Владимир Георгиевич Буньков - Дневник научного работника

Дневник научного работника 6M, 1273 с.   (скачать) - Владимир Георгиевич Буньков

Дневник научного работника

Владимир Буньков, 1999г


1987

Сегодня 30 декабря 1987г. – последний рабочий день уходящего года. Вчера было много дел: утром с 930 до 1200 семинар с диссертацией Самодурова; с 12 до 17 ездил за отзывом на свою рукопись, поданную на конкурс Жуковского; с 1730 до 1900 партсобрание.

В эти минуты решается судьба конкурса. В 15 час в музее Жуковского состоится заседание Жюри – об этом я знаю, потому что вчера, когда я был в музее Жуковского, как раз в это время секретарь Жюри Семёнова Надежда Матвеевна договаривалась по телефону: «Наташенька, передай Свищёву, что заседание обязательно состоится и ему делать доклад». Надежда Матвеевна – это древняя старушка (на вид ей около 80 лет). Я всегда считал её директором музея, да оно по существу так и есть, но официально она является начальником сектора истории развития авиации.

Так я и не понял, почему в Жюри просрочили направление на рецензию мою работу. Один отзыв: от завода Микояна, - пришёл вовремя, а второй (полагается два) протянули до крайнего срока: 25 дек.,- и уже только 28 дек. утром мне звонит проф. Смирнов А.И. и ставит в известность, что с него просят отзыв, а работы нет и письма нет. Тогда я звоню Семёновой. Она: «Буду Вам благодарна, если Вы организуете отзыв от Александра Ивановича Смирнова, а то я никак не могу дозвониться в МАИ до Юрия Алексеевича Рыжова». Я отвечаю: «Ну конечно! Теперь Рыжов академиком стал. А отзыв Смирнова я организую и завтра Вам привезу».

Конкурс Жуковского. Надо было мне попытаться ещё лет 10 назад, да я как говорится, был не в курсе. Многие из моих однокурсников уже лауреаты и об этом я узнал только сейчас. Например, Игорь Мельц рассказал, что он получил золотую медаль ещё шесть лет назад, причём трое в Жюри были «за»: Бюшгенс и двое главных, которые его хорошо знают, а двое, в том числе Дородницын – «против».

Я задумался о конкурсе Жуковского в 1985г, когда второй раз получил премию ЦАГИ (за 1984г) за систему КС-1. Тогда рецензентом был Фролов В.М. – он и посоветовал. Вскоре независимо от него то же посоветовал и Галкин М.С. И вот в 1986г я решил попробовать. За полгода написал нечто вроде монографии и, уйдя в июле в отпуск, оставил на подпись начальству. Но эта рукопись оказалась очень трудной для чтения – она так и осталась неподписанной до конца года, а срок подачи на конкурс – до 7 ноября. Только в конце декабря Попов подписал её, не читая. Галкин в ответ на мою просьбу продвинуть отчёт только разводил руками (а как обнаружилось потом, он сам в это время подал свою работу на тот же самый конкурс).

Настал 1987г – год гласности и перестройки, и я решил более решительно пробиваться на конкурс. В октябре как-то обсуждались итоги квартала и разные конкурсы, и тогда я стал просить, чтобы меня выдвинули на конкурс Жуковского. Галкин шепнул мне, что бесполезно пытаться, так как работа не отредактирована и за монографию не сойдёт. Ну и что – пусть это будет обобщающий отчёт! Наконец Фомин и Галкин уступили – это было 19 октября, а 23 окт. уже собирался Совет ЦАГИ по выдвижению на конкурс Жуковского. Фомин Г.М. как начальник отделения выдвинул там мою работу. Всего было подано четыре работы: от НИО-1, НИО-8 и потом ещё с запозданием послали Лазарев (от НИО-10) с Замулой (от НИО-3). Итак, теперь наступила гласность, и впервые на конкурс Жуковского стали посылать после обсуждения всем коллективом (а раньше об этом знал только президиум НТС). 22 октября Фомин созывает расширенный НТС с докладом моей конкурсной работы. Я доложил кратко и чётко всего за 35 мин (мог бы и за 20), но по просьбе Фомина дополнительно рассказал подробнее.

Дальше началось оформление бумаг. Я проявил полное невежество в определении статуса своей работы. Всего было 220 стр. плотного текста - здесь собрано всё, чтобы в будущем можно было разобраться во всём без меня. И я посчитал это учебным пособием. Но как мне заметили, учебное пособие можно писать, не создав ничего нового. Может это монография? Нет, т.к. почти ничего не издано. Может обобщающий отчёт? На Совете ЦАГИ Сычёв сказал, что на конкурс можно подавать что-либо на уровне новой теории, но никак не меньше. И тогда (спасибо Аркаше!) в аннотации и в заглавии появилась впервые строка «Теория флаттера крыла», после чего Фомин одобрил: -Во! Это уже ближе к делу! Только лучше написать не «крыла», а «летательного аппарата с крылом малого удлинения». Теперь-то я уж и сам поверил, что метод многочленов это действительно новая теория.

И вот машина завертелась! 3 ноября я отвёз все бумаги в Музей Жуковского: три копии рукописи, аннотации – тоже три, и выписку из решения Президиума НТС ЦАГИ за подписью Г. П. Свищёва и секретаря Л. А. Яковлевой (в этой же выписке краткое содержание). Секретарь Жюри попросила у меня список возможных рецензентов, и я ей дал таких: 1. МАИ, кафедра строительной мех. и прочности ЛА, Зав. каф. акад. И. Ф. Образцов. Исполнитель А. И. Смирнов.

2.ВВИА им. Жуковского. Каф. строит. механики. Нач. каф. дтн Морозов В. И. Исполнитель Пономарёв Ан. Тим.

3. МЗ им. Сухого, отв. рук. Симонов М. П. Исп. Белянин Н. В.

4. МЗ им. Микояна, ген. конструктор акад. Беляков Ростислав Апполонович, исп. нач. отд. Баранов Н. И.

5.НПО Молния – Лозино-Лозинский, исп. Охотников.

6.НПО Машиностроение … - со всеми исполнителями я договорился заранее.

А машина крутится дальше. Сычёв назначил объединённый семинар ЦАГИ по аэродинамике и аэроупругости на 13 ноября, чтобы обсудить работу и самому с ней познакомиться. Секретарь семинара Рубан А. И. (кстати, зять нашего Фомина) расклеил объявления по ЦАГИ и предупредил, что вместо Сычёва будет Нейланд. Но 13 ноября и его тоже не было, так как все они были заняты выборами в Академию Наук (выборы были грандиозными: 84 академика и 172 член-кора, в том числе от ЦАГИ прошли Селихов и Нейланд – в член-коры).

Семинар пришлось проводить почти без аэродинамиков: их было около 15, а прочнистов около 60. Всё прошло нормально. У меня было 4 плаката и 36 слайдов. По заверению Галкина доложил я чётко и ясно. Потом целый месяц было затишье. Вдруг 14 декабря звонит Наташа Михайлова от Микояна и говорит, что работу на рецензию направили к ним и чтобы я созвонился с Барановым. Назавтра Коля Баранов по пути на заседание Учёного Совета МФТИ заходит ко мне, и за один час я ему всё объяснил и вручил ему макет отзыва. Я ему сказал: «Ты будешь подписывать отзыв, а генеральный – утверждать». Теперь уже известно, что от Белякова пришёл в Жюри прекрасный отзыв, – это вчера об этом сказал Сычёв нашему Галкину, который поделился этим со мной, когда мы с ним шли с партсобрания домой. Михаил Сергеевич также просил Сычёва посодействовать, но тот ответил, что это зависит не от него, а от главных конструкторов (сейчас посмотрел на часы: 15 час. 36 мин., - значит там, в Москве в музее Жуковского уже началось заседание Жюри). А здесь в ЦАГИ тишина и даже в коридоре не играет музыка, хотя наступило время зарядки, – наверное, считают, что пора идти по домам: Новый год.

Что же решат академики? Как бы не ошиблись! Ведь и они ошибаются – ошибся же академик Дородницын, допустив разнобой в развитии вычислительных систем – и вот в результате тысячи научных работников в стране сочиняют свои системы или пытаются приспособиться к самоделкам своих коллег… Если не присудят, то хотя бы дали какую-нибудь рекомендацию, например, направить на конкурс Макаревского. Ну а если совсем ничего – тогда надо вести себя как Анатолий Карпов: настроиться на реванш в будущем.


1988

4 января 1988 года, понедельник – первый день работы после Новогодних каникул. В Новый год я катался на лыжах. Лыжи и ботинки у меня всегда наготове, хотя я катаюсь раз в год. Этим лыжам и ботинкам уже 34 года – лыжи потрескались, а одна уж заменена, но, наверное, хватит до конца. А вот у Германа лыжи дорогие и красивые, но он почти не катается, да и Ване не даёт. Так вот – катались мы втроём: я, Виктор Немиров и Жора Замула. Всех вытянул Виктор. Между прочим, разговорился с Жорой о конкурсе Жуковского – он ведь тоже подавал, только я в одиночку, а он – втроём. Жора оказался совсем не в курсе, как там всё происходит, и тогда я ему всё рассказал, и он приуныл: «А можно подавать повторно на следующий год?» Зато он мне рассказал, как много лет назад премию Жуковского получил Фролов с Украинцевым. В тот год в Жюри было много споров между аэродинамиками и поэтому премию решили отдать прочнистам, что за всю историю случалось очень редко: Стрелков, Макаревский, Фролов, да и то серебряную медаль, а золотую решили не присуждать. Сегодня Соболев и Поповский уже спрашивали меня, какой результат конкурса, но официально результат должны объявить 16 января после утверждения в министерстве. Поповский пошутил: «Ну, хоть есть что утверждать?»

Пока я описывал конкурс, вокруг меня кипела работа. Мы приступаем к переходу от БЭСМ-6 (Быстродействующая Электронная Счётная Машина) на Labtam. В прошлом году на курсах изучили операционную систему RSX-11 (для VAX). Потом по книге – систему СР\М. Сегодня Соболев сказал, что всё это не годится – надо изучать UNIX (юникс). НЭН (Набиуллин Э. Н.) изучил Фортран-77, РАА (Рыбаков А. А.) – Фортран–4, сейчас изучает наследие Костромина (кое-где нашу методику уже перевели на Фортран).

Сейчас 16 час. Только что сообщили: серебряная медаль!

7 января 1988 года, четверг

Итак, тягостные хлопоты сменились приятными делами: вчера отвозил в Музей бумаги, необходимые для оформления процедуры утверждения премии Жуковского. Свищёву понадобилась аннотация для доклада на коллегии министерства (МАП). Я отдал секретарше (Надежде Матвеевне) два варианта: на полстраницы и на целую страницу. Она предположила, что, наверное, короткий вариант предпочтительнее, но на всякий случай взяла оба. Она же рассказала подробности о конкурсе. Оказывается, в Жюри 17 человек (насчёт Рыжова Ю. А.: он ещё не в Жюри, так как в академики выбран только что). На заседании присутствовало 11. Что касается моей работы, то за меня голосовали единогласно и это редчайший случай. Премия Жуковского когда-то была 75 тыс. руб. (в те годы Сталинская премия была 100 тыс.). После реформы 1961г она естественно стала 7500. Потом её сократили вдвое, потом ещё раз и теперь она стала 1875. Что касается серебряной медали, то полагающаяся к ней премия равна половине золотой, т. е. 937 руб. Надежда Матвеевна от всей души радовалась за меня и тут же сообразила: “Вы хоть и серебряный лауреат, но получите больше, чем каждый из трёх золотых». Золотая медаль за “Горение и турбулентность”- совместная работа ЦАГИ и ЦИАМ, авторы Кузнецов, Сабельников, Прасковский. Через неделю будет торжественное заседание в Музее Жуковского с докладами лауреатов. Рекомендуется уложиться в 20 мин. Это вроде Нобелевской лекции.

Вчера в 14 час. в кинотеатре «Мир» посмотрел фильм Э. Рязанова «Забытая мелодия для флейты». Фильм оказался не совсем такой, каким его рекламировали. Оказалось, что бюрократическая система – это не главное в фильме. Это только фон, который всем нам хорошо знаком и без фильма. На этом фоне разыгралась драма загубленной души. Татьяна Догилева – в блеске! Я бы присудил этому фильму сразу два Оскара: и Догилевой, и Рязанову.

Фомин передал мне заметку о работе Виноградова из Риги – это в связи с «изобретением» Вожегова Н. И.

8 января 1988 года, пятница. Наш сектор с Нового года приступил к изучению Фортрана. Эдуард изучает Фортран-77 с декабря, Алексеич –

первую неделю. А сегодня мы изучали систему ЮНИКС на машине ЛАБТАМ под руководством Юры Долбнева, который уже освоил несколько операционных систем. Трудность овладения новой системой в том, что все учебники на английском языке. Такие вещи даже на русском тяжело усваиваются, а на чужом трудно сосредоточиться, да и возраст уже не тот: мне через два месяца будет 56 лет, а НЭН и РАА – по 47. Что касается меня, то за свою жизнь я прошёл уже две компьютерные эры: эру логарифмической линейки и механического арифмометра и эру ЭВМ. Ещё в студенческие годы во время выполнения дипломной работы в 1954–55г мы считали на флаттер с тремя степенями свободы. При этом много помогали техники, из которых до сих пор ещё работают Венедиктова и Колобаева. Электрический арифмометр «Мерседес» грохотал целый день. Потом в 1961г освоили ламповую ЭВМ под названием М-20. Команды были трёхадресные. В 1970 освоили БЭСМ-6, команды стали одноадресные. Система команд на БЭСМ-6 очень привлекательна и потрясает своим совершенством. Пожалуй, эта система лучше, чем Ассемблер.

Сейчас перед нами стоит новый перевал, самый грозный, и его надо преодолеть. Силы кончаются, возникает хроническая усталость, а работы предстоит на много лет. Надежда на НЭН, РАА и Мосунова (Кузьмина не в счёт, так как у неё родился четвёртый ребёнок). Нужно не просто создать программы на Фортране (Ф77), а систему, которая бы заработала на всех заводах с любыми компьютерами.

9 января 1988 года, суббота. Выходные дни в ежедневнике надо тоже заполнять. Звонил Павловцу Геннадию Андреевичу: «Здравствуй, Гена…», «Здравствуй, Володя…». Он начальник НИО-2. С их семьёй мы знакомы давно. Десять лет назад, когда наши дети были маленькие и болели, детский врач Светлана Гавриловна Павловец лечила наших детей (болел Ваня). Два года Ваню держали на диете. У него что-то было с почками, хотя до сих пор тот диагноз остался под сомнением. Помню, тогда эта Светлана зашла к нам домой навестить пациента и заодно познакомиться и попить чаю. Я был поражён её безграничной любознательностью и интересом ко всему: она с ходу просмотрела все мои стереодиапозитивы – это несколько часов. Потом она прослушала множество музыкальных записей. И никакой усталости! – по-видимому, работа врача приучает к великому терпению и внимательности. Однако эту Светлану я видел всего один раз в жизни. А вот её мужа я вижу часто, когда возвращаюсь с обеда, а он идёт на обед. Живут они в доме, где Галкин: дом 14 по Ломоносова и где мы жили до 1977г. Кроме того, я вижу, что Павловец дружен с Галкиным. Знаю также их сына Андрея, который, как и наш Ваня учится на первом курсе МФТИ. Сейчас сессия – они сдают пока на тройки.

10 января 1988 года, воскресенье. Особенно тяжело даётся учёба Ване. В воскресенье Ваня пошёл к 9 часам на ФАЛТ на консультацию по физике и заодно сдать задания. А оказалось, что консультация была в субботу. Ванин характер – полная противоположность моему. Вечно он не знает, когда какие уроки. На лекции опаздывает почти каждый день. Увлекается взрывами (селитра, бумага и т. п.), а задания откладывает на последний день. А Павловцу я звонил из-за конкурса Жуковского. Дело в том, что два года назад он в соавторстве с Микеладзе получал премию Жуковского и должен знать, какие там правила с «нобелевской» лекцией. Он всё рассказал: сначала золотой доклад делал Микеладзе, потом был серебряный доклад. Оба по 20 минут. Плакаты надо сделать очень хорошими, «фирменными» – два, три. На чёрной бумаге не годится! Срок ещё не назначен. Обычно бывает 16 января, но это будет суббота. Отсюда поедет автобус с членами НТС ЦАГИ и желающими, в том числе родственниками. Из ЦИАМ тоже. Я ещё собираюсь позвонить Мельцу и выяснить, бывают ли там академики и насколько серьёзно надо делать доклад. Я в своё время в 1986г попал на торжественное вручение премии Макаревского, которая присуждается раз в три года, и первая была присуждена за 1985-й год коллективу от ММЗ им.Мясищева: Каримову, Сугакову, Цыганову, Ширинянцу и от ЦАГИ Иерусалимскому. Гонорар 1000 руб, т. е. по 200 руб. Тогда заседание возглавлял д.т.н. Фролов Владимир Моисеевич. Всё было очень скромно и весьма формально. Боюсь, что и теперь так же будет и поэтому не хочется переделывать мои четыре плаката на чёрной бумаге, но раз так надо, то придётся. Кстати, в тот первый раз, в 1985г, я тоже пытался попасть на конкурс Макаревского, но Фомин меня отговорил и настроил меня на премию ЦАГИ. Зато, как я узнал на днях, кроме Каримова и компании, там принимал участие в конкурсе и Амирьянц. Он мне рассказывал: «Очень жалко – хорошая работа была! Но, к сожалению, премию дали Каримову и Стучалкину». Я ему ответил, что насчёт Стучалкина он ошибся, так как его заменили Иерусалимским, а Стучалкин в тот раз отказался.

Ещё раз приходится признать, что в те годы с гласностью было не всё в порядке, если даже участники конкурса не всё знали друг о друге.

11 января 1988 года, понедельник. Сейчас 10 час. 50 мин., иду в спецчасть заполнять план на первый квартал и направить материал об околозвуке на имя Булычёва. Заодно зайду к Чернову А. А. – ведь он, как и я с Нового года стал видеолюбителем (только я уже три года, а он сейчас). Я ему помог приобрести ВМ-12 за 1100 руб. вместо 1200.

12 января 1988 года, вторник. Типичный рабочий день в эту зиму. Около 10 утра приезжают с завода им. Микояна: Ира Мизинова, Наташа Михайлова и Тамара Белобородова. Все – по одиночке. Мизинова к Рыбакову, Михайлова и Белобородова к Мосунову. Ко мне иногда (один, два раза в месяц) приезжает Саша Колоцей, реже Олег Охотников – оба с НПО «Молния». Ещё: Воробьёв А. А., Ермаков В.П. с МЗ им. Ильюшина. Бурцев А.Н. (реже Белянин Н. В.) с МЗ Сухого. И ещё много народа… но об этом потом.

Эдуард поделился впечатлением об ЭВМ Лабтам. Говорит, что через двадцать минут работы с дисплеем тупеешь. Непривычно. Я согласен с ним: на БЭСМ-6 было всё предельно ясно, как таблица умножения. Была таблица команд: около 60 команд – простых и ясных. Мы владели ими как родным языком. А здесь число правил значительно больше. Короче говоря, возможностей больше, но правила сложнее. Всё равно, что перейти от автомобиля к вождению корабля или самолёта.

Сейчас узнал у Чижова: оказывается, премию Жуковского 1972г давали на четверых: Макаревскому, Чижову, Французу и Корчёмкину с вручением золотой медали Макаревскому, но торжественный доклад при вручении премии делал Корчёмкин.

Советовался с Мельцем насчёт «нобелевской» лекции. Он говорит, что надо обязательно написать красивые фирменные плакаты. На чёрной бумаге мелом – не годится.

13 января 1988 года, среда. И вот я решил заказать художникам два плаката. Из моих чёрных, если объединить, то получится два стандартных. Мои вертикальные 1000х1600мм написаны мелом. Если объединить по два, то это будет 2000х1600, но стандарт 1500х1200. Значит, надо уменьшить 4:3. Оформил в плановом бюро заказ, завизировал у Стрелкова и в спецчасти (у Демидова) и пошёл к Полеву. Сергей Александрович Полев работает теперь неполный день: с утра до 13 час. Ему 73 года. Я с ним в хороших отношениях благодаря экскурсиям (не помню точно: кажется, в Пермь и Ленинград). Но по службе я с ним дела не имел, потому что плакаты пишу всегда сам, но на этот раз решил воспользоваться служебными услугами. И вот мы обсуждаем с ним мои чёрные плакаты, вместо которых надо сделать красочные. Он меня спрашивает, что на (этом) плакате главное. Я отвечаю, что надо срисовать, как есть. Но он возразил, что Георгий Петрович Свищёв внушил ему, что обязательно на каждом плакате должно быть выделено главное: «Мне надо докладывать на сессии АН (или коллегии министерства), а я не могу понять, что на этом плакате главное». Наконец мы с Полевым договорились, а потом обсудили жизнь вообще. На мой вопрос, почему он не уходит на пенсию, он ответил, что не отпускают – некем заменить. Очень жалеет, что перестал работать Жуковский Клуб Диафильма (я действительно уж третий год как закрыл этот клуб, – он действовал 18 лет, но всё держалось на энтузиазме одного человека). Плакаты обещали сделать к 18 января, они раньше и не понадобятся, так как на этой неделе торжественное заседание заведомо не состоится.

14 января 1988 года, четверг. Позавчера в 1430 заседал НТС. Утверждали (вернее рекомендовали) новых начальников: Стучалкин – начальник отдела №1, Райхер - №2. А также рекомендовали Короткова на должность научного сотрудника (прошёл год после защиты). Заседание вёл Галкин, так как Фомин в отпуске и к тому же болен.

Меня вызывают в военкомат для снятия с учёта. Два дня искал военный билет, а оказалось, что его прибрала на память Ирина, так как осенью я выложил его дома, заявив: «Больше никогда не понадобится!» Итак, сняли с воинского учёта, а военный билет выдали на память.

Художники закончили мои два плаката. Между прочим, казалось бы, черновики были совершенно ясные, но художники всё равно кое-что поняли не так, например, на элероне стояли две точки на оси вращения (два маленьких кружка), но они посчитали это отверстиями, и получился вместо элерона кусочек сыра с дырочками.

Сегодня видел на улице Кузьмину с ребёночком в коляске. Рассказал ей цаговские новости. Я предполагал, что она теперь на много лет застрянет дома с четырьмя детьми, но она возразила, что скоро снова выйдет на работу, потому что сидеть дома с детьми надоедает – трудно. Действительно, она дома отстала от всех новостей, например, не знала, что начальника куста прочности Селихова А. Ф. выбрали в член-корреспонденты АН СССР и даже про Нейланда (нач. НИО-8) тоже не знала, что и его выбрали, хотя они дружат семьями.

15 января 1988 года, пятница. Сегодня я шёл на работу в 740 - ведь в отличие от прежних лет, когда я выбегал из дома в 805 - 809 и едва успевал до звонка, теперь я выхожу пораньше, не торопясь. Дело в том, что вот уже три года, как по утрам я перестал ходить за молоком. К тому же на работе с 750 начинают играть в блиц, а я заядлый болельщик. Вот и сегодня играли Фаянцев, Рыбаков и Венедиктов. По утрам ставят по три минуты, а в обеденный перерыв – по пять. Играют с подсказками. Без подсказок продержались всего около двух лет, когда Сопов организовал культурный шахматный клуб. Тогда за явную подсказку штрафовали: 1 рубль, а за неявную, например «делай ничью», 50 копеек. А теперь снова всё по старому: крик, шум, дым. Я борюсь против курения. Без смущения останавливаю любого и прошу удалиться: «В зале курить нельзя!» (зал – это наш коридор). Постепенно все стали уважать порядок и курят только в уголке у открытого окна. Нарушают и прячут сигарету в рукаве только: Орлов, Ягольницкий и Рудковский. А Венедиктов – тот вообще курит в открытую.

Итак, сегодня под занавес Рыбаков обыграл Фаянцева. Я болею за Фаянцева, потому что он играет лучше всех, особенно если без подсказок. Ещё хорошо играет Алфёров, но он приходит раз в месяц, и растерял квалификацию.

По пути на работу утром встретил Петра Георгиевича Карклэ и стал советоваться с ним насчёт алгебраического обеспечения для ЭВМ. Я недоволен тем, что каждый вынужден стать маленьким системщиком. Пора бы в стране сделать единую систему, но Петя возражал: « Надо сделать единую в масштабе НИО-19, а в масштабе страны и министерства – с этим дело хуже».

16 января 1988 года, суббота. Масса волнующего материала в газетах! Особенно в ЛГ. Вот статья в ЛГ от 9 дек – о диктатуре Сталина. Многие читали это с большим волнением, например, М. А. Перетягин, который в юности пережил 1937г – казнь врага народа Бухарина и т. п. 12 янв было интересное совещание по вопросам прессы и искусства в деле перестройки. Надо бы запомнить, кто в стране является ведущими в этом деле: М.Н. Алексеев – гл. ред. ж. «Москва», В. А. Коротич – «Огонёк», С.П.Залыгин - «Новый мир», Г. Я. Бакланов - «Знамя», К. Ю. Лавров – театральный союз, И. Д. Лаптев – «Известия», П. Н. Федосеев – вице-президент АН СССР, В. В. Чикин – « Советская Россия», В. М. Фалин – «Новости», В. Г. Афанасьев – «Правда», Э.Г. Климов – кино, В. В. Карпов – союз писателей, А. А. Ананьев – журнал « Октябрь».

А сколько запланировано выпустить в «Роман-газете»! – «Зубр» Даниила Гранина, «Дети Арбата» и т. д. Почта не справляется: мне должна была прийти открытка из магазина «Электроника» о видеомагнитофоне ВМ-12, очередь на который мы с Виктором занимали год назад. Так вот, она была отправлена из магазина в декабре: штамп Москвы «2 янв», а пришла в Жуковский 12 января. А между тем уже шла очередь №8500, а моя была №8208. Пришлось написать заявление о задержке открытки на почте и срочно ехать в магазин, так что 13-го с 1000 до 1420 на работе меня не было – любимая игрушка важнее. А в тот же день вечером пришла запоздалая открытка, - пусть она останется на память.

17 января 1988 года, воскресенье. В пятницу пытался дозвониться до Мельца, но его всё нет на месте, а потом я вспомнил, что по пятницам он на физтехе и вообще, как оказалось, он был в доме отдыха. Я хотел расспросить его о денежной стороне конкурса: как выдают премию – по частям или целиком, сразу или через полгода (как премию ЦАГИ), с вычетом или без вычетов, в кассе или переводом по домашнему адресу.

В субботу 16 янв ко мне должны были приехать: Ан. Фёд. Серкин, школьный друг, со своим коллегой Н. И. Вожеговым, изобретателем, которому я обещал посодействовать ещё осенью. Его изобретение: уменьшение аэродинамического сопротивления крыла за счёт специально организованных колебаний. В ЦАГИ на это никто не клюнул, кроме Столярова Глеба Ивановича, аэродинамика из НИО-15. Но Глеб Иванович очень занятый человек и, наверное, придётся встречать гостей без него. А вообще это изобретение – из серии вечных двигателей. Причём, этот Вожегов ссылается на авторитет книги Винорадова из Риги, но наши деятели: Г. М. Фомин и Виктор Эм. Баскин, - в своё время (25 лет назад) раскритиковали эту книгу. Г. М. дал мне черновики тех лет, и я познакомил с ними Вожегова.

Действительно, они приезжали. Вожегов отдал мне под расписку программу испытаний. Оказалось, решение, если оно существует, ему неизвестно – его надо искать. Другими словами, неизвестно ничего: какое крыло, какие углы атаки и амплитуды колебаний и махания и фазы. В общем, кроме мечты ничего нет! Авантюра? Но у американцев уже целый институт создан по машущему крылу (об этом ему написал один учёный в ответ на ЮТ, 75, №6)

18 января 1988 года, понедельник. Беспокоясь о линейной алгебре для ЭВМ: кто в стране должен этим заниматься, - хотел поговорить с братом (Коля – он ведь начальник вычислительного центра, т. е. НИО-17), но Эрик Сармин (Эрнест Ник.) отсоветовал: «Ни твой брат, ни академик Дородницын не в курсе дела (тот просто отстал от этого)». Тогда я предположил, ни связаться ли с новоиспечённым член-корром В. В. Воеводиным (с ним я много общался в 1970-х по линейной алгебре), на что Сармин ответил, что это, пожалуй, вернее, но пакет программ по линейной алгебре уже есть от МГУ (хотя Воеводин из МГУ уже ушёл). Сармин показал, что в ЦАГИ есть восемь пакетов программ по линейной алгебре, в том числе наилучший пакет от бригады Паши Бабикова (из физтехов). Всего в ЦАГИ имеется шесть аналогичных бригад (кстати, в пятницу утром было выступление одной такой бригады – по аэродинамическому расчёту на больших углах атаки).

Сейчас, в 10 час будет семинар авторов: Брянцев, Лёвкин, Парышев, Крапивко – экспериментальная работа. Заседали с 1000 до 1225. Брянцев: полигармоническое возбуждение (качающиеся частоты, но с удалением спектральных хвостов). Лёвкин: об испытаниях в трубах. Крапивко: обобщающие замечания.

В обеденный перерыв, как всегда успел вернуться к шахматам (в 1310). Играли на двух досках: в классе А – Венедиктов, Рыбаков, Жмурин, Сабанов (он стал играть лучше). В классе Б: Минаев с Карклэ. Рудковский успел поиграть в обоих классах, но везде проиграл. Злостно курили в средине зала Жмурин и Лёня Ким.

В 1430 – проверка комиссии цехкома работы нашего отдела за IV квартал. Позвонив в музей Жуковского, узнал, что торжественное заседание состоится в пятницу 22 января в 1630.

19 января 1988 года, вторник. Соболев вручил мне описание пакета американских программ IMSL (International Mathematical and Statistic Libraries). Кроме того, есть пакет NAG, который Юра Долбнев вписал в Лабтам (а тот – на Эклипсе). Поражает изобилие разновидностей программ, например, умножение матриц – около 20 программ. Мне предстоит разобраться с пакетом и дать рекомендации Эдуарду.

В 1030 приехал Саша Колоцей «на секунду» – мы с ним просидели час. Пока я ещё не разобрался (по его просьбе) с формулой Шибанова, связывающей парциальную частоту элерона с частотой элерона в системе.

Я агитировал Лыщинского и Булычёва участвовать в конкурсе им. Макаревского, но Соболев возражает против этого, так как у них не оформлена обобщающая работа.

С 14 до 1530 учёба на Лабтаме – идёт тяжело. А Эдуард уже научился.

1530 –1630 – проверял формулу Шибанова: оказалась правильной и очень хорошей. Но! Как оказалось в следующие дни, я ошибся!

1630-1730-заседание общества трезвости. Приходил Андрей Чигрин – председатель институтского общества трезвости. Он сказал, что Москва очень недовольна, что у нас малый рост числа членов. Вот на Коломенском заводе 2000 членов общества трезвости!

Радио-женщина (диктор цаговского радиоузла), встретив меня на улице, сказала: «Я опять спутала Вас с Вашим братом. Ваш брат получил премию Жуковского, а я подумала, что Вы». Но остановила меня она не зря, потому что мне предстояло выступить в радиогазете.

В 1706 захожу в здание, а Каширин идёт домой и удивляется, почему я иду на работу, а я ему отвечаю, что до конца работы(1727) ещё долго. Он удивился – у него часы испортились – и вернулся. А ему около 80!

20 января 1988 года, среда. С утра обсуждали с Эдуардом и Рыбаковым особенности наших новых (будущих) программ. Дело в том, что в Фортране-77 все массивы задаются заранее в главной программе и поэтому, когда в расчёте пойдут конкретные размеры матриц, то в SUBROUTINE следует указывать одновременно и конкретные и резервные, так как столбцы матриц разбросаны по резервным местам, а не вплотную, как было у нас в машкоде.

В 9 час вызвал Галкин (он сегодня замещает Фомина) с моей монографией – сейчас идёт проверка за IV квартал, и Галкин решил на институтской комиссии похвастать ею. Но оказалось, что на ней стоит 1986г, а отчитываться надо за 1987г. Тогда он приказал вырвать титульный лист и заменить новым названием «Теория флаттера ЛА с крылом малого удлинения. 1987г.» (а было «Применение метода многочленов в расчётах на флаттер. 1986г.»). Как раз под новым названием она и подавалась на конкурс.

С 1000 до 1040 консультировал Ермакова с завода им. Ильюшина по поводу моих программ КИ+ГО в КСГ. Потом до 11 писал этот дневник. Потом 10 мин шла зарядка, которую из всего коллектива на двух этажах (это около 60 человек) делают только двое: я и Перетягин, - уже четыре года (он ещё раньше). Зарядкой я спасаюсь от радикулита, а вот мой друг Чернов Саша уже страдает радикулитом, несмотря на то, что по выходным ездит на курган кататься на горных лыжах.

В 15 час, - сообщил Политов В. В.,- состоится президиум НТС по обсуждению итогов за IV квартал (1 место Довбищуку, 2 – не помню). А в 17 час Андрей Стюарт назначил заседание партбюро, я в партбюро уже четвёртый год: два года отвечал за народный контроль и ещё два - за основную деятельность (вместе с Агеевым и Фоминым).

21 января 1988 года, четверг. Вручил Столярову Глебу Ивановичу (НИО-15) программу исследований от изобретателя Н. И. Вожегова. Тот обещал разобраться.

Вчера на партбюро сидели с 1700 до 1830, сначала прорабатывали партгруппоргов за то, что они редко проводят собрания своих партгрупп. Когда отчитывали нашу парторганизацию в парткоме и горкоме партии, в числе прочих недостатков отметили слабую активность партгрупп: проведено всего по 7 собраний (но если честно, то четырёх не наберётся). С дружиной тоже стало хуже, это из-за того, что отменили льготу: раньше за 12 выходов на дежурство в дружину (ДНД - Добровольная Народная Дружина) добавляли к очередному отпуску три дня, а теперь этого нет, - вот и снизилась активность. На этот год объявили, что за 12 выходов будут давать премию 40 руб, и поэтому есть надежда активизироваться. Решили в следующую среду 27 янв провести очередное партсобрание. В повестке будут три простых вопроса, в том числе за мной доклад о целесообразности создания в НИО-19 Совета трудового коллектива. По закону это должно произойти в 1989г, когда вступит в силу закон о государственном предприятии и будет введён хозрасчёт. Однако ходят слухи, что такие советы (СТК) уже созданы в НИО-2 и НИО-3.

По поводу торжественного вручения премий Жуковского выяснил, что ни президиум НТС ЦАГИ, ни Учёный Совет пока ничего не знают об этом мероприятии (звонил Яковлевой Лидии Аф., Шерстнёвой М.И. и Петунину Ан. Н.). Боюсь, что все надеются на Учёный Совет ЦИАМ, так как золотая медаль за 1987г уходит туда: Кузнецову Вадиму Ростиславовичу. Позвоню ещё референту Соловьёву А-ю И..

22 января 1988 года, пятница. Оказалось, что референт Соловьёв Алексей Иванович уже уходит на пенсию, а на его месте новый: Мочалов А.Пав. (по поводу инициалов: у меня одной буквой обозначается самое распространённое имя, например, «И. П.» означает Иван Петрович, но если написано «А-й Пав», то Алексей Павлович). Мочалов сослался на Учёный Совет. Звоню снова Семёновой (это вчера утром), она возмутилась, что в ЦАГИ никто ничего не готовит, и обещала всё устроить. И действительно, после обеда звонит наша секретарша Зина: «Мария Ивановна (из Учёного Совета) просит представить список желающих ехать на торжественное заседание. Автобус будет в 1430 от парткома. Отвезут и привезут обратно». Значит всё в порядке. От НИО-19 записалось 10 желающих: Гусак, Булычёв, Лыщинский, Сабанов, Назаренко, Дорохин, Фомин (он, кстати, должен ехать как член Учёного Совета), Ерёмин, Емельянов, Амирьянц. Вчера оформил пропуск на вынос двух плакатов. Делается это так: пишешь на имя зама (Мачигина), несёшь в канцелярию, получаешь там бланк и идёшь с этим бланком и плакатами сначала к Стучалкину (или Галкину), а потом в спецчасть.

Я ещё не успел дома рассказать Ирине о премии Жуковского, а уже соседи начали её поздравлять. Оказывается, жена Лыщинского Люся (мы живём рядом) рассказала другой соседке Неле, а та дружит с Ирой. Теперь придётся Ирину брать с собой на торжественное заседание. Боюсь, что она наложит арест на денежки, я же давно запланировал их на видеомагнитофон (всё обошлось, внезапно Ира стала доброй).

23 января 1988 года, суббота. Сбегал на лыжах вокруг леса.

И вот торжественное заседание позади. Автобус Икарус подошёл точно в 1430, а в 1600 были уже на месте в музее Жуковского. Гостей было много – полный зал (не битком конечно, но все ряды были заняты). Всем раздали пригласительные билеты с распиской в книге посещений Музея. В президиуме заседали от Жюри: академик Свищёв (он и вручал медали и дипломы), академик Дородницын и учёный секретарь жюри Семёнова Надежда Матвеевна (ей оказалось 88 лет). Заседание называлось: «Чтения им. Н. Е. Жуковского – 1988г». Программа чтений: вступительное слово председателя жюри конкурса им. Н. Е. Жуковского, начальника ЦАГИ Г. П. Свищёва.

Сообщения лауреатов конкурса за 1987 год:

   1. Турбулентность и горение – В. Р. Кузнецов, А. А. Прасковский, В. А. Сабельников.

   2. Теория флаттера летательного аппарата с крылом малого удлинения. В. Г. Буньков.

Первым докладывал Кузнецов (золотая медаль). Поэт: «Ещё в возрасте шести лет я любил смотреть на огонь…» и в том же духе 15 минут. У него было несколько слайдов. Слайды скучные: одни формулы, - но, в общем, доклад был приятным на слух.

Второй доклад был мой (серебряная медаль). У меня всё было наоборот: плакаты были очень красивые, впечатляющие, но доложил я сбивчиво, так как боялся затянуть время, часто смотрел на часы, так что уложился в 13 минут. По–моему все понимали: это формальность…

24 января 1988 года, воскресенье. …со мной ездили Ирина и Гера. Гера помогал мне развешивать плакаты, а потом снимать их. Поздравления начались после докладов. При вручении медалей кому-то даже преподнесли цветы. От Микояновского завода были: Баранов, Михайлова, Лебедева, Махлин. Юля Лебедева подарила мне букетик нарциссов, и мне стало неудобно, потому что Ира сидит в стороне, а цветы преподнесла другая женщина. Когда ехали в автобусе, то из записавшихся не было ни одного нормиста, а Фомин так вообще до музея не доехал и вышел из автобуса раньше, но я на него не в обиде, потому что он и так очень много мне помог в написании аннотации.

В воскресенье не утерпел, чтобы не исследовать медаль. На медали фамилия лауреата выгравирована, а всё остальное – рельефное. Измерил вес и объём. Вес 74.5 г, объём 7.05 см3 – по приближённому расчёту или 7.35 см3 –по вытеснению в воде, для чего я сделал из листов стекла специальный мерный сосуд вроде плоского микро аквариума: вертикальная щель шириной между стёкол 5мм…Короче говоря, удельный вес у меня получился 10.3 г\см3, а серебро имеет удельный вес 10.5. На другой день Ваня, молодец, удивился, что я придумал такой громоздкий способ измерения удельного веса медали и предложил (наверное, вспомнил из школьной физики) простейший способ: взвесить медаль на нитке один раз в воздухе, потом – в воде. Разность будет равна объёму. Вот и всё. Тупею к старости. Потом я сходил к Мельцу. Его золотая медаль за 1980г (соавторы: Воейков, Гревцов) весит 103г, объём я не смог точно померить, удельный вес получился примерно 12, что соответствует 375-й пробе.

25 января 1988 года. С утра заполнял этот дневник, подробно и много рассказывал о торжественном заседании - примерно то же самое, что написано в дневнике, но больше – о конкурсе и нашем отделении вообще. Потом приходил Галкин посоветоваться по поводу развития ЭВМ в НИО-19 и в отрасли. Я ему ответил, что это сейчас самое больное место в развитии расчётов в отрасли, и что я умудрился об этом сказать даже в докладе на вручении премии Жуковского, тем более что в первом ряду сидел академик Дородницын, имеющий непосредственное отношение к этому, как директор ВЦ АН СССР. Я сказал в докладе, что огромное значение для внедрения нашей теории флаттера в отрасли имела БЭСМ-6 с единой системой, чего недостаёт сейчас, так как в отрасли начался разнобой в вычислительных средствах и системах. Я имел в виду ЕС-1055, VAX, Labtam – везде разные системы с трудными переходами от одной системы к другой.

Звонил Фомин утром, извинялся, что не пришёл на торжественное заседание, но я его успокоил, что там народу было и так достаточно. Кстати, от Учёного совета было только двое: Глеб Владимирович Александров и Жданов (имя не помню), а от ЦИАМ –только один.

В 1430 состоится Президиум НТС – решать, кому какие премии за четвёртый квартал. Вл. Ив. Сопов, уезжая в длительную командировку, оставил свой доклад о совете трудового коллектива. Радио-женщина (Евгения Дмитриевна) просит зайти в радиоузел для передачи о премии Жуковского.

Итак, закончилась двухлетняя борьба за медаль Жуковского. Всё-таки полгода я писал: с января до июля 1986г. Потом остаток года пытался выдвинуть свою рукопись на конкурс, – не пропускали, держали все: Попов, Соболев, Галкин. Потом с октября 1987г снова начал хлопотать, стараясь успеть к 7 ноября. Теперь – конец.

26 января 1988 года, вторник – Эдуард каждый день работает на Labtam. …кстати, по поводу премии Жуковского. Тогда же, после торжественного заседания в зале, где проходят заседания семинара Белоцерковского, все лауреаты спустились со второго этажа на первый и в бухгалтерии получили свои гонорары: я, в частности, получил 811руб 12 коп, что составляет 937руб 50коп за вычетом налога 13% и ещё взноса 4руб 50коп (наверное, за гравировку фамилии на медали). Те трое получили около 540руб каждый. Почему я об этом пишу? Пройдут годы и эти цифры забудутся, как забыл Севка Смыслов, сколько он получил в 1962г на пару со Стрелковым С. П. . Он говорит, что примерно по тысяче, но точно не помнит. Помнит только, что доклад читал по бумажке вместо заболевшего Сергея Павловича. Потом по доверенности получил обе суммы (медаль золотую – само собой) и уехал на Куровской электричке по другой дороге. Он спохватился на станции Хрипань и оттуда шёл пешком по полям и лесам (зимой ночью!). Говорит, что жена Сергея Павловича тут (в Жуковском) чуть с ума не сошла, всё беспокоилась, куда делся Смысов,– ведь по телефону ей сказали: встречайте Смыслова с золотой медалью и премией. Сама медаль стоит больше тысячи! В те годы может быть и не очень дорого, а сейчас, пожалуй, больше двух!

С утра ходил в радиоузел к редактору: Евгении Дмитриевне Ткачук.

Она уговаривает выступать по радио лично, а я просил, чтобы она сама читала текст. Сошлись на передаче в форме интервью - через неделю. Но вообще мне это дело не нравится, потому что такие выступления звучат по радио очень монотонно.

В 16 час состоится партбюро, к которому я готовлюсь весь день, так как завтра мне предстоит выступать на партсобрании о создании совета трудового коллектива (СТК). Пока же такая работа проводилась в НИО-3 (там энтузиаст некий Фомин В. П. , а у нас Сопов В. И.), но Кутумов предупредил, что есть постановление ЦК и СМ об ограничениях в оборонной промышленности.

27 января 1988 года, среда. Взяли у Орлова книгу Р.Готье «UNIX».

Вчера в партбюро заседали с 1600 до 1815. Сначала давали рекомендации двум рабочим на должность начальников бригад. Вместо Жарова начальником бригады будет Морозов, а вместо Алёшина – Пахомов. Обоих представлял и характеризовал наш заместитель начальника отделения Конс. Сер. Стрелков. Оба бывших начальника уходят с должности начальника по собственному желанию с сохранением оклада, (это обстоятельство настораживает: тут скрыта какая-то комбинация в пользу общего повышения зарплаты). Потом разбирали коммуниста М. С. Галкина – о невыполнении им решений партсобраний. Но Галкин пытался пустить партбюро по ложному пути, начав подробно перечислять свои заслуги: «Член четырёх учёных советов, член ВАК, член Советско-Французской комиссии, …созданы вычислительные комплексы Соболева, Бунькова, Турчанникова…», - но секретарь партбюро Стюарт Андрей Викторович его перебил примерно так: «Не надо вешать лапшу на уши, а надо объяснить, почему не выполнено решение партбюро о проведении НТС по поводу экспериментальных исследований в трубах, срок второй квартал 1987г (ответственный Галкин)?» Галкин просил отсрочку до мая (итого год), но настояли на марте.

Потом отчитывался Паша Алексеев – редактор стенгазеты. После того, как Евсеев отказался и перешёл в цехком (и оттуда исчез), в стенгазете остался один Паша. Паша работает уже много лет и просит денежной помощи на краски и кисти: 51руб в год. В канцтоварах у завхоза почему-то всего этого нет. Решили подумать, не удастся ли эти деньги добыть из фонда премии НИО-19 за первое место.

И, наконец, выступал я о создании Совета трудового коллектива (СТК) в НИО-19. Я рекомендовал изучать в партгруппах состояние перестройки в стране, не сужая этот вопрос рамками ЦАГИ, о котором ожидается специальное постановление – надо обождать до средины февраля.

28 января 1988 года, четверг. Изучаем UNIX по книге Р. Готье...

Вчерашнее собрание было длинным, бестолковым и утомительным. Снова долго говорил Галкин о своих заслугах. Говорил очень тихо (я бы сказал, доверительно), так что еле было слышно. Галкина обсуждали с 1730 до 1820 . Много шумели. Многие требовали от партбюро впредь не давать невыполнимых поручений (Галкину, в том числе). Когда Людмила Иосифовна (Борозна) потребовала в решении «указать Галкину» на срыв выполнения решения к июню 1987г о проведении НТС по экспериментальным работам в трубах, то нашлись защитники, в том числе Аркадий Фёдорович Минаев: «Наука – это дело НТС, а не парторганизации!» …В общем, кончилось тем, что при закрытии собрания многие, например Кузнецов О. С., кричали: «Указать партбюро на недопустимость таких собраний!» Особенно были недовольны заключительным вопросом, который докладывал я: о создании Совета трудового коллектива. Оказалось, что я не так понял на партбюро совет не размазывать, а сказать коротко. Вот я и сказал очень коротко о решении ЦК и СМ от 20дек №1471 о том, что в предприятиях оборонной промышленности закон о государственном предприятии не действителен. Вернее, я оставил это напоследок, а сначала прочёл краткую лекцию о законе вообще в стране. Я думал, это будет интересно, но я не учёл, что все уже устали после рабочего дня и получасового шума на собрании. И вообще некоторые кричали, что это давно уже всем известно, а когда оказалось, что «ЦАГИ это не касается», то совсем взорвались: зачем тогда было нужно выносить этот вопрос на собрание! (НТС – это Научно-Технический Совет, НИО – это Научно-Исследовательское Отделение).

И сегодня утром продолжали шуметь в коридоре. Я, например, согласен с Поповским: одно дело постановка задачи о хозрасчёте (всенародном), а другое дело – будет ли от этого результат. Но считаю: раз закон принят, то надо стараться.

29 января 1988 года, пятница. Эдуард работает на Лабтаме.

С утра, как всегда, была игра в шахматы. Утром блиц играют по 3мин, а днём по 5мин. Сегодня я болел за Валерия Фаянцева, но он проиграл Рыбакову. При этом шутили: «Зря сагитировал их играть в 814 – за одну минуту до звонка!» (звонок в 815). Потом полчаса как всегда шумели по поводу перестройки. Там на четвёртом этаже в коридоре после шахмат собирается 10-14 человек, и все спорят – стихийная дискуссия. Сегодня бурно обсуждали новый закон о магазинах «Берёзка». Суть в том, что владельцы чеков могут остаться ни с чем. Шалаев их очень защищал, что это не спекуляция, а нормальная компенсация за тяжёлые условия работы в Африке, Афганистане, где купить нечего, а чеки остаются неиспользованными. А я раньше думал, что это спекуляция, так как ещё два года назад можно было выменять 100 чеков за 150рублей, осенью – за 200, а сейчас якобы за 250.

Потом обрушились на общество трезвости – тут все на меня! Особенно Поповский. Все считают, что корень пьянства не в продаже водки, а в социальной несправедливости. В результате секретарь Горкома КПСС Ю. Н. Шогин, как уверяет Рыбаков, вынужден сейчас ездить по разным инстанциям и добиваться поставки водки в город Жуковский. И вообще в эти дни всюду гудят как в улье. Читали в «Правде» о преступлениях генерального прокурора Вышинского, осудившего в своё время (в 1930-х) на смерть верного ленинца Бухарина. Много шумят о спекуляциях так называемых кооперативов.

Фомин вызывает меня с плакатами – ему предстоит читать лекции для руководящего состава во вторник 2 февраля о флаттере.

Сейчас 9час 35мин. Просмотрел «Учёные Записки» №5 за 1987г, потом «Тех. Информацию», и пора продолжить конспектировать книгу Готье о Юниксе (вчера уже треть освоил).

30 января 1988 года, суббота. Сегодня рабочий день и у Лили, и у Вани. Лиля как всегда встала в 645 . Это происходит так: в 640 звонит будильник «Слава» (с питанием от батарейки), я тут же выключаю тумблер дистанционного управления и толкаю Ирину. Она встаёт и идёт будить Лилю, а потом варит. Будильник Слава работает у нас исправно уже 20 лет. Это потому, что он стоит под плексигласовым колпаком на специальной настенной полочке в кухне на высоте двух метров. К нему идут провода дистанционного управления с тумблером. Если тумблер не выключать, то будильник будет звонить дважды в сутки. Тумблер подведён к кровати, чтобы не вскакивать с постели для его выключения…

Итак, Лиля в 730 начинает завтракать, Ирина кормит её манной кашей или лепёшками под названием «дрочёна». Через 10 мин она убегает на работу. Она преподаёт во втором классе школы №7 в Колонце. На этот раз она обещает вернуться в 17час – значит, вернётся в 20. Так и было! Оказалось, что она с обеда до вечера оформляла стенды: что-то вроде плакатов. И ей помогала шесть часов подряд её подруга Наташа Устьянцева. А у Вани экзамен по физике.

31 января 1988 года, воскресенье. Ваня первый раз пытался сдать физику 27 января. Со всеми вместе он не сдавал, так как его не допустили из-за несданных заданий. Он всю осень халтурил. На первую лекцию он почти всегда опаздывал. Дома вместо занятий обычно готовил взрывы и дымовуху (дымовуха –это бумага, смоченная в растворе селитры и высушенная на батарее). Обломовщина. Ирина его избаловала. По утрам приходится будить его в течение полчаса, иногда безнадёжно. Соображает медленно и неохотно. Всё смотрит телевизор, но если его спросить, о чём была передача, то он уже не помнит. Итак, вторую попытку ему разрешили 30 января. На первой попытке он не смог решить такую задачу: по наклонной плоскости длиной L и углом наклона A скатывается цилиндр радиусом R. Определить время скатывания и ускорение. На второй попытке его спросили уравнения теории относительности. Уравнения он написал (формулы), а вывести не смог (говорит, вывод не требуется). В результате опять двойка и приглашение сдавать теперь в третий раз: 6 февраля. И опять он целое воскресенье смотрел телевизор и немного катался на лыжах.

Я в эти выходные на лыжах не катался из-за морозов и приятелей (правильнее сказать, из-за хобби). Сначала Шагов попросил скопировать для него две видеокассеты. Из его двух чистых японских одна оказалась фальшивой, так как там была намотана советская лента фабрики Шостка, причём намотана слоем внутрь. Потом Костя Дурынин попросил сделать для него согласующее устройство для телевизора, что отняло у меня целиком всю субботу. За это он обещал мне подарить микросхему ТВА540 (в своё время Шалаев привозил мне из Чехословакии несколько таких МС, но я по глупости распродал их по три рубля – по себестоимости, а теперь жалею).

Итак, кончился январь, а я ещё не бросил это занятие – заполнять дневник. Но я же взял на себя обязательство заполнять каждую страницу ежедневника. И вот уже надоело, а прошёл всего лишь один месяц из двенадцати. А там впереди ещё отпуск, а за отпускные дни ведь тоже надо заполнять. Когда наступит отпуск, придётся писать про хобби. В прошлый отпуск сначала ездил с Ваней в дом отдыха Соколова Пустынь. Путёвки были льготные: по 9руб. Потом сидел дома и осваивал телевидение. Переделал один из своих трёх телевизоров: Рубин-Ц266 в систему ПАЛ-СЕКАМ. Сначала у нас было два ТВ: Рубин –Ц202 1984г и Рубин-Ц266 1986г. Поскольку 202-й мне переделали на ПАЛ ещё в марте 1985г, а видеомагнитофон я купил с рук у Аркадия (друга покойного Георгиева) в феврале 1985г, то я подумал, почему бы для практики овладения теорией телевидения не переделать мой 266-й с помощью микросхемы ТВА540 (Шалаев мне привёз из Чехословакии 4 шт., да ещё два кварца нужной частоты: 4433619гц, МС по 3руб, кварцы по 12руб). А потом телевизор, который окажется лучше, оставлю себе, а другой продам – желающих достаточно. А пока куплю третий телевизор для гостиной, где ТВ смотрит вся семья: Ирина и трое взрослых детей. И купил. И это тоже оказался Рубин-Ц266. Теперь в гостиной 266-й, а у меня в подвале, где я устроил мастерскую – она же зрительный зал, два ТВ: 202-й и 266-й. Смотреть сразу два телевизора очень удобно. Например, по левому (Ц266) идёт программа Время, а по правому (Ц202) какой-нибудь видеофильм. Так вот и провёл в подвале три года. Стереофотографию забросил. Джазовые записи тоже. А ведь ещё 4 года назад всюду ездил на джазовые концерты с тяжёлой аппаратурой (40кг) и много записывал. И накопилось 300 катушек джазовых записей.

1 февраля 1988 года, понедельник. Семинар с 930 до 1100. Доклад Ларькина о шимми главных стоек колёс тяжёлого самолёта. Ларькин приурочил свой доклад к годовщине смерти Виктора Станиславовича Гоздека. Идеи хорошие и очень своевременные, так как раньше самолётостроителей беспокоили только носовые стойки шасси, а в последнее время появились неприятности и с главными стойками. Задавали много вопросов (Минаев, Крапивко, Рудковский). С интересом обсудили: выступали Минаев, Ягольницкий, Крапивко, Галкин. Немножко поругали за плохие плакаты. Оказывается, эти плакаты на чёрной бумаге он писал в выходные дни, но комендант якобы выгнала его из ЦАГИ (наверное, засиделся допоздна).

Интереснее и содержательнее всех выступает на семинарах Валерий Николаевич Поповский. Сегодня он в частности потребовал от М. С. Галкина, как руководителя семинара и заместителя начальника НИО-19 по динамике, почему программы частотных испытаний не согласуются со всеми подразделениями, в том числе с шиммистами, иначе не надо было гадать, какие частоты стоек шасси и их жёсткости.

Также он заявил, что разговор о РДК (Руководство Для Конструкторов) стал беспредметным, так как в РДК теперь невозможно поместить программы для ЭВМ из-за отсутствия в отрасли единой системы программного обеспечения и быть не может, потому что вычислительные средства всюду разные. Что касается программ для РДК, так я ещё 15 лет назад всем говорил, что вставлять их в РДК бесполезно, так как программы всё время меняются. Время жизни отдельных версий программ меньше, чем время нахождения рукописей в издательстве. Поэтому я считаю, что вместо РДК самый лучший способ – это как делаем мы: тиражируя ежегодно сборники программ (у нас они называются СПАРФ-70, 71, …84) в количестве от 20 до 50, рассылаем их оперативно (попросту, передавая из рук в руки) по разным заводам и секторам ЦАГИ.

2 февраля 1988 года, вторник. Сегодня наш начальник Г.М. Фомин в 930 читает лекцию о флаттере для руководящего состава ЦАГИ. По этому поводу он вызывал меня в 14час с двумя моими «нобелевскими» плакатами. Я ему советовал построить свою лекцию на основе пяти составляющих: 1) расчёты по балочной теории, 2) по методу полиномов, 3)эксперимент на дозвуке, 4) сверхзвук, 5)идентификация. Но у Фомина был уже свой план лекций, построенный на задачах отрасли: 1)Самолёты ИЛ-86 и ИЛ-96, 2)Высотный истребитель, и т. д. – так понятнее для начальства. Тем более, ему уже принесли плакаты с самолётами ИЛ-86 и т.п.

Изучая новое дело, я начинаю с педантичного составления схем, инструкций. Вот и сегодня я продолжил рисовать тушью красивую таблицу команд для UNIX. Потом я эту таблицу размножу и раздам.

В 16час наш партгрупорг Лёня Лущин провёл собрание партгруппы с самоотчётами коммунистов Бунькова и Лыщинского – о наших вкладах в дело перестройки. Намечали отчитываться по 10мин, а просидели до 17час. Обсуждение дела перестройки прошло бурно. Что касается меня, то я веду специальный блокнот, в котором конспектирую важные статьи из журнала «Коммунист» или такие события, как совещание в ЦК за две недели перед июньским (1987г) пленумом ЦК или «Закон о государственном предприятии». Я считаю, что наши коммунисты должны больше внимания уделять не цаговским делам перестройки, а общегосударственным, поскольку ЦАГИ это дело коснётся мало, и вообще это дело общегосударственное, так как хозрасчёт должен быть глобальным, иначе это просто игра в хозрасчёт. (И в самом деле, в последующие годы ЦАГИ заглох только из-за того, что заглохла авиационная промышленность).

Вызывает радио-женщина. В основном здании висит молния «Поздравляем лауреата премии им. Жуковского Бунькова…»

Командированные с завода им. Микояна: Абрамов Г. А-й и Коновалов А. А-й пытали меня с 1040 до 1205 – как бы использовать метод полиномов в расчётах прочности. Наташа говорит, что этот Абрамов скачет с места на место.

3 февраля 1988 года, среда. С девяти часов до десяти (ровно час) занимался статьёй Бориса Брянцева. Брянцев два года назад был вынужден уйти из НИО-19 в НИО-24, которое предназначено для создания аэродинамического центра в Ульяновске к 1995 году. Борис Дмитриевич примерно с 1945г. Он много лет занимался идентификацией с целью создать методику безопасных флаттерных испытаний, «дофлаттерных испытаний». И действительно, он создал такую методику, можно сказать теорию. Но вот примерно с 1980г наш Михаил Сергеевич (наш, значит это не тот, который Горбачёв) вдруг стал исследователем по идентификации, написал статью и легко продвинул её в печать, потом доложил её на конференции в Риге и в Париже. Написанные им формулы на мой взгляд не только не решали проблемы идентификации, но и вообще были абсурдны. Но, будучи учёным с мировым именем, он легко затмил Брянцева и тот сильно обиделся, особенно когда Галкин сунул ему под нос свою статью по идентификации (естественно, основополагающую). Да тут ещё при создании нового сектора, начальником сделали не его, а Карклэ, хотя вся инициатива дофлаттерных испытаний исходила от Брянцева. Дело в том, что у Брянцева не очень приятный для начальства характер. Тогда он ушёл на должность начальника сектора в другое НИО. А ведь сейчас повисли в воздухе возможности эксперимента в АДТ-128. Кто будет этим заниматься? Брянцев бы смог.

Таблицу для UNIX я закончил. Получилось красиво – всего один лист.

Теперь надо изучить редактор Vi, транслятор F77 и оболочку SHELL.

4 февраля 1988, четверг. С 1000 до 1150 президиум НТС. В этом году в президиуме кроме начальников отделов (Дорохин, Чижов, Минаев, Соболев, Ильичёв, Логунов) и заместителей (Галкин, Стучалкин, Стрелков) добавили ещё и докторов наук (я, Амирьянц, Райхер).

В этот раз было много волнений, но всё закончилось мирно. Решали вопрос о размещении ЭВМ Labtam. Пока есть одна машина и она стоит в отделе Логунова. Но куплено две машины: одна для пристройки, а другая для основного здания (для нормистов). Но у нормистов уже подготовлено помещение для ЭВМ и решили эту первую машину перевезти туда. Наши все разволновались, особенно, Поповский, потому что первую машину освоили пока флаттерщики во главе с Юрой Долбневым: Набиуллин, я, Мосунов и Рыбаков. И ещё: Соболев со своими работниками Борисовым и Орловым, а также Коля Клюкин и Алёша Чижов (сын профессора Чижова).

Решили так: Чернов освобождает две комнаты и поскольку почти всё готово, то можно через два месяца переезжать. К тому времени возможно придёт второй Лабтам (в мае) и тогда и переезжать не придётся, так как вторую ЭВМ можно сразу ставить на новое место. Если же перевозить, то это займёт одну неделю и будет дисплейный зал на новом месте. Нам будет даже удобнее и ближе. Так всё и обошлось.

Вечером заседание партбюро с обсуждением работы п\б на год.

Вчера выхожу из ЦАГИ в 18час (задержался на шахматах), а часовой говорит: «Только что выходил ваш брат». А он шёл ко мне в гости.

5 февраля 1988 года, пятница.

В партбюро вчера обсуждали три вопроса: 1) Подготовка к собранию по итогам года. Решили до 11 февраля провести собрания партгрупп с обсуждением, кто и как будет участвовать в хозрасчёте. 2) За срыв деятельности дружины строго указать Григорию Галлямову и обязать возобновить деятельность. 3) Письмо в ЦК о приёме в партию интеллигенции. А также информация о 25-летии НИО-19. Фомин предложил много мероприятий, в том числе коллективный выезд в дом отдыха на выходные дни в Володарку.

С 9 до 10час – Бурцев А. Н. с завода Сухого – насчёт расчёта Су-26 (это выдающийся спортивный самолёт) хвостом вперёд. Это понадобилось из-за того, что при сваливании на хвост этот самолёт входит во флаттер. У Бурцева странно получается: он все исходные данные переписал, поменяв ось Х задом наперёд, а частоты изменились. Пока мы с ним ничего не смогли найти , и он поспешно удалился на электричку 1020 (последняя) искать ошибку.

1140 – Эдуард, заинтересовавшись проблемой Бурцева, нашёл остроумный способ, как не меняя исходных данных, можно повернуть самолёт задом наперёд (в программе КС). Для этого надо в СП-134 изменить перфокарты 10 и 21. Звонила Нина Григорьевна из планового бюро с просьбой написать заметку в годовой техотчёт ЦАГИ за 1986г! – остался долг за отчёт инв.№3187 – это как раз та «Теория флаттера», за которую мне дали премию Жуковского.

Обзвонил всех партгрупоргов: Жмурина, Лущина, Быкова, Кравцова, Ермакова, Сёмина, Макарова, Штанникова, - по поводу проведения собраний в отделах до 11 февраля, а общее собрание намечено на 16, т. к. Фомин с 17 уходит в отпуск (ему дают путёвку в дом отдыха).

С 1600 до 1730 состоялся семинар в зале заседаний парткома по вопросам перестройки и хозрасчёта. От нашего отделения было двое: я и Сопов – он энтузиаст перестройки, а я – из любознательности (а может сознательно, как член партбюро). За полчаса до этого позвонил мне Стюарт и попросил меня сходить туда вместо него, а я ответил, что как раз собираюсь идти туда.

На этом семинаре мы надеялись услышать разъяснения о совете трудового коллектива, но ничего нового в смысле постановлений ЦК и СМ не было. Зато выступил один представитель от некого НПО, которое работает на хозрасчёте уже два года. Там 400 сотрудников. СТК состоит из двух секций: 20 человек от администрации (это НТС!) и 20 – от бригад и отделов, т. е. от рядовых работников. Председателя нет, вместо него на каждое заседание заранее выбирается новый ведущий. Работать стало труднее, потому что каждый месяц денежные расчёты с банком и прочие хлопоты.

Семинаром руководит Н. И. Хвостов. Я его хорошо знаю (физтех), последний раз мы с ним вместе ездили на экскурсию в Алма-Ату в средине ноября на 3 дня. От той поездки остались яркие впечатления:

1) Из-за непогоды подолгу сидели в аэропортах: в Москве, Фрунзе, - в общей сложности половину всей экскурсии. 2) Высокогорный каток в Медео – это был единственный тёплый солнечный день, а остальные – дождливые и со снегом. 3) Знаменитые бани в Алма-Ате – они были построены при Кунаеве для знати, а теперь туда ходит простой народ. Однако, билеты дорогие: в турецкую баню 10руб, массаж 10руб.

Потом после семинара я зашёл в гости к Саше Хало. Он за несколько дней до этого взял с меня обещание зайти к нему на новоселье. Он работает на ЭМЗ им. Мясищева уже 12 лет, и благодаря такому большому стажу ему дали жильё в хорошем доме: ул. Горького 4. Большая комната в огромной квартире, где кроме него есть ещё две семьи: 2чел и 1чел. Коридор настолько длинный, около 17м, что ходить в кухню кажется очень далеко. Саша Хало – холостяк. У него всё есть. Он хорошо играет на своём новом чешском пианино Petrov (я угадал цену: 1200руб), и отлично на баяне – профессионально. Но всё это замкнулось в себе. Пока он играл на пианино традиционную Лунную Сонату Бетховена, а потом 7-й вальс Шопена, прелюдию Рахманинова, я всё пытался поделиться с ним своими мыслями: «Моя дочь Лиля, которая работает учительницей, - она тоже немного играет на пианино, но у нас пианино старое: Мюллер, - расстроенное. Вот бы мне вместе с ней к тебе зайти!» Но он и глазом не моргнул. А потом мы с ответным визитом пошли к нам и он видел, что Лиля сидит на диване и читает книжку, но он даже не обратил на неё внимания – ни улыбки, ни шутки. Зато он каждое утро встаёт в 545 и бежит купаться в проруби в Кратовском пруду, а по воскресеньям он возит на аэродром группу своих воспитанников – парашютистов, а сам он прыгнул 2000 раз. Короче говоря, личность талантливая, но суровая. Да к тому же он член общества трезвости. Летом 1988г он женился, у неё комната в Москве.

8 февраля 1988 года, понедельник.

Сегодня новый семестр у студентов. Ваня наконец сдал хвост по физике (в субботу). У них на курсе было трое с хвостом по физике, явились двое, а третий испугался. Ване поставили три с плюсом, т. е. уверенную тройку. Всё это произошло из-за его лени и безалаберности. Остались школьные привычки: там сочинение всегда прощали, разрешали откладывать на «потом». И вот мы с Лилей на работе, а где Ваня: спит или на лекции, - неизвестно.

Фомин передал мне две информкарточки: улучшение подъёмной силы профиля за счёт крутильной вибрации профиля. Надо будет передать Столярову: – по-видимому, прав Вожегов! Американцы занимаются этим (AIAA Paper 86-0117, J.Aircraft, 1985, VII, v.22, N7).

В обеденный перерыв мы с Ваней пришли домой вместе. У них было две лекции с 9 до 12. Но как рассказывала Ира, опять пришлось будить его с 800 до 815, и только в 842 он вышел из дому.

Только что закончил писать заметку в годовой техотчёт ЦАГИ за 1986г. Утром заходил Поповский и я нечаянно испортил ему настроение на весь день, напомнив, что надо писать (всем!) заметки в годовой техотчёт, а как известно, дело это нудное, хуже школьного сочинения.

Обзвонил всех партгрупоргов по поводу проведения собраний в отделах. Последний, кого удалось поймать, был Ермаков, который редко бывает на партсобраниях, за что его собираются разбирать.

Наш кот Кэти сломал хвост. Возможно, его кто-то ударил на улице, т. к. в эти дни он ходит в форточку на улицу орать. А люди этого не терпят.

9 февраля 1988 года, вторник.

Сегодня в 9час зашёл Галкин обсудить одно очень важное дело. «Знаешь ли ты, - начал он, - как обстоит дело с 11Ф35?» Я ответил, что сейчас решается вопрос об очередном вылете, а там очень малые запасы по частоте элерона. «Правильно, - согласился он, - так оно и есть. За много лет испытаний флаттерных моделей граница флаттера по частоте элерона всё увеличивалась, всё уточнялась и поднялась на два герца, а что касается частотных испытаний, то реальная частота элерона каждый год становилась всё ниже. И вот они сблизились так, что остался запас всего в 1 гц!»

«Но не в этом главное», - продолжал он. И тут он поведал о большой беде, которая надвигалась постепенно, годами и сейчас обрушилась на нас со всей очевидностью… Короче говоря, после этого он пришёл к мысли, что мне, Бунькову, необходимо связать Систему-4 с нашим флаттерным расчётом и к лету сделать полную динамическую схему с аэродинамикой (хотя бы приближённой: с ГОС – так называется моя гипотеза одномерной стационарности).

«Зачем же целый час эмоций, - ответил я, - если цель разговора можно

выразить одной фразой? Привязать Систему-4 к расчёту на флаттер. Отвечаю: здесь на целый год работы!» А Эдуард при этом добавил: «И за это надо особо платить!» …В общем, шуму было много. Особенно шумел Поповский: «Я в таком случае уволюсь из ЦАГИ!» Галкин: «А меня выгонят!» Поповский: «И правильно сделают!»

После обеда я поговорил на эту тему с Рудковским, который является участником Системы-4 вместе с Козловым и Снисаренко. Он объяснил, что Галкин не в курсе дела, он даже не знает, что в Системе-4 расчёт антисимметричных колебаний с грузами вообще не идёт на БЭСМ-6.

Потом я объяснил Рудковскому, как пользоваться ГОС, но он сказал, что у него нет времени, так как надо делать диссертацию.

10 февраля 1988 года, среда. Идёт подготовка к партийному собранию по итогам года. Звонит Стюарт и спрашивает, почему я не напечатал и не раздал перечень вопросов для обсуждения на расширенных партгруппах (расширенные – это значит, что кроме коммунистов приглашаются все желающие). Я отвечаю, что вместо этого я с каждым партгрупоргом провёл беседы и продиктовал эти вопросы лично. Но Стюарт недоволен: «Ведь на партбюро договорились раздать вопросы в письменном виде! Вот, например, Быков требует: где вопросы!» «Не может быть! – отвечаю я, - Он шутит, так как я эти вопросы списывал у него, потому что во время заседания я сам ничего не записывал, а Быков всё записал».

Вообще эти партгрупорги любят разыгрывать дурочку. Например, Сёмин В. И., когда я ему объяснил: «Тема – итоги года и планы на следующий год» и просил подтвердить, что он не будет высказывать непонимания, всё-таки заявил Ю. Найко (зам. секретаря по оргработе), что Буньков ничего ему не объяснил, и он не знает, что ему делать. А бывает и так. Недели три тому назад разбирали партгрупоргов, почему они не провели собрания по перестройке. Так один из них: Иван Петрович Жмурин (Раньше был Петрикеевич) – заявил, что он не понимает, что такое перестройка. А Стюарт, вместо того, чтобы объявить ему взыскание за это, начал ему объяснять суть перестройки. И все наперебой начали помогать. В результате разгорелась дискуссия, а заяц убежал в кусты. У нас есть тысяча возможностей спустить на тормозах любую работу и только одна возможность сделать её.

Эдуард вгрызается в Лабтам. Мне надо поскорее оформить редактор и транслятор, а Юникс я уже закончил – можно размножать.

11 февраля 1988г, четверг. Шалаев заболел на две недели, а тут надо срочно получать с Московского склада модель из Чехословакии, и тогда Соболев послал за моделью Рыбакова.

Джазовый клуб решил организовать в ДК в большом зале в 1900 концерт музыкальное шоу под управлением Владимира Чекасина. Я вчера увидел афиши и очень удивился этой авантюре. В самом деле, в 23час позвонили мне домой и попросили посодействовать. На этот раз этим занимается не Крупинин (он уже отчаялся и отошёл от этой деятельности), а какой-то Вячеслав. Пока продано 20 билетов, а требуется минимум 750 по 2руб, так как Чекасин требует на свою группу в 10 человек 300руб. Директор Дворца Культуры Антюков отдаёт артистам 20% от кассового сбора – так получается 750 билетов.

Город Жуковский – это не тот город, где можно проводить джазовые концерты. Очень мало любителей джаза. Концерт не состоялся.

Сегодня с 1000 до 1220 сидели на НТС ЦАГИ по прочности и обсуждали планы на этот год ЦАГИ и отрасли. Совещание вёл новоиспечённый член-корр Селихов Анд. Фёд. Как и ежегодно, НИО-3, 18, 19, 21 и 10 по очереди докладывали в течение 20-30мин каждый. Кутьинов В. Ф. сообщил о больших достижениях системы МАРС, которая внедрена на девяти заводах. Я даже подумал, что надо подать её на конкурс Макаревского, Жуковского или Министерства (надо посоветовать Виталию Чубаню). После перерыва совещание продолжается, но я и Минаев ушли (да и многие). Между прочим, больше всех вопросов задавали В. Г. Лейбову (он зам. в НИО-18): о пределах прочности новых металлов (15 кг\мм2 или 35?), о ресурсе старых гражданских самолётов (от Министерства Гражданской Авиации) и даже требовали увеличения ресурса, обещая, что при этом 18% ожидаемой экономии пойдёт в ЦАГИ.

12 февраля 1988 года, пятница. Вот уж до чего скучный день! Пасмурно, мороз –120 с северным ветром. На больших окнах все бумажные полоски отклеились, и сквозняк проходит сквозь щели. Так что форточки можно не открывать: и так свежий воздух. До обеда мне пришлось даже пиджак одеть. Только Нина Венедиктова всё жалуется: душно, надо форточку открыть. И опять мы сидим вдвоём с Перетягиным, но на этот раз есть ещё и Нина, но она часто дремлет. Если собрать статистику, то окажется, что больше всех сидим на месте мы с Перетягиным. С Нового года наши трое: НЭН, РАА и Мосунов, - работают по скользящему графику, и поэтому после обеда по пятницам НЭН никогда не работает. Похоже, РАА тоже заскользил.

Эдуард по-прежнему вгрызается в Лабтам, я пока ещё работаю над редактором Vi. Идёт подготовка к юбилею нашего отделения. Я по этому поводу вчера приводил в порядок свои старые любительские фильмы. Один фильм 1958г «На картошке» – это НИО-3 в подшефном совхозе на уборке картошки (тогда ещё не существовало НИО-19, а аэроупругость входила в состав НИО-3). Сначала двадцать человек раскачивают голубой автобус, чтобы вытащить его из грязи. Это был автобус старинной формы 1940-х годов, мотор у него торчал спереди, как у первого «Москвича». Кинолента имеет формат 2х8. В фильме есть молодой Галкин – долговязый кудрявый брюнет, девушка Нина Кирюшкина (Венедиктова), молодые Баштурев, Володенко, Ильичёв, Гоздек. Качество неважное, но фильм цветной и осенний пейзаж выглядит интересно, а из людей никто специально не позировал, и все ведут себя, как в жизни – так оно и было. Надо показать на юбилее.

13 февраля 1988 года, суббота. Утром дома всё было тихо. Лиля уехала в Киев в трёхдневную экскурсию. От Жуковского Горкома Комсомола всего поехало 40 человек, в том числе от 7-й школы, где работает Лиля, ещё одна начинающая учительница Настя. Уехали в пятницу вечером, а вернутся во вторник утром. Ване не надо идти в институт. Я встал пораньше, чтобы заняться подготовкой киноленты к юбилейному показу. Поскольку лента оказалась хрупкой из-за пересыхания, то пришлось её немного увлажнять, для чего берётся кастрюля с водой и ставится с лентой в тёплое место. При этом воды в кастрюле должно быть немного на дне, а лента на подставке должна находиться над водой. Кастрюля накрывается крышкой. Уже через час вся крышка покрылась росой, а значит, и катушка с лентой увлажнилась в достаточной мере. Действительно, даже при беглом осмотре ленты я убедился, что от коробления не осталось и следа, а лента стала ровной и мягкой. Кроме того, я сделал новый монтаж, удалив оттуда Центральный рынок в Москве, поскольку за эти годы рынок никак не изменился и, наверное, всегда останется таким же, как во все века. Осталось три части: 1) Лаборатория №3 в совхозе на уборке картошки. 2) Продажа керосина в Жуковском (в те годы ещё не было газа, а пищу люди варили на керосинках). Когда одноглазый цыган привозил на телеге бочку с керосином, то его уже ждала длинная очередь с канистрами и разными банками. 3) Лес у Хрипани, где мы с братом Колей гуляли на велосипедах (Коля был ещё студентом). Осталось только наклеить на катушку надпись и привести в порядок проектор. Формат 2х8 ушёл в прошлое. Ещё некоторое время продержится формат «2х8 супер», но и он обречён. Поэтому киноаппарат Bolex остался без дела, а ведь он был куплен в 1964г за 900руб. Сейчас те киноматериалы 1950-х годов стали бесценными, особенно семейная кинохроника. Качество, однако, везде разное: на советской цветной плёнке плохое, на чёрно-белой лучше, а на немецкой ORWOCHROM очень хорошее. Я прокрутил ещё 15-минутный фильм «Буньковы на Кавказе, 1975г», - там мы всей семьёй: я, Ирина, Гера, Лиля и Ваня (детям было 9, 7 и 5 лет), - ходим по ледникам, потом по берегу Клухорского озера. О том, что это интересно, можно судить по тому, как вчера Ирина и Ваня смотрели этот фильм, не отрываясь, а ведь трудно заставить их что-либо смотреть! Таким образом, я привёл в порядок все фильмы. Потом взялся делать ещё один модуль ПАЛ взамен моего, собранного на микросхеме ТВА540 и действующего в телевизоре Рубин-Ц266. Но тут пришёл мой приятель, единомышленник по видео, Олег Никитин, и мы занялись просмотром очередной порции голливудских (в основном) фильмов. У нас с Олегом удачный симбиоз: у меня куча видеотехники, а у него гора энтузиазма по доставанию видеокассет. Он с неиссякаемой энергией ежедневно ездит в Москву, чтобы там обмениваться кассетами с такими же, как он киноманами. Так мы просидели у телевизоров два выходных дня, причём в воскресенье к нам ещё присоединились Виктор, Жора (Замула) и Волков.

15 февраля 1988 года, понедельник. И всё-таки в эти выходные я ещё покатался на лыжах. Светило яркое солнце, было тепло (-40) и сейчас ещё осталась приятная усталость от лыжных прогулок. В субботу сбегал один круг вокруг цаговского леса, а в воскресенье – дважды: сначала с 1300 до 1330, а потом 1420 до 1510. Получилось два раза потому, что в первый раз не стал ждать Ирину – думал, что она будет очень долго собираться. Что касается меня, то мне не надо собираться совсем! Мои сборы такие: одеть только ботинки, а одежду я не меняю, т. е. в чём хожу дома, в том и катаюсь на лыжах: как был в штанах, рубахе и кофте, так и пошёл, только берет одеваю. А шерстяная кофта на мне всегда, потому что я целый день сижу в подвале, а там прохладно. Вот и получилось, что пока я катался первый раз, Ира собиралась, а когда я вернулся, она уже была готова, и тогда я пошёл ещё раз с ней.

И вот понедельник. У большинства сонное настроение. Набиуллин спал в кресле с утра, а Мосунов спит сейчас: после обеда (сейчас 1430 – значит, на заполнение трёх страниц дневника я потратил 50 мин). Рыбаков бодро спрашивает: «Всё пишешь дневник? Надоело, наверное?» Я согласился, что он прав: надоело. Особенно тягостно заполнять выходные дни. Вот Стюарт точно такой же стандартный ежедневник заполняет во время заседания партбюро, но у него не так плотно, как у меня. Так – отдельные заметки. Кстати, и я с утра тоже был как сонный: искал долго пропавшую книгу «Фортран-77» (в пятницу вечером была, а утром в понедельник исчезла). Думал, что какой-нибудь Рудковский взял её в субботу со стола у Эдика. Но! Через 10 мин нашёл эту книгу у себя на столе. И это уже не в первый раз! Дважды в год я нахожу какую-нибудь пропажу у себя на столе.

16 февраля 1988 года, вторник. Вчера в 1610 позвонила Зина из «Учёных Записок», чтобы я зашёл проверить статью. Я тут же и пошёл. Эта статья «Применение критерия Ляпунова для оценки устойчивости неконсервативных систем», авторы Буньков и Мосунов, - была направлена летом 1986г. С соавтором получилось так. Когда Айдер Булгаков из СО АН СССР по договорной работе сдавал в ЦАГИ математическое обеспечение по решению уравнений Ляпунова и метод дихотомии, то нам надо было как-то это проверить. Я тогда решил проверить решение Ляпунова, полученное Айдером, на основе наших результатов, т. е. спектра частот и векторов. Поскольку на БЭСМ-6 в машкоде я не надеялся запрограммировать быстро, то я поручил это дело Мосунову, выдав ему всю методику и пообещав опубликовать совместную статью. Пока Мосунов всё это делал, я тем временем тоже решил попробовать на машкоде (а он на Фортране), и у меня получилось ещё быстрее, чем у него.

Наши результаты мы сравнили с Айдеровскими,– всё совпало: и действие по Ляпунову, и вектор. Тогда дело стало за статьей, и я говорю Мосунову: «Валера, пиши статью и отправляй в Учёные Записки». Он всё сделал, но через пару месяцев рецензент (им оказался Ю. Живов – тоже физтех) звонит мне и просит всё переделать. Я приношу статью Мосунову: «Валера, переделай». Он переделал. Ещё через полгода статья снова возвращается и опять на переделку. Я тогда понял, что надо всё полностью переписать, так как там неясна была даже цель работы. Переделал. Спрашиваю Мосунова: «Валера, будешь читать?» «Нет», - отвечает он. И в самом деле, он с самого начала не испытывал энтузиазма от этой работы. Может и в самом деле в ней нет ничего интересного? А я почему-то в восторге от этой идеи: связь спектрального решения с решением Ляпунова. Одно удовольствие! Но теперь-то всё в порядке и статья выйдет в №2 за 1988г.

17 февраля 1988 года, среда. Вчера с 1630 до 1830 заседание партбюро состоялось в кабинете Фомина. Готовились к партсобранию на 18 февраля на тему «Итоги первого этапа перестройки и задачи отделения в свете перехода ко второму этапу перестройки». Некоторые коммунисты ещё не знают, что такое «второй этап перестройки», а это хозрасчёт и демократизация экономики страны. Когда Фомин прочитал приготовленный им доклад, наш секретарь партбюро тут же выразил сожаление, что в докладе не было ничего конкретного о переходе отделения на хозрасчёт. Но Фомин возразил, что, напротив, он говорил, что сейчас основная задача – это выделить основные направления научной работы с высоким уровнем. Я поддержал его: «Сейчас пока не определены конкретные условия хозрасчёта в 1989г, а они будут полностью определяться постановлением правительства. Поэтому следует считать текущей задачей повышение уровня нашей работы как залог успеха при переходе на хозрасчёт».

В общем, было много шума. Стюарт всё же настаивал на том, чтобы в докладе хотя бы настроить собрание и весь коллектив на ответственность момента, что часть сотрудников потеряет в зарплате, а часть будет сокращена. Булычёв сетовал на то, что уже сейчас надо изменить систему оплаты, а то он, например, ведёт три хоздоговорных работы, а другие – только одну, премию же получают одинаковую. То же требовал Самодуров: он работает в трубе в одиночку, а Довбищук такую же работу делает с бригадой, а комиссия оценивает их отчёты одинаково, хотя задачи у них совершенно разные и отличаются втрое. Ему пытались возразить, но он никак не понимает.

С 10 до 11 консультировал Ермакова от Ильюшина. Закончил изучать книгу Кацана о Фортране-77. С 16 до 17 – партгруппы.

18 февраля 1988 года, четверг.

«Обозначились тенденции к замедлению развития сферы…», - фраза, которую можно было заменить одним словом: «замедлилась» или «отстала» – такими тяжеловесными фразами наполнен доклад Лигачёва вчера на пленуме ЦК по вопросам образования. Идёт перестройка, а в Политбюро по-прежнему докладывают тягучим бюрократическим языком, а надо короче и по существу!

Вчера с 1620 до 1720 провели собрание партгруппы. Опять больше всех шумел Булычёв. Он требовал от начальника отдела Е. И. Соболева новых предложений по перестройке работы отдела. А Соболев возмущался: «Нет! Это вы должны предлагать, а я буду изучать ваши предложения». Для организации вычислительного центра в пристройке сектор Лыщинского (6 человек) должен освободить комнату для терминального зала, но они по заявлению того же Булычёва сильно рискуют, т. к. может получиться так, что комнату отнимут, но вместо ВЦ туда заселят посторонних людей. Соболев ответил, что переселяться придётся не раньше, чем через два месяца и для гарантии только после приказа Фомина об установке ВЦ в этих двух комнатах. Неугомонный Булычёв указал, что сектор любимца Карклэ, призванный осваивать трубу Т-128, никак не может справиться с этой задачей, а опыт сектора Лыщинского, приобретённый за 25 лет работы, повис в воздухе и может быть потерян навсегда. Но Соболев возразил и на это: «Когда вам предлагали осваивать Т-128, то вы отказались!». Решили к собранию с докладом Галкина, запланированному на 10 марта, собрать все предложения по организации эксперимента в трубах.

19 февраля 1988 года, пятница. На вчерашнее партсобрание большинство опоздали, потому что почти никто не обратил внимания на то, что на объявлении начало собрания было указано не в 1730 , к чему уже все привыкли за многие годы, а в 1700. Хорошо, что партгрупорги прошли по этажам и предупредили о переносе начала. Как я писал, тема собрания была: «Итоги I этапа перестройки и задачи отделения на II этапе перестройки». Доклад как всегда, делал Фомин. Основная идея такая: высокий уровень научно-тематических работ – залог успешного перехода к хозрасчёту и самофинансированию. Потом выступили Ильичёв, Амирьянц и Райхер, которые предлагали от имени собрания потребовать восстановить справедливость по отношению к нашему отделению, так как в НИО-19 решается больше всего задач, но меньше всего обеспечение техникой и кадрами. Но Француз (в этом году Теодору Абрамовичу исполняется 80 лет) протестовал против такого заявления, ибо все НИО тоже могут жаловаться на свою судьбу.

Интересные сведения сообщил Стрелков: в НИО-19 имеется основного фонда на 7 млн. руб., а это значит, что при хозрасчёте НИО19 будет отчислять в пользу государства 150 тыс. руб. ежегодно при зарплате 1 млн. Райхер предлагал дать начальникам право распоряжаться фондом сектора (отдела), на что многие ответили: - Тогда пусть начальник всех уволит, а весь фонд зарплаты возьмёт себе.

Вчера Саша Волков привёл ко мне в гости Голышко, который мечтает завести себе видеомагнитофон, но никак не может решить, купить советский ВМ-12 за 1200руб или японский за 2800-4000руб. Книгу «Операционная система ЮНИКС, автор Баурн» копируют уже 2-й месяц и, по-видимому, уже потеряли, а она от Русакова из НИО-8.

Сегодня утром Фаянцев блестяще обыграл Жмурина.

20 февраля 1988 года, суббота. Вчера позвал к себе в гости: Минаева, Назаренко и Лёньку Васильева. Ещё хотел позвать Мельца, но его нет. Всё это мои сверстники (Аркаша только постарше). Причём, с Владимиром Васильевичем Назаренко и Аркадием Фёдоровичем Минаевым меня связывает горный туризм (ходили по перевалам Кавказа в 1960-х), а с Л. Е. Васильевым и Иг. Ос. Мельцем – МФТИ. Есть много других физтехов-однокашников, но к ним меня не тянет. Я их позвал смотреть запретный фильм режиссёра Джека Гоулда под названием «Красный монарх» – про Сталина. Однако я не уверен, запретный он или нет, но наше поколение всего боится: ведь известны случаи, когда кое-кто попал в тюрьму за то, что смотрел видеокассету «Крестный отец». Этот фильм появился у меня случайно. Две недели назад один незнакомый по рекомендации попросился ко мне на голубой огонёк, чтобы посмотреть у меня его кассету. Короче говоря, он достал интересную кассету, а своего видеомагнитофона у него пока нет. В тот день, когда мы должны были смотреть, он заболел гриппом и оставил кассету на два часа, а сам ушёл. Я, не будь дураком, сделал копию. Теперь я не помню этого киномана, а фильм остался. Это часто так бывает: киноманы, видеолюбители общаются, не знакомясь, как на базаре. Например, ещё два года назад ко мне приходили какие-то студенты с Физтеха, чтобы меняться кассетами.

Тут ещё статья в «Комсомольской правде» на ту же тему: «Слуга» Сер. Микояна – о репрессиях Сталина с подручным Берией. В общем, сейчас в стране всё бурлит. Так что фильм созвучен настроению моего поколения и мои гости смотрели его с большим интересом. Особенно переживал Аркаша, насмотревшийся в жизни больше нашего. Он сказал, что в жизни было всё намного кошмарнее.

21 февраля 1988 года, воскресенье. Лыжи. Погода в воскресенье отличная! Солнце. Безветрие. Температура -50. Я исправил лыжи Ире, и мы пробежали вокруг леса. Олег окончательно поссорился с Виктором, который и в самом деле не столько кинолюбитель, сколько безалаберный накопитель. Как говорит Олег: «Я всё достаю, а он пользуется готовеньким, и при этом разбазаривает лучшие записи».

Всё думаю, как наточить мясорубку. В ЦАГИ не получилось.

22 февраля 1988 года, понедельник. Оказывается, система UNIX нужна не только нам для Labtam, но и НИО-15 для их ЭВМ Hewlett – Packard (1 мил. операций в сек, 5 млн. байт оперативная память). Случайно узнал, что этой системой занимался мой хороший приятель Саша Волков. Дело было так: иду в техническую библиотеку, чтобы взять книгу Баурна «Операционная система UNIX». Мне отвечают, что все 10 экземпляров на руках и среди них я вижу фамилию Волков. Саша дал мне книгу только на неделю, зато он предложил удобный отчёт НИО-15 о редакторе Vi. Каких только подписей не стояло на этом отчёте! Исполнитель один: Трубецкой. А дальше подписи начальников: нач. отделов Мельц и Голышко, замы Предтеченский и Загайнов и, наконец, Александров. Этот отчёт оказался очень полезным: тридцать страниц и все подробности о редакторе. Я его изучил и попросил Нину перепечатать. Нина проявила геройство: она напечатала все 30 страниц всего лишь за пять часов, а мы вдвоём с Карклэ за час вписали все формулы. Теперь я собираюсь сделать для этого редактора такую же табличку, как я делал для системы Юникс. Однако, на один лист не войдёт. Эдуард выяснил, что Labtam позволяет считать со скоростью 60тыс. арифметических операций в сек. Начались соревнования по шахматам на командное первенство НИО-19. От нашего отдела выступает команда: Рыбаков, Карклэ, Ягольницкий.

23 февраля 1988 года, вторник. День Советской Армии. В проходной все солдаты в парадной форме. На работе праздничное настроение. Мария Ивановна, например, отказалась вписывать формулы во второй экземпляр отчёта, ссылаясь на то, что в праздник она не работает.

В обеденный перерыв, как всегда, шёл шахматный бой – блиц с подсказками. Кроме того, продолжали играть командное первенство. Команда 5-го отдела: Минаев, Алфёров, Крапивко,- играла с командой Турчанников и компания. Наши выиграли на сухую.

В 1400 должно было состояться заседание НТС, но Фомина вызвали на заседание Учёного Совета, и тогда НТС отложили. После обеда Эдуард как обычно собрался на Labtam и приглашал с собой Рыбакова. У того тоже дело начинает двигаться, и он уже написал один блок для аналога программы СП-130, которая была на БЭСМ-6. Итак, НЭН сидел на Лабтаме с 14 до 16, а потом зашёл на минутку, забрал свои папиросы и пошёл домой. Я за полдня заполнил табличку для редактора Vi.

Вечером в 22час к нам домой пришёл участковый милиционер Зайцев Н. М. с двумя дружинниками, и они составили акт на нашего Ваню о воровстве со склада детских игрушек трёх коробок ёлочных хлопушек по цене 1руб 90коп. Всего там со склада разворовано около 500 коробок. Дверь была взломана, и дети (а наш Ваня по-прежнему бегает с детьми 15 лет) со всех дворов таскали оттуда хлопушки.

24 февраля 1988 года, среда. С 900 до 1020 Мачигин пригласил всех на занятие противопожарной безопасности. Из пристройки никто не захотел идти, кроме меня и Перетягина. Я – из-за того, что я уважаю любые приказы начальства, а Перетягин – из-за того, что его жена уже была на таком занятии и сказала, что там был очень интересный фильм.

Кино показывали в выставочном зале. Оказывается, в стране, как и во всём мире, в среднем в год на 1000 человек происходит один пожар. Самый интересный эпизод в кинофильме – это пожар в небоскрёбе в городе Сан-Пауло в 1974г. Небоскрёб горел два дня. Из 1000 человек сгорело 400. Кинохроника непрерывно снимала, как люди пытались по наружным стенам спуститься вниз. У нас в комнате тоже нарушения: Перетягин каждый день ставит кипятильник в фарфоровую чашку и кипятит воду. А рядом лежат бумаги. Я ответственный за противопожарное состояние и знаю, что по правилам требуется письменное разрешение на кипятильник. Электроприборы должны стоять не ближе полметра от бумаг.

Сегодня, как обычно, приехала Ира Мизинова и Тамара Белобородова. С ними занимается Мосунов. А Эдуард и Рыбаков, по-видимому, ушли на Лабтам. Формулы в отчёт переписывает Венедиктова (это та самая работа, от которой отказалась вчера Мария Ивановна по случаю «праздника»).

25 февраля 1988 года, четверг. Вчера одновременно приехали Люда Ворона и Тамара Юрченко. Люда – к Мосунову, а Тамара – к Орлову. Они обе живут в Черёмушках, а ездить на работу им приходится на другой конец Москвы: Люде на завод Сухого, а Тамаре в МАИ. Двое Тамариных детей учатся в 8-м и 5-м классе и проводят весь день самостоятельно. У Орлова Тамара выяснила всё за одну минуту и - скорее обратно в МАИ, но не на работу, а на занятие по аэробике (2 раза в неделю). А по субботам она ходит в секцию йоги в своём районе (и это стоит 5 руб. в месяц). Между прочим, это та самая Тамара, которая в 1974-78гг работала на МЗ Сухого у Белянина. Очень впечатлительная женщина. Она хоть на вид и невзрачная, но в ней масса энергии. Помню, тогда мы рассчитывали на флаттер их самолёт Т-10, а потом, когда продували динамически подобную модель в трубе, она плакала из-за того, что расчёт не сошёлся с экспериментом в трубе. Как-то пять лет назад, когда я часто ездил на джаз в клуб «Москворечье», однажды зашёл к Тамаре домой, (она живёт рядом) и пригласил к своему другу Головачу Владимиру Ильичу (он тоже живёт рядом – метро Беляево) послушать у него джазовые записи на его отличной аппаратуре. Конечно, далеко не всякий имеет возможность послушать такое отличное звучание хорошей джазовой музыки, потому что это большая редкость, а то, что иногда транслируют – это всё не то. Вот и хочется показать хорошему человеку такое чудо. Это было дружеское общение, и с тех пор всякий раз, как Тамара приезжает в ЦАГИ, я с ней болтаю в коридоре минуту-другую. Вот и сегодня мы стоим втроём: я, Тамара и Ворона, - и беседуем. Сначала прошёл мимо Каширин и произнёс несколько приятных для них слов. Потом Люда стала звать Тамару на первую (после перерыва) электричку. Тут подошёл Крапивко, и я попросил его занять чем-нибудь Люду у себя в кабинете, но он мне ответил, шутя: «Вы мне бросьте это! Мы с Людой вместе учились в МАИ», - и стал вспоминать с ней студенческие годы.

«Чтения ЦАГИ» бывают по средам. Очередное чтение было вчера – с докладом М. С. Галкина «Диагностика и коррекция математических моделей авиационных конструкций по результатам динамических испытаний». В подготовке доклада принимали участие Григорьев, Козлов, Насонов.

Две идеи: 1) комплексная матрица масс M и жёсткости G в уравнении

M x + G x = 0

2)Сравнение частотных спектров и форм конструкций в процессе эксплуатации позволяет выявить возникающие повреждения, особенно, если ещё и измерять напряжения.

Доклад сделан за 1 час: с 1500 до 1600 . Вопросы и дискуссия – полчаса. Редкий случай на лекции по линии общества «Знание»: бурная дискуссия. И всё оттого, что докладчик преподнёс слишком туманные и сомнительные идеи (ну, а если разобраться: ведь «Чтения ЦАГИ» – это цикл популярных публичных лекций, ни к чему не обязывающий. Считайте это научной фантастикой).

Итак, сначала задавались вопросы. Первый вопрос задал недовольный Фомин: «Когда это применялась вибродиагностика?» - на что Галкин попросил: «Прошу поставить последний слайд». А техник Слава Колесов уже выключил диапроектор и убрал слайды в коробку. Он пожал плечами и снова включил аппаратуру: это была таблица частот самолёта Ту-154 до и после шестилетней эксплуатации. Все частоты уменьшились на –3… -8% и даже 14-й тон (как кто-то заметил из зала), который был 672, а стал 700 – всё равно в таблице стояло –4%. Фомин возразил, что эти испытания проводил ещё покойный Резник, и они никакого отношения к вибродиагностике не имеют.

Потом вопрос задал Лыщинский: «Если вибродиагностика позволяет выявить нарушения в конструкции (до и после), то, по-видимому, она может быть применена для выявления различий модели и натуры?»

«Совершенно верно! – ответил Галкин, - сравнение спектров модели и натуры может выявить различия в местных жесткостях».

«Но почему тогда это не делается?»

«Вот Вы и делайте!» «Но как?»

«А это очень трудный вопрос! В этой методике сложные выкладки».

«Но к 2000-му году это будет освоено?» «Будет!»

Тут вопрос задаёт неудобный Борис Брянцев, который начал с того, что попросил вернуть первый слайд (а в это время Слава Колесов уже во второй раз собирался уносить аппаратуру). Лёгкое оживление в зале. Первый слайд вернули и на нём то самое уравнение: M x + G x = 0 , о котором я уже упоминал. Брянцев спросил: «Если матрица масс (и жёсткости) комплексная, то значит, в качестве частоты f из уравнения: ( f 2 M + G ) x=0 мы получим пары комплексных частот f =( d + i ), в которых в отличие от общепринятых комплексно-сопряжённых корней f = -d +i f = -d – i, будут две: с +d и - d, а это значит, что кроме затухания будет ещё и раскачивание? Как с этим быть?» На это Галкин ответил: «Ничего подобного! Там будет только – d , а  будет у . Вы почитайте учебник!»

Тут зал зашумел. И в самом деле, куда девать +d ? А Боря Григорьев, один из соавторов (он же и занимался конкретными расчётами, а Галкин давал только идеи), с места высказался: «Мы положительный корень отбрасываем».

Тогда хмыкнул Поповский: «А если это вставить в расчёт устойчивости с САУ, то в решении по времени кто выбросит растущее решение? Ведь идея комплексной массы применима только в решении вынужденных колебаний с заданной частотой i . Тогда решение будет такое: x = ( -  2 M + G ) –1 F e i t »

Галкин в азарте кричит: «Следующий слайд!» А зал оживился: лекция началась заново. Но Фомин (он в этот раз был ведущим, так как Виктор М. Шурыгин – председатель «Чтений ЦАГИ», с прочнистами не связывается) прервал: «Слайдов больше не надо! Разберитесь в рабочем порядке. Поблагодарим докладчика за прекрасный доклад, устремлённый в будущее!» Поаплодировали и разошлись. Но ещё долго возбуждённо обсуждали доклад по коридорам и комнатам.

Звонит В. Фомин из НИО-3 и рассказывает, что приказ ЦК и СМ о хозрасчёте в ЦАГИ и применении закона о государственном предприятии уже две недели лежит под сукном у Кутумова и что они на следующей неделе уже выбирают Совет трудового коллектива.

Приезжал Чугунов М. В. из Горького. Они с Викт. Геор. Боярко в ГГУ запрограммировали метод многочленов. Он привёз очередные распечатки многочисленных программ, но основная цель его поездки была предзащита на НТС у Фролова в НИО-3. Он окончил Мордовский Университет в Саранске 5 лет назад. Заодно он попросил меня завизировать аннотацию доклада в Новосибирске на лето 1988г.

Массовость шахмат растёт. В обеденный перерыв играют не на двух досках, а на четырёх. Алфёров обыграл Ларькина и Венедиктова, а я ему подсказывал по старой привычке, хотя он приходит очень редко.

26 февраля 1988г, пятница. Итак, я закончил составлять таблицы. Теперь одна таблица (ватман 300х210) содержит все справочные данные по системе Юникс, а другая по редактору Ви. Их надо отдать на размножение и раздать 20-30 экземпляров по всему отделению (кроме наших десяти программистов ещё много желающих у нормистов).

Чтобы размножить эту документацию, я попросил Люсю Герасимову из техбиблиотеки отдать мои таблицы на размножение. Она оформила заказ на 30 экземпляров и оставила на подпись у Фомина. Утром захожу в приёмную Фомина, а Зинаида Ивановна говорит, что Фомин заказ не подписал, просит обосновать, зачем так много: 30 экземпляров. Я решил подождать его – он приходит на работу в 930 (а мы все в 815), к тому же он по пятницам преподаёт в ЦИПКе (Центральный Институт Подготовки Кадров) – это в ОТО. Но он, как оказалось, прошёл сразу туда, не заходя сюда. Тогда я оставил свой заказ у секретарши, а уж она всё объяснила ему с моих слов, и, в конце концов, он подписал. Я тут же отнёс заявку в бюро копирования документации, а меня там спрашивают: «Вы Буньков? А Вас кто-то искал по нашему телефону».

Да, так и было. Пока я полчаса сидел в приёмной Фомина, в это время меня усиленно искала Рая из радиоузла. А когда я возвращался от Фомина к себе в пристройку, то она перехватила меня у подъезда (это рядом с нами), чтобы пригласить меня в радиоузел восстановить моё выступление по радио. Пока болела радио-женщина, та запись была нечаянно испорчена, и сейчас пришлось всё прочитать заново (бумажка сохранилась). Сегодня в 1540 в радиогазете это прокрутили.

29 февраля 1988 года, понедельник. Прошло полтора месяца и книгу Бауэрна «Операционная система Юникс» наконец скопировали: 2 экз. Прихожу к Чижову, который оформлял заказ и прошу обещанный для пристройки экземпляр, а он возражает: «Мы ничего вам не обещали!» «А зачем вам второй экземпляр?» Молчит, пожав плечами. Надули нас. Соболев тоже разозлился: «В таком случае мы им тоже ничего не дадим!»

Сегодня високосный день. Раз в четыре года. После обеда все исчезли: и Набиуллин, и Рыбаков. А в 14час ушёл Мосунов. Оказывается, они уже отработали свои положенные часы за февраль. Система очень прогрессивная: когда хочешь, тогда и приходишь-уходишь. Пока ещё в ЦАГИ платят не за результат труда, а за процесс труда. И даже не за процесс, а за присутствие на территории.

Программа Соболева «банк данных» существует с 1977г. Мы хотели применить её в нашей системе, но у него в каждом массиве допускается не более 300 чисел, а у нас встречаются по 400 и больше. Кроме того, у него число параметров задаётся, а у нас определяется автоматически.

1 марта 1988 года, вторник. Первый день весны, но пасмурно и ветер. Ягольницкий вчера съездил в ГНТБ (Гос. Научно-тех. Биб.). Говорит, что нужную нам книгу о Юниксе можно заказать по частям там. Вчера посетил вычислительный центр НИО-18. У них ведущий Женя Бирюков. Он обещал всем владельцам Лабтам разослать инструкции, но на английском языке. Ягольницкий уверяет, что инструкции на английском языке лучше, чем на русском, т. к. при переводе путают.

Обсудил с Эдуардом вопрос о банке данных для наших новых программ. Вопрос не простой, т. к. банк Соболева нам не очень подходит, а кто будет делать новый? Вообще-то, программа СП130 (основная программа метода многочленов) – поручена Рыбакову, но ему некогда заниматься этим делом, т. к. он постоянно отсутствует.

Сегодня 50 лет Жмурину, поэтому с утра ряд его коллег в парадной форме. Впервые увидел Фаянцева нарядным (галстук и прочее). Вечером Жмурин даёт банкет и, конечно, Эдуард и Толик будут там. Вообще этот год богат юбилеями. Через 4 дня будет 75 лет Попову. Летом будет по 80 Кирштейну и Французу. Кирштейн Борис Антонович уже плохо видит и слышит, но хорошо чувствует запахи. Так, проходя мимо нашей красавицы Ольги Ерёминой, он то и дело останавливает её: «Я Вас где-то видел. Как Вас зовут? Кто Вы такая?»

2 марта 1988 года, среда. Сейчас основной вопрос в нашей работе: как запрограммировать файл исходных данных для метода многочленов, или другими словами, как создать банк данных. Обсуждаем три версии (вдвоём: я с Мосуновым): 1) Составить массив по образцу, как это делалось на БЭСМ-6, т. е. жёстко навязанная длина всего массива и фиксированные адреса всех элементов. 2) Составить плотный массив, без просветов, а сегменты с разными элементами отделить друг от друга специальными действительными числами (вроде шифров), - этот способ я видел у Поздышева (был такой системщик-одиночка, который годами работал над своей системой, но его не понимали). 3)Воспользоваться банком данных Соболева, о котором я уже писал.

Итак, эти вопросы мы обсуждали с Мосуновым, а Набиуллин и Рыбаков в 930 ушли с работы неизвестно куда. Видно, после вчерашнего банкета работа не идёт на ум, и они выпросили у начальства какое-нибудь поручение за территорией. Я вдогонку спросил Рыбакова: «Когда же ты будешь работать? За два месяца так ничего и не сделал!» Набиуллин, тот хоть овладел Лабтамом и отладил уже одну сабрутину. Сегодня он проверил её, получив такой же результат на калькуляторе.

Встретил Мозжилкина Вл. Вик. из Саратовского университета. У них ЭВМ ЕС-1061 работает, как и всюду все машины этой серии, плохо. От сбоя до сбоя проходит полчаса. Системщики и электронщики перепираются, а кооператив «Примус» требует денежки на хозрасчёт .

3 марта 1988 года, четверг. В свой день рождения Мосунов взял административный отпуск и повёз в Москву ребёнка. Вчера в 1600 в инженерном корпусе состоялась лекция доктора экономических наук Медведева о ценообразовании. Этот Медведев предлагает алгоритм перехода на новую экономику. Дело в том, что 27-й съезд КПСС предложил всего лишь модель будущей экономики, которая условно называется переход на хозрасчёт. Но как это сделать, никому неизвестно. Вот Медведев и предлагает плавный переход с небольшим количеством настоящих денег (нечто вроде чеков), которые, расширяясь, постепенно захватят всю экономику. Сейчас же даже те предприятия, которые перешли на хозрасчёт, на самом деле являются мертворождёнными макетами, т.е. по-прежнему их продукцию целиком закупает богатое государство и… кладёт на полку. Лекция длилась (с вопросами) почти три часа: до 1850 . См. ж. «Знание Сила», 1987, №12. Сегодня с утра в коридоре шло оживлённое обсуждение этой лекции (кроме меня на лекции были Крапивко, Мачигин, Лариса Фёдорова).

4 марта 1988 года, пятница. Вчера случилась авария на Лабтаме: испортился системный диск. Оригинал, т. е. лента, с которой всё это можно восстановить, есть только в НИО-18 в одном экземпляре. Мы на БЭСМ-6 давно уже научились, прежде чем работать с диском, сначала надо с него сделать две копии на ленте и хранить на машине и в столе. То же надо организовать и на Лабтаме.

Как я и ожидал, наш ведущий по Фортрану, начальник отдела Е.И.Соболев, разозлился, когда я ему показал проект нашего числового материала (иными словами, банка данных). Эдуард потом мне сказал, что и не надо было это показывать Соболеву, который возмутился, зачем я выдумал числа-шифры, когда для этого есть имя (конечно, на этом основан Фортран, но тогда моя логика по привычке ещё слишком тесно была привязана к приёмам машинного кода).

Это было в 9 часов. Я так расстроился, что меня трясло. Чтобы успокоиться, я решил прогуляться по ЦАГИ на морозе, для чего сходил в НИО-15 по небольшому делу, а именно, забрал у Волкова обратно свою дискету, т. к. формат у Hewlett-Packard и Labtam оказался разный и ничего не удалось списать для нас.

Несовместимость ЭВМ просто потрясает! Орлов, например, наткнулся на несовместимость VAX-ов. Случилось так, что он поехал на завод поработать на их VAX-е, т. к. цаговский был перегружен. Но там оказалась другая версия операционной системы. Ничего не вышло!

Колоцей до сих пор просит меня разобраться в частотах Шибанова.

5 марта 1988 года, суббота. Сегодня работаем за понедельник, но на час меньше. С утра заходил Соболев и просил написать заметку о достижениях во флаттере для юбилейной стенгазеты. Потом в 10 часов пришёл и сам редактор юбилейного выпуска Дима Евсеев и уточнил просьбу: надо подготовить небольшой плакат в более торжественном виде, чем простая заметка. С 10 до 11 проверял отчёт, котороый написали Мосунов и Рыбаков (и примкнувший к ним Набиуллин). С 11 до 12 готовил заметку, обещанную Евсееву, которую и напечатал дома с 1215 до 1245. Потом за 10 минут пообедал и ещё успел до конца обеденного перерыва посмотреть шахматы (с1305 до1335)-живу рядом. Мой фаворит Фаянцев проиграл, потому что у него было шаловливое настроение. С 1340 до 1440 нарисовал в заметке все картинки и отнёс Евсееву в основное здание. Заметка имела такое содержание:

ПРОГРЕСС В РАСЧЁТАХ НА ФЛАТТЕР

Две степени свободы. Биквадратное уравнение (1933-1953гг):

   1. f ( z ) - изгиб.

   2.  ( z ) - кручение. ( изгибно-элеронная форма флаттера).

1953-1963гг. Три степени свободы... Графическое решение с помощью электрических арифмометров. Серво-рулевой флаттер и т. д.

1963-1988гг. В одном расчёте одновременно обнаруживаются и рассчитываются до пяти форм флаттера, включая все органы управления и деформации всех агрегатов. Качество программного сервиса повысилось до такого уровня, что заводские конструктора могут делать флаттерные расчёты, не зная ни программирования, ни теории аэроупругости.

Вчера, когда я шёл по улице, меня вдруг осенило. Я подумал, что переход от современной экономики, которую принято называть административной системой, а лектор позавчера её назвал СОБЕСОМ (социалистическое обеспечение: всем понемногу, независимо от труда), к той экономике, модель которой провозгласил XXVII съезд КПСС, так же труден, как переход от антимира в мир обычный. Переход от антивещества к веществу чреват взрывом, если их искусственно не разделить и не изолировать друг от друга. Собес и хозрасчёт могут пожрать друг друга, если хозрасчёт вдруг ввести везде и сразу. Имеется в виду настоящий хозрасчёт, а не тот, который уже введён на многих предприятиях, но все фонды и зарплаты всё равно спускаются сверху. Правильно учит Медведев: хозрасчёт надо вводить мелкими тщательно изолированными островками: иметь счета настоящих денег.

6, 7, 8 марта 1988 года, воскресенье, понедельник, вторник.

Праздник растянулся на три дня. В выходные и праздники я встаю в 8 часов. Так было и 6 марта. А Ирина любит спать до 9½ часов. Я пытался её разбудить или хотя бы сделать массаж, но есть люди, которые ценят свой утренний сон больше всего на свете. Наверное, Ваня такой сонливый по наследственности. А Ирина иногда просит сделать массаж поясницы, потому что её одолевает радикулит. Она любит массаж, даже ещё окончательно не проснувшись. В это утро она была настроена только поспать, а я сразу не понял и продолжал лезть со своим массажем. В результате она меня пнула (или ткнула) и ребро снова сломалось. По этому поводу надо вспомнить 26 ноября прошлого года, когда было сильное обледенение и было много травм в городе. Я в то утро вышел из дому в 7 часов, чтобы сбегать к Волкову вернуть кассету. Но оказалось, что в ту ночь сначала шёл дождь, а потом ударил мороз, и под утро всё кругом обледенело. Был даже случай в Раменском: один мужчина упал и больше никогда не вставал.

И вот как только я открыл дверь и ступил в темноте на наше крыльцо, в следующее мгновение я уже лежал спиной на каменных ступеньках со сломанным ребром. С резкой болью в левых рёбрах я с трудом заполз обратно в квартиру. На коленях прислоняюсь грудью к дивану и еле перевожу дыхание. Когда я отдышался, сгоряча ещё сходил к Волкову, а это полчаса ходьбы в Горельники. Потом пошёл на работу, но шевелиться мог с трудом, т. к. по всем признакам ребро (или два) было сломано. Болело около месяца, спать можно было только на спине или на правом боку. По совету знакомых лечиться не стал, но сначала пытался попасть к хирургу, – там была большая очередь, и большинство с такими же травмами. И как раз там же в поликлинике попался мой хороший знакомый Миша Иващенко, который сказал, что перелом ребра проходит сам собой за полтора месяца, - у него так уже было. То же посоветовал и мой сосед Лыщинский: «Ни в коем случае не ходи к врачам – так пройдёт». И вот удар коленом под левое ребро. Внутри щелкнуло, и возникла та же боль, как и три месяца назад. По-видимому, ребро треснуло в том же месте. И я понял, что после перелома надо с полгода поберечься. Опыта не было, никогда ничего не ломал.

7 марта Лиля привела пять своих подруг, и, как я обещал, я завёл для них видео. Сначала я хотел завести для них фильм «Забриски-Поинт», реж. Антониони, но как раз в это время пришёл Олег и принёс фильм «Зубастики» – это пришельцы из космоса, похожие на чебурашек.

9 марта 1988 года, среда.

С утра обсудили некоторые вопросы новой системы, которую делают одновременно все трое: Мосунов, Набиуллин, Рыбаков, а я только даю советы. Потом я принялся конспектировать проект нового закона о кооперации, который был опубликован во всех центральных газетах. Закон очень важный. Он сильно напоминает закон о государственном предприятии. Отличие только в том, что в кооперативе всё имущество своё. Но в случае, если кооператив возьмёт в аренду государственное имущество (здания, оборудование), то тогда отличия стираются. Но самое главное отличие кооператива от государственного предприятия состоит в том, что в кооперативе всё настоящее: и хозрасчёт, и самофинансирование, а в госпредприятии хозрасчёт пока условный. Однако кооперативы занимаются мелкими делами, и пройдёт полвека, пока из них вырастут гигантские фирмы.

После обеда приехал Айдер Булгаков из Новосибирска. Последний раз он был в ноябре. Он по-прежнему ведёт договорные работы для ВЦ. Мы от него отказались, потому что их наука нам не пригодилась. Его шеф С. К. Годунов собирается прочитать в ЦАГИ доклад о его методе как единственно приемлемом для задач типа флаттера и других неконсервативных задач об устойчивости.

10 марта 1988 года, четверг. Я забыл, что в январе обещал Валерию Иосифовичу Антомони написать рецензию на его диссертацию «Напряжённо-деформированное состояние элементов авиационных конструкций при действии механических импульсов». И вот теперь как снег на голову, звонит его руководитель В.М.Фролов, потом сам диссертант: где отзыв? Тогда я пошёл в спецчасть, взял там эту диссертацию – в ней 259 страниц и материал очень сложный. Прочитал оглавление и выводы, а остальное только просмотрел. Сейчас 1540 – только что кончилась зарядка. Сделаю, как обычно делают все: позвоню Антомони и попрошу всё мне рассказать с его плакатами. А он говорит, что была предзащита, и что я присутствовал на этой предзащите. А я ничего не помню. По-видимому, это было в те дни, когда я хлопотал по поводу конкурса Жуковского, и у меня всё вылетело из головы. Да, так и есть: я вижу свою собственную подпись от 21 янв 1988г, а это было как раз накануне «нобелевского» доклада.

В обед состоялось командное первенство по шахматам. Команда нашего отдела: Рыбаков, Карклэ, Алексеев, Ягольницкий, - играла с командой 5-го отдела: Минаев, Крапивко, Алфёров и Сабанов. Сыграли в ничью 8:8. Минаев перед игрой предложил Рыбакову ничью, но судейская коллегия отклонила их соглашение. Пришлось играть. Аркаша имел перевес, но просрочил время.

11 января 1988 года, пятница. Пасмурно, тихо и оттепель.

С утра обсудили с Мосуновым процедуру ввода числового материала. Я посоветовал таблицу показателей для полинома расположить вслед за геометрией, что позволит обойтись без специального заголовка для них (сейчас, спустя 11 лет смешно смотреть на такую мелкую экономию в программировании при виде гигантских возможностей, которые появились вместе с такими системами как Windows). Кроме того, я посоветовал оставить заголовок для «линейных частей», на что Мосунов выразил недоумение: «Если в программе их не будет, тогда зачем они нужны в исходных данных?» Потом в 9 часов я сходил в фотоателье, – просили сняться для стенда «Лауреаты премии Жуковского», но там не всё было готово и просили зайти в 14 часов. По пути уплатил за путёвки в дом отдыха на юбилейные торжества.

В коридоре и на местах идёт оживлённое обсуждение бандитского нападения семьи Овечкиных на самолёт ТУ-154. Некоторые, например Поповский, считают, что надо было лететь в Лондон. Я же считаю, что такую огромную банду в 11 человек выпускать за границу нельзя: ещё неизвестно, что бы они стали вытворять в Лондоне. Ведь наши власти не знали, какая их окончательная цель. Может это приведёт к провокации мирового масштаба!

Беру снова книгу Г. Катцана «Язык Фортран-77» и пытаюсь освоить главу 10 «Ввод и вывод». И чувствую себя бараном! Как всё было ясно на машкоде и сколько накручено в языке высокого уровня! Математик не может освоить тысячу правил с массой исключений и разновидностей в разных реализациях. В Фортране и операционной системе многое задублировано, но по-разному, а знать приходится всё.

12 марта 1988 года, суббота. Ваня по субботам спит долго, а задания надо сдавать: по математике сегодня, а по аналитической геометрии – через день. Между прочим, у них задания труднее, чем было в наше время. Например, по линейным уравнениям им дают такие системы уравнений: 5х + 2у + 4z – t = 2

2x – 2y + 3z + 2t = 4

……………………

я всю систему не списал, помню только, что определитель системы равен нулю, но, несмотря на ненулевые правые части, система имеет решение и не одно! Я сам теряюсь перед такими задачами, а им даже не дали метода, как их решать (по крайней мере, так говорит Ваня). И всё-таки, некоторые примеры мы с ним разобрали. А вообще я удивляюсь, зачем дают такие абстрактные (не реальные) задачи.

Выходные дни превратились в телевизионные просмотры. Лиля с Ириной сидят на диване в гостиной и смотрят сериал (и Ваня с ними). Я сижу в подвале со своим приятелем Олегом и смотрю свои два телевизора: по Ц-266 идёт какой-нибудь видеофильм, а по Ц-202 – «Время» или «Добрый вечер, Москва». Потом Ваня едет в бассейн в Раменское (и так три раза в неделю), причём, каждыё раз требует у мамы рубль (в прошлом году билеты были по 50коп в виде абонемента, а теперь по рублю).

13 марта 1988 года, воскресенье. Бывает и такое: Ваня сидит до 4 час утра, как, например, сегодня. В 23 час, когда Олег уже ушёл домой, попросив меня ночью сделать копию с кассеты «Коммандос», в подвал пришёл Ваня. Дело в том, что завтра ему сдавать лабораторную работу по физике, а он прогулял со своим другом Сергеем Минаевым, потом смотрел телевизор, а ночью спохватился. Но после 23 час в их комнате темно, потому что его сестра Лиля уже спит, (ей вставать на работу в 645). В ванной тоже нельзя заниматься, т. к. в это время (после 23час) ванну занимают женатики (моется сноха). В гостиной – там тоже темно, потому что Ирина ложится спать в 23 час: ей вставать в 645, чтобы будить Лилю и варить завтрак.

Вот Ване и приходится заниматься в подвале. Подвал – это только так говорится, но на самом деле это что-то среднее между мастерской и студией. Здесь полно инструментов и материалов. Здесь вся видеотехника: два видеомагнитофона «Электроника ВМ-12», два телевизора, масса приборов. И вот Ваня берёт мой самодельный журнальный столик и раскладывает свои тетради и графики. Одновременно он надеется, что я буду крутить какой-нибудь фильм, а он – смотреть. Но я выключаю телевизор, – пусть перепись идёт в тёмную. Когда в 4 часа ночи я спускаюсь в подвал, чтобы выключить там свет и все приборы, Ваня ещё сидел там. Но утром он не проспал.

14 марта 1988 года, понедельник. Сегодня с утра занимался диссертацией Антомони. Он, как и обещал, дал мне рыбу: две страницы на машинке. Но когда я эту рыбу прочитал, то это оказалось перечислением достижений автора, но не укладывалось в текст отзыва. Пришлось всё сочинять заново. Как говорит мой друг Аркаша Минаев, рецензию надо писать особым бюрократическим языком, иначе не поймут. До обеда успел только прочитать автореферат диссертации, – он оказался очень толковым. Начал писать отзыв в секретной тетради, но до обеда не успел закончить.

В обеденный перерыв состоялся шахматный турнир, посвящённый 25-летнему юбилею нашего отделения – НИО-19. Как всегда, болел за Фаянцева, он сыграл 1:1, но с кем, я забыл.

После обеда в 14час провели производственное совещание по поводу прогулов 3-4 марта Ларькина. У него нашлось оправдание: он пьянствует из-за производственной травмы головы, когда в 1982 (у меня даже отмечена точная дата: 8 янв) его стукнуло по голове обвалившимся в коридоре карнизом. И тогда собрание решило просить начальника отдела кадров Мих. Сим. Коренева разрешить Ларкину считать 3-4 марта административным отпуском в связи с болезненно психическим состоянием.

15 марта 1988 года, вторник. Сегодня в 15 час в выставочном зале корпуса №11 состоится семинар НИО-17 с докладом член-корр. Сергея Константиновича Годунова «Спектральные задачи линейной алгебры и их приложения». По этому поводу звонил Сармин и просил организовать участие в семинаре. Я всех своих коллег обошёл, в том числе особо напомнил Лыщинскому – ведь они вместе поступали в МГУ в 1947г, только Лыщинский на факультет ФТФ (физико-технический), который впоследствии стал МФТИ, а Серёжка – на Мехмат. Лыщинский от моего приглашения отказался: «Я - то его помню, а он наверняка меня забыл».

Сегодня я пришёл в ЦАГИ с опозданием: в 9 час, что бывает раз в год. Это потому, что в 7 час я принялся просматривать музыкальную кассету Антона Белоуса (это сын Владимира Белоуса, который работает в отделе Фролова в НИО-3, и внук Антона Антоновича Белоуса – председателя учёного совета). Я должен был вернуть эту кассету до обеда, но не всё ещё списал с неё, что наметил. Вот и провозился до 840. Хорошо хоть, что от моего дома до ЦАГИ идти всего лишь 5 минут.

И всё-таки нудное дело: отзыв,- я закончил и в 12 час отнёс в машбюро.

16 марта 1988 года, среда. Вчера в 15 час состоялся доклад Годунова. От наших было совсем мало людей, хотя зал был полный. Годунов показался мне более старым, чем три года назад, когда он приезжал в ЦАГИ, чтобы поговорить со мной по поводу применения во флаттерных задачах критерия Ляпунова. В тот раз разговор состоялся за проходной в комнате переговоров с командированными. Тогда он показался мне худощавым и энергичным, а сейчас более полным и не таким подвижным. В самом деле, ведь ему 59 лет.

Лекция была о том, чем занимались они последние годы: о дихотомии.

Я пожалел, что не взял с собой блокнот и не записал, а это была настоящая лекция для студентов. Потом задавали вопросы, я тоже.

Годунова и Булгакова провожали до проходной мой брат Николай, как организатор лекции, и Сармин. А за проходной их провожал я, чем воспользовался, чтобы поговорить о науке. Сначала я подбросил Годунову идею о матрицах, близких к симметричным: эту близость можно определить так: А=А с + А н , // А н//:// А с// = p  1. Для таких матриц можно воспользоваться их методами о гарантированной точности решения спектральной задачи для симметричных задач, на что Годунов ответил, что это хорошая идея и что похожий подход применил Келдыш и др. при решении несамосопряжённых операторов, введя малый параметр. Потом я напомнил Годунову, что весь мир экспериментально исследует устойчивость спектральным методом и поэтому в расчётах надо ещё раз попробовать направить все усилия на спектральный метод, а не на критерий Ляпунова. Но на это он мне возразил, что эту задачу можно решать с другой стороны, потому что метод дихотомии позволяет выделить любые участки спектра, т. е. по существу найти весь спектр. «Но, - возразил я, - колоссальным объёмом вычислений». «Это можно автоматизировать, - сказал он, - да к тому же, можно воспользоваться мультипроцессором и распараллелить расчёты».

И ещё один мой вопрос к нему, почему он как член-корр. на заседаниях в АН СССР не поднимет вопрос о том, чтобы матобеспечение в стране было централизованным, как в своё время было на БЭСМ-6, чтобы каждая организация: ЦАГИ. ЦИАМ и т. д., - не покупали это обеспечение поштучно. Он ответил, что он в секции математики, а этим занимается другое отделение АН СССР.

Вчера же в 10 час приехали из Реутова: Вяч. Ив. Никитенко, С. Вас. Кулик. Заседали под председательством Крапивко в кабинете Дорохина (давно пора называть его кабинетом Крапивко). Ещё были Ишков и Сабанов. Речь шла о расчёте на флаттер на гиперзвуке. Я им обещал определить режим обтекания на гиперзвуковых скоростях полёта «на бумажке» - задача очень простая и сводится к газовой динамике.

В 1045 пришёл В. П. Ермаков. Его вопрос мы разрешили за пять минут (редкая удача!). Он в программе КС-1 взял N=3, а надо N3, так что добавить х 2 и фиктивную балку и всё!

В четверг на семинаре Белоцерковского будет пять докладов с анализом последнего полёта Гагарина (прошло 20 лет!) – а я никак не могу решиться, ехать мне или нет. Вот Мосунов – тот всегда ездит. Но на этот раз придётся вернуться в ЦАГИ, потому что в 15 час будет юбилейный доклад Фомина о 25-летии НИО-19.

Из Дубны прислали записку от Суворовой, –написал ей ответ.

18 марта 1988 года, пятница. Вчера состоялось торжественное заседание, посвящённое 25-летию образования НИО19. Начало в 15час, но поскольку докладчик Фомин опоздал на 45 минут, то сначала крутили кинохронику, а уж потом слушали юбилейный доклад. Фомин опоздал потому, что по пути из дома отдыха у автомобиля сломалось колесо. Доклад Фомина был построен в историческом аспекте: от создания ЦАГИ в 1918г и до наших дней, но основной рассказ был посвящён 1930-м годам: о деятельности Келдыша и Гроссмана начиная с 1933г, о первых флаттерных экспериментах в 1935г, проведённых Поповым и Альхимовичем. Что касается последних 25 лет, то есть деятельности непосредственно в рамках НИО-19, то об этом Фомин рассказал очень кратко и без фамилий, ссылаясь на то, что этот период и так всем хорошо известен. Он упомянул и о том, что в своё время Жуковский, определяя задачи ЦАГИ, кроме авиации имел в виду ещё и инженерные сооружения, но сейчас этому мало придают значения, в частности ветровому резонансу высотных сооружений (а это как раз докторская диссертация Фомина).

Потом пошли поздравления. В. Ф. Кутьинов сказал, что дата 17 марта отсчитывается от того дня, когда вновь испечённые начальники отделений: НИО-3, НИО-18 и НИО-19, - пошли из министерства в ресторан «Националь» и выпили коньяк. От НИО-15 Загайнов Герман Ив. Говорил красноречиво, хвалил Пархомовского, Француза, Ильичёва и некоторых других, кто сидел в первых рядах.

Остроумно выступили от МЗ им. Туполева и Микояна. Потом раздали значки «25 лет НИО-19» (автор значка Света Шульгина) пенсионерам: Годлевскому, Гильденблату, Хабарову, Ждановой и др. – 15 человек.

В 1130 партбюро: приём в члены КПСС Ольги Бессоловой и план на год.

К вопросу о том, как бросить курить.

Никогда не курил, но очень понимаю пытающихся бросить курить, потому что у меня тоже есть вредные привычки, от которых трудно избавиться. А именно, у меня уже много лет дурная привычка дёргать бровинки. Сидишь, решаешь какую-нибудь трудную задачу и от нервного напряжения трогаешь брови и время от времени самую длинную бровинку выдёргиваешь. Глядишь, через месяц бровей не осталось! Примерно раз в год я бросаю эту привычку, например, в сентябре решаю: «Всё! Больше не дёргаю! До нового года»! Но редко выдерживаю до срока. Вот и сейчас, сижу решаю ту задачу, которую мне подкинули из Реутово и которую я хвалился решить за один час. Задача осложнена стреловидностью треугольного крыла. Для прямоугольного крыла мне было всё известно ещё в 1958г – хотя бы из книги Лойцянского «Механика жидкости и газа». Здесь же получается обтекание косого клина косым скачком. И вот это дело идёт у меня не так ловко, как бывало в молодости, а левая свободная рука от нечего делать хватается за бровинки, которые я не выщипывал с января. Стоить выщипнуть хотя бы одну бровинку, а дальше уже не остановишься! Но надо терпеть! А брови чешутся, так как нервы привыкли к выдёргиванию бровинок. Ирина рассказывала, что у них на ЭВМ М-20 один наладчик по фамилии Башкиров, когда искал очередную ошибку в машине, то нервно дёргал волоски на своей голове, и от этого у него на левой стороне образовалась плешь.

Вот так же было с мороженым во время моих командировок в Москву. Двадцать лет не мог проходить равнодушно мимо мороженого, но вот уже много лет воздерживаюсь.

19, 20 марта 1988 года, суббота, воскресенье.

25-летие нашего отделения кроме торжественного собрания 17 марта отмечено массовым выездом в воскресный дом отдыха в Володарке двухсот сотрудников отделения с их семьями. Многие приехали на своём автомобиле. Алёша Орлов, например, приехал на «Запорожце» с женой Таней и двумя маленькими дочерьми. Было два рейса: в 17 час и в 1830. Я поехал на автомобиле с Черновым, т. к. со мной было много груза: кинопроектор для показа кинохроники, телевизор Рубин-Ц202, Черновский видеомагнитофон (мой остался дома). Кассету с мультфильмами я подготовил для него ещё накануне: «Том и Джери», «Лаки-Люк» и «Гуливер».

Организатором всего этого была Ольга Ерёмина. Когда после ужина я с Ваней играл в шахматы, прибежала сердитая Ольга: почему я не занимаюсь своей обязанностью показывать кинохронику. Тогда я быстро собрал кинопроектор и наладил показ в спальном корпусе №3. Зрителей собралось около 30 человек. Кинохроника, о которой я уже писал: наш коллектив в 1958г в подшефном совхозе, - поразила всех до глубины души. Представьте, что будет с Вами, если Вам вдруг покажут взявшийся неизвестно откуда цветной фильм о Вашем детстве (или молодости, если Вам под 60). По просьбе зрителей я крутил эту получасовую кинохронику много раз.

Гвоздём всего праздника была художественная самодеятельность в субботу с 19 до 21. Джазовый ансамбль: Рудольф Осьминин – саксофон, Сергей Парышев – пианино, Андрей Стюарт – гитара и др. Солист Пётр Алексеев: песня «Коробейники», и итальянские романсы. Среди музыкантов также приглашённые, из которых я знаю только Игоря Дорохова из НИО-7.

Потом телемост «Нормы прочности» – «Аэроупругость», иными словами состязание в остроумии «Основной корпус – Пристройка». Ведущим от нормистов был Олег Быков, а от нашей пристройки – Виктор Довбищук. Телемост – это модный вид самодеятельности, позаимствованный из Интервидения. Телемост – это нечто вроде КВН (клуб весёлых и находчивых), но без победителей. На остроумные вопросы одной команды должны были отвечать участники другой команды без подготовки, экспромтом. Стоял всеобщий хохот, жаль только, что мы это не записали на память. Стихийно сценарий свели к двум кораблям, а адмиралом был Фомин.

Потом был банкет. Вместо шампанского напиток «Шипучий» – все стреляли пробками, как от шампанского. А дети объедались пирожными. Нет, вру. Все дети (их было около 30) в это время сидели в корпусе №5 и смотрели мультфильмы. Я сначала сидел с 19 час с ними, а потом оставил всё на ответственность Орлова, который сидел там же со своими детьми. На телемост я немного опоздал.

В тот же вечер Чернов отвёз домой заболевшую Иру Горбунову и Ольгу Ерёмину. Он ездил на «Жигулях» Стрелкова, потому что его автомобиль настолько проржавел, что когда я с ним ехал (а была оттепель с лужами), то вода фонтанировала по ногам.

22 марта 1988 года, вторник. 930 – 1030 семинар с докладом Хандурина с завода им. Мясищева. Он доложил методику расчёта на флаттер, основанную на системе ДИАНА, созданную на МЗ Туполева. Рассчитывался самолёт М-17. Работа оказалась очень хорошая, и семинар принял решение рекомендовать его в аспирантуру. Задавали так много вопросов, что часть слушателей разбежалась, не досидев до конца. В конце, как и обычно, выступил Аркадий Минаев, обладающий поразительной способностью, не занимаясь программированием и созданием расчётных систем, однако с успехом об этом говорить. Сегодня в Жуковский приезжает Алла Пугачёва. На наше отделение выделено 20 билетов по 4 руб. Бросали жребий – выпало на мою долю, но имелась в виду Венедиктова. Что касается меня, то я насмотрелся на Пугачёву по ТВ. Вообще многие зрелища: спорт, концерты, - смотреть по ТВ гораздо лучше, чем в реальности, т. к. это то же самое, но крупным планом.

Как часто бывает, с утра сидят командированные с завода: Наталья Михайлова и Тамара Белокопытова (Тьфу ты! Никак не могу запомнить – Белобородова!) Они совместно с Мосуновым готовят отчёт.

Я проверил напечатанный в машбюро отзыв на Антомони и сдал в с/ч. Вчера в 18 час ко мне в гости заходили: Мачигин с Таней, Стрелков, Сопов и Чернов. Я им ещё вчера на празднике обещал показать видео, – ведь многие ещё не знакомы с этой техникой. Возможности большие! Например, кинофильм о Сталине и Берия «Больше Света!», показанный вчера по ТВ в рабочее время, теперь можно посмотреть только в видеозаписи.

23 марта 1988 года, среда. С понедельника мы завели журнал по созданию новой системы СПАРФ (Сборник Программ и Алгоритмов для Расчёта на Флаттер – так по традиции я ещё пытался назвать новую систему, но в дальнейшем она получила название КС-2). Там пока вписаны два пункта: 1) Все программы называть: СП-130, СП-134, СП-1000, и т.д. – так же, как было на БЭСМ-6. 2) Числовой материал для СП-130 готовить по моему проекту, т. е. разделять ключевыми числами. Однако уже на следующий день Мосунов, который взялся готовить банк данных, этот проект отклонил и предложил свой в виде двух массивов вместо одного: массив исходных данных и руководящую таблицу. Я не возражаю, пусть только обсудят и утвердят. Действительно, на другое утро обсудили и утвердили. Вот проект: одна таблица целых чисел: показатели и структура числового материала, а другая – сам материал: подряд все числа без пробелов и признаков конца. Новый проект вписали в журнал, вручив Рыбакову для работы. С утра заявился Сабанов с командированными из Реутово и потребовал рассчитать течение на изделии. Я тут же определил угол косого скачка, а всё остальное: плотность, скорость, - предложил посчитать ему самому, для чего вручил ему мою тетрадь с формулами. Потом пришёл Бурцев – у него не совпадал расчёт с экспериментом. В трубе продували модель спортивного самолёта СУ-26 задом на перёд и получили при этом флаттер, а по расчёту получается дивергенция. Мосунов догадался, что в трубе при возникновении дивергенции сразу начинается срыв на острой задней кромке (раз она вперёд) – бафтинг!

В 11 часов прошло совещание у Соболева со всеми фирмами по поводу системы расчёта по балочной теории. Оказывается, например, на заводе Яковлева метод многочленов настолько развит, что геометрия крыла со всеми балками, панелями рисуется автоматически. Слава Салтыков, как всегда, хвалил метод многочленов, но я ему возразил, что балочная теория для крыла большого удлинения подходит лучше.

24 марта 1988 года, четверг. По вторникам с 1600 до 1730 теперь будут читаться лекции доктором экономических наук Хохловым Б. Вас. Он, в частности, пояснил, что хозрасчёт в теперешнем его виде является лишь учебной стадией для перехода к настоящему хозрасчёту в 1991г. Народ должен привыкать к самофинансированию, кредиту, штрафам за срыв хоздоговоров и т.д.

Пришёл командированный из Киева Пецюх В. М. посоветоваться, как привязать к его балочной методике нашу аэродинамику. Мы беседовали целый час, а потом оказалось, что он с мая уходит на полтора года на строительство МЖК (молодёжный жилищный кооператив). Спрашивается, зачем тогда он зря отнимает у нас время?

Партсобрание было долгим: с 1730 до 1930 и необычным. По повестке дня казалось, что заседание рассчитано на полчаса, не более. Было два вопроса: приём кандидатом в члены КПСС Ольги Бессоловой и сообщение Демидова о секретности. Но сначала добавили вопрос о снятии с контроля ряда решений партсобраний. Потом Демидов начал читать доклад о секретности по бумаге, начиная с XXVII съезда КПСС, - его пытались остановить, но это не удалось. И наконец выступил Амирьянц о положении в Карабахе. Карабах – родина Амирьянца, но, как и многие армяне, он с матерью был вынужден покинуть родину. Сейчас его второй дом – в городе Оше. В Сумгаите была самая настоящая резня. Мусульмане резали христиан-армян. Сознательные азербайджанцы прятали у себя дома армян, чтобы спасти их от смерти, – об этом ему рассказал Мамедов, так как тому звонила мать из Сумгаита и обо всём этом сообщила. Амирьянц уверяет, что всё идёт к тому, чтобы полностью ликвидировать всё армянское в Карабахской области.

25 марта 1988 года, пятница. Нина Григорьевна из планового бюро просила срочно заполнить рабочие программы. «Это надо было сделать в декабре, - сказала она, - но из-за перегруженности до сих пор не сделали, а завтра уже придёт проверять комиссия».

Крапивко провёл политзанятия с пересказом лекции историка Поликарпова и публициста Овсеенко. Оказалось, что с 1935г по 1941г было репрессировано в стране 18 млн человек. Из них три четверти погибло. Также оказалось, что Киров был убит по заданию Сталина, а потом планомерно была уничтожена террористическая группа, все охранники и их семьи и все, кто мог что-либо знать об этом.

Соболев в новом проекте предложил кое-какие изменения. Теперь будет, в чём уже убедили Мосунова, не две, а три таблицы: Q, pk qk, структура. Кроме того, Мосунов считает, что таблица pk qk не должна быть фиксированной длины, а любой. Я бы возражал против этого, но поскольку это не принципиально и нравится ведущему исполнителю Мосунову, то я охотно соглашаюсь.

Сменился завхоз: вместо Марии Яковлевны теперь молоденькая Ира. Вчера она выдавала блокноты, тетради и ручки. Почему-то она это делала более щедро, чем предыдущий завхоз. Например, на пять человек она выдала семь ручек по 50 коп и три по 1 руб. Получилось всем по две ручки, да ещё две лишних я спрятал в стол на случай, если на работу выйдет Кузьмина.

26 марта 1988 года, суббота. На прошедшей неделе состоялся весьма представительный НТС (присутствовало 33 человека), на котором рекомендовали на повышение в должности Быкова и Цымбалюка на звание «старший научный сотрудник» (имеют 21 и 28 публикаций). Потом выбирали резерв руководства. Выбрали: на место Фомина – Стучалкин, на место Галкина – Поповский, на место Француза – Быков, на место Стрелкова – Азаров и на место Мачигина – Комаров и Бессолова.

Шахматная задача А.Галицкого (мат в 4 хода, 1893г) в газете «Труд» от 19 марта оказалась очень трудной, так что ни я, ни Фаянцев, ни Минаев не смогли её решить. К этой задаче подключили также Б. Я. Чудаева с ММЗ им. Туполева (он играет лучше Фаянцева). (Фаянцев решил).

В последнее время в газете «Труд» помещали обычно лёгкие двухходовки. Бывают и пятиходовки, но тоже лёгкие, например вот эта: В.Шпекман, мат в 5 ходов, «два коня против двух слонов» ФРГ, 1957г. А вот четырёхходовку А.Галицкого я так и не смог решить. Придётся ждать субботнего номера газеты с ответом. Фаянцев высказал предположение, что эта задача начинается с шаха (так делали в прошлом веке). Недавно я начал коллекционировать задачи, которые мне особенно понравились.

27 марта 1988 года, воскресенье. Переход на летнее время. На улице весна. Днём я сбросил с сарайчика тающий на солнце снег. В сарайчике стоят шесть велосипедов, и на них капает талая вода. Все велосипеды стоят на подставках, чтобы не деформировались шины.

Вчера в 19 час пришёл Жора Замула – это верный признак, что вслед за ним придёт и Виктор Немиров. Обычно Виктор звонит Замуле и приглашает идти к Бунькову посмотреть какой-нибудь фильм. И вот Жора уже здесь, а Виктора всё нет. Наконец он приезжает на своём автомобиле, и мы начинаем смотреть кассету, которую приносит с собой Виктор. Но в этот раз кино крутится впустую, так как мы втроём спорим два часа подряд о хозрасчёте и самофинансировании. Сейчас о хозрасчёте спорит вся страна. Как раз в субботу по ТВ выступал директор института экономики академик Абалкин. Как и академик Аганбегян, он говорит о переходе к хозрасчёту, как об очень тяжёлом процессе. Я тоже с ними согласен, что перейти к новой экономике – это всё равно, что перейти от социализма к капитализму, это революция. Шестьдесят лет мы отвыкали от капитализма, и уже не осталось людей, имеющих опыт жизни при капитализме. Нет материалов, нет передовой технологии. Всё начинать вновь!

28 марта 1988 года, понедельник. Я записался на этой неделе поработать в подшефном пионерском лагере «Салют». Станислав Павлович Мачигин (Слава – он тоже физтех) назначил нашему отделу отработать на ремонте пионерского лагеря пять человеко-недель. Поскольку Мосунов и Рыбаков должны в этом квартале выпустить отчёт, то пусть они лучше работают на месте, а я пока для разнообразия поработаю чернорабочим.

В 830 выехали на «Жигулях» Игоря Вовчинского. Всего от НИО-19 в этот день работали пятеро: я, Вовчинский, Сергей Ефименко, Мачигин и ещё один Игорь. Работа простая, но беспокойная. Теперь, в условиях хозрасчёта, на наше отделение возложили обязанность полностью содержать в пионерском лагере «Салют» один одноэтажный каменный дом. В этом году предстоит переслать полы, так как в прошлом году многие прогнившие доски провалились, хотя были весной выкрашены. Как видно, там уже поработал Вовчинский. Полы в четырёх комнатах разобраны. Многие доски сгнили, но из них мы выбрали покрепче, чего хватит на покрытие пола в одной маленькой комнате. Но где брать доски для новых полов, неизвестно. Имелось в виду брать доски от разобранной старой деревянной столовой, но ходят слухи, что их обещали частникам, которые нанялись разбирать столовую. Короче говоря, в 15 час Мачигин пошёл ругаться в ЦАГИ, чтобы дали лес.

Я в 16 час зашёл в ЦАГИ, чтобы подписать отчёт, но его ещё не кончили, а НЭН и РАА отсутствуют.

29 марта 1988 года, вторник. Поехали снова в 830 на «Жигулях» Вовчинского. Вероятно, материала сегодня не будет, и мы снова закончим работу до обеда: перенесём мусор (сгнившие доски) и, возможно постелим пол в одной из маленьких комнат. Да, действительно, работали полдня. Перенесли весь хлам: гнилые доски с пяти комнат, - с одной стороны дома на другую для самосвала. Расчистили от мусора все пять комнат, где надо стелить пол. Вернулись довольно рано: в 1330.

Не всё получилось удачно. Утром в 830 Мачигин провожал нас и собирался идти к начальству. Но когда мы уже были в пионерлагере, то в 9 час по лагерю прошла большая группа начальства во главе с Ситниковым. Значит, Мачигин так и не попал к начальству.

Во всём этом деле угнетает одно обстоятельство: пол в пяти комнатах уже разобрали (хорошо, что не во всём доме!), а нового материала для настилки полов нет. Планировали за счёт старых досок от столовой. И ещё, полное отсутствие профессионализма, т. е. вот мы собрались вчетвером: три инженера и один доктор наук, - и гадаем, как настелить пол, да ещё из старого хлама. Вовчинский предлагает все лаги просмолить, Ефименко – все опоры для лаг цементировать, а я считаю, зря разобрали – можно было ещё год-другой слабые места зашить фанерой. Вот как я сделал у себя дома: покрыл фанерой старый пол и всё стоит уже 11 лет!

30 марта 1988 года, среда. Сегодня пришлось добираться до п/л «Салют» без приятной помощи Вовчинского, потому что в этот день, как он предупредил, ему надо сходить в ЦАГИ и написать плановый отчёт. В 730 (точнее, в 738) Икарус с тридцатью пассажирами направился в п/л «Салют». То место около Еганова, где вчера Жигули Вовчинского еле-еле проехали по глубокой и длинной луже, я даже не заметил, однако Икарус в этом месте сильно замедлил ход.

У ворот пионерлагеря всю эту бригаду ласково встречали четыре собаки, приветливо махая хвостами. Как видно, всякий приезд Икаруса для них большой праздник, потому что обычно Икарусы привозят отдыхающих в двухдневный дом отдыха.

Итак, нас осталось трое: я, Серёжа Ефименко и Игорь Зубко. Мы решили постелить пол в маленькой комнате. Вместо пиломатериала мы располагали хламом от старых полов. Оказалось, что старые полы часто ремонтировались и некоторые доски от них были новые. Вот их – то и набралось на полкомнаты, а недостающие сороковки мы набрали от старой столовой. Там на разборке командует Макаров – рыжий весёлый великан, (работает замом по общим вопросам в НИО-21). Серёжа развёл цемент в бетономешалке и построил три ряда опор. Лаги мы сделали из хлама – это самое сомнительное в нашей самодеятельности. Да ещё лаги легли криво. Да ещё концы досок повисли в воздухе. Поэтому мы решили гвозди пока не забивать.

Автобус прибыл за нами 1545, а в 1640 мы были уже дома. Я успел сходить в ЦАГИ и подписать отчёт Мосунова, Набиуллина, Рыбакова.

31 марта 1988 года, четверг. Снова Икарус привёз 40 человек в п/л Салют. В 820 мы: я, Зубко и на этот раз двое новеньких: Юра Гусак и Октай Мамедов, - все четверо уже несли на плечах по две-три доски от старой столовой, наполовину уже разобранной, к нашему домику (это домик, ближайший к бассейну). Бассейн теперь оказался внутри ангара, сооружённого из дюраля, стекла и покрытого оцинкованным железом. А раньше, в 1977г он был открытым. Я решил, что доски от столовой до домика лучше перенести утром, пока ещё снег не раскис от жары. За два часа мы перенесли 120 досок размером 40мм х 200мм и длиной до пяти метров. Носили по две доски, а Гусак – чаще по три.

Потом мы вытащили из этих досок гвозди, в каждой было около десяти гвоздей. Я рассчитывал управиться с гвоздями за какой-нибудь час, но Юра не поверил и был прав: мы провозились три часа. Мамедов надеялся пообедать в столовой и пошёл узнать насчёт обеда, но некий Пашков завернул его, сказав, что продукты на нас не заказаны, значит, обед не положен. Что касается бригады Макарова, то им полагается обед за 70 коп. Так что в 14 час я отпустил Игоря домой в Люберцы, а Мамедова послал в магазин за едой. Он принёс три бутылочки с яблочным напитком (по 40 коп) и кулёк сушек. В это время Юра распрямлял гвозди, а я кроил доски для маленькой комнаты. Получилось, что в следующих маленьких комнатах мы будем доски класть поперёк, потому что доски длинные, а лаги короткие (да мы ещё принесли десяток лаг размером 80 х 250 х 3000)

Автобус как всегда прибыл в 1545 , а в 1558 мы поехали домой. Всю дорогу туда и обратно я в пути беседовал с Юрой Гусаком. Мы оба переживаем за выпускников МФТИ, которые чаще интересуются заработком, а не наукой. А если и занимаются наукой, то сильно увлекаются технической стороной, а именно: программированием. Хотя работа на ЭВМ – она тоже требует таланта и способностей.

Сегодня Олег пришёл очень рано: в 1730 , потому что ему надо срочно списать кассету из Москвы в двух экземплярах, но! Сломался ВМ-12, тот, который куплен в январе. А магнитофон, купленный два года назад в Ленинграде, работает исправно. Не повезло. Поэтому мы посмотрели с ним с 1955 полуторачасовой фильм Клода Шаброля «Доктор Пополь» и разошлись. Олег пошёл с Антоном к кому-то у станции Отдых в надежде там сделать перепись. Заглянул Саша Чернов забрать кассету с фильмом «Больше Света!» А то у него приезжает сын, а показать нечего. В субботу поеду в гарантийную мастерскую.

Закончена четверть дневника. Впереди ещё три квартала. Признаюсь, нужна сила воли, чтобы заполнять дневник каждый день со слабой надеждой, что он кому-то будет интересен. А ведь можно было писать совсем по-другому! Я догадываюсь, что просто рассказы были бы интереснее. Вчера, например, на стройке в непринуждённом разговоре я рассказывал о событиях 1984г, 1976г и многих других, которые я помню с фотографической точностью. Или рассказать сновидение вчерашней ночи. После тяжёлой работы был крепкий сон, но со сновидениями всю ночь. И всё на тему 1955-1957гг. Это был сон настроение. Оказывается, можно вспомнить настроение более чем тридцатилетней давности. Да, не событие, а настроение! Но, конечно воплощённое в событиях, хотя и фантастических.

1 апреля 1988 года, пятница. Последний день работы на стройке. В четверг я так устал, что до сих пор ноют плечи от тяжести: ведь мы перенесли на себе три кубометра досок. И вообще непривычная работа без соответствующих навыков быстро надоедает. Снова в 730 на Икарусе едем туда. С понедельника меня сменит Валера Мосунов.

Итак, привычно начинаем в 825. Сначала натаскали кирпичей для опор. Этих кирпичей на территории лагеря полно: и силикатные, и красные, и красные со щелями. Сегодня я запасся плотницким метром. Померил доски. Толщина оказалась не 40мм, а 45мм. Ширина 120мм. Доски для дальней маленькой комнаты оказались на 20см короче, чем я ожидал. Поэтому вчерашний раскрой пришлось изменить. Мои коллеги предлагали все доски свалить у входа в комнату, так как лаги ещё не выставлены ровно, но я настоял на том, чтобы доски разложить по месту: так будет понятнее нашим продолжателям, всё ли правильно в нашем раскрое. А лаги можно поправить и так: для этого необязательно выносить доски обратно. Так мы и оставили во всех трёх комнатах доски разложенными на лагах, но гвоздями их не прибивали. В 1230 устроили обед, отпустив при этом Игоря в свои Люберцы. Обедали на прекрасном берегу Пахры, – она протекает рядом с лагерем. Съев свои бутерброды и выпив чай из термосов, в 14 продолжили выпрямлять два ящика гвоздей. Я прикинул, что там гвоздей оказалось на 10 руб, на что Юра Гусак съязвил, что это как раз цена работы доктора и кандидата наук, но я возразил, что за гвоздями нужно ехать в Москву, потратив на это целый день.

2 апреля 1988 года, суббота. Гарантийная мастерская уже третий раз меняет адрес. Теперь она переехала на улицу Электрозаводскую. Я до этого тысячу раз проезжал на электричке мимо Электрозаводской и наконец пришлось познакомиться и с самой улицей, именем которой названа остановка. А рядом протекает Яуза. С моста видно, как по реке плавают селезни и утки.

Впервые видел МЭЛЗ – Московский Электроламповый Завод. Это огромное здание длиной пол-улицы. По виду оно напоминает замок со старинными башнями.

В мастерской было пять приёмщиков и столько же клиентов. Но приёмщики все бестолковые: суета и безграмотность. Я сдавал свой ВМ целый час. Приёмщик сначала затеял со мной диалог, как это получилось, что механизм вышел из строя. Я ему объяснил, что, по-видимому, соскочила пружина, на что он возразил, что никаких пружин там нет, но появился мастер из цеха и согласился со мной. Посовещавшись, они написали: «нет заправки».

В этот день я прошёл сначала по улице Чернышевского, а потом по Ленинскому проспекту. Я хотел найти лак для паркета, но не нашёл даже магазина. Утром встретил Рудольфа Севастьянова с его сыном, который рассказал, что в магазине «Берёзка» очередники отмечаются каждую ночь в 4 часа, а за ВМ «Panasonic» (цена 1440 чеков) на улице предлагают 4000 руб. В новом магазине «Электроника» хотел купить головки для своих магнитофонов ТА-003, но их нет.

3 апреля 1988 года, воскресенье. Весь день просидели в подвале. Сначала с 1100 до 1245 смотрели югославский фильм «Офицер с розой» – о становлении социализма в Югославии после второй мировой войны. Потом полдня приводил в порядок семейную кинохронику. Отредактировал две получасовых киноленты, обе на цветной плёнке ORWO – хорошего качества, значительно лучше, чем фильм 1958г о совхозе. Одна лента – о раннем детстве Геры, Лили и Вани: 1971 – 72гг. Первая сцена: в гостях у бабушки и дедушки (у тёщи) на «42км». Вторая сцена: катание на санках с горы. Третья – в парке летом 1972г. Ещё одна лента 1979г с игровыми трюками: то Ваня растворяется в воздухе, то раздваивается, то Лиля пляшет с Лилей же и т. д. Тут и все соседские дети: Оля Бакластова, Оля Кутухина, Дима, Бен и другие.

Потом с 1800 до 1845 посмотрел «Международную панораму», а когда пришёл Виктор, мы продолжили бесконечные споры о хозрасчёте и кооперации. В 21 час «Время». Вспомнил: я всё утро занимался анализом муаровых помех на ленинградском ВМ-12, но сегодня этих помех не было. Я думаю, надо разобраться в частотном спектре этих помех. (Прошёл год, пока я случайно не обнаружил источник помех).

4 апреля 1988 года, понедельник. Пока я целую неделю работал в подшефном лагере, мои орлы за это время взяли социалистическое обязательство: 1) Набиуллин взял обязательство закончить свою программу к декабрю. 2) Рыбаков – СП-130 к октябрю, а Мосунов – подготовка исходных данных – к сентябрю. Соболев спрашивал, не добавлю ли я что-нибудь к этим обязательствам, но я ответил, что это и так очень трудные обязательства для моих орлов, потому что им уже по 48 лет, а в этом возрасте программировать тяжело. Особенно Рыбакову.

С 1130 до 1150 в НИО-18 было организовано занятие по КЗОТу. От нас были: я, Назаренко, Венедиктов и много других. Говорилось о двойной оплате за работу в выходные дни, по поводу чего Лыщинский спросил: «Если у трубачей сменная работа выпадет на выходной день и нам с ними работать, то это будет считаться как выход в смену или выходной?» На это работник управления ответить не смог. (И чего он задумался? В сомнительных случаях вопрос всегда решается в пользу трудящихся – один из принципов социализма).

Саша Чернов пригласил на экскурсию в здание Т-128 посмотреть на их новую лабораторию. У них прекрасно всё устроено и очень большая площадь, особенно коридоры. Они с Алакозом занимают три этажа да ещё подвал с душевыми.

Я шёл с обеда, а навстречу мне Стрелков: «Весь ЦАГИ в восторге от твоего подвига на стройке в пионерском лагере!»

По утрам и в обед по-прежнему играют в шахматы, только курить стали больше, потому что некому было одёргивать. После обеда НЭН и РАА исчезли, так как у НЭН умерла тёща. Крематорий.

5 апреля 1988 года, вторник. Лёша Сабанов много лет ходил в нашу комнату к НЭН и ко мне консультироваться по аэродинамике, но в последнее время перестал. Оказывается, ему это больше не нужно, т. к. он написал диссертацию и 14 апреля уже состоится его защита на ФАЛТе. Причём, у нас на семинаре диссертация не обсуждалась и никто ничего не знает.

Всемирная организация здравоохранения объявила 7 апреля днём борьбы с курением (день не курения). По ТВ агитируют к этому дню сократить курение и по возможности бросить. Сегодня в обеденный перерыв (с 1230 до 1330) я, как всегда, вернулся с обеда к 1300 и до 1335 смотрел, как играют в шахматы. Сегодня курили уже меньше и, что отрадно, ни Орлов, ни Ягольницкий не курили. За двумя столиками скопилось 16 человек. Но курил только Виноградов, да и то пускал дым в окно. Мой фаворит выигрывал весь обед и только последнюю партию проиграл Венедиктову.

Сегодня весенний день, но его не замечают, и в коридорах по-прежнему идёт бурное обсуждение перестройки. В прессе появляется масса всё новых материалов о сталинизме, например, в «Комсомольской правде» от 2 апреля большая статья, где подробно рассказано о механизме репрессий. Сталин подписывал списки казнённых совместно с Молотовым и другими членами Политбюро. В сегодняшней «Правде» большая статья о перестройке, но без подписи.

Вчера дома решил привести в порядок ВМ-12, который работает уже два года. Появляются регулярные шумы, похожие на муар с частотой 1.5 - 3 мгц. Посоветовался с Юрой Кириновым, (его отец работал у нас) – он говорит, надо как следует почистить головки.

6 апреля 1988 года, среда. Вчерашняя статья в «Правде» - редакционная критика на статью в «Советской России», - вызвала оживлённую дискуссию, в результате чего на стенде 4-го этажа рядом с этой статьёй вывесили и ту: «Не могу поступиться принципами…» Нины Андреевой (от 15 марта). За всеми новинками прессы у нас следят Сопов и Карклэ. Они – полемисты, откликающиеся на все принципиальные вопросы, поставленные партией. Оппоненты. Сопов выписывает около десяти газет и ещё какие-то журналы. Кроме того, он ещё в прошлом году организовал коллективную подписку на два десятка журналов, распределив их по добровольцам. А читаются эти журналы всеми участниками соглашения.

Наверное, есть такие люди, которые успевают читать и анализировать всё о перестройке. А я сейчас думаю, как бы прочитать эту нашумевшую статью Нины Андреевой из «Советской России». Целый разворот в газете – значит, это на час. Значит, надо надеть очки и простоять у стенда целый час. А там ещё и другие желающие.

7 апреля 1988 года, четверг. Приезжал Ермаков от Яковлева – у него деление на нуль в СП-137, а на самом деле во внутренней программе СП-1012. Произошло это оттого, что он ввёл фиктивную степень свободы: килевую балку, а массы в ней не задал. Эту ошибку мы с ним нашли за каких-то полчаса. Потом Ермаков беспокоился, что БЭСМ-6 у них снимут через два года и что тогда делать? Я его успокоил, сказав, что мы уже начали переделывать нашу систему на Фортран, и через два года всё будет готово. Кроме того, много сделано на Фортране в других местах: на МЗ Микояна покойным Костроминым, на МЗ Яковлева – Числовым, в г. Горьком – Боярко.

Вот уже двадцать лет сидим мы в постоянном составе на своих рабочих местах и Михаил Арсентьевич (сидящий за моей спиной) постоянно мне жалуется: «Почему Вы никогда не одёрните Набиуллина за его антипартийные наскоки? Ведь Вы член партии!» А НЭН и в самом деле настроен критически (даже враждебно) к существующим порядкам. Его стиль мышления можно характеризовать как анархизм. На днях я посоветовал Михаилу Арсентьевичу в ответ на очередные наскоки НЭН спросить того: «А что Вы предлагаете?»

И действительно, сегодня перед обедом при очередных дебатах о политике НЭН что-то возразил Михаилу Арсентьевичу, а тот (не без моего напоминания) спросил: «А что Вы предлагаете?»

НЭН сначала растерялся, потом подумал и ответил: «Я? Я предлагаю разбить собачьи головы!» (это известный лозунг Мао в Китае). « Ну, сколько бы ты казнил в Жуковском?» Он посчитал в уме и ответил: «15 человек». Тут и я вмешался: «Ты 15, да многие такие – по 15, а в сумме наберётся 5 тысяч из 100 тысяч жителей Жуковского». «Может быть, но другого пути нет!» «Хорошо. А меня в этом списке нет?» Он подумал и ответил: «Нет». «Ну, слава богу! Но я не одобряю кровопролития». Действительно, в гражданскую войну кровь лили. В 1928г лили. В 1937г лили – и сколько ещё можно! Уже не раз ошибались. Сколько загубили крестьянства, интеллигенции, лучших руководителей. В Камбодже убили миллионы соотечественников…

Приезжал из Новосибирска Леонид Гаврилович Шандаров. Он всё искал нашего Галкина, чтобы договориться насчёт подвески в Т-101, но я ему посоветовал обратиться с этим вопросом к Стрелкову, т. к. флаттерную подвеску скорее сделает тот. А нужно это для испытания натурных экранопланов – это дело сейчас очень перспективное. Говорят, в ФРГ армия летает на мотодельтапланах.

Лёня также рассказал, что в СибНИА перестройка идёт по-настоящему. В частности, из 80 кандидатов наук 20 человек снизили в должности и окладе. Также случайно он рассказал о неком Пинере Александре Викторовиче (ему около 40 лет), который в его секторе и занимается весьма перспективным делом: махолётом. Этот Пинер, кстати, получил реальную подъёмную силу на колеблющейся пластинке, но говорит, что амплитуда и частота должны быть очень точно подобраны. Пинер работал в Академгородке у Горелова, потом с ним же в Омске. Трое детей…

9 апреля 1988 года, суббота. 6 апреля у Ситникова был какой-то юбилей. По этому поводу в пристройке на доске объявлений появилась заметка: «Поздравляем зам. нач. НИО-19 тов. Стрелкова К. С. с успешным сбором денег с начальников бригад на подарок тов. Ситникову! С днём рождения!» Многие злорадствуют, а я им говорю,

что дарить подарки -это личное дело и никого не касается, но мне возражают: «Сейчас запрещено собирать деньги с подчинённых на подарок вышестоящему начальству». А Нина возмутилась: «Безобразие! Собирают деньги с людей! Лучше бы выписали деньги за счёт производства!» «Но это другая крайность! – возразил Набиуллин, - это ещё хуже: устраивать юбилей за государственный счёт!» Я же настаивал на своём: «Если кто-то с ним дружен, то они могут объединиться и купить ему подарок – это их личное дело». Сам я никогда не хожу на юбилеи и чествования и не люблю этого. Не люблю сбор подписей под адресом, но не возмущаюсь, когда подписываюсь.

7 апреля с 1430 до 1700 состоялся НТС по ЭВМ. Сначала выступали все начальники отделов: Галкин, Минаев, Стучалкин, Райхер, Чижов, Соболев, Амирьянц, Крапивко, Ильичёв, - каждый по 10 минут. Потом сделал доклад Логунов на 30 минут. Положение с ЭВМ плачевное и не только у нас, а по всей стране. В итоге Фомин предложил создать секцию расчётчиков при НТС. Боюсь, что толку от этой секции будет мало. Всегда так: как что-то приходит в упадок, то начинают создавать разные комитеты для реанимации. В тот же день был семинар с докладом Довбищука о двухлетней работе по испытаниям БТС с САУ (БТС-большой транспортный самолёт, САУ-система авт. управления)

В пятницу в 1600 состоялось собрание трудового коллектива отд.№4 с обсуждением надбавок к зарплате по результатам аттестации ИТР в 1987г. Всего выделялось на весь наш отдел 420 руб, а сотрудников 30. Предлагаемые надбавки были выписаны на плакате: от 5 руб до 30 руб. Например, Петру Алексееву добавляли 30 к 200, Михайлову 15 к 215. Пивоварову – ничего, т. к. у него предельно разрешённый оклад: 130. Венедиктовой, Колобаевой, Калининой – ничего, у них тоже предел: 150 (=130 + надбавка 20). Были волнения. Особенно много, как всегда, ораторствовал Булычёв, требуя покончить с уравниловкой. Но, в общем, всё обошлось. На этом же собрании выступил Сопов с объяснением по поводу создания совета трудового коллектива.

10 апреля 1988 года, воскресенье.

Новые законы о государственном предприятии, похоже, входят в жизнь. Вечером ко мне приходил Жора Замула и рассказал, что творится у них в НИО-3 (Георгий Николаевич – зам. нач. НИО-3). Известна история с Зураевым. Он жаловался в горком партии (безработный коммунист!), после чего зам. нач. ЦАГИ Щедрин вызвал нач. НИО-3 Кутьинова и рекомендовал принять Зураева обратно. Настаивал на этом и Свищёв. Но тогда в НИО-3 срочно созвали собрание трудового коллектива, на котором решили: «не принимать!» После чего протокол собрания вручили руководству ЦАГИ, и то ничего не могло возразить. Так же безжалостно уволили (теперь принято говорить «освободили») тех, кто письменно не согласился со своим старым окладом.

11 апреля 1988 года, понедельник. Вернулся со стройки Мосунов. Оказалось, они раскрой полов в домике забраковали и все полы перестелили заново. Если в средней и дальней комнате мы положили доски поперёк, то они всё разобрали и решили доски класть вдоль: от двери к окнам. В итоге, они закончили только три комнаты, а две большие так и не начинали. Мучились с гвоздями, т. к. они были выпрямлены плохо -–трудно забивать старые использованные гвозди.

По комнатам ходит Рита Калинина и предлагает мужчинам мыть окна в счёт субботника 16 апреля. У нас пока никто не согласился.

Лёня Лущин, как партгруппорг, предлагает мне вступить в производственно-массовую комиссию, где председателем Синявский. При этом он рассчитывает, что от работы в партбюро, где я работаю уже 4-й год, меня освободят, и я останусь без общественной нагрузки. На это я ему отвечаю, что кроме меня ещё много коммунистов в нашей партгруппе не имеют общественной нагрузки, например, Лыщинский. Кстати, упомянутая комиссия получает всё больше прав и полномочий: по её рекомендациям назначаются (распределяются) премии по отделам. Поэтому уже с этого квартала Соболев решил заняться отчётом за квартал серьёзно, т. е. заранее за два дня до комиссии он соберёт всех начальников секторов и обсудит с ними все работы, выполненные в первом квартале. В нашем секторе три секретных отчёта (авторы Мосунов, Набиуллин, Рыбаков) – все по расчётам для МЗ им. Микояна.

12 апреля 1988 года, вторник.

Вчера Чернов сам отвозил свой видеомагнитофон в мастерскую. На прошлой неделе я сначала вызвался помочь ему и отвезти по пути туда его ВМ-12, поскольку я собирался ехать туда за своим уже отремонтированным ВМ-12. Я собирался выехать из Жуковского в 7 час утра и к 815 успеть в мастерскую (начало работы), а к 1000 вернуться на работу в ЦАГИ. Я бы мог его аппарат сдать, а свой в том же рюкзаке привезти обратно. Но в решающий момент я почувствовал какую-то тревогу в этой затее и отказался. Пришлось Чернову ехать самому, совместив это с командировкой. Ближе к вечеру, после командировки он туда заехал, и начались его переговоры. Во-первых, ему написали на квитанции 40 руб, хотя настройка стоит 20 руб. Во-вторых, они отказались настраивать тюнер, т. к. у них это не принято – они тюнер меняют целиком за 240 руб. Спрашивается, почему 240? - ведь тюнер стоит120! Да потому что в любом ремонте к стоимости узла столько же добавляется за обслуживание. Чернов вышел из мастерской, походил по Москве, а потом вернулся назад и потребовал свой аппарат обратно. «Пишите заявление!» Написал. Забрал аппарат, уехал домой.

Теперь он будет настраивать тюнер в своём видеомагнитофоне сам. Я ему дам осциллограф, частотомер, блок питания, и за месяц-другой он это дело освоит. Он сначала хотел, чтобы мы вместе с ним это делали («Удели мне час вечером!»), но я по опыту знаю, что во всякое новое дело надо вникать целую неделю. Тогда я ему продал свою книгу –руководство по ремонту ВМ-12 за 5 руб, посоветовал набраться терпения и упорства и в путь!

С нашими мастерскими лучше не связываться!

13 апреля 1988 года, среда. Стрелков провёл совещание по субботнику. Будет пять бригад: 1) Работа на станции юных техников, ответственный Шалаев. 2) Уборка в детсаду №3 – Ерёмина. 3) Уборка улицы Циолковского – Рыбаков. 4) В корпусе 135 (это где труба Т-128) –Чернов. 5) Уборка территории ЦАГИ и прочее.

Все просятся в бригаду к Рыбакову, но он злой, так как его назначили без его согласия. У меня есть желание заняться мытьём окон, но на совещании Стрелков говорил: «Мытьё окон – это лёгкая работа. Оставьте её женщинам, а мужики пусть носят мусор!»

Вчера с 10 до 11 занимался с командированным Сашей Бурцевым. У него было два вопроса. Первый: расчёт КУС - косого управляемого стабилизатора. Эту работу по просьбе Белянина я сделал ещё в декабре, но расчёт не оформлял, так как примеры расчёта очень простые и неинтересные. Теорию и программы я вручил Саше, – пусть продолжит.

Второй вопрос – о флаттере с предэлероном. Сначала он возник в связи с обратным полётом СУ-26, а теперь уже на серьёзном самолёте. По нашим программам получается дивергенция предэлерона (или руля у ГО при обратном полёте), но на моделях в трубах получается настоящий флаттер! Они требуют объяснить. Ещё месяц назад Мосунов догадался, что до дивергенции дело не доходит, и всё сводится к срывному флаттеру. И вот сейчас это же сказал Белянину Эдуард, но тот ужасно возмутился: «Никакого срывного флаттера! Там классический!» Я им говорю: «Надо пустить дымок в трубе с передней кромки и снимать скоростной съёмкой». А Назаренко предложил шелковинки.

14 апреля 1988года, четверг. В субботу в «Известиях» опять была большая статья о беззаконии в нашей стране. Описали судебный процесс по делу Бухарина в 1938г, как средневековое судилище. У меня в голове появилась гипотеза по поводу всего этого, точнее по историческому развитию во всём мире. Я сегодня утром даже высказал эту гипотезу вслух и Поповский похвалил меня: «Правильно! Вот, действительно работает голова у доктора наук!» А надо напомнить, что по утрам у нас всегда играют в шахматы – по три минуты – до начала смены (в 815 звенит звонок). Но в 815 никто не спешит на рабочее место. Шахматы убираются, и начинается перекур. Курение – это обязательный процесс. Но не так важно покурить, как поговорить. Идёт бурное обсуждение политики. Обычный состав: Поповский, Сопов, Крапивко, Рыбаков, Фаянцев, Ферапонтов, Агеев, Рудковский, Лёвкин, Жмурин, Карклэ, Афонин, Сабанов и иногда Алфёров.

Мне тоже захотелось поделиться своими мыслями, и я высказал свою философскую гипотезу. В технике и истории есть что-то общее. Например, вы покупаете телевизор. Стараетесь купить изделие хорошей фирмы. Но разбросы и случайные нарушения во много раз перекрывают различия в качестве разных фирм. Так и в историческом развитии: один социальный строй, например социализм, может быть лучше другого (капитализма), но конкретная реализация в той или иной стране может настолько сильно отклониться от идеальной, что может перекрыть в худшую сторону прежний уровень. Другими словами, переход с одного уровня на другой, более высокий чреват такой неравномерностью, что прежде чем новый уровень установится, провалы могут оказаться ниже прежнего уровня. Можно было бы эту гипотезу послать в комиссию по подготовке XIX партконференции, но я уверен, что специалисты давно уже додумались до этого, а история на протяжении тысячелетий учила нас, что революции всегда сопровождаются жертвами и разрушением культуры. Наверное, у Плеханова и Бухарина много написано об этом, но сейчас уже поздно всё это изучать, поскольку наше поколение вызубрило лженаучные теории. Правильно говорят обозреватели: философия за последние 20 лет не сдвинулась с места.

Вчера с 1100 до 1230 на ФАЛТе состоялась защита Сабанова. Типично вузовская диссертация. Такая диссертация у нас вряд ли могла пройти. Меня огорчило многократное упоминание моей фамилии: «Методика Бунькова, гипотеза одномерной стационарности Бунькова». Несолидно!

Всё превращается в детский сад и мельчает. Наука замыкается на нашу маленькую артель. Не пахнет самостоятельностью, не говоря уж о мировом уровне.

16 апреля 1988 года, суббота. СУББОТНИК.

Наш сектор раскидали по разным местам: Рыбакова – на уборку улицы Циолковского (он же и руководитель этого), Мосунов на станцию юных техников, меня – на уборку территории подшефного детсада №3, и, наконец, Набиуллина – сидеть на рабочем месте, заниматься наукой.

В 830 я прибыл в детсад №3. Всего собралось 10 человек: я, Фаянцев, Муллов, Петя Алексеев, Сармина, Ерёмина, Гагаркин и др. До полудня собирали мусор. Я работал в подшефном детсаду впервые, но многие там работали не раз. В своё время там любили работать НЭН, Ларькин и компания. В общем, работа полезная и благородная. Грабли, метла, носилки, тележка (её возил Ефименко). Я сначала работал около Фаянцева и Муллова. Мы граблями собирали листья. Кстати, Муллов в непринуждённом разговоре о перестройке (а об этом сейчас говорят всюду и на любой работе) высказал мнение, что во главе отделения самым подходящим был бы Буньков, хотя все считают его не совсем нормальным. Потом я с 10 до 12 таскал мусор на носилках на пару с Алексеевым. Он первый заметил, что у меня плохо сгибается спина. Теперь это превратилось в жестокий радикулит, и всё воскресенье я ходил скрюченный. В соседнем детсаду тоже был субботник, и там вынесли на свалку около сотни перегоревших ламп дневного света, а я умею их восстанавливать. У меня в кухне и в подвале много лет работают такие лампы, принесённые с разных свалок. Для этого делается специальный прибор, заменяющий переменный ток постоянным. Лампы горят без мелькания и треска. Так вот, я сходил домой за тележкой и привёз все эти лампы домой. Тип ЛБ-40. Всего там было 100 ламп, и только 11 из них оказались безнадёжными.

18 апреля 1988 года, понедельник. Как всегда, с 745 до 815 блиц, а потом на полчаса споры о перестройке. Поповский набросился на наше партбюро со Стюартом во главе и, особенно на меня, когда я заявил, что ЦАГИ в перестройке не нуждается, т. к. стоит на службе государства, а что перестраивать надо в первую очередь сельское хозяйство. Тут и Сопов тоже возмутился: «Почему же тогда учёные из ЦАГИ едут помогать в колхоз, а не занимаются своей прямой работой?» Я ему отвечаю, что ЦАГИ не при чём, что это только видимые факты, а на самом деле лечить надо всю систему. И вообще едут в совхоз два-три раза в год для разнообразия. Это полезно для здоровья. Не в этом суть

Позавчера в «Известиях» статья доктора экономических наук Лациса «Сказки нашего времени». Четыре сказки: 1) Якобы при Сталине в 1948 – 1953гг было систематическое снижение цен. Но вспомните займы! Крепостное право в колхозах (жили без паспортов) до 1953г при зарплате 20 руб и миллионы нищих в лагерях! 2) При Сталине была твёрдая рука хозяина. Но эта рука уничтожила генетику и кибернетику, провозгласила чугун, сталь и нефть, пока не упёрлась лбом в стену! 3) Государственная собственность – значит, народная. Но, этой собственностью распоряжались бюрократы, как хотели. Портили реки, Байкал. 4) Государство нам даёт (Сталин даёт). Но не мы должны просить у государства, оно должно служить для народа. «Государству виднее…! Именно поэтому сейчас с таким безумным напором посредством государственного заказа разрушается экономическая реформа».

Вспоминаю утренний спор с Поповским и Соповым. Да, я против перестройки в ЦАГИ и считаю, что хозрасчёт погубит науку в ЦАГИ. Такие институты, как наш, наоборот, должны стремиться к централизации научных разработок. Иначе каждое отделение начнёт разрабатывать свою линейную алгебру вместо единой по всей стране. И так в эти годы всё измельчало! Наше отделение ушло в сторону механизации и автоматизации. Расчётные исследования тормозятся из-за того, что ничего не пришло взамен БЭСМ-6. Это почти за 20 лет! Сейчас вся надежда на импортные ЭВМ!

Валера несколько дней бился со своей сабрутиной. У него после команды CALL…(A, 1, C,…) сначала всё работало, а при повторном обращении к этой команде всё портилось. Оказалось, параметр 1 неожиданно превращался в другое число. Всё дело оказалось в том, что, как и в машинном коде, в Фортране тоже следует позаботиться о сохранении входных параметров. И вообще Фортран более чреват логическими ошибками, чем машкод, как и всякий, не совсем математический язык, насыщенный массой грамматических правил и исключений.

19 апреля 1988 года, вторник. С 930 до 1148 в инженерном корпусе состоялся семинар по аэродинамике под председательством Г. С. Бюшгенса. Тема: методы снижения аэродинамического сопротивления. Было пять докладчиков, из которых я знаю только Курочкина и Суханова. Доклады были интересные, народу – полный зал. Работа у аэродинамиков тяжёлая: из-за какого-то профиля потратить лучшие годы своей жизни! Из докладов мне понравилась одна идея, связанная с самолётом ТУ-144. На крыле образуются два вихревых шнура. В 1960-е годы пробовали на этом месте ставить рёбра, чтобы использовать энергию вихрей для увеличения качества. Это не помогало, так как вихри разрушались. И вот только теперь придумали наплывы. Это дало желаемый эффект.

Мосунов представил проект программы по первичному вводу исходных данных для метода многочленов. Этот диалог с терминалом называется mbidp, что означает «Мосунов. Банк исходных данных для полиномов». Сделан пока только первичный ввод, а работа с готовым банком ещё ожидается. Я посоветовал Мосунову некоторые изменения: вместо ответов 1 и 0 назначить, как всюду принято: yes no (Y , N). Кроме того, заглавие придумать более звучное, например, mobi.

Звонил Столяров Глеб Иванович. Предложил встретиться с Вожеговым Н.И. и Серкиным Ан. Ф. в четверг на семинаре Белоцерковского 21 апр в 930 (по случаю ремонта музея Жуковского он состоится в зале общежития МВТУ).

20 апреля 1988 года, среда. В 1430 доклад Галкина об исследованиях флаттера во Франции. В 1700 лекция начальника планового отдела ЦАГИ о введении хозрасчёта.

Вечером после работы к нам в гости заходил брат Коля. Он рассказал, как его дочь Лена выходила замуж. Сейчас молодожёны живут в Москве в квартире, которую снимают для них родители. Я расспрашивал Колю, почему в нашей стране ничего не создано на смену БЭСМ-6. Он ответил, что как раз сейчас делают вариант БЭСМ-6 на микросхемах.

21 апреля 1988 года, четверг. Встреча Столярова и Вожегова закончилась вничью, так как Столяров отказался принимать участие в эксперименте Вожегова. Я при этом высказался, что требуется создание сложной аппаратуры с обратной связью, а мы уже не молодые. Вожегов: «Ну что ж! Придётся делать всё своими силами в гараже!»

Мы втроём: я, Серкин и Вожегов, - ушли с семинара после первого доклада. Около метро Бауманская выпили по стакану красного фруктового напитка по 8 копеек, и разошлись, предварительно договорившись с Серкиным, что 1 мая он приедет ко мне в гости. Мы с ним однокашники: вместе учились в школе, а потом в МФТИ. Когда в 1974г отмечали в Новосибирске 25-летие окончания школы, тогда Серкина с нами не было. Через год предстоит 40-летие – собраться бы!

Потом я заехал в магазин Электроника на Ленинском проспекте и купил магнитофонные головки для своих магнитофонов ТА-003, две штуки по 80 руб, а то на моём фрязенском головки выкрошились в первые же два года, но, к сожалению, я это заметил только тогда, когда гарантия уже кончилась. У них не налажена технология производства ферритовых головок. Вот японские ферритовые головки работают не меньше десяти лет: так было на моём японском магнитофоне AKAI-11, который работал с 1974 по 1983 без снижения качества записи.

22 апреля 1988 года, пятница.

Лекция Цветкова Е.И. состоялась в 1630 в конференц-зале инженерного корпуса. Народу было много. Схема хозрасчёта в ЦАГИ будет такая:

ЦЕНА (договорная) = СЕБЕСТОИМОСТЬ + ПРИБЫЛЬ.

ПРИБЫЛЬ = первоочередные ПЛАТЕЖИ + расчётная ПРИБЫЛЬ.

ПЛАТЕЖИ – это: 1) Плата за основные эксп. фонды (трубы). 2) За трудовые ресурсы: 300руб в год на человека. 3) За кредит: 6% в год. 4) За природные ресурсы (с 1990г).

ПРИБЫЛЬ = 1) 10% в бюджет + 2) 10% в министерство + 3) ОСТАТОК

ОСТАТОК (остаточная прибыль) = Фонд социального развития + Амортизационные отчисления (в НИИ и Мин.) + Фонд материального поощрения.

Итак, из всей этой громадной таблицы только в последнем пункте содержится наша зарплата, да и то там налоги и т.п.

23 апреля 1988 года, суббота. С 9 до 11 ездил по хозяйственным магазинам, хотел достать лак для паркета, но не удалось. Десять лет назад этот лак был, а теперь исчез. И магазины стали беднее. Очень много людей занимаются ремонтом своих квартир. Стройматериалы стали дефицитом. Лак для паркета «Новомосковский» ядовитый: красить надо с противогазом. Когда-то этот лак стоил 5 руб банка 4.3кг с кислотным отвердителем. Благодаря этому лаку пол в гостиной простоял 10 лет и только на 11-й год кое-где протёрся. Этот пол – моя гордость. Я его сделал из авиационной фанеры по 9 руб лист. Пол получился светлым и блестит как паркет. Но если я снова не покрою его свежим лаком или не постелю какие-нибудь ковры, он пропадёт.

Весь оставшийся день я занимался установкой и настройкой новых магнитофонных головок на магнитофоне «Электроника ТА-003». Когда я снял старые головки и посмотрел на них через 20-кратную лупу, то увидел, что они все в рытвинах. Странно, что они ещё как-то воспроизводили звук до 12 кгц. На новых головках обнаружилась ещё одна неисправность в магнитофоне: испортилась Долби-система в левом канале. Это уже не в первый раз. В прошлый раз причина была в триоде КТ3102, а в этот раз – в конденсаторе 10 мкф (уж эти малышки!)

24 апреля 1988 года, воскресенье.

С 12 до 14 у меня был редкий гость: В.Н. Китц. Его дочь замужем за сыном нашего Галкина (а познакомились они благодаря мне). Я его среди моих других друзей называю учителем, так как ещё в 1971г он в Жуковском был первым авторитетом в области Hi-Fi, и вообще в стереофонии. Мне лично понадобилось больше десяти лет, чтобы овладеть навыками в бытовой радиоэлектронике и магнитной записи звука, обогнав в этом учителя. Тогда я бывал у него каждую неделю, а теперь мы встречаемся два раза в год. На этот раз он зашёл ко мне просто поболтать, в основном о качестве цветных телевизоров.

Потом разговор коснулся сталинских времён. Владимир Николаевич оказался знатоком жизни Севера в Сталинские годы – ведь в молодости он работал полярным лётчиком. Он очень хорошо знает жизнь зэков (заключённых) – они жили рядом с ним. Он с матерью жил в государственном доме на Колыме. Они с матерью жили в одной комнате, а в комнате напротив жили 20 заключённых. Эти зэки всегда были голодными, а у лётчиков были хорошие пайки, и поэтому его мать всегда прикармливала этих несчастных. В общем, это были интеллигентные люди, хотя и не без уголовников. Эти зэки с его матерью дружили, а его сторонились, чтобы не подвести. И вот наступил 1953 год. Владимир Николаевич был молодой и собирался жениться. В тот день, когда они с невестой должны были расписаться, умер Сталин, и жених воскликнул: «Слава Богу! Подох, наконец!» Невеста возмутилась и порвала с ним, – любовь кончилась. Уже через три года, когда Хрущёв раскрыл правду о Сталине, Володя Китц, будучи женатым, на теперешней Эвелине, как-то встретил бывшую невесту и укорил её: «Ну что? Я был прав насчёт Сталина?» А та ответила: «Но я же ничего не знала».

25 апреля 1988 года, понедельник.

Звонил Бурцев с завода, говорит, что у него моя программа НУС (наклонный управляемый стабилизатор) успешно прошла. Беспокоился, когда мне вернуть назад. Пока не надо.

Потом приехала Люба Новикова из Реутово, говорит, что Дина Викторовна ушла на пенсию. Люба приехала не по расчётам, а по моделям. Она считает уже без перфокарт: с помощью системы КРАБ. Она рассказала, что у них на заводе один парень украл и вывез с завода целую ЭВМ. Вот так несун!

Сегодня в 1730 в красном зале состоится институтское совещание по поводу выборов Советов Трудовых коллективов (СТК) – на основе опыта НИО-2 и НИО-3.

26 апреля 1988 года, вторник. Вчера на совещании советов трудовых коллективов кроме СТК НИО-2, НИО-3, были ещё СТК НИО-8 и 15. От нашего НИО не было никого, кроме Сопова. Мне как члену партбюро надо участвовать, но я не верю ни в хозрасчёт, ни в СТК.

А Сопов сегодня кое-что рассказал. После утренних шахмат как всегда в конце коридора собралась толпа (в основном курильщики) и дискуссия продолжалась до 840. На этот раз я насчитал 16 человек. Сопов доложил, что всё идёт к тому, чтобы созвать съезд СТК. По крайней мере, на XIX партконференции ожидается, что КПСС откажется от своей доминирующей роли в экономике. И Сопов радовался как ребёнок, что наконец-то наступит власть трудящихся.

Что касается НИО-19, то на днях состоится партсобрание о хозрасчёте с докладом начальницы Планового бюро Нины Григорьевны Кочкиной. Я предполагал, что собрание пройдёт формально. В комиссию наметили меня, Стрелкова и Кочкину. А также Бессолову.

Звонил Бурцев. Он ввёл пружины в свободную схему самолёта, а номера нулевых компонентов забыл убрать. Вот чудак!

Венедиктова проводила свою дочь и зятя-иорданца за границу на постоянное проживание в Иордании.

27 апреля 1988 года, среда. Сегодня утром с 820 до 850 была особенно яростная дискуссия в коридоре (в «шахматном клубе»). На этот раз я насчитал 22 человека. Опять больше всех злился на меня, как члена партбюро и вдобавок представителя общества трезвости, Поповский. Идейным вдохновителем антипартийной ругани выступал Сопов. Всё здесь смешали в кучу: известное торможение партийно-бюрократической верхушки перенесли на рядовое партбюро и ячейки трезвости. Как будто мы что-то решаем! Они кричат: «Какое вы имеете право решать на своих партсобраниях вопрос о введении хозрасчёта в ЦАГИ?» Да я ещё подлил масла в огонь с помощью статьи Шмелёва в 4-м номере «Нового мира». Раньше алкогольная проблема давала 2/3 всего возможного дохода в пользу бюджета, а 1/3 – самогонщикам, а теперь наоборот: 1/3 и 2/3, да и сахар исчез. «Надо ввести талоны на сахар», - заключил я. Но мне ответили, что самогон можно варить из чего угодно: из муки, хлеба, макарон, лимонада, виноградного сока. И в самом деле, мой сын Герман покупает трёхлитровые банки виноградного сока и заливает их в свою 20-литровую бутыль с зельем, которое булькает через хлорвиниловую трубочку день и ночь, получается вино. (Прекрасное вино из винограда делает мой друг Вл. Ант. Широкопояс!) Я напомнил, что в Иране запретили пьянство. А мне в ответ раздались возгласы: «Запреты – это полицейские меры! А они никогда не помогали. Надо наладить жизнь в стране!» «А почему в Америке тоже пьянство?» Ответили: «Там тоже классовое неравенство – вот и приходится пить: бедные от горя, а богатые от сознания несправедливости в обществе».

28 апреля 1988 года, четверг. Вчера с 1630 до 1800 Крапивко проводил политзанятие на тему «Роль партии в перестройке». Присутствовало 12 человек: я, Дорохин, Шалаев, Жмурин, Ульянов, Сабанов, …В общем-то, всё это уже известно: и статья Андреевой в «Советской России» от 13 марта и ответ в «Правде» от 5 марта.

На вопрос, конкретно кто они – противники перестройки, Крапивко ответил, что мы все в некоторой степени являемся противниками перестройки, если мы ничего не предпринимаем, – не перестраиваемся. Я возразил ему: «Перестройка – это не мелкая самодеятельность, а новое законодательство в стране. Надо не заниматься самодеятельностью на местах, а предлагать в правительство новые законы и строго следовать уже принятым.

Сегодня будет партсобрание о переходе на хозрасчёт, а сначала в 11 час соберётся партбюро. Я позвонил Кочкиной и предложил ей помощь в написании плаката о новой финансовой структуре хозрасчёта. Она ответила, что плаката не надо – она всё нарисует мелом на доске.

Вчера в «Комсомольской правде» статья «Механизм торможения». У нас в стране национализированы не только средства производства, но результаты труда, т. е. продукция заводов, колхозов и т. д. Таким образом, трудящийся превращается в наёмного рабочего, которому платят за время, а не за труд. Сегодняшнее собрание обещает быть бурным. Кроме Кочкиной выступит с докладом ещё и Стрелков – он активный агитатор за хозрасчёт на уровне НИО. Будет принято решение о создании СТК.

29 апреля 1988 года, пятница. Действительно, собрание было бурным и продолжалось до 2030 – три часа. Противниками перестройки оказались Галкин, Минаев и Фомин. Галкин выступал примерно так: «Зачем в научном институте вводить хозрасчёт? Учёный должен заниматься наукой, а не спекулировать научными отчётами. Да и как оценить новую научную теорию, если её эффективность проявится через много лет? Я многократно бывал в Италии, Франции – там учёные оплачиваются из бюджета». Ему ответила Бессолова: «Но Вы забываете, что там, у учёного контракт, а у Вас пожизненный оклад!» А военпред Сергей Фёдоров возразил Галкину так: «Свою зарплату Вы умеете считать! Научитесь считать и себестоимость Ваших работ! Кстати, там за рубежом контракты оплачивают военные ведомства».

Фомин предлагал отложить выборы СТК до осени, а пока создать группу по выработке положения об СТК. После шумной дискуссии всё-таки решили выбрать СТК. К 15 июня.

Вчера же в «Известиях» статья академика Сагдеева «Где мы потеряли темп» – о развитии фундаментальной науки. Гигантские отраслевые институты вроде ЦАГИ превратились в бюрократические организации, где директор уже не в состоянии разобраться, где наука, а где очковтирательство. Там такой пример: Физики из СО АН СССР острили: «Берём на себя обязательство на этот квартал сделать одно открытие мирового масштаба и два – всесоюзного», - а райком принимал это всерьёз. А я вспомнил наше обязательство в прошлом году: «Приступить к изучению возможности перевода системы СПАРФ на ЭВМ, планируемых к вводу в ВЦ ЦАГИ в 1987г» - тоже юмор.

Сегодня с 1100 до 1215 заседал президиум НТС - о выдаче рекомендаций для поступления в аспирантуру ЦАГИ: В. Хандурину (от ЭМЗ), Б. Григорьеву (от Галкина), Ю. Долбневу, и ещё от Туполева.

В президиуме НТС всё шло гладко, поскольку вопрос был мирный, но разделение на сторонников и противников перестройки чувствуется в воздухе, как предгрозовая атмосфера, насыщенная электричеством. Например, Фомин кольнёт: «Это ему поручит СТК..», а Минаев при этом добавит: «…которого ещё нет», - и ухмыльнётся. Я вынул из кармана вчерашнюю статью из «Известий» акад. Сагдеева о фундаментальной науке и дал прочитать Амирьянцу, но его внезапно вызвали в трубу. Потом газету у меня взял Чижов, прочитал, но ничего не понял и попросил рассказать меня, о чём статья. В 1430 будет торжественное заседание, посвящённое 1 мая, – надо будет подойти к Чижову и рассказать ему, но для этого надо ещё раз прочитать её, потому что статья очень сложная, например, там есть рассказ о давнем споре между Келдышем и Арцимовичем и здесь мнение явно разошлось. Тому пример Галкин, который шёл рядом со мной на обед и уверял, что прав был Келдыш, а не Арцимович. Я сослался на Ленина, который утверждал, что всякая наука партийна. Даже математика.

После торжественного собрания с традиционными речами и поздравлениями перешли на развлекательную часть прораммы. Это был диафильм Галкина о его поездке в Италию в 1986г. Сначала был рассказ, а потом показ. Оказывается, Галкин остроумный рассказчик. В Италию были командированы двое: Галкин и Загайнов, - для участия в каком-то аэродинамическом комитете. Они от Рима до Сиены добирались самостоятельно (а это пол – Италии). Теперь не принято высылать встречающих: все добираются самостоятельно. Им выдали в Риме по 1 млн лир (это примерно 500 руб), из которых они по 80 тыс истратили на обед. Фотоснимки у Галкина были вполне хорошими.

Поскольку сегодня полный рабочий день, то в 1630 все разошлись по рабочим местам, а в конце дня состоялся традиционный предпраздничный шахматный турнир.

30 апреля 1988 года, суббота.

Позвонил Широкопояс и попросил меня купить дефицит в нашем универмаге: плёнку ORWOCHROM, один блок 3 руб х 10 шт. Много лет назад эта плёнка стоила 1руб 50 коп. Теперь и проявитель к ней тоже подорожал: был 2 руб 15 коп, а стал 5 руб 30 коп. Володя Широкопояс – мой друг с тех пор, как в юности мы занимались в фотоклубе. Постепенно я от фотографии отошёл, кроме стереофотографии на профессиональный формат с помощью двух спаренных фотоаппаратов «Киев-6», а он, наоборот, стал профессионалом и снимает серьёзные слайдфильмы.

1 мая 1988 года, воскресенье. Перед демонстрацией зашёл Чернов с просьбой переписать видеокассету. Теперь он стал самостоятельным видеолюбителем, так как завёл обменный фонд пока из пяти кассет на библейские темы: «Иисус Христос» – 2х3час, «Моисей» – 2 час, и т. п. Эти пять кассет позволили ему общаться с другими начинающими любителями, в том числе с неким Виталием – соседом племянницы Кати. Она и рассказала соседу, что у дяди Володи много видеофильмов, но брат Коля просил меня не поощрять её увлечение видео, так как она учится в 10-м классе и ей надо думать об аттестате зрелости и об институте. Вот я и переадресовал этого парня к Чернову.

В 1000 пришёл ещё один друг: Саша Приходько, - и вернул мне пластинку «Реквием Моцарта». Мы с ним беседовали полчаса, и из-за этого я попал на демонстрацию только в 1035, но успел во время. От нашего отделения на демонстрацию пришло около сорока человек. Одна деликатная деталь: подхожу к месту сбора цаговской колонны (это у стадиона), здороваюсь с нашими за руку: с Минаевым, Соповым, Стюартом, Амирьянцем, Симоновым, а рядом с ними стоит Ольга Бессолова – с ней за руку неудобно здороваться и целовать ручку не принято. А я читал в юности, что при встрече первой должна подавать руку женщина (если захочет). В 1205 как всегда, прошли мимо трибун, видели Шогина и всю городскую знать.

2 мая 1988 года, понедельник. В 10 час должен был прийти Костя Дурынин. Звоню ему, а он забыл. Я напоминаю ему, что он собирался привезти ко мне телевизор своего друга, чтобы я как следует, настроил модуль видео, который я делал на прошлой неделе. Он мне отвечает: «Привезу после Музыкального киоска».

Жду. А он так и не появился до вечера. Тогда я вечером зашёл к нему домой – он живёт в доме, где старый гастроном. Он объяснил, в чём дело. Оказывается, его другу уже ничего не надо, так как его квартиру обокрали: унесли телевизор, видеомагнитофон, кассеты, цигейку и пр.

Я выпросил у Кости кассету с обещанием вернуть до ночи. Эту кассету с фильмом «Мусорщик» мы посмотрели с Олегом, и в 23 часа я отнёс её обратно. В его доме во всех подъездах вставили замки и теперь, чтобы попасть к нему, надо предупреждать по телефону. Подходишь к дому, он выбрасывает с четвёртого этажа ключ от подъезда, и так ты попадаешь к нему в дом. Поставить замки во всех подъездах пришлось из-за того, что в старом гастрономе продают водку и поэтому в подъездах постоянно околачивались пьяницы.

3 мая 1988 года, вторник. С утра начались приятные хлопоты с оформлением отпуска: мне предложили от цехкома путёвку на туристский поезд «Москва – Закарпатье – Москва» с 10 по 23 мая. Дело было так. В пятницу на торжественном заседании наш председатель цехкома Бессолова много говорила о доброжелательном отношении в нашем коллективе. Особенно это проявилось в дни 25-летнего юбилея нашего отделения и празднования этого юбилея на базе отдыха «Салют». Потом она похвалила многих людей за помощь в организации этого праздника и в том числе меня и Чернова за показ мультфильмов для детей и за кинохронику. А когда кончилось торжественное заседание, и все сидели в ожидании диафильма Галкина, Бессолова подошла ко мне и предложила льготную путёвку на поезд «Дружба».

Оказалось, уже давно организована от ЦАГИ группа 30 человек в туристскую поездку по льготным путёвкам (скидка 50%, т. е. платить надо 95 руб вместо 190). Там в основном одни женщины, но одна из них отказалась, а тут я попался на глаза. С утра я написал заявление на имя зам. нач. института Ефимова Вал. Мих. и председателя профкома Дудина Г.Н., заверил у Мачигина и Бессоловой ходатайство. Ходить в управление пришлось три раза, т. к. льготы 50% не делают секретариат достаточно приветливым, например, Галя у Ефимова – это почти монумент, в соцбытотделе Анна Васильевна Синицына – очень строгая старушка – либо ей всё надоело, либо не любит попрошаек.

4 мая 1988 года, среда. Итак, отпуск подписан, а путёвку надо выкупать сегодня в 17 час. Кроме своих бумаг я носил на подпись ещё заявления Ерёминой и Четверговой (из спецчасти), так как у них нет пропуска со свободным проходом. Соболев, подписывая моё заявление об отпуске, посоветовал оставить кого-нибудь вместо себя. Подумали и решили назначить исполнять обязанности начальника сектора Мосунова, потому что Рыбакову и Набиуллину всё равно, а Валере будет добавок 30 руб.

Широкопояс просил ту цветную фотоплёнку, которую я купил для него, сохранить пока в холодильнике, потому что он срочно выезжает в Эстонию на фотосъёмки. Я спросил его мнение о перестройке, заметив, что в 4-м номере «Наш современник» в статье Кожинова говорится о том, что сталинизм начался за 20 лет до репрессий 1937г, а он ответил, что всегда был уверен, что сталинизм начался задолго до революции. Ещё Достоевский в романе «Бесы» предупредил человечество, что бесполезно устраивать счастье одних слоёв народа за счёт уничтожения других: « Богатого всегда можно сделать бедным, а бедных богатыми – никогда!» Надо будет почитать этот роман, но насколько я помню из школьной литературы, роман «Бесы» считался тогда реакционным.

5 мая 1988 года, четверг. Сначала после утренней шахматной разминки я открыл обычную десятиминутную дискуссию о перестройке. Я подкинул им на обсуждение статью Чингиза Айтматова во вчерашних «Известиях» под названием «Подрываются ли основы?» Там ещё раз о сталинизме, но уже как об идеологии, которая оказалась очень живучей и проявила себя и в Китае в виде культурной революции и в Кампучии – в виде геноцида. Иначе, зачем бы стали душить ещё не развившиеся кооперативы? В самом деле, налог на кооперативную зарплату до 500руб такой же, как на государственную (13%), а свыше – резко увеличивается по сравнению с государственной: в интервале от 500 руб до 700 руб налог 30%, от 700 до 1000 – 50%, от 1000 до 1500 – 70%, а выше 1500 – 90%! Это и есть остатки сталинской идеологии: должно богатеть государство, но ни в коем случае отдельные лица! Потому–то у нас и зажали изобретателей и всё талантливое!

Приезжала Суворина из Дубны. Дали ей отчёт Мосунова и ленту «141».

6 мая 1988 года, пятница. С утра прибыл Колоцей. Его вопрос о перекосе элерона, вращающегося не на двух шарнирах, как схематизируется у нас, а на трёх. Задача статически неопределимая, но я ему посоветовал почитать то, что я сделал 20 лет назад: «Учёт деформации сдвига…» Но создаётся впечатление, что Колоцею просто лишний раз хочется удрать с завода, а в ЦАГИ отметишься, – был в командировке! Так что, через пять минут он испарился. Вот и наши деятели: Рыбаков и Набиуллин, - исчезли в предпраздничные дни. НЭН – тот хоть утром появился часа на три, а РАА вообще не пришел на работу, – наверное, где-нибудь в детском саду мусор возит.

Крапивко принёс статью Шмелёва в «Новом мире» (№4, 1988) – Новые тревоги – о трудностях перестройки. Это мне всё известно.

С 1100 до1230 состоялось партбюро, на котором мы совместно с партгрупоргами назначили комиссию по составлению «Положения о СТК в НИО-19». В комиссию назначили: Стрелкова, Синявского, Бессолову, Сопова, Карклэ, Стюарта, Азарова, Клюкина.

Сегодня «Правда» очень пухлая: с повестью Ю. Германа «Лает собака». Статья о политэкономии – эта наука у нас в запущенном состоянии со времён «основоположника» Сталина.

Сопов хочет повесить плакат «Вся власть советам!».

7 мая 1988 года, суббота. Рабочий день по решению совета министров. С утра до 11 час сидели на совещании у Соболева по поводу заключения для микояновцев. От них было четверо во главе с начальником отдела Ю. М. Померанцевым. От нас: Соболев, Карклэ, Алексеев, Грецов, Я, Рыбаков, Мосунов – итого, набралось 11 человек. Погода была пасмурная сырая, так что было приятно у открытого окна. Получилась неприятная история: не было на месте трёх наших отчётов с расчётами, потому что они были посланы на завод в двух экземплярах для утверждения, и вторые экземпляры должны были вернуться, но прошёл месяц, а они там застряли. Как говорит Померанцев, они пришли на завод всего лишь две недели назад. Ну и что! Надо было тут же вернуть наш экземпляр обратно!

Заключение подписали, и гости разъехались, кроме Померанцева, который ещё должен был собрать недостающие подписи. После совещания, в 1130 Алексеевич исчез, наверное, уехал в Смоленскую область. Удивительное это нововведение: «зелёные талоны!» – имеешь такой талон и можешь в пятницу работать только до обеда. (Я ошибся: они хоронили Мишу Огородова).

Итак, последний день перед отпуском! Ещё предстоит получить отпускные деньги и зарплату за апрель. А 10 мая в 19 час отправление поезда «Дружба». Да ещё за мной долг: я обещал Ан. Тим. Пономарёву (ВВИА) написать отзыв на его диссертацию от ведущего предприятия (тема: расчёт бафтинга), но Галкин успокоил меня: напишешь потом!

8 мая 1988 года, воскресенье. Первый день отпуска. В нашей жизни, окутанной паутиной бюрократии, очень много «якобы». Я пишу в заявлении: отпуск якобы на 24 рабочих дня, а на самом деле – это отпуск на 20 рабочих дней. Этот анахронизм остался с 1960-х годов, когда от одного выходного дня перешли к двум выходным. И стало с тех пор пять рабочих дней в неделю вместо шести, но по инструкции до сих пор считается, что якобы в неделе шесть рабочих дней. Когда я выйду из этого отпуска 6 июня, у меня ещё останется в запасе отпуск на 24 рабочих дня за прошлый год и 48 –за этот.

В прошлом году отпуск прошёл оригинально. Шёл Международный Московский кинофестиваль, и я ездил две недели подряд в Лужники – там зал очень большой и каждое утро можно было свободно купить билет на утреннюю пару: с 9 час до 13 час. А вечером снова было кино, но уже дома и с видеокассеты. А в позапрошлом году отпуск тоже прошёл в кино: две недели с утра до вечера я с ещё одним таким же любителем (это Олег) смотрели фильмы с видеокассет. Если быть точным, энтузиастом и знатоком кино был он, а я только смотрел готовенькое. Он знал киноэнциклопедию почти наизусть, знал, какие фильмы стоящие, знал, где их достать, однако у него не было аппаратуры, поэтому мы и заседали у меня. Таким образом, за три года мы посмотрели с видеокассет 900 фильмов! Я веду в специальном журнале учёт просмотренного: название фильма, режиссёр, главные роли, хронометраж и год. Перед нами за эти годы прошли в основном все лучшие режиссёры зарубежного кино. Советские фильмы мы смотрели редко, т. к. их можно было видеть в кинопрокате.

В основном программа знакомства с зарубежным кинематографом выполнена! Осталось познакомиться с кинофильмами Японии, Китая, Турции и прочих стран, стоящих на второстепенных позициях по сравнению с кино США, Франции, ФРГ, Англии и Италии. Но не надо. Для кинолюбителя иметь возможность смотреть фильмы авторские: Формана, Феллини, Антониони, Копполы, Кубрика, Хичкока и др., - это трудная проблема. То, что ходит по рукам в городе Жуковском, - это в основном коммерческая стряпня. Авторские фильмы циркулируют на руках у ходячего клуба. Ходячий клуб – это некий кружок энтузиастов, в основном, бедняков, но зато горячо увлечённых и знающих мировой кинематограф. Этот клуб не имеет своего помещения. Собираются, где попало, и меняются кассетами, обычно на один-два дня. Я получил доступ к этому только благодаря большим затратам на аппаратуру. Так же было и с джазовыми записями в 1974-1984гг, когда благодаря первоклассной аппаратуре (я по существу располагал домашней студией) я мог сделать записи высокого качества, и это было удобно для других любителей, и хорошие записи стекались ко мне сами собой, и уже накопилось 300 лент из лучшего, что есть в мировом джазе.

10 мая 1988 года, вторник. Первый день путешествия.

Организовала туристскую поездку на поезде «Москва – Закарпатье – Молдавия – Крым – Москва» Мария Eгоровна Шатунина.

Поезд отправляется вечером, а пока надо сходить в ЦАГИ и получить зарплату. В 13 час во время обеденного перерыва там, как всегда, шёл шахматный бой. Крапивко драл Рыбакова, и тому удалось отыграться только один раз. Потом сел гость Чудаев Б. Я. – он играл с блеском, но у него упало время. Я на прощание повесил на доске ещё одну шахматную четырёхходовку (А. Калинин) из газеты «Труд» от 7 мая. Эту задачу я вчера решал весь день и только к вечеру решил. 8 матов! МАТ В 4 ХОДА.

И вот мы уже едем. Сейчас 2030 . Первая смена пошла в вагон - ресторан ужинать. В поезде 12 вагонов с туристами и 3 вагона-ресторана.

11 мая 1988 года, среда. Туристский поезд полон сюрпризов. Во-первых, нет нужды занимать очередь в туалет, т. к. поезд приходит на «базу отстоя», где имеются все удобства рядом с поездом. На вид это пустая площадка: тупик для трёх поездов. Но вот вы заходите в каменный тоннель рядом с поездом, спустившись по ступенькам вниз, и попадаете в подземное хозяйство для туристов.

Завтрак в 830, обед в 1615 , ужин в 2030. Я сегодня провёл на ногах 10 часов. Поскольку с Киевом я уже знаком, то у меня свой независимый маршрут. С 9 до 13 прошёл бульвар Шевченко и улицу Леси Украинки. Потом, когда пасмурная погода сменилась на солнечную, я занялся фотосъёмкой, для чего съездил на базу отстоя (метро Левобережная) за ранцем с фотоаппаратурой. Это чемодан с заплечными ремнями, который вместе с аппаратурой весит 17 кг. В прежние годы я его носил легко и с удовольствием, а теперь тяжеловато. Сегодня снял 12 пар на бульваре Шевченко. Стереосъёмка с каждым годом становится всё труднее, потому что одна из камер «Киев-6» (та, которая с 1972г) часто не дотягивает плёнку и снимает 15 кадров вместо12, так что часть кадров налезают друг на друга. Мои соседи по купе: В. И. Сёмин, Валерий Егоров и ещё один рабочий. Интересы совершенно другие, но это не страшно.

12 мая 1988 года, четверг. КИЕВ. План фотосъёмки на сегодня: Киево–Печёрская Лавра и Родина-мать. После завтрака (питание отличное!) сначала занялся регулировкой аппарата и провозился с ним полтора часа. Вся группа в это время гуляла по Киеву (по плану начало в 1130 у Лавры). Я ходил по городу самостоятельно и снял 4 плёнки. Не обошлось без приключений. Утром у отеля «Салют» привязался милиционер: «Фотографировать не разрешается!». Долго вели с ним переговоры, не понимая друг друга, хотя и говорили по-русски. Оказалось, что в Киеве никто не снимает с треножника бесплатно – это всё частники. Когда я наконец догадался об этом, я успокоил его. Потом около монументальной бабы подошли ещё два милиционера, когда я со своей аппаратурой забрался на холм. Они проверили мои документы и записали. И вообще часто подходили любопытные со своими разговорами. Типичный вопрос: «Оправдывает ли себя эта аппаратура?» Надо понимать, окупается ли? Доказать, что я снимаю для собственного удовольствия невозможно: это другой мир. И ещё я понял сегодня, что спрашивать о том, как пройти, надо минимум у двух, чтобы два ответа совпали.

13 мая 1988 года, пятница. ЛЬВОВ.

Стоянка туристских поездов на этот раз оказалась намного дальше, чем в Киеве, а именно: на станции Брюховичи в 15 минутах езды от Львова. Эти стоянки очень похожи друг на друга. Вчера был такой случай: одна туристка выходит из каменного павильона, ведущего в подземный туалет, и плачет: «Мой поезд только что стоял на этом месте, а теперь тут другой, а мой ушёл». Я догадался, в чём дело, и посоветовал ей снова спуститься вниз и найти другой выход и тогда всё будет окей!

Итак, мы в Львове. Погода прекрасная. Я ходил вместе со всеми до Личаковского кладбища. Экскурсовод беспокоилась за туристов, что они устанут ходить пешком. Но оттуда до центра ходьбы минут 10!

Лучший способ посмотреть город – пройтись по нему пешком. И я всегда хожу пешком. И не зря: именно по пути с кладбища я сделал два удачных снимка на ул. Лисенко, хотя она совсем в стороне от улицы Ленина, по которой остальные проехали на трамвае. Ходил я со своим чемоданом до вечера, но вес 17 кг всё-таки надоедает! Я снял около трёх плёнок, и опять ко мне подходили любознательные и заводили разговоры о стереофотографии (здесь догадываются, что это стерео). У меня такой большой опыт, что я вижу город не в реальности, а преобразованным в стерео диапозитивы. И эти картинки я уже ношу в своей памяти, и с нетерпением буду ожидать, как дома, в Жуковском они воплотятся в реальные стеклянные пластинки и всё там будет таким же красивым, как я видел это сегодня на улицах Львова.

В 2120 втроём с Т. и Н. посетили местный кинотеатр, к/ф «Алло, такси!»

14 мая 1988 года, суббота. УЖГОРОД. Сегодня обширная программа.

Сначала обзорная экскурсия к границе с Чехословакией. Изобразить на фото невозможно, какое волнение охватывает при взгляде на чужую страну, особенно, когда видишь словацкие сёла с холма.

Сегодня снял всего два кадра: сначала Невицкий замок на холме (замок невесты), потом в старом городе лютеранскую церковь (вместо креста стоит булава). Ужгород не больше Жуковского, но всё гораздо живее. Например, «Юный техник» в десять раз богаче нашего магазина «Сделай сам» и не беднее люберецкого. Я самостоятельно наткнулся на достопримечательность: светомузыкальный театр и, конечно, я не мог не сходить туда – интересно, такого раньше я не видел, билеты 1руб.50.

Вечером надо посмотреть американский фильм «Разговор» Копполы.

До обеда с 14 до 15 купались в реке Уж и загорали. Вода холодная: 120.

Сейчас 1530. Пообедать и успеть на 1700 в центр. Жара 230, но я ничего кроме костюма с собой не везу. Каштаны, глициния, сакура – красота!

15 мая 1988 года, воскресенье. МУКАЧЕВО.

На берегу красивой речки Латорицы стоит великолепный женский монастырь. Там и сейчас полно старушек. Они много работают, мясо едят один раз в год – на Пасху. За последний год новых монашек не поступило, так что со временем монастырь станет музеем.

Город Мукачев во всём уступает Ужгороду. Пыльные улицы. Редкие прохожие. В костёле идёт воскресная служба. Место для стоянки поезда настолько тесное, что поезд пришлось разрывать на две части.

Вспоминаю вчерашнюю светомузыку. Показывают четверо артистов. У них два лазера: синий и красный. И ещё какие-то проекторы. Очень сложная композиция, но чувствуется, что ручная. Кроме этого театра известны ещё три: В Казани, Харькове и Москве, но светомузыка здесь считается самой современной и интересной, что говорит о высокой культуре Ужгорода. В связи с этим вспоминаю отзыв Кости Стрелкова о Париже. Он говорит, что никакие рассказы не могут передать сущности Парижа, что, только побывав там, почувствуешь особый комфорт в тысячах мелочей городской жизни парижан. Так и в Львове и Ужгороде – всё вокруг удобно и уютно. Но надо признать, что такое возможно только в маленьких старинных городах, чего не скажешь о Жуковском: город маленький, но самые нужные магазины разбросаны друг от друга на многие километры.

16 мая 1988 года, понедельник. ЯРЕМЧА.

Вчера в Мукачево после обеда я так ошибся, что буду помнить всю жизнь! В 1540 все отправились на курорт «Карпаты» и я решил, что фотоаппарат не понадобится и не взял его с собой, а там оказалось, что санаторий расположен в красивейшем замке (бывший охотничий дом Габсбургов) и время для фотосъёмки было самое удобное, и виды очень подходили для стереосъёмки. А мой аппарат остался в поезде. Какая досада! И главное, это очень далеко от города: 16 км. Не успеть.

В Яремче хорошо, но нам как-то ближе Теберда и Архыз. Там я чувствую себя, как дома, а здесь – как за границей. Поскольку в Яремче не было базы отстоя, то всё питание давали в местных столовых. До обеда ходили пешком (знаменитый ресторан Гуцульщина и т. п.), а после обеда возили за 35 км на автобусе на перевал Яблоницкий (930м). Всюду продают местные поделки, и я решился купить ковёр за 40 руб (называется килим). Потом в галантерее попались красивые сумки, и я купил для Лили пляжную за 13 руб, и элегантную для Ирины – за 35. Потом для Вани плавки, а Гере решил отдать ковёр

По пути на перевал есть искусственный трамплин с кресельной канатной дорогой. Известно, что на кресельной дороге зевать нельзя, и для новичка там страшновато. Наши женщины с испугу пропустили очередное кресло, а я не растерялся, догнал его уже в воздухе и забрался на него – это немножко похоже на каскадёра, который на ходу вскакивает в самолёт. При этом все перепугались, а я пожалел, что сделал это сгоряча, потому что мне пришлось вскарабкиваться из висячего положения в сидячее, а это получилось у меня с трудом.

Вечером все пошли на концерт ВИА (вокально-инструментальный ансамбль), а я, как всегда, в кино. Американский фильм «Кордебалет» с Майклом Дугласом. Из всего поезда нашёлся только один попутчик, да и то девушка.

В «Правде» в связи с XIX партконференцией развивается тема «Вся власть советам!», и сегодня же о присуждении Оскаров за этот год.

17мая 1988 года, вторник. ЧЕРНОВЦЫ.

Завтрак и обед в поезде, а обед и ужин на другом конце города на турбазе «Черновцы». Всего за всю поездку только в трёх городах не было удобных стоянок, оборудованных для обслуживания туристов: Яремча, Черновцы и Запорожье. Тогда мы ищем удобства в городе.

Нас водили по городу целый день: с 12 до 20. И всё это время я носил на спине свой тяжёлый чемодан. Съёмки я начал с резиденции митрополита (ныне университет). Там во время съёмок ко мне подошёл

профессионал с фотоаппаратом «Киев-88». По его словам, этот аппарат безотказен в отличие от «Киева-6», который у его коллег (как и у меня) неустойчив в работе, иногда неожиданно снимая 15 кадров вместо 12.

Этот профессионал сфотографировал нашу группу на фоне дворца и вечером принёс фотографии в поезд. Вообще эти частники снимают превосходно! Цена фотокарточек 1 руб 25 коп. Такие фотографы обслуживают туристов у каждого туристского объекта и делают всё очень быстро. Например, в Яремче в 10 час сфотографировали, а к обеду в 14 час принесли уже готовые фотокарточки.

Итак, я исколесил пешком весь город. Кое-что снял: 13 пар (при стереосъёмке счёт идёт парами). Всего в поезде около 400 туристов. Мой чемодан уже всем примелькался. Все удивляются: что он носит в своём тяжёлом чемодане? Не утомляя их законного любопытства, я охотно показываю, что у меня там. Та девушка киноманка Н. поддерживать знакомство не желает. В этом отличие женщин от мужчин, среди которых знакомства растут как грибы.

18 мая 1988 года, среда. КИШИНЁВ.

Сначала опоздал поезд: вместо 9 час прибыли в Кишинёв в 1140, вышли на экскурсию в 12. Потом у гида сломался микрофон, и пришлось ехать на автобазу и из-за микрофона менять целиком весь автобус Икарус. Сразу же поехали в город Котовск в домик и музей Котовского. Там на жаре проболтались два часа и по возвращении в Кишинёв едва успели посетить парк Победы и парк им. Пушкина, как наступил обед (17 час).

Потом я сагитировал компанию десять человек поехать троллейбусом на Комсомольское озеро купаться. «Комсомольское озеро» – это стандартное название купальных прудов во многих городах. Например, я такие пруды видел в Минске и в Тбилиси. В озере температура воды +180, а в душе +150. Солнце, песок. Дети купаются, а взрослые не решаются: холодная вода. На обратном пути посмотрели на улицу Ленина. За весь день сделал всего лишь один снимок: фонтан в парке им. Пушкина. Архитектура на улице Ленина не интересная: 1950-й год.

Сегодня я не таскал свою аппаратуру по городу, а то вчера в Черновцах бывало даже такое: прохожие кричали навстречу: «Прожектор перестройки идёт!» Вот этот дневник. Я призадумался, будет ли кому-либо интересно читать его. Я попросил киноманку Н. оценить, интересно ли я пишу, но она отказалась: «Забивать голову во время отпуска чужой писаниной!»

19 мая 1988 года, четверг. ОДЕССА.

Туристский поезд поставили на специально оборудованной стоянке «Одесса Восточная» – час езды от центра Одессы. Автобус-экспресс может доехать до центра за 33 мин, но пока его ждёшь, получается час.

Экскурсия по городу была короткая: Дерибасовская, Аллея Славы, Пушкинская, Оперный театр, Потёмкинская лестница. Основное внимание было посвящено катакомбам – это далеко за городом. На этот раз гид попался универсальным: он же и фотограф.

Странная интонация у местных гидов! Я одного из них расспросил об этом. Он ответил, что это украинский акцент. Нет, не похоже. Значит влияние еврейского языка. Но, такая же интонация в Голосе Америки! И тогда он догадался: «Значит, это влияние Голоса Америки!»

После обеда большинство поехало в оперный театр на «Пиковую даму», а я сагитировал несколько человек купаться в море. 7 остановок до Лузановки на любом трамвае, а потом на катере от Лузановки до порта (30 коп). Пройдясь по центру, наметил на завтра план съёмки.

20 мая 1988 года, пятница. ОДЕССА – второй день.

Позавтракав до 8 час, успел к 9 час приехать в центр, чтобы попасть на двухсерийный японский кинофильм «Легенда о Нарайяме» (главный приз в Каннах). Этот фильм шёл и в Жуковском, но я прозевал. Сюжет основан на традициях Японии сто лет назад. Там был обычай относить беспомощных престарелых родителей высоко в горы и оставлять.

Потом до 1230 фотографировал на улицах Пушкинской и Дерибасовской. Пришлось снять два варианта: утром в тени и после 15 – на солнце. В археологическом музее имеется уникальная коллекция монет за последние 35 веков. В 1330 морская прогулка на катамаране «Аджибей» с рассказом о Черноморском пароходстве. Впервые видел лихтеры. Сегодня пришлось снимать одним аппаратом, т. к. другой окончательно сломался. При этом пришлось кадры выбирать без людей и без ветра. Однажды, это было в Хиве в 1976г, я вообще снимал только одним аппаратом, т. к. второго ещё не было. Снимаю сначала левый кадр, а потом, переставив треножник на 10 см вправо - правый.

В комиссионке бедность. Видео нет.

В «Правде» прощальное письмо академика Легасова с покаянием в том кошмаре, который привёл страну к Чернобыльской катастрофе.

21 мая 1988 года, суббота. ЗАПОРОЖЬЕ.

В Запорожье туристской стоянки нет и поэтому с 8 час до 22 час мы должны были находиться в городе. Там нас и кормили обедом. Я решил пройтись пешком от вокзала до плотины ГЭС – по проспекту Ленина. Это 13 км, включая хождение по плотине – 16. По пути зашёл во многие магазины и даже на выставку цветной фотографии издательства «Планета». Зашёл также и в магазин «Автозапчасти» для автомобиля «Запорожец», как просил меня Лёша Орлов. Но там сказали, что поршневые кольца не бывают и что их надо искать в городе Мичуринске. Один частник предложил мне с рук кольца за двойную цену (это 10 руб) – я отказался.

Итак, я прошёл весь проспект Ленина, кое-что покупал, кое-что фотографировал, а в 1330 успел вернуться в ресторан «Россия», где для нас был подан обед.

После обеда нас повезли на остров Хортица. Там прекрасный музей истории Запорожья. Есть диорамы о Запорожской Сечи и о строительстве ГЭС (строили вручную, пользуясь паровыми подъёмными кранами, бетон месили ногами). Перед музеем я успел искупаться в Днепре. Температура воды 120. После экскурсии из-за изобилия лишнего времени сходил в кино – это был фильм ГДР 1978г «Доказательств убийства нет» (чепуха). И под конец в 2050 попал ещё в универмаг Украина» и купил там за 5 руб толстые рукавички с орнаментом, которые я не смог найти в Закарпатье.

На вокзале в ожидании нашего поезда, как всегда затеяли дискуссию. Говорили о перестройке и о предсмертной статье академика Легасова.

22 мая 1988 года, воскресенье. ФЕОДОСИЯ.

Последний город. Я уже бывал здесь на автомобиле в 1960г, но без экскурсии. И вообще посещать те же места раз в 30 лет интересно. Кстати, из всего нашего путешествия для меня не было ни одного нового города. В 1961г на своём автомобиле «Москвич» вдвоём с Ю.Белкиным (тоже физтех) мы проехали пять республик и три моря от Карелии до Крыма и тогда же мы посетили и Закарпатье, и Одессу, и Киев, и т.д. – всего 25 городов. А в Запорожье я был ещё в 1980г, но всего полчаса, и каждый раз непременно показывают 700-летний дуб.

Итак, второй раз в жизни я посетил картинную галерею Айвазовского. Особенно поражает огромная картина «Среди волн», которую он написал за 10 дней в возрасте 81 год. Интересны и такие факты: второй раз он женился в возрасте 65 лет на 26-летней девушке, которая прожила до 1944г. Всего он написал 6000 картин.

После интересной экскурсии по городу оставался час до обеда, и можно было искупаться в море. Отличный пляж, пока ещё свободный (не сезон!) в шести минутах от нашего поезда рядом с пансионатом «Вымпел». Вода пока ещё холодная: +150. После обеда вторую смену повезли на катере к Карадагу, а первую – в город, а я с компанией купальщиков направился на пляж.

Сейчас 19 час. Надо последний раз искупаться и поезд пойдёт в Москву.

23 мая 1988 года, понедельник. МОСКВА.

От Феодосии до Москвы ехали сутки. Жара. Завтрак, обед, ужин, - всё это в последний раз. День расставания. Своеобразие плановых маршрутов состоит в том, что большинство туристов, едва познакомившись и даже подружившись, расстаются навсегда.

В поезде по-прежнему идут различные конкурсы по трансляционной сети. Викторина по русскому языку – придумать синонимы для 20 слов с заданной буквой на втором месте. Например, архитектор – зодчий, портниха – швея, доклад – рапорт. Я победил в математическом конкурсе, решив все задачи. Например, одна из задач: «Какими арифметическими действиями надо объединить числа от 1 до 100, чтобы получить 20 девяток?» Мой ответ был такой:

((10+11+12+…+99+100-5)/(9+6-8-2)(4-3))7 – 1 = 99…999 (20 раз)

Победившие получали приз: набор открыток и значок.

Наш вагон собрал почти все призы и победил в конкурсе на лучшую стенгазету. Отличилась Буданцева Ольга Васильевна (тёща Мосунова), победив в конкурсе об Одессе. Многие очень устали, например, Вера Куфаева возвращалась домой без голоса и «без руки» (опухла). В моём купе четверо мужчин. Я о них упоминал в начале пути. Последние два дня они (трое) пить перестали полностью, – говорят, надо прийти в форму – ведь теперь у них будет сухой закон до следующего отпуска. «Когда стоишь у станка, то пить нельзя», - сказал один из них: Егоров. Сувениров накупили так много, что некоторых родственники встречали с тележкой. Особенно много накупили книг. Сёмину пришлось часть книг оставить в поезде, т. к. они оказались на украинском языке.

24 мая 1988 года, вторник.

Вот и кончилась тур-поездка. Много фотографировал в пути, а теперь предстоит ещё больше работы с проявлением плёнки и монтажом стереопар. Сначала надо проявить пробную плёнку, для чего надо что-нибудь снять в Жуковском. И вот я поднимаюсь на 13-й этаж башни, которая за рынком (там живёт мой хороший знакомый Слава Можаров) и с балкона снимаю мою любимую панораму города Жуковского. Снимки оттуда я уже делал 8 лет назад – там, в процессе стройки видны горсовет и здание ВЦ. А теперь эти здания уже построены.

После обеда направился в ЦАГИ на заседание Учёного совета с защитой диссертации Антомони, (я обещал, что точно в этот день приду на его защиту). Шахматный клуб по-прежнему действует. На стенде гласности Сопова добавилось много новых материалов. Особенно поражает статья из «Соц-индустрии» с требованием ликвидировать власть партийную и восстановить советскую.

Вечером снова у меня в подвале собрался кинокружок: я, Олег и Виктор. Специально для Олега пустили фильм «Мост Кассандра», и к просмотру присоединились также Гера и Лиля. А мы с Виктором, как всегда занялись политической дискуссией.

25 мая 1988 года, среда.

С 8 до 12 читал газеты «Труд», «Комсомольская правда» и «Известия», накопившиеся за две недели моего отсутствия. Впрочем, самое интересное удавалось прочитать ещё там, в пути. Я удивляюсь, как Сопов успевает прочитать 13 газет, включая пухлую Литературку.

С 12 до 14 разводил цветной проявитель Львовского производства, который купил в Одессе за 2 руб 15 коп, как раньше стоил венгерский. Теперь импортный проявитель стоит 5 руб 30 коп и то дефицит.

Потом проверил модуль задержки для цветного телевизора, купленный в «Юном технике» в Ужгороде, – всё в порядке. Вчера Китц купил наконец себе телевизор Рубин-Ц266. В конце дня схожу в ЦАГИ заплатить партийные взносы и посетить партсобрание на тему «Итоги выборов на XIX партконференцию». Говорят, от нашего института выбрали Загайнова, а Свищёва – нет. Ещё от города - Шогина.

После собрания съездил к «учителю» – для него радость показать свою обновку: Рубин-Ц266. Поздним вечером снова видео – с Олегом.

26 мая 1988 года, четверг. День проявления плёнки.

Пока Ваня и Гера ушли по своим институтам, наступило 10 часов. Пока

свободна ванна, надо скорее проявлять плёнку. Начинать с пробной. По опыту прежних лет решил не подгонять температуру растворов к 250, т. к. в помещении всего лишь 220 , и всё равно растворы охладятся. Для этого у меня есть таблица поправок. Так, в чёрно–белом проявителе надо проявлять 14 мин вместо 12.

Готова пробная плёнка. Брак: мало синего цвета, слабая насыщенность!

Львовский проявитель оказался гораздо хуже венгерского «диахрома».

Единственное утешение, что сюжет (архитектура) допускает небольшое искажение цвета. Как говорил как-то мой друг Нессонов, даря мне просроченную на пять лет плёнку: «Мне снимать цветы для журнала, где цвет очень важен, а тебе всё равно – для архитектуры неважно». Я решил проявить пока 6 катушек из 12. Получилось вяло, но окончательное впечатление составится вечером при просмотре готовых диапозитивов.

В 13 час пришёл Приходько. У него теперь телефон. Вчера вечером он расспрашивал меня о магнитофоне «Электроника ТА-003», т. к. хочет купить себе такой же. Расспрашивал подробности, но я ему сказал, что это не по телефону, пусть приходит. И вот он пришёл, а у меня процесс проявления в разгаре. Он разозлился, но я его успокоил, разрешив разобрать мой магнитофон и смотреть всё, что хочет. Процесс проявки требовал смены операции каждые 5, 10 или 15 мин (всего десять операций), а в перерывах между ними я спускался из ванны со второго этажа и отвечал на его очередные вопросы. Но вообще во время процесса проявления ничто не должно отвлекать, особенно во время чёрно-белого и затем цветного проявления, а остальные операции: осветление, отбеливание, фиксирование и все промывки, - менее ответственны.

27 мая 1988 года, пятница. Раз в год всех докторов наук вызывают в поликлинику на проверку здоровья. Звонила медсестра Таня. Лечащий врач у НИО-19 уже 30 лет всё тот же: Антонина Трофимовна Борина. Последние два года я избегал проверки (зачем, если я никогда не болею?), но в этот раз решил провериться. Полдня проверки и всё окей!

Из городской поликлиники (там флюорография) зашёл по пути в комиссионку, где увидел видеокассеты JVC по 65 руб, значит, в августе можно будет достать по 50.

С 13 до 14 съездил на велосипеде в Ильинку к Нессонову, узнать у него о проявителе. Он сказал, что диахром давно уже не продаётся, и что взамен появился венгерский «Риахром» по 5 руб 30 коп. У него было пять пачек, и одну он мне одолжил. Надо признаться, что этот риахром я уже видел в магазине весной, но испугался высокой цены, надеясь найти по 2 руб 15 коп, и действительно, в Львове нашёл, но! Экономия вышла мне боком! В результате я испортил плёнки на 19 рублей! А, бывало в прежние годы, одной пачкой диахрома я проявлял 20 плёнок с отличным качеством, несмотря на то, что плёнки были просрочены на пять лет. Так что, вечером я разведу новый проявитель, а этот выброшу. А сейчас пока займусь ремонтом фотоаппарата Киев-6. Что касается монтажа стереопар, то лучше я всю партию буду делать зараз потом, потому что неизвестно, как получатся оставшиеся 8 плёнок.

Велосипед, несмотря на его старость (производство: Харьков, 1954г), работает исправно.

28 мая 1988 года, суббота. Очень интересный магазин «Сделай сам» у платформы «42 км». Я собирался съездить в Холодово, купить там плёнку ЦО-32, чтобы с её помощью ещё раз проверить Львовский проявитель (может, я что-нибудь напутал?), а по пути встретил этот магазин. Чего только там нет! Ну, во-первых, там бойко раскупали капрон для палаток. А для себя я присмотрел старое сломанное вращающееся кресло за 6 руб 72 коп, такое новое стоит 100 рублей! И вот на обратном пути из Холодова я его покупаю и везу домой, а оно тяжёлое, падает с велосипеда, но кое-как я его всё-таки довёз до дому, исправил за полдня. Ирина ругает меня: «Это зараза и грязь!» Я хотел подарить это кресло Лиле – ведь ей приходится часами сидеть за столом и проверять школьные тетради, но Ирина кричит: «Убирай это кресло к себе в подвал!» И вот я вращаюсь в этом кресле у себя в подвале. (Вращаюсь до сих пор). А тут ещё с Ваней неприятности! Он за два выходных так ничего и не сделал, а только гулял с мелюзгой (так я обозначаю курящую и играющую в карты детвору в нашем переулке). Боюсь, что Ваню выгонят с ФАЛТа.

29 мая 1988 года, воскресенье. Я встал в 7 час и до 10 проявил две стартовых плёнки. Я часто так рано проявляю плёнки, чтобы избежать помех в виде гостей и телефона. В самом деле, в 11 час появился Приходько и рассказал о своём новом магнитофоне «Электроника-04». Оказалось, что по сравнению с моей Электроникой-03 там очень много упрощений в технологии. Изъята система Долби, керамические щёчки (вечные!) заменены латунными, моторы оснащены очень сложной управляющей логикой. Но зато снижена цена с 1375 руб до 1355 (!?). Да, ТА-003 никогда не будет превзойдён. Недаром он получил Гран-При на Парижской выставке!

Потом пришёл Виктор Немиров, чтобы втроём провести очередное обсуждение перестройки. Приходько задал главный вопрос: «Верите ли вы в перестройку?» Я ответил, что не так важно во что преобразуется командно - административная система со свободным рынком. В конце концов, ведь есть опыт Венгрии, Китая, Югославии, Польши. Но вот что важно: всё равно наша страна останется в разряде слабо развитых стран, т. к. слишком тяжелы потери за 70 лет в культуре, технологии, опыте, традициях, а без этого всего никакие социальные перемены не помогут. Да и сотни миллионов уже привыкли к спокойной социалистической жизни. Десятки миллионов отравлены алкоголем. Официально алкоголиков насчитывается 10 миллионов. Но ещё есть масса пьяниц, которые не считают себя алкоголиками, но жить без водки не могут.

В 14 час они ушли, и я без помех проявил оставшиеся 6 плёнок. Я проявляю сразу по три плёнки в трёх бачках, а когда кончается 1-я операция (ч\б проявитель) и они переходят в следующие операции (цв. проявитель и т. д.), то освободившийся ч\б проявитель заливается в следующие три бачка. Процесс идёт по конвейеру иногда сразу в 12 бачках, но требует огромного внимания и расторопности. Зато сразу!

30 мая 1988 года, понедельник. ОТПУСК ПРОДОЛЖАЕТСЯ.

Весь день с 9 до 17 резал стекло. Запасы стекла у меня лежат ещё с 1983г. В магазине «кинолюбитель» у метро Сокол в 1970-х продавали просроченные фотопластинки 13х18, – первоначальная цена была 90 коп за пачку (12 шт), потом 45, потом 22, а потом уж и вовсе по 5 коп. Так получилось, что они вышли из моды, а везти их на свалку – дороже будет. Я в те годы накупил этого стекла, сколько мог унести, а каждая пачка весит больше килограмма. Но этого хватило на пять лет. В год я расходую около 5 кг (100 стереопар – это один ящик весом 6 кг).

Но вот в фотолаборатории в 1983г списали и собирались закопать сотни пачек фотопластинок (устарели пластинки и сама технология получения негативов на стеклянных фотопластинках). Тогда они позвонили мне (они там все меня знают как знатного фотолюбителя, особенно расположен ко мне Пётр Ильич Птичкин, хорошиё человек!) и предупредили, что если мне нужны фотопластинки, то чтобы я срочно их забирал, а то они собираются закапывать их в землю, потому, что высылать их на фабрику для регенерации серебра одна волокита, а выбрасывать на помойку – могут придраться (кто - не знаю). Я в тот год унёс оттуда около ста пачек – в портфеле понемногу. Потом я их отмыл от эмульсии, упаковал и складировал на чердаке. Там и сейчас лежит их 70 кг – хватит на 10 лет.

Из пластинки 13х18 получается три полоски размером 13х6, это и определило формат моих стереопар. От меня этот формат перенял кое-кто в Жуковском и Московском клубе фотолюбителей. На каждую стереопару требуется два стёклышка 13х6см. Полоски я режу быстро и ловко благодаря многолетней практике. Полоски получаются абсолютно одинаковые благодаря шаблону с выступом. Брак 5%. Но время уходит на полировку стёклышек, потому что при отмывании эмульсии всё равно остались кое-какие пятна и полосы. Вот и получилось: нарезать 400 полос – это целый день.

Из ЦАГИ звонил Лёша Сабанов насчёт диссертации из ВВИА некого Онищенко. Я посоветовал писать отзыв без меня, а я подпишу в среду утром перед семинаром.

31 мая 1988 года, вторник.

До монтажа стереопар ещё далеко. Стёкла нарезал, а теперь надо нарезать клеевой бумаги для окантовки этих стёкол. Для этой цели лучше всего подходит клеевая лента шириной 50мм для оклейки окон. Для боковых краёв я режу её на 4 полоски по 12.5мм х 60мм, а для широких верхнего и нижнего краёв – на 5 полосок по 10мм х 130мм. С бумагой дело прошло быстрее, чем со стеклом.

В 12 час поехал в Быковский магазин стройматериалов. Дело в том, что веранда протекает. В эти дни стоит жара, но вот-вот грянет гроза и тогда веранду зальёт водой, а там стоит шкаф с бельём. И саму крышу жалко: от сырости она может сгнить. На складе теперь есть всё: и фанера 12мм - лист 9 руб, и оцинкованное железо (оцинкованная кровельная сталь) 1х2м толщиной 0.8мм – цена за лист 10 руб 79 коп, и рубероид 1х15м –4р.35к., и любые доски до 90 руб кубометр.

Думал, думал: железо в 20 раз дороже рубероида, да ещё кровельщику платить, и получится цена покрытия 2х4м –150 руб. А тут в сарае нашёлся рулон рубероида. Я взял и покрыл им крышу и …жду дождя!

Сейчас 18 час, должен прийти Широкопояс за своей плёнкой. И пора, наконец, приниматься за монтаж стереопар. Надо напрячься и за эту неделю всё закончить! Треть плёнок подпорчено из-за плохого львовского проявителя. Сегодня заехал к Нессонову, он говорит, что в клубе диафильма, когда показывают на советской плёнке, все ворчат из-за плохого качества: заметна разница! «Советское - значит лучшее!»

Наш Ваня – непонятный парень. Готов целыми днями кататься на велосипеде, играть с дворовой мелюзгой, а об институте не думает. Вчера Ваня с мамой ходил в детскую комнату милиции всё по тому же делу о воровстве хлопушек со склада детских игрушек. Штраф 50 руб за это с него уже взяли – по этому случаю, мама отняла у него бабушкин подарок: её пенсия 43 руб. Так вот, на этот раз с него взяли подписку о невыезде до 1 янв 1989г. Маме тоже пришлось писать объяснительную записку о поведении сына.

Ваня постоянно ремонтирует свой велосипед, ездит купаться в бассейн – это у него самые важные дела, а об институте вспоминает редко. Сегодня, например, мама будит его в 10 час, а надо было в 9 час идти на ФАЛТ сдавать задание по физике – последняя попытка. Расстроился, почему не разбудили его в 8 час. А, кстати, когда его будят в 8 час, то он может проспать и до 13, как было позавчера. Итак, по всем приметам Ваню должны отчислить из института. Жаль. Поступил он с трудом, но я думал на ФАЛТе интереснее, чем в школе и, значит, дело пойдёт хорошо. Но… увлечения учёбой не получилось, по-прежнему продолжаются взрывы и набеги на склады, свалки, самолёты…

1 июня 1988 года, среда. В 10 час семинар. Хотя я и в отпуске, но обещал прийти на работу и участвовать в семинаре. Пришёл пораньше и сразу к Лёше Сабанову. Он – молодец, уже написал черновик отзыва. ЦАГИ назначили ведущей организацией по диссертации Онищенко из ВВИА. Я эту работу знаю по семинару Белоцерковского. Когда этой зимой её там докладывали (автор В.М. Онищенко, молодой: 25-30 лет), я был потрясён и просил повторить доклад у нас на семинаре в ЦАГИ, но никто не заинтересовался и самое главное, наши знатоки бафтинга: Фомин и Назаренко, - отказались, утверждая, что работа неинтересная.

А работу такую могли сделать только в Академии Жуковского, но не в ЦАГИ. По-видимому, основная идея работы принадлежит Пономарёву. Особенно удачно введена комбинация линейной и нелинейной вихревой аэродинамики. В общем, дискуссия прошла оживлённо. Выступили: Кравцов, я, Сабанов, Минаев, Поповский. Все хвалили, в том числе и Назаренко. Но встал Фомин и раскритиковал диссертацию: что это совсем и не бафтинг, и что работу надо назвать совсем по-другому, бафтинг здесь не при чём, положительный отзыв давать нельзя. Но! Если нашлись двое (это Галкин и Буньков), которые взялись подписать отзыв, то это их личное дело!

После обеда Лёша Сабанов вдвоём с диссертантом оформили отзыв, а я ещё раз зашёл в ЦАГИ в 1630 и вместе с Галкиным подписал. Алёша отнёс на подпись Свищёву. Ан. Тим. Пономарёв приглашал в ресторан, но я отказался.

2 июня 1988 года, четверг. Отпуск продолжается.

Второй день монтирую стереопары. В стереофотографии это самый трудный этап. Сегодня я собрал всего 30 стереопар, причём один диапозитив придётся переделывать, т. к. перепутаны местами левый и правый кадры. 30 стереопар за 12 часов работы – это значит, в час всего две-три штуки. Всё так долго получается из-за пыли, из-за грязи на стёклах и из-за разнобоя в кадрах, потому что левый аппарат даёт часто сбой, а рама, на которой устанавливаются аппараты, слегка перекошена.

Таким образом, получается, что 90 стереопар я соберу за три дня, в то время как проявление плёнок заняло в сумме один день. Ещё один день уйдёт на оформление и один день на изготовление ящика. Вспоминаю, как я резал стёкла, потом бумагу… В общем, на всё уйдёт две недели. Вот и получается, что половина отпуска была проведена в путешествии и ровно столько же – обработка фотографий этого путешествия. Такова стереофотография! Это настолько кропотливый труд, что таких любителей в Москве кроме меня нашлось только двое: Игорь Красавин и Борис Лебедев. Причём, первый ещё только собирается заделывать свои кадры в стёкла, а второй вместо бумаги обклеивает липучкой, – получается очень толсто.

Гера закончил оформление своей дипломной работы – защита 7 июня.

Лиля первый день в отпуске, вернее первый день, как младшие классы распустили на каникулы. У неё ещё заочные курсы.

3 июня 1988 года, пятница.

Ирина утром говорит: «Вчера, когда мы с Лилей ездили в Москву, видели, как из Москвы везли лак для паркета. Ты поскорее съезди – это метро Октябрьское Поле и ещё пешком 5 минут до товаров бытовой химии, около универмага». А я не могу, так как в 13 час назначено заседание кинокружка. Решил съездить после трёх, а с 9 час до 13 час успел смонтировать 15 стереопар.

Итого, уже собрано 53 штуки. Осталось немного: 25 штук, - и плохие.

Появилась догадка, что брак первой партии плёнок произошёл из-за неполного отбеливания и фиксирования. А я все растворы уже вылил. Звоню Широкопоясу, – он будет проявлять свои цветные плёнки завтра, а что касается отбеливателя и закрепителя, то эти растворы у него стоят всегда невылитые. Так что завтра съезжу к нему и проведу эксперимент со своими желтоватыми кадрами из первой партии. Помню, много лет назад у меня уже был такой случай, и повторное отбеливание и закрепление помогло.

В 16 час поехал в Москву с 15 рублями, выданными Ириной на три банки лака (4р.50к. х 3 = 13р.50к.). Но лак оказался за прошедшие 10 лет наценён на 30%, т. е. теперь он 5руб 85коп банка (с отвердителем). Добавил из своих «партийных» денег. Лак привёз.

Из фотосъёмок этого года получилось отличных около 25 пар. Ещё столько же хороших и дублей. И ещё 25 – брак (с желтизной), который спасти кажется, не удастся. Но это киевские, а их не особенно жалко, т. к. Киев у меня был снят раньше. А среди отличных есть шедевры, ради которых можно было бы съездить ещё раз.

4 июня 1988 года, суббота. Плотный день.

Заседание кинокружка, как и планировалось, началось в 800 и продолжалось до 930. Позавтракать пришлось до этого. А к 1000 надо было ехать к Широкопоясу. Беру свой велосипед и еду – часть пути на электричке до платформы «42 км». Мой велосипед с 1954г, но настоящее чудо у Широкопояса: его английский чудо-велосипед с 1939г – как новенький! И пёс у него отличный, сначала лаял, а потом лез, чтобы я его почесал. Пока Владимир Антонович смотрел мою новую продукцию, в это время я провёл эксперимент со своими жёлтыми кадрами. Но желтизна не исчезла! Жаль, половина из этой серии – явный брак.

У Широкопояса большой участок: 25 соток на двоих с братом, - почти без сосен, а соседние дачи сплошь в соснах. Оказывается, 20 лет назад прошёл смерч и повалил сосны. Мы сидели с ним и болтали о перестройке – пришли к выводу, что марксизм – это псевдонаучная идеология, новая религия, и она ведёт в тупик. Надо будет ещё раз почитать манифест Маркса. Такие же мысли высказывали в передаче по ТВ под председательством И.Фролова «Философские беседы». У нас увлеклись идеей коммунизма: идея была поставлена как самоцель (это есть гегельянство). Идея превыше человеческих жертв. То же было в Кампучии: миллионы были уничтожены ради идеи. Так было всюду. У Гитлера тоже была идея, но другого рода.

В общем, болтали мы с Широкопоясом до 12 часов, а потом я сел на велосипед и успел на электричку в 1208, – часы на руке были целы. Но когда я сошёл с электрички на станции «Отдых», они были разбиты.

Дело было так. Когда я садился на «42 км», вагоны были почти пустые, в каждом не больше 15 человек. Я стою с велосипедом в тамбуре последнего вагона. Из соседнего вагона прошла женщина, толкнула дверью мой велосипед, а он, падая, задел мои часы и разбил стекло. Исчезла и индикация. Часы были такие хорошие: «Электроника-5», в 1982г мне их подарил Нессонов к 50-летию. Точность 1 сек в неделю. Дома отчистил часы от осколков стекла, вырезал алмазом нужное стёклышко и часы восстановились. Получилось некрасиво, но прочно.

Принесли кассету с фильмом «Маленькая Вера». Фильм – о бездуховности многих рабочих семей, особенно отягощённых пьянством, но на экран вряд ли будет выпущен: слишком откровенен.

Наконец-то я закончил монтаж стереопар. Получилось 66 штук.

На улице жара 300 и даже в подвале стало тепло: 220. Сидим в подвале, спорим о перестройке. В субботу была передача «Диалог». Виктор воодушевился и решил принять участие по телефону. Пошли к соседке Марии Ивановне – у неё московский телефон, – но ему не удалось дозвониться. Тогда он решил написать письмо в редакцию. Полдня он сочинял текст, но я ему всё забраковал и советовал оставить только один вопрос: «Если Вы делегат XIX партконференции, то будете ли Вы голосовать за исключение Ельцина из ЦК КПСС?»

По ЦТ хороший фильм «Мы веселы, счастливы, талантливы!» с Неёловой и Любшиным.

6 июня 1988 года, понедельник. Вот и кончился отпуск, но это был отпуск за прошлый год, а настоящий отпуск ещё впереди. А что касается стереодиапозитивов, то для них надо ещё сделать ящик. Таких ящиков за много лет у меня накопилось 10. Этот будет 11-й. Делается ящик из 10мм-й фанеры. В ящик входит 100 стереопар весом 6 кг. Вот только беспокоит одно неудобство: эти стеклянные диапозитивы нельзя ронять на пол. Я вчера один уронил и разбил, пришлось переклеивать. И вот с 9 до 15 я делал и красил лаком новый ящик. Технология у меня отлажена. Получается прочно и надёжно без клея и без гвоздей: всё держится на шипах.

В 15 час поехал на Кратовский пруд искупаться и заодно на пляже прочитать газеты за последние три дня. Жара 330, вода в пруду 240. А назавтра обещают 350. Вот будет смеху, когда я завтра выйду на работу, и кто-нибудь скажет: «Чего не сиделось дома, пришёл на работу в самый разгар жары!»

В 2115, как обычно, началось вечернее заседание видеокружка. Были две итальянские комедии, но пустые и пошлые, так что мы ограничились лишь фрагментами, но в журнале всё равно аккуратно всё отметили. Просмотрено уже 920 фильмов с 1985г, а в Москве ходит по рукам около 5000 фильмов.

7 июня 1988 года, вторник. Первый день после отпуска.

Идя на работу, прихватил с собой портфель со стереодиапозитивами и два стереоскопа. Захватил с собой также этот дневник, так как теперь его снова придётся заполнять на работе.

Утром в 750 шахматный клуб уже действовал. Необычно рано появилась командированная Ира Мизинова. Я её спрашиваю: «Ты что, в Жуковском ночевала?» Она отвечает: «Да» Только потом мне объяснили, что её муж лежит с инфарктом в маповской больнице.

Оставляю стереокартинки на рабочем столе для желающих посмотреть и иду в НИО-15. Там сегодня защита дипломных работ выпускников МФТИ (в Жуковском его факультет ФАЛТ), в том числе моего сына Германа. Начало в 9 час, но Гера просил меня прийти в 830 и послушать его доклад – потренироваться. Так я узнал, чем занимается Гера.

Я решил послушать всех семерых из их группы. Каждый защищался за 20-25 мин, так что до обеда все уложились. Эту группу я видел первый раз. Кроме Геры меня интересовал Дима Алфёров, так как восторженные отзывы о нём я постоянно слышу от его отца Сергея.

Все дипломные работы оказались однотипными, т. е. расчёт на ЭВМ какой-нибудь новой задачи с получением каких-то результатов. Все, кроме Гериной. Я сразу понял, что это лучшая работа (да так потом и комиссия: Воейков, Святодух, Мельц, Широкопояс, Ярошевский и Загайнов, - решила). У Геры были и экспериментальные исследования и расчётные с новыми очень важными результатами для моделирования нагрузок на тренажёре. Причём, там участвовало много людей, в том числе лётчики, но как сказал его руководитель Андрей Предтеченский, всеми исследованиями руководил Герман Владимирович.

Работа Димы Алфёрова была блестящей, но бесполезной.

8 июня 1988 года, среда.

Не кажется ли странным, что в моём дневнике описаны только личные дела и хобби? Да это так. Второй день из отпуска, но ещё не принимался за научные дела. Во-первых, стоит рекордная за 110 лет жара +330С. Во-вторых, во время отпуска я ходил по служебным делам на работу. В-третьих, с этого года я переложил всё программирование с себя на своих помощников, а сам только принимаю участие в проектах и математических моделях. В-четвёртых, как в январе получил премию Жуковского, так до сих пор настроение праздное.

Десятки лет я делал работу систематическую, т. е. если я брался за какую-то проблему, то погружался в неё на целый год «без сна и отдыха измученной душе». А теперь я делаю работу эпизодическую (как пожарник). Есть разница?

В-пятых, в связи с перестройкой растёт чувство напряжённого ожидания, и руки опускаются. Вот и сегодня партбюро: о перестройке, и в пятницу будет НТС о том же… Но я по-прежнему считаю, что это дело общегосударственное: реформа, так реформа! – а не дело отдельных научных институтов. Работа учёных на службе государства не должна зависеть от экономического строя! Учёные одинаково нужны и при социализме, и при капитализме.

9 июня 1988 года, четверг. Вчера партсобрание затянулось до 1915, так как были выборы на городскую партконференцию с тайным голосованием. Списки напечатали на ЭВМ. Из 57 голосовавших голоса распределились таким образом, что прошли 20 делегатов. Не прошёл только Найко, набравший меньше всех голосов: 50. Было персональное дело: снимали выговор с Бабаева (он в 1977г при покупке фанеры оплатил второй сорт, а вывез к себе первый сорт). И было чтение письма об Афганистане, – читал Быков – у него хороший голос.

Я на собрании подсунул Фомину шахматную задачу, которую не смог решить сам. Он, молодец, решил за полчаса. Первый ход он мне подсказал: Ла1, а дальше я уж и сам разобрался.

С утра занялся разбором АВОСТа (аварийный останов) в расчёте Михайловой по КС-1 (Мосунов отсутствует, – опять повёз дочку к московским врачам). Ошибку нашёл. Сергей Парышев принёс свой отчёт от 1985г, до сих пор не подписанный Фоминым. Он хочет поделиться радостью научных достижений: там в общем виде для теории Глауэрта на основе гипотезы стационарности доказывается неотрицательность аэродинамического демпфирования.

Эдуард и Толя по-прежнему ходят на Лабтам отлаживать свои программы.

Стереодиапозитивы лежат на моём рабочем столе уже третий день. Их посмотрели около 20 человек. Приходило много участников поездки.

БЭСМ-6 пока работает. В 15 час я отнёс колоду перфокарт Михайловой для репродукции.

10 июня 1988 года, пятница.

С 930 до 1230 проходил расширенный НТС на тему: «Перестройка и повышение научно-технического уровня». Сначала выступил Фомин на 25 минут, потом сделал доклад Галкин. Доклад продолжался один час, и Михаил Сергеевич в этот раз подошёл весьма серьёзно к своему выступлению и сделал максимально возможное, на что способен и всё-таки его раскритиковали. Критиковали и Сопов, и Булычёв, и Васильев, и Евсеев. Последний еще, будучи редактором стенгазеты, проявил ясность и чёткость мышления и понимания проблем ЦАГИ. Сейчас он, например, поставил вопрос перед Галкиным: «Зачем призывать молодежь повышать что-то, в чём-то участвовать и тем более обвинять её в пассивности, когда сама администрация виновата в этом, а не молодёжь?» И далее: «Зачем вновь и вновь перечислять одни и те же нерешённые задачи вот уже многие годы, когда надо просто выяснить причину, почему они не решаются?»

Евсеев также призвал создавать неформальные объединения для решения возникающих задач, тем более, что это теперь щедро оплачивается. На это Соболев проворчал: «Ещё бы! За одну такую работу Евсеев назначил себе премию 700 рублей, а другим – по 100!»

Что касается неформальных объединений, то для меня это не ново, т. к. ещё в 1974-6гг я объединился с Амирьянцем, и мы с ним сделали совместную работу «Расчёт эффективности органов управления методом многочленов» – но в те годы такое дело материально не поощрялось.

Обсуждается проект положения о СТК. Лущин уходит в отпуск, Мызин – в командировку и приходится мне налаживать это дело в отделе.

11 июня 1988 года, суббота. Последний жаркий день.

Сегодня я встал пораньше, чтобы заняться ремонтом фотоаппарата «Киев-6». В 8 час я уже принялся за работу. Но оказалось, что неисправность была очень простая: ослаб винт крепления курка взвода – вот он и разболтался. Такую неисправность можно было легко устранить и в походе, но я не догадался. В 12 час с фотоаппаратом всё было закончено, в том числе прогон с проверочной плёнкой. Можно было бы после обеда направиться в Москву – там у меня на примете отличный вид на улице Чернышевского. Но я подумал, что пока тёплый день, лучше искупаться, а то прогноз обещает похолодание. Я еду на Кратовский пруд. Народу совсем мало, ну очень мало! В воде плещется всего 5 человек, а на пляже и 20 не наберётся. А ведь я помню, однажды здесь в прошлом году было три тысячи человек! Я тогда считал по площадям (не буквально же!) Мы тогда устраивали с Ваней заплыв от лужайки напротив детской железной дороги до плотины (её попросту называют мостом). Помню, я проплывал эту дистанцию за 12 минут, а Ваня – за 9. На этот раз я Ваню не взял в надежде, что он будет готовиться к экзамену по физике. А Ирина и Лиля не пошли купаться из-за того, что похолодало. А вода-то остыла всего на 10: с 240 до 230.

Я настроился на поездку в Новосибирск в июле или в августе, для чего начал переписку с родственниками: мамой и братом Петей, - и с однокашниками (в первую очередь с Зуевыми), но Ирина возражает:

«В отпуске надо заняться с Ваней, а в Новосибирск можно съездить в командировку». А я не был в родном Новосибирске с 1974г, когда мы там собирались на 25-летний юбилей окончания школы. А теперь я затеял устроить встречу в честь 40-летия.

12 июня 1988 года, воскресенье. Я собрался в гости к брату Коле, но Валя болеет, а Коля строит дом в Пласкинино. Хотел зайти к Киринову, но тот по выходным на даче. Тогда я навестил Сашу Приходько.

Приходько – весь в комфорте! У него лучший в мире радиоприёмник:

TELEFUNKEN SATELLIT 3400 – PROFESSIONAL. Прежнюю модель, привезённую им из Парижа, он сдал в комиссионку, а себе купил за 2000 руб эту. Лучшая швейная машина «Подольск-4», стиральная машина «Эврика» – сама стирает и отжимает. Саша накупил также кое-что из симфонических записей. От него не скоро выберешься!

С утра решил заняться крышей на веранде. Магазин стройматериалов в Быково работает с 9 до 14. Собрался, было ехать туда с тележкой, но Виктор предложил подвезти на «Жигулях». Съездили. Я купил два рулона рубероида. Покрыл ещё раз крышу, теперь не протечёт!

Занялся ремонтом видеомагнитофона «Электроника ВМ-12». Советская бытовая радиоэлектроника – это ежедневная возня с неполадками. Ваня каждый день чинит свой велосипед (раньше ставили настоящую сталь, а теперь – какое-то железо). Про своё я уж писал. Этот новый ВМ-12 попался неудачный, – вторая неисправность. После первого гарантийного ремонта появилось плавание звука и срыв синхронизации. Придётся везти ещё раз

13 июня 1988 года, понедельник.

Завтра партсобрание о предложениях ЦАГИ на XIX партконференцию. По этому поводу по рукам ходит рукопись с проектом этих предложений. Там, например, есть такие: Исключить Сталина из партии (посмертно). Изъять ряд могил у Кремлёвской стены.

Эти предложения надо срочно обсудить на партгруппе. Я попросил Жмурина присоединить к своей партгруппе ещё и нашу, так как наша

партгруппа вся поредела, остались трое: я, Соболев и Михайлов. Так что мы пришли на собрание в чужую группу, и вот что там я увидел. Их группа значительно развитее нашей и политически активней: и Минаев, и Галкин, и Шибанов, и Крапивко, и Довбищук, и Зиченков, и Самодуров, - все активно выступают и спорят. Галкин предложил изъять пункт о пересмотре идеологии партии о переходе к коммунизму. Шибанов – об обязательном исключении из партии перед передачей уголовного дела в суд и т. п. …

Они и сейчас там сидят и спорят, но меня в 16 час вызвал Сер. Вас. Шалаев и попросил помочь в одном вопросе, а именно, к ним приезжают чехи для участия в трубных испытаниях и звонят из Праги, хотят узнать, какой у нас формат видеокассет. Тогда я звоню Киринову и выясняю, что в ЦАГИ используются два формата: и бытовой VHS, и профессиональный UMATIC. Так что мы решили посоветовать им брать с собой оба формата.

14 июня 1988 года, вторник.

Сколь устойчивы обыденные представления о том, что нас окружает? Вчера ночью погода была холодная: +60С. Днём едва поднялась до 190, ночью прошёл дождь, и вот готово стандартное мнение: купаться холодно! Я решил проверить. Сажусь на велосипед в 1745 и еду на Кратовский пруд. И оказалось, что температура воды +230, а в глубоком месте у дна 220. Чтобы измерить у дна, пришлось термометр держать пальцами ног и плыть подальше от берега. На пляже редкие отдыхающие. В воде плещется только один подросток. И никто не догадается, что в воде теплее, чем на берегу! Я был потрясён этим открытием бытового характера. Потом я сплавал на тот берег и в 1845 вернулся домой – как раз к передаче «Сегодня в мире». После этого в передаче «Навстречу XIX партконференции» выступил известный экономист Н. П. Шмелёв. Его основная мысль: бюрократический аппарат исчезнет только тогда, когда колхозам дадут полную свободу – что хочешь, то и делай, а иначе этот аппарат нужен для выбивания плана поставок.

Сегодня должна приехать из Дубны Г. Ф. Суворина. В течение недели они у себя на заводе пытались выяснить свои ошибки по телефону, но слышно так плохо, что можно сравнить только с прошлым веком. Пришлось вызвать сюда. И вот она приехала, а ехать оттуда очень далеко, так что она прибыла только в 11 часов. Им и командировку дают не на один день, а на полтора. Мы стали искать ошибку. Хорошо, что на месте оказался Мосунов. Расчёт остановился в СП316, но обращение произошло из Мосуновской СП333. В исходных данных забыли задать «b,0,0,0». Вот и всё! Но обнаружилась ещё одна ошибка, которую мы искали до 15 часов.

Самодуров обещал принести журнал «Октябрь» с романом Василия Гроссмана «Жизнь и Судьба» (4 номера). Этот роман написан 30 лет назад, но вышел только что. В коридоре по-прежнему идут дискуссии.

15 июня 1988 года, среда. Прибыл Ермаков Валерий Павлович и привёз с завода ленту, на которой написано «копия авг. 1986». Её надо обновить, поскольку за это время у нас появилась новая программа Набиуллина по аэродинамике к КС1. Кроме того, там, на ленте есть стандартная программа Поповского СП1046, но внутри неё есть ещё и обращение к СП137, а этой СП у них в системе нет. Поэтому надо в СП1046 заменить номер 0137 на 1137 (под таким номером СП137 записана в нашей библиотеке на диске), либо на другую: СП2137. Так что, когда Мосунов пошёл на БЭСМ-6 с огромными колодами (как обычно, сегодня здесь были Тамара Белобородова и Ира Мизинова, и это расчёты для них), я ему вручил Ермаковскую катушку и он отнёс её на запись.

Вчера на партсобрании рассматривали тезисы к XIX партконференции. От ЦАГИ выработаны предложения на четырёх страницах, но их невозможно обсудить. Их очень много, и часть из них просто повторяет опубликованные Тезисы, а часть вызывает возражения, например требование убрать кладбище вождей с Красной площади – уж лучше пусть остаётся как исторический экспонат: Брежнев на Красной площади, а Хрущёв на Новодевичьем кладбище. Парадокс!

Амирьянц предложил отказаться от лозунга «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», но его никто не поддержал, потому что страшно.

Кузнецов предложил потребовать обеспечить для народа продукты питания и жилплощадь (но я думаю, надо перестраивать экономику, а всё остальное само придёт!). В общем, на собрании царила некоторая растерянность, и приняли решение все предложения собрать в кучу и так послать в ЦК КПСС. А я подумал, что Лигачёва нельзя не только исключать из Политбюро, но и надо оставить как оппонента новым лозунгам, тем более, что надежды на переход к хозрасчёту мало.

16 июня 1988 года, четверг. В «Известиях» вышла статья Феофанова «Возвращение к правде» – в связи с реабилитацией Каменева и Зиновьева спустя 52 года после их казни. Оказывается, очень много значил ещё и дух народа. Убийство Кирова сделало из общества толпу. В «Соц. Индустрии» - статья «Планирование госзаказа. Что дальше» (д.т.н. Л. Барский): план породил пресловутый вал, ведомственность, дефицит и низкие темпы технического прогресса.

Сегодня состоялась общеинститутская партконференция. От ЦАГИ делегатом на XIX партконференцию выбрали Германа Ивановича Загайнова. Его интервью в «Московском Комсомольце» опубликовано 12 июня под названием «Не кооптировать – выбирать!».

В прошлом году я оказался с Загайновым вместе в доме отдыха «Соколова пустынь». Он очень любит рыбалку, хотя и ничего не поймал. Потом из дома отдыха ехали на его «Жигулях»: он с женой и я с Ваней. Весь путь, включая ремонт колеса у Донина, занял всего 2 час.

Если же ехать на электричке, то это займёт 5 часов.

Итак, конференция началась в 1700, но кончилась не в 2000, как я ожидал, а в 2200. Сначала до 1900 совещались с делегатами. Их трое: от ЦАГИ - Загайнов, от ЛИИ - Цыплаков, от Горкома КПСС – Шогин. Загайнов повторил своё интервью в «МК». Цыплаков говорил очень хорошо. Шогин – общие слова.

Все склоки начались после перерыва в 20 час, когда стали обсуждать постановление комиссии о проведении избирательной компании, организованной парткомом. Там в числе прочих был пункт: «Партком плохо организовал выборы на XIX партконференцию, так как трое предложенных им кандидатов: Свищёв, Иванов, Ерофеев, - были отвергнуты и взамен предложен и выбран Загайнов». Об этом пункте спорили больше часа. Многократно голосовали. За утверждение этого пункта голосовали 193, а против – 132, но председатель Ким решил, что 50% не набирается, поскольку на конференции зарегистрировано 540. Но ему возразили, что в данный момент присутствует меньше (и в самом деле, после перерыва многие сбежали). Тогда посчитали, сколько присутствует: оказалось, 389. Ким говорит: «Вот видите, 50% набирается!» Стали снова спорить. Вождаев предложил «принять к сведению и учесть высказанные замечания», но ему возразили: «Это пахнет периодом застоя! Принять…Повысить…Усилить! Хватит на нас давить!» Конференция распалась на два лагеря: кто - за, кто - против. Шкадов – за партком: «Представьте, что партком выдвинул бы в делегаты Загайнова! Уверяю вас, тогда конференция была бы против него, а предложила бы своего!» Шкадов вообще очень хитрый: он научил, как добиться, чтобы на XIX партконференции Загайнову удалось выступить непременно. Для этого достаточно поднять руку при обсуждении постановления. Он же попросил Загайнова в своём выступлении отметить несостоятельность правительства в борьбе с пьянством, приведшую к массовому самогоноварению, и потребовать опубликовать нашумевшее выступление Ельцина на Политбюро. Я при этом подумал: всё это мелочи, это уводит от главного.

Спустя полчаса таких дебатов кто-то предложил ещё раз уточнить число присутствующих, вычтя из него число гостей без мандатов. Ким тогда просит: «Поднимите руку, кто гости! Шесть». А это значит, что на конференции присутствует не 389, а только 383 и, значит, есть 50%!

Вот так вскоре и подошли к концу, а я дочитал первую часть романа Гроссмана «Жизнь и Судьба», и был настолько потрясён, что выписал оттуда кое-какие цитаты: «Сверхнасилие тоталитарных социальных систем оказалось способным парализовать на целых континентах человеческий дух».

18 июня 1988 года, суббота. И ещё из книги Гроссмана: «Маяковский – сама государственность в своих эмоциях. А Достоевский – сама человечность в своей государственности».

- Из чего твой панцирь, черепаха?

Я спросил и получил ответ:

- Он из мной накопленного страха -

Ничего прочнее в мире нет!

Итак, роман Гроссмана дочитан. Действительно, роман оказался одним из лучших в советской литературе. Его можно сравнить с «Войной и миром» Толстого. В нём подняты проблемы «народ – партия – вожди», но главная проблема: «Государство (тоталитарное) и личность».

Личность может быть подавлена безгранично. При уничтожении евреев фашисты настолько подавили дух нации, что стали возможны такие эпизоды. Идут ежедневные казни. Ежедневно очередные две тысячи из еврейского гетто стоят в очередь на казнь. В очереди добровольцы следят за порядком. Те, у которых очередь подойдёт только к вечеру, запасаются минимумом удобств: бутерброд, вода и зонтик от солнца.

Роман Гроссмана «Жизнь и Судьба» написан в 1960г. В нём написано практически всё, что начали обсуждать только сейчас, в период гласности, т. е. он опередил время на 28 лет. И только сейчас его разрешили напечатать. А страх остался и до сих пор. Но, кроме страха, народом овладела ещё и безынициативность. Это не видно на поверхности, но это начинает себя проявлять. Если старшее поколение было по инерции деловитым, так как воспитывалось в дореволюционных семьях, ещё не потерявших здоровые традиции, то новое поколение: наши дети, - уже беспомощны. Теперь не редки случаи, когда выпускник вуза добровольно идёт в дворники.

19 июня 1988 года, воскресенье.

Вода в Кратовском пруду остыла за семь дней с +230 до +180. Вчера купались только двое мальчишек, и ещё несколько человек сидело на пляже. Странно, что люди не купаются: ведь едут же на Рижское взморье за большие деньги, а там вода холоднее. В прошлые годы я купался обычно с Ваней, а теперь без него, потому что он стал двоечником. Мы с Ириной ругаем его: «Двоечник!», - но я не уверен, правильно ли мы поступаем. Последние годы на физтехе стало хуже, чем было в наши годы. Я сужу об этом по матанализу: в заданиях появилось много противных абстрактных задач на непрерывность и пр., а это может отбить интерес к науке.

Я уже и не мечтаю, чтобы Ваня учился на стипендию: хотя бы не отчислили совсем. Помогать бесполезно, так как у него нет интереса. Сегодня мы с Олегом прокрутили старые кассеты с фильмом «Омен», а разрешили смотреть только Лиле и Гере, а Ваню не пустили.

Философский фильм «Омен» идёт 51/2 часов – о деятельности дьявола. В нём нет ничего волшебного, но случайности ужасны! В нашей жизни тоже много случайностей, например, 35 лет назад в Жуковском как-то во время дождя одна девушка, спасаясь от ливня, стояла у стены дома. А на верхнем этаже хлопнуло окно и выпавшим осколком стекла девушке ранило бедро. Никто не догадался остановить кровотечение, и она умерла. Или вот случайность существенная. В стране намечался социализм, но во главе случайно оказался кровавый диктатор Сталин.

20 июня 1988 года, понедельник.

Я по-прежнему замещаю партгруппорга Лущина, ушедшего в отпуск. Сегодня в 1600 я организовал собрание всего отдела по обсуждению проекта положения об СТК. Наши отдельские собрания проходят в зале частотников. В летнее время многие в отпуске и поэтому было всего 20 человек вместо 47. На наше собрание пришёл и Сопов – вдохновитель самой идеи о совете трудового коллектива. Поэтому дискуссия была направлена в основном в его адрес. Больше всех критиковал проект Соболев: он заметил, что, беря за основу закон о государственном предприятии, авторы проекта так исказили многие статьи, что остались только права у СТК, а обязательства пропали. После получасового обсуждения внесли около десяти поправок, а также выдвинули в СТК семь человек: Булычёва, Шалаева, Долбнева, Карклэ, Алексеева (Павла), Ягольницкого и Комарова. А в 1700 должно было начаться ещё одно заседание: открытое заседание комиссии парткома по положению об СТК института, куда приглашались все желающие.

В конце июня предстоит предзащита Смыслова. Перед обедом он подошёл ко мне и попросил выйти на улицу поговорить. Пока мы с ним разговаривали, мы прошли неторопливым прогулочным шагом пол территории ЦАГИ. К счастью стоял разгар лета и что-либо обсуждать и в самом деле приятнее на улице, чем в тёмном прокуренном коридоре. Начал Смыслов издалека: о путешествии по Кавказу. Дело в том, что три дня назад я предложил ему погулять по горам вместе с нашими сыновьями. Это путешествие он обсуждал очень тщательно, но я удивился, стоит ли оно этого: ведь место достаточно цивилизованное, да и билеты не к чему покупать заранее за 45 дней. В конце разговора он попросил меня выступить на его докторской предзащите.

21 июня 1988 года, вторник.

Сегодня в ЦАГИ в 1700 состоится лекция доктора экономических наук, профессора Б. И. Искакова, любимца общества трезвости. Он преподаёт в Плехановском институте. В прошлом году на него было гонение, и его даже собирались исключать из партии за перегибы в борьбе за трезвость. И тогда вмешалась общественность города Жуковского: мы его знаем как активного соратника академика Углова в борьбе за трезвость. Отстояли.

В статье Ю.Феофанова «Власть и право» (в Известиях): закон без ритуала, без процедуры его действия приводит власть к произволу, а гражданина - к беззащитности.

1430– 1630. Заседание Учёного совета, защита кандидатской диссертации Клещина из Новосибирска. «Конвективный метод нагрева самолётных конструкций при ресурсных испытаниях». Присутствовало всего 12 членов Совета, но Чижов заполнял бюллетени за троих, да ещё кто-то за кое-кого, так что кворум состоялся. Меня опять выбрали в счётную комиссию и ещё Пожалостина и Галкина (только не Михаила Сергеича, а Сергея Иваныча). Счёт был такой: 16 – за, против – нет, испорчен – 1. Сергей Иванович Галкин был очень доволен, что его установка, оставленная им в Новосибирске 15 лет назад, ещё работает, но его разочаровали: «Нет, нет! Уже разобрана!»

Приехал снова Айдер Булгаков и просит вынести ленту, но осталось 20 мин до лекции Искакова. Эта лекция шла с 1700 до 1900, да ещё до 2045 длилась дискуссия, а после этого его окружили около десяти человек с вопросами. Итого четыре часа – я не помню такого рекорда.

22 июня 1988 года, среда. С утра встретился с Иосифом Ляховенко. Вчера мы с ним сидели рядом на лекции, и он тоже активно задавал вопросы. Ляховенко проявляет очень большой интерес к политике. А зашёл я к нему на минуту по мелкому бытовому делу (он сидит рядом).

Моя жена Ирина зимой в польском магазине «Ванда» купила красивый кожаный ремень, но он оказался очень длинным не только для Вани, кому предназначался, но и для меня и многих наших коллег: Сопова, Ларькина, Соболева. Только для одного коллеги он оказался коротким: для Бориса Яковлевича Чудаева. А вот вчера я случайно подметил, что для Ляховенки он был бы как раз. Он его померил и забрал за 9 рублей.

В 9 час позвонила Сармина и предложила путёвки в дом отдыха «Соколова пустынь». Я оформил две путёвки: для себя и Вани с 6-го по 17 июля. В прошлом году мы уже отдыхали там, но было холодно. Цена путёвок 9 руб – это со скидкой 30%. Ване до дома отдыха надо ещё успеть сдать экзамены а также хвост по физике. В такую жару, как сейчас, самый лучший обед для меня – это кружка холодного молока с хлебом и вареньем. До и после обеда приезжали Ермаков с завода и Булгаков из Новосибирска. И тому и другому понадобилось вынести для них магнитные ленты.

23 июня 1988 года, четверг.

Жара продолжается. В помещении +290, а вчера в Кратовском пруду вечером вода снова нагрелась до 230, а на дне – до 220. Между прочим, я заметил, что, несмотря на то, что в глубине температура всего лишь на один градус холоднее, но это ощущается, как будто там бьют ключи.

«Застой духа или механизм деформации массового сознания» – статья доктора философских наук Тощенко в «Известиях». Вот и философы зашевелились! А то всё экономисты да историки! Я и раньше говорил: всякая революция кроме прогресса неизбежно приводит к потерям, и в первую очередь, к значительному разрушению культуры. Если вернуться к моим записям от 15 апреля – я там писал о больших провалах в революционном подъёме. Теперь мне ясно, в чём причина этих провалов: она в потере культурного слоя. Вместе с эмигрировавшей интеллигенцией, а также уничтоженной буржуазией исчезла значительная часть культуры, – исчез передовой дух нации. Остался в основном рабский дух с чрезвычайно низкой культурой, и такой народ мог легко подвергнуться любой тоталитарной власти, что и случилось. Более того, эта власть задавила остатки интеллигенции – цвета нации. Возрождение культурного слоя в народе – это как накопление чернозёма в почве. Нужны поколения. Вот и понадобилось после 1953г почти два поколения, чтобы начал возрождаться прогрессивный дух народа. Начал, но ещё не возродился. Подавляющая часть народа ещё задавлена неверием и страхом. Конформисты. У тех, кто понял, сил ещё слишком мало. Говорил же Искаков, что им не дали возможности выступать ни на ТВ, ни в прессе. А ведь свобода идей много может! Я уверен, что один человек может загипнотизировать по ТВ весь народ. Вот Вам пример: Гитлер и Германия (там было радио).

24 июня 1988 года, пятница.

Снова жара! В помещении +290С, на улице +27. Пишут, что в Америке стоит небывалая жара: до +440С, в семнадцати штатах выше +370С.

Сегодня после утренних шахмат (с 745 до 815) я завёл дискуссию на такую тему: «Считаю, что в нашей стране ВНП (валовой национальный продукт) должен состоять из трёх частей: 1) Кооперация и колхозы, 2) Хозрасчёт, 3) План, включая электростанции, железные дороги». Меня тут же раскритиковали, больше всех Поповский. Тогда я задал ему контрольный вопрос: «А что ты предлагаешь?» Он ответил: «Мы с тобой не имеем права предлагать, потому что мы не специалисты в этой области!» «А что же делать?» «Пока мы не разгоним партию, ничего не изменится, как бы это ни называли». «А взамен партии что? Управлять как-то надо!»… Короче говоря, он нигилист.

И так у каждого своё понятие о политике. Большинство народа против кооперативов, так как они обирают трудящихся. Но я им говорю: «Эту стадию мы должны пройти!» Стадия, характерная для развивающегося капитализма. «Нет ни социализма, ни капитализма! Есть современная цивилизация! Мы должны стремиться к этой цивилизации», - есть и такие возгласы. Короче говоря, даже те, с кем вместе работаешь десятки лет, непонятны и непредсказуемы!

С 1100 до 1310 заседали в партбюро (обеденный перерыв пропал). Решили: 6 июля провести выборы СТК. Мандаты на конференцию напечатает Гера Алексеев. Процедурные вопросы обсудят Сопов, Стрелков, Стюарт и Бессолова. Конференц-зал закажет Юра Найко.

Смыслов уговорил меня рецензировать на предзащите его докторскую диссертацию. Вторым рецензентом будет Аркадий Минаев.

25 июня 1988 года, суббота.

Диссертация Смыслова. В пятницу после обеда он пришёл ко мне со своей диссертацией. В ней около 400 страниц, но не сшито, а каждая страница – по отдельности. Кроме того, текст во многих местах состоит из склеенных кусков, взятых из каких-то старых отчётов.

Я читаю при нём введение и, не дойдя ещё до десятой страницы, натыкаюсь на каламбур, то есть взятый откуда-то ошибочный кусок, не имеющий отношения к теме. Тогда я заворачиваю всё обратно и предлагаю ему, во-первых, ещё раз прочитать за два выходных дня, а, во-вторых, сброшюровать всё в виде двух-трёх отдельных папок.

Утром в кинотеатре «Взлёт» посмотрел фильм «Асса». Он идёт 2½ ч. Фильм разрекламированный, но понятный только молодёжи, вернее предназначенный для молодёжи. Много рок-музыки: Гребенщиков, … Фильм «Маленькая Вера» – тоже для воспитания молодёжи, но боюсь, что его не выпустят в кинопрокат. Или подредактируют. Беда в том, что многие сатирические места зритель поймёт как соц-реализм. Это всё новый стиль. После соц-реализма, к которому все привыкли, он не сразу может быть понят. Всё требует воспитания и размышления.

Вода в Кратовсом пруду по-прежнему тёплая: 240С. Народу не так много: всего около тысячи, а ведь однажды как-то было около трёх тыс. В 19 час пришёл Виталий Егоров со своим сыном Мишей на «огонёк». Его сын очень хочет иметь видео. Я им объяснил, что я истратил на видео уже 7½ тыс, но уже наелся и всё это у меня лежит зря. А между тем, они могут получить тот же эффект с гораздо меньшими затратами. Я согласен дать им на две-три недели всё: телевизор «Рубин-Ц266», видеомагнитофон «Электроника ВМ-12», 50 видеокассет с фильмами, - за умеренную плату, не рассчитанную на прибыль, а всего лишь на амортизацию. ТВ – за 60 коп в день, ВМ – за 1 руб, кассеты по 3руб за неделю. Виталий подумал и с радостью согласился. Жаль только, что он продал свой автомобиль и вынужден всё это везти на такси.

26 июня 1988 года, воскресенье.

В Жуковском праздник книги. В парке в 12 час состоялась беседа с писателем Муштаевым. Он родом из Жуковкого, работает на ТВ. Беседа интересная. В парке много праздных людей. Продают хорошие книги, например, «Туннель» Бернгарда Келлермана (эта книга в детстве произвела на меня неизгладимое впечатление). На праздник книги меня вытянул Виктор, а после этого настроил посмотреть «Сельский час». После этого фильм «Застава Ильича» - там масса молодых актёров, которые впоследствии стали знаменитыми: Губенко, Любшин, поэт Рождественский и другие. И в 1900 ещё и третья серия «Омен» – это я обещал Гере, Лиле, Олегу и Егоровым.

27 июня 1988 года, понедельник.

Ваню с утра не могли разбудить, хотя ему надо идти на консультацию по истории. У него остался 1 экзамен и 2 хвоста: физика и геометрия.

1000 – НТС НИО-19 с предзащитой Николая Германовича Клюкина.

Заседали до 1140. Народу было не менее 30 человек. Ко мне тихонько подсел Смыслов со своей диссертацией, и я вместо доклада смотрел в его бумаги. Он всё исправил, как я просил. Введение стало отличным. Его тема: электромеханическое моделирование (ЭММ). В 1956г с проф. С.П. Стрелковым они застолбили это направление. С тех пор Стрелкова давно уже нет, а дело разрослось и, если всё это приписать Смыслову, то и в самом деле, этого для докторской диссертации достаточно.

После НТС зашёл в мастерскую. У меня в портфеле лежит вилка от велосипеда «Турист». Моему велосипеду 35 лет, и от усталости треснула вилка. Мне порекомендовали обратиться к сварщику Саше Крючкову. Он заварил мою вилку за пять минут. Между прочим, когда в своём НИО-19 просишь оказать какую-нибудь мелкую услугу, то не принято платить, но говорят в ОПИ (опытное производство института), что бы ни попросил, там всё 2 рубля.

Айдер Булгаков просил написать отзыв на его докторскую диссертацию. При этом нужно указать, какую конкретную задачу он для нас решал, например, так: «требуется с гарантированной точностью вычислить максимальное инвариантное подпространство матрицы для корней, расположенных справа». Но это не наш язык! Это математика! Не буду же я писать на таком языке, который не понимаю!

В комнате +290С, а в подъезде горячие батареи – горячо руке.

28 июня 1988 года, вторник. В 1000 заседание Учёного совета с защитой диссертации Ю. И. Дударькова. В этом году в Совете добавились новенькие: Белозёров, Клячко, Райхер. Один из оппонентов Виталий Витальевич Мазур – наш давний друг. Когда был ещё жив Ю. И. Иванов, основатель системы ССП-МКЭ, тогда Мазур и Дзюба были его учениками. Их стандартные программы (СП) вошли в нашу систему на БЭСМ-6, и вскоре число СП в объединённой библиотеке достигло сотни. Сейчас их СП захирели, так как они перешли на VAX. Мазур уже давно уволился из ЦАГИ. Но МКЭ остался и по-прежнему, как сегодня, защищаются диссертации по этому методу. Мазур не читал свой отзыв по бумажке, а рассказал всё своими словами. Хвалил.

Что касается меня, то я уткнулся в диссертацию Смыслова и все два часа жевал его нудный текст. Общее впечатление от его текста: все фразы правильные и все пункты правильные, но большинство из них банальны. Я пытался узнать у рядом сидящего Фомина, каково у него мнение, но он умывает руки, уезжая в командировку (в Фергану, чтобы налаживать датчики). Он говорит, что Смыслов ничего не сделал для отрасли, кроме одного завода, - вся практика сведена к одному заводу. То же самое по пути на обед сказал Галкин. И всё-таки кое-что из новинок у Смыслова есть! Например, он предлагает моделировать не только аэродинамические силы, но также и инерционные и демпфирующие. Он также отмёл притязания на соавторство со стороны своих сотрудников, в частности, Ульянова. «Это, - сказал он мне, - похоже на твой случай, когда ты подал на премию Жуковского, то пришли от имени Набиуллина и Рыбакова с претензией на соавторство».

Вчера вечером приходила дочь К. С. Стрелкова – Юля проконсультироваться по сопромату. Она учится в химико-технологическом институте на первом курсе.

29 июня 1988 года, среда. Юля Стрелкова передала мне благодарность: она сдала экзамен по сопромату на хорошо.

В 1000 начался семинар с докладом Роберта Шибанова «Динамическая схема БТС …». БТС означает большой транспортный самолёт. Роберт в своём докладе предлагает нечто вроде паспорта на частоты и формы с декларированными допусками на частоты (что-то около 10%). Эта его идея объявлялась им ещё 10 лет назад. И сейчас опять! Все в ужасе! Дискуссия продолжалась до 1215, и всё-таки решили об этих проклятых допусках нигде больше не говорить и не сообщать. Пока что и так в РДК объявлены запасы по параметру 10%. Не хватало в готовом изделии выдавать паспорт с точностью 10%!

Я пытался на втором часу семинара улизнуть, но Галкин закричал: «Буньков, куда ты?» Пришлось вернуться. А вообще на семинарах меня клонит в сон, и часто сквозь сонное состояние я слышу, как трепят мою фамилию: «По методу Бунькова…, Буньковские 10%...»

Я уже смирился с тем, что на семинарах и учёных советах постоянно упоминается метод Бунькова. Как не хочется ходить на семинары! Как-то несколько лет назад, когда Галкин ходил по комнатам и созывал всех на семинар (он председатель семинара), я прятался под стол и так избегал нудной обязанности. А сейчас надоело прятаться – вот и сижу по два часа. Да ещё сегодня моё любимое кресло занял Вилли Спирин – командированный из Реутово.

С 1340 до 1530 сидели со Смысловым в его экспериментальной лаборатории и разбирали три последних главы из его диссертации.

30 июня 1988 года, четверг.

До обеда конспектировал доклад Горбачёва на XIX партконференции. Дело в том, что когда во вторник этот доклад транслировали, я в это время заседал в Учёном совете. После обеда с 1430 до 1730 состоялся НТС ЦАГИ по прочности с предзащитой Смыслова. Председателем был чл.-корр. АН СССР Андрей Фёдорович Селихов.

Смыслов вместо 40 мин докладывал 50 мин. Его доклад был сбивчивым и путанным. Он не умеет выделять главное. Более того, он всё время неожиданно уходит в сторону и блуждает по мелким вопросам. Каждые десять секунд он перескакивает с одного на другое, а при этом тематика остаётся узкоспециализированной, и связь с аудиторией теряется. Но я рецензент и поэтому был в курсе дела. Я спокойно всё это наблюдал, ожидая своей очереди.

Вопросы длились полчаса. Потом выступил рецензент Минаев. Когда три дня назад я предложил ему почитать освободившуюся у меня рукопись Смыслова, он сказал: «А зачем? Я и так всё знаю». И в самом деле, зачем утомлять себя четырьмястами страниц текста? Аркаша артист. Он произнёс речь, даже ни разу не обернувшись к плакатам, а их было шестнадцать. Он говорил обо всём и ни о чём. Это был театр. Как-то молодой специалист Сабанов посоветовал мне поучиться выступать у Минаева. И в самом деле, в этом искусстве Минаев превзошёл даже Галкина. А тот сидел – весь внимание – с улыбкой на лице. И по этой улыбке я догадался, что не хватает только бокала с коньяком, и я намекнул ему об этом. Он с восторгом ответил: «Да! Да!»

Я выступил более конкретно. Сравнил достижения Смыслова с такими же в радиотехнике. Потом вышел с протестом Вадим Ульянов: якобы задето его авторство – ведь он тоже двадцать лет работал!

Вспоминаю туристский поезд. Одесса. Рядом с улицей Дерибасовской книжная толкучка. Говорят, и в Москве такая есть. Свободно торгуют с полсотни человек. Некоторые разложили свой товар на тротуаре, другие носят в руках. Вижу: «Час быка» Ефремова. Я эту книгу люблю. Прицениваюсь: 30 рублей. Кусается. Уже потом, в Москве навёл справки,– эта книга давно не переиздавалась и ценится до 35 рублей.

Одесса. Во многих районах, особенно в новых, вижу людей, несущих в полиэтиленовых пакетах кильку. Ранняя клубника по 15 руб кг.

В моей жизни были две мечты: путешествовать по Памиру, включая ледник Федченко, и построить сферический экран для стереопроекции. Путешествие по Памиру я даже иногда вижу во сне, настолько я начитался об этом книг и отчётов. Увы, многие наши мечты остаются только в грёзах. В молодости я много ходил по Кавказу. Сначала в составе студенческой группы из девяти человек я ходил через Клухорский перевал. Потом в возрасте 30 лет – через перевал Бечо в составе плановой группы. Начиная с 1965г, я ходил почти каждый год то с Минаевым и Назаренко, то вдвоём с Бобылёвым (которого я же и сагитировал), то с Мулловым и Валяевым. Последний раз ходил в 1983г вчетвером: я, Мосунов, мой сын и ещё один москвич. Этот последний поход был очень странный. Мы готовились в поход вшестером: кроме названных ещё должны были идти Муллов с дочерью Галей, но за две недели до похода его старшая дочь, знаменитая скрипачка, сбежала за границу, и он был вынужден отказаться. Мы остались вчетвером, прошли через Бечо в Сванетию, но в то лето на Кавказе творилось что-то страшное: лавиной снесло альплагерь Джайлык, на обратном пути все перевалы закрыло чёрной непогодой. И мы спустились к морю.

В общем 15 отпусков я провёл в горах Кавказа и из них шесть раз с семьёй. Детей я водил по горам, начиная с четырёхлетнего возраста, но только Гера всё это запомнил и в молодости сам стал любителем гор. Я ходил по Кавказу, а мечтал о Памире. Я читал Крыленко, Горбунова.

Я мог с закрытыми глазами нарисовать схемы памирских ущелий и перевалов. Так мечта о Памире прожила со мной полжизни, пока я не понял, что уже поздно. Там даже молодые рискуют заболеть на леднике Федченко воспалением лёгких, а это смертельная опасность…

А вторая мечта – сферический экран. Стереопроекцией я занялся с 1968г, когда у одного москвича (80-летний полковник Гусев) посмотрел стереопроекцию у него дома. Много лет я проектировал свои стереодиапозитвы на плоский экран. Вогнутый цилиндрический я впервые увидел в Московском фотоклубе у Аскольда Прохорова. Это был небольшой метровый самодельный экран. Формат плёнки 24х36. Потом недавно в 1985г увидел в НИКФИ сферический экран. Там у меня был очень хороший друг Игнатий Ульянович Федчук. Эта дружба началась в 1964г, когда я общался со студией «Диафильм» в Старосадском переулке и даже был знаком с изобретателем растрового экрана Семёном Павловичем Ивановым. И вот однажды Федчук мне звонит и приглашает посмотреть на экран, у которого яркость в 12 раз больше обычной. При этом он просит, чтобы я захватил с собой мои стереодиапозитивы для испытания нового стереопроектора, сделанного из двух фабричных проекторов «Киев-66» по образцу моего (который мы делали вместе с Осовиком).

Я был чрезвычайно заинтригован экраном, который якобы в 12 раз ярче обычного и немедленно выехал к ним в НИКФИ. Кроме картинок я на всякий случай захватил и свой проектор. На всякие такие афёры я всегда езжу с огромным рюкзаком, потому что аппаратура всегда тяжёлая и её много. На этот раз я вёз с собой сдвоенный проектор, а там два трансформатора по 400 ватт, ящик с картинками – это ещё 6 кг, 50 пар стереоочков. И оказалось, что я захватил с собой мой проектор не зря, потому что их сломался сразу же, так что показывали из моего. Действительно, экран был чудесным и я сразу же узнал в нём тот экран, который можно видеть в телестудиях на заднем плане. И я начал мечтать, как бы мне сделать себе такой же экран. Кстати, в тот день в НИКФИ у меня украли семь пар очков. Там собралось зрителей около тридцати человек, на вид культурные люди, но среди них были воры. Вскоре я сделал себе экран 1,5х1,5 м, но не сферический, а цилиндрический. Смотреть можно, но яркость не по всему полю.

1 июля 1988 года, пятница.

В программе «Время» показали выступление на XIX партконференции нашего Загайнова. Он зачитал все те предложения, которые были одобрены на цаговской конференции. Однако он не сориентировался в той неожиданной ситуации, которая возникла на конференции. Ведь в Тезисах не было ни слова об объединении советской и партийной власти, а тут как снег на голову! Никто не ожидал, и поэтому ему не было поручено говорить об этом. И он об этом не сказал. Сказал только о Ельцине, причём Горбачёв ничего не ответил, хотя Загайнов обратился к нему и обычно в таких случаях Горбачёв подаёт реплики.

Вопрос о слиянии партийной и советской власти взбудоражил всех. У нас в коридоре сегодня утром 14 человек кричали и чуть не били по морде. Особенно кричал Поповский: «Всё! Перестройка кончилась!» Я же в таких случаях стараюсь выступать осторожно, взвешенно. Я сказал, что это очень остроумное решение при реальном состоянии политической обстановки в стране. Ведь по существу советы уже давно умерли. Можно было зафиксировать это и дело с концом! Путь, предлагаемый на партконференции – самый экономный. Надо как-то использовать гигантскую хорошо налаженную партийную систему (здания, кабинеты, телефоны, коммуникации и т. д.) – для этого достаточно начать выборы в парткомы и проводить их более ответственно и сознательно.

Из Дубны прислали расчёты по КС1 с непонятной ошибкой. Крапивко, который привёз эти бумаги, советовал мне съездить в Дубну на три дня и помочь им. Дудки! К счастью, по результатам я понял, почему расчёт симметричный идёт, а антисимметричный – нет. По телефону им объяснят. Но телефонная связь ужасная!

2 июля 1988 года, суббота. Я за субботу и воскресенье дочитал книгу «Дети Арбата» Анатолия Наумовича Рыбакова (около 600 страниц). Некоторые читатели недовольны, как автор описывает мысли Сталина, якобы, это всё надуманно и неправдоподобно. Что касается меня, то для меня это убедительно. Есть два типа людей: скептики и романтики. Или безразличные и увлекающиеся. Книга увлекла меня своей версией.

Я вообще во всём окружающем меня испытываю громадный диапазон доверительности. И поэтому я вполне допускаю, что в книге «Дети Арбата» все разговоры и мысли Сталина правдоподобны. Этот роман написан для молодёжи и в этом смысле Анатолий Рыбаков выгодно отличается от Юлиана Семёнова, которого мне читать трудно.

«Дети Арбата» Рыбакова и «Жизнь и Судьба» Гроссмана» - эти романы можно считать памятниками жертвам репрессий сталинизма, вместо того, чтобы ставить мраморный памятник.

С 8 час до 12 час я занимался ремонтом видеомагнитофона ВМ-12, который попросил сделать Виктор. Я и до этого уже потерял два вечера с этим магнитофоном. Популярно можно так объяснить суть неисправности. Полный видеосигнал состоит из 3 частей: яркостного сигнала, цветового сигнала и строчного импульса (СИ). В режиме воспроизведения с ленты отдельно считываются яркостный и цветовой сигналы и подаются на микросхему КР1005ХА5. Там они суммируются, и к ним добавляется СИ. Увы! В его магнитофоне СИ исчез! Значит, виновата эта микросхема. Тогда я пошёл посоветоваться к соседу Мише Юданову, а он, оказывается, уже в курсе дела и всё знает про этот Немировский магнитофон. И он уже всё объяснял Немирову. Тут я расстроился и звоню Виктору, зачем он несёт свой магнитофон ко мне, если Юданов уже ему нашёл неисправность. Ведь я потратил три дня, чтобы обнаружить то, что уже ему было известно! А он ответил, что я мог бы сказать что-нибудь новое. Короче говоря, Миша такую неисправность встречал уже много раз и за ремонт её берут в мастерской 35 рублей, из них 20 – обслуживание и 15 – микросхема.

3 июля 1988 года, воскресенье.

В 17 час пришли Егоровы, отец с сыном. Они вернули пять уже просмотренных кассет и взяли ещё десять. Они высказали претензии, что на некоторых кассетах слышно шипение в паузах, на что мы потом с Олегом посмеялись, так как это типичная особенность пиратских кассет, которые дублируются на дешёвых диктофонах. Они очень долго копались в моём репертуаре, однако настроение у них приподнятое, так как они впервые попали в мир видеофильмов. Я их вполне понимаю, у меня в жизни были две чрезвычайных радости: это сначала отдельная квартира на 46-м году жизни (а до этого я не знал, что значит жить без соседей), и потом на 54-м году жизни - мир видео.

Нет, конечно, было много и других удовольствий, но то были скорее увлечения, которые всегда сопровождались напряжённой работой: и фотография, и звукозапись, и научная работа и воспитание детей. А вот просто удовольствие, не связанное ни с каким трудом – это жить в отдельной квартире и смотреть каждый день удивительные фильмы! Даже путешествия и туристские походы – это не просто отдых, а ещё и работа, связанная с длительной подготовкой.

4 июля 1988 года, понедельник.

Газеты ещё не вышли, потому что должны опубликовать резолюции XIX партконференции. Я раздал мандаты на конференцию НИО-19, которая состоится 6 июля в 15 часов. Раздал под расписку всем желающим, т. к. большинство в отпуске и в командировке, а от нашего отдела необходимо послать на конференцию 15 человек.

На видных местах висят списки кандидатов СТК, а также проект положения о выборах СТК, с утверждения которого и должна начаться конференция. Меня на конференции не будет, т. к. я уезжаю с Ваней в дом отдыха «Соколова пустынь». Ваня, кстати, ещё сначала должен сдать свой хвост по физике либо завтра, либо перенести на 20 июля.

Эти выборы СТК многим не нравятся. Например, Соболев в этот день задумал удрать. Татьяна Невежина обвинила партбюро в хамстве: назначить выборы летом, когда большинство в отпуске. В коридорах постепенно затихают споры о прошедшей XIX партконференции. Осталось только три вопроса: как умудрился ЦК КПСС скрыть до конференции и не внести в Тезисы главный вопрос: о политической реформе власти. Второе, видно, что Ельцин не совсем психически устойчив, но… как же ещё осталось много непонятного! И откуда взялись эти двое обвинителей? И третье, как ловок Лигачёв!

Подождём резолюций! И ещё: выступление нашего Загайнова было слишком революционным – партия к такому ещё не готова. К тому же, на конференции было слишком мало интеллигенции: меньше 10%.

5 июля 1988 года, вторник.

В 930 прибыл Салтыков. Я сразу предупредил: «Остановись, прекрати болтать, а то ты заговоришь». И действительно, он способен с ходу, ещё с порога начать разговор, не останавливаясь целый час. Я сказал: «Сначала определи цель твоего приезда!» И даже цель приезда он объяснял несколько минут. Но, в общем, его визит был полезен. Он нам предложил заключить с НПО «Молния» хоздоговор в свете перехода на хозрасчёт с Нового года. Договор на много лет. Мы втроём: я, НЭН и Мосунов, - подумали и согласились.

В 1430 Учёный совет. Защита двух кандидатских диссертаций: Баринов В. Д. и Снисаренко Т. В. На защите Баринова оппонентом был Протопопов Владимир Иннокентьевич – безотказный дежурный оппонент. Но он с каждым годом полнеет всё больше. На этот раз он поразил всех своей чудовищной полнотой. Это человек – гора! Почти шар. А его голос тоненький и слабый. И что интересно, его утвердили ещё на одну защиту в будущем: оппонентом диссертации Клюкина Н.Г.

Это будет осенью, и он ещё потолстеет. (Нет, осенью он похудел!)

С 1800 до 2000 состоялась встреча с делегатами XIX партконференции. Во Дворце Культуры собрался полный зал. Я опоздал на 12 мин из-за Учёного совета, и место нашлось только на балконе. Было много также беспартийных. Любимец ЦАГИ Загайнов был на высоте. Он с большой убедительностью рассказал обо всех тонкостях конференции.

Редкое совпадение: в один день имел дело с тремя Белоусами. Днём в Учёном совете сидел рядом с Ант. Ант. Белоусом (ему 82 года). Потом на встрече в ДК – с его сыном Владимиром. А в 20 час зашёл к ним домой к их внуку Антону – с ним я меняюсь видеокассетами.

6 июля 1988 года, среда. Первый день отпуска.

Надо было с раннего утра ехать в дом отдыха «Соколова пустынь». Путёвки с 6 по 17 июля. Их цена по 33 руб, но мне выдали льготные: по 9 руб 90 коп (30%). Мы с Ваней собираемся ехать на велосипедах, добравшись на электричке до Голутвина, а там остаётся всего 40 км. Но Ване сегодня ещё надо сдать хвост по физике. Все последние дни он прокатался на велосипеде и прокупался. Занимался только вчера и то мало. В воскресенье я пытался вытянуть его с Кратовского озера. Он там купался с соседкой Ольгой и «Крашеным» (противный парень без определённых занятий). У Ольги тоже хвост, но по сопромату. Она переэкзаменовку провалила и теперь ей сдавать 31 августа. А сегодня Ваня долго спал и пошёл только к 10 час, рискуя лишний раз своим опозданием разозлить преподавателей.

Я утром покрыл рубероидом крышу на сарае. Потом в полдень сходил в профком выкупить путёвки в молодёжный лагерь в Пицунде для Лили и Ирины за полную стоимость по 80 руб с 19 июля по 8 августа. На самом деле вместо Ирины с Лилей поедет её подруга Наташа.

В 9 час звонил А. Д. Смирнов с вопросами по бытовой электронике. Он задумал купить у Сергея Капицы радиокомбайн, там всё, включая лазерный проигрыватель и колонки. Я как мог, ответил. Александр Дмитриевич у меня как-то уже бывал и собирается ещё приехать насчёт видео. Это сейчас входит в моду среди состоятельных людей.

Ваня наконец сдал свой хвост и в 15 час вернулся свободным домой.

7 июля 1988 года, четверг.

Первая электричка на Голутвин в 515 и поэтому мы с Ваней в 505 уже мчимся на велосипедах к станции Отдых. У него велосипед «Турист» с четырьмя скоростями, который он купил в прошлом году на деньги, заработанные в школьных мастерских. У меня тоже «Турист», но очень старый (1955г), скорость осталась одна, колёса кривые, шины лысые, всё скрипит. У нас на спинах маленькие рюкзаки по 10 кг.

Точно впереди над станцией Отдых взошло огромное красное солнце. Билеты до Голутвина по 1 руб 10 коп плюс по 20 коп за велосипеды. Нам предстоит сходить на станции Коломна и ехать на велосипедах до Ступино. Мы плутали по городу Коломне и искали выезд на Ступино, но нашли только указатель ОЗЁРЫ-36км. О дороге на Ступино никто ничего не знает. Ведь это совсем другой район, а связь между районами, как правило, осуществляется только через Москву. Доброжелатели послали нас по шоссе, ведущему к Малино. Но через 15 км мы поняли свою ошибку, и пришлось просёлочной дорогой возвращаться на Озёрское шоссе через деревню Лукерьино – там ещё был гигантский спуск к небольшой речке. Итак, 20 км мы уже потеряли впустую. Тогда мы съели шоколадку и выпили воду.

Солнце уже палит. Успеть бы в дом отдыха к обеду! Узловой пункт Туменское! Если бы и дальше был прямой путь до цели! Но местные жители послали нас по шоссе к Озёрам, иначе нам бы пришлось плутать по лесам (прямая дорога не есть лучшая).

Вместо 40км получилось 100! Вместо обеда едва успели к полднику. Путь был трудный: то палила жара и мучила жажда, а то дважды шёл дождь. То порвалась камера на моём велосипеде, и Ваня заклеивал её целый час под дождём. То со мной случилась травма: на большом спуске к реке Оке напротив села Торбушево я не догадался вовремя притормозить, и на неожиданном повороте меня выбросило на мокрый асфальт. При этом содрало кожу на локте и порвало рюкзак.

Я не учёл свои силы и возраст, – было тяжело. И еды взяли мало.

8 июля 1988 года, пятница.

Мы с Ваней после вчерашнего велосипедного похода так устали, что проспали с 8 час вечера до 8 час утра. И всё время пьём воду. Вчера в 18 час я догадался сходить в горячий душ и уговорил Ваню. Не знаю, как Ваня, а я после похода был весь солёный. Заодно постирали майки (я был весь в грязи после падения). От душа все раны на руке, где была содрана кожа, болели. Болели раны всю ночь, – я старался держать правую руку сверху. Ваня учит: «Дурак! Надо было йодом помазать!» А я никогда не любил ни лекарство, ни йод – так всё заживёт! Ваня – он, конечно, сильнее меня. Вчера, чтобы уравнять силы, я попросил его взять мой рюкзак. Его рюкзак на багажнике, а мой он взял на спину. Но через 4 км (от Кременье до моста у речки Каширки) он запротестовал и отказался везти мой рюкзак. Да тут ещё дорогу развезло от дождя! И моя рука в крови и в грязи. У очередной колонки я руку отмыл.

А в молодости сил было больше. Однажды в 1955г съездил на велосипеде от Жуковского до Волоколамска и обратно за один день. Это 260 км. Тогда я выехал из Жуковского в 4 час утра, а в 6 час был уже около Белорусского вокзала, где ко мне присоединился мой знакомый, с которым мы собирались ехать на велосипедах в Крым, сейчас уже не помню, кто это был и откуда. Тогда тоже была жара, асфальт пылал. У каждого колодца жадно пили воду. Обедали в Волоколамске. В 20 час вернулись в Москву, а дальше до Жуковского я уж доехал на электричке. Тогда от жёсткого седла у меня всё задеревенело, и я не мог садиться на велосипед целую неделю. В этом смысле велосипед «Дорожный» лучше: на нём седло мягче. На нём я однажды доехал с 4 час утра до 14 час в Рязань (через Жилино), обедал у родственников Тани Мачигиной. Я пытался и обратно ехать, но через 20 км из-за встречного ветра отказался и попросился на попутный грузовик. В тот день я проехал 220 км.

9 июля 1988 года, суббота.

Погода в «Соколовой пустыни» пока пасмурная, не купальная.

Мы с Ваней набрали книг в библиотеке и залегли за чтение. Он читает «Гиперболоид инженера Гарина». Играем также в блиц. Потом Ваня бросил А.Толстого и стал читать «Франкенштейн» Мэришелли. У меня «Марсианские хроники» Рэя Бредбери – он не так прост, и в нём не столько занимательности, сколько философии и морализма. Но много идей фантастических, например, марсиане принимают первых землян за сумасшедших, которых и в самом деле много на Марсе.

После завтрака уговорил Ваню съездить на велосипедах в Ступино. Туда ехали 15 мин – сплошной подъём от дома отдыха до самого Ступино, 6 км. Обратно – сплошной спуск, Ваня умчался, а я как всегда отстал. Ваня вообще всегда и везде спешит (кроме лекций) – в городе Ступино у нас получилась игра в прятки. Он умчался вперёд, а я его жду полчаса на месте. Потом он возвращается и объявляет, что ждал меня на рынке. В Ступине я искал батарейку для часов, но это дефицит. Батарейка стоит 1 р. 70 к., но в мастерской за неё берут на 3 р. больше. По-прежнему пасмурно, но вода в Оке очень тёплая: +240С. Я купался, а Ваня не хочет. Я плыть на ту сторону боюсь из-за ран на руке: вдруг раскроются.

10 июля 1988 года, воскресенье. Наконец-то я уговорил Ваню искупаться. По-прежнему пасмурно, но вода тёплая. Ваня стоял на берегу у воды и всё не решался зайти в воду, так как воздух прохладный. Никто не купается. Чтобы воодушевить Ваню, я сплавал на ту сторону. В этом году Ока полноводнее, и теперь вброд не дойдёшь до средины, как было в прошлом году. И вот я уже приплыл обратно, а Ваня всё ещё стоит и уже покрылся гусиной кожей. Я готов ещё раз сплавать на ту сторону, а он ругается: «Кабан! Холодно!». Наконец он решился, но проплыл немного и назад!

Это было вчера вечером, а сегодня мы съездили с ним на велосипедах к «Пьяным соснам» – это вверх по реке 12 км. Это название произошло много веков назад, когда бурлаки тянули баржи от Нижнего Новгорода до Серпухова (600 км). Незадолго перед Серпуховом есть красивое место: высокие песчаные дюны, покрытые кривыми соснами. У этого места бурлаки считали, что конец близок, и устраивали отдых на три дня с пьянкой,– вот и называется: «Пьяные сосны».

Как-то четыре года назад мы с Ваней уже ходили туда пешком, но не дошли 200 метров, так как опаздывали обратно в дом отдыха к обеду, где нас ждали мама с Лилей. Потом как-то я ходил в одиночку ещё дальше на 6 км, но при этом пришлось выходить в 4 час утра, чтобы успеть вернуться к обеду. А теперь на велосипедах – совсем другое дело! 45 минут туда и 45 – обратно. Там искупались, взобрались на дюны, откуда открывается красивый вид за Оку и в сторону Серпухова. Наконец в 14 час выглянуло солнце!

11 июля 1988 года, понедельник. Теперь я читаю книгу Андрея Губина «Молоко волчицы» – об истории трёх братьев Есауловых, сложная судьба которых олицетворяет судьбу казачьей станицы на Северном Кавказе. А Ваня переключился на «Войну миров» Уэлса.

Сегодня мы съездили на велосипедах в Каширу. Впервые вижу не горизонтальный мост. Мост через Оку имеет подъём. Это сделано для того, чтобы подъём на высокий берег Каширы растянуть на длинное расстояние – около 2 км. В результате этот длинный затяжной подъём удаётся преодолеть на велосипеде. В Кашире мы накупили массу деталей для велосипеда: камеры, ключи, спицы. Для Вани также купили мороженое за 10 коп. На обратном пути просил Ваню поехать по новому пути: не по Каширскому шоссе, а по лугам вдоль реки Оки. Но куда там! Он умчался и меня не подождал. Пришлось ехать одному. Зато уговорил его на этот раз сплавать на другой берег Оки (перед обедом), и он остался доволен. На том берегу поющие пески. Я и раньше об этом читал, но видел такое впервые. Я и Ваню завлёк этим. Он признался, что, в самом деле, песок на том берегу поёт под ногами. Идёшь вдоль берега по песчаному пляжу, а песок под ногами пищит. Сначала никак не поймёшь, откуда этот писк, а потом … песок! После обеда с 14 до 17 читаем, одновременно борясь со сном. Вечером все пристрастились к блицу. С нами играют Валентин и Игорь, лучше всех играет студент Костя. Хуже всех –Лёва, - муж толстогубой Наташи.

12 июля 1988 года, вторник.

Утром почему-то не было горячей воды в туалете. Брился холодной. Моя бритва безопасная, а лезвия у меня: Gillette platinum plus, - одного лезвия хватает на полгода. Сегодняшнее бритьё оказалось неудачным. Мой бритвенный станок служит мне уже 40 лет с тех пор, как мне его подарил отец после окончания школы, когда я уезжал на учёбу в МГУ. Неизвестно, сколько лет до этого пользовался этой бритвой сам отец. Эта бритва очень удобна, такую сейчас не купишь. И вот сегодня я её уронил на каменный пол и от ручки отломился кусочек. «Ничто в мире не вечно», - подумал я. Придётся дома приклеить осколок эпоксидкой.

Ночью шёл дождь. Теперь неясно, куда направиться. Ягоды в лесу мало. Малина очень мелкая из-за жаркого лета. Я предлагаю Ване прокатиться по Каширскому шоссе в сторону Москвы, разведать, что там дальше. Но, после завтрака стало ясно, что день будет жаркий. Все на пляж! Температура +270С. В этом году пляж намыт на 500 м выше по реке. Прошлогодний пляж, который был напротив дома отдыха, весь смыло вместе с крутым земляным берегом.

Итак, весь день загорали и плавали на тот берег Оки, я трижды, Ваня дважды. Это удовольствие завершилось кефиром на полдник вместо надоевшего чая. Сегодня давали также печёнку.

13 июля 1988 года, среда. Сегодня день ещё жарче. Значит, на пляж! Завтрак в 9 час, а в 10 все потянулись на пляж. В соседнем домике живёт семья толстогубой Наташи: она сама, муж Лёва, четырёхлетний сын Матвей, которого трудно вытянуть из реки, и их племянник Вова. У них автомобиль «Запорожец». Живут они на три путёвки, но так мало едят, что всё время несут нам с Ваней нетронутые каши, котлеты с макаронами. Мы всё это подъедаем. За нашим столом кроме нас с Ваней сидит пожилая пара. Они тоже много не едят и отдают нам, – мы и это съедаем. Речь о племяннике Вове. Его тётя ещё дома, а он уже с нами на пляже – бойкий мальчик. На ту сторону постоянно плаваем: я. Ваня и студент Костя (который лучше всех играет в шахматы). Только мы собрались плыть на ту сторону, как Вова заявляет: «Я тоже поплыву на ту сторону». А накануне я слышал, как тётя ругала его за такую же попытку. Я ему говорю: «Не доплывёшь!» «Доплыву», - отвечает он. «Тогда давай проверим! Плыви вдоль берега против течения три минуты!» Он поплыл. У него на руке большие водостойкие часы. По ним он убедился, что больше одной минуты он не проплывёт, быстрое течение тут же сносит его вниз. И всё-таки я и Костя взяли его с собой. На спине Вова плавает бойко и долго. Мы плыли рядом. Вода сегодня мутная из-за дождей. Вова доплыл легко, а с того берега уже слышится тётин крик: «Убью!» Обратно он плыл труднее, но я с Костей его подстраховали. Тётя его похвалила, но отправила под домашний арест. Мы так накупались, что после обеда все притихли с книжками. В конце дня мы собираемся в кино на фильм «Акселератка». Фильмы крутят каждый день. Ваня дважды смотрел «Забытую мелодию для флейты».

14 июля 1988 года, четверг.

Год назад вышел закон: наказание за заражение СПИДом – 8 лет тюрьмы. Больше и ни к чему, потому что они и так смертники. А я подумал, а если мальчишку кто-то научил курить, то почему виновника не судят? Ведь редкий курильщик бросает курить, и многие доходят до пачки в день. Я как-то делал хронометраж у нас на работе: Набиуллин курит «Беломорканал» (там 25 папирос в пачке). Каждая папироса – это 5 мин в курилке. Итого, два часа в день он курит. Из активных 14-15 час в день вычитается 1/7 часть, т. е. из 50 лет взрослой жизни 7 лет. Да ещё отнимите 7 лет от продолжительности жизни. Итого 14 лет.

Я поговорил с Ваней об этом. Он понял: 14 лет. Но это не всё! Сейчас он подружился с 12-летним бойким Вовой. Я Ване говорю: «Если ты научишь его курить, то ты отнимешь у него 7 лет от жизни и ещё столько же из его активной деятельности». Ваня делает вид, что не курит, но в его кармане папиросы и спички. И в прошлом году было так же: ежедневно исчезала одна папироса. Одна папироса в день – это не страшно. Но наш Герман курит уже больше. В данный момент Герман в походе на Кавказе. Там он и собирается бросить курить. Но это глупые надежды! Если человек собирается бросить курить, то ему не нужен повод, а достаточно мужества. Тут один из отдыхающих, Игорь, говорит, что у них в НИО-6 очень много людей умирают от курева.

Бывает же такое! Преферанс, курение, пьянство! – и это в семье, где отец ни разу в жизни не закурил, не напился и не сыграл в преферанс.

15 июля 1988 года, пятница. Сегодня у Вани день рождения: 18 лет. Удивительно, но Ваня встал сам без напоминания в 8 40 (а завтрак в 900). В честь дня рождения я ему сделал массаж, однако, он воспринял это без энтузиазма, так как вся спина у него горит из-за чрезмерного загара. Я не ожидал, что Ваня проснётся к завтраку, - ведь он пришёл в 2 часа ночи. В таких случаях он обычно спит до обеда. Я и сам не спал до двух часов ночи: во-первых, дочитывал «Молоко волчицы» Губина (роман в первых двух главах превосходит «Тихий Дон» Шолохова, а в последних двух – уступает ему). Во-вторых, я беспокоился за Ваню и, как оказалось, не напрасно. Когда в 1 час 30 мин я пошёл его искать по лагерю, то нашёл его на веранде отдыха в компании двух парней, которые густо дымили сигаретами. Все втроём не то рассказывали анекдоты, не то Ваня показывал им фокусы. Ванины сигареты лежали рядом, они у него содержатся в алюминиевом пенале в количестве трёх штук (я всё знаю, но ничего не могу поделать). Сегодня я ему рассказал дополнительно к тем потерям, которым подвергаются курильщики, ещё о множестве болезней: язва желудка, воспаление лёгких и др. Ваню такие нравоучения бесят.

В честь дня рождения соседи подарили Ване плитку шоколада. Я их всех пригласил в честь знакомства на видео во вторник, когда мы все уже будем дома. Также придёт шахматный виртуоз Костя Кокорев.

Погода самая лучшая для купания. Послезавтра предстоит ехать домой. Составляем маршрут. Мечтали до Коломны доехать на теплоходе, но единственный водомёт «Луч-7» ходит только от Серпухова до Каширы. И ещё один катер ходит до Озёр.

16 июля 1988 года, суббота.

Мы с Ваней планируем маршрут. Ехать домой можно двумя путями: либо через Москву, либо частично проехав по Каширской ж. д. до Жилёво, далее пересесть на другую электричку и добраться до Воскресенска, а там прямой путь до Жуковского. А пока напоследок загораем на жарком солнце. Я прячусь в тени, потому что в таком возрасте обгоревшая кожа плохо восстанавливается, бывает и рак кожи.

Кроме того, новая кожа на раненой руке боится солнца. Без конца плаваем на тот берег. Я прочитал повесть «Франкенштейн», которую написала 19-летняя женщина в 1818г. Талантливый учёный создаёт уродливого гиганта, который ненавидит своего творца и мстит ему за своё одиночество. Имя Франкенштейн стало нарицательным для человека, создавшего злую силу, с которой он не может справиться. Ваня совсем отбился от рук. Я ночью сплю, а он в полночь кипятит чай кипятильником и куда-то относит. Днём на пляже вместо того, чтобы со мной плавать на тот берег, играет в карты в компании двух девушек из Омска и местного парня Серёги (из Ступино). «Войну миров» он так и не дочитал. Физику не начинал. Сейчас где-то показывает фокус с запоминанием 50 слов, - этому фокусу я его научил здесь же в прошлом году. Жара +300С. Осталось меньше суток. Все загорают. После ужина играем в блиц. Все книги пришлось сдать (всего я прочитал 1200 стр). У меня была с собой шахматная 4-ходовка. Очень интересная, но я её так и не смог решить. И Костя тоже.

17 июля 1988 года, воскресенье. В день отъезда Ваня совсем отбился от рук. В 4 часа ночи заглянул на минутку, что-то схватил и побежал снова гулять. Как наш кот Кэти! Я вскочил с постели, натянул штаны и побежал за ним. На улице ещё была ночь, Ваня передал что-то девушке в чёрном (в тёмном). По светлым волосам я догадался, что это блондинка Таня из Омска. Девушка скрылась, я стал звать Ваню спать.

Он меня прогнал: «Не лезь, старый!» Так я ещё дремал до пяти, когда наконец Ваня пришёл и лёг спать. Потом он вскочил из-за тиканья шахматных часов, (я их использовал, как обычные часы). Он их остановил и на всякий случай отвёл на 4 часа назад (чтобы я утром не сильно ругал его).

Оказывается, прогуляла вся компания: и Ваня, и Костя, и Серёга, и Таня. Утром у всех был плохой аппетит и сонливость. Взрослые пошли на Оку последний раз поплавать, а молодёжь так и осталась сидеть на лавочке – даже купаться не хотят. Потом они всё-таки появились на пляже в 12 час (а электричка идёт в 1343). Пришлось мне второй раз плавать не тот берег из-за Вани. На том берегу он лёг на песок поспать: «На пять минут!» Я с трудом уговорил его плыть назад. Потом торопил его и нервничал, а он всё прощался с этой Таней. И всё равно мы опоздали на 1343, выехав на велосипедах в 1318 – разве можно успеть оттуда до вокзала в Ступино за 25 минут? Поехали на 1405.

По Москве на велосипедах гнали по Садовому кольцу. Ваня и тут уезжал вперёд и не туда. В конце концов, в 1745 мы были дома и ещё успели застать дома Лилю, которая в тот же час уезжала в Пицунду.

Вот так закончился отдых в «Соколовой пустыни». Но возвращение домой я опишу более подробно. Мы мчимся на велосипедах, а жара 300. Мы торопимся на запланированную электричку, изнемогая от жары. Особенно я. Да и Ваня, судя по обилию выпитой воды у каждой колонки. На станции Ступино, пока 15 мин ждали электричку, без конца пили воду. В электричке Ступино - Москва ехали почти два часа. Массу хлопот доставляли велосипеды. Сначала народу было мало, и Ваня затащил свой велосипед в средину вагона. Потом народу прибавилось, и пассажиры стали стыдить Ваню, зачем он занял своим велосипедом целое купе. Ему пришлось выставить свой велосипед в тамбур и поставить рядом с моим. И тут начались неудобства: я внутри вагона, а велосипеды там. Платформы на остановках то слева, то справа и я чуть не прозевал, когда велосипеды едва не выпали в открытую дверь, – пришлось перейти в тамбур и следить за ними.

По Москве гнали снова по раскалённому асфальту. От Павелецкого до Казанского вокзала путь простой, и в воскресный день в 16 час улицы свободны. Гнали по Садовому кольцу, но Ваня всё время проявляет свою самостоятельность, уезжает далеко и дважды пропустил поворот. Наконец мы в электричке Москва-Голутвин. Электричка полупустая. Ваня снова затащил свой велосипед в средину вагона и дремлет. Я же свой оставил в тамбуре, прислонив передним колесом к дверям. Сижу в крайнем купе и решаю свою бесконечную 4-ходовку. Отключился. Вот меня встревожили какие-то странные шумы. Всё сразу становится ясно: это электричка тронулась от платформы «Новая». Раздался резкий визг и грохот – это мой велосипед высунулся передним колесом из дверей и скрежещет по краю платформы. Я выскакиваю в тамбур. Поезд набирает скорость, а часть велосипеда за бортом и трётся об платформу. Я дёргаю дверь (а надо было стоп-кран!) и кричу: «Ваня, помоги!» Но тут машинист к счастью заметил аварию и остановился. Всё обошлось. Только вилку ободрало.

18 июля 1988 года, понедельник.

Вчера вечером состоялось традиционное заседание видео-кружка. Заседание оказалось поздним: с 2130 до 2400. Вот уже четвёртый год наша тёплая компания: я, Олег и Виктор, - непременно собираемся у нас в подвале. Почему так поздно? Потому что только в 2100 я пришёл домой к Виктору, и на его автомобиле мы с ним забрали мою аппаратуру у Егорова, а потом уж только начали смотреть кассету, принесённую Виктором. При этом я успел вызвать и Олега. Фильм «Злая дама» оказался чепухой, но приятно было просто посидеть в прохладном подвале после изнурительной дневной жары и поболтать.

Утром я исправил свой новый ВМ-12 (у которого гарантия до января). Я жалею, что весной я возил его в гарантию. Неисправность была мелкая: соскочила пружина, - они небрежно собрали и появились две новых неисправности. Одну из них я и устранил.

В полдень прибыл Всеволод Смыслов. Он вернул портфель с моими стерео-диапозитивами. Поскольку он обычно после обеда в ЦАГИ не остаётся, то я напросился к нему в автомобиль, чтобы доехать до метро. Заодно я захватил и Ваню. На Ждановской хозяйственный магазин «Кубик» – там я купил растворитель №649 для отмывания кисти от паркетного лака. В общем, неинтересные хозяйственные дела…

19 июля 1988 года, вторник.

В 700 я собрался с двумя бидонами за молоком, но вдруг пошёл дождь. Тогда уже побритый снова лёг спать, но тут дождь кончился и в 730 я всё-таки отправился в магазин. В ранние часы за молоком очереди нет. Очередь появляется в 9 час, а вскоре кончается и молоко. У продавщицы полная тарелка из пятнашек и копеечек – это для сдачи, потому что трёхлитровый бидон молока стоит 84 коп и, значит, всем приходится сдавать сдачи 16 коп.

У киоска «Союзпечать» всего три человека. Я подхожу четвёртым, чтобы купить за 30 коп красивый растровый календарь (у меня коллекция растровых открыток). Но подошёл ещё один человек и говорит: «Я стою за этим мужчиной». Меня это разозлило, я раздумал покупать открытку. «Наплевать!» – подумал я и понёс молоко домой.

Смыслов рассказал, как проходили выборы СТК в НИО-19. Очень бурно! Полной неожиданностью явилось то, что не выбрали Стрелкова. Поводом послужила дискуссия, на которой Минаев задал Стрелкову каверзный вопрос: «Как Вы объясните, что в анкете общественного мнения Ваши личные качества оценили низко?» На что Стрелков ответил, что это не так важно и что голосование в СТК выявит правду. Народ разозлился и проголосовал против. Также не выбрали и Агеева.

Долго выбирали председателя. Синявский отказался. Амирьянц – тоже. Оставили этот вопрос на усмотрение СТК. Те выбрали Азарова.

Очень часто люди используют свой отпуск для ремонта квартиры. Я делаю только самое необходимое. Мой самодельный лакированный пол в некоторых местах протёрся до фанеры (кстати, авиационной 10-милиметровой). Если его срочно не восстановить, то фанера начнёт быстро портиться. Паркетный лак – он прочнее фанеры. Кроме пола надо застеклить окна, разбитые в нескольких местах. За стеклом я съездил в Быково, но там был только бой. У меня был с собой алмаз, и мне удалось выкроить два квадрата по 425 мм.

В 1900 , как и планировалось, собрались друзья из дома отдыха: Костя с отцом Игорем, Наташа с её мужем Лёвой, их племянник Вова и Серёга из Ступино.

20 июля 1988 года, среда. Ночью неожиданно вернулся Герман с Кавказа. Так что с двух до трёх ночи мы с Ириной бодрствовали. Потом Гера схватил пять яиц, батон и ещё кое-что и уехал на велосипеде ночевать к своему другу, так как мы его испугали предстоящей окраской пола в гостиной. Утром молодёжь гадала, поехать в Москву или идти на Кратовское озеро. Решили, что в 30-градусную жару лучше

купаться, чем смотреть кинофильм в кинотеатре «Россия», тем более что у нас дома имеются фильмы на любую тему.

Всё по плану: в 10 час покрасил пол в гостиной паркетным лаком, (называется Новомосковский, банка весом 2.3 кг стоит 5 руб 85 коп). Хватило одной банки. Красил с противогазом. Все гости сразу разбежались: от ядовитого газа слезятся глаза, и вызывается кашель. В 14 час пол высох, можно ходить голыми ногами. Но ещё пахнет. Жара по-прежнему 300. Молодёжь вся на озере. Успел до обеда искупаться и я, а с 17 час продолжились фильмы. Сегодня я им завёл вторую серию фильма «Чужие».

21 июля 1988 года, четверг. Олег Минаев захотел взять у меня напрокат видеоаппаратуру и кассеты, как это делал Егоров. Он приехал со своими друзьями втроём. Они забрали телевизор «Рубин-Ц266», видеомагнитофон «Электроника ВМ-12» и пока 6 кассет. Я назначил цену за прокат весьма скромную: ТВ по 60 коп в сутки, ВМ – по 1 руб. Конечно, никакой прибыли от этого не получишь. Цена амортизации.

Это не столько бизнес, сколько благотворительность. Я никогда не забываю, как в юности один художник учил меня: надо нести культуру в массы. Но даром давать нельзя, иначе они даже не поймут, что это стоит не менее 2800 руб. А в прошлом году был такой случай.

Накануне праздника 7 ноября пришёл ко мне в гости Сабанов, посоветоваться о покупке цветного ТВ или о прокате моего ТВ. Мы с ним долго беседовали и договорились, что мой ТВ «Рубин Ц-202» обойдётся ему 45 коп в день. И тогда он решился раскошелиться: «Хорошо, Владимир Георгиевич, я беру у Вас напрокат телевизор на два дня». Тьфу! Я - то думал, он серьёзный человек и возьмёт на месяц или два, а он оказался насмешником. Он даже не понимает, что в праздники ТВ работает в форсированном режиме. И это за 45 копеек? Повреждение от одной перевозки и включения в других условиях с учётом вероятности стоит во много раз больше. Это напоминает анекдот: «Сколько стоит попугай? Сто рублей. Отрежьте на рубль!»

В общем, я понял, что эта благотворительность мне ни к чему. Да ещё и Олег меня осудил: прибыли никакой, так как я им отдал по символической цене, но всё равно это могут квалифицировать, как спекуляцию: «Даёт на прокат!» К тому же, у клиента весь день дома никого нет, и всё это могут украсть и тогда убыток 3000 руб (ко всему прочему всё это дефицит и свободно не продаётся). Глупо, конечно!

22июля 1988 года, пятница.

Ваня завёл себе нового друга – это Саня Серебряков, тоже с ФАЛТа. Они ездят на велосипедах на Генеральское озеро. Оно находится в Раменском за Новым Селом. Я езжу с ними, но сильно отстаю. Как-то там же на озере встретился мне Костя Дурынин на «Запорожце». Ему скучно одному, и он предложил ехать домой с ним в его «Запорожце». А куда велосипед? Снять переднее колесо – вот и всё!

А тем временем, Ваня с Саней нашли озеро, которое ещё чище, чем Генеральское. Это в 12 км отсюда за Егорьевским шоссе. Но меня с собой они не хотят брать из-за моей старости. Но я надеюсь, они нарисуют мне план маршрута, и я съезжу туда сам.

С утра ремонтировал скамейку в палисаднике. Её шесть лет назад делал Гера под моим руководством, а чугунные боковинки для неё я подобрал на свалке. Потом прочитал в журнале «Знамя» в №9 за 1987г повесть В.Маканина «Отставший». Потом с 13 до 17 ремонтировал колесо у велосипеда.

23 июля 1988года, суббота. Наконец уговорил Ваню собрать вишню в нашем саду, - получилось 2 кг. Сначала я пытался на это дело уговорить Геру, но он соглашался лишь с условием, что сделает из неё вино. Дудки! А вообще он очень любит вино. У него в огромных (20 л) бутылях бродит самодельное вино. Сегодня он отлил оттуда 5 бутылок и поехал на пикник. И вообще он дома почти не бывает.

Бабушке 85 лет и она уже всех замучила: то ей не так, другое не так. Всё требует, чтобы милиция поймала тех пьяных хулиганов, которые, проломив стену от соседки, ночевали на её кровати (но стена цела). То ей чем-то пахнет (а сама-то!). Но Ирина терпеливо ухаживает за ней.

Сегодня не выспался, так как лёг в 1 час из-за программы «Взгляд», в которой выступал Загайнов, а встал до 7 час, чтобы идти за молоком. И вот с 7ч. до 8ч. я стою в очереди с двумя бидонами в очереди и решаю всё ту же 4-ходовку, которую не могу решить уже второй месяц. Газета «Красная Звезда» раз в месяц публикует очень трудные задачи. Я уж подумываю, не пойти ли в парткабинет за подшивкой газет, чтобы найти там ответ.

Вчера побывал у Олега Минаева и попросил всю аппаратуру и кассеты вернуть в воскресенье в 22 час.

Решил привести в порядок стереоэкран. Хоть он и цилиндрический, а не сферический, но стоит его покрасить алюминиевой краской. Сегодня покрасил первый слой, завтра хочу попробовать краскопульт, который подарил мне брат Коля много лет назад.

24 июля 1988 года, воскресенье. Сегодня видео-марафон: с 9 до 23. Но все трое мы собрались только к вечеру. Да ещё заглянул Ваня. А что касается Геры, то из просмотренных у нас более 900 кассет он смотрел только около двадцати. Зато, как только он узнал, что его друг Минаев взял у меня аппаратуру, и там у них свой видео-кружок, он стал проситься к ним, но Олег Минаев его не пустил и правильно сделал. А в прошлом году однажды Ваня хотел пойти на видео-салон, где вход по рублю. Зачем, когда у нас в подвале фильмы идут каждый день! В перерыве между утренним и вечерним заседаниями видео-кружка я успел покрасить стереоэкран (второй слой), для чего пытался пустить в ход краскораспылитель, но он оказался не очень хорошим и вместо мелкого тумана давал брызги. При этом покрытие получалось пятнами. Пришлось отложить его в сторону и красить снова кистью. И ко всему прочему после работы краскораспылитель надо обязательно разбирать и смазывать машинным маслом.

Вечером явился Олег Минаев обменять прокатанные кассеты на новые. Похоже, что у них кружок распадается. Их пятеро и они могли бы устроить для себя прекрасный кинофестиваль и всего лишь за 1 руб с каждого в день, но у них энтузиастом оказался только Олег.

25 июля 1988 года, понедельник.

Встав в 640 и побрившись, я к 7 час пошёл за молоком. Очередь к этому моменту была уже 60 человек, а цистерну с молоком привезли только в 710. В 800 я уже был дома. Ирина ещё спала, но ей пришлось срочно вставать, т. к. в 8 час она обещала разбудить Геру, которому надо было за чем-то ехать в Москву. Да и Ване сегодня надо идти в институт отрабатывать на стройке или ремонте. Он вместо 9 час отправился туда в 10 час, и не пешком, а на велосипеде. Как часто бывает, он опять сломал велосипед, на этот раз отломил педаль. Вернувшись в 15 час, он принялся за ремонт, а запасную педаль ему продал за два рубля Лёха – курильщик и воришка. Я спросил: «Откуда у тебя эта педаль?» «Моя».

У меня сегодня большая программа: привести в порядок садик и сарай. Нарубив из сухих веток воз, я повёз его на улицу Чаплыгина, чтобы сжечь этот мусор, но сосед Игорь Стрельцов увидел и сказал, что лучше оставить этот мусор в куче до осени. Потом я принялся за сарай, рассчитывая навести там порядок за 2 дня. У меня по плану ещё подвал и чердак, но поскольку это делается один раз в десять лет, то лучше это отложить на другой год.

Потом я сходил в ЦАГИ заплатить партвзносы. Их принимал Путилин. Моя зарплата 535 руб, взносы 3% =16 руб. Кроме того, я ему оставил партбилет и 25 руб, чтобы не приходить 10 августа. По пути я зашёл в парткабинет узнать из газет, не пришёл ли ответ на 4-ходовку. Нет.

26 июля 1988 года, вторник.

День сарая. Бывает, люди за один день могут построить дом, а я за один день всего лишь привёл в порядок сарай. Одиннадцать лет там накапливался всякий хлам, и вот половина из него ушла на свалку. День сарая оказался поучительным. Во-первых, обнаружились запасные брусья для лавочки, о которых я забыл, хотя сам же их когда-то добывал, и сам же посоветовал Гере окрасить заранее в тот же цвет, как и собранная им лавочка для палисадника. Прошли годы и мы забыли про них. А ведь всего несколько дней назад я эту лавочку ремонтировал, соединяя сломанный брус какой-то перемычкой, в то время как мог просто заменить старый брус новым. Но теперь-то я стал умнее и сделал полную опись содержимого сарая.

Во-вторых, обнаружилось, что край одной потолочной балки сгнил и вот-вот вся крыша рухнет. Пришлось срочно поставить дополнительную опору, в которой можно узнать ствол нашей вишни, спиленной два года назад из-за её дряхлости.

Купание в Кратовском пруду больше не доставляет удовольствия, так как вода там стала вся мутная и зелёная. Народу много, а пруд невелик (хотя, если честно, 1 км в длину – разве этого мало?)

27 июля 1988 года, среда. Сегодня молочный день, так как раз в два дня приходится ходить за молоком. Итак, встаю в 640, бреюсь (кстати, тоже через день), в 7 выхожу, в 8 возвращаюсь с двумя бидонами молока и завтракаю: два стакана молока с сахаром и батон. Ирина спит.

Пока хожу в сарай проверить, как там высохла краска, слепая тёща кричит: «Ирина, это ты?» Трётся об ноги и мяукает кот, но Ирина спросонья предупреждает: «Не пускай его на кухню, а то он там будет лазить везде!»

В очереди за молоком прочитал в «Правде» статью Ю.Афанасьева. Пока читал, очень расстроился, потому что он пишет, что социализма у нас не было. Я же уверен в том, что есть. Кроме того, я не различаю социализм и коммунизм. По существу, у нас был коммунизм, хотя и нищий по сравнению с Западом. Опять-таки, только по сравнению. Основные доказательства этому: еда почти бесплатно, и жилплощадь - тоже, только дожидаться долго. Эту статью просил вчера Виктор. Он же просил Олега купить ему кассеты. Они очень дорогие: 55 – 73 руб.

Насчёт поездки в Новосибирск, кажется, ничего не выходит, так как Ирина говорит: «К подругам можешь съездить и по командировке! Лучше с Ваней съезди в Ленинград!»

28 июля 1988 года, четверг.

Вода в озере и в самом деле, оказалась очень чистая. Только ехать туда на велосипеде очень далеко: 12 км. Обратно ехали через Быково. Съездишь на это озеро дважды и больше не захочешь! вся спина мокрая от пота. Жара под +300С. Вместо одного купания получается 4: туда едешь – мокнешь от пота, там покупаешься по-настоящему, обратно – опять потеешь. И, наконец, дома в ванной.

Уже все озёра испробованы. С 15 ч до 17 ч играли с Ваней в блиц. А мама в это время ездила в Раменское посмотреть, что творится в бабушкином доме и саду, и заодно выкупить бабушкин сахар (по талонам). В этом году сахара для варенья не хватит. Вечером, как обычно, заседали. Три фильма, в том числе «Арлекино». Поссорились с Виктором, так как я не дал ему лучшую кассету (зачем?)

29 июля 1988 года, пятница.

Вчера вечером Олег Минаев вернул просмотренные шесть кассет и попросил следующие шесть, но это оказались самые лучшие мои кассеты: «Другая сторона полуночи», «Унесённые ветром», «Птицы»…

Значит, я попал в глупую историю. Я просто не понимаю младшее поколение. Вот хотя бы этот Олег Минаев. Я ему оказываю услугу, возможную только среди друзей, а он ведёт себя как будто мы на базаре. По этому поводу вспоминаю ещё такой случай. В 1982г, когда Гера закончил 10-й класс, то на их выпускной бал я предоставил всю свою звуко-музыкальную аппаратуру – это около 200 кг. Музыка играла всю ночь, а с шести часов утра до восьми мне пришлось всё это с Ириной и Герой возить на тележке обратно домой. Получилось так: туда они подвезли всё на «Жигулях», а обратно – все исчезли, и никто не помог. А ведь специалисты за проведение дискотеки на аттестате зрелости берут 200 руб! Я же сделал для них всё даром, - и не помочь!?

Так же получается и с Олегом: туда они подвезли всё на своём автомобиле, а обратно – он предупредил, что у них такой возможности не будет. И к тому же, они ещё не заплатили ни копейки. Как будто это квартплата, а я домоуправление.

30 июля 1988 года, суббота. Ирина не спала полночи: волновалась из-за Геры. Он опять не ночевал дома. А усилитель в своей комнате опять оставил включённым. Теперь он появляется дома через день. Прибежит на час пообедать и снова исчезнет. Очень похоже на нашего кота Кэти. Ему надо устраиваться на работу с 1 августа, но он решил протянуть до 1 сентября. Матери он сказал: «Ищу подругу жизни, но всё не то!» А Ирина ему ответила: «Да разве в пьяной компании ищут?»

Костя Д. по-прежнему ездит купаться на своём «Запорожце». Вчера он взял меня с собой на Генеральское озеро, и это оказалось исключительно удобно. Вся поездка с купанием продолжалась с 2040 до 2112 , а в это время дома меня ждал уже Олег (Никитин – видео коллега).

Ваня по моему примеру затеял уборку в своей комнате, но за два дня успел только разгрести хлам у себя под кроватью.

Гера совсем нас расстроил. В ночь на воскресенье он вернулся домой в 2 ч. ночи, но вошёл не через дверь, а влез через окно на втором этаже. После этого он впустил какого-то мужчину: «Это мой новый друг», - потом из кухни таскал к себе на второй этаж еду, а с другом ночевал на одной кровати. И, наконец, снова исчез на два дня.

Днём появился Виктор с просьбой налить ему бочонок воды. Тем самым он как бы извинялся за позавчерашнюю ссору. Тогда он угрожал: «Больше я у тебя никогда ничего не попрошу!» - когда я отказался дать ему «Унесённые ветром»(3час 30мин). Я ему тогда сказал: «Давай я тебе перепишу на одну из твоих пяти чистых кассет, ведь ты уже смотрел, а для твоего друга достаточно и копии, да к тому же неизвестно, в порядке ли у них видеомагнитофон». Нет, он отказался от этого, оскорбившись. А дело, как потом догадался Олег Н., было в том, что на только что купленных по 73 р четырёхчасовых кассетах он хотел наделать хороших копий для реализации в Ростове. Ведь говорят, что там кассеты с записью можно продать по 120 руб, а это означает прибыль с одной моей кассеты 200 руб. Ты друг, но истина дороже! Одновременно, кроме «Унесённых ветром» вдруг в городе все стали искать фильмы со Шварценегером («Конан-разрушитель»). Позавчера Виктор, а вчера вдруг Антон приходят и просят именно эти фильмы. Я предполагаю, раз Виктору очень понадобилось, то он всполошил всех.

А теперь расскажу, чем кончилась история с Олегом Минаевым. Их видео-кружок напоследок занимался всё воскресенье: с 11 час до 23 час. Они сегодня посмотрели последние три четырёхчасовки, которые я им привёз на велосипеде: «Другая сторона полуночи», фильмы Хичкока «Птицы», «Семейный заговор» и др. Видимость у них была очень плохая, потому что они не хотели затемнить огромное солнечное окно вопреки моим советам. Я решил в ту же ночь забрать у них мои вещи и – прочь заботы! В 23 час я пошёл к ним в Колонец со своей тележкой, нагрузил на неё свой «Рубин Ц266» (у этого ТВ самый большой экран 67 см), а видеомагнитофон положил в рюкзак. Тихонько привёз домой.

Что касается оплаты, то за две недели накопился долг 82 руб, но они сказали, что денег у них нет! Ирина меня ругает, я и сам понял: дурак!

1 августа 1988, понедельник. Наступил август, отпуск продолжается. Вернулся Нессонов из путешествия по реке Лене. Ему предстоит проявить 35 плёнок, - это работы на неделю.

Встал в 730 – за молоком. Ритм изменился: сегодня - молоко, завтра - бритьё. Очереди за молоком стали меньше: всего на 15 мин.

С утра занялся профилактикой обоих видеомагнитофонов. Воронежский экземпляр (который гостил у Олега М.) стал хуже держать синхронизацию – это новый, с гарантией. А старый (Л-д, 1986) с каждым годом работает всё лучше. Это редкий случай: советский ВМ работает безотказно три года, как японский. Потом я ремонтировал ТВ, который вернулся от Олега М. неисправным, по-видимому, от тряски, пока я вёз его домой. К счастью, неисправность я исправил всего за 1ч, - в выходном триоде модуля питания треснула пайка. Безусловно, на это повлияло и то, что ТВ работал в жаркой квартире целый день.

Костя Д. прокатил меня с Ваней на Генеральское озеро, а на обратном пути мы заехали на озеро Бобок. Вечером у меня сидели Гринберг и Глотов, – я им завёл голливудский боевик, т. к. от серьёзного кино они отказались. А в 2100 как всегда пришёл Олег Никитин, и мы начали смотреть очередную новинку. Он поинтересовался, расплатились ли клиенты. Я ответил: «Нет, не расплатились. Они никак не могут договориться, какую долю платить каждому, хотя речь идёт всего лишь о 82 руб на пятерых за фестиваль из двадцати с лишним фильмов»

«Позор! Не могут найти по 16 рублей! Это Вам наука!» – Олег говорит со мной на Вы, потому что он на 20 лет младше меня. Я ответил, что это не наука, а что от хамства никто не застрахован.

Мне вообще всё вокруг интересно. Например, возможен ли в России прокат такой дорогой аппаратуры, какую я уже дважды давал. Ответ: возможен, но либо для друзей, либо по надёжной рекомендации. Кроме того, это возможно только тогда, когда эта аппаратура находится в частных руках. Я помню, когда-то для ребёнка понадобилось купить коньки, а в прокатном пункте посоветовали: «А вы возьмите коньки в прокат, и не возвращайте. Это вам обойдётся всего лишь в 7 р –залог».

Если не своё, разве жалко?

3 августа 1988 года, среда.

Очень люблю магазин «Сделай сам» в Люберцах. Три года назад он назывался «Юный техник» и был с этой стороны Люберец. Теперь его перевели на ту сторону в новый микрорайон. Вчера я там был,– в конце лета там появляется масса интересных товаров. Я для себя присмотрел кое-что, но без проверки не рискнул покупать. А сегодня я отправился туда снова, но уже с тестером, чтобы проверить покупаемые модули. Особенно я надеялся на модуль питания МП-2 для «Рубина-Ц266». Для испытания этого модуля я захватил с собой также самодельный стенд.

Электричка в 923, а в 1000 я уже в магазине. Прошу разрешения испытать модуль питания. Продавцы отвечают: «Испытывать будете у себя дома! А здесь разрешается проверять только тестером. Мало ли кто придёт сюда со своими самопалами!» Я пытался настроить их на дружеский тон: «Жаль! Я этот стенд проверял на своём телевизоре. Удобная вещь – рекомендую». Они: «Нам ничего этого не нужно. Мы и так знаем, какие исправны, какие – нет». Я продолжаю: «У меня 266-й».

«А в таком случае Вам эти модули не подходят. Здесь только МП-1 и 3, а Вам нужен МП-2». «А на витрине написано МП-2, цена 15 руб». «На витрине неправильно, это мы исправим».

Чтобы не возвращаться с пустыми руками, я кое-что из модулей для ТВ «Рубин-Ц202» купил. Азарт рыбака: можно купить в магазине, но поймать – это даром. Так и эти некондиционные модули: по 3 руб, а их госцена – по 10 руб. Привозишь домой, проверишь на живом ТВ – всё работает. Приятно.

В 1815 приехал на велосипеде Юра Муллов. Хоть у него и есть видео, но он ещё не научился пользоваться им, а ему понадобилось записать концерт по центральному телевидению. Записали на моём ВМ-12.

4 августа 1988 года, четверг.

Иду по улице, смотрю идёт Лёнька Васильев, – мы вместе учились в МФТИ. Он сейчас солидный человек: и. о. нач. НИО-2, лауреат премии Жуковского. Но для меня он всегда просто студенческий друг.

Лёнька нёс в руках кульки с продуктами. Особенно меня поразило, что он купил пакетики с туристским супом. Я сразу догадался, что его семья уехала в отпуск (жена и двое дочерей), а он остался один – вот и несёт кульки, даже сумки нет. Я пригласил его на видео, он с радостью согласился. И вот два вечера подряд он стал членом нашего видео – кружка (при Олеге я называю его Леонид Евгеньевич). Сегодня у нас идёт 940-й фильм, и вероятно к 7 ноября пойдёт уже 1000-й, и тогда мы подведём итог просмотренному за три года. Позавчера мы заседали с 1930 до 2300, вчера с 2100 до 2350, а сегодня предстоит большая программа, и поэтому мы начнём заседать с 1830.

Ручные часы «Электроника» – это не очень удачный прибор, потому что нуждаются каждые два года в замене пары дорогих батареек РЦ-31 (2 х 1 руб 65 коп), которые трудно найти в продаже. Поэтому я переделал ручные часы в настольные часы, довольный тем, что избавился от лишних расходов и хлопот.

5 августа 1988 года, пятница.

Многие старики выживают из памяти. Бывают и молодцы, например, Кирштейн Борис Антонович из нашего отделения, которому 25 июля исполнилось 80 лет. Он всё соображает. 20 лет назад он со всеми советовался, уходить ли на пенсию, но с годами постепенно перестал об этом говорить, как будто он сама вечность. Теперь при упоминании о пенсии он делает вид, что не слышит, тем более он и в самом деле слышит плохо.

А вот нашей бабушке (тёще) 85 лет. Прожив у нас полтора месяца, она всех извела. Всё требует, всех подозревает. По поводу своих галлюцинаций она возмущённо кричит: «Я ещё в своём уме, и не спорьте со мной!» Одна из её историй: к ней ночью на даче пролезли сквозь стену пьяные воры и ночевали. Тёща потребовала отвезти её домой на «42-й км», так как беспокоится, что там всё разворовали. Ира устроила для неё такую экскурсию и, что удивительно, там, на даче и в самом деле побывали воры. Дело было так. В два часа ночи два парня (один подсадил другого и тот влез в форточку, открыл окно) завязали в узлы всё барахло вплоть до настольной лампы, но решили при свете спичек сходить ещё на второй этаж. Там нашли на столике часы и золотые кольца и положили в карман, а в это время проснулись от шороха Юра с Валей (Юра –это брат Иры), летом они часто живут там (кстати, дача записана на Юру). Юра, включив свет, увидел двух воров. Он их выпроводил и только потом увидел приготовленные узлы и обнаружил пропажу ценностей.

6 августа 1988 года, суббота. Кончается лето. Дождь. +160С.

С кассетами получилась чехарда. Как и ожидалось, они в августе появились в изобилии: JVC, Panasonic, FUGI. Сначала Олег принёс много четырёхчасовок по 72 руб. Все мы накупили: и я, и Виктор, и Антон. Это были JVC (производство Германия). Потом цены стали падать… Читая эту страницу дневника десять лет спустя, я бесконечно удивляюсь, как можно было целый день потратить на то, чтобы достать кассеты на 2 или 3 рубля дешевле, бегать по всему городу и радоваться, как счастливому приключению, когда удаётся купить какие-то там FUGI по 68, а не по 70, да не одну, а целых четыре. А всё объясняется очень просто: на зарплату 500 руб можно было купить только 7 кассет. Только горячие энтузиасты тратили все свои деньги на такую забаву. А теперь они никому не нужны.

7 августа 1988 года, воскресенье.

Принялся читать «Доктор Живаго» Бориса Пастернака. Чтение идёт трудно, – никак не могу сосредоточиться, но книга интересная, надо читать вдумчиво, не торопясь. Ещё бы надо прочитать «Клима Самгина» Горького. Лето кончается и вместе с ним купальный сезон. Сегодня уговорил Костю съездить на купание ещё раз. Ваня испугался холода. Ночи стали холодными: 14-150, но вода в Генеральском озере ещё не успела остыть: температура воды около 200. На озере отдыхает только одна семья, причём, женщина плавает, а муж и ребёнок сидят на берегу. Поплыли и мы с Костей. Он через 20 метров повернул к берегу, я чуть подальше. Так закончилось наше купание в этом году. Но не для Кости: у него путёвка на сентябрь в Сочи. У них в телеателье с путёвками свободнее, чем у нас, в ЦАГИ. Со скидкой 70%. Ему даже предлагали две путёвки, но жена не захотела ехать.

Ваня ремонтирует свой велосипед через день. Впервые в жизни вижу, как много времени отнимает простой велосипед. И ремонты у него всегда сложные. Например, неделю назад мелюзга (дворовые мальчишки) перерезали ему шину пополам. Чтобы склеить такую покрышку, я предлагал ему на заплату свою старую лысую покрышку.

А теперь у него ещё более сложный ремонт – хватит на неделю. Дело было так.

8 августа 1988 года, понедельник. К Ване пришли в гости новые друзья (те, что из дома отдыха): Костя и Вова. И вот они решили покататься на велосипедах. Взяли ещё и дамский велосипед в сарае. Потом Ваня с Костей зашли в хлебный магазин за чем-то, а Вове говорят: «Покарауль велосипед!» Через минуту выходят из магазина, а Вова уже согнул раму у велосипеда, да так сильно, что исправить можно только сваркой, потому что рама в двух местах на сгибах лопнула. Оказывается, он вместо того, чтобы караулить, сел на Ванин велосипед и поехал. Но Ванин велосипед удобен только для парня ростом 182 см, но не как не для маленького 12-летнего мальчика. Он поехал вниз к стадиону и, разогнавшись, врезался в стоящий автомобиль. Переднее колесо согнуло раму и упёрлось в педали.

И вот трое ребят сидят на лавочке и горюют. Я скорее отнял у них дамский велосипед, (Ира ездит на нём купаться), пока не сломали и его. Я подумал, как же этот Вова не добрался до Ваниного велосипеда ещё там, в доме отдыха! Наконец надумали пойти к соседу К. С. Стрелкову и попросить его – у него есть сварочный аппарат. Тот обещал помочь.

По-прежнему заседает видео-кружок. Вчера кроме нас троих был ещё и Жора Замула. Я звонил Олегу Минаеву насчёт их долга. И, знаете, что он сказал? Он сказал, что многие фильмы им не понравились, а на западе в таком случае не платят.

9 августа 1988 года, вторник.

Но вот наступили чёрные дни краха. Крах бывает разный. Когда на работе обнаруживается ошибка в методике или программе, и ты пытаешься исправить эту ошибку. Проходит неделя-другая, и ты вдруг обнаруживаешь, что не в состоянии исправить дело.

Вот и другого типа крах. Сижу в отпуске и каждую неделю снова и снова пытаюсь решить шахматную 4-ходовку из «Красной Звезды». В задаче очень много фигур: 12 у белых и 10 у чёрных. Уже обнаружил около пяти обширных ложных вариантов, но до сих пор не могу найти правильный вариант. В газете ответ напечатают только в сентябре.

А вот и совсем чёрный крах. В прошлое лето, будучи в отпуске, научился налаживать в телевизоре декодер PAL на основе микросхемы ТВА-540, а также на TDA-4510. Сначала я переделал свой телевизор на основе 540-й. Потом я для Олега сделал блок на основе 540-й, продемонстрировал его на своём ТВ и вручил ему за вознаграждение 50 руб. Потом он попросил ещё сделать блок на основе 4510-й. Я согласился за 50 руб и обещал установить блок в ТВ.

И вот проходит год. Он привозит ко мне свой «Рубин-381» и просит вставить тот самый блок. Это заняло у меня очень много времени: в понедельник с 8 до 20 – слесарная и монтажная работа, во вторник с 8 до 20 – настройка и доработка проекта. Нет цвета! Генератор запускается, а цвета нет! А ведь в прошлом году я этот блок проверил на своём ТВ, – цвет был отличный, однако блок запускался только после нагрева. Пришёл Виктор (у него отгул), посочувствовал мне и посоветовал извиниться и вернуть деньги 50 руб. Если бы так просто!

10 августа 1988 года, среда.

Третий день я мучаюсь с декодером цвета. Уже и отпуск не отдых, а мучение! Пока я всё отложил в сторону до лучших времён. Авось на днях мне удастся с кем-нибудь посоветоваться. Среди моих знакомых и друзей уже многие овладели этим ремеслом: делать декодеры цвета. Промышленность освоила производство видеомагнитофонов, но никто не догадался запустить в производство декодер цвета, а без них ВМ бесполезен. Вот у кого я могу проконсультироваться: у Макарова, у Киринова, у Пчёлкина, у Юданова. В прошлом году никто из них, кроме Кириновва ещё не владел 4510, я был первый. А теперь все они научились делать блок с 4510. Кажется, даже Глотов научился этому.

Надо снова достать ламповый частотомер. Спросил у учителя, но он говорит, что тот прибор в ремонте. А мой самодельный что-то не тянет.

В 1330 сходил с Ваней в кино на фильм «Зеркало для героя». Новинка, психологическая фантастика. Потом играли с Ваней в блиц. Он ставит себе 5 мин, а мне 1 мин. Тогда получается равная игра

Позвонил Аркадий Минаев. Он просил совета, где достать батарейки «Квант» для калькулятора. И заодно он спросил, как моя Лиля отдыхает в Пицунде. Я ответил, что Лиля приезжает завтра. Тогда он сказал: «К сожалению, моя дочь не торопится и вернётся только 11-го». Я удивился: «Завтра и есть 11-е число!» Он: «Ты, Володя, с датами запутался!» Я: «Это ты, Аркаша, с датами запутался! Ты, наверное, в отпуске и сидишь дома?» «Да». «Но вот и запутался в датах». Пришлось ему всё-таки согласиться.

Вечером зашёл к соседу Мише Юданову насчёт частотомера. Что касается 4510, то он на этой микросхеме собрал уже два блока и у него пошло всё сразу. Он пообещал завтра достать частотомер.

11 августа 1988 года, четверг.

Вернулась из Пицунды Лиля. Ирина встречала её на Курском вокзале в 1505. Поезд прибыл точно по расписанию. Лиля дома не сидит, – тут же на весь вечер до ночи ушла погулять по Жуковскому с Наташей.

Лиля загорела. Довольна. Купалась три раза в день. Когда мы провожали её на юг, то Ира собиралась ей дать на мелкие расходы 40 р, но я настоял на 20 р, - истратила всё. А её подруга – 150.

Вот она, 4-ходовка из «Красной Звезды».

Я пытаюсь решить эту задачу в течение всего отпуска. Уже потрачено много десятков часов. Уже найдено множество ложных вариантов (десятки).

С утра читаю «Доктор Живаго», пока первую из четырёх частей – не могу сосредоточиться из-за тягостного настроения. Невольно мысль обращается к шахматной задаче. Бросаю Живаго (это журнал «Новый мир», который я взял у соседа Саши Голубинского) и вновь берусь за задачу. Она у меня нарисована на большой карточке из ватмана.

Я близок к решению. Удалось обнаружить очень разветвлённый вариант из четырнадцати матов. Либо это уже часть решения, либо гигантский ложный вариант. И до этого я находил ложные варианты, но короче. Вот этот ложный вариант:

12 августа 1988 года, пятница.

Два ВМ работали непрерывно с 18 час до 8 час утра. Дело в том, с 18 до 20 ч списывали для Олега, потом с 20 до 23 – фильмы с Бельмандо, а поздно вечером Виктор принёс 4-часовку (чаще говорят: 240-ка) с фильмами «Бегущий по лезвию бритвы» и «Миссия». С 2300 до 130 списывали с Ваней «Лезвие бритвы» а потом до 540 делал копию для Виктора. С 6 до 8 поставил на запись «Миссию», а в 830 должен был приехать Виктор, чтобы забрать кассету обратно.

Чтобы не будить семью (все спят до 10, а Герман не ночует вовсе), я ждал Виктора на улице в палисаднике на лавочке, читая им же рекомендованную статью «Не наступать на грабли». Но Виктор приехал только в 10 час. Оказывается, у него дела по обмену жилплощади. В полдень всей семьёй смотрели фильм «Миссия». Только я один посмотрел до конца, а остальные разбежались.

Гера принёс от Олега Минаева долг 50 руб. Поскольку они долго торговались, то я им сбавил с 82 до 50. Они говорили, что половина им не понравилась. А зачем же они тогда просили продлить?

13 августа 1988 года, суббота.

Пятница, суббота, воскресенье – это всё чёрные дни. С восьми утра я уже сижу в мастерской (в подвале) с паяльником и пытаюсь наладить цвет на Олеговском ТВ «Рубин-ц381». Я многократно переставлял мой декодер с его ТВ на мой «Рубин-ц266». Тогда всё работает. Загадка!

В чём же разница? Ага! На новом ТВ кабели с видеосигналом припаял обычным проводом, а на старом ТВ (т. е. на моём) – коаксиальным кабелем. Заменил. На осциллограмме ПЦТС (полный цветовой ТВ сигнал) стал лучше. Но цвет не появился ни с видеовхода, ни с радио. И всё-таки небольшая разница с видео и радио есть, а именно: подрезан строчный импульс. Ага! Подправил смещение на базе согласующего устройства: уменьшил с 7.5 в до 6 в (как и положено). Импульс изменился: теперь с видео и радио одинаково. А цвета всё нет!

Несколько раз ходил к соседу Мише. Он дал много ценных указаний (ЦУ), но его рекомендации ни к чему не привели. Тогда делаю отчаянный шаг, - это уже в полночь, когда ушёл Олег после обычного очередного заседания нашего мини-кружка. Кстати, фильмы в этот вечер я уже не воспринимал, потому что голова занята загадкой, почему нет цвета? Надо поменять местами в моём Ц266 и его Ц381 всё, что можно. Меняю субмодули цвета СМЦ-2 местами, меняю декодеры. Всё заработало! На обоих ТВ теперь есть цвет! В чём же дело?

14 августа 1988 года, воскресенье.

Проснулся в 820 – и сразу же в мастерскую. Завтракал потом, со всеми в 1040. Ещё раз проверяю кое-какие идеи, в основном Мишины. Нет, это не помогает. Итак, я переставляю в телевизорах субмодули СМЦ и декодеры цвета. В этом я вижу выход. Остаётся только договориться с Олегом. Теперь в моём стоит 4510, а у него 540-я. В обоих есть цвет! Но всё-таки в его ТВ цвет хуже, по трём причинам: на два размера меньше кинескоп и похуже люминофоры (цвет не такой сочный), всё-таки у меня кинескоп импортный 67 см, и, самое главное, известно, что 540-я даёт цвет похуже, чем 4510. Да и цены на чёрном рынке разные: 4510 с кварцем стоит 85 руб, а 540-я – только 50 руб. Может быть, Олег согласится взять компенсацию в 35 руб и на этом мы успокоимся? А сейчас пока стоят на испытании оба телевизора: Ц266 и Ц381. Как раз к Лиле приехала её подруга Наташа из Москвы (которая была с ней в Пицунде) и я им поставил фильмы: «Смерть в бассейне» и «Экстро».

Вот такие чёрные дни! Возникшую загадку не смог решить. Схемы там и там одинаковые. Напряжения и осциллограммы на всех точках одинаковые. Там цвет есть, а здесь нет! Это всё равно, что альпинист не взял вершину. А дни идут! Вместо отдыха на природе просидел с паяльником в подвале с утра до ночи целую неделю! Скорей бы этот кошмар чем-нибудь завершился!

В 2230 пришёл Олег и согласился на компенсацию в 53 рубля.

15 августа 1988 года, понедельник. Пасмурно. Похоже на осень.

Итак, кончилась чёрная неделя. Электроника – одно из моих хобби. Насколько я убедился, заработать на этом я никак не смогу. Вот этот случай с 4510 показал: неделю работы в прошлогодний летний отпуск, и ещё неделю теперь, а результат равен нулю. На этом хобби я больше трачу, чем зарабатываю. Я посчитал, что за четыре года я истратил на видео 7990 руб и посмотрел 980 фильмов. Вероятно, к 1 сентября будет ровно 1000. Сегодня отдых и я продолжил чтение «Доктора Живаго». Лиля первый день на работе: им красить парты. Гера уезжает в Ленинград на неделю к бабушкиным родственникам. Ваня, как всегда,

чинит велосипед, а Ира варит обед.

Чтение не идёт –опять на уме 4-ходовка. Подправил прошлый вариант. Похоже, что всё-таки решение: Ф: b7. Надо искать ответ на 1…Кс6 !?

16 августа 1988 года, вторник.

В «Докторе Живаго» описан быт начала столетия и 1920-х годов. Легко узнать вещи, окружавшие меня в детстве, например, духовой утюг. О паровом и говорить нечего: его я видел ещё недавно. Духовой утюг – это что-то вроде самовара. Открываешь крышку, накладываешь древесные угли. Они горят – утюг горячий. Этот утюг я видел у бабушки в 1930-х годах. В те же годы в быту применялись бутыли, под названием четверть, что означает ¼ ведра = 3 л. Бабушка носила в этих четвертях молоко на базар и продавала по 20 коп за литр (после 1961г это означало 2 коп). Ведро молока: 2 четверти – на груди и 2 на спине в специально сшитой для этого наплечной сумке. Мы жили на краю Новосибирска (теперь это Калининский район). У бабушки была корова. Мороженое, которое стоило 35 коп, делали прямо у лотка.

По Ленинградскому ТВ показывали музыкальный ринг с Сергеем Курёхиным. Я его помню ещё с 1981г, когда он выступал на Ярославском джазовом фестивале. Он типичный авангардист. Потом мы с покойным Георгиевым ездили в Ленинград на фестиваль «Осенние ритмы» и там общались с Сергеем снова. Он играет и импровизирует замечательно, только слишком пренебрегает мелодией.

17 августа 1988 года, среда.

Едва я успел прочитать первые два номера «Нового мира» с «Доктором Живаго», как соседка Мария Ивановна забрала их назад – у них ещё кто-то попросил. А я обещал оставшиеся два номера дочитать за 3 дня.

На чердаке у нас есть лампа на 150 ватт. Проводку туда я сделал 11 лет назад. Но вот беда! На чердак поднимаются редко, примерно раз в месяц, но, как правило, забывают гасить свет. Я в течение 11 лет каждый день хожу в чердачный тамбур проверить, не оставлен ли тумблер включённым. И много раз обнаруживал нарушение: включён. Это означает, что кто-то: Ира, Ваня или Гера, - накануне лазали на чердак. Если бы я не следил за этим, то лампа на чердаке горела бы месяцами. Если посчитать, то это 4руб 50 коп в месяц или около 600 р за 11 лет! Прошу Ваню сделать контрольную лампочку в их комнате, - тогда сразу будет видно. Но Ваня согласен только на неонку (любит изящное решение). Но и неонку он не торопится ставить. А Гера предлагает сделать реле времени. И в результате всё остаётся по-прежнему. А наблюдать за этим каждый день, это всё равно, что дежурить, и эта работа тоже чего-то стоит, ну хотя бы 15 копеек в день – и это те же 600 руб за 11 лет. Так что придётся, наверное, это делать.

Борис Пастернак словами Живаго говорил: «…выяснилось, что для вдохновителей революции суматоха перемен и перестановок - единственная родная стихия, что их хлебом не корми, а подай им что-нибудь в масштабе земного шара. Построение миров, переходные периоды это их самоцель… Эта суета от отсутствия определённых готовых способностей, от неодарённости. Человек рождается жить, а не

готовиться к жизни».

«Истории никто не делает, её не видно, как нельзя увидеть, как трава растёт. Войны, революции, цари, Робеспьеры – это её органические возбудители, её бродильные дрожжи. Революции производят люди действенные, односторонние фанатики, гении самоограничения. Они в несколько часов или дней опрокидывают старый порядок. Перевороты длятся недели, много годы, а потом десятилетиями, веками поклоняются духу ограниченности, приведшей к перевороту, как святыне».

«…Коллективизация была ложной, неудавшейся мерою, и в ошибке нельзя было признаться. Чтобы скрыть неудачу, надо было всеми средствами устрашения отучить людей судить и думать и принудить их видеть не существующее и доказывать обратное очевидности. Отсюда беспримерная жестокость ежовщины, обнародование не рассчитанной на применение конституции, введение выборов, не основанных на выборном начале».

Итак, «Доктор Живаго» прочитан. Но не все могут его читать. Например, Широкопояс и Приходько нашли его нудным и не дочитали. Мне было интересно, так как 1930-е годы я ещё помню. А они недалеко ушли от 1920-х и революции.

Ваня наконец сделал контрольную неонку у себя в комнате – молодец! Звонила Вера Всеволодовна (мать Ольги Приваловой, которая часто приезжает к нам в гости и которую дети почему-то считают селёдкой). Она жаловалась на Германа, который приехал в Ленинград не один, как договаривались, а с женщиной. «Это моя подруга», - объяснил он в семье, куда он прибыл для ночлега. Это была его будущая жена Аня.

Я съездил на Кратовский пруд искупаться. Не так холодно, как скучно.

19 августа 1988 года, пятница.

Я уговорил Ваню съездить со мной в Москву на две выставки. Ваня с трудом встал в 930, но всё же успел на последнюю электричку 1019. Эта Голутвинская электричка переполнена, ездить надо на 47-й.

В Центральном доме художника (напротив парка Горького) сразу несколько выставок. Сначала мы пошли на живопись ХХ века из частной коллекции из Швейцарии. Там – экспрессионизм. Некоторые картины интересны, например Сальвадора Дали. Билеты по 1р 50к, а льготные по 50к, но Ваня не догадался взять с собой студенческий билет. Потом выставка икон – есть иконы по 500 лет.

Потом с другого (основного) входа выставка башкирских и архангельских художников (билеты по 40к). Здесь самым интересным оказался художник Краснов – у него фантастические пейзажи, очень подробные с живописными облаками в основном на урбанистические темы. Его картины как волшебные! Надо ещё раз сходить! После выставки Ваня попросился в буфет, но я по глупости уговорил сначала посетить недалеко расположенный комиссионный магазин, чтобы успеть до перерыва (было 1335, а перерыв в 1400), а уж потом поесть. Потом на Крымском мосту навстречу шли люди со сладкой ватой, он опять просил, а я опять его отговорил, настроение у него стало быстро портиться. В комиссионке он сбежал от меня. Не то сбежал, не то потерялся. Пришлось ехать домой одному. Приезжаю домой в 1620, а он уже дома. Просит есть – злой и голодный! Но потом, поев и прочитав письмо от Тани из Омска, повеселел и даже обещал завтра снова поехать со мной на какие-нибудь другие выставки. Однако, с условием: за два рубля.

20 августа 1988 года, суббота. Вчера узнал от Олега, что погиб Саша Щукин. Летчик испытатель, космонавт. Я был с ним знаком. Знакомство началось пять лет назад, хотя до этого я встречал его у учителя.

Дело было так. Он такой же увлекающийся любитель стереозвучания, как мы с учителем. Поэтому естественно, что у него, как и у нас, был лучший советский магнитофон «Электроника ТА-003». Однажды учитель не смог исправить этот магнитофон (ТА-003 часто ломался, как и всё советское) и направил его ко мне. Барахлила Долби-система. Я сидел два выходных и всё исправил. Удивительно, но неисправность была в блоке питания, а влияло это только на Долби-систему (так называется система шумоподавления). Я взял за ремонт 40 р, при этом, помня, как возмущался учитель, когда Волков взял со Щукина 200 руб только за настройку этого магнитофона.

Потом, в другой раз я ему исправил аварию в моторе из-за оптрона, но на этот раз бесплатно, т.к. мы были уже в приятельских отношениях. Более того, этот ремонт для меня был настолько прост, что я делал его при нём в форме лекции: разбирая и измеряя, тут же всё объяснял.

8 мая 1986г он мне звонит на работу и говорит, что если бы у меня была наготове сумма в 1040 руб, он бы устроил для меня «Рубин-ц266», так как у них на службе выдали два талона, а его товарищ отказался. Я ему отвечаю, что эту сумму я всегда ношу в кармане (чек). Тогда, проезжая из ЛИИ мимо ЦАГИ на микроавтобусе, он в назначенном месте захватил меня с собой и, доехав, до улицы Кутузовской, где расположен фирменный магазин по продаже «Рубинов» (да и сам завод где-то рядом), мы прямо со склада получили два телевизора и благополучно вернулись домой.

Иногда Саша заходил ко мне домой и даже однажды с дочкой – смотреть фильм. Я знал, что у него серьёзная подготовка к космосу. Его показывали по телевизору, как дублёра космонавта Левченко (тот умер за неделю до того).

Он не вышел из штопора на спортивном самолёте Су-26. Как говорит знаток и лётчик-спортсмен Лёва Коноплёв, необычно большой вес лётчика (а он был очень крупным) и отсутствие спортивных навыков – вот возможная причина. Кстати, в момент катастрофы, Коноплёв со своим сыном был как раз на лётном поле, и его сын случайно видел сам момент падения самолёта и удара об землю.

На память о Щукине у меня осталась книга по ремонту телевизоров, которую он купил в Киеве и подарил мне.

21 августа 1988 года, воскресенье.

Авиационный праздник в Жуковском. Говорят, после гибели Щукина хотели отменить воздушный парад во избежание дополнительных жертв, но лётчики пошли в горком партии и заверили, что всё будет в порядке. Так что в 10 час праздник начался. Я сидел дома, но гул парада был слышен.

Авиасалон-88. Стоят боевые самолёты Миг-23, Миг-25, Миг-29. Много маленьких самодельных самолётов. День солнечный и тёплый – лето возвращается. Тысячи гуляющих.

Я сагитировал Ваню съездить на вернисаж в Измайловский парк. Сотни художников демонстрируют и продают свои картины. Миниатюры по 15 рублей. Средние картины – по 50р. Очень много шедевров. Украшения, шкатулки, игрушки, фотографии. Я предложил Ване посетить ещё выставку на Кузнецком мосту, но он потребовал за это ещё два руб. Так что, закусив в буфете, мы поехали домой. В пути читали: я - «Люди и годы» Эренбурга, он-Бредбери.

«Рубин-Ц202» стал портиться. По-видимому, всё дело в кинескопе. Цвета поблекли, а прошло всего два года, как поставили по гарантии новый кинескоп. Предыдущий кинескоп тоже иссяк за два года.

22 августа 1988 года, понедельник.

Наступила последняя неделя отпуска. В этом году у меня получился самый длительный отпуск за всю жизнь: три месяца (с перерывом).

Книга Ильи Эренбурга «Годы и люди» идёт медленно – она не захватывает, и читать её целый день невозможно.

С утра звонит Виктор и просит помочь в обмене жилплощади. Он тоже в отпуске и полностью занят обменом. Моя помощь – грузить мебель. У Виктора двухкомнатная квартира, а он переезжает сейчас в трёхкомнатную, из которой одинокая вдова согласна выехать в однокомнатную. У вдовы масса дорогой мебели. Её некуда деть. Вот Виктор и взялся сдать эту мебель в комиссионный магазин.

С 1500 до 1730 я грузчик и монтажник мебели. Наибольшие хлопоты доставил нам четырёхстворчатый шкаф. Мы его собирали больше часа.

После этого он начал спорить с продавцами насчёт оценки. После долгих споров они оценили шкаф за 700 рублей. У Виктора есть уверенность, что этот гарнитур купят за два дня. (Так и было!)

От нечего делать я привёл в порядок шахматы. Белые фигуры с 1964г были грязно-серые, в пятнах. Дело было так. В 1964г я с Минаевым ездил в Горький на завод, где делали суда на подводных крыльях. Нам предстояло разобраться с неполадками в их расчётах. В поезде мы играли в шахматы, которые я предусмотрительно взял с собой из дома. При возвращении домой мои шахматы случайно оказались в багаже Аркаши. Пока я их вызволил, прошёл год, а у него была маленькая дочь – она их за это время измусолила так, что они стали липкими. И вот я, наконец, решил их обновить. Сначала я их пытался прошкурить на моём токарном станке (который я покупал в 1981г за 500 р), но потом догадался просто помыть мылом и заново отлакировать лаком НЦ-222.

23 августа 1988 года, вторник.

Чтение идёт с трудом. Мысли крутятся вокруг вопроса, чем бы занять руки. И вот я спускаюсь в мастерскую и хватаюсь за рукоделие. В руках у меня декодер с МВА-540 и модуль цветности от «Юность-401». Думаю, надо наладить блок ПАЛ, чтобы годился для любого телевизора. Авось, поеду в Новосибирск в гости к брату Пете и возьму с собой ВМ-12, кассеты и этот блок. Или продам за 100 рублей.

Но, подумав, как следует, решил не браться за это дело. И в самом деле! Зачем мне всё это? И так уже весь заставлен аппаратурой!

Снова тепло: +230с. Вода в озёрах +200с. У нас семья не дружная, купаться ездили в разные места: я на Генеральское озеро, Гера с Олегом Минаевым – на Быковское озеро, а Ваня с Серебряковым – в деревню Капустино. Да не в этом дело! Просто все самостоятельны!

На очередное занятие видеокружка с 1920 до 2320 пришёл гость Лёша Орлов. В прошлом году он купил у нас собаку за 65 р, а теперь, как он рассказывает, Джек стал отличной собакой. Эта собака появилась у нас случайно: просто соседка Ирины по даче подарила ей щенка, помесь овчарки и лайки. Ира вообще к животным относится с любовью, а из этого щенка она воспитала чудо. Но вот беда, никто кроме меня не хотел гулять с Джеком. Так что в 6 утра я вскакивал и бежал с Джеком в лес. Конечно, обуза.

Однажды приходит в гости этот Лёша: «О! Какая у вас отличная собака! Моему отцу в деревне такая собака нужна, продайте!» «Купи!» «А что она умеет делать?» «А спроси её». Тогда Лёша просил Джека: Лежать! Сидеть! Лапу! Голос! – традиционные команды. Джек всё это делал. «Сколько?» «100 рублей». «Беру». Но через неделю на работе он в коридоре завёл со мной переговоры: «100 руб это дорого, давайте за 50». «А мне-то, какое дело? Собака Иринина, договаривайся с ней». Я вечером сказал об этом Ире, она ответила: 65! Договорились.

А собаку надо везти в Горьковскую область. Лишний вес в «Запорожце» – это дополнительная нагрузка на мотор и соответственно лишний бензин. Лёша посчитал – 3 рубля. Приходится экономить. И поэтому он вёз эту собаку заодно с двумя маленькими детьми: девочек до Болшево, а собаку дальше – до Боголюбово и далее в деревню. Но для собаки попасть внутрь большой гремящей консервной банки – это было непереносимо, и её всю дорогу тошнило. Лёша не догадался хоть пару дней сначала потренировать её ездить в автомобиле. С тех пор Джек не переносил замкнутого пространства (клаустрофобия), и когда в деревне ему сделали роскошную конуру, он наотрез отказался сидеть в ней, отморозил уши. Правда, к лету уши восстановились.

В это лето Джеку повезло: кругом начался падёж кроликов и ежедневно ему доставался целый кролик на еду.

Наши дети любили пса, но ленились с ним гулять.

24 августа 1988 года, среда.

В 715 около Культтоваров я встретил Олега, чтобы передать ему кассету. Потом в 730 сходил в парикмахерскую на улице Пушкина. Я всю жизнь стригся за 40 копеек, а сегодня с меня взяли 44, так как уже второй год действует 10%-я надбавка для мастеров – отличников. Значит, меня стригла отличница. Затем читал Эренбурга с большими помехами: теща, несмотря на свою слепоту и глухоту становится всё более агрессивной и крикливой. Шум от неё. В 11 ч сходил в «Звёздный» на фильм «Конец вечности». Звал с собой Ваню, но он не пошёл.

В 14 час Виктор предложил прокатиться на Генеральское озеро. Погода сегодня курортная: +240С, а вода +20. Поехали, взяв с собой Ваню и его друга Сашу Серебрякова. Купались до 1630. Я сплавал на ту сторону озера трижды, а Ваня дважды. Ему холоднее, чем мне, потому что он длинный и тонкий, меня он считает толстым, хотя мой вес 62, рост 162. Я, вспомнив молодость, немного прошёл на руках.

Удивительное свойство Генеральского озера: оно чистое и не цветёт! А пляж похож на песчаные дюны в Прибалтике. Виктор сегодня не купался (и вообще в это лето). Он сидел на песке без рубашки и читал статью Гаврилы Попова «Побеседуем в духе гласности» в ж. «Огонёк».

Виктор сказал, что всё, что пишет Попов, мы с ним давно уже поняли. Так оно и есть! Даже выражения одни и те же: жилплощадь – крепостное право.

25 августа 1988 года, четверг. Прочитав полсотни страниц Эренбурга, подумал, а не навестить ли мне Нессоновых? Сел на велосипед и поехал в Ильинку, где у них плантация георгин. Просто навестить, хотя все уже привыкли, что Буньков зря не приедет. Борис Демьянович старше меня на 18 лет. Я никогда не праздную свой день рождения и не хочу знать про других. Все дни в году одинаково хороши! И вообще каждая минута в жизни золотая. А в старости – бриллиантовая.

Борис Демьянович и Ирина Николаевна – известные в стране селекционеры георгин. У них около 300 сортов, из которых 100 своих. Ильинская почта работает в основном на них. И в прессе о них писали

десятки раз. Они только что вернулись из путешествия по реке Лене. Им предстоит обработать 800 слайдов. Работы на месяц. Он удивляется, почему я бросил туризм. Я объясняю, что уже всё объездил. Ничего принципиально нового уже не увижу. Да к тому же я против дикого туризма, потому что в стране и так тяжело с транспортом и едой, а туристы это помеха для местного населения. Нужен организованный туризм, а с этим пока туго.

С 15 до 18 снова ездили на Жигулях с Виктором купаться, а вечером тот же видео-кружок: три фильма за вечер. Осталось 7 до 1000.

26 августа 1988 года, пятница.

Снова сломался ВМ-12, тот, который с гарантией. Надо бы разобрать и прочистить муфту, да жаль срывать гарантийные пломбы. Вот и гадаю, удастся ли внешней регулировкой без разборки что-нибудь сделать. Нести повторно в гарантию рискованно: могут испортить. Пробовал подделать пломбы, но испортил, так как капал парафин от свечки, а он расплавил пластилин. Чёрт с ними! Авось, до Нового года большой аварии не случится. Зато я прочистил муфту, но дело оказалось не в ней. Потом я сходил в ЦАГИ получить премию (105 руб) и переговорил с Фаянцевым насчёт 4-ходовки – уговорил его заняться ею.

Сегодня на Генеральском озере я был в единственном числе. Дважды сплавал на другой берег. Было пасмурно. Вдали виднелась семья у костра. Как ни прохладно, а от езды на велосипеде становится так жарко, что при возвращении домой приходится смывать с себя пот. Вся поездка уложилась в полтора часа: с 1545 до 1715.

27 августа 1988 года, суббота. Лето кончилось, отпуск – нет.

Пасмурный день. На воздухе +200, в воде, наверное, тоже, но я уже не купаюсь. Однако в Жуковском есть один спортсмен, который купается круглый год. Это Саша Хало, о котором я уже писал.

У Эренбурга узнал, что Мейерхольд был репрессирован в 1940г. Приговор «10 лет без права переписки» 1 февраля 1940г, а в 1956г была обнаружена справка о смерти 2 февраля 1940г. Я раньше читал только «Бурю», но 30 лет назад, и ничего не помню. А что касается «Люди и годы», то это очень убедительная летопись. Эренбург – типично партийный писатель (пролетарский) и только это спасло его. Смог бы он эту книгу написать при Сталине? Вряд ли.

28 августа 1988 года, воскресенье.

Сегодня день ещё более пасмурный. Ехать на озеро скучно и глупо.

Дочитал «Люди и годы», но не хватает третьей главы – надо найти в библиотеке. У меня в руках была не настоящая книга, а ксерокопия. Дело в том, что в нашей квартире хранятся шесть ящиков с книгами Немирова (у него дома тесно), и там много классики, в том числе эта ксерокопия. Как-то он потерял чужую книгу и возместил ксерокопией. Потом книга нашлась, а ксерокопия осталась.

Сегодня как обычно все дома. Ирина варит обед. Лиля шьёт платье. Ваня возится с зажигалкой. Гера не ночевал дома (где ночевал – «Не ваше дело»). Вкус к газетам постепенно угас. Уже всё известно о перестройке, и нет новых мыслей. Все устали, хотя острые проблемы встают каждый день. Например, сегодня поднят вопрос о Туруханской ГЭС на Енисее: не хватит ли нам Красноярской ГЭС, которая испортила всю экологию? Я сам там был два года назад, и всё видел своими глазами. Поскольку энергии всё равно не хватает, то многие стали строить свои мелкие электростанции. Это был не лучший выход, так как всё заволокло дымом. А вместо сухой и чистой зимы стали частыми оттепели – не то и не сё.

Я зря подумал, что нет новых мыслей. Они есть! Постепенно пресса начинает развивать мысль о недостатке культуры в народе. Что касается меня, то я уже много лет назад понял это.

29 августа 1988 года, понедельник. Осталось два дня отпуска.

Как можно потерять время? Однажды в 1968г на Камчатке, когда мы возвращались в Петропавловск после восхождения на Ключевскую сопку (мы – это я, Костюшин и Шипов), нам пришлось ждать три дня, пока появятся свободные места на самолёт. Там, в посёлке Ключи все друг друга знают – как одна семья. Если какой-нибудь Дуське надо лететь в город, то, безусловно, билет продадут ей, а не каким-то диким туристам. Вот так мы потеряли три дня. И ещё вопрос, потеря ли это?

Так и сегодня: уже 14 часов, а я полдня возился зря. Декодер ПАЛ, который мне пришлось поставить в свой ТВ, он у меня тоже работает не идеально, а именно: возбуждается не сразу. И вот я думал, думал и придумал, почему бы к стробоимпульсу не добавить ещё и кадровый импульс, как я увидел на одной из схем. А ведь любую задумку за минуту не сделаешь. Получается ещё одна лабораторная работа.

Я записался в городскую библиотеку. Взял «Люди и годы», так как у меня не хватало третьей главы. По пути купил 60 яиц по 8 копеек, – как раз вошло в складную железную сетку. Потом я позвонил Фаянцеву, не решил ли он ту 4-ходовку по моей просьбе. Нет, он ещё не смотрел.

Ваня купил себе часы «Электроника-53» за 40 руб. Недаром он собирал бутылки в лесу. На днях он собрал 50 штук – это на 10 руб. Ирина ворчит, что это я приучил детей к такому позорному ремеслу, когда, будучи в Теберде во время похода 1973г, собирал там пустые бутылки вокруг курорта.

Гера очень странно устроился в ЦАГИ: он в 830 отмечает свой приход, возвращается спать до обеда, а потом идёт на работу к 1300- причём, его везёт на багажнике велосипеда Ваня.

30 августа 1988 года, вторник. Последний день отпуска.

Кончилось лето. Описание прошедшего отпуска может исказить представление о том, как я провожу лето. В прежние годы я был более подвижен, обязательно ехал куда-нибудь в поход, обычно в горы на Кавказ. Попутчиками в горы бывали: Минаев и Назаренко в 1965г, Бобылёв - в 1966г, Муллов – в 1972, 1974 и 1978г, Мосунов – в 1983г.

Кроме того, устраивал горные походы в Теберде для всей семьи в 1967, 1969, 1971, 1973 и 1976гг – во всё увеличивающемся составе: вдвоём, втроём, вчетвером и дважды впятером.

В те годы я объехал очень много: Камчатка, Телецкое озеро, Красноярск, Ленинград, Вологодская область, Средняя Азия, Грузия, Армения, Валдай, Селигер и ещё десятки городов. Так что в новых городах для меня почти нет ничего нового: всё привычно и обычно, как всё в нашей стране. Особенно однообразны магазины и кинотеатры.

Примелькалась и природа. Горы и скалы надоели, в лесах скучно, т. к. нет простора. Купаться лучше в Оке, чем в Чёрном море. Для купания даже в Жуковском есть достойные места (Генеральское озеро). Книги лучше всего читать дома.

За два месяца я уже отвык ходить в ЦАГИ, но завтра придётся всё-таки идти. Сегодня в 2 часа ночи появился Герман на одну минуту, что-то взял и исчез. Ирина побежала за ним на улицу, но он уже уехал. После этого она не могла заснуть до четырёх. Утром в 9 час он снова появился поесть. Ира упрекнула его в образе жизни, но он пригрозил, что в таком случае он уедет жить на дачу.

Невероятно, сколько жизни может забрать одна шахматная задача. Пока не опубликован ответ, я ещё и ещё раз пытаюсь её решить. Кроме того, я понял, что конкурсные задачи в «Красной Звезде» не для меня. Мне надо решать шахматные задачи лёгкие: такие, какие публикует газета «Труд». Я даже задумался, почему в «Труде» задачи лёгкие. Не потому ли, что «Красная звезда» рассчитана на офицеров, а «Труд» – на простых рабочих? Вряд ли, скорее всего это зависит от шахматных редакторов.

В нашем саду около дома созрела облепиха, но никто не хочет её собирать. Каждый год это приходится делать мне.

31 августа 1988 года, среда. Первый день на работе.

На работе народу мало. Половина в отпусках или в командировках. Я на днях, например, ищу Минаева, а мне отвечают, что он в Киеве. Наш сектор опустел: Кузьмина сидит с ребёнком, Набиуллин и Мосунов – оба в отпуске. Набиуллин занялся ремонтом квартиры, а Мосунов нянчится с дочкой.

Вчера было собрание отдела по выборам в СТК ЦАГИ. Присутствовало всего 12 человек из 50. Сегодня будет партсобрание. Я всё утро приводил в порядок бумаги. Проверил все ручки, вписал в шахматный блокнот задачки, которые накопились за отпуск. Поговорил о новостях. Рыбаков по-прежнему ведёт совместные расчёты с МЗ Микояна. Сегодня он вёл переговоры с Мизиновой. Завод ещё только составляет исходные данные для расчёта, а уже требует отчёт, и непременно за август. Пришлось Рыбакову заказать в машбюро печать отчёта, чтобы на нём стояла дата 31 авг. Я спросил Рыбакова, как он провёл отпуск в Сочи, но вместо Сочи он работал в Архангельской области на стройке. Он не любит юг, а любит поработать где-нибудь в составе бригады .

За лето приостановилась научная работа в нашем секторе, так как ЭВМ Лабтам находится в стадии перевозки. Не видно никакой горячки. Всё спокойно. В 11 часов в коридоре заиграла музыка, призывающая на зарядку, а я весь отпуск обходился без зарядки. Надо возобновить.

1 сентября 1988 года, четверг.

Вчера на партсобрании был простой вопрос: о выдвижении кандидатур в парком и СТК института, но просидели до восьми часов. Народу было очень мало: из 80 едва набралось 30 человек.

В партком предложили такой список: Довбищук, Быков, Стюарт, Амирьянц, Цымбалюк, Фёдоров. Шумели много, все просили самоотвод (кроме Цымбалюка). Довбищука и Амирьянца вообще выдвинули заочно без их согласия. Теперь благодаря гласности каждая кандидатура будет рекламироваться через стенгазету. Будет обсуждение. Как говорит Дорохин (он был секретарём парткома в 1960х), раньше с выборами было легко и просто.

Потом обсуждали кандидатов в СТК. Предложили Агеева и Сопова. Но сначала решили вмешаться в процедуру выборов, для чего создали комиссию, которая будет настаивать на введении квот, иначе наше отделение никогда не наберёт нужного количества голосов. Ведь так и получилось в отделенческих СТК: ни один рабочий туда не попал, хотя в НИО-18, например, рабочие составляют 50% штата.

Сегодня Лиля не давала спать до двух часов ночи: она дошивала своё торжественное платье ко Дню Знания. И сегодня в первый день учёбы пошла на работу в школу в новом платье. (Вообще-то, это была блузка). Вчера в нашем видеокружке состоялся юбилейный просмотр 1000-го фильма – столько мы просмотрели за 3½ года. Фильм оказался развлекательным: «Иллюзия убийства» - блеф с фокусами.

2 сентября 1988 года, суббота.

Научная работа ещё не началась. Позавчера пришёл Саша Хало договариваться о расчёте на флаттер их нового изделия. Как только мы договорились об этом, он уехал на месяц в Венгрию. А вчера по тому же вопросу пришёл Анатолий Алексеевич Крюк. Он не знал, что об этом уже договорился Хало. На этот раз договорились о конкретных сроках: за один месяц посчитать безрулевой флаттер, а уж потом – с элеронами. Соболев говорит, что надо обязательно на эту работу заключить договор, а то с нового года будет хозрасчёт, а из бюджета нам оплатят только 20%.

Продвигается работа по установке Лабтам на новом месте. Такие большие ЭВМ требуют для своей работы сетевое напряжение без всяких помех. Поэтому устанавливают автономный генератор на 220 вольт. Для этого наши молодые специалисты: Рыбаков, Зубаков и др., - подготовили фундамент рядом с нашим зданием. На втором этаже срочно освобождаются две комнаты для Лабтам, а склад эвакуируется в здание, где гидробассейн. Там уже побелили комнату для склада.

Что касается меня, то я сижу пока без конкретного дела. Это вообще характерно для всего этого года. Вчера прочитал «Правду», «Труд» и «Комсомольскую правду» за два дня. Там отмечается годовщина 1-ой мировой войны (1 сент.1939г). Ту злополучную шахматную 4-ходовку пытались решить Фаянцев и Ягольницкий, но пока не смогли.

Уже много лет типичное состояние в нашей комнате такое: я сижу, и за моей спиной сидит Перетягин, и больше никого! Рыбаков, как обычно, исчез (сегодня с утра). Венедиктова с 1530 ушла домой, а остальные в отпуске. Хорошо, что Перетягин с понедельника уйдёт в отпуск!

3 сентября 1988 года, суббота.

Облепиха – срочное дело. Хоть я и пугал, что отказываюсь её собирать, раз никто не хочет, но всё же жалко: хорошая ягода зря пропадает. Сначала я хотел только привести в порядок деревья. За 11 лет три куста превратились в деревья: два женских дерева по семь метров высотой и одно мужское – вдвое ниже. Летом была буря, и одно дерево сильно наклонилось в сторону соседки Марии Ивановны. Я решил его выпрямить, для чего с помощью толстой верёвки притянул к мощной старой яблоне «Пепин шафранный». Эта яблоня несколько лет назад погибла от 40-градусного мороза под Новый год (1978?), и сосед Силин советовал её спилить. Два года она стояла голая, а на третий вдруг ожила и снова стала плодоносить. Пока я выпрямлял облепиховое дерево, я увлёкся и стал собирать ягоды. К 15 час я собрал два бидона.

Я потребовал, чтобы сбор облепихи продолжили дети. Но куда там! У Лили много учительской работы. Гера отбился от домашних дел и дома бывает редко. Ваня в воскресенье собирался ехать в совхоз на картошку, – из-за него мы с Ирой встали в 630. Но он раздумал ехать и проспал до 1130. Я же, поработав сначала в подвале над настройкой ленточных тормозов в ВМ-12, снова принялся за облепиху, и собирал её до 16 час. Ваня так и не помог – он устраивал какие-то дела со своими друзьями с нашей улицы. Собирать облепиху на высоте 6м трудно и опасно, и поэтому я верхние ветки отпилил. И всё равно пришлось из трёх коротких лестниц делать одну длинную.

4 сентября 1988 года, воскресенье. После облепихи в 16 час, едва искупавшись под душем, пообедав и прочитав газеты, посмотрел «Международную панораму» с 1800 до 1825. А тут и Виктор подъехал. Накануне мы с ним уже начали смотреть привезённый им из Ростова 6-часовой фильм «Мастер игры», а сегодня собирались досмотреть…

Сейчас январь 1999г. Редактируя этот дневник для публикации, я сегодня наконец понял, что здесь так много воды, что дальше надо просто опускать неинтересные места. Вместо целой страницы можно было написать: целый день собирал облепиху, а вечером как обычно смотрел с друзьями видеофильмы.

5 сентября 1988 года, понедельник.

С утра прибыли командированные с завода Микояна: Ира Мизинова и Тамара Белобородова. С ними занимается Рыбаков. Ира более способна и с ней легко, а Тамара – это «Кулибин», как ее, шутя, окрестил Рыбаков (но она не обижается), т. е. она что-то там выдумывает у себя в расчётах, но никто не в состоянии разобраться.

Начинают поступать запросы с заводов о составлении договоров на 1989г в связи с предстоящим переходом на хозрасчёт. До обеда командированные завершили свои дела и исчезли. И остался в комнате я один. Звонит Сёмин (он сейчас исполняет обязанности зам нач по хозяйственным делам вместо Мачигина) и просит поехать на неделю в совхоз. Это очень нудное добровольно-принудительное дело. Некоторые запасаются справками от врача, что по состоянию здоровья они не могут выполнять тяжёлую работу. От нашего сектора кому ехать? У Рыбакова больная нога: вздувшиеся вены, - и он собирается на операцию. Придётся, наверное, мне… Но! Почему-то добровольно вызвался ехать Рыбаков (по-видимому, ему предложили быть там руководителем).

Видео – хобби съело весь досуг. 1 сентября был юбилей: просмотр 1000-го фильма. Я решил подвести итог, а именно: оценить все просмотренные фильмы по шестибальной шкале. Мы с Олегом придумали систему оценок: шедевры = 6, отличные фильмы = 5, хор=4, посредственные = 3, плохие =2, мерзкие и пошлые фильмы = 1.

Решено – сделано:

1 2 3 4 5 6
52 112 336 308 136 59

Как видно из этой таблицы: шедевров 59 – это 6%, очень плохих 5%. Отличных и плохих примерно поровну. А в общем, отличных 20%, хороших 30%, а остальные посредственные и плохие. Половину из них можно было бы не смотреть, хотя они имеют коммерческий успех.

Эти оценки – мои личные. Олег – главный знаток кино и обещал расставить свои оценки. Он всю энциклопедию знает почти наизусть. Чтобы дать представление о том, что я посчитал шедеврами и отличными, выпишу их названия, сначала ШЕДЕВРЫ:

Амадей, режиссёр Форман. -На следующий день.

-Апокалипсис теперь; р. Коппола. -Нити паутины.

Барри Линдон.Кубрик. Ночной портье. Кавани.

Богомол. Джек Гоулд. -На помощь. Лестер.

-Большая жратва. Феррери. Обладание. Жулавский.

Бразилия.Терри Гиллам. Почтальон всегда звонит дважды.

-Близкие контакты 3-го вида. Пролетая над гнездом кукушки.

Богатый и нищий в Бэверли-Хилл. -Рэмбо – 1. Тэд Кочиф.

Высшая честь. Птицы. Хичкок.

-Ветрогон. Кампанелло. -Мост Кассандра. Косматос.

-Взвод. Оливер Стоун. Стена. Аллан Паркер.

Грубые, жестокие, грязные. Скрипач на крыше. Джуисон.

-Голубой гром. Смертоносные поля.

Город женщин. Феллини. Сияние. Стенли Кубрик.

Голубой Макс. Гиллерман. 1984. Майкл Рэдфорд.

-Горец. Малкахи. -Тора! Тора! Тора!

-Девушка в жёлтой пижаме. Унесённые ветром. Флеминг.

-Другая сторона полуночи. Французский связной.

-День шакала. Джаррот. Фанни и Александр. Бергман.

Дочь Мистраля. Хикокс. Фотоувеличение. Антониони.

Двадцатый век. Бертолучи. Чемпион. Дзефирели.

Жестяной барабан. Шлёндорф. Чужой (1979г). Ридли Скотт.

-Женщина в окне. Дефер. -Чужие (1986г). Джеймс Камерон.

Жертвоприношение. Тарковский.

Забриски поинт. Антониони.

-Иисус Христос – Суперзвезда. Джуисон.

Крёстный отец. Коппола.

Кабарэ. Боб Фосс.

Листомания. Кен Рассел.

-Молодость, больница и любовь.

-Маленькая Вера. Василий Пичул.

-Мондо Дьяволо.

На несколько лишних долларов. Леон.

Олег, как и обещал, тоже расставил свои оценки на всех 1000 фильмах. Для этого ему было достаточно в том же журнале с фильмами у каждой моей оценки поставить + или - , а иногда ++ или - -. Так что в списке «моих» шедевров минус – у названия означает балл 5, а не 6.

Отличных фильмов значительно больше, но я выпишу и их:

Академия полиции. Женщина в красном. Муссолини и я.

+Allegro non tropo. Жажда смерти. Ностальгия

-Ад в поднебесье. Жёлтая подлодка. Неожиданная коллизия.

Абсолют. - -Заказано, ограблено… Ночная бабочка.

Аэроплан. 1 и 2. +Заводной апельсин. Охотник на оленя.

Братья Блюз. - Западный мир. Омэн.

+Бесконечная любовь. +Змеиное яйцо. Отпущение грехов.

Безобразный, плохой…Закованное пекло. Одни и другие.

Битлы. Иисус из Назарета. Отель.

Безжалостный. Император Севера. Остров Эллис.

Брошенная женщина. Избранные. Побег из Нью-Йорка.

- Битва титанов. - Истерзанный страстью. Предупреждение.

+Богатые и знаменитые. Идти вперёд или ум… - Пятница.

Бегущий по лезвию +Изменённые состояния. Поменяться местами.

+Богатый и нищий в Б.. +Казанова. +Последнее танго в Париже.

Возвращение в Эдем. Кома. +Призрак свободы.

Выбор Софи. - - Коффи. Пять дней в Париже.

+Волосы. - Киборг-убийца. +Полуночный экспресс.

- Влюбиться снова. - Курс лечения Керри. Правосудие для всех.

Весь этот джаз. Коттон – Клуб. Приключение раввина Якова.

Выбери меня. - Крокодил. Роллербол.

Грязная Мэри и … Лолита. Рэгтайм.

Грубая огранка. Ловушка. Сицилианский клан.

Грязный Гарри. Ловец. Салон Китти.

Гвоздь сезона. Лицом к лицу. Свидетель.

Гулливер. Миллионы Брюстера. Сбежавший поезд.

- Год опасной жизни. Мёртвая зона. +Слава.

- Герои Келли. +Милашка. Супермен.

Группа риска. - -Мягкие постели,… 79 парк-авеню.

Гоночная лихорадка. Манон – 70. +Стыд.

Дикие гуси. - Марни. +Седьмая печать.

Джазовый певец. - Меч жёлтого тигра. +Север на Северо-Западе.

Давка. Мотылёк. +Семейный заговор.

+Двойник. - Мак – Викар. Тварь.

- Дело Томаса Крауна. Грубая огранка. + Томми.

- Дюна. Мефисто – вальс. + 1941-й.

Год падения Нью-Йорка. М-р Пэтман. - Такими мы были.

+Дневная красавица. Мост через Квай. Флеш Рояль.

- Дантон. - Миссия. Филадельфийский эксперимент.

Долгое жаркое лето 42г. Моряк, Флеч.

Доктор Живаго. проклятый морем. +Шкура.

Жилец. - Маленький Большой человек. Экстро.

6 сентября 1988 года, вторник.

С сегодняшнего дня закипела работа. Во-первых, с утра я засел в спецчасти, чтобы ознакомиться с приказом по ЦАГИ о переходе на хозрасчёт с 1989г. Приказ основан на решении ЦК КПСС и СМ от 30.09 о хозрасчёте для НИИ. Теперь вышли дополнения об особенностях для НИИ типа ЦАГИ.

Я ещё находился в спецчасти, когда там меня нашёл по телефону Крюк. Это было в 930 , и с этого момента шли непрерывно переговоры с командированными до 1530.

Крюк представил своего подчинённого М. Ю. Потапова. Он совсем новичок, но под моим руководством должен рассчитать на БЭСМ-6 их новое изделие. Потом пришли Мизинова и Белобородова, которых мне передал Рыбаков, уезжая в совхоз. И тут только я понял, что у них за расчёты. Это очень сложные расчёты по моей программе КС-1. Исходные данные громоздки и ещё совсем не отлажены. Пока я искал у них ошибки, подъехала Люда Ворона с завода Сухого. К счастью, я разобрался с их расчётами всего за один час. Новые ошибки у них появились после обеда, так как они уже успели поработать на БЭСМ-6, но и с ними я разобрался быстро, за час.

Вороне, а вслед за ней и Мише я всё объяснил до обеда.

Сейчас 16 час, а я уже устал. Ещё полчаса беседовал с Соболевым насчёт хозрасчёта, да успел сходить в то здание за сахаром. Сегодня нам давали сахар без ограничения. Я взял 6 кг песку (по 91 коп за кг). Венедиктова купила 2 кг, а Соболев – 10 кг.

Вчера заседание партбюро длилось до 19 час. Спорили о составе нового партбюро. Почти все отказываются. Главное, никто не соглашается быть секретарём партбюро. Особенно противится Олег Быков, - а ведь он самая подходящая кандидатура! Также отказывается и М. Зиченков.

7 сентября 1988 года, среда.

Снова было четверо командированных. Сначала появился Миша с ЭМЗ с вопросами о машине БЭСМ-6, - он ещё не имел с ней дела, а мы же работаем на ней 18 лет. Начали вписывать исходные данные в бланки.

Потом прибыли Мизинова и Белобородова. Вчера у Мизиновой ошибка была не простая, а двойная, а я не заметил этого. У неё в распечатке было напечатано Ч042, а надо было Ч0Ч2, что означает: «Число 0, Число 2». Вот и получилось, якобы у неё 42 элерона. У нас в практике рекомендуется, чтобы не путать букву Ч с цифрой 4, писать их совершенно по-разному, а именно: букву Ч начинать с завитушки. Так я исправил грамматическую ошибку, но не заметил смысловой, так как вместо задания: Ч0Ч2 ей нужно было наоборот Ч2Ч0, что означает: «два элерона на раме, нуль – на крыле». Дело в том, что она смоделировала крыло рамой (в программе КС-1 всё это – условно).

У Белобородовой полином начинался с 1, х, z, z2, а надо было так: 1, х, х2, х3…, т. к. у неё четыре точки связи крыла с рамой лежат на одной линии вдоль бортовой хорды крыла.

Наконец приехал Ермаков Валерий Павлович. Он посчитал свой ИЛ-96 тремя способами: по программам КС, КС-1 и по программе Соболева. Частоты по программам КС-1 и Соболева совпали, а в КС не хватает одного тона, а ему нужна как раз КС, поскольку переходный процесс налажен только в КС, (это сделано в приставке Поповского).

Вечером ко мне зашёл Виктор. Я с ним посоветовался насчёт одного деликатного дела, возникшего у меня с семьёй Мулловых. Дело в том, что дружба само собой, а принципиальные вопросы – само собой. В 1970-80гг, когда у меня основным хобби была звукозапись, я тогда сделал очень много записей юной скрипачки Вики Мулловой. Можно сказать, что я был у них домашним звукорежиссёром, и, безусловно, это способствовало развитию её таланта. Например, когда она победила в своём первом международном конкурсе им. Венявского, то тогда на радиостудии сразу обратили внимание на то, что она умеет правильно вести себя перед микрофоном. Шли годы. Вика стала знаменитостью, а в 1983г она осталась за границей.

Как-то Рая, её мать, попросила отдать ей те старые записи. На днях она снова просила… Виктор одобрил моё предложение: потребовать за эти записи плату 300 долларов (всего около пяти часов). В самом деле, работа была большая, а где благодарность? Шоколадка? Бывало, что мои записи публиковали: «Джаз над Волгой» в студии Мелодия, ещё в Швеции вышел диск с моей записью «Ностальгия» квартета Чекасина, и нигде мне не заплатили, но в те годы джаз официально изгонялся, и энтузиасты были рады публиковать и даром. И вообще в России всё делалось бесплатно, например, Георгий Гаранян мне рассказывал, что в Ленинграде выпустили пластинку с его музыкой, а он об этом даже ничего не знал, а уж о гонораре никто и не вспомнил.

Итак, Рая просила отдать ей те записи, ведь они всё равно ценности не представляют… Я не согласен: это волшебные звуки юности, их можно даже опубликовать под названием «Детский альбом…» «Да что ты! Она сейчас играет гораздо лучше!» Ну и что! Многим будет интересно!

8 сентября 1988 года, четверг.

С 9ч до 10ч готовили вдвоём с командированным Мишей Потаповым расчёт для ЭМЗ. Миша окончил МЭИ в 1983г. В наших делах по флаттеру он не разбирается: не хватает знаний. Сейчас он понёс на БЭСМ-6 подготовленную колоду, а после этого мы с ним подготовим дозвук. Пока мы вставили «дежурную» аэродинамику: теорию поршня.

Тут же и Белобородова появилась. Её ошибку я искал целый час, но так и не нашёл. По-видимому, ошибка произошла в программе Лёни Кима СП-433 (логарифм отрицательного числа). Но Лёни на месте нет, он сейчас оформляет командировку в Казань.

У Мизиновой ошибку нашёл быстро, - она и сама догадалась: машинные числа на БЭСМ-6 (неиспользованные ячейки памяти заняты специальным числом, – мы называем его «машинным») – это означает, что она где-то пропустила число. Пусть ищет пропуски!

Вернулся Миша с машины, и мы с ним составили задание для дозвука.

И так уже третий день: всё идёт, как по конвейеру, а я кручусь, как заведённый. Только после обеда становится свободнее. Да и то, сейчас пришёл Игорь Стрельцов и просил прочитать его отчёт «Организация управления, планирования и финансирования работ в НАСА», 52 стр. А потом этот отчёт надо передать Фомину Г. М. (однако, он в отпуске).

До обеда оставалось ещё полчаса, а Миша уже принёс первый результат: частоты, формы и годографы. Всё прошло с первого захода и флаттера не обнаружено. Тогда я предложил ему посчитать по ГОС, т. е. вместо фокуса на 50% (что даёт теория поршня), назначить фокус на 3/8. А впереди ещё предстоит считать для дозвука и сверхзвука.

9 сентября 1988 года, пятница.

В 9 час прибыл Миша, и мы с ним выяснили некоторые неточности в его расчёте (он ошибся вдвое в аэродинамическом демпфировании). Потом сходил в спецчасть, – туда уже прибывают заявки на заключение хоздоговоров. Надо заключить много договоров с разными заводами. В 10 час приехал Слава Салтыков и проговорил со мной до 1140, и по делу: о заключении договора с нашим сектором о создании новой программы для них. Работа рассчитана на много лет, но я ему ответил, что без ЭВМ типа VAX мы отказываемся делать новые программы. Он обещал через своё начальство надавить на министерство, чтобы нам дали VAX.

Миша уже два раза ходил на БЭСМ-6. Постепенно он освоил это дело. Он уже может с помощью пробивалки исправлять перфокарты.

Сегодня нет ни Мизиновой, ни Белобородовой. Может ушли в отпуск?

В 14 час пришёл В. А. Павлов из НИО-15 поделиться своим результатом, который тянет на открытие. Уже около пяти лет они исследуют крыло обратной стреловидности на оптимальное расположение ортотропного материала на предмет максимальных несущих свойств крыла. Получилось скачкообразное изменение свойств при некоторых значениях скоростного напора. Бифуркация, как он утверждает. Я подарил ему свою статью о бифуркации флаттерных корней и обещал рассчитать на флаттер их математическую модель.

В 15 час состоялось собрание (я председатель, Лущин секретарь) по поводу выдвижения кандидатур в институтский СТК. Выдвинули Агеева и Сопова. Пока неизвестно, будет ли разнарядка.

10 сентября 1988 года, суббота.

В 8 час пытался купить молока. С двумя бидонами встал в длинную очередь. Рядом со мной стоял Игорь Стрельцов, а несколько впереди -83-летний профессор Антон Антонович Белоус. Вижу: очередь на полтора часа. Тогда я раздумал стоять и пошёл домой. По пути купил сахару на два талона. В этом месяце на каждый талон дают по 3кг.

Сегодня я решил съездить в мой любимый магазин «Сделай сам» купить кинескоп 61ЛК4Ц для ТВ «Рубин-Ц202». Но я прозевал: надо было это делать летом, когда они лежали свободно. Ещё бы! Цена была всего 55 руб, в то время как госцена 220 р. Некондиционные кинескопы всегда дешевле в несколько раз, но они исправны и даже даётся гарантия на три дня. Эти кинескопы 61-го размера очень плохие: теряют качество через два года.

В полдень, вернувшись домой, я занялся мелким ремонтом. Чего только не приходилось мне делать! В этот раз это была сначала ручка для молочной кастрюли, а потом магнитная мыльница. Я догадываюсь, что наше поколение – это последнее поколение, которое вместо того, чтобы всё неисправное выбрасывать на свалку, терпеливо ремонтирует своими руками. Ваня, например, наблюдая, как я ремонтирую электро-зажигалку, поучает меня: «Зачем время тратить? Проще купить за 2 р». А я ему отвечаю, что за ней надо ехать в Москву, а я такой простой ремонт делаю за полчаса. И вообще моя зарплата – это 3 рубля в час, а на мелочах я сэкономлю больше.

11 сентября 1988 года, воскресенье.

Мы с Олегом продолжаем подводить итог грандиозной вереницы из 1000 фильмов, просмотренных нами за три с половиной года. В любом жюри всегда есть разногласия. Олег не согласился с четвертью моих оценок, в основном добавив по очку, но с многих оценок он сбросил по очку. Нам в руки попалась книга Сергея Кудрявцева «500 фильмов». Конечно, там собраны выдающиеся фильмы, а не ерунда. Самое важное – это то, что там приводятся оценки этих фильмов из семи различных первоисточников. Я списал эти оценки, привёл их к единой системе, затем усреднил и сравнил с нашими. Получилось трогательное совпадение. Например, комедия «Аэроплан» у нас 5 и 5, у них 4.3. Или «Бегущий по лезвию бритвы», так же: 5, 5 и 4.5. В среднем у нас все оценки были завышены на пол-очка, но это мелочь. Но иногда встречается и непонимание, например, «Женщина в окне» – у нас 6 и 5, а у них 3.1. Или «Иисус из Назарета»: 5 и 5, а у них 2.9.

Мы заметили также, что фильмы забываются. Бывало, смотришь и не поймёшь, видел этот фильм раньше или нет. И только к средине фильма наконец узнаёшь знакомые сцены. Это плохие фильмы.

Вчера Олег должен был прийти в 19 час с какой-то комедией, но в тот вечер по обычному ТВ тоже шёл важный фильм: «Иди и смотри». А он не мог его пропустить и поэтому пришёл только в 2100. А я пригласил на комедию двух посторонних зрительниц: Риту Калинину и Наташу Сидневу. Пришлось показать им вместо комедии что-нибудь из моих кассет, и я им завёл «Экстро». Обычная реакция новичков: давай ещё, но уже должен был подойти Олег, и включать второй фильм не имело смысла. А когда пришёл Олег, вдруг отказали оба магнитофона. Пока чинил (уж эти ВМ-12!), прошло полчаса. На одном ленточный тормоз, а на другом старая история: микросхема КР1005ХА2.

12 сентября 1988 года, понедельник.

Утром в 7 час пытался будить Ваню, чтобы он, наконец, поехал в совхоз. Ничего не вышло. Лентяй и прогульщик! Игнорировать работу в совхозе его научил Гера, который в своё время тоже манкировал. Вот Ваня и ведёт праздный образ жизни: встаёт в 12 час, требует завтрак, потом весь день болтается во дворе с мелюзгой (ребята 8-10 классов).

В ЦАГИ привычный ритм. Вместе с Мишей из ЭМЗ занимаемся их крылом с 9 до 11. Рыбаков после совхоза на работу не вышел - решил сразу ложиться в больницу на операцию: у него на ноге вены вздулись.

Вчера я дочитал 5-ю и 6-ю книги «Люди и годы». Взял в библиотеке пропущенные 3-ю и 4-ю книги. Самое главное впечатление: Эренбургу повезло выжить между двух огней! Фадееву и то не повезло…

В кинопрокате вышел фильм «Вельд». В кинотеатре «Звёздный» он шёл в 1600 и в 2000. Этот фильм – фантастика по мотивам рассказов Рэя Бредбери. Я ждал этого фильма две недели. Я уговорил и Иру.

Это настоящий фильм ужасов. Делали его в Прибалтике, но в титрах сказано, что это якобы «Узбекфильм». Какая-то путаница. Я понял, что продюсеры – узбеки. И в самом деле, в титрах административная группа состоит из трёх узбекских фамилий, а всё остальное – прибалтийские фамилии.

Состоялось совещание экспериментаторов (трубачей). У них остро стоит вопрос о двухсменной работе. Шалаев и Карклэ настаивают на повышении оплаты, а старик Каширин храбрится, что всю жизнь старался не из-за денег. Так оно и есть! Он уж давно мог уйти на пенсию и ничего бы от этого не потерял.

13 сентября 1988 года, вторник.

Постепенно все собираются вновь. Вернулся из совхоза Рыбаков. Снова появилась Белобородова и впервые после лета – Наташа Михайлова – тоже с завода Микояна. Рыбакову как раз предстоит разбираться с ошибкой в СП344 для Белобородовой. В этой новой огромной программе три части мои: 1) СП320 – расчёт упруго-массовых характеристик системы, состоящей из не более 10 агрегатов (у Тамары же всего четыре: РА, КР, УЭ, НС), 2)СП337 – расчёт частот и форм, и 3)СП414 (или более новая СП340) – расчёт в потоке на флаттер.

Набиуллин в 1987г сделал ещё одну часть: расчёт дозвуковой аэродинамики: это СП342 – тоже интегральная, состоящая из множества других: СП343, СП344 и другие. Вот у Тамары и застряло в СП344, – это я уж определил. Поскольку Набиуллин во все свои отчёты приглашает в соавторы Рыбакова, а часто - Мосунова, а Рыбаков в свою очередь в своих расчётах всегда берёт в соавторы Набиуллина, то у них получается, что у каждого по четыре отчёта в год. Но в таком случае, с кого же спрашивать? Вот и сейчас получается, что ошибка касается отчёта трёх авторов: НЭН, РАА и Мосунова. Двое в отпуске. Есть только Рыбаков. Раз соавтор, тогда и разбирайся! Вручаю ему отчёт и ошибку, – пусть разбирается! А Тамаре посоветовал расчёт по ГОС – она сделала. Расчёт шёл долго: 15 минут! Ещё бы! 64 степени свободы!

Вчера в 15 час состоялось заседание партактива с докладом начальника ЦАГИ Г. П. Свищёва. Доклад длился час с лишним и транслировался по радио. Академику 76 лет. Говорит складно, только в его речи навек поселились слова-закидоны: вместо слова «изучение» он говорит «узнавание», вместо «постановка задачи» – «погружение в задачу». Свою мысль о планах он заключает фразой «дерзкий прорыв». Со мной рядом сидел Лёнька Васильев и тихонько хихикал над этими вывертами, уверяя, что это коронный номер академика. Может шутка?

14 сентября 1988 года, среда.

Состоялось собрание НИО-19 по выдвижению кандидатур в СТК ЦАГИ. Поскольку народу пришло очень мало, то оперативно решили считать это собрание конференцией, в чём быстро сориентировался председатель СТК НИО Азаров. Обсуждали кандидатуры. Каждый: Агеев, Сопов, Герман Алексеев, Виктор Фомин (от НИО-3), - все выступили и доложили о своих программах. Результаты голосования: Алексеев – 48 (из 62), Сопов – 33, Агеев – 24, Фомин – 49.

Всю ночь лил осенний дождь. Я перед работой зашёл в Союзпечать, но газеты задерживаются, так как вчера было выступление Горбачёва в Красноярске. При общении с народом Горбачёв встретил сильный напор от населения: все лезут с просьбами. Жаль, что газет ещё нет. Меня интересует «Красная звезда», которая по средам печатает ответы на шахматные задачи, а я жду ответ на четырехходовку.

Звонил Набиуллин из поликлиники – у него бронхит. Значит, он выйдет на работу не 19 сентября, а на неделю позже. Я успел расспросить его об ошибке в его программе СП344. Он предположил, что Тамара не точно задала координаты углов трапеций.

Ночь была тревожная. Ирина, несмотря на мой протест, опять привезла 85-летнюю бабушку. Лиля теперь спит на раскладушке, а она на Лилиной кровати. Слепота и маразм. Бабушка ночью обмаралась, и Ваня надел противогаз и продолжал спать с противогазом. А между тем бабушка живёт в отдельном тёплом доме (полдачи на 42-м). Можно привозить ей еду и питьё, и всё будет в порядке. Но Ирина её жалеет: «Ей скучно, и она требует защитить её от пьяных хулиганов, которые лезут сквозь стены и спят на диване».

15 сентября 1988 года, четверг.

Прошло заседание партгруппы с обсуждением состава будущего партбюро. Многие выдвинутые просят отвод, в том числе Лёня Лущин. Добавили в список Г.М.Фомина. Теперь начальник НИО, будучи в партбюро, будет отвечать не за основную деятельность, а за работу с молодёжью. В других партбюро имелись трое по оргработе и один – по основной деятельности. У нас всё было наоборот. Вот поэтому и решили в этом году сделать по-новому: по основной будет один. Заседали в партбюро и решили так: пусть Буньков найдёт себе замену, иначе ему придётся продолжать работать в партбюро. И я приуныл, потому что мне за четыре года в партбюро очень надоело. Первые два года я занимался народным контролем, потом удалось найти себе замену в лице Лёвы Коноплёва. Стало легче, так как, перейдя на основную деятельность, где кроме меня уже были Фомин и Агеев, я мог и расслабиться. Но всё равно, еженедельные заседания изнуряли.

А каково Агееву! Он в партбюро уже 14 лет! Ведь это он в своё время сагитировал меня на народный контроль. Успокаивал, что там нагрузка слабая и лёгкая. А эта нагрузка оказалась психологически тяжёлой. Одно дело Прохорова с расхищением холодильников, телевизоров и мебели чего стоит! А я об этом даже не догадывался! Я мог только догадываться о хищении спирта, не предполагая больших размеров. Я думал: пол-литра в месяц, - об этом можно не спорить. А оказалось, что каждая бригада платила дань Прохорову литрами. Застрелиться!

Замену я себе нашёл – это Витя Райхер (мой однокашник). Сначала он упирался, – кому же хочется иметь лишнюю нагрузку! Но когда я ему объяснил, что отныне всем будет управлять СТК, а партбюро будет только политическим наблюдателем, то он поверил и согласился, к тому же, надеясь освободиться от нагрузки пропагандиста.

16 сентября 1988 года, пятница.

Микро-Чернобыль: авария в библиотеке стандартных программ. Из мелких случайностей вырастает крупная авария. Нашу библиотеку стандартных программ на диске 3058 портят каждые 2-3 года. Три года назад нашу библиотеку стёр командированный Саша Хало, нечаянно, конечно, т.к. у нас не было надёжной защиты. Объяснять долго, да и не нужно. С того случая я добавил в программу КС блокировку записи на наш диск, если номер зоны окажется меньше 200, до которой диск заполнен нашей библиотекой, насчитывающей до трёхсот стандартных программ. Вчера диск испортился. В эти дни никто кроме нашего сектора, не считал. Циркулируют только две колоды с КС-1: Тамары и Иры. На прошлой неделе я обнаружил, что в их колодах нет блокировки диска. Я забеспокоился и дал Тамаре карты блокировки с просьбой добавить во все колоды. И она добавила в обе свои колоды. Но, по-видимому, в дело вмешалась ещё и третья колода – Наташи, которая как раз вышла из отпуска. Поскольку паспорта задач они берут друг у друга без всяких изменений, то колоды легко спутать, и, наверно Тамара сунула карты в колоду Наташи, а колода Иры осталась без блокировки (потом выяснилось, что она просто вынула их из колоды, т. к. не поняла их назначения). И как раз на беду, в Ирининой колоде была ошибка: не хватало одного числа (Ч) и вместо номера зоны оказался нуль (потом выяснилось, что, наоборот, там было одно лишнее Ч, и пробил его РАА). Диск исправили, и эта авария стоила нам одного рабочего дня. Авария в Чернобыле была дороже: 8 млрд руб.

Миша с ЭМЗ расстроен, что нет критической скорости флаттера. Надо радоваться! Ведь это означает безопасность от флаттера.

17 сентября 1988 года, суббота.

По поводу той 4-ходовки. Во-первых, я нашёл ещё несколько ложных решений, причём, одно из них такое же грандиозное, как и найденное 11 августа. Там было 14 матов и два отказа. Теперь 8 и 1:

1. fe Л… 2. Ф : d6x 1 fe f6 2.Ф : d6+ Крf7 3. Ф : f6x

1. fe K c6 (a6) п… 2. Ф : d6x. 1 fe Кр : d5 2. Ф : d6+ Кре4 3.Фd4x

1. fe Кре5 2. Ф : d6+ Кре4 3.Кс3+ Кре3 4.Фd4x

Крd4 3.Кf3+ Кре4 4.Фf4x

1.fe K:d7 2.Kf5 Кр… 3.Сd3 … 4.Ф:d6x

К, Л … 3.Ф : d6x

F6 ! - отказ.

Но для определённости я попробовал решить аналогичную задачу из той же «Красной звезды», только не 14-е, а 13-е задание, на которое ответ уже пришёл 14.09.88. Оказалось, что там так же много длинных ложных следов. Каждый след отнимает много времени для раздумий. Такие задачи, как я убедился, требуют быстрого и точного соображения. Их можно считать своеобразными тестами. А у меня, как я уже заметил, мозг работает хуже, чем в молодости. Это я стал замечать уже 5 лет назад, когда я сочинял последние программы. Программы стали сложнее и мудрее, но ошибки стали труднее для их выявления. Как говорится, с годами приходит опыт, но теряется скорость и сила.

Виктор уехал на юг, оставив МС КР1005ХА5 с просьбой припаять вместо той, которую я забраковал 2 июля. Но я ещё никогда не выпаивал 32-ножку. Можно было выкусить все ножки, но там очень плотный монтаж и невозможно подобраться. Я Виктору говорил: «Неси в мастерскую», - но он боится, что дорого. Действительно, там минимальная цена 20 рублей, не считая деталей. В кооперативе наверняка дороже. А у меня бесплатно. Ведь просто припаять!

18 сентября 1988 года, воскресенье.

Если бы все были такие же экономные как я, то лёгкая промышленность давно бы уже разорилась. Возьмём бритьё. Последний раз я покупал лезвия в 1984г. Это была пачка 10 шт. Gillette. Одного лезвия мне хватает на полгода, так что осталось ещё три штуки. Из газет я знаю, что в стране не налажено производство лезвий, и что лезвия «Нева» годятся только для пытки. На днях я обнаружил у себя в рабочем столе полсотни использованных лезвий «Восход». Их как-то принёс мне Эдик для заточки карандашей. Он говорит, что у него лезвие – на один раз. Я подумал, может, они годятся? Попробовал, а они острые, как новые. Значит, ещё на 10 лет хватит.

Теперь возьмём обувь. В записной книжке отмечено: 13.10.1969 –туфли осенние 8р.75к, март 1975 – туфли зимние 11 руб, июль 1977 – туфли зим. + босоножки=25р.50к … лето 1983 туфли зим. 5 руб. (распродажа), лето 1984 – босоножки 10р.30к. И всё! Больше мне не надо покупать, так как я донашиваю обувь сыновей, которые растут настолько быстро, что не успевают её износить, и она становится им мала, а мне как раз!

Это что! Вот мой коллега Слава Лыщинский носит одни туфли уже больше 20 лет, он их иногда подклеивает эпоксидкой.

А пальто! В юности на первом курсе родители купили мне пальто за 60 руб (до 1961 это было 600р). В 1964г, как женился, Ира сдала его в мастерскую перелицевать и утеплить (это 20р), добавила каракулевый воротник (ещё 20р) и стало у меня зимнее пальто, которое я носил ещё двадцать лет, итого 33 года! Вот только после этого я купил новое зимнее пальто, и (представьте себе!) всего за 50 руб – в комиссионке, а такое в магазине стоит160р.

19 сентября 1988 года, понедельник.

С утра Миша с ЭМЗ по-прежнему настаивает на получении критической скорости флаттера, а она получается с трудом и только при уменьшении плотности воздуха в 3 раза, т. е. на высоте 10 км. Мы с Рыбаковым уговариваем его не расстраиваться, а наоборот радоваться, что нет флаттера, но он утверждает, что привык к тому, что скорость флаттера должна быть. Дело в том, что он до сих пор считал по программам Соболева крыло большого размаха, а там скорость флаттера всегда есть.

Сегодня совсем осень. Сыро, ветрено, холодно. Впервые одел плащ.

А Лиля впервые не вышла на работу – заболела. В субботу в их школе устроили во всех классах походы на природу. Лиля водила свой класс в Быково к церкви Баженова и простудилась. На другое утро она ещё поехала в Москву на занятия, (она учится в заочном пединституте), но вернулась после обеда с температурой 380.

Гера снял дачу и приходит домой только на обед.

Из НИО-15 пришёл Павлов и просит принять участие в исследовании крыла обратной стреловидности. Они считают по нашей программе СП130 и получили интересные результаты. Им хочется дополнить свои результаты ещё и результатами по флаттеру, но в расчётах на флаттер они ничего не понимают, например, они задали массу крыла всего лишь в виде трёх точек. Так что полдня я разбирался с их числовым материалом. Они обещали ещё выдать исходные данные по массам.

Звонил Бурцев, просился с коллегой принять его, но у нас приёмные дни только: понедельник и среда. Пусть завтра снова позвонит.

Ваня просил разбудить его в 805, но ещё долго валялся в постели, и ушёл в институт только в 836, а ведь обещал зайти к Лиле на работу в школу №7 и занести классный журнал и тетради. Попросили бы меня!

20 сентября 1988 года, вторник.

Служба вошла в однообразную колею: с утра приходит Миша со своими расчётами на БЭСМ-6, потом в 10 час приходит Тамара, но теперь с ней занимается Рыбаков. Кстати, он нашёл у неё типичную ошибку: на бланке написано Ч4.3, а пробито на карте ЧЧ.3, и то же самое напечатано в распечатке. Однако распечатка огромная: 40 см в ширину 1м в длину, - и она густо заполнена тысячами цифр. Не хватает внимания идеально проверить всё это. Вот поэтому-то уходит целый месяц на проверку, или, как говорят, на отладку числового материала.

А у Миши переполнение в моей программе СП4137 – расчёт частот в потоке. Но поскольку это место уже работало, то надо пустить ещё раз.

Приехал Салтыков и на этот раз он предлагает нам в аренду VAX. Мы с Соболевым обрадовались, но это осуществится лишь через год.

Вчера вышел из отпуска Юра Муллов, но сразу же ушёл на стройку в подшефный дет/сад (помогать Гагаркину, который там застрял прочно).

21 сентября 1988 года, среда. Последнее заседание партбюро.

Это партбюро было посвящено отчетно-перевыборному собранию, и значит, последний раз я заседаю как член партбюро! Стюарт зачитал свой отчётный доклад, мы одобрили, предварительно отвергнув несколько напыщенных фраз, и разошлись. Надеюсь, я на всю жизнь прощаюсь с партийной нагрузкой и с самым разговорчивым секретарём за последние 25 лет! Всё-таки 4 года в партбюро – это много, и я рад, что освобожусь. Ещё больше рад Агеев, проработавший в п/б 14 лет.

Из Учёных записок пришла на отзыв статья Зои Даниловой (Шустовой). Когда-то в 1970-76 я преподавал в МФТИ (почасовиком) и там была эта Зоя. Сейчас она работает в секторе Бирюка. Работает она с большим интересом, и статья у неё хорошая. Пока статья крутится в редакции, она уже год сидит дома с ребёнком.

По средам в «Красной звезде» бывает шахматный раздел, но сегодня что-то все газеты задержались, – наверное, из-за олимпиады в Сеуле или из-за новых волнений в Карабахе.

Бурцев вместо себя прислал новичка по фамилии Земский Дмитрий Аполлонович. Он работает 1-й год после окончания МАИ. Я просидел с ним целый час – объяснял систему КС-1. Ещё целый час искал ошибку у Миши в расчёте по моей программе ФС1. Оказалось, ключи налезли друг на друга – это ошибка моя, а не Мишина.

Павлов принёс распределение масс и после обеда я составлял числовой материал для их крыла. Получилось 50 перфокарт.

Партсобрание длилось с 1700 до 2015. Выбрали новое партбюро: Белов, Стрелков, Зиченков, Крапивко, Райхер, Коноплёв, Шавырин, Симонов, Мамедов. Наше прежнее партбюро проработало 3 года хорошо - масса новых мероприятий: ФЭС (фонд экономического стимулирования), СТК, выборы, перестройка и многое другое. В Партком рекомендовали Стюарта и Кузнецова, причём Кузнецов попал туда случайно, с подачи Кости Кравцова – медвежья услуга.

22 сентября 1988 года, четверг.

Первый день в жизни без общественной нагрузки! Необычная свобода!

А ведь с самого начала, как поступил на работу в ЦАГИ, так сразу же мне давали общественные поручения. В тот год секретарём партбюро был молодой Михаил Сергеевич Галкин. Он сагитировал меня на работу в обществе «Знание», обещая, что эта работа будет способствовать в получении квартиры. И в самом деле, прошло 20 лет, и в 1977г я получил квартиру, будучи уже доктором и имея трёх детей школьного возраста. Потом несколько лет работал в жилищной комиссии цехкома. Помню, что много ходили по домам, обследовали жилищное положение. Два раза даже ездили в Москву, в частности к Виталию Тарасову (он давно уж умер). Но основная нагрузка была общество «Знание». Сначала я читал лекции о космосе, потом в 1963-4г – о химизации сельского хозяйства. В те годы телевидение было ещё чёрно-белым. Лекции были нужны. Где я только не читал! В ЦАГИ, в воинских частях, в ЖКО, в ПТУ. Когда читал про спутники, то ходил со своим глобусом.

Потом фотоклуб во Дворце Культуры – это в 1960-е годы. А в 1968г организовал клуб диафильма, и у меня хватило терпения вести этот клуб 18 сезонов – до 1985г. Бывали годы, когда на мне висело одновременно три нагрузки: председатель клуба «Диафильм», уполномоченный общества «Знание», и член партбюро (или партгрупорг). А партийные нагрузки вообще не прекращались с момента вступления в КПСС в 1969г.

И вот свобода! Однако след остался: как член старого состава партбюро, попал делегатом на цаговскую конференцию. Но это пустяк!

23 сентября 1988 года, пятница.

Хотя и редко, но я занимаюсь собственными расчётами. Сегодня я подготовил расчёт по программе УРФ (универсальный расчёт на флаттер), который я начал по просьбе Павлова. Это выглядит, как сотрудничество с НИО-15: они исследовали анизотропное крыло обратной стреловидности, а я взялся исследовать его флаттерные характеристики. Они считают по моей теории и обращаются к СП-130 непосредственно из Фортрана (а это их научил Мосунов).

Итак, как в старые добрые времена, я снова хожу на БЭСМ-6 со своей колодой. Там я встретил сына Геру, – он работал на дисплее. Он удивился, что я со всеми здороваюсь, но и в самом деле, за многие годы на БЭСМ-6 там почти все мне знакомы.

Вчера Олег агитировал меня создать видео-кооператив. Он говорит, что такие кооперативы начали возникать в массовом масштабе по всей Москве, и сняты ограничения на тематику. Можно крутить любые фильмы, кроме нецензурных. А я ему отвечал, что мне как доктору наук неприлично заниматься таким мелким заработком. Он же уверяет: 1000 руб в месяц! Ну и что! Я примерно также и зарабатываю, хотя оклад 500р – для этого достаточно учесть кроме оклада ещё и премии, и отпускные. Но дело не в прибыли! Я давно мечтал создать новый клуб вместо «Диафильма» – более уютный и богатый, с первоклассной аппаратурой. Сколько пустует подвальных помещений!

24 сентября 1988 года, суббота. Субботник! Ехать в совхоз, сбор в 730.

Наш партгрупорг Лёня Лущин агитировал в совхоз не очень настойчиво. Он даже не составлял списка, а ходить по комнатам без списка в руках – это не серьёзно, так как устное приглашение никого не пугает. Вот почему в совхоз поехало только поколение стариков. Из молодых был только сам Лущин, но и ему за 30. От нашего отдела было только трое: я, Рыбаков и Лущин. Поехали в основном пожилые члены партии: Чижов, Егоров, Фаянцев, Жмурин, Агеев и несколько рабочих-коммунистов. Кто-то заметил, что поехали только члены партбюро обоих составов, да ещё бывшие секретари.

В этот раз мы грузили капусту в поле, которое находится около моста через Москву-реку. В каждой бригаде было по 8 человек. С 8 до 12 час погрузили три машины, причём, одна из них была с таким длинным


кузовом, что её загружали полтора часа. День был солнечный. Чай с коржиками в этот раз не давали. В 1245 вернулись домой.

А в понедельник опять звали народ на сельские работы: разгружать вагоны с картошкой. Поскольку на этот раз обещали заплатить, то записались даже молодые: Борисов, Сабанов,… А старые – нет.

Теперь вопрос с кооперативом. Хоть у меня и нет желания обогатиться, но всё же давнишняя мечта иметь свой собственный клуб теперь может легко осуществиться. И вот я у начальника ЖКО ЦАГИ тов. Титкина – нужен пустующий подвал для создания клуба. – Пожалуйста! Идите в домоуправление №8. Обратитесь к Татьяне Васильевне, Чкалова 45. Там мне предложили подвал в правом подъезде дома №20 по Фрунзе.

25 сентября 1988 года, воскресенье.

Подвал пустой и тёплый: там проходят трубы отопления, - но без пола. Окон тоже нет, но это как раз хорошо. Там четыре зала по 40 кв. м. Первое впечатление благоприятное, но требуется огромная работа. Можно два зала сделать зрелищными, т. е. настелить полы, для чего понадобится 4 кубометра досок – на 400 руб. Остальное – мастерские и раздевалка. В общем, работы и расходов на 2000 руб, но тревожит одно обстоятельство: если всё это наладить, то чьё это будет?

Но самое главное, такие подвалы, как правило, регулярно заливает канализация, - об этом я узнал от моего бывшего соседа. Я прошёлся по городу изучить вопрос с подвалами. Большинство из них пустуют. Это меня удивило: пропадает столько отличной площади! Но и культурных подвалов тоже много. В одном из них, в доме №13 по ул. Маяковского, я и встретил моего бывшего соседа Мишу Магид. Они арендуют подвал для проведения занятий ДОСААФ и для художников-оформителей. За 10 лет их трижды заливала канализация. Причём, ремонт тянется несколько месяцев, поскольку жильцов это не беспокоит: льётся в подвале, а на первых этажах всё сухо. Миша жаловался, что у них в подвале есть унитаз, и из него всё выливается на пол и в углу находит сток в песок (наш город стоит на песке). Тогда Миша сделал хитрый ход: он заткнул унитаз специальной заглушкой, и тогда у них стало сухо, а потекло в квартирах на первом этаже. Сразу же появились ремонтные бригады, – он убрал заглушку. Они покопались и ушли, – опять стало литься и, как вы догадываетесь, со всех пяти этажей. Он опять заткнул свой унитаз, – они снова зашевелились. Теперь не льётся.

Есть несколько красных уголков. Надо посмотреть, как они живут. Всюду, где я проводил разведку, немедленно забеспокоились жильцы: «Нам не надо, чтобы здесь ходил народ!» Ясно: нужен отдельный вход.

26 сентября 1988 года, понедельник.

Появился Хало, который весь сентябрь провёл в Венгрии. Он спросил, как дела у его коллеги Миши. Я ответил, что все расчёты по флаттеру мы с ним уже закончили, но он не доволен, что нет критической скорости флаттера.

В воскресенье приехал Марат Тетерин с неисправным магнитофоном ВМ-12. Он, как и все, боится сдавать аппарат в мастерскую. Там плата от 20р, а делают ненадёжно. У него разболтался механизм, слышен скрежет. Я починил за три часа. От денег отказался, т. к. не уверен, что маховик не съедет с тон-вала и дальше. Он запрессован, но только на следующий день я понял, что причина в этом. Вчера же я устранил лишь следствие, а не причину.

В обеденный перерыв я сходил в домоуправление №2 по ул. Чкалова. Там теперь новая домоуправляющая. «Как Вас зовут?» «Рая» «Записываю – Раиса…?» «Александровна». Молодая, симпатичная. Она обещала показать подвал, пригодный для аренды, на ул. Чкалова, дом 25. Площадь около 200 кв.м, но ничего не благоустроено. Уже какой-то кооператив приходил, но отказался. Да к тому же, в таких подвалах нет спасения от подростков: заберутся и разворуют. Договорились, что в конце дня она покажет этот подвал. Отдельный вход – это плюс. Надо будет Глотова позвать для консультации. В наш кооператив (которого ещё нет) я приглашал моего друга Широкопояса, но он отказался.

В конце дня мы с Глотовым тщательно обошли этот подвал. Площадь, действительно, очень большая: справа около 130 кв. м, и слева, должно быть, столько же, но там темно. Нам подходят две проходных комнаты по 35 кв.м. Вход совершенно отдельный с безлюдной улицы.

27 сентября 1988 года, вторник.

До обеда, как обычно в последние дни, занимался с Мишей из ЭМЗ. Потом анализировал результаты расчёта крыла Павлова. В крыле Павлова слои углепластика направлены под углом –200 к осевой линии крыла. При таком расположении материала флаттер не возникает. Звоню ему, он говорит, что этот угол: -200, - близок к оптимальному в смысле статической аэроупругости (у них получилось -150). Он просит проварьировать от –200 до +200. Тогда я оформил перфокарты для этого и отнёс на БЭСМ-6.

В программе Рыбакова с Набиуллиным обнаружилась неприятность, (потому-то и не ладится расчёт уже несколько недель). Оказалось, что перепутаны местами два параметра. А дело было так. Ещё в прошлом году мы с Набиуллиным договорились, что при работе с моей программой КС-1 он в каждом из десяти агрегатов задаёт свою аэродинамику и соответственно, свои трапеции. Для удобства он должен был привязаться к аэродинамическим трапециям числового материала программы СП-3130. В каждой трапеции задаётся 8 чисел:

L, T, T1, Gb, Gd, Хн, Хк, Zн. (индексы н, к – это начало и конец).

Таким образом, Эдуард справедливо написал в своей инструкции: «Эти параметры совпадают с восемью параметрами из СП-3130, кроме двух чисел: Gb, Gd, - которые заменяются соответственно на: R, S – число панелей по размаху и по потоку». Однако сегодня Рыбаков обнаружил, что у него перепутаны местами Хк и Zн.

Таким образом, нарушился привычный стандарт, заведённый ещё с 1970г, - и без всякого повода. Эдик сказал: «Какая разница!»

Вот всё у нас так! Например, в магнитофоне ВМ-12 крепёжные болты по периметру – разных типов: для обычной и авиационной отвёртки. В ЦАГИ часть выключателей – вниз, а часть вверх, - какая разница!

28 сентября 1988 года, среда.

Сначала с Мишей и Халой, которого после возвращения из Венгрии вижу первый раз, обсуждали результаты расчёта на флаттер их изделия. Потом занялся крылом Павлова. Мишу уговорил вернуться на завод и там подготовить новые уточнённые данные для расчёта. Таким образом, Миша Потапов провёл в ЦАГИ три недели, и это превратилось в курсы: он ученик, а я – учитель. В последнее время многие руководители спихивают своих подопечных в чужие руки. Раньше это было характерно только для наших цаговских деятелей: Попова, Галкина, Крапивко,… А теперь и на заводах появились такие же начальники. Вчера в конце дня появился в конце дня Анатолий Алексеевич Крюк, и мы с Мишей отчитывались перед ним о проделанных расчётах. А ведь когда-то Крюк учился у меня, и ему следовало бы самому руководить их расчётами, а не сваливать на дядю.

С утра по пути в ЦАГИ зашёл в Союзпечать купить «Красную звезду», надеясь, что вышел ответ на шахматную задачу (это бывает по средам). Газеты привезли только в 810, а тут проходил мимо Коноплёв, и я ему обещал купить газеты: ему надо успеть к 815, а мне – не обязательно.

Сегодня ещё не пришёл ответ на ту 4-ходовку (см. 11 авг), а я, между тем, нашёл ещё один грандиозный ложный след (плюс к 17 сент):

1. Сd3 Кр:d5 2. Fe Крd4 3.Ф:d6+ Крс3 (Кре3) 4. Фb4x (Фh6x)

2… Кр.. 3.Ф:d6x ( 2… K:d7 3. Kf5… 4.Ф:d6)

1… Кре5 2. Кf5 Кре6 (Л) 3. Л:е7+ Кр:d5 4. Ф:d6x

2. Kf5 …… 3. ef… …. 4 Ф:d6x

1… K:d7 2. Ф:b7 Кре5 3. Кf3+ Кре6 4. Сf5x

2. Ф:b7 … 3.Cf5+ Кре5 4. Кf3x

1… Кс6 (а6) 2 fe Кр_ (f6) 3.Ф:d6x (Ф:d6+ Крf7 4. Ф: f6x)

1… b4, ba (ef) 2. Kf5 (Ф:d6x) Кре5 (Лс8) 3. Л:е7+ Кр:d5 4. Ф:d6x

2… Кр… 3 ef …. 4 Ф:d6x

1… Лс8 (g8) … - тут я наткнулся на тупик.

Между прочим, по поводу этого тупика будет важное сообщение 1 октября, через два дня.

29 сентября 1988 года, четверг.

Привычный ритм работы. Сначала появились результаты с БЭСМ-6. Сегодня в 9 час туда ходила Задубровская. Она принесла мою тонкую колоду (колода из 80 перфокарт имеет толщину полтора сантиметра) и колоду Рыбакова из 400 перфокарт. Рыбаковские колоды Каппа носит неохотно, потому что они очень тяжёлые и их много. Но он обещал ей конфетку, и она продолжает носить.

В моей колоде – расчёт крыла Павлова. Рыбаков же разбирался с Ирой Мизиновой, - как раз сегодня она вышла из отпуска. Появилась и Наташа Михайлова, а с понедельника мы ожидаем Эдуарда и Валеру.

Итак, полдня я занимался флаттером крыла Павлова. При повороте слоёв углепластика от = -200 до =+100 флаттер исчез, но появилась дивергенция. Это интересно. Решил продолжить расчёт с двумя колодами. По пути на машину встретил Галкина, и он спросил меня: «Как дела?» Я рассказал про крыло Павлова. Он расстроился и посоветовал не иметь дело с нуштаевцами из НИО-15, уверяя, что такие исследования уже проведены Орловым (по флаттеру) и Амирьянцем (по статической аэроупругости). И вообще тут ничего нового быть не может, т. к. на Западе это всё уже исследовано.

Второй день звонят из спецчасти: «Зайдите, Вам есть материал». Зашёл – оказалось «спецфото». Всё «спец!» – мы по привычки так и говорим, хотя уже давно у них на дверях висит надпись БСТД, что означает Бюро Секретно-Технической Документации. Язык сломаешь!

На этот раз спецфото – на микронегативах, - около 10 страниц. Сначала читал на проекторе, но там не чётко, да очки забыл (у меня +1). Тогда я взял с собой и на рабочем месте с помощью набора луп всё прочитал и тут же написал отзыв. Показал Соболеву, он сказал: «Сойдёт!» Спецфото называлось так: «Влияние статических деформаций на нестационарные аэродинамические характеристики».

На улице бабье лето. Золотая осень. Тепло. Ходят без пальто.

30 сентября 1988 года, пятница.

Результаты расчёта крыла Павлова оказались настолько неравномерными, что шаг в 50 по углу направления волокон – это очень много. Решил уменьшить шаг вдвое.

Сегодня командированных нет. Второй день встречаю в коридоре Инну Сухову, вдову известного учёного В. Н. Сухова. Когда Сухов работал в нашем отделении, я с ним сотрудничал, и даже есть совместная работа. Вчера эта Сухова стала мне рассказывать про свою дочь, как она путешествует, я еле отделался. Я поинтересовался, почему здесь ходит Сухова. Мне ответили, что её приняли на работу в отдел Минаева, и теперь она получает пенсию и зарплату оператора. Ну и дела!

Я расследовал ещё 2 варианта крыла Павлова. Картина не прояснилась.

Вижу, – придётся сделать очень много расчётов, чтобы уловить все нюансы. Так что в 16 час отнёс на машину ещё два варианта.

На обратном пути зашёл в ЖКО (хорошо, что у меня карманный пропуск, и я могу ходить в любую проходную). Начальник ЖКО Титкин меня уже узнаёт, он увидел меня на улице и послал к главному инженеру Викт. Ив. Муслову. Но Муслов был не в курсе, а моё заявление до сих пор у Титкина. Пора признать, что с подвалами в гор. Жуковском происходит ажиотаж. Титкин сказал, что к нему приезжали даже из Москвы с просьбой отдать подвал в аренду. А эти подвалы пустовали двадцать лет.

1 октября 1988 года, суббота.

Утром на свежую голову наконец решил четырёхходовку! Оказалось, что последний след от 28 сентября оказался не ложным, а настоящим решением. Там мне недоставало всего лишь ответа на ход ладьи:

1. Сd3 Л… 2. Л:е7+ Кр:d5 3. Се4+ Крd4 4.Kf5x

Итак, эту задачу я решал три месяца! И всё-таки успел решить до опубликования ответа, который должен выйти в «Красной звезде» в ближайшую среду. 5 очков! Это было последнее, 14-е задание в XXXII всеармейском конкурсе. По-видимому, эта задача имеет большую историю. Она грандиозна! Она имеет два ложных следа. Один след имеет 14 матов против двух отказов (см. 11 авг), а другой – 8 матов против одного отказа (см. 17 сент). В решении оказалось 17 матов! Да и фигур очень много: 22. (Смотрите 13 октября.)

Загадка человеческого ума! Там, где не хватает ума и быстроты мышления, там помогает упорство и воля, - я имею в виду историю с этой 4-ходовкой. Ещё я понял, что и в научной работе мне помогает не столько эрудиция и знание, сколько ясная цель и воля.

С утра появился Гера. У него сегодня день рождения, и он переписывает на кассеты музыку, в том числе с моей катушки №254 «Сантана». Потом он взял мою пишущую машинку и что-то печатал.

Ирина просила привезти картошку из магазина, но Ваня, как всегда ремонтирует свой велосипед, а Гера занят перезаписью музыки. Пришлось эту картошку везти мне, - у меня хорошее настроение.

По ТВ идёт финал СССР–Бразилия, 1320 счёт 1:1. Ванины друзья: Егор и Лёха, - оказались не на высоте. Они угнали «Рафик», на улице Серова сбили электрический столб и разбили встречную машину. Теперь оба в больнице. Ваня в это время плавал в бассейне.

2 октября 1988 года, воскресенье.

Вопрос о кооперативной деятельности прост: если ею и заниматься, то только как основной деятельностью и очень серьёзно! Когда меня агитируют открыть видео-салон, то я отвечаю, что это должен быть салон высокой культуры. Во-первых, видеомагнитофоны должны быть японские, а не ВМ-12, которые приходится ремонтировать каждую неделю. Во-вторых, видеофильмы должны быть высокого качества, т.е.

копии должны быть лазерными или первыми, иначе зрители через месяц перестанут ходить. Вход в салон должен быть красиво оформлен. Кресла должны быть солидными. Всё это мне рассказал Миша Юданов. Он работает в кооперативе «Спектр». Все кооперативы в Жуковском находятся под электронной охраной милиции, но для этого нужен, как минимум, телефон. Чтобы добыть такой телефон, пришлось для кого-то переделать два телевизора на ПАЛ, а это равноценно 400 руб. Общий вывод такой. Капитальные затраты нужны большие, а окупить их вряд ли удастся. Например, чтобы привести в порядок то подвальное помещение 2х35 м2, на которое я подал заявление, надо иметь 8000р. Ещё неизвестно, какая будет арендная плата. Нужны: реклама, сервис и охрана. И как пугает ЦТ, все кооперативы в Москве подвержены насилию рэкета.

Сегодня закрытие XXIV олимпиады в Сеуле. Футбольная сборная СССР обыграла сборную Бразилии. Но сегодня наша сборная продула волейбольный финал американцам. Вечером Ирина с Ваней уехали на 42-й к бабушке. Лиля гуляет в честь дня учителя. Гера на своей даче.

3 октября 1988 года, понедельник.

Вышли из отпуска Мосунов и Набиуллин. Снова появился Миша с ЭМЗ. Как обычно, присутствует Ира Мизинова. И жизнь потекла по привычному руслу: я занялся с Мишей, Толик и Эдик - с Мизиновой, Перетягин – с газетой, а Венедиктова занялась собой. Недостает только Кузьминой, но она появится через год.

Но сначала с утра я с Лёшей Орловым обсуждал результаты по крылу Павлова. Оказывается, и в самом деле, у Орлова всё это уже давно сделано в виде балки со связью между изгибом и кручением. Но крыло Павлова он захотел сосчитать вновь: «Пригодится для диссертации».

После обеда объявился Айдер Булгаков, он приехал подписывать какие-то бумаги. В связи с этим, до обеда звонит Сармин и приглашает подписать акт о приёмке и оплате «Полины». Я спросил, что это за Полина? Он ответил: «Полина – это комплекс программ, который мы заказывали в Новосибирске в СО АН СССР». Я это не заказывал. Это всё происки Сармина. Придётся завтра знакомиться с этим материалом. Программы, якобы нужны для нашего отделения, а договор оплачивает НИО-17. Я уже говорил Годунову 15 марта, что матобеспечение надо создавать централизованным в масштабах всей страны, а то они делают это всё для ЕС –1055, мы же по-прежнему считаем на БЭСМ-6.

Потом полдня я переделывал программу УРФ, но разболелась голова, а я так и не переделал. Придётся сделать новую программу специально для вариации обшивки крыла, и чтобы график был короче.

4 октября 1988 года, вторник.

Сегодня годовщина запуска первого советского спутника. Тогда я был молод и начинал семейную жизнь, но уже имел кое-какую аппаратуру: ч/б телевизор «Рубин» (цветных ещё не было), приёмник «Рига10». Вот этим приёмником я и принимал радиосигналы со спутника. Какая это была радость! В числе многих энтузиастов я встречал каждый пролёт спутника в ночном небе, вычислял и чертил траекторию спутника, писал в Академию Наук и получал ответ. С годами я, как и все, привык к этому, а сейчас я даже не знаю фамилии летающих в космосе космонавтов.

С утра я занимался текущими делами, в том числе вариацией обшивки, а в 1130 меня вызвал по телефону Виктор: «Нужна твоя помощь. Приходи на полчаса, – вчетвером с тобой перевезём пианино». Я пошёл и по пути заглянул на БЭСМ-6, где успел заказать расчёт с вариацией угла направления волокон углепластика крыла Павлова. От моего рабочего места до юго-западной проходной, через которую мне ближе всего идти к Виктору, расстояние полтора километра. В 1200 я был уже у Виктора. Ему помогали Лёша Сверканов и некий Дима. Они уже вынесли два шкафа с 4-го этажа, но работы было ещё на час, в том числе пианино (которое я разобрал для облегчения, многие не знают, что от пианино легко отстегнуть все крышки и даже механизм). Везти надо было рядом: через дорогу. Там, внеся на 2-й этаж самые тяжёлые вещи и передав эстафету подоспевшему Жоре Замуле, я ушёл на обед. Впервые видел, как работает мебельная машина: её задняя стена превращается в горизонтальную подъёмную платформу, которая с помощью гидравлики запросто поднимает пианино с тремя людьми.

С 15 до 17 консультировал Сашу Хало по программе ФУС (Флаттер Управляемого Стабилизатора) – она нужна для их поворотного киля.

5 октября 1988 года. Среда.

Бабье лето. Окна открыты. В помещении +270С. Яркое солнце. Даже Перетягин не жалуется на сквозняк. Только иногда автокран под окнами заводит свой мотор и, если мы зазеваемся, то наша комната наполняется дымом от солярки.

В 9 час я сходил на БЭСМ-6. Моя колода не прошла из-за того, что я пробил кое-какие перфокарты на лягушке, но не сделал с них хорошую репродукцию. Лягушка стоит в НИО-15, а репродукцию делают на 3-м этаже в НИО-8. Иногда из-за одной карты не хочется бегать туда-сюда, вот и рискуешь. Исправил колоду и положил снова на отладку.

У женщин собрание: как благоустроить чайную комнату, которую делают для нашей пристройки в конце этажа. 25 лет назад там была мужская уборная, потом там сделали санитарную комнату для женщин, но никто этим не пользовался и тяжёлое оборудование стояло зря.

Теперь ставший ненужным хлам надо вынести оттуда на свалку, но железные агрегаты настолько тяжёлые, что нет сил для этого.

У НЭН и РАА трудности: по плану надо рассчитать на флаттер к декабрю по КС-1, а у них застряло в аэродинамике. На этот раз в СП316 – это моя программа, но я за неё уверен, так как она уже работала.

Появился план: на праздник 7-9 октября (день конституции) устроить дома показ видео, позвав в гости сослуживцев. Но уже сейчас ясно, что эти дни для этого неудачны: Рыбаков едет в деревню, Соболев – тоже. Набиуллин равнодушен к кино. И всё же нашлись желающие: Фаянцев, Минаев, Мельц, Осипчук, Парышев. Показ назначен на 1500 7 октября.

В 1530 вместо второй зарядки (в 11 и 15 я и Перетягин делаем зарядку), я в третий раз сходил на БЭСМ-6. По пути хотел увидеть белок (на территории ЦАГИ такой парк, что однажды один известный учёный из НИО-3 заблудился в нём), но с пятницы их не видно.

6 октября 1988 года, четверг. Золотая осень. Жарко как летом.

С 9 час до 11 состоялся семинар с докладом Рудковского и Галкина. Идеи – Галкина, программа – Рудковского. Механический аналог колеблющейся жидкости в баке. Работу выдвинули на конкурс НИО-19 («конкурс им. Фомина»). Под конец выступил Аркадий Минаев. Он научился выступать не хуже Галкина, говорил складно 10 мин, но при этом информации – нуль.

В 1130 прибыл Айдер Булгаков. Пока мы с ним обсуждали его дела, мы вместе дошли до БЭСМ-6, там я сделал кое-какие исправления в приставке «Цикл для УРФ», и потом я его проводил до станции Отдых, пообещав написать ему отзыв на автореферат.

В обед бурно функционировал шахматный клуб. В «высшей» лиге играют: Фаянцев, Венедиктов, Рыбаков, Жмурин, Сабанов, некий Саша из рабочих. В «низшей» лиге: Карклэ, Рудковский, Афонин, Орлов, Минаев, Ягольницкий. Среди подсказчиков: я, Виноградов, Довбищук и Сопов. Борьба с курением безуспешна. Особенно противен дым из низшей лиги от Ягольницкого, Орлова и Рудковского.

Кончился обед, и тут у меня возникла догадка, что в УРФе я уже ошибся. Я поспешил на машину, чтобы исправить колоду, но там кроме этого обнаружились ещё две ошибки! Вот так всегда.

7 октября 1988 года. Пятница.

Сегодня должны прийти приглашённые коллеги на видеофильм. Многие ещё ни разу в жизни не видели домашнего кино. Видео ещё только входит в моду. Я помню, с каким огромным интересом я впервые познакомился с видео в доме у Виктора Поляченко 5 лет назад. Я уверен, что многим это любопытно, но редко кто осмелится просить об этом. Поэтому я и приглашал всех желающих. Вообще так никто не делает, но у меня такой характер: всём интересным делиться с другими.

В 1500 пришли: Фаянцев с младшим сыном 14 лет, Крапивко с женой, Карклэ с женой, Таня Осипчук с сыном Сашей (а сам Анатолий Савельевич решил поспать). Потом пришли два Гериных товарища: рыжий Толя и Олег Дронов с 42-го, а сам Гера не пришёл. И последним пришёл Серёжа Парышев. Со мной, Ириной и Лилей получилось 14 человек. «Крёстный отец» посмотрели и в 1800 разошлись по домам, только Осипчуки заболтались. А потом в кухне мы обнаружили сумку с яблоками, – это оставил Крапивко. Антоновка оказалась отличной!

8 октября 1988 года, суббота.

С 8 час до 14 занимался ремонтом ВМ-12. Начал со старого, на котором постоянно наблюдается срыв цвета в ПАЛе. Оказалось, видеосигнал в порядке и поступает в телевизор. Правильно работают ключи ПАЛ и СЕКАМ. Последний вообще не портится никогда. Только ПАЛ. Напрашивается вывод: срывается генератор 4.433. Но нужен надёжный частотомер, а мой самодельный не годится.

В 1500 прибыли гости смотреть вторую часть фильма «Крёстный отец». Но на этот раз аудитория сильно поредела: вместо 14 осталось 6. Ушли также мои родственники – Лиля готовится к занятиям, а Ира на 42-м. Осипчуки вместо себя прислали сына Сашу. Крапивко пришёл без жены. Исчезли Фаянцевы. По-прежнему сидел Герин друг Толя. Самые преданные оказались Карклэ. Так мы и сидели вшестером до 18 час.

Говорят, фильм «Крёстный отец» закупили. Непонятно, как в прокате будут крутить 6-часовой фильм. Говорят также, закупили «Охотник на оленей», и это странно, так как фильм антивьетнамский. Хотя, если подумать, то причина ясна: в обоих фильмах играет Роберт де Ниро, а мы с ним дружим, ведь он был в Москве в качестве председателя жюри.

Начались осенние дожди. Крапивке пришлось уезжать от меня на своём велосипеде под дождём. Его велосипед мы запирали в сарае. Вот такой скучный день. Дожди. И неисправность я не нашёл. Утром снова приниматься за ремонт. В первую очередь проверить 6 ключей ПАЛ.

9 октября 1988 года, воскресенье. Чёрный день.

Утомительная работа с 740 до 2120 с небольшими перерывами на завтрак (в 9 ч) и обед (в 16 ч). На обоих магнитофонах проверены режимы всех ключей ПАЛ и СЕКАМ в блоке цветности. Проверены частоты 4433619 гц и 4435572 гц, для чего пришлось сначала исправить мой частотомер. Весь день в подвале, не выходя на улицу, - даже не знаю, какая там погода: идёт ли дождь, ветер.

Сначала не совпали результаты измерений в шести ключах с таблицей в учебном пособии. Например, в таблице база 2Т3 имеет 0.2 и 0.7в при переключении с ПАЛа на СЕКАМ, у меня же получилось 1.05 и 7в! Пришлось всё это же проверить также и на новом ВМ-12 (в котором нет нарушений цвета), и что же! Там тоже: 0.9в и 7в! Ошибка в книге!?

Дальше. Пытаюсь мерить частоты. Мой частотомер не действует. Я его делал 4 года назад в основном для звуковых частот (для акустических испытаний, для настройки пианино и т.п.) В прошлом году пришлось сделать приставку для расширения полосы частот до 10 мгц. И всё равно, до сих пор какая-то неустойчивость и помехи. Сегодня догадался: корпус частотомера под напряжением, а это нарушает работу ВМ-12. По-видимому, блок питания внутри упрощенный. Кто хоть немного знакомился с так называемым сетевым фильтром помех, возможно, помнит, что там есть дроссели – они последовательно. И ещё есть пара конденсаторов между двумя сетевыми фазами, а средняя точка идёт на корпус. Но в сети одна фаза нулевая, а другая имеет 220в, и, значит, средняя точка оказывается под напряжением 110 вольт! Чтобы в этом убедиться, померьте напряжение между корпусом телевизора и водопроводом.

Когда известна причина, найдётся и способ устранить её. Я сделал просто: поставил маленький развязывающий трансформатор 1:1, и средняя точка, естественно, обнулилась. Но всё это отняло час времени. Теперь осталась гипотеза: трение в механизме.

10 октября 1988 года, понедельник.

Едва утром успел разобраться с новым расчётом Халы, как в 930 начался семинар. Это был самый долгий семинар за весь год. 2 доклада: 1-й доклад Лущина и Попова «Британские нормы флаттерных запасов». Заседали почти два часа. Потом 10-минутный перерыв и с 1130 ещё один доклад Лущина и Галкина «Метод коррекции результатов испытаний на флаттер перетяжелённых динамически подобных моделей в аэродинамических трубах», - тут мы заседали до 15 час.

Дело в том, что тема о перетяжелении задевает очень многих, особенно Лыщинского и Булычёва. Поэтому никто не оставался равнодушным, и все спорили без устали. Мне пришлось сидеть за председателя, потому что Галкин был среди авторов, а Минаева вызвали к Чехам. В общем, дело свелось к тому, что работа оказалась чисто математическим этюдом, а о трубных испытаниях никакой речи не было, был лишь численный эксперимент. Особенно много было народу до обеда. Я пытался свернуть семинар до обеда, но время сильно затянул выступающий рецензент Булычёв, который вместо 5 мин говорил 15, причём первые 10 мин – о своих достижениях, пока участники семинара не зароптали и потребовали говорить по существу доклада. А после него собрался выступать Лыщинский, но решили прерваться на обед. Поскольку я живу в пяти минутах ходьбы от работы, то полчаса: с 1300 до 1330, я провёл в шахматном клубе, сегодня везло Сабанову. Потом полчаса ждали Галкина и в 1400 продолжили семинар.

11 октября 1988 года, вторник.

Жизнь человека определяется его характером. Моя жизнь – сплошные головоломки. Сегодня я решил сразу две головоломки. Одна – с вариацией ЧМ (числового материала) для СП3130 в УРФе. Другая – с ремонтом ВМ-12.

Сначала об УРФе. Эта программа сделана в 1972г. Что-то переделать в ней – это рискованная, почти невозможная затея. И всё же, мне казалось, что вместо написания новой лучше переделать старую. И вот я бьюсь с этим уже неделю. В УРФе всё оказалось настолько переплетено, что, отодвинув основную базу с 24000 на 64000, я всё же залез на рабочее поле, и в результате - АВОСТ (аварийный останов). Но вот найдена «последняя ошибка» (всем всегда так кажется). Теперь всё должно пройти, и на одной ленте теперь будет несколько графиков.

Потом вечером ещё раз занялся с ВМ-12. Решил ещё раз проверить частоты: f1=4435572 гц, f2=4433619 гц и f3=625гц. И что я обнаружил? Оказалось, что только f2 стоит на месте, а остальные частоты: f1 и f3 гуляют в зависимости от того, какая кассета поставлена на воспроизведение. Настраивать эти частоты надо в режиме стоп. Особенно трудно настраивается 3-я частота. И вот всё настроено и оба видеомагнитофона заработали без сбоя!

В коридоре встретил Галкина с Соболевым. Поговорили о вчерашнем семинаре. Я стал стыдить Галкина: «Стыдно в таком старом возрасте заниматься такими зелёными математическими упражнениями. Ведь ЦАГИ прикладной институт, а не студенческий кружок». «Я с тобой не согласен ответил Галкин, - а вот указать Булычёву на недопустимое поведение на семинаре надо!» Я забыл пошутить над ним, что, несмотря на зелёность, этот доклад он может повторить в Париже на каком-нибудь международном семинаре. Я ещё скажу ему об этом.

12 октября 1988 года, среда.

Нашествие командированных: Хало и Потапов – ко мне, Ира и Тамара – к Рыбакову и Набиуллину. Потом прибыл от Сухого Земский (это тот, который работает первый год). К Земскому пришлось выйти за территорию, потому что его временный пропуск оказался в стадии оформления, а я всё равно должен был вынести ему ленту №141 (наши программы). Так что мы с ним побеседовали в осенне-золотом парке у площади Ленина. Золотая осень вернулась.

Вчерашняя «последняя ошибка» к сожалению, оказалась не последней.

Новый состав партбюро в растерянности: не знают, что делать. Просят всех партгрупоргов собрать предложения для составления плана работ. Вчера в ЦАГИ приехали чехи, и их водили по аэродинамическим трубам. Сначала показали динамические модели с САУ, а сегодня покажут флаттер.

Антон Белоус (внук), который учится на 6-м курсе в МФТИ, приходит иногда ко мне по поводу видео. Он сообщил, что в Жуковском есть кооператив «Досуг», который предлагает организовать видео-салон с условием отчислять 20% в их пользу. Более того, там числится один его знакомый (числится, но не работает), который предлагает работать вместо него. Ему лишь бы не числиться тунеядцем! На самом деле он занимается подпольным изготовлением блоков ПАЛ (но не хочет платить налоги).

Меня попросили зайти к директору ДК Антюкову Б. С. Они надеялись на моё участие в видео.

13 октября 1988 года, четверг.

В «Красной звезде» пришёл ответ на 4-ходовку. Эта задача оказалась от 1914 года, автор С. Буль. Моё решение оказалось неполным. Там, действительно, было 17 матов, но в двух из них я кое-чего не доглядел, в том числе не заметил самого трудного (как они пишут) мата с жертвой ферзя: 1. Сd3 ba 2. Фс5 dc 3.Cf5+ Кре5 4.Кf3x, а в другом:

1… Кре5 2. Кf5 Л…, - не заметил ответа на 2…. Лd8, …….4. Се4х.

Расчёт с вариацией ортотропности в УРФе наконец прошёл, но частоты не стыкуются с теми результатами, которые получены напрямую, без цикла. По-видимому, что-то напутано. Снова надо разбираться. А жаль, так красиво напечатаны все варианты.

И вот я сижу и разбираюсь, даже некогда прочитать газеты. И опять нахожу ошибки в приставке к УРФ… Такая жизнь у программистов.

Весь день рядом со мной работают командированные Саша Хало и Миша Потапов. Сегодня они занимаются расчётом своего поворотного киля по программе ФУС. Эта программа в отличие от УРФ довольно свежая (1982), но, несмотря на это я лично уже не помню её, и приходится изучать её инструкцию, как будто это совсем чужая программа. К счастью, программа сработала безотказно с первого захода и на сверхзвуке, и на дозвуке.

В 16 час состоялось заседание секции программирования при НТС под председательством Ильичёва. Докладчиком был Герман Алексеев. Он объяснил, что Лабтам не позволит нам создавать товарную продукцию для заводов. Но другой докладчик: Юра Долбнев, - он убеждал, что несмотря на многие аварии на Лабтаме, эта машина ещё может хорошо работать. В общем, заседали до конца рабочего дня (а конец в 1727). Раз нет хорошей ЭВМ, то хоть поговорить об этом вдоволь!

14 октября 1988 года, пятница.

Вчера вечером пришёл Антон Белоус продолжить переговоры о видео – салоне. В прошлый раз я не понял, что он не только меня хочет сагитировать, но и сам тоже хочет работать в кооперативе «Досуг». Он категорически против государственных организаций типа к/т «Взлёт».

А зря! Надо ему объяснить, что только благодаря государственным предприятиям мы каждый день едим дешёвый хлеб, молоко; пользуемся электричеством. Пусть купит кооперативную булочку!

Миша в 9 час принёс огромную сумку с результатами (колоды его, мои, Набиуллина). Моя на этот раз пошла хорошо, но на 4-м варианте сбой: деление на нуль (иногда и машина ошибается).

Вчера вечером и сегодня утром доделал новый прибор: вольтметр на 3 шкалы: 2в, 10в и 100в. Гальванометр со свалки оказался закороченным и реагировал только на большой ток: на 40мА вместо обычных (как положено) 100мкА. Тогда я изучил аналогичные, исправные приборы, как там всё устроено, и после этого легко нашёл короткое замыкание и в этом. Один провод оказался слишком прижатым к корпусу.

Утром на работу шёл за компанию с соседом Мишей Юдановым. Он рассказал, что у него в ВМ-12 заклинивает БВГ (Блок Вращающихся Головок), и из-за этого сгорел усилитель для двигателя. Я обещал ему проконсультироваться по этому вопросу у Киринова.

В 1745 в парткоме должно состояться собрание общества трезвости, но у меня энтузиазм уже кончился и вместо этого я целый час смотрел блиц между Фаянцевым и Венедиктовым.

15 октября 1988 года, суббота.

В «Звёздном» шёл кинофильм «Папаши», а я не помню, смотрел я его раньше или нет. И в моих каталогах не отмечено. Тогда с Ирой мы пошли на 2130. С первых кадров понял, что смотрел. Значит, мои записные книжки и журналы не полные. И в блокноте «Где что лежит» тоже не всё отмечено. Иной раз ищешь какой-нибудь трансформатор, а в блокноте не написано, где его искать. Говорят, в таких случаях очень полезна домашняя ЭВМ: полный учёт и порядок!

На днях Саша Волков познакомил меня с неким Виктором, который просит дать ему напрокат мою видеоаппаратуру. Я согласился, но поднял цену с 1р 60к до 5р в день (3р – ВМ, 2р – ТВ), а кассеты по 3р. Виктор согласился, но чтобы были фильмы Кубрика, Хичкока и другие шедевры. Договорились. И вот в субботу я срочно оборудую телевизор «Рубин-Ц266» специальными ручками для удобства транспортировки. Скобы расположены на линии центра тяжести. Деревянный ящик я укрепил металлическими уголками. Ручки нашлись среди моего хлама.

16 октября 1988 года, воскресенье.

Вчера я проработал в подвале целый день и вышел на улицу только в 2230, чтобы посмотреть в «Звёздном» (он в соседнем дворе) немецко-венгерский фильм «Полковник Редль». Вернулся в 058. Ира не пошла и правильно сделала, потому что фильм не развлекательный. Народу было 10% от зала.

Весь день Ира уговаривала меня и Ваню ехать на 42-й копать канаву на даче у бабушки. Там дядя Юра (Ирин брат) задумал в этом году проложить новый водопровод на глубине 2м. Он хотел нанять рабочих, но с него запросили за 30 м канавы 600руб. И тогда он стал копать сам, иногда с помощью Вани и Геры. Выкопано пока меньше половины. Мне это совсем не нужно, так как я на этой даче бываю раз в пять лет. Ваня бабушку любит, но он очень ленивый: весь день смотрит ТВ или читает своего Бредбери или где-нибудь болтается с мелюзгой. Так он и не поехал, но вчера он копал.

Антоша Белоус привёл ко мне представителя от кооператива «Досуг», где председателем Б. А. Тарасов. Их там трое: председатель, бухгалтер и юрист. Всё остальное делается на основе трудовых соглашений с отчислением 20% в их пользу. Известен видеосалон в старом самолёте, который стоит в городском парке – это их мероприятие. Туда ходит одна молодёжь и смотрит боевики. Шедевры мирового кино там просто не поймут. Однажды Ваня утащил туда одну из моих кассет. Зачем?

Потом я занялся решением шахматной задачи из газеты «Труд». Теперь я убедился, что в «Труде» задачи намного легче, чем в «Красной звезде». Решил за один присест. Кстати, в той 4-ходовке, в которой я не заметил красивой жертвы ферзя, это было совсем не обязательно. Вполне годится и моё решение. Другое дело, указать возможность параллельного мата, да ещё и такого красивого! Я среди сотен задач уже дважды встречал двойное решение, о котором авторы могли и не подозревать.

17 сентября 1988 года, понедельник.

Наконец-то у меня прошёл весь цикл с вариацией ортотропности в крыле Павлова! И всё получилось правильно. Единственное, что плохо – это то, что число тонов пришлось сократить с 5 до 4. Я был вынужден это сделать, потому что иначе не хватало рабочего поля. В общем, всё это нужно для поддержания «спортивной» формы, т. к. БЭСМ-6 ещё долго будет нашим основным инструментом расчётных исследований. На днях Жора Катаев (он теперь начальник БЭСМ-6) сказал, что ожидается новая машина «Эльбрус-Б» с быстродействием 4млн и с огромной оперативной памятью.

В обеденный перерыв я зашёл в кинотеатр «Звёздный» к директору Раисе Алексеевне и предложил свои услуги в создании небольшого видеосалона при «Звёздном». Она живо заинтересовалась этим, ведь это не кооператив, а государственное предприятие. Платить мне будут по трудовому соглашению.

В 17 час состоялось совещание партийного актива ЦАГИ при парткоме.

Обсуждался состав нового парткома. Пока собирались, наш Кузнецов высказал Замуле предложение быть секретарём парткома, на что тот страшно рассердился. И так все – никто не хочет быть секретарём парткома. Пока остановились на Хомутском, но он согласен только при условии, если будет выбран конференцией, а не парткомом.

18 октября 1988 года, вторник.

Надо разбираться с «контролем команды» в СП3130.

Я вспомнил, как познакомился с членом кооператива «Круг» Вадимом Коробковым. Они собираются развернуть фотографию и видеосалон в том самом подвале, на который подал заявление и я (ул. Чкалова, дом 25). Я тут же отказался в их пользу и пожелал им удачи, а они обещали не отказываться от нашего участия. А в это время рядом оказался мой приятель Саша Волков. Он сказал, что зря я поторопился предложить им своё участие, и что лучше бы я вступил в его будущий кооператив «Кабельное телевидение». Грандиозный проект! Требуется кредит 300т руб, и в Жуковском можно создать свой телецентр с кабельной передачей. В стране уже есть опыт по созданию кабельных сетей, но у Волкова есть улучшенные идеи.

Крапивко уехал на два дня в Дубну, а мне оставил поручение от партбюро: сегодня в 12 час идти в ДК на семинар пропагандистов – ведь я теперь пропагандист! Ни дня без общественной нагрузки!

На семинаре первая лекция: «Реформа политической системы» - была прочитана доктором юр. наук Софьей Соловьёвой. Она культурно уложилась ровно за час: с 12 до 13, а потом отвечала на вопросы. У нас в СССР действуют 80 законов и 500 тыс разных положений, инструкций, издаваемых ведомствами. Пока отменено только 15 тыс. Пока всё шло шиворот-навыворот: законы служили аппарату, а надо, чтобы аппарат помогал выполнять законы.

После этой лекции были методические занятия, а потом с 1500 до 1630 все слушатели болтались без дела, ждали обещанного кино «Группа товарищей». Сначала был полный зал, а к концу – две трети.

19 октября 1988 года, среда.

Вчера сижу на методических занятиях пропагандистов, а мысли крутятся вокруг расчётов. Вдруг я понял, что там есть ошибка. «Надо срочно отменить расчёт аэродинамических матриц в моей СП-3130», - подумал я и в 1415 ушёл с занятий на БЭСМ-6. Опоздал, они уже посчитали с моей ошибкой. И вот я несу колоду к себе в пристройку. Вам непонятно, что такое пристройка? Но у нас-то все знают, что в 1963г к статзалу пристроили 4-этажное помещение на 30 комнат. С тех пор мы там и сидим. Я аккуратно блокирую аэродинамику в СП-3130, чтобы осталась только аэродинамика НЭН (сжимаемый дозвук со Струхалем), заодно увеличиваю число вихрей с 8х8 до 12х8.

Как раз на машину собрался Рыбаков, и я отдаю ему свою колоду. В 1500 я уже снова в ДК, где должна начаться лекция Медведева о гласности, но она была сорвана, и полтора часа полтысячи человек болтались без дела, - об этом я уже писал.

У нас в секторе одновременно идут три расчёта по КС1 и отвечают за них соответственно Наташа Михайлова, Ира Мизинова и Тамара Белобородова – все с завода Микояна. Первые два расчёта идут хорошо (у Наташи пошло ещё летом). Тамара еле добралась до расчёта частот, и тут оказалось, что у неё вырождены и матрица жёсткости, и матрица масс. Жёсткость исправили, добавив слабые пружины. Тогда остановилось в СП312 – по отрицательности масс. Ищут. Я спрашиваю их (Рыбакова и Набиуллина): «Наверное, встречаются одинаковые показатели?» Так и есть! Показатели 4, 0 встретились дважды, а очень нужных: 2, 0 и 3, 0, - вообще нет. Позвали Мосунова, – это он летом составил эти показатели, а он только пожал плечами. Так что завтра опять принесут Авост, т. к., несмотря на мои советы, оставили в раме несколько голых балок, а все массы, кроме трёх, перенесли на ось Х.

Важное объединённое собрание НИО-3 и делегаций от НИО-18 и 19 состоялось вчера в 17 час. Выдвигали кандидатуру в секретари горкома КПСС Ю. Н. Шогина. Кандидат целый час отвечал на вопросы. Например, он объяснил, что в Жуковском не выпускают газету из-за дефицита бумаги. Или не разрешают кабельное ТВ, т. к. Гостелерадио и так даёт нам много информации по ЦТ. Короче говоря, Шогин всё знает и вполне годится на должность секретаря горкома партии и председателя горсовета. Когда стали голосовать, то против было 11, а воздержалось 6 (а от НИО было 70 человек, и голосовали только они).

Сегодня сначала я занимался час с Халой, а затем нагрянули женщины: Наташа, Ира, Тамара. Тамара чуть не плачет: опять Авост «корень Х0» и опять в той же СП312, хотя всё исправили. Полная растерянность – у них сегодня по плану последний срок выдачи результата. Я уже собирался сесть за капитальную проверку, т.е. начать расчёт, отступив на летние позиции. Ведь по существу этот расчёт идёт без определённого ответственного. Тут Эдик посмотрел на исходные данные, (а результаты выходят на печать, начиная с исходных данных) и обнаружил, что вчерашние исправления напутаны, и стало ещё хуже. Оказалось, что вчера Эдик выдал рекомендации Тамаре для набора показателей, а она вместо того, чтобы аккуратно списать это на бланк, для уверенности попросила сделать это Валеру, а он нечаянно пропустил одну букву Ч. Вот и получилась снова вырожденность! Конечно, если попросить академика сделать простое умножение, он может запросто напутать. Не стреляй из пушки по воробьям!

И всё-таки в 14 часов результат получился. Но ещё много неясного.

21 октября 1988 года, пятница. (Сначала был Хало)

…Тамара смотрит на формы колебаний, а уже в третьем тоне сильно болтается второй элерон (всего их на крыле три). Почему? Смотрим на парциальные частоты: всё в порядке – 500, 550 и 600, а болтается уже при частоте 130. Я предположил: «Вероятно, центробежный момент инерции неправильный – надо всё проверить на элеронах». Тамара с Толей сели, внимательно проверили и… точно! –центробежный момент инерции завышен в 1000 раз!

Были странности и у Иры: наклонный киль (НК) болтается в точке заделки, а это чушь. Тут взялся за дело Эдик и нашёл неправильные показатели в НК. Но, к сожалению, Ира уже ушла на машину. Что делать? Я сказал: «Сейчас мы её догоним!» «Нет, она уже давно ушла!» «Тогда позвоним на БЭСМ-6». Звоню в диспетчерскую (т.5063) – никого! Тогда звоню на машину (т.5837), прошу Тамару или Валю (Тамара – это такая полная, кавказского типа – она размечает ленты, а Валя сейчас за диспетчера вместо Лиды). Валя согласилась поискать женщин, «которые считают по Набиуллинским колодам» и через 2 мин они откликнулись.

Вот и сегодня хлопоты с Тамариными результатами. Ночью Тамара спала мало, – всё искала неточности и ошибки. Нашла в киле ещё и «приблудные» массы. В общем, после обеда она принесла с машины новые результаты. Теперь частоты стали правдоподобными, но появилась низкая скорость флаттера. Сидят с Рыбаковым, разбираются.

После отпуска прибыл Саша Колоцей из «Молнии». Он теперь в шляпе и с бородой – похож на Никиту Михалкова. Его мучает вопрос о трёх шарнирах в элероне. Для элерона у нас существуют две модели: либо это твёрдое тело на двух шарнирах (модель 1970г), либо это ещё одна упругая поверхность (такая же, как и крыло) и тогда надо задавать точки связи между ними. Две точки – это нормально, а если три? Саша боится, что возникнут напряжения в плоскости крыла. Я его успокоил, что пока крыло и элерон оба лежат в горизонтальной плоскости, такие напряжения не возникнут.

22 октября 1988 года, суббота. 30-я партконференция ЦАГИ.

Итак, сегодня предстоит с утра до ночи сидеть на партконференции во Дворце Культуры. Это для меня отголоски старого партбюро.

Нагрузки остались. Вчера я уже действовал в роли пропагандиста: с 1630 до 1715 провёл политучёбу (было 12 человек, в основном члены партии). Потом я в виде приложения позвал несколько человек к себе домой на просмотр фильма о Сталине и Берии. Пришли Довбищук, Крапивко, Самодуров, оба Зиченкова, Лыщинский с дочерью. Я знал, что таким старым людям, как Перетягин или Дорохин, этот фильм показывать нельзя, потому что может хватить кондрашка.

Но вот насчёт Лыщинского не подумал, а он сильно расстроился.

Итак, сегодня партконференция… Но утром в 9 час, когда я уже собрался идти в ДК, появился новый мой клиент Виктор Кибкало. Он должен был зайти в 9 час для обмена кассеты, но у него сломался мой ВМ-12. Я тогда срочно зашёл к нему домой, но исправить ВМ с ходу не удалось, и я ему обещал исправить вечером.

Конференция вместо окончания в 1700 продолжалась до 23 час. Я ушёл в 21 час после голосования. Как и обещал Виктору, я исправил ВМ-12 и вручил ему в 23ч. Он в отличие от прежних клиентов очень аккуратно платит 5р в день плюс 3р за кассеты.

Конференция оживлена массой интересных выступлений, но всё-таки модное увлечение демократией сильно всё затягивало. Вот характерный пример. Просит слово Ильин В. А. Он требует объяснить, по какому праву мы, коммунисты, получили бесплатные талоны на обед. Обед, кстати был прекрасный: борщ, мясной салат, печёнка с картошкой, сливовый сок. Ему объяснили из президиума, что это за счёт партийных взносов. Но он потребовал проголосовать, чтобы все внесли за обед по 1 руб наличными. Решено! Но через некоторое время выяснилось, что ничего уже изменить нельзя: деньги уже заплачены. Тогда конференция проголосовала за то, чтобы по 1 руб собрать, а всю сумму отдать в детский фонд.

Особое оживление внесла пенсионерка Лида Пушкарёва, которая была когда-то певуньей и душой коллектива. В 19 час, когда уже были готовы списки для голосования в партком и на городскую конференцию, и все устали и поэтому предлагали голосовать списком, она настояла, чтобы каждую кандидатуру обсуждать персонально. И правильно сделала! Когда голосуют списком, то проходят все, а когда персонально, то не тут- то было! Когда дошло до кандидатуры Бедржицкого, то большинство вычеркнуло его из списка. Ефимова – тоже. А как дошло до Иванова, то он не дожидаясь голосования, вскочил и взял самоотвод – никто не возразил.

24 октября 1988 года, понедельник.

Наступила настоящая осень: ветер, снег с дождём, температура 00С.

Всё воскресенье просидел дома, отдыхал от конференции. Читал газеты с проектами законов о конституции и о выборах. Как обычно, смотрел в 18 час Международную панораму.

Мои видеомагнитофоны «Электроника ВМ-12» – это настоящая школа, благодаря которой я стал специалистом в бытовой электронике. Вот и сегодня на очереди встал вопрос об ЭПВ (Электро-Привод Ведущего вала). Двигатель ведущего вала работает неустойчиво. Но здесь работы (и одновременно учёбы) – не на один выходной. Лучше отложить это на праздники. Люблю праздники за три-четыре дня свободы.

С расчётами по КС1 у НЭН и РАА сдвинулось с мёртвой точки, – теперь уточняют скорость флаттера. Наташа и Ира здесь, а Тамара на заводе. Мои расчёты крыла Павлова дают пока непонятные результаты. Отдаю на счёт каждый день: 25 мин машинного времени и 7 м бумаги. Сильная зависимость от числа Струхаля.

Звонила директор «Звёздного» Раиса Алексеевна и пригласила в обеденный перерыв на переговоры. Но, вчера Дурынин со мной поделился старой историей: оказывается, он с ней уже осенью подавал заявление в горисполком о создании видеосалона при кинотеатре «Звёздный», и им отказали. Тогда почему же при моём первом посещении шесть дней назад она ничего не сказала об этом? Да и в ДК директор Антюков как-то туманно предлагает: «Зайдите во вторник, нам дают кредит 40 тыс руб на создание видеосалона. Вы нам нужны». Не надо забывать, что я 18 лет руководил клубом «Диафильм» и меня там очень хорошо знают. Короче говоря, кругом закипает кооперативная деятельность, и я чувствую, мне там делать нечего. Разве только помочь репертуаром? Ведь мы с Олегом собрали у себя немало шедевров, и это лежит зря, особенно у Олега: он никому не даёт.

25 октября 1988 года, вторник.

А то, что надумала Раиса Алексеевна, это было простое дело. У них есть шефы – это ЭМЗ. Комитет комсомола ЭМЗ собирается по пятницам с 23 час до 5 утра устраивать в фойе «Звёздного» молодёжное кафе с видеосалоном, и их заинтересовало, что кто-то может дать всю аппаратуру на прокат. Я им сказал, что хотелось бы устроить ежедневный клуб с 22 час до 24 час с показом шедевров мирового кино – это совсем другое дело. Но я согласен устроить пробный показ бесплатно с 23 до 24 – так, в виде эксперимента.

Сегодня 48 лет Рыбакову, это не юбилей. Но в этом году было много юбилеев: Попов 75, Кирштейн 80, Французу будет 80. Странно, никто не хочет уходить на пенсию. Только Полев ушёл, но из-за болезни.

Надо писать отзыв на диссертацию Булгакова, а то он скоро снова приедет из Новосибирска. А у нас снова ЧП: стёрли диск 3058. Значит, у кого-то ещё остались колоды без блокировки. Диск восстановили с ленты МЛ141, и всё снова заработало. Пока я ходил на машину, там встретил Виктора Крупинина. Он председатель кооператива «Круг». Возможности у них очень слабые. Пока провели три дискотеки через кооператив. Они надеются создать видео-кафе на втором этаже клуба «Родина», а также проводить там джазовые концерты. Но музыканты в Жуковский не поедут за копейки. Так что они прогорят.

26 октября 1988 года, среда.

По-прежнему надо мной висит долг написать отзыв на диссертацию Булгакова. Сегодня утром только собрался приступить к этому скучному делу, как позвонил Политов и пригласил на НТС с предзащитой А. А. Литвиненко «Формирование нагрузок…» Знаток научной терминологии Аркадий Минаев тут же придрался к этому заглавию: «Не формирование, а определение! Или уж по-другому: Формирование расчётной схемы при определении нагрузок». Ну и зануда! И вот мы сидим с 1000 до 1140 на НТС, который ведёт вернувшийся из отпуска Фомин. Кстати, зная мою страсть к шахматным задачам, Георгий Михайлович ещё до отпуска приготовил для меня две книги по шахматной композиции.

Только я вернулся на рабочее место, а тут уже НЭН и Ира ждут меня: «Выручай, НК (наклонный киль) по-прежнему в заделке ходит». С этим я сидел до 1440 и всё-таки нашёл ошибку (обед и шахматы я всё-таки не пропустил). У них полином начинается с нулевой степени, а по инструкции это не допускается, можно начинать только с первой степени, потому что киль у его заделки имеет право только нагибаться, но не отрываться.

Потом искали пружинку от пробивалки перфокарт, нашли другую, но вполне пригодную.

Сегодня на партсобрании произошло странное событие: принимали в партию (пока в кандидаты – какая разница!) Поповского и Сопова. Странность касается Валеры Поповского, если вспомнить, как он ругал партию ещё летом (см 24 июня). Вот что делает с людьми перестройка! Сопов до этого регулярно ходил на партсобрания, а в субботу на конференции в ДК даже задавал вопросы. Сопова принимали в партию целый час. Дело в том, что его заявление на трёх листах – это практически тезисы для пересмотра программы и устава КПСС. Все были взволнованы и задавали массу вопросов. Например, он требует свободного выхода из партии, а кто-то закричал: «Партия не проходной двор!» Мачигин строго спросил у него, почему он не присутствовал на последних двух заседаниях цехкома, хотя является заместителем председателя. На это Сопов ответил, что у него четыре общественных нагрузки: в народном контроле ЦАГИ, в цехкоме, в СТК и председатель институтского семинара, - и как раз в те дни время заседаний совпало. Тут кто-то спросил, не пренебрежёт ли он и нашим коллективом, когда уйдёт на высокие должности. Потом Стюарт пристал, почему он не любит женщин. Оказалось, что Стюарт имел в виду заметку в стенгазете в прошлом году: «Вы предлагаете всех женщин собрать в одной комнате». На это Сопов ответил: «Не женщин, а техников - это вопрос об организации работы, а не о женщинах».

Кузнецов, новоиспечённый член парткома, доложил, что секретарём выбрали Геннадия Андреевича Павловца.

Два дня подряд кто-то стирал нашу библиотеку на диске 3058.

Я провёл следствие и обнаружил улики против Тамары Белобородовой. Одновременно позвонила с БЭСМ-6 Наташа Бокарева и предположила, что диск портится после колоды Набиуллина (там, на машине о нашей аварии знали уже все операторы), - а это как раз та колода, по которой считает Тамара. Сегодня Тамара у себя на заводе: там с неё требуют отчёт. А завтра надо будет объявить ей выговор.

Наш начальник Соболев решил составить план работы на 1989г. Он советовал составить план на 2 года с разбивкой по этапам. Мы сделали.

С 16 до 18 состоялась лекция зам. ген. прокурора СССР о законности в стране, а у меня в 20 ч – совещание о кооперации (я, Олег, Антон).

28 октября 1988 года, пятница.

Результаты расчёта крыла Павлова озадачивают. Аэродинамическая часть расчёта сомнительна. Вихревой метод (программы Набиуллина) требует тщательной проверки, которой я с сегодняшнего дня и займусь. Ещё 15 лет назад Света Кузьмина (тогда ещё Фёдорова) в дипломной работе показала, что разбивка крыла на вихри определяет результат. Сегодня у меня назначена разбивка: R x S = 12x8, а завтра я задам 24х4. Потом я возьму десять тонов колебаний вместо пяти. Что изменится?

Я давал Фомину 4-ходовку, но он её потерял. Я сделал для него новую копию, – пусть попробует решить за праздники 6-7-8 ноября.

После работы зашёл в парткабинет. Удивительно: в парткабинете большой читальный зал на 20 столов – всегда пустой. За все годы, как я туда заходил, редко кто-нибудь там сидел, кроме меня. Условия для занятий идеальные. И всё это содержится на народные деньги. Я зашёл за прошлогодней подпиской «Красной звезды» списать шахматные задачи. Нашёл там десяток задач, но некоторые номера отсутствуют и как раз с шахматными задачами.

В 22 ч, как и обещал, устроил пробный показ видео в фойе «Звёздного». Моя аппаратура находилась у Кибкало, и я перевёз её на тележке от него прямо в «Звёздный», где меня уже ждали. Там собралось около 35 комсомольцев в честь годовщины ВЛКСМ. Я прокрутил им клипы и мультфильм «Том и Джери». Они просили какой-нибудь фильм, предлагали деньги, но качество было плохое, и в полночь я удалился.

29 октября 1988 года, суббота.

С утра решил привести в порядок старый ВМ-12, который гостил неделю у Виктора Кипкало, но вчера в «Звёздном» барахлил так, что пришлось несколько раз регулировать частоту кадров. И звук поплыл, - это обнаружилось на музыкальном фильме. Невероятно, но этот ВМ работал дома отлично три года, а в гостях скис за неделю. Загадка!

Я задумался, в чём же причина? Это одна из головоломок, которые я люблю решать. Головоломки тренируют мозг. Это спорт для головы. Для меня уже стало спортивным интересом устранять любые неисправности ВМ-12 за один день. И вот я берусь за ремонт, – к обеду всё исправил. Дело обошлось разборкой и чисткой муфты перемотки.

Вечером пришёл Олег. Он пустил какой-то дрянной фильм, а сам завёл разговор о нашем будущем кооперативе. Наивный человек! Он беспокоится об удачном названии, например, пришло ему в голову назвать «Буник» (Буньков, Никитин), о рекламе и организации абонементов. Я предложил назвать просто «Киноклуб» без рекламы. И вообще это дело безнадёжное, но я не возражаю: пусть организует, а я не отказываюсь. Надо не болтать, а написать устав и заявление.

30 октября 1988 года, воскресенье.

Гера и Ваня помогли дяде Юре на даче копать канаву для нового водопровода. Дядя Юра безалаберный – дотянул это дело до снега. До обеда все копали канаву, а с обеда до позднего вечера Ваня помогал дяде Юре свинчивать трубы. Наконец трубы свинтили, открыли кран в кухне, а вода еле капает. В чём дело? А трубу уже частично засыпали землёй. Оказывается, не догадались прочистить трубы перед сборкой. А ведь так живёт весь народ. Страна дураков!

Вчера я починил старый ВМ-12, а сегодня решил поработать с новым ВМ-12, у которого сбивается синхронизация кадров. Уже на прошлой неделе я начал догадываться, что расстроился буферный генератор. Есть общий принцип в ТВ и видео технике для синхронизации строк или кадров. Он заключается в том, что, если внешний сигнал не подаётся, то всё равно строчная и кадровая развёртки работают, но с неправильной частотой. Эта частота должна быть непременно ниже нужной, чтобы внешние импульсы подгоняли её, «поторапливали». И тогда всё будет в порядке. Если же частота выше нужной, то внешний импульс опоздает, - период буферного генератора будет завершаться до того, как придёт синхроимпульс.

Кадровая частота равна 50 гц, а буферный генератор должен быть настроен на 48 гц. Пытаюсь измерить её частотомером, но получается сотни и тысячи. Я вспомнил, как я мерил частоту сети в ЦАГИ, и у меня получалось 140 гц, а дома – 50, как и положено. Тогда под окном работала электросварка, а частотомер считает все помехи. С буферным генератором происходит другое: у него на выходе не синусоида, а редкие острые пики, а частотомер считает все гармоники. И я понял, что только осциллограф поможет мне узнать период генератора.

На экране осциллографа я заметил, где находятся настоящие импульсы и где – от буферного генератора. Я убедился, что буферный спешит на 5%, а надо, чтобы отставал на 5%. Тогда я настроил, как надо, и - ОК!

31 октября 1988 года, понедельник.

Эдуард вывел формулу: V=2UBUUCU v2,

Которая даёт в явном виде критическую скорость флаттера V в системе для заданной формы колебаний U c частотой . Это, по его заявлению, произведёт революцию в частотных испытаниях. Я пока ещё не понял, в чём суть этой формулы, но на всякий случай регистрирую это открытие – историческая веха в истории флаттера!

Соболев и Карклэ предложили мне как начальнику сектора переехать всем сектором на 4-й этаж в зал частотников. Я согласился, но когда рассказал об этом в секторе, все запротестовали. А куда переезжать тогда сектору Лыщинского? Ведь их комната планируется под Лабтам!

Результаты для крыла Павлова меня расстраивают всё больше. Разные разбивки по вихрям ничего не дали: для RxS=12x8 и RxS=24х4 результаты очень похожи. Теперь изменю полином и число тонов.

Приехал Айдер Булгаков, но к счастью, отзыв ему я успел написать.

1 ноября 1988 года, вторник.

Вчера были выборы СТК института. Конференция продолжалась до ночи. Председателем выбрали Рябова (в 1992г Рябов удрал в США).

Сегодня дома все проспали. Ира накануне забыла включить будильник. Я просыпаюсь, смотрю на электронных часах: 07-32. У них точность 1сек за три месяца. Такой точности я добился, подогнав частоту их кварцевого генератора точно к величине f=32768.00=215 , а измерял её с помощью самодельного частотомера с кварцем на 10 мгц, который юстировал по сигналу точного времени с интервалом 10 дней. Фу, устал перечислять! А на опоздание это абсолютно не влияет. Ваня такой же любитель точного времени, а опаздывает каждый день.

Итак, мы проспали, а Лилю надо было будить в 630. Ей выходить на работу в 745. Она могла бы успеть, но ей надо ещё завиваться. Тогда она звонит завучу и предупреждает, что первый урок пропустит, пусть кто-нибудь её заменит. В 745 вставать Гере, а в 800 – Ване, но Ваня ночью делал задание по физике – с ним ясно.

Айдер Булгаков передал мне подарок от Годунова. Это его книга «Гарантированная точность решения систем линейных уравнений», изд. Наука, 1988г. Авторы: С.К. Годунов, А.Г. Антонов, О.П. Кирилюк, В.И. Костин. Айдер сказал, что Годунов купил для раздачи 50 экз, а это на сумму 295руб. Сам Айдер тоже купил 10 экз – пригодится!

В 1430 состоялась лекция о переходе на хозрасчёт. Я послушал немного и задремал. Народу в конференц-зале было битком, я сидел в проходе сбоку, не видя лектора. Слышу одни перечисления постановлений, тарифов… и я сбежал.

А тут Айдер звонит от Сармина и просит вынести его ленту.

Вечером с 1840 до 2150 сидели с видео.

2 ноября 1988 года, среда.

Опять наступили чёрные дни в расчётах на БЭСМ-6. Сегодня нам принесли с машины полную сумку колод, - и все с авостами. Во всех Набиуллинских колодах «корень из отрицательного числа». В моей колоде «деление на нуль». Эдуард как раз вчера делал в своей СП343 вивисекцию, как он выразился, т.е. громоздкое исправление, вернее усовершенствование. Сегодня все женщины уговаривают вернуться к прежнему виду. Но я вмешиваюсь, советуя не бояться громоздких и сложных переделок. Ведь с атомными станциями такая же ситуация, и многие твердят «Вернуть всё назад!» Но прогресс назад не вернёшь. Надо только повысить аккуратность и культуру.

Мои незначительные переделки в УРФе (заменил полином и порядок) привели к стойким авостам. Головоломки!

В 1430 собрался президиум НТС у Фомина для переаттестации аспирантов. Как ни странно, но активность на заседании проявляли самые старые члены: Пархомовский, Белоус, Фомин, Минаев, а молодые: я, Смыслов, Чижов, Соболев, - сидели молча. Я боролся со сном. Многие совещания я уже органически не выношу, – засыпаю.

Аспиранты: Орлов, Рудковский, Ягольницкий, - у них руководитель Галкин. Характеристики: упрямый, увлекающийся, перегруженный,…- рекомендовали всем уточнить тему диссертации. Оля Меркурьева – аспирантка, а её муж Толя Зубаков от аспирантуры отказался. Он также отказался от повышения зарплаты на 10 рублей. У Жени Оловенцова (зять Муллова) диссертация почти готова, через год можно защищать.

3 ноября 1988 года, четверг.

Сегодня юбилей: Теодору Абрамовичу Французу 80 лет. Я дружу с одним из его сыновей: с Эдиком, который живёт в Ленинграде. Я часто гостил у него. Он живёт рядом с Исаакиевским собором. В 1981г мы гостили у Эдика всей семьёй, впятером. Смотрели белые ночи. Его жена Наташа очень живая и общительная, а их дочь Ира скромная и вежливая, в этом году поступила в институт. Мы ждём их на 7 ноября.

Во всех колодах «корень х0». Эдуард выяснил причину: на диске вновь появилась старая версия СП343, хотя два дня назад он записал туда новую версию. Все колоды переориентированы на новую версию. Эдуард догадался, что операторы на машине самостоятельно восстанавливают диск 3058 с ленты МЛ141, но ведь там старая версия! Тогда он берёт колоду «Запись+СП343» и собирается идти на машину. Меня осенило: «Стой! Давай-ка, посмотрим на вчерашний протокол!» Гляжу, а там нет привычной фразы «Новая СП записана». «Наверное, не вынута карта с блокировкой записи». Так и есть! 3 дня потеряны. Эдуард отпустил всех женщин в Москву и пошёл исправлять ошибку.

В 1500 состоялся доклад Булгакова в НИО-17, - отчёт о 60 тыс руб.

4 ноября 1988 года, пятница. Вчера вечером меня пригласил на совещание директор ДК Б. С. Антюков. От кооператива «Досуг» отпочковался кооператив «Сигма» (председатель А. Гробман), который среди многочисленных услуг для города, собирается также создать видео-салон во Дворце Культуры. Антюков пригласил меня быть председателем этого салона при ДК. Но я уже обещал директору к/т «Звёздный». Тут подключился к беседе Гробман, (он проработал в ЦАГИ 4 года и ушёл оттуда навсегда): «В Звёздном, проводя один сеанс в день, Вы будете получать 150 руб в месяц, а у нас 250». «Но мы живём рядом со «Звёздным» и у нас всё налажено». «Ну, тогда давайте заключим договор напрокат ваших видеокассет», - и достаёт готовые бланки для договоров. Но я не распоряжаюсь кассетами единолично.

И действительно, вечером Олег отверг все притязания кооператива «Сигма». Олег надеется на нашу самостоятельную деятельность и никак не поймёт, что на этом невозможно разбогатеть. Другое дело, спокойный видео-клуб при «Звёздном», - не ради денег, а ради общения.

Отчислять какому-то кооперативу 20%, - за что?

Звонил Саша, предлагал ещё одного клиента, который хочет взять у меня аппаратуру на праздники. Праздников я боюсь: зальют всё вином.

5 ноября 1988 года, суббота.

По решению правительства – рабочий день.

В 830 пришёл Павлов посоветоваться со мной насчёт собственных значений несимметричной матрицы большого порядка (100 и больше). Странно, но это им понадобилось не для динамики, а для статической аэроупругости. У них скорость дивергенции определяется как младшее из вещественных собственных чисел.

В 900 прибыл шофёр от хозяйства Никифорова, и мы с ним поехали ко мне домой. Сначала зашли за служебной запиской к Мачигину. Сегодня в 11 часов запланировано торжественное собрание, посвящённое празднику Великого Октября. Наш новый секретарь П/Б Миша Зиченков задумал устроить показ видеофильма. Для ввоза на территорию ЦАГИ аппаратуры оформили разрешение через отдел режима, завизировали у военного коменданта.

Как меняются времена! Ещё два года назад такое было невозможно, а теперь я привожу на территорию режимного предприятия свою технику и показываю Голливудскую комедию «Аэроплан». И хоть бы что!

На собрании присутствовало 80 человек, а осталось смотреть кино 70. Благополучно закончили в 1250, а в 1300 всё отвезли обратно домой. К сожалению, публика неопытная и большинство сидело далеко от телевизора, как на собрании: первый ряд пустой, а последний полный.

Я показывал результаты по крылу обратной стреловидности Орлову, но он ничему не удивился, так как был в курсе дела. Молодец.

6 ноября 1988 года, воскресенье.

Сколько раз я убеждался в том, что делать какую-нибудь бытовую мелочь – обходится в сто раз дороже! Например, попробуйте сделать вручную сетевую вилку, цена которой 23 коп!

Но, несмотря на это, многое приходится делать своими руками! У нас протекает бачок в уборной. Заглушка резиновая. Дёргаешь рукоятку, – заглушка поднимается. Отпускаешь, - заглушка опускается и запирает сливное отверстие. Но резина на заглушке давно потрескалась, хотя бачок я покупал всего 12 лет назад (ещё помню, тяжело было везти в рюкзаке). Прошёлся по магазинам, в аптеке купил клизму за 24 коп и резиновый бублик за 19 коп (не знаю, для чего он предназначен). Через 2 часа работы сделал новую заглушку.

Вечером состоялось первое заседание кооператива «Видео-клуб». Председателем назначен Олег Яковлевич Никитин (1952г, ЭМЗ), бухгалтером – Антон Владимирович Белоус (1966г, МФТИ), ревизором – я. По закону минимальный состав кооператива – три человека.

7 ноября 1988 года, понедельник.

Сбор на демонстрацию в 10 часов.

До демонстрации решил сходить за молоком. Но в 955 разливное молоко уже кончилось, а осталось только в плоских пакетах. Но очередь! Я не стал стоять в очереди и пошёл домой, но Ирина сказала, что молоко в пакетах – это самое лучшее молоко, и послала меня обратно в магазин. Но там кончилось и это молоко. И тогда я пошёл на демонстрацию. На демонстрации из наших было около 30 человек. Это были в основном члены партбюро и СТК. Опять нашему отделению достался плакат о «солидарности с томящимися в тюрьмах жертвами империализма», опять плакат пришлось нести мне (с Кажичкиным). Мы еле удерживали этот плакат на сильном ветру. Было пасмурно.

В конце дня внезапно прибыл клиент Виктор. Я всё-таки рискнул отдать видео на все праздники этому Виктору. И вот на второй день у него сломался ВМ-12. Как я и обещал, в случае поломки выдаю ему другой видеомагнитофон. Забираю второй, исправный ВМ-12 и еду с ним на его автомобиле в посёлок «Быково» (микрорайон за Ильинкой на той стороне). Там, у него дома поменял сломанный ВМ-12 на исправный, и он отвёз меня обратно. А у него дома было много гостей. Виктор работает авиадиспетчером в аэропорту «Быково». Его любимая книга «Аэропорт» Хейли. Приятно, когда у человека есть мечта, а ты можешь легко удовлетворить его мечту. У Виктора не просто модное стремление заиметь видеомагнитофон. У него это душевная рана. Три года назад его друг привёз из Ливии видеомагнитофон «Panasonic 333». Но у этого друга случилась беда: дети перестали учиться в школе, а всё только смотрели видеофильмы. Не помогало ничего. Отец, уходя на работу, прятал кассеты, но дети находили. Прятал кабели, – находили. И тогда друг отдал видеомагнитофон на сохранение Виктору. И много кассет. Виктор с удовольствием пользовался этим целый год.

В другое время другой друг подарил Виктору чеки 1800 руб, чтобы он себе купил видеомагнитофон в магазине «Берёзка». Виктор отказывался от такого дорогого подарка, но друг семьи принёс чеки домой и уговорил жену не отказываться. Так у Виктора появились чеки. Оставалось только купить ВМ. Но в «Берёзке» они бывают редко. Он много раз ездил туда, пока не договорился с продавцом, чтобы ему оставили. И вот ему звонят из «Берёзки», чтобы срочно приезжал, - в течение часа, не позднее. А он, как на зло, не может уйти со службы. Пришлось попросить товарища съездить в Москву. Виктор вручает товарищу деньги, ключи от автомобиля «Жигули» вместе с техталоном и правами (не оформлять же доверенность!), а также наставление, что продавцу надо дать 50 чеков «сверху». Через два часа товарищ привёз покупку. Виктор вышел на минутку с территории аэропорта, убедился, что всё в порядке, но до конца смены оставался ещё час, а ему никак нельзя было покинуть смену раньше времени. И вот он оставляет «Жигули» на стоянке, коробка с ВМ внутри салона, и бежит доделывать свои служебные дела.

А на душе не спокойно. Как бы не украли! И точно! Окончив смену, выбегает за проходную – «Жигули» на месте, а коробки в салоне не видно. Может, товарищ перенёс в другое место? Товарищ не брал. Может, всё-таки пошутил? Какие шутки! Он и ключи отдал Виктору. Кинулись в милицию, а зря! Надо было ехать в погоню в сторону Москвы. Ведь они помнили, что рядом остановилась какая-то белая московская машина! А ведь могли бы догнать!

В милиции сказали: это типичный случай. Около магазина «Берёзка» специально дежурят джентльмены удачи. Они пасут счастливчиков, ослеплённых дорогой покупкой, пока те не зайдут куда-нибудь обмыть покупку. И всё!

Так Виктор ни разу даже не увидел своего японского ВМ, хотя дотрагивался до него. ВМ исчез, а мечта осталась.

Я не суеверный, но уже понял: как только дашь ВМ напрокат в чужие руки, так он ломается. Это стало для меня игрой. Не пойму, в чём дело. Плата 3 руб в день – это слабое утешение.

8 ноября 1988 года, вторник.

Ремонт ВМ-12, вернувшегося из проката, занял у меня полчаса. Они забили грязью блок вращающихся головок. Я всё понял, как это у них случилось. В первый день они крутили ВМ с обеда до трёх ночи, и всё было в порядке. На следующий день он пошёл на демонстрацию, а для своей жены включил очередную кассету. Потом в 14 часов пришли гости, а ВМ уже не работал. Они «ничего не делали». Но они принесли свои кассеты и прямо с мороза вставили их в магнитофон. А холодные кассеты тут же покрываются росой и забивают головки чёрной грязью.

Это одна из многих тонкостей, которые за минуту не объяснишь. Но нужна и общая культура. Например, Виктор поставил мой магнитофон на табурет, а рядом бегают дети, могут уронить. «Нет, они не тронут»,- уверяет он. Знаете ли вы, что собаки любят грызть пульты управления?

Эксперимент с прокатом продолжается. Уже ясно, что аппаратуру на дому клиента надо устанавливать самому и оставлять листок с рекомендациями (не заводскую инструкцию – она только запутает).

Я зашёл в «Звёздный». Раиса Алексеевна рассказала, что план с видео-клубом при кинотеатре провалился. Энтузиаст Артур с ЭМЗ, который всё это задумал, взял напрокат в «Досуге» аппаратуру за 200 р в месяц. И теперь она стоит у них без дела, так как интерес к видео быстро пропадает. Артур пытался под праздник организовать видео-показ. Он бегал по цехам на ЭМЗ, предлагал билеты по 50 коп (а не по 1руб 40 коп, как планировали), но желающих не набрал. Крах! Артур упал духом. Да и Раиса Алексеевна поняла, что ничего не выйдет.

В 1500 собрались Лилины друзья-однокашники на «Голубой огонёк». Набралось 12 человек. Я им завёл фильмы «Аллигатор» и «Аэроплан».

Как раз в это время Виктор из Быково вернул мою аппаратуру. Он подаёт сотню, а надо 40. Дома сдачи не нашлось. Поскольку он на автомобиле, то мы проехались по магазинам, но сотню разменяли с трудом. Виктор предлагал на месте проверить исправность аппаратуры, но я его успокоил, что, если что-нибудь сломалось, то я всё равно починю. И в самом деле, когда позже в 18 час я включил ВМ, то перемотка не работала. Значит, потребуется ещё вечер на ремонт. По этому поводу в нашем видео-клубе велись такие разговоры. «Надо брать залог или расписку», - сказал Олег. «Этой распиской можно подтереться», - ответил я. «Тогда надо вычитать за поломку», - сказал Антон. «Не вычитать, а приплатить за причинённое беспокойство, - ответил я, - как делают в японских гарантийных мастерских». Общая растерянность. А ещё собираются разбогатеть! Они думают в первую очередь о высоких ценах, а об удобствах для клиентов забыли. Я же веду себя с клиентом, как с другом.

10 ноября 1988 года, четверг.

Плавно вошли в рабочий ритм после праздников. Второй день бьёмся с НС. У Мизиновой один из агрегатов был НК. Ещё до праздников мы перевели его из модели НК (наклонный киль) в модель НС (наклонный стабилизатор). Вчера получился бессмысленный результат: как будто НС оторвался от РА (рама) и болтается в воздухе сам по себе. Я сник: неужели ошибка в СП332? Эта программа для НС в серьёзных расчётах ещё не применялась. Я писал её в 1984г, но отлаживал на простых примерах. Прошло 4 года, и сейчас уже нет уверенности, всё ли там в порядке. Однако распечатка начинается с побочных результатов, и там я обнаружил некоторые странности: момент инерции «стабилизатора» вокруг вертикальной оси получился такой, как будто он находится на расстоянии 2 м в стороне. Тут же нашли с Эдиком и причину: перенос начала координат х= -2.2м, был задан неправильно (в СП3130 надо задавать: ключ, x, z, а они задали: x, z, 0).

Мизинова с Эдуардом вчера уже решили возвращаться к старой схеме: к НК, чувствуя неуверенность в НС, но как оказалось сегодня, модель НС исправна. Конечно, расчёт по КС1 – это самый сложный расчёт за всю историю расчётных исследований по флаттеру. Вот почему женщины с завода бьются с ним всю осень, хотя и с нашей помощью.

11 ноября 1988 года, пятница.

Ира, Тамара, Эдик, Толя, - все в работе. С наклонным стабилизатором НС теперь всё в порядке. Пока непонятно, почему завышены частоты.

В последние дни поступило несколько томов с переводами руководств для ЭВМ Лабтам. Переводы поступают в виде пачки листов, а я взялся за их переплёт. Я их переплетаю, как меня научил мой друг Володя Широкопояс. Сжав пачку листов в тисках, пропиливаю щели в торце, а затем в эти щели провожу крепкую нитку на глубину 4 мм, заливаю клеем (лучше, эластичным). Вся работа занимает 15 мин. Я приношу эту продукцию на работу, где Нина Венедиктова приклеивает к торцу обложку из ватмана, а потом надписывает тушью заглавие. (Эти учебные пособия так никому и не понадобились).

Сегодня в 1630 мне придётся проводить семинар на тему «Изменения в Конституции». Позавчера я повесил объявления об этом. Самым важным я считаю создание Комитета Конституционного Надзора, чтобы никто больше не нарушал законы в стране.

Вчера было любопытное переполнение у Тамары, вернее контролируемый останов по отрицательности диагональных коэффициентов в матрице жёсткости, и это произошло в моей СП337. И при этом напечатано, якобы g11 в матрице жёсткости равен -.238..е-5. Число как число, но в случае Авоста всегда печатается это же число в восьмеричном коде, и оно оказалось таким: 2726000000000262. Я сразу понял, что такого числа не может быть в природе, если его специально не придумать: не может быть в средине мантиссы 9 нулей подряд ни в десятичной, ни в любой системе (вероятность 8-9). Это оказался сбой.

12 ноября 1988 года, суббота. В ЦАГИ рабочий день – до 1527.

С утра я пытался звонить Салтыкову на «Молнию», но забыл, что по всей стране выходной. Я ему хотел сообщить условия договора. Вчера я советовался со Стрелковым, и вот что он предложил. Мы обязуемся за два года сделать комплекс программ в Фортране, а они нам поставляют ЭВМ VAX. Калькуляция такая. На зарплату троим – 35 тыс руб, множим на 8, т.к. в ЦАГИ фонд зарплаты составляет 1/8 от цены работы, получаем 280 тыс. Это хватит на ЭВМ с запасом.

Мосунов задумал новый комплекс на Фортране взамен действующего. Он будет называться КС2. Я предлагаю завести большую тетрадь и начать вписывать туда проект нового комплекса. А я буду ему помогать. Сегодня я уже открыл свою общую тетрадь и написал заглавие «Новый комплекс КС2», но меня тут же свалил сон. А тут принесли очередные тома руководства для Лабтама. Время 12 ч. Я взял 4 пачки листов, пошёл домой и за час всё переплёл. Пообедав пирогом с простоквашей, вернулся в ЦАГИ в 1330.

Для женщин сделали роскошную комнату отдыха. Там можно пить чай и болтать. На полу синий палас. Полированные столики. Тюлевые шторы. Я сказал Перетягину, что эта комната не только для женщин, там и он может пить свой чай. А он обиделся, думал, что я его гоню.

Приходил Нессонов за пластинками: ему нужна музыка Баха.

13 ноября 1988 года, воскресенье.

Тёще исполнилось 85 лет, и на зиму мы перевели её к нам. Она теперь живёт в Гериной комнате, а Гера, наоборот, переехал жить на её место. Там дача большая, но много хозяев. На нашей половине живёт бабушка и её сын, Иринин брат Юрий.

Воскресный день выдался мрачный. И всё было мрачно и обыденно в тот день: и семейные дела, и хобби, даже противно переписывать. Единственную радость в тот день нам доставила Лиля. Она вернулась из заочного пединститута в 20 часов, благополучно сдав зачёт.

14 ноября 1988 года, понедельник.

С утра к нам пристал Б. И. Смирнов, требуя ответа, почему не прошли его программы на БЭСМ-6. Он грозит, что выбросит наши колоды с машины, потому что из-за них якобы портится библиотека стандартных программ на диске. Это действительно было, и он слышал об этой истории, но это было в сентябре и только однажды, но с тех пор всё в порядке. А у него застряло в СП50 во время работы СП141 (программа СП141 была написана мной в 1970г для редактирования и управления всеми стандартными самодельными программами). Я посмотрел на его протокол, а там напечатано: ДАЙ ЗАПИСЬ НА МЛ!

В программе КС вообще нет никаких МЛ (магнитных лент)! Причём здесь «Запись на МЛ?» Там должна быть запись на МБ! (барабан)! Итак, он оказался не прав, но не извинился.

Позвонил Славе Салтыкову по поводу договора: мы им сделаем комплекс за два года, а они на это время обеспечат нас ЭВМ. Он обещал переговорить со Спириным.

Соболев вручил мне образец договора на госзаказ. Такой каламбур, - несколько страниц текста и всё юридическим языком! И непонятно, кто будет проверять выполненную научно-техническую работу.

Утром в 830 зашёл Сабанов и взял на полчаса нашу пробивалку, (мы острим: «ручной перфоратор системы пробивалка»). И вот уже 1130, а его всё нет. Все недовольны: и Толя, и Ира, и Тамара. Я тоже был вынужден вместо пробивки прорезать две дырочки бритвочкой. Ничего не поделаешь, – вся наша работа держится на перфокартах.

В 1400 расширенный НТС ЦАГИ по прочности на государственную премию 1989 года. Утром я часто вижу Чижова, – его гараж на нашей улице, - я спросил его: «Кого выдвигают на премию?» «Не знаю, - ответил он, - но не меня!»

Галкин обещал ускорить заключение договора с «Молнией».

15 ноября 1988 года, вторник.

Итак, НТС по выдвижению на государственную премию 1989 года.

Из двух организаций пришли письма с предложением включить в авторский коллектив на представление на госпремии представителей от ЦАГИ. Сначала зачитали письмо от организации «Машиностроение». Выдвигается комплекс расчёта на прочность под названием «Отсек». От ЦАГИ предлагается включить Замулу, Дударькова и Синявского. Что касается Замулы и Синявского, то эти люди нам хорошо известны, а Дударьков – это, по-видимому, исполнитель, т. е. тот, кто непосредственно делал эту работу. Обычно так и бывает: список возглавляют руководители, а исполнители в конце. А потом в министерстве список урезают, и исполнители оказываются за бортом.

Потом зачитали письмо от другой организации. Подаётся работа по исследованию ресурса в машиноведении. Там тоже несколько институтов: ИПМ – институт проблем механики, и т. п. От ЦАГИ приглашают двоих. И вот эти два места вызвали бурю. От НИО-19 ясно – Райхера. А вот от НИО-18 пытались выдвинуть Лейбова, но трудовой коллектив не утвердил, так как там несколько людей, одинаково достойных. Либо троих: Лейбова, Нестеренко, Абрамова, либо никого, - так решил коллектив во главе с председателем СТК Валентиной Вас. Климович. Тут Селихов, который вёл НТС, объяснил (и потом Галкин, имеющий большой опыт в получении Государственных премий, добавил), что на госпремию разрешается подавать коллектив не более 12 человек, и поэтому от нас мы не можем подать более двух человек. «Так что давайте, не будем упускать предоставленную нам возможность и подадим хотя бы одного Лейбова», - подытожил он.

Стали голосовать. Кто за Лейбова? 19. Кто против? Нет. Воздержался? 9. «Не все голосовали: присутствуют 50 человек». Тогда опомнились, почему голосуют случайные присутствующие? Селихов успокоил: «Тут сейчас сидят все заинтересованные, а у нас демократия». Снова долго голосовали и в результате выдвинули Райхера, Лейбова и Нестеренко. В заключение Селихов предупредил, что это последний шанс попасть на конкурс по теме «Ресурс», так как это возможно только раз в несколько лет, и следующая возможность представится только в 1992г, когда на линию выйдут самолёты ИЛ-96 и ТУ-204 и появится ясность с их ресурсом.

Насчёт договора с «Молнией». Галкин требует: «Где наше ответное письмо?» Я ответил, что нечего разводить бумажную волокиту, мы им комплекс, они нам ЭВМ. Они уже знают. Я начал объяснять: Стоимость наших работ… «Никаких денег, - прервал меня Галкин, - мы им всё сделаем бесплатно, а потом посчитаем все аппараты!»

«Мы». А кто это мы? А вот мы не собираемся ничего считать даром.

ЭВМ - 90 тыс р, а наша работа – 300 тыс. Только комплекс программ!

17 ноября 1988 года, четверг.

О гарантированном исправлении колоды.

Обычно всякие исправления в колоде чреваты новыми ошибками. Приятно работать с отлаженной колодой, в которой остаётся только делать серийные расчёты. На днях Эдуард приносит Тамарину колоду, а там Авост в моей СП-340 из-за того, что матрицы жёсткости и инерции: G, C, - не удовлетворяют требованиям: G – диагональная, а С – единичная. У Тамары в антисимметричном расчёте три нулевых тона, а Эдуард заказал исключение только двух. Короче, я предлагаю исправить и заказать исключение трёх тонов. Для этого надо сделать исправления в трёх местах совершенно разного типа: 1) кроме четырёх точек стыковки добавить ещё и пятую, не лежащую на линии тех, 2) пробить координаты этой пятой точки, и 3) заказать кроме компонентов i=1, i=2, ещё и i=3 (удачно, что всё подряд).

А уже 16 час и за окном темнеет. Вижу, – у Эдуарда пропал энтузиазм. Он чувствует, что если сделает эти изменения, то колода заткнётся. Я подумал и решил помочь. Беру колоду, всё это нахожу и пробивалкой делаю новые дырки. К счастью, на этот раз не пришлось вставлять ни одной затычки. А это всегда маленькая радость, иначе придётся делать репродукцию. Ведь затычки – это бой от перфораторов, он всегда может выпасть. Пробивалка надёжна только при ярком свете и чтобы руки не тряслись.

Всё! Я наконец пробил, собрал снова колоду и вручил Эдуарду со словами: «Правильность гарантирую!» И точно! На следующее утро принесли результат, и там всё получилось. Тамара даже удивилась, что прошла колода «анти»– это расчёт антисимметричных колебаний. Там 3 нулевых тона: 1) вбок, 2) рысканье и 3) крен. В потоке всё меняется.

18 ноября 1988 года, пятница.

15-го утром все узнали об успешном полёте системы Энергия – Буран. Наш воздушно-космический самолёт в отличие от американского, произвёл автоматическую посадку. В ЦАГИ все кругом поздравляют друг друга. Наш Галкин сразу куда-то собрался и ушёл. Кто-то острил: «Галкин поехал скорее туда, чтобы не забыли включить его в список на госпремию». Вообще много говорили про Галкина и его сотрудников: ведь именно они отвечали за эту тематику. «Им и премию дадут!» Но наш Перетягин заворчал: «Ничего подобного! Больше Галкина сделал Попов!» «Это почему?» «Как почему!? Это я с Поповым проводил все испытания в трубах!» «Ах, да! Я и забыл, что Вы продували модель транспортного самолёта!» «И не только самолёта! Я и Буран продувал».

«А мы об этом ничего не знали». «Мало ли чего вы не знали! Вам не положено было знать об этом!»

А Галкин, действительно весь сияет, как будто он там сделал больше всех. На другой день он специально меня поздравил, как автора программ, по которым рассчитывался Буран на флаттер (только я не знал такого названия, говорили просто ВКС). Я Галкину ответил, что на ВКС истрачены миллиарды рублей, а от нашей работы там слабый след. Давайте лучше вспомним, во сколько обошёлся Чернобыль, - официально считается 8 млрд руб, но по некоторым оценкам убыток исчисляется стоимостью такого крупного города, как Ташкент. И вообще радость учёных от Бурана можно сравнить с радостью учёных – ядерщиков, впервые взорвавших ядерную бомбу. Вложили миллиарды и получили результат. Вот, если бы всем построили по квартире! А вот в США на душу населения приходится по 50 м жилья.

19 ноября 1988 года, суббота.

В прошлый выходной отказал двигатель ведущего вала в новом ВМ-12. ЭПВ – так он называется. Я чуть с отчаяния не повёз ВМ в гарантийную мастерскую, но когда у меня было хорошее настроение, я набрался терпения и стал аккуратно исследовать всю цепь этого ЭПВ (электро-привод ведущий), сравнивая показания на двух магнитофонах, один из которых исправен. И вот что получилось.

   1. Сам двигатель исправен, т. к. сопротивление R=6 ом, а при вращении маховика появляется ЭДС. Всё одинаково в обоих ЭПВ.

   2. На выходе мощного триода КТ805Б напряжение +12в независимо от рода работ. И это справедливо без нагрузки.

3. Реле реверса работает правильно, когда двигатель отключён, но под нагрузкой на отрицательном конце вместо нуля появляется полное напряжение +12 в. Значит обрыв в нулевом проводе?

Измеряю сопротивление этого контакта между ним и корпусом – 80 ом. А должен быть нуль! Дальше дело техники! Контакт на корпус попадает длинным путём, по пути встретив разъём ХР3 в блоке питания А4. Вот вам и непропай! Очередная головоломка решена.

20 ноября 1988 года, воскресенье.

Приезжал Лёня Шандаров из Новосибирска. Он уж год бьётся с ЦАГИ, чтобы назначить ведущего по договорной работе. Между прочим, он рассказал, что у них в СибНИА многие уволились, чтобы работать в кооперативах. Один, например, получал 200 руб, а теперь шьёт брюки и получает 800 руб. Кооператоры перехватили всё мясо на подступах к городу, и теперь оно стоит не 4 руб, а 5 руб. В их видео-салонах цены постепенно снизились с 3 р до 1 р 50 коп.

В нашем кооперативе (я, Олег и Антон) дела такие. Ещё ничего мы не заработали, а уже Антон заплатил 40 руб за оформление справок в кооперативе «Сервис». И даже его знакомый Борис, который заплатил 60 руб в Московском кооперативе «Факт», вынужден снова платить 40р в Жуковском, так как в исполкоме его красиво оформленные документы завернули: «Неправильно оформлено!» И, кроме того, они требуют указать юридический адрес кооператива. А с кем нам договариваться? Может снова пойти в «Звёздный»?

Все считают, что кооператив это что-то надёжное. На днях Юра Муллов пришёл ко мне посоветоваться, как встроить согласующее устройство для финского телевизора, который им прислала из-за границы их дочь Вика. Я ему всё объяснил, предоставив возможность выбора: либо я ему сделаю за 50 руб, либо пусть обращается в кооператив «Спектр», там ему сделают за 30 руб., у них серийное производство и всё получается легче, а я делаю на коленке. Короче говоря, кооперативы делают чудеса.

21 ноября 1988 года, понедельник.

Звонила Лена из планового бюро, напомнила, что надо срочно писать обобщающий отчёт. И именно обобщающий отчёт должен сдаваться в первую очередь. Так ведь ещё не написаны те три отчёта, по которым я должен обобщать! Их авторы Рыбаков, Долбнев и Борисов.

В нашем отделении дают детское мыло. Каждому по два куска на 56к. Звоню домой Ире: «Нам нужно детское мыло?» «Очень нужно! Лиля уже собиралась в Москву ехать за мылом. Бери как можно больше!»

Идти за мылом надо было в основное здание. Тогда собрали деньги и стали гадать, кого бы послать. А никому не хочется, так как на улице ветер и мокрый снег идёт. Эдик говорит? «Володя, если ты пойдёшь, то можешь один мой кусок взять себе». Перетягин добавил: «Да, Владимир Георгиевич, если мне тоже принесёте один кусок, то мой второй можете забрать себе».

Я принёс 32 куска на два сектора. Отдал Набиуллину кусок, причём пришлось бросить жребий, какой из двух разных кусков ему вручить. Перетягин увидел, что выдали по два разных куска и заявил: «В таком случае я покупаю оба!» «Но мы ведь договорились на один!» «Мало ли что договорились! Я же не знал, что у мыла будет такой красивый вид!» Пришлось уступить.

Звонил физтех Вадик Мугалёв, беспокоился за своего брата, который завтра будет защищать кандидатскую диссертацию. Он также сообщил, что умер Вл. Смирнов – первый из их группы. Я ответил, что в нашей группе умер чуть не каждый третий, и это естественно, не то, что было в годы репрессий.

22 ноября 1988 года, вторник.

Фомин доложил о новых условиях работы с Нового года. Было объявлено, что наше отделение будет оплачиваться на 2/3 за счёт госзаказов и на 1/3 – за счёт договоров. Также предлагалось процентное отношение для каждого направления: нормисты, флаттер и обслуга, - оставить по условиям 1987г. Я сначала не понял всей тонкости, но подвох заключался в том, что с этого года фирмы заупрямились заключать договора и наша пристройка (флаттер) повисла в воздухе.

Сегодня с утра целый час шёл жаркий спор, что ожидает нашу пристройку в условиях хозрасчёта с Нового года. Ситуация такая. Оклады примерно сохранятся, но сильно пострадают премии. «Бог с ними, с этими премиями! Лишь бы совсем не лишиться работы!» – говорю я. Но Поповский гневно обрушился на меня: «Тебе хорошо так рассуждать, раз у тебя оклад 500 рублей. А ты подумал о тех, у кого зарплата состоит на половину из премии?»

У нас, действительно, половина работников (экспериментаторы) получают премию 40-60%, и они настолько привыкли к этому, что даже задержку своих ежемесячных премий воспринимают с раздражением. А если их переведут на квартальные и снизят вдвое, так они все уйдут!

Я сейчас бы с удовольствием перешёл на пенсию в 160 руб (доктора наук получают 160 вместо 132) и спокойно бы пережил это смутное время.

23 ноября 1988 года, среда.

Вчера весь день заседали в Учёном Совете. Сначала с 1100 до 1300 была защита Пирумова, а с 1430 до 1630 - Кольман. Всё прошло гладко. В счётной комиссии были два Галкина и один Райхер. Счёт 20: 0 и 19:1.

Ко мне подошёл Фомин и с радостью сообщил, что из предложенных мною трёх шахматных задач он уже две решил. Две миниатюры. Из этих двух в одной он ошибся, и я его сразу же завернул на новую попытку, а в другой он меня удивил, найдя новое решение, отличное от авторского. Таким образом, эта задача оказалась дуалью. Я нашёл такое решение: 1) Фh1 d3 2) f4 Кр:е4 3) g4x, но Фаянцев указал мне на мою ошибку: ответ чёрных 1)… dc. Мне пришлось посмотреть в ответ, и там было 1)… dc 2) Фа1 с2 (cd) 3) Фf6x. Георгий Михайлович нас удивил: 1) cd c3 2) Фс2 cd 3)Фс8х, а ведь этой задаче 110 лет! (Ф.Клетт, 1878г).

В эти дни зачастили командированные: Салтыков, Земский, Ермаков. Я всех просил, чтобы напоминали своему начальству о заключении договоров с ЦАГИ.

Наш Ваня стал токсикоманом. Он откуда-то спёр большой железный баллон с газом «Закись азота», говорит, что нашёл около больницы. Это знаменитый веселящий газ. Ваня его нюхает и после этого видит мультфильмы. Мы его отговариваем, выбрасываем баллон на улицу, но он упорно продолжает нюхать. Уговорили хранить баллон не в квартире, а в сарае. Можно было бы этот тяжёлый баллон вынести на свалку, но Ваня уж большой. Важно, чтобы он сам дошёл до этого.

24 ноября 1988 года, четверг.

Вчера приехал Лампер, и шахматный бой в нашем коридоре сразу же оживился. В обеденный перерыв в шахматном клубе собирается по 15 человек за двумя досками. Рудковский в классе Б режется с Афониным

(я отобрал у него папиросу и выбросил в окно на снег). Лампер в классе А обыгрывает всех подряд: Рыбакова, Сабанова, Венедиктова и даже Фаянцева. Только Сергей Алфёров смог его остановить, и то со второй попытки. Для этого им пришлось играть уже после звонка (1330), как у нас острят в счёт премии имени Михаила Сергеевича (только не Горбачёва, а нашего Галкина). Разгорячившись, они не могли остановиться, и, чтобы не нарушать трудовой дисциплины у всех на виду, укрылись в кабинете Галкина. И там они играли, пока не явился хозяин кабинета.

С утра Поповский возбуждал дебаты всё вокруг той же темы: о хозрасчете. Обсуждали случай, как на одной стройке перевыполнили план квартала, получив за это большую зарплату, а на другой квартал банк отказал им: «Вы уже израсходовали фонд зарплаты!» Потом пришёл с БЭСМ-6 Борис Смирнов, неся в руках ворох колод и распечаток. У него не оказалось сумки, а на улице мороз –140 и ветер. Ещё хорошо, что наши колоды похудели вчетверо, (перешли на банк данных). Осуществился первый опыт сокращения времени расчёта при вариации параметров за счёт обхода аэродинамики. Теперь один вариант считается в среднем за 5мин вместо прежних 15. Это в среднем. Но с ростом числа вариантов среднее время может снизиться до 2.5 мин. Большой расчёт занимает 40 мин вместо двух с половиной часов! Когда перейдём на хозрасчёт, это будет очень важно

25 ноября 1988 года, пятница.

В Литературной газете от 16.11.1988 была статья «Академик» – об академике Сахарове. Там есть такие выражения: «Светлое будущее», «единодушная поддержка», «законная гордость», «единогласное избрание», «Достойная отповедь клеветникам», «чувство глубокого удовлетворения» и т. д. – это дежурные фразы партийной прессы мы слышим и читаем каждый день, но я их решил списать, так как, не имея их в живой разговорной речи, их трудно запомнить. Наверное, таких дежурных штампов наберётся ещё с полсотни. Хорошо бы из них написать фельетон!

В 10 час появился Салтыков, чтобы провести совещание по поводу договорной работы. Присутствовали: я, Соболев, Амирьянц, Мосунов, Транович, Поповский и Ишмуратов. Обсудили техзадание. Требования Салтыкова оказались слишком высокими: все упругие поверхности должны быть под любым углом, чтобы была возможность коррекции жесткостных и аэродинамических матриц по результатам эксперимента и т. д. Да ещё Амирьянц пожелал иметь расчёт напряжений. Под конец сочинили письмо – ответ. Напечатали и показали Минаеву, а он всё перечеркал. В понедельник перепечатаем. Игра стоит свеч: у нас будет мини – VAX.

У РАА и НЭН возникло недоумение, почему в антисимметричных колебаниях частота изгиба крыла на 50% больше, чем в симметричных. Ведь обычно разница бывает гораздо меньше: около 20%. Тогда я вспомнил, что 20 лет назад я для диссертации делал специальные примеры на эту тему. Я достал из стола старые графики и показал им. Крыло полного размаха моделировалось однородной балкой с массой mкр, фюзеляж задавался сосредоточенной массой mф посредине балки. Обозначим отношение частот антисимметричных и симметричных колебаний: y=fa/fs, а отношение масс: x=mкр/mф. Оказалось, отношение частот может меняться от единицы почти до трёх, т. е. упомянутое превышение может быть не только 20% или 50%, но и любым от 0% до 200%.

26 ноября 1988 года, суббота.

В передаче «Добрый вечер, Москва!» рассказывали о новых явлениях в кооперативном деле. Кооперативам покупать государственное сырьё запретили. В частности, пекарне, выпекавшей лаваш, отказали в продаже для неё муки. И вот 14 человек сидят без дела. Капитал, вложенный в строительство пекарни, пропал даром. И ещё я слышал по радио, что если кооператив использует сырьё из государственного магазина, то цена его продукции не должна превышать ресторанную цену. Всё это мы обсудили с Виктором – любителем экономических проблем. Он теперь приходит раз в месяц.

У Лили день рождения. Как всегда, пришли подруги, принесли цветы, шоколад. Лиля испекла торт пражский. Потом я им завёл фильм «Чужие», 2 серии по 2 часа, так что сидели с 1800 до 2345 с перерывом на чай с пирогами. Наш Ваня тоже сидел и смотрел фильм «Чужие», хотя до этого смотрел этот фильм дважды. Потом Ване поручили проводить девочек домой, но провожать пришлось маме с Лилей, а Ваня провожал только Ольгу из соседней квартиры. Так что легли спать в 045, да ещё программа «До и после полуночи» затянулась.

Я, как всегда возился со своей многочисленной техникой.

27 ноября 1988 года, воскресенье.

На прошлой неделе позвонил из комитета комсомола Олег Прибытков, пригласил зайти посовещаться насчёт видео-кафе при доме культуры «Родина». Там председательствует Виктор Крупинин. Они собираются в фойе сделать кафе. Я же им советовал сделать в подвале по Чкалова 25. Но тот подвал захватил другой кооператив, и им запретили делать кафе в подвале. А вообще аренда залов стоит очень дорого. Нессонов рассказывал, что с них запросили за аренду зала в ДК «Коммуна» (метро Тульская) 300 руб за вечер, а на Измайловской требовали ещё больше: 370 руб за вечер. Так что клубу диафильма придётся убираться оттуда. А куда, не понятно. А мы в ДК занимались 18 лет бесплатно, но те времена ушли в прошлое навсегда.

К Лиле снова приехали друзья: Наташа (коллега по педучилищу) со своим мужем Сашей. У них 30-минутная кассета с записью их свадьбы, за которую с них взяли 60 руб.

28 ноября 1988 года, понедельник.

За выходные дни я много часов потратил на восьмиходовку. Я эту задачу решаю уже весь ноябрь. Подключил к этой задаче Фаянцева и Фомина. Фаянцев в пятницу радостно объявил: «Решил!», но при проверке я нашёл у него ошибку.

Сегодня утром до начала работы, пока шла шахматная разминка (играли Рыбаков, Венедиктов – счёт 1:1), подошёл Фаянцев и сдержанно сообщил, что он решил 8-ходовку: 1) Лв8 Кра5 2) К:а7 Кр а6 3) Кв5 Кра5 (3) 4) Кс7 Кра4 5)Лв5 Кра3 6) Ка6 Кра4 7)Лс5 Кра3 8)Ла5х. Молодец!

С 10 час до обеда заседали в президиуме НТС снова по поводу хозрасчёта. Надо решить, будут ли у каждого отдела свои деньги (свой хозрасчёт) или все фонды и деньги будем складывать в общий котёл всего отделения. Такая была задача, но об этом забыли и увлеклись дискуссией о хозрасчёте вообще. Михаил Сергеевич (наш) уверял, что хозрасчёт – это всё условно, и всё будет по-старому. На это ему возразил Стрелков: «В первом квартале можно надеяться только на оклад, но ежемесячной премии частотникам и трубачам (40-60%) не будет. Что Вы скажете своим сотрудникам?» …? –Галкин широко раскрыл глаза.

По понедельникам в Москве в доме культуры «Коммуна» (метро Тульская) в 19 час проходит показ слайдфильмов. Я отошёл от этой самодеятельности три года назад, но в Московский клуб диафильма раз в год езжу. Сегодня показывал Борис Демьянович Нессонов, мой друг. Тема: «Путешествие по Лене и Витиму», 1 серия. Обычно там бывает 30-60 человек, но когда показывает Нессонов, набивается полный зал, около 300 человек. Его 270 слайдов прошли в автомате за 45 минут. Он меня не послушал, когда я ему советовал обе серии показать зараз. Но, по-видимому, у него не хватает кассет, чтобы зарядить 540 слайдов. Его фильмы идут сразу с двух проекторов с наплывом кадров, как в кино. Звуковое сопровождение (музыка с комментарием) идёт синхронно с картинками. Правильнее сказать, магнитная лента со звуком выдаёт импульсы для смены кадров. Такую аппаратуру по его просьбе спроектировал и сделал Саша Волков. Аппаратура тяжёлая, и её приходится везти в трёх рюкзаках не без помощи попутчиков.

29 ноября 1988 года, вторник.

Началась серия торжественных заседаний, посвящённых 70-летию ЦАГИ. Поповский пристал ко мне: «По какому такому праву тебе предназначается билет во Дворец Съездов?» Я ответил ему, что СТК принял во внимание мой показ фильмов к 7 ноября. «Но может оказаться, что тебе ещё выдадут в Учёном Совете? Тогда откажись в нашу пользу». «А может, я хочу пойти с женой». «Все идут без жён!»

Сегодня проходит конференция прочнистов, посвящённая 70-летию. С 10 час до 11 час – доклад Селихова. С 11 до 12 – доклад Кутьинова.

Доклады обстоятельные, с показом слайдов. У проектора, как всегда, Слава Колесов. Он догадался разбавить темноту в зале слабой боковой подсветкой и благодаря этому я имел возможность прочитать вчерашнюю «Правду» с выступлением Горбачёва по поводу Эстонии, а потом отчёт Долбнева (на мне же висит план!) и ещё решал 3-ходовку, которую не смог вчера решить в метро и электричке. А потом в 12 час начался доклад Фомина, а он построил свой доклад совсем по другому принципу, а именно: в стиле исторического обзора достижений, начиная с 1950-х годов. Но это мне всё известно, и на средине доклада я тихо удалился на обед. С 13 до 1330 как всегда, наблюдал блиц. Мой любимец Фаянцев проиграл Рыбакову. Досадно, что все подсказывают против Фаянцева, а я подсказываю не очень удачно.

Письмо насчёт мини-ЭВМ перехватил Галкин и перепоручил всё Шибанову. Поповский и Соболев очень рассердились: «Всё пропало!»

30 ноября 1988 года, среда.

Ещё не начался рабочий день, ещё не разошлись по местам шахматисты и курильщики после утренней разминки, а Мызин уже вызвал меня на дискуссию: «Вот ты читаешь лекцию о Конституции. Ответь мне на вопрос, почему Голоса утверждают, что с новым законом права национальностей ещё больше будут ущемлены?» Я ему ответил, что хоть Голоса я и не слушал, но думаю, что они имеют в виду 1/3 мандатов вместо прежних ½ мандатов. Т. е. получить большинство голосов в национальных вопросах не удастся. «Хорошо, а почему они говорят, что после апреля Горбачёв получит абсолютную власть?» «Наверное, они предполагают новые выборы в апреле и тогда треть - аппаратная часть депутатов, как более организованная, сформирует на съезде полностью свой Верховный Совет».

«А что ты думаешь о Карабахе?» «Я думаю, что летом вопрос о Карабахе надо было решить по-другому: подчинить эту область России». «Тогда почему бы Эстонии не подчиниться Москве?» «Потому что это совсем разные проблемы. Там враждуют из-за Карабаха Баку и Ереван и нужен сильный посредник, чтобы никому не было обидно. Эстония же имеет претензии к России. Суть в том, что эстонская культура и экономика сильно пострадали из-за российской бесхозяйственности. Их надо понять. И Горбачёв говорит об этом, только, к сожалению, без подробных цифр и фактов».

Мызин резюмировал эту дискуссию так: «Двойку тебе за твоё понимание национального вопроса!» В 1730 партсобрание по вопросу о формировании сети политучёбы, вот там и можно будет поговорить.

1 декабря 1988 года, четверг.

На партийном собрании обсуждали новый состав политсети, работу СТК за полгода и т. п. Комиссия СТК по выработке положения о хозрасчёте в НИО-19 прозаседала с 14 до 16, но не успела рассмотреть и половины всех вопросов. Председатель комиссии Стрелков назначил регламент по 50 мин на обсуждение каждого из двух вариантов, но началась затяжная дискуссия. Спорили: Амирьянц, Невежина, Шалаев, Гринёв, и ещё много других. На втором часу Соболев демонстративно

ушёл с заседания, потому что стало ясно, что в бесконечных спорах ничего дельного решить нельзя. Итак, вчера состоялось три собрания: сначала утром отдельское собрание по выборам профорга (Булычёв) и распределению билетов во Дворец Съездов. Потом этот СТК. Вечером – с 1730 до 1915 – партийное собрание. Хорошо, что я запасся шахматными задачами и даже снабдил ими рядом сидящих Минаева и Фомина. Я ношу с собой только очень трудные задачи, которые не могу решить сам. Так что Фомин решил, а Минаев не смог, хотя это были двухходовки. Я говорю Аркаше: «Ну, тогда решишь в электричке, когда поедешь во Дворец Съездов». «Я не поеду, - ответил он, - я отказался от билета». «Почему?» «А как ты думаешь?» Я подумал и догадался: «Тебе надо было два билета, чтобы поехать с женой». «Конечно! Я не должен был просить. Мне должны были принести и вручить два билета!»

И так кругом многие обижены. Венедиктова, например, возмущена, что на её билете напечатано «цена 1 руб», а у Маши «3 руб 80 коп», хотя на всех билетах стоит штамп «Бесплатно». Молодёжь 48 лет обижена, что билеты отдали ветеранам со стажем не менее 30-40 лет, а научный вклад даже не учитывался.

2 декабря 1988 года, пятница.

В 11 час назначили торжественное заседание НИО-19, посвящённое 70-летию ЦАГИ, пригласив на этот праздник всех пенсионеров, - их было около 30 человек: Олькина, Новосёлова, Эйдлин, Гусак, Гильденблат, Ушаков, Коротков и т. д. Чтобы украсить праздник, решили устроить какое-нибудь развлекательное зрелище. Сначала попросили Нессонова показать свой слайдфильм, но он отказался из-за того, что в прошлый раз половина зала после торжественного заседания разбежалась, (в тот раз просто наступил обеденный перерыв, но он не понял).

Тогда пригласили меня. И вот в 930 на цаговском УАЗике мы съездили ко мне домой, и привезли заранее приготовленную аппаратуру, а в 952 в зале заседаний я уже запустил фильм. Это был фильм Р. Флейшера «Тора! Тора! Тора!» – о нападении японцев на Пирл-Харбор. Было около ста человек. А в 1100 пришло начальство, и собрание началось. Ушаков рассказал удивительные случаи из лётных испытаний. Пархомовский – как поступал на работу в ЦАГИ в 1936г и о том, как после арестов в 1937г все люди в ЦАГИ изменились в худшую сторону, и до сих пор не исправились. Он также говорил о несчастье в 1949г (он, наверное, имел в виду увольнение евреев). Интересно говорил Галкин.

Вот только Фомин несколько затянул свои воспоминания, но, в общем, всё было хорошо. В 1245 я снова запустил кинофильмы (Том и Джери), а сам успел сходить пообедать. Остаток дня я потратил на оформление отзыва для Булгакова (подпись Петунина, печать в Управлении и т.п.).

3 декабря 1988 года, суббота. Торжественное заседание, посвящённое 70-ЛЕТИЮ ЦАГИ, во Дворце Съездов, началось в 16 час и продолжалось до 18 час, а в 19 час началась опера «Князь Игорь».

Я был во Дворце Съездов всего три раза, и каждый раз на юбилее ЦАГИ. Сначала на 50-летии (тогда ещё выступал с трибуны Келдыш). Потом на 60-летии, когда юбилейные значки давали всем. И вот сейчас.

Мне вручили два билета через Учёный Совет. Выехали мы с Ирой пораньше, так как ожидалось огромное скопление пассажиров на электричке, ведь из Жуковского должно было выехать 5 тыс чел, а это пять полных электричек. Мы приехали в Москву с большим запасом и прошлись по улице «25 октября» (теперь ей вернули прежнее название: Никольская) в поисках кое-какого дефицита. Например, в аптеке мы купили детский крем, 10 тюбиков.

Торжественное заседание открыл министр МАП. Доклад делал академик Свищёв. Потом с приветствиями выступили многие академики и главные конструктора: Новожилов, А.А. Туполев, Силаев.

Особенно темпераментно выступал Глеб Евгеньевич Лозино-Лозинский – главный конструктор «Бурана». В президиуме сидели: А. А. Белоус, А. К. Мартынов, генерал И. Ф. Петров (который был ректором МФТИ в 1949г). От ЦАГИ в президиуме сидели все замы: Селихов, Бюшгенс, Ефимов. Из женщин была единственная Ольга Бессолова (как председатель женсовета). Наш секретарь парткома Гена Павловец сидел в средине президиума почти рядом с членом Политбюро Л.Н. Зайковым, который вёл оживлённый разговор со своими соседями в президиуме, весь его облик говорил «рубаха-парень. В конце заседания, когда уже собирались заканчивать выступления, Зайков попросил слова, и его речь свелась к тому, что он тоже вышел из авиационной промышленности. А потом Зайков проявил доброту своей души: «Товарищи, что! Я не ослышался? У такого славного заслуженного коллектива как ЦАГИ, плохо обстоят дела с базой отдыха?» И он сделал такой жест руками и такое выражение на лице, что означало: Поможем! И никто не засомневался в этом, тем более что «в Политбюро идёт обсуждение правительственного постановления по вашим вопросам».

Опера «Князь Игорь». Особенно красиво 2-е действие: половецкие пляски. Но акустика плохая. Я был 35 лет назад в Большом Театре на «Князе Игоре», - там, в хоре было чётко слышно каждое слово, а здесь всё было смазано.

У Павловца оказалось случайно 2 лишних билета на балкон, и повезло нашему Ване: он дружит с Андреем Павловцом (вместе учатся на ФАЛТе), - они вдвоём тоже побывали на «Князе Игоре». И объедались пирожными на 5 рублей.

5 декабря 1988 года, понедельник. В. М. ФРОЛОВ 1921-1988.

Со мной хочет побеседовать некий Огородников Вл. Вас. из Москвы насчёт творчества в фотографии, в стереосъёмке и создании слайдфильмов, особенно в связи с новыми кооперативными возможностями. Он предлагал создать кооператив с широкими задачами в этой области. Поговорить об этом приятно, но я всегда в таких случаях смотрю скептически на очередного мечтателя. Надо начинать не с кооператива, а с художественной идеи. Что он хочет показать? Так что поговорили и разошлись.

Умер Владимир Моисеевич Фролов, доктор тех. наук, член Учёного Совета. На прошлой неделе был гололёд на улице. Он поскользнулся и сломал бедро. В больнице через 12 часов у него началась острая боль в животе. Оказалось, из-за нарушения кровообращения началось омертвение кишечника. Живот у него был слишком большим, – против этого протестует известный хирург Амосов. Надо всегда держать свою фигуру в спортивной форме и не переедать. Вон, например, Пархомовский! Ему 77 лет, а он стройный, как молодой. И я всегда любуюсь его быстрой лёгкой походкой.

Фролов в 1950-х был флаттерщиком. Только в 1963г, когда произошло разделение на три НИО, он оказался в НИО-3, а мы – в НИО-19.

6 декабря 1988 года, вторник.

Опять выбросили дефицит (в честь юбилея). На этот раз сапоги. На наш отдел досталось три пары: зимние за 87 р, осенние за 110 р (Югсл), и мужские румынские за 50 р. Я подумал, надо позвонить домой прежде, чем отказываться от жеребьёвки. Звоню – и точно! Лиля ходит на работу в старых сапогах, ей нужны новые. Так что сегодня идёт запись на жеребьёвку, а сама жеребьёвка начнётся завтра. А у нас в отделе 50 человек! Причём, кому в прошлый раз досталось пальто, в этот раз участвовать в жеребьёвке не разрешается (Венедиктовой).

Я был записан в списке «за 87 руб». Всего в этом списке было 14 человек. Надя Сёмина изготовила бумажки – трубочки и положила их в шапку к.т.н. Булычёва. Стали вытягивать бумажки согласно списку. Первой в списке стояла Надя, но я предложил ей как автору системы жеребьёвки тянуть последней. Логично? Я тянул свой жребий шестым, и мне досталась бумажка с крестиком.

С 9 час до 10 состоялся семинар с докладом Серёжи Парышева «Влияние угла скольжения на флаттер руля направления». Галкин со средины семинара срочно уехал в Москву на защиту докторской диссертации Сейраняна (2-я попытка), - читать отзыв вместо Фролова.

У Ирины сегодня 50-летний юбилей. Вчера она весь день пекла пироги, ждала в гости свою подругу Юлю, но та не приехала, и вот теперь мы каждый день едим пирог с луком. Лиля купила торт «Птичье молоко» за 11 руб, - я и раньше недолюбливал кооперативы, а теперь, как попробовал этот торт, я их возненавидел. А Ваня так плевался.

Утром в доме темно и тихо. Я тихонько встаю, пью чай с пирогом и иду на работу. Лиле во вторую смену, Ваня на первую лекцию обычно не ходит, а Ира из-за меня встаёт редко.

7 декабря 1988 года, среда.

История с дефицитом ещё не кончилась. После обеда звонят: «Пусть Буньков идёт в зал заседаний за своими сапогами». Деньги 87 руб я внёс накануне. Прихожу, а там шум: нужный размер 38-й – только одна пара. Говорят, бросайте жребий. Бросили, – опять выпало мне! Забираю коробку с сапогами и иду к себе, а женщины из нашего отдела галдят: «Дай померить!» Маша Колобаева померила, ей как раз! «Это, - говорит она, - не 38-й размер, а 36-й!». Посмотрели, - и в самом деле, там напечатано 241/2, а это, если умножить на полтора, получается 36 или 37. В общем, дважды повезло, но всё оказалось напрасно. Звоню домой, а Ира говорит: «Прежде, чем продавать, сначала принеси домой посмотреть». Принёс домой оба сапога, хотя Маша Колобаева настаивала один сапог оставить на работе, а для показа хватит и одного. Лиля стала примерять эти сапоги (Югославия!) и растаяла от счастья: один сапог как раз, а другой немножко давит пальчик – это ерунда! Тут и мама её уверяет, что за зиму разносится. Жалко расставаться с такими дешёвыми сапогами.

И вот Лиля пошла на работу в новых сапогах. Подождём до вечера. Но вечером Лиля всё-таки отказалась: тесные.

Как-то 8 лет назад тоже был случай: выбросили шапки. Пять шапок на всё отделение! Шапки распределял цехком. Нашему сектору отказали: «Ваш сектор в прошлый квартал уже получал дефицит! Волгу». И в самом деле, перед этим наш Попов получил автомобиль «Волгу».

8 декабря 1988 года, четверг.

Борис Демьянович Нессонов у себя дома повторно показал слайдфильм «Путешествие по реке Лене». Я с собой привёл своего компаньона Олега, Гера – свою невесту, а Ирина пришла сама. Широкопояс не смог прийти из-за собрания гаражного кооператива.

Слайдфильм на домашнем экране выглядит значительно лучше, чем было там, в доме культуры «Коммуна». Там у кино-клуба своего экрана нет, и они пользуются большим штатным экраном для кинотеатра, но он висит далеко и неудобно.

Вчера всех поразила страшная новость: землетрясение в Армении. Горбачёв срочно возвращается из заграничной поездки, отменив поездку на Кубу. Суеверный армянский народ может воспринять землетрясение как божью кару. Но за что? Найдётся за что! А забастовки, которые длятся уже целый год?

Я могу сравнить, как ведёт себя публика в Ереване и в Ленинграде, потому что мне приходилось заниматься стереофотосъёмкой в обоих этих городах. Моя аппаратура имеет внушительный вид: большой треножник, на нём рама с двумя профессиональными аппаратами, на каждом из которых чаще всего стоят огромные объективы. В общем, что говорить! – всё это весит 17 кг. Кто не понимает, тот подумает, что кино снимают. Когда я снимаю на многолюдных улицах в Ленинграде (да и в Москве тоже), то все проходят мимо, как будто это их не касается. Редко (раз в день) может кто-нибудь подойти поговорить о стереосъёмке – это фотолюбители, которые по внешнему виду моей аппаратуры догадываются, что это стереофотография. Другое дело, в Ереване. Как только я начинаю снимать, меня обступает плотным кольцом толпа до сорока человек. Они, молча внимательно смотрят, что я делаю. А в одном месте (у Фонтанов, в центре), когда я закончил съёмку и начал укладывать аппаратуру, все разошлись, а у моих ног остались валяться деньги (правда, небольшие: 1 руб). Я спрашиваю: «Кто потерял?» А один парень говорит: «Бери, бери! Это тебе». Не трудно догадаться, что это была благодарность за работу.

9 декабря 1988 года, пятница.

С утра, не заходя в шахматный клуб, сразу же сел за свой рабочий стол и продолжал писать обобщающий отчёт. Надеюсь, сегодня закончить черновик, а завтра дома напечатаю. В отчёте требуется обобщить работы всего отдела: Набиуллина, Рыбакова, Мосунова, Долбнева, Борисова, Орлова. Подхожу утром к Борисову, спрашиваю, как будет называться его отчёт – мне надо сослаться на него. А он ещё отчёта не писал и названия не знает. А крайний срок 20 декабря! Долбнев, хотя и не писал, но название уже знает. А тут ещё Орлов меня упрекает: «Вы наши отчёты обобщите, а потом за это премию получите!» Я ему отвечаю, что в списке литературы я уже обобщил 18 отчётов, осталось сослаться только на их два отчёта, но поскольку отчётов нет, то хотя бы сослаться на название! Соболев снова едет в Чехословакию (плюс Минаев, Шалаев, Амирьянц). Отчёты придётся подписывать Карклэ.

В 1430 состоялось совещание по организации нового состава НТС. Решался вопрос о том, каких семь человек направить в НТС ЦАГИ по прочности, не считая начальника и двух замов. Фомин написал 13 кандидатур: Соболев и Буньков, Минаев и Поповский,… - от каждого отдела по две кандидатуры. Я стал брать самоотвод, уверяя, что занимаюсь мелкими делами и поэтому там целесообразнее заседать начальнику отдела Соболеву. Много спорили, но Стучалкин предложил мудрое решение: послать туда всех начальников отделов – это как раз и будет 7 человек. Галкин предложил ещё добавить опытного Пархомовского.

Я наконец дописал отчёт, Рыбаков тоже. Он отнёс свой отчёт печатать машинисткам, а я взял домой - напечатаю на машинке сам (уже 25 лет я свои отчёты печатаю дома).

Сегодня по ТВ идёт 4-я серия «В воскресенье пол седьмого».

10 декабря 1988 года, суббота.

В 9 час, как и договаривались, пришёл Юра Муллов с телевизором и видеомагнитофоном. Это всё ему прислала из-за границы Вика, но кое-что в этой аппаратуре оказалось не в порядке, и я обещал разобраться, в чём там дело. Всё это: финский телевизор с кинескопом 51 см, и видеомагнитофон, - он принёс на себе. Телевизор в рюкзаке, а ВМ – в сумке. Я его понимаю: чем заказывать такси, проще принести в рюкзаке. Я помню, как 10 лет назад я носил на ремонт пол-холодильника «Зил» выпуска 1958г в рюкзаке для заправки фреоном. Накануне я звонил нашему общему другу Виктору, чтобы он подвёз на «Жигулях» этот громоздкий груз, но он стал много рассуждать, откуда следовало, что везти не надо. (Но на обратном пути он всё-таки подвёз).

ВМ «Акай» и финский ТВ оказались не очень хорошими: у ТВ слабая чувствительность радиовхода, а у ВМ слабый выход. Я давно советовал Юре сделать в ТВ низкочастотный вход (AV – вход), но тут есть одна тонкость. Ему этот ТВ выгоднее продать, не нарушая его внешнего вида переделкой, тем более что всё импортное ценится всегда выше, хотя я уверен, что он хуже, чем наш «Рубин-Ц266». То же надо сказать и о его ВМ: такие ВМ поднялись в цене с 2600р до 4500 р.

С Юрой нас связывают трудные и опасные путешествия по горам в 1972, 1974 и 1978 годах. Мы собирались также в 1983г, но побег Вики на запад не дал ему участвовать в том походе. Я уже упоминал об этом, но этого мало. История эта постепенно развивалась. В тот год немного поговорили об этом и постепенно все забыли. Но через два года уехала за границу ещё одна дочь Муллова: Люда, - выйдя замуж за американского аспиранта. И тогда все вокруг зашумели, возмутились: неправильное воспитание дочерей! Полгода длилась серия партийных собраний с персональным делом коммуниста Муллова.

Муллов имел неосторожность на собрании партгруппы, где впервые подняли этот вопрос, сравнить Вику с Лениным: «Ленин тоже уезжал за границу, чтобы легче было заниматься своим основным делом!» Это ему не могли простить. Потом его персональное дело много часов обсуждали на собрании. При голосовании оказалось: 41–за исключение и 21 – против. А по уставу персональные дела требуют для их решения не менее 2/3 голосов. Первый, кто остроумно заметил, что 41/62 не достаёт до двух третей, был Минаев, и, следовательно, голосование за исключение Муллова из партии не прошло. Так и решили: ограничиться выговором. Но партком не утвердил и решил: исключить.

12 декабря 1988 года, понедельник.

Персональное дело Муллова ушло в обком партии, а оттуда вернулось обратно с резолюцией: «Пересмотреть всё, начиная от первичной организации».

И вот снова состоялось партсобрание с персональным делом Муллова. Опять спорили много часов подряд. И уж было, собрались оставить его в партии, но тут встал многоопытный Дорохин и объяснил такое, чего никто не понял. Аж мурашки по коже! До чего же мы тупеем на партсобраниях, что не понимаем простой логики! Если бы обком написал в резолюции «начиная от парткома», то ясно было бы, что менять своё решение должен парком. А раз написали «начиная от первичной организации», то мы должны менять своё решение. Все сразу замолкли. «Ясно, - заключил Дорохин, - что надо голосовать за исключение». Тогда голосовали снова, и на этот раз получился перевес на один голос. Так и исключили.

Вскоре Муллова лишили допуска к секретным материалам, снизили оклад с 400 до 300. Его начальство отвернулось от него («так надо!»), и только Амирьянц догадался взять такого прекрасного специалиста к себе в сектор. Спустя некоторое время в ЦК КПСС вызвали секретаря обкома Месяца и начальника ЦАГИ Свищёва по поводу Муллова, в результате чего его вызывали к начальству и уговаривали не увольняться из ЦАГИ.

Теперь уже не 1985 год, а 1988! Всё изменилось! Сняты запреты с песен Галича. Любимов и Кончаловский свободно приезжают в Советский Союз и продолжают общаться со всем миром искусства. Вот-вот приедет на гастроли мировая знаменитость Виктория Муллова (как раз к тому времени отремонтируют Большой зал консерватории). А что с её отцом? Пока ещё никто не догадался восстановить его в партии. Я предлагал ему подать заявление о восстановлении в партии, но он ответил: «Зачем? Платить взносы 180 руб в год? Смотреть на собрании на эти рожи вроде Дорохина?» Но я ему возразил, уверяя, что на этот раз подавляющее большинство будет за него и это подтвердит, что люди перевоспитались. А тёмных надо переучивать… Но я ещё не всё рассказал о выходных днях. Была аппаратура Муллова, – с ней я разобрался. Потом принёс свой неисправный магнитофон Гера. Много лет назад я уговорил его не надеяться на мои любимые магнитофоны, а купить себе свой. У него «Илеть-101» из комиссионки. Он стал разбираться в аппаратуре и привёл «Илеть» в порядок. Но вот у него возникла тяжёлая неисправность, с которой он не смог справиться: сильный фон. Я помог ему исправить блок питания: там пробило триод П214, и вместо напряжения +21в шёл нестабилизированный ток +34в.

Потом всё воскресенье я печатал обобщающий отчёт. Получилось 25

страниц. И ещё целый день я рисовал картинки для отчёта и вписывал формулы. Вместо Соболева отчёт подписал Карклэ. Галкин подписал отчёт, не читая.

13 декабря 1988 года, вторник.

В 1430 Учёный совет. Две защиты кандидатских диссертаций и обе из нашего отделения: Самодуров и Клюкин. Оппоненты Кашин, Брянцев и Лазарев, Протопопов (он похудел). Надо будет взять с собой блокнот с шахматными задачами. Кстати, в «Труде» на той неделе была предательская 4-ходовка. Её предательство заключалось в шахе на первом ходу! Так я и не решил её, пока не пришёл ответ: 1) Лb4+ …, а задача такая: Белые Крh8, Лb3, Лg6, Ca5, Ch5. Чёрные Крd4, пh6.

14 декабря 1988 года, среда.

Близится Новый год. Настроение праздничное, так как обобщающий отчёт написан и лежит на подписи у Фомина.

Объявились старые друзья: Макаров и Осовик. Иных уж нет…

Я советовался с Макаровым по поводу декодера ПАЛ. Он как раз сам теперь занимается этим делом. Он купил 5 штук микросхем ТДА-4510 и собирается наладить массовое производство декодеров для своих знакомых – это и заработок и хобби. У них в институте физических проблем иначе не проживёшь.

С Макаровым мы знакомы 12 лет. Началось с того, что мой резидент по джазовым записям Владимир Ильич Головач рекомендовал мне некого Макарова, который может сделать Долби-систему для магнитофона, а у меня тогда были: японский «Акай» и «Ростов-101». И вот появился В. И. Макаров. Умелец и любитель джаза. Он мне сделал Долби-систему за 200 руб.

А потом мы с ним подружились. Я часто задумываюсь, совместимы ли дружеские отношения с денежными. Да, совместимы. Тот же Макаров выполнил ещё много заказов для моих жуковских друзей, примерно 200х8=1600 руб. Так постепенно набирается на автомобиль. И вот у него автомобиль «Москвич». А я подрабатываю мало, и поэтому у меня нет автомобиля. На мою зарплату содержится семья из пяти человек. Я не могу позволить себе и хобби, и автомобиль – что-нибудь одно.

Когда в 1981г состоялся всесоюзный джазовый фестиваль в Ярославле, (он назывался «Джаз над Волгой»), мы ездили туда на его автомобиле со всей моей аппаратурой и 4 дня подряд записывали выступления (15 часов записи студийного качества). Жили у его родителей.

15 декабря 1988 года, четверг.

По третьим четвергам собирается семинар Белоцерковского, и я решил съездить на него. На семинаре докладывались расчёты вихревых следов от самолёта и их влияние на летящие за ним другие самолёты. Был такой случай два года назад в Ташкенте.

С аэродрома взлетел самолёт ЯК-40, и вдруг его что-то дёрнуло, и он потерпел катастрофу. Оказалось, что за минуту до этого взлетел большой самолёт ИЛ-76. Он уже был далеко, в 6 км от аэродрома, а вихревой след от него всё ещё стоял в воздухе. Предполагают также, что катастрофа истребителя с космонавтом Гагариным объясняется также вихревым следом от другого самолёта.

За последние два года с подобными явлениями разобрались. В расчётах берётся до 240 вихрей. Расчёт на БЭСМ-6 идёт не более часа.

Семинары Белоцерковского последние месяцы проходят не в музее Жуковского, а в общежитии МВТУ. Я хоть и был там весной, но сегодня запутался и пошёл в другую сторону. Смотрю, незнакомый спуск к реке Яузе, я спохватился и спросил у прохожих. Пришлось срочно бежать назад, но всё-таки успел до начала, перегнав по пути Люду Довбищук.

В 12 часов закончились три доклада, и я удалился, предвкушая удовольствие проехаться по магазинам с бытовой электроникой, вплоть до Ленинского проспекта. Наши люди там тоже не сидят до конца, стараясь пройтись по Москве, – ведь это удаётся не каждую неделю.

Я очень интересуюсь состоянием бытовой радиоэлектроники в стране, тщательно записывая в свою тетрадь новые факты. Метро Шаболовка, пешком две минуты до комиссионки. Народу битком, цены на японские ВМ выросли до 4000 руб, есть и 9000. Недалеко – «Радиодетали». Исчезли дешёвые тестеры по 40-45 руб, остались только по 77 руб. Надо будет сказать Гере и Мосунову. У меня лично тестер есть, я его купил 30 лет назад за 20 руб, это безотказный «АЦ-20».

Появился дефицит: магнитофонные головки, в том числе для моих магнитофонов: 6В24-710 и 6А24-710, по 80 руб. Дешёвые – по 45 и 7р.

Что касается ближней «Электроники», - самого важного магазина, где продают видеомагнитофоны, то я видел из троллейбуса, что он закрыт, а доброжелатели тут же мне рассказали, что там сегодня творилось. Как всегда, с ночи там дежурила очередь на запись. Милиция по «матюгальнику» громко требовала разойтись, потому что сегодня записи не будет, так как запись на покупку видеомагнитофонов «Электроника» в 1989г будет организована по предприятиям. Толпа всё-таки с открытием магазина ворвалась внутрь и стала требовать от администратора записи. Тот трясся от страха. Тогда магазин закрыли, а милиция удалилась. У меня уже есть два ВМ, но всё равно интересно.

16 декабря 1988 года, пятница.

Состоялось партийное собрание по выдвижению в Верховный Совет от КПСС. Всего нужно 100 делегатов съезда, в том числе от Московской области два. Предлагалось обсудить 4 кандидатуры: Горбачёв, Бакланов, Месяц и Павловец. От ЦАГИ только Павловец, а остальные – для солидности. Идея такая: если мы просто выдвинем нашего кандидата Павловца, то его наверху там никто не знает, и он не пройдёт. Если же мы подадим своё предложение в солидном сочетании, то появится надежда. Ещё рассуждали так: от области надо двоих. Один – это наверняка окажется секретарь обкома Месяц, а другой – это будет простой коммунист, может быть доктор наук Павловец.

Но подавать 4 кандидатуры вместо одного – это экспромт. До этого на другом собрании предложили одного Загайнова. И сейчас ещё не понятно, за кого голосовать, и поэтому начались выступления. Первым выступил Галкин с защитой кандидатуры Павловца: он хорошо его знает по совместным поездкам за границу. Павловец проявит себя достойным депутатом. Тогда Галкина спросили, что он скажет о других кандидатурах, в частности, о Горбачёве. Он ответил: «Я Горбачёва не знаю», - и сел на место.

Шли дебаты. Виктор Довбищук предлагал вообще отказаться от участия в выборной кампании, так как ЦАГИ во время всенародного обсуждения проекта конституции был против нововведений, в частности, против депутатов от общественных организаций.

Потом начали голосовать. Сначала голосовали за Горбачёва. Стали писать на доске мелом. Но ведь у нас народ мудрый: кто-то предложил ускорить процесс голосования и начать с подсчёта «кто против». Логично: если «против» нет, «воздержавшихся» нет, то значит все «за». Тогда и считать по рядам не надо, потому что на собрании 58 человек.

Итак, сначала голосовали за Горбачёва. Секретарь собрания спрашивает: «Кто против?» Смотрит в зал, – никто не поднял руки. Тогда он обращается к Галкину: «Михаил Сергеевич, разве Вы не против?» «Нет, нет!» «Но Вы выступали против». «Нет, нет».

Так было и на XIX партконференции. Выступал народный артист СССР Михаил Ульянов. Он голосом маршала Жукова рубил с плеча, что нельзя допускать, чтобы на руководящие должности выбирали два срока подряд… и тут обернувшись в сторону Гобачёва, он добавил голосом уже обычного Ульянова: «Вас это не касается, Михаил Сергеевич».

18 декабря 1988 года, воскресенье.

Суббота пропала, потому что её объявили рабочим днём без обеда с 815 до 1415. Но вообще рабочие субботы, как и субботники, проходят бестолково.

В соседней квартире смолят лыжи, – запах чувствуется сквозь стенку. Я сижу в подвале с паяльником. На днях удалось локализовать неисправность в декодере: он оказался не при чём, а барахлило согласующее устройство. И вот я собрал новый блок «вход – видео», а завтра проверю прохождение видеосигнала на осциллографе. Что касается телевизора, то это придётся отложить до Нового года, так как его снова забрал Виктор на неделю. Раз человеку хочется окунуться в мир кино, я за него рад.

19 декабря 1988 года, понедельник.

Всё острее встаёт вопрос о финансировании на следующий год! С Нового года зарплата сотрудников не обеспечена хоздоговорами. Странно! Многие годы заключались договора с заводами, и это составляло основную часть зарплаты, по крайней мере, в нашем отделе. А теперь все заводы как один отказываются заключать с нами договора.

Дело объясняется просто: при переходе на хозрасчёт цена наших работ резко возросла – в три раза. Она равна зарплате, умноженной в 8 раз. Это потому, что к нашей зарплате отныне прибавляются расходы на амортизацию гигантского оборудования, на жилищное строительство… Раньше это обеспечивалось бюджетом. Заводы призадумались: дорого. Все выжидают. А денег нет. Наука теперь будет сама себя окупать. Ну, а если учёный занимается астрономией или историей, кто ему будет платить? Все мои коллеги в растерянности.

А тут вдруг узнали, что некоторые наши расчётчики, кроме зарплаты, получают дополнительные деньги по договорам с заводами – это Дима Евсеев. Сегодня Ира показала договор, по которому Дима получил 800 руб, и так же было в прошлом году. По этому поводу на меня насели Рыбаков и Набиуллин, почему мы так же не делаем? Я воспринял это как упрёк мне, и предложил Эдди быть начальником сектора вместо меня, но оказывается, они были недовольны не мной, а собой. А я их уверял, что Евсеев работает гораздо активнее, чем они. Я им всегда доказывал, что лучше просто быть научным работником и получать за тематику, а не по договорам. При этом остаётся больше возможностей для творчества. А они частенько завидуют экспериментаторам, которые получают премию 50%, а мы – только 20%. Они забывают, что, зато у них сравнительно высокий оклад: 300 руб, - и отпуск на полтора месяца, и возможность заниматься, чем хочешь. Разве они забыли, что они сами себе составляют план на следующий год? Разве плохо?

20 декабря 1988 года, вторник.

На политучёбе мне в этот раз не пришлось выступать, так как слово для доклада попросил Поповский. Он открыл дискуссию на тему о выборности в нашем отделении. Новый закон о предприятии говорит, что выбранный начальник подчиняется СТК. Но он отчитывается и перед министерством! Так кому же он подчиняется?

Дискуссия продолжалась целый час. На семинаре присутствовали самые активные слушатели: Карклэ, Довбищук, Сопов, оба Зиченкова, Смирнов, Дорохин, Соболев, Лыщинский, Крапивко, Самодуров. Таких, как Рыбаков или Орлов, заманить на семинар трудно.

Какие полномочия будут у начальника НИО-19? Оказалось, что в том виде, как сейчас, он нам не нужен. В самом деле, все мы делаем свою работу, не обращая внимания на начальника. Договора составляем тоже самостоятельно. Нам нужен менеджер. За рубежом во главе НИИ всегда стоит менеджер. А учёный руководитель – в замах.

21 декабря – 29 декабря 1988 года, 9 дней одного года.

Мне пришло в голову, что, ведя этот дневник, я делаю полезную для общества работу. И я подумал, не привлечь ли к этому делу ещё и кого-нибудь из молодёжи. Вроде вахтенного журнала на корабле. Почему бы ни продолжить этот журнал другому? Я был наивным человеком, потому что спустя много лет я увидел, что этот дневник отражает мой мир, и только. Продолжить этот дневник другому невозможно.

А пока я пригласил участвовать в дневнике Серёжу Парышева, и он с удовольствием согласился. Я ему предложил заполнить следующую неделю и вот что он написал.

Комментарий ст. инженера Парышева С.Э.

Эти строки пишу 21 декабря в 1600.

В. Г. Буньков дал мне почитать свой дневник, а заодно написать в конце свой комментарий. Пишу именно сегодня, т. к. завтра он собирается отдать дневник своим старым друзьям из Новосибирска.

Просьба о комментарии сразу вызвала у меня ассоциации с книжкой Братьев Стругацких «Понедельник начинается в субботу». Не знаю, читал её В.Г. или нет. (Всех Стругацких читал, особенно нравятся: «Лес», «Улитка на склоне» и «Пикник на обочине». В. Г.)

Там тоже сначала идёт основная часть, а потом комментарий. Основная часть написана от первого лица некого м.н.с. Привалова А.И., тоже, между прочим, программиста, работающего в неком НИИЧАВО – научно-исследовательском институте чародейства и волшебства. Потом основная часть заканчивается и идёт комментарий, из которого следует, что основную часть написали всё-таки братья Стругацкие, а вот комментарий написал уже действительно Александр Иванович Привалов. Там он кое-где покритиковал авторов за неправильное освещение событий, а заодно разъяснил ряд часто встречающихся терминов. Вообще книга замечательная! Я считаю, это шедевр, и лучшее из того, что написали Стругацкие.

Этот НИИЧАВО чем-то смахивает на наш ЦАГИ. Причём, там тоже упоминается БЭСМ, дивергенция и ротор, занимаются линеаризацией (есть отдел линейного счастья), есть своё 10 отделение. Как и у ЦАГИ, есть свой музей – избушка.

Но это так, к слову. Теперь о дневнике.

Мне он жутко понравился. Захватывает, как лучший детективный роман или фантастика. Во-первых, очень интересно заново прожить этот год, такой бурный и непонятный. Во-вторых, узнаёшь массу новой информации, которой раньше не знал. А известные события и лица оборачиваются неожиданной стороной. В-третьих, приятно время от времени встретить собственную фамилию.

Было бы здорово всё это издать для более широкого круга, например, для пристройки к 12 корпусу. Но это делать нельзя. Будет масса смертельных обид. Вот где-нибудь лет через 50, когда у нас будет 2-ая перестройка (или революция), тогда этот дневник будет читаться так, как мы читаем о 30-х годах. Я уже говорил об этом В.Г., так что пусть он это сохраняет.

Язык очень простой, читается легко. Терпеть не могу, когда у писателя в произведении каждое предложение по пол страницы. Так, например, пишет Анатолий Ананьев (хотя сам мужик вроде ничего, не застойщик), из зарубежных – Вильям Фолкнер. Конечно, вести такой дневник не просто и В. Г. вызывает восхищение и уважение. Причём, и во всём остальном. И что касается работы, и увлечений, и походов. Проехать за один день… - Дальше Серёжа сравнивает некоторые свои приключения с моими. Потом он выражает своё несогласие с моими взглядами на социализм: «Нет у нас социализма, и не было!» Много он написал про видео. Он тоже кое-что видел из шедевров кино у них в кино-клубе в МФТИ, но увлекаться как я (1000 кинофильмов), – это он считает наркоманией. Далее он продолжает:

Вообще у меня с В.Г. кое-что есть общее. Я тоже не играю в карты, хотя и более логичен: я не играю и в шахматы. Тоже не пью и не курю. Тоже люблю возиться с электроникой… (идут две страницы, как ему удаётся наладить качество цвета в старом ламповом телевизоре)

…Согласен, что делают у нас бытовую электронику безобразно. Эксплуатировать её может только специалист, а продают кому угодно.

… Краткий словарь часто встречающихся терминов (как у Стругацких):

ЦАГИ – целая армия гуляющих инженеров. ФЛАТТЕР (произносится флятэр) – то, чего в природе не существует и выдумано в ЦАГИ. ГОС – (гипотеза одномерной стационарности) – высшая фаза развития сложнейших аэродинамических схем в эпоху супермощных ЭВМ, сводящаяся в самом деле к примитивным формулам. ДИССЕРТАЦИЯ – очень длинное заявление с просьбой увеличить зарплату.

  

Вовремя остановил Серёжу, а то бы он исписал блокнот до конца. Спасибо ему, я не жалею, что дал ему возможность участвовать в этом дневнике. Я согласен с ним, этому дневнику через 50 лет цены не будет! А насчёт смертельных обид – как-нибудь договоримся.

30 декабря 1988 года, пятница.

На днях прочитал книгу Бориса Можаева «Мужики и бабы» в журнале «Дон» №1,2,3 за 1987г (книгу принёс Немиров). Роман написан в 1980г, но в нём описано всё то, что попало на страницы официальной печати только в наши дни. И только на XIX партконференции открыто заговорили о том, что было поднято в той книге 8 лет назад. Например, устами героев автор говорил: «Не разговоры о критике, а правовой порядок должен лежать в основе общества, ибо социальная дисциплина создаётся только правом». Всё верно. На нашем семинаре люди шумят: «В США даже президент отвечает перед законом, а у нас законы создаются для того, чтобы было легче управлять народом». О конституции все давно забыли, а в США все знают конституцию наизусть и руководствуются ею в повседневной жизни.

Последняя неделя уходящего года. Уже не пишу обо всём, как было. Всё подряд описывать не интересно, потому что многое повторяется без конца. Хотя писать выборочно – теряется документальность.

Из последних дней интересен приезд моего младшего брата Пети из Новосибирска. В отпуск – погостить. По этому поводу зашёл к нам и средний брат Коля (который начальником в НИО-17). И вот мы, трое братьев сидим на диване. Такое бывает раз в 20 лет. Ира отошла на средину комнаты и любуется нами, наклонив голову набок, сравнивает.

Как и два года назад, Петя гостит у меня, а не у Коли. У меня лучше и свободнее, т. к. у них добавился зять, и вот-вот будет прибавление.

Петя каждый день смотрит у меня видеофильмы, а днём едет в Москву, ходить по магазинам. Он говорит, что в Москве изобилие с продовольствием, по сравнению с Новосибирском.

Петя много рассказывал о Новосибирске. Интересная новость. Вознесенский собор недалеко от центра реконструирован. Ни на один день не прекращалась служба, а деревянные стены заменены каменными. Ежедневно набиралось по 50 энтузиастов для помощи строителям.

Я эту церковь помню. Зимой 1941 года я ходил туда с бабушкой на какую-то службу. Помню, меня поразило великолепие внутри церкви. Красивые толстые свечи вижу до сих пор. Много народу, всё сверкает от сотен свечей. Священники в золотых одеждах. Потом дали в чайной ложечке что-то сладенькое. В церкви тепло, красиво, и не хочется уходить, тем более, когда шли по улице, был такой мороз, что я плакал от боли. Как туда шли помню, службу помню, а как обратно добирались – ничего не помню. А учёные говорят, что это где-то в памяти спрятано, и, если подействовать гипнозом, можно проявить.

Кончается дневник. Я его долг