Михаил Алексеевич Ланцов - Прапорщик драконьей кавалерии [СИ,с издат.обложкой]

Прапорщик драконьей кавалерии [СИ,с издат.обложкой] 1043K, 211 с. (Погранец-2)   (скачать) - Михаил Алексеевич Ланцов


Михаил Ланцов
Прапорщик драконьей кавалерии


Пролог

Иван Семенович Орлов  нервничал, не находя себе места от ожидания и предвкушения.

– Да успокойся уже! – Раздраженно фыркнула Елена Георгиевна .


– Ты разве не понимаешь?


– А что там понимать? Сейчас приедет. Сделает пассы руками и с умным видом, еще какую весточку от сына передаст.


– И тебя это не трогает?


– Трогать-то трогает, но есть у меня сомнение. Не водит ли она нас за нос?


– Пятьдесят тысяч «зеленых» Лена, пятьдесят тысяч! На дороге такие деньги не валяются. А она их нам безвозмездно отдала.


– В том и подвох. Что ей от нас надо? Во что она нас втягивает? Майор Вольнов  неспроста вокруг нас вьется. И, я уверена, не он один. Сам же приметил странную машину, что дежурит во дворе нашего дома уже который месяц.


– Чего гадать? Не понравится – откажемся.


– А если деньги потребует вернуть?


– Как потребует, так и скажем до свиданья. Расписок-то мы не давали никаких.


– Бойцов же пришлет. Выбьют. На органы разберут на старости лет.


– Слушай, не температурь!

В этот момент на улице скрипнули тормоза. Иван Семенович быстрыми шагами прошел к окну и осторожно выглянул.

– Приехала.


– Одна?


– Да. Забрала из багажника какой-то сверток и небольшой чемодан, похожий на переносной холодильник. Помахала рукой….

Спустя пять минут

– Добрый день, Иван Семенович, – с мягкой, вежливой улыбкой, произнесла госпожа Бхарти .


– Добрый, – кивнул мужчина, немного хмурясь.


– Не переживайте, дайте мне десять минут и все ваши вопросы разрешатся.


– А что вы будете делать? – Поинтересовалась Елена Георгиевна.


– Открою портал в тот мир, где сейчас ваш сын и он сможет посетить вас.


– Вы серьезно? – С явным недоверием переспросила женщина.


– Я вас хоть раз обманула? Доверьтесь мне.

С этими словами она разулась и прошла в зал, где занялась приготовлениями: расстелив весьма необычный коврик с вязью сложной магической печати Бхарти начала раздеваться.

– Милочка, что же ты делаешь?! – Возмутилась Орлова.


– Елена Георгиевна, мне нужно раздеться донага. Если вы не хотите на это смотреть, то подождите в соседней комнате.

– Ну, уж нет, – фыркнула женщина и проследовала на диван в дальнем углу комнаты. Следом за ней направился и Иван Семенович. Госпожа Бхарти была молода и красива, так что упускать возможность полюбоваться такой «конфеткой» он не желал. Чисто по-мужски.

Впрочем, никакого эротизма в ее действиях не было.

Быстро раздевшись, она присела на корточки и достала из переносного холодильника несколько флаконов с кровью. Аккуратно вылила на печать, стараясь покрыть ее полностью и ровным слоем. Потом пришел черед четырех сердец…

– Это чьи? – Не сдержалась Елена Георгиевна.


– Это добровольная жертва во славу Кали, – пространно ответила Бхарти, и, встав в центр магической печати, вонзила себе ритуальный нож в район солнечного сплетения. При этом сохраняя на лице самое благожелательное выражение.

Иван Семенович, дернулся было к ней, но резко остановился, не веря своим глазам. Потому как прекрасное тело юной индуски рассыпалось густым, вязким туманом и заполнило весь периметр магической печати от пола до потолка. Получилась этакая колонна крепко скрученного не то тумана, не то дыма.

– Что же это такое? – Медленно, буквально по слогам выдавил из себя Орлов.

А потом из тумана уверенно шагнул их сын.

– Ну, привет папаня. Не ждал блудного сына?


– Витя… – глухо выдохнул тот совершенно дурея от происходящего.


– Я ненадолго. Жертва тут небольшая, портал скоро закроется. Так – повидаться, да кое-какие вопросы порешать.


– Да как же это? – Вставая выдавила мать.


– Магия, – поучительно подняв палец, заявил сын, – это технология, принцип функционирования которой не известен. Правда, в данном случае я и сам не очень понимаю.


– А раз не понимаешь, то и не дури им голову, – произнесла Селентис , вышедшая следом за Виктором из портала.

Вид темной эльфийки с темно-пепельной, практически эбонитовой кожей, кровавыми глазами и белоснежными волосами воспринялся старшими Орловыми спокойно. Ну, на фоне происходящего.  Следом за Селентис заскочили Ализель , Цири  и Кали .

– Так, – густым, сочным голосом провозгласила синекожая дама, – времени у нас не много. Бхарти долго не протянет.


– Пап, мам – сядьте и расслабьтесь – сейчас Лиза вам слегка здоровье подлатает.


– Что? – Ошалело переспросил отец, явно находясь в шоке.


– Знакомьтесь. Это – мои жены. Ализель, Селентис, Кали и Цири. Лиза – не тяни. В темпе.

Видя полную растерянность родителей Виктора, Ализель применила плетение магии Разума и легко усадила в кресло свекровь, временно вырубив ее. После чего занялась ее лечением в практически полигонных условиях – пациент-то не вырывался.

– Это что…


– Пап, забрать вас с собой пока не могу. Селентис поживет с вами. Она займется вашей охраной и все расскажет. Позже, как Бхарти отойдет – откроем портал снова. Связь пока держите через нее. И это – не унывай. У тебя уже полно внуков и внучек.

В этот момент Ализель закончила с Еленой Георгиевной и Иван Семенович уплыл. Последнее, что он слышал:

– Пока пап. До встречи!

Да и то – сквозь туман.

Когда он открыл глаза, то заметил ту самую чернокожую девицу с длинными молочно-белыми волосами, которая возилась с госпожой Бхарти. Кинжала в груди у той уже не было. Как и раны. Да и вообще – ни крови, ни сердец – ничего не было, словно все испарилось.

– Она мертва? – Тихо спросил Иван Семенович.


– Спит, – ответила темная эльфийка. – Это ее первый портал, а мы слишком долго возились.


– Селена? – Недоверчиво спросила Елена Георгиевна.


– Селентис, – поправила девица и, легко подняв, уложила индуску на диван. Словно пушинку. А та, хоть и была совершенно голой, но оказалась удивительно чиста, будто ее только что отстирали с порошком и тщательно пропылесосили. А вся грязь с кровью, что она недавно разводила, натурально испарилась. Даже волосики в интимной зоне светились своей особой кудрявой чистотой и ухоженностью.


– Девочка… ты действительно жена моего сына?


– Да, – после довольно длинной паузы, ответила Селентис, усаживаясь в кресло: – Я жена Виктора.


– А они?


– Тоже. У него четыре жены. И мы, на удивление, ладим. Пока, по крайней мере.


– А ты человек? – Осторожно осведомился Иван Семенович. – Не обижайся, но уж больно необычно ты выглядишь.


– Нет. Я эльфийка, темная эльфийка. Ализель – солнечная эльфийка. Цири – и’ри’тори . А Кали – богиня, правда, сильно ослабленная.


– А так разве можно?


– Что именно?


– Ну… у вас есть дети?


– Вашему сыну я родила девочку Киру, Ализель – двух девочек: Марину и Арину, Цири – мальчика Глеба, Кали – двух мальчиков: Петра и Павла. У вас шестеро внуков. Кроме того, Иван Семенович, вы еще не знаете, но вы тоже не человек. Вы – и’ри’тори. Как и ваш отец, дед и так далее. Просто ваша кровь запечатана, и вы не можете пользоваться своими возможностями.


– Девочка… – начала было свекровь.


– Елена Георгиевна, мне семьсот сорок пять лет. Полагаю, что обращение «девочка» в данной ситуации не уместно.


– Сколько?!


– Семьсот сорок пять. И я – самая молодая жена Виктора.

Наступила тишина. Старшие Орловы переваривали услышанное, а Селентис наблюдала за их реакцией.

– Сколько ты с нами будешь жить? – После пяти минут задумчивого молчания поинтересовался Иван Семенович.


– Месяца два. Может больше. Не знаю точно. Этот портал был временной и стихийной поделкой. Следующий портал мы хотели бы открывать более толково. Да и Бхарти нужно восстановиться. А это не меньше месяца.

– Тебе Виктор говорил, что ты выглядишь… эм… несколько вызывающе для…


– Вашего мира?


– Да, для нашего мира.


– Это предусмотрено, – кивнула она и надела на палец маскировочное кольцо Дол Амона. Раз – и перед родителями Виктора сидела она же, только кожа стала нежно-золотистой, а глаза – небесно-голубыми. Да и ушки с зубками стали вполне обычными на вид.


– Ох! – Синхронно отреагировали оба родителя.


– К такой внешности нет никаких претензий?


– Увы…


– Что не так?


– Во-первых, ты слишком красивая. Это может стать проблемой. На улице к тебе могут пристать подельники «уважаемых людей»… стремясь пригласить на знакомство.


– А во-вторых? – Повела бровью Селентис, игнорируя эту угрозу.


– Одежда. У нас так не ходят. Или ты хочешь все это время просидеть в каменном мешке? Ты ведь из другого мира, наверняка любопытно – как у нас тут живут.


– Хм. Не без этого. Но не так чтобы критично. Моя главная задача – ваша защита. Чтобы никто не пытался вам угрожать или еще как-то давить.


– А ты справишься? На вид ты такая хрупкая.


– Поверьте, это никогда не мешало мне убивать, – холодно усмехнулась эльфийка.


– У нас тут так не принято.


– Да, Виктор говорил, что нужно убивать еще и свидетелей, чтобы потом стражники не донимали.

Кхе-кхе. Поперхнулся Иван Семенович.

– Это сказал Виктор?


– А что не так?


– У нас вообще не принято просто так убивать на улице…

Утром следующего дня сногсшибательная девушка с удивительно белыми волосами вышла из подъезда вполне заурядного дома. Сотрудники ФСБ, дежурившие в автомобиле неподалеку, даже как-то зависли и растерялись. Их можно понять – мужчины. Тем более что она, пошловато виляя бедрами, направилась именно к ним.

– Доброе утро! – Жизнерадостно произнесла эта особа, нагнувшись в открытое окно автомобиля.


– Вы что-то хотите? – Слегка замявшись, поинтересовался командир наблюдателей. Ему было непросто. Красивая мордашка девушки в таком ракурсе подпиралась бесподобными видами на ее молочные железы.


– Мужчины, вы не хотите отдохнуть? – Томно проворковала красотка, подкрепляя свои слова магией Разума.


– И то верно, – согласился командир, выключая рацию. А водитель, не ожидая каких-то ни было распоряжений, завел автомобиль и уверенно поехал в одну из «элитных» саун города Мытищи. Там-то их утром следующего дня и нашли. Спали вповалку с сотрудницами сего дивного учреждения после ударного тестирования «функциональных возможностей инвентаря»…



Часть 1 – Чудо в перьях


С начала времён люди верили, что среди нас живут ангелы. Некоторые верят и в демонов…. Но никто не знает, какую форму они примут. Быть может, это ваш супруг, начальник…. Или тот, кто сейчас сидит рядом с вами…


Сериал «За гранью возможного»



Глава 1

– И? – Генерал, потерев переносицу, вперил свой взгляд в майора Вольнова. – Что за чертовщина у вас там творится?


– По всей видимости, к семье Орловых приставили охрану.


– Ту девицу?


– Да.


– Майор, ты издеваешься надо мной?


– Никак нет.


– Хорошо. Если верить твоему рапорту, то подойдя к Ивану Семеновичу, ты попросил представить тебя девушке. После чего потерял контроль над собой. Обращался к ней «госпожа», носил сумки, чистил картошку, мыл полы, а напоследок, даже мусор вынес. Это как понимать? Эта баба лишила тебя способности соображать?


– Товарищ генерал, я боюсь ее.


– Серьезно? – Усмехнулся генерал.


– В квартире, пока она придумывала, чем бы меня еще занять, я стоял на коленях и… не мог подняться. Словно меня парализовало. Мы пытались ее задержать для проверки документов. Но оперативники теряются рядом с ней. Один наряд она отмашкой отправила в Москву-реку. Ребята попрыгали туда с радостными криками. Купаться. Мы их еле выловили – не хотели вылезать.


– Читал, – хмуро кивнул генерал.


– Она надежно перекрывает все подходы к Орловым. Мы теперь максимум по телефону с ними можем общаться. Да и то – не всегда и недолго.


– И как они объяснили поведение оперативников?


– Никак. И если бы только оперативников. Я просмотрел видеозаписи из пары магазинов, куда она ходила за покупками. Это нечто. Правда, госпожа Бхарти, сопровождающая ее все это время, явно не одобряет подобного поведения.


– Кстати, а  что говорит госпожа Бхарти относительно это девицы?


– Порекомендовала от Селентис держаться подальше, намекнув, что она крайне неуравновешенна и в состоянии «устроить истерику», которую мы можем не пережить.


– Так ее зовут Селентис? Странное имя.


– Лингвисты полагают, что это прозвище, хотя не уверены.


– Захват обдумывали?


– Я говорил с Бхарти, но она на попытку угрожать только рассмеялась и предложила попробовать. Никакого страха. Для нее все это выглядит какой-то забавой. И главное, у меня сложилось впечатление, что ее смущают только последствия. Для нас.


– Какие последствия? Пустим газ. Потом спеленаем и нормально пообщаемся. Попробуйте донести до нее эту информацию. Может быть, получится наладить сотрудничество.


– Есть, товарищ генерал…

Осторожный звонок в дверь.


Тишина.


Майор опасливо огляделся. Лестничная клетка сверкала чистотой – плитка аж блестит, словно ее натирали со всем радением и страстью. Никаких рекламных объявлений и мусора. Лампочки все на месте и целы.

– Нравится? – Тихо спросил Иван Семенович, от чего майор вздрогнул.


– Вы так тихо открыли дверь...


– Селентис спит. Не хочу будить. Она всю ночь что-то делала. Утомилась.


– Чисто у вас здесь.


– Это все девочка наша. Умница. Умеет убеждать людей вести себя прилично.


– Мое руководство нервничает.


– Понимаю. Вы уж за тот раз зла не держите. Она иной раз меры не знает. Да и злится, что вы столько внимания к нам проявляете.


– Кто она? – Почти шепотом спросил Вольнов.


– Майор, – звонко прозвучал голос Селентис. – Иди к черту! Или тебе понравилось картошку чистить? – Она совершенно беззвучно выросла из-за спины Ивана Семеновича.


– Селентис?


– М-м-м… все-таки ты любишь боль и страдание.


– Милая, – мягко произнес Иван Семенович, – не спеши.


– Почему?


– У меня для вас сообщение, – поспешил заявить Вольнов.


– Я слушаю.


– Мое руководство не хочет обострять. Мы просто хотели бы пообщаться, не доводя до силовых решений.


– А вы можете? – Кровожадно оскалилась Селентис, от чего Вольнова передернуло.


– Я – нет. Но мой генерал считает, что можем. В любом случае – это осложнит жизнь Ивану Семеновичу и его супруге.


– Хорошо. Проходи. Пообщаемся. – Сказала она и потянулась, сладко зевнув.

Дважды приглашать майора не требовалось.

– Слушаю, – поинтересовалась темная эльфийка, когда они прошли на кухню.


– Кем вы приходитесь Ивану Семеновичу?


– Я не хочу отвечать на этот вопрос.


– Надолго ли вы приехали?


– Не скажу, – усмехнувшись, ответила Селентис и откинулась удобнее на кожаном кресле. – Ты так и будешь задавать дурацкие вопросы?


– Слушайте – не я их придумываю. Мне нужно будет что-то докладывать своему руководству.


– Доложи, что досажать Орловым не стоит. Я понимаю – любопытно. Но разве тебе не страшно сталкиваться с чем-то, что ты не можешь познать?


– Страшно. Но это наша работа. Мы вполне осознанно рискуем жизнью и знаем, на что идем.


– Серьезно? – Оживилась Селентис. – Давай допустим, что я принесу тебя в жертву богине хаоса.


– Убьете? Я готов к этому.


– Нет. Не убью. Принесу в жертву. После смерти твоя душа попадет в чертоги богини и станет ей служить. Для потех, к примеру. А развлекаться она любит довольно болезненно. Вечность мучений и страданий. Как тебе? Ты готов к ним?


– Я не верю во всю эту чушь, – с легким раздражением фыркнул майор. – Я приземленный человек. Вы мастерски умеете наводить мистику вокруг себя. Но меня вам не провести. Убить – убьете. Верю. Но не более того.


– А ты забавный, – произнесла Селентис, теребя колечко Дол Амона. Она впервые сталкивалась с таким вот неверующим человеком. И ей хотелось поиграть с ним. Но здравый смысл сдерживал от необдуманных поступков.


– Жмет?


– Жжет.


– Бижутерия? Уж не аллергия ли? Покажите, – произнес он и потянулся вперед.

Раз. И остро отточенный клинок уперся ему в горло, заставив замереть. Откуда она его извлекла только?

– Никогда не прикасайся ко мне без разрешения. Это может стоить тебе жизни. Ты понял?


– Понял.


– Ясно понял?


– Ясно.


– Хорошо, – кивнула она и таким же неуловимым движением спрятала клинок.


– И как быть с вопросами?


– Раз в неделю ты будешь приходить, и задавать мне вопросы. Разумеется, я на них отвечать не буду. Но какую-то видимость приличия мы соблюдем. Тебя это устраивает?


– Вы в принципе не будете отвечать на вопросы?


– Почему же? Если ты спросишь, какая сейчас погода – отвечу. Но все, что тебя касаться не должно – даже не надейся. Кроме того. Я сразу предупреждаю, что после первой же выходки, угрожающей жизни или здоровью Ивана Семеновича, Елены Георгиевича или моей, я выхожу на тропу войну и начинаю вырезать всех причастных. Просто оставьте нас в покое и не раздражайте меня.


– Можно личный вопрос?


– Нет.


– Как вы это делаете?


– Что? Отвечаю «Нет»?


– Заставляете людей делать то, что нужно вам.

Пшшш…


Сгорел крохотный микрофон с передатчиком, закрепленный в неприметной части костюма майора.

– Ой! – Дернулся Вольнов.

– Техника, она так не надежна, – с саркастичной улыбкой произнесла Селентис. – Мистика, да и только. Не так ли? Магия? Или, может быть, божественное вмешательство?


– Оборудование, – недовольно буркнул Вольнов. – ЭМИ вспышка просто выжгла электронику.


– А так? – Загадочно улыбнулась девушка, и руки майора непроизвольно потянулись к собственному горлу. Он пытался сопротивляться, но не получалось совершенно.


– Селентис! – Буквально взревела, влетевшая на кухню госпожа Бхарти. У нее словно зудело, приехать пораньше. После чего она выдала тираду на непонятном языке. И… о чудо – ее глаза светились синим светом. Ну, так – умеренно. Разве что насыщенный лазурный туман слегка парил из них. Селентис ответила ей не менее ярко и сочно. И тоже на этом неизвестном языке. А глаза к пущему ужасу Вольнова стали наливаться черным мерцанием. Аватар Кали и верховная жрица Ллос активировали свои божественные связи. Перенервничали.


– А ты – скотина! – Выдала Бхарти, резко развернувшись к Вольнову. – Ты и твое руководство! Вы, идиоты, разве намеков не понимаете? Бараны? Что вам тут – поля трупами заполнить?


– С радостью, – с каким-то вожделением в голосе произнесла Селентис.


– Пошел отсюда! – Прорычала Бхарти и неведомая сила подняла майора со стула и буквально вышвырнула на лестничную клетку….

Посидел.


Отдышался.


Пошел на улицу.


Там его уже ждали.

– Ты как? Идти можешь?


– Записали?


– Она явно в технике не подкована, – усмехнулся коллега. – На тебе все выжгла. А мы с окна сняли.


– Только звук?


– И картинку. Дронов держали с хорошими камерами напротив всех окон. И не зря.


– Глазки мне приглючились?


– Нет.


– Что это за твари-то такие? У меня от этой белобрысой мурашки по телу.


– Индуска только прикидывается паинькой походу. Не знаю, что там раскопают, но, мы, по всей видимости, лезем в очень нехорошую тему.


– Ты что, веришь во всю эту чушь с богами?


– Я ни во что не верю. Просто вижу – что ни черта мы тут не понимаем. А это – плохо. Очень плохо…

Спустя три дня. Кабинет генерала

– Как нет никого?


– Уехали в путешествие. На Кубу.


– Почему мы об этом узнали только сейчас?


– Вы же знаете эту белокурую стерву. Она просто прошла и посадила всех четверых на самолет вместо зарегистрированных пассажиров. Без билетов. У нас есть записи с камер аэропорта. Часть. Она пожгла камеры.


– А те люди, что должны были ехать – куда они делись?

– Просто поехали домой. Мы их опросили – никто ничего не помнит. Все были уверены, что им лететь в другой день – ровно через неделю.


– Чертовщина какая-то! – Недовольно фыркнул генерал. – Язык разобрали?


– Никак нет. Ни с одной известной нам языковой группой пересечений нет.


– Перевели хоть что-то?


– Нет.


– Плохо. Ладно, – тяжело вздохнул генерал, – придется подключать резидентуру на Кубе. Может там хоть что-то прояснится.


– Товарищ генерал, а может не надо? Я почти уверен, что это индуска утащила на Кубу белокурую, чтобы предотвратить бойню. У этой красотки явно выраженные садистские наклонности… и способности.


– Разумно, но поздно, – грустно произнес генерал. – Уже доложено наверх. Там считают, что это контакт с другой цивилизацией.


– Рептилоиды и аннунаки? – Усмехнулся Вольнов.


– Хренаки! – Рыкнул генерал. – Представители другой цивилизации. Мы не знаем, как они себя называют. И это не моя версия. Госпожа Бхарти давно живет среди нас и очень неплохо устроилась. А Селентис просто не обтесалась еще. Вот и выдает коленца. И да, Бхарти, судя по всему, это псевдоним. С трудом, но наши люди в Индии это выяснили. Там ее считают аватаром бога Кали.


– Кем? – Удивился Виктор.


– Аватаром бога, – повторил генерал с некоторым раздражением. – Это что-то официального представителя, позволяющего в любой момент пустить божество в свое тело. Воплотить, так сказать. Бред, конечно. Но там считают наши индийские партнеры.


– Ясно, – потерянно ответил Виктор, прокручивая в голове ту сцену на кухни. – Но ведь, если это все не бред, то…


– Да, – кивнул генерал. – Нужно быть очень осторожными.

В то же время – Подмосковье

– Так будет лучше, – вновь произнесла Бхарти. – Пускай ищут на Кубе. Им потребуется время, чтобы понять, что мы туда так и не улетели.


– И как долго мы тут будем сидеть? – Недовольно проворчала Селентис. – Скучно же.


– Сидеть совсем не обязательно. В Москве масса интересных мероприятий. Автомобиль есть. Иван Семенович, вы ведь не откажете в услуге гида своей невестке?


– Конечно.


– Вот и замечательно. Главное – Сель, выделывайся поменьше. Твоя заносчивость создает нам всем проблемы.


– А чего мы тогда на Кубу не уехали, в самом деле?


– Уехать сейчас – месяц работ насмарку. Виктор тебя за такое поведение по головке не погладит.


– Слушай – мне что, рабыней прикидываться? – Начала она психовать.


– Да! Черт меня подери! Да! А еще лучше простой, обычной женщиной! Вон – посмотри на Елену Георгиевну. Бери с нее пример. Ты же выделяешься как королевна на фоне окружающих. Так, словно все должны бежать и лизать тебе ножки только потому, что ты уже пришла.


– Это плохо? – Повела бровью Селентис.


– Плохо! Потому что здесь так себя даже женщины самых влиятельных людей мира не ведут. А у тебя нет никакого формального статуса. У твоего бога нет места силы. Ты даже в своем нормальном обличье ходить не можешь! Хватит нас всех подставлять!



Глава 2

Возня с порталом затянулась.

Бхарти очень тяжело пережила открытие первого и теперь Кали стремилась оградить ее от таких рисков. Терять аватара ей было не с руки. Особенно в той связи, что других аватаров у нее на Земле больше не было.

Одна отрада – скучающая Селентис как-то увлеклась интернетом и компьютерными играми. Не техникой. Нет. Но представлениями землян о магии и богах, с удивлением узнав кучу всякого вздора и про темных эльфов, и про свою госпожу – Ллос. Оказывается, о ней тут слышали, что странно. Вот и сидела практически безвылазно за компьютером, изрядно разрядив обстановку.

В подмосковной усадьбе, где они поселились, было много деревьев, высокий забор и очень тихое место недалеко от трассы. А главное – не было соседей внутри периметра. Поэтому Селентис смогла с облегчением снять кольцо маскировки и рассекать в своем натуральном виде. Все-таки плетение немного давило на психику и раздражало. Одно дело часик-другой походить, и совсем другое – днями напролет в течение нескольких месяцев.


Получался практически санатории. Прогулки. Сидение с планшетом на качелях или на лавочке под деревьями. С беспроводной связью проблем-то не было…

– Товарищ генерал, – бодро козырнул Вольнов, входя в кабинет к высокому начальству.


– Слушаю.


– Есть результат. По телефону не стал докладывать.


– Даже так? Хм. Что-то серьезное?


– Нашли фигурантов. Сидят на одной из ведомственных дач в Подмосковье.


– Ведомственной?


– Так точно. Министерство финансов. Владелец говорит, что поселил там своих дальних родственников и просил их не беспокоить.


– Опять внушение?


– Видимо.


– Визуальный контроль проведен?


– Так точно. Вот. – Произнес Вольнов и положил на стол планшет с открытой галереей фото. – Дроид близко не подлетал, но Ивана Семеновича и Елену Георгиевну вполне можно распознать. А вот тут четко видна госпожа Бхарти.


– А это кто?


– Наша садистка.


– А чем это она так измазалась? Вон – черная стала, словно негритянка из центральной Африки. Так загореть-то невозможно.


– Не могу знать. Предполагаем какие-то косметические мази. Хотя… она в таком виде постоянно ходит. Что для косметики странно.


– Ладно. Тогда попробуем их взять. «Добровольное» вовлечение фигурантов министерств нам не простят при докладе. Этак они к президенту зайдут и подпишут любую бумажку.


– Но вы же сами говорили, что нужно быть осторожными.


– Говорил. Но ситуация меняется. Бери бойцов одного из подчиненных ЧВК . И выдвигайся. Будем надеяться, что внезапность нападения сыграет нам на руку.


– Что делать в случае сопротивления?


– Взять их нужно живыми. Ранеными, но живыми.


– Понял, – кивнул Вольнов, козырнув.

Спустя час. Недалеко от Рублевского шоссе

– Сигналят, – удивленно произнес Иван Семенович. – Неужели хозяин приехал?


– Он сейчас в Индии, – недовольно поджав губы, произнесла Бхарти. – Мне это все не нравится. Сель – колечко надень. Не будем дразнить гусей.


– Очень интересно… – как-то отстраненно произнесла Селентис, играя с крошечным паучком, спустившимся с ветки.


– Что?


– А ты разве не чувствуешь? За забором полно мужчин. Человек десять возле ворот – остальные более-менее равномерно распределены вдоль стенки. Вряд ли так прибывает владелец.

– Иван Семенович, Елена Георгиевна – укройтесь в доме. Лучше в подвале. А то тут могут стрелять начать. – Произнесла Бхарти.


– Я не буду прятаться!

Вместо ответа, Бхарти ТАК на него взглянула, что желания спорить сразу исчезло. Как рукой сняло. И они с супругой бегом отправились к укрытию.

– Убиваем?


– Только в случае острой нужды.


– Ты же видишь – они собираются нападать.


– Может быть, получится договориться. Не хочу крови…


– И это говоришь ты? – Фыркнула Селентис.


– Мы – уйдем. А ты о родителях Виктора подумала? Думаешь, смогут нормально скакать зайчиками? Ой, не факт.

С этими словами она направилась к воротам.

– Кто там?


– Госпожа Бхарти, это майор Вольнов.


– Что вы хотите, майор?


– Откройте ворота. Не хотелось бы ломать ценное имущество.


– Зачем ломать? Развернулись и ушли. Вам нечего здесь делать. Вам и тем людям, что сейчас жмутся к забору снаружи.


– Вы вынуждаете нас к решительным действиям.


– Не советую. Селентис на взводе – ваши люди могут пострадать.


– Страдать – это их работа, – хохотнул Вольнов, вызвав этой спонтанной фразой удивление у Селентис.


– И что в этот раз вы хотите?


– Пригласить вас для знакомства с одним очень уважаемым человеком.


– Мы отклоняем приглашение.


– Мы будем вынуждены взять вас силой.


– О… это звучит интригующе…

Произнесла Бхартис и сразу же открылись ворота. Сами. Перед полными подозрения и недоумения бойцами. Внимательно их, осмотрев и обнаружив какие-то приводы, они облегченно вздохнули. Чем меньше чертовщины – тем лучше. Они и так слегка были на взводе от предвкушения после инструктажа.

– Иван Семенович, – крикнул майор. – Но вы-то серьезный человек. Зачем с ними связались?

Но в ответ лишь тишина. Ну как тишина – только звуки леса.

Все бойцы аккуратно втянулись на территорию дачи, осторожно ступая и очень внимательно осматриваясь. Казалось, что она вымерла.

Майор же, будучи уже тертым калачом, так и остался стоять у открытых ворот. Ну, так – несколько демонстративных шагов внутрь периметра сделал и все. Он-то знал, с какими непростыми противниками они тут столкнулись. Вдруг, над правым ухом раздался очень знакомый голос той самой белобрысой садистки.

– Хочешь посмотреть, как приносят людей в жертву? – Томно, с придыханием поинтересовалась она.


– М… м… – лишь выдавил из себя Вольнов, не в силах издать ни одного осмысленного или хотя бы громкого звука. Да чего уж там – даже пошевелиться.


– Не хочешь? Жаль. Наша индийская подруга тоже не хочет переводить наши отношения в плоскость крови. Хотя лично я считаю, что давно пора. И в следующий раз ей может и не удастся меня убедить проявить к вам снисхождение. Поверь – мне уже давно хочется крови. Я люблю кровь. А вы прямо-таки умоляете меня, чтобы я ее пролила. Сдержаться очень непросто….

И тут бойцы, начали замирать. Словно решив поиграть в «море волнуется». Только глазами дико таращась. Ну и мыча. А возникшая буквально из воздуха госпожа Бхарти, спокойно ходила между ними, собирая оружие.

Завершилось же это театрализованное действие тем, что бойцы, безвольно мыча с ошалевшими от ужаса глазами, направились гуськом к выходу.

– Ты все понял? – Вновь обратилась Селентис к Вольнову.


– Д-д-да, – ответил он с трудом. Речь ему таки вернули.


– Хорошо. Свободен!

После этого она, знатным пинком под зад, выставила его за территорию дачи. Да так удачно, что стремительно закрывающиеся створки ворот, добавили «импульса» ускорению.


Как только створки с грохотом захлопнулись, ребята сразу же оттаяли. Смогли двигаться, говорить.


Но выглядели более чем подавлено.

– Командир… что это было? – Наконец выдавил из себя один из бойцов.


– Селентис! – Вместо ответа бойцу, крикнул Вольнов. – А поговорить?


– У тебя совсем нет чувства самосохранения… – тихо прозвучало над ухом, от чего майор вздрогнул, а стоявшие невдалеке крепкие мужчины в камуфляже отшатнулись.


– А что мне терять? Или ты убьешь, или генерал. Все одно – провалил работу. Она на высоком контроле. Так просто на тормозах не спустишь.


– Так и убьет? – Усмехнулась Селентис.


– Может и не убьет, но на работу больше никуда не устроюсь. Бродягой стану. Так ославит, что даже бандиты не примут. – Отвечал майор, так и не рискуя обернуться. – Не знаю даже, что лучше. Так – или смерть.


– Что ты хочешь?


– Мы хотим установить контакт и наладить сотрудничество. Это возможно?


– О сотрудничестве ничего не скажу – не мне решать. А контакт мы можем наладить. На километр во все стороны – убрать все ваши приборы и людей. После чего тот, кто будет устанавливать контакт приходит один.


– Мне его сопровождать?


– Один. Кроме того, вы причинили Ивану Семеновичу и Елене Георгиевне много неприятностей. Было бы неплохо компенсировать это как-то. Я имею в виду подарки. Сами думайте, что в ваших возможностях. Ну и нам тоже всю эту беготню как-то нужно компенсировать. Ваши жизни, опять же. Считайте, что я вам их сегодня подарила.


– Может быть, прислать рабов для жертвоприношения? – Усмехнулся Вольнов, пытаясь нервно шутить.

Вместо ответа Селентис выдала одно из плетений магии Разума, экстраполируя на майора воспоминания того, кого приносили в жертву Ллос. Всего на несколько секунд. Ничего конкретного. Просто эмоциональный фон. Однако у Вольнова половина волос стала седой.

– Я… я все понял, – с трудом выдавил он из себя.


– Оружие заберете завтра вон в том мусорном баке….

И исчезла так, словно ее и не было. На самом деле она просто отвела взгляд всем присутствующим, спокойно направившись в дом. Но им-то этой малости никто не объяснил.

– Нужно снова переезжать, – фыркнула Бхарти.


– Не хочешь с ними сотрудничать? – Повела бровью Селентис.


– Это как игра в рулетку. Помнишь, я тебе рассказывала? В такой игре выигрывает всегда казино, даже если несколько конов остались за тобой….



Глава 3

Неделя прошла тихо.

Селентис продолжала увлеченно потрошить интернет, а Бхарти самым серьезным образом уделяла внимание порталу. Нужно было срочно все заканчивать и сворачиваться.

И вот – торжественный момент.

Бхарти, вновь обнаженная, долго возилась вместе с такой же обнаженной Селентис вокруг мраморной «таблетки» магической печати. Расстановка накопителей. Кровь трех сотен жертв, в основном бродяг. Она вливалась в специальные флаконы-капельницы, откуда и должна была питать магическую печать. Эти жутковатого вида емкости стояли натуральной батареей, окружая печать на три четверти.

Иван Семенович и Елена Георгиевна даже не пытались вдаваться в подробности происходящего. Ну – кровь и кровь. А откуда и чья? Думать не хотелось. Страшно.

Но вот все закончилось.

Селентис с помощью магии очистила тело индуски от малейших загрязнений и пота. И та, войдя в круг печати, повторила страшное дело – вогнала себе ритуальный кинжал в солнечное сплетение.

Чета Орловых в этот раз только вздрогнула. Второй раз это воспринималось легче. Хотя все равно – что-то внутри сжималось при виде того, как Бхарти заносила кинжал для удара. Понимать-то понимали, что это не смертельно. Но организм рефлексировал, практически паниковал, воспринимая это все как форму самоубийства.

Пока Селентис облачалась после помощи в ритуальных делах, через портал повалил народ. С полсотни человек. Ну… как человек? Формально, среди вышедших по эту сторону портала не было ни одного человека, но Иван Семенович с Еленой Георгиевной решили считать их разновидностью людей. Есть же негры или аборигены Австралии. Вот и тут.

Хотя нет. Вот трое мужчин с темно-пепельной кожей и кровавыми глазами вышли в сопровождение огромной черной пантеры, такой, что верхом ездить можно. А вот выбежал огромный, жуткого вида паук, стремительно забившийся под потолок. Как он при таком весе там только держался – с годовалого кабанчика, не меньше.

Елена Георгиевна от вида этого насекомого слегка позеленела. Боялась она их. Жуть. Но ничего, выдержала. Тем более что паук сразу убежал в дальний угол, где и замер, наблюдая за происходящим.

– Пап, мам, – произнес Виктор, подходя к ним. – Ничего не бойтесь. Здесь все свои.


– А кто это? – Указала мама, слегка дрожащей рукой на паука.


– А, – отмахнулся рукой Виктор. – Не обращайте внимания. Эта дама – творческая натура. Она любит пребывать в образе. Хотите – бросьте в нее тапочек.


– Не стоит, – с сильно взволнованным лицом заметила Селентис.


– Да ладно тебе.


– Очень не советую. Я ее жрица. Она такое обращение не любит. Совсем.


– Ясно, – хрипло ответила Елена Георгиевна.


Бардак, внезапно образовавшийся от вторжения такого количества гостей, тек своим чередом. «Пришельцы» растекались по территории дачи, занимаясь заранее продуманными делами. Охрана. Приготовление пищи. И так далее.

А вот из портала вышло шестеро малышей, едва ковыляя неокрепшими лапками.

– Внуки! – Махнул рукой Виктор в их сторону. – Помните вы мне ездили по ушам на тему наследников? Пока вот так. Но думаю, позже расширю популяцию.

Елена Георгиевна посмотрела на сбившихся в кучку детишек со смешанным чувством. Медленно. Словно заржавевший механизм, в ее голове ворочалась мысль о том, что они – ее внуки и внучки.

Вот – красноглазая девчушка с кожей цвета темного пепла принюхалась и подозрительно посмотрела в сторону старшей четы Орловых. Улыбнулась. Бросила словечко на непонятном для стариков языке. И сразу же вся эта орава карапузов заковыляла к ним. Два парня с сочной, лазоревой кожей, умудрились вырваться вперед. Но белобрысый крепыш, недолго думая, начал пихаться, стремясь обогнать. Все завалились на пол. Началась веселая возня. Только малышка с кровавыми глазами, что ковыляла в самом хвосте, догадалась обойти стороной эту кучу-малу и первой дошла до дедушки с бабушкой. Селентис кивнула ей и та охотно полезла на ручки к Елене Георгиевне с самым самодовольным видом.

– А как там Бхарти? – Озабоченно поинтересовался Иван Семенович, окруженный, как и Елена Георгиевна, внуками и внучками. – Она выдержит? Вы ведь не спешите.


– По предварительным расчетам портал продержится около недели-двух. Здесь ведь больше приемник. Основной расход энергии идет с той стороны.


– Сколько же вы людей погубили? Крови-то, крови ведь, наверное, жуть ушло!


– Это тут мы вынуждены использовать кровь. А там с магическим фоном дела обстоят намного лучше. Здесь мы годами бы собирали в накопители столько энергии, сколько даст десяток-другой жизней. Можно было бы пронести сюда накопители еще прошлым порталом, но мы не уверены, что в условиях низкого магического фона, они будут стабильно работать.


– Вы убиваете людей?


– Пап, давай не будем это обсуждать. Жизнь там несколько изменила мою мораль. И да… – замялся Виктор. – Хочу вам представить прапрадедушку и прапрабабушку. – С этими словами он чуть отошел в сторону, открывая вид на Валинора и Арьяну .

И тишина. Елена Георгиевна просто молча ждала развития событий, отметив сходство этой пары с супругом. А Иван Семенович откровенно завис. Как-то так сложилось, что этого вопроса пока не поднимали.

– Здравствуйте, – мягко улыбнувшись, произнесла Арьяна.


– Пап, – добавил Виктор, – три тысячи лет назад она попыталась спасти своего единственного сына, переправив его в наш мир, предварительно запечатав кровь. Именно по этой причине мы так похожи с тобой, дедом, прадедом и так далее.


– Я верно понял? Три тысячи лет?


– Да, – кивнул Виктор. – Да ты не переживай. Они провалялись в виде мумий все это время. Так-то им актуальных не так много лет. Сотен по шесть где-то.


– Кхм…


– И, если бы не ваш сын, провалялись бы еще не одну тысячу лет, – произнес Валинор. – Без какой либо надежды на спасение.


– Значит, это вы устроили ему переход? – Вставила веское замечание Елена Георгиевна.


– Отнюдь, – покачала головой Арьяна. – Это сделал один из богов, преследуя свои цели. Мы, если честно, вообще не рассчитывали на то, что когда-нибудь кто-то из потомков нашего сына сможет добраться до нас и вытащить из спячки.


– Все намного проще, – продолжил Валинор. – Мы хотели просто спасти своего сына от гибели. Шла война. Его выслали подальше. А сами в подходящий момент имитировали смерть, дескать – погибли все. Ну как имитировали? Превратились в мумии, выгрузив сознания в крошечный план.


– Некое виртуальное пространство, – пояснил Виктор.


– Это было нужно, чтобы сканеры противника не смогли зафиксировать живых разумных после удара с орбиты. Еще оставались преступники, но их тела находились в консервации и также были лишены сознания, выгруженного во внешние носители. Как правило, артефакты. Так, например, Виктор познакомился с Цири – она отбывала наказание в клинке. В благодарность за помощь, которую она оказала вашему сыну, мы простили ее и позволили стать его супругой.


– Ясно, – хмуро кивнул Иван Семенович, ничего толком не понимая. Все сказанное как-то диссонировало с его восприятием мира. Но спорить он не хотел, так как одного портала в принципе было достаточно для восприятия этих слов на веру. – А что означает «запечатать кровь»?


– Спасти от проявления природных способностей в области магии, – сказала далеко не всю правду Арьяна. – Судя по всему, наша цивилизация была уничтожена. В основном около пятнадцати тысяч лет назад, в ходе войны. Плюс-минус. Но мы тогда еще не родились, так что толком ничего не знаем. Мы жили в последнем пристанище нашего народа, по которому и ударили враги, когда обнаружили.


– Геноцид?


– Да. Война на истребление. Мы воевали с разумными рептилиями. И они посчитали нас слишком опасными противниками. Прежде всего, из-за сильных магических способностей вблизи они не могли нас контролировать. То есть, обратить в рабство не получалось. Полагаю, они нас просто боялись.


– А что вы хотите на Земле? Вы ведь не зря столько возитесь?


– Действительно, таки что вы хочете здесь взять? – Произнес с небольшим акцентом мужчина средних лет, внезапно материализовавшийся в комнате.


Спортивные шорты и футбока неплохо обтягивающие достойно подкачанное тело. Сланцы. Длинные кудрявые волосы, собранные в «гульку». Аккуратно подстриженная борода. Модные солнцезащитные очки на лбу. «Умные часы» на руке. Беспроводная гарнитура на ухе.


– Простите, а вы кто? – Подозрительно прищурившись, поинтересовался Виктор.


– Ой, я вас умоляю. Или ви думаете, что ваши игры с божественными порталами не ахали в набат по всей округе? Смешно подумать, молодой человек, если ви так считаете. Коллектив интересуется – на кой бес ви нам тут сдались?


– Вот оно что. Авторы «Догмы» были не так уж и не правы…


– В какой-то мере. Но лично я не люблю домино. Скучно. Мне больше нравятся бильярд и горные лыжи.


– Милая, – произнес Виктор на языке темных эльфов, обращаясь к огромному пауку. – Ты тоже можешь поучаствовать. Только прошу, сдержи свою страсть к обнаженному телу.

Паук какую-то пару мгновений помедлил, потом превратился в сгусток черного тумана и, метнувшись к Виктору, обратился в самую соблазнительную форму Ллос, мало отличимую от темной эльфийки. Разве что глаза парили черным туманом. Но, к слову сказать, просьбу мужчины она выполнила – ее интимные места прикрывала одежда. Условно, конечно, больше обозначая факт своего существования, нежели что-то действительно скрывая от любопытных взглядов.

– Я тебе больше не нравлюсь? – Закусив губку, богиня хаоса попыталась состроить из себя обиженную девочку.


– Возьму в жены и заставлю стирать носки! – С нажимом произнес Виктор.

На что Ллос продемонстрировала острые зубы и зашипела, переходя местами на ультразвук. Виктор же поцеловал ее в носик, обнял за талию и, развернул к гостю.

– Итак.


– Что итак? – Фыркнул гость.


– Мы вас слушаем. Хотели бы просто выгнать – проблем, я полагаю, не возникло бы. Кали вы знаете. Она сейчас не в форме, мягко говоря. Ллос… она натура страстная и крайне любопытная, но ее сила не велика. Вряд ли мы смогли бы дать вам серьезный отпор. Тем более – здесь, на вашей земле. Значит, вы что-то хотите от нас?


– Хочете знать, что мы имеем вам сказать?


– Да.


– Контракт, – произнес загорелый мужчина в деловом костюме, возникший рядом с первым. – У нас с братом был один контракт, который оказался очень некрасиво подвешен. Вы могли бы поспособствовать примирению сторон.


– Что конкретно нужно сделать?


– Пятнадцать тысяч лет назад к нам прибыла группа нефилимов.


– Кто? – Напрягся Виктор.


– Ну… представители вашего рода.


– И’ри’тори?


– А… ну да. Они называли себя так. Мы называли их нефилимами.


– И что с ними случилось?


– С ними? Ничего. Но две тысячи лет назад мы заключили с ними контракт. Хм. Очень непростой контракт. И так вышло, что выполнить его оказалось не в наших силах. Они обиделись. Укрылись в месте силы нашей сестренки…


– Сестры? И что, она их не хочет выдать?


– Там все очень непросто. Да и поругались мы с ней. И вот уже почти тысячу лет сидим на двух сторонах пропасти, не в состоянии объясниться. Они игнорируют наших переговорщиков. А попасть лично в место силы другого бога, как ты знаешь, нельзя без его разрешения.


– А что вы так прицепились к этому контракту? – Поинтересовался Валинор.


– Он… был заключен очень каверзно. Ваш род вообще любит всякие ухищрения в этих делах. – Услышав это Кали демонстративно скосилась на Валинора и прищурилась. Шутка ли – почти четыре тысячи лет отпахала, попавшись в хитроумно расставленные сети благих пожеланий. – В итоге, невыполнение контракта очень сильно связало нас по рукам и ногам. Мы хотели бы его расторгнуть. Но полюбовно.


– Отлично, – фыркнул Виктор. – И что нам с того будет в крепкой валюте?


– Молодой человек, не наглейте.


– Вы хотите жареного цыпленка, а платите за вареное яйцо. И после этого вы заикаетесь о наглости? Я сейчас заберу родителей, и мы уйдем. А вы останетесь у разбитого корыта хлебать свои помои кочергой. Вас такой расклад устраивает? Если контракт вам так поперек горла, то предлагайте профит.

Ллос ловко изогнулась и нежно откусила Виктору мочку ушка, довольно урча. А потом размашисто слизнула струйку крови, побежавшую по его шее. Но мужчина лишь повел бровью, отращивая потерянный фрагментик тела. К таким выходкам Ллос он уже привык. Подкрутил болевой порог повыше и старался не рефлексировать.

– Носки говоришь? – Усмехнулась она.


– Я пошутил. Серьезно. У меня уже есть четыре жены. Мне хватит. И так перебор.


– А я все же подумаю. Мне нравится твой подход к делу.

В общем – начались торги. Очень напряженные. Впрочем, в этом деле Ллос с Кали охотно подменили Виктора. Им в таких склоках участвовать было привычно и комфортно. Особенно Ллос, окунувшись с головой в свою любимую стихию интриги.



Глава 4

Переговоры богов шли пару часов. Могли бы дольше, но и Ллос, и Кали откровенно побаивались наглеть, понимая свое весьма шаткое положение. Ведь даже пара оплеух от местных богов могли вогнать их в совершенное ничтожество. Кали так и вообще богом именовалась лишь из вежливости – ее статус был очень условный из-за крайней энергетической истощенности. То есть, она балансировала практически на грани крайне могущественного смертного создания и бога. Ллос же попросту не смогла собрать достаточно последователей в силу индивидуальных «тараканов» и дивного характера. Так что она недалеко «ушла» от текущего положения Кали.

Но договорились. Очень уж требовались услуги нефилимов для местных обитателей «сакральных рощиц и ручьев».

Когда незваные гости ушли, Виктор взял у отца мобильник и, под диктовку супруги, набрал номер, предоставленный в свое время майором Вольновым.

– Слушаю, – раздался сонно-уставший голос в трубке. Оно и не удивительно – шел третий час не то ночи, не то уже утра.


– Майор, что за дела? То лезете, словно упоротая муха в навоз, то отсиживаетесь по углам? Я вас не понимаю.


– С кем я разговариваю?


– Виктор Орлов. Дача вам известна. Времени у меня мало. Так что, в темпе, в темпе. И прошу – не нужно увешиваться всеми этими приборами записи и слежения. Раздражает. Все. Отбой.

Пииип. Пииип. Пииип.


Раздались гудки в динамике.


Быстрый поиск по списку адресной книги. Долгий дозвон.

– Товарищ генерал, доброй ночи. Извините, что беспокою, но объект вышел на связь. Орлов. Виктор. Да, лично. Требует срочно прибыть на место встречи. По всей видимости, им что-то нужно. Есть. Понял. По факту доложу.

Повесив трубку, майор начал собираться и приводить себя в порядок. Побрился-умылся. Выпил крепкого кофе. Погладил одежду. Полив все это сверху туалетной водой и, упаковав в личный автомобиль, поехал по ночным улицам Москвы. Не быстро. Сон отпускал медленно. Два раза заправлялся эспрессо в круглосуточных кафе. Восточная мода. Кофеин уже не берет. Однако вкус настолько отвратителен, что спать с этой гадостью во рту не получалось при всем желании.

Ворота дачи.

Майор аккуратно припарковался. Вышел. И замер возле ворот.

Из-за ворот доносится невнятный очень умеренный шум. После того эпизода с полным провалом захвата на самом верху приняли решение не лезть со свиным рылом в охотный ряд. В конце концов, могли всех положить, но не стали. Связав эту демонстрацию с эпизодом в аэропорту, руководство решило перейти к стратегии вежливой дипломатии. По крайней мере, на какое-то время. То есть, начали искать возможность реализовать предложенный Селентис вариант установления контакта. Поэтому всякое наблюдение с объекта сняли. И очень вовремя. Слишком пристальное внимание стало вызывать подозрение «партнеров по опасному бизнесу» из иностранных спецслужб.

Вольнову было страшно.


Стучать не хотелось. Как и кричать.

Поэтому он достал мобильный телефон и… калитка открылась. Он даже не успел открыть журнал вызовов.

– Проходите, – произнес мужской голос из-за калитки, оставаясь в тени.


– Телефон тут оставить?


– Просто выключите и отдайте мне аккумулятор. Будете уходить – верну.

Вольнов выполнил требования и, держа на вытянутой руке аккумулятор, вошел в калитку. Где встретился лицом к лицу с Виктором Орловым. Правда, габаритами он стал сильно больше, чем на фотографиях. Разросся в ширину весьма изрядно. Да и взгляд повзрослел. Заматерел.

– Виктор?


– Да. Проходите.


– Я так понимаю, вам что-то понадобилось?


– Пойдемте, разместимся с комфортом. Не хочу беседовать у порога. В конце концов, я сам вас пригласил. Иначе бы вы просто не вошли. Живым. – С этими словами Виктор махнул рукой куда-то внутрь, делая приглашающий жест.

Майор вошел и слегка вздрогнул. Ибо калитка закрылась, а за ней оказался мужчина. Странный. Очень странный. Кожа темно-пепельная, практически эбеновая, из-за чего сливалась с сумерками ночи. Черты лица размыты. А вот глаза буквально пылали огнем….

Тут до ушей Вольнова дошел какой-то тяжелый, практически разочарованный вздох. Он обернулся на него и уперся взглядом в огромную черную пантеру, лежащую буквально в десяти шагах от калитки. Ее большие желтые глаза внимательно наблюдали за ним. По спине майора пробежал холодок, а ноги подкосились. Магия и всякая прочая чертовщина, что тут творилась, хоть и пугала, но не сильно. Вольнов просто не понимал, чего в ней бояться и в какой степени. А тут – огромный хищник, находящийся рядом – буквально в нескольких шагах.

– Не бойтесь, – добавил огонька Виктор, – он без приказа никого не ест.


– Он?


– Это самец темных пещерных пантер. Очень умные кошки. Хорошо поддаются дрессировке. Весьма сильны и выносливы. Одна беда – сильно привязываются к хозяину. Поэтому в оперативных целях использовать сложно. Смена владельца может закончиться его смертью в пищеводе животного. Оно не каждого может признать.


– Ясно, – кивнул на автомате майор, не сводя взгляда с огромной пантеры.

Прошли дальше. Сели на веранде.

– Чай, кофе, водка? Или согласитесь попробовать более экзотические напитки?


– Давайте к делу, – устало потерев лицо, произнес Вольнов.


– Нам нужен самолет до Колумбии. Без таможни и лишних вопросов. Долететь. А потом обратно. На все про все – неделя.


– На сколько человек?


– Не могу сказать. Двадцать-тридцать. Отсюда полетит не больше десятка. Пока еще состав не утрясли. Сколько оттуда – не ясно. Может вообще не понадобится.


– Кокаин?


– Нет. Не нужно. Сами там купим, если потребуется. В Тулу со своим самоваром не ездят.

– Я спрашиваю, вы хотите вывезти кокаин?


– А! Нет. Людей. Ну, попытаться. Есть там знакомые одни, заочные, с которыми нужно поговорить. Замять одно разногласие. Вот – слетаем. Пообщаемся.


– Ясно. Что-то еще?


– Вас это не удивляет?


– Я слишком устал, чтобы удивляться. Это все?


– Да. Это все.


– Что вы можете предложить взамен?


– Вылечить двух человек. Одного до полета. Второго – по возвращению. Любой ремонт тушки по усмотрению заказчика. Лапку там отрастить. Зрение вернуть. Эрекцию восстановить. Не принципиально. Сделаем все, причем быстро.


– Насколько быстро?


– Восстановление полностью потерянной руки, – вместо Виктора ответила Ализель, вынырнувшая из темноты, – займет полчаса времени.

Майор глянул на нее и залюбовался. Стройная, точеная фигурка. Большие золотые глаза. Густые, длинные светло-пшеничные волосы… из которых торчали острые ушки.

– Кхм. Знакомьтесь – Ализель.


– Очень приятно, – излишне энергично кивнул Вольнов.


– Нравится? Мне тоже. Моя супруга, – продолжил Виктор. – Солнечный эльф. Среди нашей гоп-компании лучше всех разбирается в лечении.


– Супруга? – Опешил майор. – А Селентис кто? Мы считали, что она кем-то таким вам и приходится.


– Тоже супруга.


– Тоже? Сколько же их у вас?


– Четыре, – ответила Ализель, присаживаясь на скамейку рядом. – Но мы отвлеклись. Или я вам так понравилась, что вы готовы поступиться делом? Милый, может быть, стоило попросить его проконсультировать Селентис? Он ее воспринимает более трезво.


– Хорошо, – нервно кивнул Вольнов. – Почему только двух человек?


– Первый – демонстрация возможностей на подопытном кролике. Второй – уважаемый человек, который всю жизнь пил, курил, черт знает чем занимался, теперь здоровье уже не позволяет, но ему хочется продолжить. Хоть самого, – произнес Виктор, подняв глаза вверх. – Хотя, полагаю, не решитесь. Но тут я вам не советчик – сами думайте. Любой ремонт в кратчайшие сроки. От наращивания лапок до прочистки организма от тромбов и гормональных сбоев. Липосакция там или еще что.


– А если мы откажемся?


– Мы сами слетаем. Просто возиться не хочется. Или эпизод с Кубой вас ничему не научил? Считайте, что мы оказываем вам услугу. Авансом.

В этот момент на веранду забежал огромный паук, размером с кабанчика, вызвав панический удар у майора. Он побледнел и ушел в ступор. Насекомое добралось до Виктора и, вспыхнув черным туманом, перешло в одну из гуманоидных форм Ллос. Разумеется, вольготно развалившись на скамейке под боком у молодого Орлова.

– Опять эта каша… – фыркнула она.

– Вы кто? – С трудом выдавил из себя Вольнов.


– Твой персональный кошмар, – произнесла Ллос и кровожадно оскалилась, демонстрируя острые зубки и выдающиеся клыки, так характерные для всех эльфов. Ведь ее облик в этой форме копировал чернокожих «ушастиков» в той или иной степени точности. Все-таки богиня могла позволить себе несколько больше простого темного эльфа по принципу – что хочу, то и ворочу, но исходным образцом все же была женщина дроу.


– Очень приятно, – кивнул тот на автомате.


– Что ты предлагаешь? – Поинтересовался Виктор у эксцентричной богини хаоса.


– Ему ведь нужно что-то предъявлять своим хозяевам. Вот пусть себя и демонстрирует. Нарастите ему пару рук, четыре глаза на спине и еще чего. Нос там на ягодицах. Пофантазируйте. Нужно сделать так, чтобы у них перед глазами было что-то, что можно пощупать руками и посмотреть. Ну и на органы там разобрать в научных целях.


– Вижу увлечение Селентис местной литературой не прошло для тебя даром, – усмехнулся Виктор.


– О да! Очень любопытно. Она сейчас готовит нам архивы… хм… контента.


– Хентай не пропустили?


– Обижаешь.


– Ну что, майор, ты готов послужить Родине? Ну… наиболее благополучной и обеспеченной ее части.


– Кхм. Погодите. Давайте не будем спешить. – Произнес тот и вжался в скамейку.


– У тебя что-нибудь болит? – Участливо поинтересовалась Ализель.


– Нет.


– Будет. Пойдем.


– Я не хочу!


– Выбор у тебя не велик – или тебя лечу я, или она, – кивнула солнечная эльфийка на жутковато улыбающуюся Ллос. Майор поежился и с мольбой в глазах взглянул на Виктора.


– Слушай, я бы тебе не советовал выбирать Ллос. Лично мне она нравится. Дама с фантазией и огоньком. Но тебе потом жить с ее фантазией. А тут нужно под настроение попасть. Переменчивое настроение. – Сказал Виктор и, выдержав паузу, продолжил. – Иди уже. Ничего плохого она с тобой не сделает. Печень подремонтирует да почки. Болят же. Зубы нарастит да от всякой гадости почистит. Потом еще благодарен будешь.


– А если не пойду?


– Ладно. Мне это надоело, – фыркнула Ализель и, решительно встав со скамейки пошла к дому. Вольнов же, дико тараща глаза и мыча, подорвался за ней. Против людей лишенных элементарной ментальной защиты даже тех невеликих познаний в магии Разума было вполне достаточно.


– Можешь кокон тишины поставить? – Обратился Виктор к Ллос, с усмешкой провожающей взглядом перепуганного майора. – Чтобы никто подслушать не мог. Даже твои коллеги по цеху.

Что-то щелкнуло, и вокруг беседки сгустилась тьма, такая плотная, что хоть ножом режь.

– Ты веришь им? – Спросил Виктор, когда хищная мордочка повернулась к нему, не скрывая своего любопытства.


– Нет.


– Они сказали, в чем подвох контракта?


– Нет. Им просто нужно его разорвать по обоюдному согласию сторон. Это очень подозрительно.


– Меня немного пугает, что нефилимы оказались вынуждены спрятаться под защитой богини-изгоя. Ты не выяснила кто это?


– Я в местных силах плохо ориентируюсь, – честно ответила Ллос. – Но у меня тоже ощущение, что нас хотят или подставить, или использовать. Не ясно, на каком этапе.


– Есть предположения?


– Я вижу только два удобных момента для подставы. Первый как-то связан с контрактом. Второй – после его закрытия.


– С контрактом ясно – полная неопределенность. А что нас может ждать после?


– Возможно, контракт как-то защищает этих самых нефилимов от уничтожения. Именно поэтому они и прячутся в месте силы бога, который вынужден пользоваться их защитой, а не наоборот.  Нас могут использовать для выманивания или провокации.


– А потом вместе и прихлопнут?


– Да. Я бы поступила именно так. Мы ведь им будем больше не нужны.


– Вот такой ты мне нравишься, – улыбнувшись, произнес Виктор. – Толковая, деловая, спокойная. Если бы не Аматерон – влюбился бы.


– Ты его боишься? – Лукаво усмехнулась Ллос.


– Боюсь. Это раньше я был вольный ветер. А сейчас… жены, дети, родители, дед с бабкой, практически угасшая цивилизация. Нужно быть последней сволочью, чтобы все это спустить в унитаз. Да и…


– Что? – Повела бровью Ллос.


– Тебе же самой это все не нужно. Так – игра, чтобы Аматерона подразнить. Ну и природа у тебя артистичная. Не можешь пресно жить.


– Может быть, – задумчиво усмехнулась она. – А я думала, что за Селентис переживать станешь. Я ведь не потерпела бы ее присутствие в одном ранге со мной.


– Убила бы?


– Конечно. Тем более что как верховная жрица она меня больше не устраивает. Она теперь твоя женщина, а не моя. Ты на нее дурно влияешь. Вон – даже трупов после себя не оставила толком. А в былые времена могла отличиться на славу.


– А дочка?


– А что дочка?


– Ей же мама нужна.


– Что я – плохая мама бы была? – Неподдельно удивилась Ллос.


– Ты себя давно в зеркале видела? Нет, то, что ты красивая и сексуальная, не спорю. А еще умна и крайне интересна. Твой изощренный ум не раз меня приятно удивлял. Но… ты же дурна-а-я что жуть. Мне даже в голову не придет доверить тебе детей. Они у тебя либо в ядерном реакторе сгорят, либо в унитазе утонут.


– Зря ты так, – хмуро произнесла Ллос.

– Может и зря, – кивнул Виктор. – Я помню, что ты весьма злопамятна. Зато честно. Серьезно – ты мне нравишься, поэтому и говорю прямо. Зачем мне перед тобой заискивать?


– Я не всегда была такой, – отвернувшись, глухо произнесла Ллос. – И у меня были дети. Двое. Мальчик и девочка.


– Почему я о них ничего не слышал?


– Ты не спрашивал. А я… не люблю это ворошить. Они давно мертвы.


– Что случилось? – Максимально нежно спросил Виктор, обнимая эту страшно опасную и взбалмошную женщину. Там, в том мире ходили какие-то мутные слухи о том, что в глухую древность Ллос не была богиней хаоса. Но ничего определенного. Слишком давно это было.


– Я не хочу рассказывать. Это очень больно. До сих пор.


– Слушай, извини, – тихо шепнул Виктор и поцеловал ее в шею максимально нежно. Однако, вместо того чтобы отозваться на ласки она резко выгнулась и безумно пылая первородной тьмой глаз прошипела:


– Никогда не смей никому об этом рассказывать! Никому! Никогда!


– Знаешь, кто виноват в их смерти?

Она поджала губы, натурально зверея, но, через долгую минуту едва сдерживаемой ярости, выдавила:

– Я.

И, вновь обратившись в паука, сняла кокон тишины. Ей так было проще – эмоций не видно. А Виктор ковырнул ее в самое больное место.

– Что с ней? – Осторожно поинтересовалась Селентис, озабоченно смотря на затаившегося в темноте на дереве огромного паука.


– А что?


– В ней бушуют такие силы, что мне страшно. Так редко бывает. Никогда еще не видела ее такой раздраженной и расстроенной.


– Что там с майором? – Постарался соскочить с темы Виктор, понимая, что узнал немного не то, что следовало. И как теперь будут выстраиваться отношения с этой шальной особой – не ясно.


– Вполне доволен. Тебя ждет. Говорит, что ты какой-то аккумулятор у него отобрал.


– А, верно, – кивнул Виктор и поспешил к воротам. Находиться рядом с Ллос в таком состоянии было чревато. Да и ничего толкового в голову не лезло. Зато, кажется, он начал понимать природу ее сумасшествия…



Глава 5

Принудительное лечение майора радикально сказалось на скорости принятия решения его руководством. Уже через три дня Вольнов прискакал с первым пациентом. Вечером того же дня подали самолет.

Полет проходил спокойно.

Селентис всю дорогу смотрела аниме, Цири – научно-популярные ролики, а Виктор с Ллос мерно беседовали, обсуждая скверную обстановку, сложившуюся вокруг них. Очень скверную, надо сказать.

С одной стороны – там, по ту сторону портала шла война. Странная, но очень опасная. Удар по ним мог в любой момент прилететь даже с орбиты. Постоянное напряжение и высокий градус опасности. Она была буквально разлита в воздухе.

С другой стороны – тут тоже не сахар. Даже эвакуироваться заранее на ту сторону портала было нельзя, чтобы не спровоцировать местных богов. Хотя одно радовало – власти России более-менее остыли и настроились на сотрудничество. Пусть и временное. А значит здесь, по эту сторону портала, было несколько более безопасно, чем там. Перечень угроз меньше и вероятность их возникновения хоть как-то поддавались учету.

Вот Витя и предлагал способы выйти из ситуации, а богиня хаоса разбивала его планы ленивыми, небрежными мазками…

Прилетели.


Все тихо.


Какой-то провинциальный аэродром с горсткой персонала.

Первой вылезла Ллос – самая любопытная и деятельная особа.

Лоснящаяся на солнце кожа казалась сочного эбенового оттенка. Точеная фигура, в одежде из коллекции «деловых бикини». Темные очки, прикрывающие парящие тьмой глаза. Вид провокационный и весьма экзотический, но вполне приемлемый. Ну, необычная негритянка, подумаешь? И что, что черты лица не имеют ничего общего с неграми? Что, у нас мулатов мало? Черты лица передались, а цвет кожи – нет. Бывает.

Впрочем, персонал этого аэродрома никаким образом вообще не отреагировал на гостей. Кроме трех аэродромных рабочих, молча возившихся с самолетом, на глаза попался только администратор. Да и тот – дремал под вентилятором, не проявляя никакого интереса к гостям.

– Очень хорошо, – кивнул Виктор, сопровождающему его сотруднику внешней разведки. После чего они прошли к микроавтобусу. Численность делегации была известна еще в момент вылета, так что удалось подготовиться с умом.


– Куда едем? – Поинтересовался на хорошем русском языке водитель. Обветренное сухое лицо. Спокойный внимательный взгляд цепких глаз.

Виктор ответил и с удивлением отметил, как изменился его собеседник. Тот явно едва справлялся с эмоциями.

– Вы уверены, что ВАМ нужно именно туда?


– Уверены, – ответила Ллос и улыбнулась, демонстрируя белоснежные клыки.

Больше вопросов водитель не задавал. Молча кивнул и поехал. Без лишних остановок и промедлений. Разве что заправлялся и оправлялся. Даже кушал какой-то свой сухпаек на ходу. Да и вообще – вел себя крайне скованно, изредка настороженно посматривая на откровенно скучающих пассажиров.

Четыреста с гаком километров остались за плечами. Как и практически сутки пути по раздолбанным дорогам. Этакая российская глубинка, только с джунглями, в которых много не только комаров, но и прыгающих по веткам мохнатых приматов.

– Все, приехали, – устало бросил водитель.


– Почему? – Удивился Виктор. – Дорога же идет дальше.


– Дальше без приглашения нельзя.


– Там печать места силы, – бросила тихо Ллос. – Но слабая. Вряд ли такая кого-нибудь остановит.


– Остановит, – хмуро произнес водитель. – Не знаю, что такое печать места силы, но те мужчины, что охраняют ее, свое дело знают. Не хочу вызывать даже тени их раздражения.


– А ты видел их? – Поинтересовался Виктор.


– Нет. Но слышал про их гнев.


– Хочешь посмотреть?


– Нет.


– А придется. Поехали. – Рыкнул Виктор и применил плетение магии Разума. Водитель на секунду завис, а потом потянулся к рычагу переключения скоростей и, с полными ужаса глазами, поехал вперед.

Как ни странно, никто нападать сразу на них не стал. Хотя успокоения водителю это не принесло. Скорее напротив. Впрочем, сопротивляться магии он все равно не мог.


Но вот очередной виток дороги и … двигатель внезапно заглох. Словно кто-то рывком перекрыл ему подачу топливной смеси.


Вышли. Осмотрелись.

– Видимо нас предупреждают дальше не ехать, – тихо произнесла богиня хаоса, осматриваясь.


– Эй! – Крикнул, что было силы, Виктор. – Давайте уже хватит! Что вы как дети?


– Да брось, – фыркнула Цири.


– И брошу, – раздраженно ответил мужчина и, старательно вложив довольно много сил в единственное освоенное им чисто боевое плетение – огненный шар, запулил его наугад по ходу движения. Жахнуло знатно. Много деревьев вывернуло. Дорогу слегка повредило.

Но подействовало.


Сопровождая свой выход изрядной долей сочного мата на испанском языке, из болотной жижи вылез крупный мужчина. Его туда, видимо взрывной волной отбросило.

– Эй! Ты чего по болоту лазаешь? Лягушек ловишь что ли? Так чай не во Франции. Тут с голодухи земноводных не жрут.


Вместо ответа мужчина ударил боевым плетением школы стихий – мощным таким порывом ветра. Да так, что только Ллос и смогла сдержать эту ударную волну. Если бы не она – переломало бы их всех нещадно.

Пауза на несколько секунд.


И тут Цири начинает тираду. Долгую и длинную на языке и’ри’тори. Судя по вытянувшейся морде лица нашего болотного «ныряльщика» – ее он прекрасно понимал.

– Вы кто такие? – Наконец, выдавил он, когда Цири выдохлась.


– Ты дурной или издеваешься? – Раздраженно бросил Виктор. Язык и’ри’тори он тоже освоил, с помощью соответствующих амулетов. Как и три десятка других, нужных или теоретически полезных в будущем.

«Ныряльщик» внимательно посмотрел на него, словно сканируя. Хмыкнул. Но дальше ругаться не стал.

– Ну, пошли, пообщаемся. Ты и ты, – указал он на Виктора и Цири.


– Эти девушки тоже со мной.


– Условия ставишь?


– Это – мои женщины, – с нажимом произнес Виктор. – Я их тут не оставлю.


– Хорошо, – чуть помедлив, ответил незнакомец. – Пойдемте. И этого тогда бери. Загнали так, что смотреть жалко. Совсем людей не цените.


– Тут недалеко или на машине прокатимся? Место есть. Сядешь?


– Езжайте прямо. А я сам уж как-то справлюсь, – усмехнулся незнакомец и, пыхнув молочным туманом, очистился от грязи. После чего взмахнул внезапно проявившимися большими белыми перьями крыльев, полетел над дорогой с удивительной скоростью.


– Это чего было? – Поинтересовался Виктор, обращаясь к Цири.


– Нашел у кого спрашивать, – фыркнула она. – Меня к половине секретов Дол Амона не пускали. Это у тебя нужно поинтересоваться.


– Ладно, не ворчи. Ты молодец! Если бы не твои познания в обсценной лексике – проблем было бы намного больше.

Сели обратно в автомобиль. Поехали.

Километров пять точно пришлось отмахать, пока микроавтобус не вкатился в небольшой поселок с десяток довольно приличных домиков. Все ухожено. Цветет и пахнет. Даже кое-какие автомобили есть – местные явно выбираются отсюда к цивилизации.

У самого крупного здания их уже ждали. Старый знакомый с парой таких же крепких мужчин и молодая, весьма симпатичная женщина с какой-то неуловимой странностью. Приглядевшись, Виктор идентифицировал в мужчинах и’ри’тори, а в женщине…

– Это богиня, – тихо шепнула Ллос на темноэльфийском. – Только очень слабая. Это ее место силы. Вообще удивительно, как она смогла его так широко раскинуть. Обычно такие вообще мест силы не создают и стараются не отсвечивать лишний раз. Они слишком легкая добыча для очень многих.


– И что? Наши вынужденные знакомые не могут сюда вторгнуться? Тебя же эта печать не остановила.


– Вероятно, не могут. Только явно не из-за нее.

Подошли. Молча постояли друг перед другом. Посмотрели в глаза.

– Зачем пришли? – Наконец не выдержал крылатый незнакомец.


– А откуда не интересно?


– Интересно, – кивнул он. – Но это потом.


– Мы можем поговорить в более приватной обстановке. Не люблю лишние уши, – произнес Виктор и многозначительно обвел глазами небо.


– Вот ты о чем, – усмехнулся собеседник, достал какой-то кристалл, в котором буквально плескался океан магической энергии. Пам! И весь поселок накрыл какой-то полупрозрачный купол сероватого оттенка. – Можешь смело говорить. Теперь нас эти не услышат и не увидят, – кивнул он на небо.


– Наши общие знакомые сделали нам предложение, от которого мы не могли отказаться.


– Вот как?


– Они красиво пели о каком-то договоре и полюбовном расторжении оного. Но ничего внятно не сказали. В случае отказа, нам пришлось бы срочно уходить. Если бы вообще получилось. Ехать к вам – единственный выбор, который был перед нами. Что делать дальше – я не знаю. Боюсь, что выйдя отсюда, мы запустим цепочку довольно губительных для себя событий.


– Это все?


– По этому вопросу – да.


– Что искали на Земле?


– Оружие. Я смог реанимировать колонию и’ри’тори в семь десятков «лиц». Они мумиями сохли три тысячи лет в одном подвале. Нам нужно оружие, чтобы отбиться от драконов. Судя по всему, они перешли на сторону кхетов и на одной планете мы не уживемся.


– Хм. Ладно. Пойдемте внутрь, – сказал незнакомец, не сводя пристального взгляда со своего визави.


– Виктор, – произнес тот и протянул руку.


– Михаил, – после долгой паузы ответил этот бородач. – Это Уриил, Сараил и Лейлит.

Имена явно вызвали у Виктор замешательство. Он даже присвистнул, переваривая эту информацию. Это были крепкие мужчины с такими лицами, что о них вполне получилось бы гнуть рельсы. Да женщина с огненно-рыжими волосами и насыщенными зелеными глазами. В голову поперли мифы, легенды и разнообразные ассоциации натуральным потоком. Реакция настолько яркой, что Михаил не выдержал – усмехнулся.

– Местный что ли?


– Запечатанная кровь.


– А… ясно, – понимающе кивнул собеседник. – Есть будете что, или сразу напьемся?



Глава 6

– Это Церера-10, – произнес Михаил и с удовольствием пыхнул сигарой. – А то местечко, про которое вы рассказываете, скорее всего, Вольтран-17.


– Скорее всего?


– Вон то тело так считает, – кивнул собеседник Виктора на лежащего на столе Георгия. – Он там служил когда-то. Еще до войны.


– До войны? – Переспросила Цири. – Какой?


– Той, что завершилась пятнадцать тысяч лет назад. Редкая глухомань. Не каждое столетие в такие места попадешь. Несколько незначительных хозяйственных поселений. Научная база. Один маленький военный форт, больше для создания видимости. Вот и все. А кругом туземцы по елкам да пальмам скачут – самые разнообразные. Его туда отправили в качестве дисциплинарного взыскания. За драку с командиром. На всю жизнь запомнил. Впрочем, тут тоже было не лучше.


– А потом?


– А что потом? Кхеты перемалывали нас методично. Мы подтягивали резервы с разных колоний. Побеждали. Но чем дальше – тем становилось сложнее. У нас с детьми все плохо. Живешь-то, пока не убьют, иной раз тысячелетиями. Не стареешь. Вот и рождаемость плохая. Инстинкт размножения практически на нуле из-за чего практически не спариваемся. Это нам просто не интересно. А тут такая затяжная война. Восполнять потери становилось все сложнее и сложнее. Финальное сражение за родную планету мы сокрушительно проиграли. И прежде всего потому, что сражаться оказалось некому. Стягивали всех подряд. Лишь хоть как-то и хоть что-то. На что надеялись? Не понятно.


– И вы там сражались?


– Разумеется. Остатки гарнизонов на удаленных колониях выгребли под чистую. Даже таких штрафников, как мы.


– А ушли как?


– Когда стало ясно, что нас окончательно разбили, мы открыли портал в один из наиболее отдаленных миров. Ну и ушли остатком отряда.


– И что, кхеты вас не преследовали?


– Как не преследовать? Преследовали. Просто мы на какое-то время смешались с местными дикарями. Герои варварских королевств. В стороне от престолов – вечно в походах. Конан-варвар. Кулл завоеватель. И прочие бредовые легенды – они не на пустом месте возникли. Нам скучно было. Вот и развлекались, как могли. Кто-то погибал. Кто-то выживал. В любом случае – несколько поисковых экспедиций кхетов пережили без последствий. А потом они успокоились. И мы тоже. Затаились.


– Ясно. А что у вас за тяжба с этими блаженными?


– А, – махнул он рукой. – Все просто и грустно. Заключили мы два тысячелетия назад договор с двумя братьями. Точнее сначала с одним, второй-то позже подтянулся, втягивая оставшихся нейтральными и’ри’тори. Дескать – мы помогаем им укрепиться, взять власть, передавить как клопов конкурентов. А они, в ответ, как наберут силу, помогают нам отбить обратно столичную планету. Мы туда изредка заглядывали для разведки. Кхеты там только базы держали. Не заселяли массово почему-то, только так – небольшими островками. Что-то исследовали, видимо. Вот мы и хотели устроить… хм… катаклизм местного масштаба, зачистив планету от них.


– И надеялись удержать? – Ахнул Виктор.

– Нет. Просто отомстить. И, если повезет, уйти, чтобы вновь затаиться для нового удара. О большем и не мечтали.


– И что помешало вам реализовать свой план? – Поинтересовалась Ллос.


– Гибель планеты. Они испытали на ней новое оружие, расколов на кучу осколков. Все. Финиш. Приплыли. Мы как узнали об этом – сломались.


– Богам-то что не понравилось? Наоборот же хорошо – вся сила при них останется.


– Если бы. Мы договор хитро заключили. Так что они уже где-то с полторы тысячи лет не вправе распоряжаться и десятой частью своей реальной силы. Она как бы есть, но так, в заморозке. Поэтому можете не опасаться – по вашей базе под Москвой они не ударят. Они же практически доходяги. Потенциал-то о-го-го! А на деле фигня на постном масле. По этой причине и экономят. Чуда от них не дождешься, не то, что явиться людям лично. Жлобы. Но их понять можно – почти все силы уходят на поддержание многочисленных мест силы и регенераторов.


– Хм. А в чем подвох их предложения?


– Контракт защищает нас от их нападения. Как только он будет закрыт, они постараются нам головы-то пооткручивать. Мы ведь их полтора тысячелетия на голодном пайке держали. Вон у нее спроси, – кивнул Михаил на Ллос, – для богов это натуральный озверин.


– Серьезно? – Удивился Виктор.


– А ты как думаешь? – Скривилась Ллос. – Представь, что тебе постоянно нечем дышать. Добавь к этому постоянное чувство голода, раздражение от холода, духоты и жары. И ты не получишь и десятой части того, как выкручивает богов от острой нехватки сил.


– Как ломка у наркомана?


– Хуже. Намного хуже.


– Ясно. А спрятались тут чего?


– Так тут же накопитель и’ри’тор находится, – усмехнулся Михаил. – Или не чувствуешь? А. Ну да. Ты же еще зародыш. Личинка нашего народа, так сказать. Борзая, наглая, деятельная, но личинка. В общем – здесь мы вполне сможем отбиться, даже если эти кадры найдут способ напрямую нас атаковать. Энергии хватит. А если сюда зарядить ядерным зарядом должной мощности, то нас, конечно, убьет. Но магическая волна, резко высвободившись из накопителей, избавит эту планету от любой более-менее упорядоченной жизни. Она ведь тут пятнадцать тысяч лет копилась. А на кой этим братишкам планета без разумной жизни? Развоплотятся за милую душу. И очень быстро.


– Так ведь чего бояться-то? Вы и так тут сидите очень много времени. Накопитель вас надежно защищает.


– Не все так просто. Ты же видел машины. Так? Мы отсюда иногда катаемся в цивилизацию. Кое-что добываем. Да и вообще – не так чтобы безвылазно сидим. Запрет на прямое нападение всячески есть, но только на прямое. Ввести людей в заблуждение и как-то опосредованно ударить вполне возможно. Поэтому покушения время от времени случаются. Местных мы запугали, но все одно – приходят издалека и пытаются спасти мир от вселенского зла в нашем лице. Троих уже убили за последние пятьсот лет. Рано или поздно – перебьют всех нас. Так что тянуть тоже не в наших интересах.


– А если вернуть им силу, то… – произнес Виктор и покачал головой.


– Они нас дожмут. Не за год. Не за два. Но дожмут.


– Получается патовая ситуация. Куда не кинь – везде клин.


– Именно.


– А в контракте оговорено, куда именно силу нужно применять? – После долгой паузы поинтересовался Виктор.

– В смысле?


– Ну, вы должны ее потратить только на освобождение своей планеты или формулировка более обтекаемая?


– К чему ты клонишь?


– Вся загвоздка сложившейся ситуации в том, что у указанных богов слишком много силы. Им ее нужно сбросить. Желательно всю. Да так, чтобы им стало не до вас от слова вообще.


– Это было бы замечательно, – кивнул Михаил. – Но куда нам девать божественную силу? Ладно, что мы с ней не умеем работать. Так и вообще – ее можно слить не абы куда, а только на пущую пользу нашего народа.


– И что вас смущает? – Расплылся в улыбке Виктор.


– Давай к делу, – нахмурился Михаил.


– Милая, – обратился Виктор к Ллос. – Я ведь правильно тебя понимаю – боги никогда не умирают до конца?


– Верно, – резко помрачнела богиня хаоса, так как этот вопрос вновь пересекался с ее детьми. – После того как бога убивают он развоплощается, то есть, теряет всякую энергию и связанную с этим материальную оболочку. После чего вечность блуждает в виде блеклой тени, лишенной всякой самостоятельной связи с материальным миром. Их окружает предвечная тьма и абсолютная тишина. Жуткая штука. Считай – одиночное заключение, уходящее в бесконечность. Говорят, что через сотни тысяч лет эти тени угасают окончательно. Но… я не знаю. Да и никто не знает, потому что стирается память о павших богах и проверить это никак не возможно. Я общалась с теми, кто вот так отсидел по два-три десятка тысяч лет. Лучше смерть. Намного лучше. Но у богов нет выбора, поэтому они очень не любят жертвовать собой.


– Если с ними поделиться божественной силой, то они могут вновь воплотиться?


– Безусловно. Но ни один бог никогда не согласится добровольно поделиться силой с другим. Это больно. Нет, это НЕВЫНОСИМО БОЛЬНО. И чем больше сил отдаешь – тем страшнее мучение. Ломка от нехватки сил – легкий дискомфорт по сравнению с тем, какие ужасы придется испытать при передаче силы.


– Именно поэтому ты не пыталась воплотить своих детей?


– Нет, – поиграв желваками, произнесла Ллос.


– А почему?


– Не лезь! Не твое дело!


– Женщина! Не зли меня, – взбеленился Виктор, зарычав на нее. – Отвечай!


– ЭТО НЕ ТВОЕ ДЕЛО! – Зашипела на него Ллос.


– МОЕ!

В ответ богиня хаоса выдала Виктору знатную партию матерных подробностей обо всем, что мужчине было ценно и дорого. Да так, что уши могли завянуть. Недолго думая, чисто на рефлексах, парень резко, с разворотом дал ей смачную оплеуху. Аж рука загудела – все-таки не по женщине бил, а по богине. В удар он вложил всю силу, что была, но Ллос даже не шелохнулась.

– ТЫ! – Прошипела богиня, переходя на ультразвук. А из глаз ее потекла первородная тьма, выплескиваясь на пол и окутывая ее с ног до головы.


– КАК ВЫТАЩИТЬ ТВОИХ ДЕТЕЙ ИЗ ЖОПЫ?! – Буквально по слогам проорал Виктор, не отступающий ни на шаг перед теряющей над собой контроль богиней.

Бесформенный сгусток тьмы медленно начал окутывать Виктора, словно поглощая. Ему было больно. ОЧЕНЬ БОЛЬНО. Но он быстро разрешил эту сложность, просто выкрутив у себя болевой порог в потолок. Хоть жарь живьем – теперь до малины.

Михаил захотел было вмешаться, но Витя его остановил.

– Я сам! – Отмахнулся он рукой.

И густой клубок тьмы, словно этого и ждал – рывком поглотил всего парня.


Он осмотрелся.


Какая-то пещера. Мрачная. Непроглядная темень. Но маленький магический шар помог чуть-чуть осветить окружающее пространство. Да и то – недалеко. Тьма алчно поглощала лучики света. С аппетитом. С урчанием.

– Слушай, – крикнул Виктор в пустоту. – Мы с тобой оба знаем, что ты не права. Не разыгрывай оскорбленную невинность.

Шипение.

И в этот момент кто-то укусил его за плечо. Смачно и глубоко утопив клыки в мясо. Несмотря на практически абсолютный болевой порог – получилось очень неприятно. Видимо там не просто физический контакт. Впрочем, Виктор смог вывернуться и схватить за горло то чудовище, что на него набросилось.

Попытки ударов провалились. Эта тварь была словно из стали отлита. Только руку в кровь разбил.

– Ты задолбала своими комплексами! – Прошипел Виктор и попытался ее хотя бы укусить за горло.

Бесполезно. Только зубы крошиться начали.


Удар.

И вот он уже катится по каменному полу, покрытому костьми словно ковром. А эта тварь, не медля ни секунды, бросается следом. Запрыгивает сверху и жутко ревет прямо в лицо. Рот… нет, пасть, полная острейших клыков, сочится слюной и кровью. Его кровью. Из глаз валит густой черный дым, словно из труб паровоза, работающего на плохом угле. Дыхание прерывистое. Возбужденное.

– Трусиха, – фыркнул Виктор. – И ничтожество. Хочешь – убивай. – Сказал и прекратил бороться.

Но в ответ Ллос лишь вновь издала чудовищный рев, буквально рвущий перепонки. Ну и, заодно, забрызгала его слюной.

– Слова больше не скажу, пока ты передо мной не извинишься, – произнес Виктор и скривил максимальное пренебрежение на лице.

Думал уже, что убьет. Хотел уйти красиво. Однако, вместо продолжения банкета, эта тварюшка начала меняться. Буквально перетекая на глазах в более привычный образ. Раз-два-три и вот на нем уже сидит та изящная чернокожая самка с пылающими огнем глазами, из которых все также валит черный дым, словно из каких-то адских топок.

– Что ты придумал? – С огромным трудом выговаривая слова, произнесла Ллос. Видимо трансформация не до конца завершилась.


– Сначала извинись.

Бах!


Оплеуха была такой сильной, что, казалось, голова оторвется и улетит в сторону, словно мячик.

– Что ты придумал? – Повторила она невозмутимо.


– Пока ТЫ не извинишься, я ничего тебе не скажу, – произнес Виктор, облизывая свою кровь и сплевывая выбитые зубы.

Бах!


Новый удар.

– Я повторяю вопрос, – прошипела она.


– Ты глухая? – Усмехнулся Виктор, кривя рот, в котором уже не хватало половины зубов. Да и состояние челюсти было плачевным. Если бы не безумно высокий болевой порог – ничего говорить он бы уже не смог в принципе. – Ты можешь меня убить. Но пока ты, женщина, не сделаешь, что я говорю – ничего не будет. Извиняйся.

И вдруг – тишина.

Она как-то резко успокоилась, поправила растрепавшиеся волосы, и задумчиво произнесла:

– Мы психи – народ такой. Никто не знает, что от нас ожидать.


– Этим ты мне и нравишься.


– Извини. Этого достаточно?


– Для начала. В следующий раз, так просто не отделаешься.


– Да что ты? – Усмехнулась Ллос и вопросительно выгнула бровь.


– Почему ты не смогла воплотить своих детей?


– Опять ты за свое, – раздраженно фыркнула она.


– Это важно.


– Потому что они не хотят со мной общаться. Я предлагала им всю свою силу, дабы разделить между ними. Не так уж и много, но… они мне ничего не ответили.


– А как ты их убила?


– Тебе продемонстрировать?


– Хватит уже? Весна закончилось. Обострение прошло. Давай к делу.


– Они пытались меня спасти. Вступились. А я… пребывая в ярости совсем разум потеряла. И убила их, потому что они были ближе. Ни секунды не сомневаясь, поглотила всю их силу до донышка. И продолжила бой. Это только потом, когда остыла, поняла что натворила. Захотела их воплотить ценой своей жизни. Но… они отказываются мне отвечать. Приходят на зов и смотрят молча, с осуждением в глазах.


– А я могу с ними поговорить?


– Можешь. Правда, не уверена, что они ответят.


– Тогда вызывай их. Только сама куда-нибудь уйди. Раз они рефлексируют – не будем их раздражать. Прикинься ветошью, короче.

Разговор был весьма протяженный и дурной.

Очень долго вытащенные из забвения тени детей просто смотрели на незнакомца так, словно там его и не было. Даже глазами не следили за его передвижением. Потом, потихоньку, стали обращать внимание. Дальше по их лицам побежали первые эмоции. Слабые, едва заметные. И вот – наконец, Элистри, дочь Ллос, поджав губы – заявила:

– Я согласна воплотиться. Но силу даст не она. Ее желчь меня отравит. Я стану такой же тварью.


– А ты? – Обратился Виктор к Варону.


– Да, – кивнул он. – Я соглашусь на таких же условиях, что и сестра. Не хочу иметь ничего общего с матерью.

Виктор немного дернулся – все его тело сильно болело.

– Отлично. Тогда по рукам. – Произнес он и две тени детей Ллос, кивнув, растаяли.

Шшшшшш….


В окружающую его темноту и духоту ворвался свежий воздух и свет. Он нервно вздохнул и сощурился.

– Ого! – Оценил степень целостности Виктора Михаил.


– Милые дерутся – только тешатся, – сплюнув кровь на пол, выдал парень. – Но, в общем, все так, как я думаю.

– Что?


– Мы можем направить всю накопленную должниками энергию мертвым богам. Кое-что ее детям. Остальное местным. Выберем наиболее боевитых и деятельных из числа тех, у кого зуб на наших вынужденных компаньонов. Ты ведь говорил, что они поглощали с вашей помощью, одного за другим старых богов. Кого посоветуешь?


– Погоди, а ее дети нам зачем?


– Хочу.


– Серьезно?


– Серьезно.


– Ладно, – кивнул Михаил после паузы. – По богам, которые хотели бы взыскать за былое, желающих будет много. Тут и боги майя с ацтеками. И кельты с иными варварами. И античный пантеон, включая чудных кадров старого Египта. Хотя, если честно, мне жутковато становится от одной этой мысли. Боюсь, что наших должников при таком подходе просто растерзают вплоть до развоплощения.


– Ну и хорошо, – улыбнулся Виктор. – Нам легче будет. Как там говорится? Меньше народу – больше кислороду.


– Сложность в том, что все перечисленные кадры будут помнить – кому они обязаны столетиями ужаса развоплощения.


– Да. Но, я полагаю, вы ведь пойдете со мной?


– С тобой? – Удивился Михаил.


– Чего вам тут сидеть да виски пьянствовать? – Усмехнулся Виктор. – А там мы поборемся за планету. Свою планету – свой новый дом. Вырежем драконов. Зачистим форпосты кхетов. Я не обещаю победу. Сам в нее не верю. Но наша смерть будет точно не бессмысленной. Тем более что в том дурдоме, что здесь начнется после высвобождения дохлых богов, мы сможем добраться до портала и сбежать, прихватив нужное нам оружие. Это сильно повысит наши шансы.


– Ну… не знаю, – покачал головой Михаил.


– Я с тобой! – С трудом оторвав голову от стола, промычал пьяный Георгий.


– И я, – произнесла молчавшая все это время Лейлит.


– Ты?


– Если поделишься силой – моя поддержка тебе обеспечена. Не всю же силу смертников оставлять здесь?


– М? – Вопросительно выгнул бровь Виктор, глядя на старшего мужчину в этой группе.


– Черт с тобой, – произнес тот, пыхнув сигарой и кровожадно усмехнувшись. – Тряхнем стариной. Да и везет тебе. Эта стерва ведь тебя убить должна была, – кивнул он на Ллос. – Видел я таких.


– Меня? Убить? Да брось. Она милейшее создание. – Произнес Виктор, улыбаясь во все, полностью восстановленные магией зубы. – Просто нервничает немного. Ведь так, милая?


– Конечно, – елейным голосом промурлыкала она, демонстрируя излишне развитые клыки. – Ну, вспылила, с кем не бывает?


– Но больше так не делай. Отшлепаю. – И, прежде чем Ллос успела завестись и как-то отреагировать, продолжил. – И вообще – хватит баклуши бить. К делу. Что там нужно для реализации условий контракта?


– Великая магическая печать и сущности этих богов, вписанные в малые.


– Согласие смертников нужно?


– Нет.


– Так чего мы ждем? Погнали. Ллос – выдергивай потеряшек. Нечего тянуть!



Глава 7

С воскрешением богов проблемы начались сразу хотя бы потому, что никто никогда этого не делал. Мало того – понятия не имел, как и что там накручивать в печати. Старые и’ри’тори были не специалистами в данной области – как-никак вояки, а не ученые. Да и остальные тоже – не светочи. Но кое-как справились.

– Ну что, готовы? – Осмотрел уставших коллег Виктор. Толку от него в этом деле было мало, мягко говоря. Ибо в магии он понимал сильно хуже всех присутствующих, как и в богах. Но тонус он умудрялся задавать изрядный.


– Боязно мне, – пыхнув сигарой, сообщил Михаил. – Мы тут такого навертели, что я без понятия как это сработает. А энергии столько, что планету-то может и не расколет, но выжечь все живое вполне может.


– Проверить, как правильно мы в состоянии?


– Нет, конечно.


– На вид ошибок нет?


– Нет.


– Рок-н-Ролл! Дави гашетку!


– Ха! – Выдавил из себя измученный смешок Михаил. Он как-то не привык к такому подходу к делу. Но таки послушался совета этого взбалмошного. В его глазах Виктор был натуральный безумец, лишенный тормозов. Хотя никто другой с богиней хаоса и не связался бы….

Жах!


Что-то в воздухе надрывно треснуло, и на грани восприятия раздался жуткий инфернальный стон. Все почувствовали. Все услышали. А Ллос так и вообще – скрутило. Видимо ей по ушам это все било совсем немилосердно.

– Рок-н-Ролл? – Криво усмехнувшись, спросил Михаил.


– Музыкант был слишком пьян, а скрипка оказалась балалайкой…. Ох, черт. Чего это происходит?


– Да наших должников выкручивает. Мы же их буквально на части раздираем.


– Ясно. А где все? Или возрождаемых нами богов сразу по свету разметает?

Вместо ответа откуда-то сбоку донесся смачный звук разрываемой плоти и довольное рычание. Словно кто-то дорвался до вкуснейшего лакомства, которое не ел очень давно. Виктор обернулся и замер – какой-то неизвестный громила разорвал пополам Селентис и с удовольствием вкушал ее сердце.

– Ты что творишь, дятел?!– Зарычал Виктор.

Никакого ответа. Его просто проигнорировали.


Тогда он подхватил магией приличный булыжник и засветил его в район гениталий пожирателя.


Вопль.


Наполовину сожранное сердце темной эльфийки падает на пол. И неизвестный с лицом полным недоумения, злобы и удивления поворачивается к Виктору.

– Ты кто, скотина?! – Поинтересовался Виктор, не встретив, впрочем, никакого понимания на лице волосатого дикаря жутковатой наружности.


– Это Молох, – произнес Михаил. Измазанный кровью бог перевел на него взгляд и вздрогнул. Видимо узнал.


– А это была моя жена! Шлемазл, – выплюнул Виктор. – Контракт разорван! – И, совершенно не думая о последствиях, наступил на ту малую печать, которая описывала Молоха. Раз-раз ножкой, и стер все. Узоры выжигали все на камне. Однако выкрошил он этот участок печати на удивление хорошо и быстро. Словно из песка был.

– А-а-а-а-а! – Дико заорал Молох, скручиваясь на полу в какую-то жуткую позу. По всему его телу пошли бугры, выворачиваемых узлами мышц. Лопалась кожа. Вытекли глаза. Доносился какой-то хруст – явно ломались кости. В общем – припекало знатно. Причем быстро и сопротивляться он не мог.


– Вернуть ее нельзя? – Нервно спросил Виктор у Ллос.


– Он поглотил ее энергию полностью. А души смертных слишком слабы, чтобы сохранять целостность, лишившись сил.


– Скотина… – процедил Виктор. – Почему он не развоплощается?


– Ты забрал у него всю силу, кроме энергии поглощенной души, – ответила Ллос.

Виктор спокойно подошел к корчащемуся на полу богу. Достал нож и, придавив дергающуюся тушку ногой, начал вскрывать тому грудную клетку. С каким-то холодным остервенением. Молча. Молох, впрочем, тоже не издавал никаких звуков, ибо, видимо, попросту уже не мог.

Уцепившись руками за края грудной клетки, Виктор развел ребра в стороны. До хруста – пока не сломались. Под ними билось сердце. Уже поврежденное ножом, но все еще живое – бога не так просто убить.

– Это была моя жена! – Повторил парень с нажимом и, вырвав сердце Молоха, вгрызся в него зубами. Получалось плохо. Но он старался.

К счастью вся эта вакханалия не продлилась долго. Уже секунд через десять сердце в руках Виктора осыпалось прахом, вслед за телом Молоха.


Парень осел на колени и вытер лицо.


Несмотря на то, что все тело Молоха рассыпалось прахом, кровь на лице и руках осталась. Удивительно, да и только…. И тут он заметил – вокруг него крутились какие-то странные полупрозрачные вихри.

– Что это? – Куда-то в пустоту выдал вопрос Витя.


– Сила, отобранная тобой у Молоха, – вкрадчиво произнесла Ллос. – Ты можешь ее забрать себе и стать богом.


– Ну, уж нет, – раздраженно произнес Виктор. – Ее можно как-то законсервировать? Ну, как тот кристалл с магической энергией?


– Да, – кивнула Ллос и показала, как работать с такими вещами. Получалось так себе. Часть энергии улетала в пустоту или тишком перехватывалась многоопытной плутовкой. Но получалось.


– А вы что смотрите? – Раздраженно бросил Витя натуральной толпе богов. – Вам что, заняться больше нечем? Или в вас мы тоже обманулись, как в этом полудурке?


– Ты это нам? – Удивленно вскинул брови, Михаил.


– Да нет, – мотнул головой Виктор. – Этим. Они думают, что я их не вижу.


– Я ничего не вижу, – пожал плечами Михаил и огляделся. – У тебя галлюцинации?

В этот момент все оживленные боги проявились. Разом. От чего все смертные отшатнулись. Виктор обвел их мутным взглядом и, поднявшись с пола, молча пошел на улицу, прихватив со стола початую бутылку виски. На пороге он остановился, запрокинул голову, и влил в себя полбутылки. Вошло бы и больше, да только закашлялся и облился.

Вышел.


Сел в удобное кресло.


Завис.


Легкий шорох где-то сбоку.

– Не берет, – констатировал факт Орлов, не оглядываясь. Он каким-то образом почувствовал, кто там. Он теперь всех вокруг не столько видел, сколько чувствовал. Это было странно, необычно, необъяснимо, но Виктор не обращал пока никакого внимания на эту аномалию. Не до того.


– И не возьмет, – вкрадчиво произнесла Ллос. – Теперь. Ты вообще понимаешь, что сделал?

– Не очень…. Что я опять натворил? Почему эти молча за всем наблюдали?


– Зачем нам было вмешиваться? – Произнес подошедший седовласый мужчина с повязкой на одном глазу. – Он сам себя подставлял так, что его сила перешла бы нам. Еще бы минуту-другую и все сработало бы без твоего вмешательства. Печати составлены странно, но, в целом, правильно. Если бы их делать по уму, то он даже не смог бы ей вреда причинить, но что сделано, то сделано.


– А он этого не понимал?


– Понимал. Просто изголодался по крови – это же его любимое лакомство. Не сдержался.


– Ясно. И все же – что я все-таки натворил?


– Заменил в печати Молоха на себя.


– Приплыли…


– Энергию ты пока не принял, а значит, пока еще не бог.


– Обрадовал. И кто же я теперь?


– Сам не знаю, – пожал плечами одноглазый. – Твоя душа сильно укрепилась. Ты теперь видишь нас даже в энергетическом состоянии. Можешь работать с божественной энергией. Но… ты все еще смертный.


– После смерти в одиночку не попаду?


– Кто знает? – Вновь пожал он плечами. – Я ничего такого раньше не встречал. Тут тебе нужно пообщаться с дхарами. Возможно, они прояснят ситуацию. Но в любом случае – спасибо. Мы все благодарны тебе. Хоть ты и отнял у нас лакомый кусочек под конец….

Немного посидев в кресле, Витя отправился к останкам жены.

Тело Селентис было разорвало от плеча до пояса. Кровь, парное мясо и  внутренние органы, развалившиеся по полу. Просто натюрморт а ля Босх. Там он и залип. Любви между ними не было. Но легче от этого не было. Больно и обидно. Очень. Прежде всего, из-за гнетущего чувства бессилия.

– Пора уходить, – положив ему на плечо руку, произнес Михаил.


– А как же похороны?


– Время поджимает. Боги уже начали делить мир. Братья пока держатся, но уже сейчас видно – не жильцы. Планету лихорадит. Дорога каждая минута.


– Но ее нужно похоронить.


– Не нужно. Мы сожжем тут все. Тело кремируется и смешается с землей. Так будет лучше.


– Сожжем?


– Да, – произнес Михаил и открыл перед Виктором клапан странного вида сумки, перекинутой через плечо. Она была полностью забита теми самыми кристаллами, переполненными магической энергией, что использовали чуть раньше для установки завесы. – Я забрал почти все из накопительной залы. Самоуничтожение системы через три часа. И нам лучше быть подальше. Взрыв будет не сильный, но в радиусе нескольких километров останется одна лишь выжженная земля.


– Ясно, – кивнул Виктор. Встал. И направился к автомобилю, прихватив с пола сумочку Селентис со смартфоном и кое-какими мелочами. Она уже успела обзавестись большим количеством всяких девайсов похлеще любой современной девушки.

Часа через три, как Михаил и обещал, за спиной знатно ухнуло. Но они уже были довольно далеко. Да и… Виктору было плевать. Он так измотался, что уснул натурально мертвецким сном. Последние сутки ему досталось изрядно.



Глава 8

Перелет обратно проходил спокойно.

Все ожидали какой-нибудь каверзы, но обошлось.

А вот на земле, как оказалось, уже творилась какая-то чертовщина. Новостные каналы лихорадило. Старые боги развили дикую активность. Места силы братьев падали одно за другим. Резко повысившийся магический фон обильно сдабривался божественной активностью. А из лесов то здесь, то там вылезали чудовища. Панические нотки звучали по всему миру. Виктор смотрел новостные каналы в интернете и просто не мог поверить тому, что они вещали.

Чего стояли только кадры из Каира, где полчища непонятных псоглавых гуманоидов штурмовали какую-то очередную мечеть под предводительством чудовищных размеров скорпиона, вместо головы которого был торс мужчины. Или ожившие столетние дубы во Франции и Германии. Страсть, да и только.

В аэропорту их никто не ждал. Сели и сели. Правительству было явно не до них. Старые боги резвились на славу….

Добрались до дачи довольно быстро. И наткнулись на следы боя.

Многочисленные безликие трупы в камуфляже по периметру. Вынесенные ворота. Закопченный остов БМП во дворе. Снова трупы непонятных мужчин в форме с непонятными знаками различия.

– Эй! Кто живой есть? – Крикнул Виктор.


– Вернулись? – Поинтересовались из-за дома на языке темных эльфов. – Вернулись! – Заорала выглянувшая голова с белокурыми волосами.

Кто-то рыбкой нырнул в портал и оттуда спустя пару минут высыпал народ.

– Что у вас тут произошло? – Обводя взглядом общий разгром, поинтересовался Виктор, обращаясь к Валинору.


– Дом, с которым ты заключил договор, решил его пересмотреть в одностороннем порядке. Нас пытались захватить.


– Много погибших?


– Ализель, – максимально выдержанным тоном произнес пращур.


– Что?! – Хрипло переспросил Виктор.


– Когда дачу окружили – она решила пообщаться. Вышла. Повздорила. И получила очередь из крупнокалиберного пулемета.


– Ясно, – сухо кивнул Витя. – Дети как?


– Двое выжили.


– Черт! Черт! Черт!


– Они на крыльце стояли. Любопытствовали. Вот той очередью, что Ализель убило, их и накрыло. Крупнокалиберный пулемет на такой дистанции серьезный аргумент. Легкие индивидуальные щиты снесло так быстро, что отреагировать даже не успели.


– Большие потери в целом?


– Только дети и Ализель, – хмуро произнес Валинор. – Мы поэтому всех на ту сторону портала и перебросили. На всякий случай. Тут стало опаснее. А там мы пока прикрыты завесой.


– Вы в Дол Амоне портал открыли?


– Да. Самое безопасное место там.


– А где была Кали? Почему она не вмешалась?

– Я была в Индии, – произнесла женщина, вышедшая из портала одной из последних. – И поверь, когда я вернулась – все причастные ответили самым суровым образом. Любой, кто хоть как-то был в этом замешан – убит.


– Кто именно выжил из детей? – Подавлено поинтересовалась Цири.


– Кира и Глеб. А где Селентис?


– Убили.


– Соболезную, – нейтрально произнесла Кали. – И да, Виктор, я хочу уйти.


– В смысле?


– Ты ведь пойдешь туда, – кивнула Кали на портал. – Будешь сражаться за свои интересы. За свое будущее. А мое место здесь и сейчас. Идет передел мира…


– Знаю, – перебил ее Виктор.


– Да и дети нас больше не держат.


– А так бы удержали?


– Нет, – после долгой паузы произнесла Кали.


– Нехватка сил?


– Так ты знаешь? Да?


– Ллос рассказала.


– Это просто невыносимо. Ежедневные мучения на протяжении тысячелетий….


– Хорошо, – вновь перебил ее Виктор. – Но только после того, как поможешь протащить через портал в тот мир все, что нам нужно. Больше портал сможешь сделать?


– Это потребует определенных усилий, – замялась она.


– Такой платы хватит, – сухо осведомился Виктор, протянув ей на открытой ладони шарик спрессованной божественной силы. Той самой, что отнял у Молоха. Когда он был спрятан, то удивительным образом терялся из виду всех желающих его найти. Даже Ллос не смогла найти, специально обыскивая. А показанный открыто проявился во всей красе...


– Хватит, – с трудом выдавила она.


– Сначала – портал. Потом плата. – Произнес Виктор, убирая шарик обратно поближе к телу.


– Откуда это у тебя?


– Бога убил. – Не мигая ответил парень. – К делу. Вольнов жив? Или он тоже был причастен?


– Его больше нет. Мне нужны были сведения. А оставлять в живых после того, как я с ним обошлась – нехорошо. Там… в общем, там не на что больше было смотреть.


– Ясно, – хмуро кивнул Виктор, с нарастающим раздражением смотря на эту женщину.

Кроме того, ситуация несколько осложнялась. Казалось бы – бардак. Он хорошо подходит для темных дел, но только если знать, куда и к кому обращаться. А Виктор не знал. И никто из его окружения не знал, потому что все контакты Кали выжгла к чертям собачьим. Ее понять можно – убили детей. Но Витя слегка растерялся в такой ситуации. Хоть лично поезжай на какую-нибудь военную базу и отжимай с боем ценное имущество. Приплыли, в общем.


Глава 9

В мире же продолжал нарастать хаос.

То здесь, то там мелькали различные боги собственной персоной на виду толпы. Творились чудеса. Слишком долго планету досуха выжимали в плане магического фона. Слишком долго она подстраивалась под суровое голодание в этом плане. И вот теперь, когда магическая энергия хлынула полноводным потоком, случилось наводнение. Структура мира за минувшие пятнадцать тысяч лет тупо изменилась. А потому она не была готова к такому изобилию. Из-за чего общий фон вырос очень существенно – много выше естественного показателя. Потом, конечно, будет откат. Но сейчас, словно грибы после дождя полезли всякие лешие с сатирами со всех щелей.

Самым интересным же оказалось то, что, несмотря на творящуюся вакханалию, продолжали работать телевидение и интернет. И даже более того – многие каналы и информационные агентства повышали свои рейтинги и просмотры. Прежде всего, потому, что повадились приглашать всяких необычных существ на ток-шоу и зрелищные интервью. И если поначалу – очень осторожно. То после того, как в прямом эфире CNN разгневанный Сет обратил ведущую в прах, начался натуральный бум. Хлеба и зрелищ! Толпа взревела в предвкушении и деятели культуры охотно отозвались. Да и сами боги не плошали. Перун братался в фонтане с бойцами ВДВ. Морриган пела в итальянской опере. Анубис читал лекции о бальзамировании в Сорбонне. И так далее.

Мир плющило на славу.

Но главное – он стремительно стал уживаться и взаимно интегрироваться с новыми факторами. Техногенный человек привычен к чудесам. Ему что киборг, что бог, что смартфон – все едино. Главное понять, на какую кнопку давить для получения нужного результата. А вот государства трещали по швам – выплеснулись давно копившиеся противоречия под толстым слоем сальной политкорректности.

Но Виктора это мало волновало. Он находился в сложном психологическом состоянии. Смерть двух жен и четырех детей ударила по нему кувалдой, оглушая и выбивая из колеи. Он загрустил. Скис. Погас. Разве что не пил. Но все одно – ничего не хотелось.

Кали, расширив портал, смылась в Индию, где стала натурально местной звездой. Михаил со своими ребятами искал подходы к армейцам. Благо тысячелетний опыт войн и службы позволял легко понимать чаяния и трудности служивых. Цири возилась с оставшимися детьми. Ллос осуществляла охрану периметра и не только…. Самым ярким впечатлением для Виктора стало то, что Ллос стала возиться с его детьми. Не так чтобы выступая нянькой. Нет. Но вот участвовать в их жизни начала очень активно. Общаться. И даже играть. Однажды у Виктора даже челюсть отвисла, когда на его глазах Кира, оседлав огромного паука, удирала от Глеба, пытающегося ее догнать на детеныше темной пещерной пантеры. Тут и новых способностей не требовалось, чтобы понять – пауком была сама Ллос. Лично. Больше в округе никто из своих так не развлекался, а чужаков она бы не пустила без боя…. Она явно подлизывалась для чего-то….

Смеркалось.

Виктор сидел в плетеном кресле и смотрел на сочную луну, ярко светящуюся на безоблачном небе.

– Красивая? – Спросила Ллос, беззвучно подобравшись к Виктору. Впрочем, его новые способности позволяли чувствовать, где она находится в радиусе километра. Да и вообще – спектр того, что он видел, слышал и чувствовал – расширился невероятно. Какие-то ауры цветочков и деревьев. Эмоциональные всплески. И так далее, и тому подобное. Что, кстати, изрядно доставляло и напрягало.


– Я не знаю что делать.


– Никак не можешь смириться с их потерей?


– Да. И виню себя. Не понимаю, как так вышло….


– Ты во всей этой истории виноват только в том, что пытался хоть что-то делать.


– Я оставил детей на богиню и верховную жрицу. Понимаешь? Они две стоили пары закаленных армейских корпусов по самым скромным оценкам. И что я вижу? К Ализель никаких претензий. Просто не повезло. Хотя могла бы быть осторожнее с толпой вооруженных людей. А вот эту идиотку Кали – не прощу. Все бросила и ускакала за личным могуществом. А дети?


– Ты мог это предотвратить? – Повела бровью Ллос.


– Нет.


– И чего ты себя накручиваешь?


– А ты тогда чего себя накручивала?


– В каком смысле? – Нахмурилась темнокожая богиня.


– Из-за чего была та драка, где ты потеряла над собой контроль? Псих-то ты знатный. Этого не отнять. Но вдумчивый. С ума сходишь строго по расписанию.


– С мужем повздорили.


– С Аматероном?


– О, нет, – усмехнулась Ллос. – С мужем. Аматерон – любовник.


– А мужа я знаю?


– Нет. Я его убила задолго до твоего рождения. После чего эльфы и раскололись на фракции. Солнечных забрал Аматерон. Лесных – Адрия. Лунных – Исфар. Ну и темных – я.


– Что вы с ним не поделили?


– Всеми считается, что я захотела власти и решила свергнуть Корнелиуса, дабы стать верховным божеством всех эльфов.


– А на самом деле?


– Тебе эта версия не нравится?


– Но ведь у тебя же есть и своя, не так ли?


– Есть, – усмехнулась Ллос. – Корнелиус хотел поставить эльфов под удар, грозящий им полным уничтожением.


– Он этого не понимал?


– Скорее считал, что ничего страшного не произойдет. А когда понял, что я решительно против его желания, попытался изменить мою сущность и лишить силы.


– В этом были как-то замешаны кхеты?


– Это так очевидно?


– Мне кажется, ты слишком легко и охотно поддержала мое желание с ними бороться.


– Им потребовались лояльные маги для войны далеко за пределами нашего мира. Даже если они и не задумывали какое-то зло, нам это ничего не давало. Вообще ничего, кроме проблем. Но Корнелиус был неумолим. Именно поэтому, победив его, я разделила власть с другими богами над эльфами, хотя могла все забрать себе.


– Но ведь так легче их подминать под себя.


– Может быть. Зато не всех и не сразу. Мой поступок резко обострил конкуренцию, из-за чего интеграция эльфов в державу кхетов стала технически сложным решением. По крайней мере, пока.


– Ясно, – кивнул Виктор и надолго залип, встретившись с ней взглядом.


Тьма, парящая из ее глаз, завораживала, придавая не жути, но таинственности и какой-то особой эротичности. Однако вместо возбуждения перед глазами Вити вдруг проскочила плеяда событий так или иначе связанных с Ллос. Начиная от странного поведения в анклаве Аматерона при первом знакомстве и заканчивая гибелью Селентис. Вот так взять и просто убить верховную жрицу богини, стоящей рядом? Странно. Но главное – Виктор вдруг почувствовал, что его окутывает паутина. С ног до головы.


– Признайся, ты ведь наблюдала за мной до нашего знакомства.


– Признаюсь, – кивнула Ллос. – Наблюдала.


– Понятно. Ладно, Селентис твоя работа. Тут и гадать нечего. А как ты организовала нападение на дачу?


– Я не организовывала нападение. Честно.


– У меня осталась только Цири из четырех жен. Ты ведь собственница. Ты охотишься на меня. Так? Не отрицай. Это очевидно. Цири ты тоже хотела как-то устранить? Убить?


– Ты подозрительней меня, – усмехнулась Ллос.


– Детей-то за что?


– Я не организовывала это нападение, – медленно произнесла Ллос. – Если хочешь – поклянусь собственной силой.


– А в чем был твой план? Только честно. Хотя… все равно ведь обманешь.


– Не обману, – внимательно смотря в глаза Виктора, произнесла Ллос. – Селентис я действительно пожертвовала. Просто убрала с нее защиту на несколько мгновений, чем Молох и воспользовался. Он же тупое животное, у которого в голове плескались слюни, вместо мозгов. Зачем вы его выбрали – ума не приложу. Твою реакцию несложно было просчитать. Ты ведь буйный и решительный.


– И чего ты хотела?


– Чтобы ты стал богом. Пусть слабым. Но богом.


– И как бы ты делила меня с Кали? Убила бы, забрав остатки силы?


– Слушай, ситуация с Селентис – стихийная. Я ее не продумывала заранее. Повторюсь – то, что произошло здесь, я никак не организовывала. Селентис – да, хотела убить и воспользовалась случаем, надеясь, что ты не заметишь. Но не более того. А Кали…. Понимаешь, вы слишком разные. Как временный попутчик она прекрасно подходила. Но потом, как ситуация стабилизировалась бы, она ушла бы. Ей все это не нужно. Она и пожелала стать твоей женой только для того, чтобы удрать из-под пресса клятвы Валинора. Думаю, это очевидно.

– Разумеется, – кивнул Виктор, прекрасно понимавший подобный нюанс. Вся его семья была одним большим политическим узлом хитровывернутой конструкции. Как говорится – ничего личного, только бизнес. И секс, и рождение детей, и нежные слова. Все это было подчинено политической сообразности и конъюнктуре.


– Ализель и Цири. Что ты планировала делать с ними?


– Ничего, – усмехнулась Ллос. – Ты полагаешь, что я считаю их ровней? Наложницы – не более того. Сколько хочешь – столько и заводи, меня это мало беспокоит. Только со жрицами осторожнее. А лучше со мной советуйся. Можешь попасть в такие проблемы, что даже я не вытащу.


– Ясно, – кивнул Виктор, задумчиво. – План был хорош, но трупов оказалось несколько больше ожидаемого. Ализель – ладно. А дети тут при чем?


– Проклятье! Я же тебе говорю – я их не убивала, – прорычала Ллос. – Или тебе моего признания в убийстве Селентис мало?


– Отнюдь. Я удивлен и благодарен. Не думал, что ты будешь настолько откровенна со мной. Но дети…. Я совершенно подавлен и растоптан. Никогда бы не подумал, что стану так переживать из-за них. Ведь толком даже не возился с ними. Так…


– Если хочешь, мы сможем их вытащить.


– КАК?!


– Их же не бог поглотил. Значит, душа ушла с определенным запасом сил. Другой вопрос – что делать с телами? Их-то совершенно разрушило пулями. Тут либо нежить какую из них поднимать, либо конструкт. Я бы и раньше предложила, но сам видишь – варианты так себе.


– А в чьи-то тела вселить?


– Можно. Но чьи? Ты хочешь убить четверо детишек? – Удивилась Ллос. – На тебя это не похоже.


– Зачем убивать? У Валинора в Дол Амоне есть несколько тел. Они пустые. Находятся в глубокой консервации.


– Взрослые тела?


– Да.


– Плохая идея. Твоим детям ведь было года по полтора. Они совсем еще крохи.


– А что не так?


– Ну как ты себе представляешь взрослую женщину с сознанием годовалой девочки?


– Арьяна справится. Мало того – они с Валинором будут счастливы. И внуков с внучками вернули, и четверых и’ри’тори обрели. Да и вообще, четыре взрослых малыша, намного лучше, чем четыре мертвых. Как быстро ты сможешь их вытащить?


– Хоть сейчас. Мы как вернулись, я их души сразу подобрала. На всякий случай.


– И ты молчала? – Обалдело переспросил Виктор.


– А ты себя видел? – Усмехнулась Ллос. – О чем с тобой вообще можно было говорить? Повеситься не повесился бы, но зомби однозначно живее выглядят. Я уже думала, что ты сломался. Хотела даже добить из жалости. Но не стала. Цени мою заботу. Не каждому она дана.


– Ценю. Спасибо. – С самыми теплыми нотками в голосе произнес Виктор.


– И не обманывай больше моих надежд. У меня на тебя большие планы, – обольстительно улыбнулась Ллос, демонстрируя свои изящные белоснежные зубы с сильно выраженными острыми клыками.


– Я заметил, – краем рта усмехнулся Витя.



Глава 10

Виктор сидел в кресле, пыхая сигарой, и думал. Очередной этап его жизни подходил к концу.

Кровь и вино. Иначе и не назовешь.


Портал закрылся.


Кали ушла.

Завеса упала, обнажив восстановленный из руин Дол Амона. Валинор с Арьяной расстарались. Получилась своеобразная идиллия странной, практически эльфийской архитектуры: изящные ажурные мраморные домики, окруженные могучими деревьями с раскидистой кроной. Красота, да и только! И все бы ничего, но между зданиями стояло огромное количество всяких ящиков, бочек, грузовиков, цистерн, прицепов и разнообразной военной техники. Ну и прочих техногенных объектов цивилизации XX и XXI веков, вроде полевых кухонь и автономных электрогенераторов. Выходила этакая эклектика в духе трактора ДТ-75 в эльфийской роще. Но главное не это.

Вчера Виктор имел очередной долгий разговор с Ллос...

– Все вон, – произнесла темнокожая богиня, входя в комнату, где шло очередное оперативное совещание штаба. Несмотря на наглость и вздорность поступка, никто не стал сопротивляться. С этой женщиной ругаться мог позволить себе только Виктор, а они сами себе не злобные буратины.


– Как это понимать? – Повел он бровью, после того, как последний участник совещания покинул помещение и прикрыл за собой дверь.


– Мы должны оформить наш союз.


– Хм… Ты уверена, что мы не спешим?


– Или мы заключаем его прямо сейчас, или я ухожу и рву с тобой, – произнесла Ллос, смотря давящим взглядом на Виктора.


– Что случилось? – Обеспокоено спросил он. – Ты беременна?


– Что?! – Опешила богиня и, спустя несколько секунд замешательства, зашлась звонким, задорным смехом. Никогда на памяти Виктора она так не смеялась. До слез. Заливисто.


– У тебя очень приятный смех, – задумчиво произнес он. – Почему ты так редко смеешься? Я прямо слушал с улыбкой от уха до уха. Очень понравилось. Но все же, что случилось?


– Я не могу пока рассказать.


– Ты опять мной манипулируешь? – Повел бровью Виктор.


– Ты хочешь поссориться? – Холодно произнесла Ллос, а из ее глаз повалил особенно густой, черный дым – явный признак злости.


– Ты забываешь милая, – отметил Витя с улыбкой, – в нашем союзе – мы на равных. И это еще большая уступка с моей стороны. А ты регулярно ведешь себя так, будто я твой строптивый сынок или что-то в том духе. Говори уже, что случилось и не испытывай мое терпение.

Ллос скрипнула зубами. Подошла и, окутав его черным туманом, перенесла в ту самую пещеру, где они качали права в прошлый раз. Виктор хотел было зажечь осветительный шар, но кромешная мгла развеялась, сменившись легкими сумерками.

– Ты бы убралась тут что ли? – Фыркнул Виктор. – Все люди как люди. Полна крыша тараканов. А у тебя что? Горы костей да трупов?


– Так лучше? – Раздался голос откуда-то из пустоты и пещера очистилась от останков.


– Да. Теперь диванчик и сигару.


– Садись, – произнесла Ллос, материализовавшись прямо на роскошном диване. – С сигарой обойдешься.


– Чего это?


– Не люблю.


– Тогда по бокалу водки?


– Не ерничай.


– Хорошо. Что стряслось?


– Мне просто надоело ждать. Такое чувство, что ты хочешь попользоваться мной и убежать. Почему? Что не так? Мне казалось, что ты испытываешь ко мне влечение.


– Испытываю, – серьезно сказал Виктор, заглядывая Ллос в глаза. – Но я боюсь, что мое окружение не переживет нашей свадьбы. По крайней мере, надолго. Я помню – ты клялась мне, что не организовывала нападение на дачу. Однако я тебя слишком хорошо знаю. Уверен, что косвенно ты таки повлияла на то событие. Я думал, прикидывал, просчитывал. Все сходится. Кали – очень горяча и живет больше на рефлексах, чем умом. Ее поведение предсказуемо и легко просчитывается. Она совершенно точно потеряет чувство самоконтроля при первом запахе силы. А значит, оставит дачу без охраны. Довольно безопасное место. Ведь здесь ни драконы, ни кхеты напасть на нас не могли. А с местной властью кое-как нашли взаимопонимание. Они нас откровенно побаивались. Демонстрация силы в исполнении Селентис удалась на славу. Она ведь послала к черту ВСЕ мои установки и сразу стала вести свою игру. С чего это вдруг? Разум потеряла? Или может быть, это ты приложила свою нежную лапку? Я уверен, все было тобой просчитано давно. И эта наша встреча тоже. Одного не понимаю – как ты смогла повлиять на органы? Там же не бараны сидят. С горем пополам наладили контакт, потихоньку пошел профит. С какого рожна им нападать? Это твоих рук дело. Уверен. Но как? Что молчишь? Думаешь о том, чтобы такого мне соврать? Хотя… ты же не врешь. Ты правильно подбираешь формулировки….


– Молодец, – промурлыкала Ллос.


– Что?


– Не ожидала от тебя. Что-то еще?


– Селентис. Уверен, что такая домовитая особа как ты, не жертвовала бы ей по-настоящему. Она ведь служила тебе не одну сотню лет. Вы притерлись. Да, она была совершенно лишена энергии и должна была развеяться. Одна беда – не так быстро.


– Кто тебе это сказал? – Прищурилась Ллос.


– А ты не помнишь? В тот момент, когда ты говорила про Селентис, я смотрел на Одина. Он чуть-чуть не справился с мимикой. Дрогнули губы и появились легкие морщинки у единственного глаза. Полагаю, что он хотел улыбнуться. С какой стати? Он так радовался безвременной смерти твоей верховной жрицы? Три раза ха-ха. Ему это все до малины должно быть от слова вообще.


– Скотина, – фыркнула Ллос с легким раздражением.

– Видишь, как ты неудачно выбираешь себе мужей. То кретин, пытавшийся подвести под монастырь всех эльфов, то скотина.


– Я не о тебе.


– Почему же? Ты ведь недовольна.


– Что ты хочешь? – Нахмурилась Ллос.


– И после всего, что я тебе сказал, ты все еще хочешь стать моей женой?


– Ты воплотил моих детей. Ты знаешь, что это означает?


– Вообще-то это сделал не я, а Михаил, – подозрительно прищурился Виктор, напрягшись.


– Святая невинность, – мягко улыбнулась Ллос.


– Поясни.


– Я ведь помогала вам писать печати богов. Ведь так?


– Так, – неуверенно кивнул Виктор.


– Каждая печать – это целая легенда. Ты не обратил внимания на то, как Михаил посматривал на меня?


– Да он на тебя изначально с изрядной подозрительностью посматривал.


– Не понимаешь? – Усмехнулась Ллос. – Или ты думаешь, любой маг вот так легко может разрушить магическую печать воплощения богов?


– Ты вписала меня в эти печати как-то?


– Да. Только в три печати. Молоха и моих детей. Остальные были сделаны обезличено.


– Значит, Михаил все знал заранее?


– Догадывался. Но так как не специалист в этих делах, спорить не стал. В конце концов, мы на одной стороне. Полагаю, что он посчитал все эти мои выверты попыткой забрать немного силы себе. Не без этого, – усмехнулась она. – Но не это было главным.


– Хорошо. А что означает воплощение твоих детей мной?


– Ты стал им папой, – невинно хлопая глазками, произнесла Ллос. – Молоху тоже. Именно поэтому так легко смог его уничтожить. Это очень важный механизм мирозданья. Дети богов могут уничтожить своих родителей, но это очень непросто, наоборот же – без проблем.


– Прелестно, – выдал Виктор после долгой паузы. Взгляд его был таким, словно он хотел испепелить эту заигравшуюся стерву. – Вариант «милый, я беременна» не для тебя. Ты сразу в подоле приносишь взрослых детей. Они, кстати, были в курсе?


– Разумеется. И могли отказаться. Но не стали. Себя я тоже вписала. Теперь только мы с тобой находимся в статусе их родителей.


– Но они же не хотели иметь ничего общего с тобой?


– Никто не хочет сидеть вечность в развоплощенном виде. Эта малая шалость оказалась вполне приемлемой для них. А ты им понравился.


– С чего ты взяла?


– Просто чувствую. Даже когда ты убивал Молоха, они осуждающе смотрели на меня, а не на тебя. Они-то сразу все поняли.


– Прекрасно. И что дальше?


– А дальше? Хм. На самом деле очень плохо, что ты отказался становиться богом.

– Я навел о тебе справки. Богиня хаоса? Ха-ха. Ты НИКОГДА ничего не делаешь просто так. Твоя стихия – упорядоченная и весьма продуманная. Не зря раньше ремеслами занималась.


– Хаос – это порядок, который ты просто не понимаешь, – едко заметила Ллос. – Например, не дорос. Малыш. В хаотичном переплетенье нитей кто-то видит просто бардак, а кто-то полотно ткани с редкими, красивыми узорами.


– Допустим. Но зачем ты это сделала? Хотя нет. Погоди. – Остановил ее Виктор. – Это должно быть как-то связано с тем пророчеством? Им просто одуряюще воняет. Твое поведение я уже однажды наблюдал в исполнении другой дамы. А ты? Насколько я помню, ты громче всех тогда фыркала, дескать, многие исследователи считают достоверным только первую часть. Опять эти скользкие хитровывернутые формулировки. Многие исследователи, но не ты. Ведь так?


– Верно. У тебя неплохо получается. Сможешь угадать, что там будет дальше? – с мягкой улыбкой поинтересовалась Ллос.


– Погоди пару минут, дай подумать, – сказал Виктор и откинулся на спинку дивана.


– Ну? – Пошловато улыбаясь, поинтересовалась Ллос, когда ей надоело ждать.


– Сколько всего частей у пророчества? – Хмуро поинтересовался Виктор.


– Мне достоверно известно – две. Ты понял, что от тебя требуется?


– Взять тебя в жены и чего-то там возродить. Судя по твоим намекам, речь идет о цивилизации эльфов. Ну, или что-то в этом духе. Одна сложность – я не только не эльф, но и не бог. Мало того, не собираюсь ими становиться. Вечность в одиночке – не тот предел мечтаний, который меня интересует. А с такой женой как ты – жизнь у меня будет очень яркой, но весьма недолгой. Хм. Ничего не упустил?


– Детей упустил, – серьезно произнесла Ллос.


– Точно, – усмехнулся Виктор.


– Как бы ты ни относился, но ты теперь их отец. Они тебя, правда, старше. Но не беда. Главное – логическая связь, а не возрастная. Ведь воплощение это не просто оживление, а перерождение. Считай новая жизнь с воспоминаниями о прошлых днях. Фактически они родились заново от тебя и меня, а не от меня и Корнелиуса.


– Хитра природа богов, – покачал головой Виктор. – А как же детство? Ладно.


– Итак. У нас с тобой два ребенка. И теперь ты, как честный мужчина, просто обязан взять меня в жены. Не так ли? – Произнесла Ллос и мило захлопала глазками, что на ее хищной мордочке выглядело довольно курьезно.


– Хм. Я соглашусь, – медленно произнес Виктор, – но только, если ты выполнишь мои условия.


– Какие же? Пиво, сигара, кружевной розовый пеньюар?


– Во-первых, ответь, как тебе удалось спровоцировать нападение на дачу?


– Аватар, – пожала плечами богиня. – Очевидно же. Селентис не просто так унижала майора Вольнова. Она ему дала ряд подсознательных установок, укрытых слоями других форматов воздействия. В результате уже через несколько дней в ее распоряжении были наиболее интересные кандидатки на роль аватара.


– Он у тебя там один?


– Что я, девочка с одним аватаром бегать? Или ты сравниваешь меня с дурындой, у которой две извилины и те в ушах? Нет. Один аватар я скормила Кали, – усмехнувшись, ответила Ллос. – Предварительно подчистив хвосты. Остальные в относительной безопасности и осторожно занимаются делом.

– И ты теперь можешь открывать порталы на Землю?


– Слушай, ты же сам назвал меня домовитой. Упустить такую возможность я бы не смогла. Не простила бы себе. Это все?


– Нет. Это я так, просто узнать хотел. Хотя ты права – болван. Ответы лежали на поверхности. Ладно. К делу. Ты готова на Высокую клятву?


– Кхм. Ты серьезно? – Поперхнулась Ллос.


– Иначе я спать спокойно не смогу.


– Ты понимаешь, что от меня просишь?


– Прекрасно понимаю. Это моя страховка. И твоя. Мы чисто технически не сможем ничего злоумышлять друг против друга. Не хочу повторения того дурацкого конфликта между тобой и Корнелиусом.


– И ты готов открыть мне свои мысли и чувства? – Неподдельно удивилась богиня.


– Ну чего ты там узнаешь сокровенного? Ты меня и так читаешь как открытую книгу. А я жить хочу. Да, иногда я поступаю как псих, безумно рискующий своей жизнью. Но, как это ни странно, жить все же хочу. Поэтому – либо так, либо никак.


–  Ладно, – медленно и крайне неохотно произнесла Ллос.


– Неужели тебе так это все важно?


– Ради воплощения своих детей я готова была отдать всю свою силу. Или ты забыл? – Криво усмехнулась Ллос. – Это была одна из задач. В целом же, ради своей цели я пойду на все, что угодно и убью любого, кто встанет у меня на пути. Даже, если ей окажусь я сама.


– На все?


– На все. Вообще на все.


– Тогда ты отпустишь Селентис и Ализель?


– Почему ты считаешь, что Ализель у меня? – Удивилась Ллос.


– Ты же крохоборка… ну, то есть, домовита без меры. Я видел, как ты собачилась с Кали о том, сколько еще ей нужно грузовиков сюда пропустить. Хотя тебе они без надобности. Просто выбивала из нее как можно больше пользы если не себе, то мне, как своему будущему мужу. Ты не думай – я оценил. Было очень приятно. Так что не нужно мне рассказывать сказки о том, что ты осознанно упустила возможность отжать высшую жрицу своего возможного конкурента…. – покачал головой Виктор. – Это за пределами твоего естества.


– Зачем они тебе? – С лукавым лицом поинтересовалась Ллос. – Я знаю, что твое сексуальное желание безмерно. Так заведи себе новых наложниц. В чем проблема? Хочешь – завтра же смотр устроим. Я представлю перед тобой самых красивых женщин темных эльфов. И уверена, что лесные, лунные и солнечные эльфы не откажут тебе в аналогичной услуге. По одной наложнице от каждого из эльфийских народов. Мало? Бери по две, три, четыре да хоть по пять, если осилишь.


– Ты, видимо, не понимаешь. Секс сексом, но своих я не бросаю, – предельно серьезно произнес Виктор, глядя ей прямо в глаза. – Никогда. Даже если они мне больше не нужны.


– Ты уверен, что они твои? Селентис работала на меня и создала тебе изрядно проблем. Ализель – на Аматерона и…


– Я считаю их своими. Этого достаточно. Кали – мое доверие потеряла. Они – нет. Тем более что они действовали против меня не по доброй воле. И теперь ты им ее обеспечишь. Никакой божественной связи и обязательств. Просто свободная полноценная личность.


– Хорошо, – после минутного раздумья, ответила Ллос. – Это все? Или ты окончательно берега потерял в своей наглости?


– Все.


– Тогда скрепим наш союз?


– Сначала – выполнение условий, – подмигнул ей Виктор. – Да и вообще – хоть ты побудь нормальной женщиной. А то четырех уже в жены брал – и все на бегу, чуть ли не снимая штанов. Свадьбу может, сыграем? Тебе, к слову, свадебное платье пойдет бесподобно. Особенно если полупрозрачные белые кружева, да на голое тело….


– Ладно, – скрипнув зубами, перебила его Ллос. Махнула рукой, и Виктора выбросило обратно в комнату, где он проводил совещание.

Почесав затылок и поняв, что вечер для задуманной работы безвозвратно потерян, он отправился в бункер. К Арьяне и Валинору. Как-то так сложилось, что они грудью стали против вселения душ внуков и внучек во взрослые тела.


«У детей должно быть детство!»

Вот и доводили до ума наиболее подходящие тушки заключенных. Радикальное омоложение, коррекция внешности и так далее. Усилий требовалось много на это непростое дело. И времени. Виктор ежедневно заглядывал в импровизированную лабораторию, наблюдая за их праведными трудами. Теперь же он хоте и сам попробовать, ведь у Селентис и Ализель тел тоже не сохранилось. Вот Виктор и собирался подобрать две женские тушки из числа законсервированных да отредактировать их под чутким руководством пращуров. Когда еще представится возможность слепить себе жен собственными руками?



Часть 2 – Огнедышащие курицы


Одна беда – вредители. Обычно это мыши, или там, комары, а у нас... Драконы.


Мультфильм «Как приручить Дракона»



Глава 1

Тарангер нервно вышагивал по просторной комнате собственного особняка.

Его нервировало все. Вообще все. И в особенности эта непонятная возня вокруг Дол Амона. В свое время он неоднократно пытался туда проникнуть – но все было бесполезно. Потом там постоянно дежурили его агенты. Наблюдали. Пробовали пробиться сквозь завесу. Бесполезно, впрочем. Однако эльфы смогли чего-то добиться. Иначе и не объяснишь то, какого рожна они там сидят в таком количестве. Да ладно сидят. На три дня пути все вокруг перекрыли. Агенты дохнут как мухи, не в состоянии пробраться поближе. А он сам откровенно побаивается соваться….

– Давай уже слетаем, глянем, что там к чему? – Не выдержав многочасовое хождение по кругу, поинтересовался Штаргер – самый молодой дракон и верный помощник Тарангера. – Ведь так с ума можно сойти.


– Мы и так изрядно наследили. Хочешь, чтобы эта психованная стерва поняла, кто ей жизнь портил?


– Ой, да что она нам сделает? Она ведь относится к слабым богам.


– Ты забыл, что она уже сделала? – Повел бровью Тарангер, удивленно уставившись на Штаргера.


– Ну… сорвала нам старое дело.


– Если бы просто сорвала. Если бы. Ллос не отличается большой силой, и никогда ей не отличалась. Но она всегда была психом без тормозов с очень изощренным воображением. Никто из нас не мог подумать, что она даже теоретически может справиться с Корнелиусом. Они были в разных весовых категориях. И что получилось? Эта тварь его уничтожила. Своими детьми пожертвовала, но его стерла в порошок. Ты хочешь, чтобы она узнала, кто последние три тысячи лет водит ее за нос? Серьезно? Тебе надоела спокойная жизнь?


– Корнелиус – сам дурак. Слишком благостно к ней относился. Расслабился. Но нам-то что с того? Какой вред непосредственно нам она причинит? Будет охотиться? Если найдет – посмотрим, что сможет сделать. Ее места силы далеко от нашего гнезда.


– Не стоит ее недооценивать, – фыркнул Тарангер. – Лично я ее боюсь. Паучиха опасна. Ибо могущество ее не в личной силе, а в уме. Никогда нельзя знать, что конкретно она учудит. Убить она может нас и не убьет, но жизнь отравит кардинально. Вот скажи – оно нам нужно?


– И что, нам просто сидеть и ждать?


– Просто сидеть и ждать.


– Может, тогда хотя бы этого и’ри’тори попробуем изловить? То, как он выкрутился те два раза, меня изрядно возбудило и раззадорило. Он интересный трофей. Не сильный, но везучий и находчивый. Да и кхеты охотно его купят.

– С кхетами все непонятно. Они явно потеряли к нам интерес. Им нужны маги для участия в их бесконечных войнах. А мы на эту роль не подходим. Пробовали. Сам знаешь. Да толку мало. Мы сильны, но нас мало. А им желательно пусть и по слабенькому магу, но зато в каждый отряд. Лечение, поддержка и так далее. В общем – не наш уровень игры. Из-за чего они с эльфами и хотели провернуть ту сделку. Сорвалось. Да и мы подвели – сорвали все сроки. Уничтожение солнечных и темных эльфов позволило бы вывести из игры Ллос и Аматерона. И появилась бы возможность вновь попытаться перетащить эльфов на свою сторону. Хотя бы лунных и лесных. Но нет. Не выходит. Кхеты раздражены скромностью наших успехов. И чем дальше, тем сильнее остывают отношения между нами.


– И насколько они уже остыли? – Обеспокоился Штаргер.


– Они уже достаточно холодны, чтобы нас игнорировать, – хмуро произнес Тарангер. – Я им доносил о странной активности вокруг Дол Амона. Просил выслать корабль со сканером, чтобы как следует все проверить. Меня же подняли на смех и назвали паникером, который испугался старых призраков.


– А появление этого и’ри’тори их не насторожило?


– С какой стати? Запечатанная кровь. Такие до сих пор встречаются. Эту заразу не так-то просто вытравить. Сами по себе они угрозы для них не представляют, ибо не владеют древними знаниями. В зверинцы их, конечно, скупают. Но без особого энтузизма. У них до сих пор не передохли те, что пятнадцать тысяч лет назад оказались захвачены. Хоть и передохло их множество. Кхеты же на них опыты ставили. Пытались понять природу магии или хотя бы приручить. Но все бесполезно. Вот и держат их теперь в качестве декоративных собачек в ошейниках, блокирующих магию. Еще одна какающая и виляющая хвостиком безделушка? Им хватает. Притащим – снизойдут до скромного выкупа. А нет – так и разговаривать не станут. Да и что он там, по их мнению, может узнать? Дол Амон – обычное гражданское поселение, созданное беженцами через несколько тысячелетий после войны. Ну, вскроет он защиту. И что? Станет копошиться в старых костях и мусоре руин? Не смешно. Вот примерно так мне и ответили.


– Понятно, – кивнул Штаргер.


– Мы им, по всей видимости, больше не нужны.


– Попробуют уничтожить? – Поинтересовался, сжав губы Штаргер.


– Стоп! – Нервно произнес Тарангер вместо ответа и напрягся.


– Что?


– Портал. Старый межмировой портал и’ри’тори. Хранители подали сигнал. Очень высокий уровень магии. Да. Точно.


– Вылетаем! – Возбужденно воскликнул Штаргер и сиганул прямо в окно, вынося и разбивая его вдребезги.


– Мальчишка, – фыркнул Тарангер, но последовал за ним. Дорога была каждая секунда.

Появление над небом Белой скалы двух драконов, конечно же, вызвало переполох. Однако их видели в здешних краях и раньше. Нечасто, но все же. Кроме того, они ничего не крушили и никого не убивали. Поэтому руководство королевства просто приняло к сведению факт их проживания в городе. Ну, мало ли зачем им это надо? Живут тихо. Никого не трогают. Инкогнито. Вот пусть и дальше так будет. Нечего дергать тигра за усы.

Полет проходил тихо и спокойно.

Штаргер вырвался вперед. Тарангер же держался во втором эшелоне. Мало ли что? Он прожил столько тысячелетий не только благодаря своей силе, но и вот таким поступкам. Даже пребывая в абсолютной уверенности, что там, возле портала, нет для него ничего опасного, он все равно старался не рисковать попусту.


– Странно, – проревел Штаргер, вырвавшийся вперед на добрую милю. – Я никого не вижу, кроме одного и’ри’тори.


– Я тоже, – ответил Тарангер и увеличил разрыв.

Хорошо знакомый ему Виктор применял плетения без всякого порядка. То наложит лечение на кусок гранита, то гниение на песок. Да с хорошими порциями силы. Этакие удары в набат. Тарангер теперь не сомневался – парень знал, что делал и целенаправленно их вызывал. А значит что? Правильно. Зря они сюда прилетели. Но не убегать же, поджав хвост, прямо так?

Они подбирались все ближе и ближе.


Вот уже Тарангер прекрасно различал ухмыляющееся лицо Виктора. Тот стоял один против двух драконов и не боялся. С чего вдруг? Дурное предчувствие уже буквально жгло древнего дракона.

Бам! Бам! Бам! Бам!


Вдруг «ожили» кусты вокруг старого портала. Громко. А к телу Штаргера невероятно быстро потянулись странные маленькие, совершенно безобидные на первый взгляд, огоньки трассеров.


Раз.


И крепкое, мощное тело дракона буквально взорвалось кровавыми брызгами, разваливаясь на части.

Тарангер на автомате заложил вираж, пытаясь уклониться от сближения со столь опасными «кустами». Никаких сомнений – следующие «огоньки» предназначались бы ему.

ЗСУ-57-2 отрабатывали честно и надежно. Одна беда – старый дракон очень хотел жить. Поэтому завернул такой маневр, что его просто не смогли предсказать. Только два снаряда угодили в огромную чешуйчатую тушу. Первый пробил кожистое крыло насквозь. Второй угодил в основание ноги и изрядно все там разворотил.

Тарангер взревел от боли.

Метнулся в сторону. И, не думая больше ни о чем, спикировал за ближайший холм, лихорадочно открывая одноразовый портал, ведущий на один из внешних планов-баз.

«Ушел. Ушел» – Пульсировало у него в голове, а по всему телу разливалась боль и какая-то дрожь от перенапряжения.

Глянул на лапу и нервно сглотнул.


Ее считай, что не было. Висела на лоскутах сухожилий и кожи.


«Кошмар! Так не бывает?! Чем же они в меня попали?!» – Пульсировало у него в голове. А сам лихорадочно лечился магией.


Вылечился. Перекинулся в гуманоидный облик. И задумался.

И чем больше думал, тем мрачнее он становился. Ведь это была не магия, а техника. А значит кхеты, все-таки, решили от них избавиться. Пусть техника была странной, но откуда бы еще она взялась на этой планете? Все входы и выходы они – драконы – честно контролировали. Собственно порталы в свое время они для этого и разрушили. А значит что? Значит, это кхеты завезли. У них-то движение определенное было – узлы связи и опорные точки требовали обслуживания, из-за чего время от времени их корабли туда прилетали.

Осознание этой мысли привело его в полную растерянность, а потом ярость, да такую, что он, не задумываясь, уничтожил всех разумных на этой базе. Убивал, громил и разрушал до тех пор, пока все вокруг не превратилось в дымящиеся руины. После чего поглотил магию защитных плетений и ушел через телепорт в гнездо своего Эла.

Его предали. Его бросили. Его унизили.

Для древнего дракона это было очевидно. Наконец-то все в его голове стало на свои места. Он вдруг осознал, что вся эта игра с и’ри’тори была инсценирована кхетами для той самой задачи, что они пытались решить уже несколько тысячелетий. Объединить эльфов и подготовить их к союзу. А они больше не нужны. Они не справились. Как только он, старый дурак, сразу не догадался….



Глава 2

Матильда Романова вошла в большой кабинет и направилась к столу. Ждали только ее. Вот уже неделю она занимается «делом Орлова» вместо погибшего Вольнова. Ее приятная, сексуальная внешность открывала перед ней многие двери и серьезно облегчала коммуникацию, хотя ради чего ей поручили столь нетипичную для нее работу, мало кто понимал.

– Итак, – начал генерал, – раз все в сборе, начнем. Объект «Солярис-2». Что там случилось?


– Немотивированное нападение, – ответила Матильда. – Я подняла все документы и не нашла никакого основания для попытки захвата. Тем более такой бестолковой. Полковник, – кивнула она соседу.


– Да, – кивнул он, – операция вообще не была никак толком подготовлена. Какие-то потери у гостей были только потому, что они просто расслабились и не ждали нападения. Но даже в этом случае – бой полностью закончился через тридцать секунд после начала. Применялось очень мощное, неизвестное нам оружие. Характер повреждений БМП удивляет. Эксперты говорят о высокотемпературной плазме. Там три дыры по треть метра в диаметре каждая. Сквозные. БМП прошивало насквозь. Это нас впечатлило.


– А что по бойцам?


– Странные и непонятные повреждения. Например, некроз мозга. Как это возможно? Такое чувство, что он сгнил за считанные секунды. Это не единственный вариант фатальных воздействий. Там было практически все от колотых ран до поражения плазмой. Даже огнестрельные раны имеются и осколочные. Судя по всему бойцы, попав под контроль, затеяли бой между собой. Наши эксперты полагают, что если бы гости не были столь благожелательно настроены, то отряд ЧВК был бы уничтожен еще на подходе. Без потерь с их стороны.


– И большие у гостей потери?


– Сложно сказать, – вновь взяла слово Матильда Романова. – Если судить по данным бортового самописца, то была убита златовласая женщина, предположительно объект «Акация». Кроме того, очередь накрыла террасу, где находились дети, скорее всего дети Виктора. Убито или ранено четверо. Больше сведений по потерям нет. Эксперты считают, что их и не было.


– Ясно, – покивал головой генерал. – Кто и зачем спровоцировал нападение? Ведь провокация, я верно понимаю?


– Мы подняли записи переговоров. Командиру ЧВК и майору Вольнову были совершены звонки с приказами. Звонки совершали вы.


– Что?! – Опешил генерал.


– У вас на это время железное алиби. Мы покопали немного и выяснили, что звонок осуществлялся с мобильного телефона из одного городского кафе. К сожалению, записи с камер видеонаблюдения нам недоступны – их выжгли за пару часов до звонка. Номер зарегистрирован на Иванова Ивана Ивановича 1950 года рождения. Телефон так и остался в кафе. Без отпечатков, разумеется. Его нашли там же – он был у администратора в ожидании возвращения клиента. Аналитики считают, что нападение спровоцировал кто-то с возможностями, аналогичными Селентис. Хотя имитировать чужой голос – это явно что-то новое.

– Кстати, ее можно исключить – ее убили, – добавил капитан из внешней разведки. – Это неточно. Человек, который эти сведения сообщил, вероятно, умом повредился.


– А что там такого чудного он говорит? Почему вы так считаете? – Невозмутимо поинтересовалась Матильда.


– Он рассказывает про то, как Виктор подрался с ангелом и отнял у того початую бутылку виски. А потом они зачем-то воскресили богов, один из которых Селентис и убил. В отместку Виктор вырвал у того сердце и сожрал сырьем. У нас есть подозрения на то, что это «колумбийские сто грамм» во всей своей красе. Или какие-то иные вещества. Сумасшествие, кстати, врачи не подтверждают. Психиатры заверяют в его полном душевном здравии. Что странно. Мы пытаемся что-то выяснить, но на том месте, куда наш агент указывает, сейчас большая прогалина выжженной земли с воронкой в эпицентре.


– Вы серьезно не доверяете его словам? – Повела Матильда бровью. – У вас есть повод считать иначе?


– Мы допускаем, что это могло быть правдой. Но в этом случае получается, что Виктор сильнее и могущественнее богов. Что крайне маловероятно.


– Или он имеет какое-то особое влияние на тех богов, которых оживил, – возразила Матильда. – Мы ведь знаем, что боги появились, но не понимаем – как. И кто их вернул. А главное – зачем. Тем более факт службы Виктору как минимум одной богини нам известен.


– Все это так, – возразил капитан, – но по данным, полученным со спутника, он зачем-то скупал наши старые самоходные артиллерийские зенитные системы. Они съезжались к даче и там исчезали. Следы гусениц обрывались внезапно в одном и том же месте. И не только гусениц. Там проехало много армейских грузовиков.


– Это любопытно, – согласилась Романова.


– Зачем человеку, который может убивать богов и прожигать БМП плазмой, закупать наше старое оружие?


– А зачем ему пользоваться нашим самолетом? Ведь очевидно, что на даче стоял телепортатор или что-то аналогичное.


– Действительно, – согласился с ней генерал. – И как по вашему – зачем?


– Мы не понимаем природу применяемых им пси-технологий. Возможно, есть какие-то ограничения. Мы не знаем, для чего он купил это оружие, и в каких условиях собирается применять. Не исключено, что там просто нет возможности использовать доступные им пси-способности. Слишком много факторов, которые нам не известны.


– И они так и останутся неизвестными, пока мы не восстановим контакт.


– А вы думаете, что он остался на планете?


– Он – вряд ли. А какие-то концы совершенно точно, Виктор должен был оставить. Закупка такого количества вооружения позволяет нам предполагать его использование. А расход боеприпасов, что у ЗСУ-23-4, что у ЗСУ-57-2 очень большой. Боеприпасы, топливо, запчасти. Без них он много не навоюет. И взять он их сможет только у нас.


– У любых операторов, а не только у нас. А их хватает на планете.


– Верно. Но мы предполагаем возобновления контакта именно на нашей территории. И было бы неплохо его перехватить в этот момент. Пообщаться. Предложить сотрудничество.


– Что мы можем ему предложить гарантированно? – Обратилась Матильда к генералу.


– Любую техническую поддержку и оборудование. Мы готовы на очень многое.


– А что нужно нам?


– Люди. Хм. Разумные существа, способные помочь разобраться во всей этой чертовщине, что сейчас творится, и хоть как-то с ней управиться. Да и с богами все не понятно.


– Хорошо, – кивнула майор Романова. – Я вас поняла…

Совещание длилось еще часа два. Обсуждали многочисленные детали и контексты. Но все когда-нибудь заканчивается. Вот и тут – все начали вставать и с озадаченными лицами потянулись к двери.

– Матильда Владимировна, – произнес генерал. – А вас я попросил бы задержаться. Пожалуйста.

Люди вышли. Прикрыли дверь. Они остались вдвоем.

– Я вас слушаю, – произнесла Романова, спокойно глядя в глаза генерала.


– Мне хотелось бы донести до Виктора, что нам очень нужно это сотрудничество. Это информация с самого верха. Россия трещит по швам из-за всего этого божественного бардака. Мы надеемся, что он все еще не утратил чувство патриотизма.


– Хорошо, – кивнула Матильда. – Если мне удастся установить с ним контакт, то я передам ваши слова.


– Отлично! И если можно – не тяните.


– Товарищ генерал, вы меня в чем-то подозреваете? – Прищурившись, поинтересовалась Романова.


– Нет, что вы! – Замахал руками ее собеседник.


– Вы играете со мной в какую-то игру… – покачала она головой. – Я могу идти?


– Конечно, конечно, – кивнул генерал. – Никто ВАС не смеет задерживать.

Матильда Владимировна долго так, практически с минуту смотрела ему в смеющиеся глаза, поджав губы. И наконец, выдала:

– И в чем я прокололась?


– У Матильды Владимировны был талант манипулировать людьми… мужчинами. Так что ее работа всегда была выполнена в лучшем виде. Откуда и безупречный послужной список. Стремительная карьера. Почет и уважение. Я ей поручил эту работу из расчета на то, что она сможет быстро получить результат. Проблема лишь в том, что своих личных аналитических способностей Романова не имела, хитрая, мудрая, ловкая, но не умная. Именно по этой причине она всегда брала сложные вопросы домой, чтобы проконсультироваться с умными людьми. А вы – нет.


– Ясно. Глупо вышло.


– Вы просто поспешили. Но во всем остальном – никаких нареканий. Если бы я не затянул совещание, почувствовав подвох, то все прошло бы гладко.


– Все на совещании знали об этом?


– Знали? Нет. Только капитан Володин с легким подозрением посматривал на вас. Но что конкретно он думал, я не знаю. Полагаю, что он допустил, будто мы с вами разыгрываем перед ним какой-то спектакль и все эти вопросы давно оговорены.


– А вы не боитесь меня?


– Я же сказал, что мы заинтересованы в контакте. Уверен, что Виктор тоже. Произошедшее недоразумение нам хотелось бы замять. Некий общий враг решил нас рассорить.


– А вдруг это происки внутренней оппозиции, направленной на срыв контакта? Или вообще разборки между его женщинами? Вы об этом не думали? – Прищурилась Матильда.


– Думал. Но пока у нас крайне мало материалов, чтобы делать выводы. И еще меньше времени на рефлексию. Проблемы нарастают со стремительностью снежного кома.


– Хорошо. Виктор в скором времени узнает о вашем предложении сотрудничать. Я не уверена, что ответит быстро, но это уже не от меня зависит.


– Не хотите представиться?


– Матильда Владимировна Романова.


– Но ведь это не вы.


– Это тело зовут именно так, – с нажимом произнесла женщина, улыбнулась, и, попрощавшись кивком, направилась к двери.


– Если будут какие-то сложности – сразу звоните мне, – вдогонку ей крикнул генерал. – Лишние эксцессы нам не нужны, и так пролилось много крови. – Но Матильда ничего не ответила, словно бы пропуская реплику мимо ушей. Она ушла, а уже очень немолодой генерал устало осел в кресло и потер руками виски. Голова шла кругом. А главное – сверху требовали результат, который пока выдать не удавалось.



Глава 3

Виктор медленно провел рукой по запыленному теплому металлу ЗСУ-23-4. Урчащий рокот дизеля приятно перекликался с легкой вибрацией корпуса, словно живого….

Перед ним раскинулся Ондостомен – один из городов солнечных эльфов. Ну, он был таковым когда-то, пока его не уничтожили в день слабости бога солнечного света – Аматерона. С тех пор и лежал в запустение, пока на закате одного совершенно не примечательного дня, к оскверненным останкам города не подошла целая армия. Почему на закате? Потому что ночью срабатывают все защитные плетения и из земли поднимаются натурально армии всякой нежити. Ну… так доносила разведка. Вот с ней и хотелось пообщаться поближе.

Тишина.


Тени медленно ползли по земле, пожирая вполне себе целые постройки.


Пусто.


Кажется, будто в городе нет ни единой души.

– Ты готова? – Обратился Виктор к стоящей рядом Ализель.


– Да, – глухо ответила та, хмурясь.

После воскрешения она вообще довольно часто хмурилась. Видимо сказывалось пребывание в цепких лапках Ллос. Да и прочих факторов хватало. Так, например, теперь она была не солнечная эльфийка, а и’ри’тори, что автоматическое изменило отношение к ней Арьяны. Если раньше та хоть и была вежлива, но все равно держала дистанцию, то теперь стала если не лучшей подругой, то чем-то подобным. Возилась с ней словно ребенком. Это смущало и заставляло изрядно рефлексировать при общении с теми, кто был с ней одной расы. Цири только ухмылялась. А Селентис сочувственно вздыхала – она оказалась в том же положении. Но главное – боги. Ллос выполнила свое обещание и освободила обеих женщин, подчистив им сакральные узы. Это было жутко дискомфортно. За столько столетий и Ализель, и Селентис как-то привыкли к тому, что они проводники божьей воли. А тут раз – и все. Обычные живые существа. Да, магические способности выросли очень существенно. Да, они превратились в и’ри’тори, которыми всегда грезили. Но внутри их жгла пустота. Словно вырезали какую-то такую родную и любимую опухоль, с которой организм свыкся, слюбился и теперь чувствует себя одиноко и неполноценно.

– Ступай. Если что – попусту не рискуй.

Ализель ничего не ответила и молча пошла вперед.


Шаг.


Еще один.


Ничего не происходило.


Полсотни шагов.

Ализель вошла на главную аллею, ведущую к алтарю. Здесь по мраморным плитам уже вилась какая-то паутинка черной гадости, пропитавшей камень. Но все также тихо. А главное – нет ни трупов, ни обломков. Так – немного листьев гоняет ветер. На эту удивительную чистоту все и обратили внимание, иначе бы ее и не отправили «посмотреть». Явно за городом кто-то присматривал. Вот с ними-то Виктор и желал поговорить, а если повезет, то и договориться.

Двадцать минут бывшая эльфийка медленно шла по знакомым до боли дорожкам. Ведь именно здесь она прожила большую часть своих двенадцати столетий жизни. Училась, любила, страдала, рожала, рыдала…. Ни с каким другим местом во всей Вселенной у нее не было связано больше воспоминаний. Да каких ярких! Буквально каждая скамейка, каждый столб, каждый дом был так или иначе помечен в ее памяти целой плеядой событий...

И вот он алтарь.

Красивая ажурная дверь, словно выращенная из золота, аккуратно лежала в стороне. Да, разбитая. Но Ализель помнила, как ее разметало по залу алтаря. Теперь же она разместилась сиротливой и очень компактной кучкой обломков в стороне от прохода.

– Ты смелая… – прошелестел до боли знакомый голос из тени. – Всегда была смелой. Зачем ты пришла?

Ализель медленно повернулась на голос.

– Ты… – тихо выдохнула бывшая солнечная эльфийка, увидев перед собой лицо старшего сына. Того самого, что остался прикрывать ее отход. Лучший мастер клинка всего Ондостомена.


– Ты изменилась, – покачал он головой. – В тебе больше нет искры Аматерона. Ты… ты… ты вообще не солнечная эльфийка! Невероятно….


– Я умирала. Смерть не проходит бесследно.


– Для меня тоже, – оскалился сын, демонстрируя сильно клыки вампира.


– Это ты тут порядок поддерживаешь?


– Мы, – хором ответили два женских голоса, и дочери Ализель вынырнули из тьмы, усевшись рядом с братом. – Ему и так хорошо было. А мы не можем – нам больно смотреть на всю эту разруху.


– Сами все чистите? – Поинтересовалась Ализель.


– Зачем? – Удивилась Мирра. – У нас много зомби. Вот они по ночам все и отдраивают.


– Ты хочешь возродить алтарь? – Внимательно смотря на мать черными, как смоль глазами без зрачков, поинтересовался Нимхорс. – Мы не можем позволить тебе это сделать.


– Мы хотим возродить город.


– Мы?


– Мой муж и все кто идет с ним. Я не хотела беспокоить мертвых. Слишком много боли в воспоминаниях. Но он считает занятие этого города очень важным шагом.


– Невероятно, – покачала головой Гильвель. – У тебя есть муж? Поверить не могу.


– Я бы и сама лет пять назад не поверила. А сейчас я жена, притом не единственная. Кроме меня у него еще три жены.


– О! – Удивленно выдохнул Нимхорс. – Мы даже не знаем от кого ты нас зачала. Поговаривают, что наши отцы умирали до нашего рождения. Твоими усилиями. А теперь ты жена. Чудеса. Просто чудеса.


– Ты еще сильнее удивишься, если узнаешь, что одна из них богиня Ллос, вторая – древняя и’ри’тори, а третья – бывшая высшая жрица Ллос, а ныне, как и я – свободная…. И’ри’тори. Она тоже умирала, и он ее воскресил, как и меня.

– Ты вышла замуж за бога? – Повела бровью Мирра, удивленная новостью не меньше брата с сестрой.


– Хуже. За удачливого безумца. Это и’ри’тори из другого мира.


– И’ри’тори – это кто?


– А, вы же не знаете. Мы их называли атерас, но они себя зовут иначе.


– Атерас? Так ты теперь атерас?! – Ахнула Мирра.


– Прошу, милая, не называй меня так. Это слово можно перевести как «господин» или «госпожа». Они в прошлом ни во что не ставили другие народы вот и требовали их так себя называть. Я ваша мать, а не госпожа.


– Безумие какое-то… – покачал головой Нимхорс. – Мы тут сидим в полном неведении, а вокруг творится что-то невероятное. Ты еще скажи, что драконов разбили.


– Виктор на днях уничтожил Штаргера. А самого Тарангера обратил в бегство.

Новость для высших вампиров действительно была невероятная. Они даже зависли на минуту, переваривая ее.

– Виктор, это твой муж? – Наконец, спросила Мирра.


– Да. Именно он и хочет вернуть город, хотя я его отговаривала.


– Ты ведь догадываешься, что мы связаны клятвой Таранегером. Мы не можем позволить вам занять город.


– А точнее? Ты можешь озвучить клятву точнее?


– Формально-то да, речь идет только о возрождение алтаря. Любая попытка его возродить запускает магическую клятву, которой мы не в силах противостоять. Если твой муж смог убить Штаргера и прогнать Тарангера, то у нас против него нет никаких шансов. Но нас это не остановит – мы просто обязаны напасть.


– И что вы предлагаете?


– Ты помнишь Сиракс?


– Конечно. Я и ее никогда забуду. Она была удивительная… просто удивительная…


– Когда Тарангер прилетел ее убивать, она была готова. У нее уже был создан маленький план, куда ее душа и переместилась после смерти, чтобы не развеяться. Там она и сидела все это время – копила силы. Как длань Аматерона покинула эти земли, она стала выбираться в виде призрака и гулять по окрестностям. Так мы и познакомились. Потом мы в гости к ней ходили, развлекали рассказами. Делились силой. Кровью. Для нее даже те крупицы, что мы добровольно отдавали, было невероятным изобилием.


– Это хорошо, что вы установили с ней контакт. В чем конкретно предложение?


– Если Виктор смог воскресить тебя и ту… вторую, которая была жрицей Ллос, то может быть он попробует вытащить и Сиракс? А она имеет все права для снятия клятвы с нас.


– И вы тогда уйдете миром?


– Если честно, мы хотели бы остаться здесь. Хотя и не представляем, как это можно сделать. Вы ведь восстановите алтарь Аматерона, а он, не задумываясь, сожжет нас, окажись мы рядом. То есть, в городе. Но мы не хотим ближайшую вечность прятаться по диким пещерам. Сама же знаешь – не мы выбирали свою участь. Ведь это ты оставила нас умирать, понимая, чем это может нам грозить.

– Я должна посоветоваться, – недовольно поджав губы, произнесла Ализель.


– Понимаем, – хором произнесли и Нимхор, Мирра и Гильвель. – Мы подождем здесь.


– Почему вы мне доверяете? – Обернувшись уже на пороге, спросила их мать. – Вы ведь помните – раньше я люто ненавидела всех оживших мертвецов.


Мирра, ускорившись, метнулась к матери и, встав в упор, ощерилась в кровожадной улыбке. Несколько секунд кривлялась, а потом произнесла:


– Да мы, в общем-то, тебе и не доверяем. Просто у нас выбора нет. Если он действительно убил Штаргера, то у нас нет ни малейшего шанса. А так… вдруг этот Виктор позарится на трех высших вампиров. Тот, кто взял в жены Ллос, явно не будет переживать из-за нашей природы. Мы по сравнению с паучихой – безобидные пушистые кролики. А ты… ты бы нас убила, как и наших отцов.


Ализель с минуту смотрела дочери в глаза, борясь с эмоциями. А потом по ее щекам побежали слезы. Она очень редко плакала.


– Раньше – убила бы. Без тени сомнения. А сейчас – не знаю. Я смотрю на тебя и не уверена в том, что рука поднялась бы. Просто – не знаю.


– Не смеши нас, – фыркнул Нимхор. – Мы тебя слишком хорошо знаем. Ты бы просто доверила это кому-то еще. Ладно, ступай. Чем раньше Виктор договорится с Сиракс, тем лучше. Если сюда явится Тарангер или кто-то из его доверенных лиц, ситуация может выйти из-под контроля. Нам могут приказать атаковать вас немедленно. Это тоже предусмотрено магической клятвой.


– А зомби, – вдруг опомнилась Ализель.


– А что зомби? Они подчинены нам напрямую. Чистые, ухоженные. Гнилью практически не пахнут. Некоторых от живого отличишь только магически. Без нашего приказа они даже пальцем пошевелить не смогут. Не бойся их.

Прошел час.


Виктор, поскрипывая ботинками, вошел в здание алтаря.

– И где они? – Удивленно произнесла Ализель, войдя следом.


– Как где? Вон, – указал Виктор на затененный дальний угол. – Прячутся вроде как, но аура их выдает с головой. Стыдливо пылает, освещая все вокруг. Не думал я, что высшие вампиры такие яркие.


– Где? Почему я их не вижу?


– Ну. Не знаю. – Как-то растерялся Виктор.

«Молох» – прошелестел в голове голос Ллос. Она уже по полной программе пользовалась преимуществами высокой клятвы, а Виктор пока только пытался послушать ее мысли. Получалось плохо. Какие-то бессвязные картинки и ассоциативные ряды. Жуткий и бардак и хаос. Так что эта несправедливость его раздражала. Немного. Умом-то он понимал, что за столько тысячелетий его разум тоже сильно изменится.

В этот момент одна из ярко пылающих аур рванулась из тени, стремясь сменить дислокацию. Но не удалось. Виктор сам от себя, не ожидая, рванул наперерез и ухватил тень за то место, где должно быть горло. Не так чтобы сильно, но крепко. В момент контакта его руки с объектом слетела маскировка и девица, пойманная им «на лету», зашипела, демонстрируя острые клыки.

– Это кто? – Спросил он у жены.

– Мирра.


– Значит так, Мирра, – произнес Виктор, приблизив ее лицо к своему, и вглядываясь в невероятно черные глаза без зрачков. – Ты дочь Ализель. Ализель – моя жена. А значит ты теперь моя дочь. Я тебя удочеряю. Ты услышала меня? – Спросил он и отпуская хватку.

Вампирша сразу отпрыгнула на пару шагов и замерла, подозрительно прищурившись.

– Это касается вас тоже, – обратился он к остальным, продолжавшим сидеть в тени. – Ее убили так, что тело совершенно разрушилось, а душа попала в цепкие лапки Ллос. Я нашел ей новое тело и убедил Ллос отпустить свою добычу. Своих я никогда не бросаю. Знать не знаю, что у вас в голове. Уверен, став вампирами, вы изрядно повредились скворечниками. Не мне в этом разбираться. Поэтому требую от вас только одного – лояльности. Ну и, как следствие, не жрать моих солдат и вести себя прилично. Ну и вообще, создавать мне поменьше проблем. Есть вопросы?


– А если она нас убьет? – Спросил Нимхор, выступая из тени.


– С чего ей вас убивать? Она же ваша мать. – Удивился Виктор. – Хотя неважно. Вы ее боитесь? Не беда. Она даст магическую клятву. Ведь ты дашь, милая? – Грозно сверкнув глазами, поинтересовался наглый муж.


– Дам, – недовольно скривившись, ответила Ализель, что немедля и сделала.


– Отлично. Теперь пошли на могилу Сиракс. Не терпится на это все взглянуть.



Глава 4

Могильник Сиракс не выделялась чем-то примечательным. Холм как холм. Причем весьма скромный. Если бы не изящная беседка на его вершине и целое море цветов, растущее вокруг – никто бы и внимания не обратил.

– И что дальше? – Поинтересовался Виктор, когда они вошли в беседку. – Я ничего не вижу и не чувствую. Портал. Магия. Живое или мертвое создание. Конструкт. Вообще ничего. Зачем мы сюда пришли?


– Чтобы войти к Сиракс, с ней нужно поделиться силой. Бедняжка едва сводит концы с концами. Предел ее мечтаний – выбраться бесформенным призраком и погулять по округе.


– Как это сделать?


– Кубок, – кивнула Мирра на стоящий на декоративном столике сосуд. Очень простой и неприметный, сделанный из какого-то отвратительного на вид камня, сильно смахивающего на прессованную землю. – Он из ее плана. Мы обычно наполняем его кровью и активируем простеньким плетением. Этого хватает, чтобы она смогла открыть портал и пустить нас к себе.


– Вы делитесь с ней праной? – Удивился Виктор. – Или она после смерти тоже стала вампиром?


– Мы же тут в изоляции сидим, – пожала плечами Мирра. – Да и сил у нас маловато, чтобы делиться чем-то стоящим. Торги нищих не отличаются изяществом и величием цен.

С этими словами она достала небольшой кинжал и, вскрыв себе вены, сцедила в кубок миллилитров сто крови. Следом также поступили Нимхор и Гильвель. Чуть-чуть поколебавшись, их примеру последовала Ализель.

Настал черед Виктора.

Тот тоже не стал ломаться и повторил процедуру, завершив наполнение кубка. После чего, остановив рукой Мирру, собравшуюся было применить какое-то плетение, полез в карман и на свет была извлечена пригоршня кристаллов – наследие того чудного стационарного накопителя, что стоял в Колумбии. В них буквально плескалась магическая энергия – моря и океаны. Так вот – выбрав самый маленький камешек, он поинтересовался у своей приемной дочери:

– А заворота кишок после долгого голодания у нее не будет?


– Ее крошечный план едва теплится. Тут много силы, – облизнув губы, произнесла она. – Но ее недостаточно для… хм… заворота кишок. Что-то подобное будет, если ты всю пригоршню накопителей ей отдашь. Да и то, заворот будет не кишок, а разума. Она сойдет с ума от счастья.


– Спасибо, дочь, – серьезно произнес Виктор, внимательно отслеживая реакции Мирры. Та отчетливо вздрогнула, когда он назвал ее дочерью. Явно не привыкла. Резало слух. А потом, чуть помедлив, ответила:


– Пожалуйста, папа, – и улыбнулась уголками губ, чуть-чуть оголяя клыки.

Дочка…. Она была его старше на несколько сотен лет. Он ей даже в эмбрионы не годился. Однако после того как Ллос вынудила его хитростью усыновить своих детей, Виктор как-то смирился с таким положением дел. Да и вообще – самоустранился от такого параметра, как возраст. Ведь он уже прошел через профессиональную деформацию, вступив в брак с женщинами на много столетий старше его. Теперь же ситуация просто закручивалась и развивалась, но не шокировала. Этакая Санта-Барбара, в которой неясно кто кому ребенок и отец. Ну, дочка. Ну, старше отца. И что с того?

Особняком стоял вопрос нежити. Ализель бесилась от того, что Виктор заставил ее дать клятву. Он чувствовал это. Она буквально жгла его взглядом, когда думала, что он не видит. Но по ухмылкам на лицах вампиров подобные моменты было легко отследить. А все почему? Потому что Виктор не согласился воспользоваться услугами вампиров, а потом их упокоить, как она предложила.

И, кстати, не только Ализель была против дружбы с нежитью. Но Виктор принял решение. Как там дело повернется – не ясно. Война предстоит затяжная и наличие в рукаве такого необычного туза может оказаться важным стратегическим преимуществом. О том, что у кхетов есть сканеры, позволяющие детектировать жизнь, Виктор знал. Потому и задумал разрешить конфликт с вампирами в сторону дружбы и союза. Они ведь не были живыми. Так что, по идее, обнаружить этот сканер их не мог. Очень удобно. А потом? А что потом? В крайнем случае, у Валинора и Арьяны еще хватало тел наказанных и’ри’тори, в которые можно было переселить души его новых детей. Запасливые старички. Три десятка узников держали в консервации. Зачем? Одной Кхалиси известно. Просто жалко было выбрасывать.

Вернув улыбку дочке, он аккуратно положил самый маленький накопитель в кубок с кровью и, не медля, активировал получившийся дар слабым магическим плетением. Раз. И кубок, пыхнув голубой дымкой, опустел. Сиракс поглотила все до последней капельки.

Практически следом что-то хлопнуло, затягивая дальний пролет беседки густым туманом.

– Она приглашает нас в гости, – с улыбкой произнесла Мирра, и пошла туда первой.

Прохождение сквозь портал было уже обычным делом. Ничем особенным он у Сиракс не отличался. А вот внутри оказалось мрачно и очень скудно.

План? Громко сказано. Километр на километр примерно. Каменный пол. И все это покрывал полусферический купол завесы самого жуткого вида. Словно там, по ту сторону, веют кошмарные ветра, раздирающие в клочья все, что попадает в их «заботливые» объятия.

– Лучше не приближайтесь к границе, – произнес густой, приятный женский голос. Прямо какой-то бархатный. – Она притягивает. Если засосет – конец.

Виктор повернулся на голос и встретился взглядом с весьма необычной женщиной. Ну как необычной? На вид – гуманоид гуманоидом. Обнажена. Хорошо сложена. Красива. Но, в отличие от эльфиек и и’ри’тори она была крепкой . Этакая валькирия. Нигде ничего лишнего, но во всем буквально сквозит прочностью и надежностью. Образ завершали глаза, сочного фиалкового цвета, светлая кожа и роскошная копна вьющихся ярко рыжих волос.

– Невесело тебе тут, наверное, – сочувственно произнес Виктор.


– Скучно. Но лучше так, чем раствориться в вечности. Если бы местная жрица не учудила, было бы намного веселее.


– В смысле? – Встрепенулась Ализель. – А что я не так сделала?


– Ты? – Удивленно произнесла Сиракс и медленно, прямо-таки вальяжно встала, подошла и осмотрела ее со всех сторон. – Ты. Но ты и’ри’тори. Как это возможно? И в тебе нет искры Аматерона. Что случилось?


– Ответь сначала, что моя жена сделала не так? – Встрял Виктор. – Нам интересно.


– Хм, – хмыкнула Сиракс, повернувшись к Виктору. – Она похоронила мое тело в зоне действия печати Аматерона. А он жадная скотина – подключился к моему плану и сосал из него силу, оставляя мне самый минимум.

А пока говорила – подошла практически вплотную и двинулась по кругу – осматривая и обнюхивая его. Его габаритная рама выглядела не такой уж и большой по сравнению с этой женщиной. Это эльфийки и женщины и’ри’тори были довольно грацильны. А она – нет…

– Я все понимаю, – произнес Виктор, когда она завершила очередной круг и встретилась с ним взглядом, – но мы по делу. Все остальное потом.


– Ты мне должна, – скосившись на Ализель, произнесла Сиракс. – Помни об этом.


– Сиракс, не дави на нее. У нее сегодня и так не лучший день.


– А у меня по ее вине было несколько столетий не лучших дней. Настолько, что мне сил едва хватало на осознание себя. Я лежала и не могла пошевелиться. Высохшая. Практически мумия. А этот план был сжат буквально до пятачка. Мне казалось – еще чуть-чуть и меня поглотит хаос. Поверь – она мне ОЧЕНЬ много должна.


– Но я не знала! – Воскликнула Ализель.


– Это что-то меняет? – Повела бровью Сиракс и хотела еще что-то продолжить, но Виктор развернулся и молча направился к порталу.


– Стой! – Громко и резко крикнула рыжая женщина. – Я слушаю тебя. Что ты хочешь мне предложить?

Он остановился. Секунд пятнадцать подумал. Потом развернулся. Подошел к ней вплотную. Прижал к себе за талию и тихо прорычал:

– Не пытайся оспаривать мое главенство, женщина. Я пришел дать тебе шанс. И ты, либо подчиняешься мне и принимаешь свою судьбу, либо я ухожу, а ты и дальше тут сидишь, лелея мысли о том, что тебе кто-то что-то должен. Ты поняла меня?


– Поняла, – сквозь зубы произнесла Сиракс.


– Ализель одна из моих жен. Когда ее убили, я вытащил ее: нашел для нее тело и вселил ее душу туда. Я могу это сделать и с тобой. И мне нужно, чтобы ты вернулась и сняла клятву с вот этих вот вампиров.


– Вернулась? – Повела бровью Сиракс и как-то посветлела лицом.


– Да. Вернулась. Я могу предложить тебе тело женщины и’ри’тори. Это лучшее, что у меня сейчас есть. Твое давно истлело и я не представляю, как его возродить.


– Очень интересно, – буквально промурлыкала Сиракс. – Может быть, я и других твоих жен знаю?


– Цири – иритори из Дол Амона.


– Эта бестия?! – Улыбнулась Сиракс. – Мы с ней знакомы, хотя, уверена, она не знала кто я. Девчонка была очень живая и интересная. Хулиганка, которая совершенно всех доводила. Однажды даже в гнездо драконов залезла и что-то там украла. Но в основном лазила по старым развалинам и постоянно пыталась найти какую-то древнюю тайну. Но… ее же, насколько я помню, заточили в металл.


– Я освободил.


– Это хорошо, – серьезно кивнула Сиракс. – Мне казалось, что ее зря наказали. Но меня не спрашивали. Хм. А кто еще?


– Селентис – в прошлом верховная жрица Ллос. Темная эльфийка. Она родилась после твоей смерти. Сейчас она тоже и’ри’тори, и также как и Ализель избавлена от необходимости служить своему богу.


– Ясно. А четвертая жена?


– Ллос.


– Что?! – Не то зарычала, не то зашипела Сиракс. – Как?!


– А что тебе не нравится?


– Она поклялась, что больше никогда не выйдет замуж. Я хорошо помню ее состояние после убийства Корнелиуса и своих детей. Она не могла. Божественную клятву очень сложно обойти.


– Ну… не знаю, – задумчиво почесал затылок Виктор. – Детей я ей воскресил. А что же до Корнелиуса, то… она пыталась сделать меня богом. Но я как-то побаиваюсь этого. В случае смерти вечность сидеть в одиночестве – так себе перспектива.


– Значит, она решила объединять эльфов… – медленно произнесла Сиракс и пошла, пошло виляя бедрами, обратно к тому камню, на котором лежала. Подошла. Легла спиной к гостям и замолчала.

Минута. Другая. Третья.

Виктор не выдержал и подошел следом, но только для того, чтобы звонко шлепнуть ее по голой попе. Упругой, красивой и прямо таки манящей. Однако не вышло – в последний момент Сиракс как-то вывернулась и поймала его руку.

– Не твое – не трогай.


– Ты чего молчишь? На свободу не хочешь?


– Как эти вампиры пустили тебя ко мне? Хм. И особенно ее. Она ведь та еще святоша – лично бы убила их, если бы смогла.


– Я признал их своими детьми и заставил Ализель дать магическую клятву.


– Что?! Но… зачем тебе нежить?


– Я воюю с драконами и кхетами. Глупо разбрасываться союзниками. Лично у меня нет никаких предрассудков. Главное – дело. Вампиры, оборотни… да хоть демоны. Мне без разницы. Как и цвет кожи, пол, возраст и личная религия. Главное – чтобы мои союзники делали то, что нужно мне и не дрались между собой.


– Это похвально… но, постой. Ты воюешь с драконами?


– И кхетами.


– И что, есть успехи?


– Штаргер убит. Тарангер ранен, не знаю насколько тяжело, но задней лапы он лишился, убегая. Впрочем, драконы – не главная проблема. Я больше опасаюсь кхетов.


– Ты обратил в бегство Тарангера?!  – Не поверила Сиракс.


– А что тебе не нравится?


– Вообще-то он очень грозный противник. Я против него продержалась совсем недолго. А поверь – я была второй по силе в нашем Эле.


– Я нашел способ быстро уничтожать драконов. Любых. Десять ударов сердца и готово. Техника в плане разрушения куда интереснее магии. Полевые испытания показали, что вырезать драконов на планете не составит труда. Больше намучаемся с поисками. Даже твой артефакт не сильно поможет. Вы шустрые создания.


– Это так, – кивнула Сиракс со вполне серьезным видом. Не отпуская, при этом руки Виктора. Она крепко удерживала ее за запястье, прислушиваясь к пульсу. – Мы быстры, а кхеты опасны. А ты? Хм. Я, пожалуй, понимаю Ллос.


– А вот я тебя не понимаю.


– Но это не мешало тебе оценить мою попу. Понравилась?


– Не начинай, – вырвав руку и отойдя на пару шагов назад, произнес Виктор. – Серьезно. Не надо.


– Почему? Ты же не знаешь, что я хочу тебе предложить?


– Ну, давай! Удиви меня после тысячи лет воздержания! Что ты можешь мне предложить?


– Драконов.


– Что?! – Опешил Виктор.


– Драконов. Зачем с ними воевать? Ты ведь пытаешься перетащить на свою сторону вампиров? Взяв под свою опеку этих трех высших, ты легко сможешь сколотить целую армию нежити. Вампирам очень непросто живется. Они вынуждены постоянно скрываться и прятаться. Среди них хватает всякого отребья, но оно гибнет очень быстро. А так – большинство высших вампиров – весьма развитые разумные существа, вынужденные находиться в изоляции от всего мира из опасений за свою судьбу. Им самим такой союз нужнее, чем тебе. Это был разумный выбор. Драконы же союзники не хуже. Уж поверь мне.

– И как мне получить драконов?


– Драконы идут за сильнейшим из них.


– Возможно. Но я не дракон.


– Зато я дракон. Самая древняя и могущественная из Эла Тарангера. Я уступала только ему и только в силе. Если ты возьмешь меня в жены и бросишь открытый вызов Тарангеру – то Эл признает тебя вожаком. В случае победы.


– А в случае поражения?


– Тебя растерзают. Как, впрочем, и меня.


– Хорошая перспектива. Ты считаешь, что я могу выйти один на один и победить Тарангера? Серьезно?


– Ты ведь придумал, как с помощью техники его убить? Придумал. И то, что он сбежал – явный показатель правильности твой задумки. А значит, придумаешь снова.

Виктор отошел на несколько шагов и как-то затравленно посмотрел на Ализель. Но та лишь усмехнулась. Ей очень не понравилось, что Виктор заставил ее дать клятву своим детям-вампирам и теперь она откровенно злорадствовала. Нимхор, Мирра и Гильвель же только пожали плечами. Они не знали, что и посоветовать своему приемному отцу.

«Соглашайся» – прошелестел в голове голос Ллос. – «Но требуй высокую клятву. Она та еще штучка».

– Ты серьезно? – Произнес в пустоту Виктор, обращаясь к паучихе.

«Да», – ответила та. – «Я ее хорошо знаю – мы старые соратницы. Если бы не она, я бы не узнала про истинные планы кхетов относительно эльфов. И не надо кричать. Просто думай. Я услышу».

Впрочем, Сиракс всех этих переговоров не могла наблюдать, а потому посчитала, будто вопрос был адресован ей.

– Более чем серьезно. Я расскажу тебе, как воскресить мое тело. Это не составит труда, если у тебя есть еще накопители вроде тех, что ты подарил мне. Ритуал очень простой. Мы ведь – драконы – очень необычные существа. Мы можем возрождать свое тело при достаточном количестве силы буквально из обломка кости. Можно и без него, но это дольше и сложнее.


– Хорошо, – после долгого раздумья, произнес Виктор, – но только при одном условии.


– Каком же?


– Я не доверяю тебе. Поэтому ты дашь мне высокую клятву. Здесь и сейчас.

Кратковременное замешательство и Сиракс зашлась безудержным смехом. До слез…

– Безумец! Поверь, Тарангер не выдерживал мои истерики с капризами без всякой высокой клятвы. А он был безмерно закален годами. Если же ты пустишь меня к себе в голову, то сам в петлю полезешь через несколько дней!


– Ллос как-то выдерживаю и тебя выдержу.


– Ллос значит, – резко прекратила смеяться Сиракс.

– Ваши дебаты должны быть очень интересны. Уверен, вы прекрасно поладите у меня в голове. Я вам там даже ринг отдельный выделю.


– Даже не надейся на то, что это тебя спасет! – Прорычала Сиракс.


– Значит, ты согласна?


– Да! – Нервно дернув подбородком, ответила Сиракс.


– Вот и ладно, – кивнул Виктор, внешне бодрый, но это все было показным. – Тогда приступай.

Лавирование между ангелом и бесом? О, нет! Ему такие перспективы не светят. На его чердаке все будет намного веселее. Две хаотичные, древние как говно мамонта самки будут выяснять отношения. И судя по взгляду Сиракс – это будет происходить постоянно. Нет, не так. ПОСТОЯННО! Чудное общежитие с драками, битьем посуды и попытками дознаться, кто же сожрал котлеты, стоявшие на плите. А он будет вынужден все это слушать…. Всю следующую вечность…. Ну или пока кто-то из них не погибнет.

«А кто такие мамонты?» – Прошелестел в голове голос Ллос. – «Это волосатые слоны?»

В этот момент кто-то положил ему руку на плечо.

Виктор обернулся. Перед ним был Нимхор с таким сочувственным выражением лица, что и слов не требовалось. Наверное, если бы не он, то Виктор сорвался бы. Он просто устал от своих женщин. Их было слишком много, как количественно, так и качественно – они умудрялись занимать все вокруг. Шкаф заполненный тряпками до отказа? Фигня! Они теперь ему еще и в чердак набьются в товарных количествах. Ибо были у Виктора подозрения – это не последняя женщина, которую он вынужден туда пускать.

– Да-да, ты прав, пойдем.


– Что? – Удивилась Сиракс, тяжело дышавшая после высокой клятвы, забравшей у нее много сил.


– Нам пора. Не хочу оттягивать твое воскрешение.

Но просто так его Сиракс не отпустила. Подошла. Прижалась, крепко обняв. И подарила долгий, горячий и страстный поцелуй. Ее хаос был другим. У Ллос он представлял что-то холодное и ажурное, то тут пылало натурально адское пламя.

– Не подведи меня. Муж. – Произнесла она с каким-то странным подтекстом.


– Демоница… – ответил Виктор, прислушиваясь к своим ощущениям.


– В одном мире нас так называют всех выходцев из корневых миров, – серьезно сказала она. – Хотя мы себя именуем дхарами. Ну да ладно. Ступай. Твой сын прав. Не тяни. Чем быстрее ты меня отсюда вытащишь, тем скорее я сниму с них клятву.


– И тем быстрее Тарангер меня убьет на ритуальном поединке, – хмуро продолжил он.


– Или ты его, – пожала плечами Сиракс. – Не люблю ждать. Раньше любила. Но эта тысяча лет изменила мое мнение об этом процессе.


– Не ворчи, – произнес Виктор, прижав ее в свою очередь к себе и поцеловав. – Жена. Я вытащу тебя отсюда. Даже если отбросить весьма солидную пользу от такого дела, мне будет приятно помочь такой колоритной даме как ты. И не шали тут без меня. – После чего развернулся и буквально бегом нырнул в портал. Обратно в прохладную и свежую ночь. Слишком уж горячей и душной была эта женщина. Она буквально пылала адским пламенем.



Глава 5

Раскопки могилы проходили быстро и слажено.

А как еще, если за дело взялись зомби? Мечта любого археолога! Они с любовью разбирали землю холма натурально до котлована. Просеивали каждый камешек, каждую косточку. Да так быстро и бережно, что жуть.

Виктор, наблюдавший за этим процессом, прямо-таки рисовал у себя перед глазами панорамы раскопок где-нибудь там, на Земле. Пару раз имел возможность наблюдать мимоходом. Вот и прикинул как пара тысяч зомби, круглые сутки, без еды, питья и отдыха перекапывают, например, старую Рязань. Быстро-быстро. Фиксируя с точностью до миллиметра положение всего найденного мусора, ну, то есть, культурного слоя. Прямо даже захотелось подарить родному Отечеству таких помощников в товарных количествах. Правда, быстро передумал. Ибо все одно не по назначению станут использовать – дороги там прокладывать или еще что. Высшие зомби в этом плане дадут фору любым рабочим….

– Слушай, – подошел к нему Михаил. – Я посмотрел схему печати, которую предложила Сиракс, и пришел к выводу, что это банальная зарядка накопителя. Весьма хитрая схема, но не более того. И цель вывертов – как можно меньше терять энергии, ибо, судя по всему, ее там нужно очень много.


– Много кристаллов уйдет?


– Понимаешь?


– Сам думал. За скорость воскрешения придется переплачивать. Моя жаба мне только от одного предвкушения расходов уже дышать мешает. Это, наверное, на меня Сиракс дурно влияет. Драконы же, поговаривают, крохоборы еще те. А тут высокая клятва и все такое.


– Про крохоборку я от тебя и про Ллос слышал, – усмехнулся Михаил. – Умеешь ты находить домовитых хомяков.


– То да. Верно. – Кивнул Виктор как-то обреченно. – А ты что, придумал схему интереснее?


– Придумал. Позволяет раз в десять сократить расходы кристаллов. Они там, по сути, нужны будут только для запуска печати, а дальше она уже сама будет обеспечивать себя энергией.


– Что от меня нужно?


– Тебе все равно нужно делать боевую трансформацию, так что…


– Что такое боевая трансформация? – Перебил его Виктор.


– Ты же видел наши крылья? А… что, правда, не знаешь? Ты так спокойно на них отреагировал.


– Я уже привык к тому, что вокруг меня постоянно творится какая-то чертовщина.


– Ясно, – кивнул Михаил. – Трансформация это преображение своего тела для оптимизации его под какую-либо деятельность. Какие-то качества гиперболизируется, какие-то угнетаются. Существует много трансформаций. Мне известно как инициировать только одну – входило в курс обучения младших командиров.


– А в чем ее фишка?

– Возможность летать. Повышенная скорость восстановления связанной магической энергии. Значительно выросшие параметры силы, скорости и выносливости. Повышение прочности тела. Плюс броня, создаваемая магическим образом. Очень прочная и стойкая. Ее можно по-разному настраивать, вплоть до полного погашения визуальной составляющей. Дальше идет крайне высокий болевой порог и очень высокая живучесть. Убить и’ри’тори в такой трансформации довольно сложно. Значительно сложнее, чем в обычном облике. Даже потеряв половину тела, он будет еще какое-то время активно действовать.


– А минусы? Наверняка их вагон и маленькая тележка при таких бонусах.


– Нельзя есть, пить, спать, справлять естественную нужду. Трансформация гендерно нейтральна – все первичные половые признаки пропадают. Не переживай – изменения происходят только в штанах и на гормональном фоне. После возвращения в обычный облик все становится на круги своя. Ну и главное – долго находиться в таком состоянии нельзя. Быстро достигается усталость и тебя выбрасывает назад. У новичков, обычно, это два-три часа. Я могу протянуть пару суток, но на это ориентироваться нельзя, мои показатели выдающиеся и довольно редкие. И потом, на каждый час, проведенный в таком состоянии нужно три – под отдых.


– Хорошо. Действительно, очень удобная штука. А в чем выгода в нашем деле?


– После запуска инициации выделяется очень много энергии.


– Как на обычной инициации?


– Да. Только намного больше. Никто не знает с чем это связано и откуда она берется. Предполагается, что открывается прямой канал с каким-то корневым миром, вот и сквозит. Насколько это верно наши ученые не смогли ответить, но энергии там невероятно много. И вот ее, как раз, можно и направить Сиракс.


– Сможешь изменить печать?


– Разумеется. Там все просто.


– Действуй, – чуть помедлив, согласил Виктор.

Думать было сложно. Он прямо физически ощущал, как скрипят в его голове шестеренки. И на то были свои причины…

Когда у тебя в голове живешь не только ты, но и постоянно жужжат мысли двух женщин иного биологического вида – это напрягает. С одной Ллос было проще. Ее мышление было очень экзотичным и витиеватым, но тихим. Сплошной поток малоразличимых помех на нервы почти не действовали. Уже через пару дней Виктор стал их воспринимать как шум улицы где-то в мегаполисе. А вот у Сиракс все было по-другому. Иной раз Виктору казалось, что в ее голове шли параллельно пара десятков шумных бразильских карнавалов, перемежаясь ковровыми бомбардировками, массовыми оргиями черепах с их безумными криками и прочее, прочее, прочее. КАК она могла ТАК думать, он просто не понимал. Вот уж где натуральный хаос. И главное – все громко, настолько, что морщилась даже Ллос, хотя до нее вся эта какофония доносилась через слабые отзвуки.

В общем, проблемы от приобретения новой жены были совсем не иллюзорные. Сам виноват. Но кто же знал? Оставалось понять, сколько он протянет под прессингом этой «летающей игуаны».

Печать подготовили очень быстро.

Выбрали подходящий участок в городе и выжгли узоры. Благо, что весь город был покрыт либо клумбами, либо изящной каменной плиткой, мраморной, прежде всего, но встречались и другие участки, например, из малахита. Тяжелой техники тут не ездило, а людей и небольшое количество лошадей они держали хорошо. Особенно после магического упрочнения.

И вот, ровно через сутки после первого разговора Ализель со своими детьми-вампирами, Виктор подошел к готовой печати.

– Простая? – Удивленно произнес он, уставившись на кошмарное переплетение узоров на плитах. – Вам Ллос, случаем не помогала. Жесть же!


– Это только кажется, что она сложная, – пояснил Михаил. – Слишком много деталей. Но она очень простая и, если не спешить, то не запутаешься в принципе. Вот смотри, – начал было объяснять он.


– Потом. Я сейчас очень плохо соображаю.


– Ты плохо себя чувствуешь? – Насторожился собеседник. – Тогда нужно отложить. Могут быть осложнения.


– Нет. Просто эта летающая ящерица и секунды помолчать не может. У меня уже голова пухнет от ее мыслей. Никогда не бери в жены драконов.

«Не ной, тряпка» – хихикнула Сиракс, от чего Виктор вздрогнул.

– Куда вставать?


– Вон туда. Только разденься.


– Зачем?


– Так сгорит же все. Даже металл. А потом во что одеваться будешь или хочешь голышом бегать?


– Чугуний, так чугуний, – пожал плечами Виктор и принялся раздеваться, благо погода позволяла не напрягаться в этом вопросе.

Снял и аккуратно сложил одежду в сторонке. Тяжело вздохнул. И аккуратно влез в печать. Разумом-то понимал, что узор на мраморных плитах просто так не стереть, но все равно, старался наступать только на свободные места.

– Боишься? – Улыбаясь, поинтересовался Михаил, наблюдая за Виктором.


– А то, – и кивнул на гору костей, лежащих в другой зоне печати. – Боевая трансформация говоришь? А никакого птеродактиля из меня не получится?


– Не переживай, – серьезно произнес Михаил. – Энергия перетекает от тебя к ней, так что любое обратное влияние исключено.


– Обратное? А я, значит, на нее буду влиять?


– Только теоретически. На деле – этим можно пренебречь. Не переживай. Схема отработанная. Мы в полевых условиях так тяжелые накопители заряжали. Первичная трансформация характеризуется чудовищным выбросом энергии – то, что нужно для космических кораблей. Поэтому в экипаже всегда был какой-то процент новичков.


– Консервы, блин, самоходные. Ладно. Погнали!

Сказал и зажмурился.


Несколько секунд тишины сменилось каким-то шипением.

Однако ожидаемого забытья не пришло. Просто стало тихо и спокойно. Он перестал чувствовать тело. В голове пропал шум от «черной вдовы» и «чешуйчатой кукарачи».

Это был кайф!


Суток не прошло, а он чуть не повесился от своей новой жены. Просто невероятно…. Зато так приятно было посидеть в тишине. Настолько, что он запел.

– В шуме ветра за спиной, я забуду голос твой!


– Даже не надейся, – четко и ясно произнесла Сиракс где-то рядом.

Он обернулся на голос и встретился с ней взглядом. Она… она была необычной. Какой-то полупрозрачный гуманоид. Довольно притягательный и изящный.

– Что это за образ? – тихо произнес Виктор, наблюдая за тем, как Сиракс ковырялась в собственных костях.


– Мой настоящий истинный облик, – улыбнулась Сиракс, ну, Виктору показалось, что она улыбнулась. Он как-то это почувствовал вне визуального ряда. – Или ты действительно думал, что огромная ящерица – это то, чем я являюсь?


– Именно это я и подумал.


– Зря, – усмехнулась женщина. – В корневых мирах вообще не зарождается никакая обычная жизнь. Там нет никаких условий для этого. Чудовищный фон магии. Непрекращающиеся шторма и пылевые бури, вмиг раздирают обычную органику в клочья. Облик огромной ящерицы – это один из устойчивых вторичных форм. Ее невероятно прочная чешуя и магическая защита – это вынужденная мера выживания. Вначале мы все рождаемся вот в таком состоянии. Набравшись силы и опыта, делаем себе первое тело. В том мире, откуда я пришла, принято делать больших летающих ящериц.


– Так это вариант трансформации?


– Да. Как и та рыжая женщина. У меня много обличий, я ведь давно живу. Очень давно. Не уверена, что говно мамонта, про которое ты тогда подумал, старше меня. Мне ОЧЕНЬ много лет.


– А почему именно ящерица?


– Не знаю. Просто принято и все. Но в той трансформации на моей родной планете довольно комфортно. Спариваться так, правда, не получится. Но да это мелочи. Мы это редко делаем. При нашей продолжительности жизни, было бы странно иметь сильный инстинкт размножения. Ты тогда пошутил про тысячу лет воздержания. Неудачно. Я вообще-то не спаривалась больше семи тысяч лет. Просто не было такого желания. Поиграть, подразнить – да. Но не более того.


– А как же Тарангер?


– Это статус. Наш союз был политическим. У лидера Эла должна быть жена – самая сильная и влиятельная самка. Это серьезно добавляет ему авторитета.


– А почему ты стала делать дракона, а не рыжую женщину?


– Как зачем? – Удивилась Сиракс. – Сил на это тело нужно очень много. Одна чешуя чего стоит. А на то? Слезы. То я сама легко и быстро восстановлю. Но я хотела выжать из ситуации максимум. Зачем скромничать?

– Ясно, – кивнул Виктор, поняв, что его снова развели, как ребенка с целью попользоваться услугами дурачка. Поэтому дальше молча наблюдал за тем, как это странное создание суетилось вокруг своего возрождаемого тела. Он был зол на нее и на себя. Все же лежало на поверхности. Нужно было только подумать. Подумать. Вот и ответ! Она специально мешала ему обдумать ситуацию. Он в той какофонии был едва способен соображать. Голова пухла….


Сколько прошло времени – не ясно. Однако чем дальше – тем больше Виктор проваливался в какое-то забытье. Когда Сиракс уже доделывала чешую на своей тушке, он окончательно потерял сознание.


– Что происходит? – Тихо спросила Ллос у Михаила. Дракон полностью восстановился, однако выбираться из печати не собирался. Он свернулся клубочком и старательно впитывал в себя всю выделяемую Виктором энергию. Чуть ли не урча и закрыв глаза от удовольствия.


– Это нормально. Инициация боевой трансформации долгая.


– А чего она не вылезает?


– Зачем? – Удивился Михаил. – Энергию драконы любят. Запасается впрок.


– Ты точно уверен, что с Виктором все хорошо? Я… не слышу его мыслей.


– Так всю его сущность сейчас разбирает и собирает обратно. Если говорить философски, то его сейчас как-бы нет. Он словно создания корневых миров перешел в особую форму, находящуюся вне привычного материального мира. Так боги еще любят делать, экономя энергию.


– Но я не слышу его мыслей!


– Потому что их нет! Чего не понятного? Он умер. Сразу как запустили печать, так и умер. Как отработает печать – воскреснет.


– Высокая клятва сохранится?


– Понятия не имею….

Шли третьи сутки.


Михаил поглядывал на вспухшие линии магической печати и хмурился. Все разумные сроки прошли. И он начал откровенно нервничать.

– А кто проводил его первичную инициацию? – Наконец начал он допрашиваться.

Ализель не стала отпираться и поведала все, что там произошло.

– Ну и почему мне это не рассказали сразу? Что, у вас каждый день такие чудеса творятся? – Едва сдерживаясь от мата, поинтересовался Михаил, после небольшой паузы.


– Я думала, что это реакция на запечатанную кровь.


– Думала она… думалку сначала вырасти, а потом думай! – Прорычал он. – Голова лососевая! Когда я попрошу тебя подумать, дай мне подзатыльник, чтобы я очнулся из забытья!


– Да что не так?! – Раздраженно зашипела Ализель.


– Все не так! Все! Сэкономили. Головешки дубовые! Они там могут сидеть вечность. Ллос! Ллос!


– Что? – Спросила богиня, терпеливо караулившая все это время рядом.


– Ты с этой чешуей самодовольной связаться можешь?


– Да.


– Гони ее оттуда. Со всей страстью своей многоногой души. Пинка ей пропиши с каждой лапы! Она своей жадностью может его убить.


– Что?!


– Гони! Быстро!

Секунды через три Сиракс встрепенулась. Насторожено посмотрела на какой-то странный сгусток бесформенной материи на месте Виктора, и очень спешно выскочила из печати. Словно ошпаренная.

– Что происходит? – Спросила она, на ходу преобразившись в обнаженную рыжую женщину.


– Архонт.


– Что?


– Ты с какой пальмы слезла, дорогая? Не знаешь, что такое архонт у и’ри’тори?


– Ты уверен?


– Уверен. Как и в том, что мы все идиоты. Сэкономили. Он же по-другому преобразуется. Вся энергия, которую он выделил, им же и должна поглощатся. А ты ее засосала только в путь. Черт! Он теперь завис в разобранном состоянии. Проклятье! – Прорычал Михаил и стал подбрасывать в плетение, на то место, где была Сиракс, кристаллы из Колумбийского накопителя. До плит они не долетали, ярко вспыхивая и растворяясь. Много кристаллов. Очень много. Раза в три больше, чем потребовалось бы на восстановление тела дракона – она ведь старалась запастись энергией впрок.

Через сутки все закончилось. Как-то внезапно.

Вот только что бушевал натуральный шторм внутри полусферы над печатью, сделав ее совершенно непрозрачной. Черной. Страшной. И вдруг – раз. Легкий шелест. И тишина.

Плит больше не было. Их прожгло до грунта, как и в ситуации с первичной инициацией. С такими гладкими, практически стеклянными стенками. Виктор лежал на дне получившегося котлована. Голый. И настороженно озирался.

– Как самочувствие? – Поинтересовался бородатый мужчина с неизменной сигарой в зубах.


– Как ни странно – неплохо. Хотя этот трансформатор в голове снова гудит, энергично спариваясь с колоколами. Правда, сильно тише, чем раньше. Хотя, оно и понятно. Ну да ладно. А что дальше? Как мне перекинутся в другую форму.


– Все просто, – произнес Михаил и начал объяснять логику плетения.

После трех неудачных попыток Виктор смог его применить и как-то лихо, взрывным образом, преобразовался.

Со стороны он выглядел весьма колоритно. Этакий ангел Империй из Diablo III. Энергетические крылья, извивались волнами за спиной. Все тело было укрыто какой-то массивной броней золотого цвета. И, судя по всему, снять ее не представлялось возможным чисто конструктивно. Она словно выросла прямо на нем.

Виктор посмотрел на свои руки не верящим взглядом и почувствовал, что чего-то не хватает.

Но’ри . Не хватает его верного но‘ри – клинка, в котором в свое время была заточена Цири. Он рефлекторно вытянул руку вперед, словно пытаясь его взять. И тот отозвался – метнулся из кучи одежды к нему сам. Прямо в полете меняясь и преображаясь в огромное копье – куда массивнее и вычурнее старого.

Чуть-чуть помедлив, Виктору захотелось взлететь… и он легко взлетел, словно вечность этим и занимался. Рефлексы трансформации отработали на славу. Несколько воздушных эволюций и вот он уже приземлился на край котлована с напускной лихостью. От чего чуть не свалился вниз.

Раз. И все и’ри’тори, видевшие его, стали на колено и склонив голову.

– И как это понимать? – В недоумении прогудел Виктор, удивившись своему изменившемуся голосу.


– Ты архонт, – произнес, пыхнув сигарой, Михаил. – Первый, после той страшной войны.


– То, что все опять пошло не по плану – я уже понял. А чего вы все на колени встали?


– Архонт – это очень редкая форма и’ри’тори. Природа их появления не ясна. Считается, что у любого и’ри’тори может родиться ребенок – архонт. Внешне они никак не отличаются до первичной инициации, которая проходит всегда тяжело и напряженно. Очень большой выброс силы….


– Принял. Ну, редкий формат окраски. Оранжевый спаниель в зеленую крапинку. Смешно вышло. И что с того?


– Цивилизацией и’ри’тори управлял совет архонтов, куда входили все архонты нашего народа. В лучше годы их число не превышало трех десятков. И это на пару сотен занятых нами планет. Поверь – они ОЧЕНЬ редко рождались.


– Да я понял, что опять во что-то вляпался. Ладно. Почему правили архонты? Что в них такого?


– Не знаю, – пожал плечами Михаил. – Для меня, как для воина, было достаточно, что эта трансформация на голову превосходит обычную в плане боевых возможностей. Говорят, что в остальных трансформациях архонты тоже необычны, сильны и уникальны. Думаю, что их старшинство было связано с их могуществом. Хотя, кто знает? Никогда не общался с ними – птица не того полета. Я и видел-то их всего десяток раз за всю жизнь. В любом случае, то, что ты архонт – это очень хорошо. Это знак! Знак возрождения нашего народа. Мы верили, что они никогда не приходят просто так.


– Вы тоже так думаете? – Обратился Виктор к остальным и’ри’тори. Те практически синхронно кивнули. – Черт! Как в обычное тело вернуться?

Михаил охотно показал плетение.

– Никто никому не говорит о том, что я архонт, – сразу же заявил он, рассекая в неглиже возле воронки. – Пока я не разрешу! Это очень важно!


– Но почему? – Удивилась Цири. – Даже я знаю о том, как были важны архонты для нашего народа.


– Вот именно поэтому и нельзя. Дойдет до кхетов – мы огребем не иллюзорные проблемы. Вы разве не понимаете? Пока мы тут резвимся в песочнице – им может быть просто лень гнать тяжелые корабли черт знает откуда. Эта планета, очевидно, интереса для них не представляет. А если они узнают про архонта, какова будет их реакция?


– Хреново, – хмуро кивнул Михаил, осматриваясь.


– Вот и я так думаю. Вы все поняли? Помалкиваем. Пока, по крайне мере.



Глава 6

Москва. Измайловский кремль. Центральное деревянное строение. Третий этаж крытой лестницы.

Серьезный мужчина в строгом костюме и аккуратных очках закурил, пытаясь совладать с нервами. Опыт десятилетий напряженной дипломатической работы ни сколько не мешали ему переживать в столь ответственный момент…. Он стоял на третьем этаже центральной деревянной постройки Измайловского кремля и наблюдал за тем, что слабо укладывалось в его голове. Там, внизу, на расчищенном участке, готовили большую печать портала. ПОРТАЛА! Пару лет назад скажи о таком – посчитал бы розыгрышем. А сейчас, увы, нет. Чертовщины в мире становилось больше день ото дня.

– Зачем вообще им понадобился этот кремль? – Поинтересовался он у стоящего рядом генерала ФСБ. – Он ведь совершенно не пригоден для официального представительства.


– Романова сказала, что это единственное подходящее место в Москве. Им хочется иметь надежный периметр и обширный внутренний двор.


– Они собираются его перестраивать?


– Да. Но это уже утрясли. Их постоянное представительство намного полезнее, чем сохранение этого туристического объекта.


– Ясно, – кивнул серьезный мужчина и закурил новую сигарету.

Прошло еще полчаса ожиданий.

– Полная готовность! – Громко произнесла Матильда Владимировна.

Раз.


И узоры магической печати на аккуратно уложенной мраморной плитке вспухли багровым цветом. Словно вены, наполнившиеся кровью.

Два.


И мраморные блоки, расположенные в особом порядке вокруг печати, поднялись в воздух, собираясь в арку.

Три.


И ограниченной печатью и аркой пространство подернулось какой-то непрозрачной водянистой завесой с легкой зыбью на поверхности. На вид вроде чистая вода. Однако складывалось такое ощущение, что смотришь в бездонный колодец – конца-края массива этой жидкости совершенно не видно.

А вот дальше началась натуральная фантасмагория…

Поверхность портала чуть колыхнулась, и из него выскочил огромный паук. Ллос решила выйти первой. Большое насекомое замерло возле портала секунд на тридцать. После чего, пыхнув черным туманом, приняло форму красивой чернокожей эльфийки, одетой во вполне приличный деловой костюм.

Как только она отошла в сторону, из портала вылез дракон. Натуральная такая крылатая ящерица размером с несколько автобусов. Плотная багровая чешуя переливалась в лучах солнца и завораживала. Как и грациозно-жутковатая красота этого существа. Дракон буквально дышал могуществом и силой. Даже закрадывались мысли о чем-то совершенном и абсолютном. Но наслаждаться этим зрелищем долго не получилось – рептилия пыхнула алым туманом, превратившись в эффектную ярко рыжую женщину, одетую в необычный, но строгий наряд.

К чему-то подобному серьезный, вежливый мужчина был готов. Однако следом за драконом вылетело три ангела. От чего наблюдатель чуть не подавился сигаретой.

– Герои меча и магии какие-то, – прокомментировал он это зрелище, нервно туша сигарету в керамической пепельнице.

Первый ангел был очень необычен. Прям весь такой золотой с крыльями из каких-то энергетических жгутов да в глухом массивном доспехе – на вид таком мощном, что хорошей танковой броне не уступит. За ним пара ангелов более привычного вида. Большие крылья, покрытые белыми перьями, плюс аккуратные латы серебристого цвета. Классика.

Всего пять секунд спустя они пыхнули туманом, превращаясь в обычных на вид людей. Золотистым и белесым туманом, разумеется – в зависимости от вида.

– Это Виктор? – Несколько растерялся серьезный мужчина, обращаясь к генералу.


– Да, – максимально выдерживая самообладание, ответил тот. – Первый в этой троице. Два других пернатых нам не известны. Дракон – тоже. А паук – это богиня Ллос. Мы считаем, что именно она захватила контроль над Матильдой Романовой.


– Ясно, – кивнул дипломат. – Вы знали, что он ангел?


– Мы не исключаем, что они морочат нам голову.


– Вот даже как?


– Они любят мистику.


– А если эти трое, все-таки ангелы?


– Значит, мы узнали о них что-то новое. Хотя, если судить по личному делу Виктора Орлова, он крайне слаб до женщин. У него несколько жен и огромное количество любовниц. Такое порочное и похотливое создание вряд ли может быть ангелом. Впрочем, ничего достоверного об ангелах у нас нет. И есть мнение, что наши представления о них могут быть выдуманными от и до. Так что, я бы не советовал опираться на известные нам критерии в оценках. Лучше работать на ощупь.


– Понял, – немного подумав, кивнул серьезный мужчина, вернувшись к наблюдению за натуральным исходом из портала.

Чернокожие эльфы на огромных пантерах, светлокожие – на удивительно красивых лошадях, зеленоватые – на единорогах, а те, что отличались серебристо-серой кожей, выезжали на чудовищных размерах волках. А потом масса разных гуманоидов, но двигавшихся пешком.

Причем все выходящие сразу занимались делом. Большая часть рассыпалась по периметру, занимая оборону. На всякий случай. И по тому, как двигались гости, было виден необычайно высокий уровень тренированности. Быстрые, гибкие, точные движения. Полное отсутствие мельтешения. А также прекрасное знание местности – они не путались и не блуждали, но вели себя так, будто тут всю жизнь прожили. Это… смущало и даже немного пугало…

Переговоры были долгими и нудными.

Виктор в них практически не участвовал. Он молча наблюдал и думал, лишь изредка давая комментарии. В роли дипломата с его стороны выступала Сиракс. Не то, чтобы он лично ей доверял, но Ллос сама предложила положить на опыт этой ящерки. Почему? Они обе отмалчивались. Явно там было что-то в прошлом. А мысли старших жен для него по-прежнему были непонятными. Слышать-то слышал, а толку никакого.

В общем, махнул рукой. Доверился. И не пожалел.

Сиракс жгла.

Он никогда не видел такого ведения беседы.

Ллос же, также как и Виктор, предпочитая помалкивать, наблюдала. От ее внимательного взгляда не ускользало ничего. Пульс, частота дыхания, капельки пота, мельчайшая мимика. Она буквально под микроскопом держала всех собеседников, охотно делясь наблюдениями с Сиракс и Виктором. Очень дельными.

Впрочем, серьезный, вежливый мужчина в строгом костюме сумел отметить какую-то удивительную слаженность этой троицы, но… не понимал ее природы. Что смущало и выбивало из колеи.

– Простите, – наконец не выдержал он, – вы позволите неудобный вопрос?


– Пожалуйста, – кивнул Виктор после небольшой паузы. Причем Сиракс даже не попыталась открыть рот. Словно она знала, что сейчас его очередь.


– Вы читаете мои мысли?


– Мы же раздали вам амулеты ментальной защиты в подарок. Если бы мы попытались ментально воздействовать на вас – вы бы почувствовали. Такие амулеты не пробить. Только сорвать физически. Они питаются вашей праной и чем сильнее воздействие, тем хуже вы себя чувствуете. И так до самой смерти. Ментальное воздействие может вас убить, но пробить защиту невозможно. Хотя, конечно, вы можете нам не верить.


– Но… – задумался серьезный мужчина и осекся, задумавшись.


– Вас что-то смущает?


– Вы. Трое. Мне кажется, что… я не знаю. Не могу объяснить.


– А, – махнул рукой Виктор. – Понял. Не думал, что это так бросается в глаза. Мы с женами связаны высокой магической клятвой. У нее есть одно из свойств – мы слышим мысли друг друга. Все. Ничего не укрыть. Конечно, не единый разум, но это иной раз сильно помогает. Не смотря на то, что говорила в основном Сиракс, вы общались с нами троими. Просто свои мысли и замечания мы передавали ей, а она, в свою очередь, сплетала в узор беседы. Она любит беседы. Мы не могли отказать ей в этой слабости. Ведь так, милая.


– Верно, – голосом довольной, сытой кошки, произнесла Сиракс.


– Понимаю, вам не очень удобно. Но мы так уже привыкли. Впрочем, думаю, что для первого раза наша беседа затянулась. Вы сильно устали и я не хотел бы вас мучать. В общих чертах формат сотрудничества мы обговорили. Так что дальше уже детали.


– Вы правы, – кивнул собеседник, потерев переносицу.


– Тогда, завершая нашу встречу, я хотел бы сделать вам подарок. Милая, – обратился Виктор к Мирре, молчаливо наблюдавшей за переговорами, – пригласи.


– Да отец, – кивнула она, вызвав удивление переговорщиков. Ведь этой странной женщине на вид было лет не меньше, чем Виктору. Как так возможно? Впрочем, серьезный мужчина подозрительно посматривал на эту странную женщину с самого начала. Черные, бездонные глаза без зрачков. Возможность десятками минут стоять абсолютно неподвижно. Незаметное дыхание. Казалось, что она и не живая вовсе. Жутковатая особа.

Прошло пять минут.

Мирра вернулась в сопровождение группы из семи человек в небольших маскарадных масках.

– Кто это? – Удивился генерал, присматриваясь. Очертания фигур ему казались смутно знакомыми.


– Мне неудобно за то, как поступила Кали в известном вам инциденте. Она слишком горячая. Собственно из-за этого мы и расстались. Я предпочитаю женщин, которые сходят с ума строго по расписанию, а не когда им захочется. Поэтому, в рамках жеста доброй воли я хотел бы вернуть вам ваших сотрудников. – Сказал Виктор и кивнул гостям.

Те сняли маски, и в помещение наступила тишина.

– Майор, – тихо, буквально со скрипом выдавил генерал, – ты же умер! Я лично видел твое растерзанное тело.


– С этими умрешь, как же, – грустно фыркнул Вольнов.


– Но как?!


– Мы выкупили их души у местных богов. После чего подыскали подходящие тела, только что умерших людей. Преобразили их. Залили души. И вот они перед вами. Получилось так, как получилось. Болячки и дефекты восстанавливать не стали. Пусть будут молоды и здоровы. Не уверен, что вы их допустите до серьезной работы. Полагаю, что просто не рискнете, опасаясь какой-то скрытой закладки с нашей стороны. Но не вернуть их с моей стороны было бы натуральным свинством.


– Хорошо, – как-то опустошенно и подавленно произнес генерал, смотря на виновато хмурящегося Вольнова. – А в них есть закладки?


– Нет. Да и зачем? – Нарочито удивленно поинтересовался Виктор. – Вы им в любом случае доверять не станете. Только зря силы тратить. Это не рационально.


– А бойцы ЧВК?


– Вы хотите их тоже вернуть?


– Это возможно?


– Желаете восстановить полную картину боя? Ну что же. Полагаю, что это вполне реально. Мы их можем довольно просто поднять в виде высших зомби. Они не гниют, не воняют, прекрасно говорят, думают и двигаются. Да и вообще – мало отличаются от обычного человека на первый взгляд.


– Зомби? – Как-то потерялся серьезный мужчина в строгом костюме.


– Вижу, что вам не нравится эта идея.


– Да, она мне не очень по душе. А воскресить их так, живыми, не получится?


– А вы думаете, они живые? – С улыбкой произнес Виктор и, после того, как лица собеседников вытянулись, продолжил. – Шучу. Они живые. А вот Мирра – нет. Она высший вампир. Как вам? По-моему, очень приятная девочка. Любознательная и подвижная.


– Вампир?! – Переспросил, как-то подобравшись, генерал. Он уже сталкивался с этой живностью и откровенно ее побаивался.

– Высший вампир. И да, она останется здесь, в представительстве вместе с Селентис и Ализель. Мы же обговорили, что будем оказывать друг другу взаимные услуги. Мирра сможет оперативно решать очень многие сложности с нежитью. Высшие вампиры – это одни из самых могущественных созданий среди неупокоенных. Я бы назвал их самыми живыми из них. Не только разумом, но и телом. Если бы не глаза с клыками – многие не отличат от живого создания даже вблизи.


– Вы уверены в ней? Она же вампир… – как-то неуверенно поинтересовался серьезный мужчина в строгом костюме.


– Она – моя дочь. И я полностью ей доверяю. Ведь так, милая? – Поинтересовался Виктор, обращаясь к черноглазой женщине. – Ты не подведешь отца?


– Не подведу, – ответила она, ритуально склонив колено. Из глаз ее потело легкое зеленоватое свечение. – Клянусь! – Прошептала она каким-то странным голосом. Словно не она одна это произносила, а их было много сотен. Этакий жутковатый шелест. По помещению пронесся ветерок и пару раз мигнули лампочки.


– Клятва принята, – с благожелательной улыбкой ответил Виктор и кивнул ей.


– Мы признательны вам за Мирру, – медленно произнес серьезный мужчина. – Но все же, как мы поступим с бойцами ЧВК, погибшими при штурме дачи.


– Их души у нас есть. Нужны подходящие тела для трансформации и вселения. Думаю, это чисто технический вопрос. Хотите живыми – пожалуйста. Но мне казалось, что вам будет интересно поработать и с новым форматом сотрудников.


– Мы подумаем над вашим предложением, – задумчиво ответил серьезный мужчина, внимательно смотря на Мирру.


– Виктор, – оживился генерал. – Вы позволите нескромный вопрос?


– Пожалуйста.


– А как так вышло, что ваша дочь выглядит одного с вами возраста? И главное – когда вы успели?


– Мирра, вместе со своей сестрой и братом – это дочери моей первой жены – Ализель. Они пали в бою, защищая свою мать. Осознанно пошли на смерть и стояли до конца. Такие вещи в песнях воспевают. Вампирами же они стали не по своей воле. А я, как муж их матери, просто не мог не принять под свою защиту. Это было бы попросту подло и низко. Им пришлось нелегко. Думаю, вы понимаете, что вампиры нигде и никому обычно не нравятся. Я понимаю, что теплые отношения с нежитью портят мою репутацию. Но меня это мало волнует. Они теперь под моей защитой и я уничтожу любого, кто попытается их убить.


– Вот как…. Так вы нашли уже того или тех, кто организовал нападение на дачу? – После затянувшейся паузы произнес генерал. Ему потребовалось время на обдумывание.


– Хм. Да. Именно по этой причине я и решился на сотрудничество с вами. Никаких претензий лично к вам нет. Мне прекрасно известно кто, как и зачем вами воспользовался.


– Поделитесь?


– Нет. Эта информация вам не нужна. Достаточно знать, что с этого направления нашим взаимоотношениям ничто более не угрожает.



Глава 7

Через три дня после переговоров в Измайловском кремле Виктор таки решился на давно вынашиваемый поступок:

«Девочки» – подумал он. – «Мне нужно с вами серьезно поговорить. Зайди ко мне».

Ни Сиракс, ни Ллос лишних вопросов не задавали, молча отреагировали на это заявление. Однако не прошло и пяти минут, как они явились на пороге. Парой. Чуть ли не за ручки держась. И такие все подозрительные, что жуть.

– Присаживайтесь, – произнес Виктор, кивнув на два кресла, стоящие достаточно далеко от него. – Девочки, я думаю, пора пересмотреть условия нашего союза.


– Ты серьезно? – Прищурившись, поинтересовалась Ллос. Сиракс же вспыхнула взглядом, но промолчала. Как вербально, так и ментально. – И почему мы не слышали твои размышления? Ты же не спонтанно это выкинул сейчас?


– Нет. Я долго думал. А не слышали, потому что я воспользовался вашим уроком и думал в непонятных вам категориях. Ведь вся та странная галиматья, которой вы меня грузите – это оно и есть? Верно? Верно. Ну, да не суть. Главное то, что я недоволен вашим поведением.


– Серьезно? – Желчно усмехнулась Сиракс. – Тебе так не понравились успешно проведенные переговоры?


– Они как раз понравились. Вы провели их мастерски. Собственно я и ждал только их. Я не знаю, до чего мы договоримся, поэтому не хотел срывать дело.


– Вот как? Занятно. – А взгляд такой стал, что не пересказать. И ни разу не в хорошем ключе.


– Да милая, я хороший ученик. Ты мне за чешую еще не ответила.


– Что конкретно тебе не нравится? – Хмуро поинтересовалась Ллос.


– То, что я не могу доверять вам. Я юн и неопытен, но эти несколько лет меня очень сильно изменили. Слишком много разумных созданий мне доверилось. И я не хочу подвести их.


– Так в чем же дело? – Проворковала Сиракс елейным голосом. – Не подводи.


– Вы обе – ключевые фигуры в моем раскладе. Самые сильные и самые слабые одновременно.


– Вот как? – Прошептала, подавшись вперед Сиракс. – Что же не так?


– Милая, ты хоть и демон…


– Дхарами, – автоматически поправила его Сиракс.


– Дхарами. Но тысяча лет заключений тебя слегка подкосили. Ты стала работать грубо. Столько оговорок за один раз. Ты очень хотела на свободу. Не нужно быть сильно умным, чтобы понять – я тебе нужен только для убийства Тарангера. После чего ты автоматически возглавишь Эл, разорвешь высокую клятву и свалишь. И не надо кривиться. Не вижу не единого повода тебе со своими драконами ввязываться в войну против кхетов. Зачем?


– Ты забыл о том, что я обещала тебе драконов.


– Только не указала, когда, каких именно, сколько и в каком состоянии. Двух мертвых драконов, например. Признайся, ты же именно эти два трупа и хотела на меня свалить в насмешку. В принципе – тоже вариант. Нейтрализация драконов будет выполнена, так или иначе. Одна беда – ты слишком много знаешь. И никто не гарантирует, что ты не перейдешь на сторону кхетов, чтобы обозначить свою лояльность перед действительно серьезной силой.

– А ты серьезно собираешься с ними бороться?


– Нет. Не так. Бороться – это значит находиться в состоянии борьбы. Нет. Меня это мало интересует. Я люблю результат. И поэтому я собираюсь их победить.


– Фантазер! – Раздраженно фыркнула Сиракс.


– А что скажешь обо мне? – Лукаво поинтересовалась Ллос.


– Твоя цель ясна и понятна. Ты пребываешь в плену собственных иллюзий и страхов. Объясняя вздорной выдумкой пророчества свое поведение, ты прячешься за него. Полагаю, что дыма без огня не бывает, и ты действительно хотела бы стать верхом богом эльфов, возродив их единство. Тебя устроит даже роль серого кардинала. Именно по этой причине ты хотела, чтобы я стал богом. Слабым богом. А значит что? Правильно. Ты хочешь посадить меня под каблук и фактически использовать как свою образ, маску. Попытаюсь сделать что-то не по-твоему – убьешь. Ты прекрасно понимаешь, что просто так такой экзотической женщине не завоевать сердца. Нужно меняться. Работать над собой. Но ты – закомплексованная сволочь. И меняться ты даже не планируешь. Поэтому и пойдешь отработанным путем – убьешь. Тем более что я не Корнелиус – моя смерть не будет стоить таких усилий.


– Любопытно, – поджав губы, прошипела Ллос. – И что ты намерен делать?


– Пересмотреть формат высокой клятвы с вами.


– Ты так уверен, что мы этого захотим? – Усмехнулась Сиракс.


– Хм, – усмехнулся Виктор. – Ты знаешь что это? – Произнес он, вытаскивая из кармана маленький сгусток божественной силы.


– Жемчужина?


– Это сгусток божественной силы, – ответил Виктор, смотря на то, как лицо Ллос вытянулось. – Ну же, милая, ты серьезно думала, что я все отдам Кали? Серьезно?


– И?


– Меня коснулась сила Молоха. Я, так сказать, личинка бога. Сейчас я поглощу эту силу и всю, до капли, отдам тебе Ллос. Как тебе такой вариант?


– Ты рехнулся! – Вскочила Ллос, но у Виктора в руках засветился накопитель и она, дернувшись, села на место. – Ты рехнулся! – Повторила она более вкрадчиво.


– Но, согласись, это хороший план рассмешить демиурга и обыграть по очкам вас обоих. Сильные противники – достойная победа. Тарангер вновь убьет Сиракс. И в этот раз ей уже не выкрутиться. Уверен – он повторять своих ошибок не станет. А ты, мой милый паучок, развоплотишься, потому что драконы откроют охоту на твоих последователей и места силы. Вместо солнечных эльфов. Хорошая перспектива? М?


– Ты же говорил, что боишься провести вечность в одиночном заключении, – осторожно произнесла Ллос, с весьма напряженным лицом.


– Боюсь. Но еще больше я боюсь бессилия. Видеть, как вы мною крутите – невыносимо.


– А дети? А родители? Их же тоже убьют. Ты готов ими рискнуть ради своих амбиций? – Хитро прищурившись, поинтересовалась Сиракс. – Мне-то, допустим, на них всех плевать. А тебе? Сожжешь ли ты их в топке своей гордыни?


– Ты смеешь издеваться?! – Прорычал Виктор, а накопитель божественной силы в его руках и глаза вновь засветились. В этот раз уже золотым цветом, что было довольно странно.


– Тихо, тихо, тихо, – попыталась разрядить обстановку Ллос. Она откровенно мандражировала, опасаясь обещанной выходки. Да и Сиракс как-то отпрянула и вжалась в кресло, тоже отчетливо почувствовав приступ ярости Виктора.

– У них так и так нет шанса! И вы обе это прекрасно понимаете. Чем дольше мы сидим на этой планете – тем их меньше. И пока мы представляем собой бандитскую шайку, которая никак не может вылезти из коротких штанишек местных разборок – тоже. Ни одна банда не может выиграть у армии, ибо в ней нет порядка. А значит, она не может нормально управляться. Дисциплина и порядок – вот фундамент успеха любых военных формаций. Их не будет – ничего не будет! Кроме того, ни одна война не выигрывается сидя в обороне. Это только вопрос времени. Кхеты вычислят нас и зачистят. Я уверен, что даже на планету спускаться не станут. У них есть, чем планетоиды раскалывать. Мои родичи трупы – если мы будем действовать по твоей стратегии, милая, – прорычал он Ллос. – Сплести паутину и ждать, когда в нее попадется слон? Хорошая идея, но не надо. Есть только один шанс победить. Захватить стратегическую инициативу и подолгу не останавливаться нигде. Мы должны двигаться. Обрастать силой. Выигрывать мелкие стычки. Оказываться там, где нас не ожидают. И бить, бить, бить! Заявляя о себе все громче и громче. А не сидеть здесь и созерцать маслины под луной. Красиво, но глупо. Смертельно глупо. Нам нужно бить первыми. Бить и отступать. Вести с ними смертельный танец. Скорее всего, нас уничтожат. Но это – единственный способ победить в текущей ситуации.


– Ты хоть понимаешь, против кого собираешься воевать? – Пораженно спросила Сиракс.


– Да. Михаил рассказал. Он с ними уже сражался пятнадцать тысяч лет назад. Всей картины не видел, но количество изначальных миров и масштабы сил ему были известны. Уверен, что за минувшие годы они минимум удвоились. Что неплохо.


– Неплохо? – Удивилась Ллос.


– Чем больше врагов, тем сложнее промахнуться.


– Ты еще больший псих, чем я, – как-то завороженно произнесла богиня хаоса.


– Очень просто быть сумасшедшим, когда у тебя не оставляют иных вариантов. Превращение меня в архонта подписала и мне, и всем вам смертный приговоров. Маленького хомячка загнали в угол и грозят придавить пачкой сухого корма.


– Говори свои условия, – мрачно произнесла Сиракс. Ей совсем не понравились слова Виктора. Ну, вот вообще ни разу. Но в целом, она согласилась с его выводами, что отчетливо чувствовалось в ее эмоциональном фоне.


– Во-первых. Каждая из вас родит мне по ребенку.


– Да брось! – Отмахнулась Сиракс. – Давай к делу.


– Я хочу, чтобы вы родили мне по ребенку, – с нажимом произнес Виктор.


– Серьезно?


– Серьезно. Я знаю, что вы не любите размножаться и вас даже на секс не тянет. Так – поиграть немного и подразнить на уровне ролевых игр и петтинга. Но вы родите мне по ребенку.


– А не пошел бы ты, куда подальше с такими желаниями? – Раздраженно выдала Сиракс. – Наш союз политический. Ты даже не представляешь, что для дхарами значит родить ребенка!


– Тогда родите по два.


– Что?! – Обалдела Сиракс.


– Спокойно! – Встряла богиня хаоса. – По одному ребенку. А ты, – повернулась она к Сиракс, – не выделывайся. Поверь, мне рожать еще меньше твоего хочется. Ты же знаешь.


– Согласна? – Поинтересовался Виктор с едва заметной улыбкой.


– Зачем они тебе?


– Ты согласна?

– Да! Да! Да! Проклятье! Но на одного! Только на одного!


– Хорошо, – кивнул Виктор. – Это первое. Второе. Клятва теперь не будет  равнозначной. В нашей семье теперь главный я и только я. И вы должны подчиняться моим прямым приказам. Я вас ценю и уважаю, но единоначалие – это то, без чего не получиться сражаться вообще. У семи нянек, как известно, дитя без глаз. Согласны?


– Это твое желание было очевидно с самого начала разговора, – фыркнула Сиракс.


– Да, мы согласны, – усмехнувшись, ответила Ллос. – Правда я хотела бы посмотреть на то, как ты мной покомандуешь. Я, конечно, подчинюсь, но…. Хм. Что-то еще? Я помню – твои желания берегов не знаю. Уверена, ты хочешь большего.


– И в третьих я хотел бы встроить в клятву небольшую защиту….


Немного поругавшись, девочки согласились с его условиями, добавив, правда, и свой пункт. Им очень не понравилось, что Виктор их шантажировал самоуничтожением. Так что, теперь он должен был сдать всю энергию, оставшуюся от Молоха Ллос, чтобы та ее поглотила. Но на что не пойдешь для поддержания гармонии и порядка в той банке с пауками, по недоразумению называемой его семьей?


Клятву изменили. Принесли.


Сиракс выскочила из его кабинета невероятно злая и раздраженная. А Ллос задержалась.


– Приступим? – Холодно произнесла она, обнажаясь. – Не так-то просто рожать богов. Мне придется серьезно потрудиться, чтобы твое семя меня оплодотворило. А потом, получился не гигант, а бог. И это не говоря о чудовищной боли, которая ждет меня во время родов. Ведь мне придется делиться с ним силой.


– Гигант? –Удивленно переспросил Виктор. – Мне всегда казалось, что это какой-то формат древних богов.


– Вздор. Это разумные, рожденные богинями своим смертным любовникам. Они очень похожи на то, что может родить смертная женщина от бога, но их сложно сравнивать. Как тебя вынашивает богиня, ты получишься практически совершенным. Ведь она осознанно управляет твоим развитием в утробе.


– То есть, гигант, рожденный тобой от меня, будет полукровкой?


– Нет. Просто обычным и’ри’тори. Только практически идеальным. Очень высокий магический потенциал и способности, здоровье, красота… Погоди ка, – произнесла она и прищурилась.


– А их рожать больно?


– Нет. Я же не буду делиться с ними силой.


– Тогда решено. Будем рожать гигантов.


– Гигантов? Я тебя верно поняла? – Насупилась Ллос. – Но ведь речь шла только об одном ребенке.


– Да, но не забывай – я закрепил за собой право приказа.


«А-а-а-а-а-а!» – в голове у обоих пронесся жуткий, обреченный рев Сиракс, которая поняла, что попала.


– Скотина, – ласково и как-то завораживающе прошипела Ллос. – Ты ведь изначально задумал все это ради нашей дхарами. Так?


– Так.


– Захотел армию драконов?

– Может быть и не армию, но боевое крыло было бы очень неплохим.


– А ты не знаешь, что одна из причин, что дхарами жутко не любят заводить детей, связана с очень специфическими последствиями этого акта. Они, как и боги, могут рожать от практически любых разумных, ибо, в сути своей, энергетические создания. Приняли подходящую форму и спарились. Беременность у них длится пять лет. За это время они выращивают материальный плод и преобразуют его в энергетическую структуру. Рожается всегда дхарами и только дхарами.


– И что здесь такого?


– Если не считать того, что это долго, дхарами-женщины с каждыми родами устанавливают особую ментальную связь со своими детьми… и их отцом. Один ребенок еще терпимо, хоть для своевольной натуры дхарами и непозволительно. Но небольшой выводок в три-четыре дракончика привяжут ее к тебе до конца времен. Ну. Если только вы не умрете. Но  и тут есть нюанс. Если ты станешь богом и развоплотишься, то она, после своей смерти, попадет к тебе. То есть, следующую вечность коротать вы будете вместе. И да, наоборот это тоже работает. Подумай – ты действительно хочешь с этой рыжей бестией провести всю ближайшую вечность?


– А ее связь с детьми? – Проигнорировал ее вопрос Виктор.


– Ну, полагаю, что уже после первых родов ее мама станет умилительно стирать слезы со своих чешуек или что там у нее. А после третьего или четвертого – обязательно навестит. Ты готов встретиться с тещей, которой может быть за сто, а то и за двести тысяч лет?


– Надеюсь, мы до этого не доживем… – несколько обеспокоено ответил Виктор.


«Не надейся!» – Прорычала Сиракс. – «Я ей все уже рассказала!»


«Сиракс, – мысленно произнес Виктор, понимая, что еще неизвестно кто и куда попал в сложившейся ситуации. – «Иди к нам»


«Будь ты проклят!» – Проревела дхарами каким-то инфернальным голосом.


«Это приказ!»


«А-а-а-а-а!»


– А ты почему не рефлексируешь? – Переключился Виктор на Ллос, пытаясь отвлечься от пугающих мыслей. Знакомство с родителями Сиракс… он как-то не учел этого фактора. Что там за демоны вылезут из своих корневых миров – одной Кхалиси известно.


– Рожать гигантов несложно, – усмехнулась Ллос, наблюдая за эмоциональным фоном Виктора. – Другой вопрос, что это считается чем-то неприличным для богов. Но мне можно. Моя репутация от таких выходок не пострадает.


– И все же, – прищурился Виктор. – Ты как-то очень спокойно отнеслась к тому, что я предложил. Даже ругалась больше для вида и поддержки Сиракс. Вот у той-то точно все кипело. А ты… хм… Почему? Только честно. Это приказ.


– Мог бы и не приказывать, – холодно усмехнулась Ллос. – Я надеюсь, что дети вернут меня прежнюю. Ту, которой я была до превращения в богиню хаоса. Поверь, я устала. Сильно устала. И это – шанс.


– Ясно, – кивнул Виктор, внимательно вглядываясь в невероятные глаза Ллос. И думал. Напряженно думал. Потому что его не отпускала мысль, что он опять в этой чертовой паутине с ног до головы.



Глава 8

Сари аль Сел’лех дю Ри сидел на своем породистом жеребце и ждал. Как и все остальные в его огромной армии. Много кто откликнулся на просьбу драконов помочь – их расположение стоило очень дорого.

Войско Виктора приближалась. На это явно указывала магическая разведка.

Ничего конкретного о противнике выяснить не удалось – ибо всю дорогу его укрывал маскирующий полог клубящейся тьмы, поставленный Ллос. Ясно было только то, что армия у Виктора небольшая, хоть и странная. Следы, оставшиеся после нее, все спутывали окончательно. И интрига нарастала. Однако Сари подстраховался, на всякий случай, и собрал в Великой долине не только всю армию Империи, но и множество временных союзников: орков, кентавров, гоблинов, троллей и прочее, прочее, прочее. Даже крупный отряд нагов пришел, хотя Сари до конца сомневался в их намерениях. Совокупно тысяч сто разумных.

Магия открывала перед Сари и любыми другими могущественными созданиями, массу интересных возможностей. Рассмотреть что-то, находящееся в прямой видимости в деталях? Не вопрос. Слышать шепот с нескольких километров? Пожалуйста. Вопрос был, в сущности, только в личном мастерстве и индивидуальном магическом резерве, ведь с ростом дистанции до изучаемого объекта, увеличивались и расходы энергии. Но с этим у Сари все было в порядке, поэтому он первым заметил странный и весьма неприятный шум, приближавшийся к гряде холмов, окаймлявших Великую долину. Этакая причудливая смесь гула и лязга металлических предметов. Сари лихорадочно пытался понять – кому он может принадлежать, но ничего в голову не приходило. Совсем.

Гул и лязг нарастали.


Ближе. Еще ближе.

И вот на гребень холма взлетели две БРМ-3К «Рысь» . Хотя, конечно, Сари их опознать не смог – он вообще не понял, что это такое. Странные, гудящие и лязгающие железки – это был предел его осознания в тот момент. Да, вокруг них стоял довольно мощный защитный барьер, поставленный одним из членов экипажа – магом, обложенным накопителями. Но в самих конструкциях никакой магии не чувствовалось. Что смущало и пугало древнего мага.

Заметив возможного противника, объединенная армия как-то вся подобралась, подтягивая боевые порядки.

– Не достанем, – ответил Сари на молчаливый вопрос архимага Империи Калхала. – Далеко и сколько силы в щите – не ясно.

Но тот лишь пожал плечами. Нет так нет.


Пять минут протекли необычайно быстро.

И тут на холм выкатились новые участники этого дефиле – восемь машин огневой поддержки «Терминатор 3» . Само собой, как и в ситуации с БРМ-3К, Сари понятия не имел, что это такое. Однако его волнения их появление существенно усилили.

Маги тем временем спешно устанавливали большие защитные купола. Ведь практически вся масса бойцов не была ни магами, ни состоятельными людьми, способными увешать себя дорогущими амулетами. А потому ничто не мешало тяжелым плетениями, бьющими по площади, устроить кровавую феерию. Ну, кроме купольных плетений. Только вот сил они требовали много, из-за чего ставились не одним магом, а целой группой, увешанной накопителями, словно дворняга блохами.

Сари с напряжением ждал развития событий.

Все ждали.

Ведь не просто так эти железки сюда приехали.

И Виктор их удивил, не подвел, разорвав шаблоны в клочья.

Где-то на пределе обостренных магией чувств мелькнули два странных предмета, вылетевшие из-за холма. И, пройдя сквозь защитные купола, будто их и нет, ударились о землю внутри периметра.

Последовали взрывы! Мощные! Просто сокрушительные! Грохот от которых слился с эхом, дошедшим из-за холмов.

Бедных магов, державших купола просто раскидало. Кто-то выжил, получив тяжелые травмы, кто-то умер, даже не поняв, что произошло. А в местах попаданий «гостинцев» остались весьма внушительные воронки….

– Странно. Очень странно. – Тихо пробормотал себе под нос Сари.

Маги часто применяли мощные плетения с эффектом взрыва. Однако древний маг мог поклясться в том, что в этих «предметах», так легко проломивших большой защитный купол, не было ни капли магии. Вообще.

В течение следующей минуты на позиции объединенной армии прилетело еще три таких дуплета, уничтоживших остальные защитные купола. Точнее последние купола маги сняли сами, откровенно испугавшись. Однако это их не спасло. Потому что следом за «чемоданами» из-за холма с жутковатыми звуками прилетели какие-то «бревна», оставлявшие за собой густой дымный след. Это пара 2С35 «Коалиция-СВ»  передала эстафетную палочку четверке РСЗО 9К59 «Прима» .

Взрывы. Взрывы. Взрывы.

Четыре «Примы» поделились двумя сотнями «папирос» с кассетной осколочной боевой частью. Фактически – шрапнелью. Что стало натуральным кошмаром для плотных боевых порядков, открыто расположенной живой силы.

Чудовищные потери!

И Сари, напряженно наблюдавший за обстрелом,  вновь не заметил никакой магии.


А в армии стремительно разгоралась паника…

Стоявшие на гребне холма восемь «Терминаторов» довольно энергично соскользнули с него и направились к совершенно расстроенным боевым порядкам. Да не одни, а в сопровождение эльфов, несущихся за гусеничной техникой на своих волшебных ездовых животных. Да не с луками в руках, а с ковровскими автоматами А-545. Опытным воинам не составило большого труда в кратчайшие сроки разобраться с этим оружием. Благо, что с инструкторами проблем не имелось.

С двухкилометровой дистанции заработали трехсантиметровые автоматические пушки «Терминаторов», начав поливать наиболее скученные группы противника снарядами. Короткие очереди устраивали кровавую феерию. Тела лопались и разрывались в клочья. Брызги из крови и кусков тел вспухали то тут, то там целыми сериями, обдавая всех вокруг «внутренним миром» недавних соседей.

И снова никакой магии. Ну, кроме защитных щитов, окружавших эти «железки».

Триста метров.

Эльфы открывают огонь из своих автоматов на ходу, усугубляя и без того жуткую, прямо таки беспримерную панику объединенной армии. Только в отличие от механизмов, они бьют по оказавшимся слишком близко одиночкам и маленьким группам.


Местами поле боя накрывают серии взрывов от автоматических гранатометов, установленных на «Терминаторов». Но без энтузиазма – целей особенно и нет уже из-за энергичного бегства противника.

Но главное – над всем этим великолепием кружил довольно крупный дракон, оглашая окрестности холодящими кровь криками. Не узнать Сиракс Сари не мог, как и Виктора, самодовольно восседавшего на ее шее. Однако древний маг прекрасно знал, что драконы НИКОГДА и НИКОГО не катают на себе. Особенно на шее. Слишком унизительно. Поэтому в его голове попросту не укладывалось то, как Виктор смог заставить давно сдохшего дракона послужить ему «ездовым осликом».

– Так ты говоришь, драконы на твоей стороне? – Едким тоном поинтересовался Император Калхалы, тоже заметивший эту «сладкую парочку». – Я что-то никогда не слышал о наездниках на драконах. Этот – первый.


– И последний… – процедил сквозь зубы Сари.


– Серьезно? А что ты сделаешь? Погрозишь ему пальчиком? Или ты еще не понял, что ЭТА сила тебе не по зубам?


– Уходим! Нужно собрать новую армию и встретить их снова.


– Ну, уж нет! Ты хочешь, чтобы я добровольно отказался от короны?


– Он убьет тебя!


– Нет, – улыбнулся Император. – Если я ему подарю тебя.


– Что?! – Вспыхнул Сари.


– Взять его! – Прорычал Император своим телохранителям.

Однако Сари не стал искушать судьбу. Телохранители Императора были увешаны защитными амулетами как новогодняя елка игрушками. Таких быстро не упокоишь. А времени на что-то серьезное они не дадут. Поэтому древний маг выхватил черный шарик и, раздавив его рукой, исчез, пыхнув туманом. Экстренный способ эвакуации, подаренный ему драконами, в очередной раз пригодился.

– Ваше Императорское Величество, – растерянно произнес архимаг Калхалы, стоявший рядом. – Я…


– Оставь, – отмахнулся тот рукой. – Я и не надеялся на успех.


– Но… что же теперь делать?


– Ступай к ним и выясни, что им нужно. Сам видишь – воевать с ними мы попросту не в состоянии.


– Мне кажется, что они куда-то спешат. Посмотрите, – указал архимаг на перестраивающуюся в походную колонну технику прямо на поле недавнего боя. Эльфы на своих ездовых животных тоже совершали эволюции, образуя периметр. А через холм с глухим, надрывным рычанием переваливали грузовики. Не только с РСЗО, но и зарядные машины, автоцистерны и прочее.

Время. Оно гнало Виктора вперед, заставляя импровизировать и сочетать несочетаемое. На счету был каждый день. Нужно было прорваться к гнезду Эла и спровоцировать ритуальный поединок с Тарангером как можно скорее. Ведь кхеты могли вмешаться в любой момент….

Да, в мире Вольтран-17 доминировала магия. Сильное оружие. Очень. Однако техногенное развитие Цереры-10 ушло далеко вперед, и применение ее оружия открывало большие возможности. Особенно после определенного скрещивания технологических веток. Где-то с помощью амулетов, где-то с помощью членов экипажа – магов. Тут и весьма мощные индивидуальные щиты, прикрывающие технику от крайне опасных для них «подарков» вроде огненных шаров – сгустков раскаленной плазмы. Тут и система контроля микроклимата на основе магии, позволяющая поддерживать внутри машин  комфортные условия. Тихо, сухо, свежо и мухи не кусают. Да еще и пыль не просачивается. Ну и так далее. В общем – жуткая эклектическая солянка , которой не хватало только ангелов за штурвалами вертолетов до полной красоты.



Глава 9

– Ты уверен в том, что это была Сиракс? – Напряженно переспросил Тарангер Сари.


– Да, мой господин.


– Этого не может быть! Она мертва!


– Но я ее видел. И она просто светилась здоровьем и силой.


– Мы все почувствовали появление на планете еще одного дхарами, – добавил Элангер – один из самых старых и влиятельных драконов Эла, лишь немногим уступавший Тарангеру. – Теперь мы знаем, кто это. Значит, дорогой друг, ты ее в свое время так и не смог убить. Она как-то от тебя ускользнула.


– Но это не может быть Сиракс! Эта стерва ненавидела кхетов и технику. А значит – это не она.


– И все же это она, – гулко произнес вошедший Аминангер.


– Что? Почему ты решил?


– Я сопровождал их с безопасного удаления….


– И?


– Они в сутках пути от гнезда.


– Что?!


– Пробив заслон, организованный Сари, они двинулись дальше. Просто пересекли Великую долину, проигнорировав дипломатов Империи. Они шли сюда максимально быстро. Кто-то их ведет. Кто-то, точно знающий, где наше гнездо.


– Это ничего не доказывает.


– Я постарался подобраться поближе. За что и поплатился. Из клубящегося тумана вокруг войска внезапно вылетела Сиракс и атаковала меня. Как и прежде она значительно сильнее меня. Поэтому она легко нанесла несколько ран. Подразнила. Поиздевалась. И позволила убежать. Поверь – это она. И вместе с ней идет армия сюда. Сутки. Всего сутки пути и они атакуют гнездо. По всей видимости, твоя бывшая жена слегка расстроена тем твоим поступком и жаждет мести.


– Проклятье! – Прорычал Тарангер.


– И что будем делать? – Поинтересовался Элангер.


– Готовиться к бою… – прошипел предводитель Эла.

Спустя сутки.

Виктор стоял на небольшом возвышении и задумчиво смотрел на каменистую долину, раскинувшуюся перед ним. Там, вдали, у гор, лежал древний военный форт и’ри’тори, облюбованный драконами для своего гнезда. Однако пробиться туда будет непросто, ведь пространство от скал до подножия холмов заполняли разнообразные зомби.

– Сколько их тут? – Задумчиво спросил Виктор.


– Несколько десятков миллионов, – с каким-то восхищением в голосе ответила Ллос. – Никогда бы не подумала, что это все реально. Они же… плечом к плечу стоят. Разумные и не разумные. Все подряд. Но нам от этого легче не станет.


– Тогда почему они медлят с нападением.


– Ждут приказа. Видишь вон там? – Указала она на руины форта.


– Что? А! – Спохватился Виктор и, с помощью магии приблизил картинку.

На одной из террас стояло восемь гуманоидов – пять мужчин и три женщины. У всех вызывающая и эффектная внешность, как и у Сиракс. Видимо дхарами испытывали определенную склонность к позерству и внешним эффектам.

– Они хотят поговорить или ждут от нас первого шага?


– Ты позволишь? – Лукаво улыбнувшись, спросила Сиракс. – Я немного сымпровизирую. Боюсь, что тратить такое количество боеприпасов – сущее расточительство.


– И что ты хочешь сделать? – Подозрительно прищурившись, поинтересовался Виктор.


– Доверься мне, – подмигнула она. – Тебе понравится.

И не дожидаясь ответа, пыхнула красным туманом, превращаясь в дракона.

Что было дальше?

Сиракс взлетела в воздух, демонстрируя всем желающим себя. Несколько смелых и решительных эволюций. После чего выдала весьма пикантную речь о том, что эта бесхвостая игуана Тарангер не имеет права на власть в Эле. Перечислила все его недостатки – реальные и мнимые. А потом еще добавила, что он был настолько ничтожен, что она, желавшая стать матерью не решилась беременеть от него. Дескать, неполноценный ребенок ей не нужен. А вот ее новый муж – Виктор – хоть и не дракон, но и дите ей заделал с обоюдной радостью, и Тарангера ссаными тряпками погонял. Ну и так далее, и тому подобное. Максимально обидно и унизительно.

Глава Эла, впрочем, очень спокойно отреагировал на эти оскорбления. Когда Сиракс закончила, он только хмыкнул. Обернулся и… как-то замер. Все его подчиненные открыто ухмылялись, глядя на него.

– Что?! Вы поверили этому бреду?! – Удивился Тарангер.


– А почему нет? – Оскалилась Лакракс, одна из дам дхарами. – Она беременна и этот факт явно виден. Приглядись.


– Проклятье! Ты серьезно?


– Ты что, его боишься?! – Хохотнул Элангер.


– Это ловушка!


– О да! – Томно произнесла Лакракс. –  Маленький и’ри’тори загоняет могущественного дхарами в ловушку, чтобы зажать его в углу и избить один на один.  Ты действительно трус! А вообще удивительно. Никогда бы не подумала, что Сиракс пойдет на это. Всегда была такой бунтаркой. Так морозилась самих мыслей о детях. А тут – учудила. Хотя, мне кажется, она нарочно это сделала, чтобы унизить нашего Тарангера.


– Проклятье! Что за балаган?!


– Ты боишься, что проиграешь этому маленькому и’ри’тори? М? – Усмехнулся Элангер. – Невероятно! Может быть, нам давно пора бросить тебе вызов? Ты, по всей видимости, стал слабым и уже не вправе вести за собой Эл.


– Я…


– Ты боишься его, – усмехнулась Лакракс. – И не только его. Робкий зайчик дхарами. Ути-пути. Неудивительно, что ты запорол все поручения кхетов и подставил нас. Эта блоха стоит десятка таких ничтожеств, как ты. Да-а-а-а, эта блоха весьма любопытна. Выжил, несмотря ни на что. Воскресил множество и’ри’тори, вон, гляньте, их ауры хорошо светятся. Вытащил Сиракс откуда-то. Заделал ей ребенка, что сложнее всего прочего вместе взятого. И теперь он стоит тут, вызывая тебя на бой. Мне он нравится. Хм. Может мне последовать за Сиракс? Ну а что?

– Вы все с ума сошли что ли?! – Проревел Тарангер. –  Он никогда бы не решился вызвать меня на бой, если бы не задумал какую-то хитрость!


– Ритуальный поединок с блохой меньший позор, чем избегание его в текущей ситуации. Или ты с ним сражаешься, или ты больше не глава Эла. – Улыбнулся Элангер.


– Уничтожу! – Прорычал Тарангер.


– Нас всех? – Невозмутимо уточнил его визави.

Тарангер замер, оглядываясь. У всех дхарами в глазах сквозили насмешки и презрение. На пиратской шхуне стало неспокойно.

– Это очень плохая идея, но я сделаю то, что вы хотите, – с большим трудом произнес он.

После чего нервно сглотнул комок, предательски подкатившийся к горлу, и, пыхнув темно-зеленым туманом, превратился в весьма крупного дракона.

Прыжок.

И вот он уже в небе над полным полем зомби накручивает круги на своей половинке, стараясь слишком уж не приближаться к странной армии, расположившейся на гребне небольшого холма.

– Пора, – шепнула Сиракс, вернувшаяся на землю и принявшая гуманоидное обличие. – Он принял вызов. Теперь вся надежда только на тебя.

Виктор улыбнулся, обнял ее за талию, прижал к себе и страстно поцеловал. Рыжая дхарами поняла задумку мужа и активно подыгрывала. Ведь сейчас за ними все наблюдали. Позлить Тарангера перед боем – самое то. Чем больше злости, тем меньше разума.

Отлипнув наконец от Сиракс, Виктор пыхнул золотым туманом, перекидываясь в боевую трансформацию архонта. Взял из рук Михаила тяжелую самозарядную винтовку большого калибра. Зафиксировал подсумок с запасными патронами. И взлетел навстречу дракону. Большому и страшному.

Впрочем Тарангер откровенно трусил.

Он прекрасно понимал, что сильнее, как обычного и’ри’тори в боевой трансформации, так и архонта. Но все равно – вел себя крайне осторожно. У него просто не укладывалось в голове, что архонт выйдет с ними один на один без какого-либо подвоха. Бред же. Кто добровольно пойдет на самоубийство? А потому искал второе дно у ситуации. Особенно из-за того, что оружие, взятое в руки Виктором, он не мог распознать. Какой-то странный кусок металла и непонятной органики, в оной не чувствовалось ни грамма магии. Вообще. Еще бы с дубинкой вышел.

Виктор, впрочем, тоже не спешил сближаться.

Так что следующие десять минут в воздухе было устроено настоящее шоу из маневров и эволюций. Припоминая свои навыки игры в авиационные симуляторы, Виктор стремился занять доминирующую позицию. Активно выкручивая всякие бочки, иммельманы и кубинские восьмерки, он настойчиво пытался зайти Тарангеру со спины. Вполне осознанно. Дхарами не знал, что задумал Виктор, поэтому такая настойчивость его пугала. И он старался вертеться юлой, разворачивая свое большое и не очень поворотливое тело лицом к врагу.

Но вот, после десяти минут весьма напряженного «танца» в воздухе Виктор, подгадав момент, когда Тарангер уже привычно обозначит атаку, контратаковал. Он и раньше мог. Но… боялся спугнуть своего противника. Ведь с каждым новым пируэтом тот позволял себе все наглее и наглее обозначать атаки, подлетая все ближе и ближе…

Рывок дракона.


Попытка перекусить архонта могучими челюстями.


Выстрел.

Всего один выстрел, тяжелой двадцатимиллиметровой бронебойной пулей в раскрытую пасть.

Со столь небольшой дистанции пуля легко преодолев незначительные преграды, прошила мозг дхарами. Практически навылет – ударившись о затылок черепа, она осталась внутри. Для большинства – смертельное ранение. Но Тарангер был дхарами, то есть, теоретически он мог выкрутиться, как Сиракс в свое время. Но Виктор не оставил ему шансов. В его оружие действительно не было ни капли магии. Другой вопрос, что Ллос постаралась, сделав пулю – ритуальным оружием. Как, впрочем, и все боеприпасы в армии Виктора. Ну а что? Очень удобно. Кого-бы ты им не убил – все принесены Ллос в жертву. Как говорится – и волки сыты, и овцы на Гавайях.

Тарангер выгнулся дугой. Забился в агонии прямо в воздухе. И рухнул на поле зомби бездыханной тушей.

Вся его сила. Вся его энергия отошла Ллос. Даже на фоне массового жертвоприношения в Великой долине, это было существенно. Те жалкие букашки, которых поглотила богиня хаоса в прошлом сражении, не шли ни в какое сравнение с дхарами, прожившим больше тридцати тысяч лет. Бедняга от потока энергии даже отключилась, потеряв сознание. Что вполне, кстати, наблюдалось. Ее материальное тело выкручивало и прорывало разноцветными лучами яркого света, приподняв в воздухе.


Для дхарами, которые все также стояли на террасе никаких дополнительных пояснений не требовалось. Судьба Тарангера им была очевидна. Их поразил шок. И не столько из-за победы, сколько из-за того, как она была достигнута.

Виктор же, подлетев поближе к дхарами, поинтересовался:

– Кто-то еще хочет бросить мне вызов?

Дхарами сфокусировали взгляд на нем. У каждого из них там читалось что-то свое. В основном задумчивость, страх и любопытство.

– Признаете ли вы мое старшинство? – Через пять минут тишины, спросил Виктор. – Не Сиракс! Мое!


– Ты же не дхарами, – осторожно произнес Элангер.


– Вам решать, – встретившись с ним взглядом, произнес Виктор. – Но отсюда вы уйдете либо моим Элом, либо отправитесь в лучший мир. Хотя… назвать лучшим миром чертоги Ллос может лишь самозабвенный мазохист.


– Ты думаешь, что сможешь победить всех нас? – Усмехнулся Элангер.


– Вообще-то я и хотел вас просто и незамысловато уничтожить. Сиракс отговорила. Ее благодарите, что я дал вам шанс.


– Ты слишком самоуверен, – фыркнул Элангер.

– Чтобы уничтожить Штаргера потребовалось три удара сердца. Тарангер тогда ушел по чистой случайности. Повезло. Впрочем, я допускаю, что вы сможете прямо сейчас удрать как и он тогда. Кто-то из вас. Например, воспользовавшись порталом в свои карманные планы. Но у меня есть очень интересный приборчик, который позволяет легко вас засекать на любом удалении и находить снова и снова. Тот самый, что Сиракс выкрала у Тарангера. Так что, мне просто придется немного побегать.


– Мы можем покинуть планету, – ехидно улыбнувшись, произнесла Лакракс.


– И ославите себя как дхарами, которых какой-то там и’ри’тори выгнал с планеты ссаными тряпками? – С нескрываемым весельем поинтересовался Виктор. – Так будет даже лучше. Сами себя сделаете живыми мертвецами. Вон, как те зомби. Причем воскресить вас уже, наверное, и не получится. От такого не отмываются обычно.


– А пустить во главу Эла и’ри’тори не позор? – Раздраженно произнес Элангер.


– Горе побежденным , – пожал плечами Виктор. – Я не нянька вам, чтобы уговаривать. Перед вами простой выбор, подразумевающий три возможных пути. Первое – сдохнуть. Второе – сбежать. Третье – подчиниться. Иные варианты мне не интересны. Решайте – час вам на обдумывание. Если вы не сможете ничего родить, то я приступлю к вашему уничтожению.

С этими словами Виктор развернулся и вальяжно полетел к позициям своих войск.

– Как думаете, – тихо произнесла Лакракс, – он блефует?

Но ответить ей не успели.

Воздух над полем, заполненным зомби, ухнул качественным басом, буквально раздробившим в мелкое крошево большую часть нежити, выпуская древних дхарами из пространственного скачка. Виктор медленно повернулся и только чудом сохранил самообладание. По сравнению с этими двумя драконами весьма крупный Тарангер был натурально колибри. Чешуя… она светилась и казалась чудовищной толщины. Словно хорошая такая корабельная броня. Но главное, воздух вокруг них парил и слегка гудел от невероятной магической силы. И это после перехода!

Один из гигантских драконов подался вперед. К Виктору. Словно принюхиваясь. И архонту пришлось приложить немало усилий, чтобы его не затянуло в ноздрю этого чудовища. И, как только этот искусственный шквал прекратился, вскинул свою крупнокалиберную винтовку, изготовившись стрелять.

«Ты же понимаешь, что не пробьешь мою чешую» – прогудел в голове у Виктора голос этого чудовища.


– Так я в глаз собираюсь стрелять, – невозмутимо ответил архонт.


«И так ты надеешься победить?» – Удивился древний дракон.


– Нет. Но ты будешь наслаждаться своей победой с одним глазом.

Небольшой стопор.

И адский хохот. Ну, или как можно назвать тот чудовищный рев, который донесся из глотки древнего дракона. С новым шквалом Виктор не совладал – его изрядно отбросило назад и в сторону.

«Кто это?» – Мысленно поинтересовался архонт у своей рыжей супруги.


«Папа с мамой».


«Что?»


«Не, ну а что? Ты победил Тарангера. Отличный повод их пригласить в гости. Ты же вроде как хотел с ними познакомиться?»


«Как раз не хотел…»


«Ну, извини. Перепутала…» – с изрядной издевкой, произнесла Сиракс.

Виктор же, дождавшись, когда древний дракон закончит ржать, яко инфернальный конь, подлетел поближе и, чуть ли не тыча его пальцем в нос, заявил:

– Ты опоздал на свадьбу!



Глава 10

Виктор стоял на каменной террасе древнего форта и’ри’тори и напряженно думал. Планы опять пошли в разнос, спутывая все карты.

Ллос так и не пришла в себя после поглощения души дхарами. Уже через полчаса ее тело совершенно скрутило и превратило в большой черный шар с острейшими шипами. Мысленной связи с ней тоже не имелось. В дополнение ко всему и новоприобретенные родственники свалили, чуть ли не сверкая пятками.

Победа?

Безусловно.

Только почему Виктора не оставляла мысль о том, что он сидит у разбитого корыта?

– Грустишь? – Тихо спросила Сиракс, присоединившись к своему мужу на террасе. Посплетничать с былыми подружками они и позже успеет.


– Просто не понимаю, что делать дальше. Душа Тарангера должна была дать нам все координаты объектов кхетов на планете. Но… Ллос не перенесла ее поглощения. Кто же знал? Жаль паучка. Привык я к ней уже. Даже какие-то чувства стал испытывать. Не знаю, выкарабкается она или нет.


– Остальных опрашивал? – Постаралась соскочить с неприятной темы Сиракс.


– Да, – кивнул Виктор. – Они с кхетами никак не контактировали. Все держалось на Тарангере. И да – что не так с твоими родителями? Часа же не прошло, как они свалили, сославшись на «не выключенный утюг» и духоту магически бедного мира. Глупо вышло донельзя.


– Не знаю, – пожала она плечами. – Если честно, то я вообще удивилась их появлению. Обычно даже не отвечают, а тут лично появились. Крайне подозрительно.


– А почему они обычно не отвечают?


– Ну… – замялась Сиракс. – Дело в том, что у дхарами очень непростое общество и весьма странные по твоим меркам ценности. Это тут мы собираем Элы. Но это так – баловство. Настоящая жизнь там – в корневых мирах с их сложно вывернутыми иерархиями. Практически все, кто добровольно или вынужденно оттуда сбежали – изгои вне системы. Если бы я вчера сдохла – папа с мамой даже бровью не повели бы. Для них я умерла уже тогда, когда сбежала.


– Тогда чего они приперлись?


– Говорю же – не знаю. Как я им шепнула про принесение дхарами в жертву – сразу оживились. Запросили координаты и прыгнули. Не понимаю, что их так зацепило. Ну, принесли в жертву изгоя и что с того? Никто плакать не станет. Я, правда, ни разу не слышала о таком, но мало ли? Наверняка ничего уникального.


– А на новость о беременности как отреагировали?


– Сухо поздравили, выразив надежду, что я когда-нибудь встану на путь истинный.  Ну а что? У них-то детей хватает. Это для меня грандиозное событие. А для них… так...


– Но ты же говорила, что дхарами не любят размножаться.


– Да, дхарами и не любят. Совсем. Многие скорее умрут, что пойдут на это. Я согласилась на твое предложение только из мести. Слишком уж я ненавидела Тарангера и не хотела, чтобы он ушел безнаказанным. Если бы мне просто грозила смерть, то поверь, у тебя не было бы ни единого шанса. Но родители у меня – перерожденные или как иначе говорят – древние дхарами. Именно такие как они и порождают практически всех дхарами.


– Перерожденные?


– Это сложно объяснить… – задумчиво произнесла Сиракс. – Достигнув определенного уровня личного могущества, дхарами преображается, переходя на новый уровень. Словно становится другим видом. У него появляются новые возможности, интересы, взгляды, ценности. Чудовищно возрастает сила и магический ресурс. Поговаривают, что и с божественной силой выходит работать. Невероятно могущественное создание!

– А ты разве не хочешь такой стать?


– Почему же? Хочу. Только для этого нужно провести около ста тысяч лет в корневых мирах. А это, скажу я тебе, где-то за гранью реальности. Даже год в корневых мирах обычному дхарами выжить очень непросто. Малыши, понятно, под крылом родителей в родовых гнездах. Но те, кто старше… они дохнут как мухи. У нас очень много ритуалов, которые ведут к смерти. Масса разноплановых поединков. Кровь льется рекой. Каждое утро ты просыпаешься и не знаешь – убьют тебя или еще подергаешься. Один на миллиард – вот реальный шанс достигнуть перерождения. Хочу ли я? Безусловно. Могу ли? Вряд ли.


– Слушай, а чего они тогда на тебя злятся?


– Они считают меня слабой и ничтожной. Ведь я сбежала, не желая каждый день заглядывать смерти в лицо. Ты же видел – они меня демонстративно игнорировали. Я для них ничтожество. А вот ты им понравился.


– Что?! Почему?!


– Ты повел себя так, как и должно дхарами. Смело, решительно и безумно. Заглянул смерти в лицо и смачно туда плюнул. Это у нас очень ценится. Собственно Эл и согласился тебе подчиниться после того, как ты пообщался с папой.


– Странно. А чего тогда ушли так быстро? Даже чаю не попили.


– Не знаю, – пожала плечами Сиракс, – мне тоже показалось это странным. Хотя…


– Что?


– Я почувствовала где-то на грани восприятия, что кто-то очень могущественный за нами наблюдает. Странное чувство…


– Но кто? Реликтовый бог? Какой-нибудь супер древний дхарами размером с планету? Кто?


– Не знаю… – медленно произнесла Сиракс, – и это было очень странно. Я даже подумала, что мне померещилось. Но именно тогда родители и смотали удочки, пожелав всего хорошего. Словно испугались. Они и испугались… Невероятно! Но я это отчетливо почувствовала. Мелькнули тени эмоций мамы. А это много значит. Значит там не игра со смертью. Нет. Там что-то настолько могущественное и непреодолимое, что даже их придавило.


– Новый игрок?


– Слушай, я не знаю. Мне самой не по себе. Особенно сейчас, когда это поняла…


– Как меня это все достало! – Буквально простонал Виктор.

В то же время в углу одной из таверн столицы Империи Калхала.

– Я выиграл, – ехидно улыбнулся худощавый мужчина с тонкими чертами лица и черными как смоль волосами.


– Да, – нехотя согласилась его товарка, сидящая радом. Красивая, эффектная блондинка весьма диссонировала своим видом с собеседником. – Ты смог вызвать интерес демиурга. Впервые за долгие столетия. Что ты хочешь?


– Ты знаешь, – краем губ улыбнулся Локи.


– Нет, не знаю.


– Знаешь. Из-за этого ведь все и затевалось.


– Ты серьезно? – как-то потрясенно покачала головой Ариэль. – На тебя дурно действует этот бабник. Ты слишком долго за ним наблюдал.


– Так исправь меня. Сделай лучше. Все в твоих руках, – пожал плечами Локи, с нежностью взглянув на богиню любви и семейного очага.



Часть 3 – Рептилоиды на вертеле


Прошлое не может быть ценнее и значимее настоящего, поскольку оно прошло и больше не существует. Кто живёт прошлым – тот живёт в иллюзии.


Елена Полина



Глава 1

Йондо задумчиво стоял возле большой информационной панели и думал. Все сроки уже прошли, а Тарангер так и не появился. Как же так? Всегда такой исполнительный и ответственный. Да, он не приносил никакой пользы, но эту формальность требовалось соблюсти. Записать его доклад и послать выше – чтобы выбросили, как и раньше, в мусорное ведро. Старик совсем спятил, видимо, и пугался призраков прошлого…

– Есть что-нибудь? – Поинтересовался Йондо, активировав переговорный имплантат.


– Нет, капитан, – ответил дежурный.

Фыркнув, он активировал трехмерную карту планеты, выбрал информационные фильтры и покрутил немного.

– Что-то не так? – Поинтересовалась Ялла.


– Все не так… – задумчиво произнес Йондо, залипнув над участком карты с большим дымным пятном. – Что у нас есть по этому объекту?


– Дол Амон, – прозвучал голос ИСКИНа. – Вторичное гражданское поселение и’ри’тори. Уничтожен три тысячи лет назад в ходе карательной акции в интересах союзников. На момент уничтожения насчитывалось около трехсот разумных. Военных объектов нет. Представляющих опасность объектов нет.


– А что это за туман?


– Идентифицировать невозможно.


– Ялла, что думаешь? Этот туман тут уже три тысячи лет.


– Похоже на какое-то пси-поле. Когда его последний раз проверяли?


– Сто семьдесят лет назад, – отозвался ИСКИН.


– И чего мы ждем? – Повела бровью Ялла. – Скукота же. Пока мы дожидаемся этого твоего Тарангера, хоть чем-то нужно развлечься. Слетаем?


– Ты знаешь природу этого пси-поля? Сможешь им управлять?


– Не знаю.


– Тогда ограничимся разведывательными зондами.


– Как знаешь, – пожала плечами Ялла и, откинувшись на спинку довольно удобного сиденья, погрузилась в просмотр медиа-контента. Благо, что имплантаты позволяли это делать тихо, спокойно и в удобном формате, без какого-либо беспокойства для окружающих.

А Йондо, немного подумав, добавил еще одну цель для зондов – старый военный форт и’ри’тори. Там размещалось гнездо дхарами. Недурно было бы узнать, что так задержало этого выжившего из ума старика.


Глава 2

Виктор вздрогнул и проснулся от какого-то странного звука.

Метрах в пяти от него находился тот самый черный шипастый шар, в который превратилась Ллос после поглощения души Тарангера. И он трещал. Натурально так, только несильно. Слегка. По чуть-чуть.

Но с каждой секундой этот звук усиливался. Словно внутри кто-то ворочался, давя на скорлупу.

Т-р-р-р-р-р…

Прошла по всему шару глубокая трещина, через которую полилась на пол странная слизь. Так себе на вид и запах.

Еще секунд десять.

Новый скрипучий треск.

И из увеличившейся трещины вывалилась и повисла до боли знакомая чернокожая лапка. Ну, то есть, изящная женская ручка с крайне черной кожей.

Виктор рванул вперед. Чуть не поскользнулся на куче слизи, обильно натекшей на пол. И, добравшись до этой своеобразной скорлупы, схватил ее за края, помогая раскрыться сильнее.

Раз.

И абсолютно голое тело Ллос безвольно вывалилось на пол. Прямо в эту жутковатую на вид гадость под ногами. Одежда и все, что было на ней до окукливания – исчезло в неизвестном направлении.

Почти минуту она лежала неподвижно. А потом резко дернулась и начала откашливаться. Полный рот слизи – то еще удовольствие. И не только рот, судя по всему. В сознание же Виктора, вместе с этим кашлем, хлынул тот букет мыслей и ощущений от Ллос, что прервался после поглощения ей Тарангера.

Немного магии.

И вот уже изящная чернокожая фигурка чиста, суха и уютна. Разве что соплю и слюни чуток пускает. Но это уже не так страшно.

Виктор осторожно взял ее на руки и прижал к себе. Прикрытые глаза. Прерывистое дыхание.

– Я уже думал, что потерял тебя…


– Не дождешься… – с трудом произнесла Ллос, не открывая глаз.


– У тебя какая-то странная аура… для бога. Что же с тобой произошло?


– Она не бог, – громко произнесла Сиракс, застывшая на пороге помещения.


– То есть?


– Не глупи. Или у меня аура чем-то сильно отличается?


– Охренеть!


– Я тоже в шоке, – согласилась Сиракс, явно догадывавшаяся о происходящем заранее. – Зато теперь ясно, чего родители так оживились. Они явно знали, чем это все закончится. Так бы тут и сидели, если бы кто-то их не спугнул.


– Ты как? – Как можно нежнее спросил Виктор у слегка подрагивающей Ллос.


– Плохо… – все также с трудом ответила Ллос. – Озноб бьет. Слабость. Не понимаю… лучше бы я сдохла.


– Это нормально, – кивнула Сиракс. – Тут слабый магический фон. Ты бы ей скормил, что ли, несколько накопителей. Не мучай ребенка.

– Кстати, ребенок…. Он выжил?


– Не думаю, – тихо ответила Ллос. – Я не ощущаю его. Кажется, эмбрион был поглощен мною, пока я была в забытье. Проклятье! – Прошипела она и закусила губу.


– Ну же, – прижал ее сильнее к себе Виктор, – спокойнее. Все будет хорошо.


– Снова… я снова убила своего ребенка…. Когда же это прекратится?! Проклятье! – Тихо прорычала Ллос.


– Она тоже теперь дракон, как и ты? – Проигнорировав этот крик души, спросил у Сиракс Виктор.


– Что? А. Нет. У нее кроме истинного тела есть только это. Какое она там себе соберет – ее дело. Ты же знаешь – мы никак не ограничены в таких вещах. Но ей нужна сила. Своим ходом она несколько десятков лет будет копить на что-то вменяемое. Так что….


– Вот ведь блин…. Много хоть?


– Не меньше того, что мне на восстановление тела требовалось. Лучше, конечно, больше, чем меньше.


– О чем вы вообще?! – Раздраженно прорычала Ллос, продолжая уютно лежать на руках у Виктора. И открыла глаза…


– Ого! – Присвистнул Виктор.


– Что? Ну, что?


– Твои глаза… удивительно… они нежно голубые. И ничем не парит.


– Погоди… – как-то зависла Ллос, уставившись на Виктора невидящим взглядом. – Я…. Я… о нет! Проклятье! Я что, больше не бог?


– Так сказали же уже… или ты не слышала? Да, явно не слышала. За тобой я этого раньше не замечал.


– Все… это конец… – со стоном выдала в ответ Ллос.


– Что конец-то?


– Я… ладно… – вяло шевельнула она рукой, обозначая жесть обреченности.


– Кстати о птичках. Тарангер. Его память тебе хоть как-то доступна?


– Да… – неуверенно произнесла Ллос. – Но плохо. Как какие-то отголоски. Обрывисто все. Бестолково. Сложно что-то вычленять…. Он умер, я полагаю?


– Умер, умер, – довольным голосом произнесла Сиракс, расплывшись в улыбке.


– Сбегай за Михаилом. Пусть идет сюда и тащит накопители. А я пока с новорожденной посижу. Маленькая еще, – оскалился Виктор.


– Новорожденную нашел… – фыркнула Сиракс, но выполнила просьбу Виктора.


– Она ушла. Рассказывай. Что не так.


– Нет.


– Почему?


– Потому что нет.


– Это приказ. Помни, клятва. Ты не можешь меня ослушаться.


– Все мои планы на ближайшие пару столетий пали прахом, – недовольно проворчала Ллос. – Права и владения. Мой личный план, взращиваемый несколько тысячелетий, канул в небытие. Смешно, но сейчас я даже на темных эльфов прав не имею. Как ты там шутил? Все, что нажито непосильным трудом. Так?


– Хм. Так, – с мягкой улыбкой ответил Виктор.


– Удивительно, кстати, что высокая клятва сохранилась.


– А знаешь, если честно, то так даже лучше.


– Что ты имеешь в виду?


– Это преображение. Если нам придется бежать с планеты, спасаясь от ударов кхетов, ты не будешь привязана к местам силы и донорам силы – верующим. Не хотел бы тебя так глупо потерять.


– Потерять? У тебя тоже какие-то далеко идущие планы на меня?


– Нет. Никаких планов. Просто вот этот наглый паучок стал мне слишком дорог. Лично. Безотносительно его пользы.


– Да ну, брось, – отмахнулась Ллос, – не желаю о таком даже слышать.


Впрочем, не хмурилась и взгляда не отводила, внимательно, с прищуром смотря в глаза Виктора. Словно ожидая, когда тот рассмеется и заявит, что это шутка и она, на самом деле что-то ему должна. Но ничего подобного не произошло….



Глава 3

Йондо удивлен. Очень удивлен. Отправленные им зонды сбили. И где?! На паршивой планете обитаемого резерва, где небольшим гетто проживала горстка плюнувших на все дхарами в окружение диких аборигенов. Да, эти чудики владели пси-силой. Некоторые даже неплохо. Но все попытки интегрировать их в Империю провались раз за разом. Причем в это дело вмешивались даже мутные и абсолютно непонятные существа категории Альфа. Боги. С ними тоже пытались договариваться, но закончилось все очень плохо.

И вот, на этой планете сбили два безобидных разведывательных зонда, которые летели посмотреть, что там такого происходит с древним могильником. Странно. Альфа существа обычно без ОЧЕНЬ веской причины не лезут в дела иных. А дхарами-отщепенцы были лояльны и активно сотрудничали….

– Что-нибудь выяснить удалось? – Обратился Йондо к Ар-тарису, бессменному дежурному по базе на время нахождения на ней. Он как раз в это время сводил последние данные с зондов воедино и анализировал их.


– АРДА  считает, что их сбили, – произнес тарк. – Но может выяснить чем.


– И чем же могут сбивать и’ри’тори? – Ехидно вставила Ялла.


– В том-то и дело, что их сбили не пси-силой, – невозмутимо ответил дежурный.


– Тогда чем?


– Незадолго до гибели оба зонда зафиксировали вот это, – с этими словами дежурный вывел на экран видео. – Обратите внимание на вспышки и вот эти элементы. Я провел поиск по базе данных. Пусто.


– Местный уровень развития техники эти механизмы превышают?


– Радикально.


– Готовьте сеанс гиперсвязи, – нахмурился Йондо. – Ему это не нравилось все больше и больше. А главное – стали проявляться первые нотки паники. Империя постоянно вела войны на внешнем периметре. Вдруг кто-то из разведки противников добрался сюда.


– Слушаюсь, – кивнул Ар-тарис.

Капитан же тем временем занялся изучением последних данных, полученных с зондов. Его крайне заинтересовали эти объекты. Подключился к базе патрульного корабля, висевшего над ними на геостационарной орбите, и перебирал варианты тех, с кем они могли столкнуться. Разведывательные сводки. Технические характеристики разнообразной техники. И так далее, и тому подобное. В общем – работы хватало.

– У нас гости, – подал голос тарк, отвлекая капитана от базы данных.


– Что? Тарангер соизволил явиться?


– Нет, – произнес дежурный, выводя картинку на экран.


– Какого… – ошарашено произнес Йондо, наблюдая за тем, как в первичный шлюз входил архонт в сопровождение двух обычных и’ри’тори. Все в боевой трансформации. И вместе с ними двигалась какая-то рыжая, импозантная женщина, в которой взбесившиеся датчики с трудом идентифицировали дхарами. Правда, в этом случае они считали ее давно умершей.


– Нагло, – констатировала впечатленная Ялла. – Нет, ну а что? Подошли. Открыли. Как у себя дома.


– Перевести базу на осадное положение! – Закричал Йондо, не скрывая панических ноток в голосе.


– В доступе отказано, – ответил ИСКИН.


– Что?! Как?!


– Неопознанный и’ри’тори ввел генеральный код доступа, – как всегда меланхолично произнес Ар-тарис.


– Значит, эта тварь Тарангер все же покопался у меня в голове, – буркнул Йондо. – АРДА, – обратился он к ИСКИНу. – Я отменяю полномочия нового командира базы.


– В доступе отказано.


– Что?!


– Он отменил твои полномочия и сменил код! – Расплылась в улыбке Ялла и нервно засмеялась. – Какая прелесть!


– Установить связь с патрульным кораблем!


– В доступе отказано.


– Сколько до завершения подготовки гиперсвязи?


– Подготовка прекращена.


– Возобновить!


– В доступе отказано.


– К бою! – Крикнул кхет и бросился к аварийной панели с оружием.

Спустя пару минут шлюзовая дверь в командный зал с шипением открылась. И внутрь вошла четверка гостей. Три и’ри’тори в боевой трансформации и дхарами с цветочком в руке. Но вот незадача – все три обитателя базы стояли с полными ужаса глазами и не могли пошевелиться. Арьяна, решившая сопровождать Виктора, была весьма могущественным магом Разума, поэтому у этих трех не было никаких шансов оказать сопротивление. И да, именно она смогла получить код доступа, а не Тарангер. Ради чего ее и взяли с собой. Виктор хотел именно захватить, а не уничтожить базу. Да и вообще – они были не в той ситуации, чтобы сильно шуметь.

А дальше все прошло тихо и аккуратно. Пока Арьяна надежно фиксировала от всяких глупостей пленников, Михаил, также сопровождавший Виктора, тщательно их обыскал и разоружил. Имплантаты, конечно, выжигать не стали. Но все права на доступ к ИСКИНу, на всякий случай, полностью ограничили. А то мало ли что? Найдут там лазейку, и сообщать на патрульный корабль какую-нибудь гадость.

И тут Михаил завис на несколько секунд, словно его током ударило.

– Это что? – Спросил он, удерживая в руке какой-то медальон, висящий на шее кхета.


– М-м-м-м-м-м… – сдавленно ответил тот.


– Верни ему речь.


– Готово, – мягко улыбнувшись, произнесла Арьяна.


– Что это? – Повторил он свой вопрос.


– Семейная реликвия.


– Да ты что? Серьезно?


– Мой предок сражался на А-Юре!


– Вот как… – тихо, практически шипя, выдал Михаил, а глаза его начали светиться белым огнем.


– Стоп! – Схватил его за плечо Виктор. – Что это такое?


– Это принадлежало моему другу, – прорычал Михаил в лицо кхету. – Он остался прикрывать наш отход! Это не может быть его семейной реликвией!


– Так ты был тогда на А-Юре? – Ахнул Йондо испуганно, а потом подавленно констатировал: – Вы нас убьете…

– Смерть – не самое худшее, что может быть, – кровожадно усмехнулся Михаил, сверкнув глазами. После чего сорвал медальон с кхета и отошел в сторону.


– Бабушка, – обратился Виктор к Арьяне. – Этим двоим тоже речь верни. И сведи их сюда вот. Лицом вон туда. Да. Вот так. А теперь, друзья мои, мы можем допрашивать их с комфортом. Прошу, – махнул он рукой на уголок с диванами.

Гости прошли туда. Сели.

– Начнем. Ты, – указал Виктор на кхета. – Я полагаю, ты старший. Верно? Не отвечай. Люблю разгадывать загадки. А ты и ты, – указал он на тарка и каиси, – его команда. Слабый маг и… не знаю… кто ты такой?


– Это трак, – произнесла Сиракс. – Крепкий, коренастый, выносливый, методичный и непроходимо скучный. Никакой фантазии, никакого юмора. Внешность гуманоида, но происходит от насекомых.


– Серьезно? – Удивился Виктор, присматриваясь к этому странному существу с четырьмя руками. Этакий Горо из вымышленной вселенной Mortal Combat, только радикально менее экспрессивный.


– Само трудолюбие и исполнительность. А главное – сохранение самообладание в любой ситуации. Мне кажется, что, даже падая в жерло вулкана, он продолжит держать себя в руках.


– Такая собранность… хм… ты, наверное, старший помощник. Вся рутина на тебе. Я прав?


– Да, – спокойно ответил Ар-тарис.


– Отлично. Теперь ты, – Виктор обратил свой взор на каиси. – Какое интересное создание.


– О да… – томным голосом произнесла Сиракс. – Каиси. Слабые маги с планеты Орта-9. Присмотрись, что ты видишь?


– Что? Хм. – Виктор вгляделся в девушку, которая до того каким-то образом находилась смазанным пятном на периферии его зрения. Словно какое-то плетение пыталось отвести глаза, но… получалось так себе.

Аура? Ничего особенного. Действительно слабенький маг. Внешность…. А вот тут Виктор ждал сюрприз. Весьма эффектная и красивая особа со стройным, но не худосочным телом. Все при ней. Но есть несколько нюансов. Для начала из густой и буйной шевелюры торчали умеренных размеров рожки, завитые так, что сразу и не приметишь. Причем, что любопытно, они придавали ей некую пикантность и даже игривость. Следующим элементом образа шли копыта вместо ступней. Вот так вот просто. Ну и завершал образ очень подвижный и гибкий хвостик длиной около метра с милой кисточкой на конце. И вот что интересно – он в отличие от всего тела у этой каиси, оставался подвижен, нервно постукивая по ноге.

– Как она тебе?


– Выглядит бесшабашно. Слабый маг. Броская внешность. Не знаю. Я бы такую особу поставил на связь с общественностью, чтобы во время доклада все залипали на ее прелести, не вдумываясь в слова. Но зачем она тут? Хм. Как тебя зовут рогатое создание?


– Ялла, – вместо нее ответил кхет.


– Зачем ты здесь? – Все также обращаясь к ней, поинтересовался Виктор.


– Она штатный медик отряда, – ответил Йондо. Сама же Ялла на это заявление отреагировала достаточно скептически. Впрочем, не бурно. Так, чуть-чуть поджала губы в едва обозначенной усмешке.


– Бабуль, – обратился Виктор к Арьяне, – тебе тоже кажется, что нас обманывают?


– Недоговаривают скорее, – кивнула прародительница.

– Я, кажется, понял! – Радостно воскликнул архонт и, встав с дивана, подошел к каиси ближе. Обошел вокруг, слегка приобнял ее за талию и вдохнул аромат ее волос, которые удивительно приятно пахли.


– Прекрати! – Грозно произнесла Арьяна, которой подобные шалости Виктора были не по душе. Она их считала вызывающей распущенностью.


– Если кто не знает, – заговорщицким тоном произнесла Сиракс, – то каиси – наверное, самые развратные и похотливые создания в известной мне Вселенной.


– Серьезно? – Оживился Виктор, совсем иначе посмотрев на эту симпатичную мордашку.


– Они одержимы размножением. Это их безудержная страсть и проклятие. С одной стороны полный иммунитет от любых венерических заболеваний и способность понести от огромного спектра разумных. С другой стороны их численность регулируется магически. Сколько там? Тысяча?


– Девятьсот восемьдесят семь, – грустно произнесла Ялла.


– Вот. Понести они могут от очень многих разумных видов, но только теоретически. Представь – каждая из каиси хочет родить ребенка. Это ее страстное желание. Но пока другая каиси не будет убита – столь благое желание неосуществимо. Мало того – нужно еще успеть. Ведь остальные каиси тоже хотят ребенка. Занятный тотализатор?


– Кровавый, – чуть подумав, произнес Виктор, смотря на то, как помрачнела эта весьма симпатичная самочка.


– Добавь к этому теоретическое бессмертие и сложную систему личного развития, получая полный натюрморт. Базовая стадия каиси – слабый маг и безудержная, прямо-таки одержимая нимфоманка. Родив таки ребенка, она переходит на вторую стадию. Немного меняется внешне, становясь еще красивее и интереснее, а также сильно прибавляет в магической силе. И так далее. Теоретически они могут развиваться до бесконечности, но я максимум встречала четвертую стадию.


– Занятно…


– Ты бы знал, как бывает забавно, когда каиси встречают друг друга. Искры летят снопами.


– Хм, – задумчиво произнес Виктор подходя к кхету . – Ты так странно отвечал, словно выгораживаешь ее.


– Так и есть. Немного. Ялла безрассудна, как и все каиси. Но ее мать спасла мне жизнь, – честно ответил кхет. – Я не мог бросить Яллу в беде.


– Ты и ее мать были близки?


– Да. О! Нет. Не в этом смысле. Мы с каиси не подходим для спаривания.


– Значит это не твоя дочь. Славно. Дальше. Что она натворила?


– Она так не сдержана в своих желаниях…. Но я не злюсь, такова природа ее естества.


– ЧТО ОНА НАТВОРИЛА?


– Я… мне право…


– Да брось, – фыркнула Ялла. – Подумаешь, переспала с одним парнем.


– Да, но вас за этим застукала его невеста. Очень неосмотрительно!


– Она отправилась по этим закоулкам вселенной из-за секса? Обалдеть! – Произнес Виктор, покачав головой, и вспоминая о том, что и сам вляпался во всю эту историю также. Переспал не с той женщиной. Их застукали. И понеслось.

– Вообще-то ничего выходящего за грань в ее поведение не было. Каиси постоянно с кем-то спариваются словно одержимые. Но тут… она очень неосмотрительно выбрала свою жертву…


– Ее могли убить?


– И это был бы не самый плохой сценарий. Твой друг прав – смерть не самое плохое, что может быть. Особенно для таких, как она. – Ялла же на это лишь фыркнула с раздражением. – Я захватил ее в экспедицию с огромным трудом. Пришлось подключить связи и недурно заплатить. Ведь Яллу уже схватили и вели на расправу. Кто же знал, что здесь нас будете ждать вы…


– Все интереснее и интереснее, – покачав головой, отметил Виктор. – Ну да ладно. А тут вы что делали?


– Регламентные работы на базе. Пополнение запасов топлива. Мелкий ремонт. Сбор сведений от туземной агентуры.


– Кто вас ждет на орбите?


– Патрульный корабль. И только.


– Каков экипаж?


– Тридцать семь разумных, включая нас.


– А суммарно вмещает сколько?


– Штатно – до двухсот разумных обычной комплекции. Экстренно – до тысячи. Но продовольствия надолго не хватит. Да и регенераторы будут работать на пределе возможностей. Малейшая поломка может закончиться проблемой.


– Очень интересно… – произнес Виктор, вышагивая взад-вперед перед пленниками, исподволь поглядывая на Яллу. Этакий сатир в женском обличье. Она его откровенно заинтересовала, причем девица словно чувствовала интерес к себе и старательно строила глазки. Хотя и без особой надежды, что так же чувствовалось. Этакий акт отчаяния.


– Вас, я полагаю, корабль заинтересовал? Вы хотите его захватить?


– Возможно.


– Тогда, я думаю, мы можем прийти к взаимовыгодному соглашению.


– В самом деле?


– Это мой корабль, – спокойно произнес Йондо. – И вы легко сможете установить над ним контроль, если на него попадете вместе со мной.


– Вот как? А вам что нужно?


– Я хочу, чтобы вы гарантировали жизнь и здоровье моих подчиненных.


– Бабуль, – произнес Виктор, – он говорит правду?


– Вполне, – кивнула Арьяна.


– А как же присяга, долг и так далее? Ты же на службе Империи.


– Отнюдь. В этих глухих местах Имперским кораблям делать нечего. А… вы же не знаете. Уже пятое тысячелетие идет тяжелая война с арахнидами. Очень тяжелое. Нам стоит больших сил сдерживать их наступление. Странные они существа. Но не важно. Главное, что все серьезные силы Империи там. Я двадцать лет провел на войне. Уволился после тяжелого ранения и гибели ее матери, – кивнул он на Яллу. – Продал все. Купил корабль. Выполняю рутинные поручения. Все лучше, чем киснуть, забившись в какой-то угол. Обычный наемник из числа отбросов.

– Ваше исчезновение не вызовет лишних вопросов?


– Зачем исчезновение? – Удивился Йондо. – Мы закроем контракт. Получим плату. И дальше будем действовать не вызывая ни у кого подозрений. Ведь вам именно это нужно. Не так ли?


– Хм, – задумчиво улыбнулся Виктор, всматриваясь в удивительно черные глаза этого кхета. А в голове его творился натуральный разлад. И хочется, и колется, и мама не велит. – Слишком все просто выходит. Хм. В чем подвох?


– Нет подвоха.


– Серьезно?


– С какой стати я должен хранить верность Империи? Меня выбросили после того, как я стал не нужен. Словно отработанный материал. Ни денег, ни почестей, ни наград. На задание, на котором погибла ее мать, погибли почти все. Но вместо благодарности я попал под суд и с позором вылетел из армии. Кто-то должен был ответить за провал. И уж точно не тот, кто в нем был виноват. Мне пришлось продать все, что когда-то принадлежало моей семье и залезть в долги ради приобретения корабля и этой работы.


– Контрабанда? Грязные делишки?


– Не без этого, – чуть потупился кхет. – Жить на что-то нужно. За обычные контракты платят так мало, что едва концы с концами удалось бы свести.


– И твои тридцать семь разумных – все как один отбросы и головорезы. Верно?


– Кроме нее. Хотя, после последней выходки ей еще не одно десятилетие с корабля сходить в приличных местах нежелательно. Думаю, мы одного поля ягоды.


– Не ровняй меня с собой! – Взревел Михаил.


– Остынь, – жестко произнес Виктор, осаживая снова закипевшего товарища.


– Сильные маги в нашем деле – это большое преимущество, – продолжил кхет. – Особенно, если о нем ничего не знают.


– Ты же понимаешь, что теперь всем командовать буду я? Ну… магические клятву там и прочие способы подчинения?


– Понимаю. Но, согласись, это лучше смерти. Тем более что ты и так захватишь мой корабль, вне зависимости от того – помогу я тебе или нет. Я в курсе, что могли старые и’ри’тори. Тяжелая война была. Очень тяжелая. И если твой друг лично участвовал в битве за А-Юр, то сомневаться в вашей компетенции нет никаких оснований.


– И вы тоже так думаете? – Поинтересовался Виктор у тарка и каиси.


– Если капитан считает, что так будет лучше, то я с ним согласен, – как всегда невозмутимо произнес Ар-тарис.


– А ты?


– Попасть в окружение целомудренных и’ри’тори и асексуальных дхарами? Ха! Моя пытка продолжится. Что с вами, что без вас. У него же на корабле нет ни одного, с кем я могла бы переспать. Кто угодно, кроме тех, кто нужен. Теперь добавляется еще парочка видов. Прекрасно! Я счастлива! Даже не знаю, что лучше – сдохнуть или так? Полгода! Проклятые полгода!


– Не хочу тебя обнадеживать, милочка, – усмехнувшись, произнесла Сиракс, – но если ты согласишься, пытки больше не будет.


– Серьезно? Почему же? Ты что ли сможешь прийти мне на помощь? – С изрядной толикой ехидства прошипела Ялла.

– Разреши тебе представить нашего предводителя. Виктор. Архонт и’ри’тори. У него пять жен, из которых две дхарами и три и’ри’тори. Плюс одна сбежала. Шесть законных детей. Четыре из пяти жен беременны, то есть, в обозримом будущем детей будет больше. Пятьдесят семь бастардов. И это только те, о которых нам известно. Нам, не ему. Он и численность своих отпрысков, наверное, только что узнал. Это – не правильный и’ри’тори. Вообще ни разу. И он – решит твою проблему. Это я тебе обещаю как его жена, которую он уже достал своим либидо.


– Вот как, – сильно изменившимся голосом произнесла Ялла, совсем иначе взглянув на Виктора. Она-то думала, что он просто издевается, оказывая ей знаки внимания. А оно вот как выходит. – Это все меняет.


– И главное, – продолжила Сиракс. – Он решит твою проблему кардинально.


– Это сложно сделать. Сама же знаешь.


– Не прошло и пяти лет с тех пор, как он считал себя обычным человеком, ничего не зная о магии, и’ри’тори и прочем. Никаких сил. Никаких способностей. Ничего. Обычный обыватель: служака и бабник. Но столь небольшого срока хватило, чтобы он вывел из стазиса целое поселение и’ри’тори, предварительно взломав сложную защиту, завязанную на божественную силу. Воскресил меня. Уничтожил один на один весьма мощного дхарами и подчинил себе его Эл. Поверь – не знаю как, но если кто и сможет решить твою проблему кардинально, так это он.


– Но зачем это тебе? – Подозрительно прищурившись, спросила Ялла.


– Чтобы он уже оставил нас в покое! Достал! – Не-то прорычала, не-то прошипела Сиракс. – Мы с ним связаны клятвой, позволяющей ему приказывать. Мы – это я и другая дхарами. Две его жены. И то, как тебя ломает от недостатка секса, нас также мучает его избыток. А уж роды и подавно. И ты, я верю, спасешь нас от этого одержимого.


– Что, серьезно? – Как-то погрустнел Виктор, обернувшись к Сиракс. – Вам так плохо?


– Ты даже не представляешь как. Ализель и Селентис просто светились счастьем, что ты их отправил на Цереру, представлять свои интересы. Цири мечтает куда-то свалить с ответственным поручением.


– А Ллос. Она же была вроде не против близости и родов?


– Раньше, пока была богом – да. Ведь тебе нужны были не боги в качестве детей. Сейчас же… у нее чуть ли не истерика начинается от одной мысли. Она считай новорожденный дхарами! О чем ты думаешь вообще? Чем меньше возраст, тем жестче ломка! Это я еще как-то перетерпела. Но даже меня…. А…. Давай оставим этот разговор? Хорошо? Она – то, что тебе нужно. Это великое счастье, что мы повстречали каиси. Встретить представителей ее вида во Вселенной чрезвычайно сложно. Их мало. Их очень мало. Тебе повезло. Наслаждайся! Но нас не трогай. Хотя бы какое-то время. Пожалуйста.


– Я… я не думал, что все так плохо, – как-то подавленно произнес Виктор. Ему всегда казалось, что он находит неплохое взаимопонимание с женщинами. Но то, что сейчас в порыве страсти выдала Сиракс, его совершенно выбило из колеи. В голове у него стали лихорадочно прокручиваться сценки из прошлого. Какие-то фрагменты, которым раньше он не предавал значения. А зря. Теперь же все встало на свои места. Грусть-печаль. И жуткий удар по самолюбию. Да, он понимал, что все его брачные узы носят политический характер. Но… он не думал, что его девочкам приходится, стиснув зубы терпеть…. – Хорошо, – холодно выдавил он. – Я подумаю над твоей просьбой.



Глава 4

Виктор стоял на узловой базе кхетов и задумчиво любовался необычностью ее архитектуры. Ничего сверхъестественного не наблюдалось. Незнакомые материалы, необычный дизайн, куча классной электроники, встроенной повсюду, но, в целом, компоновка базы не сильно удивляла. Просто, функционально и утилитарно. Искусственная гравитация. Регенераторы. Множество герметичных секций с автоматическим блокированием. Прозрачные панели, позволяющие любоваться звездами. В общем – мечта для того, кто всю жизнь сох по космосу.

– Впечатлен? – Поинтересовался стоящий рядом Йондо.


– Не очень… – покачал головой Виктор. – Там, откуда я родом таким вот грезят. Только не знают, как сделать. Мы так ударно мечтаем, что я совершенно не удивился, увидев что-то подобное.


– Хм. Ладно. Я на доклад. Не думаю, что вам туда нужно. Это на общую территорию вход свободный, а в административный узел – серьезная проверка. Все обленились, да и война далеко, но не все запущено. Тем более что сканеры не сильно утруждают себя тотальной проверкой входящих и выходящих.


– И и’ри’тори с дхарами вычислят?


– Не то, чтобы вычислят…. Но напряженность пси-поля явно определят. Сильную напряженность. Такую сложно пропустить. Как и отсутствие ошейников эргу. Слабые… хм… маги мало кого пугают. Но вот такие как вы и как дхарами – напротив. Будет паника. Поднимут охрану. В общем – в лучшем случае удастся договориться. Но не уверен. Скорее всего, придется пробиваться с боем. А потом уходить от преследования. На нашем корыте – та еще задачка.


– На планеты тоже строгий контроль?


– Еще суровее. Тут, в космосе, пси-сил практически нет. Поэтому маги не так опасны. А там, на планетоидах – напротив. Любой опытный и’ри’тори пробившийся на планету без ошейника эргу – представляет собой огромную угрозу. Они же ожесточены и люто, истово нас ненавидят. Поэтому крови обычно проливается море. В большинстве случаев нам приходится бить тяжелым оружием по площадям для уничтожения такого беглеца.

Виктор хмыкнул, прикидывая.

Корабль… его корабль, был слегка преображен. Тут и место силы Лейлит, обеспечивающее превосходную систему контроля и сигнализации. И стационарный портал, связывающий крейсер  с Церерой-10 и Вольтраном-17. Немалое преимущество. Но корабль, купленный в свое время Йондо, представлял собой старое корыто, списанное из вооруженных сил на гражданку. Этому дальнему рейдеру сто лет в обед. Точнее пятьсот. А вот базу прикрывало два вполне современных легких крейсера. Никаких шансов в открытом бою. Даже теоретических. Ни удрать, ни победить. Разве что какие-то случайности вмешаются.

– Ты прав, – кивнул Виктор, – мне нечего делать в административном узле. – Лучше прогуляюсь по рынку. Приценимся к товарам. Может, какие мысли в голову придут.


– И то дело, – кивнул Йондо. – Грут с Шардо будут тебя сопровождать и все покажут-расскажут.


– Ты уверен, что в этих костюмах нам ничего не грозит? – Скосился Виктор на Арьяну, Михаила и Мирру , стоявших рядом.


– О да! Торианцы одной с вами комплекции и пропорции. Примерно. Их мало. Они всем нужны. И их никто не трогает. Потому что силой заставить торианца помогать еще никому не удалось. Слишком странные. Себе на уме. Да и слабый иммунитет вам в помощь – никто не потребует показать лицо.


– А имплантаты идентификации?


– Здесь – свободная зона. Здесь может находиться любой. Главное открыто не устраивать драки. И трупов не оставлять. Теоретически даже дхарами и и’ри’тори без ошейника эргу. Но их боятся. Так что рисковать лишний раз не стоит….

В общем – обсудили. Выдвинулись.

Торговые ряды напоминали большой многоуровневый футуристичный супермаркет.

На идущую косяком группу  четырех торианцев в сопровождении двух кхетов и каиси мало кто обращал внимание. Немного странно, но не более того.

Осмотр торговых площадок мало чего интересного дал. Гурт буквально на ходу кратко описывал товары и уровень цен. Сам Виктор мало чем интересовался. Иногда вступал в редкие и краткие разговоры с отдельными продавцами. Впрочем, это вполне укладывалось в типичное поведение торианцев – весьма нелюдимых персонажей. Разве что ходили они не так энергично и уверенно.

– Что здесь? – Спросил Виктор, кивнул на странный торговый блок с затененным входом и усиленной охраной.


– Особые рабы и различные артефакты так или иначе связанные с пси-силой, – отметила Ялла.


– Интересно…


– Вы должны знать, что эта стража – мелочи. Внутри все намного серьезнее. В Империи не любят шутить с пси-силой. Очень не любят.


– Сканеры?


– Все проще. Одна моя старая подруга с приличным пси-потенциалом. Она лучше любых сканеров.


– Посмотрим, – усмехнулся Виктор.


«Будь готова всех парализовать» – кинул он мысленно приказ бабушке.

Вошли.

И замерли. Прямо на пороге.

Приглушенный свет. Просторные залы со стеллажами, заваленными всяким «барахлом». Кое-где даже интересным. Но главное – это подиумы. На них танцевали полуголые или голые рабы разных рас весьма эффектной внешности. Ну, для представителей своего вида. И, что любопытно, ни одного и’ри’тори.

– О! Приятная неожиданность! – Откуда-то со стороны донесся нежный женский голос. – Не ожидала увидеть в моей скромной лавочке торианцев. Мне всегда казалось, что вам пси-силы малоинтересны.


– Времена меняются, – ответил Виктор, рассматривая эту странную особу. Она напоминала какую-то девушку из анимэ – гиперболизировано миниатюрную, изящную и кавайную. Даже небольшие ушки торчком, подернутые рыжим мехом в тон волос, не выбивались из образа. Да и пушистый хвост, аккуратно придерживаемый возле ноги, тоже был в самый раз.


– Это киц’унэ, – тихо шепнул Гурт.


– Очень приятно, – кивнула девушка, завороженно смотря на Виктора. – А кто вы? – С явным подтекстом поинтересовалась хвостатая особа, тонко намекая, что торианцы из них не очень получаются.


– Мы хотели бы остаться инкогнито, – ответил архонт. – Это же не помешает торговле? Взаимовыгодной, разумеется.


– О… нет, нет. Конечно, нет, – миловидно замахала она руками и замерла, наконец, обратив внимание на каиси. – Ялла? Неужели это ты? Невероятно! Ты просто самоубийца!


– Она теперь смирная, – усмехнулся Виктор. – И никого больше не обижает.


– Хм. Надеюсь, – усмехнулась киц’унэ. – Но вы все равно приглядывайте за ней. Здесь злопыхателей  этой чудной барашки хватает с избытком.


– Яльга! Я же просила тебя, меня так не называть?


– Барашкой?


– Да!


– Ну… я постараюсь. Итак, господа. Что вас интересует? – Произнесла она и вновь уставилась очень многозначительным взглядом на Виктора. А в глазах любопытство и чертики прыгают.


– Вы знаете, что это такое? – Спросил он, демонстрируя крохотный «колумбийский кристалл».


– О да! Это концентрированная, кристаллизованная пси-сила. Бесподобная вещь! В наши дни ее достать очень сложно. И’ри’тори, – произнесла она, старательно отслеживая реакцию, – раньше их производили массово. На этих камешках у них работало практически все.

– И сколько вы за этот камешек дадите?


– За один? Или у вас есть еще?


– Это вопрос взаимного доверия, – вкрадчиво произнес Виктор.


– Вот как? – Томным голосом ответила Яльга и, прикусив губу, эффектно похлопала ресничками.


– Доверия, которого нужно заработать, – хмыкнув, дополнил архонт. – Вы красивая женщина, – на этих словах Ялла вспыхнула глазами с явной ревностью. – Но этого безмерно мало.


– Я понимаю, – чуть пожевав губу, произнесла Яльга. – Но ведь доверие должно быть обоюдным. Вы согласны со мной? Вы… очень странные. Не знаю, как с вами связалась моя старая подруга, – кивок на Яллу, – но я не понимаю, как мне вам доверять. Эти кристаллы дороги и редки. Откуда вы их взяли? Не думаете ли вы, что я стану покупать краденое?


– То есть, кристалл вам не интересен?


– Интересен! – Поспешно выкрикнула Яльга. – Просто… вы меня пугаете.


– Чем же?


– Хм… – оглянулась она, отмечая, что этот разговор мало кого привлек из посетителей и сотрудников. Первые были слишком увлечены рабами и витринами, а вторые привыкли не совать свой нос в чужой вопрос. – Предлагаю обсудить этот вопрос в комнате для переговоров. Вдали от лишних ушей.


«Будьте особенно бдительны» – приказал мысленно Виктор Арьяне, Михаилу и Мирре, отметив при этом едва заметную усмешку на лице киц’уне. Она, очевидно, почувствовала мысленную речь.


– Прошу, – махнула она миниатюрной ручкой, указывая на удобные мягкие диваны, стоящие кругом. И, не дожидаясь, когда гости решатся, уселась первой. Причем не забыла чуть-чуть подразнить Яллу вызывающей позой. Ей всегда такие игры нравились… с подругой. Яльга прекрасно знала, как та болезненно реагирует на мужчин и секс, и, как следствие, на женскую конкуренцию. Поэтому – дразнить дразнила, но дальше никогда не заходила. Одержимость каиси на сексуальной почве всем и хорошо известна.


– Итак, – произнес Виктор. – Чем мы вас пугаем?


– Да бросьте, – отмахнулась Яльга, глянув на датчик закрытия двери. – Эти двое и’ри’тори, – кивнула она на Михаила и Арьяну. – И на них нет ошейников эргу. Что странно и само по себе безумно опасно. Кто ты и вон та особа – я понятия не имею. Но от этого вы выглядите еще более подозрительно. Почему я должна доверять вам? Из-за Яллы? Она бабочка. Собирает пыльцу то здесь, то там. Ветреная особа, хоть и веселая.


– А в чем опасность лично для тебя? – Поинтересовался Виктор.


– Если всплывет, что я торговала с вами – будет серьезный скандал.


– То есть, ты не хочешь кристалл?


– Хочу! Эти камешки очень ценная штука. Но…


– Планируешь напасть? Мы ведь в космосе.


– Я похожа на дуру? Если два и’ри’тори так нагло бродят по крупной базе кхетов, то вряд ли в этом виновато одно лишь сумасшествие. Хотя, конечно, Ялла портит всю идиллию. Как она вообще к вам прибилась?

– Это к делу не относится, – хмуро произнес Виктор. – Мне не нравится все это. – Мотнул он головой. – Я все больше и больше думаю, что это ловушка.


– Нет, что вы, – замахала руками Яльга.

Виктор же сделал удивительно быстрый рывок, схватил ее за горло и прижал к стенке.

– Это ловушка, – уверенно произнес он, пытаясь пробиться Яльге сквозь ментальную защиту. Давя сильно. Очень сильно. До тошноты и темноты в глазах.


– На нее, – прохрипела хвостатая девушка, понимая, что могут и придушить. – Те, с кем она поругалась, очень влиятельны. Я не могла им отказать. Пожалуйста! Не злитесь! Они бы меня потом уничтожили!


– Нас ждут снаружи?


– Да, – попыталась кивнуть Яльга.


– Кто они? – Спросил архонт, отпуская рыжую девицу.


– Торговый дом Эребор, – нервно потирая шею, просипела она. – Держат большую долю контрабанды и кое-что еще.


– Полагаю, что они располагаются не в административном узле.


– Разумеется.


– Была у них?


– Я не хочу в этом участвовать! – Вскинулась Яльга.


– Была у них? – Прорычал Виктор, открыв маску шлема и шуганув ее золотым свечением глаз.


– Да, – совершенно подавленно пискнула киц’унэ.


– Ты мне должна. Попытаешься убежать – убью. Попытаешься предать – аналогично. Вопросы есть?


– Я все поняла, – энергично закачала головой Яльга, дико таращась на архонта. По крайней мере, никем другим этот странный разумный с необычным и очень мощным пси-полем быть не мог. Именно это она и осознала, как и глубину той задницы, в которую с разбегу залетела. Столкновение с архонтом – совсем не сахар, особенно при кристаллах и поддержке двух обычных и’ри’тори. Они тут всю базу смогут в крови утопить если что.


– Держишься позади меня. Не отстаешь. Информируешь обо всем, что мне нужно знать. При первой попытке сдернуть – убиваю на месте. Ясно?


– Да, господин, – склонилась рыжая девица. – Я открываю дверь господин?


– Да.

Вышли в зал.

Там их уже ждали. Полтора десятка крепких ребят – классических «торпед».

– Нам нужна эта овца, – произнес их предводитель, кивнув на Яллу.


– Мне тоже, – пожав плечами, произнес Виктор и, выхватив из набедренной кобуры Desert Eagle Long Barrel  «пятидесятого калибра» и не колеблясь, всадил пулю в лоб предводителю «горилл». – Есть вопросы?


Наступила тишина.

Смачно лопнувшая голова командира «торпед» впечатлила его подчиненных. И не только их. Притихли даже посетители, под шумок ставшие аккуратно отгребать подальше, желательно к выходу.

– Зря ты это сделал, – наконец зло процедил один из бойцов.


«Бабуль…» – Виктор мысленно кликнул Арьяну.


«Готово», – ответила она. А «торпеды» с ошалевшими глазами замерли, не в силах сдвинуться или что-то проговорить.

Архонт же закрыл глаза и, взяв в руку один из кристаллов, решил прибраться, используя магию жизни. Лечить ведь можно по-разному.

Прошло три секунды. И рабы, танцующие на подиумах, осели, перестав двигаться.

Двадцать секунд.

Виктор открыл глаза и с удовлетворением отметил полностью разложившуюся и рассыпавшуюся в прах органику, включая кости. Одежда же с имплантатами и прочим лежала кучей мусора.

– Распорядись, чтобы тут прибрались, – бросил он Яльге и, убрав пистолет в кобуру, двинулся вперед.

Киц’унэ кивнула кому-то в стороне, а сама с выпученными глазами бросилась за Виктором. Очень уж ей не хотелось его злить.

До нужного места добрались довольно быстро.

И Яльга, и Ялла знали дорогу хорошо.

Сразу же, не раскачиваясь, начался штурм. Виктор с Михаилом активно кидали огненные плетения, оставляющие на месте боевиков горстки пепла и какого-то оплавленного мусора. Арьяна же двигалась сзади и подчищала за ними пожары.

Шли быстро, легко и непринужденно.

Нападения никто не ожидал. Тем более такого. Локальные попытки сопротивления захлебывались, не успев образоваться. Да и бойцов, если честно, было мало. Едва дюжина. Потому что основная оперативная группа полегла в магазине Яльги. А делать полный сбор, подтягивая «быков» со всей базы посчитали не нужным. Ведь проблемы как таковой и не было. Подумаешь? Рогатую проститутку отжать и доставить на расправу.

Бабах!

Плетение «воздушного кулака» открыло раздвижную дверь, вывернув створки внутрь зала. Все замерли.

Глава клана – импозантная особь той же пропорции, что и «торпеды». Этакая цивилизованная горилла, пробежавшая по пути эволюции, близкому к человеку. Но различия, все же, были хорошо видны.

– Это кроги, – тихо шепнул Грут.


– Вот она! Вот! – Истерично заверещала крупная женщина-крог, стоявшая недалеко от стола главы дома. – Это та шлюха!


– Заткнись, – тихо произнес Виктор.

– Что ты себе позволяешь?! – Заверещала вновь она. – Да ты… ты…

Бабах!

Пуля из Desert Eagle Long Barrel пробила облицовку комнаты в двадцати сантиметрах от ее головы.

– Ты меня плохо слышала? Заткнись.

Вместо ответа, девица нервно закивала. А Виктор, подойдя к главе торгового дома, произнес.

– Эта каиси и киц’yнэ – под моей защитой. Любой, кто посягнет на их жизнь, здоровье или имущество будет убит.


– Ты понимаешь, что это война? – Спокойно поинтересовался крог-глава, всматриваясь в темное торианское забрало.


– Это не может быть войной. Ты либо послушаешься, либо погибнешь. Силы несопоставимы. И второй раз я никого щадить не буду. Никого. Кроме того, тебе не выгодно меня провоцировать.


– Это еще почему?


– Вот, – Виктор положил на стол перед ним небольшой кристалл, от чего у невозмутимого крога загорелись глаза. – Я причинил тебе некоторое беспокойство. Уничтожил почти три десятка подчиненных. Этого хватит для возмещения ущерба?


– Хм, – проглотил комок, подкативший к горлу, – этого будет достаточно.


– В дальнейшем, возможно, мне понадобятся твои услуги.

Крог аккуратно взял камешек, покрутил в пальцах, понюхал, посмотрел на просвет. Яльга уже просветила Виктора СКОЛЬКО стоят такие «безделушки». И теперь он ясно понимал, что за одну такую погремушку этот крог, не колеблясь, отдал бы и пятьсот своих боевиков.

– Сработаемся. Как с тобой связаться?


– Через Яльгу.

Уже уходя, Виктор заметил совершенно голую и’ри’тори, сидящую в углу комнаты с отсутствующим, потухшим взглядом. Ни выстрелы. Ни вспышки. Ни крики. Ничего ее не привело в чувства. Она была подавлена и сломлена.

– Сколько ей лет?


– Говорят что за двадцать тысяч, – пожал плечами крог. – Но сама она уже не разговаривает. Просто молча выполняет приказы. Изредка. Часто приходится наказывать. Бить. Но это мало помогает. Даже руки-ноги ломал. Все бестолку. А боль от ошейника она давно уже научилась терпеть.


– И на кой она тебе такая?


– А кто его знает? Я уже привык к этой декорации. Раньше шалил, но потом надоело. Лежит как бревно и никакой реакции. Хотя бы кричала и сопротивлялась. Все впустую. Словно тумбочку сношаешь.


– Подаришь?


– Да забирай, – вновь пожал плечами крог и, чуть порывшись в ящике стола, кинул Виктору ключ от замка.

– Пошли, – крикнул Виктор на языке кхетов. Но женщина и’ри’тори даже ухом не повела.


– Вот так всегда, – фыркнул крог. – Пока не изобьешь – никак не реагирует. Да и потом – просто смотрит с ненавистью и крайне неохотно выполняет приказы.


– Женщина, – произнес Виктор на фарте – древнем языке и’ри’тори. – Пойдемте со мной.

От этих слов она вздрогнула и повела мутным взглядом на Виктора. Секунды три смотрела, словно в пустоту, а потом ее глаза вспыхнули бурей эмоций… и потекли слезы.

– Ну, парень, – удивился впечатленный крог, – ты просто творишь чудеса. Сколько я ее ни бил – никогда не плакала.

Женщина же и’ри’тори встала. Утерла слезы, и, держа очень прямо спину, подошла к Виктору. Короткий поклон. И тихий, сиплый голос:

– Да, повелитель.


«Бабуль, как там наши гориллы?» – Обратился он к Арьяне.


«Не в себе. Не могут понять, что происходит».


«Подчинить их сможешь?»


«Без проблем».


«Мне нужно, чтобы эти клоуны не побежали на меня доносить».


«Может полную клятву?»


«А не жирно ли?»


«В самый раз».


«Тогда действуй» – мысленно кивнул он. – «Мирра, подстрахуй».

А сам спокойно вышел за пределы секции торгового дома Эребор. На просторной площадке яруса было тихо и спокойно. Прохожие шли по своим делам, стараясь как можно быстрее проскочить эту странную компанию. А блюстители правопорядка просто отсутствовали даже на горизонте. Они словно испарились после начала беспорядок….

– Ну вы даете… – тихо пискнула Яльга, у которой все никак не получалось отойти. – Я уж думала – все. Конец мне.


– А ты думаешь, я оставлю тебя в живых после того, как ты меня предала? – Удивленно спросил Виктор.


– Что?! – Выпучила она глаза и побледнела.


– Я пошутил, – усмехнулся Виктор. – Дашь магическую клятву верности. Будешь мне верно служить. И все у тебя станет хорошо. И с деньгами, и со здоровьем, и с детьми.


– Но у меня нет детей.


– Будут.


– Кхм, – чуть не поперхнулась каиси.


– Не жадничай. И у тебя тоже будут..


– Я что-то теряюсь… – покачала головой Яльга. – Это тоже шутка?


– Нет, – произнес Виктор, отправляя киц’унэ в нокаут, окончательно «взломав» ей мозг сумбуром и необычностью последних часов. Все было крайне странно, необычно и довольно рискованно.


«Бабуль, ты скоро?»


«Погоди немного. Он тебе еще пятерых и’ри’тори на радостях решил подарить. Двух мужчин и трех женщин. Ну и так, по мелочи, еще что-то хочет подарить. Скоро выйдем».


– Грут, свяжись с Йондо. Узнай, как скоро он освободится?


– Понял.



Глава 5

Император Эмгыр тяжело вздохнул и еле заметно покачал головой. Доклад военного министра походил на все предыдущие. Какие-то малозначительные факты скрывали общую беспросветность. Словно бы имелся прогресс, и вооруженные силы шли к победе. Но, если вдуматься, ситуация казалась совершенно беспросветной…

За пять тысячелетий войны кхетам не удалось отбить ни одной планеты у арахнидов. Ценных, полезных и очень важных для колонизации планет. Десанты шли один за другим. Кое-где даже удавалось закрепиться. Но не более того.  Впрочем, сами арахниды тоже не могли никак продвинуться вперед, терпя поражение за поражением, но уже в космосе, где они оказались совершенно беспомощными. Война казалось бесконечной и бессмысленной, настолько, что Империя уже давно бы заключила мир, если бы это было возможно. Однако та цивилизация, с которой они столкнулись, не желала мира. Арахниды просто не воспринимали другие формы жизни иначе, как в роли корма….

– Тайвин, – после долгой паузы произнес Император, обращаясь к военному министру, – все, что ты сказал – хорошо и красиво. Но как нам победить? Это война всех уже утомила.


– Псионики, Ваше Императорское Величество, – развел руками Тайвин. – Даже один и’ри’тори в гарнизоне на планете арахнидов кардинально снижает потери и повышает устойчивость. Очень жаль, что мы смогли склонить к сотрудничеству только десяток юнцов.


– И’ри’тори, – медленно произнес Император.

Тяжелейшая война закончилась, оставив после себя горы трупов и ужаса. О да! Кхеты боялись этих странных разумных настолько сильно, что выживших обратили в рабов. Ошейники эргу оказались чудесным решением для подчинения и подавления и’ри’тори. Способности к внешнему пси-воздействию они купировали и позволяли незамедлительно наказывать провинившегося раба. Началась новая эпоха. Из года в год, из столетия в столетия кхеты отыгрывались над и’ри’тори за свои страхи и ужасы.

И вот Империя столкнулась с арахнидами. Страх, боль и ужас. Чудовищная цивилизация! Но вот беда – и’ри’тори к этому времени просто перестали разговаривать с кхетами. Вообще. По крайней мере, те, что пережили эту кучу лет в чудовищном унижении и позоре.

Древний народ и’ри’тори стал триумфальной насмешкой над кхетами. Даже скованные, побежденные и униженные эти создания заставили кхетов вновь почувствовать давно забытый страх и ужас. Они были остро нужны Империи. Особенно древние. Но ненависть их была так сильна, так непреодолима…

Конечно, предпринимались бесчисленные попытки привлечь к делу других разумных псиоников. Но везде кхетов преследовали неудачи. Или силы недостаточно, или характер дара неподходящий, или носителей крайней мало, или эти носители неуправляемы, или находятся под управлением богов…. В общем – проблема на проблеме. Без малейшего шанса на решение.

– Я вижу довольную улыбку, – прищурился Император, обращаясь к главному контрразведчику его державы – Варису, весьма осторожному и молчаливому созданию. – Мы сказали что-то веселое?


– Если позволите, я объяснюсь.


– Мы все в нетерпении.


– Пятьдесят стандартных часов назад в порту у планеты Ван Исер произошло крайне интересное событие. Прошу, – кивнул он, демонстрируя масштабную голограмму. – Как вы можете увидеть – четверка торианцев рвет крогов как детей. А потом играючи штурмует их резиденцию.


– Разве торианцы обладают пси-способностями? – Удивился министр Тайвин, после завершения проигрывания потока.


– О нет, – еще сильнее расплылся в улыбке Варис. – Вот, обратите внимание, – вывел Варис новую голограмму, недолго помигавшую разными проекциями и режимами наблюдения. – Как вы видите, внутри костюмов находились совсем не торианцы. Вот этот самец и’ри’тори хорошо известный нашим архивам Михаил ор’Хар. Опытный боец. Прошел всю старую войну. В битве за А-Юр командовал отрядом из пяти штурмовых четверок.


– Штурмовая четверка… – тихо и задумчиво произнес Император.


– Именно, – Ваше Императорское Величество. – Применение штурмовой четверки и’ри’тори торианцами и вызвало наш неподдельный интерес. Ибо выглядело до крайности странно.


– Продолжайте.


– Отряд ор’Хара сыграл одну из ключевых ролей в битве за А-Юр. Это было самое результативное подразделение и’ри’тори, исключая, пожалуй, личную четверку их последнего архонта.


– Это ведь он ушел тогда? Ор’Хар?


– Да. Все так. Ушел с подчиненными. И где они скрывался, мы не знаем до сих пор. Искали самым тщательным образом, ибо угрозу они представлял нешуточную. Но тщетно.


– Хорошо, – кивнул Император. – А кто вот эта подсвеченная самка и’ри’тори?


– Арьяна ор’Лов. О ней мало чего известно. Родилась после войны. Жила в небольшом поселение на Вольтране-17, уничтоженном три тысяче лет назад в интересах союзников. Вместе с ней.


– Чего?! – Возмутился Тайвен. – Но это невозможно!


– Мы допускаем, что это очень похожая на нее самка и’ри’тори. Но в этом случае совпадает не только ее внешность, но и ее талант. Она обладает удивительными ментальными пси-способностями. Парализация, подчинение, мысленная речь, чтение мыслей и так далее.


– Это все очень странно, – покачал головой Император. – Она точно жива?


– Сканер показывает, что да. Что с ней случилось, мы не знаем. По агентурным сведениям, Арьяна в момент орбитального удара находилась в поселении. Однако она жива. Тут явно какая-то хитрость. Потому что мы тогда прочесали сканерами все вокруг на наличие живых разумных.

– Ясно, – кивнул Эмгыр. – А кто остальные?


– О! – Протянул министр Варис. – Это самое интересное. Вот эта самочка солнечный эльф с той же самой планеты – Вольтран-17. Именно их мы пытались в свое время подчинить и привлечь в армию. Слабее и’ри’тори, но тоже весьма сильные псионики. Кроме того, что за пределами своей планеты они не встречаются, странным кажется еще два момента. Во-первых, обратите внимание на ее зубы. – В этот момент он переключился на режим отображения, напоминающий рентгенограмму. Да еще и масштабно увеличив голову. – Видите – ее резцы слишком развиты и, судя по всему, подвижны. Во-вторых, сканер не детектирует ее как живой организм, но возмущение пси-поля присутствует.


– Мертвяк? – Уточнил Тайвен.


– Возможно. Но тут есть нюансы. И’ри’тори не переваривают некротические конструкты и никогда ими не пользуются. Прямого табу нет, но некое негласное правило вполне существует. Да и не специалисты они в этом деле. Кроме того, поведение этой самки говорит о ее разумности и полной адекватности. Что для некротических конструктов совершенно не типично. По крайней мере, для тех, которые нам встречались. Она не пахнет тленом. Она разговаривает. Ее замечания остры и точны. Даже шутки встречаются. Вот тут вы можете понаблюдать за тем, как меняется лицо рабыни – древней самки и’ри’тори – при общении с этим существом. Проявленное поначалу омерзение через несколько фраз сменяется благодушием.


– Странно…


– Очень странно. Но гвоздем программы является вот этот самец. Мы о нем не знаем ничего, кроме того, что он архонт.


– Это точно? – Тихо произнес Император. – Они же все погибли.


– Абсолютно точно. Древняя самка и’ри’тори, подчинилась ему сразу и охотно. Киц’унэ также, судя по всему, его опознала и безропотно подчинилась. Характер возмущения пси-поля тоже близок к ожиданию. Зафиксировано золотое свечение глаз. И другие детали.


– И как этот архонт попал в порт Ван Исер?


– Так же, как и остальные участники его четверки – на старом, списанном рейдере. Его в свое время выкупил уволенный из вооруженных сил кхет. Кстати говоря, он со своей командой, тоже был на том корабле. Мало того, архонта в «прогулке» по порту сопровождала каиси и два кхета.


– Вот как? Любопытно. И что это за кхет? Вы навели справки?


– Йондо Аоду. Ветеран войн с арахнидами. Уволен из вооруженных сил с позором после провала операции, в которой погиб практически весь отряд. Включая, кстати, и мать той каиси, что сопровождала архонта. Она участвовала в эксперименте. Обвинение, предъявленное Йондо, разумеется, фиктивное. Он козел отпущения и прекрасно это понимает. Оказавшись у разбитого корыта, не сломался. Продал все. Залез в долги. Купил старый списанный рейдер. Набрал команду. Несколько лет оказывал разнообразные услуги Империи в спокойных секторах. Параллельно промышляет контрабандой.


– Предоставьте мне все данные. Включая дело Йондо.


– Слушаюсь, Ваше Императорское Величество.


– Где сейчас они?


– Загрузили предельное количество топлива и покинули порт. Их сопровождает наш разведывательный корабль в скрытом режиме….



Глава 6

Арьяна открыла дверь в каюту Виктора и замерла на пороге. Большая постель, которую сюда запихнули еще на Вольтране, заполнялась изящной композицией из обнаженных тел архонта, Яллы и Аллариссы ….

– Виктор! – Взревела прародительница.


– А? – Очнулся он и растеряно огляделся. Ялла с Аллариссой тоже слегка заворчали, поморщившись от совершенно несвоевременных криков. Они так уютно лежали, прижавшись к парню в тихой дреме. – Что-то случилось?


– Ты что себе позволяешь?! Совсем стыд потерял?!


– Не понимаю, – покачал он головой. – Ты же меня голым много раз видела. Не думал, что это тебя смущает. Или ты так поражена обнаженными дамами?


– С этой долбанной нимфоманкой, – кивнула она на каиси, – все понятно. Но зачем ты, пользуясь своим положением, принудил к сексу Аллариссу? Бедняжке пришлось столько всего испытать, а теперь еще и ты со своим безудержным либидо. Как тебе вообще это в голову взбрело?! Безумец! Ты позоришь свой род!

И вот тут произошло то, чего не ожидал никто.

Алларисса зашипела, словно дикая кошка, и в пару секунд оказалась перед Арьяной. Да так близко, что той пришлось отшатнуться.

– Как смеешь ты так говорить с архонтом?!


– По праву старшего! Он мой потомок!


– Он архонт!


– Но он совершил бесчестный поступок!


– Не тебе его судить! – Прокричала Алларисса. – Кроме того, он не сделал ничего дурного!


– Ничего?! Всего лишь заставил тебя удовлетворять его больное желание сношать всех особей женского пола, что попадаются ему на глаза! Как я могла от этого расстроиться?

Алларисса поджала губы и знатно прописала своей визави оплеуху, сдобрив ее магией. Так что Арьяна, не ожидавшая такого поворота, упала.

– Ох! С ума сошла?!


– Успокоилась? – Прошипела Алларисса. Ее глаза пылали как два прожектора, явно говоря о высочайшей степени раздражения. – Проходи и садись, – рявкнула древняя и’ри’тори, кивнув на одно из кресел. – Быстро! Не зли меня!


– Да, – пискнула Арьяна ошарашено, присаживаясь в кресло. Чего-чего, а такого поведения Аллариссы она не ожидала….


– Начнем с нее, – махнула Алларисса в сторону Яллы. – Каиси не «долбанная нимфоманка». Это ее природа. Через рождение детей она развивается, значительно усиливаясь в магическом плане. Чем сильнее эта девочка, тем будет лучше. Нам лучше. Ты это понимаешь?


– Понимаю, – тихо ответила Арьяна, чувствуя, как Алларисса жестко прессует ее ментальную защиту.

– Ждать, пока кто-нибудь из ее родичей умрет можно очень долго. Это редко происходит. Поэтому я решила обойти систему блокировки зачатия по просьбе архонта. Для этого мне требовался максимальный физический контакт, устанавливаемый в процессе ее оплодотворения. Ведь требовалось временно заместить часть ее энергетических структур теми, что есть у меня. Делать это дистанционно мне не под силу. Поэтому я разделась, обнаженная Ялла прижалась ко мне, ну, а дальше ты, я надеюсь, поняла.


– Так Ялла беременна?


– Теперь да. Но, так как энергетические структуры в момент зачатия были мои, то и родит она и’ри’тори, а не каиси. Все от этого выиграют. Система магической регуляции численности каиси не будет взломана, а значит – не породит аномалий с непредсказуемыми последствиями. А мы получим не только еще одного ребенка исчезающего вида, но и союзника каиси второй ступени.


– А почему вы так странно лежали?


– Почему странно?


– Мне показалось, что Виктор не только каиси оплодотворил, но и тебя. Или, по крайней мере, прикладывал к этому все усилия.


– Так и есть, – кивнула Алларисса. – Старался изо всех сил и у него все получилось. Магическое восстановление творит чудеса.


– Но…


– Стоп! – Оборвала Арьяну древняя. – Это не его прихоть, а моя просьба! Мало того, восстанавливала его я. И твое удивление дико! Ты разве не знаешь, сколько нас осталось? На Вольтране, Церере и здесь – неполная сотня. И все дети, я это особенно подчеркиваю, все дети и’ри’тори, которые у нас есть – его. Больше никто даже не пытается! Это как понимать?! – Вновь взревела Алларисса.


– Что понимать? – Испуганно прошептала Арьяна, на ментальные щиты которой был такой прессинг, что даже кровь из носа пошла.


– Сколько времени прошло после твоего выхода из стазиса? Почему вы с Валинором ничего не предприняли? Ты уже могла родить два раза! Два! А ты чем занимаешься?


– Но я не хочу рожать… – как-то растерянно произнесла Арьяна. – Нас не тянет на это, как и других и’ри’тори.


– Не хочешь? – Едко усмехнулась Алларисса. Подошла и положила руки ей на голову. – Посмотри мои воспоминания…. Ощути мою боль….

И Арьяну затрясло, как будто она оказалась на электрическом стуле.

Прошла минута.

Алларисса отпустила руки и отошла на пару шагов назад, с некоторой жалостью наблюдая свою визави у которой из носа, глаз, рта и ушей шла кровь. Полностью подавленный и опустошенный вид. Какой-то невидящий взгляд.

– Перегрузка ментального воздействия, – тихо шепнула на ушко Виктору Ялла.


– Это только маленький кусочек моих воспоминаний. Хочешь, покажу еще?


– НЕТ!!! – Взревела Арьяна, совершая какой-то немыслимый кульбит через спинку кресла и отбегая к дальней стенке с затравленным видом.

– Или, может быть, ты переменила свое отношение к поведению свое правнука?


– Я… я… я не знаю… да… переменила…


– Хорошо, – кивнула Алларисса, накладывая на Арьяну исцеляющее плетение. – И не затягивай с Валинором. Если мы не хотим сгинуть, то это – наш единственный путь.


– А как же выкуп пленников?


– Можно, конечно. Но… много ли их мы сможем освободить? И как скоро это произойдет? Мы даже не знаем точно, сколько их осталось и в каком состоянии. За минувшие пятнадцать тысяч лет они расползлись по всей Империи, став декоративными животными при дворе влиятельных созданий. Это все очень непросто. Кроме того, я думаю, что большинство рабов погибнет, как только мы начнем их скупать. Столько тысяч лет издевательств и унижений! Ты думаешь, их нынешние хозяева не испугаются за свою судьбу? Я думаю – испугаются. И даже очень. Поэтому рабов и’ри’тори начнут массово вырезать. Если мы сможем получить процента два текущей популяции и’ри’тори, находящейся в рабстве, то это будет чудо. Скорее всего, речь пойдет о десятых долях процента или того меньше.


– Извини, – все также подавленно произнесла Арьяна. – Я как-то об этом не подумала…


– Прощаю. Все хорошо. Но на будущее – не нужно делать поспешных выводов. Твой правнук – единственный в вашем обществе, кто прикладывает усилия к восстановлению популяции. Пусть и по другим мотивам, но какая разница? Главное – результат.


– А это нормально? Ну… его поведение. Нам всем кажется, что он сошел с ума. Да, архонт. Но это все так неправильно.


– Почему же? В былые времена такое тоже случалось, хоть и редко. В конце затянувшейся войны, понимая, что трагедия близка, мы занялись вопросом искажения энергетической структуры всех и’ри’тори под такую вот аномалию.


– Успели? – Оживился Виктор.


– Только опыты. Я была добровольцем. Оплодотворение. Магически ускоренное вызревание плода. Роды. Восстановление. И так по кругу. За два года я родила семерых детей….


– Ого! А что с ними стало? – Подал голос Виктор. – Может быть, нам стоит их поискать?


– Когда враги ворвались в лабораторный комплекс, я оказала им сопротивление. Положила многих, но истощила запас сил и потеряла сознание. Когда очнулась – на мне уже был ошейник эргу. Вот тут-то все и началось….


– Что началось?


– Детям на моих глазах перерезали горло, а меня пустили по кругу. В армии кхетов хватало народов, подходящей анатомии. Как я выжила – сама не представляю. Там, – кивнула она вниз, – было все разорвано и измочалено.


– Извини, – шепнул Виктор, обняв Аллариссу и нежно прижав к себе. – Я не хотел трогать столь неприятную тему.

– Боль давно прошла, – мягко улыбнулась она. – Пятнадцать тысяч лет – хорошее лекарство.


– Пятнадцать тысяч лет рабства…. Жуть! Как же ты сохранила рассудок? Я бы с ума сошел или покончил жизнь самоубийством.


– Ошейник эргу купирует только внешнее магическое воздействие. Поэтому я посветила эти годы саморазвитию. Работать со своей энергетической структурой ничто не мешает. Слушала, думала, упражнялась, изучала свое тело и окружающих. Вспоминала и упорядочивала все свои знания. Анализировала их. Прокручивала раз за разом всю мою жизнь. Телом же управлял фантом, отслеживающий лишь тяжелые формы воздействия. А я лишь изредка поглядывала «в окошко». Думаю, большинство и’ри’тори-рабов именно так и поступило.


– Ты с ними когда-нибудь общалась? С другими плененными.


– Конечно.


– И вам не запрещали? Или ментальное общение было доступно?


– Конечно, запрещали. Ментальное общение купируется ошейником, но мы нашли новый способ. Это сложно и выходило редко, но вполне реально. Потом объясню. Мне кажется, что это новый уровень магической науки. Что-то вроде той мысленной связи, которая существует у дхарами между родителями и их детьми, только значительно слабее.


– Оу! Класс! И, как я понимаю, ты им обо мне уже сообщила?


– Безусловно. Тем, до кого достучалась. Они обещали передать информацию дальше по возможности.


– Главное, чтобы они не сорвались и не натворили глупостей.


– Поверь – все, кто не мог себя контролировать, давно умер. И да, чуть не забыла, следующие три года Яллу лучше не трогать. Ее сексуальность в ближайшие часы полностью пропадет и до завершения периода лактации не вернется. Будет перестраиваться тело и его энергетическая структура. На второй ступени, кстати, она станет уже не так горяча, как раньше. У каиси чем выше уровень развития, тем тиши инстинкт.


– Ясно, – кивнул слегка озадаченный Виктор. Он уже привык, что Ялла всегда и охотно его поддерживала в плане интима. Поэтому новость об исчезновении сексуальной партнерши откровенно расстроила…

Поболтали. Привели себя в порядок. Покушали. И направились в командирскую рубку, где их ожидал капитан корабля.

– Мы готовы к новому скачку, – бодро произнес Йондо Аоду. – Батареи заряжены на сто процентов.


– До А-Юр достаем?


– Технически – да. Но лучше сделать два стандартных прыжка.


– Почему?


– Не рекомендуется без острой нужды делать дальние прыжки. Зачем насиловать оборудование на пределе возможностей? Мы ни разу и не делали это.


– И все-таки мы сделаем дальний прыжок. Нужно проверить, на что способен твой корабль. Тем более, что обстановка более чем подходящая.

– Слушаюсь, – чуть помедлив, ответил Йондо. Ему не хотелось рисковать, впрочем, спорить с архонтом не хотелось. Тем более, что определенная логика в его словах была.


– И да, не забудь передать соответствующий пакет данных по системе ближней навигации.


– Зачем? – Удивился капитан.


– Как зачем? Ребята работают, следят, а мы им нервный срыв устроим. Нехорошо. Просто обозначим возможность уйти от слежения в любой момент.


– Какие ребята? – Поинтересовалась Арьяна.


– Йондо, те легкие крейсера, что стояли у Ван Исер, обладают какой-нибудь маскировкой? Ну, чтобы твои приборы их не видели?


– Безусловно… – как-то подавленно ответил тот. Ведь пошумели на Ван Исере они знатно.


– Оторваться от них мы можем?


– Теоретически. У нас очень большая емкость прыжковых батарей. Легкие крейсера в этом плане сильно нам уступают. Отследить направление прыжков они в состоянии по возмущениям. То есть, нам нужно долго убегать, петляя и увеличивая разрыв до той степени, чтобы возмущения после нас гасли раньше их появления. Это долго. Мы так скакать недели две будем.


– Если посчитают, что мы можем сорваться, то подтянут что-нибудь серьезнее?


– Да. На этом корыте мы в любом случае не уйдем. Разве что случайно получится с кем-то пересечься в одном из планетарных систем. Это может сбить с толку преследователей.


– Погоди ка, – напряглась Арьяна. – Ты что, с самого начала знал, что за нами увяжется погоня?


– Почему же погоня? Отнюдь. Просто почетный и крайне любопытный эскорт. Мы немного пошумели. Привлекли к себе внимание. Теперь посмотрим на их реакцию.


– Но зачем?! – Возмутилась Арьяна.


– Неужели ты не поняла то, что Алларисса тебе сказала совсем недавно? Наш вид на грани уничтожения. Ты хочешь, чтобы мы вступили в бой с заведомо непреодолимой силой и окончательно избавили эту Вселенную от своего присутствия?


– Это была бы плохая идея, – охотно поддержала его Алларисса. – Но что ты намерен предпринять сейчас?

Виктор перевел взгляд на нее и задумался.

И как-то машинально прикоснулся к ее ментальным блокам. Настолько мощным, что пробиться сквозь них не представлялось даже теоретически. Арьяна – весьма могущественный маг Разума, но на фоне Аллариссы она выглядела жалко. Впрочем, оно и не удивительно.

«Ты не доверяешь мне?» – Прошелестел в голове Виктора голос Аллариссы.


«Есть такое дело»

Мгновение и древняя девица распахнула свою непробиваемую ментальную защиту, пуская Виктора себе в голову.

«Ты серьезно?» – Искренне удивился Виктор, даже как-то опешив от такого.


«Мне не чего от тебя скрывать»


«Но… я не понимаю…»


«Давай чуть позже пройдем к тебе в каюту, где ты сможешь спокойно порыться у меня в голове? И я отвечу на все твои вопросы. Если смогу, конечно. А то Арьяна уже злится»


«Да, конечно» – охотно ответил Виктор, продолжая крайне удивленно смотреть на Аллариссу.

Поверхностное сканирование ближайших воспоминаний не нашло ничего дурного. Все обычно. Разве что эротической составляющей слишком много для и’ри’тори. Но архонта это все крайне смутило. Чего она хочет? К чему стремится? Сам он был слабеньким магом Разума. И это пугало. Ведь что мешает ей взять над ним контроль, подчинить и использовать в своих целях как марионетку? Ничего. Однако у нее в голове даже мыслей таких не проскакивало. Но главное не в этом. Да и открытость ментальных блоков слишком странная. Вроде открыла. Все показала. Преданная собачка – не иначе. Только с какой радости? И не показала ли она ему некий фиктивное, образцово показательное сознание. Все-таки как маг Разума Алларисса была не в пример более опытной, мощной и знающей, чем архонт. Ну не мог он поверить, что девочка, отмахав двадцать тысяч очень непростых лет, не будет пытаться крутить хитровывернутые интриги для достижения своих целей. Это просто не укладывалось у него в голове.

– Я думаю, – после долгой паузы произнес Виктор, – самой оптимальной тактикой сейчас для нас станет лавирование и торги. Империи нужны и’ри’тори. Очень нужны. Поэтому нам требуется как можно сильнее набить себе цену.


– А ты не боишься, что тебя захватят и принудят сотрудничать? – Осторожно осведомилась Арьяна. – Ведь ты враг. Мы все враги Империи. Даже кхеты, что невольно перешли на твою сторону. Снять с них магическую клятву тебе не кому.


– Много из пленников сотрудничал с ними? – Повел бровью Виктор.


– Десять, – ответил Йондо. – О них вся Империя знает и ценит.


– И, несмотря на это, в Империи продолжают совершенно по-скотски относиться с рабами и’ри’тори? – Удивился архонт.


– Весь десяток – молодежь. Им от силы лет по сто – сто пятьдесят. Это новое поколение. Они все с запечатанной кровью блуждали по разным планетам. Те, кто провел хотя бы несколько столетий в рабстве, совершенно непримиримы.


– А как же Алларисса?


– Думаю, что это вы на нее влияете столь благодатно. С момента появления ее на корабле я ни разу не видел, чтобы она проявляла немотивированную агрессию к кому-либо. Странно и удивительно.

Виктор скосился на Аллариссу, смотрящую на него ласковым, преданным взглядом и вздохнул. Прямо нежный паучок, который стелил настолько мягко, что даже хотелось прилечь. Только чувство самосохранение заставляло его держаться настороже. Ибо «пятая точка» подсказывала – эта особа даже жевать не станет – проглотит целиком.

– Ладно, – отмахнулся от дурных мыслей архонт. – Йондо – кидай информационный пакет через систему ближней навигации и прыгаем. Нечего тянуть.



Глава 7

Планетная система, раскинувшаяся перед ними, выглядело довольно грустно. Звезда. Две небольшие планеты с мелкими спутниками. Большой пояс астероидов, оставшийся от А-Юр после уничтожения. Да бесцельно болтавшиеся астероиды.

– Это наш дом… – тихо выдавила из себя Алларисса, поджав губы. – Все, что от него осталось.


– А вы знали друг друга до войны? – Как-то невзначай поинтересовался Виктор, обращаясь к тем единственным древним, что находились в это время в зале управления.


– Ты шутишь? – Усмехнулся Михаил. – Я обычный вояка. Всю свою жизнь до разгрома проводил по дальним гарнизонам. На А-Юр меня пустили только незадолго до последней битвы. А она, – кивнул он на Аллариссу, – аристократка из древнейшего и крайне влиятельного рода. Белая кость. Скорее даже золотая. Ее род дал нам трех архонтов и массу крайне могущественных магов. Я про нее только в столичных новостях слышал.


– Хм, – мягко усмехнулась Алларисса и начала выдавать перечень операций, в которых участвовал Михаил, вызвав у того искреннее удивление.


– Откуда ты это все знаешь?


– Деда дразнила, – пожала она плечами. – Он сильно разозлился на тебя, когда ты рискнул ему дерзить по юности. Но так как твоя наглость завершилась успехом, ему пришлось проглотить обиду. А мне нравилось его злить. Вот я и делилась с ним новостями, рассказывая о том, как ты где-то на дальнем гарнизоне отличился.


– Так вот из-за кого моя карьера так люто тормозилась?! – Зарычал, закипая Михаил. Лицо враз сделалось красным. Глаза вспыхнули белым светом. А кулаки сжались до хруста.


– Вообще-то я спасала твою жизнь, – невозмутимо ответила Алларисса, смотря с игривой небрежностью тому в глаза.


– Серьезно?! – Продолжал рычать Михаил.


– Дважды. Первый раз, когда удерживала подальше от деда. Ты его плохо знал – он никогда, никому и ничего не прощал. Оказался бы возле него на А-Юре – он нашел бы способ отомстить. Жизнь на дальних гарнизонах – это все-таки жизнь, пусть и не такая красивая, что в столице.


– А второй раз? – Поинтересовался Михаил, немного успокоившись. О характере деда Аллариссы слухи ходили один краше другого.


– Гвардия была обескровлена в бесконечных боях с превосходящими силами кхетов. Тебя хотели туда перевести. Но я напомнила деду о тебе, и он, не задумываясь вычеркнул тебя из списков.


– И это спасение?!


– А ты знаешь, как погибла гвардия? – Усмехнулась древняя.


– Откуда?


– Массированным десантом кхеты связали ее боем, а потом ударами с орбиты уничтожили вместе со своими войсками. Там только выжженная пустыня осталась.


– Но откуда ты могла это знать?


– После гибели дяди, командование гвардией принял на себя мой дед. А он еще тот командир. Она была обречена, поэтому я старалась лучших воинов оттуда выдергивать под любыми предлогами. Полагаю, отголоски скандалов до тебя доходили.


– Доходили, – кивнул он. – Но я думал, что это все капризы избалованной девчонки.


– Так и было… так и было… – загадочно улыбнувшись, произнесла она, переведя взгляд на Виктора.


– Твой отец, дядя и дед они были архонтами? – Поинтересовался тот.


– Верно. И не смотри на меня так.


– Как?


– Так, словно подозреваешь меня во всем смертных грехах. Поверь – я не в силах даже пытаться установить контроль над твоим сознанием. Именно поэтому ты не обнаружил у меня таких мыслей.


– Что-то не верится.


– Михаил, продемонстрируй ему, – фыркнула Алларисса. – Попробуй взломать его ментальные блоки.


– Я что, враг своему здоровью? – Буркнул тот. – Сама демонстрируй.


– Мне нельзя. Я беременна от него. Ответ может повредить плоду.


– Что?! – Округлил глаза Михаил. – Впрочем, неудивительно. И когда только успели….


– О чем вы?


– У архонта, – начала пояснять Алларисса, – после получения первой трансформации проявляется абсолютный иммунитет к любому ментальному воздействию. Мало того – попытавшийся его подчинить, парализовать или прочитать мысли получает сильный удар в наказание. Это один из механизмов защиты. И чем больше трансформаций архонт освоил, тем сильнее ответный удар. Если бы я сунулась в голову к деду, то умерла бы на месте – все мозги выжгло бы.


– Покопаться в голове архонта никто не может, – продолжил Михаил. – Даже другой архонт. Там такие корчи начинаются, что жуть. Я даже пытаться не буду.  Добровольная пытка – не мой выбор, тем более такая.


– А почему мне никто об этом раньше не сказал?! – Раздраженно зарычал Виктор. – Я уже и не знал, что думать о ее планах.


– А чего там думать? – Хохотнул Михаил. – Судя по тому, что она сказала, эта интриганка в свое время вертела тремя архонтами как хотела.


– И?


– Что «и»? Это тебе не наивная девочка Цири и уж точно не эрзац-поделки из эльфов. Даже Ллос с Сиракс не ровня, ибо те больше по углам сидели и в столичной каше не варились.


– Михаил, не нагнетай, – недовольно нахмурилась Алларисса. – Пятнадцать тысяч лет рабства сильно меняют людей.


– Конечно, конечно, – примирительно протараторил он, с трудом сдерживая улыбку. – Хотя, это и не мое дело. В конце концов такая прожженная особа как ты рядом с архонтом, безусловно, будет полезна для общего дела. Интересно только, зачем ты спасала меня от мести твоего деда.


– Не только тебя. Дед на старости лет хворал обостренно болезненным самолюбием, что создавало немало проблем для многих и’ри’тори. Если бы он не был архонтом – это давно бы закончилось очень плачевно для него. Он с головой ушел в теорию магии и ни о чем, кроме своих экспериментов не думал. Дед настолько оторвался от окружающих, что и не пересказать. Мы всей семьей за ним подчищали неаккуратные поступки.

Виктор вновь перевел свой взгляд на Аллариссу и долгих минут пять пристально ее рассматривал. Та же не только не смутилась, но и старательно прикидывалась самой невинностью.

– Похоже, нам нужно будет серьезно поговорить, – медленно произнес Виктор, продолжая буравить Аллариссу взглядом. – Но потом. А сейчас пора наведаться на опорную базу, с которой Михаил наблюдал за разрушенной планетой. Жаль, что у нас есть портальный идентификатор, только этой базы.


– Почему же только этой? – Загадочно улыбнулась Алларисса. – У меня есть все идентификаторы. Нужно их проверить. Столько лет прошло…

Отозвалось только девять порталов из сорока двух. И лишь в пять из них вели в законсервированные базы. Если бы не боевые трансформации с комплексом защитных плетений – исследователи погибли бы однозначно. А так удалось прогуляться по руинам в безвоздушном пространстве без каких-либо негативных последствий.

– Не густо, – задумчиво произнес Виктор. – Три наблюдательных пункта и две оперативные базы.


– А что ты хотел? – Удивилась Аллариса, которая вместе с ним там все облазила. – Целым оказалось только то, что полностью перевели в режим консервации и покинули. Все остальное или разбили ударами из космоса кхетов, или разрушило время. Пятнадцать тысяч лет – это не шутки.


– Командир, – прозвучал голос Йондо по громкой связи. – Прошу пройти на мостик.


– Что-то случилось?


– У нас гости.

Спустя несколько минут на мостике.

– Что будем делать? – Хмуро произнес Михаил. – Досмотр – не то, что нам нужно. Я уверен, что мы не сможем договориться полюбовно.


– Это ведь не легкий крейсер? – Поинтересовался Виктор, наблюдая махину корабля через прозрачные панели.


– Нет, конечно. Это основной крейсер Императорского флота. От такого не убежишь, даже теоретически. Он и прыгает значительно дальше нас. И оснащен лучше. И запас хода имеет радикально больше. Про вооружение и не говорю – мы и десяти минут не продержимся. Остается только понять – что он тут забыл. Они же все находятся в зоне боевых действий с арахнидами…


– Каково расчетное время прибытия легкого крейсера, что нас сопровождал?...

В тоже время на борту основного крейсера «Нова» Императорского флота кхетов.

– Капитан, – подал голос старший помощник. – Они запрашивают причину досмотра.


– Совсем страх потеряли эти контрабандисты, – процедил сквозь губу капитан. – Этим не отвечать. И скорее уже отправляйте боты с досмотровыми командами.

– Оу… – удивился штурман, спустя пару минут. – Капитан, у нас гости.


– Что? Кто?


– Легкий крейсер «Айгиз». Идет в маскировке.


– Входящее сообщение, – отозвался главный связист. – Приказ немедленно покинуть зону проведения операции.


– Что?! – Ахнул капитан от такой наглости.


– Особые полномочия службы контрразведки подтверждены. Капитан, они выданы лично господином Варисом.


– Боты вышли? – Взрыкнул капитан.


– Так точно. Вышли.


– Вернуть.


– Есть.


– Капитан, – отметил наблюдатель. – На рейдере серия всплесков пси-поля. Напряжение альфа-поля.


– Что за черт?!


– Не могу знать, – ответил наблюдатель. – Проклятье!


– Что?!


– Всплеск альфа-поля у нас на борту. Устойчивое возмущение.


– Что это?


– Портал!


– Связь с отсеком! Вывести картинку.

Но единственное, что капитан увидел, был архонт в боевой трансформации, вылетевший из вихря малого портала и ударившего чем-то.

– Это… – как-то ошалело выдавил из себя капитан, пытаясь собраться с мыслями.


– Капитан, «Айгиз» запрашивает канал связи.


– Давай.


– Что у вас там происходит?! – Раздраженно и громко рявкнул особист, игнорируя приветствие. – Мы видим всплески пси– и альфа-полей.


– Крейсер атакован. На борту десант… э-э-э…


– Девять объектов с пси-возмущением, – не медля прояснил наблюдатель.


– Дайте мне связь с архонтом!


– Так вы знаете?


– Разумеется! Там архонт и древние и’ри’тори! Возможно дхарами. Вы все трупы, если мы не договоримся! Быстрее!


– Да-да, конечно, – растерянно ответил капитан, кивнув старшему помощнику.


– Судя по сканерам, объекты продвигаются стремительно. Заблокированные перегородки сносят походя.


– Ожидаемая цель движения?


– Мостик. Время прибытия – полторы минуты. С ними несколько живых объектов без пси-возмущения. И… черт! Мертвяк!


– Спокойно! Мертвяк разумный!


– Что?!


– Не психуйте! Дайте мне с архонтом поговорить! И не вздумайте оказывать сопротивление! С ними могут быть и’ри’тори, вызволенные из рабства. Не провоцируйте их!

– Нам конец, – подавленно прошелестел старший помощник.


Глухие удары и скрежет разрываемого металла пугали, заставляли вздрагивать весь командный состав крейсера.


– Откройте двери… – тихо произнес капитан.


– Что?


– Открыть двери! – Взревел он.

Потекли секунды ожидания. И стремительно приближающиеся шаги. На мостике же стояла полная тишина. Только отрывистое дыхание личного состава, с огромным трудом сдерживающегося от того, чтобы схватиться за оружие.

Еще чуть-чуть. Шаги совсем близки.

И раз – все на мостике замерли, осознав, что не в силах пошевелиться. Только базовая физиология и управление глазами.

И вот влетел архонт в своей боевой трансформации. Именно влетел. Он специально не касался пола. За ним последовала Алларисса, Михаил и Мирра. Высший вампир, кстати, тоже летел, пользуясь магией. Шаги же, как оказалось, порождали, двигавшиеся за этой четверкой другие и’ри’тори, кхеты, дхарами и люди.

– Виктор! – Прозвучал голос особиста от переговорного устройства. – Не нужно лишней крови!


– Кто ты такой? – Прогудел архонт низким голосом. Вполне характерным для боевой трансформации.


– Я тот, кому ты передал координаты на предыдущем прыжке.


– А эти откуда тут взялись?


– Случайность. Я не знал, что вооруженные силы возобновили патрулирование этого района.


– Они проявили агрессию. Мне это не нравится.


– Покиньте корабль, и он немедленно уберется из сектора. Приказ они уже получили, но выполнить не успели.


– Мне нравится этот корабль, – пожал плечами архонт. – Почему мне не следует его захватывать?


– Потому что мы не воюем с вами. Война давно закончилась.


– Не для всех.


– Что вы хотите?


– Этот корабль.


– Это – боевой корабль, который крайне важен на фронте. Там каждый корабль на счету. Эти болваны здесь случайно. Вы слышали об арахнидах? Вот, – продолжил он, увидев кивок. – Там все крайне напряженно. Если они прорвутся сквозь заслон, может случиться трагедия. Они сожрут население на какой-нибудь планете, и если не повезет, то и не на одной. Вы этого хотите?


– Хм. Мирра, – произнес Виктор.


– Да, отец, – отозвалась солнечная эльфийка, красующаяся сплошными черными глазами без белков и острыми клыками.


– Возьми Грута и деактивируйте боевые системы. Грут, ты знаешь, что делать?


– Да командир.


– Выполняй. И да, Арьяна – выдвигайся со своей четверкой за Грутом. Окажешь поддержку. Убивать только в случае крайней необходимости.

– Поняла, – кивнула прародительница и направилась в боевую рубку вслед за этой парочкой, самой по себе весьма опасной.

Вновь потянулось долгое ожидание.

Виктор медленно ходил между застывших фигур командного состава.

– Кто старший помощник?


– М-м-м-м-м… – отозвался тот.


– Милая, – обратился архонт с Аллариссе, – сними с него парализацию.


– Да, дорогой, – кивнула она.


– Открой мне функциональную голограмму корабля.

Старший помощник глянул на застывшего капитана, потом на особиста и только после кивка последнего выполнил распоряжение архонта.

– Очень интересно, – покрутил архонт голограмму рукой. – Это что? Резервные прыжковые батареи?


– Вообще-то боевые. Но можно использовать и как прыжковые….

Так они и болтали минут десять, пока Мирра с Грутом пробирались в боевую рубку, выводя из строя модули управления боевыми подсистемами.

– Готово? – Спросил Виктор вбежавшую Мирру.


– Да, отец. Грут снял блоки управления огнем и наведения. Арьяна их уничтожила.


– Хорошо, – кивнул архонт, после чего повернулся к особисту и, чуть кивнув, произнес, – приятно было познакомиться. Надеюсь, что ваши внутренние игры более не помешают делу. Полагаю, вы понимаете, что эти разумные могли дуриком умереть из-за бестолково организованной операции военного ведомства, которое хотело вас обыграть?


– Мы немедленно проинформируем об этом инциденте Императора. Много трупов?


– Ни одного. Хотя увечных хватает. Слишком бережно обойтись не получилось из-за темпа продвижения. Если оценивать потенциальные жертвы, то, в боевой обстановке потери при прорыве к мостику достигли бы пары сотен. Две трети из которых – безвозвратные. Минимум.


– Мы благодарны вам за понимание, – кивнул особист после небольшой паузы. – Мы можем рассчитывать на прямую связь с вашим кораблем?


– Разумеется.

После чего архонт развернулся и довольно стремительно направился к порталу. А за ним и его подчиненные. Задерживаться на крейсере не хотелось.

Секунд через тридцать, после ухода Виктора, на мостике все отошли и то тут, то там послышался нервный смех.

– Капитан, – холодно произнес особист с крейсера «Айгиз». – Это дело находится на личном контроле Императора. В течение трех стандартных часов я жду рапорта. И мой вам совет – постарайтесь придумать достойное оправдание. В этой игре очень большие ставки.


– Понял, – хмуро кивнул капитан.


– Через сколько минут вы сможете покинуть сектор?


– Девять, – после небольшой паузы ответил старший помощник.

– Хорошо. Постарайтесь не задерживаться. Как вы успели понять – наш новый знакомый не в восторге от вашего присутствия.

На этих словах связь прервалась.

– Капитан, – нервно произнес старший помощник.


– Да? – Дернулся тот.


– С днем рожденья, капитан.


– Всех нас с днем рожденья…. Доложить о повреждениях и потерях. Восстановить связь с отсеками. Ну! Пошевеливайтесь!


– Есть! – Козырнуло несколько офицеров после дублирующего крика старпома, и убежало «в поля».


– Подготовить к гиперпыжку. Максимальная дистанция. Обратный курс.


– Есть!


– Подготовить гиперсвязь!

В общем – жизнь на «Нова» закипела с необычайной бодростью. В то время как на борту старого рейдера «Арно» все было тихо. Вернувшись к себе устало осел на ближайшую горизонтальную поверхность. Эта атака психологически вымотала его невероятно. Но он должен держать марку перед лицом врага. Ведь записи со сканеров в недалеком будущем изучат самым подробным образом.

– Ты как? – Участливо поинтересовалась Алларисса, присев рядом и приобняв Виктора. Что вызвало еле заметную усмешку на лице Михаила. Арьяна, впрочем, тоже нахмурилась.


– Хорошо, – как-то отстраненно ответил он.


– По-моему мы неплохо заявили о себе. Они были жутко испуганы.


– Все хорошо в меру. Слишком сильно напугать тоже плохо. Думаю, нам нужно уходить отсюда. Слишком много любопытных глаз и проницательных сканеров. Хорошо еще крейсер прибыл после того, как мы закончили осмотр объектов. Иначе их наверняка засекли. А нам это совсем ненужно.


– И куда мы теперь направимся?


– Хочу взглянуть на арахнидов.


– Плохая идея, – покачал головой Михаил.


– Мы должны понимать, что там за гадость такая. Аксель, – обратился Виктор к одному из кхетов, участвовавшего в набеге на крейсер противника. – Ты сделал, что я просил?


– Да, – кивнул тот и продемонстрировал кристалл. – Тут баз данных крейсера. Правда, зашифрованная. Но дня через три вскроем.


– Хорошо, приступайте. Результат нужен, чем быстрее, тем лучше. Йондо.


– Слушаю.


– Запроси у сопровождающих коридор до ближайшей планетной системы с арахнидами.


– Понял. Сделаю.


– Если что, я у себя. – Произнес Виктор и направился в каюту. Ему требовалось отдохнуть. Просто бесцельно поваляться. Как-никак первый космический абордаж в его жизни.

Алларисса направилась следом, вызвав у ряда окружающих аккуратные улыбки. Разумеется, такой мощный маг Разума прекрасно чувствовал эмоции окружающих и все заметила. Но ей это было до лампочки. Она четко шла к своей цели и прекрасно знала, что хотела.



Глава 8

Виктор лежал на постели и пустым взглядом рассматривал потолок. А в его голове бродили чебурашки, распугивая своими знойными ушами все разумные мысли.

Расшифровали базу данных, скопированную с основного крейсера Имперского флота. Полистали ее и тихо выпали в осадок. Война с арахнидами была очень и очень странной. Она то вспыхивала, то затихала. Где-то обостряясь. Где-то прекращаясь. Этакая вялотекущая борьба с полным отсутствием перспектив у обоих из сторон. А Виктор еще думал – как так может быть, что пять тысяч лет одна цивилизация бодалась с другой и все безрезультатно. Не говоря уже о каком-то безумном количестве ресурсов, сгоревшем в горниле войны….

– Командир, – раздался в имплантате связи голос Йондо. – Прибыл посланник Сартел.


– Он один?


– Да. Но на боте, на котором он прибыл, по данным сканера – еще два десятка разумных.


– Заблокируй двери, ведущие в бот во избежание. А гостя проведи ко мне в каюту.


– Мы его встретим вот так? – Промурлыкала Алларисса, совершенно не стыдившаяся своей наготы.


– Отнюдь. Ты была голой перед ними во время рабства. Не хочу, чтобы у него не нужные ассоциации проскакивали. – Произнес Виктор и очень быстро облачился. Как и безропотно последовавшая его рекомендации женщина. Секунд двадцать – и все – они выглядели чинно и достойно. Как и все помещение, лишившееся любых признаков недавнего безудержного секса. Бытовая магия – удобная штука.

Чисто, уютно и вполне комфортно.

Минут пять спустя открылась дверь, и в помещение вошел Йондо, следом за которым двигался уже знакомый Виктору особист.

– Что я вижу! – Удивился архонт. – Вы надели ошейник эргу!


– А почему нет? – Пожал плечами Сартел. – Он куда функциональнее, чем вы думали. Изначально его разрабатывали для борьбы с пси-способностями подчинения, так развитых у и’ри’тори. И только потом догадались применять иначе.


– Что мне мешает его снять с вас?


– Управляющий ключ остался на моем корабле. При попытке несанкционированного снятия ошейника сработает заряд самоуничтожения и мне оторвет голову.


– О, это не проблема. Для сильных магов Жизни, каковым я являюсь, подобные ранения вполне поправимы. Главное, чтобы мозг не повредило, который живет после отрывания головы две-три минуты.


– Допустим, – кивнул кхет после небольшой паузы. – Однако остается неясным вопрос – где вы возьмете ошейник эргу, подходящий под мой ключ. Ведь после возвращения на свой корабль его попытаются снять. И, если ключ не сработает, то… – он развел руками.


– Ясно, – промурлыкала Алларисса, подходя к посланнику Сартелу. – Вы уверены в том, что ошейник надежно закрывает ваш мозг?


– В таком деле никогда ни в чем нельзя быть уверенным. Особенно с вами.

– Присаживайтесь, – сказала она, мягко подтолкнув посланника к небольшому креслу. Причем, что удивительно, тело кхета охотно двинулось в указанном направлении помимо его воли. И контроль удалось вернуть только после того, как он выполнил приказ.


– Что это было?!


– Не дергайся! – Рыкнула Алларисса, осаживая его попытку вскочить. И положив ладонь на его голову продолжила: – Я буду контролировать твою честность для архонта. Так что врать не советую.


– Да, конечно, – поспешно ответил тот, изрядно нервничая и понимая, что ноги его не слушаются.


– Скажи мне друг, – вальяжно произнес Виктор. – Почему эта война длится так долго? Кому она выгодна?


– Не знаю, – вполне искренне произнес он. Алларисса открыла свой разум для Виктора, и тот прекрасно мог считывать реакции данного особиста через нее.


– Но ведь догадываешься?


– Война нас всех уже утомила. Конечно, есть те, кто зарабатывают на войне. Но, я уверен, их бы устроили и более безопасные игры.


– Тогда почему вы не уничтожите планеты?


– Дорого и сложно. К уничтожению А-Юр мы готовились без малого тысячу лет. Сейчас, конечно, все будет проще. Однако уничтожение планет – это крайняя мера, на которую мы пойдем, только если станет совсем плохо. Это крайне непростая задача.


– Уничтожение биосферы?


– Делали. Арахниды впадают в стазис, зарывшись в грунт на хорошую глубину. Возможно, окукливаются. Сканер жизни их не видит. Все мертво и опустошено. Однако после начала возрождения биосферы, даже спустя несколько столетий, они вновь оживают. Биологическое оружие тоже пробовали. Да считай, постоянно испытываем. Они очень живучи и быстро эволюционируют. И после возрождения все их старые эволюционные наработки сохраняются.


– Управляются кем-то?


– Скорее всего, да. Но мы можем об этом только догадываться. Попытки вычленить центр управления ни к чему не приводили. Он неустойчивый.


– Есть планеты, которые избегали тотальной зачистки?


– Конечно. Целая плеяда звездных систем колонизирована арахнидами. И это только то, что смогли изучить наши разведчики. По сути, мы вошли в соприкосновение с чудовищной по масштабам цивилизацией. Если она решит на нас навалиться всеми силами, то…. У них есть огромные живые корабли для межзвездных перелетов. Именно они и пытаются проникнуть в наш сектор. И каждый раз стараются выдумать что-то новенькое. Их скоростные характеристики не очень, однако, слабая заметность дает о себе знать. Материнские корабли сложно обнаружить и еще сложнее уничтожить. Они невероятно живучие. Приходится очень интенсивно вести глубоко эшелонированную патрульную службу серьезными силами Имперского флота. Потому что однажды зараженная планета просто не очищается от этой заразы. Ну, мы пока не придумали, как очистить.


– А что от нас хотите?


– Сотрудничества. Вам ведь тоже не нравится идея стать кормом для арахнидов. Сейчас у нас общий враг.


– Это верно. Сейчас. Однако он разве нивелирует разногласия прошлого? Особенно в связи с чудной практикой рабства. Пятнадцать тысяч лет рабства! Это просто так не забыть.

– Но вы же сами не были рабом.


– Я нет. Но моя жена – была. – Алларисса внешне никак не отреагировала на это заявление, спокойно и невозмутимо приняв слова Виктора. А вот в ее открытом для архонта сознании ярко заклубились позитивные эмоции. Ей было приятно. Очень. – И вы думаете, что она просто так взяла и забыла всю ту боль, страдания и унижения, что причиняли ей все эти годы? Я не вышел на тропу против вас только потому, что хочу дать вам шанс, ибо не кровожаден. Или вы думаете, что я по дури молодецкой пошел и целенаправленно засветился?


– И я, и мое начальство все это понимаем, – покладисто и довольно глубоко кивнул Сартел. – Но война…. Разве она вам нужна? Ради чего?


– Война лично мне мало нужна. Но мое положение обязывает заботиться обо всех и’ри’тори. Отстаивать их права и интересы. Думаю, вы понимаете, что мне потребуется очень веская причина, чтобы не жаждать вашей крови  и встречного геноцида. И в ваших интересах дать ее мне.


– Вы сильны, но недостаточно для того, чтобы победить. Это будет не война, а самоубийство, – развел руками кхет. – Мы, безусловно, умоемся кровью, но вероятность поражения Империи настолько ничтожна, что ею можно пренебречь.


– Зачем же так в лоб, мой друг, – усмехнулся Виктор. – У вас есть слабое место, и ничто не мешает мне туда ударить. Или вы думаете, что зная о геноциде, который вы устроили моему народу, я пощажу ваш? У меня не так много сил. Это верно. Но ведь есть те, кто охотно вас скушает без всяких соусов и приправ. Не так ли? От меня лишь требуется дать им эту возможность.


– Вы пойдете на союз с арахнидами?! – Ахнул Сартел.


– Зачем же сразу союз? – Всплеснул руками Виктор. – Просто обеспечу им возможность прорвать фронт. А сам будут действовать в ваших тылах, парализуя сопротивление. Много навоюете в таких условиях?


– В этой бойне погибнут все!


– Вполне возможно. Но нас с супругой такая перспектива вполне устраивает. Мы готовы потерять все. А вы? Хм. Впрочем, я не настаиваю на таком сценарии. У вас есть шанс подумать над своим поведением и тем, чем вы купите пусть и не дружбу, но сотрудничество. Понимаете?


– Да, – кивнул Сартел, хмурясь. – Что конкретно вас интересует?


– Чтобы говорить предметно о таких вещах, было бы недурно получить подтверждение ваших полномочий. Я говорю от имени своего народа, ибо его лидер и глава. А от чьего имени говоришь ты? Не думаю, что не только Император, но и Варис наделили тебя какими-то полномочиями.


– Разумеется, – вновь кивнул кхет. – Я могу идти?


– Хм. Кого ты привез на своем боте? Группа поддержки?


– Десяток и’ри’тори. Они в наручниках и ошейниках, но живы и вполне здоровы. Привезли столько, сколько смогли найти перед переговорами. Это подарок в знак нашего расположения.


– А сколько всего в Империи таких вот окольцованных и’ри’тори?


– Мы не можем гарантировать им всем освобождение. Думаю, вы это и так понимаете. – Ушел от ответа Сартел.


– Понимаю, – кивнул Виктор. – Но не стоит рассчитывать на долгую и счастливую жизнь тем, кто постарается от них избавиться.


– Это… – недовольно начал бурчать кхет, но осекся, встретившись со взглядом архонта.


– Если Империи нужно сотрудничество с моим народом, то ей придется постараться отмываться от той грязи, в которой вы все извалялись.



Глава 9

Через двое суток после беседы с Сарелом Империя начала действовать:

– Командир, – хмуро произнес Йондо, привлекая внимание Виктора, по которому кругу изучающему базу данных крейсера «Нова».


– Что-то не так? – Нехотя отвлекся тот.


– Мне пришел пакет с решением суда о пересмотре моего дела.


– О как! Расщедрились? – Оживился архонт, расплывшись в усмешке.


– Еще как! – Раздраженно фыркнул Йондо. – Не только восстановили старое звание, но и накинули повышение. Плюс награды за героизм и самоотверженность. Ну и оплата за все минувшие годы, которые оформили как отпуск по лечению.


– На твоих ребят тоже пришло?


– Пока нет. Но думаю, это вопрос времени.


– Хотят, чтобы ты куда-то прибыл, я полагаю? Не в столицу случаем?


– Так и есть. Туда. Для торжественного вручения наград в присутствие Императора. А что?


– А ты как думаешь?


– Не нравится мне все это. Очень не нравится. С чего бы они так расщедрились? Столько лет об меня ноги вытирали, а тут раз – и одумались. Так не бывает.


– Милая? – Обратился Виктор к Аллариссе.


– А что тут гадать? Нас хотят пленить в той или иной форме. Главное – как-то лишить корабля и свободы передвижения. Если это не получится – уничтожат. По всей видимости, ты умудрился надавить на их главную мозоль. Быть сожранными арахнидами – так себе перспектива, пусть даже эта угроза и фиктивна.


– Но почему они не прислали что-то подобное мне? Ведь я командир Йондо и могу не отпустить.


– Прислали, – криво усмехнулся кхет. – Только что.


– О как! И что там?


– Вам и всем и’ри’тори под вашей рукой даровано гражданство Империи и прощены все преступления. Для торжественного вступления в гражданство вам предлагается прибыть в столицу.


– Йондо, ты знаешь, как от них оторваться? – После минутной паузы, поинтересовался Виктор. Он обдумывал сложившуюся ситуацию. На какой-то момент ему даже показалось, что оно может так и нужно. Поехать. Сдаться. И постараться договориться. Вдруг он действительно нужен Империи. Но этот вздор быстро улетел из его головы. Собой вот так он еще мог рискнуть, но не близкими. Кроме того, жутко не хотелось терять корабль.


– Оторваться мы не сможем. Поплутать, выигрывая время – да. Но никак не оторваться. Извини, командир. Я понимаю, что меня закопают вместе с тобой. Но никакая магическая клятва не заставит это старое корыто сотворить чудо. Тем более убегая от сил Имперского флота, который, безусловно, привлекли к сопровождению и контролю.


– Зато это знаю я, – с холодной усмешкой на устах, ответила Алларисса.


– Ты?! – Искренне удивился Виктор, совершенно не ожидавший такого поворота событий.

– До войны столица кхетов находилась довольно далеко от текущего положения. А нынешняя их столичная планета – один из наших древних форпостов.


– И?


– Помнишь, ты просил меня прощупать активные порталы и составить карту?


– Конечно.


– Так вот – возле столичной планеты находится активный портал.


– Но что он нам даст? Корабль бросать я не хочу.


– Там очень непростой портал – космический узел, который позволял нам очень быстро перебрасывать немногочисленный, но мощный флот в любые участки владений.


– Хм…. Интересно. И куда он сможет нас забросить?


– Кроме него я нащупала только два космических узлов. Это все, что осталось от сети из семисот двадцати точек. Оба узла находятся очень далеко от этих мест. Йондо, открой карту.


– Готов.


– Вот тут, – указала она изящным пальчиком, – и вот тут.


– А это, как я понимаю, линия фронта с арахнидами? – Поинтересовался архонт.


– Да, – кивнул Йондо.


– Долго же нам придется до него добираться, – покачал головой Виктор. – Впрочем, в такой глуши нас точно не будут искать.


– Командир, ты что, хочешь вломиться к этим насекомым?!


– Мы в любом случае – трупы. Вопрос только, как и когда. В рабство ни я, ни другие и’ри’тори под моей рукой не пойдем. Вплоть до самоубийства. Ты со своими ребятами тоже, как я понимаю, не жаждешь попасть в заботливые руки следователей. А там, у этих созданий, у нас есть хоть какой-то шанс. Заодно и Императора испугаем до крайности.


– Какой шанс? – Ошалел Йондо. – Они нас просто сожрут.


– Вот это и проверим. – Усмехнулся Виктор. – Есть у меня подозрения, что не так страшен черт, как его малюют. Из тех сведений, что я смог собрать, этих созданий даже арахнидами назвать нельзя. Они же не пауки!


– Похожи были при первом контакте. Так к ним это и прилипло.


– Судя по всему в этой войне слишком много странных условностей. Не удивлюсь даже, если она носит договорной характер, на самом высоком уровне.


– Но о чем Империя может договариваться с этими насекомыми?


– Обычная сделка, – пожал плечами архонт. – Император скармливает арахнидам своих подданных в ограниченном объеме. А те, в свою очередь, обеспечивают ему постоянный уровень внешней угрозы, что позволяет трону стоять крепко и не шататься. В конце концов, если верить записям с крейсера «Нова», которые ты тоже смотрел, потери в боевых столкновениях очень незначительные. Странная война. Осталось только понять – на кой бес в ней потребовалось мое участие. И на каких условиях. А также, весьма немаловажно, знает ли сам Император о таких играх или это дело рук ближайшего окружения, греющего свои потные лапки на военных заказах и их списании.


– Ну… – протянул кхет, потерев лоб. Ему такой вариант событий никогда в голову не приходил.


– У тебя есть знакомые с хорошими связями, которые готовы немного нарушить закон?


– Есть, конечно. А что нужно?


– Максимально скрытно доставить на Вольтран-17 топливо и кое-какие запчасти.


– Милый, – вмешалась Алларисса. – Вольтран-17, скорее всего, находился под полным контролем. Лучше выбрать какую-нибудь другую планету. У тебя же есть связь с Ллос и Сиракс. Передай им портальный идентификатор с какой-нибудь другой удачной точки, где никого ждать не станут. Они все спокойно заберут, не подставляя под удар друзей Йондо и себя.


– И то дело, – кивнул Виктор и повернулся к Йондо, продолжил. – Давай ка прикинем, что нам может понадобиться….

Дальше они летели в режиме наибольшей экономии топлива. Аккуратные стандартные прыжки. Предельно корректное поведение. Вежливое общение по каналам связи с благодарностью, дескать, счастливы до крайности. Ну и, само собой, безропотное следование к столице Империи.

Прыгнули в планетную систему столицы.

Выход из подпространства произошел рядом с узловым порталом, благо его координаты были известны заранее.

Здесь их уже ждали.

Кроме трех десятков боевых кораблей разного класса, около двухсот гражданских. О факте прибытия архонта в столицу Империи кхетов слухи расползались со стремительностью ужаленной антилопы. Тем более, что прорабатывая в качестве основного сценария, почетное пленение, руководство государства готовилось дополнительно укрепить свои позиции этакой демонстрацией. Декорации из рабов иритори у влиятельных особ уже давно никого не смущали. А тут целый архонт! Статус Императора, и без того огромный, это должно было поднять буквально до небес.

Алларисса действовала быстро и аккуратно. Пятнадцать тысяч лет рабства не вытравили из нее старинные навыки, полученные до захвата. Три секунды – и узловой портал раскрылся на глазах множества наблюдателей. Прямо перед старым рейдером «Арно», который спокойно и можно даже сказать, величественно, в него вошел.

Яркая вспышка.

И все.

Пустота.

– Можете его вызвать? – Неуверенно произнес Сарел через пять минут напряженного молчания. Он просто не мог поверить в то, что здесь произошло.


– Никак нет, – ответил связист.


– Запустить сканирование! Всем! Искать куда эта скотина удрал! – Взревел Сорел, теряя самообладание. Более позорного и унизительного провала он и не мог себе представить. Ведь получалось, что архонт играл с ним. Как кошка с мышкой. Поддался. Заставил почувствовать свою победу. Расслабиться. А потом щелкнул по носу и ушел….



Глава 10

Император Эмгыр был хмур и подавлен.

Прошло три месяца с момента эффектного исчезновения архонта, сумевшего подмочить ему репутацию хуже некуда. А главное – все усилия по его поиску не увенчались успехом. Имперский флот прочесывал сектор за сектором, расходясь от столицы все дальше и дальше. Но все безрезультатно. Не удавалось найти ни сам старый рейдер, ни тех, кто его видел.

Все было настолько тихо, насколько возможно.

Лишь на днях удалось выяснить, что группа дхарами через контрабандистов занимается скупкой разнообразного оборудования и топлива для космических кораблей. Сколько и чего установить не удалось. Однако сам факт сильно настораживал. Настолько, что глава контрразведки Империи господин Варис бросился бы в панике все пресекать и душить, если бы не знал, насколько неуправляемы дхарами. Эти сущности из корневых миров обладали на редкость стервозным характером и даже в единичном экземпляре очень плохо контролировались. А тут целая группа. В его понимании архонт был хоть и опасен, но не настолько, чтобы иметь на побегушках столь могущественных созданий.

В какой-то момент Император уже подумал, что Виктор ушел в какие-то глубины космоса. Однако тот заявил о себе самым наглым образом – дал интервью журналисту одного из крупнейших оппозиционных информационных агентств.

Вброс говна на вентилятор получился знатный.

Архонт просто озвучил свое мнение по поводу доставшей простой народ войны. Прокомментировал историю, произошедшую с Йондо, которого называл другом и товарищем. Поиздевался над примитивной попыткой заманить их в ловушку. Ну и так далее. Он был логичен до зубовного скрежета, что в сочетании с полным игнорированием политкорректности, вышло на диво хорошо. Как, впрочем, и приведение огромного количества очень неудобных фактов. Власти Империи, конечно, попытались предотвратить распространение этого интервью, но все эти потуги только создали рекламу и ускорили ознакомление с крамолой тех, кто изначально не горел желанием.

– Опять ты? – С плохо скрываемым раздражением и толикой презрения, Эмгыр уставился на военного министра – господина Тайвина.


– Ваше Императорское Величество, – проглотив отношение к себе, продолжил министр. – Срочное донесение с фронта.


– Героически раздавили еще трех насекомых?


– Неизвестный корабль прорывается сквозь эшелонированный заслон. Мы не можем его догнать.


– В какой сектор? – Забеспокоился Император. – Вы, надеюсь, не собираетесь дать ему заразить планету?


– Корабль прорывается в сторону арахнидов, – мрачно произнес министр. – Наши аналитики считают, что это архонт. Правда, в этом случае, они допускают, что его корабль был серьезно модернизирован. Сканеры не зафиксировали никакого вооружения. Однако энергетические характеристики для такой блохи просто поразительны. Дальние прыжки. Очень быстрая перезарядка батарей. Основные крейсера безбожно отстают. Я приказал подключить дежурные линкоры.

– Но они не успевают догнать?


– Успевают. Но расчетное время схождение курсов произойдет глубоко на территории арахнидов. Обычно те не очень активны, но кто знает, как все повернется на этот раз. Тем более что мы будем близки к негласной границе, за которую нам явно запретили заходить.


– Что ж, тогда его там ждет смерть… – задумчиво произнес Император. – Разве он этого не понимает? Впрочем, не важно. Удалось выяснить, где он прятался?


– Нет, Ваше Императорское Величество. Он впервые был замечен в секторе, который нами самым тщательным образом проверялся….

В то же время на «Арно».

Виктор стоял на мостике, неотрывно наблюдая за данными сканера, показывающего в реальном времени ожидаемое расположение сил Имперского флота. А также расчетные переходы, исходя из технических возможностей конкретных кораблей.

Четыре параллельные прыжковые батареи и масса прочего полезного оборудования давала его рейдеру абсолютное скоростное преимущество. Ну, если не введут в действие линкоры. Впрочем, даже в этом случае нагнать их получилось бы только глубоко в тылу арахнидов. Виктор допускал такой вариант, но надеялся, что на такое массовое вторжение на территорию врага Империя не пойдет. Слишком рискованно.

Прыжки шли за прыжками.

Пока одни батареи заряжались, срабатывали другие. Не сразу же после перехода, а в некоем ритмичном режиме с некоторыми паузами. Реакторы от линкоров производили перезарядку батарей быстро. Очень быстро. Однако насиловать технику не хотелось, как и перегревать. В таком забеге любая поломка силовой системы могла закончиться плачевно.

– Как думаешь? Оторвались? – Поинтересовался Виктор на девятый день погони, изучая карту с безнадежно отставшими отметками. Расчетными, безусловно.


– Не знаю… – покачал головой Йондо. – Может быть. Если за нами не отправили линкоры, то все крейсера должны были отстать дня на два-три.


– Тогда давай сделаем остановку. Авральные работы. Проверь все и заряди батареи. На всякий случай.


– Включать маскировку?


– Конечно. Кто его знает, как на наше присутствие отреагируют арахниды.


– Мы до конца не знаем, действует ли на них наша маскировка или нет.


– Вот и узнаем... – сказал архонт и отправился к себе, чтобы немного вздремнуть.

Йондо постарался на славу. Кроме задействования самой лучшей, что удалось приобрести, маскировочной системы, он расположил корабль в астероидном облаке, сильно снижающем шанс обнаружения обычными методами. Конечно, панацеей это не было, однако, несколько часов покой в случае появления внезапных гостей из Имперского флота давало. Жаль только проскочить мимо они не могли. Сканирование возмущений пространства от гиперпрыжка явно должно было показать, что отсюда никто не уходил. А значит, уже через полчаса после прибытия противник включит активные сканеры и через несколько часов вычислит наличие объекта. Косвенно. Аналитически так сказать. По аномалиям.

После отдачи всех необходимых распоряжений Виктор уже к себе, чтобы вздремнуть. Всяко лучше, чем нервничать на мостике в ожидание появления врага каждую секунду. Однако и часа не прошло, как Йондо сообщил по имплантату связи о появление линкоров Имперского флота. Сразу трех.

Пока архонт спешно добирался до мостика ситуация успела накалить.

– Что это? – Как-то хрипло спросил Виктор, указывая на странные, похожие на дирижабли, махины, выныривающие из подпространства. Каждый не меньше Имперского линкора. Но их только уже прибыло дюжина.


– Корабли арахнидов. Мне их классификация не известно, но… обычно они сильно меньше.


– Нас засекли?


– Не знаю. Вряд ли линкорам сейчас будет до нас. При таком раскладе сил им мало что светит.


– А нам?


– Опять же – не угадаешь. Скоростные и энергетические возможности кораблей арахнидом мы знаем лишь приблизительно. ИСКИН не может их идентифицировать, хотя в него загружена вся информация по арахнидам, которую мы смогли найти на черном рынке.


– Подготовиться к прыжку. Участвовать в битве титанов я не хочу. И да – почему они не обмениваются ударами? Наверняка же уже в зоне поражения друг у друга.


– Если бы я знал….

Спустя пять минут ИСКИН сообщил, что к прыжку все готово.

Но Виктор спешил. Ему было безумно интересно, чем закончится эта странная встреча. Линкоры пятились полным ходом, не рискуя повернуться бортом или кормой. Враг же выстроившись в условно линейную формацию, продвигался вперед. Причем к указанной дюжине тяжелых кораблей арахнидов за минувшие двадцать минут добавилось еще десятка три «сигар» поменьше, которые уже удалось идентифицировать.

– Странно, – произнес Виктор. – Что вообще здесь творится? Они же враги? Почему арахниды не атакуют?


– Если бы я знал… – также пораженно ответил Йондо.


– Зато знаю я, – подала голос Мирра.


– М?


– Арахниды нас видят, несмотря на все ухищрения.


– И как это объясняет тот факт, что бой так и не завязался?


– Посмотрите на вектор движения эскадры арахнидов. Она отсекает нас от линкоров. Имперскому флоту начинать бой не выгодно. Эти три линкора, очевидно, разнесут очень быстро. Слишком уж неравные силы здесь встретились. А вот арахниды, вероятно, не хотят, чтобы нас уничтожило шальным выстрелом. Линкоры сильно бьют. Нам одного-двух попаданий будет достаточно для уничтожения.


– Оу… – озадаченно произнес Виктор. В его голове все буквально вскипело. Ведь по всему выходило, что арахниды не только знали, что происходит у их соседей, но и владели оперативной информацией. – Все это выглядит ужасно интересно. Я бы даже сказал – смертельно. Мда. Йодно, аккуратно отходим вот сюда, – ткнул архонт пальцем на карте планетной системы. – Быть готовым к прыжку в любой момент.



Часть 4 – Кроличья дыра


У меня положение безвыходное, но я хоть брыкаться могу!


Льюис Кэрролл «Приключения Алисы в Стране чудес»


Глава 1

Первая же попытка тихонько смыться была жестко пресечена арахнидами. Выстрел каким-то энергетическим лучом прямо по курсу рейдера «Арно» явно дал понять, что дергаться не стоит.

И Виктор решил не испытывать судьбу. Пока, по крайней мере.

Так-то может быть он и попытался бы удрать, только вот для прыжка требовалось минуты две. И никаких гарантий того, что арахниды не заметят приготовления, никто дать не мог. А одной продемонстрированной подачи было достаточно, чтобы разнести рейдер в пыль. По крайне мере, ИСКИН выдавал именно такое ожидание.

Включив тормозные двигатели и сбросив маскировку по причине ее не нужности, рейдер «Арно» покорно замер. Долго ждать не пришлось. Из самого крупного корабля флотилии арахнидов вылетело с десяток малых объектов размером сильно меньше легкого бота. И, прицепившись к «Арно», аккуратно отбуксировали его к флагману, где деловито запихнули в специально открывшуюся полость.

Часа не прошло, как этот грандиозный левиафан поглотил «Арно».

– Приплыли… – тихо произнес Виктор, наблюдая показатели внешних датчиков и камер.


– Давление в норме. Состав воздуха в норме. Гравитация в норме… – констатировал ИСКИН, обобщая материалы, полученные от наблюдения за камерой, в какую они угодили.


– И что делать будем? – Робко поинтересовалась Алларисса, бледная и испуганная как никогда.


– Ждать хоть какой-нибудь связи, полагаю, – тихо произнес Виктор. – Корабельного вооружения у нас нет, чтобы вырваться. Да и, если честно, удрать мы, по всей видимости, все равно не сможем. Даже если сразу оторвемся – нас нагонят. Не говоря уже о том – куда бежать? Границу с арахнидами сторожат силы Имперского флота. Нам через нее не прорваться незаметно, особенно после случившегося. Там наверняка всем хвосты накрутили. А во владениях арахнидов мы просто не ориентируемся. Даже если оторвемся – все бестолку. Как-то иначе я себе представлял эту встречу.


– Не ты один, – покачала головой Алларисса. – Не ты один.

Спустя час после попадания в чрево огромного корабля, датчики «Арно» зафиксировали какое-то движение.

– У нас гости, – выдал Йондо, привлекая внимания Виктора и его окружения. После чего вывел картинку на экран.


– Ну… могло быть и хуже… – как-то рефлекторно произнес архонт морщась.

Четверка мощных инсектоидов, словно сбежавших со съемок кинофильма «Звездный десант», мерно вышагивала вокруг пятого объекта. Кто или что это было – не угадать. На первый взгляд – нечто гуманоидное. Две ноги, две руки, голова да жопа. Но вот пропорции очень странные, выдававшие что-то безмерно далекое от млекопитающих, да и вообще высших животных. Не говоря уже о больших фасеточных глазах да «хавальца» с мандибулами.

Добрались.

Остановились недалеко от стандартного посадочного шлюза рейдера.

– И как, интересно, он с такой хренью вместо рта, говорить будет? – Удивленно покачал головой Йондо, оставшись, впрочем на месте. Мало ли что?

А вот Виктор в сопровождение Аллариссы и Михаила отправились на переговоры. Задраили внутренний люк переходного шлюза. Приняли боевую трансформацию. Наложили защитные чары, позволяющие даже в открытом космосе болтаться. Продули шлюз. Открыли внешний люк. Вышли на кромку, не спуская траппа. Опасно сближаться с этими созданиями не хотелось совершенно.

«Приветствую тебя осколок Белого огня» – прозвучало у Виктора в голове, от чего он нешуточно вздрогнул. Ладно, допустить, что эти инсектоиды могут ментально общаться, он мог. Но откуда им известно про пророчество, которым ему в свое время Ализель и Ллос все уши прожужжали. Причем часть, желаемая Ллос, так и не сбылась. Даже более того – сама паучиха прекратила свое божественное существование, став дхарами.


«Почему ты называл меня осколком Белого огня?» – После небольшой паузы поинтересовался Виктор.


«Так назвала тебя наша госпожа. Она слышала шепот с далеких звезд. Она знала, что ты придешь».


«Даже так? А зачем я ей?»


«Мне это не известно».


«Мы направляемся к ней?»


«Да. Она приказывала не медлить».


«Я могу отказаться от приглашения?»


«Нашей госпоже не отказывают».


«А если, я все-таки откажу?»


«Ты нанесешь ей оскорбление, и мы тебя уничтожим. Но не стоит волноваться. Тебе ничто не угрожает осколок Белого огня».


«Мне и разумным, которые пришли вместе со мной?»


«Госпожу интересуешь только ты».


«Тогда почему вы не нападаете на тех, кто меня сопровождает?»


«В этом нет необходимости» – после небольшой паузы ответило существо. – «Они служат тебе, а значит – смогут пригодиться. Ведь нам неведомо желание Госпожи. Расстраивать ее по таким мелочам – не разумно. Кроме того, велик шанс твоей гибели в случае нашего нападения. Бессмысленный риск».


«Это все?» – Поинтересовался Виктор, не желающий продолжать разговор с этим странным созданием. Слишком уж он его заводил. Хотелось размозжить его хитиновую голову так, чтобы все содержимое расплескалось.


«Твоя злость ничем не оправдана», – ответило существо.

«Угроза тем, кто идет со мной – угроза мне. Нападение на них – нападение на меня. Это моя стая. Мой рой, если тебе так будет понятнее».


«Мы учтем», – все также невозмутимо ответил инсектоид. – «Перелет займет девять стандартных суток. Очистку воздуха мы обеспечим. У вас достаточно продовольствия?»


«Достаточно».


«Приятного полета», – ответило существо и, развернувшись, направилось обратно – к тому шлюзу-клапану, откуда появилось. В сопровождение своего жутковатого эскорта.

Виктор деактивировал боевую трансформацию и, вместе со своими спутниками вернулся внутрь. Не забыв скинуть им слепок ментального разговора. Ну а те дальше пустили – через десять минут все на корабле знали, о чем их архонт с насекомым болтал. Именно их архонт. За те несколько месяцев, проведенных в единой команде, даже кхеты перестали воспринимать его настороженно и боязливо. Он ведь их не третировал и не унижал. Даже до магической клятвы верности не доходило, чтобы ограничивать их поступки.

– Что-то мне к этой Госпоже в гости лететь не хочется. Совсем. – Констатировала общее мнение Алларисса. – Какие у нее на тебя виды – не ясно. А вот мы точно воспринимаемся этими тварями только как корм, который пока еще нельзя сожрать.


– Портал работает?


– Увы, – развела руками Алларисса. – Мы сидим в полной изоляции. Эта камера блокирует любую магическую связь с чем-либо снаружи. Ты с Ллос и Сиракс связаться можешь?


– Да, – ответил Виктор спустя пару минут. – Они тоже говорят, что наш портал неактивен. Словно его разрушили.


– Проклятье! – Прорычала Алларисса.


– Командир? – Подал голос Йондо. – Ты только скажи, что делать. Нам тоже на корм идти не хочется. Да и твоя судьба, если мы долетим до этой Госпожи, вряд ли будет радужной.


– Что вы психуете-то? Подумаешь, захватили? Меня намного больше интересует, откуда эта Госпожа знает о пророчестве, гулявшем по Вольтрану-17. На эту планету, находящуюся далеко в глубине владений Империи, и местные-то особенно не бегают. Так – кое-какие наблюдения за общей активностью.


– Пророчество есть в базе, – произнес Йондо. – В свое время дхарами почему-то на нем сильно зациклились. Мы вообще не сильно адекватно воспринимаем пророчества, считая их пустословием. Но в этот раз записали.


– Первую оригинальную версию?


– Конечно. Зачем нам толкования? Они, как известно, в таких делах камня на камне не оставят и все исказят до полной потери узнавания.


– В базе корабля оно есть?


– Увы. Его сдали в центр еще до моего рождения. Я о нем узнал, только изучая архивные записи той наблюдательной базы, когда дела принимал. Нужно было понять, что происходит на планете. Мой предшественник почему-то уделил этому пророчеству очень много внимания.


– То есть, арахниды могли узнать о пророчестве через утечку где-то в штабах?

– Разумеется. Хотя я не представляю себе, как это возможно. Ты же видел этих тварей. Они омерзительны.


– Пока мы знаем только то, что знаем. Эти инсектоиды по какой-то неведомой причине владеют очень большим объемом информации об Империи. Включая самую оперативную. Я бы даже сказал – горячую. Иначе так грамотно встретить нас не смогли бы.


– Милый, – с трудом сдерживая дрожащий голос, произнесла Алларисса, – это все очень интересно, но как мы будем отсюда выбираться? Я уже с ума схожу. Мы же внутри огромного живого организма. Ему ничего не стоит пустить сюда пищеварительные соки, а потом впитать вкусную и питательную пищу в удобном для себя виде.


– Мирра, Аллариссе не нужно так волноваться. Это дурно может сказаться на беременности. Обрати уже эту каракатицу в вампира.


– Что?! – Опешила приемная дочь.


– А что такого? Эта дрянь живая? Вполне. Главное придержи эту сущность от пожирания всех и вся внутри себя. После обращения мне нужен полный доклад по обстановке. Сколько тут живности и какая для чего требуется. И да – сразу же заблокируй какое-либо взаимодействие с тем отсеком, где сидим мы. Чтобы не пробрались.


– Пап, я не хочу грызть эту гадость.


– В текущей ситуации это единственный выход. Я уверен, тебе тоже не понравится быть съеденной. Хоть болевой порог и занижен, но все равно неприятно. Кроме того, такой огромный комок жизни отлично наблюдается на радарах. Обращение его в нежить должно затруднить наше обнаружение. Это наш шанс.


– Я поняла, – недовольно скривившись, произнесла она.


– А мы тебя прикроем. Заражение ведь не быстро проходит. Я убежден, что если эта саранча догадается, сюда всякой твари набежит масса. И да – всем внимание. Воевать будут только и’ри’тори в боевой трансформации. Остальным сидеть на корабле и не высовываться. И да… – Виктор повернулся к Лейлит, со скучающим видом, молчащую в уголке. – Сил у тебя немного, но, думаю, сможешь временно сделать всех и’ри’тори, идущих в бой, своими жрецами?


– Хочешь скормить мне этих насекомых?


– Да. Чего добру пропадать?

Спустя пять минут по всему огромному телу космического левиафана пошли судороги и раздался какой-то немыслимый стон. Словно само тело издавало звуки.



Глава 2

Шел седьмой час борьбы.

Мирра пыталась обратить гигантский корабль арахнидов в нежить, в то время как эскорт, сопровождавший этого левиафана, подошел вплотную и накачивал его жизненной силой. Та еще забава. Ведь всю вкачиваемую силу поглощала Мирра, стремящаяся умертвить эту живность. Выпить ее.

К исходу первого часа Лейлит пришлось спешно наделять высшего вампира статусом своего жреца, потому что девушку едва ли не разрывало от переполняющей ее энергии. Слишком много. Невероятно много. Но она держалась.

Еще через три часа Лейлит прекратила впитывать, шедшей ей обильной рекой силу. Ее было слишком много для богини, которая всю свою жизнь довольствовалась лишь крошками. У бедолаги чуть не произошел образно говоря заворот кишок.

Пришлось экстренно подключаться Виктору. Все-таки архонт это не простой и’ри’тори. Он может оперировать совершенно иным порядком энергий. Теоретически, конечно. До этого уровня он пока не развился.

Мирра была не в себе и ничего умнее не придумала, как прервавшись на пару минут, провела ритуал высшего подчинения. Рефлекторно совершенно. Раз и она уже дочь Виктора не только номинально, но и иерархически. То есть, он стал восприниматься ей как глава гнезда со всеми вытекающими возможностями. Точнее втекающими, потому что, не думая ни мгновения, она вновь вгрызлась в корабль и направила бурный поток силы папаше.

Виктор потерял сознание на десятой минуте накачки. Упал и стал как-то странно окукливаться, прекратив отвечать на любую ментальную связь. А вот энергию потреблял охотно и всю, да еще чуть ли не с урчанием голодного желудка.

Но ничто не может длиться вечно.

Пять линкоров арахнидов поменьше, буквально прижавшихся к погибающему товарищу, наконец-то прекратили его спасать. Слишком много сил ушло. А положение умирающего становилось все хуже и хуже.

Прекратился приток внешней силы.


Десять минут тягостных стонов.


И все.

Космический левиафан вздрогнул всем телом, издал последний протяжный стон и умер.

Однако линкоры, прижавшиеся к теперь уже мертвой туше гигантского космолета, не спешили отчаливать.

– Что происходит? – Робко поинтересовался Йондо, которому датчики корабля показывали совершенно удивительные вещи.


– Спасательную операцию готовят, судя по всему.


– Нам, я полагаю, не вырваться?


– Со стороны шлюза прижато тело корабля…. – как-то отрешенно произнесла Алларисса.


– А что с командиром?

– Если бы я знала… – тяжело выдохнув, ответила она, обратив свой взор к странному образованию, возникшему на том месте, где сначала стоял, а потом лежал Виктор. На вид – гигантское яйцо с толстенной скорлупой, пронизанной пульсирующими кровеносными сосудами. Причем оно не просто так валялось, а находилось на подставке из странных, темно-фиолетового цвета корней, оплетающих нижнюю часть скорлупки.


– Может быть освоение новой трансформации? – Задумчиво произнес Михаил, пораженный увиденным не меньше Аллариссы и остальных, хоть немного разбирающихся в природе и’ри’тори разумных.


– Мирра как там? Очнулась?


– Да, – ответил Михаил, направляясь к девушке, пытающейся выбраться из какой-то жижи, натекшей вокруг нее. – Еле ползает.

Подхватив Мирру и усадив спиной к стенке мертвого корабля, он попытался привести ее в порядок. Та никак не хотела открывать глаза и бормотала что-то бессмысленное и непонятное.

Пара оплеух.

И Михаил захрипел от того, что вампирша рывком добралась до его горла. Сдавила так, что в глазах потемнело и что-то противно захрустело.

Он попытался высвободиться, но куда там. Эта бестия оказалась куда как сильнее и крепче старой Мирры.

«Она обезумела» – пронеслось у Аллариссы в голове мысленная фраза Михаила. И та бросилась на помощь.


– Прекрати! – Заревела древняя и’ри’тори и, побледнела, потому что изящная ручка Мирры, с внезапно отросшими когтями остановилась в паре миллиметров от ее шеи. Еще бы чуть-чуть и ее голова осталась болтаться на одном позвоночном столбу и обрывках мягких  тканей.

Пауза длилась пару минут, пока Мирра приходила в себя.

Медленно переведя взгляд на Михаила, она нехотя разжала руку. После чего вновь сползла по стенке.

– Ты в порядке? – Спросила Алларисса, присев рядом. Ей хоть и было дико страшно, но она держала себя в руках. Пыталась.


– Не знаю, – каким-то потусторонним голосом произнесла Мирра. – Я себя очень странно ощущаю.


– У тебя глаза изменились. Появилась радужка, зрачок и белок. А раньше полностью черными были. – Сказала Алларисса и сбросила девушке образ по ментальному каналу. – Ты Виктора чувствуешь?


– Да.


– Что с ним?


– Перерождается. Во что – не знаю. Да и во что я сама превратилась – не понимаю.


– А какие ощущения?


– Странные… очень странные. Все тело болит. Каждый его кусочек. И эти странные импульсы по всему телу. Кажется, у меня начало биться сердце.


– Так и есть, – мягко улыбнувшись, произнесла Алларисса, аккуратно обнимая это странное существо. – Ты воспринимаешься как что-то едва живое.

– Я уже не вампир?


– Не знаю. Коготки ты на руке вырастила очень даже внушительные. Да и клыки выпустила довольно пугающие. Никогда ничего подобного не встречала.


– И ты сильная, – добавил Михаил, потирая горло после спешного лечения раздавленной гортани. – Непреодолимо сильная. Я не мог тебе сопротивляться даже в теории. Может быть в боевой трансформации и вышло бы, но даже так я не отличался хилостью по меркам магических созданий. Ведь мое тело претерпело немало улучшений. Не так, как у твоего отца, но все-таки. А ты, с виду изящная девушка, смогла меня едва ли не переломать всего, полностью игнорируя мое сопротивление. Просто невероятно!


– Хм… – довольно хмыкнула Мирра. – Надеюсь, за эту силу потребуют не слишком дорогую плату. Надо выяснить, что на меня негативно действует.


– Потом. Сейчас нужно понять, как помочь Виктору.


– Никак, – пожала плечами Мирра, вставая. – Он перерождается. Я чувствую, что ему нужно время.


– А эта туша мертва? – Спросил Михаил, кивнув на стенку корабля.


– Как и я некогда.


– Нас облепило пять линкоров арахнидов. Они готовятся к спасательной операции, я полагаю, – произнесла Алларисса. – Не уверенна, что мы сможем устоять, если они атакуют. Лейлит без сознания. Виктор тоже. А нас они могут просто завалить трупами.


– Минутку… – кровожадно оскалилась Мирра и закрыла глаза.

Миг. И она уже ощущает себя огромным кораблем, облепленным со всех сторон… ЕДОЙ!

– Сожри их всех! – Прорычала Мирра, отправляя этой гигантской нежити приказ как вербально, так и ментально. И активно включившись в процесс целеуказания.

Несколько секунд и огромная туша вздрогнула, выпуская тысячи щупальцев, жадно впившихся в борта живых космических кораблей. И стон, дикий, ужасный стон раздался вокруг.

Но не прошло и пяти минут, как Мирру выгнуло и новый, куда более мощный поток энергии через нее устремился к Виктору. Ведь гигантский корабль-нежить подошел к вопросу предельно утилитарно. Он не просто откачивал свободную жизненную энергию из резервуаров. Нет. Отнюдь. Она разбирал и дезинтегрировал каждую клетку в телах своих жертв, не желая потерять ни крохи силы. А все, что он не мог поглотить сам, заботливо скидывал своей маме. А та, в свою очередь, переполненная энергией по макушку, своему папе.

Какие-то мелкие корабли, подошедшие достаточно близко, попытались удрать. Но ничего не вышло. Хищные жгуты выстреливали довольно далеко, сразу же парализуя своих жертв. И начиная активно поглощать….

Спустя девять часов все было кончено.

Вокруг гигантского комического левиафана, медленно втягивающего свои щупальца, витали облака праха, некогда бывшие живыми существами. Странными. Опасными. Но живыми.

И в этот момент скорлупа треснула.



Глава 3

Виктор стоял на мостике своего нового корабля и наблюдал за тем, как все вокруг суетятся. Корабль спешно приводился в порядок после обращения и поглощения коллег. Он же, чуть прикрыв веки, ковырялся в памяти этого странного некротического создания, пытаясь понять, что делать дальше.

Из скорлупы архонт вылупился практически без последствий. Аура стала жутковатой, правда. Но да ничего. Ну и косметические коррекции небольшие пришлось претерпеть. Теперь его глаза светились не только в момент эмоционального всплеска, а постоянно, и не золотым, а каким-то ярко-фиолетовым цветом, местами переходящим в гелиотроп. Да и все, собственно. Базовое тело ничем иным больше не отличалось внешне.

А вот внутренне он, как и Мирра, просто не могли понять то, что с ними произошло. Оставалось только гадать.

– Ты стал какой-то странный… – Аккуратно коснувшись архонта, произнесла древняя и’ри’тори. – С тобой все в порядке? Может быть, я могу чем-то помочь?


– Мы с Миррой, по всей видимости, поглотили очень много энергии. Слишком много. Мы изменились. Сильно. Не уверен, что я все еще архонт. А принимать боевую трансформацию откровенно боюсь. Просто страшно. Я видел запись поведения Мирры. Сквозь нее явно прорывался монстр, что, впрочем, и она сама подтвердила. Внутренняя борьба и дискомфорт усилились. Что будет со мной? Трансформация может пустить все в разнос. А энергии там такие, что мне даже страшно представить. Я не хочу потерять вас… и себя. Безумие. Одержимость. Потеря личности.


– Все так плохо?


– Не знаю… не понимаю… Я даже не уверен в том, что я сейчас все еще и’ри’тори. Вполне возможно, что под напором таких энергий я преобразился во что-то новое.


– Я буду рядом с тобой. Чтобы не случилось.


– А если я сойду с ума? – Хмуро поинтересовался Виктор.


– Тогда мы погибнем вместе, – подвела черту Алларисса. – Постарайся не потерять рассудок, ведь рядом буду я и твой ребенок.


– Лишний повод?


– Да. Думаю, он не повредит. Если же ты сойдешь с ума, то нам все равно не жить.

Внимательно посмотрев в глаза этой древней, но безупречно выглядящей женщине, архонт коротко кивнул и вернулся к изучению знаний корабля и его структуры.

Пять обычных линкоров, девятнадцать малых и средних кораблей, около семи тысяч разумных массой от пятидесяти до двухсот килограмм и натуральная прорва запасенной жизненной силы. Именно столько удалось поглотить Виктору, Лейлит, Мирре и новому некротическому созданию, которого архонт нарек «Малышом». Не поровну, разумеется. Но каждому досталось очень прилично.

«Малыш» стремительно преображался.

Утилитарность некротических созданий не требовала каких-либо излишеств. Только голый практицизм и функционализм. Тем более что массы органов больше не требовалось. Псевдо-живой корабль-вампир. Жуть! Бред! Кошмар! Однако Виктор в течение трех суток наблюдал, как эта громадина преображается….

Четвертые сутки принесли сюрприз.

В сектор, где дрейфовал «Малыш», нагрянуло неприлично много кораблей арахнидов. Больше всякой мелочевки, но и линкоров хватало. Впрочем, огромный кусок неживой органики детектировался сканерами из ряда вон плохо. Тем более что корабль недурно экранировал возмущения пси-поля, внутри периметра, да и всякую мелкую живность в его утробе не обнаружишь. Поэтому гостей на «Малыше» заметили, а его пока нет. Хотя, конечно, это был вопрос времени. По косвенным возмущениям если не через час, так через сутки обнаружат.

– Что будем делать? – Нервно поинтересовался Йондо. Боевые возможности нового корабля его, конечно, сильно впечатлили. Но воевать с огромным флотом казалось довольно безнадежной затеей.


– Как что? Продолжим движение в гости к той, что нас так услужливо пригласила.


– Серьезно?


– Малыш, дай связь с их флагманом, – произнес Виктор, обращаясь к некротическому гиганту.

Спустя десять секунд на специальной площадке мигнув, появилась голограмма уже привычных инсектоидов – тех самых, которые наиболее гуманоидного вида. Ну и, само собой, раздался дивный стрекот нечленораздельных звуков.

– Малыш, переводи, – бросил Виктор и, получив подтверждение технической возможности и оперативной готовности, извинился за происшествие, вызванное неуважительным поведением переговорщиков. Дескать, угрозы кому-либо из его стаи он прощать собирается.

С той стороны зависли, очевидно, переваривая.

Поэтому архонт, добивая собеседников, предложить не медлить и поспешить к Госпоже, которая и так заждалась. А то мало ли до чего эти «тараканы» додумаются. Вдруг напасть решат? Не нужно их провоцировать. Из этой потасовки они могут живыми и не выбраться. Тем более, что взглянуть на эту мифическую Госпожу было крайне любопытно.

Инсектоиды немного подумали, после чего дали свое согласили.

– Думаешь, проглотили? – Усмехнулась Мирра.


– У них есть выбор? Я уверен, что они сразу же бросились докладывать. Шесть линкоров, включая флагман, не каждый день они теряют. По крайней мере, «Малышу» о том неведомо. Инсектоиды, как я понял, довольно логичные создания. Вряд ли они надеются выйти победителями из возможного конфликта без серьезных потерь. А они и так зашкаливают. Тем более что нас они до сих пор не видят.


– Ты считаешь?


– О, это легко проверить. «Малыш» – дай полный ход, и выйти на свет.

Как Виктор и говорил – не видели. А заметив, шарахнулись в разные стороны. И лишь спустя четверть часа смогли начать выстраиваться в ордер. Слишком уж жутко выглядел некротический космический левиафан, покрытый антрацитово черной чешуей, буквально впитывающей свет и разнообразные излучения.



Глава 4

Девять суток полета закончились как-то быстро. Можно даже сказать – внезапно. А все потому, что как Виктор, так и вся его команда была всемерно занятны весьма напряженной работой.

Малыш перестраивался, все дальше и дальше отдаляясь от того образа дирижабля переростка. Его обводы приобретали хищные, агрессивные черты. Геометрия становилась более утилитарной, практичной и логичной. А внутренние помещения обрастали облицовкой из костяных плит…. И все на глазах сопровождающего ордера арахнидов.

Ради этих целей с Цереры-10 загружалось изрядное количество всевозможного корма. То сотни тонн костей со скотобоен для расщепления и переработки. То хитин или еще какое-нибудь сырье, требующееся молодому и растущему организму псевдо-живого космического корабля.  Владения Империи также охотно делились всем необходимым, через контрабандистов.

Жизнь кипела, едва оставляя время на отдых.

Но вот, наконец, ордер добрался до довольно странной планеты.

На вид она была вроде бы красивая и весьма зеленая. Однако это и настораживало. Как-то в голову не лезло, что руководство арахнидов может сидеть на такой симпатичной планете. Подсознательно ожидалось что-то жуткое и кошмарное.


Пришли координаты, на которые нужно спустить бот. С Виктором, разумеется.

Рисковать всеми архонт не решился. Поэтому, кроме пилота в легком боте к поверхности планеты отправился он сам, а также кхет Грут и и’ри’тори Михаил. Этакий почетный эскорт. Очень хотелось взять с собой дочку и Аллариссу, но ими в сложившейся обстановке он рисковать не имел права. Хотя они и просились.

Час полета с изрядно пологой траекторией.

Посадка.

Весьма изящного вида площадка, окруженная мраморными перилами, аккуратно постриженными кустарниками и прочими декорациями. Она больше напоминала вертолетную площадку, чем зону «парковки» малых космических ботов с вертикальной посадкой. Да и вообще, обстановка вокруг выглядела пугающей. Нет, ничего явно страшного не было. Просто Виктор, на всякий случай перепроверил координаты. А то, мало ли, на Землю попал? Очень уж ей тут пахло.

У выхода с посадочной зоны не было, никакой толпы вооруженных и крайне опасных созданий. Отнюдь. Там просто стоял Чебурашка во фраке.

– Вас ожидают, – наконец произнес он, видя полное недоумение на лице Виктора. – Следуйте за мной.

Архонт, будучи натурально раздавленным увиденным, безропотно пошел за этим экзотическим дворецким. Ну, или кем он там является.

Пять минут спокойного шага и вот они уже вышли на полянку, от вида которой Виктор почувствовал себя персонажем анимэ. Глаза как блюдца. Челюсть на груди.

Мягкий, пасторальный пейзаж с березками да елочками, ромашками да лопухами обрамлял тихий ужас любителей пафоса в фантастике. По левую руку два имперских штурмовика мерно пилили огромное бревно самой обыкновенной двуручной пилой. Без спешки. А третий деловито колол получившиеся чурбаны и складывал их в поленницу под навес. По правую руку приснопамятный гном Балин с очень серьезным видом жарил шашлык, заткнув свою пышную бороду за пояс. Во избежание, так сказать. Причем запах был просто потрясающий – сразу видно – старый гном знал что делает. По центру же этой «картины маслом» возвышалась внушительных размеров избушка на курьих ножках. Этакий мутант-переросток в три этажа с мансардой, на крыльце которого сидела с задумчивым видом лично Королева Клинков да чистила картошку, кидая грубо обструганные огрызки сего корнеплода в эмалированную кастрюлю. Ее образ дополняли валенки с ромашками на голенищах, засаленный фартук неопределенного цвета и платок, кое-как стягивавший непослушные «членистоногие» дреды.

Виктор завис.

Конкретно.

Минут пять так и простоял, пока дворецкий не кашлянул, привлекая внимание своей хозяйки. Королева клинков подняла взгляд на гостей. Характерно так усмехнулась. Отшвырнула картошку вместе с ножом в тазик с очистками. И вытерев руки о фартук, неторопливо встала, расправляя свои костистые крылья так, словно они затекли.

– Баба Сара! – Нервно воскликнул Виктор. – Я не узнаю тебя в гриме!


Глава 5

Прошли сутки с момента первого контакта.

Уровень бреда не снижался.

Виктор даже позволил себе пощупать тушку Королевы Клинков, пытаясь найти несоответствие. Чем вызвал приступ смеха Госпожи. Но сопротивляться любопытным лапкам она не стала и позволила себя всю вдумчиво обмацать. Одна беда – сколько не пытался архонт заметить различие между тем, что видит и тем, что ощущает – ничего не выходило. Иллюзия оказалась на редкость реалистичной.

С остальными героями его больного воображения ситуация обстояла аналогично. По крайней мере, он убеждал себя именно в том, что весь тот бред, который творился вокруг, не что иное, как плод больного воображения. В иное верить не хотелось.

– Может хватит уже? – Поинтересовался Виктор, шлепнув по упругой, укрепленной хитином попке Королевы Клинков. – Я уже оценил твое чувство юмора. Давай уже перейдем к делу.


– Тебе не нравится? – Демонстративно надула губки та, жестом руки отсылая демонессу Слаанеша, с которой до того мило о чем-то болтала. – А я так старалась….


– Мне понравилось. Серьезно. Просто твои усилия оказались чрезмерными. Или мы переходим к делу, или я ухожу. Если ты не забыла – я сам изъявил желание тебя навестить, хотя мог спокойно уйти.


– Мог, – охотно кивнула Госпожа. – Но не стал. И мне это приятно. Хотя уничтожение стольких кораблей несколько злит. Впрочем, я не виню тебя. Иначе бы встретила совсем по-другому.


– Я рад это слышать. Что тебе от меня нужно?


– Познакомиться.


– Познакомились. Виктор. Очень приятно. Как тебя на самом деле зовут, ты не скажешь, я думаю. Так что можно двигаться дальше. Какой у тебя был интерес со мной знакомиться?


– Разве у женщин не может быть своих секретов?


– Может. Михаил. Грут. Мы уходим, – бросил он через плечо своим товарищам.


– Госпожа тебя не отпускала! – Грозно произнес один из имперских штурмовиков, вставший, вместе со своими товарищами на пути к взлетной площадке с малым ботом.

Виктор прикрыл глаза, чтобы сдержать ярость, резко нахлынувшую на него. Глубоко вдохнул и с удивлением обнаружил, что чувствует жизнь. Вон стоит Михаил с его специфической, но яркой и сочной аурой. Вон Грут еле светится.


Архонт перевел взгляд на Королеву и вздрогнул от неожиданности. В ней пылало столько жизни, что ослепнуть можно было.

«Кто же она такая?» – Мрачно подумал он и кинул взгляд на имперских штурмовиков. На вид – обычные разумные. Вроде кхетов или людей. Жизненной силы мало и она весьма тусклая. То есть, перед ним, очевидно, были не иллюзии. Ну, если только не считать, что он огреб дубинкой по куполу и сейчас лежит без сознания, а все эти существа ему грезятся в бредовом сне.

Как ни поверни – ничего хорошего.

С другой стороны, себя нужно правильно ставить. Даже перед собственными галлюцинациями. А то разбалуешь, совсем берега потеряют.

Так что Виктор, оскалившись, потянулся к жизненной энергии этих имперских штурмовиков. Резко. Рывком. Стремясь вобрать в себя все до последней крупинки тех сил, что поддерживали жизнь в этих созданиях.

Однако не вышло.

Да, конечно, штурмовики повалились на землю без сознания, но что-то или кто-то вмешался, не давая осушить их и уничтожить.

– НЕ СМЕЙ ИХ ТРОГАТЬ! – Проревела Госпожа.


– НЕ УКАЗЫВАЙ МНЕ! – Ответил в том же тоне ей архонт. Изрядно сдобрив голос магией.

Они достаточно сблизились, чтобы пыхтеть друг другу в лицо. Сантиметров пятнадцать – максимум, что их разделяло. Глаза обоих обильно парили ярко-фиолетовым туманом. Оскалы демонстрировали зубы. Ноздри вздымались в тяжелом дыхании.

Странным было то, что, осознав по невероятному свечению жизненной силы степень могущества Госпожи Виктор ее не боялся. Нет, разум его отдавал отчет в том, что это конец. Что его отсюда если и отпустят теперь, то по частям. Но отступать он не желал. Не ей. Не сейчас. Словно внутри у него что-то переклинило.

Он зарычал.

Она поддержала, только в другой тональности.

– Командир, – тихо произнес Грут. – Мы в гостях.


– Мы уже уходим, – холодно ответил архонт.


– Вы не уйдете, пока я вас не отпущу, – в тон ему ответила Госпожа.


– А что ты сделаешь? Убьешь нас?


– Убивать? Нет. – Резко сменила ярость на недоумение эта странная особа. – Зачем убивать? Я тебя просто изуродую! – Взревела она и нанесла мощный и весьма хитроумный удар-комбо, в котором были задействованы и руки, и ноги, и острые клинки ее костяных крыльев.

Пара секунд.

И Виктор лежит на опушке леса, напоминая всем своим видом, жертву неопытного, но энергичного живодера. Впрочем, вполне живой и даже в сознании.

Мгновение.

И архонт, пыхнув ярко-фиолетовым туманом, принял боевую трансформацию, которую боялся все это время принимать. А тут как-то не подумал. Инстинкт сработал или что-то вроде этого.

Михаил сдавленно ахнул, увидев то, во что превратился его командир. Кхет благоразумно промолчал, медленно начав отступать в избушку. От греха подальше.

Отдаленно, конечно, Виктор напоминал самого себя в старом «золотом облике». Только стал больше, немного. Раза в три с гаком. Доспех стал еще более монументальным, стыдливо став черным с оттеснением золотыми прожилками. Само собой, расширившись конструктивно, прикрыв совершенно все тело и изменившись внешне по сравнению со старым. Энергетические крылья стали куда более масштабными и мощными. А все пространство вокруг тела Виктора оказалось объято пламенеющей дымкой ярко-фиолетового цвета, словно бы проистекавшей из активно парящих глаз.

Впрочем, он на себя никакого внимания не обращал, полностью прикованный взглядом к этой дикой особи.

– Ну, наконец-то, – выдохнула Госпожа и, пыхнув в свою очередь ярко-фиолетовым туманом, приняла такую же, как и Виктор, боевую трансформацию. Разве что ее тело выглядело более изящно.


– ЧТО ТЫ ЗА ТВАРЬ?! – Прогудел архонт.


– ТВАРЬ?! – Встречно прогудела дама. – НА СЕБЯ ПОСМОТРИ! КЛОУН!

Виктор невольно скосился на свои руки и вздрогнул.

– ЧТО ЗА… – Начал было он возмущаться, но осекся. Он наконец-то осознал, что принял боевую трансформацию и теперь лихорадочно пытался понять характер изменений.


– НРАВИТСЯ?

Вместо ответа Виктор пыхнул ярко-фиолетовым туманом и шлепнулся на попу в обычном человеческом теле. Только уже отремонтированном, разумеется. Ведь переход между трансформациями происходит через восстановление материальной оболочки по матрице.

Рядом пыхнуло еще одно облако тумана, оставив после себя женщину, визуально неотличимую от и’ри’тори.

– Адрия, – произнесла она. – Адрия ан’Ирэ.


– Ан’Ирэ? – Удивленно переспросил Михаил. – Мне казалось, что у и’ри’тори все родовые имена…


– У и’ри’тори – да. У ор’те’рай – нет.


– Так ты не и’ри’тори? – Удивился Михаил. – А похожа.


– Биологически – мы один вид. Просто ор’те’рай жили до завершения цикла, а и’ри’тори – зародились после из одичавших обломков цивилизации.


– Цикла? Какого цикла? – Напрягшись, поинтересовался Виктор.


– По достижению определенного уровня развития той или иной разумной цивилизации, вмешиваются рай’ду’ары. На самом деле я не знаю, как они сами себя называют. Так именовали их  ор’те’рай в прошлом цикле.


– И что они делают?


– Зачищают Вселенную от чрезмерно развитых цивилизаций.


– Боятся конкуренции? – Усмехнулся Виктор.


– Возможно, – пожала плечами Адрия. – Их мотивация нам не известна. Скорее всего, это просто способ их собственного развития. За счет других.


– А вся эта возня с арахнидами… – как-то рассеянно произнес Виктор, непроизвольно обмахивая рукой широкое пространство.


– Именно, – кивнула Адрия. – Я целенаправленно сдерживаю развитие их цивилизации, защищая от уничтожения. И я же, в свое время, помогла им уничтожить державу и’ри’тори, подбросив стратегически важную информацию.


– ЧТО?! – Взревел Михаил и… резко заткнулся, улетев внутрь избушки.


– Ясно, – кивнул Виктор, проводя товарища взглядом и отслеживая маркер жизни и целостность структуры. – А что от меня нужно?

– Похоже, рай’ду’ары раскусили меня. Мои разведчики стали все чаще видеть их наблюдателей. Так всегда происходит, когда их что-то привлекает. Сейчас еще и ты учудил с кораблем. Ты в курсе, что в той планетной системе, где ты встретил мой флот находились наблюдатели рай’ду’ары?


– Хреново.


– Еще как. И в этот раз я, по всей видимости, ничего сделать не смогу. Вероятно, они оценивают не только общий технологический уровень развития цивилизаций, но и их масштабность. Массивность что ли. А долгое противостояние кхетов и арахнидов привело к тому, что хоть технологии и сильно притормозили в своем развитии, но вот могущество обоих цивилизаций выросло невероятно. Пять тысяч лет назад кхеты были значительно слабее и жиже что ли.


– Но ты не ответила, что тебе нужно от меня?


– Когда я приказала отбить тебя и доставить ко мне, ты был еще на второй стадии. С тех пор многое изменилось. Ты перешел на третью стадицию эволюции ор’те’рай, которую никогда не достигали и’ри’тори. Одновременно с этим – привлек пристальное внимание со стороны рай’ду’ар. Весь мой план пошел коту под хвост полностью и всецело. Теперь – я не знаю, что делать.


– А хотела-то что?


– Большую войну устроить между кхетами и арахнидами, с целью их радикального ослабления. Параллельное возрождение цивилизации и’ри’тори и формирование некоего продолжительного цикла взаимного истребления и борьбы. Подобный шаг должен был снять опасность и отложить ее на какое-то время.


– И что не так в корабле и моем преображении?


– Перейдя на стадию вал’ситх’ара, ты защитился от ментального воздействия с моей стороны. Раньше я планировала подчинить тебя. Сейчас это невозможно. А значит, полноценного контроля попросту невозможно. Да и не нужно. Тебя видели рай’ду’ары, что само по себе очень плохо. Возвращение ор’те’рай их вряд ли обрадует. Ну и корабль. Так или иначе, он у тебя получился очень могущественным. Это качественно новый скачок в технологиях. Выход на тот уровень, когда они точно придут. Думаю, что это стало последней каплей и в некотором отдаленном будущем нам придется ждать гостей.


– Если ты ничего не выковыривала из моей головы, то… откуда весь этот бред, что творился на полянке?


– Так у меня есть глаза и уши по всей Галактике. Как только я узнала о появление архонта – сразу начала собирать о тебе материалы. Твою планету найти было сложно, но не очень. Дальше же – дело техники. Опрос знакомых. Изучение культурного слоя, в котором ты рос. И так далее.


– И как же ты ее нашла?


– Интервью, – улыбнулась Адрия.


– Интервью?


– Да, то интервью, что ты дал оппозиционному информационному агентству в Империи кхетов. В один из моментов, задумавшись, ты стал едва заметно выстукивать мелодию пальцами. Помнишь? А заодно и нашептывал слова. На каждой планете, населенной разумными существами, у меня есть ментально подчиненные агенты. Вот им я и скинула тот мотивчик. Дальше уже было дело техники. Ну а, поняв, что все пропало, мне ничего не оставалось кроме шутки. Бессмысленной и беспощадной.



Глава 6

Адрия задумчиво крутила левитацией медальончик над своей ладонью, пребывая в каком-то рассеянном состоянии. Злость, вызванная крушением всех ее планов, ушла, оставив после себя гнетущую опустошенность.

Виктор же, поняв, что история обретает очень опасный оборот, решил собрать оперативный консилиум из всех более-менее влиятельных особей своей стаи. Ну, или команды. Он пока не мог определиться с этим вопросом.

Гости все прибывали и прибывали, проходя через портал, открытый прямо в подземной резиденции этой древней ор’те’рай. И вот в помещение вошли Мирра с Ллос, мирно о чем-то беседуя. Адрия вяло мазнула по ним взглядом и вздрогнула, побледнев. Но лишь на пару секунд. Потом вновь вернулась к своему унынию. Впрочем, ее реакцию заметили все….

– Я была тогда еще совсем юной… – медленно произнесла Адрия, когда все расселись по своим местам. – Едва минуло пятьсот лет. Ни о чем серьезном не задумывалась. Моталась по мирам. Училась. Развлекалась…. Начало войны я пропустила. Как обычно ковырялась в природе одного из отдаленных миров в рамках учебного процесса.


– Кто на вас напал? – Поинтересовался мужчина в строгом костюме, представлявший союзников с Цереры-10.


– Не знаю. Мы называли их рай’ду’ар – крадущие жизнь. Внешне отдаленно напоминали вот их, – кивнула Адрия в сторону Мирры и Ллос. – Но только внешне. Магией, не владеют. Точнее могут, я думаю. Их аура вполне подходит для развития в этом направлении. Но, по какой-то причине принципиально избегают. Но главное заключалось в том, что они высасывали наши души вместе со всей жизненной силой. Ну, почти всей. После таких ударов рай’ду’ар оставались только высушенные мумии. Ничто не спасало от их способности пожирать жизнь…. Ни стены, ни магические барьеры. Даже расстояние в несколько десятков шагов. А еще у них были корабли, которые могли проделывать поглощение с орбиты. Я их не видела, но в эфире о них говорили.


– Они нежить? – Удивилась Мирра.


– Нет. Вполне живые. Развиваются в области технологий, в которых продвинулись очень далеко. Одно радует – их никогда не было много. Еще более малочисленная раса, чем и’ри’тори или ор’те’рай. Даже их корабли-разведчики – это, как правило, крошечные аппараты с одним, реже двумя членами экипажа. От них ничтожное возмущение полей, что вкупе с потрясающей маскировкой делает их обнаружение очень сложной задачей.


– А как ты выжила?


– Вернувшись из экспедиции, я внезапно для себя окунулась в войну. Сразу в ее пекло. Планета, на которой жила моя семья сражалась. Пыталась. На моих глазах два рай’ду’ар пожрали всю мою семью. Играючи. Специально позволяли сопротивляться, пытаться спастись. Бежать. А сами гнали. Наносили раны. Доводили до исступления от ужаса. А потом тех, кто уже их не устраивал, пожирали. Они такие быстрые, что мне казалось невозможно уследить за их движениями. Я их тогда впервые увидела…. – произнесла Адрия и замолчала, уставившись в пустоту.

– И все же. Как получилось, что вы убежали? – Вновь повторил свой вопрос представитель Цереры-10.


– Я сильный маг Природы. Нырнула в лес, который и замедлил этих убийц. Сама же прыгнула в свой небольшой научно-исследовательский кораблик и постаралась как можно скорее покинуть планету. А потом бежала, бежала, бежала. Одержимо, истово, игнорируя все и вся. Очнулась уже на этой планете, где забилась в какую-то глубокую нору. Через месяц эфир потух. Последние призывы о помощи пропали. Рай’ду’ары несколько раз появлялись рядом с планетой, но толстый слой породы и буйство живой природы, вероятно, смогли обмануть их сканеры. А может, им просто было лень возиться. Я ведь тут была одна и сидела тихо-тихо. Как мышка. Через год так и вообще, опасаясь сумасшествия, ушла в управляемый стазис на пять тысяч лет. В таком виде нас не обнаружить с орбиты.


– А что потом?


– Очнулась. Энергии накопилось много, поэтому я провела над собой процедуру перехода к третьей стадии личного совершенствования ор’те’рай. А потом, лет через пять напряженного прослушивания эфира, решила отправиться полетать – посмотреть. Так я нашла и’ри’тори. Особенно в их жизнь я не вмешивалась. Больше наблюдала и общалась. Я была счастлива до слез, что кто-то из моего вида выжил.


– Странно, – задумчиво произнесла Алларисса, – почему я о тебе ничего не знаю?


– Знаешь, еще как знаешь, – усмехнулась Адрия. – Я была подругой твоего деда. Правда, под другим именем. Да ты и сама должна меня помнить. Наверное. – Сказала она и продемонстрировала всем мнемо-голограмму с малышкой Аллариссой, дедом и ее скромной персоной, стоящей чуть в стороне.


– Не может быть! – Ахнула древняя и’ри’тори.


– Вспомнила?


– Да! Да! Вспомнила! Дед тебя боготворил! Помню, он сильно сокрушался, что ты больше не приходишь. Он знал, кто ты?


– Нет. Я боялась об этом говорить. Тогда.


– А что потом? Почему ты отвернулась от нас во время войны?


– Потому что ваши архонты посчитали меня сумасшедшей, когда я им предложила завязать с кхетами долгую войну на истощение. Ведь корабли рай’ду’аров вновь стали слишком часто появляться на наших просторах. Они меня не послушали. И… я была вынуждена вмешаться, чтобы выжил хоть кто-то. И’ри’тори, видимо, получили по наследству все старые болезни ор’те’рай. Они стали такие же гордые и заносчивые, считая себя всесильным центром мироздания….


– Неужели нельзя было их никак убедить?


– Увы. Когда я попыталась – меня подняли на смех и запретили больше находиться в их владениях. Даже твой дядя, – кивнула она Аллариссе, – хотя до того пытался за мной ухаживать. Он, кстати, кричал громче всех, считая себя обманутым. Это… это было похоже на какое-то сумасшествие. Поэтому я была вынуждена обратиться к Императору кхетов и передать в его руки сведения, открывающие перед кхетами реальные шансы на победу. Очень кровавую победу, которая не только уничтожала цивилизацию и’ри’тори, но и так подрывала положение кхетов, что они на долгие тысячелетия замедлялись в развитии.


– А история с арахнидами? Почему ты их не применила против и’ри’тори?

– Потому что еще не создала. Какое-то время после разгрома и’ри’тори я старалась поддерживать в Империи кхетов склоки и противоречия, но потом, поняв, что все бесполезно, решила зайти с другой стороны…..


– Грустная и очень кровавая история, – констатировал Виктор. – Но почему мы должны тебе верить? Может быть, ты нас обманываешь с целью манипуляции.


– Так будет легче верить? – Усмехнулась Адрия, открывая перед Виктором свои ментальные блоки. – После того, как один буйный малолетка сломал мне все планы, я больше ничего не хочу. Все. Перегорела. Хочешь – перережь мне горло ножом – даже сопротивляться не попытаюсь. – Сказала она дрожащим голосом, а по лицу потекли слезы. – Я уже давно должна была сдохнуть. Но все бегала, пытаясь обмануть смерть и судьбу. Чего-то хотела. К чему-то стремилась, тысячелетиями работая над глобальными вещами. А потом пришел один малолетний наглец и все испортил. Я…. Я больше не могу и не хочу ничего….


– Это правда? – Повел бровью представитель с Цереры-10.


– Да, – выдохнул ошарашенно Виктор. Она действительно открылась перед ним и… такая боль, такая пустота и обреченность. Перед глазами новоявленного вал’ситх’ара вставали жутковатые сценки гибели ее родичей. Такие далекие, и такие реалистичные, словно только что все произошло. Запахи. Крики. Ощущения….

Несколько секунд помедлив, он встал. Решительно подошел к совершенно потерянной Адрии. Взял ее на руки и ушел вглубь помещений. Их расположение он теперь прекрасно знал, ведь дама не спешила закрывать ментальные блоки разума. Ей было не до чего. Она не сопротивлялась. Вообще никак не реагировала. Ну, разве что, оказавшись на ручках, охотно прижалась к нему и закрыла глаза, не прекращая, впрочем, обильно выделять слезы.

– Куда это он? – Удивился представитель Цереры-10.


– Приводить Адрию в порядок, – покачав головой, ответил Михаил. – В таком убитом виде она нам не помощник. А эта старая ведьма очень бы пригодилась.


– Ой, старая, – фыркнула Мирра. – На себя посмотри. Юноша.


– А что с ней случилось? – Вновь поинтересовался представитель Цереры-10.


– Такое иногда бывает у тех, кто очень долго живет. Не будем им мешать. Уверен, что он справится и без нашего участия. – Произнес он, хитро глянув на Алларису, которая демонстративно покривилась от этого, слишком «толстого» намека. – Предлагаю обсудить – что мы можем предпринять по поднятому вопросу. Скажу так. Если Адрия не врет, то нас всех ждет глобальный пушной зверек. Не знаю, кто такие эти рай’ду’ары, но ничего хорошего они нам не принесут.


– А если она врет?


– Она открыла свой разум Виктору. Если он пошел ее успокаивать, а не прописал в ухо, то, скорее всего, не врет. По крайней мере, в главном.



Глава 7

Утащив Адрию в уголок, Виктор не стал терять время зря. Секс? Нет. Отнюдь. Он, как редкостная скотина решил воспользоваться положением и покопаться в черепно-мозговых реликтовых тараканах этой свидетельницы динозавров. Нет, конечно, с ее внешностью все было хорошо. Но вломиться ей в мозг и оценить степень ожидаемых проблем вряд ли потом получится. Вот он и пользовался, спешно выкачивая самые интересные моменты. Потом пересмотрит и разберется, тем более что Адрия совершенно не сопротивлялась, находясь в полубессознательном и крайне подавленном состоянии.

Но вот – час пролетел, словно его и не было. Наш бессовестный наглец вытащил из ее памяти всю необходимую информацию по вторжению рай’ду’ар, падению и’ри’тори и борьбе между кхетами и арахнидами. Все. Дальше можно было ее не потрошить. Но, сам того не желая он скользнул в любимую тему – интим. Ну… не смог с собой совладать.

Глянул и ахнул.

Адрия не только была совершенно асексуальна, но и девственна. За всю свою безумно долгую жизнь она даже ни разу не целовалась. Конечно, будь по-другому, за столько тысячелетий вынужденной изоляции и одиночества, ее бы крыша гарантированно утекла. Но все равно – Виктору стало ее безумно жалко. Так что, не долго думая, он не придумал ничего лучше, чем поправить нужные участки энергетической структуры Адрии по образу и подобию Аллариссы. На выпуклый глаз, разумеется. Ну а что? Маг жизни он довольно сильный – вот и попрактикуется.

Внес изменения и вырубился, крайне уставший. Работа тонкая. Сложная. Непривычная. Его мозг просто гудел от перенапряжения. Правку энергетических структур нельзя было бросить на полпути – с такими вещами не шутят….

Адрия очнулась часов через восемь, обнаружив себя прижавшейся к Виктору. Самочувствие было крайне поганое. Удивившись этому и занявшись самодиагностикой, она пришла в бешенство! По всему ее сознанию словно неумелый слон джигу-дрыгу танцевал. Грубые и неумелые следы сканирования глубинных слоев памяти. Обломки каких-то поисковых конструкций. И везде, практически по всему сознанию отпечатки чьих-то шаловливых лапок. Но главное – кое-как «исправленные» линии энергетических структур, криво пересобранные новым, весьма бестолковым узором…. Адрию прямо затрясло от злости.

В этот момент Виктора открыл глаза и, вздрогнув, увидел бьющуюся в мелких конвульсиях Адрию. Первые мысли-то были у него какие? Правильно. Что он напортачил. Вот бедолага и умирает. Применил на нее самое могущественное плетение исцеления, влив туда от души сил. И замер, встретившись с полным безумной ярости взглядом Адрии. До него медленно, словно во сне стало доходить, что все нормально, она здоровая, и доктору пора отбывать к другим пациентам. Желательно бегом. Но он слишком долго думал – эта разъяренная фурия набросилась на него с неистовством голодного бурундука. И страсть ее была совсем не сексуальна….

Алларисса стояла возле прохода, ведущего во внутренние помещения, и, уперев руки в боки, сдерживала целую толпу любопытных. Откуда-то из-за ее спины доносились крики, в том числе и матерного содержания. Грохот. Удары. Вопли. В общем – весь букет семейной драмы по-итальянски. Но она не переживала. Она прекрасно понимала, чем все это закончится и мешать этому не собиралась.

Конечно, ей было немного обидно делиться Виктором. Ведь все остальные жены от него самоустранились из-за повышенной сексуальности. И она, по сути, получалась той самой единственной. Но, понимая, природу мужа, она решила не противиться тому, что не остановить, а взять под хоть какой-то контроль. Тем более появление второй женщины и’ри’тори, или как там она себя называла, рядом с Виктором пойдет на пользу общему делу. Да и таких безумных особей как Адрия нужно было либо сразу убивать, либо держать на коротком поводке. Шутка ли? Практически утопила три цивилизации в крови исключительно из благих намерений….

– Да что там происходит?! – Наконец взревел Михаил, которому больше всего не нравились крики.


– Соитие. Бурное.


– Вот этот грохот ты называешь соитием?


– Да. Не лезь туда. Они оба вал’ситх’ары. У них значительно более мощная энергетика и прочность тела.


– Думаешь, убили бы? – С сомнением спросил Михаил.


– Могли. Случайно. Не лезь. Он все правильно делает. Адрия нам всем нужна.


– Скорее она ему нужна, – буркнул Михаил, недовольно отходя от Аллариссы. – Ты-то беременна. А ему развлекаться хочется. Одержимый какой-то.


– Что я слышу? Ты завидуешь? Может быть, ты тоже хочешь? – Максимально томным тоном произнесла Мирра и стыдливо прикусила губу клыком. Получилось немного жутковато, но довольно эротично. Впрочем, Михаил вздрогнул и отшатнулся. В его голове как-то не укладывался секс с нежитью.


– Что ты несешь?! Дохлятина!


– Фу, – фыркнула Алларисса, подчеркнув свое доминантное положение. – Как грубо! Нашел, понимаешь, нежить. Не заметил, разве, что она уже живая?


– Живая? – Повел он бровью.


– А ты потискай ее тело, послушай, как по ее жилам сердце гоняет кровь…. Эксперт, блин. Неужели не заметил до сих пор? Достигнув определенного уровня развития, она вновь ожила. Кто она сейчас – не ясно. Адрия тоже не знает. Никто не знает. Возможно новый разумный вид. В общем так! Мирра, утаскивай этого дуболома отсюда. Займи его чем-нибудь. Будет сопротивляться, разрешаю покусать.


– Чем займемся, малыш-ш-ш-ш? – Максимально жутким, практически потусторонним голосом, произнесла Мирра и бросилась догонять припустившего от нее Михаила. Шутливо, разумеется. Потому что была значительно сильнее и быстрее его. После своего перехода на новый уровень, обычные и’ри’тори были ей не соперники…

Спустя сутки.

Это был первый раз в жизни Виктора, когда секс ему не понравился. И Адрия к этому приложила все усилия. Она вела себя грубо, неумело, но безумно энергично и эксцентрично. Бедный Виктор просто молился, чтобы этой обезумевшей бестии в руки не попалось что-то из BDSM игрушек. И так – одно членовредительство от нее и никакого удовольствия. Впрочем, несмотря ни на что, он терпел. Понимал, что виноват и честно отрабатывал.

– Все, – тихо шепнула Адрия и рухнула Виктору на грудь. – Ты как? Жив?


– Что это было? – Сдавленно прохрипел Виктор.


– Наказание. – Хихикнула она. – Нужно было меня задушить, когда мог, – голосом заговорщика прошептала Адрия. – А ты что учудил? Память – ладно. Ожидаемо. Перевернул все верх дном. Если бы не мой опыт и навыки – с ума бы сошла от такого непотребного обращения с ней. Маг Разума из тебя пока очень слабенький. По меркам ор’те’рай, по крайней мере. Ну да ладно. А чего тебя потянуло мою сексуальность исправлять?


– Ну… – как-то задумчиво произнес Виктор.


– Безудержного секса захотелось, да? – Усмехнулась Адрия. – Думаешь, я не заметила твой узор?


– Да нет. Мне тебя жалко стало. Столько лет и все одна.


– О! Теперь все будет по-другому!


– В смысле? – Напрягся Виктор.


– Ты же, криворукое убожество, мне вывернул энергетические линии так, что я бы умерла в жутких мучениях, если бы все оставила как есть. Первый же секс закончился оргазмом, который так бы меня и тряс до последнего вздоха. Сначала безумно приятно. Потом мучительно больно. А дальше… последние часов восемь-десять шел бы настоящий кошмар и маленький персональный ад. Такой судьбы женщина даже врагу не пожелает. А ты, скотина криворукая, мне по доброте душевной подарил. Спасибо, друг. Что бы я делала без тебя?


– Э-э-э… – ошарашенно выдавил из себя Виктор, приходя в ужас от того, что он сотворил.


– Но не переживай, – плотоядно усмехнулась Адрия. – Не все тебе мне жизнь портить и планы срывать.


– Что ты сделала?


– То, что ор’те’рай называли брачным союзом. Их, правда, обычно заключали достигнув пятой стадии развития, а мы с тобой на третьей. Могли и умереть от истощения. Но ничего, справились. По сравнению с этим союзом даже высокая клятва, которой ты связал двух дхарами – мелочь. Впрочем, другого способа исправить свои энергетические линии я не знаю. Но ты ведь, я надеюсь, не против? Хотя какая теперь разница?


– Так ор’те’рай как и дхарами на определенном этапе личного развития обретают нормальную сексуальность?


– Разумеется.


– И какие бонусы?


– А недостатки тебя не интересуют?


– Хорошо. Давай недостатки.


– Убить друг друга мы теперь не сможем. Так что, злодей, избавиться от меня не надейся. Мы сможем умереть только вместе. Сверху к этому идет повышенная чувствительность к мыслям и ощущениям друг друга. Полная и абсолютная невозможность тайной измены.

– Это как?


– С кем бы ты сексом не занялся, я все равно получу свою порцию удовольствия. Ну и, само собой, всегда точно буду знать, кого ты там соблазнил. Наоборот, кстати, тоже верно. Так что, дальше мы либо храним верность друг другу, либо организуем оргии в том или ином формате.


– Ошалеть!


– Зато, – продолжила Адрия, – вся энергия и жизненная сила у нас теперь общая. Даже если мы находимся на разных концах Вселенной. Смертельные удары должны настигнуть нас обоих, потому что в противном случае, мы сможем друг друга вылечить, как бы далеко мы не находились. В общем – бонусов там тоже много. Ну как? Ты доволен?


– Я не ожидал такого поворота… – буркнул Виктор. Мысли о том, что ему от своей новой женушки не скрыться даже за горизонтом, совершенно подавляли. Да и вообще – с такой супругой совершенно не получалось никакой личной жизни! Она покусилась на святое! На самое ценное!


– А вот не нужно совать свой нос в чужой организм. Я тебя просила мне энергетические линии своими кривыми культяпками править?


– Ну….


– Что «ну»? За что я заслужила это недоразумение?! – Патетично воскликнула Адрия. – Все планы порушил. Войну с превосходящими силами спровоцировал. В голове навел такой бардак, что я еле порядок навела. Еще и убить решил самым извращенным способом из возможных! За что?! Я ведь честно старалась спасти этот мир. Тысячи лет самоотверженно работала. А потом пришел ты и….


– Ты меня теперь всегда вот так мучить будешь?


– Что, не нравится? – Оскалилась в кровожадной усмешке Адрия.


– Я же повешусь.


– И кому хуже сделаешь? Убить себя не убьешь. Зато приятных ощущений получишь полный букет. Давно не задыхался?


– Проклятье!


– Успокойся и смирись. Мне намного хуже. Поверь – не такого мужа я себе хотела. Безумный малолетка! Вот ведь угораздило!


– Не бойся бабуль, я буду с тобой нежен, – ответил Виктор с предельно серьезным тоном.


– Тварь! – Процедила Адрия.

Спустя час, наругавшись, новоиспеченная пара соизволила выйти в общий зал, где, как оказалось, ждали только их. И, судя по выражениям лиц, жаждали комментариев. Прямо предвкушали. Особенно в свете того, что как Виктор, так и Адрия изрядно хмурились и кидали друг на друга испепеляющие взгляды.

– Что у вас там произошло? – Наконец спросила Мирра, развалившись сытой кошкой, рядом с взлохмаченным Михаилом самого покусанного вида.

– Лучше вам не знать, – раздраженно произнес Виктор. – Эта старая карга все-таки обвела меня вокруг пальца.


– А нормально ты уже изъясняться не можешь? – Предельно холодно уточнила Алларисса.


– Этот малолетний придурок, – вместо него ответила Адрия, – полез править мне энергетическую структуру. В итоге его криворукого вмешательства я чуть не умерла в позорных и жутких мучениях. Сен’анна’псе. Знаешь, что это такое?


– Кошмар! – Кивнула Алларисса, побледнев.


– Чтобы спастись, я была вынуждена провести ритуал высшего единения. Был риск, что мы оба умрем. Но ждать я не могла. Эта скотина пытался успокоить мою справедливую ярость магическим возбуждением.


– В чем суть этого ритуала? – Оживилась Мирра.


– Его проводят обычно на пятой стадии совершенства, когда двое решают быть друг с другом до конца. Иногда на четвертой. На третьей, как я понимаю, мы первые. Там много особенностей. Но главное – ритуал исправляет обоим участки энергетической структуры, отвечающей за секс, вожделение и размножение. После этого ритуала ор’те’рай лишаются своей традиционной асексуальности.


– Там так все наворочено, что высшая клятва, детский лепет, – хмуро произнес Виктор. – Кошмарная вещь! До общего разума еще не дошло, но близко к этому. Я слышу ее мысли, чувства, ощущения в полном объеме, а она – мои. Даже если я начну ее сейчас душить, то мы оба получим полную гамму удовольствия. Я уже пробовал. Втыкать друг в друга острые предметы – тоже. Как и ломать конечности. Мы можем умереть только вместе. Наша энергия и жизненная сила теперь едины….


– А почему я тебя не слышу? – Поинтересовалась Сиракс.


– Потому что высшая клятва больше не работает. Мы с Адрией фактически переродились. Все старые магические и божественные клятвы и обязательства развеялись.


– Это не может не радовать, – ответила Ллос под довольный кивок Сиракс.


– Все, – повторил Виктор. – Включая магические клятвы верности. Произошло все так, будто я умер. Кроме того, для дальнейшей эволюции мне нужно…


– Нам! – Перебила его Адрия. – Нам нужно вдвое больше усилий. Забудь теперь про местоимение «мне». Мы теперь с тобой до самой смерти будем вынуждены быть заодно. Во всем. И поверь – если бы не обстоятельства, я бы никогда на это не пошла.

Виктор зарычал, она ответила, и они снова сцепились испепеляющими взглядами, готовясь вцепиться друг другу в глотку.

– Мда… – покачала головой Алларисса. В ее голове все это выглядело натуральным кошмаром. – Как вы жить-то дальше будете?


– Не знаю, – покачал Виктор головой обреченно. – Просто не представляю…. Ладно, – враз окрепшим голосом, произнес он. – На корабль.


– Чего?! – Опешили все присутствующие.


– На корабль! – Рявкнул он и отправился к порталу, развернутому Адрией на своей территории.

Спустя пять минут.

Адрия немного помедлив, все же последовала за Виктором.

– Ты что творишь? – Прошипела она.


– Как ты видишь корабли рай’ду’ар? – Проигнорировал ее претензии Виктор.


– Э-э-э…


– Показывай!


– Хорошо, хорошо, – примирительно сказала она и очень быстро настроила наложение фильтров различных сканеров. – Видишь? – Указала она на возмущения.


– А точнее не получится?


– Увы. У них очень хорошая защита. Сканер может вычленить только такую муть.


– Сколько там членов экипажа?


– Судя по вот этому завихрению, – ткнула она пальцем, – всего один. Иногда бывает больше, но вообще-то это стандарт.


– Лейлит, милая, – обратился Виктор к корабельной богине. – Мне нужна твоя помощь.


– Я не смогу вас разделить, – пожала она плечами с легкой усмешкой, на мгновение скользнувшей по ее губам.


– Открой портал на этот корабль.


– Ты рехнулся?! – Взревела Адрия.


– Не дергайся, – холодно процедил Виктор.


– ЭТО РАЙ’ДУ’АР!


– А это росгобельский кролик!


– Чего? – Округлила глаза Адрия, силясь сообразить. Все-таки все изыски культурного слоя, напиханного в Виктора по самую макушку, она пока еще не усвоила.

Виктор же, пыхнув ярко-фиолетовым туманом, принял боевую трансформацию и прогудел Лейлит:

– Погнали! Рок-н-рол!

Та недовольно поджала губы, но подчинилась. В конце концов она была ему обязана многим….

Незадолго до этого на борту легкого рейдера эльдар «Гундамар».

Разведчик отослал очередной отчет и задумчиво уставился на эту черную громадину. К сожалению, он был вынужден довольствоваться малоинформативными данными внешнего наблюдения, так как просто не успел к той битве. Да и вообще, если бы не армада кораблей арахнидов – так бы и прозевал появление этой техногенной аномалии. Очень уж привлекала его эта планета с Госпожой…. Такой неуловимо знакомой….

Вдруг на борту этого странного, совершенно черного корабля, загорелись крупные буквы: «КВ -1 «МАЛЫШ». Этого языка не знал ни эльдар, ни автоматический переводчик. Мгновение спустя слева от надписи появился знак вставшего на дыбы белого медведя с удивительно наглой улыбкой и большим эрегированным членом.

Эльдар даже завис на несколько секунд, осмысляя эту незнакомую символику.

– Входящее сообщение, – пискнул ИСКИН, чем еще сильнее удивил разведчика, до которого дошло, что его раскрыли. Пожав плечами, он согласился. И тут же на большую часть обзорной панели выплыло видео из клипа «Panzerkampf» шведской группы Sabaton, а из динамиков полилась довольно громкая музыка.

Все эти манипуляции Виктор проделывал, мысленно передавая распоряжения псевдо-живому кораблю, дабы никто ничего не заметил. Ну, кроме Адрии, которая ничего толком и не поняла.

Спустя еще десять секунд пискнул датчик имплантата, информируя о гостях.

Эльдар вздрогнул и резко обернулся, встретившись лицом к лицу с Виктором в боевой трансформации, выходящим из божественного портала. Экранироваться от альфа-существ его цивилизация еще не научились.

Удар плетения паралича.

Но эльдар лишь замедлился, сровнявшись в этом плане с Виктором. Ускорившимся, разумеется. Совершенствование и развитие энергетической структуры повлекло за собой изменения и в других аспектах.

Но’ри третьей стадии совершенства засверкал в довольно стесненном пространстве корабля, отражая удары легких парных клинков. В отличие от истово защищающегося разведчика, вал’ситх’ар стремился не убить врага, а поразить его имплантаты, справедливо рассудив, что именно они дают ему такую скорость и мощь.

По внутренним ощущениям для Виктора прошло около минуты на запредельной скорости. В реальности же часы только успели отсчитать восемь секунд.

Удар – и но’ри самым кончиком лезвия вспарывает эльдару кожу, повреждая один из имплантатов. Тот вздрогнул и немного замедлился. Стало ощутимо легче. Еще удар. Еще. Еще. Через пару минут, эльдар попытался применить поглощение. Сильное, мощное оружие, однако же, не убивающее сразу.

Удар.


И правая ладонь с поглощающим имплантатом падает на палубу, рефлекторно дергая пальцами.

Удар.


И ладонь с имплантатом рассекается но’ри, прекращая инициализацию страшного оружия.

Удар.


И кулак Виктора наносит удар в челюсть израненного эльдара, отправляя его в нокаут. Разница в массе больше чем в шесть раз делает свое дело.

Оставалось главное – подлечить и связать врага так, чтобы тот не выбрался. Впрочем, пусть с этим лучше Алларисса с Арьяной развлекаются. Заодно и мозги ему выпотрошат, не оглядываясь на Женевскую конвенцию. Поэтому, схватив эльдара за шкирку, потащил его в божественный портал….

«Мальчишка! И что ты хотел доказать?» – Прозвучал в голове Виктора голос Адрии. – «И кому!?»


«Никому и ничего. Просто хотел умереть».


«Ну, дурак…»


«Не прекратишь меня оскорблять – высажусь на поверхность звезды».


«Ты разве не понимаешь?»


«Что ты меня ненавидишь и презираешь?»


«Дурак! Никогда так не говори! Никогда!»

Виктор удивленно поднял бровь от такой формулировки и вопросительно уставился на Адрию.

«Потом. Все потом», – отмахнулась она. – «Это тот самый рай’ду’ар, который убивал моих родителей. Один из двух. Мы должны проконтролировать работу Аллариссы и Арьяны. Не хочу, чтобы у него был хотя бы призрачный шанс убежать. У меня на него планы….»


«Не затягивай с объяснением», – буркнул Виктор.


«Не буду», – как-то очень мягко и нежно прозвучал ответ Адрии в голове вал’ситх’ара, окончательно смутив его и спутав мысли.



Глава 8

Император Эмгыр окинул взглядом расширенное совещание Высшего совета Империи и с довольным видом откинулся на спинку кресла. Его министры и советники были подавлены. Нет, не так. Раздавлены. Те три мнемо-кристалла, данные которых они только что посмотрели, просто уничтожали.

Исповедь Адрии, ее воспоминания о гибели ор’те’рай, переговоры с предком нынешнего Императора кхетов и падение цивилизации и’ри’тори, создание арахнидов…. Вишенкой же стала запись боя Виктора с одним из рай’ду’ар и воспоминания о поглощенных мирах, вытащенные из головы побежденного и плененного противника.

Зачистка миров от любой органики прямо с орбиты выглядела не сильно приятнее. Вот он живой и цветущий мир. Раз. И на его месте мертвая пустыня. Но так редко поступали. Обычно зачищали вручную, если это было под силу. А силы у них были. Тот скоротечный бой Виктора с незваным гостем впечатлил невероятно. Одиннадцать секунд какой-то размытой картинки и все. Победа. Пришлось многократно замедлять воспроизведение, чтобы понять происходящее. Страшно и жутко. Если таких придет много, то, как им противостоять?

За этот недолгий просмотр отрывков воспоминаний эльдара, перед глазами Высокого совета промелькнули многие сотни цивилизаций. Целые поля высушенных мумий и последующая ударная мародерка всего ценного и интересного...

– И что будем делать? – С ехидцей поинтересовался Эмгыр.


– Воевать! – Господин Тайвин.


– Много ты против них навоюешь? – Холодно осведомился господин Варис.


– Но они же нас уничтожат! Мы должны сопротивляться!


– Мы этого не знаем. По крайней мере, сейчас мы выслушали только мнение и’ри’тори. Красивая сказочка. Реалистичная. Можно даже поверить.


– Ты думаешь, что это все выдумка? – Спокойно уточнил Император.


– Зачем же все? Только некоторые детали, поворачивающие ситуацию нужным образом. Я уверен, что этим эльдарам нужны совсем не мы. Отнюдь. А вот Адрия, сумевшая избежать гибели в незапамятные времена, очень пригодилась бы. Как и Виктор. Они для них, вероятно, представляют опасность. А мы что? Мы туземцы. Какой им с нас прок?


– И как ты хочешь до них это донести?


– Полагаю, что Виктор предлагает нам поучаствовать в грандиозной битве?


– Разумеется, – кивнул Эмгыр. – Он считает, что объединенный флот кхетов и арахнидов сможет разгромить карательный корпус. А больше, по мнению пленника, не пошлют. Сейчас у эльдар и других проблем хватает.


– Значит, нам нужно уведомить их о том, что Империя поддержит его начинание. А как дойдет до дела – остаться в стороне. Эльдары оценят наш поступок. Арахниды понесут чудовищные потери. Возможно даже, что их планеты полностью зачистят от жизни. Нам это на руку.


– А ты не думаешь, что эльдары заглянут к нам после завершения своих дел?


– И когда это будет? Через столетие? Тысячелетие? В любом случае – не скоро. Ну и договориться попробуем.


– Ты тоже так думаешь? – Внимательно посмотрел Император на Тайвина.

– Ваше Императорское Величество, – хмуро начал тот. – Политическая целесообразность предательства арахнидов и и’ри’тори очевидна. Мы получаем огромное преимущество. Из меня плохой политик, но даже я вижу, насколько это выгодно. Но за все нужно платить. Хочу напомнить вам, что господин Варис не смог договорится даже с архонтом нового поколения. Таким, который считает старого вояку кхета своим другом, делает приемной дочерью нежить и спаривается с дхарами. Он авантюрен и контактен. Как можно было провалить такой шанс – ума не приложу. И да, лично я не уверен, что мы сможем вообще наладить контакт с эльдарами. Мы для них пустое место. Особенно при имеющемся уровне дипломатии.


– То есть, ты все же предлагаешь драться?


– Да, Ваше Императорское Величество. Я предлагаю провести мобилизацию. Вооружить все, что только может сражаться. И всеми силами выйти против эльдаров. Если также поступят арахниды, то мы сможем или отразить, или даже уничтожить экспедиционный корпус.


– Чем навлечем на себя гнев эльдаров и получим полноценное вторжение, – едко отметил Варис.


– Кроме того, я предлагаю выполнить просьбу Виктора и передать ему всех и’ри’тори.


– Ты понимаешь, что ты предлагаешь? – Раздраженно зашипел Варис.


– В той голограмме, где Адрия исповедуется, я заметил знакомую фигуру. Планета Вольтран-17 сейчас оцеплена силами военной контрразведки. Ведь там, ориентировочно был проведен захват рейдера….


– К чему ты клонишь? – Прервал его Император.


– Я изучил все материалы по планете. Та темнокожая эльфийка – это Ллос. Та самая особа, которая сорвала нам операцию по вовлечению эльфов в сферу нашего влияния. Очевидно, что она союзник Виктор. А значит эльфы в том или ином составе – тоже будут за него. Несколько тысяч сильных псиоников – это очень хорошо. Особенно когда после сражения придется откачивать раненых или потребуется идти на абордаж. Если мы все правильно сделаем, то и’ри’тори и эльфы встанут в этой войне на нашу сторону.


– В этой! – Воскликнул Варис. – А потом?


– А потом может не быть. Когда… нет, если мы победим, то и будем думать, как жить дальше. Я уверен, что разделавшись с арахнидами, эльдары возьмутся за нас. Мы слишком много знаем. Если дать нам отсрочку, то мы можем подготовиться. А оно им надо?


– Ваше Императорское Величество… – вновь попытался возразить Варис, но его перебил Эмгыр.


– Скажи, а что будет, если все материалы по эльдарам попадут в общий доступ?


– Виктор угрожал?


– Он потребовал либо выложить их самостоятельно, вместе с тем дав официальный ответ. Либо он это сделает сам, снабдив своим обращением. До истечения срока осталось три часа.


– Проклятье! – Воскликнул Варис и потеряно упал в свое кресло, откуда он давно вскочил в запале.


Глава 9

Три месяца после захвата эльдара пролетели как один день.

Пленника выпотрошили до самого донышка. А потом предъявили союзникам для знакомства. Равно как и трофейный разведывательный корабль. Ведь слова словами, а материальные доказательства тоже нужны. Только этот шаг позволил окончательно склонить Империю кхетов к союзу.

На Вольтран-17 начали свозить и’ри’тори, передавая в руки представителей Виктора. Совершенно безвозмездно. На фоне развернувшейся пропаганды о предстоящем Судном дне все это выглядело довольно логично и разумно. Они выглядели пусть небольшим, но шансом выстоять в предстоящей бойне. Той последней соломинкой, которая могла бы переломить хребет верблюду. Где-то рабов свозила Имперская администрация, где-то частные лица. Не без эксцессов, конечно. То здесь, то там и’ри’тори «внезапно» гибли. Но канцелярия брала таких дельцов на карандаш и карала. Строго, но тихо. Инфаркт там или еще что. Пренебрегать вежливой просьбой Императора смертельно опасно, особенно в боевой обстановке…

Разумеется, освобожденных рабов никто не пытался сразу направить в войска. Многие были в совершенно неадекватном состоянии психически. Им всем требовалась реабилитация в той или иной форме. Ради чего Виктор отправил на Вольтран-17 Аллариссу и Арьяну. Спешно приводить всех в порядок. Сильные маги Разума могли это сделать очень быстро. Ну, в разумные сроки.

По всей Империи все, что могло воевать – довооружалось. Готовились целые флоты для экстренной эвакуации населения и материальных ценностей, для чего привлекались многочисленные торгово-транспортные мощности. Ведь направления ударов противника пока были неизвестны. Арахниды тоже активно готовились, пуская все свои запасы жизненной силы, аккумулированной в массе уже бесполезных наземных воинов, на космические корабли.

Бардак творился страшенный!

Но это было первое взаимодействие кхетов, арахнидов и и’ри’тори ради единой цели. Странно было бы иначе. Впрочем, Виктора этот бедлам мало интересовал. Он медленно выпадал в осадок от той безрадостной картины, которую открывал перед ним пленник. Ему требовалось понять, с кем ему предстоит битва, чтобы выработать грамотную стратегию и тактику. Лучше бы он не пытался во всем этом разобраться...

Когда-то очень давно эльдары были другими. Магическая цивилизация крайне высокого уровня! Настолько могущественная и совершенная, что по сравнению с ними ор’те’рай на пики своего развития выглядели жалкими и бестолковыми дикарями. И все бы хорошо, только в один «прекрасный» момент их экспедиция вскрыла один из древних могильников, потревожив Сла-Алиеш. Настоящего имени и природы выпущенного чудовища эльдары не знали. Но это было и не нужно – девять из десяти эльдаров пало в тот день, рассыпавшись прахом. Император замер между жизнью и смертью в бессознательном состоянии на своем троне, не в силах его покинуть. А весь народ оказался под действием жуткого проклятья.

Отныне любое употребление магии обращало эльдара в прах немедленно. А Сла-Алиеш тянул из всех эльдаров силы, требуя жертв. Много жертв. Еще больше жертв! Это существо выглядело поистине ненасытным. Сколько бы ему не дали – завтра оно хотело больше. И если поначалу остатки цивилизации эльдар ограничивалась ритуальными казнями, то уже спустя несколько тысячелетий, им пришлось зачищать от жизни целые планеты.

Вынужденный переход с магии на технологии происходил одновременно с так называемым «затмением разума». Некогда яркое воображение и пытливость эльдар угасли. Они потеряли возможность придумывать концептуально новые вещи. И так бы и погибли, если бы за столь длительное время существования не собрали огромное количество сведений о технике более примитивных цивилизаций. Да и потом развивались только на идеях, рожденных уничтожаемых цивилизаций, нередко идущих довольно причудливым путем.

Нарезав весь свой кластер на делянки, эльдары после серии разрушительных войн добились абсолютной гегемонии. Это позволило им раз за разом уничтожать возрождающиеся цивилизации, не доводя до опасного уровня их развитие. Ведь детей у эльдар после проклятья Сла-Алиеш больше не рождалось…. Ни естественным, ни искусственным путем. Максимум – тела-овощи, лишенные сознания и души…. А потому любого убитого не кем было заменить.

Чем дольше Виктор беседовал с пленником, тем больше уходил в депрессию. Технически победить эльдаров союз кхетов, арахнидов и и’ри’тори не мог. Это разные весовые категории. Правда, прямо сейчас шла зачистка одного из секторов, достигшего предельного уровня развития. Так что отвлекать основные силы на союзников эльдары не могли. Но и малой карательной эскадры вполне хватит для тотального разгрома столь недоразвитых аборигенов.

Главное же заключалось в том, что с эльдарами просто невозможно было договориться о мире. Для них все эти кхеты, арахниды и прочие являлись расходным материалом. Без принесения их в жертву Сла-Алиеш эльдары бы просто получили новую порцию мучений и страданий. Оно им надо? Вот. А значит что? Правильно. Даже если удастся отразить или уничтожить карательный отряд, позже придут основные силы эльдар и завершат начатое дело.

Но это будет потом.

По сути – вся эта война, просто попытка выиграть себе еще чуть-чуть времени. Совсем крохи, ничего не решающие. Однако Виктор не желал сдаваться просто так. Как и Адрия. Остальным же эта пара ничего не говорила.

«Как бы не сорваться» – выдала Адрия Виктору свои мысли, старательно «чирикая» с каким-то офицером с максимально вдохновленным и непринужденным видом.


«Держись. Скоро нас убьют, и мы сможем отдохнуть и отоспаться».


«Шутник…»



Глава 10

Эскадра эльдаров следовала по пятам…

Узнав о появление противника, Виктор улетел его встречать на трофейном разведывательном корабле. Так сказать – врагов посмотреть, себя показать. Ну и гадостей наговорить всяких, чтобы пожелали прихлопнуть. А то, как еще их заманить в старательно расставленную ловушку?

Последний прыжок.

И трофейный корабль выскакивает из подпространства перед грозной силой. Тридцать два линкора, сто десять тяжелых крейсеров и свыше двух тысяч иных кораблей. Могущий эшелонированный массив чистой, голой мощи. Кхеты и арахниды собрали здесь и сейчас все, что у них только могло стрелять.

«Припарковавшись» на «Малыше» Виктор бегом бросился на мостик, стремясь успеть к началу боя. Но опоздал. Эльдары выскочили всей эскадрой за пару минут до того. А потому, к моменту появления нашего героя на мостике, они полностью утонули в натуральном море выстрелов.

– Ну, вот и все, – довольным голосом произнес Йондо, наблюдая за тем, как, по его мнению, силы карательной эскадры разбирают на атомы.

Виктор же не был так уверен в исходе удара. В то время как пленный эльдар, сидящий здесь же, на мостике, так и вообще улыбался, наблюдая за самодовольным видом кхетов.

Но вот прекратили стрелять. Стихли всполохи.

И перед силами союзников предстало три крейсера эльдар вполне целого вида: один тяжелый и два малых.

Его «Малыш» находился в глубине построения и координировал действия войск. В том числе и указывал цели.

И спустя несколько мгновений, на ближайший к ордеру союзников малый крейсер эльдар обрушился сосредоточенный удар. Потом еще. Еще. Еще. И еще.

Враг же, не зевая, начал отвечать. И надо сказать – куда как результативнее, чем силы союза.

Первый линкор лопнул, вспоротый незнакомым энергетическим оружием.


Второй.


Третий.

Изредка луч пробегал по касательной по малым кораблям, задевая по две-три цели за раз.

Одна отрада – эльдары не могли своим лучом стрелять слишком часто. А то бы за несколько минут всех вырезали бы.

– Минус десять линкоров, – хмуро произнес Виктор. – Подготовиться к малому прыжку!


– Есть, – козырнул Йондо, начав раздавать распоряжения.

Спустя минуту КВ-1 «Малыш» чуть завибрировав, прыгнул за ордер эльдаров и, выписав быстрый маневр, впился в малый крейсер противника. Черный. Огромный. Он выглядел в этот момент словно хищник, захвативший свою жертву, пытавшийся пожрать ее живьем.

По «Малышу» скользнул луч главного калибра, но защитное покрытие, охотно впитало его энергию, заполнив прыжковые батареи на одну треть.

– Срочный сброс! – Прорычал Виктор, понимая, что вот их-то точно перегрузят.

И «Малыш» ударил практически в упор по общей цели всего флота, метя прямо малому крейсеру в двигатели. Из всех орудий. Нещадно. Вплоть до перегрева оных. Нужно было скорее опустошить накопители, чтобы они не взорвались.

Его появление заметили и другие эльдары, ударив сдвоено из главного калибра примерно в одну точку.

Обшивка в этом месте вздулась и задымилась. Но удержала удар. Локальный перегрев оказался неизбежен.

– Отходим! Отходим! Поворачивайся другим бортом! – Прокричал на Йондо Виктор.

И вовремя.


Но не тут-то было. Начав разворачиваться, КВ-1 не отпустил захвата, и жертва стала вращаться в пространстве вместе с ним. Что позволило подставить малый крейсер противника под дружественный огонь остальных кораблей эльдаров.

– Уходим за строй союзников!


– Есть!


– Десять секунд!


– Пошли!

Бам!

Прыжок с места практически совпал с новым сфокусированным ударом эскадры эльдар. И враги попали. Правда, не по нему. Потому что там, где только что был КВ-1 «Малыш» неуправляемо вращался лишь их малый крейсер, поврежденный первым сдвоенным ударом. Вот его-то они и вспороли, добив.

Бух!


Яркая вспышка осветила все округ.

КВ-1 же вывалился из подпространства и замер покалеченной уткой. Продолжать бой он больше не мог. Эльдары таки перегрузили ему батареи, выведя их из строя. Хорошо хоть те не взорвались. Все энергетическое оружие выведено из строя. Часть обшивки во фронтальном силуэте критично повреждено. А поглощение, которым «Малыш» мог пользоваться как псевдо-живое существо, оказалось недейственным для кораблей эльдар. Они спокойно держали такого рода атаки без малейших проблем.

Бух!


Новая вспышка осветила все вокруг.

Перегрузились щиты того малого крейсера, по которому сосредоточенно работал весь ордер союзников. Сказался удар «Малыша» по силовым установкам, где располагался модуль, позволяющий избавляться от избытка энергии.


Тяжелый крейсер эльдар остался в гордом одиночестве.

Правда, линкоры союзников уже практически закончились. А вся мелочь разрядила практически полностью свои батареи.

Началось избиение детей.

– Это конец… – тихо произнесла Адрия, наблюдая, как тяжелый крейсер эльдаров методично перемалывает оставшихся союзников. Словно какой-то жуткий, кровавый жнец.


– Йондо, – крикнул Виктор. – Приказ по ордеру. Иду на