Александр Владимирович Федоренко - Не Творец, но Созидатель...

Не Творец, но Созидатель... 1705K, 289 с. (Реликт из Первых Дней-5)   (скачать) - Александр Владимирович Федоренко

Александр Федоренко
Не Творец, но Созидатель…



Зачин

Много тысяч лет назад, в одном из миров, где-то у Нижних Пределов Сферы, иначе именуемых Дном Миров…

— Ваше Высочество! Стела установлена.

— А обелиски?

— Уже заканчивают, вот-вот поставят два последних и все.

— Хорошо, значит, скоро мы изолируем мир от себя.

В этот момент к ним подскакал гонец, и доложил:

— Ваше Высочество, обелиски установлены!

— Отлично — хищно улыбнулся принц Кларэнс — теперь дело за мной.

Он слез с коня, поднял руки вверх, и стал призывать себе в помощь, Истинную Тьму. Тьму не как покров Ночи, а как самостоятельную, живую Силу, щедро одаривавшую всех, кто правильно к ней тянулся.

По всему периметру огороженных земель, несколько мертвенным светом засветились, странные, фосфорные менгиры, а из стелы, установленной на вершине высокого холма, к ним потянулись ветвистые молнии. Миг, другой, третий, и мощная, силовая иллюзия накрыла Проклятые Земли. Теперь по всему их периметру росли странные, искореженные, жуткие черные деревья, за которыми клубилась Тьмы.

— Ваше Высочество, но почему мы ушли?

— Не называй меня больше так, наставник Драго. Это величание утратило свой смысл, я больше не наследный принц.

— Но мы ведь победили! Мы защитили три королевства, вы могли бы потребовать трон Сиары, и стать королем, вместо этого мозгляка Тарина, который и армию-то вывести побоялся….

— Править этими земляными червями? Нет уж, я полководец, и леса люблю, а они их жгут и выкорчевывают, да и сами по себе трусливый народец. Да мы защитили три Королевства, но ни одно из них я не хочу. Мы возьмем себе Проклятые Земли, и отныне — я Властелин Черных Земель. Пусть нас боятся и дрожат только при одной мысли, что мы живем по соседству. Я собираюсь устроить тут благословенный край, но такой, чтобы об этом никто не знал, и соответственно, к нам не лез. И я должен пройти этот путь, учитель сказал: — не пройдя сквозь Тьму, не поймешь ее сути. Не оценишь дар Света, не побывав во Мраке. А, только познав это, поймешь принцип Мироздания. Он подразумевал, что магия не делится на Белую и Черную, делятся дела, и как это сказывается на людях.

— Вы жалеете, что он ушел?

— Нет, я понимаю — у каждого свои сражения. А он просто делал у нас передышку….

— И готовил нас к Войне, в масштабах всей Сферы — заметил старый воин.

— Нет, не готовил, а просто показал, что любую Силу, можно обратить как во Зло, так и во Благо.

— А когда вы похищали дочь короля Калека, вы, чем руководствовались, используя «Темный Вихрь»?

— Я не похищал Люциту, а освобождал из заточения. Если у нее изуродована левая сторона лица, и она имеет темный дар, это еще не повод обвинять ее во всех бедах королевства. И пожизненно заточать в Небесной Башне. Да, я ненароком разнес им парочку построек, но никто ведь не погиб! Да и вообще, пусть будут благодарны, что королевский род не прервется — Люцита, дочь истинной крови, в отличие от своей сестры, которая просто человек. Мы заложим здесь новое королевство, которое даже через тьму веков будет процветать. И наследник моего трона, станет потомком двух королевских линий, что когда-то даст ему право на весь мир.

— Ну раз вы не расстроены Ваше Высоч…. Простите повелитель Кларэнс, то тогда я спокоен. А то думал, сильно переживаете…

— Я не расстроен. Я Рассержен и огорчен. Мы пришли на помощь, когда враг уже практически победил. Да моя сила темного происхождения, да в рядах моей армии, не только люди, но мы же их всех спасли! Как можно бояться тех, кто пришел тебе на выручку? Как можно проявлять такую черную неблагодарность?

— Они запуганный и малодушный народ, тысячелетиями боявшийся демонов из Мрака…

— Учитель говорил — бойся не того кто во Тьме, бойся того, в ком Тьма!

— Он знал, о чем говорит. Она была в нем самом.

— Да была, его ломало и корчило, но он ей не поддавался, Ему в то время были подвластны легионы самых разнообразных демонов, но он их никуда не повел. Хотя мог, еще как мог. Во главе такого воинства, он мог атаковать и Обитель светлоликих богов, и захватить все Нижние Миры, сделав их плацдармом, для захвата Серединных. Но почему-то так не поступил. И я усвоил урок. Страшен не тот в ком Тьма, страшен тот, кто сам Тьма…


Часть первая



Глава первая Блуждания во Тьме…

Априус сначала даже не понял, что то, что видит, это и есть он сам, его плоть. А от осмысливания самообзора, сознание пронзила вспышка такой неописуемой растерянности, и шока, что все его естество мгновенно замерзло. Затем накатило ощущение такой невероятной тоски, что он завыл бы, если бы мог.

— Червь!!! Я Червь! Не-еет!!! Как? Почему? Что за шутки? Вот это попал, так попал! Превратили в беспозвоночное…

Панически, разрушающие мысли, остановить удалось не сразу — ведь невольно поддашься панике, если обращение произошло не по твоей воле и желанию. Растерянность, едва не овладела им полностью, но уже спустя несколько долгих мгновений, он мысленно добавил:

— Ну хорошо, хоть не амеба…

Ситуацию срочно нужно было анализировать, и, заставляя мозг интенсивно работать. И чтобы удерживать сознание ясным, вначале Рус, попробовал чары обратного превращения. Но они не сработали. Тогда он принялся применять, все, что пришли на ум, но они, будто отскакивали от черного, невидимого панциря, и растворялись в пустоте. Рус попробовал поднять, то, что должно являться головой, и, застыв, словно отпугивающая потревожившего ее человека, кобра, принялся осматриваться.

Врожденная и весьма развитая за века жизни, способность видеть в темноте, ни чего особо не дала, но многоуровневый магический взор, кое-что все же выхватил из окружающего пространства. Увиденное не обрадовало бы ни кого, даже самого безумного адепта Тьмы, и подсознание постаралось сделать картину такой, какой мог воспринять ее, его получеловеческий мозг.

— Ловушка! Западня! В которую я так слепо угодил — казалась, сама мысль отозвалась болью. — А куда же делись друзья?

Вокруг, то ли действительно была черная пустыня, песок которой состоял из кристалликов Тьмы, то ли он сам ее рисовал, в своем воображении. Мелкое крошева из ее осколков, как бы делало эту Тьму вещественной, потому что Априус, уж точно не висел — похоже кто-то, когда-то, неизмеримо давно, провел тут какую-то работу. По овеществлению Тьмы.

Априус не верил себе. Ему казалось здесь невозможное, сделали возможным, и те громадные, торчащие из-под песка мегалиты и менгиры, были ни чем иным, как осколком гигантского Яйца, которые кто-то обработал, магическим путем.

— Я что на краю Вселенной — выползла неожиданная мысль — или…

Он еще долго поворачивал голову, стараясь понять, где он, и почему в таком виде. Вокруг него раскинулся Плоский Мир, где не было объема, имелась только ровная поверхность, и не было других понятий, так же как не было Времени, Глубины, или Высоты ибо они здесь так и не родились. Страха, или Испуга, тоже не было — лишь какое-то отупение, и это пугало больше чем они. На Мир Смерти, это было тоже не похоже, просто Жизни, тут еще не было. Но складывалось впечатление, что когда-то неизмеримо давно, кто-то пытался вырваться отсюда, и начал как-то структуризировать Тьму.

Где-то далеко позади себя наследник Предтеч, увидел, если это можно так назвать, колоссально исполинскую стену, округлую и… чешуйчатую.

— УРОБОРОС!!! — Не поверил себе Априус. — Да что ж такое, что не древность так, Змей. А этот так вообще считается гранью, между Хаосом и Порядком. Куда-то меня не туда выкинуло…Бррр — ничего себе Лабиринт из Темных Миров! Да тут вообще ничего не происходило, уже миллиарды лет. Надо убираться отсюда, пока огонек сознания, еще теплиться…. Змей, кусающий себя за хвост, мне ничем не поможет. Как говорится — пора валить….

Вспомнив, что сейчас, он ни кто иной, как гигантский червь, кольчатый, там или еще какой, и значит, может быстро продвигаться под землей, Априус, поерзал, и попробовал забуриться в песок. А потом и продавливаться — ползти. Ползти за неимением направлений просто прямо. Одновременно с этим, он постарался максимально загрузить мозг, песнями, счетом, формулами, повторением своего имени, и размышлением.

— Итак, предо мной впервые стала настоящая задача, что все-таки первично — Хаос или Тьма — думал он — с одной стороны все источники твердят, что вначале был Хаос, а уже потом из него все и произошло. Но что он есть такое? Пустота? Нет, в нем присутствует беспорядочное движение, только вопрос чего? Частиц? Но их тогда еще не было. Звуков, колебаний, вибраций? Может быть. Первых энергий? Скорее всего…. И именно они дали и цвет, и мантрический звук, больше ничего не было. Но цвет должен был проявиться в чем-то. А Тьма, как ни крути, должна что-то заполнять, или где-то образоваться. Или же она просто Покров, Всего, что было до времени? Или все-таки это То, что осталось от части Хаоса, которую Творец, использовал при Сотворении Сферы? Вон сколько у нее оттенков…

Эти предположения никакой ясности не внесли — новоявленный, самопровозглашенный бог, не мог определить, нигде находится, ни что это за часть Сферы. И Сферы ли вообще?

— Может этот так называемый Лабиринт лежит вне нее? Ведь такие миры могут являть собой не шары и блюдца, а быть просто некими опоясывающими слоями? Или меня попросту ловко надули? Нет, так я ничего не добьюсь — потому пока, просто вперед! Поиграем в беспозвоночное…

Он устремился дальше, сам не зная куда. Просто полз, буравя песок головой, словно волнорез, и интуитивно проходя лабиринт, из обелисков, и потому его движение по пустыне, не было прямым путем, а скорее спиралью и зигзагами. Понятий времени и расстояния для Априуса сейчас не существовало, но мысленный счет он все же, вел. И когда просчитал пять раз по тысяче, пустыня внезапно оборвалась, словно некий слой Тьмы, перешел в другой. Словно Априус, продавил какую-то непонятную границу, и вот, пожалуйста — перед ним раскинулся Океан Мрака.

Это была не вода, и не черный пар, это была еще совсем невоплощенная субстанция, но мозг, привыкший все подгонять под определенные шаблоны, наполнил это пространство чем-то похожим на стоячую, черную жижу, почему-то ассоциирующуюся у него, с тушью.

— Нырнуть туда что ли? Может это Испытание — типа чтобы понять Истинный Свет, нужно познать Истинную, Запредельную Тьму…. — Подумал Рус, и, решив, что хуже уже не будет, плюхнулся в этот Океан.

Тело обволокло чем-то неосязаемым, может быть, это была темная энергия, черного эфира, может что-то другое — ясности не было никакой. Но мир еще раз качнулся, становясь немного призрачным, и это натолкнуло на новую мысль. Тогда Априус мысленно запел основную мантру, стараясь сочетать ее с нотой, и цветом, тем, что ассоциируют с энергией Творца. Именно они должны были когда-то, до Начала Времен, притянуть друг друга, и стать зачатком Творящей Монады. По крайней мере, так предполагали некоторые умы прошлого. Это процесс в некоторых философских трактатах именовался — Осознание Творцом, Самого Себя.

Обычные вроде звуки матры — А и УМ, привязанные к седьмой ноте, и фиолетовому цвету, но, тем не менее, вызывающи приток энергии, состоящей из девятисот семидесяти двух потоков, чистой Силы. Но Силы настолько тонкой, что почувствовать ее во всем Большом Мире, могли считанные единицы. А как тут во Тьме, это все отразиться на нем, Априус, естественно не знал.

Через некоторое время, этого странного барахтанья, непонятно в чем, Рус, ощутил некий, очень слабый интерес. Ему хотелось верить, что проявляет его все-таки Творец, а не Сущность, которая могла образоваться тут, за все минувшие неисчислимые тысячелетия. Столкнуться с Той, кто не имел никаких чувств, эмоций, и прежде всего, испытывал вечный Голод, совсем не хотелось. Она могла, растворит в Себе, кого угодно. Но в редких случаях могла и сделать своим Слугой, а это тоже было крайне нежелательно.

Хотя все это были лишь домыслы, потому что никакого представления, где именно очутился, Априус, не имел.

— Если меня выбросили за Пределы Сферы, то почему я еще в сознании? Если предположить что это изнаночная сторона Вселенной, то тогда эта Тьма ничем не должна отличаться от той, которая простирается за пределами его Царств Ночи. Но та всего лишь скрывает остатки Правещества, а эта похожа действительно на Тьму Внешнюю, которая окутывает Сферу, ограничивая ее от необработанного Хаоса. Или это вообще другая Вселенная? Ведь кто-то же сотворил Пожирателя, и это был не тот Творец, что создал Сущее, это кто-то другой, а значит, могут существовать и другие Вселенные…

— Хватит гадать — приплыла откуда-то издалека, чья-то мысль — просто пройди Лабиринт. Он для того и создавался, чтобы его проходили. И это естественно не стены, тупики и ходы.

— Но зачем? — Попытался хоть что-то прояснить Априус, не понимая, кто с ним говорит, или точнее ведет мысленный диалог.

— А затем что давно настала пора. Тебе что больше нравится быть Вечным Скитальцем? Срываться в небольшом наделе и лелеять мечту что когда-то, ты открыто выйдешь на Арену Действий? Пора расти. Или думаешь, деградировав в какого-нибудь сферного божка, ты как-то продвинешься? Даже сядь ты на главном ее Троне, будешь только Управленцем. А в тебе еще можно пробудить Творящее Начало. Его надо развить и реализовать.

— Во что? В чем? — Механически спросил Априус, не прекращая псевдодвижение.

— А это решать тебе самому, если достигнешь уровня Творящей Монады, сам поймешь. Ну понятно, что это должно быть Творение. Тварный мир. Кто-то творит простые миры, кто-то сложные, кто-то целые Вселенные, а некоторые, даже сложно объяснить — что. Жизненные формы, могут быть столь различны, что ты, пока что не в состоянии этого понять. Так что дерзай!

Все исчезло, да так что было, не понять собственный ли разум играет с ним, или действительно кто-то вел диалог. Тем не менее, некоторые метаморфозы всеже произошли, и нынешнее тело Априуса, преобразовалось, в ленточного червя, имевшего способность плыть. Что он и принялся делать, ибо больше ничего другого не оставалось.

Конечно, это лишь образно можно было назвать плаваньем — черная субстанция естественно не являлась ни водой, ни жидкостью, это был, такой, себе очень сгущенный Мрак, и каким-то образом, Априусу, удавалось продавливаться сквозь него. Время не имело значения, тут оно не существовало, но естественно Русу, не хотелось, чтобы этот процесс занял целую вечность. Потому он налегал, изо всех сил, на которые в данный момент, был способен, стараясь если не плыть, то хотя бы как-то пробиваться через это, сплошной Мрак.

— Ты еще трепыхаешься червяк? — Коснулась другая холодная мысль его воспаленного мозга — может ну его? Отсюда все равно не выбраться не найти выхода, потому что его нет…

— А я попробую — со злостью прервал Априус, и подумал — что это еще за странные игры сознания? С ума схожу что ли? — Нашел в себе силы удивиться он, и так же мысленно ответил, давая эмоциям, хоть как-то проявляться. — Отвали от меня, кто бы ты ни был, или ни была!

— Это что угроза? Да что ты можешь? Тут ни твое чародейство, ни боевые умения не применить, а больше ты ничего не умеешь. Распадешься спустя мгновения вечности и все. Только творцы способны…

Априус дернулся, и, стараясь экранировать мозг, извиваясь и вертясь как уж на раскаленной сковородке, попробовал продвинуться дальше, чувствуя всем своим естеством — вокруг не мертвый Мрак, а нечто совсем уже непостижимое, наполненное силой темного эфира.

— Темная Материя! — Мелькнула быстрая мысль — а значит, я двигаюсь в нужном направлении.

— Глупец — незамедлительно ответил кто-то, а может его второе я — здесь нет никаких направлений, нет сторон, и нет ориентиров, к которым можно привязаться — потому что нет никакого Здесь!!!

— Не надо дурить мне голову — холодно отозвался Априус — говори чего приперлось?

— Скучно…. Уже невесть сколько, сюда никто не попадал, я истаиваю от бездействия.

— Ты и так не Живое!

— Не живое — согласно прошелестело во Тьме — но существующее. Мы первые и грубые энергии, что зародились в Ничто. Мы то, чем Творец заполнил Его, мы оставшееся от Хаоса. То из чего Все вышло, оно зародилось в Нас.

— В ком это еще в Вас?

— Во Тьме и Мраке — казалось, этот некто изумился — мы Первые Сестра и Брат. Основа основ. От нашего соития родились Сумрак, Мгла, и Тень, а затем и все остальное.

— Не верю! — Зло отмахнулся Априус, сердитый на себя самого, за столь нелепый поступок, что вверг его сюда. — Не хочешь отвалить, тогда поведай, зачем явилось?

— Почувствовать очередного болвана, который тут растворится. А затем воспользоваться дармовой искрой, при помощи которой можно реализовать себя, выпустив в Миры свои частицы — с некой долей злорадства — ответил незримый собеседник.

— Это наклепать так, сказать темных Повелителей?

— У меня нет повелителей, никто не может мной повелевать, владеть, властвовать или познавать. Я Ничто постоянно переходящее в Нечто, и обратно. Не хаотичность, и не стабильность.

— Сдается мне ты один из тех, кто тут застрял, а не Лорд Мрака…

— Ты не прав. Я предшествую Всему, все рождается во мне, и выходит из меня. Ответь себе на вопрос, светло ли там где зарождается жизнь, и все поймешь. Я Основа для Начала.

— Первый Устой Незыблемости?

— Да, если так хочешь. Постоянный Цикл, перерождения…

— Слабо верится, по-моему, ты То, что осталось, тебя высосали без остатка, и ты просто заполняешь Пустоту…. Но если ты не врешь — тогда, поведай, как пройти дальше?

— Пробуди творческую энергию. Если ты не станешь Творящим Началом — не станет Тебя. Ты попал ко Мне, только для этого — либо-либо. Так сказать для принудительного Пробуждения.

— Смешно. Из чего тут творить, и как различать, если нет Света, что в творении есть разность?

— Я не знаю, я не творю, меня лишь использовали. Правда, это было очень, и очень давно. Потом в меня попадали только бездари, хотя и сильные…

— Понятно — ответил Априус, и удвоил усилия.

Скользя-плывя дальше, вперед, пусть и без точного направления, но он всеже продвигался, и думал, что можно сотворить из тьмы? Так одна единственная Искра, сознания перемещалась в этом, странном океане, вроде бы совершенно бессмысленно, но это было не так. От этого движения, поднимались незримые волны, порождавшие в свою очередь, определенные колебания, а это был уже другой уровень, и, в конце концов, он преодолел и его.

Руководствуясь скорее внутренним наитием, чем разумом, неким всегда доступным ему наитием, Рус, добрался до границы, следующего пласта. Из черноты Мрака, он выполз на внезапно появившееся подобие, антрацитового берега, уже не червем, скорее миногой, или угрем, его чернильное тело, извиваясь, преодолело некий барьер, и мир опять качнулся, становясь почти реальным.

— Хрен вам всем — подумал Априус — я так просто не сдамся. Желаете, чтобы я творил, что ж, сейчас я вам натворю, не рады будете.

И он, пробуждая в себе, некую так долго дремлющую Силу, принялся с ее помощью перестраивать частицы Тьмы. Усилием воли, делая это так, как ему в данный момент представлялось. Сначала вкладывая самого себя в предстоящее действо, он начал творить некую основу — платформу, или плато. Огромная, антрацитовая плита, казалось, даже материализовалась, под скользким телом угря, и простерлась на невероятные дали, становясь той основой, по которой он собирался, пробираться дальше. Это уже было и направление, и какие-то пропорции, с длиной, шириной, и частично высотой, и вроде бы никаких лабиринтов, ползи себе вперед и все. А по бокам вздумал спирали, кольца, и всяческие округлости, закладывая самые первые геометрические фигуры.

Тут же поднимаясь, куда-то вверх ползли струйки Тьмы, начали перевиваться, скручиваться и образовывать колоны, упирающиеся в несуществующее небо. И выросли они совсем не рядами, а располагались в хаотичном порядке, перекрывая движение по прямой — своеобразный лабиринт, или препятствие.

Здесь понятно не было никаких ориентиров, плюс ко всему холод и мрак давили на мозги, но Априус, удерживал в сознании одну мысль, потому ориентиры, у него были, пусть пока и эфемерные. Ненароком или специально ему дана была подсказка — путь, через который нужно пройти лежал через Сумрак, Мглу, и Тень. И именно в таком порядке, а не как-либо иначе, на то это и своеобразный лабиринт, чтобы блукать, и ошибаться. А значит к ним и нужно добраться, притягивая их к себе в своем воображении. Не суть ползти вперед, суть притягивать то, что себе представляешь, иначе такое передвижение может стать бесконечным.

Априус, таким образом, словно листая отражения Тьмы, в ней самой, прополз еще ярдов двести. Обползал преграды из колонн, вилял, петлял и вскоре внезапно понял — его тело вновь меняется. Теперь он был гигантским змеем, и ощущал дискомфорт от отсутствия ног, больше чем когда был червем — почему-то многоножкой ему бы понравилось быть больше. Но выбирать не приходилось, тело не трансформировалось по его желанию, его сдерживали какие-то рамки, но, приноровившись, он принялся обползать свитые в тугие колоны черные нити, на одну даже заполз, обившись вокруг нее, пытаясь проверить, насколько высоко она вздымается. Она оказалось бесконечно длинной, и, понимая, что такой метод продвижения, может быть ошибочным, он спустился назад, и, петляя между столбообразных образований, со всей скоростью, которую мог развить устремился дальше.

Усилия не оказались напрасны, Тьма не осталась неизменной, где-то очень далеко впереди, она перетекала в Сумрак. Платформа закончилась, начался все тот же кристаллический песок, по которому было ползти несравненно мягче, и удобней. Удобней, но не безопасней — всеми фибрами своей души Рус ощущал присутствие огромных и алчных чудовищ. Тех, кому в мирах, было слишком мало места, а аппетит был неутолим, и видимо Первые, не в силах что-то с ними сделать, не уничтожая миры, выкинули их сюда. Грандиозные Заклятья и Ритуалы, посредством которых это было сделано, пропали вместе с ними, и больше никто на такое уже не был способен.

Огромные чудовища, укрывались в темноте, и туши, таились под песками из ее же частиц, у них не было ног, но зато были огромные тела со щупальцами, или туловища, как у кольчатых червей, гигантского размера. И Априус поспешил убраться, не желая подвергать себя глупой опасности, и быть схваченным многочисленными щупальцами, внезапно взметнувшимися из-под песков. Правда, с парой тварей, напоминающих слизняков, таки пришлось схлестнуться. Но много времени, он на них не потратил, обвился вокруг и сдавил так, что они лопнули как гусеницы, на которых наступили. Далее он уже совсем быстро заскользил по пустыне, и думал только о том, как ее миновать.

— Все-таки отсюда бесспорно кто-то пытался выбраться — промелькнула скоротечная мысль — отсюда и песок, и другие следы попыток, овеществить Тьму. Вопрос лишь в том, удалось ли ему это?

Априус полз, постоянно держа в голове образ приближающегося Сумрака, змеиное тело казалось, росло с каждым ярдом, он ощущал себя уже довольно большим змеем, длинным и толстым, видимо сам того не понимая, он как-то впитывал Тьму, и из ее частиц, выстраивал клетки своего тела. Наконец чуть-чуть другим стало окружающее пространство, словно продавившись сквозь незримую пелену, он попал уже в другую прослойку Царства Тьмы. Источников света и тепла, тут естественно не было, но нечто напоминающее свет Хвергельмира, делало Тьму, Сумраком.

Вольно или невольно мысли снова вернулись к рассуждениям, где он находится. За последнее время, все втолковываемое ему с детства, Априус подвергал сомнению. Согласно учению отца — из Хаоса родилось все. Но тот упомянутый Первичный Хаос лежал где-то далеко, причем далеко настолько, что между ним и Сферой, находились многомерные пространства, в которых имелись и слои Вторичного Хаоса, и Слои Тьмы, и слои того, что уже не являлось, ни тем, ни другим, и возможно иные Вселенные.

— Где же я очутился? Может это иллюзия, созданная самим Творцом? Тогда ее невозможно будет развеять, как ни старайся, как же тогда выбраться?

— Твори! — словно бы из ниоткуда пришел совет.

— Ладно — мысленно ответил Априус.

И принялся создавать черные, матовые пласты, он представлял, как образуются, плиты, кубы и параллелепипеды, которые сами собой, укладывались в основание, и ряды, невероятной конструкции. Рус раздувал в себе тлеющую искру творящей монады, подчиняя себе ту субстанцию, которая образовалась первой. Плита за плитой ложилась в основание и стены черной многоступенчатой пирамиды, Априус, выстраивал ее, создавая себе путь наверх, почему-то ему казалось, что именно так он проломиться во Мглу. Ступени, невероятно длинной, гладкой лестницы, казалось состоящей из плит черного мрамора, уводили все выше и выше, но что они змею? Не ногами же шагать.

Априус направился к ней и начал вползать, извиваясь всем телом, и периодически поднимая голову, посматривал туда, где лестница казалось, сужаясь, совсем сходила на нет. Там висела большое облако, други оттенков Тьмы, и в нем порождая темно-багровые молнии, сшибались грубые и чистые энергии, тонких планов.

— Ага, это вас подчинил себе Творец — проскользнула короткая мысль — значит мне все-таки туда…

За все свою бытность, Априус никогда не был змеем, даже тогда когда Смотритель, заставил всех будущих Хранителей, пройти десятки перевоплощений, но в основном, это были разумные существа, ходящие на двух ногах, а тут….

Он полз, ощущая в себе хищный голод, чувствовал, свои огромные игольно-острые ядовитые клыки, мощь своего упругого тела, способность ощущать чье-то тепло, и свою опасность для всего живого. Но тут не было ничего живого, чтобы годилось в пищу, не было явленного мира, и это могло вызвать панику, но пока Априус успешно давил в себе подъем всякого вида тревог и переживаний.

Он одолевал, ступень за ступенью, понимая, что теперь набрал достаточную массу, чтобы трансформироваться в демона, более близкого по своей природе, к темной стороне. Хотя это касалось не всех демонических существ, некоторых из них попросту вытащили из их плазменного мира, и заставили служить, а к Тьме, те, не имели никакого отношения.

Облако, не облако, некий пласт всеобщей Тьмы, уже все ближе и ближе, последний рывок, и вот оно окно, уже рядом, осталось только пройти через него. Рус скрутил свое тело в тугую спираль, а потом резко распрямился, и прыгнул в эту клубящуюся мрачную субстанцию. Тело обожгло межзвездным холодом, кольнуло едва, не пробивая шкуру энергетическими шипами, и он попробовал захватить эти бьющиеся в каком-то невероятном экстазе энергии.

Цвета и звуки, управляющие этими бьющимися потоками, это уже что-то, он их знает и видит — они проявляются как синий, голубой и зеленый. Их как-то надо связать, обуздать и подчинить. «Ля, Соль, Фа» — именно эти ноты, имеют на них влияние, дают возможность подключиться. Но этого мало, нужны мантры, и хорошо, что они ему известны. Правда, все они лишь призывают эти три энергии, не боле….

Это было словно обуздание дикого мустанга, только не одного, а целого стада. Они дико бились, извивались, и всячески противились подчиняться. Высшие энергии нематериальных уровней Бытия, энергии души, вечно горящей искры Творца, дарованной каждому смертному существу, мысли, что рождают идеи, что значит — замысел, и ментальная сила, плюс еще много чего, но об этом некогда думать — надо укрощать.

Тут Априус понял — ничего у него не выйдет, по крайней мере, сейчас — материализовывать, вот так вот, во Тьме, он не способен. Ведь если верить, тем крупицам сведений, что дошли до него, Творец, перед тем как заняться Промыслом, еще долго, так и этак рассматривал свой Замысел. И в итоге, попросту выдрал из себя все сомнения, противоречия, и колебания, которые воплотившись, стали его Априуса, прадедом, о чем понятно не знает никто из ныне живущих.

— А у меня, нет времени на Замысел — вынужден был констатировать Рус — поэтому даю обещание, заняться творением, чуть позже, пока же извините, кто бы вы ни были.

Ему почудилось или донесся какой-то шепот? Словно кто-то невидимый решал, пропускать ли его дальше, или высосать душу и распылить и так не особо вещественное тело. Не замечая этого, скорее как-то произвольно Априус, трансформировал себя, перетекая в свою вторую сущность, и силой воли заставил себя, пробить какой-то невидимый барьер.

Энергии, которые помимо всего прочего были еще и энергиями души, до конца он покорить не смог, но главное было сделано, он перешел во Мглу. И это была территория темно-серой пелены и черного тумана, который клубился, охватывая Априуса, со всех сторон, видимый правда только ему. Даже бессмертные чародеи, сумей они выжить, были бы тут как слепцы, все-таки последний Эльдариусиец, не был просто чародеем, или только чародеем, он был наследником Предтеч, с неразвитым потенциалом творца — потому увидел. Или заставил проявиться скрытое?

Клубы тумана перед его требовательным взором, начали чуть расползаться, открывая ряды гигантских столбов, уходящих в неведомую высь, к которым были прикованы…. Божества!!! Все те, кто еще не мог именоваться богами — Титаны. И это были не Небо, Время, Сон, или еще какие проявления Начал, это были первые темные сущности.

— О, тут уже есть какие-то признаки времени — подумал Рус — и каких-то эманационных образований, и все они из разных периодов…

Но до них ему, не было никакого дела, интерес — да, но не в данной ситуации, его было удовлетворять. И он поспешил дальше, всячески стремясь уйти от тех, кто еще не имел четкую форму, но имел какое-то сознание. Был просто сосредоточием Тьмы. И у него вышло, он, словно перешел из одной области Мглы, в другую более новую что ли. И там уже получилось продавиться к более знакомым существам, может и воплощенным проявлениям Сил, но имеющим уже четкие очертания. Их было немного, но они были.

— Королевы Ведьм!!! И не только… — резанула мозг быстрая догадка — и если это чей-то Чертог, то чей? Почему упрятан здесь и зачем? — Изумлялся Априус — Кто смотрящий за всем тут происходящим? Почему некоторые прикованные и истязаемые столь долго — не мертвы?

Он смотрел и снова не верил себе — это было жуткое зрелище, словно смысловые галлюцинации. Было очень странно видеть здесь когда-то красивых, но теперь уродливых женщин, разного возраста и принадлежащих различным расам, которых, не имея возможности победить и убить, просто вышвырнули из своих миров. Вышвырнули всякие там боги-герои, и полубоги первого поколения, ввергли во Тьму, которая оказалась многообразна и, похоже, по-своему умна и разумна.

В основном от всех ведьм, жриц, жрецов, и ведьмаков остались одни скелеты, хотя это еще не говорило о том, что они мертвы. Некоторые, просто казались, просто обнаженными и иссохшими мумиями. И плоть их, уж точно не была до конца мертвой. Они висели на черных как будто кованых цепях, давно недвижимо, но…. Но дух их еще не покинул.

Априус всмотрелся в некоторых пленниц — да, Истинные Королевы Ведьм, не утратили плоти, они, конечно, иссохли, но Сила, каким-то непостижимым образом, их еще не оставила, и души еще не отгорели, потому и волосы красивыми локонами обрамляли головы, спускаясь намного ниже колен.

Среди столбов, неясными контурами обозначилась призрачная дорога, и едва Рус, уже своим мощными лапами, своего второго облика, ступил на нее, эти редкие ведьмы взвыли:

— Освободиииии!!! — Завыл невидимый ветер — Освободи нас, Идущий сквозь Мглу! Или принеси избавление! Забери наши души отсюда!!!

— Мы будем служить только Тебе, Освободииии!!!

— Освободи, мы знаем, ты можешь!

— Помоги собрат — вторил им редкий мужской хор голосов.

— Какой я вам собрат? И я не милосердный идиот, чтобы вновь впускать в миры таких непредсказуемых чаротворцев. — Хмуро заметил Априус, мельком разглядывая прикованных девиц, и вскользь пробегая по обтянутым тонкой кожей черепам мужчин — а просто освобождение от цепей, что вам даст? — И двинулся по этой странной дороге, дальше.

— Подожди!!! — Взвыла одна, все еще удерживающая свое тело, на грани распада ведьмочка. Она была жутко истощена, буквально костяк обтянутый задубелой, темно-коричневой кожей, но Сила в ней, еще чувствовалась. — Меня выкинули по оговору, просто боялись моей Силы, моих способностей, подговорили этих слюнтяев, мнящих себя богами, и….

Априус все же повернул голову, и глянул ей в глазницы — черные, и казалось бездонные, по-своему все еще манящие. Она была жутко красива, даже в этом состоянии. Черты лица, от истощения, конечно, давно обострились, но красота никуда не делась. И черные волосы столь же длинные, как и у остальных, свободно спадают вниз, как бы, одевая свою хозяйку, и прикрывая ее наготу.

— Имя?

— Эрзули.

Она не врала, ни в имени, ни в том, что не виновна, ни в чем таком, за что стоило бы выкинуть сюда, это он чувствовал. Но освободить девицу, которая невесть, сколько веков пребывала во Тьме, это дать возможность ПраСиле, проникнуть во Вселенную. И неизвестно что тогда будет, а та, и так пребывает на грани Апокалипсиса.

Он остановился и стал рассматривать висящих на столбах женщин, само собой тех, кто еще держался. Для миров они давным-давно умерли, и никому до них не было дела. Большая половина распятых ведьм, выпусти их в мир натворила бы таких делов, что не расхлебать даже Падшим, во времена их наибольшего могущества.

— Это не мое дело — попытался убедить себя, Априус — надо идти дальше….. Надо выбираться, и искать зверокоманду. Хотя стоп, а почему именно в миры? Есть же еще и другие варианты…

Ему оставалось пройти Тень, и по идее это должен быть конец, этого нелепого пути, на который его толкнула собственная безрассудность. Да и чего такого, там могло случиться у отстроенной Крепости Асов, что они не смогли бы выбраться? Уж как-то разобрались бы совместно…. А теперь вот и друзей потерял, и сам ввязался в чьи-то неведомые игры.

В голове мелькнула безумная идея, и он за нее ухватился, как утопающий за соломинку. Его заставляли стать творцом, но чтобы творить из Ничего, надо быть именно что Творцом, а не подобием, потому он использует то, что ему доступно, пускай и не сейчас….

Он двинулся вдоль столбов, которые во множестве были пусты, но на некоторых все еще висели ведьмы и ведьмаки из разных рас, и какие-то вообще не понятные создания. Шаг, другой, еще одна ведьма взвыла об освобождении. Эта тоже сильна, но в обесцвеченных, наполненных чернотой глазах, такая мольба, что и камень проникнется сочувствием.

Ведьма когда-то рыжая, на вид лет тридцать, тоже иссушена до предела, но по чертам обтянутого кожей черепа, можно сказать, что когда-то также была красива. И вроде как не виновата, то есть черное Зло не творила, никого не убивала зря, никому не мстила, и не порабощала. Власть, правда, любила, не без этого. Но переуступила некую запретную грань, и боги ее мира, предпочел от нее избавиться.

— Имя? — Задал Априус мысленный вопрос.

— Лили — прошептали иссохшие губы.

— Я подумаю — после некоторой паузы, обнадежил он ведьму, и принялся даже не рассматривать — прочувствовать, ее соседок.

Две ведьмы и несколько жриц, и впрямь заслуживали лучшей участи, остальные же, как он чувствовал, те, что в черных платьях, из волос, те еще штучки, но что-то в них было такое, что Априус, задумался. Он подошел к каждой по очереди пристально посмотрел в глаза, наполненные тьмой, да так что они попросту забились в своих цепях, и каждая услышала мысленное предупреждение:

— Хоть малейший намек на предательство, или на занятие черными делами — распылю и рассею. А души у меня есть, кому отдать. И он этому будет несказанно рад…

Он вернулся к Эрзули, повел когтистой лапой, и черные цепи исчезли, освобождая прикованную к столбу девушку, поймал ее, помогая стать на ноги, которыми она не пользовалась, сотни, а то и тысячи тысяч лет. Затем перешел к Лили, освободил ее и так же поставил у края дороги. То как они пойдут, его не заботило — Имеющий Силу да выберется, нести на лапах он никого не будет.

Так же освободил и помог Аллу-Ке, которая была шаманкой, и колдунье Алиссии, таким образом, освободив четырех узниц Тьмы. И далее Априус, уже не обращая, внимания на мысленные вопли и стоны, двинулся дальше, проходя мимо столбов. А освобожденные пленницы, нелепо, шатаясь и спотыкаясь, изо всех сил старясь не упасть, ступили на призрачную дорогу и последовали за ним.

Туман клубился и отступал, Априус чувствовал какая-то новая, и в то же время странно знакомая Сила росла в нем. Он шел по призрачной дороге, то, поднимая то, распуская, бесполезные тут крылья, давно уже не тот серокожий демон каким был когда-то. Он уже давно являл собой черного исполина, с багровыми глазами. Но сейчас вся его сила, посредством которой она подчинил себе демонические сонмы на равнинах одного из Багрянников», оказалась бесполезна. Ракар, Рус, даже не пытался призвать — это оружие Сферы, и нечего даже пробовать, воспользоваться им тут. Сжимая, и разжимая свои когтистые лапы, словно видя перед собой конечную цель, последний, из Эльдариусийцев шел дальше, обретая новые силы.

…А далее Мгла скрывала не только ведьм, дальше вдоль странной дороги попадались столбы с парой друидских колдунов, и несколькими жрецами, представляющих собой самые разные расы. Почему-то к ним, в отличие от стонущих и воющих девок, жалости он не испытывал — срабатывало мужское начало. Тут висели скелеты и мумии мужиков, все еще злых, и горящих желанием отомстить. Они так глубоко впустили в себя Тьму, что бесспорно, если бы освободились и вернулись в миры, были бы ее слугами.

Только от двоих шел какой-то другой фон, они были когда-то пытливыми и донельзя любопытными первооткрывателями, потому залезли, куда не следует, и обратились в чудовищных монстров, тем не менее, не бегавших по улицам в поисках человечинки, а дальше продолжавших свои изыскания. Их удерживало то, что они приобрели путем познания — книги или манускрипты, знания самых древних колдунов, которым было все равно, что исследовать. Но некие части души, не позволяли им сгореть до конца, и быть поглощенными Тьмой, их стремление жить все еще было невероятно сильным. Потому Априус их и видел.

Он отметил их про себя, и пошел дальше, где уже через непонятно какие доли времени, столкнулся с тем, что назвал бы путем Искушения Знанием. Рус оглянулся — ведьмы упорно тащились за ним, понимая, что только он выведет их отсюда. Теперь идти стало несколько трудней, по бокам бесконечной дороги, были выставлены ларцы и сундуки, они висели в этой невесомости на цепях, и естественно были закрыты. Но Априус, остро чувствовал таящуюся в них злую силу, в них содержались разные казни и беды, умело кем-то запертые в этих вместилищах. А еще там бесновались самые невероятные сущности, которых ни в коем случае нельзя было выпускать, потому их и заперли, а потом вышвырнули во Внешнюю Тьму.

— Нехилый Накопитель — пробормотал Рус — если это конечно не искусный морок, который не могу отличить даже я…

Далее началась бесконечно появляющаяся, череда глиняных табличек, свитков фолиантов, манускриптов, и золотых пластин с символами. И даже несколько книг!

Эти экземпляры заинтересовали бы кого угодно. Тяжелые, обложки, сочетающие в себе, черный металл, кожу давно уже сгинувших зверей, и драгоценные камни. Все на застежках, и видимо открывающиеся кодовым словом, или только для определенных личностей. Так и просящиеся, чтобы их прочли, и наоборот не желающие делиться своими тайнами с первым же книгочеем.

Попалась и пара просто из человеческой кожи и написанные кровью всякие Некроникусы, Некрономиконы и другие книги мертвых. Многочисленные свитки Теней, Гримуары, по открытию Врат, призывам и воплощению существ и сущностей. Трактаты о сводах законов, заклинаний и прочих правил. Это ему было интересно лишь поверхностно. Дощечек с нанесенным на них неизвестным руническим письмом, таблички с клинописью или наоборот изложенных красивым разборчивым почерком, встречалось меньше, и их интересно было бы расшифровать, в свободное от забот время. Но Априус четко осознавал — ничего трогать нельзя.

Так он шагал по дороге, а из тумана проступали зависшие на уровне его груди, экземпляры тех или иных трудов Великих Темных. Один совсем состарившийся манускрипт вызвал интерес, и особое внимание Априуса. В нем если верить автору, были перечислены способы и заклинания для вызова Сил Иных и Чуждых. Но взять его означало поддаться искушению. А прочесть слова, написанные на лоскутке шкуры, не представлялось возможным, чары, наложенные на текст, искажали смысл написанного.

— Морок — вновь подумал Априус — все это морок. Ну и ладно, не моя забота. Не я правлю в Сфере, пусть сами разбираются.

Он зашагал дальше, а из тумана, стали появляться уже не многочисленные труды древних авторов, а утраченные, а точнее низвергнутые во Тьму, первые артефакты, предметы Силы и личные вещи, мощь которых, превысила некую, ни кем не прописанную норму. Чего здесь только не было, Априус шагал, а ему предлагались кристаллы, короны, браслеты морские раковины, но чем они могли бы наградить своего владельца, он даже не думал, просто шел себе, понимая, что находится вне времени.

Далее пошли совсем уже личные вещи, сделанные под определенную личность, здесь было все — от простых, но покрытых витиеватой и замысловатой резьбой и рунами деревянных и костяных посохов, до вычурных, и изысканных, изделий из металлов, украшенных богатым орнаментом из самоцветов, разнообразных жезлов, скипетров, и мечей, и золотых копий.

Но мимо них, Априус проходил спокойно — поверить в то, что каким-то слишком пламенным душам удалось тут уцелеть, он мог. А вот в то, что Тьма, за минувшие тысячелетия, не смогла высосать всю Силу, из попавших сюда артефактов — нет. И неважно злая это Сила, или скажем так нейтральная. Поэтому, даже не проверяя свою догадку, он целеустремленно шел вперед, все эти предметы Силы, ему были не нужны. Для простого смертного — да, это были бесценные вещи, дающие возможность подняться на ступень выше, если конечно использовать с умом некоторые из них. Потому даже проверить, что сокрыто во всем это многообразии, у него соблазна не возникало.

Думая, что уже миновал, все возможные соблазны, Априус ожидал увидеть что-то напоминающее границу, место, где Мгла соприкасалась с Тенью, но нет, ему начали являться черепа. Черепа выделанные, и обрамленные, с драгоценными камнями во лбу, рогатые и вытянутые, хрустальные, и сделанные из целого куска камня, и тоже, с заключенной в них Силой.

Априус был наслышан, о таких вот штуковинах, и где-нибудь в уединенном местечке, не прочь бы был их поизучать, но здесь это была не больше, чем бутафория. Бесспорно, когда-то это были очень мощные штуковины, но не сейчас. Перестав кидать на все эти атрибуты власти и силы, Рус, ускорил движение, он все время беспокоился о судьбе своих мохнато пернато шерстистых друзей, и это несколько мешало, анализу ситуации, в которой, он очутился…

Миновав все эти искушения, предназначенные больше для какого-нибудь бессмертного чародея, чем для правнука того, кто являлся не кем-нибудь, а, воплощением в одной личности, сомнений и противоречий Творца. И хоть тому и вменяли противостояние своему Хозяину, но на самом деле это было не так, потому что было невозможно. Ну и в придачу, за все свою бытность Эсгалдирном, Априус навидался всяких мощных артефактов, так что все эти искушения, он преодолел без усилий.

Ведьмы еле тащились где-то сзади, впереди темно-серое марево Мглы, стало темнеть, и Рус, уже решил, что именно там и есть граница с Тенью. Потому остановился, подождал пока четверка изнеможенных пародий на женщин, добредет до него. Эти многолетние милашки, обладали такой огромной Силой, что им позавидовали бы почти все Старые Боги. Но Априус особо не удивлялся — порой текущие по Вселенной магические потоки, избирают своим вместилищем и человеческие сосуды. Да и вообще Первые люди, очень сильно отличались от своих потомков…

Пока ждал, все еще пытался ощутить, кто еще сокрыт во Мгле, этот уровень явно отличался от предыдущих и мог скрывать немало сюрпризов. Не умершие ведьмы и колдуны были прикованы, и пока никаких неприятностей от них ждать не приходилось. Но за завесой, за дымчатым пологом, явно ощущалось движение, там кто-то очень быстро перемещался. Априус смог рассмотреть, крылатых черных созданий, живущих как бы одновременно и в призрачном мире и в материальном. Они напоминали и странных бестий — «ЧОСов», встреченных в одном из холодных морей, оставшегося неизвестным мира, и похожих на одетых в черные плащи, призраков — жнецов Смерти.

Априус уже как говорится — давно поумневши, не стал ждать их появления — зачем ему сейчас ненужная схватка, мысленным усилием возвел стены из той же Тьмы, только уплотнил ее частицы до вязкости, и принялся воплощать внезапно пришедшую на ум, идею.

Раз здесь стояли столбы, значит, имелась какая-то прочная основа, пусть и не совсем материальная, но все же, а слишком умный туман, по всей видимости, был животворным, Рус уже встречал такой, значит и он пойдет в дело. Он поднял вверх свои когтистые лапы, и начал переделывать это место.

Никаких слов, пасов, или внешних проявлений волшбы, только мысленные указания и желание. Откуда-то снизу, по его велению поднялись стенки огромного пузыря, из-под ног, вверх полез призрачный остов островка. Тот пробил своей плоской вершиной, путь, идущий между столбов, цепи опали, и пленники рухнули лицом вниз, прямо на твердеющие откосы. Все, что было здесь материального, стало структурой островка — столбы, свиткохранилище, артефакт — Априус решил не оставлять ничего, что могло когда-нибудь, и кем-нибудь вынесено отсюда. А затем стенки пузыря сомкнулись, образовав малюсенький мирок во Мгле.

Попавшие на этот островок, ведьмы, жрицы, жрецы и колдуны, поднимались, кто как мог. Одни вставали на колени, другие поднимали головы, третьи же так же как и первые освобожденные ведьмы, смогли встать на ноги. И теперь все обводили жуткими взглядами друг друга, и когда Априус, потребовал, обернулись к нему. И тогда он коротко прорычал:

— Ждите. Думайте, кто может — о своем гм… поведении в прошлом. Я призову. — И добавил с ухмылочкой — тех, кто еще будет жив — и уже не оборачиваясь, пошел дальше.

— Это не Творение!!! — Пришли откуда-то насмешливые слова — это вообще не понятно что…. ты не способен….

— Я сделаю это вне Тьмы — сердито сказал Априус — по крайней мере, вне Этой….

— Тьма одна, глупец. Это ты сам ее разделяешь и многообразишь. Просто она есть везде, и формы ее различно одинаковы…

— Ну и ладно, пусть так. Но творить я буду несколько в другой ее Части.

— Что ж выбирайся тогда, как знаешь…. Привязанности не дадут тебе пройти…

— У меня пока еще есть долг — прорычало что-то внутри Априуса — и я его исполню…

В демоническом обличии, он воспринимал все несколько по-другому, но в груди начал клокотать гнев, и это придало уверенности и решимости, для того чтобы прорваться дальше, хотя это дальше здесь и не существовало. Мысленно он постарался притянуть к себе ту невидимую и неощутимую граница, за которой, должна была находиться Тень. Еще десяток шагов, и….

И это оказалась совсем не Тень. Какая-то темно-коричневая, почти черная субстанция вобрала его в себя, и начались упреки. Сначала это были пусть и не бесславно, но сгинувшие воины Лусиара, которые погибли при защите Озерного Края. Затем ратники, павшие при битве с Узурпаторами, и последующем сражении в Дагорлад, затем все те, кого не уберег, будучи уже Эсгалдирном. Их лики являлись ему в этой странной мгле, и укоряли не в своей гибели, а в том, что не вытащил обратно, или не дал достойного посмертия.

— Я не всесилен — твердо ответил Априус — таковы законы Вселенной, их не переделать. — И попробовал продвинуться, дальше, просто шагая, туда, куда ему было нужно.

То есть, мысленно представляя конечный результат. Последние, несколько шагов, дались ему непросто, что-то удерживало и не хотело отпускать, но Сила, проснувшаяся в нем, помогла продавиться в следующий слой.


Глава вторая Луч света в Темном Царстве

— Тень! — Покрутив головой, констатировал Рус — а она невозможна без Света. Значит он за ней. И, следовательно…

Тут он ощутил близость кого-то знакомого, но боялся поверить в реальность этого.

— Где тебя так долго носило? — Раздался рядом, чей-то хриплый голос — мы главное ищем его, а он блукать вздумал в потемках.

— О, уже «галюны» начались — решил Априус, не доверяя ощущениям — что дальше?

— И, правда, ты, где потерялся? Мы тут извились совсем… — Спросил уже другой рокочущий голос — исчез, ни слова не говоря, да еще прямо со спины Альфа…

И тут в мысленной картинке чародей увидел себя на огромной охапке разнообразных цветов, перемешанных с миндалем, что окончательно убедило его — это не галлюцинации — так мог приветствовать хозяина, и по совместительству друга только Альф.

— А, обормоты, вот вы где, как же я рад вас видеть! — Вслух заорал Априус, делая звук возможным, и принимая свой естественный облик — вы просто себе не представляете, что со мной приключилось…. Как же я безмерно рад, что вы нашлись.

— Это кто еще нашелся…

В темноте четко прорисовались силуэты куатара, крылатого, демонического жеребца, и сидевшего у того на голове попугая.

— А мы-то, как рады — буркнул попугай — умаялись ждать. Тут ни входа, ни выхода, и летать нельзя.

— Ну, меня так сказать подзадержали — не стал сразу рассказывать Априус о своих злоключениях. Вот, знакомьтесь — почувствовал он приближение своих новых подопечных, и кивнул в их сторону, как раз когда те появились. — Эрзули, Лили, Аллу-Ка, и Алиссия.

Ведьмы, одна за другой словно в каком-то трансе, доковыляли до него, и остановились, никак не отреагировав на троицу.

— Ты кого оттуда вывел? — Сразу накинулся Куру — это ходячие проблемы…

— И на кой они нам? — Спросил попугай — или ты надумал попугать кого-то….

— В хозяйстве пригодятся — усмехнулся Априус — оно у нас теперь большое.

— Нда, не слабые такие девочки — чуть погодя заметил Куру — в прежние времена такие могли полмира спалить или утопить. А теперь их просто жгут…. Так что вам как бы повезло — обращаясь уже к ведьмам, добавил снежный кот — что во Тьму попали.

Те снова, никак не отреагировали, только, как сомнамбулы двинулись, за Априусом, который сейчас довольствовался принципом — куда глаза, туда и ноги.

— Ну что братцы, пора отсюда выбираться. Только я вас отправлю затем восвояси, а то у меня Дельце, важное нарисовалось — не отвертеться.

— Куда ты нас отправишь? — Казалось, чуть ли не изумился Рунин — мы, по-твоему, где?

Априус задумался, Если они действительно вне Сферы, то никуда он их не отправит. Туда еще как-то добраться нужно, а что там сейчас твориться знает, пожалуй, один Просвещающий, и то, не на все сто. Магия в Сфере, сейчас буйствует, словно все прописанные правила, в один миг перестали действовать. А значит многие Заклятья и державшиеся веками чары, рассыпались, а творимые сейчас перестали действовать, или извращаются в своей сути. Риск попасть в серьезный переплет, весьма существенен.

— Ладно, разберемся, по мере поступления — сказал он — а вы как я погляжу тоже неизменными не остались — Тьмой аж прет…

— Так конечно. Чем-то же себя поддерживать надо — ответил Рунин — а если есть дармовая Сила, я что же буду свою тратить?

— Ну да, ты прав — вынужден был согласиться Априус — умнеешь. — И про себя подумал — в отличие от меня.

…Тень если и содержала в себе каких-либо захваченных деятелей всех времен и народов, то они их не встретили. Априус уже на коне, с попугаем на плече, ломился сквозь темно-серые, почти черные, массы, к последней границе нутром чувствуя фон от пока еще скрытой от взгляда Сферы. Бежавший позади них Куру, волей-неволей стал приглядывать за ведьмами.

И теперь они торили себе дорогу к свету. С тенями Априуса, учил обращаться Мэйзан, причем недавно, потому, словно пропуская структуру Тени, мимо себя с бешеной скоростью, он больше тянул ее на себя, чем скакал на Альфе. Вокруг что-то двигалось, колыхалось, но в образованный, и движением коридор, проникнуть не могло. Сколько времени заняло это прохождение через все еще бесплотное, темное начало, они бы ответить не смогли, потому что его здесь не было, а считать шаги в невесомой, не имеющей никаких четких форм, субстанции просто нелепо.

Априус представил себе выход, границу между Тенью и Светом, как это бывает, когда выходишь из темного коридора в солнечный день. Но она проявилась в виде светящегося, светло-серого окна, окружностью пять метров. Ну а порталы, они проходили уже столько раз, что и не упомнить.

Он заставил Альфа подняться на дыбы, и впрыгнуть в этот портал, следом одна за другой проследовали, почему-то в миг оживившиеся и ускорившиеся ведьмы, но тут можно было не беспокоиться — если что Куру их быстро утихомирит. Куатар проследовал последним, и тени сгустились там, где только что было окно.

В краткий момент перехода, Априус, казалось, увидел духов межи — попросту чертей, отличавшихся от бесов так же как «свиня от коня» имевших настоящие вытянутые свиные рыла, внушительного вида волчьи зубы, изогнутые рога, хвосты с кисточками на концах, и хитрые, багровые глазки. Это была не нечисть, а стража последней черты.

— Кто бы мог подумать — успел изумиться Априус, но чтобы рассмотреть их получше, время растягивать не стал, и тут по отвыкшим от света глазам, ударило сияние.

И это был не дневной свет солнечного дня, а свет, распространяющийся от плавающей во внешнем Мраке, Сферы. Теперь Руссу стала понятна модель Мироздания — Пять слоев Круговорота Тьмы заключали в своем центре — Сферу Миров. А Хаос, значит, лежал где-то еще дальше. Только сейчас пришла догадка — да они, похоже, внутри Барьеров Творца. Просто Барьеры эти многослойны, и состоят из слоев Тьмы, которая как пружина отбрасывает любые попытки проникновения как снаружи, так и изнутри. Тьма это то, что осталось от уплотненного и структурированного Хаоса, который Творец «выжал» в свое Творение.

Априус расширенным, всеобъемлющим взором, всмотрелся в огромный Багровый Кокон — Первый или Последний, это смотря, откуда смотреть, Слой Барьера Творца, окружающий всю Вселенную — теперь это было не так и трудно, сознание, правда отказывалось воспринимать такие масштабы — не дорос еще, как говорится. И он замер пораженный, уже не понимая, где находится. Это была как бы тонкая грань, между последним слоем Тьмы, и еще не начавшимся Светом. Перед ними было Рубежное Поле плазменного Огня, может быть того, Изначального, Неугасимого Пламени, искры которого, когда-то попали, на только что сотворенные миры. Ошеломлены были все, включая ведьм.

Априус всмотрелся, пристальней, ища, и настраиваясь на вибрацию нужной им галактики, и за которой, примыкая к Барьеру Творца, уютно расположилось Хранилище Семян Жизни, и остатки Правещества. А когда нашел, невольно обрадовался — они вышли не так и далеко, он хорошо «видел» это место, там прямо за Барьером Творца, имелось небольшое, Черное Вздутие, скрывающее в себе огромную тайну.

— Ну вот, почти дома — выдохнул Априус — а то я уж было подумал, с другой стороны выйдем…

— Ничего себе почти дома — возмутился Рунин — да там знаешь, какие расстояния? Жизни не хватит, чтоб преодолеть…

— Не прибедняйся, долетишь живым — остановил поток начавшихся было разглагольствований попугая, Рус. — Нам нужно проникнуть сквозь последний Слой Барьера Творца, который ни обойти, ни продавить, никак невозможно. Можно конечно его пробить, точечно и аккуратно, но на это по обрывкам некоторых слухов способна только Сила Хаоса, к помощи которой, мы естественно прибегать не будем.

Он умолк, остальные просто замерли, не в силах осознать, что такое — этот Пробой. Но такие пробои как Априус знал, уже давно существуют, их всего несколько, но они есть! Потому он и решил найти и воспользоваться чьим-то пробоем, раз он уже есть. Для его нового взгляда на вещи, обнаружить такой, стало возможным. Брешь, небольшая, аккуратная и старая, еще, наверное, оставшаяся с начала второй Эпохи, само собой запечатанная и закупоренная, То ли кто-то занимал Силы у Хаоса, до которого, то ли готовил себе, путь отхода и как-то проделал лазейку — разгадать было бы интересно, но не сейчас.

Априус посмотрел на друзей — смогут ли удержаться на дороге, из ничего? Нет, этот вариант не подходит, ведь с ними еще четыре ведьмы, в которых искра жизни едва теплится.

— Ладно — тогда прокинем тропку — просто сказал он.

«Взял» клубящейся позади субстанции, кинул в намеченную сторону, клубок из тьмы. И тот, как указатель пути, разматываясь словно серпантин, понесся к Багровеющему Рубежу, а на его месте, возник, округлая труба тоннеля, на вид, словно из непрозрачного стекла.

— Думаешь, выдержит? С сомнением спросил куатар.

— А куда тут падать? Да и мы не совсем материальные — полная плотность тел, вернется только в до конца проявленном Мире…

— Ну все же?

— Да выдержит. Она во стократ крепче, чем веревка, которой связали Фенрира.

— Что-то сейчас он не сильно-то связанный бегает — заметил Рунин — видали, какой выскочил из ворот? И главное он их жрать должен, а вместо этого сражается за них. Все прописные истины, перевернулись вверх тормашками. Не удивлюсь если Тор, скоро на Йормунганде, разъезжать начнет…

— Да это все ладно — прорыкал Куру — их дело — они из одной грядки…. А вот появление нового Ключа, это да…. настоящая проблема. Дисбаланс в токе Силы, это еще конечно не смерть Вселенной, но со временем ее всю перекорежит. Один раз мы такое уже переживали — бррр.

— Ну это ты слишком мягко сказал — заметил Априус, направляя своего жеребца, на скользкую с виду поверхность соединительной «трубки» — с этим надо разбираться. А пока мы поехали, догоняйте.

— Ладно, где наша не пропадала — согласился Куру — после таких приключений, страшным остается только Хаос….. Ну и непонятно откуда явившаяся всепожирающая Тварь…

— Ваша пропадала везде — сообщил им попугай — Но и я не прочь попробовать, устругнуть такую штуку.

И они устремились по прокинутому мостку, своеобразной зыбкой тропке, к огромной, упрятанной в защитный Кокон, Вселенной. Ведьмы как привязанные потащились следом в этот, своеобразный тоннель, и не понятно было, осознанно они двигаются, или их ведет что-то вроде путеводной нити…

…Мириады звезд, миров, бездны и провалы, все это окружено последним слоем Барьера, состоящим из Всего! Априус ощутил там присутствие всех знакомых элементов. Это было нереально, но в этом слое присутствовали и плотные энергии, и эфир, и Изначальный Огонь, и какой-то невероятный сплав, в котором были крупицы самых редких руд — звездная пыль.

— И как мы сквозь это проникнем? — Мысленно вопросил Рунин — тут точно надо быть хаоситом, чтобы силой их Хозяина, прожечь Щель…

— Ее уже прожгли — ответил Рус — мы просто воспользуемся заплавленным Пробоем.

Да только все оказалось далеко не просто. Пробои, пробоями, но чтобы проникнуть обратно в Сферу Миров, пришлось попотеть. Мало было открыть запаянную скважину, быстро проникнуть в эту кем-то пробитую, и закупоренную лазейку, надо было ее еще и заделать, так чтобы закупорка, держалась миллионы лет. Используя старые знания, и свое пробужденное естество, Априус, напрягая всю волю, и немыслимым усилием вогнал в намеченное место, иглу своего сознания, и прожег малюсенькую брешь. Далее почти мгновенно, ему пришлось всех восьмерых сделать чем-то вроде черных вихрей, что одновременно и сгустки Тьмы и Огонь, и им только оставалось втянуться внутрь Сферы. А стянуть края Пробоя, он не стал даже пробовать — зарастил его, используя все подвластное ему сейчас, и справившись и с этим, немедленно вернул всем телесные оболочки. А далее, некоторое время, просто вел свой, отряд, по странному, нереальному пространству Прибарьерных Областей.

Будь они сами, все было бы намного проще, и легче, способность обращаться в вихри, или огненные болиды, помогла бы, но ведьмы были еще очень слабы. Поэтому Априусу, пришлось создать небольшой островок, так чтобы разместились все, и осталось еще место, для его задумки. Ведьмы нуждались в облачении в нормальную плоть, в одежде, да и вообще во всяческой помощи.

Поддерживая материальное, в нематериальном, стоя на островке, висящем в вакууме, Рус принялся за дело. Для начала, он сделал им платья, попросту соткав их из частиц, окружающего пространства. Затем напоил вином, из своей всегдашней фляги — тут странным образом все вернулось и подарок вод Познания, и любимая сумка, с которой, он никогда не расставался в походах.

— Кстати братцы — вливая вино, в пасть куатару, и Альфу, как бы невзначай, проговорил Априус — чтоб вы знали — я тут по ходу, должен стать… Творцом.

— Чего? — Вскинул голову барс — если бы ты на солнце грелся, я бы решил, что голову напекло. А так не знаю, что и думать. Перемерз что ли?

— Ты чего там такого хватанул? — Поперхнулся собственными словами попугай — это ж надо до такого додуматься…. А ну наливай и мне…

Рунин не зря выпросил и себе, это было то самое вино, которым Априус, угощал его при первой встрече, повлекшей за собой их знакомство. И прохвост не упускал случая, им полакомиться. Благо дело, фляга никогда не пустела, и к сожалению, Априус, так и не разгадал ее секрет, а то бы и с чем-нибудь покрепче, емкость соорудил. И даже теперь, еще не понял, на каком принципе Альтар, ее создал.

— Спокойно друзья, тут без вариантов. И вам придется поучаствовать, так что выйдет не творение, а сотворение.

— Апри ты чего? — Уже серьезно проговорил Куру — что случилось? Какое еще сотворение.

— Обычное. Мир творить будем. Это для начала. Вас мне девать некуда, а дело я сделать должен, вот я и подумал, а почему бы не задействовать, двух, дольше всех живущих прохвостов, они-то должны знать, где что улучшить можно.

— Нет, ну погоди — тут все обдумать надо….

— Некогда. Это Творцу потребовался Замысел, потому что еще ничего не было. А мы-то уж чего только не видели. В придачу «матерьяльчик» имеется, позаимствуем кое-что…..

— Да ты, похоже, все же не в себе — проговорил снежный кот.

— Так после этой переделки мы все не в себе — ответил Априус — вы-то прежними, тоже уже не будете.

— Ладно — буркнул Куру — давай, сначала доберемся, а там, видно будет.

А чтоб добраться, пришлось создать колесницу, из той же материи, что и тела и платья для ведьм. Правда, еще пришлось поуговаривать жеребца, чтобы он согласился ее тащить, ведь тот, тоже был личностью. Но когда в итоге, Альф поддался на уговоры, все, включая Куру, залезли в колесницу, и кеплерп показал на что был способен. Жеребец, был выведен самим Априусом, и был непростой помесью диких кеплианцев, единорогов, и пегасов, хотя и это уже было чрезвычайно редким везением, таких жеребцов в мире еще не существовало, но у него было иное предназначение, чем просто скакать, летать, и уметь ходить в Междумирье.

Это была способность перемещаться за счет, Темной Материи. Потому этот чрезмерно накачанный коник, легко потянул колесницу, и словно раскаленный нож сквозь масло, двинулся к вперед. А потом так дернул, через слои, этой Темной Материи, которой в Сфере, было больше, чем проявленного вещества, что заорали в один голос, что бы несся помедленней. И этой скачке, никакие новые Источники, своим появлением устроившие полный бардак в течении силовых потоков Вселенной, не могли помешать.

— Ух, вот это скорость! — Восхищался Рунин — даже я так не смогу. Так он нас за часы дотащит. Хотя я так и не понял, зачем все эти сложности. Если ты вообразил себя творцом, так мог бы нас сразу переместить в нужное место, и пофиг, что заклятья искаженно действуют.

— Знаешь такое — «я не волшебник, я только учусь»? Вот и я не творец, а только учусь, га-га.

— Мне что-то не смешно — буркнул Куру — ты, похоже, двинулся, а посоветоваться мне не с кем….

— Не бурчи котик — настала пора переходить на новый уровень.

Описать места, через которые они мчались-летели, невозможно, в принципе этот поход можно было бы назвать из Тьмы через Тьму и снова во Тьму. Хотя все три Тьмы были разные по проявлению своей сути, и были отличны друг от друга, простой смертный землепашец, назвал бы все это — Теменью непроглядной, в которой прячется древний страх, и оживают виденья.

Двигаясь, по дуге, у самого Барьера, где нет света звезд, и реальность только обозначена, они, пожалуй, были единственными, с виду беззаботными путниками, в это неспокойное время. Ведьмы, правда, немного отошли, но перебывали в некой прострации, не понимая, куда их вновь ввергли. Зато у Априуса, не смотря ни на что, на душе было легко — из передряги выбрались все, Сил, даже прибавилось, пусть они и темного происхождения, но это его не пугало, давно уже не делил мир на «Белое» и «Черное». Просто Силы эти не для людей, у которых сносит башню, от Мощи, энергий, зародившихся за миллиарды лет, до их появления на свет. А для него это просто, именно та субстанция, в которой зародилось вещество — мощная, давящая, пытающаяся тобой овладеть, но в тоже время стабильная, и дышащая, чего не сказать о Хаосе.

Впереди наконец показался первый мир, темный, даже не багряный, но туда всеже решили залететь. Ночным зрением, друзья обладали все, и даже без задействования магического взгляда, могли бы разглядеть, и мышь. Но мыши тут не водились, как и другие грызуны, здесь на первый взгляд вообще никто не водился. Мир напоминал собой, огромный каменный шар, весь изрезанный трещинами, и глубокими пропастями. Сухой мир скал, где уже не было ничего, ни аэра, ни воды, ни даже подземной активности.

— Ты думаешь, о том, о чем и я? — Вопросил друга Куру — это один из Первых?

— Да. Вселенная расширялась, и к ее Рубежам, вытеснило, все то, что когда-то было в центре…

— Неподходящее место для пикника — заметил Рунин — не нравится мне тут что-то. Совсем!

— Пахнет запустением и окончательной смертью — согласился куатар — давайте дальше…

— Погоди…

— Да что погоди — возмутился попугай — здесь даже призраков нет.

— Призраков нет — согласился Априус — а вот касание Творца, может еще и ощущается…

Он видел это нечто, маленькой искоркой, тлеющее в недрах, и как раз просматривал ведущий туда путь. А потом просто потянулся к этому предмету, позвал его к себе, потребовал оказаться рядом, и вот из расщелины, вверх, выметнулось кольцо, размером, правда, с бицепс самого Априуса, но он не сомневался — один из прежних жителей этого мира, носил его на пальце.

Поймав, вылетевший предмет, бог-чародей, некоторое время вертел его в руках, ощущая как медленно, разгорается почти угасший огонек, затем сунул его в сумку, и проговорил:

— Вот теперь дальше вперед.

И черный жеребец вновь потянул колесницу, в черное небо, а потом и дальше к еще, не созданной Империи.

Во второй мир, попавшийся на самой оконечности неизвестной галактики, они тоже завернули. Сюда, как и в предыдущий солнечный свет не доставал, но зато от далеких звезд, кое-как проникал. Поэтому они даже смогли разглядеть и остаточные слои аэра, и прожилки небольших ручьев далеко внизу, а также ощутить слабое дуновение ветров.

— Тут чуть получше — проворчал Рунин — но все равно мрачно. Потому в полет, меня что-то не тянет…

— Да и мне побегать не хочется — согласился Куру — давайте вон туда в высохшее русло реки, под скальный карниз, спустимся…. Когда-то там были подводные пещеры, может Апри, ты еще чего разглядишь.

— Ну давайте — механически пожал плечами Априус — только здесь я ничего такого не чувствую…. Но, по словам Просвещающего, именно в таких вот, отдаленных, темных мирах, и могут обитать формы Жизни под названием Рой. И если такие Рои найти, и изучить, то может, будет понятно — как действуют Твари Поедателя, у которых тоже коллективное сознание. Так что проверить не мешает.

— Держи карман шире — фыркнул Рунин — у тех, не просто единое сознание, они как бы в двух местах одновременно существуют.

— Ну тогда просто проверим — в другой раз, мы сюда вряд ли попадем.

Альф, плавно приземлился, в указанном старом русле, проволок за собой повозку, оставляющую след от колеи, и остановился. Под скальным карнизом, было еще темнее, чем здесь, но друзья сумели различить, то, что некогда являлось входом в грот.

— Ну что зайдем, посмотрим, кто тут жил? — Соскакивая на грунт, поинтересовался Куру — может какие останки остались…

— Сбегай — посмотри — кивнул Априус — я же пока проверю, действительно ли тут все вымерло…. Что-то есть на самой грани бытия, но пока я не понял что это? Поэтому будь осторожен.

— Хорошо.

Куру быстро скользнул в сторону, многочисленных входов в пещеры, и вскоре Априус, уловил его мысль:

— Здесь целый комплекс подземных залов, а на потолке, высохшие остовы, то ли гигантских летучих мышей, то ли каких-то существо похожих и на них, и на птероящеров.

— Жди, я сейчас.

Априус не стал идти пешком, мгновенно перенесся к куатару, и замер, охватывая взглядом многотысячный могильник.

— Похоже, это высшие вампиры — поделился мыслью Куру — но не кровососы. Эти высасывали жизненную силу, не через кровь…

— Да это древний вид, который мог опустошать жертву, не касаясь ее…. И они не мертвы окончательно. Зашедшего бы сюда смертного, ждала бы неминуемая гибель, но они, похоже, истребили все живое…. Так давай-ка, осторожненько назад, этот склеп нам может еще пригодиться…

— На случай, если дела пойдет совсем скверно — догадался барс — мы их пробудем.

— Да, на войне как говорится, все средства хороши. Уходим.

Миг, и вот они уже снова в колеснице, и Альф, мощно оттолкнувшись, потянул ее вверх. А дальше, поскольку всем уже осточертела темнота, они уже ни куда не заворачивали, желая как можно быстрее, оказаться в своих владениях. Но прежде чем оказаться там, Рус, хотел опробовать новые способности…

Он присмотрелся, они приближались к Сокрытому Сектору, за которым и находилось, то, что раньше он считал остаточным материалом, от Творения — Правеществом, и все такое. Но на самом деле, там находилось еще и то, что он нечаянно разбудил — «Хранилище Зародышей Новой Жизни», так сказать резервный запас, который должен был автоматически начать развиваться, по заданному шаблону, как только Совокупность Миров, закончит свое существование. Но именно он Априус, был повинен, в том, что процесс начался преждевременно.

И теперь он собирался если не исправить такое огромное преступление, то хотя бы ни дать случится глобальному Наслоению, одной Вселенной, на другую. А для этого нужно было проделать то, к чему его настоятельно толкали — стать Создателем, в данном случае не Творцом, потому что жизнь воссоздавалась, а не творилась изначально из Ничего.

Последние глубинное посещение, этих Областей, на «Версаре» закончилось полной потерей сознания, всем экипажем, и Априусом в том числе. И вывез их оттуда сугубо сам корабль, едва не став «Летучим Голландцем» о котором Априус бегло прочитал в библиотеке Углича. Но теперь, в колеснице были только те, кого даже Внешняя Тьма, не сумела поглотить, и вполне возможно все, должно было пройти совершенно иначе.

Еще несколько минут, и Альф повинуясь командам Априуса, втащил их в эту Черноту. Тут уж за дело надо было браться Априусу, жеребец сделал свое дело, и теперь настал его черед, потрудится.

— Ну все, добрались — сообщил он друзьям — сейчас и проверим, на что я способен.

Он достал из сумки, кольцо Предтеч, а в данном случае браслет, надел себе на правую руку, и решительно начал создавать. По велению его воли, Мрак под ними, сгустился, начал совсем овеществляться, затем затвердел, таким образом, образовывая некую твердь, похожую на огромный кусок антрацита.

— Вылезайте, приехали — обращаясь к попугаю и куатару — сказал Рус, а для ведьм добавил — а вы сидите пока….

Те даже не отреагировали, тупо смотря перед собой, что впрочем, и не удивительно. Априус пожал плечами, нянькаться с ними он не собирался, и выбрался из колесницы.

— Что нам делать? — Мысленно вопросил куатар, крутя лобастой головой в разные стороны.

— Да пока ничего, просто подпитывайте меня Силой, подстраховывайте, и за ведьмами приглядывайте, чтобы вдруг не «выкинули» чего-нибудь. — Несколько напряженно мыслеречью ответил Априус.

«Лечить» миры, ему было не привыкать, а вот образовывать их с нуля, тогда, когда нет еще даже костного вещества, это было непростой задачей. Веста, которую он освобождал от затопившего ее этого же Мрака, и провоцировал к сдвигу земную кору, кое-чему, конечно, научила, но это были остаточные фазы.

— Да не дорос, я еще до творца…. не то, что до Творца — подумал Априус. — Но тут, как говорится, уместна, поговорка — глаза боятся, а «руки» делают. Магия, магией, а первичные энергии есть первичные энергии, это даже не первоэлементы…

Он сосредоточился, изолировав свой мозг, от посторонних мыслей, и принялся обуздывать оставшиеся три энергии, которые тут уже были. Описывать каждую из них смысла не имеет, но коротко сказать они относятся уже к более грубым. Каждая соответствует определенному плану бытия. Астрал, например, отвечает, помимо всего прочего, за мир шаблонов, моделей, обозначений форм, чего бы то ни было. Он же отвечает за огонь…

Эфир, это уже почти проявленная форма, так сказать второе, тело, полностью готовое, но все еще неплотное. Отвечает за воду, и любую другую жидкость. Ну и последняя, физическая энергия, это плоть тела, грубоматериальная оболочка, чего бы то ни было. Отвечает за землю. Все они окрашены в собственные цвета, и видимы в определенном спектре.

И Априус призвал, схватил и потянул, красную, оранжевую и желтую, струи, бьющиеся в непокорности энергий. Затем присоединил к ним еще три, так до конца и не освоенных первых, зеленую, голубую и синею, и связал их всех в некий пучок. Тело задрожало от переполнения Силой, мысли рождались, становясь идеями, и тут же оборачивались действием. Априус потянулся к скрытому в темноте Хранилищу, и позаимствовал у него необходимые ингредиенты.

— Что ж начнем. Да будет Свет! Зажжем же!

Полыхнул, такой яростный, плазменный свет, что Рунин едва не заорал:

— Предупреждать же надо!

Рождаясь в одной, пространственной точке, в виде сияющего шара, он расширился вверх, и вниз образуя, поистине исполинский, световой, столб, который некоторое время, разрастался в диаметре. Яркое сиянье, разогнало Тьму, та неохотно отступила, обнажая…. Пустоту. И ее надо было, заполнить, чем-то материальным.

Далее дело было за второй, энергией скачущей как горный козел, на веревке, в руках Априуса. Он удвоил усилие, заставляя энергию выполнить его задумку. Максимально сжатие, уплотнение, и вот уже в Пустоте, образовывается капелька воды, постепенно она набухает, и вот в пространстве, уже висит гигантская капля, у которой уже есть форма, и заданы четкие границы. Столб яростного пламени, окутывается водными толщами, и начинается воздействие плазменным жаром на воду, попросту — выпаривание.

— Все — коротко, проговорил, Априус, напоследок добавляя красный силовой поток, к желтому и оранжевому — начало положено. Едем домой.

Ничего не понимающие, друзья, направились в колесницу, а он, потрепав, Альфа, за ухом, спокойно полез следом.

— Это что, все? — Не выдержав, спросил Рунин.

— Ну да, а что еще? Пока твердь выпариться немало времени пройдет. Ни торчать же, здесь.

— А, ну тогда ладно — согласился попугай — ты прав тут как-то скучновато…..

Альф, снова рванул с места, и, потащив за собой колесницу, устремился, в новый полет сквозь Тьму, туда, где когда-то очень давно, патрулировал Темные Рубежи, «Версар» А там уже начинался скрытый Сектор.

— Что-то домой нам, слишком окольная дорога выпала — прорыкал Куру — но видимо не зря. В мирах то, дела, похоже, совсем не фонтан.

— Даже если и так — ответил Априус — у нас своих дел хватает. Сразу туда соваться не будем, нам теперь тут надо как-то магию распределять. А еще надо переселенцев толково устроить, да так, чтобы они с местными не загрызлись. Хотя конечно для этого имеются наши новые божества, но проконтролировать никогда не вредно.

Он стал смотреть, как красиво несутся они в направлении летающей теперь, Гиль-Эстэль, от которой, не так и далеко, раскинулся Бакхор — мир ярмарка, упрятанный в складках межреальности, а далеко внизу вращается Хрутар, в который, теперь можно спускаться хоть по десять раз на день. Все теперь компактно, все вместе, никакой растянутости, правда, изоляция от внешнего Мира, немного удручает, но иначе было нельзя.

— Ты чего погрустнел? — Поинтересовался Куру — вроде все как раз наоборот, прекрасно складывается.

— Так-то, оно так — да только на душе, какой-то гнусный осадок.

— Не грузись, все не просчитаешь, кто мог подумать что Такое, случится.

— Понимаю ты прав. Но только все равно выходит, мы их как бы бросили….

— Кого их? Мириады миров? Былую свою вотчину? Патара с Корчмой? Или еще кого? — Забросал куатар вопросами, своего друга.

— Да всех их. Надо будет что-то придумать.

— Ты сначала, доделай, что здесь начал, а потом уже лыжи востри к пределам Асгарда, Царству Престолов, или куда ты там еще намерился.

— Ты прав — снова повторил Априус — этим и займусь — надо вон еще этих дамочек к делу пристроить. Но это самое легкое из всего. Есть у меня, идейка….

И тут все трое ощутили в распространяющихся по пространству волнах, нечто знакомое. Почти забытое, словно резко всплывшее из воспоминаний, ощущение — сильнейшее возмущение Хвергельмира. И не всплески — это был Коловорот его Силы, захлестывающий все Сферу. Родник Нави, снова обрел Проводника — того кто мог оперировать его Мощью, того кто когда-то уже подчинял его своей Воли, став Артамором. И теперь это повторялось вновь. Видимо что-то побудило былого Повелителя Тьмы, снова сделаться им. И это не могло произойти, без крайней на то нужды. Хотя, кто их знает этих непонятно как вошедших в Мир, Мегамагов…

— Какого Демиурга, тут творится? — Выдохнул Априус, и затаил дыхание, вслушиваясь в отзвуки всего, что улавливал его магический слух.

А спустя пару мгновений, уже шептал слова, древнего, с тяжелыми последствиями, заклинания дальновиденья. Сейчас ему не нужна была, полня картина — хватит и нескольких обрывков, но он должен знать — чем занята Божественная Троица. И чары показали эти обрывки — вначале Артамора, занятого созданием сонмов различных чудищ, затем поединок у стен Асгарда, какие-то схватки у пределов Тронного Царства, но нигде не нашли Великого Комбинатора.

— Придется отправиться самому — подумал Априус — в неведении я долго не выдержу. А пока надо принять надлежащее лицо, и даровать своему пантеону несколько счастливых деньков…

…К Крепости, они подлетели красиво, но несколько мрачновато. Невиданный черный жеребец, черная поблескивающая багровыми искорками колесница, черный попугай, и одетый в черное его же хозяин, только куатар, да ведьмы, немного вносили разнообразие в черные цвета.

Априус поднял руку, приветствуя находившимся во дворе подданным, и Гиль-Эстэль, впервые окуталась в наряд из сверкающих гирлянд, и фонариков — а над ней засверкали разрывы салютов — ему хотелось праздника и красок, потому что от черноты уже тошнило и выворачивало. Для них прошло уже достаточно много времени, потому все бросились к прибывшим с расспросами, а кое-кто и с объятиями.

К удивлению Априуса, больше половины своего пантеона он не увидел, отсутствовали хирдманы, Охтар, со всеми теми, кто занимался отбором рекрутов, формированием, и подготовкой легионов, потому Крепость, была почти безлюдна. Даже Яша где-то пропадал, что было весьма непривычно, но того, он теперь мог позвать откуда угодно. Что касается остальных — тут уж Априус, сам был виноват — предписал, чем кому заняться, в новом качестве. Вот так и вышло — все были недалеко, но и не рядом.

Тем, не менее, на месте были Лусиарцы, и Менгафар, ставший их предводителем, что говорило о том, что совместный обед, переходящий в пир, все же состоится. И хочешь — не хочешь, а блюди традиции…

— Что Апри, хотел как лучше, а получилось как всегда — констатировал Куру — и так, крепость многолюдьем, не отличалась, а теперь так вообще?

— Нда, этот нюанс, я как-то не учел. Что ж это для нас так сказать — событие домой вернуться. А нашим домочадцам, наоборот. — И уже ведьмам — эй, дамочки, давайте вылезайте — мы приехали!

Те, медленно, но словно на глазах оживая, начали покидать колесницу. Априус как галантный кавалер, каждой подал руку, и помог твердо стать на ноги. Тут к ним подбежали, в край заинтересованные Кронк и Менгафар. Оба вроде бы с отчетами, но по нахальным мордам, видно к чему, а точнее к кому они проявляют больший интерес.

— Повелитель — работа на вверенных нам рубежах ведется, согласно плану. А кого это ты нам привез? — Поинтересовался бывший центурион — откуда взялись такие милые леди?

— Ну вообще-то не вам, а к нам — уточнил Априус — а взялись из такого места, что тебе и в кошмарах привидеться не может. Потому глаз с них не спускайте, проводите в донжон, и выделите покои. У нас, их много, подыщите на женской половине, а то я вас знаю.

— Будет сделано — браво откликнулись новоявленные боги, впрочем, за свою долгую жизнь кем только не побывавшие — Дамы — пожалуйста, проследуйте за нами.

Тут воздух озарила вспышка яростного огня, и из нее вышла разъяренная Вилисиль.

— Не поняла? Это что еще за девицы? — Попробовала она с ходу устроить разнос, и тут же осеклась.

— Дорогая, умерь свой пыл — чуть повысил голос Априус — что-то ты не в меру разошлась.

Вилисиль чье имя обозначало что-то вроде Лунный Ветер, сразу сникла, поняв, что немного зарвалась, и положение жены, может очень быстро смениться на наложницу, как это было раньше. В гневе она была по-своему прекрасна, а сейчас тем более, потому что была облачена в наряд слившейся с ней богини Битв, с одной, очень далекой планеты. Крылья за спиной, головной убор, сочетавший в себе, элементы воинского шлема и корону, парные мечи, все это делало ее образ крайне воинственным. Но в, то же время, и миловидным.

— А где это вы побывали — сморщила она носик — от всей четверки замогильным холодом разит за лигу.

— Пути, таких как мы неисповедимы — полушутливо ответил Априус — то туда занесет, то туда, то еще куда забросит. Главное мы вернулись, так что будь добра позови Кулури, Вельду и Вильварин, обустройте новых жительниц, с проверочкой понятно, по вашей женской части. Подумайте где у нас, их тут можно применить. Ах, да и еще скажи поварам — пусть мечут на столы все что есть. А нам надо немного почиститься…..

Тут воздух, невдалеке от нового, бассейна с зеркальной, черной поверхностью замерцал, Априус слегка напрягся, но тут же почувствовал — идут свои. И не просто разбредшиеся по мирам, новоявленные хозяева Царств Ночи, возвращавшиеся из своей Арды, эльфы. Сильно потрепанные, и осунувшиеся, хотя этой расе и так не присуща полнота, но на лицах явное изнеможение.

— Еле добрались — устало выдохнул Таурион, садясь прямо на парапет бассейна — и не перемещение Крепости, тому причина. Через такое прошли, что думали уже все — придется-таки в Чертог, к Мандосу, возвращаться. А там, нам что-то не очень понравилось…

— Да, там такое твориться — усаживаясь рядом с приятелем, проговорил Мэлдир — потоки Силы, словно обезумели. В мирах еще, хоть как-то можно рискнуть чары сплести, но в Междумирье, лучше и не пробовать…

— Что все так плохо? — Встрепенулся Куру.

— Не знаю…. Хуже, по-моему, еще не было.

— Что ж, видимо Мир все же изменится — проговорил Априус — значит, я не зря подстраховался…. Мы сами только прибыли, и видели, что именно вызвало этот Коллапс…. Идите, приводите себя в порядок. Вы у нас, пока единственные без божественной силы, так что не стесняйтесь, если надо помочь — обращайтесь. Но только чуть позже, а то, боюсь вам, нынешняя моя помощь, только навредит. Встретимся за столом.

Сам он пошел к пруду, и, не раздумывая, плюхнулся в воду, на ходу убирая свой, дарованный источником, доспех. Нужно было перестроиться на другой лад, магия может многое, но далеко не все. Нравиться тебе это или нет, но если ты Лорд, то обязан вести различные дела, быть озабоченным хозяйственными хлопотами, и периодически проводить пиры для своих подданных, даже если они и не столь многочисленны. Так и Априус, едва прибыл в крепость, сразу почувствовал, что является неким связующим, звеном для всех. Его желали видеть, с ним хотели говорить, докладывать об успехах, и сообщать о временных задержках. Ну а плюс, ко всему, надо было представить всех новых обитательниц. Потому решив, что совместный обед, это лучшее что возможно, для охвата всего этого, окунувшись, Рус отправился в донжон.

— Глупо с твоей стороны было тянуть сюда этих ведьм — улучив момент, прошипела Кулури — тайный замок богов, как-никак. Да и вообще…

— Там, откуда я их вытянул, скажем, так было очень мерзко. Потому они будут благодарны мне до конца своих дней. А на счет именно сюда — так с их способностями и силой, я побоялся вести их куда-либо еще. Тут они в любом случае будут под присмотром. И помимо всего прочего я собираюсь наводнить Гиль-Эстэль, людьми — так что привыкай. И больше не будем об этом.

Он отставил пустое блюдо, с обглоданными костями и объедками от овощей, и по привычке обвел взглядом всех собравшихся за столом, и с удовлетворением отметил, что пар прибавилось. Некоторые из его приближенных, конечно, вместе были уже не один век, и пожалуй могли представать перед мирянами как супружеская чета. Хитар и Услада, Харей и Эллина, Вельда и Таурион, Вильварин и Ингольд, вполне могли показать какими образцовыми должны быть отношения, между любящими друг друга, мужчинами и женщинами. Тано и миниатюрная эльфийка Эстэль, давно были не равнодушны друг другу, и тоже могли показать неплохой пример, как ладят между собой, представители двух разных рас. Но они все не первый год, как говорится знакомы. А вот те кто так сказать недавно, обзавелся, если не второй половиной, то спутницей жизни, порадовали своими искренне счастливыми лицами своего лорда.

Цвел и как говорится пах Саяр, которому, нежданно-негаданно досталась очень не простая спутница, и столкнись он с ней в своем Озерном Крае, порубал бы в капусту, а сейчас вон, сидит, довольный как кот, разве что не мурчит. В мир Змеев, вообще вылазка оказалось очень удачной, и в плане добычи женского пола тоже. Каждый обретший там свою избранницу, воин, был искушен по-своему. Киана, покорила Леди Ночь, по имени Мецтли, черноволосая и смуглокожая красотка, с манящим, обволакивающим взглядом. Бывший князь впрочем, уже и забывший когда носил корону, сидит, не важный как обычно, а наоборот, треплется не умолкая, о чем-то все время, шепча свое спутнице на ухо.

Отсутствующий Охтар, как помнится, предпочел горячую и, обворожительную штучку Нааму, могущую и впрямь зажигать, поскольку обладала способностью трансформировать часть своего тела в пламя. Картуса наоборот пленила Керридуэн, ее снежно-белыми волосами, и серые умные глаза, увели его в царство снегов, не раз воспетое, друзьями хирдманами, и он похоже, там все еще и бродил. Рядом с Богаром, сидит, синеглазая, и среброволосая Сильфа, легкая и могущая составить конкуренцию в воздушности Эсканэль, они заняты обсуждением, чего-то своего, а может это только так кажется — подслушивать не хочется.

* * *

Клык и Алприка, одетые в пятнистые наряды, то ли действительно шкуры, то ли искусно сработанные под них одежды, сидят по левую руку Априуса, сразу за Вилисиль и Саяром с Махаллат, от них так и веет горным, морозным воздухом, видимо только что вернулись из Хрутара. За ними примостились Коготь и рыжеволосая Тунрида, на которую, как заметил Априус, все время косится Кулуриэнь — ведь до этого только у нее, был такой цвет волос, па тут появилось несколько конкуренток. Отсутствующие сейчас хирдманы, тоже были не одиноки, и похоже в виду, долгожительства нагинь, заняты были надолго и всерьез. Хорсак с Ошун, сейчас здесь, тоже не было, потому трудно бы понять, как у них обстоят дела между собой — но ничего притрутся, в этой можно было даже не сомневаться, и будут еще довольны навязанной им браком. В какой-то мере Априус, этим поступком, избавился от ненужных ему проблем с Ошун. Ведь узнай о его скоротечной связи шоколадкой, Кулури и Вилисиль, той бы явно не поздоровилось, если не сказать хуже.

Хозяин Гиль-Эстэль, перевел взгляд на пустые места, ему оставалось определить еще вторую часть своих воинов, но пока у него было только четыре, девушки, а не два десятка. Не то чтобы он собирался выступать сводником, но еще четыре дамы, в крепости появилось, и их надо было пристроить, отдав так сказать в надежные руки. Только девочки эти ох как не промах, их лишь бы кому не подсунешь, а самые доверенные и не обделенные должной силой, соратники, уже разобраны….. Кто остается?

* * *

Делая вид, что прислушивается к щебетанию Кулуриэнь, Априус, стал прикидывать в уме кто остался без пары. Сябр, Тихомир, Угрим, Услав, Хранир, Цветан, Апаш, Чадобор, Мартын и Казар — сразу нет, чересчур просты, как для укротителей Ведьм. Хотя стоп, одна, похоже, уже определилась сама собой, шаманку Аллу-Ку, вроде как обхаживает Менгафар, что для него несвойственно, а значит, союзу быть, ведь он и сам склонен, больше к этому ремеслу, чем к какому-либо другому. Мэлдир кстати тоже, как гибкая лоза вьется возле еще одной конкурентки Кулури — Лили, настоящей рыжей бестии.

— Вот интересно бы посмотреть какие у них дети получатся? — Отчего-то подумалось Априусу — высокий, золотоволосый, и голубоглазый эльф, и рыжеволосая, зеленоглазая, человеческая девушка….

Он посмотрел на противоположный участок стола, там Кронк, живо так ухаживает за Эрзули. Она вроде как не против, вопрос лишь в том справится ли центурион с этой дамочкой, пусть и такой с виду хрупкой, и похожей на безобидную овечку, но очень сильной ведьмой? Он как-никак образован, и знает, что и как надо предпринять, если вдруг что…. Должен — решил Априус, и посмотрел на последнюю, приведенную с собой женщину.

Остается одна — Алиссия, и три воина, которым, он мог бы ее доверить, не боясь, что она будет крутить ими, как захочет. Виргиний, Валид и Тагар. Но тут тоже пара как говорится, могла и не совпасть, да и у сил у Алиссии, было не в пример больше, чем у бывших легионеров, пусть и прошедших нелегкую школу жизни и магических искусств. Она была Истинной Ведьмой. Такие любыми путями постараются уйти из-под любой опеки, а тем более из-под власти мужа.

— Ладно — решил Априус — Эрзули определю в библиотеку, та у нас огроменная, и вмещает в себя не только книги, свитки, фолианты и манускрипты, но и массу интересных штуковин. Особо мощных и опасных там нет, так что все как нельзя кстати. Эту должность раньше занять было некому. А трех остальных в свиту Кулури и Вил. Они сами те еще ведьмы, надо только предупредить, чтобы держали на расстоянии.

Он выждал еще некоторое время, ожидая прибытия и других своих ставленников, но тем видимо забот хватало, и они не особо могли оторваться от возложенных на них обязанностей. Потому пришлось, поведать о произошедшем в пределах Асгарда, действе, только собравшимся подручным. Ненароком поймал себя на мысли, что создал некое подобие прежнего царства Атрида — только там были асы и аскирии, ваны и ванесы, связанные тем или иным родством, а тут вышло нечто другое.

— Да, дела — протянул — Киан, выслушав своего предводителя — за нами теперь выбор — сидеть тут как в мышеловке, или набрать и обучить армии, и попытаться отбить Сферу.

— Спешить не будем — все равно не успеем — усмехнулся Априус — в принципе сейчас мы создаем то, к чему я стремился перед битвой с Узурпаторами. Они к нам не лезут — мы к ним. Вот только, Силы, которые подвигли моего старого знакомого, решиться на такой фортель, могут, не остановится на достигнутом…. Потому мне нужно некоторое время, для тщательно анализа всей ситуации, в частности и в целом. Потому что, скорее всего никакие Барьеры, нас не защитят, если Вселенная начнет схлопываться…

— Нам, тогда как быть? — Поинтересовался Клык?

— Все просто — делайте Царства Ночи — Царствами Дня, или хотя бы Рассвета. Нам нужен непросто мощный Кулак, для сокрушительного удара, как прежде, а процветающие и многолюдные миры. Практически минивселенная. Ладно, друзья, мне еще нужно кое с кем переговорить, так, что я покину вас на время.


Глава третья Изыскания

Оставив донжон, Априус вышел во двор, постоял немного, затем поднялся на стену, у которой не так давно, еще жила Свора. Или стая, меньшая часть которой, все еще бегает в качестве его ищеек, разыскивая следы определенных Личностей. Посмотрел на мерцающие далеко внизу миры, луны и звезды, даже здесь в ограниченном Барьерами Пределе, ему надо было куда-то спешить.

Во-первых, требовалось навестить Кэфента и Дейдру, и сообщить им о произошедших пертурбациях, во-вторых, наведаться к творимому миру. В третьих обойти, наконец, свои старо-новые владения, целиком и полностью. В-четвертых, и незамедлительно вызнать, что же там Божественная Троица? Распалась на противников, или старые приятели, нашли какой-то компромисс? А это сумеет сделать только он сам, никого с собой не беря. Потому что за себя он беспокоился мало, а вот за друзей и соратников куда больше. И в данном случае они бы могли стать еще и обузой.

Поэтому учитывая что его Империя все равно размещена в Сфере, вызнать обстановку было крайне важно. Кое-что мог, конечно, подсказать и разъяснить Просвещающий, но именно Его, как раз звать и не стоило — явно занят, да и много неясностей с этим Всезнайкой. По поводу произошедших, жутких перемен Априус особо не переживал, и тем более не паниковал — раз сразу все не начало рушиться, гибнуть в огне, сворачиваться и схлопываться, значит, это еще не Конец. К тому же, один раз он вместе с Куру, уже переживал встряску и похуже, правда и Эльдариуса не стало, и себя самого утратил, и способности почти утратил, но позже, тем не менее все вернул. А сейчас и Сила, никуда не девалась, и Дом на месте.

— Ладно — решил Априус — тогда, схожу, проветрюсь. — И мыслеречью — Куру, Рунин я отлучусь ненадолго. А вы пока, можете проведать кого-нибудь из наших. Но лучше всего навестите Кэфента с Дейдрой — пусть не думают, что я про них забыл. Передайте я к ним скоро, загляну. Да, и покажите им, как открыть путь в Андоринос, и другие края…

— Так сам и навести — предложил Рунин — я бы лучше Дрендома проведал, или хирдманов.

— А я бы по Весте погулял — сообщил куатар свое мнение — там уже такие чудные леса, эльфы вырастили…. И горы девственны и прекрасны, снега просто белый пух, и…

— Я все понял — поступайте, как знаете. Тоже кстати Саларилю расскажите, что, да как делать. И про новые возможности разъясните. Я же пока немного постранствую…

Прыжок прямо со стены, заклятье, и вот он уже в самых приграничных к Областям Тьмы, пределах. На душе было неспокойно, одной частью себя, Априус остался, вполне доволен — все что наметил, выполнил, кого хотел и смог — обезопасил, пусть теперь живут да радуются. Другая же его натура, вечно неуемная и неспокойная, заставляла думать о Большом Мире, который случись что непоправимое, потянет за собой в Бездну, и его Звездную Империю. Потому надо узнать, как там обстоять дела, кто сейчас рулит, и какие у кого перспективы.

А для этого надо отправляться туда. Но высовываться из сокрытых пределов стоит только ему одному — все родные, близкие, друзья и соратники надежно защищены Барьерами, и должны оставаться здесь. Он будет за них спокоен, а значит, наконец, сможет, ни за кого не беспокоясь пошататься по Сфере, да по возможности все разузнать. Впервые!

Почти не раздумывая, перевоплотившись в свою вторую сущность, Априус рванул к той, единственной лазейке, что оставалась еще открытой — то есть к узкой извилистой, нейтральной зоне» по-сути щелочке между Барьером Творца и той Огорожей, что когда-то воздвигли только что воцарившиеся в Сфере, Узурпаторы.

Путь так сказать максимально опасный и трудно проходимый, только идти по нему могли считанные единицы, но пока этого еще никто не проверял. Да, проскочили на колеснице, да несколько раз ходили на «Версаре», но не ножками и лапками, а тут предстояло либо пройти, что почти невозможно даже для сильного мага, либо пролететь. Говоря о скрытой лазейке Тельку, и Патару, Априус как-то не задумывался — как они будут здесь пробираться — на то они и «разжалованные боги, чтобы передвигаться такими вот путями. А теперь ему самому, предстояло проделать это. И он бы, пожалуй, понесся в виде вихря, или огненного болида, но пока решил воспользоваться более медленным способом — свои силы нужно на всякий случай поберечь, да и потоки магии, сейчас не особо надежны…

Кончилось обычная, если можно так сказать Межа, начались уже совсем невозможные пространства, где, хоть о какой-то стабильности, оставалось только мечтать. Вокруг было темно, темно как в самую глухую и темную ночь, воздуха естественно не было тоже, потому удерживаться на лету простые демоны и всякого рода летуны, попросту бы, не могли. Но Априус и не был демоном, впрочем, как и ангелом, он уже сам перестал понимать, к какой группе принадлежит, и, используя все, чем его наградила долгая жизнь, несся сквозь не проявленную материю между двумя Барьерами.

Создав вокруг себя огненный ореол, или точнее сказать, заключив свое тело в оболочку из пламени, Априус скользил между извивами соприкасающихся Рубежей. В голове сумбурные мысли, перескакивали одна на другую, мешались, не желая складываться в принятие решений. Все его представления о Вселенной, требовали пересмотра, иногда ему казалось, что она видится каждому по-разному, являясь такой, как способен видеть мозг. Древо это загадочное, вроде бы осязаемее и постижимое, и в тоже время призрачно и непонятное. С Источниками, тоже не до конца все ясно…. Да и вообще все в Сфере настроено как единый живой механизм, который видимо и пытаются перестроить эти загадочные пособники, или же кукловоды Атрида.

— Да — подумал Априус — хочешь, не хочешь, а надо выбиваться в Верха, а после уже разбираться, с тем, как, и каким образом во Вселенной, должны происходить Перемены. А то получается представители каждой Силы, тянут одеяло только на себя, забыв о том, что всю Сферу готов поглотить Поедатель.

А тут еще какие-то Передельщики нарисовались, все подготовили по своему усмотрению, а затем, использовав амбиции Атрида, воплотили свою задумку. И вот, пожалуйста — все на грани даже не нового Передела, а вообще Краха…. И я как бы обязан…

Черный, крылатый и рогатый демон понесся дальше, и видь его кто-нибудь со стороны, никогда бы не подумал, что это защитник Вселенной, добровольный Страж Миропорядка и все такое. Априус и сам не понимал, как в нем уживаются все эти частицы Тьмы, вторая сущность, и разум того еще ни чем не замутненного, парнишки с Эльдариуса. Но сознание оставалось прежним, потому он все еще представлял собой, больше Руса, чем кого бы то, ни было еще — человека с большими магическими способностями. Хотя каждое его имя несло печать того, кем ему приходилось стать. И таким образом в полубоге Априусе, сочетались еще несколько личностей — бог из Кайлана — Аварос, парень по имени Рус из Даарии, который именно в ней вернул себе Силу и самого себя. А еще каган Каронус из Хрутара, и Эсгалдирн, личность уже более сдержанная и рассудительная, потому как пришлось хранить целый Сектор.

И такой вот симбиоз из частиц самого себя, проникшей в него Тьмы и материи Мироздания, являл собой нынешний Априус. И его все еще заботила судьба всей Сферы, а не только его Империи.

— Достали…. все эти Великие драконы, птицы, маги, и падшие — зло прошипел Рус — сколько уже веков фигней страдают, а слуги Предателя тем временем вгрызаются в миры. Запереть бы всех этих игроков, в клетку, и выбросить подальше из Вселенной. Мне предложили выбор, либо становиться Творящей Монадой, либо попробовать переиначить все, что происходит в Сфере, но я пожалуй выберу нечто среднее — бытность Эсгалдирном даром не прошла…

С такими мыслями Рус, вылетел в Зону приграничных миров, уже с другой стороны Заслонов. Он остановился в околомирье, какого-то незнакомого мира, и вдруг ощутил идущий от него, странно знакомый фон. Априус застыл, всем своим нутром пропуская через себя это эхо, и словно пробуя на вкус, отзвуки Силы, которая исходила из мира.

— О-па, мои современники — прошептал он — но откуда у Прежних такая Мощь? Они же просто божки, так мелочь заурядная, Могучих, Узурпаторы, всех повывели…. а тут такая дикая, практически необузданная Сила! Вот вам и первые цветочки, интересно какими же будут ягодки?

Он перетек в человека, постоял немного, и двинулся к следующему миру, проверяя свою догадку. Там повторилось то же самое, и Априус, понял, что это воплощение части планов группировки Атрида. Кто-то подтолкнул Асгардца, к такой невероятной перестановке Сил, и теперь стоит ожидать массовых жертвоприношений почти в каждом мире. И теперь если что, бороться с ними будет сложно.

— Так-так — проговорил Априус — перекраивать будете, что ж, похоже, этого уже не избежать, а такие вроде бы наглые и напористые личности, занявшие место Великолепной Семерки, совершенно на себя не похожи, боятся сделать лишнее движение. Интересно бы узнать — где они уже сейчас, и что делают?

— Ну что же выхода нет, надо отправиться на Пик Размышлений, а там будет видно…. Но сначала, проведаю я кой-кого…

И так, не заходя ни в один мир, он двигался вглубь Сферы, уходя от Окраин, все дальше и дальше. Это были Области близкие к Поедателю, бывшее так называемое Дно, часть которого, он и поглотил. В общем странные и страшные места. Но именно здесь неподалеку от всего этого, было одно местечко, куда Априус иногда спускался. Обнаружил он его случайно и давно, еще, когда после утраты тела, став призрачным духом, скитался, где ни попадя.

Если бы простой смертный человек, смог бы сюда добраться, и не умереть, при этом, он бы увидел идеально ровную расщелину, в скальной породе, уходящую в бездну. Совсем не широкую пропасть — локтей в двадцать-тридцать. Расщелина, сама по себе ничем не примечательная, из нее не шел огонь, не поднималась мгла, и из нее никто не лез, она просто была очень глубокой, почти бездонной, но…. Но если в нее спрыгнуть, то когда, пролетев целые лиги, между вечно мелькающими по бокам отвесными стенами, достигнуть дна, то глазу предстанет, плоский валун, за которым как за столом, сидит, очень примечательная компания…

Априус, естественно никогда и никому не рассказывал об этом месте, да спускался сюда не часто, но иногда посещал. И сейчас, решил вот заглянуть. Прыжок в бездну, полет вниз, и вот он уже затормозив падение, зависает возле импровизированного стола, за которым сидят и пьют брагу, три демона.

— О кто к нам пожаловал! — Проревел рогатый демон — Сам Звездный Бродяга! И какая же путеводная звезда, привела тебя сюда?

— Да вот решил заскочить…. Привет ребята, как жизнь? — Поприветствовал троицу Априус.

— Здорово Рус, давненько ты не был.

— Привет, да чего нам сделается — мы противовес Добра, должны быть всегда — га-га — ответил инкуб Соитос.

— Ага, мы же не какие-то там пришлые, всегда были ха-ха — хохотнул и Габион — и в пантеонах не состоим.

— Присаживайся чего застыл? — Указал на свободный каменный табурет, Парталсон, огромный зеленокожий демон, увенчанный короткими, но толстыми рогами — рассказывай, где пропадал, чего повидал? Что-то Тьмой от тебя прямо таки разит — принюхался он.

— Да так занесла нелегкая в одно очень темное местечко, вот потому и разит — падая на табурет ответил Априус — и до того пришлось поскитаться, нехорошее что-то назревает в Сфере. Для всех.

— Ну раз так, поделись, где встречал самых лучших красавиц? — Усмехаясь, спросил Соитос.

— Да могу назвать парочку миров, но учти, там на тебя охоту устроят, инквизиторы и всякая чародейская шантрапа…

— Да они все повернутые — буркнул инкуб — всех одной мерой меряют, а я же доставляю наслаждение, и сладострастие не боле…

— Ну да, как правило, когда они спят — хмыкнул Габион — да, а к пьянству кто склоняет а?

— Да я же не знал, что они такие слабенькие… думал как мы…

— Думал он… — фыркнул Априус — ладно, миры я тебе назову. Но вы лучше давайте выкладывайте без утайки — как на вас, сказываются перемены? — И пристально посмотрел на каждого.

Соитос, выглядел, как и все инкубы, которые всегда похожи на человекоподобное существо, но с некоторыми демонически чертами, в общем, почти человек. Габион напоминал Априусу, Лакриса, такой же мощный с грубыми рельефными чертами, и крыльями, заменяющими ему плащ. Только у него еще имелись длинные сильно загнутые назад, рога.

Пока Априус смотрел на приятелей, перед ним появилась напоминающая скорее жбан, огромная кружка с брагой. Он и отхлебнул едва ли не половину, чтобы не огорчить эту троицу.

— Ну — первым ответил Парталсон, отрывая от губ свою кружку — так сразу, и не скажешь. Силенок вроде бы прибавилось, сам понимаешь — если кто-то слишком много жрет, почему же не позаимствовать с его стола. А тут выжившие Старые божки, ни с того, ни с сего, заполучили дармовую Силу. Не знаю уж, кто их так наградил, мне выяснять было ни к чему. Сам знаешь, мы отщепенцы, живем себе в свое удовольствие, ни к кому не пристаем, ну так по малости шалим иногда, но разве это влияет на Весы? Нет, вот потому, мы и прожили столько, что не лезем, куда не надо.

— Да, боевыми демонами, я бы вас не назвал — усмехнулся Априус — отхлебывая из кружки — если бы весь ваш род так себя вел, то в Мире бы, давно все устаканилось.

— Те о ком ты говоришь, это почти звери, тупые и алчные, и у них нет собственной воли и силы, чтобы противиться магам и богам, которые их себе подчиняют. Так что это не про нас…. Ты лучше про себя расскажи, где все-таки пропадал?

— Путешествовал немного, думал на Окраинах побывать, посмотреть, кто там обитает, да отвлекли все эти Пертурбации. Атрид град свой восстановил, асов воскресил, а когда все это делал, устроил такую бучу, что Верхи, слегка протрясло. Но он не один все это проделал, какие-то загадочные колдуны, причем связанный с Иными, похоже, его в темную использовали…. Короче не знаю уж как, но ведаю — сотворили они как-то новый Волшебный Родник, из-за которого как я видел утратил силы Хануамор, и начались возмущения Потоков по всей Сфере. Вот тут-то, и начались все эти искажения. Но вам похоже только на пользу все пошло…

— Ну как сказать — ответил Парталсон — если все перевернут вверх тормашками — толку-то от этой пользы? Теперь понятно, почему «Клетка» трещит…. Угу, значит Вселенский махач намечается, и, похоже — в норах никому не отсидеться.

— Ну это мы еще посмотрим — хмыкнул Габион — всех их можно лупашить, главное ты прав — чтобы эта, пока скованная Нетварь, не прорвалась дальше. А пока, Внезапные Боги, при делах — можно не рыпаться, и жить в свое удовольствие дальше.

— Так-то оно так — согласился Априус — но может так статься, что развлекаться будет негде.

— Гм, ты что-то конкретно предлагаешь, или так, просто возмущаешься? — Поинтересовался Парталсон. — Я бы если хотел, уже примкнул бы к темным армиям, что сейчас движутся в верха…

— Что за армии? А ты об этих, что натворил Артамор…. Нет, с ними как-то не по пути, я о другом, но идея пока еще не вызрела — нехотя ответил Рус — мало сведений. Но так для наброски плана, скажу — нужны свои армии, состоящие из всевозможных существ, а я, к сожалению свою, состоящую из ваших, сородичей вернул в плазменный мир. Спящие пробуждаются не зря, они стряхивают с себя оцепенение и это не просто так, кто-то уверенного готовит свержение Правящих ныне Богов. Я не призываю вас ввязываться в затяжную войну, это пока только их разборки, но… — он сделал паузу — но если вдруг выиграет, совсем уж нехорошая сторона — мы ударим. Все равно — в спину или куда, и возьмем контроль, и над Источниками, и над всем Сущим. И будет править Бытие, то есть и Свет и Тьма, и другие его составляющие, но без всемогущих магов, без всепожирающих алчных Чудовищ, и всяких там мстителей. И главной и первостепенной задачей будет выгнать Поедателя….

— Гм, мне тут одна, весьма светлая особа — несколько смущенно перебил Соитос — а она из известного всем падшего пантеона, поведала, что в Тронное Царство сейчас, никак не прорваться. Его магической «Изгородью» заперли, накрыли «Колпаком» в общем, Богов то наших, так что тут сюрприз так сказать…

— Становится все интересней, и интересней проговорил Априус — ладно об этом можно говорить долго и без толку, давайте так своими новостями поделимся.

И они вкратце, не особо раскрывая свои личные тайны, начали делиться своими достижениями, или просто рассказывать побасенки, и смешные истории — время за этим столом, всегда проводили именно так. Априус Эльдариусиец, Аварос Кайланский, и Рус Даариец, давно бы уже порубал этих демонов, но Каронус Царств Ночи, и Эсгалдирн вначале подумали бы, а потом решали бы как использовать пламенных созданий. Но Априус нынешний давно уже отбросивший все предубеждения просто наслаждался общением, с гениями, изначальным значением слова даймон, даемон, оказавшимися весьма даже разумными парнями. Хотя конечно, как-то их использовать тоже намеревался.

За общением время пролетело быстро, и Рус, собрался двигаться дальше, в любимое место для размышлений.

— Ну все парни, мне пора — поднявшись, и перетекая в демона, проговорил он — до встречи!

— Смотри опять не потеряйся — проговорил Парталсон — мы ждем вестей.

— Миры то назови, раз обещал — попросил Соитос.

Априус улыбнулся, вложил ему в голову координаты, и, погрозив пальцем, сказал — смотри, чтобы дети вышли красивые, иначе оскоплю…

И подпрыгнув, мощно взмахнул крыльями, взмыл вверх, его ждал путь к одному из любимых мест, где всегда хорошо думалось, и никто не мог помешать. А попадать сразу в это место, Рус, давно уже научился…

* * *

Одиноко торчащий из бездны Клык, окруженный легким туманом, и высокое стальное небо — вот и все что здесь было незыблемым. Иногда по небу проплывали громадные скалы и врезались друг в друга, а внизу появлялись потоки багровых рек, но такие явления случались очень редко. Априус любил здесь бывать, это место напоминало ему Зарю Времен, конец которую он, еще застал — не везде конечно, но так как он помнил, формировались планетоиды.

В суме он провел тут, целые века раздумий или просто отдыха, а иногда устраивал и тайные встречи. Сегодня в небе бушевали магические ветры, и оно освещалось багровыми сполохами и редкими молниями. Априус разместился на любимом уступе, перетек обратно в человека, выудил из походной сумки свою каменную флягу и, откупорив, сделал пару глотков. Затем поставил ее рядом и достал курительную трубку, набил специальной смесью, и закурил. Но не просто пускал дым кольцами, а с каждой струйкой, или колечком, слал послания невидимому миру духов.

Выкурив трубку, сразу принялся освобождаться от одежды, и, оставшись в одних портках, подошел к краю обрыва, там застыл с поднятыми вверх руками. Тут уже началось мысленное чародейство, так сказать, усиленная работа мозга и воли. Небо неизвестно как, но без всяких туч, исторгло такой сильный ливень, что, и ни передать. Лился он только на Руса, причем, это была непростая вода, а своеобразный магический дождь.

Априус чувствовал как магические струи, омывая его, льются вниз, туда в бездну, которой нет ни конца и края, и пока этот поток непрерывен он получал короткие видения. То, что знают вода и воздух, скоро будет знать и он — духи и элементами, по-прежнему были ему послушны — так почему же их не поспрашивать? Априус полубог, Аварос бог Кайлана, чародей Рус каган Каронус, Эсгалдирн, все эти личности, вмещаемые в одной голове, слушали Вселенную. Ловили ее сигналы, ощущали ее токи, вибрировали вместе с ней, и пытались вычленить нужное. Это были не чары Познания, это был симбиоз пульсации Сферы, и ее вечного защитника, которому так не хотелось отпускать ее прежнюю, и принимать всякого рода изменения.

Но его никто не спрашивал, и различные Силы, уже целыми Эпохами вели в Сфере свою игру, и она невольно менялась. Всех разом и единственным махом, он не мог уничтожить, и тому была масса причин. Но и унять желание сделать это, тоже не мог — что-то внутри противилось и бунтовало. В мире известном как Ки, в нынешние времена, его бы назвали закостенелым консерватором, но принять новые догмы означало предать самого себя. Но, тем не менее, все эти изменения он готов был принять, если они будут разумными, и входящими в его планы…

Наверное, таким его сделали потеря дома, а после и приюта, которым была Даария. В мирах Пятимирья, конечно у него была масса дворцов, но они не стали родными, такими — куда бы хотелось возвращаться, потому, хоть это и нелепо, домом последнего Реликта, стала вся Совокупность Миров. И это не было просто словами — в его теле, в его крови, были частички и материи Сущего, и Тьмы внутренней и Внешней, потому он бы везде чувствовал себя как дома. И так ревностно относился ко всем переменам, неважно хорошим или плохим, но наступала пора, кардинальных решений и изменений. Реликт позабытой Эпохи, даже не первой, а предначальной, впервые был в абсолютной растерянности, он не знал, как ему быть.

Свободу получил, родных и близких ему людей, обезопасил, о лазейке друзьям сообщил, но становится просто богом, для какого-то кусочка Мироздания, теперь казалось каким-то мелким занятием. Тогда да, перед Битвой с Узурпаторами, это был предел его мечтаний, но сейчас… этого уже было мало. Потому нужен большой, многоуровневый Замысел, который рано или поздно перейдет в Промысел…. Но без сражений это, похоже, никак не возможно.

Ливень все лился, превращаясь в сплошной водопад, Априус слушал и даже вопрошал, внимал символическому повествованию незримых собеседников. Он тянулся ввысь туда, где протекал Ключ, водами которого, когда-то орошали листья Мирового Древа, тянулся к Роднику вод Познания, желая узнать, чем заняты Хануамор и Артамор — былые зачинщики Вселенского Бунта, и теперешние Боги, входящие в Божественную Троицу. Ну и понятно их собрата — теперь, то ли оппонента, то ли вообще врага. Но более всего желал он узреть тех, кто всегда противостоял Жизни — нормальному существованию во всех его проявлениях.

Так длилось долго, очень долго, но наконец, калейдоскоп видений ворвался в голову Априуса. Да так что мозг, едва не закипел. Как всегда было непонятно — прошлое это, будущее ли, или же происходит прямо сейчас, но в данный момент Априус просто внимал — анализировать будет потом. Миры, пространства, бездны, Верх, Дно, все перемешано, а ток видений был просто бешенный.

Мужчины, женщины, принадлежащие к сословию магов, все разные по Силе, и умению, скрывающиеся и свободно творящие свои дела. Промелькнули рыскающие по тайным тропам косматые демоны, какие-то жутко скалящиеся пасти, призраки неведомых существ, марширующие отряды, войска, войска и кровь…. Реками льющаяся кровь!

Но самое главное — возросшая активность. Активность хаоситов, слуг Иных, и четко неопределенных служителей. Мелькали тайные Храмы, зеленые алтари-обелиски в них, мелькнула схватка магов, где одна магичка явно была ведомой Хаосом. Затем мелькнула странная арена, где проходил бой явно с Изначальным чудищем и сразу после этого, Царство в высших небесах, которое словно обернули колдовским пологом…. Сразу после этого, показался престарелый воин, восседающий на троне в пустом пиршественном зале. Далее чередой пошли схватки в межреальности — драконы, гномы, женщина и странный маг, куда-то спешащий призрак некогда великого человека. Затем женщина с огненными волосами перед вратами крепости, и без всякого перехода замок, где обитала странная компания, чародеев.

— Ничего не понятно — натужно выдохнул Априус — кто, что, зачем, почему?

Магические потоки, сходясь в этом, странном месте, несли воды стекающие отовсюду. Потоки разные по силе, по числу входящих в них струй, по цветовым гаммам, видимым лишь ему, и даже имели разный привкус. Он стоял замерев, так долго, что когда уже решил прервать этот водопад, то едва не рухнул на голые скалы. Потому осторожно как умело падают на льду, уселся, а после улегся, и просто дал себе расслабиться, ни о чем не думая — пусть мысли остановят свой бег, и родится решение…

Так прошло довольно много времени, затем Рус поднялся, и принялся одеваться.

— Полное изменение в течение магии — с некоторой оторопью проговорил он — и охренеть какие возмущения и искажения. Да, не зря я так спешил переместить в Скрытый Предел, все, что сердцу дорого. Жаль только, снова опоздал к началу действий, а их тут немало началось. Что ж пора анализировать.

Он уселся, взял флягу и мелкими глотками, с наслаждением отпил половину, и уже набив трубку ароматным табаком с добавками, способствующими размышлению, надолго задумался.

Прежде всего, стало понятно то, что четвертый, кем-то сотворенный Ключ, внес не просто изменения, а полностью нарушил систему распространения магии по Вселенной. Сбил ровный ток Силы, и теперь сбаивали и два других. Он же пробудил и напитал Силой, доселе им неведомой, всех Старых божков. И явно не просто так. Кто-то, то ли пытается вернуть древний порядок, а о нем Атрид знать не может, потому что ему была подвластна только пара тройка миров, и те, в которых тот бывал. А значит само собой, напрашивается вывод, что это те, кто застал Зарю Времен, и еще тогда имел четкое понимание устройства Сферы, ее маготоков, и знал, кто распоряжался ими. Хотя Асгардский Царь за эти бесчисленные века мог много где побывать, и много чего узнать, но зачем ему будить всех прежних богов и божков, да еще награждать такой Силищей? Значит это сделали Иные и те, очень странные маги, что ему помогали. Их замок, как раз промелькнул в видении.

— Так с этим пока все. Атрид заперся в своей Цитадели, и чего-то ждет, или выжидает. Артамор занялся привычным делом и ведет свои новосотворенные войска отбивать неприятеля от стен своей Обители. Женщина с пламенными волосами это явно избранница Хануамора, но где же он сам? Тронное Царство заключили в изоляцию, потому отсюда не узнать, не пробиться…. И уже не поштурмовать — кисло сказал Рус — не захватить внезапно…. Но я пока и не собирался. Империя не готова…. Но не оставлять же все вот так, это же не просто переворот, или узурпация власти — это попытка даже не Пертурбации — Аннигиляции. Нигилизм в чистом виде — Один жаждет все поглотить, другие спровоцировать рождение Творца, посредством…. Да хрен его знает посредством чего? А я должен ждать, ждать самого последнего мига, чтобы уже со всей ясностью можно было сказать — вмешательство было жизненно-важным…. И необходимым.

Априус вскочил, походил туда-сюда, едва не рыча в злом бессилии — теперь он знал гнезда, хаоситов и человекоорудий Иных, разбросаны по многим мирам, и лишь только там где их зачистили он и его собратья по Хранению, их нет. Это значило что и сила Хаоса, и этих дурконутых с изнанки, будет все время вмешиваться в противостояние Божественной троицы и их оппонентов, число которых теперь увеличилось вдвое.

— Терпение. Только терпение, иначе только напортачишь…. Так, если судить из видений, похоже, все возвращается на круги своя — протянул он — братья Боги идут вместе, но каждый своим путем. А Атрид ведет свою игру, но на благо кого? Он же не идиот, должен понимать с кем связался? Как все стало запутано блин…

Априус не успел закончить рассуждения — на него навалилась такая необоримая Сила, что даже голову едва не вдавило в плечи. Но затем Сила, словно ласковый котенок, мурча, стала поступать в него — он получал ту же Мощь, что и все выжившие Первые, Прежний, и Изначальные. Реликты прежних Эпох, без исключения получили нежданный подарок. А дареный сыр, как известно только в мышеловке, поэтому Априус сразу напрягся, понимая, что и с него могут что-то потребовать взамен, и в Имперских мирах, мелкие божки, могут стать проблемой.

— Нда — выдавил он — никогда бы не подумал, что можно не обрадоваться нежданному подарку. Но тем лучше, для прояснения ситуации в Сфере, такой дар пригодится. Но куда мне пока подастся вот вопрос? В Корчму? В миры Хранимого Сектора? В Звездный Храм? Что-то не тянет. Останусь я, пожалуй, здесь.

И он как неприкаянный остался на высочайшем из знакомых ему пике, с которым, пожалуй, сравнился бы только тот, который любил обвивать самый таинственный Дракон Сущего. Априус посмотрел на небо, которое снова сделалось стальной рекой, и, вспоминая детство начаровал там разноцветных туч, самых причудливых форм и оттенков, а сам небосвод, на время сделал светло синим.

— Вот так-то лучше — усаживаясь и прислонясь к скале, промолвил он — а теперь можно и поесть, хотя голод мне вообще не грозит, но надо что-то закинуть в желудок, а то отвыкнет…

Он представил себе блюдо, с ломтями буженины и ветчины, сырные лепешки рядом с ними, и принялся воплощать представленные яства, в действительность. Магия может многое, но использовать ее можно по-разному. Потому сейчас, Априус выбрал иной способ «добычи пропитания» он просто перестраивал частицы пространства, меня расположение атомов, и таким образом конструировал свой ужин. Прошло несколько мгновений, и вот на его коленях задуманное блюдо, а вино в подаренной Альтаром, фляге он всегда носил с собой.

Перекусив, Рус прикрыл глаза, и постарался немного забыться, не для того чтобы поспать или отдохнуть, а чтобы закипавший мозг, выдал свежую, и как правильно истинно важную мысль. И спустя некоторое время разум Априуса ее таки выдал — мол, посмотри на все, уже управляя своей волей, а, не просматривая присланные видения.

Он встал, призвал Ракар, и как встарь принялся вырезать на камне пентаграмму. Вырезал, а после добавил к ней, такие замысловатые символы, что и сам почти забыл — их знали еще до появления рун, такие себе петроглифы, с понятным и четко направленным значением и действием. Чистая символика ничего больше, с одним единственным значением, и когда магическая фигура была готова, он заполнил линии и завитки, небольшими порциями, порошка, из всегда носимого с собой флакона.

Заклятье, и фигура ожила, вспыхивая бездымным пламенем, а далее новая Сила, начала делать свое дело. Посредством Мощи нового Ключа истечения магии, Априус добивался виденья отдаленных Личностей, его интересовала как Божественная Троица, так и участники всех последних событий приведших к таким вот Пертурбациям.

Но первое что увидел Априус, были сонмы прежних божков, проснувшихся почти в каждом мире, и где-то в четверти, от числа этих миров, они обезумели.

Слишком много Силы, для них, слишком необоримая Мощь, и они обжиравшись, хотели еще — брали все население своей планеты в рабство, безвольное подчинение, началась жуткая череда жертвоприношений. На заклание попадали целые народы, и сила божков, побоявшихся в свое время выступить против Великой Девятки, и ее пантеона со всеми светлыми воинствами, возрастала во стократ. Они ее, зачем-то накапливали, собирая кровь многочисленных жертв. Но и до того, новая Сила, не плавно входила в них, свободно струясь, ее нагнетали! Нагнетали мощными потоками, намного больше чем нужно.

И поскольку Старые Боги, додревние божки и прочая шушера, получали в тысячи раз больше чем могли усвоить, два Бога, из Божественной Троицы, существенно не дополучали свободно струящейся по Вселенной магии. Кто-то донельзя изощренный в магии, провел такую идеальную многоходовку, что переставали работать многие законы, а вроде бы давно устоявшиеся истины, утрачивали свое значение.

— Коллапс, похоже, всей прежней Системе — промелькнуло в голове.

И он всей душой пожелал увидеть Великого Комбинатора, так сказать ставшего Сенешалем Вселенной. Но как не вливал Силу, в свои чары, увидеть Хануамора, не смог — тот словно перестал существовать, или же, находился в таких сферах Бытия, что узреть его, не представлялось возможным. А Обитель Богов, теперь окружала клетка, очень схожая с той, что однажды, совеем рядом, зрел сам Априус, и потому что творится там, было не разглядеть.

В общем, с Богами Сферы, было не все в порядке. Но с двумя, а что же третий, по-сути и замутивший, уже второй Переворот? Он снова восседал в своем любимом дворце, и должно быть был удовлетворен, проделанной работой, но Рус, почему-то не верил что Атрид, до такой степени скурвился, чтобы предать своих соратников. И он, удерживая в памяти и образ самого асурского Владыки, такого каким сам его помнил, и внутренние залы Валгаллы, принялся пробиваться мыслью, туда.

Сквозь пространства, и запретные чары, тратя при этом ту Силу, что свалилась на него так нежданно, он и забыл, что в ней можно купаться, прыгая, словно на волнах. И спустя долгие доли времени все-таки узрел.

Узрел вместо пиршественного зала эйнхериев, жуткую по силе схватку единоборцев — древнего и старого начал — у внутренних стен Асгарда коса нашла на камень, но пока не «камень» не распадался, ни «коса» не тупилась и не ломалась. В другом отстоящим на неизмеримое количество лиг, месте, черные потоки наконец-то схлестнулись с пришлыми сюда многочисленными колонами живого «скота», которых гнала сюда на убой необоримая Сила. Но это были более-менее стабильные ситуации, а вот намного ниже все было куда хуже, и именно туда уводил след Хануамора.

Тут уже фигура сработанная Априусом, погасла окончательно, чары утратили силу, и что было дальше он не видел, и не слышал, но и того что узрел, было больше чем достаточно. И теперь его рвало на части, желание, куда броситься со всех ног. С одной стороны нужно было срочно возвращаться в Империю, потому, что в ее мирах Старые, почти уснувшие божки, тоже получали дикую, необузданную Силу, и это было чревато. С другой были и миры бывшего Сектора, и желание устремиться на помощь нынешним Владыкам Сущего, чтобы дать бой всем этим тварям с Изнанки, и их союзникам. Но Просвещающий просил не вмешиваться, и как же, тогда быть, может срок уже вышел?

Априус, в который уже раз, за всю долгую жизнь, разрывался в противоречиях, но, в конце концов, победила та его часть, что была от бабушки, которую он никогда не видел — человеческая. Эта частица тянулась к тому, что ей близко — к женам, детям, внукам, к друзьям и близким. Да и с недавнего времени он сам глава пантеона, а значит должен заботиться и о своих подданных, и о своей Звездной Империи, в мирах которой, тоже живут те, которым понадобится его помощь.

И самое главное те боги богини, которых он переселил, прямо сейчас получают Силу, а значит, возможен бунт, и его надо предотвратить в зародыше. А еще подготовить, свою часть великой Дуги к самому худшему — отделения от Вселенной, и созданию малого островка Порядка, с Доменами Третьей Силы, с новыми Барьерами, и все такое. А еще у него создается новый мир, и когда он создастся, он Априус станет Создателем, а это и новые Силы, и возможности. И первая ступень на Пути к выплавлении Творца, в самом себе.

Он стал, и уже прияв решение, сплавил камень, где была пентаграмма, замел за собой все следы, и уже не мешкая и не колеблясь, в образе огненного великана — пусть все думают, что какой-то Древний, одурел от мощи, понесся в свой Скрытый Предел. Конечно, душа болела и за былой Хранимый Сектор, но такую громадину, даже при новых силах, перенести в Царства Ночи, он не мог. Хотя если бы хоть на некоторое время, дорваться до ключей от всех магических потоков, можно бы было попробовать это сделать. Но только перемещение было бы долгим, очень долгим, и потому бессмысленным.

— Что ж теперь можно и в обратный путь — сам себе проговорил Априус — жаль нельзя мгновенно…. Хотя…

— Не проявляй пока свои возможности, не показывай всю Силу — словно наяву раздался голос прадеда — будь как бог мгновения — все в последнюю минуту…

Априус замер, но больше ничего не услышал, потому лишь тяжело вздохнул, и привычно гася эхо от своей Силы, двинулся к всевозможным Границам.


Глава четвертая Небольшая Зачистка

Пути, просторы, области, слои и пласты, с бешеной скоростью не то что мелькали по сторонам, они слились в сплошное марево сумасшедшего бреда, но так было только во время неистового полета к рубежам, сокрытого Сектора. Далее Априус, летел уже в образе демона, чтобы лучше ощущать струящуюся Силу, и тех, кто ее получал, в его Царствах Ночи. Он летел в огненном ореоле, пронзая толщи того, что заполняло узкую щель, между Барьером Творца, и Оградой, что некогда создали Узурпаторы.

Каронус спешил добраться, мысленно он уже связался со зверокомандой, и попросил, чтобы те предупредили всех о возможных бунтах, появлении в мирах, внезапно пробудившихся древних чудищах. Предупредил и о кровожадности Старых богов, которые в свое время внушали истинный ужас, местному населению. Только за Хрутар можно было быть спокойным — там древними богами были Неделимые пары, которые уничтожили всех остальных представителей Первой Эпохи.

— И снова начинается бой — грустно подумал Априус — да когда же это кончится? И надо же, какие умные гады, эти таинственные Иные — такое придумать. Или же это их союзники, додумались использовать выживших Древних, придумали идею с четвертым Источником, который изменит все. А когда-то удачливые Хануамор и Артамор, сейчас все проморгали, как будто удача от них отвернулась, и взор перестал проникать в неведомые области. Ну да ладно — все уже случилось…. И если Тронное Царство устоит, и не утратит свой Власти над Сущим, пока он Априус, будет улаживать все здесь, и подтягивать незаконченные дела, то тогда и можно будет заняться и новым Источником, точнее узнать, как его создали и кто?

Априус несся, словно огненный болид, хоть и понимал что его пантеон, состоит не из напыщенных божков, а из мудрых, расчетливых воиномагов, и они должны почувствовать все изменения, и отправиться на выявление Древних, или сковать чарами, выходцев их Тассадессы, если те вдруг взбеленятся. Рунин мысленно передал, что отправляется в облет всех владений, и вскоре Априус уже приблизительно знал, где проснувшиеся Древние, опасны, а где нет. Потому, влетев в Сокрытый Предел, не стал сразу возвращаться в Гиль-Эстэль, а отправился укорачивать не в меру, разошедшихся Старых богов.

Отсюда можно было «идти» уже несколькими способами, но он избрал самый простой — продавливание сквозь Отражения, или в данном случае, попросту листая Тени Хрутара, одного из ключевых миров, Сокрытого Сектора. Это были ненаселенные, и малопригодные для жизни миры. Так ли это было всегда, выяснятся скоро, и Априус продавился в первый, ни чем примечательный мирок, и зашагал, по ледяной корке, заиндевевшей планеты. Здесь, похоже, стояла вечная зима, окутывавшая весь шарик, и кроме вьюги да мороза, на заснеженных бескрайних просторах, ничего не ощущалось.

— Ничего интересного — подумал Априус — жаль…. Хотя тут как раз неплохо бы было организовать полигон, для тренировок, в определенных видах волшбы. Надо взять на заметку.

Он «привязался» к одиноко торчащему горному пику, и попробовал продавиться, в следующий мир. Вышло легко, его встретило неласковое солнце северных широт, освещавшее тот же горный пик, словно исполинское копье вонзившийся в небо. Только тут не было ни снега, ни льда, даже ветер не имел здесь место быть. А черные облезлые деревья недалекого леса, пялились на одинокого путника, словно мертвые подобия, давно отживших, но почему-то не рассыпавшихся энтов. Априус свернул туда — деревья показались какими-то стеклянными, словно насквозь промерзшими, но только мороза здесь совсем не чувствовалось.

— Что за гнусное колдовство тут творили? — Пробормотал он, глубоко втягивая носом, какой-то совсем уж странный и затхлый воздух — и главное для чего? Мертвый Лес, мертвый мир, зачем его высосали? Эх, уже не ответит. Тут только некромантия, способна что-то вызнать…. Что ж идем дальше.

На этот раз, Рус привязался к точащему на опушке камню, и шагнул, протискиваясь в следующее Отражение. Полыхнуло багровым, этот мир показался раскаленным куском угля, интереса это тоже не вызвало, потому пришлось попросту убраться, уже применив чары, и в следующем Рус, оказался не используя, какие-либо привязки к Хрутару.

Мир, судя по ощущениям, был старым, давно отцветшим, и иссушенным. Высохшие русла древних рек, холмы — остовы гор, и песок. Песок и не понятно, откуда берущийся ветер. Это напомнило Рухат, точнее то место, каким он стал. Когда-то неизмеримо давно, они вместе с Куру, шли через подобные пустоши, в поисках источника Зова, но тут не было, ни руин древнего замка, ни просящих о помощи голосов.

Спекшаяся, песчаная корочка, похрустывала под ногами, в свинцовом небе, висел диск, почти остывшего солнца, и Априусу почему-то казалось, что это и есть он его дом, а сам он мающийся призрак, ищущий приюта. Пожалуй, причиной тому было некое осознание того, что так все и должно было закончиться — должно было многократно отжить все, что существовало на Эльдариусе, и только лишь потом, прийти к вот такому вот запустению. Но кто-то решил иначе…

Погруженный в мысли, Рус не сразу обратил внимание на сигналы внутренней тревоги, и на странное течение песка вокруг. Это был не оползень, и не зыбучие пески, и не какой-то древний монстр — сам песок струился, вырастая в столбы. Априус остановился, донельзя заинтересованный, и стал ждать. Песчаные столбы, за какие-то доли секунды, приняли форму, в них проявились очертания двухметровых, существ, откровенно говоря, совсем непохожих на него самого. Крупные головы, глаза горят багровым пламенем, лица с широкими ртами от уха до уха, большими, мясистыми носами и ушами, головы сидят практически прямо на плечах. Бугристая, бородавчатая кожа, придает сходство с жабами, но в повадках, больше чего-то змеиного. Песчаные Демоны?

— Мы узнали тебя — прошелестели ветер и песок — ты тот, кто мнит себя Богом…. Мы хотим проверить…. Мы в праве…. Мы долго-долго ждем. Мы готовы служить, но только согласно Закону…

— Это, какому? — Сейчас было не до чар познания, и Априус просто спросил.

— Первому, истинному, нашему — прошелестели голоса — Закону Чести. Ты вступил на ристалище, значит готов, к испытанию….

— Какому еще испытанию? — Начиная раздражаться, поинтересовался Априус — вы кто такие?

— Испытанию боем. Никакой магии. Мы полководцы Армии Проклятых. Мы начинаем поединок Чести.

Семь фигур, в старинных доспехах одновременно, но в каком-то определенном, и понятном только им порядке, скользнули к Априусу, и нанесли первые удары. Никакой общей свалы или спешки, при которой, зачастую все мешают друг другу — все четко, размеренно, но очень быстро. Быстро настолько, что Рус, даже не успел и просчитать, откуда, и кто именно нанесет удары первым. Ему удалось уклониться от первых прямых, но не более — противников было многовато, и на одних увертках, их не победить. Победить семерых демонических существ, только врукопашную, вообще задача не из легких, а состоящих из песка, так вообще нереальная. Правда как для человека…. Но пока Априусом, владел азарт, он об этом не думал — главное найти их слабые места, точку, удар по которой, вызовет цепную реакцию, и все связки рассыплются.

Ему интересно было, и самому узнать, насколько он крут, ведь достойных противников, давно не попадалось — сейчас же представился шанс выяснить это. Да к тому же — если снова соваться в Большой Мир, в ближайшем будущем, надо быть готовым и к таким поединкам, ведь мгновенный, точечный удар, порой лучше самого, мощного, боевого Заклятья, которое может и спасовать.

Все завертелось, закружилось, понеслось. Не было смысла пытаться перебить гортани, выдрать руку из сустава, или вышибить глаза, надо было разбить песчаного духа целиком. А они этого совсем не собирались позволять. Учитывая преимущество в росте и силе, демоны могли часами, сражаться, не ослабляя натиска. Априус наносил пробные удары, выставлял блоки и уклонялся, затеяв с ними свой собственный танец, чередую связующие движения, крюки, многоярусные удары, со всевозможными откатами и прыжками.

С мечом в руках, он бы уже давно все закончил, а вот так стопами, коленями, локтями, кистями да кулаками, не то что, победить, а завалить хотя бы парочку, было совсем непросто. Его противники не дышали, не уставали, и казалось, даже суставов не имели.

Получив пару ощутимых тычков, бог-чародей, взорвался серий, ответных ударов, и начал использовать превосходство противников в размерах, против них же. Отталкиваясь от одного, Априус прыгал к другому, в прыжке наносил удар ногой, снова отталкивался, но уже прыгал вверх, и бил в голову.

Наконец поняв, что соперники почти неуязвимы, чуть поменял тактику, больше не наносил прощупывающих ударов, а сосредоточил концентрацию и волю на быстроте и силе. Кожа на кулаках затвердела, они сделались прочными, как гранит, удары стали размеренными, но молниеносными, и проникающими. Вскоре удалось пробыть ближайшего воина, навылет, и он осыпался кучей песка, правда это едва ли не стало грубой ошибкой, потому, что удар получился слишком долгим, и его едва не поразили в голову, пришлось упасть, и временно перейти на атаки, в нижних ярусах. Чуть собравшись с мыслями, присоедини к арсеналу прямых и жестких ударов, энергетический удар «лапой леопарда». Никакой магии, просто психоэнергия, и дело пошло….

Один, за другим, кучами песка рассыпались еще трое воинов, а оставшуюся тройку, Априус прикончил, уже сугубо технично, и с наслаждением, разбил две головы, а последнего, буквально отправил в короткий полет, из которого, тот не вернулся. И тут в движение пришли пески, простираемые от края окоема до края, из них поднялись тысячи воинов, одинаковых как капли воды, и такие же мощных, как их полководцы.

— Да вы, наверное, издеваетесь? — Нахмурился Априус — против армии людей, эльфов или гномов, я еще, пожалуй, вышел бы в одиночку, но в данном случае — кто черпает море ситом?

— Мы удовлетворены — отделилось семь чуть более высоких фигур, от стройных рядов — мы готовы служить.

— Я пока не нуждаюсь в столь многочисленных армиях — ответил Априус — но охотно приму вас, под свою руку. Если отработаете свой долг, Проклятие будет снято, и вы обретете достойное посмертие. Но пока — ждите.

Он сделал повелительный жест рукой, отпуская выстроившихся воинов, и они снова превратились в песок. А он сам, повернувшись, пошел в ту сторону, где небо из стального оттенка, становилось синим. Теперь Априус собирался проведать, один из указанных, Руниным, миров. Тут уже он снова прибег к заклятию Перехода, и уже в мире, призвал свой клинок.

— Надеюсь, наконец-то для тебя Ракар, найдется достойная работа — пробормотал Априус. — А то совсем уже перестал тебя использовать по назначению…

Убить Древнего, практически невозможно — они склоны к возрождению, а накачанного Силой, выше всяких пределов, так вообще. Но Ракар, Априус создавал в каком-то странном трансе, и тот вышел не просто чудесным мечом, это было оружие способной вбирать и Силу, и эссенцию жизни. Потому Рус, ничуть не сомневался в его способности, умертвлять. Была бы только возможность порубать, а то ведь, те из Древних кто выжил, давно попрятались в укромных местах.

Так получилось и на этот раз. Мир к великой радости Априуса, оказался населен разумными существами, но находился далековато от так сказать, обитаемых зон, и расположился, чуть ли не на окраине, создаваемой Империи. Здесь обитала только одна гуманоидная раса, — Омвати — высокие и стройные, существа с бледно-голубой кожей. Жили они в сотовых колониях, и так же массово сейчас шли на заклание.

Шли они к морю по широкой аллее, двигаясь один за другим, бездумно, словно пребывая в трансе или гипносне. И вся эта процессия, шествовала к волнорезу, на самой оконечности которого, орудовали огромные крабы, ну или какие-то другие создания, сродни им. Они перекусывали шею каждому подходящему омвати, и кровь, фонтаном била вверх заливая все кругом, а обезглавленные тела все еще двигались дальше. И падали в море, где их уже ждала, поистине гигантская пасть, невероятного чудовища.

Априус в демоническом обличье покружил над всем этим массовым закланием, посмотрел на клешни «крабов» которые заменяли и жрецов, и жертвенные ножи. Оценил размеры Твари, прятавшейся под водой, и представляющей собой, огромную зубастую губку, впитывающую стекающую по желобам, и оставшуюся в телах, кровь жертв.

Вознегодовав, Априус воздел Ракар, и устремился вниз к Гунганам, определив в них тех, Древних которые все здесь затеяли. А те, преспокойно, расположились в беседке, нависающей над морем, и управляли всем процессом.

Больше всего, эти Древние, напоминали земных, морских коньков, только внушительных размеров и со способностью обитать не только в водной среде. Они, являли собой двоякодышащих созданий — видимо могли дышать и кислородом, растворенным в воде, и атмосферным воздухом.

— Ах вы мерзкая погань! — Проревел Априус, коршуном падая с небес, и давая волю своему клинку разгуляться.

Он даже не смотрел куда бьет и насколько точно, просто кромсал этих гадов, а мысленно останавливал вереницы омвати, заставляя их повернуть назад, или хотя бы остановиться. Порубив гунганов, да так что осталось только сплошное месиво, и, поняв, что теперь его меч, впитывает Силу, предназначенную им, бросился к «крабам». Те оказались весьма немаленькими, и были выше человеческого роста, но шустрость, от этого не утратили. Но Априус был только рад, схватка с безмозглыми тварями, который забыли об инстинкте самосохранения, сейчас ему была как нельзя кстати. И он устроил карусель, крутясь волчком, и со злорадством, отрубая тварям, конечность за конечностью. А когда на волнорезе, остались только разрубленные панцири, и разбросанные повсюду куски клешней, подошел к краю жертвенной площадки.

— Что же с тобою делать? — Пробормотал Рус вслух — столько крови вобрал…

И задумался — он чурался некромантии, но не был столь глуп, чтобы использовать только природную магию, или светлую. У Тьмы, есть свои преимущества, а он, еще, будучи каганом Царств Ночи, вынужден был прибегнуть и темной стороне. Да и потом, не раз пользовался чарами, далеко не светлыми. Но это все лишь шелуха — главное как, и для чего используются любые чары и заклятья. И вот сейчас, зная, что кто-то собирается буквально залить кровью миры, чтобы после обратить все эти запасы в ингредиенты Грандиознейшего из заклятий, не мог просто уничтожить кровавый накопитель.

— Придется пока оставить тебя в живых дружок — проворчал Априус — но без еды — побудешь бурдюком — и просто напросто заморозил того, в глыбе нетающего льда.

Снова посмотрел вокруг, оценил обстановку, втягивая ноздрями воздух, и ощущая запах Силы, криво усмехнулся — он вырезал всех. Удостоверившись, что больше тут никто подобный не пробуждался, Априус вздохнув, снял со всех омвати, навееное воздействие, и взмахнул крыльями, отправился к следующему, из обозначенных, миров.

В своих Владениях, добраться туда, при желании он мог почти мгновенно, что и сделал. И далее, почему-то не желая перетекать в привычный человеческий облик, Рус спустился в Диарк, — некоторые миру, Империи, так и оставались необследованными, но названия могли и иметь, так было и с этим. В мир этот, прежде не заглядывали, а оказалось зря — здесь обитало, аж две расы, разумных существ. Граны, и Хатты, но ни те не другие никакой симпатии не внушали. И если бы не события, говорящие о скорых переменах, он наврядли стал бы спасать, хоть кого-то из них. Ни первые, ни вторые, ему не нравились. Хотя может, это было и предвзятое отношение — бог, готовящийся стать творцом, должен быть приемлемым ко всем.

…Здешний пробудившийся Древний, обитал в песках, огромной пустыни, где и одного оазиса, было не сыскать. И потому он хотел крови, и как можно больше. И к громадной воронке посреди пустыни стекались вереницы будущих жертв. Вокруг понятно ничего не было, только почти полностью разрушенные древние руины. Но народ, под воздействием, валил сюда толпами, не смотря на лишения и палящий зной. В основном это были Граны — разумные млекопитающие гуманоиды, имеющие очень характерную внешность. У них было по три глаза, размещенных на стеблевидных отростках, и вытянутая, похожая на козлиную, морда.

Божок, которому в свое время, скармливали неугодных подданных, соперников, пленных, воров, и кого вздумается, местные ханы да вожди, мог бы просто заставлять гранов прыгать в воронку, а там пожирать, но нет, ему требовалось залить кровью, чуть ли не все пустыню. А для этого за неимением достаточного количества длинных отростков, он использовал, хаттов, которых и не особо-то надо было заставлять. И те, используя свои гибкие, словно слоновьи хоботы, конечности, очень старались исполнять волю своего господина, чтобы не стать следующими, в этой череде кровавой бойни.

Хатты представляющие собой расу, долгоживущих брюхоногих созданий, имели огромные более всего похожие на огромных обрюзгших жаб, тела, и лапо-ноги в виде, безсуставчатых конечностей. Вот этими-то конечностями они и держали различного рода режущие оружие, которым вспарывали глотки, и рубили головы, безвольным жертвам. И те валились в воронку, а кровь щедро орошала песок.

Априус не стал даже разбираться, как тут накапливают эту кровь, налетел на хаттов словно вихрь, и первым делом принялся обрубать им конечности. Колышущиеся словно студень туши, были неповоротливы, но своими отростками могли пользоваться довольно сносно. И простому смертному, от них было бы, не спастись, но прошедшему выучку в Лабиринте, Русу, которого там учили побеждать без магии, такой поединок, даже доставлял удовольствие. Ракар не пел и не звенел радостно — это была не честная схватка с достойным противником, он просто шипел, и порхал в руке Априуса, стараясь быстрее покончить с омерзительными существами.

Вокруг стоял рев, глухое урчание хаттов, Априус в какой-то мере, даже сожалел, что не превратился в исполина, и не позафутболивал эти противные туши в воронку. Но ему требовалось остановить поток козломордых гранов, бредущих, словно овцы на убой. И он, автоматически уклоняясь от рассекаемых воздух гибких конечностей, рассеивал внушения Древнего, которого в давние времена, боготворили какие-то идиоты. При помощи небольших чар, он закинул туши брюхоногих тварей, уже хрипевших от потери жидкостей жизни в пасть Древнего божка — пусть закусит напоследок, и наконец, остановился.

Покончив с хаттами, и остановив принудительное самопожертвование, Априус недовольно посмотрел на гигантскую воронку — лезть под пески не хотелось, но убить тварь, обитавшую там, мог только Ракар. В демоническом обличье ему еще не приходилось так много, орудовать мечом, но он, похоже, справился, с первой частью, теперь надо было придумать, как достать подземную Тварь.

— Как такое только зародилось? — Заглядывая через край воронки — пробурчал он — искры Творца, Его дыхание — это все понятно, но все же…. Хотя стоп, как Иные, призовут такое чудище в ряды, армии, что хотят вручить Одину? Тут я просчитался — остановить его конечно надо, но Древние которые пойдут воевать, должны уметь хотя бы ползать. Так-так ну-ка посмотрим, ага вот ты где…

Он увидел так сказать мозг, который и приспособил к делу жертвоприношений и накопление крови — соответственно Силы, уцелевших Прежних, в этих двух мирах. Это был гигант в рогатом шлеме, из груди которого шел жар, очи горели огнем, и сразу становилось понятно, почему церковники, записали всех Древних в демоны.

— О, это уже интересней — проговорил Рус — будет хоть с кем нормально помахаться…

Миг спустя его уже не было возле воронки, а появился он совсем в другом месте, и даже другом мире, откуда проснувшийся первым Древний Бог, всем и заправлял. Ни о какой жаре, или пустыне здесь ничего даже не напоминало, вполне нормальный цветущий мир, вполне нормальная, зеленая равнина, посреди которой возвышается, старый Храм. Когда-то здесь обитали человеческие племена, но из-за тирании, плотоядных хищников, которые и зверьми-то не являлись, предпочли покинуть планету, а не бороться с ними. Ямрии, с которыми им пришлось столкнуться жили здесь до сих пор, но на заклание не годились.

Это были насекомообразные существа, с некой долей разума, выглядевшие как богомолы ростом до трех метров. Они тут были верхушкой пищевой цепочки, и Древни бог, использовать их для своих потребностей не смог — ему нужна была человеческая кровь, но в мирах, где он когда-то властвовал, людей больше не было. Вот он и рвался найти своих жертв, но пока довольствовался гарнами и омвати, которых безжалостно резали по его указке. Такие же Древние, но менее сильные и мозговитые божки.

Априус ухмыльнулся и направился к довольно красивому сооружению. Древний, оказался в самом храме, сидел на троне, и поглядывал на алтарь, или попросту жертвенный камень, и приходу чужака, который уже вернул себе человеческий облик, казалось, даже обрадовался, но ощутив жар силы, исходящий от него, несколько растерялся.

— Проказничаешь? — Просто спросил Априус — а как на счет в дыню?

— Попробуй! — Проревел гигант, величественно поднимаясь с трона, и беря в огромную ручищу, громадный двулезвийный топор.

— С превеликим удовольствием.

И не призывая Ракар, решив попросту для начала отмутузить реликта, Априус скользнул к нему, но тот, тоже был не просто увальнем, и едва не задел ему плечо, первым же, выпадом.

— Что ж немного потанцуем — усмехнулся Рус.

И они начали.

Априусу пришлось двигаться очень быстро, лезвие топора все время проносилось рядом, но меч он не призывал, хотя бить руками, в два, а то и три раза, превышающего его в росте Древнего, было неудобно. Но зато сладострастно. Вот оно настоящее упоением поединком. Удар, уклон, отпрыгнуть, снова удар, да чувствительный пинок, напоследок, отпрыгнуть и все сначала. Затем уже более болезненные, поражающие удары, так чтобы звон стоял в голове, а кости хрустели и ломались.

Вдоволь натешившись, Априус призвал Ракар, и без сожалений вогнал меч в пышущую жаром грудь божка, быстро потянул назад, и одним росчерком, снес голову роготошлемого гиганта.

— Один есть, подумал он — но это не дело — с каждым же, не будешь схлестываться, тут надо как-то иначе…

Он постоял в размышлении, и, пересилив волнение о возможных проблемах с переселенцами, и другими Древними, окажись тут таковые, заставил себя отправиться к месту, былой вахты «Версара». Пара шагов, и он уже покинул и этот, обездоленный мир, направляясь к Темному Рубежу.

А пока добирался, вспомнил встречу с песчаной армией, и подумал:

— Выходит в древние времена, к пределам этой, странной Тьмы, стремились не только колдуны и ведьмаки, но и целые армии. А это значит, я что-то упустил, и кроме Хранилища, Мрак, скрывает что-то еще. Гм, интересно, что же?

После некоторых скитаний, он отыскал островок, на который его впервые привел Дрендом, это было столь давно, что все слова и мысли, которыми они обменялись тогда, совсем истаяли из памяти. Но свои тогдашние ощущения Априус помнил — ему показалось, что оттуда из Тьмы, на него взирают миллионы пар глаз, но после два раза побывав в этом запредельном Мраке, он никого там не увидел и не почувствовал.

— Ладно — отсюда все равно ничего не узнать. Пора лететь.

Дальше было не пройти, здесь начинались Темные Рубежи, для обычного человеческого глаза, имевшие вид невероятно огромного, черного, вогнутого зеркала. Априус снова перетек в демона, такого же черного, и зловещего, как клубившиеся впереди массы мрака, и мощно оттолкнувшись, устремился вперед.

Это нельзя было назвать полетом, потому что здесь не было воздуха, паров или тяжелого газа, которые держали бы крылья. А так же переставали существовать четкие понятия верха, низа, и сторон. Но теперь пробираться было куда — как никак, а там в глубине, формировалась основа будущего мира, потому хотя бы направление имелось. Человек, сумей он выжить в этом Мраке и Холоде, все равно был бы слеп, и в лучшем случае просто завис бы в невесомости, да так бы и умер. Маг продержался бы дольше, но не знал бы как выбраться отсюда, не имея должного умения и знаний, тот же в кого теперь превратился Априус, видел и далекие оконтуренные Границы, и мог «парить» в нужном направлении. Тьма порой это просто отсутствие Света, но это в проявленном, овеществленном мире, здесь же, она была симбиозом с чем-то другим. Не та конечно, что вне Сферы, но и не та что внутри Нее.

Априус попал в эти Области, в совершенном одиночестве, впервые. Не находясь не на палубе «Версара» и не в колеснице влекомой Альфом, и теперь случись что, он мог полагаться только на самого себя, и приобретенные инстинкты.

Сейчас бог-чародей не собирался исследовать это вместилище Тьмы, у него была другая задача, на ней он и сосредоточился. Ориентируясь на теплоизлучение, Априус мерно взмахивал крыльями, хоть и понимал — держи он их ровно, все равно будет двигаться. Мрак, словно бы клубился вокруг, даже казалось, по-своему струился и тек, что вызывало ощущение погруженности в пучину морскую. В одном месте казалось, магическое зрение даже определило какое-то шевеление, но Рус, поспешил уйти в сторону — сталкиваться с неизвестностью, до завершения своего первого детища, он не хотел.

Впереди появилось светлое пятно, мраку почему-то не удавалось полностью поглотить его частицы, увеличилось, и вскоре выросло в некое подобие планеты, а вернее ее шаблона. За то время, которое Априус не присутствовал, так сказать при закладке фундамента, для будущего мира, от столкновения, огня и воды, выплавилась твердь — образовался панцирь из твердого вещества, в которое было заключено плазменное ядро. Эту своеобразную скорлупу, которой еще предстояло стать земными недрами, магмой и корой, омывал парующий, и бурлящий океан соленой воды, в котором, по понятным причинам, пока никого и ничего еще не было. Сейчас это был мир пара и определенных реакций, и лезть туда, совсем не следовало.

Априус устремился к той антрацитовой площадке, которую материализовал, здесь в прошлый раз, опустился на нее, и твердо стал на лапы. И в продолжение работы, тут же, мысленно потянулся к скрытому во Тьме Хранилищу, и опустошил несколько ячеек, тем самым, дав жизнь некоторым, ее формам — вирусам, бактериям, и микробам, которые добавил в свой необычный «бульон».

— Ну, как-то так — пробормотал он — стадию, огня и воды мы миновали, теперь пусть поработает красная энергия Земли.

Он вплел и ее, эту тугую багровую жилу, в свой, первый в жизни узор Созидания, и, постояв еще некоторое время, наблюдая, как формируется остов мира, принялся уже за другую работу.

Частички окружающей Тьмы, стянулись на антрацитовую площадку, становящуюся своеобразной платформой для задуманного сооружения. Перевиваясь, и скручиваясь, струйки тьмы поднялись вверх, и, уплотняясь, превратились в пик, черной башни, более похожей на осколок выветренной горы, чем на строение так любимое колдунами и магами. Тьма образовала на самой вершине некое подобие залов, камер, или пещер, и теперь здесь во Тьме, появился первый форпост.

— Ну, нормально, теперь еще только мосток пробросить осталось, на тот островок, где Дрендом меня посвящал в тайны Великой Дуги — удовлетворенно подумал Априус — и вернуться сюда уже не самому…

Он вновь распрямил крылья, уже и сам не понимая, использует ли чары для передвижения или нет, и устремился к своей Обители. Но на обратном пути решил завернуть в Хрутар, только, ни в Каганском дворце, ни в любой другой резиденции, его никто не ждал, и собственно говоря, не знал, потому отправился прямиком на Акирот.

* * *

Акиротский дворец, так и не ставший похожим на крепость, все такой же величественный и прекрасный высился над островом, но, к сожалению, своими розоватыми цветами, напоминал уже не рассветную зарю, а закатную. Нужда в богах, наставниках и учителях, у людских рас, постепенно, но уверенно отпадала. Боги теперь как это ни смешно, даже мешали — их надо почитать, приносить дары и мольбы, а так же еще и послужить, если того потребуют.

Только острова Акирот все это не особо касалось, он, как и прежде ни кем не ведомый, и ни для кого не видимый, возвышался, посреди огромного, древнего моря. Остров, словно выпал из времени, на нем даже деревья, казалось, были одними и теми же. Воспоминания нахлынули на Априуса, бесконечной, но хаотичной чередой — здесь, как ни как, они все вместе прожили довольно долгое время — он, Куру, Дрендом, и Яша с Руниным. Сколько было веселых и смешных моментов, просто не упомнить — Рунин и Яша дурачились тогда, как бестолковые дети…

— Эх, безмятежное было время — прошептал Априус, и спланировал на посадочную площадку для драконов.

Сейчас на ней было пусто — к Серентину не прилетали с вестями восседающие на драконах полководцы Хрутара. Априус приземлился, перетек в более привычную форму, и поспешил спуститься по лестнице, ведущей на верхний этаж. Далее он собирался поприветствовать хозяев, а то вдруг умный замок, не сообщил о его прибытии, посчитав одним из них. А настоящих хозяев теперь здесь было четверо, Серентин, Дрендом, и Анэльта с Сатари. Искали ли они еще кого-то из своей родни, или нет, Априус не знал, и все время как-то недосуг было спросить. Но вроде как Дрендом говорил, что часть его сородичей сгинула как раз у Темных Рубежей….

— О, вы только посмотрите, кто к нам в гости пожаловал — появляясь перед Априусом, проговорил Дрендом — самый занятой бог в Сфере. Ты какими ветрами?

— Попутными — ответил Априус расставляя руки, для приветствия — ну здоров дружище, как же я соскучился. Советов твоих в особенности не хватало.

— Ну, тут что скажешь — век живи — век учись, дураком помрешь. Ха-ха.

— О, смотри ты в добром юморе. Значит, общество близких идет тебе на пользу. Все молодеешь, и это показатель….

— Да не скрою, благосостояние души — штука значимая.

— Рад за вас. Это и меня греет.

— А вы там как?

— Так наши через вас ходят, небось, все докладывают.

— Это да. Но хочу от тебя услышать. Так сказать от первого лица.

— Да как тебе сказать…. С попеременным успехом. Я-то в Крепости почти не бываю, дела отвлекают…

— А чего смурной такой, и Тьмой разит, как от черта?

— Так я только и делаю, что в ней купаюсь в последнее время. Сначала через Тьму Клокочущей Котловины, туда-сюда пришлось сходить, затем во Внешней побывать, а сейчас вот из «нашей» так сказать возвращаюсь…. Боюсь, скоро придется Светом очищаться, а то даже вы шарахаться начнете.

— Ого! И на кой, ты в нее полез?

— Да тут такое…. В общем, идем, сейчас расскажу.

Они спустились еще на два пролета ниже, и прошли в большой зал, сейчас не заполненный людьми, как бывало не раз — за столом только трое.

— Здравствуй гость дорогой!

— Приветствую — поднялся из-за стола Серентин — что-то стряслось? Раньше ты не особо наведывался, а так мы вроде бы только недавно виделись…..

— Здравы будьте, да воссияет ваша красота милые леди — отвешивая легкий поклон головой женщинам, поприветствовал хозяек Априус. — Так то раньше, теперь вы у меня под боком. Можем хоть по несколько раз на день друг у друга бывать. Только коридор надо протянуть. А на счет недавно виделись — так слишком много всего успело случиться….У вас, как дела то вообще?

— Да ничего, справляемся вроде, хотя забот ты прибавил стократно.

— Ничего, на то вы и боги, а то забыть уже успели, небось, что не просто так сюда поставлены.

— Мы-то помнили, а вот народ….

— Ничего народ тоже опомнится, особенно если придавит.

— Так ты вроде наоборот, за процветание.

— Ну да, к чему и стремлюсь. Только какая-то зараза, все время мешала мне довести до ума, мою давнюю задумку, вот теперь, наконец, выпал шанс.

— Через закрытие Пределов?

— А как иначе? В Большом Мире, похоже, случился коллапс, и не мне его предотвращать. По крайней мере, пока. За спиной надо оставлять доделанные труды, а уж потом браться за другие.

— Понятно. Ну, давай за стол, сейчас мы чего-нибудь сообразим, перекусим, выпьем, и поделимся новостями.

Априус, с не отходящим от него ни на шаг, Дрендомом, видимо вспомнившим, что еще является и летописцем, прошествовали к столу, и уселись в удобные кресла. На столе стали возникать не очень то и разнообразные, но всегда желанные яства, кувшины и амфоры с вином, и кубки, сработанные в виде чаш. Осушив по такой чаре, янтарного, кисло-сладкого вина, принялись выкладывать друг другу самые важные новости. Первым понятно изложил Априус, у него были не просто там всякие мелочи, если мерить в масштабах Вселенной, потом уже о местных событиях и открытия, поведали Серентин и Дрендом.

— … В общем, Один так сказать связался с плохой компанией? — Выслушав Априуса, пробормотал Серентин — а те использовали его, как смогли…. Накачали Силой, свыше всяких Пределов. Заделали такого себе Царя над Царями…. И теперь хотят, чтобы он повел армию Древних против своих же…. Угу, эту часть я уяснил. Только вот откуда четвертый Источник взялся, не понял?

— Тут надо полагать нужно свести воедино все предпосылки. — Ответил Априус — болезнь Ключа Яви, то бишь Знаний, с Хвергельмиром, тоже какая-то беда приключилась. Осмелюсь предположить — отсасывали с них Силу, долгое время, и потом с чем-то там соединив и смешав, заполучили Новый Ключ, который я бы гейзером назвал, потому как грязный очень.

— И чем это грозит для Сферы? — Поинтересовалась Сатари.

— В первую очередь нешуточной встряской — когда с ума сходят Магические Потоки, это всегда чревато неописуемыми бедствиями. Второе — это все кто пользовался определенными способами заимствования силы, окажутся бессильны. В-третьих, чары в большинстве своем перестанут работать, или начнут выдавать ни те результаты. В-четвертых «Клетка» сдерживающая продвижения Пожирателя Пространств, может исчезнуть. Это то, что я могу вам сказать, но есть и еще и не мои тайны, о существовании которых, я сам только недавно узнал. Потому мои поспешные действия с переселением, переносом и перетягиванием сюда, определенных ценностей можно назвать своевременными. Теперь мы имеем все что необходимо для благоустроенного существования в этой сокрытой части Вселенной.

— Да мы уже успели посетить Андоринос — пропела Анэльта. Дрендом нам все показал. Замечательный мир, замечательный город.

— Для нас, неплохо вроде все складывается — усмехнулся летописец — твоя сумасшедшая, но грандиозная задумка увенчалась успехом. Все переселенцы обрели новый дом, к тому же бескровно — воевать за него не пришлось. Хрутар наполнился новой жизнью. Даже прежде такого не было. В других мирах теперь есть все ведомые нам разумники, и что удивительно и поразительно — нагасы, с которыми вроде как всегда было принято воевать, а сейчас соседствовать учимся.

— Ну а мы теперь снова слышим молитвы и призывы, и на которые можем, реагируем — сообщил Серентин. — Правда это все несколько тяготит, но думаю со временем, станет легче.

— Надо сделать, чтобы стало — заметил Априус — вам-то не привыкать. Это мои, пока приноровятся, годы пройдут. Но в любом случае понадобятся ли силы Империи или нет, боевую форму надо поддерживать.

— Без войн это не возможно — развел руками Дрендом — а ученья, это тебе не кровавая бойня, опыта не прибавят.

— Ну, нам не совсем воинский опыт нужен. Больше по части волшбы — противник будет как минимум, приравненный к божкам. Так что, как и тогда в Битве при Весте, нам нужны маги-воины, а не просто те, или другие. Потому на часть переселенцев, я возлагаю большие надежды — змеелюди, ящеры и оборотни, за нас еще не сражались…. Ну в таком количестве, по крайней мере.

— Мне бы моих клановых родоначальников — попросил Серентин — а то трудно самому везде успевать.

— Хорошо, я пришлю Клыка и Когтя. Но и к тебе у меня будет встречная просьба — вместе с Дрендомом вынесите все, что найдете из Каганских дворцовых хранилищ. Особенно времен Чигонтая.

— Это не сложно. Сделаем.

— Вот и хорошо, и еще одно — подготовьте мне все вчетвером — Априус обвел взглядом всех присутствующих — все, что связано с вашими сгинувшими сородичами. Когда, предположительно где, и как погибли. Что собой представляли, и все такое. Только именно тех, кто погиб у Темных Рубежей, а не иначе.

— Это будет сложней, но мы постараемся! — За всех ответила Сатари — я, наверное, знаю больше всех, это были мои сестры по ремеслу.

— Замечательно, тогда я сейчас пойду, но как-нибудь на днях, созовем всех и организуем большой пир — настала пора отпраздновать первые успехи. Не возражаете, если проведем его у вас, все-таки это место намного древнее, и даже более таинственно, чем Гиль-Эстэль?

— Нет. Будем только рады — ответил Дрендом.

— Но в гости вы все равно заходите, тем более это теперь рядом. Ну, тогда бывайте, в следующий раз посидим более обстоятельно, это я так мимоходом заскочил.

Априусу хотелось бы побыть тут подольше, побродить по залам и парку, но звериная троица, могла всерьез обидится, что пошел сюда без них, потому пообещав себе сделать это в ближайшее время, он распрощался и был таков.


Глава пятая Зеркала бывают разные…

После своей недолгой отлучки, возвращаясь в Крепость, Рус, невольно обозревал свой Сокрытый Предел, который казалось, на глазах оживает, становится обжитей что ли, И думал:

— Да, как же непредсказуемо закончилась моя Дальразведка…. Сначала Просвещающий гад, подсунул наживку, которую я спешно заглотил, и тем самым вернул меня, по сути, туда, откуда я и вылез. Хорошая отместка, за все мои оскорбления. И главное как все умело обставил — не придерешься, все как бы во благо…. Теперь я заперт, по его мнению, понятно, и никто его игру не испортит. А что они конкретно с братцем задумали — поди, догадайся, чего они там мудрят? Затем эти Иные со своим планами, чтоб их… Маги эти неведомые чтоб их тоже…

Что ж начнем с того, на чем меня прервали. Статус невидимого, вездесущего бога, я себе обеспечил, своим подручным тоже — все, как и тогда задумывал, став каганом Царств Ночи…. Только вот теперь это как-то не совсем устраивает. Надо прежде всего разобраться в себе, а потом лезть в…. Пекло Войны. Но отсиживаться в сторонке, когда на кону само миробытие, это ни куда не годится — надо исчерпать все ресурсы и…. И что? Примкнуть к Тронному Царству, его Богам, и их малочисленным ратям. Правда Артамор, может, успеет насоздавать много армий, при помощи Хвергельмира, который вроде как подчинил когда-то, но успеет ли он? Нет, надо собирать собственную рать, состоящую из всех кому не безразлично, и ударить с флангов, если конечно будет обычная Битва, а не Война с точечными, но повсеместными атаками. Нужны надежные разведчики, которые смогут сообщить мне, самые плохие новости издалека. И, по-моему, я знаю, кто бы это мог провернуть…

Пока он раздумывал, с каждым взмахом крыла, Крепость все приближалась, и, увидев впереди себя Гиль-Эстэль, Априус распрямил крылья. Затем он спланировал прямо на балкон, на котором любил сиживать, за книгой с бокалом вин. Уже там перетек в человека, и когда шел в кабинет, взгляд упал на лежащий, на столе, листок выцветшего пергамента, как всегда видимо отложил на потом, и забыл. Не став откладывать снова, уселся в кресло, и, не беря в руки, стал осторожно просматривать.

Память сразу, напомнила, что все подобные труды, он перелопачивал только с одной целью — узнать, каким образом лучше всего закрепить в этом мире частички духа, мага, отдавшего свою жизнь за чужой и слишком мелкий, для своей огромной души мирок. Кус животворной глины, вынесенный из колдовской страны, и после вместивший в себя, последнее дыхание Великого чародея, который как Априус подозревал, принадлежал к ордену Предела, все еще ждал своего часа.

Он знал точно — в некромантии, которую отвергало все его естество, есть такие методы — поселяют призрак, или фантом сильного колдуна в череп, голову, или например куклу, и та способна говорить, давать советы и вести дискуссии, и глина в данном случае, выступала всего лишь как временное вместилище. А вот сосуд, который мог бы принять готовый к распаду дух, все никак не приходил на ум.

— Куда же тебя переселить? — Вслух пробормотал Априус — ты ж не просто какой-то там божок, ты похоже глава Поколения неуемных магов Предела, если я не ошибаюсь. Потому можешь и осерчать, если что не понравится. Да задачка…. уже начинаю жалеть что не оставил твой дух воспарить над спасенным миром. Что ж подожди еще чуток, раз уже прождал столько, я что-нибудь придумаю.

Он встал и проследовал с балкона, в кабинет, прошел вдоль стеллажей с книгами и фолиантами, прихватил с собой пару свитков, и вышел из покоев. В коридоре никого не было, впрочем, сейчас ему были нужны не его собственные и сто раз проверенные люди, а недавно приведенные сюда ведьмы.

По дороге зашел в пиршественный зал, попросил — теперь приказывать было как-то не с руки, Клыка и Когтя, вместе с их новыми пассиями, оправиться к Серентину и помочь, во всем, о чем тот попросит. Тем, кто был в мирах, послал весть о возможном пробуждении старых божков, и наборе ими Силы, в общем, поручил все проверить и перепроверить. Картусу же и Богару, велел ждать его возвращения там, и пошел на поиски ведьм, узнав, что те осматривают двор.

…Всех четверых он разыскал во дворе, с любопытством и страхом осматривающихся. Бассейн с черной зеркальной субстанцией они обошли десятой дорогой, а вот к озеру и беседкам, присматривались с интересом. Наверное, бы их и ветром сдуло, узнай ведьмы, про не менее с пристальным интересом наблюдающих за ними, церберов. Песики из нового помета, были еще почти щенками, но становится невидимыми, уже умели, а не выдавать себя звонким лаем, не во время игры, учились с первых шагов.

— Молодец Кулури — подумал Априус — хорошую охрану приставила.

И пошел к идущим вдоль береговой кромки, окаймленного парапетом озера, пышно одетым девушкам.

— Как вам здесь милые леди? — Подойдя, поинтересовался он.

— Нам теперь везде как в раю, а здесь так вообще — ответила Эрзули — но привыкнуть все равно надо.

— Да все отлично, не знаем, как и благодарить — обворожительно улыбнулась Алиссия — вот только как я понимаю покидать стены крепости нам запрещено?

— Пока да. Но то, что вы сюда попали — уже великая честь, так что радуйтесь. Даже мои близкие друзья не все здесь бывали, а вы вот удостоились. А чуть позже сможете выходить в мир, сперва конечно под присмотром, а потом как себя зарекомендуете. А сейчас пройдемте в вон ту оплетенную зеленью беседку, у меня есть к вам пара вопросов.

Он пропустил их вперед себя, и довел до беседки, где как всегда стояли совсем простые лавки и стол, ну разве что из пород очень редкого и прочного дерева. Девушки прошли до самых перил, и там выбрав места, уселись, близость воды наполняла их очерствевшие души спокойствием и живительной влагой насыщала тела.

Подумав, Априус создал кувшин легкого, розового вина, с кухни перетянул фужеры, и блюдо с нарезанными фруктами и ягодами, и поставил перед ведьмами.

— Угощайтесь, а заодно попробуйте вспомнить — сталкивались ли вы, в своей практике с обрядами по созданию скажем так необычного голема или гомункула? И это должно быть не тупое существо, созданное только для определенных задач, а как бы некто, чей дух поместили в определенный сосуд, и он может проявлять себя как личность, а не мстительный дух, заключенный в вещи.

— Любые големы и куклы сразу отпадают — проговорила Алиссия — они направленного действия.

— Всевозможные Атронахи тоже — усмехнулся Априус — я знаю, некроманты упекают призраков умерших собратьев по ремеслу в их же собственные черепа, таким образом, сооружая себе помощников и советчиков. Но сталкивались ли вы с чем-то подобным?

— Я только с «подсадкой» — ответила Эрзули, беря с блюда крупную черешню — ну это когда дух умершего колдуна подселяли другому человеку.

— Так можно и животным подсаживать суть человека — кивнула Аллу-Ка — у нас даже намеренно это делали, чтобы хранить племя. Но без живой оболочки это сложно.

— Физиология некоторых зверей позволяет так поступать — согласилась Алиссия — но только вот советника, из такого помощника точно не выйдет. Тут уж лучше действительно использовать мертвую голову, которая потом содержится в специальных растворах. Только взять ее надо со свежего трупа, того, кого нужно удержать в этом мире. Другая не подойдет, и….

— Это отпадает — прервал Априус — имеется в виду не родственный духу сосуд.

— Тогда только искусственный череп подойдет — задумчиво проговорила Лили — но не цельный, а так сказать полное подобие настоящего надо использовать. Я не знаю, как их делают и кто, но как-то видела такой один из горного хрусталя изваянный. Только ни гномы, ни прочие умельцы такой не сделают. Придется поискать уже готовый.

— Гм, а эта идея уже достойна внимания — задумался Априус — что ж сидите, отдыхайте, набирайтесь сил, только смотрите не шалите у нас с этим строго, и своя Тьма под боком имеется….

Он не договорил — пусть сами думают, что с ними может произойти, и, поднявшись, вышел из беседки, направляясь на задний двор.

— Похоже, к Серентину появилось еще одно дело — отмечая в своей памяти новую наметку, подумал хозяин Гиль-Эстэль — а значит, наведаться на Акирот придется в ближайшие дни.

Он прошел к конюшням, где в тепле и уюте в своих стойлах перебывали пегароги, считавшимися уже чуть ли не обычными конями и лошадьми. Туда же он попросил определить и Альфа, который конечно заслуживал другого места, но не пускать же его разгуливать по крепости? Лично насыпав жеребцу слегка поджаренного миндаля смешанного с самыми отборными злаками и бобами, Априус оглянулся в поисках ключевой воды, но таковой тут не нашлось — свои минусы были и у небожителей. Потому налил той, что и водой, могла называться лишь с натяжкой, и проговорил:

— Ну что братец — испытание ты прошел успешно. Потому хочу попросить тебя самостоятельно отправиться в поместье и отобрать там молодых жеребцов и кобылиц, а после отвести их в одно примечательное местечко. Вот — он дотронулся до головы коня, и передал картинку пути, которым можно добраться до Черного Леса. Там сейчас Яша, он примет и сдашь все это стадо новым хозяевам. Ну, знаешь, как там у вас положено — каждый пусть подберет себе седока, без давления чтоб.

Альф ответил калейдоскопом картинок появившихся в голове Априуса — общаться эти кони умели только так. Тим имелись и те, что обозначали согласия, и те которыми он просил о некоторой свободе.

— Что ж хорошо — побудешь пока там, место есть, где разгуляться. Только как призову, чтобы молнией ко мне!

Конь вполне по-человечески утвердительно кивнул головой, а Априус потрепав его по холке, добавил:

— Ну, ты тут лопай пока, а потом сразу отправляйся в поместье. Я скажу Саяру, чтобы все подготовил.

Мысленно добавив мыслеобразы того, что предстояло сделать Альфу, Априус развернулся и, оставив конюшни, и направился к другим укрытиям для животных. Он как-то не особо ощущавший на себе свой новый статус, при котором, все вроде должно делаться само собой, потому как истинный хозяйственник, осмотрел вольеры и загоны, и небольшой зверинец в котором содержались редкие звери и животные. В Гиль-Эстэль не было никого лишнего, с приобретением поместья почти вся живность перекочевала туда, и тут остались только самые необходимые зверушки. В основном церберы, пегароги, ловчие птицы да пара монстриков, которых не уничтожали только потому, что они были крайне редки.

Осмотрев все эти вольеры и клетки, и оставшись удовлетворенным, Априус направился на тренировочный двор, где согласно его приказу, по-прежнему совершенствовали мастерство воины Менгафара. Лично погонял их по некоторым видам атак, да так что все бойцы, остались лежать на траве, покачал головой, и сообщил, что пора и в боевой магии поупражняться, а для этого пусть отправляются на полигон, для которого, они использовали один из плоских миров, лежащих близ Хрутара.

— Нда — пронеслась в голове досадливая мысль — если соваться на защиту Миропорядка надо где-то поднатаскать своих воинов, иначе только зря падут в зряшных попытках совладать с этими гадами с Изнанки. И прав Дрендом, ни тренировочные бои, ни схватки с чудищами межреальности и околомирья тут не дадут должного опыта — абсолютно не тот уровень сложности. Ведь даже все мои воины сражавшиеся с ратями Узурпаторов, не почувствовали и малой доли не то что Силы Великой Девятки, а даже их младших братьев и сестер. Только Кулуриэнь и Вилисиль довелось переведаться с некоторыми из Них, но и то после того как те были низвергнуты, а так никто ни разу не вступал в схватку один на один с настоящим Богом, а не каким-то божком или божеством. Нужно настоящее сражение пантеон на пантеон, но в Сокрытой Области, нет такого противника, где же его взять? Может вызвать демонов из числа Высших, из числа тех, кто не клялся мне служить, тогда в Нижних Мирах? Да задачка не из легких, но что-то надо придумать….

Идя по двору, Априус мимоходом отметил, что народу еще больше поубавилось — все чем-то, да заняты, а хирдманам он сам запретил вести сюда своих змеючек, вот те и носа сюда не кажут, отсутствую под благовидным предлогом, так сказать. А повода для всеобщего созыва вроде как нет, пусть наслаждаются…. Харей пусть тоже наслаждается со своей Эллиной, он и так все время в походах, надо и меру знать, тем более что, неизвестно что у всех, у них впереди.

А пока Звездная Империя начинала копить силы, и с каждым днем становилась все крепче, теперь оставалось только ждать, и Априус надеялся, что времени у него больше, чем в те давние дни, когда он готовил свое Пятимирье к встрече с вызванными на бой ратями Узурпаторов.

Вернувшись в донжон, никуда не заходя, поднялся к себе. Затем, прикинув, сколько у него свободного времени, позвал Картуса и Богара, в свои покои, и когда те вошли, указал на кресла, жестом показывая, чтобы те садились.

— Ну что други мои, настала пора проверить то, чудесное зеркальце, что мы привезли из дальразведки. Потом давайте одевайтесь по-походному, лучше под путешествующих эльфов, прикид подберите. Ну плащи там капюшоны, луки и тонкие короткие клинки.

— А что на счет артефактов? — Поинтересовался Картус — ведь тот мир может, уже оказался под влиянием изменений. Может взять пару колец да медальонов.

— Хорошая мысль, в общем, берите все, что сочтете нужным, и приходите в мастерскую.

Воины встали и пошли готовиться, а сам Априус, подошел к шкафу и достал из него, лишь только при помощи чар сохранявшуюся свою первую одежду. Точнее ту, в которой уходил еще из Эльдариуса, и все эти года любовно сохраняемую. Много раз ношенные, много через что прошедшие, хранившие отпечатки тысячи походов короткие, бежевые бриджи, топтавшие сотни тысяч дорог мягкие кожаные полусапожки, и чудом могший согревать даже в лютые морозы, жилет, одеваемый на голый торс. Переоделся, не забыв добавить ко всему этому плащ лесного жителя, и перекинул через плечо неразлучную походную сумку. Подумав, надел пару перстней, и одно непримечательное колечко. Затем сунул за пояс саи, и закинул за спину колчан с налучеьм — давний подарок некогда основанного им народа, и уже весь укомплектованный отправился в мастерскую, которая находилась в одной из башен.

— Надо бы чтобы каждый сработал для себя свое личное оружие — уже входя в верхние покои угловой башни, совмещавшие в себе и лабораторию алхимика, и мастерскую кудесника, и хранилище разных, неизученных предметов, подумал глава нового пантеона — иначе какие они боги, без определенных регалий и личного оружие. А оружие, сделанное тебе кем-то — когда-то да подведет. И примеров тому не мало. «Семизубый» «Злотворец» и еще десяток мечей названия, которых как-то не задержалось в летописях, предали хозяев так или иначе — сломались, спровоцировали к самоубийству, выскользнули из руки в ответственный момент боя, или внезапно утратили силу. Да и не только клинки подводили своих владельцев те же Гунгнир и Мьельнир не особо помогли своим хозяевам в решающей Битве за Совокупность Миров, Ладно всему свое время, главное найти хороший металл….

Он подошел к большой прислоненной к стене раме, сдернул покрывало и стал рассматривать зеркальную поверхность. С картинами-порталами он бывало, сталкивался, а вот с зеркалами не особо. На первый взгляд зеркало как зеркало, только очень старое, потому мутное, и двойник отражается как-то совсем смутно. А вот рама очень уж необычная — массивная, резная, элементы резьбы чудно переплетаются в замысловатый узор, из рун и сложной вязи.

Сзади отворилась дверь, поспешно, и в каком-то нервном возбуждении вбежали, Картус с Богаром, остановились за спиной, и, не говоря ни слова — старая школа чувствовалась, тоже стали вглядываться в мутную поверхность. А там за ней проступило какое-то смазанное движение, внезапно зеркало прояснилось, и стали четко видны далекие, игловидные пики, источенных ветрами и временем гор, и множество черных точек издали похожих на стайку летучих мышей, летающую перед ними.

— А вон оно как происходит — подумал Априус, и осторожно ткнул в зеркало пальцем.

Упругая вроде бы поверхность слегка прогнулась, он надавил сильнее, чувствуя, как зеркало отозвалось, становясь вязким, и податливым. Палец прошел дальше, и не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы понять — с другой стороны он не вышел. Просунул руку дальше, и понял, та погружается не просто в пустоту, а, скорее всего, выходит из воздуха уже в другом мире.

— Ну вот так мы и пройдем. — Поворачиваясь к товарищам, проговорил Априус — так что давайте за мной, а я пошел — и вдвинулся в ставшую, мягкой, и податливой, как кисель поверхность зеркала.

Протиснуться сквозь зеркало труда не составило, оно было достаточно большим, и стояло на полу, просто, как и в проходе через лужи ртутных болот, продавился через тонкую грань, словно через болотистую жижу, и вот уже миную слои плотного тумана, вышел в залитые солнцем луга. Спустя несколько коротких мгновений, за своим повелителем сюда протиснулись и бывший полковник, с таким же бывшим телохранителем — когда-то давно самые доверенные лица императора Пятимирья, и сейчас не пожелали оставить его одного. Шумно выдохнули, тем самым, показав свое состояние, и застыли рядом, одновременно осматриваясь, и прикрывая своего предводителя.

Очутились они на вершине холма, одиноко возвышающегося посреди обширной равнины. Высокие травы, буйными волнами, перекатывались по всему видимому пространству, ветер клонил их в сторону далеких гор, будто бы указывая направление, куда надо идти. Огромные крылатые исполины парили высоко в толщах облаков, те, что поменьше носились под облаками, пикируя на выбранную добычу и хватая лапами «корову» какого-нибудь копытного. А разнообразная мелочь, размером с голубя, лакомилась насекомыми, ловко ловя их в парении над высокой травой.

— Должен заметить повелитель — от нервного возбуждения обращаясь к Априусу, как встарь, проговорил Картус — это рискованно и необдуманно вот так вот как в омут с головой, в это зеркало. А возвращаться как будем? Обратно я так понимаю не пролезть, а своим ходом через всю Совокупность, как-то сподручно, да и Сектор, огорожен и закрыт.

— Не дрейфь полковник, ты же теперь бог, как-то да выберемся. Главное сначала найти, тех за кем пришли.

— Он вообще-то прав — поддержал друга Богар — обратно в зеркало сложновато будут попасть. А если еще и не нам одним, так вообще.

— Да что вы взялись-то? Зеркало это что, по-вашему?

— Ну, своеобразный портал — ответил Богар — или окно в иной мир.

— Ну вот, а портал это что?

— Проход куда-то….

— Не просто проход, а червячный переход, кротовая нора, соединяющая между собой разные пласты реальности. Коридор через сжатое пространство так сказать. В общем, я виду к тому, что след от него остается, и если не выйдет воспользоваться старым, тогда проследив путь и координаты, откроем новый.

— Ну, тогда я спокоен — проговорил Картус, вглядываясь куда-то вдаль. Давайте посмотрим, куда же мы попали.

Некоторое время каждый по-своему рассматривал окрестности холма, и сам мир. Учитывая то, что каждый из спутников Априуса, и он сам обладал особым зрением, то и видел каждый разное, и не расстояние тому было причиной.

— Раздолье для драконов — спустя пару минут заметил Картус — тут у них, похоже, нет естественных врагов — они цари поднебесья.

— Да по-моему не только поднебесья — ответил Априус — похоже вообще всего. Рек, морей, и даже лесов. Тут они еще и ползающие встречаются, и с неразвитыми крыльями.

— Это как у Яши раньше были? — Спросил Богар.

— Да, только расположены не так.

— Все-таки кто бы, что не говорил, а у драконов с летающими и водоплавающими Змеями много общих черт.

— А ты что в этом сомневался? — Усмехнулся Картус — они одно племя, только виды разнятся.

— Не надо всех под одну метлу ставить — хмыкнул Априус — интеллектом, далеко не каждый вид наделен, как и магией. Высшие драконы это ни какие-нибудь летающие ящерицы и рептилии. Другие существа, хоть внешним видом и весьма схожи.

— Так и я о том же — заметил бывший командир драконьего полка — псы ведь тоже не все одинаковы, но все равно псы.

Память мира, в этот раз противиться Априусу не стала, услужливо подсказала, что планета всегда принадлежала драконам. Это действительно был их мир. И только их одних. Они были здесь верхушкой пищевой цепочки, и самыми разумными существами. Не все подряд конечно, но многие. Здесь никогда не жили люди или эльфы, или вообще любые прямоходящие существа. Зато все остальные формы жизни имелись в полной мере. Стада многочисленных копытных паслись повсеместно, и что, самое интересное, это были представители, переходной ветви от тяжеловесов ящеров, виденных всеми еще недавно, к более знакомым турам, бизонам, оленям и баранам. Главным отличием было то, что все они не имели шерсти, кожу их покрывало нечто среднее между чешуей и панцирем, скорее всего ороговевшая кожа. В небе, впрочем, как и в траве, можно было увидеть птиц, умудряющихся как-то соседствовать с крылатыми хищниками.

— Как они их всех не пережрали? — Поинтересовался Богар — у них же аппетит непомерный.

— Вопреки расхожему мнению это не так — ответил Картус — хотят, едят, не хотят, не едят — главное только чтобы добыча была живой — иначе инстинкт охотника пропадет. В смысле кормить нельзя просто мясом.

— Тут их никто и не кормит — хмыкнул Априус — сами кормятся. Но, тем не менее, блюдут баланс, как видите. Ладно, тут, нам делать нечего — отправимся в горы.

Чары, аккуратненько спеленали всех троих, и бережно обволакивая, перенесли к поросшему хвойным лесом, гористому кряжу, а там сориентировавшись, троица уже сама пробралась прямиком в драконье логово. Таиться или как-либо скрываться Априус не собирался, тем более что в длительные странствия по этому миру он пускаться не собирался — у них была цель, ее и надо было найти. Кратер, или нечто подобное под свое гнездовье приспособили огнедышащие рептилии. А посреди него было большое озеро, в стенах решето многочисленных пещер. Острые пики расколовшихся скал торчать на самом верху, такие удобные и предпочтительные для хозяев неба, они одновременно словно и зубья защитных стен и своеобразная корона.

Этот неприступный бастион, тоже пришлось преодолеть с помощью чар. Взглядам путников открылась ранее не виданная картина. Разнообразие здешних видов могло поразить умы всех многочисленных школ и университетов, имевших факультеты по изучению мифических, магических, демонических, и редких существ. Разноцветные, гребнистые, и лишенные костяных выростов, с коронами из рогов на голове, с пастями и клювами, широкомордые и узкорылые, различные по стихиям, местам обитания, цвету, броне, и внешнему облику драконы изобиловали сплошь и рядом.

— Ну каких хочешь? — Шутя, поинтересовался Богар у Картуса — может пора уже самочку выбрать, из тех, что в девку обращаться может, будет у тебя все под рукой, а?

— А что, Картус это мысль — усмехнулся Априус — может тебе сменит свои предпочтения?

— Я воин старой закалки — ответил тот — должен ездить на коне, вперед пускать пса, соответственно летать на драконе. И к тому же драконица должна яйца высиживать, а мне надо постоянный носитель. Да и пришли мы так понимаю не только за единственной особью.

— Тут ты прав — ответил новоявленный глава пантеона — нам нужно много. Думаю пора возродить племя твоих драконов.

Он всмотрелся в окружающий ландшафт, отмечая повсеместное перемещение всполошившихся рептилий, и понял — их берут в кольцо. И не одно — а согласно первым правилам магического захвата в тройное.

— Надеюсь, они не попытаются нас поджарить — пробормотал Картус — а то как-то не хочется начинать знакомство с такой пламенной встречи….

— А ты думал, нам окажут радушный прием? — Ощериваясь в хищной улыбке, хмыкнул Богар — мы же для них потенциальная угроза…. Да и когда это с драконами было легко.

— Это да — характер у них скверный….

— Что вы здесь забыли?! — Сквозь поднявшийся многоголосый рев, Априус и его спутники, едва разобрали слова.

Небольшой пятачок возле озера, где очутилось трое пришельцев, в один оказался оцеплен. Три, семь, девять. Именно в таком порядке их и окружили. Три громадных вожака, черный, коричневый, темно-зеленый. Замет семь драконов на порядок меньше тоже не одноцветные, и самый большой круг, состоящий из девятки еще более меньших особей, они образовали далеко за спинами этой семерки. В небе кружило по кругу еще двенадцать драконов — узор соткали по всем правилам.

— У них, похоже, хватает ума не нападать — слегка нервно выдохнул Богар — а мы теперь интересно как — сгораемы или нет?

— Хочешь проверить?

— Тихо — шепнул Априус — с нами, по-моему, желают говорить, и уже обращаясь к передней тройке драконов, проговорил: — Не нужно беспокоиться, мы не враги.

— Если ты сейчас не имеешь злого умысла — прошипел один из передних драконов — это еще не значит что ты нам не враг.

— Не значит — согласился Априус — потому не буду скрывать — мы пришли за вашими яйцами…

После этих слов, рев поднялся такой, что казалось, сейчас обрушится небо, но атаки не последовало — видимо, вожак, не отдал приказа.

— Чего??? — Взревел другой дракон, из ближайшей троицы — в своем ли вы уме?

Наверное, бросься сейчас драконы на них всем скопом, Априус был бы даже рад — внутри живота до сих пор сидело чувство беспокойства, за оставленный без должного наблюдения Большой Мир, и он бы с удовольствием загасил его схваткой, но такой подарок ему не сделали.

— Нам нужны яйца определенного вида — не обращая внимания на возмущенный рев, вступил в разговор Картус — и для начала скажите, обитают ли в этом мире мордраки?

Неожиданно чуть вперед выдвинулся третий, на вид не такой и старый дракон, из той, троицы, что оказалась к Априусу, и его спутникам ближе всех.

— Зачем вам знать? Для чего вам это драконье племя?

— Для возрождения их и моей былой славы — просто ответил Картус — уже тысячи веков, минули с тех пор, как я похоронил своего друга Хольмана, в одном ничем не примечательном мире. Род воинов поднебесья и их всадников угас. Некогда мой родной мир был наполнен именно этими драконами, но сейчас там не осталось, ни одной особи. Потому чтобы возродить их, нужны яйца.

— В вас чувствуется слишком большая Сила — прогудел вожак — таким не требуется врать…. Они берут, если захотят, и вы знаете правило — если отобрать силой, друзьями вылупившееся потомство не станет. А вы хотите именно что другов, а не слуг. Только вот в чем проблема — таких драконов здесь нет…

Внезапно, сверху нарушая весь сложившийся расклад, на площадку перед ними грохнулся дракон, которому наиболее подходило название «Пестрый». Он был по всему видно, стар, потрепан жизнью и ветрами, и имел множество шрамов, нанесенных не только когтями и клыками собратьев, но хранил отметины магических ударов.

— Прости Гоаргл, что вторгаюсь в разговор, но мой прадед говорил как-то о погибшем гнезде «среброкрылых». Там осталось шестнадцать яиц. Они конечно давно окаменели, но при помощи огня и жара, их можно попробовать оживить. Только детеныши все равно не вылупятся, если их не призвать и если они не пожелают. Среброкрылы всегда были капризны в этом деле. То парами проклевывались, то…. В общем, связка нужна.

— Подходит ли вам это? — Спросил вожак.

— Да, мы согласны — ответил Априус — так даже лучше.

— Тогда старина Сарп, вас отведет.

— Что ж благодарим. Мы не забудем эту любезность, с вашей стороны.

Априус понимал, что самим драконам, от окаменелых яиц все равно никакого толку, и они ни чем не пожертвовали, но все равно вежество проявил. Что думали все окружающие их рептилии, он даже не попытался узнать, просто отвесил легкий кивок, в знак прощания, и посмотрел на будущего провожатого. Пестрый дракон подпрыгнул, и, взмахивая потрепанными крыльями, полетел. Рус, выждал, когда тот достигнет края кратера, и, угадав направление, перенес туда себя, и своих подручных.

Дракон привел их к старой, заброшенной пещере, где под слоем каменной крошки и пыли, они обнаружили скелеты больших драконов, и чешуйчатые яйца, превратившиеся в каменные ядра.

— Придется сильно постараться, чтобы вернуть зародыши в них находящиеся к жизни — осмотрев несколько яиц — пробормотал Картус — лежат тут слишком долго.

— А других вариантов нет. — Ответил Богар. — Или садись на туповатого змееныша, который не то что говорить с тобой не сможет, а будет просто носителем, которым надо управлять. Или пробуй воскресить жизнь в том, что дают.

— Ладно. Тогда давайте соберем их и перенесем на остров, с соснами, что парит над Гиль-Эстэль.

— Какой ты прыткий — усмехнулся Априус — портал в зеркале далековато отсюда. Нужно открывать другой, да не просто мост прокинуть, а так чтобы никто и следа никогда ни нашел, мы переходим в режим полной Изоляции от внешнего Мира.

— А как же Сектор, который мы так долго хранили?

— А что Сектор? Мы там навели такой Порядок, что никакие беспорядки не грозят стабильности миров. Смертные все равно не перестанут умирать, а бессмертные слишком медлительны, чтобы замечать перемены…. А если возникнет, настоявшая угроза, то думаю, нам все равно станет известно, частицы материи везде одинаковы, на них отразится.

— И что тогда, снова будем становиться на защиту? — Поинтересовался Богар.

— А это смотря, что будет грозить. Если Пожиратель, то нет — бессмысленно пытаться его остановить, если его слуги, то да. Я, в общем-то, и затеял все это переселение обратно в Пятимирье, только для того чтобы основать неприступный для всякой мрази, уголок. Где мы полновластные хозяева — ни от кого не зависим, ни от кого не прячемся, и сами решаем, как нам жить. — И про себя добавил — это все для вас, мне же уже, этого мало.

Воздух перед его ногами уплотнился, захватил пыль, засверкал разноцветными искорками, и вот уже что-то вроде носилок для королевской семьи, образовалось на каменном полу.

— Переносите их туда, только осторожно.

Картус, с Богаром, молча, кивнули, и принялись перетаскивать, довольно крупные яйца. Априус же, задумался над тем, как им лучше вернуться? С одной стороны хотелось бы побывать в серединных мирах, у Источников, даже в Звездном Храме — понятно не просто так, а чтобы все выяснить, с другой….

С другой, наоборот надо было быстро вернуться, и продолжить с творимым миром, и загадками Тьмы, вообще не высовываясь пока из Сокрытых Пределов.

Выбрав все-таки второе, он посмотрел на почти заполненный паланкин, и принялся готовить заклятие перемещения — прямиком на тот, холм на котором, они появились, войдя в этот мир. Конечно, не будь у них более насущных проблем, можно было бы и осмотреться тут немного, понять устройство драконьего общества что ли, касты, иерархии, да и сам мир, который ни когда не знал, никаких других разумников. Но и сами хозяева не были бы в восторге, от подобного внимания, и других забот, пока хватало.

— Мы готовы — доложил Картус, становясь с одной стороны носилок.

— Хорошо — ответил Априус — давай, Богар, берись с другой стороны, сейчас вернемся к порталу, и если он стабилен, в крепость.

Воздух засверкал, заискрился, и незваные пришельцы, исчезли, напоследок обрушив, вход, и сделав пещеру своеобразным склепом. На вершине холма, непонятно откуда появился туман, но почти сразу рассеялся, и его место заняли Априус, со спутниками, держащими, свою драгоценную ношу, в крепких, жилистых руках. Без магического дара, пройти через зеркало, после определенных манипуляций, пожалуй, смог бы почти каждый смертный, но вот вернуться обратно, это было бы невозможно. Вершина холма, не хранила никаких следов, или призрачных очертаний, бывшего здесь прохода. Может зеркало, просто выводило в этот мир, и не важно, куда именно, может, работало вообще односторонне, но ничего такого обнаружить, даже мощному колдуну, не удалось бы.

Но Априус искал след астрального прохода, который должен сохраняться, намного дольше, чем в физическом, или эфирном мире, плюс ко всему пришли они сюда, прямиком из его Крепости, и такой след, он бы уж не перепутал. Маг-кудесник, сработавший это зеркало, явно обладал редким талантом, заставлял затвердевать кусочек отражаемого мира, помещенный в созданную для этих целей раму. Затем в дело вступали особенности зеркальных коридоров, энергетика зеркал, и какие-то другие факторы — тут Априус, был почти полным профаном, сам он такие зеркала делать не умел. За ненадобностью.

Астральный след пространственного прохода, действительно остался очень четким — ведь не прошло и пары часов, и связки были совсем свежими, казалось, ступи туда, и выйдешь из зеркала у себя в башне. Вот только чтобы пройти по призрачному коридору, нужен был вход. Априус, осторожно, вынул из ножен, закрепленных на поясе, короткий, кинжал с кривым, костяным лезвием. Этот маленький клинок, не годился для боя, для разделки туш, кроя кожи, или других хозяйственных нужд, а предназначался только для одной цели — вспарывать пространство.

Когда-то, живя еще в Адабе, в одной из магических лавок Андориноса, он нашел рог загадочной твари, с окраин, обитающей в тех слоях Сферы, где не места плотным проявлениям реальности. Хозяин лавки уверял, что с помощью этого рогового нароста, можно пробивать саму ткань реальности, ну Априус, заинтересовавшись, купил странный обломок. Затем уже много позже, в странном месте, где посаженное им Древо, все еще можно увидеть и пощупать, в месте которое, наверное, никому больше и не доступно, он нашел коготь существа, которое живет в своем, своеобразном мире — Хронапре — Реке Времени. Именно там когда-то сшиблись магические потоки, ударная волна, от разлетевшегося на куски Эльдариуса, и еще какие-то сверхсильные энергии, видимо, один из хронодраконов, погиб, и был выброшен из своей, всегдашней среды. Из когтя и рога, Априус самостоятельно сработал этот кинжал, убив на это изделие, уйму времени, и теперь пришла пора его испытать.

Быстрый росчерк, засветившегося тусклым светом клинка, воздух казалось, застонал, материя рассекаемого пространства не любила такого с собой обращения, и соответственно пошли возмущения, но щель прохода, все-таки образовалась.

— За мной! — Приказал Априус, и не отставайте — идем, как единое целое….

Это был странный проход, никаких тебе мелькания звезд, или ощущения продвижения по тоннелю, просто продавливание, некой прослойки и все — поверхность, стоящего у стены зеркала, слегка вспучилась горбом, и выдавила их из себя.

— Нда — пробормотал Богар, оказываясь уже в мастерской — удобная штука это зеркало. Только больно странная, и по-своему пугающая.

— Это пока ты не знаешь его устройства — ответил Априус — но в нашем случае, все так и останется — не сломав, не узнать.

— Где все-таки лучше поместить яйца? — Спросил Картус — жара тут у нас, как-то маловато.

— Здесь нет миров, подобных Пекельным — заметил Богар — тьма и холод, встречаются намного чаще, чем зной. Не знаю, так ли везде в порубежных мирах, но у нас в Царствах Ночи, климат всегда был суровым.

Априус вспомнил последний, крайний мир, находящийся у самой границы огороженного Сектора. Там каким-то образом все еще существовали процессы горения, по сути, вся поверхность того мира, была ничем иным, как огненным океаном. Просто одни участки лавы уже остывали и затвердевали, а другие продолжали гореть и течь. В памяти всплыли небольшие огоньки, такие себе плазмоиды, Куру назвал их еще детьми Огня, и высказал предположение — что те хотят вырваться из своей огненной купели, в другие миры, по одной простой причине — в поисках пищи. Опасные, такие местные формы жизни…. Но вот там жара и огня как раз полно — яйца могут и ожить.

— Есть у меня одно сверхжаркое место на примете — проговорил он — только вам туда лучше даже не соваться. Придется мне самому, пробуждать драконьи яйца.

— Но…

— Да что но, иначе придется жечь искусственные костры, а мне все равно надо еще в пару мест заскочить. Так что передайте своим собратьям по оружию — я дал позволение привезти сюда своих невест, будем их приобщать к общему делу. И еще в ближайшие дни, на Акироте, устраивают пир, так что тоже всех оповестите. Все оставляйте носилки, и идите — я сам разберусь.

— Хорошо, но если оживут, лучше всего перенести их на один, из парящих островов — всегда будут под рукой.

— Так там же нет пещер, где же их спрятать?

— Просто в ельнике. Они же ни какие-то неженки, должны вылупляться где угодно — иначе, зачем такие слабые драконы нам?

— Ладно, оживут — разберемся. А сейчас идите.

Картус с Богаром, нехотя отправились к выходу, а он пообещал себе, более конкретно, прописать назначение, каждому богу, своего пантеона.

Едва воины скрылись за дверью, Априус скинул плащ, и, осмотрев драконьи яйца, на предмет — не мертвы ли они окончательно? Взялся за дело с их доставкой в Амбарбару — Огненный Мир.

С такой «ношей» не разумно бы было отправляться через Отражения, как в первый раз, можно было привлечь и горгулий, и своим ходом добраться туда — но это не красит бога — раз стал — соответствуй. Поэтому, уменьшив вес носилок, и груза покоившегося на них, Априус сплел чары, которые перенесли его прямиком туда, держа в памяти, сравнительно остывшее, каменное плато, по которому они вчетвером, только недавно пробирались.

Здесь все так же все горело, из-под остывших уже плит и наплывов, выглядывали оранжевые извивы многочисленных, огненных рек и ручьев. Фонтаны гейзеров, мощными струями извергались к темному небосводу, и все это снова походило на океан огня, с небольшими островками.

— Ну, если этот жар не пробудит вас к жизни — проговорил Априус, застывая у края гигантской расщелины, и опуская носилки, которые вновь приобрели свою массу — то тогда все, тут и останетесь.

Жгучий жар, шедший из расщелины, опалял тело, будь сейчас на нем обычная одежда, давно сгорела бы, а так только нагрелась до очень горячей, и он, подумав, перетек в демона — так было комфортней. Далее застыв над огненной пропастью, усилием воли поднял все яйца в воздух, и подвесил над текучей в пропасть огненной рекой. И так, над огнем, стал пропекать, надеясь, что жар не слишком сильный.

Откуда-то справа, прилетел сгусток пламени, собрался в плазменный шарик, и, зависнув, стал наблюдать. Иначе его действие никак назвать было нельзя. Шарик явно был не прост, что-то сродни шаровой молнии, которая есть не что иное, как энергетическая форма жизни. Шарик, висел, и казалось, разглядывал, сначала самого неведомого пришельца, а потом уже то, чем он занят.

— Что дружок, интересно? — Поинтересовался Априус — ну смотри, смотри.

Он сосредоточился на прокрутке яиц, так чтобы жар распределялся равномерно, но переворачивать их вверх ногами не стал. Скорлупа постепенно раскалялась, по ней стали пробегать трещинки, заполненные внутренним жаром, и оставалось надеяться, что спящие и ослабленные зародыши, таки начнут развиваться.

Тем временем, к первому огоньку добавился еще один, потом еще и еще, они так же само зависли и с живейшим интересом, стали наблюдать за работой «гостя» извне. Затем один из них самый крупный, перелетел и завис прямо перед Априусом, где-то на расстоянии пяти локтей. И Рус, сказал бы, что тот просто-напросто уставился на него, буравя взглядом, если бы у шарика были глаза. Через минуту, его мозг прямо таки обожгла, чужая мысль:

— Им не хватит внутреннего пламени, чтобы родиться. Они уснут окончательно. Мы можем помочь.

— Как? — Мысленно спросил Априус.

— Слиться с ними, напитать их. Наша сила им поможет.

— Но это же изменит их суть. Да и вашу тоже.

— Здесь давно нечего есть — лучше уж стать другим видом, иначе мы просто станем искрами, и, в конце концов, угаснем.

Априус потянулся к яйцам — да действительно жизнь в них едва теплится, и сами по себе, они не пробудятся, не разовьются, и не вылупятся.

— Забери нас — выведи — к первому огоньку, добавился еще один.

— Чтобы вы спалили все что встретите?

— Нет, мы переродимся в драконах, и не будем столь голодны. Мы будем очень признательны.

— Хорошо — сдался Априус — заселяйтесь.

Огоньки сбились в кучу, словно перебрасываясь мыслями, затем выстроились в ряд, и каждый направился к определенному яйцу, миг и они втянулись в них, каким-то образом просочившись сквозь раскаленную скорлупу.

— Ну так, или иначе — драконы родятся — подумал Априус, а что это будут за драконы, никому пока знать не обязательно.

Он велел яйцам, укладываться обратно на носилки, покачал головой, и был таков.

…Выгрузив все это добро, на одном из островков, что парили над Гиль-Эстэль, и, забросав сосновыми ветками, скептически осмотрел, новоявленное гнездо.

— Ну, вроде вам тут должно быть хорошо. Зрейте. — И разбежавшись, спрыгнул во двор своей Крепости. Уже в падении, перетек в человека, и замедленно опустился возле бассейна с черной субстанцией, более всего напоминающей растопленную смолу.

— Неплохо бы приспособить эту купель под портал — промелькнула интересная мысль — удобно бы было, не надо каждый раз добираться до запредельной области. К примеру, нырнул поглубже, и уже там. А с другой стороны это рискованно — она может прорваться и затопить тут Все. Ладно, пусть все остается, так как есть — незачем рисковать только для своего удобства.

К нему бросился Картус, и с ходу задал вопрос:

— Ну как удалось?

— Если ты имеешь в виду, призвать их к жизни — то да. Как ты и просил, я поместил их на одном из островков. Только на этом все — дальше приглядывать, высиживать и переворачивать, будешь сам. И да, за это время подбери седоков для других пятнадцати яиц…. В смысле будущих драконов — это должны быть не просто воины, как в былые годы. Драконы вылупятся очень необычные….

— В былые годы всадники никогда не были — просто воинами. Но я понял, о чем ты….

— Не думаю что понял — усмехнулся Априус — тому, кого понесет такой дракон, будет оказана великая честь, это не просто друзья как, к примеру, кони…. я не наших скакунов имею в виду. Это носители богов, они сами божества, потому поговори с нашими, может, кто согласится, стать всадником…. Но без излишних амбиций — чтобы если понадобиться, стать под твое руководство в бою.

— Тогда выбор невелик, призадумался бывший командир драконьего полка — это только легионеры, из десятка Тагара, и он сам.

— Они экипаж «Версара»…. Хотя постой, что-то они подзадержались там, а ведь все меняется. Значит так — передай Харею, пусть поговорит с Хорсаком — в Тассадессе, есть бессмертные, гм…. люди, из которых можно набрать новый экипаж. Но понятно из воинов, а не всех тех божков, кто там ютился все эти тысячелетия.

— Ну а сейчас нам, что делать?

— Составьте мне перечень миров, в которые нужно пробросить «коридоры» у нас теперь куча дверей, которые никуда не ведут. Но как дракончики вылупятся — отправишься вместе с ними, и будущими седоками куда-нибудь, где бег времени намного быстрее, чем здесь, и отработаете слетанность. Это я тебе, так, на будущее набросал.

— Будет исполнено.

— Давай не затягивай, а то будете Тропами, ходить, как маги какие-нибудь, а это не по статусу.

Сам Априус направился было к донжону, но по пути передумал, повернул к лестнице, ведущей, на западную стену, давая себе, слово в ближайшее время, отправиться к Кэфенту с Дейдрой, этим двум личностям, не место было в лесной глуши, даже если это и чародейский Лес — пора уже было раскрыть, кое-какие карты.

Там постоял, посмотрел, на клубящиеся далеко внизу массы не то, облаков, не то тумана, мерцающие вдалеке звезды, и невольно залюбовался. На душе впервые было спокойно — всех кто рискнул доверить ему свои жизни, в разные времена, он собрал вместе. Им не грозила неминуемая гибель, и всевозможные распри. Божественный статус, конечно тоже к кое-чему обязывает, но это уж на их усмотрение. Если не потянут, что ж он поймет — человеку, чей век очень короток, трудно прожить даже тысячу лет, а тут давно уже минули все мыслимые исчисления. Не каждый готов принять такую участь.

Одно дело уже родиться бессмертным, и не воспринимать долгую жизнь как нечто невероятное, другое, уже во стократ превысить свой, отпущенный срок. Устает сознание. Но если выдержат, справятся, не впадут в уныние и тоску, то появится надежда на….

— Стоп! Не надо пока об этом — неизвестно что будет завтра, но если оно еще будет — пусть поуправляют этой, созданной для них, минивселенной, а я посмотрю, как с этим справятся. Пока же, надо все-таки в наведаться в Черный Лес, и переговорить о самом важном…

Последовал, очередной, безумный прыжок, в бездну, тут ему будет не хватать излюбленного пика, который торчит в одиночестве посреди не проявленных еще структур, и со стены, тоже можно попрыгать, наслаждаясь чувством неистового полета.

А далее вновь пришлось прибегнуть к своей второй сути, чтобы этот полет не прервался, и уже в образе демона полететь к Лесу. А заодно и посмотреть на некоторые миры из межреальности, дабы увидеть, не исходят ли от какого токи Силы, получаемой от кровавых жертв. Но таких к счастью не нашлось.


Глава шестая Наперегонки со временем

Лес к его великой радости встретил Априуса, не только пением птиц, но и шелестом листвы молодых деревьев, из числа тех, саженцы которых принесли с собой отряды Проныры. Дубы и сосны с елями, здесь конечно преобладали, но тем не менее скоро будет и первый урожай, и чай из липы, а там и мед, и вообще все лесные дары. И поросятам будет что поесть, и бельчатам с клестами да дроздами, а дятлы дожрут все ту мерзость из мокриц и личинок всей той гадости, что тут уже начинала зарождаться.

Слид в этом мести силу если и имел, то не такую, чтобы порождать всяческих чудовищ, поэтому Априус был спокоен за будущих и нынешних обитателей Леса. Леса, который теперь граничил с Вестой, и темные его эльфы, преспокойно могли общаться с полуденными братьями, потому что эльфов Салариля, светлыми назвать было нельзя. А поговорить им было о чем.

Априусу пришло в голову, что пора бы уже все систематизировать, в Сокрытом Пределе, и всем, ясно и четко дать понять — кто тут главный, а то эльфы чересчур уж своенравны, и могут через пару столетий заупрямиться. Хотя Саларилевы вряд ли, но и его небольшой народ, давно разросся и разошелся по материку — потому прислушиваться к его мнению будут не все. Но Салариль не просто король, о чем они пока не знают — он хранитель Весты, а значит, может поставить на место кого угодно.

Спустившись на землю подальше от избушки Вертаны, вокруг изгороди которой, уже, наверное, вырос целый городок, Априус послал мысленный приказ Харею, с минимальным экипажем, следовать сюда. Затем, чуть пройдя по тропке, было подумал вызвать Кэфента, на разговор прямо в чащу, но потом, решив, что все-таки надо проведать Фиора, да и о переселенных сюда туземцах, справиться, направился к недалекому ельнику, еще тому, что они здесь обнаружили, впервые, сюда попав. Это место, можно было сказать, теперь являлось сердцем Леса.

Пройдя, по совсем нахоженной стежке, Рус, остановился у частокола с головами чудищ, и всяческих монстров — трофеев Вертаны, в черепах которых все еще светилась злая сила, и позвал:

— Вертана, Фиор! Вы дома?

Часть изгороди тут же исчезла, а ведьма, выйдя на крыльцо, прокричала:

— Дома мы, дома, заходи мы уже тебя давно почувствовали, все думаем чего ты кругами то ходишь?

— А я осматривал, как вы тут за лесным хозяйством присматриваете.

— И как?

— Ну я доволен, все вскоре придет в норму.

Выждав пока ковер из разрыв-травы разойдется и образует тропинку. Априус двинулся к избушке, почти, что на курьих ножках. Из-за головы Вертаны, выглянул Проныра, выглядевший немного отъевшимся.

— Здравствуйте, ну как вы тут? Смотрю Фиор, ты отъелся на харчах-то, что «скатка» выдает. Да и лесной воздух, это не подворотни Андориноса, да?

— Угу, теперь тут по-своему Вирий, но вот незадача квалификацию теряю — не подкинешь ли дельца, какого?

— Пока что нет — я в Андориносе сам забыл, когда был, а в другие мире — тебе не добраться. Но вскоре твои услуги могут и понадобиться — артефакты, точно понадобятся.

— Понятно, значит, буду пока тут свинок да гусей разводить, пока не расплодятся. — Отходя от дверного проема, хмыкнул полуэльф.

— Да ты наслаждайся новой жизнью пока можно, а то тучи собрались такие — что и шторма и ураганы покажутся цветочками. — Уже входя в избушку, проговорил Априус.

Кэфента с Дейдрой, в жилище Вертаны не оказалось, потому послав им зов, Априус уселся на лавку, и принялся расспрашивать хозяйку Леса, о том, да о сем, и заодно как она видит свое будущее. Не вдаваясь в подробности, намекнул что может, в ближайшее время придется посражаться за весь Мир, потому не плохо бы было ей самой вспомнить самые смертоносные заклятья, да кое-чему обучить Фиора.

— Я лучше в Андоринос наведаюсь — ответил на это Проныра — да стяну пару мощных артефактов, да еще каких-нибудь волшебных вещиц.

— Как знаешь — ответил Априус — каждый из нас отдает себе отчет — в чем он дока, а в чем нет.

Тут на крыльце посылались легкие шаги, и они прервали беседу.

— Здорово Рус — заходя в избу — поприветствовал приятеля Кэфент — Гляжу ты на этот раз, без Крепости. Что летать перестала?

— Не то чтобы перестала, я нашел для нее подходящее место, да и гонять такую громадину, туда-сюда, запаришься. Я ее, собственно говоря, на новое место переводил…. Как и много что еще. Время, знаете ли, неспокойное — все необходимое лучше держать поблизости. А эта часть Сферы, моя по праву — я ее в поединке добыл…

— Это ж где такие поединки проводятся, чтоб целые миры выиграть? — Удивилась Вертана.

— Сейчас нигде — коротко ответил Априус — а раньше закон такой работал, древний — убей Правителя звездной империи, и сам им станешь. А я убил шестерых — они охоту на Куру устроили, вот и поплатились…

— Но как можно удержать такую Власть? — Вскинула брови Дейдра.

— Найти верных соратников, и отбить, у кого бы то ни было, охоту претендовать на твое место.

— Понятно, а мы тут уже освоились — заметил Кэфент — теперь вот пробуем с эльфами Весты, контакт наладить.

— Ладно, идемте, прогуляемся чуток, есть у меня, к вам двоим одна просьба. А вы уж простите — посмотрел он на полуэльфа и хозяйку, есть тайны, которые лучше не знать.

— Да мы понимаем.

— Ну и отлично.

Он поднялся и первым направился к выходу.

Вскоре, когда они уже не спеша шли по лестной стежке, Априус осторожно поведал им о событиях последних недель. Не вдаваясь в подробности, пояснил, что является членом, некоего тайного ордена Хранителей, которые что-то вроде Стражей Галактик, и потому о многом происходящем в Сфере, им известно. Далее вкратце рассказал кто такой Один, и как складывалась его судьба. Затем больше для Дейдры, про Иных, Хаос, Поедателя, Падших и их человекоорудий, и уже в конце о предстоящей Войне.

— Ничего себе — проговорила принцесса — целых три Силы хотят не просто захватить, а поглотить, или уничтожить Вселенную, одни сжать до точки, вторые поглотить, Поедатель этот вообще не понятно что, но тоже сожрать…

— Да, перспектива у всех у нас, жуткая — нахмурился бывший некромант. Так что тогда за просьба?

— Но для начала ответь — не говорили ли с тобой, те, кто вернул тебе с порога…. Ну ты понял.

— Пока нет…

— Вот и хорошо, значит их Игра, еще в полном разгаре… Ладно, в общем, в свете последних событий, я вынужден просить вас, отправиться на разведку. Вы так сказать дополняете, друг друга во всем. Способы передвижения по мирам, у вас различные — не сработает один — пойдем с помощью другого. Жить в чужих мирах, вам не привыкать — как себя вести знаете. Оба владеете и оружием, и чарами — сможете, если что отбиться, и послать мне зов. Цель понятна — выведать все, что можно о перевесе Сил, чья сторона так сказать выигрывает, разузнать вообще про обстановку в Сфере, а для этого надо подобраться к Лидерам. Согласны ли вы на это?

— Однозначно — первой ответила Дейдра — сидение в лесу не по мне, и уже приелось.

— Я тоже за — просто сказал Кэфент. — К тому же, это часть моей бывшей, гм… работы, в лиге. Да и мое последнее занятие, тоже пригодится.

— Что ж, благодарю за отзывчивость. Скоро сюда спустится корабль, на нем вы и отправитесь в Большой Мир.

— Летучий корабль? — Округлила глаза принцесса — но это сказки…

— Скоро увидите — усмехнулся Априус — а пока идем, попрощаетесь с Вертаной и Фиором.

Они развернулись и двинулись обратно, по пути разбирая возникшие вопросы. А когда, открыв заклятием, проход сквозь частокол, вошли в избушку, там уже был накрыт стол, а хозяева ожидали их для совместной трапезы.

— Чувствую, прощание намечается? — Поинтересовалась Вертана, едва они вошли.

— Да, засиделись мы тут — ответил Кэфент — помогли, чем смогли, а теперь труба зовет. Видно для иных свершений, жизнь наша спасена. Мы пока блуждающие маги — ни дома, ни крова, так что может, помимо всего прочего, подыщем себе райский уголок.

— Да нам действительно уже пора двигаться дальше, и в поиске себя, и в поиске места в этом мире — кивнула Дейдра — назад-то пути нет…

Некоторое время они ели, перебрасываясь пустыми фразами, и несколько опечаленными взорами глядели друг на друга. А когда Априус почувствовал колебание пространства, говорящее о приближении «Версара», то поднялся со скамьи, и проговорил:

— Все пора прощаться, корабль на подходе…

— Какой еще корабль? — Не понял Проныра.

— Мой — коротко ответил Априус — сейчас увидите.

Кэфент с Дейдрой вскочили с мест, а Рус, чтобы не мешать вообще вышел и пошел встречать «Версар». А тот завис у самой изгороди, и, наверное, у обитателей леса, зародил сказ о «Летучем корабле». Воины сбросили с борта, веревочную лестницу, и тут же высунулись сами.

Априус поприветствовал шкипера и часть экипажа, а именно Ольбега, Перегуда и Жердея, облаченных в любимые темно-синие доспехи, и всем своим видом показывающих, что с ними лучше не задираться. И сразу принялся давать им распоряжения, как поступать в разных, возможных ситуациях.

А когда появились его пока еще не состоявшиеся разведчики, с долей сожаления проговорил:

— Кэфент, ситуация назревает совсем уж, скажем так — нехорошая, потому тебя в любой миг, могут призвать тот или иной, Жрец. Могут и Боги вспомнить о тебе, им сейчас таких магов, ой как не хватает, потому сознание твое может погаснуть, а очнешься ты уже в иссушенном теле, все еще лежащим в подошве своей Башни. Да и вообще так может статься, что мы больше не увидимся, потому хочу сказать — я рад был знакомству с вами.

— Я тоже — ответил маг — надеюсь, еще свидимся.

— И я рада — со слезами на глазах ответила принцесса — с Силой, как ты.

— Я не Сила — улыбнулся Рус — я Звездный Странник, которому не все равно какой будет Сфера завтра…. Ну все друзья отправляйтесь — вести нужны срочно.

— Будем надеяться, все удастся — ответил Кэфент, сжимая кулак в воинском салюте — но в любом случае, кто бы ты, ни был — спасибо тебе что не остался равнодушен к мой судьбе. Хотя боюсь за все это, еще придется ответить — ведь ни возроди ты меня, я бы не спас Дейдру…

— Всегда рад помочь — прерывая дальнейшее разглашение тайны, ответил Априус — а с последствиями, мы разберемся.

Воины на борту тоже подняли руки, сжав кулаки, их предводитель ответил тем же воинским приветствием-прощанием, и корабль чуть помедлив, круто ушел в небо. Рус, немного постоял с чувством горького осадка на душе, потом встряхнулся, и окликнул ведьму и полуэльфа:

— Фиор, Вертана — ну мне тоже пора. Так что бывайте…. До встречи!

— До встречи.

Априус шепнул короткое заклятье, и растаял в воздухе. Дело было сделано, но он не сразу покинул пределы Леса. Напоследок решил проверить вершину того самого холма, на котором они очутились впервые попав сюда. Старое место перехода, или если угодно звездных врат, оказалось полностью разрушенным, но главный центральный камень-алтарь лежал на своем месте, и тускло светился. А возле него стояла высокая фигура, в меховой накидке с капюшоном.

— Волхв! — Поразился Априус — откуда он здесь?

А волхв, обернулся, и, не выказав ни капли страха, посмотрел в зеленые глаза Априуса, своими серыми.

— Здрав будь! Ты местный дингир? Я Колоброд Странник.

— И тебе не хворать, странствующий волхв. Что привело тебя в эти края? — Не отвечая на вопрос, поинтересовался Рус.

— Стежки, да дорожки. Мы теперяча только ими и хаживаем. Из леса в лес, чрез поляны да холмы, ведь леса есть везде, это такой огромный мировой организм, своеобразный путь, связывающий все миры. Ну разве что окромя, водных и пустынных. Мы ходим, бродим, смотрим, и слушаем. Мы копим знание…

— Так ты лесовик?

— Ну есть маленько. Я перешел сюда через проход, для того, чтобы поведать о надвигающейся угрозе. Старых богов будят не просто так, и не только для кровавых жертв кому-то нужных…. Они вливаю в них Силу для того, чтобы они, в определенное время, в определенный час, стали в ряды самой могущественной армии, которая и подведет Мир, к Рагнареку. А поведет ее тот, чей конь без крыльев, а по небу скачет. И кроме этого восстанут Темные Божки, о которых давно забыли, потому, как и не знали — с ними сражались герои древних дней, которых всех повывели создатели Царства Престолов.

— У заговорщиков будут добровольные пособники?

— Да всякие там искатели новой Истины, приверженцы нового Миропорядка, и прочие желающие ускорить всеобщий Конец. Их нужно остановить, любой ценой…

— Ох, и не люблю я это — любой ценой…. Значит, вы не согласны с навязываемым всем сценарием?

— Конечно, не согласны. Мы стихийники, а каждый стихийник, общающийся с природой, знает, что Огонь не жжет все подряд, и даже самый неистовый его пал, когда-нибудь да успокаивается. Вода не заливает навечно, все, что попадается на пути, лишь на время, окатывая сушу, собой. Земля стабильна, а не изменчива, хоть в ней и идут замедленные процессы, и ее моментами сотрясает. Воздух на то и воздух, чтобы заполнять пустоты между остальными первоэлементами. Сами по себе они не губительны, они нейтральны, и их возмущения бывают часто спровоцированы. И если чья-то злая Воля заставляет их бушевать это уже намеренный дисбаланс. Так же и Тьма, не воюет со Светом напрямую она либо отступает, либо наступает, но между ними всегда есть грань сумерек, и есть циклы. Есть мера всему. Хищник не убивает без нужды, не охотиться впрок. Травоядные животные не едят без меры, и без остановки. Дерево не растет бесконечно.

— Это всем известная Истина. Сущее не существует без движения, оно всегда изменчиво — новое сменяет старое, отжившее, но жизненный цикл никогда не прерывается. Жизнь струится теми, или иными способами, и резких скачков не делает. Все меняется, но меняться ему нужно не резко, очень постепенно переходя от уровня к уровню, но и не застаиваться.

— А все это хотят разладить, хотят ускорить, привести распаду. Хотят ввергнуть Вселенную в пучину беспорядка, подвести к конечной точке, сразу, не выжидая сотни миллионов лет. Потому говорю тебе — пришло время Большой Войны, за Мир.

— Я пока не готов воевать масштабно, мне нужно время…

— Времени уже не осталось — отбрось все сомненья, и не слушай хитроумных братьев, играющих собственную игру. К тому же, приходилось мне бывать в местах, где имя Великого Птаха, означает противника Творца. И конечно Силу, способную испортить их игру, они будут просить — не вмешиваться. Просто надо взять ответственность, и перекроить все по-своему. А к тебе зрю, прикасался Родан, а значит, он благоволил когда-то, почему же не поддержит теперь? Решение за тобой.

И не успев еще Априус дослушать, как странствующий волхв, ступил на камень, и исчез.

— Видать дела совсем плохи, раз начали ходить звездные пилигримы — пробормотал Априус — как я понимаю, сначала они попытаются устранить богов-побратимов, и пока будут этим заниматься, мне необходимо успеть подчинить себе все магические потоки. Но как это сделать я не имею, ни малейшего понятия.

Он сосредоточился и телепортировал себя, прямо в Гиль-Эстэль, теперь это было возможным, и скрывать такие способности, больше смысла не имело. Бог должен расти, и в своих собственных глазах, тоже…

…Звездная Крепость встретила его радостным шумом — сюда на время, сошлись все ее обитатели, старые и новопосвященные, выглядевшие как люди, но такими не являвшиеся — похоже она таки становилась Обителью Богов. И Априус не удержавшись, расплылся в довольной улыбке — достойное окончание долгой службы, тысячелетиями, не знающим покоя воинам, он обеспечил. Нравилось им это или нет.

Уже идя по двору, Рус, отмечал радость и искреннее веселье на лицах соратников — для них начиналась новая эра, пусть пока порадуются, ведь никто не догадывается, что угроза, все еще существует. И еще какая!

Внезапно ослепительно яркая вспышка, озарила и так не темный двор, Априус немного даже дернулся — пришедший был ему не знаком, ни по своему «отпечатку ауры», ни по способу передвижения.

Рус уже инстинктивно приготовился нанести удар связующими чарами, воины тоже привыкшие реагировать мгновенно ощетинились зачарованным металлом и привели в готовность Заклятья, но из этой вспышки света, проступили странно знакомые очертания, и, становясь плотными, материальными, на истертом камне двора, оказались Яша и Куру. Но зоркий глаз воинов сразу отметил многочисленные несоответствия, с оригиналами.

— Что за…. — Выругались Атарк с Охтаром одновременно.

И тут из донжона выбежали настоящие куатар и недодракон, наступила немая сцена, всем хватило ума понять, что это не подменыши, такое наврядли удалось бы кому-то провернуть, но тогда кто?

Априус перевел дух, улыбка сама вползла на его лицо — он наконец-то опознал прибывшего, и радостно проговорил:

— Ну Джини, ты даешь! Оказывается, ты мастер по неожиданным появлениям. Кто эти дамы?

Сгусток яростного пламени прорисовался в проявленном мире, и принял форму атлета, с огненным хвостом, вместо ног.

— Я исполнил твою волю — вот самки, таких как они — кивок в сторону барса и ящера. Теперь я свободен!

— Да свободен — ответил Априус — ты волен лететь куда угодно, но если надумаешь вернуться — знай, в этой Крепости, тебе всегда будут рады. И еще напоследок хочу чтобы ты знал — сейчас, некие, не напрямую властвующие в Большом Мире, Силы, решили ввергнуть Сферу в пучину Хаоса. Иные даже хотят свести Бытие на нет, дабы потом возродить его совершенно Другим. По их мнению, все живое должно не просто угаснуть, старея, и перестав размножаться, как запланировано Творцом, а прервать свой жизненный цикл, ради каких-то туманных целей. Весь слаженный механизм Вселенной, уже разлажен…. Это конечно еще не ведет к фатальным последствиям, но существенно сбивает, устоявшийся ритм, заставив крутиться незримые шестерни иначе. Никто кроме глупцов и сумасшедших не кидается в море с утеса, не умея плавать, в море, в водах которого полно хищников, алчущих плоти, но в Сфере, такие сумасброды нашлись…. И вместе с собой они желают потянуть всю Вселенную…. Потому прошу — найди пути, которыми Иные, сюда попадают со своей изнанки.

Джин кивнул, и исчез, и все присутствующие при этом явлении, одновременно перевели взгляды на стоящих друг напротив друга снежно белых ирбисов, и зелено-желтых не совсем драконов.

— Похоже, ты наконец-то всех сосватал — усаживаясь на плечо хозяина, проговорил Рунин — как бы раслобон не поймали, боги блин. Чует мое сердце — недолго им миловаться — назревает что-то поистине ужасное…

— Лучше молчи, вещун хренов — а то накаркаешь…

— А тут каркай, не каркай — ты что не чувствуешь как Древних силой накачивают? Кто-то хочет вернуть им прежнее господство…

— Какое господство? Всех Старых богов, ныне Падшие, еще в начале своего правления повыбили, а это божки, от них, ничего хорошего не дождешься — один вред.

— Все равно, Бойня, похоже, будет, каких еще не было. Так что собирай-ка ты Апри рать, да такую, чтоб из всех кого можно позвать и собрать…

— Да тут все не так просто — эти гады, потоки перестраивают, и если они начнут сбаиватьь тут никакая рать, не поможет. Я чуть позже расскажу обо всем плане Иных, и их, видимо тоже на голову повернутых, союзников — пусть наши еще пару дней насладятся друг другом и новой жизнью — вести у меня, в край плохие…

— Ну подымайся к себе — там расскажешь только мне, и винца заодно плеснешь, мне под него лучше думается.

— Думаешь озарение поймать?

— Все может быть — времена как раз подходящие.

* * *

Априус сидел на балкон, в любимом кожаном кресле, из чешуи давно уже вымершего Огненного Червя, и потягивал вино Альтара, из тонкого фужера. Рунин давно уже то ли дремал на спинке кресла, то ли грезил. Хозяин Отгороженного Предела, заставил себя расслабиться, и позволил мыслям самим течь по сколь угодным направлениям. Он хоть и был встревожен за судьбу всего Сущего, но от души немного отлегло. Все-таки основа для различных полков, армий, боевых единиц была заложена. На поиск Падших богов, отправлена часть Своры, Пути к гнезду Иных, возможно отыщет джин. Остается понять, где вылезут Хаоситы, и выжечь их рассадник. Но остается еще Поедатель со своими живыми инструментариями — он основная угроза Миробытию, хоть и временно скован. А еще эти странные помощники, или закулисные кукловоды — маги зачем-то помогшие Атриду…

— Пора со всем этим кончать — вырвалось у него — и я найду как…. Слишком долго все шло неправильно…

Рус догадывался, в чем причина всех бед Мировой Совокупности. И первое — это приход откуда-то тех, кто низвергнут с Высоких Тронов, ими же и воздвигнутых. Укладывая миры Сферы к своим ногам, они немало натворили Зла, но сменившие их маги, которые вообще не должны были занимать место в Верхах, как выходит, принесли еще больше. Один только Поедатель стоил Вселенной огромного куска…. Но именно с воцарением Божественной Троицы, стало возможно более активные действия Иных, Хаоситов, и всяких там Новых поколений магов Предела. И косматые демоны тоже возможно появились благодаря какому-то их упущению.

— Все то так — снова вслух пробормотал Априус — но мне не стоит забывать, и о двух Великих Змеях, бывших в Сфере если не изначально, то, по крайней мере, с момента конца предначальной Эпохи.

И тут ему в голову пришла такая неожиданная мысль, что все внутри похолодело:

— А если я, всего лишь, их инструмент? Средство влияния на ситуацию? Или иногда им являюсь? Они ведь Игроки, с большой буквы, по-сути демиурги Вселенной. И недаром, в некоторых мирах, имя Пернатого Змея, вернее уже Великого Птаха, означает оппонента, а иногда и противника Творца. Стоп, надо начать с самого начала…. Итак я и Куру, находимся на Гидрониусе, в этот момент в Гарноре уже достроено мощное суперустройство, занимающее полмира, и оно предназначено только для одной цели — пробить брешь в Барьерах Творца. Но им нужно большое количество Силы, и они пытаются перенастроить потоки, идущие от Эльдариуса. Мы с Куру, перебираемся в Самариэль, и откачка энергии начинается. Обитатели «Сердца Миров» слишком поздно понимают, что к чему, и не в силах мгновенно прервать этот отсос, пробуют чуть замедлить свой гигантский «Насос». В итоге что-то идет не так, и Эльдариус взрывается.

Вопрос — кто подсказал Хаоситам идею с планетарной установкой? И это раз. Просвещающий при нашей первой встрече уже что-то чувствовал, или знал — это два. О чем-то уже тогда знал, или догадывался, мой отец — это три. Агатон уже сидел в затворничестве — это четыре. Одурманенные Тэльк и Фаши, определенно по чьему-то умыслу, чинили в Гарноре беспорядки это пять. Неужели уже тогда, в Мироздании, была Сила, которая привела к полному изменению структуры Вселенной? Тогда главный вопрос — что это за Сила? Как говорится — смотри кому выгодно…

Он непроизвольно достал ком животворной глины, которую когда-то вынес из Эскора, и в которая вобрала в себя последний выдох и дух, одного из Величайших Чародеев Сферы. Пожалуй, бывшим первым и единственным, из всех магов, кто в одиночку смог создать себе искусственный мир. Руки Априуса, будто сами собой стали мять эту глину, вылепливая из нее фигурку, похожую на человеческую. Их порой называются «вольтами», эти глиняные куклы. А мысли Руса, продолжали свой бег.

— Эльдариус взорвался, образовалась огромная «Дыра» в пространственной материи, непонятно куда ведущая. И тут мы с Куру прыгнули, пытаясь в один прыжок достичь дома….. И попали во временные взвихрения. А затем тот, кто знал, чей я наследник, использовал мое отчаяние для определенных изменений во Вселенной. Вначале мы попали в Асгард, но лишь для того, чтобы в итоге очутиться у Источника Мудрости, посредством которого были перенесены в Кайлан Первых Дней. И там меня против моей воли, обучили обуздывать дикую энергию Сотворения, после чего позволили вернуться к месту утраченного дома, но с поправкой на время. Я открыл четыре стихийных дара, утвердил землю, посадил дерево, зажег ему маленькое солнце, пустил ветер, и дождь, а затем мы закрыли «Воронку. Гм, хоть и не моими средствами, но по-сути это акт творения, как я тогда об этом не подумал?

Древо росло, и в итоге смогло удержать Вселенную от схлестывания, миры обрели опору, а она еще одну ось, но соответственно и понятие Верха и Низа. Кто мной оперировал? Творец, прадед, или братья Змеи, которые впоследствии несколько раз возвращали меня к жизни? Но в любом случае Предначальная Эпоха Сумерек закончилась, закончилась эра воплощенных Сил, началась другая — существ из плоти и крови. Началась Заря Древних богов — основателей родов всех живых плотных существ. И я этому причина, потому как сам изначально плоть.

Далее мной видимо все еще манипулируя, убрали подальше во времени и пространстве, чтобы чего не напортачил, то есть забросили в Даарию, практически уже лишенным сил, на что-либо влиять. Там я на самом деле, перестал быть Априусом, и стал Русом, который в масштабах Вселенной уже действовать не мог, да и не решился бы — божественность то тю-тю. Но моя суть все-таки прорывалась наружу, и вскоре мне удалось оттуда выбраться. А затем я создал Ракар, который что бы ни говорил Просвещающий, внушил опасения даже ему. Потому что он был сработан из осколков Эльдариуса, напоен кровью пра-правнука Творца, и соответственно оружия ему равного, не было и не будут. Я стал опасен.

И тут снова Асгард, и просьба Атрида, хотя и Вернона тоже, проверить Ки — мир двойник Даарии, и Мидгарда. Неужели ключ к разгадке в Асгарде? Или самом Атриде, которым безусловно мог манипулировать Просвещающий? Так или иначе — я туда отправился, и натолкнулся на такую же припасенную Мощь, как в Гарноре, если верить Фаши и Тэльку. Как оказалось позже посредством этой Силы хотели возвести Магически Мост, для прохода в Сферу Уахинбара с пантеоном — Творец будто бы дал им позволение на Управление Вселенной. Этому хотел помешать кто-то из Древних Чародеев, и понятно что с выгодой для себя, а он Априус, влез чем несказанно того разгневал, и был выброшен прочь из мира. И практически первый раз погиб, тут Жрецы Сферы, и спасли его первый раз. Вопрос зачем? Не для того ли, чтобы иметь свое собственное человекоорудие?

— Не разобраться — протянул Априус — они не они, не доказуемо. Хотя каждая моя неудача оборачивалась какой-то пользой — Даария — это Ракар и Лусиарцы. Мидгард и бомбардир Хаоса — хирдманы. Асгард — Рунин. Ки — это Яша, и Ниса, часть, которой теперь живет в Кулуриэнь, и врата в Царства Ночи. Хрутар — это Дрендом, это все мои близкие люди. Веста — это бой с богами на равных, ее итог — жены и верные воины, и моя вторая смерть, и путь в чертоги прадеда. А там горгульи и ардынцы. Каждая моя потеря — это приобретение кого-то нового, и это сугубо моя заслуга, а не тех, кто мной пытался манипулировать. Но именно в тот период закончилась Первая Эпоха, и началась Вторая — Солнцеликой Семерки. А он опять оказался в стороне, будучи уже под патронатом Смотрителя.

Засияло в лучах Славы и Величия Тронное Царство, любимые Дети Творца воцарились в Сфере, Они будто бы пришли на смену нерадивым Старым богам, только и знающим что без меры пировать, да упиваться кровавыми жертвами. Все было по чести — выиграете поединок — правьте, нет…. Никто не знает, что было бы, если бы тогда победили Предтечи. Но они проиграли, и память о них, была стерта. А он Априус, дав свой собственный бой, оказался заперт в Отгороженном Пределе, а спустя день и вовсе смертельно ранен — угроза от него перестала исходить, а его меч хранился там, где был недоступен никому. И кто бы ни дергал меня за ниточки, вскоре осознал, что утратил свой инструмент. А затем я стал Эсгалдирном, и меня так просто, было не использовать. Гм, жаль во всем не разобраться, но отныне все эти Силы — враги Мироздания и Жизни, а значит и мои враги тоже. Что ж, время наконец-то настало, я прошел все — и Тьму, и Свет, и Забвение, пора установить свой Порядок. Высокого Трона, я по-прежнему не желаю, но и так дальше продолжаться не должно!!! Пора открывать козыри и изыскивать новые резервы. И больше ни с кем не церемониться…. И никому, ни чего не прощать — каждый должен ответить за все совершенное.

Он чуть подумал, а потом, стараясь не спугнуть попугая, который может чего и увидит в своих грезах, встал и пошел в покои близняшек. Обе жены в последнее время торчали в Крепости, став богинями, они первое время посещали миры, давая их обитателям, почву для создания мифов, а возвращались естественно в Гиль-Эстэль. Настало время и им доказать, что они не зря находились рядом с ним, столько веков. По-хозяйски отворил дверь, Априус позвал:

— Кулуриэнь! Вилисиль! Собирайтесь, прогуляемся на Окраину.

Обе сестрички находились на месте, и похоже хвастались друг перед другом новым одеянием. Кулури крутилась посреди комнаты, стараясь определить какой пояс, подойдет к алому платью, чтобы все гармонировало, но и стержень-рукоять бича было куда подвесить. Вилисиль же копошилась в платном шкафу, в спальне.

— Это что-то новенькое — заметила рыжеволосая жена — с чего это вдруг ты надумал взять нас с собой?

— Да-да, милый, это на тебя не похоже — поддержала сестру Вилисиль. — ты на нас, вообще «забил» в последнее время. Кстати, зацени — как я тебе?

Она вышла из спальни в длинном обтягивающем платье, казалось сотканном из лунного света, легкая и подвижная, словно порыв ветра. Черные, прямые волосы, ранее доходящие до плеч, теперь спускаются ниже лопаток, вьются завитками, и похожи на бело-серебрянную пену. Сейчас она действительно была похожа на богиню лунного ветра.

— Тут я не виноват — дел было много, и все спешные. Но вы все равно правы, слишком долго я вас сдерживал и прятал — вы достойны большего. А на счет как ты выглядишь, то очень даже ничего. Мне нравится хоть и непривычно — протянул Априус, удивляясь как именно это сестричке, удается неуловимо быстро меняться, даже ростом стала выше, и немного стройней. — Ты так и пойдешь, или переоденешься в привычную одежду своего клана?

— Я больше не принадлежу к своему клану. Я давно твоя. И то, что не утратила Силу, а даже приобрела, это великое чудо…

— Это не чудо. Это я и частицы Той, к кому мы сейчас отправимся. Хочу чтобы вы мне помогли в одном щепетильном деле. Мне нужна Созидательница, в данном случае две. Если не справитесь, боюсь, наши пути разойдутся…

В глазах сестер отразился нешуточный испуг, они никогда не могли себе даже предположить, что может настать тот день, когда им не будет места рядом с ним. То, что когда-то все началось совсем не с полюбовного знакомства, давно забылось. Забылись безумные атаки в неистовых поединках, и отчаянные попытки зарезать тогда еще господина, во сне. Бывшие проводницы в чертоги Смерти, потом непокорные, но все же, укрощенные наложницы, а в итоге боевые подруги, жены, и матери его детей. И это все разлетится в один миг?

— Но почему так? — Первой прошептала Кулури.

— Потому что расту — просто ответил Априус — во всех смыслах этого слова. И вы либо соответствуете мне, либо…. Сами понимаете. Но я искренне надеюсь, что мой прадед, приказывая уволочь вас с Весты, в момент ее затопления Мраком, что-то в вас увидел.

— Что мы должны сделать? — Это уже Вилисиль.

— Раскрыть весь свой потенциал. Потому что нам предстоит…. Перекроить Вселенную.

— Шутишь как всегда?

— Нет, я как бы вынужден это сделать. Не сразу конечно, сначала надо придумать способ избавить Сферу от всех надмировых и внемировых Сил.

— От всех — от всех? — Испуганно пискнула Кулуриэнь.

— Да — они мешают, Мешают уже слишком долго, и я подозреваю Творец, совсем этого не планировал. Боги миров, зародились сами по себе — так сказать побочный эффект процесса Сотворения. Уахинбар с пантеоном, вообще пришли откуда-то извне. Маги что правят ныне, проявились в результате столкновения магических потоков. Иные — паразиты Сферы. Поедатель и Хаос — понятно и так — тоже извне. Все они здесь не нужны, у обитателей Сферы Миров, и так хватит причин, чтобы двигаться вперед.

— А как же Великие Жрецы? — Поинтересовалась Вилисиль.

— С ними сложнее, но надеюсь к тому моменту, как нужно будет принимать решение, я уже пойму, что к чему. А пока собирайтесь — один я что-то не преуспел в разгадке тайн, нашей соседки, а она явно что-то укрывает. Сейчас мне нужны не ваши бойцовые качества, а нечто другое, так что постарайтесь мерять все с позиции созидающих богинь.

— Мы будем очень стараться…

— Главное помните — судить все надо, отталкиваясь от высших законов Мироздания.

— Мы учтем.

— Ну и отлично тогда отправляемся.

Мгновенный перенос — одно из преимуществ истинного бога, и они уже на каменистом плато, одного из плоских миров, которые предшествуют Темным Рубежам.

— Как тут все серо и мрачно — заметила Кулуриэнь, едва они очутились на твердом грунте — добавлю-ка я красок…

Она повела рукой, небосвод тут же озарился радужными всполохами, а из-под растрескавшегося камня, полезли странные, синие цветы.

— Дрендом рассказывал — тем временем заметила Вил — что где-то именно здесь сгинули его сестры Елонита, и Рудана — девы Ночи и Звездного Света. А так же их брат Щерот. Что могло тут с ними случиться?

— Да что угодно — ответил Априус — сторожевые заклятия, неведомые пока стражи, духи, демоны, или вообще невоплощенная Сила. Мы как допускаю, пробились туда только благодаря тому, что в нас самих были частички того вещества, что зовется праматерией.

— Может, не пойдем? — Испугалась луноликая красавица.

— А мы не пойдем — зайти туда невозможно. Мы перенесемся. Не прямо сейчас конечно, чуть позже.

— Ты что-то хочешь здесь найти? — Вопросительно изогнула бровь Кулуриэнь.

— Точно не могу сказать…. Сюда в древности стремились и одинокие колдуны, и отряды чародеев, и целые армии. Но никто не смог пробиться. А я за несколько дней до того, как вы меня нашли, выпустил часть этой субстанции, вплетая ее в заклятье….. И она одарила Силой не только меня, но и всех кто был со мной.

— Думаешь это то-то очень древнее, еще с периода, когда не существовало само время?

— Не знаю. Но как мне кажется, там спрятан Источник, некой таинственной Силы, которая изменяет свойства всего. Если его отыскать, можно стать очень могущественным…. К чему я раньше не стремился, но меня вынуждают обстоятельства. Однажды, очень давно мы с Куру, столкнулись с угрозой жизни всей Сферы, и устранили ее, и не, потому что могли, а потому что больше было некому. Сейчас я тоже вынужден, а не, потому что хочу. Но один я не смогу справиться, слишком огромна Вселенная, слишком много Паразитов, и мест где нужно быть одновременно.

— Мы поможем, чем сможем — сразу отозвалась Вилисиль — просто доверяй нам.

— Ну хорошо — готовьтесь. Сейчас мы перейдем в Междумирье, а затем сразу в Чертог, этого непонятно чего. Главное ничего не бойтесь.

— Мне страшно — поежилась Кулуриэнь — а вдруг там прячутся всевозможные страхи, которым нет даже имени, те что сродни Титанам.

— Я был там несколько раз, и ни с кем таким не сталкивался. В придачу у меня есть там небольшой форпост, туда я вас и доставлю.

— Тогда вперед! — Уже смелее воскликнули сестры, и стали ближе к мужу.

Априус усмехнулся, и всей душой надеясь, что все же не ошибается, перенес их сначала на тот самый памятный островок. Островок, на котором впервые узрел и почувствовал этот Темный Схрон, принятый тогда, за остатки правещества, по какому-то странному капризу Творца, оставленный в пределах Сферы. Это была не просто область, заполненная Тьмой, там был источник Силы, было Хранилище, было что-то еще. И с этим тоже надо было разобраться, ведь это загадка не из новых, ее следовало разгадать еще тогда, когда он тут Каганствовал. Но ему не дали… А теперь сначала надо закончить с испытанием, на творца, ха-ха.

Априус подумал, представив себе, путь, который вынужден, будет проделать вместе с женами, пока не достигнет нужного места, и решил, что с него хватит. Хватит всяческих там полетов, на собственных крыльях — не колдун ведь какой-нибудь, а бог стремящийся уподобиться Творцу, и тут надо соответствовать.

Потому спокойно, и расчетливо так, проделывать определенные действия, раз за разом. А в данном случае, просто пожелал оказаться, в верхнем зале, недавно «выстроенной» башни, естественно вместе с близняшками. С нее, вполне удобно, обозревать результаты, проделанной работы, а в самом мире появляться, вовсе не обязательно…

Несколько мгновений ушло на то, чтобы магический поток, доставил их туда, за грань, огромного, вздыбленного, и вогнутого «зеркала» странно вещественной Тьмы. Практически это был полет мысли — раз и уже там.

— Божественный статус, девочки мои — усмехаясь, заметил Рус, глядя на шокированных жен — как оказывается, довольно удобная штука.

— Как ты это сделал?

— Мы вообще где? Как это возможно?

— Ну, я учусь на творца, и это место моего, а теперь и вашего, обучения. Как я уже говорил — мне нужны Созидательницы.


Глава седьмая Под покровом Тьмы, и под светом звезд…

Некоторое время Априус, обняв близняшек, просто стоял, и вместе они «смотрели» на создаваемый мир. Жены были поражены до глубины души, и не находили слов, чтобы выразить свой восторг. Сам же он смотрел придирчиво и строго, на свою проделанную работу, и остался этим осмотром, вполне доволен.

Его первенец миновал уже три первых стадии и теперь имел вид обнаженного, словно оскальпированного, исходящего паром шара. Словно заготовки, только что вынутые из горна, остывающие после закалки в воде, торчали из океана, участки суши. Еще сырые, мокрые, но, тем не менее, животворные, готовые принимать в себя семена жизни…

Голый мир, его обнаженная поверхность, зрелище не столь радостное и великолепно — и его следовало «приодеть» и «разукрасить». И тут понадобится еще кое-что из запасов Хранилища. В отличие от всех предыдущих этапов, с дальнейшими процессами он уже сталкивался. Правда был тогда не вполне самим собой, как и его напарница, но, тем не менее, опыт был. Растить все естественным путем, несравнимо долго, но вот задать начало всем процессам вполне возможно и сразу. Главное запустить сам процесс образования гор, почв, кровеносных артерий то есть подземных, и поверхностных рек, морей и озер. Ну и понятно нужны аэр и светило, правда, точно Априус не был уверен, на какой стадии формирования мира, их нужно добавить.

Кулуриэнь и Вилисиль, будто изваяния, застыли перед парапетом, и неотрывно смотрели на рождающийся мир.

— Как красиво — прошептала рыжеволоска — первый свет во тьме…

— Я вас не просто посмотреть сюда привел — заметил Априус — вспоминайте, думайте о том, что наиболее всего поразило вас, и понравилось, в мирах, где вы побывали за всю свою жизнь. Вспоминайте и воплощайте, в этом новом все лучшее, что когда-либо видели и чувствовали. Этот мир — основа, от которой мы будем отталкиваться в дальнейшем.

Он еще некоторое время пояснял им, что и как нужно делать, как извлечь из Хранилища, и посеять некоторые семена Жизни — пока это конечно были только вирусы, бактерии и микробы, но и некоторые споры, тоже присутствовали. Затем оставив своих богинь, в сравнительной безопасности, продолжать созидать, сам отправился искать сокрытое во Тьме, Нечто.

Покинув черный замок, Априус не стал перетекать в демона, а решил обратиться к еще одному своему умению — становиться исполином, но не до конца, вещественным. После недавних приключений, взор наследника Агатона, охватывал не только незримые планы бытия, но и совсем тонкие уровни самой основы Мироздания. Причем не направленно, а как бы многосторонне. Потому мог отличить абсолютную Пустоту, от зон, вмещающих, что бы то ни было. Соответственно и перемещался к таким зонам. А таких зон, тут было минимум три. Хранилище, творимый мир, и еще чем-то заполненное «пространство». Туда он и направился.

Наконец, впереди, явно ощутилось присутствие чего-то плотного, и невероятно огромного. Априус буквально завис, и попытался понять, что там такое. Использовать здесь заклинания, или чары познания, показалось дикостью — богу это не требуется. Он должен просто захотеть увидеть, и оно явится, или подсветить нужное место, ибо тот, кто обуздал семь первоэнергий, и есть Свет. Тут эти энергии, бесспорно, существовали, и Рус попросту их использовал, вызвав посредством их столкновения, тусклое свечение.

Во Тьме проявилась огромная, вернее просто колоссальная медуза. Гигантские щупальца пока еще мертвые свисали длинными нитями, уходя куда-то вниз. А за ней просматривались и другие, такие же пока безжизненные организмы.

Априус обомлел — эти вакуумные чудовища, как две капли воды, попадали под описание той штуковины, что начудила в Хастаире. Хранители прозвали ее «Корректором» или «Перекройщиком» Реальности, и если эта штука почему-то ожила и вырвалась отсюда, то в этом виноват только он, Априус. Это он заявился сюда на «Версаре» и пробудил к жизни и Хранилище и одну из «медуз».

Внезапно в голову хлынул поток знаний, лежавших до этого мертвым грузом, это были сведенья когда-то полученные от того самого артефакта, который просил найти Просвещающий. И видимо знания эти, попросту не использовать было в другом месте.

Априус понял, что это за медузы, для чего они предназначены, понял что еще сокрыто тут, и осознал что все ответы на мучающие его вопросы, может получить здесь. Теперь ему доступны некоторые ранее сокрытые вещи.

Он скользнул несколько вбок, и будто напоролся на упругую стенку, но усилием воли, приказал ей пропустить его. А затем так же как переходил из Отражения в Отражение, продавился дальше. И мимо своей воли, скорее инстинктивно, зажег большой световой шар. Неожиданно резко полыхнуло разноцветьем, и Априус, увидел самую нереальную, из возможных для этого места, картину. Он воочию узрел извивистую, цепочку из разноцветных огней, и услышал неестественный для неплотного мира, звук, звук журчания воды.

— Так это не байки — резанула мозг, первая мысль — не зря они все время в ходу…. — И тут же пришла вторая — и это мое Наследие.

Теперь обратно хода не было, его подвели к последней черте, и от ответственности уже не отвертеться. Он рвался к этому всю свою жизнь, как бы сам того не желая, но искал способ противостоять всем, и вот нашел. С этого моменту, нет больше места сомнениями и неуверенности, и на поверхность должен всплыть только холодный расчет, решительность, и непреклонность.

— Что ж Априус — проговорил он мысленно — ты нашел способ, осталось только получить «добро» на его использование. А для этого нужно закончить мир, что не может быть мгновенно.

Он со всей скоростью, на которую был способен, метнулся обратно, к черному замку, там его жены, учились быть Созидательницами, в Даарии, сказали бы Роженицами, но это было не совсем так. Прошло несколько мгновений, и Априус снова стал рядом с ними, и принялся вливать в свое творение, всю доступную, ему сейчас Силу. Он неимоверно ускорял процесс, так как могут только истинные боги, а не всякая там шушера.

Занятый этой необычной работой, а иначе труд по созданию планеты, было не назвать. Априус, не обращал внимания ни на что, кроме творимого процесса. И действия Кулуриэнь и Вилисиль. Потому даже дернулся, когда в голове неожиданно прозвучали чьи-то слова.

— Что ж, для первого раза неплохо, и хоть это и не последняя фаза — будем считать это Зачет.

Как и в первые несколько раз, Эльдариусиец, не мог с уверенностью сказать, что это именно Тот, о ком от подумал. И тот, кого, порой, так тщетно пытался дозваться. Голос хоть и звучал в его собственной голове, но казалось, шел отовсюду, словно с ним говорила сама Сфера, и в нем отображалось, все, что когда-либо существовало. Только вот по предположению Априуса так могли бы говорить, захоти они этого и его прадед, и Просвещающий, и одна из ипостасей Творца — потому считать что это Он сам, было неразумно.

— Поздравляю, ты вышел на уровень Миротворца — словно уловив, эти мысли, сказал этот кто-то. Теперь ты многое сможешь….

— Я бы не назвал себя несущим мир… — с заминкой ответил Априус — не всем от меня только польза. Бывало и много урона…

— Я говорю в буквальном смысле — ты Мир Сотворяющий! А не подразумеваю слюнтяев, которые бояться пальцем о палец ударить, чтобы никому не навредить, и поют хвалу спокойствию — это путь в никуда. Но это все равно не то, что от тебя требовалось, ты все-таки еще не готов. Не готов оперировать с Макрокосмом, не готов отщипнуть кусочек от Хаоса, и перестроить его частицы. Пока ты слаб.

— Да я как бы, и не рвался в эти Миротворцы. Мне и тут неплохо было, не все устраивало, конечно, но все же…. Я так и не насладился свободой в полной мере, меня все время отвлекали, не давали быть самим собой…

— Привязанности парень, привязанности. Помимо всего прочего тебя удерживает множество невидимых цепей, и могу предположить — тебе их не порвать. Тебя удерживают связи. С котом, с женами, с друзьями, с теми за кого ты будто бы в ответе. А еще держат, твои неразумные чары от заклинаний, при помощи которых ты связал себя с плотью этого Мироздания. Все это является крепчайшими путами и оковами. В общем, старайся, задание все еще за тобой, но пути открыты. А это, всего лишь необходимый опыт.

— Тебе легко говорить — нашел в себе силы, ответить Априус — у тебя не было вообще никаких привязанностей.

Но ощущение присутствия чьей-то огромной, давящей Силы, отступило, воля собеседника ушла, и никто ему уже не ответил.

— Ладно, девочки, на первый раз достаточно — продолжим несколько позже. А сейчас возвращаемся. Обнимите меня!

Близняшки немедля обхватили его за шею, и плотно прижались, чрез миг, всех троих в замке, уже не было.

…Возвратившись обратно в проявленные миры, Априус, несмотря на успехи, изнывал от незнания и неосведомленности.

— Что сейчас творится в Сфере? — Думал он. — Есть ли время на маневры?

От этих знаний зависело многое, если не Все. И если там, в Большом Мире, все на грани Коллапса, ему придется начать действовать решительно и кардинально, уже сейчас. Но, ни сведений, ни плана, у него пока не было. Как и времени. Впрочем, как всегда. И хуже всего было то, что таких масштабных войн он, и его люди, не вели никогда, и не было такого поля, на которые можно вывести свои войска. Нанести удары требовалось одновременно во множественных местах, и это должно было стать просто отвлекающим маневром. А это в масштабах Вселенной.

— Дорогой, ты о чем задумался? — Поинтересовалась Вилисиль, когда они уже шли по коридорам Гиль-Эстэль — хмуришься, и лоб морщишь — что не так то?

— Ну как вам сказать? Теперь мы все вроде бы в сравнительной безопасности, но не высовываясь из Скрытых Пределов, ни то, что Битву не выиграть, — даже ничего не разведать. И послать в Большой Мир, у меня больше некого. А жертвовать кем-то из своих подданных, я не хочу.

— Но ведь можно сработать механизм, и отправить его…

— Смотреть через искусственные глаза — это просто видеть, но не значит что понимать.

— Есть еще кланы оборотней Хрутара — напомнила Кулуриэнь — в виде волков они могли бы рыскать в округе поселений, и что-то узнавать, а потом оборачиваться и заходить в города…. Но ты, опять скажешь что они тоже свои…

— Да скажу, никто из вымирающих кланов, не будет воевать вне Скрытых Пределов. По крайней мере, не сейчас, когда мы еще слишком слабы.

— Ну и как же, ты тогда поступишь? — В один голос, задали вопрос сестрички.

— Да как-как — денек дам всем вам насладиться счастьем и покоем, а потом будем готовиться к Битве за всю Сферу. На этот раз выманивать сюда некого, поэтому мы пойдем туда сами. Иного выхода я не вижу — если не вмешаться сейчас, то потом может быть уже поздно. Слишком долго длится противостояние Сил, и они никогда не успокоятся. Меня достали эти Игры Великих, и я намерен действовать в полную силу, и на этот раз, задействую все резервы.

— Звучит, конечно, грозно — заметила Кулуриэнь — но ты не столь всемогущ, чтобы справиться сразу со всеми.

— Ну во-первых, я не один, у меня есть все вы, есть ресурсы, и не только здесь. А во-вторых, есть побратимы Хранители, которых тоже не надо убирать со счетов. И им, ох как надоел весь этот беспредел, что устраивают, все эти Силу и Власть имущие. Ну и еще надеюсь, будет пару козырей…

— Ладно, мы тогда пойдем с новеньким позанимаемся, а ты обдумывай свои планы. Но вечером ты в нашем распоряжении.

— Хорошо.

Априус чмокнул жен, и, развернувшись, пошел к тому, кто не был занят любованием с партнершей. Помня, что это далеко не простой попугай, Рус решил посветить несносную птицу в свои планы. Пройдя через покои на балкон, где попугай все еще сидел на спинке кресла, он тихо спросил:

— Ну что увидел что-нибудь? Или может намыслил?

Рунин открыл один глаз, посмотрел на хозяина, и заявил:

— Я тебе что — всевидящее зеркало? Так узрел кой-какие обрывки…. А потом да — помыслил.

— Не поделишься?

— Ну как я понял, если коротко — Иные в союзе с загадочными магами, мутят что свое…. Они даровали моему первому хозяину, армию, которой еще не было. Армию из Прежних Богов. И он должен ее повести против своих же друзей, те чем-то очень мешают планам Иных.

— Так, значит три Силы, будут заняты разборками между собой. Если это как-то коснется миров, и их жители возопят в мольбах, то объявится и Судия.

— Его я не зрел — не знаю. А вот рогатые демоны шарятся, у границ, ранее хранимого нами Сектора…

— Так-так…. Я, кажется, догадываюсь — в чем причина их интереса. Что ж придется туда наведаться, но поскольку спящие в одном из миров, твари пробуждаются от магии, мне нужны воины со слабым даром.

— И где таких взять? Ну чтобы доверять можно было…

— Да нигде. Без проверенных можно и не соваться, а у меня на тех тварей, дальновидные планы. В общем, так, лети к Хорсаку в Тассадессу, тем на службе есть два паренька — стражники Камриль и Андерик, скажешь Хорсаку, чтобы доставил их ко мне, ну и им тоже скажешь, что поступают на службу ко мне. Потом найдешь Берлиара, Тилея, и Хота — хватит им в сторонке отсиживаться. Далее разыщешь Харея — «Версар» как раз должен будет вернуться, и все вместе отправитесь, в окрестности того, мира, откуда мы вытаскивали Хитара. Харей пусть сразу возвращается, едва вас высадит, а вы ждите меня. Ты готов это проделать?

— А то. Чего мне тут сидеть, Крепость не покидая? Скукотища…

— Скоро будет не скучно — старые времена возвращаются, снова будем сражаться за Жизнь.

— Ну наконец-то. А то я уже стал подумывать, что ты решил уйти в глухое подполье…

— Я просто сделал так, чтобы было куда возвращаться. А теперь выслушай кое-какие наметки…

* * *

После того, как Априус поделился зачатками своего широкомасштабного плана, с Руниным, тот поворчав, взвился в ночное небо, и отправился в Лундор. Сам хозяин Гиль-Эстэль, еще некоторое время сидел за столом, что-то вычерчивая, и чиркая на листке пергамента. Он все никак не мог решить, что именно поставить первыми пунктами — Поедателя, или Иных. За всевозможных богов, он как-то не беспокоился — они были похожи на людей, а значит, и мыслили так же. Волновало его только эти две Силы, и так называемый «Мученик».

Потому что, все известные гнездилища адептов Хаоса, они выкорчевали еще в начале своей Стражи, и сейчас он не имел и малейшего понятия где, те прячутся. Падшие же, возможно вообще, на одном месте не сидят. А по недавним сведеньям, как бы это противоречиво не звучало — все Три, этих Силы, могут вступать, во временные союзы. Каждая получит свое, если затея удастся. Мессия достанутся души людей из миров, поглощаемых Предателем. Некоторые из миров, уничтоженных Сыном Божьим, станут легкой добычей «рогачей», которые прокладывают Путь. Таким образом, и Тот и Другой, преследуя свои собственные интересы, либо по сговору, либо невольно помогают друг другу.

Иные…. Иные были вообще пока что, непостижимы. Но кто-то, же устраивал все эти предвестники последних дней, в мирах Сектора. Кто-то же пробуждал «дремлющих», и старался использовать их, в своих целях. И теперь точно ясно кто.

— Что ж — проговорил он — тогда по мере поступления. Итак начнем с посланников Поедателя…. Но это не значит, что займусь только этим.

Он пододвинул к себе так и лежавшую на столе, глиняную фигурку.

— Ну что мне с тобою делать? — Вертя ее в руках, спросил Априус — хрустального черепа у меня пока нет, а сделать тебе нормальное тело, я не могу, без души получится просто черте что. Так что подожди еще немного, я Серентина попросил сработать вместилище для тебя, а он хрустальных дел мастер. Будет лучше, чем из кости, ну в смысле настоящий…

Априус встал и посмотрел с балкона на далекие звезды, и принял решение. Мгновенное головокружение, говорящее о быстром перемещении, и вот уже та березовая роща, что находится рядом с Корчмой. С последней встречи с Патаром, минуло не так уж много дней, но Руссу, показалось — прошла вечность. А может, так оно и было, ведь во внешней Тьме, время не существовало.

Ноги сами понесли, к крыльцу, душа чуть затрепетала, ведь здесь что-то было из тех давних дней, когда Даария была его домом. Рус будто чувствовал ее незримый дух, и запах корчмы, напоминал о многочисленных блюдах из даров ее природы.

— Ничего — пробормотал он — я отомщу тому, кто послал Карателя. Хоть его вроде и нельзя убить, но я что-нибудь придумаю. Я сделаю твой осколок, центром Вселенной. И память о тебе не умрет…

Дверь сама распахнулась перед негласным хозяином затерянного мед звезд, Заведения, и он вошел. Ноздри с порога, уловили приятные, сразу вызвавшие аппетит, запах. Априус не снимая капюшона, прошел к любимому столику, как правило, всегда пустовавшему. Народа сегодня было странно много, и при желании, можно было набрать небольшой отряд. Но ус, наемников не любил, ему требовались только верные соратники, и неважно, эльфы, люди, гномы, или орки с гоблинами. В его отряде бывали все, да только смерть выкосила их ряды, оставив только остроухую четверку.

Априус уселся за стол, возле него тут же нарисовался Патар, грузный разжиревший, но все еще подвижный усач, с кудрявыми, русыми волосами и опрятной бородой. Пристальные голубые глаза уставились в зеленые, пытаясь проникнуть в самую душу.

— Здорово брат!

— И ты здрав будь. Сажи служкам сразу — пусть лучшее пиво подадут.

— Уже. Что жажда мучает? Да и выглядишь, ты так, будто в пекельной смоле купался? Тьму даже я ощущаю, хоть давно уже не пресветлый бог. Стряслось чего?

— Да так, удружили тут со способом убраться куда подальше. Вот и занесло туда, куда и боги не заглядывают.

— А ты раз выбрался, значит теперь некто больший?

— Я всегда был тем, кого никуда приписать не могли… Я ни бог, ни чародей, я просто сын своего отца и матери, и внук деда и бабы.

— Боюсь даже представить, кем они были…

— Уже не важно, то дела давно минувших дней. А у нас насущные беды у порога. Вот и я и вспомнил, что ты просил кликнуть тебя, если понадобится верные соратники.

— Так я завсегда готов. Прям щас собираться?

— Нет, еще поедим…

— Насмешил. Ну а серьезно?

— Мне надобно чтобы твои посетители разнесли по мирам весть, что некий наследник Родана, собирает всех на бой против недругов Жизни. И в сторонке не отсидеться никому. Враг безжалостен, уничтожит все, что дышит и живет. Пусть не равнодушные сколачивают дружны, волхвы выходят из лесов, отшельники из пещер — пора всем сказать свое слово. Будем восстанавливать давно попранную справедливость.

— Эка ты хватил, а силенок то хватит?

— Хватит, не хватит — нас не спрашивают. Пусть тот, кто не считает себя безмозглым скотом, поднимается на бой. Главное чтобы вести разнесли, а там я найду, кого прислать, чтобы стали во главе отрядов.

— Все так серьезно?

— А ты думал, я зря, что ли всех своих переселил в дальние области? Сражения уже начались, откатом от заклятий накроет многие миры, потому такую угрозу надо устранить раз и навсегда. Я пока думаю как, но больше стоять в стороне не намерен. Пора показать всем этим зарвавшимся Силам и богам, что они тут не хозяева, а мы не их рабы, и не игрушки.

Тут принесли пиво, и Априус умолк, схватив первую из поставленных на стол кружек, и осушил до дна. Потом глянул на корчмаря, и спросил приглушенно:

— Из Круга, никто не объявлялся?

— Нет, но слушок прошел что Перун, еще при деле.

— Неплохо бы было его призвать — Земля пару дней обойдется без дождей, грома и молний. И остальных найти не помешало бы.

— Я попробую, но ничего не обещаю. Кушать что будешь? Есть пирог с рыбой, только из печи, и окорока только завезли. Выбор, после переноса Бакхора, значительно поскуднел, так что сильно не разбалуешься.

— Давай и пирог, и окорок, перекушу по-быстрому. Я заскочил чтобы предупредить, если у нас не выгорит, и Вселенную спровоцируют к свертыванию или распаду — кого знаешь, сразу тащи в мои Скрытые Пределы. Будем отрываться. Но надеюсь, до этого не дойдет.

Патар сделал знак рукой, а может и мысленно отдал распоряжение, и почти сразу, на блюдах принесли разрезанный и парующий пирог, и нарезанный тонкими ломтиками окорок. Априус с удовольствием умял пару кусков, а затем стал, есть окорок, запивая его пивом. Патар подумав, присоединился к трапезе, и они как в старые времена, ели и говорили, Так еще некоторое время пообщались, обговаривая, приблизительный план действий, и когда Априус уже собрался рассказать о некоторых своих предположениях, услышал еще не забытое — Длин — Длань. И хоть созыв его теперь и не касался, решил, навестит собратьев по Хранению.

— О Патар, прости мне пора, похоже, есть кое-какие нехорошие новости. В общем, делай все так, как договорились, в ближайшее время, я тебя навещу. Так что до встречи мой друг.

— До встречи.

Априус надел капюшон, быстро покинул корчму, а едва ступил на крыльцо, сразу испарился. Последовал мгновенный перенос, теперь с новыми возможностями, он мог свободно перемещаться по Сфере, при условии, что знает то место, куда хочет попасть. А попасть он хотел прямо в зал совета, Звездного Храма.

У него это легко получилось, только что стоял на крыльце Корчмы, и вот уже он посреди зала, в Звездном Храме. Некоторые Хранителей, были уже на месте, и хотя и знали что Априус, больше не блюститель Порядка, все равно решили его позвать. Это были его приятели Тэльк, Фаши, Загод, и Баград с Асамиром.

— Приветствую вас друзья, что у вас тут за тревога? — Усаживаясь в свое кресло, спросил он.

На него уставились с немым вопросом — мол, как ты так быстро? Он усмехнулся и пояснил:

— Росту на вольных хлебах, да и вскрылось тут кое-что…. Ну так выяснили что-то важное, или просто сбор по случаю последних событий?

— Здорово.

— Приветствуем.

— Мое почтение. Созыв из-за того, что в Верхах конкретна драка затевается — ответил Тэльк. — Ты был прав — это не просто всегдашние разборки. Кто-то атаковал Тронное Царство, и не понять блокируют ли его, для того чтобы не вмешались во что-то, творимое где-то неподалеку, или оно и есть их целью.

— Кто атаковал? — Быстро спросил Априус.

— Какая-то воинственная раса нелюдей, похожи на минотавров, но они так расходный материал. С ними какая-то недоросль, особые мелкие колдуны, вот они-то, и наносят основной урон. Но и они только пешки. А те, кто это затеял, остаются в тени.

— Как они туда вообще пробрались?

— Через порталы. Таким образом, проходя сквозь них, ряды павших воинов, все время заменяют новые отряды. — Пояснил Загод. Правда, если верить добытым сведеньям там их богов только Хануамор, но он в отражении атак не участвует — занят чем-то другим…

— Клетка Поедателя трещит, вот видимо этим и занят. — Неслышно входя в зал, заметила Эледвен. — Здравствуйте друзья, только выбралась. Мы получили сигнал, о том, что у сдерживающих эту Тварь «Оков», наблюдается какая-то активность…

— Там сейчас сложно что-то разобрать — ответил Баград — большие возмущения Хвергельмира, путают чары.

— Это Артамор его снова приручает — пояснил Априус — вернулся к более привычному делу. У него-то за все века, так и не было ни армий, ни учеников, ни тайных орденов, а как припекло, наклепал по-быстрому темных полчищ, и повел в бой.

— Ясно — скривилась Эледвен — делает то, что больше всего умеет…

— Ну не надо прямо так непочтительно — хмыкнул Асамир — он гениальный чародей, просто направления, которым он себя посвятил, посвящены войне.

Тут в зал вошли и остальные Стражи Миропорядка. Поприветствовали всех, покосились на Априуса, уселись и принялись выслушивать Тэлька, который повторил все вышесказанное.

— Я могу добавить, кое-что про Атрида — первым заговорил Элендар — некоторое время назад, он с кем-то вел переговоры, еще в его граде была схватка, но вмешались Иные, и все прекратилось. Кто-то, выяснял отношения, но вынужден был убраться. А чуть позже у ворот Асгарда появилась невиданная армия Прежних, которую он предположительно и возглавит.

— Значит сейчас Божественная Троица, связана по рукам и ногам — проговорил Веленфор, и думаю, этим кто-то воспользуется. Потому что в данный момент, Сфера предоставлена сама себе…. Хаоситы после последнего разгрома, как и Падшие, где-то тихарятся, но моментом могут и воспользоваться. Да и не только они. Вселенная может статься, будет беззащитна.

— А мы на что? — Уловив нужную паузу, воскликнул Априус — пора наводить Порядок! Поэтому предлагаю воззвать к Творцу, выйти из тени, и устроить всем хорошую взбучку.

— Мы пробовали уже много раз — скривился Фаши — он не откликается. А без позволения, Система нас быстро приструнит.

— Попытка — не пытка, давайте еще попробуем, на этот раз может и выйти — настаивал Априус.

— Ну давайте — пожала плечиками Эледвен — все равно что-то делать нужно.

— Давай, только на этот раз, звать надо как-то по-другому — прорычал Ниррас — одни мантры и ноты не помогут. Нужна хоть какая-то визуализация.

Априус чуть подумал, и спросил:

— А к кому-нибудь из вас, хотя бы однажды прикасался его Дух? Вы вообще имеете представление — какой он Творец?

Помедлив, все отрицательно покачали головами, наступила тишина, и он продолжил: — Что ж, ладно, попробуем так. Творец, это, прежде всего Свет, потому представьте огромный, желтый или оранжевый шар, сотканный из плазменного света. Яркий, но не ослепляющий, животворный и неизмеримо Мощный. Когда представите, начинайте обращаться к нему. Зовите его как Всеотца, как Начало Начал.

Асамир, Баград, Фаши, Тэльк, Загод, Веленфор, Элендар, Эледвен, Числинья, Фирлинг, Ниррас, и сам Априус, сосредоточились и постарались одним мощным порывом воззвать к Единому Началу Всего. Мысленные потоки, сливаясь вместе, устремились куда-то вверх. Априус постарался вспомнить все ощущения, которые испытывал при прикосновении Родана, и когда слышал голос, говоривший с ним во Тьме. Они тянулись к Недосягаемому, и видимо в момент отчаянья им удалось пробиться, потому что весь Храм как-то завибрировал, его семиярусные стены, сложенные из драгоценных камней, вспыхнули своим внутренним огнем. И из этого разноцветного свечения, родился белый свет, который стал заполнять все залы, пока все двенадцать взывающих существ, не оказались окружены этим Светом. А еще через миг, трубный голос, в котором слышался и рев ураганов, и рокот волн, и шелест трав, возвестил:

— Вам дано добро! Вселенная больше не нуждается в моих Наместниках, она вообще не нуждается в управлении. Поэтом помните — вы всего лишь, инструмент лекаря, который вырезает гниль. Очистите Сферу, от застоя и плесени, омойте ее раны первозданными водами, изгоните паразитов, и устраните угрозу Бытию. Но помощи не ждите — вы должны справиться сами. Куратор не будет взыскивать с вас, потому приступайте немедля.

Сказать, что товарищи Априуса были поражены, и пребывали в ступоре, это ничего не сказать. Все так и сидели, замерев, и казалось, внимали каждый своим, установкам. Априус услышал обращенные именно к нему слова:

— Найди Ключ, и пробуди его, тогда познаешь Истинный Свет, и сможешь противостоять кому угодно. Там же обретешь и способ, возродить утраченное.

Присутствие Творца, перестало ощущаться, но все так и сидели, переваривая услышанные слова, его Воли. А потом, заговорили все и сразу, наперебой предлагая различные варианты, спасения Вселенной.

— Я так понимаю, вначале каждый должен сделать, что-то определенное — проговорил Фаши, перебивая всех — давайте же, исполним это, а затем, вновь соберемся и решим, что делать дальше.

— Идет — вставая, сказал Априус — но на все, про все у нас не больше двух-трех суток. А может и того меньше.

— Тогда надо поднимать на бой, и свои Сектора — рявкнул Ниррас — обитатели хранимых миров, должны самостоятельно обеспечить себе светлое будущее.

— Тоже верно — заметил Эльдариусиец — тогда до встречи! — И легко кивнув всем на прощание, исчез.

А возник уже, у дверей своих покоев, в Гиль-Эстэль. Вошел, окинул взглядом комнаты, и понятно не нашел там ни куатара, ни ящера. Хмыкнул, прошел к себе, сбросил балахон, и, прихватив флягу с вечным вином, отправился к близняшкам. А те, как и положено женам, ждали его в спальне, и похоже готовились провести бурную ночь.

Априус прихватил стоящие на столе бокалы, блюдо с сыром и клубникой, и направился к ним. Обе сестрички были уже почти в неглиже, на них были только чулки, пояса, и корсеты. Обе смотрели на него предвкушающими, и соблазняющими взглядами.

— Может так статься, что это последняя наша с вами ночь — откупоривая фляжку, и разливая вино по бокалам — проговорил он — поэтому давайте как в последний раз…

— Я верю — ты справишься — сладкоголосо пропела Вилисиль.

— А я в этом убеждена — добавила Кулуриэнь.

— Мне бы вашу уверенность…. — Подумал Априус — я не разу ни схлестывался ни с Иными, ни с Правящими, да вообще ни с кем, из тех, кто в Сфере воду баламутит…

Он передал бокалы женам, затем каждой вложил в ротики, по клубничке, и отхлебнул из собственного бокала. Вино горячей волной прокатилось по горлу, и заструилось по венам — такое уж у него быстрое действие. Рус отбросил все мысли о насущных проблемах, и скользнул в объятия милых сердцу женщин, которые уже томно потягивались и изгибались, в нетерпении. Страсть мгновенно обуяла всех троих, разжигая похоть, и огонь внизу живота. Они свились телами, лаская друг друга, поцелуями и прикосновениями, а затем Априус показал, на что по-настоящему способен…

После четырехчасовых утех, когда усталые и выжитые близняшки уснули на его груди, Априус прямо из кровати, переместился в черный замок. Оказавшись у бойничного проема, он с чувством некоторой досады, на себя самого, продолжил «сеять» семена будущей жизни. Невольно пришли мысли о том, кем же населить этот мир — живых существ, он не пробовал создавать еще никогда. Он еще не видел воочию, каким станет этот мир, в голове была только сама задумка, но перетягивать сюда во Тьму, живых существ из уже существующих миров, было как-то неправильно. Нужен был эксперимент, с кем-то другим….

— Ладно, если выиграем битву, я что-нибудь придумаю…

Шар тем времен укутался в оболочку, которая будет отделять его, от окружающей Тьмы, а вот с солнцем, Рус спешить не стал — пусть пока без него, водно-паровая оболочка сделает свое дело…

Оставив творимый мир, продолжать развиваться, Априус перенесся к тому месту, где обнаружил цепочку странных огоньков. Каким-то странным образом, здесь все еще горел, зажженный им шарик света. И присмотревшись, наследник Визардаса, увидел, что цепочка огоньков, взбирается куда-то вверх. Он скользнул туда, и узрел небольшую, каменную возвышенность, в центре которой, булькала небольшая лужица.

На Априуса, тут же снизошло озарение, он призвал Ракар, и вонзил его в эту лужицу. В тот же миг, оттуда ударили ветвистые молнии, разряд прошел через Эльдариусийца, его затрясло, глаза вспыхнули неистовым белым светом, а молнии, ушли куда-то дальше.

— Ни хрена себе — выдавил Рус, и, проведя, мечом по кругу, выдернул его.

Лужица взорвалась фонтаном брызг, мощная струя ударила вверх, полностью накрывая его. Априус застонал, Тьма боролась со Светом, выплавляя нечто новое в нем самом.

— Воедино семь связать — просипел он — чтобы всем повелевать…. Но этого видимо мало.

Он посмотрел вниз, на россыпь драгоценных камней — это были берега Источника Жизни, Родника Силы Сотворения, а по каменистому руслу, потек небольшой ручеек, мгновенно превратившийся в мощный поток.

— Так вот, к чему все так рвались во все времена — выдохнул Априус — ну тогда все понятно….

Сверкающие ранее самоцветы, вспыхнули во всю силу, каким-то внутренним огнем, окружающая Тьма, стала отступать все дальше, и дальше, потому что помимо всего прочего это был еще и Источник Света. Вдали высветились ряды гигантских медуз, и у Априус затеплилась надежда, что Поедателя, все же можно одолеть.

— Теперь уж точно надо взламывать могильник — пробормотал он, и переместил себя в другую пространственную точку.

В места, близки и родные — в еще недавно Хранимый им Сектор. Вот и оно, условленное с Руниным, место — дубрава, что и не мир, и не околомирье, скорее какой-то странный участок Межи.

Отобранные воины, привалились спинами к молодым дубкам, и так замерли в ожидании. Бывалые Берлиар, Тилей, Хот, и новенькие в таких делах, да и вообще в отряде Априуса, Камриль и Андерик. Увиденная картина, особой радости как-то не внушила — такого печального зрелища Рус, увидеть не ожидал. Его подручные, сил поистратили намного больше, чем он рассчитывал, а восстановиться с помощью чар, не пожелали. Он, конечно, мог бы помочь, но в свете последних событий, светить магию на каждом углу не следовало. Все-таки все эти многообразные служители, тоже не идиоты, и большую Силу, могут учуять — потому, надо действовать осторожно, чтобы не выдать себя раньше времени.

Он появился посреди дубравы — еще недавно, такого прекрасного и одухотворенного места, и воины всполошились. Рунин тут же метнулся к нему, и проворчал:

— Где ты бродишь? Тут далеко не райские кущи, чтобы надолго задерживаться. Кто-то высосал из лесных исполинов, все соки. А это плохой знак, и возможно, что в Шиталии, начинается инсценировка, конца Света.

— Не ворчи — были неотложные дела.

Априус прислушался к ощущениям, пытаясь понять, что творится в мире неподалеку. Именно в нем, когда-то Хитар, столкнулся с передовыми разведчиками Поедателя — воздушными мантами, или ночными дьяволами. В тот раз, будучи еще Эсгалдирном, он пустил все на самотек, собираясь разобраться после, когда будет во всеоружии. А тогда, их просто заморозил, вместе с озером, в которое погрузил, но средств, для изучения этих Тварей так и не нашлось. Потому они так и оставались, скованными под толщами льда, и окутанные чарами сна, которые навевали им, вечный полет, между звезд. А недавно, что-то изменилось….

— Ну как вы тут? — Бодро поинтересовался он, появляясь, перед привалившимися к стволам и сидящими на корнях воинами.

— Честно говоря, не очень — за всех ответил Берлиар, который ни смотря, ни на что держался молодцом. — Местная среда очень быстро высасывает силы…. Воды и припасов мы взяли немного, а для их замещения чем-либо, мы далековато, ну чтобы незаметно и мягко, все проделать, вот и киснем тут как……

— Уйти не решились — это уже Тилей — думали, недолго тут пробудем, а вышло, что прошли целые дни, видимо тут какой-то временной мешок. Да и пока лучше, чтобы этого, что тут творится, никто не видел, и вообще сюда не совался. Вот и решили, посторожит.

— Сторожа из вас, сейчас никудышние. Сколько прошло-то? — Встревожился Априус, оглядывая лица изнуренных воинов.

— Дней семь — ответил Хот — тут такое место, что на одной магии много не протянешь. Мы же не волшебники первого ранга…. Да и вообще, мало что можем.

— Рунин, а ты чего ничего не предпринял?

— Боялся что учуят, кому не след. Твари Поедателя, где-то в этих местах и отирались.

— Ладно, моя оплошность. А сейчас поднимайтесь, и за мной! Подзаправим, вас чуть-чуть.

Он развернулся, и зашагал по едва приметной стежке, воины с трудом, потащились следом. Незаметно для стороннего глаза, Априус вывел, свой небольшой отряд в Шиталию. А покинув странные дороги, они протопали еще некоторое время, и вот перед ним раскинулось обширное поле с маисом. Все естественно, ни капли магии, чтобы ненароком с новыми силами, не пробудить полумертвых мант.

— Хот, Тилей! — Приказал Априус — сбегайте, нарвите початков, да смотрите, выбирайте молодые. Берлиар на тебе котлы, Андерик, Камриль! Разведите костер. Сейчас накормлю и напою, потом уже двинемся к могильнику, а то вы смотрю, еле ноги переставляете.

— Есть.

— Есть.

— Есть.

Воины тут же занялись каждый своим делом, и вскоре огонь уже весело пожирал найденный хворост. Из палок соорудили треноги, и подвесили котел с початками, и в нем уже булькала вода. А пока кочаны варились, как принято в саване, все еще прикидываясь обычными странниками, нарубили ветвей колючего кустарника, и, водружая их, одну на другую, окружили ими стоянку. Маленький ключ, бивший из-под земли, оставили в центре лагеря, воды в нем, было немного, но жажду утолить было чем. Первое время то и дело что пили, пополняя фляги раз, за разом, и поглядывали на котел, от которого распространялся одуряющее вкусный запах. А когда молодые кочаны были почти готовы, их с помощью кинжалов и ножей, выхватывали из кипящей воды, и едва присолив, обжигая пальцы и губы ели, практически не жуя.

Априус покачал головой — его промашка, где же он так просчитался? Отчего бывалые воины, так обессилели? Странно, странно… Он и сам выловил из котла, золотистый початок, и с наслаждением вонзил зубы — сколько бы времени не жил на свете, порой сам удивлялся — отчего не пропадает удовольствие от процесса поглощения пищи?

Насытившись, воины, повеселели, и пока они передыхали, Априус сел спиной к костру и сосредоточил слух на журчании ручья, а попугай, несмотря на темень, все-таки отправился разведать, покинутую местность. Рус сидел и думал, о возможной связи Поедателя и его слуг, которые, несмотря на то, что Лоно, находится далеко, и за Сдерживающим Поясом, имели с тем, единое сознание.

— Да они же, практически его миниаватары — мелькнула, неожиданная мысль — его часть, облекшаяся плотью, и выполняющая определенные функции. Вот только никто так и не разгадал — как стало возможно, их воплощение, уже здесь, за барьером? Выхода нет — необходимо вышвырнуть этих тварей отсюда, и раз уничтожить не так просто, поместить куда-нибудь, и изучить. Но если вышвырнуть, то куда?

Мысли потекли по другому руслу, снова вернулись обратно, он разозлился и заставил себя сосредоточенно представлять, пустую комнату, ожидая, что решение придет само собой. Вот так и сидел, стараясь держать голову пустой, но дельные идеи так и не пришли.

Вернулся Рунин, нахохленный, и немного усталый.

— Ну что там? — Тут же поинтересовался Априус — давай выкладывай, не тяни.

— Что-что — проворчал попугай — вместо озера, скалистый кратер, заполненный белесой мутью. Разит оттуда той же гнилостью, что и в Санкоре, и похоже там, что-то делают, ну внутри этого лаза.

— Понятно, тогда перебираемся туда. Берлиар, готовь отряд, к переходу.


Глава восьмая Везде успевая

Теперь хорониться было незачем, Априус открыл Древние Дороги, которые вели практически до самого озера, и пока шли по ним, давил в себе желание выжечь там все огнем — но не поможет так же, как если засыпать землей, или залить водой. Если опухоль лечить нельзя, ее необходимо удалить, пока не заболел весь организм, но сначала нужно повозиться, чтобы понять, как они взаимодействуют, эти Твари, и их Хозяин.

— Если ничего не выйдет — придется ампутировать, часть мира — зло проговорил он — иначе, можно его и целиком потерять. Рунин давай-ка рунные ставы, в уме перебери, может, найдешь что-то, для такого случая, а я поищу огненный болид, им потом и прижжем рану. А вы, не расслабляйтесь — вылетит оттуда кто-то — бейте, всем, чем возможно — это уже относилось к воинам.

— А как ты собираешься вырезать этот «нарыв» в случае неудачи? — Поинтересовался попугай.

— Старым, проверенным способом — кисло ответил Априус — превращусь в Исполина, и Ракаром, вырежу, гниль, как червоточину из яблока.

— Это поможет, только в том случае, если зараза, еще не дошла до недр, до сердцевины.

— Будем, надеяться, что нет. Иначе придется переселять все живое, и обеспечивать взрыв, внутрипланетных газов…

— А по-другому никак?

— Ну разве, только приспособить Шиталию под полигон, и пробовать тут все что придумаем, против слуг Поедателя, и их методов. Но тогда, нам придется почти все время сидеть здесь.

— Да уж, тогда лучше первый вариант.

Тут они покинули краткие пути, и взглядам открылся скалистый кратер, в небе над которым, носилось три воздушных дьявола. Они обрели не только свободу, но и полностью избавились от чар сна.

— Пожалуй, позову-ка я, подкрепление — проговорил Априус — а то вдруг все сорвется…

А тем времен летающие высоко в небе, хвостатые твари, заинтересовались, появившимися внизу людьми, и начали снижаться. Это был какой-то особый вид непохожий ни на чудищ, высвобожденных в Санкоре, которые имели некую странную помесь с человеком, козлом, морскими дьяволами, ни на много где снующих простых межзвездных скатов Поедателя Миров.

Бросить призыв своим былым собратьям, было минутным делом, а вызвав их, Априус, недолго думая применил усовершенствованные «Ловчие Сети», которое в принципе являли собой темное заклятее. Но добавлением в его структуру, части огненных чар, и элементов «кислотного дождя», превращались в надежные силки для магических тварей.

Эти сети, оплели носившихся по воздуху скатоподобных дьяволов, и потянули вниз, словно придавливая к земле. Твари начали вырываться, но каждая такая попытка, приносила им только неописуемую боль — сети опаляли их огнем, и жгли кислотой, так что на коже оставались шипящие раны. Воины, выставив копья, тут же встали по периметру захваченных тварей, и в нерешительности замерли, не зная чего от них ждать. Дар у них был слабый, и они в основном использовали всякие там, обереги, амулеты и талисманы, поэтому лихорадочно их перебирали, готовясь, если что разрядить копья. Это было вооружение все тех же легионеров, из времени Дагорлад.

Априус подбежал к ближайшей манте, и попробовал через ее глаза, проникнуть в мозг. Да это было не единичное, личностное сознание, это было сознание роя, и все они имели, прочную призрачную связь с Лоном, наподобие той, которою, имеют призраки с вещами из прошлой жизни. Только во стократ, мощнее. Эти твари, существовали одновременно и здесь и там, за сдерживающим поясом. Априус ощутил, присутствие чьего-то мощного сознания, ни разума, ни интеллекта, а именно сознания, чужого, чужеродного, ни с чем несравнимого. Могло ли оно просто существовать там в этом черном невещественном теле, или же там сокрыт некий субъект?

Тут один за другим стали появляться, призванные Априусом, Хранители. Сначала Тэльк, Фаши, и Асамир, затем Ниррас, Загод, и Баград, а после их и остальные.

— Чего тут? — Поинтересовался Тэльк — ах ты ж…. Ну-ка — ну-ка….

— Как тебе удалось? — Подбегая к Априусу, вопросил Баград.

— Это те Твари, о которых я когда-то рассказывал, они просто пока еще немного вялые…. С чарами аккуратно — они поглощают магию, и мы их этим только усиливаем. Видите, сети уже истончаются?

— Тогда как их сковать? — Спросила Эледвен.

— Мягко и не навязчиво — подумав, ответил Веленфор — внушить им чувство долгого полета, и укутать в коконы.

— Я это уже делал — заметил Априус — но тогда, у меня было целое озеро, необычной воды.

— Погодите — прощелкал Фирлинг — их бы в лабораторию перенести, и я знаю куда.

— Куда же? — Быстро поинтересовалась Числинья мысленно.

— В пещеру в Хастаире — ответил тот — там искажена реальность, и есть все необходимое. А мир и так под угрозой.

— Пожалуй, подойдет — согласился Фаши — но давайте так разделимся на четыре тройки. Эледвен, Элендар, и Загод, отправятся туда сразу и подготовят место. Баград, Асамир и Веленфор, возьмут на себя одну из тварей. Фирлинг, Числинья, и Ниррас, другую, А я, Тэльк и Априус, третью.

— Не пойдет — не согласился Рус — я помогу, но доставите вы двое, а мне тут еще надо, вот эту гадость выжечь, и закупорить кратер — кивнул он на то, что осталось от озера. — А после я сразу присоединюсь к вам.

— Хорошо, ну тогда начали — первая тройка отправляйтесь в пещеру, а мы подготовим переброску.

Древние как само время, чары, вновь вступили в дело, те кто их применял отнюдь не были созидателями, с их помощью, в седой древности усмиряли непокорных чудищ, что еще не обладали четкой формой и плотью. Да и существа, ставшие Хранителями, стали ими не просто так, а за определенные проступки. У каждого на счету, был хотя бы один практически уничтожены мир, который они уже много после восстановили. Они знали, как разрушать, менять горы с морями местами, пробуждать вулканы, и само собой — связывать противника заклятьями.

Казалось, весь мир загудел, содрогаясь от применяемой волшбы, Сила она не однородна, особенно для тех, кто в ней разбирается, сейчас побратимы Априуса, тянули из той ее части, что существовала до прихода Великолепной Девятки, это были четыре энергии праэлементов самой природы, тех, что зародило дыхание самого Творца. Вначале воздух внушил им чувство полета в ураганно ветре, затем их покрыла сеть молний, вызывая электрошок, а в конце сковал мороз, покрывая тела ледяной коркой. И их сразу начали телепортировать в Хастаир, надеясь, что необычная реальность этого мира, поможет их ослабить надолго.

Вместе с мантами, по очереди исчезли и Хранители, и Априус не мешкая, вырос до небес. Только тогда призвал Ракар, и действительно, словно червоточину или гниль во фрукте, начал обрезать края кратера. Клинку такая работа была нипочем, он перестроил свое лезвие, виброполе поменяло цвет на кроваво-красный, и камень словно кожура, стал отделяться слоем не более одного локтя. Слизистую гадость, налипшую на стенки, тоже следовало бы изучить, но Априус предпочел не нести эту мерзость в нормальные миры, а просто переправил в ртутное озеро, которое когда-то обнаружили в междумирии.

Потом, не медля, пустил «Огненный Пал» в кратер, выжигая там все, что возможно, а затем, отследив пролетающий в этой солнечной системе небольшой осколок, от когда-то существовавшей там планеты, захватил его магическим арканом. Осторожно притянул его, и медленно, чтобы избежать удара и встряски, опустил его в кратер, закупоривая его точно пробкой. Камень скрежетал о камень, обдирая порченые места, и теперь вместо озера, тут возвышалась скала.

— Вот будут гадать местные обитатели — заметил стоящий рядом Берлиар — откуда посреди степи, взялась каменная глыба?

— В мире масса интересных и непонятных вещей — пожал плечами Априус — одной больше, одной меньше… Ладно, выходит зря я вас сорвал, так что идите пиво попейте и ждите указаний.

Он сосредоточился, открывая путь к Корчме, и вскоре зыбкая призрачная тропа, прорисовалась прямо перед ними.

— Ступайте, а как прибудете на место, слушайте, о чем там говорят, и корчмаря расспрашивайте, как идут дела с распространением вестей. Я в течение двух дней появлюсь.

Воины с некоторой боязнью ступили на тропу, и в тот же миг, пропали из виду.

— Что теперь? — Поинтересовался, все это время молчавший, и корчивший из себя обычную птицу, Рунин.

— Теперь ты вернешься в Гиль-Эстэль, и передашь всем мою волю — приказ готовить Империю к войне. Войне за Сферу. Пусть привлекают всех способных держать оружие, и хоть что-то понимающих в магии. Пусть вытраивают войска в оконечности каждого, нашего мира, и ждут меня. Затем отправишься на Акирот, и скажешь то же самое, и еще — Серентин пусть срочно сработает хрустальный череп. Справишься?

— Справлюсь. А ты?

— А мне надо закончит здесь, а после успеть побывать еще во многих местах. Само по себе ни что не делается. Так что давай братец лети. И ни пуха тебе ни пера, чтоб не потерять когда будешь пробираться через горловину…

— Да ладно, где только нас не носило — пролечу как-то.

— Ну дерзай.

Рунин вспорхнул с плеча хозяина, и был таков, за несколько мгновений превратившись в черную точку, а затем и вовсе исчезнув. За попугая Априус особо не беспокоился — после купания в правеществе, и выживания во внешней Тьме, его питомцам, наверное, мог угрожать только Хаос. Они никогда и не были обычными зверем, птицей и конем, а после такой закалки, вообще превратились, в нечто особенное.

Этому миру в свое время, Эсгалдирн особо внимание не уделял, но теперь ему пришлось проверить и само состояние планеты, и магическую защиту, которые рогатые твари Поедателя успели расшатать, и даже начали прокладывать лаз. Но теперь начало этого Пути, было плотно закупорено, оставалось только наложить чары на место, где когда-то было озеро, и укрепить магическую защиту самого мира. Чем он и занялся.

Магия текла сквозь пальцы, узоры чар выходили новее, какие-то витиеватые, и в тоже время, простые. Он не делал их такими уж долговечными, понимая, что либо все удастся, и больше такие чары не понадобятся, либо если Вселенная начнет схлопываться, все будет бесполезно. Закончив, Априус «прислушался», «принюхался», и ощутил, какую-то возню в околомирье. Потому перетек в демона, надежно закрылся, скрывая свою истинную Силу, и сразу, перенесся в туда, уж понимая, кого там увидит.

Это были разведчики странных мастеров Проклятого Тракта, в количестве где-то около сотни. Они видимо искусно укрывались в складках реальности, и сразу он их не почувствовал, потому что не искал.

— Ах вы, мерзкая погань! — Вырвалось у Априуса — и привычное, старое как мир «Огнеколо», вступило в дело.

Огонь окружил отряд «рогачей», они за исключением одного-двух, даже не поняли что происходит, их бесстрашие, походило больше на безрассудство, хотя, пожалуй, так оно и было. А затем кольцо начало сжиматься, Априус едва успел выдернуть оттуда, одного вроде даже соображающего, и огонь яростно спалил всех «рогачей».

— А ты дружок — трубно проревел Рус — отправишься в гости. Тебе там будут ох, как рады.

Рогатая, косматая, с зубастой пастью, резво бегающая на копытах, тварь, попыталась что-то сказать. Априус понял, что не зря в тех мирах, где отметился Миссия, это существо ассоциируют с Сатаной — там оно соблазнами и посулами, не редко искушало жителей. И ценой естественно, были души, а в итоге и сам мир. Он повел пальцем, и тварь заткнулась, и они вместе со связанным по лапам и копытом, пленником перенеслись в Хастаир.

— Вот вам подарочек — появляясь в пещере, проревел Рус — поработайте и с ним. А мне еще надо кое-куда попасть.

Он оставил драгоценную добычу, и телепортировал себя в Нижние Пределы. Здешние миры, были в основном демонические, и как правило их обитатели сами по себе, их не покидали. Другое дело когда, какой-нибудь маг или колдун, призывал кого-то для своих нужд, или чародей достаточно высокого уровня, использовал целый сонм, в своих целях. Демонам это естественно не нравилось, и вырвись они из-под контроля, разорвали бы на куски, такого деятеля. Им было хорошо и прекрасно в своих огненных мирах, багряных планетах, и пламенных областях Сферы. Если конечно по какой-то причине, они оказывались вне своей зоны комфорта, то творили всякие безобразия, на которые только были способны. И Априус охотно бы прирезал, большую их половину, но среди них встречались и личности, с которыми вполне можно было иметь дело.

Когда-то давно, он отказался использовать неведомо как полученную власть, над этими обитателями Мироздания, но теперь, когда-то было под угрозой существование, пренебрегать такой силой было глупо. Априус не собирался использовать их насильно — пусть сами выборят себе свободу, и право на Нижние Миры. Это конечно были не все демоны обитающее в Сущем, но все равно силы могли получиться немалые.

Был у Априуса, в этих Областях и еще один интерес — когда-то, когда он был не совсем собой, то посеял здесь семена, нового для обитателей небольшого мирка, учения. И если они проросли, то давно уже созрел урожай. Если Кларэнс, оправдал его ожидания, то целый народ, будет готов выступить на бой. Конечно, тогда он настраивал молодого принца, на борьбу против Великолепной Семерки и их пантеона, а те, как известно, пали, но и сейчас, это может понадобиться.

Вернув себе прежний облик, Априус спустился в мир, и вот оно под ним Закрытое Королевство, прибежище Тьмы и Зла, как думают все их соседи, боясь даже приближаться к тем, краям. Они видят только черные, искореженные деревья без листвы, и покрытые паутиной, среди которых мелькают злобные существа.

— Хорошая работа — подумал Рус, спускаясь прямо туда — тьму веков продержалась.

Он пробил словно некий купол, и взгляду открылось прекрасное королевство, с городами, замками, лесами, садами, реками и озерами с живописными берегами. Цветущий, благоухающий, край, где жизнь бьет ключом, а не темное царство зла, черных колдунов и невероятных чудовищ. И в этом королевстве, была, пожалуй, единственная армия, кроме его собственных легионов, способная воевать и против Света, и против Тьмы.

Время здесь словно остановилось, не пошло дальше, замерев в каком-то одном периоде. Априус не стал делать, свое появление эффектным, просто возник прямо во дворце, в покоях спящего правителя, и проговорил ровным голосом:

— Кларэнс просыпайся! Время настало — готовь войска! Портал откроется прямо у границ твоих земель, через день будьте готовы. — А про себя добавил — пора со всех взыскать за содеянное.

И отправился еще дальше вниз. Там нашел планетоид, где когда-то ему присягала разношерстная армия демонов, и призвал, всех кого распустил, велев ждать приказа. Сразу оттуда прыгнул в мир, от которого начался отсчет его другой, уже осиротелой жизни. Мир Океанов, по-настоящему водный, где были не берега, а просто песчаные отмели и атоллы.

Он не был здесь, можно сказать всю свою сознательную жизнь, ведь что такое его разовое посещение в двадцать три года, по сравнению с целыми Эрами, минувшими с тех пор. Априус помнил Гидрониус большим водным шаром, освещенным двумя светилами, в котором царило великое разнообразие живых форм. Начиная от подводных обитателей, и заканчивая, странными для того времени птицами — археоптериксами…

Теперь же его газам предстала, совсем иная картина. Нет, океаны не испарились, просто обмелели настолько, что повсеместно стали видны рифовые острова, и целые песчаные барханы.

Априус возник на одном таком образовании, постоял, чуть-чуть вдыхая солоноватый морской воздух, а потом, как и тогда, разбежавшись, нырнул. Немного проплыл, и снова нырнул, только уже, на немыслимую глубину, посмотрел на дно, на звезд и ежей, на многочисленные раковины моллюсков, и направился к поверхности. А пока всплывал, разглядывал подводных обитателей, и не просто так — такие же будут и в его творимом мире — надо запомнить все это многообразие.

Вынырнув, он чуть полежал на воде, а затем переместился на большой риф, точнее на его вершину, торчащую из воды, и приговорил:

— Отсюда все началось тогда, отсюда я и начну и в этот раз. Невозможно переделать прошлое, да может оно и к лучшему, иначе, если начать его менять, остановиться будет очень сложно. Но я могу переиграть свою партию.

Он сосредоточился, и оставил Силе, тоже любившей бывать в это мире, короткое послание. Такое что возможно будет получить не сразу.

— Прости меня Великий Дракон, но я больше не буду марионеткой, в твоих многоходовых играх. Твое время вышло. Конец Игре Великих. Финал будет неожиданным для всех. Я, как и миллиарды лет назад Творец, оставлю здесь все свои сомнения, колебания, неуверенность и нерешительность. Хода назад уже не будет.

Априус положил кристалл с посланием, в трещину, и глубоко вдохнув полной грудью, переместился, сразу в Самариэль. К его радости мир оказался на месте, но вместо изумрудных лесов, лазурных морей, великолепных озер, и полноводных рек, увидел только странно серую, безжизненную пустыню. Нет, жизнь в этом мире была, но до такой степени тусклая, что ничем хорошим запомниться не могла. Не было эльфийских лесов, не было их дышащих силой, громадных изумрудов, не было их самих. Были маленькие карлики в каких-то лохмотьях, пересекающих пустыню в поисках лучшего места, для жизни.

Априус видел — если они дойдут, то выйдут к большому морю, но вода в нем будет настолько соленой, что живность там, окажется весьма скудной. И шанс был только в горах, через которые они смогут попасть под землю, где есть и реки, и озера и рыба в них, и съедобные водоросли. И светящиеся кристаллы, и камень и железо. Вот там-то можно выжить. И он внушил им всем эту мысль.

— Ясно — коротко констатировал Априус — кое-какие миры, придется пропустить…

Из Самариэля, тогда они прыгнули прямо к Картиуса, но его так и не достигли, поэтому разыскивать его было незачем. Асгарда, таким как он его, помнил больше не было, да и по-сути это всего лишь был путь к Источнику Мимира, перебросившему их с Куру в Кайлан, который тоже искать не стоило. Поэтому Априус просто сразу отправился туда, где когда-то был его Дом.

Вот уже и знакомые места, да только от системы Светоча, осталось всего несколько планет, и он, вздохнув, постоял немного у тянущейся на многие лиги, стены — ствола Лерада. С этого места и начался новый виток для Вселенной. Давно отгорело маленькое солнышко, зажженное им для посаженного ростка, давно закончился дождик, который поливал саженец Мирового Древа, а от заштопанной им Дыры, не осталось и шва, выглядевшего как гигантский огненный рубец на плоти Сферы.

— Я сюда еще вернусь — пообещал Априус, направляясь к дольмену, который воздвигли его питомцы, портал из которого, когда-то вел к Гиль-Эстэль.

Мгновенное перемещение, и вот он уже у валунов логова, где обитала Свора. Котопесики, посланные на собственное задание, должны уже были что-то вынюхать, но нет, видимо Великолепная Шестерка, умудрялась все время где-то скрываться, и пока тут его ищеек не было. Рус бы может и постоял, вспоминая, но время стоять не будет, и он отправился разыскивать еще одну часть Даарии, которая где-то должна была существовать. И Априус, знал, как эту часть искать, и потому через некоторое время нашел.

Одиноко вращающийся в пустоте астероид, никого, и никогда бы не заинтересовал, если конечно не знать что ищешь. Это был не просто сколок мертвого мира, это был выломанный кусок горы, пещерный комплекс в котором каждый выпускник Лабиринта, оставил часть себя. И эти частицы памяти и естества, были ни не видимы, а проявлены. Например, сам Априус оставил там три маленьких водопада, и это была не иллюзия, а воплощенное воспоминание — часть ландшафта Эльдариуса. Он полюбовался забытыми видами, воскрешая в памяти давно уже стертые воспоминания, и проговорил:

— Подожди немного, и я определю тебе достойное место, а сейчас мне нужно идти дальше…

В Мидгарде и Ки, особого резона заходить не было — он бывал в них еще несколько раз, после первого посещения. Но для проформы, на несколько мгновений Априус, туда заскочил. Два этих мира, были схожи между собой, по-сути являлись двойниками друг друга. Вот только один стал закрытым, и его обитатели шли путем научного прогресса, а другой все так же и оставался во временах мечей, коней, весельно-парусных кораблей, и чародейства.

Мидгард, в котором впервые пришлось столкнуться с Хаосом, он особо и не знал, так захватил самый край Севера, да еще льдистую область полярной шапку. Но именно этот край подарил ему хирдманов, именно отсюда, если конечно выйти в море, и пройти по льдам, раньше можно было попасть в Асгард по мосту. Этот мир почти не изменился, но чем-то очень манил противников Божественной Троицы.

Немного постояв среди леса, на морозном воздухе фьорда, Априус простился с миром, и отправился на Ки. А едва оказался на Земле, сразу втянул ноздрями воздух, словно медведь, стараясь унюхать запах давно уже ушедшего зверя. Прислушался к беззвучным голосам воздушных и водных элементалей, проник во взоры огненных саламандр, и ощутил дыхание самой планеты.

— Где они? — Коротко спросил он — здесь ли еще, или ушли куда?

Взор его проникал сквозь земные толщи, видел на тысячи верст вдаль, но никого, не обнаруживал. Пантеон Нин-Хур-Сати, ушел точно, а вот в местах влияния Сварога, и сородичей, что-то смутно ощущалось. Ощущалось, но не более того.

— Или Патар, их дозвался — по привычке рассуждая вслух, заметил Априус — или они вне пределов моего понимания этого мира.

На всякий случай он отправил, крылатую мысль-зов, каждому, кого посчитал нормальным бойцом. А именно Агуне, Сваргену, Велсу, Перену и Даждену, называемых в этом мире просто Агни, Сварогом, Велесом, Перуном, и Даждьбогом. Рус помнил их сражение с ратями Уахинбара, и последний бой с Карателем, В котором, все его приятели пали, впрочем, как и он сам, наверное. А Просвещающий их взял и вернул с порога смерти, и сюда они вошли уже богами. Но и будучи еще волхвами, воинами были хорошими.

— Да проговорил Априус — с Драконом будет само сложно, он спасал меня не раз…. А кстати, куда подевался это гад — Каратель? Ведь если его призовет Уахинбар, или еще кто, из пятерых, может немало людей погубить…. Хотя если могли, то чего же раньше не призвали? Но все равно, такую возможность учесть надо.

Континент, который подарил им недодракона, давно был подо льдом, страны, которые он помнил, исчезли, и гостить тут Руссу, было не у кого. Отсюда когда-то его выкинуло в Весту, и они очутились в Царствах Ночи, из которых он еще недавно ушел.

— Что ж — кисло, проговорил Априус — видимо, этого не избежать…. Да и все равно Царства Ночи, следующие на Пути…

Он чуть постоял, размышляя, куда поспешить в первую очередь. Ведь ему нужно было быть одновременно в нескольких местах, а он еще не умел делиться, не умел создавать свои аватары, и само собой, не мог быть везде и всюду. Такое, наверное, вообще никто не мог, кроме одной, могущей множиться на миллионы ипостасей, Силы — Смерти. У нее, конечно, были жнецы, но она могла и сама представать в мириадах миров, в разных обличиях, особенно во время войн, мора, и всякого рода бедствий.

Априус представил себе один, из девственных миров свой Империи, и пожелал очутиться там. И вскоре уже шагал, по огромному, просто гигантскому полю маков. Это было время цветения, но заснуть от запаха Рус не боялся, он просто наслаждался цветом, запахом и красотой.

Ветер колыхал цветы, гоняя целые волны, по бескрайнему полю, тянувшемуся от горизонта до горизонта. Априус шел и старался впитать все ощущения от такой прогулки. Солнце, чистый воздух, наполненный ароматом цветов и трав, ветер — все это были просто проявления жизни, и он постарался в полной мере, их ощутить. А когда решил, что готов, телепортировал себя к своему детищу.

Но вначале, понимая, чем может грозить внезапное пробуждение такого количества Корректоров Реальности, постарался закрыть их всех непроницаемым полем, заключая в него всех мегамедуз. Лишь потом впервые направился в сам новосотворенные мир.

А тот, уже окончательно оконтурился, суша сформировалась, реки текли, океан плескался, и первые ростки растительной жизни уже дали свои всходы. Везде — и на дне, и на поверхности вод, и на земле, зеленело, бурело, цвело и росло. Копошились, носились и ползали разнообразные насекомые, проходя все стадии своего развития.

Априус потянул из Хранилища, еще некоторые зародыши, опустошая тем самым, еще несколько ячеек, бросил в подходящую среду, и простейшие формы, начали развиваться. Скоро появятся моллюски, ракообразные, ежи, звезды, планктон, медузы и рыбы. Миру в любом случае было быть, и Рус переместился к обнаруженному во Тьме, Роднику.

Возник он на самой возвышенности у самого бурлящего истока, и понял — за время его отсутствия. Лужица превратилась в большой фонтан, от которого, бурля, и тек Источник. Ключ набрал силу, и уже весело журча, струился по каменному желобу. Он не просто тек в никуда, он распространялся сам по странному, еще пока не совсем вещественному руслу, и распространял энергию Сотворения. А ее живой Свет, отгонял Мрак все дальше и дальше.

Драгоценные камни, среди которых Априус узнал: красные и белые алмазы, топазы, сапфиры, рубины, турмалины, бериллы, изумруды, светились изнутри. И создавали такую разноцветную палитру, что сияние, исходящее от Источника было неописуемо прекрасным.

Априус некоторое время, зачарованно смотрел на все это великолепие, вдыхал брызги, и как ему казалось, тянул время. Стоя у истока, последний из Эльдариусийцев, чувствовал такую Мощь, что не ведал даже в пору, своей юности. Все тело дрожало, каждая клеточка вибрировала, усваивая эту, небывалую, дикую Силу. И когда Рус решил, что достаточно, то тяжело вздохнул напоследок, и принялся расти.

И когда Источник, если смотреть с высоты, превратился в тоненькую струйку, призвал Ракар, и подогнал его размеры под себя. Меч заблистал как тысячи солнц, и Априус обеими руками обхватив рукоять, жестко сказал:

— Время принести себя в жертву! Что ж не я первый… — И, не колеблясь больше ни мига, холодно и расчетливо вонзил клинок себе в живот.

Острейшая вспышка боли ударила в мозг, резанула по нервам, его согнуло пополам, и Априус еле сдержал вопль, стиснул зубы и даже не застонал.

— Ты что творишь? — Казалось, загремело отовсюду.

— Безумец, ты не готов!

— Мне решать — сквозь стиснутые зубы, выдавил сын Граатана и Лелеи — готов я или не готов. Отныне мне решать все! Я слишком долго отказывался от этой участи…

Боль обожгла еще сильнее, распространилась по всем огромному телу, но потом ее почти не стало — Сила Источника почти сразу нейтрализовала все, болевые ощущения. Априус выровнялся, потащил меч из раны, кровь хлынула тугой струей прямо в воду и вместе с ней, стала распространяться, разливаясь в виде магии. Кровь, в состав которой, входили частицы и человека, и наследника Предтеч, и части самого Творца, и материи Сферы, хлестала, смешиваясь с водами Родника Жизни, и уносилась все дальше и дальше. Но Источник заживил рану, и Рус вогнал Ракар чуть выше, вновь давая крови течь в воду.

Источник тек и тек, время перестало существовать, кровь смешивалась с водой, и порождала что-то совсем невероятное. Сначала эта смесь распространялась по Сокрытым Пределам, а потом уже и по всей Совокупности Миров. Априус умирал, и мгновенно возрождался, он переставал существовать в плотном мире, и распыляя свою суть по Вселенной. Он не нашел способа как создать себе аватару, но в этом месте, где помимо всего прочего можно обрести и знания, он понял как некогда Творец, воплотил свои Ипостаси.

А еще у него был пример, который тот использовал во множестве миров — триединство Отца, Сына, и Духа, хотя правильнее было сказать Отца, Духа и Сына. Дух Априуса отныне был заключен в Источнике, в это Роднике Жизни, который отныне будет протекать по всей Сфере. Он будет везде и всюду, будет вместе с водами ощущать пульсацию Вселенной, и каждого ее обитателя.

Априус как воочию видел те миры, о которых говорил Просвещающий. Темные миры, которые не знали солнца, но в которых жили рои жутких Тварей, где всем заправляла Матка. И солнечные миры, где техномагия развилась так сильно, что т, кто ее использовал, могли со временем превратиться в угрозу, для близлежащих миров. И еще много других, самых причудливых планет и планетоидов, заселенных самыми невероятными существами, теперь были доступны его взору.

Тела не было, но Априус существовал, ощущая каждой клеточкой этой рассеянной плоти, все Сущее. Он отнюдь не надеялся, что все обитатели Сферы, в последний час, встанут на ее защиту, поэтому брал всех под контроль. Ненадолго, лишь на время.

Извивистые потоки Силы, обвились вокруг каждого мира, коконом окутали всю Сферу, взобрались по стволу Лерада, заструились по его корням, добрались дл кроны, и излились. Излились в виде дождей, выпали, звездной золотой пыли, но, так или иначе, попали на каждого носителя Божей Искры. Пришло знание, осознание угрозы, и в сердца миллиардов жителей всех миров, разожглось возмущение, а следом за ним и порыв.

Теперь никому, в ком была живая душа, было не спрятаться, не отсидеться в стороне, бежать было некуда, и все это понимали. Они должны были защитить свой большой Дом, отстоять право на жизнь, и на независимость, а единый порыв всех обитателей Сферы, рождает эгрегора необоримой Силы. И это был первый шаг в борьбе за Сферу Миров.

Сейчас Априус мог забраться в голову любого существа, мог проникнуть в сердце каждого неравнодушного жителя, любого мира. Но он говорил только с определенными личностями, сообщая детали своего плана. Все должно было начаться одновременно, сразу во множестве мест. И самой главной задачей было выявить, и связать боем, все, действующие в Сфере Миров, Силы. Вначале те, которые представляли прямую угрозу существованию Вселенной — то есть Хаоситов и Иных, по-сути, чуждых всем живому существ. А затем уже всяческих богов, магов, и их подручных. Поедатель же заслуживал отдельного плана.

Когда всем ключевым фигурам, были даны указания, Априус, начал делиться на три части по-настоящему. Так образовались Априус Животворный и Созидающий Дух. Априус Карающий Отец, который в нужное время вернется в Скрытые Пределы. И Априус Сын, который воплотится в другой части Сферы, и займет его место, когда настанет время, исполнится задуманному.

Наконец, Априус вновь почувствовал свое тело, его шатало и бросало из стороны в сторону, но стоять, замерев на одном месте больше нужды не было. Тело начало уменьшаться, рана совсем затянулась, остался только один громадный рубец, все-таки ранение было нанесено Ракаром, а не каким-нибудь зачарованным мечом. На теле Руса, появился первый шрам за всю жизнь, оставалось только надеяться что тот, скоро рассосется, как и те, что были до первого развоплощения.

Он сдвинулся вбок, и понял — вокруг медленно, но неуклонно все меняется, процесс запущен, и его уже не остановить. Пора было открывать проходы для войск Империи и выводить их в миры Сферы.

Априус распрощался с Источником, и уже наметив в уме, какие легионы куда направить, с некоторой грустью, переместился в свою Обитель, там было еще много дел. В том числе и создание магического биоконструкта. Теперь все пти стали не то, что короткими — мгновенными, и перемещаться в пределах Сферы, он мог со скоростью мысли. И вот уже и она, парящая в воздухе Гиль-Эстэль, все еще оправдывающая свое название.


Глава девятая Возрожденный и Спасенная

Кэфент и Дейдра, который уже день, не знали покоя. После того как покинули борт «Версара», прошли уже немало миров, но ничего существенного не узнали. Они посещали таверны и постоялые дворы, беседовали с сильными магами и шаманами, и снова перебирались от мира к миру, в надежде хоть что-то узнать. Но видимо простые обитатели кроме непонятного чувства тревоги, ничего не испытывали и не ведали. Все действа происходили на невидимых для простых магов, планах.

Сейчас пара просто шла по тропе, вьющейся посреди Межи, и раздумывала, куда отправиться дальше? Оба в чем-то похожие друга на друга, оба в дорожных плащах, оба черноволосые и черноглазые, молодые и жаждущие новых приключений, они словно гнались за убежавшим временем. Наверстывали упущенное, и по мере возможности наслаждались друг другом.

— Так мы ничего не узнаем — наконец не выдержав бесполезных скитаний, заявила принцесса — не пора ли отправиться к тебе домой? Помимо всего прочего, Рус просил подержать твою волшебную долину под присмотром. Насколько я понимаю — чтобы маги да магички, не выкинули чего-нибудь в самый, неподходящий момент. Ведь прецеденты уже были, не так ли?

— Так — нахмурившись, ответил парень, сочетавший в своей новой личности, три прежних. — Как я теперь знаю, они испугались прямого столкновения с тварями Поедателя, и перенесли мир Долины, в другое место. Из-за этого в свое время я не смог туда вернуться. А затем того хуже — заключили договор с Падшими, которые лишили меня памяти, и воспользовавшись моей слабостью, отобрали у меня артефакты Силы. И в этом были замешаны два человека, которым я всецело мог доверять. Итог их вмешательства, едва не стал плачевным для целого мира. Так что да — их надо держать под присмотром, и в узде.

— Тогда может туда и направимся, интересно посмотреть, где ты родился, да и может, больше узнаем именно там, чем еще, где бы то ни было?

— Я не уверен, что там меня встретят радушно, разве что мы скрытно проникнем в дом, и не будем оттуда выходить. Но боюсь, тогда мы ничего не узнаем.

— В любом случае попасть туда надо, хотя бы для того, чтобы разузнать, что там за настроения ходят.

— Ладно, попытаться можно. С нынешними моими силами, и твоим умением проходить сквозь Отражения, найти ее будет не так и сложно.

Он предался воспоминаниям, чтобы вспомнить мельчайшие подробности места, в которые они хотели попасть, затем применил новые чары, и, взяв Дейдру за руку, стал ждать.

Впереди прямо посредине тропы, засияло разноцветное сияние, перевитое странными искривлениями, и они, сжав рукояти своего оружия, решительно вошли в него. Ощущение было такое, как будто они резко угодили в вихревой поток, понесший их в неведомые дали. Головы закружились, но парень и девушка, сумели рассмотреть очертания, и искривления пространственного тоннеля. После этого головокружительного переноса, они обнаружили себя стоящими на краю величественной и живописной долины — рукотворного мира, Предтеч.

Светило ласково солнышко, висевшее высоко над горами, окружившими чародейскую долину широким полукольцом. Отблескивали снежные шапки на горных вершинах, сочной зеленью, выделялись леса, растущие на их склонах, а веселые ручейки бурными потоками, стекались в круглое озеро. Вокруг озера располагались плодородные земли, активно используемые под поля. Виднелись диковинные растения, кустарники, травы и деревья, распустившие свои листья, и бутоны цветов под теплым небом.

— Как красиво — восхищенно проговорила принцесса — это и был твой дом?

— Был — глухо сказал былой беглец из этих мест — и, похоже, в округе, тут кто-то воевал. Из-за чего интересно? Жители в принципе так отношения не выясняют. Видимо что изменилось, после того, как не стало архимага — по-сути местного короля…

— А как тут посреди межзвездных пустошей вообще может что-то существовать.

— Когда-то давно, этот крошечный кусочек отделили от остального пространства межреальности, некие Итрон. Они обратили его в подобие маленького мира. Они создали солнце, поместили его на созданный их стараниями небосвод с отражениями звёзд. Со временем, они привели сюда, отобранных ими же, кандидатов в жители, этого чудного места — тех кто имел, необходимую крупицу дара. Следом за будущими чародеями, привели тех, кому предстояло заботиться об их детище. Мало-помалу долина наполнялась обитателями. Поднимались стены Академии, где будущим чародеям предстояло постигать премудрости тайного искусства, воздвиглись сторожевые башни и редуты. Счастливые аграрии распахивали плодородную земли под поля, складывали срубы, заводили живность, — налаживали быт и досуг.

— Понятно, и что о ней никто не знает?

— Раньше, знали только избранные маги, некоторых миров. Теперь после перемещения, не знаю…. И меня тревожит, что это тут за следы от схваток, я ощущаю поблизости. Тут никогда такого не было, хоть рядом с людьми поселились другие существа, но еще с первых дней, основатели строго следили за порядком. Отряды военизированной охраны, пристально наблюдали и за поселенцами, и друг за другом — никто не должен был захватить власть, опираясь на силу. Не могло быть места розням и кровным распрям. Оркам не дали бы вцепиться в глотку эльфам, а гоблинам задраться с людьми. Потому, скорее всего это какой-то внешний враг….

— Что же будем делать, как входить?

— Да даже не знаю. Особо и скрытничать вроде нечего, и в то же время, странно все это. Не хочется попасть впросак. Тем более что многих из моей касты, сейчас здесь нет — чувствую…

— Тогда давай незаметно перенесемся в твою комнату, а там посмотрим по обстановке.

— Тетушку конечно можно обрадовать, но она слишком наивна, и язык за зубами удержать не сможет. Но у меня тут возникла одна идея, послиться в доме кого-нибудь, из тех, кто давно отсутствует. Сейчас припомню обстановку, в доме лучшей подруги моей тети, и погостим там. Главное только ловушки не потревожить, и сделать так чтобы магические сторожа, приняли нас за хозяйку. Или вообще никак не отреагировали…

Пользуясь подсказками и поддержкой Дейдры, Кэфент удерживая в памяти воспоминания, о внутреннем убранстве особняка, его бывшей наставницы и свахи, держа принцессу за руку, шагнул вперед. И вместо того чтобы просто приблизиться к околице волшебной Долины, еще на шаг, они оказались посреди гостиной, в доме, давно отсутствующей чародейки.

— Ух, какой тут беспорядок — озираясь, воскликнул парень — на нее не похоже…. Видимо тут кто-то другой перевернул все вверх дном.

— А ты давно тут был в последний раз?

— Ну смотря какими категориями мерить…. Лично для меня тут прошли годы, а для самого дома может только месяцы. Не двигайся пока — я прощупаю здесь все.

Кэфент сосредоточился и стал магическим взором осматривать все вокруг. Хозяйку этого дома, как показали события последних лет, он знал плохо. В пору юности она докучала ему, сватая за него многочисленных, по ее мнению подходящих для него кандидатур женского пола, или надоедала нравоучениями, потому он ее попросту избегал. Позже оказалось что зря, иначе был бы в курсе, на что способна та стервозная магичка. А она была слишком самоуверенна, горделива, и чересчур горяча в суждениях, и потому часто ошибалась и спешила с выводами, и соответственно была не права в действиях.

Вначале она умудрилась заключить договор с Падшими, и, не понимая против кого, выступает, отправиться по его собственному следу. Ее поспешные решения, и как она считала залихватские атаки, почти, что привели к гибели Даранга. В этот закрытый мир, его Кэфента, тогда носившего еще другое имя, заключили те же самые, Падшие боги, так и не утратившие большей части своего Величия и самодовольства. А она, эта сумасбродная особа, вместо того чтобы помочь сыну своего боевого товарища, и племяннику лучшей подруги, только все испортила.

Вернее она помогла, только не ему, а всем тем, кто был против него, и Сил Порядка.

— Вольно, и невольно, напортачила — зло подумал Кэфент — в итоге, для мира, и угодивших в ловушку Богов, все едва не окончилось совсем печально. А я умер…. И главное, сколько необдуманных, для боевого мага Долины, действий, она совершила — а она ведь не простой член гильдии, а ее глава. Бывшая уже, правда. Пошла на сделку с Падшими, стала виновницей разрушения древней крипты, что ослабило защиту мира. И в конце концов, стала по-глупому вмешиваться в ход непонятных ей событий. Оживила уже умерщвленного Монстра, что послужило гибелью одного из драконов-хранителей, но самое главное забрала его, Кэфента трофей — Оружие Ненависти. И только в последний момент битвы, ее отряд стал на правильную сторону, да только это не спасло ни драконов, ни их кристаллы, ни пробужденных им, Спящих, ни его Кэфента самого.

Да в ту пору он и сам наделал немало глупостей, потому, как и все маги Долины, не знал истинного Расклада. Как не знал и о существовании вообще многих Сил Сферы. Да эти бы знания, да тогда…

Кэфент отогнал внезапно нахлынувшие воспоминания, и принялся выявлять ловушки. Но механические устройства, уже кто-то разрядил что ли, а магические сторожа, были лишены должной, силовой подпитки. Хотя все равно, кое-что еще было способно нанести вред, обычному вору, вроде Проныры.

— Дорогая — наконец проговорил он — в нашем распоряжении спальни и кухня, на лестнице на третью и седьмую ступеньки лучше не наступать. Вон тот кристалл, и вон ту статуэтку лучше не трогать. А вот рабочим кабинетом, если осторожно воспользоваться можно — там все стреножено, а трофеи и артефакты вынесены.

— Это радует — ответила Дейдра — а то у меня уже ноги затекли, стоять не шевелясь. Я конечно не кухарка, но сразу хотелось воспользоваться кухней, надеюсь, тут есть продукты — хочется уже домашней еды.

— Ну чтобы приготовить такую пищу, как ты привыкла есть дома, продукты вряд ли найдутся. Хотя мука, и крупы должны быть, как и масло. Хотя бы иногда, моя неугомонная наставница, должна же была готовить. А нет, так перетащим что нужно магическим путем — соседи не обеднеют.

Они некоторое время осваивались в чужом доме, а затем Дейдра, напекла обычных блинчиков, которыми парочка и перекусила, разыскав в кладовой, горшочки с разнообразным вареньем, которое, умели варить, только местные гоблины. Там же нашлось и несколько запечатанных кувшинов, с нектаром, и вином, что тоже весьма поспособствовало поднятию настроения.

— Дорогая — для начала, неплохо — проговорил молодой маг — теперь надо придумать, как разузнать местные новости.

— Ну для этого, милый есть много способов — улыбнулась принцесса — например подслушать, послать зверька-шпиона, или просто взять подходящего «языка» — ты же знаешь кто тут собирает сплетни, и особо болтлив. Ну ты пока думай, а хочу наконец-то принять нормальную ванну.

Дейдра встала с кресла, и пошла в комнату, по ее мнению, наиболее напоминающую нужную ей. Едва отворила дверь, как по небольшому помещению разлился приятный, чуть голубоватый свет. Само корыто оказалось выполнено из бронзы, и имело вид тела невиданного животного, на львиных лапах, бока которого были покрыты крупной чешуей. Но внутри сама ванна, была отполирована до блеска и блестела, а краны были выполнены в виде трехголового змея, две головы которого являлись ручками, а третья самим водостоком.

— Сойдет — выглянула принцесса из ванной комнаты — подогреешь мне воду если что. Не думаю, что здесь существует горячая.

— Хорошо — ответил Кэфент, мысленно продумывая наиболее результативный вариант, добычи нужных сведений.

Он поднялся по лестнице, загляну в комнаты, везде позашторивал окна, толстыми, ажурными портерами, и решил осмотреть рабочий кабинет былой хозяйки дома, пока Дейдра набирает воду.

Здесь, видимо после пропажи, взбунтовавшейся чародейки, видимо не раз, побывали самые сильные маги из других гильдий, ведь ее товарищи на такое бы, ни за что не пошли. А вот бывший, негласный владыка этого маленького оазиса жизни, посреди межреальности, и всякие там завистники, наверное, побывали. Продать дом, почему-то не решились, а вот обчистили хорошенько. И возможно проделали это в два захода, первый раз еще при архимаге, а потом, уже осмелев, после его исчезновения, прошли еще раз.

Знал ли кто-то, что произошло с самым хитрым и расчетливым стариком, и его любимой ученицей, Кэфенту еще предстояло выяснить, но в тихой и размеренной жизни, жителей Долины, что-то явно изменилось. Он посмотрел на многочисленные, теперь полупустые полки, стеллажи, и большой стол — вымели почти все. Остались только драгоценные камни величиной с куриное яйцо, которые служили хозяйке не более чем грузилами, для пергаментов, и небольшое количество трофеев, добытых ею в многочисленных походах.

Можно сказать, что работать тут было не с чем, другое дело то, что осталось в его собственном доме от отца, там еще оставались интересные артефакты.

— Надо будут телепортировать их сюда — подумал Кэфент — мое наследие как ни как. Да и штуки серьезные…

Он снова спустился вниз, зашел к Дейдре в ванну, и быстро подогрел воду, совсем простенькими чарами.

— Все купайся — а я еще немного осмотрюсь.

— Хорошо — ответила принцесса, сбрасывая с себя одежду, и ему пришлось сделать над собой усилие, чтобы покинуть комнату.

Кэфент вновь поднялся наверх, решив просмотреть библиотеку, и порыться в старых бумагах, которые почему-то не забрали — он не думал там найти что-то важное, просто немного хотел соприкоснуться со своим прошлым. И это в чужом то доме. Но ведь жившая здесь чародейка, не вчера появилась на свет, и хоть и много странствовала, была хорошо знакома с его родителями, и тетей. Тетю, конечно, он мог расспросить и сам, но она толком ничего не знала, о делах родни, а вот в вещах ее подруги, вполне могли найтись упоминания о совместных походах.

— Хотя откуда? — Удивляясь своим мыслям, подумал чародей — отец служил Божественной Троице, а она считала ее сказками.

Вновь призванный к жизни, маг, вернулся в кабинет, и в раздумье уселся за стол, и тут его взгляд упал на незамеченный ранее свиток, хотя Кэфент мог поклясться — при первом осмотре его там не было. Он, словно боясь вспугнуть редкую птицу, протянул руку, и схватил свернутый пергамент. Развернул, прочел и не поверил глазам — такое свидетельство, после случившегося, должны были непременно уничтожить, если не сама магичка, то уж точно побывавший здесь архимаг. Потому что на заполненном бланке, стояла подпись одного, из Падших.

Кэфент не смотря на частично стертую память, скрипнул зубами, горящие нечеловеческой ненавистью, глаза этой Шестерки она запомнил навсегда. И они уже четыре года как, являлись, его личными врагами, впрочем, как и многие другие, из схлестнувшихся в Даранге, Сил. Там вообще казалось, воевали не люди, а именно что человекоорудия разнообразных Владык и Сущностей. Тем не менее, именно благодаря Падшим богам, многое из творящегося там непотребства, стало возможным…

Он обвел кабинет взглядом, в поисках необходимых ингредиентов, затем опомнился — с его новыми силами, и знаниями это было необязательно. Потому просто выбрал две парные пирамидки, из магического камня, и поставил их на свиток, затем положил по центру большой голубой топаз, и принялся фокусировать свою магическую силу, или так называемую, кое-где психоэнергию. А затем, требовательно произнес кодовую фразу.

Через пару минут, над столом, развернулось магическое полотно, на котором отобразились события, происходящие в каком-то далеком мире. Полотно отражало огромную равнину, на которой выстроились бесчисленные рати. Кэфент вначале не особо заинтересовался — такое много, где бывало, его интересовало шесть конкретных личностей, которых во всей Сфере, сейчас искал не только он.

Но вот картина немного сдвинулась и одновременно увеличилась, словно чары пытались показать отдельный фрагмент происходящего там действа. Перед высокими гигантами, колено преклоненными, стояли четыре расы, четыре народа, совсем не похожие друг на друга.

Слева направо расположились, огромных поперек себя шире существа, закованные в объемные доспехи из смешанного с костью, темно-серого металла. Эти существа напоминали три вида одновременно — орков, огров, и тех странных ни пойми кого, что Кэфент видел на картинке в библиотеке Углича — глиптодонтов. Глаза каждого воина были темные, нижние челюсти длинные и квадратные, а на лысых головах, виднелись наросты и рожки. Вождь этих оркоидов, склонив голову, преподносил одному из Падших, громадный черный Топор…

Вторыми, стояли ряды высоких, худощавых альбиносов, кожа которых явно не привыкла находиться под палящими лучами солнца, и ветрами. Длинные светлые волосы, были распущены, и ниспадали ниже плеч, а серебряные обручи фиксировали пряди и локоны, дабы те не закрывали лица. Глаза этих воинов были полностью белыми, и излучали свет. Доспехи у всех вычурные, и по виду невероятно тонкие, но похоже очень крепкие. Нетрудно было догадаться кого именно, они боготворят. В руках коленопреклоненного предводителя светлых эльфов, сверкал длинный узкий двуручный Меч…

Третье войско, состояло на вид из людей, но кожа их лиц была грубой, надбровные дуги, скулы и область третьего глаза, массивны и выпуклы. У всех волосы медного цвета, а глаза без радужки, просто с маленьким зрачком, в центре глазного яблока. Эти в отличие от оркоидов, и эльфатов, вообще без доспехов, в длинных белых плащах, скрывающих все части тела. Их предводитель, вручает венценосной особе длинное копье с широким наконечником…

Четвертую расу назвать армией, можно было с большой натяжкой, потому что они были совсем странными существами, полулюдьми, полурыбами, и в тоже время имели признаки рептилий. Такая себе помесь двуногих и двуруких созданий, с хвостатыми и чешуйчатокожими амфибиями. Глаза большие, на выкате, без век, рты больше похожи на клювы. Доспехи составлены из панцирей подводных чудовищ, и разного размера раковин, которые, то ли действительно могу защитить, то ли просто украшения. Вожак этого воинства, колен преклонять не стал, просто протянул огроменный такой трезубец, богу с лазурными глазами.

Деталей, Кэфент разглядеть понятно не мог, но страшная догадка, заставила его задержать дыхание — Падшие заполучили себе новее Оружие. И не просто Мечи выращенные на многовековой Ненависти, как в прошлый раз, а выкованные народами, которые и сами были созданы этими богами, после их Низвержения. И расы эти были воинственны, беспощадны, и обладали, немалой, магической силой.

— Значит, желание вернуть себе Троны, вы не утратили — пробормотал чародей — даже не смотря на то, что вам обыграл наш архимаг. И вас не интересует, что вы совсем не нужны Сфере, хотели бросить на растерзание Поедателю, даже не попытавшись выступить против Него. Что же изменилось? Он-то никуда не делся, как и порожденные им твари…

Кэфент всмотрелся, в эти все еще величественные фигуры, ненавистных ему богов. Вот они, как и прежде тщеславны, горделивые и самоуверенные. Уахинбара — верховный бог со жгучими глазами, такой на вид несгибаемый и яростный. В лицо ему редко кто посмотрит. Это он только что принял «Ядовитый Клык» клинок сработанный именно для него, ибо так же, как и его взгляд, жжет яд, исходящий от этого меча.

По правую руку от него, высокий и белобрысый, Хирсул, с хищным птичьим лицом — это он раньше повелевал всеми ветрами, бурями и ураганами, рождающимися в Сфере. Это ему преподнесли «Копье Судьбы». Слева от Уахинбара, как скала возвышается, могучий здоровяк, поигрывающий переразвитыми мускулами — Иотай, или Гер Фирнов, то есть Владыка Мертвых. Он-то самым первым получил «Топор Войны».

Четвертым стоит Хиршарнаг — Властелин глубин, у него словно морская пена, волосы, в глазах отражаются цвета его стихии, он и сам хоть и стоит неподвижно, кажется текучим как вода. Спокойный и величественный бог, но это спокойствие может мгновенно смениться неистовством шторма. Он получает «Трезубец Власти».

Чуть позади братьев стоят их сестры — Артэлина и Алата, они в туниках наподобие сари, они не столь воинственны на вид, но не менее величественно. В глазах каждой вали, плещется неукротимое пламя превосходства и самолюбования.

Кэфент слышал и другие имена Великолепной Шестерки, но Априус, использовал эти, потому он, и не стал вносить путаницу. Он увидел достаточно, и погасил картину, полотно над столом исчезло, и маг принялся сооружать импровизированное средство связи, да так чтобы канал был, более-менее устойчив. Для этого понадобились, и имеющиеся тут многогранники, и ромбовидный кристалл, и золотая паутина, из его собственных запасов. Об увиденном, нужно было сообщить, и сообщить срочно, потому что до того как былые Владыки Сущего выступят, оставалось совсем немного времени. И он боялся, что с ними, поквитается кто-то другой.

— Здорово. Я тут кое-что выяснил про пропавших Падших — едва почувствовав, что его слышат, проворил чародей — и боюсь, эти новости тебе не понравятся…

И Кэфент пересказал что увидел, и сообщил о своем беспокойстве.

— Ничего у нас найдется, кому их встретить и чем. Если хочешь поучаствовать, выдвигайся к Нижним Пределам. Они в одном из тамошних миров, и мои ищейки, сейчас ищут — в каком именно. А Дейдру заведи в Корчму — там есть с кем побеседовать, если захочет. Да и в случае всякого рода неожиданностей, там самое надежное место.

— У меня еще есть время, или нужно сразу выдвигаться? Я тут кое-что хотел еще разузнать…

— Полдня, не больше.

— Мне этого хватит, тогда до встречи.

— До встречи, но помни они хоть и пали, но все еще неизмеримо сильны — что-то их поддерживает.

— Я учту.

Кэфент убрал за собой, встал из-за стола, и попрокручивав, в уме варианты оружия, которые мог взять с собой, отправился вниз. Дейдра только вышла из ванной, когда он спускался по лестнице, и парень порадовался, что она ничего не слышала.

— Милый, ну что ты что-нибудь надумал?

— Да есть тут одна особа, любит сплетни и слухи собирать, ее, пожалуй, и спросим. Только «личины» надо бы набросить. Ладно, теперь моя очередь принять ванну, а то когда еще выпадет такая возможность, мы тут ненадолго.

— Давай, а я пока кофе сварю…

Кэфент, кивнул и с мыслями, какие образы примерить на себя самого, отправился набирать воду. Открыл кран, и, усевшись на край корыта, стал ждать. Струйка была небольшой, но все же, это было лучше, чем таскать ведрами, он и успел забыть, когда вот так в уюте, мылся последний раз. Сейчас вот в безопасности, комфорте, и уюте совсем не хотелось думать о каких-либо богах, и Силах жаждущих подпортить всем жизнь. Тут в долине, они с Дейдрой могли прекрасно провести время, но он прекрасно понимал, такое счастье будет коротким, если не постоять за миры. Он некоторое время, думал обо всех этих нелюдях и СверхСилах, стремящихся достичь свои цели, любыми способами, но потом, его мысли перешли на насущные проблемы.

Особу, которую он собирался расспросить, звали Адалина, и некогда, она была его знакомой, но не особо близкой — так, как-то провели пару ночей вместе. Но кое-что он о ней знал, и теперь раздумывал, какой образ, на себя надеть. Самим собой являться перед ней, как-то не хотелось — о его появлении в родных краях, сразу станет известно всем, а он пока этого не хотел — тут могли обитать, и те, кто мог быть глазами и ушами, тех, кому о нем знать не следует.

На Дейдру он решил надеть личину самой хозяйки дома, и это было самое верное решение, а вот на себя кого-то из таких же пропавших, как и он сам, жителей. Вот только кого? Ведь за все минувшие годы, пропало без вести, членов различных гильдий, по тем, или иным причинам покинувших отчий дом. Но ему нужен был кто-то, кого мало знала и не особо сталкивалась сама Адалина Йорк, и поскольку она была молода, то выбор бесследно сгинувших магов, был ограничен.

Это были несколько его приятелей по учебе, но возрастом они не вытягивали на компаньонов, главы гильдии.

— Остается только притвориться ее пропавшим дружком, который и так, теперь с ней. Так что если даже они появятся, Адалина, не станет выяснять — они ли это были.

Теперь уже почти расслабившись, Кэфент, принял ванну, наслаждаясь так, будто делал это в последний раз в жизни. Встреча с Падшими богами, не сулила ему ничего хорошего, и вполне возможно, из схватки с ними, ему живым не выйти. Воскресившая его Сила, пока о себе не напоминала, хотя время было как раз подходящее. А может, он как раз и делал, то, что ей нужно.

Кэфент оделся, и поспешил к Дейдре, которая уже успела сделать им по чашечке горячего кофе, и пока они его пили, он посвящал ее в детали плана. А едва допил, принялся за его воплощение — время, как всегда не ждало. Сначала вспомнив внешний вид подруги своей тетушки, и ее наряды, когда она бывала дома, а не в походах, он изменил облик Дейдры. И только затем занялся образом спутника, своей наставницы, который собирался накладывать на себя. Этого мало появляющегося в долине парня, он запомнил хорошо — еще совсем недавно, если не считать смерти и забвения, пришлось с ним не раз иметь дело. Правда, тот бывал в человеческом обличье редко, но Кэфент хорошо запомнил и его лицо, и телосложение, и горделивую осанку, и щегольской наряд. Все это и примерил так сказать на себя.

Затем подумав, он провернул в голове варианты как именно появиться перед Адалиной — отправиться к ней, похитить и поговорить здесь, но выбрал третье — подошел к очагу, и попросил:

— Дорогая стань рядом со мной, и веди себя так, будто мы застряли где-то в недрах мира.

Дейдра подошла и стала рядом, теперь оставалось только, спроецировать свои фантомы, в дом к Адалине. Кэфент сосредоточился и мысленно представил себя в доме у девушки, вспоминая расположение комнат, и предметов в гостиной. Для нее они возникнут так же у камина, и даже если в нем не горит огонь, то запылает. Так оно и получилась, Адалина сидела в кресле, и задумчиво пила вино, разглядывая какой-то старый фолиант.

— Услышь нас Адалина! — Позвал Кэфент, и они проявились как из огня — так трудно пробиться…. Где все? Что случилось?

Девушка встрепенулась, ойкнула и прошептала:

— Вы? Но вы же…. Как?

— Да вот попали в переделку…. Где архимаг? Где все наши?

— Ой, да тут такое…. Мессир пропал…. Но явилась эта дрянная девчонка, которую вы, кстати, мадмуазель и притащили сюда….

— Что она? — Спросила Дейдра.

— Она оказалась не так проста. Она владеет силой Хаоса. И назидательно потребовала полной власти над всеми нами.

— Одна? — Изумился Кэфент.

— Да, достойных противников для нее не нашлось, ну из тех, кто был на месте. Теперь она хочет создать собственную империю, и повела лучших магов, на захват миров.

— Понятно — проговорила Дейдра — значит, нам никто не поможет. Ладно, будем выпутываться сами, а потом…

Кэфент поняв, что ничего стоящего они больше не выяснят, оборвал заклинание, и, посмотрев на Дейдру, нехотя сказал:

— Нам нужно уходить — мое присутствие необходимо в другом месте.

— А как же твои соседи? Что бросим их на произвол этой сумасбродки? Если она связалась с Хаосом, это ни кончится хорошо, ни для нее, ни для окружающих. Уж я-то знаю, мой брат спутался как-то с одной из хаоситок, в моменты перемирия так сказать, и для него это кончилось пленом. Да и Дворы, наши воюют уже сотни лет.

— Те с кем воюет твоя семья, не совсем Хаос. Это пограничье, жители которого больше чтут Предвечных Лордов, но все же, не являются орудиями чистой Силы Врага, Порядка. А тут имеет место, наделения этой взбаламошенной девицы, надо сказать оторвы, частицами чистой Силы. Обычный маг такое не потянет, а значит кто-то из ее предков, говоря простым языком — демон.

— И что, ты не станешь выяснять…

— Нет, есть битвы поважнее. Прости, но пока не могу сказать с кем. Так что, чтобы я не волновался — ты пока погостишь у моих приятелей, думаю, ты в таком местечке еще не бывала.

— Это, в каком же таком, местечке?

— В Звездной Корчме.

— О? Не знала, что такие бывают.

— Ну, одна уж точно имеется, там довольно интересный народец бывает. Подождешь меня там, я надолго не задержусь. Но сначала мы кое-что умыкнем из тайников собирателей древностей, моего городка — им тут становится небезопасно. Уж пусть простят меня предки, и жители долины, но Предтечи, порой вкладывали слишком много Силы, в свои изделия, и кое-что лучше измять.

— И как ты собираешься их выявить? Я такого колдовства не знаю.

— Меня тут наградили кое-чем, это своего рода способность чувствовать слишком мощные артефакты. И если к этому присовокупить некоторою волшбу, то могу и место определить, и увидеть сами предметы. Так что пойдем наверх, поможешь мне, и про ступени помни…

Они поднялись наверх, прошли в кабинет-мастерскую, сели напротив друг друга за стол, взялись за руки и принялись сосредотачиваться, одновременно расслабляясь. Кэфент теперь обладал более глубокими познаниями в любой области магического искусства, его силы существенно выросли, и ему не нужны были ни жесты, ни жезлы, ни посохи, — его магия перестала быть предметной. Хотя ее он тоже свободно мог использовать, как и стихийную. Сейчас он убедился что особо скрывать свою силу, ему не от кого, и потому решил рискнуть — все равно они скоро уходят, а потом, это будет потом.

Кэфент погрузился в транс, и мыслью и взором, поплыл по родному селению, рассматривая особняки, виллы, усадьбы и поместья. И конечно, видимое только в астральном мире сияние исходило в первую очередь из дома архимага. Туда даже незримым невидимкой, он соваться не стал, проскочил к скромному на вид двухэтажному домику погодницы Гарины Коэльо, сама-то она врядли что-то добыла, но вот ее прадед…

Даже не вещественный взор, молодого мага, ослепило сияние, идущее от шара из редчайшего горного кварца и аметиста. Это был серебряный, круглый, и видимо цельный медальон с растительным орнаментом-гравировкой из геральдических лилий, инкрустированный бериллом.

— «Дар Солнца» что ли? — В душе поразился Кэфент.

Когда-то давно, в академии их заставляли изучать многие пропавшие, но известные артефакты, надеясь, что ученики в своих будущих странствиях наткнутся на что-нибудь. По древней легенде, медальон будто бы возник слияния сил четырех Первородных духов, чтобы поддерживать баланс сил в мире. Это был могущественнейший артефакт, и давал своему обладателю небывалую силу магии, сравниться с которой не может ничто. Кэфент понимал — такая штукенция стать или инструментом созидания или мощнейшим орудием разрушения. С его помощью можно переделать весь мир по своему желанию. Власть обладающего этим артефактом, будет безгранична.

— Вот так сюрприз — подумал чародей, и надо же под самым носом у всех. А ведь если я правильно запомнил, то медальон дает еще и молодость и долгожительство. Да проморгал наш мессир свое счастье, иначе и не скажешь. Интересно Гарина, что же хранитель? Что-то я не припомню, чтобы она старела, а по преданиям, эта штука еще и дарует способности к мыслечтению, перемещению предметов, и возможностью выставлять ментальные щиты…. Нда вон оно как.

Кэфент потянулся туда, но едва ли не обжегся сиянием — медальон оказался достаточно своенравен, и видимо сам выбирал, когда помогать, а когда нет.

— Ладно, разберусь — решил он, и продвинулся к следующему, особо сияющему дому.

Здесь артефактов было несколько — широкие, серебряные браслеты с гравировкой, и пара мечей. Все привязанное друг к другу. Мечи старые эльфийские одноручники, из первоклассного сплава металлов, созданного ещё в Первой Эпохе, рукоятки отделаны кожей и украшениями, тоже изготовленных с помощью магии.

— Нердал и Ненрин — узнавая мифические мечи, снова изумился Кэфент — созданы лучшими эльфийским мастерами и заклинателями из таких сплавов, состав которых эльфам более не ведом.

По кратким выдержкам, занесенным в каталоги, при академии, он помнил, что клинки эти пропитали такой магией, что слова тех заклинаний стерлись даже в памяти перворожденных. И мечи эти, будто бы разрубали все, будь то железо, дерево, камень, даже укрепленный с помощью любой магии. На сами же мечи, не действует вообще никакая магия, причем они всегда остры, клинки не тупятся и не нуждаются в заточке или шлифовке.

Кэфент усилием воли скользнул дальше, сейчас никакой тайник, схрон, или сокровищница не укрывали от его требующего взора почти ничего. И он зрел разнообразные медальоны, маски, чаши, перстни, браслеты и диадемы. Видел дающие невидимость: мантии, накидки, плащи, шлемы и шапки. Всяческие зеркала, ковры-самолеты, фонари. Все это были трофеи, когда-то добытые в походах магами долины. И среди всего этого наследства, особо выделялись только несколько уж очень ярко фонящих вещиц.

Например, лампа Джангула, в комплекте с камнем-калапсиром — своеобразным медальоном, который при накладывании его на лампу с джином обязывал того, выполнял любые желания без ограничений. А также мог подчинять любое существо, нужно было только лишь коснуться им этого существа.

Попадались артефакты и весьма странного назначения, например неугасимый факел, или шпоры «ярости». Были и безобидные безделушки вроде монет, способных походить на золотые разного веса, и выпадающих при броске, той стороной, которую желал хозяин.

* * *

Кэфент следовал дальше, выискивая по-настоящему опасные артефакты, а не просто магические вещи. В другое время он бы порадовался каждой такой штуке, но не сейчас. Он обнаружил в домах, действующих боевых магов, по несколько безобидных вещиц, вроде мешка, из которого, никто не может достать того, что там лежит, без кодового слова, и отмычек, отпирающих любые замки. В общем-то, абсолютно ненужные сейчас вещицы, и он уже было хотел продвигаться дальше по улице, как уловил тусклый блеск, из полвала. Потому задержался, и, обойдя слои защиты, все-таки выявил нужные ему артефакты.

Длинный меч «Лезвие Тьмы» — лезвие этого меча было абсолютно черным, и он резал даже зачарованную сталь. И широкий меч «Гроза Клинков» — магический клинок обладал особенностью ломать оружие противника.

— Сладкая парочка — подумал чародей — то, что надо, черный меч ослепляет всех, кто светел, если возьмут в руки, а второй ломает, всякое оружие. Наверное подойдет, все равно волшебную гизарму, или глефу, мне не найти.

Он запомнил дома, и двинулся дальше, но опасного оружия больше не нашел. Зато увидел, у кого хранится, Свиток Майяры — вроде бы простой пергамент, но на котором раз в день проявляется случайное заклинание. И пока оно не использовано, то остается на свитке. Когда свиток использован, он не исчезает, а просто становится чистым до следующего утра. Еще он обнаружил.

«Книгу Перемещений» и «Карту хаоса». Но опять же, сейчас они были не особо ценны, хотя иметь возможность перемещаться, используя просто иллюстрации миров, и знать где, что в них находится, очень даже необходимая вещь.

Отметив еще пару необходимых ему артефактов, Кэфент вернул свое сознание в тело. Теперь оставалось только призвать, все намеченные предметы и оружие. Выйдя из траса, и состояния измененного сознания, он ободряюще улыбнулся своей принцессе, и проговорил:

— Теперь остается только все перетащить сюда.

— Ты владеешь телекинезом?

— Ну, еще ни разу не пробовал, но вроде бы — да.

— Тогда давай скорее, я подпитаю тебя…

Кэфент кивнул, и снова сосредоточился, вызывая в памяти образы мечей, и всего остального, на чем остановил свой выбор, и призвал их по очереди. На столе между ним и принцессой, стали появляться эфирные образы вызванных вещей, а затем они воплотились, материализовались и стали твердыми.

Таинственные ножны, легкий арбалет с прозвищем «крадущийся в тени», и сладкая парочка — длинный и широкий мечи. Все это появилось, и осталось лежать на столе.

— Ножны и арбалет это тебе — проговорил чародей. — Ножны предназначены для короткого меча, и для кинжала. Когда оружие находится в них, и оно, и сами ножны становятся невидимыми. А этот арбалет, при нацеливании, помогает увидеть невидимых созданий, а выпущенный из него болт, попадая в иллюзию, рассеивает ее.

— Здорово.

— И удобно. А теперь прибираемся и уходим.

Вдвоем, они быстро прибрали кабинет, очистив его и магически, и физически, понимая — никаких следов их здесь пребывания, остаться не должно. Затем Кэфент, подхватил оба меча, которые за неимением ножен собирался нести, просто обернув в плащ, и опирая на плечи, а Дейдра взяла подарки и прикрепила к поясу ножны, арбалет же просто понесла в руках, и они отправились вниз. В гостиной, ванной, и кухне, парочка вернула все предметы, которые использовала на свои места, заклятьями очистили все от своего фона, и, поблагодарив дом, прямо из гостиной, уже привычно шагнули в другое отражение.

Затем последовало еще несколько переходов, с чередой лесных троп, луговых тропинок, и морских побережий, и только после этого, Кэфент и Дейдра встали на один из путей, ведущих к Корчме.

* * *

А в Крепости Богов, как теперь вправе была именоваться Гиль-Эстэль, жизнь потихоньку начинала бить ключом — как только ее верховный Лорд, разрешил всем своим бывшим патрульным привезти своих новых пассий, они незамедлительно это сделали. По своей сути, те вполне могли стать богинями плодородия, рек, морей и озер. И естественно могли набрать себе свиту. И это было скорее призванием, чем наложенными обязанностями.

Царства Ночи, переставали быть таковыми, переселенцы, появившись в ранее не заселенных мирах, дали им свежую струю, и теперь это скорее был уже Оазис жизни, а не приграничные Области, куда не особо попадал свет светил. Нужно было дать всем этим мирам сначала «разжиреть» прежде чем начать брать оттуда живые ресурсы. Для того и нужны боги — чтобы ускорить процесс развития всего.

Спустя века Априус собирался отобрать оттуда самые лучшие и мобильные армии, в которые войдут рекруты, из всех миров Империи, и повести их отвоевывать Вселенную, у всех, кто желает ей Краха. Но жизнь внесла свои коррективы — это нужно было делать немедленно. А значит, все отобранные войска будут намного меньше. Но, тем не менее, он выведет на бой за Сферу, практически всех существ, когда-либо в ней существовавших. Нагасы, ящеры, рептоиды, амфибии, эльфы, люди, орки, гоблины, наугримы, и многие другие выступят против Сил, решивших за них, что пора умирать.

Всем этим народам нужны умелые полководцы, и их нужно дать. Дать из числа своих верных воинов, самому оставаясь с минимумом. А если быть точным — только с теми, кто всегда шел, бежал, или летел рядом с ним, на его нелегком, жизненном Пути.

— Снова одни против всех — усмехнулся Априус, оказываясь на балконе своего кабинета — и самое смешное то, что с меня больше некому спрашивать — Творец дал доброю. Хоть раз выпал шанс, сделать все как хочу. Вот только хитроумный Змей, никуда не вписывается, а это плохо…. Ладно, пора уже определить первостепенные направления…

Он мысленно созвал всех своих воинов, приказав построиться во дворе, послал призыв Акиротцам, Лакрису, Медее, и зверокоманде — настал час непосредственного инструктажа. Ни на пиры, ни на посиделки, ни на советы, да что там даже на совместный обед времени уже не было. Гиль-Эстэль должны были покинуть все, кроме поварят.

Априус прошел в кабинет, прихватил кое-какие старые вещи, накинул свою походную сумку, подхватил найденную Руниным в коре Иггдрасиля палицу, а также взял, рунный посох из Эскора, и, покинув покои, пошел вниз. Спустился по лестнице, отворил ворота донжона, и с удивлением обнаружил почт всех своих верных соратников, собравшихся у озера. А пока он шагал к ним, стали появляться и остальные, новоявленные боги — видимо Рунин передавая его указания, добавил что-то, и от себя.

Стоят рука об руку со своими нагинями, хирдманы, только Хорсак с Ошун, Рядом с ними, Охтар с Намой. Гном, вопреки ожиданиям, выбрал себе не зачарованное оружие, а «Корону богов», дающую возможность черпать сведенья, из океана Знаний. Корона как помнил Априус, позволяла погрузиться в этот океан, но она не помогала выплыть из него. Если человек не может найти дорогу назад или не хочет возвращаться, то его душа растворяется в этом безбрежном океане, а тело сгниет на земле. Людям, к помощи такой вещи лучше не прибегать — сойдут с ума, но былой, подгорный царь, вполне мог справиться.

* * *

Лорд Гиль-Эстэль, обвел весь строй взглядом — все кто обрел свою пару, все стоят бок обок, со своими избранницами. Да к тому же, среди них, ни одной простой дамочки — все с каким-то даром, способностями к боевой трансформации и регенерации. Все воины в полном облачении, прежних времен, но и их дамы не в платьях, на всех своеобразные доспехи, покрывающие верхнюю половину тела, но грудь, соблазнительно выглядывает у каждой.

— Миротворящие воины и воительницы — усмехнувшись, подумал Априус — добро не просто с кулаками, а с острым железом. Выгребли из арсеналов Крепости, все что могли. Да оно и правильно — если они не выиграют, все эти древние артефакты попросту зря пропадут.

Априус подошел вплотную к хирдманам, улыбнулся и сказал:

— Ну что, вы сами напросились — принимайте под командование всех змеелюдей. Ваши жены вам же и помогут. Задача блокировать Серединные миры, и выявить там, поколение магов Предела, сменившие поколение Потрясателя Небес. Они не так сильны, как прежнее, но кое-что могут, плюс неизвестно, какой стороны придерживаются. И самое главное — в одном из миров, как-то связанных с Мидгардом, осела личность, известная всем нам как Каратель. С ним что-то стряслось, но сути своей он не утратил.

— Задача ясна — прогудел Атарк, ложа руку на топор по имени «Священная Ярость» оружие, способное раз в день призывать неистовую ярость владельцу — мы землю рыть будем во всех мирах, но найдем….

— Серьезнее отнеситесь — скривился Априус — на кону Вселенная. А вы — он глянул на Хорсака с Ошун — возглавите всех жителей Тассадессы, из тех, кто относится к древним, и срочно примкнете к армии, которую вручают вашему бывшему кумиру — царю Асов. Твои нынешние подданные, должны чувствовать давление и зов, и как только выйдете за рубеж, сразу уловят их.

— И что мне-то там делать? — Не понял Хорсак, который вооружился двуручным молотом, по прозвищу «Гнев Титанов».

— Сдерживать если понадобится, а может атаковать даже с тыла. Все будет исходить из того, куда он эту армию поведет. Теперь ты Охтар — Априус посмотрел на гнома — на тебе с твоей дамой — не только наугримы, а весь подгорный народ, и часть Своры — они к тебе привыкли. Ты будешь искать следы Хаоса, вы к нему более устойчивы. Хаоситы где-то прячутся, и могут вылезти в самый, неподходящий момент. К тому же они укрывают, остаток поколения Хануамора с Артамором, а те, с ними не дружны точно. Все понятно?

— Да, а вести войска то куда?

— Узнаешь позже, ничего не должно просочиться раньше времени.

Тут Априус повернулся к тем, кто считал себя перворожденным, хотя в Арде, так оно и было.

— Ингольд, Вильварин, Мэлдир на вас эльфийские народы во всех мирах, которые отзовутся. Таурион и Вельда вы возглавите эльфов выведенных сюда, кроме Весты, разумеется, и в мирах Сектора, который мы хранили.

— Ясно — ответил Ингольдор как самый старший.

Априус отметил, что эльф, позаимствовал из арсенала, только пояс из двух перехлестывающихся на теле ремней, с ножнами и колчаном. Этот пояс, мог вызывать два длинных магических меча, волшебный лук и несколько магических стрел в день. Такие ножны, вместе с коротким луком и стрелами, ничего не весят, и очень удобны в бою.

— Теперь ты Хитар — Априус посмотрел на своего давнего соратника, рискнувшего взять себе двуручный меч «Справедливость, весьма капризное оружие, способное телепатически общаться с хозяином. — Ты вновь соберешь всех своих из пятого, кроме Берлиара, Хота, и Тилея, вы поведете людские воинства названных миров. Всех вас там знают, проблем возникнуть не должно. Вместе вы отправитесь в высшие области, там уже сейчас кипит битва, и если Тронному Царству придется совсем туго, слегка поможете.

— Есть.

— А как же я без экипажа? — Воскликнул Харей, у которого на поясе, бледным светом лучилось «Ледяное Жало».

— А ты как раз и возьмешь Берлиара с компанией, они сейчас в Корчме, и вместе с Эллиной, все вы на «Версаре» будете контролировать водную среду — то есть людей-амфибий, и если понадобится, будете готовы подвести их к порталам.

— Есть — ответил бравый, морской волк, правда больше бороздивший звездные просторы, чем моря.

— А мы? — Поинтересовался Элур, хотя это было ему и не свойственно.

Рус пристально посмотрел на него, за плечом предводителя эльфов, из его личного отряда — магический колчан Алуя, который всегда полон стрел, но если их извлечь из него, они существуют всего нескольких минут, но зато пробивают все, и ветер их не сносит. Хороший выбор.

— А вы, поведете орков и гоблинов, вам ведь не привыкать, с ними ладить. И займетесь поиском Странных Магов, их немного, но это они воду в Сфере и баламутят.

— А нам тогда кого вести? — В нетерпении выдвинулся вперед Киан, имея в виду себя и брата, потому как остальные Лусиарцы теперь подчинялись Менгафару.

— Всех, кого поднимет Патар, и его вестники. Они уже готовы и ждут. Ваша задача не подпускать к мирам тварей Поедателя, пока они временно ослаблены, многочисленными порталами.

— Ясно.

— Так теперь вы — Клык и Коготь — вы вместе с Неделимыми, поведете отборные кланы Хрутара, Лундора, и Схоры. Куда? Узнаете позже.

Априус сдвинулся вправо, и проговорил:

— А тебе Картус, помимо драконов достанется объединенная армия из переселенцев, в которой перемешаны все расы, но главным образом великаны и рептоиды. Это будет самая могучая, но в тоже время и самая трудно управляемая армия всех времен, но ты уж постарайся справиться.

— Я не подведу.

— Менгафар, ты со своей крылатой дюжиной, будешь контролировать Ограждающий Пояс Поедателя — заметите малейшие изменения — маякнешь.

— Есть.

— Что же тогда делать мне? — Спросил Богар, облаченный в старинные доспехи, с необычной чеканкой. — Раз все места и направления уже заняты…

Априус усмехнулся, он знал о свойствах подобных доспехов — они делали носителя, неуязвимым, от любого оружия, и некоторых видов магических ударов, но награждали чертами предыдущего владельца. И Богар видимо помня Дагорлад, решил рискнуть и обезопасить себя.

— У тебя отдельная задача — вместе с девочками — кивнул Рус на новых жительниц Крепости, ну и конечно со своей Сильфой, выявить местонахождение так называемого Судии.

— И как его искать?

— А чары на что? — Усмехнулся Априус — эти ведьмочки в свое врем богов, заставляли дрожать, думаю, справятся.

— У меня вопрос — выдвинулся вперед Картус.

— Погоди, сейчас скажу самое главное — а все вопросы потом. Итак, все названные мной задания касаются всех, то есть обнаруживаете ту или иную Скрытую Силу, или ее адептов, сразу зовете меня. Все вы одновременно и в поиске, и в резерве — если что в любой момент перемещаетесь в нужное место. И еще — все вы должны будете оставить ведомые вами войска на заместителей, если я призову. Поэтому советую выбрать их сразу, как только прибудете к своим армиям. А теперь вопросы…

Некоторое время Априус отвечал и уточнял, затем уже когда основная часть его людей, отправилась к уже готовым легионам, полкам, и дружинам, посмотрел на оставшихся жен, Саяра с Махаллат, и зверокоманду.

— Ну а мы с вами займемся кое-чем поинтересней…

— Например? — Поинтересовалась Вилисиль.

— Вы пороетесь в себе и найдете частицы Нин-Хур-Сати и Хиноны, а вы — он глянул на парочку и зверодрузей пока побудете как всегда при мне. Иные и Падшие — это сугубо наш удел. Понятно?

— Да чего уж тут неясного…

— Ну и отлично, все подробности узнаете позже.


Часть вторая



Глава первая Новая справедливость…

День, порой это очень мало, а порой, кажется, что он тянется вечно. За день можно переделать кучу работы, а можно не сделать ничего. И от того, чем ты занят, зависит и каким будут часы, твоего дня. Априус хотел бы чтобы у него был день Творца, длившийся сотни миллионов лет, или хотя бы день медленных планет, но, увы — у него был обычный человеческий день. Единственное что он мог — это немного растягивать время, но не до такой степени, чтобы мгновенья, превращались в часы.

Он открыл многочисленные проходы сквозь барьер, теперь это было не так и сложно, и его, ныне многочисленные армии, хлынули в Большой Мир. Нынешнее количество войск, обеспечило бы, наверное, победу в любой битве, с любой численностью врага, и даже с ратями, состоящими из одних только магов, но против богов, шансы были несколько иными.

Вначале Априус хотел, чтобы смертные и бессмертные воины, все провернули сами, но потом, прикинув количество возможных жертв, кое с кем, решил разобраться сам. И этими кое-кем были Низвергнутые боги, которые все никак не могли понять, что их времена ушли, и возвращения их Власти, мало кто хочет. И местонахождение которых увидел Кэфент, оставалось найти мир, но для того и пущены гончие…

Вторым основным врагом были Иные, с которыми нос — к носу, за все бесчисленные века, не сталкивался ни он сам, ни его верные воины. Хотя если вспомнить тот громадный зеленый Шар, что появился в небе Вышня, то один раз все-таки встречались. А после той встречи, чтобы выбраться из смертных чертогов, ему понадобилась помощь Просвещающего Змея. Тогда, пожалуй, погибла часть Априуса, по имени Рус, а к жизни вернулся каган Каронус, который вверг Царства Ночи в единоборство с ратями новых Владык Сущего, и с четырьмя ими самими..

Но и Каронус прожил недолго, будучи убитым в Дагорлад, но вскоре на свет появился Эсгалдирн, которым Априус и был до последнего времени. Теперь же на свет появился некто другой, перерожденный во Внешней Тьме, и очищенный Светом Источника Жизни — и ему требовалось свое, собственное имя. И он-то с Иными не сталкивался. Он вообще еще пока ни с кем не сталкивался — потому что Априус, тщательно скрывал, свои новые силы. До нужного часа.

А пока он просто выжидал, кто первым даст знать об обнаружении своих целей — ищейки Своры, или джин. Это не значило, что Априус бездействовал, он в краткие промежутки времени, посещал столько разнообразных мест, что еще неделю назад, такое мгновенное передвижение казалось бы ему невероятным. Как и вестники Творца, Априус передвигался со скоростью мысли, и это было почти, то же самое, что быть одновременно сразу во множестве мест.

Пока одни Силы были заняты другими, пока неведомые маги гнали своих наемников на убой, осаждая Тронное Царство, Империя нанесла удар. Все без исключения командиры: армий, воинств, дружин, и ополченческих отрядов, получили приказы — вскрыть древние могильники, какие только смогут обнаружить в мирах, и прикончить спящих в них до срока, существ. На данный момент, воинами Априуса, стали почти все обитатели Сферы — самая масштабная, и невероятная война, за всю ее историю, началась.

— Куру! Кулури! Вил! Дрендом! — Позвал Априус. — Зайдите за Патаром, и направляйтесь к тому миру, где мы когда-то схлестнулись с Падшими. Я буду ждать вас там.

— Поняла — отозвалась Кулуриэнь — уже выдвигаемся.

— Тогда до встречи. — Ответил он, и направился в мир, в котором Кларэнс устроил свое Запретное Королевство.

Для него это было почти мгновенно, и вот стройные ряды сравнительно небольшой армии, готовой к пешему маршу, уже пред ним. Все воины немолодые, одни ветераны, потому и армия невелика, но Априус другого и не ждал, в этих воинах главным качеством была способность противостоять, кому бы то, ни было. А сила Тьмы продлила их век на много веков, но то, что они в ней купались, не делало их повернутыми злодеями — когда-то он их правильно научил пользоваться этой силой. Тогда он подумывал о мести, теперь же это будет просто наказание, пришедшее из глубины веков…

— Учитель, прости — вышел вперед Кларэнс — я всех не уберег. Но в случае крайней нужды, их еще можно призвать.

— Если не обрели покой — призовем — отрывисто бросил Априус — я тут думаю слегка все перестроить в загробных мирах, так что души будут возноситься в Чертог Абсолюта, а потом перерождаться по желанию.

Кларэнс, несмотря на долгие годы жизни, и накопленные за них знания, отшатнулся, и, пересилив себя все же, глянул в глаза, когда-то учившего его человека, спросил?

— Наставник, прошу тебя, скажи кто ты?

— Все очень просто — ответил Рус — я зачем-то оставленный здесь, реликт нулевой Эпохи. Я последний, правомочный преемник Творца. Я его Последователь.

— Тогда мы все присягнем тебе снова! — Прошептал полководец когда-то непобедимой армии, и рухнул на колени.

За ним через миг, это повторила вся армия.

— Кларэнс! Ты что творишь? Встань! — Скривился Априус — мне не надо присягать — меня надо принимать. Как и Творца, который остается загадочным и непостижимым. Командуй — нам пора выдвигаться.

Он посмотрел на застывших воинов, и открыл большой портал, стройные ряды воинов дрогнули, и все воинство, когда-то готовое сразиться с Владыками Сферы, выдвинулось на их перехват. По замыслу Априуса, это войско, должно было не выпустить никого из мира, где скрывались Падшие, а теперь после переданных Кэфентом, сведений, еще и сразиться с армиями, которые те, вырастили. И пока Кларэнс вел свою армию, Априус постарался лишить возможности помешать его планам тех, кто на такое был способен…

Он направился в тайные Области Абсолюта, где ему предстояла совсем нелегкая задача — захват двух Первозмеев. Или Силу, которой он был должен, а значит, не мог обойтись с ней нехорошо. Поэтому их надо было где-то поместить, и временно изолировать.

Сейчас, одно чудовищное существо где-то парило, при этом, имея аватары в недоступных смертному, областях. Другое, разлеглось во всю длину, поперек Сферы, и было занято наблюдением. Это был подходящий момент, и Рус, не преминул им воспользоваться. И решив, что подойдет Гидрониус, тот единственный из всех, знакомых ему миров, который мог вместить Исполинских Существ, и то, если их уменьшить, Априус начал действовать.

Громадные тела, объяла непонятная, слегка искрящаяся пелена, миг, и они уже в мире Океанов, где поместился Змей, а рифы торчат, так удобно для, поистине гигантской птицы. И вот уже птичьи лапы, упираются в них, а разгневанный клекот, разносится над водой, а огромное тело, медно-золотого Змея опускается на дно.

— Простите, так было нужно — быстро бросил Априус, и поспешил к своей первой цели.

Теперь дело было за малым — собрать всех, кто желал и был способен, проучить некогда Великих, но до сих пор, не утративших гордыни, богов. Богов Падших, вернее сверженных, но все еще самовлюбленных, самодовольных, и так и не понесших, по мнению Априуса, достойного наказания. Личных счетов с былыми Владыками Сущего, не было только у его жен, но и у них была веская причина — когда-то прерванная схватка.

— Что ж — проговорил Априус тихо — начали! Дальше уже будет, не остановится, даже если сильно захотеть. Я иду взыскивать…

Спустя мгновения Априус возник возле Кэфента, тот ждал его на одном из живых островков, что кое-где торчат посреди межреальности. Одет чародей был как путник, и определить в нем, ни воина, ни мага, было бы нельзя, если бы не место, где он находился, и не мечи, от которых силой разило, на многие лиги.

— Здорово — просто сказал Априус — ты как тут?

— Приветствую. А чего мне сделается? Я тут и день могу сидеть — ответил парень, вставая. — Выяснил где они?

— Да, котопсы наконец-то нашли. И если бы не фон от их нового оружия, то обнаружить Падших, скорее всего, бы так быстро, не удалось.

— Понятно. Ну тогда пока мы не выдвинулись, должен тебе сообщить, о нахождении у нас в долине, древнего артефакта, по имени «Дар Солнца». Слыхал о таком?

— Нет, а должен был?

— Ну не знаю, у нас в академии, был целый каталог, утерянных вещей Предтеч, так вот он там на первом месте.

— Даже так? Думаешь надо, экспроприировать, и спрятать от греха подальше?

— Однозначно. Это очень мощный медальон, и попади он ни в те руки, может уничтожать миры.

— Ого!

— Вот именно. Артефакт конечно под присмотром хранительницы, он дает ей молодость, бессмертие, и много еще чего, но боюсь, найдутся личности, или Силы, которые смогут отнять. Хотя он себя и сам защищает, и в руки чужаку не дается.

— Так ты хочешь, чтобы она сама мне передала?

— Да, ведь она хранитель, а не владелец. Думаю, ты как раз подойдешь, для хозяина подобной штуки.

— Гм, хорошо, лишнее подспорье, мне сейчас не помешает, а вдруг я что-то, или кого-то не учел, не просчитал возможности, и все пойдет не так, как задумывалось. Давай координаты, я сам схожу, и поговорю.

— А ты до сих пор не знаешь? — Удивился Кэфент.

— Нет, не было надобности.

— Хорошо, вот. — Чародей передал Априусу, мыслеобраз карты звездного неба, то части Сферы, где был упрятана долина. — Чародейку зовут Гарина.

— Понял. А ты держи координаты нужного мира. В околомирье будут ждать наши боевые товарищи. Патара и Куру, ты знаешь, с остальными познакомишься. Там еще и армия подойдет, так, что не дергайтесь попусту.

— Ясно, тогда до встречи.

— До встречи. Я надолго не задержусь.

Они оба растворились в заменяющей здесь воздух, газовой субстанции, и каждый отправился к своей цели.

Добыть нужный артефакт в бою, или просто забрать, было для Априус плевым делом, но тут его должны были передать, и он постарался высветить, всю свою светлую сторону. Вот уже и волшебный мирок, с чародейским городком, окруженный полями, садами, и плантациями. Определить нужный дом, при нынешних возможностях Априусу, труда не составило. Он возник прямо на резном крыльце, возле которого, благоухали чудные цветы, и постучал.

Через некоторое время, дверь открылась, и перед Априусом, появилась с миловидная женщина.

— Да? Вам кого? — С вопросом в глазах, спросила она.

— Мне, наверное, вас. Это вы Гарина?

— Да, это я.

— Тогда поскольку у меня очень мало времени — сразу к делу. Мне нужен хранимый вами, «Дар Солнца». Можно даже на время.

В глазах хозяйки промелькнуло смятение, с некоторой долей испуга, но она быстро совладала с собой, и пристально посмотрела на незваного гостя.

— Вы в силах отобрать, не так ли? Но просите, почему?

— Я так понимаю, он устроен на принципе дара, какой смысл отбирать? Да он и не столько мне нужен, сколько хотелось бы обезопасить такую мощную вещь, от посягательств, недружественных Порядку, Сил.

— Что же, заходите, он у меня все равно без дела лежит, а вам может и пригодится.

Априус зашел, и она повела его вниз по ступеням в подвал, где и находился тайник. Магичка, спокойно сняла защиту с помещения, а затем и с каменного ящика, в котором находилась шкатулка, с медальоном. Открыла все, достала артефакт, и, произнеся нужную фразу, с соответствующим желанием, передала его гостю.

— Вот, берите смело — он теперь ваш.

— Благодарю! — Ответил Априус, и ему почему-то вдруг стало жаль, эту женщину, и он, посмотрев ей в самую душу, предложил:

— Если хотите, вы можете пойти со мной. Думаю, дело для вас найдется.

— Я не боевой маг, я просто…

— У меня хватает боевых чародеев — усмехнулся Рус — а вот хороших погодников, практически нет. А миры, нуждающиеся в умелом распределении атмосферных фронтов, есть. Побудете пока компаньонкой моей знакомой, в поглощении самых лучших яств и напитков, а через пару дней, все будет ясно, и мы поговорим.

Она, казалось, думала недолго, видимо насиделась тут с лихвой, и почти сразу сказала:

— Я согласна. Мне что-то брать с собой?

— Нет, все необходимое у вас будет.

И они, заперев дом, и запечатав его, магическим образам, вышли на крыльцо.

— А теперь закройте глаза, и думайте о чем-то хорошем — проговорил Априус — и напрягите мышцы живота, а то перенос будет быстрым, и вас возможно стошнит.

— Поняла.

— Вот и отлично.

Априус представил себе нужнее место, и перенес их к окрестностям Корчму.

— Все открывайте глаза — проговорил он — и смотрите во всю их широта.

Он довел ее до крыльца, проводил внутрь, и, увидев, сидевшую за отдельным столом Дейдру, помахал, ей рукой.

— Здравствуйте принцесса — улыбаясь, сказал Рус — знакомитесь, это Гарина, она родом очень из удивительных мест. Как и вы. Вам будет о чем пообщаться. Простите, но меня ждут неотложные дела, и я вынужден вас покинуть. Держите за на кулачки.

Определив чародейку, он сразу же удалился, и уже спустя миг, оказался рядом со своей командой.

* * *

— Ну что — появляясь возле жен, поинтересовался он — вы определились, кто с кем сражается?

— Да — ответила Кулури — мы, как и прошлый раз выбираем валий. Дрендом Хирсула.

— Я бы выьрал Уахинбара — проговорил Кэфент — но думаю это твой противник, поэтому возьму на себя Иотая, он, немного по моей части.

— Ну а я Хиршарнага — заметил Патар, за спиной которого, был закреплен и сиял большой зеркальный щит.

— А я типа на подхвате — оскалился куатар — Кэфент, говорит, там есть кем заняться.

— Это точно — кивнул бывший некромант — четыре расы, выращенные, только для того чтобы завоевывать и убивать.

— Ну раз все определились, кто с кем будет махаться — усмехнулся Априус — тогда входим. — И уже застывшему поодаль своему последователю: — Кларэнс будь наготове, ввести войско!

Он открыл, более удобный полюсный проход, и сделал первый шаг. Если бы кто-то смотрел снизу, то ему бы показалось, что небо разверзлось, и откуда-то извне, в открывшуюся брешь, проникло семь разноцветных всполохов, а за ними последовал, черный, извив тьмы.

Они успели, что называется тютелька в тютельку — Падшие, уже собирались открывать порталы, перед выстроившимися воинствами. Куда? Так и осталось неизвестным, потому что Априус, еще на входе в мир, замкнул его, поместив в своеобразную сеть заклинаний, под названием «Капкан». Боги, пусть даже и свергнутые, все равно остались богами, пусть и с изрядной долей, утраченной Силы, потому они сразу почувствовали противодействие. Почувствовали, но не всполошились, настолько были уверены в себе, и своей неуязвимости. И в некотором роде, им действительно нечего было бояться — божественные Личности такой Силы, в пределах Сферы, не встречались, и убить их было невозможно, или попросту некому.

Не сказать, что у Априуса, было все рассчитано по секундам, но это и не требовалось. Учитывая то, что все войска Падших, находящиеся в этом мире, были готовы к маршу, и соответственно выстроены, Кларэнс просто приказал своим тысячникам, растянуться фронтом, беря тех в кольцо. Они должны были блокировать перемещения, этих армий, и, не давая им опомниться, уничтожить как можно большее количество врагов.

Куру в данной ситуации, взял на себя, вождей и шаманов, всех этих народов, так как те были наиболее искусными воинами, и довольно сильными колдунами. И именно, их, беспрекословно слушались все соплеменники. А как известно, чтобы деморализовать войска, надо убрать их полководцев, и идейных вдохновителей, в общем тех, кто способен направлять солдат.

Куатар как вихрь ворвался в ряды вражеского войска, и Априус видел только смазанные росчерки от его бросков. Но дальше следить за другом, он не мог, потому как встал на пути Уахинбара. Он сдала свой образ настолько похожим на себя прежнего, насколько помнил, и проговорил:

— Что нежданчик вышел? Ну извини в мои, планы ваш выход не входил. Пришла пора заплатить за все.

Некогда самый величественный бог, во всей Сфере, в немом изумлении уставился на него, но потом на его лице, несмотря на всю выдержку, отразилась гримаса узнавания.

— Ты? Да кто ты вообще такой?

— Сам не знаю — ответил Априус — но сейчас я — это твоя Кара!

— Ну-ну — усмехнулся яроокий бог — многие мечтали, да никому не удалось…

— Так я не пытаться пришел — а привести в исполнения приговор…

— Чей?

— Мой. — Нахально улыбнулся Рус, показывая зубы скорее в оскале, чем в усмешке — за тобой, много чего числится. Пришло время ответить.

Он сделал серьезную и патетическую мину на лице, как бы согласно моменту, но едва не рассмеялся, услышав слова Кулуриэнь.

— Привет сучки! — Выпалила она, став перед сестрами Уахинбара. — Нас, кажется, прервали и мы не закончили. Продолжим?

— Ты кто такая, девочка? — Изогнула бровь Артэлина — что-то я…

— Да все ты помнишь — усмехнулась Кулури — или тебе напомнить и вмазать по лицу?

Дальше Априус не слушал, он спокойно призвал «Ракар», и шагнул к главе некогда самого могучего пантеона богов. При этом, не выпуская из вида Куру, и краем глаза отмечая, как дружно взвизгнули Кулуриэнь и Вилисиль, атакуя Артэлину и Алату. Где-то неподалеку Кэфент, Дрендом, и Патар, схлестнулись с тремя остальными братьями, всем им было что сказать, но они предпочли разговор клинков. Тут и Уахинбар, свирепея, сделал шаг навстречу, и недавно созданный «Ядовитый Клык» столкнулся с любимым клинком Априуса.

Столкнулся и отпрянул, словно его отбросила какая-то сила. И противники решили не скрещивать мечи специально, а только для блокирования смертельно опасных ударов. Они все еще проверяли друг друга, выискивая слабые места в защите. Априус мог бы выбить оружие Уахинбара сразу, но хотел насладиться поединком, что называется измотать боем, и заставить все время отступать, некогда великую Личность. Ракар в его руке, оставался неизменным, выпады и удары, на уровне хорошего мечника, но не боле.

И яроокий бог, начал его потихоньку теснить, все больше и больше веря в свою быстротечную победу. Априус выжидал, давая тому войти в раж, а потом сбить спесь, с этой самодовольной рожи. И не смотря на прожитые эоны, Уахинбар, покупался, а эти нехитрые трюки. Но вот выпускнику Лабиринта, надоели эти танцы, он взвинтил темп ударов, и утроил количество контратак, так что стал уже непонятно кто кого атакует.

Неподалеку сражались, пока не выказывая особой прыти, бились с валиями близняшки. Кулури фехтовала с Артэлиной, одним только мечом, а та использовала свою любимую цепь из соединенных между собой, звездочек, и длинную, богато украшенную дагу. Видимо оружие посерьезней было не в почете у этой богини, хотя и этим она владела мастерски — бесчисленные годы странствий научили.

Пока они тоже бились как на тренировочном поле, можно даже сказать вяло, просто кружили напротив друг друга, Артэлина искала слабые места, для решающего удара, Кулуриэнь просто ждала сигнала. Рядом с ними, Вилисиль дралась с другой богиней, и тоже как бы играючи.

Она сражалась парными мечами, и пока не в свойственной ей манере, оказывала противнице честь, дерясь, молча и без подвохов. Алата даже не ощутила всей степени угрозы, потому что если, честно положа руку на сердце сказать — жены Априуса были теми еще стервами. Сочетавшиеся в них наследие племени Фурий Ночи, и части сущностей богинь Ки, порой делали близняшек невыносимыми.

Пока ни одна, ни другая сторона, не показывала своей божественной сути, и сил, и такие поединки особого внимания не заслуживали.

Еще чуть дальше, уже много веков бодрящийся, и не похожий на себя прежнего, Дрендом, схлестнулся с Хирсулом. Бывший Владыка Ветров, против бывшего же, Повелителя воздушных потоков. Вот тут поединок был то, что надо. Как ураган, ярился и завывал Хирсул, как смерч крутился и ревел Дрендом. «Копье Грозы» ударялось о «Щит Молний», золотой скипетр сталкивался с новым оружием Владыки Бурь, вокруг них казалось, стонал сам разрезаемый воздух, а ветвистые молнии беспрерывно мелькали между небом и землей.

Кроме Кэфента и Патара, все уже схлестывались в поединках с Падшими богами, и в моменты их триумфа и славы, и уже после низвержения, потому трепета перед былыми Владыками Сферы, не испытывал никто. А этим двоим было за что мстить, точнее как выразился Априус, за что карать. Кэфент в новых своих силах, задал такого жару, Иотаю, что тот не испытывал и в земных Недрах. Не помогал и новый топор, потому как бывший воин лиги убийц, держал в своих руках, ох и не простые мечи, умение владеть любым оружием, он не утратил и после возрождения. И теперь вот, несмотря на свою комплекцию, и гору мускул, Владыка царств фирнов, вынужден был уклоняться и отходить, вместо того, чтобы теснить своего противника. Но лишь до того момента, пока не опознал того, то не так и давно увел у них из-под носа, оружие Ненависти.

Патару же пришлось хуже всех. Не потому что он был слабее Хиршарнага, нет просто стихия того была вода, а волхв-даариец и бог ночного звездного неба Ки, к ней, отношения не имел. И против «Трезубца Власти» не сразу нашел что противопоставить. Поэтому пока просто отражал выпады своим большим щитом, и готовился к переходу, из защиты в атаку — он сюда не уклоняться от боя пришел, а взыскивать.

Кто тогда принимал решения, посылая свои несметные воинства в непокорные миры, или отправляя туда же Карателя, сейчас было неважно — все они были виновны. А тех, кто заслуживал бы снисхождения, среди шестерки Падших богов не было, и, понимая это, и понимая это милосердия никто проявлять, не собирался.

Патар, как и Априус, не смотря на минувшие тысячелетия, хорошо помнил стон гибнувшей, терзаемой муками Даарии — такое не забывается, и ярость, медленно, но неуклонно завладевала им. Бывший волхв из Круга Мудрых, понимал, что разум должен быть спокойным, но ничего с собой поделать не мог, и пространство вокруг поединщиков начинало дрожать. Трезубец в руках его противника порхал словно бабочка, Хиршарнаг наносил удары, то остриями, то тупым концом, его оружие блестело на солнце, и сверкало, не хуже щита самого Патара. Бог всемирных Вод, неустанно метал в своего противника, и ледяные дротики, и появляющиеся из воздуха стрелы, из до предела уплотненной воды, но видимого урона не наносил. Корчмарь, не смотря на свою нынешнюю комплекцию, успевал отклоняться, или прикрываться щитом, который, мог кое-что и отзеркалить.

Перевеса пока не достиг никто, схватки шли на равных. Совсем иначе дела обстояли у Куру, и Кларэнса — и куатар и воинство короля, словно жнецы смерти собирали свою жатву. Когти и клинки, боевые заклятья и отражающие чары, выкашивали ряды, в ратях служителей Великолепной Шестерки, разя насмерть без разбора. Там где, в боевой трансформе, словно волнорез, несся куатар, вверх подлетали искромсанные тела, а воины Запретного Королевства, просто оставляли после себя горы трупов. И так, несмотря на свое численное меньшинство, они умудрялись даже немного теснить противника.

Время шло, Априус ждал, когда ему сообщат, о раскладе, сложившемся у Тронного Царства, и как только получил доклад, обо всем, там происходящем, зловеще усмехнулся, и мысленно передал своим напарникам и напарницам:

— Все — можно!

Это послужило сигналом к действию. Кулуриэнь, резко нанесла удар ногой, отбрасывая назад теснившую ее Артэлину, и потянула из-за пояса, стержень Нин-Хур-Сати, превращая его в огненный бич. Вилисиль, просто поменяла тактику, задействовав и ноги, и локти, и хвост, так как сразу же слегка трансформировалась. Близняшки задали совсем уже бешеный темп схватке, и теперь валиям, оставалось только уповать на магию.

В это время, Патар, отразив щитом очередной поток извивающейся энергии, сорвавшейся с остриев трезубца, сунул в ножны меч, и достал из-за широкого пояса, булаву. Кэфент услышав Априуса, злорадно усмехнулся, и составил мечи, замыкая их рукоятями — так ему было удобней, и привычней. Дрендом перестал вращать свой скипетр-жезл, который все время издавал невыносимый свист, и, направив один конец в Хирсула, пустил в того, золотую стрелу.

Априус, парировав удар Уахинбара, резким уклоном, ушел из-под его клинка, глаза его, как и эоны лет, тому назад, при первой их схватке, полыхнули фиолетовым светом — час суда настал. Ракар в руке задергался, виброполе засветилось яростным разноцветьем, и следующий его выпад, заставил яроокого бога, отступать на несколько шагов. А потом, не давая своему противнику опомниться, Рус, стал наседать, используя все навыки, когда-либо полученные им, в ратном деле, и тренировочных боях, в стенах древних храмов.

Целью наследника Предтеч, не было убийство Падших богов — тех нужно было сломить, и изгнать, но так, чтобы те, навсегда запомнили горечь поражения, и даже не помышляли о мести. Потому что области, куда он собирался их переправить, вряд ли, изменят эту самодовольную и самонадеянную компанию, в лучшую сторону.

Уахинбар видимо ощутил, некую перемену в своем противнике, и уже не просто бился на мечах, а кого-то позвал, и задействовал, всю доступную ему Силу. На Априуса навалилась неимоверно огромная тяжесть, стараясь придавить его к земле, и расплющить. Его мяло и скручивало, стараясь замедлить, и дать возможность противнику нанести, решающий удар. Он зло усмехнулся, повел плечами, сбрасывая эту тяжесть, и нанес пару полосующих ударов, рассекая одежду былого Владыки Сущего, и нанося небольшие порезы.

Тот не веря себе, посмотрел на кровавый след, зарастил порезы, и еще отступил на шаг, выставляя перед собой ослепительно яркий щит из солнечного света. Априус играючи прошел его, и одним рубящим ударом, перерубил клинок, меча Уахинбара, а затем пока тот, пребывал легком ступоре, убрал Ракар, и принялся наносить удары руками и ногами. Быстрые резкие, обидные и болезненные.

— Это тебе за Даарию! — Прошипел Рус, со всей силы, нанося боковой в челюсть.

Потом нанес серию ударов в разные места.

— Это за моих друзей, и остальных ее жителей!

Удар ребром стопы по колену, ее же носком в живот, и с наслаждением, коленом под подбородок, так чтобы клацнули зубы, а голова откинулась назад.

— Это за попытку покорить мои Царства Ночи, и за моих погибших воинов — ревел уже Каронус.

Яроокий бог, сверкал глазами, раны его тут же затягивались, но прийти в себя, и дать отпор, он не успевал.

— А это — Априус, поймал своего недруга, за волосы, и, приподняв, со всей силы, ударял прямым, с выворачиванием кулака, в нос, так что хрустнули кости. — За нарушение договора.

Он чувствовал, как о его новую защиту, разбиваются многочисленные заклятия, значит, Уахинбар, успевает еще бросать и их, как самый обычный маг. Априус нанес еще серию ударов, в разные точки, попадание в которые давно бы убило и человека, и эльфа, но не бога, а затем по-особому, согнув кисть, и пальцы правой руки, нанес удар на выдохе. Такой удар назывался «смертельным касанием», и тот, кому он был нанесен, умирал не сразу, а мог долго болеть, и умереть через месяц, или вообще не чувствовать никаких изменений, и умереть через год, а то и три. Срок смерти, зависимости, от места, на которое было оказано воздействие. Это мог быть и хлопок по плечу. Априус понимал, что это не убьет Уахинбара, но вот тело тот мог потерять, или хотя бы на время, утратить над ним контроль, но это будет уже не здесь…

За это время. Вилисиль успела выбить оружие из рук Алаты, отобрать у той, все припрятанные опасные вещицы, и, обвив хвостом ее шею, слегка придушить, одновременно, накидывая еще и магическую удавку. Этот поединок на данный момент был закончен, и «Лунный Ветер» подвластный жене Априуса, заключил их в своеобразный вихрь.

Другая сестра-близняшка, заканчивать поединок, не спешила, она нещадно хлестала Артэлину, стараясь попадать бичом, по мягкой точке, но задевало и бедра, и спину. А то и вовсе была по рукам и плечам. Искрящийся конец, каждый раз попадая по телу, валии, вызывал у той, крик боли, и Кулуриэнь, повторяла:

— Не нравится сучка? Так думать надо было, какие распоряжения отдаешь…

Наконец, Кулури это надоело, и она, обвив бичом, тело богини, набросила на ту, парализующее заклятие.

Тем временем, схватка Дрендома и Хирсула, превратилась совсем уже в магический поединок, только использовали они не чары, а повеления, и их общая Стихия, поочередно мяла и бросала, то одного, то другого. Ветер, завывая, бросал им в лица колючие брызги, пытался оторвать от земли, и унести. Наконец, летописец плюнул на всю осторожность, и, воспарив над равниной, метнул в противника сноп молний, после этого низринулся вниз и выпустил золотую стрелу. Хирсул немного замешкался, и получил не только эту стрелу, но еще, и оглушающий удар концом жезла по голове, дополненный чарами. А потом, Дрендом знакомый с великим множеством, чар «Сна», опутал ими белокурого бога, и, не раздумывая, сломал его копье.

А Патар, в состоянии священной ярости, уже не замечая ничего вокруг, в прямом смысле слова, осыпая Хиршарнага шквалом ударов, буквально забил бы того до смерти, не будь тот богом. Булава в руке Даарийца, хоть и казалось на вид совсем простой, но видимо была отлита из непростого, звездного железа, и эффект от наносимых ей ударов, был потрясающ. Оглушенный бог, не успевал отбиваться трезубцем, и, улучив момент, Патар, совместил и боевое заклятие, и удар булавы. В голове Хиршарнага, раздался такой звон, словно его засунули в колокол, и он, слыша шум таких родных ему волн, оказался в прострации.

Одержать победу оставалось только Кэфенту, единственному из всей компании, ни разу не бывшим даже полубогом. Но он помнил, кому обязан попаданием в закрытый мир, потерей памяти, бесполезными метаниями и сражениями, и в итоге смертью. Это вызывало если не ненависть, то ярую неприязнь и злобу к этой Шестерке. И Кэфент, перенес все эти чувства на одно лишь Иотая.

Сверкали и пели соединенные мечи, черный Топор, не успевал отражать, выпады и удары, которые следовали буквально отовсюду, магические атаки, парень тоже отражал, и Владетель Недр, не выдержал — призвал своих подопечных себе на помощь. Сонмы мертвецов, полезли из-под земли, и видимо должны были разорвать наглого выскочку, за которого Иотай, держал Кэфента. Да только вот, хоть память у парня, хоть и была основательно подчищена, но трехгодичная бытность некромантом, не забылась. А с новыми силами, ему не требовались ни посох, ни пентаграммы, ни гримуары. Злая сила заструилась по округе, разрывая связующие нити, и мертвецы начали валиться наземь грудами костей, и сгнившего мяса.

А Кэфент, уловив нужное мгновение, заступил за Иотая, и подрезал тому сухожилия коленных сгибов, и тот, как бы, ни велика была скорость регенерации, все же, рухнул на колени. И сразу же получил серию болезненных ударов, костяшками пальцев и ребром ладони, в смертельные точки. На некоторое время это обездвижило Падшего, и его тут же спеленали магические путы.

Единоборства были закончены, теперь следовало уничтожить армию приспеников, Падших богов.

— Займитесь ими — кивая на сражающиеся воинства, попросил Априус — я пока упакую этих…

И как только друзья и жены, переключили свое внимание, на чужую армию, он принялся за дело. Посреди багряного неба, развернулось большое, сотканное из тьмы, полотно, в руке Априуса, проявился посох из Эскора, нижний конец которого, вдруг пророс. И не просто корнем, а целым пучком веток — посох стал похож на своеобразную метлу.

— Я вымету вас отсюда, как ненужный мусор поганой метлой… — Проговорил правнук Агатона, и принялся зашвыривать одного за другим, обездвиженных богов, на это полотно.

Ему было, не жаль их и капли, и они словно невесомые, отправлялись в короткий полет, от мощного толчка «метлы». И когда на полотно, приземлись все шестеро, оно свернулось, образуя сферу. Это была своеобразная, временная клетка, из Тьмы. И тут небо раскололось пополам — на зов Уахинбара ответили. Априус поднял голову и усмехнулся — пожаловали еще одни старые знакомые, был бы здесь Рунин, он бы сразу опознал их, да и Кэфент, вздрогнул, бросив взгляд вверх, он уже сталкивался с этими крылатыми Гигантами.

Это была былая Стража Тронного Царства, и личная свита когда-то Молодых и Величественных, Владык Сферы. Априус улыбнулся — все складывалось даже удачней, чем он просчитывал, и вновь призвав Ракар, отправился встречать подмогу, вызванную Уахинбаром. И эта встреча им ничего хорошего не обежала. Когда-то Крылатые Стражи, были неуязвимы, но и достойных противников им не находилось, теперь же время играло против них, да и Ракар, никогда еще не резвился в полную мощь.

Априус ощутил дрожь в самом мече, его словно обуревало предвкушение, клинок дергался, удлинялся, менял цвет, рукоять вибрировала, чествуя изменение виброполя.

— Сейчас начнем — успокойся. — Коротко бросил Рус, и прыгнул уже в полете, увеличиваясь.

Его первая атака была мгновенной, стремительной, и сокрушающей. И он сам, и меч превратись в сплошное, смазанное движение, и замирали только в момент, конечного удара. Сражающиеся армии, замерли, не в силах оторвать взглядов от этого поединка. Патар и Кэфент, внутренне содрогнулись, когда поняли, с кем свела их судьба, но и Дрендом с близняшками, оторопели, ощутили резкую перемену в их любимом Априусе. Только Куру, воспринял то более-менее спокойно — ему было все равно, кем стал его друг, лишь бы только это не влияло на их давнюю дружбу, на родство их душ.

— Да кто он в конце то концов такой? — Вырвалось у Кэфента.

— Он правопреемник Творца — торжественно ответил, незаметно появившийся рядом с ними Кларэнс — и это лишь малая доля, его возможностей.

— А ты кто?

— Я его ученик.

— Как много мы о тебе не знаем Априус — горько заметил летописец. — И видимо никогда не узнаем.

— Я помню его обычным парнем, практически лишенным магических сил, но всегда бьющимся за правое дело. — Пробормотал Патар. — Как мог он скрывать такую Силу?

— А ее у него тогда и не было — рыкнул куатар — пожертвовал вместе с божественностью, чтобы жила Вселенная… Он вообще и есть ее Создатель, ну в таком виде в котором она существует уже давно.

Все за исключением Дрендома, с немым изумлением, уставились на бронированного, чешуйчатого зверя, глаза которого горели яростным огнем.

— В смысле? — Не поняла Вилисиль?

— Это как? — Недоумевал Патар.

— Поясни — попросил Кэфент.

— На Заре Времен, Априус с Куру, предотвратили Катаклизм, который привел бы к гибели Сферы. — Ответил за куатара, летописец — они отдали все что могли, лишь бы закрыть Пробой. Утратили бессмертие, божественную сущность, и практически все силы. Такими Патар, ты их и встретил. Но пред тем как потерять себя, Априус образовал твердь в пустоте, посадил древо, зажег солнце, и пустил дождь.

— Какое Древо? — Напрягся Патар.

— То самое — Лерад, еще известное как прадуб, или Иггдрасиль.

— Пресветлый Родан — прошептал Даариец, так вот почему…

А Кэфент понял почему Жрецы Сферы, откликнулись на просьбу этой загадочной личности, вернуть его погибшего раньше срока, к жизни. Это было неописуемо чувствовать себя не одиноким, и всеми гонимым, а быть в команде такого Лорда.

А с неба на землю падали обрубленные крылья, вопль, испускаемый гибнувшими Гигантами, был поистине ужасным, но их время вышло, кроме служения своим господам, они больше, ни на что не годились. Априус можно сказать освобождал их от вечного бремени, и давал шанс, на посмертие.

И воины воинства Падших, видя, как ни смотря, ни на что гибнут, видимо знакомые им Крылатые Гиганты, дрогнули. Дрогнули, а потом рухнули на колени, склонив головы. Все, кроме воинственной орды оркоидов, которые, то ли были слишком глупы, чтобы сразу осознать, то ли просто слишком самоуверенны, как и их Властелины.

— Кларэнс, ну ты, тут, заканчивай — а у нас еще дела — спускаясь к небольшой группе своих людей, и принимая обычный размер, проговорил Априус, и добавил: — Подождите меня у Пределов Царства Престолов — Рунин вас встретит, и укажет путь.

Он повел рукой, и все коленопреклоненное воинство исчезло, а через миг, пропали и все его спутники.

— Да, и кстати — пожалей ветеранов — когда они остались одни добавил Рус — призови своих павших воинов, пусть получат шанс на путешествие в Высшие Сферы.

Он хлопнул так и не ставшего королем, хоть и имеющего собственное королевство, принца по руке, и исчез.

— Ну что Драго — повернулся Кларэнс, к своему сильно постаревшему, но тем не менее, еще живому, наставнику — как в старые добрые времена?

— Да мой, Повелитель — как в старые добрые…

Они оба сняли доспехи и одежду, лихо свистнули, и рядом с ними возникли два чудесных жеребца, с притороченными к седлам мешками. Уже через миг, на них были меховые безрукавки, странные ожерелья из клыков, и маленьких черепов, и костяное оружие в руках. На коней взобрались еще прежний принц и его наставник-телохранитель, но в седла уселись настоящие широкоплечие, мускулистые варвары.

Кларэнс хищно усмехнулся, и поднес к губам, большой рог давно уже вымершего животного. Над равниной раздался такой рев, что близко стоящие воины позакрывали уши. Еще через пару мгновений уже бегущие в атаку оркоогры, ощутили странную дрожь земли, и она происходила совсем не от их ног. Это шли и ехали на скелетах боевых слонов, закованные в черные доспехи, мертвые воины. Армия давно погибших воинов, здесь получила второй шанс…

Новый шанс, и путь их после выполнения долга, был пока неведом.


Глава вторая Извечные недруги…

…Вот и оно Царство Престолов — Обитель Богов, когда-то величественный и сокрытый от посторонних глаз, самый верхний, как тоже кода-то думалось, мир. Вернее подступы к нему, потому что, Тронное Царство, второй раз за время своего существования, подверглось оккупации. Но только теперь его не штурмовали темные легионы, а как раз наоборот защищали. Осаждали его как раз другие, кем-то натравленные рати.

Именно отсюда нисходили светлые боги, отсюда отдавались приказы и распоряженья, здесь выносились вердикты и приговоры. Но все, то было в далекие времена правления, давно уже Падших Богов. Затем туда пришли два мга и Старый жаждущий отмщения ас. В общем, случилась схватка, но шансы на успех были невелики, но тут явился Просвещающий, и посоветовал освободить место тем, кто вызвал, и вполне возможно справится с Поедателем. И они вынуждено уступили…. Да только воз и ныне там, а Тонное Царство по-прежнему процветает, хотя и сильно опустело.

Но Априусу теперь до этого было мало дела — его интересовали непосредственно сама Божественная Троица, точнее сейчас пара. Пара магов, некогда захвативших всего лишь втроем, это самое Царство. А вместе с ним, и всю Власть в Сфере. Один был хитер и опасен своими комбинациями и многоходовками. Второй….

Второй бывший маг, так и остался, наверное, самой загадочной личностью во всей Сфере. Потому что после захвата власти, только то и делала, что бродил по мирам, когда не был занят делом. А ведь это он составил то Заклятие, которое вызвало Поедателя. Просвещающий, просил не трогать этого бога, Априус и не трогал до срока. Но теперь наступила новая пора — пора ответов. За бездействие, или ни те действия.

Артамор, не нашел способа загнать Поедателя обратно, да и при штурме из Обители, не придумал ничего другого, как все теми же, темными полчищами, одолеть осаждавшего дом, неприятеля. Хануамор, заперся внутри, и творил самую невероятную волшбу — расстраивался. И двумя частями пытался что-то проделать с Поедателем, но только скормил тому еще сотни душ, заключенных в мирах Мертвых, обвалившихся в Лоно. Один…. Про него Априус предпочитал не думать. Ему было не до разбирательств, он просто устранял действующих лиц. И сейчас это были — Правящие боги.

Его команда была уже тут, но, ни во что, не вмешивалась — ждала его.

— Может как в старые, добрые времена — войдем и повеселимся? — Усаживаясь на плечо хозяина, спросил Рунин.

— Нет — сейчас другая цель. Я хочу использовать, это творение, как долговременную тюрьму. Собрать тут всех, и отправить к черту на кулички.

Априус смотрел на кем-то провернутое заклятие, он уже сталкивался, с подобным. Так была утроена Клетка Поедателя. И кто-то задействовал здесь, тот же принцип, окружив Обитель богов, черными стенами, по-сути укутал ее в некий кокон. Лорд Гиль-Эстэль напрягся, он не был почитателем Света, не верил в свободу, доставшуюся просто так, не был Творцом, а только стремился к пониманию его сути. Царство Престолов, атаковали очень непростые маги, и их тоже следовало изолировать.

Но как бы там, ни было, кто-то сделал за не го часть работы — почему же, не воспользоваться, плодом, чужих деяний? Априус поднял руки, собираясь, поместить сюда и тех, кто этот мирок создавал. И спустя мгновения черная сфера, пробила черную стену, и раскрылась как цветок, выпуская своих пленников. Одновременно с этим, яркая вспышка, известила, что сейчас его о чем-то известят.

Рядом с Русом, образовался сгусток огня, приобрел форму, человекообразного существа, и прогудел:

— Бывший господин, я нашел их логово!

— Отлично — проговорил Априус, и подумал: — только не вовремя.

— Нам то что делать? — Поинтересовался Куру.

— Попытаться пленить Артамора, он сейчас очень силен — ответил Априус — так что дельце как раз для вас, вот и проверим — на что вы способны. А мне придется отлучиться…. Джини отведи меня к началу тропы, и можешь быть свободен — я не задержу.

— Легко сказать — плените Артамора — проворчала Кулуриэнь — он же Бог, с большой буквы.

— Ну по крайней мере, сдерживайте его, до моего возвращения. И Кэфент, разыщи ту, что превращается в феникса, ты с ней сталкивался, а то как-то неправильно будет разлучать давно сложившуюся пару.

— Артамору, тоже кого-то подыскать?

— Было бы не плохо, я же не зверь, какой — все понимаю, но он больше гуляка, чем семьянин, потому найти пассию трудно…. Ладно, дерзайте, а мы пошли…

И они, прямо на глазах, просто растворились в розоватом тумане. А спустя долгие мгновения, Априус уже один стоял, застыв посреди Межи — разъединительного пространства между мирами, и смотрел в бездну. Джин, отпущенный на свободу, исчез пару секунд назад, и Рус, остался совсем один. В это же время, в разбросанных по Сфере мирах, исполняя его волю, многочисленные воинства, дружины и отряды, крушили храмы, алтарные камни и загадочные, зеленые обелиски. Если удавалось, разбивали все на куски, валили колоны и столбы, обрушивали своды, и истребляли жрецов.

Априус выслушал мысленные, ментальные доклады, и удовлетворенно кивну — все шло по плану. Сейчас он стоял на краю громадной пропасти, в которой клубилось невоплощенное вещество. Здесь между провалами и изгибами слоев Реальности, среди не проявленных пластов, и проложили свою лазейку, самые загадочные, хитрые и ловкие, существа. Твари, которых и язык то, не поворачивался назвать существами. Силами да, но не теплокровными обитателями Сферы.

Тут в этом месте, был не просто ход, или тропа — тысячелетиями протоптанный путь, по которому эти твари и попадали в Сферу. Что их вело, все эти минувшие эоны, Априусу, было не понятно. Но они давно свили себе гнезда в разных мирах, и вели закулисную игру. При этом, силу свою вроде как щедро раздаривали своим заемщикам.

Недавно Априусу стала известна их цель — спровоцировать рождение нового Творца, посредством гибели Вселенной. Так ли было всегда, узнать было невозможно, но зеленый шар, вторгшийся в сражающийся Вышень, Рус запомнил навсегда.

— Будет вам Творец — вырастая в размерах — сквозь зубы процедил, новоявленный бог — мало не покажется.

Он призвал свой меч, и, шагнув в пропасть, двинулся этим скрытым путем, можно сказать воздушными трасами, тех кто уже целые тысячелетия, планировал, различные заговоры. Если бы они были просто врагами Божественной Троицы, Априус бы еще подумал, но эти загадочные существа, из Дальних Пределов, были одержимы безумной идеей, которую и силились воплотить в жизнь.

Сейчас, ему ничего не стоило «пройти» этим ходом, и он достиг конца, вывившего его, на просторы, напоминающие изнанку Мира. Последовала быстрая оценка всего, что смог разобрать, и классифицировать мозг, и во тут-то, Руса охватил настоящий шок. Обелиски, ромбы, пирамиды, конусы, и еще невероятно странные фигуры из зеленого кварца — они были словно проросшая плесень разбросаны повсюду. Пространство занимали целые конструкции, и отдельные элементы, и в них таилось что-то, или кто-то зловещее. Их Сила, воплощенная в зеленые кристаллы и шары, могла быть доступна практически везде. И выжечь эту плесень единым порывом было нельзя.

И Априус это понял, но перенацеливать свое воздействие не стал. И себя сдерживать тоже. Он впервые, дал Ракару волю, и меч яростно гудя, стал рубить и крушить всю, эту зеленую геометрию. Клинок разбивал вдребезги крепкие кристаллы, рубил вылетавшие оттуда зубастые пасти, живущие, словно сами по себе, без голов и тел. А сам Априус будто и не управлял им, он готовил уничтожительные чары, другого порядка. И вот целая лавина многоцветья, состоящая из жуткой смеси первоэлементарного волшебства и чар, выстроенных самим Априусом, начала переформировывать, здесь все. И только тогда они себя показали.

Высокие, прямоходящие, с шишковатыми черепами, создания, с длинными, когтистыми лапами-руками, колыхались впереди. Но Априус, понял — это всего лишь, заимствованные личины.

— Мы все как один — холодно прогудело одно из существ — мы везде. Нас не победить. Мы последнее творение Творца…

— А я попробую — зло ощерился Априус — хватит закулисной игры — настало время прямого боя. — И подумал: — Как меня достали все эти выползки, что с коллективным сознанием. И таинственные Иные, на самом деле, оказались тоже ни чем иным как роем или муравейником, и главенствовала тут матка. Не от них ли Поедатель набрался? — И пустился в танец, который смертные назвали бы смертельными па.

Росчерки его клинка были невидимы глазу, они слились в сплошное, искрящееся движение, а меч полосовал и пробивал, вроде бы несокрушимые панцири. Не доспехи, таков был, кожный покров этих существ. Априус гневался, и меч по-своему ярился, потому изрубил всех, еще до того, как хозяин решил что-то расспросить.

— Так голова должна быть холодной — пробормотал Априус — а то еще весь замысел сорвется…. Они всегда прикрывали свои действия, и даже Кэфенту показали то, что он хотел — Падших богов, очень даже растративших свою мощь, за все эти годы.

И после столкновения, он понял — это не Уахинбар, делал заказ строптивой магичке, не он подписывал договор, и не он являлся Атриду, в его отроенном заново, чертоге. Это все они — паразиты Сферы, как-то заполучившие разрешение, на использование личины, Падшего бога. Хотя гадать тут нечего — в обмен на добавочные силы. Потому вердикт Априуса прост — полное искоренение. Да вот только проще сказать, чем сделать. Джин нашел только одну лазейку, а их видимо много.

Теперь надо было решать, что первостепенно — покончить с Тронным Царством, или выискивать гнезда Иных и выжигать их? Тут просто надо было понять кто опаснее для его замысла. Но опасна была и та, и та сторона. Но так, крайней мере, было известно от кого ждать всевозможные действия, да и останавливаться на достигнутом, Априус, тоже не собирался. На данный момент, именно Иные, проявляли наибольшую активность, ими и стоило заняться, а заодно, может и выявить их компаньонов.

Уже несколько дней, взгляд Априуса, при желании, мог охватывать всю Сферу, но видел только то, что не укрывали намеренно. А Иные умело прятались, тщательно скрывая свое местоположение. И Рус, подумав, решил продолжить с Тронным Царством, точнее с богами…

Априус пожелал вернуться, минуло несколько мгновений, и вот, он снова у Пределов Обители Правящих богов, которую штурмуют, как показалось — все, кому ни лень. Одного взгляда ему хватило, чтобы понять — за время, потраченное на одно из гнезд Иных, его соратники успели разметать немало темных полчищ. Причем делали это с явным удовольствием, и разнообразные твари грудами валялись по всей округе. А самого Артамора успели втянуть в схватку, и связать затяжным боем. Яростный бог, желая проявить свою удаль, решил немного помахать своим черным мечом, и сам не заметил, как схватка затянулась. Этого от своих друзей Априус, и желал — они сделали то, что нужно. Сейчас близняшки, вдвоем и по очереди, сражались с Артамором на мечах. Теперь мог вмешаться, и сам Рус.

— Остановись Проклятый! — Грозно, проговорил он, вставая перед Артамором, и принимая образ полной, его противоположности — вое время вышло! Знакомые слова, не так ли?

Занесенный над Вилисиль черный клинок застыл, бог, вздрогнул, и посмотрел в глаза своему белому двойнику. Бесспорно, он его узнал, такие встречи не забываются, даже если они случились давным-давно, и в астрале.

— Ты? — Как-то тускло проговорил бывший маг. — Это твои чертовки? Где ты их нашел?

— Я, давно не виделись — просто ответил Априус. — И да — мои. И я их не искал, они сами меня нашли. Тебе будет неприятно это слышать, ты великолепный мечник, но твой опыт, тебе не поможет. Я уже вернул себе все свои «я», и намерен «спросить» за все. И я сюда не говорить пришел…

Не дожидаясь реакции Артамора, Априус нанес пару ударов, так для пробы, и для того чтобы оказать честь, великому магу и воину, сделавшемуся богом. Последовал обмен ударами, поочередная серия выпадов, без применения магии — им обоим, была не чужда честь.

— Кто ты? Не кройся — покажись!!! — Проревел Артамор, переходя в контратаку. — Ты их посланник? Возмездие Падших? Слуга Спасителя? Странный маг?

— Нет, нет, и нет. Они такие же мои враги, как и твои — грустно ответил Рус, отбивая клинок противника, своим. — Жаль ты не внял предупреждению. Я же предупреждал — перейдешь грань, и придется ответить. Теперь я волен взыскивать…

— Ты что Древний? Скажи правду, яви истину! — Потребовал былой буян.

— Нет — снова покачал головой Априус, и принял свой естественный облик — я их Предтеч. Я из Предначальной эпохи, из того времени когда Сфера, была Веером…

— Что?! Такого не может быть…

— Не может — согласился Априус, — но я есть. — И резким ударом, выбил оружие из рук бога.

А затем с усилием отдернул руку, с трудом удерживая Ракар, от вскрытия тому горла. — И Сфера, это мое наследство, мое детище, мой удел, и моя забота, хотя и вынужденная. Вы больше не властны.

Артамор отскочил, и собрался, уже было задействовать, силу бога, но Априус тихо проговорил:

— Не советую — силы побереги — пригодятся. Да и вообще, я сейчас злой — еще сомну. А я не хочу тебя позорить — не убирая Рака, продолжил он — и не убью. Ты получишь возможность жить и…. Творить. Но ты якорь для Поедателя, поэтому это будет уже не здесь. Прости…

Артамор не успел ни чего предпринять, его взяла какая-то необоримая Сила, и забросила к Урду, не смотря ни на какие стены, возведенный вокруг Тронного Царства. Там был и его собрат — Хануамор, и гости, некогда сотворившие этот мирок — Падшие боги. Ловушка для Богов, была частично заполнена. А как там они уживутся, Априусу было по боку, главное было их туда поместить. Теперь настало очередь напоенных чужой Силой, забытых богов. А для его целей, как нельзя лучше подходил план Иных — собрать в одном месте уцелевших древних божков, и отдать их под руку асура Атрида. Это облегчало Априусу работу — не надо выискивать всех старых божков, которые во множестве превратились просто в духов.

— Хорсак! — Позвал он — как там дела? Что у тебя?

— Повелитель — в волнении отозвался тот — кого тут только нет…. Я даже описать затрудняюсь. В общем, надо быть художником, чтобы выхватить все. Есть и страховины, и дивные люди, и насекомо-люди. Мы тут как белые вороны…. Их армия огромна, а Силы каждого, хоть отбавляй.

— Ясно, пока ничего не предпринимайте — пусть все идет, как идет.

Априус посмотрел на своих соратников, и принял решение:

— Куру, Дрендом, Кулури и Вил — вы остаетесь здесь, и присматриваете тут за всем. Патар, а ты отправишься еще на один осколок Даарии, и побудешь там — это часть горы с Лабиринтом, я хочу ее, под кое-что приспособить. Кэфент ты со мной.

Миг, и трое мужчин исчезло, оставив четверку верных спутников Руса, один на один с только сотворенными чудищами, оставшимися без поводыря. Еще через пару мгновений, былой бог темного звездного неба, оказался среди воплощенных воспоминаний, на осколке своего родного мира. А его приятель и соратник, продолжили скольжение в тайные Области Большого Мира.

— Ну что Кэфент, настало время тебе вспомнить о своем некромантском прошлом — мысленно проговорил Априус, едва они очутились в призрачном мире, пропитанном эфиром. — Нужно сотворить очень масштабное Заклятие, такое какого еще не знала Вселенная.

— Хочешь сказать, оно должно накрыть всю Сферу?

— Да. Плесень много где проросла, но в мирах ее выкорчуют обитатели, сейчас их порыв не остановить. А мы должны позаботиться об искоренении паразитов вне зоны их досягаемости. Ликвидировать все «муравейники-гнезда», и уничтожить население вместе с маткой…

— Это трудная задача, нужны ресурсы…. А хотелось бы обойтись без крови.

— Сейчас у Тронного Царства, много крови проливается, насколько я знаю — никто не хочет умирать, так что она подойдет как жертвенная. Ее и используй.

— Ладно, тогда ты стягивай Силу…. А я прочерчу воображаемую звезду.

И они принялись за магическую работу, с таким размахом, что не укладывалась в голове. Задействуя полярные, осевые, лучевые и еще много какие принципы, связуя несвязуемое, ломая законы построения Заклятий, и естественно при этом сотрясая всю Сферу. И чары родились небывалые, перемешанные, и чудовищно искаженные, но действующие.

Первым делом такая волшба ударила по внешним проявлениям Силы Иных — их талисманах. Упрятанные в межреальности разлетелись в пыль зеленые кристаллы, распались многоярусные конструкты, треснули обелиски в храмах. Затем дело дошло и до скрытых гнезд. Вспучивались странные твердыни, огонь пожирал вместилища, ветер сминал смерчевидные вихри, заставляя их распадаться. Все вспучивалось волдырями, даже там где это невозможно — Ткань Мироздания отторгала Иное. А на более тонких уровнях вдевшихся в плоть Вселенной паразитов, попросту съедала неведомая Сила.

Априус понял — Энергосферу еще надо будет чистить, очистительным огнем, но то, что подпитка ставленников Иных, прекратилась это было точно. Запущенный ими процесс будет идти еще долго, но главное было сделано — влияние Иных Сил подорвано.

— Хватит Кэфент — проговорил он — не все сразу. Возвращаема — пора устраивать проводы…

— Хорошо, а то я уже на издыхе…

— Кстати, ты нашел, где сейчас женщина-феникс — спросил Априус, у Кэфента.

— Да — очень в странном месте, сильно потрепанна, и слаба, но не одна. С ней, то ли подруга, то ли спутница…

— Хорошо — покажи, где это?

Кэфент, чуть скривившись от боли, показал, и Априус воскликнул:

— Ах, вон даже как, ну ладно…. Двигаем обратно.

Они стали рядом, и уже в предвкушении столкновения в честной схватке, понеслись к радужному миру. Привычно минуло всего пара мгновений, и они уже вновь у Пределов Царства Престолов. Вдвоем чародеи-воины, подошли к горстке, бьющихся товарищей, и Дрендом, обернувшись, тут же спросил:

— Ну как все прошло? — Поинтересовался он, отбрасывая своим посохом какое-то неповоротливое чудовище.

— Хотелось бы лучше, ну уж как получилось…. — Ответил Априус — вы тут как? Размялись?

— Да зарядка то, что надо…

— Ага — на славу порезвились — хихикнула Кулуриэнь — аж руки гудят.

— А я только разогрелась — пожала плечами Вилисиль — твари то безмозглые по большей части. Вот Артамор был противник интересный…

— Это потому что он с тобой играл — заметил Куру — а если бы сразу заподозрил в лукавстве, схватка бы была иной.

— Кстати, а Рунин куда подевался?

— Он неподалеку — ответил Дрендом — почти сразу к Хитару отправился, говорит, чтоб куры не загребли…

— Ладно, пусть там воздух сотрясает, а то сюда, его бывший хозяин скоро пожалует. Вы готовы встретить армию Древних, до предела напоенных дармовой Силой?

— А их как прибить надо или разогнать? — Подбоченясь спросила Вилисиль.

— Загнать вслед за Артамором — вполне серьезно ответил Априус. Хотя самых мелких духов, можно и по мирам разогнать.

— Подумать только — хмыкнула Кулури — гонять Старых богов, как какую-то мелочь…

— Они себя давно утратили — пробормотал Рус — одно воспоминание.

— Все равно. Раньше я и помыслить о таком, не могла.

— Раньше ты не была за мной замужем, и не была той, кем стала….

Он осекся, пространство вокруг начало искривляться, поплыло, продавилось, и огромная армия, стала выдвигаться к запретному миру. Армия, ведомая всадником, на необычном жеребце, желающем вернуть себе былую славу, вступала в бой.

— Нда — пробормотал Априус — не так бы мне хотелось встретиться…. Да ничего не поделаешь.

Он призвал Ракар, и устремился вперед, но не столько для того чтобы поражать противника, а скорее чтобы погнать в нужную сторону. Было бы достаточно и просто действия силой, но так он оказывал Древним честь, тоже когда-то ее чтущим. Хотя большинство из них, этого и не заслуживали, но и сам Априус, и его соратники и соратницы, ввязались в открытую схватку. Не со всеми подряд, с теми из Прежних, кто обладал почти человеческой внешностью. Только Куру, отводя душу, и понимая, что такого раздолья больше не будет, вертелся среди кучи чудовищных существ. А с тыла армии Древних, ударили блистательные воины и воительницы — жители Тассадессы, которых возглавляли Хорсак и Ошун.

Уже тесня странного вида созданий, Априус понял — у Одина, был какой-то свой собственный план, но его это не озаботило — ведь он создавал новую версию управления Сферой. И в ней не было места богам, каким бы то ни было…. И когда Рус, осознал, что его друзья вволю натешили свое самолюбие, он открыл лазейку в Тронное Царство, куда и хотели пробиться все эти Старые боги. Вслед за своим царем, туда же последовали и воскрешенные, ни чего не понимающие асы и аскирии. Прошлое уходило…

Черный туман окутал радужный мир, но пропустил тех, кого засылал в него Априус, а затем стены сомкнулись. Но это еще как говорится, был не комплект, и Хануамору, и Артамору, требовалось дать пару. И у одного из них, она точно была, а Кэфент показал, где ее искать, вместе со спутницей. Поэтому Заклятья Руса, просто нашли их обеих, в одном, довольно странном месте, и перенесли сюда же. Двух так не похожих друг на друга женщин, волшебницу и давнюю подругу Хануамора, и дочь Одина — чудом уцелевшую валькирию — недавнюю спутницу Артамора. Обе они присоединились к избранникам.

— Вот теперь порядок — проговорил Априус — пора осваивать новые горизонты. Всем назад! Помогите Хитару!

Ему оставалось только кое-что доделать, кое-что поправить и вплести в чужие Чары, кое-что свое. Он это и проделал. И вот уже Черная сфера, заключает в себя Тронное Царство, в котором заключены самые могущественные Существа во всей Сфере. Это был не просто пузырь, или своеобразная темница, это был рукотворный мир-тюрьма. Мир нерушимый, и не подвергающийся распаду. Какие бы то ни было боги, были разбиты. Мир, ставший узилищем для богов, сорвало с якорей, и понесло куда-то вверх, а его место тут же занял осколок, от давно уже разрушенной Даарии. Его многочисленным кавернам, пещерам, и извилистым трещинам предстояло стать входами в Чистилище.

— Вы все побочный эффект Творения! — Прогремел его голос в Тронном Царстве. — Вы сами, ничего живого не создавая — всякие страховиды не в счет, без сожаления жертвовали жизнями смертных и бессмертных созданий. Вы, не раздумывая, уничтожили целые народы, и вам время уйти. Но это не конец, а только начало. Вам решать, как жить дальше мирно или в злобе, проводить свои дни. Я дам вам возможность творить, но вне Сферы…

Черная сфера поднималась все выше, и выше, пока не достигла Первого Барьера, и там лишь на время замерла. И боги Старые, боги Падшие, боги Правящие, все были помещены туда. И еще оттуда таинственным образом исчез Ключ Прави, божественный Источник — Урд.

Теперь наступала очередь Сущностей. Априус посмотрел на друзей и подруг, и проговори:

— Так отсюда уходим. Вы все пока в Корчму, посидите, жажду утолите, а я наших проведаю, и догоню…

— Ну ладно.

— Хорошо.

— Без Патара, кто нас встретит?

— Да кто угодно, из обслуги. Плюс там подруга Кэфента, познакомитесь и пообщаетесь. Все идите…

Он чуть отошел, а когда друзья-соратники испарились, принялся выслушивать доклады:

— Хитар, что у тебя? — Вопросил Рус.

— Тесним минотавров и недорослых колдунов…. Пытаемся выявить — откуда они пришли, и кто их натравил? Они же, как безумцы, прут как умалишенные…

— Я и так знаю кто — Странные маги. Другой вопрос, где их искать? Постарайтесь выявить — откуда пришли все эти сонмы, и за какие такие посулы или коврижки?

— Понял.

— Тогда действуй. — И уже к гному: — Охтар? Что хаоситы?

— След есть, пока распутываем…. Умеют скрываться заразы…

— Понял — продолжайте. — Априус позвал конунга: — Атарк?

— Миры то мы блокировали — мышь не проскочит…. А вот с магами новой смены, не все так просто. Пока одни неясности — пропали, как в воду канули…

— Ищите, ваши дамы знают немало хитростей.

— Да мы ищем, объем большой…

— Ниточки должны быть. Следы чар, воздействий, колебаний…

— Есть, но не все…

— Хорошо — продолжайте. — И уже эльфам: — Ингольд?

— Все готовы.

— Отлично — ждите.

— Элур? — Продолжил Рус.

— Обнаружили замок, но там ли они, пока не ясно. Выясняем…

— Смотрите аккуратно там. Я тебе часть Своры послал — встречайте.

— Понял — ждем.

— Киан?

— Все готово.

— Менгафар?

— Поедатель не продвигается, но в нем, что-то точно происходит. Только что в Лоно, обрушилось пару миров Мертвых…

— Это Хануамор, пытался что-то проделать. Но я его изолировал, так что наблюдай пока дальше.

— Есть.

— Богар?

— Судию трудно обнаружить — отозвался былой телохранитель. — Только миры с первыми приходами показываются. А вот те, что на грани гибели, и где чаша терпения переполнилась нет. Он их приберег, и скрыл, но мы ищем….

— Хорошо продолжайте, а я попробую своим способом.

Априус понимал — ломая, нужно одновременно и строить. Потому позвал Патара, кое о чем с ним переговорил.

— Что ж свято место, пусто не бывает — усмехнулся он. — Здесь мы пока закончили. Теперь надо создать «русло» для потока душ…. А это уже целая система.

Он покинул божественные области, и отправился еще выше, к тому, кто так долго был предоставлен сам себе. Минуло пару долгих мгновений, и Априус очутился там, куда захотел попасть. Вокруг раскинулись огромные, но пустые Залы, которые переполнял странный, неестественный свет.

— Мэйзан! — Позвал он в голос — хочу просить тебя об одолжении. Чертог твой огромен, не согласишься ли принять в него души умерших, и отныне ты не будешь одинок.

— Это заманчиво — разнеслось по округе — излагай…

Априус изложил, и, оставив самое странное во Вселенной существо, переваривать услышанное, не задерживаясь, отправился искать ту, кто ему, ни при каких раскладах не подчинялся. Ту, встречи с кем все избегали, и старались о ней не думать — Смерть. А у нее, как известно ипостасей много, и безликих, и однообразных, и в лице богинь Смерти, вот таких и надо было найти — они выведут к Хозяйке.

— Так — подумал Рус — значит — Хель мертва, хотя нет, уже возрождена, но недоступна. Мара исчезла, и с сестрами Инлала, тоже все понятно. Остается Кали…. Хотя стоп есть же еще боги Смерти, или уже нет? Должны быть такие не переводятся…

Мысленный поиск, на уровне ощущений, и вот он уже преградил путь, черноволосой женщине в красном платье, которая неслась среди странных облаков.

— Поговорим? — Просто проговорил Априус, становясь на пятачок, похожий на уплотнившуюся тучу.

— Отчего же не поговорить с таким интересным мужчиной — ответила красотка, обжигая его своим горящим взглядом, и застывая рядом.

— Мне нужно увидеть олицетворение Силы, которой ты служишь.

— Я не служу, я ее представляю в мирах.

— Тогда проводи меня…

Кали хмыкнула, и вроде осталась стоять на месте, но они оказались в другом плане — сером плане инобытия, иначе Чертоге Смерти. И Рус узрел Хозяйку Жнецов, стоящую у странного бассейна с зеркальной водой. Но водой ли?

В обличие от разнообразных своих богинь, любивших краски и нередко бывавших жгучих красавицами, Смерть такой не была. Она была одета в черную вуаль, складки которой ниспадали до самых пят, и естественно скрывали ее всю. Она была безлика, но угадывающаяся в складках фигура говорила, что это все же женщина, а не бесполое существо. Казалось это стоит призрак или дух, но вот она обернулась, и Априус ощутил ее холодный взгляд, вечно голодной, и вечно ждущей Сущности.

— Я думала, ты пытаешься от меня ускользнуть — прошелестел ее безжизненный, лишенный эмоций голос — а ты сам пришел…. О, ты вырос, стал подобен Ему, но только это ничего не меняет, когда-то я найду и Его, и вберу в себя.

— Ты не Зло — почему-то протянул Априус — не притворяйся.

— Не Зло — согласилась она — я инструмент Возрождения. Я Проводник и Избавитель. Я Дар, я Надежда, я Искупление. Я Страж Последней Черты, Я Путь. И если хочешь — смейся — я почти так же сильна, как и Он. Мой приход можно отсрочить, но нельзя предотвратить. И открою тебе секрет — Творец не просто ушел, он бежал от меня!!! Но я ведь не Гибель — ее голос впервые дрогнул — я его сестра-близнец. Мы из одного Начала. Просто мне пришлось принять эту ношу — другой не было…

— Я не знал Его. Я пришел поговорить о твоей работе — проговорил Рус — раз ты ей занялась, то выслушай…

— Говори, я рада выслушать — со мной не часто говорят, о моей…. Работе.

И разговор начался…

* * *

А спустя время, Априус уже двигался через Сферу, словно молния, мгновенно покрывая громадные расстояния. Дело со Смертью он как-то уладил, тоне наладил, и теперь она будем переправлять души, новыми путями. Они будут возноситься к самому Чертогу Мэйзана, где и будут находиться, пока очистившись, не воплотятся вновь. Но это будет нескоро, до того им придется много чему научится — порядки несколько менялись.

Часть дела было сделано, и Априус наскоро подвел итоги — богов устранил, разрушенную структуру сбора душ переделал, Третью Силу изолировал. Теперь бы ликвидировать еще одного ловца душ — Судию, и главной проблемой останется только Поедатель. Все остальные мгновенного урона Вселенной нанести не смогут, а значит, подождут, тем более что их поиском заняты его лучшие люди…. А с Мессией, который превращается в карающего Судию, и как-то связан со слугами Поедателя, Смерть обещала помочь…

— Тогда в Хастаир — решил тот, кого еще недавно звали Эсгалдирном — может через плененных и одурманенных Мант, что-то и удалось узнать?

Сказано — сделано — новые силы и возможности, позволили ему, появится прямо в пещере, в которой когда-то разместили и лабораторию, и мастерскую, и как сейчас — дознавательную камеру. Его былые собратья, были все еще здесь, и никуда не отлучаясь, все манипулировали с сознанием, захваченных межзвездных дьяволов. Рогатого демона, тоже небезуспешно пытались разговорить.

— Приветствую всех! — Проговорил Априус — как продвигаются дела?

— Да как сказать — ответил Тэльк, отходя от погруженного в сон шилохвостого «ската» — успехи есть, но пока не значительные.

— А что наш косматый «дружок», что-то блеет? — Повернулся Априус к Фаши.

— Много чего, да ухватится не за что — что-то про коалицию иномировых Сил, безнадежность сопротивления им, и про созидание Пути, которое так, или иначе ведется…

— Понятно. А я тут пока вы корпели над ними, устранил кое-кого…. В общем Иные пока не высунутся, а потом мы из искореним. Богов я тоже запер, причем всех! Так что на данный момент мы и распорядители, и исполнители, и Оберегающие Силы. Кто-то останьтесь Здесь, а кто-то пусть займется привычным делом, но уже в масштабах Сферы.

— Я рад, что мы на одной стороне — проговорил Загод — а то не знаю — как бы и справились с таким уникумом, как ты?

— Я сам не знаю, как бы с собой справился, овладей мной другая сторона — усмехнулся Априус — хорошо во мне всегда преобладают правильные зачатки. Ладно, раз пока порадовать нечем, я поищу следы так называемого Спасителя.

— А непосвященные маги Предела как же? — Спросила Эледвен.

— Да, они набедокурили в прошлом, но за целые века, прошедшие после, ни в чем таком замешаны не были. Это раз. Во вторых их сейчас разыскивают мои подручные. Так что если что — я узнаю сразу. Пока что самыми загадочными остаются Мессия и Странные маги — вот кого надо остановить.

— Тут много кого надо остановить и устранить — наморщил лоб Элендар — знать бы еще как?

— Я выясняю — ответил Априус, и недолго думая, не прощаясь, отправился на поиски.

Но искать одну, пусть и такую непростую фигуру во Вселенной, это, то же самое, что искать иголку в стоге сена. И едва Априус приступил к поиску, пользуясь подсказками Смерти, его прервал зов. Это напомнил о себе Элур.

— Повелитель, мы нашли. Это точно их замок, в нем есть ученики, и кое-кто из хозяев на месте. Дали нашим оркам прикурить, да так, что насилу отбились…. Мы больше отражаем удары, чем атакуем. Защита долго не продержится, они очень сильны, а чары могучи. Я с такими чародеями не сталкивался, многие из Прежних, им и в подметки не годятся.

— Хорошо — сейчас буду — нехотя ответил Априус, и изменил траекторию движения.

Найти эльфов, из своего личного отряда, было не трудно, хоть и заняло некоторое время, и вскоре он уже был в нужном месте. Сразу было не понятно мир это, рукотворная плоскость, или приспособленная под свои нужды область межреальности. Скорее всего это было некое наслоение, разных пространств, и вот среди них, неведомые пока маги, устроили свое родовое гнездо. Замок как замок, каких много, ни чего такого уж особенного. Ни вычурности, ни монолитности старины, ни шедевральности. Ни рва, ни моста нет, и веет угрозой.

Стражи на стенах и башенках тоже нет, но следы опалин, покрывают всю округу — значит, штурм был. Вернее даже не штурм, а разведка боем, которую оборвали в самом начале. До сих пор под защитным куполом прячутся лесные воины. Вон и выглядящие жалкой кучкой, воинственные орки, и стоящие с понурым видом коротышки гоблины. И даже отправленная сюда стая котопсов, поскуливая, жмется к эльфам. Кто-то их всех так встретил, что видно еле ноги унесли.

Априус прикрыл своих разведчиков дополнительным щитом, и проговорил назидательно:

— Ну да — брать замок, это вам не в лесу сражаться. Да еще такой. — Заметил он — да еще, если его населяют, одни чародеи…. Элур, чего сунулись-то, так неосторожно?

— Прощупать хотели. Защиту проверить. Силы выяснить…

— И как?

— Прости повелитель, я думал нас много, с наскока возьмем, еще никогда таким количеством воинов не руководил, вот и…

— Ясно. Ну то, что вы не простые соседи, или войско короля, или кочующая орда, я думаю они уже поняли. Но все равно, откуда ноги растут, не догадаются. Тогда поиграем в звездных имперцев.

Априус щелкнул пальцами, и все пространство вокруг замка заняла огромная армия, из недавних воинств Великолепной Шестерки. Из числа тех, кто перед ним склонился, то есть три больших войска, кроме закованных в кость и железо оркоидов, с которыми остался разбираться Кларэнс.

Русу и самому было интересно, что это за маги такие, давно ли живут, и откуда у них такая Мощь? И самое главное — в чем черпают свою Силу? Ведь Странные маги потому и странные, что не понятна их природа, и откуда они взялись. Как достигли такого высокого уровня, что препятствий для них в Сфере почти нет. Хотя во Вселенной есть много чего загадочного и непонятного, но кое-какие подозрения у него были. Теперь их нужно было или опровергнуть или подтвердить.

И Априус мысленно послал всем предводителям и вождям короткое повеление:

— Инсценируем развернутую атаку со всех сторон! Но вплотную к стенам не подходить! Прощупаем, что они из себя представляют. И посмотрим заодно все ли на месте?

Воины одновременно двинулись вперед, он чуть сосредоточился, и среди них замелькали дюжие ребята, волокущие лестницы и стенобитные орудия. Иллюзия, но и она пригодится. Не для обмана — для выявления возможностей хозяев замка. Рассеют быстро — станет заметно, как это сделано. Заметят, но ничего не предпримут — тоже кое о чем говорит. Но весь интерес в том, что они предпримут против нападающего войска? И как быстро это применят?

Априус вгляделся в замок, для его взгляда стены не были преградой, как и все сооружения находящиеся внутри стен, нашел тех, кого искал, и глаза его сузились. Хуже не тех, кто думает что прав, и готов идти в своем заблуждении до конца, сея вокруг себя хаос и разрушения. Но это были не заблудшее души — те, как правило, безобидны, а эти маги напрочь были лишены милосердия, сострадания и сочувствия. Просто холодный не рассуждающий разум, уверенность в себе, и Сила.

— У них только своя, правда. Ни каких сомнений или колебаний, они не испытывают. — Понял Априус — и хотя наши цели в чем-то и схожи, Сферу, от них нужно избавить. Противник на самом деле серьезный. С них надо было, и начинать — боги никуда не делись бы, эх…. Хотя нет, все правильно, эти быстро не действуют, по крайней мере, не мгновенно, а и Падшие, и науськанные Древние валы, уже выдвинулись…

Априус смотрел и нервничал — оставленный без надежного присмотра в «Клетке», которая уже давно трещала, Поедатель, мог и двинуться дальше. И именно он являлся той Силой, которая способна вбирать в себя материю Вселенной, почти мгновенно. А вместо того, чтобы вплотную заняться этой вечно голодной Тварью, надо отвлекаться на всяких странных чародеев, по силе равным богам прежних Эпох.

И тут он вспомнил многочисленные упреки жен, куатара, летописца, а так же об освободившихся подручных, и позвал:

— Кулури, Вил, Дрендом! Вы хотели во всем участвовать, давайте сюда поможете разобраться со Странными магами.

— О, конечно хотим — ответила рыжая чертовка.

— Уже спешим — поддержала ее сестра.

— Насколько все серьезно? — Поинтересовался Дрендом.

— Все очень странно, надо время понять, а у меня еще куча дел…

— Понял, мы уже выходим… — Быстро ответил летописец.

И Априус продолжил отдавать распоряжения:

— Хорсак, Хитар! Давайте со своими отрядами на помощь Элуру. Нужно сравнять тут все…

— Это мы всегда готовы — прогудел Хорсак — ломать — не строить.

— Скоро будем — отозвался легат — все равно все разбегаются….

— Давайте, поторапливайтесь. — И уже другу детства: — Куру, позови Кэфента с Дейдрой, там еще одна погодница с ней, и на помощь Атарку. Доведи их до него, там разберутся.

— Хорошо мы считай уже в пути.

— Кэфент у тебя появился шанс разобраться еще с одними старыми знакомыми.

— О, у меня есть, что им сказать…

— Тогда закройте вопрос с ними, раз и навсегда.

Априус посмотрел на свои наступающие войска, оценил обстановку и дождавшись жен и летописца в двух словах описав им ситуацию, и проговори в конце:

— Но смотрите осторожно. Что-то с ними очень не так. Я не успел понять.

— Да не беспокойся ты — проворчал Дрендом — все уже давно переросли бесшабашный возраст.

— Я надеюсь что так — буркнул Рус — смотрите не упустите. — И шагнув за границы купола, покинул это место, и вернулся к прерванному поиску.

А тот требовал определенного местоположения, тишины и сосредоточенности, и это место надо было найти.


Глава третья Враг всему живому…

Априус спешил, и мчался к своеобразному центру Сферы, и надеялся, что откуда сможет определить направление поисков, и уже хоть будет знать в какой части Сферы искать Судию. Тот, конечно, не был таким прямо единовременным и быстрым противником, но в борьбе за души, играл немаловажную роль, да и Хаосом от него «попахивало». Это и смущало и тревожило — не понятно было, как такая Сила вообще возникла и действует?

Но как бы все не кончилось, руки у всех более-менее мобильных личностей были связаны, храмы и алтари разрушены, оставалось разобраться всего с тремя Сущностями, но зато с какими! Вернее с двумя, потому что одну из них, а именно Хаос, в Сфере представляли целых три ветви.

Знакомые Априусу почти, что с детства — хаоситы. Это все те, кто, так или иначе, пользовался Силой Хаоса, проникающей во Вселенную через временные Пробои. Черные маги не безызвестного острова, которые приютили остатки поколения Хануамора, и с которых тот пытался уничтожить не единожды. И как ни странно, тот, кого считали «сыном божиим», оказался как-то связан с этой, предвечной Силой.

Их всех нужно было найти и искоренить.

…Оставалось совсем немного до пространственной точки, к которой Априус стремился, и тут внизу, в невероятно далеких отсюда Областях, он ощутил какое-то нервное содрогание, или шевеление. Все последнее время тревожившая его мысль оформилась в одно слово мгновенно:

— Поедатель?!!!

Априус замер, прислушался к магическим токам, и так сказать эфиру Вселенной — нет, все по-прежнему, и Путы еще держат чудовищное Нечто на месте. Но знак явно тревожный. А значит, придется все отложить и заняться именно этой проблемой. А учитывая то, что сейчас Хануамор и Артамор, были изолированы, а гибридный Источник ослаблял крепость «прутьев» колоссальной «Клетки», то Ужасом, прорвавшимся извне, следовало озаботиться немедленно.

А Судия, и всякие там маги, все они, не представляли такой огромной опасности для Совокупности Миров, какую представлял пытавшийся освободиться Поедатель. Ведь Он был способен пожирать миры вместе с межмировым пространством. И эта иновселенская Сущность, как и тысячелетия, тому назад, вновь становилась самой важной.

И Априус отправился за пределы своей Империи. В те Темные Области, где сокрытый от всех, бил Ключ Жизни. Там могло быть спасение для Вселенной. Там его наследие, и возможно будущее. Жаль все не делается мгновенно.

Долго ли коротко ли, далеко ли близко, а надо все делать быстро. И вот преодолев немыслимые расстояния, он снова у границ странного «Запасника». Здесь было Хранилище «семян Жизни», и висели в темноте, невероятные Конструкты. Странные такие конструкты, способные менять метрику пространств, и переделывать их в нечто, совсем другое.

Нынешний Априус, это был не ранишний Эсгалдирн, вместе с товарищами, впервые узревший, последствия такого воздействия. Тогда он с собратьями Хранителями, был ввергнут в шок, и они долго гадали, как все восстановить. Потом пытались все понять, но Творец, потому и непостижим, что зачастую, творил непонятное. Было только понятно одно — эти псевдоживые устройства, способны менять метрику пространств, и проводить невероятные метаморфозы мирами.

Но Априус собирался использовать оставленное наследство, несколько по-другому. И если его задумка удастся, надеялся, что и слуг-орудий Поедателя, не станет. Поэтому он с некоторым содроганием, приступил к проектированию, а затем и к воплощению задуманного.

Далеко в стороне бурлит и бьет Родник, свет от его вод, попадает сюда, но почти не освещает, потому ряды застывших «медуз» простым зрением не рассмотреть. Но Априус и не смотрит просто глазами, взор его совсем иной природы, да и магическое зрение, всю его жизнь совершенствовалось. Потому он видит, и понемногу приходит в ужас:

— Зачем столько этих штук? Для чего они предназначены, и зачем оставлены в таком количестве? Не мог же Творец предугадать такие встряски? Ладно, прочь все размышления и колебания — надо действовать!

Правнук Агатона, сделал над собой усилие, отметая все вопросы и сомнения, и своей внутренней силой, силой воли, потянулся к загадочным «медузам». И его собственное желание, и близость Источника, сделали свое дело — где-то в глубине каждого, гигантского организма, что-то пробудилось от вечного сна или забвения. Затем что-то запульсировало, шевельнулись гигантские щупальца, и биоконструкты пришли в движение. Априус ощутил некий мысленный контакт, словно эхо странных мыслей, будто кто-то непонятный спрашивал — что нужно делать?

Он и показал что, мысленно представив себе процесс, и не задавая вопросов — возможно ли это? И все эта колония гигантски «меду» сдвинулась, и поплыла к границам, а потом исчезла, но Априус не обеспокоился — он знал, где она появится. Теперь «Медузам» требовалось дать немного времени, на путь и выстраивание, и самому потратить его с пользой.

Он переместился к висящему во Тьме шару — настала очередь, дать первых обитателей, творимому им миру. Они его и должны были доделать и благоустроить. Они заменят и духов стихий, и асуров, и вообще всех тех, кто был изначальными в мирах, созданных Творцом.

— Что ж Ведьмы и Ведьмаки — пробормотал Априус — вот для вас и второй, шанс нарисовался. Это конечно безрассудство, но….

И собрав всю волю в кулак, мысленным усилием потянулся далеко-далеко за Барьеры Творца, туда в пояса Внешней Тьмы, где сам, не так уж и давно, побывал. И позвал. Вернее призвал, всех заключенных, которых оставил, там наедине со смутной надеждой, спасти свои души.

Для этого конечно понадобились немалые усилия, нечто вроде чар «Призыва» и создания, временного тоннеля по которому они сюда попадут, плюс на плечи легла очередная ответственность за использование Пробоя. Это естественно заняло время — мгновенно ничего не происходит и не делается. Но в конечном итоге новосотворенные мир, получил первых жителей, от которых, учитывая то, кем они являлись, зависело, каким он будет.

И веками, пребывавшие во Мраке, ведьмы и ведьмаки, повинуясь его воле, переместились под только образовавшийся, небесный свод. Но сразу, оказаться под палящими лучами, они были не готовы, и солнца тут вначале не будет. А минимум света, они, пожалуй, способны себе обеспечить, раз уж не погибли до сих пор.

— Плодитесь и размножайтесь — едва не ляпнул Априус, но вовремя осекся, и трубно сообщил: — Это ваш второй шанс, ваш новый дом. Заботьтесь о нем. Посмотрим, достойны ли вы, даже этого… — Он не ждал ответов, да тот его и не интересовали, и Рус просто удалился.

Первый эксперимент и закончился, и начался. Некоторое время сюда можно будет не заглядывать. А оставшийся после перемещения, непонятно как уцелевших ведьм и ведьмаков, вихревой тоннель, надо незамедлительно использовать. Но всему свои мгновения, и Априус, снова отправился в Хастаир, узнать — не продвинулись ли собратья в добыче жизненноважных и необходимых сведений?

Вот уже и знакомый, перекроенный мир. Мир с вздыбленными реками, ползающими горами, пестрыми перьеметаллическими рощами, и странным стального оттенка небом. Априус не задерживался, и едва прибыв туда, вновь посетил «допросную», то есть перенесся в пещеру в горах.

Здесь осталась только часть Хранителей, другая занялась новым предписанием — присмотром уже за всей Сферой, а не только за своими Секторами. На длинных столах по-прежнему лежали манты, жизненные процессы в этих «звездных дьяволах» все так же были сильно замедленны. С ними возились Тэльк, Эледвен, Элендар, и Загод. Фаши в другом углу, хладнокровно допытывал пойманного козлоногого демона.

— Как успехи? — Вновь появляясь возле Тэлька, как будто ни куда и не уходил, спросил Априус.

— Неважно. Такое впечатление, что они, как его управляемые единой волей мысли — сами по себе ничего собой не представляют. Такие себе своеобразные зонды, запущенные к нам, для определенных целей. И связь между ними и Хозяином, постоянная. Они как «беты» а он Альфа. Чуждый разум, понять сложно…

— Они, не развивающиеся организмы, а словно големы, предназначенные для одной единственной цели — кивнула Эледвен.

— Ну природу хоть этих тварей выяснить удалось? Как они вообще появились, за счет чего существуют?

— Он использовал поглощенные при прорыве души. А они связаны со Сферой, и соответственно были облачены в такую плоть, какую породила материя — вот так это стало возможно вначале. А потом убитые, и принесенные в жертву обитатели захваченных миров, пополнили ряды посылаемых им демонов. В общем, через его мысле-орудия к нему не пробиться, они как бы и связаны с ним, и нет…. Он одновременно и сдерживаем, и защищен, нужен другой способ. — Нехотя ответил Загод.

— Жаль — протянул Априус. Я думал узнать как загнать их Хозяина обратно туда, откуда он явился.

— А может он не явился — предположил Элендар — а продолжает существовать и тут и там.

— Эх, тряхнуть бы Артамора, чтобы вспомнил все детали и составляющие своего Заклятия… — Вырвалось у Тэлька.

— Проклятия — автоматически поправила эльфийка — он же проклинал все, а не воевал, или защищался.

— Ну да — Проклятия, иначе и не скажешь — поправился Тэльк — возимся с разгадкой уже сколько веков, а толка все нет….

— Надо было никого не слушать и прикончить Проклятого еще тогда — буркнул Фаши, отрываясь от допроса козлоногой твари — а теперь уже поздно…

Априус посмотрел на собрата, в чем-то и самого похожего на того самого мага, который умудрился стать Богом, впрочем Фаши, им тоже побывал в своем мире. Посмотрел, подумал над высказанной мыслью, и проговорил:

— Надо было…. И ты прав, пока тут виновник, Призванный, тоже задержится…. Мне тут кое-что пришло на ум. И я кое-что не доделал — заявил он — сейчас отлучусь, и если все удастся, думаю, наша, всеобщая проблема отпадет. Ждите.

— Ты куда?

Но Априус ничего не объясняя былым собратьям, прямо с места стартанул к себе в обитель, точнее в свои покои, а именно в кабинет. Там уже сутки его дожидался самый невероятный магический конструкт — сделанный из горного хрусталя скелет, который он сам, облек в некое подобие плоти. Затем оживил и поселил туда дух, одного из величайших магов прошлого, принесшего себя в жертву ради того, чтобы прорыв слуг Поедателя, захлебнулся.

Когда-то великий маг, был самодовольным и самоуверенным, но прожитые века показали, ошибочность его мнений. Да и поражение, дало о себе знать. Как и последующее наказание — вердикт от Третьей Силы. А погибнув при защите мира, тоже можно многое переосмыслить, даже если твоя душа где-то странствует, тело покоится в земле, но удерживаемый дух анализирует.

Дух этот долгое время томился в куске животворной глины, и Априус, наконец, придумал — куда его переселить. Правда тут немало помог и Серентин, сработав чудный хрустальный скелет, и спасенные ведьмы подсказали кое-что, помогая с разработкой нужных чар.

В общем, магическое существо появилось на свет, и теперь ему нашлось еще и весомое предназначение. И Априус долго не мудрствуя, дал ему имя — Линмер, все буквы этого имени, взяв из памяти погибшего. И вот сейчас он прибыл домой именно за ним. Линмер сидел за столом, и изучал редчайшие манускрипты — накопленные экземпляры, хранимые в кабинете, были очень содержательны.

Априус просто появился рядом, и спросил, почти утверждая:

— Ты готов к миссии? Она будет нелегкой…

— О да, еще как. У меня было время подумать и все осмыслить. К тому же незнакомых мне личностей там мало, а встретить старых знакомых, и собратьев будет очень интересно.

Ты понимаешь, что будешь своего рода надзирателем на долге века?

— Мне не привыкать бдеть, и за всеми приглядывать. А то, что их много это только к лучшему — одиночество я познал сполна, когда сидел под храмом в келье.

— Сейчас это не совсем ты…

— Я понимаю, это даже хорошо.

— Тогда идем — время приступать к обязанностям…

И они отправились в далекие высшие области. Туда, где у первого из Барьеров Творца, как привязанная, висела Черная сфера — упакованный в Кокон, радужный мир Тронного Царства. Тюрьма для богов, иначе и не назвать. Тюрьма готовая к полету, или плаванью, смотря как рассматривать те места, куда Априус собирался отправить ее.

И не смотря на охватывающий мир Кокон, они в него легко проникли. Для них словно не существовало стен, магических преград, оград, запретов и препятствий. И потому удивление, и изумление, всех нынешних обитателей былого Царства Престолов, было неподдельным. И понятно они проявили свой интерес и внимание.

Свершались ли тут, за прошедшее время, какие-то разборки, схватки, драки, или серьезные разговоры, было не понять. Да Априус и не старался разобраться. Он просто оградился непроницаемым полем, и, заметив, что к нему начали сходиться, слетаться, придвигаться плененные им боги, замер на дворцовых ступенях, и сказал небольшую речь:

— Все вы — обвиняющее воскликнул он — не оправдали надежды духа Сферы. Не смогли и не старались, хоть немного сделать жителей миров счастливее, дать им то, что просят они и заслуживают. Не смогли разглядеть прекрасного. Не смогли сохранить свою значимость…. Древние прощали там, где не должно быть прощения. Наказывали там, где можно было простить. Были далеко от людей в трудные минуты. Не слышали обращенных молитв к ним. Не обращали внимания на просьбы. Вели борьбу между собой. Позволяли унижать и калечить. Не исцеляли болезней. Поощряли войны. Не пресекали насилие. Хороших людей забирали рано. Плохим позволяли жить долго. Карали там, где нужно было миловать, миловали тех, кого надо карать.

Послышался гул голосов, скрежет зубов, шипение, рычание, стоны, и завывание. А вместе с этим клацанье и бряцанье. Но Априус не отреагировал, а просто перевел взгляд на Уахинбара, и продолжил:

— Великолепная Шестерка. Узурпаторы. Падшие. Свергнув Старых богов, в своей спеси и надменности, вообще не знали милосердия и сострадания, и в гневе могли спалить пол Вселенной. Кроме самодовольства, и вынесения приговоров, долгие тысячелетия ничем толковым не занимались. А после своего низвержения, отчасти произошедшего от боязни за свои шкуры, вообще вступали в такие союзы, что противоречат естеству природы…..

— Это неправда!

— Мы были справедливы…

— Нас почитали и любили!

Априус усмехнулся и проговорил:

— Вас боялись, а кто не боялся, туда посылались войска, или приходил ваш Каратель. Любое другое мнение — это смертный приговор тому, кто шел против вас…

— Мы были вправе…. Мы любимые дети Творца!

— Кто ты, чтобы осуждать нас?

— Наше право было получено — вскричал Хирсул, и кивнул на Древних — когда эти проиграли.

— Это не оправдание. Да я его и не спрашиваю…. А теперь, те, кто пришел на смену вам — Божественная Троица. Мститель, Бунтарь и мятежный Хитрец. Старый помилованный бог, и маги, которые сами не ожидали, такой концовки своего мятежа. Я за всеми следил, так что могу говорить с полной уверенностью. Вы частенько перегибали, и последствия были куда хуже, чем то, если бы они ничего не делали вообще. К тому же ничего не сделали для того, чтобы изгнать вызванного Артамором Поедателя. Мало того, с вашего попустительства Иные распространили свое влияние повсюду. Но…. — Априус сделал намеренную паузу — не смотря на это, все вы получите шанс, стать творцами своей дальнейшей судьбы. Вы отправитесь в бескрайний Океан Хаоса, и попробуете создать островки Порядка…. А если не попытаетесь — Рус обвел взглядом дворцы и сады — это все долго не продержится там.

— Стой!

— Погоди!

— Не делай этого!

— Не поступай с нами так!

Возгласы и крики слышались с разных сторон, но Априус был непреклонен, и с холодным лицом продолжил:

— Ваш срок истек, и все вы являлись своего рода нарушением естественного хода вещей. Этому настал конец — Сфера больше в вас не нуждается. А чтобы в голову не лезла всякая дурь — за вами на всякий случай присмотрят. А то, мало ли — еще вздумаете объединить усилия и вторгнуться обратно. Знакомьтесь — это Линмер, он будет вашим соглядатаем. Его тоже лучше не трогать.

Априус закончил говорить, и для пущего эффекта хлопнув в ладоши, исчез, оставив Линмера, один на один с возмущенными богами.

Возник он уже у самого Барьера, и находясь вне захлопнувшейся ловушки, поспешил провести ее тем путем, которым недавно вытащил в Сферу ведьм. Мир, ставший и домом, и темницей для богов, проследовал поочередно, через пять внешних Поясов-слоев — Тень, Мглу, Сумрак, Мрак и Тьму.

Словно огромный шар в странной игре, Черная сфера пронеслась, до самой границы Сущего — тела Уробороса. Колоссально исполинский Змей, так и лежал, охватывая своим гигантским телом пояса Тьмы, внутри которых плавала Сфера Миров. По-сути это и была Граница, последний Барьер, перед владениями Хаоса.

Априус возник у гигантской головы Мирового Змея, огрел по невероятно огромному черепу палицей, предназначенной для Нидхегга, и проговорил повелительно:

— Уроборос раскрой-ка пасть на мгновение. И хвост выпусти…

Невероятное чудовище, даже не содрогнулось, но челюсти разомкнуло. И в образовавшуюся на краткий миг, щель, вылетела Черная сфера. Челюсти снова сомкнулись, а Априус приговорил:

— Ну вот как-то так, и не убил, и от всех их избавился. Вернее избавил Вселенную. Правда, мы теперь за все в ответе, точнее я, ну да деваться некуда…

Было немного муторно, и противно в груди — все-таки части Древних, да и Правящим, он симпатизировал. И вот так вот с ними обойтись, было нелегко, но что сделано, то сделано. Да и какой-никакой шанс, он всем им дал, правда, Силу-то все кроме Падших, имели только в Сфере, и соответственно покинув ее, утрачивали почти всю. Но чтобы жила Вселенная, жертвовать кем-то надо, Априус и пожертвовал теми, кто давно отжил положенное время.

Он встряхнулся, собрал просочившуюся инородную силу, и метнулся обратно — теперь можно было, и заняться Поедателем. Уже следуя через необъятные толщи и провалы Сущего, Рус попробовал дозваться своего давнего подчиненного.

— Менгафар как там обстановка? Есть тревожные признаки?

— Точно не скажу, мы близко не приближаемся. Но такое впечатление, что в Лоне все клокочет…. И еще тут какие-то странные «медузы» появились, окружают все пространство вокруг Поедателя…

— Это как раз нормально, это я их прислал. Ладно, сейчас сам посмотрю. Ждите.

— Ждем. Но тут совсем непросто удерживаться…

Пошел ее миг, затем другой и Априус возник неподалеку от крылатой дюжины Менгафара. Всадники растянулись цепочкой, и всели на разных высотах, всматриваясь за багровые барьеры. Кода-то давно здесь были миры, пусть нижние, то есть населенные не эльфами, людьми или гномами, но все равно живыми, радующимися жизни, существами. Да и те, кого много где, называют демонами из Пекельных царств, не заслуживали такой участи.

Всех их, вместе с телами, домами, усадьбами, горами, реками и озерами, поглотило иновселенское Чудовище. Вместе с самими мирами, и звездными пространствами вокруг. Но Поедатель этим не насытился, он вообще не был способен останавливаться, словно чернило, вылитое в стакан с водой, он превращал в себя все. Вроде бы холодное, не рассуждающее Нечто, но разумом эта Сущность, как оказалось, обладала, и не смотря на сковывающий ее оковы, предприняла свои меры. Неизвестно как но спровоцировала рождение-воплощение сонмов своих демонических слуг, которые занялись прокладкой Пути, для своего Господина.

Априус застыл на пятачке в междумирии, и тоже, как и его патруль, всмотрелся в далекое отсюда, Лоно. Перед ним был настоящий, наверное, самый серьезный противник, с которым уже целые эпохи, никто не знал, как бороться. Поедатель растворял в себе всех и все, вбирал и, похоже, преобразовывал. Бороться с ни, пробовали, но безуспешно. И тут одних стараний было мало. Ведь Хануамор оградил эту голодную Сущность, практически сразу, и проводить опыты можно было только со слугами этого Чудовища.

И Априус был первым, кто решился на бой, до победного конца, не нарушая сдерживающих Поедателя, преград. Недавно, правда, что-то там пытался выяснить Хануамор. Даже пожертвовал частичкой себя. Но воз как говорится и ныне там. Априус вперил свой взгляд в черные толщи, и прошептал непонятно.

— Ну что Тварь настала и твоя очередь, и как бы ты ни был Велик и Непостижим для меня ты всего лишь путь за Хаос…

Медузы-Корректоры, или попросту Передельщики Реальности, окружили черное Нечто, разместившись во всех ключевых точках. Создалась своеобразная схема, и они вступили во взаимосвязь и взаимодействие. Сначала друг с другом, а после и с громадным Лоном. Чернота пошла рябью, вспучилась, из нее попробовали протянуться черные смерчи, но натолкнулись на «прутья» сдерживающей «Клетки», которая все еще сдерживала Чудовище.

К этим Областям тут же потянулись многочисленные косматые демоны и «скаты», и дюжина Менгафара потонула в их массе. Всадники едва успевали отбиваться, маневрировать, и удерживаться вместе. Априус понял — сами те, едва ли сдержат эту навалу, спешащую противодействовать воздействию Корректоров. Потому, не смотря на свои нынешние возможности и силу, решил помочь самостоятельно, призвал Ракар, и вломился в свалу, разя направо и налево. Одновременно с этим он мысленно позвал:

— Яша! Немедленно веди ко мне своих летунов. Картус — вместе со своим полком, быстро подбери Киана с воинами, и к Нижним пределам. Харей, подбери Хитара, с былыми соратниками, и молнией ко мне!

А потом прибавил к мечу, еще и самые короткие и злые чары, разработанные как раз для этих тварей. И так не особо себя утруждая, но и не без напряга, он словно косарь, прокашивал целые просеки в сонме копытных монстров. Отрубал шипастые хвосты мантам, рубил свирепых «рогачей», и бросал заклятие за заклятием, как в старые времена. Дюжина всадников вертелась по соседству, тоже давно подготовленная к таким встречам. Крылатые кони помогали всем, чем могли, своим седокам, зубами копытами, рогами. Бывшие люди Лусиара, тоже не зевали, разили наповал, и без разбору, всех, кто подвернулся.

Но, не смотря на выучку, приобретенные знания и силу, пришлось им очень нелегко. Ведь сражаться надо было не с десятками и сотнями врагов, а с тварями, которые казались не иссекаемыми. Сейчас, главное было продержаться до прихода основных сил, и они это сделали, хотя устали изрядно и люди и кони, так что едва не валились. И вот, наконец, показались птеродактили, и еще какие-то летающие ящеры, во главе с Яшей, которые с ходу атаковали неприятельские силы. А следом за ними прибыли драконы Картуса, несущие двойной груз. Часть воинов спешилась, и вступила в схватку с рогатыми демонами, часть на драконах присоединилась к птерозаврам, и начала сбивать скатов.

Еще чуть погодя прибыл и чудо-челн, со старо-новым экипажем на борту. Все было подготовлено заранее, и переброска воинств много времени не заняла, и понимающие с кем воюют, былые патрульные стражи, быстро сориентировались, где будут нужнее всего. Началась жуткая и жесткая сеча.

Птерозавры и всадники на драконах атаковали сверху, ощерились арбалетами и дротиками борта «Версара», заработали зачарованные мечи. Кровь в прямом смысле слова полилась реками, изрубленными и растерзанными грудами, падали рогатые демоны, валились звездные «дьяволы».

Округа ни смотря, ни на что, наполнилась какофонией звуков. Рев, рык, хлесткие удары хвостов, все смешалось с криками, руганью, и шипением металла. Твари гибли не десятками, сотнями, но их было все равно как в море песка. Хорошо еще, большая их часть была тупой, и не особо понимала как вести бой.

Априус впервые столкнулся с противником, уничтожать которого, было все равно, что пытаться ситом, вычерпать озеро. Он уже вырос в размерах, максимально увеличил свой меч, и выкашивал «рогачей» со всей скоростью, на которую был способен, но число врагов, казалось, не уменьшалось. И тогда он призвал ополчение из когда-то оберегаемого Сектора, которое должны были поднять эльфы.

— Ингольд — бери всех, кого сможешь и немедленно ко мне! Серентин, Клык, Коготь, берите Хрутарцев и Лундорцев, и к нам! Сатари с Анэльтой пусть продолжают, оставьте им скандаров. Давайте — я открываю пути…

Он занялся порталами и переходами, а вокруг продолжалась свистопляска, и светопреставление. Хорошо враг был только двух видов, и попутать в толчее с людьми, тварей было невозможно. Да и основной задачей, всех призванных сюда воинов, было не уничтожить, а сдержать потоки монстров, давая возможность «Медузам» поработать. И воины, прошедшие не одно сражение, сдерживали, казалось бесконечные волны слуг Поедателя. Наконец пришла вызванная помощь, стало чуть-чуть легче, ведь тут почти не было простых ратников, или рядовых эльфийских стрелков. Практически все были знакомы с чарами, и им была подвластна сила.

А «Медузы» делали свое дело. Испускали какие-то излучения, вибрации и волны. Раз выгнать Поедателя, возможным не представлялось — его переделывали. Некоторые из них рухнули, вниз, пробивая барьеры, и исчезли в черноте, но остальные продолжали изменять структуру инородного вещества. Там все кипело, бурлило, и билось о сдерживающую пустоту — Твари явно не нравилось, но она медленно менялась. Странным, непостижимым образом, но переделывалась.

Вначале Туша Поедателя превратилась в гигантский черные Студень, затем во что-то наподобие смолы, а после и вовсе пошла извивами, и стала образованием, похожим на затвердевающую лаву. Только если бы из нее отлили горный ландшафт. А «огорожа» истончилась, и превратилась во что-то вроде границ, вокруг всего этого.

И только поглощенные души, уже было не вернуть, и не реинкарнировать. Но это была не вина Априуса, и особых мук он не испытывал, впрочем, как уже давно. Первые люди, вставшие под его руку, погибли эоны назад, еще в Лусиаре, но первые угрызения совести, он испытал в Дагорлад. Потому что был, все еще почти человеком, пожертвовав своей божественностью ради Сферы. Но многих из погибших тогда, он знал, а канувших в Лоно, нет. И те не менее, больше он не должен позволить ни одной душе пропасть.

Громадное пространство, заполненное чернотой, неожиданно поменяло цвет, став каким-то ртутным, ребристым, и словно текучим. Одновременно с этим стали падать, даже не задетые оружием, или когтями, монстры. Валились уцелевшие скаты, дохли козлоногие демоны, и их тела, тут же жгли заклятиями. И в мирах, куда пробралась эта нечисть, и около них, происходило то же самое. Шлепались с небес, безжизненными тушами, манты, валились наземь козлоногие разведчики — жизнь еле теплилась в их телах, и люди в непонимании взирали на это. Но быстро опомнившись, добивали тварюк.

Воины Априуса, перевели дух, вытерли пот, смешанный с кровью, и осмотрелись. Они были словно на огромном поле, из кровавого месива. Никому еще не верилось, но, похоже, если не война, то сражение, было выиграно. И вверх в салюте поднялись мечи, копья, и все простое оружие. Это была победа. Победа над самым худшим врагом, который только мог быть.

Априус криво ухмыльнулся — ему радоваться было рано, еще нужно было сбалансировать распространение магических потоков по всему Сущему. Скорректировать Три старых Источника, и устранить тот, что искусственно создали, откачивая из них Силу. Да и воды нового Ключа Жизни, направить куда надо. Но прежде всего, он отдал распоряжения:

— Яша отбери самые крупные особи среди ящеров, из тех, что мы вывели, и отведи на помощь Элуру. Пусть снесут стены. Харей, Хитар, я совсем забыл — бесхозными же остались подмастерья Комбинатора — они там светились у Тронного Царства. Найдите и поговорите. Если не принесут присягу верности — он помолчал — предложите на выбор — или ссылка, или пусть сами на меч бросятся. Они все отборные волшебники, так что не расслабляйтесь. Для разговора лучше захватите Мэлдира и Охтара, там много и эльфов и гномов.

— Поняли. Считай уже в пути.

Корабль, быстро ушел, стали исчезать и птерозавры, ведомые Яшей, и Априус вздохнул спокойней. Теперь можно было вернуться в пещеру к пятерке Хранителей, что потребовало всего нескольких мгновений.

— Ну ты и попрыгунчик…. — Отметив его появление, усмехнулась Эледвен — не знаю, что ты провернул, но твари, больше не подают признаков жизни.

— Априус, они вдруг перестали жить — вторил ей Тэльк.

— И «рогатик» тоже издох — проговорил Фаши.

— Не только эти — пояснил Априус — все похоже того. Я преобразил Поедателя…

— Что ты сделал?

— Долго объяснять, давайте чуть позже, а то я спешу. Просто заскочил сказать, что с Ним, покончено. И богов больше нет. Так что давайте за дело — пора принимать Сферу. Все до встречи, дел много…

Априус хотел уже продолжить поиски таинственного Судии — то ли бога, то ли спасителя, то ли попросту очень хитрого и голодного Организма. Или воплощенной Сущности. Но вначале, решил уточнить обстановку, и справится о положении дел, у всех тех, кто сейчас боролся с непростыми магами.

— Кулури, что у вас там?

— Чудеса, да и только. Их вроде бы всего трое…. Но и ученики имеются….. Засели так, что не выкурить. Защита мощная, обычным воинам не прорвать, а мы тратим свои силы, чтобы перекрыть все пути отходов.

— Я уже послал помощь, скоро прибудет, главное не дайте ни кому ускользнуть. Это почему-то кажется мне очень важным.

— Да мы и так стараемся, просто они постоянно вытягивают откуда-то себе на помощь свирепых воинов, еле успеваем гасить порталы…. Они поняли, что их берут за горло и стягивают сюда всех, кто им покорен. Тут сейчас, похоже, развязывается война за Сферу, потому, что они будут стоять до конца…

— Этого нельзя допустить, забудьте о балансе, и достаньте их чем-нибудь….

— Хорошо милый, мы постараемся, но у нас потери не смотря, ни на что, все же случились.

— Кто?

— Орки. Их отряд необдуманно подставился.

— Ясно, я скоро буду, а вы отвлеките их, втяните в магический поединок, и по возможности замедлите, пока я иду…. Мне надо срочно кое-что подправить…

— Мы постараемся.

— Помните — вы Созидательницы.

Априус глянул на забрызганных кровью и слизью воинов, их помощников, и, подняв руку в воинском салюте, трубно возвестил:

— Всем отдыхать, но будьте отсюда неподалеку. — И не сходя с места, исчез прямо под взглядами своих воинов.

А потом со всей возможной скоростью, которая только казалась мгновенной, покинул границы Областей, ранее заполненные Поедателем. Теперь в виду последних событий, главной задачей было распределение магии по Сфере. Но как бы что не поменялось, отталкиваться надо было Древа, давно уже призрачного. Но тому, кто имел непосредственное отношение к его посадке, оно должно было явиться плотным, живым и явным.

Сосредоточившись и вспомнив саженец, а затем все последующие метаморфозы, происходившие с Лерадом, Априус пожелал оказаться у его причудливо растущих корней. И сам себе не поверил, когда почти мгновенно оказался у подножия Мирового Древа. По сути отвесной, истрескавшейся стены темно-коричневого цвета.

Здесь все когда-то и началось. Точнее начался новый виток в его долгой жизни. Это были знакомые с раннего детства Области, места, где располагался его погибший мир. Места, где он невольно стал починщиком Вселенной, основы для всего нынешнего Сущего. Минуло столько эонов, а Светоч по-прежнему светит, не погас, хотя и потускнел. Хорошо видны уцелевшие планеты, его разрушенной системы. Но все старо как Мир, неизменен только дольмен, который построили Куру и Рунин, с помощью своей магии.

Ключи Прави, Яви и Нави — Мировые Источники рождались здесь под корнями, и когда-то разносили магию повсюду. Априус вспомнил, как впервые увидел Мимира, и хранимый им Источник, как тот забросил их с Куру в Кайлан. Затем эти же воды после второго посещения Асгарда, и последнюю беседу со Стражем, которая случилась много веков спустя. Вспомнил, как чистил Ракар в Хвергельмире, как заимствовал Силу у Багровой Котловины, как рубил «паразитов» прячущихся в темных водах. Как пил воду из Урда, которым был взят и унесен. Как купался в Источнике Яви, и получил в подарок доспех. Все что с ним случалось необычного, было сделано или Источниками, или посредством их.

С тех пор многое изменилось — нужна была коррекция. Теперь надо было помочь им.

— А чем и как? Естественно Силой Жизни, желанием и старыми водными чарами. А еще нужно было отсоединить «пиявки» сосущие Силу из них, и уравновесить все, в сочетание с забившим во Тьме, родником Жизни.

Этим Априус и занялся. У Урда он был недавно, с Ключом Прави все было в порядке — до него не смогли добраться. Да и сам по себе Источник, из которого пили боги, был не по зубам всяким проходимцам. А от Хвергельмира, Артамор, по-новой подчиняя себе его, отцепил одну присосавшуюся пиявку-пуповину, и Родник Нави медленно исцелялся. Так что осталось полечить Воды Познания, когда-то протекавшие через всю долину в мире, где сторожевал Мимир.

Пользуясь стволом ветвями, как указателем Априус добрался до места. Тут все еще царило запустение, и вместо вечной весны, стояла осень. То есть трава на берегах пожухла, и перестала шевелиться, дуб у чаши не шелестел зеленой листвой, не носились жуки и бабочки. Все словно замерло, отжив положенный срок. Ни цветов, ни стола, ни старой лачуги, что изнутри что дворец. Лес вдалеке какой-то чужой и дикий, и по всему видно таит в себе что-то нехорошее. А сам Источник, явно не в силах все поправить.

Априус без всяких там магических штучек, вгляделся в воду, просадил за руслом, за движением потока. Так и нашел отвод — странный ни живой, ни мертвый организм чрез который и отсасывали магию. Через него же ее и транспортировали куда-то. Мертвой в двух смыслах хваткой, магическая «пиявка-паразит» вцепилась в Источник, не давая тому разносить воды, так как раньше.

— Вот гады, это же надо такое придумать и провернуть — выругался Рус — надо ее отсоединить. Хирургически точно надо.

Тут ему как нельзя лучше подходил Ракар, подстроив который, Априус, как искусный лекарь принялся за дело. Надрезал и отсек, и сразу, используя живую воду, заживил. Спустя мгновения вновь все вокруг цвело, росло и благоухало, очищался Родник, и возвращался на место древний йотун-страж. А Априус наполняя все чистотой и Жизнью, одновременно подыскивал и двух других стражей для Урда и Хвергельмира. Хватит им быть без охраны и присмотра. Вот только кто пойдет в добровольное изгнание и одиночество? Да и нужен кто-то знакомый, кому можно доверять. Не найдя решения сходу, Априус отложил поиск тех кому можно доверить стеречь Ключи Прави и Нави на потом, и вернулся к месту начал.

А здесь вновь крепло и росло Древо, причудливо выгибались Корни, а токи Силы, следовали и старым и новым маршрутам, распространялись по Вселенной. А многочисленные обитатели Совокупности Миров, в большинстве своем, даже не догадывались, какая опасность им грозила, и какой участи они избежали. Ну и пусть, так и должно быть.

Априус немного выждал, слушая пульсацию Сферы, а потом позвал старого пройдоху:

— Рунин, есть сложное задание, отнесись со всей ответственностью.

— Когда это я…

— Молчи, сейчас особый случай. Слушай…


Глава четвертая Последние маги Предела…

Рунин отправился высоко и далеко, полетел, не зная куда, но ориентир у него был, и сбиться было невозможно. Априус отправил попугая во владения Великого Птаха, когда-то называемого просто пернатым Змеем. Там теперь не было Хозяина, и не отработавшие свой срок, души могли заинтересовать ловцов. Требовалось и там все переделать. Вот вещун и полетел на разведку, к самой верхушке Лерада, а Априус, после проделанной работы, немного перевел дух.

Сфера получила очередной шанс на продолжения существования, и оно могло длиться очень долго. Да, во Вселенной исчезли особые виды энергии, используемой магами для творения заклятий. Остались, конечно, накапливаемые в некоторых природных веществах, растениях, органах животных — типа драконов и химер. Имелась магия и в специально созданных артефактах, возникала при использовании рун и магических фигур. Но…

Но не стало противоречивой, иновселенской магии Поедателя, и явившихся в Сферу извне, Великолепных богов. Перестала существовать подвластная Уахинбару, магия Света, когда-то, даруемая им своим жрецам, и некоторым тайным орденам людей. А прикрепленные к Совокупности Миров, Иные, после частичного разгрома, были лишены прежней Силы, и им едва хватало ее, чтобы существовали оставшиеся «гнезда».

Так что имели теперь настоящую силу, только те, кто мог зачерпнуть в Источниках — маги Предела. Могли, конечно, еще и боги, но их Априус выгнал. А для смертных магов доступны в основном вторичные источники силы, например силы накопленной в артефактах, кристаллах, и живых существах.

Хотя и о некромантах не следовало забывать. И о многочисленных жрецах и шаманах, обращающихся к магии крови и магии жизнеистечения. Источник такой силы — эманации боли или ужаса, излучаемые живым существом при применении ритуального мучительства. Также немало энергии выделяется при отделении души от тела, потому самые древние, не требующие большого мастерства заклятия смертных жрецов, были основаны именно на жертвоприношениях. Ну и те из шаманов, кто имел ментальную связь с обитателями Нижних миров. Тех из миров, в которых была не твердь, а Великие болотища, у хозяев которых, они смогли научиться их магии.

Но это все мелочи, если не считать случаи, когда надмировые Сущности использовали смертных колдунов или людей с даром. Заключая с ними союзы, Тогда возникают тайные общества, где используют их источники магии. Например, все та же вера в Спасителя, которую тот укореняет в мирах, появляясь там, в виде смертной аватары.

Априус понимал, как это действует — обещая загробную жизнь, великое счастье, его служители, вызывают в душах смертных, сильные эмоции. А эти эмоции заставляют тех идти на различные жертвы во имя своего божества, которым предстает для них Спаситель. Часть этой энергии используют церкви, остальная, большая часть достается самой Сущности.

Таким образом, в Сфере осталось только две по настоящему опасные ветви — маги, использующие магию источаемую Источниками Яви и Нави. И хаоситы, которым Хаос, дал доступ к своей, рассеянной по нему Силе. Потому теперь, по очереди следовало разобраться с теми, кто возомнил себя стоящими выше других. С теми, кто считал себя вправе распоряжаться чужими жизнями. С Магами Предела, и хаоситами. И с теми загадочными чародеями, которые взбаламутили пол Сферы, понукая обитателей миров, к агрессии, и устраивая всякие нехорошие изменения.

Априус подумал-подумал, прикидывая, куда же отправится в первую очередь? Вспомни еще об одной, так и не раскрытой Силе — паре изначальных Змеев, запертых на Гидрониусе. Запихав, а иначе и не назовешь, их туда, он Априус только отсрочил выяснение отношений, и когда они освободятся, придется объяснять все, и разговаривать по душам. И то, когда они остынут…

Третья Сила, так и осталась тайной и загадочной для всех без исключения. Кто наградил их такой властью этих Змеев? Птьфу ты, уже же давно, чудовищного размера дракона и орла. Которые вроде бы, как и в стороне ото всего происходящего, и в тоже время, чуть ли не главные игроки.

Просвещающему он сломал игровую комбинацию, лишил познавательного интереса. А Собирателю душ, вообще все. Сказать, что они будут в гневе, когда вырвутся, это ничего не сказать, а ссориться не хочется. Сколько их сдержит мир, не возможно даже предположить — слишком непонятная Сила, но, по крайней мере, точно не разрушительная. Может и обойдется без крайних мер. Но так или иначе, наведаться к ним, и поговорить надо.

Априус вздохнул, попрощался с Лерадом, послушал звенящую песню Источников, и, сосредоточившись, пожелал оказаться у Гидрониуса. Проходя небосвод, постарался принять самый независимый вид, и приготовился к разговору. А когда мир Океанов встретил его всегдашней игрой переливов вод, пятнами песчаных отмелей, рифами, был спокоен и холоден. А его уже ждали.

— Объяснись!!! — Взревело одно чудовище так, что сразу поднялись волны и образовался шторм.

— Немедленно! — Вторил сверху его собрат, распарывая крыльями воздух, и поднимая ураган.

— Тише-тише — опускаясь на рифовые скалы, проговорил Априус — а то мир вас не выдержит…

Они уставились на него двумя парами горящих нешуточным огнем глаз, и Рус сжав всю свою волю в кулак, продолжил:

— Настало время поговорить. Этот момент, пожалуй, впишут в скрижали Вселенной, так что давайте без увиливаний, недомолвок, и загадок. Скажу сразу — вы здесь потому, что я перекраивал вселенский расклад.

— Подробнее — коротко рыкнул Тагник-Зур.

— Подробнее? Ну слушайте — я открыл новый Родник — Источник Жизни, затем поднял почти всех обитателей Сферы против веры в богов, каких бы то ни было. А после этого собрал вместе всех былых Владык, и изгнал в Хаос. Перекрыл кислород Иным, сиречь Чужим и Дальним Силам. Осталось только найти и разгромить тех, кто с их помощью взломал вход в твои Владения, Великий Птах. Ну и самое важное — я разобрался с Поедателем. Осталось только разобраться с твоим Конкурентом. Но так или иначе, как раньше уже не будет — я перенаправил поток душ в Чистилище, которое выше всех Высот.

— Что?! Как?

— Что?! Да как ты смел?

— Очень просто — я наследник Творца, точнее одной его части. И недавно он ответил мне, дав согласие на пертурбации.

Огромная птица раскрыла клюв:

— Ты был прав брат — он и есть никем не учтенная Четвертая Сила. Пустая Руна. Джокер.

— Не только. Есть очень древнее Пророчество. Редкое предание о Модернисте. В час, когда Вселенная будет оказываться на краю гибели, будет появляться он, и, переделывая спасть. Так уже было. Только я не мог даже предположить, что это будет одно и то же лицо. Теперь понятно — Четвертый это он.

— Вообще-то, если считать от Творца — я Пятый — проговорил Априус — и это будет пятая цивилизация. Цивилизация короткоживущих существ, без богов. Не везде, но будет. А теперь поговорим о вас — кто вы? Ведь одно из самых распространенных имен, Великого Орла, обозначает — противник бога. В смысле Создателя. А ты змей вообще, как ни крути — Искуситель. Я знаю это не совсем так, поэтому повторяю вопрос — кто вы? Вы ведь не олицетворения Света или Тьмы, вы нечто иное.

Плеск волн, рев ветра, и тишина. Потом Дракон разинул пасть выдохнул из ноздрей струйку дыма, и заявил:

— Тайна сия великая есть.

— Я в этом не сомневаюсь. Хотя это уже и не важно. За некоторые ваши деяния, и за «пряники» получаемые после каждого рейда Карателя, я бы вас в бараний рог…. Да я ваш должник, поэтому и спрашиваю. Думаю, как лучше с вами поступить?

— И что надумал? — Громыхнул Дракон.

Априус посмотрел на него, затем на Птаха, и проговорил:

— Мне нужно знать ваше истинное предназначение. Тогда и аспект вырисуется.

— Ну мое ты думаю, и так знаешь — проговорила исполинская птица — вернее знаешь зону моей ответственности.

— Ты имеешь в виду сбор душ? Ну тут все меняется. Хотя в этой области есть место и тебе. Я создал новый путь и накопитель. Теперь жнецы доставляют души, к месту, которое заняло области Тронного Царства. Оттуда они будут попадать в сферу Абсолюта, где и будут оставаться, до нового воплощения.

— Где это?

— Это вершина Великой Оси, Чертог моего приятеля, который там с начала Времен находится, не немного выше твоих Владений, кстати. Все равно тебе не привыкать, вот и поможешь все наладить.

— Посмотрим — раздался свирепый клекот — я не только этим занимаюсь.

— Мне не особо нравится эта идея, но могу предложить еще обязанности Стража Урда.

— А ты рисковый, не боишься что я…

— Не боюсь, он теперь не единственный божественный Ключ. Плюс ко всему я все так соединил, что мне будет известно сразу, если кто-то попытается — Априус усмехнулся — взбаламутить воду.

— А что же ты предложишь мне, Страж Древа? — Вкрадчиво поинтересовался Медно-золотой Змей. — Если брата на вершину, то мне что Хвергельмир, или Корень грызть вместо Нидхегга?

— Там давно уже никто ничего не грызет. И нет. Мое предложение иного рода. Ты возьмешь на себя сферу Знаний Вселенной. Все Прошлое, Настоящее, и Предвиденье Будущего.

— А как же Равновесие?

— А что Равновесие? Все по-старому как изначально — баланс Света и Тьмы, Дня и Ночи. Добра и Зла. Никаких иномирных Сил и Сущностей. Теперь только естественные разборки на уровне Звездных Империй, или внутрипланетных держав.

— А твои воинства?

— Они уйдут. И моя Империя, станет Запретными Царствами. Сюда соваться никто не будет. Знать о нас естественно тоже никто не будет.

— Гм, хочешь оставить все без присмотра? — Спросил Дракон.

— Так только кажется. Присматривать будет кому. А вот управлять нет. Никто не будет уповать на Высшие силы, все будут полагаться только на себя. И развиваться, как захотят. Наломают дров — сами виноваты. Вмешательства будут исключены.

— Думаешь так возможно?

— А почему нет? Детки выросли, хватит их опекать.

— Сомневаюсь, что ты на этом остановишься — как будто усмехаясь, выдал тот, кто был когда-то пернатым Змеем.

— Почему бы и нет? — Пожал плечами Априус — есть много загадок, которые интересно было бы разгадать. И многие из них лежат вне Перелив Вселенной. Так как вам мое предложение?

— В какой-то мере неплохо. Даже заманчиво. Но не означает ли это, что мы будем подчиняться тебе? — Спросил Просвещающий.

— Частично да. Ваши своевольные выходки мне не нужны. Кровью залить миры, я не лам никому. И устраивать игры на доске, под названием Упорядоченный Остров, тоже.

— Что ж — выбора ты нам не оставил. Не воевать же, а то ты опять своим мечом угрожать будешь.

— С того разговора, о котором ты напомнил, многое изменилось — ответил Априус. — И о своем клинке я узнал немало нового. Не хотелось бы, пускать его в ход. Ладно, времени нет на разговоры, вы свободны — я открываю мир.

Не давая возможности Третей Силе, как то себя проявить, он снял «оковы» с мира, и исчез, оставив Змея и Птаха, в раздумьях. А сам, если, не держа под контролем, то уж точно, ощущая токи магии, и колебания Вселенной, удостоверился, что явного дисбаланса, нигде не ощущается. И пока, посланные им отряды спешили к месту сбора, он решил наведаться в Срединные миры. И повернув к Смертным землям, как их называли те, кто нисходили туда когда-то, понесся к одной из них.

Да туда нисходили, но те, что из Тронного Царства, обитатели замка, в котором издревле обитал орден самых сильных магов. Замка, воздвигнутого на шпиле над мирами. Они мнили себя избранными, и думали что им все дозволено. При Узурпаторах, так оно и было…

Именно одно из поколений этих магов, и сломало весь старый порядок жизни в Сфере. Если быть точным то трое чародеев, смогли переступить черту, став сильнее Древних богов, и подняться на самый высокий уровень. Два из них стали Артамором и Хануамором, и восстав, свергли Великолепную Семерку, став управлять Вселенной. Но речь о другом. Еще, будучи совсем юными юношами и девушками, это поколение построило целый мир! А потом прекрасный город в нем. С дворцами, парками, амфитеатрами, и изящными башнями.

Вот там-то, как выяснилось, и засело сменившее их поколение, потому, что столп, на котором держался перешедший ему по наследству замок, рухнул. Каждое поколение Ордена Предела, оставляло после себя что-то значимое, но могло только усложнять жизнь, скучающим, по их мнению, смертным. При Правлении Хануамора они соблюдали договоренности, но сейчас могли и распоясаться, и стать реальной угрозой для простых обитателей Сферы.

Априус решил не искушать их свободой, и либо приструнить, изолировав, либо наложить ограничение. Или вырезать на три четверти, оставив нескольких маго, или чародеек, для того, чтобы не спровоцировать рождение нового поколения. Да и сами по себе, они могли стать занозой в мягком месте, и по примеру своих старших собратьев, попробовать захватить верховную Власть, или подчинить Источники. Потому именно туда ушли его близкие и доверенные люди. И куатар, который далеко не просто барс — может и остановить горячие головы. Оставалось самому проверить тех, кто сменил разобщенное поколение Комбинатора…

…Быстро достигнув пределов мира, и войдя в него, точно блеснувшая молния, Рус очутился у пределов Голубого города. Теперь уже древнего, первого настоящего творения, юных магов из тогда еще молодого поколения Хануамора.

Город оказался в магическом кольце — хирдманы поспешили изолировать его, да и сам мир, когда оказалось, что приемники магов Предела, скрываются именно здесь. Априус быстро огляделся, стараясь понять и оценить обстановку. Город действительно был прекрасен, не смотр на запустение. Высились точеные башни, изгибались многочисленные арки, подпирали своды колоны.

Над одним из дворцов, казалось, бушевал настоящий ураган. Сверкали разряды молний, крутились черные вихри, в небе отсвечивались отблески, бушующего внизу пламени. Следуя приказу, его хирдманы в город не вступили, но Кэфент был где-то там в одном из дворцов. Видимо отловив своих былых обидчиков, он устроил им настоящую взбучку.

Дейдра с ново подругой стояла рядом с Куру, который что-то яростно втолковывал Атарку.

— …Я тебе говорю нельзя всех убивать. Тем более, не зная их точного количества.

— Что твой спутник, не сильно-то сдерживается…

— У него свои счеты. Но только с двумя. Не знаю с кем именно, но он похоже разобрался.

— Ну можно хотя бы повязать…

Априус приблизился, спор мигом прекратился, все обернулись, а он сурово потребовал от хирдманов:

— Доклад! Почему так долго?

Атарк чуть замялся, и от волнения, по старинке величая Априуса, доложил:

— Повелитель, так они не все здесь. Вот мы и ждали — может, соберутся все до кучи? Но тут появились Куру и компания, сказали, что ты их прислал. В общем, пока мы выявляли, сколько всего этих магов, а сколько тут, парень который пришел с куатаром ввязался. Заявил что у него счеты с кем-то из этого ковена, и шасть в город, только его и видели….

— И?

— Он погром учинил, а мы как такое упустим? Хотели тоже ввязаться, но тут Куру, как рявкнул. А я его еще с того совместного похода, когда мы за Тварью Хаоса охотились, уважаю. Остановились, я посмотрел на колебания эфира, и понял — надо всех, кто там засел, кончать. Так куатар не дал…

— Правильно, что не дал. Тут надо избирательно…

— Да я уже понял. Потому мы, только «оградку» поставили, чтоб никто не смылся.

— Выяснили — кого нет?

Атарк потупился, и ответил нехотя:

— Да тут пришлось выяснять — сколько их вообще? В поколении Артамора, было много магов, но самые известные — восемь. Должно и этих — он кивнул в сторону города — быть не меньше. А что-то не выходит…

— В смысле? Объясни.

— Ну вроде их четырнадцать. Все, так или иначе, олицетворяют стихии, или сену времени. Сами себя именуют повелителями и повелительницами. Только непонятно — кем или чем они повелевают?

— Видимо именуются от того, кому, что больше всего подвластно.

— Скорее всего. Так вот некоторых тут нет.

— Кого именно?

— Наверняка не скажу. Они, похоже, все вместе с самого начала не держатся. Точно нет Ворна, Велдрин, и Глосса. Два мужика сразу были отщепенцами, а девка видимо попала в какие-то неприятности.

— Интересно, кто во всей Сфере, способен с ней тягаться? Я слыхал характер у нее скверный.

— Видать нашла коса на камень.

— Видать. Попахивает все это дурно. Ладно разберемся по ходу.

Априус вгляделся во дворцы, они были там, те, кого можно идентифицировать точно. Гвай — Властительница Вихрей, рядом с ней Рион Диссан — Король Рассвета. Далее Нуро — Закат, вместе с Ондоголу — Зарей. Хвинде и Сангул водный и каменный мастера. И другие.

— Открывайте проход — приказал он, после беглого осмотра — нечего время зря тратить. Кэфент там уже полгорода разнес.

Едва в магической стене образовалось окно, туда сразу проскочил Куру, за ним Априус, а следом, почти по привычке Дейдра. Атарк глянул на свою змеевидную подругу, покрепче сжал секиру, шепнул крепкое словцо и помчался за ними. А уже за былым конунгом последовали воины из давно переставшего существовать, экипажа «Властелина Морей». Нагини свою магию пока не применяли, обернулись и ползли как наполовину женщины, наполовину змеи, вооруженные легкими мечами из зачарованной стали.

С такими магами никто из его людей за всю свою жизнь не сталкивался ни разу, впрочем, как и он сам. Но Априус за хирдманов не переживал — опыт, и все время оттачиваемое, магическое искусство, свое дело сделают. Кэфент после воскрешения, был вообще вне досягаемости — сил и знаний он получил столько, что не каждый бог такой груз потащит. Дейдра невольно понеслась туда, где сражался ее возлюбленные, а принцесса Эмбера, это тоже обученная и закаленная воительница, волшебница, и посвященная.

В общем кем бы ни считали себя последние маги Предела, орешки которые закатились в их город, были им не по зубам. Они вообще были никому не по зубам, потому что, воины когда-то собранной Априусом Стражи, всегда выручала друг друга. А то, что не воевали с богами и магами в свое время, на то, были свои причины. Теперь все изменилось. Априус спустил своих «бойцовых псов» с короткого поводка.

Засевшие во дворцах чародеи могли ожидать кого угодно, но не «берсерков» в дорогих доспехах. Былые короли и императоры, как и Априус, прошедшие такую школу жизни, что никому и не снилась, почему-то пришли в неистовство. Какая там утонченная магия, или изящные удары мечом. Словно туры, на весеннем гоне, бегущие через лес, пронеслись они по улицам. И принялись крушить, громить и жечь. Изысканность — разрушали варвары.

Априус улыбнулся — страх наводят, заставляют дрожать, но себя не выдают, хитрят, значит, он неплохо всех выучил. Хотя конечно всем хочется показать свою круть и удаль. Парни-то со второй Эпохи, им поздно манятся. Пускай дыбом встает камень улиц, пускай изгибается небосвод — они могут противодействовать, но все еще предпочитают честную схватку. С боевыми кличами, свистом стали, брызгами крови и криками раненых.

Да только противник здесь другой. Вечно молодые, красивые до безумия, женщины и мужчины, предпочитающие действовать издалека. А еще они, в какой-то мере обездоленные, и потому злые, и даже коварные. А в отчаянии и гневе, эти чародеи, могущие задействовать злую и сильную магию. Что скорее всего сейчас и проделают…

…Кэфент когда почувствовал где находятся, так долго измывавшиеся над ним, и достававшие его своими выходками, личности, что называется не совладал с собой. Да он понимал, что теперь это было как бы и не с ним, но ничего с собой поделать не мог. Мало того, что они играли там, в Даранге, свою собственную игру, пытаясь завладеть артефактами Силы, спрятанными им, так еще и притворялись аватарами Артамора и Хануамора. Это интересно зачем?

В общем, он во всеоружии, разыскал своих обидчиков, и, растягивая удовольствие, таким образом отсрочивая момент торжества, устроил драку. Маги конечно выглядели не так, как тогда, но он сумел их определить, и понеслось. Рушились колоннады, обваливались дуги арок, дыбов вставал каменный пол, воздух стонал от разрядов и носимых туда-сюда разноцветных сгустков. Камень порой тек, превращаясь в странные потоки, из которых вырывались извивы непонятно чего.

В магии, как и в рукопашном бое, нужно бить и отводить, или блокировать удары противника. Удар, защита, выпад, отвод. Так все и было, пока все заготовленное, было не израсходовано. Дальше начиналось соревнование на выдержку и быстроту плетения заклятий. А у Кэфента имелось еще и холодное оружие, и способности к мгновенному решению.

Потому пока двое магов составляли быстрые заклятия, он перепрыгнул участок текучего пола, и оказался рядом с ними. Орудуя гизармой, как своим любимым оружием, он заставил их отскочить к стене, а потом и вовсе забиться в угол. Принял на, в миг соткавшийся щит, короткие колышки, из черного льда. Отзеркалил какое-то ядовитое заклятье, и собирался уже пустить кровь, как тут к магам пришла помощь.

Парня буквально окутало облако из колючих и злых чар, смяла необузданная Сила, но он словная сжатая пружина, распрямился, и отшвырнул от себя всю эту магическую гадость. А после этого игры кончились, чары стали мощнее, злее, и масштабней, что ли. Как в былые годы, Кэфент завертелся волчком, а вокруг забушевала Буря. Пришлось успевать делать два дела одновременно, рассчитывая на то, что силы его не оставят.

Но тут среди всего этого безумия, возникла его воинственная принцесса. И расклад сразу изменился. Да и магам, пришлось отвлечься, встречая непрошеных гостей, а те как-то и не спрашивали согласия на вход. И началось такое, что в другом мире, все могло закончиться, весьма плачевно для планеты. Но этот выдержал и встряску земной тверди, и ураганы, и магические шторма, эхо от которых распространилось далеко за пределы мира.

Кэфент уловил отзвуки таких заклятий, что должны были давно уже не применяться. Слишком древние, и силы требуют много. Видимо их разрабатывали тогда, когда доступ к Источникам, был более открытым. Но они работали, ни смотря, ни на что, и он ужаснулся, поняв, что соратники Априуса, помнят те времена, когда по Сфере, бродили Древние боги. Не смотря на пыл схватки, он был изумлен. Как такое возможно? Ну ладно сам Априус и его зверушки, но чтобы еще и воины…. Какую Силу надо иметь, чтобы сберечь из всех?

Пока парень, не переставая сражаться, размышлял, в дело вмешался и сам Априус. Как во все последние часы, не просто сражаясь, а наказывая и карая. За последние века это поколение, ни в чем хорошем себя не проявило, а значит и пощады не заслужило. Хотя конечно применение для всех этих молодок, он бы нашел…. Не для себя конечно, а то близняшки глаза выцарапают, ни смотря ни на что, но воинов хватает, кому надо не просто служанки, а вот такие полубогини.

— Девок не трогать — приказал он — будем перевоспитывать…

Хирдманы поняли без объяснений, направили все усилия на мужчин, а магичками занялись нагини, магия которых была особой. Кэфент продолжил с псевдоэльфои и крепышом. Дейдра разогнала малочисленных слуг, и, подумав, не стала вмешиваться, пошла за Куру, который унюхал какой-то след. А след был давний, и вел очень далеко от этих мест, от этого мира, и этих Областей.

— Тьмой разит — принюхиваясь, ревел куатар — откуда здесь?

— Даже не догадываюсь — ответила принцесса — зови Априуса.

Куатар позвал, и когда его друг, мгновенно оказался рядом, оставив магов, своим подчиненным, Куру пояснил:

— Я почуял странный след. Старый отпечаток, но интересный, до конца не рассеялся. И, похоже, шел из Тьмы, а потом обратно.

— Вон даже как. По наследству им передалось сношение с Тьмой, что ли? Придется посмотреть кто же это? — И уже всем — я смотрю, вы и сами справитесь, а мне надолго задерживаться нельзя. Главное не давайте им время на плетение мощных заклятий. В общем, вы тут заканчивайте, а я вас покину.

— Я с тобой — прорычал Куру.

— Нет. В каждой важной точке за всем присматривают мои близкие люди, а в этой ты. Так что придется остаться.

Априус исчез, и не том месте, где он стоял, даже ветерок не повеял.

— Что ж давай сами — сказал Куру, Дейдре, и они вдвоем подступили к стоявшем с вытянутыми вверх руками, Хвинде и Сангулу.

Кэфент вновь припер свою парочку к стене, и двумя быстрыми движениями, одновременно нападая и магией, вскрыл горло обоим. И потрудился над тем, чтобы они никогда не воскресли — все-таки опыт былого некроманта даром не прошел. Хирдманы тоже безжалостно обошлись с так называемыми повелителями. А нагини используя свои чары, ввергли в сон, всех чародеек, кроме той, которая отсутствовала.

— Вяжите их всевозможными путами — оборачиваясь, скомандовал Атарк — заберем с собой, а город обрушим, как только закончим с этими…

И они принялись заканчивать, так как могли, так как умели, в принципе методами патрульных стражей, хоть и ставших богами, но не успевшими научиться. Стонал воздух, вздымалась земля, бушевал огонь, и странным образом, текло то, что течь, не должно. Но маги эти, за века так и не научились уважать что-то кроме своей Силы, а хирдманы, все без исключения чтили оружие. Оружие простое, закаленное, редкое и зачарованное, часто выплавленное из куска метеорита. Потому, как и Кэфент, атаковали и магией и сталью, не отдавая предпочтение ни тому, ни другому — многовековой опыт. Острое железо, воткнутое в тело в нужный момент, может очень даже навредить, даже сильному чародею.

Так и вышло, нанеся удар чарами, и Атарк, и остальные, не смотря на многотысячелетний возраст, юркими вьюнами прорвались к магам. А, уже пребывая вблизи, показали свое умение. И часть чародеев, вскоре, перестала существовать. Не отстали от них и барс с Дейдрой, хладнокровно прикончив свои цели. Оставалось только все зачистить и убраться отсюда.

…Априус несся знакомым путем, вдоль призрачного Корня вниз, по-сути в Бездну, но именно там было нужное ему сосредоточие Тьмы. Там брал начало Хвергельмир, как ни крути одним из первых Источников. Это его тепло когда-то пробудило Жизнь в мирах. Это его два раза подчинял Артамор. Это возле его Клокочущей Котловины, он Априус рубил неестественно злобных и огромных змеев, скрывавшихся в темных водах. Но сейчас, его цель была иной.

Бездна, провалы, Врата, карниз, и вот она, бурлящая тьмой Котловина Хвергельмира. Где-то в ее центре багровеет тусклый огонь, это рождается исток. Априус замедлил скольжение и остановился у парапета.

— Покажись! — Спокойно потребовал он — не вынуждай меня…

Долгое время ничего не происходило, все так же кипели темные воды, все так же образовывалась Тьма, а Ключ Нави, покидая свой Котел, делясь на рукава. Но вот возникло некое новое шевеление, своеобразная подвижка, и Априусу показалось, что к нему скользнула черная тень. Но это была не тень, а фигура ее напоминающая. Силуэт, не боле. Руки если и есть, то плотно прижаты к туловищу, но что вообще отсутствуют, будто не нужны, как и ноги.

— Я пришел — прогудело существо.

— Ну ты же умный, понимаешь чем бы грозил отказ.

— Понимаю. Ты подверг изменению весь расклад в Сфере. Устранил всех, кто мог помешать. Наступила наша очередь…

— Верно. Но ты и еще некоторые твои сестры могут избежать такой участи. Если согласишься на мое предложение.

— Какое?

— Да все просто. Ты и так, насколько я понимаю, сидишь здесь безвылазно — стань Стражем Хвергельмира.

А что будет с моими братьями.

— Думаю, ты поздно этим озаботился. Осталось два. Ты, и холодный маг. Сестры же все в целости и сохранности. Кроме одной, ее в Голубом городе не было.

— Вон как. Ну что же я их предупреждал. Хорошо — я согласен.

— Вот и хорошо, а то такая весомая кандидатура, и откажется. Это было бы неправильно. И еще одно — Рус поколебался, но вопрос задал: — Где она?

— Кто? Моя неугомонная сестрица Велдрин?

— Нет. Одна из семерых. Та, что отреклась? Ты же многое видишь сидя тут, в самом сердце Ключа Нави.

— А вон ты о ком. Я не ведаю. После того случая, она вновь скрылась. Может, знает Глосс…

— Хорошо, поверю на слово. Ладно, поговорю и с ним. А ты Ворн — приступай к обязанностям. — Априус в очередной раз стартанул прямо с места, и направился Вверх.

Он зашел в один из миров, разыскал там того самого Глосса, дитя от плоти, а не рожденного от столкновения магических потоков, как все остальные. Тот имел прозвище «Равнодушный» и его мало что заботило. Но во времена еще более давние таких магов называли серыми чародеями, потому что не знали — какую сторону они выберут, и как себя поведут. Этот отшельник, как оказалось, тоже ничего не знал об Инилии, и о судьбе своей сестры, но догадками поделился.

Оставив его, Априус вынужден был признать, что отвлекся, и должен продолжать по плану. А следующими в его списке стояли Странные маги, сила непонятная и в принципе враждебная. Но прежде чем разбираться с беспринципными, пока неведомыми магами, нужно было закончить уничтожать гнезда Иных. Третью Силу, он невольно ввел в заблуждение, сказав, что разобрался с ними. Это было не так, потому закончить нужно было безотлагательно. Не единично, а разом, и в этом мог помочь только тот, кто пребывал в Сфере от Начала Времени.

Корень закончился, начался Ствол, затем он разветвился, это уже была Крона, и вдоль этого гигантского ориентира, и пролегал путь Эльдариусийца. Вот и верхушка, именно тут расположены самые странные и необозримые никем Области Вселенной. Сфера Абсолюта. И тут на вершине Оси, расположен Чертог его приятеля Мэйзана. Именно туда теперь будут стекаться души, но пока Чертог пуст, и можно спокойно поговорить. А души пока собираются в пещерах и лабиринтах осколка Даарии, сторожимые жнецами, и оберегаемые Патаром.

Априус резко и без всяких переходов, оказался в золотом свете, и позвал хозяина:

— Мэйзан!

А тот словно был везде, чем снова вызвал мысли о Творце, но вот свет собрался в плазменный шар, потом трансформировался в странное существо и ответил:

— Чего орешь? Я здесь.

— Совет нужен. И быстро. Дорога каждая секунда.

— Что тебя интересует?

— Сейчас расскажу, с кем я столкнулся, а ты анализируй.

И он выложил как пытался уничтожить гнезда Иных, Сил странны, чужих, дальних и совершенно непонятных.

— Вон даже как. И в Сфере, и в тоже время нет. Хитро.

— Хитро, не то слово. Они как бы везде, и в тоже время нигде. Выкорчевывая каждое «гнездо», какое-нибудь да пропустишь — в этом и вся загвоздка.

— Есть одно средство его и попробуй.

— И что это? Чары массового действия или «излучатель», какой?

— Это споры самых первых грибов. Они приживаются где угодно.

— И чем они опасны? Даже когда разрастутся, вряд ли это как-то поможет. Нужен вирус, который выкосит всех, и маток в том числе.

— На его создание нужно время, и что-то от Иного. Не кристалл, а именно плоть.

— Сложная задачка, они как паразиты используют не свои тела, и чужие личины.

— А иначе никак не получится.

— Тогда придется немного подождать с образцом. Я пока займусь их союзниками. Очень уж во многие дела, они стали вмешиваться. Причем если Падшие боги желали вернуть себе троны и власть. Маги Предела проявить себя. Иные спровоцировать, рождения нового Творца, путем всеобщего уничтожения. И все с кем они были в союзниках, прощения не заслуживают.

— Ты смотришь глобально, а не местечково — значит вырос…

— Я всегда так смотрел, но отвечал только за определенную Область. Теперь подо мной вся Сфера.

— Смотри не надорвись…

— На полпути не останавливаются. Содеянное назад не воротишь. Да я уже и не хочу. Считая мои действия, глобальной зачисткой от паразитов. А все кто только берет, и ничего хорошего не дает — паразиты.

— А как же Божественная Троица?

— Ну перегнул я чуток. Хотя они все равно тысячелетиями бездельничали, боясь, шаг ступить без просчета. Утратили былую сноровку, прикрываясь своим девизом. В общем, не лорды, всего лишь сенешали. А Сфере Хозяин нужен был…

— Ты изменился…

— Жизнь заставила. Сам я никогда не хотел взваливать этот груз на свои плечи — вынудили.

— Значит, поглядим, что из твоей затеи получится.

— Ты мне главное с душами помоги, а с остальным, я как-нибудь разберусь.

— Так уже все готово. Можно направлять уже сюда.

— Отлично, хоть в этом все гладко, без шероховатостей.

— А где не так?

— Да везде кроме случая с богами. Только их я выбросил быстро и чисто. Все остальное надо доделывать.

— Тогда чего время тратишь? Найди мне Иного. Расправься с загадочными магами, и начинай доделывать.

— Тогда счастливо. Я пошел.

Априус покинул Сияющий Чертог, и понесся к обитаемым мирам. Его доверенные лица, искали определенные цели, и он мог выбирать среди них. Пока что помощи требовал только Элур, выявивший обитель Странных магов. И Рус понесся туда, проскальзывая сквозь такие немыслимые пространства, что люди не в силах даже представить. Скрывать свое Могущество и Силу теперь было не от кого, бояться быть обнаруженным там, где не следует показываться, тоже.

С недавнего времени, он впервые за все эоны своего существования, стал полностью самим собой. Какие-либо блоки в мозгу, поставленные им самим, или вызванные помрачениями, исчезли. Теперь он помнил все. И жизнь до катастрофы, и все последующие этапы. И стал тем, кем и должен был — блюстителем Порядка, единственным в своем роде, истинным наследником Творца. Потому ему открылись самые невероятные возможности…

Он перемещался почти мгновенно, так же и мыслил, подводя итоги, анализируя, и проверяя:

— Ни в чем ли не ошибся? Все ли учел? Всех ли? С богами вышло не так уж и сложно — не те они стали за все минувшие эоны. Утратили сноровку что ли. Ведь Прежние и Падшие практически лишились той силы, что была у них когда-то. А Божественная Троица сама себя обескровила и обездвижила, если так можно выразиться. Связала себя законом, долгие тысячелетия почти всю магию тратила на поддержание «Клетки» Предателя. И не развивалась сама. Вот и итог — размякли. Настало время проверить, и их негласных противников — неведомо как, появившихся Странных магов.


Глава пятая Иные и Не ведомые маги — у ничтожить наверняка…

Априус быстро достиг нужных Областей, и вскоре был у осаждаемого замка — очередной причины его отрыва от поисков Вершителя Судеб. Но ничего тот страшен для миров, только в их последние часы, а эти вот маги, почти в любое время. Тут действительно ситуация была не ахти — на прикрывающий его воинства, невидимый купол, непрестанно лился «Черный Дождь» — та еще магическая дрянь. Гадость, истечение которой, истончало защиту ежеминутно. И Рус усилил «щит», который уже еле держался, стараясь не переступить границы вседозволенности, итак кое с кем переусердствовал.

Место, упрятанное в Междумирии, было оцеплено, но пока оцепление никто и не собирался прорывать. Воины Хорсака, былые подданные Ошун, во всем своем величии шли на приступ замка, выручая орков и гоблинов, которых привел сюда Элур. Противодействие им оказывали конкретное. Со стен и шпилей срывались шипящие молнии, били огнешарами и странными, ледяными иглами. Вообще вокруг замка, сражение было в самом разгаре. Воевали ратники, велся обмен магическими ударами — и та, и другая сторона, старалась выяснить на что, кто способен?

Но как бы, ни жестоко велась оборона, Априус почему-то был уверен — укрывавшиеся в замке маги, не показали и трети того, на что были способны на самом деле. Ведь это именно эти личности помогали Атриду в его безумном походе. Это один из них был все время при маленьком отряде Асгардца. Это именно эту девушку Априус видел в мире, откуда после пришлось выводить согласившихся уйти обитателей.

И сейчас эти мужчины, и женщина, да и их ученики, отвечали тем же, что и его люди — противопоставили грубой силе — грубую силу. Открывая все новые и новые порталы, откуда валили едва ли ни целые орды, диких воинов. А с теми, кто владел магий, вели бой на равных — им было интересно посмотреть, что дальше предпримет противник. По-своему они забавлялись, и это разозлило Априуса окончательно.

— Ну? — Оказываясь рядом, спросил он у летописца, желая выслушать короткий, основательный и четкий доклад.

— Странные, неведомые, мутные чародеи большой Силы, вступившие в сделку с Иными и еще не известно с кем…. — Вот как охарактеризовал их тот. — Все в чем-то черпают Силу — а эти не пойму никак где? Они какие-то не такие…

— Вот это-то и странно…. Ладно, главное наглухо блокировать это место, чтобы не улизнули, если надумают.

— Так мы уже. На это почитай, и потратились — подбежав, и услышав последние слова, добавила Вил. — И магически и физически препятствуем уходу, кого бы то, ни было.

— Вон даже как, тогда я вступаю в дело — хватит медлить еще работы много…

Палить, жечь или ломать он не собирался — для этого сюда прибыли живые стеноломы, да и само сооружение его интересовало мало. Другое дело те, кто в нем не просто укрывался, а хозяйничал. Холодные, жестокие, хитрые и могущественные и потому считавшее, что им все дозволено. Но не учли они в своих планах того, что в Сфере есть еще заинтересованные в ее стабильности, личности. Те, что ни смотря, ни на какие взгляды и принадлежность, просто периодически зачищают ее от всяких безумцев.

Какие бы планы не вынашивали эти маги, какими бы благими намереньями не прикрывались, они были сообща с Иными. И этого достаточно, для самого строгого приговора. Они виновны, а значит, опасны, и лучше с ними разобраться быстро.

— Элур — немедленно отводи отсюда войска — приказал Рус. — Хорсак отзови назад своих молодчиков. Поставь в оцепление этого злополучного места. Дальше мы сами….

— Есть.

— Есть.

Эльф бросился исполнять, и вскоре воины в сверкающих доспехах, а с ними орки и гоблины, стали оттягиваться назад, и Априус пустил навстречу теснившим их звероватого вида дикарям, «Белый Шквал». А дальше в ход пошла уже совсем другая магия. И в это же время, приведенные Яшей, огромные ящеры разрушили стены во множестве мест. А земля позади начала оседать, точно там скрывались пустоты. И так, не до конца проявленный мир, весь передернуло, он поплыл, пошел изгибами, Априус понял дорога каждая секунда.

— Вперед! — Приказал он близняшкам — можете не сдерживаться. Дрендом возьми на себя учеников, а мы пощекочем магов…. Яша уводи своих громил, думаю, они больше не понадобятся — всех выведи назад в миры. Ущерба быть не должно!

— Понял. Кстати, а где это Лунин?

— У него особое задание в Верхах…. Ладно, нам пора.

Не прошло и минуты, как они были уже в стенах замка, и добрались до башен. А уже обследуя покои, разряжая, или обходя различного уровня ловушки, без труда отыскали виновников всех последних бед. Странных лысых чародеев с татуированной кожей черепов, и их длинноволосую сестрицу.

Это эти трое, помимо продвижения своих безумных идей, все время еще стравливали смертных и бессмертных жителей Сферы. Но главнее зло их деяний было в союзе с теми, кто устраивал заварушки, и собирался спровоцировать Вселенную к схлопыванию. Такие личности ни пощады, ни снисхождения не заслуживали. А рассуждать «если бы», да «кабы», можно долго.

Разделившись, борцы за справедливость, направились в покои, где перебывали маги. Прошло время, потраченное на короткий поиск, и Априус с женами, как смертоносные вихри ворвались в комнаты, где находились так долго разыскиваемые чародеи. Действующие скрытно, и часто исподтишка, но в минуты опасности, готовые пойти на крайние меры.

— Осторожно — передал Априус — терпеть не могу брать замки. В них можно спрятать что угодно…

— Не беспокойся — с нами Сила.

Былые ночные фурии выбрали себе девицу, и по виду более изящного, чем его собрат, чародея. Так что Априусу достался третий возмутитель спокойствия в Сфере. А те понятно ждали их всех, но в несколько другом амплуа. Ведь эта троица привыкла сталкиваться либо с прямолинейными, и простоватыми уцелевшими Древними, либо просто с не особо умелыми, но сильными чародеями Предела. Или с теми, кто попадал в безвыходное положение. Тут же пришли те, о ком никто и ничего, как правило, не знал, и естественно не учитывал. Четвертая Сила, видевшая все Эпохи, и все мерившая своими категориями. Для них, хозяева замка, были просто очередными злодеями, не более.

Априус за долгие тысячелетия своей жизни, научился скрывать все свои умения и Силу. Не выставлять напоказ и воинское искусство. Он был без сверкающих доспехов, без меча, и в руках имел только древний, резной посох, взятый больше для вида, чем по необходимости. Приобретенную у Источника Силу, он тщательно скрывал — главный враг еще впереди, и не надо того предупреждать раньше времени…

Помимо этого, нужно было не спугнуть чародеев, и не спровоцировать тех, к применению отчаянных мер. А то, что они на это способны, свидетельствовали недавние события и забивший в Асгарде Родник. Потому просто, в любимом черном одеянии и шляпе того же цвета, с посохом в руках, Рус ворвался в заклинательные покои.

Вбежал в них, и увидел своего хитроумного противника. Маг оказался крепким, жилистым мужиком, совсем непохожим на колдуна и чародея-затворника. На нем была походная одежда, он, то ли куда-то собирался, то ли откуда-то прибыл, перед тем как Элур осадил замок. В руках ничего из оружия нет, но что-то держит замотанное в кожу.

— Чем я обязан такому визиту и штурму? Мы ведь даже не пересекались? — Вопросительно поднял бровь, ничуть не перепуганный чародей.

— Тянешь время, а сам прощупываешь — в мыслях, усмехнулся Априус — давай пробуй, никому не удавалось, добраться до глубинных слоев, а теперь так вообще…

Он шагнул навстречу магу, и высвободил накопленную посохом мощь. Маг видимо концентрировался на чем-то, потому не защитился, и его отбросило к стене. А там расплющило как раздавленную телегой, жабу. Но чародей, не смотря на это, сумел как-то слишком быстро оправиться и восстановиться.

Априус словно потеряв надежду, принялся раскручивать посох, словно тот, уже, ни на что, не годился. Чародей криво улыбнулся, сплюнул кровь, и так ответил, что стены задрожали. Но и это был лишь отвлекающий маневр, а атаковал он связующими чарами. Ему было интересно узнать, кто же вторгся в его владения? Любопытный оказался гад, и это о многом говорило. Надо было кончать с ним немедленно, и жестко, но женам нужно было тоже дать немного времени, и Априус решил немного подождать…. Подождать, и узнать — что же не успел применить этот ведьмак? А заодно и проверить кое-что…

…Кулури тем временем, по астральному отпечатку, быстро нашла второго мага. Он находился в своих покоях, и рылся в шкатулке, что-то спешно разыскивая. Одетый, как и собрат, несколько необычно для чародея, он напоминал скорее молодого профессора. Она застыла на пороге, ожидая подвоха, маг обернулся, и только сейчас смог разглядеть некую странность в явившейся сюда воительнице.

А она была уже симбиозом всех своих частей. То есть дочерью клановой жрицы из племени фурий Ночи, по имени Крике, частично богиней Нин-Хур-Сати, и женой Априуса, с недавнего момента Созидательницей — Кулуриэнь. Разгневанная богиня, кем вправе теперь могла именоваться, вынула свой однолезвийный меч дао, и без слов шагну к достающему из воздуха сияющий клинок, чародею.

Оного взгляда огненно-рыжей красавице, хватило, чтобы понять, что это за оружие. И как оно опасно даже для нее нынешней. Помимо всего прочего, этот меч делал из своего владельца выдающегося фехтовальщика. Практически повторял все умение противника, если тот превосходил хозяина в мастерстве. Если в обычной ситуации человек управляет мечом, то здесь меч управлял человеком, заставляя того принимать определенные позы, наносить и парировать замысловатые удары. В данном случае маг был продолжением меча, а не наоборот.

Движения Кулуриэнь стали соблазнительными и текучими как вода, а она сама заплясала как языки пламени вокруг чародея, проверяя его защиту умелыми выпадами. Она заставала его мужское эго, показать свое превосходство над женщиной. И он попался на уловку. Забыл о магии, с азартом вступив в поединок с красоткой, думая, если сумеет победить, сможет делать с ней, все что захочет.

Они завертелись в поединке, иногда казалось — маг берет верх, и, сражаясь таким мечом, маг, не только не устает физически, но и становится сильнее. Но за время таких успехов чародея, Кулури успела прощупать его на предмет защищающих заготовленных чар. Да он был неимоверно силен, но мгновенно делать все сразу не мог. А она могла, и, увеличив темп, начина плести свое заклятие. А тело продолжало уклоняться, разлетайка, скрывала движения, и кое-какие увертки.

Кулури делала лицо озабоченным, но иногда улыбка мимо ее воли, играла на губах — она чувствовала голод меча противника. Меч питался кровью как вампир, и в тех случаях, когда поблизости нет тех, кого можно было бы выпить, он заставлял своего обладателя убить собой, самого себя. Разорвать путы связывающие меч со своим владельцем, можно только напоив кровью. А Кулуриэнь этого позволять не собиралась, не давала даже порезать себя.

Поединок становился опасным, но вот девушка выяснила все что хотела, и атаковала магически. И пока чародей отражал воздействие пробных чар, начала сплетать уже разящие наверняка. А левой рукой тем временем, вынула из-за пояса стержень, при нажатии на скрытую пластину, превращавшийся в огненный бич. И продолжая атаковать и магией и мечом, принялась нещадно стегать своего, опешившего противника, заставляя того побегать по комнате. А меч в руке мага казалось, все больше раздражался — жертва все время ускользала. Нужно было дать ему желаемое, ведь ему без разницы — чью кровь пить.

Чародей, несмотря на свою силу и хитрость не успевал сплести ни одного мало-мальски мощного заклятия, Кулуриэнь давно научилась использовать преимущества. И вот в один миг, она улучила момент, и ее огненный кнут оплел мага…

…Вилисиль, добежала до створок двери, толкнула их изящной ножкой, те распахнулись, и она заметила стоящую у стрельчатого окна, надменную длинноволосую чародейку. Та холодно процедила:

— Надо же какое самомнение, прийти ко мне в одиночку…. Ты кто такая?

Сестра Кулури, хищно улыбнулась, и прошипела:

— Вестница смерти. Но перед тем как забрать, я надеру тебе спину, пониже поясницы… — И с порога швырнула в чародейку несложное заклятие, и немедля ринулась к ней.

Та прикрылась щитом от магического выпада, и атаковала своими заклятьями. Вил пришлось сосредоточиться на отражении, но тело по инерции продолжало двигаться. В первые мгновения, ей пришлось несладко, видимо засиделась в поместье, отвыкла слегка. Но частицы Хиноны или по-другому Астарты, взъярились, едва не завладев ей полностью. И жена Априуса, смогла отвести удары, просто разнимая заклятия на составляющие.

В ней, так же как и в сестре, соединяясь воедино, сплетались дочь ночных фурий, богиня битв и смерти, и Созидательница. И на бегу выхватывая свои парные клинки, не давая сопернице, опомнится, Вилисиль, заставила ту понять, что перед ней не просто ведьма, а хорошая мечница.

А еще Вил вспомнила многочисленные сказки, порой, рассказываемые Руниным, в которых чудесная сила некоторых существ, заключалась именно в волосах или гривах. И первое что попыталась сделать, это обрезать сопернице волосы. Ту это понятно разгневало нешуточно, и она повела рукой, приводя в действие все подвластные ей. И Вилисиль утонула в шквале смертоносных заклятий, нацеленных на то, чтобы ее уничтожить. А в придачу к этому, откуда не возьмись, появились големы и демонические твари явно недружелюбного характера.

Вилисиль сумела отразить все сразу, превращаясь практически в лунный ветер, имя которого и носила. Она заставила себя усмехнуться, хоть и скривилась от ментальной и физической боли. Клинки в ее руках, замелькали быстрыми молниями, во все стороны полетели ледяные иглы, изо рта полезли длинные ядовитые клыки, а из кобчика хвост. И загадочная чародейка тут же пожалела о своем поступке. Хвост оплел ей руки, удар рукоятью в висок отправил ее в глубокий обморок, ядовитые зубы вонзились в шею, а пара быстрых взмахов, заставила упасть наземь обрезанные пряди волос.

…Априус вертелся волчком уворачиваясь от злых шершней, натравленных на него чародеем — тому явно для чего-то нужно было время. Пришлось подыгрывать. Но вот наконец-то стало понятно, что он задумывал, перед тем, как в покои ворвался Априус. Все оказалось просто — воскресить павших воинов и чародеев. А для этого у него имелся Воскрешающий камень. Легендарный артефакт, который сама Смерть подарила кому-то из Древних в ответ на просьбу дать средство, способное вернуть ее жертвы в мир живых. Для того, чтобы возродить умершего, надо было просто подумать о нем и повернуть камень трижды в руке. Появившийся человек не будет ни призраком, ни зомби, но и полностью живым его назвать будет нельзя.

Кого хотел возродить этот чародей, Априус выяснять не стал. Он, словно воочию увидел, как разобрались со своими противниками его спутницы и летописец. Словно своими глазами узрел, как бич Кулуриэнь оплетается вкруг тела ее противника, а чары блокируют его волю, и как зажатый в руке меч чародея вонзается в его же живот. А его жена наносит последний удар, пронзая магу сердце.

В это же время пришедшая в неистовство Вилисиль, расправилась с колдуньей, которой лучше всего подходило прозвище «кикимора», и занялась големами и вызванными тварями. Дрендом же не похожий на себя самого, просто перебил своим жезлом почти всех учеников, но некоторых почему-то пожалел.

— Девочки и старый друг справились — понял Рус — теперь можно и мне…

Он призвал палицу, которой еще недавно отделывал Уахинбара, сжал покрепче в правой длани. А левой рукой, без сожаления вогнал конец посоха в живот мага и одновременно нанес и магический и физический удар. А когда маг согнулся пополам, в завершении атаки, врезал тому железной дубиной по обритой голове. Раздался чавкающий звук — череп, несмотря на чудовищную мощь чародея, на все защитные чары, проломился. Но это не обмануло Априуса — многие ведьмы и ведьмаки издавна умели восстанавливать тела, после мнимой смерти.

— Тащите их тела во двор — мысленно бросил он близняшкам — там сожжем вместе с замком — надо стереть это злачное место.

Понятно, что никто тащить вручную не собирался, телепортировались вместе со своими жертвами. Все они казалось, были уже на пороге смерти, но гибель плоти еще не означала гибель души и духа. Их свалили в кучу устроенную Дрендомом, который остался разбираться с учениками, и самых рьяных попросту прибил.

— Милый ну как мы сработали? — Поинтересовалась Кулуриэнь, бросая труп на кучу — фух, тяжелый гад….

— Ну не опозорились и то хорошо — пошутил Априус. — Надеюсь, теперь поутихнете.

— Да, размялись мы неплохо — согласилась Вилисиль — за один день столько впечатлений, сколько не было за тысячелетия. Я уже и забыла как это.

— Так нечего и вспоминать — вы теперь богини — пример для подражания. Правда, только в Империи, но…

— Да ладно тебе, мы не забываемся — ответила темноволосая красотка. — Хочется же, хоть как-то испытать новые силы в бою, а случай все не представляется.

— И не представится — всех мало-мальски мощных богов и божков, я отправил в далекое странствие…

— Ну вот, не дал даже покуражится слегка.

— Обойдетесь — теперь у вас иное предназначение.

Они стояли вокруг кучи трупов, захват был окончен, теперь требовалось все зачистить, разрушить и обезопасить. Априус обвел округу взглядом — странное место, странные хозяева, сотня вопросов, но некогда разбираться. Ведь ему много где надо быть. И везде успеть. А тут, что ж — ломать — не строить. Да и кое с чем очень хочется расстаться…

— Перебирайтесь все, пожалуй, к Куру и компании. — Сказал он немного погодя. — Они в Корчме празднуют…. Хотя нет, сначала этих вот несчастных, куда-то определите. Их очень качественно одурачили. До последнего думали что мы — отряд Божественной Троицы…

— А ты? — Разом воскликнули обе жены.

— Я тут сам управлюсь — надо дать выход злости. Мне нужна светлая голова…

— Но как же…

— Давайте без «но», есть вещи, которые лучше не знать. Да и этих лучше из вида не терять. Найдите Саяра, ему и передайте. А я сам тут все подчищу…

— Не рискованно ли это? — Вопросил Дрендом — могу напомнить случаи твоих самостоятельных выходок…

— Теперь все изменилось — с серьезным видом ответил Априус — я на данный момент в Сфере главный, и никто меня не ограничивает.

— Не стоит забывать о тех, кто тут с момента Сотворения. Если ты поломал им всю задумку, они будут в неописуемой ярости…

— Я с ними говорил, если осерчали сильно, и не прислушаются — надеюсь, мы успеем…

— Успеем все прибрать к рукам? — Усмехнулся летописец.

— И это тоже. Лишь тогда я смогу полноправно распоряжаться. А пока просто уравниваю шансы и устраняю препятствия.

— Ладно, тогда мы пошли.

— Идите, но будьте готовы — могу и позвать снова.

Априус обнял всех по очереди, словно прощаясь, и троица его спутников, вместе с оставленными в живых, учениками Странных магов, покинула это место. А он сам чуть постоял, окидывая взглядом двор, и проговорил:

— Куда же делась Велдрин? Ладно, не столь важно, найдется…

Пока все шло, как и задумывал. От богов избавился, Поедателя структуризировал, неведомых магов ликвидировал, а орден Предела переполовинил, таким образом, не дав новому поколению, появиться на свет. С Иными решение тоже появится, осталось только с Судией разобраться, и хаоситов прибить. А пока нужно все тут разрушить, и он принялся за утилизацию.

Первым делом кинул чары Огня Неугасимого, на кучу трупов сваленную во дворе. А когда погребальный костер разгорелся, и пламя начало пожирать их, превращая в прах, проследил за тем, чтобы высвобожденные души улетели новым курсом. Но не все. Суть Странных магов, в некотором смысле отражающих своим существованием Артамора, и Хануамора с подругой — названных братьев и сестру, должна была перестать существовать. Вообще!!! И не возродится никогда! Способа такого уничтожения был неизвестен, но попробовать стоило. Заодно и избавиться от частиц, что забрал в момент, когда Уроборос разомкнул пасть.

В момент отделение душ и духа от сгорающих тел, Априус разбил вместилище Силы Хаоса — кристалл, в который ее и собрал там, во Тьме, у Последней Границы. Высвобожденная Сила, была способна сожрать что угодно, но вот души, это был вопрос. Тем не менее, Рус направил ее на три плазменных сгустка, одновременно заставляя и духи магов, распадаться раньше времени.

Тут Априус перетек во вторую свою натуру, взлетел, а уже затем занялся самим замком, меняя структуру камня. И тот сложился сам в себя, расплылся и растекся, становясь огромным плоским, каменным островом. Затем подверг все это магической чистке, и, осмотрев место, подчистил еще кое-какие след. А убедившись, что все мертво во всех планах, устремился прочь.

А пока несся сквозь толщи межреальности, одна навязчивая мысль крутилась в уме — а как свою силу получают хаоситы, если Пробои запечатаны? После использования Силы вечного противника Порядка, этот вопрос не давал покоя. Видимо те, кто являлся человекоорудиями Лордов Хаоса, знали какие-то тайны. И еще через миг, Априус спросил мысленно:

— Охтар, ну как там дела с подмастерьями Хануамора?

Гном отозвался с некоторой заминкой, учитывая расстояние, даже для мыслесвязи требовалось время.

— Да сказал пару «ласковых» на первом языке подгорного народа, вроде вняли. Но глазками так и постреливают — не понравился выбор.

— Это хорошо, если бы сразу переметнулись — грош им цена. Предложи встать под твою руку.

— Ну не знаю, такие мордовороты служат только одному вождю…

— А ты объясни им перспективу. И пригрози в шахтах сгноить, если будут хорохориться.

— Пригрожу, а пока дал время подумать, пока Мэлдир с остроухими словами перекидывается. А те упрямятся, носы воротят — мы, мол, ученики великого бога, и не будем в сторонке стоять, когда он в опасности.

— Передай им всем, что их повелитель тю-тю. Как и Тронное Царство. Улетел в Хаос — если знают как, пускай следуют за ними. Только помягче, а то шут их знает.

— Хорошо сейчас огорошу.

— Ну с этим вопросом понятно, а что там хаоситы? Вы обнаружили мир и место?

— Да, нашли, да только это и не мир вовсе. И не планетоид. Осколок какой-то разрушенной планеты. Причем обустроенный. Но издалека похож на огромную каменюку, каких немало летает, потому мы и не смогли найти сразу. Если повезет тут все недобитки и прячутся. Уж больно их погоняли всех в последние века, вот и тихарятся.

— Понятно снова понадобятся летучие полки…. Тогда так — дожидайся смену, и на «Версаре» к своим полкам. Так Харею и передай. Экипаж тот же — И уже другим своим ставленникам: — Ингольд, Таурион — вместе с эльфийскими отрядами, двигайте на помощь Мэлдиру.

— Что делать там?

— Склонить ваших собратьев и других учеников Хануамора к сотрудничеству. Или если не получится — перебить во избежание…

— Понял.

Априус еще немного подумал, и позвал недавно вышедших из боя военноначальников:

— Киан! Передохнули?

— Да, какой тут отдых…

— Тогда отбери лучших воинов — нужен десант. На драконах снова полетите.

— А Картус знает?

— Сейчас узнает…. — И уже другому своему ставленнику: — Картус!

— Я весь внимание.

— Бери на драконов, воинов, которых сейчас отберет Киан, и веди свой драконий полк, к полкам Охтара, они нашли хаоситов.

— Понял. Выполняю.

Менгафара, Априус звать не стал — его дюжину сильно потрепали, отойдут не скоро, потому решил снова использовать птерозавров.

— Яша — позвал он — ты у меня не поскучаешь. Бери своих «летунов», и вслед за Картусом. Его надеюсь, отыщешь. Или разыщи котопсов, что ушли с Охтаром, вы их вместе подкармливали.

— Но птелоясчелы устали…

— Так много и не надо, пошлем их как разведчиков. Главное не опоздай.

— Холосо. Сцяс отбелу и слазу туда.

— Давай, «Версар» уже в пути.

Отправив все, нужные для осады обломка, отряды, Априус наполовину расслабился — выявить врага, это уже полдела сделано. Осталось только ликвидировать. И проблемой будет только Судия, под видом всеобщего спасителя, расхаживающий по мирам. Все остальные, кто надо, выявлены и устранены.

А пока отряды двигались к точке обнаружения хаоситов, Априус решил раздобыть для Мэйзана, хотя бы кусочек плоти Иного. И для этого не обязательно было выявлять следующее «гнездо», достаточно было наведаться в древние храмы, которые сейчас разрушались повсеместно. Но не в любой из них, а только находящийся в мире, который, в свое время, наметили для себя их временные союзники. Те же подручные Падших богов, слуги Поедателя, или Мессия. Такие миры были, и не один, вот в них, и стоило искать.

Он спустился в сравнительно небольшой мирок, не волшебный, но и не лишенный магии. Жители, как видно, скрываясь от неведомой беды, ушли жить на равнины, и берега широких рек, а в лесах остались старые храмы их предков. Со временем туда перестали наведываться самые отчаянные смельчаки, и никто не знал, что там творится. Леса стали непроходимыми, покрылись какой-то отталкивающей слизью деревья, и про старые капища забыли.

А капища-то были старыми, но не разрушенными, и более всего напоминающие уединенные монастыри. Со стенами и охраной, пусть и малочисленной. Кому там поклонялись и кого почитали, можно было только догадываться. Априус отыскал по фону, нужный ему храм, и направился туда. Бегло осмотрел — камень сооружения старый, почти не обработанный, но не рассыпавшийся от времени. Все сооружение окружено частоколом, у калитки дежурит странная фигура в плаще, из-под капюшона, видно какое-то безликое лицо.

Охранник понял все сразу, притворяться не стал, и в сторону Априуса поползла его удлинившаяся рука, превратившаяся в змею. Рус усмехнулся — с такими изменениями, он сталкивался не раз, просто огрел палицей хозяина, и прошел мимо него, играя странствующего паладина. Открыл калитку, окинул взглядом дворик, и направился к высокой башне, напоминающей колокольню.

Ему тут же попытались преградить путь еще два безликих, но не преуспели, упав замертво. А он, не останавливаясь, вышиб дверь, и взлетел по лестнице. Но быстро осмотрев помещение, никого там не нашел. Потому пришлось спускаться, и искать вход в подземелья. Вскоре Априус нашел истертые ногами и временем ступени, ведущей вниз лестницы, и спустился. Затем быстрой походкой, прошел по мрачным ходам, и освещенным факелами залам, до конца.

Вот тут-то глубоко под землей, и находился алтарный зал, в котором был с десяток существ. Именно существ, потому что на людей они походили мало. Длинные рясы скрывали тела, но движения чересчур плавные, слегка замедленные, точно в трансе. Но главное дальше за ними, установлен большой кристаллический обломок. Огранки и обработки никакой, словно так откуда-то притащили и поставил. Но внутри пульсирует жилка, камень не мертв, а значит, возможно, в нем, кто-то заключен.

Жрецы или кто там были эти служители, взволновались, в руках у каждого появились странные живые посохи. Ни те, что превращались в змей, или сгибались в колесо, нет, они просто были как ровные щупальца, с шевелящимися отростками на конце. Камень тоже приготовился защищаться, засветился, его окутала пелена, а к жрецам пошли извивы энергии.

— Чувствуешь сволочь — конец тебе скоро — скривил губы Априус. — И вам тоже, гадюки иноверные.

В его руках появился рунный посох, не имевший ни наверший, ни сильно заостренных концов, и он принялся раскручивать его как шест. Априус рассчитывал взять тварь живой, и потому старался усыпить бдительность всех, скрывая Силу, и притворяясь странствующим монахом. Шаг, уклон, удар торцом, затем хлесткие удары обоими концами посоха, но это так, для отвода глаз, тело дралось, разумом же, Априус тянулся к изумрудной глыбе. Магию Рус, применял на самом слабом уровне, сам же исследовал природу Силы, отдаваемую камнем.

А к нему тянулись шевелящиеся, живые отростки, преследовали волны жгучей, злой энергии, как он не вертелся. Больше тянуть было нельзя, и Априус начал драться уже серьезно. Разметав жрецов, а кого-то и вовсе отправив к праотцам, он приблизился к обелиску. Иной или нет, но внутри явно что-то было, и его требовалось достать неповрежденным. Прыгнув прямо к зеленой глыбе, в которой как в янтаре, укрывалось нечто, ни на кого непохожее, Априус еще в воздухе поменял посох, на палицу. Замах, удар, и ее отбрасывает неведомая Сила, что вызывает всего лишь усмешку. Далее он прибавил и своей мощи, и пробудил силу, накапливаемую все время, пока