Элиезер Шломо Юдковски - Гарри Поттер и методы рационального мышления [часть 2 (31-60) английский и русский параллельные тексты]

Гарри Поттер и методы рационального мышления [часть 2 (31-60) английский и русский параллельные тексты] [Harry Potter and the Methods of Rationality ru] 2293K, 687 с. (Проект «Поттер-Фанфикшн»)   (скачать) - Элиезер Шломо Юдковски
Chapter 31: Working in Groups, Pt 2 Глава 31. Работа в группах. Часть 2
Aftermaths: Послесловия:
Harry paced backward and forward in his general's office, which made a wonderful room for pacing, it didn't have any other uses as far as he could tell. * * * Гарри ходил взад-вперёд по своему генеральскому кабинету. Это было прекрасное место для ходьбы. Других применений для кабинета Гарри пока не обнаружил.
How? Как?!
How? Как?!
Hermione shouldn't have won that battle! Гермиона не могла выиграть эту битву!
Not on her first try, not when she wasn't at all violent by her nature, automatically being a great military commander on top of everything else was too much even for her. Это была её первая попытка, она совершенно невоинственна по натуре. Автоматически оказаться великим полководцем - это слишком даже для неё.
Had she read about the tactic in a military history book? Она прочитала о тактике в книге по военной истории?
But it hadn't been just that one tactic, she'd had her forces perfectly positioned to block any retreat, her troops had been better coordinated than his or Draco's... Но дело было не только в тактике, она прекрасно расставила свои войска, чтобы пресечь любые попытки отступления, её войска были лучше скоординированы, чем его или Драко...
Had Professor Quirrell broken his promise not to help her? Может, профессор Квиррелл нарушил обещание и помог ей?
Had he given her the diary of General Tacticus or something? Дал дневник генерала Тактикуса или что-то ещё в этом духе?
Harry was missing something here, something really important, and his mind went around and around in circles, and he still couldn't figure it out. Г арри понимал, что упускает что-то по-настоящему важное, его мысли продолжали бродить по кругу, но он всё никак не мог понять, в чём дело.
Finally Harry sighed. Наконец Гарри вздохнул.
He wasn't getting anywhere on this, and he had to go learn the Breaking Drill Hex from Hermione or someone before the next battle - Professor Quirrell had explained to Harry, his voice amused but with a sharp undertone of warning, that "no magical items except the ones I give you" included Muggle technology no matter how much that wasn't magic. У него всё равно не получалось ничего придумать, а ещё нужно сходить к Гермионе или кому-нибудь другому и выучить к следующей битве заклинание Пронзающего бура. Профессор Квиррелл весело - но всё-таки с резкими нотками предупреждения в голосе - объяснил ему, что правило "Никаких волшебных предметов, кроме тех, что дал я" включает в себя магловскую технику, хоть в ней и нет магии.
Plus Harry also needed to figure out how to bring down Mr. Goyle next time... А ещё Г арри нужно придумать, как сбивать мистера Гойла в следующий раз...
Battles counted for a lot of Quirrell points if you were a general, and Harry needed to get cracking if he wanted to win Professor Quirrell's Christmas wish. Битвы могли принести генералам множество очков Квиррелла, и Г арри нужно поднажать, если он хочет выиграть исполнение рождественского желания от профессора Защиты.
In his private room at Slytherin, Draco Malfoy stared off into space, as though the wall in front of his desk was the most fascinating surface in the world. * * * В своей личной комнате в подземельях Слизерина Драко Малфой смотрел в пустоту, как будто стена перед его столом была самым завораживающим зрелищем в мире.
How? Как?!
How? Как?!
In retrospect it had been an obvious sort of idea as cunning plots went, but Granger wasn't supposed to be cunning! Задним числом все эти хитрые замыслы казались очевидными, но Грейнджер не должна была оказаться хитрой!
She'd been too much of a Hufflepuff to use a Simple Strike Hex! На первом уроке Защиты она поступила слишком по-пуффендуйски, когда нужно было использовать заклинание Простого удара!
Had Professor Quirrell been advising her despite his promise, or... Может, профессор Квиррелл давал ей советы, несмотря на своё обещание, или...
And then Draco finally did what he should have done much earlier. И тут Драко наконец сделал то, что должен был сделать намного раньше.
What he should have done after the first time he met with Granger. То, что он должен был сделать после аудиенции у Грейнджер.
What Harry Potter had told him to do, trained him to do, and yet Harry had also warned Draco that it would take time to make his brain realize that the methods applied to real life, and Draco hadn't understood that until today. То, о чём ему говорил Гарри Поттер, чему он его учил. Впрочем, Гарри предупреждал, что нужно время, чтобы мозг привык использовать методы рационального мышления в реальной жизни, а Драко до сегодняшнего дня этого совершенно не понимал.
He could have avoided every single one of his mistakes if he'd just applied the things Harry had already told him - Он мог бы избежать всех своих ошибок, если бы просто применил то, о чём Гарри ему уже говорил...
Draco said out loud, Драко произнёс вслух:
"I notice that I am confused." - Я замечаю, что я озадачен.
Your strength as a rationalist is your ability to be more confused by fiction than by reality... Сила рационалиста состоит в способности быть озадаченным вымыслом больше, чем реальностью.
Draco was confused. Драко был в замешательстве.
Therefore, something he believed was fiction. Значит, что-то из того, в чём он убеждён, -вымысел.
Granger should not have been able to do all that. Грейнджер не могла сделать всё это.
Therefore, she probably hadn't. Значит, она, вероятно, и не делала.
I promise not to help General Granger in any way that the two of you don't know about. Я обещаю не помогать генералу Грейнджер неизвестным вам образом.
With sudden horrified realization, Draco swept papers out of the way, hunting through the mess on his desk, until he found it. Охваченный ужасным предчувствием, Драко начал судорожно рыться в бумагах на столе.
And there it was. Вот оно.
Right in the list of people and equipment assigned to each of the three armies. Прямо в списке людей и экипировки для каждой из трёх армий.
Curse Professor Quirrell! Будь проклят профессор Квиррелл!
Draco had read it and he still hadn't seen it - Драко ведь читал этот список, но совсем не заметил...
The afternoon sunlight poured down into the office of the Sunshine Regiment, illuminating General Granger in her chair as though she glowed with a golden aura. * * * Дневной солнечный свет струился сквозь окна кабинета Солнечного Отряда, окружая Грейнджер, сидевшую в своём генеральском кресле, золотой аурой.
"How long do you think it will take Malfoy to figure it out?" said General Granger. - Как по-вашему, сколько времени потребуется Малфою, чтобы понять? - спросила она.
"Not long," said Colonel Blaise Zabini. "He may have already. - Немного, - ответил полковник Блейз Забини. -Возможно, он уже понял.
How long will it take Potter to figure it out?" А сколько времени потребуется Поттеру?
"Forever," said General Granger, "unless Malfoy tells him, or one of his own soldiers realizes. - Вечность, - произнесла генерал Грейнджер, -если только ему не расскажет Малфой, или не догадается кто-нибудь из его солдат.
Harry Potter just doesn't think like that." Гарри Поттер просто не думает таким образом.
"Really?" said Captain Ernie Macmillan, looking up from one of the corner tables where he was being crushed at chess by Captain Ron Weasley. (They'd brought back all the other chairs after Malfoy had left, of course.) "I mean it seems kind of obvious to me. - Правда? - спросил капитан Эрни Макмиллан, поднимая голову от одного из угловых столов, где капитан Рон Уизли громил его в шахматы. (Конечно, после ухода Малфоя они вернули остальные стулья обратно.) - В смысле, лично мне это кажется очевидным.
Who would try to come up with all the ideas just by themselves?" Кто бы стал придумывать всё самостоятельно?
"Harry," said Hermione, at exactly the same time Zabini said, "Malfoy." - Гарри, - сказала Гермиона. - Малфой, -произнёс Забини одновременно с ней.
"Malfoy thinks he's way better than everyone else," said Zabini. - Малфой думает, что он лучше всех остальных, -добавил Забини.
"And Harry... doesn't really see most other people like that," said Hermione. - А Гарри... просто не понимает, что остальные люди тоже на это способны.
It was kind of sad, actually. Это было даже немного печально.
Harry had grown up very, very alone. Гарри рос очень, очень одиноким.
It wasn't that he went around thinking in words that only geniuses had a right to exist. Конечно, он не думал, что только гении имеют право на существование.
It just wouldn't occur to him that anyone in Hermione's army besides Hermione could have any good ideas. Но ему совершенно не приходило в голову, что кто-то в армии Гермионы, кроме неё самой, может предложить хорошую идею.
"Anyhow," Hermione said. "Captains Goldstein and Weasley, you're on duty for thinking up strategic ideas for our next battle. - Как бы то ни было, - произнесла Гермиона, -капитаны Голдштейн и Уизли, ваша задача -придумать варианты стратегии для следующей битвы.
Captains Macmillan and Susan - sorry, I mean Macmillan and Bones - try to come up with some tactics we can use, also any training you think we should try. Капитаны Макмиллан и Сьюзен, прошу прощения, я хотела сказать Макмиллан и Боунс, подумайте, какую тактику мы можем использовать, а также о необходимых тренировках.
Oh, and congratulations on your marching song, Captain Goldstein, I think it was a big plus for esprit de corps." Да, и поздравляю, капитан Голдштейн, думаю, ваша песня пошла на пользу боевому духу.
"What're you doing?" said Susan. "And Colonel Zabini?" - А что будешь делать ты? - спросила Сьюзен. - И полковник Забини?
Hermione stood up out of her chair, stretching. Гермиона встала и потянулась.
"I'll try to figure out what Harry Potter is thinking and Colonel Zabini will try to figure out what Draco Malfoy might do, and both of us will join you again after we come up with something. - Я попытаюсь понять, о чём думает Г арри Поттер, а полковник Забини - что может сделать Драко Малфой. Как только мы к чему-нибудь придём, мы с вами поделимся.
I'm going to walk while I think. Я хочу прогуляться, пока думаю.
Zabini, you want to come along?" Забини, не составите ли компанию?
"Yes, General," said Zabini stiffly. - Да, генерал, - сухо ответил Забини.
It hadn't been meant as an order. Hermione sighed to herself a little. Г ермиона мысленно вздохнула - она не предполагала, что Забини воспримет её слова как приказ.
This was going to take some getting used to, and although Zabini's first idea had certainly worked, she wasn't quite sure that Professor Quirrell's quote mixture of positive and negative incentives unquote would be enough to keep the Slytherin fully on her side until December when traitors would be allowed for the first time... Придётся к этому привыкать, и хотя его первая идея определённо сработала, она не была уверена, что "смеси положительных и отрицательных стимулов", цитируя профессора Квиррелла, хватит, чтобы удерживать слизеринца полностью на её стороне и в декабре, когда в игре появится возможность предательства...
She still had no idea what she was going to do with Professor Quirrell's Christmas wish, either. Она до сих пор не представляла, что попросить у профессора Квиррелла в качестве рождественского желания.
Maybe she'd just ask Mandy if she wanted anything, when the time came around. Может быть, когда придёт время, она просто спросит у Мэнди, не нужно ли той что-нибудь.
Chapter 32: Interlude: Personal Financial Management Глава 32. Интерлюдия: Управление личными финансами
"But Headmaster," Harry argued, some of his desperation leaking into his voice, "leaving all of my assets in one undiversified vault full of gold coins -it's crazy, Headmaster! - Но директор, - в голосе Гарри уже сквозило отчаяние, - держать все мои активы в золоте в одном недиверсифицированном хранилище... Это безумие, директор!
It's like, I don't know, doing Transfiguration experiments without consulting a recognized authority! Это похоже, я даже не знаю, на проведение экспериментов по трансфигурации без консультации с признанным авторитетом!
You just don't do that with money!" Нельзя так обращаться с деньгами!
From the lined face of the old wizard - underneath a festive holiday hat like a catastrophic automobile collision between cars of green and red cloth - a grave, sad look peered out at Harry. С изборождённого морщинами лица старого волшебника - под праздничной шляпой, выглядевшей так, будто два автомобиля из зелёной и красной ткани на полной скорости врезались друг в друга, - на Гарри пристально смотрели серьёзные и печальные глаза.
"I'm sorry, Harry," said Dumbledore, "and I do apologize, but allowing you control over your own finances would give you far too much independence of action." - Мне очень жаль, Гарри, - произнёс Дамблдор, - и я прошу прощения, но если предоставить тебе контроль над своими финансами, у тебя будет слишком много возможностей для независимых действий.
Harry's mouth opened and no sound came out. Г арри открыл рот, но так и не смог ничего сказать.
He was, literally, speechless. Он буквально потерял дар речи.
"I will permit you to withdraw five Galleons for Christmas presents," said Dumbledore, "which is more than any boy your age should spend, but poses no threat, I think -" - Я разрешаю тебе взять пять галлеонов на рождественские подарки, - добавил Дамблдор, -что гораздо больше, чем положено тратить мальчику твоего возраста, но это, я думаю, безопасно...
"I can't believe you just said that!" the words burst out of Harry's mouth. "You admit to being that manipulative?" - Ушам своим не верю! - сорвалось с губ Гарри. -Вы открыто признаёте, что манипулируете мной!
"Manipulative?" said the old wizard, smiling slightly. "No, manipulative would be if I did not admit it, or if I had some deeper motive behind the obvious. - Манипулирую? - с лёгкой улыбкой переспросил волшебник. - Нет, вот если бы я не признался, то это была бы манипуляция, или если бы у меня были какие-то скрытые мотивы.
This is quite straightforward, Harry. А здесь всё довольно прямолинейно.
You are not yet ready to play the game, and it would be foolish to allow you thousands of Galleons with which to upset the gameboard." Ты ещё не готов к игре, и будет глупо дать тебе тысячи галлеонов, с которыми ты можешь опрокинуть доску.
The bright hustle and bustle of Diagon Alley had increased by a hundredfold and redoubled as Christmas approached, with all the shops enshrouded in brilliant sorceries that flashed and sparkled as though the season's spirit was about to blaze out of control and turn the whole area into a cheerful holiday crater. * * * С приближением Рождества суматоха в Косом переулке возросла стократ, а потом ещё в два раза. Все магазины были окутаны искрами и всполохами заклинаний, казалось, ещё немного -и дух праздника вырвется на свободу и оставит от этого места лишь яркий праздничный кратер.
The streets were so crowded with witches and wizards in festive and loud clothing that your eyes were assaulted almost as severely as your ears; and it was clear, from the bewildering variety of the shoppers, that Diagon Alley was considered an international attraction. Улицы были переполнены ведьмами и волшебниками в нарядных и очень кричащих одеяниях, так что глазам приходилось не намного легче ушей. По удивительно пёстрому составу покупателей становилось ясно, что Косой переулок - точка притяжения для магов со всего света.
There were witches wrapped in giant swathes of cloth like toweled mummies, and wizards in formal top hats and bath-robes, and young children barely past toddling age who were decorated with lights that blazed almost as bright as the shops themselves, as their parents took them hand in hand through that magic wonderland and let them shriek to their heart's content. Среди них встречались ведьмы, закутанные, словно мумии, в длинные отрезы ткани; волшебники в строгих цилиндрах и банных халатах. Многие дети, едва научившиеся ходить, были усыпаны сверкающими огнями, и могли своим сиянием поспорить с витринами магазинов. Родители вели их за руку через эту волшебную страну чудес, благожелательно выслушивая истошные полные счастья крики.
It was the season to be merry. Пришло время радости.
And in the midst of all that light and cheer, a note of blackest night; a cold, dark atmosphere that cleared a few precious paces of distance even in the midst of all that crush. Посреди всех этих огней и веселья - клочок чернейшей ночи. Холодное, тёмное облако, которое раздвигало всю эту суету на столь необходимые несколько метров.
"No," said Professor Quirrell, with a look of grim revulsion, like he'd just bitten into food that not only tasted horrible but was morally repugnant to boot. - Нет, - сказал профессор Квиррелл с мрачным отвращением, как будто он только что съел что-то не только ужасное на вкус, но и неприемлемое по соображениям морали.
It was the sort of grim face an ordinary person might make after biting into a meat pie, and discovering that it was rotten and had been made from kittens. У обычного человека такая гримаса на лице могла бы появиться, если бы он откусил от пирога с мясом и обнаружил, что тот протух и к тому же сделан из котят.
"Oh, come on," Harry said. "You must have some ideas." - Да ладно вам, - протянул Гарри, - у вас должны быть хоть какие-нибудь идеи.
"Mr. Potter," Professor Quirrell said, his lips set in a thin line, "I agreed to act as your adult guardian on this expedition. - Мистер Поттер, - губы профессора Квиррелла сжались в тонкую линию, - я согласился быть вашим сопровождающим на этой прогулке.
I did not agree to advise you on your choice of presents. Но в уговоре не было сказано, что я должен помогать вам выбирать подарки.
I don't do Christmas, Mr. Potter." "How about Newtonmas?" Я не отмечаю день рождения Христа, мистер Поттер.
Harry said brightly. "Isaac Newton actually was born on December 25th, unlike some other historical figures I could name." - Как насчёт дня рождения Ньютона? - весело спросил Гарри. - В отличие от некоторых других исторических фигур, Исаак Ньютон уж точно родился двадцать пятого декабря.
This failed to impress Professor Quirrell. На профессора это впечатления не произвело.
"Look," said Harry, "I'm sorry, but I've got to do something special for Fred and George and I've got no idea of my options." - Послушайте, - сказал Гарри, - извините, но мне нужно подарить что-то особенное Фреду и Джорджу, а мне совсем ничего не приходит в голову.
Professor Quirrell made a thoughtful humming sound. Профессор Квиррелл задумчиво хмыкнул.
"You could ask which family members they most dislike, and then hire an assassin. - Вы можете спросить у них, какой член семьи раздражает их больше всего, и нанять убийцу.
I know someone from a certain government-in-exile who is quite competent, and he would give you a discount on multiple Weasleys." Я знаю одну подходящую персону в изгнании, которая к тому же сделает вам скидку за заказ нескольких Уизли.
"This Christmas," Harry said, dropping his voice into a lower register, "give your friends the gift... of death." - На это Рождество, - низким грудным голосом сказал Гарри, - подари своим друзьям... смерть.
That made Professor Quirrell smile. It went all the way to his eyes. Вот теперь профессор Квиррелл улыбнулся по-настоящему.
"Well," said Harry, "at least you didn't suggest getting them a pet rat -" Harry's mouth snapped shut, and he was regretting the words almost as soon as they were out of his mouth. - Ну ладно, - сказал Гарри, - по крайней мере, вы не предложили подарить им ручную крысу... Г арри резко закрыл рот и уже сожалел о том, что эти слова вырвались наружу.
"Pardon me?" said Professor Quirrell. - Простите, что? - переспросил профессор.
"Nothing," Harry said at once, "long dumb story." - Не важно, - быстро ответил Гарри, - длинная, глупая история.
And telling it seemed wrong somehow, maybe because Harry was afraid Professor Quirrell would have laughed even if Bill Weasley hadn't been cured and everything put back to right... И рассказывать её не хотелось. Вероятно, потому, что профессор Квиррелл нашёл бы её смешной, даже если бы Билл Уизли в итоге не вылечился...
And where had Professor Quirrell been that he'd never heard the story? И вообще, где жил профессор Квиррелл, если он никогда не слышал эту историю?
Harry had gotten the impression that everyone in magical Britain knew. У Г арри сложилось впечатление, что вся магическая Британия была в курсе.
"Look," said Harry, "I'm trying to solidify their loyalty to me, you know? - Понимаете, - продолжил Гарри, - я пытаюсь закрепить их верность мне.
Make the Weasley twins my minions? Сделать близнецов Уизли своими приспешниками.
Like the old saying goes: A friend isn't someone you use once and then throw away, a friend is someone you use over and over again. Как говорится в пословице: друг - это не тот, кого ты один раз используешь, а потом выбрасываешь. Друг - это тот, кого ты используешь снова и снова.
Fred and George are two of the most useful friends I have in Hogwarts, Professor Quirrell, and I plan to use them over and over again. Профессор Квиррелл, Фред и Джордж - два моих самых полезных друга во всём Хогвартсе, и я планирую ещё не раз воспользоваться их услугами.
So if you'd help me be Slytherin here, and suggest something they might be very grateful for..." Так что если вы поможете мне проявить здесь некоторое слизеринство и предложите что-нибудь, за что они будут очень благодарны...
Harry's voice trailed off invitingly. Г арри умолк, позволяя профессору самому додумать фразу.
You just had to pitch these things the right way. Главное в таких делах - найти правильный подход.
They walked on for a good way before Professor Quirrell spoke again, his voice practically dripping with distaste. Они довольно долго шли молча, прежде чем профессор нарушил тишину. Его голос прямо-таки сочился отвращением.
"The Weasley twins are using secondhand wands, Mr. Potter. - Близнецы Уизли пользуются подержанными палочками, мистер Поттер.
They would be reminded of your generosity with every Charm they cast." Каждый раз произнося заклинание, они будут вспоминать вашу щедрость.
Harry clapped his hands together in involuntary excitement. От восторга Гарри невольно хлопнул в ладоши.
Just put the money on account at Ollivander's, and tell Mr. Ollivander to never refund it - no, better yet, to send it to Lucius Malfoy if the Weasley twins didn't show up before the start of their next school year. Положить деньги на счёт магазина Олливандера и сказать мистеру Олливандеру не возвращать деньги, нет, лучше - отправить их Люциусу Малфою, если близнецы Уизли не покажутся до начала следующего учебного года.
"That's brilliant, Professor!" - Это гениально, профессор!
Professor Quirrell did not look like he appreciated the compliment. Тот, похоже, комплимент не оценил.
"I suppose I can tolerate Christmas in that spirit, Mr. Potter, though only barely." Then he smiled slightly. "Of course that will cost you fourteen Galleons, and you only have five." - Полагаю, в таком ключе Рождество для меня терпимо, мистер Поттер, но лишь едва. - Квиррелл сухо улыбнулся. - Кстати, вам понадобятся четырнадцать галлеонов, а у вас есть только пять.
"Five Galleons," Harry said, with a sniff of outrage. "Just who does the Headmaster think he's dealing with, anyway?" - Пять галлеонов, - фыркнул Гарри. - Директор, похоже, не понимает, с кем имеет дело.
"I think," said Professor Quirrell, "that it simply did not occur to him to fear the consequences if you turned your ingenuity to the task of obtaining funds. - Думаю, - отозвался Квиррелл, - ему просто не пришло в голову опасаться последствий того, что ваша изобретательность обратит своё внимание на добывание средств.
Though you were wise to lose, rather than making it an explicit threat. И вы проявили должную мудрость, когда проиграли ему, не дойдя до угроз.
Out of curiosity, Mr. Potter, what would you have done if I hadn't turned away in boredom while you, in a fit of childish pique, counted out five Galleons worth of Knuts?" Из чистого любопытства, мистер Поттер, что бы вы делали, если бы я не отвернулся, охваченный скукой, когда вы, руководствуясь детской прихотью, решили взять из хранилища пять галлеонов кнатами?
"Well, the easiest way would've been to borrow money from Draco Malfoy," said Harry. - Ну, проще всего было бы одолжить денег у Драко Малфоя, - ответил Гарри.
Professor Quirrell chuckled briefly. Профессор усмехнулся.
"Seriously, Mr. Potter." - А если серьёзно?
Duly noted. Принято к сведению.
"Probably I'd have done a few celebrity appearances. - Вероятно, сделал бы несколько выходов в свет.
I wouldn't resort to anything economically disruptive just for spending money." Я не хочу прибегать к мерам, подрывающим экономику, лишь для получения карманных денег.
Harry had checked, and he would be allowed to keep the Time-Turner while he went home for the holidays, so that his sleep cycle didn't start to rotate. Г арри уже выяснил, что ему разрешили использовать Маховик времени дома на каникулах, чтобы график его сна не нарушался.
But then it was also possible that someone kept an eye out for magical day traders. Но с другой стороны очень вероятно, что кто-нибудь в магическом мире отслеживает волшебников, спекулирующих на рынке ценных бумаг.
The gold and silver trick would've taken work on the Muggle end, and seed funding, and the goblins might've gotten suspicious after the first cycle. Трюк с золотом и серебром сработал бы в магловском мире и дал бы начальные средства, но гоблины могут заподозрить неладное уже после первого цикла.
And starting a real bank would be a lot of work... Harry hadn't quite worked out any money-making methods that were fast and certain and safe, so he'd been very glad when Professor Quirrell had turned out to be so easily fooled. А открытие своего собственного банка означает уйму работы... Пока Гарри не придумал способа заработать деньги, который был бы одновременно и быстрым, и надёжным, и безопасным. Поэтому он очень обрадовался, когда выяснилось, что профессора Квиррелла так легко одурачить.
"I do hope those five Galleons will be enough to last, since you counted them so carefully," said Professor Quirrell. "I doubt the Headmaster shall be so eager to entrust me with your vault key a second time, once he discovers I've been tricked." - Надеюсь, этих пяти галлеонов вам хватит надолго, вы так тщательно их отсчитывали, -заметил профессор Квиррелл. - Сомневаюсь, что директор так же охотно доверит мне ключ от вашего хранилища, после того как обнаружит, что я был обманут.
"I'm sure you did your best," Harry said with deep gratitude. - Уверен, вы старались изо всех сил, - ответил Гарри с глубокой признательностью.
"Do you need any assistance finding a safe place to store all those Knuts, Mr. Potter?" - Вам нужна помощь в поиске безопасного места для всех этих кнатов?
"Well, sort of," said Harry. - В некотором роде.
"Do you know of any good investment opportunities, Professor Quirrell?" Профессор Квиррелл, не знаете ли вы, куда можно удачно вложить капитал?
And the two of them walked on, in their tiny sphere of silence and isolation, through the brilliant and bustling crowds; and if you looked carefully, you would see that where they went, leafy boughs faded, and flowers withered, and children's toys that played cheerful bells changed to lower and more ominous notes. И внутри небольшой сферы тишины и уединения они медленно шли дальше сквозь блестящую суматошную толпу. И если бы кто-нибудь пригляделся внимательнее, то заметил бы, что там, где они проходили, увядали цветы, а звук радостных колокольчиков в детских игрушках менялся на более низкие и более зловещие ноты.
Harry did notice, but he didn't say anything, just smiled a little to himself. Гарри это заметил, но ничего не сказал, лишь слегка улыбнулся.
Everyone had their own way of celebrating the holidays, and the Grinch was as much a part of Christmas as Santa. Каждый волен праздновать по-своему, а Гринч -такая же часть Рождества, как и Санта.
Chapter 33: Coordination Problems, Pt 1 Глава 33. Проблемы координации. Часть 1
I just recite to myself, over and over, until I can choose sleep: It all adds up to J. K. Rowling. От автора:
The version of decision theory used in this chapter is not the academically dominant one. Версия теории принятия решений, использованная в этой главе, не является общепринятой с точки зрения научного сообщества.
It's based on something called "timeless decision theory" that's under development by (among others) Gary Drescher, Wei Dai, Vladimir Nesov, and, well... (coughs a few times) me. Она основывается на так называемой "вневременной теории принятия решений", разработчиками которой являются (наряду с многими другими) Гарри Дресчер, Вей Дай, Владимир Несов ну и, чего уж там... (прокашливается)* я.
The terrifying part was how fast the whole thing had spiraled out of control. * * * Самым ужасным было то, как быстро всё вырвалось из-под контроля.
"Albus," Minerva said, not even trying to keep the worry out of her voice as the two of them entered the Great Hall, "something has to be done." Минерва даже не пыталась скрыть беспокойство. - Альбус, - обратилась она к директору, когда они входили в Большой зал, - надо что-то делать.
The atmosphere at Hogwarts before Yuletide was usually bright and cheerful. Обычно атмосфера в Хогвартсе перед рождественскими праздниками была светлой и радостной.
The Great Hall had already been decorated in green and red, after a Slytherin and a Gryffindor whose Yule wedding had become a symbol of friendship transcending Houses and allegiances, a tradition almost as ancient as Hogwarts itself and which had even spread to Muggle countries. Большой зал уже был убран в зелёный и красный цвета. Эта традиция, древняя, как сам Хогвартс, появилась после свадьбы слизеринки и гриффиндорца, случившейся на святки и ставшей символом дружбы, которая выше предубеждений и разделения на факультеты. Со временем этот обычай распространился даже на магловские страны.
Now the students eating dinner were glancing nervously over their shoulders, or sending vicious glares at other tables, or at some tables arguing heatedly. Но в этом году ученики за обедом нервно оглядывались через плечо, бросали злобные взгляды на другие столы и горячо спорили.
You could have described the atmosphere as tense, perhaps, but the phrase coming to Minerva's mind was fifth degree of caution. Обычно для описания такой атмосферы используют слово "напряжённая", но в голове у Минервы крутилась фраза "пятая степень предосторожности".
Take a school, into four Houses divided... Возьмите школу, разделённую на четыре факультета...
Now into each year, add three armies at war. И добавьте по три воюющие армии на каждый курс.
And the partisanship of Dragon and Sunshine and Chaos had spread beyond the first-years; they had become the armies for those who had no armies. А поклонники Драконов, Солнечных и Хаоса встречались далеко не только на первом курсе, они образовывали армии из тех, кто не входил в армии.
Students were wearing armbands with insignia of fire or smile or upraised hand, and hexing each other in the corridors. Ученики надевали нарукавные повязки со знаком огня, улыбки или поднятой руки и кидались друг в друга заклинаниями в коридорах.
All three first-year generals had told them to stop -even Draco Malfoy had heard her out and then nodded grimly - but their supposed followers hadn't listened. Все три генерала первого курса призывали их остановиться - даже Драко Малфой выслушал Минерву и мрачно кивнул, - но "последователи" их не слушали.
Dumbledore gazed out at the tables with a distant look. Дамблдор отстранённым взглядом оглядел столы.
"In every city," the old wizard quoted softly,"the population has been divided for a long time past into the Blue and the Green factions... And they fight against their opponents knowing not for what end they imperil themselves... - Издревле жители в каждом городе разделялись на Синих и Зелёных... Они заводят драки со своими противниками, сами не ведая за что, подвергают себя опасности.
So there grows up in them against their fellow men a hostility which has no cause, and at no time does it cease or disappear, for it gives place neither to the ties of marriage nor of relationship nor of friendship, and the case is the same even though those who differ with respect to these colours be brothers or any other kin. Вражда к противникам возникает у них без причины и остаётся навеки. Не уважаются ни родство, ни свойство, ни узы дружбы. Даже родные братья, приставшие один к одному из этих цветов, другой к другому, бывают в раздоре между собою.
I, for my part, am unable to call this anything except a disease of the soul..." И не могу я иначе назвать это, как душевной болезнью...
"I'm sorry," said Minerva, "I don't -" - Прошу прощения, - произнесла Минерва. - Я не...
"Procopius," said Dumbledore. "They took their chariot-racing very seriously, in the Roman Empire. - Прокопий Кесарийский, - сказал Дамблдор. - В Византийской империи очень серьёзно относились к гонкам на колесницах.
Yes, Minerva, I agree that something must be done." Да, Минерва, я согласен, с этим нужно что-то делать.
"Soon," Minerva said, her voice lowering even further. "Albus, I think it must be done before Saturday." - И быстро, - ещё тише сказала Минерва. - Альбус, я думаю, что нужно принять меры ещё до субботы.
On Sunday, most students would leave Hogwarts to stay the holiday with their families; Saturday, then, was the final battle of the three first-year armies that would determine the awarding of Professor Quirrell's thrice-cursed Christmas wish. В воскресенье большинство учеников Хогвартса разъедется домой на каникулы. Поэтому на субботу была назначена финальная битва армий первого курса, которая определит, кому достанется трижды проклятое исполнение рождественского желания от профессора Квиррелла.
Dumbledore glanced over at her, studying her gravely. Дамблдор повернулся и мрачно на неё посмотрел:
"You fear that the explosion will come then, and someone will be hurt." - Вы боитесь, что будет взрыв и кто-то пострадает.
Minerva nodded. Минерва кивнула.
"And that Professor Quirrell will be blamed." - И во всём обвинят профессора Квиррелла.
Minerva nodded again, her face tight. Минерва, поджав губы, снова кивнула.
She had long since become wise in the ways that Defense Professors were fired. У неё был большой опыт в том, что касалось увольнений профессоров по Защите.
"Albus," Minerva said, "we cannot lose Professor Quirrell now, we cannot! - Альбус, - воскликнула она, - мы не можем потерять сейчас профессора Квиррелла, совершенно не можем!
If he but stays through January our fifth-years will pass their OWLs, if he stays through March our seventh-years will pass their NEWTs, he is remedying years of neglect in months, a whole generation will grow up able to defend themselves in spite of the Dark Lord's curse - you must stop the battle, Albus! Если он продержится до февраля, наши пятикурсники смогут сдать С.О.В., если он продержится до апреля - семикурсники смогут сдать Т.Р.И.Т.О.Н. Годами Защите в Хогвартсе учили ужасно, он исправляет последствия этих лет за месяцы, целое поколение будет способно защитить себя, несмотря на проклятье Тёмного Лорда. Вы должны остановить эту битву, Альбус!
Ban the armies now!" Запретите армии!
"I am not sure the Defense Professor would take that kindly," said Dumbledore, glancing over toward the Head Table where Quirrell was drooling into his soup. "He did seem most attached to his armies, though when I agreed I thought there would be four in each year." The old wizard sighed. "A clever man, probably with the best of intentions; but perhaps not clever enough, I fear. - Я не уверен, что профессор по Защите хорошо это воспримет, - сказал Дамблдор, бросив взгляд на учительский стол, за которым Квиррелл пускал слюни в суп. - Кажется, он очень привязан к этим армиям, правда, когда я на них соглашался, то думал, что их будет по четыре на каждый курс. -Старый волшебник вздохнул. - Умный человек, возможно, с самыми лучшими намерениями, но, боюсь, недостаточно умный.
And to ban the armies might also trigger the explosion." И запрет армий тоже может спровоцировать взрыв.
"But then Albus, what will you do?" - Но, Альбус, что тогда вы будете делать?
The old wizard favored her with a benign smile. Старый волшебник одарил её доброй улыбкой:
"Why, I shall plot, of course. - Устрою заговор, конечно же.
It's the new fashion in Hogwarts." Нынче в Хогвартсе это модно.
And they had come too close to the Head Table for Minerva to say anything more. Они уже близко подошли к учительскому столу, поэтому Минерва ничего не ответила.
The terrifying part was how fast the whole thing had spiraled out of control. * * * Самым ужасным было то, как быстро всё вырвалось из-под контроля.
The first battle in December had been... messy, or so Draco had heard. Первая битва в декабре была... беспорядочной. Судя по тому, что Драко слышал.
The second battle had been deranged. Вторая битва была сумасшествием.
And the next one would be worse, unless the three of them together succeeded in their last desperate attempt to stop it. А третья битва будет ещё хуже, если только им втроём не удастся последняя отчаянная попытка остановить происходящее.
"Professor Quirrell, this is insanity," Draco said flatly. "This isn't Slytherin any more, it's just..." Draco was at a loss for words. - Профессор Квиррелл, это безумие, - ровным голосом произнёс Драко. - Это не по-слизерински, это просто... - Драко не хватало слов.
He waved his hands helplessly. "You can't possibly do any real plots with all this stuff going on. Он беспомощно всплеснул руками. - Совершенно невозможно строить планы в такой обстановке.
Last battle, one of my soldiers faked his own suicide. В последней битве один из моих солдат симулировал собственное самоубийство.
We have Hufflepuffs trying to plot, and they think they can, but they can't. У нас даже пуффендуйцы устраивают заговоры, они думают, что они на это способны, но это совершенно не так!
Things just happen at random now, it doesn't have anything to do with who's cleverest, or which army fights best, it's..." Всё происходит совершенно случайно, таким образом нельзя выяснить, кто самый умный или чья армия лучше сражается. Это...
He couldn't even describe it. Нет, у него совсем не было слов.
"I agree with Mr. Malfoy," said Granger in the tones of someone who hadn't ever expected to hear herself saying those words. "Allowing traitors isn't working, Professor Quirrell." - Я согласна с мистером Малфоем, - судя по её голосу, Грейнджер сама удивилась, что произнесла эти слова. - Введение в игру предателей не работает, профессор Квиррелл.
Draco had tried forbidding anyone in his army to plot except him, and that had just driven the plots underground, no one wanted to be left out when the soldiers in other armies got to plot. Драко пытался запретить всем в своей армии строить заговоры, но это лишь привело к тому, что их стали строить тайком, никто не хотел отставать от солдат в других армиях.
After miserably losing their last battle, he'd finally given in and revoked his decree; but by then his soldiers had already started setting their own personal plans in motion, without any sort of central coordination. Оказавшись разбитым в последней битве в пух и прах, Драко сдался и снял запрет, но к этому времени его солдаты уже пустили свои планы в ход без единого руководства.
After being told all the plans, or what his soldiers claimed were their plans, Draco had tried to sketch a plot to win the final battle. После того как солдаты рассказали ему свои планы, или то, что они называли планами, Драко попытался набросать схему победы в финальной битве года.
It had required considerably more than three different things to go right, and Draco had used Incendio on the paper and Everto to vanish the ashes, because if Father had seen it he would have been disowned. Получившийся план содержал значительно больше трёх событий, которые должны произойти нужным образом, и Драко применил на бумагу Инсендио, а потом ещё и Эверто на пепел, потому что если бы его отец увидел это, он бы от Драко отрёкся.
Professor Quirrell's eyelids were half-closed, his chin resting on his hands as he leaned forward onto his desk. Профессор Квиррелл сидел, облокотившись на стол и подперев голову руками. Его глаза были полузакрыты.
"And you, Mr. Potter?" said the Defense Professor. - А вы, мистер Поттер?
"Are you likewise in agreement?" Вы придерживаетесь того же мнения?
"All we'd need to do is shoot Franz Ferdinand and we could start World War One," said Harry. "It's gone to complete chaos. - Нам осталось только застрелить Франца-Фердинанда, и мы сможем начать Первую мировую войну, - заявил Гарри. - Вокруг творится полный хаос.
I'm all for it." Меня он полностью устраивает.
"Harry!" said Draco in utter shock. - Гарри! - негодующе воскликнул Драко.
He didn't even realize until a second later that he'd said it at exactly the same time, and in exactly the same tone of indignation, as Granger. Только в следующую секунду он понял, что сделал это синхронно с Грейнджер, причём одинаково возмущённым тоном.
Granger shot him a startled glance, and Draco carefully kept his face neutral. Грейнджер испуганно посмотрела на него, Драко же постарался сохранить невозмутимое лицо.
Oops. Упс.
"That's right!" said Harry. "I'm betraying you! - Именно! - воскликнул Гарри. - Я вас предал!
Both of you! Обоих!
Again! Опять!
Ha ha!" Ха-ха!
Professor Quirrell was smiling thinly, though his eyes were still half-closed. Профессор Квиррелл слегка улыбнулся, но его глаза остались полузакрытыми.
"And why is that, Mr. Potter?" - А почему, мистер Поттер?
"Because I think I can cope with the chaos better than Miss Granger or Mr. Malfoy," said the traitor. "Our war is a zero-sum game, and it doesn't matter whether it's easy or hard in an absolute sense, only who does better or worse." - Потому что, по-моему, я справляюсь с хаосом лучше, чем мисс Грейнджер или мистер Малфой,- ответил предатель. - Наша война - это игра с нулевой суммой, и не важно, насколько эта игра сложна в абсолютных единицах, важно лишь, кто в неё играет лучше.
Harry Potter was learning far too fast. Гарри Поттер учился слишком быстро.
Professor Quirrell's eyes moved beneath their lids to regard Draco, and then Granger. По-прежнему с полуприкрытыми глазами, профессор Квиррелл посмотрел на Драко, затем перевёл вгляд на Грейнджер.
"In truth, Mr. Malfoy, Miss Granger, I simply could not live with myself if I shut down the grand debacle before its climax. - По правде говоря, мистер Малфой и мисс Г рейнджер, я никогда себе не прощу, если закрою этот бедлам раньше, чем наступит кульминация.
One of your soldiers has even become a quadruple agent." Один из ваших солдат даже стал четверным агентом.
"Quadruple?" said Granger. "But there's only three sides in the war!" - Четверным?! - воскликнула Грейнджер. - Но в войне принимают участие только три стороны!
"Yes," said Professor Quirrell, "you'd think that, wouldn't you. - Да, - произнёс профессор Квиррелл, - как ни странно, но факт.
I am not sure that there has ever in history been a quadruple agent, or any army with such a high fraction of real and pretended traitors. Не уверен, встречались ли в истории четверные агенты или армии с такой долей настоящих и мнимых предателей.
We are exploring new realms, Miss Granger, and we cannot turn back now." Мы исследуем новые берега, мисс Грейнджер, и уже не можем повернуть назад.
Draco left the Defense Professor's office with his teeth gritting hard against each other, and Granger looking even more annoyed beside him. Выходя из кабинета профессора по Защите, Драко скрежетал зубами.. Но Грейнджер выглядела ещё более рассерженной.
"I can't believe you did that, Harry!" said Granger. - Гарри, я не могу поверить, что ты это сделал! -воскликнула она.
"Sorry," Harry said, not sounding sorry at all, his lips curved up in a merry smile of evil. "Remember, Hermione, it is just a game, and why should generals like us be the only ones who get to plot? - Я прошу прощения, - произнёс Г арри. Впрочем, он совсем не был похож на человека, который просит прощения, его губы уже сложились в злорадную ухмылку. - Помни, Гермиона, это всего лишь игра. Так почему только генералы должны иметь право строить заговоры?
And besides, what are the two of you going to do about it? И потом, что вы можете сделать?
Team up against me?" Объединитесь против меня?
Draco traded glances with Granger, knowing that his own face was as tight as hers. Драко быстро переглянулся с Грейнджер, убеждаясь, что их лица стали одинаково непроницаемыми.
Harry had been relying, more and more openly and gloatingly, on Draco's refusal to make common cause with a mudblood girl; and Draco was beginning to get sick of having that used against him. Г арри всё больше и больше, в открытую злорадствуя, полагался на нежелание Драко действовать сообща с грязнокровкой. И Драко уже начинало тошнить от того, что это используется против него.
If this kept up much longer he was going to ally with Granger just to crush Harry Potter, and see how much the son of a mudblood liked that. Если так дальше будет продолжаться, он объединится с Грейнджер просто ради того, чтобы разгромить Г арри Поттера и посмотреть, как этот грязнокровкин сын тогда запоёт.
The terrifying part was how fast the whole thing had spiraled out of control. * * * Самым ужасным было то, как быстро всё вырвалось из-под контроля.
Hermione stared at the parchment Zabini had given her, feeling utterly and completely helpless. Гермиона смотрела на пергамент, который ей дал Забини, и чувствовала себя абсолютно потерянной.
There were names, and lines connecting the names to other names, and some of the lines were in different colors and... На пергаменте были имена, от имён тянулись линии к другим именам, некоторые из линий были цветными...
"Tell me," said General Granger, "is there anyone in my army who isn't a spy?" - Скажи мне, - произнесла генерал Грейнджер, - в моей армии есть хоть один не шпион?
The two of them weren't in the office but in another, deserted classroom, and they were alone; because, Colonel Zabini had said, it was now nearly certain that at least one of the captains was a traitor. На этот раз они беседовали не в генеральском кабинете, а в одном из заброшенных классов. Кроме них никого не было: по словам полковника Забини, он был практически уверен, что как минимум один из её капитанов - предатель.
Probably Captain Goldstein, but Zabini didn't know for sure. Скорее всего, капитан Голдштейн, но Забини не знал наверняка.
Her question had put an ironic smile on the young Slytherin's face. Услышав вопрос, молодой слизеринец иронично улыбнулся.
Blaise Zabini always seemed a little disdainful of her, but he didn't seem to actively dislike her; nothing like the derision he held for Draco Malfoy, or the resentment he had developed for Harry Potter. В поведении Блейза Забини по отношению к ней всё время проскальзывало лёгкое высокомерие. Но он не проявлял активной неприязни: чего-нибудь похожего на насмешки, которые он отпускал в адрес Драко Малфоя, или возмущения, которое он высказывал в адрес Гарри Поттера.
She had worried at first about Zabini betraying her, but the boy seemed desperate to show that the other two generals were no better than him; and Hermione thought that while Zabini would probably be happy to sell her out to anyone else, he'd never let Malfoy or Harry win. Сначала Гермиона беспокоилась, что Забини её предаст, но тот, судя по всему, отчаянно пытался доказать, что два других генерала ничуть не лучше его. Гермиона пришла к мысли, что Забини, наверное, с радостью бы продал её кому-нибудь ещё, но он никогда не согласится сыграть на руку Малфою или Гарри.
"Most of your soldiers are still loyal to you, I'm pretty sure," said Zabini. "It's just that no one wants to be left out of the fun." The scornful look on the Slytherin's face made it clear what he thought of people who didn't take plotting seriously. "So they think they can be double agents and secretly work for our side while pretending to betray us." - Большинство солдат всё ещё верны тебе, я уверен, - ответил Забини. - Просто никто не хочет пропустить веселье. - Презрительное выражение на лице слизеринца ясно показывало, что он думает о людях, которые не воспринимают интриги всерьёз. - Поэтому они считают, что могут быть двойными агентами и втайне работать на нас, притворяясь, что они нас предают.
"And that would also go for anyone in the other armies who says they want to be our spy," Hermione said carefully. - Но это также касается и тех, кто приходит к нам и говорит, что хочет стать нашим шпионом, -осторожно заметила Гермиона.
The young Slytherin shrugged. Юный слизеринец пожал плечами:
"I think I did a good job of telling which ones really want to sell out Malfoy, I'm not sure anyone really wants to sell out Potter to you. - Думаю, я с уверенностью могу сказать, кто действительно хочет предать Малфоя. Но я сомневаюсь, что хоть кто-то хочет по-настоящему продать тебе Поттера.
But Nott is a sure bet for betraying Potter to Malfoy and since I had Entwhistle approach him supposedly on behalf of Malfoy and Entwhistle really reports to us, that's almost as good -" Тем не менее, готов поклясться, что Нотт предаёт Поттера в пользу Малфоя, а поскольку я подговорил Энтвистла поговорить с ним на эту тему якобы от лица Малфоя, а Энтвистл на самом деле работает на нас, то это почти так же хорошо...
Hermione closed her eyes for a moment. Гермиона на мгновение закрыла глаза:
"We're going to lose, aren't we?" - Мы ведь проиграем, да?
"Look," Zabini said patiently, "You're in the lead right now on Quirrell points. - Послушай, - терпеливо произнёс Забини, -сейчас ты лидируешь по баллам Квиррелла.
We just have to not lose this last battle completely and you'll have enough Quirrell points to win the Christmas wish." В последней битве нам нужно лишь избежать разгрома, и у тебя будет достаточно баллов, чтобы выиграть рождественское желание.
Professor Quirrell had announced that the final battle would operate on a formal scoring system, which he'd been asked to do to avoid recriminations afterward. Профессор Квиррелл объявил, что во время последней битвы будет действовать строгая система баллов, которую его попросили ввести, чтобы впоследствии не возникло обвинений в предвзятости.
Each time you shot someone, the general of your army got two Quirrell points. Всякий раз, когда один солдат "убьёт" другого, генерал первого получит два балла Квиррелла.
A gong would ring through the battle area (they didn't know yet where they would be fighting, though Hermione was hoping for the forest again, where Sunshine did well) and its pitch would tell which army had won the points. И в этот же момент на поле боя (они до сих пор не знали, где будут сражаться, хотя Г ермиона надеялась, что это опять будет лес, где у Солнечных получилось совсем неплохо) послышится удар гонга, тональность звука которого будет указывать, кто получил баллы.
And if anyone was faking being hit, the gong would ring out anyway, and then a double gong would ring later, after no fixed time, to hail the retraction. Если кто-то притворится, что в него попали, гонг всё равно прозвучит, но через некоторое время раздастся двойной удар, означающий отмену начисления баллов.
And if you called the name of an army, cried "For Sunshine!" or "For Chaos!" or "For Dragon!", it switched your allegiance to that army... А если солдат объявит название армии, выкрикивая "За Солнечных", или "За Хаос", или "За Драконов", то он начнёт приносить баллы генералу названной армии...
Even Hermione had been able to see the flaw in that set of rules. Даже Гермиона смогла заметить дыру в таких правилах.
But Professor Quirrell had gone on to announce that if you'd been originally assigned to Sunshine, nobody could shoot you in the name of Sunshine - or rather, they could, but then Sunshine lost a single Quirrell point, symbolized by a triple gong. Но профессор Квиррелл следом объявил, что, если солдат изначально приписан к Солнечным, никто не может его застрелить во имя Солнечных, или, точнее, может, но Солнечные потеряют балл Квиррелла, и в знак этого прозвучит тройной гонг.
That prevented you from shooting your own soldiers for points, and discouraged suiciding before the enemy got you, but you could still shoot spies if you had to. Таким образом ни у кого не возникнет желания стрелять в своих солдат ради баллов или устраивать самоубийства, чтобы не достаться врагу, но останется возможность, при необходимости, стрелять в шпионов.
Right now, Hermione had two hundred and forty-four Quirrell points, and Malfoy had two hundred and nineteen, and Harry had two hundred and twenty-one; and there were twenty-four soldiers in each army. Сейчас у Гермионы было 244 балла Квиррелла, у Малфоя - 219, у Гарри - 221. И в каждой армии -24 солдата.
"So we fight carefully," Hermione said, "and just try not to lose too badly." - То есть мы сражаемся осторожно, - сказала Гермиона, - и стараемся не проиграть слишком сильно.
"No," said Zabini. The young Slytherin's face was now serious. "The problem is, Malfoy and Potter both know that their only way to win is to combine and crush us, then fight it out on their own. - Нет, - лицо слизеринца стало серьёзным. - Тут проблема. И Малфой, и Поттер знают, что они смогут победить, только если объединятся и разгромят нас, а уже потом сразятся между собой.
So here's what I think we should do -" Поэтому, я думаю, нам нужно сделать так...
Hermione left the classroom in something of a daze. Когда Г ермиона выходила из класса, голова у неё уже немного шла кругом.
Zabini's plan hadn't been the obvious one, it had been strange and complicated and layered and the sort of thing she would've expected Harry to come up with, not Zabini. План Забини не был очевидным. Он был неожиданным, сложным, многослойным, и подобный план Г ермиона скорее ожидала бы услышать от Гарри, а не от Забини.
It felt wrong just for her to be able to understand a plan like that. Было что-то неправильное в том, что она оказалась способна понять такой план.
Young girls shouldn't be able to understand plans like that. Девочки не должны понимать такие планы.
The Hat would've Sorted her into Slytherin, if it'd seen that she could understand plans like that... Если бы Шляпа заметила, что Г ермиона способна понять такой план, то отправила бы её в Слизерин...
The awesome thing was how fast he'd been able to escalate the chaos once he started doing it deliberately. * * * Просто восхитительно, как быстро разрастается хаос, если сеять его умышленно.
Harry sat in his office; he'd been given the authority to order furniture from the house elves, so he'd ordered a throne, and curtains in a black and crimson pattern. Гарри сидел в своём кабинете. Он получил право заказывать у домовых эльфов мебель и завёл себе трон и занавески в чёрных и багровых тонах.
Scarlet light like blood, mixed with shadow, poured over the floor. Алый как кровь свет, смешиваясь с тенями, струился на пол.
Something in Harry felt like he'd finally come home. Какая-то часть Гарри наконец чувствовала себя как дома.
Before him stood the four Lieutenants of Chaos, his most trusted minions, one of whom was a traitor. Перед ним стояли четыре лейтенанта Хаоса, его самые верные приспешники, и один из них был предателем.
This. Вот.
This was what life should be like. Вот какой должна быть жизнь.
"We are gathered," said Harry. - Мы собрались, - произнёс Гарри.
"Let Chaos reign," chorused his four Lieutenants. - Да правит Хаос, - хором ответила четвёрка лейтенантов.
"My hovercraft is full of eels," said Harry. - Моё судно на воздушной подушке полно угрей, -сказал Г арри. - Я не куплю эту пластинку, она поцарапанная, - хором откликнулись лейтенанты.
"I will not buy this record, it is scratched," chorused his four Lieutenants. - И хрюкотали зелюки.
"All mimsy were the borogroves." "And the mome raths outgrabe!" - Как мюмзики в мове.
That concluded the formalities. Формальности соблюдены.
"How goes the confusion?" Harry said in a dry whisper like Emperor Palpatine. - Как идёт беспорядок? - спросил Г арри, подражая сухому шёпоту императора Палпатина.
"It goes well, General Chaos," said Neville in the tone he always used for military matters, a tone so deep that the boy often had to stop and cough. - Хорошо, генерал Хаоса, - ответил Невилл голосом, который он всегда использовал для военных дел, настолько низким, что мальчик был вынужден останавливаться и прокашливаться.
The Chaotic Lieutenant was neatly dressed in his black school robes, trimmed in the yellow of Hufflepuff House, and his hair was parted and combed in the usual look for an earnest young boy. Лейтенант Хаоса был опрятно одет в чёрную школьную мантию с жёлтой оторочкой Пуффендуя, а его волосы были разделены пробором, как и заведено у всех приличных мальчиков.
Harry had liked the incongruity better than any of the cloaks they'd tried. "Our Legionnaires have begun five new plots since yesterday evening." Эта несочетаемость внешнего вида и голоса понравилась Гарри больше, чем плащи, которые они сначала попробовали надевать. - Наши легионеры со вчерашнего вечера начали пять новых заговоров.
Harry smiled evilly. Гарри зловеще улыбнулся.
"Do any of them have a chance of working?" - Есть ли шансы, что какие-нибудь из них сработают?
"I don't think so," said Neville of Chaos. "Here's the report." - Думаю, нет, - ответил Невилл из Хаоса. - Вот отчёт.
"Excellent," said Harry, and laughed chillingly as he took the parchment from Neville's hand, trying his best to make it sound like he was choking on dust. - Превосходно, - сказал Гарри, взял пергамент у Невилла и зашёлся холодным смехом, будто задыхаясь от пыли.
That brought the total to sixty. Значит, теперь число заговоров дошло до шестидесяти.
Let Draco try to handle that. Пусть Драко попробует с этим управиться.
Let him try. Пусть попробует.
And as for Blaise Zabini... А что касается Блейза Забини...
Harry laughed again, and this time it didn't even take an effort to sound evil. Гарри опять засмеялся, и на этот раз злодейский хохот получился совершенно естественно.
He really needed to borrow someone's pet Kneazle for his staff meetings, so he'd have a cat to stroke while he did this. Ему определённо нужно одолжить у кого-нибудь домашнего книзла, потому что в такие моменты он просто обязан поглаживать кота.
"Can the Legion stop making plots now?" said Finnigan of Chaos. "I mean, don't we have enough already -" - Теперь Легиону можно перестать устраивать заговоры? - спросил Финниган из Хаоса. - То есть, разве их уже не достаточно...
"No," Harry said flatly. "We can never have enough plots." - Нет, - твёрдо ответил Г арри. - Заговоров никогда не бывает достаточно.
Professor Quirrell had put it perfectly. They were pushing the boundaries further, perhaps, than they had ever been pushed; and Harry wouldn't have been able to live with himself if he'd turned back now. Профессор Квиррелл высказался прекрасно: они раздвигали границы дальше, чем кто-либо и когда-либо их раздвигал. И Г арри не простил бы себе, если бы сейчас повернул назад.
There came a knock at the door. В дверь постучали.
"That will be the Dragon General," Harry said, smiling with evil prescience. "He arrives precisely as I expected. - Это генерал Драконов, - произнёс Г арри, злорадно улыбаясь в предвкушении встречи. - Он прибыл именно тогда, когда я и ожидал.
Do show him in, and yourselves out." Впустите его и уходите.
And the four Lieutenants of Chaos shuffled out, casting dark looks at Draco as the enemy general entered into Harry's secret lair. И четыре лейтенанта Хаоса побрели прочь, бросая мрачные взгляды на вражеского генерала, входившего в тайное логово Гарри.
If he wasn't allowed to do this when he was older, Harry was just going to stay eleven forever. Если ему не разрешат так жить, когда он вырастет, Г арри предпочтёт навсегда остаться одиннадцатилетним.
The sun was dripping through the red curtains, sending rays of blood dancing across the floor from behind Harry Potter's grownup-sized cushioned chair, which he had covered in gold and silver glitter and insisted on referring to as his throne. * * * Солнце просачивалось через красные занавеси, заливая комнату кровавым цветом. Гарри Поттер сидел в огромном мягком кресле, покрытом золотыми и серебряными блёстками. Он упорно называл это кресло троном.
(Draco was beginning to feel a lot more confident that he'd done the right thing in deciding to overthrow Harry Potter before he could take over the world. (Драко ещё сильнее уверился в том, что нужно разрушить планы Гарри Поттера раньше, чем тот захватит мир.
Draco couldn't even imagine what it would be like to live under his rule.) Драко не мог даже представить, на что будет похожа жизнь под таким владычеством.)
"Good evening, Dragon General," said Harry Potter in a chill whisper. "You have arrived just as I expected." - Добрый вечер, генерал Драконов, - произнёс Г арри Поттер холодным шёпотом. - Вы прибыли, как я и предвидел.
This was not surprising, considering that Draco and Harry had agreed on the meeting time in advance. Что неудивительно, поскольку Драко и Г арри договорились о встрече заранее.
And it also wasn't evening, but by now Draco knew better than to say anything. А ещё это был не вечер, но Драко уже знал, что такие фразы проще пропускать мимо ушей.
"General Potter," Draco said with as much dignity as he could manage, "you know that our two armies have to work together for either of us to win Professor Quirrell's wish, right?" - Генерал Поттер, - Драко попытался вложить в свою речь как можно больше достоинства, - вы ведь знаете, что нашим армиям нужно действовать вместе, чтобы кто-нибудь из нас смог выиграть исполнение желания от профессора Квиррелла?
"Yesss," hissed Harry, like the boy thought he was a Parselmouth. "We must cooperate to destroy Sunshine, and only then fight it out between us. - Ес-стес-с-ственно, - прошипел Гарри, как будто считал себя змееустом. - Мы должны объединиться, чтобы уничтожить Солнечных, и только потом сражаться между собой.
But if one of us betrays the other earlier on, that one could gain an advantage in the later fight. Но если один из нас предаст другого раньше, он может получить преимущество в дальнейшей схватке.
And the Sunshine General, who knows all this, will try to trick each of us into thinking the other has betrayed them. И генерал Солнечных, которая знает всё это, попробует заставить нас думать, что один из нас предал другого.
And you and I, who know that, will be tempted to betray the other and pretend that it is Granger's trickery. И у нас обоих, так как мы знаем об этом, будет искушение предать другого и изобразить, что это трюк Грейнджер.
And Granger knows that, as well." И об этом Грейнджер тоже знает.
Draco nodded. Драко кивнул.
That much was obvious. Сказанное было очевидным.
"And... both of us only want to win, and there's no one else who'll punish either of us if we defect..." - И... мы оба тем не менее хотим выиграть, и нет никого третьего, кто бы наказал одного из нас за предательство.
"Precisely," said Harry Potter, his face now turning serious. "We are faced with a true Prisoner's Dilemma." - Именно, - уже серьёзно ответил Гарри Поттер. -Мы столкнулись с классической дилеммой заключённого.
The Prisoner's Dilemma, according to Harry's teachings, ran thus: Two prisoners had been locked in separate cells. Ранее, на одном из их занятий, Г арри про неё уже рассказывал. Дилемма заключённого состоит в следующем: двое заключённых заперты в отдельных камерах.
There was evidence against each prisoner, but only minor evidence, enough for a prison sentence of two years apiece. Против каждого из них есть улики, не слишком серьёзные, но достаточные, чтобы посадить их в тюрьму на два года.
Each prisoner could opt to defect, betray the other, testify against them in court; and this would take one year off their own prison sentence, but add two years to the other's. Каждый узник может выбрать сотрудничество с властями: предать другого и свидетельствовать против него в суде, в этом случае сам он получит только год тюрьмы, а другой получит на два года больше.
Or a prisoner could cooperate, staying silent. Или узник может хранить молчание.
So if both prisoners defected, each testifying against the other, they would serve three years apiece; if both cooperated, or stayed silent, they would serve two years each; but if one defected and the other cooperated, the defector would serve a single year, and the cooperator would serve four. Таким образом, если оба узника свидетельствуют друг против друга, оба получают по три года тюрьмы, если оба молчат - оба получают по два года. Но если один соглашается сотрудничать с властями, а второй молчит, то первый получает один год, а второй - четыре.
And both prisoners had to make their decision without knowing the other one's choice, and neither would be given a chance to change their decision afterward. И оба заключённых должны принять решение, не зная, что сделает другой, и изменить решение в дальнейшем нельзя.
Draco had observed that if the two prisoners had been Death Eaters during the Wizarding War, the Dark Lord would have killed any traitors. Драко тогда заметил, что будь заключённые Пожирателями Смерти времён Войны Волшебников, Тёмный Лорд убил бы предателя.
Harry had nodded and said that was one way to resolve the Prisoner's Dilemma - and in fact both Death Eaters would want there to be a Dark Lord for exactly that reason. Гарри кивнул и сказал, что это один из способов решить дилемму заключённого. И, в сущности, оба Пожирателя Смерти именно по этой причине хотели бы присутствия в этой задаче Тёмного Лорда.
(Draco had asked Harry to stop and let him to think about this for a while before they continued. (Драко попросил Гарри сделать паузу и дать ему немного подумать.
It had explained a lot about why Father and his friends had agreed to serve under a Dark Lord who often wasn't nice to them...) Сказанное очень хорошо объясняло, почему отец и его друзья соглашались служить Тёмному Лорду, который зачастую обходился с ними довольно грубо...)
In fact, Harry had said, this was pretty much the reason why people had governments - you might be better off if you stole from someone else, just like each prisoner would be individually better off if they defected in the Prisoner's Dilemma. На самом деле, сказал Гарри, во многом именно из-за этого и существуют правительства - тебе может быть лучше, если ты у кого-то украдёшь, как и любому из заключённых по отдельности будет лучше, если он предаст другого заключённого.
But if everyone thought like that, the country would fall into chaos and everyone would be worse off, like what would happen if both prisoners defected. Но если так будет думать каждый, в стране наступит анархия и всем будет хуже, как и в случае, если предательство совершат оба узника.
So people let themselves be ruled by governments, just like the Death Eaters had let themselves be ruled by the Dark Lord. Поэтому люди и позволяют правительствам собой управлять, поэтому Пожиратели Смерти и позволяли Тёмному Лорду иметь над собой власть.
(Draco had asked Harry to stop again. (Драко снова попросил Гарри остановиться.
Draco had always taken for granted that ambitious wizards put themselves in power because they wanted to rule, and people let themselves be ruled because they were scared little Hufflepuffs. Драко всегда считал само собой разумеющимся, что честолюбивые волшебники стремятся к власти потому, что хотят власти, а прочие люди позволяют над собой властвовать потому, что они пугливые пуффендуйчики.
And this, on reflection, still seemed true; but Harry's perspective was fascinating even if it was wrong.) Поразмыслив, Драко решил, что так всё и есть, но точка зрения Гарри весьма занимательна, даже если и не верна.)
But, Harry had continued afterward, the fear of a third party punishing you was not the only possible reason to cooperate in the Prisoner's Dilemma. Но, продолжил Гарри, страх перед наказанием от третьих лиц - не единственный способ разрешить дилемму заключённого.
Suppose, Harry had said, you were playing the game against a magically produced identical copy of yourself. Предположим, сказал Г арри, что ты играешь в эту игру с точной волшебной копией самого себя.
Draco had said that if there were two Dracos, of course neither Draco would want anything bad to happen to the other one, not to mention that no Malfoy would let himself become known as a traitor. Драко сказал, что если бы существовало два Драко, то ни один из них, несомненно, не пожелал бы зла другому, не говоря уже о том, что ни один Малфой не захочет прослыть предателем.
Harry had nodded again, and said that this was yet another solution to the Prisoner's Dilemma - people might cooperate because they cared about each other, or because they had senses of honor, or because they wanted to preserve their reputation. Гарри снова кивнул, заметив, что это ещё одно решение дилеммы заключённого: люди могут выбрать молчание либо потому, что хорошо друг к другу относятся, либо из благородных побуждений, либо из-за желания не портить себе репутацию.
Indeed, Harry had said, it was rather difficult to construct a true Prisoner's Dilemma - in real life, people usually cared about the other person, or their honor or their reputation or a Dark Lord's punishment or something besides the prison sentences. На самом деле, объяснил Гарри, классическую дилемму заключённого соорудить не так просто -в реальной жизни людям обычно или не наплевать на других людей, или они заботятся об общественном мнении, или боятся наказания Тёмного Лорда. Словом, их беспокоит не только срок заключения.
But suppose the copy had been of someone completely selfish - Но если взять копию человека абсолютно эгоистичного...
(Pansy Parkinson had been the example they'd used) (в качестве примера они использовали Панси Паркинсон)
- so each Pansy only cared what happened to her and not to the other Pansy. ...тогда обе Панси будут беспокоиться только о том, что случится с ней самой, а не с другой Панси.
Given that this was all Pansy cared about... and that there was no Dark Lord... and Pansy wasn't worried about her reputation... and Pansy either had no sense of honor or didn't consider herself obligated to the other prisoner... then would the rational thing be for Pansy to cooperate, or defect? Учитывая, что больше Панси ничего не заботит... и что Тёмного Лорда нет... и что Панси плевать на репутацию... и что у Панси либо отсутствует благородство, либо она не считает себя ничем обязанной другому заключённому... каким тогда будет самый рациональный поступок с точки зрения Панси - молчать или предать?
Some people, Harry said, claimed that the rational thing to do was for Pansy to defect against her copy, but Harry, plus someone named Douglas Hofstadter, thought these people were wrong. Некоторые, сказал Гарри, утверждают, будто самый рациональный поступок для Панси -предать свою копию, но Гарри, плюс некто по имени Дуглас Хофштадтер, считают иначе.
Because, Harry had said, if Pansy defected - not at random, but for what seemed to her like rational reasons - then the other Pansy would think exactly the same way. Ведь если Панси предаст - не из-за какой-нибудь случайности, а целенаправленно, потому что считает это разумным, - тогда и другая Панси сделает точно так же.
Two identical copies wouldn't decide different things. Две идентичных копии не могут прийти к разным выводам.
So Pansy had to choose between a world in which both Pansies cooperated, or a world in which both Pansies defected, and she was better off if both copies cooperated. Поэтому Панси делает выбор между миром, где обе Панси решат молчать, и миром, где обе Панси предадут, и ей будет лучше, если обе Панси будут молчать.
And if Harry had thought 'rational' people did defect in the Prisoner's Dilemma, then he wouldn't have done anything to spread that kind of 'rationality', because a country or a conspiracy full of 'rational' people would dissolve into chaos. К тому же, если бы Г арри думал, что "рациональные" люди и в самом деле предают в дилемме заключённого, он бы и пальцем не пошевелил, чтобы распространять подобную "рациональность", потому что стране или заговору, в котором полно таких "рациональных" людей, суждено распасться.
You would tell your enemies about 'rationality'. Своим врагам нужно рассказывать о подобной "рациональности".
Which had all sounded reasonable at the time, but now the thought was occurring to Draco that... Тогда это прозвучало убедительно, но сейчас у Драко появилась мысль, что...
"You said," Draco said, "that the rational solution to the Prisoner's Dilemma is to cooperate. - Ты сказал, - начал Драко, - что рациональное решение дилеммы заключённого - молчать.
But of course you would want me to believe that, wouldn't you?" Но тебе же выгодно, чтобы я так думал, правда?
And if Draco was fooled into cooperating, Harry would just say, Ha ha, betrayed you again! and laugh at him about it afterward. И если Гарри удастся одурачить Драко, то Гарри потом скажет: "Ха-ха, снова тебя предал!" - и посмеётся над ним, и будет прав.
"I wouldn't fake your lessons," Harry said seriously. "But I have to remind you, Draco, that I didn't say you should just automatically cooperate. - На наших уроках я никогда не лгу, - серьёзно ответил Гарри. - Но вынужден напомнить: я не говорил, что ты обязан без раздумий выбирать молчание.
Not on a true Prisoner's Dilemma like this one. Не в классической дилемме заключённого вроде этой.
What I said was that when you choose, you shouldn't think like you're choosing for just yourself, or like you're choosing for everyone. Я сказал, что когда ты делаешь выбор, не следует думать, что ты решаешь только за себя, или что ты решаешь за всех.
You should think like you're choosing for all the people who are similar enough to you that they'll probably do the same thing you do for the same reasons. Нужно думать, что ты решаешь за всех тех, кто достаточно похож на тебя, чтобы скорее всего сделать такой же выбор по таким же причинам.
And also choosing the predictions made by anyone who knows you well enough to predict you accurately, so that you never have to regret being rational because of the correct predictions that other people make about you - remind me to explain about Newcomb's Problem at some point. А также - что ты решаешь, какие предположения будут делать те, кто тебя достаточно хорошо знает, чтобы правильно предсказывать твои поступки. Тогда тебе никогда не придётся сожалеть о том, что ты рационален, из-за правильных предположений, которые делают другие люди - напомни когда-нибудь рассказать про Парадокс Ньюкома.
So the question you and I have to ask, Draco, is this: are we similar enough that we'll probably do the same thing whatever it is, making our decisions in mostly the same way? Итак, вот какой вопрос ты себе должен задать, Драко: достаточно ли мы схожи, чтобы сделать одинаковый выбор, каким бы он ни был, по схожим причинам?
Or do we know each other well enough to predict each other, so that I can predict whether you'll cooperate or defect, and you can predict that I've decided to do the same thing I predict you'll do, because I know that you can predict me deciding that?" И знаем ли мы друг друга достаточно хорошо, чтобы делать правильные предсказания - смогу ли я предсказать, поможешь ты или предашь, и сможешь ли ты предсказать, что я решил сделать то, что, по моему предположению, будешь делать ты, так как я знаю, что ты можешь предсказать это моё решение?
...and Draco could not help but think that since he had to strain just to understand half of that, the answer was obviously ...И Драко не мог не подумать, что, раз он с трудом понимает даже половину всего этого, ответ, очевидно,
'No'. "Нет".
"Yes," said Draco. - Да, - сказал Драко.
There was a pause. Воцарилась тишина.
"I see," said Harry, sounding disappointed. "Oh, well. - Понятно, - разочарованно протянул Гарри. - Ну ладно.
I guess we'll have to think of some other way, then." Похоже, придётся найти какой-нибудь другой способ.
Draco hadn't thought that was going to work. Драко и не думал, что это сработает.
Draco and Harry talked about it back and forth. Драко и Гарри обговорили этот вопрос вдоль и поперёк.
They had both agreed much earlier that what they did on the battlefield would not count as broken promises in real life - though Draco was a little angry about what Harry had done in Professor Quirrell's office, and said so. Оба давно согласились, что сделанное на поле боя не считается предательством в реальной жизни -хотя Драко и был немного зол за то, что Гарри сделал в кабинете профессора Квиррелла, о чём и сказал.
But if the two of them couldn't rely on honor or friendship, that did leave the question of how to get their armies to work together on beating Sunshine, despite everything Granger might try to break themup. Но если они не могли рассчитывать на честь или дружбу, оставался вопрос - как заставить армии работать вместе и победить Солнечных, несмотря на все попытки Грейнджер внести смуту в их ряды?
Professor Quirrell's rules didn't make it tempting to let Sunshine kill the other army's soldiers - that just increased the bar you had to pass yourself - but it did tempt each side to steal kills instead of acting like a single army would, or to shoot some of the other side's soldiers during the confusion of battle... С текущими правилами было невыгодно позволять Солнечным убивать солдат другой армии - это только поднимет планку, которую надо будет преодолеть самим - но вот красть попадания друг у друга, вместо того чтобы действовать сообща, как одна армия, а то и под шумок убивать солдат союзника - было выгодно...
Hermione was walking back to Ravenclaw not really looking where she was going, her mind preoccupied with war and treachery and other age-inappropriate concepts, and she turned a corner and bumped straight into a grownup. * * * Гермиона возвращалась в спальню Когтеврана, полностью погружённая в свои мысли. Её голова была забита войной, предательствами и другими неподобающими для девочки её возраста вещами. Поэтому в какой-то момент, завернув за угол, она врезалась в кого-то из взрослых.
"Sorry," she said automatically, and then, entirely without thinking, "Eeeeek!" - Простите, - на автомате сказала Гермиона. После чего подняла глаза и взвизгнула от неожиданности.
"Don't worry, Miss Granger," said the cheerful smile, set beneath the twinkling eyes, and above the silver beard, of the HEADMASTER OF HOGWARTS. "You are quite forgiven." - Не беспокойтесь, мисс Грейнджер, - на лице ДИРЕКТОРА ХОГВАРТСА сияла жизнерадостная улыбка, в уголках глаз поблёскивали весёлые искорки. - Вы полностью прощены.
Her gaze was helplessly locked on the kindly face of the most powerful wizard in the world, who was also the Chief Warlock, who was also the Supreme Mugwump, who had gone insane years ago from the stress of fighting the Dark Lord, and numerous other facts that were popping up into her mind one after the other while her throat went on making little embarrassing squeaks. Гермиона не могла отвести взгляд от доброго лица самого могущественного волшебника в мире, верховного чародея Визенгамота и председателя Международной Конфедерации Магов, который давно сошёл с ума от тягот борьбы с Тёмным Лордом. В её голове всплывали эти и другие многочисленные факты, но ей всё никак не удавалось произнести хоть что-то, кроме нескольких нечленораздельных звуков.
"In fact, Miss Granger," said Albus Percival Wulfric Brian Dumbledore, "it is quite lucky that we bumped into each other. - На самом деле, мисс Грейнджер, - продолжил Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор, -очень удачно, что мы врезались друг в друга.
Why, I was just now wondering curiously what the three of you were thinking of asking for your wishes..." Дело в том, что я как раз сейчас размышлял, какие желания вы трое могли загадать...
Saturday dawned bright and clear and with the students speaking in hushed voices, as though the first to shout might set off the explosion. * * * Субботнее утро выдалось ясным и солнечным. Но ученики разговаривали между собой вполголоса, как будто первый же выкрик мог привести к взрыву.
Draco had hoped that they would be fighting in the upper levels of Hogwarts again. * * * Драко надеялся, что они снова будут сражаться на верхних этажах Хогвартса.
Professor Quirrell had said that real fights were more likely to take place in cities than forests, and fighting inside schoolrooms and corridors was supposed to simulate that, with ribbons to mark the allowed areas. Профессор Квиррелл сказал, что настоящие битвы с большей вероятностью происходят в городах, а не в лесах, и сражения в классах и коридорах, ограждённых лентами, обозначавшими границы доступных областей, должны были это имитировать.
Dragon Army had done well in those fights. Армия Драконов хорошо себя показала в таких битвах.
Instead, just as Draco had feared, Professor Quirrell had come up with something special for this battle. Вместо этого, как и опасался Драко, профессор Квиррелл измыслил нечто совершенно особенное.
The battleground was the Hogwarts Lake. Полем боя послужит хогвартское озеро.
And not in boats, either. Лодок не предполагалось.
They were fighting underwater. Сражение будет проходить под водой.
The Giant Squid had been temporarily paralyzed; spells had been set in place to keep away the grindylows; Professor Quirrell had gone and talked to the merfolk; and all the soldiers had been issued potions of underwater action that allowed them to breathe, see clearly, talk to each other, and swim not quite as fast as a fast walk by kicking their legs. Гигантского кальмара временно парализовали, заклинаниями отогнали гриндилоу, профессор Квиррелл переговорил с русалидами, а всем солдатам раздали зелья подводного действия, позволяющие под водой дышать, ясно видеть, разговаривать и плавать со скоростью быстрого шага, просто отталкиваясь ногами.
A huge silver sphere hung in the center of the battleground, shining like a small underwater moon. Громадная серебряная сфера повисла в центре озера, словно маленькая подводная луна.
It would help to provide a sense of direction - at first. Она поможет не потерять чувство направления -по крайней мере, поначалу.
The moon would slowly go into eclipse as the battle went on, and when it had gone entirely dark, the battle would end if it hadn't already. Луна будет постепенно тускнеть, и когда она погаснет окончательно, битва закончится, если к тому моменту не будет уже закончена.
War in water. Война в воде.
You couldn't defend a perimeter, attackers could come at you from any direction, and even with the potion you couldn't see very far in the darkness of the lake. Оборонять периметр невозможно - нападающие могут зайти с любой стороны, и даже под действием зелья далеко в тёмной воде не увидишь.
And if you swam too far away from the action, you would start to glow after a while, and be easy to hunt down - ordinarily if an army scattered and ran instead of fighting, Professor Quirrell would just declare them defeated; but today they were working on a points system. А если отплыть слишком далеко в любом направлении, через некоторое время начнёшь светиться, становясь лёгкой мишенью: обычно, если армия разбегалась, профессор Квиррелл просто объявлял её поражение, но сегодня они воевали за баллы.
Of course you still had some time before you started to glow, if you wanted to play assassin. Конечно, до того, как начнёшь светиться, давалось некоторое время, чтобы можно было попробовать себя в роли ассасина.
Dragon Army had been set low in the water at the start of the game; above and far away, the distant underwater moon shone. Армию Драконов к началу игры поместили на большой глубине. Сверху светила далёкая подводная луна.
The murky water was mostly lit by Lumos Charms, though his soldiers would extinguish the lights as soon as they began maneuvers. Мутная вода освещалась в основном Люмосами. Впрочем, солдаты погасят их, как только начнутся манёвры.
There was no point in letting the enemy see you before you saw them. Нет смысла позволять врагу увидеть их раньше, чем они увидят его.
Draco kicked his legs a few times, propelling him to a higher position from which he could gaze down at where his soldiers hovered in the water. Драко несколько раз дрыгнул ногами, поднимаясь над своими неподвижно зависшими в воде солдатами, и посмотрел на них сверху вниз.
The conversations died down almost at once under Draco's icy glare, his soldiers looking up at him with gratifying expressions of fear and worry. Под тяжестью ледяного взгляда Драко разговоры смолкли практически мгновенно. Бойцы смотрели на него снизу вверх с греющим душу выражением страха и беспокойства на лицах.
"Listen to me very carefully," said General Malfoy. - Слушайте меня очень внимательно, - произнёс генерал Малфой.
His voice came out a little lower, a little burbly with bubbles, libsten to me vebwy caerbfully, but the sound traveled clearly. "There's only one way we can win this. Его голос звучал ниже чем обычно и перемежался с пузырьками воздуха ("Слубшайте бменя обчень внибмательбно"), но слова были слышны отчётливо. - Победить мы можем только одним способом.
We've got to march on Sunshine together with Chaos, and beat Sunshine. Нужно в союзе с Хаосом разбить Солнечных.
Then we fight it out with Potter and win. А уж потом сразиться с Поттером и победить.
That's got to happen, understand? Именно в таком порядке, понятно?
No matter what else goes on, that part has to happen that way -" Не важно, что ещё произойдёт, но сначала всё должно пройти так...
And Draco explained the plan he and Harry had come up with. И тут Драко объяснил план, который они разработали с Гарри.
Astonished looks were exchanged among the soldiers. Солдаты обменялись изумлёнными взглядами.
"- and if any of your plots get in the way of that," finished Draco, "after we are out of the water, I will set you on fire." - ...И если какие-нибудь из ваших планов этому помешают, - закончил Драко, - то, когда мы окажемся на суше, я вас испепелю.
There was a nervous chorus of yessirs. Последовал хор робких "Да, сэр".
"And everyone with secret orders, make sure you carry them out to the letter," said Draco. - Все, кому поручены секретные задания, выполняйте их дословно, - добавил Драко.
Around half his soldiers openly nodded, and Draco marked them for death after he rose to power. Около половины в открытую кивнули, и Драко их запомнил, чтобы казнить, как только он придёт к власти.
Of course all the private orders were fake, like one Dragon being told to offer a false traitor's commission to another Dragon, and the second Dragon being told in hushed confidence to report anything said by the first Dragon. Естественно, все личные задания были фальшивками - например, одному Дракону было приказано предложить несуществующую плату за предательство другому Дракону, а тому, в свою очередь, тихим доверительным тоном велено докладывать обо всём, что скажет ему первый.
Draco had told each Dragon that the whole war could depend on that one thing, and that he hoped they understood it was more important than the plans they'd previously made. И каждому из них Драко объяснял, что вся война, возможно, зависит от выполнения этого задания, и он надеется на их понимание того, что ни один их собственный план не может быть важнее.
With luck that would keep all the idiots happy, and maybe flush out a few spies to boot, if the reports didn't match the instructions. Если повезёт, идиоты на этом удовлетворятся, а заодно обнаружится несколько предателей, если доклады не будут соответствовать инструкциям.
Draco's real plan for winning against Chaos... well, it was simpler than the one he'd burned, but Father still wouldn't have liked it. Настоящий же план для победы над Хаосом... ну, он был проще, чем тот, который Драко сжёг, но отцу всё равно бы не понравился.
Despite trying, though, Draco hadn't been able to think of anything better. Но как Драко ни пытался, ничего более путного ему на ум не пришло.
It was a plot that couldn't possibly have worked against anyone except Harry Potter. План не сработал бы ни с кем иным, кроме Г арри Поттера.
In fact it had been Harry's plan originally, according to the traitor, though Draco had guessed that without being told. Согласно докладу предателя, именно Г арри изначально этот план и придумал, и это было заметно.
Draco and the traitor had just modified it a little... Драко и предатель просто добавили несколько штрихов...
Harry took a deep breath, feeling the water gurgle harmlessly in his lungs. * * * Г арри сделал глубокий вдох и почувствовал, как вода безвредно журчит в его лёгких.
They'd fought in the forest, and he hadn't gotten a chance to say it. Они сражались в лесу, и он не мог сказать эту фразу.
They'd fought in the corridors of Hogwarts, and he hadn't gotten a chance to say it. Они сражались в коридорах Хогвартса, и он не мог сказать эту фразу.
They'd fought in the air, broomsticks issued to every soldier, and it still hadn't made sense to say it. Они сражались в воздухе, каждому солдату выдали по метле, но в этой фразе по-прежнему не было смысла.
Harry had thought he wouldn't ever get to say those words, not while he was still young enough for them to be real... Гарри даже думал, что ему так и не представится возможность произнести её, по крайней мере до тех пор, пока он сам не вырастет и не создаст для этого условия ...
The Chaos Legionnaires were looking at Harry in puzzlement, as their general swam with his feet pointing up toward the distant light of the surface, and his head pointed down toward the murky depths. Легионеры Хаоса недоумённо смотрели на Г арри. Их генерал плыл так, что его ноги были направлены к далёкому свету над поверхностью озера, а голова - к тёмным глубинам.
"Why are you upside down?" the young commander shouted at his army, and began to explain how to fight after you abandoned the privileged orientation of gravity. - Почему вы все стоите на головах?! - прокричал юный командир и принялся объяснять, как сражаться, не обращая внимания на направление гравитации.
A hollow, booming bell echoed through the water, and on the instant, Zabini and Anthony and five other soldiers struck out downward, into the murky depths of the lake. * * * В воде разнёсся гулкий звук колокола, и сразу же Забини, Энтони и ещё пять солдат направились вниз, к мрачным глубинам озера.
Parvati Patil, the only Gryffindor in the group, turned her head back for a moment and gave them all a cheery wave as she dived; and after a moment, Scott and Matt did the same. Парвати Патил, единственная гриффиндорка в этой группе, на мгновение обернулась и радостно помахала рукой. Спустя секунду Скотт и Мэтт сделали то же самое.
The rest just sank and vanished. Остальные просто погружались вниз, пока не пропали из виду.
General Granger swallowed a lump in her throat as she watched them go. Генерал Грейнджер посмотрела им вслед и сглотнула.
She was risking everything on this, dividing her army instead of just trying to take as many enemy soldiers with them as possible. Она рисковала всем, разделив свою армию, вместо того чтобы использовать этих солдат в попытке выбить из игры как можно больше врагов.
The thing to realize, Zabini had told her, was that no army would move until they had a plan that let them expect victory. Нужно понимать, ранее объяснял ей Забини, что обе вражеские армии не сдвинутся с места без плана, который позволит им рассчитывать на победу.
Sunshine couldn't just plan to win themselves, they had to make both other armies think they would win until it was too late. Так что Солнечным недостаточно просто составить план собственной победы, они должны заставить остальные армии верить, - пока не станет слишком поздно, - что те могут победить.
Ernie and Ron still looked like they were in shock. Эрни и Рон, судя по их виду, до сих пор были в шоке.
Susan was gazing after the disappearing soldiers with a calculating look. Сьюзен смотрела вслед исчезнувшим, будто что-то подсчитывая в уме.
Her army, what was left of it, just looked bewildered, traceries of light dappling on their uniforms as they all drifted just below the sunlit surface of the lake. Солнечный Отряд, вернее, то, что от него осталось, - выглядел сбитым с толку. Они дрейфовали около залитой солнечным светом поверхности озера и блики света скользили по их униформам.
"Now what?" said Ron. - И что теперь? - спросил Рон.
"Now we wait," said Hermione, loudly enough for all the soldiers to hear. - Теперь мы ждём, - ответила Гермиона, достаточно громко, чтобы все солдаты её услышали.
It felt odd to talk with her mouth full of water, she kept feeling like she was committing some sort of horrible impoliteness at the dinner table and was about to drool all over herself. Разговаривать с полным ртом воды было странно. У Гермионы было ощущение, как будто она совершает ужасную бестактность за обеденным столом и сейчас заплюёт слюной всё вокруг.
"All of us left here are going to get zapped, but that was going to happen anyway with Dragon and Chaos ganging up on us. - Всех нас, кто остался, так или иначе застрелят, потому что Драконы и Хаос объединятся против нас.
We've just got to take as many of them with us as we can." Мы просто должны забрать с собой как можно больше из них.
"I've got a plan," said one of her Sunshine Soldiers... Hannah, her voice had been a little hard to recognize at first. "It's like all complicated, but I know how wecan get Dragon and Chaos to start fighting each other!! - У меня есть план, - сказал один из Солнечных солдат... Ханна, в первую секунду Гермиона не узнала её голос. - Он довольно сложный, но я знаю, как нам заставить Драконов и Хаос драться друг с другом...
"Me too!" said Fay. "I've got a plan too! - И у меня! - воскликнула Фэй. - У меня тоже есть план!
See, Neville Longbottom is secretly on our side -" Смотрите, Невилл Лонгботтом тайно сотрудничает с нами...
"You were talking to Neville?" said Ernie. "That's not right, I was the one who -" - И ты говорила с Невиллом? - вставил Эрни. -Неправда, это я...
Daphne Greengrass and a couple of other Slytherins who hadn't gone with Zabini were giggling helplessly as the cries of "No, wait, I was the one who got Longbottom" erupted from one soldier after another. Дафна Гринграсс и несколько других слизеринцев, которые не пошли с Забини, безудержно хихикали над перебивающими друг друга криками: "Нет, подожди, это я завербовал Лонгботтома".
Hermione just looked at them all wearily. Гермиона лишь устало обвела всех взглядом.
"Okay," said Hermione when it had all died down, "does everyone get it? - Итак, - сказала Гермиона, когда крики наконец затихли, - до всех дошло?
All your plots were faked by the Chaos Legion, or maybe some by Dragon. Ваши заговоры - не более чем уловка Легиона Хаоса. Некоторые - возможно, уловка Драконов.
Anyone who really wanted to betray Harry or Malfoy went straight to me or Zabini, not you. Все, кто на самом деле хотел предать Гарри или Малфоя, шли напрямую ко мне, а не к вам.
Just go ahead and compare notes on all your secret plots and you'll see it for yourselves." She might not be as good at plotting as Zabini, but she could always understand what all her officers told her, that was why Professor Quirrell had made her the general. "So don't bother trying to do any plots when the other armies get here. Просто сравните детали ваших тайных планов, и убедитесь сами. - Возможно, Гермиона была не так хороша в интригах, как Забини, но она всегда понимала то, что говорят её офицеры, именно поэтому профессор Квиррелл и сделал её генералом. - В общем, не рассчитывайте на все эти заговоры, когда другие армии будут здесь.
Just fight, okay? Просто сражайтесь, хорошо?
Please?" Пожалуйста?
"But," said Ernie with shock on his face, "Neville is in Hufflepuff! - Но, - кажется, Эрни был потрясён до глубины души, - Невилл - пуффендуец!
You're saying he lied to us?" Ты хочешь сказать, что он нам лгал?!
Daphne was laughing so hard and so helplessly that the exhalations had turned her upside down in the water. Дафна захохотала с такой силой, что выдыхаемый воздух перевернул её в воде вверх ногами.
"I'm not sure what Longbottom is," said Ron darkly, "but I don't think he's a Hufflepuff any more. - Я не знаю, что сейчас представляет из себя Лонгботтом, - мрачно заявил Рон, - но, думаю, он больше не пуффендуец.
Not now that Harry Potter's got to him." Им завладел Гарри Поттер.
"Do you know," said Susan, "I asked him that, and Neville told me he had become a Chaos Hufflepuff?" - Знаешь, - произнесла Сьюзен, - я спрашивала Невилла об этом, и он ответил, что теперь он -пуффендуец Хаоса.
"Anyway," said Hermione in a loud voice. "Zabini took with everyone who we thought was a spy, so in our army we can stop watching each other quite so hard now, I hope." "Anthony was a spy?" yelled Ron. - Не важно, - громко сказала Гермиона. - Забини увёл с собой всех, кого мы считаем шпионами. Поэтому, я надеюсь, в нашей армии теперь не обязательно пристально следить друг за другом.- Энтони - шпион?! - вскрикнул Рон.
"Parvati was a spy?" gasped Hannah. - Парвати - шпион?! - ахнула Ханна.
"Parvati was totally a spy," said Daphne. "She shopped at the spy shoe store and wore spy lipstick, and someday she's going to marry a nice spy husband and have a lot of little spies." - Парвати целиком и полностью шпион, - заявила Дафна. - Она покупает обувь в магазине для шпионов и пользуется шпионской губной помадой. И когда-нибудь она найдёт себе прекрасного мужа-шпиона и родит ему много маленьких шпиончиков.
And then a gong sound echoed through the water, indicating that Sunshine had just scored two points. В воде раздался удар гонга, свидетельствуя, что Солнечные только что получили два балла.
This was shortly followed by the triple gong of Dragon losing a single point. Сразу же раздался тройной удар, означающий, что Драконы потеряли один балл.
Traitors weren't allowed to kill generals, not after the disaster of the first battle in December when all three generals had been shot in the first minute. Предателям запрещалось убивать генералов, это правило ввели после катастрофической первой декабрьской битвы, когда всех трёх генералов усыпили в первую минуту.
But with any luck... Но при удаче...
"Aw," said Hermione. "It sounds like Mr. Crabbe is taking a little nap." - О, - произнесла Гермиона. - Кажется, мистер Крэбб решил немного вздремнуть.
Like two shoals of fish, the armies swam along. * * * Армии, плывшие параллельно друг другу, походили на два косяка рыб.
Neville Longbottom kicked his feet in slow, measured motions. Невилл Лонгботтом медленно и размеренно работал ногами.
Diving, always diving in whatever direction you happened to be moving. Нырять, только нырять, независимо от направления движения.
You wanted to show the enemy the smallest profile, present them with your head or your feet. К врагу должна быть обращена как можно меньшая часть тела - голова или ступни.
So you were always diving, downward and head-first, and the enemy was always down. Поэтому надо всегда нырять, ногами или головой вперёд, и враг всегда внизу.
Like every Chaos Legionnaire in the army, Neville's head was constantly rotating as he swam, looking up, down, around, to every side. Not just watching for Sunshine Soldiers, but watching for any sign that a Chaos Legionnaire had drawn their wand and was about to betray them. Как и остальные легионеры Хаоса, Невилл постоянно крутил головой, посматривая вверх, вниз, вокруг... Не только в поисках Солнечных солдат, но и высматривая малейший признак того, что какой-нибудь легионер Хаоса вытащил палочку и готовится их предать.
Usually traitors waited until the confusion of battle to make their move, but that early gong had put them all on guard. Обычно предатели ждали, пока не начнётся суматоха битвы, но этот ранний гонг показал, что нужно держаться настороже.
...the truth was, Neville was feeling sad about that. ...Говоря по правде, Невилла это огорчало.
In November he'd been a soldier in a united army, all of them pulling together and helping each other, and now they were all watching each other constantly for the first signs of betrayal. В ноябре он был солдатом единой армии, все они шагали плечом к плечу, помогая друг другу. А теперь они следили друг за другом, высматривая малейшие признаки предательства.
It might have been more fun for General Chaos, but it wasn't nearly as much fun for Neville. Возможно, так было забавнее для генерала Хаоса, но не для Невилла.
The direction formerly known as 'up' was getting steadily brighter, as they came closer to the surface and Sunshine. Направление, ранее известное как "верх", становилось светлее. Они приближались к поверхности и к Солнечным.
"Wands out," said General Chaos. - Палочки к бою, - скомандовал генерал Хаоса.
Neville's squad drew their wands, pointing them straight ahead toward the enemy, as their heads scanned around more rapidly. Взвод Невилла вынул волшебные палочки, направляя их вперёд, на врага. Г оловы завертелись ещё быстрее.
If there were Sunny traitors, the time was approaching for them to strike. Если среди них есть шпионы Солнечных, то им сейчас самое время нанести удар.
The other shoal of fish, Dragon Army, was doing the same thing. Другой косяк рыб, Армия Драконов, делал то же самое.
"Now!" shouted the distant voice of the Dragon General. - Сейчас! - донёсся далёкий выкрик генерала Драконов.
"Now!" shouted General Chaos. - Сейчас! - крикнул генерал Хаоса.
"For Sunshine!" shouted all the soldiers in both armies, and charged downward. - За Солнечных! - заорали солдаты обеих армий и бросились вниз.
"What?" said Minerva involuntarily as she watched the screens from next to the lake, a cry echoed in many other places; all of Hogwarts was watching this battle as they had watched the first. * * * - Что? ! - невольно воскликнула Минерва. Она смотрела на экраны, установленные рядом с озером. Её восклицание эхом отозвалось со всех сторон. Весь Хогвартс наблюдал за этой битвой, точно так же, как и за самой первой.
Professor Quirrell was laughing dryly. Профессор Квиррелл сухо рассмеялся:
"I warned you, Headmaster. - Я вас предупреждал, директор.
It is impossible to have rules without Mr. Potter exploiting them." Не существует правил, которые мистер Поттер не смог бы использовать в своих интересах.
For long precious seconds, as the forty-seven soldiers charged her own seventeen, Hermione's mind went blank. * * * Драгоценные секунды таяли, сорок семь солдат мчались на её семнадцать, а у Г ермионы из головы вылетели все мысли.
Why... Почему...
Then it all snapped into place. Затем всё встало на свои места.
Every time a soldier originally from Sunshine got shot by someone crying the name of Sunshine, she would lose a Quirrell point. Каждый раз, когда солдата, изначально приписанного к Солнечным, кто-то усыпит во имя Солнечных, она потеряет один балл Квиррелла.
When two Sunshine Soldiers were shot by either army, both enemy armies would be two points closer to overtaking her, it was the same gain only shared. При "убийстве" одного Солнечного лишь одна из вражеских армий сокращает разрыв на два балла. С выкриком же "За Солнечных" они получают те же два балла, но честно поделённые.
And if anyone shot another soldier not in the name of Sunshine, that gong wouldn't get lost in the confusion... И если кто-то застрелит Солнечного во имя своей собственной армии, то другой звук гонга заметят даже в суматохе...
Hermione was suddenly very glad that Zabini hadn't gone with the obvious plan of starting trouble between the other two armies while they attacked Sunshine. Г ермиона вдруг порадовалась, что Забини не пришёл к ней с банальным планом устроить переполох между армиями, пока те атакуют Солнечных.
It was still disheartening, though, that sense of your chances closing down, of hope being taken away. Однако чувство, что шансы падают и надежда исчезает, плохо сказывалось на боевом духе.
Most of Hermione's soldiers were still looking confused, but some had expressions of dawning horror as they got it. Большая часть солдат Гермионы всё ещё выглядела сбитой с толку, но по некоторым было видно, что до них уже доходит весь ужас складывающейся ситуации.
"It's all right," Susan Bones said firmly. - Всё в порядке, - твёрдо произнесла Сьюзен Боунс.
Heads turned to look at the Sunshine Captain. "Our job is the same, to take as many of them with us as we can. Взгляды устремились на Солнечного капитана. -Наша задача не изменилась, нам нужно забрать с собой столько врагов, сколько сможем.
And remember, Zabini took away all the spies! И помните: Забини увёл всех шпионов!
We don't have to stay on the lookout like they do!" The girl was smiling defiantly, provoking answering smiles from many of the other soldiers, even from Hermione herself. "It can be like it was in November. Нам не нужно высматривать врагов, как им! -Девочка демонстративно улыбнулась, вызвав в ответ множество улыбок со стороны остальных солдат и даже самой Г ермионы. - Всё будет как в ноябре.
We just have to keep our heads high, fight our best, and trust each other -" Просто держать выше головы, сражайтесь изо всех сил и защищайте друг друга...
Daphne shot her. Дафна застрелила её.
"Blood for the blood god!" shrieked Neville of Chaos, though since he was underwater it came out more like 'Blubbled for the blubbled glub!' * * * - Кровь Богу крови! - завопил Невилл из Хаоса, но поскольку он был под водой, то получилось больше похоже на "Блобь блогу глоби!".
Captain Weasley spun and raised his wand toward Neville and fired. Капитан Уизли развернулся, направил палочку на Невилла и выстрелил.
But Neville was swimming downward toward him, wand pointed straight ahead, and that meant the Simple Shield could shelter Neville's entire profile; if anyone shot him now, it wasn't going to be Sunny Ron. Но тот плыл вниз, держа палочку прямо перед собой, и Простой щит полностью закрывал профиль Невилла - если кто-то и мог сейчас в него попасть, то точно не Солнечный Рон.
A grimly determined look came over Captain Weasley's face, and he arrowed straight up toward Neville, mouthing the word Contego, though the shield wasn't visible in the water. С мрачной решимостью на лице капитан Уизли устремился вверх, навстречу Невиллу. "Контего", - слетело с его губ. Возникшего щита в воде было не разглядеть.
The two enemy champions shot toward each other like arrows released from bows, each aimed to split the other down the middle. Два воина сближались словно стрелы, которые хотят расщепить друг друга.
They had dueled many times before, but this time would pay for all. Да, они уже не раз сходились в дуэли, но решающей станет именно эта.
(Far away by the lakeside, a hundred breaths were held.) (Далеко на берегу сотни людей затаили дыхание.)
"Rainbows and unicorns!" roared the Sunshine Captain. - Радуги и единороги! - зарычал Солнечный капитан.
"The Black Goat with a thousand young!" - Чёрный Козёл с тысячью младых!
"Do your homework!" - Учи уроки!
Closer and yet closer, the two champions charged, neither willing to swerve, the first person to turn would present a vulnerable broadside and get shot, though if neither lost their nerve they would crash right into each other... Два воина сходились всё ближе и ближе. И ни один не собирался уклоняться, потому что свернуть в сторону значит подставиться под заклятие врага...
Falling straight down as the enemy rose straight up to meet him, hammer descending to meet anvil in a path neither was willing to leave... Расстояние между молотом и наковальней стремительно сокращалось, но ни один из них не думал останавливаться...
"Special attack, Chaotic Twist!" - Спецатака: Выверт Хаоса!
Neville saw the look of horror on Captain Weasley's face as the Hover Charm caught him. Невилл увидел внезапный ужас на лице капитана Уизли, когда в того попало заклинание левитации.
They'd tested it before the battle had started; and just as Harry had suspected, Wingardium Leviosa became a whole new sort of weapon once everyone was swimming underwater. Они проверяли эти чары перед началом битвы, и, как и предполагал Гарри, Вингардиум левиоса становится весьма полезным боевым заклинанием, когда речь заходит о боях под водой.
"Curse you, Longbottom!" shrieked Ron Weasley, "Can't you ever fight without your dumb special attacks -" - Будь ты проклят, Лонгботтом! - завопил Рон Уизли. - Хоть раз сразись по-нормальному, без своих дурацких спецатак...
and by that time the Sunshine Captain had been spun around sideways and Neville shot him in the leg. Солнечного капитана закрутило вокруг своей оси, и заклинание сна, пущенное Невиллом, попало ему в ногу.
"I don't fight fair," said Neville to the sleeping form, "I fight like Harry Potter." - Я не сражаюсь честно, - ответил Невилл уснувшему, - я сражаюсь, как Гарри Поттер.
Granger: 237 / Malfoy: 217 / Potter: 220 * * * Грейнджер: 237 / Малфой: 217 / Поттер: 220
It still hurt every time he had to shoot Hermione. И до сих пор, всякий раз стреляя в Гермиону, Гарри чувствовал себя отвратительно.
Harry could hardly stand to look at the expression of peace that had come over her sleeping face, arms now drifting aimlessly as the curves of sunlight moved over her camouflage uniform and the cloud of her chestnut hair. Её лицо приобрело мирное выражение, руки безвольно распростёрлись в стороны, а лучи солнца скользили по её камуфляжной форме и облаку каштановых волос. Смотреть на это было тяжко.
And if Harry had tried to duck out of being the one to shoot her... not only would Draco have known what it meant, Hermione would have been offended. А если бы Гарри попытался не стрелять в неё... не только Драко поймёт, что это означает, но и сама Гермиона на него обидится.
She's not dead, Harry said to his brain as his kicking feet pushed him away, she's just resting. IDIOT. Она не мертва, - заявил Гарри своему мозгу, отплывая прочь, - она просто спит. ИДИОТ.
Are you sure? said his brain. What if she's an ex-Hermione? Ты уверен? - спросил мозг. - Что если её больше нет?
Could we go back and check? Может, вернёмся и проверим?
Harry glanced back briefly. Гарри быстро оглянулся.
See, she's fine, there are bubbles coming out of her mouth. Видишь, она в порядке, пузырьки идут у неё изо рта.
Could've been her last breath escaping. Может, это её последний вздох.
Oh be quiet. Ох, успокойся.
Why are you being so paranoid-protective, anyway? Откуда вообще это параноидальное стремление её защищать?
Er, first real friend we've ever had in our whole life? Эй, она первый настоящий друг, который появился в нашей жизни.
Hey, remember what happened to our pet rock? Помнишь, что случилось с нашим ручным камнем?
Would you SHUT UP about that worthless lump of rubble, it wasn't even alive let alone sentient, that is like the most pathetic childhood trauma ever - Не мог бы ты перестать НЕСТИ ЧУШЬ про этот бесполезный булыжник? Он даже не был живым, не говоря уж о разумности. Это, вероятно, самая жалкая детская травма на свете...
The two armies swiftly separated, becoming two shoals of fish once more. Две армии поспешно отделились друг от друга, вновь превратившись в два косяка рыб.
General Granger had gone down seventeen points, and taken three Chaotics and two Dragons with her; and one Chaotic and two Dragons had been shot as traitors. Генерал Грейнджер потеряла семнадцать очков, но забрала с собой трёх солдат Хаоса и двух Драконов, ещё один солдат Хаоса и двое Драконов были застрелены как предатели.
So she'd lost net seven points, Harry had lost one, Draco had lost two; that put Sunshine twenty points up on Dragon, and seventeen points up on Chaos. В итоге получалось, что Гермиона потеряла семь баллов, Г арри - один, Драко - два, то есть Солнечные опережали Драконов на двадцать очков, а Хаос - на семнадцать.
Chaos could still win easily if they exterminated all twenty remaining Dragons. Если Хаосу удастся уничтожить все двадцать оставшихся Драконов, он победит.
The wild card, of course, being those seven remaining Sunshine Soldiers... Конечно, оставался джокер в виде семи отделившихся Солнечных солдат...
...if you could call them that. ...если, конечно, их можно так называть.
The two shoals swam uneasily next to each other, the soldiers in each army awaiting an order to call out their true allegiances, and attack... Два косяка медленно сближались. Солдаты обеих армий приготовились выкрикнуть название своей армии и атаковать...
"Everyone who got them," Harry said loudly, "remember Special Orders One through Three. - Всем, кто их получил, - громко произнёс Гарри, -помните Специальные приказы с первого по третий.
And don't forget it's Merlin Says on Three. И не забудьте "Мерлин говорит" в третьем.
Do not acknowledge." Приказ не подтверждать.
The trustworthy two-thirds of the army did not nod, and the other third just looked puzzled. Заслуживающие доверия две трети армии кивать не стали, а оставшаяся треть просто приобрела озадаченный вид.
Special Order One: Don't bother trying to call out any codewords in this battle, don't expend effort on any plot not specially approved by the commander; just swim, shield, and fire. Первый Специальный приказ: Не пытаться выкрикивать какие-либо кодовые слова во время битвы, не тратить силы на какие-либо заговоры, кроме особо одобренных командиром. Просто плыть, ставить щиты и стрелять.
Hermione and Draco had both been fighting their soldiers, trying to get them to stop plotting on their own all through December. Г ермиона и Драко весь декабрь воевали со своими солдатами, пытаясь заставить их прекратить строить заговоры самостоятельно.
Harry had egged his soldiers on and supported their plotting through the last two battles... while also telling them that at some future point he might ask them to put a plot or two on hold, to which they'd all readily agreed. Гарри же, наоборот, поощрял в своих солдатах стремление устраивать заговоры в течение последних двух битв... но также предупреждал их, что как-нибудь в будущем он может попросить их отставить один-два заговора в сторону. Конечно, они сразу же соглашались.
So now, in this critical battle, they were happy to obey. И поэтому сейчас, в решающей битве, они с радостью подчинились.
Neither Hermione or Draco could have given that order successfully, Harry was certain. Гарри был уверен, что ни Гермионе, ни Драко не удастся успешно отдать такой приказ.
It was the difference between your soldiers seeing you as an ally in their plotting, and seeing you as a spoilsport old fuddy-duddy who didn't want them to have any fun. Потому что одно дело, когда солдаты видят в командире союзника по интригам, и совсем другое, когда они считают его унылым занудой, который портит им всё веселье.
Imposition of order equaled escalation of chaos, and it also worked in reverse... Насаждение порядка приводит к разрастанию хаоса, и наоборот...
"There they are!" shouted someone, and pointed. - Вот они! - крикнул кто-то, указывая вниз.
From the depths of the lake arose the forgotten ones, the ones who'd forsaken the last battle, the seven missing Sunshine Soldiers, glowing with the bright aura of cowards, now fading as they returned to battle. Из глубин озера поднимались забытые покинувшие последнюю битву семеро пропавших Солнечных солдат. Теперь они возвращались в бой. Окружавшая их яркая аура трусости постепенно меркла.
The two shoals of fish wavered, pointing wands uneasily. Два косяка рыб всколыхнулись, нервно поднимая палочки.
"Hold your fire!" shouted Harry, and a similar cry came from General Malfoy. - Не стрелять! - крикнул Гарри, и одновременно тот же крик донёсся со стороны генерала Малфоя.
There was a moment of held breath. Все затаили дыхание.
Then the seven Sunshine Soldiers swam up to join Dragon Army. Семеро Солнечных солдат проплыли к Армии Драконов и присоединились к ним.
There was a triumphant cheer from Dragon Army. Со стороны Армии Драконов донеслись торжествующие восклицания.
There were cries of dismay from a third of the Chaos Legion. Треть Легиона Хаоса исторгла вопли разочарования.
Some of the other two-thirds smiled, though they shouldn't have. Кое-кто из оставшихся двух третей улыбнулся, хотя этого делать не стоило.
Harry wasn't smiling. Гарри не улыбался.
Oh, this is so completely not going to work... Чёрт, это точно не сработает...
But Harry hadn't been able to think of anything better. Но он всё равно не смог придумать ничего лучше.
"Special Orders Two and Three still apply!" shouted Harry. "Fight!" - Второй и Третий Специальные приказы по-прежнему в силе! - крикнул Гарри. - В бой!
"For the Chaos Legion!" roared twenty Chaotic Legionnaires. - За Легион Хаоса! - заорали двадцать легионеров Хаоса.
"For Dragon Army!" roared twenty Dragon Warriors and seven Sunshine Soldiers. - За Армию Драконов! - заорали двадцать воинов-Драконов и семь Солнечных солдат.
And the Chaotics dived straight downward, as all the traitors got ready to strike. Легионеры Хаоса нырнули вниз, и все предатели приготовились нанести удар.
Granger: 237 / Malfoy: 220 / Potter: 226 * * * Грейнджер: 237 / Малфой: 220 / Поттер: 226
Draco's head darted around frantically, trying to weigh up what was happening; somehow, despite his greater forces, he'd lost the initiative. Драко отчаянно крутил головой, пытаясь оценить происходящее. Почему-то, несмотря на превосходство его армии в численности, он потерял инициативу.
Four small Chaotic forces were being pursued by four larger Dragon forces, but because Draco's forces were the ones trying to force an engagement, it meant that they had to follow where Chaos ran, and somehow that was producing concentrations of Chaotic force that would fire into the exposed sides of Dragon - Четыре группы Драконов преследовали четыре меньшие группы солдат Хаоса, но поскольку именно войска Драко пытались навязать бой, они были вынуждены следовать за убегающими легионерами, и каким-то образом это приводило к концентрации сил Хаоса, которые открывали огонь по открытым флангам Драконов...
It was happening again! И вот опять!
"Prismatis!" shouted Draco, raising his wand, and that shield you could see even through the water, a sparkling multicolored flat wall wide enough to shield Draco and the five other Dragons with him from the Chaotic force that had just started firing on them as they swam past, and that let the other five Dragons turn their attentions back to the Chaotic force they'd been chasing - - Призматис! - крикнул Драко, вскинув палочку. Появившийся щит был заметен даже в воде, искрящаяся многоцветная плоская стена укрыла Драко и ещё пятерых Драконов от группы легионеров Хаоса, которая открыла по ним огонь, проплыв мимо. Исчезновение угрозы с этой стороны позволило солдатам Драко возобновить преследование легионеров, за которыми они гнались ранее...
There was a tense moment as sleep spell after sleep spell crashed into Draco's Prismatic Wall, and Draco was hoping to Merlin that none of those four Chaotics had learned the Breaking Drill Hex - Драко слегка напрягся, наблюдая, как заклинания сна одно за другим поглощаются его Радужной стеной. Оставалось только молиться Мерлину, чтобы никто из этих четырёх легионеров не знал заклинание Пронзающего бура...
Then there was the bell of a Dragon victory, and the Chaotic force spun head-for-foot and began swimming away; and Draco, his hands now shaking slightly, dropped the Prismatic Wall and lowered his wand. Раздался гонг, означающий победу Дракона, и группа легионеров Хаоса перевернулась с ног на голову и поплыла прочь. Драко убрал Радужную стену и опустил палочку, его руки слегка тряслись.
Fighting in water was more exhausting even than fighting on broomsticks. Сражение в воде оказалось даже более утомительным, чем сражение на мётлах.
"Do not pursue!" Draco cried to his soldiers as they started to follow, then, "Sonorus! REFORM ON ME!" - Не преследовать! - закричал Драко своим солдатам, которые помчались за легионерами. -Сонорус! ВСЕ КО МНЕ!
The Dragon forces started converging on Draco, and the Chaotic forces spun around and began pursuing the Dragons on the instant - Draco swore out loud as he heard the bell of a Chaotic victory, someone hadn't gotten their Simple Shield oriented right - and then the Dragon forces were in supporting range of each other and the Chaotics were moving back into the murky distance. Когда силы Драконов начали стягиваться к Драко, силы Хаоса мгновенно развернулись и стали преследовать Драконов. Драко громко выругался, услышав сигнал о победе солдата Хаоса - чей-то Простой щит оказался направлен не в ту сторону. Когда силы Драконов собрались достаточно близко, чтобы поддерживать друг друга, легионеры вновь развернулись и уплыли во мрак.
Somehow, despite their numerical superiority, the Dragons had scored three times against the Chaotics and the Chaotics had scored four times back, and he'd heard one Dragon spy get executed. Несмотря на численное превосходство, Драконы попали в легионеров три раза, а те в ответ -четыре. И ещё Драко услышал сигнал о казни одного из шпионов-Драконов.
Either Harry Potter had thought of a lot of very good ideas very fast, or for some unimaginable reason he'd already spent a lot of time working out how to fight underwater. Г арри Поттер или очень быстро придумывал много очень хороших идей, или по каким-то невообразимым причинам уже потратил кучу времени, размышляя, как сражаться под водой.
This wasn't working, and Draco needed to rethink things. У Драко дела не ладились, и ему нужно было переосмыслить происходящее.
It looked like everyone was having trouble aiming while swimming, too, the battle might last long enough that time would be called... the distant underwater moon was only half full now, that wasn't good... he had to rethink things fast... К тому же, похоже, всем было трудно целиться и плыть одновременно, поэтому битва могла затянуться настолько, что кончится время... От далёкой подводной луны уже осталась только половина, и это было плохо... Ему нужно переосмысливать всё быстрее...
"What is it?" said Padma Patil, as she and her force swam over toward Draco. - В чём дело? - спросила Падма Патил, когда она и её подразделение подплыли к Драко.
Padma was his second-in-command; she was clever and powerful, and better yet, she hated Granger and saw Harry as a rival, which made her trustworthy. Падму Драко назначил своим заместителем - она умна и сильна как волшебница, и, что ещё лучше, ненавидела Грейнджер и считала Гарри своим соперником, поэтому ей можно было доверять.
Working with Padma was making him realize the truth of the old adage that Ravenclaw was sister to Slytherin; Draco had been surprised when his father had told him it was an acceptable House for his future wife, but now he saw the sense of it. Работа с Падмой помогла ему понять правдивость старой поговорки, что Когтевран - сестра Слизерина. В своё время Драко был удивлён, когда отец ему сказал, что Когтевран -приемлемый факультет для его будущей жены, но теперь он понял смысл слов отца.
"Wait until we're all here," Draco said. - Ждём, пока все соберутся, - ответил Драко.
The truth was, he needed to catch his breath. По правде говоря, ему нужно было перевести дыхание.
That was the trouble with being the general and the most powerful wizard, you had to keep using magic. Тяжело одновременно быть и генералом, и самым сильным волшебником, приходится использовать магию, не переставая.
Zabini came in next, commanding a force of two Sunnies and four Dragons, one of whom was Gregory keeping an eye on Zabini. Draco didn't trust Zabini. Подплыл Забини. Он командовал соединением из двух Солнечных и четырёх Драконов, одним из которых был Грегори. Задачей Грегори было приглядывать за Забини, которому Драко не доверял.
And neither Draco nor Zabini trusted the Sunnies enough to make them a majority of any unit; they were supposed to be loyal either to Draco directly, or to Granger who'd been fooled by the promise that the Dragons would be betrayed in the end after both forces had been depleted, just as Harry's more trusted Chaotics should've been fooled into not shooting at the Sunnies by the promise of their firing fake Sleep Hexes and switching to support Chaos later; but it was possible some of the Sunnies were loyal to Chaos and weren't firing real Sleep Hexes and that was why Dragon wasn't winning the way their numerical advantage should've let them win... И ни Драко, ни Забини не доверяли Солнечным настолько, чтобы оставить их в большинстве в каком-нибудь из соединений. Предполагалось, что они верны или непосредственно Драко, или Грейнджер, которая была обманута обещанием, что Драконы будут преданы в конце, после того как оба войска понесут тяжёлые потери. Точно так же наиболее верные легионеры Г арри, видимо, были обмануты обещанием Солнечных, что те будут лишь изображать стрельбу по ним, а в конце поддержат Хаос. Но, возможно, некоторые из Солнечных на самом деле верны Хаосу и не стреляли настоящими заклинаниями Сна, и именно поэтому армия Драконов ещё не выигрывала, несмотря на своё численное преимущество...
The next unit that approached was depleted, three soldiers holding wands on two other soldiers, who were swimming with empty hands. Подошедшее следом подразделение понесло потери. Трое солдат направляли палочки на двух других, которые плыли с пустыми руками.
Draco gritted his teeth. Драко стиснул зубы.
More traitor problems. Опять проблема предателей.
He needed to talk to Professor Quirrell about having some way to punish traitors at least, conditions like these were unrealistic, in real life you tortured your traitors to death. Нужно поговорить с профессором Квирреллом и найти способ хоть как-то наказывать предателей. Нынешние условия не реалистичны, в настоящей жизни предателей можно запытать до смерти.
"General Malfoy!" shouted the commander of the problem unit as it swam up, a Ravenclaw boy named Terry. "We don't know what to do - Cesi shot Bogdan, but Cesi says Kellah told him that Bogdan shot Specter -" - Генерал Малфой! - крикнул командир подразделения, мальчик из Когтеврана по имени Терри. - Мы не знаем, что делать - Цези застрелил Богдана, но Цези говорит, что Келла сказала ему, что Богдан застрелил Спектра...
"I didn't!" said Kellah. - Я не говорила! - заявила Келла.
"Yes you did!" shrieked Cesi. "General Malfoy, she's the spy, I should've rea-" - Нет, говорила! - взвизгнул Цези. - Генерал Малфой, это она - шпион, я должен был по...
"Somnium," said Draco. - Сомниум, - произнёс Драко.
There was the triple bell of a one-point loss from Dragon, and then Kellah's limp body began to float away in the water. Раздался тройной гонг, означающий потерю балла Драконами, и обмякшее тело Келлы поплыло прочь.
Draco had heard the word 'recursion' by this point, and he knew a Harry Potter plot when he saw one. К настоящему времени Драко уже слышал слово "рекурсия", и распознал интригу Гарри Поттера с первого взгляда.
(Unfortunately Draco had not heard of autoimmune disorders, and the thought did not readily occur to him that a clever virus would begin its attack by creating symptoms of an autoimmune disorder so as to get the body to distrust its own immune system...) (К несчастью, Драко не слышал об аутоиммунных нарушениях, и ему не приходила в голову мысль, что умный вирус может начать свою атаку, создав симптомы аутоиммунного нарушения, чтобы тело не доверяло собственной иммунной системе.)
"General order!" said Draco, raising his voice. "Nobody gets to shoot spies except myself, Gregory, Padma, and Terry. - Общий приказ! - объявил Драко, повысив голос.- Запрещается стрелять в шпионов всем, кроме меня, Грегори, Падмы и Терри.
If anyone sees anything suspicious they come to one of us." Если кто-то увидит что-нибудь подозрительное, он должен доложить одному из нас.
And then - И тут...
There was the bell of Sunshine scoring two points. Прозвучал гонг, сообщивший, что Солнечные заработали два балла.
"What?" said Draco and Zabini around the same time; their heads swiveled around. - Что?! - почти одновременно воскликнули Драко и Забини и начали быстро оглядываться.
No one seemed to have gotten hit, and all the Sunshine soldiers were present and accounted for. (Except Parvati, who had been shot by some still-unknown traitor in Padma's squad; and of course Padma had shot Parvati again in case she was faking, so it wasn't her...) Вроде бы, никого только что не застрелили, и все Солнечные были на месте. (Если не считать Парвати, которую застрелил до сих пор неизвестный предатель из взвода Падмы. И, конечно, Падма выстрелила в Парвати ещё раз, на случай, если та притворяется, поэтому это определённо не она...)
"A Sunny traitor in Chaos?" said Zabini, sounding puzzled. "But all the ones I knew about weresupposed to strike during Chaos's attack on Sunshine!! - Предатель Солнечных среди Хаоса? - озадаченно произнёс Забини. - Но все, кого я знал, должны были нанести удар во время атаки Хаоса на Солнечных...
"No!" said Padma in a tone of sudden realization. "That was Chaos executing a spy!" - Нет! - воскликнула Падма. - Это Хаос казнил шпиона!
"What?" said Zabini. "But why -" - Что?! - удивился Забини. - Но почему...
And Draco got it. И тут до Драко дошло.
Damn it! Проклятье!
"Because Potter thinks he's safe for how much he beats Sunshine, but not for how much he beats us! - Потому что Поттер считает, что он гарантированно обгонит Солнечных, но не уверен, что сможет обойти нас!
So he doesn't want to lose a single point when he executes a traitor! Поэтому он не хочет терять даже один балл, когда казнит предателя!
General order! Общий приказ!
If you have to execute a traitor, call Sunshine first! Если нужно казнить предателя, сначала назовитесь Солнечными!
And don't forget to switch back to Dragon afterward!! И не забудьте переключиться потом на Драконов...
Granger: 253 / Malfoy: 252 / Potter: 252 * * * Грейнджер: 253 / Малфой: 252 / Поттер: 252
Longbottom's body drifted chaotically through the water, arms and legs disarrayed. Тело Лонгботтома дрейфовало в воде, руки и ноги беспомощно болтались.
After Draco had finally got a hit in they'd all shot him again just to be sure. Когда Драко наконец в него попал, то выстрелил потом ещё раз для верности.
Nearby was Harry Potter, now protected by a Prismatic Sphere, looking at them all grimly as the last sliver of crescent moon slowly diminished, somewhere far away. Г арри Поттер, защищённый Радужной сферой, мрачно смотрел на происходящее. Где-то вдалеке медленно угасало последнее серебряное сияние полумесяца.
If Longbottom had managed to shoot one more soldier (Draco knew Harry was thinking), if the two Chaotics had managed to hold out just a little longer, they might have won... Если бы Лонгботтом застрелил на одного солдата больше (Драко знал, о чём думает Г арри), если бы двое легионеров продержались чуть-чуть дольше, они могли бы выиграть...
After Draco had reformed his forces and struck out again, the ensuing battle and execution of spies in Sunshine's name had left Sunshine exactly one point ahead of Dragon and Chaos both. После того как Драко перестроил свои войска и опять перешёл в наступление, боевые действия и казни шпионов во имя Солнечных привели к тому, что Солнечные опережали и Драконов, и Хаос ровно на один балл.
Once Harry had started doing it, Draco had been left with no choice but to follow suit. После того как Гарри начал казнить шпионов новым образом, у Драко не было иного выбора, кроме как последовать его примеру.
But now they had General Chaos outnumbered three to one, the survivors of Dragon Army and the last remaining Sunny traitor: Draco, and Padma, and Zabini. Но теперь на одного генерала Хаоса приходилось трое противников - двое выживших Драконов и единственный оставшийся предатель из Солнечных. Драко, Падма и Забини.
And Draco, who was no fool, had ordered Padma to take Zabini's wand after Longbottom had shot Gregory and fallen in turn to Draco. Драко не был дураком, поэтому как только Лонгботтом застрелил Грегори и сам пал от выстрела Драко, он приказал Падме забрать палочку у Забини.
The boy had given him an insulted look, told Draco that he owed him for this, and handed it over. Блейз одарил его оскорблённым взглядом и отдал палочку, заявив, что Драко ему за это будет должен.
That left Draco and Padma to take down General Chaos. Таким образом, против генерала Хаоса остались Драко и Падма.
"I don't suppose you'd like to surrender?" said Draco, smiling as evilly as any smile he'd ever directed at Harry Potter. - Полагаю, сдаваться ты не хочешь? - с настолько злорадной ухмылкой Драко к Гарри Поттеру ещё никогда не обращался.
"Sleep before surrender!" shouted General Chaos. - Усну, но не сдамся! - выкрикнул генерал Хаоса.
"Just so you know," said Draco, "Zabini doesn't actually have an older sister for you to rescue from Gryffindor bullies. - Просто чтобы ты знал, - произнёс Драко, - на самом деле у Забини нет старшей сестры, которую ты бы мог спасти от гриффиндорских хулиганов.
But Zabini does have a mother who doesn't approve of Muggleborns like Granger, and I wrote her a few notes, and offered Zabini a few favors - nothing involving my father, just things I can do in school. Зато у него есть мать, которая не одобряет маглорождённых вроде Грейнджер, и я написал ей парочку писем и предложил оказать Забини несколько услуг - не привлекая отца, просто ряд вещей, которые я сам могу сделать в школе.
And by the way, Zabini's mother doesn't approve of the Boy-Who-Lived, either. И, кстати, мать Забини также не одобряет Мальчика-Который-Выжил.
Just in case you still thought Zabini was really on your side." Это я просто на случай, если ты до сих пор думаешь, что Забини был на твоей стороне.
Harry's face grew even grimmer. Гарри помрачнел ещё сильнее.
Draco raised his wand, and began breathing rhythmically, building up strength for a Breaking Drill Hex. Драко поднял палочку и сделал несколько ритмичных вдохов, собирая силы для заклинания Пронзающего бура.
Granger's Prismatic Sphere was almost as strong as Draco's now, and Harry's wasn't much weaker, where did those two find time? Радужная сфера Грейнджер уже почти не уступала той, что создавал Драко, и сфера Гарри была не хуже. Где эти двое находят время?
"Lagann!" spoke Draco, putting everything he had into it, and the green spiral blazed out and Harry's shield shattered, and at almost the same moment - - Лаганн! - выкрикнул Драко, полностью вкладываясь в заклинание. Вылетевшая зелёная спираль разбила щит Г арри, и практически в этот же миг...
"Somnium!" said Padma. - Сомниум! - крикнула Падма.
Granger: 253 / Malfoy: 252 / Potter: 254 * * * Грейнджер: 253 / Малфой: 252 / Поттер: 254
Harry let out a long breath of relief, and not just because he didn't have to hold the Prismatic Sphere any more. Гарри протяжно с облегчением выдохнул, и дело было не в том, что ему больше не нужно удерживать Радужную сферу.
His hand was shaking as he lowered his wand. Он опустил палочку, рука слегка дрожала.
"You know," said Harry, "I was pretty worried there for a moment." - Знаешь, - произнёс Г арри, - я уже начал немного беспокоиться.
Special Order Two: If a Sunny traitor doesn't seem to be really shooting at you, fake being hit occasionally. Второй Специальный приказ: Если предатель Солнечных, судя по всему, по-настоящему в вас не стреляет, по возможности притворитесь, что он попал.
Prefer targeting Dragons to Sunnies but go ahead and shoot Sunnies if you can't shoot Dragons. Постарайтесь стрелять в Драконов, а не в Солнечных, но если не можете - стреляйте в Солнечных.
Special Order Three: Merlin says do not shoot at Blaise Zabini or either Patil twin. Третий Специальный приказ: Мерлин говорит не стрелять в Блейза Забини и близняшек Патил.
With a wide grin, Parvati Patil stripped the Transfigured patch off her uniform's insignia, and let it float away in the water. Широко ухмыльнувшись, Парвати Патил сорвала трансфигурированную заплатку с эмблемы на форме и отбросила её в сторону.
"Gryffindors for Chaos," she said, and handed Zabini his wand back. - Гриффиндорцы за Хаос, - произнесла она и вручила Забини его палочку обратно.
"Thank you very much," Harry said, and bowed sweepingly to the Gryffindor girl. "And thank you as well," bowing to Zabini. "You know, when you came to me with that plan, I wondered if you were brilliant or crazy, and I've decided that you're both. - Большое тебе спасибо, - сказал Г арри и глубоко поклонился гриффиндорской девочке. - И тебе тоже спасибо, - поклонился он Забини. - Знаешь, когда ты пришёл ко мне с этим планом, я не мог понять, гений ты или сумасшедший. В итоге я решил, что и то, и другое.
And by the way," Harry said, now turning as thoughto address Draco's body, "Zabini does have a cousin!! И, кстати, - Гарри повернулся к телу Драко, - у Забини есть двоюродная сестра...
"Somnium," said Zabini's voice. - Сомниум, - произнёс Забини.
Granger: 255 / Malfoy: 252 / Potter: 254 * * * Грейнджер: 255 / Малфой: 252 / Поттер: 254
And Harry Potter's body floated away, his expression of shock and horror quickly relaxing into sleep. Тело Гарри Поттера уносило прочь, сон быстро сгладил изумление и ужас на его лице.
"On second thought," Parvati said cheerfully, "make that Gryffindors for Sunshine." - Я передумала, - весело сказала Парвати, -пожалуй, гриффиндорцы будут за Солнечных.
She started to laugh, more exhiliarated than she'd ever been in her life, she'd finally gotten to assassinate and replace her twin sister and she'd wanted to do that since forever, and this had been perfect, it had all been perfect - И она засмеялась, так радостно, как никогда прежде. Наконец-то ей предоставилась возможность убить свою сестру-близнеца и занять её место. Она всю жизнь мечтала об этом и трюк вышел идеально, всё вышло идеально...
- and then her wand spun around in a lightning motion just as Zabini's wand turned to point at her. ...её палочка молниеносно повернулась в сторону Забини, зеркально повторив его движение.
"Wait!" said Zabini. "Do not shoot, do not resist. - Подожди! - крикнул Забини, - не стреляй, не сопротивляйся.
That's an order." Это приказ.
"What?" said Parvati. - Что?! - изумилась Парвати.
"Sorry," said Zabini, looking not-quite-sincerely apologetic, "but I can't be totally sure you're for Sunshine. - Извини, - сказал Забини с выражением на лице, которое не совсем подходило для извиняющегося человека, - но я не могу быть полностью уверен, что ты за Солнечных.
So I order you to let me shoot you." Так что я приказываю тебе дать мне возможность выстрелить в тебя...
"Hold on!" said Parvati. "We're only ahead of Chaos by one point! - Стой! - воскликнула Парвати, - мы же опережаем Хаос только на один балл.
If you shoot me now -" Если ты выстрелишь в меня...
"I'll shoot you in the name of Dragon, obviously," said Zabini, now sounding a little superior. "Just because we tricked them into doing it, doesn't mean it won't work for us." - Очевидно, что я застрелю тебя во имя Драконов,- немного высокомерно ответил Забини, - то, что мы хитростью заставили их добывать для нас баллы, не означает, что это не подойдёт и нам.
Parvati stared at him, her eyes narrowing. Парвати с подозрением уставилась на него.
"General Malfoy said your mother doesn't like Hermione." - Генерал Малфой сказал, что твоей матери не нравится Гермиона.
"I suppose," said Zabini, still with that superior smirk. "But some of us are more willing than Draco Malfoy to annoy a parent." - Скорее всего, - согласился Забини всё с тем же самодовольным выражением на лице. - Но некоторые из нас заботятся о сохранности нервов родителей меньше, чем Драко Малфой.
"And Harry Potter said you have a cousin -" - А Гарри Поттер сказал, что у тебя есть кузина...
"Nope," said Zabini. - Нет, - сказал Забини.
Parvati stared at him, trying to think, but she wasn't really good at plotting; Zabini'd said the plan was to secretly keep the scores of Chaos and Dragon as even as possible so they'd use Sunshine's name to execute their traitors instead of losing even a single point, and that had worked... but... she had the feeling she was missing something, she wasn't a Slytherin... Парвати продолжала сверлить его взглядом, пытаясь думать, но интриги не были её сильной стороной. План Забини заключался в том, чтобы незаметно поддерживать равным количество баллов у Драконов и Хаоса, чтобы им пришлось казнить своих предателей во имя Солнечных, вместо того чтобы потерять хотя бы один балл, и это сработало... но... у неё было ощущение, что она что-то упускает... она не была слизеринкой...
"Why don't I shoot you in the name of Dragon?" said Parvati. - А почему бы мне не застрелить тебя во имя Дракона? - спросила Парвати.
"Because I outrank you," said Zabini. - Потому что я старше по званию, - ответил Забини.
Parvati had a bad feeling about this. У неё возникло неприятное предчувствие.
She stared at him for a long moment. Одно долгое мгновение она смотрела на него.
And then - А потом...
"Somni-" she started to say, and then realized she hadn't said for Dragon, and frantically cut herself off - - Сомни... - начала она, но вдруг поняла, что забыла сказать "во имя Дракона" и осеклась...
Granger: 255 / Malfoy: 254 / Potter: 254 * * * Грейнджер: 255 / Малфой: 254 / Поттер: 254
"Hey, everyone," said Blaise Zabini's face on the screens, looking quite amused, "guess it's all down to me." - Всем привет, - с экранов смотрело весьма довольное лицо Блейза Забини, - похоже, теперь всё зависит от меня.
All by the lakeside, people were holding their breath. И люди на берегу озера затаили дыхание.
Sunshine was ahead of Dragon and Chaos by exactly one point. Солнечные опережали Драконов и Хаос ровно на один балл.
Blaise Zabini could shoot himself in the name of either Dragon or Chaos, or just leave things the way they were. Блейз Забини мог застрелить себя во имя Дракона или Хаоса, или же оставить всё как есть.
A series of chimes indicated that the last minute of time was running out. Колокольный перезвон возвестил, что пошла последняя минута игры.
And the Slytherin was smiling a strange, twisted smile, and casually toying with his wand, the dark wood barely visible in the dark water. На лице слизеринца была странная кривая ухмылка, он вращал пальцами палочку, почти невидимую в тёмной воде.
"You know," said Blaise Zabini's voice, in the tones of someone who'd been rehearsing the words for a while, "it's just a game, really. - Знаете, - его голос звучал так, будто он репетировал эту фразу заранее, - это ведь всего лишь игра.
And games are supposed to be fun. А игры должны быть весёлыми.
So how about if I just do whatever I feel like?" Так почему бы мне не поступить, как мне хочется?
Chapter 34: Coordination Problems, Pt 2 Глава 34. Проблемы координации. Часть 2
Minerva and Dumbledore together had applied their combined talent to conjure the grand stage toward which Quirrell now slowly trudged; it was, at its core, sturdy wood, but the outer surfaces shone with glitter of marble inlaid with platinum and studded with gems of every House color. Квиррелл медленно брёл к большому помосту, который ранее объединёнными усилиями создали Минерва и Дамблдор. Внутри помост состоял из крепкого дерева, но снаружи он сверкал мрамором с платиновыми вставками и был украшен драгоценными камнями цветов всех факультетов.
Neither she nor the Headmaster was any Founder of Hogwarts, but the conjuration only needed to last a few hours. Они, конечно, не были основателями Хогвартса, но помост был нужен всего на несколько часов.
Minerva ordinarily enjoyed the few occasions when she had the occasion to tire herself out on large Transfigurations; she should have enjoyed the many small chances for artistry, and the illusion of opulence; but this time she had done the work with the dreadful feeling of digging her own grave. Обычно Минерва наслаждалась редкой возможностью поучаствовать в трансфигурации чего-нибудь крупного, несмотря на тяжесть подобной работы, и проявить своё искусство в создании иллюзии роскоши. Но сегодня ей казалось, что она роет себе могилу.
But Minerva was feeling a little better now. Впрочем, сейчас Минерва чувствовала себя немного лучше.
There'd been one brief moment when the explosion might've come; but Dumbledore had already been standing up and applauding warmly, and no one had proven foolish enough to riot in front of the Headmaster. На один короткий момент, у неё возникло ощущение, что толпа может взорваться, но Дамблдор вовремя встал, радостно аплодируя, и глупцов, способных устроить беспорядки перед лицом директора, не нашлось.
And the explosive mood had rapidly faded into a collective sentiment which might perhaps have been described by the phrase: Give us a break! Напряжение быстро растворилось в коллективном чувстве, которое можно было описать фразой: "Ну вы даёте!"
Blaise Zabini had shot himself in the name of Sunshine, and the final score had been 254 to 254 to 254. Блейз Забини застрелился во имя Солнечных, и счёт стал 254 на 254 на 254.
Behind the stage, waiting to ascend, three children were glaring at each other in mingled fury and frustration. * * * За сценой, в ожидании разрешения подняться на неё, стояли трое детей, бросая друг на друга взгляды, в которых смешивались ярость и разочарование.
It didn't help that they were still damp from being fished out of the lake, and that the Warming Charms didn't seem quite enough to make up for the crisp December air, or maybe it was just their mood. Возможно, не в последнюю очередь из-за того, что они ещё не совсем высохли после купания в озере, и Согревающие чары не до конца справлялись с холодом декабрьского воздуха. А может, дело было просто в их настроении.
"That's it," said Granger. "I've had it! - Всё! - заявила Грейнджер. - С меня довольно!
No more traitors!" Больше никаких предателей!
"I completely agree with you, Miss Granger," Draco said icily. "Enough is enough." - Я полностью согласен с вами, мисс Г рейнджер, -ледяным тоном поддержал Драко. - Поиграли в предательства и хватит.
"And what do you two intend to do about it?" snapped Harry Potter. "Professor Quirrell already said he wouldn't ban spies!" - И что с этим намерены делать вы? - огрызнулся Гарри Поттер. - Профессор Квиррелл уже сказал, что он не будет запрещать шпионов!
"We'll ban them for him," said Draco grimly. - Мы их запретим за него, - мрачно ответил Драко.
He hadn't even understood what he meant by the words as he said them, but the very act of speaking seemed to crystallize a plan - Он даже сам не понял, что хотел этим сказать, но произнесённые слова, кажется, уже создали у него в голове план...
The stage really was well done, at least for a temporary structure; the makers hadn't fallen into the usual pitfall of being impressed by their own illusion of wealth, and knew something about architecture and visual style. * * * Помост выглядел красиво, по крайней мере для временного строения, его создатели кое-что понимали в архитектуре и визуальном стиле и не совершили распространённую ошибку, перестаравшись с роскошью украшений.
From where Draco stood, in the obvious place for him to stand, the watching students would see him haloed in the faint glitter of emeralds; and Granger, standing where Draco had subtly motioned her, would be haloed in Ravenclaw's sapphire. Драко занял очевидное для себя место, где зрители будут видеть его в ореоле слабого сияния изумрудов. Лёгким движением он подсказал Г рейнджер занять место, где её бы окружал ореол сапфиров Когтеврана.
As for Harry Potter, Draco wasn't looking at him right now. Что касается Гарри Поттера, то Драко на него сейчас не смотрел.
Professor Quirrell had... awakened, or whatever it was he did; and was leaning upon a platinum podium bare of all gems. Профессор Квиррелл... проснулся, или что-то в этом духе, и теперь стоял, облокотившись на кафедру, лишённую каких-либо драгоценных украшений.
With evident showmanship, the Defense Professor was carefully stacking and squaring those three envelopes containing the three parchments upon which the three generals had written their wishes, as all the students of Hogwarts watched, and waited. Мастерски собирая внимание аудитории, он тасовал три конверта с пергаментами, на которых генералы написали свои желания, а все ученики Хогвартса смотрели на него и ждали.
Finally Professor Quirrell looked up from the envelopes. Наконец профессор Квиррелл отвлёкся от конвертов.
"Well," said the Defense Professor. "This is inconvenient." - Да уж, - произнёс он. - Проблема налицо.
A slight titter of laughter ran through the crowd, with a sharp undertone. Приглушенное хихиканье пробежало по толпе, но в нём слышался едкий оттенок.
"I suppose you are all wondering what I will do?" said Professor Quirrell. "There is nothing for it; I shall have to do what is fair. - Полагаю, вам всем интересно, что я буду делать?- продолжил профессор. - Я поступлю по справедливости, ничего более.
Although first there was a little speech I wanted to make, and before even that, it appears to me that Mr. Malfoy and Miss Granger have something they wish to share." И хотя сначала я планировал произнести небольшую речь, но, мне кажется, мистер Малфой и мисс Грейнджер желают с вами чем-то поделиться, так что я предоставляю слово им.
Draco blinked, and then he and Granger traded rapid glances - may I? - yes, go ahead - and Draco raised his voice. Драко моргнул. Он и Грейнджер обменялись быстрыми взглядами - "можно я?" - "да, давай".
"General Granger and I would both like to say," Draco said in his most formal voice, knowing it was being amplified and heard, "that we will no longer accept the help of any traitors. - Мы с генералом Грейнджер хотим сказать, -начал Драко самым официальным тоном, зная, что его голос будет усилен и услышан, - что более не будем принимать помощь предателей.
And if, in any battle, we find that Potter has accepted traitors from either of our armies, we will join forces to crush him." И если в какой-либо битве мы обнаружим, что Поттер принимает помощь предателей из наших армий, то объединим свои силы и сокрушим его.
And Draco shot a glance filled at malice at the Boy-Who-Lived. И Драко метнул злобный взгляд в Мальчика-Который-Выжил.
Take that, General Chaos! Вот тебе, генерал Хаоса!
"I agree completely with General Malfoy," said Granger standing beside him, her high voice clear and strong. "Neither of us will use traitors, and if General Potter does, we will wipe him off the battlefield." - Я полностью согласна с генералом Малфоем, -громко и звонко сказала Г рейнджер, встав рядом с Драко. - Никто из нас не будет использовать предателей, а если генерал Поттер попробует, мы сметём его с поля боя.
There was a susurration of surprise from the watching students. Со стороны зрителей донеслись удивлённые шепотки.
"Very good," said their Defense Professor, smiling. "It took the two of you long enough, but you are still to be congratulated on having thought of it before any other generals." - Очень хорошо, - с улыбкой произнёс профессор Защиты. - Вам потребовалось довольно много времени, но я всё же поздравляю вас с тем, что вы пришли к этой мысли раньше других генералов.
It took a moment for this to soak in - После секундного недоумения до Драко дошло...
"In the future, Mr. Malfoy, Miss Granger, before you come to my office with any request, consider whether there is a way for you to accomplish it without my help. - В будущем, мистер Малфой, мисс Грейнджер, прежде чем прийти в мой кабинет с просьбой о чём-нибудь, подумайте, нельзя ли обойтись и без моей помощи.
I will not deduct Quirrell points on this occasion, but next time you may expect to lose the full fifty." Professor Quirrell wore an amused grin. "And what do you have to say about that, Mr. Potter?" На сей раз я не буду вычитать баллы Квиррелла, но в следующий вы потеряете все пятьдесят. -Профессор Квиррелл весело ухмылялся. - Мистер Поттер, вы что-то хотите сказать по этому поводу?
Harry Potter's gaze went to Granger, then to Draco. Гарри Поттер посмотрел на Грейнджер, затем на Драко.
His face appeared calm; though Draco was sure controlled would have been the better term. Его лицо выглядело спокойным, хотя Драко был уверен, что правильнее сказать - он его хорошо контролировал.
Finally Harry Potter spoke, his voice level. Наконец, Гарри Поттер ровным голосом произнёс:
"The Chaos Legion is still happy to accept traitors. - Легион Хаоса по-прежнему с радостью примет помощь предателей.
See you on the battlefield." Увидимся на поле боя.
Draco knew the shock was showing on his own face; there were astonished murmurs from the watching students, and when Draco glanced at the front row he saw that even Harry's Chaotics looked taken aback. Драко осознавал, что по его лицу видно, насколько он потрясён. В толпе учеников-зрителей удивлённо зашептались. Бросив взгляд на первый ряд, Драко заметил, что даже легионеры Хаоса ошарашены словами своего генерала.
Granger's face was angry, and getting angrier. И без того сердитое лицо Грейнджер стало ещё более сердитым.
"Mr. Potter," she said in a sharp tone like she thought she was a teacher, "are you trying to be obnoxious?" - Мистер Поттер, - резко произнесла она, как будто подражая учителям, - вы пытаетесь быть несносным?
"Most certainly not," Harry Potter said calmly. "I won't make you do it every time. - По большей части нет, - спокойно ответил Г арри Поттер. - Вам не придётся объединяться против меня каждый раз.
Beat me once, and I'll stay beaten. Разбейте меня, и я соглашусь с вами.
But threats aren't always enough, General of Sunshine. Но одной угрозы не всегда достаточно, Солнечный генерал.
You did not ask me to join with you, but tried simply to impose your will; and sometimes you must actually defeat the enemy, to impose your will on him. Вы не попросили меня присоединиться к вам, а просто решили навязать свою волю. Но иногда, чтобы навязать свою волю, надо сначала победить.
You see, I am skeptical that Hermione Granger, the brightest academic star of Hogwarts, and Draco, son of Lucius, scion of the Noble and Most Ancient House of Malfoy, can work together to beat their common foe, Harry Potter." An amused smile crossed Harry Potter's face. "Maybe I'll just do what Draco tried with Zabini, and write a letter to Lucius Malfoy and see what he thinks about that." Видите ли, я сомневаюсь, что Гермиона Грейнджер, самая лучшая ученица Хогвартса, и Драко, сын Люциуса, из Благородного и Древнейшего Дома Малфоев, смогут работать вместе, чтобы одолеть своего общего врага -Г арри Поттера, - Г арри Поттер весело улыбнулся. - Возможно, я просто использую тот трюк, что Драко пытался проделать с Забини - напишу письмо Люциусу Малфою и посмотрю уже на его реакцию.
"Harry!" gasped Granger, looking absolutely aghast, and there were gasps from the audience as well. - Гарри! - в ужасе ахнула Грейнджер. Со стороны зрителей тоже донеслись судорожные вздохи.
Draco controlled the anger flushing through him. Драко сдержал охвативший его гнев.
That had been a stupid move on Harry's part, saying that in public. Гарри совершил изрядную глупость, заявив об этом публично.
If Harry had simply done it, it might have worked, Draco hadn't even thought about that, but now if Father did that it would look like he was playing into Harry's hands - Если бы он просто так сделал, то его ход мог сработать, Драко даже не подумал о такой возможности. Но теперь, если отец поступит, как того хочет Гарри, это будет выглядеть, будто он пешка в руках Поттера...
"If you think my father, Lord Malfoy, can be manipulated by you that easily," Draco said coldly, "you have a surprise coming, Harry Potter." - Если вы думаете, что так легко сможете манипулировать моим отцом, лордом Малфоем, -холодно сказал Драко, - вас ждет сюрприз, Гарри Поттер.
And Draco realized as the words finished leaving his mouth that he'd just backed his own father squarely into the corner, more or less without even meaning to. Тут Драко понял, что этими самыми словами он, сам того не желая, практически загнал в угол своего отца.
Father probably wasn't going to like this, not the tiniest bit, but now it would be impossible for him to say so... Draco would have to apologize for that, it had been an honest accident, but it was strange to think that he'd done it at all. Скорее всего отцу это ни капельки не понравится, но он промолчит, так что... Драко придётся извиниться, всё на самом деле вышло случайно, и странно, что у него это вообще получилось.
"Then go ahead and defeat the evil General Chaos," Harry said, still looking amused. "I can't win against both your armies - not if you really work together. - Тогда вперёд, одолейте злого генерала Хаоса, -всё так же весело ответил Гарри. - Я не смогу победить обе ваши армии - если вы действительно будете работать вместе.
But I wonder if perhaps I could break you up before then." Но, возможно, я сумею расколоть ваш союз ещё до битвы.
"You won't, and we'll crush you!" said Draco Malfoy. - У тебя не получится, и мы тебя разгромим! -заявил Драко Малфой.
And beside him, Hermione Granger firmly nodded. Гермиона Грейнджер рядом с ним уверенно кивнула.
"Well," said Professor Quirrell after the astounded silence had stretched for a while. "That was not how I expected that particular conversation to go." The Defense Professor had a rather intrigued expression on his face. "Truthfully, Mr. Potter, I expected you to concede immediately and with a smile, then announce that you had long since worked out my intended lesson but had decided not to spoil it for others. - Что ж, - произнёс профессор Квиррелл, нарушив воцарившуюся на берегу изумлённую тишину. - Я совсем не так представлял себе ход этого разговора, - у профессора было довольно заинтригованное выражение лица. - По правде говоря, мистер Поттер, я ожидал, что вы немедленно согласитесь и с улыбкой объявите, что уже давно поняли, в чём смысл моего урока, но решили не портить его для остальных.
Indeed, I planned my speech accordingly, Mr. Potter." Более того, мистер Поттер, исходя из этого, я планировал свою речь.
Harry Potter just shrugged. "Sorry about that," he said, and said nothing more. Гарри Поттер лишь пожал плечами: - Сожалею.
"Oh, don't worry," said Professor Quirrell. "This, too, will serve." - О, не беспокойтесь, - сказал профессор Квиррелл. - Так тоже неплохо.
And Professor Quirrell turned from the three children, and straightened at the podium to address the whole watching crowd; his customary air of detached amusement dropped away like a falling mask, and when he spoke again his voice was amplified louder than it had been. "If not for Harry Potter," said Professor Quirrell, his voice as crisp and cold as December, "You-Know-Who would have won." Профессор выпрямился за кафедрой и перевёл взгляд с трёх детей на толпу зрителей. Его привычный отстранённо-насмешливый вид исчез, как упавшая маска. И когда он вновь заговорил, его голос, ставший ещё громче, был жёстким и холодным, как декабрьский воздух: - Если бы не Гарри Поттер, Сами-Знаете-Кто победил бы.
The silence was instant, and total. Мгновенно наступила абсолютная тишина.
"Make no mistake," said Professor Quirrell. "The Dark Lord was winning. * * * - Не сомневайтесь, - продолжил профессор Квиррелл. - Тёмный Лорд побеждал.
There were fewer and fewer Aurors who dared face him, the vigilantes who opposed him were being hunted down. Всё меньше и меньше авроров осмеливалось встретиться с ним. Храбрецы, противостоявшие ему, сами были вынуждены скрываться.
One Dark Lord and perhaps fifty Death Eaters were winning against a country of thousands. Один Тёмный Лорд и примерно пятьдесят Пожирателей Смерти побеждали многотысячную страну.
That is beyond ridiculous! Это за гранью абсурда!
There are no grades low enough for me to mark that incompetence!" Я не знаю настолько низкой оценки, которая подошла бы подобной степени некомпетентности!
There was a frown on the face of Headmaster Dumbledore; and on the faces of the audience, puzzlement; and the utter silence went on. Директор Дамблдор нахмурил брови. На лицах остальной аудитории было написано замешательство. Все продолжали молчать.
"Do you understand now how it happened? - Теперь вы понимаете, как такое могло произойти?
You saw it today. Сегодня вы были тому свидетелями.
I allowed traitors, and gave the generals no means to restrain them. Я разрешил предателей и не дал генералам никаких средств, чтобы обуздать их.
You saw the result. Вы видели, что получилось.
Clever plots and clever betrayals, until the last soldier left on the battlefield shot himself! Искусные интриги и искусные предательства, и в итоге последний солдат, оставшийся на поле боя, застрелился!
You cannot possibly doubt that all three of those armies could have been defeated by any outside foe that was unified within itself." Вне всякого сомнения, все три армии были бы разбиты абсолютно любым сплочённым внешним врагом.
Professor Quirrell leaned forward at the podium, his voice now filled with a grim intensity. Профессор Квиррелл подался вперёд, его голос наполнился зловещей силой.
His right hand stretched out, fingers open and spread. Он вытянул правую руку с растопыренными пальцами.
"Division is weakness," said the Defense Professor. - Разделение - слабость, - прогремел профессор Защиты.
His hand closed into a tight fist. "Unity is strength. Он сжал пальцы в кулак. - Единство - сила.
The Dark Lord understood that well, whatever his other follies; and he used that understanding to create the one simple invention that made him the most terrible Dark Lord in history. Тёмный Лорд ошибался во многом, но это он понимал прекрасно. И благодаря этому он придумал одно простое изобретение, сделавшее его самым ужасным Тёмным Лордом в истории.
Your parents faced one Dark Lord. Вашим родителям противостоял один Тёмный Лорд.
And fifty Death Eaters who were perfectly unified, knowing that any breach of their loyalty would be punished by death, that any slack or incompetence would be punished by pain. И пятьдесят Пожирателей Смерти, которые были абсолютно едины, которые знали, что малейшая брешь в их верности будет наказана смертью, что любая расхлябанность или некомпетентность будет наказана болью.
None could escape the Dark Lord's grasp once they took his Mark. Приняв Метку Тёмного Лорда, ни один из них не мог ускользнуть от его хватки.
And the Death Eaters agreed to take that terrible Mark because they knew that once they took it, they would be united, facing a divided land. И Пожиратели Смерти соглашались принять эту ужасную Метку, потому что знали - приняв её, они будут едины.
One Dark Lord and fifty Death Eaters would have defeated an entire country, by the power of the Dark Mark." Один Тёмный Лорд и пятьдесят Пожирателей Смерти победили бы целую страну силой Тёмной Метки.
Professor Quirrell's voice was bleak and hard. Профессор Квиррелл сурово продолжил:
"Your parents could have fought back in kind. - Ваши родители могли бы дать отпор тем же способом.
They did not. Но не сделали этого.
There was a man named Yermy Wibble who called upon the nation to institute a draft, though he did not quite have vision enough to propose a Mark of Britain. Журналист по имени Йерми Виббл призывал нацию ввести воинскую обязанность, хотя и не дошёл до мысли предложить Метку Британии.
Yermy Wibble knew what would happen to him; he hoped his death would inspire others. Йерми Виббл знал, что с ним случится, он надеялся, что его смерть воодушевит остальных.
So the Dark Lord took his family for good measure. Поэтому Тёмный Лорд убил заодно и его семью.
Their empty skins inspired nothing but fear, and no one dared to speak again. Содранная с них кожа внушила лишь страх народу Британии, и больше никто не осмелился подать голос.
And your parents would have faced the consequences of their despicable cowardice, if not for being saved by a one-year-old boy." Professor Quirrell's face showed full contempt. "A dramatist would have called that a dei ex machina, for they did nothing to earn their salvation. И вашим родителям пришлось бы иметь дело с последствиями своей жалкой трусости, если бы их не спас годовалый ребёнок, - на лице профессора читалось абсолютное презрение. - Драматург назвал бы это "бог из машины", ибо сами они не сделали ничего для своего спасения.
He-Who-Must-Not-Be-Named may not have deserved to win, but make no doubt of it, your parents deserved to lose." Возможно, Тот-Чьё-Имя-Нельзя-Называть не заслуживал победы, но ваши родители, без сомнения, заслужили поражение.
The voice of the Defense Professor rang forth like iron. Голос профессора Защиты зазвенел как сталь:
"And know this: your parents have learned nothing! - И знайте: ваши родители ничему не научились!
The nation is still fragmented and weak! Нация по-прежнему раздроблена и слаба!
How few decades passed between Grindelwald and You-Know-Who? Сколько десятилетий прошло между Гриндевальдом и Сами-Знаете-Кем?
Do you think you will not see the next threat in your own lifetimes? Думаете, вы за свою жизнь не увидите следующей угрозы?
Will you repeat then the follies of your parents, when you have seen the results so clearly laid out before you this day? Повторите ли вы ошибки ваших родителей, столь ясно увидев сегодня, к чему они могут вас привести?
For I can tell you what your parents will do, when the day of darkness comes! Ибо я могу сказать, что сделают ваши родители, когда придёт день тьмы!
I can tell you what lesson they have learned! Я могу сказать, чему они научились!
They have learned to hide like cowards and do nothing while they wait for Harry Potter to save them!" Они научились прятаться, как трусы, и ждать, пока их спасёт Гарри Поттер!
There was a wondering look in the eyes of Headmaster Dumbledore; and other students gazed up at their Defense Professor with bewilderment and anger and awe. На лице директора Дамблдора читалось удивление. Ученики же взирали на профессора Защиты с замешательством, гневом и восхищением...
Professor Quirrell's eyes were as cold now as his voice. Взгляд профессора Квиррелла был столь же холоден, как и его голос:
"Mark this, and mark it well. - Запомните это и запомните хорошо.
He-Who-Must-Not-Be-Named wished to rule over this country, to hold it in his cruel grasp forever. Тот-Чьё-Имя-Нельзя-Называть хотел править этой страной, хотел властвовать над ней вечно.
But at least he wished to rule over a living country, and not a heap of ash! Но по крайней мере он хотел править живой страной, а не горсткой пепла!
There have been Dark Lords who were mad, who wished only to make the world a vast funeral pyre! История помнит безумных Тёмных Лордов, желавших лишь превратить весь мир в огромный погребальный костёр!
There have been wars in which one whole country marched against another! Случались войны, в которых целая страна выступала против другой!
Your parents nearly lost against half a hundred, who thought to take this country alive! А ваши родители почти проиграли полусотне, которая хотела захватить эту страну живьём!
How quickly would they have been crushed by a foe more numerous than they, a foe that cared for nothing but their destruction? Как быстро бы их разбил более многочисленный враг, которому не интересно ничего, кроме разрушения?
This I foretell: When the next threat rises, Lucius Malfoy will claim that you must follow him or perish, that your only hope is to trust in his cruelty and strength. Я предсказываю: когда возникнет следующая угроза, Люциус Малфой объявит, что вы должны следовать за ним или погибнуть, что единственная ваша надежда - это вера в его силу и беспощадность.
And though Lucius Malfoy himself will believe it, this will be a lie. Он и сам будет верить в эту ложь.
For when the Dark Lord perished, Lucius Malfoy did not unite the Death Eaters, they were shattered in an instant, they fled like whipped dogs and betrayed each other! Но когда Тёмный Лорд пал, Люциус Малфой не объединил Пожирателей Смерти. Их единство в одночасье рухнуло. Они бежали как побитые псы и предавали друг друга!
Lucius Malfoy is not strong enough to be a true Lord, Dark or otherwise." Люциус Малфой недостаточно силён, чтобы быть настоящим Лордом, Тёмным или каким угодно.
Draco Malfoy's fists were clenched white, there were tears in his eyes, and fury, and unbearable shame. Стиснутые кулаки Драко Малфоя побелели, на глаза навернулись слёзы ярости и невыносимого стыда.
"No," said Professor Quirrell, "I do not think it will be Lucius Malfoy who saves you. - Нет, - произнёс профессор Квиррелл. - Не думаю, что вас спасёт Люциус Малфой.
And lest you think that I speak on my own behalf, time will make clear soon enough that this is not so. И если вы сочтёте, что это лишь моё мнение, время скоро покажет, что это не так.
I make you no recommendation, my students. Я не дам вам совета, кого выбрать, мои ученики.
But I say that if a whole country were to find a leader as strong as the Dark Lord, but honorable and pure, and take his Mark; then they could crush any Dark Lord like an insect, and all the rest of our divided magical world could not threaten them. Но скажу, что если наша страна найдёт лидера, сильного как Тёмный Лорд, но честного и благородного, и примет его Метку, то любой Тёмный Лорд будет раздавлен как насекомое, и весь прочий разобщённый магический мир не сможет нам угрожать.
And if some still greater enemy rose against us in a war of extermination, then only a united magical world could survive." И если какой-то более сильный враг начнёт против нас войну на уничтожение, то только у объединённого магического мира будет шанс уцелеть.
There were gasps, mostly from Muggleborns; the students in green-trimmed robes looked merely puzzled. Раздались судорожные вздохи, в основном со стороны маглорождённых - на лицах студентов в мантиях с зелёной оторочкой читалось лишь недоумение.
Now it was Harry Potter whose fists were clenched tight and trembling; and Hermione Granger beside him was angry and dismayed. Теперь уже Гарри Поттер стиснул кулаки. Гермиона Грейнджер рядом с ним была рассержена и напугана.
The Headmaster rose from his seat, his face now stern, saying no word as yet; but the command was clear. Директор встал со своего места. Его глаза метали молнии. Пока он не произнёс ни слова, но приказ был ясен.
"I do not say what threat will come," said Professor Quirrell. "But you will not live all your lives in peace, not if the past history of the world is any guide at all to its future. - Я не назову вам эту будущую угрозу, - сказал профессор Квиррелл. - Но, если прошлое хоть в какой-то мере отражает то, каким будет будущее, вам не удастся прожить свои жизни в мире.
And if you do in the future as you have seen three armies do this day, if you cannot throw aside your petty bickering and take the Mark of a single leader, then indeed you might wish that the Dark Lord had lived to rule over you, and regret the day that ever Harry Potter was born -" И если в будущем вы поступите как увиденные вами сегодня три армии, если вы не сможете отбросить ваши мелочные ссоры и не примете Метку единого лидера, то вы несомненно пожалеете, что у вас нет Тёмного Лорда, чтобы править вами, и проклянёте день, когда на свет появился Гарри Поттер...
"Enough!" bellowed Albus Dumbledore. - Довольно! - прогремел Альбус Дамблдор.
There was silence. Наступила тишина.
Professor Quirrell slowly turned his head to gaze at where Albus Dumbledore stood in the fury of his wizardry; their eyes met, and a soundless stress pressed down like weight upon all the students, as they listened not daring to move. Профессор Квиррелл медленно повернул голову и посмотрел туда, где стоял разъярённый Дамблдор во всём своём величии. Казалось, всех учеников придавила огромная тяжесть, они слушали, но не смели пошевельнуться.
"You, too, failed this country," said Professor Quirrell. "And you know the peril as well as I." - Вы тоже подвели эту страну, - произнёс профессор Квиррелл. - И вы знаете об опасности не хуже меня.
"Such speeches are not for the ears of students," said Albus Dumbledore in a dangerously rising voice. "Nor for the mouths of professors!" - Подобные речи не для ушей учеников, - в голосе Альбуса Дамблдора явственно звучала угроза. - И не для уст профессоров!
Dryly, then, Professor Quirrell spoke: Профессор Защиты сухо ответил:
"There were many speeches made for the ears of adults, as the Dark Lord rose. - Когда Тёмный Лорд шёл к власти, было много речей для ушей взрослых.
And the adults clapped and cheered, and went home having enjoyed their day's entertainment. И взрослые аплодировали этим речам, а затем возвращались домой к своим обычным развлечениям.
But I will obey you, Headmaster, and make no further speeches if you do not like them. Но я подчинюсь вам, директор, и если вам не нравятся мои речи, их больше не будет.
My lesson is simple. Мой урок прост.
I will go on doing nothing about traitors, and we will see what students can do for themselves about that, when they do not wait for professors to save them." Я не буду ничего делать с предателями, и мы посмотрим, что ученики смогут сделать с ними самостоятельно, не рассчитывая на помощь профессора.
And then Professor Quirrell turned back to his students, and his mouth quirked up in a wry grin that seemed to dissipate the dreadful pressure like a god blowing to scatter the clouds. Квиррелл повернулся к ученикам, и на его лице появилась кривая ухмылка, которая сняла чудовищное давление, как дуновение бога рассеивает облака.
"But do please be kind to the traitors up until now," said Professor Quirrell. - Но, прошу вас, будьте пока добры к предателям.
"They were just having fun." Они просто развлекаются.
There was laughter, though it was nervous at first, and then it seemed to build, as Professor Quirrell stood there smiling wryly and some of the tension released itself. Раздался смех, хоть поначалу и довольно нервный. Профессор Квиррелл стоял и криво улыбался, и какая-то часть напряжения исчезла сама собой.
Draco's mind was still whirling through a thousand questions and a daze of horror, as Professor Quirrell prepared to open the envelopes in which the three had inscribed their wishes. * * * Профессор Квиррелл уже приготовился открыть конверты с желаниями, а в потрясённом мозгу Драко до сих пор бурлили тысячи вопросов.
It had never before occurred to Draco that moon-traveling Muggles were a greater threat than the slow decline of wizardry, or that Father had proven himself too weak to stop them. Ему никогда не приходило в голову, что путешествующие на Луну маглы могут оказаться большей угрозой, чем медленное увядание волшебства, или что отец окажется слишком слаб, чтобы остановить их.
And even stranger, the obvious implication: Professor Quirrell believed that Harry could. И ещё более странным было очевидное следствие: профессор Квиррелл верит, что это сможет сделать Гарри.
The Defense Professor claimed to have made no recommendation, but he'd mentioned Harry Potter over and over in his speech; others would already be thinking the same thing as Draco. Он заявил, что не станет давать советы кого выбрать будущим лидером, но он снова и снова упоминал в своей речи Гарри Поттера, так что прийти к определённому выводу было не трудно.
It was ridiculous. Это смешно.
The boy who had covered a stuffed chair in glitter and called it a throne - Мальчик, который покрывает мягкое кресло блёстками и называет его троном...
The boy who faced down Snape and won, whispered a traitorous voice, that boy could grow into a Lord strong enough to rule, strong enough to save us all - Мальчик, который бросил вызов Снейпу и победил, - прошептал предательский голос, -может вырасти в Лорда, у которого хватит сил, чтобы править, хватит сил, чтобы спасти всех нас...
Harry had been raised by Muggles! Но Гарри же воспитали маглы!
He was practically a mudblood himself, he wouldn't fight against his adopted family - Он сам практически грязнокровка, он не будет сражаться против своей приёмной семьи...
He knows their arts, their secrets and their methods; he can take all of the Muggles' science and use it against them, alongside our own power as wizards. Ему ведомы их умения, их приёмы и их секреты. Он сможет взять всю магловскую науку и, объединив с нашей магической силой, использовать против них.
But what if he refuses? Но что если он откажется?
What if he's too weak? Что если он слишком слаб?
Then, said that inner voice, it will have to be you, won't it, Draco Malfoy? Тогда, - ответил внутренний голос, - это придётся сделать тебе, разве не так, Драко Малфой?
And then there was a renewed hush from the crowd, as Professor Quirrell opened the first envelope. Голоса снова стихли, когда профессор Квиррелл распечатал первый конверт.
"Mr. Malfoy," said Professor Quirrell, "your wish is for... Slytherin to win the House Cup." - Мистер Малфой, вы пожелали... чтобы Слизерин выиграл кубок школы.
There was a puzzled pause from the watching audience. Публика озадаченно переглянулась.
"Yes, Professor," said Draco in a clear voice, knowing that it was once again being amplified. "If you can't do that, then something else for Slytherin -" - Да, профессор, - чётко проговорил Драко, зная, что его голос будет усилен. - Если вы не можете это сделать, тогда что-нибудь ещё для Слизерина...
"I will not award House points unfairly," said Professor Quirrell. He tapped a cheek, looking thoughtful. "Which makes your wish difficult enough to be interesting. - Я не буду присуждать баллы факультетов несправедливо, - Квиррелл с задумчивым видом постучал по щеке. - Что делает исполнение вашего желания достаточно затруднительным и, следовательно, интересным.
Would you like to say anything about why, Mr. Malfoy?" Не хотите ли рассказать, почему вы остановились на нём, мистер Малфой?
Draco turned from the Defense Professor, gazed out at the crowd from against that backdrop of platinum and emeralds. Всё ещё стоя на фоне платины и изумрудов, Драко отвернулся от профессора Защиты и посмотрел на толпу.
Not all of Slytherin had cheered for Dragon Army, there were anti-Malfoy factions who had expressed that dissatisfaction by supporting the Boy-Who-Lived, or even Granger; and those factions would be encouraged greatly by what Zabini had done. Не все в Слизерине болели за Армию Драконов -появились настроенные против Малфоев группы, которые выражали своё отношение, поддерживая Мальчика-Который-Выжил или даже Грейнджер, и выходка Забини их только подзадорит.
He needed to remind them that Slytherin meant Malfoy and Malfoy meant Slytherin - Им нужно напомнить, что Слизерин - значит Малфои, а Малфои - значит Слизерин...
"No," said Draco. "They're Slytherins, they'll understand." - Нет, - сказал Драко. - Они слизеринцы, они поймут.
There was some laughter from the audience, especially in Slytherin, even from some students who would have called themselves anti-Malfoy a moment earlier. Послышались смешки, главным образом от слизеринцев, даже от тех, которые ещё минуту назад был против Малфоя.
Flattery was a lovely thing. Лесть - чудесная штука.
Draco turned back to look at Professor Quirrell again, and was surprised to see an embarrassed look on Granger's face. Драко снова повернулся к профессору Квирреллу и с удивлением обнаружил, что Грейнджер выглядит смущённой.
"And for Miss Granger..." said Professor Quirrell. There was the sound of a tearing envelope. "Your wish is for... Ravenclaw to win the House Cup?" - Что же касается мисс Грейнджер, - послышался звук рвущейся бумаги: профессор Квиррелл вскрыл второй конверт, - вы пожелали... чтобы Когтевран выиграл кубок школы?
There was considerable laughter from the audience, including a chuckle from Draco. Смех пронёсся среди публики, и даже Драко хохотнул.
He hadn't thought Granger played that game. Он не думал, что Грейнджер тоже знакома с правилами этой игры.
"Well, um," said Granger, sounding like she was suddenly stumbling over a memorized speech, "I meant to say, that..." She took a deep breath. "There were soldiers from every House in my army, and I don't mean to slight any of them. - Э-э, ну, - похоже, Грейнджер с трудом вспоминала слова заготовленной речи, - то есть... -она набрала в грудь воздуха. - В моей армии есть солдаты с каждого факультета, и я не хочу никого из них обидеть.
But Houses should still count for something, too. Но и факультеты должны что-то значить.
It was sad when students in the same House were hexing each other just because they were in different armies. Грустно, когда ученики с одного факультета бросаются друг в друга проклятиями, только потому что они оказались в разных армиях.
People should be able to rely on whoever's in their House. Нужно, чтобы люди могли полагаться на товарищей по факультету.
That's why Godric Gryffindor, and Salazar Slytherin, and Rowena Ravenclaw, and Helga Hufflepuff created the four Houses of Hogwarts in the first place. Годрик Гриффиндор, Салазар Слизерин, Ровена Когтевран и Хельга Пуффендуй для того и создали четыре факультета Хогвартса.
I'm the General of Sunshine, but even before that, I'm Hermione Granger of Ravenclaw, and I'm proud to be part of a House that's eight hundred years old." Я, конечно, генерал Солнечных, но прежде всего я Г ермиона Г рейнджер из Когтеврана, и я горжусь, что я - часть факультета, которому восемьсот лет.
"Well said, Miss Granger!" said Dumbledore's booming voice. - Браво, мисс Грейнджер! - пророкотал Дамблдор.
Harry Potter was frowning, and something tickled at the edge of Draco's recognition. Г арри Поттер нахмурился, и какая-то ускользающая мысль щекотнула Драко по краю сознания.
"An interesting sentiment, Miss Granger," said Professor Quirrell. "But there are times when it is good for a Slytherin to have friends in Ravenclaw, or for a Gryffindor to have friends in Hufflepuff. - Любопытное мнение, - заметил профессор Квиррелл. - Однако бывают случаи, когда слизеринцу хорошо иметь друзей в Когтевране, а гриффиндорцу - в Пуффендуе.
Surely it would be best if you could rely both on your friends in your House, and also your friends in your army?" Не лучше ли всего, когда ты можешь полагаться как на друзей по факультету, так и на друзей по армии?
Granger's eyes flicked briefly toward the watching students and teachers, and she said nothing. Взгляд Грейнджер метнулся к наблюдавшим за ними ученикам и учителям, но она промолчала.
Professor Quirrell nodded as though to himself, and then turned back to the podium, and took up and tore open the last envelope. Профессор Квиррелл кивнул, словно сам с собой соглашаясь, повернулся к кафедре и открыл последний конверт.
Beside Draco, Harry Potter visibly tensed up as the Defense Professor drew forth the parchment. Г арри, стоявший рядом с Драко, заметно напрягся. Профессор Защиты поднёс к глазам пергамент:
"And Mr. Potter wishes for -" - А мистер Поттер желает...
There was a pause as Professor Quirrell looked at the parchment. Миг тишины - глаза профессора Квиррелла пробежали по строчкам.
Then, without any change of expression on Professor Quirrell's face, the sheet of parchment burst into flames, and burned with a brief, intense fire that left only drifting black dust sprinkling down from his hand. А затем, хоть на лице профессора и не дрогнул ни один мускул, лист пергамента ярко вспыхнул и сгорел, оставив после себя лишь оседающие хлопья пепла.
"Please confine yourself to the possible, Mr. Potter," said Professor Quirrell, sounding very dry indeed. - Пожалуйста, оставайтесь в рамках возможного, мистер Поттер, - сухо произнёс профессор.
There was a long pause; Harry, standing beside Draco, looked rather shaken. Воцарилась долгая тишина. Гарри был явно потрясён.
What in Merlin's name did he ask for? Великий Мерлин, что он там попросил?
"I do hope," said Professor Quirrell, "that you prepared another wish, if I could not grant that one." - Надеюсь, - продолжил Квиррелл, - вы подготовили другое желание, на случай если я не возьмусь выполнить это.
There was another pause. Опять тишина.
Harry drew a deep breath. Гарри глубоко вздохнул.
"I didn't," he said, "but I already thought of another one." - Не подготовил, - сказал он, - но я уже придумал замену.
Harry Potter turned to look out at the audience, and his voice firmed as he spoke. Гарри Поттер развернулся к толпе, и голос его окреп:
"People fear traitors because of the damage the traitor does directly, the soldiers they shoot or the secrets they tell. - Люди боятся предателей из-за вреда, который они наносят напрямую: из-за солдат, которых они могут застрелить, из-за секретов, которые могут продать.
But that's only part of the danger. Но это лишь часть той опасности, которую они собой представляют.
What people do because they're afraid of traitors also costs them. То, что люди делают только из-за боязни предательства, тоже имеет свою цену.
I used that strategy today against Sunshine and Dragon. Сегодня я применил эту стратегию против Солнечных и Драконов.
I didn't tell my traitors to cause as much direct damage as possible. Я не приказывал своим предателям как можно сильнее навредить неприятелю.
I told them to act in the way that would create the most distrust and confusion, and make the generals do the most costly things to try and stop them from doing it again. Я приказал им действовать таким образом, чтобы посеять как можно больше недоверия и смятения в рядах врага и заставить генералов принимать самые затратные меры для борьбы с ними.
When there are just a few traitors and a whole country opposing them, it stands to reason that what a few traitors do might be less damaging than what a whole country does to stop them, that the cure might be worse than the disease -" Если предателей всего лишь несколько и им противостоит целая страна, очевидно, что вред, который эти предатели могут нанести, может оказаться куда меньше вреда, нанесённого целой страной в борьбе с ними - лекарство может оказаться опаснее болезни...
"Mr. Potter," said the Defense Professor, his voice suddenly cutting, "the lesson of history is that you are simply wrong. - Мистер Поттер, - неожиданно резко прервал его профессор Защиты, - история показывает, что вы просто-напросто неправы.
Your parents' generation did too little to unify themselves, not too much! Поколение ваших родителей сделало слишком мало во имя объединения, а не слишком много!
This whole country almost fell, Mr. Potter, though you were not there to see it. Вся страна чуть не пала, мистер Поттер, хоть вы этого и не застали.
I suggest that you ask your dorm-mates in Ravenclaw how many of them have lost family to the Dark Lord. Спросите у соседей по комнате, сколько из них потеряли родных в войне с Тёмным Лордом.
Or if you are wiser, do not ask! А лучше, если у вас есть хоть капля разума, - не спрашивайте!
Do you have a wish to make, Mr. Potter?" У вас есть желание, мистер Поттер?
"If you don't mind," said the mild voice of Albus Dumbledore, "I should like to hear what the Boy-Who-Lived has to say. - Если не возражаете, - мягко сказал Альбус Дамблдор, - хотелось бы послушать, что скажет Мальчик-Который-Выжил.
He has more experience than either of us at stopping wars." В прекращении войн у него больше опыта, чем у нас обоих.
A few people laughed, but not many. Несколько человек засмеялись, но таких было совсем немного.
Harry Potter's gaze moved to Dumbledore, and he looked considering for a moment. Гарри Поттер перевёл взгляд на Дамблдора и как будто на секунду задумался.
"I'm not saying you're wrong, Professor Quirrell. - Я не говорю, что вы неправы, профессор Квиррелл.
In the last war, people didn't act together, and a whole country almost fell to a few dozen attackers, and yes, that was pathetic. В последней войне люди не действовали сообща, и вся страна чуть не пала перед несколькими дюжинами врагов. Да, это заслуживает презрения.
And if we make the same mistake next time, yes, that'll be even more pathetic. И если мы совершим те же ошибки в следующий раз - это будет заслуживать презрения ещё больше.
But you never fight the same war twice. Но ни одна война не повторяется дважды.
And the problem is, the enemy is also allowed to be smart. Проблема в том, что враг тоже может быть умён.
If you're divided you're vulnerable in one way; but when you try to unite, then you face other risks, and other costs, and the enemy will try to take advantage of those, too. Разногласия опасны по-своему, но и у попытки создать единство есть свои риски и своя плата, и враг обязательно попробует воспользоваться этим в своих интересах.
You can't stop thinking at just one level of the game." Нельзя думать только на первом уровне игры.
"Simplicity also has a great deal to commend it, Mr. Potter," said the dry voice of the Defense Professor. "I do hope that you have learned something this day about the dangers of strategies more complicated than uniting your people and attacking your enemy. - У простоты тоже есть привлекательные стороны, мистер Поттер, - всё так же сухо возразил профессор Защиты. - Надеюсь, сегодня вы усвоили кое-что об опасностях стратегий, которые сложнее, чем просто "собрать своих людей в кулак и ударить по врагу".
And if all this does not tie into your wish somehow, I shall be quite annoyed." И если всё сказанное не связано каким-то образом с вашим желанием, я буду весьма огорчён.
"Yes," said Harry Potter, "it was pretty difficult coming up with a wish to symbolize the costs of unity. - Да, - кивнул Гарри Поттер, - довольно сложно было придумать желание, которое символизирует опасность объединения.
But the problem of acting together isn't just for wars, it's something we have to solve all our lives, every day. Но проблемы совместных действий проявляются не только в войне - мы с ними сталкиваемся всю жизнь, ежедневно.
If everyone is coordinating using the same rules, and the rules are stupid, then if one person decides to do things differently, they're breaking the rules. Если все пользуются одинаковыми правилами, а правила глупы, то когда кто-то один пытается делать что-то иначе - он нарушает правила.
But if everyone decides to do things differently, they can. И только если все решают делать что-то иначе, им уже не могут помешать.
It's exactly the same problem of everyone needing to act together. But for the first person who speaks out, it seems like they're going against the crowd. Это и есть яркий пример, демонстрирующий цену единства - первому человеку приходится спорить с толпой, идти против течения.
And if you thought that the only important thing was that people should always be unified, then you could never change the game, no matter how stupid the rules. И если считать, что важно только единство, то никто никогда не сможет изменить правила игры, какими бы глупыми они ни были.
So my own wish, to symbolize what happens when people unite in the wrong direction, is that in Hogwarts we should play Quidditch without the Snitch." Так что вот моё желание, которое иллюстрирует, что случается, когда люди объединяются в неправильном направлении: пусть в Хогвартсе играют в квиддич без снитча.
"WHAT?" screamed a hundred voices in the crowd, as Draco's jaw dropped. - ЧТО?! - вырвалось из сотни ртов, а у Драко отвисла челюсть.
"The Snitch ruins the whole game," said Harry Potter. "Everything the other players do ends up being irrelevant. - Снитч портит всю игру, - пояснил Гарри Поттер.- Всё, что делают другие игроки, в конце концов оказывается неважным.
It would make overwhelmingly more sense to just buy a clock. Намного разумнее просто использовать часы.
It's one of those incredibly stupid things you don't notice just because you grew up with it, that people only do because everyone else is doing it -" Это одна из тех ошеломительно дурацких вещей, которые вы не замечаете просто потому, что выросли с ними, которые вы делаете только потому, что все вокруг это делают...
But by that point Harry Potter's voice could no longer be heard, because the riot had started. Но к этому времени голос Г арри Поттера был уже не слышен, потому что начались массовые волнения.
The riot ended around fifteen seconds later, after a gigantic spout of fire blasted out of the highest tower of Hogwarts to the sound of a hundred thunders. * * * Волнения закончились примерно через пятнадцать секунд, после огромного огненного всполоха, бабахнувшего со стороны самой высокой башни Хогвартса громче сотни громов.
Draco hadn't known Dumbledore could do that. Драко не знал, что Дамблдор способен на такое.
The students sat down again very carefully and quietly. Ученики опасливо и тихо рассаживались по местам.
Professor Quirrell was laughing, without pause. Профессор Квиррелл хохотал без остановки.
"So be it, Mr. Potter. - Так тому и быть, мистер Поттер.
Your will be done." The Defense Professor paused deliberately. "Of course, I only promised one cunning plot. Ваша воля будет исполнена, - профессор Защиты сделал многозначительную паузу. - Конечно, я обещал лишь один хитрый план.
And that is all that the three of you will get." И это всё, что вы трое получите.
Draco had been half-expecting the words earlier, but now they still came as a shock; Draco exchanged rapid glances with Granger, they would have been the obvious allies but their wishes were directly opposed Драко уже почти ждал этих слов, но они всё равно потрясли его. Он обменялся быстрым взглядом с Грейнджер: они были бы очевидными союзниками, если бы их желания не противоречили одно другому...
"You mean," said Harry, "we have to all agree on a wish?" - Вы хотите сказать, - уточнил Гарри, - что мы должны согласиться на какое-то одно желание?
"Oh, that would be far too much to ask," said Professor Quirrell. "The three of you have no common enemy, do you?" - О, этого от вас просить - явно чересчур, - сказал профессор Квиррелл. - У вас троих ведь нет общего врага?
And for one brief moment, so fast that Draco thought he might have imagined it, the Defense Professor's eyes flicked in the direction of Dumbledore. Это могло быть игрой воображения, но Драко на мгновение показалось, что глаза профессора Защиты стрельнули в сторону Дамблдора.
"No," said Professor Quirrell, "I mean that I shall grant three wishes using a single plot." - Нет, - продолжил профессор, - я имел в виду, что выполню три желания при помощи одного плана.
There was a confused silence. Немое недоумение.
"You can't do that," Harry said flatly from beside Draco. "Not even I can do that. - У вас не получится, - категорически заявил Гарри. - Даже я на такое не способен.
Two of those wishes are mutually incompatible. Два из этих желаний взаимно несовместимы.
It's logically impossible -" and then Harry cut himself off. Это логически невозможно... - Гарри осёкся.
"You're a few years too young to tell me what I can't do, Mr. Potter," said Professor Quirrell, with a brief dry smile. - Вы ещё годами не вышли, чтобы говорить, что у меня получится, а что - нет, мистер Поттер, - сухо улыбнулся профессор Квиррелл.
Then the Defense Professor turned back to the watching students. Профессор Защиты повернулся к зрителям:
"Truthfully, I have no confidence in your ability to learn this day's lesson. - Если честно, у меня нет никакой уверенности, что вы сможете понять сегодняшний урок.
Go home, and enjoy your time with your families, or what's left of them, while they still live. Разъезжайтесь по домам, наслаждайтесь временем, проведённым в кругу семьи, или того, что от неё осталось.
My own family is long since dead at the Dark Lord's hand. Моя же семья давно пала от руки Тёмного Лорда.
I shall see you all when classes resume." Увидимся, когда возобновятся занятия.
In the speechless silence that resulted, Professor Quirrell already turning to walk off the stage, Draco heard the Defense Professor's voice say, quietly and no longer amplified, Профессор Квиррелл развернулся, чтобы сойти со сцены, и Драко услышал в последовавшей за речью профессора тишине, как тот, уже не усиливая голос, негромко сказал:
"But you, Mr. Potter, I would speak to now." - Но с вами, мистер Поттер, мне хотелось бы побеседовать прямо сейчас.
Chapter 35: Coordination Problems, Pt 3 Глава 35. Проблемы координации. Часть 3
They had gone to the Defense Professor's office, and Professor Quirrell had sealed the door before he leaned back in his chair and spoke. Когда они оказались в кабинете, профессор Квиррелл запечатал дверь, развалился в кресле и заговорил.
The Defense Professor's voice was very calm, and that unnerved Harry a good deal more than if Professor Quirrell had been shouting. Его голос был очень спокоен, но это пробирало Гарри гораздо сильнее, чем если бы профессор Квиррелл орал.
"I am trying," said Professor Quirrell quietly, "to make allowances for the fact that you are young. - Я пытаюсь, - тихо сказал тот, - принимать во внимание вашу юность.
That I myself, at the same age, was a quite extraordinary fool. Я и сам в ваши годы был болваном, каких поискать.
You speak with adult style and meddle in adult games, and sometimes I forget that you are only a meddler. Вы говорите взрослыми словами и суёте нос во взрослые игры, и иногда я забываю, что вы просто беспокойный ребёнок.
I hope, Mr. Potter, that your childish meddling has not just killed you, ruined your country, and lost the next war." Надеюсь, мистер Поттер, что ваше сегодняшнее ребячество не погубило вас, не разрушило вашу страну и не стало причиной поражения в следующей войне.
It was very hard for Harry to control his breathing. Г арри с большим трудом сохранил спокойное дыхание:
"Professor Quirrell, I said a good deal less than I wished to say, but I had to say something. - Профессор Квиррелл, я сказал куда меньше, чем мне хотелось, но я должен был сказать хоть что-то.
Your proposals are extremely alarming to anyone who has the slightest familiarity with Muggle history over the last century. Ваши предложения звучат крайне тревожно для того, кто хотя бы чуть-чуть знаком с магловской историей этого века.
The Italian fascists, some very nasty people, got their name from the fasces, a bundle of rods bound together to symbolize the idea that unity is strength -" Итальянские фашисты - публика весьма гнусная -получили своё название от слова "фашина", которое означает перетянутую шнуром связку прутьев, символизирующую силу единства...
"So the nasty Italian fascists believed that unity is stronger than division," said Professor Quirrell. Sharpness was beginning to creep into his voice. "Perhaps they also believed that the sky is blue, and advocated a policy of not dropping rocks on your head." - Значит, гнусные итальянские фашисты верили, что единство сильнее разобщённости, - в голосе профессора Квиррелла появились резкие нотки. -Быть может, они также верили, что небо синее, и утверждали, что булыжники себе на голову бросать вредно.
Reversed stupidity is not intelligence; the world's stupidest person may say the sun is shining, but that doesn't make it dark out... Противоположность глупости - не обязательно мудрость. Самый глупый человек в мире может заявить, что светит солнце, но это не означает, что на улице темень...
"Fine, you're right, that was an ad hominem argument, it's not wrong because the fascists said it. - Хорошо, вы правы, это аргумент ad hominem. Нельзя сказать, что вы ошибаетесь, только потому что так говорили фашисты.
But Professor Quirrell, you can't have everyone in a country take the Mark of one dictator! Но, профессор Квиррелл, нельзя всей страной принимать Метку одного диктатора!
It's a single point of failure! Это же тот самый элемент, отказ которого приведёт к отказу всей системы!
Look, I'll put it this way. Suppose the enemy just Imperiuses whoever controls the Mark -" Посмотрите с другой стороны: предположим, наш враг наложит Империус на того, кто управляет Меткой...
"Powerful wizards are not so easy to Imperius," said Professor Quirrell dryly. "And if you cannot find a worthy leader, you are in any case doomed. - На могущественных волшебников не так просто наложить Империус, - сухо возразил профессор Квиррелл. - И если не найдётся достойного лидера, страна в любом случае обречена.
But worthy leaders do exist; the question is whether the people shall follow them." Но достойные лидеры существуют. Вопрос только в том, последуют ли за ними люди.
Harry raked his hands through his hair in frustration. Гарри бессильно взъерошил волосы.
He wanted to call a time-out and make Professor Quirrell read The Rise and Fall of the Third Reich and then start the conversation over again. Ему захотелось взять тайм-аут и заставить профессора Квиррелла прочитать "Взлёт и падение Третьего рейха", а потом начать этот разговор заново.
"I don't suppose that if I suggested democracy was a better form of government than dictatorship -" - Не думаю, что если я предложу демократию в качестве предпочтительной по сравнению с диктатурой формы правления...
"I see," said Professor Quirrell. His eyes closed briefly, then opened. "Mr. Potter, the stupidity of Quidditch is transparent to you because you did not grow up revering the game. - Понятно, - профессор Квиррелл на мгновение прикрыл глаза. - Мистер Поттер, глупость квиддича для вас очевидна, потому что вы не росли, почитая эту игру.
If you had never heard of elections, Mr. Potter, and you simply saw what is there, what you saw would not please you. Если бы вы никогда не слышали о выборах, мистер Поттер, и просто увидели, что есть что, увиденное бы вас не обрадовало.
Look to our elected Minister of Magic. Взгляните на нашего избранного министра магии.
Is he the wisest, the strongest, the greatest of our nation? Разве он мудрейший, сильнейший и могущественнейший маг нашей страны?
No; he is a buffoon who is owned in fee simple by Lucius Malfoy. Нет - он шут, сидящий на жаловании у Люциуса Малфоя.
Wizards went to the polls and chose between Cornelius Fudge and Tania Leach, who had competed with each other in a grand and entertaining contest after the Daily Prophet, which Lucius Malfoy also controls, decided that they were the only serious candidates. Волшебники сходили на избирательные участки и сделали выбор между Корнелиусом Фаджем и Таней Лич, которые развлекали их грандиозной и увлекательной предвыборной гонкой, после того как "Ежедневный пророк", также подконтрольный Люциусу Малфою, назвал их единственными достойными кандидатами.
That Cornelius Fudge was genuinely selected as the best leader our country could offer is not a suggestion anyone could make with a straight face. Но никто в здравом уме не станет всерьёз утверждать, что Корнелиуса Фаджа выбрали потому, что он лучший лидер в нашей стране.
It is no different in the Muggle world, from what I have heard and seen; the last Muggle newspaper I read mentioned that the previous President of the United States had been a retired movie actor. И если судить по тому, что я слышал и видел, то в мире маглов дела обстоят не лучше. В последней прочитанной мною магловской газете упоминалось, что предыдущий президент Соединённых Штатов ранее был киноактёром.
If you had not grown up with elections, Mr. Potter, they would be as transparently silly to you as Quidditch." Если бы вы не выросли в стране, практикующей избирательную систему, мистер Поттер, выборы показались бы вам столь же очевидной глупостью, как и квиддич.
Harry sat there with his mouth open, struggling for words. Гарри сидел раскрыв рот и с трудом подбирал слова.
"The point of elections isn't to produce the one best leader, it's to keep politicians scared enough of the voters that they don't go completely evil like dictators do -" - Смысл выборов не в поиске самого лучшего лидера, а в том, чтобы политики опасались избирателей в достаточной степени, чтобы не становиться такими злодеями, какими становятся диктаторы...
"The last war, Mr. Potter, was fought between the Dark Lord and Dumbledore. - Последняя война, мистер Поттер, шла между Тёмным Лордом и Дамблдором.
And while Dumbledore was a flawed leader who was losing the war, it is ridiculous to suggest that any of the Ministers of Magic elected during that period could have taken Dumbledore's place! И пусть Дамблдор был ущербным лидером, который проигрывал войну, было бы смехотворно предполагать, что хоть какой-то из министров магии, избранных в те времена, смог бы занять его место!
Strength flows from powerful wizards and their followers, not from elections and the fools they elect. Сила исходит от могущественных волшебников и их последователей, а не от выборов и избираемых дураков.
That is the lesson of magical Britain's recent history; and I doubt that the next war will teach you a lesson any different. Это - урок, извлечённый из недавней истории магической Британии, и я сомневаюсь, что следующая война научит вас чему-то другому.
If you survive it, Mr. Potter, which you will not do unless you abandon the enthusiastic illusions of childhood!" Если вы переживете её, чего вы никак не сможете сделать, не избавившись от восторженных детских иллюзий!
"If you think there are no dangers in the course of action you advocate," said Harry, and despite everything his voice was growing sharp, "then that, too, is childish enthusiasm." - Если вы думаете, что в том способе действий, который вы отстаиваете, нет никакой опасности, -сказал Гарри тоном, более резким, чем ему хотелось бы, - то это тоже детские иллюзии!
Harry stared grimly into Professor Quirrell's eyes, who stared back without blinking. Он угрюмо уставился профессору Квирреллу в глаза. Тот выдержал взгляд, не мигая.
"Such dangers," said Professor Quirrell coldly, "are to be discussed in offices like this one, not in speeches. - Эти опасности, - холодно проговорил профессор Квиррелл, - следует обсуждать в кабинетах, подобных этому, а не в публичных речах.
The fools who elected Cornelius Fudge are not interested in complications and caution. Глупцов, избравших Корнелиуса Фаджа, не волнуют сложности и предостережения.
Present them with anything more nuanced than a rousing cheer, and you will face your war alone. Выйдите к ним с чем-то более сложным, чем воодушевляющие крики, и вы будете сражаться на своей войне один.
That, Mr. Potter, was your childish error, which Draco Malfoy would not have made even when he was eight years old. Это, мистер Поттер, и была ваша детская ошибка, которую Драко Малфой не допустил бы даже в восемь лет.
It should have been obvious even to you that you should have stayed silent, and consulted with me first, not spoken your worries before the crowd!" Даже вам должно было быть очевидно, что следовало промолчать и в первую очередь посоветоваться со мной, а не высказывать свои опасения перед толпой!
"I am no friend of Albus Dumbledore," said Harry, a cold in his voice to match Professor Quirrell's. "But he is no child, and he did not seem to think my concerns were childish, nor that I should have waited to speak them." - Пусть я и не друг Альбусу Дамблдору, - ответил Г арри не менее ледяным тоном, - но он не ребёнок, и ему не показалось, что мои опасения детские или что мне следовало бы обсудить их, прежде чем высказывать.
"Oh," said Professor Quirrell, "so you take your cues from the Headmaster now, do you?" and stood up from behind his desk. - О, - сказал профессор Квиррелл, - так вы теперь руководствуетесь подсказками директора? Он поднялся из-за стола.
When Blaise turned the corner on the way to the office, he saw that Professor Quirrell was already leaning against the wall. * * * Блейз шёл в кабинет директора, но за одним из поворотов коридора он обнаружил прислонившегося к стене профессора Квиррелла.
"Blaise Zabini," said the Defense Professor, straightening; his eyes were set like dark stones within his face, and his voice sent a shiver of fear down Blaise's spine. - Блейз Забини, - произнёс профессор Защиты, выпрямляясь. Его глаза были похожи на тёмные камни, а от его голоса у Блейза побежали мурашки по спине.
He can't do anything against me, I just have to remember that - Он ничего не может мне сделать, я должен просто помнить об этом...
"I believe," said Professor Quirrell, in a clear, cold voice, "that I have already guessed the name of your employer. - Я уверен, - сказал профессор Квиррелл холодно и отчётливо, - что уже знаю имя вашего нанимателя.
But I would hear it from your own lips, and tell me also the price that bought you." Но я хотел бы услышать его из ваших уст, а также узнать цену, за которую вы продались.
Blaise knew he was sweating under his robes, and that the moisture would be already visible on his forehead. Блейз понял, что весь вспотел и что испарина уже видна на его лбу.
"I got a chance to show I was better than all three generals, and I took it. - Я получил шанс показать, что я лучше всех трёх генералов, и я им воспользовался.
A lot of people hate me now, but there're also plenty of Slytherins who'll love me for it. Куча людей сейчас меня ненавидит, но многим слизеринцам мои действия очень понравились.
What makes you think I'm -" Почему вы думаете, что я...
"You did not devise the plan of today's battle, Mr. Zabini. - Не вы придумали план сегодняшней битвы, мистер Забини.
Tell me who did." Назовите мне автора.
Blaise swallowed hard. Блейз судорожно сглотнул.
"Well... I mean, in that case... then you already know who did, right? - Ну... я думаю, в этом случае... вы ведь уже догадались, верно?
The only one who's that crazy is Dumbledore. Настолько сумасшедший здесь только Дамблдор.
And he'll protect me if you try to do anything." И он защитит меня, если вы попробуете что-нибудь со мной сделать.
"Indeed. - Безусловно.
Tell me the price." Назовите мне цену.
The Defense Professor's eyes were still hard. Взгляд профессора по-прежнему был суров.
"It's my cousin Kimberly," Blaise said, swallowing again and trying to control his voice. "She's real, and she's really being bullied, Potter checked that, he wasn't dumb. - Моя кузина Кимберли, - Блейз опять сглотнул, пытаясь справиться с волнением в голосе. - Она на самом деле существует, и над ней действительно издеваются, Поттер это проверил, он не дурак.
Only Dumbledore said that he'd nudged the bullies into doing it, just for the plan, and if I worked for him she'd be fine afterward, but if I did go with Potter, there was more trouble Kimberly could get into!" Но Дамблдор сказал, что это он сам натравил на неё хулиганов, и если я буду работать на него, с Кимберли всё будет в порядке, но если я буду сотрудничать с Поттером, ей будет ещё хуже!
Professor Quirrell was silent for a long moment. "I see," Professor Quirrell said, his voice now much milder. "Mr. Zabini, should such an event occur again, you may contact me directly. - Понятно, - через несколько секунд произнёс профессор Квиррелл уже более мягким голосом. -Мистер Забини, если что-нибудь подобное произойдёт ещё раз, обращайтесь сразу ко мне.
I have my own ways of protecting my friends. У меня есть способы защитить своих друзей.
Now, a final question: Even with all the power you took into your hands, forcing a tie would have been difficult. И последний вопрос. Даже при всех ваших возможностях свести битву к ничьей могло оказаться сложно.
Did Dumbledore instruct you as to who should win otherwise?" Дамблдор проинструктировал вас, кто должен победить, если бы ничьей не получалось?
"Sunshine," said Blaise. - Солнечные, - ответил Блейз.
Professor Quirrell nodded. Профессор кивнул.
"As I thought." The Defense Professor sighed. "In your future career, Mr. Zabini, I do not suggest trying any plots that complicated. - Как я и думал, - профессор Защиты вздохнул. - В будущем, мистер Забини, я бы не советовал вам использовать настолько сложные планы.
They have a tendency to fail." Они склонны разваливаться.
"Um, I said that to the Headmaster, actually," Blaise said, "and he said that was why it was important to have more than one plot going at a time." - Эм-м, вообще-то я так и сказал директору, -произнёс Блейз, - а он ответил, что именно поэтому важно иметь много планов одновременно.
Professor Quirrell passed a weary hand across his forehead. Профессор Квиррелл устало потёр лоб.
"It's a wonder the Dark Lord didn't go mad from fighting him. - И как только Тёмный Лорд не сошёл с ума, сражаясь с ним.
You may go on to your meeting with the Headmaster, Mr. Zabini. Можете идти к директору, мистер Забини.
I will say nothing of this, but if the Headmaster should somehow discover that we have spoken, remember my standing offer to give you what protection I can. Я никому не скажу об этом разговоре, но если директор вдруг о нём узнает, помните о том, что моё предложение защиты всё ещё в силе.
You are dismissed." Вы свободны.
Blaise didn't wait for any other word, just turned and fled. Блейз не стал ждать, скажут ли ему что-то ещё. Он просто развернулся и убежал.
Professor Quirrell waited for a time, and then said, * * * Профессор Квиррелл немного подождал, а затем произнёс:
"Go ahead, Mr. Potter." - Выходите, мистер Поттер.
Harry tore the Cloak of Invisibility off his head and stuffed into his pouch. Г арри сорвал с себя Мантию невидимости и запихал её в кошель.
He was trembing with so much rage he could hardly speak. Мальчика так трясло от ярости, что он едва мог говорить:
"He what? - Что?!
He did what?" Он сделал что?!
"You should have deduced it yourself, Mr. Potter," Professor Quirrell said mildly. "You must learn to blur your vision until you can see the forest obscured by the trees. - Вы должны были вычислить это сами, мистер Поттер, - спокойно ответил профессор Квиррелл. -Вы должны научиться смотреть на картину в целом, чтобы видеть лес за деревьями.
Anyone who heard the stories about you, and who did not know that you were the mysterious Boy-Who-Lived, could easily deduce your ownership of an invisibility cloak. Любой, кто услышит истории о вас, не зная, что вы - загадочный Мальчик-Который-Выжил, с лёгкостью вычислит, что у вас есть плащ-невидимка.
Step back from these events, blur away their details, and what do we observe? Возьмём сегодняшние события, отвлечёмся от деталей, и что мы увидим?
There was a great rivalry between students, and their competition ended in a perfect tie. Грандиозное соперничество между учениками, которое заканчивается абсолютной ничьей.
That sort of thing only happens in stories, Mr. Potter, and there is one person in this school who thinks in stories. Такое бывает только в сказках, мистер Поттер, а в школе есть только один человек, который мыслит сказками.
There was a strange and complicated plot, which you should have realized was uncharacteristic of the young Slytherin you faced. Налицо странный, запутанный план, и вы должны были понять, что он не характерен для юного слизеринца, которого вы только что видели.
But there is a person in this school who deals in plots that elaborate, and his name is not Zabini. Но в школе есть человек, который специализируется на планах подобной сложности, и его фамилия не Забини.
And I did warn you that there was a quadruple agent; you knew that Zabini was at least a triple agent, and you should have guessed a high chance that it was he. К тому же я предупреждал вас насчёт четверного агента. Вы знали, что Забини как минимум тройной агент, и должны были догадаться, что с высокой вероятностью я говорил именно о нём.
No, I will not declare the battle invalid. Нет, я не объявлю последнюю битву недействительной.
All three of you failed the test, and lost to your common enemy." Вы трое провалили экзамен и проиграли общему врагу.
Harry didn't care about tests at this point. Экзамены в настоящее время Гарри совершенно не волновали.
"Dumbledore blackmailed Zabini by threatening his cousin? - Дамблдор шантажировал Забини, угрожая его кузине?!
Just to make our battle end in a tie? Просто чтобы свести нашу битву к ничьей?
Why?" Почему?!
Professor Quirrell gave a mirthless laugh. Профессор Квиррелл невесело рассмеялся.
"Perhaps the Headmaster thought the rivalry was good for his pet hero and wished to see it continue. - Возможно, директор думает, что соперничество очень полезно для его ручного героя, и хочет, чтобы оно продолжалось.
For the greater good, you understand. Ради высшего блага, сами понимаете.
Or perhaps he was simply mad. Или, возможно, он просто сошёл с ума.
You see, Mr. Potter, everyone knows that Dumbledore's madness is a mask, that he is sane pretending to be insane. Видите ли, мистер Поттер, все знают, что безумие Дамблдора - это маска и что он разумный человек, который лишь притворяется безумным.
They pride themselves on that clever insight, and knowing the secret explanation, they stop looking. Люди гордятся, что додумались до такой умной мысли, и, зная это тайное объяснение, перестают копать дальше.
It does not occur to them that it is also possible to have a mask behind the mask, to be insane pretending to be sane pretending to be insane. Им не приходит в голову, что также возможно, что за маской есть другая маска, что безумный притворяется разумным, который притворяется безумным.
And I am afraid, Mr. Potter, that I have urgent business elsewhere, and must depart; but I should strongly advise you not to take your cues from Albus Dumbledore when fighting a war. Но, боюсь, мистер Поттер, у меня есть срочные дела в другом месте, так что вынужден откланяться. И я настоятельно вам советую не руководствоваться подсказками Альбуса Дамблдора во время войны.
Until later, Mr. Potter." До встречи, мистер Поттер.
And the Defense Professor inclined his head with some irony, and then strode off in the same direction Zabini had fled, while Harry was still standing in open-mouthed shock. Профессор Защиты иронично склонил голову и ушёл в том же направлении, что и Забини. Г арри остался стоять с открытым ртом.
Aftermath: Harry Potter. * * * Послесловие: Гарри Поттер. Гарри медленно брёл в направлении башни Когтеврана.
Harry trudged slowly toward the Ravenclaw dorm, eyes unseeing of walls, paintings, or other students; he went up stairs and down ramps without slowing, speeding, or noticing where he trod. Его глаза не видели ни стен, ни картин, ни других учеников. Он поднимался по лестницам и спускался по пандусам, не замедляя и не ускоряя движения, не замечая даже, куда он вообще идёт.
It had taken him more than a minute after Professor Quirrell's departure to realize that his only source of information about Dumbledore being involved was (a) Blaise Zabini, who he would have to be an absolute gaping idiot to trust again, and (b) Professor Quirrell, who could have easily faked a plot in Dumbledore's style, and who might also think that a little student rivalry was a fine thing; and who had, if you stepped back and blurred out the details, just proposed turning the country into a magical dictatorship. Ему потребовалось больше минуты, чтобы понять, что вся информация о плане Дамблдора получена исключительно: а) от Блейза Забини, поверить которому ещё раз может лишь полный кретин; б) от профессора Квиррелла, который запросто способен придумать план в стиле Дамблдора, и, возможно, тоже считает, что небольшое соперничество среди учеников - это замечательно. И который, к тому же, если сделать шаг назад и посмотреть на картину в целом, фактически предложил установить в стране магическую диктатуру.
And it was also possible that Dumbledore was the one behind Zabini, and that Professor Quirrell had been sincerely trying to fight the Dark Mark in kind, and prevent the repetition of a performance he saw as pathetic. Но также возможно, что за спиной Забини стоял именно Дамблдор, а профессор Квиррелл искренне пытался бороться с Тёмной меткой таким же оружием и хотел помешать повторению событий, которые вызывали у него презрение.
Trying to make sure that Harry didn't end up fighting the Dark Lord alone, while everyone else hid, frightened, trying to stay out of the line of fire, waiting for Harry to save them. Пытался сделать так, чтобы Гарри не пришлось сражаться с Тёмным Лордом в одиночку, пока все остальные будут прятаться в испуге, ожидая, что Гарри их спасёт.
But the truth was... Правда, на самом деле...
Well... Ну...
Harry was sort of okay with that. В общем-то, Гарри был готов к такому раскладу.
It was, he knew, the kind of thing that was supposed to make heroes resentful and bitter. Обычно предполагается, что такое отношение героя обижает и ожесточает.
To heck with that. К чёрту.
Harry was very much in favor of everyone else staying out of danger while the Boy-Who-Lived took down the Dark Lord by himself, plus or minus a small number of companions. Гарри скорее предпочтёт, чтобы все остальные оставались в безопасности, пока Мальчик-Который-Выжил не повергнет Тёмного Лорда самостоятельно или максимум с небольшой группой спутников.
If the next conflict with the Dark Lord got to the point of a Second Wizarding War that killed lots of people and embroiled a whole country, that would mean Harry had already failed. Если следующий конфликт с Тёмным Лордом будет похож на Вторую Мировую войну, в которой погибла уйма людей и в которой участвовали целые страны, это будет означать, что Гарри уже проиграл.
And if afterward a war broke out between wizards and Muggles, it didn't matter who won, Harry would have already failed by letting it get that far. А если после этого разразится война между волшебниками и маглами, то не столь важно, кто победит. Если Г арри допустит, чтобы дело зашло так далеко, это также будет означать, что он проиграл.
Besides, who said the societies couldn't peacefully integrate when the secrecy inevitably broke down? (Though Harry could hear Professor Quirrell's dry voice in his mind, asking him if he was a fool, and saying all the obvious things...) And if mages and Muggles couldn't live in peace, then Harry would combine magic and science and figure out how to evacuate all the wizards to Mars or somewhere, instead of letting a war break out. Кроме того, кто сказал, что после неизбежного падения завесы секретности эти два общества не смогут мирно сосуществовать? (Хотя на этом месте в голове у Гарри зазвучал сухой голос профессора Квиррелла, спрашивающий, не дурак ли он, и приводящий следом множество очевидных аргументов...) А если маги и маглы не смогут жить в мире, то Г арри, объединив магию и науку, придумает, как эвакуировать всех волшебников на Марс или куда-нибудь ещё, но не допустит войны.
Because if it did come down to a war of extermination... Потому что если начнётся война на уничтожение...
That was the thing Professor Quirrell hadn't realized, the one most important question he'd forgotten to ask his young general. Вот чего не осознавал профессор Квиррелл - он забыл задать своему юному генералу самый важный вопрос.
The real reason why Harry had no intention of being argued into endorsing a Light Mark, no matter how much it would help him in his fight against the Dark Lord. О настоящей причине, по которой Гарри не собирался соглашаться на введение Светлой метки, независимо от того, насколько она поможет ему в борьбе с Тёмным Лордом.
One Dark Lord and fifty Marked followers had been a peril to all of magical Britain. Один Тёмный Лорд и пятьдесят отмеченных им последователей угрожали всей магической Британии.
If all Britain took the Mark of a strong leader, they would be a peril to the whole magical world. Если вся Британия примет Метку сильного лидера, она будет угрозой для всего волшебного мира.
And if the whole wizarding world took a single Mark, they would be a danger to the rest of humanity. А если весь волшебный мир примет единую Метку, он станет опасным для остального человечества.
No one knew quite how many wizards there were in the world. Никто не знает точно, сколько в мире волшебников.
He'd done a few estimates with Hermione and come up with numbers in the rough range of a million. Гарри совместно с Гермионой попытался сделать грубый подсчёт, и у них получилось что-то около миллиона.
But there were six billion Muggles. Но маглов - шесть миллиардов.
If it came down to a final war... И если начнётся глобальная война...
Professor Quirrell had forgotten to ask Harry which side he would protect. Профессор Квиррелл забыл спросить, на чью сторону встанет Гарри.
A scientific civilization, reaching outward, looking upward, knowing that its destiny was to grasp the stars. Научной цивилизации, которая постоянно развивается, смотрит вперед и знает, что ей суждено достичь звёзд.
And a magical civilization, slowly fading as knowledge was lost, still governed by a nobility that saw Muggles as not quite human. Или магической цивилизации, которая лишь теряет знания и медленно угасает, которой до сих пор управляют аристократы и которая считает маглов не совсем людьми.
It was a terribly sad feeling, but not one that held any hint of doubt. Ужасно печально, но сомнений здесь не может быть никаких.
Aftermath: Blaise Zabini. * * * Послесловие: Блейз Забини.
Blaise strolled through the hallways with careful, self-imposed slowness, his heart beating wildly as he tried to calm down - Блейз брёл по коридорам с осторожной, вымученной медлительностью, сердце дико билось, несмотря на все его попытки успокоиться...
"Ahem," said a dry, whispering voice from a shadowy alcove as he passed. - Эхем, - донёсся суховатый, шепчущий голос из тёмной ниши неподалёку.
Blaise jumped, but he didn't scream. Блейз подскочил, но не вскрикнул.
Slowly, he turned. Он медленно обернулся.
In that small, shadowy corner was a black cloak so wide and billowing that it was impossible to determine whether the figure beneath was male or female, and atop the cloak a broad-brimmed black hat, and a black mist seemed to gather beneath it and obscure the face of whoever or whatever might lie beneath. В маленьком тёмном углу стоял некто в чёрном плаще, настолько широком и бесформенном, что было невозможно определить, была ли фигура под ним мужской или женской, с широкополой чёрной шляпой поверх, под которой сгущалась чёрная дымка, затемнявшая лицо тому, кто бы или что бы за ней ни скрывалось.
"Report," whispered Mr. Hat and Cloak. - Докладывайте, - прошелестел мистер Плащ-и-Шляпа.
"I said just what you told me to," said Blaise. - Я сказал ровно то, что вы мне велели, - ответил Блейз.
His voice was a little calmer now that he wasn't lying to anyone. "And Professor Quirrell reacted just the way you expected." Его голос звучал чуть спокойнее теперь, когда не надо было никому врать. - И профессор Квиррелл отреагировал именно так, как вы и ожидали.
The broad black hat tilted and straightened, as though the head below had nodded. Широкая чёрная шляпа качнулась, как будто голова под ней кивнула.
"Excellent," said the unidentifiable whisper. "The reward I promised you is already on its way to your mother, by owl." - Отлично, - прозвучал неопознаваемый шёпот. -Сова с обещанной наградой уже на пути к вашей матери.
Blaise hesitated, but his curiosity was eating him alive. Блейз помедлил, но любопытство пожирало его изнутри.
"Can I ask now why you want to cause trouble between Professor Quirrell and Dumbledore?" - Можно спросить, зачем вам было ссорить профессора Квиррелла и Дамблдора?
The Headmaster hadn't had anything to do with the Gryffindor bullies that Blaise knew about, and besides helping Kimberly, the Headmaster had also offered to make Professor Binns give him excellent marks in History of Magic even if he turned in blank parchments for his homework, though he'd still have to attend class and pretend to hand them in. Блейз не слышал, чтобы директор был хоть как-то связан с хулиганами из Гриффиндора, и, помимо помощи Кимберли, директор обещал потребовать от профессора Биннса выставлять Блейзу высокие баллы по Истории Магии, даже если тому вздумается сдавать в качестве домашней работы чистые листы, хотя посещать занятия и изображать учёбу ему всё равно придётся.
Actually Blaise would have betrayed all three generals for free, and never mind his cousin either, but he'd seen no need to say that. Вообще-то, Блейз охотно предал бы всех троих генералов совершенно бесплатно, и положение кузины его совсем не заботило, но он не видел нужды говорить об этом.
The broad black hat cocked to one side, as if to convey a quizzical stare. Широкая чёрная шляпа сместилась набок, словно выражая насмешливый взгляд.
"Tell me, friend Blaise, did it occur to you that traitors who betray so many times over often meet with ill ends?" - Скажите, друг мой Блейз, приходило ли вам в голову, что предатели, которые предают так много, часто плохо кончают?
"Nope," said Blaise, looking straight into the black mist under the hat. "Everyone knows that nothing really bad ever happens to students in Hogwarts." - Нет, - сказал Блейз, глядя прямо в чёрный туман под шляпой. - Все знают, что в Хогвартсе с учеником никогда не случится ничего по-настоящему плохого.
Mr. Hat and Cloak gave a whispery chuckle. Мистер Плащ-и-Шляпа издал шелестящий смешок.
"Indeed," said the whisper. "With the murder of one student five decades ago being the exception that proves the rule, since Salazar Slytherin would have keyed his monster into the ancient wards at a higher level than the Headmaster himself." - Действительно, - отозвался шёпот, - если не считать таковым убийство одного ученика пятьдесят лет назад, которое произошло, потому что Салазар Слизерин при создании защитных чар замка оставил своему чудовищу больше возможностей, чем самому директору. Впрочем, это лишь исключение, подтверждающее правило.
Blaise stared at the black mist, now beginning to feel a little uneasy. Блейз уставился в чёрную дымку, начиная чувствовать легкое беспокойство.
But it ought to take a Hogwarts professor to do anything significant to him without setting off alarms. Но ведь что-то существенное, не поднимая тревогу, с ним мог бы сотворить только профессор Хогвартса.
Quirrell and Snape were the only professors who'd do something like this, and Quirrell wouldn't care about fooling himself, and Snape wouldn't hurt one of his own Slytherins... would he? Единственными профессорами, способными на что-то такое, были Квиррелл и Снейп, но Квирреллу незачем обманывать самого себя, а Снейп не стал бы причинять вред одному из своих слизеринцев... или стал бы?
"No, friend Blaise," whispered the black mist, "I only wished to advise you never to try anything like this in your adult life. - Нет, друг мой Блейз, - прошептал чёрный туман.- Хочу лишь посоветовать вам никогда не затевать подобного в вашей жизни.
So many betrayals would certainly lead to at least one vengeance." Такое множество предательств неизбежно приведёт хотя бы к одной мести.
"My mother never got any vengeances," said Blaise proudly. "Even though she married seven husbands and every single one of them died mysteriously and left her lots of money." - Никто никогда не мстил моей матери, - гордо ответил Блейз, - даже несмотря на то, что она выходила замуж семь раз и все её мужья загадочно погибали, оставляя ей кучу денег.
"Really?" said the whisper. "However did she persuade the seventh to marry her after he heard what happened to the first six?" - Вот как? - ответил шёпот. - И как же она убедила седьмого жениться на ней, когда тот узнал, что сталось с первыми шестью?
"I asked Mum that," said Blaise, "and she said I couldn't know until I was old enough, and I asked her how old was old enough, and she said, older than her." - Я спросил маму об этом, - сказал Блейз, - и она ответила, что не скажет, пока я не стану достаточно взрослым, а когда я спросил: "Достаточно - это насколько?", она ответила, что старше, чем она.
Again the whispery chuckle. Снова шелестящий смешок.
"Well then, friend Blaise, my congratulations on having followed in your mother's footsteps. - Ну что ж, друг мой Блейз, у вас хорошо получается следовать по стопам вашей матери, мои поздравления.
Go, and if you say nothing of this, we will not meet again." Идите, и если вы будете держать рот на замке, мы не встретимся с вами вновь.
Blaise backed uneasily away, feeling an odd reluctance to turn his back. Блейз неловко отступил, чувствуя странное нежелание поворачиваться спиной.
The hat tilted. Шляпа наклонилась.
"Oh, come now, little Slytherin. - О, ну же, маленький слизеринец.
If you were truly the equal of Harry Potter or Draco Malfoy, you would have already realized that my hinted threats were just to ensure your silence before Albus. Будь вы и вправду равным Гарри Поттеру или Драко Малфою, вы бы уже осознали, что мои намёки и угрозы нужны лишь, чтобы гарантировать ваше молчание перед Альбусом.
Had I intended to harm, I would not have hinted; had I said nothing, then you should have worried." Имей я намерение причинить вред, я не стал бы намекать. Не скажи я ничего, тогда вам следовало бы волноваться.
Blaise straightened, feeling a little insulted, and nodded to Mr. Hat and Cloak; then turned decisively and strode off toward his meeting with the Headmaster. Блейз выпрямился, чувствуя себя немного оскорблённым. Он кивнул мистеру Плащ-и-Шляпа, решительно развернулся и зашагал на встречу с директором.
He'd been hoping to the very end that someone else would show up and give him a chance to sell out Mr. Hat and Cloak. Он до самого конца надеялся, что объявится кто-нибудь ещё и у него будет шанс перепродать вдобавок и мистера Плащ-и-Шляпа.
But then Mum hadn't betrayed seven different husbands at the same time. Но, в конце концов, мама ведь не предавала всех своих семерых мужей одновременно.
When you looked at it that way, he was still doing better than her. Если посмотреть на это с такой точки зрения, то пока он справлялся даже лучше, чем она.
And Blaise Zabini went on walking toward the Headmaster's office, smiling, content to be a quintuple agent - И Блейз Забини направился к кабинету директора, улыбаясь, довольный своей ролью пятерного агента...
For a moment the boy stumbled, but then straightened, shaking off the odd feeling of disorientation. На миг он споткнулся, но затем выпрямился, стряхивая странное чувство дезориентации.
And Blaise Zabini went on walking toward the Headmaster's office, smiling, content to be a quadruple agent. И Блейз Забини направился к кабинету директора, улыбаясь, довольный своей ролью четверного агента.
Aftermath: Hermione Granger. * * * Послесловие: Гермиона Грейнджер.
The messenger didn't approach her until she was alone. Посланник появился, только когда она осталась одна.
Hermione was just leaving the girl's bathroom where she sometimes hid to think, and a bright shining cat leaped out of nowhere and said, Гермиона как раз выходила из туалета, где порой пряталась, чтобы подумать, когда из ниоткуда выпрыгнула ярко сияющая кошка и сказала:
"Miss Granger?" - Мисс Грейнджер?
She let out a little shriek before she realized the cat had spoken in Professor McGonagall's voice. Она вскрикнула прежде, чем осознала, что кошка говорит голосом профессора МакГонагалл.
Even so she hadn't been frightened, only startled; the cat was bright and brilliant and beautiful, glowing with a white silver radiance like moon-colored sunlight, and she couldn't imagine being scared. Впрочем, вскрикнула Гермиона скорее от неожиданности. Мерцавшая словно россыпью бриллиантов кошка, окружённая серебристо-лунным, но ярким, как от солнца, сиянием, была прекрасна. Г ермиона не смогла бы испугаться даже если бы захотела.
"What are you?" said Hermione. - Кто ты? - спросила она.
"This is a message from Professor McGonagall," said the cat, still in the Professor's voice. "Can you come to my office, and not speak of this to anyone?" - Это сообщение от профессора МакГонагалл, -сказала кошка тем же голосом. - Можете подойти ко мне в кабинет и никому об этом не говорить?
"I'll be there right away," said Hermione, still surprised, and the cat leaped and vanished; only it didn't vanish, it traveled away somehow; or that was what her mind said, even though her eyes just saw it disappear. - Сейчас буду, - всё ещё удивлённо ответила Гермиона. Кошка подпрыгнула и исчезла; или, скорее, не исчезла, а куда-то переместилась. Так, по крайней мере, утверждал разум, хотя глаза видели только, как кошка пропала.
By the time Hermione had got to the office of her favorite professor, her mind was all a-whirl with speculations. К тому времени, как Г ермиона добралась до кабинета своего любимого профессора, её разум уже бурлил от предположений.
Was there something wrong with her Transfiguration scores? Может, что-то не так с её оценками по трансфигурации?
But then why would Professor McGonagall say not to tell anyone? Но почему тогда профессор МакГ онагалл просила её никому не говорить?
It was probably about Harry practicing his partial Transfiguration... Это, наверное, насчёт Г арри с его частичной трансфигурацией...
Professor McGonagall's face looked worried, not stern, as Hermione seated herself in front of the desk -trying to keep her eyes from going to the nest of cubbyholes containing Professor McGonagall's homework, she'd always wondered what sort of work grownups had to do to keep the school running and whether they could use any help from her... Профессор МакГонагалл казалась озабоченной, а не рассерженной. Гермиона подсела к столу, стараясь отвести взгляд от скопления небольших полочек с домашними работами учеников. Она часто задавалась вопросом: как взрослые управляются со школьными делами, и не нужна ли им её помощь...
"Miss Granger," said Professor McGonagall, "let me start by saying that I already know about the Headmaster asking you to make that wish -" - Мисс Грейнджер, - сказала профессор МакГ онагалл, - позвольте мне начать с того, что я уже знаю, что это директор попросил вас загадать такое желание...
"He told you?" blurted Hermione in startlement. The Headmaster had said no one else was supposed to know! - Он вам рассказал?! - испуганно выпалила Г ермиона. - Директор обещал, что никто не узнает!
Professor McGonagall paused, looked at Hermione, and gave a sad little chuckle. Профессор МакГонагалл замолчала и, глядя на Гермиону, грустно хмыкнула.
"It's good to see Mr. Potter hasn't corrupted you too much. - Приятно видеть, что мистер Поттер вас не слишком испортил.
Miss Granger, you aren't supposed to admit anything just because I say I know. Мисс Грейнджер, вы не обязаны признаваться в чём-либо только потому, что я сказала, что всё знаю.
As it happens, the Headmaster did not tell me, I simply know him too well." Как это часто бывает, директор совершенно ничего мне не говорил, просто я слишком хорошо его знаю.
Hermione was blushing furiously now. Гермиона покраснела, как помидор.
"It's fine, Miss Granger!" said Professor McGonagall hastily. "You're a Ravenclaw in your first year, nobody expects you to be a Slytherin." - Это нормально, мисс Грейнджер! - поспешила добавить МакГонагалл. - Вы на первом курсе Когтеврана, никто не требует от вас быть слизеринкой.
That really stung. А вот это действительно обожгло.
"Fine," said Hermione with some acerbity, "I'll go ask Harry Potter for Slytherin lessons, then." - Ладно, - несколько резко ответила Г ермиона, - я попрошу Гарри Поттера дать мне пару уроков слизеринства.
"That wasn't what I wanted to..." said Professor McGonagall, and her voice trailed off. "Miss Granger, I'm worried about this because young Ravenclaw girls shouldn't have to be Slytherins! - Я не это хотела.... - начала профессор МакГонагалл и умолкла. - Мисс Грейнджер, меня это волнует именно потому, что юные девочки с Когтеврана не должны вести себя, как слизеринки!
If the Headmaster asks you to get involved in something you're not comfortable with, Miss Granger, it really is all right to say no. Если директор просит вас поучаствовать в чём-то, что вам не нравится, абсолютно нормально ответить "нет".
And if you're feeling pressured, please tell the Headmaster that you would like me to be there, or that you would like to ask me first." А если вам кажется, что на вас давят, пожалуйста, скажите директору, что вы хотите обсудить это в моём присутствии или просто со мной посоветоваться.
Hermione's eyes were very wide. Гермиона широко раскрыла глаза:
"Does the Headmaster do things that are wrong?" - Разве директор может поступать неправильно?
Professor McGonagall looked a little sad at that. Профессор МакГонагалл глядела на неё с лёгкой грустью.
"Not on purpose, Miss Granger, but I think... well, it probably is true that sometimes the Headmaster has trouble remembering what it's like to be a child. - Не специально, мисс Грейнджер, но я думаю... ну, вероятно, это правда, что директор иногда с трудом может вспомнить, каково это - быть ребёнком.
Even when he was a child, I'm sure he must have been brilliant, and strong of mind and heart, with courage enough for three Gryffindors. Я уверена, что, даже когда он был ребёнком сам, он был силён умом и духом, а его отваги хватило бы на несколько гриффиндорцев.
Sometimes the Headmaster asks too much of his young students, Miss Granger, or isn't careful enough not to hurt them. Поэтому иногда директор требует слишком многого от своих юных учеников, мисс Грейнджер, или бывает недостаточно осторожен, чтобы не причинить им вреда.
He is a good man, but sometimes his plotting can go too far." Он добрый человек, но порой его замыслы заходят чересчур далеко.
"But it's good for students to be strong and have courage," said Hermione. "That's why you suggested Gryffindor for me, wasn't it?" - Но ведь это хорошо, когда ученики сильные и смелые, - сказала Гермиона. - Вы же поэтому звали меня в Гриффиндор, разве нет?
Professor McGonagall smiled wryly. Профессор МакГонагалл криво улыбнулась.
"Perhaps I was only being selfish, wanting you for my own House. - Возможно, я просто эгоистично хотела, чтобы вы были на моем факультете.
Did the Sorting Hat offer you - no, I should not have asked." Предлагала ли Распределяющая Шляпа... нет, я не должна спрашивать.
"It told me I might go anywhere but Slytherin," said Hermione. - Шляпа сказала, что я могу попасть куда угодно, кроме Слизерина, - сказала Гермиона.
She'd almost asked why she wasn't good enough for Slytherin, before she'd managed to stop herself... "So I have courage, Professor!" Она тогда чуть не спросила, чем она не хороша для Слизерина, но сумела сдержаться. - Так что у меня есть смелость, профессор!
Professor McGonagall leaned forward over her desk. Профессор МакГонагалл облокотилась на стол.
The worry was showing plainer on her face now. Тревога отчётливее проступила у неё на лице.
"Miss Granger, it's not about courage, it's about what's healthy for young girls! - Мисс Грейнджер, речь не о смелости, речь о том, что нормально для юных девочек!
The Headmaster is drawing you into his plots, Harry Potter is giving you his secrets to keep, and now you're making alliances with Draco Malfoy! Директор втягивает вас в свои интриги, Гарри Поттер доверяет вам свои секреты, а теперь вы заключаете союз с Драко Малфоем!
And I promised your mother that you would be safe at Hogwarts!" А ведь я обещала вашей матери, что в Хогвартсе вы будете в безопасности!
Hermione just didn't know what to say to that. Гермиона просто не знала, что на такое ответить.
But the thought was occurring to her that Professor McGonagall might not have been warning her if she'd been a boy in Gryffindor instead of a girl in Ravenclaw and that was, well... Но ей пришло на ум, что профессор МакГ онагалл вряд ли предупреждала бы её, будь она мальчиком с Гриффиндора, а не девочкой с Когтеврана, и это было, ну...
"I'll try to be good," she said, "and I won't let anyone tell me otherwise." - Я постараюсь быть хорошей, - ответила она, - и я никому не позволю мне помешать.
Professor McGonagall pressed her hands over her eyes. Профессор МакГ онагалл прижала ладони к глазам.
When she took them away, her lined face looked very old. Когда она отняла их, её покрытое морщинами лицо выглядело гораздо старше.
"Yes," she said in a whisper, "you would have done well in my House. - Да, - прошептала она, - мой факультет прекрасно бы вам подошёл.
Stay safe, Miss Granger, and be careful. Будьте осторожнее, мисс Грейнджер, и внимательнее.
And if you are ever worried or uncomfortable about anything, please come to me at once. И если вас что-то тревожит, пожалуйста, приходите сразу ко мне.
I won't keep you any longer." Не стану вас больше задерживать.
Aftermath, Draco Malfoy: * * * Послесловие: Драко Малфой.
Neither of them really wanted to do anything complicated that Saturday, not after fighting a battle earlier. В эту субботу, после битвы, им обоим не хотелось заниматься чем-то сложным.
So Draco was just sitting in an unused classroom and trying to read a book called Thinking Physics. Поэтому Драко просто сидел в заброшенном классе и пытался читать книгу под названием "Думай, как физик".
It was one of the most fascinating things that Draco had ever read in his life, at least the parts he could understand, at least when the accursed idiot who refused to let his books out of his sight could manage to shut up and let Draco concentrate - Это было одно из самых занимательных произведений, которые Драко доводилось читать в своей жизни. По крайней мере те места, которые Драко мог понять. По крайней мере, когда этот чёртов идиот, который отказывался выпускать свои книги из поля зрения, затыкался и позволял Драко сосредоточиться...
"Hermione Granger is a muuudbloood," sang Harry Potter from where he sat at a nearby desk, reading a far more advanced book of his own. - Гермиона Грейнджер - грязнокро-о-о-овка, -пропел Гарри Поттер, который сидел за соседней партой и читал гораздо более продвинутую книгу.
"I know what you're trying to do," said Draco calmly without looking up from the pages. "It's not going to work. - Я знаю, что ты пытаешься сделать, - спокойно ответил Драко, не отрывая взгляда от страниц. -Ничего не выйдет.
We're still ganging up and crushing you." Мы всё равно объединимся и раздавим тебя.
"A Maaaalfoy is working with a muuudbloood, what will all your father's frieeeends think -" - Ма-а-а-алфой заодно с грязнокро-о-о-овкой, что скажут друзья твоего отца-а-а-а-а...
"They'll think Malfoys aren't as easily manipulated as you seem to believe, Potter!" - Они скажут, что манипулировать Малфоями не так легко, как ты думаешь, Поттер!
The Defense Professor was crazier than Dumbledore, no future saviour of the world could ever be this childish and undignified at any age. Профессор Защиты безумнее Дамблдора. Будущий спаситель мира никак не может вести себя так недостойно и по-детски, сколько бы лет ему ни было.
"Hey, Draco, you know what's really going to suck? - Эй, Драко, а знаешь, что тебя больше всего бесит?
You know that Hermione Granger has two copies of the magical allele, just like you and just like me, but all your classmates in Slytherin don't know that and yooouuu're not allowed to explaaaaain -" То, что у Гермионы Грейнджер есть два магических аллеля, точно так же как у тебя и у меня, но твои однокурсники в Слизерине этого не знают, а ты-ы-ы не можешь им это объясни-и-ить...
Draco's fingers were whitening where they gripped the book. Пальцы Драко, сжимавшие книгу, побелели.
Being beaten and spat upon couldn't possibly require this much self-control, and if he didn't get back at Harry soon, he was going to do something incriminating - Наверное, будь он даже избит и оплёван, держать себя в руках было бы проще. И если он не отплатит Г арри тем же, то не удержится и совершит что-нибудь преступное...
"So what did you wish the first time?" said Draco. - Так каким было твоё первое желание? - спросил Драко.
Harry didn't say anything, so Draco looked up from his book, and felt a twinge of malicious satisfaction at the sad look on Harry's face. Тот не ответил. Драко оторвался от книги и почувствовал злорадное удовлетворение, увидев печаль на лице Гарри.
"Um," Harry said. "A lot of people asked me that, but I don't think Professor Quirrell would have wanted me to talk about it." - М-м, - произнёс Гарри. - Многие меня уже спрашивали, но не думаю, что профессор Квиррелл хотел бы, чтобы об этом болтали.
Draco put a serious look on his own face. Драко сделал серьёзное лицо.
"You can talk about it with me. - Уж мне-то можешь рассказать.
It's probably not important compared to the other secrets you've told me, and what else are friends for?" Это, наверное, не такая уж большая тайна по сравнению с другими секретами, о которых ты мне уже рассказывал. Ведь для этого и существуют друзья?
That's right, I'm your friend! Вот так, я - твой друг.
Feel guilty! Почувствуй себя виноватым!
"It wasn't really all that interesting," Harry said with obviously artificial lightness. "Just, I wish Professor Quirrell would teach Battle Magic again next year." - На самом деле, это не очень интересно, - сказал Гарри с очевидно наигранной лёгкостью. -Просто... "Я хочу, чтобы профессор Квиррелл вёл Боевую магию и в следующем году".
Harry sighed, and looked back down at his book. Гарри вздохнул и опустил глаза к своей книге.
And said, after another few seconds, И через несколько секунд произнёс:
"Your father's probably going to be pretty upset with you this Christmas, but if you promise him that you'll betray the mudblood girl and wipe out her army, everything will go back to being all right, and you'll still get your Christmas presents." - Твой отец, наверное, будет весьма недоволен тобой на это Рождество. Но если ты пообещаешь ему, что предашь грязнокровку и уничтожишь её армию, всё вернётся на свои места, и ты всё же получишь рождественские подарки.
Maybe if he and Granger asked Professor Quirrell extra politely and used some of their Quirrell points, the two of them would be allowed to do something more interesting to General Chaos than putting him to sleep. Может быть, если Драко и Грейнджер потратят некоторое количество баллов Квиррелла и очень-очень вежливо попросят профессора Защиты, то он разрешит не просто усыпить генерала Хаоса, а сделать с ним что-нибудь поинтереснее. От переводчиков: Книга "Думай, как физик" в оригинале называется "Thinking Physics"*. К сожалению, на русский она не переводилась, и нам пришлось перевести название самим.
Chapter 36: Status Differentials Глава 36. Различия в статусах
Wrenching disorientation, that was how it felt to walk out of Platform Nine and Three-Quarters into the rest of Earth, the world that Harry had once thought was the only real world. Мучительная дезориентация сопровождала переход с платформы Девять и три четверти в мир, который Гарри раньше считал единственно реальным.
People dressed in casual shirts and pants, instead of the more dignified robes of wizards and witches. Люди в простой одежде, а не в изысканных мантиях волшебников и волшебниц.
Scattered bits of trash here and there around the benches. Разбросанный мусор вокруг скамеек.
A forgotten smell, the fumes of burned gasoline, raw and sharp in the air. Остро ощущаемый, давно забытый запах выхлопных газов.
The ambiance of the King's Cross train station, less bright and cheerful than Hogwarts or Diagon Alley; the people seemed smaller, more afraid, and likely would have eagerly traded their problems for a dark wizard to fight. Атмосфера вокзала Кингс Кросс была менее светлой и радостной, чем в Хогвартсе или в Косом переулке. Люди вокруг казались мельче, испуганней, и, судя по всему, охотно бы обменяли свои проблемы на битву с тёмным волшебником.
Harry wanted to cast Scourgify for the dirt, and Everto for the garbage, and if he'd known the spell, a Bubble-Head Charm so he wouldn't have to breathe the air. Гарри хотелось применить Скорджифай на грязь, Эверто на мусор и, хоть он его ещё не знал, Пузыреголовое заклинание, чтобы не дышать этим воздухом.
But he couldn't use his wand, in this place... Но здесь ему нельзя пользоваться палочкой...
This, Harry realized, must be what it felt like to go from a First World country to a Third World country. Вот так, понял Гарри, должно быть, чувствуют себя люди, прибывая из страны первого мира в страну третьего мира.
Only it was the Zeroth World which Harry had left, the wizarding world, of Cleansing Charms and house elves; where, between the healer's arts and your own magic, you could hit one hundred and seventy before old age really started catching up with you. Но он прибыл из мира нулевого - волшебного мира чистящих заклинаний и домовых эльфов, где благодаря искусству целителей и собственной магии можно дожить до ста семидесяти лет, прежде чем старость начнёт брать своё.
And nonmagical London, Muggle Earth, to which Harry had temporarily returned. А третьим миром оказался немагический Лондон, магловская Земля, на которую он временно вернулся.
This was where Mum and Dad would live out the rest of their lives, unless technology leapfrogged over wizardry's quality of life, or something deeper in the world changed. И где его мама и папа доживут остаток своих дней, если только наука, шагнув вперёд, не обеспечит уровень жизни выше, чем у волшебников, или что-то очень серьёзно не изменится в мироустройстве.
Without even thinking about it, Harry's head turned and his eyes darted behind him to see the wooden trunk that was scurrying after him, unnoticed by any Muggles, the clawed tentacles offering quick confirmation that, yes, he hadn't just imagined it all... Гарри машинально обернулся, убеждаясь, что его невидимый для маглов сундук следует за ним. Когтистые щупальца подтвердили ему, что, да, всё случившееся ему не привиделось...
And then there was the other reason for the tight feeling in his chest. Были и другие причины для щемящего чувства в груди.
His parents didn't know. Его родители не знали.
They didn't know anything. Они не знали ничего.
They didn't know... Они не знали...
"Harry?" called a thin, blonde woman whose perfectly smooth and unblemished skin made her look a good deal younger than thirty-three; and Harry realized with a start that it was magic, he hadn't known the signs before but he could see them now. - Гарри? - окликнула его стройная, светловолосая женщина, которая благодаря идеально гладкой, безупречной коже выглядела много моложе тридцати трёх лет. И до Г арри вдруг дошло - это ведь тоже магия, раньше понять это было невозможно, но теперь он ясно видел её признаки.
And whatever sort of potion lasted that long, it must have been terribly dangerous, because most witches didn't do that to themselves, they weren't that desperate... И каким бы ни было зелье, эффект которого длится так долго, оно наверняка крайне опасно, раз большинство волшебниц не решалось его использовать. Не нуждалось в нём столь отчаянно...
There was water gathering in Harry's eyes. На глазах Гарри выступили слёзы.
"Harry?" yelled an older-looking man with a paunch gathering about his stomach, dressed with ostentatious academic carelessness in a black vest thrown over a dark grey-green shirt, someone who would always be a professor anywhere he went, who would certainly have been one of the most brilliant wizards of his generation, if he'd been born with two copies of that gene, instead of zero... - Гарри?! - крикнул мужчина средних лет с небольшим брюшком, одетый с показной академической небрежностью - чёрный жилет был накинут на тёмную серо-зелёную рубашку. Мужчина, который оставался профессором всегда и везде и который наверняка стал бы самым выдающимся волшебником своего поколения, если бы ему посчастливилось иметь две копии магического гена, а не ноль...
Harry raised his hand and waved to them. Гарри поднял руку и помахал им.
He couldn't speak. He couldn't speak at all. От волнения он не мог вымолвить ни слова. Ни единого.
They came over to him, not running, but at a steady, dignified walk; that was how fast Professor Michael Verres-Evans walked, and Mrs. Petunia Evans-Verres wasn't about to walk any faster. Они подошли без спешки, уверенной, полной достоинства походкой. Именно так обычно ходит профессор Майкл Веррес-Эванс, и миссис Петуния Эванс-Веррес не собиралась его обгонять.
The smile on his father's face wasn't very wide, but then his father never was given to huge smiles; it was, at least, as wide as Harry had ever seen it, wider than when a new grant came in, or when one of his students got a position, and you couldn't ask for a wider smile than that. Улыбку на лице отца едва ли можно было назвать широкой, отец никогда широко не улыбался. Но впервые в жизни Г арри видел, чтобы отец улыбался так, как сейчас. Когда отец получал новый грант или кого-то из его студентов приглашали на хорошую должность, он улыбался гораздо сдержанней. Поэтому просто нельзя было ожидать улыбку шире этой.
Mum was blinking hard, and she was trying to smile but not doing a very good job. Мама часто моргала и пыталась тоже улыбаться, но у неё получалось не слишком хорошо.
"So!" said his father as he came striding up. "Made any revolutionary discoveries yet?" - Итак! - сказал отец, подойдя к Гарри. - Уже сделал какие-нибудь революционные открытия?
Of course Dad thought he was joking. Отец, конечно же, думал, что шутит.
It hadn't hurt quite so much when his parents didn't believe in him, back when no one else had believed in him either, back when Harry hadn't known how it felt to be taken seriously by people like Headmaster Dumbledore and Professor Quirrell. То, что родители в него не верят, задевало уже не так, как раньше - когда совершенно никто в него не верил и когда Г арри не знал, каково это, когда тебя принимают всерьёз такие люди, как директор Дамблдор или профессор Квиррелл.
And that was when Harry realized that the Boy-Who-Lived only existed in magical Britain, that there wasn't any such person in Muggle London, just a cute little eleven-year-old boy going home for Christmas. Но в это мгновение Гарри понял, что Мальчик-Который-Выжил существует только в магической Британии, а в магловском Лондоне такой персоны нет, и сейчас он просто милый, маленький одиннадцатилетний мальчик, который едет домой на Рождество.
"Excuse me," Harry said, his voice trembling, "I'm going to break down and cry now, it doesn't mean there was anything wrong at school." - Извините, - сказал Г арри дрожащим голосом, - я сейчас не выдержу и расплачусь, но это не значит, что в школе мне было плохо.
Harry started to move forward, and then stopped, torn between hugging his father and hugging his mother, he didn't want either one to feel slighted or that Harry loved them more than the other - Он шагнул было вперёд, но замер, не зная, кого обнять первым - отца или мать. Ему не хотелось, чтобы кто-то из родителей почувствовал себя обделённым или подумал, что Г арри любит одного из них сильнее...
"You," said his father, "are a very silly boy, Mr. Verres," and he gently took Harry by the shoulders and pushed him into the arms of his mother, who was kneeling down, tears already streaking her cheek. - Вы не очень-то сообразительны, мистер Веррес,- сказал его отец и, взяв Г арри за плечи, направил в объятья матери, которая уже опустилась на колени. По её щекам текли слёзы.
"Hello, Mum," Harry said with his voice wavering, "I'm back." - Привет, мам, - срываясь на шёпот выговорил Гарри. - Я вернулся.
And he hugged her, amid the noisy mechanical sounds and the smell of burned gasoline; and Harry started crying, because he knew that nothing could go back, least of all him. И здесь, посреди механического шума и запаха сожжённого бензина, Гарри обнял её и заплакал, потому что ничто уже не могло вернуться назад и менее всего - он сам.
The sky was completely dark, and stars were coming out, by the time they negotiated the Christmas traffic to the university town that was Oxford, and parked in the driveway of the small, dingy-looking old house that their family used to keep the rain off their books. * * * Пока они, преодолевая рождественские пробки, ехали в Оксфорд, на улице стемнело и в небе начали появляться звёзды. Наконец машина припарковалась у небольшого, невзрачного старого дома, который Верресы использовали, чтобы защищать свои книги от дождя.
As they walked up the brief stretch of pavement leading to the front door, they passed a series of flower-pots holding small, dim electric lights (dim since they had to recharge themselves off solar power during the day), and the lights lit up just as they passed. The hard part had been finding motion sensors that were waterproof and triggered at just the right distance... Границы дорожки, ведущей от тротуара к крыльцу, были обозначены маленькими тусклыми светильниками, спрятанными в горшках с цветами. (Тусклыми - потому что светильники работали от солнечной энергии, накопленной за день.) Труднее всего было найти водонепроницаемые датчики движения, срабатывающие на нужном расстоянии...
In Hogwarts there were real torches like that. В Хогвартсе похожим образом себя вели настоящие факелы.
And then the front door opened and Harry stepped into their living-room, blinking hard. Когда парадная дверь открылась и Гарри наконец вошёл в гостиную, он с трудом смог сдержать слёзы.
Every inch of wall space is covered by a bookcase. Каждый дюйм стен занят книжными шкафами.
Each bookcase has six shelves, going almost to the ceiling. Каждый шкаф, высотой почти до потолка, состоит из шести полок.
Some bookshelves are stacked to the brim with hardcover books: science, math, history, and everything else. Часть полок плотно заставлена книгами в твёрдом переплёте: математика, химия, история и так далее.
Other shelves have two layers of paperback science fiction, with the back layer of books propped up on old tissue boxes or two-by-fours, so that you can see the back layer of books above the books in front. На других полках в два ряда стоит научная фантастика в мягкой обложке. Под вторым рядом книг лежат коробки и деревянные бруски так, что он возвышается над первым, и можно прочитать названия книг, стоящих в нём.
And it still isn't enough. И это ещё не всё.
Books are overflowing onto the tables and the sofas and making little heaps under the windows... Книги переползают на столы и диваны и образуют небольшие стопки под окнами...
The Verres household was just as he'd left it, only with more books, which was also just how he'd left it. Дом Верресов ничуть не изменился со времени его ухода, только книг стало ещё больше, так что и в этом отношении дом тоже остался прежним.
And a Christmas tree, naked and undecorated just two days before Christmas Eve, which threw Harry briefly before he realized, with a warm feeling blossoming in his chest, that of course his parents had waited. Рождественская ёлка стояла без украшений, хотя до Рождества оставалось всего два дня. Это на мгновение поразило Гарри, но затем какое-то тёплое чувство расцвело у него в груди. Он понял - разумеется, родители ждали его.
"We took the bed out of your room to make room for more bookcases," said his father. "You can sleep in your trunk, right?" - Кровать мы из твоей комнаты убрали, там не помещались новые шкафы для книг, - сказал отец.- Ты же можешь спать в своём сундуке, правда?
"You can sleep in my trunk," said Harry. - Можешь сам поспать в моём сундуке, - ответил Гарри.
"That reminds me," said his father. "What did they end up doing about your sleep cycle?" - Кстати о птичках: как они справились с твоим расстройством сна?
"Magic," Harry said, making a beeline for the door that opened upon his bedroom, just in case Dad wasn't joking... - Магия, - заявил Г арри на полпути к свой спальне: надо было всё же убедиться, что отец просто шутит...
"That's not an explanation!" said Professor Verres-Evans, just as Harry shouted, - Это не объяснение! - попытался возразить профессор Веррес-Эванс, но его слова заглушил крик Гарри:
"You used up all the open space on my bookcases?" - Ты занял всё место на моих книжных полках?!
Harry had spent the 23rd of December shopping for Muggle things that he couldn't just Transfigure; his father had been busy and had said that Harry would need to walk or take the bus, which had suited Harry just fine. * * * 23 декабря Гарри провёл, закупаясь магловскими вещами, которые он не мог трансфигурировать. Отец был занят и сказал, что Г арри придётся либо пройтись пешком, либо воспользоваться автобусом, что, впрочем, полностью того устраивало.
Some of the people at the hardware store had given Harry questioning looks, but he'd said with an innocent voice that his father was shopping nearby and was very busy and had sent him to get some things (holding up a list in carefully adult-looking half-illegible handwriting); and in the end, money was money. В магазине на Гарри бросали удивлённые взгляды, но он невинным голосом сообщил, что его отец делает покупки неподалёку, и поскольку очень занят, то послал его кое-что купить (говоря это, он держал перед собой листок, старательно исписанный взрослым, полуразборчивым почерком), и, в конце концов, деньги есть деньги.
They had all decorated the Christmas tree together, and Harry had put a tiny dancing fairy on top (two Sickles, five Knuts at Gambol & Japes). Потом они вместе украшали Рождественскую ёлку, и на её верхушку Г арри установил маленькую танцующую фею (два сикля и пять кнатов в магазине "Волшебные Розыгрыши").
Gringotts had readily exchanged Galleons for paper money, but they didn't seem to have any simple way to turn larger quantities of gold into tax-free, unsuspicious Muggle money in a numbered Swiss bank account. В Гринготтсе с готовностью обменяли галлеоны на бумажные деньги, но у гоблинов не было простого способа перевести золото в не подлежащую налогообложению и не вызывающую подозрения магловскую валюту на конкретный счёт в швейцарском банке.
This had rather spiked Harry's plan to turn most of the money he'd self-stolen into a sensible mix of 60% international index funds and 40% Berkshire Hathaway. Это сильно осложнило план, в соответствии с которым Гарри собирался вложить большую часть украденных у себя денег в магловский бизнес, разумно разделив их: 60% в международные инвестиционные фонды и 40% в "Berkshire Hathaway".
For the moment, Harry had diversified his assets a little further by sneaking out late at night, invisible and Time-Turned, and burying one hundred golden Galleons in the backyard. Так что пока диверсификация капиталов Гарри ограничилась тем, что, воспользовавшись Маховиком времени и Мантией невидимости, он закопал сотню золотых галлеонов на заднем дворе.
He'd always always always wanted to do that anyway. Тем более он всю жизнь мечтал это сделать.
Some of December 24th had been spent with the Professor reading Harry's books and asking questions. Часть 24 декабря Гарри провёл с отцом, который читал его учебники и задавал вопросы.
Most of the experiments his father had suggested were impractical, at least for the moment; of those remaining, Harry had done many of them already. ("Yes, Dad, I checked what happened if Hermione was given a changed pronunciation and she didn't know whether it was changed, that was the very first experiment I did, Dad!") Большинство предложенных профессором экспериментов были непрактичны, по крайней мере, на данный момент, а почти все остальные Гарри уже проводил. ("Да, папа, я проверил, что произойдёт, если Г ермиона произнесёт неправильно написанное заклинание, не зная, что оно неправильное - это и был мой первый эксперимент!")
The last question Harry's father had asked, looking up from Magical Draughts and Potions with an expression of bewildered disgust, was whether it all made sense if you were a wizard; and Harry had answered no. Закончили они, когда отец, читая "Магические отвары и зелья", поднял от книги полный отвращения взгляд и задал вопрос: "Выглядит ли всё это более осмысленно, если ты волшебник?" "Нет", - честно ответил Гарри.
Whereupon his father had declared that magic was unscientific. После чего отец объявил, что магия ненаучна.
Harry was still a little shocked at the idea of pointing to a section of reality and calling it unscientific. Гарри до сих пор не мог переварить мысль, что можно ткнуть пальцем в кусок реальности и обозвать его ненаучным.
Dad seemed to think that the conflict between his intuitions and the universe meant that the universe had a problem. Папа, похоже, полагал, что если его интуиция и вселенная противоречат друг другу, то это проблемы вселенной.
(Then again, there were lots of physicists who thought that quantum mechanics was weird, instead of quantum mechanics being normal and them being weird.) (Хотя, опять-таки, в своё время многие физики считали квантовую механику чудной, вместо того чтоб считать её нормальной, а чудаками - самих себя.)
Harry had shown his mother the healer's kit he'd bought to keep in their house, though most of the potions wouldn't work on Dad. А матери Гарри показал набор первой помощи, который он купил для них, пусть большинство зелий и не могло подействовать на его отца.
Mum had stared at the kit in a way that made Harry ask whether Mum's sister had ever bought anything like that for Grandpa Edwin and Grandma Elaine. And when Mum still hadn't answered, Harry had said hastily that she must have just never thought of it. Мама уставилась на аптечку с таким выражением, что Г арри не удержался и спросил, покупала ли её сестра что-нибудь подобное для дедушки Эдвина и бабушки Элейн, но когда молчание затянулось, он поспешно продолжил, что той, наверное, просто не пришла в голову эта идея.
And then, finally, he'd fled the room. И лишь потом сбежал из комнаты.
Lily Evans probably hadn't thought of it, that was the sad thing. Печально, но Лили Эванс, скорее всего, просто об этом не подумала.
Harry knew that other people had a tendency to not-think about painful subjects, in the same way they had a tendency not to deliberately rest their hands on red-hot stove burners; and Harry was starting to suspect that most Muggleborns rapidly acquired a tendency to not-think about their family, who were all going to die before they reached their first century anyway. Г арри знал, что большинство людей склонно избегать мыслей на болезненные темы точно так же, как они избегают намеренно касаться раскалённой плиты. У него появилось подозрение, что большинство маглорождённых довольно быстро перестаёт думать о своих родителях, которые в любом случае умрут до того, как те отметят свой первый столетний юбилей.
Not that Harry had any intention of letting that happen, of course. Но Гарри, конечно же, был твёрдо намерен этого не допустить.
And then it was late in the day on December 24th and they were driving off for their Christmas Eve dinner. Ближе к вечеру 24 декабря они отправились на Рождественский ужин.
The house was huge, not by Hogwarts standards, but certainly by the standards of what you could get if your father was a distinguished professor trying to live in Oxford. * * * Дом был велик, не по меркам Хогвартса, конечно, но гораздо больше того, в котором вы могли бы жить, будь ваш отец выдающимся учёным, проживающим в Оксфорде.
Two stories of brick gleaming in the setting sun, with windows on top of windows and one tall window that went up much further than glass should go, that was going to be one huge living room... Два кирпичных этажа, подкрашенные лучами заходящего солнца. Над окнами первого этажа высились окна второго, и одно из них, огромное, видимо, принадлежало не менее огромной гостиной...
Harry took a deep breath, and rang the doorbell. Гарри сделал глубокий вдох и позвонил в дверь.
There was a distant call of Изнутри донеслось:
"Honey, can you get it?" - Милый, можешь открыть?
This was followed by a slow patter of approaching steps. Послышались медленно приближающиеся шаги.
And then the door opened to reveal a genial man, of fat and rosy cheeks and thinning hair, in a blue button-down shirt straining slightly at the seams. А затем дверь распахнулась, явив добродушного человека с пухлыми румяными щеками и залысинами на голове, одетого в голубую рубашку, которая была ему немного тесновата.
"Dr. Granger?" Harry's father said briskly, before Harry could even speak. "I'm Michael, and this is Petunia and our son Harry. - Доктор Грейнджер? - энергично спросил отец, прежде чем Гарри успел открыть рот. - Я Майкл, а это Петуния и наш сын Гарри.
The food's in the magical trunk," and Dad made a vague gesture behind him - not quite in the direction of the trunk, as it happened. Еда в волшебном сундуке, - папа неопределённо махнул рукой за спину, правда, не совсем в верном направлении.
"Yes, please, come in," said Leo Granger. - Да, заходите, пожалуйста, - сказал Лео Грейнджер.
He stepped forward and took the wine bottle from the Professor's outstretched hands, with a muttered "Thank you," and then stepped back and waved at the living room. "Have a seat. Он шагнул вперёд, взял из протянутых рук профессора бутылку вина, сказав "спасибо", а затем отступил и махнул рукой в сторону гостиной: - Располагайтесь.
And," his head turning down to address Harry, "all the toys are downstairs in the basement, I'm sure Herm will be down shortly, it's the first door on your right," and pointed toward a hallway. Да, и, - он повернул голову к Г арри, - все игрушки на нижнем этаже. Думаю, Герми тоже скоро спустится. Вон там, первая дверь направо. И Лео указал в сторону коридора.
Harry just looked at him for a moment, conscious that he was blocking his parents from coming in. "Toys?" said Harry in a bright, high-pitched voice, with his eyes wide. Гарри пару секунд мерил его взглядом, прекрасно осознавая, что загораживает родителям проход, а затем, широко раскрыв глаза, отозвался высоким радостным голосом: - Игрушки?
"I love toys!" Обожаю игрушки!
There was an intake of breath from his mother behind him, and Harry strode into the house, managing not to stomp too hard as he walked. Мать за спиной шумно вздохнула. Г арри прошёл в дом, сдерживаясь, чтобы топать не слишком громко.
The living room was every bit as large as it had looked from outside, with a huge vaulted ceiling dangling a gigantic chandelier, and a Christmas tree that must have been murder to maneuver through the door. Гостиная действительно оказалась огромной. С широкого сводчатого потолка свисала гигантская люстра, а праздничная ель была так велика, что с ней, должно быть, до смерти намучились, прежде чем сумели пронести в дверь.
The lower levels of the tree were thoroughly and carefully decorated in neat patterns of red and green and gold, with a newfound sprinkling of blue and bronze; the heights that only a grownup could reach were carelessly, randomly draped with strings of lights and wreaths of tinsel. Нижние ветви были тщательно и вдумчиво украшены аккуратными лентами красных, зелёных и золотых тонов в бронзовых и голубых блёстках. А там, куда уже мог дотянуться только взрослый, были небрежно и наугад развешаны гирлянды и мишура.
A hallway extended until it terminated in the cabinetry of a kitchen, and wooden stairs with polished metal railings stretched up toward a second floor. Коридор простирался вплоть до кухонных шкафов, а деревянная лестница с полированными металлическими перилами вела на второй этаж.
"Gosh!" Harry said. "This is a big house! - Обалдеть! - воскликнул Гарри. - Какой огромный дом!
I hope I don't get lost in here!" Надеюсь, я здесь не заблужусь!
Dr. Roberta Granger was feeling rather nervous as dinner approached. * * * Доктор Роберта Грейнджер с каждой минутой нервничала всё больше. Приближалось время ужина.
The turkey and the roast, their own contributions to the common project, were steadily cooking away in the oven; the other dishes were to be brought by their guests, the Verres family, who had adopted a boy named Harry. Who was known to the wizarding world as the Boy-Who-Lived. Их собственный вклад в общее празднество, индейка и жаркое, постепенно поджаривался в духовке; остальные блюда договорились привезти гости: семья Верресов с приёмным сыном по имени Гарри, который в волшебном мире был известен как Мальчик-Который-Выжил.
And who was also the only boy that Hermione had ever called "cute", or noticed at all, really. И который был также единственным мальчиком, которого Гермиона когда-либо назвала "милым" и на которого вообще обратила внимание.
The Verreses had said that Hermione was the only child in Harry's age group whose existence their son had ever acknowledged in any way whatsoever. Верресы же говорили, что Гермиона -единственный сверстник Г арри, чьё существование их сын хоть как-то признал.
And it might've been jumping the gun just a little; but both couples had a sneaking suspicion that wedding bells might be in the offing a few years down the road. И, возможно, это и было несколько преждевременно, но обе пары втайне подозревали, что свадебные колокола уже не за горами.
So while Christmas Day would be spent, as always, with her husband's family, they'd decided to spend Christmas Eve meeting their daughter's possible future in-laws. Поэтому Рождество они проведут как обычно, с семьёй её мужа, но канун Рождества было решено отметить с родителями потенциального мужа их дочери.
The doorbell rang while she was right in the middle of basting the turkey, and she raised her voice and shouted, Роберта как раз поливала индейку жиром, когда раздался звонок в дверь. Она крикнула:
"Honey, can you get it?" - Милый, можешь открыть?
There was a brief groan of a chair and its occupant, and then there was the sound of her husband's heavy footsteps and the door swinging open. Раздался короткий стон кресла и его обитателя, затем тяжёлые шаги мужа и звук открывающейся двери.
"Dr. Granger?" said an older man's brisk voice. "I'm Michael, and this is Petunia and our son Harry. - Доктор Грейнджер? - послышался энергичный мужской голос. - Я Майкл, а это Петуния и наш сын Гарри.
The food's in the magical trunk." Еда в волшебном сундуке.
"Yes, please, come in," said her husband, followed by a muttered "Thank you" that indicated some sort of present had been accepted, and "Have a seat." - Да, заходите, пожалуйста, - ответил её муж, затем пробормотал "спасибо", что указывало на принятие некоего подарка, и "располагайтесь".
Then Leo's voice altered to a tone of artificial enthusiasm, and said, "And all the toys are downstairs in the basement, I'm sure Herm will be down shortly, it's the first door on your right." Затем Лео с некоторым определённо искусственным энтузиазмом сказал: - Да, и все игрушки на нижнем этаже, думаю, Герми тоже скоро спустится, вон там, первая дверь направо.
There was a brief pause. Повисла короткая пауза.
Then a young boy's bright voice said, "Toys? I love toys!" - Игрушки? Обожаю игрушки! - ответил радостный голос юного мальчика.
There was the sound of footsteps entering the house, and then the same bright voice said, Послышался звук шагов, а потом тот же радостный голос:
"Gosh! - Обалдеть!
This is a big house! Какой огромный дом!
I hope I don't get lost in here!" Надеюсь, я здесь не заблужусь!
Roberta closed up the oven, smiling. Роберта, улыбаясь, закрыла духовку.
She'd been a bit worried about the way Hermione's letters had described the Boy-Who-Lived - though certainly her daughter hadn't said anything indicating that Harry Potter was dangerous; nothing like the dark hints written in the books Roberta had bought, supposedly for Hermione, during their trip to Diagon Alley. Её немного беспокоило то, как Гермиона в своих письмах описывала Мальчика-Который-Выжил. Хотя та, конечно, не писала ничего, что могло бы указать на то, что Гарри Поттер опасен. Ничего похожего на те тёмные намёки в книгах, которые Роберта купила будто бы для Гермионы во время прогулки по Косому переулку.
Her daughter hadn't said much at all, only that Harry talked like he came out of a book, and Hermione was studying harder than she ever had in her life just to stay ahead of him in class. Её дочь сообщила совсем немного: только что Гарри разговаривает так, как будто он сошёл с книжных страниц, и что Гермионе приходится учиться усерднее, чем когда-либо раньше, только чтобы он не смог её превзойти.
But from the sound of it, Harry Potter was an ordinary eleven-year-old boy. И в итоге получалось, что Г арри Поттер -обычный одиннадцатилетний мальчик.
She got to the front door just as her daughter came clattering frantically down the stairs at a speed that didn't look safe at all, Hermione had claimed that witches were more resistant to falls but Roberta wasn't quite sure she believed that - Она как раз подошла к входной двери, когда её дочь, безумно грохоча, слетела по лестнице с явно небезопасной скоростью. Гермиона утверждала, что ведьмы легче переносят падения, но Роберта не слишком этому верила...
Roberta took in her first sight of Professor and Mrs. Verres, who were both looking rather nervous, just as the boy with the legendary scar on his forehead turned to her daughter and said, now in a lower voice, Роберта едва успела составить первое впечатление от профессора и миссис Веррес, которые явно нервничали, когда мальчик с легендарным шрамом на лбу развернулся к её дочери и сказал, понизив голос:
"Well met on this fairest of evenings, Miss Granger." His hand stretched back, as though offering his parents on a silver platter. "I present to you my father, Professor Michael Verres-Evans, and my mother, Mrs. Petunia Evans-Verres." - Рад видеть вас в этот лучший из вечеров, мисс Грейнджер. - Он вытянул руку, словно предлагая родителей на серебряном блюде. - Представляю вам моего отца, профессора Майкла Веррес-Эванса, и мою мать, миссис Петунию Эванс-Веррес.
And as Roberta's mouth was gaping open, the boy turned back to his parents and said, now in that bright voice again, Пока Роберта стояла с открытым ртом, мальчик повернулся к родителям и воскликнул прежним радостным голоском:
"Mum, Dad, this is Hermione! - Мам, пап, это Гермиона!
She's really smart!" Она очень умная!
"Harry!" hissed her daughter. "Stop that!" - Гарри! - зашипела её дочь. - Прекрати!
The boy swiveled again to regard Hermione. Мальчик вновь крутанулся к Гермионе.
"I'm afraid, Miss Granger," the boy said gravely, "that you and I have been exiled to the labyrinthine recesses of the basement. - Боюсь, мисс Грейнджер, - ответил он мрачно, -мы с вами изгнаны в глубины подземных лабиринтов.
Let us leave them to their adult conversations, which would no doubt soar far above our own childish intellects, and resume our ongoing discussion of the implications of Humean projectivism for Transfiguration." Оставим же взрослых с их взрослыми разговорами, которые, без сомнения, воспарят в дали, недоступные нашему детскому разуму, и возобновим нашу незаконченную дискуссию о применимости следствий юмовского проективизма в трансфигурации.
"Excuse us, please," said her daughter in a very firm tone, and grabbed the boy by his left sleeve, and dragged him into the hallway - Roberta swiveled helplessly to track them as they went past her, the boy gave her a cheery wave - and then Hermione pulled the boy into the basement access and slammed the door behind her. - Пожалуйста, извините нас, - очень решительным тоном сказала её дочь, ухватила мальчика за левый рукав и потащила в коридор. Роберта беспомощно проводила их взглядом. Мальчик радостно ей махнул - и Гермиона втащила его в проход на нижний этаж и захлопнула дверь.
"I, ah, I apologize for..." said Mrs. Verres in a faltering voice. - Я, ох, я извиняюсь за... - нерешительно пробормотала миссис Веррес.
"I'm sorry," said the Professor, smiling fondly, "Harry can be a bit touchy about that sort of thing. - Простите нас, - сказал профессор, тепло улыбаясь, - Гарри бывает несколько раним в подобных ситуациях.
But I expect he's right about us not being interested in their conversation." Но, полагаю, он действительно прав в том, что нам не интересны их разговоры.
Is he dangerous? Roberta wanted to ask, but she kept her silence and tried to think of subtler questions. "Он не опасен?" - хотела спросить Роберта, но промолчала и попыталась придумать более вежливый вопрос.
Her husband beside her was chuckling, as if he'd found what they'd just seen funny, rather than frightening. Муж рядом с ней посмеивался, будто счёл то, что они только что видели, скорее смешным, чем пугающим.
The most terrible Dark Lord in history had tried to kill that boy, and the burnt husk of his body had been found next to the crib. Этого мальчика пытался убить самый ужасный Тёмный Лорд в истории магической Британии, и всё, что от этого Тёмного Лорда осталось, -обгорелые останки рядом с колыбелькой...
Her possible future son-in-law. ...мальчика, который, возможно, в недалёком будущем станет её зятем.
Roberta had been increasingly apprehensive about giving her daughter over to witchcraft - especially after she'd read the books, put the dates together, and realized that her magical mother had probably been killed at the height of Grindelwald's terror, not died giving birth to her as her father had always claimed. Роберту всё больше тревожила необходимость отпускать дочь учиться колдовству, особенно после того, как она, проштудировав книги, сверила даты и осознала, что её мать-волшебница, скорее всего, была убита на пике террора Гриндевальда, а не умерла во время родов, как всегда утверждал отец.
But Professor McGonagall had made other visits after her first trip, to "see how Miss Granger is doing"; and Roberta couldn't help but think that if Hermione said her parents were being troublesome about her witching career, something would be done to fix them... Но профессор МакГ онагалл после первой встречи навестила их ещё несколько раз - "посмотреть, как поживает мисс Грейнджер", - и Роберта не могла отделаться от мысли, что если Гермиона скажет, что её родители мешают её колдовской карьере, то будут приняты меры...
Roberta put her best smile on her face, and did what she could to spread some pretended Christmas cheer. Так что Роберта изобразила свою лучшую улыбку и сделала всё, что могла, чтобы поддержать атмосферу рождественского веселья.
The dining room table was much longer than six people - er, four people and two children - really needed, but all of it was draped with a tablecloth of fine white linen, and the dishes had been needlessly transferred to fancy serving plates, which at least were of stainless steel rather than real silver. * * * Стол в обеденном зале был гораздо длиннее, чем требовалось шестерым людям... э, четырём людям и двоим детям. Тем не менее, он был полностью застелен скатертью из тонкого белого льна, а еда зачем-то была разложена по причудливым подносам, которые, правда, были из нержавеющей стали, а не из серебра.
Harry was having a bit of trouble concentrating on the turkey. Гарри никак не мог сосредоточиться на индейке.
The conversation had turned to Hogwarts, naturally; and it'd been obvious to Harry that his parents were hoping that Hermione would trip up and say more about Harry's school life than Harry had been telling them. Естественно, речь зашла о Хогвартсе. Г арри было очевидно, что его родители надеялись вызнать от Гермионы о его жизни в школе больше, чем он сам им рассказывал.
And either Hermione had realized this, or she was just automatically steering clear of anything that might prove troublesome. Но либо Гермиона их раскусила, либо для неё было привычным делом избегать в разговорах подобных скользких тем.
So Harry was fine. Так что сам Гарри был в безопасности.
But unfortunately Harry had made the mistake of owling his parents with all sorts of facts about Hermione that she hadn't told her own parents. Но, к сожалению, Г арри в своих письмах родителям недальновидно описал множество разнообразных фактов из жизни Гермионы, в том числе и те, которые она своим родителям не рассказывала.
Like that she was general of an army in their after-school activities. Например, что Г ермиона - генерал армии на дополнительных занятиях по боевой магии.
Hermione's mother had looked very alarmed, and Harry had quickly interrupted and done his best to explain that all the spells were stunners, Professor Quirrell was always watching, and the existence of magical healing meant that lots of things were much less dangerous than they sounded, at which point Hermione had kicked him hard under the table. Мать Г ермионы явно очень встревожилась, услышав об этом, так что Г арри вмешался в разговор и со всей убедительностью стал объяснять, что они используют только оглушающие заклинания, что занятия проходят под наблюдением профессора Квиррелла, а при наличии магических лекарств многие вещи гораздо менее опасны, чем могут показаться. После этих слов Гермиона сильно пнула его под столом.
Thankfully Harry's father, who Harry had to admit was better than him at some things, had announced with firm professorial authority that he hadn't worried at all, since he couldn't imagine children being allowed to do it if it was dangerous. К счастью, тут вмешался его отец, который, и Г арри это признавал, в некоторых вопросах разбирался лучше него, и с твёрдой профессорской авторитетностью заявил, что не видит ни малейшего повода для волнения, поскольку немыслимо, чтобы детям позволяли заниматься чем-то действительно опасным.
That wasn't why Harry was having trouble enjoying dinner, though. Но отнюдь не это мешало Гарри наслаждаться обедом.
...the problem with feeling sorry for yourself was that it never took any time at all to find someone else who had it worse. ...Дело в том, что, как выяснялось, постоянно жалея себя, он не замечал, что рядом есть кто-то в похожей, но значительно более печальной ситуации.
Dr. Leo Granger had asked, at one point, whether that nice teacher who'd seemed to like Hermione, Professor McGonagall, was awarding her lots of points in school. В какой-то момент доктор Лео Грейнджер спросил, правда ли, что эта славная учительница, профессор МакГ онагалл, которой, видимо, понравилась Г ермиона, присуждает ей уйму баллов в школе.
Hermione had said yes, with an apparently genuine smile. И Г ермиона, с искренней на вид улыбкой, ответила "да".
Harry had managed, with some effort, to stop himself from icily pointing out that Professor McGonagall would never show favoritism to any Hogwarts student, and that Hermione was getting lots of points because she'd earned every, single, one. Гарри стоило больших усилий сдержаться и не ответить ледяным тоном, что у профессора МакГонагалл нет любимчиков, и Гермиона получила много баллов потому, что заслужила их все до единого.
At another point, Leo Granger had offered the table his opinion that Hermione was very smart and could have gone to medical school and become a dentist, if not for the whole witch business. А несколько минут спустя Лео Грейнджер озвучил мнение, что, если бы не колдовские способности, такая умная девочка вполне могла бы пойти в медицинскую школу и стать дантистом.
Hermione had smiled again, and a quick glance had prevented Harry from suggesting Hermione might also have been an internationally famous scientist, and asking whether that thought would've occurred to the Grangers if they'd had a son instead of a daughter, or if it was unacceptable either way for their offspring to do better than them. Гермиона опять лишь улыбнулась, а её быстрый взгляд снова удержал Г арри от того, чтобы вставить что-нибудь резкое. Например, что она вполне может стать всемирно известным учёным. И пришла ли бы Г рейнджерам эта мысль в голову, будь Гермиона их сыном, а не дочерью? Или их ребёнку в принципе запрещено добиваться в жизни большего, чем им?
But Harry was rapidly reaching his boiling point. Гарри быстро приближался к точке кипения.
And becoming a lot more appreciative of the fact that his own father had always done everything he could to support Harry's development as a prodigy and always encouraged him to reach higher and never belittled a single one of his accomplishments, even if a child prodigy was still just a child. И в то же время теперь он гораздо выше ценил то, что его отец всегда поощрял развитие способностей Гарри, всегда поддерживал его стремление к новым вершинам и никогда не умалял ни одно из его достижений, пусть одарённый ребёнок всё равно оставался для отца лишь ребёнком.
Was this the sort of household he could have ended up in, if Mum had married Vernon Dursley? Неужели Гарри пришлось бы жить в похожей обстановке, если бы его мама вышла замуж за Вернона Дурсля?
Harry was doing what he could, though. Он сдерживал себя, как только мог.
"And she's really beating you in all your classes except broomstick riding and Transfiguration?" said Professor Michael Verres-Evans. - И она действительно обошла тебя по всем предметам, за исключением уроков полётов на мётлах и трансфигурации? - поинтересовался профессор Майкл Веррес-Эванс.
"Yes," Harry said with forced calm, as he cut himself another bite of Christmas Eve turkey. "By solid margins, in most of them." - Да, - ответил Гарри с деланным спокойствием, отрезая себе ещё кусочек рождественской индейки, - и с приличным отрывом в большинстве случаев.
There were other circumstances under which Harry would have been more reluctant to admit that, which was why he hadn't gotten around to telling his father until now. В других обстоятельствах ему было бы сложнее признать это, из-за чего он до сих пор и не нашёл времени рассказать об этом отцу.
"Hermione has always been quite good in school," said Dr. Leo Granger in a satisfied tone. - Гермиона всегда хорошо училась, - сказал доктор Лео Грейнджер довольным тоном.
"Harry competes at the national level!" said Professor Michael Verres-Evans. - Но Гарри принимал участие в соревнованиях на национальном уровне! - возразил профессор Майкл Веррес-Эванс.
"Dear!" said Petunia. - Дорогой! - воскликнула Петуния.
Hermione was giggling, and that wasn't making Harry feel any better about her situation. Гермиона захихикала, что ничуть не сглаживало впечатление от её незавидной, в глазах Гарри, участи.
It didn't seem to bother Hermione and that bothered Harry. Но эта несправедливость, похоже, совсем не беспокоила Гермиону, и это беспокоило Гарри.
"I'm not embarrassed to lose to her, Dad," Harry said. - Я не стесняюсь того, что уступаю ей, пап, -сказал Гарри.
Right at this moment he wasn't. "Did I mention that she memorized all her schoolbooks before the first day of class? Сейчас, по крайней мере, это было так. - Кстати, я упоминал, что она выучила наизусть все учебники первого курса ещё до начала занятий?
And yes, I tested it." И, да, я проверил.
"Is that, ah, usual for her?" Professor Verres-Evans said to the Grangers. - И это, э-э, для неё нормально? - спросил профессор Веррес-Эванс у Грейнджеров.
"Oh, yes, Hermione's always memorizing things," said Dr. Roberta Granger with a cheerful smile. "She knows every recipe in all my cookbooks by heart. - О да, Г ермиона всегда всё запоминает, - сказала доктор Роберта Грейнджер со счастливой улыбкой. - Она помнит наизусть все рецепты из моих кулинарных книг.
I miss her every time I make dinner." Мне не хватает её каждый раз, когда я готовлю ужин.
Judging by the look on his father's face, Dad was feeling at least some of what Harry felt. Отец Г арри, судя по выражению его лица, начинал испытывать те же чувства, что и его сын.
"Don't worry, Dad," Harry said, "she's getting all the advanced material she can take, now. - Не волнуйся, папа, - сказал Гарри. - Теперь она получает все продвинутые материалы, какие только может усвоить.
Her teachers at Hogwarts know she's smart, unlike her parents!" Учителя в Хогвартсе ценят её ум, в отличие от её родителей!
His voice had risen on the last three words, and even as all faces turned to stare at him and Hermione kicked him again, Harry knew that he'd blown it, but it was too much, just way too much. На последних трёх словах он повысил голос, и когда все лица повернулись к нему, а Гермиона снова пнула его под столом, Гарри понял, что испортил ужин. Но терпеть происходящее было уже решительно невозможно.
"Of course we know she's smart," said Leo Granger, starting to look offended at the child who'd had the temerity to raise his voice at their dinner table. - Ну конечно, мы ценим её ум, - возразил Лео Грейнджер, которого, похоже, начал раздражать ребёнок, бестактно повышающий голос за их обеденным столом.
"You don't have the tiniest idea," said Harry, the ice now leaking into his voice. "You think she reads a lot of books and it's cute, right? - Вы не имеете о нём ни малейшего понятия, - в голосе Гарри засквозил холод. - Вы думаете: как мило, что она читает много книг, так ведь?
You see a perfect report card and you think it's good that she's doing well in class. Вы видите табель с идеальными оценками, и единственное, что приходит вам в голову - это как славно, что она хорошо учится.
Your daughter is the most talented witch of her generation and the brightest star of Hogwarts, and someday, Dr. and Dr. Granger, the fact that you were her parents will be the only reason that history remembers you!" Ваша дочь - самая талантливая ведьма своего поколения, самая яркая звезда Хогвартса, и когда-нибудь, доктор и доктор Грейнджер, люди будут помнить ваши имена только потому, что вы были её родителями!
Hermione, who had calmly got up from her seat and walked around the table, chose that moment to grab Harry's shirt by the shoulder and pull him out of his chair. Гермиона тем временем спокойно встала из-за стола, обошла его вокруг и выбрала именно этот момент, чтобы ухватить Г арри за плечо и стащить со стула.
Harry let himself be pulled, but as Hermione dragged him away, he said, raising his voice even louder, Г арри не сопротивлялся, но и умолкать не желал. Ещё больше повысив голос, он продолжил:
"It is entirely possible that in a thousand years, the fact that Hermione Granger's parents were dentists will be the only reason anyone remembers dentistry!" - И вполне возможно, через тысячу лет люди будут помнить слово "стоматология", только потому что стоматологами были родители Гермионы Грейнджер!
Roberta stared at where her daughter had just dragged the Boy-Who-Lived out of the room with a patient look upon her young face. * * * Роберта смотрела вслед дочери, которая только что, с терпеливым выражением на юном лице, утащила из комнаты Мальчика-Который-Выжил.
"I'm terribly sorry," said Professor Verres with an amused smile. "But please don't worry, Harry always talks like that. - Я ужасно сожалею, - сказал профессор Веррес с беззаботной улыбкой. - Но, пожалуйста, не волнуйтесь, Гарри всегда выражается подобным образом.
Aren't they just like a married couple already?" Кстати, они уже прямо вылитая супружеская пара.
The frightening thing was that they were. И эти слова были пугающе похожи на правду.
Harry had been expecting a rather severe lecture from Hermione. * * * Гарри ожидал весьма суровых упрёков.
But after Hermione pulled them into the basement access and closed the door behind them, she'd turned around - Но, после того как Гермиона дотащила его до нижнего этажа и закрыла дверь, она повернулась...
- and was smiling, genuinely so far as Harry could tell. ...и улыбнулась. Очень искренне, насколько мог судить Гарри.
"Please don't, Harry," she said in a soft voice. "Even though it's very nice of you. - Не надо, Г арри, пожалуйста, - мягко сказала она.- Это было очень мило с твоей стороны.
Everything's fine." Но всё в порядке.
Harry just looked at her. Гарри уставился на неё, пытаясь понять....
"How can you stand it?" he said. - Как ты это выносишь? - спросил он.
He had to keep his voice quiet, they didn't want the parents to hear, but it rose in pitch if not in volume. "How can you stand it?" Г арри пытался говорить тихо, чтобы не услышали родители, но от напряжения его голос стал тоньше. - Как ты это выносишь?!
Hermione shrugged, and said, Гермиона пожала плечами:
"Because that's the way parents should be?" - Потому что именно такими и должны быть родители?
"No," Harry said, his voice low and intense, "it's not, my father never puts me down - well, he does, but never like that -" - Нет, - сказал Г арри, теперь уже тихо, но все ещё убеждённо, - это не так, мой отец никогда не умалял моих достижений... ну, иногда бывало, но никогда настолько...
Hermione held up a single finger, and Harry waited, watching her search for words. Г ермиона подняла палец, и Г арри замолчал, ожидая, пока она найдёт слова.
It took her a while before she said, Наконец, она произнесла:
"Harry... Professor McGonagall and Professor Flitwick like me because I'm the most talented witch of my generation and the brightest star of Hogwarts. - Гарри... Профессор МакГонагалл и профессор Флитвик любят меня, потому что я самая талантливая волшебница нашего поколения и лучшая ученица Хогвартса.
And Mum and Dad don't know that, and you'll never be able to tell them, but they love me anyway. Мама и папа этого не знают, и ты никогда не сможешь им это объяснить, но они всё равно меня любят.
Which means that everything is just the way it should be, at Hogwarts and at home. И это означает, что всё правильно, всё так, как должно быть, и в Хогвартсе, и дома.
And since they're my parents, Mr. Potter, you don't get to argue." She was once again smiling her mysterious smile from dinnertime, and looking at Harry very fondly. "Is that clear, Mr. Potter?" И поскольку это мои родители, мистер Поттер, у вас нет права голоса... - Она опять улыбнулась той же загадочной улыбкой, что и за обедом, и очень нежно посмотрела на Гарри. - Ясно, мистер Поттер?
Harry nodded tightly. Гарри сдержанно кивнул.
"Good," said Hermione, and leaned over and kissed him on the cheek. - Хорошо, - сказала Гермиона, наклонилась и поцеловала его в щёку.
The conversation had only just gotten started again when a distant high-pitched yelp floated back to them, * * * За столом только-только возобновился разговор, как с нижнего этажа донёсся высокий, на грани визга, вскрик:
"Hey! - Эй!
No kissing!" Никаких поцелуев!
The two fathers burst out in laughter just as the two mothers rose up from their chairs with identical looks of horror and dashed toward the basement. Отцы разразились хохотом, в то время как матери с одинаковым выражением ужаса на лицах устремились к лестнице на нижний этаж.
When the children had been brought back, Hermione was saying in an icy tone that she was never going to kiss Harry ever again, and Harry was saying in an outraged voice that the Sun would burn down to a cold dead cinder before he let her get close enough totry. Когда детей наконец вернули за стол, Гермиона ледяным тоном заявила, что больше никогда его не поцелует, а Г арри с возмущением ответил, что солнце прогорит и превратится в горсть холодного пепла, прежде чем он подпустит её для второй попытки.
Which meant that everything was just the way it should be, and they all sat back down again to finish their Christmas dinner. Что означало, что всё правильно, всё так, как и должно быть. Все снова расселись за столом, и Рождественский ужин продолжился.
Chapter 37: Interlude: Crossing the Boundary Глава 37. Интерлюдия: Пересекая границы
It was almost midnight. Приближалась полночь.
Staying up late was simple enough for Harry. Засидеться допоздна Гарри было несложно.
He just hadn't used the Time-Turner. Он просто не использовал Маховик времени.
Harry followed a tradition of timing his sleep cycle to make sure he was awake for when Christmas Eve turned into Christmas Day; because while he'd never been young enough to believe in Santa Claus, he'd once been young enough to doubt. Г арри, по традиции, постарался так сдвинуть свой цикл сна, чтоб уж точно бодрствовать в то мгновение, когда канун Рождества сменится Рождеством. Потому что, хотя он никогда не был достаточно юн, чтобы по-настоящему верить в Санта-Клауса, когда-то он был достаточно юн, чтобы усомниться.
It would have been nice if there had been a mysterious figure who entered your house in the night and brought you presents... Было бы очень приятно, если бы в самом деле существовала мистическая личность, которая прокрадывается ночью в твой дом и приносит рождественские подарки...
A chill went down Harry's spine then. У Гарри по спине пробежал холодок.
An intimation of something dreadful approaching. Предвестник чего-то страшного.
A creeping terror. Стелющийся ужас.
A sense of doom. Чувство тревоги.
Harry sat bolt upright in bed. He looked at the window. "Professor Quirrell?" Harry shrieked very quietly. Г арри мигом принял в кровати сидячее положение, выглянул в окно и тихо вскрикнул: - Профессор Квиррелл?!
Professor Quirrell made a slight lifting gesture, and Harry's window seemed to fold into its frame. Профессор Квиррелл сделал лёгкий, словно что-то поднимающий, жест, и створки окна в комнате Гарри будто сложились в раму.
At once a cold gust of winter blew into the room through the gap, along with a scant few flakes of snow from a sky spotted with grey night-clouds, amid the black and stars. Холодный порыв ветра ворвался в комнату, принеся с собой редкий снег, который падал из серых ночных облаков, плывших среди звёзд и непроглядной тьмы.
"Fear not, Mr. Potter," said the Defense Professor in a normal voice. "I have Charmed your parents asleep; they shall not wake until I have departed." - Не бойтесь, мистер Поттер, - сказал профессор Защиты, даже не пытаясь говорить тихо. - Я наложил усыпляющие чары на ваших родителей. Они не проснутся, пока я здесь.
"No one's supposed to know where I am!" said Harry, still keeping the shriek quiet. "Even owls are supposed to deliver my mail to Hogwarts, not here!" - Предполагается, что никто не знает, где я живу! -всё ещё приглушённым голосом воскликнул Гарри. - Даже совы доставляют мне почту в Хогвартс, а не сюда!
Harry had agreed to that willingly; it would be silly if a Death Eater could win the whole war at any time just by owling him a magically triggered hand grenade. И Гарри на это охотно согласился - было бы глупо проиграть войну только из-за того, что какой-нибудь Пожиратель Смерти отправил ему магический аналог гранаты с вынутой чекой.
Professor Quirrell was grinning, from where he stood in the backyard beyond the window. Профессор Квиррелл, стоявший во дворике за окном, ухмыльнулся:
"Oh, I shouldn't worry, Mr. Potter. - О, я бы на вашем месте не беспокоился, мистер Поттер.
You are well protected against locating Charms, and no blood purist is likely to think of consulting a phone book." His grin grew wider. "And it did take considerable effort to cross the wards that the Headmaster put around this house - though of course anyone who knew your address could simply wait outside and attack you the next time you left." Вы действительно хорошо защищены от Поисковых чар, и вряд ли хоть один приверженец чистоты крови додумается заглянуть в телефонный справочник, - его ухмылка стала шире, - и мне пришлось приложить значительные усилия, чтобы пересечь защитные чары, выставленные директором вокруг этого дома. Хотя, конечно, любой, кто знает ваш адрес, мог бы просто дождаться, когда вы выйдете на улицу, и тогда уже напасть.
Harry stared at Professor Quirrell for a while. Гарри на какое-то время потерял дар речи.
"What are you doing here?" Harry said finally. - Что вы здесь делаете? - наконец спросил он.
The smile left Professor Quirrell's face. Ухмылка сошла с лица профессора.
"I've come to apologize, Mr. Potter," the Defense Professor said quietly. "I should not have spoken to you so harshly as I -" - Я пришёл извиниться, мистер Поттер, - тихо сказал он. - Я не должен был так резко с вами...
"Don't," Harry said. He looked down at the blanket that he was clutching around his pajamas. "Just don't." - Не надо, - остановил его Гарри, опустив взгляд. Его руки крепко сжали одеяло, накинутое поверх пижамы. - Просто не надо.
"Have I offended you that much?" said Professor Quirrell's quiet voice. - Неужели я так сильно вас обидел? - всё ещё тихо спросил Квиррелл.
"No," Harry said. "But you will if you apologize." - Нет, - ответил Г арри, - но обидите, если извинитесь.
"I see," said Professor Quirrell, and in an instant his voice grew stern. "Then if I am to treat you as an equal, Mr. Potter, I should say that you have gravely violated the etiquette that holds between friendly Slytherins. - Ясно, - сказал профессор и продолжил куда более суровым тоном: - Раз вы хотите, чтобы я общался с вами, как с равным, мистер Поттер, то вынужден сообщить, что вы серьёзно нарушили этикет, принятый между дружественными слизеринцами.
If you are not currently playing the game against someone, you must not meddle in their plans like that, not without asking them before. For you do not know what their true design may be, nor what stakes they may lose. Если вы не ведёте против кого-либо игру, то вы не должны путать ему карты, как это сделали вы. Ибо вы не знаете ни его истинных целей, ни того, что стоит на кону. По крайней мере вам следует предварительно поставить его в известность.
It would mark you as their enemy, Mr. Potter." Иначе вы рискуете оказаться в числе его врагов, мистер Поттер.
"I'm sorry," Harry said, in just the same quiet tone that Professor Quirrell had used. - Мне очень жаль, - ответил Гарри так же тихо, как и профессор Квиррелл ранее.
"Apology accepted," said Professor Quirrell. - Извинения приняты, - сказал профессор Квиррелл.
"But," Harry said, still quietly, "you and I really must speak further on politics, at some point." - Но, - всё ещё тихо сказал Гарри, - нам с вами действительно надо будет как-нибудь выбрать время, чтобы поговорить о политике.
Professor Quirrell sighed. Профессор Квиррелл вздохнул.
"I know you dislike condescension, Mr. Potter -" - Я знаю, что вы не любите снисхождение, мистер Поттер...
That was a bit of an understatement. Это было некоторым преуменьшением.
"But it would be even more condescending," said Professor Quirrell, "if I were not to state it clearly. You are missing some life experience, Mr. Potter." - Но было бы ещё более снисходительным, -сказал профессор Квиррелл, - не обозначить это ясно: вам не хватает жизненного опыта, мистер Поттер.
"And does everyone who has sufficient life experience agree with you, then?" said Harry calmly. - Значит, с вами соглашаются все, у кого достаточно жизненного опыта? - спокойно спросил Гарри.
"What good is life experience to someone who plays Quidditch?" said Professor Quirrell, and shrugged. "I think you will change your mind in time, after every trust you place has failed you, and you have become cynical." - Что толку от жизненного опыта тех, кто играет в квиддич? - профессор Квиррелл пожал плечами. -Думаю, со временем, после того как ваше доверие будет предано всеми и вы станете циником, ваш образ мышления поменяется.
The Defense Professor said it as though it were the most ordinary statement in the world, framed against the black and the stars and the cloud-spotted sky, as one or two tiny snowflakes blew past him in the biting winter air. Профессор Защиты произнёс это так буднично, словно это было самым банальным утверждением в мире. Его фигура вырисовывалась на фоне тёмного неба в пятнах облаков и звёзд, и одна-две снежинки проскользнули мимо него в морозном зимнем воздухе.
"That reminds me," said Harry. "Merry Christmas." - Кстати, - сказал Гарри, - с Рождеством.
"I suppose," said Professor Quirrell. "After all, if it is not an apology, then it must be a Christmas gift. - Ну что ж, - произнёс профессор Квиррелл, - я приготовил для вас кое-что в качестве извинения, но раз уж вы не хотите моих извинений, пусть это будет рождественский подарок.
The very first one I have ever given, in fact." Первый раз что-то дарю на Рождество, честно говоря.
Harry hadn't even started yet on learning Latin so he could read the experimental diary of Roger Bacon; and he hardly dared open his mouth to ask. Г арри ещё не начинал изучать латынь, чтобы приступить к чтению дневника Роджера Бэкона. Он не смел даже спрашивать.
"Put on your winter coat," said Professor Quirrell, "or take a warming potion if you have one; and meet me outside, under the stars. - Оденьтесь потеплее, - сказал профессор Квиррелл, - или примите согревающее зелье, если оно у вас есть, и выходите наружу, под звёзды.
I shall see if I can maintain it a little longer this time." В этот раз я постараюсь продержаться дольше.
It took Harry a moment to process the words, and then he was dashing for the coat closet. Гарри потребовалась секунда, чтобы осмыслить сказанное, а затем он уже нёсся к шкафу.
Professor Quirrell kept the spell of starlight going for more than an hour, though the Defense Professor's face grew strained, and he had to sit down after a while. Профессор Квиррелл удерживал заклятие звёздного света больше часа, хоть и с явным напряжением на лице. Спустя какое-то время ему даже пришлось сесть.
Harry protested only once, and was shushed. Гарри было запротестовал, но профессор только шикнул в ответ.
They crossed the boundary from Christmas Eve to Christmas Day within that timeless void where Earthly rotations meant nothing, the one true everlasting Silent Night. Они пересекли границу, разделяющую Рождество и его канун, в той безвременной пустоте, где вращение Земли не имеет смысла и царит тихая, дивная ночь без начала и без конца.
And just as promised, Harry's parents slept soundly all through it, until Harry was safely back in his room, and the Defense Professor had gone. Как и было обещано, родители крепко спали, пока Гарри не вернулся благополучно в свою комнату и профессор Защиты не покинул его.
Chapter 38: The Cardinal Sin Глава 38. Смертный грех
Bright the sun, bright the air, bright the students and bright their parents, clean the paved ground of Platform 9.75, the winter Sun hanging low in the sky at 9:45AM in the morning on January 5th, 1992. 9:45 утра 5 января 1992 года. Яркое солнце, чистый воздух, счастливые ученики и их родители, ухоженная мостовая платформы Девять и три четверти. Зимнее солнце, низко висящее над горизонтом.
Some of the younger students wore scarves and mittens, but most simply wore their robes; they were wizards, after all. На некоторых учениках помладше - шарфы и перчатки, но большинство просто в мантиях. В конце концов, они же волшебники.
After Harry had moved away from the landing platform, he took off his scarf and coat, opened a compartment of his trunk, and stowed away his winter things. Отойдя в сторонку, Гарри снял шарф и пальто, открыл одно из отделений своего сундука и убрал в него зимнюю одежду.
For a long moment, he stood there letting the January air bite at him, just to see what it was like. Постоял несколько секунд, просто чтобы прочувствовать морозный январский воздух.
Harry took out his wizards' robes, shrugged them on. Затем достал и надел мантию.
And finally, Harry drew his wand; and he couldn't help thinking of the parents he'd only just kissed goodbye, of the world whose problems he was leaving behind... И наконец, Гарри вытащил волшебную палочку. Он не мог не думать о своих родителях, которых он только что поцеловал на прощание, и о мире, чьи проблемы оставлял за спиной...
With a strange feeling of guilt for the unavoidable, Harry said, Со странным чувством вины за неизбежное, Гарри произнёс:
"Thermos." The warmth flowed through him. - Термос, - и тепло окутало его.
And the Boy-Who-Lived was back. Мальчик-Который-Выжил вернулся.
Harry yawned and stretched, feeling more lethargic than anything else at the conclusion of his vacation. He didn't feel like reading his textbooks, or even any serious science fiction, this morning; what he needed was something completely frivolous to occupy his attention... Гарри зевнул и потянулся. Под конец каникул в его чувствах преобладала апатия - этим утром он не испытывал тяги ни к учебникам, ни к серьёзной научной фантастике. Всё, что ему сейчас было нужно - это занять себя каким-нибудь совсем лёгким чтивом...
Well, that wouldn't be hard to come by, if he was willing to part with four Knuts. И достать его совсем несложно, нужно лишь расстаться с четырьмя кнатами.
Besides, if the Daily Prophet was corrupt and the Quibbler was the only competing newspaper, there might be some suppressed real news in there. Кроме того, раз уж "Ежедневный пророк" -продажное издание, а единственное конкурирующее с ним - это "Придира", то именно там могут быть какие-нибудь настоящие новости, которые пытаются скрыть от общественности.
Harry trudged back over to the same newsstand from last time, wondering if the Quibbler could top the headline he'd seen before. Гарри побрёл к тому самому газетному ларьку, где он покупал газету в сентябре, размышляя, сможет ли сегодняшний заголовок "Придиры" поразить его сильнее, чем в прошлый раз.
The vendor started to smile as Harry approached, and then the man's face suddenly changed, as he caught sight of the scar. Продавец начал было улыбаться приближающемуся покупателю, но выражение его лица мгновенно изменилось, стоило ему увидеть шрам.
"Harry Potter?" gasped the vendor. - Г арри Поттер? ! - сдавленно воскликнул продавец.
"No, Mr. Durian," said Harry, eyes dipping briefly to the man's nametag, "just an amazing imitation -" - Нет, мистер Дуриан, - ответил Гарри, мельком взглянув на бирку с именем на груди продавца, -всего лишь удачная имитация...
And then Harry's voice stopped in his throat, as he caught sight of the top fold of the Quibbler. Слова застряли у него в горле, как только глаза поймали видимую часть заголовка сложенного пополам номера "Придиры":
SLOSHED SEER SPILLS SECRETS: ПЬЯНЫЙ ПРОРОК ДЕЛИТСЯ СЕКРЕТАМИ:
DARK LORD TO RETURN, ТЁМНЫЙ ЛОРД ВОЗВРАЩАЕТСЯ
For just an instant, Harry tried to clamp down on his face, before realizing that not being shocked could be just as revealing, in a sense - Он попытался сохранить на лице невозмутимое выражение, но почти сразу же понял, что если он вообще не будет выглядеть потрясённым, это будет ещё более подозрительно...
"Excuse me," Harry said. His voice sounded a little alarmed, and he didn't even know whether that was too revealing, or just what his normal reaction would be if he didn't know anything. - Будьте добры, "Придиру", пожалуйста, - сказал Гарри слегка встревоженным голосом. Он никак не мог понять, выдаёт ли себя этим, или такой бы и была его нормальная реакция, если бы он ничего не знал.
He'd spent too much time around Slytherins, he was forgetting how to keep secrets from ordinary people. Проводя слишком много времени среди слизеринцев, забываешь, как вести себя в таких случаях с обычными людьми.
Four Knuts hit the counter. Четыре кната звякнули о прилавок.
"One copy of the Quibbler, please." "Oh, no worries, Mr. Potter!" said the vendor hastily, waving his hands. "It's - never mind, just -" - О, не волнуйтесь, мистер Поттер! - поспешно сказал продавец, замахав руками. - Это... не стоит, просто...
A newspaper flew through the air and hit Harry's fingers, and he unfolded it. Г азета влетела прямо в руку Г арри, и он, развернув её, прочитал заголовок целиком:
SLOSHED SEER SPILLS SECRETS: ПЬЯНЫЙ ПРОРОК ДЕЛИТСЯ СЕКРЕТАМИ:
DARK LORD TO RETURN, ТЁМНЫЙ ЛОРД ВОЗВРАЩАЕТСЯ
WED DRACO MALFOY И ЖЕНИТСЯ НА ДРАКО МАЛФОЕ
"It's free," said the vendor, "for you, I mean -" - ...это будет бесплатно, - продолжил мистер Дуриан, - для вас, в смысле...
"No," Harry said, "I was going to buy one anyway." - Не надо, я всё равно собирался её купить.
The vendor took the coins, and Harry read on. Продавец взял монеты, и Г арри приступил к чтению.
"Gosh," Harry said half a minute later, "you get a seer smashed on six slugs of Scotch and she spills all sorts of secret stuff. - Обалдеть, - сказал Г арри полминуты спустя, - да любая предсказательница, вдрызг пьяная после шести глотков виски, поделится с вами абсолютно любыми секретами.
I mean, who'd have thought that Sirius Black and Peter Pettigrew were secretly the same person?" То есть, кто бы мог подумать, что Сириус Блэк и Питер Петтигрю на самом деле один и тот же человек?
"Not me," said the vendor. - Не я, - отозвался продавец.
"They've even got a picture of the two of them together, so we know who it is that's secretly the same person." - Тут даже есть колдография, где они вместе, чтобы все знали, как выглядит эта персона.
"Yup," said the vendor. "Pretty clever disguise, innit?" - Ага, хитро замаскировался, правда?
"And I'm secretly sixty-five years old." - А мне на самом деле шестьдесят пять лет.
"You don't look half that," the vendor said amiably. - На вид и половины не дашь.
"And I'm betrothed to Hermione Granger, and Bellatrix Black, and Luna Lovegood, and oh yes, Draco Malfoy too..." - И ещё я помолвлен с Гермионой Грейнджер, Беллатрисой Блэк и Луной Лавгуд, да, чуть не забыл, ещё с Драко Малфоем...
"Goin' ter be one interesting wedding," said the vendor. - Весёлая свадьба будет, - кивнул продавец.
Harry looked up from the newspaper, and said in a pleasant voice, Гарри оторвался от газеты и весело сказал:
"You know, I heard at first that Luna Lovegood was insane, and I wondered if she really was, or if she was just making stuff up and giggling to herself the whole time. - Знаете, когда я впервые услышал, что Луна Лавгуд сумасшедшая, у меня были сомнения, действительно ли это так, или она придумывает все эти истории просто для смеха.
Then when I read my second Quibbler headline, I decided that she couldn't be insane, I mean, it can't be easy to make this stuff up, you couldn't do it by accident. Потом мне на глаза попался другой номер "Придиры", и я решил что она никак не может быть сумасшедшей, совершенно же не просто придумывать такие вещи, это точно не случайность.
And now do you know what I think? А знаете, что я думаю теперь?
I think she must be mad after all. Я думаю, она всё-таки безумна.
When ordinary people try to make stuff up, it doesn't come out like this. Когда люди несут чушь, это обычно выглядит совсем по-другому.
Something's got to go really wrong with the inside of your head before this is what comes out when you start making stuff up!" Такое придумать можно, только если с головой что-то уже серьёзно не в порядке.
The vendor stared at Harry. Мистер Дуриан уставился на Гарри.
"Seriously," said Harry. "Who reads this stuff?" - Нет, серьёзно, кто читает эту чепуху? - спросил Гарри.
"You," said the vendor. - Вы.
Harry wandered off to read his newspaper. Г арри двинулся дальше в поисках места, где можно было бы дочитать газету.
He didn't sit at the same nearby table he'd sat down at with Draco, the first time he'd prepared to board this train. Он не стал присаживаться за тот же столик, где сидел с Драко, дожидаясь поезда в первый раз.
That seemed like tempting history to repeat itself. Зачем искушать судьбу - вдруг история повторится?
It wasn't just that his first week at Hogwarts had been, judging by the Quibbler, fifty-four years long. И дело было не только в том, что, если верить "Придире", его первая неделя в Хогвартсе длилась пятьдесят четыре года.
It was that, in Harry's humble opinion, his life did not need any new threads of complexity. Просто по скромному мнению Г арри, в его жизни и без того хватало сложностей.
So Harry found a small iron chair somewhere else, distant from the main crowd and the occasional muffled cracks of parents Apparating in with their children, and sat down and read the Quibbler to see if it contained any suppressed news. Наконец, он нашёл маленький железный стул вдали от скопления людей и хлопков аппарации. Усевшись, Гарри продолжил читать "Придиру", выискивая настоящие новости, которые пытаются скрыть от общественности.
And besides the obvious craziness (heaven help them all if any of that was real) there was a good deal of snide romantic gossip; but nothing that would really be all that important if it was true. Но помимо очевидного бреда (Мерлин упаси, если хотя бы половина из этого правда), Гарри обнаружил там лишь кучу романтических сплетен, ни одна из которых, даже будь она правдой, не имела хоть сколько-нибудь важного значения.
Harry was just reading about the Ministry's proposed marriage law, to ban all marriages, when - Г арри как раз читал, что Министерство предложило закон, который запрещает все браки, когда...
"Harry Potter," said a silken voice that sent a shock of adrenaline jolting through Harry's blood. - Г арри Поттер, - эти слова, сказанные вкрадчивым голосом, впрыснули в кровь Гарри ударную дозу адреналина.
Harry looked up. Он поднял голову.
"Lucius Malfoy," Harry said, his voice weary. И устало отозвался: - Люциус Малфой.
Next time he was going to do the smart thing, and wait outside in the Muggle part of King's Cross until 10:55am. В следующий раз Гарри поступит умнее: останется на магловской стороне вокзала Кинг Кросс вплоть до 10:55 утра.
Lucius inclined his head courteously, sending his long white hair drifting over his shoulders. Люциус вежливо кивнул, его длинные светлые волосы скользнули по плечам.
The man was still carrying that same cane, lacquered in black with a silver snake's head for its handle; and something about his grip silently said this is a weapon of deadly power, not I am feeble and leaning on this. В его руках была всё та же трость - чёрная с серебряной головой змеи вместо рукоятки. И отнюдь не немощный человек опирался на трость, то, как он её держал, безмолвно говорило: это оружие и оно смертоносно.
His face was expressionless. Лицо Малфоя не выражало никаких эмоций.
Two men flanked him, their eyes continuously scanning, their wands already gripped low in their hands. Двое мужчин, постоянно осматриваясь по сторонам, прикрывали его с боков, с палочками наготове.
The two of them moved like a single organism with four legs and four arms, the senior Crabbe-and-Goyle, and Harry thought he could guess which was which, but then it didn't really matter. Они двигались как единый организм с четырьмя руками и ногами: мистер Крэбб-и-Гойл старшие. Г арри даже мог бы догадаться, кто из них кто, но сейчас это не имело значения.
They were merely Lucius's appendages, as certainly as if they'd been the two rightmost toes on his left foot. Ведь они всего лишь придатки Люциуса, всё равно что два лишних мизинца на левой ноге.
"I apologize for disturbing you, Mr. Potter," said the smooth, silken voice. "But you have answered none of my owls; and this, I thought, might be my only opportunity to meet you." - Извините, что отвлекаю, мистер Поттер, -прозвучал ровный, шёлковый голос. - Но вы не ответили ни на одно моё письмо. И, вероятно, это единственная возможность встретиться с вами.
"I have received none of your owls," Harry said calmly. "Dumbledore intercepted them, I presume. - Я не получал ваших писем, - спокойно ответил Гарри. - Полагаю, их перехватил Дамблдор.
But I would not have answered them if I had, except through Draco. Но я бы всё равно на них не ответил, разве что через Драко.
For me to deal with you directly, without Draco's knowledge, would trespass on our friendship." Потому как общение с вами напрямую, в обход Драко, было бы злоупотреблением нашей с ним дружбой.
Please go away, please go away... Уйди, пожалуйста, уйди, пожалуйста...
The grey eyes glittered at him. "Is that your pose, then..." said the senior Malfoy. "Well. - Что ж, если это ваша позиция, тогда... - сказал Малфой старший, сверкнув серыми глазами. -Хорошо.
I shall play along a little. Я поддержу вашу игру.
What was your purpose in maneuvering your good friend, my son, into a public alliance with that girl?" Какую цель вы преследовали, загоняя своего друга, моего сына, в ситуацию, когда ему пришлось публично пойти на союз с этой девочкой?
"Oh," Harry said lightly, "that's obvious, right? - О, - весело ответил Г арри, - это же очевидно, не правда ли?
Draco's working with Granger will make him realize that Muggleborns are human after all. Работая вместе с Гермионой, он рано или поздно придёт к пониманию, что маглорождённые - тоже люди.
Bwa. Муа.
Ha. Ха.
Ha." Ха.
A thin trace of a smile moved over Lucius's lips. Тень улыбки пробежала по губам Люциуса.
"Yes, that does sound like one of Dumbledore's plans. - Да, очень похоже на план Дамблдора.
Which it is not." Но он тут не при чём.
"Indeed," said Harry. - Именно.
"It is part of my game with Draco, and no work of Dumbledore's, and that is all I will say." Это часть моей игры с Драко, а не работа Дамблдора. И это всё, что я могу сказать.
"Let us dispense with games," said the senior Malfoy, the grey eyes suddenly hardening. "If my suspicions are true, you would hardly do Dumbledore's bidding in any case, Mr. Potter." - Давайте отставим игры в сторону, - выражение глаз Малфоя старшего вдруг стало очень жёстким.- Если мои подозрения верны, вы в любом случае вряд ли станете следовать указаниям Дамблдора, мистер Поттер.
There was a slight pause. Небольшая пауза.
"So you know," Harry said, his voice cold. "Tell me. At which point, exactly, did you realize?" - Итак, вы знаете, - холодно ответил Гарри. -Скажите мне, в какой именно момент вы это поняли?
"When I read your response to Professor Quirrell's little speech," said the white-haired man, and chuckled grimly. "I was puzzled, at first, for it seemed not in your own interest; it took me days to understand whose interest was being served, and then it all finally became clear. - Когда прочитал ваш ответ на маленькую речь профессора Квиррелла, - блондин мрачно усмехнулся. - Сначала я был сбит с толку. Мне казалось, это противоречит вашим интересам. Мне потребовалось несколько дней, чтобы понять, чьи интересы вы отстаивали, и тогда всё стало ясно.
And it is also obvious that you are weak, in some ways if not others." Также очевидно, что вы слабы, по крайней мере, в некотором смысле.
"Very clever of you," said Harry, still cold. "But perhaps you mistake my interests." - Вы весьма догадливы, но, возможно, заблуждаетесь насчёт моих интересов, -по-прежнему холодно заметил Гарри.
"Perhaps I do." A hint of steel came into the silken voice. "Indeed, that is precisely what I fear. - Возможно, - в шёлковом голосе появился оттенок стали. - На самом деле, именно этого я и боюсь.
You are playing strange games with my son, to a purpose I cannot guess. Вы играете в странные игры с моим сыном, и я могу только гадать о ваших намерениях.
That is not a friendly act, and you cannot but expect me to be concerned!" Подобное не принято среди друзей, и вы не могли не ожидать, что я буду очень этим обеспокоен!
Lucius was leaning upon his cane with both hands now, and both those hands white, and his bodyguards had suddenly tensed. Люциус теперь опирался на трость двумя побелевшими от напряжения руками, а его телохранители заметно подобрались.
Some instinct within Harry claimed that it would be a very bad idea to show his fear, to let Lucius see that he could be intimidated. Инстинкт подсказывал, что нельзя показывать свой страх, нельзя показывать Люциусу, что Гарри вообще можно запугать.
They were in a public train station anyway - В конце концов, на платформе полно людей...
"I find it interesting," Harry said, putting steel into his own voice, "that you think I could benefit from doing Draco harm. - Однако же интересно, - сказал Гарри, тоже добавив стали в свой голос, - вы полагаете, я могу получить выгоду, причинив Драко вред.
But it is irrelevant, Lucius. Но это бессмысленно, Люциус.
He is my friend, and I do not betray my friends." Он мой друг, а я не предаю своих друзей.
"What?" whispered Lucius. His face showed sheer shock. - Что?! - потрясённо прошептал Люциус.
Then - И в эту секунду...
"Company," said one of the minions, and Harry thought, from the voice, that it must be the senior Crabbe. - У нас гости, - сказал один из приспешников. Судя по голосу - Крэбб-старший.
Lucius straightened and turned, then let out a hiss of disapproval. Люциус выпрямился, обернулся и буквально зашипел от недовольства.
Neville was approaching, looking scared but determined, in tow behind a tall woman who didn't look scared at all. К ним с напуганным, но решительным видом, приближался Невилл на буксире у высокой женщины, чей вид напуганным назвать было никак нельзя.
"Madam Longbottom," Lucius said icily. - Мадам Лонгботтом, - ледяным тоном произнёс Люциус.
"Mr. Malfoy," returned the woman with equal ice. "Are you being an annoyance to our Harry Potter?" - Мистер Малфой, - с не меньшим холодом отозвалась женщина. - Не досаждаете ли вы нашему Гарри Поттеру?
The bark of laughter that came from Lucius seemed strangely bitter. Смех Люциуса прозвучал неожиданно горько.
"Oh, I rather think not. - О, полагаю, нет.
Come to protect him from me, have you?" Пришли защитить его от меня, не так ли?
The white-haired head shifted toward Neville. Блондин перевёл вгляд на Невилла.
"And this would be Mr. Potter's loyal lieutenant, the last scion of Longbottom, Neville, self-styled of Chaos. - А это, должно быть, верный лейтенант мистера Поттера, последний из Лонгботтомов, называющий себя Невиллом из Хаоса.
How strangely does the world turn. Как причудливо вертится мир.
Sometimes I think it must all be mad." Порой мне кажется, что он совсем сошёл с ума.
Harry had no idea at all what to say to that, and Neville looked confused, and frightened. Гарри не представлял, что на это ответить. Невилл выглядел испуганным и растерянным.
"I doubt it is the world that is mad," said Madam Longbottom. Her voice took on a gloating tone. "You seem in a poor mood, Mr. Malfoy. - Сомневаюсь, что с ума сошёл именно мир, -ответила мадам Лонгботтом с оттенком злорадства. - Похоже, у вас дурное настроение, мистер Малфой?
Did the speech of our dear Professor Quirrell cost you a few allies?" Неужели речь профессора Квиррелла стоила вам пары союзников?
"It was a clever enough slander of my abilities," Lucius said coldly, "though only effective upon the fools who believe that I was truly a Death Eater." - Достаточно ловкая клевета на мои таланты, -холодно отозвался Люциус, - но она производит впечатление лишь на глупцов, которые верят, что я и вправду был Пожирателем Смерти.
"What?" blurted Neville. - Что?! - выпалил Невилл.
"I was under the Imperius, young man," said Lucius, now sounding tired. "The Dark Lord could hardly have begun recruiting among pureblood families without the support of House Malfoy. - Я находился под заклятием Империус, молодой человек, - устало ответил Люциус. - Тёмный Лорд вряд ли смог бы вербовать членов чистокровных семей без поддержки Дома Малфоев.
I demurred, and he simply made sure of me. Увидев мои колебания, он предпочёл действовать наверняка.
His own Death Eaters did not know it until afterward, hence the false Mark I bear; though since I did not truly consent, it does not bind me. И его Пожиратели Смерти до самого конца не знали, что я ношу фальшивую Метку, которая, поскольку я не давал на неё согласия, надо мной не властна.
Some of the Death Eaters still believe I was foremost among their number, and for the peace of this nation I let them believe it, to keep them controlled. Некоторые Пожиратели Смерти всё еще верят, что я был одним из них, и ради спокойствия нации я позволяю им думать так, чтобы держать их в узде.
But I was not such a fool as to support that ill-fated adventurer of my own choice -" Но я никогда не был настолько глуп, чтобы сознательно поддерживать этого злосчастного авантюриста...
"Ignore him," Madam Longbottom said, the instruction addressed to Harry as well as Neville. "He must spend the rest of his life pretending, for fear of your testimony under Veritaserum." Said with malicious satisfaction. - Не слушайте его, - сказала мадам Лонгботтом, обращаясь как к Гарри, так и к Невиллу. - Он вынужден притворяться всю оставшуюся жизнь, страшась ваших показаний под Сывороткой Правды. - Это прозвучало со злобным удовлетворением.
Lucius turned his back on her dismissively, and faced Harry again. Люциус отвернулся от неё, прекращая разговор, и снова обратился к Гарри:
"Will you request this harridan to depart, Mr. Potter?" - Вы не попросите эту каргу удалиться, мистер Поттер?
"I think not," said Harry in a dry voice. "I prefer to deal with the part of House Malfoy that's my own age." - Думаю, нет, - сухо ответил Гарри. - Я предпочитаю иметь дело с представителем Дома Малфоев моего возраста.
There was a long pause, then. Повисла долгая пауза.
The grey eyes searched him. Серые глаза изучали его.
"Of course..." said Lucius slowly. "I do feel the fool now. - Конечно... - медленно проговорил Люциус. - Вот теперь я чувствую себя глупцом.
This whole time you were just pretending to have no idea what we were talking about." Всё это время вы лишь притворялись, что не имеете ни малейшего понятия, о чём мы говорили.
Harry met the gaze, and said nothing. Гарри встретил его взгляд и ничего не ответил.
Lucius raised his cane a few centimeters and struck it hard on the ground. Люциус приподнял трость на пару сантиметров и с силой воткнул её в землю.
The world vanished in a pale haze, all sounds went quiet, there was nothing in the universe but Harry and Lucius Malfoy and the snake-headed cane. Мир исчез в тусклой мгле, все звуки стихли, во вселенной не осталось никого, кроме Г арри, Люциуса Малфоя и змееглавой трости.
"My son is my heart," said the senior Malfoy, "the last worthwhile thing I have left in this world, and this I say to you in a spirit of friendship: if he were to come to harm, I would give my life over to vengeance. - Мой сын - моё сердце, - сказал Малфой-старший, - кроме него для меня в этом мире нет ничего ценного. Я предупреждаю вас во имя дружбы: если ему будет причинён вред, месть станет смыслом моей жизни.
But so long as my son does not come to harm, I wish you the best of luck in your endeavors. Но если вы не собираетесь вредить ему, желаю вам удачи во всех ваших начинаниях.
And as you have asked nothing more of me, I will ask nothing more of you." И, поскольку вы ничего более не потребовали от меня, я ничего более не потребую от вас.
Then the pale haze vanished, showing an outraged Madam Longbottom being blocked from moving forward by the senior Crabbe; her wand was in her hand, now. Затем мгла растворилась, явив взбешённую мадам Лонгботтом. Путь ей преградил Крэбб-старший, и палочка уже была у неё в руке.
"How dare you!" she hissed. - Как вы смеете! - прошипела она.
Lucius's dark robes swirled around him, and his white hair, as he turned to the senior Goyle. Люциус развернулся так резко, что его тёмные одежды взметнулись, и бросил Гойлу-старшему:
"We return to Malfoy Manor." - Возвращаемся в Малфой-манор.
There were three pops of Apparition, and they were gone. Раздались три хлопка аппарации, и они исчезли.
A silence followed. Стало тихо.
"Dear heavens," said Madam Longbottom. "What was that about?" - Святые небеса, - выдохнула мадам Лонгботтом. -И к чему всё это было?
Harry shrugged helplessly. Гарри беспомощно пожал плечами.
Then he looked at Neville. Затем взглянул на Невилла.
There was sweat on Neville's forehead. На лбу у того выступили капли пота.
"Thank you very much, Neville," said Harry. "Your help was greatly appreciated, Neville. - Спасибо тебе огромное, Невилл, - сказал Гарри. -Твоя помощь очень пригодилась, Невилл.
And now, Neville, I think you should sit down." А теперь, Невилл, думаю, тебе стоит присесть.
"Yes, General," said Neville, and instead of coming over to one of the other chairs near Harry, he semi-collapsed into a sitting position on the pavement. - Да, генерал, - отозвался Невилл и, вместо того, чтоб добраться до стула рядом с Г арри, едва ли не рухнул прямо на тротуар.
"You have wrought many changes in my grandson," said Madam Longbottom. "I approve of some, but not others." - Благодаря вам многое в характере моего внука изменилось, - сказала мадам Лонгботтом. -кое-что я одобряю, но не всё.
"Send me the list of which is which," said Harry. "I'll see what I can do." - Пришлите мне список того и другого, - ответил Гарри. - Я посмотрю, что можно сделать.
Neville groaned, but said nothing. Невилл застонал, но ничего не сказал.
Madam Longbottom gave a chuckle. Мадам Лонгботтом тихо рассмеялась.
"I shall, young man, thank you." Her voice lowered. "Mr. Potter... the speech given by Professor Quirrell is something our nation has long needed to hear. - Непременно. Спасибо, юноша. - Она понизила голос. - Мистер Поттер... Речь профессора Квиррелла - это то, что нашей нации следовало услышать уже давно.
I cannot say as much of your comment on it." Не могу сказать того же о ваших комментариях к ней.
"I will take your opinion under advisement," Harry said mildly. - Я приму ваше мнение к сведению, - кротко отозвался Гарри.
"I dearly hope that you do," said Madam Longbottom, and turned back to her grandson. "Do I still need to -" - Искренне на это надеюсь, - сказала мадам Лонгботтом и повернулась к внуку. - Должна ли я всё ещё...
"It's okay for you to go, Granma," said Neville. "I'll be fine on my own, this time." - Нет, можешь идти, бабуль, - ответил Невилл. - Я как-нибудь сам.
"Now that I approve of," she said, and popped and vanished like a soap bubble. - Вот это я одобряю, - сказала мадам Лонгботтом и исчезла с хлопком, словно лопнувший мыльный пузырь.
The two boys sat quietly for a moment. Два мальчика немного посидели в тишине.
Neville spoke first, his voice weary. Наконец Невилл устало спросил:
"You're going to try to fix all the changes she approves of, right?" - Постараешься исправить всё то, что она одобряет, да?
"Not all of them," Harry said innocently. "I just want to make sure I'm not corrupting you." - Не всё, - невинно ответил Гарри. - Просто хочу быть уверенным, что я тебя не порчу.
Draco looked very worried. * * * Драко выглядел очень-очень взволнованным.
His head kept darting around, despite the fact that Draco had insisted on them going down into Harry's trunk, and using a true Quieting Charm and not just the sound-blurring barrier. Он продолжал вертеть головой по сторонам, даже несмотря на то, что по его настоянию они спустились в сундук Гарри и наложили настоящие чары Тишины, а не просто включили размывающий звуки барьер.
"What did you say to Father?" blurted Draco, the moment the Quieting Charm went up and the sounds of Platform 9 3/4 vanished. - Что именно ты сказал отцу? - выпалил Драко, как только чары начали действовать и шум от платформы Девять и три четверти исчез.
"I... look, can you tell me what he said to you, before he dropped you off?" said Harry. - Я... слушай, можешь сначала сказать, что он говорил тебе перед уходом?
"That I should tell him right away if you seemed to be threatening me," said Draco. "That I should tell him right away if there was anything I was doing that could pose a threat to you! - Что я должен сразу же сообщить ему, если ты вздумаешь угрожать мне, или если я сам сделаю что-то, что можно расценить как угрозу тебе!
Father thinks you're dangerous, Harry, whatever you said to him today it scared him! Отец думает, что ты опасен, Гарри. И что бы ты ни сказал ему сегодня - это напугало его!
It's not a good idea to scare Father!" А пугать отца - это очень плохая идея!
Oh, hell... О, чёрт...
"What did you talk about?" demanded Draco. - О чём вы говорили? - потребовал ответа Драко.
Harry leaned back wearily in the small folding chair that sat at the bottom of his trunk's cavern. Гарри устало откинулся на спинку маленького складного стула, стоявшего на дне сундука.
"You know, Draco, just as the fundamental question of rationality is - Знаешь, Драко, помимо фундаментального вопроса рациональности -
'What do I think I know and how do I think I know it?', there's also a cardinal sin, a way of thinking that's the opposite of that. "Что ты знаешь и почему ты думаешь, что ты это знаешь?", существует также и смертный грех -когда ты думаешь прямо противоположным образом.
Like the ancient Greek philosophers. Например, как это делали древнегреческие философы.
They had no clue what was going on, so they'd go around saying things like Они понятия не имели, как всё вокруг устроено, и потому просто говорили:
' All is water' or "Всё есть вода" или
'All is fire', and they never asked themselves, "Всё есть огонь", и никогда не задавали себе вопрос:
'Wait a minute, even if everything is water, how could I possibly know that?' "Стоп, даже если всё в самом деле - вода, то как я об этом узнал?"
They didn't ask themselves if they had evidence which discriminated that possibility from all the other possibilities you could imagine, evidence they'd be very unlikely to encounter if the theory wasn't true -" И не спрашивали себя, есть ли у них свидетельства, которые позволяют считать, что эта теория предпочтительнее всех остальных. Свидетельства, которые они не смогли бы наблюдать, если их теория неверна...
"Harry," Draco said, his voice strained, - Г арри, - напряжённо повторил Драко, - О чём ты говорил с отцом?!
"What did you talk about with Father?" "I don't know, actually," said Harry, "so it's very important that I not just make stuff up -" - На самом деле, я понятия не имею, - сдался Гарри, - поэтому очень важно, чтобы я не начал выдумывать...
Harry had never heard Draco shriek in horror in quite that high a pitch before. Гарри ещё никогда не слышал, чтобы Драко так визжал от ужаса.
Chapter 39: Pretending to be Wise, Pt 1 Глава 39. Притворная мудрость. Часть 1
Whistle. Фюить.
Tick. Тик.
Bzzzt. Вжжж.
Ding. Динь.
Glorp. Чпок.
Pop. Хлоп.
Splat. Шмяк.
Chime. Дон.
Toot. Тук.
Puff. Пуфф.
Tinkle. Дзинь.
Bubble. Буль.
Beep. Бип.
Thud. Бум.
Crackle. Кряк.
Whoosh. Вввух.
Hiss. ТТТтттттт.
Pffft. Ффф.
Whirr. уууу.
Professor Flitwick had silently passed Harry a folded parchment during Charms class that Monday, and the note had said that Harry was to visit the Headmaster at his convenience and in such fashion that no one else would notice, especially not Draco Malfoy or Professor Quirrell. В понедельник, на уроке Заклинаний, профессор Флитвик молча передал Г арри сложенный пергамент. В записке говорилось, что Г арри следует посетить директора в любое удобное время, причём так, чтобы никто этого не заметил, в особенности Драко Малфой и профессор Квиррелл.
His one-time password for the gargoyle would be "squeamish ossifrage". Одноразовым паролем для горгульи была фраза "брезгливый ягнятник" [1].
This had been accompanied by a remarkably artistic ink drawing of Professor Flitwick staring at him sternly, the eyes of which occasionally blinked; and at the bottom of the note, underlined three times, was the phrase DON'T GET INTO TROUBLE. Послание завершалось весьма выразительным рисунком, изображавшим профессора Флитвика, который строго глядел на Гарри, периодически мигая, а под ним была трижды подчёркнутая фраза: БУДЬ ОСТОРОЖЕН.
And so Harry had finished up Transfiguration class, and studied with Hermione, and eaten dinner, and spoken with his lieutenants, and finally, when the clock struck nine, turned himself invisible and dropped back to 6PM and wearily trudged off toward the gargoyle, the turning spiral stairs, the wooden door, the room full of little fiddly things, and the silver-bearded figure of the Headmaster. Так что после урока трансфигурации Гарри какое-то время позанимался с Г ермионой, поужинал, поговорил с лейтенантами Хаоса и наконец, когда часы пробили девять, сделался невидимым, вернулся во времени к шести часам вечера и устало поплёлся к горгульям. Вращающаяся винтовая лестница, деревянная дверь, комната, полная маленьких занятных вещиц, и седая борода директора.
This time, Dumbledore looked quite serious, the customary smile absent; and he was dressed in pajamas of a darker and more sober purple than usual. На этот раз Дамблдор выглядел довольно серьёзно. Привычная для него улыбка отсутствовала, а фиолетовый цвет пижамы был темнее и вменяемее, чем обычно.
"Thank you for coming, Harry," said the Headmaster. - Спасибо, что пришёл, Гарри, - сказал директор.
The old wizard rose from his throne, began to slowly pace through the room and the strange devices. "First, do you have with you the notes of yesterday's encounter with Lucius Malfoy?" Старый волшебник поднялся со своего трона и начал медленно вышагивать меж странных устройств, наполнявших комнату. - Прежде всего скажи, взял ли ты с собой запись вчерашнего разговора с Люциусом Малфоем?
"Notes?" blurted Harry. - Запись? - удивился Гарри.
"Surely you wrote it down..." said the old wizard, and his voice trailed off. - Ты, конечно, записал его... - голос старого мага прервался.
Harry felt rather embarrassed. Гарри сильно смутился.
Yes, if you'd just fumbled through a mysterious conversation full of significant hints you didn't understand, the bloody obvious thing to do would be to write it all down immediately afterward, before the memory faded, so you could try to figure it out later. Разумеется, после тяжёлого разговора, полного непонятных, но несомненно важных намёков, просто напрашивается идея сразу же его записать, пока не забылись подробности, и попробовать разобраться позже.
"All right," said the Headmaster, "from memory then." - Ладно, - вздохнул директор, - значит, по памяти.
Harry sheepishly recited as best he could, and got almost halfway through before he realized that it wasn't smart to just go around telling the possibly-crazy Headmaster everything, at least not without thinking about it first, but then Lucius was definitely a bad guy and Dumbledore's opponent so it probably was a good idea to tell him, and Harry had already started talking and it was too late to try and calculate things out now... Г арри покорно начал пересказывать разговор, стараясь припомнить как можно больше подробностей, и только где-то на середине повествования сообразил, что не слишком-то умно выкладывать всё подчистую возможно сумасшедшему директору, по крайней мере, не обдумав это предварительно. Правда, Люциус определённо "плохой парень" и вдобавок противник Дамблдора, так что, с другой стороны, рассказать всё директору - вполне разумно. К тому же Гарри уже начал говорить, и изобретать что-либо было поздно...
Harry finished his recollections honestly. Так что он честно закончил пересказ.
Dumbledore's face had grown more remote as Harry went on, and at the end there was a look of ancientness about him, a sternness in the air. И чем больше Г арри говорил, тем более отрешённым становился взгляд Дамблдора, а под конец его лицо стало совсем старым. В воздухе повисло напряжение.
"Well," said Dumbledore. "I suggest you take the best of care that the heir of Malfoy does not come to harm, then. - Да... - протянул Дамблдор. - Советую тебе приложить все усилия, чтобы наследник Малфоев оставался цел и невредим.
And I will do the same." The Headmaster was frowning, his fingers drumming soundlessly through the inky black surface of a plate inscribed with the word Leliel. "And I think it would be most extremely wise for you to avoid all interaction with Lord Malfoy henceforth." И я тоже сделаю всё возможное. - Директор нахмурился, пальцы беззвучно выбивали дробь на иссиня-чёрной поверхности пластины с надписью "Лелиэль". - Кроме того, с твоей стороны будет чрезвычайно благоразумным впредь избегать абсолютно любых контактов с лордом Малфоем.
"Did you intercept owls from him to me?" said Harry. - Вы перехватывали сов, которых он мне посылал? - спросил Гарри.
The Headmaster gazed at Harry for a long moment, then reluctantly nodded. Директор смерил Гарри долгим взглядом, затем неохотно кивнул.
For some reason Harry wasn't feeling as outraged as he should have been. Почему-то Гарри это возмутило не так сильно, как должно было.
Maybe it was just that Harry was finding it very easy to sympathize with the Headmaster's point of view right now. Возможно, потому, что сейчас принять точку зрения директора было очень легко.
Even Harry could understand why Dumbledore wouldn't want him to interact with Lucius Malfoy; it didn't seem like an evil deed. Даже Гарри понимал, почему Дамблдор против его общения с Люциусом. Этот запрет не был злым деянием.
Not like the Headmaster blackmailing Zabini... for which they had only Zabini's word, and Zabini was wildly untrustworthy, in fact it was hard to see why Zabini wouldn't just tell the story that got him the most sympathy from Professor Quirrell... В отличие от шантажа Забини... правда, об этом шантаже известно только со слов самого Забини, который совершенно не заслуживает доверия. Да и трудно, на самом деле, представить причину, по которой Забини не стал бы рассказывать историю, которая вызвала бы максимум сочувствия со стороны профессора Квиррелла...
"How about if, instead of protesting, I say that I understand your point of view," said Harry, "and you go on intercepting my owls, but you tell me who from?" - Как насчёт такого варианта: я скажу, что понимаю вашу точку зрения и не стану протестовать, - предложил Г арри, - а вы продолжаете перехватывать моих сов, но сообщаете мне, от кого они были?
"I have intercepted a great many owls to you, I am afraid," Dumbledore said soberly. "You are a celebrity, Harry, and you would receive dozens of letters a day, some from far outside this country, did I not turn them back." - Боюсь, я перехватил очень много твоих сов, -рассудительно заметил Дамблдор. - Ты знаменитость, Гарри, и если бы не я, ты получал бы по дюжине писем каждый день. Некоторые из них шли даже из дальних стран.
"That," Harry said, now starting to feel a bit of indignation, "seems like going a little too far -" - А вот это уже чересчур... - Гарри почувствовал поднимающееся негодование.
"Many of those letters," the old wizard said quietly, "will be asking you for things you cannot give. - Многие из этих писем, - спокойно продолжил старый волшебник, - содержали просьбы, которые ты не смог бы выполнить.
I have not read them, of course, only turned them back to their senders undelivered. Конечно, я не читал их, просто отправлял обратно.
But I know, for I receive them too. Но я знаю, о чём они, потому что и сам получаю подобные.
And you are too young, Harry, to have your heart broken six times before breakfast each morning." Ты слишком юн, Гарри, чтобы каждое утро по шесть раз перед завтраком чувствовать, как разбивается твоё сердце.
Harry looked down at his shoes. Гарри опустил голову, разглядывая башмаки.
He should insist on reading the letters and judging for himself, but... there was a small voice of common sense inside him, and it was screaming very loudly right now. Он должен настоять, он должен читать эти письма и сам решать, вот только... голос здравого смысла в его голове на этот раз просто кричал.
"Thank you," Harry muttered. - Спасибо, - пробормотал Гарри.
"The other reason I asked you here," said the old wizard, "was that I wished to consult your unique genius." - Я пригласил тебя ещё по одной причине, - сказал Дамблдор. - Я хотел бы обратиться к твоему уникальному таланту.
"Transfiguration?" said Harry, surprised and flattered. - Трансфигурации? - уточнил Гарри, удивлённый и польщённый одновременно.
"No, not that unique genius," said Dumbledore. - Нет, к другому уникальному таланту.
"Tell me, Harry, what evil could you accomplish if a Dementor were allowed onto the grounds of Hogwarts?" Скажи мне, Г арри, какое злодейство можно совершить, если дементору будет дозволено ступить на землю Хогвартса?
It developed that Professor Quirrell had asked, or rather demanded, that his students test their skills against an actual Dementor after they learned the words and gestures to the Patronus Charm. * * * Выяснилось, что профессор Квиррелл попросил, или, скорее, даже потребовал, чтобы, выучив слова и жесты заклинания Патронуса, его ученики могли проверить свои навыки на настоящем дементоре.
"Professor Quirrell is unable to cast the Patronus Charm himself," said Dumbledore, as he paced slowly through the devices. "Which is never a good sign. - Сам профессор Квиррелл не способен использовать заклинание Патронуса, - сказал Дамблдор, медленно расхаживая между устройствами. - А это никогда не было хорошим знаком.
But then, he volunteered that fact to me in the course of demanding that outside instructors be brought in to teach the Patronus Charm to every student who wished to learn; he offered to pay the expense himself, if I would not. This impressed me greatly. С другой стороны, он сам в этом признался и потребовал нанять стороннего инструктора, который обучит заклинанию Патронуса всех учеников, которые выразят желание ему научиться. Он также предложил за свой счёт оплатить все расходы, если для школы это затруднительно, что весьма меня впечатлило.
But now he insists on bringing in a Dementor -" Но теперь он просит привести дементора...
"Headmaster," Harry said quietly, "Professor Quirrell believes very strongly in live-fire tests under realistic combat conditions. - Директор, - тихо сказал Гарри, - профессор Квиррелл глубоко убеждён, что испытания должны проводиться в условиях, максимально приближённых к боевым.
Wanting to bring in an actual Dementor is completely in character for him." Желание привести настоящего дементора -совершенно типично для него.
Now the Headmaster was giving Harry a strange look. Директор странно посмотрел на Гарри.
"In character?" said the old wizard. - Типично? - с нажимом переспросил старый волшебник.
"I mean," said Harry, "it's entirely consistent with the way Professor Quirrell usually acts..." - В смысле, это полностью соответствует тому, как профессор Квиррелл обычно себя ведёт...
Harry trailed off. Гарри осёкся.
Why had he put it that way? Почему он высказался именно таким образом?
The Headmaster nodded. Директор кивнул:
"So you have the same sense I do; that it is an excuse. - Значит, у тебя тоже возникло ощущение, что это предлог.
A very reasonable excuse, to be sure; more so than you may realize. Очень разумный предлог, даже разумнее, чем ты можешь представить.
Often, wizards seemingly unable to cast a Patronus Charm will succeed in the presence of an actual Dementor, going from not a single flicker of light to a full corporeal Patronus. Зачастую волшебники, у которых заклинание Патронуса не получается, впервые успешно используют его в присутствии настоящего дементора. Вместо короткой вспышки света, которая казалась их пределом, у них получается настоящий телесный патронус.
Why this should be, no one knows; but it is so." Почему так происходит - никто не знает. Но это факт.
Harry frowned. Гарри нахмурился:
"Then I really don't see why you're suspicious -" - Тогда я совсем не понимаю ваших подозрений...
The Headmaster spread his hands as though in helplessness. Директор беспомощно развёл руками:
"Harry, the Defense Professor has asked me to pass the darkest of all creatures through the gates of Hogwarts. - Гарри, профессор Защиты попросил меня провести темнейшее из всех созданий через врата Хогвартса.
I must be suspicious." The Headmaster sighed. "And yet the Dementor will be guarded, warded, in a mighty cage, I will be there myself to watch it at all times - I cannot think of what ill could be done. Я просто обязан быть подозрительным. -Директор вздохнул. - И всё же дементор будет под охраной, заперт в чрезвычайно прочной клетке, и я сам буду наблюдать за ним всё это время... Не могу придумать, что плохого может произойти.
But perhaps I am merely unable to see it. Но, возможно, я просто не в состоянии это увидеть.
And so I am asking you." Поэтому я спрашиваю тебя.
Harry stared at the Headmaster with his mouth open. Гарри с открытым ртом уставился на директора.
He was so shocked he couldn't even feel flattered. Он был настолько потрясён, что даже не чувствовал себя польщённым.
"Me?" said Harry. - Меня?! - переспросил Гарри.
"Yes," said Dumbledore, smiling slightly. "I try my best to anticipate my foes, to encompass their wicked minds and predict their evil thoughts. - Да, - с лёгкой улыбкой ответил Дамблдор. - Я изо всех сил стараюсь предсказать действия моих врагов, проникнуть в их коварные замыслы и предугадать их злобные планы.
But I would never have imagined sharpening a Hufflepuffs bones into weapons." Но лично мне бы никогда не пришло в голову заострить кости пуффендуйцев, чтобы использовать их как оружие.
Was Harry ever going to live that down? Неужели Гарри придётся жить с этим вечно?!
"Headmaster," Harry said wearily, "I know it doesn't sound good, but in all seriousness: I'm not evil, I'm just very creative -" - Директор, - устало произнёс Г арри. - Я знаю, что это не очень хорошо прозвучит, но со всей серьёзностью заявляю: я не злодей, я просто очень творчески мыслю...
"I did not say that you were evil," Dumbledore said seriously. "There are those who say that to comprehend evil is to become evil; but they are merely pretending to be wise. - Я и не утверждаю, что ты злодей, - серьёзно ответил Дамблдор. - Некоторые говорят, что понять зло - значит стать злом. Но они лишь притворяются мудрыми.
Rather it is evil which does not know love, and dares not imagine love, and cannot ever understand love without ceasing to be evil. Скорее, зло не может любить, и не смеет представить любовь, и не может даже понять любовь, не перестав быть злом.
And I suspect that you can imagine your way into the minds of Dark Wizards better than I ever could, while still knowing love yourself. Но, хотя ты и знаешь, что такое любовь, я подозреваю, что ты можешь представить мысли Тёмных волшебников лучше меня.
So, Harry." The Headmaster's eyes were intent. "If you stood in Professor Quirrell's shoes, what misdeeds could you accomplish after you tricked me into allowing a Dementor onto the grounds of Hogwarts?" Поэтому, Г арри, - директор пристально посмотрел на него, - если бы ты был на месте профессора Квиррелла, какое злодеяние ты бы мог совершить, уговорив меня впустить дементора на территорию Хогвартса?
"Hold on," said Harry, and in something of a daze trudged over to the chair in front of the Headmaster's desk, and sat down. - Подождите, - сказал Гарри. Глубоко задумавшись, он подошёл к большому мягкому креслу перед директорским столом и сел.
It was a large and comfortable chair this time, not a wooden stool, and Harry could feel himself enveloped as he sank into it. Сегодня это было именно большое и удобное кресло, а не привычная деревянная табуретка, и Гарри в нём почти утонул.
Dumbledore was asking him to outwit Professor Quirrell. Дамблдор просит его перехитрить профессора Квиррелла.
Point one: Harry was rather fonder of Professor Quirrell than of Dumbledore. Пункт первый: профессор Квиррелл нравится Гарри больше, чем Дамблдор.
Point two: The hypothesis was that the Defense Professor was planning to do something evil, and in that subjunctive case, Harry ought to be helping the Headmaster prevent it. Пункт второй: есть гипотеза, что профессор Защиты планирует какое-то злодейство, и в этом гипотетическом случае Г арри обязан помочь директору это предотвратить.
Point three... Пункт третий...
"Headmaster," Harry said, "if Professor Quirrell is up to something, I'm not sure I can outwit him. - Директор, - сказал Гарри, - если профессор Квиррелл что-то замышляет, я не уверен, что действительно смогу перехитрить его.
He's got a lot more experience than I do." У него намного больше опыта, чем у меня.
The old wizard shook his head, somehow managing to appear very solemn despite his smile. Старый волшебник покачал головой. Каким-то образом, даже несмотря на улыбку, он выглядел очень серьёзным.
"You underestimate yourself." - Ты себя недооцениваешь.
That was the first time anyone had ever said that to Harry. Никто и никогда не говорил Г арри подобных слов.
"I remember," the old wizard continued, "a young man in this very office, cold and controlled as he faced down the Head of House Slytherin, blackmailing his own Headmaster to protect his classmates. - Я помню, - продолжил старый волшебник, - как один молодой человек в этом самом кабинете хладнокровно противостоял декану Слизерина и шантажировал директора школы, чтобы защитить своих одноклассников.
And I believe that young man is more cunning than Professor Quirrell, more cunning than Lucius Malfoy, that he will grow to be the equal of Voldemort himself. Я верю, что этот молодой человек хитрее и профессора Квиррелла, и Люциуса Малфоя. И что он вырастет опасным соперником даже для Волдеморта.
It is he who I wish to consult." Вот с ним-то я и хотел бы посоветоваться.
Harry suppressed the chill that went through him at the name, frowned thoughtfully at the Headmaster. Г арри подавил холодок, вызванный последним именем, нахмурился и задумчиво посмотрел на директора.
How much does he know...? Как много ему известно?..
The Headmaster had seen Harry in the grip of his mysterious dark side, as deep as Harry had ever sunk into it. Директор видел его в тот момент, когда он погрузился в свою загадочную тёмную сторону глубже, чем когда-либо ещё.
Harry still remembered what it had been like to watch, invisibly Time-Turned, as his past self faced down the older Slytherins; the boy with the scar on his forehead who didn't act like the others. У Гарри тоже была возможность понаблюдать за собой со стороны, он прекрасно помнил сцену из своего первого дня в Хогвартсе: невидимость, Маховик времени и он - против слизеринцев-старшекурсников. Мальчик со шрамом, который ведёт себя не так, как все.
Of course the Headmaster would have noticed something odd about the boy in his office... Так что директор никак не мог не заметить какую-то странность в поведении мальчика в эпизоде со Снейпом...
And Dumbledore had concluded that his pet hero had cunning to match his destined foe, the Dark Lord. И Дамблдор пришёл к выводу, что его ручной герой достаточно хитёр, чтобы сравниться с врагом, предначертанным ему судьбой, с Тёмным Лордом.
Which wasn't asking for very much, considering that the Dark Lord had put a clearly visible Dark Mark on all of his servants' left arms, and that he'd slaughtered the entire monastery that taught the martial art he'd wanted to learn. Что в принципе и не требует особых умений, учитывая, что Тёмный Лорд ставил видимую Тёмную метку на левую руку своим прислужникам и убил всех в школе боевых искусств, где хотел учиться.
Enough cunning to match Professor Quirrell would be a whole different order of problem. Но перехитрить самого профессора Квиррелла -задача совсем другого порядка.
But it was also clear that the Headmaster wouldn't be satisfied until Harry went all cold and darkish, and came up with some sort of answer that sounded impressively cunning... which had better not actually get in the way of Professor Quirrell's teaching Defense... Также было ясно, что директор не удовлетворится до тех пор, пока Гарри не погрузится в свою тёмную и расчётливую сторону и не выдаст какой-нибудь ответ, который прозвучит впечатляюще хитроумно... и лучше бы этому ответу не помешать профессору Квирреллу преподавать Защиту...
And of course Harry would go over to his dark side and think it through from that direction, just to be honest, and just in case. Впрочем, Гарри, конечно же, сделает это -окунётся в своё темное "я" и тщательно обдумает все возможности, просто на всякий случай и чтобы быть честным.
"Tell me," Harry said, "everything about how the Dementor is to be brought in, and how it is to be guarded." - Расскажите мне всё о том, как будут охранять дементора и как его доставят.
Dumbledore's eyebrows rose for a moment, and then the old wizard began to speak. Брови Дамблдора на мгновенье взметнулись, и старый волшебник начал рассказывать.
The Dementor would be transported to the grounds of Hogwarts by an Auror trio, all three personally known to the Headmaster, and all three able to cast a corporeal Patronus Charm. Дементора доставят трое авроров. Всех троих директор знает лично, и все они способны сотворить телесного Патронуса.
They would be met at the edge of the grounds by Dumbledore, who would pass the Dementor through the Hogwarts wards - Дамблдор встретит их на границе Хогвартса и проведёт дементора через защитные чары...
Harry asked if the pass was permanent or temporary -whether someone could just bring in the same Dementor again the next day. Г арри спросил, будет ли брешь в защитных системах постоянной или временной и сможет ли кто-нибудь провести дементора этим же путём на следующий день.
The pass was temporary (replied the Headmaster with an approving nod), and the explanation went on: The Dementor would be in a cage of solid titanium bars, not Transfigured but true-forged; in time a Dementor's presence would corrode that metal to dust, but not in a single day. Директор, одобрительно кивнув, ответил, что проход будет временным, и продолжил повествование. Дементор будет находиться внутри клетки из настоящих, а не трасфигурированных, толстых титановых прутьев. Со временем присутствие дементора, конечно, разъело бы даже этот металл в пыль, но не за один день.
Students awaiting their turn would stay well back of the Dementor, behind two corporeal Patronuses maintained by two of the three Aurors at any given time. Ожидающие своей очереди ученики будут стоять вдали от дементора, ограждённые двумя телесными патронусами, которых будут постоянно поддерживать двое из трёх авроров.
Dumbledore would wait by the Dementor's cage with his Patronus. Дамблдор же с собственным патронусом будет встречать учеников у самой клетки.
A single student would approach the Dementor; and Dumbledore would dispel his Patronus; and the student would attempt to cast their own Patronus Charm; and if they failed, Dumbledore would restore his Patronus before the student could suffer any permanent damage. Когда один из них приблизится, директор отпустит своего патронуса, и ученик попробует выполнить заклинание. Если у него не получится, Дамблдор снова наколдует патронус до того, как ученику будет нанесён сколь-нибудь необратимый вред.
Past dueling champion Professor Flitwick would also be present while there were students near, just to add safety margin. Ну и для гарантии рядом всё время будет находиться профессор Флитвик - в прошлом чемпион дуэлей.
"Why just you waiting by the Dementor?" said Harry. - Почему только вы будете стоять около дементора?
"I mean, shouldn't it be you plus an Auror -" Не лучше ли, чтобы вы плюс аврор...
The Headmaster shook his head. Директор покачал головой:
"They could not withstand the repeated exposure to the Dementor, each time I dispel my Patronus." - Аврор не сможет выдержать многократный контакт с дементором после каждого снятия патронуса.
And if Dumbledore's Patronus did fail for some reason, while one of the students was still near the Dementor, the third Auror would cast another corporeal Patronus and send it to shield the student... И если патронус Дамблдора по какой-то причине всё-таки не справится, когда один из учеников будет находиться рядом с дементором, третий аврор создаст ещё одного телесного патронуса и отправит на защиту этого ученика...
Harry poked and prodded, but he couldn't see a flaw in the security. Г арри потыкался со всех сторон, заходя то так, то эдак, но брешь в системе безопасности найти не смог.
So Harry took a deep breath, sank further into the chair, closed his eyes, and remembered: Поэтому он набрал в грудь воздуха, расслабился в кресле, закрыл глаза и вспомнил:
"And that will be... five points? "А что до вас... минус пять баллов.
No, let us make it an even ten points from Ravenclaw for backchat." Нет, минус десять баллов с Когтеврана за дерзость".
The cold came more slowly now, more reluctantly, Harry hadn't been calling much on his dark side lately... Холод пришёл медленно и неохотно. В последнее время Гарри нечасто обращался к своей тёмной стороне...
Harry had to run through that entire session in Potions in his mind, before his blood chilled into something approaching deadly crystalline clarity. Он мысленно пробежался по всему памятному уроку зелий, и только тогда кровь застыла в жилах, а разум приблизился к знакомому состоянию смертоносной кристальной чёткости.
And then he thought of the Dementor. Затем Гарри подумал о дементоре.
And it was obvious. Ответ был очевиден.
"The Dementor is a distraction," Harry said. The coldness clear in his voice, since that was what Dumbledore wanted and expected. "A large, salient threat, but in the end straightforward, and easy to defend against. - Дементор нужен для отвлечения внимания, -холод ясно слышался в голосе Г арри, ведь именно этого Дамблдор хотел и ждал. - Большая, заметная угроза, но в конечном итоге прямолинейная и легко предотвратимая.
So while all your attention is focused on the Dementor, the real plot will be happening elsewhere." Поэтому, пока всё ваше внимание будет приковано к дементору, настоящий замысел будет осуществляться в другом месте.
Dumbledore stared at Harry for a moment, and then gave a slow nod. Дамблдор пристально посмотрел на Г арри и медленно кивнул:
"Yes..." said the Headmaster. - Да.
"And I do believe I know what it might be a distraction from, if Professor Quirrell means ill... thank you, Harry." И, кажется, я знаю, от чего профессор Квиррелл хочет отвлечь внимание, если он задумал недоброе... спасибо тебе, Гарри.
The Headmaster was still staring at Harry, a strange look in those ancient eyes. Дамблдор продолжал смотреть на Г арри с каким-то странным выражением в старческих глазах.
"What?" said Harry with a tinge of annoyance, the cold still lingering in his blood. - Что ещё? - с тенью недовольства бросил Гарри. Холод ещё не успел покинуть кровь.
"I have another question for that young man," said the Headmaster. "It is something I have long wondered to myself, yet been unable to comprehend. - У меня есть ещё один вопрос к этому молодому человеку, - сказал директор. - Я давно им задаюсь, но понять так и не смог.
Why?" There was a tinge of pain in his voice. "Why would anyone deliberately make himself a monster? Почему?! - в его голосе послышалась затаённая боль. - Зачем кому-то умышленно делать себя чудовищем?
Why do evil for the sake of evil? Зачем творить зло просто ради зла?
Why Voldemort?" Почему Волдеморт?
Whirr, bzzzt, tick; ding, puff, splat... * * * Вжж, бзззт, тик; динь, паф, шлёп...
Harry stared at the Headmaster in surprise. Гарри удивлённо уставился на директора.
"How would I know?" said Harry. - Мне-то откуда знать?
"Am I supposed to magically understand the Dark Lord because I'm the hero, or something?" Я что, должен каким-то волшебным образом понимать Тёмного Лорда просто потому, что я герой, или как?
"Yes!" said Dumbledore. "My own great foe was Grindelwald, and him I understood very well indeed. - Да! - воскликнул Дамблдор. - Моим главным врагом был Гриндевальд, и уж его-то я понимал великолепно.
Grindelwald was my dark mirror, the man I could so easily have been, had I given in to the temptation to believe that I was a good person, and therefore always in the right. Гриндевальд был моим тёмным отражением, волшебником, в которого я превратился бы, если бы поддался искушению поверить, что я хороший человек и потому всегда прав.
For the greater good, that was his slogan; and he truly believed it himself, even as he tore at all Europe like a wounded animal. "Ради высшего блага" - таков был его девиз; и он искренне в него верил, даже когда раздирал Европу, словно раненый зверь.
And him, I defeated in the end. И в конце концов я его победил.
But then after him came Voldemort, to destroy everything I had protected in Britain." The hurt was plain now in Dumbledore's voice, exposed upon his face. "He committed acts worse by far than Grindelwald's worst, horror for the sake of horror. Но следом пришёл Волдеморт, вознамерившись разрушить в Британии всё, что я защитил. - В голосе и на лице Дамблдора ясно проступила боль. - Он совершал поступки, которые были хуже даже самых ужасных злодеяний Гриндевальда: ужас ради самого ужаса.
I sacrificed everything only to hold him back, and I still don't understand why! Я принёс в жертву всё, только чтобы его сдержать, и до сих пор не знаю почему!
Why, Harry? Почему, Гарри?!
Why did he do it? Почему он это делал?
He was never my destined foe, but yours, so if you have any guesses at all, Harry, please tell me! Он не мой предначертанный враг, а твой. Так что если у тебя есть хоть малейшая догадка, Гарри, умоляю, скажи!
Why?" Почему?!
Harry stared down at his hands. Гарри опустил взгляд на свои руки.
The truth was that Harry hadn't read up on the Dark Lord yet, and right now he hadn't the tiniest clue. На самом деле он ещё не читал про Тёмного Лорда, и прямо сейчас у него не было никаких догадок.
And somehow that didn't seem like an answer the Headmaster wanted to hear. Но почему-то ему казалось, что такой ответ директора не удовлетворит.
"Too many Dark rituals, maybe? - Может, слишком много тёмных ритуалов?
In the beginning he thought he'd do just one, but it sacrificed part of his good side, and that made him less reluctant to perform other Dark rituals, so he did more and more rituals in a positive feedback cycleuntil he ended up as a tremendously powerful monster!! Сначала он думал, что совершит только один, но при этом пожертвовал частью своей хорошей стороны, и в каждый следующий раз у него было всё меньше сомнений. Один ритуал следовал за другим, он попал в цикл с положительной обратной связью и в итоге стал до ужаса могущественным чудовищем...
"No! " Now the Headmaster's voice was agonized. "I can't believe that, Harry! - Нет! - голос Дамблдора дрожал, как от мучительной боли. - Я не могу в это поверить, Гарри!
There has to be something more to it than just that!" Должно быть что-то ещё!
Why should there be? thought Harry, but he didn't say it, because it was clear that the Headmaster thought the universe was a story and had a plot, and that huge tragedies weren't allowed to happen except for equally huge, significant reasons. Почему должно? - подумал Гарри, но не сказал вслух, потому что директор явно считал, что у вселенной есть сюжет, и что громадные трагедии не могут происходить при отсутствии столь же громадных, значимых причин.
"I'm sorry, Headmaster. - Прошу прощения, директор.
The Dark Lord doesn't seem like much of a dark mirror to me, not at all. Но мне Тёмный Лорд вовсе не кажется моим тёмным отражением, ну вот нисколечко.
There isn't anything I find even the tiniest bit tempting about nailing the skins of Yermy Wibble's family to a newsroom wall." Я не вижу совершенно ничего заманчивого в том, чтобы прибить кожу семьи Йерми Уиббла к стене издательства.
"Have you no wisdom to share?" said Dumbledore. There was pleading in the old wizard's voice, almost begging. - Ты совсем не можешь поделиться мудростью? -старый волшебник чуть ли не умолял.
Evil happens, thought Harry, it doesn't mean anything or teach us anything, except to not be evil? Зло просто случается, - подумал Гарри, - и оно ничего не значит и ничему не учит, кроме разве что "не будь злодеем"?
The Dark Lord was probably just a selfish bastard who didn't care who he hurt, or an idiot who made stupidly avoidable mistakes that snowballed. Тёмный Лорд скорее всего был просто эгоистичным подонком, который плевать хотел на то, что он кому-то причиняет боль, или дурнем, который совершал глупые банальные ошибки, которые росли как снежный ком.
There is no destiny behind the ills of this world; if Hitler had been allowed into architecture school like he wanted, the whole history of Europe would have been different; if we lived in the sort of universe where horrible things were only allowed to happen for good reasons, they just wouldn't happen in the first place. Никакой злой рок не стоит за болезнями мира. Если бы Гитлера приняли, как он хотел, в архитектурное училище, вся история Европы могла бы пойти другой дорогой. Если бы мы жили во вселенной, в которой ужасным вещам разрешено происходить только по веским причинам, они бы вообще никогда не происходили.
And none of that, obviously, was what the Headmaster wanted to hear. Но, очевидно, директор хотел услышать что-то совсем другое.
The old wizard was still looking at Harry from over a fiddly thing like a frozen puff of smoke, a painful desperation in those ancient, waiting eyes. Старый волшебник всё ещё взирал на Г арри поверх неуклюжей конструкции, похожей на застывший выхлоп дыма, с болезненным отчаянием и ожиданием во взгляде древних глаз.
Well, sounding wise wasn't difficult. Ладно, вещать мудрёными словами не так уж сложно.
It was a lot easier than being intelligent, actually, since you didn't have to say anything surprising or come up with any new insights. Вообще-то это даже легче, чем говорить умными словами, потому что нет необходимости придумывать что-то неожиданное или излагать какие-нибудь новые догадки.
You just let your brain's pattern-matching software complete the cliche, using whatever Deep Wisdom you'd stored previously. Достаточно позволить механизму мозга, который отвечает за сопоставление похожих образцов, дополнить штамп и исторгнуть из себя запасённую ранее Глубокую Мудрость...
"Headmaster," Harry said solemnly, "I would rather not define myself by my enemies." - Директор, - торжественно провозгласил Г арри, -я предпочитаю, чтобы обо мне не судили по моим врагам.
Somehow, even in the midst of all the whirring and ticking, there was a kind of silence. Каким-то образом, даже посреди всего шипения и тиканья, воцарилась тишина.
That had come out a bit more Deeply Wise than Harry had intended. Получилось даже Глубже и Мудрее, чем Гарри планировал.
"You may be very wise, Harry..." the Headmaster said slowly. "I do wish... that I could have been defined by my friends." - Это звучит очень мудро, Гарри... - медленно произнёс директор. - Я бы хотел... чтобы обо мне судили по моим друзьям.
The pain in his voice had grown deeper. Горечь в его голосе только усилилась.
Harry's mind searched hastily for something else Deeply Wise to say that would soften the unintended force of the blow - Гарри спешно порылся в голове в поиске ещё одной Глубокой Мудрости, которая бы смягчила неумышленный удар...
"Or perhaps," Harry said more softly, "it is the foe that makes the Gryffindor, as it is the friend that makes the Hufflepuff, and the ambition that makes the Slytherin. - А может быть, - тихо сказал он, - враг определяет гриффиндорца, друг определяет пуффендуйца, и цель определяет слизеринца.
I do know that it is always, in every generation, the puzzle that makes the scientist." Я точно знаю, что всегда, в каждом поколении, учёного определяет загадка.
"It is a dreadful fate to which you condemn my House, Harry," said the Headmaster. The pain was still in his voice. "For now that you remark on it, I do think that I was very much made by my enemies." - На жестокую ношу ты обрекаешь мой факультет, Г арри, - боль из голоса директора никуда не ушла. - Теперь, когда ты это сказал, я вижу, что меня и впрямь во многом сформировали мои враги.
Harry stared at his own hands, where they lay in his lap. Гарри снова посмотрел на руки, лежавшие на коленях.
Maybe he should just shut up while he was ahead. Сейчас, похоже, лучше всего будет промолчать.
"But you have answered my question," said Dumbledore more softly, as though to himself. "I should have realized that would be a Slytherin's key. - Но ты всё-таки ответил на мой вопрос, - тихо, словно самому себе, пробормотал Дамблдор. - Я должен был догадаться, в чём ключик к душе слизеринца.
For his ambition, all for the sake of his ambition; and that I know, though not why..." Ради цели, всё ради своей цели; и её я знаю, но вот почему...
For a time Dumbledore stared off into nothingness; then he straightened, and his eyes seemed to focus on Harry again. Некоторое время Дамблдор смотрел в пустоту, потом выпрямился, и его взгляд снова сфокусировался на Гарри.
"And you, Harry," said the Headmaster, "you name yourself a scientist?" His voice was laced with surprise and mild disapproval. - А ты, Г арри, называешь себя учёным? - в голосе директора проскользнула тень удивления с лёгкой примесью неодобрения.
"You don't like science?" said Harry a little wearily. - Вам не нравится наука? - устало уточнил Гарри.
He'd hoped Dumbledore would be fonder of Muggle things. Он надеялся, что у Дамблдора более положительное отношение к этой стороне магловской жизни.
"I suppose it is useful to those without wands," said Dumbledore, frowning. - Полагаю, для лишённых палочек она полезна, -нахмурился Дамблдор. - Но характеризовать себя этим термином мне кажется странным.
"But it seems a strange thing by which to define yourself. Is science as important as love? Разве наука важнее любви?
As kindness? Доброты?
As friendship? Дружбы?
Is it science that makes you fond of Minerva McGonagall? Наука ли вызывает твою симпатию к Минерве МакГонагалл?
Is it science that makes you care for Hermione Granger? Разве из-за науки ты заботишься о Гермионе Грейнджер?
Will it be science to which you turn, when you try to kindle warmth in Draco Malfoy's heart?" К науке ли ты обращаешься, пытаясь разбудить тепло в сердце Драко Малфоя?
You know, the sad thing is, you probably think you just uttered some kind of incredibly wise knockdown argument. Знаете, грустнее всего то, что вы, наверное, думаете, будто выдали только что какой-то невероятно мудрый и сногсшибательный аргумент.
Now, how to phrase the rejoinder in such fashion that it also sounded incredibly wise... А теперь как бы так составить возражение, чтобы оно тоже прозвучало невероятно мудро...
"You are not Ravenclaw," Harry said with calm dignity, "and so it might not have occurred to you that to respect the truth, and seek it all the days of your life, could also be an act of grace." - Вы не когтевранец, - со спокойным достоинством вскинул голову Гарри, - и поэтому вам, возможно, не приходило на ум, что уважать истину и искать её каждый день своей жизни -тоже акт добродетели.
The Headmaster's eyebrows rose up. And then he sighed. Директор вздёрнул бровь, а потом вздохнул.
"How did you become so wise, so young...?" The old wizard sounded sad, as he said it. "Perhaps it will prove valuable to you." - Откуда столько мудрости в столь юном возрасте? - с лёгкой грустью молвил старый волшебник. - Конечно, она тебе ещё пригодится.
Only for impressing ancient wizards who are overly impressed with themselves, thought Harry. Только для того, чтобы производить впечатление на древних волшебников, которые возомнили о себе невесть что, - подумал Гарри.
He was actually a bit disappointed by Dumbledore's credulity; it wasn't that Harry had lied, but Dumbledore seemed far too impressed with Harry's ability to phrase things so that they sounded profound, instead of putting them into plain English like Richard Feynman had done with his wisdom... Вообще-то доверчивость Дамблдора его немного разочаровала. Не то, чтобы Гарри солгал, но Дамблдор казался уж слишком поражённым способностью Г арри глубокомысленно выражаться, вместо того чтобы считать мудростью простую и доходчивую речь, как у Ричарда Фейнмана...
"Love is more important than wisdom," said Harry, just to test the limits of Dumbledore's tolerance for blindingly obvious cliches completed by sheer pattern matching without any sort of detailed analysis. - Любовь важнее мудрости, - сказал Гарри, просто чтобы проверить терпимость Дамблдора к ослепительно очевидным клише, сконструированным прямолинейным сопоставлением образцов безо всякого детального анализа.
The Headmaster nodded gravely, and said, Директор важно кивнул:
"Indeed." - Именно.
Harry stood up out of the chair, and stretched his arms. Гарри поднялся из кресла и потянулся.
Well, I'd better go off and love something, then, that's bound to help me defeat the Dark Lord. Ну, пойду я тогда что-нибудь полюблю - это мне обязательно поможет одержать верх над Тёмным Лордом.
And next time you ask me for advice, I'll just give you a hug - А когда вам снова понадобится мой совет, я вас просто обниму...
"This day you have helped me much, Harry," said the Headmaster. "And so there is one last thing I would ask that young man." - Сегодня ты мне очень помог, Гарри, - сказал директор. - И поэтому мне хотелось бы задать этому молодому человеку последний вопрос.
Great. Отлично.
"Tell me, Harry," said the Headmaster (and now his voice sounded simply puzzled, though there was still a hint of pain in his eyes), "why do Dark Wizards fear death so greatly?" - Скажи мне, Гарри, - начал директор (теперь он выглядел лишь озадаченным, хотя в его глазах всё ещё отдавалось эхо боли), - почему тёмные волшебники так боятся смерти?
"Er," said Harry, "sorry, I've got to back the Dark Wizards on that one." - Э-э, - протянул Гарри, - простите, но здесь я вынужден поддержать тёмных волшебников.
Whoosh, hiss, chime; glorp, pop, bubble - * * * Ввух, шшш, дзинь; хлюп, хлоп, бульк...
"What?" said Dumbledore. - Что?! - сказал Дамблдор.
"Death is bad," said Harry, discarding wisdom for the sake of clear communication. "Very bad. - Смерть - это плохо, - Гарри отбросил мудрость ради ясности. - Очень плохо.
Extremely bad. Чрезвычайно плохо.
Being scared of death is like being scared of a great big monster with poisonous fangs. Боязнь смерти - это как боязнь огромного-преогромного монстра с ядовитыми клыками.
It actually makes a great deal of sense, and does not, in fact, indicate that you have a psychological problem." Она весьма и весьма разумна и отнюдь не указывает на наличие психического отклонения.
The Headmaster was staring at him as though he'd just turned into a cat. Директор вытаращился на Г арри, словно тот превратился в кошку.
"Okay," said Harry, "let me put it this way. Do you want to die? - Ладно, - продолжил Гарри, - давайте зайдём с другой стороны: вы хотите умереть?
Because if so, there's this Muggle thing called a suicide prevention hotline -" Потому что если хотите, существует такая магловская штука как "горячая линия по предотвращению самоубийств"...
"When it is time," the old wizard said quietly. "Not before. - Когда придёт моё время, - тихо сказал старый волшебник. - Не раньше.
I would never seek to hasten the day, nor seek to refuse it when it comes." Я не стану торопить этот день, но и не буду искать способа его избежать.
Harry was frowning sternly. Гарри строго сдвинул брови:
"That doesn't sound like you have a very strong will to live, Headmaster!" - Похоже, у вас не очень-то сильная воля к жизни, директор!
"Harry..." The old wizard's voice was starting to sound a little helpless; and he had paced to a spot where his silver beard, unnoticed, had drifted into a crystalline glass goldfish bowl, and was slowly taking on a greenish tinge that crept up the hairs. Дамблдор зашагал по комнате, а потом остановился у хрустального аквариума с золотыми рыбками. Его борода попала внутрь и начала приобретать зеленоватый оттенок, но директор этого не заметил.
"I think I may have not made myself clear. - Гарри... - в голосе старого волшебника появилась беспомощность. - Я, похоже, непонятно выразился.
Dark Wizards are not eager to live. Тёмные волшебники не стремятся жить.
They fear death. Они боятся смерти.
They do not reach up toward the sun's light, but flee the coming of night into infinitely darker caverns of their own making, without moon or stars. Они не тянутся к свету солнца, они бегут от ночи в созданные ими бесконечно тёмные пещеры без луны и звёзд.
It is not life they desire, but immortality; and they are so driven to grasp at it that they will sacrifice their very souls! Они тяготеют не к жизни, но к бессмертию. И они так сильно жаждут им овладеть, что жертвуют даже собственными душами!
Do you want to live forever, Harry?" Ты хочешь жить вечно, Гарри?
"Yes, and so do you," said Harry. "I want to live one more day. - Да, и вы тоже, - ответил тот. - Я хочу прожить ещё один день.
Tomorrow I will still want to live one more day. Завтра я тоже буду хотеть прожить ещё один день.
Therefore I want to live forever, proof by induction on the positive integers. Следовательно, я хочу жить вечно - это доказывается через математическую индукцию.
If you don't want to die, it means you want to live forever. Если вы не хотите умереть, это значит, что вы хотите жить вечно.
If you don't want to live forever, it means you want to die. Если вы не хотите жить вечно - значит, вы хотите умереть.
You've got to do one or the other... I'm not getting through here, am I." Или одно, или другое... Вы меня не понимаете, да?
The two cultures stared at each other across a vast gap of incommensurability. Две культуры взирали друг на друга через непреодолимую пропасть принципиального непонимания.
"I have lived a hundred and ten years," the old wizard said quietly (taking his beard out of the bowl, and jiggling it to shake out the color). "I have seen and done a great many things, too many of which I wish I had never seen or done. - Я прожил сто десять лет, - тихо сказал волшебник (вылавливая бороду из аквариума и потряхивая ею, чтобы избавиться от зелени). - Я видел и делал великое множество вещей. Слишком многие из них я желал бы не видеть и не делать никогда.
And yet I do not regret being alive, for watching my students grow is a joy that has not begun to wear on me. But I would not wish to live so long that it does! Но я не сожалею о том, что живу: я радуюсь, наблюдая, как растут мои ученики. Однако я не хотел бы дожить до того дня, когда мне это наскучит!
What would you do with eternity, Harry?" Что бы ты делал с вечностью, Гарри?
Harry took a deep breath. Гарри набрал в грудь побольше воздуха:
"Meet all the interesting people in the world, read all the good books and then write something even better, celebrate my first grandchild's tenth birthday party on the Moon, celebrate my first great-great-great grandchild's hundredth birthday party around the Rings of Saturn, learn the deepest and final rules of Nature, understand the nature of consciousness, find out why anything exists in the first place, visit other stars, discover aliens, create aliens, rendezvous with everyone for a party on the other side of the Milky Way once we've explored the whole thing, meet up with everyone else who was born on Old Earth to watch the Sun finally go out, and I used to worry about finding a way to escape this universe before it ran out of negentropy but I'm a lot more hopeful now that I've discovered the so-called laws of physics are just optional guidelines." - Я бы встретился со всеми интересными людьми в мире, прочитал все хорошие книги и написал что-нибудь ещё лучше, отпраздновал десятый день рождения первого правнука на Луне, отпраздновал сотый день рождения первой пра-пра-правнучки около колец Сатурна, узнал глубочайшие и окончательные Законы Природы, понял природу сознания, выяснил изначальный смысл существования всего на свете, посетил дальние звёзды, обнаружил инопланетян, создал инопланетян, сходил на вечеринку на другой стороне Млечного Пути, когда мы исследуем его вдоль и поперёк, понаблюдал вместе со всеми родившимися на Старой Земле за угасанием Солнца, и раньше я боялся, что не найду способа покинуть эту вселенную прежде, чем в ней закончится негэнтропия, но с тех пор, как я обнаружил, что так называемые законы физики -всего лишь условные утверждения, надежды у меня гораздо больше.
"I did not understand much of that," said Dumbledore. "But I must ask if these are things that you truly desire so desperately, or if you only imagine them so as to imagine not being tired, as you run and run from death." - Я немногое из этого понял, - сказал Дамблдор. -Но должен поинтересоваться: это список тех поступков, что ты на самом деле отчаянно желаешь совершить, или ты просто воображаешь их таковыми, чтобы не уставать, пока всё убегаешь и убегаешь от смерти?
"Life is not a finite list of things that you check off before you're allowed to die," Harry said firmly. "It's life, you just go on living it. - Жизнь - это не конечный список пунктов, которые следует вычеркнуть перед смертью, -твёрдо сказал Гарри. - Жизнь - это жизнь, её просто продолжают жить.
If I'm not doing those things it'll be because I've found something better." Возможно, я не буду делать то, что сейчас перечислил, а придумаю что-нибудь ещё лучше.
Dumbledore sighed. His fingers drummed on a clock; as they touched it, the numerals changed to an indecipherable script, and the hands briefly appeared in different positions. Дамблдор вздохнул и побарабанил пальцами по часам. От прикосновений цифры превращались в непонятные буквы, а стрелки на мгновение меняли направление.
"In the unlikely event that I am permitted to tarry until a hundred and fifty," said the old wizard, "I do not think I would mind. - В том маловероятном случае, если мне будет позволено замешкаться на этом свете до ста пятидесяти, - сказал старый волшебник, - я не огорчусь.
But two hundred years would be entirely too much of a good thing." Но двести лет - это уже чересчур. Хорошего понемножку.
"Yes, well," Harry said, his voice a little dry as he thought of his Mum and Dad and their allotted span if Harry didn't do something about it, "I suspect, Headmaster, that if you came from a culture where people were accustomed to living four hundred years, that dying at two hundred would seem just as tragically premature as dying at, say, eighty." Harry's voice went hard, on that last word. - Ага, - суховато сказал Г арри, раздумывая о папе с мамой и сроке, который отмерен им, если Г арри ничего по этому поводу не предпримет, -подозреваю, директор, что если бы вы происходили из культуры, где люди привыкли жить четыреста лет, то умереть в двести вам казалось бы столь же трагичным, как, к примеру, в восемьдесят, - последнее слово Гарри произнёс резко, с нажимом.
"Perhaps," the old wizard said peacefully. "I would not wish to die before my friends, nor live on after they had all gone. - Возможно, - миролюбиво согласился старый волшебник. - Я бы не хотел умереть прежде своих друзей, равно как и жить после их смерти.
The hardest time is when those you loved the most have gone on before you, and yet others still live, for whose sake you must stay..." Dumbledore's eyes were fixed on Harry, and growing sad. "Do not mourn me too greatly, Harry, when my time comes; I will be with those I have long missed, on our next great adventure." Самое сложное время в жизни - это когда любимые люди ушли до тебя, но приходится оставаться ради других... - Взгляд Дамблдора погрустнел. - Не скорби по мне слишком сильно, Г арри, когда придёт моё время. Я буду с теми, по кому я давно скучаю, в нашем следующем великолепном приключении.
"Oh!" Harry said in sudden realization. "You believe in an afterlife. - А! - внезапно понял Гарри. - Вы верите в загробную жизнь.
I got the impression wizards didn't have religion?" Мне казалось, у волшебников нет религии?
Toot. * * * Чух-чух.
Beep. Бип.
Thud. Бум.
"How can you not believe it?" said the Headmaster, looking completely flabbergasted. "Harry, you're a wizard! - Как ты можешь в неё не верить?! - с ошарашенным видом смотрел на него директор. -Гарри, ты же волшебник!
You've seen ghosts!" Ты видел призраков!
"Ghosts," Harry said, his voice flat. "You mean those things like portraits, stored memories and behaviors with no awareness or life, accidentally impressed into the surrounding material by the burst of magic that accompanies the violent death of a wizard -" - Призраков, - бесцветно повторил Гарри. - Вы имеете в виду эти штуки вроде портретов. Сохранившиеся воспоминания и черты характера без самосознания и жизни, которые из-за случайной вспышки магической энергии, сопровождающей насильственную смерть волшебника, впечатались в окружающую материю...
"I've heard that theory," said the Headmaster, his voice growing sharp, "repeated by wizards who mistake cynicism for wisdom, who think that to look down upon others is to elevate themselves. - Я слышал эту теорию, - резко перебил директор,- от людей, которые путают цинизм с мудростью и считают, будто смотреть на кого-то сверху вниз- значить возвышать себя.
It is one of the silliest ideas I have heard in a hundred and ten years! Это одна из глупейших мыслей, которые я слышал за сто десять лет!
Yes, ghosts do not learn or grow, because this is not where they belong! Да, призраки не учатся и не растут, потому что им здесь не место!
Souls are meant to move on, there is no life remaining for them here! Душам положено двигаться дальше, у них не осталось жизни здесь!
And if not ghosts, then what of the Veil? Хорошо, оставим в покое призраков, как насчёт Вуали?
What of the Resurrection Stone?" Как насчёт Воскрешающего камня?
"All right," Harry said, trying to keep his voice calm, "I'll hear out your evidence, because that's what a scientist does. - Ладно, - Гарри старался говорить спокойно, - я выслушаю ваши наблюдения, ибо таков долг учёного.
But first, Headmaster, let me tell you a little story." Harry's voice was trembling. "You know, when I got here, when I got off the train from King's Cross, I don't mean yesterday but back in September, when I got off the train then, Headmaster, I'd never seen a ghost. Но сначала, директор, позвольте рассказать небольшую историю, - голос Гарри задрожал. -Знаете, директор, до того как я попал сюда, сойдя с поезда от вокзала Кингс Кросс, - не вчера, а в сентябре, - я никогда не видел призраков.
I wasn't expecting ghosts. И я совсем не ожидал увидеть призраков.
So when I saw them, Headmaster, I did something really dumb. Поэтому когда я их увидел, директор, я сделал кое-что очень глупое.
I jumped to conclusions. Я... поспешил с выводами.
I, I thought there was an afterlife, I thought no one had ever really died, I thought that everyone the human species had ever lost was really fine after all, I thought that wizards could talk to people who'd passed on, that it just took the right spell to summon them, that wizards could do that, I thought I could meet my parents who died for me, and tell them that I'd heard about their sacrifice and that I'd begun to call them my mother and father -" Я... я подумал, что загробная жизнь в самом деле существует, что никто никогда не умирал на самом деле, я подумал, что со всеми, кого человеческий род потерял, оказывается, в действительности всё хорошо, я подумал, что волшебники умеют разговаривать с ушедшими, нужно только произнести правильное заклинание и их призвать, что у волшебников есть для этого способ, я подумал, что смогу встретиться с родителями, которые за меня умерли, и сказать, что я знаю про их жертву и что я начал звать их мамой и папой...
"Harry," whispered Dumbledore. - Гарри, - прошептал Дамблдор.
Water glittered in the old wizard's eyes. В глазах старого волшебника блестели слёзы.
He took a step closer across the office - Он сделал шаг навстречу...
"And then," spat Harry, the fury coming fully into his voice, the cold rage at the universe for being like that and at himself for being so stupid, "I asked Hermione and she said that they were just afterimages, burned into the stone of the castle by the death of a wizard, like the silhouettes left on the walls of Hiroshima. - А затем, - выплюнул Гарри, и гнев в полной мере зазвенел в его голосе - холодная ярость на вселенную за то, что она такая есть, и на себя за свою глупость, - я спросил у Гермионы, и она сказала, что призраки - просто остаточные изображения, выжженные в камне замка смертью волшебника, словно силуэты, оставшиеся на стенах Хиросимы.
And I should have known! И я должен был догадаться!
I should have known without even having to ask! Я должен был догадаться ничего не спрашивая!
I shouldn't have believed it even for all of thirty seconds! Я даже на тридцать секунд не должен был поверить!
Because if people had souls there wouldn't be any such thing as brain damage, if your soul could go on speaking after your whole brain was gone, how could damage to the left cerebral hemisphere take away your ability to talk? Потому что если бы у людей были души, не существовало бы повреждений мозга - если душа может продолжать разговаривать, даже когда от мозга ничего не осталось, как может повреждение левого полушария головного мозга лишить живого человека способности к речи?
And Professor McGonagall, when she told me about how my parents had died, she didn't act like they'd just gone away on a long trip to another country, like they'd emigrated to Australia back in the days of sailing ships, which is the way people would act if they actually knew that death was just going somewhere else, if they had hard evidence for an afterlife, instead of making stuff up to console themselves, it would change everything, it wouldn't matter that everyone had lost someone in the war, it would be a little sad but not horrible! И профессор МакГонагалл, рассказывая о смерти моих родителей, не вела себя так, будто они просто отправились в далёкое путешествие в другую страну, как если бы они эмигрировали в Австралию в эпоху морских путешествий, как люди вели бы себя, если бы действительно знали, что смерть - это просто уход куда-то ещё, если бы у них были твёрдые доказательства существования загробный жизни, а не самоуспокоительные выдумки. Это бы изменило абсолютно всё, было бы совершенно не важно, что все кого-то потеряли в войне, это было бы немного грустно, но не ужасно!
And I'd already seen that people in the wizarding world didn't act like that! А я уже видел, что люди в волшебном мире так себя не ведут!
So I should have known better! Поэтому я должен был догадаться!
And that was when I knew that my parents were really dead and gone forever and ever, that there wasn't anything left of them, that I'd never get a chance to meet them and, and, and the other childrenthought I was crying because I was scared of ghosts!! И тогда я понял, что мои родители на самом деле мертвы и ушли на веки вечные, и от них ничего не осталось, и у меня никогда не будет возможности их встретить, и - и - и остальные дети думали, что я плачу, потому что испугался призраков...
The old wizard's face was horrified, he opened his mouth to speak - На лице старого волшебника было потрясение и ужас. Он открыл рот, чтобы что-то сказать...
"So tell me, Headmaster! - Так что говорите, директор!
Tell me about the evidence! Говорите о своих наблюдениях!
But don't you dare exaggerate a single tiny bit of it, because if you give me false hope again, and I find out later that you lied or stretched things just a little, I won't ever forgive you for it! Но не смейте преувеличивать ни одной детали, ведь если вы меня снова обрадуете ложной надеждой, а впоследствии я об этом узнаю, я вас никогда не прощу!
What's the Veil?" Что за Вуаль?!
Harry reached up and wiped at his cheeks, while the glass things of the office stopped vibrating from his last shriek. Гарри поднял руку и стёр с щёк слёзы. Стеклянные вещи в кабинете всё ещё звенели от его последнего крика.
"The Veil," said the old wizard with only a slight tremble in his voice, "is a great stone archway, kept in the Department of Mysteries; a gateway to the land of the dead." - Вуаль, - с лёгкой дрожью в голосе начал старый волшебник, - это огромная каменная арка, хранимая в отделе тайн, портал в страну мёртвых.
"And how does anyone know that?" said Harry. "Don't tell me what you believe, tell me what you've seen!" - А откуда это известно? - спросил Гарри. - Не надо описывать свои убеждения, опишите то, что видели!
The physical manifestation of the barrier between worlds was a great stone archway, old and tall and coming to a sharp point, with a tattered black veil like the surface of a pool of water, stretched between the stones; rippling, always, from the constant and one-way passage of the souls. Физическим проявлением барьера между мирами была огромная каменная арка, древняя и высокая, с острым углом в вершине. Рваная чёрная вуаль, словно водная поверхность, растянувшаяся между каменными сводами, постоянно колеблется из-за нескончаемого потока пролетающих сквозь неё душ.
If you stood by the Veil you could hear the voices of the dead calling, always calling in whispers barely on the wrong side of comprehension, growing louder and more numerous if you stayed and tried to hear, as they tried to communicate; and if you listened too long, you would go to meet them, and in the moment you touched the Veil you would be sucked through, and never be heard from again. Если встать рядом с Вуалью, становятся слышны голоса мёртвых, зовущие, всегда зовущие, на грани слышимости. Но если замереть и попытаться их разобрать, то они становятся всё громче и многочисленнее. И если продолжать слушать их попытки дозваться до тебя слишком долго, то ты отправишься им на встречу, и в тот самый миг, когда коснёшься Вуали, тебя засосёт внутрь, мгновенно и безвозвратно.
"That doesn't even sound like an interesting fraud," Harry said, his voice calmer now that there was nothing there to make him hope, or make him angry for having hopes dashed. "Someone built a stone archway, made a little black rippling surface between it that Vanished anything it touched, and enchanted it to whisper to people and hypnotize them." - Даже на интересный трюк не похоже, - отрезал Гарри, теперь уже спокойнее, когда не было на что надеяться и не было на что злиться за крушение надежд. - Кто-то построил каменную арку, сделал между сводами чёрную колеблющуюся поверхность, при соприкосновении с которой всё исчезает, и заколдовал её гипнотизировать людей шёпотом.
"Harry..." the Headmaster said, starting to look rather worried. "I can tell you the truth, but if you refuse to hear it..." - Гарри... - с некоторым беспокойством произнёс директор. - Я могу поведать тебе правду, но если ты отказываешься её слышать...
Also not interesting. Тоже не интересно.
"What's the Resurrection Stone?" - Что за Воскрешающий камень?
"I would not tell you," the Headmaster said slowly, "save that I fear what this disbelief may do to you... so listen, then, Harry, please listen..." - Я бы не стал тебе рассказывать, - медленно начал директор, - если бы не боялся того, что твоё неверие может с тобой сделать... так что слушай, Гарри, пожалуйста, слушай...
The Resurrection Stone was one of the three legendary Deathly Hallows, kin to Harry's cloak. Воскрешающий камень был одним из трёх легендарных Даров Смерти, как и мантия Гарри.
The Resurrection Stone could call souls back from the dead - bring them back into the world of the living, though not as they were. Воскрешающий камень умел призывать души мёртвых - вытягивать их в мир живых, хоть и не в прежнем виде.
Cadmus Peverell used the stone to call back his lost beloved from the dead, but her heart stayed with the dead, and not in the world of the living. Кадмий Певерелл использовал камень для того, чтобы призвать душу потерянной любимой, но её сердце осталось с мёртвыми и не попало в мир живых.
And in time it drove him mad, and he killed himself to be truly with her once more... Со временем это свело его с ума, и он совершил самоубийство, чтобы быть с ней по-настоящему...
In all politeness, Harry raised his hand. Гарри вежливо поднял руку.
"Yes?" the Headmaster said reluctantly. - Да? - неохотно отозвался директор.
"The obvious test to see if the Resurrection Stone is really calling back the dead, or just projecting an image from the user's mind, is to ask a question whose answer you don't know, but the dead person would, and that can be definitely verified in this world. - Очевидная проверка, чтобы убедиться, на самом ли деле Воскрешающий камень призывает душу мертвеца, а не проецирует его образ из памяти того, кто его использует, - задать вопрос, ответ на который вы не знаете, но мёртвый человек должен знать, и который можно проверить в этом мире.
For example, call back -" Например, вызвать...
Then Harry paused, because this time he'd managed to think it through one step ahead of his tongue, fast enough to not say the first name and test that had sprung to mind. Здесь Гарри запнулся, потому что на этот раз он успел подумать на шаг вперёд и не сболтнуть первые пришедшие на ум имя и эксперимент.
"...your dead wife, and ask her where she left her lost earring, or something like that," Harry finished. "Did anyone do any tests like that?" - ...мёртвую жену и спросить её, где она оставила потерявшиеся серёжки, ну или что-то в этом духе,- закончил Г арри. - Кто-нибудь нечто в этом роде пробовал?
"The Resurrection Stone has been lost for centuries, Harry," the Headmaster said quietly. - Воскрешающий камень утрачен многие века назад, Гарри, - тихо сказал директор.
Harry shrugged. Гарри пожал плечами:
"Well, I'm a scientist, and I'm always willing to be convinced. - Ну, я учёный, и я всегда готов пересмотреть свои взгляды.
If you really believe the Resurrection Stone calls back the dead - then you must believe a test like that will succeed, right? Если вы правда верите, что Воскрешающий камень призывает мёртвых, то должны ожидать, что такого рода эксперимент пройдёт успешно, правильно?
So do you know anything about where to find the Resurrection Stone? Не знаете, где его можно поискать?
I got one Deathly Hallow already under highly mysterious circumstances, and, well, we both know how the rhythm of the world works on that sort of thing." Я уже получил один Дар Смерти при крайне таинственных обстоятельствах, и, ну, мы же оба знаем, как работает ритм мира в таких случаях...
Dumbledore stared at Harry. Дамблдор пристально посмотрел на Гарри.
Harry gazed equably back at the Headmaster. Тот спокойно встретил его взгляд.
The old wizard passed a hand across his forehead and muttered, Старый волшебник провёл ладонью по лбу и пробормотал:
"This is madness." - Это безумие.
(Somehow, Harry managed to stop himself from laughing.) (С огромным трудом, но Г арри удалось не расхохотаться.)
And Dumbledore told Harry to draw forth the Cloak of Invisibility from his pouch; at the Headmaster's direction, Harry stared at the inside and back of the hood until he saw it, faintly drawn against the silvery mesh in faded scarlet like dried blood, the symbol of the Deathly Hallows: a triangle, with a circle drawn inside, and a line dividing them both. И тогда Дамблдор велел Гарри вынуть Мантию невидимости из кошеля. Следуя директорским указаниям, Г арри рассмотрел заднюю внутреннюю поверхность капюшона и увидел едва различимый среди серебристых нитей тускло-алый, цвета высохшей крови, символ Даров Смерти: треугольник с нарисованным внутри кругом и линией, разделяющей обе фигуры пополам.
"Thank you," Harry said politely. "I shall be sure to keep an eye out for a stone so marked. Do you have any other evidence?" - Спасибо, - вежливо сказал Г арри. - Я постараюсь не пропустить камень с такой отметкой.
Dumbledore appeared to be fighting a struggle within himself. Дамблдор, похоже, боролся сам с собой.
"Harry," the old wizard said, his voice rising, "this is a dangerous road you are walking, I am not sure I do the right thing by saying this, but I must wrench you from this way! - Гарри, - голос старого волшебника окреп, - ты ступил на опасную тропу. Я не уверен, что правильно поступаю, говоря это, но я обязан тебя с неё столкнуть!
Harry, how could Voldemort have survived the death of his body if he did not have a soul?" Гарри, как мог Волдеморт пережить смерть своего тела, если у него не было души?!
And that was when Harry realized that there was exactly one person who'd originally told Professor McGonagall that the Dark Lord was still alive in the first place; and it was the crazy Headmaster of their madhouse of a school, who thought the world ran on cliches. И вот тут до Гарри дошло, что ровно один человек первоначально сообщил профессору МакГонагалл, что Тёмный Лорд выжил, и этот человек - безумный директор этой помеси школы и сумасшедшего дома, который считает, что мир работает на штампах.
"Good question," Harry said, after some internal debate about how to proceed. "Maybe he found some way of duplicating the power of the Resurrection Stone, only he loaded it in advance with a complete copy of his brain state. - Хороший вопрос, - сказал Гарри после небольшого внутреннего совещания. - Возможно, он нашёл способ сделать дубликат Воскрешающего камня, только загрузил в него заранее полную копию состояния своего мозга.
Or something like that." Или ещё что-то в этом духе.
Harry was suddenly far from sure that he was trying to come up with an explanation for something that had actually happened. Гарри уже не был уверен, что пытается найти объяснение тому, что на самом деле произошло.
"Actually, can you just go ahead and tell me everything you know about how the Dark Lord survived and what it might take to kill him?" - Впрочем, не могли бы вы просто перечислить мне всё, что знаете о способах, с помощью которых Тёмный Лорд мог выжить, и что может потребоваться для его умерщвления?
If he even still exists as more than Quibbler headlines. Если он вообще существует где-то кроме заголовков "Придиры".
"You are not fooling me, Harry," said the old wizard; his face looked ancient now, and lined by more than years. "I know why you are truly asking that question. - Ты меня не обманешь, Гарри, - проговорил старый волшебник. Его лицо выглядело древним, и морщины на нём сейчас были не только от прожитых лет. - Я знаю, почему ты на самом деле задаёшь этот вопрос.
No, I do not read your mind, I do not have to, your hesitation gives you away! Нет, я не читаю твои мысли, это не обязательно -тебя выдаёт колебание!
You seek the secret of the Dark Lord's immortality in order to use it for yourself!" Ты желаешь узнать секрет бессмертия Тёмного Лорда, чтобы использовать его на себе!
"Wrong! - Неверно!
I want the secret of the Dark Lord's immortality in order to use it for everyone!" Я хочу узнать секрет бессмертия Тёмного Лорда, чтобы использовать его на всех!
Tick, crackle, fzzzt... * * * Тик, треск, вжжж...
Albus Percival Wulfric Brian Dumbledore just stood there and stared at Harry with his mouth gaping open dumbly. Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор застыл на месте и вытаращил глаза на Гарри, по-дурацки открыв рот.
(Harry awarded himself a tally mark for Monday, since he'd managed to blow someone's mind completely before the day was over.) (Гарри присудил себе балл за понедельник, поскольку ему удалось до конца дня потрясти кого-то по полной программе.)
"And in case it wasn't clear," said Harry, "by everyone I mean all Muggles too, not just all wizards." - На случай, если я непонятно выразился, -продолжил Гарри, - под "всеми" я понимаю и маглов тоже, не только волшебников.
"No," said the old wizard, shaking his head. His voice rose. "No, no, no! - Нет, - замотал головой старый волшебник, его голос стал громче. - Нет, нет, нет!
This is insanity!" Это безумие!
"Bwa ha ha!" said Harry. - Муа-ха-ха! - отозвался Гарри.
The old wizard's face was tight with anger and worry. На лице старого волшебника отразились гнев и беспокойство.
"Voldemort stole the book from which he gleaned his secret; it was not there when I went to look for it. - Волдеморт украл книгу, из которой он почерпнул свой секрет: её не оказалось на месте, когда я пытался её отыскать.
But this much I know, and this much I will tell you: his immortality was born of a ritual terrible and Dark, blacker than pitchest black! Но вот что я знаю и вот что я тебе поведаю: он стал бессмертным благодаря ритуалу ужасному и Тёмному, темнее кромешной тьмы!
And it was Myrtle, poor sweet Myrtle, who died for it; his immortality took sacrifice, it took murder -" И Миртл, бедная милая Миртл, поплатилась за его бессмертие жизнью: ритуал требовал жертвы, требовал убийства...
"Well obviously I'm not going to popularize a method of immortality that requires killing people! - Ну, очевидно, я не собираюсь распространять метод достижения бессмертия, который требует смерти людей!
That would defeat the entire point!" Это противоречит самой идее!
There was a startled pause. Дамблдор вздрогнул и замолчал.
Slowly the old wizard's face relaxed out of its anger, though the worry was still there. Постепенно гнев сошёл с лица старого волшебника, но беспокойство осталось.
"You would use no ritual requiring human sacrifice." - Ты не станешь использовать ритуал, требующий человеческих жертв.
"I don't know what you take me for, Headmaster," Harry said coldly, his own anger rising, "but let's not forget that I'm the one who wants people to live! - Не знаю, за кого вы меня принимаете, директор,- холодно ответил Г арри, чувствуя, как пробуждается его собственный гнев, - но не забывайте: я хочу, чтобы люди жили!
The one who wants to save everyone! Хочу всех спасти!
You're the one who thinks death is awesome and everyone ought to die!" Это вы считаете, что смерть - это круто и что всем нужно умереть!
"I am at a loss, Harry," said the old wizard. His feet once more began trudging across his strange office. "I know not what to say." He picked up a crystal ball that seemed to hold a hand in flames, looked into it with a sad expression. "Only that I am greatly misunderstood by you... - Я в недоумении, Гарри, - старый волшебник снова стал медленно расхаживать по своему странному кабинету. - Я не знаю, что сказать, - он взял в руки хрустальный шар, внутри которого виднелась рука, объятая пламенем, и посмотрел в него с грустью. - Я знаю только, что ты меня совсем не понял.
I don't want everyone to die, Harry!" Я не хочу, чтобы все умерли, Гарри!
"You just don't want anyone to be immortal," Harry said with considerable irony. - Вы просто не хотите, чтобы кто-то становился бессмертным, - весьма иронично закончил за него Гарри.
It seemed that elementary logical tautologies like All x: Die(x) = Not Exist x: Not Die(x) were beyond the reasoning abilities of the world's most powerful wizard. Похоже, простейшие логические тавтологии вроде "?x: Умирают(х) = ?x: НеУмирают^)" находятся за рамками понимания самого могущественного мага в мире.
The old wizard nodded. Старый волшебник кивнул:
"I am less afraid than I was, but still greatly worried for you, Harry," he said quietly. His hand, a little wizened by time, but still strong, placed the crystal ball firmly back into its stand. "For the fear of death is a bitter thing, an illness of the soul by which people are twisted and warped. - Я теперь меньше за тебя боюсь, но всё-таки меня это тревожит, Гарри, - тихо сказал он и немного высохшей от старости, но всё ещё сильной рукой поставил хрустальный шар на место. - Ибо страх смерти - горькая штука, болезнь души, которая извращает и искажает людей.
Voldemort is not the only Dark Wizard to go down that bleak road, though I fear he has taken it further than any before him." Волдеморт не единственный тёмный волшебник, пошедший этой дорогой, хотя, боюсь, он зашёл дальше всех.
"And you think you're not afraid of death?" Harry said, not even trying to mask the incredulity in his voice. - И вы думаете, что сами вы не боитесь смерти? -Г арри даже не пытался скрыть недоверие в голосе.
The old wizard's face was peaceful. Старый волшебник примирительно посмотрел на него:
"I am not perfect, Harry, but I think I have accepted my death as part of myself." - Я не совершенен, Г арри, но я думаю, что принял смерть, как часть себя.
"Uh huh," Harry said. "See, there's this little thing called cognitive dissonance, or in plainer English, sour grapes. - Угу, - хмыкнул Гарри. - Видите ли, есть такая штука под названием "когнитивный диссонанс", а если выражаться проще - "зелен виноград".
If people were hit on the heads with truncheons once a month, and no one could do anything about it, pretty soon there'd be all sorts of philosophers, pretending to be wise as you put it, who found all sorts of amazing benefits to being hit on the head with a truncheon once a month. Если бы людей каждый месяц лупили дубинкой по голове и никто не мог ничего по этому поводу сделать, довольно скоро появились бы всякого рода философы, которые, притворяясь мудрыми, как вы выразились, нашли бы уйму изумительных преимуществ в том, что тебя ежемесячно лупят дубинкой по голове.
Like, it makes you tougher, or it makes you happier on the days when you're not getting hit with a truncheon. Ну, например, что это делает тебя сильнее или что ты счастливее в те дни, когда тебя не дубасят.
But if you went up to someone who wasn't getting hit, and you asked them if they wanted to start, in exchange for those amazing benefits, they'd say no. Но если вы подойдёте к кому-то, кого не лупят дубинкой, и спросите, не хотят ли они, чтобы их начали, в обмен на эти изумительные преимущества, они откажутся.
And if you didn't have to die, if you came from somewhere that no one had ever even heard of death, and I suggested to you that it would be an amazing wonderful great idea for people to get wrinkled and old and eventually cease to exist, why, you'd have me hauled right off to a lunatic asylum! И если бы вам не приходилось умирать, если бы вы пришли откуда-то, где даже не слышали о смерти, и я предложил бы вам, что будет удивительно, замечательно и круто, если люди начнут покрываться морщинами, стареть и в конце концов прекращать существование - что ж, вы бы меня упекли в психушку!
So why would anyone possibly think any thought so silly as that death is a good thing? Так почему же кто-то додумался до такой глупости, что смерть - это хорошо?!
Because you're afraid of it, because you don't really want to die, and that thought hurts so much inside you that you have to rationalize it away, do something to numb the pain, so you won't have to think about it -" Потому что вы её боитесь, потому что на самом деле вы не хотите умирать, и мысль о смерти вас терзает так сильно, что вы придумываете отговорки, чтобы смягчить эту боль. Чтобы вам не приходилось об этом думать...
"No, Harry," the old wizard said. His face was gentle, his hand trailed through a lighted pool of water that made small musical chimes as his fingers stirred it. "Though I can understand how you must think so." - Нет, Г арри, - мягко прервал его старый волшебник, проводя рукой по поверхности светящейся воды в одном из сосудов, которая от лёгких прикосновений его пальцев мелодично зазвенела. - Хоть мне и понятно, почему ты мог так подумать.
"Do you want to understand the Dark Wizard?" Harry said, his voice now hard and grim. "Then look within the part of yourself that flees not from death but from the fear of death, that finds that fear so unbearable that it will embrace Death as a friend and cozen up to it, try to become one with the night so that it can think itself master of the abyss. - Вы хотите понять тёмных волшебников? - с угрюмой непреклонностью продолжил Гарри. -Тогда взгляните на ту часть себя, которая бежит не от смерти, но от страха смерти, которая находит этот страх столь невыносимым, что она с радостью обнимет Смерть, словно друга, и приласкает её, попытается стать единой с ночью, чтобы можно было считать себя владычицей бездны.
You have taken the most terrible of all evils and called it good! Вы взяли самое ужасное из зол и назвали его добродетелью!
With only a slight twist that same part of yourself would murder innocents, and call it friendship. Лишь слегка извернувшись, та же ваша часть могла бы убивать невинных и называть это дружеской услугой.
If you can call death better than life then you can twist your moral compass to point anywhere -" Если вы способны сказать, что смерть лучше жизни, то вы способны повернуть стрелку своего морального компаса абсолютно в любую сторону...
"I think," said Dumbledore, shaking water droplets from his hand to the sound of tiny tinkling bells, "that you understand Dark Wizards very well, without yet being one yourself." It was said in perfect seriousness, and without accusation. "But your comprehension of me, I fear, is sorely lacking." - Думаю, - Дамблдор стряхнул капельки воды с рук под звук тоненького перезвона колокольчиков, - что ты понимаешь тёмных волшебников очень хорошо, не будучи одним из них. - Это было сказано с абсолютной серьёзностью и без осуждения. - Но твоё понимание меня, боюсь, оставляет желать много лучшего.
The old wizard was smiling now, and there was a gentle laughter in his voice. Старый волшебник теперь улыбался, и в его голосе слышалась добродушная усмешка.
Harry was trying not to go any colder than he already was; from somewhere there was pouring into his mind a blazing fury of resentment, at Dumbledore's condescension, and all the laughter that wise old fools had ever used in place of argument. Гарри старался не становиться ещё холоднее. Откуда-то в сознание потоком лилась ярость обиды - на снисходительность Дамблдора и на смех, которым старые дурни любят заменять разумные доводы.
"Funny thing, you know, I thought Draco Malfoy was going to be this impossible to talk to, and instead, in his childish innocence, he was a hundred times stronger than you." - Знаете, забавно: я думал, что это с Драко Малфоем будет невозможно разговаривать, а на самом деле, в своей детской невинности, он оказался стократ сильнее вас.
A look of puzzlement crossed the old wizard's face. На лице старого волшебника проступила озадаченность:
"What do you mean?" - Что ты этим хочешь сказать?
"I mean," Harry said, his voice biting, "that Draco actually took his own beliefs seriously and processed my words instead of throwing them out the window by smiling with gentle superiority. - Я хочу сказать, - язвительно повторил Гарри, -что Драко всерьёз задумался над своими убеждениями и попытался понять мои слова, вместо того чтобы выбросить их в окно с доброжелательной улыбкой превосходства.
You're so old and wise, you can't even notice anything I'm saying! Вы настолько стары и мудры, что даже не замечаете, что я говорю!
Not understand, notice!" Не просто не понимаете - не замечаете!
"I have listened to you, Harry," said Dumbledore, looking more solemn now, "but to listen is not always to agree. - Я тебя выслушал, Гарри, - уже более серьёзно сказал Дамблдор, - но выслушать - это не всегда согласиться.
Disagreements aside, what is it that you think I do not comprehend?" Но отставим разногласия в сторону - что, по-твоему, я не понял?
That if you really believed in an afterlife, you'd go down to St. Mungo's and kill Neville's parents, Alice and Frank Longbottom, so they could go on to their next great adventure, instead of letting them linger here in their damaged state - Что, если бы вы правда верили в загробную жизнь, вы бы тут же отправились в больницу Святого Мунго и убили родителей Невилла, Алису и Фрэнка Лонгботтомов, чтобы они могли отправиться в "следующее великолепное приключение", вместо того чтобы прозябать в растительном состоянии...
Harry barely, barely kept himself from saying it out loud. Г арри с трудом, с очень большим трудом удержался, чтобы это не сказать.
"All right," Harry said coldly. "I'll answer your original question, then. - Ладно, - холодно произнёс он. - Я тогда отвечу на ваш первоначальный вопрос.
You asked why Dark Wizards are afraid of death. Вы хотели узнать, почему тёмные волшебники боятся смерти.
Pretend, Headmaster, that you really believed in souls. Притворитесь, директор, будто вы на самом деле верите в души.
Pretend that anyone could verify the existence of souls at any time, pretend that nobody cried at funerals because they knew their loved ones were still alive. Притворитесь, будто любой может проверить их существование в любое время. Притворитесь, будто никто не плачет на похоронах, потому что все знают, что их любимые всё ещё живы.
Now can you imagine destroying a soul? А теперь вы можете представить себе уничтожение души?
Ripping it to shreds so that nothing remains to go on its next great adventure? Что её разорвали в клочья, и в следующее великолепное приключение отправиться уже нечему?
Can you imagine what a terrible thing that would be, the worst crime that had ever been committed in the history of the universe, which you would do anything to prevent from happening even once? Можете представить, насколько это было бы ужасно - худшее из совершённых за всю историю вселенной преступлений, для предотвращения которого вы бы сделали всё возможное?
Because that's what Death really is - the annihilation of a soul!" Потому что именно это и есть Смерть -аннигиляция души!
The old wizard was staring at him, a sad look in his eyes. Старый волшебник теперь смотрел на него внимательным, грустным взглядом.
"I suppose I do understand now," he said quietly. - Наверно, теперь я и правда понял, - тихо сказал он.
"Oh?" said Harry. "Understand what?" - О? - поднял брови Гарри. - Поняли что?
"Voldemort," said the old wizard. "I understand him now at last. - Волдеморта, - сказал старый волшебник. - Я наконец-то его понял.
Because to believe that the world is truly like that, you must believe there is no justice in it, that it is woven of darkness at its core. Ведь чтобы верить, будто мир на самом деле таков, необходимо также верить, что в нём нет справедливости, что сердцевина его сплетена из тьмы.
I asked you why he became a monster, and you could give no reason. Я спросил тебя, почему он стал чудовищем, и ты не смог мне назвать причин.
And if I could ask him, I suppose, his answer would be: Why not?" А если бы я спросил его самого, полагаю, отвел бы был таким: "Почему нет?"
They stood there gazing into each other's eyes, the old wizard in his robes, and the young boy with the lightning-bolt scar on his forehead. * * * Они стояли и смотрели друг другу в глаза. Старый волшебник и мальчик с шрамом-молнией на лбу.
"Tell me, Harry," said the old wizard, "will you become a monster?" - Скажи мне, Г арри, - произнёс старый волшебник, - ты станешь чудовищем?
"No," said the boy, an iron certainty in his voice. - Нет, - ответил мальчик с железной уверенностью.
"Why not?" said the old wizard. - А почему? - спросил старый волшебник.
The young boy stood very straight, his chin raised high and proud, and said: Мальчик выпрямился и гордо вскинул голову:
"There is no justice in the laws of Nature, Headmaster, no term for fairness in the equations of motion. - В законах Природы нет справедливости, директор. Нет понятия "честь" в уравнениях движения.
The universe is neither evil, nor good, it simply does not care. Вселенная не добрая и не злая, ей просто всё равно.
The stars don't care, or the Sun, or the sky. Звёздам всё равно, и солнцу, и небу.
But they don't have to! Но это не важно!
We care! Нам не всё равно!
There is light in the world, and it is us!" В мире есть свет, и этот свет - мы!
"I wonder what will become of you, Harry," said the old wizard. His voice was soft, with a strange wonder and regret in it. "It is enough to make me wish to live just to see it." - Интересно, кем ты станешь, Г арри, - мягко сказал старый волшебник, как будто удивляясь и даже сожалея. - Настолько интересно, что мне хочется жить, просто чтобы это увидеть.
The boy bowed to him with heavy irony, and departed; and the oaken door slammed shut behind him with a thud. Мальчик отвесил подчёркнуто ироничный поклон и вышел. Дубовая дверь захлопнулась за ним с глухим стуком. [1] "The Magic Words are Squeamish Ossifrage" - в августе 1977 года в журнале Scientific American появилось первое описание криптосистемы RSA. В качестве примера читателям было предложено вычислить фразу, зашифрованную с помощью этого алгоритма. Искомая фраза и упоминается в этой главе.
Chapter 40: Pretending to be Wise, Pt 2 Глава 40. Притворная мудрость. Часть 2
Harry, holding the tea cup in the exactly correct way that Professor Quirrell had needed to demonstrate three times, took a small, careful sip. Удерживая чашку точно так, как уже трижды вынужден был продемонстрировать ему профессор Квиррелл, Г арри осторожно сделал небольшой глоток.
All the way across the long, wide table that was the centerpiece of Mary's Room, Professor Quirrell took a sip from his own cup, making it look far more natural and elegant. Профессор Защиты, устроившийся напротив него за длинным широким столом в центре Комнаты Мэри, отпил из своей чашки с куда большей лёгкостью и изяществом.
The tea itself was something whose name Harry couldn't even pronounce, or at least, every time Harry had tried to repeat the Chinese words, Professor Quirrell had corrected him, until finally Harry had given up. Название этого чая Гарри даже выговорить не мог. Каждый раз, когда он пытался повторить китайские слова, профессор его поправлял, и, в конце концов, Гарри сдался.
Harry had maneuvered himself into getting a glimpse at the bill last time, and Professor Quirrell had let him get away with it. Во время прошлого посещения ресторана Гарри попытался встать так, чтобы хоть одним глазком взглянуть на счёт, и профессор Квиррелл не стал ему мешать.
He'd felt an impulse to drink a Comed-Tea first. Причём перед этим Гарри очень хотелось выпить Прыского чаю.
Even taking that into account, Harry had still been shocked out of his skin. Но даже принимая это во внимание, он был потрясён до глубины души.
And it still tasted to him like, well, tea. И всё же на вкус это был, ну...просто чай.
There was a quiet, nagging suspicion in Harry's mind that Professor Quirrell knew this, and was deliberately buying ridiculously expensive tea that Harry couldn't appreciate just to mess with him. У Гарри в голове вертелось тихое назойливое подозрение, что профессор Защиты прекрасно знает об этом, и намеренно заказывает до смешного дорогой чай, который Г арри не сможет оценить по достоинству, просто чтобы подействовать тому на нервы.
Professor Quirrell himself might not like it all that much. Возможно, чай и самому профессору Квирреллу не особо нравится.
Maybe nobody actually liked this tea, and the only point of it was to be ridiculously expensive and make the victim feel unappreciative. Может быть, этот чай вообще никому не нравится, и его единственное предназначение -быть смехотворно дорогим и вызывать у жертвы чувство, что она не способна его толком оценить.
In fact, maybe it was really just ordinary tea, only you asked for it in a certain code, and they put a fake gigantic price on the bill... И вообще, вдруг это на самом деле обычный чай, который заказывают, говоря кодовую фразу, чтобы у него был фальшивый ценник с гигантской суммой...
Professor Quirrell's expression was drawn and thoughtful. Выражение лица у профессора Защиты было рассеянно-задумчивым.
"No," Professor Quirrell said, "you should not have told the Headmaster about your conversation with Lord Malfoy. - Нет, - сказал он, - вам не следовало пересказывать директору вашу беседу с лордом Малфоем.
Please try to think faster next time, Mr. Potter." Пожалуйста, постарайтесь впредь соображать быстрее, мистер Поттер.
"I'm sorry, Professor Quirrell," Harry said meekly. "I still don't see it." - Извините, профессор, - смиренно ответил Г арри,- я всё ещё не понимаю, почему.
There were times when Harry felt very much like an impostor, pretending to be cunning in Professor Quirrell's presence. В присутствии Квиррелла Гарри порой ощущал себя жалким имитатором, лишь изображающим хитрость.
"Lord Malfoy is Albus Dumbledore's opponent," said Professor Quirrell. "At least for this present time. - Лорд Малфой - противник Альбуса Дамблдора, -сказал профессор Квиррелл. - По крайней мере, в настоящее время.
All Britain is their chessboard, all wizards their pieces. Для них вся Британия - шахматная доска, все волшебники - фигуры на ней.
Consider: Lord Malfoy threatened to throw away everything, abandon his game, to take vengeance on you if Mr. Malfoy was hurt. Задумайтесь: лорд Малфой угрожал бросить всё, даже собственную игру, ради того, чтобы отомстить вам, если пострадает мистер Малфой.
In which case, Mr. Potter...?" Из чего следует?..
It took more long seconds for Harry to get it, but it was clear that Professor Quirrell wasn't going to give any more hints, not that Harry wanted them. Г арри потребовались долгие секунды, чтобы осмыслить это, но профессор Квиррелл явно не собирался больше давать подсказок. Не то чтобы Гарри их хотел.
Then Harry's mind finally made the connection, and he frowned. Затем его разум наконец нашёл связь. Гарри нахмурился.
"Dumbledore kills Draco, makes it look like I did it, and Lucius sacrifices his game against Dumbledore to get at me? - Дамблдор убьёт Драко, заставит всех думать, будто это сделал я, и Люциус пожертвует своей игрой против Дамблдора, чтобы отомстить мне?
That... doesn't seem like the Headmaster's style, Professor Quirrell..." Это... не похоже на директора, профессор Квиррелл...
Harry's mind flashed back to a similar warning from Draco, which had made Harry say the same thing. На мгновение ему вспомнилось аналогичное предупреждение от Драко. Ему он ответил то же самое.
Professor Quirrell shrugged, and sipped his tea. Профессор пожал плечами и глотнул чаю.
Harry sipped his own tea, and sat in silence. Гарри тоже отпил из своей чашки, и стало тихо.
The tablecloth spread over the table was in a very peaceful pattern, seeming at first like plain cloth, but if you stared at it long enough, or kept silent long enough, you started to see a faint tracery of flowers glimmering on it; the curtains of the room had changed their pattern to match, and seemed to shimmer as though in a silent breeze. Скатерть на столе поначалу казалась сделанной из обычной, ничем не примечательной ткани, но если смотреть достаточно долго или достаточно долго молчать, можно было увидеть медленно проступающий, ажурный цветочный рисунок. Занавеси в комнате менялись тем же образом и колыхались словно от лёгкого ветерка.
Professor Quirrell was in a contemplative mood that Saturday, and so was Harry, and Mary's Room, it seemed, had not neglected to notice this. Профессор Защиты пребывал в созерцательном настроении в эту субботу, как и Г арри, и, похоже, Комната Мэри не преминула это заметить.
"Professor Quirrell," Harry said suddenly, "is there an afterlife?" - Профессор Квиррелл, - спросил вдруг Гарри, -существует ли загробная жизнь?
Harry had chosen the question carefully. Гарри сформулировал вопрос аккуратно.
Not, do you believe in an afterlife? but simply Is there an afterlife? Не "верите ли вы в загробную жизнь?", а просто "существует ли загробная жизнь?".
What people really believed didn't seem to them like beliefs at all. Люди не воспринимают то, во что действительно верят, всего лишь как мнение.
People didn't say, Они не говорят:
' I strongly believe in the sky being blue!' "Я серьёзно убеждён в том, что небо синее!".
They just said, 'the sky is blue'. Они просто говорят "небо синее".
Your true inner map of the world just felt to you like the way the world was... Своё личное мнение о мире ты обычно как раз и считаешь тем, чем мир в действительности является...
The Defense Professor raised his cup to his lips again before answering. His face was thoughtful. Профессор Защиты с задумчивым видом снова поднёс чашку к губам.
"If there is, Mr. Potter," said Professor Quirrell, "then quite a few wizards have wasted a great deal of effort in their searches for immortality." - Если она существует, мистер Поттер, - сказал он,- значит, немало волшебников потратило впустую кучу сил на поиски бессмертия.
"That's not actually an answer," Harry observed. - Это не ответ, - заметил Гарри.
He'd learned by now to notice that sort of thing when talking to Professor Quirrell. Он уже выучился подмечать такие вещи в разговорах с профессором Квирреллом.
Professor Quirrell set down his teacup with a small, high-pitched tacking sound on his saucer. Чашка профессора тонко звякнула о блюдце.
"Some of those wizards were reasonably intelligent, Mr. Potter, so you may take it that the existence of an afterlife is not obvious. - Некоторые из тех волшебников были достаточно умны, мистер Поттер, поэтому вы можете заключить, что существование загробной жизни отнюдь не очевидно.
I have looked into the matter myself. Я и сам исследовал данный вопрос.
There have been many claims of the sort which hope and fear would be expected to produce. Есть множество утверждений, продиктованных надеждой и страхом, что не удивительно.
Among those reports whose veracity is not in doubt, there is nothing which could not be the result of mere wizardry. Среди тех свидетельств, чья достоверность не подлежит сомнению, нет ни одного, которое нельзя было бы счесть результатом обычного волшебства.
There are certain devices said to communicate with the dead, but these, I suspect, only project an image from the mind; the result seems indistinguishable from memory because it is memory. Существуют определённые приборы, которые, как утверждается, позволяют связаться с умершими. Но, подозреваю, они лишь проецируют образ из памяти. Результат кажется неотличимым от воспоминаний, потому что это и есть воспоминания.
The alleged spirits tell no secrets they knew in life, nor could have learned after death, which are not known to the wielder -" Якобы вызванные духи не могут раскрыть ни секретов, известных им при жизни, ни тех, которые они могли бы узнать после смерти, ничего, что не знал бы сам вызывающий...
"Which is why the Resurrection Stone is not the most valuable magical artifact in the world," said Harry. - И поэтому Воскрешающий Камень - не самый ценный в мире артефакт, - сказал Гарри.
"Precisely," said Professor Quirrell, "though I wouldn't say no to a chance to try it." There was a dry, thin smile on his lips; and something colder, more distant, in his eyes. "You spoke to Dumbledore of that as well, I take it." - Именно, - ответил профессор Квиррелл, - хотя я не стал бы отказываться от возможности его опробовать, - его губы сложились в слабую, сухую улыбку, и что-то тёмное, далёкое промелькнуло в глазах. - Полагаю, вы говорили с Дамблдором и об этом.
Harry nodded. Гарри кивнул.
The curtains were taking on a faintly blue pattern, and a dim tracery of elaborate snowflakes now seemed to be becoming visible on the tablecloth. Занавески понемногу приобретали бледно-голубой рисунок, а на скатерти, казалось, теперь был виден неясный узор из причудливых снежинок.
Professor Quirrell's voice sounded very calm. Голос профессора звучал очень спокойно.
"The Headmaster can be very persuasive, Mr. Potter. - Директор может быть крайне убедительным, мистер Поттер.
I hope he has not persuaded you." Надеюсь, вас он не убедил.
"Heck no," said Harry. "Didn't fool me for a second." - Ни на йоту, - ответил Гарри. - Я ни секунды не сомневался.
"I should hope not," said Professor Quirrell, still in that very calm tone. "I would be extremely put out to discover that the Headmaster had convinced you to throw away your life on some fool plot by telling you that death is the next great adventure." - Надеюсь, - повторил профессор Квиррелл всё тем же очень спокойным тоном. - Я был бы крайне выбит из колеи, узнав, что директор уговорил вас потратить свою жизнь впустую ради какого-нибудь глупого плана, просто сказав вам, что смерть - лишь очередное великолепное приключение.
"I don't think the Headmaster believed it himself, actually," Harry said. He sipped his own tea again. "He asked me what I could possibly do with eternity, gave me the usual line about it being boring, and he didn't seem to see any conflict between that and his own claim to have an immortal soul. - Вообще-то, я не думаю, что директор сам в это верит, - сказал Гарри и снова глотнул чаю. - Он спросил меня, что бы я делал с вечностью, выдал мне стандартную сентенцию о том, как это скучно, и, похоже, не заметил никакого противоречия между этим и собственным утверждением о бессмертии души.
In fact, he gave me a whole long lecture about how awful it was to want immortality before he claimed to have an immortal soul. Фактически, он прочёл мне целую лекцию о том, как ужасно хотеть бессмертия, прежде чем заявил о бессмертии души.
I can't quite visualize what must have been going on inside his head, but I don't think he actually had a mental model of himself continuing forever in the afterlife..." Я не могу толком вообразить, что творится у него в голове, но не думаю, что он действительно мысленно представляет себя живущим вечно в загробной жизни...
The temperature of the room seemed to be dropping. Температура в комнате ощутимо падала.
"You perceive," said a voice like ice from the other end of the table, "that Dumbledore does not truly believe as he speaks. - Вы подозреваете, - донёсся голос, подобный льду, с другого конца стола, - что Дамблдор сам не верит в то, что говорит.
It is not that he has compromised his principles. Что он не шёл на компромисс со своими принципами.
It is that he never had them from the beginning. Что их у него никогда и не было.
Are you becoming cynical yet, Mr. Potter?" Неужели вы становитесь циником, мистер Поттер?
Harry had dropped his eyes to his teacup. Гарри уронил взгляд в чашку.
"A little," Harry said to his possibly-ultra-high-quality,perhaps-ridiculously-expensive Chinese tea. "I'm certainly becoming a bit frustrated with... whatever's going wrong in people's heads." - Немножко, - ответил он своему вероятно-сверхвысококачественному, возможно-просто-смехотворно-дорогому китайскому чаю. - Меня определённо начинает слегка разочаровывать... неразбериха, которая царит у людей в головах.
"Yes," said that icy voice. "I find it frustrating as well." - Да, - отозвался ледяной голос. - Меня она тоже разочаровывает.
"Is there any way to get people not to do that?" said Harry to his teacup. - Есть какой-то способ это исправить? - спросил Гарри у своей чашки чая.
"There is indeed a certain useful spell which solves the problem." - Действительно, существует весьма полезное заклинание, которое решает проблему.
Harry looked up hopefully at that, and saw a cold, cold smile on the Defense Professor's face. Гарри с надеждой поднял глаза и увидел очень холодную улыбку профессора Защиты.
Then Harry got it. До него дошло.
"I mean, besides Avada Kedavra." - Я имею в виду, кроме Авада Кедавры.
The Defense Professor laughed. Профессор Защиты засмеялся.
Harry didn't. Гарри - нет.
"Anyway," Harry said hastily, "I did think fast enough not to suggest the obvious idea about the Resurrection Stone in front of Dumbledore. - В любом случае, - поспешно добавил он, - я соображал достаточно быстро, чтоб не предложить Дамблдору очевидной идеи с Воскрешающим Камнем.
Have you ever seen a stone with a line, inside a circle, inside a triangle?" Вы когда-нибудь видели камень с чертой внутри круга, который нарисован внутри треугольника?
The deathly chill seemed to draw back, fold into itself, as the ordinary Professor Quirrell returned. "Not that I can recall," Professor Quirrell said after a while, a thoughtful frown on his face. "That is the Resurrection Stone?" Мертвенный холод, похоже, отступил, вернув привычного профессора Квиррелла. - Не припоминаю, - отозвался тот после паузы, задумчиво нахмурившись. - Так и выглядит Воскрешающий Камень?
Harry set aside his teacup, then drew on his saucer the symbol he had seen on the inside of his cloak. Г арри отодвинул свою чашку и нарисовал на блюдечке символ, который видел на внутренней стороне своей мантии-невидимки.
And before Harry could take out his own wand to cast the Hover Charm, the saucer went floating obligingly across the table toward Professor Quirrell. Он ещё только потянулся за своей волшебной палочкой, а блюдце уже услужливо подплывало к профессору Квирреллу.
Harry really wanted to learn that wandless stuff, but that, apparently, was far above his current curriculum. Г арри очень хотел научиться колдовать без помощи палочки, но сейчас, к сожалению, это было за пределами его возможностей.
Professor Quirrell studied Harry's tea-saucer for a moment, then shook his head; and a moment later, the saucer went floating back to Harry. Профессор изучающе посмотрел на чайное блюдце, затем отрицательно качнул головой, и оно поплыло обратно к Гарри.
Harry put his teacup back on the saucer, noting absently as he did so that the symbol he'd drawn had vanished. Г арри опустил чашку на блюдце, рассеянно отметив, что символ, нарисованный им на блюдце, исчез.
"If you happen to see a stone with that symbol," said Harry, "and it does talk to the afterlife, do let me know. - Если вам доведётся увидеть этот символ на каком-нибудь камне, - сказал Гарри, - и с его помощью действительно будет возможно разговаривать с мёртвыми, дайте мне знать.
I have a few questions for Merlin or anyone who was around in Atlantis." У меня есть несколько вопросов к Мерлину и жителям Атлантиды.
"Quite," said Professor Quirrell. Then the Defense Professor lifted up his teacup again, and tipped it back as though to finish the last of what was there. "By the way, Mr. Potter, I fear we shall have to cut short today's visit to Diagon Alley. - Непременно, - ответил профессор Квиррелл и запрокинул чашку, допивая чай. - Кстати, мистер Поттер, боюсь, я вынужден завершить пораньше наш визит в Косой переулок.
I was hoping it would - but never mind. Я надеялся, что... впрочем, не важно.
Let it stand that there is something else I must do this afternoon." Будем считать, что у меня есть важное дело после полудня.
Harry nodded, and finished his own tea, then rose from his seat at the same time as Professor Quirrell. Гарри кивнул и допил чай. Затем они с профессором Защиты синхронно поднялись.
"One last question," Harry said, as Professor Quirrell's coat lifted itself off the coatrack and went floating toward the Defense Professor. "Magic is loose in the world, and I no longer trust my guesses so much as I once did. - Последний вопрос, - сказал Гарри, пока мантия профессора Квиррелла, слетев с вешалки, плыла по воздуху к своему владельцу. - Реальность пронизана магией, и у меня больше нет уверенности в том, что мои предположения верны.
So in your own best guess and without any wishful thinking, do you believe there's an afterlife?" Так что, если не принимать желаемое за действительное, каково ваше собственное мнение? Вы сами верите в жизнь после смерти?
"If I did, Mr. Potter," said Professor Quirrell as he shrugged on his coat, "would I still be here?" - Если бы я верил, мистер Поттер, - ответил профессор Квиррелл, накидывая мантию, - что бы я делал здесь?
Chapter 41: Frontal Override Глава 41. Лобовое столкновение
The biting January wind howled around the vast, blank stone walls that demarcated the material bounds of the castle Hogwarts, whispering and whistling in odd pitches as it blew past closed windows and stone turrets. Колючий январский ветер завывал вокруг огромных каменных стен, ограничивающих замок Хогвартс в материальном мире. Он шептал и свистел странными голосами, кружась около закрытых окон и каменных башен.
The most recent snow had mostly blown away, but occasional patches of melted and refrozen ice still stuck to the stone face and blazed reflected sunlight. Последний выпавший снег почти полностью снесло ветром, но некоторые клочки подтаяли и обледенели, украсив каменный фасад яркими бликами солнца.
From a distance, it must have looked like Hogwarts was blinking hundreds of eyes. Издали создавалось впечатление, что Хогвартс перемигивается сотнями глаз.
A sudden gust made Draco flinch, and try, impossibly, to press his body even closer to the stone, which felt like ice and smelled like ice. Драко вздрогнул от внезапного порыва ветра и, что казалось невозможным, попытался ещё сильнее вжаться в ледяную на ощупь стену. Она даже пахла льдом.
Some utterly pointless instinct seemed convinced that he was about to be blown off the outer wall of Hogwarts, and that the best way to prevent this was to jerk around in helpless reflex and possibly throw up. Какой-то абсолютно бесполезный инстинкт вопил, что его вот-вот сдует с наружной стены Хогвартса. И лучший способ этого избежать -судорожно дёргаться и, возможно, расстаться с обедом.
Draco was trying very hard not to think about the six stories worth of empty air underneath him, and focus, instead, on how he was going to kill Harry Potter. Драко изо всех сил старался не думать о шести этажах пустоты под ногами. Вместо этого он попытался сосредоточиться на том, как он будет убивать Гарри Поттера.
"You know, Mr. Malfoy," said the young girl beside him in a conversational voice, "if a seer had told me that someday I'd be hanging onto the side of a castle by my fingertips, trying not to look down or think about how loud Mum'd scream if she saw me, I wouldn't've had any idea of how it'd happen, except that it'd be Harry Potter's fault." - Знаете, мистер Малфой, - светским тоном заметила девочка рядом с ним, - если бы мне предсказали, что однажды я буду цепляться за стену замка кончиками пальцев, пытаясь не смотреть вниз и не думать, как громко кричала бы моя мама, если бы видела меня сейчас, то я бы точно не догадалась, как такое может случиться. Но я была бы уверена, что в этом будет виноват Гарри Поттер.
Earlier: * * * Ранее:
The two allied Generals stepped together over Longbottom's body, their boots hitting the floor in almost perfect synchrony. Два генерала вместе перешагнули через тело Лонгботтома. Их башмаки стукнули об пол почти синхронно.
Only a single soldier now stood between them and Harry, a Slytherin boy named Samuel Clamons, whose hand was clenched white around his wand, held upward to sustain his Prismatic Wall. Теперь только один солдат стоял между ними и Гарри, мальчик из Слизерина по имени Самуэль Клэмонс, чья побелевшая от напряжения рука сжимала поднятую вверх палочку, удерживая Радужный щит.
The boy's breathing was coming rapidly, but his face showed the same cold determination that lit the eyes of his general, Harry Potter, who was standing behind the Prismatic Wall at the dead end of the corridor next to an open window, with his hands held mysteriously behind his back. Мальчик тяжело и часто дышал, но на его лице была написана та же холодная решимость, что горела в глазах его генерала, Гарри Поттера. Тот стоял под защитой Радужного щита у окна в конце коридора, откуда не было другого выхода, и почему-то держал руки за спиной.
The battle had been ridiculously difficult, for the enemy being outnumbered two-to-one. Численно они превосходили врага вдвое, но сражаться сегодня было до нелепости тяжело.
It should have been easy, Dragon Army and the Sunshine Regiment had melded together easily in practice sessions, they'd fought each other long enough to know each other very well indeed. Драко ожидал, что бой будет легче, чем обычно. Совместные тренировки Армии Драконов и Солнечного Отряда прошли на отлично - за предыдущие битвы они успели хорошо узнать возможности друг друга.
Morale was high, both armies knowing that this time they weren't just fighting to win for themselves, but fighting for a world free of traitors. И, поскольку на этот раз битва шла не просто за победу над однокурсниками, а за мир, свободный от предателей, боевой дух был высок как никогда.
Despite the surprised protests of both generals, the soldiers of the combined army had insisted on calling themselves Dramione's Sungon Argiment, and produced patches for their insignia of a smiling face wreathed in flames. Несмотря на удивлённые протесты генералов, солдаты объединённой армии настояли на новом названии - Артряд Солконов Драмионы и самостоятельно сделали себе новую эмблему -улыбающееся лицо в окружении языков пламени.
But Harry's soldiers had all blackened their own insignia - it didn't look like paint, more like they'd burned that part of their uniforms - and they'd fought all through the upper levels of Hogwarts with a desperate fury. В ответ солдаты Гарри затемнили свои эмблемы, причём, судя по всему, они воспользовались не краской, а попросту выжгли эту часть своей униформы и сражались за верхние этажи Хогвартса с отчаянной решимостью.
The cold rage that Draco sometimes saw in Harry had seemed to trickle down into his soldiers, and they'd fought like it hadn't been play. Холодная ярость, которую Драко время от времени замечал в Г арри, похоже, каким-то образом передалась его солдатам, и битва в этот раз очень мало напоминала игру.
And Harry had emptied out his entire bag of tricks, there'd been tiny metal balls (Granger had identified them as "ball bearings") on floors and staircases, rendering them impassable until cleared, only Harry's army had already practiced coordinated Hover Charms and they could fly their own people right over the obstacles they'd made... К тому же Гарри использовал уйму новых трюков. На этажах и лестницах были разбросаны крошечные металлические шарики (Грейнджер назвала их "шариками от подшипников"), затруднявшие движение всем, кроме легионеров Хаоса, которые заранее отработали перенос друг друга над препятствиями с помощью скоординированных чар Парения.
You couldn't bring devices into the game from outside, but you could Transfigure anything you wanted during the game, so long as it was safe. And that just wasn't fair when you were fighting a boy raised by scientists, who knew about things like ball bearings and skateboards and bungee cords. По правилам, на поле боя нельзя было приносить какие-либо устройства или приспособления, но всё необходимое можно было трансфигурировать прямо во время битвы, при условии, что это безопасно - крайне несправедливое правило, когда приходится сражаться против мальчика, который вырос в семье учёных и знает про такие штуки, как шарикоподшипники, скейтборды и тарзанки.
And so it had come to this. И вот чем всё закончилось...
The survivors of the allied forces had cornered the last remnants of Harry Potter's army in a dead-end corridor. Оставшиеся в живых союзные войска загнали остатки армии Г арри Поттера в коридор, из которого не было выхода.
Weasley and Vincent had rushed Longbottom at the same time, moving together like they'd practiced for weeks instead of hours, and somehow Longbottom had managed to hex them both before falling himself. Уизли и Винсент так слаженно обрушились на Лонгботтома, будто практиковали совместные действия несколько недель, а не пару часов. И тем не менее Лонгботтом умудрился застрелить их обоих, прежде чем его вывели из игры.
And now it was Draco and Granger and Padma and Samuel and Harry, and by the looks of Samuel, his Prismatic Wall couldn't last much longer. В итоге "в живых" остались только Драко, Грейнджер, Падма, Самуэль и Гарри. И, судя по виду Самуэля, его Радужный щит долго не продержится.
Draco had already leveled his wand at Harry, waiting for the Prismatic Wall to fall of its own accord; there was no need to waste a Breaking Drill Hex before then. Драко направил свою палочку на Гарри. Необходимости тратить силы на Пронзающий бур не было. Проще подождать, пока Радужный щит исчезнет сам.
Padma leveled her own wand at Samuel, Granger leveled hers at Harry... Падма держала на прицеле Самуэля, а Грейнджер - Гарри...
Harry was still hiding his hands behind his back, instead of aiming his wand; and looking at them with a face that could have been carved out of ice. Но вместо того, чтобы выбрать цель для своей палочки, тот всё ещё прятал руки за спиной. Лицо Поттера было непроницаемо, как маска, вырезанная изо льда.
It might be a bluff. Возможно, он блефовал.
It probably wasn't. Но скорее всего - нет.
There was a brief, tense silence. Несколько секунд напряжённой тишины.
And then Harry spoke. И Гарри наконец заговорил, холодно и спокойно:
"I'm the villain now," the young boy said coldly, "and if you think villains are this easy to finish off, you'd better think again. - Нынче я злодей, и если вы думаете, что злодеи легко сдаются, вы ошибаетесь.
Beat me when I'm fighting seriously, and I'll stay beaten; but lose, and we'll be doing this all over again next time." Одолейте меня, когда я сражаюсь всерьёз, и я соглашусь с вами. Но если вы проиграете - вам придётся всё начинать сначала.
The boy brought his hands forward, and Draco saw that Harry was wearing strange gloves, with a peculiar grayish material on the fingertips, and buckles that stapped the gloves tightly to his wrists. Гарри вытянул свои руки вперёд, демонстрируя необычные перчатки, со странным сероватым материалом на кончиках пальцев и застёжками, плотно обхватывающими запястья.
Beside Draco, the Sunshine General gasped in horror; and Draco, without even asking why, fired a Breaking Drill Hex. Генерал Солнечных ахнула от ужаса, и Драко, даже не спрашивая, что это и чем грозит, бросил заклинание Пронзающего бура.
Samuel staggered, he let out a scream as he staggered, but he held the Wall; and if Padma or Granger fired now, they would exhaust their own forces so badly that they might just lose. Самуэль вскрикнул и пошатнулся, но Щит удержал. Если сейчас Падма и Грейнджер начнут стрелять, то они трое исчерпают свои силы настолько, что окажутся на грани поражения.
"Harry!" shouted Granger. "You can't be serious!" - Гарри! - закричала Грейнджер. - Ты с ума сошёл!
Harry was already in motion. Но тот уже начал действовать.
And as he swung out the open window, his cold voice said, Распахивая створки окна, Гарри холодно бросил:
"Follow if you dare." - Следуйте за мной, если осмелитесь.
The icy wind howled around them. * * * Ледяной ветер завывал вокруг.
Draco's arms were already starting to feel tired. Руки Драко уже начали уставать.
...It had developed that, yesterday, Harry had carefully demonstrated to Granger exactly how to Transfigure the gloves he was currently wearing, which used something called 'gecko setae'; and how to glue Transfigured patches of the same material to the toes of their shoes; and Harry and Granger had, in innocent childish play, tried climbing around the walls and ceiling a little. ...Как выяснилось, вчера Гарри во всех деталях продемонстрировал Г рейнджер, как трансфигурировать нечто, называемое "щетинками геккона", и как приклеить кусочки этого материала к перчаткам и носкам башмаков. Затем Гарри и Грейнджер просто ради интереса попробовали лазить по стенам и потолку.
And that, also yesterday, Harry had supplied Granger with a grand total of exactly two doses of Feather-Falling Potion to carry around in her pouch, "just in case". И вот сейчас на Поттере были именно такие перчатки. А ещё вчера Гарри выдал Грейнджер ровно две дозы зелья замедленного падения и попросил всегда носить их в кошеле, "просто на всякий случай".
Not that Padma would have followed them, anyway. Впрочем, Падма и не собиралась следовать за ними.
She wasn't crazy. Она-то не сошла с ума.
Draco carefully peeled loose his right hand, stretched it over as far as he could, and slapped it down on the stone again. Драко осторожно отцепил правую руку, вытянул её подальше и снова прицепился к стене.
Beside him, Granger did the same. Рядом с ним Грейнджер сделала то же самое.
They'd already swallowed the Feather-Falling Potion. Зелье мягкого падения они уже выпили.
It was skirting the edges of the game rules, but the potion wouldn't be activated unless one of them actually fell, and so long as they didn't fall they weren't using the item. Это было на грани нарушения правил игры, но зелье активировалось только в момент падения, следовательно, пока никто из них не упал, предмет не считался использованным.
Professor Quirrell was watching them. Профессор Квиррелл наблюдал за ними.
The two of them were perfectly, completely, utterly safe. Они оба в полной, абсолютной, совершенной безопасности.
Harry Potter, on the other hand, was going to die. А вот Г арри Поттеру, наоборот, предстоит умереть.
"I wonder why Harry is doing this," said General Granger in a reflective tone, as she slowly peeled the fingertips of one hand off the wall with an extended sticky sound. - Любопытно, зачем Г арри это делает, - задумчиво сказала генерал Грейнджер, медленно, с липким чпокающим звуком, отцепляя перчатку от стены.
Her hand plopped back down again almost as soon as it was lifted. "I'll have to ask him that after I kill him." Её рука тут же вновь уцепилась за стену. -Обязательно спрошу его после того, как убью.
It was amazing how much the two of them were turning out to have in common. Удивительно, как много у них двоих оказалось общего.
Draco didn't really feel like talking right now, but he managed to say, through gritted teeth, В данный момент Драко был не расположен к болтовне, но нашёл в себе силы прошипеть сквозь стиснутые зубы:
"Could be revenge. - Это может быть местью.
For the date." За то свидание.
"Really," said Granger. "After all this time." - Правда? - сказала Грейнджер. - После стольких дней.
Stick. Шлёп.
Plop. Чпок.
"How sweet of him," said Granger. - Как мило с его стороны, - заметила Грейнджер.
Stick. Шлёп.
Plop. Чпок.
"I guess I'll find some truly romantic way to thank him," said Granger. - Думаю, я найду какой-нибудь романтический способ отблагодарить его, - продолжила Грейнджер.
Stick. Шлёп.
Plop. Чпок.
"What's he got against you?" said Granger. - А против тебя-то он что имеет? - спросила Грейнджер.
Stick. Шлёп.
Plop. Чпок.
The icy wind howled around them. Ледяной ветер завывал вокруг них.
One might have thought it would feel safer to have ground under your feet again. * * * Кому-то может показаться, что человек, который в конце концов обрёл землю под ногами, будет чувствовать себя в большей безопасности.
But if that ground was a slanted roof tiled with rough slats, which had rather a lot more ice on it than the stone walls, and you were running across it at a high rate of speed... Но если эта "земля" - наклонная крыша, покрытая грубой черепицей, на которой льда больше, чем на стенах, и по ней приходится быстро бежать...
Then you would be sadly mistaken. То этот кто-то допускает очень печальную ошибку.
"Luminos!" shouted Draco. - Люминос! - закричал Драко.
"Luminos!" shouted Granger. - Люминос! - закричала Грейнджер.
"Luminos!" shouted Draco. - Люминос! - закричал Драко.
"Luminos!" shouted Granger. - Люминос! - закричала Грейнджер.
The distant figure was dodging and scrambling as it ran, and not a single shot hit, but they were gaining. Фигура вдалеке уворачивалась и карабкалась, не сбавляя хода. Не было ни одного попадания, но они нагоняли.
Until Granger slipped. Пока Грейнджер не поскользнулась.
It was inevitable, in retrospect, in real life you couldn't actually run across icy slanted rooftops at a high rate of speed. Если задуматься, это было неизбежно, в реальном мире нельзя так быстро бегать по обледеневшей наклонной крыше.
And also inevitably, because it happened without the slightest thought, Draco spun and grabbed for Granger's right arm, and he caught her, only she was already too far off balance, she was falling and pulling Draco with her, it all happened so quickly - И так же неизбежно было то, что случилось дальше. У Драко не было времени на размышления, он просто повернулся и попытался схватить Грейнджер за руку, и даже поймал её, вот только она уже потеряла равновесие и падала, утаскивая Драко за собой. Всё произошло слишком быстро...
There was a hard, painful impact, not just Draco's weight hitting the rooftop but some of Granger's weight too, and if she'd hit just a little bit closer to the edge they could have made it, but instead her body tipped again and her legs slipped off and her other hand grabbed frantically... Жёсткий, болезненный удар. Драко ударился о крышу всем своим весом и ещё принял на себя часть веса Грейнджер. Если б она просто упала чуть ближе к краю, всё бы обошлось, но её опять повело, ноги соскользнули с крыши, а свободная рука судорожно схватила...
And that was how Draco ended up holding onto Granger's arm in a white grip, while her other hand clenched frantically at the edge of the rooftop and the toes of Draco's shoes dug into the edge of a roof tile. Вот так Драко и оказался сжимающим руку Грейнджер побелевшими пальцами, пока другая её рука судорожно хваталась за край крыши. Башмаки Драко упёрлись в край черепицы.
"Hermione!" Harry's voice shrieked distantly. - Гермиона! - раздался вдалеке крик Гарри.
"Draco," whispered Granger's voice, and Draco looked down. - Драко, - прошептала Грейнджер. Он посмотрел вниз.
That might have been a mistake. Это было ошибкой.
There was a lot of air underneath her, nothing but air, they were on the edge of a rooftop that had jutted out from the main stone wall of Hogwarts. Там было очень много пустого пространства, ничего кроме воздуха, они находились на краю крыши, выдающейся за пределы основных стен Хогвартса.
"He's going to come help me," whispered the girl, "but first he's going to Luminos both of us, there's no way he wouldn't. - Он прибежит помочь мне, - шептала девочка, -но сначала он использует Люминос на нас обоих, точно.
You have to let me go." Тебе нужно меня отпустить.
It should have been the easiest thing in the world. Такой пустяк.
She was just a mudblood, just a mudblood, just a mudblood! Она просто грязнокровка, просто грязнокровка, просто грязнокровка!
She wouldn't even be hurt! Ей даже не будет больно!
...Draco's brain wasn't listening to anything Draco was telling it right now. ...Мозг Драко отказывался слушать всё, что Драко сейчас ему говорил.
"Do it," Hermione Granger whispered, her eyes blazing without a single trace of fear, "do it, Draco, do it, you can beat him yourself we have to win Draco!" - Ну же, - шептала Гермиона Грейнджер, в её сверкающих глазах не было и тени страха. -Отпусти, Драко, отпусти, ты можешь одолеть его, нам нужно победить, Драко!
There was a sound of someone running and it was coming closer. Звук бегущих ног приближался.
Oh, be rational... Ну и где твоя рациональность?
The voice in Draco's head sounded an awful lot like Harry Potter teaching lessons. Голос в голове Драко звучал до жути похоже на Гарри Поттера во время их занятий.
...are you going to let your brain run your life? Ты позволишь мозгу управлять твоей жизнью?
Aftermath, 1: * * * Послесловие 1:
It was taking a bit of an effort for Daphne Greengrass to keep herself quiet, as Millicent Bulstrode retold the story in the Slytherin girls' common room (a cozy cool place in the dungeons running beneath the Hogwarts Lake, with fish swimming past every window, and couches you could lie down in if you wanted). В женской гостиной Слизерина (удивительно уютной комнате в подземельях под озером Хогвартса, где за окнами плавают рыбки, а на мягких кушетках при желании можно прилечь) Милисента Булстроуд пересказывала произошедшее. Дафне Гринграсс с трудом удавалось хранить молчание.
Mostly because, in Daphne's opinion, it was a perfectly good story already without all of Millicent's improvements. В основном потому что, по мнению Дафны, история была отличной и без всяких якобы улучшений, привнесённых Милисентой.
"And then what?" gasped Flora and Hestia Carrow. - А что потом? - ахнули Флора и Гестия Кэрроу.
"General Granger looked up at him," Millicent said dramatically, "and she said, - Генерал Грейнджер посмотрела на него, - с надрывом продолжала Милисента, - и сказала:
'Draco! "Драко!
You've got to let go of me! Ты должен меня отпустить!
Don't worry about me, Draco, I promise I'll be all right! Не беспокойся обо мне, Драко, обещаю, со мной всё будет хорошо!"
And what do you suppose Malfoy did then?" И как вы думаете, что потом сделал Малфой?
"He said - Он ответил:
'Never!'," shouted Charlotte Wiland, "and held on even tighter!" "Никогда!", - крикнула Шарлотта Виланд, - и сжал её руку ещё крепче!
All the listening girls except Pansy Parkinson nodded. Все девочки, за исключением Панси Паркинсон, закивали.
"Nope!" said Millicent. "He dropped her. - А вот и нет! - сказала Милисента. - Он бросил её.
And then he jumped up and shot General Potter. А потом вскочил и застрелил генерала Поттера.
The end." Конец.
There was a stunned pause. В комнате воцарилось ошеломлённое молчание.
"You can't do that!" said Charlotte. - Но ведь так нельзя! - возмутилась Шарлотта.
"She's a mudblood," said Pansy, sounding confused. "Of course he let go!" - Она же грязнокровка, - озадаченно заметила Панси. - Ну разумеется, он бросил её!
"Well, Malfoy shouldn't have grabbed her in the first place, then!" said Charlotte. "But once he grabbed her, he had to hang on! - В таком случае Малфою изначально не следовало её ловить! - сказала Шарлотта. - Но раз уж он её поймал, то просто обязан был держать!
Especially in the face of approaching certain doom!" И особенно перед лицом приближающейся неминуемой гибели!
Tracey Davis, sitting next to Daphne, was nodding along in firm agreement. Трейси Дэвис, которая сидела рядом с Дафной, одобрительно кивала.
"I don't see why," said Pansy. - Не пойму почему, - нахмурилась Панси.
"That's because you don't have the tiniest smidgin of romance in you," said Tracey. "Besides, you can't just go dropping girls. - Потому что в тебе нет ни капельки романтики, -заявила Трейси. - И вообще, нельзя просто так бросать девочек.
A boy who'd drop a girl like that... he'd drop anyone. Мальчик, который может вот так бросить девочку... он может бросить вообще кого угодно.
He'd drop you, Pansy." Он может бросить даже тебя, Панси.
"What d'you mean, drop me?" Pansy said. - Бросить меня?! Как это, бросить меня?!
Daphne couldn't resist any more. Дафна не выдержала:
"You know," Daphne said darkly, "you're eating breakfast one day at our table, and the next thing you know, Malfoy lets go of you, and you're falling off the top of Hogwarts! - Представь себе, - зловеще произнесла она, -однажды утром ты завтракаешь за нашим столом, а в следующий момент понимаешь, что Малфой тебя бросил, и ты падаешь с крыши Хогвартса.
That's what!" Вот так!
"Yeah!" said Charlotte. "He's a witch dropper!" - Точно! - кивнула Шарлотта, - Он бросает ведьм!
"You know why Atlantis fell?" said Tracey. "'Cause someone like Malfoy dropped it, that's why!" - Ты знаешь, почему утонула Атлантида? -продолжила Трейси. - Кто-то вроде Малфоя бросил её, вот почему!
Daphne lowered her voice. Дафна понизила голос:
"In fact... what if Malfoy's the one who made Hermione, I mean General Granger, slip in the first place? - На самом деле... что если это Мал ф ой сделал так, что Гермиона, в смысле, генерал Грейнджер, поскользнулась?
What if he's out to make all the Muggleborns trip and fall?" Что если он собирается сделать так, что вообще все маглорождённые поскользнутся и упадут?
"You mean - ?" gasped Tracey. - Ты же не хочешь сказать?.. - прошептала Трейси.
"That's right!" Daphne said dramatically. "What if Malfoy is - the heir of Slipperin?" - Именно! - драматично заявила Дафна. - Что если Малфой - наследник Скользерина?
"The next Drop Lord!" said Tracey. - Тот-Кого-Нельзя-Называть-А-То-Бросит! -подхватила Трейси.
Which was far too good a line for anyone to keep to themselves, so by nightfall it was all over Hogwarts, and the next morning it was the Quibbler's headline. Последняя идея была слишком хороша, чтобы держать её в тайне. К вечеру она разошлась по всему Хогвартсу, а на следующее утро появилась в "Придире" в качестве заголовка.
Aftermath, 2: * * * Послесловие 2:
Hermione made sure she got to their usual classroom nice and early that evening, just so that she would be by herself, in a chair, peacefully reading a book, when Harry got there. Этим вечером Гермиона постаралась прийти в класс, где они обычно встречались, пораньше, чтобы Г арри застал её спокойно сидящей в кресле и мирно читающей книгу.
If there was any way for a door to creak open apologetically, that was how the door was creaking open. Если бы двери умели скрипеть, как будто прося прощения, то сейчас дверь скрипнула именно так.
"Um," said Harry Potter's voice. - Гм... - послышался голос Гарри Поттера.
Hermione kept reading. Гермиона продолжала читать.
"I'm, um, kinda sorry, I didn't mean for you to actually fall off the roof or anything..." - Я, э-э, как бы извиняюсь, я не предполагал, что ты действительно упадёшь с крыши...
It had been quite an entertaining experience, in fact. На самом деле, произошедшее оказалось опытом довольно увлекательным.
"I, ah... I don't have much experience apologizing, I'll fall to my knees if you want, or buy you something expensive, Hermione I don't know how to apologize to you for this what can I do just tell me?" - Я, э-э... Я не знаю, как правильно просить прощения. Если хочешь, я встану на колени или куплю тебе что-нибудь дорогое... Гермиона, я не знаю, как мне попросить прощения, что я могу сделать, просто скажи мне?!
She kept reading the book in silence. Она продолжала молча читать книгу.
It wasn't as if she had any idea how Harry could apologize, either. Не то чтобы у неё не было никаких идей, как Гарри мог бы извиниться.
Right now she was just feeling a sort of odd curiosity as to what would happen if she kept reading her book for a while. Но прямо сейчас ею овладело странное любопытство - что будет, если она просто продолжит читать книгу?
Chapter 42: Courage Глава 42. Храбрость
"Romantic?" Hermione said. "They're both boys!" - Романтично?! - переспросила Гермиона. - Но они же оба мальчики!
"Wow," Daphne said, sounding a little shocked. "You mean Muggles really do hate that? - Ничего себе, - похоже, Дафна была слегка потрясена. - Ты хочешь сказать, маглы в самом деле ненавидят это?!
I thought that was just something the Death Eaters made up." Я думала, это одна из выдумок Пожирателей Смерти...
"No," said an older Slytherin girl Hermione didn't recognize, "it's true, they have to get married in secret, and if they're ever discovered, they get burned at the stake together. - Нет, - ответила незнакомая Г ермионе слизеринка постарше. - Всё правда. Таким маглам приходится вступать в брак тайно, и если кто-нибудь когда-нибудь узнает их секрет, то обоих сожгут на костре.
And if you're a girl who thinks it's romantic, they burn you too." И если какая-нибудь девушка подумает, что это романтично, её тоже сожгут.
"That can't be right!" objected a Gryffindor girl, while Hermione was still trying to sort out what to say to that. "There wouldn't be any Muggle girls left!" - Не может быть! - возразила какая-то гриффиндорка, пока Гермиона пыталась понять, что ей ответить, - тогда магловских девушек вообще бы не осталось!
She'd kept on reading quietly, and Harry Potter had kept on trying to apologize, and it had soon dawned on Hermione that Harry had realized, possibly for the first time in his life, that he'd done something annoying; and that Harry, definitely for the first time in his life, was terrified that he'd lost her as a friend; and she'd started to feel (a) guilty and (b) worried about the direction Harry's increasingly desperate offers were going. Гермиона могла бы и дальше спокойно читать книгу, слушая, как Гарри Поттер извиняется снова и снова, но вдруг поняла, что он, возможно, впервые в жизни осознал, что сделал что-то скверное, и определённо был в ужасе от перспективы потерять её дружбу. Она начала чувствовать себя: а) виноватой и б) обеспокоенной направлением мыслей Гарри - его предложения становились всё более отчаянными.
But she still had no idea what sort of apology was appropriate, so she'd said that the Ravenclaw girls should vote on it - and this time she wouldn't fix the outcome, though she hadn't mentioned that part - to which Harry had instantly agreed. Но Гермиона никак не могла придумать, как Гарри мог бы извиниться, и поэтому сказала, что устроит голосование среди девочек Когтеврана (и мысленно добавила, что какое бы решение они ни приняли, на этот раз она не будет вмешиваться) -с чем тот немедленно согласился.
The next day, practically every Ravenclaw girl over the age of thirteen had voted to have Draco drop Harry. На следующий день практически все девушки Когтеврана старше тринадцати лет проголосовали за то, чтобы Драко бросил Гарри.
Hermione had felt mildly disappointed it was that simple, though it was obviously fair. Г ермиона была слегка разочарована простотой решения, хотя, конечно, оно было справедливым.
Right now, however, standing just outside the great doors of the castle amid half the female population of Hogwarts, Hermione was beginning to suspect that there were things going on here that she did not understand and that she desperately hoped neither of her fellow generals ever heard about. Однако прямо сейчас, пока Гермиона стояла у главных ворот замка в окружении половины женского населения Хогвартса, у неё возникло стойкое подозрение, что происходит что-то большее, чем она способна понять. И Гермиона отчаянно надеялась, что разговоры вроде тех, которые она сейчас слышит, никогда не доходили до ушей Гарри или Драко.
You couldn't really see the details from up there, just the general fact of a sea of expectant female faces. * * * С крыши Хогвартса сложно разглядеть мелкие детали. Но было очевидно, что снизу на них в предвкушении смотрит целое море женских глаз.
"You've got no idea what this is about, do you?" said Draco, sounding amused. - Ты ведь не понимаешь, чего это они? - весело поинтересовался Драко.
Harry had read a fair number of books he wasn't supposed to read, not to mention a few Quibbler headlines. Но Гарри прочёл немало книг, которые ему бы читать не следовало, не говоря уже о нескольких заголовках "Придиры":
"Boy-Who-Lived gets Draco Malfoy pregnant?" said Harry. - "Драко Малфой залетел от Мальчика-Который-Выжил?"
"Okay, you do know what this is about," said Draco. - Что ж, ты всё-таки знаешь, о чём идёт речь.
"I thought Muggles hated that?" Я думал, маглы это ненавидят?
"Only the dumb ones," said Harry. - Только идиоты.
"But, um, aren't we, uh, a little young?" Но, эм, тебе не кажется, что мы для такого, э-э, несколько молоды?
"Not too young for them," said Draco. He snorted. "Girls!" - Для них не слишком, - Драко фыркнул. -Девчонки!
They silently walked toward the edge of the roof. Они молча подошли к краю крыши.
"So I'm doing this for revenge on you," said Draco, "but why are you doing this?" - Итак, я здесь, чтобы отомстить тебе, - сказал Драко. - Но тебе-то это зачем?
Harry's mind made a lightning calculation, weighing the factors, whether it was too soon... Разум Гарри молниеносно взвесил все за и против, вычисляя, не слишком ли он торопит события...
"Honestly?" said Harry. - Честно?
"Because I meant to have her climb up the icy walls, but I didn't mean to have her fall off the roof. Я, конечно, планировал заставить её лазить по ледяным стенам, но я совсем не хотел, чтобы она упала с крыши.
And, um, I kinda did feel really awful about that. И, э-э, я теперь действительно чувствую себя ужасно.
I mean, I guess I actually did start seeing her as my friendly rival after a while. В смысле, возможно, со временем я и вправду начал видеть в ней дружественного соперника.
So this is a real apology to her, not a plot or anything." Так что это на самом деле извинение, а не какой-то хитрый план.
There was a pause. Драко ненадолго задумался.
Then - "Yeah," said Draco. "I understand." - Да, - сказал он, - понятно.
Harry didn't smile. Гарри не улыбнулся.
It might have been the most difficult nonsmile of his life. Никогда в жизни ему не было настолько сложно сдержать улыбку.
Draco looked at the edge of the roof, and made a face. Драко посмотрел на край крыши и поморщился:
"This is going to be a lot harder to do on purpose than by accident, isn't it." - Н-да, ронять кого-то умышленно гораздо сложнее, чем нечаянно.
Harry's other hand held the roof in a reflexively terrified grip, his fingers white on the cold, cold stone. * * * Рука Гарри рефлекторно вцепилась мёртвой хваткой в ледяной камень крыши.
You could know with your conscious mind that you'd drunk the Feather-Falling Potion. Ваше сознание может отлично понимать, что вы выпили зелье замедленного падения.
Knowing it with your unconscious mind was another matter entirely. Но донести это сообщение до подсознания -совсем другое дело.
It was every bit as scary as Harry had thought it might have been for Hermione, which was justice. Сейчас Г арри испытывал такой же страх, какой по его мнению довелось пережить Гермионе, и это было справедливо.
"Draco," said Harry, controlling his voice wasn't easy, but the Ravenclaw girls had given them a script, "You've got to let me go!" - Драко, - сказал Гарри. Говорить было сложно, но этого требовал сценарий, подготовленный для них девушками Когтеврана. - Ты должен отпустить меня!
"Okay!" said Draco, and let go of Harry's arm. - Ладно! - ответил Драко и разжал руку.
Harry's other hand scrabbled at the edge, and then, without any decision being made, his fingers failed, and Harry fell. Другая рука Гарри попыталась вцепиться в край крыши, но, прежде чем он хоть о чём-то успел подумать, пальцы соскользнули с черепицы и Гарри полетел вниз.
There was a brief moment when Harry's stomach tried to leap up into his throat, and his body tried desperately to orient itself in the absence of any possible way to do so. На мгновение желудок подскочил к горлу, а тело безуспешно попыталось сориентироваться в пространстве.
There was a brief moment when Harry could feel the Feather-Falling Potion kicking in, starting to slow him, a sort of lurching, cushioning feeling. А ещё через секунду Гарри почувствовал рывок -начало действовать зелье. Падение замедлилось, возникло странное укачивающее ощущение мягкости.
And then something pulled on Harry and he accelerated downward again faster than gravity - Но затем что-то потянуло его, и Гарри вновь полетел вниз, даже с большим ускорением, чем могла бы вызвать сила тяжести...
Harry's mouth had already opened and begun screaming while part of his brain tried to think of something creative he could do, part of his brain tried to calculate how much time he had left to be creative, and a tiny rump part of his brain noticed that he wasn't even going to finish the remaining-time calculation before he hit the ground - Рот Гарри уже захлёбывался криком, пока часть его мозга пыталась мыслить творчески, а другая часть пыталась прикинуть, сколько времени у него осталось на то, чтобы мыслить творчески, а ещё одна, совсем крошечная, - заметила, что он грохнется ещё прежде, чем закончит вычислять время...
Harry was desperately trying to control his hyperventilating, and it wasn't helping him to hear the shrieking of all the girls, now lying in heaps on the ground and each other. * * * Гарри отчаянно старался совладать с собственным рваным дыханием. Визги девочек, валявшихся теперь вповалку на земле и друг на дружке, процессу не помогали.
"Good heavens," said the unfamiliar man, he of the old-looking clothes and faintly scarred face, who was holding Harry in his arms. "Of all the ways I imagined we might meet again someday, I didn't expect it to be you falling out of the sky." - Святые небеса! - воскликнул незнакомый человек, державший Гарри на руках. Его одежда была далеко не новой, а лицо - в едва различимых шрамах. - По-разному я себе представлял нашу следующую встречу, но и предположить не мог, что ты свалишься на меня прямо с неба.
Harry remembered the last thing he'd seen, the falling body, and managed to gasp, Гарри припомнил последнее, что он увидел: падающее тело. И с трудом выдохнул:
"Professor... Quirrell..." - Профессор... Квиррелл...
"He'll be all right after a few hours," said the unfamiliar man holding Harry. "He's just exhausted. - С ним всё будет в порядке через пару часов, -ответил незнакомец. - Он просто истощён.
I wouldn't have thought it possible... he must have knocked down two hundred students just to make sure he got whoever was jinxing you..." Я не думал, что такое возможно... Похоже, он разом сбил с ног целых двести учениц, чтобы наверняка зацепить ту, которая насылала на тебя проклятие...
Gently, the man set Harry upright on the ground, supporting him the while. Мужчина мягко поставил Г арри на землю, поддерживая его.
Harry carefully balanced himself, and nodded to the man. Осторожно восстановив равновесие, Г арри кивнул.
He let go, and Harry promptly fell over. Тот отпустил его, и Гарри немедленно упал.
The man helped him rise again. Мужчина снова помог ему встать на ноги.
Making sure, at all times, to stand between Harry and the girls now picking themselves up from the ground, his head constantly glancing in that direction. Всё это время он старался держаться между Г арри и толпой девочек, которые уже потихоньку поднимались с земли. Мужчина постоянно бросал короткие взгляды в их сторону.
"Harry," the man said quietly, and very seriously, "do you have any idea which of these girls might have wanted to kill you?" - Гарри, - тихо и очень серьёзно сказал он. - Ты можешь хоть отдалённо предположить, какая из этих девочек может желать тебе смерти?
"Not murder," said a strained voice. "Just stupidity." - Это не убийство, - раздался сдавленный голос. -Это скудоумие.
This time it was the unfamiliar man who seemed to almost fall over, utter shock on his face. Тут незнакомец сам чуть не упал. На лице у него было написано полнейшее потрясение.
Professor Quirrell was already sitting up from where he'd fallen on the grass. Профессор Квиррелл уже принял сидячее положение на том месте, где ранее повалился наземь.
"Good heavens!" gasped the man. "You shouldn't be!! - Святые небеса! - выдохнул человек. - Вы ведь не должны...
"Mr. Lupin, your concerns are misplaced. - Мистер Люпин, вы не о том беспокоитесь.
No wizard, no matter how powerful, casts such a Charm by strength alone. Ни один волшебник, как бы он ни был силён, не станет полагаться лишь на силу, накладывая подобные чары.
You must do it by being efficient." Действовать следует эффективно!
Professor Quirrell didn't stand up, though. Но вставать профессор Квиррелл всё же не стал.
"Thank you," Harry whispered. - Спасибо, - шепнул Гарри.
And then, "Thank you," to the man standing beside him as well. Затем поблагодарил и незнакомца рядом.
"What happened?" said the man. - Что произошло? - спросил тот.
"I should have foreseen it myself," Professor Quirrell said, his voice crisp with disapproval. "Some number of girls tried to summon Mr. Potter to their own, particular arms. - Я должен был это предвидеть, - с жёстким осуждением отозвался профессор Квиррелл. -Некоторые девочки попытались направить падающего мистера Поттера к себе в объятья.
Individually, I suppose, they all thought they were being gentle." Полагаю, каждая из них думала, что всё пройдёт в лучшем виде.
Oh. Ой.
"Consider it a lesson in preparedness, Mr. Potter," said Professor Quirrell. "Had I not insisted that there be more than one adult witness to this little event, and that both of us have our wands out, Mr. Lupin would not have been available to slow your fall afterward, and you would have been gravely injured." - Считайте это уроком предусмотрительности, мистер Поттер, - сказал профессор Квиррелл. -Если бы я прямо не настоял, чтобы на этом скромном мероприятии присутствовало как минимум двое взрослых наблюдателей, и что мы оба должны держать палочки наготове, мистера Люпина могло бы не оказаться рядом, чтобы замедлить ваше падение, и вы бы серьёзно пострадали.
"Sir!" said the man - Mr. Lupin, apparently. "You should not say such things to the boy!" - Сэр! - воскликнул этот человек... мистер Люпин, очевидно. - Не следует говорить мальчику о таких вещах!
"Who is -" Harry started to say. - Кто... - начал Гарри.
"The only other person who was available to watch, besides myself," said Professor Quirrell. "I introduce you to Remus Lupin, who is here temporarily to instruct students in the Patronus Charm. - Единственный человек, кроме меня, который был свободен для роли наблюдателя, - ответил профессор Квиррелл. - Позвольте представить вам Ремуса Люпина. Он прибыл сюда на время, чтобы провести инструктаж по чарам Патронуса.
Though I am told that the two of you have already met." Хотя, насколько я понял, вы уже встречались.
Harry studied the man, puzzled. Г арри в замешательстве рассматривал представленного ему человека.
He should have remembered that faintly scarred face, that strange, gentle smile. Он бы запомнил это лицо в едва различимых шрамах и эту странную мягкую улыбку.
"Where did we meet?" said Harry. - Где мы встречались? - спросил он.
"In Godric's Hollow," said the man. "I changed a number of your nappies." - В Годриковой лощине, - ответил мужчина. - Я сменил тебе немало пелёнок.
Mr. Lupin's temporary office was a small stone room with a small wooden desk, and Harry couldn't see anything of what Mr. Lupin was sitting on, suggesting that it was a small stool just like the one in front of his desk. * * * Временным кабинетом мистера Люпина стала маленькая комната с каменными стенами и небольшим деревянным столом. Гарри не мог со своего места рассмотреть, на чём мистер Люпин сидел, и предположил, что это маленький табурет вроде того, что стоял у стола.
Harry guessed that Mr. Lupin wouldn't be at Hogwarts for long, or use this office much, and so he'd told the house elves not to waste the effort. Г арри также предположил, что, поскольку мистер Люпин не пробудет в Хогвартсе долго и не собирается часто пользоваться кабинетом, тот попросил домовых эльфов не усердствовать понапрасну.
It said something about a person that he tried not to bother house elves. Нежелание беспокоить домовых эльфов немало говорило о человеке.
Specifically, it said that he'd been Sorted into Hufflepuff, since, to the best of Harry's knowledge, Hermione was the only non-Hufflepuff who worried about bothering house elves. (Harry himself thought her qualms rather silly. Конкретнее, это говорило о том, что он был распределён на Пуффендуй, поскольку, по наблюдениям Г арри, Г ермиона была единственным человеком не с Пуффендуя, кто не хотел лишний раз тревожить домовых эльфов. (Сам Гарри считал её угрызения совести глупыми.
Whoever had created house elves in the first place had been unspeakably evil, obviously; but that didn't mean Hermione was doing the right thing now by denying sentient beings the drudgery they had been shaped to enjoy.) Кто бы изначально ни создал домовых эльфов, он, очевидно, был неописуемым злодеем. Но из этого никак не следовало, что Гермиона поступает правильно сейчас, отрицая право мыслящих существ на рабский труд, раз уж они всё равно созданы так, чтобы им наслаждаться).
"Please sit down, Harry," the man said quietly. - Присаживайся, пожалуйста, Г арри, - тихо сказал мужчина.
His formal robes were of low quality, not quite tattered, but visibly worn by the passage of time in a way that simple Repair Charms couldn't fix; shabby was the word that came to mind. Его учительская мантия не отличалась качеством. Она была не то чтобы изорванной, скорее изношенной настолько, что простые чары типа Репаро уже не могли её починить. Эпитет "потрёпанная" первым приходил в голову.
And despite that, somehow, there was a dignity about him that couldn't have been obtained by fine and expensive robes, that wouldn't have fit with fine robes, that was the exclusive property of the shabby. И несмотря на это, мужчина обладал каким-то достоинством, которого не принесли бы ему и хорошие дорогие одежды, оно бы просто не подошло к ним, оно было отличительной чертой этой потрёпанности.
Harry had heard of humility, but he'd never seen the real thing before - only the satisfied modesty of people who thought it was part of their style and wanted you to notice. Гарри лишь слышал о скромности раньше, но никогда прежде не встречал настоящей - только показную умеренность людей, считающих, что быть скромным стильно.
Harry took a seat on the small wooden stool in front of Mr. Lupin's short desk. Г арри присел на маленький деревянный табурет у небольшого стола мистера Люпина.
"Thank you for coming," the man said. - Спасибо, что пришёл, - сказал тот.
"No, thank you for saving me," said Harry. "Let me know if you ever need something impossible done." - Нет, это вам спасибо, что спасли меня, - ответил Гарри. - Дайте мне знать, если вам когда-нибудь понадобится сделать что-то невозможное.
The man seemed to hesitate. Человек помедлил.
"Harry, may I... ask a personal question?" - Гарри, могу я... задать личный вопрос?
"You can ask, certainly," Harry said. "I have a lot of questions for you, too." - Конечно, можете, - ответил Г арри. - У меня тоже к вам много вопросов.
Mr. Lupin nodded. Мистер Люпин кивнул.
"Harry, are your stepparents treating you well?" - Г арри, твои приёмные родители хорошо с тобой обращаются?
"My parents," Harry said. "I have four. - Мои родители, - уточнил Гарри. - У меня их четверо.
Michael, James, Petunia, and Lily." Майкл, Джеймс, Петуния и Лили.
"Ah," said Mr. Lupin. - А-а-а, - отозвался мистер Люпин.
And then, И снова,
"Ah" again. "А".
He seemed to be blinking rather hard. "I... that is good to hear, Harry, Dumbledore would tell none of us where you were... I was afraid he might think you ought to have wicked stepparents, or some such... " Он довольно часто моргал. - Я... приятно это услышать, Гарри. Дамблдор никому из нас не сказал, где ты... я боялся, он решит, что тебе следует жить у злых приёмных родителей, или вроде того...
Harry wasn't sure Mr. Lupin's concern had been misplaced, considering his own first encounter with Dumbledore; but it had all turned out well enough, so he said nothing. Г арри не был уверен, что тревоги мистера Люпина необоснованны, с учётом своей первой встречи с Дамблдором. Но всё вышло совсем неплохо, поэтому он промолчал.
"What about my..." Harry searched for a word that didn't raise them higher or put them lower... "other parents? - Насчёт моих... - Гарри попытался подобрать слово, которое не принижало бы и не возвышало их... - других родителей.
I want to know, well, everything." Я, ну, хочу знать всё.
"A tall order," Mr. Lupin said. He wiped a hand across his forehead. "Well, let us begin at the beginning. - Непростая задача, - мистер Люпин потёр лоб. -Ну, начну с самого начала.
When you were born, James was so happy that he couldn't touch his wand without it glowing gold, for a whole week. Когда ты родился, Джеймс был так счастлив, что целую неделю не мог коснуться своей палочки без того, чтобы она не засияла золотистым светом.
And even after that, whenever he held you, or saw Lily holding you, or just thought of you, it would happen again -" И даже позднее, стоило ему подержать тебя, или увидеть, как тебя держит Лили, или просто подумать о тебе, это случалось снова...
Every now and then Harry would look at his watch, and find that another thirty minutes had passed. He felt slightly bad about making Remus miss dinner, especially since Harry himself would just drop back to 7pm later, but that wasn't enough to stop either of them. * * * Каждый раз, когда Г арри смотрел на часы и обнаруживал, что прошло ещё полчаса, он ощущал укол совести: из-за него Ремус пропустит ужин, к тому же сам-то Гарри просто вернётся обратно во времени к семи часам, и тем не менее их обоих это не останавливало...
Finally Harry screwed up enough courage to ask the critical question, while Remus was in the middle of an extended discourse on the wonders of James's Quidditch that Harry couldn't find the heart to squash more directly. Наконец Гарри набрался храбрости, чтобы задать неудобный, но всё же необходимый вопрос. Ремус как раз был в середине развёрнутого повествования о великолепных талантах Джеймса в квиддиче, и Г арри не мог выбрать более подходящее время для своего вопроса.
"And that was when," Remus said, his eyes shining brightly, "James pulled off a triple reverse Mulhanney Dive with extra backspin! - А затем, - глаза Ремуса ярко сияли, - Джеймс выполнил "тройной обратный нырок Мулханни" да ещё и с дополнительной подкруткой!
The whole crowd went wild, even some of the Hufflepuffs were cheering -" Зрители просто обезумели, даже некоторые пуффендуйцы аплодировали...
I guess you had to be there, Harry thought - not that being there would have helped in any way - and said, "Mr. Lupin?" Something about Harry's voice must have reached the man, because he stopped in mid-sentence. Так и напрашивается сказать: "Наверное, это надо было видеть", - подумал Гарри. - Хотя в любом случае, маловероятно, что он бы оценил финт по достоинству, даже если бы увидел всё своими глазами. - Мистер Люпин? - начал Гарри, и что-то в его голосе заставило Ремуса прерваться на полуслове.
"Was my father a bully?" said Harry. - Мой отец издевался над другими учениками? -спросил Гарри.
Remus looked at Harry for a long moment. Прежде чем ответить, Ремус наградил его долгим взглядом:
"For a little while," Remus said. "He grew out of it soon enough. - Было время, когда он действительно так поступал, но он быстро это перерос.
Where did you hear that?" От кого ты услышал об этом?
Harry didn't answer, he was trying to think of something true to say that would deflect suspicion, but he didn't think fast enough. Гарри быстро перебрал варианты, что правдивого он может сказать, не выдавая источник информации, но, к сожалению, его разум оказался недостаточно проворен.
"Never mind," said Remus, and sighed. "I can guess who." - Впрочем, неважно, - сказал Ремус и вздохнул. -Я догадываюсь, от кого.
The faintly scarred face was pinched in disapproval. Гримаса неодобрения изогнула едва видимые шрамы на его лице:
"What a thing to tell -" - Как можно говорить такое...
"Did my father have any extenuating circumstances?" Harry said. "Poor home life, or something like that? - Было ли что-то оправдывающее поведение моего отца? - прервал его Гарри. - Плохая обстановка в семье, или вроде того?
Or was he just... being naturally nasty?" Cold? Или он просто... по природе был негодяем? У него была тёмная сторона?
Remus's hand swept his hair back, the first nervous gesture Harry had seen from him. Ремус провёл рукой по волосам, откидывая их назад - первое замеченное Г арри проявление нервозности.
"Harry," Remus said, "you can't judge your father by what he did as a young boy!" - Гарри, неправильно судить своего отца по тем поступкам, которые он совершил, будучи ещё мальчишкой!
"I'm a young boy," Harry said, "and I judge myself." - Я тоже мальчишка, - ответил Гарри, - и себя я могу судить.
Remus blinked twice at that. В замешательстве, Ремус дважды моргнул.
"I want to know why," Harry said. "I want to understand, because to me, it seems like there isn't any possible excuse for that!" Voice shaking a bit. "Please tell me anything you know about why he did it, even if it doesn't sound nice." - Я хочу узнать причину, - сказал Гарри. - Хочу понять, почему он это делал, потому что не вижу никаких оправданий его действиям! - его голос слегка дрожал. - Пожалуйста, расскажите мне всё, что вы знаете, пусть даже это прозвучит не лучшим образом.
So I don't fall into the same trap myself, whatever it is. Чтобы я сам не попал в ту же ловушку, в чём бы она ни заключалась.
"It was the thing to do if you were in Gryffindor," Remus said, slowly, reluctantly. "And... I didn't think so back then, I thought it was the other way around, but... it might have been Black who got James into it, really... - В Гриффиндоре так было принято, - сказал Ремус медленно и неохотно. - И... Тогда я думал по-другому, мне казалось, всё было иначе, но... возможно, на самом деле Джеймса в это втянул Блэк.
Black wanted so much to show everyone that he was against Slytherin, you see, we all wanted to believe that blood wasn't destiny -" Он так сильно хотел показать всем, что он против слизеринцев, и нам всем хотелось верить, что наша судьба не зависит от того, какая кровь течёт у нас в венах...
"No, Harry," said Remus. "I don't know why Black went after Peter instead of running. * * * - Нет, Г арри, - сказал Ремус. - Я не знаю, почему Блэк погнался за Питером, вместо того чтобы сразу же пуститься в бега.
It was as though Black was making tragedy for the sake of tragedy that day." The man's voice was unsteady. "There was no hint, no warning, we all thought - to think that he was to be -" Remus's voice cut off. В тот день он словно решил вершить зло во имя зла, - голос Ремуса дрогнул. - Не было ни намёка, ничего, что могло бы насторожить, мы все считали... и подумать не могли, он ведь должен был стать... Ремус умолк.
Harry was crying, he couldn't help it, it hurt worse to hear it from Remus than anything he'd ever felt himself. Г арри ничего не мог с собой поделать - он плакал. Было невыносимо слышать об этом от Ремуса, это было больнее, чем всё, что он когда-либо испытывал на собственном опыте.
Harry had lost two parents he didn't remember, knew only from stories. Гарри потерял обоих родителей, но сам он их не помнил, он знал их только по рассказам других людей.
Remus Lupin had lost all four of his best friends in less than twenty-four hours; and for the loss of his last remaining one, Peter Pettigrew, there'd just been no reason at all. А у Ремуса Люпина было четыре лучших друга, и в один день он потерял их всех. Причём смерть последнего, Питера Петтигрю, была совершенно бессмысленной.
"Sometimes it still hurts to think of him in Azkaban," Remus finished, his voice almost a whisper. "I am glad, Harry, that Death Eaters are not allowed visitors. It means I do not have to feel ashamed of not going." - Временами мне бывает больно думать о том, что он до сих пор там, в Азкабане, - голос Ремуса опустился почти до шёпота. - И знаешь, Гарри, я даже рад, что к Пожирателям Смерти не пускают посетителей и мне не нужно стыдиться, что я не навещаю его.
Harry had to swallow hard several times before he could speak. Прежде чем снова заговорить, Гарри с трудом сглотнул комок в горле:
"Can you tell me about Peter Pettigrew? - Вы можете рассказать мне о Питере Петтигрю?
He was my father's friend, and it seems - that I should know, that I should remember -" Он был другом моего отца, и мне кажется... я должен о нём знать, должен помнить о нём...
Remus nodded, water glittering in his own eyes now. Ремус кивнул, в его глазах заблестели слёзы.
"I think, Harry, that if Peter had known it would end that way -" the man's voice choked up. "Peter was more afraid of the Dark Lord than any of us, and if he'd known it would end that way, I don't think he would have done it. - Я думаю, что если бы Питер с самого начала знал, чем всё закончится... - сдавленным голосом начал мужчина. - Питер боялся Темного Лорда сильнее, чем кто-либо из нас, и если бы он с самого начала знал, чем всё закончится, я не думаю, что он бы пошёл на это.
But Peter knew the risk, Harry, he knew the risk was real, that it could happen, and yet he stayed by James and Lily's side. Но Питер знал, на какой риск он идёт, он знал, что риск был более чем реальным, и тем не менее он остался верен Джеймсу и Лили.
All through Hogwarts I used to wonder why Peter hadn't been sorted into Slytherin, or maybe Ravenclaw, because Peter so adored secrets, he couldn't resist them, he would find out things about people, things they wanted kept hidden -" A brief wry look crossed Remus's face. "But he didn't use those secrets, Harry. Когда я учился в Хогвартсе, то часто недоумевал, почему Питер попал не в Слизерин или Когтевран. Он настолько обожал тайны, что не мог пропустить ни одной из них, и если кто-то желал что-то скрыть - для него это было подобно сигналу к действию... - Ремус бросил взгляд искоса. - Но он никогда не использовал эти секреты, Гарри.
He just wanted to know. Он просто хотел знать.
And then the Dark Lord's shadow fell over everything, and Peter stood by James and Lily and put his talents to good use, and I understood why the Hat had sent him to Gryffindor." И когда над нами нависла тень Тёмного Лорда, он собрал все свои таланты и встал плечом к плечу с Джеймсом и Лили, и именно тогда я понял, почему Шляпа отправила его в Гриффиндор.
Remus's voice was fierce now, and proud. В голосе Ремуса слышалась искренняя гордость:
"It's easy to stand by your friends if you're a hero like Godric, bold and strong like people think Gryffindors should be. But if Peter was more afraid than any of us, doesn't that also make him the most brave?" - Защищать друзей - легко, если ты герой вроде Годрика, храбрый и сильный, каким большинство людей и представляет себе настоящего гриффиндорца, но Питер боялся, боялся больше, чем все остальные. Не делает ли это его самым храбрым из нас?
"It does," Harry said. His own voice was choked to where he almost couldn't talk. "If you could, Mr. Lupin, if you have time, there's someone else who I think should hear Peter Pettigrew's story, a student in first-year Hufflepuff, named Neville Longbottom." - Да, - у Гарри перехватило горло, он почти не мог говорить. - Если вас не затруднит, мистер Люпин, если у вас найдётся время, я думаю, что есть кое-кто, кому было бы очень полезно услышать историю Питера Петтигрю - это первокурсник с Пуффендуя, Невилл Лонгботтом.
"Alice and Frank's boy," said Remus, his voice turning sad. "I see. It is not a happy story, Harry, but I can tell it again, if you think it will help him." - Сын Фрэнка и Алисы, - печально пробормотал Ремус. - Что же, это не самая радостная история, но я могу рассказать её ещё раз, если ты думаешь, что она ему поможет.
Harry nodded. Гарри кивнул.
A brief silence fell. Наступило недолгое молчание.
"Did Black have any unfinished business with Peter Pettigrew?" Harry said. "Anything that would make him seek out Mr. Pettigrew, even if it wasn't a killing matter? - У Блэка было какое-нибудь незаконченное дело к Питеру Петтигрю? - спросил Гарри. - Что угодно, что могло бы заставить его разыскивать мистера Петтигрю, пусть даже не ради убийства?
Like a secret Mr. Pettigrew knew, that Black wanted to know himself, or wanted to kill him to hide?" Например, секрет, который знал только Петтигрю и который был нужен Блэку. Или, может, наоборот, Блэк хотел убить его, чтобы навсегда что-то скрыть?
Something flickered in Remus's eyes, but the older man shook his head, and said, В глазах Ремуса что-то блеснуло, но он лишь покачал головой и сказал:
"Not really." - Нет, ничего особенного.
"That means there is something," said Harry. - Это лишь означает, что тут есть какая-то тайна, -ответил Гарри.
That wry smile appeared again beneath the salt-and-pepper mustache. Под тронутыми сединой усами Ремуса появилась кривая улыбка.
"You have a bit of Peter in you yourself, I see. - В тебе тоже есть немного от Питера, как я погляжу.
But it's not important, Harry." Но это и правда не важно.
"I'm a Ravenclaw, I'm not supposed to resist the temptation of secrets. And," Harry said more seriously, "if it was worth Black getting caught, I can't help but think it might matter." - Я когтевранец, и мы не из тех, кто сопротивляется манящему шёпоту тайны, -отшутился Гарри и продолжил уже более серьёзно: - Если эта тайна стоила того, чтобы Блэк из-за неё попался, я просто не могу считать её не заслуживающей внимания.
Remus looked quite uncomfortable. Ремус выглядел так, словно внезапно оказался не в своей тарелке.
"I suppose I could tell you when you're older, but really, Harry, it's not important! - Я полагаю, что смогу рассказать тебе, когда ты станешь старше, но на самом деле, Гарри, это вовсе не так уж важно!
Just something from our school days." Просто старая история из наших школьных дней.
Harry couldn't have put his finger on exactly what tipped him off; it might have been something about the exact tone of nervousness in Remus's voice, or the way the man had said when you're older, that sparked the sudden leap of Harry's intuition... Г арри не был уверен, что именно послужило источником его догадки: может быть, тон, которым Ремус сказал это, или его нервозность, или шаблонность фразы "когда ты станешь старше", сказанной с опять-таки шаблонной интонацией, но что-то из этого, а может, и всё сразу, подтолкнуло Гарри к озарению...
"Actually," said Harry, "I think I've sort of guessed it already, sorry." - Извините, но, кажется, я уже догадался.
Remus raised his eyebrows. Брови Ремуса взметнулись.
"Have you?" He sounded a bit skeptical. - Неужели? - произнёс он слегка скептически.
"They were lovers, weren't they?" - Они были любовниками, я прав?
There was an awkward pause. Remus gave a slow, grave nod. После неловкой паузы, Ремус медленно и серьёзно кивнул.
"Once," Remus said. - Однажды.
"A long time ago. Очень давно.
A sad affair, ending in vast tragedy, or so it seemed to us all when we were young." Печальная история, закончившаяся большой трагедией, или по крайней мере так нам казалось, когда мы были молоды.
The unhappy puzzlement was plain on his face. Грустное недоумение отразилось на лице Ремуса:
"But I had thought that long since over and done and buried beneath adult friendship, until the day that Black killed Peter." - Но я думал, что всё это уже давно в прошлом, надёжно захоронено под фундаментом их взрослой дружбы. До того дня, когда Блэк убил Питера.
Chapter 43: Humanism, Pt 1 Глава 43. Человечность. Часть 1
The gentle sun of January shone on the cold fields outside Hogwarts. За пределами Хогвартса ласковое январское солнце освещало замёрзшие поля.
For some of the students it was a study hour, and others had been let out of class. Именно здесь для части учеников проходил урок, остальных же просто отпустили с занятий пораньше.
The first-years who'd signed up for it were practicing a certain spell, a spell that was most advantageously learned outdoors, beneath the bright sun and a clear blue sky, rather than within the confines of any classroom. Первокурсники изучали заклинание, осваивать которое лучше всего не в классе, а на улице, ярким солнечным днём, под ясным голубым небом.
Cookies and lemonade were also considered helpful. Считается, что печенье и лимонад также способствуют процессу.
The early gestures of the spell were complex and precise; you twitched your wand once, twice, thrice, and four times with small tilts at exactly the right relative angles, you shifted your forefinger and thumb exactly the right distances... Первые жесты заклинания были сложными и требовали точности: сначала несколько резких взмахов палочки: раз, два, три и четыре, с небольшими наклонами на чётко выверенные углы, при этом нужно сдвигать большой и указательный пальцы на строго определённое расстояние...
The Ministry thought this meant it was futile to try and teach anyone the spell before their fifth year. Министерство считало, что учить этому заклинанию раньше пятого курса - пустая трата времени и сил.
There had been a few known cases of younger children learning it, and this had been dismissed as "genius". В прошлом было несколько случаев, когда дети разучивали его, опережая программу, и тогда министерство называло их "гениями", но принимать во внимание их опыт отказывалось.
It might not have been a very polite way of putting it, but Harry was beginning to see why Professor Quirrell had claimed that the Ministry Committee of Curriculum would have been of greater benefit to wizardkind if they had been used as landfill. Пусть это прозвучало не очень вежливо, но Г арри начинал понимать, почему профессор Квиррелл заявил, что от Министерской комиссии по учебному плану было бы больше пользы, если бы её пустили на удобрения.
So the gestures were complicated and delicate. That didn't stop you from learning it when you were eleven. Итак, хоть жесты и были сложными, требующими определённой сноровки, это не было непреодолимой преградой для изучения нового заклинания, пусть даже и в одиннадцать лет.
It meant you had to be extra careful and practice each part for a lot longer than usual, that was all. Нужно лишь чуть больше старания и практики в отработке каждой части заклинания, вот и всё.
Most Charms that could only be learned by older students were like that because they required more strength of magic than any young student could muster. Большинство заклинаний, которые изучаются исключительно старшекурсниками, просто требуют больше магической силы, и потому недоступны ученика младших курсов.
But the Patronus Charm wasn't like that, it wasn't difficult because it needed too much magic, it was difficult because it took more than mere magic. Но заклинание Патронуса не из их числа. Оно является сложным не потому что для него необходим большой запас магической силы, а потому что требует большего, чем просто волшебство.
It took the warm, happy feelings that you kept close in your heart, the loving memories, a different kind of strength that you didn't need for ordinary spells. Для него необходимы тёплые и счастливые чувства, идущие от самого сердца, самые драгоценные воспоминания - совсем другой вид силы, который не требуется для обычных заклинаний.
Harry twitched his wand once, twice, thrice and four times, shifted his fingers exactly the right distances... Гарри сделал несколько резких взмахов палочкой: раз, два, три и четыре, сдвигая пальцы на строго определённое расстояние...
"Good luck at school, Harry. - Удачи в школе, Гарри.
Do you think I bought you enough books?" Как думаешь, я купил тебе достаточно книг?
"You can never have enough books... but you certainly tried, it was a really, really, really good try..." - Книг никогда не бывает достаточно... Но это была хорошая попытка... Очень, очень, очень хорошая попытка.
It had brought tears to his eyes, the first time Harry had remembered and tried to put it into the spell. Когда Г арри в первый раз попытался вспомнить и вложить в заклинание своё счастливое воспоминание, к его глазам подступили слёзы.
Harry brought the wand up and around and brandished it, a gesture that didn't have to be precise, only bold and defiant. Круговым движением он поднял палочку вверх и сделал выпад - в последнем жесте не важна точность, только отвага и вызов:
"Expecto Patronum!" cried Harry. - Экспекто Патронум!
Nothing happened. Ничего не произошло.
Not a single flicker of light. Ни одной искорки.
When Harry looked up, Remus Lupin was still studying the wand, a rather troubled look on his faintly scarred face. Когда Г арри поднял взгляд, Ремус Люпин всё ещё изучал его палочку. На лице, покрытом бледными шрамами, застыло обеспокоенное выражение.
Finally Remus shook his head. "I'm sorry, Harry," the man said quietly. Наконец, Ремус покачал головой и тихо сказал: - Мне очень жаль, Гарри.
"Your wandwork was exactly right." Твои жесты были абсолютно правильными.
And there wasn't a flicker of light anywhere else, either, because all the other first-years who were supposed to be practicing their Patronus Charms had been glancing out of the corners of their eyes at Harry instead. Вокруг тоже не было ни единой искорки света, все прекратили свои попытки создать патронуса, и как бы невзначай следили за Гарри.
The tears were threatening to come back into Harry's eyes, and they weren't happy tears. К глазам снова подступили слёзы, вот только уже не слёзы радости.
Of all the things, of all the things, Harry had never expected this. Он ожидал чего угодно, чего угодно, но только не этого.
There was something horribly humiliating about being informed that you weren't happy enough. Узнать, что ты недостаточно счастлив - есть в этом что-то запредельно унизительное.
What did Anthony Goldstein have inside him that Harry didn't, that made Anthony's wand shine with that bright light? Что есть такого в Энтони Г олдштейне, чего нет в Гарри? Что заставляет его палочку испускать яркие искры?
Did Anthony love his own father more? Энтони любит своего отца сильнее?
"What thought were you using to cast it?" said Remus. - Что ты вспоминал, произнося заклинание? -спросил Ремус.
"My father," Harry said, his voice trembling. "I asked him to buy me some books before I came to Hogwarts, and he did, and they were expensive, and then he asked me if they were enough -" - Моего отца, - дрожащим голосом ответил Г арри.- Я попросил его купить мне кое-какие книги, когда собирался в Хогвартс, и он купил их, и они были дорогими, и он спросил: достаточно ли у меня книг...
Harry didn't try to explain about the Verres family motto. Г арри остановился, решив не объяснять девиз семьи Верресов.
"Take a rest before you try a different thought, Harry," said Remus. He gestured toward where some other students were sitting on the ground, looking disappointed or embarrassed or regretful. "You won't be able to cast a Patronus Charm while you're feeling ashamed of not being grateful enough." - Г арри, отдохни немного, а потом попробуй другую мысль, - сказал Ремус и указал в сторону, где на траве сидели смущённые, разочарованные и даже печальные ученики. - Ты не сможешь создать патронуса, пока чувствуешь стыд за то, что недостаточно благодарен.
There was a gentle compassion in Mr. Lupin's voice, and for a moment, Harry felt like hitting something. В голосе мистера Люпина звучало мягкое сострадание, и на мгновение Гарри почувствовал желание крепко по чему-нибудь ударить.
Instead Harry turned around, and stalked to where the other failures were sitting. The other students whose wandwork had also been proclaimed perfect, and who were now supposed to be searching for happier thoughts; by the looks of them they weren't making much progress. Но вместо этого он просто развернулся и пошёл туда, где сидели остальные ученики, чьи жесты также были признаны безупречными, и которые по идее должны были сейчас воскрешать в памяти более счастливые моменты своих жизней. Правда, судя по их виду, они вряд ли далеко продвинулись.
There were many robes there trimmed in dark blue, and a handful of red, and one lone Hufflepuff girl who was still crying. Среди собравшихся здесь преобладали синие цвета Когтеврана, несколько красных пятен гриффиндорцев, и одна-единственная девочка из Пуффендуя, которая всё ещё плакала.
The Slytherins hadn't even bothered showing up, except for Daphne Greengrass and Tracey Davis, who were still trying to get the gestures. Слизеринцы же, за исключением Дафны Гринграсс и Трейси Дэвис, которые всё ещё осваивали жесты заклинания, даже не удосужились появиться на уроке.
Harry plopped down on the cold dead grass of winter, next to the student whose failure had surprised him the most. Гарри плюхнулся на холодную, пожухлую траву, рядом с ученицей, чья неудача удивила его больше всего.
"So you couldn't do it either," Hermione said. - Значит, у тебя тоже не вышло, - сказала Гермиона.
She'd fled the field at first, but she'd come back after that, and you had to look closely at her reddened eyes to see that she'd been crying. Когда у неё не получилось заклинание, она просто убежала с поля, но позже вернулась, и по её покрасневшим глазам было понятно, что она недавно плакала.
"I," Harry said, "I, I'd probably feel a lot worse about that if you hadn't failed, you're the nicest, person I know, that I've ever met, Hermione, and if you also can't do it, it means I might still be, be good..." - Я, я... - неуверенно начал Гарри. - Я бы, наверно, чувствовал себя намного хуже, если бы у тебя получилось. Ты самый добрый человек из всех, кого я когда-либо встречал, Гермиона. И если даже ты не можешь выполнить это заклинание, то, возможно... возможно, я тоже хороший человек.
"I should have gone to Gryffindor," Hermione whispered. She blinked hard a few times, but she didn't wipe her eyes. - Мне надо было выбрать Гриффиндор, -прошептала Г ермиона и часто заморгала, сдерживая подступающие слёзы.
The boy and the girl walked forward together, definitely not holding hands, but each drawing a kind of strength from the other's presence, something that let them ignore the whispers of their year-mates, as they walked through the hallway approaching the great doors of Hogwarts. * * * Мальчик и девочка шли рядом. Они, определённо, не держались за руки, но присутствие друг друга придавало им какую-то силу, что-то позволяющее игнорировать перешёптывания одноклассников, на пути к главным воротам Хогвартса.
Harry hadn't been able to cast the Patronus Charm no matter what happy thought he tried. Какую бы счастливую мысль ни пробовал Гарри, он так и не смог вызвать Патронуса.
People hadn't seemed surprised by that, which made it even worse. Окружающие, казалось, были не слишком-то удивлены таким результатом, что делало всю ситуацию ещё хуже.
Hermione hadn't been able to do it either. People had been very surprised by that, and Harry had seen her starting to get the same sidelong looks as him. Г ораздо больше всех поразило то, что у Г ермионы тоже ничего не получилось и Гарри замечал, что теперь на неё бросают такие же косые взгляды.
The other Ravenclaws who'd failed weren't getting those looks. Никто не смотрел подобным образом на других когтевранцев, проваливших заклинание.
But Hermione was the Sunshine General, and her fans were treating it like she'd failed them, somehow, like she'd betrayed a promise she'd never made. Но Гермиона была Солнечным генералом, и её поклонники вели себя так, как будто она их подвела, нарушила обещание, которого она вообще-то никогда не давала.
The two of them had gone to the library to research the Patronus Charm, which was Hermione's way of dealing with distress, as it was sometimes also Harry's. Чтобы узнать побольше о заклинании Патронуса, они пошли в библиотеку. Это был обычный способ борьбы с неудачами для Г ермионы, а иногда и для Гарри.
Study, learn, try to understand why... Учись, узнавай, пытайся понять настоящую причину...
The books had confirmed what the Headmaster had told Harry; often, wizards who couldn't cast the Patronus Charm in practice would be able to do so in the presence of a real Dementor, going from flat failure all the way to a full corporeal Patronus. Книги лишь подтвердили то, что директор рассказал Гарри: зачастую, волшебник, неспособный вызвать Патронуса на уроках, оказывался способным на это в присутствии настоящего дементора. Человек, с палочки которого не сходило и искорки, вызывал полного телесного Патронуса.
It defied all logic, the Dementor's aura of fear ought to make it harder to wield a happy thought; but that was the way it was. Это противоречило любой логике: аура страха, распространяемая дементором, должна была наоборот мешать концентрации на радостных мыслях, но факт оставался фактом.
So the two of them were both going to give it one last try, there was no way either of them wouldn't give it one last try. Так что они оба решили сделать ещё одну последнюю попытку, они просто не могли не попробовать ещё один, последний раз.
It was the day the Dementor came to Hogwarts. И вот наступил день, когда в Хогвартс прибыл дементор.
Earlier, Harry had unTransfigured his father's rock from where it usually rested on his pinky ring in the form of a tiny diamond, and placed the huge gray stone back into his pouch. С утра Г арри растрансфигурировал камень своего отца, который носил на кольце в виде крошечного бриллианта, и положил этот огромный серый камень в свой кошель.
Just in case Harry's magic failed entirely, when he confronted the darkest of all creatures. Просто на случай, если магия Гарри полностью истощится при встрече с самым тёмным из всех созданий.
Harry had already started to feel pessimistic, and he wasn't even in front of a Dementor yet. Гарри уже поддался пессимизму, а ведь он ещё даже не подошёл к дементору.
"I bet you can do it and I can't," Harry said in a whisper. "I bet that's what happens." - Г отов поспорить, что у тебя получится, а у меня нет, - прошептал Гарри. - Спорим, что так и будет?
"It felt wrong to me," Hermione said, her voice even quieter than his. "I tried it this morning and I realized. - Я чувствовала фальшь, - сказала Гермиона ещё тише него. - Я пробовала сегодня утром и осознала.
When I was doing the brandish at the end, even before I said the words, it felt wrong." Когда я сделала последний взмах палочкой, ещё перед тем, как сказать слова, я почувствовала фальшь.
Harry didn't say anything. Гарри промолчал.
He'd felt the same thing, right from the start, though it had taken another five attempts using five other happy thoughts before he'd been able to acknowledge it to himself. Он чувствовал то же с самого начала, хоть ему и пришлось сделать ещё пять попыток с разными радостными мыслями, прежде чем он это признал.
Every time he tried to brandish his wand, it had felt hollow; the spell he was trying to learn didn't fit him. Каждый раз, когда Гарри пытался сделать выпад палочкой, он ощущал пустоту. Заклинание, которое он пытался выучить, не подходило ему.
"It doesn't mean we're going to be Dark Wizards," said Harry. "Lots of people who can't cast the Patronus Charm aren't Dark Wizards. - Это не значит, что мы станем Тёмными Магами,- заметил Гарри. - Многие из тех, кто не может вызвать Патронуса, - обычные волшебники.
Godric Gryffindor wasn't a Dark Wizard..." Годрик Гриффиндор не был Тёмным Магом...
Godric had defeated Dark Lords, fought to protect commoners from Noble Houses and Muggles from wizards. Годрик побеждал Тёмных Лордов, защищал простых людей от Благородных Домов и маглов от волшебников.
He'd had many fine friends and true, and lost no more than half of them in one good cause or another. У него было много замечательных и верных друзей, половину из которых он потерял в своих битвах за доброе дело.
He'd listened to the screams of the wounded, in the armies he'd raised to defend the innocent; young wizards of courage had rallied to his calls, and he'd buried them afterward. Он слышал стоны раненых солдат из армий, которые он собирал для защиты невинных. Молодые смелые волшебники откликались на его зов и заканчивали своей путь в могилах.
Until finally, when his wizardry had only just begun to fail him in his old age, he'd brought together the three other most powerful wizards of his era to raise Hogwarts from the bare ground; the one great accomplishment to Godric's name that wasn't about war, any kind of war, no matter how just. И наконец, когда его магия только-только начала истощаться из-за старости, он собрал ещё троих самых могущественных волшебников своего времени, чтобы на пустом месте воздвигнуть Хогвартс - единственное великое деяние Г одрика, которое не было связано с войной.
It was Salazar, and not Godric, who'd taught the first Hogwarts class in Battle Magic. И первым преподавателем Боевой Магии стал Салазар, а вовсе не Годрик.
Godric had taught the first Hogwarts class in Herbology, the magics of green growing life. Он взялся обучать травоведению, магии зелёной, растущей жизни.
To his last day he'd never been able to cast the Patronus Charm. И до своего последнего дня он так и не был способен вызвать Патронуса.
Godric Gryffindor had been a good man, not a happy one. Годрик Гриффиндор был хорошим человеком. Но не счастливым.
Harry didn't believe in angst, he couldn't stand reading about whiny heroes, he knew a billion other people in the world would have given anything to trade places with him, and... Г арри не верил в экзистенциальный страх, он терпеть не мог хныкающих героев, он знал, что миллиарды людей были бы готовы отдать что угодно, лишь бы поменяться с ним местами, и...
And on his deathbed, Godric had told Helga (for Salazar had abandoned him, and Rowena passed before) that he didn't regret any of it, and he was not warning his students not to follow in his footsteps, no one was ever to say he'd told anyone not to follow in his footsteps. И на своём смертном одре Годрик сказал Хельге (Салазар покинул его ранее, а Ровена к тому времени уже умерла), что не жалеет ни о чём. Он не отговаривал своих учеников следовать по его стопам, никто никогда не слышал, чтобы он говорил кому-то не следовать по его стопам.
If it had been the right thing for him to do, then he wouldn't tell anyone else to choose wrongly, not even the youngest student in Hogwarts. Если совершённые им поступки были правильными для него самого, то и для других он тоже считал их правильными, даже для самых юных учеников Хогвартса.
And yet for those who did follow in his footsteps, he hoped they would remember that Gryffindor had told his House that it was all right for them to be happier than him. That red and gold would be bright warm colors, from now on. Г одрик надеялся, что ученики, которые действительно пойдут по его стопам, запомнят последнее напутствие Гриффиндора своему факультету: он будет рад, если они окажутся счастливее его, сделав красный и золотой цветами тепла и света.
And Helga had promised him, weeping, that when she was Headmistress she would make sure of it. И рыдающая Хельга пообещала, что, став директором, передаст его завет.
Whereupon Godric had died, and left no ghost behind him; and Harry had shoved the book back to Hermione and walked away a little, so she wouldn't see him crying. После чего Г одрик умер и призрака после него не осталось. Гарри передал книгу Гермионе и вышел на минутку, чтобы она не увидела, как он плачет.
You wouldn't think that a book with an innocent title like "The Patronus Charm: Wizards Who Could and Couldn't" would be the saddest book Harry had ever read. Кто бы мог подумать, что книга с невинным названием "Заклинание Патронуса: Волшебники, которые могли и которые не могли" окажется самой печальной книгой из всех прочитанных Гарри.
Harry... Он...
Harry didn't want that. Он не хотел.
To be in that book. Гарри не хотел оказаться в этой книге.
Harry didn't want that. Он не хотел.
The rest of the school just seemed to think that No Patronus meant Bad Person, plain and simple. Остальные ученики, казалось, считали, что волшебник Без Патронуса значит "Злой волшебник" - просто и ясно.
Somehow the fact that Godric Gryffindor also hadn't been able to cast the Patronus Charm seemed not to get repeated. Тот факт, что Годрик Гриффиндор был не способен вызывать патронуса, почему-то оказался малоизвестен.
Maybe people didn't talk about it to respect his last wish, Fred and George probably didn't know and Harry certainly wasn't about to tell them. Возможно, люди помалкивали из уважения к его последнему желанию. Фред и Джордж наверняка не знали, и Г арри не хотелось им об этом рассказывать.
Or maybe the other failures didn't mention it because it was less shameful, the smaller loss of pride and status, to be thought Dark rather than unhappy. Или же, возможно, другие провалившиеся не упоминали об этом, поскольку считаться Тёмным не так постыдно, не так ущербно для гордости и статуса, как считаться несчастливым.
Harry saw that Hermione, beside him, was blinking hard; and he wondered if she was thinking of Rowena Ravenclaw, who'd also loved books. Г арри видел, как Г ермиона, сидя рядом, часто-часто моргала. Возможно, она думала о Ровене Когтевран, которая тоже любила читать.
"Okay," Harry whispered. "Happier thoughts. - Ну хорошо, - прошептал Гарри. - Более радостные мысли.
If you do go to a full corporeal Patronus, what do you think your animal will be?" Если у тебя получится создать полный телесный патронус, как ты думаешь, какое это будет животное?
"An otter," Hermione said at once. - Выдра, - тут же ответила Гермиона.
"An otter?" Harry whispered incredulously. - Выдра? - недоверчиво переспросил Гарри.
"Yes, an otter," said Hermione. "What about yours?" - Да, выдра, - сказала Гермиона. - А кто у тебя?
"Peregrine falcon," Harry said without hesitation. "It can dive faster than three hundred kilometers per hour, it's the fastest living creature there is." - Сапсан, - без заминки выдал Гарри. - Он может пикировать со скоростью более трёхсот километров в час, это самое быстрое существо на земле.
The peregrine falcon had been Harry's favorite animal since forever. Сапсан всегда был любимым животным Гарри.
Harry was determined to become an Animagus someday, just to get that as his form, and fly by the strength of his own wings, and see the land below with sharper eyes... Когда-нибудь Г арри обязательно станет анимагом, только чтобы получить это тело -летать на собственных крыльях и смотреть на землю сверху своим острым взглядом....
"But why an otter?" - А почему именно выдра?
Hermione smiled, but didn't say anything. Гермиона улыбнулась, но промолчала.
And the vast doors of Hogwarts swung open. * * * Громадные врата Хогвартса распахнулись.
They walked for a time, the children, over a pathway that led toward the unforbidden forest, and continued through the forest itself. Какое-то время дети шли по дороге к не-запретному лесу, потом углубились в него.
The Sun was lowering to near the horizon, the shadows long, the sunlight filtered through the bare branches of the winter trees; for it was January, and the first-years the last to learn, that day. Солнце стояло низко над горизонтом, тени были длинными, свет просачивался сквозь голые ветви зимних деревьев. Был январь, и последний день, чтобы выучить заклинание.
Then the path swerved and took a new direction, and they all saw it in the distance, the clearing in the forest, and the sere winter grounds, yellowing dried grass whitened by a few small remnants of snow. Тропинка сменила направление и вдали показалась лесная поляна: обычный зимний пейзаж с желтой сухой травой, местами прикрытой снегом.
The human figures still small at that range. Фигурки людей, крохотные на таком расстоянии.
The two spots of dim white light from the Aurors' Patronuses, and the brighter spot of silver light from the Headmaster's, next to something... Два пятна тусклого белого света - патронусы авроров и более яркое серебристое пятно от патронуса директора, рядом с чем-то....
Harry squinted. Гарри зажмурился.
Something... Чем-то...
It must have been purely Harry's imagination, because there shouldn't have been any way for a Dementor to reach past three corporeal Patronuses, but he thought he could feel a touch of emptiness brushing at his mind, brushing straight at the soft inner center of himself without any respect for Occlumency barriers. Наверняка это лишь игра его воображения, дементор никак не смог бы пробраться через три телесных патронуса, но Гарри казалось, что он чувствует лёгкое прикосновение пустоты к своему разуму, где-то в самом уязвимом центре своего сознания. Прикосновение пустоты, которой плевать на любые барьеры окклюменции.
Seamus Finnigan was ashen and trembling as he rejoined the students milling about on the withered and snow-spotted grass. * * * Мертвенно-бледный, дрожащий Симус Финниган присоединился к ученикам, топчущимся на увядшей и местами заснеженной траве.
Seamus's Patronus Charm had been successful, but there was still that interval between when the Headmaster dispelled his own Patronus and when you were supposed to cast your own, when you faced the Dementor's fear unshielded. У него получилось заклинание Патронуса, но тем не менее между исчезновением патронуса директора и попыткой ученика был некоторый интервал. И в это время ничто не защищало ученика от страха, вызываемого дементором.
Up to twenty seconds of exposure at five paces was certainly safe, even for an eleven-year-old wizard with weak resistance and a still-maturing brain. На расстоянии в пять шагов воздействие, длящееся менее двадцати секунд, было определённо безопасным, даже для одиннадцатилетнего волшебника со слабой сопротивляемостью и всё ещё развивающимся мозгом.
There was a lot of variance in how hard the Dementor's power hit people, which was another thing not quite understood; but twenty seconds was definitely safe. Дементоры действовали на разных людей с совершенно разной силой, и причин этого тоже до конца никто не понимал. Но с уверенностью можно было сказать, что воздействие в течение двадцати секунд - неопасно.
Forty seconds of Dementor exposure at five paces might possibly have been enough to cause permanent damage, though only to the most sensitive subjects. Воздействие дементора с пяти шагов в течение сорока секунд, возможно, могло нанести необратимые повреждения, правда, только самым чувствительным людям.
It was harsh training even by the standards of Hogwarts, where the way you learned to fly on a hippogriff was by being tossed on one and told to get going. Это была суровая тренировка даже по стандартам Хогвартса, где на гиппогрифе учили летать, просто сажая на него и отдавая команду на взлёт.
Harry was no fan of overprotectiveness, and if you looked at the difference in maturity between a fourth-year in Hogwarts and a fourteen-year-old Muggle, it was clear that Muggles were smothering their children... but even Harry had started to wonder if this was pushing it. Гарри не был фанатом сверхизбыточной защиты: если сравнивать зрелость ученика четвёртого курса Хогвартса и четырнадцатилетнего магла, становилось очевидным, что маглы душат своих детей заботой... Но даже Гарри начал сомневаться, не чересчур ли это.
Not every hurt could be healed afterward. Не все травмы можно впоследствии излечить.
But if you couldn't cast the spell under those conditions, it meant you couldn't rely on using the Patronus Charm to defend yourself; overconfidence was even more dangerous to wizards than to Muggles. Но если человек не мог применить заклинание в этих условиях, это означало, что он не может полагаться на заклинание Патронуса, чтобы защитить себя. Самонадеянность для волшебника гораздо опаснее, чем для магла.
Dementors could drain your magic and your physical vitality, not just your happy thoughts, which meant you might not be able to Apparate away if you waited too long, or if you didn't recognize the approaching fear until the Dementor was within range for its attack. (During his reading, Harry had discovered with considerable horror that some books claimed the Dementor's Kiss would eat your soul and that this was the reason for the permanent mindless coma into which it put the victims. Дементор может высосать твою магию и твои жизненные силы, а значит, ты не сможешь аппарировать прочь, если будешь ждать слишком долго или если не распознаешь приближение страха до тех пор, пока дементор не окажется на расстоянии атаки. (В книгах Гарри с изрядным ужасом обнаружил, что, по мнению некоторых авторов, дементор при Поцелуе съедает душу, в результате чего жертва впадает в вечную кому.
And that wizards who believed this had deliberately used the Dementor's Kiss to execute criminals. И волшебники, которые в это действительно верили, умышленно использовали Поцелуй дементора для казни преступников!
It was a certainty that some called criminals were innocent, and even if they weren't, destroying their souls? С уверенностью можно было утверждать, что кто-то из этих преступников на самом деле был невиновен, но даже если это было не так -разрушать их души?!
If Harry had believed in souls, he would have... drawn a blank, he just couldn't think of an appropriate response to that.) Если бы Гарри верил в существование душ, он бы... оставим, он просто не мог придумать, как на это реагировать).
The Headmaster was taking security seriously, and so were the three Aurors standing guard. Директор подошёл к вопросу безопасности серьёзно - на страже стояло трое авроров.
Their leader was an Asianish-looking man, solemn without being grim, Auror Komodo, whose wand never left his hand. Г лавный из них, человек с азиатской внешностью, которого звали аврор Комодо, с серьёзным - но при этом не мрачным - видом не выпускал палочку из рук.
His Patronus, an orangutan of solid moonlight, paced back and forth between the Dementor and the first-years awaiting their turn; beside the orangutan moved the bright white panther of Auror Butnaru, a man with a piercing gaze, long black hair in a ponytail, and a long braided goatee. Его патронус - орангутан из плотного лунного света - ходил взад-вперёд между дементором и первогодками, ожидавшими своей очереди. Орангутана сопровождала ярко-белая пантера аврора Бутнару, человека с пронзительным взглядом, длинными черными волосами, собранными в конский хвост, и длинной заплетённой в косичку козлиной бородкой.
Those two Aurors, and their two Patronuses, were all watching the Dementor. Эти два аврора и их патронусы следили за дементором.
On the opposite side of the students was the resting Auror Goryanof, tall and thin and pale and unshaven, sitting back on a chair he'd conjured without word or wand, and maintaining an absentminded pokerface as he scanned the entire scene. Позади учеников отдыхал аврор Г орянов, высокий худой бледный и небритый мужчина. Он сидел на стуле, который сам сотворил без слов и взмахов палочки, и с рассеянным бесстрастным лицом обозревал всю сцену.
Professor Quirrell had shown up not long after the first-years began their attempts, and his eyes never strayed far from Harry. Профессор Квиррелл появился вскоре после того, как первокурсники начали свои попытки, и его взгляд постоянно возвращался к Гарри.
The tiny Professor Flitwick, who had been a champion duellist, was fiddling absently with his wand; and his eyes, peering out from within the huge puffy beard that served as his face, stayed focused on Professor Quirrell. Крохотный профессор Флитвик, в прошлом чемпион дуэлей, рассеянно поигрывал своей палочкой. Его глаза, видневшиеся над огромной пушистой бородой, заменявшей ему лицо, не отрывались от профессора Квиррелла.
And it must have been Harry's imagination, but Professor Quirrell seemed to wince slightly each time the Headmaster's Patronus winked out to test the next student. И хотя скорее всего дело было в воображении Г арри, но казалось, что профессор Квиррелл вздрагивает всякий раз, когда патронус директора исчезает, чтобы дать проверить силы следующему ученику.
Maybe Professor Quirrell was imagining the same placebo effect as Harry, that backwash of emptiness caressing at his mind. Возможно, на профессора действовал тот же эффект плацебо, что и на Гарри - отголосок пустоты касался и его разума.
"Anthony Goldstein," called the voice of the Headmaster. - Энтони Голдштейн, - раздался голос директора.
Harry quietly walked toward Seamus, even as Anthony began to approach the shining silver phoenix, and... whatever it was beneath the tattered cloak. Гарри тихо подошёл к Симусу. Энтони приближался к сияющему серебряному фениксу и... чему-то в изодранном плаще.
"What did you see?" Harry asked Seamus in a low voice. - Что ты видел? - тихо спросил Гарри у Симуса.
A lot of students hadn't answered Harry, when he'd tried to gather the data; but Seamus was Finnigan of Chaos, one of Harry's lieutenants. Большинство учеников не ответило Гарри, когда он пытался собрать информацию. Но Симус был Финниганом из Хаоса, одним из лейтенантов Гарри.
Maybe that wasn't fair, but... Может, это и нечестно, но...
"Dead," said Seamus in a whisper, "grayish and slimy... dead and left in water for a while... " - Мертвеца, - прошептал Симус, - серого и склизкого... мертвеца, пролежавшего долго в воде...
Harry nodded. Гарри кивнул:
"That's what a lot of people see," Harry said. He projected confidence, even though it was fake, because Seamus needed it. "Go eat some chocolate, you'll feel better." - Большинство именно это и видит, - он излучал уверенность, хотя и фальшивую, потому что это было нужно Симусу. - Съешь шоколада, полегчает.
Seamus nodded and stumbled off toward the table of healing sweets. Симус кивнул и побрёл к столу с целительными сладостями.
"Expecto Patronum!" cried a young boy's voice. - Экспекто патронум! - выкрикнул мальчишеский голос.
Then there were gasps of shock, even from the Aurors. Раздалось потрясённое аханье, даже со стороны авроров.
Harry spun around to look - Гарри обернулся...
There was a brilliant silver bird standing between Anthony Goldstein and the cage. Между Энтони Голдштейном и клеткой стояла сияющая серебряная птица.
The bird reared its head and let out a cry, and the cry was also silver, as bright and hard and beautiful as metal. Она вскинула голову и испустила крик, и крик был тоже серебряный, яркий, твёрдый и прекрасный, как металл.
And something in the back of Harry's mind said, if that's a peregrine falcon, I'm going to strangle him in his sleep. И что-то в глубине сознания Гарри произнесло: если это сапсан, я задушу Энтони во сне.
Shut up, Harry said to the thought, do you want us to be a Dark Wizard? Заткнись, ответил Гарри, ты хочешь, чтобы мы стали Тёмным волшебником?
What's the point? А что?
You're going to end up as one eventually. Ты и так им станешь рано или поздно.
That... wasn't something Harry would usually have thought... Это... были не совсем обычные мысли для Гарри...
It's a placebo effect, Harry told himself again. Эффект плацебо, напомнил Гарри сам себе.
The Dementor can't actually get to me through three corporeal Patronuses, I'm just imagining what I think it's like. Дементор не может добраться до меня через трёх телесных патронусов.
When I actually face the Dementor, it'll feel completely different, and then I'll know I was just being silly before. Я лишь воображаю то, на что по моему мнению похоже влияние дементора. Когда я встречусь с дементором на самом деле, всё будет совершенно по-другому, и тогда я пойму, как глуп я был раньше.
A slight chill went down Harry's spine then, because he had a feeling that yes, it would be completely different, and not in a positive direction. По спине Гарри пробежал холодок. Он чувствовал, что всё действительно будет по-другому, причём не в лучшую сторону.
The blazing silver phoenix sprang back into existence from the Headmaster's wand, the lesser bird vanished; and Anthony Goldstein began to walk back. Пылающий серебряный феникс опять появился из палочки директора. Меньшая птица исчезла, и Энтони Голдштейн пошёл назад.
The Headmaster was coming with Anthony instead of calling out the next name, the Patronus waiting behind to guard the Dementor. Вместо того, чтобы выкрикнуть следующее имя, директор зашагал рядом с ним. Патронус остался сторожить дементора.
Harry glanced over to where Hermione was standing, just behind the glowing panther. Г арри бросил взгляд на Г ермиону, стоявшую рядом с сияющей пантерой.
Hermione's turn would have come next, but had apparently just been delayed. Гермиона должна была идти после Энтони, но, судя по всему, это откладывалось.
She looked stressed. Девочка выглядела подавленной.
Earlier, she'd politely asked Harry to please stop trying to destress her. Ранее она вежливо попросила Г арри оставить попытки её подбодрить.
Dumbledore was smiling slightly as he escorted Anthony back toward the others; smiling only slightly, because the Headmaster looked very, very tired. Дамблдор слегка улыбался, сопровождая Энтони к остальным. Слегка - потому что он выглядел очень и очень усталым.
"Unbelievable," said Dumbledore in a voice that sounded much weaker than his accustomed boom. "A corporeal Patronus, in his first year. - Невероятно, - голос Дамблдора был гораздо слабее, чем его обычный рокот. - Телесный патронус на первом курсе.
And an astounding number of successes among the other young students. И поразительное количество успехов среди остальных учеников.
Quirinus, I must acknowledge that you have proved your point." Квиринус, я должен признать, что вы доказали свою точку зрения.
Professor Quirrell inclined his head. Профессор Квиррелл склонил голову:
"A simple enough guess, I should think. - Довольно простая догадка, на мой взгляд.
A Dementor attacks through fear, and children are less afraid." Дементор воздействует через страх, а у детей страхов меньше.
"Less afraid?" said Auror Goryanof from where he was sitting. - Страхов меньше? - переспросил аврор Горянов со своего места.
"So I said as well," said Dumbledore. "And Professor Quirrell pointed out that adults had more courage, not less to fear; which thought, I confess, had never occurred to me before." - Я тоже удивился, - сказал Дамблдор, - но профессор Квиррелл указал, что у взрослых больше смелости, а не меньше страхов. Эта мысль, признаюсь, не приходила мне раньше в голову.
"That was not my precise phrasing," Professor Quirrell said dryly, "but it will do. - Это не точная передача моих слов, - сухо произнёс Квиррелл, - но пусть так.
And the rest of our agreement, Headmaster?" А что насчёт второй части нашего соглашения, директор?
"As you say," Dumbledore said reluctantly. "I admit I was not expecting to lose that wager, Quirinus, but you have proven your wisdom." - Как скажете, - неохотно ответил Дамблдор. -Признаюсь, я не ожидал, что проиграю этот спор, Квиринус, но вы доказали свою мудрость.
All the students were looking at them, puzzled; except Hermione, who was staring in the direction of the cage and the tall decaying robes; and Harry, who was watching everyone, since he was imagining himself feeling paranoid. Все ученики смотрели на них с озадаченным видом. Исключение составляли Гермиона, которая не отрывала взгляд от клетки и высокого существа в гниющем плаще, и Гарри, который следил за всеми, потому что чувствовал себя сегодня параноиком.
Professor Quirrell said, in tones that did not invite further comments, Тоном, не подразумевающим дальнейшей дискуссии, профессор Квиррелл произнёс:
"I am allowed to teach the Killing Curse to students who wish to learn it. - Мне разрешено учить Смертельному проклятию учеников, которые захотят ему научиться.
Which will render them considerably safer from Dark Wizards and other pests, and it is foolish to think they will otherwise know no deadly magics." Professor Quirrell paused, his eyes narrowing. "Headmaster, I respectfully observe that you are not looking well. Это позволит им меньше опасаться Тёмных волшебников и прочих неприятных существ. Глупо полагаться на то, что те не знакомы со смертоносной магией, - профессор Квиррелл помолчал, затем его глаза сузились. - Директор, при всём к вам уважении, я хочу заметить, что вы плохо выглядите.
I suggest leaving the remainder of the day's task to Professor Flitwick." Предлагаю вам на остаток дня передать свой пост профессору Флитвику.
Dumbledore shook his head. Директор покачал головой:
"We are almost done for the day, Quirinus. - Осталось уже немного, Квиринус.
I will last." Я выдержу.
Hermione had approached Anthony. Гермиона подошла к Энтони.
"Captain Goldstein," she said, and her voice trembled only a little, "can you give me any advice?" Её голос самую малость подрагивал: - Капитан Голдштейн, вы можете дать мне какой-нибудь совет?
"Don't be afraid," Anthony said firmly. "Don't think about anything it tries to make you think about. - Г лавное не бояться, - твёрдо ответил Энтони, - и не думать ни о чём, что оно попытается внушить.
You're not just holding up the wand in front of you as a shield against the fear, you're brandishing your wand to drive the fear away, that's how you make a happy thought into something solid..." Anthony shrugged helplessly. "I mean, I heard all that before, but..." Нужно не просто держать свою палочку в качестве щита, а самому атаковать страх движением палочки, заставить его отступить, вот так радостные мысли превращаются во что-то материальное... - он прервался и беспомощно пожал плечами, - Я хочу сказать, я слышал это и раньше, но...
Other students were starting to congregate around Anthony, with their own questions. Вокруг Энтони начали собираться и другие ученики, у которых тоже были вопросы.
"Miss Granger?" the Headmaster said. His voice might have been gentle, or just weakened. - Мисс Грейнджер? - позвал директор мягким, а может, просто уставшим голосом.
Hermione straightened her shoulders, and followed him. Она выпрямила спину и пошла следом за Дамблдором.
"What did you see under the cloak?" Harry said to Anthony. - Что ты видел под плащом? - спросил Гарри у Энтони.
Anthony looked at Harry, surprised, and then answered, Тот посмотрел с удивлением, но всё же ответил:
"A very tall man who was dead, I mean, sort of dead-shaped and dead-colored... it hurt to see him and I knew that was the Dementor trying to get at me." - Очень высокий, мёртвый человек, то есть, по форме и по цвету... Смотреть на него было больно, и я знал, что дементор так пытается добраться до меня.
Harry looked back out at where Hermione was confronting the cage and the cloak. Гарри опять посмотрел туда, где перед клеткой и существом в плаще стояла Гермиона.
Hermione raised her wand into position for the first gestures. Она подняла волшебную палочку, встав в позицию, с которой начинается заклинание.
The Headmaster's phoenix winked out of existence. В мгновение ока, сияющий феникс директора исчез.
And Hermione gave a tiny, pathetic shriek, flinched - Изо рта Г ермионы вырвался жалкий, тонкий визг, она дёрнулась...
- took a step back, Harry could see her wand moving, and then she brandished it and said ...и сделала шаг назад, Гарри видел как двигается её палочка, как она делает финальный взмах, сопровождаемый словами:
"Expecto Patronum!" "Экспекто Патронум!"
Nothing happened. Ничего не произошло.
Hermione turned and ran. Гермиона развернулась и побежала.
"Expecto Patronum!" said the Headmaster's deeper voice, and the silver phoenix blazed back to life. - Экспекто Патронум! - произнёс глубокий голос директора, и перед клеткой вновь засиял серебряный феникс.
The young girl stumbled, and kept running, strange sounds beginning to come from her throat. Девочка спотыкалась, но всё равно продолжала бежать, из её горла начали вырываться странные звуки.
"Hermione!" Susan yelled it, and Hannah, and Daphne, and Ernie, and they all started to run toward her; even as Harry, who was always thinking one step ahead, spun on his own heel and ran for the table with the chocolate. - Гермиона! - закричали Сьюзен, Ханна, Дафна и Эрни и побежали к ней. В тот же миг Гарри, который, как всегда думал на шаг вперёд, сорвался с места и побежал к столу с шоколадом.
Even after Harry had shoved the chocolate into Hermione's mouth and she'd chewed and swallowed, she was still breathing in great gasps and crying, her eyes still seemed unfocused. Гарри поднёс шоколад к самому рту Гермионы, но даже прожевав и проглотив его, она всё равно плакала, тяжело дышала и смотрела в пустоту.
She can't have been permanently Demented, Harry thought desperately at the confusion inside him, the horrible fear and deathly fury beginning to twist around each other, she can't have been, she wasn't exposed for even ten seconds let alone forty - Она не могла получить неизлечимых повреждений, - он отчаянно цеплялся за спасительную мысль, в то время как жуткий ужас и смертоносная ярость сплетались в его душе, -это невозможно, она подвергалась воздействию дементора менее десяти секунд, и это гораздо меньше безопасных сорока...
But she could be temporarily Demented, as Harry realized in that moment, there wasn't any rule that you couldn't be temporarily injured by a Dementor in just ten seconds if you were sensitive enough. Но вслед за этой мыслью пришла другая - она могла получить временные повреждения, потому что нет никаких правил, которые бы гласили, что особо чувствительные люди не успеют получить временных повреждений за десять секунд.
Then Hermione's eyes seemed to focus, and dart around, and settle on him. Взгляд Г ермионы сфокусировался, она огляделась вокруг и уставилась на него.
"Harry," she gasped, and the other students went silent. "Harry, don't. - Гарри, - с видимым усилием воскликнула она. Все ученики замерли. - Гарри, нет.
Don't!" Не делай этого!
Harry was suddenly afraid to ask what he shouldn't do, was he in her worst memories, or some sleep's nightmare that she was now reliving in waking life? Неожиданно Гарри охватил страх, он боялся спросить - чего он не должен делать? Неужели именно он был в её худших воспоминаниях или ночных кошмарах, которые теперь преследовали её наяву?
"Don't go near it!" said Hermione. - Не приближайся к нему! - крикнула Гермиона.
Her hand reached out, grabbed him by the lapel of his robes. "You mustn't go near it, Harry! Она схватила его за отвороты мантии, - Г арри, ты должен держаться от него как можно дальше!
It spoke to me, Harry, it knows you, it knows you're here!" Он говорил со мной, Г арри, он ищет тебя, и знает, что ты здесь!
"What -" Harry said, and then cursed himself for asking. - Что... - спросил было Гарри, но осёкся и мысленно себя обругал.
"The Dementor!" said Hermione. Her voice rose to a shriek. "Professor Quirrell wants it to eat you!" - Дементор! - Гермиона почти визжала. -Профессор Квиррелл хочет, чтобы он тебя съел!
In the sudden hush, Professor Quirrell came forward a few steps; but he didn't approach any closer (Harry was there, after all). Все разговоры стихли. Профессор Квиррелл приблизился на пару шагов и остановился (ведь рядом с Гермионой стоял Гарри).
"Miss Granger," he said, and his voice was grave, "I think you should have some more chocolate." - Мисс Грейнджер, - веско сказал профессор, - я думаю, вам необходимо съесть ещё шоколада.
"Professor Flitwick, don't let Harry try, send him back!" - Профессор Флитвик, не позволяйте Гарри подходить к дементору, отправьте его в школу!
The Headmaster had arrived by then, and he and Professor Flitwick were exchanging worried looks. Подоспевший директор обменялся встревоженными взглядами с профессором Флитвиком.
"I did not hear the Dementor speak," the Headmaster said. "Still..." - Я не слышал, чтобы дементор что-то говорил, -начал Дамблдор. - И тем не менее...
"Just ask," said Professor Quirrell, sounding a little weary. - Просто спросите, - утомлённо предложил профессор Квиррелл.
"Did the Dementor say how it would get to Harry?" said the Headmaster. - Дементор сказал, как он будет поедать Гарри? -спросил директор.
"All his tastiest parts first," said Hermione, "it would - it would eat -" - Сначала самые вкусные части, - ответила Гермиона, - он... он съест...
Hermione blinked. Гермиона моргнула.
Some sanity seemed to come back into her eyes. Её взгляд немного прояснился.
Then she started crying. И она заплакала.
"You were too brave, Hermione Granger," the Headmaster said. His voice was gentle, and clearly audible. "Too much braver than I comprehended. - Вы просто слишком отважны, Гермиона Грейнджер, - мягко, но отчётливо сказал директор. - Гораздо отважней, чем я предполагал.
You should have turned and run, not endured and tried to complete your Charm. Вам следовало сразу же развернуться и бежать, а не пытаться завершить заклинание.
When you are older and stronger, Miss Granger, I know that you will try again, and I know that you will succeed." Когда вы станете старше и сильнее, я знаю, вы сделаете ещё попытку, и я уверен она точно окажется удачной.
"I'm sorry," Hermione said in gasps, "I'm sorry, I'm sorry, I'm sorry... - Мне так жаль, - бормотала Г ермиона, судорожно глотая воздух, - мне так жаль.
I'm sorry, Harry, I can't tell you what I saw, I didn't look at it, I didn't dare look at it, I knew it was too horrible to ever be seen..." Мне... Мне... Гарри, я ужасно сожалею, но я не смогу сказать, что я увидела под плащом, потому что я не смотрела, не смогла посмотреть на него, я знала - это слишком ужасно...
It should have been Harry, but he'd hesitated, because his hands were all chocolatey; and then Ernie and Susan were there, helping Hermione from where she'd fallen on the grass, leading her toward the snacks table. Гарри следовало бы помочь Гермионе подняться, но его руки были в шоколаде, и пока он сомневался, Эрни и Сьюзен подняли её с травы, на которой она лежала, и повели к столику со сластями.
Five bars of chocolate later, Hermione seemed to be all right again, and she went over and apologized to Professor Quirrell; but she was always watching Harry, every time that he glanced in her direction. Спустя пять плиток шоколада, Г ермиона уже настолько пришла в себя, что даже попросила прощения у профессора Квиррелла. Тем не менее, она то и дело бросала на Гарри встревоженные взгляды.
He'd stepped toward her only once, and stopped when she'd stepped away. Гарри попытался подойти к ней, но она тут же сделала шаг назад, так что от дальнейших попыток он воздержался.
Her eyes had silently apologized, and silently pleaded for him to leave her be. Взгляд Гермионы молча просил прощения и так же молча сообщал: мне нужно побыть одной.
Neville Longbottom had seen something dead and half-dissolved, oozing and running with a face like a squashed sponge. * * * Невилл Лонгботтом видел нечто мёртвое и полуразложившееся, подтекающее, с лицом напоминающим сплющенную губку.
It was the worst thing anyone had yet described seeing. И, судя по описанию, пока ещё никто не видел ничего более омерзительного.
Neville had been able to produce a small flicker of light from his wand before, but he had, intelligently and with great presence of mind, turned and run away instead of trying to cast his own Patronus Charm. Невиллу удалось произвести своей палочкой небольшое мерцание света, прежде чем он благоразумно и не теряя присутствия духа повернулся и сбежал, решив не пытаться вызвать настоящий патронус.
(The Headmaster had said nothing to the other students, told no one else to be less brave; but Professor Quirrell had calmly observed that if you made the mistake after being warned, that was when ignorance became stupidity.) (Директор ничего не сказал другим ученикам, не советовал никому быть менее храбрым, но профессор Квиррелл спокойно заметил, что если вы совершаете ошибку уже после того, как вас предупредили, то это тот случай, когда невежество переходит в глупость.)
"Professor Quirrell?" Harry said in a low voice, having come as close to the Defense Professor as he dared. "What do you see when you -" - Профессор Квиррелл? - тихонько спросил Г арри, подойдя к нему так близко, как только осмеливался. - Что вы видите, когда...
"Don't ask." The voice was very flat. - Не спрашивайте, - голос был совершенно безжизненный.
Harry nodded respectfully. Гарри уважительно кивнул.
"What was your original phrasing to the Headmaster, if I can ask?" - А можно поинтересоваться, что вы сказали директору? Дословно?
Dryly. "Our worst memories can only grow worse as we grow older." - Наши худшие воспоминания с возрастом становятся только хуже, - сухо ответил профессор.
"Ah," Harry said. "Logical." - А, - выдавил Гарри. - Логично.
Something strange flickered in Professor Quirrell's eyes, then, as he looked at Harry. Что-то странное мелькнуло во взгляде профессора Квиррелла, когда он посмотрел на Гарри.
"Let us hope," Professor Quirrell said, "that you succeed upon this try, Mr. Potter. - Будем надеяться, - сказал Квиррелл, - что в этот раз у вас получится, мистер Поттер.
For if you do, the Headmaster may teach you his trick of using a Patronus to send messages that cannot be forged or intercepted, and the military importance of that is impossible to overstate. Тогда директор сможет научить вас, как с помощью патронуса посылать сообщения, которые невозможно подделать или перехватить. Военную ценность такого умения невозможно переоценить.
It would be a tremendous advantage to the Chaos Legion, and someday, I suspect, this entire country. Это может стать огромным преимуществом для Легиона Хаоса, а когда-нибудь, я подозреваю, и для всей страны.
But if you do not succeed, Mr. Potter... well, I shall understand." Но если у вас не получится, мистер Поттер... ну, я это пойму.
Morag MacDougal had said, in a wavering voice, * * * Мораг МакДугал дрожащим голосом сказала
"Ouch", and Dumbledore had recast his Patronus right away. "Ой", и Дамблдор тут же вызвал своего патронуса обратно.
Parvati Patil had produced a corporeal Patronus in the form of a tiger, larger than Dumbledore's phoenix, though not nearly as bright. Парвати Патил вызвала телесный патронус в виде тигра, который был крупнее, чем феникс Дамблдора, правда, значительно уступал тому в яркости.
There had been a great burst of applause from all the watchers, though not the same shock as when Anthony had done it. Все присутствовавшие громко зааплодировали, но такого шока, какой вызвал патронус Энтони, уже не было.
And then it was Harry's turn. А затем настала очередь Гарри.
The Headmaster called the name of Harry Potter, and Harry was afraid. Директор назвал его имя, и Гарри ощутил страх.
Harry knew, he knew that he was going to fail, and he knew that it was going to hurt. Гарри знал, он знал, что провалит попытку, и он знал, что это будет больно.
But he still had to try; because sometimes, in the presence of a Dementor, a wizard went from not a flicker of light to a full corporeal Patronus, and no one understood why. Тем не менее, он должен был попробовать, потому что иногда, в присутствии дементора, волшебнику, который ранее не мог произвести даже искорки света, удавалось вызвать полный телесный патронус, и никто не понимал, почему.
And because if Harry couldn't defend himself from Dementors, he had to be able to recognize their approach, recognize the feeling of them in his mind, and run before it was too late. И если Г арри не сможет защититься от дементора, он всё равно должен уметь распознать его приближение, узнать это ощущение и сбежать пока не поздно.
What is my worst memory...? Какое же у меня худшее воспоминание?..
Harry had expected the Headmaster to give him a worried look, or a hopeful look, or deeply wise advice; but instead Albus Dumbledore only watched him with quiet calm. Гарри ожидал, что директор посмотрит на него с беспокойством или с надеждой или даст мудрый совет, но Альбус Дамблдор лишь наблюдал за ним с тихим спокойствием.
He thinks I'm going to fail, but he won't sabotage me by telling me so, thought Harry, if he had true words of encouragement to speak, he would speak them... Он тоже считает, что я провалюсь, но он не станет говорить об этом, чтобы не подорвать мою уверенность. Если бы у него были верные слова поддержки, он бы их сказал...
The cage came closer. Клетка приблизилась.
It was already tarnished, but not rusted away to nothing, not yet. Её металл уже потускнел, но пока ещё не проржавел.
The cloak came closer. Плащ приблизился.
It was unraveling and shot through with unpatched holes; it had been new that morning, Auror Goryanof had said. Он почти разваливался, и в нём зияли прорехи, хотя, по словам аврора Г орянова, ещё утром плащ был новым.
"Headmaster?" Harry said. "What do you see?" - Директор? - произнес Гарри. - Что вы видите?
The Headmaster's voice was also calm. Голос директора был спокоен, как и его вид.
"The Dementors are creatures of fear, and as your fear of the Dementor diminishes, so does the fearsomeness of its form. - Дементоры - существа, сотканные из страха, по мере того, как твоя боязнь дементора уменьшается, уменьшается и отвратительность его вида.
I see a tall, thin, naked man. Я вижу высокого, худого, обнажённого человека.
He is not decaying. Он не разлагается.
He is only slightly painful to look upon. Просто на него немного неприятно смотреть.
That is all. Это всё.
What do you see, Harry?" А что видишь ты, Гарри?
...Harry couldn't see under the cloak. ...Под плащом Гарри не увидел ничего.
Or that wasn't right, it was that his mind was refusing to see what was under the cloak... Вернее, это его разум отказывался видеть что-либо под плащом...
No, his mind was trying to see the wrong thing under the cloak, Harry could feel it, his eyes trying to force a mistake. Нет, его разум пытался увидеть под плащом что-то очень неправильное, Г арри чувствовал, как его глаза пытаются совершить ошибку.
But Harry had done his best to train himself to notice that tiny feeling of confusion, to automatically flinch away from making stuff up; and every time his mind tried to start inventing a lie about what was under the cloak, that reflex was fast enough to shut it down. Но он заранее приложил массу усилий, чтобы натренироваться замечать подобные крохотные ощущения замешательства, натренироваться отмахиваться от попыток подделать реальность. Каждый раз, когда его разум пытался придумать какую-то ложь относительно того, что же было под плащом, этот выработанный рефлекс быстро его останавливал.
Harry looked under the cloak and saw... Гарри смотрел под плащ и видел...
An open question. Непростой вопрос.
Harry wouldn't let his mind see something false, and so he didn't see anything, like the part of his visual cortex getting that signal was just ceasing to exist. Гарри не позволял себе увидеть что-то ложное, и потому он не видел ничего, будто отмерла часть коры мозга, отвечающая за зрение.
There was a blind spot under the cloak. Под плащом было слепое пятно.
Harry couldn't know what was under there. Гарри не мог узнать, что же там было на самом деле.
Just that it was far worse than any decaying mummy. Он только знал, что это было хуже любой разлагающейся мумии.
The unseeable horror beneath the cloak was very close, now, but the blazing bird of moonlight, the white phoenix, yet lay between them. Непознаваемый ужас под плащом был уже совсем близко, но белый феникс, сияющая птица из лунного света, всё ещё разделял их.
Harry wanted to run away like some of the other students had. Г арри захотелось сбежать, как уже сбежали некоторые ученики.
Half the ones who'd had no luck with their Patronus Charms just hadn't shown up today in the first place. Половина тех, у кого не получилось вызвать патронус на первом занятии, сегодня попросту не пришла.
Of those remaining, half had fled before the Headmaster had even dispelled his own Patronus, and no one had said a word. Из оставшихся половина сбежала прежде, чем директор убрал свой патронус, и никто не сказал им ни слова.
There'd been a little laughter when Terry had turned and walked back before his own try; and Susan and Hannah, who'd gone before, had yelled at everyone to shut up. Когда Терри повернулся и ушёл ещё до того, как наступила его очередь, раздались редкие смешки, но Ханна со Сьюзен, уже отказавшиеся от своей попытки, крикнули остальным заткнуться.
But Harry was the Boy-Who-Lived, and he would lose much respect if he was seen to give up without even trying... Но Гарри был Мальчиком-Который-Выжил, и если он сдастся даже не попробовав, то заметно упадёт в глазах окружающих.
Pride and roles seemed to diminish and fall away, in the presence of whatever lay beneath the cloak. Однако гордость и статус, как оказалось, сильно обесценились в присутствии того, что находилось под плащом.
Why am I still here? Почему я всё ещё здесь?
It wasn't the shame of others thinking him cowardly, that kept Harry's feet in place. Не стыд за возможную трусость удерживал ноги Гарри.
It wasn't the hope of repairing his reputation that brought up his wand. Не надежда на восстановление репутации заставила его поднять палочку.
It wasn't the desire to master the Patronus Charm as magic, that moved his fingers into the initial position. Не желание овладеть заклинанием Патронуса сдвинуло его пальцы в исходную позицию.
It was something else, something that had to oppose whatever lay beneath the cloak, this was the true darkness and Harry had to find out whether it lay within him, the power to drive it back. Это было что-то другое, что-то, что просто обязано было противопоставить себя той кромешной тьме под плащом. Г арри должен был проверить, есть ли в нём силы отбросить эту тьму.
Harry had planned to try one final time to think of his book-shopping spree with his father, but instead, at the last minute, facing the Dementor, a different memory occurred to him, something he hadn't tried before; a thought that wasn't warm and happy in the ordinary way, but felt righter, somehow. Сначала Гарри собирался последний раз попробовать воспоминание о покупке книг отцом, но в последнюю минуту, уже стоя перед дементором, он решил использовать другое воспоминание, которое он ещё не пробовал. Это воспоминание не было тёплым и счастливым в обычном смысле, но почему-то он чувствовал, что оно подойдёт лучше.
And Harry remembered the stars, remembered them burning terribly bright and unwavering in the Silent Night; he let that image fill him, fill all of him like an Occlumency barrier across his entire mind, became once again the bodiless awareness of the void. Г арри вспомнил звёзды, ужасно яркие, немигающие, сияющие в безвременной пустоте. Он позволил этой картине заполнить себя, заполнить целиком, как барьер окклюменции, закрывающий весь разум, он потерял тело и вновь стал чистым созерцанием пустоты.
The bright silver shining phoenix vanished. Яркий, сияющий серебром феникс исчез.
And the Dementor smashed into his mind like the fist of God. И дементор врезался в его разум, как кулак бога.
FEAR / COLD / DARKNESS СТРАХ / ХОЛОД / ТЬМА
There was an instant when the two forces clashed head-on, when the peaceful starlit memory held its own against the fear, even as Harry's fingers began the wand motions, practiced until they had become automatic. На мгновенье, когда две силы столкнулись, мирные воспоминания о сияющих звёздах выдержали давление страха, а пальцы Г арри начали совершать натренированные до автоматизма движения палочкой.
They weren't warm and happy, those blazing points of light in perfect blackness; but it was an image the Dementor could not easily pierce. Они не были тёплыми и счастливыми, эти сияющие точки света в абсолютной черноте, но именно этот образ задержал дементора.
For the silent burning stars were vast and unafraid, and to shine in the cold and darkness was their natural state. Ибо безмолвные горящие звёзды громадны и не ведают страха, их природное состояние - светить в холоде и тьме.
But there was a flaw, a crack, a fault-line in the immovable object trying to resist that irresistible force. Но был изъян, трещина, слабое место в этом статичном образе, противостоявшем неудержимой силе.
Harry felt a twinge of anger at the Dementor for trying to feed on him, and it was like slipping on wet ice. Г арри почувствовал вспышку гнева, когда дементор попытался присосаться к нему и будто поскользнулся на мокром льду.
Harry's mind began to slide sideways, into bitterness, black fury, deathly hatred - Его мысли начали съезжать в сторону, к горечи, чёрной ярости, смертельной ненависти...
Harry's wand came up in the final brandish. Наступило время сделать финальный выпад.
It felt wrong. Он почувствовал фальшь.
"Expecto Patronum," his voice spoke, the words hollow and pointless. - Экспекто Патронум, - прозвучали пустые, бессмысленные слова.
And Harry fell into his dark side, fell down into his dark side, further and faster and deeper than ever before, down down down as the slide accelerated, as the Dementor latched onto the exposed and vulnerable parts and fed on them, eating away the light. И Гарри провалился в свою тёмную сторону, глубже и глубже, быстрее и дальше, чем когда-либо, вниз, вниз, вниз, ускоряясь по мере того, как дементор вцепился и стал пожирать неприкрытые, уязвимые части его разума, выедая свет.
A fading reflex scrabbled for warmth, but even as an image of Hermione came to him, or an image of Mum and Dad, the Dementor twisted it, showed him Hermione lying dead on the ground, the corpses of his mother and father, and then even that was sucked away. Угасающий рефлекс цеплялся за остатки тепла, но даже когда к нему пришли образы Гермионы, мамы и папы, дементор извратил их, показал ему Гермиону, лежащую мёртвой, трупы его мамы и папы, а затем и это было высосано без остатка.
Into the vacuum rose the memory, the worst memory, something forgotten so long ago that the neural patterns shouldn't have still existed. В этом вакууме просыпались воспоминания, худшие воспоминания, нечто забытое так давно, что эти нейронные цепи вообще не должны были сохраниться.
"Lily, take Harry and go! - Лили, хватай Гарри и уходи!
It's him!" shouted a man's voice. "Go! Это он! - кричал какой-то мужчина. - Уходи!
Run! Беги!
I'll hold him off!" Я задержу его!
And Harry couldn't help but think, in the empty depths of his dark side, how ridiculously overconfident James Potter had been. В пустых глубинах своей тёмной стороны Гарри не мог не подумать, каким невообразимо самоуверенным был Джеймс Поттер.
Hold off Lord Voldemort? Задержать Лорда Волдеморта?
With what? Чем?
Then the other voice spoke, high-pitched like the hiss of a teakettle, and it was like dry ice laid on Harry's every nerve, like a brand of metal cooled to liquid helium temperatures and laid on every part of him. Затем послышался другой голос, резкий и пронзительный, как свисток чайника. Каждый нерв Г арри будто обложили сухим льдом, будто к телу прикоснулся металл, охлажденный жидким гелием.
And the voice said: И этот голос произнес:
"Avadakedavra." - Авадакедавра.
(The wand flew from the boy's nerveless fingers as his body began to convulse and fall, the Headmaster's eyes widening in alarm as he began his own Patronus Charm.) (Палочка выпала из ослабших пальцев мальчика, тело упало и забилось в конвульсиях. Глаза Дамблдора в тревоге расширились, и он начал вызывать свой патронус).
"Not Harry, not Harry, please not Harry!" screamed the woman's voice. - Только не Гарри, нет, пожалуйста, только не Гарри! - закричала женщина.
Whatever was left of Harry listened with all the light drained out of him, in the dead void of his heart, and wondered if she thought that Lord Voldemort would stop because she asked politely. Нечто, оставшееся от Гарри, лишённое света, в мёртвой пустоте своего сердца слушало и удивлялось: неужели она думала, что Лорд Волдеморт остановится, если его вежливо попросить?
"Step aside, woman!" said the shrill voice of burning cold. "For you I am not come, only the boy." - В сторону, женщина! - раздался пронзительный, обжигающий холодом голос. - Ты мне не нужна, мне нужен только мальчишка.
"Not Harry! - Только не Гарри!
Please... have mercy... have mercy..." Пожалуйста... пощадите... пощадите...
Lily Potter, Harry thought, seemed not to understand what type of people became Dark Lords in the first place; and if this was the best strategy she could conceive to save her child's life, that was her final failure as a mother. Лили Поттер, подумал Г арри, казалось, не понимала, из какого сорта людей получаются Тёмные Лорды. И если это было лучшей стратегией спасения жизни своего ребёнка, которую она могла придумать, то произошедшее -её окончательный провал как матери.
"I give you this rare chance to flee," said the shrill voice. "But I will not trouble myself to subdue you, and your death here will not save your child. - Я даю тебе редкий шанс сбежать, - ответил пронзительный голос. - У меня нет причин тратить на тебя время, и твоя смерть не спасёт ребёнка.
Step aside, foolish woman, if you have any sense in you at all!" Прочь, глупая женщина, если у тебя есть хоть капля здравого смысла!
"Not Harry, please no, take me, kill me instead!" - Только не Гарри, нет, пожалуйста, возьмите меня, убейте меня вместо него!
The empty thing that was Harry wondered if Lily Potter seriously imagined that Lord Voldemort would say yes, kill her, and then depart leaving her son unharmed. Пустота, которая была Гарри, опять удивилась: неужели Лили Поттер серьёзно надеялась, что Лорд Волдеморт ответит "Да", убьёт её и оставит ребёнка невредимым?
"Very well," said the voice of death, now sounding coldly amused, "I accept the bargain. - Прекрасно, - послышался голос смерти, теперь с нотками холодного веселья. - Я принимаю твои условия.
Yourself to die, and the child to live. Тебе - умереть, а ребёнку - жить.
Now drop your wand so that I can murder you." А теперь брось палочку, чтобы я мог убить тебя.
There was a hideous silence. Повисла жуткая тишина.
Lord Voldemort began to laugh, horrible contemptuous laughter. Лорд Волдеморт засмеялся ужасным презрительным смехом.
And then, at last, Lily Potter's voice shrieked in desperate hate, А затем, голос Лили Поттер вскрикнул в отчаянной ненависти
"Avada ke-" - Авада ке...
The lethal voice finished first, the curse rapid and precise. Г олос, несущий смерть, закончил первым, проклятием быстрым и точным.
"Avadakedavra." - Авадакедавра.
A blinding flare of green marked the end of Lily Potter. Ослепительная зелёная вспышка отметила смерть Лили Поттер.
And the boy in the crib saw it, the eyes, those two crimson eyes, seeming to glow bright red, to blaze like miniature suns, filling Harry's whole vision as they locked to his own - А мальчик в колыбельке увидел их. Глаза. Сверкающие ярко-красные глаза, светящиеся, как маленькие солнца. Встретившись с глазами Гарри, они заполнили собой всё пространство...
The other children saw Harry Potter fall, they heard Harry Potter scream, a thin high-pitched scream that seemed to pierce their ears like knives. * * * Другие дети увидели, как Гарри Поттер упал, они услышали его крик, тонкий, пронзительный, режущий уши, словно ножом.
There was a brilliant silver flash as the Headmaster bellowed "Expecto Patronum!" and the blazing phoenix returned to being. Директор крикнул "Экспекто Патронум!", и в яркой серебряной вспышке возродился сияющий феникс.
But Harry Potter's horrible scream went on and on and on, even as the Headmaster scooped up the boy in his arms and bore him away from the Dementor, even as Neville Longbottom and Professor Flitwick both went for the chocolate at the same time and - Но ужасный крик Гарри Поттера продолжался и продолжался, даже когда директор поднял его на руки и понёс прочь от дементора, даже когда Невилл и профессор Флитвик одновременно бросились за шоколадом и...
Hermione knew it, she knew it as she saw it, she knew that her nightmare had been real, it was coming true, somehow it was coming true. Гермиона узнала, она моментально узнала свой кошмар, который теперь становился реальностью, каким-то образом он становился правдой.
"Get him chocolate!" demanded the voice of Professor Quirrell, pointlessly, because Professor Flitwick's tiny form was already cannonballing toward where the Headmaster was racing toward the students. - Дайте ему шоколад! - запоздало потребовал профессор Квиррелл. Маленькая фигурка профессора Флитвика уже метнулась навстречу бегущему директору.
Hermione was moving forward herself, though she didn't know what else she meant to do - Гермиона тоже побежала к ним, хоть и не знала, чем она может помочь...
"Cast Patronuses!" shouted the Headmaster, as he brought Harry behind the Aurors. "Everyone who can! - Вызовите патрону сов! - крикнул директор, поднося Гарри к месту, где стояли авроры. - Все, кто может!
Get them between Harry and the Dementor! Поставьте их между Гарри и дементором!
It's still feeding on him!" Он всё ещё пожирает его!
There was a moment of frozen horror. На миг все замерли в ужасе.
"Expecto Patronum!" shouted Professor Flitwick and Auror Goryanof, and then Anthony Goldstein, but he failed the first time, and then Parvati Patil, who succeeded, and then Anthony tried again and