быть известно, каждый раз при использовании магии, да и при большой трате сил, происходит серьезная нагрузка на контуры и как следствие их повреждения. Однако эти повреждения очень быстро заживают, всегда, даже не так, ВСЕГДА. Но не в её случае. Это похоже на какое-то проклятие, или что-то подобное, хотя нет, это что-то другое. Я даже не знаю, как это назвать.

- Я не думала, что это настолько тяжелый случай, - как-то загрустила Мерлитта. - Если бы у меня было больше знаний о Стихии Жизни. Я пыталась помочь ей любыми способами, но ничего не сработало. Наверное, это единственная задача, которую я так и не смогла решить. Клайд постоянно следит за её состоянием, и мне кажется, что ей стало намного лучше, когда она встретила сына Призрака. Раньше она была более замкнутой и мало на что обращала внимание, разве что бои на мечах её заинтересовали и за два года, что она состоит в гильдии, её мастерство достигло просто поразительных высот.

- Хм... нужно мне будет тоже поискать какое-нибудь средство, - погладил бороду гном. - И от этих цветов тоже. Не люблю слово невозможно.

Глория по-прежнему злилась на Стротклайда, который, как и все, прекрасно знал, что вся эта угрюмость наигранна. Шли они уже довольно долго, но даже до середины пути ещё было не близко.

- Сделаем привал, - сказал Первый. - Шагать ещё долго, а силы нам понадобятся. Всё же я чувствую, что ожидают нас серьезные неприятности. С Сердцем Реорионозиума что-то не так. А воздействовать на него может кто-то, обладающий огромной силой.

- Я бы без проблем прошагал всю ночь, - буркнул Ардис.

- А потом свалился бы от любого дуновения ветра, - усмехнулся Стротклайд.

- Давай проверим.

- Успокойся, Арди, - обняла его Ребекка. - Ты ведь прекрасно знаешь, что отец прав. Так зачем же споришь?

- Ладно, мам, - паренек положил меч и обустроил себе довольно удобное местечко для ночлега, укрыв его энергетическим куполом.

Стротклайд, ударив посохом о землю, создал небольшой уютный домик из нитей жизни. После сделал его менее заметным, уменьшив поток энергии, проходящей через нити, и дополнительно накрыл энергетическим куполом, как у Ардиса, только гораздо более сильным.

- Глория, ложитесь вместе, как и мы, - улыбнулась Ребекка. - А то Первый замерзнет без твоего пламени.

- У-ух, злюка, - покраснела огненная волшебница. - А ещё сестра называется.

- Вот так лучше, но не перестарайся с пламенем, а то всех нас спалишь, - ласково произнесла старшая чародейка.

- Как-нибудь и у меня пробудиться сила Совершенного, и ты будешь первой, на ком я её испробую, - надула щечки Глория.

- Ты сразу такой лапулей становишься моя маленькая Ри, - обняла сестру Ребекка, мгновенно преодолев расстояние разделявшее их. - Ты станешь намного сильнее меня, но должно пройти ещё немало времени. А пока, не злись и отдыхай.

- Как хорошо, когда все в отряде такие дружные, - ухмыльнулся глава гильдии. - Ладно, нужно отдохнуть, так что не ссорьтесь. А ты, Глория, иди сюда и не спорь. Ляжешь со мной, а то я действительно замерзну.

Наутро все были отдохнувшими и полными сил, однако Первый проснулся гораздо раньше, и его аура ощетинилась множеством защитных заклинаний самого высокого ранга, и эта аура накрыла собой весь отряд.

- Я рад, что вы отдохнули, а теперь пять минут на сборы и вперед, - сказал глава гильдии. - Ночью, кто-то преодолел защиту Сердца Реорионозиума. По дороге усильте себя по максимуму, а также активируйте всю доступную вам защиту, я дополню её парочкой особых заклинаний.

Никто даже не стал задавать вопросов. Все быстро собрались и начали активацию всех доступных резервов. Вокруг Стротклайда появилась тусклая полупрозрачная сфера блекло-белого цвета, которая могла сильно обмануть любого, кто посчитает её слабой защитой. Ведь это было очень мощное древнее заклинание, которое было доступно не каждому повелителю из-за своей сложности. Впрочем, Белый Маг, так прозвали Стротклайда именно из-за этой защиты, мог использовать её только на себе, так как его мастерства было далеко недостаточно для того, чтобы создать подобную сферу над каждым из членов отряда. Темно-фиолетовое пламя вспыхнуло вокруг Ребекки и сразу же успокоилось, оставив после себя лишь тонкий едва видимый слой. Похоже, сделала Глория, только её щит был значительно слабее. Вокруг Ардиса закружился вихрь, и Первый сразу же усилил защиту каждого своей силой.

- Вперед!

Отряд помчался на встречу с неизвестным нарушителем. Все мчались с огромной скоростью и уже через несколько часов такой пробежки достигли цели. Они стояли перед высокой скалой, в которой были большие металлические врата, покрытые рунами. От них сильно фонило мощной магией.

- Как же нарушитель пробрался к Сердцу, если врата не повреждены? - запыхавшись, спросил Ардис.

- Есть у меня одно предположение, и я очень надеюсь, что я не прав, - ответил Первый и приложил руки к створкам.

Врата засветились и стали медленно открываться. Потребовалось несколько минут, чтобы можно было пройти, однако Первый остановил рванувшего вперед Ардиса.

- Постой, ловушки ещё не деактивировались. Арди, старайся не бежать вперед меня, если конечно не хочешь отправиться в другой мир. Клайд, восстанови нам силы.

- Момент, - Белый Маг ударил посохом о землю, и волна энергии Жизни окутала каждого из отряда.

- Вот так-то лучше, а теперь за мной. Но не лезьте вперед, этот враг может оказаться нам не по силам.

Быстро пробежав тоннель, отряд выбрался на обширное пустое пространство, и все увидели нечто. Огромный шар, сияющий мягким белым светом с проблесками синего, окутывали многочисленные протуберанцы. Однако с Сердцем Мира было что-то не так - оно периодически вздрагивало. Чуть позже причина подобного состояния показалась сама. Это был весьма странный монстр с вытянутой мордой и тремя глазами на каждой стороне. На его голове были какие-то острые выросты, напоминающие уши. Его тело переливалось синим, фиолетовым, и бирюзовым цветами, которые постоянно меняли друг друга. Плавно перетекая из одного в другой, цвета своей игрой могли загипнотизировать неподготовленного, однако таких в отряде не было.

- Пламя мамы посильнее будет, - усмехнулся Ардис и утер кровь из носа.

- Сыночек, будь аккуратней, - потрепала Ребекка паренька.

- Да-да, конечно.

Опираясь на четыре больших лапы, существо пристально смотрело немигающими глазами на отряд, а потом решило порычать. Раскрыв пасть, из которой полилась тьма, чудище издало страшный вой, пробирающий до костей.

- Дирантар, так с чем мы столкнулись, что-то я не припомню ничего подобного? - спросил Стротклайд.

- Это мелор, - ответил Первый и положил руку на голову Глории, которая прижалась к нему. - Я встречаю его второй раз. Другой был поменьше, но силы у него было столько, что даже учитель не смог убить его одним ударом. Даже боюсь представить насколько этот сильнее предыдущего. Учитель рассказывал мне о них. Эти существа обычно живут в Междумирье и их могут встретить только очень могущественные чародеи, которые умеют путешествовать между мирами. Зачастую такие существа им не страшны, ведь подобные монстры очень уязвимы к пространственной магии.

- Вот только у нас нет никого, кто бы был хотя бы среднего уровня в этой дисциплине, - вздохнул Ардис.

- Придется справляться так, не забывайте на нашей стороне Сердце, - ухмыльнулся глава гильдии. - Но будьте аккуратны, то, что льётся у него из пасти это Пустота. Они поглощают энергию, чтобы избавиться от неё и уснуть.

- Даже как-то жалко их, - вздохнула Ребекка.

- Такова их судьба, - сказал Дирантар. - А теперь нам нужно его победить, прогнать его не получится.

Глава гильдии выхватил оба своих клинка и на огромной скорости метнулся к монстру. Вложив побольше силы в каждый из мечей, воин нанес мощнейший удар. Однако видимых повреждений поначалу видно не было, только прищуренный глаз монстра и проявившиеся струйки энергии Пустоты чуть ниже шеи свидетельствовали о том, что удар был не напрасным.

- Диран, это ведь был Драконий Прорыв? - спросил Стротклайд и, увидев кивок, ужаснулся. - То есть это была одна из сильнейших твоих атак, а он только поморщился... это плохо, очень плохо.

- Ничего, я тоже так могу, - оскалился в злобной ухмылке Ардис и, закрутившись в мощном воздушном вихре, понесся к монстру.

Вихрь жужжал со страшной силой и мог поразить мощью любого, но не мелора. Воин ударился о шкуру чудовища и отлетел не оставив даже царапины. Больно ударившись Ардис быстро отскочил, чтобы не попасть под удар лапы.

- Нужно что-то придумать, - сказал Стротклайд. - Наверное, проще было бы открыть какой-нибудь портал и кинуть его куда-нибудь за океан, у меня вроде был какой-то артефакт в мешке путника.

- Так поступать нельзя, - отринул подобный вариант Первый. - Эта тварь может убить слишком много народа, а я не уверен, что там, куда мы его перенесем, будет кто-то способный его победить. К тому же, нет гарантий, что мелор не вернется обратно.

- Может... - Стротклайд недоговорил и еле успел увернуться от Малого Войда. - Вот черт! Крайс побери эту тварь! Куска мантии как не бывало, вместе со щитом сцапал. Диран, может, утопим его в Сердце Мира?

- Вероятно, энергия Сердца сможет его развоплотить, но мелор может оказаться сильнее и тогда вся энергия достанется ему, Реорионозиум разрушится и нам придется совсем туго, - вздохнул глава гильдии.

- Давайте я попробую его для начала спеленать, - сказала Ребекка. - Потом необходимо справиться с энергией Пустоты, которая его и питает, а уже после можно попробовать ударить по нему Воронкой Строенного Пламени и влить в неё две трети силы Сердца Мира. С оставшейся третью Реорионозиуму ничего не будет угрожать.

- Не зря ты лучший стратег гильдии, - ухмыльнулся Первый. - Однако Сердце потом будет полвека восполнять энергию, впрочем, об этом подумаем позже.

Отряд опять рассредоточился, избегая мощной атаки монстра заставившей трястись стены вокруг и дрожать Сердце Реорионозиума. Вокруг Ребекки вспыхнуло тёмно-фиолетовое пламя и его мощь начала сильно возрастать. Мелор обратил свой взор на главного стратега гильдии, забыв про остальных. Звуки вокруг девушки стали стихать, а энергия всё возрастала и возрастала. Однако монстр не стал ждать всего этого и ринулся в атаку, предварительно запустив в Повелителя Ментального Пламени Усиленный Войд. Но Дирантар отразил это плетение непонятной силой своих клинков и принял сильный удар хвостом. Защита воина не сплоховала, и даже удар, впечатавший главу гильдии в стену, не смог её проломить. Глория активировала Сплошную Спираль Огня и влила в неё треть своей силы, сделав это плетение высшего порядка ещё более ужасающим. Рев пламени и его мощь заставили притормозить монстра, но ненадолго. Мелор прыгнул вперёд и раздался оглушительный вой наполненный болью. Пламя с ненавистью пожирало существо, но Пустота, наполнявшая монстра, оказалась сильнее. Спираль начала быстро терять энергию и вскоре пламя потухло, показав взгляду потрепанное чудище. Стротклайд направил мощный луч энергии прямо в пасть мелору, как только тот зарычал. Монстр был не готов к подобному и начал захлебываться мощным потоком пламени, в который превратился луч. Ардис и Дирантар атаковали тварь с боков. Совокупные атаки всё же принесли эффект и монстр оступился.

- Все! Отойдите! - крикнула Ребекка и окружила монстра Пеленой Ментального Пламени. - Клайд, усиль поток пламени, не позволяй пустоте коснуться пелены. Глория не стой! Активируй все доступные силы! Ардис, используй Смерч! Дирантар, нужна сила барьеров твоего учителя!

Глория начала окутывать, окруженного ментальным пламенем монстра, своим огнем. Стротклайд поставил посох перед собой и начал преобразовывать заключенную в нем силу в собственное пламя. Вокруг монстра стала образовываться Воронка Строенного пламени. Смерч, появившийся рядом, ещё сильнее заставил сиять огненную сферу, образовавшуюся вокруг мелора, и не позволял чудищу выбраться. Дирантар сжал амулет, висевший у него на груди, и вокруг монстра появилась столь мощный барьер, что даже перестал чувствоваться жар пламени.

- Сжимай барьер, Диран, - скомандовала Ребекка. - Я использую энергию Сердца.

Сфера начала сжиматься и всех оглушил душераздирающий вой, который продлился не так уж долго. Две трети мощи Серда Реорионозиума хлынули в плетение Воронки Строенного Пламени и внутри барьера мощно полыхнуло.

- Ну что, справились? - запыхавшись, спросил Ардис, рассматривая игру языков пламени внутри барьера, ставшего похожим на второе Сердце.

- Против такого не смог бы устоять даже сверхмаг, - усмехнулась Глория.

- Что-то не так, - посмотрела Ребекка на барьер, и увидела возникшую трещину. - Дирантар, щит!

Глава гильдии среагировал мгновенно, что и спасло жизни отряда. Взрыв, раздавшийся рядом с Сердцем Мира, был слышен на многие сотни километров. Стены, окружавшие зал попросту исчезли, как и несколько рубежей защиты этого места. Лишь барьер Первого устоял, однако это ему далось не так-то легко. Тонкие острые лучи восьмиконечной звезды сияли золотым светом, защищая отряд от мощи разбушевавшихся стихий и вытягивая жизненные силы главы гильдии. Спустя минуту всё успокоилось, однако монстр был по-прежнему жив, и, кажется, не слишком сильно пострадал, ну разве что энергия стихии Пустоты стала гораздо слабее.

- Диран! - заволновалась Глория. - Что с тобой?!

- Ничего страшного, просто небольшой откат от заклинания, - ушел от правды Первый, однако Стротклайд прекрасно всё видел.

- Сейчас помогу, - Белый Маг активировал Исцеляющую Длань весьма мощное заклинание способное исцелить тяжелые раны, однако требующее высокого мастерства и концентрации.

- Но что делать с этой тварью? - спросил Ардис.

- Мелор оказался значительно сильнее, чем я думал, - сказал Первый. - Поэтому вам нужно бежать, иначе мне вас не спасти.

- Даже не думай! - резко отреагировала Ребекка. - Я хоть и знаю, что ты прав, но всё равно не могу тебя оставить одного.

- Если мне суждено умереть, то я умру рядом с тобой, - сказала Глория.

- Правила никто не отменял, - ухмыльнулся Дирантар. - Лучше уж я, чем вы все. Стоп, не перебивать. Просто я сейчас буду высвобождать силу, которую уже много тысячелетий старался не использовать, однако сейчас слишком непредвиденная ситуация и мне придется это сделать. После того как я её активирую, я не смогу защитить вас, поэтому и прошу отойти на достаточное расстояние. Когда я сниму барьер, Глория прикроет всех вместе с Ребеккой, и вы отступите, а дальше посмотрим. Это не обсуждается. Вперёд!

Глава гильдии снял барьер и ринулся на мелора. Глория начала атаку с Большого Роя Огненных Пчел, вслед за ним запустила дюжину Огненных Стрел сцепленных между собой. Огненный Диск, насыщенный энергиями сразу двух сестер отправился вдогонку, разрывая пространство мощными потоками пламени. Пока эти заклинания отвлекли на себя внимание мелора. Первый снял одну из печатей, удерживающих его силу, а Ребекка с Глорией почти закончили формирование Мощной Сферической Огненной Бомбы. Яркая вспышка взрыва заклинания высшего порядка, совпала с разрушением последней печати.

- Клайд, забирай девчонок! - крикнул глава гильдии, и символы на его плаще начали колебаться и сиять, вместе с мечами.

Белый Маг крутанул над собой посохом и вокруг девушек, словно канат, обвилась прочная нить жизни. Она потащила их к успевшим отбежать на несколько километров Повелителю Жизни и его сыну.

- Не-е-ет! - закричала Глория. - Слишком рано!

- Ф-ух, - выдохнул Первый и посмотрел на мелора. - Теперь попробуем разобраться с тобой по-другому. Надеюсь, я ещё смогу погулять по этому миру.

Вокруг Дирантара появились два кольца символов расположившиеся под углом друг к другу. Сила главы гильдии начала быстро увеличиваться, его аура набрала такую мощь, что в пору было принять его за сверхмага, которым он не являлся. Каждый из мечей окутала странная энергия, заставляющая клинки дрожать. Воздух вокруг них пошел рябью, а монстр уже начал составлять какое-то непонятное плетение, чья суть могла ужаснуть любого мага. Дирантар усмехнулся, всего лишь мгновение, раздался хлопок. В груди монстра появилась огромная дыра, из которой начала выливаться Пустота Междумирья.

Альрин проснулся отдохнувшим и полным сил, однако сильно задумался. Увиденный сон был продолжением другого, и он наконец-то узнал, чем закончился тот поход к Сердцу Реорионозиума, вот только понять, почему именно Ардиса прозвали Мелором так и не удалось. Широко потянувшись, чародей понял кое-что очень важное. Аврора и Изабелла мирно спали, обняв чародея с двух сторон. Однако Альрин сам поразился своей реакции, вместо того, чтобы изрядно смутиться, он попросту улыбнулся и обнял девушек покрепче. Погрузившись в раздумья, так как встать с кровати, не разбудив охотниц, было попросту невозможно, чародей начал обдумывать дальнейшие шаги к той пещере, над которой светилась звезда.

- Не хочу, не хочу умирать, - тихо шептала во сне Изабелла, заставив Альрина отвлечься от мыслей. - Я ведь только встретила друзей. Всего два года... Почему? Почему так мало времени? - Из прикрытых глаз текли слезы, и девушка сильнее прижалась к магу. -Но я нашла... нашла того... кого могу любить. Рин...

Когда смысл этих фраз дошел до чародея, он покрепче прижал к себе Изабеллу. А на душе стало как-то тяжело, казалось, что воздух стал гуще и печаль вместе с грустью начали душить. Тяжело было осознать, что такому близкому человеку, как Изабелла, осталось жить, так мало.

- Я узнаю, что с тобой, - прошептал Альрин. - И постараюсь... нет, я обязательно помогу тебе.

- Мама, мама! - закричала Аврора. - Не умирай!

Девушка вскочила с места и никак не могла прийти в себя. Из её глаз текли слёзы, она, наконец, осознала, где находится, обняла Альрина своими мягкими крыльями и расплакалась, уткнувшись ему в грудь.

«Какая же у всех была тяжелая судьба, - подумал маг и горько усмехнулся. - А я думал, что один такой несчастный».

- Альрин! Альрин, с мамой случилось беда! - не могла унять слезы девушка. - Нужно ей помочь!

- Успокойся Аврора, - чародей приподнялся. - Поможем, только узнаем, как попасть на Реазильвию.

- Во дворце что-то случилось, - в светло-золотых глазах девушки было полно слёз.

- А? Что я тут делаю? - удивленно спросила Изабелла, из темно-синих глаз которой, не переставая, лились слёзы. Тоненькими ручейками они скатывались по щекам и капали на мягкое одеяло. - Что со мной такое? Почему я плачу и не могу остановиться? - девушка пыталась утереть слезы, но ничего не получалось.

Альрин прижал к себе девушек и начал тихо говорить, поглаживая каждую из них по голове:

- Не волнуйтесь, я помогу. Ведь не зря же я чародей, для нас нет ничего невозможного.

Его голос, словно мягкое одеяло, отгораживал их от тяжких мыслей, стараясь сдвинуть их с переднего плана хотя бы на чуть-чуть.

Когда Альрин вышел из комнаты, весь остальной отряд, за исключением Изабеллы и Авроры уже сидел за столом. Гном улыбался и поглаживал цветы, которые так и не смог убрать. Лириольна и Селения о чем-то разговаривали между собой, Мерлитта находилась в серьезных раздумьях, а вот Стротклайд смотрел на него.

- Удалось успокоить? - коротко спросил он.

- Да, но им нужно ещё немного отдохнуть. И к вам вопрос. Расскажите мне, что с Изабеллой?

- Это тебе Мерлитта и Эфермерт пусть расскажут, - зло посмотрела Лириольна на упомянутых личностей.

- Обвиняй кого хочешь, но ей нужно было сказать раньше, гораздо раньше, - ответил гном.

- Ты не прав, тогда бы у неё не было спокойной и беззаботной жизни, какая у неё была, - не согласилась эльфийка.

Пока Эфермерт спорил с эльфийками, Стротклайд решил поговорить с магом.

- Альрин, тебе нужно кое-что знать об Изабелле.

- Я внимательно слушаю.

- Два года назад к стенам города Дирантар подошла девочка. Пришла она откуда-то издалека, вся её одежда превратилась в лохмотья, на теле были многочисленные раны и укусы зверей, в волосах сильно выделялась седая прядь, которую она теперь старается спрятать. Её взгляд был полон мук, боли и страданий, однако девочка не плакала. Стражники хотели проводить её до здания приема, где в тот момент был один из Повелителей Жизни, однако что-то пошло не так. Девочка начала использовать какую-то странную силу, видимо испугавшись стражников, похоже, ребенку раньше попадались исключительно плохие люди. Она откинула бедняг метров на тридцать и если бы не магические щиты, то их бы долго отдирали от стены. Девочка хотела убежать куда-нибудь, но было видно, что она сильно истощена и не может этого сделать. Охотники хотели узнать что случилось, но она никого не подпускала к себе и раскидывала бывалых воинов, словно малолетних детей, а магия стекала с неё, будто вокруг девочки был мощный магический барьер. Она раскидывала всех, кто к ней приближался, и хотела убежать, но не могла. Тогда информация дошла до меня и Ардиса, однако мы не ожидали, что девочка была способна сражаться так. Где-то полчаса совместных усилий нам потребовалось, чтобы её успокоить. Точнее не так, её силы просто закончились, и она упала без чувств. Изабелла очень сильна, и я даже не знаю, хватит ли сейчас у меня сил, чтобы сдержать её, не причинив ей вреда. Уже чуть позже Мерлитта нашла с ней общий язык, а потом она привыкла к остальным и преобразилась. Однако ни я, ни кто-либо другой не видел, чтобы она была настолько счастливой до встречи с вами. Поэтому Альрин, побудьте вместе с Авророй рядом Беллой особенно теперь, после того как она узнала обо всём, что её ждет.

- Не беспокойся, Стротклайд, - ответил чародей. - Я позабочусь о ней.

- Не сомневаюсь.

- Выступаем завтра. Снаружи сейчас бушует метель, - сказал гном. - Так что у нас есть ещё один выходной.

К утру следующего дня погода пришла в норму, и отряд продолжил своё путешествие, однако все вышли немного в другом месте. Пейзаж несколько отличался от увиденного при входе, не было ворот и той горы, в которой они находились.

- Ты куда это нас вывел Эфермерт? - спросила Лириольна.

- Да тут недалеко, километров пятнадцать всего, ну может чуток побольше, - ответил гном. - Зато идти чуток, но поменьше.

- Веди, давай, проводник, - хмыкнула Селения.

- Я разве против, - пожал плечами Эфермерт. - нам ещё четыре с лишним дня шагать.

Идти было тяжело, снег шел, не переставая, холод старался прокрасться через любые преграды и даже огненные щиты не всегда спасали, да и держать их постоянно активными было очень тяжело. Особенно тяжко было Авроре, всё же она была недостаточно вынослива, впрочем, Изабелла тоже еле шла, подавленная собственными мыслями. Девушка-ангел разглядывала медленно падающие с неба снежинки, которые подбрасывал и крутил легкий ветерок. Медленно падая, они устилали собой безбрежные горные просторы, на которых вырисовывались тонкие ледяные узоры. Царство снега и льда постепенно поглощало отряд. Горные вершины с невообразимых высот взирали на крошечных путников, но в их безмятежных взорах не было любопытства, столь мелкие существа очень редко могли приковать к себе интерес горной гряды. Редко, но всё же громадные скалы помнят времена, когда эти маленькие точки, которые называли себя людьми, сотрясали весь мир, заставив столь мощную стихию бояться. Однако всё это было столь давно, что вряд ли кто-то, кроме гор, ветра и солнца, помнит об этом. Впрочем, и они уже успели кое-что позабыть. Где-то в этих горах прятался целый исследовательский комплекс, изучающий многие очень многие аспекты науки.

Без передышек и привалов они шли почти весь день, но под вечер началась метель, и гном скомандовал привал. К сожалению уже в этом месте расширенное пространство не хотело работать, поэтому пришлось сооружать укрытие под большим плоским камнем, на котором почти не было снега. Альрин прекрасно понимал, что сильный ветер постоянно сдувал этот снег, но он также помнил о том, что уже не раз такими камнями оказывались какие-нибудь каменные элементали. Но вроде бы в этот раз всё обошлось. Стротклайд разжег пламя, и под защитой ледяных стен созданных Авророй стало весьма уютно. Дров для костра заготовили предостаточно и мешок странника, который был у Альрина, не подкачал в отличие от расширенного пространства. За весь путь до первого привала говорили весьма мало, так что теперь, отогревшись у костра и немного восполнив его энергией свои магические силы, многие захотели обсудить причину блокировки работы расширенного пространства.

- Как думаете, почему тут не работает именно расширенное пространство, однако мешок странника, без проблем открывается и ни одна вещь в нем не потерялась? - спросила Лириольна и, посмотрев на Альрина, добавила. - Ведь ничего же не потерялось?

- Да вроде нет, - чародей взглянул внутрь мешка и увидел, что всё лежит на своих местах.

- Скорее всего, это вызвано изменениями в структуре информационного поля и самого пространства, - сказал Белый Маг. - Так как расширенное пространство занимает зачастую весьма большой объем, здесь, среди нарушенных и, вероятно, плохо восстановившихся информационных полей оно просто не помещается в межпространственные области. А мешок странника занимает не такой уж большой объем, поэтому и работает здесь.

- Неплохо сказано, - согласился гном. - Но это ещё не всё. Древняя раса проводила здесь какие-то эксперименты, которые породили множество пространственных аномалий, вре