Владимир Николаевич Скворцов - Война с баблом [СИ]

Война с баблом [СИ] 96K, 42 с.   (скачать) - Владимир Николаевич Скворцов


Скворцов Владимир Николаевич
Война с баблом


Глава 1

03.03.2000

— Наливай, Костя, что ты тянешь?

— Сейчас, закуску порублю до конца, и можно будет налить.

Этот разговор происходил в нашем офисе-лаборатории, помещении размером тридцать шесть квадратных метров. Разрешите представиться — Кошкин Владислав Николаевич, директор инжиниринговой фирмы "Электронщик". Мой собеседник — Танков Константин Юрьевич, схемотехник, программист и ведущий инженер данной фирмы.

Сегодня я сдал работу заказчику, оформил и согласовал акт выполненных работ, закрыл договор и ожидал в ближайшем будущем поступления денег. Что бы снять накопившийся стресс, отметить это далеко не рядовое событие, я по пути от заказчика в офис зашёл в магазин, благо всё было на расстоянии пары минут ходьбы, купил кристалловской водки, сала, хлеб, колбасу, и пошёл к себе. Несмотря на то, что рабочий день закончился, я не сомневался, что буду не одинок. Так уж сложилось, что я, по давно приобретённой привычке, постоянно задерживался на работе после окончания рабочего дня. В это время можно было спокойно, не отвлекаясь на текущие дела, подумать и доделать всё, что не успел в течение дня. Можно было обдумать полученные результаты работы, хотя бы сделанной за день, наметить первоочередные задачи на следующий день. И не только.

И, как оказалось, такой трудоголик я не один. Многие частенько задерживались, но чаще и дольше всех задерживался Костя. Мы с ним, оставаясь вдвоём, постоянно обсуждали текущую работу, решаемую задачу, устраивали своеобразный "мозговой штурм" по возникшим проблемам, как по схемотехнике, так и по программному обеспечению. У нас сложились хорошие товарищеские отношения. И водка в этом не принимала никакого участия, пили обычно чай. Но сегодня не простой день, выполнена работа, закрыт договор, да ещё и пятница. Можно немного и расслабиться. Вот и сейчас, мы были вдвоём.

— Держи, Николаевич, свои фронтовые сто грамм, — сказал Костя, протягивая мне стакан. — Закуску выбирай сам.

— За сделанную работу, — произнёс я тост. Водка попалась хорошая, мягкая, без сивушных запахов, была ещё холодная, нагреться не успела. Прошла легко, как к себе домой, только чуть-чуть встревожились вкусовые рецепторы, ощутив небольшой ожог. Сало их успокоило. По телу пошла волна тепла и успокоения.

— За работу выпили, теперь можно выпить и за то, что бы деньги за неё скорее получить, — сказал я второй тост.

— Деньги, деньги, деньги, всюду деньги, господа, — напел Костя. — Николаевич, а что такое деньги, по сути, ты задумывался?

— А вот выпьем по третьей, покурим, и поговорим по трезвой.

Выпили, курить пошли на лестницу, на специально оборудованное место. Там тоже никого не было, хотя обычно в это время народ ещё оставался на работе. Пятница, однако.

— И что же, по-твоему, это такое, деньги? — опять спросил Костя, закуривая сигарету.

— Это, конечно, моё мнение, — ответил я, — у каждого по этому вопросу будет своё, и не факт, что моё мнение правильное и совпадёт с мнением других, но деньги нужно считать одним из величайших изобретений человечества, его можно поставить в одном ряду с применением огня, открытием колеса и созданием речи. Дело в том, что деньги позволили организовать разделение труда, а именно это обеспечило развитие человечества. Первоначально деньги были средством обмена, ничем больше, и позволяли провести обмен товаров. У пахаря есть мешок зерна, и ему нужна ткань. У рудокопа есть корзина руды и ему нужно зерно. Как бы они договорились между собой? Скорее всего, никак. А так пахарь продал своё зерно купцу, получил деньги, купил ткань и пошёл довольный дальше выращивать зерно. Рудокоп тоже продал свою руду, на полученные деньги купил зерно, и тоже довольный пошёл дальше копать свою руду. Каждый занимается своим делом. Каждый сумел свой труд, вложенный в собственный продукт, обменять на нужный ему товар, которого у него нет, производством которого он не занимается, и заниматься не будет. Все довольны, всё хорошо. Пока не важно, какова цена этих денег, сколько мешков зерна можно за эти деньги купить, пока это не принципиально. И неважно, какие это деньги, круглые, квадратные, из камня или металла, может быть это ракушки, может быть перья. Пока деньги выполняют свою основную функцию — средство обмена, всё хорошо и правильно.

Но вот какому-то умнику приходит в голову мысль, что ему не нужен свой продукт, а достаточно только денег, больше, больше, и тогда у него будет всё, что ему надо. И он начинает увеличивать у себя количество денег. Какими путями, тоже не важно. И деньги приобретают новое свойство — они становятся средством накопления. И тут выясняется ещё одно их преимущество при использовании их в этом качестве. Если зерно со временем гниёт, ткань разрушается, руду есть не будешь, то с деньгами ничего не происходит. Они со временем не теряют своих свойств выступать в качестве средства обмена. В отличие почти от всех остальных продуктов. И выясняется, что за мешок зерна, рулон ткани, корзину руды можно отдать меньше денег, не сейчас, а немного попозже, например, завтра, И соответственно, у тебя остаётся больше денег. И для тебя это хорошо. И здесь деньги начинают выступать в новом качестве — как средство накопления.

Пока для того, чтобы увеличить количество денег, приходится что-то купить, дешевле, а потом продать, дороже. Но так будет не всегда. Приходит следующая мысль, пусть деньги сами зарабатывают деньги. И деньги приобретают ещё одно свойство — они становятся инструментом по получению денег, появляется кредит и процент за использование заёмных денег. И деньги приобретают ещё одно свойство — они начинают приносить новые деньги. И для этого тебе не нужно выращивать зерно, изготавливать ткань или копать руду.

Ну, а дальше, остаётся совсем немного до превращения денег в оружие посредством порабощения должника, можно даже сказать в "чистое" оружие, живая сила противника не уничтожена, но приведена к покорности, послушанию, и может трудиться на благо нового хозяина, инфраструктура противника вся цела, приходи и владей. И всё силой денег.

Ладно, что-то я разговорился. Пойдём, примем на посошок, приберёмся, и пора домой.

На следующий день, несмотря на выходной, я поехал на работу. Осталась недоделанная работа, которой не занимался вчера, да и спланировать надо было работу на следующую неделю. Когда я приехал, Константин был уже на месте, сидел за компьютером и с чем-то там разбирался.

Надо сказать, что помещение у нас небольшое, но столов много, на каждого работника, а их хоть всего и двенадцать, приходится по два стола, один обычный, письменный с компьютером, другой рядом, с инструментами и приборами. Коллектив небольшой, но каждый совмещает функции инженера — схемотехника и программиста, да ещё монтажник и наладчик.

Ближе к полудню заварил чаёк. Когда чай был готов, позвал Костю:

— Иди чай пить, сало с сухарями ещё осталось, будет обед.

— Николаевич, пока чайком балуемся, задам я тебе вопрос? — спросил Костя.

— Давай.

— Вот вчера ты про деньги говорил. Нет, всё правильно, с моей точки зрения, и я согласен с тобой. Но в чём сила денег, по-твоему? Уничтожишь деньги, рухнет цивилизация, потому что не будет возможности обменивать разные виды товаров, рудокоп вынужден будет выращивать зерно, а пахарь копать руду. Получается, хочешь жить, мирись с существующим порядком и оставайся рабом денег? Или того, у кого денег много.

— Всё не так просто, — ответил я. — Одна из причин силы денег — это сохранение деньгами своих свойств во времени. Если, конечно, нет инфляции, которая вызывает обесценивание денег. А, при всех прочих равных условиях, деньги не меняются во времени, тебе не надо беспокоиться об их сохранении. Это не зерно, которое сгниёт, если его не продать. Деньги будут лежать столько, сколько надо. Клады, вырытые спустя сотни лет из земли или поднятые с затонувших кораблей, и сегодня стоят денег. И будут такими же, как и раньше, если не дороже. Единственный недостаток в этом — лежащие деньги не принесут тебе новых денег. И другая причина — воспроизводство денег посредством кредитного процента. Это как раковая опухоль. Если опухоль начала расти, то избавиться от неё практически невозможно, и в большинстве случаев эта опухоль убьёт тебя. Так и здесь. Если тебя посадили на кредит, то ты очень много и долго будешь работать на проценты. Не зря, в средние века, ростовщичество было осуждаемо и запрещаемо церковью. Иисус выгонял ростовщиков из храма, папские буллы грозили отречением от церкви за занятие ростовщичеством. И ростовщиками были иноверцы, евреи, а не добрые христиане. И только после раскола католической церкви и отделения протестантской церкви, принципы полной личной свободы и личного обогащения были возведены в религиозную добродетель. Вот и получается, что сегодня мы следуем ценностям чужой для нас религии.

Но дело даже не в религии. Пусть этим занимаются те, кому этим положено заниматься.

Умные люди давно обратили внимание на эти особенности денег, вернее, я просто повторил их выводы в своей интерпретации. В частности, был такой немецкий предприниматель и экономист, Сильвио Гезелль. Им и была выдвинута теория "свободных денег". Чтобы лишить деньги тех свойств, что я перечислил, он предложил ввести плату за пользование деньгами. И эта плата должна поступать не кому-то, а государству, так как именно государство выпускает деньги. Осуществляется это следующим образом. Выпускаются в обращение свободные деньги, возьмём для примера сто долларов, и действует такая купюра один год. Их особенность в том, что на обратной стороне раз в неделю, допустим в среду, должна быть наклеена марка стоимостью двадцать пять центов. Если такой марки нет, то банкнота считается недействительной. Наклеивать эту марку должен тот, у кого оказалась эта купюра в среду утром. Этот обладатель купюры должен заплатить двадцать пять центов за покупку марки для наклейки на денежку, чтобы продолжить пользоваться этой купюрой. Если он этого не сделает, он потеряет сто долларов. Плата за пользование такими деньгами составит тринадцать долларов в год. Таким образом, получается, что просто держать у себя деньги становится невыгодно, деньги со временем уменьшают свою стоимость, приходится платить за наличие у тебя денег. И платить государству, марку нужно покупать на почте, а почта это государственное учреждение. А раз у тебя нет денег, то и отдать в долг под проценты тебе нечего. А если ты взял в долг, то и платить тебе придётся и дополнительно за пользование деньгами. Получается, что введение временного ограничения на пользование деньгами приводит к исключению процента за предоставления денег в кредит и уничтожению механизма перераспределения денег от бедных к богатым. Да и само понятие кредит при таком подходе теряет смысл.

— Значит, всё-таки есть возможность бороться с баблом? — спросил Костя.

— Получается, что есть, Вот только эта проблема должна решаться на государственном уровне. А нам остаётся только смотреть, как нас раздевают.

— А почему нас раздевают?

— А потому, что практически все предприятия берут кредиты, и в услугах, оказываемых любым предприятием или любой организацией, и в любых товарах, продаваемых на рынке, в цене сидит возврат кредитов. Так что, за что бы ты ни платил деньги из своего кармана, ты вольно или невольно оплачиваешь возврат кредита через стоимость товара или услуги. А кредит берётся в коммерческом банке. А хозяева коммерческих банков — частные лица. Так что, при любой покупке ты отдаёшь часть своих денег кому-то, и кто-то становится ещё богаче, а ты ещё беднее.

Наверное, всё, что я тебе тут наговорил, теоретики и специалисты в экономике, раскритикуют, объявят меня ничего не понимающим в вопросах экономики и дилетантом. Но самое главное, это соответствует реальности, или, по крайней мере, близко к реальности, а лучше стоять на твёрдой почве реальности, чем на почве зыбких теорий и размышлений.

А пока хватит гонять чаи, пора работать.


Глава 2

06.03.2000

С понедельника закрутилась обычная суета, вопросы с производства, урегулирование спорных вопросов, с кем-то надо договориться, с кем- то определиться по дальнейшим действиям, разместить заказы, получить ответы на свои предложения. В общем, обычная производственная деятельность. Тем более, начало недели. А это всегда предполагает излишнюю нервозность.

Надо, наверное, пояснить, что, всё, что расположено на этой производственной площади, раньше было единым заводом по выпуску электронной продукции. А так как продукцию выпускали самую разнообразную, то были производства тут самые разнообразные — от развитого механообрабатывающего, прессового и литейного производства, до сборочного производства изделий электроники и электротехники, изготовления печатных плат. Не считая вспомогательных служб по обслуживанию оборудования и производств.

Когда началась перестройка, резко, практически до нуля, упали заказы, руководству завода пришлось принимать решение о сокращении расходов, и людям был предоставлен выбор — или сокращение и за ворота, или организация самостоятельных юридических лиц, передача на баланс оборудования и приём на работу освобождаемых с завода людей. Основная часть пошла по второму варианту, и было организовано несколько самостоятельных юридических лиц на базе бывших структурных подразделений завода. Им были переданы в аренду оборудование и производственные площади. Они были подвязаны к приоритетному выполнению заказов завода, но основную загрузку своих производственных мощностей и людей должны были осуществлять сами. Так и появились такие организации как "Механик" и "Литейщик", "Штамповщик", "Плата" и "Сборщик", "Строитель" и другие. Все были самостоятельными юридическими лицами, работали раньше вместе и хорошо знали друг друга. Все искали работу и деньги, где только могли, но, по возможности, старались размещать работу, которая требовала кооперации, среди своих знакомых. В этом колхозе нашлось место и для бывшего отдела механизации и автоматизации, сегодняшней фирме "Электронщик".

Вечером, проведя весь день в беготне и переговорах, совещаниях, звонках, встречах, я вернулся в офис. Было уже довольно поздно, в офисе был один Константин.

— Николаевич, иди чайку попей, а я тебя пока порасспрошу кое о чём, — начал он. День у нас прошёл спокойно, да ты и сам знаешь, пару часов всё-таки был сегодня в офисе. Я вот хотел спросить, как я вчера и говорил, про борьбу с баблом. Ведь эти свободные деньги, этого, как его, Газеля, вещь по твоим словам хорошая, но марки? Это ведь такая древность. Неужели в сегодняшнее время нельзя ничего другого придумать?

— Во-первых, не Газель, а Гезелль. А во вторых, думал я про это, — был мой ответ. Вот, смотри, — я достал из кармана мобильник. — Это готовый кошелёк. Упрощённо всё выглядит так. Ставишь на плату чип, в который записываешь сумму твоих денег. Запись суммы денег производится с центрального компьютера, скорее всего, это надо делать дистанционно, по радиоканалу, вот только его защищать надо очень хорошо. В магазине, на кассе, стоит другой компьютер, или какое-нибудь аналогичное устройство, с которым тоже можно связаться по радиоканалу. Это устройство выдаёт тебе, что стоимость твоих покупок сто рублей. Связываешься с этим компьютером- кассой, с твоего чипа списывают сто рублей, забираешь свои покупки, и пошёл по своим делам. Раз в неделю или раз в месяц, как будет установлено, с твоего телефона-кошелька списывают нужную сумму за пользование деньгами. Процедуру тоже надо продумать. Это очень упрощённо, здесь нужно прорабатывать много чего, протоколы обмена, защиту, каналы обмена данных, программное обеспечение, как кошелька, так кассы и центрального компьютера. Но всё это решаемые задачи. Вот только нет решения, где взять такие деньги.

— Я примерно так же и думал, — сказал Костя. — А что касается таких денег, раз их нет, то их надо сделать.

— И об этом думал, и ничего не придумал.

— Вот и думай дальше, знаю я тебя, всё равно что-то придумаешь. А пока, если ты не возражаешь, я обдумаю, как можно реализовать такой комплекс, что ты описал, что для этого надо, как это будет выглядеть, сколько это будет стоить. Будем бороться с баблом.

И мы начали бороться. Естественно, к этой работе подключились и другие, мы провели не один "мозговой штурм", пока поняли, что сами хотим. В итоге, через две недели, получили предварительно проработанные технические требования на дистанционный расчётный комплекс. Так мы назвали это устройство.

И возвращаясь к проблеме бабла, не было ему замены, никак не получалось никакого более менее приемлемого варианта. Всё заканчивалось статьёй 75 конституции РФ, по которой единственным платежным средством на территории РФ является рубль, эмиссией его занимается центральный банк РФ.

Так и получилось, что сидел я сейчас перед чистым листом бумаги и тупо грыз карандаш, пытаясь найти приемлемое решение.

— Итак, — в очередной раз начал я свои размышления, что мы имеем? Имеем небольшое предприятие, пусть будет "Паяльник", выпускающее, ну пусть будут паяльники. Продукция изготовлена и отгружена, оплаты нет, денег на зарплату людям нет, задолженность по налогам. Что мы хотим? Чтобы предприятие работало, продукция изготавливалась, зарплата людям выплачивалась полностью и своевременно. Что для этого надо? Чтобы заплатили деньги за отгруженную продукцию. У заказчика, моего должника, денег нет. А может быть и есть, но не для меня. Паяльники ему сейчас не нужны. Вернулись опять к началу. Опять за рыбу деньги. Стоп, а зачем мне деньги? Выдам деньги людям как зарплату, они с этими деньгами пойдут в магазин, купят продукты, одежду, всё, что им надо. С деньгами любой купит, а ты без денег купи. С деньгами в любом магазине можно купить, а где можно купить без денег? В магазине моего должника. Для этого достаточно какого-то талона с подписью и печатью руководителя, типа того, что этот пипифакс не пипифакс, а сто рублей, и в этом, именно в этом магазине, я могу на этот пипифакс получить товаров на сто рублей. Человек получил продукты, принёс домой, накормил семью, и пришёл опять на работу. Я беру следующий пипифакс с надписью тысяча рублей, иду с ним в отдел снабжения и говорю, вот вам ваши тысяча рублей, давайте мне такие и такие материалы. И я их получаю, потому что для отдела снабжения это действительно тысяча рублей. Не верь глазам своим, но бухгалтерия сказала, что это тысяча рублей.

Осталось заплатить налоги. Пишу письмо, мол, уважаемый, а заплати ты вместо меня в счёт своего долга мне, налог. И всё. Задача решена. Кому хорошо? Хорошо мне, люди получили почти зарплату, работают, налоги заплачены. Предприятие "Паяльник" опять работает, делает паяльники. И заказчик, мой должник, должен быть доволен. Вместо всей суммы долга он заплатил живыми деньгами только часть. Остальную задолженность погасили бартером и взаимозачётом.

Ну ладно, хватит ёрничать. Что во всём этом бреде может работать? Бартер, взаимозачёт. Просто бартер мне не нужен, получу я вместо своих паяльников молотки, и что мне с ними делать. И простой взаимозачёт мне не нужен. Ну, сократили мы свои долги друг другу, и как был я с пустым карманом, так и остался. Значит, опять всплывают деньги как средство обмена. Долгов на товары, сырьё, нужные мне. Значит, нужен пипифакс с надписью рубль взаимозачёта. Пусть этот рубль называется шустрик. И здесь опять можно вспомнить Гезелля, его свободные деньги применялись как местные, не затрагивая существующую государственную валюту. И использовались для решения местных проблем. И давали хорошие результаты. Значит, можно пойти по тому же пути. Выпустить местные деньги, шустрики, со свойствами свободных денег, и применять их у себя как средство взаимозачёта. А для того, чтобы применить шустрики, нужно договориться, что их можно использовать как средство взаиморасчётов. И не только между бухгалтериями, а в магазинах, столовых, при закупке материалов и комплектующих. И для их учёта и контроля использовать дистанционный расчётный центр. Значит, что бы всё это работало, необходима группа предприятий, в числе которых будет магазин, столовая, службы снабжения. И чтобы эти предприятия договорились между собой о применении шустриков при любых расчётах между собой.

Пока это только лозунг и идея. А теперь берём бумагу, карандаш и считаем каждую копеечку при использовании шустриков. Если выгоды нет, то и связываться с этим никто не будет.

Неделя у меня ушла на расчёты возможных вариантов трат денег и получаемых результатов. В первую очередь это нужно было мне самому, чтобы убедиться в правильности моих выводов и предположений. И я готовил в письменном виде свои предложения, и ожидаемый эффект от реализации такого предложения. В конце недели созвонился с Демченко Николаем Анатольевичем, генеральным директором фирмы "Сборщик", о встрече после окончания рабочего дня, для того, чтобы иметь возможность спокойно, не отвлекаясь на текущие дела, поговорить. Фирма "Сборщик" была самой крупной из всех в нашем колхозе. У неё был самый большой оборот, в её составе был и магазин, и столовая, и довольно-таки мощные отдел закупки и сбыта. Для реализации моего безумного плана она подходила лучше всего, да и с её генеральным директором, Демченко Николаем Анатольевичем, мы были в хороших отношениях, неоднократно работали над совместными проектами и относились друг к другу с уважением.

В условленное время я зашёл в приёмную. Никого из посетителей не было, только его секретарша, Нина Николаевна, неизменно была на своём месте. Мы с ней когда-то вместе работали, наши столы стояли рядом, были хорошо знакомы, и она меня предупредила:

— Иди, ждёт. Смотри, водки не пейте.

— Не я хозяин, не мне решать, — ответил я.

— Знаю я тебя. Если что решил, выпьешь обязательно.

Я вошёл в кабинет. Это было довольно просторное помещение, во всю боковую сторону размещалось окно, стол хозяина кабинета располагался вдоль торцевой стенки, по другой боковой стене кабинета располагались встроенные шкафы. Перпендикулярно к столу Демченко располагался стол, за который усаживались приглашённые.

— Здорово, Владислав Николаевич, располагайся, — поздоровался со мной Демченко. — Что привело тебя ко мне, да и ёщё в такое время.

— Вот ты и сам сказал, такое время. Я себе, как говорится, все извилины заплёл. Теперь решил и с тобой посоветоваться, — ответил я.

— Ну что же, располагайся, закуривай, и давай советоваться. Смотрю, много бумаги принёс, наверное, и интересное что-то есть.

— Ну, может быть, и будет что-нибудь интересное. Ты знаешь, Николай Анатольевич, достала меня сегодняшняя ситуация. Что бы ты ни сделал, всё бесполезно. Всё, как в чёрную дыру, уходит куда-то. Денег как не было, так и нет, только долги растут. Так и просится сравнение, что кто-то на нас паразитирует как клоп, сосёт нашу кровь. И вот тогда пришла мне в голову идея, настолько бредовая, что это может и работать. До такого просто так не додумаешься.

— Заинтриговал, заинтриговал, и что же ты предлагаешь?

— Деньги выпускать.

— Ты закусывать не пробовал? Говорят, помогает.

— Я вполне серьёзно. И я не предлагаю изготавливать фальшивые рубли и доллары, и не предлагаю какую-либо валюту взамен рубля. Я предлагаю ввести валюту местную, валюту взаиморасчетов, назвать её шустриком, и пользоваться при расчётах между собой, а все платежи, налоги, и всё, всё, всё, что уходит за пределы нашего колхоза, производить в рублях, как обычно.

— Ну, может быть, это и интересно. Но что это даёт, и зачем всё это?

— А вот за этим я и пришёл. Давай посмотрим на реальном примере, на наших с тобой взаимоотношениях.

— Ну, давай посмотрим.

Я достал несколько листков бумаги с расчётами и описанием предложения, передал их Демченко, и начал свои комментарии.

— В нашем колхозе многое мы делаем друг для друга. Тебе делают платы, всякие кронштейны и рычаги, радиаторы, да и много чего другого. Точно также всякий из нас в первую очередь закажет свою потребность кому-то из колхоза. И работа, и деньги. А деньги платить надо живые. Ну, а расходоваться они будут как-то одинаково. Налоги, аренда, сырьё и материалы, магазин, продукты и вещи. Но ведь не везде нужны живые деньги, где-то можно обойтись суррогатными деньгами, типа купонов, талонов и прочих пипифаксов. Вот я и предлагаю ввести расчётный рубль, и использовать его, где только можно, при взаимных расчётах. Это позволит снизить потребность в живых рублях. Причем, это будет не просто рубль. Вернее, этот расчётный рубль, или, как я его назвал, шустрик, будет иметь несколько особенностей. Первоначальная его стоимость будет равна рублю. Но ежемесячно, первого числа каждого месяца, его стоимость будет уменьшаться на один процент, и за год уменьшение составит двенадцать процентов годовых. Это нужно для того, чтобы эти деньги ни у кого не накапливались. Я понимаю, что они и так не являются средством накопления, это не золото, но, как говорится, береженого Бог бережёт. И второе. Эти деньги, шустрики, существуют не в виде привычных денег, а в электронном виде. Для того, чтобы пользоваться таким деньгами, необходимо будет оснастить некоторые подразделения, ту же бухгалтерию, магазины, столовые специализированными расчётными центрами. Это я и предлагаю рассмотреть на примере наших с тобой взаимоотношений.

— Излагай, — сказал Демченко, устраиваясь напротив меня с переданными ему бумагами.

— Задолженность фирмы "Сборщик" перед фирмой "Электронщик" на сегодня составляет сто тысяч рублей. Для того, чтобы погасить свою задолженность, фирма "Сборщик" выпускает на сумму сто тысяч рублей сто тысяч шустриков. Но не просто так выпускает сто тысяч шустриков, а предварительно резервирует у себя сто тысяч рублей. Настоящих живых рублей. Но никому их не передаёт. Они будут страховым полисом во всей этой операции. И если возникнут большие проблемы, то все шустрики будут обменены на обычные рубли. Таким образом, мы получили сто тысяч шустриков и теперь начинаем их тратить. Этой операцией, выпуском шустриков, или эмиссией, будет заниматься Финансовый Расчётный Центр, ФРЦ. Пока всё понятно?

— Да.

— Фирма "Сборщик" перечисляет фирме "Электронщик" сто тысяч шустриков. Расчёт производится между двумя расчётными центрами, ФРЦ и расчётным центром (РЦ) фирмы "Электронщик". Для ведения учета и контроля бухгалтерия фирмы "Сборщик" открывает субсчёт ФРЦ, на котором ФРЦ ведёт учёт расходов и приходов шустриков. Только расчёт ведётся не в шустриках, а в условных единицах, а одна условная единица равна одному шустрику. И только при переходе цифры ФРЦ из его внутреннего учёта в основной баланс фирмы "Сборщик", условные единицы переводятся в рубли. Это тоже всё понятно?

— Пока понятно и вроде бы все правильно, ничего неправильного я не вижу, ответил Демченко.

— Тогда продолжим дальше. На счёте у фирмы "Электронщик" есть сто тысяч шустриков. До конца месяца остаётся две недели. Значит, если я эти сто тысяч не истрачу, я потеряю тысячу шустриков, считай рублей. Значит, хранить мне их сейчас нечего. Надо тратить. Я начисляю зарплату. У меня это составит двадцать пять тысяч рублей, или шустриков. На эту сумму я должен начислить тридцать семь процентов начислений обязательных платежей. Итого ещё девять тысяч двести пятьдесят рублей. И с полученной суммы я должен заплатить НДС двадцать процентов. Давай считать по максимуму, со всей суммы. Это будет шестнадцать тысяч шестьсот шестьдесят шесть рублей шестьдесят восемь копеек. И с начисленной суммы зарплаты я должен удержать и перечислить в бюджет шестнадцать процентов подоходного налога. Это будет четыре тысячи рублей. Итого, у меня образовалось налогов на двадцать девять тысяч девятьсот шестнадцать рублей шестьдесят восемь копеек. И двадцать одну тысячу рублей я начислил и выдал людям как зарплату.

— Я не проверяю цифры, но ход твоих рассуждений правильный, — сказал Демченко.

— Хорошо, пошли дальше, — продолжил я. — Фирма "Электронщик" пишет письмо на фирму "Сборщик" об обмене двадцати девяти тысяч девятьсот шестнадцати рублей шестьдесят восемь копеек в виде шустриков на такую же сумму в рублях для уплаты налогов и просит их перевести на свой расчётный счёт. И предъявляет фирме "Сборщик" счёт на двадцать девять тысяч девятьсот шестнадцать рублей шестьдесят восемь копеек. В шустриках. И получает на свой расчётный счёт такую же сумму плюс комиссионные банка за перевод. В рублях. И из этих денег уплачивает налоги.

Таким образом, мы погасили задолженность между фирмами, начислили людям зарплату, уплатили налоги. Теперь надо посмотреть, как эти шустрики, полученные в виде зарплаты, будут тратиться.

— Давай закурим, Николай Анатольевич, — прервался я.

— Кури.

— Здесь надо немного отвлечься и рассмотреть, что делается с зарплатой. Для того чтобы можно было пользоваться шустриками, мы вводим электронные кошельки, пусть называются ЭК и кассовый центр специальный, пусть будет КЦС.

Тем людям, которые будут пользоваться шустриками, выделяется электронный кошелёк. Он из себя представляет что-то подобное мобильному телефону. С него можно связаться по радиоканалу с РЦ и КЦС. При поступлении на лицевой счёт человека начисленной суммы из бухгалтерии, РЦ переводит эту сумму на ЭК конкретного лица. Итак, в кошельке у человека, пусть это будет Иван Иваныч, появились деньги. С ними он идёт в магазин, принадлежащий фирме "Сборщик". Только там он может на шустрики купить нужный ему товар, если он, конечно, есть в наличии в магазине. Придя в магазин, Иван Иванович выбирает нужный ему товар и подходит для расчёта к КЦС. Продавец считает стоимость покупки, и она высвечивается на экране. Иван Иванович со своего ЭК связывается с КЦС, и с баланса его кошелька списывается необходимая для оплаты товара сумма. Всё, товар оплачен. Иван Иваныч довольный идёт домой, или куда ему надо. Таким образом, из полученных ста тысяч шустриков истрачено пятьдесят тысяч девятьсот шестнадцать рублей шестьдесят восемь копеек. На счёте сорок девять тысяч восемьдесят три шустрика тридцать две копейки. Хранить мне их нежелательно, они потеряют один процент своей стоимости. Или я должен смириться с этой потерей, или должен запустить их в работу. Я пишу письмо в отдел закупки фирмы "Сборщик" и прошу приобрести мне материалы, детали, оборудования по прилагаемому перечню. На сумму сорок девять тысяч восемьдесят три шустрика тридцать две копейки. Конкретные позиции мы уточняем в ходе переговоров.

Демченко встал, подошёл к селектору, нажал кнопку и сказал:

— Нина Николаевна, принеси нам, пожалуйста, чайку.

— Накурили-то, накурили, — сказала, входя, в кабинет Нина, и пошла открывать форточку.

— Угощайся, Владислав Николаевич, — сказал Демченко, указывая на чай. Всё мне пока понятно, и что в результате этого мы получили?

А вот и давай считать. Из зарезервированных ста тысяч рублей мы истратили:

— Двадцать девять тысяч девятьсот шестнадцать рублей шестьдесят восемь копеек на уплату налогов, возникших у фирмы "Электронщик";

— Сорок девять тысяч восемьдесят три рублей тридцать две копейки на закупку материалов, деталей, оборудования.

Итого, из зарезервированных ста тысяч истрачено семьдесят девять тысяч семьсот двадцать рублей. Прямая экономия двадцать тысяч двести восемьдесят рублей. Правда, из этой суммы надо вычесть деньги, ушедшие на закупку товара для магазина. Но если взять, что товар продаётся с наценкой десять процентов, да и при закупке материалов, деталей, оборудования на сумму сорок девять тысяч восемьдесят три шустрика тридцать две копейки тоже заложено десять процентов прибыли, то общая экономия составит семь тысяч пятьсот шестьдесят рублей тридцать копеек. Это, конечно, гораздо хуже, но по году всё равно составит сумму девяносто тысяч семьсот двадцать три рубля шестьдесят копеек. Получается, что такая форма взаиморасчётов позволит экономить деньги, которых хватит на месяц работы. И это только при работе по такой схеме с маленькой фирмой типа "Электронщик". А если так работать с более крупными фирмами, например с "Платой", то и объёмы будут гораздо больше, и людей будет участвовать гораздо больше, и результат будет гораздо впечатлительней. По моему мнению, получается, что происходит концентрация всех ресурсов, распыляемых сегодня на сторону, в одном месте. И это позволяет сократить излишние потери, в частности то, что теряется каждым при закупках материалов и при выдаче зарплаты. Деньги не уходят на сторону, а остаются здесь и работают здесь. За счёт этого можно снизить потребность в притоке внешних средств, Деньги, выданные в качестве зарплаты, и которые тратились где-то на стороне, будут тратиться здесь же, и вернутся к тебе. Это, правда, здорово напоминает фабричные заводские лавки царских времён, когда зарплату выдавали талонами, и отоварить их можно было только в заводской лавке, но тут уж надо организовать так, чтобы твои магазины ничем не уступали любому магазину в городе. И ещё замечание. Это должно быть выгодно не только тебе, но и всем остальным, кто примет участие в этом проекте, и людям, кто будет пользоваться шустриками. А итог всего этого простой. Выпущено сто тысяч шустриков, в течение месяца они все вернулись к тебе, как лицу, пустившему их в оборот. Когда они все собрались снова у тебя, ты их уничтожил, все сто тысяч. Их нет. Но свою задачу они выполнили, они позволили тебе закрыть все свои текущие вопросы взаимоотношений с сотрудничающей фирмой, твоим контрагентам решить вопросы оплаты и загрузки рабочих мест. Все довольны. Живых денег при этом потрачено на семь тысяч пятьсот шестьдесят рублей меньше, чем потребовалось бы при обычном расчёте. Эти деньги никуда на сторону не уходили, они решали локальные задачи и существовали только в виде записей на компьютере. Они решили самую главную задачу — позволили работать и не остановиться производству

— Кстати, а почему шустрик? — спросил Демченко.

— А потому, что двигаться ему надо шустро, пока не потерял один процент, — ответил я. — Вот такая у меня идея, почему я и говорю, что она настолько безумна, что это может работать. Я изложил пока голую схему, если она работает и устраивает, то можно обсуждать её дальше, рассматривать механизм реализации этой идеи и скрытые перспективы. За этой идеей есть ещё немало и подводных камней, и скрытых достоинств. Найдёшь сам.

— Хорошо, — принял решение Демченко, — я дам эти материалы на проработку своим экономистам, юристам, бухгалтерам. Если у них будут вопросы, а они должны быть, они с тобой свяжутся.


Глава 3

28.03.2000

Шла уже вторая неделя после разговора с Демченко, когда Нина Николаевна, секретарша Демченко, связалась со мной и пригласила на совещание. На вопрос о теме совещания и кто приглашён на него, она ответила, что темы не знает, а приглашены юрист, экономист и бухгалтер.

— Всё ясно, — подумал я. — Разговор будет о шустриках.

Когда я в назначенное время вошёл в знакомый кабинет, все были в сборе.

— Располагайся, Владислав Николаевич, — предложил Демченко и продолжил — Я хотел бы обсудить с вами предложение господина Кошкина по организации взаиморасчёта, давайте назовём его предложение так. Вы все с ним ознакомились. Мне оно показалось интересным, и я хотел бы услышать ваше мнение по данному вопросу. Владислав Николаевич, прошу Вас, начинайте.

— Я не буду в деталях описывать само предложение, — начал я, — с ним вы могли детально ознакомиться в представленных материалах. Я хотел бы остановиться на отдельных моментах, которые, я считаю, позволяют реализовать эту схему на законных основаниях. Правда, тут есть вопросы, над которыми придётся дополнительно поработать специалистам.

Какая задача перед нами стоит, и как мы её пытаемся решить?

В условиях жесточайшего дефицита денег обеспечить нормальную работу производства и всего, что с этим связано. Что это за собой подразумевает? Закупку сырья и материалов, выплату зарплаты персоналу, оплату потребляемых энергетических ресурсов. Причём эта задача стоит не только перед конкретной фирмой, но и другими, работающими рядом, которые тратят свои возможности на те же самые задачи. И получается, вольно или невольно, распыление и так немногочисленных денег. И если мы предлагаемым способом сможем сконцентрировать ресурсы, я имею в виду деньги, то значительно облегчим стоящие перед всеми задачи за счёт того, что часть задач сможем решить, не прибегая к использованию живых денег. Но в этом случае должен работать принцип — твои проблемы — это мои проблемы.

На чём основана предлагаемая система взаиморасчётов?

Первое. Это существующий план счетов бухгалтерского учета. И наличие счёта "внутрихозяйственные расчёты", позволяющее вести расчёты и учёт в составе основной организации, по отдельным структурным подразделениям предприятия. Правда, я не являюсь экспертом в этом вопросе, и методологически, может быть, это можно организовать по-другому, это должны сказать специалисты. Я понимаю так, что есть та полочка, на которую можно складывать и с которой можно убирать всё, что относится к отдельной структуре, не замешивая это с учётом деятельности по основному производству.

Второе. Существует разрешение, то ли Минфина, то ли налоговой инспекции, не помню, позволяющее предприятиям производить взаиморасчёт в виде бартера. Что мы фактически и производим, бартер в попугаях. Проводить мы его можем в чём угодно, главное, что бы на момент совершения операции, она была учтена в отчётности в рублях. Как это сделать, должны тоже сказать специалисты по бухгалтерскому учёту.

Третье. Для проведения расчётов мы используем виртуальные деньги, шустрики, и специализированный расчётный комплекс, позволяющий осуществлять все операции с этими виртуальными деньгами и контроль над ними на всех стадиях их существования.

Четвёртое. Мы изначально ограничиваем использование этих денег во времени. Со временем их стоимость уменьшается, так что их основной задачей является решение локальных задач в кратчайшие сроки, а потом они должны исчезнуть или вернуться к своему источнику и оттуда начать новый цикл своего движения.

Вот как я понимаю цели и задачи предлагаемой методики взаиморасчётов.

— Владислав Николаевич, ты закончил? — спросил Демченко

— Да.

— Тогда прошу задавать вопросы.

Первый вопрос последовал со стороны главного бухгалтера.

— Счёт "внутрихозяйственные расчёты" предназначен для учёта операций внутри предприятия с его филиалами, самостоятельными подразделениями и другими структурами. Как мы будем применять его к расчётам с юридическими лицами?

— Тут я должен немного забежать вперёд. Если будет принято решение, что можно внедрить предлагаемую методику, то я вижу её внедрение разбитым на два этапа.

На первом этапе, как я оцениваю, не менее трёх месяцев, мы проводим проверку этой методики, расчётного комплекса на отношениях двух фирм, предлагаю фирму "Сборщик" и фирму "Электронщик", и ограниченного круга людей, добровольцах из этих фирм, готовых получать деньги в виде шустриков. В этом случае, я думаю, можно найти какие-то варианты, позволяющие учитывать затраты по этим работам на этом счёте. Или считать как-то по другому, вам виднее. Но лучше считать так, как будем считать в дальнейшем.

Когда мы получим удовлетворительные результаты, мы должны будем перейти к более масштабной проверке этой методики. Вопрос слишком серьёзный, что бы решать его просто так. Для этого мы должны пригласить поучаствовать в этом эксперименте ещё несколько юридических лиц. И в этом случае надо рассмотреть вопрос о создании новой организационной структуры — концерна. Напомню, что концерн — это объединение нескольких юридических лиц, остающихся самостоятельными во всех вопросах своей хозяйственной деятельности, но с учетом координирующего воздействия со стороны доминирующей структуры. Концерн создаётся в целях концентрации финансовых ресурсов.

Вот при такой организации работ не должно быть вопросов по применению счёта "внутрихозяйственные расчёты".

— Может быть, надо посмотреть, — был ответ бухгалтера.

Следующим был вопрос от экономиста:

— Не впечатляющий результат получается от использования этой методики, можно сказать, что практически нулевой. И он будет ещё меньше, если посчитать дополнительно налог на прибыль и местные налоги. Зачем применять эту методику при таком незначительном результате?

— Здесь надо иметь в виду, что целью данной методики является не получение дополнительной прибыли, а обеспечение нормальной, без простоев и задержки, работы производства. Прибыль получается от дополнительной загрузки магазина и отдела снабжения. Приведённый расчет приводился для примера, для наглядности на реальных цифрах, которые всегда можно проверить. Обратите внимание на объём. Мизер. А если объём будет больше, а если в этом процессе будут участвовать фирмы, непосредственно завязанные на производственный цикл, например "Плата", и эти фирмы оказывают услуги на приличные объёмы, то и прибыль от использования методики должна возрасти. И это только речь идёт о прямых результатах. Надо иметь в виду, что будут и вторичные результаты, которые так прямо не просчитать, особенно при росте объёма. Это рост объёма торговли магазина и снижение потребности в заёмных средствах, уменьшение цены изделий за счёт исключения из калькуляции цены возврата кредита. В данном случае источником дополнительных поступлений денег вместо кредита будет магазин. Если сегодня, получив зарплату, люди тратят её где-то на стороне, то теперь она будет тратиться в магазине. И если раньше деньги уходили на сторону, то теперь, через магазин, они вернутся обратно. Вот и предполагается, в течение этих трёх месяцев определить и подтвердить, как будут двигаться шустрики. И построить математическую модель, пусть и упрощённую, и промоделировать весь этот процесс с разными граничными условиями.

Теперь вопрос последовал от Демченко:

— Как, Владислав Николаевич, ты видишь внедрение этой методики?

— Мне бы хотелось, Николай Анатольевич, чтобы реализация этой идеи шла по договору между фирмой "Сборщик" и фирмой "Электронщик". Всю работу надо разбить на этапы, и по результатам работы на каждом этапе принимать решение о порядке проведения дальнейших работ.

Первоначально мы определимся о том, как и где, в смысле на каких взаимосвязанных производствах, будем внедрять эту методику, и построим математическую модель всего этого процесса, хотя бы и упрощённую. И попытаемся с вашими специалистами, используя реальные цифры по текущим расходам с фирмами, участвующими в производственном процессе, попытаться определить отдачу от внедрения этой методики. При этом мы также отработаем методологию контроля и учёта движения шустриков. А также решим, как, у кого, и каким образом будем это внедрять. И окончательно определимся с техническими требованиями к рабочим местам расчётного комплекса. После того, как на первом этапе, мы определимся с тем, что, получается, будем изготавливать рабочие места расчётного комплекса и доводить программное обеспечение. Хорошо, если управимся за месяц. Затем можно приступить к пробному тестированию всей системы, и это тоже должно занять не менее месяца. А вот потом, можно будет запускать систему на реальную работу, первоначально с ограниченным кругом лиц, и проверять работоспособность всей системы. Я думаю, что это должно занять не менее трёх месяцев для получения достаточно объективных данных. И получается, что не раньше, чем через шесть месяцев, мы сможем пригласить к участию в этом проекте новых лиц.

— Хорошо хоть не девять месяцев, — съязвил Демченко.

— Даже девять женщин не родят за один месяц ребёнка, — ответил я.

Наше совещание продолжалось ещё два часа, прежде чем Демченко подвёл его итог:

— Хорошо, мы сегодня всё равно ничего больше сделать не сможем. Владислав Николаевич, готовь договор, пусть его рассматривают все сейчас здесь присутствующие. Я хотел бы, чтобы в нем были отражены все вопросы, которые есть сейчас. А также предусмотрены перспективные вопросы, на которые мы должны попытаться получить ответ в ходе работ. Все свободны. Всем спасибо. А вас, Кошкин, я попрошу остаться.

— Закуривай, — сказал Николай Анатольевич, подвигая мне пепельницу. — Я понимаю, что ты сегодня опять не всё сказал?

— Да, — ответил я.

— Я подумал над твоими словами насчёт подводных камней и скрытых достоинств, — продолжил он. — И у меня возникли очень интересные мысли о последствиях всего этого. Поэтому я хотел бы обсудить с тобой эту тему ещё раз, хотя бы через три месяца, когда будут результаты моделирования.

— Я постараюсь подготовиться к этому, но не обещаю. Слишком это сложный вопрос, и сейчас можно только предполагать, какие последствия от всего этого могут быть.

— Договорились.


Глава 4

30.04.2000

Сказать, что прошедший месяц был сплошным сумасшествием, значит, ничего не сказать. Как только был подписан договор на внедрение расчётного комплекса, я провел общее собрание всех своих парней и рассказал им о задаче. Рассказал и о договоре, о финансировании нашей работы на шесть месяцев. Уже одно только это вызвало немалое оживление. А попытка замены денег была встречена вообще на ура. Так что за работу принялись все с большим желанием, к этой теме подключились почти все, только несколько человек доделывали начатое раньше. Да и то, с сожалением отрываясь от работы над комплексом. Его мы прозвали между собой ДИРАК, ДИстанционный РАсчётный Комплекс, кошелёк получил название КОЛЁК, КОшелёк эЛЕКтронный.

Мы не пытались сделать что-то совершенно новое. Задача заключалась в применении готовых изделия, используя их таким образом, чтобы получить требуемый результат. И тут основное значение начинали играть коммутационные устройства, соединяющие изделия друг с другом и программное обеспечение, обеспечивающее работу всего комплекса. По этим вопросам у нас шли постоянные споры, как лучше сделать те или иные узлы, какие детали использовать. Так, для связи отдельных устройств между собой, например, ДИРАКА и КОЛЬКи, решили использовать радиоканал, для чего применили что-то типа уоки-токи, снабдив их индикатором и клавиатурой. Радиус устойчивой связи был небольшой, но в магазине этого должно было хватить, а в других случаях пока приходилось мириться с некоторыми неудобствами и недостатками системы. Работали они на разрешённой частоте двадцать семь мегагерц. От применения мобильных телефонов пока отказались, хотя в дальнейшем можно будет применять и их. Пока они были дороги, ещё не были широко распространены и требовали дополнительных расходов из-за оплаты услуг оператора связи.

Главной сложностью был протокол обмена. Хотя были известны многие протоколы обмена, мы не сразу смогли определиться с тем, какая информация должна передаваться и приниматься. Нам постоянно выставляли новые требования экономисты и бухгалтера, да и самим приходилось периодически вводить новые требования к обмену данными.

Много времени и сил потребовалось на построение математической модели всего процесса использования шустриков. Хотя то, что получилось, математической моделью можно было назвать лишь условно. Была сделана программа, в которой считались налоги, платежи по действующим правилам и ставкам, и была предусмотрена возможность изменения используемой суммы шустриков на разных этапах их применения. Программа предусматривала участие до пяти отдельных юридических лиц в процессе проведения взаиморасчётов и изменение параметров использования шустриков по каждому из них, как при использовании внутри для собственных целей объекта, так и при его взаимодействии с другими юридическими лицами. Для работы с этой программой пришлось выделить отдельный компьютер, да и экономисты принесли ещё дополнительно свой и попросили установить эту программу. Установили, конечно, но компьютер уносить не разрешили, пока не стоило плодить лишние слухи. И за этими компьютерами постоянно сидели экономисты и бухгалтера, считали и проверяли самые разные условия взаиморасчёта. Демченко был строг, держал этот вопрос под контролем и постоянно интересовался полученными результатами. Когда были получены результаты моделирования расчётов, проясняющие ожидания, я напросился на встречу к Демченко.

— Располагайся, Владислав Николаевич, закуривай и рассказывай, начал наш разговор Демченко, указывая мне на место за столом совещаний и располагаясь напротив. — Я так понимаю, что ты хочешь ознакомить меня с твоими выводами по результатам моделирования.

— Да, кое-какие новые соображения появились, их бы я и хотел изложить. Мы рассмотрели порядок взаиморасчёта на реальных цифрах. Наглядней всего получается на примере с фирмой, непосредственно завязанной в общий производственный цикл, например, с "Платой". Мы использовали упрощённую версию расчёта, но постарались учесть все платежи при расходовании средств. К сожалению, проследить все возможные пути использования шустриков не представляется возможным, и мы ограничились только начальными шагами применения шустриков — проведение расчётов за поставку, выплата зарплаты и закупка материалов. Этого, конечно, очень мало для того, чтобы делать обоснованные выводы, но кое-что сказать уже можно. Выгоды, прямой, от применения шустриков не будет. Сколько рублей надо заплатить, столько и придётся заплатить. Прибавку может обеспечить магазин и закупка материалов, и только за счёт торговой наценки. Мы просмотрели только один цикл оборота шустриков и только при взаиморасчёте между двумя пользователями. Но даже из этого видно, что с этими деньгами организация работ должна быть другая. С твоего позволения, Николай Анатольевич, я немного отвлекусь. Сейчас не существует метрологического определения рубля. Есть эталонный метр, есть эталонный килограмм, для любой физической величины есть или эталон или однозначное определение. А для рубля нет. Раньше, когда был в ходу золотой эквивалент, деньги приравнивались хотя бы к золоту. А сейчас нет и этого. Американцам удалось реализовать вековую мечту алхимиков — получение золота из чего-то, свинца, ртути, или чего-то другого. И в качестве золота выступает доллар США, а в качестве исходного материала — бумага. Вот и получается, что в качестве денег может выступить что угодно, лишь бы это принималось другими в качестве средства оплаты. Конечно, сейчас есть установившиеся стандарты, которым следуют все — доллар, фунт, евро, рубль. Их принимают все. И для обмена товарами, услугами с другими людьми они незаменимы. Но ведь весь процесс обмена можно разбить на два этапа, назовём их внешний и внутренний обмен. Для внешнего обмена — под этим я подразумеваю отмен товарами, услугами с людьми и организациями, странами, используются существующие валюты. Это будут правительства, эмитирующие валюту, банки, магазины, предприятия, да и все окружающие нас люди. Но ведь можно выделить и внутренний обмен. Это будут предприятия и люди, которые работают друг с другом, и они могут договориться о других видах взаиморасчёта, то, что мы сейчас и пытаемся сделать. Естественно, мы должны обеспечить всем им возможность получить за свои единицы взаиморасчёта — шустрики — те же товары и услуги, что и за существующие и имеющие хождение валюты.

Вот теперь можно вернуться к нашим баранам. По сути дела, то, что мы сейчас с тобой рассматриваем, это примерно то же самое, что делает ФРС — так называемая федеральная резервная служба США. Они печатают доллары, так называемые доллары США, хотя правительство США не имеет к ним никакого отношения, ФРС — это частная организация, и мы с тобой запускаем шустрики, ничего не стоящее средство взаиморасчёта. Только доллар ФРС, я подчёркиваю, не США, а ФРС, имеет хождение как мировая резервная валюта, а шустрик не имеет ничего, это даже не фантик. Это вообще неизвестно что, и даже с боку бантика нет. Но принципиальной разницы между ними нет — доллар ФРС выпускает частная компания, шустрик тоже выпускает частная кампания. Вот только, если за ФРС подразумевается вся мощь США и всей, как раньше говорили, мировой системы капитализма, то за нами не подразумевается ничего. И вот здесь и начинаются главные трудности.

— Так, перебил меня Демченко, — получается, что всё, что мы с тобой рассматриваем, это всё зря?

— Не так. Как я уже сказал, главное договориться с участниками эксперимента. Если все участники согласятся принимать для расчёта шустрики, и если мы обеспечим как минимум обмен шустриков на товары в магазине, то это должно работать, как мы и рассматривали. Вопрос не в этом. Если использовать шустрики больше, чем на один цикл обмена, то здесь возникают совсем другие вопросы, на которые у меня нет ответа. Широкое применение шустриков тянет за собой кучу вопросов, и я сейчас не знаю, как их решить.

— И что ты предлагаешь?

— А вот за этим я пришёл. Для начала я попробую изложить те проблемы, которые мне видны сейчас, а потом давай их обсудим и решим, что и как будем делать.

— Хорошо, излагай.

— Самое главное, как я считаю, при внедрении шустриков — это доверие. Не должно быть случаев, когда не получается у кого-то потратить свои шустрики. Хотя бы один такой случай похоронит всю идею. Пользоваться шустриками будут до тех пор, пока ими можно пользоваться. Пока на них можно купить то, что тебе надо. Продукты, одежду, промышленные товары. На первых этапах, как мне кажется, потребность в рублях будет ещё более острая, чем сейчас. Решив проблему взаиморасчётов между фирмами, мы повесим на себя проблему обеспечения покупательской способности шустриков. Мало будет получить шустрики, надо будет их потратить так, как тебе хочется. Вот здесь деньги и потребуются. Придётся расширять магазин, причём делать его доступным не только с внутренней территории, но и снаружи. Ведь деньги захотят тратить мужья и жёны твоих работников, получивших шустрики. Придётся вводить приём заказов на товары при оплате шустриками. Ну, например, кто-то хочет купить машину, оставляет заказ, и ты будешь покупать, и продавать машину. На первых этапах наверняка появятся желающие поменять шустрики на рубли. И они должны иметь такую возможность. И должно быть невыгодным использовать рубли на территории нашего колхоза. А выгодными должны быть шустрики. То ли цены в шустриках должны быть ниже, то ли выбор товаров на шустрики должен быть больше. И надо иметь в виду, что, скорее всего, не сразу, а немного позже у людей возникнет желание придержать шустрики на потом, не тратить всё сразу, а приберечь на "чёрный" день. И придётся организовывать что-то типа сберегательных банков, принимать шустрики на хранение с сохранением их текущей стоимости. И почти сразу возникнет проблема, что не везде можно применять шустрики. Например, я не могу заплатить за квартиру шустриками. И придётся или менять рубли на шустрики, или тебе организовывать оплату рублями взамен шустриков. И таких вопросов будет множество. Но итогом должно быть то, что когда все это будет решено, и использование новых денег будет принято всеми, ты получишь такое доверие от людей, что они поддержат, наверное, любое твоё начинание. Но это будет означать, что ты получишь множество врагов, причём очень сильных и могущественных. Банкиры, чиновники, криминал, да все, кого ты лишишь доходов от распоряжения деньгами. Ты получаешь войну с баблом. Вот что я хотел тебе сказать, Николай Анатольевич. Если раньше, когда я предлагал этот проект, я и сам не понимал, во что можно ввязаться, и только мог предполагать о возможных проблемах, то теперь они становятся более очевидными, причём это ещё не все проблемы. Не могу сейчас даже предположить, что ещё ждёт впереди. И теперь только ты можешь принять решение, что делать дальше и продолжать ли нам эту работу.

— Это то, что ты недоговаривал раньше?

— Да, я просто тогда сам не понимал, да и сейчас не до конца понимаю, что может последовать за всем этим. Но в то же время, есть и другая сторона всего этого. Если справиться с этими проблемами, если война с баблом будет успешной, хотя бы на начальном этапе, и к этой войне удастся привлечь новых участников, то перспективы самые головокружительные. Ведь почему пиндосы делают что хотят? У них есть бабло, которое за них воюет. А здесь, если получится, воевать тоже будут деньги. Война будет идти за доверие, и при успехах можно задуматься о перестройке всего образа жизни, мышления и построении нового общества. На своих условиях. Потому что у тебя будут две основные силы — доверие и деньги. Вот к каким мыслям я пришёл, раздумывая о простом взаиморасчёте. Работы, конечно, можно прекратить, затраты пока небольшие и убытка большого не будет, но ты сам должен принять решение. Причём, решение не техническое, а политическое. И здесь уже тебе надо определять тактику и стратегию войны. Искать и привлекать союзников. Создавать успешно работающие центры, пусть это будут концерны, или финансово-промышленные группы, но они должны быть с тобой. И этот, успешный, опыт должен распространяться как можно шире для получения новой поддержки. Больше я ничего сказать не могу. Наверное, могу, но самое главное сказал, а остальное будет лишним.

Демченко встал из-за стола, подошёл к окну и открыл его, проветривая прокуренный кабинет. Постоял у открытого окна, повернулся ко мне:

— Спасибо, Влад, что честно рассказал о своих мыслях. Я рассматривал ситуацию, и у меня были примерно такие же выводы. Ты рассказал обо всём, это хорошо. Сам понимаешь, что сейчас я тебе ничего не скажу, надо хорошо подумать. Задам один вопрос. Ты будешь участвовать во всём этом?

— А куда я денусь с подводной лодки? Только не ожидай от меня чего-то необыкновенного. Я обычный инженер, но сделаю всё, что смогу.

— Не прибедняйся, на пожаре и х… насос,


Глава 5

12.05.2000

Демченко

Уже который день все мысли крутятся вокруг последнего разговора с Кошкиным. Вот ведь стервец, что придумал. Вроде бы всё правильно начиналось, обычная деловая операция, позволяющая облегчить бизнес. А как, оказалось, есть и второе, и ещё неизвестно какое, дно. Почти государственный переворот. Ну, до переворота конечно далеко, но каша заварится очень серьёзная и крутая. Воду замутить придётся серьёзно, а в мутной воде кто только не пытается ловить рыбку. Да и рыбака можно поймать. Итак, ещё раз. Что получается?

Получается, что вводится параллельная валюта, пусть будет не шустрик, а земский рубль, ЗР. Этот земский рубль действует только в расчётах на своей территории, сначала на территории концерна или финансово-промышленной группы, ФПГ. Затем, по мере распространения, при успешном использовании, начинает применяться и другими субъектами. Причём, этих рублей может быть много, каждый может запустить свой рубль, и не факт, что все они будут работать так, как надо. Значит, надо сделать так, чтобы запустить свой рубль было не так просто. Вернее, просто, но не очень. Для этого придётся отработать всю методику его применения, бухгалтерского учёта и оборудования, обеспечивающего его использование. Значит, если принять, что земский рубль будет запущен, методику для поддержания интереса распространять бесплатно, а вот оборудование, все эти ДИРАКИ и КОЛЬКИ, продавать. И это даст дополнительную загрузку производству и приток денег. Нет, не так. Начнём с себя. Ввели земский рубль в расчётах в своём колхозе. Думаю, что "Плату" и "Механика" я сумею уговорить поучаствовать в эксперименте. А начнём с Кошкина, и, частично, со своих работников, будем выдавать зарплату земскими рублями. Будут положительные отзывы, дальше будет легче.

И опять не туда заносит. Это пока не самое главное. Это детали. Не важно как, но земский рубль начал работать, пусть пока только у нас. Пошли слухи, причём, можно и поспособствовать их распространению. Появились заинтересованные лица. Чем я могу их интерес подогреть? Реальными результатами. А какие результаты я могу показать? Значит, буду считать, что плановые цели выполнены. А какие плановые цели? Самое простое и главное — решить проблему неплатежей. Долгов с поставщиками нет, можно работать. Долгов по зарплате тоже нет. Долгов по налогам нет. И обошлось это мне в гораздо меньшую сумму живых денег. Какие возникают проблемы? Обеспечение возможности потратить земские рубли. Вот ведь всякая глупость в голову лезет. Точно, обзовут их зебриками, раз они земские рубли, ЗР. Вот это будет проблема, как обеспечить товаром все зебрики. Тьфу, и сам туда же. Ну и ладно, зебрики ничуть не хуже шустриков. Значит, должно получиться, что введение зебриков приведёт к росту объёма торговли? Сегодня зарплаты нет, денег нет, товары покупать не на что. А на зебрики можно. Только торговля будет сосредотачиваться в специализированных магазинах, работающих с зебриками. Это получается второй слой бонусов, увеличение объёмов торговли и перехват покупателей у конкурентов. На этом пока можно остановиться, бонусов достаточно. А теперь будут плюхи. При работе с зебриками на территории колхоза наезд может быть только со стороны налоговой. И то, его, наверное, можно отбить, вести учёт в уях, и переводить в рубли. Конечно, повод для наезда очень хороший, налоговики потребуют хорошо заплатить, чтобы отстали, хотя бы на время. А платить нельзя. Иначе потом сожрут все остальные любители халявы и откатов.

А вообще-то эта схема должна лучше всего работать в пределах города, или любого населённого пункта. Не зря же мне пришла в голову мысль о земских рублях. Но это в одиночку не поднять, как бы этого не хотелось. И опять вернулся к началу. Как найти союзников и поддержку? И это нужно, хотя бы, на уровне города. А если это внедрится на уровне города, то сразу возникают как минимум две проблемы — банкиры и федеральный центр. Банкиры теряют бабло, и им это очень не понравится, они сделают всё возможное, чтобы это погубить. Будут и наезды со стороны криминала, и налоговой, и травля везде, где только можно. А из центра сразу завопят, что это раскол государства и начнут наезд с использованием тяжёлого оружия. А что я могу противопоставить им на данном этапе? Ничего. А если этого не сделать, то пропадёт такой инструмент, который может позволить изменить всё. Надо быть честным с самим собой. Зебрики — это инструмент борьбы за власть, для начала на местном уровне, а там, может быть, и выше. И если этого не сделать сейчас, то этого не сделать уже никогда. Вот и получается, что с одной стороны выступают интересы бизнеса, необходимо создать условия, чтобы легче работать. Да и интересы людей соблюсти, обеспечить их работой и зарплатой, дать им уверенность в завтрашнем дне. С другой стороны, встаёт проблема власти, чтобы всё это сделать, надо драться за власть. В принципе, ситуация, как говорил классик, революционная. Верхи не могут, низы не хотят. С другой стороны, как говорил один умный человек, не помню кто, права не дают, права берут. Пусть будут не права, а власть. А просто так свои права и власть никто не отдаст. И в то же время найдётся, и немало, желающих присоединиться к попытке взять права и власть. Новые деньги — это только инструмент. Были уже попытки сделать такое. Пытались ввести свои деньги. Были и татарские, и кубанские рубли, и уральские франки. Но ведь здесь ситуация совсем другая. Я не отменяю рубль. Рубль превращается в эталон и средство обмена между муниципалитетами, земствами. Получается мультивалютная система. А кто дэвушка обедает, то её и танцует. Кто деньги пускает в оборот, тот и обедает дэвушка. Вот и весь расклад. А всё остальное от лукавого.

Значит, если всё это рассматривать с такой точки зрения, то первоочередной задачей становится работающая система, чтобы можно было показать результат, и дать всем желающим поучаствовать во взятии прав, инструмент для взятия прав. А желающие найдутся, они всегда есть. И начинать надо с предприятий, там это проще внедрить, причём будет видимый эффект, и это будет чисто хозяйственная деятельность. Второй, третий слой замысла, хотелось бы надеяться, разглядят не сразу. А там уже, будем надеяться, ситуация изменится, и появятся союзники. А после того, как на уровне хозяйства это заработало, появится поддержка людей, заинтересованных в сохранении пусть шаткого, но спокойствия и порядка. А когда будет хотя бы такая поддержка, можно начинать укрепление позиций, и первым шагом должна стать попытка выборов в депутаты городской думы. И тогда можно будет пытаться внедрять эту систему на уровне города. Получатся самые настоящие земские рубли. И никаких попыток отмены действующего рубля. Этот рубль будет палочкой-выручалочкой.

И если ещё можно как-то обдумывать, прикидывать и планировать применение и использование зебриков, то совсем невозможно просчитать экономическую составляющую этого проекта. А сколько на всё это нужно будет денег, и где их взять? При моих объёмах я смогу закрыть еле-еле потребность производства, да и то, если не будет проблем со сбытом, и продукция будет продаваться. Если возникнет задержка с реализацией, то запаса денег нет совсем. Тогда караул. Очень уж всё получается зыбко, смутно. Как говорится, главное ввязаться в бой, а война план подскажет. Призрачно всё в этом мире бушующем. И только держись.


Глава 6

15.06.2000

Кошкин

Демченко связался со мной через пять дней после нашего разговора. Он просто позвонил и попросил зайти на пять минут, переговорить. Разговор действительно был коротким.

— Владислав Николаевич, продолжай работу над проектом дальше. И обрати особое внимание на использование этих денег, шустриков, после введения их в обращение. Я бы хотел, чтобы ты подумал, как их можно будет использовать в пределах, допустим, города. Об этом пока широко не распространяйся, расскажешь потом лично мне о своих соображениях.

Конечно, для утверждения результатов работы пришлось провести общее совещание у Демченко с привлечением экономистов, бухгалтеров, обсудить полученные результаты при моделировании. Ничего нового для меня и Демченко все эти специалисты не сказали. Они подтвердили, что по предлагаемой методике работать можно, что я и говорил изначально, подчеркнули, что не готовы сказать, как будут работать шустрики на втором и последующих циклах их использования. Во всяком случае, решение о продолжении работ было принято коллегиально и утверждено Демченко. Это уже радовало. У нас с Демченко появлялись последователи, которые уже уверовали в шустрики.

Хотя все вопросы применения шустриков обсуждались нами неоднократно, я организовал ещё одно совещание у себя в офисе, уже чисто с исполнителями, конструкторами, программистами, экономистами и бухгалтерами. Принятая система для проведения расчётов, как я уже отмечал ранее, состояла из трёх основных устройств и мобильных кошельков.

Финансовый расчётный центр (ФРЦ) должен был располагаться на фирме "Сборщик" и через модем по телефонной линии быть связанным с расчётными центрами (РЦ) фирм. В функции ФРЦ входило проведение расчётов между фирмами. Он выступал в роли местного банка, запускал в оборот шустрики, проводил взаиморасчёты между фирмами, принимал платежи от фирм в шустриках и передавал данные для оплаты в рублях по заявкам от фирм. РЦ фирмы должен был принимать и передавать платежи на ФРЦ, а так же проводить начисление на кошельки всех работников фирмы, пользующихся шустриками. Кассовый центр специальный (КЦС), должен был принимать платежи с кошельков и передавать все данные по платежам в РЦ магазина. Вот такая самая примитивная и упрощённая схема готовилась нами для проверки системы взаиморасчётов с применением шустриков. Конечно, тут были ещё свои дополнительные нюансы по работе каждого элемента этой схемы, их взаимодействия, но это всё уже было не принципиально. Когда мы заканчивали обсуждение этой схемы, Костя обратился ко мне:

— Владислав Николаевич, тут Света всё хочет вопрос задать, да никак не решается.

Я обратился к Свете Шелковой, экономисту с фирмы "Сборщик" и подбодрил её:

— Света, давай свой вопрос, за это никто тебя наказывать не будет.

— Скажете тоже, Владислав Николаевич, — начала Света. — А вопрос такой. Мы тут посмотрели все расходы при использовании шустриков, и получается так, что все они уходят на текущие потребности. Хлеб, молоко, другие продукты. А что делать, если денег не хватает на дорогую вещь? Как, например, мне купить шубу? Накопить шустрики я не могу, значит, нужно будет переводить их в рубли, а как это сделать без лишней обузы? В существующей схеме это не предусмотрено. И как это будет реализовываться на практике? Если я работаю, например, в фирме "Плата", то кто мне будет выплачивать деньги, "Сборщик"? А на каком основании я буду получать деньги в кассе другого предприятия? И как это будет учитываться в двух бухгалтериях и в начислениях на зарплату? И в развитие этого вопроса, когда начнутся выплаты в шустриках, сразу же найдётся кто-то, кто захочет поменять их на рубли. И если при этом он не получит всю сумму в рублях, будет большой скандал, могут даже обратиться в суд, есть у нас любители таких развлечений.

— Да, Света, задала ты вопрос. Что касается первого твоего вопроса, то это функция для следующего этапа. Хотя зачатки, наверно можно ввести и сейчас. Тут в чём дело. Для накопления шустриков можно применить несколько способов. Можно создать специальные банки, которые будут работать с шустриками. И там можно ввести специальные накопительные счета, и условия пользования этими счетами. Например, если ты передаёшь, свои шустрики банку на какое-то время, то банк тебе вернёт через это время ровно ту же сумму, что ты передал, без усушки и утруски в размере одного процента в месяц. Здесь все расходы берёт на себя банк. И условий передачи может быть много и самых разных, это тема отдельного разговора и отдельной работы. Я пока этого вопроса во всех наших разговорах не касался, нам надо пока запустить сам процесс использования шустриков, а после уже переходить к следующему этапу. И эта работа начнётся сразу, как только заработают шустрики. Но, наверное, зачатки можно заложить и сейчас. Надо в ФРЦ предусмотреть специальные счета, пусть будут сберегательные, на которых шустрики будут лежать без изменения своей стоимости. Тогда мы можем предложить желающим накопить сумму на крупную покупку класть свои шустрики в ГРЦ на сберегательный счёт. Только надо ввести ограничение, что шустрики должны лежать не менее трёх месяцев. А то шустрики положат тридцатого числа текущего месяца, а снимут второго числа следующего месца. А за досрочное снятие стоимость шустриков будет уменьшаться в обычном порядке, на один процент в месяц. Вот примерно так. Что касается второго вопроса, то думаю, надо обсудить такой вариант. Все, кто хочет обменять свои шустрики на рубли, должен написать заявление в бухгалтерию и перечислить сумму в шустриках, заявленную на обмен, со своего кошелька на специальный счёт в РЦ. На основании этого заявления и перечисленной суммы бухгалтерия даст заявку на получение рублей, и рубли будут выданы в кассе своего предприятия. Срок на эту операцию должен быть определенным, но не большим. Здесь уже надо подумать, как это сделать, бухгалтерам и экономистам. И эта процедура должна быть обязательно расписана в методике взаиморасчётов. Должны быть определены сроки, сумма и процедура обмена. Чтобы все понимали, что за пять минут шустрики на рубли не поменять. И хорошо, что мы сейчас об этом заговорили. Надо писать методику использования шустриков для взаиморасчётов. И писать её совместно инженерам, бухгалтерам, экономистам. И должна быть сокращённая версия этой методики, своеобразная памятка, с образцами — формами необходимых документов. Вот тебе, Света, мы эту работу и поручим, и не потому, что ты задаёшь вопросы, а потому, что, судя по твоим вопросам, ты уже поняла, что собой представляют шустрики, и напишешь это с пониманием сути дела. Это самое главное. А всех остальных мы обяжем тебе помогать и оказывать всяческое содействие. Ещё вопросы есть? Нет. Цели поставлены, задачи определены, за работу товарищи.

Вся работа заняла у нас шесть недель, по шестнадцать часов в день без выходных. Но через шесть недель у нас был изготовлен опытный комплект всех устройств, они стояли на столах и работали. Ещё четыре недели ушло на отработку их взаимодействия друг с другом, отладку программного обеспечения и обучению персонала работе с этими устройствами. После этого мы были готовы продемонстрировать работу всего комплекса в тестовом режиме комиссии, состоящей из главных специалистов фирмы "Сборщик" и Демченко.

Надо признать, что демонстрация прошла успешно. Опытные образцы были расположены в разных местах по всей территории, обмен данными между ними был устойчивым, для проверки задавались самые разные режимы, вплоть до эмиссии сотен миллионов шустриков, но всё работало стабильно, выдавались все необходимые документы, отчеты, квитанции, люди были достаточно подготовлены и хорошо выполняли все работы. Комиссия результаты работы приняла, было решено изготовить три комплекса ДИРАК и шестьдесят кошельков для проведения реальной отработки взаиморасчётов. Работы решили начать с взаиморасчётов двух фирм, "Электронщик" и "Сборщик", а также с добровольцами, готовыми поучаствовать в эксперименте из фирмы "Сборщик". А Демченко настойчиво намекнул мне о том, что он меня ждёт для продолжения разговора.

Я не стал долго тянуть с этим разговором, созвонился с Демченко и договорился о встрече сегодня после окончания рабочего дня.

Как это уже стало привычным, Демченко расположился напротив меня, мы закурили, и он задал мне свой первый вопрос:

— Владислав Николаевич, ты подумал над моим вопросом?

— Конечно, Николай Анатольевич.

— И что ты мне можешь сказать?

— Наверное, это самый лучший вариант использования шустриков. Региональная валюта. В этом случае все достоинства свободных денег сочетаются с массовостью их применения. Первоначально свободные деньги, которыми, по сути, и являются шустрики, задумывались как региональная валюта. Вот только на таком уровне вопрос выходит за рамки моей компетенции, здесь нужен кто-то поумнее меня, кто хорошо разбирается в банковском деле и финансах.

— Я тебе уже говорил, не прибедняйся. Давай свои соображения.

— Хорошо, но я предупреждал. На мой взгляд, здесь нужен банк. Городской банк. Нормальный, обычный банк, с банковской лицензией. В нем должны иметь расчётный счет все юридические лица, пользующие шустриками. Именно банк будет запускать шустрики. И банк будет резервировать рубли на сумму выпущенных шустриков. Тогда каждый клиент банка может пользоваться шустриками, причём не он будет их эмитировать, а тот, кому это положено. Банк. И применять шустрики можно будет везде, все смогут ими пользоваться, и при необходимости обмен шустриков на рубли будет проводить банк. И ещё одна проблема решится. Проблема накопления и инвестирования. При том, как мы используем сейчас, вернее, планируем использовать шустрики, есть только один вариант — потратить на текущие расходы. Отложить шустрики на какие-то другие цели, на новое оборудование, на строительство и модернизацию производства, невозможно. А это уже неправильно. Производство должно развиваться. Значит, придётся отказываться от шустриков и переходить опять на рубли. И тут надо вернуться к проблеме денег, вернее, истории денег. Ростовщический процент. Когда-то это было запрещено религией, и этим занимались только иноверцы, евреи. Но потом на это все наплевали, забыли, и сейчас получить деньги без выплаты процента невозможно. Почти нигде. Есть только отдельные банки, которые работают без процента за кредит, да и то, только для своих земляков и вкладчиков. И есть исламские банки, так называемый исламский банкинг. Здесь тоже не используется процент за кредит, на основании того, что это запретил пророк. Но банки работают как обычные банки, оказывая весь спектр банковских услуг, принимают деньги от населения и обеспечивают сохранность денег и даже выплачивают доход на полученные деньги. Но не за счёт процента за кредит, а за счёт совместного участия клиента в инвестиционной деятельности банка. Если банк получает доход от инвестиционной деятельности, например, строительства дома, то и клиент получает доход, если банк получает убыток, то и клиент получает убыток. Это один из вариантов используемый в исламском банкинге. Подробнее пусть тебе расскажут специалисты. Во всяком случае, принципы исламского банкинга совпадают с одной из основных целей свободных денег Гезелля — исключить банковский процент за пользование деньгами, как якобы не соответствующий самой сути денег. И тут возникает сразу несколько вопросов. Один из самых основных — это обычные банки. Вводя шустрики, по сути своей свободные деньги, ты вторгаешься в область деятельности банков и лишаешь их одного из основных средств получения дохода — процента за кредит. И это им очень не понравится. И ещё. Если у исламских банков запрет на получение ростовщического процента обусловлен верой, словами пророка, то у нас такого нет. Для нас получение процента за пользование деньгами — нормальное явление. И тут нужен тот, кто будет руководствоваться морально-этическими принципами при работе с шустриками. Вернее, при работе банка с подобными деньгами основным становятся кроме требований банковского законодательства, знаний и умений банкира, требования морально этические. Потому, что по самой своей сути, свободные деньги выступают против ростовщического процента, а для банка этот процент один из основных инструментов получения дохода. Вот то, что я хотел рассказать про банк, вернее каким должен быть банк в моём понимании. А всё остальное при работе шустриков в городе будет, как при использовании обычных денег. Надо будет оснастить все заинтересованные организации и лица нужным оборудованием, причём желательно, как я это понимаю, чтобы люди получали свои электронные кошельки бесплатно. То есть придётся организовывать производство всего комплекса ДИРАК, и не в малом количестве. Таким образом, если шустрики внедрять в пределах города, на мой взгляд, это будет самый оптимальный вариант. При этом сохраняется всё для рублей, и заинтересованные в применении шустриков будут иметь те же возможности, все шустрики будут стекаться в один банк, он же по требованию клиентов поменяет шустрики на рубли и переведёт их на рублёвые счета по требованию клиента. Хотя, на мой взгляд, необходимо создать более льготные цены для шустриков. Например, цены в шустриках ненамного, но должны быть меньше. И перевод рублей в шустрики должен быть по заниженному курсу, например за один рубль давать девяносто девять копеек шустриков. А вот обратный перевод, из шустриков в рубли, должен быть один к одному. Такое льготное отношение в местной валюте будет стимулировать её использование. Да, забыл сказать, усечённый вариант исламского банкинга мы ввели в наши расчётные центры. Мы ввели сберегательные счета, клиент может поместить свои свободные шустрики на специальный счет в РЦ, и они не будут уменьшаться на один процент в месяц. Это пока чистая идея, надо будет посмотреть, как это себя поведёт, и что это даст. Потому что это идёт в разрез с самой идеей свободных денег. Но это должно повысить привлекательность шустриков. И я так понимаю, что если эта схема заработает в пределах города, то она может быть внедрена и в другом городе, используя наш опыт, пусть и под другим названием.

— Это не правильно, — перебил меня Демченко. Валюта хоть она и местная, везде должна называться одинаково. Предлагаю ввести название земский рубль, Тогда в любом месте он будет иметь одно и тоже название и подчиняться одним и тем же правилам. И всем всё сразу будет ясно. И расчёты между городами можно вести в местной валюте. Через одинаковые земские банки, которые работают то же по одним правилам.

— Да, это, наверное, самое правильное название, земский рубль. В самом названии отражается местный характер денег, ну и национальная валюта, рубль. Да, это лучший вариант. И применять его можно везде, в любом населённом пункте. Вот только я тебе здесь мало чем смогу помочь, здесь уже задействованы будут другие силы, и я не знаю, чем смогу помочь.

— Не переживай, найдется, чем заняться. Главное — чтобы человек был хороший. Это не шутка. Если начинать войну с баблом, то надо собирать все силы.

— А ты знаешь, где и кого собирать?

— Их и искать не надо. Сами придут. На вопрос, что лучше, быть первым парнем на деревне или дворником в Москве, есть два ответа. Кто-то хочет быть дворником в Москве, но многие хотят быть первым парнем на деревне. А как только будет такой результат, что мы ожидаем, они нас сами найдут. Как говорится, ничего не просите, сами придут и дадут.

— Значит, ты ввязываешься в большую авантюру?

— Не я ввязываюсь, а мы. Или ты против этого? Или тебя устраивает то, что сейчас творится? Когда какие-то пиндосы, потомки бандитов, каторжников и отбросов со всего мира начинают учить нас всех? Им повезло, что они отсиделись за морями, когда наши предки умирали за свою страну, а теперь эти дяди Томы из хижины пытаются нас учить, как жить, хотя вся их наука сводится к одному, отбери у любого его кусок и сожри его сам. Если мы сможем запустить проект "земский рубль", или как я его назвал, зебрик, то мы получим инструмент влияния на все, что угодно. И на наше правительство, и на других. Потому, что зебрик позволяет организовывать и управлять силой на местах. А это можно подавить только силой. А в текущих условиях гражданская война не самый лучший выход. И здесь, чтобы избежать этого, и сохранить свои кресла и доходы, верховная власть будет договариваться. И, если она получит поддержку от земства, или, как сейчас говорят, на местах, то это уже совсем другой расклад. Вот поэтому я говорю, что мы. Ты согласен со мной?

— Я согласен и полностью разделяю твои чувства. И буду участвовать в этом проекте. И что мы будем делать?

— А ничего нового. Запускай свой проект, доводи его до ума, пусть работает, как должен. После этого проверим проект на большем числе участников, а потом запустим информацию о полученных результатах по городу. И будем ждать. Сами придут. Только доводить технику надо с учётом того, чтобы она могла работать в любых местах по городу. Вот этим пока и занимайся.


Глава 7

01.08.2000

Изготовление опытных образцов заняло у нас шесть недель, сделано четыре комплекта РЦ, два комплекта КЦС, один ФРЦ и двадцать кошельков. ФРЦ и один РЦ были установлены в фирме "Сборщик", один РЦ у нас, один в магазине и один в столовой. Таким образом, мы связали между собой две фирмы, магазин и столовую. ФРЦ запускал в обращение зебрики и отслеживал их общее движение. Надо признать, что новые названия земский рубль и зебрик были приняты сразу. РЦ отслеживал движение зебриков внутри фирмы и между фирмами, производил начисления в кошельки, передавал сводные данные в ГРЦ. КЦС принимали платежи с кошельков, и передавали сведения на РЦ магазина или столовой. Для проверки всего механизма в реальном режиме мы задействовали пока две свои фирмы и добровольцев. Наши работники были все, от фирмы "Сборщик" тоже добровольцы, но также приняли участие все главные специалисты и Демченко, мол, они сами должны всё увидеть и почувствовать. Ну и флаг вам в руки, барабан на шею.

Конечно, всё было пока очень примитивно, но работало. Нашей задачей было получить максимальное количество замечаний, отработать протокол обмена между всеми устройствами и сделать этот протокол защищённым от взлома, исключить хищение. Ну, и конечно, сделать удобным управление и интерфейс. Пока всё очень примитивно. Короче, работы было не меряно. И всё это надо было сделать за два-три месяца, пока идёт опытная эксплуатация и подготовиться к изготовлению новой партии.

Надо сказать, что добровольцы были подобраны хорошо, из разных служб и цехов. И скоро по всему колхозу пошли разговоры о зебриках, хорошо это, или плохо. Те, кто пользовался слухами, кричали, что это плохо, это ущемление прав и сплошной обман. Как-то в курилке я невольно стал свидетелем вот такого разговора:

— Витёк, ты этими зебриками пользуешься?

— Ну, пользуюсь.

— А не боишься, что тебя обманут? Что это ещё за деньги?

— А какая мне разница, как они называются. Я отработал свою смену, пошёл домой. По пути зашёл в заводской магазин, купил всё, что жена заказывала, мясо, молоко, хлеб, себе пива взял. Пришёл домой, все довольные, жена сготовила ужин, дети накормлены, сам сытый, пиво пью. В чём проблемы? Как эти бумажки называются, мне всё равно. Доллары, фунты, рубли, зебрики, без разницы. Я сумел накормить свою семью, подкинул продукты родителям, им зарплату, как всем, задерживают. Сижу, смотрю телевизор и пью пиво. А раньше что? Денег нет, бежишь куда-то искать ещё работу, чтобы накормить детей. По мне, так все ваши крики только от желания покричать. Обман, обман, какой обман? То, что я заработал, то и получил. Шубу жене не купил, но пока и не заработал. Анатольевич обещал, что этими зебриками постоянно можно будет платить зарплату. А в магазине и шубы есть. Я ещё посмотрел на цены, на зебрики получается дешевле, чем на рубли. Так что нет тут никакого обмана. И можно жить на эти зебрики.

В заводской газете была опубликовано интервью Демченко корреспонденту с ответами на то, что же происходит. Это ещё больше подогрело интерес к новым деньгам. Особенно когда корреспондент собрал мнения и отзывы тех, кто пользовался этими деньгами. Отзывы были все примерно в том же духе, что и услышанный мною разговор.

Надо признать, что рекламную компанию Демченко проводил мастерски. Интерес к земским рублям подогревался заметками в газете, самыми разными интервью, слухами и разговорами по всем фирмам. И тем, что он сам пользовался этими деньгами и отоваривался в заводском магазине, тем, что цены были дешевле, чем в рублях. И уже начали расползаться слухи по городу, мол, там, у них нет задержек по зарплате, все получают деньги и на эти можно купить всё, что тебе нужно.

Вот в такой обстановке мы подводили итоги этого этапа работ. Отношение к проекту изменилось кардинально, все, кто пользовался земскими рублями, не могли не отметить удобство расчётов, не надо искать мелочь, не надо сдачи, расчёт производится сразу и абсолютно точно. Все отмечали положительное отношение к "землякам", кстати, это появилось ещё одно название земских рублей. И все настраивались на расширение использования земляков и требовали подключения к проекту новых участников. Всё, что происходило, пока не выходило за рамки ожиданий и укладывалось в просчитанные варианты. Правда, пока и не было какого-то широкого применения, отрабатывалась методика учета и контроля земских рублей. От меня требовали новых комплектов оборудования и оснащения им как минимум ещё двух фирм, готовых принять участие в эксперименте. Их даже не пришлось искать и уговаривать, сами пришли.

Однако, всё было не так просто. По результатам работы этих двух месяцев мы получили много вопросов и замечаний и сейчас занимались их устранением. Так что, ждать новые комплекты оборудования можно было не раньше, чем через два месяца. Так я об этом и заявил. На меня, конечно, набросились все сразу, мол, так нельзя, надо всё сразу и вчера, и почему ты ещё здесь, а не там, но результат от этого не изменился. Два месяца. Единственный вариант, который я мог предложить всему этому хуралу, это перенести существующий комплекс от меня на какую-то другую фирму, и отобрать у каждого из участников проекта несколько кошельков. Мы сами сможем работать на первом макетном образце. Но в этом случае нам придётся вернуться к расчётам в рублях. Ещё немного покричали, покричали, и оставили всё, как есть, сделав мне последнее, тысяча первое китайское предупреждение, что как только, так сразу. И приняли решение запускать сразу пять комплектов оборудования и сто пятьдесят кошельков. Это сразу. И ещё сто пятьдесят кошельков через месяц.

Нельзя сказать, что такое решение как-то смогло повлиять на нашу работу. Больше времени отдавать работе мы уже не могли. Есть предел сил и возможностей, который уже был преодолён. Долго так продолжаться, конечно, не могло, но нам казалось, что осталось уже немного до окончания, нет, не работы, а подготовки производства, и после того, как всё будет запущено в серийное производство, будет легче. А мы надеялись, что это уже близко. Наивные.


Глава 8

01.10.2000

Ну, во всяком случае, мы даже успели раньше срока. Наши заказы, узнав, что это для земляков, пропускали вне очереди и максимально быстро. На этой волне энтузиазма мы с изготовлением железа уложились в пять недель. Ещё неделя ушла на проверку, отладку всего оборудования, и после этого началась установка комплексов по новым фирмам. И ещё через две недели к проекту подключились фирма "Плата" и фирма "Механик", две самые крупные после "Сборщика" фирмы в нашем колхозе. И общее число пользователей земляками достигло двухсот человек. Нельзя сказать, что всё сразу резко стало лучше. Но, во всяком случае, улучшения были заметны. Если раньше, проходя по территории цехов, были видны полутёмные, пустые помещения, люди в административном отпуске, продукция не оплачена, материалов нет, то сейчас, всего через месяц работы с новыми деньгами, земляками, невооружённым взглядом были видны улучшения. Оживали полутёмные цеха, появились на рабочих местах люди, больной начинал выходить из комы. Повторюсь, до окончательного выздоровления было ещё далеко, но происходящее уже вселяло оптимизм и надежду.

Через два месяца работы с земляками на трёх фирмах было созвано совещание по подведению итогов эксперимента. Приглашены были главные специалисты фирмы "Сборщик", руководители и главные специалисты фирмы "Плата" и "Механик", пригласили даже корреспондента заводской газеты. Совещание открыл Демченко

— Давайте послушаем начальника ФРЦ Светлану Шелкову.

— Вон как люди растут, подумал я.

— Ежемесячный оборот земляков за эти два месяца составил десять миллионов рублей, — начала Светлана. Если посмотреть на структуру денежного потока, то основные статьи расходов будут, как мы и предполагали, — зарплата, налоги, сырьё и материалы. Дальше, примерно в одинаковой пропорции, — арендная плата, платежи по взаимным заказам между фирмами, и, как ни странно, появились сбережения. Часть денег резервируется на сберегательных счетах. Хотя, при существующем выборе тратить деньги некуда. Увеличить денежный поток мы можем в любой момент, как и уменьшить. До шестидесяти процентов денег сидит на наших счетах. Фирмы сразу, как только получают эти деньги, расплачиваются за всё, что только можно, Скорость оборота земляков я подсчитать не могу, так как деньги практически в течение недели возвращаются на наши счета. Или через платежи налогов, или через заказ материалов, или через магазин. И ждут своей очереди для очередного платежа. Пока у меня возникает только один вопрос — это залог, обеспечение. Пока мы гарантированно резервируем для каждого земляка обычный рубль, но в последнее время вроде бы как-то неопределённо всё становится. Задержки появляются. Кстати, нас уже проверили на обмен земляков на рубли, причём это видимо, была заранее спланированная акция. Собралось где-то сто человек, и потребовали обменять свои земские рубли на обычные. Общая сумма была где-то около пятисот тысяч. В соответствии с утверждённой процедурой деньги поменяли в течение двух дней. Больше таких попыток не было. Так что могу сказать, что всё происходящее мы уже видели на математической модели. Надо расширять рамки эксперимента, вернее, надо прекращать эксперимент и работать по этой схеме.

— Так, что у нас получается с задолженностями? Кто мне сможет ответить? — задал вопрос Демченко

— Я отвечу, поднялся главный бухгалтер. Задолженности между фирмами, принимающими участие в эксперименте, нет.

— На фирмах задолженности по зарплате нет, — добавили с места приглашённые.

— Что у нас с производством? — прозвучал следующий вопрос.

— Производство работает, все потребности в материалах закрыты, плановые задания будут выполнены в срок.

— На фирмах производство работает в соответствии с планом, и в сроки укладываемся, — опять ответили с места.

— Так что, тема сегодняшнего совещания исчерпана? Ни у кого нет вопросов, всё хорошо. Может, действительно, как Шелкова говорит, пора прекращать экспериментировать и надо начинать работу? Что у нас с магазином, как мы будет обеспечивать людям зарплату?

— Объём торговли магазина вырос на сто процентов, — начал экономист. Основные объёмы в продуктовых отделах, промышленные товары дают меньше, но, возможно, просто там меньше выбор. Сейчас внедряем дополнительную услугу — стол заказов, особенно это касается промышленных товаров, расширяем торговые площади и готовимся сделать магазин открытым, доступ в торговый зал будет не только с территории завода, но и с улицы.

— Шелкова, Света, как у нас с обеспечением рублями торговли?

— Сегодня мы полностью обеспечиваем оплату заказов торговли.

— Хорошо, прошу считать это одной из приоритетных целей при рассмотрении статей расхода рублей. И прошу вас проработать возможность расширения платежей через ФРЦ. Может быть, можно будет оплачивать с нашего счёта квартплату, покупки в других магазинах. Или найти другую форму расчёта за людей. Люди должны иметь как можно больше возможностей по использованию своих рублей.

— Бухгалтерия? С учётом разобрались? Как и что учитывать? На какой счёт что относить и куда что проводить?

— Да. Разобрались. Прошедшие месяцы показали, что так, как мы работаем, можно, но лучше организовать по-другому.

— Ну, так и организуйте. И если считаете нужным, пригласите для консультации независимых аудиторов. По нам будут судить и других. В первую очередь будут трясти фирмы. Поэтому здесь всё должно быть чисто. Кстати, почему молчат юристы? В своё время, как я помню, поднимался вопрос о создании концерна или финансово промышленной группы. Что сейчас? Не пора ли приступать к этому. Если мы повсеместно будем внедрять систему расчёта земляками, нам, наверное, как-то придётся этот процесс ускорять. Я думаю, вам совместно с бухгалтерами надо связаться с независимыми аудиторами и определиться с организационно — правовой формой реализации этого проекта. Сроки? А мы сейчас узнаем

— Владислав Николаевич, когда и сколько оборудования сможешь дать для установки на фирмы?

— Это к вам вопрос, Николай Анатольевич. Я вчера передал вашему отделу подготовки производства необходимую для выпуска документацию. За мной только программирование готовых изделий и авторский надзор.

— Ох, и хитрован, опять от ответа ушёл.

— У меня были хорошие учителя, и я хорошо учился.

— Ну, если вопросов больше нет, то всё остальное в рабочем порядке. Все свободны. Итоговое решение такое — берём курс на всеобщее внедрение в расчётах земских рублей. Прошу всех присутствующих озаботиться этим и через два дня собраться для выработки конкретных мероприятий о порядке и сроках внедрения. Прошу учесть всё, здесь не должно быть ошибок. Я сегодня не услышал от вас о влиянии земляков на цены, на кредит и на стабильность цен, на процесс ценообразования. Прошу подготовить ответы на эти вопросы.

Вечером мне позвонил Демченко и попросил зайти после окончания рабочего дня. Как уже стало привычным, мы расположились друг напротив друга, с чашкой чая и сигаретой.

— Ну, что, Влад, кажется, твой проект заработал?

— Наш, Анатольевич, наш. И пока не заработал. Мы с тобой только — только столкнулись с баблом, это только намёк на борьбу, вся война впереди, будут ещё и схватки и битвы, и дай нам бог удачи


38


Оглавление

  • Скворцов Владимир Николаевич Война с баблом
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  • X