Игорь Николаевич Конычев - Стальной охотник [litres]

Стальной охотник [litres] 1750K, 230 с.   (скачать) - Игорь Николаевич Конычев

Игорь Конычев
Стальной охотник

Серия «Боевая фантастика»


Оформление обложки Айрата Аслямова


Выпуск произведения без разрешения издательства считается противоправным и преследуется по закону


© Игорь Конычев, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017


Возвращение домой

Небо. Такое далекое и в то же время такое близкое. Не важно, на какой планете ты обращаешь на него взгляд: картина везде будет разная, а вот чувства…

Чувства, может, и лгут, но только если им позволяет разум. Стоит пойти на поводу у сердца, и все, непременно попадешь в неприятности или же просто умрешь. Для охотника за головами идти на поводу у чувств – непозволительная роскошь, цена за которую не то что бы высока.

Нет.

Здесь все зависит от человека. Если кто-то скажет вам, что жизнь бесценна – плюньте ему в лицо, все имеет свою цену. Любое живое существо можно купить или, если оно само не захочет продать свою жизнь, то найдутся те, кто хорошо заплатит нужным людям, для которых убийство – всего лишь работа. А там уже, как повезет…

Хэвард улыбнулся своим мыслям. Перед тем как мужчина с тихим щелчком опустил щиток на шлеме, его яркие, серебристые глаза, устремленные к небу, хищно сверкнули.

– Босс, – идущий чуть впереди худощавый мужчина обернулся. Встретившись взглядом с ухмыляющейся рожей странного чудовища, изображенной на опущенном щитке шлема Хэварда, он поморщился. – Я предпочел бы общаться с человеком, а не с вот этим вот, – мужчина покрутил пальцем перед оскаленной пастью.

– В чем дело, Шон? – Хэвард снял свой шлем, вдохнув густой, насыщенный непередаваемой смесью ароматов воздух Ораки, которую многие называли попросту – Тухлая.

Поводом для столь неприятного прозвища стал ужасный запах разложения, неизменно витающий в воздухе, а панорама планеты, в изобилии усеянная обломками, мусором и руинами городов, только оправдывала подобное название.

Тухлая.

Забытую планету до сих пор не стерли с галактической карты только из-за многочисленных просьб людей, потерявших на ней близких, среди коих оказались и весьма влиятельные личности.

– Хотел что-то сказать? – голос у Хэварда был хриплый и грубый. Голос решительного человека, привыкшего отдавать приказы.

– Спросить – далеко ли нам еще идти? – говоривший мужчина едва доходил своему собеседнику до подбородка, и виною тому была его сутулость. – Город уже близко

Спутник взглянул в пронзительные глаза Хэварда, никак не вяжущиеся с угрюмым, обветренным, смуглым, заросшим щетиной, лицом. Оно внушало некое ощущение спокойствия, особенно если знаешь, что охотник за головами явился не за тобой.

Тот, кто носил имя Хэвард, по мнению Шона, выглядел именно так, как должен выглядеть охотник за головами: высокий, крупный, мускулистый, всегда собранный и смертельно опасный.

Хмурое лицо нисколько не портил длинный шрам, словно рассекающий его на две части: он начинался на лбу, тянулся через переносицу и заканчивался на щеке, ближе к подбородку.

Очень короткая стрижка, незаметно переходившая в черную щетину, немного искривленный орлиный нос и витиеватая татуировка на правой половине лица придавали Хэварду и вовсе бандитский вид. Хотя, по большому счету, он и являлся человеком, стоящим по другую сторону закона, ведь мало на каких планетах Галактической Коалиции поощряется охота за головами.

Услугами наемников пользуются многие, в том числе и представители правящей верхушки, но почти все они предпочитают об этом не распространяться, ровно так же они и делают вид, будто никаких охотников не существует.

– Я скажу, когда мы будем близко, – успокоил собеседника Хэвард, шагая вперед и скользя взглядом по некогда высоким и величественным постройкам.

Теперь все кругом было разрушено почти до основания и казалось жалкими остатками одного из многочисленных городов Ораки. Груды камней, давно умершие деревья и общая атмосфера разрухи и запустения – вот все, чем мог сейчас похвастаться умерший мегаполис. Именно в нем, где-то за разрушенными небоскребами, и находилась цель наемника.

Несмотря на свою нешуточно тяжелую комплекцию, наемник двигался легко и естественно. Его не стесняла даже видавшая виды броня. Плотные пластины из сверхпрочного сплава носили потертые и выгоревшие черные и красные цвета. Это были цвета клана, к которому когда-то принадлежал Хэвард. Помимо многочисленных встроенных в доспех устройств образ наемника дополняли висевший за плечами реактивный ранец и тяжелая плазменная винтовка времен минувшей войны.

– А все-таки? – Шон боязливо огляделся, опасаясь приближения жителей забытой планеты. – Можно точнее? – облизав пересохшие губы, мужчина погладил висящий на поясе бластер. Спутник охотника не любил пускать в дело оружие, но иногда сложившиеся ситуации все же навязывали свои условия. Моральные принципы быстро отходят на второй план, если жизни угрожает опасность.

– Твое дело – не волноваться, док, – строго сказал Хэвард.

Он все же поднес левую руку к груди и пальцами правой постучал по находящейся на запястье панели. Спустя мгновение прямо перед лицом охотника появилась прозрачная карта, на которой выделялся яркий красный кружок, точно такие же располагались севернее и северо-западнее.

– Мы близко, – картинка пропала, и Хэвард опустил руку.

– Хотелось бы верить, – неуверенно проворчал Шон, сунув руки в карманы теплой куртки. Он не любил носить броню, даже во время войны всегда с неохотой принимал необходимость обезопасить себя. А теперь… война уже закончилась.

– По-прежнему жалеешь, что отправился с нами? – улыбнувшись, Хэвард обогнал собеседника.

Вновь надев шлем, наемник пошел впереди, взяв в руки винтовку. Он привел оружие в боевую готовность, и то едва слышно загудело, активируя свои механизмы.

– Нет, – немного помедлив, уверенно ответил Шон. – За три года я ни разу не пожалел о своем выборе.

– Тогда, может, прекратишь каждый раз нервничать? – монстр со щитка наемника вновь обратился к спутнику. – Я предлагал тебе остаться на корабле.

– Я не могу упустить возможность побывать здесь! – голос Шона взволнованно дрогнул. – Возможно, я смогу…

– Ты сможешь сделать то, над чем бились величайшие умы прославленной Свободной Коалиции? – Искаженный шлемом голос Хэварда казался еще более хриплым, чем обычно. – Ты получаешь свою долю за то, что латаешь наши раны, а не за научные изыскания, пусть даже они связаны с…

– Но ведь это такая возможность! – оживившийся Шон даже перестал обращать внимание на изображенную на шлеме наемника тварь. – Я мог бы спасти стольких!

– Я не тот, с кем можно говорить о спасении жизней, – хмыкнул наемник, жестом прервав собеседника. – Особенно если за это не платят.

– Все же я…

– Серьезно, док, – Хэвард остановился и повернулся к спутнику. – Если местные жители решат нами закусить – стреляй. Неважно, кто перед тобой – просто стреляй.

– Я не могу стрелять в людей! – В голосе Шона прозвучала обида. Он шумно выдохнул и вытер капельки пота, выступившие на высоком лбу. Длинные, откинутые назад соломенные волосы, побеспокоенные порывом ветра, принесшим с собой новую порцию отвратительного запаха, упали мужчине на лицо.

– На войне у тебя не было подобных комплексов.

– Война кончилась, капитан, – мужчина виновато улыбнулся. – И мы проиграли в ней.

– Спасибо, что напомнил, гражданин Свободной Галактической Коалиции… – Несмотря на то, что оскалившийся монстр на щитке всегда хищно улыбался, Шон был уверен – его друг сейчас хмурится.

– Ты такой же гражданин, как и я, – осторожно напомнил он охотнику.

– Всеобщее прощение, ага, помню. – Щиток шлема быстрым движением поднялся, и Хэвард презрительно сплюнул за землю. – Очень любезно со стороны Совета подарить нам свободу. А точнее ее никчемное подобие.

– Старый солдат никогда не сдается, да, капитан? – Разговор отвлек Шона от тяжелых мыслей связанных с забытой планетой.

– Мы давно уже не солдаты, и прекрати звать меня капитаном. – Тон Хэварда не давал ни единого повода посчитать его слова просьбой. Они звучали как приказ.

– Но ты и есть – капитан, ведь у тебя же собственный корабль. К тому же ты отказался стать…

– Я не жалкий пес, чтобы с радостью принимать подачки Совета, – зло огрызнулся наемник. – Хватит уже о прошлом, у нас есть работа.

– Ладно-ладно, – покладисто согласился Шон.

Обычно спокойный охотник крайне редко выходил из себя, но все же не стоило его лишний раз провоцировать.

Шон знал Хэварда больше десяти лет и служил под его началом в армии Серого Альянса. Позже, после поражения в многолетней войне, жизнь снова свела их вместе. Обстоятельства сложились так, что Шону тогда нужны были деньги, а Хэвард, по старой дружбе, предложил способ заработать их. Противозаконный, по крайней мере на большинстве планет, смертельно опасный и очень беспокойный, но все-таки способ.

За прошедшее время Шон давно привык к непростому характеру друга. Как и все даэрцы, некогда капитан Хэвард Орсон, а теперь просто наемник, с рождения был воином. Все жители далекой Даэры рождались только с одной целью – убивать. Если на звездном горизонте не намечалось ни одной войны, то даэрцы, делящиеся на кланы, воевали друг с другом. Благодаря их характеру, поводы для войны находились очень часто. На этой планете могли убить и за насмешливый взгляд, и за неудачную шутку.

Внешне сыны суровой Даэры очень походили на людей. Если бы не яркие глаза, отличить одних от других было бы невозможно. Однако ресурсы организма даэрцев превышали человеческие: они более выносливы и сильны. Даэрцы гордились более высоким болевым порогом, ускоренной реакцией и более чувствительными органами восприятия. Прирожденные воины и идеальные убийцы.

Но, несмотря на угрожающую наружность, крутой нрав и сложный характер, Хэвард был бесконечно предан друзьям, имел свои понятия о чести, продиктованные кодексом его воинственного народа, и очень редко лгал.

Все эти качества он пронес через долгую и кровопролитную войну, в которой потерял весь свой клан и друзей. Именно за честность и преданность все находившиеся под его началом солдаты готовы были пойти за капитаном в огонь, в воду и даже в черную дыру. Именно они дали командиру прозвище – Стальной, за несгибаемую волю и непреклонное упорство.

Прошли годы, а капитан десантников Альянса почти не изменился, лишь стал более жесток, когда война отняла у него последнее, что он имел, – близких людей и родной мир – Даэры больше не существовало, она погибла в зареве пожаров, закончившихся мощнейшим за всю историю взрывом.

Те немногие из детей уничтоженной планеты, кому посчастливилось выжить, были разбросаны по галактике. Поэтому Шон, также лишившийся родственников, сразу же согласился на предложение старого друга.

Практически три года Шон зарабатывал тем, что лечил всю команду «Стального охотника» – боевого космического корабля и единственной собственности Хэварда, названного им в память о павших боевых братьях, подаривших прозвище, которое он с гордостью носил и сейчас. Некоторые даэрцы, вообще, очень трепетно относились к заслуженным прозвищам, считая их вторыми именами. Возможно, именно подобное отношение и подвигло Хэварда дать кораблю «свое» имя.

Пациентов у дока, казалось бы, было не много – всего-то пять, включая его самого. Но работы у корабельного доктора всегда хватало с избытком. Слишком уж опасным промыслом занимались его друзья, да и он сам.

– Док! – окликнул Шона его непосредственный начальник, очень редко называющий спутника по имени. – Не лучшее время ты выбрал для размышлений, лучше достань уже свой бластер из кобуры и будь настороже.

Только сейчас Шон заметил, что они почти вошли в развалины города, название которого уже никто не помнил – жители остальных планет были рады о нем забыть, а местных оно не интересовало. Куда больше новых хозяев Ораки занимали два человека, идущие прямиком в их владения. Док рассеянно кивнул и, поспешно расстегнув кобуру, выхватил оружие. Пока их не встречали, но это не значило, что о присутствии чужаков не знают.

– Наши пока молчат. – Хэвард бегло взглянул на небольшой экран, расположенный на запястье. – Хотя постой, – он приложил левую руку к шлему, правой продолжая держать винтовку. – Винс говорит, что у них пусто.

При этих словах наемника Шона охватили противоречивые чувства. С одной стороны, ему безумно хотелось убраться куда подальше с этой планеты, а с другой – тянуло заглянуть в руины.

– Ясно. Отходите к «Охотнику», мы сами проверим оставшиеся точки, – эти слова Хэварда предназначались не Шону, и тот привычно не обратил на них внимания.

Первые разрушенные дома оказались совсем рядом, обратив на нежданных гостей темные провалы своих чудом уцелевших окон. Когда-то, чтобы разглядеть верхние этажи, приходилось сильно задирать голову вверх, а теперь… теперь этажей стало меньше, гораздо меньше.

Глухая тоска защемила сердце Шона, когда он смотрел на город, знакомый ему с детства, но изменившийся практически до неузнаваемости.

– Сначала проверим тот, что на севере, – вновь грубый голос Хэварда спас Шона от невыносимо тяжелых мыслей, послужив ему маяком в черном, обволакивающем тумане апатии. – Ты в порядке? – Монстр на шлеме наемника с неизменной улыбкой обратился к корабельному доктору, словно поддразнивая его.

– Да, – помотав головой, Шон отогнал невеселые мысли. – Возвращение домой не всегда бывает веселым.

– Тогда давай быстрее покончим с работой.

– Хорошо, – согласился Шон, чувствуя, как его тянет в глубь руин. Мертвый город звал его, просил вернуться и… остаться.

– Док, мать твою! – тяжелый, закованный в броню кулак ощутимо ткнулся Шону в плечо, больно уколов острыми выступами на костяшках пальцев, и мужчина едва не упал. – Соберись или проваливай обратно на корабль! – прорычал Хэвард, глядя в затуманенные, карие глаза спутника.

– Прости, капитан… – это все, что мог сказать Шон, потирая ушибленное плечо. Он знал, что Хэварду известны его переживания, но нисколько не винил спутника за проявленную грубость.

– Прикрывай спину, – зло бросил наемник. Он пошел вперед, перехватив винтовку двумя руками и проклиная себя за то, что позволил другу покинуть корабль.

Мысленно выругав себя за рассеянность, Шон последовал за даэрцем, то и дело озираясь по сторонам. Мужчины углубились в руины, и теперь безмолвные, разрушенные дома в немом оцепенении застыли со всех сторон, словно окружая их.

Наемник двигался быстро и бесшумно, черно-красной тенью скользя среди обломков. Точно подогнанные по фигуре доспехи, изготовленные из сложного сплава, не издавали ни звука. Внезапно Хэвард замер на месте и вскинул сжатую в кулак левую руку. Армейские привычки сразу же дали о себе знать – Шон остановился как вкопанный, пригнувшись и бегло осмотревшись.

– Впереди, трое, – донесся до него негромкий искаженный шлемом голос.

Хэвард отключил внешний динамик и теперь отдавал приказы через внутренний передатчик:

– Двигаемся тихо-мирно, стрельбу без особой надобности не открываем, – наемник обогнул огромный кусок каменной плиты, глубоко вошедший в землю, и двинулся в прежнем направлении.

Поправив миниатюрную гарнитуру, Шон последовал за даэрцем и увидел троих сидящих на камнях людей, правда, сходство с представителями человеческой расы было только внешним.

В изорванных, заляпанных кровью одеждах, грязные, лохматые, со следами разложения на открытых участках сероватой кожи, жители Ораки провожали гостей своей планеты плотоядными взглядами.

Посмотрев на пожилого мужчину, глаза которого затягивала мутная пленка, Шон поежился, будто от холодного ветра, и почувствовал, как мурашки пробежали по мигом взмокшей спине. Он одновременно и жалел и боялся представших перед ним существ. Жертвы обстоятельств, они не были виноваты в проснувшейся под действием вируса жажде крови, точно так же, как и в своей смерти.

История Ораки, трагичная и жестокая, давно не давала Шону покоя. В результате внезапно вспыхнувшей на планете эпидемии люди превратились в вечно голодные машины для убийства. Они кидались на родных и близких, вгрызаясь в трепещущие тела и распространяя поразившую их заразу.

Вскоре поздно было что-либо предпринимать, количество выживших практически свелось к нулю, а вакцины против неизвестной болезни найти не смогли. Наконец, Свободная Коалиция приняла решение – изолировать планету и предоставить зараженных самим себе.

Хотя первоначальное решение было – уничтожить, но родные погибших, получившие поддержку от защитников прав разумных существ, все же вынудили Совет смягчиться и позволить «новой форме жизни» существовать. Если какой-нибудь корабль приближался к Ораке, на его индивидуальный идентификационный датчик вешалась метка, сообщающая о нарушении карантина. После чего корабль получал предупреждение и приглашение проследовать на ближайшую станцию, где всех его пассажиров ждала весьма неприятная проверка. Если корабль не принимал столь навязчивое приглашение, то за ним посылали военные истребители. Они или уничтожали цель или конвоировали на станцию. В случае выявления признаков эпидемии всех больных возвращали на Ораку, без какой-либо надежды на будущее.

Но у охотников за головами – свои правила. Благодаря связям и гильдии наемников, у «Стального охотника» идентификационных датчиков имелось огромное количество, и Хэвард, по мере надобности, менял их, выбрасывая «засветившиеся» в том или ином месте. Так что, благодаря подобным махинациям, Шон теперь шагал по своей родной планете, некогда прекрасной Ораке и единственному месту в галактике, которое он когда-то мог назвать домом.

Именно мысли о возвращении домой терзали разум Шона с того момента, как Хэвард сообщил экипажу о новом заказе. Корабельный доктор поначалу принял предложение босса остаться на «Охотнике», но потом, несмотря на предостережение капитана, все же отправился с ним. Хэвард, разумеется, не хотел брать Шона с собой, но, услышав, что старый друг хочет взглянуть «своим демонам» в лицо и избавиться от ночных кошмаров, согласился.

И вот теперь Шон шагал по городу, в котором родился. Городу, где, может быть, до сих пор существовала его семья, оставленная, когда Шон отправился на войну. Мужчина вновь отогнал мрачные мысли. Он поспешно отвел глаза от зараженных, словно опасаясь узнать кого-то из них.

– Я тебя предупреждал, – легко поняв мысли друга, сказал Хэвард. – Взглянуть своим страхам в лицо далеко не так просто, как многие думают, приятель.

– Я справлюсь, – сквозь зубы процедил Шон, наблюдая за тройкой местных жителей, заинтересовавшейся вновь прибывшими.

Зараженные поднялись со своих мест и, слегка пошатываясь, двинулись следом за гостями Ораки, явно желая познакомиться.

– За нами хвост, – прошептал Шон, направляя бластер точно между глаз пожилому мужчине, но не решаясь нажать на спуск.

– Разберусь.

Даэрец стремительно развернулся и, легко подскочив к приближающимся зараженным, взмахнул рукой. С шипением показавшееся над левым кулаком наемника лезвие тускло сверкнуло голубоватым светом, после чего голова ближайшего мужчины с глухим стуком упала на землю. Оставшееся стоять тело несколько раз дернулось и спустя мгновение повалилось рядом, роняя немногочисленные капли густой, потемневшей крови.

Хэвард легко отсек тянущуюся к нему руку того самого, пожилого мужчины, и длинный клинок, столь любимый охотником, пробил серую голову насквозь. Отпихнув ногой обмякшее тело, наемник сместился в сторону, избегая вялой, замедленной атаки оставшейся на ногах зараженной, и еще одна голова покатилась по каменной крошке.

– Вроде не нашумел, – Хэвард поднял руку, с мрачным торжеством осматривая испачканное вязкой кровью лезвие, длиною в локоть.

Налюбовавшись любимой игрушкой, он вытер оружие о лохмотья лежавшего ближе остальных трупа и резко сжал кулак, позволяя смертоносному клинку укрыться в его броне, словно того и не было.

– Можно было просто застрелить. – Шон прикрыл рукой рот и отвернулся, не желая смотреть на следы жестокой расправы.

– Чтобы на шум сбежались все их друзья? Оставь уже свой пацифизм, док, иначе долго не протянешь.

– До этого же протянул. – Шону как можно скорее хотелось уйти от трупов подальше, и он сделал несколько неуверенных шагов вперед.

– Везение – штука хоть и полезная, но крайне ненадежная. – Быстро обогнав корабельного доктора, Хэвард вновь пошел впереди. – Оставлять свою жизнь на волю слепого случая – плохая идея.

Шон промолчал. Сейчас он злился на друга за то, что тот не может или просто не хочет понять его чувств. Орака была для наемника просто очередной планетой, на которой следовало выполнить работу. Но проблема заключалась не только в этом. Хэвард вообще редко прислушивался к своим и, тем более, к чужим чувствам, руководствуясь всегда лишь холодным расчетом. Поглощенный своей неожиданно разыгравшейся злобой, Шон едва не врезался в спину застывшего на месте наемника.

– Пришли, – коротко бросил Хэвард, разглядывая небольшой корабль, вгрызшийся в грунт в нескольких десятках метров впереди.

Даэрец внимательно посмотрел на безжизненный борт и, активировав встроенный в шлем тепловизор, нахмурился – либо внутри пусто, либо пилот мертв. Оставленная при посадке корабля глубокая борозда тянулась довольно далеко, что могло свидетельствовать о многом: возможно, корабль был неисправен, или пилот спешил, или был ранен, а может, вовсе не выдержал перегрузки и отключился.

Но, как бы то ни было, вероятность того, что это именно то, что искал охотник – очень велика. Особенно если учесть, что за последние несколько дней на Ораку прибыло лишь три корабля, один из которых уже проверили остальные члены команды «Стального охотника».

– Придется прорываться. – Хэвард кивнул в сторону копошившихся неподалеку от корабля зараженных.

Жители Ораки, даже после своего так называемого перерождения, продолжали имитировать человеческую жизнь. Они, казалось бы, с какой-то целью бродили по заваленным обломками улицам, выглядывали из разбитых домов и бессвязно мычали друг на друга, пытаясь разговаривать. Но стоило им увидеть кого-то, кто отличался от них, кровожадные инстинкты брали верх и зараженные забывали обо всем на свете, кроме теплого, свежего мяса.

– Ты заглянешь в корабль, а я отвлеку местных, – не раздумывая предложил Хэвард, понимая, как тяжело придется Шону, если необходимо будет стрелять.

– Нет. – Покачал головой корабельный доктор, одернув свою потертую куртку со множеством карманов. – Я останусь, капитан.

– Уверен?

– Пора посмотреть демонам в лицо. – Натянуто улыбнулся Шон.

– Это твое право. – С этими словами, наемник протянул легко вооруженному спутнику свою винтовку, а сам быстро побежал к кораблю.

Хэвард старался укрываться за обломками, но последние десять метров до корабля ему все равно придется преодолеть по открытой местности и сделать это очень быстро. Остановившись у огромного каменного блока – последнего из видимых укрытий, наемник обернулся, взглянув на старого друга. Шон провел стволом винтовки из стороны в сторону, после чего поднял руку и показал капитану большой палец – все нормально.

Выглянув из-за своего укрытия, Хэвард оценил расстояние до цели. Без колебаний он резко рванулся вперед, активировал ранец при помощи встроенного в перчатку механизма.

Устройство, предназначенное для далеких прыжков и непродолжительных полетов, протяжно загудело и, выплюнув клуб дыма, бросило своего обладателя далеко вперед. Взмыв вверх, Хэвард быстро преодолел расстояние до корабля. Он уменьшил мощность ранца и, плавно приземлившись у закрытых дверей, сорвал с пояса небольшой металлический диск. Легким движением прилепив его прямо на плотно сомкнутые створки, даэрец нажал на красную кнопку в центре. Ранец вновь взревел, и наемник взвился в воздух как раз в тот момент, когда внизу, под ним, прогремел взрыв, разворотивший люк корабля.

Не успели ноги Хэварда коснуться земли, как он, выхватив бластер, бросился в раскуроченный пролом, не обращая внимания на облако пыли, поднятой в воздух взрывом.

Шлем надежно защищал дыхательные пути наемника и глаза. Кроме того, на внутренний дисплей выводилось изображение, пропущенное через несколько фильтров и выдающее четкую картинку. Миновав относительно просторное помещение, наемник протиснулся между сорванными со своих мест сиденьями и устремился к кабине пассажирского корабля.

Створки оказались слегка разведены в стороны, и Хэвард, скорее всего, мог легко распахнуть их. Однако опытный наемник не спешил. Отойдя назад, он вновь переключил шлем в режим приема теплового излучения, пристально вглядываясь в пространство впереди себя, но опять же не обнаружил никаких признаков жизни. Решительно подскочив к створкам, Хэвард отцепил от пояса один из висевших на нем цилиндров и, коротко размахнувшись, бросил его внутрь. Защитное стекло на шлеме не позволило яркой вспышке повредить глазам охотника, и он, переведя визор в нормальный режим, убрал бластер в кобуру.

Даэрец, рывком развел створки в стороны и шагнул в тесную кабину корабля, сразу же уткнувшись взглядом в тело, всем весом навалившееся на штурвал первого пилота. Бесцеремонно подняв безвольную голову за волосы, Хэвард довольно усмехнулся – Шарль Коре, виртуозный вор и контрабандист, задолжавший очень много денег не тем людям, в этот раз не смог убежать. Наемник почувствовал легкий укол профессиональной гордости – все-таки цель умерла без его помощи. Хотя за мертвого Шарля платят столько же, сколько и за живого, так что к чему переживания? Выволакивать тело вора из покореженного корабля, а потом еще и тащить его на себе, Хэвард абсолютно не желал. Вместо этого он поднял щиток на запястье и проворно заскользил пальцами по открывшемуся экрану. Спустя несколько секунд над рукой Хэварда появилась небольшая человеческая фигура – мужчина преклонного возраста, который внимательно смотрел на наемника.

– Нашел, – сухо произнес Хэвард, поворачивая голову мертвеца лицом к мужчине.

– Жив? – спросила проекция спокойным голосом.

– Нет.

Мужчина на проекции молчал, выжидающе глядя на охотника за головами. Хэварда безразлично пожал плечами. Выхватив из кобуры свой бластер, он выстрелил в упор и без того мертвому контрабандисту в голову, проделав в ней аккуратную дымящуюся дыру.

– Клиенты обещали доплату за перстень, жду на базе.

Проекция моргнула и исчезла.

Хэвард склонился над трупом и, быстро осмотрев его, заметил два крупных перстня, надетые на посиневшие, разбухшие пальцы левой руки. Сверкнуло лезвие, и кисть мертвеца, отделившись от тела, перекочевала в контейнер наемника, роняя кровь на пол. Охотник захлопнул крышку и бросился к выходу. Времени оставалось предательски мало – вот-вот должны подтянуться медлительные местные жители, привлеченные шумом. Должно быть, им уже надоело опасливо кружиться вокруг громыхнувшего люка и они как раз собираются заглянуть внутрь. Но Шон не стрелял, значит, время еще есть.

Хэвард почти добрался до люка, когда тревожный гул плазменной винтовки заставил его выругаться и ускориться.

Грубо отшвырнув в сторону заглядывающего в корабль зараженного, наемник выпрыгнул наружу. Он активировал ранец и взмыл в воздух, выпрыгнув из смыкающегося кольца самых любопытных местных жителей. Чьи-то пальцы скользнули по ноге, но не смогли повредить броне.

Выстрелившая единожды винтовка молчала.

* * *

Когда прогремел взрыв, Шон надел болтавшиеся на шее очки и, вскинув винтовку, наблюдал, как его босс проворно скрылся в корабле. Только сейчас запоздалый ветер донес до мужчины мелкие каменные осколки и пыль. Темные силуэты, видимые сквозь неясную завесу, сразу же повернулись к кораблю и спустя несколько секунд медленно начали стягиваться к источнику шума.

Мысленно поторопив Хэварда, Шон прильнул к прицелу винтовки, и холодный металл приклада уткнулся ему в плечо. Доктор искренне надеялся, что наемник успеет и ему не придется ни в кого стрелять. Былая уверенность и желание встретиться со своими страхами предательски улетучились, оставляя человека наедине с собственной нерешительностью.

Едва различимый шорох заставил Шона резко обернуться. Миг, и темное дуло винтовки уставилось в лоб маленькой девочке, озадаченно смотрящей на человека поверх заслонившего крохотное личико ствола.

Руки корабельного доктора дрогнули, а оружие опустилось само – он узнал ребенка. Время и захватившая планету зараза, конечно, сделали свое дело, но он без труда узнал девочку, ведь Шон всегда любил свою младшую сестренку Ребекку и всегда заботился о ней. Мужчина мелко задрожал, глядя на посеревшее личико девочки. В ее чужих, подернутых пленкой глазах все еще оставалось что-то такое знакомое, такое родное.

Тонкая ручка девочки медленно начала подниматься, и Шон инстинктивно прицелился в сестру. В голове у человека бушевал настоящий вихрь из перемешавшихся страха, сожаления, горечи, чувства вины и любви. Между тем Ребекка протянула брату ладошку, на которой оказалась потертая и слегка помятая коробочка.

Сердце Шона замерло в груди, стоило резной крышке медленно поползти вверх. Первые ноты незатейливой мелодии, звучащей из музыкального голокрона, заставили слезы выступить на его карих глазах. Именно Шон подарил эту безделушку своей сестре на ее седьмой день рождения, и она никогда не расставалась с подарком… даже сейчас.

Ствол винтовки бессильно уставился в землю, и Шон подался вперед, подчиняясь непреодолимому желанию прикоснуться к своему, казалось бы, безвозвратно потерянному прошлому.

Пальцы доктора скользнули по стертой временем резьбе и коснулись ледяной ладони сестры. Девочка неожиданно сильно сжала запястье мужчины. Испуганный неживым холодом бледно-серой кожи, ощущаемым даже сквозь плотную ткань куртки, Шон отступил назад и отдернул руку.

От неожиданности он вдавил спусковой крючок, и сгусток плазмы ударил прямо в землю под ногами, опрокинув человека на лопатки. Оглушенный мужчина попытался подняться, но оказавшаяся рядом Ребекка уже впилась острыми зубами в его запястье. Рот Шона открылся в немом крике, когда он почувствовал, как зубы сестры проникают сквозь кожу и теплая кровь начинает стекать по его руке.

* * *

Подняв облако пыли, Хэвард приземлился в двух шагах от Шона. Монстр на щитке шлема дернулся в сторону лежащей на земле винтовки, но резко остановился, уставившись на маленькую девочку, замершую рядом с мужчиной.

– В сторону! – голубоватое лезвие с готовностью появилось над кулаком Хэварда, но старый друг неожиданно встал между ним и зараженным ребенком.

– Не надо, – тихо сказал доктор, и его голос дрогнул. – Не надо. – Уже более решительно повторил он.

– У нас нет времени на игры! – Наемник попытался оттолкнуть друга в сторону, но тот вдруг поднял к его глазам окровавленную ладонь и виновато улыбнулся.

– Не надо, – снова повторил Шон, и даэрец не смог сдержать грязного ругательства.

– Как же ты так, приятель? – Доктору показалось, что в искаженном шлемом голосе наемника промелькнула грусть, тут же сменившаяся привычной решимостью. – С рукой придется попрощаться!

Сверкнуло лезвие, и Шон поспешно отступил назад.

– Я нашел свою сестру, – продолжая слабо улыбаться, сказал доктор. Его лицо заметно побледнело. – Теперь мы всегда будем вместе, а ты… просто уходи, капитан. После войны я не знал, чего хочу, а теперь, теперь я все понял – я хочу быть с семьей.

Мужчина повернулся спиной к наемнику и взяв сестру за руку зашагал прочь.

Хэвард медлил лишь несколько мгновений, после чего направил ствол бластера в затылок старого друга.

Шон и его сестра медленно отдалялись, а Хэвард все не стрелял. Его палец, бесчисленное количество раз нажимавший на курок, сейчас нерешительно подрагивал. Наконец даэрец опустил оружие и поднял щиток шлема. Словно почувствовав это, Шон обернулся. Так же поступила и его сестра.

– Спасибо, – беззвучно произнес доктор и на его глазах вновь появились слезы. – Спасибо за все, капитан. Прощай. – Он развернулся и деревенеющей походкой зашагал прочь.

Даэрец молча смотрел, как его старый друг, один из немногих, переживших недавнюю войну, уходит и уходит навсегда.

– Прощай, – произнес Хэвард, глядя, как две фигуры растворяются в серой массе не обращающих на них внимания местных жителей.

Зараженным не было дела до подобных им или тех, кто скоро таковыми станет. А вот охотник за головами представлял для них живой, в полном смысле этого слова, интерес.

Привычно отметя в сторону чувства, Хэвард поднял с земли винтовку и широкими прыжками помчался прочь, оставляя медлительных обитателей Ораки позади. Гнетущая пустота в душе охотника быстро заполнилась гневом, и он с трудом подавил в себе желание развернуться и уничтожить несколько десятков преследователей, сорвав на них злость.

Док сам сделал свой выбор.


«Хищник»

Когда Хэвард вышел к «Стальному охотнику», первым, кто встретил его, оказался мужчина в широкополой шляпе. Он сидел на спущенном трапе и крутил в руке один из двух своих любимых бластеров. Дорогое, изящное и опасное оружие словно танцевало в руках стрелка, готовое в любое мгновение выплюнуть раскаленную смерть в лицо любому, кто осмелиться заступить дорогу хозяину. Один из лучших стрелков, которых знал Хэвард, прервал свое занятие. Приподняв надвинутую на глаза шляпу стволом бластера, мужчина исподлобья взглянул на наемника.

– Взял? – коротко спросил он, пригладив узкую бородку.

– Да. – Хэвард приблизился, и его собеседник поднялся на ноги.

– Док? – все так же односложно поинтересовался мужчина в шляпе, убрав оружие в кобуру на широком проклепанном поясе.

– Шона больше нет, Винс. – ответил охотник за головами. – Мы улетаем.

– Погано… – Винс Райзер, бывший шпион Альянса, убийца, контрабандист, сорвиголова и просто слегка сумасшедший человек с сожалением цокнул языком, поджав тонкие губы.

– Согласен. – Настроение у Хэварда было в точности таким, как сказал Винс, – поганым. Несмотря на внешнее спокойствие, потеря старого друга нелегко далась наемнику.

– Полетели, что ли? – отойдя в сторону, Райзер пропустил даэрца вперед.

Внимательные голубые глаза скользнули по горизонту. Никого не увидев, Винс с сожалением убрал руку от оружия и тяжело вздохнул: сегодня он стрелял удручающе мало.

Хэвард быстро прошел по короткому трапу космического корабля, оказавшись в стальных внутренностях, ставших ему домом. Как и полагается боевому кораблю даэрцев, «Стальной охотник» не блистал изяществом и грацией, зато славился надежностью, простотой и боевой мощью, как и люди, его создавшие.

Корабль был рассчитан на восемь членов экипажа, имел две автоматические и две управляемые турели, мощный ракетный комплекс, тяжелую, спаренную бластерную пушку, генератор защитного поля, маскировочный модуль и пару ускорителей. Таким арсеналом не мог похвастаться ни один корабль такого же класса. За подобные модификации Хэвард в свое время отдал целую кучу денег, но ни разу об этом не пожалел. Огневая мощь и броня никогда еще не подводили в бою.

Охотник за головами прошел через просторное помещение, стуча бронированными сапогами по металлическому полу, слыша, как за его спиной поднимается трап и закрывается входной люк. Двигавшийся бесшумно Райзер не отставал от капитана.

Подняв взгляд к потолку, Хэвард сразу же встретился с множеством глаз огромного паука, засевшего в темном углу. Насекомое, размером не меньше половины взрослого человека, пошевелило жвалами, видимо, в знак приветствия.

– Я тоже рад тебя видеть, Тильда. – Хэвард снял шлем и поднялся по лестнице в основной отсек корабля.

Винс, словно тень, следовал за боссом. Худощавый и поджарый, со злобным рыскающим взглядом и несносным, задиристым характером, Винс Райзер был одним из первых, кто присоединился к Хэварду.

Они познакомились на станции МГТ-22 – одной из многочисленных звездных тюрем Галактической Коалиции. Именно там они вместе ожидали приговора суда Совета, после окончания войны. Принятый закон о всеобщем прощении спас жизни солдат Альянса. Хэварду даже предложили вступить в армию Коалиции, в качестве инструктора, но он отказался, предпочитая свободно скитаться по бескрайней галактике.

Жизнь немного потрепала даэрца, а потом… потом, видимо устав проверять его на прочность, свела со старым другом отца, который и помог Хэварду стать тем, кем он является и по сей день – охотником.

Требовалась команда, и первым, о ком подумал Хэвард, оказался не кто иной, как Винс Райзер. Он с радостью согласился на опасную работу, к удивлению будущего босса, притащив с собой еще и сестру. У даэрцев не было предрассудков насчет женщин, и дочерей Даэры мало кто осмелился бы назвать «слабым полом». Поэтому Хэвард не имел ничего против девушки в команде. Пусть она и была человеком, а не даэркой. С тех пор Райзеры стали неотъемлемой частью команды «Стального охотника».

– С возвращением! А где док? – Лана показалась из бокового отсека, ведущего к двигателю корабля.

Комбинезон, перчатки и миловидное лицо девушки покрывали следы копоти и масляные пятна, частично скрывающие веселые веснушки. Несмотря на свою внешнюю хрупкость и привлекательность, сестра Винса оказалась хорошим механиком, к тому же Райзер научил ее неплохо справляться с бластером.

Хэвард взглянул в голубые, такие же, как и у ее брата, глаза Ланы, и та поняла все без слов. Девушка сникла и скрылась в отсеке, из которого пришла.

– Она не привыкла терять друзей. – Винс посмотрел сестре в след. Подойдя к узкому, расположенному у левой стены пульту, он быстро застучал клавиатурой.

– Эта не самая хорошая привычка, – безрадостно заметил Хэвард, ожидая, когда Райзер настроит соединение.

Вмонтированный в стену проектор три раза моргнул, получая сигналы, и спустя несколько секунд голограмма седого мужчины, с которым Хэвард говорил в потерпевшем крушение корабле, появилась в центре зала.

– Все в порядке? – сразу же спросил старик, вглядываясь в хмурое лицо Хэварда.

– Дело сделано, остальное – позже. – Наемник открыл контейнер, демонстрируя отрубленную кисть.

– Я в вас не сомневался, – улыбнулся старик, и его многочисленные морщины немного разгладились. – Сейчас переведу часть суммы, остальное – когда привезете товар. – Он кивком указал на контейнер. – Наши координаты уже передал. Жду.

Голограмма моргнула и погасла.

– Летим на «Хищник», босс? – спросил у Хэварда Винс.

– Да, – сухо бросил охотник. – Я буду у себя.

– Хорошо. – Райзер уверенным шагом направился в кабину пилота, по пути чуть не столкнувшись с мускулистой женщиной, бесшумно заступившей ему дорогу.

На ней была обтягивающая мощный торс рубашка с закатанными рукавами и широкие штаны, заправленные в высокие ботинки.

– Не думал, что ты умеешь двигаться тихо, Арга, – нервно хмыкнул Винс, обходя едва ли не на две головы превышавшую его в росте женщину. Та же, подобно скале, неподвижно застыла на одном месте

– Ты вообще редко думаешь, Винс, предпочитая сначала стрелять. – От светлых глаз даэрки не укрылось, как Райзер быстрым движением убрал в кобуру бластер, совсем недавно смотревший ей в живот.

– Прости, солнышко, я такой – какой есть, – ядовито улыбнулся Винс. – Тебе придется полюбить во мне все, если хочешь, чтобы мы были вместе.

– Такие, как ты, меня не интересуют, – прогудела Арга, с хрустом размяв шею и откинув за спину длинную, тугую косу русых волос. На ее покрытом шрамами лице появилось брезгливое выражение.

– Думаю, что моя сестра вряд ли пойдет с тобой на свидание, – пробормотал Райзер, отворачиваясь от женщины и направляясь к кабине пилота.

– Лучше скажи, что там стряслось у Хэва и Дока, – перевела тему разговора Арга, обеспокоенно глядя на лестницу, ведущую на второй ярус и в каюту капитана.

– Только у Хэварда, детка. Нас теперь четверо.

– Дерьмо! – с чувством выругалась женщина, ударив огромным кулаком по стене. Засевшая под потолком Тильда обеспокоенно подвигала угрожающими жвалами.

– Что там случилось?

– Понятия не имею, – пожал узкими плечами Винс и поспешно добавил, видя, как собеседница повернулась к лестнице: – И не советую тебе спрашивать у босса – он сейчас не в лучшем расположении духа. Да и какая теперь разница?

– И то правда. – Арга развернулась, демонстрируя Райзеру широкую спину. – Тогда пойду к себе.

– Пока-пока, – подняв руку, Винс с улыбкой послал женщине воздушный поцелуй и помахал кончиками пальцев.

Арга не обернулась.

Райзер быстро добрался до двери, ведущей в кабину. Среагировавшие на его приближение створки бесшумно разъехались в стороны, открывая взгляду мужчины широкое смотровое стекло и приборную панель, напротив которой размещались два высоких кресла – места пилотов.

– Курс на «Хищник». – Винс с облегчением плюхнулся в кресло второго пилота и закинул ноги на панель. – Текущие координаты должны были уже прислать.

– Курс на «Хищник», – эхом повторил механический голос.

Дройд, что расположился на соседнем кресле, сверкнул начищенной до блеска обшивкой и взялся за штурвал. Дройд-пилот чем-то отдаленно напоминал человека, тело которого сокрыто под изогнутыми листами сплавов и причудливым шлемом на голове. Однако двигался он очень скованно и немного неловко, рывками.

Созданный для пилотирования космических кораблей, дройд не был приспособлен к преодолению больших дистанций пешим ходом, но вот свое дело знал на отлично. Он сверкнул глазами-окулярами и, быстро переключив несколько рычажков, проворно пробежал твердыми пальцами по клавишам.

– Как только покинем эту проклятую планету, переключи идентификатор и сбрось «засветившийся», – скомандовал Винс.

– Вас понял, – подтвердил получение приказа дройд. – Совершаю взлет.

Гладкие пальцы сомкнулись на штурвале, плавно потянув его вверх.

«Стальной охотник» будто ожил: главный двигатель загудел, поднимая тяжелый, матово-черный корабль в воздух, а на приборной панели вспыхнули многочисленные датчики.

– Полетели. – Закинув руки за голову, Райзер смотрел, как вечернее небо Ораки, единственное проявление красоты этой планеты, рванулось ему навстречу, когда корабль устремился в далекую высь.

* * *

Сняв доспехи, Хэвард растянулся на твердой кровати, бессмысленно глядя в низкий потолок и прислушиваясь к своим чувствам. Наемник не испытывал вины. У Шона была винтовка и достаточно времени, чтобы пустить ее в ход. Парень сам выбрал свою судьбу. Если бы он хотел иного исхода, то позволил бы Хэварду отсечь ему руку, пока зараза не распространилась по организму через кровь, а по возвращению на «Хищник» обзавелся бы механическим протезом.

Шон сделал свой выбор. Пусть его решение и не нравилось даэрцу, но в память о долгой дружбе он принял его.

С этой мыслью Хэвард сел на жесткой кровати, проведя широкой ладонью по лицу. Жизнь продолжалась. Не для всех, но продолжалась. Поднявшись, наемник покинул каюту и спустился вниз.

– Приготовиться к прыжку через пространство, – донесся из передатчика голос Винса. – Три, два, один! Вперед, в бесконечность!

Зная, что сейчас произойдет, Хэвард сделал шаг назад, к лестнице, и крепко ухватился за поручень.

Тряхнуло. Тело наемника потянуло назад, а потом все резко закончилось. Пройдя в кабину, даэрец через смотровое стекло увидел хищные, резкие очертания корабля – базы охотников за головами, полностью оправдывающего свое название. Огромный боевой крейсер наемников непрерывно путешествовал по бескрайней галактике. Его местоположение сообщалось лишь тем, кому можно было доверять.

– Прибыли, капитан. – Винс щелчком расстегнул ремень на кресле. – Долго ждали новых координат.

– Запроси разрешения на посадку, – не сводя глаз с «Хищника», сказал Хэвард.

– Уже получил.

Поправив широкий пояс с пряжкой-черепом, Райзер провел кончиками пальцев по покоящимся в кожаных кобурах бластерам. Будь у бывшего контрабандиста дети, не факт, что он любил бы их больше чем оружие. Весело улыбнувшись, Винс спросил:

– Не против, если я составлю тебе компанию?

– Как хочешь, – пожав широкими плечами, Хэвард дождался, пока корабль пересечет защитное поле и, минуя экран-заслон, окажется в просторном доке «Хищника».

– Садись на свободное место, Колл, – бросил охотник за головами дройду-пилоту, и тот послушно повел корабль к незанятым посадочным местам, отмеченным красными кругами.

«Стальной охотник» на мгновение завис на месте, а потом плавно опустился. Рокочущий двигатель немного успокоился, и стало слышно, как трап корабля с тихим звоном уткнулся в пол дока.

– Надолго? – Лана, теперь уже умывшаяся и переодевшаяся, встретила Хэварда с Винсом у выхода. Теперь девушка выглядела более ухоженной, а на ее личике появился легкий макияж, лишь подчеркивающий ее естественную красоту.

– Снова хочешь убежать к своему ухажеру? – зло поинтересовался Райзер у сестры.

– Я не обязана перед тобой отчитываться, – огрызнулась в ответ девушка. – Что хочу, то и делаю, я уже не маленькая!

– Осторожнее со словами, – слабо улыбнулся Хэвард. – Если Винс тоже будет делать только то, что хочет, этот твой… как там его?

– Алекс! – хором ответили брат с сестрой.

– Этот ваш Алекс будет лежать где-нибудь в темном углу, пуская к потолку струйки дыма из прожженных бластером дыр в своем теле, пока его не найдут, – невозмутимо закончил мысль даэрец. – Или же его отыщут со свернутой шеей.

Хэвард скорее почувствовал, чем заметил стоящую за стеной Аргу.

– Злые вы! – обиделась Лана, поджав слегка подкрашенные губы. – Завидуете моему счастью?

– Если зеленый, миловидный сопляк, способный лишь трепать языком – счастье, то нет. – Винс довольно грубо отодвинул сестру в сторону и первым спустился по трапу.

– Он просто заботиться о тебе, – успокоил нахмурившуюся девушку Хэвард. – Но не задерживайся и не делай глупостей, иначе их наделает твой брат. С этими словами капитан «Стольного охотника» покинул корабль.

– И присмотрись к этому парню получше, мне он тоже не нравиться, – донеслись до Ланы слова удаляющегося даэрца.

Девушка некоторое время стояла молча, глядя на стену напротив себя, а потом, грустно вздохнув, вышла наружу.

* * *

Хэвард и Винс быстрым шагом двигались черед просторный док, способный вместить четыре десятка кораблей. Туда-сюда мимо них сновали техники и рабочие дройды, суетившиеся вокруг боевых кораблей наемников.

С левой стороны на свободное место опустился сильно помятый и немного дымящийся «Мародер», принадлежащий клану «Черных воронов». Судя по раскуроченной броне, кораблю сильно досталось, а вот довольная улыбка показавшегося из люка Лугра, капитана «Мародера», говорила о том, что цель оправдала средства.

Среди непрерывно двигающейся толпы выделялись силуэты охранников, облаченных в тяжелые, гораздо массивнее, чем у Хэварда, доспехи. Закованные в силовую броню воины носили зелено-желтые цвета клана «Хищников», возглавлял который владелец огромного корабля-базы, старый друг отца Хэварда – Орик Сторгер.

Хэвард рано лишился матери, она умерла от болезни, когда тот был еще ребенком, и даэрца воспитывал отец. Он сделал из своего сына настоящего воина и научил всему, что умел сам. Когда же и отец Хэварда погиб, в середине войны, Орик всячески поддерживал даэрца и помогал его родному клану, за что тот до сих пор был благодарен. Орик Сторгер считал Хэварда родным сыном, но помимо этого он был и оставался главарем наемников, собравшим вокруг себя практически уничтоженные остатки кланов, а значит – работа для него занимала первое место.

– Давненько не виделись, Стальной, – поприветствовал Хэварда один из охранников, когда наемник и его спутник подошли к воротам, ведущим из дока.

– Только не говори, что соскучился, – улыбнулся Винс.

Даэрец лишь холодно взглянул на стража. Хэвард действительно редко бывал на базе, поэтому немного отвык от своего прозвища. Вся его команда предпочитала называть капитана по имени.

– Нам тут не до скуки, – казалось, охранник рад был поболтать. – Вот совсем недавно какие-то серьезные ребята подкатили. У них с Ориком, походу, непростой разговор.

– Проблемы? – сухо поинтересовался Хэвард.

– Будь у старика с кем-то проблемы, их бы тут не было, по крайней мере живых – ха-ха-ха! – хрипло рассмеялся охранник, крайне довольный своей шуткой. – Ладно, не стану задерживать.

Хэвард кивнул отступившему в сторону стражу и последовал по широкому коридору, минуя многочисленные его ответвления. Все эти коридоры вели во второстепенные и подсобные помещения, и пользовался ими в основном постоянный экипаж корабля. Охотникам туда соваться было незачем.

Наконец извилистый путь привел мужчин в огромный зал, пожалуй, одно из самых главных мест на базе наемников – бар. Охотники за головами отовсюду стекались на «Хищник», проводя долгие часы именно здесь.

В баре можно было узнать последние новости, пообщаться с братьями по оружию или найти заказчиков. Заказчиков, кстати, очень легко было отличить от завсегдатаев: дорого одетые и ухоженные, с надменным взглядом и застывшим на лице выражением легкого презрения, они разительно отличались от грубых охотников.

Сами наемники недолюбливали подобных типов, но терпели их из-за денег. Терпели, правда, не все и не всегда, так что случались и весьма неприятные прецеденты.

Хэвард остановился у входа, где за толстым стеклом висели грязные, обожженные, потрепанные знамена уничтоженных в войне кланов. Стоявшие по бокам от стекла стражи не отреагировали на появление мужчин и продолжали смотреть прямо перед собой, неся почетный караул рядом с памятником вечной славы павших воинов.

Даэрец прикоснулся к холодному высокопрочному стеклу. С обратной стороны от пальцев даэрца висел обрывок черной ткани, с изображенной на ней красным ухмыляющемся монстром. Точно такой же рисунок украшал и доспехи Хэварда.

«Бессердечных» больше не существовало. Весь клан Хэварда был уничтожен вместе с его родным миром. Все что осталось от его братьев и сестер – вот этот клочок боевого знамени, реющий над полем битвы до самого конца.

За спиной даэрца Винс грустно вздохнул и похлопал друга по плечу – пора идти.

Еще раз, взглянув на символ былого величия своего клана, даэрец резко развернулся. Прежде всего – работа. Пройдя через широкий заполненный разношерстным сбродом гудящий зал, Хэвард и Винс остановились перед массивной дверью, ведущей в кабинет хозяина «Хищника». Стоящий перед дверью наемник, по прозвищу Кабан, несший вахту у покоев босса, жестом попросил мужчин остановиться.

– По делу, Стальной? – пропустив приветствие, сразу спросил Кабан.

– А я когда-нибудь приходил сюда просто так? – вопросом на вопрос ответил Хэвард, постучав ладонью по висевшему на поясе контейнеру.

– Придется подождать, босс занят. – Голос облаченного в зелено-желтые доспехи громилы не выражал никаких эмоций, точно так же как и его взгляд.

– Мы подождем. – Кивнул Хэвард. Он знал, что Кабан ни за что не стал бы лгать и если он говорит, что Орик занят, значит, так оно и есть.

Чтобы не ходить далеко, Хэвард и его спутник заняли ближайший, пустующий стол, перед которым, на невысокой сцене, кружилась в танце обворожительная представительница расы эхсне.

Грациозная и гибкая, почти обнаженная девушка с кошачьими ушками, торчащими из гривы ярко-зеленых волос и огромными глазами с вертикальным зрачком, извивалась в такт музыке, заставляя глазеющих на нее мужчин – открывать рты. Ее аккуратный хвост кокетливо изгибался, обвиваясь вокруг стального шеста.

Почти все эхсне были очень гордыми существами и свято чтили традиции предков, однако, встречались и исключения. Как правило, это были полукровки или же эхсне родившиеся и выросшие не на своем родном Авалоне.

– Не плохое место. – Винс сразу же занялся тем, что начал беззастенчиво глазеть на танцовщицу.

– Такое же, как и остальные, – Хэвард жестом обвел множество похожих столов, среди которых на установленных возвышениях кружились девушки.

– Ты по-своему прав. Но эта кошечка нравится мне больше остальных, по крайней мере сегодня. Может, выпьем чего-нибудь? Я угощаю!

– Я думал, ты достаточно хорошо меня знаешь, чтобы не задавать настолько глупых вопросов, Винс. – Хэвард улыбнулся и слегка отклонился назад, чтобы хвост игриво настроенной эхсне не задел его по носу.

– Понял, – спутник наемника легко поднялся со своего места. – Сейчас все принесу. – он весело подмигнул обратившей на него внимание танцовщице и поспешил к стойке бара, оставляя друга в столь приятной компании.

Эхсне спустилась со сцены и начала кружиться вокруг Стального, бросая на него призывные взгляды и нежно мурлыкая. Но вдруг что-то спугнуло девушку, и она, тихо зашипев, прижала уши к хорошенькой головке и отшатнулась, спрятавшись за стул.

– Кто разрешил тебе занимать мое место? – молодой голос донесся до слуха Хэварда, и он, подняв глаза, встретился взглядом со спешащим к столу парнем.

На одежде молодого человека не было знаков принадлежности к какому-либо из кланов, но держался он уверенно и даже вызывающе. Незнакомец явно чувствовал себя на «Хищнике» как дома.

– Я спросил – кто позволил тебе сесть сюда?! – нарочито громко крикнул юноша, и взгляды посетителей мгновенно обратились в его сторону.

– Стол был свободен, – спокойно ответил Хэвард, глядя собеседнику в нахальные глаза. Очередной взбалмошный щенок нисколько не трогал даэрца, так же как и его злобное тявканье.

– Это мой стол! – парень хлопнул ладонями по столешнице, заставив девушку-танцовщицу, стоявшую за спиной Хэварда, испуганно вздрогнуть. Ее пальцы с острыми коготками вцепились наемнику в плечо.

– Если ты попросишь вежливо – я уступлю твое место. – Мускулистые, покрытые шрамами и татуировками руки наемника легли на стол.

Услышав слова Хэварда, юноша затрясся и побагровел от ярости.

– Я не стану просить бесполезного старика! – он брызнул слюной.

– Что? – голос Стального прозвучал холодно и резко, словно удар ножа. В свои тридцать пять он не считал себя старым, но это было не важно. Куда больше его задело слово «бесполезный».

– Я знаю о тебе многое! – юноша улыбнулся, откинув со лба длинные темные волосы. – Охотник за головами, возвращающийся без голов! – Он хмыкнул. – Ты так размяк или слишком стар, чтобы убивать?!

Мало того, парень молол языком, даже не задумываясь о том, что говорит, так он еще и посмел смеяться над даэрцем. С кривой ухмылкой Хэвард резко ударил по рукам парня, и тот, потеряв опору, начал стремительно падать на стол. Прежде чем голова юного задиры коснулась грубой столешницы, Хэвард вскочил и, поймав наглеца за волосы, с силой приложил его лицом о стол.

– Я убивал, когда ты еще пускал слюни и гадил в штаны, сопляк, – процедил сквозь зубы Стальной, продолжая вжимать юношу в стол. Жертва рычала и силилась вырваться, но наемник держал крепко. – Но война прошла, – продолжил Хэвард. – И теперь я просто зарабатываю на жизнь. – Он рывком отбросил парня назад, и тот, сделав несколько неуверенных шагов, упал на пол.

– Ты пожалеешь! – прорычал юноша, вскакивая на ноги и заводя правую руку за пазуху, но тут холодный ствол бластера уткнулся ему в затылок и улыбающийся Винс мягко произнес:

– Дернешься, и твой скудный мозг разлетится дымящимися ошметками в разные стороны.

– Боишься меня? – сверкнув глазами, парень зло уставился на даэрца, игнорируя нацеленное на себя оружие.

– Следи за словами.

Хэвард хмуро огляделся. Уже все посетители смотрели на них. Это было скверно. Если щенок продолжит говорить глупости, придется его серьезно проучить. Пропускать оскорбления мимо ушей, значит показать свою слабость, а демонстрировать слабость перед наемниками, значит лишиться их уважения.

Видимо, молодой парень думал так же, когда хотел очень быстро поднять свой авторитет в глазах окружающих, прилюдно унизив одного из лучших. Не все юные искатели приключений и больших денег помнят одну простую истину: падать будет тем больнее, чем выше ты хочешь залезть.

– Вызываю тебя! – грозно рявкнул юнец, плюнув под ноги даэрцу, и тут же по залу прошел оживленный рокот. – Один на один!

– Это ты зря, – сочувствующе протянул Винс. Он убрал бластер в кобуру и опустился на стул, поставив перед собой пару пузатых темных бутылок. – Глупо. – Он больше не смотрел на молодого человека, бросившего вызов его другу.

– Хорошо подумал? – яркие глаза даэрца опасно прищурились.

– Уродов типа тебя нужно учить! Думаешь, тебе здесь все позволено? – выпалил юнец. – Или ты боишься? Трус!

– Теперь точно – все, – безразлично прокомментировал происходящее Винс и отпил из бутылки, удерживая ее двумя пальцами.

– Давай, даэрский выродок, давай! – Кожа на лице парня пошла багровыми пятнами – он распалился настолько, что окончательно потерял контроль над собой. Дважды распоров воздух узким ножом, юнец двинулся навстречу Хэварду.

Стальной спокойно смотрел на приближение соперника. Кодекс чести кланов не позволял уклоняться от поединка, точно так же, как и терпеть оскорбления. Вначале даэрец просто хотел проучить зарвавшегося юнца, но теперь так уже не получится.

Хэвард сделал шаг навстречу парню.

– Думаешь одолеть меня без оружия? – Противник Стального облизал губы, несколько раз крутанув нож в руке.

Надо признать, с холодным оружием он обращаться умел, к тому же Стальной заметил, как на клинке вспыхивают крохотные зеленые искорки. Яд картанула, огромного хищного насекомого с Гартоны, смертельно опасен для всего живого. Достаточно одного слабого пореза, и жертва очень быстро умрет.

– Времена чести прошли, старик! – проследив взгляд даэрца, оскалился юнец и мгновением позже бросился на противника.

Он сделал свой выбор, а Хэвард сделал свой.

Перехватив руку с ножом и отведя ее слегка в сторону, Стальной с силой ударил коленом парню в живот. Юноша подпрыгнул, сгибаясь пополам, и воздух с шумом вышел у него из груди. Едва он успел опомниться от первого удара, как твердый и тяжелый кулак даэрца вонзился ему сзади в левый бок и тут же последовал пинок по ноге, с обратной стороны колена.

Парень застонал. Его ладонь разжалась сама по себе, и нож упал на пол. Рухнув на колени, юноша отчаянно затряс головой. Лишь на мгновение он потерял противника из виду, а когда хотел осмотреться, получил сокрушительный удар в голову и растянулся на холодном полу.

– Вставай, юнец! – донесся голос кого-то из наемников. – Сам вызвал воина на бой, а теперь решил отдохнуть?

Зал одобрительно загудел.

Парень заскрежетал зубами и, пошарив по полу, поднял свой нож. Он с усилием встал на ноги и встретился взглядом с холодными глазам даэрца, стоявшего напротив него. Хэвард с сомнением покачал головой: останься парень лежать – все могло бы кончиться по-другому.

– Все, что ты умеешь, слабак? – Молодой человек презрительно сплюнул кровь из разбитой губы.

Оскорбления и позор можно смыть только кровью, так гласит кодекс наемников. Оба противника это знали.

Зарычав, юноша ринулся вперед, размахивая ножом. Он готов был поклясться, что вот-вот заденет ловкого даэрца, но неожиданно пропустил удар по носу, и его рука сразу же словно попала в стальные тиски. Глаза предательски слезились, и парень почувствовал, как у него вырвали нож, а спустя мгновение тот по рукоять вошел в живот своему обладателю. Последовал мощный рывок, и лезвие, вгрызаясь в теплую плоть, поднялось выше, в область груди. Хэвард разжал руки, и безжизненное тело противника упало к его ногам.

Позор можно смыть только кровью.

– Очередной зазнавшийся малец – отъехал, – сухо прокомментировал происходящее подошедший Кабан. – Но все было по законам. – Он оглядел зал. – Кто-то хочет возразить?

Желающих не нашлось. Как и сказал охранник главы наемников – все случилось по закону.

– Тебя ждет босс. – Кабан указал Хэварду на дверь. – Одного, – он предупреждающе покосился на начавшего было вставать Винса.

– Не вопрос. – Обезоруживающе улыбнулся Райзер. Вновь опустившись на стул, он жестом подозвал к себе зеленоволосую танцовщицу. – Только пусть отсюда уберут мусор, – небрежным кивком Винс указал на бездыханное тело.

* * *

Кабинет хозяина «Хищника» не отличался роскошью. Здесь все было сурово, скупо, по-военному. Левая стена пестрила множеством мониторов, транслировавших изображение с камер наблюдений. Сейчас экраны были выключены и лишь изредка мигали. Стоящие в углу боевые доспехи, располагавшиеся на стойке, несколько бластеров на подставках, плазменная винтовка с погнутым прикладом, голографический проектор и огромный прочный сейф – вот и все убранство. В дальнем конце кабинета висело зелено-желтое знамя клана, а под ним, за широким, массивным столом сидел Орик Сторгер.

– Рад видеть! – улыбнулся хозяин «Хищника», откладывая в сторону огромный боевой нож с потертой рукоятью, который он задумчиво вертел в руках.

Глава наемников указал Хэварду на стул.

– Взаимно, – даэрец положил на стол контейнер и уселся на предложенное место.

Сняв крышку, Орик быстро заглянул внутрь и, довольно улыбнувшись, убрал трофей в один из ящиков стола. Он ловко провел рукой по вмонтированному в столешницу экрану и позволил себе еще одну улыбку, утонувшую в густой седой бороде:

– Деньги перевел, все как договаривались, – сказал он. – Как раз ровно делится на пятерых.

– Теперь делить придется на четверых, – угрюмо отозвался наемник, вновь ощутив неприятную горечь от потери друга.

– Кто? – на морщинистом лице старика не дрогнул ни один мускул.

– Шон.

Мужчины замолчали.

– Жалко парня, толковый был, – наконец нарушил тишину Орик.

Он не стал спрашивать, как погиб друг Хэварда. Во-первых, ему не хотелось лишний раз напоминать даэрцу о потере, а во-вторых, прошлого уже не вернуть, и тот, кто ушел, тот уже ушел. Ничего не изменится от того, узнает Орик о причине смерти Шона или нет.

Хэвард продолжал угрюмо молчать, и главарь наемников, задумчиво взглянув на него, произнес:

– Могу подыскать замену, без доктора придется туго. Без должной подготовки не запустить даже самый простой процесс восстановления.

– Есть кто-то на примете? – даэрец взглянул в светлые глаза старика. Ему не хотелось принимать в команду нового человека так быстро, после смерти Шона, но Орик был прав – доктор на корабле необходим.

– Вообще, есть один парень, – говорил старый даэрец неохотно, тщательно обдумывая каждое слово. Он вновь взял со стола боевой нож и кончиками пальцев в очередной раз проверил бритвенную остроту клинка. – Не доктор, конечно, но кое-что в медицине смыслит. Правда, характер у него не самый лучший. Я как раз думал, куда бы его пристроить, иначе нарвется… Кстати. – Орик оживился. – Ты, может, и видел его в баре, черненький такой, длинноволосый… – Старик замолчал, видя, как слабая улыбка тронула губы его собеседника.

– Он случайно не сидел за ближним к твоему кабинету столиком? – осведомился Хэвард.

– Ну да, – хозяин «Хищника» рассеянно моргнул. – Юнец отчего-то решил, что это его место и даже серьезно ранил одного из ребят, а другого и вовсе отправил к праотцам. Но все было честно, по вызову. Прибился он к нам недавно, но уже успел показать, что чего-то стоит. Возьмешь к себе?

– Вряд ли… – протянул Хэвард.

– Почему? – нахмурился Орик, пристально глядя на собеседника.

– Думаю он сам не захочет ко мне идти, а скорее даже не сможет, – лениво отозвался даэрец, изучая знамя за спиной Орика.

– В смысле – не сможет? Ты его уже спрашивал?

– Да не то чтобы спрашивал, но поговорить мы все-таки успели.

– И как? – с надеждой спросил главарь наемников.

– Не очень-то удачно. – Стальной посмотрел в глаза старику. – Для него, разумеется.

– Ничего не понимаю! – возмутился Орик, и лезвие его ножа глубоко вонзилось в столешницу. Едва не повредив экран. – Кабан! – крикнул старик. – Позови-ка сюда Ранго!

– Ранго не придет, – ровным тоном поведал Орику Хэвард. – Последний раз, когда я его видел, у него в животе торчал его же, покрытый ядом картанула, нож.

Стальной сложил мускулистые руки на груди.

– И что-то подсказывает мне, что Ранго не смог его переварить.

– Ну ты… – Орик покачал головой. – Выйди. – Он взглянул поверх Хэварда, на Кабана, появившегося в дверном проеме. – Все-таки этот щенок нарвался на того, кто ему не по зубам? А я все пропустил, – Орик с досадой покосился на экраны.

– Он сделал свой выбор, – равнодушно пожал плечами Хэвард. – Все было согласно кодексу.

– Я не сомневаюсь. – Отмахнулся старый даэрец. – Конечно, хрен с ним, с идиотом, но другого человека предложить тебе пока не могу. Однако у меня к тебе есть еще дело.

– Слушаю.

– Куда же ты денешься, деньги нужны всем и всегда, особенно, таким как мы. На одних только личных идентификаторах можно разориться. – Хмыкнул Орик и почесал длинный шрам на лбу, один из многочисленных следов минувшей войны. – Есть достойная работенка. Оплата более чем приличная. Берешься?

– Хотелось бы больше подробностей. – Хэвард никогда не брался за контракт, не узнав о нем все, что только возможно.

– Осторожничаешь, как всегда? – понимающе улыбнулся старик. – Это хорошо. Дельце-то, в принципе, не пыльное, но прибыльное, – он задумался. – Видел людей, недавно покинувших мой кабинет?

– Нет. – Хэвард покачал головой.

– Серьезные парни, скажу тебе. С серьезными проблемами, но с непреодолимым желанием их решить. Понимаешь, о чем я?

– Кто цель? – холодно спросил охотник. Он знал, как именно серьезные люди разбираются с серьезными проблемами. Обычно в результате требуют голову, а иногда и не одну.

– Некая Ева ан Нолесс, – хозяин «Хищника» уперся локтями в стол и положил подбородок на огромные кулаки. – Вроде бы уроженка Антары, здесь они сами не в курсе.

– Женщина? – поморщился Хэвард. – Ты же знаешь…

– Убивать не обязательно, – поспешно прервал охотника Орик. – Но если не будет другого выбора, то и голова сгодится. К тому же, возможно, цена заставит тебя передумать, ведь восемь миллионов кредитов не лежат прямо сейчас на трапе твоего корабля?

Теперь пришла пора Хэварда задуматься. Двести пятьдесят тысяч, полученные им за Шарля Коре, были жалкими крохами, по сравнению с ценой на новый заказ.

– За живую накинут еще два миллиона.

Эти слова Орика поставили точку в раздумьях Стального.

– Почему я? – все же спросил Хэвард.

– Во-первых, они просили лучшего охотника, – улыбнулся старик, глядя, как равнодушно его собеседник принимает комплимент. – Во-вторых, я знаю, что недавно твой «Стальной охотник» нарвался на патруль, и теперь деньги тебе просто необходимы. Броня, поврежденные поля и новые идентификационные чипы стоят недешево, ты и сам знаешь. К тому же тебе придется нанимать еще и нового человека…

– А в-третьих? – глаза Хэварда сверкнули.

– А в-третьих – ты мне как родной сын. – Орик встал. – И такой порядочный человек, как ты, конечно же, поделится с подкинувшим ему работку стариком.

Стальной усмехнулся – Орик Сторгер никогда не упускал своего.

– Сколько?

– Еще десять процентов, помимо десяти стандартных, – жестко отчеканил старик.

– Справедливо. – Хэвард кивнул. – Есть еще какие-нибудь подробности?

– Так ты берешься?

– Странный вопрос.

– Воистину. – Орик облегченно вздохнул, обрадованный тем, что смог уговорить своенравного Стального. – Но не думай, что я прошу дополнительную долю просто так. – Улыбка пропала с морщинистого лица, словно ее и не было. – Взамен я окажу тебе парочку, скажем так, услуг.

– И каких же? – главарю наемников удалось заинтриговать Хэварда, в котором уже проснулись инстинкты охотника, преследующего жертву.

– Для начала я посоветую тебе слетать на Аркон-4 и поговорить там с Фареном. Как его найти, ты вроде знаешь?

Стальной согласно кивнул, и старик продолжил:

– Мой сынок, хоть и толковый, но уж больно своевольный, однако тебе он поможет, раскопает что-нибудь касательно цели. Заказчики сами толком ничего не сказали. Видите ли, их дело заплатить, а все остальное – наша забота. Прирезать бы их… – Орик грустно вздохнул, погладив лезвие ножа. Взгляд мужчины сделался тяжелым. – Сын не очень жалует меня после гибели матери, считает, что в этом моя вина. И иногда я думаю, что он прав. Ладно! – главарь наемников провел широкой ладонью по лицу, будто хотел скрыть слезы, которых никто никогда не видел и, наверное, не увидит. – Это не имеет отношения к делу, просто найди Фарена. Я уверен, он сможет для тебя что-нибудь раскопать.

Хэвард не стал благодарить Орика за столь широкий жест, так как свои деньги тот и так получит. Кроме того, Фарен, действительно, не очень-то жаловал наемников, предпочитая вести затворническую жизнь на планете-трущобе, где его единственными друзьями были компьютеры и механизмы. Обычно просить Фарена о помощи – дело практически безнадежное. Но так получилось, что однажды Хэвард очень помог сыну Орика и тот, возможно, сделает для него исключение. Возможно.

– Ты говорил о паре услуг, – напомнил Стальной собеседнику.

– И я не достаточно стар, чтобы забыть об этом, – сурово произнес Орик, но, быстро смягчившись, продолжил: – Я дам тебе сутки, нет, тридцать часов форы. Потом заказ будет доступен остальным, а там уже – кто успел, тот и съел.

– С чего такая щедрость?

Если Фарен сможет помочь, то вкупе с лишними сутками, шансы на успех многократно возрастут. Однако Хэвард не спешил показывать своей радости – не стоит делить деньги за голову, которая еще на плечах хозяина.

– Десять процентов, – напомнил хозяин «Хищника» и протянул Хэварду мозолистую ладонь. – Ты в деле?

– В деле. – Стальной встал и пожал руку Орика.

– И мой тебе совет, парень, – главарь наемников не спешил выпускать жесткую ладонь Стального. – Убей девчонку и принеси голову. Кажется мне, что так будет лучше для всех нас.

С этими словами он разжал пальцы.

– Я об этом подумаю, – пообещал даэрец и зашагал прочь из кабинета.

– Удачи, охотник, – напоследок пожелал Орик Хэварду, и тот, не оборачиваясь, кивнул. – Думается мне, что она тебе понадобится, – прошептал старик одними губами и, вернувшись в свое кресло, вновь взялся за нож.

* * *

Винса даэрец нашел на том же самом месте, в компании все той же, зеленоволосой танцовщицы. Труп чересчур болтливого и оттого очень мертвого Ранго уже унесли, а маленькие дройды-уборщики успели даже смыть следы крови.

Заметив приближение друга, Райзер посмотрел ему в глаза. Когда Стальной кивком указал Винсу в сторону выхода, тот быстро попрощался с девушкой и поспешил догнать босса.

– Что-то намечается? – поравнявшись с Хэвардом, полюбопытствовал Винс.

– Уже наметилось, так что найди свою сестру, она опять не взяла с собой коммуникатор. Увидимся на «Охотнике».

– Скоро вернусь. – Предвкушая очередное приключение, Райзер улыбнулся.

– Винс! – окликнул друга Хэвард, когда тот уже собирался скрыться в одном из ответвлений основного коридора, чтобы отправиться в жилой сектор.

– Что?

– Постарайся в ближайшее время не убивать этого Алекса – мы спешим.

Не дожидаясь ответа Райзера, даэрец пошел к кораблю.

Винс криво усмехнулся и поспешил на поиски сестры, хотя, он и так знал, где ее искать. Ухажер Ланы жил на «Хищнике». Он, как и многие здесь, лишился своего клана во время войны, но так и не примкнул ни к какому другому. Как только Райзер узнал об увлечении сестры, то первым делом навел справки о молодом человеке. После он весьма доходчиво, приставив к голове Алекса длинноствольный бластер, объяснил, что Лану лучше не обижать.

Нет, Винс вовсе не ревновал свою младшую сестру, просто этот Алекс ему не нравился. Несмотря на то, что о парне все отзывались хорошо, что-то в молодом наемнике настораживало Винса. Возможно, чрезмерная открытость и улыбчивость или же смазливое личико. Множество раз Райзер давал волю своему слегка больному воображению, представляя, как короткие красные лучи бластера входят в голову Алекса, заставляя содержимое его черепной коробки вскипеть.

Прикрыв глаза, Винс мечтательно вздохнул. Мечты остаются мечтами, по крайней мере пока. Несмотря на то, что он презирал Алекса, Райзер уважал чувства сестры и дорожил ими.

Лана – единственный родной Винсу человек, которого он знал с самого детства и которому доверял даже больше чем самому себе. Если она выбрала этого парня, пусть будет так, но если уродец посмеет обидеть Лану, то обычной дыркой в голове он не отделается.

Но пока сестра Винса была счастлива, и его радовала улыбка на ее лице. Пусть и повод для нее Райзеру не нравился. Так что Алекс может еще пожить, пока что.

Миновав вереницу одинаковых дверей с разными номерами и остановившись перед нужной, Райзер отбросил неприятные мысли и несколько раз ударил по металлу рукоятью бластера.

– Мне нужна моя сестра, – чеканя каждое слово, прорычал он, когда дверь приоткрылась и оттуда показалось улыбающееся лицо Алекса.

– Привет, Винс, – улыбка парня стала еще шире и неестественно застыла, когда холодный ствол уперся ему в подбородок.

– Не люблю повторять, – процедил сквозь стиснутые зубы Райзер. – А вот стрелять – люблю.

– Понял. – Алекс нервно сглотнул и, распахнув дверь, отошел в сторону, пропуская гостя в свое жилище.

– В чем дело?! – сестра Винса уже стояла рядом с парнем и зло смотрела на брата. – Что-то важное? – помимо раздражения в голосе девушки слышались волнительные нотки.

– Мы улетаем. Собирайся. – Райзер продолжал сверлить Алекса злобным взглядом.

– А куда? – сразу же спросил молодой человек и прикусил язык, заметив, как дернулась рука Винса с бластером.

– Если будешь много знать, – губы Райзера растянулись в ядовитой ухмылке, – тебя найдут разрезанного на части в каком-нибудь темном уголке.

– Хватит уже! – прикрикнула на брата Лана. – Мы ведь не делали ничего такого, почему ты постоянно придираешься к Алексу.

– Я знаю, что не делали, иначе сейчас я с ним бы не говорил. У меня, знаешь ли, нет привычки общаться с мертвецами. – Демонстративно убрав бластер в кобуру, Винс вышел из небольшой комнаты. – И на будущее – не забывай коммуникатор.

– Еще увидимся. – Девушка нежно поцеловала Алекса в щеку, заметив, как при этом поморщился ее брат. – Пойдем, – она покинула жилище юного наемника и пошла впереди Винса, всем своим видом демонстрируя глубокую обиду.

Обернувшись назад, Райзер перехватил заинтересованный взгляд Алекса, которым он провожал их. Усилием воли Винс убрал руку с бластера и заставил себя пойти за сестрой. Никогда еще ему так не хотелось пристрелить Алекса.

Наемники деловито сновали туда-сюда. По сути, коридоры, соединяющие бар, жилой сектор и сектор торговцев, всегда были самыми оживленными, так что по пути Винс и Лана встретили множество знакомых.

Стоило брату и сестре подняться на борт «Стального охотника», как тот незамедлительно взлетел и, с нарастающим гулом, покинул док.

– Спешим, капитан? – Винс взглянул на вышедшего из кабины пилота Хэварда.

– Немного, – отозвался охотник и, подойдя к узкому пульту в стене.

Почти не слышно зажужжал проектор, и пространство в середине зала несколько раз дернулось. Проектор зашелестел, настраивая соединение, и спустя считанные секунды, поймал сигнал.

Голограмма худого молодого парня, с растрепанными, свалявшимися волосами, облаченного в мятую одежду, дважды искривилась, но затем нормализовалась. Юноша прищурился, словно хотел получше разглядеть присутствующих, и, когда он отбросил со лба прядь грязных волос, стало видно, что вместо одного глаза у него окуляр желтого цвета, а другой, здоровый, такой же светлый и яркий, как у отца.

– А, Хэв, – парень заметно расслабился. – Я уже и не думал, что когда-нибудь тебя снова увижу. Рад, что ты жив!

– Здравствуй, Фарен. Вижу, ты не изменяешь своим привычкам.

– Мне и так комфортно, – фыркнул сын Орика, немного пригладив волосы. – Но ведь ты связался со мной не для того, чтобы узнать как дела? Или это он тебя попросил? – на высоком лбу Фарена появились морщины, а небольшие кулаки на тонких руках сжались.

Хэвард знал, что парень имеет в виду своего отца, поэтому отрицательно покачал головой.

– Нужна твоя помощь. Конкретно мне.

– Отчего бы и не помочь хорошему человеку. – Фарен нервно улыбнулся и пожал узкими плечами. – Что нужно?

– Ева ан Нолесс, предположительно с планеты Антара, – назвал охотник свою цель. – Мне нужно знать о ней все, что только сможешь отыскать.

– Думал, ты не охотишься на женщин… – Фарен снова нахмурился, но спустя мгновение тряхнул головой. – Впрочем, не мое дело, да? Я твой должник, и я верну долг. Но! – Сын Орика замялся в нерешительности. – Я хотел бы попросить тебя об одной услуге, – все же решился он.

– О какой? – даэрец предполагал, что Фарен может попросить что-то взамен своей помощи, столь необходимой ему. Мало кто может заходить в базы данных Коалиции, как к себе домой.

– Мне нужно свалить с планеты! – выпалил Фарен, обрадованный тем, что охотник не отказал ему сразу. – Поможешь, и я достану для тебя все.

– Идет, – легко согласился Хэвард.

– Тогда встретимся в порту. – Сын Орика затравленно огляделся, словно его что-то побеспокоило. – Я буду не…

Проекция моргнула и растаяла в воздухе.

– А кто это был? – спросила удивленная Лана.

– Если не знаешь, то не знай и дальше. – Райзер повернулся к капитану. – Аркон-4, босс?

– Да. – Хмуро кивнул Хэвард.

Даэрец не очень хорошо знал сына главаря наемников, но все же его обеспокоило поведение юноши. Флегматичный Фарен, по словам отца и по личным наблюдениям Хэварда, никогда никуда не спешил и любил все делать спокойно, в тишине. Он не покидал свой новый дом несколько лет, а теперь решил вот так быстро улететь с планеты. Странно.

– Винс, – окликнул Хэвард скрывшегося в кабине пилота друга. – Как только задашь курс, позови Аргу – общий сбор.

– Будет сделано, босс! – отозвался Райзер из-за закрывающегося люка.

– Узнаешь все на сборе, – сказал Хэвард открывшей было рот Лане, и та обиженно поджала губы.

Сначала Стальной собрался подняться к себе. Но быстро передумал. Совсем скоро корабль совершит прыжок в пространстве и придется снова спускаться вниз. Словно в подтверждение его мыслей, из передатчика донесся голос Винса:

– После прыжка всем общий сбор. Прыжок через три, два, один!

«Стальной охотник» на мгновение замер, а затем резко рванулся вперед, когда пилот активировал взревевший ускоритель. Как только тряска на корабле кончилась, Хэвард перестал держаться за поручень, тянущийся вдоль стены. Разжав пальцы, он вышел в центр зала, ожидая остальных членов экипажа.

Первым из кабины пилота показался Винс, а спустя минуту в общий зал вышли Лана и Арга. Все внимательно смотрели на даэрца.

– Новости две, – начал Хэвард, когда все собрались. – Первая – деньги за недавний заказ я получил и уже распределил поровну. Долю дока я также разделил, – после упоминания старого друга Стальной замолчал. Все присутствующие невольно опустили взгляд, вспомнив человека, прожившего с ними на одном корабле почти три года и ставшего полноправным членом их, можно сказать, семьи.

Лана грустно шмыгнула носом, и стоявшая рядом Арга нежно погладила ее по плечу.

– Вторая новость… – Твердый голос Хэварда заставил присутствующих отбросить воспоминания. – Есть новый заказ. Он может сделать нас богатыми.

– Насколько богатыми? – сразу же спросил Винс.

– На много, – уклончиво ответил Хэвард. Наемники никогда не делили деньги за еще невыполненный заказ. – Узнаешь, когда все сделаем.

– Кто цель? – прозвучал низкий голос Арги.

– О цели мне расскажет Фарен, а я – вам, – пояснил Хэвард, скрестив руки на груди. – Фарен – сын Орика. – Все же удовлетворил он любопытство сгорающей от нетерпения Ланы. – Довольна?

– Он не очень-то похож на отца, – пробормотала удивленная девушка с толикой разочарования.

Лана была права. Худой, сутулый, выглядящий нездоровым Фарен совсем не походил на поджарого, сурового Орика, предпочитая потоки данных ремеслу воина. Фарен покинул отца, будучи совсем мальчишкой, поэтому мало кто знал, где он и как он выглядит. Так что удивление девушки было вполне оправданным.

– Это еще не все? – спросила Арга, видя, что Стальной не спешит отпускать их.

– Мне кажется, что парень чего-то боится, – хмуро произнес Хэвард и оглядел присутствующих. – Так что лучше приготовиться к неожиданностям. Все понятно?

– Конечно, босс, – радостно ответил за всех Винс, предвкушая неожиданности и нежно поглаживая рукояти бластеров.

– Аркон-4 прямо по курсу, окончание перемещения в пространстве и переход в нормальный режим. – Механический голос Колла разнесся по кораблю: – Оставшееся до посадки время – тридцать восемь минут.

– Через тридцать минут жду всех здесь. Свободны. – Хэвард решительно развернулся и отправился в свою каюту.

Следовало проверить броню и оружие, так как по мере приближения к планете, на которой нашли себе пристанище все отбросы Галактики, в душе даэрца крепло неприятное и в то же время будоражащее чувство. Чувство предстоящих неприятностей.


На задворках галактики

Аркон-4 – приют для тех, кому нет места в обществе, созданном Свободной Галактической Коалицией, и тех, кто скрывается от него. Планета-коммуна, планета-свалка, планета без законов и правил.

Формально Аркон-4 находится в пределах космического пространства, контролируемого Галактической Коалицией, но власть здесь осуществляет отнюдь не Совет и представители порядка, коих очень давно не видели на планете.

Власть на Арконе – матерые головорезы, признающие только силу. Им нет дела до того, что творится вокруг, если это не идет в разрез с их интересами. Здесь всем плевать на тебя, но в то же время кто-то может оставить в спине нож или подстрелить просто за то, что ты оказался не в том месте и не в то время.

Хэвард хорошо знал местные порядки – до того как стать наемником, он довольно долго прожил в этом мире. Аркон – мир злобы, порока, несправедливости и жестокости. Это мир без чести.

Даэрец не знал, почему Фарен, уйдя из-под опеки отца, обосновался именно здесь. Но, по большому счету, Стальному не было до этого дела. Гораздо больше его интересовало поведение парня и то, что так беспокоило сына Орика.

Стоило «Стальному охотнику» опуститься на холодный пол космического порта, как к нему сразу же приблизилась местная охрана, больше напоминающая пиратов. Впрочем, в их задачи и входило собирать подати и выпроваживать недовольных устоями Аркона. Хотя, на деле, угрюмые ребята предпочитали пускать кровь несговорчивым посетителям и забирать себе их добро и назывались охраной просто для вида. Так что все, кто прилетал на Аркон-4, делал это исключительно на свой страх и риск.

Стоя перед трапом, Хэвард приказал:

– Арга и Лана – за турели. Если что – стрелять без предупреждения.

– Уже идем, – высокая даэрка и миниатюрная сестра Винса скрылись в отсеках, ведущих к орудиям.

– Колл, держать пушки и щиты в боевой готовности, как только мы выйдем – закрыть люк и убрать трап. Приборы не выключай, чтобы можно было взлететь в любое мгновение.

– Будет исполнено, – отозвался дройд, по-прежнему сидевший в кресле пилота.

– А мы с тобой – комитет по встречам? – Винс отбросил полы длинного, потертого кожаного плаща, расправив несуществующие складки. Поправив любимую широкополую шляпу, Райзер весело подмигнул капитану. Подобное настроение бывшего контрабандиста объяснялось тем, что шанс пострелять на Арконе куда выше, чем на большинстве других планет. А пострелять Винс любил.

– Типа того, – хмыкнул Хэвард, надев шлем.

Наемник проверил, как отточенное лезвие выходит из бронированной перчатки, и щелчком снял винтовку с предохранителя. Еще раз, оглядев внутренности корабля, Хэвард надавил на рычаг в стене, и люк «охотника» открылся.

– Кто такие, чего… – недовольно начал старший из «охранников». Но уверенное выражение быстро пропало с рассеченного шрамом лица, когда мужчина увидел, кто вышел из корабля.

Однажды хозяева Аркона-4 кое-что не поделили с охотниками за головами, и теперь на планете были новые, наученные горьким опытом предыдущих, хозяева. Больше никому не приходило в голову брать с наемников процент за охоту на планете. Вот и сейчас охранники заметно расстроились. Они и раньше заприметили необычную раскраску корабля, но до последнего надеялись на обычное совпадение.

– В чем дело? – грубо спросил Хэвард, не снимая шлем и развеивая последние сомнения собравшихся у трапа головорезов. Светлые глаза даэрца недовольно сверкнули, и он, как бы невзначай, направил винтовку на заговорившего первым стража.

– Ни в чем, – сердито буркнул тот, скользя ненавидящим взглядом по черно-красной броне с эмблемой охотника. – Надолго сюда?

– Как получится. – Хэвард не питал приязни к тем, кого здесь именовали стражами порядка. Но и лишний раз ссориться с ними не собирался. Если что-нибудь случится, за него, конечно, отомстят, но вот самому Стальному будет уже все равно.

– Когда соберетесь улетать – оплатите посадочное место, – охранник указал рукой в сторону высокого здания на границе порта. – Там, на первом этаже.

– Хорошо.

Плата за стоянку – обычное дело на большинстве планет, так что ничего такого в словах мужчины не было.

– Постойте! – окликнул Хэвард потерявших к нему интерес охранников. – Чей это корабль? – он кивком головы указал на стоящий по соседству звездолет. Облегченный, быстрый, абсолютно новый и неимоверно дорогой – редкость на этой планете – помойке.

– Нам не положено… – начал было все тот же охранник.

– Чей? – Хэвард дал знак Райзеру, и тот неторопливо полез за пазуху.

Охрана порта сразу напряглась и схватилась за оружие, но Винс с улыбкой извлек из внутреннего кармана плаща скомканную бумажку – тысячу кредитов. Деньги, конечно, не самые большие, но местным головорезам многого не надо.

– Когда мы заступили на смену, меньше часа назад, он уже стоял здесь. Трое каких-то зализанных типов, дорогая одежда, новое оружие, – видимо, этот охранник был здесь за главного. Он воровато огляделся и, выхватив у Райзера деньги, спрятал их за пазуху. – Отправились в район Трущоб, наверное. По крайней мере спрашивали, где он. Все вроде.

Хэвард кивнул Винсу, и еще одна бумажка потонула в большом кулаке охранника.

– Наши сменщики говорили, что как только корабль сел, как раз перед нашей очередью выходить на посты, из него сразу вышли четверо, затем один вернулся. Все выглядели сурово, по повадкам – ребята тертые, скрытные. Раньше их здесь не видели. Это все, – мужчина дал знак своим людям, и они последовали к заходящему на посадку пассажирскому кораблю, искренне надеясь, что в нем не наемники.

– Зачем тебе знать, чей он. – Райзер, как и его друг, разглядывал блестящий корабль.

– Дорогой корабль в такой дыре, да еще и со столь странным экипажем, – даэрец задумчиво нахмурил лоб. – Не кажется странным?

– Что-то не очень, – несмотря на беззаботную улыбку, Винс насторожился, теперь более внимательно разглядывая неизвестный корабль. – Мы здесь будем ждать парня?

– Да. – Стальной огляделся. – Фарен должен был уже подойти.

– Может, опаздывает? – пожал плечами Райзер и сунул большие пальцы за ремень. – Задержался… Может, встретил какую красотку или еще не попрощался с друзьями.

– У Фарена нет друзей. – Развернувшись, Хэвард скрылся в «Стальном охотнике». – Жди здесь, – напоследок бросил он уже изнутри.

Винс ждал босса почти пять минут, маясь от скуки и бросая в сторону новехонького корабля недобрые взгляды. Подойдя поближе, он покрутился вокруг дорогостоящей игрушки, провел ладонью по полированному корпусу, но, ничего не найдя, вернулся обратно и взобрался на трап. Райзер то и дело привставал на цыпочки, вглядываясь в лица приходящих в порт людей, но не заметил никого похожего на Фарена.

– Необязательный какой-то, – сердито фыркнув, Винс уселся на трап как раз в тот момент, когда тот дрогнул под ногами Хэварда.

– Фарен не отвечает. – Наемник не спеша огляделся. – И мне это не нравится.

– Да мало ли, может, он перепил или еще чего…

– Нет, – покачал головой Стальной. – Сына Орика волнует только техника и его расчеты, а еще он очень не любит ждать и заставлять ждать других.

– Предлагаешь идти за ним? – с энтузиазмом поинтересовался Винс, погладив рукояти бластеров.

– Пойду я и Лана. – Хэвард спустился по трапу и убрал винтовку за спину, поместив ее в специальный держатель, размещенный в броне. – Из нас четверых Фарен знает только тебя и меня, так что кому-то придется остаться. Парень не верит тем, с кем не знаком.

– Тогда, может, возьмешь с собой Аргу? – с надеждой предложил Винс. Он не очень-то жаловал компанию молчаливой и не в меру раздражительной даэрки.

– Ей лучше остаться, – разрушил мечты друга Стальной. – Она принимала участие в карательном рейде на эту планету, и лишний раз ей не следует светиться.

– Мы идем?

Поправляя нехитрую прическу, Лана вышла из корабля, сияя любопытными глазами. Каждую новую планету она встречала с неизменным трепетом и радостью. На девушке была легкая куртка, под которой скрывался защитный жилет и привычный комбинезон. На бедре висела кобура с бластером, а из-за голенища одного из высоких сапог выглядывала рукоять ножа.

– Да. – Хэвард быстрым шагом направился к выходу из дока. – Винс, если что – дай знать.

– И вам счастливого пути, – обреченно пробубнил Райзер, провожая сестру взглядом.

Когда даэрец и девушка скрылись из виду, Винс продолжал сидеть на трапе, тщательно всматриваясь в лица посетителей дока. С каждой минутой происходящее настораживало его все больше, так как он тоже знал – Фарен никогда не опаздывает.

* * *

Док неприветливой планеты остался позади, и Хэвард со своей спутницей оказались в самом крупном городе с незатейливым названием Большой. Он полностью оправдывал свое название, так как старые, обшарпанные здания расползались во все стороны, насколько хватало глаз.

Нужный наемникам квартал Трущоб находился недалеко от дока. По большому счету, почти весь город, как и остальные населенные пункты Аркона-4, можно было назвать трущобами. Многие из улиц заканчивались заваленными мусором тупиками или же становились настолько узкими, что протиснуться между стенами не представлялось возможным, если ты, разумеется, не крыса, коих в Большом было куда больше, чем остальных жителей.

Высокие, неопрятные дома стояли очень, друг к другу. Потрескавшиеся и покосившиеся, с разбитыми окнами, они лишь подчеркивали общую атмосферу обреченности, витавшую над городом. Почти все постройки соединялись между собой площадками-мостами, на которых располагалось множество палаток, в которых тоже жили местные обитатели. Некоторые вообще считали своим домом груды мусора, щедро разбросанные вокруг.

В глазах пестрило от разношерстности снующих туда-сюда существ: множество рас, иногда вовсе не напоминающих человеческую, сновали туда-сюда, пытаясь что-нибудь продать или что-то украсть. Больше на Арконе-4 заняться было почти нечем. Разве что убийствами и проституцией.

У каждого на Арконе было какое-то свое дело, мало кто слонялся здесь просто так, играя в рулетку с судьбой. Под ногами сновали деловито низкорослые груни, ловко передвигающиеся на четырех паучьих ногах, стреляя по сторонам вращающимися независимо друг от друга глазами. Огромные штарки, словно тяжелые, бронированные корабли, рассекали толпу перед собой, и никто не смел заступать им дорогу. Витые рога штарков украшали разноцветные ленты – знаки отличия, но кроме этого народа мало кто в них разбирался. Крауни, оставляя за собой след из скользкой слизи, медленно двигались по каким-то своим делам, на ходу раздавая мятые листовки. Встречались и люди и другие человекоподобные расы, причем в основном женского пола. По откровенной одежде и вызывающему поведению догадаться об их промысле не составляло труда.

От такого количества представителей различных рас у Ланы голова шла кругом. Она даже не знала, к какому виду относятся те или иные существа, то и дело мелькавшие перед ней.

– Держись поближе и не слишком пялься на окружающих, некоторые расы могут счесть это оскорблением или вызовом, – спокойно сказал Хэвард спутнице, после чего смело шагнул в бурлящее море толпы.

Поначалу девушка испугалась, что сможет отстать от даэрца. Подобная перспектива ее вовсе не обрадовала, так как эта планета с каждым вздохом нравилась ей все меньше. От противных запахов перехватывало дыхание, а голова просто раскалывалась от многоголосого гомона толпы. Лана была уверена, упусти она из виду Хэварда – сразу же растворится здесь, потеряется навсегда, причем бесследно.

Но опасения девушки оказались напрасны – доспехи и комплекция даэрца служили прекрасным ориентиром и не только для нее. Символ Даэры – белый крест, заключенный в круг, красовавшийся на правом плече наемника, отчетливо говорил окружающим о его происхождении, к тому же на черной нагрудной пластине доспехов Хэварда был изображен красный меч, опущенный клинком вниз – знак охотника. Связываться с даэрцем, промышляющим охотой за головами, никто не хотел, поэтому все встречные поспешно отводили от него взгляд, боясь посмотреть в глаза чудовищу, изображенному на закрытом шлеме, и уступали дорогу.

Быстро миновав гудящий поток жителей Аркона-4, Хэвард остановился на краю одной из платформ, и к нему тут же подлетел легкий, пассажирский транспорт, предназначенный для передвижения не слишком высоко над землей.

– Куда изволите? – за штурвалом управления сидел человек с высокими залысинами и нервным бегающим взглядом, не задерживающимся на севших в транспорт пассажирах. Правое ухо у мужчины отсутствовало, а на его месте находилась просто ровное темное отверстие.

Лану передернуло.

– Трущобы, – небрежно бросил Хэвард.

Пилот поспешно кивнул и направил свой транспорт прочь от пассажирской платформы, чтобы уступить место точно такому же легкому кораблю, подобравшему следующих пассажиров.

Лана Райзер не очень любила летать на чем-то не проверенном ею лично, поэтому сейчас заметно нервничала. Когда холодный ветер ударил в лицо, а серые, копошащиеся где-то внизу жители Большого стали совсем крошечными, Лана вжалась в жесткое сиденье. Судорожно сглотнув, она придвинулась поближе к даэрцу, чье присутствие всегда успокаивало девушку.

Для Ланы Хэвард был словно заботливый старший брат, на которого всегда можно положиться, в отличие от ее родного. Хотя в первое время после их знакомства девушка попросту влюбилась в сурового и молчаливого бывшего солдата Альянса. Один раз она, набравшись смелости и немного выпив, исключительно для храбрости, пробралась ночью в каюту капитана, с твердым намерением отдать ему самое дорогое, что у нее есть. Но в результате была поглажена по голове и выставлена за дверь со словами: «Подрасти немного».

Как же потом смеялся Винс!

От воспоминаний девушка поежилась. Сжав кулаки, она еще раз взглянула на Хэварда, почти не изменившегося за несколько лет. Пусть сейчас суровое лицо даэрца скрывал шлем, но Лана легко могла воссоздать в памяти его черты.

А что если бы она сейчас повторила то, что сделала тогда? Лана улыбнулась своим мыслям и покачала головой. Девушка довольно хорошо узнала даэрца и понимала, что она для него такая же младшая сестра, как и для Винса. Тем более у нее теперь есть Алекс, пусть он и боится прикоснуться к ней лишний раз, после того, после разговора с Винсом. Часто назойливая опека старшего брата выводила Лану из себя. Ведь она уже совсем взрослая! Это надо же в двадцать один год…

– Ты чего так возмущенно сопишь? – щиток на шлеме Хэварда поднялся, и он вопросительно взглянул на свою спутницу.

– Я? – девушка растерялась и даже перестала дышать. – Да так, просто… Задумалась.

– Ясно, – даэрец отвернулся, а Лана перевела дыхание.

Между тем их транспорт начал стремительно снижаться, приближаясь к пассажирской платформе Трущоб. Словно сросшиеся друг с другом здания быстро приближались, а воздух становился более густым, насыщаясь неприятными ароматами.

Стоило Хэварду рассчитаться с пилотом, как тот сразу же взлетел и унесся прочь. Видимо, местные обитатели не очень-то жаловали не самый дешевый способ передвижения. Подтверждением этому служила пустота на платформе, где кроме Хэварда и Ланы никого не было.

– Пойдем, – даэрец первым вошел в разбитую кабину лифта, полностью изрисованную яркими красками.

Дождавшись, когда девушка минует раздвижные двери, Хэвард нажал на одну из двух сохранившихся кнопок приборной панели, над которой кто-то нацарапал единственное слово на всеобщем наречии – «дно».

Старый лифт протяжно скрипнул и медленно пополз вниз. Через прозрачные поцарапанные, а местами и пробитые стенки, девушка следила, как к ним приближаются бедные дома. Построенные практически один на другом, они опасно кренились в разные стороны. Грязные стены заросли синим мхом, выползающим из глубоких трещин, а немногочисленные окна были забиты каким-то хламом.

С трудом оторвав взгляд от неприятной панорамы города, Лана подняла глаза к небу, заглядывающему в кабину через разбитый потолок. Словно она вот-вот собиралась нырнуть под воду, девушка сделал глубокий вдох и едва не закашляла от ужасающего букета омерзительных запахов. Даже на Ораке пахло лучше.

– Трущобы, – тяжелая ладонь Хэварда легла девушке на плечо. – Потерпи, ты быстро принюхаешься.

– Лучше бы мы побыстрее убрались от сюда, – пробормотала девушка, прикрывшая лицо ладонью в митенке.

– Это уже как получится, – не стал зря обнадеживать девушку охотник.

Когда лифт остановился, кривые двери смогли открыться только на половину, после чего безнадежно застряли и принялись беспокойно стучать друг о друга в надежде разъехаться в стороны.

– Трущобы, – скупо прокомментировал происходящее Хэвард, после чего поймал хлопающие створки и рывком развел их в стороны, с силой вогнав в предназначенные для них проемы.

От столь грубого отношения двери обиженно скрипнули и застыли на месте.

– Теперь не заклинит, – даэрец первым вышел из лифта.

– Теперь и вовсе не закроется, – обернувшись, девушка отметила, что створки, которые должны были вновь сойтись за их спинами, не предпринимают для этого никаких попыток.

– Ничего страшного, так он даже лучше вписывается в окружение. – Стальной задумчиво огляделся. – Нам туда. – Он быстро определил нужное направление. – Это район людей. В основном людей.

Лане не оставалось ничего, кроме как послушно следовать за капитаном «Стального охотника». В отличие от даэрца, девушка впервые посетила Аркон-4. Впрочем, после увиденного она поняла, что ничего бы не потеряла, не прилети сюда вообще.

Охотник за головами прошел по относительно широкой, но почти безлюдной улице, меряя ее уверенными шагами, после чего резко свернул в ближайшую подворотню, оказавшись в узком коридоре, образованном потрескавшимися стенами длинных домов.

В небольших нишах ютились люди. Закутавшись в драные лохмотья, они со страхом взирали на решительно двигающегося мимо них охотника. Лана ускорила шаг, чтобы не отставать от спутника.

Они блуждали по грязным лабиринтам узких улиц довольно долго. Для девушки так и осталось загадкой, как именно ориентируется здесь Хэвард. В глазах Ланы все вокруг выглядело совершенно одинаково, одинаково отвратительно.

Голова девушки кружилась, ноздри резало от неприятного запаха, а ноги предательски подкашивались, но она упрямо терпела, не желая показывать Хэварду свою слабость. Когда запах стал и вовсе невыносимым, Лана подняла глаза к небу, но увидела лишь тонкую голубую полоску, в просвете между высокими домами.

Сестра Винса закатила глаза и собиралась печально вздохнуть, но так и остановилась с открытым ртом, едва прикрыв его ладошкой. Острый металлический запах крови, перебивающий все остальное, очень сложно перепутать с чем-либо.

Лана обеспокоенно взглянула Хэварда. Даэрец оставался невозмутимым. Это немного успокоило его спутницу. Однако ненадолго. Спокойствие девушки унеслось в далекие дали и даже не попрощалось, когда наемник аккуратно перешагнул через распластавшееся прямо перед ним тело, вокруг которого разлилась большая лужа крови.

– Трущобы, – безразлично повторил даэрец, словно это все объясняло.

Они дошли до очередной развилки, поразительно похожей на все предыдущие, и Хэвард, по одному ему известному признаку, решил повернуть налево.

– Пустите! – испуганный детский крик, многократно отразившись от голых стен, вознесся к далекому небу.

Лана дернулась было на звук, но даэрец проворно ухватил ее за тонкое запястье.

– Это не наше дело, – пугающе холодно произнес он.

– Но там же ребенок… – девушка не пыталась вырываться, зная, что это бесполезно.

– Этот ребенок может пустить тебе кровь и обобрать до нитки, когда ты по своей доброте решишь помочь ему. – Стальной выпустил руку девушки. – Это Трущобы.

– Отпустите, пожалуйста! Мне нужно к сестре! – теперь к страху в тонком детском голоске примешалась мольба.

Сердце в груди Ланы сжалось. Голос доносился как раз оттуда, куда вел ее Хэвард. Лана посмотрела на широкую спину даэрца, почти загораживающую весь обзор, и испуганно отпрянула в сторону, когда тот резким движением опрокинул на землю грязного мужчину, видимо бежавшего им навстречу.

– Смотри куда прешь, – прошипел Хэвард, и неизвестный, вытирая сочащуюся из разбитого носа кровь и кутаясь в драный плащ, бросился в сторону, бормоча извинения.

– За все надо платить, малец! – послышался откуда-то спереди насмешливый мужской голос. – Где были твои глаза, когда ты несся нам навстречу?

– Я нечаянно! Правда! – ребенок, кажется мальчик, жалобно шмыгнул. – Я просто нес поесть своей сестренке, она болеет!

– Да мне плевать на нее! – резко оборвал ребенка тот же говоривший. – Ты вылил на меня эти помои, которые называешь едой, и испачкал мой любимый костюм! Да он стоит в сотни раз больше, чем твоя жалкая жизнь!

Послышался звук удара и детский крик.

Хэвард остановился, и закусившая губу Лана выглянула из-за его спины, увидев трех вооруженных мужчин. Они стояли над растянувшимся в грязи человеческим ребенком, лет пяти. Мальчик жалобно всхлипывал, скорчившись в ожидании побоев. Только сейчас Лана заметила, как ребенок что-то судорожно прижал к груди.

– Слепой щенок! – один из мужчин, в испачканном коротком плаще, пнул мальчика ногой.

Лана едва не вскрикнула, но даэрец вовремя прикрыл ей рот ладонью. Хэвард спокойно наблюдал, как трое неизвестных глумятся над беззащитным ребенком.

– Это не наше дело, – тихо повторил охотник, и его спутница едва не расплакалась от этих слов. – Нам нужно пройти дальше, и я хочу, чтобы ты просто шла за мной.

В поисках поддержки Лана осмотрелась и заметила нескольких жителей Трущоб. Но они старательно вжимались в стены, делая вид, что ничего не замечают.

– Погоди, Джорджо, – второй мужчина жестом остановил своего друга, собиравшегося пнуть мальчика еще раз. – Он сказал, что у него есть сестра. – Убрав бластер в кобуру, один из неизвестных опустился на корточки перед плачущим ребенком. – Сколько лет твоей сестре?

Мальчик всхлипнул.

– Сколько лет твоей сестре, щенок! – мужчина замахнулся.

– Семь! Ей семь лет! – задыхаясь от душивших его слез, выпалил мальчик, сжавшись еще больше.

– Подойдет, – осклабился мужчина и рывком поставил свою жертву на подгибающиеся ноги. – Отведи нас к ней!

– Эй, Карлос, а как же мой плащ? – возмутился тот, что был в испачканной одежде. – Он должен ответить за то, что сделал!

– Ответит его сестра! – тот, кого звали Карлос, улыбнулся так, что у Ланы мороз пошел по коже.

– Ей всего семь, – с сомнением в хриплом голосе произнес третий незнакомец, до этого молчавший. – К тому же нам пора валить с этой планеты. Нас, наверное, уже ждут.

– Это я решу! А девка вполне сгодится. Но вы можете просто смотреть. – Карлос продолжал мерзко скалиться. Удерживая плачущего мальчика за шкирку, он сильно тряхнул его. – Веди давай!

– Нет, – едва слышно прошептал ребенок. – Вы сделайте ей больно. – Детский голос зазвучал увереннее. В нем послышалась злость. – Я знаю! Я не поведу! – не в силах вырваться он сжался и мелко задрожал. – Не поведу!

– Сдохнуть хочешь, мелкая гнида?! – Карлос взбесился.

Мужчина швырнул ребенка на землю, и тот, кувыркаясь, покатился по ней, растянувшись между незнакомцами и Хэвардом с Ланой.

– Чего тебе надо, наемник? – буравя даэрца взглядом, дерзко спросил Карлос, и его покинувший кобуру бластер нацелился в широкую грудь охотника.

– У меня работа. Неподалеку, – невозмутимо ответил Стальной, словно не замечал оружия.

– Вот и иди, работай. – Карлос раздраженно махнул бластером в сторону. – Не лезь не в свое дело.

Хэвард пожал плечами и пошел вперед. Лана, едва сдерживая слезы, направилась за ним, стараясь не смотреть на пытающегося подняться мальчика.

– Помогите… – едва слышно прошептал ребенок. Его невероятно яркие глаза, словно у даэрца, блестели от заполнивших их слез отчаяния. – Пожалуйста.

– Веди нас к своей сестричке, маленький уродец, и дай взрослым развлечься! – Внимание Карлоса вновь было приковано к несчастной жертве.

Лана с надеждой взглянула на капитана, но тот даже не обернулся, пройдя мимо.

– Помогите… – В детском голосе было столько страдания, боли, горя и безысходности, что Лана не смогла сдержаться.

Дрожащая рука девушки потянулась к бластеру, а ее заплаканные, горящие ненавистью глаза обратились к троице улыбающихся скотов, именующих себя мужчинами.

– Пожалуйста…

Пальцы Ланы еще не успели сомкнуться на рукояти оружия, когда поравнявшийся с незнакомцами Хэвард резко развернулся к ним. Из-за своей похоти позабывшие обо всем на свете трое бандитов не успели вовремя среагировать.

Сверкнуло лезвие, и ближайший к Стальному мужчина, захлебываясь кровью, выронил свою винтовку. Его угасающие глаза скользнули по удивленному лицу девушки, и он начал заваливаться на бок. Тяжелый ботинок Хэварда ударил умирающего в бок. Практически безжизненное тело врезалось в Карлоса и Джорджо. Мужчина в испачканном плаще не успел увернуться и рухнул на землю, под тяжестью мертвого товарища. Карлос же оказался более расторопным. Он отскочил и вскинул бластер, но тут же с удивлением уставился на обрубок своей руки.

С трудом сбросив с себя мертвеца, Джорджо попытался встать, но оказавшийся рядом Хэвард жестко ударил его ногой в подбородок. Хрустнули шейные позвонки – одним трупом в Трущобах стало больше.

Лезвие над левой рукой охотника, роняя капли крови, с шипением скрылось под броней. Подойдя к упавшему на колени Карлосу, который, обливаясь слезами, пытался зажать изуродованную культю, Стальной схватил его за тощую шею. Без видимых усилий приподняв свою жертву над землей, Хэвард заглянул бандиту в глаза.

– Жаль, но у меня нет времени заняться тобой как следует. – Свободной рукой охотник вынул из поясных ножен скулящего мужчины узкий нож с украшенной кристаллами рукоятью.

С мрачным торжеством Лана смотрела, как острое лезвие вонзается непрерывно орущему Карлосу пониже живота. Хэвард резко дернул оружие из стороны в сторону, заставив свою жертву беспорядочно задергаться в конвульсиях, после чего вырвал оружие из кровоточащей раны и вогнал Карлосу под подбородок.

Последний из трех издевающихся над ребенком мужчин затих и Хэвард, разжав пальцы, позволил телу упасть себе под ноги.

Лана с благодарностью взглянула на капитана, но тот, не обратив на это внимания, подошел к так и не сумевшему подняться ребенку. Охотник довольно грубо поставил мальчика на ноги.

– Ходить можешь? – спросил Стальной, и мальчик неуверенно кивнул.

– Спасибо. – Ребенок отнял правую руку от груди и попытался стереть с лица кровь, но лишь размазал ее еще больше.

– Просто спасибо мне мало, – неожиданно жестко произнес наемник и требовательно указал пальцем на то, что мальчик прижимал к груди. – Ты же знаешь кто я?

С изумлением Лана увидела, как ребенок поспешно закивал и дрожащей рукой протянул наемнику кусок хлеба, который так плотно прижимал к груди.

– Я не заберу последнее, – Хэвард отломил от небольшого куска половину и встал. – Пойдем, – небрежно бросил он Лане.

– Вы… ты… Забрал у ребенка хлеб?! – справившись с удивлением, спросила девушка.

– Я не работаю бесплатно. – Хэвард повернулся к стоящему в нерешительности мальчику. – Впрочем, – он отломил от своей доли большую часть и вернул ее владельцу, – слишком большая награда за трех ублюдков.

Мальчик с радостью принял хлеб, а Лана продолжала смотреть на охотника с неподдельной смесью восхищения, удивления и непонимания.

– Не нужно думать обо мне хуже, чем я есть, – назидательно сказал девушке Хэвард. Щиток на шлеме поднялся, и наемник забросил себе в рот кусочек хлеба.

– Но я думала, что ты никогда не прислушиваешься к чувствам и не работаешь просто так, – неуверенно пробормотала Лана, наблюдая, как опускается щиток шлема и ухмыляющийся монстр смотрит ей в глаза. – Мне, правда, казалось, что ты пройдешь мимо, капитан.

– И лишусь единственного механика на борту только потому, что она пожалела ребенка? – искаженный шлемом голос не выдавал эмоций. – Я уже потерял Дока из-за его чувств. Я не хочу потерять еще и тебя.

– То есть, если бы не я, ты бы прошел мимо? – оторопело спросила Лана.

– Это теперь никто не узнает. – Щиток с улыбчивым монстром скрывал от девушки лицо капитана. Она так и не смогла понять, серьезен ли даэрец или шутит.

– А вы ведь дядя Хэвард, да? – вдруг спросил мальчик, и наемники одновременно повернулись к нему.

В глазах ребенка не было страха от пережитого, в них читалось лишь неподдельное восхищение, с которым мальчик смотрел на своего спасителя.

– Откуда тебе известно мое имя? – вместо ответа спросил Стальной.

Жизнь наемника быстро заставляет привыкнуть к жестокости и крайне редко позволяет поверить, что в мире есть не только она.

– Дядя Фарен нам вас именно так и описывал: большим, сильным, смелым, в красивой броне! – восторженно залепетал ребенок, позабыв о боли. – Он сказал, что такой, как у вас, больше ни у кого нет!

– Ты и Фарена знаешь? – Стальной поднял щиток шлема и пристально посмотрел на ребенка.

– Конечно! Он – наш сосед. – Поспешно закивал мальчик. – Когда наша мама ушла, он о нас заботился и даже обещал увезти отсюда. Мы с Анной… Ой! – он вдруг подпрыгнул. – Я же должен отнести сестре поесть! – сделав неуверенный шаг, ребенок упал бы, но Хэвард вовремя придержал его за щуплое плечо.

– Не так быстро, приятель, – наемник легко поднял ребенка.

«Я буду…» – звучали в голове охотника слова Фарена. Не один? Сын Орика хотел покинуть планету вместе с детьми? Но почему?

– Мы тебя проводим, нам как раз по пути, только пока постой тут, – Хэвард поставил ребенка на землю, а сам склонился над убитыми людьми. Возможно, именно они прилетели сюда на новеньком корабле, но зачем?

Быстро осмотрев тела, Стальной не нашел ничего интересного. Во внутренних карманах Карлоса лежала толстая пачка банкнот и небольшой пакетик с серым порошком. «Старый песок» – один из самых дорогих наркотиков, неизменно приводил нервную систему пристрастившихся к нему в негодность, превращая людей в безумных кукол.

Охотник с презрением взглянул на мертвого Карлоса и бросил пакет тому на грудь, услышав, как что-то едва слышно звякнуло. Вновь распахнув плащ убитого, Хэвард отыскал потайной карман, в котором лежала странная карточка с привязанным к ней брелком в виде ключа. Эту находку даэрец решил оставить себе. Легко поднявшись, он вернулся к мальчишке и Лане.

Девушка старательно вытирала лицо ребенка теперь уже грязным платком.

– Пора к Фарену, – наемник подхватил ребенка, словно это была какая-то сумка, и быстро зашагал по узкой улочке, удаляясь от троих мертвецов. Неизвестно, что именно они искали на Арконе-4, но найти сумели только смерть. По крайней мере Стальному так показалось.

– Меня зовут Филард, – мальчик извернулся и теперь с любопытством разглядывал шлем наемника.

– А меня – Лана, – улыбнулась ребенку сестра Райзера, так как Хэвард проигнорировал его слова.

Обернувшись назад, охотник увидел, как обитатели Трущоб обступили мертвецов и уже начали раздевать их, с целью обновить свой небогатый гардероб и разжиться остальными вещами тех, кому они больше не нужны. С едой здесь не у всех было хорошо, так что вряд ли кто-то еще увидит тела трех бандитов.

– Нам туда. – Филард показал куда-то влево, но охотник продолжал идти прямо.

– Мы немного обойдем, – успокоила мальчика Лана, с осуждением глядя на молчавшего наемника.

Хэвард знал, что ребенок указывает нужное направление, но упрямо продолжал идти вперед. С того самого момента, как Стальной встретился с избивающей ребенка троицей, его не покидало ощущение, что за ним кто-то следит и этот кто-то не один из вечно трясущихся и запуганных обитателей Трущоб.

Впрочем, даэрцу могло показаться, но охотник за головами привык доверять своему шестому чувству, поэтому он передал притихшего мальчика Лане, а сам взял в руки винтовку.

Чей-то взгляд жег Хэварду затылок, но он терпел, терпел до тех пор, пока ему не показалось, будто неизвестный уже навел на него оружие. Тогда Хэвард развернулся и, резко припав на колено, вскинул винтовку, дернув стволом в сторону мелькнувшей на одной из крыш тени.

– Идем. Быстро! – бросил он девушке и первым свернул в нужном направлении.

На ходу охотник активировал коммуникатор и спустя несколько секунд услышал скучающий голос Винса:

– В чем дело, босс?

– Фарен не появлялся? – спросил Стальной, озираясь по сторонам.

– Нет.

– Скверно. – Хэвард стиснул зубы. – Скажи Коллу, пусть взлетает. Перехвати мои координаты, и подлетите как можно ближе.

– Хорошо. – Винс не стал задавать вопросов, определив по тону капитана, что дело принимает серьезный оборот.

* * *

Райзер вскочил с трапа и быстрым шагом добрался до кабины пилота, быстро передав дройду приказ даэрца.

– На Арконе-4 запрещены перелеты на личном транспорте? – безразличным механическим голосом отозвался Колл. – В случае…

– Плевать! – раздраженно крикнул Винс. – Я сказал – взлетай!

– Приготовиться к взлету. – Все так же, без эмоций, прозвучал голос Колла.

Выскочив из кабины, Винс наткнулся на встревоженную Аргу.

– За турели, быстро. – Райзер не дал даэрке раскрыть рот и сам бросился к одному из люков, ведущих к турелям.

Усевшись в кресло стрелка, Винс застегнул страховочный ремень. Активировав систему ручной стрельбы, он сразу же навел спаренные стволы турели на главное здание дока. Пока на «Стального охотника» не обращали внимания. Но все ли будет хорошо, когда охрана поймет, что корабль не собирается покидать планету?

* * *

Хэвард быстро поднимался по неровным ступеням высокого, немного покосившегося дома. Лифт, по словам Филарда не работал никогда, так что одиннадцать этажей пришлось преодолевать пешком. Каждый этаж представлял собой широкую площадку, от которой в три стороны расходились узкие коридоры, заканчивающиеся запертыми дверями, ведущими в местные апартаменты.

Стоило Стальному подняться на одиннадцатый этаж, как на него со слабым визгом бросилась худая, болезненного вида девочка, которую он без труда схватил за тонкую шею.

– Не обижайте Анну! – сразу же взмолился Филард, но Хэвард проигнорировал просьбу мальчика.

– Будешь вести себя тихо? – ровно спросил наемник у задыхающейся девочки, и та судорожно попыталась кивнуть. – Хорошо. – Мужчина разжал пальцы, и Анна едва устояла на ногах.

– Не обижайте Филарда, – хрипло попросила она, потирая горло. – Я отдам вам все, что есть…

– Мне от тебя ничего не нужно. – Стальной кивнул Лане, и та опустила мальчика на пол.

Филард, едва не упав, сразу же бросился к сестре и крепко обнял её.

Больше не обращая внимания на детей, охотник двинулся по коридору, в конце которого располагалась дверь, ведущая в жилище Фарена.

– Подождите! – окликнула наемника Анна. – Подождите! – оставив брата, она приблизилась к замершему Стальному. – Мне кажется, у дяди Фарена проблемы. К нему приходили какие-то люди. Они кричали… Я хотела… – из темно-синих глаз потекли слезы. – Я испугалась, потом звала его, стучала, но он не открыл.

– Кто к нему приходил? – Хэвард приподнял заплаканное личико за подбородок.

– Не знаю, – девочка шмыгнула покрасневшим носом. – Пятеро каких-то мужчин, трое в красивой одежде, а двое в броне… я видела только, как они уходили.

– Лана, – охотник выпрямился. – Сходи с детьми, пусть они покажут тебе свое жилье. Пока я не приду за вами – не высовывайтесь.

Не дожидаясь ответа, Хэвард быстрым шагом миновал узкий, темный коридор, остановившись напротив массивной, обитой железом двери. Замок был цел, как и обивка, значит, Фарен открыл сам, изнутри. Стальной прикоснулся к металлу и легко надавил – ничего. Нажав сильнее, охотник почувствовал, как дверь поддалась, но сразу же словно во что-то уперлась.

Сквозь фильтры в ноздри Хэварда ударил металлический запах. Быстро переключив шлем в режим тепловизор, Стальной выругался. Кто-то лежал прямо перед дверью, и еще одно тело распласталось чуть дальше. Отойдя на несколько шагов назад, Хэвард взял небольшой разбег и ударил ногой по двери, но та выдержала, лишь на стальной обшивке осталась вмятина.

Рядом с помятым металлом обнаружилась узкая щель, в нее могла поместиться лишь…. Стальной быстро опустил руку в поясной контейнер и достал найденную на теле Карлоса карточку. Охотник аккуратно вставил находку в щель и услышал тихий щелчок.

Он коснулся двери, и та легко открылась, явив взору лежащее почти на пороге тело Фарена. Мертвые глаза сына Орика уставились в высокий потолок, зубы были плотно стиснуты, а пальцы правой руки до сих пор сжимали рукоять окровавленного ножа. Прожженная бластером в нескольких местах одежда парня слабо дымилась.

Хэвард склонился над мертвым Фареном и, сняв шлем, еще раз взглянул в его глаза, такие же светлые, как и у отца. Аккуратно, словно боясь разбудить парня, наемник опустил его веки.

Пройдя дальше, Хэвард нахмурился. Вторым телом оказался мужчина с татуировкой наемника на тыльной стороне ладони. Он лежал лицом вниз, и из под него уже растеклась внушительная лужа крови.

Грубо перевернув тело ногой, Хэвард взглянул в лицо убитого. Имени Стальной не вспомнил, но был уверен, что видел мужчину раньше. Наверное, Фарен открыл ему, когда тот показал свою татуировку, может, сказал что пришел от Орика?

Хэвард с мстительной улыбкой отметил несколько глубоких ножевых ранений на груди и шее наемника. Все же в Фарене чувствовалась отцовская кровь, он ушел как воин, забрав с собой врага.

Еще троих, видимо, отправил вслед за ним Хэвард. Оставались двое. Не спеша Стальной обошел небольшие владения Фарена: все вещи компьютерного гения были разбросаны, а многочисленные экраны разбиты. Если сын Орика и успел, что-то найти для Хэварда, теперь узнать об этом едва ли представляется возможным.

Искать что-то – бессмысленно, все уже нашли убийцы. С некой толикой грусти Стальной взглянул на выпотрошенный рюкзак, лежащий у порога. Парень уже собирался уходить. Возможно, он открыл дверь, когда покидал свое жилище, или же сначала впустил кого-то, а потом, поняв, что к нему пришли отнюдь не друзья, попытался сбежать. Но не смог. Когда Фарен уже открыл дверь, кто-то стоящий или стоящие по другую сторону несколько раз выстрелил в него.

Хэвард скрипнул зубами. Он опоздал.

Пальцы наемника заскользили по экрану на запястье, и спустя несколько секунд он уже смотрел на проекцию Орика.

– Плохие новости, – первым сказал Стальной.

– В чем дело? – старик нахмурился. – Фарен ничего не нашел?

– Его нашли раньше. Я опоздал. – Хэвард увидел, как дернулся главарь наемников, как тень легла на его иссеченное шрамами и морщинами лицо.

– Кто? – не своим голосом спросил Орик, прервав затянувшееся молчание.

– Пока не знаю, но твой сын смог убить одного, и у этого человека была наша татуировка. – Развернувшись, Стальной встал так, чтобы его собеседник смог увидеть распластавшегося в крови наемника.

– Не знаю такого, – Зло прорычал Орик. – А где он? Где мой мальчик? – Из голоса старика пропала ненависть, теперь он звучал иначе.

Хэвард отошел на несколько шагов, показав главарю наемников тело его сына. Несколько мгновений Орик с тоской смотрел на лицо Фарена. Он протянул руку, словно хотел в последний раз коснуться мертвого юноши. Затем его кулаки сжались, а в глазах блеснула ярость.

– Найди их, Хэвард, – сквозь зубы процедил Орик. – Найди и принеси мне их головы. Я заплачу любую цену!

– Троих уже нет. – Теперь даэрец встал так, чтобы отец больше не смог видеть тело своего мертвого сына. – Но, по полученной мной информации остались еще как минимум двое.

– Мне плевать, сколько их! – взревел Орик в неуправляемом припадке ярости. Его побелевшие пальцы вцепились в стол. – Я прикончу их! Прикончу всех! – первый раз, на памяти Хэварда, глава наемников вышел из себя.

– Это еще не все, – дождавшись, когда старик немного успокоится, сказал Стальной. – Здесь все перевернуто вверх дном, убийцы что-то искали.

– Это меня не волнует, – очень устало произнес Орик. Ярость схлынула так же внезапно, как и появилась. Грозный мужчина осунулся и, кажется, сразу постарел еще больше. – Моего мальчика уже нет, Хэвард, его уже не вернуть, а я… Я так и не смог поговорить с ним. И уже не смогу.

– Мне привезти тело? – сухо спросил Стальной.

– Нет, – старик покачал седой головой. – Боюсь, мое сердце не выдержит этого, так что могу я попросить тебя…

– Я все сделаю. – Хэвард кивнул.

– Спасибо, – проникновенно сказал старый наемник. – Если что-то узнаешь – сообщи мне, а если доберешься до ублюдков первым – пусть они будут страдать. – Орик замолчал. – Я должен заняться работой, иначе просто сойду с ума.

Несмотря на непонимание, старик очень любил своего единственного сына. Наверное, Фарен был единственным, кроме своей матери, кого любил Орик за свою жизнь.

– Думаю, что я найду тебе другое занятие. – Хэвард видел, как смерть Фарена подкосила сурового главу охотников. Даэрцу было неприятно видеть старика таким.

– Что?

– Поговорим, когда я вернусь. – Дождавшись короткого кивка собеседника, Стальной выключил коммуникатор.

Охотник за головами вытащил тело Фарена на середину комнаты. Он сложил руки погибшего на обожженной груди и вложил в них окровавленный нож. Отцепив от пояса блестящий цилиндр, Хэвард положил его на живот Фарена и одновременно нажал на две кнопки, расположенные на параллельных плоскостях устройства.

Цилиндр тихо загудел и, раскрывшись, охватил тело юноши едва заметной серебристой сеткой. «Выжигатель» стоил дорого, но Хэвард не думал о деньгах – тело даэрца не должно лежать в земле.

Хитроумный прибор просканировал объект, к которому был прикреплен. Всего через секунду тело Фарена вспыхнуло словно факел, но пламя не покидало пределов серебристой сетки. Спустя пару мгновений все было кончено, от сына Орика не осталось ничего.

– Прощай, – на грубом даэрском наречии сказал Хэвард и быстрым шагом покинул жилище Фарена.

Лана и дети встретили его на площадке этажа. Девушка попросила Филарда и Анну подождать их и, отведя Хэварда в сторону, быстро зашептала:

– Мы не можем оставить их здесь, капитан. Они живут в скотских условиях, а их мать умерла, только Филард об этом не знает. Фарен хотел…

– Я все понял, – прервал торопливо шепчущую девушку Стальной.

Охотник за головами приблизился к нервничающим детям и исподлобья взглянул им в глаза.

– У вас есть два пути, – спокойно произнес Хэвард. – Вы можете остаться здесь или полететь со мной. Выбирайте.

– А как же дядя Фарен? – осторожно спросил Филард.

– Его больше нет, – грубо ответил наемник, глядя в заслезившиеся глаза мальчика.

– Капитан… – Лана сделала шаг вперед, но Стальной жестом велел ей остановиться и молчать.

– Как это нет? – не понял ребенок, и Анна крепко обняла брата.

– Он умер, – холодно произнес Хэвард. – Его убили те люди, от которых я тебя спас.

– Но…

– Вы со мной или нет? – с нажимом повторил охотник.

– Мы с вами, – прошептала Анна. Слезы душили девочку. Она все крепче и крепче прижимала брата к себе. – Если можно, мы бы хотели улететь отсюда с вами… – Она помедлила. – Но у нас ничего нет. Нам нечем заплатить. – В ее глазах читался страх, страх перед наемником, способным решить их судьбу одним своим словом.

– Я помогу вам, в память о Фарене, – произнес Хэвард, услышав, как за его спиной облегченно вздохнула Лана. – Он хотел увезти вас отсюда.

– Капитан! – Передатчик Хэварда ожил, и он поспешно надел шлем. – Капитан? – менее уверенно повторил Винс.

– Слушаю.

– Мы прямо над вами, боюсь на крышу сесть не получится, но мы опустимся как можно ниже.

– Уже идем. – Хэвард жестом поманил всех за собой и первым начал подниматься по лестнице.

– Поспешите, капитан, скоро тут станет жарко. – Хохотнул Винс. – Вряд ли охране понравится отскребать ошметки друзей от пола дока.

Хэвард не ответил.

Подхватив хромающего Филарда, он уже бежал вверх по лестнице, а за ним по пятам двигалась Лана. Одной рукой она держала ладонь Анны, а в другой сжимала драный и тощий рюкзак с вещами детей, который они приготовили заранее по просьбе Фарена. Потрескавшиеся ступени мелькали под ногами бегущих, а эхо их шагов беззастенчиво гуляло по дому, отражаясь от голых сырых стен.

Люк, ведущий на крышу, оказался заперт. Выхватив бластер, Хэвард дважды выстрелил в хлипкий замок и мощным ударом выбил его, быстро отбросив крышку в сторону. Знакомый гул застывшего над крышей «Стального охотника», заставил наемника поторопиться. Он поставил Филарда на крышу, а сам вытащил наверх девушек.

– Давайте быстрее! – перекрикивая шум турбин, Винс показался на опущенном трапе, едва касавшемся пола. – Быстрее! – он протянул руку и, ухватив Филарда, затянул его на корабль.

Взревели турели «Стального охотника», и подлетавшие к дому «Перехватчики» охранников, поспешно прыснули в стороны, избегая шквального огня. Преследователи дали залп из бортовых орудий, но лучи плазменных пушек прошли стороной, не задев корабль наемников и превратив край крыши в каменное крошево.

Хэвард последним вскочил на поднимающийся трап.

– Винс, за турель! – скомандовал охотник, а сам поспешил в кабину пилота. – Колл – сваливаем отсюда!

– Запрашиваю финальную точку маршрута, – лишенный эмоций голос дройда прозвучал, как всегда, спокойно.

– Последние координаты «Хищника»! Быстрее! – голос Хэварда потонул в грохоте.

«Перехватчики» все же попали по кораблю наемников, но силовое поле выдержало.

– Точка маршрута получена. – Дройд защелкал кнопками и резко рванул штурвал, заставляя «Стального охотника» взмыть вверх.

Краем глаза Хэвард отметил, как на месте одного из двух кораблей преследователей распускается огромный огненный цветок. Стрелки «Стального» знали свое дело. Наемник улыбнулся.

– Как только это будет возможно – соверши прыжок к прошлым координатам «Хищника». Там сбрасывай идентификаторы и подключай новые, а затем запроси у базы их местоположение и отправляйся туда.

– Приказ получен, капитан. Приступаю к выполнению.

Корабль трясло, и Стальной, держась рукой за поручни, тянущиеся вдоль стен, покинул кабину пилота. Он вернулся в общий зал, но тот оказался пуст. Свернув в левый отсек, Хэвард добрался до каюты Ланы. Люк был открыт, и, заглянув внутрь, охотник увидел девушку и детей, сидящих на кровати. Глаза у ребят были испуганные, и Лана, как могла, пыталась их успокоить.

– Знакомство с Тильдой им не понравилось, – неловко улыбнулась Лана, и при этих словах глаза Анны испуганно расширились.

В принципе, мало кто обрадуется огромному пауку, нависшему над головой, так что девочку не в чем было винить.

– Скоро все будет нормально, – произнес Хэвард. – Филард, – окликнул он мальчика. – Тебе пора прекращать бояться, ты даэрец – воин.

– Босс, он же еще ребенок…

– Воспитанием мужчин занимаются мужчины, – грубо оборвал Лану охотник. Он приблизился к мальчику и заглянул ему в глаза. Помимо испуга в них читалось любопытство. – Я отвезу тебя туда, где тебя научат ничего не бояться, – произнес Хэвард, и Филард слабо улыбнулся.

– Извините… – робко сказала Анна и, встретившись взглядом с охотником, потупилась. – Дядя Фарен кое-что дал мне, перед тем как… – Она замолчала. – Перед тем как к нему кто-то пришел, он забежал ко мне в комнату и вложил мне в руки странную вещь. Сказал, что должен прилететь человек со сверкающими глазами, как у него и Филарда, по имени Хэвард. – Набравшись смелости, девочка еще раз взглянула на даэрца. – Он сказал, что если вы не захотите брать нас с собой, то эта вещь послужит нашим билетом. Я не понимаю…

– Фарен всегда был смышленым, – хмыкнул Стальной. – Так что он тебе дал?

– Вот. – Девочка достала из нагрудного кармашка небольшую коробочку округлой формы, но не спешила отдавать ее охотнику. – Вы ведь поможете нам? Не бросите? – с надеждой спросила она.

– Я помогу вам. Даю слово, – пообещал Хэвард, протягивая ладонь. Ему ничего не стоило отобрать последний дар Фарена у девочки, но это было бы слишком низко.

– Спасибо. – Анна тепло улыбнулась, и в ее глазах, впервые за время их знакомства, заблестела надежда. Девочка бережно положила коробочку на широкую ладонь наемника.

– Прыжок через три… – донесся из передатчиков голос Колла. – Два…

– Держитесь, – бросил Хэвард детям и сам сразу же последовал своему совету.

– Один, – досчитал дройд, и «Стальной охотник», на мгновение замерев, рванулся вперед, совершая пространственный прыжок.

Когда передвигаться по кораблю стало вновь возможно, Стальной покинул каюту Ланы. Он направился в общий зал. По пути Хэвард открыл таинственную коробочку и с интересом взглянул на лежащий в ней голодиск.

– Оторвались, – донесся до Хэварда голос Винса, и тот, появившись из соседнего отсека, улыбнулся.

– Что у вас случилось? – спросил Стальной у друга.

– Сам не знаю, – пожал плечами Райзер. – Мы уже собрались взлетать, как вдруг от здания порта к нам побежали охранники, наводя на корабль оружие. Мне это не понравилось, и я…

– Полил их огнем из турели, превратив в кровавое, дымящееся месиво, чем сильно опечалил оставшихся в живых, – закончила за Винса Арга, присоединившаяся к мужчинам.

– Эй, я же…

– Не важно, – отмахнулся Хэвард.

Он пересек зал и подключил голодиск к проектору.

– Кстати! – Винс не обиделся на то, что босс прервал его, и теперь с интересом наблюдал, как капитан загружает содержимое носителя информации в бортовой компьютер. – Вы нашли Фарена?

– Его нашли до нас, – безрадостно произнес Хэвард. – Не знаю, с чем это связано. Возможно, он нажил себе врагов, перебежав кому-то дорогу. Но факт остается фактом – парня убили, и убийцы что-то искали. Весь его дом был перевернут вверх дном.

– Дела-а-а… – протянул Винс, глядя, как в центре зала формируется голограмма.

– Привет. – Изображение из проектора сформировалось в улыбающегося Фарена, стоящего в середине своего жилища.

Несмотря на внешнее спокойствие, голос парня предательски подрагивал, а взгляд периодически смещался куда-то в сторону. Хэвард нахмурился. Насколько он помнил, в той стороне висели разбитые убийцами экраны.

– Если вы смотрите это, значит, что-то пошло не так, как я хотел. – Фарен нервно улыбнулся. – Надеюсь, Хэвард, запись попала к тебе. – Он с надеждой посмотрел прямо перед собой, как раз туда, где стоял задумчивый наемник. – Я нашел то, о чем ты просил, совсем скоро информация придет на твой передатчик, я отправил ее не прямым путем, так надежнее. Пароль – Филард, один, три, четыре, один, два, два, Анна. Найти удалось не много, но надеюсь, это тебе поможет. – Фарен заговорил быстрее, словно куда-то спешил. – Оказывается, не только тебя интересует эта Ева, здесь все гораздо сложнее. Она была здесь, кажется, искала меня, но я не успел перехватить девушку. Что-то ее вспугнуло или кто-то. В любом случае, то, что нашел я, найдут и другие, так что тебе придется торопиться, чтобы успеть первым. Ты должен успеть первым, слышишь?! – Фарен облизал пересохшие губы, его левый глаз дернулся. – И еще, – он помедлил. – Позаботься о детях, кроме меня у них никого нет, а Филард, я так и не сказал ему… Он мой сын, да ты и сам, наверное, все понял по его глазам. Прошу. – Он резко замолчал, уставившись в сторону, его глаза расширились от удивления. – Не может быть! Время на исходе. Удачи тебе, Хэв. Позаботься о детях и…. Прощай. – Рука Фарена потянулась вперед и изображение погасло.

– Дела-а-а… – еще раз повторил Винс. – Охота обещает быть не простой, да, босс?

– Да, – мрачно отозвался Стальной, глядя на свой передатчик. Пока на него ничего не приходило.

– Что будем делать теперь, капитан? – Арга вопросительно посмотрела на охотника.

– Отвезем детей на «Хищник», к их, – губы Хэварда исказила кривая ухмылка. – Дедушке. Там им будет лучше, чем с нами, и безопаснее. Дальше придется ждать обещанного письма. – Он взглянул на Винса и Аргу. – Я пойду до конца, но если кто-то не хочет – можете сойти и остаться на базе.

– Сейчас обижусь, – пренебрежительно фыркнул Винс, скривив узкие губы. – Буду плакать в подушку и прекращу с тобой разговаривать! – Он развернулся и направился в кабину пилота.

– Кодекс нашего народа учит доводить дело до конца, – прогудела Арга. – Кровь Фарена требует отмщения.

Хэвард кивнул.

– Пойду хотя бы взгляну на ребятишек, – женщина задумчиво улыбнулась. – Они у Ланы?

Даэрец кивнул вновь, и Арга скрылась в боковом отсеке.

– Координаты «Хищника» получены, всем приготовиться к прыжку, – разнесся по кораблю голос Колла.


То, что сокрыто

Осунувшийся Орик переводил непонимающий взгляд с двух грязных ребятишек на Хэварда. Статный наемник, словно гора, возвышался над хрупкими детскими фигурками.

– В чем дело? – наконец не выдержал глава наемников. С момента их последней встречи голос у Орика стал более сиплым, безжизненным.

– Я привез детей, чтобы ты позаботился о них. – Хэвард смотрел, как удивленно расширяются глаза собеседника.

– Парень, у меня здесь не приют, по крайней мере не для детей.

Филард и Анна удостоились еще одного изучающего взгляда, задержавшегося на ярких глазах мальчика.

– Твой сын просил позаботиться о них. – Стальной заметил, как старик вздрогнул. – Это, – он положил тяжелую ладонь на голову Филарда. – Его сын, то есть твой внук.

Теперь уже три пары глаз изумленно уставились на охотника за головами.

– Мой… Внук?.. – на негнущихся ногах Орик приблизился к детям и опустился перед ними на одно колено. – Сын Фарена?

– Ты и сам это видишь, он – даэрец, по крайней мере наполовину.

– Кровь от крови… – прошептал Орик, проведя рукой по лбу мальчика и откидывая назад его спутанные волосы. – Как тебя зовут? – тихо спросил он.

– Филард, – нерешительно ответил мальчик.

– А тебя? – старик перевел взгляд на девочку.

– Анна.

– Что ж… – Хозяин «Хищника» поднялся. – Мое имя Орик Сторгер, и я главный на этом корабле.

– Правда? – с неподдельным восхищением изумился Филард.

– Да, – впервые после смерти сына Орик улыбнулся. – Я отец Фарена. – Лицо старика помрачнело, но он, тряхнув головой, справился с эмоциями. – Теперь я буду заботиться о вас.

– Но… Мы будем вам мешать, наверное… – потупившись, произнесла Анна. Ее голос дрожал, словно она боялась услышать, что так оно и будет.

– Ерунда! – беззаботно отмахнулся Орик. – Два голодных рта – не проблема. Здесь я выращу из вас людей, а не забитых щенков! У вас будет крыша над головой, вода и еда. Никто не обидит вас! Это все, что я могу сделать для Фарена… Теперь… – прошептал он, обращаясь к самому себе – больше к самому себе, нежели к остальным присутствующим.

– Хотите остаться здесь? – спросил у детей Хэвард.

– Да! – тут же закивал Филард, восторженно глядя на Орика. – Мы останемся, Анна?

Девочка, немного помедлив, кивнула и облегченно улыбнулась.

– Да будет так! – торжественно объявил Орик и тут же гаркнул: – Кабан!

Массивная дверь кабинета открылась, впуская внутрь звуки музыки и хриплый смех наемников, сидящих в баре.

– Да? – огромный охранник Орика с трудом втиснулся в дверной проем.

– Отведи детей в жилой отсек и найди им место недалеко от моей каюты, – велел подчиненному хозяин «Хищника». – За их безопасность отвечаешь головой.

– Понял. – Кабан не имел привычки задавать боссу вопросы. Ему вполне хватало четкого приказа. – Пойдемте, ребятня, – он щербато улыбнулся. – Покажу вам, как тут что.

Филард сделал пару неуверенных шагов, держа сестру за руку, но на пороге обернулся, взглянув на Хэварда и Орика.

– Я скоро приду к вам, – обнадежил детей старик.

– А вы? – Анна взглянула на Стального.

– Как-нибудь навещу, – опущенные вниз уголки рта охотника немного растянулись в подобии улыбки. – Обязательно.

Попрощавшись и искренне пожелав Хэварду удачи, дети удалились вслед за Кабаном, оставив даэрцев наедине.

– Спасибо. – Орик сильно сжал руку Стального. – Спасибо тебе, парень! И за Фарена и за детишек. Я тебе обязан. Ты знаешь, что это значит.

– Твой сын уже расплатился со мной, – ответил Хэвард, чувствуя, как завибрировал его передатчик, сообщая хозяину о полученном сообщении. – К тому же, это была его последняя просьба.

– Детки быстро освоятся здесь.

– С танцовщицами вместо нянек и головорезами вместо воспитателей, – улыбнулся Хэвард. Он понимал, что «Хищник» не лучшее место для детей. Но другого выбора просто не было. Орик – единственная их родня, и уж он-то сделает все возможное, чтобы дети ни в чем не нуждались.

– Это лучше, чем сброд с Аркона! – раздраженно поморщился Сторгер, словно прочитав мысли Стального. – Я воспитаю из мальчика воина, а девочка… – Он на мгновение задумался. – Ей будет лучше вместе с братом. Со временем она сама поймет, что ей нужно. Послушай, – он взглянул собеседнику в глаза. – Если ты раньше меня найдешь ублюдков, убивших Фарена…

– Я заставлю их заплатить. – Хэвард хмуро кивнул. – Они не получат пощады так же, как не получил ее твой сын.

– Спасибо, – еще раз поблагодарил даэрца Орик. – И знаешь что, я, пожалуй, дам тебе еще немного времени, в качестве компенсации за то, что ты сделал для меня, – он подмигнул охотнику. – Фарен ведь смог тебе помочь?

– Да.

– Мне кажется все это как-то связано. – Старик вновь озвучил мысли Стального. – В любом случае, не буду больше задерживать тебя, охотник. – Орик вместе с Хэвардом вышел из своего кабинета. – Если что – дай мне знать, – напоследок попросил он. – Удачи.

* * *

Вся немногочисленная команда «Стального охотника» собралась в центральном зале, с нетерпением поглядывая на лестницу, ведущую к верхнему ярусу и каюте капитана. Даже Тильда не выказывала недовольства по поводу шума. Огромная паучиха лишь с любопытством переводила взгляд множества глаз между тремя перешептывающимися нарушителями ее спокойствия.

Хэвард провел в своей каюте немного времени, однако изнывающей от любопытства команде казалось, что босс попросту уснул, забыв рассказать им о письме. Когда же тяжелые шаги даэрца оповестили о том, что он спускается, все разговоры быстро стихли. Винс, Лана и Арга устремили свои взгляды к винтовой лестнице.

Спустившись, Стальной подошел к панели не стене и молча подключил к ней свой передатчик. Проектор тихо щелкнул и, едва слышно загудев, вывел в середине зала изображение, заставившее Аргу и Винса нахмуриться, а его сестру открыть рот от удивления.

– Капитан. – Райзер первым нарушил молчание. – Никогда бы не подумал, что ты предпочитаешь молоденьких, но… Подобное лучше держать в секрете, что ли…

– Ева ан Нолесс, – прервал Винса даэрец, указав на изображение. – Наша цель.

– Но… – Лана даже привстала. – Как это? – она не скрывая удивления, смотрела на проекцию совсем юной девушки, лет семнадцати, не больше.

– Вот так, – мрачно произнес Хэвард. – Он тоже смотрел на узкое лицо той, за чьей головой охотился.

Худая девочка с безупречной осанкой, слегка заостренными и благородными чертами лица, длинными, ниже спины, серебристыми волосами и такого же цвета, пронзительными, но добрыми глазами. Тонкие губы были растянуты в приветливой улыбке, словно в момент фиксации изображения она увидела лучшую подругу.

– Мы будем охотиться на ребенка? – Арга, скрипнув зубами, уставилась на Хэварда.

– Думаешь мне это нравится? – вскинул рассеченную старым шрамом бровь даэрец, но быстро взял себя в руки. – Заказ есть заказ. – Он окинул команду недовольным взглядом. – И мы его приняли. Информации по девочке не много – ей около шестнадцати лет, точная дата рождения не известна, так же как и место. В младенчестве ее удочерила чета ан Нолесс. Приемный отец – дипломат при Совете, погиб в катастрофе восемь лет назад. Мать – занималась наукой, точнее не известно. Пропала без вести около года назад. Из живых родственников только сестра приемной матери, живет на Гравенте. Именно она заботилась о Еве.

Хэвард замолчал.

– Это все? – недоверчиво поинтересовался Винс, поняв, что босс не собирается продолжать.

– Почти, – охотник за головами отключил передатчик, и изображение, моргнув, исчезло.

– То есть единственная зацепка это какая-то дамочка с элитарной планеты, где проживает верхушка Совета и главы Коалиции? – ядовитая усмешка коснулась губ Райзера. – Да нас же в порошок сотрут еще на подлете к Гравенте. Наверняка на охранных станциях не удовлетворятся идентификационными данными корабля и подвергнут экипаж личному досмотру, а там…

– Мы не полетим на Гравенту. – Эти слова даэрца заставили Винса вскинуть бровь.

– Потому что я прав?

– Отчасти, – кивнул Хэвард. – К тому же девчонки там нет. Леди Сальма ан Картер сообщила о пропаже племянницы почти неделю назад.

– Но она все еще может быть на планете, – возразила Арга.

– Вместе с Евой пропала ее служанка и корабль, принадлежащий Сальме. По данным, полученным от Фарена, угнанный транспорт покинул Гравенту за день до сообщения о пропаже девочки.

– Отследим по датчикам? – по лицу Ланы было видно, что охота нравится ей все меньше.

– Сигнал с датчиков потерян.

– Да как же нам найти эту девку?! – не выдержал Винс. Он вскочил с места и с досады топнул ногой. Тильда, сидящая под потолком, беспокойно заводила жвалами. – Все проклятые ниточки к ее жизни обрываются, не успев начаться!

– Ты забываешь, кем был Фарен. – Хэвард позволил себе едва заметную улыбку. – Сын Орика являлся лучшим взломщиком галактики и поэтому поведал мне больше, чем может найти кто-нибудь еще.

– Он прислал тебе точный адрес, может, еще и шифр ее личного передатчика подкинул? – съязвил Райзер и тут же удостоился недоброго взгляда Арги.

– Фарен раскопал кое-что иное, о чем знали, разве что приемные родители Евы. Дело в том, что девочку забрали не из приютов, а с одной из научных станций. По словам Фарена – документы, по которым она числилась в детском доме, пусть и искусно, но все же подделаны.

– Очень интересно… – зевнул Винс, нацепив на лицо скучающее выражение.

– Этой станции нет в списках, и соответственно ее координаты – тайна, – невозмутимо продолжил даэрец, сделавший вид, что не замечает унылого вида друга.

– Уже лучше! – Райзер, клацнув зубами, закрыл рот и улыбнулся. В его глазах зажглось любопытство. – Люблю тайны.

– Фарен прислал координаты, но, прогнав их через бортовой компьютер, я получил лишь пустую карту. В том месте ничего нет.

– Неужели умник первый раз в жизни ошибся? – прищурился Винс, пристально посмотрев в глаза капитана.

– Он ошибся только один раз, когда впустил в дом того, кого не следовало, – холодно произнес Хэвард. – Эта ошибка была его единственной, но самой дорогой.

– Не понимаю, о чем вы? – не выдержала Лана.

– Приготовиться к прыжку, – голос Колла раздался из динамиков. – Координаты прибытия загружены, связь с идентификационным передатчиком станции «2301» не установлена.

– Последнее, что прислал Фарен, не может оказаться ложью. – Хэвард хищно ухмыльнулся. – По крайней мере, я не поверю в это, пока собственными глазами не увижу пустоту по указанным им координатам.

«Стальной охотник» дернулся и, резко ускорившись, растворился в поглотившем его темном пространстве.

* * *

– Все это – какой-то бред! – не переставая ругаться ни на секунду, Винс остервенело дергал штурвал.

Стараниями второго пилота «Стальной охотник» до сих пор чудом уворачивался от праздно скитающихся астероидов. Координаты, указанные в сообщении Фарена, привели корабль не совсем туда, куда ожидала его команда.

Пространство выплюнуло «Стального охотника» в опасной близости от астероидов. Винсу почти удалось уговорить капитана убраться куда подальше, но тут, как всегда, чуждый к чьему бы то ни было горю, Колл сообщил что станция «2301» в пределах видимости.

Новые координаты говорили, что загадочная станция расположена среди астероидов. И вот сейчас, взмокший от напряжения, изнервничавшийся Винс, злясь на всю галактику и, посылая проклятия направо и налево, вел корабль к цели.

Очередной огромный астероид, едва ласково не погладил «Стального охотника», пролетев совсем близко. Райзер тут же потянул штурвал, поднимая корабль выше, чтобы не задеть днищем новую преграду.

Хэвард молча стоял за креслом второго пилота и излучал ледяное спокойствие, спокойно глядя прямо перед собой. Он иногда бросал взгляд на приборную панель, где зеленая точка его корабля медленно ползла к желтоватому кругу, обозначающему нужные координаты.

Станция должна была уже находиться прямо по курсу, но на ее месте лишь кружился огромный астероид, полностью загораживающий весь обзор.

– Да нет тут ничего! – в сотый раз повторил Винс. – Это же надо полным идиотом быть, чтобы устроить здесь станцию.

– Увеличить мощность антигравитационного щита, – спокойный голос Хэварда чем-то напоминал механическую речь Колла.

– Капитан…

– Не ной. Просто облети астероид, Винс. Если ничего не увидим – улетаем.

За годы, проведенные в компании угрюмого даэрца, Райзер успел понять, когда спорить с ним не следует. Поэтому он, в очередной раз обреченно вздохнув, перевел часть мощности двигателя на щит, усилив защитные поля корабля, после чего послушно повел «Стального охотника» вперед.

– Только время зря теряем, – вполголоса бурчал недовольный Винс.

Его крючковатый нос нещадно чесался, и Райзеру очень хотелось смахнуть застывшую в нерешительности на его кончике капельку пота. Но бывший контрабандист понимал, что сейчас не время. Он вел корабль так близко к поверхности астероида, как только мог. Не каждый из пилотов отважился бы на подобные маневры, но Винс был не из робкого десятка. Хотя никто и никогда не звал его отчаянным храбрецом, а вот психом или сумасшедшим – очень часто.

– Вот же… – сорвалось с губ Райзера, когда среди непрерывной серой поверхности астероида мелькнуло аккуратное черное отверстие, чьи ровные края недвусмысленно намекали на неприродное происхождение.

– Фарен ошибся лишь единожды. – Победно улыбнулся Хэвард.

– Это можно воспринимать, как приказ лететь туда? – взгляд Винса был прикован к темнеющему проему.

– Зачем спрашиваешь, если знаешь?

– Действительно, – пожал плечами Райзер.

Когда «Стальной охотник» оказался напротив темнеющего тоннеля, Винс некоторое время удерживал корабль так, чтобы тот двигался вместе с лениво переворачивающимся астероидом. Наконец, решившись, пилот потянул рычаг и едва сдержал ругательство, заметив мелькнувший во тьме защитный барьер.

– Там внутри есть ангар, защищенный к тому же силовым полем, – улыбка Стального стала еще шире. – Залетай и садись. Корабль держать в боевой готовности, без моего приказа не выходить.

Винс не обернулся, но по удаляющимся шагам понял, что босс отправился в каюту.

– Арга, Лана – к турелям, – приказал Райзер через передатчик и вновь сконцентрировал свое внимание на приближающемся проеме.

«Стальной охотник» медленно миновал туннель и, пройдя сквозь защитный барьер, оказался внутри небольшого, судя по всему, заброшенного дока. Никаких сигнальных маяков, тишина в передатчиках и темнота. Ни о каком освещении речи и не шло, поэтому Винс торопливо щелкнул тумблером, включая подсветку корабля. Изуродованный взрывами пол, заваленный всевозможными обломками, заливала какая-то грязь. Кругом не было ни одной живой души.

Райзер заложил небольшой вираж, облетев узкий док. Отыскав место, где хлама было поменьше, он умело посадил корабль.

– Наша остановка – «Тлен и безысходность», – безжизненным голосом произнес Винс в передатчик, слыша, как его слова разносятся по отсекам «Стального охотника».

Райзер выключил передатчик, с хрустом размял шею и негромко позвал:

– Колл.

Дройд-пилот неловко проковылял в кабину и застыл рядом с бывшим контрабандистом в ожидании приказа.

– Бери управление на себя, по первому сигналу будь готов поднять нашу посудину в воздух и спасти наши задницы.

– Уточните. Спасению подлежат лишь филейные части? – голова дройда повернулась к Винсу.

– А говорят, что у железяк нет чувства юмора, – хмыкнул второй пилот, улыбнувшись. – Если что, спасать нужно будет полностью нас, – на всякий случай пояснил он.

– Приказ ясен. – Колл устроился в кресле первого пилота и, застыв без движения, принялся тупо смотреть на приборную панель.

Райзер снял со своего кресла потертый плащ, нахлобучил на голову любимую шляпу и вышел в общий отсек как раз тогда, когда в него же спустился облаченный в броню Хэвард.

– Никак на войну собрался, босс? – ухмыляясь поинтересовался Винс, глядя на решительно настроенного даэрца, проверяющего свою винтовку.

– Предпочитаю быть готовым ко всему. – Стальной передернул плечами. – Ты осмотрелся?

– Док брошен и, подозреваю, вся станция тоже. – Пример наемника оказался заразителен, и Винс принялся проверять свои бластеры. – Но защитный барьер все еще функционирует и стабилизационная установка тоже, так что здесь есть чем дышать и нас не будет вертеть вместе с проклятым астероидом, в котором мы торчим. Как только здесь построили эту станцию?!

– Все возможно, если есть деньги, – невесело улыбнулся даэрец, сняв оружие с предохранителя. – Что бы ни случилось, Винс, не стреляй первым, если здесь кто-то еще остался, попробуем с ним поговорить.

– Я буду целиться в ноги.

– Винс. – Серьезный тон Хэварда никак не повлиял на второго пилота. – Вежливостью и оружием можно добиться гораздо большего, чем просто оружием.

– Сказал даэрец! – фыркнул Райзер. – Мы пойдем вдвоем? – сменил он тему.

– Думаю, да, – кивнул Хэвард, опустив щиток шлема. – Лана, Арга, слышите меня?

– Да. – Грубый голос даэрки прозвучал первым.

– Слышим, капитан, – подтвердила сестра Винса.

– Остаетесь здесь, держите вход в док на прицеле. Мы пошли.

С этими словами Хэвард решительно шагнул к трапу.

– Только после вас, – картинно поклонившись, Винс пропустил капитана вперед и активировал запорный механизм.

Люк корабля незамедлительно открылся, и скользнувший за ним трап уперся в пол дока, лязгнув каким-то обломком.

Глядя, как Хэвард осторожно покидает корабль, водя стволом винтовки из стороны в сторону, Винс не удержался от едкого комментария:

– Сколько раз слышал о подобном, – хмыкнул он, неотрывно следуя за капитаном. – Несколько человек прибывают туда, где их не ждут, и суют свои носы туда, куда их не просят. В результате обязательно случается какое-нибудь дерьмо – и все, нет больше неизвестных героев!

Хэвард не обернулся, продолжая двигаться вперед и освещая путь наплечным фонарем.

– Я серьезно, босс, – не унимался Винс. – Сейчас из темноты непременно выскочит какая-нибудь хрень и отхватит нам…

– Винс. – Монстр на щитке даэрца вполоборота глянул на Райзера. – Помолчи или вали обратно. Я возьму Аргу вместо тебя.

Вместо ответа Винс сделал вид, будто ухватил кончиками пальцев воображаемый невидимый замочек, и, застегнув им свой рот, подмигнул капитану.

Между тем, трап «Стального охотника» остался позади и наемники отошли от корабля настолько, что его подсветка больше не освещала им путь. Обходя разбросанные в беспорядке обломки, мужчины двигались вперед. Они огибали глубокие воронки, оставленные взрывами, стараясь держаться направления, в котором темнели ворота заброшенного дока.

Когда Винс узнал в разбросанном на полу мусоре обломки корабля или даже кораблей, в его душу уже начали закрадываться сомнения, сменившиеся и вовсе дурным предчувствием, когда он с боссом приблизился к первому темному пятну.

Пока даэрец держал под прицелом пустоту, готовясь нажать на курок и выпустить сгусток плазмы в морду неведомому противнику, его напарник опустился на корточки и провел кончиком пальца по краю пятна. В ноздри сразу же ударил неприятный запах, а обтянутый перчаткой палец ткнулся во что-то вязкое.

– Что за дрянь? – подняв руку на уровень лица, Винс пригляделся к темнеющей на перчатке субстанции. – Пахнет как кровь, но не она. – Райзер тщательно стер находку с пальца, оставив ее темнеть на одном из обломков палубы разорвавшегося здесь корабля.

Скользнувший по полу взгляд Винса на мгновение задержался на чем-то светлом, выглядывающем из-под искореженного металла. Обхватив твердый предмет, мужчина потянул его на себя и спустя пару мгновений уже смотрел на треснувшую кость.

– Человеческая, что ли? – с сомнением спросил Винс.

– Да. – Луч света от фонаря даэрца дернулся, выхватив из тьмы проломленный череп. – Ну-ка, – пятно света поползло вверх и остановилось, подсветив раскуроченную стену ангара. – Странно, – даэрец поводил фонарем под высоким потолком. – Кто-то специально взорвал барьер, оставив только щит. Возможно, для того, чтобы беспрепятственно вылететь отсюда или, наоборот, прилететь в любой момент.

– Научная станция, она такая… Научная, ага… – Ладони Винса легли на рукояти бластеров, а взгляд стал цепким, колючим. – Чего они там навыдумывали опять?

– Увидим. – Люк ведущий из дока, был уже совсем близко, но Хэвард не спешил к нему.

Даэрец пристально вглядывался в каждую тень и каждый обломок, периодически переключая фильтры на шлеме, но так и не нашел ничего опасного.

Когда мужчины подошли к люку, тот оказался наглухо задраен. Внешний переключатель режима блокировки дверей кто-то бездумно раскурочил, и теперь он, вывалив наружу изорванные провода, являл собой пример абсолютной безнадежности.

Рядом с переключателем лежали кости, судя по всему, виновника случившегося. С виду они могли принадлежать человеку или какой-то из многочисленных рас гуманоидов. Но если приглядеться – слишком тонкие кости, большие провалы глазниц, острые клыки и неестественно длинные пальцы явно свидетельствовали, что останки все же не человеческие.

– Будем взрывать? – радостно прозвучавший голос Винса отвлек даэрца от изучения костей.

– Да. – Не раздумывая, кивнул Хэвард. – Люк заклинен изнутри, и единственный способ попасть внутрь – уничтожить преграду.

– Я как знал! – тут же просиял Райзер, зашуршав плащом. Он выудил из поясного контейнера хитроумный прибор, состоящий, казалось, из одних сплетений разноцветных проводов. – Я знаю, что ты предпочитаешь огонь, но использовать дорогостоящий «Выжигатель», чтобы открыть какой-то там люк, – кощунство!

– Надеюсь, эта твоя игрушка не уничтожит нас всех вместе с астероидом? – Хэвард, на всякий случай, отошел подальше, укрывшись за крупным обломком.

Винс, в принципе, был хорошим подрывником и свое дело знал, но эти его личные изобретения сомнительного вида всегда настораживали недоверчивого даэрца.

– Успокойся, босс… – Закусив губу от еле сдерживаемого восторга, Райзер с трепетом установил свою игрушку на то место, где обычно располагался центральный замок люков.

В галактике была лишь одна вещь, которую Винс обожал почти так же, как и стрельбу, – взрывы.

Закончив с установкой своего изобретения, Райзер, нахмурившись, посмотрел на укрытие даэрца и, укоризненно покачав головой, отбежал подальше, спрятавшись значительно левее, за самым большим из обломков давно уничтоженного корабля. Выругавшись, Хэвард поспешил вслед за другом, так как, если уж Райзер решил отойти подальше, значит, так действительно необходимо.

– Ты точно не подорвешь и нас тоже? – недоверчиво поинтересовался даэрец у друга.

– Хм… – Винс всерьез задумался. – Нет, – наконец успокоил он капитана, вытащив из внутреннего кармана своего плаща небольшую коробочку с кривой антенной. – Наверное! – добавил Райзер с кривой и даже безумной ухмылкой и нажал на единственную кнопку самодельного детонатора, одновременно низко пригибаясь к полу.

Хэвард едва успел среагировать на поступок спутника. Громыхнуло. Но, к удивлению даэрца, никакой разрушительной взрывной волны не последовало.

– Ну надо же, – улыбающийся Винс выпрямился. – Работает.

– Что именно? – выглянувший из-за укрытия Хэвард хмуро смотрел на огромную дыру в оплавленной стене, где совсем недавно располагался люк.

– Направленный взрыв плазмы! – радостно сообщил Райзер и приглашающим жестом пропустил даэрца вперед. – Я был не совсем уверен, что все получится так, как надо, – поделился он своими опасениями с широкой спиной охотника за головами, и тот лишь сокрушенно покачал головой.

Миновав дымящуюся дыру в стене, мужчины оказались в коротком коридоре, сейчас заваленном разнообразным хламом, разбросанным взрывной волной. Что-то горело, что-то плавилось, а что-то всего лишь дымилось.

– Баррикаду, что ли, строили? – Винс аккуратно переступил через искореженный стул.

Хэвард не ответил на вопрос друга. Все его внимание привлек завал на другой стороне коридора. Из-за горы столов, стульев, ящиков, шкафов и всего остального, что, наверное, можно было найти поблизости, выглядывал лишь верхний край люка, ведущего в глубь станции. Кто-то умышленно завалил два входа, и этот кто-то определенно должен был находиться где-то поблизости.

Скользнув взглядом по стенам, даэрец заметил еще один люк, вероятно, ведущий в подсобное помещение или в отсек охраны. Запорный механизм опять же был поврежден.

– У меня осталась только одна взрывчатка, – посетовал Винс, переводя озадаченный взгляд с баррикады на люк.

– Прибереги ее, – Хэвард отцепил от пояса «Выжигатель».

Наемник прикрепил цилиндр к середине люка и, активировав его, отступил на шаг, взяв дверной проем на прицел.

«Выжигатель» тихонько загудел. Выползшая из него сетка растянулась по всей поверхности люка, сканируя объект. Всего лишь несколько мгновений, и прочные створки люка оказались расплавлены.

– Надеюсь это того стоит. – Винс проследил взглядом за тем, как использованный блестящий цилиндр «Выжигателя» упал в стремительно исчезающую лужу, бывшую ранее створками люка.

Оказавшись внутри просторного, пустого помещения, Хэвард сразу же увидел аккуратно выложенные в ряд скелеты. Они лежали один за другим вдоль дальней стены, освещаемые тускло мерцающим светом из протянутых под потолком ламп.

– Ну и вонь. – Винс вошел в отсек следом за капитаном. – Здесь что, кто-то сдох, предварительно наложив кучу? – он пошарил взглядом по мраку, разгоняемому фонарем даэрца.

Хэвард вновь оставил реплику друга без ответа.

– Шестнадцать, – посчитал он пялящиеся в потолок черепа.

Ни наличие, ни количество человеческих останков не пугали привыкшего к смерти даэрца. А вот их одинаковые позы ему определенно не нравились. Такое ощущение, что кто-то положил их так уже после смерти. Некоторые кости были перебиты, на некоторых виднелись следы зубов.

– Тут, походу, еще есть отсеки, кэп, – доставший бластер Винс кивнул в сторону закрытой двери. Она располагалась в противоположной от скелетов стороне и по цвету не отличалась от стены и почти не выделялась, если бы не след от окровавленной ладони, совсем рядом с местом, где когда-то находилась ручка.

Даэрец посмотрел на стену через тепловизор, но тут его ждало разочарование. Стены станции оказались не так просты, как могло показаться. Никакие фильтры шлема не смогли пробиться через преграду, и Хэварду пришлось надеяться только на собственное чутье. Он приблизился к двери и прислушался. Тишина. Кончиками пальцев даэрец коснулся двери, и та легко поддалась.

– Входим? – одними губами спросил Винс, вытаскивая бластеры.

Хэвард кивнул и, отступив на шаг, ударил в дверь ногой, от чего та, жалобно скрипнув, оторвалась от стены и влетела внутрь светлого помещения, сбив что-то во время своего непродолжительного полета. Ворвавшись внутрь, Хэвард быстро огляделся, а Винс вначале пустился сквернословить, а затем, убрав один бластер в кобуру, зажал нос свободной рукой и продолжил ругаться сквозь зубы.

Сказать, что в помещении неприятно пахло, значит не сказать ничего. Источником умопомрачительных ароматов служила тошнотворная куча, занимавшая весь дальний угол комнаты.

– Вот же дерьмо! – не унимался Винс. Глаза второго пилота, кажется, даже заслезились.

– Именно оно, – отозвался Хэвард, сделав несколько шагов к слабо шевелящейся двери.

Когда тяжелый ботинок наемника опустился на середину помятого металла, до слуха мужчин донесся тихий стон, а показавшаяся из-под двери грязная, худая рука, бесцельно зашарила по полу.

Мощным пинком отбросив помятую дверь в сторону, Хэвард направил ствол винтовки на скорчившегося на полу человека, облаченного в когда-то белый халат. На крючковатом носу неизвестного висели разбитые очки, редкие растрепанные волосы и борода торчали в разные стороны, а в мутных глазах читалось безумие. Он безостановочно скалил желтые зубы, растягивая прокусанные губы в истеричной ухмылке, и что-то тихо шептал.

– А еще говорят, что я псих. – Райзер грубо толкнул пытающегося подняться незнакомца ногой в плечо, заставив того вновь растянуться на полу. – Надо же, худой, а какую кучу навалил…

– Винс. – Хэвард взглянул на кривящего губы друга. – Осмотри комнату.

– Ладно. – Райзер еще раз зло пнул несчастного и принялся обходить скверно пахнущие владения безумца.

– Эй, – даэрец взмахнул рукой, привлекая внимание человека в лохмотьях. – Ты меня понимаешь?

– Д-да, – мужчина сел, подтянул ноги. Обхватив колени тонкими, словно паучьи лапы, руками, он принялся раскачиваться взад-вперед, взад-вперед. Странный тип не мигая смотрел прямо перед собой и что-то неразборчиво бубнил.

– Кто ты такой? – четко выговаривая каждую букву, спросил Стальной.

– Живой, – в унисон ответил ему незнакомец.

– Твое имя.

– Живой.

– Ты здесь один?

– Живой.

Хэвард устало вздохнул и ударил безумца ногой в лицо. Разбитые очки вместе с каплями крови упали на грязный пол.

– Послушай, мы можем решить проблему двумя способами, – наемник хмуро наблюдал, как обезумевший человек встает на четвереньки, тупо глядя на капающую кровь. – По-хорошему и по-плохому. Я бы… – Стальной осекся, увидев, как мужчина, с блаженной улыбкой на лице начинает слизывать с пола свою собственную кровь, довольно цокая языком.

– Что ты, мать твою, делаешь? – изумленно спросил Винс, подойдя поближе.

– Еда! Еда! – отвечал ему безумец. – Только я, остальное – еда!

Вылизав пол, мужчина принялся водить языком по губам и подбородку, куда стекала кровь из разбитого носа.

– Никто не съест меня, я сам! – он вдруг замолчал, подняв глаза на наемников. – Вы! – выкрикнул мужчина. – Тоже еда! – неловко вскочив, он бросился вперед, но, смешно взмахнув руками, упал на пол с дымящейся дырой во лбу.

– Ненормальный. – Райзер убрал бластер.

– Винс, – процедил сквозь зубы Хэвард. – Я же просил тебя…

– А? А! Точно! Сначала говорить, а потом стрелять! – спохватился второй пилот «Стального охотника», хлопнув себя ладонью по лбу, от чего его широкополая шляпа съехала на затылок. – Постоянно забываю, босс! Особенно, если какой-то урод хочет меня сожрать! В такие моменты, знаешь ли, рука сама тянется к стволу.

– Забудь, – махнул рукой Хэвард, прекрасно понимая, что безумец ничего бы им не сказал.

– Хорошо, – легко согласился Райзер.

– Что у вас там творится?! – сквозь шум и помехи долетел до Хэварда голос Арги, транслируемый через передатчик, встроенный в шлем.

– Все в порядке, – успокоил даэрку Стальной. – Мы пробудем здесь какое-то время, если в течение четырех часов не выйдем на связь, убирайтесь отсюда. Отбой. – Он отключил передатчик.

– Думаешь, нам хватит времени? – с сомнением спросил Райзер, вовсю уже хозяйничавший в единственном уцелевшем проекторе. – Ого! – выдал он, не дав Хэварду и слова вставить. – Наш псих-то – каннибал! Ты посмотри только! – он ткнул в экран, на котором было отчетливо видно, как растрепанный мужчина, склонившись над телом в таком же, как у него, халате, вгрызается в бледную руку. – Вот кто тут всех сожрал и выложил дружков в рядок.

Винс быстро прокрутил запись назад, а когда остановил, то мужчины увидели, как все тот же безумец в компании еще нескольких лакомится очередной жертвой.

– Они сами тут заперлись и сожрали друг друга, что ли? – не понял Райзер, вновь взявшись за перемотку.

– Если они заперлись, то почему… Или от кого? – Хэвард оттеснил друга в сторону, взглянув на экран. – Продолжай возиться с записями, а я осмотрюсь здесь.

Охотник за головами быстро обошел помещение, тщательно осматривая каждую мелочь. В первую очередь он прошел через комнату и заглянул во вторую, дверь в которую была открыта. Там наемник обнаружил множество пустых упаковок и банок. Ни капли воды и ни крошки еды, все тщательно вылизано. Здесь же располагалась импровизированная кровать, сложенная из вороха вонючего тряпья. Судя по всему раньше помещение служило чем-то вроде комнаты отдыха. Почти вся мебель, видимо, ушла на возведение баррикад, поэтому здесь было довольно пусто.

Вернувшись к Винсу, Хэвард не торопясь прошел вдоль голых стен, остановившись напротив пыльной рамки. Проведя ладонью по стеклу, Стальной довольно улыбнулся, глядя на четкую схему станции. Он быстро пробежал глазами по незамысловатым коридорам, запоминая расположение отсеков. Больше всех остальных его заинтересовала комната под номером 14, с пометкой «доктор Джайна ан Нолесс». Сделав несколько снимков на передатчик, Хэвард продолжил изучать план лаборатории.

Судя по схеме, приемная мать Евы работала почти в центре станции. За ее кабинетом находилось большое, превышающее в размерах все остальные, вместе взятые, помещение с пометкой «Вольер», разделенное на секции.

Следовательно, чтобы добраться до цели, Хэварду следовало миновать еще одну баррикаду, пройти по коридору и, после развилки свернув налево, миновать округлый зал, за которым и располагался кабинет доктора ан Нолесс. В нижней части плана находился список персонала, насчитывающий четыре десятка имен – весь персонал, считая охранников. Хэвард задумался: если считать кости, лежащие в соседней комнате, мертвого безумца и останки в доке, выходило, что как минимум половина сотрудников станции где-то потерялись. Возможно, они за баррикадой?

– Босс! – позвал даэрца Винс. – Иди сюда, ты должен это видеть.

* * *

Они ворвались в узкую щель между закрывающимися дверями и бросились на людей. Высокие, сутулые и невероятно худые. Они двигались поразительно быстро и стремительно, разбрасывая людей, словно те ничего не весили. Кто-то побежал вперед к доку, а кто-то вжался в стены, ожидая смерти.

Преследуемые странными, человекоподобными созданиями, люди бежали без оглядки, рыдая от ужаса. Вот женщина в белом плаще оступилась и упала. Никто не подал ей руку. Все предпочли бежать прямо по ней, в слепой надежде спастись.

Несколько беглецов успели добраться до дока. Они уже сели в корабль и начали взлетать, когда на поднимающийся трап запрыгнул один из убийц с развевающимися серебряными волосами. Поднявшийся к потолку корабль тряхнуло из стороны в сторону, и он, зацепив хвостом стену дока, рухнул вниз, мгновенно взорвавшись.

Немногочисленные выжившие бросились обратно, и последний, перед тем как запрыгнуть в закрывающийся люк, выстрелил из бластера в дверной замок, оставив двух сереброволосых убийц по ту сторону.

Одиннадцать выживших забаррикадировали люки, ведущие в глубь базы и в док. Они забрали убитых и раненых товарищей из коридора, обосновавшись в помещениях, где сейчас находились наемники.

Раненых, живых и мертвых было семнадцать человек. Хэвард невольно покосился на застреленного Винсом безумца, вспомнив о шестнадцати черепах, лежащих в соседней комнате. Запертые люди сначала съели все запасы, находящиеся в подсобном помещении, а потом, когда терпеть голод стало невмоготу…

– Почти год прошел, хотя нет, меньше, – Винс указал на дату записи. – Интересно, почему до сих пор никто не прилетел сюда?

– Как раз год назад пропала Джайна ан Нолесс. – Даэрец задумался. – А по поводу того, что никто, кроме нас, сюда не сунулся, я не знаю. Возможно, это какая-нибудь частная лаборатория и все, кто знал о ней, здесь же и остались. Навсегда.

– Плевать на них. – Второй пилот сплюнул на пол. – Что это за твари такие устроили здесь мясорубку? Вроде как люди, а вроде…

– Понятия не имею. – Покачал головой Хэвард. – Но нам нужно по ту сторону второй баррикады.

– Я как-то пока не спешу умирать да и излишним любопытством не страдаю, – с сомнением взглянул на босса Винс.

– Там, – стальной указал рукой в глубь станции, – кабинет Джайны ан Нолесс и, если есть хоть какая-то нить к Еве, то она начинается именно там. К тому же волосы девочки…

– Не поспоришь, – вынужден был признать Винс. – Ладно. – Он вздохнул и направился в коридор. – Надеюсь, мы действительно найдем хоть что-нибудь… Или хотя бы постреляем.

Второй пилот хищно улыбнулся.

Дойдя до двери, ведущей в коридор, Винс выглянул наружу и, коротко взмахнув рукой, юркнул обратно. Взрыв сотряс стены станции и, когда монстр на шлеме Хэварда с укоризной уставился на Райзера лишь развел руками:

– Не станем же мы разбирать эту баррикаду руками?

– Теперь-то уж точно нет.

– Жди здесь, босс, – Винс дошел до слегка покореженного взрывом люка и прилепил к нему уже знакомый Хэварду комок проводов.

Вернувшись назад, Райзер покинул коридор, зайдя в боковое помещение.

– Мало ли, – прокомментировал он свои действия. – Может, в этот раз и не получится так же, как в предыдущий.

Стальной как раз собирался сказать другу, что тот когда-нибудь точно подорвет всех их вместе с кораблем, но в этот момент Винс нажал кнопку на детонаторе.

Взрыв смешался с диким визгом, разнесшимся, наверное, по всей станции. Хэвард едва успел прыгнуть обратно в комнату, когда в коридор устремились худые, высокие люди с серебристыми волосами, уничтожившие, похоже, почти весь персонал станции.

Трое из восьми появившихся в коридоре тварей ринулись в боковое помещение, а остальные пятеро устремились в док.

Троих гостей Хэвард и Винс встретили шквальным огнем. Сгустки плазмы прожигали в худых телах дыры, но хозяева станции упорно пытались добраться до нарушителей их спокойствия.

С грохотом заработали турели «Стального охотника».

Голова первого нападавшего взорвалась, разбрызгивая кругом дымящиеся ошметки, и Винс победно вскрикнул. Хэварду удалось трижды ранить еще одного противника, но тот умер лишь приблизившись к наемнику вплотную и получив сгусток плазмы во впалую грудь.

Третьей твари повезло больше остальных. Пока пара ее собратьев умирали, она в несколько прыжков оказалась между мужчинами, и Райзер кубарем полетел в сторону, получив мощный пинок в живот. Небольшой, но твердый кулак ударил даэрца в наплечник и, когда тот попытался отмахнуться от нападавшего винтовкой, неизвестный вырвал оружие из рук наемника и, прыгнув тому на спину, попытался вонзиться зубами в плечо.

Даэрца словно придавило чем-то невероятно тяжелым. Острые клыки с противным скрипом скользнули по броне. Закинув руку за спину, Хэвард ухватил верещащую и неожиданно сильную тварь за волосы и мощным рывком сбросил на пол почти невесомое тело, которое попросту не могло обладать массой, способной заставить мускулистого даэрца испытывать такое напряжение.

Охотник собирался раздавить беловолосую голову, но его противник шустро вскочил на ноги и отпрыгнул в сторону, где его и настигли выстрелы из бластеров Винса. Он же добил незваного гостя, ввалившегося в помещение из коридора. Один из убийц персонала станции сумел избежать ураганного огня турелей «Стального охотника», отделавшись раскуроченным плечом. В поисках укрытия он нырнул в дверь, но нашел здесь смерть.

– Все, что ли? – Райзер с трудом поднялся, не сводя глаз с дверного проема.

Турели корабля стихли.

– Не знаю, – активировав передатчик, Стальной позвал. – Арга, Лана, как вы там?

– На связи, – коротко отозвалась даэрка. – Все нормально.

– Что это такое было? – сразу же последовал возмущенный голос сестры Винса. – На нас только что выскочили какие-то… Я даже не знаю, кто это! – Они мертвы? – перебил сбивающуюся девушку наемник.

– Угроза кораблю и экипажу нейтрализована, – вмешался в разговор механический голос Колла.

– Хорошо. Оставайтесь на месте. Если появится кто-то кроме нас – огонь на поражение. Все. – Хэвард деактивировал передатчик.

– Идем? – немного прихрамывающий Винс приблизился к даэрцу. Одной рукой он держался за живот, а в другой сжимал бластер. – Сильные, сволочи.

– Если ты ранен, то лучше вернись на корабль.

– Со мной все нормально. – Райзер выпрямился, глубоко вдохнув. – Просто не ожидал от них такой прыти.

Райзер приблизился к ближайшему трупу и, перевернув его ногой, всмотрелся в человеческое лицо мертвеца.

– Я думал они уроды, – вырвалось у Винса.

При всем желании, кровожадных убийц, уничтоживших персонал станции, нельзя было назвать уродами – узкие лица, с заострившимися чертами, тонкими носами и большими глазами цвета серебра. Но красота иногда бывает опасной – полуоткрытые тонкие губы обнажали длинные, смертоносные клыки, а на пальцах неизвестных красовались острые когти.

– Наша цель вроде следит за ноготками, в отличие от этих. – Присвистнул Винс, глядя на мертвеца.

– Если они похожи не только внешне, то вряд ли мы возьмем ее живой, – с этими словами Хэвард прострелил обрамленный серебряными волосами лоб и спустя несколько секунд сделал еще один выстрел. В голову тому, чью грудь он прострелил из винтовки.

– Осторожность никогда не повредит, – одобрил действия капитана Винс. – В принципе, я в порядке, так что можем выдвигаться.

Хэвард кивнул и первым вышел в коридор, перешагнув через распластавшееся на пороге тело. Еще раз взглянув на мертвецов, наемник всерьез задумался – как одному из них удалось едва не повалить его на пол. К тому же давление оказывалось на тело наемника словно со всех сторон.

Миновав обломки люка и баррикады, мужчины оказались перед развилкой. Коридор, раздваивался и уходил в разные стороны: левый – пищеблок, правый – жилые помещения. Хэвард отчетливо помнил, что дальше оба пути вновь сходятся, но ему почему-то захотелось пойти влево. Еды в пищеблоке наверняка давно нет, а значит, и вероятность наткнуться на кого-нибудь там ниже. А вот жилой блок… Сереброволосые твари внешне похожи на людей, возможно, и привычки у них такие же. Не хотелось бы оказаться в логове молниеносных убийц.

Двое мужчин бесшумно двигались по тускло освещенному коридору, жадно ловя каждый звук. Винс постоянно оглядывался назад, словно ожидал нападения в спину, и Хэвард разделял его предчувствие. Наконец в гладкой, глянцевой стене появился полуоткрытый люк.

Быстро заглянув внутрь, Хэвард понял, что оказался прав. Большое помещение, заставленное столами и стульями, пустовало. Кое-где на светлом пластике были видны темные пятна, скорее всего кровь. Однако легкая мебель стояла на своих местах. Ничего не было перевернуто или сломано. А на широкой столешнице, ближе к центру зала, лежало два скелета. Они навсегда замерли в довольно нелепых позах, словно являлись главным блюдом на кровавом пиршестве. Возможно, так оно и было. Вокруг стола с останками людей стулья формировали аккуратный круг.

– Никаких следов борьбы, – оказавшись рядом, Винс тоже заглянул внутрь.

– Возможно, люди находились в жилых помещениях, когда… Все произошло. – Хэвард отступил от люка. – Но я не горю желанием проверять.

Райзер криво усмехнулся и промолчал. Несмотря на любовь Винса к стрельбе, просто так рисковать своей головой он не любил. Кто знает, сколько смертоносных тайн и сюрпризов таит в себе брошенная станция, ставшая братской могилой. Новые хозяева, сменившие охранников и ученых, не отличаются дружелюбием, зато кровожадности и скорости им не занимать.

С сожалением взглянув на бластеры, Винс пришел к выводам, что сейчас не лучшее время для стрельбы и впервые за долгое время оказался этому рад. Если сереброволосые навалятся толпой…

Райзер поморщился, представив себе неприятную картину.

Резко вильнув в сторону, коридор неожиданно закончился, сменившись большим, круглым залом, в середине которого раскинулся настоящий оазис: зеленая трава, невысокие деревья и даже веселый ручеек. Целый клочок спокойствия среди кошмара, если бы не пара сереброволосых существ. Кажется, мужчина и женщина, они сидели друг напротив друга и… Улыбались?

– Прямо сладкая парочка, – прошептал Винс, вскинув бластер.

Вот мужчина легко провел по длинным волосам девушки. В его серебряных глазах промелькнула нежность, тут же сменившаяся раздражением, – он заметил тех, кто посмел нарушить их идиллию.

Вскочив со своего места сереброволосый зашипел, оскалив длинные клыки, и неожиданно вздрогнул всем телом, когда его подруга, так и не успевшая подняться, бесшумно повалилась на траву с простреленной грудью. Вода в ручейке стала мутной от бурой крови странного существа.

– Извини, приятель, но мне плевать на ваши чувства, – с этими словами Райзер начал стрельбу по стремительно приближающемуся к нему противнику, обезумевшему от смерти подруги.

Сереброволосому удалось невозможное – увернуться от всех выстрелов Винса, но его все же ждала неудача. Когда оскаливший клыки мужчина был совсем близко, Хэвард выстрелил из своей винтовки в пол, угадав следующее движение атакующего.

Разорвавшись прямо под ногами сереброволосого, заряд плазмы поднял его в воздух и швырнул в стену. Однако обитатель брошенной станции сделал красивое сальто и, оттолкнувшись от вертикальной стены, вновь прыгнул на Райзера.

Винса словно кувалдой ударили в грудь, и он покатился по полу. Странное существо торжествующе взвыло, но второй выстрел из винтовки даэрца развернул его в полете и опрокинул на пол.

Быстро приблизившись к пытающемуся подняться противнику, Винс, не раздумывая, выстрелил ему в затылок. Не успело мертвое тело коснуться пола, как дикий визг заполнил округлый зал.

– Похоже, намечается вечеринка?! – Райзер крутанул бластеры в руках, ловко перехватив их и направив в сторону выхода из жилых блоков, откуда и исходил шум. – Если будут красотки, я первый подкатываю!

– Пошли, если не хочешь стать десертом, – ухватив напарника за шиворот плаща, Хэвард потащил его за собой.

Пробежав несколько метров, даэрец остановился. Он сорвал с пояса матовую осколочную гранату, большим пальцем вырвав чеку. Широко размахнувшись, Хэвард бросил гранату по дуге, в направлении приближающегося противника и, толкнув замешкавшегося Винса, сам повалился на пол.

Прогремевший взрыв смешался с криками боли, когда брызнувшие во все стороны раскаленные осколки нашли свои цели. Поднявшись на ноги даэрец бросился вперед, и следом за ним поспешил Винс, улыбающийся, как последний придурок.

Обернувшись через плечо, Хэвард увидел, как изорванные осколками сереброволосые пробираются сквозь то, что осталось от зеленого сада после того, как его посекло осколками. Оглушенные взрывом, но упорно двигающиеся к незваным гостям, новые хозяева станции скалились и шипели, умирая от выстрелов Винса.

Райзер вошел во вкус, и Хэварду пришлось силой утаскивать распалившегося компаньона в широкий коридор, ведущий в «Вольер». Где-то по пути туда должен быть и отсек с номером четырнадцать.

Наемники неслись по коридору со всей возможной скоростью и едва не проскочили мимо нужной двери, которая оказалась закрытой. Не раздумывая, Хэвард дважды выстрелил в замок и ударом ноги хотел выбить дверь, но та не поддалась.

Тогда даэрец отступил к противоположной стене и, активировав свой прыжковый ранец, сорвался с места, врезавшись плечом в покосившуюся преграду. С грохотом продавив дверь и опрокинув придерживающий ее с обратной стороны шкаф, влетевший в небольшой кабинет наемник рухнул на широкий стол, едва не перевернув его.

Вскочив на ноги, Хэвард тут же вскинул винтовку, но стрелять было не в кого. Кроме даэрца в кабинете не оказалось живых. Только иссохшие останки человека в серых лохмотьях замерли на резном стуле. Быстро приблизившись, Стальной смахнул пыль, ярлычка, висевшего на воротнике тряпки, когда-то бывшей халатом.

«Доктор Джайна ан Нолесс. Ведущий специалист».

Даэрец нисколько не удивился. Для себя он уже давно считал приемную мать своей цели погибшей, поэтому истлевшие останки женщины его не заинтересовали. Пробежав глазами по столу, Хэвард бесцеремонно отодвинул труп, чтобы добраться до того, на чем лежали руки женщины.

Стоило наемнику отодвинуть в сторону иссохшую ладонь, как из нее на столешницу выпал круглый медальон. Звякнув о стол, безделушка открылась, и Хэвард увидел небольшую голограмму улыбающегося детского лица, сразу узнав его – Ева не сильно изменилась.

Сунув находку в контейнер, Стальной взялся за то, на чем лежали руки доктора Джайны. Потертая кожаная обложка и пожелтевшие листы. Открыв первую попавшуюся страницу, даэрец сразу же зацепился за несколько вырванных взглядом из текста слов: «работа», «Ева», «воссоздание», «эксперимент».

В коридоре прогремел взрыв, и подбадривающий нападавших Винс взялся за бластеры.

Выругавшись, Хэвард быстро обыскал труп Джайны ан Нолесс. Ничего. Охотник за головами как раз собирался обыскать кабинет, когда в выломанную им дверь запрыгнул сереброволосый. Он открыл рот, демонстрируя даэрцу длинные клыки, но, видимо, не впечатлил своего оппонента и получил сгусток плазмы прямо в разинутую пасть.

– Босс! Давай быстрее, они со всех сторон прут! – перекрикивая шум стрельбы, проорал Винс.

С досадным рычанием Хэвард выпрыгнул в коридор, быстро оценив ситуацию. Наемники оказались зажаты с двух сторон, но оттуда, откуда они пришли, бежало значительно меньше существ, чем из «Вольера».

– Держись!

Забросив винтовку за спину, даэрец схватил Винса под мышки и, активировав ранец, устремился вперед, перемахнув через удивленную толпу сереброволосых убийц.

Извернувшийся Райзер умудрился несколько раз выстрелить, прежде чем разогнавшийся Хэвард влетел плечом в стену, не вписавшись в поворот. От удара второй пилот потерял равновесие и покатился по полу.

– Беги! – прохрипел Стальной.

Даэрец сорвал с пояса последний «Выжигатель», но не стал активировать его нажатием на плоскости. Вместо этого Хэвард подбросил цилиндр в воздух и разрубил его пополам появившимся над левым кулаком лезвием. Звенящие осколки коснулись пола, а Хэвард уже бежал прочь, совершая длинные прыжки при помощи ранца. Он быстро догнал Винса, уже вбегающего в коридор, ведущий к докам.

Вновь развернувшись, даэрец попрощался с двумя последними гранатами, зажигательной и осколочной, швырнув их примерно в то место, куда упали части «Выжигателя».

Несущиеся за беглецами сереброволосые не обратили никакого внимания на звякнувшие о пол предметы.

Зря.

Громыхнуло так, что Винс даже прикрыл уши, а вся станция словно вздрогнула, и по помещениям пронесся пронзительный вой серены.

– Ты нарушил покрытие «Выжигателя»? – прокричал запыхавшийся Винс, когда он и капитан «Стального охотника» неслись по коридору.

– Арга! – Вместо того, чтобы ответить Райзеру, даэрец включил передатчик. – Мы идем, готовьтесь взлетать!

– Уже уходим? – не сбавляя хода, Винс обернулся и сразу же пожалел об этом – целая волна существ с серебряными волосами неслась к нему навстречу. – Да сколько же их! – выдохнув, Райзер значительно ускорил темп.

– Внимание! – приятный и неуместно спокойный женский голос прозвучал где-то под потолком. – Внимание. Защитная обшивка станции повреждена. Резервные генераторы не отвечают. Просьба всему персоналу пройти в док для немедленной эвакуации. Полная остановка системы защиты с последующей разгерметизацией через десять минут.

Замерший в доке «Стальной охотник» рывками приближался. Турели корабля синхронно дернулись и сквозь завывающую сирену стало слышно, как они набирают мощность. Хэвард подхватил шумно дышащего Винса и в два длинных прыжка оказался рядом с приветливо опущенным трапом.

– Внимание! – Вновь спокойный женский голос никак не сумел вписаться в реальность происходящего. – Сбой в системе. Полная разгерметизация через минуту. Просьба всем – покинуть станцию.

– Ни одна женщина не может определиться, чего именно она хочет! – прохрипел Винс, забегая по трапу.

Заработали турели.

Шипящие сгустки плазмы с грохотом врезались в пол и стены уходящего в глубь базы коридора, превращая мчащихся по нему сереброволосых в куски дымящегося мяса.

Ввалившись внутрь корабля, Хэвард стянул с головы шлем и крикнул:

– Колл! Взлетаем!

– Задайте точку маршрута, – невозмутимо отозвался дройд-пилот.

– Предыдущие координаты, до отправки сюда… Трап поднялся, и даэрец покосился на закрывшийся люк. Снаружи все еще грохотали турели, сдерживая хлынувших из вольера тварей.

– Маршрут установлен, – произнес Колл, и «Стальной охотник», оторвавшись от пола, устремился прочь от забытой станции, которая доживала свои последние секунды, точно так же как и последние из ее обитателей.

– Активировать щиты на полную мощность! – Пройдя в кабину, даэрец увидел, как стремительно несутся навстречу кораблю астероиды.

– Прорвемся! – Винс уже сидел в кресле. – Колл, передай управление. – Он взялся за штурвал.

– Передача управления осуществлена, – Дройд-пилот выпрямился и застыл без движения.

– Капитан? – Райзер скосил глаза на стоящего рядом даэрца. – Вы верите в удачу? – Он потянул штурвал, и корабль резко ушел вверх, избегая столкновения с небольшим астероидом.

Вместо ответа Хэвард улыбнулся, вытащив из-за пояса помятую книгу. Дневник доктора Джайны ан Нолесс. Верить в удачу или нет – личное дело каждого. Но в это мгновение Стальной надеялся, что сможет прочитать в записях женщины, замуровавшей себя в собственном кабинете, хоть что-нибудь, что прольет свет на не самую простую историю из тех, в которые он ввязывался за свою жизнь.


По следу из звезд

«Никогда не думала, что все закончится именно так. В своих мыслях я редко обращалась к смерти и даже не могла представить, как и когда она придет. Если бы кто-то сказал мне, что я закончу свои дни подобным образом… Наверное, я бы рассмеялась ему в лицо.

Увы, у судьбы злые шутки. Печально, что то, чему я отдала почти всю свою жизнь, убило меня. Пусть и косвенно, но убило.

Когда мы с мужем создавали все это, мы искренне верили, что послужим на благо галактики, на благо Коалиции. Ах, как было бы прекрасно…

Но нет.

Не вышло. Возможно, нашей ошибкой была абсолютная секретность. Наверное, мы зря не попросили помощи у Совета.

Почему?

Быть может, виною наша алчность, нежелание делить с кем-то свои открытия. Раньше я считала, что мною движут исключительно благие намерения. Но теперь, стоя на пороге смерти, я понимаю, что лгала сама себе. Себе и всем, кто поверил мне. Но что самое ужасное, я лгала ей. Лгала еще до того, как она появилась на свет.

Когда меня не станет, на долю Евы выпадет много испытаний, слишком много для нее, и виновата в этом только я одна.

Надеюсь, Шиори сможет позаботиться о моей девочке, моей дорогой Еве. Все-таки из меня не вышло хорошей матери, и очень жаль, что из-за этого страдаю не только я.

Не думаю, что кто-нибудь будет читать эти строки. Я пишу их, скорее, для себя. Предсмертная исповедь роняющей слезы глупой женщины, решившей поиграть в Создателя и погубившей не только себя.

Я не знаю, сколько мне осталось. Возможно, прямо сейчас они сломают дверь и ворвутся ко мне. Это было бы справедливое наказание. Я много раз думала об этом, слушая их шепот за стеной. Я хотела сама открыть дверь и выйти, но мне не хватило смелости раньше, не хватает сейчас и не хватит в будущем. Они знают, что их создала я. Знают и не приходят за мной.

Чего они ждут? Не знаю и не хочу знать.

Рискну предположить, что если кто-то все же читает это, значит, все то, над чем мы трудились всю жизнь, уничтожено. Оно и к лучшему. Надеюсь, что от всех наших экспериментов и разработок не осталось и следа. Я должна была прекратить это, когда говорил Рик…

Мой Рик, как же давно я не видела тебя, как же я соскучилась…

Скоро мы вновь будем вместе.

Я жалею о многом: о том, что была плохой женой, о том, что из меня вышла никудышная мать, и о том, что я была слишком эгоистична в своих стремлениях. Мне кажется, я эгоистична и сейчас. Ведь больше всего я жалею не о тех, кто погиб, веря мне, а о том, что не смогла сказать Еве, как я люблю ее.

Как же мне жаль, что все так вышло.

Ах… Если бы я могла вернуть все назад и вновь оказаться на Малкоране, со своим мужем и дочерью. Просто сидеть на теплых камнях и смотреть на безмятежную гладь воды, в которой отражается закат, такой манящий и прекрасный…

Как же хочется вернуться в то время, когда мы были счастливы, когда мы были семьей…

Прости меня, Ева».

* * *

Хэвард провел рукой по неровным следам давно высохшей влаги, оставленным на желтой бумаге, и отложил найденную на уничтоженной станции книгу. Давно даэрец не читал ничего, изложенного на бумаге. Возможно, именно поэтому молчаливая исповедь незнакомой женщины показалась ему искренней. Почему Джайна использовала именно бумагу? Возможно, из-за того, что боялась утечки данных, или же из-за того, что генераторы лаборатории работали со сбоями. Может, для нее было важно переосмыслить все, взглянуть на себя со страниц обличительных записей. Была ли еще какая-то причина? Теперь этого никто уже не узнает.

Наемник не знал, сколько времени провел в своей каюте, читая откровения Джайны ан Нолесс. Предсмертные записи ведущего специалиста станции «2301», решившей, что она с горсткой единомышленников способна воссоздать тех, кого во время войны боялась Галактическая Коалиция, тех, кого называли Избранными. Все это было написано незадолго до смерти Джайны, ее собственной рукой. Хэвард не сомневался в этом.

Даэрец был воином, а не ученым. Но даже он понимал, какую глупость совершила Джайна, решившись на подобный эксперимент. Выйти из-под опеки Совета, чтобы ставить опыты на живых людях, нарушая множество существующих законов ради получения идеальных убийц.

Хэвард вспомнил сереброволосых обитателей уничтоженной станции. Что ж, в принципе, ученые получили то, что хотели – создали новую расу мыслящих, хитрых, кровожадных, способных к размножению особей. Хотя они и в подметки не годились Избранным.

Мрачная улыбка коснулась губ даэрца – все же хорошо, что плоды безумных экспериментов уничтожены.

Он еще раз взглянул на потертый дневник, который до сих пор держал в руках. Личные записи доктора ан Нолесс содержали описания некоторых опытов, не очень понятных Хэварду. Описанное на желтых страницах было противно духу воина, но наемник не спешил уничтожать последнее свидетельство деяний частной секретной станции.

К тому же оно было не последним. Стальной убрал дневник в ящик узкого стола. Оставалась еще Ева. Первая, единственная искусственно созданная особь.

Хэвард поморщился от подобного определения. Первый успех ученых, на котором и стоило остановиться. Но, как следовало из записей Джайны ан Нолесс, девочка не обладала полным набором способностей, что бы это ни значило. Именно после подобной «неудачи» ученые приняли решение ставить опыты на людях. Глупцы.

Ящик стола со щелчком закрылся.

– Что же ты такого сделала, что за твою голову дают такие деньги? – Хэвард открыл медальон и посмотрел в лицо улыбающейся маленькой Евы.

Несколько секунд охотник смотрел на девочку, после чего закрыл медальон и сунул его в карман – что бы ни сделала Ева ан Нолесс, она не перестала быть целью «Стального охотника».

Хэвард легко встал, с хрустом размяв затекшую шею, и невольно задумался, каково сейчас Винсу и Лане. Даэрец не чувствовал ни усталости, ни сонливости, но он не был человеком и мог подолгу обходиться без отдыха, в отличие от людей.

Когда перелетаешь с планеты на планету, минуя огромные пространства в поразительно короткие сроки, начинаешь терять счет времени и прислушиваешься лишь к собственным ощущениям. Раньше за всем этим следил Шон. Тяжело вздохнув и вспомнив давнего товарища, Хэвард покинул свою каюту.

Он спустился в основной зал и свернул в отсек, где жила Лана. Дверь в каюту Арги, находившаяся напротив двери в жилище Ланы, была открыта. Даэрка занималась тем, что выполняла отжимания от пола. Увидев капитана, женщина коротко кивнула ему, продолжив свои занятия.

Хэвард кивнул в ответ и костяшками пальцев постучал в дверь Ланы. Послышалась возня, и спустя несколько секунд заспанная девушка открыла. Она отчаянно зевала, прикрывая рот ладошкой, а другой рукой пыталась пригладить растрепавшиеся волосы. Безуспешно.

– Что-то случилось?

– Хотел посоветовать тебе поспать, но вижу, что опоздал с советом, – даэрец улыбнулся.

– При нашей работе быстро приспосабливаешься спать, когда есть время. – Девушка слегка сконфужено ответила на улыбку мужчины.

– В таком случае можешь считать, что время у тебя еще есть, отдыхай. – С этими словами Стальной развернулся и покинул отсек девушек.

Пройдя в кабину пилота, где за штурвалом, не двигаясь, сидел Колл, Хэвард сказал ему только одно слово:

– Малкоран.

Зашедший в кабину следом за даэрцем Винс удивленно округлил глаза.

– Мы отдыхать летим? – Он улыбнулся.

– Нет, – односложно ответил другу Хэвард. – Работать.

– На планете-курорте? Для богатеньких? – Винс вопросительно вскинул брови. – А я-то надеялся…

– Кстати об отдыхе. – Даэрец пристально всмотрелся в лицо друга, но не обнаружил никаких признаков усталости.

Голубые глаза Райзера были ясными, мешков под ними также не наблюдалось, да и держался он довольно бодро.

– Поспать не хочешь?

– Я предпочитаю спать, когда это бесплатно, – ухмыльнулся Винс. – А сейчас я собираюсь неплохо заработать.

– За усталость можно дорого заплатить, – предупредил второго пилота Хэвард, но тот только махнул рукой.

– Я принял кое-что из запасов Дока, так что еще некоторое время буду бодр и весел.

– Не переусердствуй с лекарствами, это может отрицательно сказаться на организме.

– Хорошо, мамочка, – весело подмигнул даэрцу Винс. – При случае обязательно высплюсь, – пообещал он. – Так что там на Малкоране?

– У семьи ан Нолесс там имеется уютное гнездышко, и это наша единственная зацепка.

– Вычитал в той книжонке?

– В ней, – даэрец утвердительно кивнул, наблюдая, как дройд-пилот готовит корабль к прыжку в пространстве. – Вот только о расположении имения там не было ни слова, придется искать…

– А что-нибудь еще интересное там было? К примеру, кто такие эти сереброволосые ублюдки? Или почему станция расположена в такой дыре и про нее никто не знает?

– Частная станция, даже не упоминающаяся в записях Коалиции. – Пожал плечами Хэвард. – Если бы не Фарен, вряд ли о ней узнал кто-нибудь еще.

– А что насчет белобрысых тварей? Эта Ева, она тоже из них? Кто они?

– Ты не поверишь.

– Да я парень-то доверчивый, наивный, так что расскажи.

– Они хотели воспроизвести Избранных.

Улыбка сползла с лица Винса, и он заметно побледнел.

– Экипажу корабля приготовиться к прыжку, – включив передатчик, произнес Колл.

– Ты серьезно? – сбросив столь несвойственное ему оцепенение, Райзер тяжело опустился в кресло второго пилота и взглянул в яркие глаза даэрца.

– Да.

– Вот идиоты… – с чувством произнес Винс. – Клянусь бедной, какие же они идиоты.

– Мертвые, – вставил Стальной, и Райзер хмыкнул. – Но Ева вроде как особенная.

– Не продолжай, – попросил Райзер. – Это же наверняка трагическая история, заставляющая пустить слезу о жестокой судьбе невинной девочки. Для меня достаточно того, что за ее голову платят, а вот судьба этой Евы меня не интересует.

Хэвард пожал плечами – слова Винса не были лишены истины.

– Прыжок через три, две… – начал обратный отсчет Колл.

Далекие звезды рванулись навстречу «Стальному охотнику».

* * *

– Кстати. – Когда прыжок был завершен, Райзер обернулся к капитану. – Лана просила передать, что на Гравенте совершено громкое убийство, вся планета на ушах стоит. У жертвы, одной знатной дамочки, вскрыто горло от уха до уха, точно так же, как и у ее супруга. На телах живого места нет.

– И что? – не понял наемник, изучая Малкоран, показавшийся за смотровым стеклом.

Зеленая планета сплошных заповедников и дорогих имений тех, кто мог позволить себе иметь собственность в самом живописном и спокойном уголке галактики. Оставалось найти имение ан Нолесс, что, в принципе, было практически не осуществимо, однако попытаться стоило.

– Я думал, ты догадаешься? – разочарованно поджал тонкие губы Винс. – Разве я стал бы рассказывать тебе о подобном просто так? И вообще, я же не зря выделил слово «знатная»… – Он, прищурившись, взглянул на собеседника.

– Сестра Джайны ан Нолесс? – Хэвард повернулся к собеседнику.

– В точку, босс! – обрадовался Винс. – Сейчас в галактической сети только и твердят о том, что кто-то перебил всю охрану, аккуратно нарезал благородную семейную чету и по-тихому свалил с планеты, утерев нос хваленой службе безопасности Совета.

– Лихо, – оценил услышанное Хэвард.

– Ага! – еще больше оживился Винс. – Мне даже кажется, что…

На приборной панели что-то пискнуло, после чего на радаре появилась красная точка, проходящая по самому краю экрана. Она символизировала корабль, чей курс лежал неподалеку от «Стального охотника».

– Опа-а-а… – протянул Райзер, разом забыв о том, что хотел сказать. – Вот это поворот! – он радостно ткнул пальцем в изображение. – Не думал, что вновь увижу его.

– Просветишь? – Хэвард не сводил глаз с радара. – Обычно корабли отмечаются зеленым.

– Идентификаторы отличаются от того, что мы видели на Арконе-4, но моя машинка не врет, – просияв сказал Винс. – Помнишь тот корабль, новый такой – в доках Аркона? Он тебе еще не понравился.

Даэрец кивнул.

– Мне было скучно ждать тебя и сестричку, а с Аргой особо не поговоришь, вот и я прилепил к кораблику метку. Подумал, вдруг пригодится.

– Временами у тебя прорезается дар предвидения, мой друг. – Хэвард хлопнул довольного собой Винса по плечу. – Давай-ка за ним, только держись подальше.

– Не думаешь, что это просто совпадение? – несмотря на недоверчивый тон, Винс все же последовал приказу капитана, меняя курс «Стального охотника».

– В жизни мало простых совпадений, у всего есть свои предпосылки и свои последствия. – Внимание Хэварда привлекли две зеленые точки, спешащие к неизвестному кораблю.

– Патруль. – Винс тоже смотрел на радар. – Наверное, охранная станция сместилась и теперь находится где-то неподалеку. – Отстанем?

– Сбавь ход, – согласно кивнул даэрец. – Колл, настройся на частоту местных блюстителей порядка.

Дройд-пилот словно проснулся. Его механические пальцы легко заскользили по приборной панели, и спустя несколько секунд в кабине «Охотника» раздался незнакомый голос:

– Борт модели «Джерико» с идентификатором 13Х-1401-ТР-05ККА. – Приятный мужской голос старательно выговаривал цифры и буквы. – К вам обращается патрульный станции «Щит», планеты Малкоран. Убедительно прошу вас проследовать за нами.

Последовала тишина, предполагающая ответ владельцев предупрежденного корабля.

– Борт модели «Джерико» с идентификатором 13Х-1401-ТР-05ККА, – более настойчиво повторил все тот же голос. – Вы нарушаете контролируемое Коалицией пространство. Немедленно приказываю вам последовать за нами. – Теперь из речи неизвестного патрульного пропали доброжелательные нотки.

На радаре было видно, как один из патрульных кораблей заходит в хвост хранившему молчание борту.

– У меня плохое предчувствие. – Винс слегка потянул штурвал, немного развернув «Стального охотника» и сбавив ход еще больше. – Просто так игнорировать патруль…

Внезапно крайняя справа точка мигнула и пропала с радара.

– «Щит»! – раздался другой голос на частоте патрульных. – У нас нападение на патрульный корабль! Борт номер…

Еще одна точка на радаре потухла, а единственная оставшаяся, заметно ускорившись, устремилась к Малкорану.

– За ним! – почти выкрикнул Хэвард. – Не упусти его, Винс! – Капитан «Стального охотника» активировал внутренний передатчик корабля. – Всем быть готовыми к бою! – рявкнул он и бросился к своей каюте.

* * *

Высокие леса Малкорана с бешеной скоростью проносились внизу, едва касаясь брюха «Стального охотника» верхушками деревьев. Корабль наемников несся вперед на предельной скорости, но этого было недостаточно, чтобы угнаться за более новым и мощным собратом.

Уничтоживший патруль корабль отключил идентификационные датчики и ловко сбросил с хвоста еще одного представителя власти, подловив его на маневре. Пилот патруля не смог справиться с управлением и теперь вместе с обломками своего корабля плавился у подножия высокой заснеженной горы.

Леса сменялись полями, частично занесенными белым пушистым снежком, по которому то и дело сновали испуганные гулом корабля животные. Летать над Малкораном было строжайше запрещено, но такие пустяки, как закон, редко интересовали тех, кто, не задумываясь, мог позволить себе расстрелять патруль.

– Колл, ты отключил наши датчики? – Облаченный в броню Хэвард на мгновение оторвался от изучения далекого горизонта и обратился к дройду-пилоту.

– Датчики отключены при входе в атмосферу Малкорана.

Даэрец одобрительно кивнул. Неприятности в виде патрулей сейчас совсем не к чему.

– Потеряли их. – Винс с досады ударил ладонью по штурвалу и покосился на молчавший радар.

– Покружись здесь, – взгляд Хэварда метался из стороны в сторону. – Ищи озеро или реку, любой водоем, рядом с которым есть постройки.

Очень кстати даэрец вспомнил последние строки из дневника Джайны ан Нолесс.

– Колл! Выведи карту местности с ближайшим озером!

Секунды шли мучительно долго, и будто бы застывшее время никак не вязалось с проносящимся мимо пейзажем. Белые хлопья снега без устали кидались на «Стального охотника», оставляя на бронированной обшивке влажные следы.

– Координаты ближайшего водоема выведены на приборную доску, – наконец отозвался Колл.

– Вижу! – Винс резко вывернул штурвал, и «Стальной охотник», сильно завалившись набок, сменил курс. – Держитесь! – запоздало крикнул Райзер, когда услышал донесшийся из основного зала гневный и немного сдавленный вопль Арги.

Впереди что-то сверкнуло, и к небу тут же поднялся дым.

– Нашлись! – обрадованный Винс бросил корабль вперед, выжимая из двигателя все, что только можно.

Спустя несколько минут из-за леса выглянуло небольшое озерцо, со стоящим прямо на берегу домом. Половина постройки обратилась в дымящиеся руины, а совсем рядом замер раскуроченный легкий транспортный корабль.

– Вот и он! – оживился Винс, увидев стоящий неподалеку от здания новый корабль, ранее уничтоживший патруль. – Ну, сейчас!

Пронесшись над озером, второй пилот заставил «Стального охотника» заложить лихой вираж. Резко развернувшись, корабль вновь устремился к дымящейся постройке.

– Время для веселья! – Прежде чем Хэвард успел что-нибудь сказать, Райзер активировал ракетный комплекс и мощным залпом уничтожил дорогой корабль неизвестных, защитные барьеры, которого очень кстати оказались выключены.

Видимо, в кабине стоящего на траве корабля находился пилот, так как за мгновение до выстрела кто-то все-таки включил защитные экраны. Но те не успели набрать мощность и не спасли дорогую машинку от разрушительной силы боевых ракет.

Винс пролетел над домом еще раз, тщательно вглядываясь в обломки корабля. Он подключил сканеры, но те обнаружили активность лишь внутри дома, из-за взрыва корабля все вокруг стремительно заволакивал дым.

Никого не увидев, Винс посадил «Стального охотника» так близко к постройке, как только смог. Уничтоженный двигатель и разорвавшаяся система защиты чужого корабля вызывали многочисленные помехи в работе фильтров и сканеров.

– Колл, турели на тебе! – выбегая из кабины крикнул Хэвард.

На ходу надев шлем и быстро миновав короткий коридор, даэрец выскочил в общий зал, где его встретили встревоженные Лана и Арга.

– На вас периметр! – стянув с плеча винтовку, Хэвард с нетерпением смотрел на предательски медленно опускающийся трап. – Передатчиками пользоваться лишь при крайней необходимости, сигнал могут перехватить. – Стальной услышал доносящийся за спиной топот Райзера. – Винс, прикрывай.

Даэрец прыгнул на еще не до конца опустившийся трап и, оттолкнувшись от него, активировал ранец, взмыв вверх.

– Аккуратнее тут! – бросил Райзер бледной сестре и выскочил вслед за капитаном.

В отличие от даэрца, у Винса не было прыжкового ранца, поэтому он двигался короткими перебежками, низко пригибаясь к земле.

Поднявшись в воздух, Хэвард начал стремительно падать вниз, пытаясь хоть что-нибудь разглядеть в клубах густого дыма и усиливающегося снегопада. Ему это удалось, лишь когда крыша дома оказалась почти под ногами.

Вновь подключив ранец, даэрец смог мягко приземлиться и тут же вскинул винтовку, увидев вынырнувший из дыма силуэт. Если бы не предчувствие и хладнокровие Стального, он лишился бы второго пилота.

Винс опустил свой бластер одновременно с винтовкой капитана и, поправив неизменную шляпу, нырнул под крышу. Даэрец попробовал активировать фильтры на шлеме, но те по-прежнему показывали только помехи. Мысленно выругавшись, Хэвард побежал по крыше к тому месту, где она была прозрачной. Видимо, чета ан Нолесс была не прочь насладиться видами звездного неба долгими вечерами, коими славился Малкоран.

Когда до цели оставалось с десяток метров, откуда-то снизу до слуха даэрца донеслись звуки стрельбы. Пробежав еще несколько шагов, Хэвард активировал ранец и мощным прыжком поднялся над крышей. Опустив дуло винтовки вниз, даэрец трижды выстрелил в то место, куда должен был приземлиться. Отключив ранец, он устремился вниз, проломив крышу и воспользовавшись прыжковым устройством в самый последний момент, чтобы смягчить падение.

Едва успев выпрямиться, Хэвард оказался рядом с неизвестным мужчиной. Тот целился прямо перед собой и был полностью поглощен перестрелкой, когда даэрец приземлился рядом с ним. Стальной видел, как незнакомец удивленно обернулся и начал медленно разворачивать корпус, поднимая винтовку повыше.

Хэвард действовал автоматически, ударив мужчину прикладом в заросшую бородой челюсть. Незнакомец пошатнулся, и Хэвард сразу же выстрелил ему в грудь, только сейчас обратив внимание, что бронированный нагрудник противника раскрашен в зелено-желтые цвета. Выпущенный практически в упор заряд плазмы прожег броню, мгновенно убив наемника с «Хищника».

– Ты как раз вовремя, босс! – К Хэварду подскочил Винс.

– Я что-то не понимаю… – Дымящийся ствол винтовки Хэварда указал на мертвого наемника.

– Не ты один. – Передернул плечами Винс. – Я наткнулся на них, когда выскочил из дыма, и, прежде чем узнал, ребята открыли по мне огонь. Одного я пристрелил сразу, а вот этот едва не задел меня.

– Нет времени разбираться! – Даэрец решительно развернулся и бросился вперед.

На бегу охотник за головами отметил следы боя: изысканная мебель дома, принадлежавшего ан Нолесс, была уничтожена, на высоких стенах виднелись следы выстрелов.

Миновав просторную комнату с камином, в которую он и провалился, Хэвард оказался в широком коридоре, ведущем прямо и расходящемся в две стороны. Двери по бокам были закрыты, поэтому даэрец, не раздумывая, продолжил движение вперед.

Следующий по пятам за боссом Винс немного подотстал и теперь прикрывал спину капитана.

Новый зал, в котором оказались наемники, был неправильной геометрической формы, а в его центре располагался перевернутый сейчас диван. Через прозрачный потолок сюда пробивались веселые, но стремительно тускнеющие светлые лучики, падающие точно на лежащее рядом с диваном тело. Дорогая винтовка, выпавшая из рук мертвеца, лежала рядом. Кто-то очень ловко воткнул в шею богато одетого мужчины вилку и, судя по кровавым следам, не один раз.

– Берегись! – вскрикнул Винс и сразу же выстрелил от бедра.

Рассерженно прожужжавший заряд бластера пересек зал и вошел в глазницу женщине, пытавшейся поднять винтовку. Она сидела, привалившись к стене, в темном углу и зажимала левой рукой рану на груди, не решаясь вытащить из нее поблескивающую рукоять столового ножа.

Женщина уронила так и не поднятую винтовку и, не издав не звука, сползла на пол, оставляя за собой длинный кровавый след.

Хэвард благодарно кивнул другу. Вместе они миновали зал с прозрачным потолком.

Взглянув вверх, даэрец отметил, что стало темнее, а по прочному стеклу начали стучать капли дождя вперемешку со снегом.

Резные двери, ведущие дальше, уничтожил взрыв. Волна раскурочила красивые створки и живописно разбросала обугленные щепки в разные стороны. Не дойдя до прохода двух шагов, Хэвард вдруг быстро подался вперед, на лету перехватил округлый темный предмет и, швырнув его обратно, рухнул на пол.

Райзер поначалу не совсем понял, что именно произошло. Он среагировал рефлекторно, решив, что если уж суровый Стальной охотник решил прилечь на пол, то и ему гнушаться подобным не следует.

Из соседнего помещения донесся удивленный возглас, заглушенный мощным взрывом и звоном битого стекла. Осколки заколотили в стены и пол.

– Щенки… – Монстр на шлеме даэрца кровожадно улыбнулся.

Хэвард сорвал с пояса осколочную гранату и швырнул ее через изуродованные створки.

Не успел отгреметь второй взрыв, как быстрый даэрец при помощи прыжкового ранца буквально влетел в следующее помещение, дважды выстрелив из винтовки. Винс шмыгнул следом. Едва переступив через порог, Райзер кувырком ушел в сторону и растянулся на мокром полу, держа бластеры в вытянутых руках.

– Что вообще за твою мать? – поняв, что стрелять уже не в кого, Винс уставился на маленькую рыбку, золотого цвета, беспомощно бьющуюся у него перед носом.

Поднявшись, Райзер с жалостью посмотрел на мокрую одежду и обвел взглядом помещение, в середине которого молча стоял Хэвард.

– Красиво жить не запретишь, – цокнул языком Винс, оценив некогда прекрасные аквариумы, тянущиеся вдоль стен. Теперь все это великолепие осколками разметалось по полу. – Рыбок спасать не будем? – Он побежал вперед, стремясь догнать капитана, и чуть не растянулся на полу, наступив на одну из рыбок.

Не успел Винс сделать и двух шагов, как Хэвард вскинул руку, призывая напарника к тишине и осторожности.

– Заходи, друг, – послышался хриплый насмешливый голос. – Только тебя ждем.

– Что за… – Райзер удивленно посмотрел на босса, узнав говорившего.

– Скоро узнаем, – поудобнее перехватив винтовку, даэрец отступил от приоткрытой двери.

– Хватит топтаться! – В голосе послышалось раздражение. Кто-то еще глупо хмыкнул. – Я ждал тебя позже, но, видимо, эти идиоты не смогли составить тебе конкуренцию.

Глаза Райзера удивленно округлились.

– Или ты думал, что я не знал, что вы следили за мной? – говоривший рассмеялся. – Я мог уничтожить твой корабль еще на Арконе, да и тебя самого тоже, твоя спина хорошо смотрелась в прицеле моей винтовки. Я мог стереть вас в звездную пыль здесь, на подлете к этой планетке богатеньких уродцев, но все это было бы не интересно. Я даже мог убить тебя, пока ты шел сюда, но это тоже не весело, давай же, заходи, или я сейчас просто пристрелю этих крошек, и они отправятся вслед за теми, что ты оставил на корабле.

Хэвард остался неподвижен, а монстр на его шлеме продолжал противно усмехаться.

– Спокойнее, – ладонь даэрца легла на плечо потрясенного Винса. – Не делай глупостей, он может блефовать.

– А еще он может умереть, – угрожающе прорычал Райзер, чье узкое лицо потемнело от злости. – И чем быстрее, тем лучше, – он неожиданно ловко вывернулся и, вытянувшись в прыжке, влетел в зал.

Несколько выстрелов слились в один.

Вбежав следом за другом, Хэвард вынужден был опустить винтовку, так как две другие были нацелены ему точно в грудь.

– Привет! – широко улыбнулся седой мужчина, с такими же блестящими, как у Хэварда, глазами. Он чем-то напоминал Орика: тот же возраст, тот же взгляд, та же стать. В конце концов, братья в большинстве случаев похожи.

– Не скажу, что рад тебя видеть, Гран, – отозвался Стальной, глядя на брата Орика, облаченного в матово-черную броню, без знаков и цветов клана. – И тебя тоже, Кабан.

Хэвард быстро оценил обстановку, и она его совсем не порадовала.

В противоположной от входа стороне, загнанные в угол, сжались две девушки. Первая оказалась представительницей расы эхсне, с длинными, ярко-красными волосами, зелеными глазами и черными кошачьими ушками, сейчас плотно прижатыми к голове.

На ней было изодранное окровавленное черно-белое платье служанки, из-под которого выглядывал черный, аккуратный хвостик. Девушка едва слышно шипела, обнажая острые клыки, и изо всех сил старалась стоять ровно. Но рана на боку давала о себе знать.

За спиной эхсне сжалась от страха та, из-за которой Хэвард и оказался здесь. Ева ан Нолесс смотрела на даэрца своими серебряными глазами. В них читался ужас и непонятная надежда.

Если вид девушек не сильно расстроил Хэварда, то такого же нельзя было сказать о еще трех мужчинах, находящихся в зале. Один из них носил зелено-желтую броню «Хищников» и был хорошо знаком Стальному. Хэвард никогда бы не подумал, что Кабан может пойти против Орика. Или глава наемников знает о происходящем?

– Эй, дружок, – прервал размышления даэрца Гран. Брат Орика весело улыбался, направив свой бластер точно между зеленых глаз эхсне. – Это Винс сейчас так красиво зашел?

– А ты как думаешь? – невозмутимо отозвался Хэвард.

– Судя по тому, что нас здесь вместо пятерых осталось трое, – он покосился на два мертвых тела, лежащих рядом, – гаденыш так же ловок, как раньше. Я в него попал?

– Ты за это заплатишь, – даэрец с грустью посмотрел в растянувшегося у входа Райзера.

Раскинув руки, Винс лежал лицом вниз, в собственной крови, а его слетевшая с головы шляпа откатилась в сторону.

– Тебе не кажется, что ты не в том положении, чтобы угрожать нам? – Третий из спутников Грана нервно облизал губы. – Это ты ответишь здесь за смерть Карлоса!

– Он разорвет тебя на части, Энрико, – снисходительно прокряхтел Гран, продолжая улыбаться. Старик хотел сказать еще что-то, но Хэвард перебил его:

– Фарен сам открыл тебе дверь, да? – голос даэрца звучал холодно.

– Этот сопляк? Он подумал, что меня прислал Орик.

– Ты убил своего родича.

– Когда на кону десять миллионов, я готов убить кого угодно! Не путай меня с братцем, для которого честь – это все. Все что у него осталось! Он до сих пор верит всем своим «братьям» и наверняка не имеет понятия о прослушке, что я установил в его кабинете. Но сейчас не об этом.

Эхсне дернулась, и Гран сурово пригрозил девушке бластером.

– Стой смирно, моя хорошая, – он вновь повернулся к Хэварду. – Знаешь, я даже не хочу убивать тебя, но сам понимаешь…

– Я вызываю тебя, – медленно положив винтовку на пол и сняв шлем, Стальной пристально посмотрел в насмешливые глаза старшего брата Орика. – За убийство родича и за предательство братства.

– Хм… – Гран задумался и нахмурил высокий лоб. – Пожалуй, нет, жаль, но нет. – Он продолжал улыбаться. – Скоро сюда нагрянет патруль, а я хотел бы свалить пораньше, со своим призом. – Наемник подмигнул выглянувшей из-за спины эхсне Еве.

– У тебя нет чести. – Хэвард презрительно сплюнул в сторону Грана.

– Зато у меня скоро будет десять миллионов. – Осклабился седой даэрец.

– Ты – ничтожество и позор нашей расы. – Стальной не боялся смерти, даже глядя на обращенные к нему винтовки. Но он жалел о том, что не может свернуть шею тому, кто предал братство и свои кровные узы.

– Сможешь повторить это еще раз? – насмешливые глаза Грана злобно сверкнули.

– Ты ничтожество, – спокойно повторил Хэвард. Он отметил, как бледные губы пристально наблюдавшей за происходящим эхсне тронула легкая улыбка. – И позор нашей расы.

– Гран… – Энрико нервно покосился на даэрца. – Ты чего…

– Заткнись! – брызнув слюной, старик нехорошо посмотрел на него. – Здесь все решаю я! – Он вновь повернулся к Хэварду. – Хочешь драки, ублюдок?! – Убрав бластер в кобуру, наемник сделал шаг в направлении Хэварда.

Когда оружие перестало угрожать эхсне, та обернулась и крепко прижала к себе испуганную Еву. Рана девушки оказалась довольно серьезной, и она с каждой секундной продолжала терять кровь.

– Я обещал Орику расквитаться за смерть его сына. – Не обращая внимания на винтовки Кабана и Энрико, Хэвард вышел навстречу Грану, переступив через свое оружие.

– Ха! – улыбнулся седой даэрец. Он снял ремень с кобурой и отдал его Кабану. – Я, пожалуй, убью тебя быстро, – над левой, сжатой в кулак рукой появилось отточенное лезвие. – А твою голову заберу в качестве трофея.

– Мы так не договаривались, – начал было Энрико, но опять наткнулся на рассерженный взгляд даэрца.

– Один на один, – правой рукой Гран обнажил длинный нож, висящий у него на бедре. – Я вскрою тебя так же, как и ту стерву вместе с ее ненаглядным муженьком, столь любезно рассказавшую мне об этом замечательном месте!

Ева вздрогнула и расплакалась, закрыв лицо руками.

– Но… – Энрико опять попробовал противиться решению даэрца, но Кабан подошел к нему и рывком поднял ствол его винтовки к потолку.

Зря.

Неожиданно рванувшийся Винс перекатился на спину и одновременно выстрелил с двух рук.

– Живучий гаденыш! – восхищенно произнес Гран, глядя, как два его союзника падают на пол: лицо Энрико превратилось в дымящуюся сквозную рану, а Кабану повезло не больше – он выронил винтовку и безнадежно пытался зажать простреленное горло.

– Разговор был о поединке один на один, – проворчал Винс, с трудом поднимаясь на ноги.

Его простреленное плечо кровоточило, а правая штанина, вместе с кожей, обуглилась от скользнувшего по ноге заряда.

– Про твоих дружков речи не шло. – Райзер направил бластер на Грана.

– Хочешь отомстить за сестричку? Слабак! А как же один на один! – затравленно взглянув Хэварду в глаза, произнес седой даэрец. – Победитель получает все!

Стальной взглянул на Райзера, и тот нехотя опустил оружие.

– С меня будет достаточно просто помочиться на твой труп, когда босс уделает тебя, старая скотина. – Винс сплюнул и поморщился от боли в плече. – Только давай быстрее, капитан, скоро здесь будет не протолкнуться из-за патруля. – Второй пилот «Охотника» достал свой передатчик и попробовал связаться с сестрой.

Ответом ему была тишина.

* * *

Погода стремительно портилась – дождь и мокрый снег валили так, словно небеса над Малкораном прорвало. Безудержный ветер дико выл где-то наверху, а неугомонные осадки вкупе с едким дымом сводили видимость к нулю. Если так продолжится и дальше, то подняться в небо будет весьма проблематично.

Лана тщетно щурилась, стараясь хоть что-то разглядеть в серой круговерти, но дальше десяти шагов все становилось размытым и неясным. Отходить от корабля девушка не стала. Она устроилась у трапа, надежно укрывшись за приоткрытым люком и лишь периодически выглядывая наружу.

Лана волновалась и волновалась очень сильно. Ее брат и капитан уже должны были вернуться, ведь они прекрасно знают, что всем им нужно спешить. Только присутствие Арги успокаивало Лану. Уверенная даэрка в очередной раз призвала Лану к спокойствию.

– Я пойду, загляну внутрь, – тихо произнесла Арга. – А ты сиди здесь.

Дождавшись согласного кивка сестры Винса, Арга проворно спрыгнула с трапа и спустя несколько секунд растворилась в сером крошеве, кружащем за пределами корабля.

Даэрка чувствовала опасность, но не могла определить, откуда она исходит. Возможно, Винсу и Хэварду нужна помощь, а может, скоро она понадобится и ей самой. Быстро и практически бесшумно Арга добралась до проломленной стены дома и прислушалась. Где-то внутри раздались выстрелы, и даэрка уже готова была броситься на помощь друзьям, когда что-то заставило ее обернуться. Она заметила неясную тень, метнувшуюся от стены в сторону «Стального охотника».

* * *

Лана до боли в глазах всматривалась в природное безобразие, творившееся перед ней.

– Почему именно сейчас? – спросила девушка, поймав себя на мысли, что спрашивать-то не у кого.

Арга ушла, Колл слишком занят наблюдением за воздушным пространством. Оставалась только Тильда, но о чем с ней можно говорить? Хотя, чтобы успокоиться и отвлечься, Лана была готова на что угодно. Непонятное чувство одиночества и тоски сжимали ее сердце. Девушке вдруг показалось, что она одна-одинешенька на этой планете.

Показавшийся впереди темный силуэт заставил девушку встрепенуться. Она вскочила на ноги и, выставив перед собой бластер, громко сказала:

– Стой, где стоишь! Назовись! – Лана старалась, чтобы ее голос звучал как можно тверже. По правде сказать, девушка готова была в любую секунду нажать на курок, но что если это вернулся кто-то из команды «Охотника»?

– Лана? – спросил знакомый голос. – Лана, это ты?

– Алекс?! – руки девушки, сжимающие бластер, сами собой опустились. – Что… Что ты здесь делаешь? – она с недоумением смотрела на подошедшего ближе молодого наемника.

– Я прилетел сюда с Кабаном, Граном и ребятами, по приказу Орика, – кажется, юноша так же не понимал, что происходит. – Ты одна? – ствол винтовки, которую сжимал в руках парень, опустился и теперь смотрел в землю.

– Да. – Лана почувствовала невероятное облегчение.

У девушки словно камень с души свалился, и терзавшее ее одиночество отступило. Сестра Винса сбежала с трапа и готова была броситься в объятия Алекса, но яркая вспышка совсем рядом заставила ее остановиться.

Почти одновременно со вспышкой кто-то вскрикнул, а спустя мгновение из-за снега выскочила огрызающаяся Арга, целящаяся в Алекса.

– Отойди от нее, скотина! – прорычала даэрка.

– Спокойно, я же друг… – Парень явно занервничал и немного сместился в сторону так, чтобы Лана оказалась между ним и Аргой.

– В чем дело? – Сестра Винса уставилась на подругу, не понимая, что взбрело той в голову.

– Твой дружок и его приятели хотели прикончить нас! – Палец даэрки сильнее надавил на спусковой крючок. – Но твой напарник недооценил меня, – она кровожадно усмехнулась, продолжая держать наемника под прицелом. – А теперь отойди от нее!

– Арга, ты… – не зная, что сказать, но понимая, на сколько серьезно настроена даэрка, Лана заслонила собой юношу. – Ваша с братом неприязнь к Алексу не повод для убийства!

Тихий смех молодого наемника заставил девушку резко обернуться.

– В сторону! – крикнула Арга.

Все произошло почти одновременно:

Алекс грубо схватил Лану за волосы и закрылся ей, словно щитом. Выскочивший невесть откуда мужчина, прятавшийся где-то неподалеку, выстрелил в Аргу. Но даэрка среагировала быстрее – заряд плазмы с гулом врезался неизвестному в грудь, пробив легкий защитный жилет и выйдя из спины.

Уже готовый выстрелить мужчина покачнулся, но все же сумел нажать на курок, после чего рухнул лицом вниз и больше не дышал.

Даэрка вскрикнула от боли. Ее развернуло и швырнуло на снег, но женщина все же попыталась подняться. Лана рванулась изо всех сил, стремясь помочь подруге. Именно рывок девушки помешал Алексу добить даэрку. Винтовка парня дернулась, и вместо того, чтобы поразить незащищенную голову Арги, заряд плазмы прошел немного ниже и левее, оторвав женщине руку по локоть.

– Сучка! – скрипнув зубами, Алекс грубо оттолкнул от себя Лану и хлестко ударил ее по лицу, заставив упасть.

Сквозь пелену слез сестра Винса видела, как все же вскочившая Арга бросилась на рассвирепевшего наемника, сжимая в уцелевшей руке нож. Даэркой овладело боевое неистовство ее народа. Сейчас она не чувствовала боли и не думала о сохранности собственной жизни. В этот миг для Арги не существовало ничего, кроме ее врага.

Лана видела, как Алекс жмет на курок и заряды плазмы один за другим входят в грудь даэрки. На столь близком расстоянии тяжелая броня оказалась бесполезной.

Арга упала, когда ее и Алекса разделяла всего пара шагов.

– Проклятая тварь! Даэрцы сражаются до конца, да?! – победно улыбаясь, наемник перевел дух, после чего его холодный взгляд обратился к онемевшей от страха Лане. – Мы с друзьями хотели поразвлечься с тобой, но теперь, благодаря твоей подружке, – он пнул мертвую даэрку, и Лана вздрогнула, – мои друзья мертвы, а у меня пропало настроение.

Алекс перешагнул через труп и сделал несколько шагов к сидящей на снегу девушке.

– Мы поспорили, что я получу от тебя все, что мне нужно, но ты, упрямая сучка, только и делала, что водила меня за нос! – Он сделал шаг к сжавшейся девушке, явно наслаждаясь ситуацией и собственным превосходством. – Знаешь, отдайся ты мне – и все могло бы получиться по-другому, хотя… Кого я обманываю? – Алекс остановился. – В галактике полно девок посговорчивее, чем ты, да еще и без братьев-психов! Так что прощай, любимая. Скоро ты увидишься с ненаглядным братцем!

Парень издевательски усмехнулся. Лана почувствовала, будто ее сердце только что раскололось надвое.

– Лекс, так мы что, просто убьем ее? – Из вьюги появился еще один силуэт.

– Где тебя носило, Норманн! – зло бросил Алекс вновь прибывшему.

– Я это, отлить ходил, – виновато потупился мужчина, и Лана узнала его, это был сосед Алекса. – А что тут произошло?

– Заткнись и проверь лучше корабль, только осторожнее! – процедил сквозь зубы молодой наемник, вновь обратив взгляд к Лане. – Здесь я сам разберусь.

Словно зачарованная, девушка смотрела в черное дуло винтовки, медленно поднимающееся на уровень ее лица. Лана не могла отвести взгляд в сторону, не могла ничего сделать. В душе девушки царили лишь отчаяние, смятение и неожиданная пустота.

Сестра Райзера не видела, как ушел Норманн, она вообще не замечала ничего вокруг, а ее потерянный взгляд был устремлен вперед.

– На чем мы останов… – Ветер завыл все сильнее, но слух Алекса уловил в нем какой-то посторонний звук.

Что-то тихо гудело где-то рядом.

Из «Стального охотника» раздался сдавленный мужской крик.

– Что за?! – Молодой наемник вскинул было винтовку, но что-то с силой дернуло его за ногу, и он повалился на землю.

Алекс попытался встать, но его быстро подмяли под себя. Окровавленное лицо Арги оказалось очень близко к его лицу. Уцелевшей рукой даэрка мертвой хваткой прижала наемника к себе. В ее светлых глазах блестели злорадные огоньки, а в зубах она сжимала…

У молодого наемника перехватило дыхание. Трясущимися руками он ткнул ствол винтовки в бок израненной женщине и вдавил спусковой крючок. Тело даэрки задергалось от выстрелов, но было уже поздно.

«Выжигатель» загудел сильнее, и серебристая сетка вмиг окутала тела Арги и Алекса.

– Не-е…! – заорал парень, но вспыхнувшее пламя прервало его крик.

Потрясенная произошедшим, Лана продолжала сидеть на снегу, тупо глядя в одно место. По щекам девушки беззвучно скользили слезы, скатываясь по дрожащему подбородку и срываясь вниз. Потеряв счет времени и отрекшись от реальности происходящего, девушка истово желала лишь одного – проснуться. Но происходящее не было сном.

Снегопад усиливался, а вместе с ним усиливалось и ощущение реальности. Финальной точкой в оцепенении девушки послужил шум оставленного у трапа передатчика.

Несколько раз встряхнув головой и вытерев слезы, Лана вскочила и опрометью бросилась к кораблю. Она взбежала по трапу и едва не вскрикнула от испуга, наткнувшись на торчащие из люка ноги. Они медленно двигались, словно кто-то полз вперед по узкой трубе, постепенно переворачиваясь.

Осторожно заглянув внутрь, Лана облегченно вздохнула, увидев, как Тильда, деловито заматывает парализованного ядом Норманна в кокон. Полные первобытного ужаса глаза соседа Алекса бешено вращались, пока не наткнулись на Лану. Мужчина не мог ничего сказать, но для девушки это не имело значения. Она лишь зло улыбнулась и, подойдя поближе, произнесла:

– Получи то, что заслуживаешь.

На глазах Норманна выступили слезы, но Лана уже отвернулась от жертвы огромной паучихи и подняла с пола свой передатчик. Она как раз собиралась вызвать брата, но нарастающий гул заставил ее изменить свои планы.

* * *

– Зря стараешься, – осклабился Гран, глядя, как Винс в очередной раз пытается связаться с сестрой. – Во-первых, она уже мертва, а во-вторых, глянь, – он кивнул в сторону широкого окна, за которым бушевала вьюга. – В такую погоду связи не будет, это же Малкоран со своими бурями, но, с другой стороны, не будет и патруля, – он хищно улыбнулся.

– Тебя сейчас должно заботить совсем не это. – Хэвард сделал несколько шагов навстречу старому даэрцу. – Один на один. – Стальной достал свой нож, точно такой же, как и у его соперника.

Хищные клинки даэрцев, в локоть длиной были выполнены из особой руды, добываемой лишь у них на родине. Клинки едва заметно светились. Способные разрезать даже металл, боевые ножи, созданные на Даэре, стоили целое состояние. Вот только ни один даэрец ни за что на свете не расстался бы со своим клинком.

– И если я выиграю, то уйду отсюда с девчонкой! – Гран хищно улыбнулся.

– Он тянет время, босс! Этот старый… – Винс замолчал, когда его передатчик вдруг щелкнул и зашипел. – Лана? – с надеждой спросил мужчина.

– Винс, как я рада, что ты жив! – проекция девушки облегченно улыбнулась. – Здесь была засада, но мы… – Она вдруг замолчала, но почти сразу же продолжила говорить: – Мы справились, – проекция дернулась, застыла, но потом нормализовалась. – Помехи из-за погоды. Тут… – Изображение девушки пошло волнами и спустя секунду исчезло.

Райзер улыбнулся, но потом сразу же помрачнел, однако не сдвинулся с места. С сестрой было все в порядке, и это главное. Ему очень хотелось броситься к ней, но он этого не сделал по двум причинам – нельзя оставлять зажатых в углу девушек без присмотра, пока Хэвард будет занят боем, а также, пусть он и не подавал вида, но каждое движение причиняло Винсу боль. Так что он удовлетворился тем, что сестра жива, и продолжил сидеть на месте, положив бластер на колени.

– Никчемные ублюдки! – зло сплюнул себе под ноги Гран. – Не смогли даже с девкой справиться! Все приходится делать самому! – он хотел сказать что-то еще, но вместо этого слегка согнул ноги, отводя руку с ножом немного назад.

Хэвард молча наступал на противника.

Два даэрца в одинаковых стойках застыли друг напротив друга, словно два каменных изваяния. Несмотря на то, что Гран был значительно старше Хэварда, тот не особо обольщался на этот счет, так как дряхлым его противник не являлся. Прошедший множество схваток, подготовленный, натренированный и умеющий убивать, Гран оставался тем, кем был рожден, – воином. Скорость реакции и сила не покидали детей Даэры до самой смерти.

Мужчины сдвинулись с места одновременно. Гран начал двигаться влево, обходя противника по дуге, а Хэвард смещался вправо. Даэрцы замерли. Седой воин понимающе усмехнулся и начал двигаться в противоположном направлении, то же самое сделал и Стальной.

– Кишка тонка? – Гран выпрямился и с насмешкой взглянул на противника.

Однако расслабленный вид и напущенная несерьезность седого даэрца не сбили Хэварда с толку. Поэтому, когда Гран с молниеносной скоростью сорвался с места, Стальной был готов.

Ева ан Нолесс испуганно вскрикнула и даже эхсне, по-прежнему обнимающая ее, вздрогнула, когда клинки мужчин скрестились, высекая искры.

Гран атаковал трижды. Сначала он попытался нанести прямой укол в горло противника, стремясь завершить поединок одним быстрым ударом. Но когда не попавшийся на его уловку Хэвард своим ножом отвел его клинок в сторону, старый даэрец крутанулся на пятке и постарался достать врага лезвием над левой рукой.

Стальной извернулся, на пару миллиметров разминувшись со смертоносным оружием, и едва успел закрыться от нового удара ножом, который Гран успел взять обратным хватом. С лязгом парировав атаку старого наемника, Хэвард ударил его локтем в грудь и тут же, подавшись вперед, полоснул перед собой лезвием, вынуждая противника попятиться.

– Неплохо. – Поперек морщинистого лба Грана залегла тонкая кровавая полоса.

Едва старик договорил, как вновь бросился в атаку, торопясь завершить бой, прежде чем кровь начнем заливать ему глаза. Нож незаметно выскочил из-за туловища Грана и со скрежетом распорол броню Хэварда, но не задел тела даэрца.

Проследовавший по направлению атаки Гран оказался слишком близко и пропустил сокрушительный удар лбом по носу, опрокинувший его на пол. Опытный боец проворно перекатился через голову и, вскочив на ноги, поспешил закрыться от атаки Стального.

Нож Хэварда скользнул в опасной близости от горла старика, и тот как раз собрался контратаковать, но едва не напоролся на выставленное лезвие, пробившее его нагрудник.

– Старость не радость? – слабо улыбнулся Хэвард, хотя в его голосе абсолютно не было веселья.

– Тебе-то что? – Гран сплюнул кровь, стекающую из разбитого носа по его губам. – Ты же умрешь молодым!

Даэрцы вновь кинулись друг на друга и их клинки замелькали с бешеной скоростью. Воины резали, кололи, парировали и ловко уходили от ударов. Благодаря прыжковым ранцам они передвигались чрезвычайно быстро.

Наблюдающие за схваткой зачастую не могли даже разглядеть некоторых движений – настолько молниеносными те были.

Меньше чем за минуту сражающиеся мужчины успели не один десяток раз сменить хват на острых, словно бритва, ножах, а их доспехи обзавелись множеством пробоин. Лезвия над левыми руками даэрцев то и дело прятались под броней, когда они стремились ухватить друг друга свободной рукой.

Хэвард пропустил укол в плечо и скользящий удар по опорной ноге. Когда Стальной попытался сменить стойку, чтобы перенести вес тела на другую ногу, Гран бросился в атаку, но его сверкнувший нож рассек пустоту.

Спустя несколько мгновений оружие звякнуло о пол, упав рядом с двумя отрубленными пальцами, еще два остались держаться на тонких полосках кожи и мяса. Зарычав от боли и прокусив себе губу, чтобы отвлечься от изуродованной кисти, Гран развернулся в отчаянной попытке ударить противника лезвием над левой рукой, но ее словно сдавило тисками.

Последовала еще одна вспышка боли и Гран понял, что больше не чувствует левой руки, вместе с осознанием этого он услышал, как что-то гулко ударилось о пол рядом с ним. В тот же момент ноги старого даэрца оторвались от гладких, залитых кровью плит и он вместе со схватившим его Хэвардом взмыл к потолку.

С помощью прыжкового ранца Стальной вместе со своим противником поднялся вверх и с силой приложил того спиной о потолок. Воздух с шумом вышел из легких Грана, и Стальной швырнул его на пол. Приземлившись рядом со слабо шевелящимся противником, Хэвард поднял его за волосы, сдавив шею Грана.

Кровь заливала лицо старого даэрца, глаза выпучились, а рот быстро открывался в тщетных попытках поймать хоть немного кислорода.

– Собаке – собачья смерть, – Хэвард с мрачным торжеством наблюдал, как закатываются светлые глаза его противника, продолжая сжимать пальцы, даже когда тело Грана обмякло.

Даэрец напряг мощные руки и резким рывком сломал уже мертвому врагу шею, после чего наконец разжал пальцы, позволив безжизненному телу растянуться на полу.

– Это было…. – Винс не смог подобрать подходящее слово. Вместо этого, он щелкнул передатчиком. – Я все записал!

– Зачем? – поинтересовался Хэвард, ловко поймав винтовку, брошенную ему другом.

– Да… – От резкого движения Винс поморщился, рана в плече никуда не делась. – Мало ли, вдруг захочу пересмотреть долгими, знаешь ли, вечерами. Ты против?

Хэвард безразлично пожал плечами.

Охотник вдруг резко развернулся, направив ствол винтовки в голову эхсне, подавшейся вперед.

– Нам нечего делить, наемник, – голос у девушки оказался очень приятный, дополняющий ее красоту.

– Ошибаешься. – Миловидность собеседницы никогда не отвлекала Хэварда от дела.

– Мы просто уйдем, – торопливо заговорила Ева.

Ее серебряные глаза так пристально смотрели на даэрца, что тому показалось, будто девушка видит что-то иное, не доступное другим.

– Нет. – Наемник не привык щадить чьи-либо чувства. – У вас есть два варианты, девочки, – произнес он, отмечая, что Винс все же поднялся и теперь стоит немного в стороне, направив бластер в сторону Евы.

Райзер держал оружие левой рукой, правая бессильно висела вдоль тела.

– Какие? – теплый огонек надежды, только-только начавший разгораться в зеленых глазах эхсне погас, а на его месте зажглось ледяное пламя злости.

– Шиори…

– Стойте сзади, госпожа. – Эхсне сделала шаг к Хэварду. – У нас есть выбор, наемник?

– Есть, – серьезно ответил Стальной, спокойно выдержавший взгляд девушки. – Или твоя госпожа, как ты ее называешь, добровольно пойдет с нами, или же я заберу только ее голову.

– А Шиори? Что будет с ней? – Ева попробовала выйти вперед, но эхсне удержала ее.

– Может идти куда хочет, – безразлично пожал плечами Хэвард, отмечая, как глаза красноволосой девушки опасно сузились, а кончик ее хвоста начал вилять из стороны в сторону. – За нее не платят.

– Ты думаешь, что я такая же, как ты? – эхсне продемонстрировала мужчине свои острые клыки.

– Мне безразлично, какая ты, а ты даже не представляешь, каков я… – Наемник остался холоден.

– Убийца! – выкрикнула девушка не дав Хэварду закончить фразу.

– Не стану отрицать. – Улыбнулся Стальной и, приблизившись к эхсне, упер дуло винтовки ей в лоб. – Ну что, Ева, – он встретился взглядом с испуганной девушкой. – Ты пойдешь сама, или мне сначала убить твою подругу?

– Боишься сразиться со мной? – прошипела эхсне.

Она сдвинулась вперед, и дуло винтовки впилось в ее кожу.

– Мне казалось, что ты успела заметить, как сложно напугать меня. – Храбрость девушки показалась даэрцу забавной, пусть и внушала ему некое уважение. – Тем более, вряд ли кто-то испугается раненой кошечки.

– Мразь…

– Шиори, нет! – Ева вновь попробовала обойти свою служанку, но та вцепилась ей в платье.

– Лучше умереть здесь, чем позволить им взять нас живыми! Ваша тетя Сальма же сказал нам…

– Я не хочу, чтобы кто-то еще погиб из-за меня. Мы и так остались только вдвоем! – На серебряных глазах Евы вновь выступили слезы. – Я не хочу…

– Это, конечно, все очень трогательно, но еще несколько мгновений, и я решу все за вас, – жестко прервал девушку Хэвард.

– Ты бесчувственный ублюдок! – прошипела эхсне, чувствуя, как Ева крепко сжала ее руку.

– Зря ты злишь его, – подал голос Винс, с легким сочувствием взглянув на загнанных в угол девушек.

– Пошел ты со своими предостережениями и вместе со своим уродским дружком! – огрызнулась Шиори.

– Считаю до трех, – серьезно сказал Хэвард, пропустив оскорбление мимо ушей.

– Стреляй, ты…

– Раз.

Шиори замолчала и крепко прижала к себе зажмурившуюся Еву.

– Два, – ни один мускул не дрогнул на лице даэрца.

– Сделай это быстро… – неожиданно мягко попросила эхсне. – Пожалуйста.

Хэвард едва заметно кивнул.

– Вы сделали свой выбор. – Даэрцу не хотелось убивать безоружных девушек, но работа есть работа.

Палец Хэварда плавно надавил на крючок.

Послышался нарастающий гул. Девушки плотно прижались друг к другу и задрожали. Но выстрела не последовало. Открыв один глаз, Шиори взглянула на озадаченного наемника.

Хэвард продолжал целиться в девушек, однако теперь он держал винтовку одной рукой, а другую поднес на уровень груди, изучая вибрирующий на запястье передатчик.

– Кто там так вовремя? – осведомился Винс, подойдя поближе, по-прежнему держа девушек на прицеле.

На лице второго пилота мелькнуло неожиданное облегчение. Все же убить в схватке – это одно, а пристрелить безоружного противника – другое.

– Орик. – Если бы вызов не поступил по секретному каналу, известному лишь главарю наемников, Хэвард бы не придал ему никакого значения и не стал отвлекаться. Но если Орик вызывает столь срочно, то, видимо, дело действительно важное. – Можете пока подышать. – Даэрец улыбнулся уголками губ, подмигнув эхсне, что смотрела на него во все глаза.

Хэвард активировал передатчик и спустя несколько мгновений уже смотрел на миниатюрную проекцию Орика.

– Рад видеть тебя живым, парень, – поздоровался старый даэрец, и Хэвард кивнул, выражая взаимность. Проекция Орика шла рябью, а голос иногда пропадал. – Я не помешал? – массивная фигура даэрца загораживала его собеседнику весь обзор.

– Как сказать, – неопределенно отозвался Стальной.

– Информация очень важная, поэтому буду говорить быстро. Среди нас завелись крысы, кто-то установил у меня в кабинете прослушку и перехватывал все разговоры, думаю, что это Кабан. Но у него самого мозгов в жизни не хватит, так что будем искать. Уродец пропал, но я найду его. И еще награда за Еву ан Нолесс снята, – с сожалением проговорил Орик. – Заказчика, а точнее его останки, нашли на Арконе-4. Видимо, он нарвался на кого-то там. Не знаю.

– Нарвался? – переспросил Хэвард.

– Да. – Орик кивнул. – Кто-то убил его и двух его ребят, останки нашли чисто случайно, когда убирали обломки патрульного корабля, который, кстати, тоже кто-то сбил.

– Дела… – протянул Винс, украдкой взглянув на капитана.

– Орик, – тихо сказал Хэвард. – А этого заказчика, как его звали, если не секрет?

– Теперь уже не секрет, – отмахнулся глава наемников. Судя по его виду, даэрца сейчас больше интересовали предатели. – Его звали Карлос.

– Карлос, значит, – эхом повторил Хэвард.

– Да, он приходил ко мне с братом, Энрико.

– Карлос и Энрико, просто чудесно… – сквозь стиснутые зубы процедил Хэвард, скосив глаза на лежащего чуть в стороне Энрико, с изуродованным лицом.

Кто бы мог подумать, собственными руками лишить себя десяти миллионов. Воистину, удача – капризная дамочка.

– Такие дела, парень. – Орик откашлялся. – Если будет еще что – сообщу. Кстати! – встрепенулся старик. – Ты не нашел тех ублюдков, кто убил моего мальчика? Думаю, все это как-то связано с изменой…

– Гран, – коротко ответил охотник.

– Гран… – эхом повторил Орик. Кажется, глава наемников нисколько не удивился, узнав, что во главе предателей стоит его брат. – Мне давно казалось, что он изменился… Жаль. Ты уже позаботился о нем?

– Он получил то, что заслужил, как и все, кто был с ним.

– Ты прав, ты прав, парень. Кодекс один для всех нас, и я рад, что мне не пришлось все делать самому. – Орик устало прикрыл глаза. – Удачи тебе, пойду к внуку, теперь у меня остался только он. – Глава наемников потянулся, чтобы выключить передатчик, но в последний момент вновь поднял глаза к Хэварду. – Ты-то хотя бы не умирай.

– Это не входит в мои ближайшие планы, – сухо улыбнулся даэрец.

Орик хмыкнул и отключил передатчик.

– Вот гадство-то! – раздосадованный Винс, кое-как дотерпевший до конца разговора, пнул тело Грана и тут же зарычал от боли. Убрав бластер в кобуру и отчаянно хромая, он поплелся к выходу, не переставая ругаться: – Вашу мать, десять миллионов! Десять, чтоб их, миллионов были так близко! ДЕСЯТЬ… Дьявол!

– И не говори, – куда менее эмоционально поддержал друга Хэвард, полностью разделяя его недовольство.

Даэрец задержался рядом с телом Грана и, подобрав с пола нож поверженного соперника, сунул его за пояс.

– Эй… Эй вы! – оторопело крикнула Шиори вслед уходящим мужчинам. – Вы куда?

– Улетаем с этой дрянной планеты. – Обернувшись, Хэвард пожал плечами.

– А мы? – не поняла девушка.

– Оставайтесь, если хотите. За вас теперь не платят, – даэрец сказал это таким тоном, будто все было и так понятно.

– Вы отпускаете нас? – неуверенно спросила Ева.

– Мы вас не держим, – положив винтовку на плечо, Стальной окинул девушек взглядом. – Мне все равно, что ты там натворила, девочка, и почему за тебя давали такие деньги, но вот тебе бесплатный совет, даже два. – Он пристально посмотрел в серебряные глаза Евы. – Помоги с ранами своей подруге, а потом сваливайте с этой планеты и потеряйтесь где-нибудь. Иначе, если за вас опять будут давать такие деньги, мы еще встретимся.

– Босс, пошли уже, а? – взмолился Винс. – Я сейчас завою от боли, а потом отключусь. Дай побыть героем, пока нас все видят!

– Не ной, ты уже большой мальчик. – Хэвард быстро оказался рядом с другом и придирчиво осмотрел рану на его плече. – Царапина, – вынес даэрец свой суровый вердикт.

– Да у меня плечо прострелено! – возмутился Винс, округлив глаза. – И не только, вот…

– И что? Это же не сердце или голова, потерпишь. – Хэвард легонько подтолкнул друга к выходу.

– Будь с нами Док, он бы сказал тебе пару ласковых по поводу отношения к раненым! – не унимался Райзер. – И залатал бы меня, – с сожалением добавил он.

– Я могу помочь, – вдруг сказала Ева, сделав несколько шагов вслед за мужчинами. – Здесь внизу есть…

Стекло на окне разлетелось вдребезги, словно разбитое камнем. Краем глаза Хэвард заметил, как темный, продолговатый предмет отскочил от пола и, подлетев к потолку, разорвался. Помещение залил нестерпимо яркий свет.

В последнее мгновение Хэвард успел прикрыть глаза рукой. Не потеряв способность видеть, он неприятно удивил первого, запрыгнувшего через окно человека, наставив на него винтовку.

Шиори, сумевшая среагировать почти так же быстро, как даэрец, повалила замешкавшуюся Еву на пол и закрыла собой.

– Отвратительная работа с таймером, – бесстрастно произнес Хэвард, наблюдая, как еще двое людей в черном запрыгивают в окно. Один из неизвестных взял на прицел Райзера, а другой наставил оружие на девушек.

– Какого хрена вообще происходит? – Винс отчаянно пытался проморгаться, его глаза слезились.

– Бросить оружие! – потребовал один из неизвестных, тот самый, в которого целился даэрец.

– А то что? – с вызовом спросил Стальной.

– Мы пришли не за вами, наша цель – Ева ан Нолесс. – Похоже, направленное на него оружие не слишком-то волновало говорившего. – Вы можете уходить.

Мужчина, державший Райзера на прицеле, опустил оружие.

– Вот спасибо, – скорчил гримасу Винс.

Способность видеть вновь вернулась ко второму пилоту «Охотника», и теперь он внимательно следил за происходящим.

– За девчонку больше нет награды, – несмотря на то, что им больше не угрожали, Хэвард не спешил убирать оружие.

– Мы знаем, – невозмутимо ответил все тот же незнакомец. Его узкие, коричневые глаза, единственное, что не скрывала черная маска, обратились к Еве.

– Тогда зачем она вам?

– Это уже не твое дело, наемник, – грубо бросил тот, что целился в девушек. – Тебе дали возможность уйти живым – воспользуйся ей, пока мы не передумали.

Ствол винтовки дернулся в сторону нахмурившегося даэрца. В этот момент Шиори подскочила к мужчине и между ее пальцев что-то сверкнуло. Однако незнакомцу удалось опередить раненую эхсне – он с силой ударил девушку прикладом в живот.

Столовая вилка упала на пол.

– Не надо, прошу вас! – Ева подхватила Шиори.

– Теперь мы решаем, что надо, а что нет… – Неудавшаяся жертва эхсне ногой отшвырнул вилку в сторону, после чего опять обернулся к наемникам. – Вы все еще здесь?

В комнате за спиной Хэварда послышались шаги, и спустя несколько секунд еще два человека в черной одежде зашли в зал.

– Скотт и Раск остались снаружи, – сказал один из вошедших.

– Вы, ребятки, в одном месте шмотки покупаете? – деловито осведомился Винс, зажимая рану на плече.

– Вы начинаете утомлять меня, – вклинился в разговор тот, что начал говорить первым. – Уходите или умрете.

Хэвард медленно оглядел присутствующих – ситуация складывалась явно не в их пользу. Пятеро хорошо вооруженных бойцов против двух раненых охотников – не самый лучший расклад, особенно если учесть, что их уже держали под прицелами, а с двух шагов очень сложно промазать.

– Мы уйдем, – подавив внезапно накатившую гордость, сказал Хэвард.

– Хорошо. – Первый из говоривших сделал знак своим людям, и те расступились, пропуская наемников.

– Даэрец! – хриплый голос Шиори заставил Хэварда обернуться. – Не бросай нас…

– Заткнись! – один из мужчин ударил девушку ногой, и та упала на пол, опрокинув пытавшуюся удержать ее Еву.

Стальной отвернулся и зашагал прочь.

– Не ухо…. – судя по звуку удара, договорить эхсне снова не дали.

– Босс, – через плечо бросил Винс, – мы ведь не станем делать глупостей?

– Нет. – Покачал головой Хэвард. – Не станем, теперь это не наше дело.

– Наемник! – полный отчаяния крик не унимающейся Шиори донесся из зала, который охотники уже оставили позади. – Сколько ты стоишь? Мы заплатим!

– Молчать, тварь! – вновь послышались удары и плач Евы.

Наемники замедлили шаг, но в спины им донесся голос одного из незнакомцев:

– Проваливайте, отбросы! Здесь вам больше нечего делать!

– Винс. – Хэвард остановился, едва они скрылись в соседней комнате. – А где твоя шляпа?

– Что? – не понял Райзер, машинально коснувшись головы. – Вот же… Забыл там.

– Можем вернуться и забрать, – на губах Хэварда блуждала загадочная ухмылка. – Или купишь себе новую?

– На какие деньги? Нам же не заплатят… – сокрушенно покачал головой Винс и понимающе улыбнулся. – Думаешь, у девчонок что-то есть?

– Думаю, что нет, – честно признался Хэвард. – Хотя кто знает, в любом случае не хочется улетать отсюда с пустыми руками, а так… У этих ребят неплохое оружие. К тому же мне очень не нравится снисходительный тон ублюдка, который у них за главного.

– Считаешь, Орик купит у нас чужие вещи?

– Чужие – нет, но если это будут трофеи….

– С этой стороны я на ситуацию не смотрел. – Винс закусил губу. – Я в деле, но учти, у девчонок наверняка нет ничего. Они просто блефуют – даю девяносто девять процентов.

– Утопающим свойственно цепляться за соломинку, – обернувшись, Хэвард увидел, как один из незнакомцев смотрит ему вслед. – Эй, приятель, – глупо улыбнувшись, обратился даэрец к провожатому. – Мой друг забыл свою шляпу.

Наемник зашагал обратно.

Винтовка мужчины была закинута за спину. Это успокоило стоявших у двери бойцов, и те не начали стрелять сразу.

Это была ошибка.

– Его любимую шляпу, – пояснил Хэвард, уже стоявший рядом. – Вон лежит, – он указал правой рукой за спину незнакомца.

– Мы не поведемся на этот трюк. – Ни один из мужчин не спешил оборачиваться. Охранник держался настороженно, переводя взгляд с Хэварда на застывшего в дальнем конце комнаты Винса.

– Какие трюки, о чем ты? – Даэрец обезоруживающе улыбнулся.

– Что там такое, Алан? – спросил кто-то из комнаты.

– Наемники говорят, что забыли шляпу, – отозвался стоявший перед даэрцем мужчина.

– Здесь она… то есть какая еще шляпа? Пристрели их!

– Что? – Алан на мгновение замешкался, и сместившийся в сторону Райзер выстрелил от бедра, едва не задев Хэварда.

Тело мужчины в черном начало заваливаться на спину, когда даэрец легко подхватил его и, ворвавшись в комнату, швырнул вперед. Мертвец понесся навстречу трем своим товарищам, а Хэвард уже перехватил ствол направленной на него винтовки и быстрым движением левой руки вскрыл горло помощнику незадачливого стражника.

– Убить всех! – прокричал тот, что первым запрыгивал в окно, пытаясь сбросить с себя тело одного из подручных.

Вскочив, Шиори собрала оставшиеся силы и бросилась вперед. Но получила удар прикладом и вновь повалилась на пол.

Вырвав из ослабевших рук хрипящего противника винтовку, Хэвард выстрелил в того, что поднялся быстрее остальных, прострелив насквозь. Даэрец бросился в сторону, но двое оставшихся незнакомцев все же сумели зацепить его плечо шквальным огнем.

Охотника за головами развернуло в воздухе, и он, едва коснувшись пола, активировал прыжковый ранец. Заряды плазмы прожужжали у него над головой, и спустя секунду Хэвард врезался в грудь стоящего слева мужчины, протащил того через всю комнату, ударив о стену.

Проворно повалившись на пол, даэрец избежал выстрела в спину. Последний из выживших стал убийцей своего же человека – заряд, предназначенный увернувшемуся даэрцу, прожег сползающему по стене мужчине грудную клетку.

Оставшийся в живых незнакомец не смог воспользоваться оружием еще раз, так как подоспевший наконец Винс без лишних слов выстрелил тому в затылок, убив на месте.

– Медленно ходишь. – Хэвард попробовал пошевелить раненой рукой – вроде ничего серьезного, скорее всего, просто отделался ожогом, прошло по касательной. Гораздо больше его беспокоили раны, оставленные Граном.

– Я вообще-то еще и в ногу раненный! – дохромав до лежащей на полу шляпы, Винс, морщась от боли, поднял ее и торжественно водрузил себе на голову. Вот так… – Он резко развернулся, припадая на колено, но сразу же опустил бластер. – Не надо так делать, я же мог…

– Живой! – со слезами на глазах появившаяся в комнате Лана бросилась брату на шею и едва не повалила его.

– И я рад… Не дави на плечо-о-о! – взвыл Райзер от крепких объятий сестры. – Как ты попала внутрь, там же снаружи охрана.

– Они пошли проверить наш корабль, я пряталась за люком. – Девушка шмыгнула носом.

– Обоих?

– Одного. – Лана покачала головой. – Второго забрала Тильда.

– А куда смотрела Арга, интересно мне… – Винс замолчал, заметив, как сжалась сестра.

– Она погибла, – почти неслышно прошептала девушка. – Спасая меня.

– Слезы потом, – строгий голос Хэварда заставил всех присутствующих обернуться к нему. – Надо уходить, пока кто-нибудь еще не заглянул в гости.

– Мы не сможем улететь, пока не стихнет буря. – Лана поежилась, взглянув за разбитое окно, через которое холодный порывистый ветер щедро швырял в комнату мокрый снег.

– Тогда ты, – даэрец обернулся к Еве, пытающейся привести в чувство потерявшую сознание эхсне. – Ты говорила, что здесь что-то есть, так? Говорила, что можешь помочь с ранами.

– Могу! – Серебристые глаза поднялись на Хэварда. – Вы поможете донести Шиори?

– Веди, – легко подняв на руки застонавшую эхсне, Хэвард пристально посмотрел в глаза Еве. – И не вздумай делать глупостей, девочка, у меня сегодня, знаешь ли, очень поганое настроение.

– Я не стану, – поспешно замотала головой сереброволосая девушка. – Я помогу, идите за мной.

– Что здесь произошло? – шепнула Лана брату, только сейчас обратив внимание на погром и мертвые тела. – И почему наша цель помогает нам?

– Долгая история, – отмахнулся Винс. – В общем, они теперь вроде как наши заказчики, наверное. Остальное расскажу позже, а пока ну-ка помоги любимому брату!

Райзер тяжело облокотился на подставленное сестрой плечо, морщась при каждом движении.


Новые горизонты

Ева провела их до комнаты с камином, через потолок над которой Хэвард и проник в дом. Шиори на руках даэрца застонала и открыла глаза, один из которых, после знакомства с прикладом, начал активно заплывать. Некоторое время девушка смотрела на Хэварда, потом тихо спросила:

– Все кончилось?

– Это с какой стороны посмотреть. – Стальной наблюдал, как тонкие пальцы Евы скользят по кладке камина.

Девушка по очереди вжала в стену четыре камня, расположение которых даэрец на всякий случай запомнил, после чего стена бесшумно отъехала в сторону, явив за собой круглую металлическую дверь.

– Ого! – Винс вскинул брови.

Сереброволосая девушка подошла к небольшой панели, находящейся слева, и приложила к ней свою узкую ладонь. На панели загорелся зеленый огонек, один из трех. В двери открылось узкое окошечко. Подойдя ближе, Ева застыла напротив него, широко открыв глаза и позволяя просканировать сетчатку.

Рядом с первым загорелся второй огонек.

– Ева ан Нолесс, – громко и четко произнесла девушка.

И третий огонек зажегся.

Разблокированная дверь разделилась на две половины, они тихо разъехались в стороны, застыв на месте.

– Главное не ставить такие замки в туалете, – натянуто улыбнулся Винс, входя в темный коридор следом за Евой.

– Я могу идти сама. – Шиори взглянула на Хэварда, но тот сделал вид, что не услышал ее.

В конце короткого коридора располагалась квадратная платформа. Даэрец шел последним. Стоило ему ступить на платформу, как Ева пробежала пальцами по приборной панели на стене. Дверь-камин бесшумно закрылась, а пол начал плавно опускаться.

Ровные стены медленно плыли вниз. Стоило платформе плавно остановиться, одна из гладких стен сдвинулась в сторону, открывая проход в просторное помещение, вид которого заставил Винса удивленно присвистнуть.

Стоило признать – удивляться было чему. Визуально комната делилась на две равные части, одну из которых полностью занимала оборудованная по последним стандартам лаборатория, с целым лечебным комплексом.

Даже на «Хищнике» оборудование было хуже, несмотря на то, что Орик никогда не жалел денег на действительно нужные вещи.

В другой части комнаты располагался широкий диван, стол и четыре стула. Вдоль одной из стен тянулись многочисленные шкафы и полки, а на другой – висело пять экранов. Три из них не показывали ничего, кроме помех, зато два оставшихся исправно работали. Как понял Хэвард, сюда выводилась запись с передатчиков наблюдения, расположенных вокруг дома. Однако сейчас, из-за непогоды, ничего не было видно, только снег.

– Прошу вас, располагайтесь. – Ева сделала жест в сторону дивана. – Я помогу всем по очереди, – она окинула раненых оценивающим взглядом, задержавшимся на Хэварде. – Ваш доспех пробит в нескольких местах, так что…

– Я потерплю, – даэрец прошел к белой столешнице лечебного комплекса и положил на нее Шиори.

– Конечно же дамы вперед, – уязвленно пробубнил Винс.

– Спасибо, – поблагодарила даэрца Ева.

– Не за что, – пробурчал стоявший сзади Винс, зажимая кровоточащую рану. – Это вам всем спасибо, что не забыли спросить и меня.

– Потерпишь. – Хэвард легко подтолкнул надувшегося Райзера к дивану. – Лучше посиди, отдохни.

– Вот спасибо. – Оскалился второй пилот и, обиженный на весь свет, направился в другой конец комнаты.

Хэвард проводил друга взглядом и обратился к Еве, уже хлопочущей над стиснувшей зубы Шиори:

– Сколько времени может продлиться буря?

– А? – девушка, как раз надевавшая тонкие перчатки, отвлеклась. – Не знаю, она пожала хрупкими плечами, отчего волны серебристых волос соскользнули на спину. – От нескольких часов до нескольких суток.

– Ясно. – Даэрец кивнул. – Не буду отвлекать, – он развернулся и направился к Винсу.

– А можно мне посмотреть? – Лана подошла поближе. – Я, возможно, смогу помочь, кстати, меня Лана зовут.

– Очень приятно, я – Ева, – неожиданно тепло и приветливо улыбнулась девушка. – А это – Шиори.

Эхсне слабо кивнула в знак приветствия и даже изобразила на лице некое подобие вымученной улыбки.

Ева скальпелем разрезала одежду Шиори и прикрепила к краям раны датчики, затем склонилась над экраном, расположенным с краю столешницы.

– Вообще помощь не нужна, – отвлеклась девушка на секунду, но, заметив расстройство Ланы, добавила: – Но мы не против вашей компании.

– Давайте на «ты», – тут же расцвела в счастливой улыбке Лана. – Иначе я чувствую себя старой.

* * *

– Весело им, – продолжал ворчать Винс, краем глаза наблюдая, как девушки о чем-то тихо переговариваются.

– Лане тяжело после смерти Арги, – отозвался Хэвард.

Даэрец уселся на стул в углу и развернул его так, чтобы было видно весь лечебный комплекс.

– Общение пойдет ей на пользу.

– У нее для этого есть мы! – Райзер покосился на капитана. – По крайней мере – я.

– Прекрати ворчать. Стоит тебе получить незначительную царапину, как ты тут же становишься просто невыносимым нытиком. Ты – наемник, а не избалованная, капризная принцесса, – охотник за головами нахмурился, увидев, как Ева и Лана поднимают вокруг медицинского комплекса ширму.

Сестра Райзера, словно прочитав мысли капитана, отошла в сторону, чтобы тот мог ее видеть.

– Это мои-то раны незначительные?! – искренне возмутился Винс. – Да я… А, ладно, – неожиданно сдавшись, отмахнулся он. – Все равно тебя не переубедить!

– Именно. – Уголками губ улыбнулся Хэвард.

– И все равно, я считаю, что эхсне могла бы и потерпеть, – не прошло и минуты, как Винс вновь принялся за старое.

– Если девочка сможет поставить свою подругу на ноги, то мои сомнения насчет ее познаний в медицине отпадут, – неторопливо пояснил Хэвард. – Или ты хочешь доверить свои раны той, о которой ничего не знаешь?

– А ведь и правда, – пробормотал Райзер. – И как я сам об этом не подумал…

– Вот поэтому я – капитан, а ты – второй пилот.

Нисколько не обидевшись, Райзер весело улыбнулся.

Спустя несколько минут из-за ширмы вышла Ева и вместе с Ланой направилась к мужчинам.

– Нужно подождать десять минут, – извиняющимся тоном сказала Ева. – Раны Шиори оказались серьезнее, чем я думала. Извините…

– Ничего страшного, я постараюсь в ближайшее время не истечь кровью и не испачкать вам пол, – тут же съязвил Винс, за что получил затрещину от младшей сестры.

– Не обращай на него внимания, он просто вредина, когда его ранят, – сказала она Еве.

– Я могу пока осмотреть ваши раны, а потом…

– Мы подождем, – прервал Еву даэрец.

– Хорошо, – сереброволосая девушка протянула Винсу мягкую губку.

Мужчина, даже не озаботившись словами благодарности, приложил влажный пористый материал к ране.

Ева неловко потопталась на месте, не зная, как завязать разговор.

– Я, пожалуй, вернусь к комплексу, – тихо произнесла она.

– Я с тобой, – только севшая на диван Лана с готовностью вскочила с места и отправилась вслед за Евой.

Время тянулось очень медленно. Девушки за ширмой тихо говорили, Винс пытался задремать, но стоило ему заворочаться, как он сразу же шипел от боли в плече. Хэвард по-прежнему сидел на стуле, переводя взгляд с силуэтов девушек на экраны, все еще демонстрирующие сумасшедший снегопад.

С самой высадки на Ораку все перевернулось с ног на голову: сначала по глупой случайности не стало Шона, затем этот, кажущийся простым, заказ. Легкие и очень большие деньги, вскружившие голову жадным охотникам за головами, ставящими наживу выше позабытой ими чести. Именно из-за чужой жадности погибли Фарен и Арга, и пусть их убийцы получили то, что заслуживали, радости от осознания свершившейся мести у даэрца было не много. Смерть врагов не вернет друзей.

Хэвард заметил, как ширма зашевелилась и из-за нее высунулось обрамленное серебряными волосами личико.

– Кто следующий? – спросила Ева.

– Винс, – окликнул друга Хэвард, и только что уснувший Райзер растерянно заморгал глазами. – Иди, лечись.

– Уже? – Райзер встал, морщась от боли, и, хромая, добрался до ширмы, из-за которой как раз выходила эхсне.

Стальной проводил друга взглядом, чувствуя, как голова начинает едва заметно кружиться от потери крови. Но наемник лишь стиснул зубы, отбросив неприятное ощущение слабости.

Шиори выглядела так, словно несколько часов спала в теплой мягкой постели. Это ощущение значительно усиливал пушистый, домашний халат белого цвета, который девушка надела взамен изодранной и окровавленной одежды служанки.

Бесшумно ступая босыми ногами по полу, эхсне добралась до дивана и, устроившись на нем, принялась изучать пол. Девушка старалась не смотреть в сторону даэрца, но он все же несколько раз ловил на себе ее заинтересованный взгляд. От синяков и ссадин на лице Шиори не осталось и следа. Сейчас она казалась еще симпатичнее, чем раньше.

– Подержи бластеры, – донесся из-за ширмы голос Винса. – Только аккуратнее!

– Давай уже быстрее, там еще капитан, – ответил второму пилоту возмущенный голос его сестры.

– Да я бы с радостью, только что-то ремень не расстегивается… А, вот… О! А здесь холоднее, чем я думал.

– Прекрати смущать нас и живо ложись уже!

– И куда делась моя миленькая младшая сестричка? – сокрушенно вопросил Винс. – А это нормально, что меня закрывает какая-то прозрачная… – Голос второго пилота зазвучал приглушенно.

– Это восстанавливающая капсула, не волнуйтесь, – поспешила успокоить Винса Ева. – И не шевелитесь, пожалуйста.

Спустя несколько минут из-за ширмы появилась Ева, а следом за ней вышла и Лана. Сестра Райзера несла в руках пояс, на котором болтались две кобуры с бластерами ее брата. Обойдя диван, Ева остановилась напротив скучающего охотника за головами.

– Вашему другу придется лежать немного дольше, чем Шиори. Его организм сильно истощен, – сказала девушка.

– И что? – Хэвард поднял взгляд на Еву. – Пусть лежит, я не возражаю.

– Но ваши раны…

– Никуда не денутся, – отрезал даэрец, отметив, как напряглась Шиори. Видимо, обладавшая чутким обонянием девушка уловила запах крови, исходящий от наемника.

– Но…

– Капитана бессмысленно уговаривать. – Лана положила ладонь на плечо Евы. – Если он решил упрямиться, то ты можешь перед ним в лепешку расшибиться, а он на тебя даже не взглянет.

– Благодарю за столь лестный отзыв, – сухо прокомментировал реплику Ланы Хэвард.

– Тогда, – сереброволосая девушка подошла к одному из многочисленных шкафчиков и, почувствовав неладное, обернулась, встретившись взглядом с даэрцем. Хэвард с ножом в руках уже стоял рядом с ней.

Ева вздрогнула.

– Ты что-то ищешь? – вкрадчиво поинтересовался Хэвард.

Он отвел левую руку назад, и сверкающее лезвие, показавшееся над сжатым кулаком, хищно сверкнуло, почти коснувшись груди подавшейся вперед эхсне.

– Капитан… – Лана растерялась, не зная, как ей поступить.

– Я… Я хотела расплатиться с вами за спасение. – Ева облегченно вздохнула, когда даэрец убрал нож от ее шеи. – Сейчас, – чтобы лишний раз не провоцировать настороженного наемника, девушка аккуратно вытащила из ящика обычную серую коробку. – Вот! – Она протянула ее наемнику.

– Положи на стол, – отойдя в сторону, Хэвард внимательно наблюдал за действиями эхсне и Евы.

– Все еще не доверяешь нам? – с раздражением поинтересовалась Шиори.

– А должен? – Даэрец даже не взглянул на девушку. – Открывай, – требовательно обратился он к Еве, опустившей коробку на столешницу.

От внимания Хэварда не ускользнуло, как Ева попыталась что-то спрятать. Вышло у нее это довольно неловко.

– Что это?

– Ничего, – девушка опустила глаза.

– Покажи, – потребовал Хэвард.

– Вы можете забрать здесь все, только оставьте мне…

– Я не люблю повторять. – Клинок даэрца, направленный в грудь эхсне, скользнул вверх, срезав с пушистого халата несколько ворсинок.

Шиори вздрогнула.

Поджав губы, Ева протянула наемнику открытую ладонь, на которой лежал медальон, точно такой же, какой он нашел на теле Джайны ан Нолесс.

– Зачем прятала? – изумился даэрец. – Могла бы просто попросить, – он убрал нож и, пройдя мимо девушки, перевернул стоявшую на столе коробку, высыпая содержимое на стол.

После беглого осмотра наемник пришел к выводу, что улов вышел не очень-то богатым, о чем он незамедлительно поведал с нетерпением смотрящим на него девушкам.

– Семьдесят тысяч крупными купюрами и украшений еще тысяч на сто – сто пятьдесят, если скупщик будет сговорчив. – Хэвард скрестил руки на груди. – Маловато, если учесть, что за твою голову давали десять миллионов.

– Это все, что у нас есть. – Плечи Евы сразу поникли.

– Не все, – взгляд даэрца скользнул по Шиори, и девушка невольно прикрылась руками, словно была обнажена. – Твоя служанка очень умело расправилась с некоторыми из нападавших. Обученные телохранители эхсне стоят очень и очень дорого, хотя, конечно, не десять миллионов.

– Шиори – мой единственный друг! – Бледные щеки Евы вспыхнули, а в ее сверкнувших серебром глазах промелькнула злость. – Я не продам ее вам!

– А я и не просил, – улыбнулся Хэвард, глядя, как дернулось лицо эхсне. – Стало быть, – он обвел девушек задумчивым взглядом, – у вас нечем заплатить за наши услуги?

Ева и Шиори молчали.

– Мало того, что вы обманули меня, пообещав награду, так еще и остались мне должны. Знаете, что бывает с теми, кто обманывает наемников?

– Госпожа вылечит тебя и твоего друга, разве этого не достаточно? – гордо вскинула голову Шиори, с вызовом взглянув на ухмыляющегося даэрца.

– Слишком малая плата за убийство пришедших за вами людей, – охотник за головами легко выдержал взгляд девушки.

Голова Хэварда закружилась сильнее, а ноги словно налились свинцом. Стараясь не шататься, он подошел к стулу и, усевшись на него, глубоко вдохнул.

– Как мы можем отдать вам долг? – спросила Ева, по-прежнему смотря себе под ноги.

– Даже не знаю, – наигранно задумался наемник. – Дай-ка подумать, – он еще раз окинул девушек оценивающим взглядом.

– Похотливая свинья! – Шиори вновь собиралась броситься на даэрца, но его нож снова не дал ей осуществить атаку.

– Вообще-то, я хотел предложить вам остаться на моем корабле и честно отработать все, что вы должны, – спокойно, словно ничего не произошло, сказал Хэвард. – Нас осталось мало, и серьезные заказы мы не потянем, а есть хочется всем и всегда. Так что разбирающийся в медицине человек и кое-что смыслящая в бою, но абсолютно не сдержанная эхсне могли бы нам пригодиться.

– Хочешь, чтобы мы убивали людей для тебя?! – сверкнула глазами Шиори.

– Послушай, девочка, спрячь лучше коготки, – тон Хэварда стал серьезным, и он встал, нависнув над миниатюрной эхсне, словно скала. – Сядь на свое место и заткнись, пока я не отрезал тебе язык, пожалуйста. Ты меня утомляешь своим мяуканьем.

Хэвард довольно грубо толкнул девушку. Оступившись, Шиори повалилась на диван. Решимость из ее глаз куда-то пропала, и теперь она взирала на мужчину со страхом.

– Девушка твоего возраста должна быть более милой и женственной. – Голос наемника напоминал удары хлыста – он звучал жестко и отрывисто. – Я ничего вам не обещаю, но предлагаю честную сделку. У вас вообще нет выбора, кроме как опять забиться в какой-нибудь угол и ждать, пока за вами придут. Только в следующий раз помочь вам будет некому. Вы же сами сказали, что остались одни, так? Я доходчиво объясняю?

– Да. – Поспешно кивнула Ева.

– Даже если я забуду про ваш долг, чего никогда не произойдет, что вы будете делать?

Шиори молчала, опустив глаза, а Ева сжалась, словно ожидала удара.

– Если успеете что-нибудь придумать, пока наверху бушует буря – я вас выслушаю, – злость Хэварда понемногу отступала.

Заметив это, внимательно слушавшая разговор Лана облегченно вздохнула. Но Хэвард быстро разрушил едва установившееся спокойствие девушки.

– Предупреждаю сразу – ничего не мешает мне выйти на того, кто послал за вами ребят в черном. Я свяжусь с ним и предоставлю две симпатичные головки по цене одной.

– Но вы же так не сделайте! – вдруг выпалила Ева.

– И что же мне помешает? – с ядовитой улыбкой поинтересовался даэрец.

– Вы же не плохой человек! – плечи сереброволосый девушки мелко задрожали. – Пусть я не могу «прочитать» вас, но я уверена – вы не плохой!

– Прочитать, значит, да?

– В смысле прочитать? – не поняла Лана.

– Как и те, чьим подобием она является, девочка, видимо, способна рыться у окружающих в мозгах, – пояснил даэрец, смерив испугавшуюся Еву подозрительным взглядом. – Но кое-чего ты, Ева ан Нолесс, не учитываешь. Во-первых, я не человек, так же как и ты. Да-да, я знаю о твоем происхождении. – Хэвард заметил удивление в серебряных глазах. – А во-вторых, ты совсем меня не знаешь, – он вновь опустился на стул.

– Ошибаетесь!

Девушка справилась с дрожью. Теперь даже голос ее звучал увереннее. Кажется, Еву угнетала именно тайна ее рождения, а теперь, увидев, что для ее собеседника это не имеет особого значения, она заметно воспряла духом.

– Вы только с виду такой суровый и злой! А когда улыбаетесь, у вас в уголках глаз появляются морщинки…

– И? – Хэвард не смог сдержать улыбки, глядя на это проявление характера и в то же время демонстрацию детской наивности.

– Это значит, что вы – веселый и добродушный! – победоносно завершила свою речь Ева.

В помещении воцарилась тишина.

Первой не выдержала Лана. Девушка положила на стол пояс с бластерами брата и, зажимая рот ладошкой, принялась тыкать пальцем в даэрца, едва сдерживая смех.

– Госпожа, – и без того большие глаза эхсне стали еще больше. – Я не ослышалась? Вы только что назвали даэрца добрым?

– А что? – искренне удивилась Ева.

– Девочка, – Хэвард поднялся со стула. Он согнул левую руку в локте и, сжав кулак, продемонстрировал Еве блестящее лезвие. – Только этим я убил несколько тысяч людей и нелюдей. – Улыбка исчезла с губ даэрца, и его глаза холодно сверкнули. – И вот, когда настанет очередь следующего, а это, как показывает практика, случается довольно часто, я непременно передам ему твои слова, когда загляну в затухающие глаза и почувствую на своих руках теплоту чужой крови.

Хищно сверкнув, смертоносное лезвие, словно живое существо, с шипением спряталось под броней.

Испуганная Ева сделала несколько шагов назад и, наткнувшись на диван, упала на него.

– Назвать капитана веселым и добродушным! Это же надо было такое ляпнуть! – Лана продолжала смеяться. – Скажу Винсу – не поверит!

– С другой стороны, мне приятно, что хотя бы кто-то в галактике считает меня душкой. – Напускная серьезность улетучилась с лица Хэварда, и он тоже рассмеялся.

Глядя на странных, веселящихся, незнакомых людей, Ева и Шиори посмотрели друг на друга и, не сговариваясь, улыбнулись. Ева ан Нолесс даже не задумывалась, что перед ней сейчас стоит убийца, охотник за головами, совсем недавно готовый убить ее и отнести ее голову заказчикам.

– Ой! – спохватилась Ева, я же забыла о лечении! – Девушка быстро поднялась и прошла за ширму. – Снимайте броню, – донесся до охотника ее голос.

Хэвард пожал широкими плечами и принялся за немногочисленные застежки и крепежи. Вначале даэрец избавился от ранца, затем сбросил нагрудник.

– Ох! – вырвалось у наблюдавшей за действиями Хэварда эхсне. – Как ты на ногах стоишь?

Девушка быстро побежала к ширме и, схватив остатки своего старого платья, оторвала от него более-менее чистый кусок ткани.

– Сколько крови… – оказавшись рядом с даэрцем, Шиори нерешительно взглянула на него, не зная, к какой из кровоточащих ран приложить ткань – Гран не зря считался одним из лучших наемников «Хищника».

– Не суетись… – Хэвард стянул ботинки.

Более не сдерживаемая броней и одеждой кровь даэрца закапала на пол. По помещению разлился неприятный, металлический запах.

– Бывало и хуже, – увидев выходящего из-за ширмы, довольного Винса, наемник направился к лечебному комплексу.

– Ты из стали, что ли, сделан? – удивленно пробормотала Шиори вслед уходящему наемнику.

– В точку. – Винс оценивающе взглянул на мускулистую фигуру Хэварда. – Царапины, – улыбнулся он. – Боссу и сильнее доставалось!

Райзер принял из рук сестры свой пояс и тут же защелкнул пряжку. Вновь оказавшись при оружии, второй пилот облегченно вздохнул и ласково погладил рукояти бластеров.

– Что значит в точку? – не поняла эхсне, переводя взгляд со скрывшегося за ширмой даэрца на его друга.

– Скорее, скорее ложитесь на стол! Почему вы раньше молчали?! Сколько крови, да как… – послышались испуганные причитания Евы, прерванные раздраженным голосом Хэварда:

– Помолчи и делай свое дело.

– Что значит в точку? – повторила свой вопрос Шиори.

– Прозвище у нашего босса такое – Стальной, – Винс отвлекся от созерцания ширмы и кровавого следа, оставленного капитаном.

Второй пилот уселся на диван.

– Машинка-то ваша просто чудо, даже шрамов почти не видно… Эй, ты чего? – Райзер обеспокоенно взглянул на застывшую на месте эхсне и на всякий случай направил на нее бластер.

– Нет, ничего, – девушка встряхнула головой, отчего ее длинные волосы рассыпались по плечам. – Просто задумалась.

– Понятно. – Второй пилот «Стального охотника», обменявшись с сестрой настороженными взглядами, положил оружие себе на колени, но так и не убрал палец с курка.

Ева ни на секунду не отходила от лечебного центра, напряженно следя за показаниями приборов. К ее удивлению, раны даэрца, хоть и были серьезными, не сильно повлияли на работоспособность его организма. Потеря крови была значительной, но не смертельной.

Охотник за головами быстро шел на поправку, но Ева все равно решила не оставлять его без присмотра. Девушка полностью погрузилась в работу, забыв обо всем на свете.

Все, находившиеся в подземной лаборатории, молчали. Шиори, словно впав в какой-то транс, не сводила глаз с ширмы. Винс напряженно следил за подозрительной эхсне, время от времени поглаживая рукоять бластера.

Лана поначалу тоже пыталась держать ситуацию под контролем, но ей почему-то казалось, что от Шиори и Евы не будет никаких проблем.

Утомленная свалившимися на нее происшествиями, девушка устроилась на широком диване и смотрела на экраны, показывающие непрерывающийся снегопад. Она сама не заметила, как задремала. Лане снилась Арга. Даэрка махала ей рукой и улыбалась.

– Ты Хэвард Орсон? – стоило даэрцу в сопровождении Евы выйти из-за ширмы, как к нему сразу же обратилась Шиори.

Винс, слышавший вопрос девушки, как бы невзначай, повернулся к ней.

– Да. – Хэвард остановился.

– Командир штурмовиков Альянса, по прозвищу – Стальной, дважды герой войны, даэрец из клана «Бессердечных»? – Зеленые глаза эхсне сузились, а кончик ее хвоста принялся раскачиваться из стороны в сторону.

– Ты так и будешь пытаться удивить всех познанием моей биографии или наконец перейдешь к сути? – Даэрец прошел мимо растерявшейся эхсне. Усевшись на стул, он принялся надевать броню, предварительно оттирая ее от крови чистой салфеткой.

– Ты руководил нападением на «Звездного сокола»? – Шиори резко развернулась и сделала шаг к даэрцу.

– Вот опять, – устало произнес Хэвард. – Зачем задавать вопрос, если уже знаешь на него ответ? Я же подтвердил, что воевал на стороне Серого Альянса, как и все мои соотечественники. Захват крейсера Коалиции также проходил под моим командованием, ты это знаешь лучше других, или у тебя что-то случилось с памятью? Я думал, ты узнала меня сразу, как только увидела.

Шиори молчала. Она не узнала наемника с первого взгляда, так как видела его всего один раз и очень давно, к тому же тогда лицо даэрца украшала боевая раскраска и кровь из рассеченного осколком лба.

До недавнего времени Шиори заботила лишь жизнь Евы, а даэрец был единственным, кто мог им помочь, поэтому девушке было все равно, как он выглядит. Сейчас же прошлое ледяной волной окатило Шиори, живо подняв в памяти ужасающие образы войны.

– Ваши «Ночные ведьмы» почти все уцелели, так же как и все гражданские, находящиеся на корабле. Так что не понимаю твоей реакции.

– У вас хорошая память, особенно если учесть, что мы виделись несколько лет назад, – холодно процедила эхсне, с ненавистью взглянув на Хэварда. – Никогда бы не подумала, что «Палач Альянса» запоминает лица своих жертв.

– Все мои, как ты выразилась, «жертвы» – мертвы. Хочешь к ним?

– Разве ваш Альянс пролил не достаточно крови? Тебе все мало? Сколько еще должно умереть?! Вам все равно…

Ева попыталась неумело успокоить эхсне, но та отпихнула ее в сторону.

– Безжалостные мясники, убивающие всех подряд!

– Одна из «Ночных ведьм» не знает, что такое приказ командования? – слова Хэварда заставили Шиори оборвать свою речь и вздрогнуть всем телом. Даэрец поднялся и подошел вплотную к девушке. – Считаешь нас мясниками?

– Да! – Глаза эхсне по-прежнему смотрели на Хэварда со злостью, но теперь на них выступили слезы. – Мы сражались за свободу, а Альянс…

По залу разлилась гнетущая тишина.

– Не путай теплое с мягким, девочка, – произнес даэрец. – Ведь дерьмо бывает и тем и другим. – Он криво усмехнулся, а девушка поморщилась. – Не важно, на чьей стороне ты сражаешься, война все равно останется войной. Кровь, боль и грязь никуда не денутся. Если ты считаешь, что мы не теряли друзей или что солдаты Альянса не верили в правоту своих идеалов, ты ошибаешься. Твои сестры из «ведьм» убивали моих товарищей и теряли своих. Должен ли я теперь ненавидеть тебя? Теперь, когда война закончилась и вы победили? Должен или нет? – Стальной приподнял опущенную голову эхсне за подбородок и заглянул ей в глаза.

– Я не знаю. – Девушка попыталась вырваться, но Хэвард держал крепко.

– И я не знаю тоже. – Хэвард выпустил эхсне. – Но вот что я скажу тебе, Шиори. Если ты и дальше будешь ненавидеть меня, я отвечу тебе тем же. Попытаешься убить меня – будь готова умереть. Но знай, что бы я ни сделал, я поступлю так не из-за того, что было в той войне, а из-за того, что сделаешь ты в настоящее время. Хочешь решить все здесь и сейчас?

Даэрец протянул Шиори рукоятью вперед нож, принадлежащий ранее Грану.

Эхсне колебалась. В душе девушки боролись жажда мести и трезвый рассудок. О шансах на победу в ножевом бою против даэрца можно было даже не говорить. Нет, Шиори, как и все ее сестры из секретного разведывательного подразделения «Ночные ведьмы», была обучена ножевому бою, но девушка знала, что Стальной легко убьет ее.

Взглянув в глаза даэрца, Шиори вдруг поняла, что ее ненависть куда-то пропала, осталась где-то в прошлом. И сейчас, в этой новой жизни, жизни после войны, когда нет «Ночных ведьм», у Шиори уже другие ценности, так же как и у того, кто стоял сейчас перед ней. Отчего тогда она до сих пор цепляется за свою прошлую жизнь?

– Ты спас меня дважды, – покачав головой, девушка отступила на шаг. – И я должна попросить у тебя прощения… Мой долг…

– Брось эти сантименты, – подбросив нож, Хэвард ловко перехватил его за рукоять. – Ты должна мне денег, а не извинения.

– Все-таки вы… Ты сильно изменился за эти годы, капитан, – грустно улыбнулась Шиори. – Все изменилось. – Она взглянула на стоящую рядом Еву.

– Это жизнь, – даэрец пожал плечами.

– Могу я задать вопрос?

– Ты уже задала один, почему бы не задать и второй?

– О чем ты? – не поняла Шиори.

– Теперь ты задала уже два вопроса, но я, так и быть, соглашаюсь ответить на третий, – снисходительно сказал Хэвард.

Ева тихонько захихикала, и эхсне не смогла сдержать улыбки, но очень быстро вновь стала серьезной.

– Почему ты приказал отпустить выживших, если знал, что среди гражданских есть и военные?

– Сколько тебе тогда было лет? Восемнадцать? – Хэвард не посмотрел на девушку, посвятив все свое внимание поврежденному нагруднику.

– Девятнадцать, – машинально поправила даэрца Шиори. – Прошло шесть лет.

– Даэрцы не воюют с детьми, – фыркнул Стальной. – В победе над теми, кто не может оказать сопротивления, нет чести.

– Однако капитана «Звездного сокола» ты застрелил безоружным.

– На то был приказ, – равнодушно парировал Хэвард. – Капитана, пилотов и всех, кто попытается препятствовать захвату корабля, уничтожить. Насчет всех остальных – действовать по своему усмотрению. Судно – захватить.

– Командование Альянса вряд ли предполагало, что, убив капитана, ты отпустишь всех остальных.

– Это просчет командования, не мой, – закончив одеваться, Стальной прошел к экранам, задумчиво разглядывая неменяющуюся картинку снегопада. – И вообще, этот разговор меня порядком утомил, так что предлагаю его закончить, если ты хоть что-нибудь прояснила для себя.

– Прояснила. – Шиори улыбнулась. – Я больше не буду путать теплое и мягкое.

– Интересный вывод, – одобрил Хэвард. – А главное – правильный.

– И забавный, – Винс наконец убрал бластер в кобуру и, расслабившись, откинулся на спинку дивана. – Право, я бы, наверное, пожалел, если бы пристрелил эхсне. Разбудите меня, когда это безобразие снаружи закончится, – натянув на глаза шляпу, Райзер закинул ноги на придвинутый заранее стул.

– Вам тоже не мешает поспать, – даэрец взглядом указал девушкам на диван, где между Винсом и Ланой оставалось еще достаточно места.

– А вы? – сразу же спросила Ева.

– Еще успею, – с этими словами Хэвард развернул стул к экранам. – Разбужу, когда пора будет уходить.

– Но мы же еще не согласились лететь с вами! – напомнила Стальному эхсне.

– Тогда можете подумать об этом перед сном, хотя выбор у вас никудышный.

Устремив свой взгляд к транслируемой картинке, Хэвард дал понять, что разговор окончен.

Ева и Шиори сели за стол и тихонько зашептались. Потом эхсне поднялась и под настороженным взглядом даэрца проследовала к одному из шкафов, из которого достала с десяток небольших пакетов.

– Еда, – пояснила Шиори, положив пакеты на стол.

Она первая открыла один из них и, вытащив оттуда аккуратный прямоугольник, захрустела им. Ева также присоединилась к трапезе, не забыв перед этим передать один из пакетов Хэварду. Только сейчас даэрец понял, что давно не ел. На вкус угощение оказалось очень пресным, но, тем не менее, отлично утоляло голод.

Благодарно кивнув, Стальной принялся за еду.

Поев, девушки еще некоторое время шептались за столом. Потом, видимо, приняв какое-то решение, они залезли на диван, устраиваясь поудобнее, чем разбудили только задремавшего Винса.

– Женщины, – буркнул второй пилот и, встав, уступил девушкам побольше места на диване.

Райзер недовольно покосился на экраны и, удостоверившись, что погода не спешит меняться, направился к выходу, попутно прихватив с собой один из пакетов.

– Куда? – односложно поинтересовался Хэвард.

– Чего время тратить зря? Обыщу пока тех, что наверху, – нисколько не смущаясь поведал Винс о своих планах.

– А дверь как откроешь?

– Точно! – спохватился Винс.

– Там слева от выхода будет рычаг, просто опустите его, и дверь останется открытой, пока его вновь не поднять, – сонно сказала Ева и, перевернувшись на другой бок, спрятало лицо в волосах.

– Спасибо. – Винс приподнял шляпу над головой, благодаря девушку, после чего удалился, насвистывая какую-то мелодию.

Хэвард неподвижно сидел на своем месте, не отводя глаз от экранов. Спать совсем не хотелось, наверное, виною тому процедуры, которые он прошел лежа на столешнице медицинского комплекса.

Но сейчас это не волновало даэрца. Куда больше его интересовали причины, по которым он решил согласиться на просьбу девушек о помощи, зная, что расплачиваться им нечем. Хэвард тщетно пытался найти хоть какое-то объяснение своему поступку, но у него ничего не получалось. Командир штурмовиков Альянса взглянул на спящих девушек и прошептал:

– Наверное, старею. – Грустно улыбнувшись, он подбросил в воздух свой нож и, когда тот, вращаясь, устремился вниз, легко поймал грозное оружие за рукоять.

У даэрца было несколько вопросов к Еве, касательно ее прошлого, но он пока не спешил их задавать. Сейчас девочка слишком устала и встревожена, чтобы сказать хоть что-нибудь вразумительное. Но в любом случае следует узнать, почему за нее давали такие деньги.

Конечно, некоторые состоятельные господа готовы были выложить кругленькую сумму за какую-нибудь специфическую любовницу, и юная девушка с серебряными волосами и такими же глазами, непременно заинтересовала бы их. Но оставалось одно весомое «но». Как правило, мало кого интересуют девушки без головы, особенно за такие деньги.

К тому же способности Евы представляют определенный интерес для знающих людей. Но сильно ли она отстает от Избранных в своих умениях? В любом случае, сманить девчонку на свою сторону было бы довольно неплохо, особенно учитывая то, что она разбирается в медицине, да и эхсне из «Ночных ведьм» может оказаться более чем полезной. Вопрос в их лояльности.

Хэвард вновь взглянул на девушек и в очередной раз беззвучно поймал падающий нож. В принципе, он мог убить их прямо сейчас, если бы захотел. Возможно, это избавило бы его от проблем, а возможно, наоборот, создало бы их. Хотя проблемы могут прийти и вместе с новыми членами экипажа…

В то мгновение Хэвард и не подозревал, насколько окажется прав в своем суждении.


Беда не приходит одна

– Все ценное я собрал и отнес на наш корабль. – Винс сошел с опустившейся платформы и, потопав ногами, сбросил с них начавший таять снег. – Корабль наших новых незадачливых друзей в черном я вскрыть не смог. Там новый замок с детонатором, я не стал рисковать, хотя думаю, там есть чем поживиться.

– Хорошо. – Хэвард проснулся, едва услышав звук опускающейся платформы, но, увидев Райзера, опустил винтовку и, вновь откинувшись на спинку стула, закрыл глаза. – Насчет чужого корабля – забудь. Лучше сохранить шкуру, чем подорваться в погоне за ценностями, существующими только в догадках.

– Я тоже так решил. Надеюсь, что ты отдохнул, босс, потому что скоро вся эта снежная кутерьма закончится.

– Уверен? – даэрец перевел полный сомнения взгляд с Райзера на экраны, по-прежнему транслирующие бурный снегопад.

– Ага, там дальше небо почти чистое, так что я бы порекомендовал собираться, – подойдя к дивану, Райзер с коварной ухмылкой склонился над сестрой и неуловимым движением сунул ей за шиворот небольшую горсть подтаявшего снега.

Понимая, что сейчас случится, Хэвард приложил ладонь к лицу.

– А-а-а-а!

Вскочив с дивана, словно ошпаренная, Лана, продолжая кричать, нелепо подпрыгнула на месте и, страшно выпучив глаза, начала лихорадочно трястись, стараясь руками вытащить подарочек брата из-под рубашки.

Разом проснувшаяся Шиори рывком поднялась на ноги в поисках противника, но, споткнувшись об обувь Евы, растянулась на полу, судорожно пытаясь поправить задравшийся халатик. Сама Ева с замиранием сердца и круглыми от удивления глазами наблюдала за происходящим, прикрыв рот ладошкой.

Венчал все это форменное безобразие довольный смех Винса. Ради собственной безопасности Райзер отошел на безопасное расстояние и теперь любовался деянием рук своих.

– Проклятый придурок! – кричала Лана, извиваясь, словно змея, и подвывая, когда льдинки соскальзывали ниже по ее спине.

– Что происходит? – встав, Шиори поправила халат и с осуждением посмотрела на безмятежно наблюдающего за происходящим Хэварда.

– Ничего, за исключением того, что мой старший брат по умственному развитию ушел не далеко от одноклеточного, – сердито пробурчала Лана, наконец справившись с собой.

– Да ладно вам, – примиряюще и невинно улыбнулся Винс. – Я же просто стараюсь разрядить обстановку и наладить дружеский контакт.

– Это, и правда, было смешно, – улыбнулась Ева.

– Винс, у тебя осталось еще снега? Кое-кто тут, кажется, не в силах понять мои оскорбленные чувства… – Недовольный взгляд Ланы переметнулся с брата на сереброволосую девушку.

– Подурачились и хватит. – Хэвард встал со своего места. – Спасибо, что развлекли, – он многозначительно взглянул на Шиори, и смутившаяся девушка, залившись краской, попыталась плотнее закутаться в халат. – Но нам пора на выход. Вы приняли решение?

– Если ваше предложение еще в силе, то мы согласны, – поспешно закивала Ева. – Но у нас есть условие… Одно, кажется, да.

– Какое? – с готовностью спросил Хэвард.

– Какое? – переспросила Ева, захлопав длинными светлыми ресницами. – Какое? – она повернула голову к Шиори.

– Равные условия с остальными, – страдальчески закатив глаза, подсказала эхсне.

– Нет. – Покачал головой даэрец. – Не получится.

– То есть как это? – Шиори беспомощно взглянула на Еву, занятую разглядыванием снежинок на экране. – Ты нас в рабство хочешь взять, да?

– Первые пару заказов, так уж и быть, будете получать по семьдесят процентов, как новички, а дальше, если останетесь живы, станете полноправными членами экипажа и получите эти свои равные условия. Согласны?

– Да! – в один голос ответили Шиори и Ева, не скрывая облегчения.

– Тогда не вижу смысла дальше сидеть здесь и ждать, когда явятся патрули. – Хэвард встал. – Уходим.

– Босс! – остановил даэрца Винс. – Может, медицинский комплекс с собой возьмем? Машинка-то – чудо! С десяток минут полежал, и все, как новенький!

– И как мы его потащим? – с сомнением поинтересовался Стальной, оценивающе глядя на массивную столешницу медицинского комплекса. – К тому же только посмотри на все эти провода, тут нужны профессионалы.

– Комплекс взять не получится, – робко проговорила Ева извиняющимся тоном. – Он вмонтирован в пол. Да и его подключение, как вы и сказали, задача не из легких. Его сюда несколько дней ставили ученые из маминой лаборатории…

– Ясно. – Хэвард невольно вспомнил истлевшее тело Джайны ан Нолесс. – Твоим мечтам не суждено сбыться, Винс.

– Я к этому привык, с рождения, – проворчал второй пилот и, сунув руки в карманы рваного плаща, первым зашагал к платформе.

– Остальным нужно приглашение? – пропустив вперед Лану, даэрец вопросительно посмотрел на Шиори и Еву.

– Я же не могу пойти так, – эхсне указала на свой халатик.

– Если хочешь – можешь снять, – пожал плечами Хэвард и тут же удостоился злобного взгляда зеленых глаз.

Однако даэрец не обратил на это никакого внимания, продемонстрировав девушке свою удаляющуюся широкую спину.

– Пойдем, Шиори, я дам тебе что-нибудь из своих вещей, – вернувшаяся Лана ухватила эхсне за руку и потянула за собой.

Ева также увязалась за девушками.

Потайная дверь открылась, являя взглядам вышедших из нее занесенную снегом комнату.

Множество снежинок, подгоняемых ветром, залетали в выбитые взрывами стекла и дыру в потолке.

– Не споткнитесь, – Хэвард первым пошел вперед, проваливаясь в глубокий снег.

Следы Винса почти замело, так что пришлось протаптывать новую тропу.

– А как же я? – опять напомнила о себе Шиори. – Я же босиком и…

– Ты слишком капризная для одной из «Ночных ведьм», – подойдя к девушке, Хэвард отдал ей свой шлем. Потом бесцеремонно сгреб пискнувшую эхсне в охапку. Не обращая внимания на возмущенные возгласы, даэрец понес Шиори вперед.

– Что ты себе позволяешь! Отпусти меня сейчас же! Нечего руки рас… Ой!

Даэрец все же отпустил эхсне, и та упала в снег, провалившись в него.

– Капризная, – еще раз повторил Хэвард, глядя на девушку сверху вниз. Наклонившись к Шиори, он отобрал у нее свой шлем.

Оставляя после себя широкую тропу, даэрец первым добрался до корабля и, остановился, ожидая остальных. Снегопад стремительно пошел на спад. Теперь белая безмятежность почти полностью скрывала следы недавних событий. Хэвард огляделся в поисках тел убитых, но снег занес все вокруг.

– Что-то потерял, босс? – сбивший дыхание Винс остановился рядом с хмурым даэрцем.

– Тело Арги следует сжечь, – отозвался Хэвард.

– Она сама себя сожгла… вместе с Алексом, – проговорила Лана, грустно глядя на снег.

– Тем самым смазливым ублюдком? – взглянул на сестру Райзер и, когда та кивнула, сплюнул. – Надо было пристрелить его раньше! Как знал же!

– Винс, – прервал друга Хэвард. – Уже ничего не изменить.

– Знаю! – зло бросил Райзер. – Колл! – второй пилот активировал свой передатчик. – Опускай трап!

– Голос идентифицирован, – прозвучал голос дройда-пилота. – Выполняю приказ.

Пока Винс с сестрой наблюдали за медленно ползущим вниз трапом, Хэвард обернулся на стоящих позади Шиори и Еву. Эхсне пританцовывала, прыгая с ноги на ногу, обхватив свои плечи руками.

Было не очень холодно, однако почти не одетая девушка сразу же замерзла. Переведя взгляд на Еву, даэрец заметил, что та очень нервничает. Закусив губу, девушка не сводила глаз с корабля наемников. Сейчас, отрешенная, с развевающимися на ветру серебряными волосами, такого же цвета платье и яркими глазами, замершая среди белого снега, она совсем не походила на человека.

– Волнуешься? – спросил даэрец.

– Да, – призналась Ева и сконфуженно улыбнулась. – Никогда не думала, что в моей жизни случится что-нибудь подобное. Мне просто нужно сделать шаг, чтобы все изменилось, но в то же время это так… Страшно.

– Все люди делятся на четыре типа, девочка, – серьезно сказал Стальной. – Падая с огромной высоты без шансов выжить, одни начнут дико вопить и рыдать, другие – потеряют сознание или даже умрут еще до соприкосновения с землей, третьи – встретят смерть молча, а четвертые – раскинут руки и пусть даже перед смертью, но сделают вид, что летят. У некоторых даже получается. Это правило четырех. К какому типу относишься ты?

– Наверное… – девушка задумалась. – К первому или второму, но… – Она замолчала.

– Но?

– Я хотела быть стать той, что пусть перед смертью, но будет лететь.

– Все в твоих руках. – Хэвард сделал приглашающий жест в сторону ткнувшегося в снег трапа.

– Наверное, вы правы, – наконец решилась Ева. – Пришла пора все изменить! – Она сделала два шага вперед и вдруг остановилась. – А вы? – спросила девушка у Стального. – К какому типу относитесь вы?

– К пятому, – все так же серьезно ответил даэрец.

– Это как? – не поняла Ева. – Как же правило четырех?

– Я тот, кто сбрасывает предыдущие четыре типа с той самой огромной высоты. – Широко улыбнулся Хэвард.

– Но ведь вы говорили о правиле четырех…

– Правила – всего лишь условность для тех, кто может сломать их. Особенно, если у тебя есть прыжковый ранец, – даэрец заглянул в серебряные глаза собеседницы. – Можете считать это вступительной и одновременно приветственной речью, а теперь – быстро на борт!

– Наконец-то! – забывая обо всем на свете, кроме терзающего ее холода, Шиори юркнула внутрь корабля.

– Ня-я-я! – бледная девушка с круглыми от страха глазами выскочила наружу и буквально повисла на удивленном наемнике.

– Решила остаться? – Хэвард с любопытством взглянул на эхсне.

Шиори дважды хлопнула длинными ресницами, после чего поспешно встала на ноги. Она провела наемника по трапу и указала пальцем вверх.

– Что. Это. Такое? – поразительно тихо и спокойно спросила Шиори внезапно севшим голосом.

– О чем ты? – не понял даэрец. – А… – он проследил испуганный взгляд девушки. – Это Тильда.

– Мне все равно, как ЭТО называется, – кажется, Шиори даже не дышала. – Оно и должно здесь быть?

– Она, – Хэвард выделил это слово. – Путешествует с нами уже очень давно, можешь считать Тильду полноправным членом экипажа.

– То есть ты хочешь сказать, что это нормально? – подняв дрожащую руку, эхсне указала на висящую под потолком паучиху.

Тильда как раз была занята пристраиванием в угол огромного кокона из которого торчала пара ботинок.

– Все живое хочет есть, – даэрец грубо пихнул Шиори вперед и сам вошел внутрь. – Не бойся ее, она не трогает своих.

– Очень мило, – натянуто улыбнулась девушка, по-прежнему не сводя глаз с паучихи, и та, отвлекшись от своего занятия, ответила эхсне тем же. – А как она поймет, что мы свои? – вздрогнув всем телом от неприятного взгляда множества глаз, спросила Шиори.

– Вы зашли вместе с нами, и мы не пытаемся убить друг друга. Этого вполне достаточно, – любезно пояснил даэрец. – Но первое время тебе лучше не злить ее.

– Спасибо, что предупредил, – на негнущихся ногах Шиори пошла вперед, стараясь держаться поближе к противоположной стене.

– Только не говори мне, что «Ночная ведьма» боится насекомых.

– Но они же такие мерзки… – Девушка кашлянула. – Не боюсь я их.

Хэвард хмыкнул и уже приготовился повторять все уже сказанное Шиори для Евы, но сереброволосая девушка, оказавшись внутри, приветливо помахала Тильде и сказала:

– Привет, меня зовут Ева, теперь мы будем соседями!

Паучиха повернула голову к девушке и, пошевелив жвалами, издала короткий непонятный звук.

– Здоровается, – прокомментировал Хэвард.

– Да ладно… – Шиори до сих пор не верила своим глазам.

– Пойдемте, я покажу вам ваше новое жилье. – Лана взяла девушек за руки и повела за собой.

– А мы? Полетим теперь к Орику? – облокотившись на стену, Винс скрестил руки на груди и взглянул на капитана.

– Нет. – Даэрец покачал головой. – После всего, что здесь случилось, патрули на уши встанут и улететь с планеты нам не дадут. Нужно немного подождать, пока первоначальная суматоха уляжется. Я думаю, что местные защитники порядка спишут все на конфликт неизвестных людей в черном и наемников. Так им будет проще, ведь мало кто из блюстителей закона любит работать.

– И где мы переждем?

– Скажи Коллу отыскать какую-нибудь пещеру или что-то типа того. Желательно подальше отсюда. Затем проверьте идентификаторы и летите туда.

– Разумно, – одобрил план капитана Винс и спустя пару мгновений скрылся в кабине пилота.

Поднявшись в свою каюту, Хэвард положил широкий нож Грана в ящик стола, предварительно вытащив оттуда дневник Джайны ан Нолесс и ее медальон. Некоторое время даэрец молча смотрел на потертую книжную обложку, вновь задумавшись над тем, что мало кто в настоящее время станет писать на бумаге. Может, поэтому записи доктора Джайны показались ему особенными?

Настоящими.

Хэвард опять открыл последнюю страницу, глядя на неровные округлые следы, оставленные наверняка слезами той, что писала эти строки, вписывая в них последние слова в своей жизни. Слова, посвященные той, кого Хэвард совсем недавно был готов убить.

Даэрец задумался: смог бы он нажать на спуск, если бы вызов Орика не отвлек его. Однозначного ответа найти не удалось, и Стальной отбросил размышления. Что толку думать о том, что можно было сделать, если ничего уже не вернуть? Он достал из ящика прозрачную папку и, заглянув внутрь, улыбнулся: совпадение ли, что внутри оказалось ровно два пустых бланка для договора наемников?

Хэвард решил пока не снимать доспехов, поэтому быстро покинул свою каюту. Оказавшись на первом ярусе корабля, Хэвард наткнулся на Лану.

– Очень вовремя! – улыбнулась девушка. – Нам как раз нужен капитан! – Не дожидаясь реакции даэрца, девушка взяла его за руку и потянула за собой.

– В этом отсеке три каюты, – произнес Хэвард, когда Лана повела его в сторону своих апартаментов.

– Мне ли не знать, – язвительно улыбнулась девушка, но улыбка тут же пропала с ее лица.

Даэрец понял, что сказал лишнего.

– Арги теперь нет, а Шиори не против того, чтобы занять ее каюту, она не хочет оказаться далеко от Евы, – погрустнев, продолжила Лана. – У Арги было мало вещей. Мы перенесли их в другое крыло…

– Ты все сделала правильно, – подбодрил девушку даэрец.

– Я знаю, – натянуто улыбнулась Лана, смахнув со щеки слезинку. – Все прошлое – в прошлом, да?

– Именно. – Так как девушка остановилась, Хэвард обошел ее и решительно толкнул дверь в каюту, принадлежавшую ранее даэрке.

– Стой! Там!.. – Лана не успела договорить.

Послышались два испуганных возгласа, быстро переходящих в искренне возмущенные, а затем и в злые. Продолжающий смотреть в открытую дверь Хэвард невозмутимо поймал свистнувший в воздухе ботинок, после чего, сохраняя спокойное выражение лица, отбил в сторону стул, лязгнувший о створки. Второй ботинок ударился в нагрудник наемника и, не причинив никакого вреда, бессильно упал на пол.

– Может, все-таки закроешь дверь и дашь нам переодеться? – прошипела изнутри Шиори.

– Надо было сразу попросить. – Даэрец легко бросил ботинок обратно и пинком отправил туда же его пару, после чего плотно закрыл дверь.

– Я дала им кое-что из своих вещей, – виновато произнесла Лана. – Но мы были заняты обустройством кают, поэтому переодеться они решили только сейчас, извини, что не предупредила вовремя.

– Я не то что бы расстроен. Так зачем ты меня звала, если все сама решила?

– Ну… – девушка растерялась. – Это… Собственно говоря… Хотела спросить одобрения.

– Ты его получила. – Кивнул Хэвард. – Когда они оденутся, я жду всех в зале.

Заглянув в кабину пилота, Хэвард увидел, как Колл аккуратно ведет корабль по каменному тоннелю. Угловатые стены едва ли не касались бортов «Стального охотника». Даэрец хотел предостеречь дройда-пилота от подобных маневров, но свет прожекторов выхватил из тьмы стены просторного грота, где мог поместиться не один корабль. Развернув «Охотника» Колл посадил корабль на каменный пол, отрегулировав опоры так, чтобы тот стоял относительно ровно.

– Мы вовремя свалили, босс. – Райзер поднялся с кресла второго пилота и потянулся. – Наш радар засек патрули, приближавшиеся к домику.

– Они нас заметили?

– Не, – покачал головой Винс. – На их легких корабликах нет таких мощных приборов, как у нас, к тому же мы вырубили наш датчик и подключили маскировку. Так что – ушли незамеченными.

– И как далеко ушли?

– Думаю, более чем достаточно. Здесь вокруг множество этих пещер, так что если нас все-таки будут искать, мы узнаем об этом первыми. Хотя, мне кажется, что патрулю хватит и того, что мы им оставили. Гора трупов, среди которых имеются криминальные личности, наверняка находящиеся в розыске. Готов поспорить, что блюстители порядка, – Винс презрительно хмыкнул. – Не станут разбираться, что к чему, и решат, что две группировки повздорили.

– Возможно, – не стал спорить с другом даэрец. – Колл, – обратился он к дройду. – Следи за приборами, если что – сразу дай мне знать.

– Приказ ясен. – Дройд остался неподвижным.

– Ну что, теперь-то уже можно поспать? – Винс сладко потянулся, зажмурившись от удовольствия.

– Есть еще одно дело, пойдем.

Не глядя на друга, Хэвард покинул кабину, слыша за собой шаги Винса.

Когда даэрец и Райзер вошли в общий зал, девушки уже были там. Ева, одетая в комбинезон, точно такой же, какой носила Лана, кажется, уже забыла о случившимся и теперь с любопытством глазела по сторонам.

А вот Шиори, похоже, отличалась повышенной злопамятностью. Девушка сверлила появившегося даэрца ненавидящим взглядом, изредка переводя его на застывшую под потолком Тильду.

На эхсне была легкая куртка без рукавов, с белеющей из-под нее белой майкой. Темно зеленые штаны она заправила в ботинки с высокой шнуровкой и, судя по всему, продырявила, так как ее черный хвост беспрепятственно покачивался в такт движениям девушки.

– Ева, Шиори, подойдите ко мне, – остановившись в середине зала, Хэвард раскрыл папку и вытащил оттуда два белых листка.

– Чего еще? – недовольно буркнула Шиори, вставая напротив даэрца.

– Ознакомьтесь. – Стальной протянул каждой девушке по листку. – Надеюсь, читаете вы на всеобщем не хуже, чем говорите.

– Можешь не волноваться, – эхсне быстро пробежала глазами по немногочисленным строкам. – Это договор? – она подняла удивленный взгляд на Хэварда.

– Он самый.

– Не много здесь пунктов, – хмыкнула девушка. – Да еще и на бумаге… ты из какого века?

– Пунктов ровно столько, сколько нужно, – даэрец посмотрел на Еву. Девушка лишь мельком взглянула на договор и вновь вернулась к изучению внутренностей корабля.

– В принципе, ничего сверхъестественного, – дочитав, Шиори пожала плечами. – Или есть какой-то подвох? Где здесь пункт, что капитан не вправе домогаться подчиненных и вторгаться в их личное пространство?

– Его нет. Вы согласны?

– Если Шиори согласна, то и я тоже, – беззаботно улыбнулась Ева.

– Мы согласны, – кивнула эхсне.

– Вы клянетесь в преданности экипажу «Стального охотника», частью которого вы становитесь? – серьезно спросил даэрец.

– Клянусь! – Легко согласилась Ева, чем заставила свою подругу обреченно вздохнуть.

– Клянусь, – куда с меньшим энтузиазмом повторила Шиори. – Где подписать-то?

– Где угодно, – даэрец достал нож, выставив его лезвием вперед.

– Ты же не хочешь сказать, что…

– Именно это я и хочу сказать, – невозмутимо произнес Хэвард. – Осторожно, он острый.

– Варварство какое-то, – все еще недовольная Шиори коснулась отточенного лезвия кончиком пальца, поморщившись от боли, затем быстро приложила ранку к бумаге.

Ева повторила действия эхсне.

Даэрец отметил, что кровь у девушки такого же цвета, как и у большинства гуманоидов – красная.

– Доволен? – Шиори поднесла пальчик к губам и быстро облизала его.

– Давайте сюда, – протянув руки, Хэвард забрал у девушек листки с договором. – Кровь лучше ваших каракуль, – достав бластер, даэрец нажал на крючок.

Стоявшее на предохранителе оружие загудело. Ствол начал медленно раскаляться. Стальной медленно поднес к оружию бумагу, и та начала тлеть, а потом – вспыхнула. Хэвард держал бумагу до тех пор, пока пламя не начало облизывать кончики его пальцев, затем бросил на пол. Не глядя на то, как белые клочки, кружась в последнем танце, падают вниз, даэрец переводил взгляд с одной девушки на другую.

– Но… – Шиори недоуменно смотрела, как маленький дройд-уборщик, заметив посторонний объект на полу и идентифицировав его, бесшумно отделился от стены и теперь деловито кружил у ног Хэварда, собирая мусор.

– Это просто бумага, не больше, не меньше. Мне достаточно вашей клятвы, произнесенной здесь и сейчас. Я как капитан «Стального охотника» принимаю ее.

– Просто так, поверишь на слово? – не поверила Хэварду эхсне.

– Почему нет? – пожал плечами капитан «Стального охотника». – В случае нарушения клятвы я просто убью вас.

– Такое уже бывало, – подтвердил слова Хэварда Винс, и его сестра согласно закивала. – Добро пожаловать на борт, – улыбнулся второй пилот и, козырнув девушкам, отправился в свою каюту.

– Если понадоблюсь – я у себя, – прикрыв рот ладонью, Лана зевнула. – Увидимся, – она помахала присутствующим и ушла.

– Это все? – непонимающе посмотрела на даэрца Шиори.

– Ты ждала праздничного салюта и парада? Извини, не успел организовать, – сухо улыбнулся Хэвард. – Все, что могу предложить, это обняться с Тильдой.

Глаз эхсне нервно дернулся.

– Госпож…

– Стоп! – прервал Шиори даэрец. – Никаких «господ» на моем корабле! Здесь все равны.

– Но…

– Мне повторить? – Глаза Хэварда гневно сверкнули, и у Шиори сразу же отпало все желание спорить.

– Все понятно, капитан! – Ева буквально светилась от счастья.

– Точно? – При виде искренней радости девушки. Хэвард сам не заметил, как улыбнулся.

– Да, капитан! – Ева даже отсалютовала даэрцу, пусть это и выглядело скорее забавно, чем официально.

– Я не слышу… – Стальной посмотрел на эхсне.

– Так точно, капитан, – недовольно отозвалась Шиори. – Все равны, ага, – шепотом добавила она.

– Равенство не отменяет субординацию, – поучительным тоном произнес даэрец.

Он как раз собирался отправиться к себе, но вовремя вспомнил об одном важно деле.

– Ева, – Хэвард замолчал, глядя в серебряные глаза. – У меня для тебя есть новости. Вот. – Он никогда не умел подбирать слова утешения, наверное, потому, что даэрцы сами никогда не нуждались ни в чем подобном. – Мне кажется, это должно быть у тебя… – На широкой ладони блеснул медальон Джайны ан Нолесс.

– Это… – Девушка с трепетом приняла из рук даэрца блестящую безделушку. – Он принадлежал моей маме, где вы… – Ева осеклась. – Вы видели ее?

В голосе девушки было столько надежды, что наемнику стало не по себе.

– Она… Она умерла? – неожиданно спокойно спросила Ева. – Не отвечайте, я знаю, – девушка грустно улыбнулась. – Я давно не видела ее, а однажды почувствовала, как будто лишилась чего-то очень важного – Несмотря на относительно спокойный тон девушки, по ее щекам полились слезы. – Тогда я подумала, что мне просто показалось… Тогда, но не теперь…. Вы знаете, как это случилось?

Вместо ответа Хэвард отдал девушке дневник Джайны ан Нолесс.

– Спасибо, – поблагодарила наемника девушка.

– Мне жаль, что так вышло, – возможно, произнося эти слова, Хэвард немного и кривил душой.

Его, прошедшего войну, не очень заботила судьба доктора, погибшей из-за своего собственного эксперимента. Но слезы Евы все-таки смогли тронуть сердце охотника за головами.

Хэвард часто видел слезы, в основном плакали те, за чьей головой он пришел. Но то были другие слезы, слезы тех, кого заботила лишь их собственная жизнь, тех, кто готов был на все, лишь бы остаться в живых. Те слезы не имели ничего общего с горем ребенка, потерявшего мать.

– Спасибо, – тихо повторила Ева. – Можно я побуду одна?

– У тебя теперь есть своя каюта, тебе там никто не помешает, – глухо отозвался Хэвард. – Выйдешь, когда захочешь.

Ева благодарно кивнула. Она прижала к груди дневник матери и быстрым шагом покинула зал.

– Ты мог бы быть деликатнее, – в голосе эхсне не слышалось нарекания или неодобрения. Казалось, что девушка заговорила только для того, чтобы нарушить воцарившуюся в зале тишину.

– Деликатность никогда не была моей сильной стороной.

– «Даэрцы – воины, а не дипломаты. Они чрезмерно горды и не ведут переговоров, предпочитая решать все вопросы радикально, грубо, без компромиссов и с применением насилия», – отчеканила Шиори явно заученный текст. – Так нам говорили про ваш народ.

– Это правда, – согласился Стальной. – Хотя все зависит от предлагаемых компромиссов. Ты не хочешь побыть с Евой?

– Сейчас ее лучше оставить в покое… По крайней мере мне так кажется. Какие у нас планы? – Шиори перевела тему.

– Пока патрули не уймутся – отдыхаем. Как только Колл сообщит об уменьшении их активности, мы покинем планету и я свяжусь с «Хищником». Дальше – будет видно.

– «Хищником»?

– Со временем все узнаешь… – Услышав шорох под потолком, Хэвард поднял глаза и увидел, что Тильда как раз готовится к приему пищи – паучиха подбиралась к кокону с неизменно торчащими из него ботинками.

– Я, пожалуй, пойду к себе, – проследив за взглядом даэрца, Шиори нервно сглотнула и побледнела.

Хэвард кивнул.

Оставив Тильду есть в одиночестве, даэрец последним покинул общий зал. Поднявшись к себе, он снял броню и растянулся на кровати, закрыв глаза. Многодневная усталость, приглушенная медицинским вмешательством, вновь вернулась. Усталый и не выспавшийся охотник зачастую – мертвый, так частенько говорит Орик. Привычно спрятав свой нож в изголовье кровати, Хэвард заснул.

Даэрец не запоминал своих снов. По крайней мере тех, что приходили к нему после войны. Лица погибших товарищей, кровь и смерть не способствуют хорошему сну. Со временем сны стали смазываться, затягиваться темной пленкой, все меньше терзая то и дело просыпающегося наемника.

Прошли годы. Теперь Хэвард стал спать спокойней, однако у него осталось ощущение, что вместе со снами он потерял что-то еще. Но что бы это ни было, без него тоже можно было жить. Поэтому даэрец периодически отметал сомнения в сторону, предпочитая занимать свою голову работой.

* * *

Механический голос Колла, звучащий из передатчика, разбудил Хэварда. Даэрец не знал, сколько времени проспал, но чувствовал он себя хорошо отдохнувшим. Легко встав с кровати, наемник проследовал в кабину пилота.

– Активность патрулей значительно сократилась. Их корабли покинули указанные вторым пилотом координаты и исчезли с наших радаров, – бодро отрапортовал дройд.

– Отлично. Выводи нас из пещеры и переместись в свободное пространство.

– Приказ ясен. Приступаю.

Опустившись в кресло второго пилота, Хэвард наблюдал, как Колл аккуратно ведет корабль по каменному коридору, с ювелирной точностью управляясь со штурвалом. Когда впереди показалось яркое пятно выхода, в кабину вошел Винс.

– Уже на посту? – Он протянул капитану кружку с густой пахнущей химикатами смесью.

– Как видишь, – Хэвард благодарно кивнул и залпом выпил содержимое кружки. На вкус питательная смесь была той еще дрянью, зато насыщала организм всеми необходимыми веществами и прекрасно утоляла голод.

– Мы полетим на «Хищник»? – поинтересовался Винс, глядя на голубое небо, двигающееся ему навстречу.

– Куда же еще.

– Да, глупый был вопрос, – признался Райзер, обращаясь, скорее, к самому себе.

– Экипажу приготовиться к прыжку, – лишенный эмоций голос Колла прозвучал в кабине и разнесся по кораблю через передатчики.

Стоило дройду окончить отсчет, как небо стремительно рванулось навстречу «Стальному охотнику», и спустя несколько мгновений его синева сменилась бархатной тьмой с блестящими среди нее бусинками звезд. Хэвард уже собирался выйти на связь с Ориком, когда его личный передатчик завибрировал, сигнализируя о входящем вызове.

– Странно, – хотя ничего особенного не произошло, Хэвард отчего-то нахмурился, чем всерьез обеспокоил заскучавшего Винса.

– Что странного? – встрепенулся Райзер.

– Не знаю, – пожал плечами даэрец. – Просто какое-то нехорошее предчувствие. – Он покинул кабину. Быстро пройдя в зал, даэрец переключил свой передатчик к проектору корабля.

Через мгновение проекция Орика появилась в центре зала.

– Не мог тебя найти, – вместо приветствия начал глава наемников. – Куда пропал? – Орик выглядел взволнованным, и это не понравилось Стальному.

– Не хотелось сталкиваться с патрулями, вот и пришлось побыть… В тишине и покое.

– Не важно. – Старый даэрец сделал непонятный жест рукой, словно отметая ненужные мысли. – Надеюсь, ты не успел оставить эту Еву далеко… – Орик замолчал, глядя, как в зал входят, Ева ан Нолесс, Лана и Шиори.

– Здравствуйте, – вежливо поздоровалась сереброволосая девушка, и Орик ей рассеянно кивнул.

– В чем дело? – строго спросил Хэвард, не мигая, глядя на проекцию главаря наемников.

– За голову девчонки вновь назначена награда, – справился с удивлением Орик.

Шиори и Ева заметно побледнели.

– И сколько платят? – Хэвард с интересом взглянул на девушек.

– Пятнадцать миллионов. – Старый даэрец сразу выложил все карты на стол.

Винс присвистнул.

– Но желательно привезти ее живой, и с этим у тебя, я смотрю, проблем возникнуть не должно, – улыбнувшись добавил Орик.

Хэвард не смотрел на главу наемников. Взгляд даэрца был прикован к Шиори и Еве. Эхсне обняла трясущуюся от страха Еву и теперь затравленным зверем смотрела на окружающих.

Напряженное молчание разлилось по залу.

– Что-то не так? – нарушив тишину, поинтересовался Орик, вскинув седую бровь. – Легкие деньги! Везешь девку, получаешь пятнадцать миллионов и…

– Не получится, – жестко прервал старика Хэвард.

– То есть как это? – яркие глаза Орика уставились на Стального.

– Они теперь часть моей команды. – В голосе Хэварда загремела сталь.

– Не глупи, парень…

– Я принял их клятву.

Вновь повисло тягостное молчание.

– Насколько я тебя знаю, ты не нарушишь своего слова, да? – ухмыляясь, спросил Орик.

– Даэрцы всегда держат слово, – невозмутимо ответил Хэвард. – Ты сам это знаешь.

– Хреновые дела, парень, – тяжело вздохнув, Орик взглянул на Еву и Шиори. – Я ведь уже успел согласиться…

Хэвард молчал.

– Заказ получен, и уже скоро я оповещу ребят… А может, и не скоро, – улыбнулся в седую бороду глава наемников. – Ты отомстил за моего сына и подарил мне внука, парень, да что тут говорить, ты и сам мне как сын… – Хозяин «Хищника» помолчал. – Но я не могу ничего сделать, ведь…

– Кодекс един для всех, – закончил за старика Хэвард.

– Кодекс един для всех, – с неподдельной горечью в голосе повторил Орик. – Я немного придержу заказ, мне придется известить клиента об изменении в охоте, так что у тебя есть время потеряться. Когда станет что-то известно, я свяжусь с тобой, а пока… Тебе лучше не появляться на «Хищнике». Извини, парень, но я уже ничего не могу сделать…

– Тебе не за что просить прощения, старик. Заказ – есть заказ.

– У тебя характер твоего отца, – грустно сказал Орик. – Надеюсь, мне удастся все как-нибудь разрешить, а пока – не высовывайся лишний раз, затаись.

– Хорошо, – с неохотой ответил Стальной.

Проекция Орика коротко кивнула и растворилась в воздухе.

– Снова большие деньги и снова – мимо. И почему все это происходит именно со мной? – Винс закусил губу. – Что будем делать, босс?

– Ждать, – пожал плечами Хэвард. – Посмотрим, что нам скажет старик.

– Разумно, – согласился Винс. – Пойду пока в кабину, пригляжу для нас планетку поуединеннее.

– Почему ты не согласился? – тихо спросила Шиори, пристально глядя в яркие глаза даэрца.

– Я думал, ты сама поняла. – Хэвард подошел к девушкам вплотную, отметив, как напряглась эхсне. – Теперь нет больше «вас», есть только «мы». Мы – команда. А команда «Стального охотника» никогда не бросает своих. Хотя… – Даэрец задумался.

– Хотя? – осторожно переспросила Шиори, когда молчание Хэварда затянулось.

– Винс! – вместо ответа наемник позвал друга. – Курс на Ринору.

– Ринору? – эхом переспросила девушка, до сих пор не понимая, о чем говорит охотник за головами.

– Босс… – Райзер с кислой физиономией появился из кабины. – Ты уверен, что это хорошая идея? Не думаю, что он обрадуется нашему визиту.

– Не на всех нас объявлена охота, по крайней мере – пока. Так что девушек мы спрячем, а сами в это время попробуем разузнать о заказчике, – пояснил даэрец.

– Но ты уверен, что это хорошее место, для того чтобы спрятать их? – не сдавался Винс. – К тому же не думаю, что он – согласится.

– Ты его просто побаиваешься и выдаешь свое нежелание лететь на Ринору за необходимость.

– Естественно, – честно признал Винс, даже не думая оправдываться. – Я же в своем уме. От таких, как он, надо держаться подальше. Но все-таки я вынужден признать, что твоя идея с Ринорой – не лишена смысла.

– Тогда почему ты все еще здесь? – Даэрец вскинул бровь, и Райзер, тяжело вздохнув, отправился выполнять распоряжение капитана.

– Могу я все-таки спросить, о чем вы говорили? – поинтересовалась Шиори.

– Мне казалось, что я четко выразился. Мы – спрячем вас, а сами…

– Это я слышала, – перебила Хэварда эхсне.

– Я не люблю, когда меня прерывают, – холодно произнес наемник, и его глаза зло сверкнули.

– Прости, – поспешно извинилась Шиори. Перед лицом грозного охотника за головами вся ее решимость куда-то девалась, сердце словно замирало и даже ноги подкашивались. – Но кто это – «он», о котором вы говорили, и почему именно Ринора?

– Терпение – очень важное качество в нашем деле, – менторским тоном произнес Хэвард. – Придет время – сама все узнаешь, – развернувшись, даэрец направился в кабину пилота.

– Ты сейчас это серьезно сказал?

– Нет, – обернувшись, Хэвард подмигнул эхсне. – Просто дразню тебя.

Шиори как раз собралась высказать наемнику все то, что она думает о нем, но в этот момент услышала встревоженный голос Евы. Благодаря своим способностям, девушка почувствовала эмоции подруги.

– Шиори, что-то случилось?

– Ничего, – эхсне смерила довольно улыбающегося наемника разгневанным взглядом. – Я сейчас приду к вам… К тебе.

– И поспеши, нехорошо заставлять друзей ждать, – поторопил девушку Хэвард, чем еще больше разозлил ее.

Войдя в кабину, Хэвард сразу же встретился взглядом с Райзером.

– Думаешь, стоит злить эхсне? – Винс слышал весь разговор.

– Она не выпустит коготки, если ты об этом, – Хэвард вновь стал серьезным. – Теперь, когда она связана клятвой, против нас не встанет, разве что мы захотим причинить вред Еве. Но мы этого не станем делать.

– А ты уверен насчет клятвы?

– Народ эхсне свято чтит законы предков и древние традиции. Особенно высшее сословие.

– С каких пор служанка считается высшим сословием?

– Все «Ночные ведьмы» состояли из представительниц знати, – пояснил даэрец. – Не знаю, как наша новая подруга стала служанкой, но, видимо, она оказалась перед кем-то в долгу и теперь стремится вернуть его.

– Уже вернула, – послышался сердитый голос бесшумно приблизившейся Шиори. – После войны, я попала в неприятную ситуацию и не могла попросить помощи у… своих. Мне очень помогла госпожа Джайна ан Нолесс, взамен попросив присматривать за Евой. – Девушка посмотрела на убравшего бластер в кобуру Винса. – Сейчас Ева сказала, что мой долг полностью возвращен, но теперь я связана клятвой с вами.

– Вот видишь, – важно кивнул Хэвард.

– Как всегда прав, босс. – Развел руками Винс. – Кстати, Шиори, раз уж у тебя настало время откровений, не просветишь, почему за Еву дают такие деньги?

– Я не знаю, – после недолгих колебаний ответила эхсне. – Сальма, сестра Джайны, очень спешила. Она сказала только, что нам нужно где-нибудь спрятаться и переждать. Ничего не уточнив, он дала нам корабль и запретила связываться с ней. Дальше, думаю, вам известно.

– Понятно, – важно кивнул Райзер. – Понятно, что ничего не понятно. Есть план, босс?

– Будем придерживаться того, что выбрали ранее. Прошлое – в прошлом. Теперь Ева и Шиори – члены экипажа, а значит, мы заодно.

– В таком случае, может, все-таки расскажете мне – что происходит, а то…

– Членам экипажа – приготовиться к прыжку, – холодный голос Колла прервал эхсне.


Призрак войны

Благодаря новым идентификаторам и убедительности невероятно улыбчивого Винса, «Стальной охотник» легко получил разрешение на посадку с космической станции.

Корабль приземлился на опушке густого зеленого леса, раскинувшегося вокруг величественных гор, вершины которых обрамляли белые шапки кристально чистого снега. Высокие, могучие деревья взмывали к небесам, своими статными стволами формируя живую преграду, словно недвижимые стражи, не желающие допускать кого бы то ни было к подножию гор.

Ринора была одной из тех немногих планет, что обошла война и на которых Коалиция решила не начинать техногенных процессов, чтобы сохранить природу в ее первозданной красоте, сделав уголком тишины и спокойствия в сошедшей с ума галактике. Этот вечно зеленый завораживающий мир мог посетить любой желающий, если он, конечно, не боялся стать пищей для местных обитателей.

Обитающие здесь создания, кстати, находились под защитой Коалиции – их убийство каралось по закону. Огромные ящеры, словно пережитки другой эпохи, обрели на Риноре свой дом. Не все из населяющих планету существ были рады гостям, если, они, конечно не спешили стать угощением. Хотя встречались среди ящеров и такие, кто предпочитали мясу – зеленую листву, а крови – чистую воду.

Не самые из законопослушных граждан Коалиции не раз решали обосновать на Риноре базу, но у них ничего не выходило. По двум причинам. Первая – конечно же ящеры, а вторая – Коалиция.

В подавляющее большинство существ, населяющих Ринору, были вживлены чипы, фиксирующие их жизнедеятельность. Массовые сигналы с чипов, свидетельствующие о гибели их носителей, заставляли Коалицию немедленно действовать. Столь странная система, однако, помогала Риноре оставаться такой, какой ее хотела видеть Коалиция, и такой, какой она была создана.

Счастью Евы не было предела, когда Хэвард разрешил ей присутствовать в кабине, пока корабль летел низко над землей, следуя указанным капитаном координатам. Девушка без устали глазела на чешуйчатых созданий, провожавших «Охотника» заинтересованными взглядами. Некоторые из ящеров причудливо изгибали длинные шеи и издавали встревоженный рев, предупреждая сородичей о возможной опасности.

Двигатель корабля смолк. Стоило команде сойти по опущенному трапу, как они словно оказались в другом мире. В мире, без Коалиции, без космических кораблей, без битв. Накрапывал теплый дождь, беспокоя листву своими мелкими каплями, отчего над лесом разносился приятный слуху шелест. Поднятые шумом корабля со своих мест птицы возвращались обратно, встревоженно чирикая.

– Я, пожалуй, подожду вас здесь, – Винс не спешил покидать «Охотник».

– Правда? – сестра Райзера поспешно сбежала по трапу вниз, обрадованная возможностью покинуть корабль, сдав дежурство брату. – А можно я пойду вместе с остальными? – спросила она, встав между Шиори и Евой.

Вместо ответа Винс лишь закатил глаза. Махнув на все рукой, второй пилот скрылся внутри «Стального охотника».

– А с кораблем ничего не случится? – встревоженно спросила Ева, представив, как огромные ящеры превращают «Стального охотника» в кучу металлолома.

– Ничего, местные хищники не любят наведываться в этот лес, – беззаботно ответил Хэвард, первым направившись к деревьям.

– Почему? – сразу же спросила Ева.

– Не хотят связываться с более грозным соперником, – последовал невозмутимый ответ наемника.

– А мы с ним не свяжемся? – осторожно полюбопытствовала Шиори, переглянувшись с Ланой и поправив висевшую на плече длинную винтовку, предназначенную для снайперской стрельбы на дальние дистанции. Также из расширенного арсенала оружия, лежащего на складе «Стального охотника», девушка облюбовала себе узкий нож и легкий бластер, дав еще один такой же Еве.

– Именно к нему мы и идем, – широко улыбнулся даэрец. – Все узнаете позже, так что не спрашивайте. – Не успели девушки и рта раскрыть, как охотник за головами избавил их от надобности это делать. – И, надеюсь, он поможет нам. Кстати, Ева, ты взяла то, о чем я тебя просил?

– Да, вот, – девушка с готовностью протянула наемнику дневник своей матери.

– Возможно, тебе придется расстаться с ним, – предупредил Хэвард, забирая у девушки записи ее приемной матери.

– Мне больше не нужны эти записи. Лишь последняя страница там не является свидетельством того, о чем я предпочла бы не знать.

– Жалеешь, что прочла?

– Нет. – Покачала головой девушка, и тень сомнения исчезла с ее открытого лица. – Спасибо, что дали мне это. Я рада, что смогла прочитать последние слова моей матери.

– Обращайся. – Серьезно кивнул Хэвард, после чего вновь повернулся к лесу. – Идете точно за мной – след в след. Нам могут попасться ловушки. Ясно?

– Ясно, – ответил наемнику стройный хор девичьих голосов.

– И еще, – даэрец снова остановился. – Вы ведь все умеете молчать? – повернувшись, он пристально посмотрел на девушек, и те кивнули. – В таком случае самое время продемонстрировать свои навыки в этом нехитром деле.

Ева, в отличие от Ланы и Шиори, спокойно восприняла слова капитана и с улыбкой кивнула. С каждой минутой сереброволосая девушка все больше и больше напоминала Хэварду человека. Несмотря на то, что весть о смерти матери далась ей тяжело, девочка находила в себе силы улыбаться. Возможно, все, что она сказала – правда: Ева давно знала о гибели Джайны, подсознательно смирившись с этим фактом. В любом случае, сейчас Ева ан Нолесс, словно маленький ребенок, попавший в сказку, радовалась всему происходящему вокруг нее.

Однако реальность была такова, что девочка вряд ли когда-нибудь сможет уйти от крови и жестокости, по крайней мере пока они не разберутся с наградой за ее голову и пока она не вернет Хэварду долг.

А дальше…

Даэрец решил для себя, что не будет удерживать девочку на корабле. Как только отдаст долг – сможет делать все, что пожелает. Однако он не верил, что Ева покинет «Стального охотника». Что-то подсказывало даэрцу, что девочка стремится обрести на корабле то, чего была лишена.

«С каких это пор я стал знатоком женской психологии?» – спросил сам себя Хэвард.

Отбросив неподходящие мысли, даэрец сосредоточился на происходящем – сначала дело, а потом все остальное. Пока награда за голову девочки продолжает будоражить умы жадных до наживы охотников, ее будущее столь туманно, что мысли о нем равносильны игре в оракулов и предсказателей.

Обернувшись, Хэвард отметил, что его спутницы, как он им и говорил, следуют по пятам, молча, вытянувшись цепью. Причем замыкающая небольшую процессию Шиори очень внимательно смотрит по сторонам.

Несмотря на то, что Хэвард бывал в этих местах только трижды, причем последний раз три года назад, он легко находил путь. Годы шли, а здесь ничего не изменилось, разве что деревья стали больше. Теперь сквозь раскидистые кроны на землю почти не попадал ни свет, ни дождевые капли.

Маленький отряд осторожно двигался между деревьями. Высокая, сочная трава почти доходила Хэварду до колен, поэтому даэрец ступал неспешно, внимательно глядя под ноги.

Дважды приходилось обходить большие, совсем не поврежденные скелеты ящеров, которые обрели свой последний приют под сенью деревьев. Стальной спокойно миновал пожелтевшие кости, а вот его спутницы остановились, с неподдельным интересом разглядывая первый из попавшихся на их пути скелетов.

Шиори помахала рукой, привлекая внимание даэрца и, когда тот вопросительно кивнул, указала на останки ящера.

– Спрашивай, – Хэвард про себя похвалил эхсне за то, что та не заговорила первой.

– Откуда они тут? – широким жестом руки Шиори обвела кости. – Как такая махина смогла здесь протиснуться?

Лана и Ева поспешно закивали, поддерживая интерес эхсне.

– Раньше деревья были поменьше. Если приглядитесь – увидите обломанные стволы в траве. Это сейчас они такие мощные, вся растительность на Риноре быстро вырастает до максимальных размеров.

– Тогда что его убило? – спросила Ева и, спохватившись, поспешно зажала рот ладошкой.

– Не что, а кто, – загадочно улыбнулся уголками губ Хэвард. – Нечего стоять, пошевеливайтесь.

Так и не удовлетворив любопытство девушек, наемник продолжил двигаться вперед.

Наконец, казалось бы, бесконечные ряды деревьев стали реже, а вскоре и вовсе исчезли. Неожиданно взору отряда открылась небольшая поляна, в дальнем конце которой стоял скромный, одноэтажный домик, собранный из бревен и поросший мхом.

Однако вовсе не столь непривычного вида строение привлекло внимание девушек, а множество вырезанных из дерева фигурок, занимающих почти все пространство поляны. Искусно выполненные фигуры различных существ, частично скрытые густой травой были повсюду, доходя до самой кромки леса. Некоторые из творений неизвестного мастера уже потрескались и потемнели от старости, другие выглядели лучше, но все равно не скрывали своего возраста. Как Шиори ни всматривалась, она не увидела ни одной новой фигурки.

Хэвард пошел увереннее, легко маневрируя между молчаливыми изваяниями. Вот даэрец обогнул странного вида бородатого мужчину, сильно горбящегося, с волнистой бородой. Через лысую голову неизвестного проходила широкая забитая листьями трещина, рассекающая морщинистое лицо на две части, словно ужасный шрам.

Не уступил наемнику дорогу и статный вояка в тяжелом боевом доспехе Коалиции, времен прошедшей войны. Этот выглядел гораздо новее, нежели его потрескавшийся предшественник. Волевой подбородок, сведенные брови и плотно сжатые губы делали лицо военного достаточно живым.

Слева и справа от деревянного солдата застыли оскалившиеся ящеры. Их позы были переданы настолько четко, что, казалось, они вот-вот сорвутся с места и бросятся на незваных гостей. В оскаленных пастях отчетливо были видны острые зубы, кропотливо вырезанные мастером, а чешуйки и вовсе казались настоящими.

– А он времени зря не теряет, – Хэвард провел кончиками пальцев по голове одного из ящеров, пожалуй, самой свежеизготовленной из всех остальных фигур. – И получаться у него стало гораздо лучше.

Услышав эти слова даэрца, Шиори внимательнее стала присматриваться к безмолвным, деревянным стражам странного дома. Теперь эхсне отчетливо видела, что по мере приближения к постройке, качество фигур становилось хуже. Они по-прежнему поражали воображение, но все же уступали тем, что стоят ближе к опушке.

Неожиданно Хэвард остановился. Следующая за ним Ева едва не врезалась в спину даэрца. Выглянув из-за плеча наемника, девушка увидела сидящего на крыльце дома человека. Черные волосы скрывали лицо сидящего, склонившегося над куском древесины, по которой он водил узким ножом.

Обитатель лесной поляны был облачен в темные длинные лохмотья, и единственным ярким пятном на них была узкая, потрепанная лента салатового цвета. Стянутая тугим узлом, она трижды обхватывала правое запястье.

Увлеченный своим занятием, человек не обращал внимания на приближающихся к нему гостей. Он, казалось, вообще не замечал ничего вокруг, полностью отдавшись своей работе.

Ступив на лужайку перед самым домом, Хэвард посторонился, давая своим спутницам выйти из травы. Даэрец жестом попросил девушек сохранять молчание и не мешать неизвестному мужчине, пока тот, не отвлекаясь, продолжал заниматься своим делом. Узкое лезвие легко скользило по деревянной заготовке, срезая щепки и формируя изогнутое тело ящера.

– Сегодня я не в духе, – голос мужчины был абсолютно безжизненным, и Ева невольно вздрогнула.

Она попыталась мысленно «прощупать» хозяина загадочной поляны, как она про себя прозвала неизвестного, но у нее ничего не получалось. Как и в случае с даэрцем, сознание мужчины скрывалось за непроницаемой стеной, стеной из мрака.

– Ты просто излишне привередлив. – Даэрец сделал шаг навстречу мужчине.

– Возможно, и так, – неизвестный аккуратно положил нож и недоделанную фигурку на крыльцо и, подняв голову, взглянул на тех, кто потревожил его покой.

Едва увидев молодое лицо мужчины, Ева почувствовала, как ее сердце остановилось, а по спине пробежал непонятный холодок. Бледная кожа на руках, шее и лице мужчины была испещрена множеством тонких черных нитей-сосудов, они выползали из-под воротника и тянулись к глазам.

Стена из мрака, скрывающая сознание неизвестного, рухнула, заставив девушку пересмотреть свои взгляды на тьму. Бурлящая черная бездна уставилась на Еву абсолютно темными глазами мужчины.

– Не может быть… – севшим голосом произнесла Шиори и на негнущихся ногах попыталась выйти вперед, чтобы закрыть собой Еву. Уши девушки были плотно прижаты к голове, а хвост резко дергался из стороны в сторону.

Хэвард остановил эхсне.

– Давно не виделись, Сэт. – Даэрец протянул руку, и незнакомец ответил на рукопожатие наемника. – Ты совсем не изменился.

– Как и ты, – так же безжизненно отозвался тот, кого звали Сэтом. – Ты умрешь, если не начнешь дышать. – Неживой, пустой взгляд черных глаз, лишенных белков, обратился к Еве.

С трудом преодолев страх, девушка сделала глубокий вдох. Ей сразу же стало легче. Легче ровно настолько, насколько вообще можно ощущать себя, находясь рядом с одним из тех, кем до сих пор пугают детей.

– Это… Это же… – слова давались Шиори с трудом. – Избранный! – наконец выговорила побледневшая девушка. Ее пальцы скользнули по стволу винтовки, но девушка понимала – реши Избранный напасть, и оружие ей не поможет.

– Я предпочитаю, когда меня зовут по имени, – голос Сэта не выражал абсолютно никаких эмоций, а на его изящном, красивом, но холодном лице не дрогнул ни один мускул.

Тонкими пальцами Избранный убрал со лба прядь длинных волос, контрастировавших с его поразительно бледной кожей.

– У тебя весьма странная компания, Хэвард. – Темные глаза вновь обратились к даэрцу.

– В галактике вообще много чего странного, – отозвался наемник, который абсолютно не боялся своего собеседника. – Ты бы знал об этом, если бы хоть иногда покидал свой новый дом.

– Возможно. – Не стал спорить Сэт. – Но, учитывая мою просьбу, о которой ты, я надеюсь, не позабыл, у тебя должны быть весьма веские причины, чтобы прилететь сюда.

– Ты прав. Причина весьма веская.

– Я слушаю.

– Постойте! – вмешалась Шиори. – Хэвард, как ты так просто можешь говорить с этим чудовищем?!

– Твоя подруга, пусть и сильно отличается от меня, но, по мнению многих, тоже может считаться монстром, Шиори, – вместо даэрца ответил Сэт.

– Откуда ты…

– Твои мысли открыты для того, кто умеет видеть, – бледные губы Избранного слегка изогнулись, что могло означать улыбку, однако черные глаза оставались такими же ледяными и пугающими. – К тому же никто из вас не представился, поэтому я счел возможным покопаться у вас в головах. По правде говоря, я сделал сразу, как только вы вошли в мой лес. Это проблема?

– Нет, – смерив эхсне недовольным взглядом, Хэвард вновь обратился к Избранному. – Полагаю, теперь мне нет смысла их представлять?

– Я бы предпочел, чтобы мы все же отдали дань уважению. Воспитание, знаешь ли…

– В таком случае эта не в меру болтливая эхсне носит имя Шиори, девушка рядом с ней – Лана, сестра Винса, а это Ева, – представил девушек Хэвард. – Теперь они – часть экипажа «Стального охотника».

– Мое имя Сэт. Рад с вами познакомиться, – бледный мужчина изящно поклонился, по-прежнему не демонстрируя своих эмоции. – Пусть по мне этого и не скажешь, – добавил он, – цена за возможности Избранных – высока.

– Просто Сэт? – переспросила Шиори, недоверчиво глядя на мужчину. – Все Избранные были из высшего сословия, сплошь аристократы…

– Дэноре, – коротко бросил Сэт, словно это слово было ему противно.

– Дэноре? – удивленно переспросила эхсне. – Как это Дэноре? Это же…

– Я его сын и теперь, когда ни Альянса, ни его лидера нет в живых, не вижу смысла это скрывать, – пояснил Сэт. – Удивлена, что первый из Избранных является сыном главы Серого Альянса?

– Но Сэтлин Дэноре, единственный сын Герога Дэноре, героически погиб в результате одной из стычек на Миракле, спустя три года после гибели своей матери, – эхсне нервно сглотнула.

– Как видишь – нет, – на губах Избранного появилось подобие улыбки. – Просто мой отец решил, что первым из тех, кто поведет Альянс к победе, должен стать его наследник. Это немного жестоко, на мой взгляд. Но результат научных изысканий не оправдал надежд правителя, в результате чего я потерял и отца, и будущее. Он отрекся от меня, признав мертвым, так что Сэтлина больше нет… Впрочем, простите мне мою разговорчивость, гости у меня бывают не часто, и еще реже кто-нибудь из них возвращается, – вновь усевшись на свое место, Сэт взялся за нож и продолжил вырезать фигурку. – Здесь довольно скучно, зато тихо и спокойно. Я, знаете ли, не люблю излишнего внимания.

– Но Избранных…

– Всех убили? – нож мужчины срезал крупную щепку, и та упала к его ногам. – Отгадаешь, кто это сделал?

– Ты?! – глаза Шиори стали круглыми от удивления.

– Собственными руками, – подтвердил Сэт. – Если поищешь, то можешь найти их фигурки в той стороне… Кажется, – кончик ножа указал куда-то за спину Хэварда. – Одна фигурка – один труп, – ответил Избранный на невысказанный вопрос Ланы, прочитав мысли девушки. – Если ты знаешь, кто, а точнее, что я такое, то представляешь, сколько работы мне еще предстоит. Я удовлетворил ваше любопытство? Можете не отвечать, я и так это знаю. Так зачем ты пришел, мой друг?

– Друг? – Ева взглянула на даэрца.

– Единственный из выживших знакомых, чьи мысли я не вижу, но верю, что он говорит правду, – на этот раз в улыбке Избранного проскользнуло что-то человеческое. – Ты ведь понимаешь, о чем я?

– Да, – кивнула девушка.

– Замечательно, – когда темные глаза поднялись к Еве, та больше не дрожала под их пристальным взглядом. – Твои мысли я тоже не вижу, но чувствую в тебе что-то знакомое. Это интересно. Ты ведь не человек, я прав? Кто ты?

– Неудачный эксперимент, – грустно улыбнулась Ева. – Меня создали в надежде получить таких, как вы.

Вместо ответа Избранный неуловимо быстрым движением подался вперед. Превратившись в размытое пятно, он словно перетек с места на место и, оказавшись рядом с Евой, схватил ее рукой за горло.

– Как вижу, эксперимент, и правда, не удался. – Сэт разжал пальцы и вернулся на прежнее место до того, как Шиори успела хоть как-то среагировать. – Ты не такая, как я, и это хорошо. Интересно, где просчитались твои создатели?

– Вот, – даэрец протянул Сэту дневник Джайны ан Нолесс. – Здесь все написано.

– И что же ты хочешь за это? – Избранный не спешил принимать потертый дневник из рук даэрца.

– Как грубо, – улыбнулся Хэвард. – Сам же говорил, что мы друзья.

– Но ты еще и наемник, – напомнил незваному гостю Сэт. – Я тебя слушаю.

– Мне нужно, чтобы ты спрятал у себя девушек, пока мы с Винсом не уладим одно дельце, – прямо высказал все Хэвард.

Некоторое время Сэт, не мигая, смотрел на даэрца, а затем тихо и вкрадчиво спросил:

– У меня здесь гостиница, по-твоему?

– Даже тебе не помешает общество живых, хотя бы на какое-то время, – жестом Хэвард попросил возмущенную Шиори не вмешиваться.

Довольно долго наемник и Избранный играли в гляделки, наконец Сэт согласился:

– Ладно. Но! – он поднял указательный палец вверх. – Только потому, что мне действительно интересна эта девочка, равно как и записи. Сколько времени вам нужно?

– Сутки, может двое.

– Сутки на Риноре длятся сто восемьдесят часов. – Избранный хмыкнул, но даже это получилось у него спокойно.

– Ты понимаешь, о каких сутках я говорю. – Даэрец вернул Избранному усмешку. – Я о многом прошу?

– Да, но я соглашусь. – Сэт осторожно взял из рук наемника дневник. – Они втроем могут остаться, а ты – поторопись, пожалуйста.

Благодарно кивнув, Хэвард обратился к девушкам:

– Рекомендую вам сидеть тихо. Если Сэт о чем-то попросит – не спорьте.

– Ты оставишь нас с ним одних? – прошипела Шиори.

– Ну извини, у меня не много друзей, которым я могу доверять. – Зло фыркнул даэрец. – К тому же он прекрасно воспитан – настоящий аристократ. Лана, присмотришь за остальными?

– Конечно! – легко согласилась девушка, бросая на Избранного заинтересованные взгляды. – А он довольно симпатичный, – шепотом добавила она.

– Благодарю за комплимент, – донеслось из-за спины девушки, и та мысленно выругала себя за то, что забыла о способностях Избранного.

– Не стоит быть столь самокритичной, ты вовсе не дурочка. – вторая реплика Сэта заставила Лану густо покраснеть. – А это было довольно мило.

– А можно не читать наши мысли без разрешения? Это, как минимум, невежливо! – Шиори, все же смирилась с тем, что в ее новой жизни будет множество безумных вещей, раз уж в самом начале карьеры наемницы ее познакомили с тем, кто наводил ужас на самые стойкие войска Коалиции.

Эхсне уже сломала свой мысленный барьер, перестав считать даэрца врагом, так что общество Избранного давалось ей легче, чем могло бы быть.

– Простите, привычка, – безжизненно отозвался Сэт, голосом холоднее, чем у Колла.

– Вы справитесь вдвоем? – закусив губу, Шиори взглянула в яркие глаза даэрца. Девушка не хотела оставаться здесь, но и не могла бросить Еву.

– Справимся, – уверенно кивнул Хэвард. – Мы разузнаем все, что сможем, а тебе и Еве лучше лишний раз не попадаться на глаза ненужным людям. Все, пока Сэт не передумал, я пошел.

– Удачи, – пожелал наемнику Избранный, перелистывая страницу дневника Джайны ан Нолесс.

Хэвард кивнул и быстрым шагом направился в сторону корабля.

Когда даэрец скрылся за деревьями, девушки прекратили смотреть ему вслед, но и к дому подойти не решались, продолжая стоять на краю лужайки. Первой решилась Ева. Девушка осторожно приблизилась к читающему Избранному и села рядом с ним.

– Не боишься меня? – Сэт даже не взглянул на девушку.

– Немного, – честно призналась Ева.

Избранный не отреагировал на слова девушки, вновь увлекшись чтением. Его черные глаза скользили по ровным строчкам гораздо быстрее, чем может читать обычный человек. Шуршащие страницы перелистывались одна за другой.

Ева взглянула на Лану и Шиори, но те лишь пожали плечами. Сестра Винса, набравшись смелости, уселась рядом с Евой, а вот Шиори, наоборот, отошла подальше, сделав вид, что увлечена изучением фигурок.

Под тихий шелест дождя медленно тянулись минуты. Дочитав записи Джайны ан Нолесс, Избранный положил дневник на колени и уставился прямо перед собой. Ева не могла оторвать взгляд от его прекрасного и в то же время пугающе отстраненного лица. Молчание продолжалось, и Лана, которой надоело сидеть на одном месте, присоединилась к Шиори. Вместе они решили отыскать фигуры остальных пяти Избранных, о которых говорил Сэт.

Над лесом что-то прогудело. Наверху пронесся силуэт «Стального охотника». Один даэрец добрался до корабля гораздо быстрее, чем со спутницами в другую сторону. Теперь корабль наемника покидал планету.

– Хочешь меня о чем-то спросить? – не прекращая разглядывать одному ему видимую точку в пространстве, обратился Избранный к Еве.

– Да.

– Спрашивай.

– Я… Я даже не знаю, с чего начать, – потерялась Ева. В ее голове крутилось множество вопросов, которые она хотела задать Избранному, но девушка никак не решалась вырвать из их вороха какой-то достойный стать первым.

– Начать придется, – черные глаза мужчины обратились к Еве. – Если хочешь, чтобы что-то случилось, всегда нужно это начать.

– Зачем? Зачем меня создали? – наконец решилась Ева.

Услышав взволнованный голос, Лана и Шиори приблизились к дому.

– Это не тот вопрос, на который я могу ответить однозначно, – тихо произнес Сэт. – Думаю, что даже те, кто создал тебя, не могли на него ответить. Но, учитывая, что они хотели воссоздать таких, как я, то, полагаю, основная цель была одна.

– Убивать, – жестко закончила за Избранного Шиори.

– Верно, – одобрительно кивнул Сэт. – Доктор Джайна пишет, что работы по проекту «Разум» начались еще в середине войны, спустя почти год после моего перерождения. – Избранный поморщился. – Ты помнишь что-нибудь о том времени? Помнишь, как была ребенком?

– Я помню лишь конец войны, – с сожалением ответила девушка. – Джайна… Мама забрала меня из лаборатории, – она улыбнулась, вспоминая прошлое. – Я была так рада…

– Ты ведь читала эти записи? Знаешь, как появилась на свет?

– Знаю, – ответила девушка Избранному. – «Генетически смоделированная особь, способная пройти все необходимые процедуры без серьезных последствий», – процитировала она предложение из дневника доктора Джайны ан Нолесс. – Я – «первый серьезный опыт и первый крупный успех», – горько произнесла Ева, но в ее голосе не было злости.

– И ты называешь матерью ту, что создала тебя в результате эксперимента? – если бы Сэт мог удивляться, он бы, пожалуй, так и поступил.

– Для меня не важно, чего она хотела раньше. Мама дала мне то, о чем многие могут только мечтать, – семью. Пусть вместе мы были совсем не долго, но тогда я была по-настоящему счастлива. За мои радостные беззаботные дни я могу простить ей что угодно. Я благодарна матери за то, что она подарила мне жизнь. Конечно, изначально она преследовала другие цели, но это не имеет для меня значения. В том, что происходит со мной сейчас, также нет ее вины, просто стечение обстоятельств. Жаль, что из-за этого погибают невинные…

– Доктор Джайна ан Нолесс не смогла воссоздать в тебе силу Избранных, зато у тебя есть то, чего никогда не было и не будет у нас – чувства. Возможно, я бы тебе даже позавидовал, но не могу. – Сэт растянул бледные губы в подобии улыбки. – Хотя с остальными участниками эксперимента у нее не вышло.

– А вы совсем-совсем ничего не чувствуете? – спросила Лана.

– Иногда мне кажется, что чувствую, но я не способен по-человечески выражать свои эмоции. Теперь. – Мужчина взял в руки незаконченную фигурку. – Я легко способен убить любого человека, но в то же время ощущаю, что вы превосходите меня, имея то, чего я лишен.

– Почему ты убил их? – Шиори была уверена, что Избранный давно прочел вертевшийся у нее в голове вопрос. – Остальных Избранных?

– Ты все верно сказала, мы – чудовища. Избранным не место в этом мире, мы не должны были существовать.

– Человек без чувств, не смог бы прийти к таким выводам! – уверенно заявила Ева, вскочив с места.

– Это не моя заслуга, – глаза Сэта, казалось, потемнели еще больше, и он взглянул на ленту, обхватывающую его запястье, затем перевел взгляд на Еву. – В моем решении приютить вас немаловажную роль сыграла ты, – тихо сказал он девушке. – Ты чем-то напоминаешь мне ее…

– Кого ее? – осторожно спросила Ева.

– Ту, из-за которой я не убил себя, как остальных Избранных, и ту, что считала меня… Настоящим.

– Где она сейчас? – Ева не понимала, что творится в голове у Избранного, но ей отчего-то, стало жаль одного из самых безжалостных убийц минувшей войны.

– Мертва. – Голос Сэта не дрогнул. – Она погибла из-за меня, из-за того, что я не смог защитить ее. Но даже при смерти она улыбалась и просила забыть о мести и просто жить дальше. – Затуманенный взгляд мужчины вернулся к салатовой ленте.

– Ее подарок? – От истории Избранного на глазах у Ланы выступили слезы.

– Прощальный подарок и моя печать, – пальцы Сэта погладили истрепавшуюся выгоревшую ткань. – Всех их сочли изменниками, теми, кто подстрекает армии Альянса к мятежу. Несмотря на юный возраст, девочке, как и всей ее семье, вынесли смертный приговор.

– Селестия Ларионакс? – Шиори едва не закричала от удивления. – Твоя двоюродная сестра?!

– Единственная, кто не отвернулся от меня, когда я стал таким. Мой отец, первым назвавший меня чудовищем, оказался страшнее меня, лично отдав приказ на ликвидацию всей семьи и всех, кто находился в имении…

– И приказав выполнить приказ – Избранным. Так тогда ты…

– Убил их всех. Всех Избранных, кроме себя. Без жалости, без сожаления, без эмоций. Но я – опоздал. Приказ был приведен в исполнение. Я не понимал, что мной движет и почему я поступаю именно так, пока не увидел умирающую Селестию. Она повязала ленту на мою руку, попросив не использовать силу для того, чтобы причинять боль. «Почему бы нам всем не начать жить дружно?» – спросила меня маленькая девочка, истекающая кровью. Жизнь гасла в ее голубых глазках, но она продолжала думать об окружающих, хотя многие этого не заслуживали… Именно тогда я пообещал ей, что никогда больше не причиню другим боль. Я бросил все и с помощью Хэварда перебрался сюда. Лишь спустя несколько лет, проведенных в тишине, я узнал, что война – кончилась, а мой отец – погиб, как и весь наш род…

– Это ужасно. – Еву душили слезы.

– Я не уверен, но теперь мне, кажется, стало легче, когда я рассказал вам обо всем. Пусть я и не знаю, что на меня нашло. Я… – Сэт не договорил, так как рыдающая Лана бросилась ему на шею и сдавила Избранного в своих объятиях.

– Это так грустно! – всхлипывала девушка.

– Я попросил бы тебя перестать меня душить, – спокойно попросил девушку Избранный и легко отстранил ее. – Мне не понять ваших чувств. К тому же это была война. А на войне главное – убивать.

– А как к твоему поступку отнесся Хэвард? Ведь, фактически смерть Избранных сыграла важную роль в исходе войны. Пока такие, как ты, охраняли лидера Альянса, к нему было не подступиться. Я уже не говорю о том, что вы творили на полях боя. – Шиори, в отличие от своих спутниц, уже была знакома с ужасами войны.

До сих пор она иногда просыпалась ночами в холодном поту, когда ей снилась бойня, которой закончился штурм дворца Альянса. Остатки даэрцев были единственными, кто отказался сдаваться, и до последней капли крови обороняли изуродованное взрывами здание.

Воинская честь для них была превыше собственной жизни, и те немногие из даэрцев, кто жив до сих пор, выжили лишь благодаря счастливой случайности. Лишившись своих Избранных, Альянс был обречен.

Шиори отчетливо помнила, как жалкая горстка клана «Бессердечных», пользуясь горячкой боя, предприняла безумный маневр и пробилась в лагерь атакующих. Чтобы погибнуть, но сохранить честь.

Ценой своих жизней даэрцы истребили всех членов Совета, решивших стать свидетелями триумфа Коалиции. «Бессердечные», чьи тела содрогались под выстрелами охранников Совета, продолжали вершить жестокую расправу с помощью своих любимых ножей. Больше половины Совета были уничтожены в ту ночь, а единственным выжившим из «Бессердечных» был Хэвард Орсон. Его, израненного, но все еще живого, сняли с груды мертвых тел, с трудом разжав пальцы даэрца, впившиеся в шею старшего советника Коалиции.

Хэвард избежал смертной казни лишь благодаря Закону о всеобщем помиловании, принятому в честь окончания долгой войны. Тогда Шиори была вне себя от ярости, стоило ей узнать, что военным пленникам сохранят жизнь. Тогда девушка и подумать не могла, что один из даэрцев позже спасет саму её от смерти.

– Альянс проиграл, когда его лидер лишился рассудка. Мой отец начал считать всех вокруг него предателями, самолично уничтожая тех, на ком держался Альянс. Конец был предсказуем. И я, и Хэвард знаем это. Чтобы ни говорили о даэрцах, но они умеют проигрывать, а проиграв – жить настоящим, предварительно отомстив. У них, вообще, особое отношение к мести. Я свершил свою, и Хэвард не стал меня судить, это главное. Насчет остальных выживших из его народа мне не известно. Но это не имеет для меня значения. – Избранный поднял глаза к небу и несколько минут, молча, смотрел на него.

Шиори вдруг осознала, что, казалось бы, бездушный Избранный, пусть по-своему, но очень дорожит дружбой даэрца. Возможно, Хэвард вообще единственный, кого он может назвать своим другом. Капитан «Стального охотника» является той самой нитью, связывающей Сэта с окружающим миром, помогает ему ощущать себя живым.

– Тебе это не нужно? – отрешенный голос Сэта вывел Шиори из состояния задумчивости, и она, подняв взгляд, увидела, как Избранный показывает Еве журнал ее матери.

– Нет, – покачала головой сереброволосая девушка.

– Тогда я сожгу эти записи. Лучше о них никому больше не знать, галактике не нужна еще одна война. – Избранный беззвучно поднялся и пошел в дом. – Можете пока погулять здесь. Вас никто не тронет, – сказал он с порога.

– А если придут ящеры? Ты же не сможешь защитить нас из-за своего обещания, – напомнила Шиори.

– Звери не приближаются ко мне, – произнес Сэт. – К тому же их отпугивают скелеты в лесу.

– Кстати, как ты их убил? – спросила Лана.

– Их убил Хэвард, – ответил Избранный и скрылся в доме.

* * *

«Стальной охотник» покинул орбиту Риноры. Винс Райзер, сидя в своем кресле, закинул ноги в высоких сапогах на приборную панель. Насвистывая себе под нос простенький мотивчик, он задумчиво изучал далекие звезды. Что делать дальше, второй пилот, пока не знал.

Они с Хэвардом собирались снова отправиться на Аркон-4. В задымленных кабаках, где собирается уйма всякого сброда, вполне возможно получить интересующую информацию, особенно если готов за нее заплатить.

Сам по себе план был не плох, но существовало одно весьма весомое «но» – идентификатор, конечно, можно и заменить, но вот внешний вид корабля вполне мог сохраниться в памяти выживших охранников порта, а записи с передатчиков переданы на охранные станции планеты.

Но выход все же оставался. Вполне возможно арендовать транспортный корабль до Аркона-4 на какой-нибудь близлежащей планете. Наемники остановили свой выбор на небольшой перенасыщенной промышленностью Малките. Там отыскать подходящий транспорт – плевое дело, к тому же арендаторы с радостью закрывали глаза на все, что нужно, разумеется, за деньги.

Памятуя об этом немаловажном факте, Хэвард как раз отправил запрос на охранную станцию планеты, и теперь «Стальной охотник» ждал разрешения зайти на посадку в крупный город-порт Апрендо.

– Наконец-то, – пробормотал Винс, услышав сигнал передатчика.

Обрадованный окончанием бездействия, Райзер поспешил в главный зал, где Хэвард как раз активировал проектор.

Войдя в зал, Винс, сначала растерялся, не зная радоваться ему или грустить. Вместо главы службы безопасности Малкиты проектор транслировал изображение Орика Сторгера. Старый даэрец хмурился, глядя в глаза Стальному. Заметив приближение Винса, глава наемников неприветливо кивнул ему и вновь стал играть в гляделки с Хэвардом.

– Плохие новости, – наконец начал Орик.

– По тебе и без слов это видно, – хмыкнул Райзер.

– Все еще хуже, чем кажется. Я сделал все что мог, но я не всесилен. Для вас путь на «Хищник» – закрыт. Пока на вас, ребятки, идет охота. Но! – Орик вскинул руку. – «Хищник» не принимает в ней участия. Этот заказ мы отклонили, однако наше братство… вы ведь знаете законы.

– И сколько мы стоим? – полюбопытствовал Винс.

– Хэвард – пять миллионов, а за тебя и Лану – по три.

Повисла напряженная тишина.

– Мамочка бы нами гордилась, – кисло улыбнулся Райзер, прервав затянувшееся молчание.

– Что с охотой на Еву? – Казалось, известие о награде за собственную голову не сильно удивило Хэварда.

– Этот заказ был принят ранее, но поступил, как ты уже догадался, от того же человека, что и ваш. Я ничего не могу с этим поделать, хотя отмечу – ребята не слишком усердствуют. Вы уже что-нибудь придумали?

– Вроде того, – не стал углубляться в подробности Стальной. – У нас есть план.

– Хоть какие-то хорошие новости. – Слабо улыбнулся Орик. – Но выбор у вас не богат, парни. Охота прекращается в двух случаях – смерть цели или смерть заказчика. Но это вы и так знаете. Точно так же, как и то, что вам следует делать. Я прав?

– Прав.

– Кстати, ты не перебегал дорогу верхушке Гравенты? – вдруг спросил глава наемников.

– Нет, – покачал головой Хэвард и взглянул на Винса. – А ты?

– Не припомню. – Райзер задумался. – Нет, точно нет. Заступи я дорогу Совету – точно запомнил бы.

– А вот кто-то оттуда вами очень интересуется… Поняли? – хитро прищурился Орик. – Но об этом – никому. Хотя, о чем это я? Я же ни с кем не разговаривал, – Орик Сторгер потянулся к выключателю. – Удачной охоты, – одними губами произнес глава наемников и оборвал связь.

– По крайней мере мы теперь знаем, где искать.

– Верно, – согласился со вторым пилотом Хэвард. – Кажется мне, что…

Откуда-то сверху на пол упал пустой ботинок, и спустя несколько мгновений рядом с ним о пол звякнул округлый металлический предмет.

– Не доела? – заботливо поинтересовался Винс, задрав голову к потолку, где засела Тильда. – Твоя пища не мыла ноги или… Что-то не так?

Райзер заметил, как даэрец подобрал с пола странный на вид диск, размером чуть меньше ладони. На одной из сторон предмета часто мигал зеленый огонек. Пальцы наемника скользили по гладкой поверхности, пока не наткнулись на небольшой выступ. Надавив на него, Хэвард выругался и поспешно нажал на появившийся экран. Зеленый огонек мгновенно погас.

– Разворачиваемся, быстро! – Хэвард вскочил на ноги. – Летим обратно!

– В чем дело? – крикнул Винс, сразу бросившийся выполнять приказ капитана.

– Передатчик! – даэрец вбежал в кабину следом за другом. – У тех, в черном, были связные передатчики. Этот! – он поднял металлический предмет к глазам. – До сих пор работал! Все они…

– Передают координаты, мать их! – Винс надавил на рычаг, и «Стальной охотник» рванулся обратно к Риноре.

* * *

Ева осторожно вошла внутрь дома. Жилье Избранного не блистало роскошью и попросту не могло славиться какими-либо удобствами – деревянные стены, пол и потолок, грубая мебель и мутные окна. На полу лежало несколько старых шкур, еще одна на узкой кровати. Вдоль стены висели сухие пучки каких-то приятно пахнущих, трав. В нише, у дальней стены плясал веселый огонь, рядом с которым и сидел Сэт, меланхолично скармливая пламени страницы из дневника Джайны ан Нолесс. Одну за другой. Черные глаза Избранного, не мигая, уставились на пламя.

– Удивлены? – спросил Сэт, даже не обернувшись.

Только сейчас Ева заметила, что за ее спиной стоят Шиори и Лана, с любопытством разглядывающие жилье Избранного. Девушки не ответили, и Сэт продолжил:

– Вы вряд ли найдете здесь что-нибудь интересное, а мне хотелось бы побыть одному, если не возражаете.

– Мы будем неподалеку, – Шиори вышла первой, потянув за собой Лану.

Ева вышла следом за девушками, аккуратно прикрыв за собою дверь.

– Не таким я себе представляла одного из Избранных, – прошептала эхсне.

– Ты разве не видела их на войне? – удивилась сестра Райзера.

– Мало кто из видевших Избранных на поле боя остался в живых. Всех их можно найти здесь, – эхсне жестом указала на море фигурок, окружавших дом Сэта. – Где-то среди них есть и пятерка Избранных, тех, что исполняли приказ командования Альянса…

– Кстати, мы хотели их найти, пойдем. – Лана поманила девушек за собой.

– Все равно заняться больше нечем, – согласилась Шиори. – Мне сегодня больше не хочется слушать истории из жизни Избранного. Все они будут одинаково жестоки и печальны.

– Тебе не жаль его? – неожиданно спросила Ева, с тоской обернувшись на закрытую дверь. Девушки с каждым шагом отдалялись от скромного дома на лесной поляне. – Мне кажется, он так одинок…

– Раньше я бы порадовалась, услышав о том, какая судьба постигла первого из Избранных… – Шиори нахмурилась. – А теперь… Теперь, пожалуй, я согласна с точкой зрения нашего капитана. – Эхсне улыбнулась, вспомнив даэрца. Девушке начинала нравиться компания сурового наемника. Она понемногу стала понимать чувства тех, кто шел за ним в бой. – Война кончилась, и жить нужно сегодняшним днем. Сэт согласился помочь нам и… – Кошачьи ушки Шиори встали торчком. – Вы слышите? – Она вопросительно взглянула сначала на Еву, а затем на Лану.

– Гудит что-то… – сестра Винса прислушалась. – Корабль? Но капитан и Винс не могли вернуться так быстро, разве забыли что-то…

Дверь дома резко распахнулась, и Сэт с порога крикнул:

– В лес! Бегите в лес!

Две ракеты рассекли серое небо, оставляя за собой туманный след, и жилище Избранного расцвело огненным цветком, а спустя несколько мгновений стремительная ударная волна сбила девушек с ног.

* * *

– Нас встречают! – Скосив глаза на радар, Винс заметил пульсирующую красную точку. – Фиксирую вспышку тепла!

– Прибавь скорости, я на орудия! – Сорвавшись с места, даэрец побежал к турелям.

– Легко сказать, – проворчал Райзер, до упора вжимая рукоять штурвала.

Поверхность Риноры зеленым ковром стелилась внизу, когда «Стальной охотник» на бреющем полете несся вперед. Теперь уже Винс сам смог видеть столп густого черного дыма, поднимающийся над деревьями. Второй пилот вовремя заметил набирающий высоту корабль.

– Десант, что ли, высаживал? – сам у себя спросил Винс, наводя прицел на разворачивающийся корабль. – Цель захвачена!

– Огонь на поражение! – послышался искаженный передатчиком голос Хэварда.

– Как же я ждал этих слов! – кровожадно улыбнулся Райзер и немедленно активировал ракетный комплекс «Стального охотника».

Неизвестный корабль вовремя заметил приближение предполагаемого противника, поэтому на огонь среагировал незамедлительно. Замерцал голубой щит, спасая бок корабля от разрушительного удара ракет, а сам пилот послал свое судно резко вверх, стремясь уйти с линии огня.

Загрохотали турели. Поверхность щита пошла рябью – Хэвард отлично стрелял не только из персонального оружия.

Едва поднявшийся к облакам корабль неизвестных вдруг нырнул вниз, чуть не столкнувшись со «Стальным охотником», и открыл огонь из пушек на носу. Однако Колл вовремя подключил щиты, и оба корабля разлетелись в стороны без видимых повреждений.

Заложив головокружительный вираж, Винс вновь пристроился в хвост противнику, и тяжелые ракеты с недовольным шипением во второй раз решили испытать защиту чужого корабля.

Хэвард стрелял короткими очередями, стремясь сконцентрировать всю огневую мощь в одной точке и попытаться продавить шит противника.

Выкинув «обманки», неизвестный корабль опять избежал сокрушительного удара и нырнул за облако. Спустя несколько секунд он попытался атаковать.

Пространство перед «Стальным охотником» пошло рябью, искры полетели в разные стороны, но защита справилась.

– Готовь «пробойник», – скомандовал Хэвард.

– Уверен, что стоит тратить его? В ближайшее время мы вряд ли разживемся еще одним, – на всякий случай предостерег капитана Винс.

Второй пилот потянул штурвал на себя, и «Стальной охотник» молниеносно ушел вверх, избегая атаки противника. Развернувшись вокруг своей оси, корабль наемников по широкой дуге обогнул лес.

– Сейчас не время для жадности, готовь заряд!

– Уже, босс! – щелкнув переключателями, Винс перевел энергию со щитов на бортовую пушку. – Заряд готов!

– По моему сигналу.

Два корабля неслись друг другу навстречу, но, несмотря на это, голос даэрца звучал спокойно.

Под крыльями чужого корабля что-то сверкнуло. Оставляя за собой рваные клочья дыма, навстречу «Стальному охотнику» устремились тяжелые ракеты.

– Сбросить «обманки».

Не успел Винс выполнить приказ капитана, как сразу же последовал другой:

– Бей!

Рука Райзера, едва оторвавшись от одной панели, змеей метнулась к другой, и он с силой ударил кулаком по треугольной синей кнопке. Корабль наемников дернулся, и полоса черного дыма понеслась вперед.

– Всю мощность на орудия! Полный залп! – Хэвард первым открыл огонь из турели, и спустя мгновение его поддержал Винс, вновь активировав ракетный комплекс.

* * *

Шиори со стоном открыла глаза. Все тело эхсне болело, а по лицу струилась что-то теплое. Оно стекло по щеке, скатилось на губы, и девушка почувствовала неприятный, стальной привкус. Кровь.

– Смотри-ка, эта тоже живая, – чьи-то сильные руки рывком подняли Шиори.

Голова девушки закружилась, ноги подкосились, а плечо отозвалось глухой тянущей болью. Размытые цветные пятна медленно стеклись в полное изображение – эхсне увидела четверых людей в черном. Еще один, судя по всему, сейчас стоял позади нее, грубо придерживая девушку за шиворот.

Винтовки на плече уже не было, точно так же, как и бластера в набедренной кобуре, это Шиори поняла сразу, как только кончики ее пальцев скользнули по ноге. В ту же секунду запястье девушки обхватило что-то холодное, миг – и ее руки оказались заведены за спину и стянуты между собой.

– Давай ее к той, – грузный мужчина, с надвинутыми на глаза большими зеркальными очками, указал стволом винтовки куда-то в сторону.

Скосив глаза, Шиори увидела сидевшую на примятой траве Лану. Нижняя губа девушки была разбита, на лбу красовалась огромная шишка, а руки также были связаны.

Тот, кто стоял сзади, толкнул эхсне, и она, едва не сбив сестру Винса, растянулась на траве. Шиори попыталась подняться, но все тот же человек ударил ее по ноге, вынуждая сесть.

– Эти тоже пригодятся, – неприятно хмыкнул толстяк, видимо, являвшийся здесь главным. – Но давай по порядку! – Он кивнул одному из своих людей, и тот, наклонившись, ухватил что-то рукой.

Шиори застонала, увидев, что человек в черном, намотав на руку серебряные волосы Евы, грубо заставил ее встать. Двое неизвестных держали Лану и Шиори под прицелами, а их дружки подошли к вяло сопротивляющейся Еве.

– Я надеялся, что вас убьет взрывом, не хочется, знаете ли, перегружать корабль, – толстяк посмотрел на небо. Откуда-то из-за леса доносились звуки боя. – Но, наверное, так даже лучше. Как-никак босс просил неповрежденную голову, – с мерзкой улыбкой мужчина показательно медленно вытащил из ножен широкий клинок. – Интересно, доплатит ли он, если вместо одной головы мы привезем ему три?

– Радж, там… Там что-то есть… – один из нападавших вскинул винтовку, целясь в пепелище, оставшееся от дома Избранного.

– Не может быть, – толстяк скептически осмотрел оплавленные головешки. – Ни один человек не выживет после такого. – Даже… – он осекся.

Из-под обломков медленно поднялся гибкий силуэт в черных дымящихся лохмотьях.

– Что еще за чучело? – хмыкнул один из неизвестных.

Между тем, Сэт встал на ноги и исподлобья огляделся. Его черные волосы намокли от крови и теперь липли к бледной испачканной сажей коже, скрывая лицо и глаза. Избранный остановил свой взгляд на присутствующих.

– Отпустите их, – хрипло потребовал Сэт.

– Ты сам-то кто? – насмешливо поинтересовался толстый Радж.

– Отпустите их, – повторил Избранный.

– Парень-то – наглец! – осклабился стоящий ближе всех к развалинам. – Что ты нам сделаешь, если мы пошлем тебя в задницу, оборванец? А?! – он демонстративно вскинул винтовку.

– Я прошу вас отпустить их. – Избранный не шевелился, продолжая смотреть прямо перед собой.

– Надоел! – Целящийся в Избранного мужчина плавно надавил на спусковой крючок, но его остановил Радж.

– Стой! Закончим с девками, а уже потом прикончим и его, пусть полюбуется на их головы, прежде чем потерять свою. Он нам ничего не сделает, смотри…

Подавшись вперед, толстяк ударил Еву коленом в живот. Девушка согнулась пополам и со стоном упала на колени.

Шиори с Ланой попытались заступиться за подругу, но их быстро повалили двумя точными ударами.

– Отпустите! – Сэт сделал неуверенный шаг вперед, но остановился, сжав кулаки.

– Смотри, Радж, он, кажется, не боится. Даже голос не дрожит, словно с Ораки прилетел, – прогудел глухой голос из-за спины Шиори.

Девушка не видела говорящего, так как он всегда находился у нее за спиной, но по грубому произношению и нещадному коверканью слов всеобщего наречия, девушка легко узнала представителя расы троджи. Эти коротконогие здоровяки с красной кожей и мощными рогами, славились неоправданной жестокостью и пристрастием к человеческому мясу.

– Тех, что с Ораки – не люблю – нельзя есть, – словно подтверждая мысли девушки, прогудел троджи.

– Пусть себе не боится, – спокойно произнес Радж.

Он кивнул своему подручному, и тот взял Еву за шиворот. Толстяк перехватил волосы девушки левой рукой. Потянув за них, он заставил Еву вытянуть шею.

– Сейчас посмотрим, насколько он крут.

Сверкнуло лезвие поднятого вверх тесака.

– Отпустите их! – Сэт повысил голос. – Иначе… Иначе… – он поднес свою дрожащую правую руку к лицу, глядя на обгоревшую ленту.

– Что иначе? – Радж, ухмыляясь, поводил ножом вверх-вниз. – Позабавь нас, мразь. На что ты готов ради жизни подружек?.. Хотя постой, они же все равно умрут, но не сразу!

– Ты не лжешь, – тихо произнес Сэт. Пальцы на переставшей дрожать руке сжались в кулак. – Ты действительно готов убить их. Не только убить…

Сэт легко прочитал жестокие, грязные мысли Раджа. Помыслы наемника были присущи скорее животному, нежели человеку. В голове у Избранного всплыл образ умирающей Селестии. Чувства, о которых Сэт позабыл давным-давно, вновь всколыхнулись в обрывках его истерзанной экспериментами души. Мрачные воспоминания поднялись из самых темных уголков сознания.

Разве Селестия бы одобрила бездействие своего брата, беспомощно взирающего на творящиеся у него на глазах бесчинства? Нет! Он не станет еще большим чудовищем. Он не позволит никому рушить мечты тех, кто верит в лучшее для всех. Никто не смеет насмехаться над тем, во что верила Селестия и во что сейчас верит Ева.

Никто!

Ледяная ярость, одно из немногих чувств, оставшихся у Сэта, всколыхнулась в его груди.

– Да ты у нас экстрасенс, да? – заржал Радж. – Предскажи-ка еще что-нибудь, перед тем как начнешь смотреть на то, что случится с этими красотками!

– Я дал слово, что с ними ничего не случится. – Избранный сделал едва заметный шаг вперед, левой рукой легко разорвав ленту на запястье.

– Дерьмовое предсказание! – целящийся в Сэта мужчина сплюнул ему под ноги. – Попробуй еще раз.

– Пожалуйста, – уголки бледных губ Сэта растянулись в безрадостной улыбке, от которой кровь стыла в жилах. – Вы умрете. Все.

Полоска выгоревшей салатовой ткани медленно упала на землю.

В небесах над Ринорой прогремел взрыв. Наемники задрали головы к небу.

– Что за хреновина там творится? – Радж опустил глаза и встретился взглядом со вскинувшим голову Избранным. Никогда прежде он не видел ничего подобного. – Ты… Кто ты?!

– Смерть, – прошептал Сэт и растворился в воздухе.

* * *

Оставляя за собой столб черного дыма, «пробойник», вспарывая пространство, в мгновение ока преодолел расстояние, разделяющее корабли, и с громким гулом ударился о щит, оберегавший машину неизвестных.

Тяжелый снаряд, созданный даэрцами во время войны и предназначенный для уничтожения тяжелой техники противника, легко пробил защитное поле, полностью нейтрализовав его. К тому же при взрыве он повредил еще и механизмы защиты, таким образом, воспрепятствовав повторному развороту силового щита.

Одна боеголовка «пробойника» стоила как несколько легких истребителей. После войны, когда технология их производства была утеряна вместе уничтожением Даэры, цены на тяжелые ракеты подскочили до немыслимых высот.

Но Хэвард не думал о деньгах. Сейчас для него куда важнее были жизни членов его команды, его друзей. Не успели голубоватые искры щита раствориться в воздухе, как «Стальной охотник» ударил изо всех орудий.

Огненный бутон распустился в небе над зелеными лесами. Горящие обломки вражеского корабля брызнули во все стороны.

– Это… Прекрасно! – с замиранием сердца Винс смотрел, как яркие искры, словно странные, раскаленные снежинки, медленно падают вниз. – В такие моменты я люблю взрывы еще больше.

– Некогда любоваться, – прогремел в передатчике голос Хэварда. – Лети к дому Сэта.

– Там же негде сесть…

– Сейчас не до этого, – даэрец уже надел шлем и защелкал пряжками, подготавливая прыжковый ранец.

* * *

Размытый темный силуэт, больше напоминающий нечеткую тень, с безумной скоростью заскользил вперед. Спустя лишь мгновение все так же мрачно улыбающийся Избранный уже стоял напротив Раджа. Головорез даже не успел испугаться.

Спутники толстяка еще только начали оборачиваться к нему, мучительно медленно вскидывая винтовки, когда Избранный легко коснулся груди мужчины открытой ладонью и вновь исчез.

Треск костей Раджа показался Шиори оглушительным. Девушка завороженно смотрела, как обломки ребер кровавыми кольями выходят у толстяка из спины, а сам он начинает медленно заваливаться на спину, захлебываясь собственной кровью.

Ствол винтовки одного из мужчин, стоявшего ближе всех к своему предводителю, согнулся пополам, и в этот же миг схожая судьба постигла и владельца оружия. Когда его пятки коснулись его же затылка, труп наемника с глухим звуком ударился о землю.

Один из людей в черном запоздало выстрелил. Но заряд плазмы лишь выжег траву в том месте, где секунду назад скользнула размытая тень, а спустя еще одну секунду стрелявший захлебнулся ужасным воплем – оказавшийся за его спиной Сэт неуловимым движением вырвал противнику позвоночник.

Окровавленные кости еще не упали на траву, а эхо предсмертного крика еще не успело смолкнуть, когда Избранный голой рукой пробил четвертого мужчину насквозь. В вышедшем из спины мертвеца кулаке Сэт сжимал окровавленное сердце. Разжав пальцы, Избранный брезгливо сбросил безвольное тело на землю и медленно повернулся к стоявшему за спинами девушек троджи.

Рогатый исполин решил не искушать судьбу и с диким криком ринулся прочь, однако Сэт неожиданно оказался прямо перед ним. Он легко, словно пушинку, подбросил тяжелого противника к верхушкам деревьев и тут же появился прямо над ним. Избранный приложил ладонь к закованной в броню груди наемника.

Словно невидимый гигантский молот ударил вопящего троджи, и тот, смолкнув, рухнул вниз, глубоко впечатавшись в землю. Он рухнул прямо на один из многочисленных деревянных обломков, пронзивший его бычью шею. Однако троджи умер еще до приземления, так как его органы не выдержали чудовищного удара Избранного, превратившись в кровавое месиво.

Девушки застыли на месте с открытыми ртами. Чудовищная демонстрация силы Избранного заставила их онеметь от ужаса. Сэт мягко приземлился на землю, и прямо под его ногами траву выжег заряд плазмы, но Избранный даже не сдвинулся с места.

В лесу кто-то громко вскрикнул. Вопль быстро перешел в хрип и вскоре оборвался. Нарастающий гул заставил девушек взглянуть вверх. Они увидели заходящего на посадку «Стального охотника».

– Тебе нужно больше практики, – донесся знакомый голос, и Шиори, опустив глаза, увидела выходящего из леса Хэварда.

Даэрец улыбался, вытирая окровавленный нож пучком травы.

– Я просто оставил его тебе, – холодно отозвался Сэт, бесстрастно глядя на то, что осталось от его дома.

– Очень мило с твоей стороны, – наемник приблизился к девушкам и ловко перерезал ремни, стягивающие их руки. – Все живы? – он отошел в сторону и помог Еве подняться. – Ты уж извини, – сказал он девушке. – Я не успел поведать тому парню, что, по твоему мнению, я добрый и веселый. Но в следующий раз я сдержу обещание.

Шиори невольно улыбнулась. По поведению даэрца она поняла, что тот волновался за них. От этого эхсне стало так хорошо, что она почти забыла о больной ноге и разбитой голове.

– Хэвард, – отвернувшись от того, что осталось от его жилища, Сэт уставился на наемника. – Ты обещал, что проблем не будет.

– Твоя лачуга все равно нуждалась в ремонте.

– В ремонте – возможно, но не в полном уничтожении, – парировал Избранный. – К тому же ты только посмотри, все мои работы… – Он обвел взглядом выжженную поляну.

– Нда… Неприятно как-то вышло, – сняв шлем, Хэвард почесал бритую голову. – Я все возмещу… Посильно, разумеется, – даэрец был излишне многословен, так как впервые за долгое время, он чувствовал в Избранном давно потухшую искру жизни. Сейчас наемнику казалось, что едва тлеющее пламя разгорается вновь, и он всей душой не хотел, чтобы оно опять погасло.

– Не сомневаюсь, – черные глаза заскользили взглядом по земле, словно Сэт что-то искал.

Вернувшись к выгоревшим обломкам, Избранный поднял с земли порванную ленту. Он погладил грязную ткань и, вытянув руку, разжал пальцы. Легко соскользнув вниз, лента упала в затухающее пламя и сразу вспыхнула, исчезая в нем.

– Я лечу с вами, – коротко и решительно бросил Сэт, не сводя глаз с завораживающей пляски огня.

– Уверен? – осторожно поинтересовался Хэвард.

– Я считаю, что тот, кто охотится за Евой, задумал что-то очень скверное. Что бы это ни было, оно не должно воплотиться в реальность.

– О чем ты говоришь? – прихрамывая, Шиори приблизилась к мужчинам.

– Как думаешь, зачем кому-то может понадобиться та, что является единственной из выживших в эксперименте по воссозданию Избранных? – вопросом на вопрос ответил Сэт.

– Но они согласны и на голову, – вставила Лана.

– Значит, то, что им нужно, можно получить и из головы.

Избранный еще раз обвел свое уничтоженное жилище взглядом и решительно зашагал к приземлившемуся кораблю. По пути он легко подхватил на руки Еву.

Трап «Стального охотника» приветливо опустился. Сэт с девушкой на руках быстро поднялся внутрь.

– Доброго дня, Винс, – бросил Избранный, проходя мимо удивленного Райзера. – Почти что рад тебя видеть.

– И тебе, доброго дня… – растерянно пробубнил второй пилот. – С ним все нормально? – поинтересовался он у Хэварда.

– По крайней мере, ему сейчас лучше, чем было. Помоги девушкам подняться и проводи до лазарета, Ева должна во всем там разобраться. Как закончишь – быстро ко мне, обыщем этих «счастливчиков». – Он кивнул в сторону мертвых тел.

– Все интереснее и интереснее, – потрясенно покачав головой, пробормотал Винс Райзер.


Возвращая прошлое

Остановившись перед дверью в каюту Шиори, Хэвард уже собирался открыть ее, но в последний момент все же решил постучать.

– Я уже думала, что ты снова вломишься… – донесся из-за двери задумчивый голос эхсне. – Открыто.

Войдя внутрь, наемник увидел Шиори. Подперев голову ладошками, девушка хмуро смотрела в экран передатчика. За спиной эхсне стояла Лана, также изучающая экран.

«Стальной охотник» уже несколько часов дрейфовал в нейтральном пространстве, пока его экипаж решал, как быть дальше. По правде говоря, пару часов большая часть экипажа торчала в лазарете, где Ева, быстро разобравшаяся с аппаратурой, принадлежащей ранее Доку, успешно справлялась с ролью корабельного медика.

Сейчас же Ева сама улеглась в восстанавливающую капсулу, а Сэт остался за ней приглядывать, сказав, что он полностью доверяет решениям Хэварда, какими бы они ни были. Избранный вообще вел себя несколько странно, и если бы даэрец был с ним не знаком, то решил бы, что Сэт радуется. Хотя… Может, так оно и есть?

– Ничего не удалось раскопать? – ответ на свой вопрос Хэвард видел на лицах девушек.

– Нет, – с сожалением произнесла Шиори и щелкнула по одной из спроецированных на столешницу клавиш. – Я не спец по взломам.

– То есть в нем все же что-то может быть? – даэрец взглядом указал на гладкий черный планшет, взятый им в качестве трофея из сумки Раджа, чье тело, после расправы Избранного, выглядело так, будто на него приземлился «Стальной охотник».

– В основном там всякая пошлая дрянь. Большую часть информации я все-таки вскрыла, – согласно кивнула девушка. – Но не всю. Звездные карты, бортовой журнал и наверняка еще что-нибудь надежно защищены. Я боюсь, что если допущу ошибку при взломе, данные могут быть утеряны.

– Это все? – Хэвард взглянул на Лану.

– Все, капитан, – угрюмо отозвалась девушка. – В обломках корабля я ничего не смогла найти. «Пробойник» разнес все, что только можно, поэтому надежда у нас лишь на эту штуковину, – девушка кивком указала на планшет.

– Фарен наверняка справился бы.

– Ты про парня с Аркона-4? – спросила наемника Шиори. – Мы с Евой хотели найти его, чтобы разузнать все, что можно, о том, кто охотится за ней, но…

– Вас опередили, – закончил за девушку Хэвард. – Но откуда вы узнали о нем? Как нашли?

– Я просто… – глаза Шиори широко открылись. – Точно! – девушка щелкнула пальцами. – Хотя… – Ушки на ее голове поникли. – Вряд ли… Нет.

– Женщина, – спокойно произнес Хэвард. – Если ты считаешь, что из твоей речи я смогу понять хотя бы что-нибудь, то ты ошибаешься. Как ты нашла Фарена?

– Слышала о нем от Шанали, – неохотно отозвалась эхсне.

– Ты ведь помнишь, что я только что сказал о понимании?

– Это моя старшая сестра, она отвечала за информирование в «Ночных ведьмах».

– Судя по твоему тону, вы с ней не очень-то ладите? – Лана вскинула бровь.

– Да, – грустно кивнула эхсне. – И мне… точнее – нам, она вряд ли поможет.

– А что между вами случилось? Только не говори, что это долгая история, иначе я просто сгорю от любопытства! – В глазах Ланы вспыхнули озорные искорки.

– Это личное… – попыталась уйти от ответа Шиори и в поисках поддержки взглянула на капитана «Стального охотника».

– Мне выйти? – осведомился Хэвард.

– У нее был жених, – Шиори опустила глаза. – Дело шло к свадьбе.

– Был, – сразу же отметил наемник.

– Да был! – вспылила вдруг эхсне. – Эта мразь строила мне глазки, а потом… Так получилось… В общем он попытался, ну… Овладеть мной! – щеки девушки залила краска.

– Вот ведь кобель! – сочувственно встряла Лана, а даэрец страдальчески закатил глаза. – И что дальше?

– Я ударила его, – вздохнула эхсне. – Несколько раз. Не рассчитала силу. Сломала ему два ребра… В результате он и его род закатили нам скандал и свадьбы не было.

– То есть твоя сестра на тебя в обиде за то, что ты мало того, что избавила ее от неверного ухажера, так еще и защитила ее будущее от брака с этим уродом? – Лана была возмущена до глубины души.

Эхсне кивнула, а Хэвард покачал головой:

– Женщины… Ваш разум не постичь.

– Много ты понимаешь, капитан, – заступилась за Шиори Лана.

– Ага, – не стал спорить даэрец. – Я не в силах понять, как из-за какого-то придурка можно поругаться с сестрой так, чтобы не спасти ее от смерти. Свяжись с ней. – Он взглянул Шиори в глаза.

– Она не будет нас слушать… – попробовала противиться девушка, но наемник был непреклонен.

– Мне повторить приказ?

– Она не станет даже отвечать.

– Переговоры – мой конек, – уверенно произнес Хэвард. – Не веришь?

– Нет, – обреченно вздохнув, эхсне все же застучала по прозрачным клавишам.

Пока сигнал обрабатывался, Шиори искоса поглядывала на спокойно ждущего наемника. Было видно, что девушка нервничает: она непрерывно кусала губы, а кончик ее хвоста без устали колотил по ножке стула.

Когда экран передатчика моргнул, эхсне едва не подпрыгнула от неожиданности, а стоило появиться изображению, как и вовсе потеряла дар речи. С проекции на Шиори смотрела эхсне, очень похожая на нее – почти тот же цвет волос, только более темный, разрез глаз, даже тонкий, слегка вздернутый носик имел ту же форму. Желтые глаза неизвестной на мгновение вспыхнули радостью и теплом, но очень быстро вновь стали холодными.

– Здравствуй, сестра, – виновато прошептала Шиори, потупив глаза.

– У тебя что-то важное? – вместо приветствия спросила незнакомая эхсне.

– Шанали, я…

– Если нет, то я отключаюсь. – Рука сестры Шиори потянулась к переключателю.

– Мне нужна твоя помощь! – выпалила Шиори, подавшись вперед.

– Да ну? – наигранно удивилась девушка по ту сторону экрана. – И у тебя хватает наглости просить меня об этом? После всего того… Того… – губы эхсне плотно сжались.

– Меня могут убить! – поняв, что сестра вот-вот оборвет связь, Шиори использовала последний козырь. – Если ты не поможешь мне…

В глазах Шанали мелькнул страх, а рот на мгновение открылся, но она быстро справилась с собой.

– Мне нет до тебя дела, ты покинула наш дом, наш род, когда…

– Значит, тебе все равно? – поинтересовался Хэвард, и Лана с Шиори оглянулись на него.

Яркие, стальные глаза охотника за головами были прикованы к проекции.

– Да, – с вызовом ответила Шанали, пытаясь разглядеть не попадавшего в видеозахват наемника. – Невежливо встревать в чужой разговор…

– Прошу простить мне мои манеры, – мрачно улыбаясь, Хэвард встал за спиной Шиори, чтобы Шанали могла его видеть. – Я всего лишь обычный охотник за головами, не знакомый с правилами приличия. – Пальцы наемника легли на плечи Шиори, и та вздрогнула.

Несколько секунд Шанали смотрела на даэрца не в силах отвести взгляд или вымолвить хотя бы слово. В ее желтых глазах всколыхнулось море леденящего кровь ужаса, когда она узнала говорившего с ней наемника. Одна из «Ночных ведьм», Шанали знала Хэварда Орсона в лицо.

– Т-т-ты! – когда Шанали начала говорить, она заикалась, а голос ее дрожал.

Кожа девушки побледнела, а глаза расширились еще сильней. Ее тонкие пальцы до боли сжали резные подлокотники высокого кресла.

– Ублюдок! Убийца! Только посмей хотя бы пальцем тронуть мою сестру, тварь! Я… Я достану тебя где угодно! Если хотя бы один волос упадет… Нет! – вдруг взвизгнула Шанали, оборвав свою гневную речь. – Умоляю, не надо!

Широкий нож даэрца коснулся шеи Шиори, и обе эхсне забыли, как дышать.

– Я не люблю выслушивать оскорбления и повторять по нескольку раз, поэтому замолчи и слушай внимательно, – наемник небрежно повел рукой, холодное лезвие поднялось к щеке замершей эхсне. – Твоя сестра очень хочет с тобой поговорить, и ты ее выслушаешь. Понятно?

– Да, – взгляд Шанали был прикован в клинку, и она с трудом подняла его на хмурое лицо даэрца. – Я исполню все, что ты хочешь, только не делай ей больно, прошу!

– Это слово высокородной эхсне? – улыбнулся Хэвард одними лишь уголками губ.

– Да, – твердо сказала Шанали. – Я клянусь.

– Отлично, – улыбка даэрца стала шире. – А ты мне не верила, – убрав нож, он похлопал оторопевшую Шиори по плечу. – Я же говорил, что являюсь прирожденным дипломатом. В общем, вы, девочки, договаривайтесь, а у меня еще есть дела. – Он подмигнул ничего не понимающей Шанали и покинул каюту эхсне.

– Я сейчас все объясню, – услышал Хэвард торопливые слова Шиори, перед тем как закрыть за собой дверь.

* * *

Спустя час «Стальной охотник» взял курс на Авалон – родной мир эхсне. Эта раса, несмотря на то, что в войне выступала на одной стороне с Коалицией, позже отказалась принимать навязываемые Советом законы.

Эхсне ставили и ставят превыше всего традиции и устои, доставшиеся им от предков, а не материальную выгоду и богатства. Они, конечно, подписали с Коалицией торговые соглашения, впоследствии чего заключив союз и огородив себя от возможных нападок Совета. Но, тем не менее, продолжали вести тихую, размеренную жизнь, ценя красоту окружающего мира, гармонию и покой.

Даже участие в войне эхсне приняли лишь после того, как их пограничный флот ошибочно был атакован силами Альянса.

Стоило Авалону появиться по курсу, как к «Стальному охотнику» тут же подлетели два патрульных истребителя, с настойчивой просьбой назвать себя и обозначить цель визита на планету.

Войдя в кабину пилотов, Шиори коротко поговорила с патрулем на наречии своей расы, после чего те вызвались обеспечить почетный эскорт дорогим гостям. Шиори просто светилась от счастья, радуясь возвращению домой.

Поверхность Авалона выглядела довольно причудливо и в то же время красиво. Все водоемы были правильных геометрических форм, с ровными пропорциями и кристально чистой водой. Границы лесов также казались идеально прямыми, а на ровно подстриженных широких полях то и дело можно было встретить замысловатые рисунки.

Вскоре на горизонте показались высокие белые стены, над которыми поднимался настоящий дворец: причудливые острые крыши, белоснежные, яркие зеленые и красные краски, великолепные, декоративные садики, казавшиеся розовыми из-за лепестков раскидистых деревьев, все это делало это место нереальным, словно вырванным из какой-то параллельной вселенной.

Не успел Хэвард подумать, что космические корабли здесь абсолютно не уместны и любой из них будет выглядеть уродливым шрамом в этом месте, как крыша одного из строений раскрылась и внизу вспыхнули посадочные огни. Следующие по бокам от «Стального охотника» патрульные корабли, прощаясь, покачали крыльями и умчались прочь.

– Мы надолго? – обратился к Шиори Винс, когда «Охотник» мягко опустился на пол ангара.

– Не знаю, – честно ответила девушка. – Мой отец… – она замялась.

– Наверняка чтит традиции и смертельно обидится, если мы посмеем пренебречь хотя бы одной из них, а уж тем более не воспользуемся его гостеприимством.

Хэварду хватило одного только взгляда на особняк рода Шиори, чтобы понять, какое место в иерархии эхсне он занимает. Место было, мягко говоря, очень близкое к первому. Возможно дальние родственники императорской семьи, не меньше.

– Я рада, что ты понимаешь, – улыбнулась Шиори, правда, улыбка у нее вышла немного нервной – взгляд эхсне то и дело устремлялся к потолку, где неторопливо шевелила жвалами Тильда. – Мне крайне неловко вас об этом просить, но нам наверняка предложат ужин и кров, так что до утра придется остаться. Но нам тут ничего не угрожает, – поспешила напомнить девушка.

– Заставлять хозяина ждать – невежливо, – даэрец кивнул в сторону спешащих к кораблю эхсне. Облаченные в церемониальную броню, с мечами на боках, они совсем не вязались с внутренним обустройством ангара.

Подойдя к выходу, Хэвард взглянул на сидящего у стены Сэта.

– Идем все, – заявил наемник.

– От меня могут быть проблемы, – честно предупредил друга Избранный.

– Проблем не будет, – уверенно сказала Шиори. – Вы – гости, а если эхсне принимают гостей, то тем нечего бояться, кем бы они ни были.

– В таком случае, – Избранный легко поднялся, – не буду откалываться от коллектива.

– Винс. – Даэрец взглядом указал другу на пояс с бластерами. – Оружие лучше оставить.

– Босс… – невинно улыбнувшись, отозвался Райзер. Он нежно похлопал ладонями по кожаным кобурам. – Я, конечно, люблю рисковать и иногда даже могу не умываться или спать с высунутой из-под одеяла ногой, но выйти в свет без моих крошек – все равно что голым.

– Пусть лучше возьмет оружие, я боюсь, что вид обнаженного Райзера сразит всех… наповал. – Черные глаза Избранного скользнули по ухмыляющемуся второму пилоту.

– А ты все такой же шутник, да, Сэт? – язвительно поинтересовался Винс.

– Стараюсь, как могу, – в своей обычной невозмутимой манере ответил Сэт. – Все Избранные отличались великолепным чувством юмора и умением легко вписываться в любую компанию, веселя всех своими искрометными шутками. Пока не умерли. Ха-ха-ха, – произнесенная ровным, лишенным эмоций тоном фраза Избранного заставила Винса хмыкнуть.

– Довольно любезностей, – прервал друзей Хэвард. – Все оставляем оружие и идем. Нас ждут.

Винс немного поворчал, но все-таки расстегнул пряжку и аккуратно положил пояс на одну из тянущихся вдоль стены скамей.

– Приглядывай за ними всеми своими глазами, – серьезно сказал он устроившейся под потолком Тильде и вышел следом за всеми.

Рядом со «Стальным охотником» замерла в ожидании целая процессия эхсне – ровно стоящие в три ряда мужчины в церемониальной броне. Насколько знал даэрец, доспехи эхсне делались из пластин особого сплава, покрытых вязким составом и с наклеенной на них мягкой кожей. Изящная шнуровка покрывала почти всю поверхность брони, придавая ей скорее красивый, нежели воинственный вид.

Длинные, слегка изогнутые клинки в красивых ножнах были заткнуты за яркие пояса. Пусть и настороженный, взгляд эхсне был устремлен к вышедшим из корабля гостям. Видимо, к прибытию даэрца мужчины подготовились, но вот вышедший следом за ним Избранный оказался серьезным испытанием для выдержки встречающих. Но, к своей чести, воины убрали руки от оружия и продолжали стоять ровно.

– С возвращением, сестра, – впереди мужчин эхсне стояла девушка, казавшаяся миниатюрной на фоне облаченных в броню воинов. Ее замысловатый, доходящий до пола, яркий костюм подчеркивал хрупкие плечи и узкую талию.

– Здравствуй, Шанали, – слегка склонив голову, поздоровалась Шиори.

– Сестричка Шиори? – из-за яркой традиционной одежды Шанали выглянула совсем еще юная эхсне, до этого скрывающаяся за широким рукавом. У нее были нежно-розовые волосы, собранные в два смешных хвостика. – Сестрица! – девочка ловко увернулась от пытавшейся задержать ее Шанали и бросилась в объятия улыбающейся Шиори. – Я так соскучилась!

– Я тоже скучала, Мироши.

– Прошу простить нашу младшую сестру за ее бестактное поведение. Она еще слишком юна, – сдержанно поклонилась Шанали. – Я Шанали Садэо старшая дочь Кенони Садэо, а это моя младшая сестра – Мироши Садэо. Надеюсь, своим поступком она не оскорбила вас?

– Как может оскорбить такая милашка? – возмутилась Лана, оказавшаяся рядом с Шиори и восторженно глазея на маленькую эхсне, зарывающуюся в волосы своей сестры.

– Мы тронуты вашим гостеприимством и ничуть не оскорблены случившимся. – Хэвард спокойно смотрел в глаза Шанали.

Даэрец оказался прав. Шиори принадлежит к настолько знатному и уважаемому роду Садэо, что его древность была сравнима с императорским.

– Однако я прошу простить меня и моих друзей, если мы чем-то обидели вас. Мы не достаточно знакомы с традициями вашего народа, поэтому заранее просим простить нас в случае несоблюдения каких-либо правил, так как вызвано это будет отнюдь не грубостью, а незнанием и без всякого злого умысла.

Хэвард кривил душой. Во время войны ему часто приходилось общаться с эхсне. В основном это были пленные, но они никогда не раскрывали рта, если с ними не говорить вежливо. Даже пытки не могли сломить волю эхсне, но даэрцы, ценящие храбрость превыше всего, никогда не прибегали к столь низким поступкам. Поэтому Стальному были хорошо знакомы нравы и традиции жителей Авалона, но он все же решил подстраховаться.

– Босс, ты по бумажке, что ли, готовился? – удивленно осведомился Винс.

Хэвард промолчал, не сводя глаз с Шанали.

– Своими словами вы оказывайте нам честь, – склонив голову, эхсне едва заметно улыбнулась, прикрыв лицо расписным веером. – Однако невежливо, с нашей стороны, держать гостей на пороге. Давайте продолжим наш разговор позже, когда вы отдохнете, а пока – следуйте за нами.

Воины расступились, пропуская Шанали, Мироши и гостей дома. Из-за замысловатых, длинных одежд шедшие впереди девушки передвигались короткими, но неуловимо плавными шагами, отчего складывалось впечатление, будто они плывут над полом.

Мироши то и дело оборачивалась на идущую прямо за ней Шиори и лучезарно улыбалась. Любопытный взгляд девочки также подолгу задерживался на незнакомых ей людях. Особого внимания, конечно же, удостоились даэрец, Ева и Избранный.

Поначалу Мироши опасалась встречаться взглядом с таинственным человеком в темных одеждах, но, увидев, как легко общается с Избранным улыбчивая девушка с серебряными волосами, Мироши слегка успокоилась и вела себя непринужденно, как и подобает ребенку ее возраста.

Гостей вели широкими, красиво обставленными коридорами. Вдоль высоких стен тянулись ряды великолепно расписанных ваз, дальше замерли в вечном ожидании битвы боевые доспехи, размещенные на специальных держателях. В круглых горшках, что стояли прямо на полу, росли небольшие, изящные деревца и хрупкие, но по-своему прекрасные цветы.

В глазах Хэварда все великолепие имения Садэо представало в несколько ином свете. Во время войны он неоднократно руководил зачисткой подобных мест, и там, где его спутники видели красоту, память даэрца рисовала ему кровь, руины и мертвые тела не пожелавших отступать защитников.

Воины Даэры всегда уважали сильных и стойких соперников, коими являлись эхсне, и те отвечали им взаимностью, выражая почтение к отчаянной храбрости своих врагов.

Свернув в сторону, Шанали провела гостей в левое крыло поместья, предназначенное как раз для тех, кто по тем или иным причинам задерживался в особняке. Коридор расходился в стороны и квадратом огибал просторный дворик, в центре которого росла сочная зеленая травка и веселый ручеек скользил меж округлых камней.

Одинокое, раскидистое дерево с ветвями-прутьями, словно длинные волосы ниспадавшими до самой земли, возвышалось точно посредине двора, доходя своей верхушкой почти до зеркального потолка. Узкие листья были темно-бордовыми и ярко контрастировали с окружающей зеленью.

– Как здесь красиво! – пораженно выдохнула Лана. – Невероятно.

– Мы рады, что вам у нас нравится, – слегка склонила голову Шанали. – Вы можете располагаться здесь, Мироши покажет ваши комнаты, а я, с вашего позволения, должна сообщить отцу о прибытии важных гостей.

– Благодарим за гостеприимство. – Хэвард сдержанно кивнул, мысленно похвалив девушку за выдержку.

После его выходки во время связи через передатчик даэрец думал, что сестра Шиори будет с ним холодна, словно лед на вершинах скал Даэры.

– Сестра, если ты не слишком устала, я думаю, отец будет рад видеть тебя.

– Конечно, – Шиори замолчала и вопросительно взглянула на Хэварда. – Я пойду?

Даэрец не сразу сообразил, что девушка спрашивает у него разрешения.

– Капитан? – эхсне заглянула в яркие глаза даэрца.

– Мы же в гостях, к тому же у тебя дома, так что можешь делать что хочешь, – наконец отозвался наемник.

Благодарно кивнув, Шанали отправилась вслед за сестрой, и вместе с девушками ушла половина воинов. Остальные остались с Мироши.

– Следуйте, пожалуйста, за мной, – оставшаяся без надзора родственницы юная эхсне явно подражала манере речи старшей сестры. – Я покажу вам ваши комнаты, – почувствовавшая себя главной, девочка едва сдерживала счастливую улыбку.

– Будем весьма благодарны вам, – подыграл эхсне Райзер.

Чинно кивнув, Мироши повела гостей по коридору. Остановившись перед первой дверью, девочка открыла ее и, отойдя в сторону, произнесла:

– Здесь вы можете посетить купальни и наши горячие источники. Правая секция для мужчин, левая – для женщин. Купальные принадлежности уже находятся в ваших комнатах, кои расположены дальше, по всей длине коридора. Всего их двадцать две, так что можете выбрать любую, какую захотите.

– Здорово! – оскалился Винс. – А где здесь можно отлить? Ай! – Болезненный толчок локтем под ребра заставил Райзера подпрыгнуть на месте и обиженно уставиться на сестру.

– Где твои манеры? – зло прошипела Лана. – Прошу простить моего недалекого братца, он просто дурак. – Улыбнулась она оторопевшей Мироши.

– А? Ничего страшного… То есть это, наверное страшно, когда братик дурак… – залепетала девочка. – Ой, а что такое «отлить»?

– Это не то слово, значение которого должна знать юная госпожа, – спас положение Сэт. – Вам не следует забивать голову всякими пустяками, кои можно услышать от Винса. Просто не придавайте этому значения. Относитесь к этому мужчине словно к скошенной траве.

– Чё? – У Райзера глаза на лоб полезли.

– Хорошо, – легко согласилась Мироши и вновь улыбнулась. – Если вам что-то понадобится, то у входа будут стоять наши люди, просто попросите все необходимое у них. – Она выпрямилась и, откашлявшись в широкий рукав платья, опять вернулась к интонациям Шанали. – Теперь же, с вашего позволения, я хотела бы пойти к сестрам.

– Не смеем вас задерживать, – сняв шляпу, Райзер отвесил удивленной девочке поклон, после чего ловко увернулся от подзатыльника сестры.

Мироши по-детски рассмеялась, но, тут же спохватившись, вновь стала серьезной.

– Отдыхайте. Ближе к вечеру я приду за вами и сопровожу в трапезную, – эхсне сделала знак воинам и те, поклонившись, покинули гостевое крыло, оставив пару караульных у входа.

– Всего хорошего, – поклонившись, Мироши вышла следом за воинами.

– Даже не обыскали, – поджав губы, Винс поскреб узкую бородку. – Ну что? – проводив уходящих эхсне взглядом, спросил он. – Завалимся спать или что?

– Или что, – отозвался Хэвард, направившись к ближайшей двери.

Отведя в сторону расписанную красивыми узорами створку, даэрец увидел просторное, прямоугольное помещение. Мебели почти не было, а вместо кровати на полу был постелен матрац, с аккуратной маленькой подушкой. Низкий столик, узкий шкаф, да горшок с причудливым деревцем – вот и все нехитрое убранство.

– Сперва посетим эти самые источники, нам же неспроста указали на них в первую очередь. – Пройдя в комнату, Хэвард открыл шкаф и убрал в него свою куртку. Достав оттуда же белый сверток, в котором угадывались полотенца и халат, даэрец плотно прикрыл дверцу.

– Намекают на то, что мы грязные? – подозрительно оглядев себя с ног до головы, удивился Винс.

– Это, скорее, одна из многочисленных традиций эхсне. Предложить гостю как следует отдохнуть и расслабиться, продемонстрировав, таким образом, свое расположение и гостеприимство. Да и чистыми нас не назовешь, так что пошли. – Хэвард закрыл за собой дверь комнаты и вернулся к купальням. – А отлить ты можешь здесь же, как войдешь – слева должна быть дверь, за ней короткий коридор в конце которого ты непременно отыщешь искомое.

– Откуда такие познания? – полюбопытствовал Винс, когда, миновав порог, действительно увидел дверь с левой стороны.

– Все дома эхсне устроены по одному принципу, отличаются только размерами и степенью роскоши. Там вы сможете переодеться, как только вернетесь в свои комнаты и заберете оттуда вот это. – Хэвард продемонстрировал всем сверток. – Жду здесь.

К удивлению наемника, первым, кто зашел в помещение перед купальнями, оказалась Шиори. Девушка загадочно улыбалась, а ее глаза блестели.

– Ты быстро вернулась.

– Отец готовится к принятию важных гостей, – пояснила девушка. В руках у нее был точно такой же сверток, как у Хэварда.

– Важные гости – это мы?

– Да, особенно ты и Сэт.

– Твоя улыбка говорит о том, что и тебя он был рад видеть, чего нельзя сказать о тех, кто был его врагами.

– Кто бы мог подумать, что судьба сведет меня с самым проницательным головорезом в галактике, – не прекращая улыбаться, произнесла Шиори. – Кстати, халат, скорее всего, будет тебе мал. У нашего народа мужчины не бывают настолько… Крупными.

– Ничего страшного. Сколько времени у нас до ужина?

– Пара часов, я думаю. За вами придет Мироши.

– То есть ты уйдешь?

– Я хотела бы побыть с отцом и сестрами, но если…

– Это правильно, – прервал девушку даэрец. – Думаю, никто не станет возражать, если ты уйдешь.

– Конечно нет, – в помещение вошли Лана и Ева. – Но сначала – покажи нам источники! – сестра Винса ухватила Шиори за руку и потащила вслед за собой.

– А нам, значит направо, да? – вошедший Винс положил свой сверток на скамью, тянувшуюся вдоль стены.

– Именно. – Сэт змеей проскользнул в закрывающуюся дверь.

– Ага. Вы тогда идите, я скоро буду.

– Винс! – окликнул друга Хэвард. – Прежде чем лезть в источник – вымойся под душем.

В ответ Райзер пробормотал нечто напоминающее согласие и удалился по своим неотложным делам.

Войдя в правую дверь, ведущую к мужской секции, Хэвард и Сэт миновали раздевалку, сбросив там грязную одежду, и прошли в душевую. Когда мужчины уже заканчивали мыться, вернулся Райзер.

– Кажется, ты собирался прийти быстро или, как ты сказал? «Скоро», – с ледяной улыбкой заметил Сэт.

– Быстро Винс только стреляет, – хмыкнул Хэвард.

– Пошучено. – Сухо улыбнулся Райзер. – А у тебя всегда так было или просто давно не мылся? – он кивком указал на испещренное черными сосудами, словно причудливой татуировкой, тело Избранного.

– Последствия одной из многочисленных процедур. Как я уже говорил, мои способности достаются дорогой ценой.

– По-моему, выглядит довольно интересно. – Во взгляде Сэта было что-то такое, отчего Винсу расхотелось поддевать его.

Первый раз Райзер взглянул на собеседника под другим углом, увидев на месте охотника – жертву. Однако эта жертва стоила тысячи вооруженных солдат.

– Можешь не верить, но я бы с радостью поменялся с тобой, став обычным человеком.

Винс только собирался сказать еще что-то, но вдруг замолчал, уставившись на дверь. Мышцы даэрца напряглись, и он подобрался, словно готовящийся к прыжку хищник. Один лишь Избранный сохранял привычное ледяное спокойствие. В дверь тихонько постучали.

– Уважаемые гости, я принес вам новую одежду, – в прозвучавшем голосе слышался легкий акцент, присущий почти всем эхсне, когда те говорили на всеобщем.

– Он говорит правду, – тихо произнес Сэт, перехватив подозрительный взгляд даэрца.

– Входи, – немного успокоившись, произнес Хэвард.

Дверь открылась, и в душевую вошли двое эхсне. Их одежды не походили на облачение воинов, да и клинков у них не наблюдалось.

– Мы постарались учесть ваши размеры и подогнали одежду, – поклонился первый эхсне и стоявший за ним также склонил голову. – Угодно ли вам переодеться сразу после купания, или же нам отнести вещи в ваши комнаты?

– Оставьте все здесь. Благодарим за беспокойство. – Хэвард чувствовал страх, испытываемый этой парой эхсне. Вряд ли они когда-нибудь думали, что окажутся так близко к одному из Избранных и даэрцу. Эти ребята явно не воины, скорее слуги.

– Как пожелаете, – вежливо поклонились эхсне. – Мы можем идти, или вы желаете чего-то?

– Можете быть свободны.

Эхсне снова поклонились и, пятясь, покинули помещение.

– Странные они какие-то, – задумчиво произнес Райзер.

– Не все эхсне – воины, – пожал плечами даэрец. – Среди них есть и те, кто живет по своим законам, к примеру, девочки, на которых ты так любишь пялиться в баре «Хищника». Попробуешь распускать руки с высокородной эхсне и можешь остаться без пальцев, а может, и не только без них.

– Дел-а-а, – протянул Винс. – А что за шмотки? Здесь еще и по форме ходить нужно?

– Будет некрасиво сидеть за одним столом с празднично разодетыми хозяевами в своей обычной одежде, – терпеливо пояснил другу Хэвард.

– С каких пор ты заботишься о красоте, босс?

– Нас приняли как гостей, хотя не обязаны были этого делать. Проявить уважение – это самое маленькое, чем мы можем отплатить.

– Даэрцы не любят оставаться в долгу, да? – подмигнул другу Райзер. – Ладно, пойдемте уже в эти источники, я еще никогда в жизни в них не был, – нахлобучив на мокрую голову неизменную шляпу, Винс первым пошел вперед, не придавая значения тому, что в одном полотенце и головном уборе он выглядит весьма нелепо.

Распахнув дверь, Райзер восхищенно присвистнул, оглядев огороженное глухим, высоким забором пространство, с закатным небом, вместо крыши и кустистой зеленью вдоль стен. Почти все место занимал отделанный диким камнем водоем, с прозрачной водой, от которой вверх поднимались клубы пара.

– Не сваримся? – поинтересовался Винс. Опустившись на корточки, он опустил в воду кончик указательного пальца.

– Нет, но долго торчать здесь тоже не рекомендую. – Хэвард первым вошел в горячую воду.

Он не стал далеко заходить и сел, облокотившись спиной на твердый камень. Волна тепла приятно расползлась по тренированному телу наемника, унося прочь усталость и заставляя мышцы расслабиться. Хэвард прикрыл глаза, слыша, как его товарищи входят в воду.

– А что, вполне не дурно! – оценил источники Винс, усевшись с противоположной стороны, почти в дюжине шагов от даэрца. – Нужно просто сидеть и все?

– Да. – Сэт потянулся, сидя в воде. – Просто расслабься и отдыхай.

– Тогда разбудите меня, когда соберетесь выходить, – надвинул шляпу на глаза Райзер.

– Пока ты не уснул, послушай – я думаю, что тебе стоит поговорить с сестрой, – Избранный пристально посмотрел на Винса. – Ее гложет чувство вины за смерть подруги, я не уверен…

– Забудь, – беспечно отозвался Райзер из-под надвинутой на лицо шляпы. – Пусть по ней и не скажешь, но моя сестренка – сильный человек, морально, естественно. Да, она была дружна с Аргой и, естественно, переживает после ее гибели. Но поверь, еще хуже для нее будет, если мы начнем успокаивать ее. Лана сразу почувствует себя слабой, а это скверно.

– Ты уверен, – слова Сэта не прозвучали как вопрос.

– Я знаю ее лучше, чем кто-либо еще, – пожал плечами Винс. – Какая бы дрянь ни случалась, сестра всегда находила в себе силы улыбаться и никому не показывать своего горя. Так она поступает и сейчас. Просто дай ей все пережить самой, к тому же, если она захочет что-то обсудить, то скажет об этом без чьего-либо участия, благо слушательниц у нее более чем достаточно. – Он кивком головы указал в сторону женской купальни.

– Похоже, я слишком долго ни с кем не общался, – задумчиво изрек Избранный после продолжительной паузы. – Я уже и забыл, что значит быть живым, сливаясь с лесом вокруг своего жилища.

– В таком случае – добро пожаловать обратно, – хмыкнул Винс, козырнув Сэту, и тот коротко кивнул в ответ. – Я вот чего не пойму: почему Шиори сразу не обратилась к отцу? Здесь всяко надежнее, чем в любом другом месте.

– Возможно, из-за гордости. – Хэвард пожал плечами. – Скорее всего, она считает, что свой долг она должна вернуть сама. Может быть, она и предлагала, но Ева отказалась, не желая подвергать опасности кого-то еще. Если так интересно, то проще спросить у нее, чем теряться в догадках.

– Да ну… – фыркнул Винс. – Теперь-то уже все равно. А ты не в курсе? – он с надеждой глянул на Сэта, но Избранный едва заметно покачал головой.

– Я могу видеть то, о чем думают в данный момент времени. Прошлое я читать не умею.

Над купальней вновь воцарилась тишина.

Хэвард сидел молча, слушая тихое щебетание птиц и журчание ручейка, протекающего рядом, параллельно источникам. Кто бы мог подумать, что, оказавшись в щекотливой ситуации, опасной для жизни, бывший солдат Альянса найдет для себя уголок спокойствия в доме сторонников Коалиции.

– Чему ты улыбаешься? – спросил Сэт.

Когда даэрец озвучил другу свои мысли, тот согласно кивнул.

– Судьба порой не подвластна логике – не знаешь, куда она закинет тебя. Совсем недавно я искренне верил, что до конца своих дней буду жить в уединенном доме и вырезать из дерева фигурки.

– Такая жизнь не для тебя и не для меня, – вполголоса произнес даэрец.

– Судьба – непредсказуема, – возразил другу Сэт. – У нее и на тебя могут быть свои планы. Возможно, ты захочешь осесть где-нибудь с симпатичной эхсне под боком и воспитывать детишек. Любопытно, с ушками они будут или нет…

– Как тебе это вообще в голову взбрело, чтобы капитан и… Стоп! – Винс резко выпрямился, отчего его любимая шляпа едва не упала в воду, но он все же успел ее поймать. – Только не говори мне, что прочитал мысли Шиори!

– Она не думает ни о чем таком, – безмятежно возразил другу Хэвард, не открывая глаз.

– Не думает, – подтвердил Избранный. – Точнее думает, но не совсем об этом… Пока, – на этот раз улыбка Сэта вышла не такой безразличной, а, скорее, загадочной. – Мысли женщин читать сложнее, а понять – вовсе невозможно. Несмотря на то, что думают они головой, в итоге поступают так, как велит им сердце.

– Если бы кто-нибудь сказал мне, что существуют Избранные – романтики, я бы никогда ему не поверил. Как вижу – зря. – Винс покачал головой. – А что если Сэт прав и эта Шиори, и правда, того… Что будешь делать, босс? Я вовсе не против остаться тут и устроиться к какой-нибудь знатной кошечке телохранителем.

Хэвард не ответил.

* * *

Мироши пришла за гостями спустя почти три часа с момента их прибытия, в сопровождении все того же почетного караула. Девочка с любопытством осмотрела переодетых гостей, заботливо поправив на них традиционные для ее народа одежды, после чего отправилась помогать переодеться девушкам.

Если вещи мужчин состояли из широких, темных штанов и напоминающей халат светлой накидки, стягивающейся на талии поясом, то женский гардероб представлял собой целую науку. Вскоре крайне довольные собой, девушки вышли к мужчинам.

– Вам идет, – заметил Сэт, глядя на облаченных в замысловатые платья девушек.

– Наконец-то, хотя бы один галантный кавалер, – улыбнувшись, произнесла Лана.

Сестре Винса досталось красное платье с голубыми цветами и широким поясом, затянутым на спине в большой бант. Собранные в высокую прическу волосы обнажали шею девушки, подчеркнутую слегка отведенным назад низким воротом платья.

– Мне слегка непривычно, – Ева развела руки в стороны, придерживая кончиками пальцев широкие рукава своего одеяния, по покрою похожего на платье Ланы, но выполненного в других цветах. Атласная черная ткань с белыми лепестками очень шла сереброволосой девушке, создавая впечатление, что та была рождена, чтобы носить одежды эхсне.

– Ничего страшного, – деловито произнесла Мироши. – Главное не шагайте слишком широко и не делайте резких движений, иначе можете упасть. Прошу вас, следуйте за мной.

Пройдя широкими коридорами, вся процессия наконец, вышла в просторный зал, по всей длине которого растянулся низкий стол. Эхсне принимали пищу, сидя на тонких подстилках, пренебрегая стульями.

Место во главе стола занимал седой мужчина с узкими чертами лица, скрюченным носом и волевым подбородком. Его уши также были белого цвета. Рядом с ним сидела не молодая, но крайне приятная эхсне, по-видимому, супруга главы дома Садэо. Все три дочери Кенони имели одинаковый с ней цвет хвоста и ушек.

Слева разместились Шанали и Шиори, одетая почти так же, как ее сестры. Замысловатые одежды белых цветов весьма шли девушке, тонко подчеркивая ее природную красоту, контрастируя с красными волосами, собранными на затылке в весьма сложную прическу, удерживаемую острыми, тонкими спицами.

Еще одно место пустовало и предназначалось для Мироши. По правую руку от хозяина поместья были места гостей. Машинально сосчитав свободные, Хэвард отметил, что их на два больше, нежели самих гостей. Однако больше никого в зале не было.

– Рад приветствовать вас в своем доме, – глава рода Садэо поднялся со своего места, сдержанно поклонившись гостям. – Я Кенони Садэо, а это – моя супруга – Мая. С моими дочерьми вы уже знакомы.

– Для нас честь находиться здесь, – ответил на поклон даэрец.

Он поочередно представил свой экипаж, поддерживая начатую хозяином дома традицию знакомства.

– Прошу вас, располагайтесь и разделите с нами трапезу, – седой эхсне сделал гостям знак.

Хэвард не стал садиться рядом с Кенони Садэо, разместившись на третьем от старика месте, и экипаж «Стального охотника» сел с правой стороны от капитана.

– Я вижу вы весьма учтивы, – благодарно кивнул Кенони. – Но эти места пустуют. Шиори рассказала вам о моих сыновьях?

– Нет, – даэрец покачал головой.

– Шинджиро и Рейширо погибли на войне, – спокойно продолжил Кенони Садэо. – В битвах против даэрцев.

Хэвард коротко кивнул.

– Это их броня? – наемник указал взглядом за спину хозяина дома, где на подставках стояли боевые доспехи со множеством отметин. Видимо, их обладатели сражались до последнего.

– Да, – с гордостью подтвердил догадку даэрца Кенони. – Это их клинки и броня.

– Достойная смерть.

– Это все, что ты можешь сказать, даэрец? Как насчет соболезнований? – неожиданно зло прошипела Шанали.

– Дочь! Не груби гостям! – строго повысил голос Кенони. – Прощу простить ее несдержанность.

– Ничего страшного, – Хэвард выдержал колкий взгляд Шанали. – Твои братья были воинами, точно так же, как и мои. Они погибли как воины, точно так же, как и мои. Почему я должен приносить соболезнования тебе, той, у кого, в отличие от нас, еще остался родной мир?

– Ты обвиняешь меня в уничтожении Даэры?

– Я никого не виню и ни о чем не прошу. – Хэвард смотрел в глаза Шанали до тех пор, пока та, смутившись, не отвела взгляд.

– Даэрцы всегда были сильны духом. Именно за это мы уважаем вас. – В голосе Кенони не было злости или ненависти. Он говорил абсолютно спокойно. – Родители до конца жизни будут скорбеть о своих погибших детях, какую бы достойную смерть те не приняли. Но я не могу ненавидеть всех тех, против кого когда-то воевал, так как и я сам, не раз и не два, отнимал жизни чьих-то детей. Долг воина – сражаться, но в мирное время клинкам лучше оставаться в ножнах. Тот, кто хоть раз терял родных и близких, обязан это понимать, – он с укором взглянул на дочь.

– Но отец…

– Шанали. – В голосе Кенони проскрежетала сталь, а его узкие глаза гневно сверкнули. – Сейчас все мы равны. Мы теряли своих близких и забирали жизни других. У всех нас есть причины для ненависти, но пусть они останутся в прошлом, так же как и все злодеяния, совершенные как нашими противниками, так и нами самими.

– Как ты можешь быть так любезен с ним, после того как он убил Рина?! – похоже, выдержка девушка дала трещину.

– Ты убил Рина? – глаза Шиори стали круглыми.

– Я много кого убил. Можно конкретнее? Кто такой Рин? – спросил Хэвард, но тут же добавил: – Рин Яоши?

– Ты даже не отрицаешь этого! – Шанали попыталась встать, но ее мать неожиданно быстрым движением положила свою ладонь на плечо дочери, не давая девушке подняться.

– При всем уважении к вашему роду… – сейчас Хэвард обращался конкретно к Кенони Садэо.

Седой эхсне испытывающе смотрел гостю в глаза.

– Я не собираюсь оправдываться. Рин, – Хэвард перевел взгляд на Шанали, – был тем, за чью голову была назначена награда. Я, – даэрец указал большим пальцем себе на грудь, – охотник за головами. Вот и конец истории.

– Достойный ответ, – впервые Кенони позволил себе улыбку. – Яоши стал позором для нашей расы, и я, признаться, даже благодарен вам за то, что вы избавили нас от такого, как он.

– Обращайтесь, – Хэвард вернул улыбку. – Если у вас найдется работа и деньги, чтобы заплатить за нее, – мой экипаж к вашим услугам. Но если все так, как вы говорите, то почему ваша дочь так реагирует?

– Он был ее женихом. До некоторого времени, – господин Садэо, ласково улыбнувшись, взглянул на Шанали.

– Так это тот самый тип, что хотел водить за нос твою сестру? – не выдержала Лана. – А ты его еще защищаешь? – она перевела взгляд на смутившуюся Шанали.

– Вы абсолютно правы, – голос у Маи Садэо оказался мягким, очень приятным. – Но моя старшая дочь и Рин были помолвлены с детства и росли вместе. Поэтому ей так тяжело смириться с его смертью. Простите ей эту слабость.

– Вообще-то, я не убивал Рина Яоши, – Хэвард улыбнулся, заметив удивление Шанали. – Я привез его живым и отдал заказчикам, родственникам той девушки, над которой он надругался, а затем зверски убил.

– А если он был не виноват? – не сдавалась Шанали.

– Сестра… – попробовала успокоить родственницу Шиори.

– Мне все равно, – невозмутимо произнес Хэвард, и его слова заставили Шанали замереть с открытым ртом. – Я – не судья, чтобы разбираться, кто прав, а кто виноват. Я – наемник и делаю то, за что мне платят. Могу сказать тебе одно – ты не видела его тогда, когда он предстал перед теми, чью дочь он убил. Невиновные не ведут себя так.

– Но… – Шанали потерянно посмотрела на даэрца. – Но…

– Довольно! – грубо прервал дочь Кенони. – Я не желаю омрачать сегодняшний вечер разговорами о войне и убийствах. Наши гости спасли от смерти твою сестру и мою дочь. Так ты хочешь отблагодарить их? Опозорив наш род?!

– Простите меня, отец. Я была не права.

Слова старшего Садэо отрезвляюще подействовали на Шанали.

– Я прошу прощения за сказанное, – теперь она обратилась к Хэварду. – Если я могу хоть как-то загладить свою вину.

– Можешь, и ты знаешь как, – даэрец улыбнулся.

– Как? – неожиданно покраснев, Шанали уставилась на наемника. – Только не говорите мне, что хотите…

– Хочу, – слова Хэварда вогнали в краску даже Маю Садэо, а ее супруг помрачнел лицом. – Я хочу, чтобы ты помогла нам, – закончил свою речь наемник.

– Что? – непонимающе моргнула Шанали. – Как?

– Нужно извлечь защищенную информацию. Шиори сказал, что ты легко с этим справишься. – Хэвард протянул девушке узкий планшет.

– Я попробую, – после короткой паузы нерешительно сказала Шанали, принимая устройство из рук даэрца. – Сделаю все, что смогу к завтрашнему утру.

– Шиори рассказала мне обо всем, – Кенони Садэо вновь взял слово. – Вы спасли жизнь моей дочери и можете оставаться в моем доме столько, сколько захотите. Вам ничего здесь не угрожает.

– Спасибо, но мы вынуждены отказаться, – покачал головой даэрец. – Тот, кто назначил награду за наши головы, не остановится ни перед чем. Если мы будем бездействовать, наша смерть – вопрос времени.

– Тогда я могу дать вам людей.

– И вновь я откажусь. Вы – уважаемый род. Это может отрицательно сказаться как на вашем положении, так и на репутации. К тому же мы привыкли сами решать свои дела.

Над столом повисло молчание.

– Что ж, – задумчиво произнес Кенони Садэо. – Я уважаю ваше решение, но мое предложение остается в силе.

– Я буду помнить об этом.

Двери, ведущие в зал, бесшумно распахнулись, и слуги внесли блюда с едой. Преимущественно эхсне питались рыбой и морепродуктами, но, по случаю приема гостей, был накрыт праздничный стол.

– Прошу вас, угощайтесь, – произнес Кенони Садэо. – Мы продолжим наш разговор, после трапезы.

* * *

Когда с едой было покончено, точно так же как и с замечательным вином, немного захмелевший, но никак не демонстрировавший это Кенони Садэо обратился к Хэварду:

– Правда ли, что вы считаетесь одним из лучших наемников?

– По крайней мере, я до сих пор жив, в отличие от многих других.

– Ваш народ – отличные воины, – пальцы старика коснулись длинного шрама на лбу. – Я много раз сталкивался с вами в бою.

– То же самое могу сказать и о ваших соотечественниках. – Седой эхсне нравился Хэварду. Он являлся одним из тех, в ком ярко ощущалась гордая кровь его народа.

Хэвард впервые лично познакомился с генералом армии эхсне Кенони Садэо, но то, что он слышал про этого мужчину раньше, свидетельствовало о том, что перед ним настоящий герой, опытный стратег и один из лучших мечников своего народа.

– Я неплохо владею клинком, – словно прочитав мысли даэрца, произнес Кенони. – Но однажды я встретил воина, не уступающего мне в мастерстве. Я не знаю, что случилось с ним сейчас, жив ли он до сих пор… Мы столкнулись во время одного из боев за Тракед и оставили друг другу такие подарки, – глава рода Садэо указал на свой шрам.

– Орик Сторгер, – вспомнив лицо главаря наемников, Хэвард сразу же подумал, что шрамы мужчин и впрямь похожи.

– Вы знаете его? – оживился Кенони. – Он жив? Нет, не подумайте, я не думаю о мести. Просто мне хотелось бы встретиться с ним, поговорить, как старый солдат со старым солдатом. Тем более я до сих пор в долгу перед ним, – заметив заинтересованные взгляды гостей, старший Садэо пояснил: – Он выдал нам тела наших павших воинов, позволив забрать их и выразив тем самым свое почтение павшим в бою. Для моего народа это многое значит.

– При случае я передам Орику ваши слова. Думаю, он с радостью примет приглашение.

– Я был бы вам очень признателен, – благодарно кивнул Кенони Садэо. – Не сочтите за наглость и грубость, но я хотел бы попросить еще кое о чем.

– Что я могу сделать?

– Я сейчас в отставке, – неторопливо начал седой эхсне, не мигая, глядя в глаза своему собеседнику, – но продолжаю обучать воинов. В основном это молодежь, не знающая, что такое настоящий бой. Я хотел бы попросить…

– Отец… – умоляюще начала Шанали, но Кенони Садэо одним лишь жестом заставил дочь замолчать.

– Я хотел бы вызвать вас на дружеский бой, чтобы продемонстрировать своим ученикам, каковы были наши противники и как отчаянно храбры были их отцы, выходившие на бой против лучших воинов Альянса. Не откажете ли вы мне в просьбе скрестить клинки в дружеском поединке?

– Почту за честь сразиться с первым мечником эхсне, – не задумываясь, ответил Хэвард.

– Своим ответом вы сами оказываете мне честь, – благодарно кивнув, Кенони улыбнулся. – Завтра утром я пришлю за вами своих людей, и они проводят вас во двор, к месту, где я провожу занятия. Естественно, сразимся мы, как и подобает воинам, с настоящим оружием. Если вы не возражаете, я попросил бы вас облачиться в броню и взять с собой клинок.

– Не возражаю, – усмехнулся наемник, уже предвкушая захватывающий бой. – Могу даже захватить прыжковый ранец.

– Это было бы просто великолепно! – просиял Кенони Садэо, но тут же взял себя в руки. – Несмотря на наши потери и море пролитой крови, я все же иногда тоскую по ушедшим временам. Сейчас в галактике воцарился мир, по крайней мере так называют текущее положение дел. Но тому, кто привык держать в руках оружие, очень сложно найти себе место. Если бы не мои ученики, я бы непременно впал в уныние. – Но вы не впали, – заметил Сэт.

– Как видите, – согласно кивнул хозяин дома. – Могу ли я попросить и вас об услуге?

– Если вы хотите боя, то я откажу, – предупредил Сэт.

– Я не глупец и знаю, на что способен Избранный. Наш поединок непременно обернется смертью и, скорее всего, моей. Годы, знаете ли, не шутка. Я хотел лишь попросить вас продемонстрировать то, на что вы способны.

– Я не люблю подобных демонстраций, но все же не откажу в вашей просьбе. Я ценю ваше отношения ко мне, несмотря на мое естество. Если таким образом я смогу хоть как-то отблагодарить вас – я это сделаю.

– Спасибо. – Кенони пристально оглядел гостей своего дома. – Все-таки порою я думаю, что войны – не лучший способ решать проблемы. При других обстоятельствах мы бы не смогли пообщаться и я бы никогда не узнал вас так, как узнал сейчас. Прожив долгую жизнь и находясь на закате своих лет, я все же изменил свои взгляды. Я не хочу, чтобы прошлое препятствовало настоящему, ведь в таком случае мы не сможем познать жизнь без потерь и кровопролития. Сейчас, пройдя сквозь годы мира и войны, я могу с уверенностью сказать, что разбираюсь в характерах и повадках тех, кто окружает меня. Раньше я уважал вас как достойных противников, – он поднял свой небольшой стакан. – Теперь же я уважаю вас как друзей своего дома. – Кенони встал со своего места.

– Это честь для нас. – Хэвард тоже встал, и экипаж «Стального охотника» последовал примеру капитана.

– Давайте выпьем за мир, дружбу, преданность и верность слову! – предложил тост Кенони Садэо.


Дух воинов

– Босс, ты уж постарайся не покалечить старика. – Винс быстро шагал рядом с облаченным в броню Хэвардом.

Услышав эти слова, следующие по пятам за гостями стражи эхсне нахмурились.

– Ты недооцениваешь воинов Авалона, – хмыкнул Хэвард, проверяя, как выходит лезвие над его левой рукой.

Броня даэрца нуждалась в срочном ремонте. Но, в свете последних событий, времени на это попросту не было. На потертой поверхности нагрудника глубокими, кое-где сквозными, бороздами тянулись следы от ножа Грана. Боевая броня надежно защищала своего хозяина от осколков, газа, растворов, огня, холода и даже от непрямого попадания плазмы, но остановить даэрскую сталь она не могла, точно так же как и сплав, из которого выполнялись клинки эхсне.

– Я не говорю, что эхсне плохие воины, но Садэо давно не молод.

– Орик тоже не молод, хочешь вызвать его на бой? – спросил друга Хэвард.

– Нет, спасибо, – поспешно отказался Райзер. – Я видел, что он сделал с последним, кто претендовал на его место. А ты, я смотрю, жаждешь драки? – переведя тему, Винс взглянул в горящие глаза Стального.

– Даэрцы превозносят ближний бой, считая его истинным проявлением войны, – пояснил Сэт. – Вызов от противника, подобного Кенони Садэо – величайшая честь для воина. Нас уже ждут, – заметил Избранный

– Вы как раз вовремя. – Шанали и Шиори стояли рядом с широкой дверью, украшенной изображением цветущего дерева.

– Мы не любим заставлять себя ждать, – улыбнулся девушкам Хэвард, положив ладонь на рукоять боевого ножа, больше напоминающего короткий меч.

– Вы довольно уверены для того, кто вот-вот сойдется в схватке с лучшим мечником Авалона. – Шанали оценивающе посмотрела на наемника. – Думаете победить?

– Битву нельзя предсказать, именно поэтому она не может надоесть. – Лезвие с шипением появилось над левым кулаком Хэварда. – Ты сделала то, о чем я просил?

– Пришлось нелегко, но я справилась, – по лицу эхсне было видно, что она безумно гордится проделанной работой.

– Но есть одна проблема, – заговорив, Шиори скосила глаза на свою старшую сестру.

– Мы поговорим о проблемах и их решении позже, – отрезал даэрец. – Сейчас я должен вернуть вашему отцу долг за радушие.

– Даэрцы всегда платят за доброту холодной сталью? – наигранно поинтересовалась Шанали.

Девушка дала знак воинам, и те распахнули дверь, ведущую в просторный сад.

На мгновение яркое солнце, ворвавшееся в полутемное помещение, ослепило даэрца, но способность видеть почти сразу же вернулась к нему. На короткой зеленой траве широким кругом сидели молодые эхсне. Насколько смог заметить Хэвард – все они были мальчиками. Девушки и женщины разместились вдоль стен. Стоило наемнику повернуть голову, как Мироши, сидевшая рядом с матерью, приветливо помахала ему. Охотник за головами сдержанно кивнул в ответ.

– Господин Хэвард, отец ждет вас, – прошептала оказавшаяся близко к наемнику Шанали. – А нам всем следует занять свои места, – с этими словами молодая эхсне повела остальных гостей туда, где разместились ее мать и сестра.

– Покажи класс, капитан! – Винс весело подмигнул даэрцу, продемонстрировав ему большой палец сжатой в кулак руки.

Сэт коротко кивнул.

– Удачи. – Шиори коснулась руки Хэварда.

– Удача здесь не поможет. – Наемник заметил, что его противник стоит с непокрытой головой и отдал эхсне шлем, который нес под мышкой, после чего девушка последовала за остальными.

Хэвард пристально смотрел на неподвижно застывшего в центре круга Кенони Садэо. Облаченный в боевые доспехи своего народа, седой эхсне гордо выпрямился в центре круга, обозначенного вытоптанной землей. За алым поясом главы рода Садэо красовались два изогнутых меча: один длинный и второй почти вполовину короче.

Кенони Садэо, встретившись взглядом с Хэвардом, склонил голову в знак приветствия. Всегда спокойные глаза эхсне горели воинским азартом.

По рядам учеников Кенони Садэо прошел ропот. Все они, изогнув шеи и затаив дыхание, неотрывно глазели на появившегося из помещения даэрца. Наслушавшиеся о грозных воинах Даэры молодые эхсне ждали от наемника чего-то будоражащего, чего-то особенного, и Хэвард не стал их разочаровывать. Активировав прыжковый ранец, под приглушенный возглас толпы, Стальной взвился в воздух, одним мощным прыжком оказавшись рядом со своим противником.

– Эффектное появление – залог успеха! – важно заметил Райзер, и Мироши, что сидела рядом с ним, восторженно закивала.

– Тихо! – зашипела на брата Лана, и тот сделал жест, словно застегивает свой рот.

Едва заметные клубы пыли неспешно оседали на землю, слегка кружась от почти не ощутимого ветра. Седой эхсне и даэрец застыли друг напротив друга. Их ладони лежали на рукоятях оружия, однако ни один из противников не спешил нападать.

– Ученики, – голос Кенони Садэо звучал жестко и властно, – сегодня у нас важный гость, который оказал мне любезность, согласившись продемонстрировать вам свое искусство боя. Для меня честь представить вам Хэварда Орсона по прозвищу Стальной, одного из достойнейших сынов Даэры, командира штурмовиков Альянса, всегда находящегося на острие атаки и никогда не прятавшегося за спины своих солдат. Дважды герой войны из клана «Бессердечных», тот, кто руководил дерзкой атакой на штаб Коалиции во время штурма последнего оплота Альянса! – закончив говорить, Кенони обвел всех присутствующих взглядом, и Хэвард сделал то же самое.

Казалось, что молодые эхсне разучились дышать и теперь, открыв рты и широко распахнув глаза, взирают на ожившую прямо перед ними легенду.

– Вы готовы начать? – с торжественной улыбкой поинтересовался Кенони.

– Всегда, – оскалился даэрец, однако продолжил стоять ровно.

– В таком случае я объявляю наш поединок начатым! – провозгласил глава рода Садэо. Убрав ладонь с рукояти меча, он прижал руки к бокам и поклонился своему противнику.

Хэвард сделал то же самое.

Все, кто наблюдал за боем, затаили дыхание.

Кенони Садэо развернулся к даэрцу вполоборота. Одной рукой он придерживал ножны, а другая замерла в миллиметрах от обтянутой яркой тканью рукояти, все еще не обнаженного меча. Седой эхсне сделал едва заметный шаг в сторону, и Хэвард тут же повторил маневр противника, сместившись в противоположную сторону. Даэрец также не спешил обнажать оружие, но слегка согнул ноги в коленях, словно готовился к рывку. Понимающе улыбнувшись, Кенони сместился в другую сторону, и вновь Хэвард не остался на месте.

Они стояли так несколько мгновений. Наконец правая нога эхсне медленно сдвинулась вперед, а тонкие пальцы сжались на рукояти меча. Старый воин выжидал.

Выпрямившись, Хэвард показательно медленно извлек из ножен длинный блестящий нож с широким лезвием. Он подбросил грозное оружие в воздух и ловко поймал, перехватив обратным хватом и отведя руку немного за спину.

Стоило даэрцу на секунду замереть, как его противник с сумасшедшей скоростью ринулся вперед, на ходу выхватывая клинок из ножен. Сверкающее лезвие клинка эхсне просвистело слева от даэрца, молниеносно вновь взлетело вверх и почти сразу же стремительно рухнуло вниз.

В последнее мгновение, избежав сокрушительного удара, Хэвард сместился в сторону, одновременно пытаясь достать противника ножом. Кенони легко увернулся от атаки и сделал шаг назад, но в этот момент Хэвард ладонью ударил сверху по его мечу, заставив клиновидное лезвие воткнуться в землю.

Подавшись вперед, наемник плечом оттолкнул Кенони назад, едва не лишив противника оружия. Но глава рода Садэо сделал красивое сальто назад, едва не задев ногой подбородок даэрца, после чего ловко приземлился на расстоянии пяти шагов от оппонента.

Противники вновь закружили друг напротив друга.

Кенони Садэо медленно перехватил длинную рукоять своего слегка изогнутого меча, опустив его лезвием вниз и заведя за спину, после чего, сорвавшись с места, прыгнул на даэрца, развернувшись в воздухе.

Хэвард в последний момент успел защититься ножом от мелькнувшего перед глазами лезвия. Зрители ахнули, когда охотник за головами ухватил противника за щиколотку и с силой приложил о землю, подняв облако пыли, но вынужден был отступить, чтобы не напороться на хищно сверкнувший клинок.

Седой эхсне легким прыжком поднялся на ноги и, словно ничего не случилось, незамедлительно пошел в контратаку.

Меч Садэо с безумной скоростью выписывал в воздухе замысловатые фигуры, то и дело, норовя задеть чудом уходящего от атак наемника.

В последний момент, изменив ход клинка, Кенони оставил глубокую царапину на наплечнике даэрца и спустя мгновение еще одну такую же на животе. Эхсне попытался достать противника колющим ударом в живот, однако Хэвард пропустил отточенное лезвие между боком и рукой и, активировав прыжковый ранец, грудью сшиб оппонента с ног.

Не давая Кенони вновь обрести равновесие, даэрец ухватил его за пояс и с рычанием перебросил через себя, швырнув как можно дальше. Седовласый эхсне ловко перекувырнулся в воздухе. Приземлившись на ноги, он едва успел отскочить от рухнувшего сверху противника.

– Шустрый дед! – оценил Винс прыть главы рода Садэо.

– Я просто сделаю вид, что не слышала этого, – глаза сидящей рядом с Райзером Шанали зло блеснули.

– Надеюсь, капитан не убьет его ненароком, – шепнула Лана брату и, несмотря на то, что голос сестры звучал неуверенно, тот согласно кивнул.

– Хэвард не станет никого убивать, – уверенно заявил Сэт, как и все внимательно следивший за боем. – К тому же его противник далеко не прост. Скажу даже больше – господин Садэо своим мастерством впечатлил даже меня.

Между тем эхсне и даэрец сошлись вновь, теперь уже непрерывно атакуя друг друга. Неуловимо быстрые, отточенные и пропитанные грацией движения Кенони Садэо абсолютно не походили на манеру боя его противника.

Даэрец больше напоминал обезумевшую боевую машину. Как и его оппонент, Хэвард не совершал лишних движений, но все его атаки, в случае успеха, гарантированно отправили бы врага в небытие.

Когда эхсне не удавалось увернуться от клинков наемника и приходилось парировать их, он против своего желания вынужден был пятиться назад. Напор и сила даэрца попросту ошеломляли, но Кенони Садэо не просто так считался лучшим мечником своего народа. Он не только успешно отражал все атаки, но и находил время для молниеносных ответов.

Высекая искры, сталь скрежетала о сталь, а противники неустанно сталкивались вновь и вновь. Решив поменять рисунок боя, старший Садэо от скользящих движений перешел к прыжкам, причем акробатике немолодого воина оставалось только позавидовать.

Он оказывался то справа, то слева от своего оппонента, осыпая того градом ударов. Используя весь потенциал прыжкового ранца, Хэвард то и дело разрывал дистанцию, чтобы тут же вновь сократить ее, сбивая своего противника.

В одной из многочисленных атак Хэварду удалось пробиться сквозь безупречную оборону Кенони и нанести тому два удара в область живота. Изогнувшись всем телом, Садэо смог избежать близкого знакомства с ножом даэрца, однако яркий перерубленный пояс упал к его ногам вместе со вторым коротким мечом.

Двумя широкими взмахами эхсне отогнал от себя Хэварда и, подцепив ногой упавшее оружие, ей же подбросил его в воздух, ловко поймав меч за рукоять и резким движением высвободив клинок из ножен, тихо звякнувших где-то в пыли.

– Похоже, шутки кончились, – оскалился наемник.

Заряд ранца стремительно подходил к концу, а без него Хэварду пришлось бы очень туго. Помня о том, что поединок показательный, даэрец решил не тянуть время. К тому же охотник за головами заметил, что его противник начал уставать, все же возраст сказывался.

Да и откуда было Кенони Садэо знать, что, кроме него самого, единственным, кто смог выстоять в бою против Орика Сторгера, был его лучший ученик – Хэвард Орсон? По правде говоря, Хэвард выигрывал у Орика почти половину боев, но до этого, безусловно, успеха он прошел через множество весьма болезненных поражений.

Противники вновь скрестили свои клинки, осыпая друг друга градом искр, и, обменявшись десятком атак, отскочили в разные стороны.

– Хм… – с мрачным укором Кенони Садэо взглянул на зажатый в левой руке короткий меч, точнее на рукоять, которая от него осталась.

Верное оружие, не подводившее его во множестве битв, все же не выдержало знакомства с даэрской сталью. Отбросив бесполезный обломок в сторону, глава рода Садэо двумя руками сжал рукоять меча. Он медленно отвел назад левую ногу, перенеся весь вес на правую. После он опустил клинок, словно вложив его в ножны. Поза эхсне была напряженной, глаза, не мигая, уставились на даэрца.

Хэвард знал, что значит подобное поведение противника. Это был вызов, вызов на последнюю атаку, чаще всего – смертоносную. Несколько раз во время рукопашных схваток даэрец уже получал подобные вызовы от воинов Авалона и ни разу не отказывал противникам в этой чести. Не собирался он отказываться и сейчас.

Отступив немного назад, Хэвард также замер, слегка согнув ноги в коленях, собранный и готовый к рывку. Несколько мгновений противники смотрели друг другу в глаза, после чего губы седого эхсне слегка растянулись в улыбке и он, резко кивнув, бросился вперед.

Хэвард поступил так же…

Зрители затаили дыхание, когда эхсне и даэрец замерли рядом друг с другом. Длинный меч Кенони Садэо застыл, едва касаясь шеи Хэварда, но и широкий нож даэрца, остановился в опасной близости от кадыка его противника. Продолжи воины бой – победителей в нем не было бы.

– Великолепно! – На губах Кенони Садэо сияла довольная улыбка, а глаза сверкали радостью.

Седой эхсне медленно опустил меч.

– Могу сказать то же самое. – Хэвард вернул улыбку и спрятал свое оружие в ножны.

Под одобрительный гул зрителей воины поклонились друг другу.

– Впечатлена? – Сэт взглянул на Шиори.

Девушка прикрыла рот ладонью и смотрела на то, как ее отец похлопывает улыбающегося даэрца по плечу. Она была настолько поглощена своими мыслями, что не сразу обратила внимание на то, что Избранный обращается именно к ней. Хотя Сэту уже не требовался ответ.

– Даже если воины сражаются друг против друга, это не отменяет того, что они близки друг другу по духу, – поучительно сказал Избранный. Он еще раз заглянул в мысли эхсне и шепотом добавил: – Становится все интереснее.

– Ты что-то сказал? – наконец обратила внимание на Избранного Шиори.

– Похоже, мой выход, – сухо улыбнулся Сэт и, легко поднявшись, направился к ожидавшим его Кенони Садэо и Хэварду.

По пути он отметил, как на площадку вытаскивают толстые доски, а на погрузочной платформе, парящей над самой землей, везут огромный валун.

– Я хотел бы представить вам еще одного нашего особого гостя! – громогласно провозгласил Кенони Садэо.

– А мы, значит, совсем не особые, – незамедлительно обиделся Винс. – Всего-то какая-то там девочка, являющаяся секретной разработкой проекта по воссозданию Избранных, лучший стрелок «Хищника» и… – Он покосился на Лану. – И совсем обычная его сестра, единственная, кто оправданно остается в тени.

– Вот уж спасибо, – поморщилась Лана.

– Всегда пожалуйста, – в тон ей отозвался Винс.

Райзер хотел еще поворчать, но оживленный гул отвлек его от мысли об этом.

Причиной волнения зрителей, конечно же, послужило появление Избранного. Решив последовать примеру Хэварда, Сэт вышел весьма эффектно. Размытой тенью проскользив между учениками Кенони Садэо, Избранный появился рядом с седовласым эхсне, словно из воздуха.

– Первый из Избранных! Сэт Дэноре! – похоже, глава рода Садэо наслаждался эффектом, произведенным на своих учеников.

Молодые эхсне даже привстали со своих мест, чтобы лучше разглядеть стоявшего перед ними странного незнакомца. Черные прожилки на коже и темные глаза Избранного вселяли в сердца зрителей суеверный страх, а его холодная улыбка заставляла многих зябко поежиться.

– Тихо, – призвал всех к порядку хозяин дома. – Господин Сэт любезно согласился продемонстрировать нам свои способности. Разумеется, из соображений безопасности, ни о каком показательном бое не может быть и речи, поэтому я приготовил для демонстрации нечто другое, – он жестом указал на сложенные одна на другую доски и огромный валун, который сгрузили на землю неподалеку. – Прошу вас. – Кенони склонил голову и отступил.

– Конечно, – решив больше не пугать всех своей способностью к перемещению, Сэт неспешно приблизился к доскам, доходившим ему почти до пояса. Едва ладонь Избранного коснулась теплого дерева, как под оглушительный треск толстые доски одновременно сломались пополам. Подойдя к валуну, Сэт приложил к нему ладонь и… ничего не произошло.

Со стороны притихших зрителей послышались смешки, а спустя два удара сердца неподъемный валун рассыпался каменной крошкой.

– Перед силой Избранного не может устоять даже броня, – поведал окружающим Кенони Садэо. Он знаком подозвал своих людей, и те, пригибаясь от натуги, вынесли на площадку широкую пластину. – Подобная броня защищала технику Коалиции во время войны, защищает и теперь.

Установив защитную пластину на вынесенный вместе с ней держатель, воины предусмотрительно отошли подальше.

Завороженные зрелищем эхсне не успели и глазом моргнуть, как оказавшийся рядом с пластиной Сэт коснулся ее открытой ладонью. Толстый сплав разорвался, словно от прямого попадания бронебойного заряда. Искореженная чудовищной силой Избранного, тяжелая пластина, порванная, словно лист бумаги, рухнула на землю.

– Что ж, теперь вы все видели то, с чем вашим отцам пришлось столкнуться во время войны, – важно произнес Кенони Садэо. – Теперь вы должны понять, как прекрасен мир и гармония, в которой мы живем сейчас. Пусть все это досталось нам ценой крови, однако следует помнить, что наши предки погибали за счастливое будущее, за сегодняшний день, за своих детей. Они отдавали жизни ради того, чтобы мы могли наслаждаться своей. Я призываю всех забыть прошлые обиды, ведь они, как нам известно, способны изменить настоящее.

Кенони Садэо сделал паузу, после чего продолжил свою речь:

– Все мы стали свидетелями демонстрации великой силы, но главное то, что не пролилось ни капли крови. Для клинка нет лучшего места, нежели ножны, но если вам все же пришлось обнажить оружие, сражайтесь достойно, дабы не посрамить память предков и честь ваших родов. Уважайте своих противников, если те уважают вас. Все мы воины и все мы следуем своему долгу, а где есть долг, нет места ненависти. Запомните это. На сегодня урок окончен. – Кенони Садэо положил ладони на рукоять меча, уткнувшегося острием в землю у ног хозяина.

Ученики седого эхсне дружно поднялись со своих мест, низко поклонились учителю и стоящим рядом с ним даэрцу и Избранному, выстроились в ровные ряды и стали покидать двор имения Садэо.

– Я очень благодарен вам за помощь? – проникновенно произнес Кенони Садэо. – Отныне и навсегда вы – желанные гости в моем доме, помните об этом. И еще, – чуть тише добавил он, прежде чем охотник за головами успел выразить свою благодарность: – Береги мою дочь, Хэвард. Она решила сопровождать тебя. Я уважаю это решение. Ты – достойный человек. Но прошу тебя – не вынуждай ее запятнать честь нашего рода, ведь вы сами можете выбирать, за какие заказы вам браться. И еще, почаще прилетайте в гости. – Седой эхсне тепло улыбнулся.

– Что ж, – Кенони вздохнул. – Надеюсь, вы не откажетесь еще раз разделить с нами трапезу?

– С удовольствием, – ответил Хэвард.

* * *

– Долго нам ждать? – сидя на трапе «Стального охотника», Винс с нетерпением смотрел на закрытые ворота ангара.

– Тебе вроде бы здесь понравилось? – прищурившись, спросила Лана у брата.

– Понравилось, – не стал отрицать Райзер. – Но я не могу сполна насладиться, как там говорил господин Садэо… «Миром и гармонией», пока за мою голову назначена награда. Как разберемся с делами, я не прочь зависнуть здесь надолго.

– Не загадывай, – хмуро заметил Хэвард.

Шиори и Шанали должны были уже появиться в ангаре, но время шло, а девушек все не было. Даэрец разделял чувства Винса. Ему самому ужасно хотелось раз и навсегда объяснить всем – охота за головой охотника – дело не простое.

Спокойствие сохраняли только Ева и Сет. Избранный все свое время проводил с сереброволосой девушкой, и Хэварду это нравилось. Во-первых, теперь Сэт напоминал самого себя до того, как его отец решил использовать единственного сына в бесчеловечных опытах, а во-вторых – он учил девушку, а два Избранных на борту уже серьезная сила, с которой придется считаться кому угодно.

По правде говоря, даэрец не огорчился бы, если Ева не смогла пользоваться новыми способностями, ему бы хватило и хорошего медика, но уроки Избранного, несомненно, пойдут девочке на пользу.

С тихим гулом дверь ангара отъехала в сторону, и из-за нее вышли четыре одинаково одетые девушки.

– У меня что-то с глазами? – обеспокоенно пробубнил Винс, несколько раз с усилием моргнув. – Вроде нет.

– Благородным госпожам не пристало работать? – с кривой усмешкой даэрец взглядом указал на грузовую платформу, парящую между двух незнакомых ему эхсне, облаченных в легкую броню и вооруженных укороченными штурмовыми винтовками и бластерами.

– Сам же ты не соизволил забрать свои пожитки! – с вызовом заявила Шанали.

– Твой отец сказал мне – ни о чем не беспокоиться, к тому же это ты вызвалась чинить мою броню.

– Я хотела лишь подлатать ее в тех местах, где повредил меч отца. Но в твоих обносках было столько дыр, что мне стало тебя жаль. Поэтому, так уж и быть, я починила все, можешь уже начинать благодарить меня.

– Спасибо, – коротко бросил Хэвард.

– И все? – уставилась на даэрца Шанали.

– С тебя хватит. К тому же я забуду твои вчерашние обвинения.

– Чего еще ожидать от невежды, – наморщила носик Шанали. – Что только моя сестра нашла в тебе, – она с укором посмотрела на покрасневшую Шиори.

– Давай ближе к делу, – попросил наемник. – Что тебе удалось узнать и связано ли это с тем, что вы одеты словно клоны?

– Мне всегда казалось, что девушкам не нравится, когда у их подруг, скажем, такое же платье, – поддакнул Винс, подмигнув одной из незнакомых эхсне.

– Я узнала все, что только можно, и уверена – этого хватит, – гордо вскинула голову Шанали, с чувством превосходства глядя на Хэварда.

– А что насчет вашего гардероба? Собрались на войну или где-то на Авалоне распродажи? – даэрец улыбнулся уголками губ, делая вид, что не замечает, как свирепеет его собеседница.

– Это должен был сказать я! – вскинул бровь Винс. – Шутка вполне в моем стиле.

– С кем поведешься, – пожал плечами Хэвард и вновь обратился к девушкам: – Вас подбросить до торговцев?

– Мы летим с вами! – четко чеканя каждое слово, произнесла Шанали.

– Мне сейчас показалось, что я слышал, как ты сказала, будто вы собрались лететь с нами, – выделять слова у даэрца получалось ничуть не хуже, чем у его собеседницы.

– Тебе не показалось! – Шанали сделала знак своим спутницам, и те двинулись было к кораблю, но массивная фигура даэрца перекрыла им проход.

– Не припомню, чтобы давал свое согласие.

– Я пыталась отговорить ее. – Шиори виновато потупилась. – Но она старше, всего на год, но я…

– Или мы летим с вами, или никто никуда не летит! – топнула ногой Шанали. – Я не смогу спокойно спать по ночам, зная, что не вернула тебе долг за спасение сестры!

– Почему это должно волновать меня? – Хэвард зевнул. – К тому же, если с тобой что-то случится, твой отец расстроится.

– Я уверен, что вы позаботитесь о моих девочках, к тому же с ней личные телохранители. – Кенони Садэо бесшумно вошел в ангар. – Это самое малое, чем я могу вам помочь. А если возникнут вопросы – я всегда могу сказать, что дочь действовала самостоятельно. Единственное, что может стать проблемой, так это ее характер.

– А как же честь рода? – поинтересовался Винс.

– Честь рода будет запятнана, если я не помогу своей дочери. Ответственность перед самим собой и духами предков – только это имеет значение, а мнение остальных меня не интересует. Я слишком стар, чтобы обращать внимание на слухи.

– Послушайте, – начал было даэрец, но его прервала Шанали.

– Ваша цель – космическая станция. Без моей помощи вы не то что не высадитесь на нее, даже подлететь не сможете.

– Ты не справишься? – игнорируя Шанали, Хэвард обратился к ее сестре.

– Там высшая степень защиты, к тому же требуется внести изменения в идентификаторы, я уже не говорю о взломе силового барьера… – Шиори так усердно всматривалась в носы своих ботинок, словно пыталась увидеть там будущее.

– Я тебя понял, – приподняв лицо эхсне за подбородок, даэрец заглянул в ее красивые глаза. – Но я надеюсь, что со временем и ты сможешь разбираться во всем этом не хуже чем твоя сестра. Я сойду с ума, если она будет повсюду таскаться за нами. Поэтому внимательно наблюдай за ней и запоминай все, что она делает.

– Хорошо. – С облегчением вздохнула Шиори. – Я все сделаю, капитан.

– Стало быть, вопрос решен? – спросила Шанали, нетерпеливо потопывая ножкой.

– Валяй, принцесса. – Хэвард отошел в сторону.

– Босс, прекрати говорить, как я! – возмутился Райзер, провожая эхсне взглядом. – Надоело быть самым неразговорчивым на корабле?

– Самая молчаливая у нас – Тильда, – тихо произнес наемник, выжидающе глядя, как троица эхсне поднимается по трапу. Девушки-телохранители остановились, пропуская Шанали вперед.

– Точно, они же не… – Шиори подалась было вперед, но Хэвард ловко поймал ее за кончик хвоста и притянул к себе.

– Тихо! – с улыбкой прошептал он на ухо пискнувшей девушке, прижимающей к груди свой драгоценный хвост, подвергшийся столь неподобающему обращению. – Не порти представление.

– Вы не можете найти другого времени для объятий? – стоя у самого входа, Шанали оглянулась на оставшихся снаружи наемников.

– Уже идем, – со всей возможной серьезностью ответил Хэвард, а Лана лишь покачала головой, с укоризной взглянув на капитана и улыбающегося брата.

Прошло несколько секунд, после чего на трап вышла Шанали. Девушка деревянной походкой спустилась вниз, пройдя мимо удивленных телохранительниц, и замерла напротив Хэварда. Лицо Шанали по цвету напоминало только что выпавший снег.

– Капитан, – губы эхсне растянулись в неестественной улыбке. – У вас на борту – весьма странное существо.

– Во-первых, ты уже спустилась, а во-вторых, не нужно быть столь самокритичной, – даэрец улыбнулся уголком рта.

– Боюсь, вы не поняли меня, капитан, – все таким же, не своим голосом продолжала Шанали, глядя в одну точку перед собой и не обращая внимания на шутку охотника. – У вас на борту огромный паук. Огромный. Паук.

Стоявшие на трапе эхсне-телохранительницы заметно побледнели и поспешно спустились пониже, кидая опасливые взгляды в сторону входа.

– Будь с ней помягче, – шепотом попросила даэрца Шиори. – Сестра до смерти боится пауков. Даже больше чем я.

– Это объясняет ее реакцию. – Хэвард дважды провел ладонью перед лицом Шанали, но девушка не отреагировала.

– Какие-то проблемы? – Кенони Садэо подошел поближе и взглянул на дочерей.

– Все в порядке, отец, – натянуто улыбнулась Шиори. Ухватив сестру под локоть, она потащила ее к кораблю, по дороге нашептывая что-то на ухо.

– Не люблю долгих прощаний, – глава рода Садэо склонил голову. – Желаю вам всем вернуться живыми.

– Наши желания совпадают, так что мы приложим все усилия, – Винс стянул шляпу и отвесил эхсне весьма элегантный поклон. – Пойду готовиться к взлету.

Нахлобучив потертый головной убор на макушку, второй пилот «Стального охотника» направился к трапу, по пути приобняв телохранительниц Шанали. Девушки недвусмысленно потянулись к оружию, и Райзер поспешно убрал руки в карманы плаща.

– Удачи. – Кенони протянул сухую ладонь Хэварду, и тот, кивнув, ответил на рукопожатие.

– Все на борт, – отдал приказ даэрец.

Проследив, как вся команда взошла на корабль, Стальной еще раз оглянулся, встретившись взглядом с седым эхсне. Несмотря на внешнее спокойствие Кенони Садэо, Хэвард сразу понял, как сильно он беспокоится за своих дочерей. Не найдя подходящих слов, наемник поднялся по трапу, и люк закрылся за его спиной.

– Вы все боитесь пауков? – оказавшись в общем зале, даэрец сразу же уперся взглядом в Шанали и ее телохранительниц, которых тщетно пытались успокоить Ева и Шиори. Девушки вжались спинами в стену так сильно, будто хотели стать ее частью.

– Весь фольклор народа эхсне преподносит пауков как посланников Зла, вестников несчастья и пожирателей заблудших душ. Кстати, Избранных они считают детьми огромной паучихи, – холодно заметил Сэт. – Если учесть, что им с детства рассказывают страшные сказки о многоногих тварях, готовых пожрать их за малейшее непослушание, то они весьма стойко держатся.

– Нда… – Даэрец покачал головой. – Всем слушать меня. – Грубый голос наемника заставил всех повернуться в его сторону. – На этом корабле бояться стоит в первую очередь меня! – он указал пальцем на себя. – Если вы не будете слушать моих приказов или мешать – клянусь, я брошу вас на одной из планет арахноидов. Ясно?! – рявкнул он.

Отрезвленные голосом наемника девушки поспешно закивали.

– Для всех вас, сейчас – последний шанс остаться здесь и не лезть в самое пекло. Я обращаюсь ко всем. – Стальной обвел присутствующих взглядом.

– Мы не бросим тебя, капитан, – Лана вышла вперед. – Мы же – команда.

– Ты сам говорил, что экипаж «Стального охотника» – единое целое. Да и вся эта история началась из-за нас, так что даже не мечтай от нас избавиться. Мы подписали договор, – напомнила даэрцу Шиори, и Ева поспешила согласиться с эхсне.

– Даже не смотри на меня, босс. Я с тобой, – погладив рукояти бластеров, Винс хищно улыбнулся. – Давно я не пускал в дело своих девочек. Разве я могу упустить такое веселье?

– О моих мотивах ты знаешь… – Сэт пристально посмотрел в глаза Хэварду. – Куда Ева, туда и я.

– Я в вас ни сколько не сомневался, – улыбка даэрца вышла безрадостной. – А ты? Ты уверена, что хочешь лететь, девочка? – он повернулся к Шанали.

Эхсне уже немного пришла в себя и согласно кивнула:

– Я верну долг нашего рода, но и только. Не тешь себя надеждами, будто я жажду твоей компании, ты, похотливое животное! Да, это я тебе! – Девушка встретилась с непонимающим взглядом наемника. – Думаешь, я не замечаю, как ты пожираешь глазами меня и мою сестру! Что ты молчишь?!

– Думаю, – коротко ответил даэрец, смерив девушку взглядом.

– Опять грязные фантазии?!

– Можно и так сказать, – согласился наемник, смутив эхсне. – Сильно ли я обижу твоего отца, если выкину тебя за борт прямо сейчас?

– Да как ты…

– Он выкинет, – заверила сестру Шиори, машинально потерев поясницу и вспомнив свое приземление в снег. – Поверь мне.

Несколько мгновений Шанали сверлила охотника за головами свирепым взглядом ярко-желтых глаз, после чего, фыркнув, отвернулась.

– Совсем недавно ты была более учтива, – заметил даэрец.

– Мой отец очень старомоден. Он, как и многие другие старики, до сих пор верит в честь и долг. Приходится считаться с его мнением.

– Жаль. – Поджал губы Хэвард.

– О чем ты жалеешь? – вскинула тонкую бровь Шанали.

– О том, что честь и гордость считают вышедшими из моды, – честно ответил Хэвард. – Скажи ты подобное своему отцу – его сердце оказалось бы разбитым.

– Мой отец сильнее, чем ты думаешь! – в голосе Шанали прозвучала угроза, и ее телохранительницы, переглянувшись, потянулись к оружию.

– А ты глупее, чем кажешься, – отрезал наемник. – Если ты не замечаешь, как он дорожит тобой, это еще не значит, что это не так. Пусть я тоже буду старомодным, но Кенони Садэо принял нас, наемников, как равных себе. Он оказал нам честь, и я не позволю никому отзываться о нем плохо в моем присутствии. Ты это поняла? – В два широких шага он оказался рядом с оторопевшей Шанали и свирепо заглянул в ее глаза.

– Да, – испуганно пискнула девушка, разом забыв о своей злости, под тяжелым взглядом охотника.

– Тогда спрашиваю еще раз. Ты летишь или остаешься?

– Мы летим… – Прежде чем эхсне успела договорить, ее прервал Хэвард.

– Винс – взлетаем, пока на борт не нагрянули желающие разузнать, почему мы до сих пор в ангаре, когда его ворота уже давно открыты. Пока следуем в нейтральное пространство. – Даэрец кивнул второму пилоту, и тот скрылся в кабине. – Что тебе удалось найти? – обратился он к Шанали.

– Все, – рассеянно пробормотала девушка. – У меня есть координаты, точные данные станции, ее план, даже письмо, которое бывший владелец не удалил. Написавший это – неизвестен, но письмо отправлено со станции. Текст говорит сам за себя.

– Показывай. – Хэвард указал девушке на проектор.

– Мне потребуется время, чтобы все настроить, – Девушка вытащила из небольшой сумки миниатюрный личный передатчик.

– У тебя его не так уж много. – Хмуро кивнул Хэвард.

* * *

Когда «Стальной охотник» затерялся в нейтральном пространстве, все присутствующие на борту корабля собрались в общем зале, где эхсне закончили последние приготовления.

– Итак, – прокашлявшись, начала Шанали, то и дело настороженно поглядывая на мрачного даэрца. – Письмо вы уже видели.

Присутствующие мрачно кивнули. В тексте была всего одна строка: «Еву желательно взять живой. Остальных в расход. Встретимся дома».

– Так, – откашлявшись, продолжила Шанали. – Вот ваша… То есть наша цель. – Она пробежала пальчиками по экрану личного передатчика, и на большой проекции в середине зала застыла миниатюрная космическая станция. – Объект числится как перевалочная станция и служит своего рода складом.

– Что складывают? – невинно поинтересовался Винс.

– Продукты питания, – пожала плечами Шанали.

– Ты хочешь сказать, что какой-то парень, следящий за складом, решил вот так вот просто, от нечего делать, открыть охоту на людей, просто потому что ему скучно? А платить он будет этими самыми продуктами питания? – ядовито поинтересовался Райзер.

– Откуда мне знать?! – вспылила эхсне. – Вы просили перехватить потоки данных с планшета, и я все сделала. – К тому же там была такая защита, подобная которой никак не может оказаться на этой развалине! – Шанали указала на проекцию станции. – Системы паролей и перехвата утечек больше подходят военным!

– Может, здесь ошибка? – поинтересовался Винс, недоверчиво глядя на проекцию.

Станция явно была старше минувшей войны и выглядела так, словно переживала суровые годы в эпицентре схватки галактических крейсеров, а потом ее на скорую руку починили, пожалев денег абсолютно на все.

– Я пять лет провела в лучшем разведывательном подразделении Коалиции, и я не могу ошибаться! – с достоинством заявила Шанали. – Обмен данными с принесенного вами планшета велся только с этой станцией.

– Но все-таки… – не сдавался Винс.

– Довольно. – Хэвард жестом прервал спорщиков. – Кому принадлежит станция? – даэрец обратился к возмущенной Шанали.

– А? – девушка мотнула головой. – Сейчас, – глаза эхсне забегали по экрану передатчика. – Вот! – она победно улыбнулась. – Станция принадлежит Джайне ан Нолесс!

– Ты уверена? – в наступившей тишине спокойный голос даэрца прозвучал очень выразительно.

– Д-а-а, – абсолютно неуверенно отозвалась Шанали. – Что-то не так?

– Моя мама погибла, – прошептала Ева.

– Без вести пропала больше года назад, – уже более твердо поправила девушку Шанали, продолжая изучать данные с передатчика. – А по законам Коалиции, собственность переходит в другие руки или после свидетельства о смерти предыдущего владельца, или спустя пять лет с объявления его пропавшим. Возможно, родственники…

– Их нет, – на глазах Евы выступили слезы, но она решительно стряхнула их. – Кроме меня никого не осталось.

– Но… секундочку. – Шанали села прямо на пол. Девушка положила передатчик на колени, и ее пальцы быстро заскользили по панели управления.

Хэвард сделал знак Шиори, и та подошла к сестре. Усевшись рядом, она принялась внимательно наблюдать за действиями Шанали.

– Ну вот же! – Шанали щелкнула пальцами. – Временным управляющим назначен Дориан ан Картер!

– Дядя?! – глаза Евы округлились. – Это брат господина Тобиаса ан Картера, мужа тети Сальмы, – пояснила девушка. – Я видела его всего несколько раз. Тетя говорила, что он очень занятой человек, даже предложил свою кандидатуру на вступление в Совет. Он всегда был добр ко мне, дарил подарки…

– Дориан ан Картер. Человек. Сорок семь лет. Не женат. Детей нет. Родился на Гравенте, имеет собственность на десятке планет Коалиции, однако продолжает жить в родном мире. Занимается тяжелой промышленностью, входит в сенат, – затараторила Шанали, водя взглядом по экрану передатчика. – Так… Это не важно… Это не интересно… Из последних новостей только то, что он выступил с речью, призывающей жителей Гравенты быть осторожнее, а также призвал власти ужесточить контроль за планетой, обвинив их в том, что главный мир Коалиции стал пристанищем для разнообразного сброда. Закончив речь, он удалился, сказав, что должен заниматься похоронами брата и его супруги, погибших из-за халатности властей. Многие считают, что он скрывается от следствия, так как обломки одного из кораблей, принадлежащих ему, были найдены рядом с руинами имения ан Нолесс, где совсем недавно произошла настоящая бойня между криминальными авторитетами и наемниками.

– Странно, – даэрец скрестил руки на груди. – Я мог бы допустить, что Дориан ищет мести за убитых родственников и не жалеет денег на уничтожение наемников, а мы просто первыми попали под раздачу. У богатых свои причуды. Но те парни, что наведались к вам следом за Граном, и те, кто уничтожил жилище Сэта, совершенно точно приходили за Евой. Если твой дядя так соскучился, то мог бы просто пригласить тебя в гости, всю целиком, а не только голову. Вышло бы значительно удобнее и дешевле.

– Но зачем ему это… – Кажется, сереброволосая девушка с трудом верила в услышанное. – Он меня никогда не обижал, всегда интересовался здоровьем…

– Особенно головой, – осклабился Винс.

– Шанали, – даэрец взглянул на притихшую эхсне, – ты говорила о защите, мы сможем ее миновать? – Теперь наемник был полностью уверен, что найденная Шанали станция именно то, что им нужно.

– Именно миновать, – подтвердила догадку Хэварда девушка. – О том, чтобы взорвать станцию, не может идти и речи, здесь нужна боевая мощь линкора. Я могу взломать их системы, и мы сможем высадиться в док.

– Так «Ночные ведьмы» поступили с крейсером «Неотвратимый»? – Вскинул бровь наемник. – Твоих рук дело?

– Моих, – не стала отрицать Шанали. – Но, надеюсь, на этой станции нас не будут поджидать штурмовые войска даэрцев. – Она нервно хмыкнула. – В общем, я смогу сделать нас невидимыми для любых радаров и обеспечить «окно» в системе защиты, чтобы мы смогли проскочить в док. Что вы собираетесь делать дальше? – спросила она у даэрца.

– Я хочу получить ответы и показать кое-кому, как глупо и недальновидно назначать награду за головы моего экипажа.

– То есть мы будем убивать? – перевел слова Хэварда Винс. – Если, конечно, найдем кого, – он с недоверием глянул на проекцию станции.

– Мне удалось найти внутренний план. По крайней мере, то, что значится как план. – Шанали вывела проекцию внутреннего устройства станции. – Здесь все предельно просто. Это док, – она показала пальцем на небольшую, продолговатую фигуру. – От него идут два пути: отгрузки и загрузки соответственно. Затем здесь мы имеем сортировочный отсек, от которого идут коридоры к трем временным складам, а вот это большое помещение – основной склад… Судя по записям, вот здесь, – вернувшись ниже по карте, Шанали обозначила ответвление от сортировочного отсека, – по идее должно находиться жилое пространство, комната отдыха, личные отсеки экипажа.

– Сколько людей и дройдов может быть на станции? – спросил Хэвард.

– Сколько угодно, – пожала плечами Шанали. – Можно сбросить груз в космос и забить склады дройдами. Про людей могу сказать то же самое. Грузоподъемность у станции-склада – весьма впечатляющая. – Девушка скосила глаза на экран личного передатчика. – Хотя заявлено два десятка сотрудников: четыре водителя погрузчиков, четыре техника, восемь подсобных рабочих, медик, двое охранников и ответственный за станцию.

– Вот забавно окажется, если все так и будет! – хохотнул Винс. – Передавай координаты, детка, я подготовлю корабль к перелету. Кстати! – он остановился на полпути к кабине пилотов. – Почему твои охранники – девушки? Не нравятся парни?

– Мужчины эхсне – воины, – вместо Шанали ответил Хэвард. – Они не занимаются шпионажем, разведкой и скрытными убийствами. Этот столь нелегкий труд взвален на хрупкие девичьи плечи. Именно поэтому были созданы «Ночные ведьмы».

– Вы странные. – Винс ткнул в сторону эхсне пальцем и удалился.

– Ты не согласен с нашими устоями? – Шанали взглянула на даэрца, пристально изучающего нехитрый план станции. – Или тоже считаешь, что женщина не достойна стать воином?

– Это ваш народ и ваши устои, – не отвлекаясь ответил Хэвард. – На Даэре мужчины и женщины имели равные права.

– Значит, ты согласен с тем, что женщина может быть воином? – отчего-то обрадовалась Шанали.

– Раса, возраст и пол не определяют воина. – Яркие глаза даэрца обратились к эхсне. – Единственное, что имеет значение – дух.

– Ясно, – отчего-то смутившаяся Шанали поспешно опустила глаза.

– Ты, правда, так считаешь? – Глаза Шиори блестели.

– Если для вас это так важно – да.

– Это важно.

– Шиори, – даэрец вздохнул. – На данный момент куда важнее разобраться в текущих делах, а не решать, кто достоин называться воином, а кто нет. Разговоры все равно никогда не являлись определяющим фактором.

– Координаты определены, готовы лететь хоть сейчас, босс… – Винс вновь вошел в зал.

– Так. – Стальной резко выпрямился. – Когда мы подлетим к станции, прощупаем ее как следует и разузнаем насчет экипажа. Изначальный план таков – занимаем док. Лана, на тебе турели, возьмешь на прицел левый проход. Если что – огонь на поражение. Боеприпасов, благодаря господину Садэо, тебе хватит на маленькую армию.

– Без проблем, – сосредоточенно кивнула девушка.

– Шанали, оставишь одну из своих подруг в помощь Лане?

– Элиша, – сестра Шиори указала на сидящую слева от нее девушку, – останешься здесь.

– Хорошо. – Названная эхсне согласно кивнула, отчего подстриженные до острого подбородка синие волосы на миг скрыли ее красивое лицо.

– Кажется, я влюбился, – счастливо вздохнул Винс, игриво подмигнув Элише, но та проигнорировала подобный знак внимания. – И сразу же мое сердце разбито, – поделился Райзер своим горем с присутствующими.

– По правому проходу пойдем все мы, – продолжил Хэвард. – Доберемся до сортировочного отсека и попробуем занять оборону. Возможно, на временных складах или в основном хранилище могут оказаться противники. Винс, Шанали, ты… – даэрец взглянул на телохранительницу эхсне.

– Ашали, – представилась девушка.

– Значит, Винс, Шанали и Ашали остаются в сортировочном отсеке. Но посмотрим по обстоятельствам. – Хэвард замолчал.

– А дальше? – осторожно поинтересовалась Ева.

– Дальше мы наведаемся в жилые отсеки, там, скорее всего, мы найдем ответы на наши вопросы. Если удастся найти саму причину, мы её нейтрализуем.

– Нейтрализуем, – сереброволосая девушка эхом повторила слова даэрца.

– Другими словами: найдем заказчика – убьем, – жестко закончил Стальной. – Это единственное решение. Вопросы?

– Как насчет персонала? – Винс поднял руку. – Всех кончать или как?

– По обстоятельствам.

– Ясно, босс.

– Но если это не просто станция… – Шанали закусила губу. – Такой план может оказаться самоубийством.

– Когда за твою голову назначены хорошие деньги – это смерть. В любом случае. Возможно, медленная, но все равно смерть. Смерть в бегах и вечном страхе, – даэрец говорил медленно, четко выделяя каждое слово. – Назвать подобное существование жизнью – невозможно. Я видел достаточно загнанных жертв, чтобы судить об этом.

– Поэтому собираешься рискнуть?

– Все или ничего, девочка. Все согласны?

Возражающих не нашлось.

– Всем приготовиться к бою, сбор здесь же через десять минут. Свободны.

Винс, Лана, Ева и Шиори покинули зал. Готовая к бою троица эхсне осталась на своих местах, решив заняться осмотром оружия.

– Сэт, – Хэвард подозвал Избранного. – Я не знаю, о чем ты там постоянно говоришь с Евой, и не лезу не в свои дела. Поэтому спрошу прямо. Девочка сможет убить?

– Еще как сможет, – холодно улыбнувшись лишь уголками рта, кивнул Избранный. – Но у меня на ее счет другие планы. Она обладает хорошим потенциалом. Не таким, как у меня, но все равно, много большим, нежели обычный человек. Я подготовил ее настолько, насколько это было возможно за такое короткое время.

– Приглядишь за ней?

– Ты мог бы даже не спрашивать. Эта девочка – воплощение надежд Селестии, та, кем могли бы быть Избранные. Я ни за что не дам ей умереть.

– Ловлю тебя на слове. – Хэвард в два шага приблизился к по-прежнему парящей над полом погрузочной платформе, на которой лежала его броня. Доспех выглядел как новый, и даэрец остался им доволен.

– Нравится? – отложив винтовку в сторону, Шанали внимательно наблюдала за наемником.

– Более чем.

– Я установила небольшое защитное поле, спасет твою толстую шкуру от пары другой лишних дырок, но не больше.

– Спасибо. Я знал, что ты на самом деле не такая стерва, какой хочешь казаться.

– Я приму это, за комплимент, – криво усмехнулась эхсне.

* * *

Облачившись в свою броню, Хэвард спустился в общий зал, где уже все собрались. Как всегда веселый и улыбчивый, Винс безуспешно пытался заигрывать с не обращающими на него внимания эхсне.

Второй пилот собрался быстрее всех, попросту надев под плащ защитный жилет. Шиори поправляла немногочисленные застежки на облегающей одежде Евы, такой же, как и на Лане и всех эхсне, включая саму Шиори. Сестра Райзера неустанно повторяла, что ей хватит брони «Стального охотника», но ее никто ни слушал.

– Не слишком откровенно? – сереброволосая девушка залилась румянцем, глядя, как силовой комбинезон обтягивает ее стройное гибкое тело.

– Костюм ПУСЛО-1 так и должен сидеть! Смотри, – Шанали встала, разведя руки в стороны. – Для максимального эффекта усиленная ткань должна плотно прилегать к телу, чтобы не было ни каких складок. Силовая структура обязана повторять каждый изгиб, чтобы обеспечить полную сохранность. Иначе есть риск сломать кости.

– Но… можно же накинуть что-нибудь сверху. У меня же нет хвоста и там сзади… – не сдавалась Ева.

– Если сильно не растягивать, то ничего не видно. – Шанали попыталась заглянуть себе за спину. – Да и что ты предлагаешь?

– Куртку… – прошептала Ева.

– И что будешь делать, если твоя куртка загорится? – насмешливо поинтересовалась Шанали. – Ева, на тебе сейчас персональное, универсальное средство личной защиты, разработанное специально для «Ночных ведьм». Поверь, я знаю, как его лучше носить, ведь это я его создала.

– Ты? – Винс, с трудом оторвавший взгляд от прелестей девушек, восторженно взглянул в глаза эхсне.

– Да. – Шанали нахмурилась и неуверенно отступила на шаг, когда Райзер приблизился к ней вплотную. – А что?

– Возможно, я родился для того, чтобы прожить этот день. – Винс шмыгнул носом и протянул эхсне открытую ладонь. – Дай мне пожать твою руку, сестра!

– Э-э-э… Зачем? – Шанали вновь попятилась.

– Хочет засвидетельствовать тебе свое почтение за столь… Кхм… За броню-защищающую-отчего-угодно-кроме-похотливых-взглядов-моего-братца, – брезгливо фыркнула Лана.

– Никогда еще боевая броня не служила мне усладой для глаз, поэтому я хотел…

– Заткнись, пожалуйста, – сквозь зубы процедила Шанали. – Костюм выглядит так, не для того чтобы…

– Хватит, – Хэвард решил вмешаться. – Не время для ссор.

– Стало быть, и капитан не прочь попялиться на женские прелести? – Шанали решила перенести свой гнев на даэрца. – Теперь я благодарю судьбу, что в «Ночных ведьмах» не было мужчин!

– Мне все равно, как вы одеты, – спустившись вниз, Хэвард оглядел свой отряд. – Если это спасет вам жизнь, можете бегать хоть голышом.

– А ты и рад посмотреть… – глаза Шанали метали молнии.

– Если я и буду смотреть, то на твою сестру, а не на тебя. У нее и фигура лучше, и характер более покладистый. – Хэварду надоело выслушивать нападки склочной эхсне, и он решил поставить ее на место. – Если ты не прекратишь вести себя подобным образом, клянусь знаменем «Бессердечных», мы вернемся на Авалон и высадим вас. Все поняла?

– Поняла, – обиженно пробубнила Шанали, с завистью взглянув на сестру. – Тебе, значит, нравятся больши…

– Высажу, – прорычал сквозь зубы Хэвард. – Шиори! – позвал он.

– Да… Капитан, – молодая эхсне старалась не смотреть в глаза даэрцу.

– Все ваши игры мы оставляем на потом, – жестко произнес Хэвард. – На войне «Ночные ведьмы» никогда не устраивали представлений, а всегда четко выполняли поставленную перед отрядом задачу.

– Это было на войне. – Шанали взглянула на сестру.

– Мы, знаешь ли, тоже не на свидание пошли. Сейчас вы для меня – подчиненные, и вы меня либо слушаетесь, либо остаетесь здесь. Вздумаете устраивать представления в бою – пристрелю лично и плевал я тогда на вашего отца и всех остальных. Не злите меня! – по тону Стального было понятно, что он не шутит.

– Мы все сделаем. – Шиори пихнула открывшую было рот сестру локтем.

– Рад это слышать. Будь рядом с сестрой и смотри, чтобы она ничего не натворила. Мне не доставит удовольствия рассказывать вашему отцу, отчего не все его дочери вернулись или почему вернулись, но не целиком, понятно? – Хэвард еще раз пристально посмотрел каждой из эхсне в глаза. – Берите пример с Ашали и Элиши, они, видимо, лучше вас помнят, что такое бой и какова цена за поражение.

– Мы не допустим, чтобы с Шиори и Шанали что-то случилось. – Ашали вышла вперед. – Господин Садэо спас нам жизни и наш долг…

– Да что вы заладили-то! – не выдержал Винс. – У меня скоро голова взорвется от ваших разговоров о чести и долге. Одна, – он кивнул в сторону Шиори, – была должна Джайне ан Нолесс, несмотря на свое происхождение, прислуживала ее дочери. Другие взялись рисковать собой ради того, что кто-то их когда-то там спас. Знаете, что я скажу? – он с вызовом обвел эхсне взглядом. – Если вас кто-то спасает и после этого что-то требует за спасение, он самое настоящее дерьмо!

– И это – слова наемника, ага, – буркнула Лана.

– Господин Кенони ничего не требовал! Это наше решение, а если ты еще раз посмеешь… – Элиша помрачнела.

– Посмею и не раз, – заверил девушку Винс. – Но скажу иначе, если старик от вас ничего не требовал, а вы сами навязывайте ему свои жизни, то и пахнуть тоже вам, а не ему. Если хотите кого-то спасти, то просто возьмите и спасите, не из-за проклятого чувства долга, а просто потому что вы сами этого хотите! Все настроение испортили!

В наступившей тишине раздались монотонные хлопки. Обернувшись, все увидели прислонившегося к стене Избранного, медленно сводящего открытые ладони.

– Браво, Винс, – безжизненно произнес Сэт. – Пусть по мне этого не скажешь, но твои слова произвели на меня впечатление. Я думал о тебе хуже.

– Если ты признаешься мне в любви – меня стошнит, – Райзер скривился. – Мы летим или как?

– Летим, – принял решение Хэвард. – Шанали, готовь свои приборы.

– Все уже настроено. Корабль будет невидим для радаров около десяти минут, потом схемы попросту выгорят. Ты даже не представляешь, сколько стоит подобное устройство, оно создано мною в единичном экземпляре, мы с Шиори сидели почти всю ночь…

– Избавь меня от этого, – поднял руку даэрец. – Главное, чтобы оно сработало.

– Твой босс – настоящий грубиян, – шепотом пожаловалась Шанали сестре, и та согласно кивнула.

– Винс! – Хэвард слышал слова эхсне, но не отреагировал на них. – Пора.

– Наконец-то! – едва Райзер успел скрыться в кабине, как зазвучавший через передатчики голос Колла сообщил:

– Экипажу приготовиться к прыжку.


Последний штрих

Корабль летел в опасной близости от стен станции, чтобы не испытывать лишний раз судьбу, ведь «невидимку» вполне возможно распознать, если внимательно вглядываться. Вся хитрость заключалась в том, что передатчик «Стального охотника» имел внешние выводы и транслировал перед кораблем то, что захватывал позади него. Фактически, если смотреть со станции, то вся картина выглядела, словно темное пространство шло рябью, однако это все же лучше, чем если бы все увидели корабль наемников.

Поддержание такого рода маскировки существенно нагружало аппаратуру, поэтому долго удерживать иллюзию не представлялась возможным и являлось малоэффективным. Но если принимать во внимание то, что Шанали сделала «Стального охотника» невидимым для радаров, общие шансы на успех значительно возрастали.

– «Невидимка» не вечна, куда лететь? – Винс через плечо обернулся на стоявшую за его спиной Шанали.

– С другой стороны станции должен быть ангар, я обеспечу наш проход через щит, как только ты подлетишь вплотную.

– Только не опоздай, детка, иначе тебе предстоит умереть в моих жарких объятиях! – Надавив на рычаг, Райзер увеличил скорость «Стального охотника», огибая станцию с правой стороны.

– Ты даже перед смертью готов думать только об одном?

– Ничего пошлого, – несмотря на веселый тон, второй пилот «Стального охотника» был собран и сосредоточен. – Если из-за твоей ошибки мне придется подохнуть, то вначале я лично задушу тебя.

– Я не ошибусь, – эхсне скорчила кислую мину. – Вон он! – оживилась девушка, указывая Райзеру на широкий обозначенный голубоватым свечением щита пролет в ангар.

– Подключай, – прошипел Винс.

– Рано. – Шанали покачала головой. – Подлети вплотную.

– Можно я начну душить тебя уже сейчас? – проворчал второй пилот, но послушно выполнил указание девушки, направив корабль точно в пролет.

Когда до соприкосновения со щитом оставалось катастрофически мало времени и Райзер начал нервничать всерьез, Шанали щелкнула по индивидуальному передатчику и…

Ничего не произошло.

– Твою!.. – начал было Винс, но не договорил, застыв с открытым ртом.

Нос «Стального охотника» беспрепятственно прошел сквозь щит, и теперь голубоватое свечение постепенно охватывало кабину. Стоило кораблю наемников наполовину зайти в ангар, как Винс, разом забыв о своем удивлении, крикнул:

– Босс, у нас проблемы!

– Что? – занятый подготовкой экипажа к высадке, Хэвард почти сразу же оказался в кабине. – Так и знал! – прорычал он, увидев внутри ангара еще два корабля.

Один был легким транспортом и, судя по внешнему виду, принадлежал весьма небедному владельцу. Вокруг суетились несколько человек, половина из которых была в белых халатах, а другая – в броне.

Второй корабль, так же как и первый, окрашенный в черный цвет, явно служил сопровождением. Он мог похвастаться внушительными пушками и автоматической турелью под кабиной. На мгновение Хэвард встретился глазами со светловолосым мужчиной, сидевшим в кабине тяжелого истребителя. «Стального охотника» заметили.

– Опасность! – крикнул Сэт и его голос разнесся по отсекам.

Глаза пилота неизвестного корабля еще не успели расшириться от удивления, когда Хэвард скомандовал:

– Уничтожить! Залп!

Винс отстал от приказа капитана менее чем на секунду и с готовностью активировал арсенал. Громыхнуло. «Стальной охотник» дернулся, и в тот же миг обломки черных кораблей огненными шарами разлетелись во все стороны.

– Еще! – даэрец не собирался испытывать на прочность броню неизвестных кораблей.

– Ты сегодня в ударе, босс! – обрадовался Райзер, выполняя новый приказ.

– Садись! Опускай трап! – Хэвард уже вышел из кабины, на ходу надевая шлем. – Всем приготовиться к высадке! Огонь на поражение.

Винс не стал сбрасывать скорость. Корабль наемников ощутимо ударился о твердое нутро космической станции и сел посреди задымленного дока.

Едва успев обрести равновесие после жесткой посадки, Хэвард подскочил к открывающемуся трапу.

– Все за мной! Ашали, Элиша – обыскать ангар! Выживших уничтожить. О выполнении доложить и ожидать приказов. Выполнять! – Даэрец первым выскочил наружу.

– Движение в коридорах, – прозвучал из передатчика взволнованный голос Ланы. – Открываю огонь… – Окончание фразы девушки потонуло в грохоте турелей.

Небольшой отряд ушел под прикрытие широких ящиков, сваленных неподалеку от правого тоннеля. Турели «Стального охотника» то и дело поворачивались, неустанно поливая раскаленный смертью то один, то другой коридор.

Слева от даэрца что-то вспыхнуло, и спустя несколько секунд к отряду присоединилась Ашали. Она знаком привлекла внимание наемника и указала себе за спину. Посмотрев в указанном направлении, Хэвард увидел привставшую Элишу. Девушка укрылась на горе из огромных ящиков, спрятавшись за одним из них. Позиция эхсне даэрцу понравилась, так как с нее был отлично виден весь ангар.

Турели «Охотника» замолчали. Но бой не кончился. Из-под крыльев корабля сорвались две ракеты, разлетевшиеся по разным коридорам. Последовал взрыв, поставивший точку, казалось бы, в бесконечной канонаде.

– В ангаре был обнаружен один выживший. Предположительно мужчина средних лет, почти без одежды. Белые глаза и волосы, несмотря на ранение, двигался чрезвычайно быстро. – В наступившей тишине голос Ашали звучал очень громко. – Согласно полученному приказу – нейтрализован. Два выстрела в грудь и один в голову.

– Отлично, – скупо похвалил девушку Хэвард.

Подключив фильтры, даэрец высунулся из-за укрытия и всмотрелся в правый тоннель, где неспешно оседали клубы густого, белого дыма.

– Похоже, сестричка не зря изводила наш арсенал, – хмыкнул Винс. – Кровью воняет, словно ее там целый океан.

– По одному за мной. Ашали – замыкающая!

Сорвавшись с места, Хэвард активировал прыжковый ранец. Мужчина взмыл к высокому потолку и прыгнул далеко вперед. Приземлившись, даэрец едва не поскользнулся в разлитой на полу крови. Как и предполагал Винс, здесь разлился если не океан, то, как минимум, целое море.

Дымящиеся куски и ошметки плоти, изувеченной крупнокалиберными турелями и взрывом, разметало по всему коридору, но наемник не обращал на них внимания. Сейчас его интересовали только живые.

Держа винтовку наготове, охотник за головами быстро миновал коридор и остановился недалеко от выхода. Предоставив оружию повиснуть на ремне, наемник сорвал с пояса пару цилиндров и швырнул их как можно дальше. Послышался удивленный возглас, прерванный двумя взрывами, практически слившимися в один.

При помощи прыжкового ранца Хэвард вылетел из коридора, взмыв вверх, и щедро полил плазмой помещение сортировочной. Около десятка человек в черных одеждах, укрывшись за ящиками, в изобилии разбросанными по полу, попытались открыть ответный огонь, но вовремя подоспел отряд Хэварда.

Не успело стихнуть шипение раскаленной плазмы, как вбежавший первым Винс двумя меткими выстрелами убил пару самых неосторожных защитников станции.

Уже приземляясь, Хэвард заметил, как Шиори и Шанали махнули руками и поспешно присели. Прогремел еще один взрыв, и даэрец повел свой отряд в наступление.

Подавляя растерянных противников шквальным огнем, Стальной легко оттеснил защитников к путям, ведущим во временные склады. Точнее, путь оказался один, два других, кажется, заварили огромными балками.

Зажатые между врагами и стеной, защитники предпочли смерть отступлению. Кто-то пробовал сдаться, но наемники пришли не за пленными. Хэвард готов был поклясться, что люди просто не хотели соваться в помещения складов, словно что-то пугало их. Что-то более страшное, нежели смерть от заряда плазмы. Стоило стихнуть стрельбе, как за стеной что-то отчетливо щелкнуло и тихо, монотонно загудело.

– Хэвард. – Сэт, не принимавший участия в схватке, неожиданно выпрямился во весь рост и вышел вперед. – Бери всех и идите туда, – он указал в сторону, где согласно плану, раздобытому Шанали, находились жилые секторы. – Там ты найдешь то, а точнее того, кого ищешь. Поспешите.

– А ты? – Винс бегло взглянул в сторону единственного не запаянного прохода, откуда и доносился тревожный гул.

– Я должен остаться, – замерев напротив прохода, Избранный легким движением плеч сбросил черные лохмотья, служившие ему плащом.

– Что там, мать твою, происходит? – нервно облизнув губы, спросил Винс. Словно завороженный, он смотрел в темный тоннель. – Какого хрена мы не можем убить всех здесь и пойти дальше?

– Ты умрешь, если вступишь в бой здесь, – холодно процедил Избранный. – Я единственный, кто может сдержать их.

– Я чувствую, – вдруг прошептала Ева. – Они… Они тоже хотели создать…

– Чудовищ, – закончил за девушку Избранный. – И им это, судя по всему, удалось. Спешите, Хэвард. Это не ваш бой.

– Я останусь. – Ева встала рядом с Сэтом, серебряные глаза девушки пылали решимостью.

– В случае чего – отступайте к кораблю. – Хэвард сделал знак остальным и повел уменьшившийся отряд дальше.

Избранный кивнул и медленно направился в тоннель. Ева последовала за ним.

* * *

Даэрец двигался во главе отряда, перемещаясь широкими шагами. Именно он первым и обратил внимание на длинный кровавый след, тянущийся вдоль стены. Пятна начинались почти у коридоров загрузки-отгрузки и тянулись вперед, постепенно становясь шире и темнее.

Хэвард вылетел из-за поворота и увидел двух людей в когда-то белых, а теперь заляпанных кровью халатах. Один из них тащил другого на плече, так как из-за оторванной по колено ноги тот не мог идти сам. Сделав несколько шагов, один из мужчин прислонил другого к стене и дрожащими руками достал из кармана карточку.

– Не уйдет! – Винс вскинул руку.

Коротко рявкнул бластер. В тот же миг мужчина дернулся вперед, ткнувшись лицом в дверь, и медленно заскользил вниз. Второй, оставшийся в живых, начал истошно вопить, не в силах сдвинуться с места.

Быстро проделав оставшийся путь, отряд добрался до входа в жилые отсеки. В глаза наемнику сразу бросилось то, что дверь была искусственно наращена, словно вела в бомбоубежище.

– Я… Я просто ученый, пощадите! – по щекам раненого мужчины текли слезы, а из покалеченной ноги торчал шприц. Видимо, обезболивающее.

– Кто здесь всем заправляет, отвечай, если не хочешь кончить как твой дружок! – Винс за грудки поднял раненого.

– Ан… Ан Картер! Господин ан Картер! – сбиваясь, заверещал мужчина. – Он приехал два дня назад, сказал, что у него какие-то проблемы с властями и ему нужно отсидеться, а об этом месте никто не знает и… Сейчас он находится в главном зале! Я…

– Сколько с ним людей? – Райзер с силой приложил заложника головой о стену.

– Не знаю… – мужчина скосил глаза вниз, где лежал труп его коллеги. – Прилетели какой-то ученый, шесть охранников и мистер Дориан с личными телохранителями, но большинство из них были на корабле или побежали в ангар, когда прозвучал сигнал тревоги.

– Все? – недоверчиво поинтересовался Винс.

– Все! – мужчина поспешно закивал, с мольбой глядя на наемника.

– Спасибо. – Райзер улыбнулся, и раненый дернулся, испуганно уставившись на дымящуюся рану в своей груди. – Балласт нам не нужен, – любезно пояснил Райзер, разжав пальцы, чтобы труп мужчины смог соскользнуть на пол.

Никто не осудил поступок второго пилота «Стального охотника».

– Капитан, Винс! – зазвенел в передатчике испуганный голос Ланы. – Здесь потайная дверь, они лезут… – загрохотали турели, и сигнал оборвался.

– Винс, бери Ашали и бегом назад, – скомандовал даэрец. – Зачистите ангар и проверьте ход.

– Сам разберусь, – Райзер покачал головой. – Удачи!

Даже не взглянув вслед убегавшему Винсу, Хэвард быстро присел и поднял с пола испачканную карточку. Даэрец сразу нашел взглядом датчик и приложил к нему находку.

За дверью раздался короткий писк. Она быстро и бесшумно отъехала в сторону, открывая довольно узкий коридор. В отличие от общего устройства станции, выглядевшей точно так, как и должен выглядеть старый склад, здесь все оказалось иначе. Белые стены, пол и потолок, множество тонких проводов, тянущихся вперед параллельно друг другу. Откуда-то слева в коридор вышел еще один мужчина в белом халате, несущий в руках стопку бумаг.

Незнакомец обернулся, встретившись взглядом с Хэвардом, и, беззвучно открыв рот, завалился на спину с аккуратной дыркой во лбу. Дымящаяся кровь брызнула на кристально чистые стены, а взлетевшие к потолку бумаги шуршащим дождем упали на тело.

– Не стоим, – даэрец похлопал по плечу опускающую винтовку Шиори и побежал вперед. – Проверьте, – он жестом указал на дверь, из которой вышел мужчина, труп которого сейчас лежал у ног наемника.

Хэвард бежал вперед не останавливаясь.

Дверей больше не обнаружилось, а коридор, упершись в тупик, расходился в стороны двумя путями. Свернув налево, даэрец наткнулся на запертую дверь, с табличкой «Лаборатория».

Почувствовав неладное, Стальной резко развернулся. Припав на колено, он вскинул винтовку…

Заряд плазмы врезался в дверь, прямо над головой наемника, и оставил на ней округлый ожог. Хэвард оказался точнее, и стрелявший в него мужчина вмиг лишился головы. По телу неудачного стрелка прошла судорога, и оно рухнуло прямо в дверном проеме.

Спустя мгновение в коридоре показались эхсне. Шиори на ходу вытирала окровавленный нож.

– Еще один белый халат и трое охранников, – сообщила Шиори.

– Смотрю вы быстро вспомнили уроки войны, – довольно улыбнулся Хэвард.

– На войне убийство быстро входит в привычку, тебе ли этого не знать. – Шанали теперь не походила на капризную и избалованную девушку.

– А дурные привычки нелегко забыть, – добавила Шиори.

– Согласен, приглядывай, – наемник взглядом указал Ашали на запертую дверь, и девушка кивнула. – Остальные – за мной!

Быстро подбежав к двери, которая не могла закрыться, так как постоянно натыкалась на лежавший труп, Хэвард замер. Переключив фильтры на шлеме, он четко увидел восемь фигур, замерших по ту сторону.

Даэрец медленно положил винтовку и снял с пояса самый большой цилиндр, размером чуть только меньше, чем его собственный кулак. Отцепив предохранитель, наемник медленно потянул за показавшийся рычаг и, дождавшись щелчка, сразу же выпустил его. Мысленно досчитав до трех, Хэвард метнул цилиндр за дверь и, сбив эхсне на пол, накрыл их своим телом, прежде чем те успели сдавлено пискнуть.

– Откуда только их набирают. – Когда обломки стены и двери перестали бить о броню на спине, Хэвард быстро встал. Не дожидаясь девушек, он подхватил винтовку и активировал прыжковый ранец. Ворвавшись в раскуроченный и оплавленный дверной проем, Хэвард нажал на спуск.

Совершив первый прыжок, наемник сразу же открыл огонь, по все еще теплым телам, разбросанным по округлой комнате, видимо служившей залом ожидания. Даэрец не мог знать точно, мертвы ли охранники, но предпочел не рисковать.

Сгустки плазмы с шипением устремлялись вниз и тихими хлопками разрывали тела на части. Устилавшие пол обломки мебели обуглились, и, когда Хэвард прыгнул во второй раз, сильно оттолкнувшись ногами и устремляясь к запертой двери в конце зала, запоздало сработала система защиты от огня.

Пронзительно взвыла сирена, и сверху посыпались воздушные белые хлопья, нейтрализующие пламя.

* * *

Винс бежал со всех ног. Словно ветер, он пронесся по сортировочному отсеку. Краем глаза Райзер отметил, что ни Сэта, ни Евы здесь уже нет, а из темноты прохода, куда они, видимо, ушли, доносятся странные звуки.

Но вот о ком, а об Избранном Райзер беспокоился меньше всего. Не потому что скрытный и загадочный мужчина не нравился Винсу, это было не так. Просто Райзер не мог себе представить живое существо, способное выстоять против Избранного, чего нельзя было сказать о его сестре – единственной родственнице, близком друге и той, о ком он привык заботиться с детства.

В доме ан Нолесс Райзер уже почувствовал горечь утраты, и это чувство едва не свело его с ума. Но тогда судьба улыбнулась стрелку, и Лана выжила. Что с ней сейчас? Успеет ли он?

«Должен успеть»! – сказал себе Винс и удвоил темп.

В ангаре царила тишина.

Пушки «Стального охотника» молчали. Обшарпанные, казавшиеся размытыми стены станции стремительно проносились мимо. В коридоре, ведущем в ангар, Винс дважды упал, извозившись в крови и едва не потеряв шляпу, но даже не обратил на это внимания. В голове второго пилота «Стального охотника» сейчас имелось место лишь одной мысли – помочь сестре.

Противное жужжание плазменного разряда заставило Винса замереть на месте. Стреляли определенно в ангаре. Выругавшись сквозь зубы, Райзер выхватил бластеры и уже готовился вбежать в ангар, когда услышал знакомый хриплый голос:

– Выходи, Лана, или, клянусь, мы будем убивать твою подружку очень и очень долго.

– И больно, – поддакнул кто-то говорившему. – Она пристрелила Аркура.

Райзер замер как вкопанный.

– Выходи, раз уж все равно не стреляешь. Или тебе не жалко эту миленькую эхсне?

– Было бы не жалко, мы умерли, идиот, – огрызнулся третий голос. – Выходи, Лана, или Шрам пустит девке кровь! Ты же знаешь, он любит это делать.

Звук опускающегося трапа «Стального охотника» заставил Винса застонать от отчаяния. Его сестра всегда была и будет мягкосердечной дурой, и Райзер всегда это знал. Точно так же, как и то, что долг старшего брата – помогать сестре, какой бы упертой она ни была.

Быстро выглянув из-за угла, Винс убедился в том, что слух его не подвел. Шрам, Храд, Ирвин и Эст – четверка наемников, частенько виденная им на «Хищнике». Вообще-то они работали впятером, но из их слов стало ясно, что Аркура можно не искать. Стало быть, не все охотники за головами верны кодексу и прислушиваются к своему лидеру, а жаль. Эта четверка тертых жизнью ребят лучше бы смотрелась на другой стороне.

– Умница, девочка, – довольная улыбка Ирвина утонула в его русой густой бороде. – Как я и обещал, мы убьем вас быстро, в память о старой дружбе.

– Капитан Хэвард найдет вас. Найдет и убьет, – жестко ответила Лана, гордо выпрямившаяся напротив четырех здоровяков, у ног которых лежала Элиша.

Эхсне была жива. Он часто дышала и с ненавистью смотрела на Эста, наставившего на нее винтовку.

– Капитан прикончит вас, – еще раз уверенно произнесла Лана.

– Стало быть, не я главный герой… Жаль… – Винс горько усмехнулся. – Значит, самое время им стать. – Шумно выдохнув, Райзер покинул свое убежище.

* * *

– Помни, чему я тебя учил. – Сэт стоял посредине темного коридора, ведущего в общий склад.

– Я справлюсь, – сосредоточенно кивнула Ева, облизав разом пересохшие губы.

Сэт на мгновение отвлекся, почувствовав мысли пробегавшего через сортировочный отсек Винса, и едва заметно улыбнулся, прочитав в них упоминание о себе. Впрочем, то, что Избранный узнал из мыслей второго пилота, его нисколько не обрадовало. Если надежды Винса не оправдаются…

Сэту вдруг захотелось броситься в ангар, но он усилием воли остановил себя. Если Лану можно спасти, то Винс сделает это. А если не сдержать то, что находится за медленно сминающейся прямо перед Избранным дверью, то никто на этой станции больше никого не спасет.

Сэт чувствовал жажду убийства, бешено колотящуюся во множестве мыслей. С каждой секундой он все больше уверялся в том, что дверь не выдержит. Мощные створки жалобно скрипели, сжимаемые неизведанной силой.

– Они вот-вот вырвутся. – Ева коснулась плеча мужчины. – Дверь сейчас сломается…

– Они обезумели от запаха крови, – холодно произнес Сэт. – Сейчас их не сдержит ни одна преграда. Можешь даже не пытаться с ними заговорить, – предупредил он девушку.

– Но… Они же должны понять! Они послушают меня, ведь я…

– Ты не такая, как они, – Сэт покачал головой. – Ты даже не такая, как я. Ты – не монстр. Если они на кого и похожи, то больше на меня, и поверь, одно чудовище лучше других знает, как поступать с себе подобными. Я не заставляю тебя убивать, ты должна сделать то, что сможешь только ты – сдержать их, пока я выполню всю грязную работу. Никто не должен прорваться, иначе Хэварду и остальным придется очень туго. Если бы я мог сделать все сам… Но, в отличие от тебя, я могу лишь убивать.

– Выбора нет? – жалобно спросила Ева.

– Выбор есть всегда. Но если хочешь жить дальше, ты должна научиться делать правильный. Я свой уже сделал и, если ты не хочешь участвовать, то не мешай или просто загляни в их мысли.

– Ты прав, – решимость вернулась в голос девушки. – В их мыслях нет ничего человеческого. Они…

– Твари, – закончил Избранный.

В этот миг бронированная дверь не выдержала.

* * *

– Назад, быстро! – Хэвард почувствовал нарастающую опасность, едва первые хлопья пены коснулись его брони.

Эхсне, не задумываясь, бросились выполнять приказ наемника. Они быстро покинули комнату и, пробежав по коридору, заняли оборону на развилке.

Заряд плазмы задел бежавшего последним и прикрывающего отступление девушек своей спиной, даэрца. Броня выдержала, но Хэварда с силой швырнуло вперед. Совершив кувырок и погасив скорость, наемник развернулся. Не вставая с колен, он открыл огонь, поливая плазмой дверной проем.

Смесь, используемая для тушения огня, обильно валила с потолка. Хэвард стрелял вслепую, так как фильтры шлема показывали одни лишь помехи, вызванные обилием пены. Еще один заряд плазмы чиркнул по шлему и едва не сломал Хэварду шею, разворотив броню на виске. Высунувшиеся из-за угла эхсне поддержали охотника за головами огнем, и тот быстро отступил.

– Похоже, всех дилетантов мы прикончили и остались только профи, – даэрец снял обожженный шлем. С досадой взглянув на повреждения, он отбросил бесполезную вещь в сторону. – Теперь не до шуток. – Наемник с хрустом размял шею.

– А… – Шиори открыла рот, чтобы что-то сказать, но вылетевший из комнаты предмет, заставил ее умолкнуть.

Серебристый цилиндр, дважды звякнув о пол, подлетел в воздух, но прежде чем он взорвался, Шиори проворно кинулась вперед. Грациозно изогнувшись всем телом, девушка поймала готовый разорваться снаряд и, оттолкнувшись ногами от стены, швырнула его обратно.

– Ловко! – Хэвард поймал падающую Шиори.

Он отпрыгнул вместе с эхсне за прикрытие стены, как раз в тот момент, когда влетевший в комнату цилиндр взорвался.

Хлопья пены взмыли в воздух.

– Не стоим, вперед! – Едва его ноги коснулись пола, как наемник выпустил девушку и, активировав ранец, первым бросился в комнату.

Столкнувшись нос к носу со встающим с пола мужчиной, чье обожженное лицо покрывала ужасная маска из крови, Хэвард ударил его прикладом в голову. Только сейчас он заметил, что на незнакомце броня наемников.

Но разбираться, что к чему, не было времени. Хлопья пены зашевелились, и даэрец выстрелил прежде, чем кто-то смог подняться.

Из коридора за спиной Хэварда донеслись звуки выстрелов. Стоило наемнику на мгновение отвлечься, как покрытый пеной пол под его ногами ожил и кто-то опрокинул его, ухватив за лодыжку.

Свободной ногой наемник ударил наугад и по сдавленному стону понял, что попал, тут же ударив еще раз. Хватка сразу же ослабла, и Хэвард рывком поднялся на ноги. Он дважды выстрелил в скорчившийся на полу силуэт.

Сверкнуло.

В этот же миг наемник повалился на спину. Что-то с силой ударило Хэварда в грудь, но едва его лопатки коснулись пола, даэрец понял, что цел. Заряд плазмы угодил в раму винтовки. Не задумываясь, наемник отбросил бесполезное теперь оружие.

Человеческий силуэт метнулся навстречу Хэварду.

Тускло блеснула сталь…

* * *

– Не стреляйте! – голос Винса не дрогнул, хотя самому ему было совсем не по себе. Даже зажатые в руках бластеры не очень-то прибавляли уверенности.

– Вот так сюрприз! – обрадовался коренастый Ирвин, взяв на прицел вновь прибывшего. – Вся семья в сборе.

– Винс, ты придурок? – участливо поинтересовалась Лана.

– Молчи! – рыкнул Ирвин. – Я всегда считал твоего братца болтуном и трусом, но, как вижу, даже он способен переступить через свой страх. Как бы ты не был хорош, парень, четверых тебе не положить.

– Если бы я хотел убить вас, то стрелял бы из-за угла, – натянуто улыбнулся Винс.

– Все равно, – покачал головой Ирвин. – У тебя не было бы шансов, а твоя сестра помучилась бы подольше, за твой проступок.

– Предлагаю вам сделку. Вы отпускаете нас, и мы улетаем, вдвоем. Просто назовите свою цену.

– Винс! – Лана не верила своим ушам.

– Я думал, что ты предан Хэварду. – Оценивающе посмотрев на Райзера, Ирвин переглянулся со своими друзьями.

– В первую очередь я верен своей семье.

– Похвально, но мы уже приняли заказ.

– Заказ на голову того, кого звали братом, – напомнил наемникам Винс, краем глаза отметив движение на горе ящиков, позади наемников.

– Это заказ, приятель, и мы его приняли. Разговор окончен. – Шрам сплюнул на пол. – Впрочем, тебя это волновать не должно, уже.

– Так и знал – вы не только лжецы, но еще и трусы! – следуя примеру даэрца, второй пилот «Стального охотника» так же сплюнул на пол, целясь в ботинок стоявшего ближе всех к нему Храда.

Плевался Винс значительно хуже, нежели стрелял, поэтому его плевок не то что не достиг цели, он не пролетел и половины расстояния до нее. Храд с укоризной посмотрел на Винса и покачал головой. Даэрец не сказал ни слова, так как в результате одного из многочисленных ранений, полученных во время минувшей войны, потерял способность говорить.

– Ты, щенок, смеешь называть нас трусами? – Шрам выпучил единственный глаз. – Да ты…

– Я вызываю вас, – Райзер ошалел от собственной смелости… Или наглости, не важно.

Лана, услышав новое предложение своего брата, потеряла дар речи, а Элиша с уважением взглянула на Винса.

– Ты в конец охренел, придурок? – взвился Эст, и Райзеру показалось, что тот сейчас выстрелит. – Сбрендил, да?

– Заткнись! – рявкнул на друга Ирвин.

В пятерке наемников только Эст был человеком, Шрам, Храд, Аркур и Ирвин – даэрцами. Поэтому они зачастую относились к Эсту с пренебрежением.

– Твоя раса мало знает о чести! – между тем продолжил Ирвин. – Винс, тоже человек, но сам вышел к нам и, несмотря на все, имеет мужество вызвать на бой, чтобы умереть, как мужчина!

Похоже, для наемников Райзер был все равно, что мертвец.

– Что ты предлагаешь? – нахмурившись, поинтересовался Ирвин.

– Дуэль, – выдавил Винс, чувствуя, как слова застревают в пересохшем горле.

– Дуэль? – эхом переспросил Ирвин, усмехнувшись. – Ты считаешься одним из лучших стрелков галактики и ты думаешь, что кто-то из нас…

– Испугались?! – выпалил Райзер.

Услышав это, Лана едва не грохнулась в обморок, решив, что ее единственный брат сошел с ума.

– Мы встанем друг напротив друга, – продолжал Винс, – и по сигналу…

– По какому еще сигналу? – не понял Шрам.

– Да по какому угодно… – Райзер огляделся. – Вот! Чтобы все было честно, я подброшу свою шляпу, и, как только она коснется пола, мы начнем.

– Вы же не собираетесь… – начал было Эст.

– Мы согласны, – сказал Ирвин, после того, как быстро переглянулся со своими друзьями и те кивнули ему.

Слова даэрца заставили Эста открыть рот от изумления.

– Только из уважения к твоему поступку и твоему капитану. Мне не доставляет удовольствия убивать вас, но сам понимаешь, у нас заказ. – Ирвин не пытался оправдаться. Он констатировал факт.

Но Винс кое-что понял – Ирвину не нравится текущее положение дел. Как и все даэрцы, он привык поступать по чести и сейчас, предав братство из-за денег, чувствует себя виноватым.

«Возможно, Храд и Шрам также разделяют его чувства. Но почему же тогда Ирвин и его друзья согласились на работу? Большие деньги? Нет. Винс едва заметно покачал головой. Кто-то уговорил их, наплел что-то…»

Взгляд Райзера остановился на Эсте. Про этого человека Винс знал совсем не много – он не отличается ничем, кроме того что является первоклассным пилотом, за что его и приняла четверка даэрцев. А еще Эст был жаден. Всегда и во всем.

Винс со злостью взглянул на мужчину. В голове второго пилота мысли бешено кружились в замысловатой пляске, и ему удалось ухватиться лишь за одну – сыграть на гордости даэрцев и вызвать их на дуэль по одному. Впрочем, Райзер не настолько верил в чудеса, чтобы задуматься над подобным планом всерьез.

– Выйдешь против нас троих, а Эст пока присмотрит за девками. – Ирвин решил все сам, за Райзера. – Мы убьем тебя быстро.

– Вот спасибо, – нервно хмыкнул Винс.

– Скажи Хэварду спасибо за свою быструю смерть, пес, когда увидишься с ним на том свете. Только не проболтайся, что хотел бросить его и улететь с сестренкой. Семья для него важнее чести, ха, – Шрам отошел в сторону от Эста и девушек, замерев на расстоянии трех десятков шагов от Винса.

Спустя несколько секунд остальные даэрцы присоединились к нему.

– Сядь там! – Оставшийся с девушками Эст грубо пихнул Лану на пол, рядом с Элишей.

– Итак? – Райзер взглянул на стоявших напротив него даэрцев. – Медленно убираем оружие, – он первым опустил бластеры и аккуратно убрал их в кобуры.

Трое даэрцев забросили винтовки за спины. Их правые руки опустились вниз и замерли рядом с рукоятями бластеров.

– Давай свой сигнал, – криво усмехнулся Шрам. – Надеюсь, ты готов, – пальцами левой руки даэрец дотронулся до своего лба, а затем указал на Винса.

– Готов. – Сосредоточено кивнул Райзер, сняв шляпу. – Я никогда еще не был так готов, – добавил он и взмахнул рукой.

* * *

Искореженная дверь еще не коснулась пола, когда прямо из темноты вырвалась воющая толпа человекоподобных существ. Похожие на людей, абсолютно обнаженные, невероятно худые, покрытые грязью, с изможденными лицами и горящими ненавистью глазами, они устремились к Сэту и Еве с одним лишь желанием – убить.

Жажда крови легко читалась в извращенных умах тварей, так сильно напоминавших Избранному его самого. Длинные, черные, с серебряными прожилками волосы нападавших развевались на ветру, а их темные глаза, с вертикальным белым зрачком хаотично рыскали из стороны в сторону. Они были уже совсем рядом, когда Сэт сорвался с места.

– Сдерживай их, как я тебя учил!

Преисполненный мрачной решимости, Избранный в мгновение ока оказался рядом с первым из нападавших. Он коснулся указательным пальцем покрытого испариной лба противника, после чего, словно танцуя, переместился ему за спину и легко толкнул открытой ладонью во впалую грудь следующего врага. Тем временем, голова первой жертвы разорвалась на куски.

Ева глубоко вдохнула и выставила перед собой обе руки, широко растопырив пальцы. Серебряные волосы девушки всколыхнулись, словно от порыва сильного ветра, и между ней и воющими тварями, среди которых метался Избранный, возникла сверкающая, едва различимая стена.

Девушка направила все свои телекинетические силы на создание этой преграды, вспомнив наставления Сэта. Несмотря на то, что Избранный не обладал способностями Евы, его советы очень помогли девушке. Ева вызвала в уме образы тех, кого хотела защитить, поставив в один ряд с ними и себя. Она хотела жить, жить вместе с теми, кто принял ее такой, какая она есть.

Созданный девушкой барьер засиял сильнее, и, когда в него ударились первые твари, он отбросил их назад. Вспышка боли пронзила сознание Евы, но она плотнее стиснула зубы и, закрыв глаза, заставила образы в своей голове проявляться четче.

Ева вспомнила заботу Шиори, улыбку Ланы, грубые шутки Винса, спокойный голос Сэта и жесткого, но справедливого Хэварда. Почти всех их она знала совсем не долго, но только они давали ей надежду. Надежду на будущее, в котором она будет не одна. Ева почувствовала, как сила переполняет ее.

Созданное девушкой поле засияло ярче прежнего.

Выращенные за стенами космической станции твари не многим уступали Избранному в скорости и силе. Однако они не знали войны и их не обучали тому, чему обучали Сэта – убивать.

Телекинетические удары нередко достигали Избранного, но не причиняли тому серьезных неудобств, тогда как его атаки неизменно заканчивались чьей-нибудь смертью.

Для обычного человека картина боя виделась бы размытым пятном, в котором то и дело расцветали алые бутоны кровавых цветов.

Противники с сумасшедшей скоростью кидались друг на друга, стараясь поймать мелькавшего между ними Избранного. Фигура в черных одеждах возникала то тут, то там, только для того, чтобы отнять жизнь и исчезнуть вновь.

На стенах станции появлялись глубокие вмятины, залитые темной кровью.

Сэт устремился вперед. Едва коснувшись плеча ближайшего противника, он тенью проскочил мимо него, услышав хруст ломающихся костей, и ударом руки мгновенно убил еще одного врага.

Какая-то тварь атаковала Избранного в спину. Острая игла боли пронзила его позвоночник. Резко развернувшись, Сэт положил руку на голову атаковавшего и с силой отпихнул того дальше. Сделав несколько неуверенных шагов, чудовище взвыло, из его глаз, ушей, нос и рта потекла кровь. Спустя всего секунду, выращенный в лаборатории убийца взорвался изнутри, обдав окружающих кровью и осколками костей.

Легко подбросив вверх сразу двух противников, Избранный оказался над ними, под самым потолком, и с силой толкнул их вниз, на головы собратьев. Несколько тел с хрустом вмялись в залитый кровью пол.

Сэт быстро оказался рядом с барьером Евы и, расправившись с пытающимися выбраться тварями, устремился в глубь склада, оставляя после себя след из окровавленных и изувеченных тел.

Но все новые и новые противники заступали ему дорогу.

Враги напирали со всех сторон, и Избранному, несмотря на его мощь и скорость, приходилось нелегко. Беспорядочные удары сыпались со всех сторон, но Сэт упрямо и методично продолжал истреблять противников, одного за другим.

Краем глаза Сэт то и дело замечал серебристое сияние в начале коридора. Ева верит в него, и он не подведет ее так, как подвел Селестию.

Вспомнив лицо умирающей девочки, Избранный вздрогнул. Желание помочь Еве стало вдруг нестерпимо ярким и практически осязаемым. На мгновение Сэт ощутил мысли Евы, ее бескорыстное, искреннее желание помочь друзьям. Эмоции девушки были настолько живыми, настолько сильными, что Избранный ощутил их, словно свои собственные, и в это мгновение он снова почувствовал себя живым.

Второе, что почувствовал Сэт – была злость. Злость на окружавших его тварей, которым не было никакого дела до окружающих. Их интересовала только кровь.

Вне себя от переполнявшей его ярости Избранный ударил ближайшего противника открытой ладонью во впалую грудь, и волна от его атаки, пробив щуплое тело насквозь, понеслась дальше, ломая и увеча всех на своем пути.

Словно ощутив ауру ярости, окутавшую Избранного, наседающие на него создания с визгом бросились прочь, бросаясь на барьер Евы, на стены, стараясь забиться в самый темный угол, лишь бы избежать взгляда пылающих ненавистью черных глаз. Но от них не было спасения.

* * *

Лезвие над левым кулаком Хэварда проскрежетало по длинному клинку нападавшего, а сам даэрец, взмахнув ножом, распорол тому горло.

Активировав прыжковый ранец, даэрец бросился вперед, сбив с ног вбежавшего в комнату бойца. Протащив нового противника над полом, Стальной впечатал его в стену, напоследок ударив ножом в грудь.

Краем глаза Хэвард заметил движение у себя за спиной – кто-то пытался выбраться в коридор. Перехватив окровавленный нож за лезвие, наемник ловко метнул его, почти не целясь, и как подкошенный повалился на пол, получив сильный удар в спину.

Уже падая, Хэвард почувствовал еще один удар, и правая рука сразу же отнялась. По коже потекло что-то теплое и запахло паленым, броня не выдержала.

С рычанием даэрец вскочил и замер, когда увидел наставленные на него плазменные ружья…

* * *

Потертая шляпа, медленно вращаясь, взмыла к высокому потолку, и все находящиеся в ангаре невольно подняли головы, чтобы отследить ее полет.

Все кроме Винса.

Едва наемники отвлеклись, а движение на груде ящиков стало отчетливее, Райзер выхватил бластеры и открыл огонь. Винс начал убивать, когда его головной убор еще даже не достиг и верхней точки своего полета.

Первым умер Храд. Даэрец не успел ничего понять, когда заряд из бластера прожег в его лбу аккуратную дыру. Следом за другом отправился Шрам. Мускулистая рука успела сомкнуться на рукояти бластера, когда единственный глаз наемника лопнул от вошедшего в него сгустка плазмы. Выстрелы Ирвина и Винса слились в один, и одновременно с ними сдавленно заорал Эст.

Лана закричала.

Едва Райзер выстрелил, как его бок обожгло болью. На глаза выступили слезы, а ноги подкосились, словно лишились костей. Винс опустился на колено, но сразу же встал и тряхнул головой, стараясь разогнать мельтешащие перед глазами разноцветные круги.

Это ему удалось, но теперь в глазах потемнело, и Райзер едва не упал, однако кто-то подхватил его с двух сторон. Второй пилот невнятно пробормотал слова благодарности.

– Лживый ублюдок! – хриплые слова Ирвина отрезвили Винса.

Оттолкнув сестру и эхсне, Райзер, пошатываясь, подошел к лежащему на полу наемнику, отметив, что Тильда уже принялась заматывать слабо шевелящегося Эста в кокон.

– Поделом тебе, ублюдок, – мстительно прорычал Винс, поймав обезумевший от страха взгляд Эста.

Яд Тильды не всегда был смертельным. Когда паучиха запасалась провиантом, она лишь парализовала жертву, чтобы та не портилась. Быть главным блюдом огромной паучихи – не самая завидная участь, однако Винс не жалел Эста.

– Трус! – Ирвин вновь привлек внимание Райзера.

Правая кисть даэрца отсутствовала, и он пытался дотянуться до упавшего бластера левой рукой, но еще одна рана в груди не давала ему этого сделать – Винс прекрасно стрелял с двух рук.

– Лжец! – Кровь вспенилась на губах даэрца.

– Я же сказал, – Винс слабо улыбнулся. – Для меня самое важное – это семья, а моя семья – это «Стальной охотник». Ради них я с